-----------------------------------------------------------------------
     Чейз Дж.X. Собрание сочинений. Т. 30. В мертвом безмолвии:
     Детектив. романы: - Мн.: Эридан, 1995. - 368 с.
     Перевод Н.Краснослободского, 1995.
     OCR & SpellCheck: Zmiy (zmiy@inbox.ru), 5 декабря 2003 года
     -----------------------------------------------------------------------

     Дерзкая попытка ограбления банка, похищение картин из  музея,  убийство
известного автора эротических романов - вот  краткое  содержание  тридцатого
тома Дж.X.Чейза.




     Кошмар,  переживаемый  мной  в  настоящий   момент,   был   результатом
непростого стечения обстоятельств.  Его  семена  были  посеяны  четыре  года
назад, но только сейчас дали свои ядовитые всходы. Именно из них  произросли
шантаж, два убийства и самоубийство. И именно мне придется  пожинать  плоды,
созревшие к настоящему моменту.
     Четыре года  назад  я  за  чисто  символическую  плату  подрабатывал  в
гараже, где занимался электронной начинкой автомобилей.
     Мой отец, главный бухгалтер этого заведения,  устроил  меня  туда,  как
это  сейчас  модно  говорить,  по  протекции.  Насколько  помню,  я   всегда
находился под его влиянием. Именно он уговорил меня  после  окончания  школы
заняться  электроникой  и  сделал  все  возможное  и  невозможное,  чтобы  я
поступил в городской университет, где после успешного окончания  мне  выдали
диплом инженера-электронщика.
     Кроме того, еще когда я учился в школе, отец настоял на  том,  чтобы  я
научился играть в гольф.
     - Пойми,  Ларри,  большинство  весьма  важных  сделок  заключается   на
площадке для игры в гольф, а отнюдь не в роскошных кабинетах  акул  большого
бизнеса.
     Талант игрока в гольф, как выяснилось, был заложен во мне еще в  момент
рождения, а что касается электроники, то я  был  фанатиком  этой  профессии.
Днем я, как проклятый, возился с разнообразными схемами, а вечером  настырно
постигал теорию того, что так успешно применял на практике.
     Воскресенье было целиком и  полностью  отдано  гольфу.  С  тренером  мы
заключили взаимовыгодное соглашение:  он  позволял  мне  до  8.30  бесплатно
играть на поле клуба, а  я  в  благодарность  за  это  присматривал  за  его
магазином до полудня. Это устраивало нас обоих: мои доходы не позволяли  мне
стать членом клуба, а  он  мог  спокойно  проводить  на  площадке  время  до
полудня.
     В то солнечное воскресное утро я решил отшлифовать один  удар.  Сейчас,
глядя на все это сквозь призму лет, думаю, мои действия  направлялись  самим
Господом Богом. Если бы я не занялся этим, я бы не познакомился  с  Фаррелом
Браннингамом и со мной не случились  бы  все  эти  невероятные  приключения,
переросшие впоследствии в кошмар.
     В тот самый момент, когда мне удался прекрасный  семиметровый  удар,  я
услышал за спиной хриплый голос:
     - Хорошо сыграно, сынок!
     Я резко повернулся. Недалеко  от  меня  стоял  высокого  роста  пожилой
мужчина весьма импозантной внешности. Все в нем так и кричало о богатстве  и
могуществе: и спортивная одежда, и клюшки для гольфа,  а  особенно  властное
выражение загорелого лица - агрессивный подбородок,  правильной  формы  нос,
голубые проницательные глаза. Все указывало на незаурядную личность.
     - Ты смог бы еще раз повторить этот удар, парень?
     В ответ я лишь пожал плечами. Поставив другой шар, я  еще  раз  померил
дистанцию до лунки, хотя и  так  прекрасно  знал,  что  до  нее  ровно  семь
метров, учел наклон газона и решительно ударил по мячу. Я  был  уверен,  что
удар получится. Так оно и случилось.
     - Вот это да! Черт возьми, разреши, я попробую!
     - Не вопрос! Прошу вас, мистер.
     Как все плохие  игроки,  он  тут  же  засуетился,  долго  прицеливался,
наконец ударил. Результат я знал заранее - мяч остановился в полутора  футах
от лунки.
     - У меня всегда так, - простонал он. - Здесь какой-то секрет?
     - Есть немного.
     Он посмотрел на меня.
     - Объясни, что я делаю неправильно.
     - Прежде всего, ваша клюшка несколько коротковата, потом вы смотрите  в
сторону в момент удара, да и поза желает лучшего.
     - Короткая клюшка?  Черт  возьми,  я  играю...  -  он  замолчал  и  уже
совершенно другим тоном спросил: - А какая клюшка мне нужна?
     - Это можно устроить, мистер.
     - Пожалуйста, сделай это.
     Я провел его в магазинчик, открыл  и  продал  клюшку  нужного  размера.
Затем мы вернулись на площадку и я объяснил все  тонкости  выбора  позы  для
удара. Примерно через час ему уже  удавались  три  удара  из  пяти.  Он  был
страшно обрадован этим.
     - У меня еще одна проблема, сынок, - сказал он. - Не смог бы ты  помочь
и в этом?
     Еще полчаса я обучал его ударам  издалека.  И  вскоре  он  выполнял  их
более или менее сносно.
     - Я  очень  рад,  сынок,  -  он  широко  улыбнулся.  -  У  меня  сейчас
ответственный матч. Вооруженный этими знаниями,  я  окажу  своему  сопернику
достойное сопротивление.
     - Рад был вам помочь, сэр, - я взялся за свою клюшку.
     - Минуточку... Как тебя зовут?
     - Ларри Лукас, сэр.
     - Рад познакомиться, - он протянул мне свою  огромную  руку.  -  Фаррел
Браннингам.
     Я вздрогнул. Это имя было так же известно, как и имя  Джеральда  Форда.
Он был президентом Национального Калифорнийского банка,  который  имел  свои
отделения почти во всех крупных городах Соединенных Штатов.
     - Это большая честь для меня, сэр, - сказал я.
     Он  широко  улыбнулся,  очевидно,  удовлетворенный  тем,  что  его  имя
произвело такое впечатление.
     - Чем ты занимаешься?
     - Я работаю в ателье по ремонту электронного оборудования.
     - Ты знаком с электронными вычислительными машинами?
     - У меня диплом инженера-электронщика.
     - Университетский?
     - Да, - я назвал учебное заведение, которое закончил.
     - Прекрасно, Ларри. Занимайся своим делом,  а  завтра  к  десяти  часам
приходи ко мне в банк.
     Кивнув, он собрал принадлежности для игры в гольф и пошел на площадку.
     Именно эта минута четыре года назад стала переломной в  моей  жизни.  Я
надеялся, что, работая у Браннингама, я быстро добьюсь  успеха  и  заработаю
много денег, но именно тогда я сделал первый шаг к сегодняшнему кошмару.
     Утром, ровно в десять, меня провели в огромный кабинет, больше  похожий
на площадку для гольфа, где стоял такой же огромный стол.  За  ним  восседал
мистер Браннингам.
     - Входите, Ларри, - радушно пригласил он. -  Благодаря  вам  я  выиграл
вчера свой матч.
     - Я рад за вас, сэр.
     - Это благодаря клюшке, которую вы мне продали. - Он жестом  указал  на
кресло напротив себя. - У вас есть какие-нибудь планы на воскресенье? Вы  не
могли бы сыграть со мной партию? Я хотел бы знать, что  вы  думаете  о  моих
ударах. Ну как?
     Играть в гольф с мистером Фаррелом! Я едва верил своим ушам.
     - Буду рад это сделать, мистер Браннингам.
     - Прекрасно. Моя жена любит, чтобы я возвращался к завтраку. Что,  если
мы встретимся в восемь утра?
     - Как скажете, сэр.
     - Я разговаривал  с  вашим  деканом  сегодня  утром.  Какого  черта  вы
тратите свое время, работая мастером по ремонту, Ларри?  По  словам  декана,
вы прекрасный инженер-электронщик. Вы были одним из лучших  среди  студентов
университета.
     - Мой отец хотел, чтобы я работал в этом ателье. По его  словам,  лучше
быть большой рыбой в маленьком море, чем маленькой рыбкой в  большом  пруду.
Но несколько месяцев назад мой отец умер: так что  я  начинаю  подумывать  о
том, чтобы поменять место. Одна фирма уже сделала мне предложение.
     - Сколько вам лет?
     - Двадцать семь, сэр.
     - Сколько вы зарабатываете?
     - Три тысячи.
     - В этой фирме вы больше не получите, - уверенно сказал он.  -  Обладая
вашей квалификацией, вы даром тратите время. Но ничего, я  вами  займусь.  -
Он некоторое время молчал, задумчиво глядя на меня, потом закурил  сигару  и
продолжил: - Знаете, Ларри, в  том  положении,  которое  я  сейчас  занимаю,
иногда приятно поиграть в этакого доброго волшебника.  Я  время  от  времени
бываю таким, чтобы сделать что-то полезное  людям,  которые  сделали  что-то
полезное мне. До  сих  пор  я  не  ошибался  в  выборе  нужной  кандидатуры.
Полагаю, и на сей раз не ошибусь. Вы слышали о Шаронвилле?
     - Да, сэр. - Сердце мое забилось. Это был  быстрорастущий  процветающий
город недалеко от нашего, на полпути до Сан-Франциско.
     - Мы  намерены  открыть  там  филиал  нашего  банка.  Весьма   крупный,
заметьте. Ведь через несколько лет Шаронвилл  станет  очень  важным  центром
промышленности. Мне нужны специалисты по ЭВМ, причем по  самым  современным.
Не могли бы вы установить в нашем банке самые современные машины?
     - Да, сэр, - ответил я, стараясь говорить твердо.
     Он кивнул.
     - О'кей, кроме того, я думаю, для вас не составит труда  разработать  и
систему охранной сигнализации банка, не так ли?
     - Да, сэр.
     - Банк откроется не раньше чем через полгода.  Я  даю  вам  три  недели
срока, чтобы составить проект и подробную смету  затрат.  Если  предложенный
вами проект нас не удовлетворит, мы обратимся к другому специалисту. Как  вы
на это смотрите?
     - Я попробую, сэр.
     Он нажал кнопку внутренней  связи,  и  в  дверях  тотчас  же  появилась
секретарша.
     - Проводите мистера Лукаса к Биллу, Сьюзен. -  Потом,  глядя  на  меня,
добавил: - Это наш архитектор. Вы будете работать вместе.
     Как только я поднялся, он добавил:
     - До воскресенья, - улыбнувшись, он помахал рукой, отпуская меня.


     Билл Диксон понравился мне сразу. Маленький, коренастый,  с  постоянной
улыбкой. И хотя у него были седые волосы, он не казался старше меня.
     - Я в курсе вашей истории, - он крепко пожал мне  руку.  -  Вижу,  босс
вновь принялся играть в доброго волшебника.
     - Похоже на то.
     - Со  мной  он  поступил  точно  также.   Однажды   он   был   вынужден
остановиться на дороге, чтобы сменить колесо. Надо же  было  так  случиться,
что я проезжал мимо и помог ему устранить неисправность. - Он  засмеялся.  -
И вот я здесь. Вы делаете что-то для него, и он тут же  сторицей  возвращает
долги. Великолепный человек! - Он  поднял  вверх  палец.  -  Но  никогда  не
забывайте одного - этот великолепный человек не  простой  благодетель.  Если
вы не окажетесь таким человеком, каким он  вас  представляет,  или  если  вы
сделаете что-то не так, все  пропало.  -  Затем  он  резко  переменил  тему,
заговорив о будущей  работе.  -  Думаю,  нам  надо  поехать  в  Шаронвилл  и
познакомиться с Алексеем Менсоном, будущим  директором  банка.  Осмотревшись
на месте, вы должны точно сказать, что именно там  понадобится.  Вы  сможете
поехать туда завтра.
     Вернувшись, я принялся изучать план банка.  Дело  было  серьезное.  Это
был большой банк в три этажа, с подвалом для личных сейфов.
     "Это мой шанс", - подумал я, вспоминая своего  отца.  "Большая  рыба  в
маленьком море или маленькая рыба в большом пруду". А  почему  бы  не  стать
большой рыбой в большом пруду?
     Я принял  решение.  На  моем  счету  в  банке  было  около  пяти  тысяч
долларов. Этого было вполне достаточно, чтобы прожить несколько  месяцев.  А
потом, если Браннингам  не  согласится  с  моим  проектом,  я  найду  другую
работу.
     Я позвонил в компанию и сказал управляющему  о  своем  уходе,  даже  не
выслушав того, что он говорил  мне.  Шаронвилл  действительно  был  молодым,
быстроразвивающимся городом. Повсюду строились новые  дома,  торчали  краны,
кипела деятельность. Мы остановились в отеле и, бросив вещи,  отправились  к
месту моей будущей работы. Билл  представил  меня  директору  банка  Алексею
Менсону. Это был  мужчина  лет  сорока,  высокий,  худой,  очень  подвижный.
Похоже было, что кроме банка его больше ничего не интересовало.
     - Ваша работа, мистер  Лукас,  как  раз  и  заключается  в  том,  чтобы
приобрести для банка  необходимое  оборудование.  -  Он  тут  же  выдал  мне
перечень  всего  необходимого.  -  Мы  хотим  все  самое  лучшее   и   самое
современное, - сказал он.
     Следующие четыре дня я не выходил из номера. У меня были  все  исходные
данные, и я напряженно работал. Еду мне приносили прямо в номер.  В  субботу
вечером я составил смету и перечень. Я также  проработал  будущую  стратегию
на тот случай, если шефу понравится мой проект.
     На следующее утро я ждал его  перед  магазинчиком  тренера  по  гольфу.
Фаррел Браннингам прибыл сюда в "кадиллаке".
     - Привет, сынок, - он широко улыбнулся. -  Похоже,  день  обещает  быть
приятным. - Он вытащил из багажника сумку с принадлежностями для  гольфа.  -
Ну что, начнем?
     Браннингам заметно  улучшил  свою  игру.  Его  удары  были  хороши.  До
девятой лунки он шел впереди, так как я хотел позволить  ему  выиграть  этот
гейм. Но  время  от  времени  он  все  же  допускал  досадные  промахи  и  к
двенадцатой лунке был уже со  мной  наравне.  Я  мог  выиграть,  но  нарочно
промахнулся, и шар остановился в нескольких сантиметрах от лунки.
     - Мне кажется, что я возьму верх, - заметил он,  примериваясь,  как  бы
поточнее ударить.
     Я боялся, чтобы он  не  промахнулся,  но  шар  вкатился  точнехонько  в
лунку.
     - Вот так-то! - на его лице появилась широкая улыбка. - Черт возьми,  я
никогда не играл настолько  успешно.  А  не  выпить  ли  нам  немного,  дабы
отметить это дело?
     Я рассыпался в комплиментах, и его улыбка стала еще шире.
     Расположившись в баре  клуба,  он  приказал  принести  нам  пару  пива.
Затем, закурив сигару, он в упор глянул на меня.
     - Итак, как дела, Ларри?
     - Вам решать,  сэр,  -  сказал  я.  -  Я  принес  список  и  смету  под
необходимое оборудование.
     - Быстро же вы сделали все это. Не поторопились?
     - Судите сами, - я протянул ему отпечатанные на машинке листки бумаги.
     Он быстро пробежал смету глазами, раз за разом делая глубокие  затяжки.
Покрывшись потом, я ждал, пока он дойдет до  последней  страницы,  где  была
выписана общая сумма расходов. Но он никак не отреагировал на это.
     - Что ж, выглядит вполне достойно, сынок, - кивнул он.
     - Должен кое-что сказать вам, сэр. С понедельника я больше  не  работаю
в ателье, и сейчас работаю самостоятельно.
     Он посмотрел на меня, перевел глаза на смету и широко улыбнулся.
     - Как  я  понял,  это  должно  означать,   что   вы   будете   получать
комиссионные за все, что будете продавать.
     - Точно. Большая рыбка в большом пруду, не так ли?  Когда  вы  сказали,
что я напрасно теряю время,  занимаясь  ремонтом  электронной  техники,  это
заставило меня задуматься.
     Он рассмеялся.
     - Вижу.  -  Поставив  бокал,  Браннингам  поднялся.   -   О'кей,   пора
возвращаться домой. Жена ждет. Она не любит, когда я опаздываю  на  завтрак.
Хорошо, Ларри, я заберу ваши бумаги и покажу на совете директоров.  Как  мне
вас отыскать?
     - Вы найдете мой номер телефона и адрес на обратной стороне сметы.
     - Благодарю за партию в гольф. Это лучшая партия, которую я  когда-либо
сыграл. - Кивнув, он ушел.
     Следующие два дня я провел дома,  нетерпеливо  ожидая  реакции  на  мои
предложения. Наконец мне позвонил Диксон  и  сообщил,  что  мои  предложения
приняты, и я получаю зеленый свет.
     - Вы хотите сказать, что все в порядке, и я  могу  начать  работать?  -
спросил я, едва веря тому, что услышал.
     - Они все одобрили. У меня для вас гарантийное письмо, по  которому  вы
можете  закупать  все  оборудование,  пользуясь  деньгами  банка.  Приходите
завтра в контору и мы все оформим. - Он немного подождал, затем  добавил:  -
Поздравляю, Ларри.
     Последующие четыре недели я работал день и ночь, поставляя  необходимое
оборудование. Имя Фаррела Браннингама, словно магический  пароль,  открывало
мне двери всех фирм. Их директора наперебой предлагали мне кредиты на  самых
выгодных условиях. Я не столкнулся ни с какими проблемами  и  полагал,  что,
когда все закончится, я неплохо заработаю на всем этом.
     Вскоре можно было начинать монтировать оборудование.  Я  переселился  в
Шаронвилл, сняв там двухкомнатную квартиру.
     Вместе с Биллом и Менсоном мы работали не  покладая  рук  и  составляли
неплохой коллектив.
     Как-то поздно вечером мы ужинали с Биллом.
     - Что ты знаешь об  электронных  системах  безопасности?  -  неожиданно
спросил он.
     - Все,  что  только  можно  об  этом  знать.  Это  была  как  раз   моя
специализация в университете.
     - Я  убежден,  что  Фаррел  доверит  именно  тебе  установку   охранной
сигнализации. Если ты  действительно  знаком  с  этими  системами,  придумай
что-нибудь оригинальное. Стоимость при этом не имеет значения.
     Я  взялся  за  новую  работу,  составил  смету,  проконсультировался  с
наиболее  квалифицированными   мастерами   подобного   профиля.   Подготовив
документацию, я вкратце изложил на бумаге суть моего  предложения.  К  этому
времени я был уверен,  что  создам  такую  охранную  сигнализацию,  аналогов
которой до сих пор не было в стране.
     Браннингам сам позвонил мне.
     - Билл мне сообщил, сынок,  что  у  вас  есть  предложения,  касающиеся
охранной  сигнализации  банка.  Я  хотел,  чтобы  вы  рассказали   об   этом
поподробнее. А не сыграть ли нам партию в гольф?
     - Как скажете, мистер Браннингам.
     После партии, которую я на  этот  раз  не  позволил  ему  выиграть,  мы
направились в бар клуба, чтобы выпить пива. Там я  ему  изложил  суть  моего
предложения.
     - Мистер Браннингам, если вы согласитесь с моим предложением, -  подвел
я итог, - то я могу гарантировать, что с безопасностью банка у вас не  будет
никаких проблем. Ваш Шаронвиллский филиал  будет  самым  надежным  банком  в
мире.
     Он внимательно посмотрел на меня и его лицо просветлело.
     - Самый надежный банк в мире! - воскликнул он. - Черт возьми, эта  идея
мне нравится. Какой девиз! Какая реклама! - Он замолк, пристально  глядя  на
меня. - Вы уверены в том, что говорите?  Если  мы  проведем  соответствующую
рекламную компанию,  ориентируясь  на  этот  девиз,  ваша  система  окажется
достойной этого?
     - Мистер Браннингам, - как можно  серьезнее  проговорил  я,  -  банк  в
Шаронвилле будет самым защищенным и надежным банком в мире.
     - Совет директоров собирается завтра. Доложите ваши соображения  им.  Я
ничего  не  понимаю  в  электронике,  но  все,  что  вы  говорите,  выглядит
достаточно интересно.
     На следующий день я появился  перед  десятью  директорами,  сидящими  с
каменными лицами. Я  изложил  все  свои  соображения  относительно  охранных
систем банка. Продемонстрировал аппараты и планы,  упомянул  и  о  стоимости
всего оборудования. Они молча выслушали меня. Когда я  закончил,  Браннингам
улыбнулся и сказал, что ответ будет дан завтра.
     Через три дня Билл позвонил и сообщил о том, что  все  мои  предложения
приняты.
     - Вы произвели на них самое благоприятное  впечатление.  Реклама  будет
сделана с размахом доселе невиданным, то есть на  весь  мир.  Браннингам  на
седьмом небе от счастья. - Помолчав, он добавил: -  Ты  понимаешь,  что  это
значит? Ведь Браннингам постоянно открывает  новые  филиалы.  Так  что  тебе
автоматически будет поручено снабжать их охранными системами.  Я  просмотрел
сметы. Твои комиссионные...
     - Я сам занимаюсь этим, - прервал я его.
     - Может быть, мы поговорим по  этому  поводу  поконкретнее,  Ларри?  Мы
могли бы работать вместе, объединив наши усилия. У меня есть  первоначальный
капитал.
     Мы  встретились  и  решили  объединиться,  но   вначале   поставили   в
известность Браннингама. Наша идея ему понравилась, и он благословил нас.  А
это было очень важно, так как именно он посылал нам клиентов.
     Мы решили назвать наше предприятие:  "Лучшая  электронная  корпорация".
Штаб-квартира была размещена в  Шаронвилле.  Сняв  небольшое  помещение  под
офис, мы работали там весь день и почти все  время  задерживались  допоздна.
Вместе с нами работала и небольшая группа специалистов. Через шесть  месяцев
самый надежный банк в мире был открыт для приема клиентов.
     Представители  международной  прессы  и   телевидения   ожидали   этого
события. Личный вертолет президента опустился на крышу здания. Все  было  на
уровне. И Браннингам, и  совет  директоров  были  очень  довольны.  С  этого
момента Шаронвилл стал развиваться еще  более  быстрыми  темпами.  Мне  было
поручено устанавливать электронное оборудование  и  системы  безопасности  в
растущих,   как   грибы   после   дождя,   все   новых   и   новых   офисах,
представительствах известных фирм, крупных супермаркетах.  Диксон  занимался
строительством.  Вскоре  мы  перебрались  в  более  комфортабельное  здание,
увеличили штат служащих. Имя Фаррела  Браннингама  заставляло  руководителей
фирм обращаться к нам. Они говорили:
     - То, что хорошо для Браннингама, хорошо и для нас.
     От клиентов не было отбоя. К началу четвертого года у нас был  шикарный
офис в самом центре города и штат в пятьдесят  человек.  Мы  стали  крупными
рыбами в большом пруду. Я работал  по  девять  часов  в  день  да  частенько
прихватывал  документы  домой,  чтобы  поработать   с   ними   в   спокойной
обстановке.
     Но воскресенье целиком и полностью было посвящено гольфу. Я был  членом
клуба, и Браннингам каждое первое воскресенье месяца  обязательно  появлялся
там, чтобы сыграть со мной партию. В другие воскресенья я без труда  находил
себе партнеров. Члены клуба вели себя со  мной  весьма  предупредительно,  а
то,  что  я  играю  в  гольф  с   мистером   Браннингамом,   придавало   мне
дополнительный вес в их глазах.
     Но семена трагедии, посеянные четыре года назад, медленно зрели,  чтобы
в один прекрасный день дать жуткие плоды.
     Я собирался в гольф-клуб на игру с Браннингамом, когда он позвонил  мне
и сказал, что его машина сломалась.
     - Один дьявол знает, что  случилось  с  этой  проклятой  колымагой,  но
двигатель упорно не  хочет  заводиться.  Я  позвонил  в  гараж,  но  сегодня
воскресенье. Когда явится механик, будет слишком поздно.
     Я все же решил поехать в клуб в надежде найти  какого-нибудь  партнера.
Я появился там чуть позже восьми и спросил  тренера,  не  особенно,  правда,
рассчитывая, не хочет ли кто-нибудь сыграть партию.
     - Здесь есть одна молодая дама, мистер Лукас.  Она  хотела  бы  сыграть
партию. Похоже, она играет достаточно уверенно, так  что  легкой  победы  не
ждите.
     Так я познакомился с Глендой Марш, рыжеволосой красавицей  с  огромными
зелеными  глазами.  Она  сразу   же   произвела   на   меня   необыкновенное
впечатление.
     - Невероятно! - воскликнула  она.  -  Ну  и  повезло  же  мне!  Ведь  я
приехала в этот город специально для того, чтобы сделать репортаж о  вас,  -
заявила она, едва я только назвал свое имя. - Мне сказали, что вы  настоящий
кудесник в области  электронной  охранной  сигнализации.  Я  хотела  бы  вас
сфотографировать на рабочем месте.
     Я был польщен, когда узнал, что ей заказали эти снимки для  воскресного
номера  "Инвестора",  наиболее   серьезного   еженедельного   экономического
журнала с громадным тиражом. Я вспомнил, что у меня очень  загруженный  день
завтра, но тем не менее сказал, что буду рад, если она придет в мой  офис  к
восемнадцати часам.
     Она немедленно согласилась.
     Мы сыграли гейм, и я приложил немало  сил,  чтобы  выиграть.  Во  время
игры я украдкой наблюдал за ней, и она нравилась мне все  больше  и  больше.
Замечательная девушка! Я был  не  очень  большим  любителем  приключений  на
любовном фронте, тем более, что в последнее  время  на  это  практически  не
оставалось времени. Но к настоящему моменту основную  работу  выполняли  мои
помощники, так что я немного освободился. Когда мы шли в бар после  игры,  я
задавал  себе  вопросы  относительно   этой   женщины.   Кто   она?   Что-то
подсказывало  мне,  что  добиться  ее  расположения  очень   трудно.   "Руки
прочь!" - подходило к ней  как  нельзя  более  кстати.  Подойдя  к  бару,  я
предложил ей  выпить  и  познакомиться  с  другими  членами  клуба,  но  она
отказалась,  заявив,  что  в  следующий  раз  обязательно  сделает  это.   В
настоящий момент у нее совершенно нет времени.
     - Благодарю за партию, мистер Лукас.  До  завтра.  -  Улыбнувшись,  она
ушла.
     Я наблюдал за ней до тех пор, пока она не села в машину и не уехала.




     - О'кей, - сказала Гленда. - Спасибо, это как  раз  то,  что  мне  было
нужно. Надеюсь, я не отняла у вас много времени?
     Она пришла в мой офис ровно в шесть вечера, а сейчас  было  чуть  позже
половины восьмого. Она сделала снимки наших кабинетов, маленького  заводика,
сфотографировала меня за письменным столом. Все это время она вела себя  как
работник, находящийся при  исполнении  служебных  обязанностей.  Но  спрятав
фотоаппарат в футляр, она расслабилась и улыбнулась.
     - Ну что вы. Мне будет очень  приятно,  если  статья  о  моей  скромной
персоне и моей фирме появится в столь известном журнале. Да и к  тому  же  я
закончил  работу  перед  вашим  приходом.  Надеюсь,  вы  сделали  все,   что
запланировали?
     - Не совсем. Мне бы хотелось получить от вас  кое-какие  сведения.  Но,
может быть, для этого вы назначите другое время? Я узнала,  что  это  Фаррел
Браннингам  создал  вам  все  условия  для  плодотворной  работы.  Как   это
произошло?
     - Мы могли бы переговорить на интересующую вас тему за ужином.  Как  вы
на это смотрите?
     В ней было что-то завораживающее меня.  И  мне  хотелось  побыть  в  ее
обществе как можно больше.
     - Я знаю недалеко отсюда очень уютный ресторанчик. Так как?
     Она кивнула.
     С того момента, как мы распрощались с ней на площадке для гольфа, я  не
переставал думать об этой девушке. Обычно я выпивал бокал  пива  в  клубе  и
обсуждал с  друзьями  последние  новости.  Но  в  этот  день  мне  этого  не
хотелось. Я направился на пляж, где вволю поплавал и позагорал.  И  все  это
время я думал только о Гленде.
     Во время встречи  мужчины  и  женщины  происходит  химическая  реакция,
природу которой пока объяснить никто не смог. Некоторые называют это  ударом
грома. Что бы это ни было, но  оно  весьма  похоже  на  взрыв.  Поскольку  я
являлся электронщиком, то представлял себе это как  возникновение  тока  при
замыкании контактов. Именно это со мной и произошло.  Как  только  я  увидел
Гленду Марш, она тут же стала женщиной, которую я желал.
     Чем-то мы были похожи, и, что касается меня, я чувствовал, что  контакт
совершился. Но произошло ли то же самое с ней?  Может  быть,  ее  химическая
реакция не похожа на мою? Хотелось бы это знать.
     Мы пешком отправились  в  ресторан  Мирабо,  где  я  частенько  ужинал.
Гленда оказалась одной из тех редких женщин,  которые  не  тратят  время  на
изучение меню. Бросив взгляд на карточку, предложенную нам  официантом,  она
заказала бифштекс. Я сделал то же самое.
     - А теперь расскажите мне о себе, - попросила  она,  положив  локти  на
стол и глядя на меня своими огромными зелеными глазами.
     Я пустился в  пространный  рассказ  о  моей  семье,  о  том,  как  отец
отправил меня учиться в университет, о своей любви к  гольфу.  Мы  закончили
ужин практически одновременно с окончанием моего рассказа.
     - Вы женаты?
     - Нет, - я улыбнулся. -  Когда  у  меня  появится  свободное  время,  я
подумаю над решением этого вопроса.
     - И у вас имеется подходящая кандидатура на примете?
     - Пока нет, но, я думаю, вскоре появится.
     Она посмотрела на меня и отвела глаза. По ее  губам  скользнула  легкая
улыбка. Как мне показалось, она все поняла.  Когда  я  заказывал  кофе,  она
закурила.
     - Вы сделали неплохую карьеру, мистер Лукас. Поздравляю, - сказала  она
после ухода официанта.
     - Я просто специалист своего  дела,  и  мне  повезло,  что  я  встретил
такого человека, как мистер Браннингам.
     - Да, вам повезло... Скажите, а банк в Шаронвилле  действительно  самый
надежный банк в мире? Или это не более чем реклама?
     - Это самый надежный банк в мире, и я знаю, о чем говорю. Ведь  ни  кто
иной, как я, устанавливал там системы охранной безопасности.
     Я заметил искру интереса, мелькнувшую в ее глазах.
     - Об  этом  можно  написать  сенсационную  статью.  Не  можете  ли   вы
рассказать об этом поподробнее?
     - Прошу прощения, но я не имею права рассказывать об этом.  Прежде  чем
доверить мне эту работу, с меня взяли  подписку  о  неразглашении.  Если  вы
хотите знать детали, обратитесь к Алексею Менсону, директору  шаронвиллского
филиала. Но я не  думаю,  что  вам  удастся  что-нибудь  вытянуть  из  него.
Система безопасности банка сверхсекретна.
     - Я все же попытаюсь, - она улыбнулась. - Но, может быть, вы  замолвите
за меня словечко Менсону?
     - Хорошо. Ну, а сейчас расскажите немного о себе. Где вы  остановились?
Сколько времени намереваетесь провести в Шаронвилле?
     - Я остановилась в отеле "Эксельсиор" и пробуду здесь около месяца.
     - Вам нравится отель?
     Она скривилась.
     - Кому нравится жить в отеле?
     - Двухкомнатная квартира с кухней вас бы не заинтересовала?
     Ее зеленые глаза блеснули.
     - Еще бы! Это было бы замечательно!
     - Я  могу  помочь  вам.  В  моем  доме  как   раз   имеется   свободная
двухкомнатная квартира. Я могу  сделать  так,  что  ее  предоставят  в  ваше
распоряжение на месяц. -  Жестом  я  попросил  официанта  принести  счет.  -
Хотите взглянуть на нее?
     - Было бы неплохо. Спасибо, мистер Лукас.
     Я заглянул в ее большие зеленые глаза.
     - Называйте  меня  Ларри,  Гленда.  Мы  будем  соседями.  Моя  квартира
находится в противоположном конце коридора.
     На  следующее  утро  она  переехала.  Я  позвонил  Алексею  Менсону   и
попросил,  чтобы  он  выкроил  время  и  принял  меня  с  Глендой.  Я  хотел
представить ее ему. Я объяснил, что  она  делает  репортаж  о  Шаронвилле  и
хочет познакомиться с ним.
     Своим резким сухим тоном он сказал, что она может зайти в банк в  любое
удобное для нее время.
     После этого я позвонил Гленде, уведомил о том, что Менсон примет ее,  и
пригласил вечером поужинать вместе, если у нее будет свободное время.
     Мы  с  ней   посетили   ресторан   "Дары   моря".   Сделав   заказ,   я
поинтересовался, как прошла беседа с Менсоном.
     Она трагическим жестом подняла тонкие руки.
     - С таким же успехом я могла взять интервью  у  уборщицы.  Он  позволил
мне сфотографировать фасад банка и холл. Но когда я спросила его  о  системе
безопасности, он замолчал, как рыба.  Я  так  ничего  и  не  смогла  узнать,
Ларри.
     - Я вас предупреждал. Если бы он рассказал вам, как  действует  система
безопасности, его банк перестал бы быть самым надежным банком в мире.
     - Вы правы, но погибает такой материал! - Она  с  надеждой  глянула  на
меня. - Но, может быть, вы, Ларри, удовлетворите мое любопытство?
     - Увы, этого я не могу сделать.  Браннингам  намеревается  открыть  еще
три похожих банка  и  поручить  мне  сделать  аналогичную  систему.  Я  хочу
получить этот проект.  Браннингам  -  умный  человек  и  сразу  поймет,  что
материал для статьи получен от меня. Прошу прощения, Гленда, но в этом  деле
я вам не помощник.
     - Что ж, ничего не поделаешь, - меланхолически пожала она плечами.
     Вскоре нам подали омаров,  и  мы  целиком  сосредоточились  на  еде.  В
ожидании второго блюда, она небрежно поинтересовалась:
     - И каков уровень преступности в Шаронвилле?
     - Вот в этом вопросе  я  абсолютный  ноль.  Поговорите  с  шерифом  Джо
Томпсоном. Он с удовольствием сообщит вам эти сведения. Я время  от  времени
играю с ним в гольф. Очень интеллигентный человек.
     Когда мы ждали кофе, я  решил  задать  несколько  вопросов,  касающихся
личной жизни Гленды.
     - Вы мне задали массу вопросов, Гленда. Теперь наступила  моя  очередь.
Вы замужем?
     Я с трепетом ждал ответа.
     - Да, но это была моя ошибка, - она скривилась. -  Я  журналист,  а  он
коммивояжер. Продает машины. Но в действительности он ничего не делает.
     - Все совершают ошибки.
     - Возможно, - она посмотрела на меня и улыбнулась. -  Мне  уже  надоело
заниматься этой работой.  Вся  жизнь  на  колесах,  постоянные  переезды  из
города в город, отели, мотели... - Она пожала плечами.
     - А о повторном замужестве вы не думали? - Я посмотрел в  ее  бездонные
зеленые глаза, и они вдруг потеряли свой блеск. - Ведь  каждый  имеет  право
исправить ошибку?
     Она лениво оттолкнула руками тарелку.
     - Все было очень вкусно.
     - А кофе?
     - Можно.
     Выйдя из ресторана, мы некоторое время прогуливались  по  пляжу,  глядя
на океан, освещенный  лунным  светом.  Я  умирал  от  желания  ускорить  ход
событий, но понимал, что это было  бы  непоправимой  ошибкой.  Мне  хотелось
признаться ей в любви, сказать, что у меня много денег и  в  избытке  хватит
на двоих. Что мы можем быть вдвоем до конца жизни. Но следует все же  узнать
ее мнение обо мне и набраться терпения. По крайней мере у меня  впереди  еще
целый месяц.
     Мы вышли из лифта и, пройдя по коридору, остановились перед  дверью  ее
квартиры.
     - Спасибо за прекрасный вечер, Ларри.
     - Так, может быть, завтра повторим?
     Некоторое  время  она  молча  смотрела  на  меня,  потом   отрицательно
покачала головой.
     - Давай сделаем по-другому. Что, если ты придешь ко мне?  Я  приготовлю
обед. - Видя мое удивление, она положила руку на мое плечо.  -  Как  странно
встречаются люди. Судьба... Предопределенность... Если бы  люди  знали,  что
их ждет  в  будущем...  Как  может  измениться  их  жизнь  в  один  миг,  от
знакомства с одним человеком... Ведь каждый день ты на улице встречаешься  с
тысячью людей. Но лишь один...  один  может  круто  изменить  твою  жизнь...
Странно все же устроен мир.
     Вот это да! Разинув рот, я, не смея дышать, слушал ее.  Она,  видя  мое
удивление, печально улыбнулась, слегка коснулась губами моей щеки и,  подняв
руку в прощальном жесте, исчезла за дверью.
     Некоторое время я оставался неподвижным, глядя  на  дверь,  разделившую
нас, потом вытер пот со лба тыльной стороной  ладони.  Теперь  я  знал,  что
наши химические процессы протекают одинаково.


     Мы сидели рядом на тахте. Лампа под красным абажуром не могла  осветить
гостиную, и в ней царил интимный полумрак. Мы  только  что  закончили  самый
прекрасный  в  моей  жизни  обед,   плавно   перешедший   в   ужин.   Салат,
приготовленный из экзотических даров моря, суп из крабов, утка  с  яблоками,
мартини, коньяк, вначале "наперстки" по  пятнадцать  граммов,  а  затем,  по
мере того как повышалось  настроение,  увеличивались  и  дозы  спиртного.  Я
никогда  не  чувствовал  себя  так  легко  и  свободно.  Эдит   Пиаф   своим
неповторимым голосом пела песню о любви, и мне не надо было  искать  предмет
этой любви где-то там... за океаном. Предмет моей любви находился рядом,  до
него можно было дотронуться  рукой,  сказать  ласковое  слово,  заглянуть  в
огромные зеленые  глаза.  Аромат  женщины,  сидящей  рядом  со  мной,  часы,
казавшиеся мгновением, проведенные наедине с ней, баюкающий голос  певицы  -
все это привело меня в  блаженное  состояние.  Никогда  еще  я  не  был  так
счастлив, никогда не испытывал такого умиротворения.  Воспоминания  о  таких
моментах остаются на всю жизнь. Боже, если бы это можно было  повторить  или
хотя бы продлить во времени, но судьба, очень скупая богиня, отмеряет  ровно
столько, сколько считает нужным, совершенно не считаясь с мнением  того,  на
кого она обратила свое благосклонное внимание.
     Голос Эдит Пиаф умолк. Гленда открыла глаза и улыбнулась.
     - Увы. Прекрасное не может длиться вечность. Все в  этом  суетном  мире
имеет конец. Но как все было прекрасно. Это самый  восхитительный  обед-ужин
в моей жизни.
     Я с восторгом смотрел на нее.
     - Вы самая замечательная  женщина,  которую  я  когда-либо  встречал  в
своей жизни.
     Видя мой непосредственный восторг, она, немного отодвинувшись от  меня,
взяла сигарету. Я тут  же  щелкнул  зажигалкой.  Сделав  пару  затяжек,  она
откинулась на спинку кресла, глядя на меня сквозь синеватые завитки дыма.
     - Вчера вечером вы спросили меня, хочу ли я снова выйти замуж.  Я  хочу
рассказать вам о Алексе, моем муже.
     Я с надеждой посмотрел на нее.
     - О вашем бывшем муже?
     - Нет, я все еще замужем.
     - Как это?!  -  Безмятежное  чувство  эйфории  покинуло  меня,  я  весь
напрягся.
     - Но я хочу развестись, - она не отрывала взгляда от  тлеющего  кончика
сигареты, словно хотела увидеть там разрешение всех своих проблем.  -  Боже,
как бы я хотела развестись!
     - Но почему это до сих пор не произошло? - я  наклонился  вперед,  сжав
кулаки. - Неужели это такой трудный шаг?
     - Не все так просто. Вы не знаете Алекса. Для него каждая мелочь -  уже
проблема. Он просто не хочет дать мне развод.
     - Что-то я не понимаю. Так кто ушел - вы от него или наоборот?
     - Я ушла. Не могла больше выносить этого  человека.  Кроме  денег,  его
ничего не интересует.
     - И когда вы ушли от него?
     - Прошло уже почти полгода с того дня.
     - И что, вы до сих пор не можете избавиться от него?
     Она пожала плечами.
     - Все дело в деньгах. Если бы я смогла  выплатить  ему  двадцать  тысяч
долларов, он, скорее всего, дал бы мне развод.
     - Вы хотите сказать, что за двадцать тысяч долларов  вы  можете  купить
себе свободу?
     - Не будем говорить на эту тему. Это я  так,  просто  к  слову.  -  Она
красноречиво махнула рукой, стряхнув попутно пепел с сигареты.  -  Просто  я
хотела, чтобы вы знали обо мне  все,  -  она  доверчиво  погладила  меня  по
руке. - Я думала, что способна  прожить  одиноко  до  конца  дней  моих,  но
встреча с вами заставила меня отказаться от таких мыслей.  Забавно,  не  так
ли? Действительно странно: женщина едет по  заданию  редакции  в  совершенно
незнакомый город, встречается там с человеком, ради статьи о котором  она  и
приехала сюда, - и как все меняется! Мы не должны видеться больше, Ларри!  Я
говорю это вполне серьезно. Я понимаю, что у вас есть деньги,  что  вы  меня
любите, но я не хочу быть купленной. - Она посмотрела на меня в упор.  -  Вы
не должны говорить мне, что дадите  деньги,  чтобы  я  могла  избавиться  от
Алекса и стать свободной. Я их не приму.  Я  работаю  и  откладываю  деньги.
Через два года у меня их будет достаточно, но я не хочу, чтобы вы ждали.
     - Гленда, но я могу дать вам взаймы требуемую сумму. Вы  мне  их  потом
вернете. Зачем же ждать два года?
     Она поднялась.
     - Уже поздно.
     Я тоже поднялся и, обняв, прижал  ее  к  своей  груди.  Так  мы  стояли
некоторое время, потом она вдруг прошептала:
     - Да... Я хочу тебя, Ларри, - она еще крепче прижалась ко мне.  Я  даже
не успел отреагировать на ее слова, как прозвенел звонок  у  входной  двери.
Мы отпрянули друг от друга и уставились на дверь, которая выходила  прямо  в
гостиную.
     - Не открывайте, - прошептал я.
     - Нужно открыть.
     Она жестом указала на окно. Любой мог видеть с улицы,  что  в  квартире
горит свет.
     - Мне нужно спрятаться. - Я был испуган и знал, почему. В Шаронвилле  я
был весьма заметной личностью и держался на равных со всеми  членами  клуба.
Если  бы  меня  застали  в  квартире  с  замужней  женщиной,  это  могло  бы
отразиться на моем общественном положении.
     - Нет, - сухо сказала Гленда.
     Чувствуя, что сердце вот-вот выскочит из  груди,  я  смотрел,  как  она
открывает дверь. Человека, который вошел  в  квартиру,  я  никак  не  ожидал
здесь увидеть. Это был шериф Джо Томпсон. Как я уже сказал Гленде,  я  часто
играл с ним в гольф. Он неплохо относился ко мне, и мы частенько  болтали  о
разных пустяках. Но это был полицейский до мозга костей. Ему  было  примерно
сорок пять лет. Высокий, худой, он служил в полиции лет двадцать.  Маленькие
глазки, в которых навечно застыло настороженное выражение, крючковатый  нос,
тонкие, как лист  бумаги,  губы.  В  его  голове  были  мозги  полицейского,
совершенно не понимающие чувства юмора.  Ко  всему  он  относился  с  полной
ответственностью, даже к игре в гольф. Это был человек, свято чтивший  букву
закона.
     Взгляд Томпсона обежал комнату, затем остановился на мне. Брови  шерифа
взлетели вверх. Сняв шляпу с высокими полями, он посмотрел на стол  -  явное
доказательство того, что мы ужинали вдвоем, затем глянул на Гленду.
     - Извините за поздний визит, но, увидев,  что  ваши  окна  освещены,  я
решил передать вам сведения о преступности, которые вы  хотели  получить.  -
Жестом руки он приветствовал меня. - Привет, Ларри!
     - Хэлло, Джо, - хрипло ответил я.
     - Это так любезно с вашей стороны, - фальшиво  обрадовалась  Гленда.  -
Проходите. Мистер Лукас уже уходит. Он мне многое рассказал о городе.
     - Вот как? - его взгляд снова остановился на  мне.  Потом  переместился
на Гленду. - Что ж, Ларри действительно неплохо знает этот  город.  Он  один
из его основателей. Но я не могу долго оставаться у вас.  Жена  ждет.  -  Он
протянул Гленде конверт. - Здесь все необходимые вам сведения, миссис, -  он
подчеркнул это слово, - Марш. Если понадобятся дополнительные  сведения,  вы
знаете, где меня найти. -  Жестом  руки  он  попрощался  со  мной.  -  Пока,
Ларри. - Напялив шляпу, он неторопливо направился к двери.
     Мы неподвижно стояли друг против друга до тех  пор,  пока  не  хлопнула
дверь лифта. Только потом мы посмотрели друг на друга. Все  изменилось:  еще
три минуты назад я сгорал от желания и она  тоже,  но  сейчас  от  этого  не
осталось и следа.
     - Мне  нужно  уходить,  -  неуверенно  сказал  я.  -  Понимаешь,  он  -
полицейский и сует свой нос во все  городские  дела.  Нам  надо  быть  очень
осторожными, Гленда.
     Жестом отчаяния она подняла руки, затем опустила.
     - Но я думала... - она  отвернулась.  -  Вот  уж  невезение!  И  всегда
так...
     - Если Браннингам, Менсон или мэр вообразят,  что  у  меня  интрижка  с
замужней женщиной,  у  меня  могут  быть  неприятности.  А  это  моментально
отразится на моих делах. Я должен учитывать интересы моего компаньона.
     Она вздрогнула, глядя на меня с недоверием.
     - Интрижка? Так для тебя это интрижка?
     - Ну что ты, Гленда! Но они так подумают.
     Она горько улыбнулась.
     - Не притворяйся. Ведь я сказала, что это будет один-единственный  раз.
Я не испорчу тебе карьеру.
     Горечь, прозвучавшая в ее  голосе,  подействовала  на  меня,  как  удар
хлыста, и все же я должен был уйти. Я был уверен, что Томпсон сидит внизу  в
машине, наблюдая за темными окнами моей квартиры.
     - Я все сделаю, Гленда. Но нам нужно быть осторожными.
     Я подошел к ней, намереваясь обнять, но она отстранилась,  отрицательно
качнув головой.
     - Гленда, я тебя люблю, но лишний риск ни к чему. Я найду выход.
     - Я тебя очень хорошо понимаю, - она вновь печально  улыбнулась.  -  До
свидания, Ларри. - Развернувшись, она ушла в спальню. Я заколебался, но  при
мысли о человеке, сидевшем внизу, в машине, и ждавшем, когда  в  окнах  моей
квартиры зажжется свет, повернулся-и вышел из  гостиной  Гленды  в  коридор.
Открыв дверь своей квартиры, я вошел и прежде, чем зажечь  свет,  подошел  к
окну и глянул вниз. Машина Томпсона все еще стояла возле тротуара.
     Я зажег свет, затем не спеша,  чтобы  он  мог  увидеть  меня,  задернул
шторы. Сквозь щель в них я мог видеть, как машина шерифа медленно  тронулась
с места и уехала.


     Двумя днями позже, когда  я  знакомился  с  поступившей  на  наш  адрес
корреспонденцией, в мой кабинет вошел Билл Диксон.  Я  не  видел  его  целую
неделю. Он работал на строительстве объекта  в  двадцати  четырех  милях  от
Шаронвилла.
     - Хэлло, Билл, - сказал я. - Ты когда приехал?
     Он поставил саквояж и сел напротив меня.
     - Вчера вечером. Я звонил тебе, но, видимо, ты еще не пришел.
     Я действительно вечером  был  на  пляже,  пытаясь  разрешить  проблемы,
поставленные Глендой. Я находился в незавидной ситуации  и  отдавал  себе  в
этом отчет. Промаявшись в своей гостиной в тот вечер,  вспоминая  ее  голос,
сказавший: "Я хочу тебя!", я, невзирая на риск, вновь  подошел  к  двери  ее
квартиры и позвонил. Было час тридцать ночи.  Она  не  открыла.  Я  собрался
было звонить вторично, но услышал  шум  поднимающегося  лифта,  испугался  и
убежал.
     На следующее утро, прежде чем идти  в  офис,  я  снова  позвонил  в  ее
дверь, но она не открыла. В обеденный перерыв я  позвонил  ей  по  телефону,
уже наполовину потеряв разум. Я хотел хотя бы поговорить с ней. Ах, если  бы
она не была замужем! Ведь всегда существовала опасность, что муж  следит  за
ней. Если бы я оказался скомпрометированным, это нанесло бы серьезный  ущерб
нашей компании, так как я  был  известным  человеком  в  Шаронвилле.  Жители
этого  города  были  весьма  щепетильны  в  вопросах  морали.  Так  что  моя
репутация должна была быть безукоризненной.
     Вечером Гленда тоже не отвечала на телефонные звонки.  Когда  я  пришел
домой и спустился в гараж, я увидел, что ее машины нет. В отчаянии я  решил,
что она покинула город. Увижу ли я ее еще когда-нибудь?
     Я отправился на пляж и бродил по пустынному берегу, все время  думая  о
Гленде. Она представлялась мне единственной женщиной в мире. Теперь я был  в
этом уверен и готов был ждать даже два года, чтобы потом  жениться  на  ней.
Мне пришла в голову мысль, что не мешало бы побольше узнать о ее муже.  Если
я встречусь с ним, поговорю, дам  денег,  он,  возможно,  даст  согласие  на
развод с женой. Деньги для меня не представляли ценности в этот момент.
     Правда, все, что я имел, было вложено в дело, но мне казалось, я  смогу
уговорить Менсона одолжить мне двадцать тысяч. Надо во что бы  то  ни  стало
увидеться с Глендой и взять у нее адрес мужа. Но где она? Куда уехала?
     Утром, когда я приехал в офис и ставил машину на стоянку,  на  тротуаре
я вдруг увидел шерифа Томпсона. Он кивнул мне.
     - Хэлло, гражданин. - Так он приветствовал своих друзей.
     - Хэлло.
     - Эта обворожительная женщина, которую  вы  ко  мне  направили,  миссис
Марш... - Он буквально сверлил меня взглядом. - Ее статья не  принесет  вред
Шаронвиллу?
     Я вымученно улыбнулся.
     - Думаю, вряд ли. Что плохого в  том,  если  она  напишет  о  состоянии
преступности в городе? - Я помолчал, затем добавил: - Она делает статью и  о
моем деле.  Это  для  меня  очень  важно.  У  меня  есть  кое-какие  данные,
представляющие интерес для нее, но я нигде не могу ее найти.
     Он сдвинул шляпу назад.
     - В настоящий момент она уехала  из  города.  Ей  заказали  репортаж  о
магазине  Граммона,  так  что  она  отправилась  в  Лос-Анджелес  к  старику
Граммону. - Он внимательно посмотрел на меня. - Она  вернется.  Ей  хотелось
сделать фотографию тюрьмы. - Шериф жестом руки остановил  водителя,  который
пытался совершить двойной обгон. - Сыграем в гольф в воскресенье, Ларри?
     - С удовольствием, но  в  воскресенье  не  могу.  Я  играю  с  мистером
Браннингамом.
     Томпсон уважительно сказал:
     - С мистером Браннингамом? Мне рассказывали  о  нем.  Вы  вращаетесь  в
высшем обществе, Ларри.
     - Между нами, Джо, он играет со мной только потому, что я учу его  этой
игре.
     Томпсон вытащил платок, вытер пот со лба и поправил шляпу.
     - Ну, пора за дело. У вас своя работа, Ларри,  у  меня  -  своя.  -  Он
направился к ожидавшему его водителю.
     Итак, Гленда в Лос-Анджелесе! Она  вернется  в  Шаронвилл,  так  что  я
смогу повидаться с ней.
     - Я заключил отличный контракт, Ларри, -  заявил  Билл.  -  Думаю,  его
выполнение принесет нам по крайней мере сто тысяч долларов.
     В течение следующих нескольких часов мы  с  ним  обсуждали  заключенный
контракт с заводом сборного железобетона. Работы там было непочатый край.
     Обсудив последнюю деталь, Билл откинулся на спинку кресла и  глянул  на
меня.
     - Неплохо, да?
     - Не то слово. Дело разрастается. Но  нам  нужны  деньги.  Как  ты  сам
понимаешь, над этим проектом придется работать, как минимум, месяцев  шесть.
Лишь потом мы получим деньги. Нам позарез  нужен  кредит.  В  воскресенье  я
буду играть в гольф с мистером Браннингамом. Думаю, он пойдет нам  навстречу
и предоставит кредит.
     - Было бы хорошо, - Билл замолчал,  глядя  на  меня,  потом  неожиданно
спросил: - Скажи мне, кто такая эта Гленда Марш?
     Если бы он вдруг встал и  ударил  меня  по  лицу,  я  и  то  меньше  бы
удивился. Разинув рот, я уставился на него.
     - Так кто эта женщина? - настойчиво спросил он еще раз.
     Я постарался взять себя в руки.
     - Гленда Марш... Как я понимаю, она журналистка. Приехала в  наш  город
по поручению еженедельника "Инвестор". Ей заказали статью о нашей  фирме,  -
скороговоркой  отбарабанил  я.  -  Она  также  встречалась  с   Менсоном   и
Томпсоном, а сейчас занимается магазинами Граммона. Эта  статья  -  отличная
реклама фирме.
     - Хорошо, - он некоторое время испытующе смотрел на меня, потом все  же
сказал: - Послушай, Ларри,  мы  компаньоны  уже  много  лет,  и  наша  фирма
процветает.  Шаронвилл  весьма  специфический  город.  Он  развился  слишком
быстро и во многом сохранил дух провинции.
     Холодок пробежал у меня по спине.
     - Я что-то не очень тебя понимаю, Билл.
     - Позволь,  я  объясню.  Не  найдя  тебя,  я  отправился  поужинать   и
пропустить пару рюмок виски в бар отеля "Эксельсиор". Там говорили только  о
тебе и о этой девке Гленде Марш.  Фред  Маклейн  к  этому  времени  был  уже
вдрызг пьян, а он в курсе всего,  что  происходит  в  городе,  хотя  бы  уже
потому, что является помощником шерифа. Так вот, он заявил,  что  ты  дважды
был с этой девицей в ресторане, а пару дней назад шериф Томпсон застал  тебя
у нее в  весьма  позднее  время.  По  его  словам,  она  замужем,  но  хочет
развестись. Именно это она сказала шерифу. Многие  думают,  что  между  вами
что-то есть. Еще через пару дней об этом будет говорить весь город.
     В этот момент нужно было сказать, что я люблю Гленду,  но  я  почему-то
не сделал этого.
     - Бог мой! - пылко сказал я. - Ну пригласил я ее дважды поужинать,  что
в этом плохого? Не на улице же обсуждать с ней дела нашей фирмы. Так  как  я
не успел ей всего рассказать, она пригласила меня к себе и угостила  ужином.
Этот город набит ханжами и сплетниками, но я-то здесь при чем?  Мы  говорили
только о деле.
     Билл немного расслабился и улыбнулся.
     - Рад, что ты меня понял, Ларри. Судя по разговорам  в  баре,  я  начал
опасаться,  что  у  тебя  интрижка  с  этой  женщиной.  Будь   осторожен   в
дальнейшем.
     - Да, Билл, признаю, что не отдавал отчет в своих действиях. Я  даже  и
представить не мог, что люди все так истолкуют. Ведь ты понимаешь, статья  в
этом журнале очень важна для нас. Так что в том плохого,  если  я  пригласил
ее на ужин?
     - Это все нормально, но тебе не стоило идти к ней на квартиру.
     - Да, это действительно было глупостью с моей  стороны.  -  Я  заставил
себя улыбнуться.
     Он некоторое время задумчиво смотрел на меня, потом сказал:
     - Когда мне необходима женщина, я еду в Сан-Франциско, где у меня  есть
кое-какие связи. Но в  Шаронвилле  такими  делами  заниматься  нельзя.  Ради
Бога, будь осторожен.
     - Можешь не беспокоиться, - воскликнул  я.  -  Все  это  не  более  чем
глупые сплетни!
     - Может и так, но это вредит репутации нашей фирмы. - Он  провел  рукой
по коротким волосам. - Не нужно напоминать тебе, что мы всецело  зависим  от
милости Браннингама. Все наши доходы зависят от его поддержки.  Те  кредиты,
которые мы постоянно получаем, это все он. Без его поддержки мы  моментально
разоримся.  И  есть  еще  одна  вещь,  которую  ты,  вероятно,  не   знаешь.
Браннингам квакер. Еще два  года  назад  я  говорил,  что  он  замечательный
человек, но один наш неверный шаг - и все пропало.  Несколько  лет  назад  у
него работала одна девушка. Секретарь просто изумительный. И  преданная  ему
душой и телом. Браннингам не мог нахвалиться ею. Но  затем  она  вступила  в
связь с женатым мужчиной. Скандал был грандиозный, и  Браннингам  немедленно
от нее избавился. Секретарши такого класса у него больше  никогда  не  было,
но это для него ничего не значило. В его глазах она  выглядела  прокаженной.
Он  ничего  не  хочет  слышать  о  мужчинах  и  женщинах,  которым  нравится
развлекаться на стороне. Следовательно, в твоих и  моих  интересах  оставить
ее. Если до Браннингама дойдут эти слухи, он аннулирует наши кредиты,  и  мы
пропали.
     - Между мной и Глендой ничего нет, - солгал я. - Согласен, я  вел  себя
неосторожно. Успокойся, этого не повторится.
     Он улыбнулся.
     - Прекрасно. Мне нужно, чтобы ты  поехал  завтра  со  мной.  Клиенты  в
настоящий момент в Сан-Франциско. Будет лучше, если мы остановимся  в  одном
отеле с ними. Так будет лучше.
     Я заколебался. Не  хотелось  уезжать  отсюда,  но  выхода  не  было.  Я
согласно кивнул.
     - Не вопрос, если это нужно для пользы дела, я поеду с тобой.
     Когда он вышел из кабинета, я поднялся и,  подойдя  к  окну,  посмотрел
вниз. Меня предупредили, но я не мог отказаться от Гленды. Я хотел  ее,  как
ни одну женщину в мире. Если бы я был полностью  уверен  в  том,  что  отдам
двадцать тысяч ее мужу и он даст согласие на развод, проблемы бы  больше  не
было. Зная, что я намерен жениться на Гленде, Браннингам ничего бы  не  имел
против этого. Но как увидеться с ней?
     Мне придется провести в Сан-Франциско, как минимум, два  дня.  А  вдруг
она завтра вернется сюда? Не хотелось, чтобы она подумала, будто я сбежал.
     Я долго думал над этой проблемой, прежде чем  совершить  самый  великий
промах в моей жизни.
     Я взял листок бумаги и написал:


                               "Милая Гленда!

     Мне необходимо провести два-три дня в  Сан-Франциско.  Поскольку  я  не
смог увидеться с тобой, пишу эту записку. Нам нужно  поговорить.  Это  очень
важно. Уже поползли слухи о  наших  отношениях.  Нам  нужно  найти  решение.
Может  быть,  мы  встретимся  в  воскресенье  утром  в  Фэрри-Пойнт?  Это  в
нескольких километрах от Шаронвилла. Мы поговорим о нашем  будущем.  Поезжай
по магистрали на Сан-Франциско и на пятом повороте сверни  налево.  Если  ты
меня любишь, как я тебя, то обязательно приедешь.
                                                                     Ларри".

     Вложив письмо в конверт, я просунул его под дверь квартиры Гленды.


     Фэрри-Пойнт - маленькая бухточка, окруженная  кустарником  и  песчаными
дюнами. Это идеальное место для купания. Я часто  ездил  туда,  когда  хотел
побыть в одиночестве.
     Жители Шаронвилла это место  еще  не  открыли.  Я  съехал  с  грунтовой
дороги, поставил машину в кустах и вышел на золотой песок пляжа. Приедет  ли
она? Я провел в Сан-Франциско два напряженных дня.  Контракт  был  заключен,
но нам очень нужен был кредит. Я был уверен, что мы получим  его,  и  сказал
Биллу, что поговорю на эту  тему  с  Браннингамом,  но  вначале  нужно  было
поговорить с Глендой.
     И вдруг я увидел ее. Она сидела на песке  в  зеленом  бикини,  опершись
подбородком  о  колени.  Солнце  отражалось  от  ее   огненно-рыжих   волос.
Повернувшись в мою сторону, она улыбнулась.
     Мгновенно я оказался рядом с ней.
     - Как видишь, Ларри, я здесь. Искушение было слишком велико.  Я  думала
о тебе днем и ночью... Но к чему слова, я хочу, чтобы ты любил меня.
     Я снял рубашку и брюки. Она сняла бикини.
     Встав на колени перед ней, я смотрел на  ее  великолепное  тело,  желая
покрыть его поцелуями.
     - Ну чего же ты ждешь, Ларри, люби же меня!
     Ее нетерпение воспламенило меня.
     Я взял ее. Она слабо вскрикнула, ее ногти вонзились мне в спину.
     Солнце, мерный рокот волн,  шелест  листвы  -  все  служило  прекрасным
обрамлением для нашей любви. Она обнимала меня, не давая отстраниться.
     - Еще, - шептала она, задыхаясь. - Еще, я тебя умоляю...
     - Поднимись, сволочь! - хрипло произнес кто-то у меня за  спиной,  и  в
следующий миг  я  почувствовал,  как  в  бок  мне  ткнули  холодным  стволом
револьвера. Чувствуя, как останавливается сердце,  я  вскочил,  повернувшись
лицом к нежданному свидетелю.
     Рядом стоял небольшой коренастый  мужчина.  Бородатый,  загорелый,  его
глаза злобно поблескивали. Панама, надвинутая на лоб,  прикрывала  кустистые
брови. На нем был мятый, некогда белый костюм.
     Едва Гленда попыталась подняться,  как  он  ударом  руки  опрокинул  ее
наземь. Меня  охватил  дикий  гнев,  заглушивший  ужас  моего  положения.  Я
бросился на него, схватив руками за горло. Мы  покатились  по  песку,  рыча,
как дикие животные. Он обладал невероятной силой  и  вскоре  освободился  от
моего захвата. Его кулак ударил меня по лицу, так  что  из  глаз  посыпались
искры. Тут же последовал удар в  низ  живота,  заставивший  меня  упасть  на
колени, взвыв от боли. И все же бешенство придало  мне  дополнительных  сил.
Поднявшись, я что было сил врезал ему по  ненавистной  физиономии.  Все  мое
тело буквально разламывалось от боли, но я не обращал на это внимания.  Мной
владела лишь одна мысль: убить его.
     И в тот момент, когда я попытался ударить его  еще  раз,  кто-то  нанес
мне сзади предательский  удар,  отчего  в  голове  моей  словно  разорвалась
бомба. Солнце погасло, как гаснет разбитая лампочка, и я потерял сознание.


     Я медленно выбирался из тьмы, приходя в  сознание.  Я  чувствовал,  как
песок жжет мою кожу, но когда я пошевелился,  боль  буквально  пронзила  мое
тело, и я застонал. Некоторое  время  я  лежал  неподвижно.  Живот,  голова,
ребра - все болело. Солнце припекало. Я начал медленно различать звуки:  шум
волн, щебет птиц, шум листвы.
     Я  осторожно   сел,   обхватив   голову   руками.   Преодолевая   боль,
пульсировавшую в голове, медленно открыл глаза. Оглянувшись, я не  увидел  и
следа Гленды. Коренастого мужчины тоже нигде не было видно. Некоторое  время
я сидел неподвижно. Вдруг до меня дошло, что пальцы мои во что-то  вымазаны.
Поднеся их к глазам, я понял, что они покрыты наполовину запекшейся кровью.
     Прошло не менее двадцати минут, прежде чем  я  начал  более  или  менее
связно мыслить.
     Где Гленда? Что с ней?
     Я посмотрел  на  часы.  Было  8.45.  Я  находился  без  сознания  минут
тридцать.
     С трудом я все же поднялся на ноги. Море, берег угрожающе  накренились,
я был  вынужден  вновь  сесть.  Отдохнув,  я  предпринял  еще  одну  попытку
подняться, на сей раз удачную. Шатаясь, как  пьяный,  я  медленно  побрел  к
воде. Голова буквально раскалывалась, а  на  ногах  были  словно  прицеплены
тяжелые гири.
     Наклонившись над водой, я вымыл лицо и руки. Соленая вода  ужасно  жгла
кожу, но это вернуло меня к жизни. Я  медленно  поковылял  к  своей  одежде.
После нескольких неудачных попыток натянуть  брюки  я  был  вынужден  сесть,
чтобы набраться сил. В конце концов мне удалось одеться, хотя боль  во  всем
теле еще более усилилась.  И  все  же  я  был  жив.  Где  Гленда?  Кто  этот
коренастый мерзавец в мятом костюме? Качаясь, я добрался до машины и  рухнул
на переднее сиденье. Вновь пришлось сидеть неподвижно, выжидая,  когда  боль
немного поутихнет. Я посмотрел в  зеркальце.  Правый  глаз  весь  заплыл,  и
вокруг него красовался багрово-черный кровоподтек.  Все  лицо  было  покрыто
ссадинами и синяками. И все же  мой  мозг  функционировал  почти  нормально.
Через два часа я должен был играть в гольф с Браннингамом.  Ведь  только  во
время игры я мог попросить у него банковский кредит. Но об этом  можно  было
забыть. Нужно позвонить ему и отменить встречу. Это  первоочередная  задача.
А потом уже думать о том, куда могла исчезнуть Гленда.
     Выехав на магистраль, я затормозил у придорожного  бара,  но,  еще  раз
глянув на себя в зеркальце, понял, что произведу сенсацию, если  покажусь  в
таком виде. Ничего не оставалось, как ехать дальше.
     К счастью, в это раннее утро движения практически  не  было.  Все  тело
ныло  тупой  болью.  Если  меня  остановят  полицейские,  неприятностей   не
оберешься. Но, к счастью, копов не  было  видно.  Я  практически  действовал
автоматически, когда ставил машину  в  гараж.  Выйдя,  я  глянул  туда,  где
обычно стояла машина Гленды. Ее там не было.
     Через пять минут я разговаривал с Браннингамом. Он как раз  намеревался
ехать в гольф-клуб. Я извинился, сказав, что не смогу  сегодня  играть,  так
как попал в аварию.
     - Вы ранены, сынок? - с беспокойством спросил он.
     - Ударился  головой  о  лобовое  стекло,  но  ничего  серьезного.  Так,
несколько ссадин.
     - Что произошло?
     - Пьяный  водитель.  Я  едва  успел  отвернуть  в  сторону,  но,  резко
затормозив, едва не вылетел через лобовое стекло.
     - Очень жаль. Я могу быть вам чем-то полезен?
     - Нет, благодарю вас. Прошу еще раз извинить меня.
     - Сыграем как-нибудь в другой раз. Поправляйся, сынок.
     Повесив трубку, я некоторое время сидел в кресле,  потом,  невзирая  на
боль, прошел по коридору к квартире Гленды. Позвонив,  я  нетерпеливо  ждал,
переминаясь с ноги на ногу.
     - Она уехала, мистер Лукас.
     Я медленно повернулся. Пожилая негритянка, которая  убирала  наш  этаж,
стояла с метлой в двух метрах от меня.
     - Уехала?
     - Да. Сегодня утром. Около шести утра. Она забрала  с  собой  все  свои
вещи. Похоже, она очень  спешила.  Я  хотела  ей  помочь,  но  она  даже  не
обратила на меня внимания. - Ее глаза округлились от изумления. - Боже  мой!
Что с вашим лицом, мистер Лукас?
     - Автомобильная авария, - сказал я.
     Вернувшись к себе, я рухнул на постель, сжав голову руками.
     - Как это понимать? Что происходит? Неужели она уехала навсегда?
     От этих мыслей голова разболелась еще больше. Уже через  силу  я  дошел
до холодильника, и, вытащив оттуда кубики  льда,  завернул  их  в  салфетку.
Рухнув в  кресло,  я  приложил  холодный  компресс  к  лицу.  Не  сразу,  но
полегчало. Боль стала вполне терпимой.
     Неожиданно зазвонил телефон. Неужели это Гленда?
     - Мистер Лукас? - мужской голос!
     - Кто это? - пробормотал я.
     - Меня зовут Эдвин Клаус. - После паузы он продолжил: - У  меня  к  вам
небольшое приватное дело. Через двадцать минут я буду  у  вас.  Но  вначале,
будьте любезны, не сочтите за труд спуститься в  гараж.  Проверьте  багажник
вашего  автомобиля.  Понимаю,  у  вас  ужасно  болит  голова,  но   все   же
посмотрите, что там находится. - В трубке послышались короткие гудки.
     Что это - шутка? Или звонок какого-то сумасшедшего?
     Я сидел не шевелясь и постепенно  начал  приходить  к  мысли,  что  это
вовсе не шутка. Холодная дрожь пронзила мое тело. С  трудом  поднявшись,  я,
шатаясь, подошел к лифту, спустился в гараж и открыл багажник.  В  глазах  у
меня потемнело.
     Коренастый тип был там! Его белый  костюм  и  лицо  были  в  запекшейся
крови. Незрячие глаза смотрели прямо на меня. Не было сомнения  в  том,  что
он мертв. Мертвее не бывает.




     Едва я вошел в свою квартиру и открыл дверь гостиной, как  увидел  его.
Он сидел в моем любимом кресле. Его возраст определить было трудно -  где-то
между сорока пятью и шестидесятые. Его снежно-белые  волосы  были  аккуратно
зачесаны назад. Все в нем было  безукоризненным:  черный  костюм,  сшитый  у
прекрасного портного, белая рубашка, галстук,  тщательно  начищенные  туфли.
Лицо казалось сделанным из дерева.  Тонкий  крючковатый  нос,  узкий  рот  с
бескровными губами, серые блестящие глаза.
     Для меня тело, лежащее в багажнике,  было  настоящим  потрясением.  Мне
казалось, что я во власти какого-то кошмара, и стоит мне  закрыть  глаза,  а
потом открыть, как наваждение прекратится, и  труп  из  багажника  исчезнет,
как мираж в Синайской пустыне. Что ничего этого не  было,  что  это  обычное
воскресное утро, и через полчаса я отправлюсь на встречу с Браннингамом.
     Но человек, сидящий напротив меня, был частью этого кошмара.
     Я закрыл дверь и, прислонившись спиной к ней, смотрел на незнакомца.
     - Дверь была не заперта, - словно извиняясь, проговорил он. -  Так  что
я воспользовался этим.
     Струйки пота потекли по моей болевшей спине. Итак, этот кошмар -  самая
что ни на есть реальность.
     - Что вы хотите?
     Блестящие серые глаза, столь  же  выразительные,  как  и  кубики  льда,
смотрели на меня.
     - Хочу вам помочь. - Жестом он указал на кресло. - Вижу, вы  страдаете.
Бен несколько перестарался. - Он развел руками. -  Понимаете,  он  не  может
контролировать свою силу. Прошу вас, садитесь, мистер Лукас.
     У меня вновь закружилась голова, задрожали ноги. Я сел.
     - У нас имеются определенные проблемы,  мистер  Лукас.  Похоже,  вы  не
знаете своих возможностей. - Голос мужчины приобрел баюкающие  интонации.  -
Но вашу проблему можно легко разрешить, если вы согласитесь нам помочь.
     - Кто вы? - прошептал я.
     - Об этом вы узнаете  позднее.  Сейчас  главная  проблема  -  это  тело
Алекса Марша, которого вы убили. Что вы будете делать с трупом?
     Я закрыл глаза. В моем сознании вновь возник тот страшный миг.  Ведь  я
действительно хотел его убить. Я  ударил  его  в  челюсть  и  хотел  нанести
второй удар, но получил страшный удар по голове.
     - Я не мог его убить! Это невозможно. Я мог сломать  ему  нос,  но  это
максимум повреждений, которые я мог нанести ему. - Боль пульсировала в  моем
мозгу, мешая связно думать. - Я не мог его убить, -  обреченно  повторил  я,
глядя в это ненавистное лицо.
     - Оставим это на усмотрение суда присяжных, мистер Лукас.
     Я поднялся и,  шатаясь,  направился  в  ванную,  где  проглотил  четыре
таблетки аспирина. После этого открыл кран  и  подставил  голову  под  струю
холодной  воды.  Мысли  немного  прояснились.  Я  не  мог  знать,  кто  этот
безукоризненно одетый незнакомец по имени Эдвин Клаус, но не было  сомнения,
что это шантажист. Упершись обеими руками в умывальник, я посмотрел на  свое
отражение в зеркале. Да, вид был еще тот! Распухшее, в кровоподтеках лицо  с
глазами-щелками. Добрых  пять  минут  я  смотрел  на  себя,  потом  таблетки
оказали свое действие, и боль несколько поутихла.
     Алекс Марш! Так, значит, коренастый  мужчина  и  был  тем  самым  мужем
Гленды! Но человек, который сидел у меня в гостиной и предлагал помощь,  кем
был он? Он спрашивал, что я  намереваюсь  делать  с  трупом,  находящимся  в
данный момент в багажнике моей машины? Моей  первой  мыслью  было  позвонить
шерифу Томпсону и передать дело в его руки. Но поверит ли он моему  рассказу
о происшедших событиях? Да и другие! Нетрудно было угадать их реакцию.  Даже
если мне и поверят,  моя  репутация  в  Шаронвилле  будет  испорчена  раз  и
навсегда. Я буду вынужден  признаться,  что  занимался  любовью  с  замужней
женщиной, и в этот момент нас застал ее муж. Поверит ли кто-нибудь, что я  с
ним боролся, а меня просто кто-то  оглушил?  Вновь  я  вспомнил  о  трупе  в
багажнике. Может быть, отвезти его в пустынное место и там закопать? Но  это
была совершенно неприемлемая мысль.
     "Вашу  проблему  можно  легко  разрешить,  если  вы   согласитесь   мне
помочь..." На что он намекает? Нужно выяснить это!
     Более уверенный в себе, я вернулся в гостиную. Клаус  продолжал  сидеть
в моем любимом кресле, положив ногу на ногу  и  сложив  руки  на  коленях  с
выражением все того же терпеливого смирения.
     - Надеюсь, вам немного полегчало, мистер Лукас?  Конечно,  не  хотелось
бы вас принуждать или, упаси Бог, торопить, но ведь  вы  слышали  о  трупном
окоченении? Через час будет весьма трудно вытащить труп из багажника.
     Мерзкая дрожь пробежала у меня по спине.  Эта  мысль,  само  собой,  не
приходила мне в голову, но я помнил, что  тело  находилось  там  в  согнутом
положении. Если тело окоченеет,  его  действительно  будет  весьма  непросто
вытащить оттуда. Мой желудок сжала противная спазма. Я сел напротив Клауса.
     - Я не убивал его, - вновь повторил я. - Кто-то оглушил меня, когда  мы
боролись, но этот кто-то и убил его в тот  момент,  когда  я  находился  без
сознания.
     - Мистер Лукас, - вновь терпеливо повторил он, - в настоящий момент  не
столь важно, кто его убил. Труп находится в  багажнике  вашей  машины  и  не
может оставаться там дольше. Принимаете ли вы мою помощь или нет?
     - Кто вы? Чего ради предлагаете свою помощь?
     - Я еще раз повторяю - меня зовут Клаус. Я здесь  потому,  что  мне  не
безразлична ваша карьера. Мне кажется, вы  заслуживаете  лучшей  участи.  Но
мне будет искренне жаль, если вы потеряете все это.
     - Но  не   говорите   мне,   что   предлагаете   помощь   из   простого
человеколюбия. Просто из уважения ко мне. Чего вы хотите?
     Он всплеснул руками с ухоженными ногтями.
     - Разумеется, мне кое-что нужно от вас. Но к этому вопросу мы  вернемся
позднее. Ваша проблема требует немедленного разрешения. Поверьте мне.  Нужно
поскорее избавиться от трупа Марша. У меня есть люди,  готовые  оказать  вам
помощь в  этом  деликатном  деле.  Разумеется,  вы  в  любой  момент  можете
позвонить шерифу и  изложить  свою  версию  происшедшего.  Вы  можете  также
попытаться освободиться от трупа самостоятельно. У вас  есть  право  выбора,
мистер Лукас. Уверяю, если вы не захотите сотрудничать со  мной,  то  больше
обо мне не услышите.
     - Что конкретно вы хотите от меня? Я хочу это знать.
     - Мне нужна ваша помощь. Но  сейчас  не  будем  затрагивать  эту  тему.
Более срочные дела требуют немедленного выполнения.
     - Вы что, считаете меня идиотом? Я должен  это  знать!  Не  могу  же  я
соглашаться на то, о чем не имею ни малейшего представления! - закричал я.
     Клаус вновь развел руками.
     - Вижу, вы отказываетесь  от  моей  помощи.  -  Он  поднялся.  -  Тогда
поторопитесь, мистер Лукас. Скоро его действительно будет трудно извлечь  из
багажника. Не забудьте купить лопату. Мне кажется, его  действительно  лучше
всего зарыть в Фэрри-Пойнт. Но поспешите. Желаю удачи.  -  Он  направился  к
двери.
     Мой мозг начал усиленно работать. Пока Клаус шел к  двери,  я  вспомнил
все годы, потраченные на создание нашей компании. Я думал  о  моем  нынешнем
положении. Я стал заметной личностью в Шаронвилле. Подумал о Билле  Диксоне.
Потом представил себя роющим могилу. Я представил, как  вытаскиваю  труп  из
багажника и тащу к  яме.  Я  даже  содрогнулся  от  ужаса,  представив,  как
прикоснусь к трупу, покрытому засохшей кровью.
     "Уверяю вас, что если вы откажетесь от моей помощи, то  никогда  больше
не услышите обо мне".
     Возможно, я действительно никогда не услышу о нем, но  что  мешает  ему
позвонить шерифу, не называя своего имени, и  со  мной  все  будет  кончено.
Услуга? В этот момент мне было наплевать, что именно он попросит у меня.
     - Минутку, - остановил его я.
     Мне нужно освободиться от трупа, и Клаус должен помочь мне в этом.  Ну,
а уж когда я освобожусь от мертвеца, тогда  и  поговорим  с  Клаусом.  Тогда
узнаю, какую услугу он потребует от меня. Да и  всегда  можно  найти  способ
избавиться от него.
     - Я согласен, мне нужна ваша помощь, - хрипло проговорил я.
     - Очень умно с вашей стороны, мистер  Лукас.  -  Он  вернулся  и  снова
устроился в моем кресле. - У меня как раз есть три человека,  которые  могут
заняться этим, но нужно, чтобы вы поехали с ними. Ведь нужно понаблюдать  за
их работой и убедиться, что труп не может быть  обнаружен.  Идите  в  гараж.
Они вас там ожидают. Все это не займет и часа времени.  Я  считаю,  что  вам
нужно ехать  немедленно.  Чем  дольше  ждать,  тем  сложнее  будет  операция
захоронения.
     Я посмотрел на него.
     - Когда вы придете за распиской?
     - Об  этом  у  нас  еще  будет  время   поговорить.   Давайте   вначале
урегулируем вашу проблему. - Он посмотрел на часы.  -  Я  уже  опаздываю  на
свидание.
     Собрав всю свою волю, я спустился в гараж. Было 10.15. По  воскресеньям
жильцы редко выходили раньше полудня. Выйдя из  лифта,  я  увидел  ожидавших
меня людей. Их было трое, и они стояли  возле  моей  машины.  Я  внимательно
рассматривал их, пока приближался.
     Тот, который первым привлек мое внимание, стоял, опершись о  дверцу  со
стороны водителя.  Это  был  высокий  худой  мужчина  лет  двадцати  пяти  с
характерным  лицом  актера  второстепенных  фильмов.  Светло-голубые   глаза
смотрели уверенно и вызывающе. Его загар  свидетельствовал  о  том,  что  он
много времени проводит на пляже, флиртуя с девушками.  На  нем  был  зеленый
свитер и узкие черные брюки.
     У второго была внешность вышибалы. Шатен с плоским лицом  и  маленькими
глазками-буравчиками  и  длинными  бакенбардами.   Руки   были   толстые   и
мускулистые. Одет он был в потертую кожаную куртку и  черные  брюки.  Третий
был негр, такой огромный,  что  я  даже  задрожал,  глядя  на  его  бицепсы,
перекатывающиеся под кожей. Он напоминал молодого Джо Луиса.
     - Меня зовут Гарри, мистер Лукас, - человек в  зеленом  свитере  широко
улыбнулся.
     - Это Бенни, - он кивнул в сторону вышибалы. - А это Джо.  -  Рука  его
небрежно похлопала по плечу гиганта-негра.
     На физиономии негра появилась улыбка, больше похожая на гримасу.  Бенни
лишь мрачно посмотрел на меня.
     Бенни! Именно этот тип оглушил меня!
     - Мистер Лукас, садитесь в машину. А вы,  двое,  успокойтесь.  -  Гарри
уселся за руль, предусмотрительно распахнув мне дверцу рядом с  собой.  Двое
остальных сели сзади.
     Я не принял это как акт вежливости, и  атмосфера  в  салоне  автомобиля
стала накаленной. Гарри мягко тронул машину с  места  и  выехал  на  главную
улицу Шаронвилла. Машин было мало. Вскоре  мы  выехали  за  город,  и  Гарри
погнал машину на пределе дозволенной скорости. Как  водитель  он  заслуживал
самой  высокой  оценки.  Джо,  сидевший  прямо  за  моей  спиной,   принялся
наигрывать на губной гармошке какую-то грустную негритянскую мелодию.
     Пока мы ехали в направлении Фэрри-Пойнт, я размышлял.  Судя  по  всему,
Марша убил Бенни после того, как оглушил меня.  У  него  был  вид  человека,
готового отправлять ближних своих на тот свет без особых угрызений  совести.
Моя голова и лицо все еще болели, мысли путались.  Я  до  сих  пор  даже  не
понимал, что со мной происходит и  откуда  взялись  эти  люди.  Я  продолжал
думать, что это кошмар, но понимал, что  попался  в  заранее  спланированную
ловушку. Приняв помощь Клауса, я теперь целиком зависел от этих людей.
     Съехав с магистральной дороги, Гарри  проселком  направился  в  сторону
Фэрри-Пойнт. Приехав на место, он остановил машину в тени группы пальм.
     - Минуточку, мистер Лукас. Сейчас я найду подходящее место. - Он  вышел
и направился в сторону низкорослых кустарников.
     Джо перестал играть и тоже  вышел  из  машины.  Через  несколько  минут
Гарри вернулся.
     - Все в порядке, мистер Лукас. Можно начинать.
     Джо открыл  багажник  моей  машины  и  вытащил  оттуда  две  лопаты.  Я
удивленно смотрел на инструмент. Так они все заранее приготовили!
     Оставив Бенни возле машины, я в компании Джо и Гарри  продрался  сквозь
заросли. Выйдя на небольшую песчаную площадку, Гарри остановился.
     - Что вы скажете об этом месте, мистер Лукас? По-моему, вид  более  чем
восхитительный. Но придется рыть глубокую яму.
     Я осмотрелся. Что ж, место было достаточно уединенное.
     - Хорошо, - кивнул я.
     Джо  взялся  за  работу.  Судя  по  всему,  он  действительно   обладал
громадной силой, так как песок летел во все стороны. По мере  того  как  яма
углублялась, она все время расширялась, так как песок осыпался вниз.  Солнце
с каждой минутой припекало все сильнее. Когда яма достигла примерно метра  в
глубину, Гарри принялся лопатой отбрасывать песок подальше  от  края,  чтобы
он не сыпался вниз. Работа пошла быстрее. Вскоре оба  вспотели.  Я  наблюдал
за ними, и мне казалось, что все это нереально.
     Когда траншея достигла около полутора метров глубины, Гарри заявил:
     - Достаточно, Джо. Остановись.
     Тот улыбнулся, вытер ладонью пот, заливавший ему лицо, и,  улыбнувшись,
вылез из траншеи. Гарри повернулся ко мне:
     - Ну, мистер Лукас, годится эта дыра  для  вечного  успокоения  мистера
Марша? Мне кажется, ее нужно еще чуть углубить. - Он протянул мне лопату.  -
Теперь ваша очередь.
     По тону, каким он это сказал, я понял, что у  меня  нет  иного  выхода.
Сняв пиджак, я безропотно взял лопату и спрыгнул на дно  продолговатой  ямы.
Гарри и Джо сверху смотрели на меня. Все еще находясь в трансе,  я  принялся
копать, но не прошло и пяти минут, как Гарри заявил:
     - Достаточно, мистер Лукас. Джо доведет дело до конца.  -  Засмеявшись,
он протянул мне руку, помогая выбраться наверх.
     Джо вновь принялся за работу, и через несколько минут  яма,  по  мнению
Гарри, достигла нужной глубины.
     - Видимо,  этого  достаточно,  мистер  Лукас.  -  Гарри   вопросительно
смотрел на меня. - Не думаю, что кто-то сможет зарыться так глубоко.  -  Как
вы полагаете?
     Я накинул пиджак  на  плечи.  Пот  стекал  по  моей  израненной  спине,
вызывая нестерпимое жжение.
     - Да.
     Гарри посмотрел на Джо.
     - Сходи за ним.
     Негр, не говоря лишних слов, побежал  к  машине.  Гарри  с  восхищением
смотрел на синеющее вдали море.
     - Шикарный уголок! Хотел бы и я быть похороненным  здесь!  Это  намного
лучше, чем найти вечное успокоение на убогом кладбище.
     Я ничего не ответил.
     Вскоре  появились  Джо  и  Бенни.  Они  несли   труп   коренастого.   Я
отвернулся, глядя на море и боясь,  как  бы  меня  не  стошнило.  Послышался
глухой стук, когда они сбросили тело в яму.
     - Мистер Лукас, посмотрите. Все ли в порядке?
     Я повернулся и подошел к яме. Джо  и  Бенни  расступились.  Тело  Марша
лежало в яме. Внезапно Гарри резко толкнул меня.  Я  пошатнулся  и  едва  не
свалился в яму.
     - Извините, - он взял меня за руку. - Вернемся к машине.  Джо  и  Бенни
доведут работу до конца. Надеюсь, вы удовлетворены нашей работой?
     На подгибающихся ногах я направился к машине. Багажник  был  открыт.  Я
механически заглянул туда, и меня едва не стошнило. Весь коврик  был  покрыт
пятнами запекшейся крови. Гарри взял меня под руку.
     - Не волнуйтесь, мистер Лукас. Джо все  вымоет.  Садитесь  в  машину  и
успокойтесь. Вам больше не о чем беспокоиться.
     Я открыл дверцу и сел рядом с водительским местом.  Размозженный  череп
Марша стоял у меня перед глазами. Я даже не пошевелился, когда Джо  и  Бенни
вернулись в машину. Они вновь заняли свои места, а Гарри сел за руль.
     - Я отвезу вас домой, мистер Лукас. Джо займется автомобилем,  а  потом
я пригоню вашу машину в гараж. Вам совершенно не о чем беспокоиться.
     "Совершенно не о чем, - подумал я. -  До  тех  пор,  пока  не  появится
Клаус и не потребует плату за оказанные услуги".
     Остаток воскресенья  я  провел  дома  с  ледяным  компрессом  на  лице,
раздумывая над своим незавидным положением. Я  был  совершенно  уверен,  что
вскоре сюда явится Клаус  и  будет  меня  шантажировать.  Но  достаточно  ли
сильна его позиция? Труп уже похоронен  и  никто  не  видел  Гленду  Марш  в
Фэрри-Пойнт. По крайней мере я никого не видел по дороге на пляж. А  если  я
пошлю Клауса к  черту,  когда  он  появится  с  требованием  компенсации  за
оказанную услугу? Как он отреагирует на  это?  Похоронив  труп,  он  лишился
серьезного козыря в своей игре. Так, по крайней мере, мне казалось. Но  если
он обратится к шерифу, укажет место захоронения трупа  и  назовет  мое  имя?
Какие  у  него  имеются  доказательства,  что  это  именно  я  убил   Марша?
Достаточно не потерять головы и все отрицать, чтобы в это никто не  поверил.
Я понимал,  что  нет  убедительного  объяснения  моей  разбитой  физиономии.
Авария  автомобиля,  это  звучит  слишком   надуманно.   Ведь   о   малейшем
столкновении с автомобилем я должен сообщать в полицию. А  уж  они,  проведя
элементарное расследование, тут же выведут меня на чистую воду. И мне  опять
будут грозить неприятности. Но в любом случае  на  этот  счет  можно  что-то
придумать. Затем я начал думать о Гленде. Связана ли она  со  всем  этим?  Я
отказывался  верить  в  то,  что  она  была  лишь  приманкой.   Существовала
возможность убедиться  в  этом.  Даже  в  воскресенье  редакция  "Инвестора"
наверняка работала. Я снял трубку и попросил соединить  меня  с  Нью-Йорком.
Через некоторое время меня соединили с  редакцией  журнала.  Я  сказал,  что
хотел бы поговорить  с  редактором.  Еще  через  некоторое  время  в  трубке
послышался сочный мужской голос:
     - Гаррисон слушает. Кто у телефона?
     - Извините за беспокойство, мистер Гаррисон, - торопливо  сказал  я.  -
Но мне  совершенно  необходимо  срочно  связаться  с  миссис  Глендой  Марш,
фоторепортером, которая работает у вас в редакции.
     Гаррисон переспросил имя и после короткой паузы сказал:
     - Вы ошиблись. Нам совершенно неизвестно  это  имя,  и  мы  никогда  не
нанимали по контракту свободных фотокорреспондентов с таким именем.
     - Благодарю вас, - я положил трубку.
     Итак, все было понятно.  Я  поднялся,  сходил  на  кухню  и  положил  в
салфетку новые кубики  льда.  Я  чувствовал  себя  совершенно  опустошенным.
Гленда Марш служила не более чем приманкой! В Шаронвилле  ли  она?  Я  очень
сильно в этом сомневался.
     Теперь я находился в лучшем положении и мог  послать  Клауса  к  черту.
Если он попытается пришить мне убийство, я смогу  предъявить  ему  встречное
обвинение, заявив, что он в сговоре с Глендой. Если шериф допросит  ее,  она
может расколоться и сказать правду. Но я все же с трудом верил, что  она  не
любит меня.
     К четырем часам моя физиономия выглядела уже вполне сносно.  Голова  не
болела, ссадины на  щеке  были  едва  заметны.  Я  был  разбит  физически  и
морально, но  все  же  надеялся,  что  смогу  противостоять  Клаусу.  Тут  я
вспомнил о машине и спустился в гараж. Машина стояла на своем обычном  месте
вычищенная  и  надраенная  до  блеска.  Поколебавшись  немного,   я   открыл
багажник. Он был безукоризненно чист, коврик был заменен на  новый.  Никаких
следов пребывания трупа в нем  не  было  заметно.  В  тот  момент,  когда  я
закрывал багажник, подъехал мой сосед Фред  Лоусон.  Это  был  один  из  тех
болтунов,  которые  тут  же  начинали  звонить  во  все  колокола,  едва  им
становилось известно что-нибудь компрометирующее о соседях.
     - Привет, Ларри, - жизнерадостно крикнул он, выходя из машины.
     О, черт! Мой желудок сжала спазма, но я все же заставил себя  вымученно
улыбнуться.
     - Хэлло!
     - Бог мой, что с вами?
     - В меня попал шар для игры в гольф.
     Он взволнованно смотрел на меня.
     - Но ведь вы могли выбить себе глаз?
     - Как видите, этого не произошло.
     - У меня имеется прекрасное средство от синяков. Поднимитесь  со  мной,
Ларри, и я его вам дам. Мой сын занимается боксом и иногда приходит домой  в
таком виде...
     Мне ничего не оставалось, как подняться в  его  квартиру.  По  счастью,
жены дома не было, и я вздохнул с облегчением, так как она  была  еще  более
болтлива, чем ее муж. Он дал мне тюбик какой-то мази.
     - Смажьте ушибленное место и повторяйте эту процедуру через каждые  два
часа. Через день от синяков не останется и следа.
     Я поблагодарил его, сославшись на то, что дома много работы, пожал  ему
руку и вернулся к себе.
     Первым делом я намазал лицо мазью. Было уже почти пять вечера, а  я  до
сих пор ничего не ел. Открыв банку с бобами, я разогрел их  и  без  аппетита
поел.
     Ночь была ужасной. Я все время думал о том, что делать дальше.  К  утру
синяки  приняли  желтый  цвет,  но  от  бессонной  ночи   голова   буквально
раскалывалась. Поскольку меня ждал напряженный рабочий день,  я  появился  в
офисе ровно в 8.30. Начиная с этого момента у меня не  было  времени  думать
ни о Гленде, ни о Клаусе, ни о ком бы то ни было.
     Я пообедал с одним из клиентов,  которому  продал  пять  калькуляторов.
После еды, довольный сделкой, я  вернулся  обратно  в  офис  и  нос  к  носу
столкнулся с шерифом Томпсоном.
     - Салют, гражданин!
     - Хэлло, Джо.
     Он внимательно смотрел на меня.
     - Что с вами произошло? Несчастный случай?
     - Да нет, просто шар от гольфа. Не успел среагировать.
     - Вот как?
     - Как дела, Джо? - пытаясь перевести разговор на другую  тему,  спросил
я.
     - Дела идут. - Он потер кончик  носа  тыльной  стороной  ладони.  -  Вы
видели Гленду Марш?
     Мое лицо стало непроницаемым.
     - Нет. Я провел уик-энд, занимаясь домашними делами и синяками.
     - Я  ей  назначил  встречу,  чтобы  сфотографировать  тюрьму,  но   она
почему-то не приехала. Возможно, просто забыла.
     - Может быть, она немного приболела?
     Он внимательно смотрел на меня.
     - Я ходил вчера вечером к ней домой,  но  привратник  сказал,  что  она
уехала, забрав багаж.
     - Вот как? - я напрасно пытался  выдержать  его  взгляд.  -  Любопытно.
Возможно, срочный вызов или еще что-то в этом роде.
     - Возможно. Что ж, мистер Лукас, у вас работа, да  и  у  меня  тоже.  -
Кивнув, он ушел.
     Я проводил его взглядом, затем вернулся в  свой  кабинет.  Усевшись  за
стол, я задумался. В любом случае, мне ничего не сделать до  визита  Клауса.
Лишь когда я буду знать его требования,  можно  будет  предпринять  какие-то
шаги, чтобы выйти из создавшейся неприятной ситуации.
     В ожидании я провел долгие четыре дня. Напряжение все  возрастало  и  к
исходу четвертых суток достигло апогея. Я нервно вышагивал взад и вперед  по
гостиной, чувствуя, как лихорадочно стучит сердце. Уже к вечеру в мою  дверь
позвонили.  Прибыла  срочная  почта.  Конверт   был   достаточно   объемный.
Расписавшись в квитанции, я понял, что мои враги перешли к действию.  Закрыв
дверь,  я  сел  в  кресло  и  разорвал  конверт.  Внутри  находилось  восемь
прекрасно выполненных  цветных  фотографий,  сделанных,  судя  по  всему,  с
помощью мощного телеобъектива.
     Фото номер один: Гленда в бикини, а я направляюсь  к  ней.  Фото  номер
два: Гленда совершенно обнаженная лежит на  спине,  а  я  тоже  в  чем  мать
родила наклоняюсь над ней.  Фото  номер  три:  я  лежу  на  ней,  а  Марш  с
перекошенным от бешенства лицом выходит  из  кустов.  Фото  четыре,  пять  и
шесть: мы деремся. Фото номер семь: я  стою  над  Маршем,  все  его  лицо  в
крови. Фото номер восемь: я рою могилу Маршу.
     Просматривая  снимки,  я   чувствовал   дуновение   смерти.   Тщательно
спланированная ловушка захлопнулась, я попал в нее.  Я  понял,  зачем  Гарри
толкнул меня к трупу.  В  этот  момент  спрятанный  где-то  фотограф  сделал
снимок. Я понял, зачем мне вручили лопату, чтобы я некоторое время копал,  а
меня опять сфотографировали. Надежда на то, что я  смогу  послать  Клауса  к
черту, растаяла.
     Едва я закончил просмотр снимков, как  за  дверью  послышалась  тягучая
негритянская мелодия, наигрываемая на губной гармошке.  Я  похолодел.  Итак,
время ожидания прошло, они перешли к  действиям.  Судя  по  всему,  музыкант
находился  непосредственно  за  дверью.  Я   выронил   фотографии,   и   они
рассыпались по полу. Поднявшись, я, как пьяный, направился к двери.
     Джо,  одетый  в  белую  рубашку  и  все  те  же  черные  брюки,  стоял,
прислонившись к стене, увидев  меня,  широко  улыбнулся,  пряча  гармошку  в
карман.
     - Добрый день, мистер Лукас. Босс хочет поговорить с вами.
     Оставив дверь открытой, я вернулся, чтобы забрать снимки. Засунув их  в
конверт, я запер их в ящик письменного стола. Мне даже не  пришло  в  голову
отказаться от поездки с негром.  Я  попал  в  ловушку  и  сознавал  это.  Мы
спустились вниз на лифте.
     Грязный помятый "шевроле" стоял возле подъезда. Джо уселся за  руль,  я
же, обойдя машину, сел рядом с ним. Он плавно тронул автомобиль с  места.  В
это время дня улицы были практически пусты, но  Джо  вел  машину  осторожно,
все время что-то напевая под нос. Неожиданно он спросил:
     - Вы довольны, мистер Лукас, тем, как я вымыл машину? Неплохая  работа,
не так ли?
     Я ничего не ответил.  Молча  сидел,  глядя  вперед  и  сложив  руки  на
коленях. Он искоса глянул на меня.
     - Хотите, я вам кое-что скажу, мистер Лукас? Я был просто  негром,  как
и все остальные, пока меня не нанял Клаус.  С  тех  пор  все  изменилось.  Я
регулярно  получаю  деньги,  у  меня  есть  девчонка  и  время  поиграть  на
гармошке. Делайте то, что говорит мистер Клаус, и все  будет  хорошо.  -  Он
рассмеялся. - Он человек, имеющий  власть  и  деньги,  а  то  и  другое  мне
нравится. Настоящие деньги, а не какие-нибудь центы.
     Я  продолжал  молчать.   Он   открыл   ящик   для   перчаток,   вытащил
магнитофонную кассету и вставил  в  магнитофон.  Машина  наполнилась  резкой
ритмичной музыкой.
     Минут через  пятнадцать  машина  выехала  из  города,  и  Джо  увеличил
скорость. Он вновь глянул на меня.
     - Послушайте,  мистер  Лукас.  Я  понимаю,  вы  попали   в   неприятное
положение. Следуйте моему совету, мистер Лукас. Соглашайтесь на все,  о  чем
попросит вас мистер Клаус. Зачем самому рыть себе могилу?
     - Ты можешь помолчать? - огрызнулся я.
     Он усмехнулся.
     - Я  могу  и  помолчать,  но  все  же  прислушайтесь  к  моему  совету.
Поверьте, я желаю вам только хорошего.
     Машина свернула на проселок, ведущий к какому-то ранчо, и  остановилась
возле наполовину спрятанного среди деревьев  низкого  строения.  Из  темноты
тут же показался Гарри. Он открыл ворота,  и  в  тот  момент,  когда  машина
проезжала мимо него, приветствовал меня взмахом руки. Я притворился, что  не
вижу его. Подъехав к двери, Джо остановил машину, вышел из  нее  и,  обойдя,
открыл мне дверцу.
     - Вот мы и приехали, мистер Лукас.
     Едва я вышел из машины, как возле меня появился Бенни.
     - Пошли, сволочь! - он грубо толкнул меня к входной двери.
     Пройдя длинным коридором,  мы  оказались  в  просторной  гостиной.  Там
стояли комфортабельные кресла, возле стены  имелся  бар  с  большим  набором
разнообразных спиртных напитков, у окна стоял  большой  письменный  стол.  В
углу находились телевизор и стереоприемник. На полу лежал  добротный  ковер.
Хотя гостиная и была хорошо меблирована, но все же  производила  впечатление
нежилой.
     - Как насчет порции виски, сволочь? -  спросил  Бенни,  когда  я  замер
посреди гостиной. - Босс пока занят.
     - Благодарю, мне ничего не надо. - Подойдя к креслу, я рухнул в него.
     Бенни равнодушно пожал плечами и вышел. Сердце неровно билось у меня  в
груди, ладони рук были мокрыми  от  пота.  Через  несколько  минут  я  вновь
услышал мелодию губной гармошки. Медленно протянулось минут двадцать.  Вдруг
дверь открылась, и быстрым шагом вошел  Клаус.  Он  глянул  в  мою  сторону,
закрыл дверь и с непроницаемым лицом  уселся  в  кресло,  стоявшее  напротив
меня.
     - Извините, что заставил  вас  ждать,  мистер  Лукас.  Сами  понимаете,
дела.
     Так как я ничего не ответил, он продолжал:
     - Как вы  оценили  качество  снимков?  -  Он  выжидательно  смотрел  на
меня. - Мне они кажутся просто великолепными, и могут убедить  кого  угодно,
что именно вы убили этого человека, не так ли?
     Я с ненавистью смотрел на него.
     - Что вы хотите?
     - Всему свое время. - Он откинулся на спинку  кресла,  положив  изящные
руки на колени. - Позвольте объяснить тяжесть того положения, в  котором  вы
очутились. Вы совершили  весьма  и  весьма  опрометчивый  поступок,  написав
Гленде. Это письмо находится  у  меня.  У  меня  также  и  лопата  с  вашими
отпечатками пальцев.  В  этой  же  коллекции  и  окровавленный  коврик.  Мне
достаточно лишь передать эти вещи шерифу  Томпсону,  и  газовая  камера  вам
обеспечена.
     - Гленда в курсе всего этого? - непроизвольно спросил я.
     - А вы как думаете? Она делает все, что  я  ей  приказываю.  И  она  же
будет основным свидетелем на вашем процессе,  если  вы  окажетесь  настолько
глупым, что откажетесь сотрудничать  с  нами.  Она  поклянется  перед  судом
присяжных, что это именно вы убили ее  мужа.  Будьте  уверены,  она  сделает
все, что я ей прикажу.
     - И чего вы от меня хотите? - Я наклонился вперед. В моем мозгу  билась
только одна мысль: "Она сделает в точности то, что я ей прикажу!" Это  могло
означать, что она тоже жертва шантажа.
     Внезапно я почувствовал облегчение. Она была вынуждена предать меня.
     - Позвольте, я расскажу вам одну историю, - продолжал  Клаус.  -  Почти
сорок лет назад ваш босс Фаррел Браннингам и я,  ваш  покорный  слуга,  были
мелкими кассирами в маленьком провинциальном банке на Западе. Мы были  очень
дружны,  вместе  снимали  небольшую  квартиру  и  были  очень   честолюбивы.
Браннингам был сама добродетель. Он часто задерживался в банке  допоздна,  а
я тратил свободное время, посещая бары и  прочие  увеселительные  заведения.
Однажды я познакомился с девушкой... - он замолчал, глядя  на  меня.  -  Это
все я вам рассказываю постольку, поскольку вы должны  понять,  чего  ради  я
оказался в этом городе и почему требую от вас кое-какой услуги.
     Я продолжал молчать.
     - Эта женщина была с большими запросами. Я был  тогда  молод  и,  чтобы
удержать ее возле себя, тратил на нее почти все свои  деньги.  Увы,  рядовой
кассир  не  так  много  зарабатывает.  Так  что  мне   пришлось   изыскивать
какой-нибудь другой способ добычи денег. И я  начал  делать  это  с  помощью
моего же банка. По фиктивным документам я снял со счета  около  шести  тысяч
долларов и мог чувствовать  себя  достаточно  спокойно,  так  как  следующая
ревизия должна была быть не раньше чем через полгода.  Я  потратил  примерно
пять тысяч на эту женщину, затем, когда до ревизии оставалось около  месяца,
поставил оставшуюся тысячу на лошадь и сумел выиграть десять  тысяч.  Теперь
я мог возместить украденные в банке деньги, но  не  мог  этого  сделать  без
помощи Браннингама. А он,  даже  не  спросив  меня,  провел  самостоятельную
ревизию. Вот почему он задерживался в банке по вечерам. Я даже над  этим  не
задумывался,  полагая,  что  он  готовится  к  вступительным   экзаменам   в
университет. А он проверил все счета банка,  чтобы  приобрести  опыт  такого
рода деятельности. Браннингам всегда был честолюбив, и  в  мозгах  ему  тоже
нельзя было отказать. Так что, сами понимаете, он быстро вычислил  виновника
кражи, то есть меня. Это было почти сорок лет назад, но я до сих пор  помню,
как он обвинял меня, а ведь мы были друзьями.  Я  сознался,  что  украл  эти
деньги, но обещал возместить украденное. Но когда он узнал, что я  играл  на
тотализаторе, поставив тысячу на лошадь, он заявил, что я не только вор,  но
и игрок и не имею права работать в банке. Он даже и слушать не хотел о  том,
чтобы я возместил украденное. - Бешенство мелькнуло в глазах  Клауса,  но  в
следующее  мгновение  они  вновь  приняли  холодное  выражение.   Но   этого
мгновения мне хватило на то,  чтобы  понять,  насколько  он  опасен.  -  Его
честолюбие и добродетель стоили мне пять лет тюрьмы.
     Я внимательно слушал его. Фанатичный блеск его  глаз  подсказывал  мне,
что я имею дело с психом.
     - Когда проведешь пять лет в  тюрьме  строгого  режима,  мистер  Лукас,
жизнь  воспринимаешь  под  совершенно  другим  углом  зрения,   -   спокойно
продолжал он. - Работа  в  банках  отныне  была  не  для  меня.  Нужно  было
начинать новую жизнь. По выходу из тюрьмы мне  удалось  провернуть  неплохое
дельце, которое  принесло  мне  много  денег.  К  несчастью,  один  из  моих
компаньонов попался, так что я сел еще на пятнадцать  лет.  Жизнь  в  тюрьме
далеко не сахар, мистер Лукас. Все эти годы, которые я провел, как  животное
в клетке, я думал только о Браннингаме.  Если  бы  он  не  был  тогда  таким
добродетельным и разрешил мне вернуть  деньги,  я  до  сих  пор  работал  бы
банкиром, разумеется, не такого класса, как он, так  как  Браннингам  всегда
учился, стараясь до тонкостей узнать банковское  дело.  Именно  это  помогло
ему стать тем великим финансистом, каковым он является в настоящее время.  У
меня никогда не было ни его энтузиазма, ни его таланта.  Но  я  все  же  мог
занять пост директора филиала, если бы он тогда не отнял у меня  этот  шанс.
Когда  я  вышел  из  тюрьмы,  он  как   раз   занял   должность   президента
Национального коммерческого банка.  У  меня  было  пятнадцать  лет  времени,
чтобы подумать о своем будущем. Я  завязал  полезные  знакомства  с  другими
заключенными, приобрел некоторый  опыт.  Именно  это  дало  мне  возможность
заработать много денег, и сейчас  я  спокойно  могу  уйти  на  покой.  -  Он
некоторое время молчал, потом продолжал:  -  Но  прежде  чем  уйти,  я  хочу
свести счеты с Браннингамом. Многие годы я ожидал этого  момента,  и  теперь
это будет моя последняя операция.
     Я  слушал  его  с  возрастающим  вниманием.  В  его  голосе   слышалась
неприкрытая ненависть.
     - И вот  теперь,  мистер  Лукас,  мы  подошли  к  главному.  Браннингам
раструбил на весь свет, что обладает  самым  надежным  банком  в  мире.  Это
хвастовство добродетельного человека, и я принимаю его вызов. Я  намереваюсь
забраться в самый надежный банк в мире и опустошить  его  сейфы,  в  которых
находятся деньги  и  драгоценности  клиентов,  доверивших  их  ему.  Деньги,
которые  припрятывают  от  налогов,  и  драгоценности,   которые   даже   не
застрахованы. Пусть Браннингам трижды честный человек,  но  он  в  такой  же
мере и хвастлив, и единственное, что его может задеть, так это  то,  что  он
станет посмешищем в глазах других. Ограбив банк, самый надежный  в  мире,  я
сделаю из него пустое место. - Его глаза блеснули. Клаус  наклонился  вперед
и уставился на меня. Губы его дрожали. - И вы сдадите этот банк мне,  мистер
Лукас!
     Так вот чего он хотел! Это  было  практически  невозможно  сделать,  но
теперь, по крайней мере, я хотя бы знал условия этого шантажиста.
     - Благодаря мне, этот банк и стал  самым  надежным  в  мире  и  таковым
останется, - хрипло проговорил я. - Забраться в него совершенно  невозможно.
Это я заявляю со всей ответственностью. Благодаря электронике,  сейфы  этого
банка невозможно вскрыть, и это  не  пустые  слова.  Если  вам  так  хочется
свести счеты с Браннингамом, лучше найти какой-нибудь другой способ.
     Клаус посмотрел на свои ухоженные руки.
     - Гнить в тюрьме пятнадцать лет - это  очень  долгий  срок  для  такого
молодого и честолюбивого  человека,  каковым  являетесь  вы,  мистер  Лукас.
Подумайте об этом. Если вы не  изыщете  возможности  для  нас  проникнуть  к
сейфам, я обещаю послать все доказательства шерифу Томпсону.  Вы  понимаете,
о чем я говорю? Это конец вашей карьере в  Шаронвилле,  а,  сверх  того,  вы
получите очень долгий срок тюремного заключения  или  даже  газовую  камеру.
Вот так-то! - Он встал. - Так что  хорошенько  подумайте,  мистер  Лукас.  В
среду в восемь часов вам позвонят. Вы должны ответить "да" или  "нет".  Если
"да", мы встретимся еще раз, если "нет", вы встретитесь с шерифом.
     Он вышел, и тут же в гостиной появился Бенни.
     - Пошли, мерзавец, - сказал он. - Джо отвезет тебя домой.
     Всю дорогу я думал над словами Клауса. Очень мешала  музыка,  гремевшая
в салоне, но я не мог приказать Джо выключить магнитофон. Не выпуская  руля,
Джо подпевал. Когда он остановился перед моим домом и  выключил  магнитофон,
я понял, что наш разговор с Клаусом зашел в  тупик.  Джо  открыл  дверцу  и,
когда я выходил, схватил меня за руку.
     - Подумайте, мистер Лукас, - сказал он. - Работая вместе с Клаусом,  вы
заработаете много денег...
     Резким жестом я вырвал свою руку и поднялся к себе в  квартиру.  В  тот
момент, когда я открывал дверь, за моей спиной знакомый голос прошептал:
     - Быстрее! - Гленда втолкнула  меня  в  прихожую  и  закрыла  за  собой
дверь.
     Не веря глазам, я с изумлением  смотрел  на  нее.  Она  прислонилась  к
двери, ее грудь вздымалась от прерывистого дыхания.
     Мы смотрели друг на друга, и в этот  момент  послышался  шум  двигателя
отъезжающей машины.




     Мы сидели рядом на  диване.  Ее  голова  покоилась  на  моем  плече,  я
обнимал ее за талию.
     Негромкий шум уличного движения, приглушенное бормотание  телевизора  у
соседей снизу, скрип кабины лифта - все это я едва слышал.
     Гленда пошевелилась.
     - Ты не представляешь, как мне стыдно, - сказала она. - Но  откуда  мне
было знать, что я встречу  такого  человека,  как  ты.  О,  Ларри,  как  мне
стыдно!
     Она обняла меня, ее губы прижались к моим, язык проник  в  мой  рот.  Я
забыл про Клауса, лихорадочно расстегивая ее блузку, в  то  время,  как  она
снимала мою рубашку.
     Обнаженные, мы упали на ковер, и ее тело напряглось как струна...
     Я услышал, как часы пробили восемь. Она гладила  меня  по  лицу,  потом
поднялась и ушла  в  ванную,  оставив  меня  лежать  на  пыльном  ковре,  но
полностью удовлетворенного.
     Я прислушивался к шуму воды, все еще не веря  в  происшедшее,  затем  с
трудом поднялся и начал одеваться.
     Она вышла из ванной уже одетая и присела на диван.
     - Дай мне чего-нибудь выпить, Ларри, - сказала она.
     Я налил две порции виски и, отдав один бокал ей, сел рядом. Она  выпила
свою порцию в два глотка и поставила бокал на ковер.
     - Ларри,  милый!..  -  Она  смотрела  на   меня   блестящими   зелеными
глазами. - Нет, не говори ничего, только слушай меня. Я  тебя  уверяю,  если
бы я знала, что замышляет этот свихнувшийся  Клаус,  я  бы  никогда  так  не
поступила! Уверяю тебя. Позволь я тебе все объясню.
     Я погладил ее по руке.
     - Мы оба попали в одну и ту же ловушку, правда?
     - Да, но с тобой совсем другое дело, - она откинулась на спинку  дивана
и закрыла глаза. - Ларри, я - никто и никогда никем  не  была.  Но  не  буду
тебя утомлять, рассказывая  о  своем  прошлом.  Бог  мой,  как  это  ужасно!
Другого слова не подберешь. За десять  лет  я  перепробовала  добрую  дюжину
работ, но все заканчивалось одинаково. В прошлом году я устроилась  работать
в мотеле  и  именно  тогда  встретила  Алекса.  Он  был  богат  и  ездил  на
"кадиллаке". Когда он предложил мне выйти за него  замуж,  я  ухватилась  за
эту возможность. Неважно, кто он был, лишь бы моя жизнь изменилась.  И  хотя
это был злобный и лживый человек, мне казалось, что он любит меня. С  ним  я
была как за каменной стеной.  Вскоре  я  узнала,  чем  занимается  мой  муж.
Основной  его  профессией  был  сбыт   краденых   автомобилей.   Опасное   и
противозаконное занятие, но к тому времени я достаточно  повидала  в  жизни,
чтобы обращать внимание на  такие  мелочи.  По  крайней  мере,  я  была  под
надежной защитой. Он обожал играть в гольф и научил меня.  Мы  играли  почти
каждый  день.  У  нас  была  прекрасная  вилла.  Когда  он  был   занят,   я
тренировалась одна. Но однажды он вернулся очень рано, и по его  виду  можно
было подумать, что он избежал смертельной опасности. Он находился в  ужасном
состоянии:  распухшее  лицо,  под  глазами  черные  крути,  пятна  крови  на
пиджаке. Избили его ужасно. Он  сказал,  что  теперь  придется  работать  на
Клауса. Я не понимала, о чем он говорит, но очень испугалась.
     Он рассказал, что к нему в гараж приехал этот Клаус, но он  послал  его
к черту. А через пару часов появились три типа и так избили Алекса,  что  он
едва не  умер.  От  этого  он  уже  так  и  не  оправился,  превратившись  в
безвольную тряпку.
     Я заявила, что не буду подчиняться ничьим приказам и ухожу от  него.  И
тогда появились Бенни и Джо. Пока Алекс скулил, они избили  меня  почти  так
же, как неделей раньше избили Алекса. - Она замолчала и, подняв свой  бокал,
начала вертеть его в руках.
     Я налил ей еще виски. Она залпом выпила, затем продолжала:
     - Так все и произошло, Ларри. А через  некоторое  время  Клаус  сказал,
что  намеревается  ограбить  банк  в  Шаронвилле.  Он  начал  собирать   всю
информацию о Браннингаме. Так он узнал, что ты играешь с ним в гольф. А  так
как я неплохо играю в эту игру, то он и послал меня в  гольф-клуб,  чтобы  я
познакомилась с тобой. Но перед этим Джо испортил машину Браннингама,  чтобы
тот не смог приехать на игру, а  я  смогла  беспрепятственно  встретиться  с
тобой. Это именно Клаусу пришла в голову мысль  послать  меня  в  Шаронвилл,
якобы по заданию редакции. Он  надеялся,  что  я  смогу  каким-либо  образом
вытянуть у тебя секреты безопасности банка. - Она  запустила  пальцы  в  мои
волосы. - Если бы ты это сказал мне, Алекс был бы жив. - Она  с  безнадежным
видом развела руками. - Но на этот раз надежды Клауса не оправдались.  Тогда
он придумал операцию с шантажом и приказал  мне  выполнить  все  то,  что  я
сделала. Из боязни получить еще  одну  трепку  я  не  смогла  отказаться.  Я
думала, что они только сфотографируют нас на пляже. Я даже  не  подозревала,
что они могут убить Алекса. Уверяю тебя! - Она  посмотрела  на  меня.  -  Ты
должен ненавидеть меня за то горе, которое я  тебе  причинила.  Но  если  бы
тебя били, как били меня, ты бы понял мое положение.
     - Послушай, я на тебя совершенно не сержусь, - запротестовал я.  -  Нам
нужно найти какое-то решение. Ведь я люблю тебя! - Я взял ее за  руку.  -  У
меня в  запасе  шесть  дней,  чтобы  дать  ответ.  Пока  я  ничего  не  могу
придумать, но  сообща,  надеюсь,  мы  сможем  найти  выход  из  создавшегося
положения. Клаус хочет ограбить банк и требует, чтобы я сказал ему, как  это
можно сделать. У него достаточно вещественных доказательств, чтобы  упрятать
меня в тюрьму до конца дней моих. С этим надо  считаться.  Но  у  меня  тоже
есть козыри. Например, я могу пойти к Браннингаму и рассказать все. Как  мне
сказал Клаус, Браннингам очень добродетельный человек, он никогда не  станет
на сторону шантажиста. Я в этом уверен. Он знает, что Клаус лжец и  вор.  Он
достаточно могуществен, чтобы  приказать  арестовать  Клауса  и  помочь  мне
выбраться из  создавшегося  положения.  В  Шаронвилле  для  меня  будет  все
закончено, но, по крайней мере, я не  попаду  в  тюрьму.  Мы  сможем  вместе
уехать в другое место и начать все сначала. Первое, что мне  нужно  сделать,
так это поговорить с Браннингамом.
     Гленда закрыла глаза и задрожала.
     - Послушай, Ларри, ты, кажется, забыл, что это  сумасшедший.  Если  он,
не задумываясь, убил Алекса, чтобы шантажировать тебя, то что  ему  помешает
убить меня или даже тебя? Мы никогда не сможем куда-либо уехать.  Он  отыщет
нас даже на краю света. Мне бы очень хотелось так сделать,  но  не  все  так
просто. - Некоторое время она молчала, потом сказала: - Если ты не  захочешь
сотрудничать с ними, они убьют меня, а убийство вновь повесят на тебя.
     Я с ужасом смотрел на нее, не веря тому, что услышал.
     - Убить тебя? Неужели возможно даже такое?
     - Клаус предупредил, что если ты пойдешь к Браннингаму, он убьет  меня.
Иначе почему я оказалась здесь? Почему он позволил мне встретиться с  тобой?
Он сказал, чтобы я ясно  и  точно  изложила  создавшуюся  ситуацию.  Он  без
раздумий убьет меня и это убийство тоже повесит на тебя.
     Неприятный холодок пробежал по моей спине.
     - Единственная возможность как-то выбраться из этой ситуации - так  это
сказать Клаусу, как проникнуть в банк. Но ты сам должен решить это.
     Она поднялась и начала нервно ходить по гостиной.
     - Это чудовище! Я его очень боюсь. Я не хочу  умирать,  Ларри!  Я  хочу
жить с тобой. Мне наплевать на то, что у нас  не  будет  денег.  Какое  тебе
дело, Ларри, до того, что банк будет ограблен? Достаточно тебе сказать,  как
это сделать, и мы будем свободны.
     Я нерешительно смотрел на нее.
     - Но, Гленда, ведь именно я  изобрел  эту  систему  безопасности.  Если
Клаус проникнет в банк, весь мой  авторитет,  положение  в  Шаронвилле,  все
полетит к чертям.
     Она закрыла лицо руками.
     - Как я понимаю тебя, Ларри, для тебя моя жизнь на втором месте.
     И словно в ответ на ее слова, дверь открылась и вошли Джо  и  Бенни.  Я
схватил Гленду за руку, но Бенни оттащил ее от меня.
     - Надеюсь, ты теперь уяснил свое положение, мерзавец? - прорычал он.  -
Если ты не сделаешь, что тебе приказано, ты навсегда потеряешь эту девушку.
     Затем они ушли, толкая перед собой Гленду.
     Я подошел к окну. Они втолкнули  ее  в  тот  же  старый  "шевроле",  на
котором Джо возил меня на встречу с Клаусом. После того как машина  скрылась
из виду, я подошел к креслу и сел.
     Мне казалось, что я вновь во власти кошмара, и я с нетерпением  ожидал,
когда этот  жуткий  сон  закончится.  Часы  пробили  одиннадцать.  Телевизор
соседей внезапно умолк, лишь слышался приглушенный шум уличного движения.  Я
был вынужден признать, что это не сон. У  меня  в  ушах  до  сих  пор  стоял
вибрирующий  голос  Гленды:  "Какое  тебе  дело  до  того,  что  банк  будет
ограблен?" Я думал о Браннингаме  и  о  том,  что  он  для  меня  сделал.  Я
вспомнил  слова  Диксона:  "Браннингам  ведет  себя  безжалостно  с  людьми,
которые не оправдали его доверия. Это принципиальный человек".
     Если я выложу ему свою историю о шантаже, он  не  будет  испытывать  ко
мне  никакой  жалости.  Моим  первым  порывом  было  пойти  к  нему  и   все
рассказать. Поразмыслив, я пришел к выводу, что он поступит  со  мной  точно
так же, как сорок лет назад поступил с Клаусом. Я с трудом верил, что  Клаус
может приказать убить Гленду, но  ведь  убил  же  он  ее  мужа!  Приходилось
считаться с тем, что его угроза  вполне  реальна,  и  это  было  невыносимо.
"Тебе достаточно сказать, как это сделать, и мы  будем  свободны".  Я  могу,
конечно, уступить  нажиму  Клауса  и  рассказать,  как  проникнуть  в  банк.
Браннингам, Менсон и я  были  единственными  людьми,  которые  знали  все  о
системе безопасности  банка.  Если  Клаусу  удастся  ограбление,  полиция  в
первую очередь займется лишь нами тремя. Браннингам  будет  вне  подозрений.
Остаются Менсон и я. Никогда бы  Браннингам  не  доверил  управление  банком
Менсону,  если  бы  не  был  совершенно  уверен  в  нем.  Полиция   проведет
расследование и установит, что, кроме работы, Менсон ничем не  интересуется.
Потом они займутся мной.
     Именно я спроектировал и  установил  систему  безопасности.  Я  гораздо
лучше Менсона знаю, как функционируют все  приборы.  Эта  система  настолько
эффективна, что ни один  грабитель  не  может  забраться  в  банк,  если  не
обладает нужной информацией. А эта информация  известна  только  нам  троим.
Браннингам и Менсон вне подозрений, следовательно, остаюсь один я.
     Клаус угрожал пожизненным заключением  за  убийство  Марша.  По  словам
Гленды, он намеревался убить и ее, повесив  на  меня  второе  убийство.  Это
произойдет, если я откажусь с ними сотрудничать. Но если я  сделаю  это,  то
могу расколоться, когда полиция возьмет меня в оборот. А раз так,  меня  все
равно приговорят к длительному тюремному заключению. Выхода нет.  И  все  же
должен существовать какой-то выход  из  этой  смертельной  ловушки!  У  меня
имеется шесть дней на то, чтобы найти его.
     Наступил понедельник. Груда бумаг, как  Монблан,  возвышалась  на  моем
письменном столе. Телефон звонил, не  переставая.  Билл  Диксон  сообщил  из
Сан-Франциско последние детали нашей сделки.
     - Это грандиозно, Ларри, - возбужденно сказал он. - Они согласились  на
все наши условия. Мы действительно начинаем ворочать крупными делами.
     Я слушал его, делая пометки, если  пункт  касался  моей  части  работы.
Загруженный работой по самые уши, я даже не думал о Клаусе, загнав  мысли  о
нем куда-то в  подсознание.  Но  они  всплывали,  едва  у  меня  оказывалась
свободная минута.
     Мисс Мэри  Олсом,  моя  секретарша,  девица  неопределенного  возраста,
просунула голову в мой кабинет.
     - Шериф Томпсон хочет поговорить с вами, мистер Ларри.
     Я с тревогой глянул на входившего в мой кабинет шерифа.
     - Привет, гражданин, - сказал он. - У меня служебное дело.  Понимаю,  у
вас много работы, но дело не терпит отлагательств.
     - Хорошо, Джо, не будем терять времени. В чем дело?
     Зазвонил телефон. Я поморщился, но взял трубку. Звонил  один  из  наших
клиентов. Я посоветовал ему обратиться к Биллу и положил трубку.
     - Так что за дело у вас? - вновь спросил я шерифа.
     - Дело в Гленде Марш. Она лгунья, но, на  ее  счастье,  она  уехала  из
города.
     - Как вас понимать, и в какой степени это касается меня?
     Мне удалось выдержать его изучающий взгляд.
     - Эта женщина приехала сюда делать репортаж  для  "Инвестора",  не  так
ли?
     - Да, именно так она мне сказала.
     - Вот-вот. Она приехала в наш город, ходила по  всем  конторам,  делала
снимки. Сделала снимки даже тюрьмы. Назначила  мне  встречу,  но  так  и  не
появилась. Я узнал, что она уехала из города. - Вытащив  пачку  сигарет,  он
закурил.  -  "Инвестор"  -  достаточно  известный  журнал,  и  мне  все  это
показалось подозрительным. Я позвонил туда, и мне ответили,  что  не  знают,
что  это  за  женщина,  и  то,  что  они  никогда  не   нанимали   свободных
фотокорреспондентов с таким именем. Что вы на это скажете?
     Надо было вести себя с ним крайне осторожно. Пожав плечами,  как  можно
спокойнее я сказал:
     - Послушайте, Джо, у меня полно работы.  Лично  мне  наплевать  на  все
это. Многие свободные фотокорреспонденты  поступают  подобным  образом.  Они
говорят, что работают на известный  журнал,  и  берут  интервью.  Затем  они
пытаются это  куда-нибудь  пристроить.  Это  обычная  практика  людей  такой
профессии.
     Томпсон наклонился вперед, чтобы стряхнуть пепел в пепельницу.
     - Действительно,  это  вполне  возможно.   -   Погасив   сигарету,   он
добавил: - Я шериф  Шаронвилла,  и  моя  работа  заключается  в  том,  чтобы
охранять этот город. В Шаронвилле находится  самый  надежный  в  мире  банк.
Здесь богатые люди держат свои капиталы. Я должен заботиться  о  том,  чтобы
они были здесь в целости и сохранности. За это мне платят деньги. И вдруг  в
город приезжает неизвестная женщина, заявляет, что является  корреспондентом
уважаемого журнала, берет интервью у самых  богатых  жителей,  повсюду  сует
свой нос, и все ей верят. Я разговаривал с теми, с  кем  она  общалась.  Так
вот, почти все они хвастались тем, что  являются  клиентами  Калифорнийского
банка и держат свои капиталы в банке Шаронвилла, так как это самый  надежный
банк в мире. - Он скривился. - Сами понимаете, каковы эти богачи. Выпейте  с
ними  мартини...  красивая  женщина,  да  еще  корреспондент...  вот  они  и
начинают все ей рассказывать.  Кстати,  когда  вы  с  ней  встречались,  она
расспрашивала вас о системе безопасности банка?
     Как можно спокойнее я ответил:
     - Нет, но она просила замолвить словечко Менсону на этот счет, что я  и
сделал.
     - Я знаю, так как уже разговаривал с Менсоном. - Он не  сводил  с  меня
внимательного  взгляда.  -  Значит,  она  не  расспрашивала  вас  о  системе
безопасности банка? Вы же знаете об этом намного больше Менсона.
     - Это уж точно.
     Телефон зазвонил снова,  что  позволило  мне  перевести  дух.  Это  был
Менсон,  которому  понадобились  сведения  об  электронном  счетчике  денег,
который я заказал для него. Чтобы выиграть время, я рассказал все, что  знал
об этом аппарате. Томпсон, не шевелясь, наблюдал  за  мной.  Наконец,  я  не
выдержал.
     - Послушайте, Джо, вы же видите, что у меня  работы  по  горло.  Миссис
Марш не  задавала  мне  никаких  вопросов,  касающихся  систем  безопасности
банка, если только вы это хотите знать.
     - Но в какой степени эта система надежна?
     Шериф не выказывал ни малейшего желания уйти.
     - Настолько надежна, насколько это вообще можно сделать.
     - А если представить  себе,  что  банда  грабителей  вздумала  ограбить
банк. Как это можно сделать?
     Тема разговора становилась опасной, но нельзя было показать, что  такие
вопросы меня тревожат. Ведь Клаус действительно  может  заставить  дать  ему
необходимые сведения.
     - Не более одного шанса из ста.
     - Вот как? - Томпсон стряхнул пепел. - Но, по словам Менсона, на это  у
них нет ни малейшего  шанса.  Он  считает,  что  банк  надежен  на  все  сто
процентов.
     - Вы  меня  ставите  в  неловкое  положение,   Джо.   Ведь   именно   я
устанавливал эту систему. Менсон сказал вам об этом?
     - Да, разумеется, и все же он убежден, что ни один грабитель в мире  не
сможет забраться в банк.
     - До некоторой степени он прав, но ведь всегда  существует  возможность
того, что я что-то не учел.
     - Послушайте меня, гражданин. Вот уже три года  как  я  выбран  шерифом
этого города. Я должен предвидеть все, что здесь может случиться.  Я  погоню
отсюда нежелательных лиц. У  меня  прекрасные  подчиненные.  Именно  поэтому
уровень преступности в нашем городе самый низкий в штате. Я хочу, чтобы  так
продолжалось и дальше. Эта девица Марш меня беспокоит. Вполне возможно,  что
она состоит в банде, которая  нацелилась  на  банк.  Я  этого  не  утверждаю
категорически, но  кто  знает.  Береженого  Бог  бережет.  Именно  я  должен
приглядывать за подобными людьми. Она изо всех  сил  старалась  получить  от
Менсона сведения об охранной сигнализации банка. Ей это не  удалось.  Однако
это вовсе не означает, что банда,  если  таковая  существует,  откажется  от
своего плана. Ведь если банк будет ограблен, меня точно  не  переизберут  на
следующий год. Я потеряю работу, которой горжусь. Понятно?
     - На мой взгляд, вы просто сгущаете  краски,  Джо.  Я  отлично  понимаю
ситуацию, в которой вы находитесь, и вашу меру  ответственности.  Но  можете
спать спокойно:  банк  невозможно  ограбить.  Система  сигнализации  там  на
высочайшем уровне.
     - Именно это говорил и Менсон, но,  по  вашим  словам,  он  надежен  на
девяносто девять процентов. Что это за единственная возможность?
     - Не знаю. Вдруг это  будет  гениальный  грабитель.  Такие  люди  могут
придумать черт знает что. Ведь всего никогда нельзя предвидеть.
     Он погасил окурок и зажег другую сигарету.
     - Это так. Значит, систему безопасности знают только вы и Менсон?
     Моя секретарша приоткрыла дверь.
     - Мистер Лукас, вас ожидает мистер Гарриман.
     - Пусть немного подождет. - Я повернулся к Томпсону и  продолжал:  -  О
ней знает еще и мистер Браннингам.
     - Если вас или Менсона захватят гангстеры  и  заставят  выдать  систему
безопасности, смогут ли они после этого проникнуть в банк?
     - Нет.
     Он вопросительно смотрел на меня.
     - Почему же?
     - Даже если мы им все расскажем, они никак  не  смогут  воспользоваться
полученной информацией.
     - Но, тем не менее, вы говорите, что какой-то шанс все  же  существует.
Какой, хотелось бы знать?
     Я почувствовал, как по моему лицу потек пот.
     - Понимаете, суперспециалист все же может разгадать  поставленные  мной
ловушки. Но это весьма и весьма маловероятно.
     Он немного подумал, потом поднялся.
     - Благодарю, что уделили мне время. Я ожидаю  новостей  из  Вашингтона.
Если миссис  Марш  попадала  в  поле  зрения  полиции,  на  нее  обязательно
заведено дело. Если это так, я к вам еще зайду. Пока я шериф  этого  города,
ни одна банда не сможет проникнуть в банк. Я получу  у  мистера  Браннингама
разрешение на  то,  чтобы  ознакомиться  с  системой  охранной  сигнализации
банка. Думаю, он не откажет  мне  в  этом.  Я  чувствую  этих  мерзавцев  за
километр, а сейчас мой нос определенно улавливает  что-то  нехорошее.  -  Он
погладил нос. - Я доверяю своему чутью.
     Три вечера я провел, ломая голову над тем,  какой  ответ  дать  Клаусу.
Угроза,  которая  висела  над  Глендой,  и   риск   схлопотать   пожизненное
заключение не давали мне возможности блефовать. А раз так, я  буду  вынужден
уступить давлению этих мерзавцев. И когда  его  люди  проникнут  в  банк,  я
стану подозреваемым номер один, и полиция примется за  меня.  Но  даже  если
меня  и  не  арестуют,  мой   авторитет   в   Шаронвилле   будет   загублен.
Следовательно, надо подумать о будущем. О будущем Гленды и моем.
     Так как днем я  был  очень  занят,  то  ночи  проводил  за  разработкой
планов, как обезвредить преступника, лишенного всяких моральных принципов  и
угрызений совести.
     Утром шестого дня, когда я выходил из автомобиля, ко мне подошел  шериф
Томпсон.
     - Привет, гражданин.
     - Привет, Джо.
     Тыльной стороной ладони он потер кончик носа.
     - Гленда Марш не привлекалась к  судебной  ответственности.  Вы  правы.
Возможно, она выдала себя за работника этого журнала для того,  чтобы  легче
получить интервью, а потом скрылась, боясь разоблачения.
     - Возможно, так и было, - как можно более спокойно сказал я.
     - И тем не менее я усилю охрану банка.
     - Мистер Браннингам будет вам за это благодарен.
     - Вы можете сказать это ему во время  следующей  игры  в  гольф?  -  Он
некоторое время смотрел на меня, прежде чем продолжить: - Я  часто  думал  о
том, что Менсона либо вас могут  похитить.  Вам  не  кажется,  что  за  вами
наблюдают или следят? Если  это  случится,  предупредите  меня.  Я  вам  дам
телохранителя. То же самое я сказал Менсону.
     - Благодарю вас, Джо.
     - Ну что же, не буду вас задерживать. У вас своя работа, у  меня  своя.
До свидания.
     Я поднялся в свой кабинет. На какое-то время я отделался  от  Томпсона,
но едва люди Клауса проникнут в банк, он возьмется за меня всерьез.
     В этот день мне не удалось закончить  все  дела  к  окончанию  рабочего
времени. Я проработал до семи вечера, потом поужинал в ресторане  и  приехал
домой. Усевшись в кресло, я принялся ждать.
     Ровно в девять зазвонил телефон.
     Я снял  трубку.  В  микрофоне  слышались  звуки  грустной  негритянской
мелодии.
     - Мой ответ "да", - сказал я.
     - Приятно слышать, - сказал Джо.  -  Через  пять  минут  я  буду  возле
вашего дома.
     Когда  я  вышел  из  дома,   меня   ожидал   пыльный   "шевроле".   Джо
предусмотрительно открыл дверцу, и я сел рядом с ним.
     - Вы совершенно правы, мистер Лукас, - серьезно сказал он. - Я  боялся,
что вы начнете хитрить. Хотите, я кое-что вам скажу, мистер Лукас? Я  только
негр, но мне жаль миссис Гленду.  Мне  было  бы  неприятно,  если  бы  Бенни
разрезал ее на кусочки. А это с ней случится, если вы  попытаетесь  обмануть
мистера Клауса.
     Я некоторое время молчал, но потом, понимая, что мне придется  работать
вместе с ними, сказал:
     - У меня нет выбора. Я буду действовать честно.
     - И это правильно, мистер Лукас. И не беспокойтесь. Вы будете  купаться
в деньгах, так же как и я.
     - Это не более чем слова. Клаус может думать иначе.
     - Мистер Лукас, я бы не рисковал своей шкурой, если бы не был уверен  в
этом. Я уже два года работаю на Клауса, и еще ни разу он  меня  не  обманул.
До этого я проводил свое время,  в  основном  отбывая  очередной  срок.  Это
очень неприятно. Мистер Клаус - очень умный человек, но  если  вы  подведете
его и ограбление Национального банка не удастся, вы понимаете, что будет  со
всеми нами, а в особенности с  вами.  Босс  нам  сказал,  что,  если  что-то
пойдет не так, вы, мистер Лукас, и Гленда будете ликвидированы. Я  думаю,  у
вас нет особого желания, чтобы вами занялся Бенни?
     - Я могу объяснить Клаусу, как войти в банк,  но  все  равно  это  дело
очень рискованное. Если вас схватят, вы получите  минимум  по  двадцать  лет
тюрьмы.
     Улыбка моментально исчезла с лица Джо.
     - Не надо так шутить. Если я получу  двадцать  лет  тюрьмы,  то  вам  и
Гленде придет конец. - Наклонившись,  он  нажал  кнопку  магнитофона.  Салон
заполнила громкая джазовая музыка, что автоматически положило  конец  нашему
разговору.
     Вскоре мы приехали на ранчо. Как и в тот раз, Гарри открыл нам  ворота,
а Бенни проводил в гостиную.
     - Выпьешь виски, сволочь? - вновь предложил он.
     - Нет, - коротко ответил я, садясь.
     Пожав плечами, он вышел.
     Минут через десять в гостиную зашел Клаус.
     - Поздравляю, мистер Лукас. Вас  не  было  бы  здесь,  если  бы  вы  не
решились  сотрудничать  с  нами.  Похвально.  Я  считаю,  что  вы  поступили
совершенно верно.
     - Надеюсь, вы так же хитры и изворотливы, как это  считает  ваш  черный
слуга, - сказал я. - Но есть один  нюанс.  Вы  совершили  ошибку,  послав  в
Шаронвилл Гленду. Узнав о том,  что  она  расспрашивала  Менсона  о  системе
безопасности банка, шериф Томпсон вообразил, что банк  собираются  ограбить,
и удвоил бдительность. Это очень опасный человек, можете мне поверить.
     Я рассказал Клаусу о  том,  что  Томпсон  запрашивал  ФБР  относительно
досье Гленды, но получил отрицательный ответ. Я рассказал ему и о  том,  что
Томпсон  опасается  того,  что  кто-либо  из  нас  может  быть  похищен  для
получения сведений о системе безопасности банка.
     Клаус молча слушал меня, положив изящные руки на стол.
     - Не беспокойтесь о шерифе. Ваша роль заключается в том, чтобы  научить
меня, как проникнуть в зал, где находятся сейфы. А что касается  шерифа,  то
это моя головная боль.
     - Предположим, вы туда войдете. Менсон  и  я  автоматически  становимся
подозреваемыми номер один.  Благодаря  хорошему  послужному  списку  Менсона
оставят в покое, а вот в меня шериф буквально вцепится. Ведь Томпсон  знает,
что я знал Гленду, а это  очень  подозрительно.  Следовательно,  прежде  чем
принять участие в операции, я хотел бы знать, что лично мне она даст.
     На тонких губах Клауса появилась улыбка.
     - Я ожидал, что именно это вы спросите,  мистер  Лукас.  Действительно,
вы наверняка становитесь подозреваемым номер  один.  Вам  придется  покинуть
Шаронвилл сразу же после окончания  операции.  Как  я  вам  уже  говорил,  я
богат. Деньги,  которые  мои  люди  возьмут  в  банке,  меня  совершенно  не
интересуют. Моя единственная цель -  унизить  Браннингама.  В  сейфах  банка
находится что-то около трех миллионов долларов. Я сказал моим людям, что  вы
получите миллион. Вы сможете  уехать  с  Глендой  и  спокойно  жить  на  эти
деньги. Я рекомендую вам Южную Америку. Там вы оба будете в безопасности.  А
с миллионом долларов можно комфортабельно устроиться в любой стране.
     - При таких условиях я вам расскажу о системах безопасности банка.
     Он снова посмотрел на меня ледяным взглядом.
     - Именно это мне и нужно.
     - Вы были в банке?
     Он отрицательно качнул головой.
     - Во всех банках слабое звено то, что любой может зайти в  операционный
зал. А после этого банк можно взять штурмом. В нашем банке  такой  номер  не
пройдет. Все денежные операции  совершаются  с  помощью  специальных  машин.
Клиент входит в банк, подписывает  чек  и  с  помощью  специального  прибора
вводит  информацию  в  машину.  Если  ему  надо  внести   деньги,   операция
повторяется в обратном порядке. Служащие банка появляются только на  экранах
мониторов. Поэтому грабители не могут атаковать персонал, который  находится
на втором этаже. Там же находятся и деньги, так что никто из посторонних  не
может туда проникнуть. Клиенты нашего банка  имеют  специальные  электронные
карточки,  по  которым  они  проходят  в  операционный  зал.  Если  карточка
потеряна или украдена, сканирующее устройство  тут  же  предупредит  охрану,
что этот человек не клиент банка, и дверь автоматически закроется.
     Клаус протестующе поднял руку.
     - Нападение меня совершенно не интересует, мистер Лукас. Я хочу,  чтобы
мои люди проникли в бункер с сейфами и вскрыли их. Скажите, как  туда  можно
попасть?
     - Банк закрывается в  пятницу  в  16.00.  Служащие  уходят  примерно  в
17.30.  Благодаря  электронной  системе  безопасности,  охрану  осуществляет
только один  человек.  Охранники  меняются  через  каждые  шесть  часов.  Он
находится снаружи банка. Вход в банк  надежно  блокирован  стальной  дверью,
которую контролирует фотоэлемент.  Как  раз  она  не  представляет  для  нас
проблем. У меня  имеется  аппарат,  позволяющий  ее  открыть.  Нужны  только
согласованные действия. Ваши люди войдут в тот момент, когда охранник  будет
находиться на противоположной стороне банка.  Войдя  в  холл,  они  окажутся
перед второй стальной дверью, которая ведет в бункер с  сейфами.  Эта  дверь
со многими секретами, и, не зная их, дверь не вскроешь и за неделю.
     Клаус нетерпеливо махнул рукой.
     - Перейдем к деталям, - сказал он. - Как мои люди проникнут в зал?
     - Открыть дверь,  ведущую  в  бункер,  можно,  лишь  подав  специальную
команду голосом.
     Маленькие глазки Клауса сощурились.
     - Что вы хотите этим сказать?
     - Каждое утро, исключая  субботу  и  воскресенье,  один  из  директоров
Лос-Анджелесского отделения банка набирает по  телефону  специальный  номер,
состоящий из серии цифр,  соединенному  с  банком  в  Шаронвилле.  Сразу  же
включается специальное устройство, и оно открывает первые  три  замка  двери
бункера. В 8.35 Менсон из своего кабинета произносит в  микрофон  комбинацию
цифр. Именно  его  голос  и  цифры  деблокируют  остальные  замки,  и  дверь
открывается.
     Клаус внимательно смотрел на меня.
     - Если кто-то узнает набор цифр, сможет ли он открыть дверь?
     - Нет! Именно это я и имел в виду, когда говорил  о  голосе.  Если  это
голос не Менсона, устройство не сработает.
     - Вы очень предусмотрительны, мистер Лукас, - подвел итог Клаус. -  Это
действительно самый надежный банк в мире. - Подумав немного, он  спросил:  -
А когда Менсон отсутствует или, не дай Бог, умрет, что произойдет?
     - Это  тоже  предусмотрено.  Его  голос  записан  на  пленку.  Если  он
отсутствует   или   же   произошел   несчастный   случай,   кое-кто    может
воспользоваться пленкой.
     - И кто же этот человек?
     Я смотрел ему прямо в лицо.
     - Поскольку изобретатель этой системы я, совет директоров решил, что  я
и буду этим человеком.
     Клаус весь напрягся.
     - Так эта пленка у вас?
     - Она хранится в банке.  В  случае  необходимости  я  прихожу  в  банк,
закладываю пленку в специальный магнитофон и  дверь  открывается.  Наследник
Менсона запишет новую пленку, а я отрегулирую аппарат, чтобы  он  реагировал
на его голос.
     - В банке вам, кажется, доверяют, мистер Лукас?
     - Дверь открывается шестью замками, а я могу  открыть  лишь  три.  -  Я
вытащил пачку сигарет. - Как видите, их доверие тоже имеет границы.
     - А если вы внезапно умрете или вас посадят в тюрьму?
     - Мистер Браннингам знает, где находится кассета.
     Клаус задумчиво смотрел на свои руки. Я закурил новую сигарету и ждал.
     - Звонок из Лос-Анджелеса, кажется, трудно чем-либо заменить?
     - Для вас да, но не для меня. Я смогу это устроить.  Я  смогу  впустить
ваших людей в бункер, но вот как они вынесут деньги, это второй вопрос.
     Он пожал плечами.
     - И  эту  проблему  вам  придется  решить,  мистер  Лукас.  За  миллион
долларов и те доказательства вашей вины, которые имеются у меня,  вы  должны
постараться.
     - Следовательно, проведение  операции  вы  целиком  возлагаете  на  мои
плечи?
     - Совершенно верно. Я финансирую операцию  и  даю  исполнителей,  а  вы
отвечаете за успешную реализацию плана.
     "Настал момент блефовать, - подумал я. - Пять дней  и  ночей  я  думал,
как обмануть этого человека и, кажется, нашел решение".
     - Согласен. Но при определенных условиях.
     Злобный огонек зажегся в его глазах.
     - Вы не в том положении, чтобы ставить условия!
     - А вот тут вы не правы. Вы хотите отомстить  Браннингаму,  потому  что
он разоблачил ваши злоупотребления и засадил  в  тюрьму.  И  чтобы  досадить
ему, вы нацеливаетесь на ограбление самого надежного банка в  мире.  И  если
вы добьетесь успеха, вы его уничтожите.  Ради  успеха  своих  планов  вы  не
остановились даже перед убийством. Вы заставите меня провести ваших людей  в
бункер. То, что вас не остановило даже убийство, показывает, как  твердо  вы
решили отомстить Браннингаму. Но есть  одно  слабое  место  в  вашем  плане.
Возможно, вы себя переоцениваете, но если я вдруг решусь и  предстану  перед
судом, сознавшись  в  преступлении,  которое  не  совершал.  У  вас  богатое
криминальное прошлое, и полиции вы хорошо известны. Если бы  ваша  биография
была чистой, мое положение было бы куда более плохим. Но если я расскажу  на
суде все о вас и Браннингаме, да еще и то, что я спасу самый  надежный  банк
в мире и репутацию  Браннингама,  то  привлеку  на  мою  сторону  и  его,  и
общественное мнение. Но вы рискуете на долгий срок  возвратиться  обратно  в
тюрьму.  -  Я  немного  помолчал,  потом  продолжал:  -  Следовательно,   не
говорите, что я нахожусь в том положении, когда нельзя ставить условия.
     Какое-то мгновение  мы  молча  смотрели  друг  на  друга,  потом  Клаус
кивнул:
     - Вы  нашли  мое  слабое  место,  мистер  Лукас.   Признаюсь,   я   вас
недооценил. И каковы же ваши условия?
     Видя, что мой блеф удался, я  почувствовал,  как  меня  охватила  волна
торжества. Но я всеми силами старался не  показать  этого.  Наклонившись,  я
погасил сигарету.
     - Вы сказали, что дадите мне миллион долларов. Уж  не  считаете  ли  вы
меня столь наивным. Неужели можно верить на слово такому человеку,  как  вы?
Да ведь когда ваши люди войдут в бункер  с  сейфами,  зная  информацию,  как
выйти с награбленными деньгами, вы, не задумываясь,  отдадите  приказ  убить
меня, чтобы спрятать концы в воду. Ведь именно так вы уже однажды  поступили
с Маршем.
     На его лице появилась фальшивая улыбка.
     - Вы  очень  недоверчивый  человек,  мистер   Лукас.   Итак,   что   вы
предлагаете?
     - Я могу помочь вашим людям войти в банк и указать, как унести  деньги.
Но вначале вы дадите мне двести пятьдесят  тысяч  долларов.  Миллион  -  это
слишком большая сумма. Да и к тому же я абсолютно убежден, что не получу  ее
после завершения операции.  Я  готов  довольствоваться  четвертью  миллиона.
Если вы мне откажете,  это  будет  плохо  для  нас  обоих.  Меня  осудят  за
преступление,  которое  я  не  совершал.  Но  и  вам  не  удастся  совершить
ограбление самого надежного банка в мире и спастись. Если же вы  согласитесь
на мои условия, у вас будет реальный план отмщения Браннингаму.  Мало  того,
полиции ничего не будет известно. Через три дня я принесу  вам  полный  план
операции. И как войти в банк и как  вынести  добычу.  Вам  останется  только
полностью выполнить все мои указания.
     - И какая у меня будет уверенность в том, что, получив  деньги,  вы  не
исчезнете?
     - Я не сделаю это уже по той простой причине, что  вы  держите  у  себя
Гленду на положении заложницы. - Я встал.  -  Подумайте  об  этом.  В  среду
вечером я буду ждать Джо.
     Почти уверенный, что мне удалось овладеть этой кошмарной  ситуацией,  я
вышел в холл. Прислонившись к стене, Бенни  ковырял  в  зубах  спичкой.  При
виде меня он выпрямился,  но  я  прошел  мимо,  совершенно  игнорируя  этого
головореза. Джо сидел в машине и играл на губной гармошке.  Я  сел  рядом  с
ним.
     - Поехали, Джо.
     Он спрятал гармошку в карман, усмехнулся и тронул машину с места.




     Едва  я  вошел  в  приемную,  как  моя   секретарша   поднялась,   явно
намереваясь мне что-то сказать.
     - Добрый день, мистер Лукас.
     - Хэлло, Мэри. Много почты?
     - Как обычно. Корреспонденция  на  вашем  столе...  Как  неприятно  это
происшествие с шерифом Томпсоном, не так ли?
     Я остановился, будто натолкнувшись на каменную стену.
     - Шерифом Томпсоном? - Я с  тревогой  смотрел  на  нее.  -  Что  с  ним
случилось?
     - Но разве вы не слушаете радио, мистер Лукас?
     - Что случилось? - нетерпеливо повторил я.
     - Вчера поздно вечером, когда он собрался ехать домой и вышел  к  своей
машине, на него налетел грузовик. У бедного шерифа  практически  нет  шансов
остаться в живых.
     Холодок страха пробежал по моей спине.
     - Он умер?
     - В настоящий момент в госпитале. Но в критическом состоянии.
     Я вдруг вспомнил слова Клауса:  "Не  беспокойтесь  о  шерифе.  Это  моя
головная боль". Да, похоже, Клаус им уже занялся. Руки мои задрожали,  но  я
постарался не потерять самообладания.
     Пробормотав слова, приличествующие такому случаю,  я  быстро  прошел  в
свой кабинет. Я сел за стол, совершенно деморализованный, не способный  даже
связно мыслить. И в этот момент в кабинет влетел Билл Диксон.
     - Я уезжаю в Сан-Франциско, Ларри, - быстро сказал он,  положив  передо
мной толстую пачку бумаг. - Это работа для тебя.  Клиент  желает,  чтобы  мы
поставили все необходимое оборудование в офис. Перечень  прилагается.  -  Он
посмотрел на меня. - Браннингам предоставил нам кредит?
     - Я не смог встретиться с  ним.  Но  ты  не  беспокойся,  все  будет  в
порядке.
     Билл улыбнулся.
     - Отлично. Надеюсь, ты решишь эту проблему.  -  Он  мельком  глянул  на
часы. - Мне пора ехать. Действительно, неприятное  происшествие  с  шерифом.
Мне он очень нравился. Порядочный полицейский и большая умница.
     Мой страх усилился.
     - Как это случилось? Секретарша сказала, что на него наехал грузовик.
     - Да, я слышал сообщение по радио. Он умер полчаса назад. Но есть  одна
вещь, которая кажется мне весьма подозрительной.
     - А именно?
     - Три человека видели,  как  на  него  наехал  грузовик.  Но  никто  не
запомнил номера машины и даже не может  дать  связного  описания.  Благодаря
шерифу Томпсону уровень преступности в городе был самым низким в штате.  Его
заместитель Фред Маклейн  совершенно  другой  человек.  Ладно,  до  встречи,
Ларри, я побежал.
     После ухода Билли некоторое время я  сидел  неподвижно,  тупо  глядя  в
пространство. Уже две смерти! Вначале Марш и вот теперь шериф Томпсон.  "Это
моя головная боль!"  Две  жизни  и  только  для  того,  чтобы  удовлетворить
чувство мести! Не слишком ли дорогая цена?  Я  вспомнил,  что  мне  говорила
Гленда: "Это сумасшедший!" До меня дошло,  что  ведь  и  нам  может  грозить
насильственная смерть.
     Зазвонил  телефон.  Работа  поглотила  меня,  на  время  отодвинув  все
проблемы. Рабочий день заканчивался в шесть вечера. Когда служащие  ушли,  я
спустился в большой зал, где находились машины на  ремонте  и  незавершенные
конструкции новых машин.  Трое  моих  помощников  почему-то  задержались,  и
Фрэнк Додж, заведующий мастерской, вопросительно глянул на меня.
     - Что-то хотите, мистер Ларри? Я никуда не спешу, так что могу помочь.
     - Благодарю, Фрэнки, но я просто хочу поработать над одной  идеей.  Так
что можете идти домой.
     После их ухода я сел за рабочий стол и проработал  почти  до  полуночи,
изготовив  весьма  интересное  приспособление.  Этот  аппарат  был  способен
разъединить   телефонную   линию,   связывающую   банк   в   Шаронвилле    с
Лос-Анджелесом. Закончив это, я был уверен, что сейчас я смогу  подключиться
к  компьютеру  банка  и  открыть  три  замка.  Забрав  аппарат  с  собой,  я
отправился домой.
     Мне почти удалось справиться с потрясением  от  смерти  Томпсона.  Этот
человек был опасен, и он относился ко мне с неприязнью.  Фред  Маклейн,  его
заместитель, заменит Томпсона до следующих выборов  шерифа.  Этот  громадный
мужчина, который все время был навеселе, меня не тревожил. Он  был  способен
только орать  на  водителей,  нарушавших  правила  движения.  В  ограблениях
банков он ничего не смыслил.
     Но красный огонек опасности вновь зажегся в моем мозгу. Теперь я  знал,
что  Клаус  безжалостен  и  не  отступит  ни  перед  чем,  чтобы   отомстить
Браннингаму. Я был уверен, что Клаус убьет меня, если  только  я  не  выпущу
его людей из бункера с сейфами. И я был уверен в том,  что  он  пустится  во
все тяжкие, шантажируя меня. Он не остановится ни перед  какими  подлостями.
Я предупредил его, что заговорю, если меня арестуют, и он сознавал власть  и
влияние  Браннингама.  Теперь,   когда   он   узнал,   что   я   намереваюсь
противостоять шантажу, он прибегнет к другому  типу  угроз.  Если  же  я  не
помогу ему, он прикажет убить меня и Гленду.
     Два последующих дня пробежали очень быстро. Я был настолько  перегружен
работой, что практически не  оставалось  свободного  времени.  Но  вечерами,
оставаясь  дома   один,   я   лихорадочно   выискивал   возможность   как-то
нейтрализовать домогательства Клауса.
     Через три дня мне показалось, что я придумал почти идеальный план,  как
войти в бункер с сейфами и как выйти оттуда с  деньгами.  Я  также  составил
план, касающийся Гленды и меня.
     Похороны шерифа вызвали целую бурю в местной прессе.  Главный  редактор
вечерней газеты заявил, что вина в смерти шерифа лежит  целиком  на  жителях
города. Куда смотрит полиция,  куда  смотрит  мэр?  Почему  до  сих  пор  не
найдены преступники, убившие шерифа?
     В газете была помещена фотография  помощника  шерифа,  который  заявил,
что полиция Шаронвилла не будет  иметь  и  минуты  отдыха,  пока  не  найдет
грузовик и пьяного водителя. Убийство такого замечательного человека,  каким
был шериф Томпсон, не может остаться безнаказанным.
     Более  двух  тысяч  человек  присутствовали  на   похоронах   Томпсона.
Присутствовали все самые влиятельные жители  города.  Я  никогда  не  забуду
этой церемонии. Длинная  очередь  ожидала  возможности  пожать  руку  миссис
Томпсон и выразить ей соболезнование.  Я  попросил  Диксона  сделать  это  и
ушел. Его это немного удивило, но мне было не до его удивления.
     В тот вечер в девять  часов  мне  позвонили.  Я  прихватил  дипломат  с
необходимыми приспособлениями. Джо сидел в  машине,  поджидая  меня.  Я  сел
рядом с ним, положив дипломат на колени.
     - Итак, мы переходим к делу, мистер Лукас? - спросил он меня.
     - А чего ради я сижу здесь, если не так?
     - Отлично! Скоро мы будем купаться в деньгах. Как я рад.  У  меня  есть
девчонка, которая ожидает меня. Мы чудесно проведем с ней время. Этих  денег
нам хватит до конца наших дней. Я все рассчитал.
     - Шерифа убил Бенни?
     - Скорее всего, да. Я не очень люблю Бенни, но он знает свое дело.  Эта
сволочь шериф отравлял нам все существование. Хотите  я  вам  расскажу,  как
все  произошло?  Я  ехал  очень  медленно,  но  все  же  он   приказал   мне
остановиться. Эта  скотина  хотела  знать,  что  я  делаю  в  Шаронвилле.  Я
сдержался и сказал, что приехал сюда по делам  фирмы.  Он  приказал  никогда
больше не попадаться ему на глаза,  -  Джо  усмехнулся.  -  Он  был  слишком
недоверчив,  а  когда  человек  слишком  недоверчив,  мистер  Клаус  с   ним
разбирается. Чтобы ничего не помешало нашим планам, надо было  убрать  этого
человека с дороги. - Помолчав немного,  он  продолжал:  -  Вы  действительно
составили план ограбления банка, мистер Лукас?
     - Да, но всегда может случиться что-либо неожиданное, и  вы  сядете  на
двадцать лет. Но это уже ваши трудности.
     - Вот как? - Джо засмеялся. - Но это и вас касается.
     Мы выехали из города, направляясь в сторону ранчо.
     - По словам босса, в сейфах этого банка находится около трех  миллионов
долларов. Уже при одной мысли о такой сумме у меня  пропадает  сон.  Неужели
то, о чем я так долго мечтал, наконец-то сбудется?
     - А что дает вам основание полагать, что вы что-нибудь получите, Джо?
     Я видел, как желваки заходили под черной кожей.
     - Что вы сказали, мистер Лукас?
     - Ничего. Просто думаю вслух.
     - Вы сказали, что я могу не получить своей доли?
     - Забудьте. Вам повезет, и вы ее получите.
     Некоторое время мы ехали молча. Я закурил, решив, что  пора  приступать
к обработке Джо. Я провел несколько ночей, обдумывая этот план.
     Он спросил меня с некоторым беспокойством:
     - Что вы хотите этим сказать?
     - Джо, вы везучий человек?
     Он нахмурился.
     - Не думаю. Мне никогда не везло. Большую часть своей жизни я провел  в
тюрьме, да и сейчас выполняю самую грязную работу для шефа.
     - Три миллиона долларов! - я присвистнул.
     - Огромные деньги! - с уважением сказал Джо.
     - Действительно, приличная сумма. Я  не  знаю,  что  вам  обещал  босс:
возможно, полмиллиона, возможно, больше. А это  слишком  большая  сумма  для
черного. Но, в конце концов, возможно, вам и повезет.
     Он затормозил и, когда машина остановилась, повернулся ко мне.
     - На что вы намекаете, в конце концов? - с явной тревогой спросил он.
     - Я просто констатирую очевидные факты. Там слишком  много  денег.  Что
помешает Бенни вышибить вам мозги еще в бункере? Ведь  добыча  уже  будет  в
его руках.
     Он со страхом смотрел на меня. Его губы дрожали.
     - Гарри не допустит этого. С чего вы это решили?
     - Я просто предупреждаю, не более того.  Бенни  мне  не  нравится.  Это
убийца. Я организовал всю операцию, но мне платят заранее. А вам, Джо,  нет.
Со мной все в порядке, чего не скажешь о вас. Неужели вы думаете, что  такой
человек, как Бенни,  может  позволить,  чтобы  негру  досталось  полмиллиона
долларов?
     Его лицо покрылось потом.
     - Гарри меня защитит! - Он ударил кулаком по рулю. - Я доверяю Гарри.
     - Ну-ну, я и не знал, что черный может доверять  белому!  Но  я  бы  не
тешил себя иллюзиями, когда речь идет о такой крупной сумме денег.  Но  если
вы в самом деле надеетесь на Гарри и думаете, что он вас  защитит,  тогда  о
чем речь, поехали!
     - Вы шутите, мистер Лукас?
     - Какие уж тут шутки,  Джо.  Это  очень  большие  деньги!  Но  если  вы
целиком и полностью доверяете Гарри, проблем нет. Немного  везения,  немного
удачи. Поехали. Не будем заставлять вашего босса ждать.
     - Если Бенни попытается обмануть меня, -  пробурчал  Джо,  -  я  с  ним
рассчитаюсь.
     Я видел, что посеял семена сомнения в его  голове,  а  это  было  самое
главное.
     - Присматривайте за ним, Джо. Когда вы втроем доберетесь до добычи,  не
сводите с него глаз. Поехали.
     Некоторое время он сидел  неподвижно,  видимо,  напряженно  над  чем-то
размышляя, затем завел двигатель и  тронул  машину  с  места.  Так  как  Джо
понял, что я не намерен больше с ним разговаривать, он включил магнитофон.
     Как обычно, Гарри дожидался нас у ворот. Когда  машина  проезжала  мимо
него, он приветствовал меня взмахом руки. В  ответ  я  поднял  руку.  Теперь
следовало заняться  Гарри,  но  здесь  нужен  был  совершенно  иной  подход.
Гарри - это не Джо! Но я разработал план и на его  счет.  Едва  я  вышел  из
машины, ко мне подошел Бенни.
     - Хэлло, сволочь. Босс ждет.
     Я внимательно посмотрел  на  него,  понимая,  что  этот  человек  очень
опасен. Уже само лицо его выражало жестокость. Против него я был бессилен  и
понимал это.
     Когда я вошел в гостиную, Клаус уже сидел там, положив руки на стол.
     - Входите, мистер Лукас, я вас давно жду.
     Едва я сел, как появился Гарри. Он сел в кресло  в  некотором  удалении
от меня. Я повернулся и посмотрел на него. Этот человек был  мне  интересен,
и тем более было необычно, что он присутствует здесь. Но хотя  у  него  было
красивое лицо героя-любовника, я понимал, что этот человек  так  же  опасен,
как и Бенни.
     - Представляю  вам  Гарри  Бретта,  -  сказал  Клаус.   -   Начиная   с
сегодняшнего дня вы будете работать вместе, мистер Лукас. Вы введете  его  в
курс дела, а уж он постарается в точности  выполнить  ваши  рекомендации,  -
Клаус откинулся  на  спинку  кресла.  -  Если  я  вас  правильно  понял,  вы
расскажете, как  нам  проникнуть  в  бункер  с  сейфами  и  выйти  оттуда  с
деньгами, не так ли?
     Я внимательно смотрел на него.
     - Неужели было необходимо убивать шерифа?
     Он сжал пальцы в кулаки. Злобный огонек зажегся в его глазах.
     - Вы  нас  предупреждали,  что  этот  человек  опасен.  А  если  кто-то
становится у нас поперек  дороги  или  хотя  бы  угрожает  сделать  это,  мы
избавляемся от него. Помните об этом. А сейчас отвечайте на мой  вопрос:  вы
разработали план проникновения в банк?
     - Да, я могу это сделать, если мои требования выполнены.
     - Мы уже оговорили этот пункт, - раздраженно сказал он,  -  вернемся  в
этому вопросу позднее.
     Я искоса глянул на Гарри, который молча сидел слева.
     - Вы можете шантажировать меня за преступление, которое я не  совершал,
и к тому же имеете все доказательства этому. Все это на  долгие  годы  может
упрятать меня за решетку,  хотя  все  доказательства  сфабрикованы.  У  меня
имеется лишь один козырь - пойти и  все  рассказать  Браннингаму.  Уж  он-то
загонит вас в угол, поверьте мне. Так что, если вы не примете моих  условий,
я готов отдаться в руки закона,  зная,  что  и  вам  не  избежать  тюремного
заключения. И если я даю вам возможность проникнуть в бункер  с  сейфами,  я
хочу иметь твердые гарантии того, что меня не обманут. А раз  так,  я  желаю
получить деньги вперед.
     - Мы уже говорили об этом, - нетерпеливо сказал Клаус.  -  Как  мы  уже
договорились,  вы  получите  деньги,  если   сумеете   меня   убедить,   что
действительно сможете проникнуть в бункер с сейфами.
     - Интересно знать, кто это  мы?  Как  я  понимаю,  вы  будете  спокойно
сидеть здесь, дожидаясь, пока ваши люди принесут сюда деньги,  рискуя  своей
жизнью и свободой.
     Клаус буквально испепелил меня взглядом.
     - Как это - свободой и жизнью?
     - Всегда может возникнуть непредвиденная ситуация.  И  если  ваши  люди
попадут  в  лапы  полиции,  двадцатилетний  срок  тюремного  заключения   им
обеспечен.
     Краем глаза я видел, как Гарри заерзал на своем месте.
     Клаус наклонился вперед и с неприязнью сказал:
     - В таком случае ваша любимая женщина и  вы  сами  отправитесь  на  тот
свет, как туда уже отправились Марш и шериф Томпсон.
     Глядя на него,  можно  было  понять,  что  этот  человек  действительно
сумасшедший. Дрожь страха вновь пробежала по моей спине.
     - Тогда будем надеяться, что ничего непредвиденного  не  произойдет,  -
сказал  я,  стараясь,  чтобы  мой  голос  звучал   по   возможности   бодро.
Наклонившись, я поднял дипломат,  который  принес  с  собой.  Гарри  тут  же
вскочил и моментально вырвал дипломат из моих рук. Положив его на  стол,  он
поднял крышку. Просмотрев  содержимое,  он  кивнул,  видимо,  успокоенный  и
вернулся на свое место.
     Неужели они думали, что я  принесу  оружие?  Так  вот  для  чего  здесь
находится Гарри! Что ж, Клауса нельзя недооценивать.
     Я вытащил из дипломата два прибора, которые сконструировал накануне,  и
подробный план банка. План я разложил на столе.
     - Вот вход в банк. Стальная дверь контролируется  фотоэлементами.  Один
из них отключить могут только я, Менсон или главный  кассир.  Но  даже  если
кто-то  и  воспользуется  нейтрализатором,  ему  удастся  войти   только   в
вестибюль банка, и он никак не сможет проникнуть ни на второй этаж,  ни  тем
более  в  бункер  с  сейфами,  который  находится  в  подвале  банка.   Этот
нейтрализатор позволит вашим людям проникнуть в вестибюль. Это надо  сделать
в тот момент, когда охранник будет  находиться  на  противоположной  стороне
банка. Операция займет не более тридцати секунд. Нужно, чтобы  они  взяли  с
собой маленькие ацетиленовые горелки для вскрытия сейфов. Открыть  замки  не
проблема, но это займет  время.  С  горелками  будет  проще.  Самая  большая
трудность заключается в том, как проникнуть в кабинет Менсона. Он  находится
здесь, - я ткнул пальцем в схему. - Здесь установлены еще три  фотоэлемента.
Все,  что  попадет  в  поле  их  действия,  моментально   фиксируется.   Вот
направление их лучей. -  Я  нарисовал  их  на  плане.  -  Ваши  люди  смогут
избежать этого, поднявшись в кабинет непосредственно в лифте.  -  Я  взял  в
руки прибор,  который  изготовил.  -  На  столе  Менсона  находится  красный
телефон. Нужно зачистить провода и соединить  их  вот  таким  образом.  -  Я
показал, как это делать.  -  Затем  последовательно  набрать  комбинацию  из
четырех цифр - 1428. Эти цифры открывают три  замка  в  бункере  с  сейфами.
Кассета с записью голоса Менсона откроет еще три.  Она  находится  в  ящике,
который открывается с помощью пружин под крышкой стола.  Время,  необходимое
для вскрытия сейфов, целиком  зависит  от  сноровки  ваших  людей.  В  любом
случае у них будет почти двое суток на это, если они проникнут  в  бункер  в
пятницу ночью и закончат в воскресенье, опять  же  ночью.  -  Я  замолчал  и
посмотрел на Клауса. - Есть вопросы?
     Клаус повернулся к Гарри. Тот лишь молча покачал головой.
     - Конкретные детали мы обсудим позже, - сказал  Гарри  некоторое  время
спустя.
     - А сейчас расскажите нам, как вынести деньги.  Три  миллиона  занимают
приличный объем.
     - Вот это как раз и есть основная трудность. Но мне  кажется,  я  сумел
ее разрешить. В бункере около четырехсот сейфов.  Почти  тридцать  процентов
из них пустуют. И все же  вашим  людям  придется  вскрыть  их  все.  В  тех,
которые  арендованы,  находятся  деньги  и  драгоценности.  Все   это   надо
упаковать в мешки.
     Охраннику  необходимо  три  минуты,  чтобы  закончить  обход  банка   и
вернуться в дежурное помещение. Так что надо действовать  очень  оперативно.
Охрана меняется в воскресенье утром в восемь часов.  Именно  в  этот  момент
необходимо  вынести  деньги.  Риск  минимальный:  улицы  практически  пусты,
охранники  обмениваются  последними   новостями   перед   банком.   В   7.55
бронированный фургон подъезжает к тыльной стене  банка.  Каждый  понедельник
утром такой фургон приезжает, чтобы  привезти  наличные  деньги  для  оплаты
счетов. В Шаронвилле привыкли к нему, и его  появление  не  вызовет  никаких
подозрений. По наклонному  пандусу  он  съезжает  в  подвал.  Двери  тут  же
автоматически закрываются за ним. Водитель  снабжен  специальным  аппаратом,
открывающим двери. Внутри его  уже  поджидает  служащий,  который  открывает
стальную дверь, ведущую в бункер. Но сделает это он  лишь  после  того,  как
проверит документы. Я открою двери банка и те, которые ведут в  бункер.  Вам
лишь необходимо добыть подходящий фургон и переодеть двух  человек  в  форму
охранников. Если никто не  совершит  ошибки,  кража  будет  обнаружена  лишь
утром в понедельник. Времени на то, чтобы исчезнуть, более чем достаточно.
     Клаус повернулся к Гарри.
     - Ты сможешь достать фургон и униформу?
     - Не проблема. Мне нужна лишь фотография униформы  и  фургона.  У  меня
есть люди, которые займутся этим.
     Обращаясь ко мне, Клаус спросил:
     - Итак, вы уверены, что план удастся?
     - Если не удастся этот, тогда не удастся никакой другой. - Я указал  на
аппараты и план банка. - Все предусмотрено, остальное лишь зависит от  ваших
людей.
     - Нет, мистер Лукас, он так же зависит и от  вас,  так  как  вы  будете
находиться внутри банка вместе с  моими  людьми.  -  Он  наклонился  вперед,
глядя на  меня  блестящими  глазами.  -  Если  что-то  случится,  вы  будете
немедленно убиты. Бенни уже отправил на тот свет  Марша  и  Томпсона.  Он  с
удовольствием отправит туда же вас,  если  вы  будете  вести  двойную  игру.
Подумайте об этом. И еще одно, чего не надо забывать. Я лично  убью  Гленду.
Так что операция должна обязательно закончиться полным успехом.
     - Понятно.
     Клаус посмотрел на Гарри.
     - Быстро за работу. Я хочу,  чтобы  операция  началась  в  субботу.  Ты
обсудишь  подробности  завтра  утром  вместе  с  мистером  Лукасом.  Где  вы
встретитесь?
     Гарри задумчиво почесал бороду.
     - Вас устроит завтра утром в мотеле по дороге на  Сан-Франциско?  -  он
глянул на меня. - Вы знаете, где это?
     - Найду.
     - Спросите павильон номер шесть. - Он  улыбнулся.  -  Там  меня  хорошо
знают. - Поднявшись, он вышел.
     - Вы удовлетворены? - спросил я Клауса.
     - Раз у Гарри нет вопросов, я  заплачу,  как  мы  и  договаривались.  -
Клаус подошел к шкафу и вытащил объемистый пакет.  -  Вот  двести  пятьдесят
тысяч, мистер Лукас, -  он  подтолкнул  пакет  ко  мне.  -  Это  должно  вас
вдохновить.
     Я  развернул  пакет.  Это   действительно   были   доллары,   аккуратно
обандероленные. В каждой пачке было по двадцать пять тысяч. Десять  пачек  с
мятыми, потертыми долларами, которые не раз переходили из рук в руки.
     Я положил деньги на стол, и Клаус вновь убрал их в шкаф.
     - Эти деньги будут у вас в  офисе,  если  Гарри  убедится,  что  все  в
порядке.
     Я взял дипломат и поднялся.
     - Не будет завтра денег, не будет и операции.
     - Если у нас не возникнет дополнительных вопросов, деньги  будут  ваши.
Но из того, что вы нам рассказали, я не думаю,  что  эти  вопросы  появятся.
Однако, когда  деньги  будут  у  вас  на  руках,  не  вздумайте  шутить.  Вы
понимаете, о чем я говорю. - Его лицо перекосила злобная гримаса. - С  этого
момента за вами будут наблюдать. У меня для этого есть люди, которых  вы  не
знаете. Если попытаетесь бежать, то далеко  не  уедете.  А  уж  ваша  смерть
будет весьма и весьма нелегкой.
     Я  еще  раз  получил  подтверждение,  что   этот   человек   совершенно
ненормален.
     - Все понял. - Я вышел из гостиной в  коридор.  Рядом  с  дверью  стоял
Бенни.
     - До встречи, сволочь, - сказал он.
     Я молча прошел мимо него, направляясь к "шевроле".
     Как обычно, Джо сидел за рулем, наигрывая на гармошке.  Усевшись  рядом
с ним, я с облегчением подумал,  что  Клаус  не  настолько  хитер,  как  это
думает Джо. Я пошел на определенный риск, но все обошлось нормально.  Клаус,
Джо и Бенни даже не подозревали, что я вмонтировал миниатюрный магнитофон  в
крышку дипломата. Так что все наши разговоры были записаны.


     Джо ехал молча. При слабом свете в салоне я мог видеть,  что  лицо  его
блестит от пота. У него был вид человека чем-то чрезвычайно  обеспокоенного.
Уже подъезжая к Шаронвиллу, я спросил его:
     - Что с вами, Джо? На вас лица нет.  Ведь  ваш  босс  остался  доволен.
Ограбление назначено на субботу.
     Он что-то пробурчал себе под нос, его беспокойство явно  усилилось,  но
он молчал. Уже когда мы подъехали к моему дому, я предложил:
     - А не зайти ли нам ко мне и выпить по  рюмке  виски?  Как  ты  на  это
смотришь, Джо?
     Он с удивлением глянул на меня.
     - Вы предлагаете негру выпить вместе с вами, мистер Лукас?
     - Послушай, Джо, мы связаны одной веревочкой. В случае удачи  мы  будем
богаты, - я сделал ударение на  слове  "удача".  -  И  называй  меня  просто
Ларри.
     Он остановил машину возле подъезда.
     - Гарри никогда не предлагал мне выпить с ним, - пробормотал он.
     - Так ты идешь, Джо? - Я вышел из  машины  и  приостановился,  поджидая
его.
     Некоторое  время  он  нерешительно  смотрел  на  меня,  потом  выключил
двигатель и вышел из машины. Мы молча поднялись  в  лифте  на  мой  этаж.  Я
открыл дверь квартиры, и мы прошли в гостиную.
     - Виски с содовой или чистый?
     - На ваше усмотрение, Ларри. - Он вытер  пот,  обильно  выступивший  на
лице, и осмотрел гостиную. - По правде говоря, мистер Ларри, я  не  понимаю,
чего ради вы предложили мне выпить?
     - Да просто так. Ты такой же  человек,  как  и  я,  и  к  тому  же  нам
предстоит работать вместе.
     Что-то проворчав, он уселся в кресло, сложив руки на коленях.
     Порция, которую я ему налил, могла свалить с ног  лошадь.  Повернувшись
спиной к нему, я налил себе лишь  содовой.  Протянув  виски  Джо,  я  уселся
напротив него. Затем во всех подробностях рассказал о предстоящей  операции,
упомянув и о тех двух  приспособлениях,  которые  изготовил,  и  о  фургоне,
который увезет деньги.
     Джо, наклонившись, внимательно слушал меня, время  от  времени  отпивая
глоток.
     - Вот и все, Джо, - закончил я наконец свое повествование.
     К этому времени он выпил все виски.
     - В случае удачи, в понедельник ты уже будешь богат.
     - Но ведь я вам говорил, что мне никогда не везет.  Я  подумал  о  том,
что вы мне сказали. Теперь я уже не так уверен в Гарри.
     - Но ты же убеждал меня, что ему можно доверять.
     - Я тоже так думал до недавнего времени.  Мы  сидели  в  одной  камере.
Проклятое время. Неплохо ладили, а когда вышли  на  свободу,  он  познакомил
меня с боссом.
     - А как он попал в тюрьму?
     - Гарри? Его отец был  известным  фальшивомонетчиком.  А  Гарри  сбывал
изготовленные отцом фальшивки. Но однажды он все  же  попался  с  фальшивыми
долларами и получил шесть лет.
     Известный  фальшивомонетчик!  Так  вот  почему  Клаус  согласился   мне
заплатить! Эти деньги, которые  он  продемонстрировал,  были  фальшивыми!  Я
смотрел  на  Джо  и  видел,  что  алкоголь  уже  начал  оказывать  на   него
воздействие. Глаза его потеряли осмысленное выражение, он то и дело  вытирал
рот ладонью.
     - Гарри кажется мне приятным парнем, но Бенни...
     - Бенни - убийца. Я думаю, что, если мы возьмем деньги, он меня убьет.
     - Он может убить всех, не так ли?
     - Да. Бенни вполне может это сделать.
     - У тебя есть револьвер, Джо?
     - Конечно. Как же можно обойтись без оружия в нашем деле?
     - К несчастью, у меня нет оружия.  Мы  могли  бы  противостоять  Бенни,
если бы я тоже был вооружен.
     Джо, разинув рот, смотрел на меня.
     - Как это?
     - Если бы у меня тоже было оружие, мы могли бы  следить  за  Бенни  все
время.
     Он задумался.
     - Но это будет делать Гарри.
     - Я поговорю с Гарри на этот счет. Если нас будет трое,  он  не  сможет
нам всем противостоять.
     Он обдумал мои слова, потом опять кивнул.
     - Вы правы, Ларри. - Он вытащил из кармана револьвер тридцать  восьмого
калибра. - Возьмите, у меня имеется еще один такой же.
     Я взял оружие. Все произошло так просто, что даже не верилось.
     - И еще одно, Джо, не очень-то доверяйте Гарри. Уж слишком большой  куш
поставлен на карту. Гарри тоже может попытаться освободиться от Бенни и  нас
двоих.
     Джо нахмурился, потом покачал головой.
     - Я в это не верю. Гарри не такой.
     - Но три миллиона долларов, Джо, это очень много денег.
     Он подумал еще некоторое время, потом согласился.
     - Да, действительно.
     - Понимаешь, Джо, нужно быть уверенным, что ты получишь свою долю.  Мне
это не надо. Как я уже говорил, мне платят авансом. Чего не скажешь  о  вас.
Так что все время будьте настороже. Я буду наблюдать за вами, а вы за  мной.
Только ни одного слова Гарри.
     - Хорошо.  Знаете,  Ларри,  я  слишком  много  выпил.  -  Он  поднялся,
шатаясь. - Пора ехать.
     - Проводить тебя, Джо?
     Он подошел к двери и оглянулся.
     - Вы хотите проводить меня?
     - Но мы же работаем вместе. Будет плохо, если тебя  задержат  копы.  Не
лучше ли мне отвезти тебя домой.
     - Спасибо, Ларри.
     Я проводил его до "шевроле" и уселся за руль.
     - Куда ехать?
     - Прямо. Десятая улица направо. Номер 45. - Голова его упала на грудь.
     Через десять минут я остановился  перед  домом  без  лифта  и  принялся
трясти его за плечо, пытаясь разбудить.
     - Приехали, Джо.
     Он с чувством пожал мне руку.
     - Вы отличный парень, Ларри! -  сказал  он.  -  Оставьте  машину  возле
вашего дома, я ее утром сам заберу.
     Когда он собрался выходить, я придержал его за руку.
     - Джо, а где Гленда?
     Он уставился на меня, глупо моргая.
     - Вместе с боссом. За ней присматривает Бенни.
     Он вышел из машины и, шатаясь, пошел по тротуару в направлении дома.  Я
некоторое время следил за ним, потом глубоко вздохнул. Мне казалось,  что  я
беру дело в свои руки.


     - Фургон будет в пятницу после  полудня,  -  заявил  Гарри.  -  Дело  с
униформой тоже улажено.
     Мы сидели в шестом павильоне мотеля. Комната была неплохо  меблирована:
двухспальная кровать у стены, четыре удобных кресла, телевизор,  миниатюрный
бар.
     С бокалами виски в руках мы сидели друг против друга.
     - Я поеду за фургоном около полуночи. Никаких  проблем.  Для  охраны  у
меня имеются два парня.
     - Они знают свое дело?
     - Еще бы! Я пообещал им по две  тысячи  долларов.  За  эти  деньги  они
перережут горло собственной матери.  -  Он  задумчиво  смотрел  на  меня.  -
Единственное  слабое  место  -  так  это  охранник  возле  банка.   А   если
освободиться от него и заменить кем-то другим?
     Это предложение меня шокировало. Я понял, что Гарри такой же  жестокий,
как и Клаус.
     - Охранник меняется утром в воскресенье. Если вы его  устраните,  сразу
же поднимется шум, и операция может закончиться провалом.
     Он некоторое время думал, потом кивнул.
     - Действительно. Я как-то не подумал об этом. -  Он  почесал  голову  и
улыбнулся. - Ладно, поступим по другому. У меня есть  одна  подружка.  Когда
охранник завернет за угол, она подойдет к нему и спросит  адрес  отеля.  Она
очень миленькая, - добавил он, улыбнувшись. - Она сможет  проболтать  с  ним
минут пять. За это время мы вполне успеем войти в банк. Она уже работала  со
мной.
     Идея показалась мне заслуживающей  внимания.  Проблема  охранника  меня
тоже беспокоила.
     - Отлично, так и сделаем, - согласился я.
     - Скажите, Ларри, как вы думаете, дело закончится успешно?
     - В том, что касается меня, да. А уж  когда  вы  уедете  с  деньгами  в
фургоне, делайте что хотите.
     Он, сощурившись, смотрел на меня.
     - Тогда никаких проблем. Если верить  вам,  тревога  поднимется  только
через сутки. У нас будут  двадцать  четыре  часа,  чтобы  уехать  как  можно
дальше.
     - Это точно, - я сделал небольшой глоток виски. - Проблем  никаких,  но
очень уж много денег.
     Он быстро глянул на меня.
     - Что вы имеете в виду?
     - Разве вы не знаете, что Клаус психопат? Но даже психопат не  выпустит
из рук три миллиона долларов. Вы берете на себя весь риск, а он нет.
     - Ну и что?
     - Ничего. Меня это совершенно не волнует.  Мне  платят  авансом.  Пусть
вас это беспокоит.
     - Вы думаете, что Клаус попытается нас как-нибудь обмануть? - не  очень
уверенно спросил он.
     - Вы   имеете   дело   с   сумасшедшим.   А   такие   люди   совершенно
непредсказуемы. Может случиться все,  что  угодно.  Возможно,  он  настолько
сумасшедший, что в  самом  деле  отпустит  вас  с  деньгами  на  все  четыре
стороны. Но мне что-то в это не очень верится. Скорее  всего,  он  прикончит
всех вас и положит куш в карман.
     Гарри почесал затылок. Вид у него был обеспокоенный.
     - И кто же нас убьет?
     - У него есть люди. Он сам говорил мне об этом.
     Гарри засмеялся.
     - Разумеется, у него есть Бенни и Джо. Это  вся  наша  организация.  Он
любит преувеличивать. Лишь я знаю, куда нам надо обращаться за помощью.  Все
это глупости. Он нас не убьет.
     - Не зарекайтесь. Когда деньги будут у него, всякое может случиться.
     - Деньги будут у нас, а не у него, не забывайте. Он  ничего  не  сможет
сделать.
     - Но есть еще Бенни, - как можно небрежнее сказал я.
     Гарри даже подскочил.
     - Да, есть Бенни, - он задумчиво смотрел на дно бокала.
     - Бенни - убийца, - продолжал я. - Но если вы  доверяете  ему,  никаких
проблем не  будет.  Лично  я  не  доверил  бы  ему  и  цента.  При  малейшей
возможности он убьет нас троих и скроется с деньгами.  В  этом  я  абсолютно
уверен.
     Гарри заерзал в кресле. Он думал о том  же,  но  старался  не  показать
этого.
     - Поживем - увидим...
     - Но как  может  распорядиться  тремя  миллионами  такой  человек,  как
Бенни? В том случае, если избавится от нас троих, разумеется. Он  совершенно
не представляет, что делать с такой огромной суммой. Но,  как  мне  кажется,
Клаус уже сказал ему,  что  делать.  Что  в  таком  случае  помешает  Клаусу
забрать деньги у Бенни, предварительно уничтожив его? Три миллиона!
     Гарри не сводил с меня взгляда, и я понял, что попал в точку.
     - Вы забавно рассуждаете, - медленно  проговорил  он.  -  Делайте  свою
работу, а я займусь Бенни. А теперь вернемся к деталям операции.
     Я был убежден, что посеял семена сомнения в его душе.
     Вытащив из дипломата план банка, я разложил  его  на  столе,  и  мы  на
протяжении двух часов обсуждали план операции в мельчайших деталях.
     У Гарри  был  сообразительный,  живой  ум.  Все  его  вопросы  были  по
существу, и, как мне казалось, он был удовлетворен моими ответами.
     - Очень хорошо, - наконец проговорил он. - Мне кажется, все в порядке.
     - И я не вижу причин, по которым операция могла бы  сорваться.  Скажите
об  этом  Клаусу.  Он  согласился  заплатить  мне  вперед,  если  вы  будете
удовлетворены.
     Он искоса глянул на меня.
     - Я вижу, вы осторожный человек.
     - Береженого Бог бережет. Я был бы круглым идиотом, если бы не  подумал
об этом. Так что моя доля идет из кармана Клауса.
     - И сколько?
     - Двести пятьдесят тысяч долларов.
     - Да? - он отвел взгляд, но по его хитрой улыбке  я  понял,  что  он  в
курсе того, что доллары фальшивые. -  Кругленькая  сумма.  Вы  действительно
очень предусмотрительны.
     - Несомненно.
     - Деньги намного лучше, чем драгоценности. - Он криво улыбнулся.
     Я подумал о том, что тот, кто смеется последним, всегда в выигрыше.
     - А что вы намерены  делать  с  драгоценностями?  -  Я  сложил  план  и
спрятал его в дипломат. - Ведь их будет много.
     - Это не проблема. У меня имеется человек, который оптом  заберет  все.
Но ведь в сейфах будут и наличные.
     - Да, но в основном драгоценности.
     Он испытующе глянул на меня.
     - Вы действительно думаете, что там может быть три миллиона долларов?
     - Это действительно так. Там даже может быть и больше. В таком  большом
городе, как Шаронвилл, деньги всегда предпочитают хранить в  банках.  Многие
рассчитываются наличными, чтобы уклониться от уплаты налогов.
     - Вот как? Теперь все понятно. Клаус, может  быть,  и  сумасшедший,  но
мозги у него что надо.
     - Джо тоже так думает.
     - Он заедет за вами в субботу в два тридцать.
     - К этому времени я буду готов.
     - Если случится что-нибудь непредвиденное, я позвоню вам в офис.
     - Скажите, что вас зовут Бенсон и вы работаете на ИБМ.
     - Договорились.
     Когда мы вышли из павильона, я сказал на прощание:
     - Присматривайте за Бенни.
     Он сразу помрачнел, но по его взгляду я понял, что он будет в  основном
присматривать за мной.
     Усевшись в машину, Гарри сразу же уехал.
     Я тоже направился к своей машине. Дипломат я заботливо положил рядом  с
собой на сиденье.


     В четверг утром, когда я как раз закончил длинный разговор с Биллом,  в
кабинет вошла секретарша.
     - Для вас срочная бандероль, мистер Лукас. -  Она  положила  объемистый
пакет на стол.
     - Спасибо, Мэрри.
     Когда  она  вышла,  я  взял  пакет  и  осторожно  вскрыл  его.   Деньги
рассыпались по столу. Я посмотрел одну из  банкнот  на  свет.  Она  казалась
безупречной, и все же я был уверен, что деньги фальшивые. Я сложил  банкноты
обратно в пакет и бросил в нижний ящик стола.
     Откинувшись на спинку кресла, я начал размышлять о своем  положении.  У
меня были две магнитофонные пленки записи бесед  с  Клаусом  и  Гарри.  Были
также отпечатки пальцев на дипломате. Мне повезло, что Гарри вырвал  его  из
рук, когда я намеревался его открыть.  Его  отпечатки  наверняка  имеются  в
досье ФБР. Возможно, на конверте  имеются  и  отпечатки  пальцев  Клауса.  Я
понимал, что с таким уголовным прошлым, как у него, фальшивые  деньги  могли
засадить  его  в  тюрьму  на  очень  долгий  срок.  У   меня   были   прямые
доказательства того, что Клаус, Гарри и  Джо  будут  грабить  банк,  но  вот
Бенни меня тревожил. До сих пор на него у меня не было никакого  компромата.
И это меня тревожило.
     Мэри позвонила мне и предупредила, что  пришел  клиент.  Следующие  три
часа я провел, разговаривая  о  делах.  Примерно  в  половине  двенадцатого,
когда наступило время ланча, я сказал Мэри,  что  у  меня  много  работы,  и
послал ее за сандвичами.
     - И еще, Мэри. Мне нужен магнитофон. Хочу кое-что переписать.
     - Я все сделаю, Ларри.
     - Спасибо, Мэри, но записью займусь я. Не соединяйте меня ни  с  кем  в
течение часа. Говорите, что я ушел обедать.
     Мэри принесла магнитофон, и я, запершись на ключ,  сделал  копии  своих
разговоров с Клаусом и Гарри. Затем отпечатал письмо Фаррелу Браннингаму.  Я
рассказал ему о своей любви к Гленде, о Клаусе, о его  намерении  проникнуть
в  банк  и  о  том,  какому  шантажу  я  подвергся.  Я  написал,   что   эти
магнитофонные записи, равно  как  и  фальшивые  доллары,  дадут  возможность
арестовать его. Я старался не упустить ни малейшей детали.  Закончив  письмо
тем, что Клаус угрожал убить меня и Гленду, если ограбление не состоится,  я
расписался и, удовлетворенный,  запечатал  свое  послание  в  конверт.  Было
четверть второго. Я слышал, как моя секретарша  разговаривает  по  телефону.
Открыв дверь, я  сказал  Мэри,  что  освободился  и  готов  работать.  Через
несколько минут зазвонил телефон.
     Все мои служащие давно ушли, я завершил все дела лишь к восьми часам  и
только тогда смог сосредоточиться на своей проблеме.
     Теперь я мог надеяться, что обезопасил себя. Но  как  быть  с  Глендой?
Как вырвать ее из лап Клауса? По словам Джо,  она  находится  у  них.  Нужно
было разрешить еще и эту проблему.
     Оставив копии в ящике  письменного  стола,  я  забрал  с  собой  первый
экземпляр моих записок и спустился к машине. В ящик для перчаток  я  положил
револьвер, который дал мне Джо, и, трогаясь с места, переложил его в  карман
пиджака. Теперь я чувствовал  себя  в  безопасности.  Машину  я  поставил  в
двухстах метрах от дома, чтобы избежать ненужного риска.
     Держа в руках объемистый пакет с деньгами, а другую руку  на  спусковом
крючке револьвера, я направился к хорошо  освещенному  подъезду.  Подойдя  к
стеклянным дверям, ведущим в освещенный холл, я вдруг замер на месте.  Рядом
с лифтом, удобно устроившись в  кресле,  сдвинув  шляпу  на  затылок,  держа
газету в руках, сидел Бенни. По моей спине пробежала дрожь. Я  повернулся  и
побежал обратно к машине. Очевидно, Бенни поджидал меня. Но  почему?  Увидев
толстый пакет у меня в руках, он мог отнять его у  меня,  а  я  еще  не  был
готов ссориться с ним. Сколько времени он ожидал меня?  Я  решил  поехать  в
ресторан и поужинать, а уж потом сделать еще одну попытку пробраться  домой,
но соблюдая осторожность.
     В тот момент, когда я подъезжал к своему дому,  я  вдруг  увидел  Фреда
Маклейна, помощника шерифа, который в настоящий момент исполнял  обязанности
шерифа Шаронвилла. Увидев меня, он тут же подошел.
     - Салют, Фред!
     Его лицо тут же расплылось в улыбке.
     - Хэлло, мистер Лукас. - Он пожал мне руку.
     - Какое страшное происшествие с Джо, - сказал я. - Я только об  этом  и
думаю.
     - Это уж точно, мистер Лукас, -  он  грозно  нахмурил  брови.  -  Но  я
поймаю этого мерзавца, мистер Лукас, поверьте мне.
     - Я в этом не сомневаюсь, Фред.  -  После  паузы  я  продолжал:  -  Как
насчет того, чтобы заглянуть ко  мне?  Мне  прислали  замечательную  бутылку
виски. Вы не откажетесь попробовать ее со мной?
     - Грех отказываться от такого заманчивого предложения, мистер Лукас.  -
Его толстые губы раздвинулись в улыбке. - Показывайте дорогу.
     Мы вместе вошли в холл.  Уголком  глаза  я  заметил,  что  Бенни  хотел
подняться, но, увидев  Маклейна,  остался  на  месте,  прикрывшись  газетой.
Маклейн глянул на Бенни, и его глаза сощурились.
     - Минуточку, мистер Лукас. - Он подошел к Бенни. - Мне кажется, что  мы
уже как-то встречались с вами. Ведь вы не живете  в  этом  городе.  Я  шериф
Шаронвилла.
     Бенни быстро поднялся. По его лицу струился пот.
     - Я жду приятеля. Разве это запрещено?
     - Вы сняли здесь квартиру?
     - Нет, но разве противозаконно то, что я нахожусь здесь?
     - Думаю, вам лучше покинуть этот дом. Ждите своего друга на улице.  Как
ваше имя?
     - Том Шульц.
     - Пойдемте, Фред, - поторопил я Маклейна. - Время не терпит.
     Маклейн  сделал  красноречивый  жест  Бенни,  чтобы  тот  убирался,   и
заторопился вслед за мной.
     Бенни ничего не оставалось, как ретироваться.
     - Все они мерзавцы, - сказал Маклейн. - Ненавижу эту породу.
     Зайдя в гостиную, я усадил его в кресло и налил виски с содовой.
     - Извините, Фред, я приведу себя в порядок.
     - Не обращайте на меня внимания.
     Я поставил бутылку виски и содовую на стол и быстро прошел  в  спальню.
Вытащив из дипломата все приспособления и план банка, я вложил туда пакет  с
деньгами и,  обернув  дипломат  в  оберточную  бумагу,  аккуратно  перевязал
шпагатом. Все это я сделал за какие-нибудь пятнадцать  минут.  Вернувшись  в
гостиную с пакетом в руке, нашел  Маклейна  в  приятном  расположении  духа.
Бутылка на столе уменьшила свое содержимое по крайней мере на треть.
     - Великолепное виски, мистер Ларри!
     - А я вам что говорил, Фред.
     Усевшись за стол, я написал адрес Браннингама.
     - Могу я вас попросить об услуге, Фред?
     Удивленно моргая глазами, он посмотрел на меня.
     - Разумеется. Что вам нужно? - он налил себе  виски,  сделал  несколько
глотков, одобрительно причмокнул, качнув головой.
     - В этом пакете важные бумаги для  мистера  Браннингама,  -  сказал  я,
надеясь, что, несмотря на свое состояние, он  все  же  поймет,  о  чем  идет
речь. - Не согласитесь ли спрятать их на время в свой сейф?
     Его глаза расширились от удивления.
     - Не проще ли положить эти бумаги в банк, мистер Ларри?
     - Я сказал мистеру Браннингаму, что передам пакет вам.
     Он одобрительно кивнул.
     - Он очень хорошего мнения о вас, Фред, и, если все  будет  в  порядке,
на следующие выборы он выдвинет вас на должность шерифа. Вы же  знаете,  это
автоматически означает, что вас изберут. Он пользуется  большим  влиянием  в
нашем городе.
     На лице Маклейна появилась довольная улыбка.
     - Он вам так сказал?
     - Слово в слово.
     - Замечательно! - Он тяжело поднялся  с  кресла.  -  Мистер  Браннингам
может просить меня о чем угодно.
     - Я хочу, чтобы вы положили этот пакет в свой сейф, Фред. Если от  меня
не будет никаких известий до утра субботы, вы передадите этот пакет  мистеру
Браннингаму. Здесь очень важные бумаги. Отвезете его лично в Лос-Анджелес  и
передадите только в руки Браннингама.
     - Как скажете, мистер Ларри. Все будет исполнено в точности.
     - Если пакет будет доставлен Браннингаму, можете считать, что вы  шериф
Шаронвилла.
     Он пьяно улыбнулся.
     - Все будет сделано, мистер Ларри.
     - Спасибо, Фред. Пойдемте, я вас отвезу домой. Хочу убедиться,  что  вы
положили пакет в сейф.
     - Конечно.
     Он в два глотка опорожнил свой бокал, и мы вдвоем вышли из квартиры.
     Приехав в полицейский участок,  я  лично  проследил,  как  он  запирает
пакет в сейф.
     - Прекрасно, Фред. Если я вам не позвоню  в  субботу  до  десяти  утра,
передадите этот пакет мистеру Браннингаму.
     - Понятно, мистер Лукас, я все сделаю, как вы сказали.
     Я попрощался с ним и направился к своей машине.




     - Наконец-то я  поймал  тебя,  мерзавец!  -  прорычал  Бенни,  довольно
улыбаясь. - Поехали. Босс хочет тебя видеть.
     - Но мы договорились увидеться с ним завтра в десять утра.
     - Кое-что изменилось. Ты поедешь туда сейчас или я начну ломать  пальцы
твоей шлюхе.
     Я положил руки на руль.
     - Послушайте, Бенни,  если  вы  хоть  пальцем  дотронетесь  до  Гленды,
никакой операции не будет.  Я  встречусь  с  Клаусом  завтра,  но  никак  не
сейчас. Выходите, или я начну сигналить и напущу на вас полицию.
     Мы посмотрели друг на друга. Не надо  быть  психологом,  чтобы  понять,
что Бенни был в бешенстве.
     - Выходите, - твердо проговорил я.
     - Хорошо, сволочь,  но  я  предупрежу  Клауса.  Не  обольщайся,  я  еще
поквитаюсь с тобой.
     В этот момент из комиссионного магазина  вышел  полицейский  и,  увидев
мою машину, подошел ко мне.
     - Добрый вечер, мистер Ларри. Здесь запрещено стоять.
     - Салют, Том, - я знал большую часть полицейских города по именам. -  Я
уже уезжаю. Сейчас мой приятель выйдет из машины и я уеду. - Повернувшись  к
Бенни, я сказал: - Пока, Бенни. До завтра.
     Он поколебался, но, видя, что полицейский наблюдает за  ним,  вышел  из
машины и отправился восвояси.
     - Кто это? - поинтересовался полицейский. -  Что-то  я  его  раньше  не
видел.
     - Клиент. Из другого города, Том. С какими только типами не  приходится
иметь дело. - Я улыбнулся и, подняв руку в прощальном приветствии, отъехал.
     Остановившись перед рестораном, я зашел перекусить. Во время еды я  все
время думал о Гленде.  Я  думал  и  о  том,  что  сейчас  у  меня  на  руках
достаточно улик, чтобы помешать им ограбить банк. Но как вырвать из  их  рук
Гленду?
     Благодаря тем доказательствам, которые я передал  Фреду,  Клауса  могли
арестовать немедленно. Я не представлял,  как  он  сможет  выкрутиться.  Но,
имея дело с сумасшедшим, я все же шел на некоторый риск.
     Однако, когда им займутся  Браннингам  и  полиция,  он  будет  вынужден
признать свое поражение и провести оставшееся время в тюрьме.
     Ночь я провел беспокойно, почти все время думая о Гленде. И чем  дольше
я думал о ней, тем больше  понимал,  насколько  она  мне  дорога.  Если  мне
удастся разрушить планы Клауса и  помешать  ему  ограбить  банк,  жизнь  моя
пойдет нормально. Теперь, когда Марш мертв,  ничто  не  может  помешать  мне
жениться на ней. Конечно, если Клаус будет выведен из игры.
     На второй день у меня было столько работы,  что  я  и  думать  забыл  о
Клаусе. После полудня позвонил Билл Диксон. Он  заключил  новый  контракт  с
заводом по изготовлению радиоэлектронных приборов. Он спросил,  смогу  ли  я
завтра встретиться с директором и оговорить детали сделки. Я дал согласие  и
назначил час встречи. В тот момент, когда я клал трубку, я подумал, буду  ли
я еще в понедельник в Шаронвилле. Если мне не  удастся  блеф  с  Клаусом,  я
буду вынужден скрыться.
     Какое-то мгновение я размышлял, не послать ли Биллу копию моего  письма
Браннингаму, но потом решил, что время для этого еще будет, даже если мне  и
придется быстро уезжать. А раз придется уезжать, возникает  проблема  денег.
Я проверил свой счет, выписал чек на имеющуюся сумму  и,  сказав  Мэри,  что
вскоре вернусь, отправился в банк.
     Стоя на перекрестке  в  ожидании  зеленого  света  светофора,  я  вдруг
увидел Гарри, стоявшего метрах в пятидесяти от меня. По  всему  было  видно,
что он следит за мной.
     Я вошел в банк, подписал чек,  ввел  его  в  "память"  машины  и  через
минуту деньги уже были у меня в  руках.  Положив  их  во  внутренний  карман
пиджака, я вернулся на работу.
     Гарри  стоял  на  том  же  самом  месте.  Когда  я  проходил  мимо,  то
притворился, будто не вижу его.
     Остаток дня я провел, приводя в порядок  свои  бумаги.  Оставалась  еще
масса незавершенных дел. Если даже я буду вынужден уехать, мне  не  хотелось
оставлять свою работу Биллу. В семь вечера я  сказал  Мэри,  чтобы  она  шла
домой. После ее ухода я  положил  копию  письма  Браннингаму,  магнитофонные
записи и миниатюрный магнитофон в портфель, запер офис и спустился вниз.  Из
темноты тут же материализовался Джо.
     - Вы встречаетесь с боссом сегодня  вечером,  мистер  Лукас?  -  в  его
голосе ясно слышалось беспокойство.
     - Совершенно верно. И не нужно  за  мной  следить.  Я  буду  у  него  в
девять.
     - Но босс приказал мне проследить  за  вами,  мистер  Ларри.  Я  всегда
делаю то, что он велит.
     - Я еду ужинать. Поехали со мной.
     Он смотрел на меня, разинув рот.
     - Но я не могу ужинать с вами!
     - С чего бы это? Ладно, поедем в  ресторан,  где  ты  не  будешь  белой
вороной. Но поесть никогда не помешает.
     Поколебавшись, он сел рядом со мной. Я направился к небольшому  уютному
ресторанчику, где в основном обслуживали негры  и  где  готовили  прекрасные
бифштексы. Я достаточно часто там обедал.
     Увидев  это,  Джо  сел  в  углу  и,  кажется,   несколько   успокоился.
Большинство клиентов  здесь  были  цветные,  и  черный  метрдотель  дружески
улыбнулся Джо.
     - Два бифштекса, - заказал я. Затем вытащил пачку сигарет  и  предложил
Джо.
     Тот покачал головой.
     - Я не курю, мистер Лукас.
     Закурив, я сказал:
     - Остается не так уж и много времени.
     Он заерзал в кресле.
     - Я так же, как и  вы,  мистер  Лукас,  вынужден  делать  то,  что  мне
приказывают.
     - Не совсем. Вы можете сесть в автобус и исчезнуть.
     Он посмотрел на меня.
     - Но зачем мне это нужно?
     - Всегда лучше исчезнуть, чем получить пулю в голову.
     Он вздрогнул.
     - Вы говорили, чтобы я и Гарри присматривали за Бенни. Мы  переговорили
на эту тему с Гарри. Он того же мнения.
     Принесли бифштексы.
     - Ешьте, Джо. Я, может, и ошибаюсь в отношении Бенни, но если бы я  был
черным, то я бы  быстренько  испарился  из  Шаронвилла.  Лучше  спасти  свою
шкуру, нежели попасть в лапы к этому головорезу.
     - Мне некуда ехать, - пробормотал он. - Да это и  невозможно,  раз  нет
денег.
     Пока он ел, я спросил:
     - Как поживает миссис Гленда?
     Вопрос был неожиданный для него, и Джо растерялся.
     - С ней сурово обращаются, мистер Лукас. Бенни...
     Он замолчал. Я напрягся.
     - Что делает Бенни?
     - Видите ли, мистер Лукас, я не так часто там  бываю.  Гарри  тоже.  Но
Бенни проводит там все свое время. Он телохранитель босса и не  оставляет  в
покое миссис Гленду.
     - Вы понимаете, Джо, что ваш босс похитил ее?
     Он  проглотил  кусок  бифштекса,  думая  над   моими   словами,   затем
неожиданно сказал:
     - Нет, мистер Лукас. Она работает на него.
     - По принуждению, и, более того, ее  там  держат  против  ее  воли.  По
закону ваш босс, Гарри, Бенни и ты похитители, а  похищение  людей  карается
еще более строго, чем ограбление банка.
     Он отвел взгляд.
     - Я не знаю законов, - пробормотал он. -  Я  делаю  лишь  то,  что  мне
говорят. Как и вы.
     - Но меня вынудили делать это. Вы поможете мне освободить Гленду, Джо?
     Его глаза испуганно расширились.
     - Босс будет очень не доволен, мистер Лукас.
     - Пусть это вас не беспокоит. Если вы поможете мне ее  освободить,  вас
не будут судить за ее похищение.
     - Но как можно это сделать, мистер Лукас?
     Я отрезал кусочек мяса.
     - Гарри сегодня вечером будет там?
     - Он поехал в Сан-Франциско за фургоном.
     - Итак, там будут находиться лишь Клаус, Гленда и Бенни?
     Он кивнул.
     - Ты знаешь, где она?
     - Да. В кабинете в глубине дома.
     - Двери заперты на ключ?
     - Нет, дверь запирается на защелку снаружи.
     Я отодвинул тарелку и вытащил банкноты, которые снял со своего счета  в
банке. Отсчитав пять  купюр  по  тысяче  долларов,  остальные  я  спрятал  в
карман.
     - Операция в банке отменяется, - сказал я. -  И  не  задавай  вопросов.
Сейчас как раз время исчезнуть. Я дам тебе  пять  тысяч  долларов,  если  ты
выведешь миссис Гленду из дома.
     Его глаза, казалось, готовы были вот-вот выскочить из орбит.
     - Пять тысяч долларов?
     Отложив нож и вилку, он смотрел на меня.
     - Вы дадите мне пять тысяч?
     Соседние столики были пусты, и я показал ему  деньги.  Открыв  рот,  он
смотрел на них.
     - А теперь слушай, Джо. Это достаточно легко. Вот что  следует  делать.
Я отвезу тебя к дому и оставлю в конце аллеи. Пока я  буду  разговаривать  с
Клаусом, ты проникнешь в дом, пройдешь в комнату миссис Гленды  и  проведешь
ее до моей машины. Потом отвезешь ее в отель "Шервут". Скажешь, что я  скоро
приеду. Вот и все, что  нужно  будет  сделать.  Затем  вернешься,  поставишь
машину возле входной двери и можешь уходить. По дороге  остановишь  попутную
машину и езжай куда угодно. С такими деньгами это не  проблема.  И  никакого
риска быть обвиненным в похищении людей и ограблении банка. Что  ты  на  это
скажешь?
     Пока он размышлял, я молча смотрел на него.
     - Но в банке три миллиона долларов. Пять тысяч - это  смешная  сумма  в
сравнении с ними.
     - Не будь таким глупым, Джо. Я же сказал, что ограбления не будет.
     Вытащив из портфеля письмо, адресованное Браннингаму,  я  протянул  его
ему.
     - Читай.
     Ему понадобилось почти десять минут,  чтобы  прийти  в  себя.  Нахмурив
брови, он водил по строчкам толстым пальцем, уткнувшись носом в листки,  как
это делают близорукие. Закончив чтение, он посмотрел на меня.
     - Он убьет вас, мистер Лукас.
     - Первый экземпляр заявления уже находится в  руках  полиции.  Если  от
меня не поступит никакого сигнала, полиция ознакомится с ним уже  в  субботу
и сразу приступит к действиям. В их руках будут фальшивые  доллары,  которые
вручил мне Клаус. На них наверняка сохранились  его  отпечатки  пальцев.  Но
завтра, Джо, вы будете далеко отсюда и в безопасности.
     - Но в этой бумаге вы говорите и обо мне, - Джо указал в тексте  нужное
место.
     - Не выдавая ваших примет. Повторяю, имея деньги  и  освободив  Гленду,
вы будете в безопасности.
     Нахмурившись, он некоторое время размышлял.
     - Что ж, возможно, вы и правы, мистер Лукас. Действительно, Бенни  вряд
ли даст мне возможность завладеть деньгами, даже если  мы  и  возьмем  их  в
банке. Мне лучше быть с вами заодно.
     Я глубоко вздохнул. Бессонные ночи дали наконец свои плоды.
     - Вы выведете ее из дома и отвезете в отель?
     - Да. Затем пригоню вашу машину обратно и быстро скроюсь.
     Я испытующе смотрел на  черное  лицо,  покрытое  потом.  Казалось,  ему
можно было доверять.
     - И не беспокойтесь о Бенни. Дайте мне десять минут после того,  как  я
войду в дом. У вас есть часы?
     - Конечно, мистер Лукас.
     - Я уверен, что входная дверь не заперта на ключ. Вы даете  мне  десять
минут и увозите Гленду.
     - Договорились.
     Я посмотрел на часы. Оставалось  всего  двадцать  минут  до  встречи  с
Клаусом. Расплатившись по счету, мы с  Джо  направились  к  машине.  Сев  за
руль, я направился в сторону выезда из города.
     - Когда я получу свои деньги, мистер Лукас? - с  беспокойством  спросил
Джо.
     - Всему свое время.
     Некоторое время мы ехали молча.  Не  доезжая  пары  миль  до  ранчо,  я
остановил машину.
     - Поговорим о деньгах. - Вытащив пять банкнот из  кармана,  я  разорвал
их пополам.
     Джо оторопел.
     - Мистер Лукас, что вы сделали?
     Я протянул  ему  половину  разорванных  банкнот,  а  вторую  положил  в
карман.
     - Как только я буду уверен, что миссис  Гленда  находится  в  отеле,  я
передам вам другую половину. Не волнуйтесь, я только  хочу  перестраховаться
на тот случай, если вдруг вы захотите обмануть меня. Понятно?
     - Вы принесете их ко мне домой?
     - Да. После того, как я закончу разговор с  вашим  боссом,  я  поеду  в
отель, повидаю миссис Гленду, а затем заеду к  вам.  Вы  возьмете  деньги  и
исчезнете. Для этого у вас будет вполне достаточно времени.
     - Согласен, мистер Лукас.
     Подъехав к началу аллеи, которая вела на ранчо, я  остановил  машину  и
оставшуюся часть пути мы прошли пешком. Было уже достаточно  темно.  В  доме
горел свет.
     - Да встречи, Джо. Я займусь  Бенни,  не  беспокойся.  Главное,  отвези
миссис Гленду в отель "Шервуд". - Я пожал его мокрую руку. - Подожди  десять
минут.
     - Не беспокойтесь, мистер Лукас.
     Подойдя к воротам, я открыл их и направился  к  дому.  Во  рту  у  меня
пересохло, сердце билось так, что казалось, вот-вот  выскочит  из  груди.  Я
нажал на звонок и вытащил револьвер, который дал мне Джо.
     Бенни открыл дверь.
     - Входи, мерзавец, - сказал он.
     Сделав шаг вперед, я ткнул стволом револьвера в его мягкий живот.
     - Без фокусов,  Бенни,  -  спокойно  сказал  я.  -  Не  заставляй  меня
стрелять. Проводи меня к Клаусу.
     Бенни посмотрел на оружие, но лицо его  осталось  спокойным.  Молча  он
прошел в гостиную, идя впереди меня.


     Клаус сидел за  письменным  столом.  Едва  я  вошел,  его  серые  глаза
уставились на меня.
     - У этого мерзавца револьвер, - сказал Бенни.
     Лицо Клауса осталось непроницаемым.
     - Иди к стенке и не шевелись, - приказал я Бенни.
     - Как скажешь, - он криво улыбнулся, прошел за кресло Клауса и  остался
там, опираясь о стену.
     - Револьвер, мистер Лукас? - с наигранным удивлением  сказал  Клаус.  -
Так вы все же решили нас обмануть? Очень жаль.  И  теперь  вы  скажете,  что
операция не состоится?
     Я положил портфель  с  магнитофоном  на  стол.  Продолжая  держать  эту
парочку под прицелом, я открыл его, вытащил письмо к Браннингаму  и  толкнул
его к Клаусу.
     - Читайте.
     Клаус взял листки, прочел их и с интересом посмотрел на меня.
     - Я и не подозревал, что вы можете так здорово писать. Шедевр!
     Я ожидал совсем иной реакции, и это замечание привело меня в смятение.
     - Деньги, которые вы мне прислали, фальшивые, -  заявил  я.  -  У  меня
имеются и две пленки, которые вы можете  прослушать.  Они  вас  убедят,  что
ограбление не состоится.
     Я поставил пленку и включил  магнитофон.  В  течение  нескольких  минут
Клаус молча слушал запись беседы, и в тот момент, когда  мой  голос  сказал:
"Нужно ли было убивать шерифа Томпсона?"  и  его  ответ  на  мои  слова,  он
наклонился вперед и нажал кнопку "стоп".
     - Не нужно продолжать, - спокойно сказал он.
     - Копия моего письма и пленки уже находятся в руках полиции.
     Я бросил взгляд на часы. Я находился здесь уже  четверть  часа.  Скорее
всего, Гленда уже сидела в моей машине.
     - Я  сделал  все  необходимое,   чтобы   полиция   передала   все   это
Браннингаму. Если со мной что-нибудь случится, у  полиции  будет  достаточно
доказательств, чтобы упрятать вас  за  решетку  до  конца  дней  своих.  Вот
почему я говорю, что ограбление не состоится.
     - А что с вами может произойти, мистер Лукас? -  он  пожал  плечами.  -
Если с кем что-то и произойдет, так это с вашей  шлюхой.  Вы  слишком  важны
для меня, так что вам как раз я ничего делать не буду.
     - Сейчас, Клаус, Гленда уже находится далеко отсюда!
     Он злорадно улыбнулся. И эта улыбка заставила меня вздрогнуть.
     - Вначале позвольте мне  поздравить  вас,  мистер  Лукас.  Вы  достойно
разыграли вашу партию. - Он небрежно ткнул пальцем в письмо и магнитофон.  -
Проделано все на неплохом любительском уровне. Но вы  не  учли,  что  имеете
дело с профессионалами. В субботу,  в  три  часа,  вы  совершите  ограбление
банка.
     Я с тревогой смотрел на него. Моя уверенность несколько поколебалась.
     - Ну это вряд ли. Неужели вы этого не  понимаете.  Покиньте  Шаронвилл,
пока Браннингам не отправил вас в тюрьму.
     - Так вы говорите, Гленды уже здесь нет?  -  Он  с  сожалением  покачал
головой. - Она заперта в своей комнате. Причем дверь  можно  открыть  только
снаружи. Так что это не больше чем плод вашей фантазии, мистер Лукас.
     Прошло уже не меньше  двадцати  пяти  минут,  как  я  находился  здесь.
Гленда уже должна была подъезжать к отелю.
     Вдруг я услышал мелодию, которая заставила  меня  задрожать.  Это  была
грустная негритянская музыка, исполняемая на губной гармошке.
     - А вот и Джо, - улыбнувшись, сказал  Клаус.  -  И  не  надо  потрясать
револьвером, мистер Лукас. Уж не воображаете ли вы,  что  я  дам  разрешение
Джо  снабдить  вас  заряженным  револьвером.  Одно  беспокойство   с   этими
любителями. Они никогда не проверяют ничего, как это  делают  профессионалы.
Ему дают оружие, а он слепо верит, что оно заряжено. Стреляйте в меня, и  вы
убедитесь в этом!
     Бенни, ехидно улыбаясь, направился ко мне. Я поднял револьвер,  но  так
и не смог заставить себя нажать на спусковой крючок. Я понял, что  они  меня
провели.
     - Возвращаю тебе свой должок! - прорычал Бенни, и его кулак врезался  в
мою челюсть.
     Из глаз посыпались искры, и я рухнул на пол. Я все еще был в  состоянии
шока, когда услышал голос Клауса:
     - Не надо было этого делать, Бенни. Ни к чему лишнее насилие.
     В  следующий  момент  я  почувствовал,  как  обыскивают  карманы  моего
пиджака. Я даже не мог пошевелить рукой, чтобы воспрепятствовать этому.
     Через некоторое  время  в  голове  несколько  прояснилось.  Лицо  очень
болело, но я все же смог подняться. Джо стоял возле Клауса.
     - Этот мерзавец дал мне  пять  тысяч  долларов,  но  разорвал  банкноты
пополам. Сейчас я забрал вторую половину. Могу я оставить их себе, босс?
     - Разумеется, Джо. Ты их заработал.
     Я услышал издевательский смех Джо. Итак,  меня  провели,  как  зеленого
новичка. Гленда до сих пор находится здесь. Сделав  два  шага,  я  буквально
рухнул в кресло.
     - Дайте что-нибудь выпить  мистеру  Лукасу,  -  распорядился  Клаус.  -
Кажется, он в этом очень нуждается. Прошу меня извинить, - он  обратился  ко
мне. - Бенни не сдержался.
     Взяв бокал с виски из рук Джо, я запустил им в Бенни.  Он  уклонился  и
бросился ко мне с лицом, искаженным от бешенства.
     - Бенни, - не повышая голоса, сказал Клаус, - иди и посмотри,  как  там
Гленда.
     Бенни остановился в метре от меня, злобно оскалив зубы.
     - Хорошо, босс, - развернувшись, он вышел из гостиной.
     С  трудом  поднявшись,  я  пошел  вслед  за   ним.   Голова   буквально
раскалывалась, пол качался под ногами. Джо ухватил меня за руку  и  заставил
вернуться обратно в кресло, толкнув  с  такой  силой,  что  вес  моего  тела
заставил кресло удариться о стену. Ничего не  соображая,  я  попытался  было
вновь подняться, но  Джо  ударом  по  щеке  вновь  вернул  меня  в  исходное
состояние.
     Со второго этажа послышался женский крик. Это был крик Гленды.
     - Останови его, Джо, - распорядился  Клаус.  -  Он  не  осознает  своей
силы.
     Улыбнувшись, Джо вышел.
     - Не беспокойтесь, мистер Лукас, - сказал Клаус, - Бенни не сделает  ей
ничего плохого.
     Я вспомнил, что говорила Гленда по  поводу  ее  мужа.  Как  они  с  ним
поступили, что  он  превратился  в  безвольное  существо.  Крик,  который  я
услышал, лишил меня последних сил.
     - Я буду с вами, - хрипло сказал я.
     Вернулись Бенни и Джо.
     - А теперь, мистер Лукас, завтра утром вы заберете все, что оставили  в
полиции. Понятно?
     - Да, - согласно кивнул я.
     - И принесете все сюда.
     Я снова кивнул.
     Клаус  наклонился  вперед,  лицо  его  было  перекошено,  глаза  горели
фанатичным огнем.
     - И если ты попытаешься еще раз  обмануть  меня,  подонок,  твоя  шлюха
будет замучена до смерти. Я в курсе всех твоих дел. Ты  совершенно  напрасно
пытался склонить на свою сторону Гарри и Джо. В  сейфах  этого  банка  около
трех миллионов долларов, и они хотят их получить! Начиная с  этого  момента,
ты работаешь вместе с нами. Понятно?
     - Да.
     - С  завтрашнего  утра!  -  Он  ударил  кулаком  по  столу  и  визгливо
закричал: - Никто, а в особенности такой идиот,  как  ты,  не  помешает  мне
ограбить этот банк. А теперь убирайся!
     Джо взял меня за руку.
     - Пошли,  приятель.  -  Он  усмехнулся.  -  Хорошо  я   вас   разыграл,
признайтесь?
     Я отбросил его руку.
     - Ты еще пожалеешь об этом, черномазый!
     Он засмеялся, ударив своей мощной лапой меня пониже спины.
     - Вперед!
     Я молча вышел из  дома  и  направился  к  машине.  Садясь  за  руль,  я
вспомнил слова Гленды: "Это сумасшедший".
     Я чувствовал себя в полной прострации. Меня обвели вокруг  пальца,  как
слепого котенка. Ловушка захлопнулась и выхода из нее  не  было.  Ничего  не
оставалось, как покориться.


     В восемь  тридцать  утра  я  вошел  в  комиссариат  полиции.  Я  провел
беспокойную бессонную ночь, все время думая о Гленде.  От  удара  Бенни  под
глазом у меня появился синяк, но благодаря  мази  щека  за  ночь  отошла.  Я
дрожал от мысли, что вновь окажусь в компании Клауса, но надо  было  забрать
пакет и отвезти его этому сумасшедшему.
     Помощник Фреда Том Бентли был в кабинете. Это был молодой, но  подающий
надежды полицейский. Он был  бы  куда  лучшим  шерифом,  чем  Фред  Маклейн.
Высокий, стройный, с рыжими  волосами  и  веснушками,  он  производил  очень
приятное впечатление. Увидев меня, он широко улыбнулся.
     - Салют, мистер Лукас. Чем могу быть вам полезен?
     - А где Маклейн, Том?
     - Ему  пришлось  уехать  в  Сан-Франциско.  Он   вернется   не   раньше
понедельника.
     Я вздрогнул.
     - Вчера вечером я передал ему пакет для мистера Браннингама.  Он  запер
его в сейф.
     - Я в курсе. Шериф забрал его с собой.
     Я весь покрылся холодным потом.
     - Мне необходим этот пакет, - твердо сказал  я,  стараясь  не  показать
охватившей меня паники. - Ведь мы договорились, что  он  будет  ждать  моего
звонка.
     - Да, мистер Лукас, я знаю. Но его срочно вызвали в  Лос-Анджелес,  вот
он и решил, что не помешает захватить пакет с  собой.  Не  беспокойтесь,  он
передаст его точно в воскресенье.
     - Том, в этом пакете план банка.  Я  кое-что  спроектировал,  но  вчера
выяснилось, что мои расчеты неверны. Мне нужно срочно все исправить.
     - Я позвоню в Лос-Анджелес и попытаюсь узнать, где Маклейн.
     Перед моими глазами всплыло  перекошенное  от  бешенства  лицо  Клауса.
Если я не принесу ему пакет, он обязательно отыграется на Гленде.
     После непродолжительного разговора Том положил трубку.
     - Капитан Гаррен видел  Фреда  вчера  вечером.  Но  не  знает,  где  он
находится в настоящее время.  -  Он  пожал  плечами.  -  Он  может  зайти  в
управление еще сегодня, но может и остаться  на  уик-энд  там.  -  Он  снова
пожал плечами. - Мне он сказал, чтобы я не ждал его раньше понедельника.
     - Но мне совершенно необходим  этот  пакет!  Зачем  я  доверился  этому
пьянице! Помогите мне, Том.
     Он с удивлением смотрел на меня.
     - Попробую, мистер Лукас, но...
     - Вы хотите сказать, что не  сможете  его  найти?  Тогда  на  кой  черт
существует полиция? Если Браннингам ознакомится с моими выкладками, он  черт
знает что подумает обо мне! Обязательно нужно найти эти бумаги.
     - Ну, если это так важно...
     Он вновь позвонил в Лос-Анджелес и сказал:
     - Необходимо срочно  найти  мистера  Маклейна.  -  Выслушав  ответ,  он
положил трубку. - Его найдут. Но на это нужно  время,  мистер  Лукас.  Может
быть, я перезвоню вам в офис?
     - И сколько времени вам понадобится?
     - Часа два.
     - А если Маклейн будет пьян?
     Он пожал плечами.
     - Будем надеяться на лучшее, мистер Лукас.
     - Черт, придется самому ехать в Лос-Анджелес. Разрешите я позвоню.
     Я позвонил в свой офис и сказал Мэри, что  дела  срочно  требуют  моего
присутствия в Лос-Анджелесе, но я все же вернусь к концу дня.
     - Но у вас назначены три встречи, мистер Лукас.
     - Отмените их.
     Выйдя,  я  сел  в  машину.  Было  девять  часов.  Даже  если  гнать  на
предельной скорости, я смогу приехать в Лос-Анджелес  не  раньше  чем  через
два часа. Да еще потребуется время на поиски Маклейна. Я подумал о том,  что
смогу вернуться лишь к трем часам дня.
     Подъехав к телефону-автомату, я только тогда  сообразил,  что  не  знаю
номера телефона  Клауса.  Я  поискал  его  в  справочнике,  но  его  там  не
оказалось. Я покрылся холодным потом.  Позвонив  в  справочную,  я,  на  мое
счастье, наткнулся на хорошего оператора.
     - Мне нужно срочно  позвонить  Эдвину  Клаусу.  Но  в  справочнике  нет
номера его телефона. Вы не могли бы мне помочь?
     - Очень жаль, мистер, но это закрытый номер.
     - Я знаю,  но  его  сын  только  что  серьезно  ранен  в  автомобильной
катастрофе. Мне нужно поговорить с отцом. У аппарата доктор Левис.
     Некоторое время она колебалась, потом все же сказала:
     - Хорошо, доктор Левис, соединяю.
     В трубке раздался голос Бенни:
     - В чем дело?
     - Дайте мне Клауса! - почти закричал я. - Это Лукас.
     - Чего ради ему разговаривать с тобой?
     - Найди его, скотина! - заорал я.
     Последовала пауза, затем Клаус взял трубку.
     - Да, мистер Лукас?
     - Шериф забрал пакет в Лос-Анджелес. Я еду туда немедленно. Но не  могу
возвратиться раньше шестнадцати часов.
     - Если вы не приедете в шестнадцать часов,  Бенни  будет  предоставлена
свобода действий. - Он положил трубку.
     Я смог  приехать  в  комиссариат  Лос-Анджелеса  только  в  одиннадцать
часов. Капитан Гаррен, маленький толстый человек, знал, что я играю в  гольф
с мистером Браннингамом, а это для него многое значило.
     - Ваша проблема решена, мистер Лукас. Мы не смогли найти  Маклейна,  но
связались  с  его  заместителем.  Маклейн  положил   пакет   в   банк.   Вот
квитанция. - Он протянул мне листок бумаги.
     С бьющимся сердцем  я  прочитал  следующий  текст:  "Получен  пакет  от
мистера Лукаса, адресованный мистеру Браннингаму. Приняла  Лоис  Шелтон".  Я
хорошо знал Шелтон. Это была секретарь Браннингама.
     - Спасибо, капитан, я немедленно еду в банк.
     Уже сидя в машине, я подумал о том, а не вскрыл  ли  пакет  Браннингам.
Надеясь, что этого все же не произошло, я остановился перед банком  и  вошел
в приемную Лоис. Высокая приятная блондинка поднялась со  своего  места  при
виде меня.
     - Ларри, каким ветром вас занесло к нам?
     - Вы приняли пакет для мистера Браннингама? -  Лицо  мое  было  покрыто
потом, голос дрожал.
     - Что-нибудь не так?
     - Где пакет?
     - На его столе. Но в настоящий момент  мистер  Браннингам  отсутствует.
Это важно?
     Я глубоко вздохнул.
     - Он уехал?
     - Да, вчера вечером.
     - Я только что заметил, что  кое-какие  мои  расчеты  не  верны.  Нужно
исправить их. Если мистер Браннингам увидит их, он долго будет смеяться.
     Она улыбнулась.
     - Не волнуйтесь. С каждым может случиться. Я его поищу.
     Пока я ожидал, мне в голову пришла хорошая идея.  Я  уже  сделал  копии
своего заявления, но они сейчас находятся у Клауса.  Почему  бы  не  сделать
еще копию. Я посмотрел на часы. Еще не было даже  полудня.  Я  вполне  успею
вернуться к шестнадцати часам в Шаронвилл.
     Лоис вернулась с пакетом.
     - Вы не могли бы оказать  мне  услугу?  Мне  нужно  два  магнитофона  и
копировальная бумага.
     - Ну, это легко устроить. - Она провела меня в  маленькую  комнатку.  -
Вот все, что вы просите. Нужно еще что-нибудь?
     - Нет, спасибо. Я ненадолго.
     В кабинете зазвонил телефон, и она вышла.  Я  потратил  немногим  более
часа, чтобы снять копии с пленок и письма. Я снова вложил  все  в  пакет,  а
копии засунул в конверт, который  нашел  в  ящике  стола,  написав  на  нем:
"Мистеру Браннингаму. Вручить пятого июля". У меня  не  оставалось  времени,
чтобы придумать хороший план. Если Клаус окажется сильнее и  убьет  меня,  у
Браннингама будут доказательства, чтобы упрятать его  за  решетку.  Но  если
мне повезет и я  смогу  предотвратить  ограбление  банка,  то  всегда  смогу
забрать пакет обратно.
     Я вернулся в приемную и положил перед Лоис пакет.
     - Я прошу вас, передайте этот пакет мистеру  Браннингаму,  но  сделайте
это не раньше пятого июля. Здесь некоторые мысли, касающиеся  новой  системы
сигнализации. Но если  у  меня  появится  какая-нибудь  новая  идея,  я  вам
позвоню и заберу его. Договорились?
     Заинтригованная, Лоис кивнула головой.
     - Как скажете, мистер Лукас. Я закрою его в своем сейфе. Нет проблем.
     Послав  ей  воздушный  поцелуй,  я  спустился  к  машине  и  отправился
обратно.
     Когда я  ехал  проселком,  ведущим  к  ранчо  Клауса,  часы  показывали
четверть четвертого.
     Бенни открыл дверь, едва я поднялся по ступенькам веранды.
     - Так ты умудрился успеть, мерзавец! Жаль, приятно было бы  еще  больше
разукрасить твою физиономию!
     Пройдя в гостиную, я положил конверт перед Клаусом.
     - Откройте, мистер Лукас.
     Я разорвал бумагу и, открыв дипломат, показал  первый  экземпляр  моего
письма, две пленки и деньги.
     Он удовлетворенно кивнул.
     - Очень  благоразумный  поступок  с  вашей  стороны,  мистер  Лукас.  -
Взглядом инквизитора он смотрел на меня, и  я  почувствовал,  как  по  моему
лицу заструился пот. - Если бы я был таким любителем, как вы, то  постарался
бы сделать копию и с этого письма и  пленок.  После  этого  распорядился  бы
отдать их Браннингаму в понедельник, когда он вернется с уик-энда.  Ведь  вы
сделали именно так, мистер Лукас?
     Я из последних сил старался сохранить самообладание.
     - Сожалею, но на это у меня не было времени.
     Его улыбка заморозила кровь в моих жилах.
     - Что   ж,   никогда   не   помешает   позвонить   мисс   Шелтон.    Вы
поинтересуетесь, в безопасности ли пакет, который вы ей передали.
     Подошел Бенни и, улыбаясь, опустился в кресло рядом со мной.
     - У меня имеются наушники, так что я услышу, что она ответит.
     Я начал было набирать номер, но, поняв, что это бесполезно, сказал:
     - Копии у нее.
     Дикий огонек блеснул в глазах Клауса. Он повернулся к Бенни.
     - Можешь поразвлекаться с ним, Бенни!  Только  не  слишком  усердствуй.
Нам он еще нужен.
     Поднявшись, Клаус вышел из гостиной.
     Бенни, улыбаясь, поднялся.
     - Для меня это удовольствие -  учить  уму-разуму  таких  подонков,  как
ты...
     Я даже не успел среагировать на его удар.  Его  кулак  врезался  мне  в
подбородок, а в тот момент, когда я  инстинктивно  поднял  руки,  последовал
удар левой в низ живота. Свет померк в моих глазах, и я рухнул на  пол,  как
мешок с картошкой.


     Я медленно приходил в себя. Словно издалека я услышал голос Гленды:
     - Милый, что они с тобой сделали!
     Едва я шевельнулся,  как  почувствовал  сильную  боль.  Мои  веки  были
свинцовыми, но все же я как-то сумел их открыть. Словно в розовом тумане,  я
увидел рыжие волосы и ее лицо.
     - Не шевелись, Ларри, подожди.
     Я закрыл глаза и словно провалился в черный колодец.
     Когда я вновь открыл глаза через некоторое время, то почувствовал,  что
ее губы касаются моих щек. В глазах несколько прояснилось.  Я  ощупью  нашел
ее руку и порывисто сжал.
     - Не двигайся, милый. Немного терпения и все пройдет.
     - А ты? Что они сделали с тобой?
     Ее рука сжала мою.
     - Не будем вспоминать об этом! Послушай, Ларри, нужно, чтобы  ты  снова
сходил в банк.
     - Я же говорил тебе, что это сумасшедший, а ты мне не верила!
     - Но, мой дорогой, ты пытался их обмануть! Посмотри, что  они  с  тобой
сделали! Если бы ты знал, в какое положение ты поставил меня!
     Я изо всех сил сдерживался, чтобы  не  застонать.  Внутри  у  меня  все
болело. Я вспомнил Алекса Марша. Вероятно, вся работа была проделана  Бенни.
В подсознании у меня зрела страстная мысль убить его. Убить Клауса и Джо.  Я
понимал, что это нереально, но желание только усиливалось.
     Наконец до меня дошло, что я лежу  на  кровати.  Я  находился  в  узкой
комнатке, окна которой были забиты досками. Приоткрытая дверь слева  вела  в
ванную.
     - Они держат тебя здесь?
     - Да. Бенни притащил тебя сюда и приказал привести в чувство.  Клаус  и
он куда-то уехали.
     - Так мы одни здесь?
     - Наверное.
     С огромным трудом мне удалось сесть. Все тело болело, так  что  я  едва
сдерживался, чтобы не застонать. Она хотела помочь, но я оттолкнул ее руки.
     - Этот шанс нельзя  упускать!  -  Я  опустил  ноги  на  пол.  Лицо  мое
покрылось потом. - Помоги мне подняться, Гленда.
     - Но выйти отсюда невозможно! Неужели ты думаешь,  что  я  не  пыталась
сделать это?
     - Помоги мне подняться!
     Она мягко, но решительно придержала меня, когда я попытался встать.
     - Бесполезно, Ларри, зачем лишние страдания.
     Оттолкнув  ее  руку,  я  подошел  к  двери.  Она  была  заперта  и   не
поддавалась, несмотря на то, что я ударил в нее плечом, вложив в  этот  удар
все свои силы. Окно тоже было забито. Итак, эти  мерзавцы  не  оставили  мне
никаких шансов выйти отсюда!
     Шатаясь, я доковылял до кровати и буквально упал на нее. Гленда тут  же
побежала в ванную и вернулась с кружкой воды. Я вылил воду на голову  и  мне
не сразу, но полегчало. Отдав ей кружку, я  мельком  глянул  на  часы  и  не
поверил своим глазам: я был без сознания почти четыре часа!
     - Если мы не можем пройти сквозь  дверь  или  окно,  можно  попробовать
пробить потолок, - предложил я.
     - Ларри, милый, почему бы не сделать то, что они хотят?
     В этот момент я услышал шаги в коридоре. Гленда буквально  вцепилась  в
меня. Дверь распахнулась, и  вошел  Клаус.  За  его  спиной  маячила  мощная
фигура Бенни.
     Клаус остановился в метре от меня.
     - Неужели вы никак не можете понять, что  очень  опрометчиво  шутить  с
нами? - Глядя на Гленду, он рявкнул: - Принеси воды!
     Гленда моментально схватила кружку и бросилась в ванную.  Даже  мне,  в
моем положении, показался странным и несколько фальшивым ее испуг.
     - Выпейте  эти  таблетки,  мистер  Лукас,  -  участливо  предложил  мне
Клаус. - Мне нужно, чтобы к началу операции вы были в прекрасной форме.
     Бенни хищно оскалил зубы,  и  я  задрожал  при  мысли  о  том,  что  он
примется избивать меня.
     Я безропотно взял  таблетки  и  кружку  воды,  которую  дрожащей  рукой
протянула мне Гленда.
     - Ну! - рявкнул Клаус.
     Я проглотил таблетку, запив ее водой.
     - Надеюсь, вы не будете возражать против того, чтобы разделить  постель
со своей любимой? - вкрадчиво спросил Клаус. - Спокойной  ночи.  -  С  этими
словами он закрыл за собой дверь.
     - Я  буду  неподалеку,  подонок,  -  сказал  Бенни,  демонстрируя  свои
огромные кулаки. - Если тебе что-то понадобится, только свистни!
     Он вышел из комнаты, и я услышал, как щелкнул засов. Но в  тот  момент,
когда я протянул руку к Гленде,  таблетки  оказали  свое  воздействие,  и  я
провалился в тяжелый наркотический сон.




     Мне снилось, что Джо играет рядом со мной на губной гармошке все ту  же
печальную негритянскую мелодию, и я поднял руку, чтобы прогнать его, но  тут
же проснулся. Музыка слышалась на  самом  деле.  Едва  Джо  заметил,  что  я
открыл  глаза,  как  тотчас  же  прекратил  играть,  и  его   толстые   губы
раздвинулись в улыбке.
     - Хэлло, мистер Ларри. Пора просыпаться.
     Я приподнялся на локте. Резкой боли не чувствовалось, но во  всем  теле
ощущалась тупая ноющая боль. Я оглянулся.
     Гленда сидела в углу, глядя на меня с участием и любовью.
     - Давай,  давай,  приятель,  -  поторопил  меня  Джо.  -  Нет   времени
прохлаждаться. Прими ванну и вообще приведи себя в порядок.
     Я посмотрел на часы. Было десять часов. Утра или вечера? Я не знал.
     Вошел Бенни и схватил Гленду за руку.
     - Проваливай отсюда, бэби! - прорычал он и пинком под зад  вытолкал  ее
из комнаты.
     Джо прошел в ванную и открыл воду. Я поднялся с постели, опасаясь,  что
боль вернется, но этого не случилось. Я не хотел, чтобы это заметил Джо,  и,
едва тот появился в  ванной,  я  согнулся  пополам,  всем  видом  показывая,
насколько мне плохо.
     - Будь мужчиной, старина, - нетерпеливо проговорил  он.  -  Неужели  ты
такая неженка?
     Некоторое время я стоял неподвижно,  затем  шатаясь  прошел  в  ванную.
Закрыв краны, Джо снял с меня рубашку.
     - Да, Бенни знает свое дело, - с одобрением констатировал он, глядя  на
мою грудь. Она была вся в кровоподтеках.
     Охая и стеная, я полностью разделся и забрался в теплую воду. Мой  мозг
лихорадочно работал. Должен же  существовать  способ  выскользнуть  из  этой
ловушки!
     Пока Гленда остается здесь, у меня связаны  руки.  Как  найти  средство
освободить ее?
     Джо стоял рядом со мной и дал  полежать  в  воде  не  более  пятнадцати
минут. Затем, схватив за руку, потащил из ванной.
     - Одевайся быстрее, старина. Босс хочет тебя видеть.
     Малейшее  прикосновение  к  израненному  телу   причиняло   невыносимые
страдания. Я насухо вытерся полотенцем, надел брюки и  рубашку  и,  шатаясь,
прошел на кухню.
     Я был удивлен отсутствием боли, но тем не менее старался не  показывать
виду.
     - Может быть, хотите перекусить, старина? - спросил  Джо,  указывая  на
стол,  на  котором  стояли  тарелка  с  сандвичами  и  кофейник.   Я   вдруг
почувствовал, что умираю с голоду.  Присев,  я,  не  торопясь,  сжевал  пару
сандвичей и налил себе кофе.
     - Который час, Джо?
     - Уже темно. Можно сказать, что таблетки босса вам здорово помогли.
     Я чувствовал себя вполне сносно, да еще кофе меня здорово подбодрил.  Я
внезапно почувствовал прилив уверенности.
     Джо  находился  рядом,  наигрывая  на  гармошке.   Закончив   очередную
мелодию, он положил гармошку в карман и улыбнулся. -  Знаете,  старина,  то,
что с вами случилось, произошло лишь по вашей собственной неосторожности.  Я
же вам говорил, что наш босс умен, но вы не поверили. Я  говорил,  чтобы  вы
не искали на свою задницу приключений, но  вы  снова  пропустили  мои  слова
мимо ушей. Я говорил, что выбудете купаться в деньгах, выполняя все  приказы
босса, но вы снова не поверили. Вот и пришлось дать вам  небольшую  взбучку,
чтобы эти слова быстрее дошли до вашего сознания.
     Я посмотрел на него.
     - А я вас предупреждаю еще раз, что для Клауса  негр  пустое  место.  С
вами он поступит точно так же, как и со мной.
     Джо широко улыбнулся.
     - Это вы так думаете. Пошли, босс ждет.
     Едва он взял меня за руку, чтобы проводить, Бенни  втолкнул  в  комнату
Гленду, да так резко, что она упала на четвереньки. Я хотел было  помочь  ей
подняться, но Бенни наотмашь ударил меня по лицу.
     Я с трудом удержался, чтобы не наброситься на него, но  момент  был  уж
очень неподходящий. Джо вывел меня из комнаты.
     Клаус сидел за письменным столом. Джо толкнул меня  в  кресло  напротив
него.
     - Хорошо, Джо, можешь идти, - сказал он.
     Негр вышел, прикрыв за собой дверь.
     - Как вы  себя  чувствуете,  мистер  Лукас?  -  спросил  Клаус  и  даже
наклонился, чтобы лучше меня видеть.
     Все еще в полусогнутом положении, я пощупал свои ребра.
     - Мистер Лукас, - сухо процедил Клаус, - не надо  разыгрывать  из  себя
великомученика. Эту трепку вы  сами  заслужили,  так  что  обижаться  можете
только на себя. Впредь ведите  себя  более  осмотрительно,  и  все  будет  в
порядке. Через четыре часа вы должны быть с моими людьми в банке. Понятно?
     Я с ненавистью смотрел на него, но был вынужден все же сказать:
     - Да.
     - Очень хорошо. Теперь, чтобы  вы  полностью  уяснили  свое  положение,
сообщаю, что Лоис Шелтон получила телеграмму, в которой сообщается,  что  вы
будете у нее только в среду. Так что у нас будет вполне достаточно  времени,
чтобы скрыться.
     Я был уверен, что после ограбления банка люди Клауса меня убьют,  и  не
строил на свой счет никаких иллюзий, поэтому я промолчал.
     Клаус нажал на кнопку внутренней связи и позвал Гарри.
     Тот тут же появился и вопросительно посмотрел на шефа.
     - Займись им, Гарри.
     Тот улыбнулся.
     - Пошли, хитрец. Ты должен был сам сообразить, что  нас  не  так  легко
провести. Впредь будешь более мудрым.
     Я медленно поднялся и вышел вслед за ним из дома.
     Гарри зажег мощный электрический фонарь и повел меня через  лужайку.  С
левой стороны находился просторный сарай. Мы вошли  вовнутрь.  Он  освещался
двумя мощными электрическими лампочками. Внутри стоял бронированный  фургон,
точная копия того, который я так часто видел  на  улицах  Шаронвилла.  Возле
машины стояли два упитанных типа в униформе охранников.
     - Ну и как? - довольным тоном спросил Гарри. - Умеем работать,  не  так
ли?
     Двое мужчин не спускали с меня глаз. Я медленно обошел вокруг  фургона.
Придраться было не к чему.
     - Хорошая работа, - сказал я.
     - А что вы скажете, увидев вот это? - он открыл дверцу кабины  водителя
и нажал на какую-то кнопку.  Название  фирмы,  которой  принадлежал  фургон,
исчезло под крышей,  а  снизу  выдвинулась  надпись  "Мебель".  Номера  тоже
сменились, вместо них сейчас были регистрационные номера Лос-Анджелеса.
     - Ну как? - Гарри смотрел на меня.
     - Что еще можно сказать. Все нормально.
     - А вы как думали! А теперь поедем к вам.
     Мы вышли из сарая и, вновь пройдя через лужайку, уселись  в  "шевроле".
Я сел за руль и медленно тронул машину с места.
     - Я много думал над вашими  словами,  -  сказал  Гарри.  -  Вы  сделали
большую ошибку, когда доверились Джо. Это тупой негр и  не  более  того.  Он
находится всецело во власти босса, а уж если босс промывает  кому-то  мозги,
он это делает на совесть. Джо рассказывал ему все, о чем вы говорили с  ним,
и именно боссу пришла в голову мысль всучить вам этот  револьвер.  Босс  еще
тот хитрец! Если бы Джо не дал вам оружия, вы могли бы купить  его  сами.  А
раз так, ситуация могла бы выйти из-под контроля  Клауса.  Мысль  освободить
Гленду с помощью Джо была неплоха, но вы зря доверились этому  ограниченному
негру. И чем  все  кончилось?  Вы  получили  трепку,  а  Гленда  все  еще  в
заключении.
     Я ничего не ответил. При выезде на  магистраль  я  затормозил,  ожидая,
пока проедут встречные машины.
     - Я не строю никаких иллюзий относительно этого ограбления.  Наверняка,
в  сейфах  нет  трех  миллионов  долларов,  -  продолжал  Гарри.   -   Клаус
действительно сумасшедший. Но даже если там миллион, и мы  разделим  его  на
троих, это уже неплохо. Я предлагаю вам пятьдесят тысяч для вас и Гленды,  а
остальное оставляю себе. Что вы скажете на это?
     "Новая ловушка!" - подумал я.
     - А Джо и Бенни? Что будет с ними?
     - Это моя головная боль. Еще  один  вопрос:  если  в  бункере  начнется
стрельба, смогут ли ее услышать с улицы?
     - Стрельбы не будет слышно даже на первом этаже банка.
     - Я так и думал. Вот моя идея: едва мы заполним мешки деньгами,  как  я
убиваю Джо и Бенни, даю вам пятьдесят тысяч и револьвер. Сам же забираюсь  в
фургон со всеми остальными деньгами. Вы же едете убить Клауса  и  освободить
Гленду.
     "А что тебе помешает убить и меня, когда мешки будут заполнены, раз  уж
ты убил Джо и Беннни?" - подумал я, но вслух лишь сказал:
     - А двое парней в фургоне?
     - С ними никаких проблем. Они лишь загоняют фургон в  подвал  и  больше
не выходят из машины. Я примусь за  работу,  когда  фургон  будет  загружен.
После этого каждый из нас уезжает в разные стороны. У меня свои проблемы,  у
вас свои.
     "Шевроле" уже ехал  по  центральной  улице  Шаронвилла,  в  направлении
моего дома.
     - С Глендой останется только Клаус?
     - Да. Больше там никого не будет. Вам останется только  войти  и  убить
его. Что вы на это скажете?
     Все это мне нравилось, при условии, разумеется, что  я  останусь  живым
после ограбления банка. Но Гарри внушал мне не больше доверия, чем  гремучая
змея. Уж очень буднично он рассуждал об убийстве Джо и Бенни.
     - Да, Гарри, - кивнул я, - все это очень мне нравится.
     Он похлопал меня по плечу.
     - Договорились.
     Я остановил машину перед домом, повернулся и посмотрел на Гарри.
     - Скажите, Гарри, неужели для вас убить двух людей это пара пустяков?
     Он пожал плечами.
     - Посмотрите  на  это  под  другим  углом,  мистер  Лукас.  Ведь  чтобы
заполучить Гленду, вы же, не задумываясь, влепите пулю в Клауса?
     Я задумался. Действительно, это будет  трудно  сделать.  Но,  с  другой
стороны, если я не убью Клауса, он убьет меня. В этом я не сомневался.
     - Но ведь это совсем другое дело, - нерешительно проговорил я.
     - Ну а за миллион  долларов  почему  бы  и  не  освободиться  от  таких
животных, какими являются Джо и  Бенни?  Никто  по  ним  плакать  не  будет.
Пошли.
     Я открыл дверцу и вышел на тротуар.  Гарри  присоединился  ко  мне.  Мы
вошли в лифт и поднялись. Пока  Гарри  осматривал  квартиру,  я  собрал  все
приспособления, нужные мне для того, чтобы попасть в банк. На кухне  я  взял
бумажный  мешок  и  все  сложил  в  него.  Было  час  десять  минут.   Время
решительных действий приближалось.
     - Вот и все, - я положил мешок на стол. - Готово.
     - Вы уверены, что ничего не забыли?
     - Уверен.
     - Прекрасно. - Он сел в кресло. - По этому поводу не грех и выпить.
     Я вытащил из бара бутылку скотча и приготовил напиток.  Протянув  бокал
Гарри, я сел напротив него. Он поднял бокал.
     - За успех  нашего  общего  дела!  -  Он  сделал  глоток  и  наклонился
вперед. - Клаус приказал мне не спускать с вас глаз. Вам он не доверяет,  но
проникнуть в банк без вашей помощи совершенно невозможно. Мы оба  поднимемся
в кабинет Менсона, а Джо и  Бенни  будут  стоять  возле  двери  бункера.  Вы
сделаете все, что нужно, с телефоном и  кассетой.  Дверь  откроется,  и  Джо
примется за работу. Вы сказали, что в бункере около четырехсот  сейфов.  Джо
будет вскрывать их, а мы с Бенни очищать. Все, что от вас требуется, это  не
мешать нам. Мы будем работать примерно двадцать семь часов.  Фургон  приедет
в восемь утра в воскресенье. Мы упакуем мешки в картонные коробки.  -  Гарри
помолчал, потом улыбнулся. - Когда Джо и Бенни закончат,  я  тут  же  пришью
их. Потом я передам вам пятьдесят тысяч и револьвер, чтобы вы убили  Клауса.
Понятно?
     "Убьет ли меня Гарри, едва я впущу их в зал  с  сейфами?  Маловероятно.
Никто не захочет  проводить  больше  суток  в  компании  с  трупом.  Но  что
помешает Гарри убить Бенни и Джо, а уж потом взяться за меня?"
     - Понятно.
     - Итак,  Джо  займется  сейфами,  Бенни  -   мешками,   вы   -   своими
приспособлениями и питанием. Ведь не умирать же нам с голоду, не так  ли?  Я
уже все приготовил. - Он глянул на часы. - Так, остается еще полчаса.  -  Он
встал, принялся ходить по гостиной. - Господи, столько денег!  Я  всю  жизнь
мечтал об этом!
     - Кстати, о деньгах. Послушав Джо, я  решил,  что  те  деньги,  которые
передал мне Клаус, были изготовлены вашим отцом.
     Он усмехнулся.
     - Джо слишком много болтает.  -  Потом,  видимо,  решив,  что  можно  и
похвастаться, он сказал: - Да, Клаус заплатил вам именно ими. Мой  отец  был
большим специалистом своего дела, но частенько ему не хватало  терпения.  Но
на этот раз деньги не будут фальшивыми. Ведь мы возьмем только настоящие.
     - И что вы будете делать с такими деньгами?
     - За миллион долларов можно поиметь многое. -  Он  хитро  улыбнулся.  -
Будет чем расплачиваться с женщинами. Я буду часто менять их.
     - Когда  полиция  обнаружит,  что   банк   ограблен,   на   вас   будет
организована настоящая охота, Гарри.
     - Я уже проходил через все это. На этот раз я  так  лягу  на  дно,  что
меня  совершенно  невозможно  будет  обнаружить.  Тогда  меня  поймали  лишь
потому, что у меня было мало денег. А раз у  меня  будет  миллион  долларов,
тогда и проблем не будет. - Он почесал бороду.  -  А  что  вы  намереваетесь
сделать со своими пятьюдесятью тысячами и Глендой?
     - Я как-то не думал об этом.
     "А что, если Гарри меня  действительно  не  обманывает?  Что,  если  он
действительно даст мне револьвер, что я тогда буду  делать?  Полиция  быстро
сообразит, что без моей помощи грабители не обошлись, и тут же  объявит  мой
розыск. Но ограбление обнаружится  только  в  понедельник.  Часам  к  восьми
тридцати. Если  Гарри  сдержит  слово,  у  меня  будут  почти  сутки,  чтобы
покинуть страну.
     - Я сяду на первый же самолет в Канаду, а  уж  там  подумаю,  как  жить
дальше.
     Он кивнул головой и улыбнулся.
     - У нее есть голова на плечах, вот увидите.
     Я глянул на часы. Оставался еще час до начала операции.
     - Что-то я немного устал, Гарри. Я прилягу, если вы не возражаете.
     - Как хотите.
     Он налил себе еще виски, а я прошел в  спальню  и  улегся  на  кровать.
Теперь я был уверен, что Гарри не даст мне пятьдесят тысяч, и  еще  более  я
был уверен в том, что он не даст мне револьвер.
     Лежа  неподвижно,  я  размышлял.  Я  начал  думать   о   бункере,   где
установлены сейфы. Мы должны провести там все вместе  добрые  двадцать  семь
часов. Двери - вот  мое  спасение!  Моя  система  работала  так,  что,  если
открывалась дверь, ведущая в бункер с первого этажа,  дверь  самого  бункера
автоматически закрывалась.  Электронный  контроль  осуществлялся  с  помощью
кнопки, заделанной в стену рядом с дверью  и  окрашенной,  как  и  дверь,  в
белый цвет. Для случайного человека эта кнопка  была  практически  невидима.
Чем дольше я думал, тем более реальным казался  мне  мой  план.  Я  все  еще
продолжал думать над ним, когда вошел Гарри.
     - Время, - коротко сказал он. - Поехали.
     Я поднялся, надел пиджак и прошел в  ванную.  Было  два  часа  тридцать
пять минут ночи.
     - Вы уверены, что ничего не забыли? - еще раз  с  беспокойством  сказал
Гарри.
     - Уверен.
     - Бенни сейчас наблюдает за  банком.  Когда  охранник  окажется  позади
банка, он зажжет сигарету. Моя подружка уже на  месте  и  готова  болтать  с
охранником хоть до утра. Когда Бенни подаст сигнал, мы должны  быстро  войти
вовнутрь.
     Спустившись на лифте, мы вышли из подъезда. Я думал, как долго мне  еще
осталось жить. Фары машины зажглись, потом погасли.
     - Это Джо, - сказал Гарри. "Шевроле" стоял в нескольких метрах от  нас.
Подойдя вплотную к машине, я вдруг заметил, как  напрягся  Гарри.  В  машине
сидели две темные фигуры.
     - Вы что так долго копаетесь, Гарри?  -  я  испытал  шок,  узнав  сухой
лающий голос Клауса.
     - Там босс? - растерянно сказал Гарри.
     - Я решил участвовать в ограблении  вместе  с  вами,  -  сказал  Клаус,
когда мы открыли дверцу машины. -  Садитесь  впереди,  Гарри.  Мистер  Лукас
сядет рядом со мной.
     Когда я сел рядом с ним, то вдруг увидел  у  него  в  руках  револьвер.
Черный ствол был направлен мне в грудь.
     Джо  включил  газ,  и   машина   медленно   двинулась   в   направлении
Национального Коммерческого банка Шаронвилла.
     Пока мы ехали по пустынным улицам, мой мозг напряженно  работал.  Рядом
со мной сидел Клаус! Если он здесь, следовательно, Гленда либо мертва,  либо
осталась без присмотра!
     - Я читаю ваши мысли, мистер Лукас, - негромко  сказал  Клаус.  -  Ваша
подружка чувствует себя хорошо. Я нашел человека, который  присматривает  за
ней. Когда вы закончите работу, все будет в порядке. Вы  будете  свободны  и
можете катиться на все четыре стороны.
     Психопат! Неужели он воображает,  что  я  поверю  хотя  бы  одному  его
слову! Если он так думает, значит, еще более сумасшедший, чем я полагал.
     Джо остановил машину возле тротуара и выключил свет. Со своего места  я
хорошо видел охранника, сидевшего в своей будке. Я узнал  его,  так  как  мы
часто играли в гольф. Это был бывший полицейский. У  него  была  симпатичная
жена и  четверо  детей.  Джо  не  выключил  двигателя.  Некоторое  время  мы
наблюдали за охранником. Стрелки часов  медленно  ползли  и  показывали  уже
3.30.
     - Ну давай же, иди! - проворчал Гарри.
     Однако мы прождали еще 11 минут. Наконец охранник зевнул,  потянулся  и
вышел  из  будки.  Оглянувшись  по  сторонам,  он,  поправив  автоматическую
винтовку на плече, медленно двинулся вдоль фасада банка.
     Джо включил первую скорость, и машина медленно двинулась вперед.
     - Не спеши, - прошептал Гарри, - подождем сигнала Бенни.
     Джо остановился, а Гарри, обернувшись, посмотрел на меня.
     - Берите свои приспособления. Вы  уверены,  что  действительно  сможете
открыть двери банка?
     - Уверен.  -  Я  поднял  пакет,  который  положил  на  сиденье  машины.
Охранника нигде не  было  видно.  Вдруг  на  противоположной  стороне  улицы
зажглась спичка. Джо сразу же подвел машину  ко  входу  в  банк  и  выключил
двигатель.
     - Вперед! - прошипел Клаус. - Открывайте двери!
     Я быстро вышел из машины и взбежал  по  ступенькам.  Джо  тоже  покинул
машину, чтобы открыть  багажник.  К  нам  присоединился  Бенни.  Вытащив  из
багажника стопку бумажных мешков, он передал их Джо. Я  включил  аппарат,  и
дверь банка открылась. Клаус вошел первым, затем остановился, наблюдая,  как
входим мы.
     - Не шевелитесь! - скомандовал я. - Система тревоги  не  сработала,  но
она находится в двух метрах от вас.
     С помощью своего приспособления я закрыл дверь. Вся операция заняла  не
более сорока секунд.
     - Неплохо! - Бенни криво улыбнулся.
     - Вы  откроете  двери  бункера  вместе  с  Гарри.  -  Клаус  был  готов
испепелить меня взглядом. - И если хотите остаться  в  живых,  не  пытайтесь
хитрить. Мы подождем здесь.
     Я  лег  на  пол  и  по-пластунски  пополз  вперед,  вне   поля   зрения
фотоэлемента. Гарри сделал то же самое. С помощью своего аппарата  я  открыл
двери лифта.
     - Поехали, - сказал я Гарри.
     Клаус смотрел на нас.
     - Присматривай за ним, - напоследок сказал он.
     Я  нажал  кнопку  второго  этажа.  Дверь  закрылась,  и  кабина  начала
подниматься.
     - Черт возьми, он действительно поднимается! - воскликнул  Гарри.  -  Я
вижу, вы большой специалист своего дела!
     Двери  лифта  открылись.  Освещая  путь   карманными   фонариками,   мы
двинулись в направлении кабинета Менсона. Толкнув дверь, я  вошел  вовнутрь.
Гарри следовал за мной по пятам. Стараясь, чтобы  луч  фонарика  не  осветил
ненароком окна, я сел за стол и пододвинул к себе телефон. Так как  я  четко
знал,  что  мне  делать,  то  действовал,  как  хорошо   запрограммированный
автомат. В тот момент, когда я зачищал провода, Гарри неожиданно сказал:
     - Если мы не будем действовать заодно,  вы  не  получите  Гленду,  а  я
денег.
     Не прерывая работы, я спросил:
     - А кто сейчас присматривает за Глендой?
     - Думаю, что  никто.  Она  заперта  и  не  сможет  выйти.  Так  что  не
беспокойтесь о ней. Вот что нам надо делать. Я займусь Бенни  и  Джо,  а  вы
займитесь Клаусом.
     Я подсоединил телефонные провода к своему аппарату.
     - Я им займусь, но как?
     - Вы умеете пользоваться оружием?
     Я перестал работать и посмотрел на него.
     - Никогда не держал в руках. А что?
     Он скривился.
     - Клаус обладает очень быстрой  реакцией.  Нужно  подойти  к  нему  как
можно ближе. Нельзя его упускать.
     Он положил на стол передо мной автоматический пистолет.
     - Фургон прибудет лишь завтра утром. Пока  Бенни  и  Джо  будут  заняты
делом, вы подойдете и выстрелите в него. Лучше всего стрелять  через  карман
пиджака. В этот момент я убью Джо и Бенни. Так что никаких проблем.
     - Могу я быть уверенным, что Клаус не убил Гленду?
     - Иметь труп на руках? Он никогда не пойдет на это. Если он захочет  от
нее  освободиться,  он  прикажет  это  сделать  Бенни.  О  ней   можете   не
беспокоиться. С ней все в порядке. Вы убьете Клауса  и  после  этого  можете
отправляться на все четыре стороны.
     Я не верил  ни  единому  его  слову,  но  тем  не  менее  слушал  очень
внимательно. Теперь, по крайней мере, я имею оружие.  Закончив  подсоединять
провода, я взял пистолет в руку и спросил:
     - Он заряжен?
     - Конечно, - Гарри  взял  пистолет  из  моей  руки,  вытащил  обойму  и
показал мне патроны. Затем  вложил  обойму  на  место.  -  Достаточно  снять
предохранитель и направить  его  в  брюхо  Клаусу,  затем  нажать  спусковой
крючок.
     Уверенный, что я смогу выполнить  такую  простую  операцию,  я  положил
пистолет в карман.
     - Все готово? - спросил Гарри.
     - Да. - На диске я набрал номер 2469  и  подождал,  пока  не  раздастся
щелчок.
     - Все, три замка открыты.
     - Как все просто, черт возьми! - Гарри не сводил  глаз  с  телефона.  -
Как в сказке!
     Я подошел к столу Менсона и, нажав кнопку, открыл  потайной  ящик,  где
лежала  пленка.  Потом,  нажав  еще   одну   кнопку,   управлявшую   скрытым
магнитофоном,  вложил  туда  кассету.  Через  пятнадцать  секунд   загорелся
зеленый огонек. Двери в бункер с сейфами были открыты. Я отсоединил  аппарат
и положил в пакет.
     Гарри, продолжая наблюдать за мной, спросил:
     - Дверь в бункер действительно открыта?
     - Да.
     Он улыбнулся, но вид его был неспокойный.
     - Следите за Клаусом,  так  как  он  отличный  стрелок.  Ради  Бога  не
промахнитесь. Второй раз вам выстрелить уже не придется.
     С бьющимся сердцем я спустился вместе с ним в лифте.  Дверь  в  бункер,
где находились сейфы, была  открыта.  Клаус,  Джо  и  Бенни  уже  находились
внутри. При нашем появлении Клаус обернулся.
     - Пока все идет как надо, мистер Лукас.  Мы  приступаем.  -  Он  жестом
приказал оставаться мне возле  стены.  В  глубине  помещения  Джо  привел  в
действие ацетиленовую горелку.
     Гарри с восторгом осмотрел длинный ряд сейфов.
     - Ничего себе! - воскликнул он.
     - А вы как думали, Гарри. И помните, в каждом сейфе деньги!
     Я прислонился  к  стене  рядом  с  металлической  решеткой,  отделяющей
бункер с сейфами от подземного гаража, закрыв своим телом кнопку.
     - Откуда начнем, босс?
     Клаус указал на первый ряд справа.
     - Отсюда и начнем. Но будь осторожен, Джо. Вырезай только замки.
     Надвинув на глаза темные очки, Джо  увеличил  интенсивность  пламени  и
подошел к первому сейфу. С напряженным вниманием Клаус и  Бенни  следили  за
ним.
     Я заложил руки за спину и начал шарить по стене в поисках  кнопки.  Мои
пальцы нащупали ее, но момент еще не наступил. Чувствуя, как пот стекает  по
лицу, я наблюдал за  работой  Джо.  Ему  понадобилось  десять  минут,  чтобы
вскрыть первый замок.
     - Осторожно, дверь горячая, - сказал он, отступая на шаг.
     Гарри подошел к сейфу и, надев перчатку, потянул за ручку двери.
     - Пусто, - разочарованно сказал он.
     - Продолжай, Джо, - распорядился Клаус. - Не  забывай,  нужно  вскрыть,
по крайней мере, четыреста сейфов. При такой скорости  тебе  понадобится  не
менее шестидесяти часов, чтобы вскрыть все.
     Джо, разинув рот, смотрел на него.
     - Но вы же приказали действовать осторожно, босс.
     - Конечно, но я же не приказывал тебе действовать так медленно!
     Следующий сейф Джо открыл примерно за пять минут.
     Гарри потянул за ручку двери. К нему подошел Бенни.
     - Деньги! - с восторгом воскликнул Гарри.
     - Выгребайте их! - сухо приказал Клаус.
     Пока Гарри опустошал сейф, Джо приступил к следующему. На этот  раз  он
управился за четыре минуты. Не ожидая, пока Гарри откроет его, он перешел  к
следующему.
     - И здесь деньги! -  воскликнул  Гарри,  заглянув  внутрь.  Он  тут  же
принялся перекладывать пачки в мешок, который держал Бенни.
     Я наблюдал за  Клаусом.  Его  глаза,  не  отрываясь,  следили  за  Джо,
который открывал уже четвертый сейф.  У  него  был  вид  охотничьей  собаки,
чуявшей близкую добычу. За все мои встречи с  ним  он  вел  себя  холодно  и
спокойно, но сейчас явно волновался.
     В четвертом сейфе оказались деньги и драгоценности.  Клаус  заглянул  в
опустошенный  сейф  и   отошел,   что-то   недовольно   бормоча.   Я   вдруг
почувствовал, он пришел сюда явно  не  для  того,  чтобы  разделить  с  нами
радость, как он утверждал. Он пришел сюда за чем-то важным для него.
     Джо уже работал намного быстрее. Пятый сейф он  вскрыл  немногим  менее
чем за три минуты.
     - Будь внимателен, - еще раз предупредил его Клаус.
     Гарри открыл дверь и выругался.
     - Бумаги! - злобно проговорил он.
     Клаус оттолкнул его и вытащил пачку документов. Быстро  просмотрев  их,
он разочарованно бросил их  на  пол.  Теперь  я  был  уверен,  что  он  ищет
какой-то  определенный  документ.  В  шестом  сейфе  была  пачка   денег   и
разнообразные досье. Пока Клаус наскоро просматривал бумаги, Гарри  и  Бенни
укладывали деньги в мешок. Джо уже приступил к вскрытию седьмого сейфа.
     В этот момент я нажал на кнопку, всем своим телом наваливаясь на  дверь
гаража. Все произошло практически мгновенно: дверь бункера закрылась,  дверь
гаража открылась, и я упал  внутрь.  Я  еще  успел  заметить,  как  все  они
повернулись, уставясь на  быстро  закрывающуюся  дверь.  Я  вскочил,  ощупью
нашел кнопку и, нажав  ее,  привел  в  движение  дверь  гаража.  Она  начала
закрываться. Я  еще  увидел,  как  в  руке  Клауса  появился  револьвер,  но
выстрелить он не успел. Дверь захлопнулась, отрезав их от меня.
     Сердце мое было готово выпрыгнуть из груди. Включив фонарик, я  побежал
к распределительному щитку. Надо было действовать быстро. Дрожащей  рукой  я
подключил к щитку свой аппарат и выключил напряжение. Теперь, даже  если  им
и удастся найти кнопку, дверь бункера не откроется. Я запер их изнутри!
     Стоя за приоткрытой дверью гаража,  я  посмотрел  на  часы.  Было  4.30
утра. Я думал только о Гленде.
     Самое быстрое, но рискованное было взять "шевроле", стоящий на  стоянке
перед банком, но ничего из этого не получилось бы. Я видел, как Джо  вытащил
ключ из замка зажигания. К тому же  машина  находилась  в  десяти  футах  от
будки  охранника.  Я  мог  бы,  конечно,  запустить  двигатель,  но  на  это
потребовалось бы время. Не  следовало  привлекать  к  себе  внимание.  Самым
разумным было бы вернуться к  себе  домой  и  взять  машину.  Я  внимательно
осмотрел пустынную улочку. Затем закрыл дверь  гаража  и  бегом  помчался  к
своему дому. Оказавшись на главной улице, я перешел на шаг.
     Шаронвилл спал.  Мне  понадобилось  почти  двадцать  минут,  чтобы  где
бегом, где  шагом  добраться  до  дома.  Всю  дорогу  мой  мозг  лихорадочно
работал. Даже несмотря на то, что я хотел тут  же  мчаться  к  Гленде,  надо
было подумать о том, куда бежать.
     У меня еще оставалось три тысячи долларов.  Сумма  вполне  достаточная,
чтобы  добраться  до  Канады.  Я  был  уверен,  что  найду  там  возможность
заработать деньги.
     Войдя в свою квартиру, я осмотрелся. Я прожил здесь почти  четыре  года
и при мысли о том, что придется  оставить  этот  обжитый  угол,  сердце  мое
сжалось. Вдруг до меня дошло, что за мной  будет  вечно  охотиться  полиция.
Вытащив чемодан, я сложил туда  все  самое  необходимое,  затем  вернулся  в
гостиную. Я собрал все  документы,  справочную  литературу,  инструменты.  У
меня было несколько ценных вещей, подарки отца: золотые запонки,  серебряный
портсигар - все это я взял с собой.
     Теперь я мог уезжать. Я еще раз осмотрелся, вышел  в  коридор  и  запер
дверь. Спустившись в лифте, я прошел в гараж. Тяжелый чемодан  я  положил  в
багажник, завел мотор и выехал на главную  улицу.  Проезжая  мимо  банка,  я
притормозил. Охранник зевал, сидя в  своей  будке.  Я  подумал  о  тех,  кто
заперт в банке. Чем они сейчас занимаются? Они не смогут покинуть бункер  до
утра понедельника. Именно тогда в банк придет Менсон. Но эти люди готовы  на
все, так  что  нужно  предупредить  Менсона.  Даже  если  он  откроет  дверь
бункера, зная, что они  там  находятся,  может  разразиться  перестрелка.  Я
ничуть не сомневался в этом.
     Я решил позвонить ему с первого  же  канадского  аэропорта.  Надо  было
дать ему время, чтобы он уведомил полицию.
     Затем я подумал о Гленде. Какое у  нее  будет  лицо,  когда  я,  открыв
дверь, войду в ее темницу? Мы немедленно направимся в аэропорт  и  сядем  на
первый же самолет, направляющийся к Канаду.
     Я ехал по магистрали, пустынной в этот час. Но  так  как  я  знал,  что
радары полиции контролируют это шоссе, я не превышал  дозволенной  скорости.
Минут через двадцать я свернул на проселочную дорогу, которая вела на  ранчо
Клауса. Он сказал мне, что Гленду охраняют, и я, не  особенно  полагаясь  на
слова Гарри, решил не  рисковать.  Выйдя  из  машины,  я  вытащил  пистолет.
Остановившись возле ворот, я посмотрел на дом. Он был полностью  погружен  в
темноту.
     Может быть,  кто-то,  стоя  за  шторой,  смотрит  в  щель  на  меня?  Я
заколебался, но, собрав все свое мужество, бегом пересек лужайку и  подбежал
к двери дома. Остановившись, я отдышался  и  осторожно  толкнул  дверь.  Она
бесшумно растворилась.  Войдя  в  холл,  я  прислушался.  Было  тихо.  Держа
пистолет в правой руке, я прошел по коридору,  ведущему  к  темнице  Гленды.
Перед дверью  я  еще  раз  прислушался,  опасаясь  внезапного  нападения  из
темноты. Все было тихо. Я зажег фонарь, направив луч света на дверь. Она  не
была заперта! Сердце мое оборвалось. Уже ни о  чем  не  думая,  я  влетел  в
комнату и, найдя выключатель, зажег свет. Это действительно  была  та  самая
комната, где находились мы с Глендой. Но ее  здесь  не  было!  Это  повергло
меня в шок. Удар был очень силен. Не веря, я заглянул в ванную. Никого!
     Не заботясь больше о  собственной  безопасности,  я,  как  сумасшедший,
пробежал по всему ранчо, зажигая свет и во весь голос зовя Гленду.
     Ответа не было!




     Яркие лучи утреннего солнца проникли  сквозь  шторы.  В  кухне  заурчал
включившийся холодильник. Я вздрогнул и посмотрел на часы. Было  5.45.  Меня
переполняло отчаяние. Я понял,  что  прибыл  слишком  поздно,  чтобы  спасти
Гленду. Теперь я был уверен, что Бенни убил ее  и  где-то  зарыл  труп.  Это
произошло в то время, когда я находился вместе с Гарри в моей квартире.  Мои
опасения,  что  Клаус  прикажет  убить  ее,  оправдались.  Я  думал  о  ней,
единственной женщине, которая была так мне дорога.  Я  вспоминал  ее  глаза,
волосы, неповторимый аромат ее великолепного тела. Ее  могли  зарыть  только
здесь. Нужно было найти ее могилу.
     Я вышел из дома и осмотрелся. Где? В сарае?  Войдя  туда,  я  замер  на
месте. Фургон! Он стоял посередине  сарая.  Я  подошел  и  заглянул  внутрь.
Униформа охранников лежала на переднем сиденье. Я глянул на часы. Через  час
или  немногим  меньше  эти  два  человека   начнут   действовать   и   будут
представлять определенную опасность. Если, как  и  договорено,  они  погонят
фургон в банк, то что они предпримут, когда обнаружат, что не могут  попасть
вовнутрь? А если их заметит охрана? Ведь  это  автоматически  означает,  что
будет подан сигнал тревоги.
     Мой мозг  лихорадочно  заработал.  Испортить  двигатель?  Нет,  вначале
нужно найти могилу Гленды. Я осмотрел все в сарае, но определенно  она  была
похоронена не здесь. И в тот момент, когда  я  направлялся  к  двери,  чтобы
покинуть сарай, я услышал шум двигателя  подъезжающей  машины.  Я  осторожно
выглянул наружу. Рядом с моей машиной стоял потрепанный "крайслер". Из  него
вышли  двое  мужчин,  которые  должны  были  сыграть  роль  охранников.  Они
замерли, увидев меня. Я приветствовал их небрежным жестом руки.  Они  видели
меня в компании с  Гарри,  и  я  надеялся,  что  эти  люди  примут  меня  за
полноправного члена банды. Более высокий с подозрением смотрел на меня.
     - Все идет нормально?
     Я облегченно перевел дух. Определенно они  думали,  что  я  работаю  на
Клауса.
     - Операция на время отменяется, - заявил я, держа  палец  на  спусковом
крючке пистолета. - Босс приказал мне приехать сюда и предупредить вас.  Она
переносится на неделю.
     Они переглянулись.
     - Вы хотите сказать, что фургон будет находиться здесь  еще  неделю?  А
деньги? - агрессивно спросил меньший.
     - Но ведь вам уже заплатили. Через неделю босс поговорит с вами.
     Они переглянулись, потом низенький, улыбаясь, сказал:
     - Прекрасно. Скажите боссу, что мы всегда в его распоряжении.
     - Я передам ему это.
     Усевшись в машину, парочка укатила.
     Целый час я провел, осматривая всю  территорию,  прилегающую  к  ранчо.
Нигде не было видно свежей земли. Усталый и  обескураженный,  я  вернулся  в
гостиную. Было семь утра. Я рухнул в кресло, находясь в  состоянии,  близком
к отчаянию. Неужели она мертва? Итак,  я  остался  один.  Бегство  вместе  с
Глендой было бы волнующим приключением,  но  перспектива  бежать  одному  не
вызывала у меня энтузиазма. Стараясь не думать о Гленде,  я  проанализировал
ситуацию, в которой оказался.
     Клаус и трое его сообщников заперты в бункере с сейфами. У них не  было
ни единого шанса выбраться оттуда. Но у меня  тоже  положение  еще  то.  Как
только на сцену выйдет полиция, копы сразу поймут, что проникнуть  туда  они
смогли только с моей помощью. Только я мог помочь  гангстерам  проникнуть  в
бункер самого надежного банка в мире!
     Но вдруг  мне  все  это  стало  безразлично.  Без  Гленды  я  не  хотел
пребывать в  состоянии  постоянного  страха.  Билл!  Как  я  смогу  ему  все
объяснить? А Менсон? Ведь нужно сообщить  ему,  что  в  его  самом  надежном
банке в мире в настоящий момент хозяйничают гангстеры. Но все  же  в  первую
очередь я должен поговорить с Браннингамом. В  страхе  забыв,  что  еще  нет
даже восьми утра, я набрал его домашний номер. Через некоторое время  сонный
голос недовольно осведомился:
     - Кто это?
     Я много раз встречался  с  женой  Браннингама  на  коктейлях.  Высокая,
худая, старавшаяся не показывать своего  возраста  женщина  лет  пятидесяти,
она страшно  заботилась  о  своем  здоровье.  Именно  она  ответила  на  мой
телефонный звонок.
     - Извините меня, миссис Браннингам. Это Ларри Лукас.
     - Ларри Лукас? Не ожидала. Вот уже месяц  как  я  вас  не  видела.  Как
поживаете? Надеюсь, у вас все в порядке? Хотела бы я, чтобы у меня было  все
в порядке.
     Когда  Мэри  Браннингам  начинала  говорить,  ее  очень   трудно   было
остановить.
     - Противный мальчишка, вы меня разбудили! Позвольте сказать одну  вещь:
уже месяц, как я так хорошо не спала. У меня болят руки. Фаррел храпит, и  я
целыми днями не могу сомкнуть глаз. Я проконсультировалась на  этот  счет  у
доктора Шульца, но он, представьте себе, заявил, что я в  прекрасной  форме.
Ну и врач! Я с трудом таскаю ноги! Что вы на это  скажете,  Ларри?  Вчера  я
против воли приняла три таблетки снотворного! И  знаете,  что  произошло?  Я
даже не сомкнула глаз! Они не произвели на меня  ни  малейшего  действия!  Я
ужасно страдала... Боже мой! За что  такие  страдания!  Вы  верите  в  Бога,
Ларри? Думаю, да. Так вот, я обратилась к Богу и тут  же  уснула.  В  первый
раз за последние месяцы я спала так крепко, и ваш звонок меня разбудил.
     - Миссис Браннингам, - как можно более вежливо сказал  я,  стараясь  не
закричать на нее, -  прошу  извинения,  что  разбудил  вас,  но  мне  крайне
необходимо поговорить с мистером Браннингамом. У меня очень важное дело.
     - Вы хотите поговорить с Фаррелом?
     - Да, - по моему лицу стекали крупные капли пота.
     - Это в самом деле так серьезно?
     - Серьезнее  некуда,  миссис  Браннингам.  Мне  нужно  срочно   с   ним
связаться.
     - Но ведь сегодня воскресенье, Ларри, отнюдь не понедельник. А  ведь  в
понедельник у меня назначена встреча с парикмахером. В девять  утра.  Я  так
занята...
     - Сегодня воскресенье.
     - Зачем вы повышаете тон, Ларри? У меня и так  нервы  на  пределе.  Что
может произойти серьезного в  банке?  Тем  более,  что  по  воскресеньям  он
закрыт! По крайней мере, я так думаю.
     Я с трудом сдерживался.
     - Мне нужно срочно переговорить с мистером Браннингамом. Не скажете  ли
вы, где я могу его найти?
     - Он уехал играть в гольф. Вы  что,  не  знаете,  что  по  воскресеньям
Фаррел играет в гольф? Или, по крайней мере, он говорит мне,  что  играет  в
гольф. - В ее голосе начали проскальзывать обиженные нотки. - Он никогда  не
говорит со мной о делах. Знаете, временами он ведет себя, как и все  мужчины
после двадцати пяти лет супружеской жизни...
     - Вы не знаете, где я могу его найти? - с раздражением прервал  я  этот
словесный фонтан.
     - Если дело серьезное, хотя я не  понимаю,  какие  могут  быть  дела  в
воскресенье, вы можете спросить о его местонахождении у  секретарши.  Она  в
гораздо большей степени в курсе дел моего  мужа.  Это  ужасно,  не  так  ли?
Девчонка знает больше, чем...
     - Благодарю вас, миссис Браннингам, - я положил трубку.
     Через несколько минут я нашел домашний номер Лоис Шелтон  в  телефонном
справочнике и тут же позвонил Лоис. Она почти немедленно сняла трубку.
     - Это Ларри, Лоис. Мне нужно срочно дозвониться до Браннингама.  Вы  не
знаете, где он?
     - Это действительно так важно?
     - Ничего нет важнее. Вопрос касается банка  в  Шаронвилле.  Я  не  могу
сказать больше. Мистер Браннингам хотел бы, чтобы все было  в  секрете.  Мне
нужно как можно скорее переговорить с ним.
     - Я посмотрю, смогу ли я связаться  с  ним.  Дайте  мне  ваш  номер,  я
перезвоню.
     - А вы не могли бы сообщить мне его номер?
     - Нет, я вас вызову.
     Я продиктовал ей номер, записанный на телефоне.
     - Вы уверены, что дело  не  может  подождать  до  завтра?  Ф.Б.  всегда
выходит из себя, когда его беспокоят по пустякам.
     - Он будет вне себя, если вы не сообщите  о  том,  что  я  хочу  с  ним
поговорить. Торопитесь, Лоис, я жду.
     Положив трубку, я принялся терпеливо ждать.
     Ожидая звонка, я вдруг вспомнил  о  фотографиях,  которые  прислал  мне
Клаус. Скорее всего, они должны были  находиться  где-то  здесь.  Я  обыскал
ящик стола. Один из них был заперт,  и  я  отправился  на  кухню  в  поисках
нужного инструмента. Найдя отвертку, я вернулся в гостиную  и  за  несколько
минут  открыл  ящик.  Там  лежали  копии  моих  записей   и   мое   послание
Браннингаму.   В   конверте   я   обнаружил   фотографии,   которыми    меня
шантажировали, и негативы. Я прошел на кухню,  зажег  газ  и  уничтожил  все
вещественные  доказательства,  за  которые  мог  получить  длительный   срок
тюремного заключения.
     Звонка Лоис все не было.  От  нечего  делать  я  обыскал  все  шкафы  и
обнаружил лопату, упакованную  в  пластиковый  мешок.  Именно  этой  лопатой
выкопали  могилу  Марша.  Я  взял  тряпку,  протер  лопату,   затем   протер
письменный стол, подлокотники кресла и телефонную трубку. Это было все,  что
можно было сделать.
     На моих часах было 8.05. Я  подумал  о  Клаусе,  Джо,  Бенни  и  Гарри,
запертых в бункере с сейфами. Затем мои мысли вернулись к  Гленде.  Сидя  за
письменным столом, я погрузился в воспоминания.
     Телефонный звонок оторвал меня от размышлений.  Я  схватил  трубку.  На
сей раз это была Лоис.
     - Очень жаль, мистер Лукас, но он не отвечает. Я звонила три раза.  Или
он не хочет снимать трубку, или его нет.
     - Позвоните еще, - нетерпеливо сказал я. - Это очень важно. Я подожду.
     - Но я не могу. Моя мать больна, и  я  хочу  пойти  навестить  ее.  Мой
поезд отходит буквально через несколько минут.
     - В таком случае дайте мне его номер. Я позвоню сам.
     - Не могу. - Помолчав, она добавила: - Ларри, он  не  играет  в  гольф.
Время от  времени  он  проводит  уик-энд,  не  играя  в  гольф.  Надеюсь,  я
выразилась достаточно ясно?
     Я  едва  верил  своим  ушам.  Вот  это  да!  А  ведь  я  всегда  считал
Браннингама человеком высоких моральных и нравственных принципов!
     - Мне на это  наплевать!  Разговор  не  терпит  проволочек.  Это  очень
важно.  Происходят  вещи,  которые  могут  отразиться  на  репутации  банка.
Большего я сказать не могу.
     - Я не лишусь его доверия, если сообщу вам номер его телефона?
     - Будьте уверены, он вас только отблагодарит,  -  уверил  я  ее.  -  Вы
знаете, как он доверяет мне. Скажите мне его номер. Это очень серьезно.
     Помолчав, она все же сказала нужный номер, добавив при этом:
     - Мне нужно сразу же уйти, иначе я опоздаю на поезд.
     Она  повесила  трубку.  Я  нацарапал  номер  на  блокноте,  лежащем  на
письменном столе.  Это  был  номер  Пенсильвания-Бейн,  маленького  пляжа  в
тридцати километрах от Шаронвилла. Мы с Биллом как-то собирались  арендовать
там бунгало, рассчитывая, что там можно  будет  спокойно  поработать,  а  по
воскресеньям еще и позагорать на пляже. Я  даже  съездил  однажды  туда,  но
испугался, что вопли многочисленных детишек, отдыхающих  там,  помешают  мне
работать. Это место я очень хорошо помнил: пальмы,  виллы,  несколько  очень
уютных  ресторанов.  Когда  агент  по  продаже  недвижимости   показал   мне
несколько бунгало,  я  пришел  к  выводу,  что  они,  скорее  всего,  служат
гнездышком для влюбленных  парочек,  а  в  других  отдыхают  семейные  пары,
приехавшие на уик-энд. Агент с сожалением сообщил мне, что самые  уединенные
бунгало сняты на весь сезон.
     Дрожащими пальцами я перелистал телефонный справочник. Вот и  требуемый
номер. Мисс Шейла Бенс. 14. Морской бульвар.
     Любовница Браннингама!
     Сняв трубку, я набрал номер. Ждал целую  минуту,  но  трубку  никто  не
снял. Я посмотрел  на  часы.  Половина  десятого!  Мне  позарез  нужно  было
встретиться с Браннингамом. Ведь должен же я  рассказать  ему  всю  историю.
Мне было наплевать на то, что он подумает обо  мне,  наплевать  на  то,  что
время от времени  он  обманывает  свою  жену,  чтобы  утешиться  в  объятиях
другой. Мне казалось, что, если я расскажу ему все, он  мне  поможет.  Выйдя
из дома, я уселся в  машину  и,  включив  двигатель,  направился  в  сторону
Пенсильвания-Бейн. Меня не покидала мысль о четырех запертых в  бункере.  По
крайней мере, смерть  Гленды  будет  отомщена.  Я  выехал  на  магистраль  и
понесся  в   нужном   направлении.   Все   шоссе   было   забито   машинами,
направлявшимися в сторону  океана.  На  крышах  автомобилей  были  привязаны
лодки, в каждом окошке виднелись веселые личики детей, но  мне  было  не  до
веселья. Все с нетерпением ждали встречи  с  водой.  Обычное  утро  во  всех
приморских городках.
     Наиболее популярным пляжем был Литл Коф.  После  него  на  шоссе  стало
несколько посвободнее. Только одна  машина  свернула  к  пляжу,  на  который
направлялся и  я.  Автомобиль  остановился  на  берегу  залива,  и  из  него
выскочило четверо ребятишек.  Визжа  от  восторга,  они  помчались  к  воде.
Родители не спеша направились к бунгало.
     Я поехал дальше, разыскивая стоянку. Я не имел  ни  малейшего  понятия,
где может находиться Морской бульвар. По песчаной дорожке  шел  относительно
молодой человек. Я остановил машину и спросил:
     - Вы не подскажете мне, где находится Морской бульвар?
     - Морской бульвар? - он  поскреб  волосатую  грудь.  -  Езжайте  прямо,
потом повернете налево. Там и есть начало бульвара.
     - Благодарю.
     - Пустяки, - махнув рукой, он направился к морю.
     Едва я  нажал  на  стартер,  как  услышал  крик.  Волосатый  тип  бежал
обратно.
     - Извините, вы спрашивали Морской бульвар?
     - Да.
     - Я ошибся, старина. Вам нужно повернуть направо.
     С каким бы удовольствием я придушил его.
     - Так я должен повернуть направо?
     - Да, это так, старина, - он снова почесал грудь, потом  спросил:  -  У
вас есть дети, старина?
     - Нет.
     - Тогда вы не знаете, что такое счастье.
     Я рванул с места почти на предельной скорости.
     Виллы, стоящие вдоль дороги, становились все шикарнее. Никаких  номеров
не было и в помине. Только названия: "Ты и  я",  "Гнездо",  "У  себя".  Чего
только не придумают богатые бездельники.
     Я остановил машину и вышел. Пройдя сотню метров, я заметил девочку  лет
двенадцати, которая каталась на створках ворот большой виллы. Она с  улыбкой
и интересом наблюдала за моим приближением.
     - Хэлло, - сказал я.
     - Хэлло, - отозвалась она.
     - Я ищу виллу номер 14 по Морскому бульвару. Ты не знаешь, где она?
     - Вам нужна Шейла?
     - Да. Ты ее знаешь?
     Она сделала гримасу.
     - Мама не разрешает мне с ней разговаривать. Но  я  с  ней  здороваюсь,
когда мамы нет дома.
     Стараясь выудить побольше информации, я спросил:
     - А почему мама не хочет, чтобы ты с ней здоровалась?
     Девчонка смешно наморщила носик.
     - Моя мама очень строгих правил. Она считает ее шлюхой.  И  это  только
потому, что у Шейлы много друзей.
     - А где она живет?
     Хитрая улыбка появилась на ее лице.
     - На вашем месте я бы не ходила туда. Ее старый  толстый  индюк  теперь
там: старый противный тип. Но вот ее возлюбленный великолепен!  Когда  Шейла
бывает одна, а мамы нет дома, я плаваю с ней в бассейне.
     Заинтригованный, я спросил:
     - А откуда ты знаешь, что это ее  возлюбленный?  Может  быть,  как  раз
толстяк нравится ей больше?
     Девочка рассмеялась.
     - Ну вы и скажете! Гарри - вот в кого она влюблена!
     Дрожь пробежала по моей спине. Я  успокоил  себя  тем,  что  это  очень
распространенное имя, но тем не менее продолжил расспросы:
     - Гарри - высокий стройный парень с бородой?
     Глаза девочки округлились.
     - Да. Так вы его знаете?
     Она снова начала раскачиваться.
     - Как вас зовут? Где вы встречались с Шейлой?
     - Так ты мне скажешь, где я могу найти Шейлу?
     - Прямо в конце дороги. Ее дом  единственный  с  номером.  А  когда  вы
встречались с Гарри?
     Из дома послышался хриплый голос:
     - Анна! Немедленно домой!
     - Это моя мама. До встречи! - спрыгнув с ворот, она побежала к дому.
     Я направился в указанном направлении, размышляя о том, что сказала  мне
девочка. Я убеждал себя  в  том,  что  не  следует  делать  скоропалительных
выводов. Ведь существуют сотни Гарри с бородой.
     В конце дороги,  за  изгородью  из  низкого,  аккуратно  подстриженного
кустарника, пряталась вилла. Над воротами был крупно  выведен  номер  14.  Я
толкнул ворота и оказался в хорошо ухоженном саду. Осмотревшись, я  медленно
двинулся в направлении дома. Как отреагирует Браннингам, когда  увидит,  что
я добрался  до  его  любовного  гнездышка?  Поколебавшись,  я  нажал  кнопку
звонка. Внутри виллы прозвенел звонок и почти немедленно дверь открылась.
     В белой пижаме за дверью стояла Гленда!
     Ее зеленые глаза расширились, показывая крайнюю степень изумления.


     Целая орава ребятишек с пронзительными воплями пронеслась по улице.  Их
револьверы  были  практически  точной  копией  настоящих  и  при   выстрелах
производили шум,  почти  как  настоящие.  Они  стреляли  друг  в  друга  без
передышки.  Двое  малышей  упали  на  песок,  держась  за  грудь.  Один   из
оставшихся в живых испустил жуткий вопль триумфа, затем заорал:
     - Вы мертвы!
     Появление Гленды  и  этот  ужасный  шум  полностью  парализовали  меня.
Разинув рот, я смотрел на нее, не веря тому, что видят мои глаза.
     - Гленда? - прошептал я.
     Она стала бледной, как полотно, и  сделала  шаг  назад,  словно  я  был
привидением.
     - Бог мой, Гленда!
     С приглушенным криком она повернулась и бросилась в глубь  дома.  Дверь
слева по коридору с  треском  захлопнулась  за  ней.  Мой  мозг  отказывался
работать. Я, словно парализованный, застыл на пороге. Я был так уверен,  что
Клаус приказал убить ее, что,  обнаружив  живой  и  невредимой,  отказывался
поверить в это. Но почему  мое  появление  так  ужаснуло  ее?  Я  ничего  не
понимал.
     Я тупо смотрел на дверь, за которой  она  скрылась.  Внутри  дома  часы
равномерно отбили одиннадцать ударов. Мои мысли начали приходить в порядок.
     Я закрыл входную дверь и подошел к двери, за которой  скрылась  Гленда.
Дверь была заперта.
     - Гленда! - закричал я. - Открой! Тебе нечего  бояться!  Гленда!  Прошу
тебя!
     Шорох,  раздавшийся  за  моей  спиной,  заставил  меня  повернуться.  В
коридоре стоял Фаррел Браннингам. На  нем  была  белая  рубашка  с  открытым
воротом и голубые  брюки.  Несмотря  на  свое  двусмысленное  положение,  он
выглядел спокойным.
     - Пошли, сынок, нам есть о чем  поговорить.  Оставь  ее  на  время.  Ей
необходимо прийти в себя. Удар очень уж силен.
     Удивленный, но совершенно ничего не понимая, я смотрел на него.  Затем,
как автомат, пошел в комфортабельно обставленную гостиную.
     - Итак, Ларри,  -  спокойно  начал  Браннингам,  садясь  за  письменный
стол. - Чтобы вы не ломали голову понапрасну, я скажу вам  правду  -  Гленда
моя незаконная дочь.
     Я с облегчением посмотрел на него.
     Его дочь! Увидев Гленду на пороге, я сразу понял, что  Шейла  и  Гленда
одно и то же лицо, и что именно Гленда является любовницей Браннингама.
     - Ваша дочь? - недоверие все же проскользнуло в моем голосе.
     Он взял пачку сигарет и указал мне на кресло.
     - Садитесь, Ларри, я вам кое-что расскажу.
     Совершенно ошарашенный, я безропотно сел.
     Браннингам выглядел таким  невозмутимым,  как  будто  сидел  на  совете
директоров.
     - Это секрет, Ларри, и он должен остаться между нами. Я знаю, что  могу
полностью доверять вам.
     - Гленда ваша дочь?
     Он кивнул.
     - Да, это так. Мать Гленды была моей  секретаршей  двадцать  шесть  лет
назад. - Он выпустил клуб дыма. Я был женат уже несколько месяцев  на  Мэри.
Она, как вы знаете, полностью помешана на  своем  здоровье.  В  постели  она
меня  совершенно  не  удовлетворяла,   -   он   ткнул   сигаретой   в   моем
направлении. - Мужчина должен  быть  полностью  удовлетворен  в  сексуальном
отношении. Именно для этого и существует институт  брака.  А  не  для  того,
чтобы, даже женившись, быть одиноким. - Он  затянулся,  потом  продолжал:  -
Никто не знает, но только благодаря деньгам Мэри  я  смог  встать  на  ноги.
Если бы она не была такой богатой, я никогда бы на ней не  женился.  Но  мне
очень нужны были деньги.
     Жизнь с Мэри оказалась очень непростой. Она  -  одна  из  тех  немногих
женщин, которые  ненавидят  секс,  так  что  счастья  семейной  жизни  я  не
получил. И,  как  это  всегда  бывает,  через  некоторое  время  я  стал  ей
изменять. Кто бы так не поступил? Посмотрим фактам в лицо,  Ларри.  В  жизни
есть только две вещи, заслуживающие внимания, - деньги и женщины.
     Так как я не отвечал, он продолжал:
     - Я имел глупость  переспать  со  своей  секретаршей,  будущей  матерью
Гленды. Она была обворожительной девушкой - именно девушкой - и  умерла  при
рождении Гленды. - Он вздохнул. - Так  я  оказался  с  маленькой  дочкой  на
руках. Если бы об этом узнала Мэри, она тотчас же потребовала бы развода,  и
я потерял бы материальную поддержку. Я всегда хотел завести детей,  но  Мэри
категорически отказалась рожать. Я доверил Гленду одной  семье  и  время  от
времени  навещал  ее.  -  Он  вновь  выпустил  клуб  дыма.  -  Вы  даже   не
представляете, какие чувства охватывают тебя, когда ты ощущаешь  себя  отцом
маленькой девочки. Надеюсь, со временем вы это  поймете.  Я  навещал  Гленду
каждый месяц. У нее было все, что я только мог  дать  ей:  самое  престижное
образование, прекрасный дом, я научил ее  играть  в  гольф.  Я  учил  ее  на
уединенных участках для гольфа, и она быстро постигла эту игру.
     Потом все изменилось.  Я  не  понимаю,  как  это  произошло.  Возможно,
потому что у меня уже не было так много времени, чтобы  встречаться  с  ней.
Настало время, когда я мог  видеть  ее  не  чаще  трех  раз  в  год.  Работа
отнимала у меня практически все время. Потом в ее жизнь вошел  Гарри  Бретт.
Я знал, что рано или поздно у нее появится мужчина,  но  надеялся,  что  это
будет достойный человек. Едва у меня выдавался свободный  день,  я  приезжал
сюда, чтобы провести с  ней  уик-энд,  вот  как  и  сейчас.  Я  предупреждал
заранее о  своем  визите,  и  Бретт  исчезал.  Теперь  ситуация  изменилась,
Ларри. - Он серьезно посмотрел на меня.  -  Существенно  изменилась.  Гленда
влюбилась в вас. Она больше и слушать не хочет  о  Бретте.  Она  хочет  быть
только с вами. - Он наклонился, стряхнув пепел в  пепельницу.  -  Сейчас  мы
оказались в трудном положении, но я уверен, что мы найдем из него выход.  Не
забывайте, что моя дочь любит вас. Вы ей необходимы, и она  рассчитывает  на
вашу помощь. Она и я рассчитываем на вашу помощь.
     Я молчал. Глядя на этого толстого импозантного старика,  я  понял,  что
он лжет. Фаррел Браннингам! Человек, одним  мановением  руки  сделавший  для
меня практически все. Я вспомнил события  последних  дней.  Убийство  Марша,
убийство Томпсона, шантаж, Клаус, Бенни, Джо и Гарри. Именно Гленда  умоляла
меня найти способ, как забраться в банк.
     Весь во власти сомнений, я спросил:
     - Так вы говорите, что Гленда рассчитывает на то, что я помогу  вам?  И
чем же я могу вам помочь? Странно, что человек вашего положения нуждается  в
помощи такой мелкой сошки, как я.
     Он отвел глаза, потом продолжал:
     - Надеюсь, вам не нужно напоминать, Ларри, что без моей помощи  вы  так
и остались бы мелким служащим. А теперь вы преуспевающий молодой  бизнесмен,
у вас солидная фирма, вы уважаемый человек в Шаронвилле.
     Я смотрел на него в упор, не говоря ни слова.
     Смешавшись, он все же продолжал:
     - Мне нужна ваша помощь, Ларрй, как в свое время моя помощь нужна  была
вам. Это дело вышло из-под моего контроля. И только вы можете  его  уладить.
Мы с Глендой рассчитываем на вашу помощь.
     - О чем вы говорите, мистер Браннингам?
     Он потер подбородок, сделал еще одну затяжку  и,  выпустив  клуб  дыма,
продолжал:
     - Ларри, мы рассчитываем на вас, не забывайте, именно  я  вывел  вас  в
люди.
     - Я еще раз спрашиваю вас, мистер Браннингам, какое дело  вышло  из-под
вашего контроля?
     Его лицо начало медленно краснеть. Он резко  выпрямился  в  кресле.  От
его апломба не осталось и следа.
     - Мы зря теряем время, сынок, - сухо  проговорил  он.  -  Вы  прекрасно
знаете, о чем я говорю. Со мной  вы  можете  не  хитрить.  Что  произошло  в
банке?
     По его взгляду я понял, что Фаррел Браннингам прочно увяз в этом  деле.
Я был потрясен. Мой мозг отказывался поверить в реальность происходящего.
     - Не беспокойтесь о банке,  мистер  Браннингам,  -  тихо  сказал  я.  -
Четверо гангстеров заперты там. В настоящий момент они находятся  в  бункере
и  не  смогут  оттуда  выбраться.  Я  же  гарантировал  вам,  что   банк   в
Шаронвилле - самый надежный банк в мире. Таковым он и останется.
     Он медленно раздавил сигарету в пепельнице. Лицо  его  начало  медленно
желтеть.
     - Они заперты в бункере с сейфами?
     Я увидел, что от невозмутимости Браннингама не осталось и следа.
     - Но ведь этот банк самый  надежный  в  мире,  мистер  Браннингам.  Три
психопата и один убийца попытались ограбить его, и вот  результат  -  они  в
ловушке. Система, которую я изобрел, оказалась на высоте.
     Его рука потянулась за новой сигаретой, и  я  увидел,  как  дрожат  его
пальцы. Нервно отбросив пачку, он глянул на меня.
     - Но вы можете их выпустить оттуда, Ларри?
     - Без проблем, - равнодушно ответил я. - Но  я  не  имею  ни  малейшего
желания. - Я удивленно смотрел на него. -  Неужели  вы,  мистер  Браннингам,
хотите, чтобы я выпустил их оттуда?
     Некоторое  время  он  сидел  неподвижно.  Это  уже  не  был   президент
Калифорнийского банка, а всего лишь толстый седеющий мужчина, который  разом
лишился моего уважения.
     - Это необходимо сделать, Ларри, - тихо проговорил он.
     - Нет! Они не уйдут от справедливого наказания.  Я  позвоню  Менсону  и
скажу, чтобы он предупредил полицию. Четыре грабителя заперты в банке, и  их
обязательно арестуют. Я открою бункер только в присутствии полиции.  Лишь  я
один смогу это сделать. Этот банк так и останется самым  надежным  банком  в
мире.
     Я поднялся и подошел к телефону, намереваясь позвонить Менсону.  В  тот
момент, когда я поднял трубку, дверь гостиной  распахнулась  и  в  помещение
ворвалась Гленда. Она успела переодеться за то время, пока я разговаривал  с
Браннингамом. В руке она держала револьвер, ствол которого был направлен  на
меня.
     - Положи трубку! -  крикнула  она.  У  нее  был  вид  сумасшедшей.  Рот
конвульсивно дергался, револьвер дрожал в руке.  Я  понял,  что  она  сейчас
выстрелит, и отступил на два шага.
     - Гленда! - сухо сказал Браннингам.
     Она с презрением посмотрела на него.
     - Только Ларри в настоящий момент может помочь нам, Гленда, -  умоляюще
проговорил Браннингам. - Не нужно истерик, прошу тебя.
     Я посмотрел на Гленду.  Ее  глаза  сказали  мне  все.  Это  были  глаза
фанатички, которая, не задумываясь, убьет любого во  имя  не  понятной  пока
для меня идеи. Я не узнавал женщину, которую любил. Не узнавал женщину,  чье
мягкое и послушное  тело  отдавалось  мне  совсем  недавно,  если  подходить
объективно к нормальному течению времени.  Мне  же  казалось,  что  за  этот
короткий срок прошли годы. А ведь именно  она  умоляла  спасти  ее.  И  вот,
самая желанная  женщина  в  мире  исчезла,  и  вместо  нее  на  сцену  вышло
чудовище, напрочь  лишенное  всяких  нравственных  принципов.  Не  зря  мать
девочки, указавшей мне,  как  отыскать  это  уединенное  бунгало,  запрещала
дочке общаться с этой женщиной, справедливо называя ее  шлюхой.  Меня  вдруг
словно озарило. Я понял, что все время она  пользовалась  мной,  как  слепым
орудием. Пользовалась продуманно и расчетливо.
     - Где Гарри? - визгливо спросила она. - Что ты с ним сделал, скотина?
     - Гленда!  -  крикнул  Браннингам.  -  Убирайся!  Позволь  мне   самому
заняться этим!
     Она с презрением, словно он  был  пустым  местом,  глянула  на  некогда
могущественного директора банка.
     - Ты не имеешь права даже пищать в  моем  присутствии,  жирная  свинья!
Твоя дочь! Ну и ну! Уж не воображаешь ли ты, что этот простофиля,  каким  бы
идиотом он ни  был,  поверил  тебе?  -  Она  повернулась  ко  мне,  направив
револьвер мне в лоб. - Ты выпустишь Гарри из  бункера  с  сейфами?  Если  ты
откажешься сделать это, я тебя убью.
     - Даже так, Гленда? - как  можно  спокойнее  сказал  я.  -  Рад  видеть
демонстрацию любви ко мне. Но учти, бэби, что  открыть  двери  бункера  могу
только я, и больше этого не  сможет  сделать  ни  один  человек  в  мире.  А
кислорода там становится все меньше и меньше. Через  четыре,  максимум  пять
часов, твой Гарри и его дружки просто умрут от удушья.  Так  что,  вперед  -
стреляй!
     Она отступила назад, закрыв рот ладонью левой руки.
     - Умрут от удушья?
     - А то! Ведь вентиляция не работает, - не моргнув глазом, заявил  я.  -
Они дышат только тем воздухом, который был  в  бункере.  Но  его  хватит  не
надолго. - Я протянул руку ладонью вверх. - Давай-ка сюда свою игрушку.
     - Ты блефуешь! У тебя крыша поехала от страха!
     - Именно  сумасшедшим  ты  называла  Клауса,  не  так  ли?  Отдай   мне
револьвер!
     - Отдай! - закричал Браннингам.
     Смятение появилось  в  ее  глазах  и  после  секундного  колебания  она
бросила оружие к моим ногам.
     - Сволочь! - завопила  она.  -  Слюнтяй!  Ты  не  стоишь  даже  мизинца
Гарри! - Она выбежала из гостиной, с треском захлопнув дверь.
     Я поднял револьвер, положил его на письменный стол, затем медленно  сел
в кресло.
     Браннингам неуверенно сказал:
     - Она истеричка. Вы же знаете женщин, Ларри...
     Я лишь молча сжал кулаки. Потрясение было слишком сильным.  И  все  же,
как ни странно, я почувствовал облегчение. Теперь я знал правду!  Браннингам
лгал мне от начала и до конца! Тон, которым Гленда  сказала:  "Твоя  дочь!",
красноречиво показывал, что в действительности она была  его  любовницей,  а
все басни, которыми он пичкал меня,  фантазируя  на  тему  секретарши,  были
лишь уловкой, чтобы уже в который раз  обмануть  меня,  тем  самым  сохранив
свой авторитет в моих глазах.
     - Ну и ну!  Так  вы  говорите,  она  меня  любит?  Хотелось  бы  в  это
поверить! Вы - наглый лжец!
     Не моргнув глазом, он выдержал обвинение.
     - Эти люди действительно рискуют задохнуться?
     - Еще бы! В их  распоряжении  не  больше  шести  часов.  Не  забывайте,
именно я проектировал этот бункер. Там,  разумеется,  есть  вентилятор,  но,
чтобы мне  убежать  оттуда  и  воспрепятствовать  их  выходу,  мне  пришлось
отключить напряжение.  Я  не  блефую  и  не  рассказываю  басен.  Смерть  от
удушья - вот что ждет их в самое ближайшее время!
     Браннингам  как  будто  сразу  увял.  Теперь  это  был  просто  жирный,
сломленный ударом судьбы старик. Я заметил, что на столе стоит магнитофон.
     - Мистер Браннингам, я хочу знать всю правду, - жестко сказал  я.  -  И
покончим со сказками об отцовской любви. Я запишу нашу беседу.
     - Зачем тебе это, сынок? Неужели ты думаешь, что со мной все кончено?
     - Именно так! - Я включил магнитофон на "запись".  -  Вы  мне  сказали,
что Гленда ваша дочь. Вы лгали, не так ли?
     - Да,  я  лгал.  Она  моя  любовница.  Это  настоящий  демон  в  облике
соблазнительной женщины, и она вытащила из меня очень много денег.
     - Она сказала мне, что была замужем за Алексом Маршем. Это правда?
     - Она никогда на была замужем. Алекс  Марш  был  ее  сутенером,  и  они
вместе шантажировали меня. У него были  снимки.  Он  сумел  сфотографировать
нас в тот момент, когда мы занимались любовью. Мэри сразу  же  развелась  бы
со мной, едва увидела бы это. А без ее денег я бы пропал. Этот шантаж  стоил
мне очень дорого. Я понимал, что однажды  Мэри  захочет  узнать,  почему  ее
состояние так уменьшилось. И я лихорадочно искал  способ,  как  покончить  с
шантажом. - Он беспокойно пошевелился в кресле, потом продолжал: - Марш  был
так же без ума от  Гленды,  как  и  я.  Гленда  догадывалась,  что  он  меня
шантажирует, но ей не перепадало даже цента из тех денег, которые  я  платил
Маршу. И Марш понимал, что мое терпение может однажды иссякнуть, и  тогда  я
стану опасен. Три недели назад он появился у  меня.  "Мистер  Браннингам,  -
сказал  этот  подонок,  -  если  вы  надеетесь,  что  сможете  добраться  до
негативов,  отбросьте  надежду.  Эти  негативы  находятся  в  сейфе   самого
надежного банка в мире. Ключ от сейфа находится в руках  человека,  которому
я  целиком  и  полностью  доверяю.  Если  со  мной  что-нибудь   произойдет,
фотографии тут же будут обнародованы, и вы будете  объясняться  с  женой  на
очень щекотливую для вас тему".
     Я ничего не мог поделать. Этот подонок действовал наверняка.
     Браннингам замолчал и вытер пот, струившийся у него по лицу.
     - Даже президент банка не мог открыть сейф Марша.  -  Он  с  ненавистью
посмотрел на меня. - Именно вы  сделали  это  невозможным.  -  Он  замолчал,
потом сказал: - Позволь, я выпью что-нибудь, сынок?
     Я поднялся, подошел к бару и налил ему виски. Дрожащей  рукой  он  взял
бокал, залпом выпил напиток, глубоко вздохнул и поставил бокал на стол.
     - Все мое будущее, - продолжал он некоторое время спустя,  -  находится
в  этом  проклятом  сейфе.  Я  хотел  любой  ценой   приобрести   финансовую
независимость, чтобы не быть связанным по рукам и  ногам  деньгами  жены.  Я
сумел провернуть крупное дело и,  благодаря  деньгам  Мэри,  получить  очень
большие дивиденды. И в тот момент, когда я готовился пустить  эти  деньги  в
оборот, появился  Марш.  Он  заявил,  что  намеревается  покинуть  Штаты,  и
потребовал два миллиона долларов. Это была плата за негативы.  Так  сказать,
последний расчет. Он дал мне две недели, чтобы  собрать  необходимую  сумму.
Если я откажусь платить, он обещал передать снимки Мэри, а это  грозило  мне
непредсказуемыми последствиями. В этом я был уверен.  А  это  означало  крах
всем моим надеждам. - Он наклонился вперед, сжав  кулаки.  -  Я  понял,  что
есть только один выход  из  создавшегося  положения:  найти  людей,  которые
смогут убить Марша, затем проникнуть  в  банк  и  изъять  негативы.  Другого
выхода у меня просто не было! - Он замолчал и сделал глоток виски. - Но  для
меня это представляло очень большую проблему, так как я  совершенно  не  был
знаком с людьми, которые могли провернуть  это  дело.  И  в  этот  момент  я
вспомнил о Клаусе...
     - А вот об этом не надо. Слава Богу, я в  курсе  вашей  истории.  Клаус
поведал мне о ней. Много лет назад вы работали вместе, но он  воспользовался
казенными деньгами и  благодаря  вам  схлопотал  длительный  срок  тюремного
заключения, не так ли?
     Он растерянно смотрел на меня.
     - Да. В то время я верил, что в банке может работать только  кристально
честный человек.
     - Итак, вы отыскали Клауса и попросили его проникнуть в банк?
     - Но к кому еще я  мог  обратиться?  -  сделав  еще  глоток  виски,  он
умоляюще посмотрел на меня. - Поймите,  Ларри,  я  находился  в  критическом
положении. Мне нужно было во что бы то ни  стало  освободиться  от  Марша  и
добраться до этих негативов. От этого зависело все мое будущее. Но  когда  я
встретился с Клаусом, я понял, что он душевнобольной.  Годы,  проведенные  в
тюрьме, видимо, сказались на его психике. Он меня ненавидел,  как  никого  в
жизни. Я сразу это понял. Но, узнав, что мой банк  является  самым  надежным
банком в мире, он  согласился  проникнуть  в  него,  надеясь,  что  я  стану
посмешищем в глазах всего мира.
     - Я добуду для тебя эти чертовы негативы, - издевательски сказал он.  -
Но не забывай, что банкиры всего мира  будут  смеяться  над  тобой.  Я  тебя
морально уничтожу!
     Браннингам толкнул пустой бокал ко мне.
     - Я бы выпил еще, сынок.
     Я налил ему еще порцию виски.
     - Спасибо. - Он сделал несколько глотков. -  Мне  совершенно  наплевать
на банк. Здесь Клаус ошибался. Он  воображал,  что,  ограбив  банк,  нанесет
существенный вред моему престижу. Да на кой черт он  мне  нужен!  Мне  нужны
были негативы, только негативы!  И  все  же,  если  кто-то  и  был  способен
ограбить банк, так это Клаус!  Мы  договорились,  что  его  люди  получат  в
качестве   гонорара   содержимое   сейфов.    Клаус    удовлетворяет    свою
патологическую ненависть ко мне, доказав, что мой банк не самый  надежный  в
мире, я получаю негативы, а его люди срывают такой  куш,  который  им  и  не
снился. Вот и вся история, Ларри. Теперь, зная все, вы поможете мне?
     Я вспомнил тот день, когда  мы  впервые  встретились  на  площадке  для
гольфа. Вспомнил,  что  лишь  благодаря  его  поддержке  мне  удалось  стать
уважаемым лицом в городе. Я считал его  великим  человеком.  Теперь  с  этим
было покончено. Глядя на Фаррела Браннингама, на старика, исходящего  потом,
я больше не мог считать его богом.
     - И все же вы кое о чем умолчали, - сказал я безжалостно.  -  Ведь  вам
прекрасно было известно, что Клаус никак не сможет проникнуть в  этот  банк.
А раз так, выходит, что вы намеренно подставляли меня под удар.
     Он заерзал в кресле.
     - Послушайте, сынок...
     - Достаточно. И не надо называть меня сынком. Тем более, что вы  только
что врали мне относительно дочери. Разве не вы сказали Клаусу, что только  с
моей помощью он сможет проникнуть в банк?
     Он вытер мокрое от пота лицо.
     - Да,  это  сказал  я.   -   Он   пытался   сохранить   некое   подобие
достоинства. - Но я не думал, что все так обернется.
     - Вы пошли гораздо дальше, и  я  сейчас  вам  на  это  укажу.  Ведь  вы
понимали, что у Клауса  нет  ни  малейшей  возможности  проникнуть  даже  на
первый этаж банка, не говоря уже о бункере с сейфами. Только я  мог  сделать
это! И вам в высшей степени было наплевать на меня, на мою жизнь, вы  думали
только о том, как бы сохранить свое  положение.  Свое  липовое  достоинство!
Это именно вы подсунули мне Гленду! Джо никогда не заливал воду в бак  вашей
машины! И еще одно, чего я никогда не смогу простить вам: вы были  абсолютно
уверены, что я не смогу устоять против чар Гленды. Что в действительности  и
произошло. Ее воображаемый репортаж о банке  Шаронвилла  был  выдуман  вами.
Она сумела обмануть меня, она же предупредила Клауса о том,  что  надо  быть
осторожным  с  шерифом,  что  Менсона  невозможно  подкупить.  И  какой   же
результат? Шерифа убили, и не говорите мне о  том,  будто  вы  не  знали  об
этом. Не говорите, будто вы не знали, что Клаус  повесил  на  меня  убийство
Марша. Однажды вы мне сказали, что любите играть в доброго дядюшку.
     Браннингам протестующе взмахнул рукой.
     - Уверяю вас, Ларри, все это сделал Клаус.
     Я с отвращением смотрел на него.
     - Вы поклянетесь в чем угодно,  только  бы  сохранить  свое  теперешнее
положение. - Я нажал кнопку магнитофона. - Теперь у  меня  есть  возможность
выйти с достоинством из этого кошмара. Чего не  могу  сказать  о  вас.  -  Я
выщелкнул кассету и положил ее в карман. - Для  вас  все  кончено.  Оставляю
вам револьвер как единственно разумный выход из создавшегося положения.
     - Но, Ларри, не будьте же таким жестоким! Подождем. Уверен,  мы  сможем
найти выход из создавшегося положения.
     Я с отвращением посмотрел на него.
     - Через несколько часов четыре человека умрут  от  удушья.  Вы  хотите,
чтобы это произошло?
     - Ну и что? Свихнувшийся параноик и три врага общества!  Какое  нам  до
них дело? - Он стукнул кулаком по  столу.  -  Они  исчезнут!  Свидетелей  не
останется! Даже если они не открыли сейф Марша, это уже  не  суть  важно.  Я
буду там,  когда  туда  войдет  Менсон,  проверю  каждый  сейф,  на  предмет
похищенного, и заберу  негативы.  Ларри,  ведь  я  вас  вытащил  из  нищеты!
Неужели  у  вас  не  осталось  ни  сострадания,  ни  элементарного   чувства
благодарности? Сделайте же что-нибудь для меня!
     Вдруг возле дома заревел двигатель машины. Мы вскочили.
     - Вот оно! - сказал я. - Вы утверждали, что нет свидетелей?  А  Гленда?
Скорее всего, она подслушала всю нашу беседу и теперь  помчалась  на  помощь
Гарри.
     Он с трудом поднялся.
     - Остановите ее! - Схватив револьвер, он подбежал к  двери.  "Кадиллак"
на огромной скорости  мчался  по  аллее.  Он  поднял  оружие,  но  я  вырвал
револьвер из его руки.
     - Поздно! Для вас все кончено, - хрипло сказал я. -  Теперь  вы  можете
разыгрывать роль доброго дядюшки только перед Богом. - Бросив  револьвер  на
пол, я, даже не оглянувшись, спустился по ступенькам и вышел на улицу.
     Девчонка опять каталась на воротах.
     - Хэлло, - она улыбнулась. - Вы ее видели? Она только что уехала.
     В доме послышался выстрел. Я замер. Девочка наклонила голову.
     - Кто-то выстрелил из револьвера! - воскликнула она.
     Я подумал о Браннингаме и о том, что он сделал для меня. Пуля в  голову
разом разрешила все его проблемы.
     - Ты слишком много смотришь боевиков по телевизору, - хрипло сказал я.


     Я изо всех сил гнал машину  по  магистрали,  чтобы  как  можно  быстрее
возвратиться в Шаронвилл. Мне уже было не до Браннингама.  Я  надеялся,  что
теперь-то уж он освободился от своей жены и от всего земного.
     Теперь следовало подумать о себе. Через пять часов воздух в  бункере  с
сейфами истощится. Но если они продолжают пользоваться газовой горелкой,  он
истощится  еще  быстрее.  Но  прежде  чем  предупредить  полицию,  следовало
предупредить Менсона. Он теперь моя последняя надежда. Я посмотрел на  часы:
13.00. Я не знал, как  Менсоны  проводят  уик-энд,  но,  как  мне  казалось,
подобного рода человек должен проводить его в кругу семьи. Заметив  кафе,  я
остановился и вошел в телефонную кабину. Я не хотел терять  времени  на  тот
случай, если Менсона не окажется дома, он  жил  на  противоположной  стороне
Шаронвилла. Набрав номер, я принялся терпеливо ждать. Я уже  начал  бояться,
что его нет дома, когда в трубке раздался щелчок. Голос Менсона спросил:
     - Кто это?
     - Ларри Лукас.
     - Ларри? Господи, как хорошо, что вы позвонили! -  Я  услышал,  как  он
невнятно что-то говорил кому-то, видимо, прикрыв микрофон  рукой.  -  Вы  не
можете сейчас приехать сюда, Ларри?
     По тону его голоса я понял, что Гленда не теряла времени  даром.  Нужно
было выручать Менсона.
     - Вы заложник, Алекс?
     - Да. Приезжайте, не беспокойтесь. Вы поняли? Скорее! -  в  его  голосе
ясно слышалось нетерпение.
     - Еду, - коротко сказал я, кладя трубку.
     Картина была более чем ясна: он, его жена  и  двое  детей,  а  напротив
Гленда с револьвером в руке.  Некоторое  время  я  раздумывал  над  тем,  не
позвонить ли  в  полицию.  "Не  беспокойтесь!"  -  сказал  Менсон.  Я  вновь
представил Гленду с оружием  в  руках.  "Ты  выпустишь  Гарри,  или  я  тебя
убью!" - сказала она, и по тону голоса  я  не  сомневался,  что  она  вполне
может выполнить свою угрозу, если вспомнить дикий блеск в  ее  глазах.  Нет,
сейчас не время звонить в полицию! Я выбежал  из  телефонной  будки,  сел  в
машину и на максимальной скорости помчался к дому Менсона. В этот час  шоссе
было пустым,  но  все  же  следовало  опасаться  дорожной  полиции.  Но  мне
повезло: полицейские, видимо, были заняты каким-то другим делом.
     Возле  дома  Менсона  стоял  так   хорошо   знакомый   мне   "кадиллак"
Браннингама. Вооруженная Гленда находилась внутри дома. Я  вышел  из  машины
и, обойдя "кадиллак", поднялся по ступенькам. Даже не нажав  кнопку  звонка,
я открыл дверь.
     Передо мной стоял Менсон.  Я  с  трудом  узнал  в  этом  человеке  того
величественного банкира, каким я его видел практически каждый  день.  Передо
мной стоял жалкий человек, весь мокрый от страха. Его руки дрожали, а  глаза
были пустыми.
     - Ради Бога, что произошло? Эта женщина угрожает убить моих детей!  Она
хочет, чтобы я открыл бункер с сейфами. Я  ей  сто  раз  повторил,  что  это
совершенно невозможно до завтрашнего утра.
     - Ты откроешь, сволочь! - хрипло закричала Гленда. - Иди сюда!
     Менсон задрожал. Я обошел его и вошел в гостиную. Это  была  именно  та
картина, которую я  и  ожидал  увидеть.  На  большом  диване  сидела  Моника
Менсон, обнимая детей. Я часто встречал ее на коктейлях  или  в  банке.  Это
была довольно милая женщина, именно такая, которая  и  была  нужна  Менсону.
Двое детей были сильно напуганы. Девочка плакала.
     Гленда  сделала  шаг  назад.  В  ее  руке  был  тяжелый  автоматический
револьвер сорок пятого калибра. Смертельное оружие  на  любой  дистанции.  У
нее был вид сумасшедшей.
     - Ты откроешь двери! - визгливо закричала она. - Ты выпустишь Гарри!  -
Повернувшись к Монике, она  продолжала:  -  Если  ты  хочешь  видеть  своего
кретина-мужа живым, не делай ничего! Не дай Бог, ты предупредишь полицию,  я
моментально вышибу ему мозги! - Она махнула  стволом  револьвера,  обращаясь
ко мне: - Поехали! - Затем повернулась к Менсону: - И ты тоже!
     Вот тут она и сделала ошибку,  как  до  нее  это  сделал  Клаус,  когда
принял участие в ограблении. Если бы Гленда осталась  наедине  с  Моникой  и
детьми, она оказалась бы в более выгодной ситуации. Угрожая им,  она  лишила
бы меня свободы маневра, и я был бы просто вынужден открыть  дверь.  Но  она
была в том состоянии, что уже не могла логически мыслить. Все подавила  лишь
одна мысль: как можно быстрее освободить Гарри!
     Не давая ей времени подумать, я взял Менсона  под  руку  и  потащил  из
дома.
     - Позвольте мне действовать и не говорите ни слова, - твердо сказал  я,
когда Гленда  приказала  Монике  не  шевелиться.  Теперь  я  был  совершенно
спокоен. Чего не скажешь о Менсоне. Он был в таком  состоянии,  что  не  мог
передвигаться без посторонней помощи. Мне пришлось буквально  тащить  его  к
машине.
     - Мы  едем  в  моем  автомобиле,  -  сказал  я  Гленде.   -   Все   мои
приспособления в багажнике.
     - Слушай, скотина, - сказала она, - если ты попытаешься меня  обмануть,
то сильно пожалеешь об этом. Садись за руль, и побыстрее. Он сядет  рядом  с
тобой.
     Мы сели. Гленда тут же ткнула стволом револьвера мне в спину.
     - Пошевеливайся, черт возьми!
     Я вырулил на главную улицу и погнал машину к банку.
     - Слушай, Гленда, - сказал я, стараясь говорить как можно спокойнее,  -
я выпущу Гарри, но это в любом случае будет концом и для него  и  для  тебя.
Браннингам покончил с собой.
     Я услышал, как часто задышал Менсон, но у него хватило ума промолчать.
     - Мне плевать на Браннингама! Для меня существует только  один  мужчина
в мире - Гарри! Если с ним что-то случится, я разделю его судьбу!
     Прежде чем свернуть  на  улицу,  ведущую  к  банку,  я  притормозил.  Я
издалека увидел охранника перед своей будкой с автоматической  винтовкой  на
плече.  Машин  было  немного.   С   десяток   праздных   гуляк   безразлично
рассматривали витрины магазинов.
     Я остановил машину перед банком.  Охранник  насторожился,  рассматривая
нас. Узнав Менсона,  он  приветствовал  его  взмахом  руки.  И  в  следующее
мгновение он заметил револьвер в руке Гленды. Лицо  его  медленно  приобрело
цвет бараньего жира. Он схватился было за  винтовку,  но  это  была  ошибка:
револьвер за моей спиной выстрелил, и он, как мешок, свалился на землю.  Она
убила его!
     - Выходите! - завопила Гленда. - За дело! Открывайте двери!
     Стараясь не показать  страха,  я  вышел  и,  открыв  багажник,  вытащил
оттуда  пластиковый  пакет.  Дрожащими  руками  я  отыскал   приспособление,
нейтрализующее охранную систему, и в этот момент услышал крик. К  нам  бежал
полицейский,  размахивая  револьвером.  Он  растерянно  остановился,   узнав
Менсона,  и  этого  мгновения  оказалось   достаточно.   Гленда   выстрелила
вторично, и он упал, схватившись за грудь.
     - За дело! - она толкнула меня к двери банка.
     Я включил аппарат, и дверь открылась.
     Она толкнула меня и Менсона в глубь банка.
     - Закройте дверь! - приказала Гленда.
     Я выключил аппарат, и дверь закрылась.
     - Где бункер с сейфами?
     - Там, - я махнул рукой в дальний конец зала.
     Она  бегом  побежала  туда,  не  зная,  что   все   пространство   зала
контролируется лучами  охранной  системы.  В  комиссариате  полиции  тут  же
сработала система оповещения. Звонок тревоги  раздался  и  в  отделении  ФБР
Шаронвилла. Через несколько минут банк будет окружен полицией.
     Рукояткой револьвера она колотила по стальной двери, вопя:
     - Гарри, я уже здесь! Я освобожу тебя, Гарри!
     Я тронул Менсона за локоть.
     - Когда я подам сигнал, вы куда-нибудь спрячетесь.
     Гленда вдруг повернулась, с бешенством глядя на меня.
     - Открывай дверь или я вышибу мозги у этого банкира! -  закричала  она,
направив оружие на Менсона.
     - Пульт, управляющий открыванием двери, находится на  втором  этаже,  -
как можно спокойнее  сказал  я.  -  Лифт  здесь.  -  Подойдя,  я  с  помощью
нейтрализатора открыл двери. - Заходите.
     После некоторого колебания Гленда втолкнула  в  лифт  Менсона  и  вошла
сама. Это была еще одна ошибка. Если бы она  оставалась  внизу  с  Менсоном,
мои руки были бы связаны. Пока Гленда  не  видела  кнопок  лифта,  я  быстро
нажал кнопку второго, а затем четвертого этажей.  Дверь  закрылась,  и  лифт
поднял нас на второй этаж, открыв  двери.  Пятясь  задом,  Гленда  вышла  из
лифта, я последовал за ней и остановился перед открытой дверью.
     - Выходи! - заорала она на Менсона, который оставался в лифте.
     - Гленда, ты должна понять, если убьешь меня, Гарри умрет тоже.
     Послышался шум закрывающейся кабины лифта.
     - Прячьтесь! - крикнул я Менсону.
     - Мерзавец! - в бессильной злобе крикнула Гленда.
     Выстрелит ли она? Пот стекал у меня по лицу.
     - Гленда, не делай глупостей! Я открою дверь и выпущу Гарри! -  крикнул
я.
     С перекошенным от бешенства лицом она затравленно оглянулась и,  увидев
лестницу,   бросилась   к   ней,   надеясь   перехватить   Менсона,   своего
единственного заложника.
     Я метнулся вслед за ней и в прыжке  успел  ухватить  ее  за  ноги.  Она
упала, оружие вылетело из ее руки.
     Вскочив, я подобрал револьвер. Она не шевелилась,  видимо,  поняв,  что
проиграла. Затем, закрыв лицо руками, она зарыдала.
     Сирена полицейской машины, на полной скорости приближающейся  к  банку,
заглушила звуки ее рыданий.


     Капитан Перрел из  полиции  Лос-Анджелеса  сидел  в  кабинете  Менсона.
Бентли, помощник шерифа, стоял за его спиной.
     Капитан сразу взял руководство операцией в свои руки. Это был  истинный
полицейский. Вначале он досконально разобрался в сложившейся ситуации, а  уж
потом приступил к делу.
     Когда я открыл двери и впустил его со  сворой  вооруженных  полицейских
внутрь банка, он сухо осведомился:
     - Что произошло?
     - Четверо вооруженных преступников  заперты  в  бункере  с  сейфами,  -
сказал я. - На втором этаже  находится  женщина,  которой  принадлежал  этот
револьвер.  Она  из  этой  же  банды  и  уже  успела  убить  полицейского  и
охранника. В настоящий момент она не вооружена, но очень опасна.
     Перрел взмахнул рукой,  и  двое  полицейских,  держа  оружие  наготове,
осторожно двинулись вверх по лестнице.
     Мое сердце замерло. Я до сих пор любил Гленду. Может быть, она  все  же
сохранила хотя бы искру расположения ко мне?
     - Так вы говорите, что преступники, запертые в бункере, вооружены?
     - Да.  Среди  них  один  профессиональный  убийца,  а   другой   вообще
ненормальный. Но все очень опасны и вооружены.
     - Хорошо. Вначале разберемся с  женщиной.  -  Он  вошел  в  лифт,  и  я
последовал за ним. Выйдя из лифта,  мы  стали  свидетелями  последнего  акта
драмы.
     - Шеф, - крикнул один из полицейских, - она забралась на  подоконник  и
хочет спрыгнуть.
     С улицы слышался возбужденный гомон толпы, собравшейся возле банка.
     Перрел быстро  проскользнул  в  комнату,  где  находилась  Гленда.  Она
стояла на подоконнике спиной к нему и смотрела вниз.
     - Позвольте мне поговорить с ней, - попросил я капитана.
     Обойдя его, я подошел к Гленде.
     - Гленда, - как можно мягче  сказал  я,  -  я  выпущу  Гарри.  Ведь  он
захочет с тобой поговорить.
     Услышав мой голос, она обернулась. Я  невольно  отшатнулся,  увидев  ее
лицо: бледное, как полотно, кровь стекает с искусанных губ,  глаза  потеряли
осмысленное выражение. У нее был вид животного, попавшего в ловушку.
     Я любил эту женщину, но теперь во мне не осталось и капли любви.  Боже,
как я заблуждался! Почему  я  не  мог  рассмотреть  истинную  сущность  этой
бестии? Я видел перед собой совершенно чужого, опасного человека.
     - Ах ты, сволочь!  -  крикнула  она.  -  Так  получай!  -  В  следующее
мгновение у  нее  в  руке  появился  маленький  револьвер  двадцать  второго
калибра.
     За моей спиной прогремел выстрел, и  лицо  Гленды  исказилось.  На  лбу
появилась аккуратная красная дырочка. Стрелял капитан.  Револьвер  выпал  из
ее руки, она зашаталась и упала  вниз.  С  улицы  донесся  возбужденный  гул
голосов.
     Я буквально упал в кресло, уже ничего не соображая. Будто сквозь сон  я
слышал, как капитан отдает распоряжения.
     Туда и обратно бегали какие-то люди, слышались возбужденные голоса.  Но
я был весь во власти  воспоминания.  Снова  видел  Гленду  на  площадке  для
гольфа, вспомнил  тот  великолепный  ужин  в  ее  квартире,  когда  нам  так
некстати помешал Томпсон. Вспомнил те краткие моменты, когда  мы  занимались
любовью.  Она  ждала  меня,  сидя  на  песке,  и  хладнокровно  намеревалась
предать.
     - Ларри!
     Голос Менсона заставил меня вздрогнуть. Он стоял рядом со мной.
     - Они требуют, чтобы я открыл бункер с сейфами. А я  еще  раз  повторил
им, что могу сделать это лишь утром в понедельник.
     Вот и пришел мой час! Обратной дороги не было.
     - Я могу это сделать прямо сейчас.
     Менсон изумленно уставился на меня.
     - Но этого просто не может быть!
     - Еще как может. Не забывай, именно я спроектировал всю эту систему.
     - Прекрасно, мистер Лукас, - сказал капитан  Перрел.  -  Приступайте  к
делу. Но вначале расскажите нам, как все это произошло.
     Сидя за  письменным  столом  в  кабинете  Менсона,  я  выложил  им  всю
историю. Я ничего не скрывал в этом проклятом деле,  хотя  видел,  что  коп,
примостившийся в кресле в углу, записывает каждое мое  слово.  Мне  было  на
все наплевать. Я знал, что рано или поздно,  но  вся  эта  история  выплывет
наружу, и обо мне будут судачить во всех общественных местах  Шаронвилла.  В
этом городе мне больше не жить. Моя репутация испорчена навсегда.
     Тем не менее, я подумал о Билле  Диксоне.  Жаль,  ему  придется  искать
другого компаньона.
     Когда я закончил, некоторое время все  молчали.  Менсон  с  возмущением
смотрел на меня. Я вытащил пленку из своего кармана и протянул Перрелу.
     - Вот запись последней беседы с Браннингамом. У его секретарши  имеются
еще две пленки. Браннингам был замешан в  этом  деле  с  самого  начала.  Вы
найдете его тело на вилле в Пенсильвания-Бейн.
     - Вы уверены, что он покончил с собой?
     - По крайней мере, я слышал выстрел, когда уезжал. Но тела не видел.
     Капитан повернулся к Бентли.
     - Тим, немедленно пошлите туда врача и карету "скорой помощи"!
     Едва Тим выскочил из кабинета, как на пороге возник сержант.
     - Все готово, шеф. Мои люди заняли свои места.
     - Что ж, приступаем, - капитан поднялся. - Пойдемте, Лукас. Если  будет
что-то не так, сразу дайте мне знать.
     Пока Менсон звонил своей жене, чтобы успокоить  ее,  мы  спустились  на
первый  этаж.  Пять  полицейских  в  пуленепробиваемых  жилетах   полукругом
расположились возле двери. Все были  вооружены  автоматическими  винтовками.
Еще около дюжины агентов тоже в  пуленепробиваемых  жилетах  оцепили  здание
банка.
     - Они могут услышать нас через дверь? - поинтересовался капитан.
     - Нет.
     - Существует ли возможность как-нибудь с ними связаться?
     - Ни малейшей.
     Он равнодушно пожал плечами.
     - Тогда делайте  свое  дело.  -  Повернувшись  к  полицейским,  капитан
приказал: - При малейшем сопротивлении с их  стороны  немедленно  открывайте
огонь.
     - Мне понадобится, как минимум, двадцать минут, чтобы открыть дверь.
     - Мы не торопимся. Действуйте.
     Прихватив пакет со своими приспособлениями, я вновь поднялся на  второй
этаж и вошел  в  кабинет  Менсона.  Банкир  все  еще  находился  там.  После
разговора с женой он успокоился и вновь стал прежним Менсоном.
     - Ларри, -  сказал  он,  -  теперь  я  представляю,  что  значит  стать
объектом шантажа. Даже такой человек, как Браннингам, не смог  противостоять
этому. Я на вашей стороне, Ларри.  Можете  рассчитывать  на  меня.  Ведь  вы
спасли жизнь мне и моей семье.
     Я слушал его краем уха. Все мои мысли были о тех четверых,  запертых  в
бункере. Я мог открыть дверь.  Но  как  будут  развиваться  события  дальше?
Пятеро полицейских с оружием  в  руках  -  достаточно  большая  сила,  чтобы
исключить любую  возможность  для  бегства.  Может  быть,  они  поймут  свое
положение и сдадутся?
     Но Клаус! Ведь если его арестуют, ему автоматически грозит  пожизненное
заключение. Нет, просто  так  он  не  сдастся.  Да  еще  Бенни!  Этот  будет
сражаться до последнего. Гарри и  Джо?  Что  ж,  возможно,  как  раз  эти  и
сдадутся.
     - Поживем - увидим, Алекс, - сказал я, раскладывая инструменты.
     Менсон  молча  наблюдал  за  моими  действиями.  Мои  руки  дрожали,  и
понадобилось довольно много времени, пока я  подсоединил  провода  в  нужной
последовательности. Едва я управился, как в кабинет вошел Перрел.
     - Двери откроются сразу, едва я включу свой прибор, - сказал я ему.
     - Минутку, - он выбежал в коридор.
     Я выждал четыре минуты, наблюдая  за  секундной  стрелкой,  бегущей  по
циферблату. Затем набрал четыре цифры и поставил пленку.  Через  пару  минут
зажегся зеленый свет, сигнализируя, что дверь открыта.
     Я выбежал в коридор. Не успел  сделать  и  два  шага,  как  послышались
частые  звуки  выстрелов.  И  тут  же  в   унисон   им   загремели   очереди
автоматических винтовок.
     Когда я спустился в холл, все было кончено. Я даже не знал,  радоваться
мне или расстраиваться.
     Клаус лежал на полу в луже крови. Бенни, схватившись  за  простреленную
руку, вопил о пощаде. Возле выпотрошенного сейфа,  скорчившись,  лежал  Джо.
Видимо, пуля попала ему в живот.
     Я  остановился  на  последней  ступеньке  лестницы,  глядя  на  ужасную
картину. Но где же Гарри?
     Полицейский, спрятавшись за сейфом, закричал:
     - Эй, ты, выходи с поднятыми руками!
     В бункере пластами плавал пороховой дым. Что-то  с  грохотом  упало,  и
из-за второго ряда сейфов показался Гарри с поднятыми  руками.  Он  медленно
двинулся вперед. Я внимательно смотрел на него.  Вот  человек,  которого  до
безумия любила Гленда! Высокий, бородатый, он был очень бледен, несмотря  на
загар. "Единственный мужчина в моей жизни!" - так сказала о нем  Гленда.  По
крайней  мере,  хотя  бы  он  остался  невредимым.  Правда,  скорее   всего,
оставшийся отрезок жизни он проведет за решеткой. Глядя  на  него,  я  вдруг
понял, почему Гленда любила  его  так  страстно.  Даже  в  этой  критической
ситуации он сохранял невозмутимый вид и казался уверенным в себе. Что  ж,  в
мужестве ему не откажешь.
     Бенни увели. Четверо дюжих полицейских  окружили  Гарри.  Один  из  них
надел на него наручники.
     Гарри поверх голов полицейских посмотрел на меня. На его  бледном  лице
появилось некое подобие улыбки.
     - Нельзя ведь всегда выигрывать, правда? - сказал он. - Поздравляю,  вы
отменно провели свою партию. Вот уж действительно: смеется тот, кто  смеется
последним. Мы слишком много смеялись над вами вначале.  И  вот  закономерный
результат...
     Полицейский толкнул его в спину, заставив замолчать.
     - Минутку! - крикнул я, и копы уставились на меня.
     - Гарри, я хочу,  чтобы  вы  знали:  Гленда  сделала  все  возможное  и
невозможное, чтобы вас спасти. Она мертва.
     Он криво улыбнулся.
     - Эта шлюха? Мне совершенно наплевать на ее смерть. Она  не  была  даже
хорошей любовницей! - кивнув на прощание, он  в  окружении  копов  вышел  из
банка.

Популярность: 12, Last-modified: Sat, 06 Dec 2003 08:05:47 GMT