---------------------------------
     Искандер Ф.А. Собрание. В 10 т.
     М.: Время, 2004.
     Том 9, Козы и Шекспир, с. 221-243.
     OCR: sad369 (г. Омск)
     ---------------------------------

     Я еще помню  те  времена, когда в Чегеме куры не знали  курятников и на
ночь  взлетали  на  деревья.  Выбор  дерева, по-видимому,  определял главный
петух,  который  стоял  на  взлетной  полосе,  пока  все  куры  не  взлетят.
Разумеется,  куры одного хозяйства всегда взлетали на  одно  дерево. Из чего
никак не следует, что они неслись, сидя на ветках.
     Я об этом говорю, потому  что  слухи о том, что чегемские куры несутся,
сидя на ветках, а чегемские  женщины терпеливо стоят под деревьями, растянув
простыни,  чтобы  мягко поймать  снесенные  яйца,  распространялись  врагами
Чегема, которых я устал называть.
     Нет, куриные гнезда уже  придумали, хотя куры чаще предпочитали нестись
вблизи от дома в кустах, вероятно, заметив, что люди нередко используют яйца
не  по  прямому  назначению  продолжения куриного  рода, а  для  поддержания
собственного рода. Кур это не вполне устраивало.
     Так что хозяйка  дома по  вечерам разгребала окрестные кусты и собирала
яйца в подол,  как белые грибы. Хотя грибы  у  нас вообще  не собирают. Да и
зачем  собирать  грибы  там,  где  можно собирать  яйца. Любовь  к  грибам -
следствие хронической бескормицы многих народов.
     ...В двенадцать лет я пас коз в Чегеме и читал Шекспира. Для начала это
было неплохо. Я охватывал действительность с двух сторон.
     К  козам  меня  приставили  не  случайно. Мои  родственники,  с немалым
преувеличением страшась,  что я страдаю под  бременем дармоедства, выдали на
мое попечение коз.
     Но случайно в  доме моей двоюродной сестры, учившейся в городе, я нашел
огромный том Шекспира. Целое лето  я его читал и перечитывал. Лето тоже было
огромным, как том Шекспира.
     - Книга перевешивает его, - насмешливо  говорили чегемцы, увидев меня с
этим томом.
     Из этого не следовало, что они  вообще против книги,  а следовало,  что
все-таки надо сообразовывать вес книги с собственным  весом. Привыкнув иметь
дело с  кладью  на вьючных  животных, они  чутко  замечали всякое  нарушение
равновесия.
     -  Пока  спускаешься  к  пастбищу,  - остановив  меня,  доброжелательно
поучали некоторые, -  можно  веревкой приторочить  книгу  к спине. Она будет
оттягивать  тебя назад. А то брякнешься носом  на  крутой тропе и  скатишься
вниз. С книгой-то  ничего не будет, я  за нее  не  боюсь.  На  ней вон какая
шкура. А ты покалечишься и тем самым опозоришь нас. Скажут, недоглядели!
     - Кто скажет? - по неопытности  спрашивал я первое время,  проявляя,  с
чегемской точки зрения, бестактность, которую нельзя свалить на ротозейство.
     -  Не  притворяйся,  что ты  не знаешь  врагов Чегема! Не  такой  уж ты
маленький! - упрекали меня.
     Изредка находились и неожиданные любители книг.  Один  из  них, пощупав
том Шекспира, предупредил:
     - Видел,  видел, как ты шастаешь  по  деревьям,  оставив свою книгу без
присмотра.  Нехорошо.  Козы-то  ее  не  перегрызут,  хотя обгадить могут.  А
буйволица, пожалуй, перегрызет.
     Мои  тогдашние  худосочность  и  малорослость,  видимо,  способствовали
тревоге чегемцев, что книга  однажды окончательно перевесит меня и  свалит с
тропы. Но я на них нисколько не обижался. Хотя я в те времена и не мечтал  о
писательском  будущем,  но почему-то  знал, что  все  они  мне  когда-нибудь
пригодятся.
     Впрочем,  я уже  тогда  глубоко  задумывался  над  происхождением слов.
Именно тогда я открыл происхождение (ненавижу кавычки!) слова - айва.
     ...В  древности русская  женщина и  кавказский  мужчина  гуляли в наших
дремучих  лесах. Вдруг они  увидели незнакомое дерево,  усеянное незнакомыми
могучими плодами.
     - Ай! - воскликнула русская женщина.
     - Ва! - удивился восточный мужчина.
     Так неведомый плод получил название - айва. Что занесло русскую женщину
в наши дремучие леса, съели они тогда айву в библейском смысле или нет, меня
в те времена не интересовало.
     Я читал Шекспира. Сэр Джон  Фальстаф баронет и королевские шуты надолго
и  даже навсегда стали моими любимыми героями. Один шут  сказал придворному,
наградившему его монетой:
     - Сударь, не будет двоедушием, если вы удвоите свое великодушие!
     Мне  эта  фраза  казалась  пределом остроумия,  доступного человеку.  Я
беспокоился только об одном: дойдет  ли до  моих школьных товарищей в городе
эта шутка без всяких  пояснений.  Я уже знал,  что пояснения снижают уровень
юмора.
     Я хохотал над шутками  шутов  и, подняв  голову, смеялся над хитростями
коз. Когда  я с томом  Шекспира в  руках гнал их на  пастбище и  устраивался
где-нибудь  под кустом,  они время  от  времени поглядывали  на меня,  чтобы
угадать, достаточно ли  я зачитался, чтобы двинуться на недалекое кукурузное
поле. Никакая изгородь их не удерживала.
     Иногда я им очень громко, возможно, пытаясь преодолеть их неопытность в
общении  с Шекспиром,  зачитывал наиболее смешные монологи  Фальстафа. Силой
голоса я пытался заразить их своим восторгом.
     Пастбище было под холмом, на вершине которого находился табачный сарай,
где женщины низали табак. Мой голос доходил до них.
     - Ша, - вскидывалась какая-нибудь из них, - это,  кажется,  кричит Тот,
Кого Перевешивает Книга!
     Иногда  самая любопытная не  выдерживала и,  не  поленившись  выйти  из
сарая, кричала мне вниз:
     - Эй, с кем это ты там перекрикиваешься и хохочешь?!
     - С козами! - кричал я  в ответ, чтобы обрадовать их, ибо ничто  так не
воодушевляет людей, как если мы проявляем признаки неопасного слабоумия. Как
мне  потом  передавали,  мой  ответ  неизменно  приводил  женщин  к  долгим,
аппетитным разговорам о странностях моего сумасшедшего дядюшки.
     Тончайшая  деликатность  чегемок  заключалась  в  том,  что,  аккуратно
перебирая странности моего  сумасшедшего  дядюшки, они никогда не переходили
на  меня.  Правда,   говорили,  что  в  этих  описаниях  иногда  прорывалась
неуместная,  неактуальная  горячность, ибо  странности  моего  дядюшки  были
присущи ему от рождения до пожилого возраста, в котором он тогда пребывал.
     Из  сказанного  никак  не  следует,  что  позже  в жизни моего  дядюшки
наступила тихая,  просветленная старость. Увы, это не так. Однако стремление
к точности  слишком  преследует меня,  словно я,  пытаясь  бежать  от своего
дядюшки, приближаюсь к нему с другой стороны земного шара.
     Итак,  я читал  моим  козам монологи Фальстафа.  Многие  козы  подымали
головы и  слушали.  Иногда  даже фыркали, как мне казалось, в самых  смешных
местах, хотя не полностью исключается, что они фыркали по собственным козьим
надобностям. Как видите, продолжаю следить за точностью происходящего.
     Но, конечно, гораздо чаще,  забывая все на свете,  я зачитывался сам, а
козы в это  время  перемахивали через  изгородь  и поедали кукурузные стебли
вместе с листьями и зелеными стручками фасоли. В Чегеме  фасоль часто сажают
возле кукурузы,  и она оплетает  ее стебель. В Чегеме сажали столько фасоли,
что подпорок не напасешься.
     Очнувшись,  я,  бывало, бегу к стаду,  грозно  крича  магическое слово,
чтобы остановить потраву.
     - Ийо! Ийо! - кричу я, что на козьем языке означает: прочь! Назад!
     Каждый раз,  услышав  мой голос,  козы не  только  не  приостанавливали
потраву,  но,  пользуясь  последними мгновениями, начинали гораздо  быстрей,
даже  с  оттенком раздражения,  раздирать  кукурузные  стебли и  принимались
гораздо  поспешней  жевать.  Видимо,  первейший  проблеск  сознания  - когда
отгоняют от жратвы, быстрее жри!
     Мало того.  Некоторые из них,  держа в  зубах недогрызанные  кукурузные
стебли, восшумев листьями,  перебрасывались через изгородь на пастбище и уже
спокойно  доедали  их  там,  словно  все  дело  было в  территории.  Другие,
опутанные плетями  фасоли, перепрыгнув  через изгородь, сами  себя брезгливо
объедали, якобы  только для того,  чтобы выпутаться  из этих  паразитических
плетей.
     Бригадир  откуда-нибудь с  далекого поля,  услышав мой голос и поняв, в
чем  дело, посылал  громкие  проклятия, не  теряя в  крике  извилистый сюжет
проклятия, что больше всего меня поражало.
     - Опять потрава?! - гремел  он. - Чтобы ты наконец подломился под своей
книгой!  И  чтобы я на костре из твоей книги поджарил самую жадную твою козу
и, клянусь прахом отца, -  огня хватит на эту козу! И  чтобы я,  съев  козу,
поджаренную на огне из твоей книги, успел прикурить от горящего пепла  твоей
книги! И успею, клянусь прахом отца, успею!
     В  самом деле  успеет, с ужасом думал я  и, отогнав коз, возвращался  к
тому Шекспира, не подозревающего, какая опасность над ним нависла.
     Вместе  с козами паслись  три  овечки. Они  паслись, ни  на  секунду не
подымая головы, словно поклявшись страшной клятвой: ни одной травинки в рот,
прежде чем  внюхаемся  в нее! Так как они паслись,  не  подымая головы,  они
иногда наталкивались на коз, и козы их отгоняли ударом рогов. Впрочем,  козы
отгоняли их ударом рогов и тогда, когда овцы и не наталкивались на них.
     Они вообще презирали овец. Никаких причин презирать овец у них не было,
кроме одной: овцы  не могли, да и не  пытались  одолеть изгородь кукурузного
поля. Козы им этого не прощали.
     Козы, в отличие от овец, паслись, часто  подымая голову, чтобы оглядеть
стадо  или  в   глубокой  полководческой   задумчивости  оценить  окружающую
местность. Для этого они не ленились  взобраться на какую-нибудь близлежащую
скалу и оттуда, пожевывая жвачку, озирались.
     Видимо,  им   было   свойственно   стратегическое   мышление.  Впрочем,
стратегическое мышление у них  сочеталось  с практическим.  Увидев со своего
возвышения козу,  которая удачно  подмяла  куст  лещины  и  поглощает сочные
листья, они покидали свою скалу и быстрыми шагами, однако стараясь не терять
лицо и не переходить на побежку, спешили  к ней, чтобы  вместе полакомиться.
Зависть помогала им держаться вместе.
     Зато если  какая-нибудь коза,  увлекшись кустом ежевики,  застревала  в
овражке,  из  которого  уже  поднялось  стадо, незаметно для  нее  пасущееся
невдалеке, она  начинала паниковать, металась в разные стороны,  истерически
взблеивала,  давая  знать, что она  попала в гибельные условия. По-видимому,
травоядные не обладают соответствующим нюхом, чтобы найти своих по следам.
     Что интересно, козы  ей  обычно не отвечали. Видимо, они наказывали ее:
будешь знать,  как  отбиваться от  стада. И только  намучив ее  как следует,
какая-нибудь небрежно отзывалась.
     Забавно, что  при  этом мог достаточно отчетливо слышаться колоколец на
шее какой-нибудь козы из стада. Но мечущаяся в овражке коза, без риска можно
сказать, не обладая достаточным музыкальным слухом, не доверяла этому звуку,
потому  что колокольцы разных размеров болтались на шеях и других животных -
коров, буйволов, ослов.
     Без  отзыва коза терялась, нервничала  все сильней и сильней, возможно,
считая, что стадо именно сейчас вышло на райские луга. Стадо не отвечало, но
если в  это  время  находилась какая-нибудь другая заблудшая коза, она мигом
откликалась на ее блеянье.
     Каждая  из них считала,  что  ей отвечает представитель стада,  и  они,
переблеиваясь, искали встречи и окончательно запутывали меня.
     В таких  случаях направить козу в сторону стада не хватало никаких сил.
Через  любые  колючки, любые чащобы  она рвалась на  голос другой  козы. Все
неистовей, уже с хрипотцой переблеиваясь, они стремились друг к другу.
     В  голосах  коз  было  столько  вселенского  сиротства,  что  казалось,
встретившись, они  не смогут оторваться друг от друга. И вдруг встреча после
неслыханных блужданий! Мгновенное успокоение, и  обе даже не смотрят друг на
друга.
     Та,  которую я изо всех сил  пытался повернуть к стаду,  а  она, вся  в
репьях и колючках, рвалась на голос козы, начинает деловито обгладывать куст
сассапариля, словно именно его она искала все это время.
     Они паслись, не обращая внимания друг на  друга. Каждая из них считала,
что  за спиной другой козы все стадо. Тут-то  наконец  их обеих вместе можно
было  перегнать куда надо.  Козы  не  выносят  одиночества,  но предпочитают
стадо, создающее полноту равнодушия.
     ...Целыми днями я  валялся на  зеленой цветущей траве. Сверху невидимые
жаворонки беспрерывно доказывали, что небо - первичный источник музыки.
     Курчавые овцы паслись над курчавым клевером, отчего, вероятно, делались
еще курчавей по законам Дарвина.
     Пчелы погружались в цветки с неуклюжим упорством водолазов.
     Прыгающие пружины кузнечиков.
     Застенчивые зигзаги бабочек над цветками.
     Какое-то  крупное, неведомое мне  насекомое  с  жужжанием  подлетало  к
цветку, но никогда на него не садилось. Каждый раз, когда оно, жужжа, стояло
в воздухе над цветком, я терпеливо  ждал, когда оно сядет на цветок, чтобы я
его мог  рассмотреть. Но оно, жалобно жужжа  и с  минуту стоя над цветком  в
воздухе, видимо, убеждалось, что  этот цветок не содержит нужного нектара, и
перелетало к другому цветку.  И  опять,  жалобно жужжа, стояло  над ним, но,
словно убедившись, что и он неполноценен, перелетало к третьему.
     Но я так и не увидел ни разу,  чтобы  оно село  на какой-нибудь цветок.
Привередливость  его  удивляла  меня  и  вызывала  сочувствие.  Да  еще  это
беспрерывное жалобное жужжание. Чем же  оно кормится при такой  капризности?
Какой же цветок оно наконец выберет?
     Однажды,  ближе  к  вечеру,  оно  поблизости  от меня опять  с жалобным
жужжанием  повисло  над  очередным  цветком. И вдруг в косых закатных  лучах
сверкнул, как длинная, тончайшая игла, хоботок, который оно всадило в сердце
цветка, не садясь  на  него. Я вздрогнул от предчувствия далекого коварства,
хотя,  казалось,  был  достаточно  подготовлен  к  нему некоторыми  мрачными
героями Шекспира.
     ...Вдоль  пастбища высились вплоть до котловины Сабида дикие  фруктовые
деревья - алыча, слива, яблони, груши, инжир, грецкий орех.
     По мере созревания, а чаще значительно опережая его, я поедал фрукты и,
поедая,  сделал ботаническое открытие,  о котором почему-то  забыл известить
мир. Но лучше поздно, чем никогда.
     Я заметил такую  закономерность: чем менее вкусны и  питательны фрукты,
тем плодоноснее фруктовое дерево.
     Самой плодоносной  была алыча. На ней плодов было  больше, чем листьев.
Но плод не очень вкусный, так, водянистая кислятина.
     Слива гораздо вкусней, но плодов на ней гораздо меньше.
     Дикие  груши  и  яблоки вкуснее сливы, но  плодов на них меньше,  чем у
сливы, конечно, учитывая достаточно большой размер дерева.
     Инжир гораздо вкусней яблок и груш, но и гораздо менее плодоносен.
     И  наконец, самые вкусные и  питательные - грецкие орехи,  но, учитывая
громадность  дерева  и  количество  плодов  на  единицу площади,  плодов еще
меньше.
     Поглощая фрукты,  я вывел великую закономерность природы,  подсказанную
аппетитом. Чем вкуснее плод, тем полезней вещество,  из которого он состоит,
но тем трудней корням добывать в  земле редкие соки, питающие плоды. Поэтому
чем вкуснее плоды, тем ниже плодоносность дерева.
     Чем обильней  плодоносит  дерево,  тем охотнее  оно  стряхивает  с себя
плоды. Поэтому под  алычой  всегда  толпились свиньи, чавкая  и громко дробя
своими гяурскими зубами косточки алычи.
     Свиньи, жуя алычу, приподнимали головы, с удовольствием прислушиваясь к
собственному  чавканью.  Чувствовалось, что,  чавкая, они  получают  от  еды
дополнительное удовольствие через звук. Когда многие свиньи перечавкивались,
получалась симфония жратвы. Когда кончалась алыча, они переходили на другие,
более  вкусные фрукты,  но чавканье не усиливалось, из  чего  можно  сделать
вывод, что они не улавливали разницы вкуса. Тут уже напрашиваются  совсем не
ботанические законы.
     Вероятно, были  еще какие-то  другие  открытия, но  я о  них сейчас  не
помню. Если потом вспомню - расскажу.
     ...Вечером, когда тетушка доила коз, нередко происходили недоразумения.
В Чегеме  (последний  оплот  гуманизма),  когда  доят коз  или коров, всегда
сначала подпускают детенышей к своим родительницам, чтобы они немного попили
молока. И после доения оставляют молоко детенышам.
     Козлят выпускают  по одному.  Радостно блея, козленок бежит  к блеющему
стаду, но часто не  узнает свою  мать и начинает  сосать  молоко  совершенно
посторонней козы.  Самое  удивительное, что опытная,  уж во всяком случае по
сравнению с  козленком, коза тоже  не узнает его  и с  рассеянной  щедростью
подставляет ему свое вымя.
     Но  тут спохватывается тетушка и за шиворот ведет козленка к вымени его
собственной матери,  чтобы  дать  козленку попить  свое законное молоко, тем
самым дать козе расслабиться и затем подоить ее.
     К этому времени  коза,  у  которой  чужой козленок  выпил часть молока,
осознает свою ошибку, но почему-то затаивает обиду не на себя, а на тетушку,
и уже когда выпускают ее козленка, довольно часто  прячет молоко от тетушки,
чтобы ее детенышу больше досталось.
     Происходит сложнейшая  психологическая  борьба между  хозяйкой и козой.
Дав козленку  немного отпить  молока, хозяйка  хворостиной  отгоняет  его  и
начинает  доить. В это время коза, по  ошибке подпустившая чужого козленка к
своему вымени, с преувеличенной нежностью вылизывает своего детеныша, словно
пытаясь зализать свою ошибку.
     Однако, покаявшись  всласть,  она решительно прячет молоко,  делая вид,
что оно кончилось. Но хозяйка  об  этом знает.  Все учтено: и  то, что успел
выпить чужой козленок, и то, что успел выпить свой.
     Хозяйка  снова  подпускает   козленка  к   законному  вымени,  и  якобы
кончившееся  молоко  снова  исправно  поступает,  и  козленок,  причмокивая,
дергает  за  сосцы.  Через  некоторое  время  тетушка   мягко,  очень  мягко
отодвигает козленка от вымени и начинает доить козу.
     Проходит минут десять, и вдруг коза, туповато оглянувшись (интересно, о
чем она думала все это время?), обнаруживает, что не козленок под выменем, а
тетушка. Коза,  спохватившись, снова прячет молоко. Тетушка снова подпускает
козленка к вымени, молоко снова подается, и так несколько раз.
     Ради  справедливости  надо заметить, что  некоторые козы,  очень редкие
козы, когда под  ними чужой козленок, вероятно,  почувствовав чуждый  прикус
сосца  чужим козленком,  сразу  отгоняют  его.  Но  такая  чуткость  явление
исключительное.
     Насколько я заметил, сам козленок не придает особенностям родных сосцов
никакого  значения:  молоко отсасывается, ну и  ладно!  Кстати, человеческий
младенец в  этом отношении,  по-моему,  ничем не  отличается от козленка. Не
подумайте, что последнее соображение  я извлек из  личных воспоминаний.  Как
это ни  странно  - я  не помню себя грудным  младенцем. А  ведь это  длилось
довольно долго.
     Но  вот наконец  козы, загнанные  в  загон, угомонились.  Ночь. Тишина.
Взбрякнет колоколец сонной козы, и вновь тишина. Передохнем и мы.
     Вот мои,  кажется, самые ранние воспоминания. Года, вероятно, в  четыре
отец мне объяснил, что царя нет. Если были еще какие-нибудь подробности, я о
них не помню.
     Помню, что я поверил отцу, и мне стало невыносимо  тоскливо. Я вышел на
улицу и подумал: царя нет, значит,  эта  земля, по которой я хожу, никому не
принадлежит,  никто за нее не  отвечает. Было  жалко  себя,  но  я отчетливо
помню, что особенно было жалко землю без хозяина. Крестьянские гены  матери,
что ли, сработали?
     Соседский мальчик  подбежал ко мне, чтобы поиграть. Но  какие тут могут
быть игры!
     - Царя нет, - сказал я ему, чтобы потрясти его распадом миропорядка. Но
то, что я сказал, до него как-то не дошло.
     - А где он? - спросил мальчик.
     - Нет совсем, - сказал  я, не оставляя  ему никакой надежды. Но я опять
почувствовал, что это его не тронуло.
     Оскорбленный,  я отошел от  него,  чтобы  полноценно  страдать  одному.
Видимо, это был кризис  сказочного сознания. Разумеется, я уже что-то слышал
о Советской власти, но я, считал, что царь стоит надо всем этим.
     ...Однако  не  будем  преувеличивать мою  педантичную  привязанность  к
Шекспиру.  Иногда,  бывало,  я  приходил пастушить  без тома Шекспира.  И  я
заметил,  что козы  при  этом  явно скучнели.  В этих  случаях  они почти не
пытались перелезть на кукурузное поле, потому что  тут я всегда был начеку и
вовремя отгонял их. За лето козы, привыкнув к моей бдительности вне  чтения,
начинали понимать, что кукурузные стебли им  недоступны, если они не видят в
моих руках тома Шекспира.
     Когда же я утром с томом Шекспира в руках гнал коз из загона, они сразу
веселели  и приходили в игривое настроение. Игривость их  доходила  до того,
что  они  насмешливо демонстрировали  внесезонную случку. Козы  пародировали
однополую  любовь,  на ходу  изящно громоздясь друг  на друга, что отдаленно
напоминало мне путаницу с переодеваниями  у  Шекспира, где мужчина рядился в
женщину и наоборот.
     Совершенно нелепо заподозрить тут склонность к  извращениям,  но вполне
допустимо,  что козы пытались встряхнуть, разгорячить степенно  вышагивающих
козлов.   Можно   предположить,  что   это  была   легкая  форма  забастовки
соскучившегося  от  безработицы  гарема.  Но было похоже,  что козлы  угрюмо
осуждают эти внесезонные любовные  игры. Они  молча отстаивали свое законное
право на отдых.
     Их  можно было понять.  Их было всего четыре, а коз  около сорока. Козы
при виде тома  Шекспира  явно взбадривались  с далеко  идущими целями.  Было
совершенно ясно, что  козы  хотят, чтобы  я  читал  Шекспира. Дальнейшее они
брали  на  себя.  Козлы, конечно, тоже хотели, чтобы я читал Шекспира, но не
такой дорогой ценой, на которую намекали козы. При этом должен заметить, что
овцы были совершенно равнодушны к Шекспиру.
     Между придворными интригами у Шекспира и хитростями коз я находил много
общего, и это веселило  меня  и, как я сейчас думаю, подсознательно работало
на оптимизацию моего мировоззрения.
     Тогда же я понял: человек - это нечто среднее  между козой и Шекспиром.
Говорят,  последние  математические  исследования  на  эту  тему  не  только
подтвердили, но  даже усугубили  мою догадку.  Говорят, теперь  установлено:
Шекспир, деленный на козу, дает человека в чистом виде. Без остатка.
     Для проверки этого положения даю беглый набросок моей московской жизни.
Когда  я приехал  сюда  учиться, я в первые же дни был потрясен двумя, можно
сказать, противоположными событиями.
     Как-то, будучи в центре города, я подошел  к милиционеру и спросил, как
пройти на такую-то улицу.
     Милиционер  вдруг  отдал мне честь, подняв руку в  перчатке потрясающей
белизны,  и  гостеприимно  показал  дорогу к  нужной улице. Мне,  мальчишке,
отдают честь, да еще в такой белоснежной перчатке!
     Я  был потрясен этой доброжелательностью. Может  быть, перчатка была из
шерсти чегемских коз, думал я ликуя, но как он узнал, что я чегемец?
     А через несколько дней я стал свидетелем совершенно не  понятного мне и
даже испугавшего меня зрелища. Я увидел, как  милиционеры грубо и без всяких
перчаток на большой проезжей улице сгоняют все машины на обочину.
     А через минуту я увидел правительственные автомобили, мчавшиеся с такой
панической скоростью, словно за ними гнались  пулеметчики, словно  они чудом
выскочили  из-под  обстрела. Но  никакой погони за  ними не было,  в  чем  я
убедился воочию.
     За  годы  пребывания  в Москве я  не  раз  наблюдал  подобное зрелище и
убедился,  что  это нормальная  мания  преследования, видимо, присущая  всем
правителям.  Впервые  я  это  увидел  в  сталинские времена.  Потом  времена
менялись, но мания преследования оставалась.
     На цветущих подмосковных полях я иногда встречал одиноких коз,  которых
обычно  пасли  одинокие старушки.  Одна коза на  одну старушку. По чегемским
обычаям старушки, пасущие коз, это все равно  что старики, стирающие белье в
корыте. Меня  в  первое время подмывало спросить у  старушек:  а куда делось
стадо?
     Но чегемская деликатность удерживала меня от этого чегемского вопроса.
     Но что меня больше всего  поражало. Одинокая  коза спокойно паслась, не
проявляя никакого волнения по поводу  отсутствия  стада. И это было для меня
дико. Сотрясаясь от внутренних рыданий, я следил за  козой и думал,  до чего
большевики довели коз,  что  они забыли о  всяком  родстве. Смирилась гордая
коза, рыдай, Россия!
     За время долгой жизни в Москве я сделал немало открытий из писательской
жизни. Из чего, конечно,  не  следует, что  я теперь пас  писателей. Скорее,
меня  самого  пасли  и  наказывали  как  заблудшую  козу,  уже  злонамеренно
избегающую стада.
     Я  надеюсь,  что  любовь  к  Фальстафу  не  стала  фальстартом  в  моей
писательской судьбе.
     Вдохновение  -  счастье для  писателя.  Но  ничего  так  не  изнашивает
человека, как счастье.  Природа щадит нас,  редко  удостаивая счастьем.  Так
что, люди, будьте счастливы тем, что счастье - редкий гость.
     Читатель может  спросить  у  меня: чем хороший писатель  отличается  от
плохого?
     Спешу ответить, даже если читатель меня об этом не спросит.
     Вот как бездарный и талантливый писатели пишут об одном и том же.
     Бездарный писатель пишет:
     - Я  зашел в ресторан и увидел своего приятеля (называет по имени), он,
как всегда, сидел за столиком и, как всегда, пил водку.
     Талантливый писатель пишет:
     - Я зашел в  ресторан и увидел своего приятеля (называет по имени), он,
как всегда, сидел за столиком  и, как всегда, пил  водку, и  я, как  всегда,
незамедлительно присоединился к нему.
     Одна  фраза все меняет.  Самоирония делает картину более объемной и  не
оскорбительной для пьющего приятеля.
     Вообще  писатель,  лишенный  самоиронии,  рано  или  поздно  становится
объектом  иронии  читателя,  и  именно  в  той  степени,  в какой  он  лишен
самоиронии.
     Итак,  Шекспир,  деленный на козу, дает человека. Я для смеха рассказал
об  этом одному милому ученому, мы с ним сдружились на любви к шекспировским
шутам. Мы помогали  друг другу жить  тем, что жили, находя время  для шуток.
Однажды, будучи в мрачном настроении, я написал такие стихи.

     Отяжелел, обрюзг, одряб,
     Душа не шевелится.
     И даже зрением ослаб,
     Не различаю лица
     Друзей, врагов, людей вообще,
     И болью отдает в плече
     Попытка жить и длиться.
     ...Так морем выброшенный краб
     Стараньем перебитых лап
     В стихию моря тщится...
     Отяжелел, обрюзг, одряб,
     Душа не шевелится.

     Через несколько  дней он пришел ко мне, и я дал ему почитать эти стихи.
К этому времени настроение у меня выровнялось. Беспрерывно куря,  он странно
долго читал стихи, а потом поднял голову и сказал:
     - Если бы эти стихи я прочел в другом городе, я примчался  бы к тебе на
помощь.
     Я смутился и замял разговор. Тем более, я знал, с каким безукоризненным
мужеством  он вел себя  в труднейшие для него годы борьбы с космополитизмом.
Шутник!
     Мы нередко  с ним спорили и  просто  говорили на отвлеченные темы. Чаще
всего  наши  мнения совпадали, хотя иногда и расходились,  но это никогда не
влияло на нашу дружбу.
     Вот некоторые формулировки, на которых мы сошлись.
     Жестокость - попытка глупости преодолеть глупость действием.
     Коварство - удар труса в темноте.
     Анализ убивает всякое наслаждение, но продлевает наслаждение анализом.
     После долгих споров мы  установили строгую научную линию  эволюционного
развития   человека:  живоглот,   горлохват,   горлоед,  оглоед,  шпагоглот,
виноглот,  куроглот,  мудоглот,  трухоглот,  мухоглот   (он  же  слухоглот),
горлодер, горлопан, горлан и, наконец, полиглот.
     Если   здесь   последует  вздох   облегчения,   то,  предупреждаю,   он
преждевремен, потому что развитие это циклично (чуть не сказал -  цинично) и
все повторяется в том же порядке. Эволюционная лестница рушится, не выдержав
бедного полиглота, и все опять начинается с живоглота.
     Но в вопросе - может ли человек, принимающий людей за коз, пользоваться
козьим мясом, мы не сошлись. Я считал, что не может такой человек есть козье
мясо.  А  он  считал, что  мой  подход -  выражение  крайнего  субъективного
идеализма, или, грубо говоря, солипсизма.
     Так  вот,  когда  я  ему  со  смехом  (для перестраховки!)  сказал, что
современная наука  установила, что Шекспир, деленный на козу, дает человека,
он иронически приподнял брови и подхватил! Он умел подхватывать:
     -  Здравствуй!   Этому  открытию   уже  двадцать  лет!  Даже  появилось
доказательство от обратного - Шекспир, деленный на человека, дает козу.
     - Почему же об этом не было слышно? - удивился я
     -  Потому  что  это считалось государственной  тайной, - отвечал  он, -
тайной национального  мышления.  Но  когда американские разведчики выкрали у
нас  секрет  нашего  национального  мышления,  а наши  разведчики выкрали  у
американцев секрет их национального мышления, обе тайны абсолютно совпали, и
стало  возможно  их  рассекретить. Угроза  войны  отпала, демократия  у  нас
расцвела, как  огород для коз,  и  каждая страна  перешла на подножный корм.
Правда, у каждой страны свой подножный корм, но это другая тема.
     Кстати,  мой  ученый  друг был  оставлен  на  необитаемом  острове  для
проведения  научных  опытов в условиях полного одиночества. Через три  года,
как и договаривались, за ним приплыли соотечественники.
     - Какое у вас самое сильное впечатление  от трехлетнего  одиночества? -
спросили они у него.
     - Совесть отдохнула, - неожиданно ответил он, но, смягчившись, добавил.
- К тому же тут полно диких коз.
     -  В  смысле   людей?  -  догадался  кто-то,   правильно  проследив  за
направлением его смягчения.
     -  Да, в смысле  людей,  но  и в  смысле  свежего мяса,  - пояснил  он,
возможно, заочно продолжая спорить со мной.
     Соотечественники все-таки обиделись на него за себя и за  человечество.
- Так, может, вас еще  на три года оставить здесь? - язвительно спросил один
из них.
     -  А  вы  думаете,  человечество за  три  года  исправится? - не  менее
язвительно  ответил мой друг,  подымаясь  по  трапу. - По-моему,  со  времен
Шекспира оно не изменилось, но качество шуток сильно снизилось.
     ...Нет, шепчу я про себя, прогресс все-таки есть. Чегемские куры больше
не взлетают  на деревья, но покорно  удаляются на ночь в курятник. А  может,
все-таки лучше  бы взлетали? Боже,  боже, как все сложно! Точно установлено,
что на деревья взлетало гораздо больше кур, чем тех, что теперь укрываются в
курятниках.
     ...Но где я? Где Чегем? А все-таки с козами было лучше.



Популярность: 18, Last-modified: Wed, 17 Nov 2004 18:13:59 GMT