Я одобряю  такой  лозунг:  "Не  бояться  трудностей,  не  бояться
смерти".

     Необходимо работать  с   исключительной   кропотливостью.   Нужна
исключительная  кропотливость,  небрежность недопустима,  она зачастую
ведет к ошибкам.

     Пусть нас не трогают,  и мы не тронем,  а если  тронут  -  мы  не
останемся в долгу.

     Без разрушения  нет  созидания.  Разрушение  -  это критика,  это
революция.  Разрушение требует выяснения истины,  а выяснение истины и
есть созидание.

     То, что мыслимо, то осуществимо.

     Американский империализм  убивает  людей чужих стран,  он убивает
также белых и негров собственной страны.

     Американский империализм кажется громадой, но фактически является
бумажным тигром и делает предсмертные потуги.

     Народы всего   мира,   сплачивайтесь   и   громите   американских
агрессоров и всех их приспешников!

     Эта армия  всегда  бесстрашно  идет  вперед.  Она полна решимости
одолеть любого врага, сама же она никогда не покорится врагу.

     Народно-освободительная армия всегда была и будет боевым отрядом.
Даже после победы во всей стране она будет оставаться боевым отрядом в
течение целого исторического периода,  до тех пор  пока  в  стране  не
будут    уничтожены    классы,    а    в   мире   будет   существовать
империалистическая система. Тут не должно быть никаких недоразумений и
колебаний.

     Коммунист должен быть искренним,  преданным и активным,  интересы
революции  должны  быть  для  него  дороже жизни,  он должен подчинять
личные  интересы  интересам  революции;  всегда  и  везде  он   должен
отстаивать правильные принципы,  вести неустанную борьбу против всяких
неправильных взглядов и поступков и тем самым крепить  коллективизм  в
жизни  партии  и  связь  партии  с  массами;  он  должен заботиться об
интересах партии и масс больше,  чем о  своих  собственных  интересах,
заботиться о других больше,  чем о себе.  Только такой человек достоин
называться коммунистом.

     Мы стоим  за  активную  идеологическую  борьбу,   так   как   она
представляет собой оружие,  при помощи которого достигается внутреннее
сплочение партии и других революционных организации, обеспечивающее их
боеспособность.   Каждый   коммунист,   каждый   революционер   должен
пользоваться этим оружием.

     Враг сам по себе не исчезнет.

     В ходе  нашей  борьбы  мы  раз  и  навсегда покончим с феодальным
гнетом,  существовавшим тысячелетиями,  и с империалистическим гнетом,
длившимся свыше ста лет.

     Чтобы свергнуть   ту   или   иную   политическую  власть,  всегда
необходимо прежде всего  подготовить  общественное  мнение,  проделать
работу  в области идеологии.  Так поступают революционные классы,  так
поступают и контрреволюционные классы.

     Необходимо всемерно  избегать  односторонности  и ограниченности.
Необходимо  выступать   за   материалистическую   диалектику,   против
метафизики и схоластики.

     Империализм и все реакционеры - бумажные тигры.

     Коммунизм - это цельная идеология пролетариата и вместе с  тем  -
это новый общественный строй.  Эта идеология и этот общественный строй
отличны от всякой другой идеологии и от всякого другого  общественного
строя  и  являются  наиболее  совершенными,  наиболее  прогрессивными,
наиболее  революционными,   наиболее   разумными   во   всей   истории
человечества.  Феодальная  идеология  и общественный строй уже сданы в
музей истории.  Идеология и общественный  строй  капитализма  в  одной
части мира (в СССР) уже тоже сданы в музей,  а в остальных странах еле
дышат,  доживают последние дни и  скоро  попадут  в  музей.  И  только
идеология   и  общественный  строй  коммунизма,  не  зная  преград,  с
неодолимой  силой  распространяются  по  всему  миру,  переживая  свою
прекрасную весну.

     Реакционеры всех  мастей  стремятся  уничтожить  революцию  путем
убийств,  они считают,  что чем больше будет убито людей, тем меньшими
будут силы революции.  Однако,  в противоположность таким реакционным,
субъективистским  желаниям,  фактом  является  то,  что   чем   больше
реакционеры  убивают  людей,  тем  больше силы революции,  тем ближе к
гибели реакция. Это - непреодолимый закон.

     Социалистический строй в конечном счете заменит капиталистический
строй  -  это  объективный  закон,  независимый от воли людей.  Как бы
реакционеры ни пытались затормозить движение  колеса  истории  вперед,
революция  рано  или  поздно произойдет и неизбежно одержит победу.  У
китайского народа есть выражение,  характеризующее поступки  некоторых
глупцов:  "Подняв  камень,  себе  же  отшибают  ноги".  Именно  такими
глупцами и являются реакционеры различных стран. Репрессии, проводимые
ими  в  отношении  революционных  народов,  в  конце концов могут лишь
стимулировать еще более широкую и еще более бурную народную революцию.
Разве  всякого  рода  репрессии  русского  царя  и  Чан  Кай-ши против
революционных народов не сыграли такой стимулирующей роли в  отношении
великой русской революции и великой китайской революции?

     Всякий, кто  стремится  поживиться  на  чужой  счет,  обязательно
кончает плохо!

     Если говорить о нашем желании,  то мы не хотим воевать ни  одного
дня. Однако если обстоятельства вынудят нас воевать, то мы в состоянии
вести войну до конца.

     Непременно наступит   день,   когда   американские    реакционеры
обнаружат, что против них выступают все народы мира.

     Я полагаю,  что  американский  народ и народы тех стран,  которым
угрожает агрессия со  стороны  США,  должны  объединиться  для  борьбы
против  наступления  американских  реакционеров  и  их  прихвостней  в
различных странах. Только одержав победу в этой борьбе, можно избежать
третьей мировой войны, в противном случае она неизбежна.

     Атомная бомба   -   это   бумажный   тигр,  которым  американские
реакционеры запугивают людей,  с виду он кажется страшным,  а на самом
деле вовсе не страшен.  Конечно,  атомная бомба - это оружие массового
истребления, однако исход войны решает народ, а не один-два новых вида
оружия.

     Все реакционеры - это бумажные тигры. С виду реакционеры страшны,
но в действительности они не так уж сильны.  Если рассматривать вопрос
с точки зрения длительного периода времени,  то подлинно могучей силой
обладают не реакционеры,  а народ.  На чьей же стороне была  подлинная
сила в России до Февральской революции 1917 года? Внешне казалось, что
сила была на стороне царя,  однако  одного  порыва  ветра  Февральской
революции было достаточно,  чтобы смести его.  В конце концов,  сила в
России оказалась на стороне Советов рабочих, крестьянских и солдатских
депутатов.  Царь оказался всего-навсего бумажным тигром.  Разве в свое
время Гитлера не считали очень сильным?  Но история показала,  что  он
был бумажным тигром.  Так обстояло дело с Муссолини, так обстояло дело
и с японским  империализмом.  И  наоборот,  силы  Советского  Союза  и
любящих   демократию  и  свободу  народов  различных  стран  оказались
значительно более могучими, чем люди предполагали.

     Преимущество на нашей стороне, а не на стороне врагов.

     После победы во второй  мировой  войне  американский  империализм
вместе  с  его  прихвостнями  в  различных  странах  пришел  на  смену
фашистской Германии,  Италии и Японии и бешено готовит  новую  мировую
войну,  угрожает  всему  миру.  В  этом  отражается крайнее загнивание
капиталистического мира и его страх перед приближающейся гибелью. Этот
враг  все  еще  силен,  поэтому все революционные силы в каждой стране
должны сплотиться,  революционные силы всех стран  должны  сплотиться,
должны   создать   антиимпериалистический  единый  фронт  во  главе  с
Советским Союзом и следовать правильной политике,  в противном  случае
победа невозможна. У этого врага слабая основа, в его стане происходит
распад,  он оторван от народа,  и ему не избавиться от  экономического
кризиса, следовательно, его можно победить. Было бы величайшей ошибкой
переоценивать силы врага и недооценивать силы революции.

     Следует выступать против переоценки  сил  врага.  Так,  например,
боязнь  перед  американским империализмом,  боязнь перенесения военных
действий на  территорию  гоминьдановских  районов,  боязнь  ликвидации
компрадорско-феодального   строя,   осуществления  раздела  помещичьих
земель и  конфискации  бюрократического  капитала,  боязнь  длительной
войны  и т.п.  - все это является неправильным.  Мировой империализм и
господствующая в Китае чанкайшистская реакционная клика уже прогнили и
лишены перспектив. У нас есть основания пренебрегать ими; мы уверены и
убеждены в том,  что одержим победу над всеми внутренними  и  внешними
врагами  китайского народа.  Однако в каждом частном случае,  в каждом
конкретном   вопросе   борьбы   (будь   то   военная,    политическая,
экономическая  или  идеологическая  борьба)  ни  в  коем случае нельзя
пренебрегать  врагом,  наоборот,  нужно  относиться  к  нему  со  всей
серьезностью и сосредоточивать все силы в битве с ним,  и только таким
образом можно одержать победу.  Правильно указывая на то, что в целом,
в  стратегическом  отношении  нужно пренебрегать врагом,  мы отнюдь не
должны в каждом частном случае,  в  каждом  конкретном  вопросе  также
пренебрегать врагом. Если мы в целом переоценим силы врага и, поэтому,
не осмелимся свергнуть его,  не  осмелимся  завоевать  победу,  то  мы
допустим правооппортунистическую ошибку. Если в каждом частном случае,
в каждом конкретном вопросе мы не  будем  соблюдать  осторожности,  не
будем   придавать   большого   значения  искусству  борьбы,  не  будем
сосредоточивать все силы в битве,  не будем обращать внимания  на  то,
чтобы  завоевать всех союзников,  которых нужно завоевать (середняков,
самостоятельных ремесленников и мелких торговцев,  среднюю  буржуазию,
учащихся,   учителей,   профессоров,  рядовых  интеллигентов,  рядовых
государственных служащих,  людей свободных  профессий  и  просвещенных
шэньши), то мы допустим "лево"-оппортунистическую ошибку.

     В 1946  году,  когда  Чан  Кай-ши  начал  наступление против нас,
многие наши товарищи и весь наш народ беспокоились о том, сможем ли мы
выиграть войну.  Меня тоже волновало это. Но у нас была уверенность. В
то время приехала в Яньань одна американская  журналистка  по  фамилии
Анна Луиза Стронг.  В беседе с ней я затронул много вопросов:  и о Чан
Кай-ши,  и о Гитлере, и о Японии, и о США, и об атомной бомбе и т.д. Я
тогда сказал, что все так называемые могучие реакционные силы на самом
деле представляют собой всего лишь бумажных тигров,  ибо они  оторваны
от народа.  Посмотрите,  разве Гитлер не был бумажным тигром?  Разве с
ним не было покончено?  Я тоже говорил,  что русский царь был бумажным
тигром,  китайский император был бумажным тигром, японский империализм
был бумажным тигром.  Ведь со всеми ими было покончено. С американским
империализмом  еще  не  покончено,  у него есть и атомные бомбы.  Но я
думаю,  что с ним также будет покончено,  он  тоже  является  бумажным
тигром.  Чан  Кай-ши  был  в свое время очень сильным,  его регулярная
армия насчитывала более 4 миллионов человек.  Тогда  мы  находились  в
Яньане. А сколько было в то время в Яньане населения? 7 тысяч человек.
А сколько у нас было войск?  Всего 900 тысяч партизан, причем они были
полностью  разбросаны  в  нескольких десятках опорных баз,  отрезанных
друг от друга Чан Кай-ши.  Однако мы говорили, что Чан Кай-ши является
не чем иным,  как бумажным тигром, и мы непременно победим его. Во имя
борьбы с врагом,  в течение длительного  времени  у  нас  складывалось
такое понятие, что в стратегическом отношении мы должны презирать всех
врагов, а в тактическом отношении должны уделять всем врагам серьезное
внимание,  то есть в целом мы непременно должны презирать врагов,  а в
каждом конкретном случае мы непременно  должны  уделять  им  серьезное
внимание.  Если  в  целом  не презирать врагов,  то мы можем совершить
оппортунистические ошибки.  Когда жили Маркс и Энгельс и их всего было
двое,  они  тогда  уже  заявили,  что  капитализм  во  всем мире будет
свергнут.  Однако в конкретном случае,  в отношении  каждого  врага  в
отдельности,  если ему не уделять серьезного внимания,  то мы совершим
авантюристические  ошибки.   Войну   можно   вести   лишь   отдельными
операциями,  врага  можно  уничтожать  лишь  по  частям,  заводы можно
строить лишь по объектам,  землю крестьянин может вспахивать  лишь  по
участкам.  То же самое можно сказать и о еде. С точки зрения стратегии
нам еда нипочем:  мы готовы поесть всю пищу.  Но в конкретном  случае,
когда  кушаешь,  то глотаешь пищу частями и не можешь проглотить сразу
все явства со стола.  Вот это и  называется  решать  каждый  вопрос  в
отдельности, а в военной литературе это называется разгромить врага по
частям.

     Империалисты, помимо стремления найти  спасение  своей  судьбы  в
репрессиях  в  отношении  народов  своих  стран  и  народов  колоний и
полуколоний,  возлагают еще надежды на войну.  Однако на что они могут
рассчитывать  в  войне?  За  последние  полвека мы уже дважды пережили
мировую  войну.  После  первой   мировой   войны   произошла   Великая
Октябрьская социалистическая революция в России.  После второй мировой
войны в Восточной Европе и  на  Востоке  возникло  еще  большее  число
революций.  Если империалистические молодчики решатся развязать третью
мировую войну,  то они не добьются никаких других  результатов,  кроме
ускорения полной гибели мировой капиталистической системы.

     В настоящее   время  люди  во  всех  странах  мира  рассуждают  о
возможности возникновения третьей мировой войны.  По этому вопросу  мы
должны  быть  в  состоянии  моральной  готовности  и  подходить к делу
аналитически.  Мы твердо стоим за мир и выступаем против войны. Однако
если  империалисты  все  же развяжут войну,  то и в этом случае нам не
надо бояться.  Наш подход к этому вопросу  такой  же,  как  ко  всяким
"беспорядкам":  во-первых,  мы против,  во-вторых, мы не боимся. После
первой мировой войны  появился  Советский  Союз  с  населением  в  200
миллионов    человек;    после    второй    мировой   войны   появился
социалистический лагерь,  охватывающий 900  миллионов  человек.  Можно
утверждать, что если, несмотря ни на что, империалисты развяжут третью
мировую войну,  то в результате  войны  еще  сотни  миллионов  человек
непременно  перейдут  на сторону социализма и под властью империализма
останется лишь небольшая территория; возможен также полный развал всей
империалистической системы.

     Империализм имеет   видимость   мощи,   но   под  ней  скрывается
прогнившее нутро,  так как он не пользуется поддержкой  народа.  Народ
всей страны и народы всего мира,  сплотившись воедино и проведя полную
подготовку, разгромят любые провокации американского империализма.

     Если только империалисты развяжут агрессивную войну,  мы вместе с
народами всего мира непременно сметем их с лица земли!

     Жизнь империалистов не может быть очень продолжительной,  так как
они занимаются лишь плохими делами,  только поддерживают  антинародную
реакцию   в   различных  странах,  захватили  большое  число  колоний,
полуколоний и военных  баз  и  угрожают  миру  атомной  войной.  Таким
образом,  они  вынуждают  более  90  процентов  населения всего мира в
настоящее время или в будущем подняться на общую борьбу с ними. Однако
в  настоящее время империалисты пока еще здравствуют.  Они по-прежнему
бесчинствуют в Азии,  Африке и Латинской Америке.  В западном мире они
по-прежнему  угнетают народные массы своих стран.  Необходимо изменить
такую  обстановку.  Покончить  с  агрессией  и  гнетом  империалистов,
главным образом американских империалистов, - это задача народов всего
мира.

     Развитие человеческого общества в конечном  счете...  приведет  к
уничтожению    войны    -    этого    чудовищного    взаимоистребления
человечества.

     Фашисты и империалисты хотят,  чтобы войны длились без конца. Что
касается нас, то мы хотим положить конец войнам в недалеком будущем.

     Как только человечество уничтожит капитализм, оно вступит в эпоху
вечного мира,  и тогда войны ему уже не будут нужны.  Тогда  не  нужны
будут армии,  военные корабли, боевые самолеты и отравляющие вещества.
Тогда человечество уже во веки веков не увидит войны.

     Подобно тому  как  всем  предметам  и  явлениям  в  мире  присуща
двойственность   (это   и  есть  закон  единства  противоположностей),
империализму и всем реакционерам также присуща  двойственность  -  они
являются   и   настоящими,   и  бумажными  тиграми.  В  прошлом  класс
рабовладельцев, класс феодалов-помещиков и буржуазия до завоевания ими
власти  и  в течение некоторого времени после завоевания ее были полны
жизненных сил,  являлись революционными и прогрессивными, представляли
собой  настоящих тигров.  В последующие периоды,  ввиду того что рабы,
крестьянство  и   пролетариат,   являющиеся   их   противоположностью,
постепенно  росли  и крепли,  вели с ними борьбу,  которая все более и
более обострялась,  класс рабовладельцев,  класс феодалов-помещиков  и
буржуазия  постепенно  изменялись  в обратную сторону и превратились в
реакционеров,  отсталых людей,  в бумажных  тигров,  которые  в  конце
концов были   свергнуты   или   будут   свергнуты   народом.  Подобная
двойственность присуща реакционным,  отсталым,  загнивающим классам  и
тогда,  когда народ вступает с ними в борьбу не на жизнь, а на смерть.
С одной стороны,  они представляют  собой  настоящих  тигров,  которые
пожирают  людей,  причем пожирают их миллионами,  десятками миллионов.
Дело народной борьбы переживает эпоху больших трудностей,  на его пути
встречается   много  крутых  поворотов  и  зигзагов.  Для  того  чтобы
свергнуть  господство  империализма,  феодализма  и   бюрократического
капитализма  в  Китае,  китайскому народу потребовалось свыше ста лет,
пришлось  пожертвовать  десятками  миллионов  жизней,  прежде  чем  он
одержал победу в 1949 году. Посмотрите, разве мы имели здесь дело не с
живыми,  железными,  настоящими тиграми?  Однако они  в  конце  концов
превратились  в  бумажных,  мертвых,  соево-творожных  тигров.  Это  -
исторические факты.  Разве не приходилось наблюдать  такие  факты  или
слышать о них? Да их поистине тысячи и десятки тысяч! Тысячи и десятки
тысяч!  Следовательно,  если подходить к вопросу по существу,  с точки
зрения  длительного  периода  времени,  с  точки зрения стратегии,  то
империализм и всех реакционеров следует рассматривать  такими,  какими
они  являются на самом деле - бумажными тиграми.  На этом основывается
наша  стратегическая  идея.  В  то  же  время  они  являются   живыми,
железными,   настоящими   тиграми,   они   пожирают   людей.  На  этом
основывается наша тактическая идея.

     Наша стратегия состоит в том,  чтобы одному биться против десяти,
наша тактика - в том, чтобы десяти биться против одного. Это - один из
основных законов,  обеспечивающих нам победу над  врагом.
     Малым числом  мы  побеждаем  большое  -  так  заявляем  мы силам,
господствующим над  всем  Китаем.  Вместе  с  тем  большим  числом  мы
побеждаем  малое  -  так  заявляем  мы  отдельной части противника,  с
которой сталкиваемся на поле боя.

     До сих пор у нас еще немало таких  людей,  которые  рассматривают
отдельные  формулировки,  взятые  из марксистско-ленинской литературы,
как  готовую  чудодейственную  панацею,  полагая,  что  достаточно  ее
приобрести,  чтобы  без  всякого  труда излечивать все болезни.  Это -
невежество  людей  незрелых.  Среди  таких  людей  мы   должны   вести
просветительную  работу.  Всякий,  кто рассматривает марксизм-ленинизм
как религиозную догму, является именно таким невежественным человеком.
Такому  нужно прямо сказать - твоя догма ни на что не годится.  Маркс,
Энгельс, Ленин, Сталин неоднократно повторяли, что их учение не догма,
а  руководство  к  действию.  Догматики  же  как  нарочно забывают это
важнейшее положение.  Китайские коммунисты лишь в  том  случае  смогут
считать,  что они осуществляют соединение теории с практикой, если они
сумеют,   исходя   из   марксистско-ленинских   позиций   и   применяя
марксистско-ленинский подход и метод, умело пользуясь учением Ленина -
Сталина  о  китайской  революции,  сделать  шаг  вперед  и  на  основе
серьезного  изучения  истории  и  революционной действительности Китая
создать во всех областях теоретические труды,  отвечающие потребностям
Китая.  Можно хоть сто лет на словах проповедовать соединение теории с
практикой,  но если не связывать теорию с практикой  на  деле,  то  от
такой   проповеди   никакой   пользы  не  будет.  Ведя  борьбу  против
субъективного,  однобокого подхода,  мы должны разбить догматизм с его
субъективностью и однобокостью.

     Если взять последовательность движения человеческого познания, то
оно  всегда  постепенно   расширяется   от   познания   единичного   и
специфического  к  познанию  общего.  Люди всегда познают прежде всего
специфическую сущность многих различных явлений и только  затем  могут
переходить к обобщению,  познавать общую сущность явлений. Лишь познав
данную  общую  сущность,  руководствуясь  этим  общим  знанием   и   в
дальнейшем   исследуя   различные  конкретные  вещи,  которые  еще  не
исследованы  или  исследованы  неглубоко,  и  найдя  их  специфическую
сущность,  можно  пополнить,  обогатить  и развить знание данной общей
сущности,  не допуская, чтобы это знание общей сущности превратилось в
нечто окостенелое и мертвое.

Популярность: 78, Last-modified: Wed, 15 Jul 1998 17:45:50 GMT