---------------------------------
     Искандер Ф.А. Собрание. В 10 т.
     М.: Время, 2004.
     Том 9, Козы и Шекспир, с. 460-463.
     OCR: sad369 (г. Омск)
     ---------------------------------

     Он  летел на похороны матери.  Рейс на его  самолет  уже несколько  раз
откладывали. И другие рейсы отодвигали. Аэропорт был переполнен пассажирами.
Он ходил и ходил между сидящими и  снующими пассажирами уже несколько часов.
В ходьбе боль  уменьшалась,  вернее, само  действие ходьбы, требуя некоторых
усилий, немного приглушало боль.
     Сейчас, когда он  стал  прилично зарабатывать  и мог уже в  полную силу
помогать матери, она заболела и умерла. Он думал, что  никто в  мире никогда
не узнает о самоотверженности его матери, о ее великом терпении, любви, о ее
невероятных усилиях, чтобы одной вырастить своих детей.
     И вот, поставив всех на ноги,  почти внезапно умерла, вместо того чтобы
долго и тихо угасать,  лаская внуков и  чувствуя на себе благодарную  любовь
своих взрослых детей.
     Мать - короткий праздник на Земле.
     Эти слова неведомого  ему поэта сейчас звенели  у него в  голове. Какая
несправедливость,  думал он. И  никто  никогда не поймет,  чем она  была для
своих  близких,  и  этого  никак не  пересказать, потому  что  ее  любовь  и
самоотверженность заключались в тысячах деталей, которые хранило его сердце,
и в словах это не выразить, и  не найдется человека, который все это захотел
бы выслушать и понять. Какая несправедливость, думал он, шагая и шагая между
людьми, сидящими на скамьях и снующими по залу аэропорта.
     Мать - короткий праздник на Земле.
     Вдруг  его внимание привлекла  женщина  лет  тридцати, по  одежде  явно
крестьянка, сидевшая  с  узелками у ног.  Его  внимание привлекло  выражение
необычайной скорби  на ее лице,  и  тогда  он  заметил  мальчика лет  шести,
сидящего рядом  с ней.  Над  глазом  мальчика  краснела  чудовищная  опухоль
величиной с  голубиное  яйцо.  Лицо мальчика было  безмятежно, видно,  он не
испытывал никакой  боли, тем более что руки  его  беспрерывно двигались,  он
занят был игрушечной машинкой.
     Он  остановился,  пораженный лицом  этой  женщины.  Конечно,  выражение
скорби  на ее  лице было  связано с  болезнью этого мальчика.  Конечно,  она
прилетела в Москву  показать  его врачам.  Что  они  ей сказали?  Навряд  ли
что-нибудь утешительное. Иначе откуда такая скорбь на ее лице?
     Он смотрел  и  смотрел  на обыкновенное лицо русской женщины. В обычном
смысле   оно  не  было  ни  уродливым,  ни  красивым.  Но  сейчас  оно  было
необыкновенным. Она молча  смотрела в  какую-то непомерную  даль,  и лицо ее
светилось тихой, безропотной скорбью. Оно светилось скорбью  и все понимало.
Оно вмещало в себе  всю скорбь  мира, и он почувствовал,  что оно вмещает  в
себе  и   скорбь  по  его  матери,  словно  не   хуже   него  знает   о   ее
самоотверженно-мужественной,  терпеливой жизни. И он вспомнил, что всю жизнь
скорбь была  главным  выражением лица его матери,  но он так привык  к этому
выражению, что не понимал его. И только сейчас понял. И эта женщина, которая
была намного моложе не  только его матери, но и его самого, вдруг показалась
ему похожей на его мать.
     В своей жизни он видел немало хорошеньких, милых, красивых женских лиц.
И только теперь, потрясенный, понял, что впервые видит прекрасное лицо.
     И  ему  вдруг  захотелось  рухнуть на  колени  перед  этой  женщиной  и
поцеловать ее руку  в знак благодарности,  что  ее  скорбь вмещает в себе  и
скорбь по его матери, и сказать ей все, что не успел сказать своей матери.
     Однако он не двигался, а только смотрел  на ее лицо. Он  знал, что даже
если бы аэропорт был пуст и не было ни одного свидетеля, он бы не  пал перед
ней  на  колени.  Он  был  сыном  своего  времени,  и  постыдный стыд  перед
откровенностью благоговения мешал ему это сделать.
     Чем откровеннее хамство на этой земле,  подумал  он, тем более стыдится
себя любовь. И сколько раз в  жизни он бывал ранен  и цепенел более всего от
образованного  хамства! Человек  рождается грамотным или безграмотным, вдруг
подумал он.  Человек, родившийся  грамотным,  читая  книги,  расширяет  свою
грамотность.   Человек,   родившийся  безграмотным,   читая  книги,   только
усугубляет свою безграмотность. Вот почему страшнее всех культурный хам. Под
грузом  культуры  он  как под мешком, который  нельзя сбросить, и потому  он
нетерпим,  раздражен,  яростен  и  лишен  мудрости,  ибо  под  грузом  мешка
невозможно быть мудрым. Вероятно, только великая, всепроникающая скорбь даже
из хама может сделать человека, думал он, глядя на лицо этой женщины.
     И  он  смотрел и  смотрел  на  это  скорбящее, светящееся скорбью лицо,
обращенное   в  непомерную  даль.   И  ему  почему-то   становилось   легче,
просветленнее.  В  этом мире  все  прекрасное  скорбит,  подумал  он, и  все
скорбящее прекрасно. И он  вдруг с абсолютной уверенностью понял, что только
скорбь  прекрасна и  только  скорбь спасет  мир. И разве случайно,  что лицо
Богоматери  всегда скорбно?... А мальчик  с чудовищной  опухолью над  глазом
безмятежно играл своей машинкой.


Популярность: 19, Last-modified: Wed, 17 Nov 2004 18:14:08 GMT