-----------------------------------------------------------------------
   Alfred Bester. The Push of a Finger (1942). Пер. - М.Загот.
   "Миры Альфреда Бестера", т.4. "Полярис", 1995.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 26 March 2001
   -----------------------------------------------------------------------



   Думаю, уже давно пора собрать все  эти  истории  в  кучу  и  сжечь.  Вы
знаете, о чем я: X - сумасшедший ученый, стремится поставить мир с ног  на
голову; Y - безжалостный диктатор, стремится подчинить себе весь мир; Z  -
пришельцы с другой планеты, стремятся наш мир уничтожить.
   Я расскажу вам другую историю. Целый мир стремился подчинить себе  волю
одного  человека  -  планета  людей  охотилась   на   одного-единственного
человека, чтобы изменить его жизнь, да-да, а если надо, и уничтожить  его.
Схема вроде бы старая - один человек против всего мира, -  только  стороны
поменялись местами.
   Есть в Манхэттене одно местечко, его мало кто знает. В том смысле,  что
насчет  ядра  атома  в  свое  время  тоже  мало  знали,  пока  ученые   не
разобрались, что к чему. Так вот, это местечко - такое же ядро, но его  не
открыли и по  сей  день.  Это  стержень,  вокруг  которого  крутится  наша
Вселенная. Все мировые потрясения  рождаются  здесь.  И  как  ни  странно,
рождаются они знаете для чего? Чтобы  предотвратить  уж  вовсе  немыслимые
страсти.
   Не задавайте никаких вопросов. По ходу во всем разберетесь.
   Рядовому обывателю об этом ядре ничего не известно. По простой  причине
- узнай он о нем, он бы в момент  спятил!  Наши  чиновники  следят,  чтобы
никто о ядре, не дай бог, не пронюхал, тут  они,  я  думаю,  правы.  Хотя,
конечно, от общественности ничего скрывать нельзя, и, если  факт  сокрытия
раскопают, поднимется скандал на весь мир.
   Это обычное здание, десятиэтажный  белый  прямоугольник,  смахивает  на
бывшую больницу. К девяти утра сюда съезжаются  десятка  два-три  обычного
вида служащих, в конце дня некоторые из них едут по домам.  Некоторые,  но
не все. Кое-кто остается работать сверхурочно, до самого  рассвета,  а  то
прихватывает и еще пару денечков. Окна  тщательно  задрапированы  -  вдруг
какой-нибудь  сознательный  гражданин  увидит  вечером  свет  и   помчится
докладывать  Контролеру,  что  кто-то,  дескать,  трудится  сверхурочно  и
подрывает устои Стабильности? Впрочем, у этих парней есть разрешение.
   Да, работенка у них важная  -  важнее  некуда,  Подумать  только  -  им
разрешено нарушать  самый  главный,  незыблемый  закон.  Они  имеют  право
работать сверхурочно. Да эти парни, если разобраться,  могут  делать  все,
что  вздумается,  и  никакая  Стабильность  им  не  помеха,   потому   что
поддерживать  Стабильность  -  это  и  есть  их  работа.  Как   это   так,
спрашиваете? Не торопитесь.
   Времени у нас много - все своим чередом. Здание это называется  "Прог",
и здесь регулярно пасутся газетчики - так же как пару сотен лет назад  они
толклись возле судов или полицейских участков. К трем часам каждая  газета
подсылает  сюда  своего  представителя.  Газетчики  поболтаются   немного,
почешут языки, потом выходит какой-нибудь крупный босс и дает  интервью  -
насчет политики, экономики, что  творится  в  мире,  чего  можно  ждать  в
ближайшем будущем. Обычно на таких конференциях стоит скука  смертная,  но
время от времени выплывает что-то действительно стоящее, например, там  мы
узнали, что решено высушить Средиземное море. Тогда...
   Что? Никогда об этом не слышали? Эй, ребята, это  что  за  чудо  такое?
Шутник вы, право! Всю  жизнь  просидели  на  Луне?  И  никогда  не  видали
Землю-матушку?  И  не  слыхали  толком,  что  на  ней  делается?  Здорово!
Настоящий космический провинциал! Раз так, приятель,  не  серчай,  приношу
извинения. Я-то думал, такие, как ты, вывелись еще до моего рождения.  Ну,
ладно, если чего не ясно, сразу спрашивай и не стесняйся - сердце  у  меня
доброе.


   Короче, в три часа я всегда торчал в "Проге", а в тот день, помню, меня
принесло чуть пораньше. Из "Триба"  должен  был  явиться  новый  газетчик,
какой-то Хейли Хоган, я о  нем  ничего  не  слышал.  Ну,  и  хотел  с  ним
покалякать, выяснить, чем он дышит. Для отшельника с  Луны  объясняю,  что
все городские газеты  обязаны  выступать  с  разными  мнениями  и  точками
зрения. Повторов и совпадений быть не должно.
   Для вас это новость? Странно. Да нет, какие шутки? Все так и есть.  Для
чего нужна Стабильность? Охранять цивилизацию.  В  мире  все  должно  быть
стабильно.  Но  ведь  Стабильность  не  есть  неподвижность,  застой.  Она
достигается за счет взаимодействия различных сил,  которые  уравновешивают
друг друга. Газеты  призваны  уравновешивать  силы  общественного  мнения,
стало быть, точек зрения должно быть  как  можно  больше.  Мы,  газетчики,
прежде чем  давать  материал,  всегда  устраиваем  летучку,  чтобы  каждый
выступал с разным мнением. Ну, это вам ясно: один  напишет,  что  то-то  и
то-то - жуть в полосочку, другой - что конфетка, а третий - что ни рыба ни
мясо,  и  так  далее.  Я  тогда  работал  в  "Таймсе",  и  нашим  основным
конкурентом и оппозицией был "Триб".
   Газетчикам в "Проге" отвели  комнату  рядом  с  кабинетами  начальства,
около вестибюля. Это большущая  комната,  низкий  потолок  и  стены  обиты
планками  из  синтетического  дерева.  В  центре  стоял  круглый  стол  со
стульями, но мы всегда убирали их к стене и подтаскивали к столу  глубокие
кожаные кресла. Забирались в них, а ноги клали на стол,  так  что  на  нем
против каждого кресла выточились бороздки. Наш неписаный  закон  гласил  -
пока все бороздки не заняты, никакой журналисткой болтовни.
   Так вот, пришел я и поразился - почти все уже в сборе. Скользнул в свое
кресло, ноги на стол и осматриваюсь. Все подметки  на  месте,  кроме  пары
напротив меня. Раз такое дело, я откинулся  на  спинку  кресла  и  прикрыл
глаза. Не было как раз моей оппозиции, парня из "Триба": чего  же  я  буду
сотрясать воздух, если некому возразить в ответ?
   - Как делишки, Кармайкл?
   Я пробурчал что-то невнятное.
   А "Пост" не унимается:
   - Не спи, детка, не спи, проспишь сенсацию.
   - Заглохни, - перебил его "Леджер", - правил, что ли, не знаешь? - И он
указал на незанятую бороздку.
   - Точно, - говорю, - закон джунглей.
   Тут вступил "Рекорд", оппозиция "Леджера":
   - Старина Боббус слинял. Не выдержал нашего общества.
   - Как так?
   - Подписал контракт с  фирмой  "Стерео".  Будет  кропать  сценарии  для
комедий.
   Да, думаю, снова мне бороться. Есть у нас такой ритуал: когда возникает
новая пара газетчиков-"оппозиционеров", они должны провести  символическую
борцовскую  схватку.  Но  одной  схваткой  дело   обычно   не   обходится,
завязывается общая потасовка, и все счастливы до небес. А вслух говорю:
   - Наверное, этот Хоган - салага, еще пороха не нюхал. Но  я  на  всякий
случай потренируюсь. Кто-нибудь его видел? Крепкий малый?
   Все отрицательно затрясли головами - никто не видел.
   - Ладно, раз так, потреплемся без него.
   - Ваш корреспондент,  -  начал  "Пост",  -  считает,  что  дело  пахнет
керосином. Сюда, - и он ткнул  большим  пальцем  в  сторону  кабинетов,  -
сбежались все городские тузы.
   Мы все посмотрели на дверь, а  я  по  привычке  попытался  вышибить  ее
взглядом. Представляете, мы приходили в "Прог" каждый божий день, но что в
этом здании делается, понятия не имели.  Да,  не  удивляйтесь.  Мы  просто
приходили, садились, выслушивали, что  нам  наплетут  боссы,  и  убирались
восвояси. Как какие-то бедные родственники. Нас всех это задевало, но меня
в особенности.
   Я  даже  во  сне  пытался  разгадать  тайну  "Прога".  Как-то  раз  мне
приснилось, что там живет чудо-человек, но дышит  он  почему-то  хлором  и
обитает в огромных баках. В другой раз привиделось еще хлеще - там  держат
мумии всех  великих  покойников,  и  каждый  день,  ровно  в  полдень,  их
реанимируют и задают вопросы. А однажды пригрезилась корова,  которая  вся
состояла из мозгов, и ее научили мекать  специальным  шифром.  Иногда  мне
казалось, что я лопну от огорчения, если не проникну внутрь "Прога".
   - Думаешь, они снова  собрались  залить  воду  в  Средиземное  море?  -
спросил я.
   "Леджер" расхохотался, потом сказал:
   - Ходят слухи, что они хотят поменять местами  полюса.  Северный  будет
южным, а южный - северным.
   - Неужто пойдут на такое? - изумился "Рекорд".
   - А что? - "Леджер" пожал плечами. - По мне, так за ради бога -  вдруг,
глядишь, в бридж начнет везти.
   - Будет вам сплетни мусолить! - вмешался я. - Сейчас послушаем, что они
нам напоют.
   - Между прочим, - заговорил "Джорнал", - здесь  вся  шатия.  Контролер,
Вице-Контролер и Зам Вице-Контролера. Но это  еще  не  все  -  прибыл  сам
Главный Стабилиссимус!
   - Врешь!
   Он кивнул, остальные тоже утвердительно закивали головами.
   - Все точно. ГС собственной персоной. Прилетел на пневматической ракете
из Вашингтона.
   - Батюшки светы! - воскликнул я. - Ставлю один к двум, что  теперь  они
решили подкопаться под Атлантический океан!
   "Рекорд" покачал головой:
   - Какой там подкоп! По виду ГСа, тут дело серьезнее.
   В эту минуту дверь  кабинета  распахнулась,  и  оттуда,  меча  громы  и
молнии, вывалился ГС. Я не преувеличиваю. Старина Гротинг здорово смахивал
на Моисея - борода и все такое, - и, когда он хмурился, так и жди, что  из
глаз у него посыплются молнии. Сейчас он хмурился. Он пронесся мимо стола,
за долю секунды испепелил нас своими голубыми кварцевыми глазами - мы враз
скинули ноги на пол. Не успели прийти в  себя,  как  его  уже  не  было  в
комнате - только со свитом рассекла воздух его репсовая туника.
   За ним  гусиным  косяком  появились  Контролер,  Вице-Контролер  и  Зам
Вице-Контролера. Лица у них тоже были хмурые, и они тоже спешили, будто на
пожар. Мы вскочили с мест и поймали Зама Вице-Контролера у самого  выхода.
Это был толстенький коротышка, и озабоченность никак  не  вязалась  с  его
пухлым лицом. Оно слегка перекосилось.
   - Только не сейчас, джентльмены, - сказал он.
   - Минуточку, мистер Клэнг, - начал  я.  -  По-моему,  вы  поступаете  с
прессой несправедливо.
   -  Знаю,  -  согласился  Зам,  -  и  прошу  меня  извинить,  но  сейчас
действительно нет времени.
   - Что ж,  -  произнес  я,  -  придется  сообщить  пятнадцати  миллионам
читателей, что время в наши дни стало слишком дорогим...
   Он с ненавистью взглянул на меня, только я и сам насупился - должен  же
я выудить из него этот проклятый материл!
   - Не  будьте  так  безжалостны.  Если  что-то  поколебало  Стабильность
Главного Стабилиссимуса, вы должны раскрыть нам глаза!
   Тут он забеспокоился, как я и  ожидал.  Пятнадцать  миллионов  будут  в
легкой панике, если прочтут, что ГС метался, как тигр в клетке.
   - Слушайте, - наседал на него я. - В чем  все-таки  дело?  Что  вы  там
такое обсуждали?
   - Хорошо, - сказал он. - Идемте  все  в  мой  кабинет.  Там  подготовим
выпуск для прессы.
   Но я не пошел вместе со всеми. Терзая Клэнга, я заметил:  они  вылетели
из кабинета столь стремительно, что забыли запереть  за  собой  дверь.  На
моей памяти такое случалось впервые, и  я  понял  -  сейчас  или  никогда.
Потому я и нажал на Зама, чтобы дал сводку для прессы. А  я  тем  временем
прорвусь внутрь "Прога" - все играло  мне  на  руку.  Во-первых,  открытая
дверь, во-вторых, не было моей оппозиции из "Триба".
   При чем здесь оппозиция? Как же вы не понимаете?  Оппозиционные  газеты
всегда работают на пару. "Леджер" уходит писать с "Рекордом", "Джорнал"  -
с "Ньюсом" и так далее. Значит, я был свободен, никто меня не хватится, не
заметит, что я смылся. Я немножко потолкался вместе  со  всеми,  пока  они
тянулись за Замом, всех пропустил и остался в комнате последним. Я  сделал
вид, что зацепился за порог, подождал секунду - и  стрелой  к  приоткрытой
двери кабинета. Захлопнул ее за собой, перевел дыхание и пробормотал: "Ну,
чудо-человек, держись!"


   Я стоял в небольшом зале, на стенах из синтетического материала  висели
светящиеся картины. Зал  был  без  дверей  и  кончался  у  подножия  белой
лестницы. Я мог идти только вперед. Дверь за моей спиной была заперта, и я
чувствовал себя в относительной безопасности - но только в  относительной,
друзья мои, не более. Рано или поздно кто-то  спросит  меня,  как  я  сюда
попал.
   Ступеньки поражали красотой - белые,  ровненькие,  они  поднимались  по
кривой, слегка на конус. Я перебирал пальцами по гладким каменным  перилам
и не спеша двигался наверх, ожидая, что сейчас на меня бросится кобра  или
какой-нибудь робот-охранник. Поджилки тряслись от страха.
   Я ступил  на  квадратную  лестничную  площадку  и  тут  только  обратил
внимание на вибрацию. Сначала-то подумал, что это сердце выколачивает  под
ребрами, бывает так,  бам-бам-бам,  дыхание  перехватит,  а  под  желудком
растекается холод. Потом смотрю, нет, пульсация исходит из самого  здания.
Я взбежал по оставшимся ступенькам и очутился перед раздвижной дверью. Ну,
думаю, на самый худой конец из меня сделают чучело и положат под стекло  -
взялся за ручку и толкнул дверь.
   И здесь, братишки, находилось оно самое - ядро,  о  котором  я  говорил
вначале. Ничего подобного я в жизни не  видел,  а  повидать  мне  довелось
немало. Попробую вам его описать.  Шириной  эта  комната  во  все  здание,
высотой - не меньше двух этажей. Я будто очутился внутри  огромных  часов.
Буквально все пространство заполняли какие-то кулачки  и  шестеренки,  они
вращались и при этом сияли, будто  капля  воды  перед  падением.  Все  эти
тысячи колесиков вертелись в гнездах из драгоценного камня - как в  часах,
только масштаб другой, - а красные, желтые, зеленые и голубые  точки  ярко
искрились, точь-в-точь как на картинах одного давно  отдавшего  богу  душу
француза. По фамилии Сера.
   Стены были испещрены расчетными интеграфами - я даже различил суммарные
кривые, выстроенные на фотоэлектрических пластинах. Датчики для интеграфов
находились на уровне глаз  и  перемещались  по  всей  окружности  комнаты,
словно цепь из белых циферблатов. Это все,  что  я  мог  более  или  менее
различить. Остальное было жутко сложным.
   А из самого центра комнаты - бам-бам-бам, которое я поначалу принял  за
стук своего сердца. Между двумя вертикальными осями, снизу и  сверху,  был
закреплен  кристаллический  восьмигранник,  Он  медленно,   с   небольшими
рывками, двигался, а вибрация исходила от вращающих его двигателей. Сверху
восьмигранник освещался прожекторами. Лучи света  отражались  от  медленно
поворачивающихся граней и плясали по всей комнате. Вот это,  братва,  было
зрелище!


   Не успел я сделать два шага, откуда ни возьмись какой-то старый хрен  в
белом халате - увидел меня, кивнул  и  потопал  назад.  Но  через  секунду
обернулся - и снова ко мне, на этот раз очень медленно.
   - Я не совсем... - начало было он, но тут же с сомнением осекся. Взгляд
у него был потухший, отсутствующий, словно он всю жизнь пытался вспомнить,
зачем живет на белом свете.
   - Я Кармайкл, - объявил я.
   - Ах, да! - Лицо его чуть просветлело, но в тот же  миг  на  нем  снова
появилось сомнение.
   Тут я показал, что я - парень не промах.
   - Я со Стабилиссимусом Гротингом.
   - Вы его секретарь?
   - Да.
   - Вы знаете, мистер Митчелл, - заговорил старикан, - хоть перспективы и
мрачные, мне кажется, светлые места тоже есть.  Ведь  скоро  наша  система
обработки данных позволит прогнозировать и ближайшее будущее... - И  он  с
надеждой посмотрел на меня - такой взгляд бывает у собаки, когда она, сидя
на задних лапах, ждет похвалы хозяина.
   - Неужели? - удивился я.
   - Все говорит за то.  Ведь  если  наш  метод  позволяет  заглядывать  в
абсолютное будущее, значит, со временем мы научимся давать точный  прогноз
хоть на завтра - потребуется лишь небольшая модификация.
   - Пожалуй, вы правы, - согласился я, а сам думаю: что он  такое  несет?
Испуг прошел, и я ощутил легкое разочарование. Я ведь  думал,  что  сейчас
увижу чудо-человека, который выдает нашим боссам все тайны  бытия,  а  тут
нате вам - часовой механизм.
   Старикан довольно заулыбался.
   - Вы так считаете? - робко спросил он.
   - Именно так.
   - Может, вам будет нетрудно сказать об  этом  мистеру  Гротингу.  Вдруг
ваша подсказка подействует...
   Тут я снова показал себя молодцом.
   - Сказать по правде, сэр, - говорю, - Главный Стабилиссимус послал меня
к вам для небольшой беседы. Я у  него  работаю  недавно  и,  к  несчастью,
задержался в Вашингтоне.
   -  Ах,  извините,  пожалуйста,  -  забормотал  он.  -  Проходите  сюда,
мистер... мистер...
   И он повел меня через лабиринт из движущихся деталей к пульту в  другом
конце комнаты. Там стояло полдюжины кресел, в одно он уселся  сам,  другое
предложил  мне.  На  плоской  поверхности  пульта   гнездилось   множество
переключателей и кнопок. Он нажал какой-то тумблер, и  освещение  погасло.
Нажал  еще  один  -  и  бам-бам-бам  участилось  до  монотонного  гудения.
Восьмигранник  завертелся  так  быстро,   что   под   светом   прожекторов
превратился в туманную дымку.
   - Вы, наверное, знаете,  -  самодовольно  начал  просвещать  меня  этот
старый хрен, - что сейчас мы впервые смогли  применить  наш  аналитический
метод к абсолютному будущему. Спасибо  Уиггонсу,  что  разработал  систему
самопроверки данных, без нее мы бы еще корпели и корпели.
   - Молодец ваш Уиггонс, - говорю, а сам ну  хоть  бы  что-нибудь  понял.
Такое состояние бывает, когда только что проснулся и не можешь  вспомнить,
что видел во сне. Это знакомо каждому - нужная мысль бродит где-то  совсем
рядом, а ухватить ее не можешь. Вот и у меня тогда роились в голове  сотни
разных ассоциаций, звонили тысячи колокольчиков - а состыковать ничего  не
удавалось. Но я чувствовал - рыбина тут большая.
   По  кристаллу  начали  метаться   тени.   Появились   несфокусированные
изображения, вспышки цвета. Чудной старик что-то пошептал про себя, и  его
пальцы прошлись по клавишам пульта, будто он играл фугу. Наконец он сказал
"Есть!", откинулся в кресле и принялся следить за кристаллом. И я вместе с
ним.
   Передо мной возникло окно  в  пространство,  через  это  окно  я  видел
одинокую звезду, ярко горевшую в темноте. Свет был острый, холодный  и  до
рези в глазах сильный. Сразу же за окном,  на  переднем  плане,  я  увидел
космический корабль. Нет, не в  форме  сигары  или  яйцевидного  сфероида,
ничего подобного. Такой космический корабль  увидишь  разве  что  во  сне.
Огромное  чудовище  с  какими-то   немыслимыми   крыльями   и   башенками,
натыканными без всякой системы окнами. Будто  его  никто  и  не  собирался
запускать в космос, а сделали баловства ради.
   - Смотрите внимательно, мистер Маггинс, - предупредил  старый  хрен.  -
При такой скорости все происходит очень быстро.
   Быстро? Это не то слово. На корабле вдруг поднялась  суматоха.  Башенки
поднимались и опускались, люди, похожие в скафандрах  на  клопов,  сновали
взад и вперед; к кораблю подлетела маленькая  ракета  в  форме  утолщенной
иглы, немного повисела рядом и улетела. Напряженная секунда ожидания  -  и
вдруг звезда померкла. А следом за ней - и космический  корабль.  Кристалл
потух.
   Мой экскурсовод, трехнутый профессор, переключил несколько тумблеров, и
пред нами открылся дальний, глубокий план. Четко и ярко  возникли  звезды,
мириады звезд. Постепенно верхняя часть кристалла начала темнеть. Раз, два
- и все звезды погасли. Представляете?  Погасли.  Были  и  нету.  Я  вдруг
вспомнил школьные годы, как в каплю под микроскопом мы  добавляли  тушь  и
смотрели, как гибнут бедные амебы.
   Старикан с бешеной скоростью принялся нажимать разные кнопки,  и  перед
нами возникали все новые и  новые  картины  Вселенной,  но  черное  облако
каждый раз расползалось и поглощало все  вокруг.  Скоро  звезд  вообще  не
осталось. Не осталось  ничего,  кроме  черноты.  Не  скажу,  что  все  это
выглядело  эффектнее   приличного   стереофильма,   но   нервишки   слегка
пощекотало. Я не без жалости задумался над судьбой амеб.
   Зажегся свет, я снова оказался  внутри  часового  механизма.  Профессор
повернулся ко мне и спросил:
   - Ну, что вы об этом думаете?
   - Думаю, что это шикарно.
   На лице его появилось разочарование. Он промямлил:
   - Нет, нет,  я  не  о  том.  Как  вы  это  объясняете?  Вы  согласны  с
остальными?
   - Со Стабилиссимусом Гротингом?
   Он кивнул.
   - Мне надо немного подумать, - ушел я от ответа. - Все это несколько...
неожиданно.
   - Разумеется, разумеется, - запричитал он, провожая  меня  к  двери.  -
Подумайте как следует. Хотя, - рука его застыла на дверной ручке, -  я  не
вполне согласен с вашим "неожиданно".  В  конце  концов  мы  всегда  этого
ждали. Вселенная обречена, а каким будет конец, не так важно.
   Недурно, а? Пока я шел вниз, чувствовал, как у меня извилины шевелятся.
Никак не мог понять, чем уж это черное облако так огорчило Стабилиссимуса.
Я поплелся к выходу из "Прога" и на ходу принял решение - поеду-ка  сейчас
прямо к Контролеру и устрою у него еще один спектакль. На  углу  я  поймал
пневматическую капсулу и  набрал  на  диске  нужный  адрес,  Через  три  с
половиной минуты я был на месте.
   Не успел я выбраться из капсулы, как меня окружила  вся  наша  газетная
шайка.
   - Где ты пропадал, старина? - спрашивает "Леджер".  -  Нам  твои  мозги
были вот как нужны.
   - Никак Хогана не найду, - отвечаю. - Пока с ним не встречусь, не знаю,
что писать. А чего это вам вдруг мозги понадобились?
   - Да не мозги вообще, а твои мозги.
   Я вылез наконец-то из капсулы и показал им пустые карманы.
   - Думаешь, мы тебя хотим расколоть? - удивился "Леджер". - Да  нет  же,
просто не хватало человека, который умеет интерполировать.
   - Чего?
   - Это чучело хотело сказать "интерпретировать", - поправил "Рекорд".  -
Нам  сегодня  опять  выдали  официальную  сводку.  Слов  много,  а  смысла
никакого.
   - Братцы, - сказал я, - вам нужен человек, который умеет фантазировать.
Сегодня я от этой роли отказываюсь. А то, чего  доброго,  нафантазирую  на
свою голову.
   В общем, притопал я по дорожке к главному входу, иду  к  кабинету  Зама
Вице-Контролера, а сам думаю: "Вопрос у меня  не  шутейный,  чего  я  буду
размениваться на всяких замов?" Разворачиваю лыжи - и  в  приемную  самого
Контролера. А до него добраться  не  просто  -  у  него  делопроизводители
живые, не  какие-то  там  роботы-пустобрехи.  Да  еще  четыре  секретарши.
Красотки как на подбор, но чтут дисциплину.
   Первая меня даже не заметила. Я пронесся мимо нее и был уже  во  второй
прихожей, а она только  начала  стрекотать:  "Простите,  что  вы  хотели?"
Вторую всполошил стук двери, и она успела схватить меня за руку. В  общем,
повисли на мне обе, но я знай себе рвусь вперед. Тут третья, и как ко  мне
прижмется! Понял я - заслон не прорвать. Но здесь меня  уже  мог  услышать
Контролер, поэтому я как заору:
   - Долой Стабильность!
   Да, да. Именно так и заорал. И еще:
   - Стабильность никуда не годится! Даешь Хаос! Да здравствует Хаос!
   И еще что-то в этом роде. Секретарши порядком струхнули, одна  включила
сигнал тревоги, тут же ввалились двое ребятишек и  уже  собрались  считать
мне ребра. Но я продолжал  хулить  Стабильность  и  прорываться  в  святая
святых, наслаждаясь при этом жизнью - ведь на мне висели три  первосортные
красотки, а в ноздри лез запах "Изобилия N_5". Наконец, на шум  вышел  сам
Контролер.
   Меня тут же отпустили, и Контролер спросил:
   - Из-за чего такой шум?.. Ах, это вы.
   - Не сердитесь, пожалуйста, - говорю.
   - Я смотрю, вы любитель пошутить, Кармайкл.
   - Нет, сэр, просто у меня не было другого способа быстро  добраться  до
вас.
   - Извините, Кармайкл, но вы явно перестарались.
   - Подождите минутку, сэр.
   -  Простите,  я  очень  занят.  -  Вид  у  него  был  обеспокоенный   и
нетерпеливый.
   - Мне нужно сказать вам два слова наедине, - настаивал я.
   - Исключено. Поговорите с моим делопроизводителем. - И он повернулся  к
своему кабинету.
   - Прошу вас, сэр...
   Но он, махнув рукой, уже входил в кабинет. Я кинулся к нему и поймал за
локоть. Он что-то сердито зашипел, но я  повернул  его  к  себе,  обхватил
руками и, когда мой рот оказался рядом с его ухом, с жаром прошептал:
   - Я был наверху в "Проге". Я все знаю!
   Его нижняя челюсть отвисла. Он сделал  каких-то  два  неясных  жеста  и
кивком головы позвал меня за собой. Я ввалился в его кабинет, а  там...  Я
чуть не умер на месте. Там  был  Главный  Стабилиссимус.  Да,  да,  старый
громовержец Гротинг, Он стоял у окна, и для полноты картины ему не хватало
в руках по молнии.
   Тут, доложу вам, братцы, я  сразу  отрезвел,  вся  спесь  с  меня  вмиг
слетела - при виде Стабилиссимуса любой отрезвеет, неважно, какой козырь у
него в кармане. Я вежливо кивнул и подождал, пока Контролер закроет дверь.
Эх, думаю, по ту сторону двери было бы уютнее.  И  чего  я  полез  в  этот
"Прог"?
   - Мистер Гротинг, - сказал Контролер, - это Джон Кармайкл, репортер  из
"Таймса".
   Мы сказали друг другу: "Здравствуйте", но слышно было только  Гротинга.
Я едва пошевелил губами.
   - Итак, Кармайкл, - продолжал Контролер, - что вы хотели сказать насчет
"Прога"?
   - Я был наверху, сэр.
   - Что-о?
   - Б-был наверху.
   Тут в глазах ГСа действительно сверкнули молнии.
   - Извините, если доставил вам неприятности.  Я  годами  мечтал  о  том,
чтобы подняться туда... и, когда сегодня представилась возможность,  я  не
удержался... - И я рассказал им, как мне удалось прорваться наверх и что я
там увидел.
   Контролер был вне себя от ярости, и я понял -  не  спрашивайте  почему,
понял все, - что надо успеть  выговориться,  иначе  ко  мне  примут  самые
крутые меры. Но к этому времени  я  уже  кое-что  скумекал.  Поворачиваюсь
прямо к ГСу и говорю:
   - Сэр, скажите, "Прог" означает "прогнозирование"?
   Ответом было молчание. Потом Гротинг медленно кивнул.
   - Наверху стоит машина, которая предсказывает будущее, - продолжил я. -
Каждый день вы поднимаетесь туда и получаете прогноз.  Потом  выдаете  эти
сведения газетчикам, но так, будто до всего вы дошли сами. Правильно?
   Контролер гневно забулькал, но Гротинг снова кивнул.
   - Сегодня, - сказал я, - был предсказан конец света.
   Снова наступила тишина. Наконец Гротинг устало вздохнул и произнес:
   - Похоже, мистер Кармайкл действительно знает слишком много.
   - Я здесь ни при чем, - взорвался Контролер. - Я  всегда  настаивал  на
солидной охране. Выставь мы охранников...
   - Охранники, - перебил  Гротинг,  -  только  нарушили  бы  существующую
Стабильность. Люди могли заподозрить что-то неладное. Поэтому нам пришлось
положиться на судьбу в надежде,  что  ничего  не  произойдет.  Сейчас  это
"что-то" произошло, и нужно искать выход из создавшегося положения.
   - Простите, сэр, - вступил я, - но я пришел сюда вовсе не  потому,  что
хотел похвастаться. Без хвастовства я мог бы  и  обойтись.  Меня  тревожит
другое: почему так встревожены вы?
   Гротинг пристально посмотрел на меня, потом принялся ходить по комнате.
Гнева на его лице я не видел, он просто ходил по большой комнате и  думал,
хладнокровно размышлял, как со мной поступить. Меня бросило в дрожь.
   - Обещаю вам, - начал я, - что буду держать язык за  зубами,  если  все
дело в этом.
   Он даже не повернул головы  -  знай  себе  ходит.  Что  со  мной  могут
сотворить? На ум пришли разные ужасы. Упекут  на  всю  жизнь  в  одиночку.
Вышлют на край Вселенной, якобы для проведения исследований.  Сотрут  все,
что накопилось в моей памяти, а это значит, что мои двадцать восемь лет  -
коту под хвост.
   Я здорово струхнул и давай кричать:
   - Вы ничего не сможете мне сделать. Сейчас Стабильность! -  И  я  начал
цитировать  Кредо,  затараторил,  что   помнил:   -   Статус-кво   следует
поддерживать любой ценой. Каждый член  общества  является  существенным  и
неотъемлемым элементом статуса-кво.  Удар  по  Стабильности  любого  члена
общества означает удар  по  Стабильности  самого  общества.  Стабильность,
которая поддерживается за счет ущерба,  причиняемого  отдельной  личности,
равнозначна Хаосу...
   - Спасибо, мистер Кармайкл, - перебил меня  ГС.  -  Я  пока  еще  помню
Кредо.
   Он подошел к пульту  на  столе  Контролера  и  быстро  нажал  несколько
клавиш. Через несколько  минут  томительного  ожидания  телетайп  отстучал
ответ. Гротинг прочитал текст, довольно кивнул и подозвал меня. Подхожу  к
нему, ребята, а сам думаю - каким чудом меня еще ноги держат?
   - Мистер Кармайкл, - объявил Гротинг. - Рад сообщить, что вы  назначены
конфиденциальным  представителем  прессы  при  аппарате   по   поддержанию
Стабильности - на время настоящего кризиса.
   Я только ойкнул.
   - Таким  образом,  -  пояснил  Главный  Стабилиссимус,  -  Стабильность
остается незыблемой, и есть полная гарантия того, что вы  будете  молчать.
Общество не терпит изменений, но безобидные дополнения  оно  приветствует.
Был создан новый пост, и его займете вы.
   - С-спасибо, - вымолвил я.
   - Разумеется, ваш кредит существенно возрастет. Работать будете со мной
лично.  Все  сообщения  -  строго  конфиденциальные,  Если  вы   раскроете
вверенную вам тайну, общество накажет  вас  за  злоупотребление  служебным
положением. Процитировать соответствующий параграф Кредо?
   - Нет, сэр! - воскликнул я, потому что прекрасно  знал  этот  параграф.
Ловко он загнал меня в угол, ничего не скажешь!  -  А  что  будет  с  моей
работой в "Таймсе"?
   - В "Таймсе"?  -  переспросил  Гротинг.  -  Продолжайте  работать,  как
обычно. Представляйте официальные сводки, словно вы не  имеете  понятия  о
том, что в действительности происходит. Времени на то, чтобы появляться  в
своей газете, у вас будет достаточно. Перегружать вас не собираюсь.
   Он вдруг улыбнулся, и на душе у меня сразу полегчало. Я понял,  что  он
не такой уж злодей, - наоборот, он сделал все  возможное,  чтобы  вытащить
меня из  этой  ямы,  в  которую  я  угодил  из-за  своего  любопытства.  Я
ухмыльнулся и на радостях протянул ему руку. Он крепко пожал ее. Гроза как
будто миновала.
   - Итак, мистер Кармайкл, теперь, когда  мы  с  вами  коллеги,  перейдем
прямо к делу, - продолжал ГС. - "Прог", как вы  догадались,  действительно
Центр прогнозирования. С помощью совершенной системы  обработки  данных  и
сложного   сочетания   интеграфов   нам   удается...    пользуясь    вашей
терминологией, предсказывать будущее.
   - Честно говоря, сэр, - признался я, - я шпарил наобум. Неужели все так
и есть?
   -  Именно  так,  -  улыбнулся  Гротинг.  -  В  пророчестве  нет  ничего
мистического. Это очень логичная наука, выстроенная  на  экспериментальных
факторах. Солнечное затмение предсказывают  с  точностью  до  секунды,  до
градуса долготы, и обывателя это приводит в изумление.  Ученые  же  знают,
что здесь всего лишь точный математический расчет на основе точных данных.
   - Разумеется, - начал я, - но...
   Гротинг поднял руку.
   - Предсказание будущего, - продолжал он, - по сути  дела  та  же  самая
задача, но тут есть своя сложность - трудно получить  точные  данные  и  в
требуемом объеме. Вот пример: имеется яблочный сад, Велика ли  вероятность
кражи яблок?
   - Кто его знает. Наверное, это зависит  от  того,  много  ли  ребятишек
живет по соседству.
   - Правильно, - согласился Гротинг. - Вот вам уже дополнительные данные.
Значит, имеются сад и ребятишки. Велика ли вероятность кражи яблок?
   - Даже очень.
   - Вот вам еще дополнительные сведения: в районе свирепствует саранча.
   - Вероятность меньше.
   - Еще: Министерство сельского хозяйства сообщило  о  новом  эффективном
разбрызгивателе против саранчи.
   - Теперь больше.
   - Есть и другие данные: в прошлые годы мальчишки украли яблоки  и  было
крепко за это наказаны. Какова вероятность теперь?
   - Наверно, чуть поменьше.
   - К экспериментальным факторам добавьте анализ поведения мальчишек. Это
сорви-головы, и наказание на них не действует. Сюда же приплюсуйте прогноз
погоды на лето, местоположение сада. А как к  кражам  относится  владелец?
Теперь суммируйте; сад плюс  мальчишки  плюс  кражи  плюс  наказание  плюс
характер владельца плюс саранча плюс опыление плюс...
   - О боже! - вырвалось у меня.
   - Вас поражает объем и задачи, - улыбнулся Гротинг, - но не  отсутствие
логики. Обработав все имеющиеся сведения по данному саду, мы точно скажем,
совершится ли кража, мало того, определим ее  время  и  место.  Перенесите
этот пример на Вселенную, и  вам  станут  ясны  масштабы  работы,  которая
ведется в здании "Прога". Анализаторы данных размещаются на восьми этажах.
Отобранные  сведения  подаются  в  интеграторы,   и   оп-ля   -   получите
предсказание!
   - Оп-ля, бедная моя головушка!
   - Ничего, со временем привыкнете.
   - А изображения? - спросил я.
   - Решение математической  задачи  можно  выразить  по-разному,  -  стал
объяснять Гротинг. - Для "Прога", естественно, мы выбрали визуальный показ
прогнозируемых  событий.  Все  крупные  правительственные  решения   перед
проведением в жизнь облекаются в форму данных и подаются в интегратор.  Мы
узнаем, как тот или иной шаг отразится на обстановке в мире.  Если  налицо
выгоды, мы делаем этот шаг. В противном случае мы от него  отказываемся  и
ищем другие пути...
   - А как насчет изображения, которое я видел сегодня? -  поинтересовался
я.
   Улыбка сбежала с лица Гротинга. Он сказал:
   - Вплоть до сегодняшнего дня, мистер Кармайкл, мы могли приблизиться  к
настоящему в лучшем случае на неделю, а углубиться в будущее - максимум на
несколько сот лет. Новый  метод  Уиггонса  позволил  заглянуть  в  будущее
вплоть  до  конца  нашей  цивилизации,  и  конец  этот,  как   выяснилось,
устрашающе близок. Гибель  Вселенной,  которую  вы  наблюдали,  произойдет
менее чем через тысячу лет. И меры должны быть приняты немедленно.
   - К чему пороть  горячку?  Впереди  еще  десять  веков,  за  это  время
наверняка произойдет какое-нибудь событие, которое не  позволит  Вселенной
погибнуть.
   - Какое событие? - Гротинг покачал головой. -  Вы  плохо  представляете
себе, как обстоит дело. С одной стороны, имеется теория  нашего  общества.
Стабильность. Вы сами недавно цитировали Кредо. Если  обществу  приходится
поддерживать Стабильность ценой нестабильности, возникает  Хаос.  Обратите
на это внимание. С другой стороны, мы не можем ждать, когда наше  общество
быстро покатится к самоуничтожению. Чем ближе оно будет к этой точке,  тем
более решительные изменения  потребуются  для  того,  чтобы  предотвратить
катастрофу.
   Маленький снежок, катящийся с вершины  горы,  на  пути  превращается  в
огромный снежный ком и,  в  конце  концов,  сносит  здоровенный  домище  у
основания горы. Наверху достаточно чуть щелкнуть пальцем -  и  направление
будущей лавины изменится. Щелкнуть пальцем - и будет спасен целый дом.  Но
если упустить  момент  и  опомниться,  когда  снежный  ком  наберет  мощь,
потребуются огромные усилия, чтобы отвести в сторону грозную лавину.
   - Сегодняшние изображения как раз были снежным комом,  падающим  в  наш
дом. И вы хотите щелкнуть пальцем сейчас...
   Гротинг кивнул.
   - Нам предстоит просеять миллиарды факторов,  имеющихся  в  "Проге",  и
найти этот маленький снежок.


   Контролер, все это время пребывавший  в  состоянии  оцепенения,  словно
очнулся от сна.
   - Говорю же вам, мистер Гротинг, это невозможно. Как вы хотите откопать
один нужный фактор среди миллиардов?
   - Тем не менее, другого пути нет.
   - Есть! - возмутился Контролер. - И я все время о нем  говорю.  Давайте
действовать методом проб и ошибок. Мы вызовем  серию  изменений  сейчас  и
посмотрим, изменится ли линия будущего. Рано или поздно  мы  наткнемся  на
то, что ищем.
   -  Исключено,  -  сказал  Гротинг.  -  Это  значит   распроститься   со
Стабильностью. Если цивилизация покупает спасение ценой  своих  принципов,
она не достойна спасения.
   - Сэр, - вмешался я. - У меня есть предложение.
   Они посмотрели на меня. ГС одобрительно кивнул.
   - По-моему, вы оба - на неверном пути. Вы ищете фактор в  настоящем.  А
поиски надо начинать из будущего.
   - То есть?
   - Вот, допустим, я говорю: за  то,  что  выросло  много  клевера,  надо
благодарить старых дев. И вы начинаете поиски с этих  самых  дев.  А  надо
начинать с клевера и двигаться в обратном направлении.
   - Постарайтесь говорить яснее, мистер Кармайкл!
   - Я говорю о логическом построении от конца к началу. Вы  знаете,  сэр,
что в свое время старичок по фамилии Дарвин пытался объяснить  равновесие,
царящее  в  природе,  вывести  причинно-следственную  взаимосвязь.  Он,  в
частности, сказал, что  от  числа  старых  дев  в  городе  зависит  урожай
клевера, да, так и сказал; но, если вы хотите разобраться, что он  имел  в
виду, нужно идти от конца к началу. От следствия к причине. Вот  так:  для
опыления клевера требуются шмели. Чем больше шмелей, тем  больше  клевера.
Полевые мыши разоряют  шмелиные  гнезда,  значит,  больше  полевых  мышей,
меньше клевера. Дальше - коты едят мышей. Чем  больше  котов,  тем  больше
клевера. Котов держат старые девы. Следовательно, чем больше  старых  дев,
тем больше клевера, что и требовалось доказать.
   - Так-так, - засмеялся Гротинг, - а теперь выводы.
   - По-моему, вы должны начать с момента катастрофы  и  тянуть  причинную
цепочку, звено за звеном, пока не доберетесь  до  первопричины.  Запустите
Прогнозатор в обратном направлении, и найдете точку,  с  которой  началось
движение нашего снежка.
   Наступила долгая тишина - они  обдумывали  мое  предложение.  Контролер
выглядел слегка ошарашенным, он все бормотал про себя: "кошки -  клевер  -
старые девы", но ГСа моя мысль явно зацепила. Он подошел к  окну  и  стоял
там, глядя в пространство, недвижимый, словно статуя.
   Казалось, все происходит во сне - страстные переживания из-за  события,
которое  произойдет  через  тысячу  лет.  Но   уж   такова   Стабильность.
Обязательно надо смотреть вперед. У моего приятеля из "Морнинг  глоб"  над
столом висит табличка: "Думай о завтрашнем дне,  сегодняшний  сам  о  себе
подумает".
   Наконец Гротинг произнес:
   - Мистер Кармайкл, думаю, вам лучше вернуться в "Прог"...
   Меня,  естественно,  распирало  от  гордости.  Мы  шли  через   зал   к
пневматическим капсулам, а  я  думал:  "Я  подал  шикарную  идею  Главному
Стабилиссимусу! Он принял мое предложение!"  Секретарши,  увидев,  что  мы
выходим, сразу кинулись вперед через зал. У выхода уже стояли три капсулы.
Мало того, ГС и Контролер ждали, пока я звонил к себе в редакцию  и  давал
официальную сводку. Редактор был недоволен, что я  куда-то  смылся,  но  у
меня было прекрасное алиби. Я искал Хогана. Искал,  друзья  мои,  еще  как
искал!


   Мы быстро миновали  кабинеты  "Прога"  и  поднялись  по  конусообразной
лестнице. По дороге  ГС  сказал,  что  Ярру,  старому  хрену,  которого  я
околпачил, правду говорить не стоит. Пусть считает, что я  на  самом  деле
конфиденциальный секретарь.
   Мы снова оказались внутри этих поразительных часов.  Крутились  мириады
колесиков   и   кулачков,   медленно   вращался   кристалл,    раздавалось
гипнотическое  "бам-бам"  двигателей.  Ярр  встретил  нас  у  дверей  и  с
рассеянным подобострастием проводил к смотровому столу.  В  комнате  снова
стало темно, и мы еще раз  увидели,  как  черное  облако  расползается  по
поверхности Вселенной. Сейчас я воспринял это зрелище совершенно иначе - у
меня мурашки побежали по коже.
   Гротинг повернулся ко мне и спросил:
   - Есть какие-нибудь предложения, мистер Кармайкл?
   - Прежде всего, - сказал я, - надо узнать, какое  отношение  к  черному
облаку имеет космический корабль... вы согласны?
   - Н-да, вполне. - Гротинг сказал  Ярру:  -  Дайте  нам  крупным  планом
космический корабль и включите звук. Интеграцию, пожалуйста, с  нормальной
скоростью.
   - Чтобы просмотреть весь кусок в таком  темпе,  потребуется  неделя,  -
заявил Ярр. - Может, вам нужно что-то конкретное?
   У меня мелькнула идея.
   - Покажите нам место, когда прилетает ракета.
   Ярр вернулся к пульту управления. Мы  увидели  крупным  планом  большое
круглое отверстие. Заработал звуковой механизм на высокой  скорости,  стал
слышен клекот писклявых голосов.  Неожиданно  появилась  ракета.  Ярр  дал
замедление до нормальной скорости.
   Ракета - толстая игла - носом вошла  в  отверстие,  раздалось  какое-то
шипение - производилась стыковка  методом  всасывания.  Внезапно  картинка
изменилась, и мы увидели шлюз между двумя кораблями. Голые по пояс мужчины
в промасленных рабочих штанах, потные,  перетаскивали  в  большой  корабль
тяжелое, обвязанное мешковиной оборудование. В сторонке два  типа  средних
лет быстро разговаривали:
   - У вас все нормально?
   - Если бы нормально. Славу богу, это последняя партия.
   - А как насчет кредитов?
   - Все выгребли.
   - Серьезно?
   - Еще как.
   - Не понимаю. У нас осталось больше двух миллионов.
   - А у нас все вылетело на косвенные закупки и на...
   - На что?
   - На взятки, если вам так надо знать.
   - На взятки?
   - Эх, дорогой мой, стоит заказать циклотроны, и на тебя сразу  начинают
подозрительно коситься. А уж если заикнешься об атоме, считай, на тебя уже
завели дело.
   - Раз так, значит, дело заведено на любого из нас.
   - От этого никому не легче.
   - До чего несправедливо - предавать анафеме  ценнейшую  частицу  самого
нашего существования.
   - Вы имеете в виду...
   - Атом, разумеется.
   Говоривший задумчиво уставился перед собой, потом вздохнул и скрылся  в
темных глубинах корабля.
   - Хватит, достаточно, - велел я. - Теперь найдите  момент  прямо  перед
началом затемнения. Внутри корабля.
   Обороты интегратора возросли, со звуковой дорожки снова  понесся  писк.
На кристалле, быстро меняясь, мелькали изображения внутри  корабля.  Перед
нами несколько раз проплыла камера управления с прозрачным куполом, в  ней
метались фигурки людей. Наконец изображение сфокусировалось  на  камере  и
словно застыло,  превратилось  в  фотографию  -  несколько  полуобнаженных
мужчин склонились над панелью управления и  чуть  откинули  назад  головы,
чтобы видеть сквозь купол.
   - Смотрите внимательно, - предупредил Ярр. - Тут недолго.
   - Поехали, - скомандовал я.
   Сцена чуть смазалась - и тут же ожила.
   - ...защитные экраны готовы?
   - Готовы, сэр.
   - Питание в порядке?
   - В порядке, сэр.
   - Все в состоянии готовности. Время?
   - Еще две минуты.
   - Хорошо.
   Седобородый мужчина принялся ходить по камере, сцепив руки  за  спиной,
будто капитан на капитанском мостике,  Шаги  его  гулко  стучали  на  фоне
равномерного урчания двигателей.
   - Время?
   - Минута сорок.
   - Друзья! В эти короткие мгновенья мне  хочется  поблагодарить  вас  за
вашу чудесную помощь. Я имею в виду не техническую сторону  -  тут  работа
говорит сама за себя, - а ваше страстное желание идти со  мной  до  конца,
даже если от этого страдает ваша репутация... Время?
   - Минута двадцать пять.
   - Мы надеемся, что наша работа принесет Вселенной неслыханные, ни с чем
не сравнимые блага, и очень грустно, что проводить эту работу нам пришлось
в обстановке полной секретности. Безграничные энергетические возможности -
понятие настолько обширное, что  даже  я  затрудняюсь  определить  будущее
наших миров. Через несколько минут мы станем героями, известными  во  всех
уголках Вселенной. Сейчас, когда работа еще не окончена,  я  хочу  сказать
вам - для меня вы уже герои... Время?
   - Пятьдесят секунд.
   - До сегодняшнего дня  математика  и  другие  точные  науки  были  лишь
подспорьем для человеческих деяний.  Об  этом  говорил  Фицджон  на  своей
первой лекции, и  сейчас  мы  докажем,  что  в  основе  всего  -  человек.
Энергомеханика  развивается   не   по   пути   расширения   и   усложнения
энергокомплексов, она упрощается,  вся  энергия  сосредоточивается  внутри
самого человека... Время?
   - Двадцать секунд.
   - Мужайтесь, друзья мои.  Сейчас  наступит  момент,  ради  которого  мы
работали все десять лет. В обстановке полной секретности. Как преступники.
Что ж, такой всегда была  участь  людей,  приносивших  человечеству  самые
ценные дары.
   - Десять секунд.
   - Полная готовность.
   - Есть полная готовность.
   Последние секунды превратились в мучительную пытку.  При  счете  "ноль"
все на корабле пришло в бурное движение. Уследить за действиями людей  или
понять их я не мог,  но  по  четкости  и  взаимодействию  было  ясно,  что
работает слаженный коллектив. Для нас это зрелище было исполнено  трагедии
- ведь мы знали, чем все кончится.
   Внезапно все остановились и устремили взгляды вверх, сквозь  кристально
прозрачный купол. Далеко-далеко, на фоне густой  черноты,  сияла  одинокая
звезда. Вот она мигнула в последний раз и погасла.
   Раздались крики, все показывали наверх. Седобородый воскликнул:
   - Это невозможно!
   - Что, сэр?
   - Я...
   В эту секунду изображение потонуло в черноте.
   - Хватит, - сказал я.
   Ярр зажег свет, остальные повернулись ко мне. Я подумал немного, лениво
разглядывая блестящие кулачки и колесики. Потом заговорил:
   - Что ж, начало неплохое, кажется, я знаю, почему вас  все  это  слегка
озадачило. Вы - люди занятые, на глупости времени нет. Я же  занят  меньше
вас, валять дурака могу целыми днями, поэтому люблю читать детективы.  Так
вот, это у нас тоже детектив, только наоборот.
   - Допустим, - откликнулся Гротинг. - Продолжайте.
   - Кое-какие исходные данные у нас есть.  Во-первых,  Вселенная  погибла
при попытке наполнить ее энергией из гиперпространства. Во-вторых, попытка
не удалась по причинам, которые нам пока  неизвестны.  В-третьих,  попытка
предпринималась втайне. Почему?
   - А что тут особенного? - возразил Контролер. - Ученые - народ такой...
   - Я говорю о другой тайне. Ведь эти люди были вне закона, они проводили
запрещенный эксперимент. Вот что надо выяснить  -  почему  эксперименты  с
атомной энергией были запрещены. Тогда, возможно, нам удастся приблизиться
на несколько десятилетий к настоящему.
   - Но как это сделать?
   -  Прежде  всего  проследить,  откуда  летела  ракета.  Выясним,  какое
оборудование  они  покупали,  -  и  область   поисков   заметно   сузится.
Справитесь, доктор Ярр?
   - Потребуется много времени.
   - Ничего, у нас впереди тысяча лет.
   Доктор Ярр уложился в два дня. Я тем временем узнал много интересного о
Прогнозаторе. Сработан он был на славу, ничего не скажешь. Будущее целиком
и полностью складывается из  вероятностей.  И  интегратор  мог  подключить
любую такую вероятность, подключить и  проверить  -  что  получится?  Если
данная вероятность крайне  мала,  изображение  будет  не  в  фокусе.  Если
будущее событие более или менее возможно, его уже можно разглядеть, но все
равно резкость будет невелика. А  вот  если  какое-то  событие  произойдет
наверняка  -  исходя  из  имеющихся  на  сегодняшний  день   сведений,   -
изображение будет четким и резким.
   Когда через два дня мы вернулись в "Прог", Ярр  готов  был  прыгать  от
радости.
   - Похоже, я поймал то, что вы ищете, - сказал он.
   - Что же это?
   - Я засек момент подкупа. Увидите, там есть интересная информация,  она
наведет вас на след.
   Мы уселись позади пульта управления, Ярр  принялся  крутить  ручки.  Он
держал листок бумаги, заглядывал с него и, что-то бурча под нос,  подбирал
нужные координаты. Поначалу мелькали какие-то тени, потом в комнату хлынул
звук  -  будто  сразу  включили  сотню  стереопроигрывателей.  И  тут   же
изображение на кристалле стало резким.
   Мы увидели гигантский литейный  цех,  в  уши  бил  невыносимый  лязг  и
скрежет. Вдоль обеих стен цеха тянулись мощные стальные фермы, они уходили
далеко  в  глубь  изображения  и  напоминали  колонны  в  каком-то  жутком
сатанинском соборе. Мостовые краны  с  изяществом  перетаскивали  огромные
куски металла. Черный и белый дым, освещаемый вспышками пламени из  печей,
вихрился вокруг крошечных человеческих фигурок.
   Перед  гигантской  отливкой  стояли   двое.   Литейщик   в   засаленном
комбинезоне что-то быстро измерял и выкрикивал  цифры,  а  второй  человек
тщательно сверял их с чертежом на синьке, На фоне грохота  литейного  цеха
мы услышали краткий и сжатый диалог:
   - Сто три и семь.
   - Есть.
   - Короткая ось, Пятьдесят два и пять.
   - Есть.
   - Тангенс овального диаметра. Три градуса ноль пятьдесят два.
   - Есть.
   - Параметры внешнего изгиба?
   - Y равен косинусу X.
   - Тогда X равен минус половине P.
   - Есть.
   Литейщик вылез из  отливки,  сложил  трехмерный  измерительный  калибр.
Какой-то ветошью вытер пот с лица и с любопытством посмотрел на  инженера,
а тот неторопливо скатал синьку и сунул ее  в  узенький  рулон  из  других
чертежей.
   - Вроде бы неплохо поработали, - сказал литейщик.
   Инженер согласно кивнул.
   - Но за каким чертом вам это нужно? В жизни не видел такой отливки.
   - Могу объяснить, но, боюсь, вы не поймете. Очень уж сложно.
   - Слишком вы, теоретики, любите  заноситься,  -  вспыхнул  литейщик.  -
Думаете, раз я умею лить металл, в уравнении мне не разобраться?
   - Нет, почему же? Но не будем об этом. А отливку я готов забрать сейчас
же.
   Инженер повернулся и двинулся было к  выходу,  нервно  похлопывая  себя
свернутыми чертежами  по  лодыжке,  как  вдруг  над  его  головой  зависла
огромная  железная  чушка,  выплывшая  из  глубин  изображения.   Литейщик
вскрикнул, бросился  вперед,  схватил  инженера  за  плечо  и  толкнул  на
бетонный пол. Чертежи рассыпались.
   Пораженный инженер смотрел, как многотонная железяка  чинно  проплывает
мимо. Литейщик тут же помог ему подняться, потом подобрал с пола чертежи и
начал их аккуратно складывать. Но вот он замер и  пристально  вгляделся  в
один из них. Начал было рассматривать другие, но инженер уже выхватил их.
   - Для чего нужна эта отливка? - спросил литейщик.
   Быстрыми, энергичными движениями инженер скатал чертежи в трубку.
   - Не лезьте не в свое дело, - бросил он.
   - Я и без вас знаю. Это четверть  циклотрона.  А  остальные  части  вам
отольют в других местах, верно?
   Инженер не ответил.
   - Вы, наверное, забыли 930-е Правило Стабилизации?
   - Ничего я не забыл. С ума вы сошли, что ли?
   - Хотите, чтобы я созвал официальную проверку?
   Инженер вздохнул, потом пожал плечами.
   - Идемте, - сказал он. - Я покажу вам  чертежи  с  общим  видом,  тогда
поймете, что ошибаетесь...


   Они вышли из литейного цеха и не спеша направились к широкому бетонному
полю, на котором лежала толстая игла-ракета. По  приставной  лестнице  они
поднялись к боковой дверце и забрались внутрь. Там инженер вдруг закричал:
   - Сюда, ребята! Нас снова накрыли!
   Дверь за их спиной захлопнулась. Из всех близлежащих отсеков  появились
космонавты. Вид у них был суровый и отрешенный,  а  в  руках  поблескивали
тупоносые  парализаторы.  Литейщик  обвел  космонавтов  долгим   взглядом.
Наконец сказал:
   - Вот, значит, как обстоит дело?
   - Именно так. Мне очень жаль.
   - Ну, ничего, может, когда-нибудь вы встретитесь с моими дружками...
   - Может быть.
   - У них с вами будет меньше хлопот, чем у вас со мной! - Он сжал кулаки
и изготовился к бою.
   - Эй! - воскликнул инженер. - Погодите минутку! Не надо терять  голову.
Вы мне здорово подсобили. Я не хочу оставаться в долгу. Тут у меня как раз
есть лишние кредиты.
   Литейщик озадаченно посмотрел на инженера. Потом  слегка  успокоился  и
стал будто в раздумье тереть подбородок.
   - Похоже, вы не такие уж и плохие ребята, - сказал  он.  -  По  крайней
мере, я тут у вас почти освоился...
   Инженер довольно ухмыльнулся.
   - Стоп, достаточно, - закричал я, и изображение тут же исчезло.
   - Ну, что? - взволнованно спросил Ярр.
   - Мы явно напали на след, - подытожил я. - Давайте  пойдем  еще  дальше
назад и выясним, как проходило обсуждение Правила 930. -  Я  повернулся  к
ГСу. - Сэр, какое у вас последнее Правило на сегодняшний день?
   - Семьсот пятнадцатое, - ответил Гротинг.
   Контролер уже что-то высчитывал. Потом сказал:
   -  Если  считать,  что  новые  законы  будут  появляться  через  те  же
интервалы, что и сейчас, Правило 930 введут примерно  через  шесть  веков.
Так, мистер Гротинг?
   Тот согласно кивнул, и Ярр вернулся к панели управления.  Нам  пришлось
проглядеть  много  всякой  чепухи,  так   что   не   буду   утомлять   вас
подробностями. Для отшельника с Луны  могу  добавить,  что  большую  часть
времени мы околачивались в библиотеке, ждали, когда Ярр набредет на год, в
котором ввели Правило 930. Потом мы быстро нашли то, что хотели, -  дебаты
при принятии этого правила.
   Его ввели по поразительным, с одной стороны,  причинам,  но,  с  другой
стороны, по вполне объяснимым. За предшествующие сто пятьдесят лет почти в
каждом  крупном  университете  земного  шара  произошел  взрыв,  вызванный
экспериментами с ядерной энергией. Взрывы - это было поразительно, Правило
- объяснимо. Расскажу подробнее, как шли дебаты, - кое-что  из  увиденного
здорово запало мне в душу.
   Интегратор   выбрал   прохладный,    радующий    глаз    вестибюль    в
административном здании в Вашингтоне. Мраморный  пол  напоминал  скованную
льдом молочную реку с  золотыми  вкраплениями.  Одна  стена  являла  собой
огромное квадратное окно, состоящее из тысячи круглых стеклянных плиточек,
они преломляли яркий солнечный свет в теплые разноцветные струи. В глубине
изображения можно было видеть огромные двери из синтетического дуба. Перед
ними оживленно беседовала молодая пара -  красивый  парень  с  папкой  под
мышкой и поразительной красоты девушка. Знаете такой тип:  гладкие  волосы
коротко подстрижены, а лицо ясное, свежее, словно умытое самой природой.
   - Интересно, - воскликнул Контролер, - это же вестибюль перед залом для
заседаний! За шестьсот лет ничуть не изменился.
   - Стабильность! - заметил Гротинг и удовлетворенно хмыкнул.
   - Внутри идет обсуждение, - сказал Ярр. - Сейчас я найду...
   - Подождите, - остановил его я. - Давайте немного посмотрим это.
   Сам не знаю, почему я так сказал, наверно, только потому, что при  виде
девушки пульс у меня вдруг забился быстрее и я  не  мог  оторвать  от  нее
глаз.


   Она едва не плакала.
   - Умоляю тебя, не делай этого - ну хотя бы ради меня.
   - Ради тебя? - Парень немного смутился.
   - Да, - кивнула она. - Ты уничтожишь дело всей  его  жизни  несколькими
фразами.
   - Это дело моей жизни тоже.
   - Неужели ты не видишь разницы? Мы с тобой молоды. А  молодость  всегда
любит ниспровергать  прежних  идолов.  Она  пирует  на  обломках  старого.
Уничтожает прошлые идеи и прокладывает путь  своим  собственным.  Но  ведь
он-то уже не молод. Он живет только  своей  прошлой  работой.  И  если  ты
развенчаешь ее, его ждет одно  -  горькое  разочарование.  Я  останусь  со
сломленным стариком на  руках,  который  сведет  в  могилу  себя  и  меня.
Дорогой, я не говорю, что ты не прав, но прошу тебя - подожди немного.
   Из глаз ее полились слезы. Парень взял ее за руку и подвел к мозаичному
окну. Девушка отвернула лицо от света, от его лица. Парень сказал:
   - Он был моим учителем. Я боготворю его. То, что я хочу сделать, может,
и похоже на предательство, но лишь по отношению к его преклонным годам.  Я
остаюсь верен человеку, каким он был тридцать лет назад. Тогда он поступил
бы со своим учителем точно так же.
   - А обо мне ты подумал? -  воскликнула  девушка.  -  Тебе  вся  радость
разрушения, а убирать обломки придется мне! Что будет с моей  жизнью?  Мне
все годы придется нести этот крест - нянчиться с ним, утешать его,  делать
все, чтобы он забыл о твоем безумном поступке!
   - Мы будем жить вместе, Барбара. Я от тебя не отказываюсь.
   - Как у тебя все просто! - Она  горько  засмеялась.  -  Мы  будем  жить
вместе - этой короткой фразой ты - р-раз! - она  прищелкнула  пальцами,  -
беспечно отбрасываешь все. А где будет жить он? Один? Или с нами? Ну, где?
   - Что-нибудь придумаем.
   - Тебе приятно мнить себя настоящим правдолюбцем, но при этом ты  упрям
и слеп! Стивен... в последний раз... пожалуйста. Подожди, дай ему  умереть
своей смертью. Всего несколько лет. Оставь его в покое. Его и нас.
   Он решительно покачал головой и направился к дубовым дверям.
   -  Ждать  несколько  лет,  чтобы  ублажить  гордость  старика?  За  эти
несколько лет произойдет еще  несколько  катастроф,  погибнут  еще  тысячи
людей - это слишком большая цена.
   Она бессильно прислонилась к  окну,  ее  силуэт  четко  обозначился  на
красочном цветном фоне. Парень шел через вестибюль. У нее не осталось  сил
даже для слез. Она так ослабела, что в любую секунду могла упасть на  пол.
И вдруг я увидел, как она  вся  подтянулась,  напряглась,  -  в  вестибюле
появился еще один человек и бросился к парню. Это был изрядно поживший  на
свете лысый старик, лицо его, утратившее  приметы  возраста,  было  словно
выточено из слоновой кости. Он был высок и тощ. Глубоко в подглазьях тлели
тусклые угольки.
   - Стивен! - крикнул он.
   Парень остановился и обернулся.
   - Стивен, я хочу поговорить с тобой!
   - Это ничего не даст, сэр.
   - Ты очень нетерпелив, Стивен. Несколько лет исследований - и ты хочешь
перечеркнуть работу, которую я делал всю жизнь. Раньше я  уважал  тебя.  Я
считал, что ты примешь от меня эстафетную палочку, как в  свое  время  это
сделал я - принял эстафету от поколений, шедших до меня.
   - А теперь вы так не считаете?
   - Нет.  -  Старик  вцепился  в  тунику  молодого  человека  и  с  жаром
заговорил:  -  Ты  хочешь  предать  всех  нас,   хочешь   закрыть   дорогу
исследованиям, которые обещают  спасти  человечество.  За  пять  минут  ты
уничтожишь работу, которая велась пять веков. Неужели ты можешь допустить,
чтобы труд и пот шедших впереди нас пропал впустую?
   - Я не могу также допустить, - сказал парень, - чтобы  люди  продолжали
бессмысленно умирать.
   - Ты слишком много думаешь о смерти  и  слишком  мало  о  жизни.  Пусть
погибнет тысяча человек, десять тысяч - все равно эта  игра  будет  стоить
свеч!
   - Такая игра никогда не будет стоить свеч! Потому что у этой  игры  нет
конца. Ваша теория неверна, она основана на ложных посылках.
   - Ты глупец! - вскричал старик. - Самодовольный, неоперившийся  зеленый
глупец! Ты не пойдешь туда!
   - Пойду, сэр.
   - Я не пущу тебя.
   Парень высвободил свою руку и потянулся к двери. Старик снова  вцепился
в него. Парень на мгновение потерял равновесие, что-то  сердито  пробурчал
и, подобравшись, оттолкнул старика. В ту же  секунду  девушка  вскрикнула,
вихрем подлетела  к  спорящим  и  оказалась  между  ними.  Потом  еще  раз
вскрикнула и отступила в сторону.
   Парень мягко осел на пол, рот его широко  раскрылся  от  удивления.  Он
пытался что-то сказать, но словно передумал. Девушка упала на колени рядом
с ним, хотела приподнять его голову. Но вдруг отпрянула.
   Все было кончено. Ни выстрела, ни звука. В руке старика,  склонившегося
над телом убитого, блестел металлический ствол.
   - Я только  хотел...  -  запричитал  старик.  -  Я  только...  -  и  он
разрыдался.
   Девушка повернула голову с огромным трудом, словно она весила тонну,  и
посмотрела на отца. Лицо ее окаменело. Ледяным тоном она произнесла:
   - Уходи, отец.
   - Я только... - выдавил из себя старик. Губы его дрожали.
   Девушка подняла с пола папку и встала. Не глядя  больше  на  отца,  она
открыла двери, шагнула внутрь  и  мягко  прикрыла  их  за  собой.  При  ее
появлении голоса смолкли.
   Она подошла к центру стола,  положила  на  него  папку,  открыла  ее  и
вытащила кипу машинописных листов. Затем перевела взгляд  на  сидевших  за
столом мужчин, недоуменно воззрившихся на нее.
   - Мне очень жаль, но я должна довести до вашего  сведения,  что  мистер
Стивен Уайлдер по не зависящим от него причинам выступить  перед  вами  не
может. Как его невеста и помощница, я беру на себя его миссию и  предлагаю
вниманию комитета собранные им материалы. -  Она  смолкла  и  выпрямилась,
стараясь сохранить самообладание.
   - Спасибо, - сказал один из мужчин. - Мы готовы выслушать вас,  мисс...
мисс?
   - Барбара Лидс.
   - Спасибо, мисс Лидс. Итак?
   Загробным голосом она продолжала:
   -  Мы  полностью  поддерживаем  930-е  Правило  Стабилизации,   которое
запрещает  любые  эксперименты  в  атомной  энергодинамике.  Все  подобные
эксперименты были основаны на аксиомах и математических формулах Фицджона.
Унесшие столько жизней взрывы объясняются тем, что неверна  первоначальная
посылка этой теории.  Мы  можем  доказать,  что  ошибочным  является  даже
базовое уравнение Фицджона. Я говорю об

   i = (d/u) b^2*i N/a (ze - j/a)...

   Она взглянула в записи, поколебалась мгновение, затем добавила:
   - Ошибки Фицджона легко обнаружить, если рассмотреть производные  Лидса
с трансконечными величинами...
   Полным трагизма голосом она продолжала  свою  монотонную  обвинительную
речь.
   - С-стоп, - сказал я.
   Воцарилась тишина. Нам было как-то не по себе, мороз слегка продирал по
коже. Я тогда подумал: могу гордиться тем, что я - человек. Не потому, что
мыслю, что вообще существую, а потому, что умею  чувствовать.  Потому  что
человечество может протянуть к нам руку через века - неважно, из  прошлого
или будущего, с реальностью или вымыслом, - и разбередить в  нас  какие-то
струны, тронуть нас до глубины души. Наконец я сказал:
   - Что ж, мы явно на верном пути.
   Ответа не было.
   - Надо полагать, - не смутился я, - что секретный эксперимент,  который
уничтожил Вселенную, был основан на ошибочной теории Фицджона?
   - Что? - очнулся ГС. - Ах, да, Кармайкл, вы абсолютно правы.
   Чуть слышно Контролер произнес:
   -  Как  жаль,  что  такое  произошло.  Этот  Уайлдер...  до  чего   был
симпатичный молодой человек... подавал большие надежды...
   - Сэр, - воскликнул я, -  успокойтесь,  ведь  в  наших  силах  помешать
этому, для того мы здесь и пыхтим. Если найдем начало этой истории и  чуть
его изменим, парень с девушкой, возможно, поженятся и  счастливо  проживут
свою жизнь.
   - Вы правы. - Контролер смутился. - Я об этом не подумал...
   - Надо копать дальше, - заключил я, - пока не  доберемся  до  Фицджона.
Кажется, в нашей головоломке он - ключевая фигура.


   Господи, как мы искали!  Ребята,  скажу  вам,  мы  словно  собирали  из
кусочков пирамидку, которая имеет четыре измерения, и четвертым измерением
было время. Мы отыскали сотню университетов, в которых специальные кафедры
и отделения занимались исключительно разработкой теорий  и  математических
формул Фицджона. Мы проскочили еще один век в направлении к  настоящему  и
обнаружили уже только пятьдесят  таких  университетов,  и  в  них  учились
студенты, чьи ученики возглавили кафедры век спустя.
   Мы приблизились к настоящему еще на сто лет - теория Фицджона изучалась
только в десяти университетах. Сторонники и последователи Фицджона с пеной
у рта защищали его на  страницах  научных  журналов,  вели  кровопролитные
битвы с его противниками. Мы  перепахали  груду  библиотечных  материалов,
сфотографировали  скоростным  методом  множество  уравнений,  которые  нам
предлагал  вращающийся  восьмигранник,  -  вдруг  пригодится  на  будущее?
Наконец, мы добрались-таки до колледжа, в котором преподавал сам  Фицджон,
в  котором  он  сделал  свое  революционное  открытие  и  приобрел  первых
сторонников. Мы приближались к цели.
   Фицджон оказался незаурядным человеком. Его  рост,  телосложение,  цвет
лица соответствовали средним величинам, но он  обладал  редким  физическим
даром - абсолютным чувством равновесия. Что бы он ни делал: стоял,  сидел,
двигался - он  всегда  сохранял  королевскую  осанку.  Видимо,  скульпторы
именно так представляли себе человеческое совершенство.
   Фицджон никогда не улыбался. Лицо его было словно высечено  из  грубого
песчаника. Голос у Фицджона был низкий,  небогатый  в  смысле  тембра,  но
запоминающийся, - он произносил слова необычайно ясно и  четко.  В  общем,
Фицджон был загадочной личностью.
   Загадочным его  можно  было  назвать  и  по  другой  причине:  всю  его
сорокалетнюю карьеру в колледже мы излазили вдоль  и  поперек,  проследили
пути сотен его учеников,  многие  из  которых  потом  стали  его  злейшими
противниками, - но нам никак не удавалось докопаться до  юности  или  даже
молодости Фицджона. Мы знали о нем все с  того  момента,  как  он  впервые
появился на кафедре физики в колледже. Дальше след  пропадал.  Можно  было
подумать, что до колледжа Фицджон зачем-то скрывался.
   Ярр метал громы и молнии.
   - Это совершенно немыслимо, - кипятился он. - Мы провели  всю  цепочку,
осталось каких-то пятьдесят лет до наших дней, и вдруг такая  загвоздка...
- Он поднял трубку небольшого настольного телефона и позвонил в  хранилище
информационных данных. - Каллен? Мне нужно все, что у вас есть  о  фамилии
Фицджон. И побыстрее.
   - Можно подумать, - заметил я, - что Фицджон хотел скрыть от людей свое
происхождение.
   - Хотел или нет, - с обидой в голосе произнес Ярр, - ничего у  него  не
выйдет. Если потребуется, я прослежу всю его жизнь с точностью до секунды!
   - Но на это потребуется уйма времени, верно? - поинтересовался я.
   - Верно.
   - Может быть, года два?
   - Может, и так. Но какая разница? Вы же  сами  сказали,  что  у  нас  в
запасе целая тысяча лет.
   - Не думал, что вы поймете мои слова буквально, доктор Ярр.
   Маленькое пневматическое устройство на  столе  доктора  Ярра  заурчало,
раздался щелчок. Выскочила кассета. Ярр открыл ее и  извлек  список  цифр.
Цифры были устрашающие; оказалось, что только на  Земле  проживает  двести
тысяч Фицджонов. Если проверять всех  с  помощью  интеграторов,  уйдет  не
меньше десяти лет. Ярр с отвращением отшвырнул листок и повернулся к нам.
   - Что будем делать? - спросил он.
   - Похоже, проследить жизнь Фицджона  с  точностью  до  секунды  нам  не
удастся, - откликнулся я. - За десять лет мы можем проверить все Фицджонов
и без интегратора.
   - Вы хотите что-то предложить?
   - Когда мы ворошили карьеру Фицджона,  -  сказал  я,  -  там  два  раза
попалось нечто любопытное. Да и после его смерти об этом заходила речь.
   - Что-то не припоминаю... - начал ГС.
   - Я говорю о лекции, сэр, -  пояснил  я.  -  Первая  большая  публичная
лекция Фицджона, в которой он дал отпор всем  своим  критикам.  Давайте-ка
отыщем ее и пройдемся  по  ней  мелким  гребешком.  Думаю,  что-то  важное
обязательно выплывет.
   - Попробуем.


   В поисках нужного куска Ярр взялся за ручки настройки,  кристалл  снова
начал вращаться, по нему побежали мутные изображения. Обрывочно  мелькнули
разрушенные здания  Манхэттена,  огромные  крабоподобные  существа  давили
несчастных и беспомощных людей, зловеще поблескивала  ярко-красная  крабья
чешуя. Замелькали другие изображения, совсем затуманенные.  Вот  город  из
одного  огромного  ступенчатого  здания,  оно  уходит   в   небо,   словно
Вавилонская башня; гигантский пожар захлестнул все атлантическое побережье
Америки; а вот какая-то цивилизация странных обнаженных существ, с  одного
гигантского цветка они перелетают на  другой.  Все  эти  изображения  были
настолько не в фокусе, что у меня заболела голова. А звук просто никуда не
годился.
   Гротинг наклонился ко мне и прошептал:
   - Ступень вероятности самая минимальная...
   Я кивнул и снова сосредоточился на кристалле - изображение стало  ясным
и четким. Перед нами простирался амфитеатр. Он  был  явно  смоделирован  с
греческого, имел форму лошадиной подковы,  сверкающие  галереи  из  белого
камня спускались к небольшой  квадратной  белой  кафедре.  За  кафедрой  и
вокруг  верхнего  яруса  была  видна  простая   колоннада.   Здание   было
незамысловатым и в то же время очень изящным.
   - Что же это такое? - удивился Контролер. - Не узнаю.
   - Архитекторы скоро сдадут чертежи, - ответил Гротинг. -  Строительство
планируют закончить через тридцать лет. Хотим  воздвигнуть  это  здание  в
северной части Центрального парка...
   Я с трудом их слышал, потому  что  комнату  наполнил  рев  многоголосой
толпы  из  амфитеатра.  От  самого  низа  до  галерки  он   был   заполнен
непоседливой и снующей молодежью. Парни и  девушки  перебирались  с  одной
галереи на другую,  проталкивались  вверх  и  вниз  по  широким  проходам,
вставали на сиденья и размахивали руками. Но главным образом они  кричали.
Раскатистые звуки, подобно волнам, перекатывались  по  амфитеатру,  сквозь
общий хаос пробивался какой-то слабый ритм.
   Из-за колонн появился человек, спокойно поднялся  на  кафедру  и  начал
раскладывать на маленьком столике бумаги.  Это  был  Фицджон,  холодный  и
неприступный, величавый в своей белой тунике. Стоя  рядом  со  столом,  он
тщательно разбирал свои записи, не обращая ни малейшего внимания  на  шум,
который с его  появлением  удвоился.  На  фоне  беспорядочного  ора  вдруг
прорезались бульварные стишки  -  их  четко  скандировала  какая-то  особо
буйная группа:
   - Неон - криптон - наэлектризованный - Фицджон!  -  Неон  -  криптон  -
наэлектризованный - Фицджон!
   Покончив с записями, Фицджон выпрямился, чуть  оперся  пальцами  правой
руки на крышку стола и посмотрел прямо в грохочущий зал; ни один мускул на
его лице не  шевельнулся.  Рев,  казалось,  достиг  апогея.  Скандирование
продолжалось, на  верхних  ярусах  появились  какие-то  ряженые  и  начали
пробираться по проходам к кафедре. Эти студенты напялили на  себя  каркасы
из металлических трубок, изображавшие геометрические фигуры.  Кубы,  шары,
ромбы и тессеракты. Ряженые скакали и дико отплясывали.
   Со спрятанного за колоннадой барабана  два  парня  начали  раскручивать
длинный транспарант. На белом шелке было отпечатано бесконечное уравнение:

   eia = 1 + ia - а2! + а3! - а4!..

   и так далее, и так снова и снова. Смысла я не уловил, но понял, что это
- искаженная ссылка на одно из уравнений Фицджона.
   Представление  продолжалось,  номера,  одни  странные,  другие   просто
непонятные, следовали друг за другом. Гуттаперчевые акробаты,  схватившись
руками за лодыжки, покатились по проходам. Откуда  ни  возьмись  появились
девицы, одетые в  черную  сеть,  и  начали  откалывать  какие-то  балетные
коленца. В воздух запустили  шары,  соединенные  друг  с  другом  в  некую
загадочную конструкцию.
   Они  совсем  обезумели,  и  это  было  отвратительно  -  смотреть,  как
взбесившиеся  студентки  и   студенты   превращали   лекцию   Фицджона   в
карнавальное шествие. Эти молодые дикари, наверное, не смогли бы объяснить
свое отношение к Фицджону, а точнее, не свое, а  своих  преподавателей.  Я
смутно вспомнил, что подобное уже случалось в прошлом, - например,  тысяча
гарвардских студентов устроила такой же прием Оскару  Уайльду.  А  сами-то
небось ничего не читали, кроме "Полицейских новостей".
   Так вот, гомон, рев и крик продолжался,  а  Фицджон  стоял  неподвижно,
чуть касаясь пальцами стола, стоял и ждал, когда этот балаган кончится.  Я
почувствовал, что восхищаюсь его выдержкой. Потом  вдруг  понял:  на  моих
глазах проходит захватывающая дуэль. Я не мог оторвать глаз  от  недвижной
фигуры, ждал, когда же Фицджон пошевелится, - но он не шевелился.
   Что?  Ничего  особенного,  говорите  вы?  Ну-ка,  кто-нибудь,   давайте
попробуйте. Встаньте около стола и слегка обопритесь пальцами на стол - не
твердо,  не  перекладывая  на  пальцы  вес  своего  тела,  а  так,  только
прикоснитесь. Знаю, вам кажется, что это очень просто. А вы попробуйте. Ни
один из вас не простоит в такой позе хотя бы минуту - готов спорить на что
угодно. Ну, есть желающие? То-то. Теперь понимаете?
   Публика  в  амфитеатре  тоже  начла   понимать   смысл   происходящего.
Свистопляска вдруг утихла, будто от стыда.
   Конечно, какая же радость - делать из  себя  идиотов,  если  зритель  и
бровью не ведет? Потом студенты начали снова, уже из чувства протеста,  но
их хватило ненадолго. Утихло скандирование, девчонки перестали плясать,  и
вот вся многотысячная аудитория замолкла и с чувством  неловкости  взирала
на Фицджона. А он продолжал стоять в той же позе.
   И тут студенты неожиданно сдались. На нескольких ярусах сразу раздались
аплодисменты. Их  немедленно  подхватил  весь  зал,  и  вот  уже  неистово
рукоплескали тысячи ладоней. Только молодежь способна так  быстро  оценить
настоящий поступок.  Казалось,  аплодисментам  не  будет  конца,  Фицджон,
однако, дождался тишины, взял со  стола  одну  из  своих  карточек  и  без
всякого предисловия, будто ничего не произошло, начал лекцию.


   "Леди и джентльмены, меня обвиняют в том, что мою теорию энергодинамики
и математики я создал из ничего, и критиканы утверждают: "Из ничего ничего
и не получится". Позвольте напомнить вам, что человек ничего не создает на
пустом месте. Неверно думать, будто он изобретает нечто, не существовавшее
ранее. Человек только открывает. И все наши изобретения, даже самые новые,
самые революционные, - это всего лишь открытия. Явления давно  существуют,
они просто ждут нас.
   Более того, не могу сказать, что мою теорию я открыл в одиночку. Ученый
-  это  не  одинокий  странник,  натыкающийся  на  золотые   россыпи   без
посторонней помощи. Его путь всегда вымощен теми, кто шел  раньше  нас,  и
мы, делающие открытие за открытием, на самом деле лишь вносим свой вклад в
имеющуюся копилку знаний.
   Чтобы показать, насколько невелик мой собственный вклад и как  много  я
унаследовал из прошлого,  могу  добавить,  что  основное  управление  моей
теории, по сути дела, принадлежит не мне. Оно было открыто  пятьдесят  лет
тому назад - примерно за десять лет до моего появления на свет.
   Представьте себе, вечером 9 февраля 2909  года,  в  Центральном  парке,
рядом с этим самым амфитеатром, моему отцу пришла в  голову  мысль,  и  он
поделился ею с моей матерью. Это и было уравнение

   i = (d/u) b^2*i N/a (ze - j/a),

   вдохновившее меня на создание теории. Так что сами видите, мой вклад  в
"изобретение" уравнений энергодинамики поистине невелик..."
   Фицджон взглянул на первую карточку и продолжал:
   "Давайте теперь рассмотрим возможные перемещения фактора j/a..."
   - Стоп! - заорал я. - Достаточно!
   Но не успел я открыть рот, как Контролер и  ГС  тоже  кричали  во  весь
голос. Ярр вырубил кристалл и зажег  свет.  Мы  все  вскочили  на  ноги  и
возбужденно смотрели друг на друга.  Бедняга  Ярр  прямо-таки  вылетел  из
кресла, оно даже опрокинулось.
   Откуда такая паника, спрашиваете? Потому что тот день и был  9  февраля
2909 года, а до вечера оставалось не больше двух часов.
   - Мы можем найти этих Фицджонов? - спросил Контролер.
   - За два часа? Не говорите глупостей. К тому же  вполне  вероятно,  что
сегодня многие из них и не Фицджоны вовсе.
   - Это еще почему?
   - Потому что они могли изменить фамилию - это сейчас  модно.  Допустим,
кто-то хочет скрыть свое прошлое. Да мало ли причин...
   - Все равно, мы должны до них добраться, кем бы они ни были!
   - Держите себя в руках, -  осадил  его  ГС.  -  Может,  вы  предлагаете
развести одиннадцать миллионов супружеских пар? Ведь сейчас Стабильность!
   - Черт с ней, со Стабильностью!  Мы  не  можем  позволить,  чтобы  этот
разговор состоялся... а если  он  все-таки  состоится,  нельзя  допустить,
чтобы у них потом родился сын!
   Гротинг по-настоящему рассердился.
   - Лучше отправляйтесь домой и как следует почитайте  Кредо.  Даже  если
речь идет о спасении Вселенной, я не имею права расторгнуть брак. А уж тем
более причинить вред ребенку.
   - Так что же делать?
   - Сохранять спокойствие. Что-нибудь придумаем.
   - Простите, сэр, - вмешался я. - Кажется, у меня есть идея.
   - Нашли время для идей, - взревел Контролер. - Нам нужны действия.
   - Вот я и предлагаю действовать.
   - Говорите, Кармайкл, - разрешил ГС.
   - По-моему, самое  главное  для  нас  -  сделать  так,  чтобы  ни  одна
супружеская пара не попала сегодня вечером в северную  часть  Центрального
парка. Давайте срочно вызовем специальное полицейское подразделение. Потом
прочешем парк и всех оттуда попросим. Устроим  что-то  вроде  карантина  -
выставим вокруг парка кордон на всю ночь.
   - А если наш Фицджон - это один из полицейских? - возразил Контролер.
   - Хорошо, давайте возьмем только неженатых.  И  отдадим  категорический
приказ - женщин и близко не подпускать.
   - Что ж, - с сомнением произнес ГС, -  может,  и  повезет.  Мы  обязаны
предотвратить этот разговор.
   - Простите, сэр, - обратился к нему я, - а вы случайно не женаты?
   - Моя жена в Вашингтоне, - усмехнулся он. - Я позвоню ей, чтобы  никуда
не уезжала.
   - А что скажет Контролер?
   - Жена остается дома, - ответил тот. - Как насчет вас?
   - Насчет меня? Я один, как перст.
   - Вам не позавидуешь, - засмеялся Гротинг, - но на сегодня этот вариант
подходит. Что ж, за дело, у нас мало времени.
   В пневматической капсуле мы живо перенеслись в административное здание,
и как тут все завертелось-закружилось! Через десять минут  три  роты  были
готовы к выполнению задания. Контролер, казалось, был доволен, а я -  нет.
Я сказал:
   - Три роты - это мало. Нам нужно пять.
   - Пятьсот человек? Вы с ума сошли!
   - Будь моя  воля,  я  бы  вызвал  пять  тысяч!  Мы  переворошили  целое
тысячелетие, чуть головы себе не сломали. И теперь, когда истина у  нас  в
руках, я не хочу, чтобы мы угробили наш единственный шанс.
   - Вызовите еще две роты, - распорядился ГС.
   - Не уверен, что в нашей полиции найдется столько холостяков.
   - Тогда пусть будет сколько есть. И чтобы  кордон  был  густым,  не  то
какая-нибудь заблудшая парочка обязательно просочится. Поймите, это же  не
охота на преступника, который скрывается от полиции.  Мы  ищем  мужчину  и
женщину, не виноватых ни в чем, и наша задача - не  допустить,  чтобы  они
случайно  прошли  сквозь  кордон.  Мы  пытаемся  предотвратить  несчастный
случай, а не раскрыть преступление.
   Всего в полиции набралось четыреста десять холостяков.  Этот  маленький
полк выстроился перед административным зданием,  и  ГС  наплел  им  насчет
какого-то преступника и возможного преступления, еще  какую-то  белиберду,
сейчас уж и не помню. Естественно, насчет "Прога" он не  сказал  ничего  -
надеюсь, не нужно объяснять почему?
   Что, нужно? Ну, так и быть, для отшельника с Луны  скажу.  Стабильность
Стабильностью, но ведь человек всегда был и  остается  человеком.  Прознай
народ о "Проге" - и вокруг каждый день  собиралась  бы  миллионная  толпа,
жаждущая узнать свою судьбу и результаты завтрашних скачек. А самое важное
- это вопрос о смерти.  Нельзя,  чтобы  человек  знал,  когда  и  как  его
настигнет смерть. Нельзя, и все тут.
   От газетчиков, решили мы, скрываться не стоит -  каждый,  кто  окажется
около Центрального парка, поймет, что заваривается какая-то каша. Пока  ГС
инструктировал полицию, я скользнул в телефонную будку и взывал  всю  нашу
газетную  братию.  Когда  они  появились  на  разных  секторах  экрана,  я
воскликнул:
   - Общий привет всей шайке-лейке!
   Они все негодующе загалдели, потому что три дня назад я  будто  в  воду
канул.
   - Все, братцы-кролики, тишина. Слушайте Кармайкла. Ноги в руки, и чтобы
через час все были у Северного входа в  Центральный  парк.  Будет  на  что
посмотреть!
   - Это ты за три дня такие новости нагреб? - спросил "Джорнал".
   - Точно.
   - Не свисти, Кармайкл, - высказался "Пост". - Когда в  прошлый  раз  ты
послал нас на север, рухнул южный участок парка Бэттери.
   - Нет, сейчас все железно. Никакого подвоха.  Чистая  сенсация.  Четыре
сотни полицейских маршируют туда под барабаны. Так что шевелитесь,  не  то
пропустите шикарный спектакль.
   "Ньюс" с хитрой ухмылкой посмотрел на меня и сказал:
   - Ну, гляди, братишка, дай бог, чтобы ты не шутил, - а то  я  для  тебя
тоже маленькую сенсацию припас.
   - Это,  "Ньюси",  споешь  кому-нибудь  другому.  Я  тороплюсь.  -  И  я
отключился.


   В феврале, сами понимаете, темнеет быстро. Чернота собирается  в  небе,
словно скомканный плащ. Потом кто-то его отпускает, и он быстро  окутывает
вас черными складками. Когда мы подъехали к парку, сумеречные складки  уже
расползались  по  небу.  Полицейские  высыпали  из  гелиостатов,  и  через
полминуты сотни две уже прочесывали парк и  выпроваживали  посетителей  за
его пределы. А остальные формировали костяк кордона.
   Мы проверяли целый час и наконец убедились:  в  парке  не  осталось  ни
одного человека.  Как  тут  не  проверять?  Ведь  если  граждане  получают
какое-то указание, двадцать из ста почти наверняка  его  не  выполнят,  не
потому, что они против, а так - из принципа,  из  любопытства  или  просто
чтобы повалять дурака.
   Сигнал о том, что парк пуст, поступил в шесть часов, когда на город уже
опускалась темнота. Контролер, ГС и  я  стояли  перед  высокими  железными
воротами. Влево  и  вправо  от  нас  убегали  длинные  светящиеся  цепочки
полицейских фонарей. Яркие точки мерцающим  жемчужным  ожерельем  опоясали
всю северную часть парка.
   Тишина была томительной, ожидание - невыносимым. Вдруг я сказал:
   - Простите, сэр, а насчет репортеров вы капитана предупредили?
   - Предупредил, Кармайкл, - ответил ГС, и на этом  разговор  закончился.
Я-то надеялся поговорить немножко, это всегда снимает напряжение.
   И снова то же - холодная тишина и ожидание.  Звезды  над  головой  были
прекрасны - словно кусочки  радия,  я  даже  подумал:  жаль,  что  они  не
конфеты, так и хочется их съесть. Я попробовал было представить,  как  они
гаснут и постепенно исчезают, но у меня ничего не вышло. Представить себе,
как  уничтожается  что-то  прекрасное,  -  это  всегда  трудно.  Потом   я
попробовал посчитать полицейские фонари - сколько их  во  всем  парке?  Но
бросил это занятие, досчитав до двадцати.
   Наконец я сказал:
   - Сэр, а что, если мы зайдем в парк и прогуляемся немножко?
   - Не возражаю, - ответил ГС.
   Мы прошли через ворота, но не сделали и трех шагов по территории парка,
как услышали сзади окрик и топот бегущих ног. Но это был всего лишь Ярр, а
с ним - двое полицейских.  Полы  его  пальто  развевались,  огромный  шарф
срывался с шеи - он был похож на привидение. Старикан  запыхался  и  ловил
ртом воздух, а ГС тем временем объяснил полицейским, что все в порядке.
   - Я... я... - пытался выдохнуть Ярр.
   - Не волнуйтесь, Ярр, пока все спокойно.
   Ярр сделал мощнейших вдох,  задержал  на  мгновение  воздух,  потом  со
свистом его выдохнул. Более или менее нормальным тоном он сказал:
   - Хотел попросить вас не отпускать эту парочку, если вы ее задержите. Я
бы потом проверил их на Прогнозаторе.
   Как можно мягче ГС объяснил:
   - Мы не собираемся ловить их, доктор Ярр. Мы  не  знаем,  кто  они,  и,
возможно, никогда не узнаем, Нас сейчас волнует одно - сделать так,  чтобы
их разговор не состоялся.


   В общем, в парк мы уже не пошли, вернулись к воротам, а  здесь  все  то
же: холод, тишина, томительное ожидание. Я стиснул ладони, но от холода  и
волнения показалось, что между ладонями у меня - ледяная вода. Небо быстро
прочертила красная полоса - выхлоп ракетных двигателей лунной  капсулы,  а
через  десять  секунд  я  услышал  грохот  -  капсула  совершила  взлет  с
Губернаторского острова и с жужжанием полетела к Луне, Но капсула дано уже
улетела,  а  жужжание  все  продолжается,   и   какое-то   оно   странное,
тонюсенькое...
   Я озадаченно посмотрел в небо и увидел, что над парком в центре сада  с
декоративными  скалами  лениво  кружит   гелиостат.   Его   силуэт   четко
вырисовывался на фоне звездного неба, я хорошо видел яркие квадраты окошек
кабины. Вдруг я понял, что в середине сада есть лужайка и гелиостат вполне
может на нее сесть. А там,  глядишь,  из  него  выпорхнет  парочка,  чтобы
размять ноги и прогуляться по травке.
   Я постарался не паниковать и просто сказал:
   - По-моему, надо идти туда и выгнать этот гелиостат из сада.
   Мы прошли в ворота и быстро зашагали в сторону сада, вместе  с  нами  -
двое полицейских. Шагов десять я прошел спокойно, потом не выдержал.  Ноги
сами понесли меня вперед, за мной побежали все остальные - Контролер,  ГС,
Ярр и полицейские. Мы пронеслись по усыпанной гравием аллейке, обогнули не
работавший фонтан и взбежали через три ступеньки по лестнице.
   Когда я подбежал к  краю  лужайки,  гелиостат  приземлялся,  "Улетайте!
Улетайте отсюда!" - завопил  я  и  кинулся  к  гелиостату  по  подмерзшему
газону, Шаги мои громыхали в тишине, впрочем, сердце под ребрами громыхало
с неменьшей силой. Наверное, вшестером мы  производили  шума  больше,  чем
стадо буйволов. Мне оставалось до  гелиостата  еще  метров  пятьдесят,  но
оттуда уже начали появляться темные фигуры. Я заорал:
   - Вы что, оглохли? Улетайте живо из парка!
   И тут слышу голос "Поста":
   - Это ты, Кармайкл? В чем дело?
   Естественно - это были братья-газетчики. Я тут же остановился, а вместе
со мной - и остальные. Я сказал ГСу:
   - Извините, сэр, ложная тревога.  Что  будем  делать  с  газетчиками  -
прогоним  или  пусть  остаются?  Они   думают,   что   здесь   отлавливают
преступника.
   Гротинг чуть запыхался.
   - Пусть остаются, Кармайкл, - ответил  он,  -  они  помогут  нам  найти
доктора Ярра. Похоже, он заблудился где-то в зарослях.
   - Хорошо, сэр, - согласился я и пошел к гелиостату.
   Дверь кабины была открыта, и оттуда в темноту струился теплый  янтарный
свет. Все парни уже выбрались наружу и теперь толклись около гелиостата  и
вели обычный газетный треп. Когда я подошел, "Пост" заявил:
   - Мы привезли твою оппозицию, Кармайкл, - Хоган из "Триба".
   - Как насчет матча по борьбе, а? -  спросил  "Ньюс".  -  Момент  вполне
подходящий. Ты сейчас в форме, Кармайкл?
   В голосе его слышалась издевательская насмешка, и я подумал  про  себя:
"Ого, наверное, этот Хоган - верзила под сто кило и мигом впечатает меня в
газон; ну да ладно, пусть дорогой коллега из "Ньюса" порадуется".
   Тут они выпихнули этого Хогана вперед. Смотрю, никакой он  не  верзила.
Но я не стал об этом думать, а решил: сейчас не время для церемоний,  надо
все кончить побыстрее. Я прыгнул вперед в темноте,  схватил  этого  Хогана
поперек груди и кинул его на землю.
   - Вот и порядок, оппозиция, - бодро заявил я. - Будем считать...
   Тут вдруг я понял, что этот Хоган - какой-то мягкий. Крепкий, жесткий -
но мягкий, понимаете? Девушка! Я в смущении посмотрел на нее сверху  вниз,
она на меня с негодованием - снизу вверх, а  вся  наша  толпа  зашлась  от
хохота.
   Тогда я сказал:
   - И дубина же я...


   И тут, друзья  мои,  я  попал  в  эпицентр  всех  мировых  катаклизмов,
катастроф, извергающихся вулканов и бешеных ураганов. Начал кричать ГС, за
ним - Контролер, а через секунду - и полицейские. Они накинулись на меня и
устроили на мне настоящую кучу-малу. Откуда  ни  возьмись  объявился  Ярр,
завопил на Гротинга, тот что-то проорал в ответ, и Ярр, стиснув  маленькие
кулачки, принялся махать  ими  около  моей  головы.  Потом,  на  глазах  у
изумленных  репортеров  и  этой  девушки,  Хейли  Хоган,  меня  вернули  в
вертикальное положение и увели. Не могу вам точно сказать, что было дальше
- споры, обсуждения, неизбежные шум и ярость - потому что  почти  все  это
время я просидел под замком, Скажу одно - им оказался я. Да, я. Человеком,
которого  мы  пытались  остановить,  оказался  я.  Сумасшедший  ученый  X,
безжалостный диктатор Y, планета пришельцев Z - все эти  гадости  сплелись
воедино во мне. Человеком, остановить которого хотела вся Земля,  оказался
я.
   Почему, спрашиваете? А вот почему:  напишите  чуть-чуть  по-другому  "и
дубина же я", и получите уравнение Фицджона:

   i = (d/u) b^2*i N/a (ze - j/a).

   Уж не знаю, как мой сын догадается, что это -  математическая  формула.
Наверное, это будет еще один случай, когда легенда с годами обрастает  все
новыми подробностями и в конце концов ее и не узнать. Так бывает - ребенок
что-нибудь гугукнет в колыбельке, а послушать его отца,  он  изрек  что-то
гениальное, вроде преамбулы к Кредо.
   Что? Нет, я не женат - пока не женат. Поэтому меня и засунули сюда,  на
этот богом забытый астероид,  редактировать  двухстраничный  еженедельник.
Старик Гротинг знаете, как это называет? Повышение в  целях  безопасности.
Конечно, это неплохая работа, лучше, чем бегать репортером. ГС сказал, что
расторгать брак они бы не стали, но, коли мы не женаты... в  общем,  будут
держать нас подальше  друг  от  друга,  пока  не  выжмут  из  Прогнозатора
что-нибудь путное.
   Нет, с тех пор, как я кинул ее на газон, мы больше  не  встречались.  А
хочется, и даже очень. Я видел ее только мельком,  но  она  напомнила  мне
Барбару Лидс, ту, из будущего, через шестьсот лет после нас.  Тот  же  тип
красоты;  гладкие  волосы  и  ясное,  свежее  лицо,  словно  умытое  самой
природой...
   Я все время думаю о ней. Думаю, что не так уж и сложно  рвануть  отсюда
на Землю - на какой-нибудь  грузовой  ракете,  -  а  там,  глядишь,  сменю
фамилию,  устроюсь  на  другую  работу.  К   черту   Гротинга,   к   черту
Стабильность. Я хочу ее видеть - и как можно скорее.
   И все время думаю о новой встрече.

Популярность: 14, Last-modified: Mon, 26 Mar 2001 15:59:37 GMT