Альмира Илвайри (ladyvoltron@yahoo.com)
     (турнирное имя ladyvoltron)
     Повесть написана по мотивам компьютерной игры Unreal Tournament.
     В произведении использованы тексты Ольги Арефьевой и группы "Пикник".
     Автор благодарит  Гиндварга за вдохновение и WOLF'а [VT] за технические
консультации.
     1. Ee Величество Вероятность
     2. Турнир
     3. Звезда
     4. Леди Кей
     5. Терра
     6. Грааль
     7. Финал
     8. Бог
     Эпилог


     Оригинал расположен на странице
     http://www.startower.org/writing/grail/grail.html








     1. Ее Величество Вероятность
     Прозрачный  вагон  монорельса  медленно  шел  на  спуск.  Внизу исходил
ночными огнями  Лиандри  Сити --  бесчисленное количество  высотных  зданий,
сверкающих зеркальными окнами, переливающихся  многоцветьем  голографических
вывесок  и  рекламных  щитов.  Город,  занимавший  целый  континент.  Город,
возносящийся  к  небу. Город,  построенный  как  вызов  и  древним  богам, и
современному цивилизованному разуму.
     Держась  за поручень, Арисс стоял у  окна.  Люди  входили и выходили --
чиновники,  военные,  исследователи,  похожие друг  на друга, словно  клетки
единого организма. Клетки  гигантского  организма  Лиандри.  Паразитического
организма, высасывающего жизненные соки планеты, пьющего ее живую кровь. Вся
жизнь  Горганы вращалась вокруг Лиандри Сити.  Люди стремились сюда со  всех
континентов,  прилагали  самые  немыслимые  усилия,  чтобы  попасть  в число
клеточек города-паразита.
     А жизнь Лиандри Сити вращалась вокруг Турнира.
     Созданный  как  средство  разрядить  агрессию  послевоенных  поколений,
Турнир быстро  перерос  в  целую  индустрию.  Лиандри  проникла во все  миры
Альянса.  Лиандри купила континент на  Горгане и  основала  город, полностью
обслуживающий  Турнир.  Здесь  располагались  самые известные  арены.  Здесь
велись  самые ожесточенные  бои,  за которыми с затаенным  дыханием  следило
несколько десятков миров.
     За окном  проплыл светящийся желтым  и зеленым рекламный щит Нейровижн:
"CTF-Игры  Высшей  Лиги!  Лучшие  команды  оспаривают  КубокУвлекательнейшее
зрелище   напряженной   борьбы   участников!  Подключайтесь  сейчас!"  Арисс
отвернулся. Участие его команды все еще стояло под вопросом.
     Вагон  остановился. Отпустив поручень, Арисс направился  к выходу. Люди
расступились,  пропуская высокого  полуСкааржа  в  боевой маске,  со  знаком
Турнира на поясе и эмблемой Высшей Лиги на груди. Арисс никого  не  удостоил
взглядом.  Кто  они   для  него?  Зрители,  жадно  созерцающие  его  ярость,
запивающие прохладительными напитками его отчаяние, заедающие  синтетической
пищей его боль. Они так же проглотили смерть  Гладиатора, залив ее тоником и
крепким горганским пивом, и уже никто не помнит о нем...
     Арисс  зашел в лифт.  Вместе с ним  зашли  двое  бойцов Айрон Гуард.  У
одного  была искусственная рука, у другого нижняя  часть лица скрывалась под
металлической поверхностью. Дети от брака живой человеческой плоти и мертвой
техники.  Впрочем, он, Арисс,  немногим лучше --  его крестной матерью  была
биотехнология, засекреченная в недрах исследовательских центров Лиандри.
     Плавно  стартовав,  лифт  пошел вниз. На  уродливую  маску  полуСкааржа
падали  цветные  отсветы.  Прислонившись  спиной  к  стене, Арисс надел очки
дримвьювера. Отключиться от  всего хотя бы  на  эту пару  минут,  пока  лифт
уносит его к подножию ночного Лиандри Сити...
     Это был то ли древний замок, то ли храм. Солнечный свет струился сквозь
цветные стекла витражей, но внутри стоял успокаивающий полумрак. На витражах
диковинные животные  бродили  под  переплетенными ветвями,  люди  в нарядных
одеждах поднимали  руки к  небу, над  ними порхали птицы, яркие как  цветные
флажки.  Ничего  подобного  Арисс  на  Горгане не видел.  Он шел,  и высокие
массивные  двери  с  металлическими кольцами  сами  раскрывались перед  ним,
словно загадочный замок приглашал его войти.  Арисс шел  через залы, ведомый
незримой силой в самое сердце этого замка.
     Поднявшись по лестнице, украшенной щитами с ярко раскрашенными гербами,
Арисс на мгновение задержался возле  последних дверей. Он каждый раз боялся,
что   его  не  впустят.   Но  каждый   раз  его  впускали.  Двери   неслышно
распахивались,  и он  вступал  в полукруглый зал, где на  возвышении  стояла
Чаша. Золотая Чаша, наполненная живым, трепещущим светом. Сердце и сокровище
этого замка.
     Возле  Чаши стояли  люди в  светлых одеждах и  сверкающей  броне. На их
поясах поблескивало незнакомое оружие в длинных  вытянутых ножнах. Хранители
Чаши,  так звал их про себя Арисс. Один из них, поменьше ростом  и потоньше,
стоял вполоборота, -- это была женщина,  молодая  девушка,  почти девочка, с
коротко  остриженными  русыми   волосами.  Ее  зелено-серые  глаза  смотрели
приветливо и спокойно. Откуда-то Арисс знал -- это она пригласила  его сюда.
В  голове  звучало  странное имя --  Кей. Словно  ключ  к  этому непонятному
видению. Кей  улыбалась ему  уголком губ,  мягко  и в то  же  время  чуть  с
озорством, словно зная ответ на его незаданный вопрос.
     Айронгуарды вышли, тяжело ступая армейскими ботинками. Арисс снял очки,
отыскал  взглядом сияющую вывеску бара  "Фантом". Покинув лифт,  он влился в
разномастную уличную толпу. Его ждали дела.

     В "мясном" зале было тесно и накурено. Арисс небрежно раздвигал  плечом
обвешанных  амулетами и  прочими феньками  бойцов  дефматч-турнира. Никто не
возмущался --  "мясо"  блюло иерархию.  Арисс никогда не  понимал этой  дури
"мясников"  --  навешивать  на  себя  всякую  дребедень,   причем  чем  ниже
индивидуальный  рейтинг  бойца,  тем  больше  на  нем  навешано  безделушек.
Бесцеремонно спихнув с дороги какого-то изрядно  набравшегося  представителя
человеческой расы, он прошел в зал, где собиралась Высшая Лига.
     Здесь было  попросторнее  и  попристойнее.  Столик в  углу  традиционно
оккупировали крепкие тетки  из "Венома". Чуть поближе вполголоса вели беседу
белоглазые некрисы, бывшие, согласно поверью, родственниками мифической расы
сагонов. Ребята  из "Роу Стил" сидели за двумя сдвинутыми столами. Оба стола
уже были заставлены пустыми пивными бутылками. По слухам, у их лидера Аркона
пивной алкоголизм -- Арисс знал  совершенно точно, что на  арену без бутылки
темного горганского тот не выходит.
     Возле стойки вольготно расположились Фарох со своими ребятами -- "Айрон
Скаллс", еще одна  команда Скааржей-гибридов в Высшей Лиге.  Собственно, эта
команда и была первой. Когда-то Арисс сам играл  в "Черепах", но за два года
крепко невзлюбил  Фароха,  лидера  команды,  и  при  первой  же  возможности
отделился,  основав свой  клан  -- "Игл  Клоу".  Начинать  пришлось  снова с
"мяса",  однако "Орлиный  Коготь" быстро  набрал высокий командный рейтинг и
добрался до Высшей Лиги, составив серьезную конкуренцию Фароховым "Черепам".
Этого Фарох и не мог простить Ариссу.
     "Железные черепа" даже не обернулись в сторону  Арисса, хотя  он  знал,
что  его  заметили.  Арисс махнул рукой  своим  --  Кору,  Ришу  и  Хассану,
известным под турнирными именами Берсеркер, Ронин и Стрелок.
     -- Привет, Страж, -- поздоровались они, когда Арисс подошел. -- Тоник?
     -- Да, пожалуй, -- кивнул Арисс. -- С лимоном и льдом.
     --  Сейчас. Аида! -- подозвал Стрелок  барменшу,  долговязую  девицу  с
пышной   гривой,  размалеванными   глазами  и  грудями,  вываливающимися  из
глубокого выреза черной майки. Вскоре  перед Ариссом появился высокий бокал.
Арисс пригубил горьковатый напиток:
     -- Пятого так и не нашли?
     --  Нет,  --  отозвался Стрелок, самый  молодой  из всех.  -- Ни одного
более-менее сносного  кандидата. Разве что эта длинноногая, --  кивнул он на
барменшу.
     --  Для командной  игры  одних  длинных ног мало,  -- отозвался  Ронин,
небрежно облокотившийся о стойку. -- Нужно кое-что и  в голове. -- Он сделал
глоток тоника: -- Тут подходили челы из "мяса",  но  я даже разговаривать не
стал -- ИР  ниже пятидесяти, интеллекта полный нуль.  Смертники, в  общем. С
таким камрадом получить дисквалификацию -- как нечего делать.
     --  А без  пятого нас  не  допустят  на Турнир, -- невесело  усмехнулся
Стрелок. -- Могут вообще вышибить из Лиги.
     --  Не  ссать,  ребята! -- рявкнул Берсеркер.  -- ПрорвемсяЕще и  этому
сраному  Фароху  накрутим хвост.  Страж, ты бы  сманил,  что ли,  деваху  из
"Венома".  Закинем  ее со  снайперкой  наверх, пусть  пуляет. А  сами --  за
флагом.
     --  Они  там, в "Веноме", целиться не умеют, --  скептически проговорил
Стрелок. -- Страж, а ты что думаешь?
     Арисс не ответил. Краем уха он прислушивался к разговору бойцов Фароха.
"Черепа"  явно рассчитывали на  победу в этой  Игре. Седьмую по  счету. Семь
побед в Играх -- переход в Лигу Чемпионов... Видимо, предвкушая свой триумф,
ребята Фароха усиленно потребляли крепкое спиртное и потребили уже немало.
     --  Ишь  разорались,  как  крагги  к  дождю,  --  проворчал  Берсеркер,
покосившись на "железных черепов". -- Набить бы им морды для порядка.
     Неплохо  бы,  подумал  Арисс. Только  что  толку... Разве что выпустить
минутную злость.  Гладиатора  все  равно  не вернешь.  Арисс стиснул зубы. У
Гладиатора  был  высокий  индивидуальный  рейтинг,  девяносто девять  и  три
десятых. Но власть Ее Величества  Вероятности сильнее.  У бойца с высоким ИР
всегда  остается,  пусть  и  ничтожный,  но  шанс   быть  убитым  --  убитым
по-настоящему...
     Арисс  молча допил тоник. И чуть не поперхнулся. В  зал вошла она. Кей.
Девушка из его видения. Только была она не в светлой одежде Хранительницы, а
в строгом  брючном  костюме, черном, с серебристой  блузкой.  Арисс  подумал
сначала, не  подложила ли барменша в его бокал какой-нибудь галлюциноген, но
Стрелок рядом прокомментировал:
     -- Еще одна пришла с "мяса". К нам, что ли, проситься?
     --  Скорее  к  ним,  --   Ронин  кивнул  на  столик  "Венома".  Стрелок
усмехнулся:
     -- По комплекции не подойдет. Там такие тетки-глыбы.
     Новенькая определенно хотела примкнуть к команде "отравительниц" -- сев
за свободный столик,  она посматривала в  сторону "Венома". Терпеливо ждала,
когда  позовут. Но дамы  из  "Венома" были  заняты своей беседой, не обращая
внимания  на вошедшую. А она все ждала. Лицо  ее было спокойным,  но  внутри
словно натянулась  тонкая  звенящая  струнка.  Она  не  похожа  на "мясную",
подумал Арисс.  Но и эмблемы младшей Лиги у нее тоже нет.  Значит, турнирный
опыт небольшой, ИР соответственно тоже...
     Разум Арисса словно  раскололся  на  две половинки. Одна, рациональная,
говорила  --  ну  подзови  ее,  расспроси,  трудно, что  ли.  Если по  ИР  и
турнирному  опыту  не подойдет, отправь, пусть  нарабатывает опыт  в младших
лигах. Другая -- эмоциональная -- кричала:  это не простое  совпадение!  Это
что-то сильнее  власти Ее Величества  Вероятности. То, что  называют  знаком
судьбы.
     Только Арисс не верил в судьбу...
     Лидерша "Венома"  махнула  рукой,  подзывая новенькую.  Они  коротко  о
чем-то  переговорили.  По огорченному лицу  девушки  Арисс  понял,  что  она
получила отказ. Тетка, однако, сказала что-то еще, указав в сторону компании
Фароха.
     -- Приколоться хотят над новенькой, -- догадался Стрелок. -- Послали за
каким-то ящером к "Черепам". Если она не полная дура, то не пойдет.
     Девушка, однако, храбро направилась  в сторону Скааржей  и  уселась  на
высокий стул возле стойки, между "Черепами" и командой Арисса. Заказала себе
стакан апельсинового сока и  снова  стала  терпеливо  ждать,  когда  на  нее
обратят внимание.
     Внимание на  нее обратили очень  скоро. Баэтал, самый  отмороженный  из
Фароховой   компании,   повернулся,   подталкиваемый   в   спину   дружками.
Покачиваясь, подошел к новенькой и остановился, опираясь о стойку и глядя на
девушку сверху вниз:
     -- О-о, что мы тут имеем! Решила вступить в Игру, детка?
     --  Да,  -- стараясь сохранять доброжелательное лицо, ответила девушка,
хотя струнка в ней натянулась  еще сильнее. -- Хотела вступить в "Веном", но
они сейчас не берут новичков. Сказали, что вам нужен запасной игрок.
     --  О да! --  расхохотался Баэтал. --  Нам нужен игрок! Такая маленькая
славненькая цыпочка,  как ты!  Но мы  будем играть  с тобой  в другие  игры.
Верно, парни?
     "Парни"  поддержали  Баэтала  хохотом  и  сальными  шуточками.  Девушка
дрожащим от гнева голосом проговорила:
     --  Я боец Турнира,  а  не  уличная девка! А в Вашей железной черепушке
явно не хватает мозгов!
     "Ого!" -- пронеслось над соседними столиками. Стрелок присвистнул:
     -- Во вписала девчонка этому придурку!
     -- Ты че, охренела, телка? -- взревел Баэтал. -- Щас я тебя прямо здесь
раздену и трахну!
     -- Только  попробуйте!  --  звонко  проговорила  девушка, соскакивая  с
сиденья.
     --  Да  я...  --  Баэтал  схватил  новенькую  за борт  пиджака,  словно
собираясь вытряхнуть  ее из одежды. Арисс отставил  бокал  с тоником. Однако
раньше,  чем он сделал шаг  по направлению  к Баэталу,  произошло следующее.
Девушка  чуть  переместилась  в сторону,  одна  ее  рука  легла на  запястье
Баэтала, другая надавила на  локоть, и здоровенный полуСкаарж взвыл от боли,
согнувшись до  земли. Новенькая с силой  ударила его ногой, и Баэтал ткнулся
голым черепом в пол. Глядя на это,  Арисс  не  мог не возрадоваться душой. А
девушка  упруго отскочила назад,  остановившись вполоборота к  противнику  и
словно врастая в землю. Видно, чему-то ее учили.
     Баэтал поднялся, озираясь. Вид у него был совершенно обалдевший.
     -- Что смотришь? -- прикрикнул на него Фарох. -- Врежь ей!
     Скорчив зверскую рожу, Баэтал с ревом  бросился в атаку. Девушка  снова
скользнула в сторону, словно танцуя. Казалось,  она едва коснулась его руки,
однако  Скаарж-гибрид  потерял  равновесие и пролетев  по дуге,  с  грохотом
приземлился  на  заставленный пустой  стеклотарой столик  "Роу Стил". Пивные
бутылки  посыпались  на  пол  и на  удивленных  камрадов из  "Необработанной
стали".
     -- Та-ак, -- проговорил Фарох. Сделал знак своим бойцам, и они окружили
новенькую,  крепко  схватив  за  предплечья.  Девушка попыталась  вырваться,
кого-то достав ногой, кого-то  укусив за руку, но Антракс ударил ее под дых,
и она согнулась, осев на колени. Скааржи  встряхнули ее и поставили на ноги.
Фарох подошел,  оглядел новенькую с ног  до  головы. Она посмотрела на  него
исподлобья -- дерзко, с вызовом:
     -- Вчетвером на одну? Очень храбро.
     -- Это  не Турнир, а урок, малышка,  -- недобро  ухмыльнулся  Фарох. --
Тебе следует научиться уважать старших по рангу. -- Он  примерился  было для
удара, но на его плечо тяжело легла рука Арисса:
     -- Оставь ее, если не хочешь неприятностей.
     --  Не лезь не  в свои разборки, Страж, -- прорычал Фарох.  Рука Арисса
сильнее сжала плечо лидера "черепов":
     -- Повторяю: оставь ее, если не хочешь всю Игру проваляться в медлабе.
     -- А тебе кто она такая? -- взвился Фарох. Арисс тоже повысил голос:
     -- Я беру ее в свою команду! И наезд на нее будет расценен как наезд на
всех нас. Понял? -- Он обратился к новенькой: -- Пойдешь ко мне?
     -- Да, -- кивнула она. -- Если Вы серьезно.
     -- Я серьезно,  -- заверил Арисс. -- Мне понравилось,  как ты приложила
этого лысого кабана. -- Он пронзил взглядом лидера "черепов": -- Фарох, тебе
повторить еще раз, что я сказал?
     --  Отпустите ее, -- распорядился Фарох.  Скааржи  толкнули  девушку на
Арисса, она  уперлась ему ладонями в  грудь, упруго  оттолкнулась  и  встала
рядом. Фарох усмехнулся:
     --  Я  всегда  знал,  что  ты  идиот,  Страж. Когда-нибудь ты с треском
вылетишь из Лиги. -- Он кивнул на девушку:  -- Посмотри  на нее! Это даже не
пол-Скааржа, а четверть!
     -- Тем не менее она уложила целого Скааржа, верно? -- ехидно проговорил
Арисс,  глянув  в сторону  бешено вращающего глазами  Баэтала.  -- И  она  с
удовольствием  повторит это  на арене. Все, разговор окончен. -- Арисс обнял
девушку за плечи: -- Пойдем отсюда. Как тебя зовут?
     -- Кэролайн, -- ответила она. Арисс поморщился:
     -- Ну и имечко. Длиннее, чем ты сама. И тебе совершенно не подходит.  Я
буду  звать тебя  Кей, теперь это  твое турнирное  имя.  Кто  я такой,  тебе
известно?
     -- Да,  -- кивнула девушка.  -- Перед тем, как идти сюда, я просмотрела
файлы всех  лидеров Лиги. Ваше турнирное имя -- Страж, чистый турнирный стаж
-- двенадцать  лет, из командных  игр  предпочитаете  CTF и Assault, любимое
оружие -- риппер...
     --  Понятно, --  остановил ее  Арисс. --  Ты мне  начинаешь  нравиться.
Пойдем знакомиться с нашими.

     Новенькой пододвинули стул,  поставили перед ней бокал с тоником. Арисс
представил своих:
     -- Берсеркер. Неукротим в бою, к флагу  прорывается первым,  сметая все
на  своем пути. Ронин. Мастер нетривиальных тактических решений.  Стрелок. С
двумя  энфорсерами  в руках творит чудеса,  про снайперскую  винтовку  я  не
говорю. А ее зовут Кей, -- кивнул Арисс на девушку.
     Кей оказалась под прицелом трех пар пристальных глаз. Ронин спросил:
     -- Давно играешь?
     -- Полгода, -- ответила она.
     -- Какой ИР?
     -- Восемьдесят семь и девяносто пять сотых.
     -- За полгода? -- удивился Ронин. -- Не врешь?
     -- Если не верите, посмотрите мои файлы, --  с достоинством проговорила
Кей. "Гордая, -- подумал Арисс. -- Ну и хорошо". Стрелок поинтересовался:
     -- Опыт командной игры есть?
     -- Нет. Только командный дефматч, но там команда подбирается случайно.
     -- Отличие командной игры от простой  "мочиловки"  знаешь?  --  спросил
Арисс. Кей  кивнула, но полуСкаарж  счел нужным  пояснить: -- В дефматче  ты
работаешь  только на  себя  и  отвечаешь  только  за  себя.  Исходя из твоих
результатов, компьютер  подсчитывает твой индивидуальный  рейтинг. В команде
же игроки связаны общей ответственностью. ИР игроков  высчитывается с учетом
рейтинга команды,  а командный рейтинг -- с учетом ИР каждого игрока. Будешь
играть плохо -- будет плохо всем, учти.
     -- Я поняла, -- кивнула Кей. -- Когда мы начнем тренироваться?
     -- Завтра. Я зарезервирую время на арене и сообщу тебе. Кстати, где  ты
остановилась?
     -- В "Спри", это два часа монором отсюда.
     Арисс прикинул:
     --  Далековато. Да и райончик там  еще тот... Вот что, -- решил он,  --
переночуешь у меня.
     -- Можно  у меня, -- предложил Берсеркер.  --  Обещаю  массу интересных
ощущений.
     --  Обойдешься, --  сказал  ему  Арисс. --  Мне  еще  проводить для нее
инструктаж.
     --  Теперь это  так  называется?  -- с  легкой ехидцей  поинтересовался
Ронин. Арисс коротко усмехнулся в ответ:
     -- Называй как хочешь... Кей,  иди поймай такси.  Я  подойду через пару
минут.

     -- Мне она нравится, -- высказался Берсеркер,  когда стройная фигурка в
черном костюме скрылась за дверью. -- Деловая такая, и без бабьей придури.
     --  Турнирного  опыта  маловато, -- сомневался Ронин.  --  Мы  рискуем,
Страж.
     Арисс устало вздохнул:
     -- Мы в любом случае рискуем, Риш. А она -- не самый худший вариант.
     -- Да  что мы спорим? -- воскликнул Стрелок. -- Завтра на арене увидим!
Страж, постарайся забить время на Противостоящих Мирах.
     -- Другие предложения есть?  --  спросил  Арисс, но  Берсеркер  и Ронин
согласились со Стрелком:
     -- Противостоящие Миры. Погоняем новенькую на открытой местности.
     --  Хорошо, попробую зарезервировать Facing  Worlds. Не напивайтесь тут
без  меня.  До  завтра. --  Скааржи  ударили друг  другу  по  рукам, и Арисс
упругой, стремительной походкой направился к выходу.

     Аэротакси  несло  их через  ночной  Лиандри  Сити.  Кей сидела  рядом с
Ариссом  и смотрела в  окно, цветные отблески бродили на ее лице. Всю дорогу
она молчала.  По ее виду вообще невозможно было понять, что происходит у нее
в душе. Ей  бы радоваться своему везению -- с  нуля попала в Высшую Лигу.  А
она сидит словно набрав в рот воды.
     --  Ты  всегда  такая  разговорчивая?  --  поинтересовался  Арисс.  Кей
повернула голову:
     -- Нет... Просто я слышала, что Скааржи не любят разговоров.
     -- Скааржи  не любят разговоров не по  делу, -- уточнил Арисс. -- А про
тебя мне хотелось бы кое-что узнать. Например, почему  ты вступила в Турнир.
Только не говори, что хочешь победить Зана Кригора.
     -- Не собираюсь я побеждать Зана, -- с ноткой досады ответила Кей. -- Я
вступила, потому что мне нужны деньги. Много и в короткий срок.
     -- Ценю  твою откровенность, -- усмехнулся Арисс. -- Терпеть  не  могу,
когда всякой возвышенной трескотней прикрывают меркантильные мотивы. А можно
поинтересоваться, к чему такая срочность?
     Кей подняла на него глаза:
     -- У моей  семьи долги.  Если  мы  не  расплатимся вовремя, будет очень
плохо... Можно, я не буду вдаваться в подробности?
     "Проблемы с мафией, что ли?" -- предположил Арисс.
     -- Ну не рассказывай, если не хочешь. Ты вообще-то откуда?
     -- С Терры.
     --  Ясно... Когда-то твои предки воевали с моими. Неплохо воевали, хотя
и устраивали очень подлые штуки... Все, прибыли.
     Такси   опустилось   на   огромный  балкон   просторных   апартаментов,
расположенных на пятидесятом этаже элитного дома. Кей  вышла первой.  Арисс,
расплатившись  с таксистом, вышел следом. Положил руку  на сенсорный  замок,
открывая дверь. Подтолкнул девушку вперед:
     -- Проходи.
     Кей, озираясь,  зашла в  гостиную, где из мебели были только стол, пара
кресел и огромный  холодисплей. В  просторном помещении с высокими потолками
она казалась  еще более  маленькой и хрупкой. Четверть Скааржа -- Фарох  это
верно заметил...
     --  Переночуешь   там,  --   Арисс  махнул   рукой  на  дверь  комнаты,
используемой   для  временно  поселявшихся  у  него   жриц   любви.  Лиандри
предоставляла  своим бойцам и такую услугу. -- Если хочешь есть, выбери меню
на процессоре. Даю полчаса на душ и прочее. Потом подойдешь  сюда, я проведу
для тебя курс молодого бойца.
     Кей удалилась. Сев за экран, Арисс подсоединился к "Фобосу" -- главному
серверу Лиандри. Время на Противостоящих Мирах было забито плотно, но Арисс,
пользуясь приоритетом  Высшей  Лиги,  выкинул из списка какую-то младшую  по
рангу  команду и  зарезервировал арену  назавтра  с  двенадцати до  трех. На
экране появилось сообщение,  что  все  участники будут  извещены  о  времени
тренировки.
     Отключившись от  "Фобоса", Арисс  запросил  "Легион" --  базу данных по
игрокам.  Кэролайн  обнаружилась  там  под  турнирным  именем  Мисти.  Арисс
просмотрел ее данные. За плечами у девчонки было не меньше сотни дефматчей и
примерно столько же тренировочных, с фантомами. То есть по игре в день, а то
и  по две.  Не всякий такое  выдержит. Физические  данные...  хм, неплохо, с
учетом  того,  что  она не  киборг  и  не  биологически  измененный  Скаарж.
Психологический профиль -- стабильный. То, что надо. Психов Арисс терпеть не
мог.  В файлах оказалось несколько записей игр Кэролайн, в основном  на Деке
16 -- хорошей  учебной арене  для  новичков. Ну что  ж,  посмотрим...  Арисс
загрузил запись и надел шлем со значком Нейровижн.
     Аватар  на  нижнем уровне, за ящиками с пульс-ганом, любовно  именуемым
среди бойцов фрагорезкой. Прыжок, фрагорезка у Кей в руках. Двое противников
--  коренастый некрис и  дама, затянутая в броню как  в корсет. Зеленый  луч
режет некриса,  потом очередь  доходит до дамы.  Довольно грамотная  работа.
Красная  вспышка,  изображение  гаснет. Девчонка  не  заметила  снайпера  на
балконе...
     Аватар  в коридоре. Прыгнув на  металлическую платформу за флэк-пушкой,
Кей едва не  соскальзывает  в токсичную зеленую  дрянь. Там почему-то всегда
скользко... Пробежка  по  наклонным мосткам,  уход  перекатом за  контейнер.
Флэк-пушка  успешно  снимает  противника  в  узком  коридоре. Арисс  включил
сенсомоторные  и  слуховые  ощущения. Грохот разрывов, удары пуль о  металл,
ругательства  и  проклятия  игроков.  Боль  внизу  живота   --  Кей  ранили.
Закушенная до  крови  губа,  по  подбородку  течет кровь...  Арисс подключил
эмоциональный  фон. Девчонке очень хочется плакать. Но она  терпит. Стиснула
зубы и идет, вернее, плетется  с тяжелой флэк-пушкой в  руках. Перед глазами
мерцают цветные круги. Горячий воздух  раздирает  легкие. На нее выскакивает
залитый кровью некрис. Из флэк-пушки вылетают металлические осколки, некриса
разносит в клочья. Сзади ее догоняет веер ракет, она кричит, экран гаснет...
Гуманные они там,  на Нейровижн. Щадят зрителей, отфильтровывая предсмертный
страх и боль.
     Аватар на  карнизе, возле снайперского  ружья. Очень  удачная  позиция.
Можно поснайперить и сорвать несколько фрагов, пока тебя не заметят. Что Кей
и делает.  Потом ей приходится быстро сматываться.  Удачный прыжок  на узкий
мостик за  силовой  броней. Кто-то сбрасывает ее  вниз,  в "зеленку", но Кей
успевает выплыть, правда, изрядно посадив броню...
     Арисс вскользь просмотрел ее записи и на других аренах. Что ж, неплохо.
Очень  неплохо...  Он  отключил нейрозапись и  снял  шлем. Перерегистрировал
Кэролайн  под  новым  турнирным именем,  занес в свою  команду. Посмотрел на
таймер -- прошло ровно полчаса.
     Кей появилась  минута  в  минуту -- вошла в  гостиную,  неслышно ступая
босыми ногами по  мягкому ковру.  На ней  была  свободная блузка с короткими
рукавами, заправленная в брюки из мягкой  ткани с эластичным поясом.  А  под
блузкой у нее  определенно  кое-что есть,  подумал Арисс, окинув взглядом ее
великолепно сложенную фигурку. Но с этим разберемся попозже. Сейчас -- дела.
     --  Садись, --  распорядился Арисс,  извлекая из  процессора заказанный
ужин. Себе он взял только стакан виноградного сока --  по вечерам полуСкаарж
ел немного, а сегодня аппетита и вовсе не было.
     Сев за  стол, Кей принялась  за  омлет с зеленью. Ела она аккуратно, не
спеша, уверенно  пользуясь ножом и вилкой. Где-то ей привили хорошие манеры.
Она не из простой семьи... Арисс сел напротив:
     -- Я просмотрел твои записи.
     Кей подняла на него вопросительный взгляд. Арисс проговорил:
     --  Неплохо. Честно  говоря, я ожидал худшего.  -- Он сделал  глоток из
своего стакана:  --  Ты  допускаешь три ошибки.  Во-первых, ты неддостаточно
изучаешь арену перед Игрой. Иначе ты бы не  занималась суетливой  беготней в
поисках оружия  и брони вместо того, чтобы зарабатывать фраги. Во-вторых, ты
пытаешься  овладеть  в  совершенстве  всеми видами оружия.  Это  невозможно.
Выбери два-три вида и оттачивай работу с  ними, а остальным пользуйся только
по необходимости. Про риппер советую забыть --  сколько раз тебе доставалось
твоими же дисками? И в третьих, почему ты не пользуешься транслокатором?
     -- В дефматче нет транслокатора.
     -- Я  смотрел  твой тренировочный СTF с  фантомами на Лавовом  Гиганте.
Отыграно безобразно.  Запомни:  CTF без транслокатора на картах  с открытыми
пространствами -- дохлый номер, особенно если у противников подлиннее ноги и
помощнее дыхалка.  Ты  будешь только вертеть головой, глядя, как они шастают
на твою базу.
     -- Я потренируюсь  завтра  с  транслокатором, --  пообещала Кей.  Арисс
добавил:
     -- Только учти, что с флагом телепортироваться нельзя.  И еще учти, что
если в твой маячок попадут во время телепортации, то ты -- фраг. А некоторые
умельцы будут зарабатывать фраги бросая свой маячок  в тебя и телепортируясь
на твое место, ты это тоже имей в виду.
     Он продолжал просвещать ее относительно особенностей CTF-игры, пока она
доедала омлет. Под конец он сказал:
     --  А  теперь  самое  главное. Запомни: мы -- команда. В  команде  есть
лидер.  В нашей команде лидер --  я.  Если я отдаю приказ, значит, он должен
выполняться, а не выноситься на голосование. Здесь не место вашей терранской
демократии.
     -- Я поняла.
     -- Раз  поняла, иди  спать.  Завтра подниму рано. Да,  и еще. Перестань
обращаться ко мне на "Вы". Мы не на заседании бизнес-клуба.
     -- Хорошо. -- Девушка  поднялась и  направилась в свою комнату. У самой
двери Арисс ее окликнул:
     -- Эй! Ты не хочешь пожелать мне доброй ночи?
     Она все поняла. Остановилась, поджидая, пока он подойдет. Девочка сечет
ситуацию. С нее определенно будет толк... Арисс обнял ее со спины, привлек к
себе.  Провел рукой по ее плечу, залезая под блузку.  Кей не сопротивлялась,
но он почувствовал, как она напряглась.
     -- Расслабься,  девочка,  -- тихонько проговорил он,  лаская ее плечи и
грудь. Она напряглась  еще сильнее.  Того гляди, сейчас  ухватит за  руку  и
бросит  через  себя.  Или  применит  какой-нибудь  еще  приемчик  из  своего
необозримого  арсенала.   Ну  ничего,  так  даже  интереснее...  Но  девушка
оставалась тихой и  покорной,  готовой  отдаться  без  сопротивления.  Арисс
чувствовал, как желание  поднимается, пульсирует  в теле  горячей  волной. У
него давно не было  женщины. А девчонка чертовски  хороша. Ну а если опыта в
этом деле у нее нет -- так это недолго исправить.
     Перед  внутренним  взором  снова  встала картина с Чашей и Хранителями.
Хранительница Кей улыбалась ему мягко и чуть с озорством. Он представил себя
там делающим с ней такое.  И почувствовал, как что-то жжет, мучительно жжет,
словно впившийся в грудь зеленый луч фрагорезки. Арисс редко испытывал такое
чувство, как стыд... Он отпустил девушку, легонько подтолкнул в спину:
     -- Не бойся, не буду я тебя насиловать... Иди спи. Доброй ночи, Кей.
     Ответом ему был освобожденный вздох:
     -- Доброй ночи, Арисс. И... спасибо тебе за все.
     Она удалилась, тихонько прикрыв за собою дверь. Арисс прошел в спальню,
сел на  кровать.  Каким гнусным  хохотом разразился бы  мужской состав Лиги,
узнав, что Страж, непобедимый Страж не сумел справиться с приглянувшейся ему
девчонкой! Ну и плевать. В своей личной жизни Арисс будет поступать так, как
сочтет  нужным. Он не имеет права  быть грубым  самцом. С  ней  -- не имеет.
Иначе больше не придет к нему видение с Золотой Чашей и Хранительница Кей не
улыбнется  ему  своей  обворожительной улыбкой.  А этим  кабанам из  Лиги не
понять таких вещей. Никогда не понять.

     Утром,  зайдя в  комнату Кей,  Арисс  обнаружил  аккуратно  застеленную
постель.  Девушка тренировалась на балконе -- он увидел ее через стекло. Она
была в черной майке и тонких облегающих брюках. Фигурка у  нее просто класс,
отметил  про  себя  Арисс.  Мускулатура  рельефная,   но   гармоничная,   не
переразвитая. Такое  дается не дешевой  ускоренной подготовкой, предлагаемой
Лиандри,  не  пищевыми  добавками  сомнительного свойства,  а только  годами
занятий при индивидуально подобранном режиме. Значит, у нее была возможность
заниматься собой.  В нем  снова шевельнулось  желание.  Эх, надо  было вчера
проявить чуть больше настойчивости...
     Арисс присмотрелся внимательнее к упражнениям  терранской девушки.  Кей
словно бы  танцевала, но  это был не  танец,  а  боевая техника. Он вышел на
балкон:
     -- Как называется это? То, что ты сейчас делаешь?
     -- Айкидо, -- ответила Кей, остановившись. -- Древнее терранское боевое
искусство.
     -- Чтобы мочить таких кабанов, как я?
     -- Чтобы мочить таких, как тот, с  лысым черепом. Особенно  если  лезут
сами. Арисс, когда нам на арену?
     --  Через  три  часа. --  Посмотрев  на  нее,  полуСкаарж  добавил:  --
Разминайся,  но  не  переусердствуй. На арене  тебе придется  выложиться  по
полной программе.
     Арисс провел для себя весь утренний комплекс -- интенсивную разминку на
тренажерах, гидромассаж,  медитацию.  К нему  быстро  возвращался  тонус. Он
снова   превращался  в   боевую   машину  --   стремительную,   сокрушающую,
беспощадную. Позавтракав в компании Кей,  Арисс переоделся  в униформу  "Игл
Клоу", проверил свой риппер и поднялся в ангар, чтобы вывести аэромобиль.
     Новенький  серебристый  "Бликсем" последней  модели с кучей технических
ухищрений  был его  гордостью. И стоил, кстати, немало. А Кей хоть бы издала
восхищенный вздох. Как будто  бы летать на шикарных  аэромобилях для нее  --
обычное дело.  Впрочем, кто знает,  может, так оно и есть -- вернее, было до
того,  как она влетела в какие-то свои  проблемы. И опять она сидит  рядом и
молчит. С девицами из Пентхауса вечная проблема -- как их заткнуть. С ней же
проблема -- как вытянуть из нее хоть слово.
     -- Ты так и  собираешься всю дорогу молчать?  -- поинтересовался Арисс,
придерживая рукой штурвал. Кей неохотно отвлеклась от своих мыслей:
     -- Нет... Я как раз хотела спросить, с кем мы будем тренироваться.
     -- С фантомами "Роу Стил".
     -- Не с настоящими игроками? -- спросила Кей. Арисс пожал плечами:
     -- Чем тебя не устраивают фантомы?
     -- Они тупые.
     -- Ну не скажи, -- возразил полуСкаарж. -- Может, в "мясе" они и тупые.
А  в CTF я  видел, как они  тебя надрали на  Лавовом  Гиганте. Между прочим,
искусственный   интеллект   фантомов   постоянно  корректируется.  Компьютер
собирает данные  о действиях игрока на арене, анализирует  и  вписывает в ИИ
фантома. Игрок учится, и его фантом учится. Поняла?
     -- Да, -- кивнула Кей. -- А у меня тоже есть фантом?
     --  Есть, куда же он денется. Только слабенький пока. Разве что Баэталу
помастурбировать от  досады...  Кстати, ты можешь  просматривать логи, кто и
когда вызывал твоего фантома. Можно узнать немало интересного.
     Он надавил на  штурвал, посылая аэромобиль на  снижение. Кей, помолчав,
спросила:
     -- Арисс, а ты не пробовал сразиться с собственным фантомом?
     ПолуСкаарж отозвался:
     -- Вообще-то это считается плохой приметой -- драться с самим собой. Но
мы  иногда так делали. Вызывали своих фантомов и играли против них.  Хороший
способ выявить свои слабые места.

     Через  полчаса  они уже стояли перед Синей Базой.  База представляла из
себя высокую  трехъярусную  башню на  астероиде. На  другом конце  астероида
возвышалась  такая же  башня, но  оформленная  красным.  Астероид  прорезала
сквозная щель, по ее сторонам были  проложены дорожки. Сойдешь с  дорожки --
унесет в открытый космос. Не самый приятный уход в аватар...
     Подошли    остальные    члены   команды.    Берсеркер    первым   делом
поинтересовался:
     -- Ну что, провел инструктаж?
     -- Провел,  --  хмуро кивнул  Арисс,  не желая развивать  эту  тему. --
Значит, так. Кей стоит на обороне внизу, Стрелок снайперит сверху, мы втроем
носим  флаги.  --  Он  легонько толкнул в  плечо  девушку, засмотревшуюся на
звездное небо: -- Кей, не  считай краггов, их все  равно тут нет. Твое место
-- в башне, поняла?
     -- Поняла.
     -- Не подпускай  никого к флагу. Если  позволишь вынести флаг -- порежу
на фраги. Все, начали.
     Играли в мягком  режиме -- болевых эффектов по минимуму, никаких трупов
и клочьев разлетающегося мяса. При попадании репликатор просто стирал игрока
и выбрасывал в новый аватар возле базы. Противниками были фантомы "Роу Стил"
-- довольно сыгранная команда, но не самая сильная в Лиге.
     Арисс продвигался к Красной Башне своим излюбленным  способом -- бросая
транслокатор и телепортируясь на бегу. Следом за ним шли Берсеркер и  Ронин.
Стрелок поддерживал их огнем с базы.
     --  Страж,  красные прорвались  на базу! --  услышал Арисс  в наушниках
голос Стрелка. -- Поддержать Кей?
     -- Сиди наверху! -- распорядился он. -- Пусть девчонка работает сама.
     Они ворвались в Красную Башню,  смели  попавшихся  на  пути  фантомов в
красной униформе. Арисс схватил Красный флаг. Спросил в микрофон:
     -- Кей, держишься?
     -- Их  слишком  много! --  донесся голос  девушки,  еле  слышный сквозь
грохот выстрелов. Арисс крикнул в микрофон:
     -- Встань наверху и бей их из ракетомета!
     -- Где наверху? -- спросила Кей. Арисс прокричал:
     -- Там мостик, у тебя  над головой! Брось туда маячок и телепортируйся!
Слышишь?
     Ответа не последовало. Похоже, девчонку уже отправили в аватар. И флаг,
естественно, унесли. Арисс выскочил  из Красной  башни и  помчался  к  своей
базе. Ну конечно! Вот  он топает, родимый -- фантом Аркона с синим флагом за
спиной. А следом бежит Кей, неумело бросая перед собой транслокатор.
     -- Берсеркер, на перехват!  -- распорядился  Арисс. Берсеркер, пробежав
по узкому  мостику  над  проломом,  снял  красного  фантома  из  шок-райфла.
Коснулся  флага, вернув  его  на базу, и побежал  к Красной  Башне, отвлекая
внимание фантомов от Арисса.
     -- Кей, я тебе  говорил -- сидеть внутри! -- прорычал Арисс в микрофон.
Кей повернула назад. Бросила маячок мимо дорожки --  и ушла в новый  аватар.
ПолуСкаарж выругался, благо девчонка все равно пока не слышит.
     -- Если у тебя такой способ побыстрее вернуться  к Башне, то это плохой
способ,  -- выговорил он ей,  когда Кей  появилась  возле башни.  -- Это  на
тренировке нас восстанавливают  со стопроцентной вероятностью. В Игре такого
не будет.
     -- Я нечаянно, -- виноватым голосом отозвалась девушка. Арисс хмыкнул:
     -- За нечаянно, знаешь ли, можно расплатиться жизнью.
     Она   все-таки  училась.  Медленно,  но   училась.   Не  позволяя  себе
расплакаться от досады. А  наверное, хотелось. И у нее  начинало получаться.
Она уже  довольно уверенно  держала оборону,  стоя  на карнизе над  флагом и
сметая  ракетными залпами фантомов  из красной команды.  Молодец  девочка...
Арисс распорядился в переговорник:
     -- Ронин, оставайся возле базы. Кей, идем со мной. Будешь учиться брать
флаг.
     Кей шла с транслокатором  -- неровно, рывками. Арисс снизил темп, чтобы
идти рядом с  ней. На подходе  к Красной Башне он лезвием из  своего риппера
снес  голову  зазевавшемуся  фантому  и  запустил  веер  ракет  внутрь  базы
противника:
     -- Все, там чисто. Иди бери флаг.
     Кей  вынесла  Красный  флаг, и  на  нее  тут же  началась  охота. Арисс
прикрывал ее огнем из риппера  и ракетомета,  сверху их поддерживал Стрелок.
Но Кей не повезло --  в нее попал только  что вышедший из  аватара снайпер с
Красной башни. Арисс  не стал подхватывать брошенный красный флаг. Пусть Кей
сходит сама во второй раз. И в третий. И в десятый. Пока у нее не получится.
     -- Кей,  не  хнычь, --  сказал  он  в  переговорник,  когда  репликатор
восстановил девушку у базы. -- Сейчас пойдем еще раз.
     -- Я не хнычу, -- ответил голос девушки.
     -- Почему тогда шмыгаешь?
     -- Это шумы, у меня что-то с переговорником.
     "Врешь  ведь" --  подумал Арисс, но ничего говорить  не  стал. Ему  все
больше  нравилась  эта девочка с  гордым  и  упрямым характером.  Она сможет
играть в его команде. Он начинал верить в нее.
     С  четвертой попытки Кей донесла  флаг до базы. Добежала до цоколя, где
стоял Синий флаг, и  упала без сил на каменный  пол. Арисс  приподнял ее  за
плечи. Не  случилось бы с ней что-нибудь. Замены уже не найти... Кей открыла
глаза, попыталась встать:
     -- Я в порядке... Мы пойдем еще за флагом?
     -- Игра окончена. -- Арисс помог ей подняться: -- У нас пять флагов. Ты
хорошо играла, Кей.
     Глаза  терранской девушки  просияли. Она действительно  хорошо  играет,
подумал Арисс. По человеческим меркам хорошо. Но до Скааржа-гибрида все-таки
не дотягивает. И никогда не  дотянет.  Если только не начнет  заменять живую
плоть кибернетическими  частями. Но  это ей и  не нужно.  Ведь  он все равно
предпочтет ее любому придурку с электронными потрохами и непомерным гонором.
Потому что она понимает главное -- правила командной игры.

     Перед уходом Кей попросилась посмотреть на арену с вершины Синей башни.
Арисс пошел  с ней. Теперь они стояли,  глядя, как огромные шары двух планет
медленно вращаются  вокруг жемчужно светящейся туманности. Арена была далеко
внизу и казалась отсюда маленькой, величиной с ладонь. Кей вдруг спросила:
     -- Арисс, ты  никогда не задумывался,  как  работает репликатор? Почему
нас  убивают, а  мы оживаем снова, с  прежним телом,  с  прежними  мыслями и
чувствами?
     "Однако  же  не  только  у меня случаются философские  настроения после
Игры" -- усмехнулся про себя Арисс и ответил:
     -- Есть такая теория, что репликатор работает по принципу темпорального
возврата. Типа, на арене мы вступаем в другой поток времени, не непрерывный,
а  дискретный. Наше пребывание здесь -- это цепочка состояний. После  смерти
репликатор  просто  отправляет  нас в предыдущее  состояние.  А  мысли,  они
вневременны... впрочем, может  быть, все  это фигня. -- Он помолчал. -- Я не
уверен, что камрады в исследовательских  центрах  Лиандри сами представляют,
как  устроен   репликатор.  Просто  используют  подарок  чужой  цивилизации.
Закладывают только нестопроцентный выход в аватар на время Игры, и все.
     -- Понятно... -- проговорила  Кей. --  Что это?  -- Она  опустилась  на
колени, разглядывая выбитую на камне надпись. -- "Лютор"...
     -- Игрок из "Громобоя", -- пояснил Арисс. -- Погиб здесь год назад. Был
убит своей любовницей, они играли в разных командах.
     Кей осторожно спросила:
     -- А где погиб ваш пятый?
     --  На  Лавовом Гиганте,  -- ответил полуСкаарж. -- Шел  с флагом, и по
нему шарахнули из ридимера. В аватар потом так и не  вышел, а  это значит --
все, кранты.
     Девушка подняла на него глаза:
     -- Вам его не хватает?
     Арисс помолчал.
     --  Гладиатор был отличным  бойцом.  Воин-универсал,  такие встречаются
редко.  Одинаково  хорошо работал и на штурме, и  на обороне. Ему  пророчили
блестящую  карьеру.  Предлагали  переходить  в  более   престижную  дуэльную
категорию, но он  отказался.  Предпочел  остаться с нами... Настоящий боевой
товарищ.
     Кей вздохнула:
     -- Мне, конечно, его не заменить...
     Арисс положил ей руку на плечо:
     -- Не требуй от себя невозможного. Делай то, что в твоих  силах,  этого
достаточно.  -- Он легонько подтолкнул  ее к телепорту: -- Хватит любоваться
на арену, она еще успеет тебе надоесть. Пойдем отдыхать.
     [Следующая][Содержание]




     2. Турнир
     В "Фантоме" было немноголюдно --  народ  готовился к Играм,  штудировал
карты, анализировал данные противников. "Игл Клоу"  на сегодня отыгрались, и
отыгрались  неплохо,  поэтому  имели право расслабиться.  Что они и  делали,
оккупировав высокие сиденья возле стойки.
     Берсеркер  и Ронин потягивали пиво. Перед Кей стоял бокал апельсинового
сока.   Стрелок,  облокотившись  о   стойку,  рассказывал  Аиде  подробности
сегодняшней Игры. Аида слушала, протирая бокалы. На ней сегодня был короткий
топ, открывавший живот  с  татуировкой  в  виде  изогнувшейся  змеи.  Другим
достоинством ее  одежды  являлся  вырез  на  груди,  позволявший любопытному
мужскому   взгляду  проникнуть   значительно   глубже   обычного.   Стрелок,
естественно,  не  забывал  туда  посматривать,  но судя по реакции  (вернее,
отсутствию оной) со стороны Аиды, ему  ничего не обломится  и на  этот  раз.
Зато  на себе Арисс не раз ловил заинтересованный взгляд барменши. С чего бы
это  ее  вдруг потянуло  на таких, как он? Не  иначе, легла  вчера спать  на
полный желудок.
     В любом случае, как говорится, поезд ушел.
     Арисс  расслабленно  следил  за рассказом Стрелка,  иногда  поправляя и
уточняя. Сегодняшняя  Игра  далась нелегко всем им. Особенно Кей... Это была
вторая  Игра команды  Арисса. Первую --  с  некрисами -- они  отыграли шутя,
надрав  белоглазых всухую и  на  синем, и на  красном поле.  Некрисы  вообще
что-то скисали в  этом сезоне. Похоже, их  вышибут из Высшей  Лиги. А  на их
место, скорее  всего, поднимется их же женская команда, перевшая со страшной
силой вверх в Первой Лиге.
     А  с "Роу Стил" было как-то тяжеловато на  этот раз. То  ли потому, что
арена была тесная -- "Ноябрь", бывшая военно-морская база,  которую Арисс не
любил.  То ли потому, что им все-таки не хватало Гладиатора... Но  Кей  тоже
держалась молодцом, хотя Ариссу приходилось то и дело посылать ей на  помощь
Берсеркера.  В  конце концов Берсеркер просто стал оставлять  свой маячок  в
укромном месте возле флага, чтобы в случае необходимости вовремя подоспеть.
     Они выиграли со счетом пять-два на синем поле и пять-три на красном...
     Берсеркер, наклонившись,  что-то  сказал Кей, она  чуть  придвинулась к
нему. Арисс замечал, что она старается держаться поближе к  Кору, словно ища
защиты у старого вояки.  От кого? От  него, Арисса?.. Он взял в свою руку ее
маленькую теплую  ладошку. Девушка повернулась к нему, взглядом извиняясь за
невнимание. Арисс погладил ее ладонь. Почему-то Кей беспокоила его.
     Казалось бы, для беспокойства  нет  причины.  Кей полностью принадлежит
ему. Она стала его любовницей на следующий же день.  Она начала  это сама --
просто подошла и заглянула в глаза так, что Арисс все понял. И отказываться,
естественно, не  стал.  Но почему она это сделала? Пожалела, что ли? Поняла,
что  мужику, пусть даже  и  с исковерканными генами, маяться  возле красивой
женщины -- хуже, чем  фрагорезкой  по  яйцам? У него  было ощущение, что и в
жизни Кей такая же, как на арене. Она никогда не показывала слабости. Она не
выдавала боли и тогда, когда он  лишал ее девственности на ковре в гостиной,
хотя, к его чести,  он сделал  это аккуратно. Она упорно шла к своей цели --
или что-то ее вело...
     Арисс чаще и чаще задавался вопросом --  а  кто он для нее? Несмотря на
то, что  временами  он  был готов рычать от  досады,  наблюдая ее работу  на
арене,  она оставалась  для  него  Хранительницей  Чаши  из  волшебного сна.
Единственной. Незаменимой. А он? Мог ли на его месте оказаться Аркон из "Роу
Стил"?  Или Горн из "Темной Фаланги"? А почему, собственно, его так  волнует
этот  вопрос?  В  конце концов, она живет  с ним, не отказывает в любви и не
требует за это денег. И  не мешает, в отличие от шумных и визгливых девиц из
Лиандри  Пентхаус. Уходит в свою комнату и читает или рисует на холодисплее,
не нарушая привычной ему тишины. И чего еще он от нее хочет?..
     -- Я сейчас, -- проговорила  Кей, удаляясь  по  неотложным делам. Арисс
посмотрел ей вслед. Она потрясающе смотрится в  униформе "Игл Клоу". И синий
цвет ей идет гораздо больше, чем любимый ею черный.
     -- Арисс!  -- позвала Аида. Голос у нее был грудной, бархатистый. Таким
голосом  подзывают мужчину, которого мучительно и страстно хотят. Ах, почему
это не случилось три недели назад?.. -- Вчера заходил Дэд Биггс. Он говорит,
что в Нейровижн отмечают повышенный  зрительский  интерес  к вашей  команде,
благодаря вашему  новому игроку,  -- Аида небрежно  кивнула  в сторону, куда
ушла Кей. -- По  мнению  Дэдди,  если дела так пойдут и  дальше, вам  вполне
светит  стать фаворитами  сезона.  А девчонка явно намерена сделать  на  вас
карьеру.
     --  Не  обижай  нашу  Кей,  --  вступился  Берсеркер.  -- Она  молодец.
Попробовала бы ты сама постоять вместо нее у флага, когда  "красные" прут со
всех сторон.
     --  Я говорю  о том, что вижу сама, -- сказала Аида, --  а я вижу,  что
ваша  новенькая непроста. Я  бы  на вашем месте держала  с  ней ухо  востро.
Особенно я посоветовала бы это тебе, Арисс.
     --  А я  посоветовал  бы тебе не лезть не в свои  дела,  -- раздраженно
ответил полуСкаарж. -- Мои отношения с Кей -- мое личное дело, и вмешиваться
в них я не позволю ни тебе, ни Дэду, ни самому Джерлу Лиандри. Ясно?
     -- Ясно, -- вздохнула Аида. -- Ребята, вы что-нибудь будете? Арисс, еще
тоник?
     -- Нет, спасибо.  Кей, ты  будешь что-нибудь?  --  спросил Арисс, когда
девушка вернулась. Она отрицательно покачала головой.
     -- Ну тогда пойдем погуляем, -- предложил он.
     -- Пойдем, --  охотно согласилась Кей. Арисс обнял ее  за талию, уводя.
На прощание девушка махнула рукой Берсеркеру, Ронину  и Стрелку: -- Пока! До
завтра!
     -- Счастливо! -- отозвались Скааржи.  Аида ничего не сказала, но  Арисс
почувствовал ее неприязненный взгляд, нацеленный в спину его спутницы.

     Оставив "Бликсем" на стоянке двадцатого  этажа (движение в  центре было
ограничено),  Арисс и Кей поднялись на  террасу и сели в  открытую  гондолу.
Мягко стартовав,  гондола понесла их в самое сердце Даунтауна. Кей держалась
за перила и смотрела  по  сторонам.  Ветер шевелил  ее  коротко  остриженные
волосы.
     Она  специально переоделась для  этой  прогулки.  Теперь  на  ней  были
черно-серебристая майка, соблазнительно открывающая левое  плечо, и короткая
черная  юбка. Левое запястье  девушки  охватывал  массивный браслет,  больше
похожий на  фрагмент  брони -- писк моды этого  сезона. Подкрашенная  прядка
волос в ее челке переливалась металлическими оттенками, на щеке поблескивала
наклеенная  звездочка.  В  этом  наряде   Кей  выглядела  обычной  городской
девчонкой --  на первый взгляд. Она  все равно оставалась не такой, как все,
как ни старалась скрыть свою  непохожесть. Зачем  она  это  делала, Арисс не
знал.
     И он не понимал, чего он от нее добивается.
     Он задерживался с ней на  арене  после тренировок, заставляя  ее лишний
раз погонять фантомов, полазить по тайникам,  поэкспериментировать с оружием
и  транслокатором.  Он  учил  ее  тонкостям  работы  с  шок-райфлом  --  как
добиваться  большей ударной силы, комбинируя обычный и альтернативный огонь.
Он не обязан был этого делать. Ведь она в его команде -- затычка для пустого
места. Ее взяли, чтобы получить  допуск к Играм.  Она отыграет этот  сезон и
уедет, и заниматься с ней нет никакого смысла.
     Тем не менее он зачем-то тренировал ее.
     Может, он  боялся,  что ее убьют? Да, наверное. И не только потому, что
замены будет не найти. Однажды  Арисс увидел, как Кей сбросило взрывом и она
упала в "зеленку", быстро истаяв, словно кусочек льда на горячей ладони. Ему
это не понравилось. Она не должна умирать  так. Он не  хочет, чтобы ее тело,
пусть  и  временное,  растворяло "зеленкой",  дырявило осколками  флэк-ядра,
разносило  на  кровавые ошметки ворохом гранат. Он хочет уберечь ее  от этих
временных смертей -- чтобы  уберечь от смерти настоящей, вероятность которой
у нее, как и у всех бойцов, есть.
     А  она молча шла  к  своей цели,  словно ведомая  незримой  силой.  Она
преодолевала трудности турнирного пути, и  Арисс знал, что с таким упорством
она сможет попасть в Лигу Чемпионов, или пойти еще выше, стать бойцом Элиты,
принимающим вызовы  только от себе подобных. А он для  нее -- лишь временный
попутчик.  Ну что ж,  он  привык,  что все в  его  жизни является временным,
приходящим  и  уходящим, как ночные дивы из Лиандри Пентхаус. Кей тоже уйдет
из его жизни. И останется только видение о Золотой Чаше, которое будет с ним
до последнего вздоха, до предсмертного хрипа, до того выстрела, что навсегда
оборвет его жизнь.
     Вот только решится ли  он когда-нибудь  сказать об этом  Кей, Арисс  не
знал...  Он легонько  тряхнул за плечо  девушку,  витавшую в  каких-то своих
мыслях:
     -- Эй! Ты где? На другом краю Галактики?
     -- Нет, чуть поближе. -- Кей обернулась к  нему: --  Я  засмотрелась на
город... Никогда не была здесь раньше.
     -- Что, серьезно? -- удивился Арисс. -- Ни разу не была в Даунтауне?
     Она улыбнулась уголком губ, сразу же став похожей на Хранительницу  Кей
из его сна:
     -- Некому было сводить.
     -- Ну тогда любуйся, -- разрешил Арисс.  --  Такого  у  вас на Терре не
увидишь.
     Кей тихонько отозвалась:
     -- Это точно...
     Мимо проплывали исполинские сооружения,  порожденные самыми немыслимыми
причудами  архитектурной  фантазии.  Развалины  старинного храма  на плоской
вершине  куба  из  металла и стекла;  ажурные  башни,  стальными гиперболами
вонзающиеся  в небо;  многоярусные  сады  и  открытые  галлереи.  Светящиеся
рекламы, движущиеся изображения на огромных экранах, голографические миражи.
Прогулочные террасы, отели, бары, казино, рестораны, магазины.
     Пролетев  под  стеклянной аркой торгового  центра, уходящего  на многие
ярусы вниз,  гондола  снова  вырвалась  наружу.  Впереди  показалось  здание
головного офиса Лиандри, увенчанное шпилем, над  ним  парила голографическая
эмблема  самой  могущественной  корпорации  в  Альянсе. С  этим  зданием  по
великолепию могла соперничать лишь башня Нейровижн,  возвышавшаяся напротив.
Гондола плавно  опустилась  на площадку,  соединенную  мостами  со  зданиями
Лиандри и Нейровижн.
     Посреди   площади  возвышался  монумент   --   великолепно  выполненная
голограмма воина  с флагом. Воин стоял на каких-то  руинах, голова его  была
склонена, словно  он  приветствовал зрителей.  Он  был  могуч телосложением,
темноволос и смугл; его торс и ноги до  колен прикрывали фрагменты брони, на
предплечье  был намотан  грязный бинт.  В  длинных волосах, развевающихся на
ветру,  была   заплетена  косичка.  Правой  рукой  воин  придерживал  древко
изодранного в клочья красного флага, в левой сжимал энфорсер.
     Говорили,   что  это  сам   Зан  Кригор  до  того,  как  превратился  в
киборгообразное существо, закованное в глухую броню. Ариссу было все  равно,
Зан  это или нет. Он  приходил сюда, чтобы  мысленно поговорить с воином  на
голограмме. Он чувствовал необъяснимую связь с Флагоносцем, будто бы тот был
старшим товарищем в его команде.
     Кей тоже обратила внимание на Флагоносца:
     -- Он чем-то похож на тебя, Арисс.
     -- Уж никак не лицом, -- усмехнулся полуСкаарж. Кей задумчиво уточнила:
     -- Вы похожи внутренне... Наверное, он тоже был капитаном команды.  Как
ты.
     --  Ну  тогда извини, что неправильно понял.  О,  кого я вижу! -- Арисс
махнул рукой. Пара, стоявшая в обнимку  перед монументом, помахала в ответ и
зашагала навстречу.  Горн  и  Ивана.  Значит,  они  тоже  решили  сходить  к
Флагоносцу... У них завтра тяжелое сражение.
     Горн и Ивана  подошли.  Кей старалась сохранять  спокойствие, но  Арисс
заметил,  как  у  нее  расширились глаза.  С  непривычки  Горн действительно
производил  жутковатое  впечатление. Вместо  глаз -- фрагменты полиметалла с
красновато  поблескивающими линзами. На  правой  щеке из-под кожи проступала
металлическая поверхность. Еще две блямбы  поблескивали  на лбу  -- какие-то
сенсоры.
     Ивана ничем подобным не отличалась -- просто высокая красивая женщина с
большими серыми глазами  и пышными рыже-золотистыми волосами. Одета она была
в короткую курточку и облегающие брюки леопардовой  расцветки. Подойдя,  она
приветливо улыбнулась Кей.
     -- Жаль, что нам не удалось сыграть в  этом сезоне, -- проговорил Горн,
глядя на Арисса и Кей своими линзами. Арисс с усмешкой отозвался:
     -- Зато у вас будет удовольствие мочить Фароха в Пещерах.
     -- Удовольствие на грани мазохизма,  -- отозвался Горн. --  Эта арена у
"Черепов" хорошо отыграна. Там один Баэтал с биорайфлом способен держать всю
оборону.
     --  Так  вы  и  выносите  первым  делом  Баэтала  с его  чавкометом, --
посоветовал Арисс.  -- Потом  хватайте  флаг  и  дуйте на  свою  базу. -- Он
пояснил для Кей: -- Твой несостоявшийся ухажер -- большой спец по биорайфлу.
Его любимый прием -- минировать  "зеленкой" все подходы к флагу. А в Пещерах
и без того к флагу не очень-то подберешься.
     -- Да, эта арена  не для слабонервных, -- согласился Горн.  --  Красная
База -- площадка метр на метр над лавовым озером, и ведет туда узкий мостик.
Синяя База  -- такая же площадка  над  пропастью.  Каждый  раз кто-нибудь да
сорвется... Наши долго ругались, когда зрители проголосовали за Пещеры.
     -- Говорят, там раньше было святилище, -- вступила в разговор Ивана. --
И будто бы жрецы, уходя, наложили на это место проклятие. Потом туда послали
археологическую экспедицию, и она погибла вся, до последнего человека.
     -- А мы  ничего, играем, -- усмехнулся Арисс. --  Кстати, завтра будьте
внимательны с "Черепами". По-моему, они читят.
     --  Думаешь, Фарох снова купил кого-то из операторов?  -- спросил Горн.
Арисс ответил:
     -- Похоже на то... Я подозреваю, им кладут шок-райфл с интеллектуальным
блоком  вместо обычного ружья. Уж очень лихо они делали "сферу" в  прыжке на
прошлой Игре.
     -- Если они  и читят,  то осторожно,  -- выразил свое  мнение Горн.  --
Скандал с ридимером запомнился им надолго.
     -- Да, вся Лига валялась на полу в "Фантоме" от хохота. Кей, ты слышала
эту историю? --  Девушка покачала головой, и Арисс начал  рассказывать: -- В
общем, так. Играли "Черепа" против "Венома" на Противостоящих  Мирах.  Фарох
заранее с  кем-то договорился, что к ним на второй  ярус  будут подкладывать
дополнительное  оружие.  Но у операторов  произошла какая-то  накладка, и  в
Красную Башню вместо снайперки положили ридимер. А Игра была без ридимера.
     Ну,  Фарох  заметил,  что вышла ошибка,  и  кричит своим -- ридимер  на
втором ярусе  не  трогать. А  твой друг  Баэтал  как  раз сиганул туда через
телепорт.  И естественно, эту  штуку взял, после чего недолго думая шарахнул
по  Синей  Базе,  отправив две  трети "Венома"  в  аватар.  Тетки,  выйдя из
аватара,  подняли  галдеж --  мол,  это  не по  правилам.  Игру  остановили,
читерство раскрыли и Фароха вышибли в Первую Лигу. Это был единственный раз,
когда нам удалось взять Кубок.
     -- После долгой драки  с нами, -- напомнил Горн, и они  начали подробно
обсуждать Игры четырехлетней давности.

     -- Ну что, не напугалась? -- поинтересовался Арисс, когда Горн с Иваной
ушли. -- По сравнению с Горном даже я -- красавец.
     -- Кто его так... искалечил? -- спросила Кей. Арисс ответил:
     --   Мои  генетические  родственнички...   Десять  лет   назад  Скааржи
предъявили претензию,  что  Альянс  разрабатывает  технологию,  направленную
против них. Попытались апеллировать к Федерации, но Федерация ничего сделать
не  смогла  --  принцип невмешательства, понимаешь ли. Тогда Скааржи  вывели
военные корабли  к  Хроносу -- исследовательскому центру Лиандри -- и начали
штурм. Дрались  они  жестоко,  и  все  это могло  бы закончиться  плохо  для
Хроноса, если бы что-то не заставило Скааржей развернуться и уйти. Потом это
событие громко назвали Семидневной осадой.
     Горн  был  одним  из  организаторов обороны.  Во время  боя его  тяжело
ранило, снесло  полголовы. Думали -- все, он не жилец. Но он выжил,  даже не
потерял памяти. Не всем так везет.
     -- Это точно... -- вздохнула Кей. -- А что за женщина с ним?
     --  О,  тут  целая  романтическая  история,  --  проговорил  Арисс.  --
Прелестная юная особа  примерно твоего возраста или чуть помладше, бредившая
Турниром,  влюбилась в героя Семидневной  осады. И  начала  тренироваться  в
"мясных"  чемпионатах,  не  забывая  регулярно  посещать "Фантом" в  надежде
встретить предмет своей любви.
     Долгожданная  встреча  состоялась в том  самом  зале,  где ты приложила
Баэтала,  только  при  более  мирных   обстоятельствах.  Ясноглазая  девочка
подбежала к  герою  Турнира,  взяла  его за  руки  и начала что-то бессвязно
лепетать. Не  знаю,  что  именно она ему  сказала,  но  сердце старого вояки
дрогнуло. Он взялся ее тренировать. Первым результатом совместных тренировок
стал ребенок, родившийся у  них  четыре  года  назад. Потом  они  официально
оформили  свои отношения и с  тех  пор  вместе играют  в  "Темной  Фаланге".
Кстати, ее турнирное имя -- Ивана.
     Кей оживилась:
     -- Она не русская... не с Терры?
     -- Нет, здешняя, -- ответил Арисс.
     -- Очень приятная женщина, -- проговорила Кей.
     -- И очень опасный  противник, -- добавил полуСкаарж. -- Второй по силе
игрок в "Фаланге" после самого Горна.

     Побродив по городу, Арисс и Кей сели за столик в каком-то кафе. Сначала
Арисс травил всякие  турнирные  байки,  развлекая свою спутницу,  потом речь
снова зашла  о  "Ноябре". Увлекшись,  полуСкаарж начал рисовать на  салфетке
схемы  игры на той и  другой базе, объясняя,  как лучше организовать штурм и
вынести  флаг.  На них  посматривали:  на  Кей -- с интересом, на  него -- с
неприязнью  и  завистью. Наверное,  думали  --  подцепил  красивую  телку  и
впаривает  ей,  урод, про  тактические тонкости CTF-игры вместо того,  чтобы
сразу тащить в постель.
     В какой-то момент  Арисс почувствовал,  что внимание к  ним стало более
направленным и пристальным. Их снимали.  Да, вон тот человек, сидевший через
два столика и делавший вид, что читает газету, скорее  всего, имеет вшитый в
мозги  нейрорекордер. Значит, Дэд прав, и из "Игл Клоу" будут  делать звезду
сезона. Будут подробно обсасывать в масс-медиа отношения капитана команды  и
новенькой. Лезть  грязными  руками в его личную жизнь.  Мало им  регулярного
пси-сканирования... Арисс ощутил внезапный приступ злости. Он потянул Кей за
руку:
     -- Пойдем  отсюда. Надоело  смотреть, как  всякая  шваль раздевает тебя
взглядом.

     Вечером Арисс  долго не отпускал Кей, словно никак не мог насытиться ее
ласками. Девиц из Пентхауса он  после  занятий  любовью  всегда  отправлял в
другую  комнату. Кей  он  от себя  не гнал, но девушка уходила  сама  --  по
вечерам она  рисовала свои трехмерные картины и не хотела  ему  мешать.  Она
ушла  и  на этот раз. Оставшись в одиночестве, Арисс не  мог заснуть. Он еще
раз  прокрутил  в  голове  эпизоды  игры  на  "Ноябре",  затем  --  варианты
завтрашней  тренировки,  но мысли  снова и  снова  возвращались  к  барьеру,
разделявшему его и Кей. Почему его так беспокоит эта невидимая преграда?
     Он  понял, и эта  мысль прожгла его  насквозь. Он  хочет быть не просто
ступенькой на ее пути.  Он хочет стать для  нее таким же незаменимым, как  и
она для него. Но едва ли это возможно. Она заработает свои деньги и уедет. А
он останется здесь,  навсегда прикованный к Лиандри  и Турниру... Ему  вдруг
мучительно захотелось  ее увидеть.  Безо всякого  желания.  Просто  увидеть.
Взять  за руки, заглянуть в ее серые с зеленым глаза...  Он встал, оделся  и
тихонько вышел.
     Кей  не  спала.   Она   сидела  за  экраном,  полностью  погруженная  в
создаваемую ею  реальность.  Арисс подошел, положил руки  на ее плечи.  Сняв
очки, девушка обернулась:
     -- Ты не спишь?
     Он легонько сжал ее плечи. Она спросила:
     -- Мне пойти с тобой?
     Арисс  заметил,  что Кей  между делом погасила экран. Словно  не хотела
впускать его в свой мир... Он проговорил:
     -- Ты все еще боишься меня...
     -- Почему ты так думаешь?
     --  Я чувствую.  -- Он вздохнул: -- Кей, у меня генетически обостренные
чувства.  Я  вижу,  слышу,  осязаю  лучше  обычного  человека.  Я  различаю,
например, когда ты меня действительно хочешь, а когда просто потакаешь моему
желанию. А сейчас я ощущаю, что ты боишься. Боишься  чего-то во мне. Ставишь
между мной и собой барьеры.
     Кей помолчала.
     -- Это  не страх,  Арисс. Я просто не могу тебя понять. Пытаюсь -- и не
могу.
     -- Что во мне такого непонятного? --  удивился полуСкаарж. -- Вот он я,
весь как на ладони.
     --  Ты  все время  стараешься казаться  хуже,  чем на  самом  деле,  --
проговорила девушка. Арисс пожал плечами:
     -- Почему? По-моему, я такой, как есть, а  если чем-то не устраиваю, то
извини. -- Он помолчал. -- Ты никогда не говорила, что ты рисуешь.
     -- Да так... Не знаю, закончу ли это когда-нибудь.
     -- Можно посмотреть? -- попросил Арисс.
     -- Ну  посмотри. -- Кей подала  ему очки: -- Только не критикуй слишком
сильно.
     -- Насчет критики  не беспокойся, -- ответил  он. -- Я рисую еще  хуже,
чем ты стреляешь из риппера.
     Арисс  надел  очки. И будто бы снова  очутился в своем сне. Это был тот
самый  замок! С таинственным полумраком древних  сводов и солнечными лучами,
струящимися сквозь цветные стекла витражей.  Витражи немного другие, отметил
про себя Арисс. Но в остальном так похоже...
     Он  сделал шаг,  и высокие  массивные двери  с  металлическими кольцами
неслышно распахнулись  перед ним. С замирающим сердцем он начал  подниматься
по лестнице с цветными гербами. Все было в точности как в его сне! И даже те
самые,  последние двери... Он  волновался, словно  его вызвал на  дуэль  сам
легендарный  Зан  Кригор.   Что  окажется  за  этими  дверьми?  Надежда  или
разочарование?..  Он долго не  мог  решиться. Потом  шагнул вперед, и  двери
пропустили его.
     Арисс упал  на колени,  прикрывая рукой глаза.  Но этот свет не слепил.
Этот  свет  ласково обнимал его,  струясь в  душу,  переполняя ее чувствами,
которым  он  не знал названия...  Свет  шел  из  Золотой Чаши,  стоявшей  на
каменном постаменте. Арисс  застыл, не в  силах сказать ни  слова. Будто ему
вручили   драгоценнейший  дар.  Дороже  жизни.   Дороже  всего  мыслимого  и
немыслимого на свете...
     -- Это легенда о  Чаше Грааля,  --  проговорила  Кей, когда Арисс  снял
очки. -- По легенде, Чаша хранилась в замке,  а  где этот замок  -- никто не
знал. Многие искали его, но так и не нашли... Арисс, что-то не так?
     -- Кей, -- он с  трудом сдерживал волнение, -- что это за свет? Там,  в
Чаше?
     -- Это Бог.
     -- Ты веришь в Бога? -- спросил Арисс. Кей тихонько ответила:
     -- Верю... особенно когда рисую.
     Арисс замолчал.  Одна  часть его души  дрогнула и  усмехнулась,  другая
стала горячей,  словно раскаленный  шар  Лавового Гиганта. Это  неожиданное,
немыслимое совпадение -- дар человеческого Бога или насмешка?  Он не  привык
ждать  хорошего от людей.  От  их Бога  --  тем  более...  ПолуСкаарж встал,
прошелся по комнате:
     -- А я, наверное, нет. Вашему Богу нет дела, до таких, как я.
     -- Почему ты так считаешь?
     -- Потому, что вы -- Его  создания, а я -- создание Лиандри. Биомашина,
умеющая лишь убивать и совокупляться.
     --  Ты непохож на биомашину, -- тихо проговорила Кей. Арисс обернулся с
кривой усмешкой:
     -- Ты так думаешь?
     -- Я это знаю. -- Голос девушки стал еще тише: -- Я люблю тебя, Арисс.
     Свет  из  Чаши Грааля лился на  него, обнимая  лучезарным  потоком. И в
глазах Кей был  отблеск  этого сияния. Бог людей  не  смеялся  над  ним. Бог
действительно преподнес ему  немыслимый,  невероятный дар.  А он,  Арисс, не
понимал.  Не понимал,  почему  Кей  в тот  вечер  подошла  к нему,  взглядом
разрешив  делать с  ней  все, что он хочет. Не понимал, почему  она звала на
помощь его,  а не  Кора, когда на Синюю Базу вломилось трое "роустиловцев" с
гранатометами, вычищая все  вокруг.  Не понимал, почему она выкладывается на
тренировках, изо всех  сил стараясь заменить Гладиатора... Она любила его. А
он  только пользовался  ею, трахал как продажную девку из  Пентхауса.  Он не
достоин и грамма ее любви. Но и на нем была воля человеческого Бога...
     --  Кей,  я  должен показать  тебе кое-что.  --  Арисс вынул из  своего
дримвьювера блестящий диск и вставил в считывающее устройство: -- Этот сон я
вижу сколько себя помню. Он многое тебе объяснит.
     --  Ты  дал  мне  турнирное  имя  в честь  нее?  --  спросила Кей через
некоторое время, сняв очки.
     -- Она и есть ты. -- Арисс порывисто встал, подошел к окну: -- Я идиот,
урод, кабан... Я всегда любил тебя, понимаешь? Только любовь  моя была такая
же кривая, как и я сам. Не для этого нас создавали. Ты уж извини.
     Кей  молча  подошла, ткнулась лицом  ему  в грудь. Арисс обнял  ее. Как
странно...  Он   привык  быть  один  и  внутренне  давно  смирился   с  этим
одиночеством.  И  вдруг   появилось  существо,  которому  небезразлична  его
судьба... Они стояли рядом, и у их ног сверкал ночными огнями  Лиандри Сити.
На мгновение Ариссу показалось, что город многоглазым чудовищем высматривает
Кей,  тянется к ней  невидимыми щупальцами... Он прогнал  наваждение.  Мягко
отстранил девушку от окна:
     -- Я помогу тебе дорисовать картину. Я хорошо помню, как все было там.
     [Предыдущая] [Следующая][Содержание]



     3. Звезда
     Арисс сел  на металлический  пол, прислонившись  спиной  к стене. Прямо
перед  ним   потоки  нагретого  воздуха  чуть  колыхали  красное  полотнище,
порванное  в нескольких местах. Обычно  к концу игры от флага остается  лишь
древко... Под руками ощущался  теплый  металл -- арена  еще не успела остыть
после боя.
     Кей устроилась рядом, положив на пол миниган и вытянув ноги:
     -- Ну и лабиринт! Если зрители проголосуют за "Корет", я повешусь.
     --  И  кто тогда будет  играть пятым? -- повернулся к  ней Арисс. -- Не
думай, "Корет"  на  так уж плох  для игры  против Фароха. Архитектура слегка
запутанная, но это нам в  плюс -- "Черепа"  на сложных картах играют хуже. А
здесь можно отлично работать риппером, если умеешь, конечно. Тебе на обороне
вообще хорошо --  берешь флэк-пушку,  становишься наверху  и кидаешь ядра на
флаг. Если флаг все-таки свистнут -- кричишь Ронину и Стрелку, чтобы  шли на
перехват. Еще один плюс, что биорайфл лежит далеко от обеих баз. Пока Баэтал
добежит до своего чавкомета, на нем можно заработать не один халявный фраг.
     Подошли Ронин и  Берсеркер.  Сверху соскочил  Стрелок с  шок-райфлом за
плечом.
     -- Может, хорош фантомов  гонять? --  спросил Берсеркер, но  Арисс  был
неумолим:
     -- Надо отыграть еще игру.
     -- Страж,  ну будь ты Скааржем! -- взмолился Берсеркер. -- Жрать охота,
сил нет!
     -- Ладно,  играем только  до  трех флагов, раз вы  такие  голодные,  --
смягчился Арисс. Кей достала из кармана шоколадную плитку:
     -- Кор, возьми. Я не хочу.
     -- А нам? -- тут же встряли Ронин и Стрелок.
     -- А вы обойдетесь, --  проворчал  Берсеркер. -- Из-за  кого Кей дважды
отправляли в аватар?  -- Он разделил плитку на три части: -- Ладно, хавайте.
Еще раз оставите базу без прикрытия -- засуну флаг обоим в задницу. Вместе с
древком, -- уточнил он.
     Ронин  и Стрелок начали выяснять  у  Берсеркера,  кому  предназначается
Красный флаг, а кому -- Синий. Арисс закрыл  глаза. Сквозь горьковатый дым и
вонь горелой пластмассы он чувствовал запах арены -- едва уловимый, на грани
его генетически  обостренного  обоняния. Этот запах  он ощущал везде -- и на
раскаленном Лавовом Гиганте, и в каменных Пещерах,  и в  чудесном  Косовском
каньоне с еще не до конца обезображенной природой.
     Его  самые первые воспоминания были неразрывно связаны с этим  запахом.
Тренировки, тренировки, тренировки на Деке 16, арене, которую он исползал на
четвереньках и  выучил наизусть всю, до квадратного сантиметра. Он проклинал
злую судьбу, определившую ему  жребий подневольного бойца, и только странные
и  светлые видения, время от времени посещавшие его, помогали не сойти с ума
от  безысходности.  А  потом он свыкся с этой жизнью и даже начал находить в
ней  приятное.  Научился  утверждать  свою крутость,  бить морды  мужикам  и
получать  удовольствие  от  женщин.  Но  это  не  имело  для  него  какой-то
самостоятельной ценности, а было лишь способом выжить в человеческом мире...
Блин, опять что-то несет на философию. К ящеру философию. У него теперь есть
Кей, это важнее всяких философий. Она любит его, хвостатого урода. Непонятно
за что, но любит...
     -- Кей, -- он тронул девушку за плечо, -- пойдем прогуляемся, что ли?
     --  Ну-ну, --  проговорил им в спину  Ронин. Стуча ботинками по гулкому
металлическому полу, Арисс  и Кей покинули базу и поднялись  по  лестнице. У
них  еще вчера  был  присмотрен  укромный уголок.  Приобретя  в  этих  делах
необходимый минимум опыта, Кей стала не менее темпераментной любовницей, чем
он, а занятия этим на арене привносили дополнительную остроту ощущений.
     Но  едва  они  достигли  тайника,  где  Арисс  во  время  боя  подбирал
ракетомет, а во время передышки хорошо проводил время  с Кей, по арене гулко
разнесся голос:
     --  Страж,  прошу  прощения за беспокойство. С  вами хочет  встретиться
представитель Нейровижн.
     --  Дэд, какого  ящера? --  возмутился Арисс. -- Мы  на тренировкеМожно
хотя бы во время учебных боев нас не дергать?
     -- Вы все равно сейчас отдыхаете.
     "Блин,  он точно нас  мониторил,  -- досадливо подумал полуСкаарж. -- И
вчера, наверное, тоже". Он пробурчал:
     -- А что, и отдохнуть спокойно нельзя? Или тебе завидно?
     -- Страж, ты думай головой, а не своей хвостатой задницейВы становитесь
популярны. Кончай базар и выходите с Кей через телепорт. Вас ждут в холле.
     Арисс легонько хлопнул Кей по спине:
     --   Ладно,  вечером   оторвемся...  Пойдем  посмотрим  на  камрада  из
"Нейровижн".

     "Камрад"  оказался молодым человеком  в  ослепительно-белой  рубашке  с
галстуком. Он  весь  был чистенький  и свежий, от него даже исходил какой-то
стерильный  аромат, забивавший естественный запах  тела. Его светлые  волосы
были    аккуратно   уложены,    подбородок   гладко   выбрит.   Лицо   сияло
стандатно-любезной  улыбкой.  Арисс  подошел,  размышляя,  каким  грязным  и
вонючим кажется  он  рядом  со стерильно-чистым  сотрудником  "Нейровижн" (а
нейрорекордер наверняка фиксировал и эти ощущения).
     --  Клив Глайн, репортер Нейровижн, -- представился "камрад" и протянул
руку для пожатия: -- О Вас я немало наслышан, Страж.
     Арисс сжал своей грязной  лапой руку репортера. Сильнее, чем полагалось
для приветствия. Клив ответил неожиданно сильным рукопожатием. Тренируют  их
там, что ли?.. Поприветствовав полуСкааржа, сотрудник  Нейровижн взял своими
цепкими пальцами маленькую ладошку спутницы Арисса:
     -- Очень приятно познакомиться с Вами, Кей.
     -- Мне  тоже,  -- отозвалась  девушка, одарив при этом репортера  милой
улыбкой, и  Ариссу  захотелось разорвать того на части. А Клив тут же  бойко
затараторил:
     --  Ваша команда -- первая в истории  Турнира, выступающая в  смешанном
составе.  До этого Скааржи-гибриды и люди никогда  не играли вместе. Вы, так
сказать, в  этом  отношении пионеры. Возможно, что начиная  с вас  смешанные
команды станут традицией, тем более что вы играете успешно.
     О вас все больше и больше говорят, вами интересуются, вам сопереживают.
Ваша последняя игра была рекордной по числу зрителей среди всех игр в Высшей
Лиге за  последние  четыре года. Число ставок  на вашу команду против "Айрон
Скаллс"  удвоилось  по   сравнению   с  прошлым   сезоном.   Наши  аналитики
предсказывают вам новый взлет и прочную лидирующую позицию...
     -- Давайте короче, -- прервал его Арисс. -- Что Вы хотите?
     -- Я хотел  бы взять интервью у вашего нового  игрока и если позволите,
записать несколько сюжетов из тренировки.  Эти  материалы  пойдут в вечернем
выпуске "Чемпиона".
     -- Ну что, Кей, дашь камраду интервью?  -- спросил Арисс. Девушка  чуть
улыбнулась:
     -- Нет проблем.
     --  Очень хорошо.  -- Коротко объяснив  Кей, что ему  нужно, Клив начал
надиктовывать  на нейрорекордер: -- Сегодня "Чемпион"  представляет зрителям
нового  игрока известной команды "Игл Клоу". Это самая молодая участница Игр
в Высшей  Лиге  и единственный  человек  в составе скааржской  команды.  Она
любезно  согласилась  побеседовать   с  нами.  Итак,  турнирное  имя   нашей
сегодняшней героини --  Кей. -- Он обратился к девушке: -- Кей, Вам нравится
играть в Турнире?
     --  Мне нравится играть  в  команде, -- ответила Кей. -- Командные игры
отличаются от дефматча тем, что на первом месте -- поддержка и взаимопомощь,
а не стремление убить максимальное число противников.
     -- Вам повезло попасть в одну из сильнейших команд. Расскажите, как это
получилось...

     -- ...После того, как  я отыграла положенное количество дефматчей,  мне
неожиданно  дали  хорошую рекомендацию  и  посоветовали  попробовать  себя в
Высшей Лиге, -- говорила с экрана Кей. Клив не обманул -- интервью появилось
в   вечернем  выпуске.   Смотреть  "Чемпиона"  было  священной  обязанностью
посетителей  "Фантома",  чем  они  в  данный  момент  и  занимались,  лениво
потягивая напитки разной степени крепости.
     Команда  Арисса  расположилась  за  сдвинутыми  столиками  совместно  с
"Темной  Фалангой". Посматривая  на экран,  скааржские  и  горганские  бойцы
обменивались  одобрительными репликами. Интервью действительно было хорошим.
Кей держалась уверенно, словно не в первый раз беседует с репортером. И было
в ней  какое-то  невыразимое обаяние -- даже сейчас, когда она стояла  перед
нейрокамерой  в потрепанной униформе, со  слипшейся прядкой  волос на лбу  и
пятном от смазки минигана на щеке.
     --  Я  договорилась  о  встрече  с  игроками  "Венома",  --  продолжала
рассказывать   Кей.  --  Они   просмотрели  мои  файлы  и  провели  со  мной
тренировочную  игру.  За  окончательным  ответом  я  должна была  подойти  в
"Фантом". Когда я  пришла, Атена  мне  отказала, объяснив отказ  недостатком
турнирного опыта.  Потом  так  получилось,  что я поссорилась  с  игроком из
"Айрон Скаллс". Но за меня вступился Арисс, лидер другой скааржской команды.
Оказалось, что его команде нужен  игрок,  и Арисс  предложил  отыграть  этот
сезон  в  составе "Игл  Клоу". Для  меня  было большой  честью  принять  это
предложение.
     --  Вам, наверное, нелегко играть в скааржской команде  среди  игроков,
превосходящих по физическим данным обычного человека?
     --  Я не назвала  бы отыгранные нами  Игры легкими,  но мои товарищи по
команде всегда помогали мне.  Мы провели немало времени тренируясь на разных
аренах, учась работать вместе. Я очень благодарна им за это.
     -- Какое Ваше любимое оружие?
     -- Миниган. Шок-райфл. Флэк-пушка.
     -- Какой из турнирных эпизодов запомнился Вам больше всего?
     -- "Ноябрь", игра против "Роу Стил" на синем поле. Наши ушли за флагом,
я осталась на базе одна. Меня  прикрывал Стрелок, находившийся уровнем ниже,
в  снайперской  башне. Трое игроков  из "Роу  Стил"  прорвались мимо него  и
проникли на нашу базу. Я попыталась не подпустить их к флагу, но меня убили.
Когда я вышла в аватар, на базе появился Арисс  с красным флагом. А наш флаг
уже унесли. Тогда ребята отдали мне Красный флаг, Ронин, Берсеркер и Стрелок
остались  меня защищать,  а Арисс  отправились вызволять наш  флаг с Красной
базы. Мы очень переволновались в тот момент.
     -- Спасибо, Кей.  Ну  и последний  вопрос  --  что бы Вы пожелали  всем
игрокам Турнира?
     -- Я пожелала  бы каждому из них попасть в дружную команду. Или создать
такую команду самому. Мой небольшой турнирный опыт говорит, что в  командной
игре побеждают не сила, а дружба.
     Дальше  пошли записи тренировочной  игры -- Кей стреляет из ракетомета,
защищая базу, Кей с миниганом идет в атаку... Потом на экране крупным планом
снова  появилось лицо Кей.  Девушка улыбалась своей очаровательной  улыбкой.
Голос репортера объявил:
     --  Итак,  с  нами беседовала игрок команды "Игл  Клоу",  леди Кэролайн
Лавлейс из старинного аристократического рода Терры, славного своими боевыми
традициями, она же -- Кей, она же -- экс-Мисти!
     Кей, сидевшая рядом с Ариссом, побледнела:
     --  Откуда они узнали? Я ведь  просила не разглашать, когда подписывала
контракт!
     -- Ты подписывала договор с Лиандри, -- усмехнулся Арисс, -- а это тебе
Нейровижн,  независимая организация. Они, извиняюсь,  залезут  тебе в трусы,
если понадобится... Слушай, ты действительно аристократка?
     "Орлиные когти" и "Темная Фаланга" повернули головы -- этот неожиданный
факт был  любопытен всем. Но  Кей не успела ответить, ибо  всеобщее внимание
привлекли грохот и  звон, произведенные  Баэталом, облокотившимся о стойку и
опрокинувшим  поднос  с   пустыми  пивными  бокалами.  Судя  по  координации
движений,  Баэтал  уже  основательно   накачался   чем-то  покрепче  темного
горганского. Подняв голову на  экран  с улыбающейся Кей, он прокомментировал
на весь бар:
     -- Прям п***ец  леди! Из  ракетомета кому-то по  яйцам попала и радости
полная жопа!  --  Он швырнул пустым бокалом в экран: -- И ваще, нечего бабам
делать на Турнире!
     Арисса  захлестнула  ярость. Он вскочил из-за стола,  чуть не опрокинув
бокал с тоником. Ивана взяла его за плечо:
     -- Арисс, успокойся! Ты же видишь, что он пьян в дупелину!
     -- Сейчас он у  меня быстро протрезвеет, --  прорычал Арисс.  Отстранив
Ивану, он синей молнией метнулся к стойке и с размаху заехал Баэталу кулаком
по  челюсти, отправив того в  повторный полет на столик "Роу Стил". "Черепа"
повскакивали со своих мест. "Игл Клоу", естественно, тоже не оставили своего
лидера без поддержки. Началась драка. Кей рванулась  было к Ариссу, но Ивана
оттащила ее в сторону.
     --  Прекратите! --  поднялся  над  шумом и криками ее голос.  -- Арисс,
Фарох, остановитесь! Вам же играть в финале!
     -- Разнимите их!  --  Бойцы разных  команд  окружили  Скааржей, пытаясь
развести  "Когтей" и "Черепов" по сторонам: -- Уроды, из-за вас  накажут всю
Лигу! Горн, останови ты Стража, он тебя послушает!..

     Арисс  плохо  помнил, что было  дальше.  Сначала  он дрался  с Фарохом,
жестоко  и  зло.  Потом  их растащили  крепкие  мужики из "Роу  Стил".  Кей,
рвавшуюся к  нему, держали тетки из "Венома". Подходил Горн, что-то говорил,
положив руку на плечо. Конфликт был почти погашен, но тут из-под стола вылез
Баэтал, про  которого в  суматохе успели забыть, и полез качать права. Арисс
вырвался  из  "стальных" объятий и  бросился на  него.  Кто-то  из "Черепов"
взревел: "Наших бьют!", и драка между Скааржами-гибридами началась по новой.
В это время прибыла вызванная кем-то внутренняя охрана Лиандри. Люди в броне
и  шлемах  поспешно вывели  посетителей,  и  на Скааржей  обрушились  потоки
бело-голубых  лучей. Фриз-излучение,  замедляющее  метаболизм  -- оружие  не
летальное, но довольно неприятное.
     Он все еще ощущал слабость и познабливание. Фигня. До Игры пройдет...
     Выйдя  из  зала  Совета, Арисс спустился в  просторный светлый  холл  с
гигантским экраном. На экране крутили какие-то информационные ролики. Кей, в
элегантных  черных  брюках  и атласной  белой блузке навыпуск,  стояла возле
пальмы,  беседуя  с незнакомыми людьми в деловых костюмах.  Вот так  всегда:
только оставь ее без присмотра -- к ней тут же начинают клеиться.
     Увидев  его, Кей махнула рукой и заспешила навстречу. Арисс обнял ее за
талию, ревниво спросил:
     -- Что это за кабаны, с которыми ты разговаривала?
     --  Представители  "Галакси  Свитс",  --  ответила  Кей.  -- Предлагали
участвовать в рекламе их продукции.
     -- Значит, будешь кушать шоколадки с нейрообручем на голове, транслируя
на всю Горгану нежный аромат и сладкий вкус "Звезды Турнира"?
     -- Я ее терпеть не могу... Что было на Совете?
     -- Да  ничего особенного.  Слэйн поругался для порядка -- мол,  чуть не
сорвали финал, хвостатые уроды. На меня как  на  зачинщика наложили штраф  в
пользу пострадавшего -- Баэтала. Он присутствовал там же, со мной.  Ну, я  и
сказал,  что  охотно  заплачу,  если он на эти деньги  купит себе  мозгов  и
вставит под свой железный череп.  Баэтал на глазах всего Совета обозвал меня
словами,  которые  я  не  решусь  тебе повторить, после  чего  начал  махать
кулаками,  и  охране пришлось еще  раз  доказать,  что они стоят тут  не для
мебели. Слэйн, почесав репу, штраф с меня снял, а Баэталу прозрачно намекнул
на возможность прогуляться в младшую Лигу.
     -- С  этим Баэталом одни проблемы, --  проговорила Кей.  -- Зачем Фарох
его только держит?
     --  Все  денежки,  леди, --  отозвался  полуСкаарж.  -- У  Баэтала свои
поклонники... и поклонницы. Своя скандальная слава. Вчерашняя  драка  только
прибавит ему популярности.  Хочешь кофе?  Здесь его  готовят  не хуже, чем в
"Фантоме".
     Они зашли в  кофе-бар. Уютную  полутьму здесь прорезали  конусы  света,
падавшие  из подвешенных над столами  светильников.  Играла  легкая  музыка,
мерцал экран  холодисплея. Народу  почти не было  -- только двое чиновников,
негромко обсуждавших служебные дела, и скучающая секретарша с сигаретой.
     Подозвав бармена,  Арисс  заказал два кофе --  с коньяком и лимоном для
себя и со сливками для  Кей. Они устроились на  высоких сиденьях за стойкой.
Арисс  отхлебнул  горячий ароматный  напиток, чувствуя,  как  тепло медленно
растекается по телу. После фриз-облучения самое то...
     Кей, сделав глоток из своей чашки, сообщила:
     -- Пока тебя не было, я обзвонила наших. Ронин все еще в медлабе, Кор и
Хессан уже дома.  -- Она помолчала. -- Арисс, почему с вами  так обращаются?
Фриз, принудительное пси-сканирование...
     -- С нами как раз обращаются хорошо, -- усмехнулся полуСкаарж. -- Это с
вами,  так  называемыми  свободными людьми,  они  не  церемонятся. С  вас ни
Лиандри,  ни  Нейровижн  ничего  не имеют.  А  Скааржи-гибриды  вроде  меня,
железные парни  из "Роу Стил", бройлерные дамы из  "Венома" -- собственность
Лиандри.  Нас холят и лелеют. Дрянь,  которую распыляют  на  демонстрантов в
городе,  действует похуже фриза, а нас  усмиряют только  щадящим оружием. Мы
слишком дорогие игрушки, чтобы нас ломать.
     -- На  Терре  это  называлось  рабством,  --  проговорила Кей.  Арисс с
усмешкой отозвался:
     -- Здесь это называется "пожизненный контракт".
     -- И это действительно на всю жизнь?
     -- Ну да...  Хотя  был  случай, одна  из "Венома"  откупилась. Вышла за
какого-то  денежного  воротилу, он  заплатил  за нее компенсацию.  И ничего,
жила, даже родила ему троих детей.
     --  А  тебе никогда  не хотелось стать  свободным? -- спросила  Кей. --
Полноправным гражданином Горганы?
     -- И какие  у меня  будут  права?  -- язвительно  проговорил Арисс.  --
Участвовать в выборах, результаты которых все равно подтасовываются? Платить
за  подключение к Нейросети  из  своего  кармана, тогда  как сейчас за  меня
платит Лиандри? Где мои права, Кей? -- Он помолчал. -- Девочка, пойми, здесь
все решают деньги. И у вас на Терре тоже, иначе ты бы здесь не оказалась.
     -- Деньги не всесильны, -- тихо сказала девушка. -- Бог сильнее.
     -- Бог есть  только в твоих  картинах, Кей,  -- так же  тихо  отозвался
полуСкаарж. -- В этом мире Его нет. Извини.
     Кей закусила губу. Сейчас она заплачет. Она  не плакала на арене, когда
ее ранило,  а теперь у  нее глаза  на мокром месте по  совершенно пустячному
поводу. Он, кабан тупорылый, опять ее расстроил своей дурацкой прямотой. Ну,
пусть бы она верила во  всемогущество своего Бога --  Арисс не стал бы ее от
этого меньше любить... Он легонько встряхнул девушку за плечи:
     --  Ну не расстраивайся. Как говорил Берсеркер,  прорвемся... Слушай, я
поставлю для тебя песню. Тебе понравится, я уверен.
     Он подошел к мигающему  цветными  огнями музыкальному автомату и выбрал
Сайрена, "This  time". Вернувшись, остановился рядом с Кей, облокотившись  о
стойку  и  слушая мягкий  голос  музыканта,  словно парящий  над  спокойной,
задумчивой мелодией. Сайрен пел  о человеке, испугавшемся силы своих чувств,
но принявшем их как счастливую неизбежность. Арисс подумал -- а может, и для
него  тоже была  счастливой неизбежностью  эта  встреча  с храброй и  нежной
девочкой, сидящей напротив.  Если  это так, то Бог, в которого верит  Кей, и
вправду всесилен...

     -- Я  думаю, куда они подевались? А они, оказывается, кофе трескают! --
В  бар  ввалился  Скрилах из  "Черепов".  Голова  его  сейчас  больше  всего
напоминала футбольный мяч в темных очках. Кей напряглась, ибо с "Черепами" у
нее были связаны не самые приятные воспоминания.
     -- Не  бойся,  -- успокоил ее Арисс. --  Это единственный нормальный  в
Фароховой команде.
     -- Нормальный я, нормальный. И леди Кей меня не боится.  -- Поблескивая
голым черепом, Скрилах взгромоздился на сиденье рядом. Сняв очки, нацепил их
на Арисса: --  А  ты, Страж --  псих в натуре.  Если бы ты проломил  Баэталу
черепушку, нас  всех пнули бы нахрен  с  Игр, а тебя  отправили  на промывку
мозгов.
     -- Убери свои дурацкие очки, -- Арисс  снял их и вернул владельцу. -- А
насчет  Баэталовой  черепушки  будь спокоен. Пробить ее можно  разве  что из
ридимера, и то если очень постараться. Кстати, ты что здесь делаешь?
     --  Дэд вызывал. Интересовался, не хочу ли перейти к вам. Я сказал, что
в следующем сезоне, когда заново отращу брэйды. Не ходить  же мне  среди вас
одному лысому как задница.
     -- А в Лигу Чемпионов что, не хочется? -- ехидно поинтересовался Арисс.
     --  Да сдалась мне эта Лига! -- воскликнул  Скрилах. -- Фарох будет нас
усиливать, чемпам это можно. Заставит менять  конечности на всякие железяки.
Он  уже  заявил,  что в моем  случае  начнет с того,  что между  ног, причем
спереди, а  не  сзади. А  на хрена мне  тогда чемпионские деньги, если я  не
смогу  даже девчонку снять  на ночь?  Я так Дэду  и сказал. -- Приняв из рук
бармена  чашку  кофе, Скрилах  опрокинул  в себя ее  содержимое и вытер  рот
тыльной  стороной  ладони:  -- Кофе здесь полный  отстой. А  вообще чует моя
печенка, Дэдди хочет от нас увалить. На повышение его двигают, что ли?
     "Интересно,  -- подумал Арисс. -- На повышение -- это работать с кем-то
в Лиге Чемпионов.  Или делать чью-то сольную карьеру. Когда-то Дэд имел виды
на Гладиатора... Кого он присмотрел на этот раз?".
     --  А эта кошка, Аида,  втюрилась в тебя,  точно  говорю! --  продолжал
болтать Скрилах. -- Вчера  она  так орала, когда  нас укладывали  штабелями.
Слушай, Страж, а чего  это  вокруг тебя красивые  бабы так и вьются?  Может,
бросишь  Турнир  и пойдешь  фотомоделью  в "Мамочку-шалунью"? У  тебя  будет
бешеный успех, я гарантирую!
     --  Когда-нибудь  твой  юмор  достанет  и  меня,  --  с  ноткой  угрозы
проговорил Арисс. Скрилах примирительно поднял руки:
     --  Все, все, все! Не буду  больше донимать молодую влюбленную пару. --
Поднявшись, он хлопнул  Арисса по плечу: -- Увидимся в "Фантоме"Леди Кей, ты
тоже  приходи. Только  не  возбуждай Баэтала,  а то Страж точно  свернет ему
челюсть.

     --  У него всегда  такие шуточки? --  спросила Кей, когда Скрилах ушел.
Арисс усмехнулся:
     --  Скри  вообще отличается замогильным  юмором.  Еще кофе,  -- заказал
полуСкаарж   бармену.   --  Однажды  он   пошутил  даже  с  Ее   Величеством
Вероятностью. Это было, когда мы еще играли одной командой. Баэтал уже тогда
успел всех достать, и Скрилах решил по-черному над ним приколоться.
     Арисс оттхлебнул кофе:
     --  В общем, подговорил он меня и Ронина. Ронин пошел  в  офис Лиандри,
запудрил мозги  какой-то  секретарше и  раздобыл  форменный бланк. Втроем мы
составили текст послания, я подделал  подписи начальства. Дело было как  раз
после успешной Игры и вечерней  пьянки по этому  поводу. Ну и представь себе
-- просыпается Баэтал  с головной болью  после вчерашнего  и обнаруживает  в
своем ящике письмо из  главного офиса Лиандри. Распечатывает конверт,  а там
текст примерно такого содержания:
     "Правление  Лиандри Корпорэйшн и Совет  Турнира любезно  извещают Вас о
том, что  в работе нейрокомпьютера на Facing Worlds произошел  сбой  и Вы по
ошибке были восстановлены репликатором. Для  исправления ошибки Вам надлежит
прибыть в четырнадцать тридцать в главное здание Лиандри, одиннадцатый этаж,
зал 1122. При себе иметь  запасной комплект  униформы,  в  котором Вы будете
подвергнуты   соответствующему  ритуалу  после  исправления.  Белые  тапочки
выдадут на месте.  Подпись --  Слэйн, председатель Совета. Одобрено, подпись
-- Джерл Лиандри".
     -- А что за зал 1122?
     -- Это морг.
     Кей звонко рассмеялась:
     -- И что, он пришел?
     -- А как же,  -- подтвердил Арисс. -- Ронин специально  караулил  возле
главного  входа. Мы с ребятами сидим  в "Фантоме", ждем.  Ну, в четырнадцать
двадцать  пять  звонок:  "Идет!".  Мы  так  и  легли  на  пол  от хохота.  В
четырнадцать сорок снова звонок: "Идет обратно. Физиономия -- полный улет!".
     -- Неужели  он воспринял всерьез? -- удивилась  Кей. -- Знаешь, мне его
даже жалко стало...
     -- Зато нас потом не пожалели. Через час в "Фантом" заходит Доминэйтор,
наш  тогдашний  капитан, и говорит: "Совет  рвет и мечет!  Кто устроил  этот
идиотский розыгрыш? Если  не признаетесь, ИР будет снижен всем!". Ну, мы  со
Скрилахом признались, Ронин потом раскололся тоже.
     Доминэйтор вызвал нас к себе домой, угостил настоящим скааржским сакэ и
сказал: "Ценю  ваш юмор, но  ничем помочь не могу. Совет решил  снизить всем
троим индивидуальный рейтинг на десять пойнтов. Больше так не делайте. Я  не
хочу  терять хороших  бойцов". --  Арисс  вздохнул. -- Доминэйтор вообще был
классный мужик.  В нем было  больше скааржского, чем человеческого. Его даже
хотели  в Совет, единственного из  Скааржей-гибридов, но  он отказался. А  в
следующем сезоне его не стало.
     -- Погиб на арене? -- спросила Кей. Арисс задумчиво отозвался:
     -- Он сам попросил такой смерти... Почувствовал, что приближается срок,
когда он  из турнирного бойца превратится в трясущуюся развалину. А он этого
не хотел. -- Арисс помолчав. -- Доминэйтор довольно поздно вступил в Турнир,
до того  успев повоевать в нескольких горячих точках. Перед уходом в Лиандри
ему довелось командовать штрафным  батальоном, а там были собраны  отморозки
со всей Горганы. И ничего, ходили они  у него по струнке. И наша команда при
Доминэйторе была приличной. Он умел и  попридержать  Баэтала,  и приструнить
Фароха, и твоего покорного слугу  наставить на путь истинный. -- Арисс допил
кофе: -- Ладно, леди, пойдем отсюда. Головной офис Лиандри вечно навевает на
меня похоронное настроение.
     [Предыдущая][Следующая][Содержание]




     4. Леди Кей
     Финальную Игру  назначили на  Противостоящих  Мирах. Повезло, размышлял
Арисс, сидя в  шлеме за  экраном.  Эту арену  он  любил. Достаточно открытых
пространств, но не такие немеряные просторы, как на Лавовом Гиганте. В самый
раз, чтобы эффектно подраться скааржским командам,  превращая друг  друга  в
кровавые ошметки под роскошным звездным небом с голубыми шарами двух планет,
названия  которых Арисс  не знал...  Нейровижн  устроит  из  финальной  Игры
великолепное шоу.
     Арисс снял шлем. Взял со  стола свежий выпуск "Герольда". Кей улыбалась
ему с обложки журнала. Кей теперь была всюду -- на журнальных  страницах,  в
информационных  роликах  и  настенных  рекламах. Кей  рекламировала  оружие,
аэромобили, шоколад. Она стала частью шумной и красочной жизни Лиандри Сити.
И она постепенно уходила из жизни Арисса.
     После  тренировок  она  шла сниматься.  Съемки  для  рекламных  роликов
занимали теперь почти все ее свободное  время. Которое раньше  она  отдавала
Ариссу и своим  трехмерным картинам. А  теперь она забросила даже  картину с
Чашей Грааля. Зарабатывание денег оказалось для нее важнее.
     Арисс глянул на  таймер -- девять вечера. Обычно в это время Кей гасила
весь  свет  и  зажигала  свечи  в  стеклянных вазах.  У  нее  была  какая-то
архаическая  страсть  к живому огню.  Они  чем-то походили друг на друга  --
огонь  и Кей... Молчаливая и серьезная, она  садилась  напротив. Она  всегда
была серьезна в эти моменты, но Арисс знал, что ее серьезность -- прелюдия к
ее страсти.
     Он скрипнул зубами. Ему так хотелось ее видеть.  Сжимать в  своих руках
ее маленькие теплые ладони. Ощущать тепло  ее тела, вдыхать аромат ее  кожи.
От нее  всегда пахло цветами и свежестью. Наверное, так пахнет росистое утро
в  лугах Терры, о которой  она рассказывала так много и так охотно... Но Кей
придет нескоро.  Придет усталая и рухнет  на кровать без сил, и Ариссу будет
жаль  ее  трогать.  Она  и  так  выкладывается  на  тренировках.  Собранная,
целеустремленная,  она добьется своего и  станет звездой Турнира. И зачем ей
тогда какой-то Скаарж-гибрид?
     Он чувствовал глухую досаду. Но что он мог поделать?..
     Мелодичный сигнал известил, что к  нему  пришли. Кого  это  принесло на
ночь глядя, да еще и без предупреждения?.. Арисс раздраженно спросил:
     -- Кто?
     -- Извини,  что так поздно, -- ответил голос Аиды. -- Тебя  уже два дня
как не видно в "Фантоме". А мне очень нужно с тобой поговорить.
     -- Заходи.  --  Арисс коснулся пульта.  Дверь  открылась,  и в гостиную
вошла Аида в золотистом плаще.
     -- Ты  один?  --  спросила  она.  "Как  будто  не  знаешь, --  мысленно
усмехнулся Арисс. -- Наверное, специально выжидала, когда  Кей уйдет..."  Он
ответил:
     -- Как видишь.
     Аида прошла по комнате:
     -- Просторно у тебя... Можно, я разденусь? -- Не дожидаясь ответа,  она
сбросила плащ, оставшись в черном  топе,  открывающем  ее  живот со змеей, и
узких  кожаных брюках. В этом наряде и при вечернем  освещении она выглядела
соблазнительно. Ну-ну, посмотрим, что будет дальше.
     -- Я присяду, -- Аида села на ковер, подогнув ноги. Арисс спросил:
     -- Что-нибудь будешь?
     -- Вина, если можно, -- попросила она.
     Арисс принес бокал белого вина, подал девушке. Она спросила:
     -- А ты?
     -- А я  компанию  тебе  не  составлю, извини. Я должен  быть сухой, как
лист.
     -- Жаль. По-моему, тебе надо немного расслабиться.
     Неплохо бы,  подумал  Арисс, но вслух  говорить об этом не стал.  Отпив
вина,  Аида  прилегла  на  ковре,  откинула за плечо  свои роскошные  темные
волосы, демонстрируя  глубокое  декольте на груди. Взяла Арисса  за  руку  и
потянула к себе:
     -- Садись ближе, я не кусаюсь.
     -- По тебе не скажешь, --  Арисс покосился на татуировку со змеей. Аида
опустошила свой бокал:
     -- Почему не приходишь в "Фантом"?
     -- Дела, -- неопределенно отозвался полуСкаарж. -- Готовимся к Игре.
     --  Я буду смотреть  вашу Игру, -- проговорила Аида, придвигаясь ближе.
Арисс ощутил аромат ее кожи, терпковатый, пряный. Черт возьми, он начинал ее
хотеть. А она шептала ему в самое ухо: -- Арисс, мне все равно, выиграете вы
или нет. Ты -- единственный мужчина среди этих козлов в Лиге, ну и Горн еще.
И ты мне очень нравишься. -- Она бросилась на  него,  горячая, трепещущая от
страсти: -- Арисс, я давно схожу по тебе с ума...
     Честно говоря, на мгновение он  тоже был близок к  безумию.  Он стиснул
плечи  Аиды, провел  по спине,  сжал  ее бедра.  Аида  сладостно  застонала,
прижимаясь к нему. Арисс начал совлекать  с нее одежду. Он возьмет  ее прямо
здесь, в гостиной. Кей все равно придет нескоро.  И тут ему вспомнилось лицо
Кей -- серьезное, в оранжевых отблесках живого огня... Арисс отстранил Аиду:
     -- Давай не будем это продолжать.
     Аида  снова прильнула  к нему, провела рукой ниже  пояса (о, как сильно
вспыхнуло ответное желание):
     -- Ты меня хочешь, я же вижу!
     -- Я сегодня не в  форме. -- Арисс встал и отошел к окну. Аида медленно
поднялась, поправляя одежду:
     -- Ты по уши влюбился в эту пигалицу с Терры! А  она пользуется  тобой!
Она проедет  на твоей  спине в  Лигу Чемпионов и бросит тебя, неужели ты  не
понимаешь, лох?!
     -- Не смей  так говорить  о ней!  --  Метнувшись назад, Арисс встряхнул
Аиду за плечи: -- Не смей! И иди-ка ты отсюда... --  Он сунул ей в руки плащ
и подтолкнул к двери. Аида в слезах бросилась ему на грудь:
     -- Арисс, прошу  тебя,  выслушай! Тебе нельзя находиться  рядом с  ней!
Вокруг девчонки идет большая игра!
     ПолуСкаарж с трудом оторвал от себя рыдающую девушку:
     -- Говори поконкретнее.
     -- Дэд имеет на нее виды, -- всхлипывая, ответила Аида. -- Он предлагал
ей сольную  карьеру, ты это знаешь? И себя  в качестве менеджера. Переходить
дорогу Дэду  --  опасно! Прошу  тебя, держись  от  своей Кей подальше, иначе
навлечешь неприятностей себе на хвост!
     -- Спасибо за  предупреждение. -- Арисс накинул плащ на плечи Аиды:  --
Но тебе все же лучше уйти. Я вызову такси.
     Кое-как выпроводив Аиду, Арисс вернулся в гостиную и сел перед экраном.
Значит, чутье на опасность не  обмануло и  на этот  раз. Ведь он чувствовал,
что-то было  не так. Может,  у Кей и в  самом деле роман  с Дэдом... В любом
случае она должна дать объяснения.

     Кей пришла в  половине двенадцатого. Арисс услышал,  как  она  тихонько
вошла,  прикрыв  за собой дверь. Раздевшись, она легла рядом. Он подчеркнуто
не отреагировал на ее появление. Кей осторожно спросила:
     -- Арисс, ты спишь?
     -- Нет, я ждал, когда ты придешь. -- Он приподнялся на руке: -- Кей, ты
должна мне кое-что разъяснить, иначе нам придется расстаться.
     Глаза девушки испуганно расширились:
     -- Что случилось?
     --  Это я должен  у  тебя спросить, что случилось, --  резко проговорил
полуСкаарж. -- Что у тебя с Дэдом?
     -- Ничего,  -- ответила  Кей.  --  Он предлагал  мне перейти в дуэльную
категорию. Я отказалась.
     -- Почему ты не сказала об этом мне?
     -- Я забыла. В тот день было столько работы.
     Арисс рывком поднялся, подошел к окну, остановился, глядя на сверкающий
ночной иллюминацией  Лиандри Сити.  Город великолепия  и обмана...  Кей тихо
сказала ему в спину:
     -- У тебя была Аида. Я узнала ее духи. -- Она помолчала. -- Арисс, если
она тебе нравится, я уйду. Только не обманывай меня. Я привыкла тебе верить,
как капитану команды.
     --  Я не обманываю тебя. И никогда не  обманывал. -- Вернувшись,  Арисс
сел на кровать и обнял  девушку за плечи: -- Аида  пыталась меня соблазнить,
но это ей не удалось. Я не вру. Кей, только и ты не играй со мной в загадки.
Зачем тебе эта рекламная  кампания? Ты что,  в самом  деле собираешься стать
звездой Турнира?
     Кей вздохнула.
     -- Арисс, я говорила тебе,  что мне нужны деньги...  У нас был  большой
долг. Нам пришлось заложить фамильную усадьбу, чтобы рассчитаться. Если я не
выкуплю усадьбу вовремя, у  нас  ее  отберут. --  Она  ткнулась лицом ему  в
грудь: -- Ты бы знал, как мне противны эти съемки в  рекламных роликахУ меня
такое чувство, будто я торгую телом. А тут еще и Дэд прицепился -- оставайся
в  Турнире, я сделаю тебя знаменитой. Я  еле-еле уговорила  его не  занимать
завтрашний день, чтобы отдохнуть перед Игрой, побыть это время с тобой.
     -- Ну и  не  убивайся  так из-за  своей  усадьбы, -- проговорил  Арисс,
усаживая ее к себе на колени. -- Заработаешь на Турнире и купишь другую.
     Кей подняла на него глаза:
     -- Арисс, я  не могу допустить, чтобы наше родовое имение было продано!
Там жили поколения моих предков!
     -- Все равно  я  не  понимаю,  почему  ты так убиваешься  из-за дома  и
участка земли.
     --  Я попробую  тебе  объяснить.  --  Кей  сделала  паузу,  собираясь с
мыслями. -- У  бойцов Турнира есть обычай  выбивать на  арене имена погибших
товарищей. Чтобы  те, кто  будет  играть  после,  помнили  о  них. А  теперь
представь, что приходит кто-то и стирает все имена. Тебе понравилось бы это?
     -- Нет, конечно, --  ответил полуСкаарж. -- Я не  позволил  бы  стереть
имена Доминэйтора и Гладиатора.
     -- Вот и с нашей усадьбой так же. Она хранит  память всего нашего рода.
-- Кей помолчала. -- У нас на лужайке перед домом растет дерево. Ему уже две
сотни лет.  Его посадил  мой прапрапрадед,  адмирал Астрофлота Терры  Ричард
Лавлейс. Если наше имение купят, это дерево срубят. Перестроят наш замок или
снесут совсем -- такие  замки, как у  нас, теперь не в моде.  Уберут в чулан
портреты  наших предков. Нашу библиотеку распродадут. И от нас  не останется
ничего. Понимаешь, совсем ничего!
     -- Кажется, теперь  я начинаю  понимать. -- Арисс погладил  остриженные
волосы  Кей:  --  Извини,  что  был  резок  с  тобой...  Но  ты  никогда  не
рассказывала, что у вас случилось. Что заставило тебя вступить в Турнир?
     -- Это долгая история.
     -- Ничего, я не спешу.
     --  Я  буду  по  порядку. --  Помолчав, Кей начала рассказ:  --  Я  уже
говорила,  что  наш  род  очень древний. Наши предки впервые  упоминаются  в
церковных  книгах тринадцатого века по терранскому  летоисчислению... Восемь
столетий спустя  археолог Джонатан  Лавлейс получил титул  лорда за открытие
Песчаных городов на Марсе,  и  наш  род  стал дворянским. Это  было на  заре
освоения  Большого Космоса. С тех пор все профессии в  нашем роду  связаны с
Космосом  --  планетография,  археология  внеземных  цивилизаций,  служба  в
Астрофлоте.
     Мой  отец, Натаниэль Лавлейс, был сопредседателем Королевского общества
планетографии  в Англии. Моя мама -- русская по происхождению, ну, из другой
страны  на  Терре. Когда отец и мама  поженились, они уехали под Кантербери,
это место в Англии, где поколения Лавлейсов живут уже несколько веков  и где
находится наш родовой замок.
     Кроме меня, у папы с мамой была Люси, моя младшая сестра, родившаяся на
четыре года позже меня. Как старшая, я решила продолжить семейные традиции и
поступила в Кембриджский университет  на отделение  инопланетной археологии.
После   университета  я  поступила  в  магистратуру  на  маминой  родине,  в
Санкт-Петербурге.  Там  очень сильная  научная школа,  к тому  же мне всегда
хотелось жить в России.
     Пока я училась в Петербурге,  отец занимался  организацией экспедиции в
На  Пали.  Эту  планету  ты должен знать -- там довольно большая  скааржская
колония.  С  получением  разрешения  на  исследовательские  работы  возникли
сложности. На Пали  находится  под  тройным  управлением:  часть  территории
принадлежит Скааржам,  небольшой  участок --  Терре, а  Федерация следит  за
соблюдением  прав  местного населения. Экспедиция  должна  была высадиться в
нейтральных  землях,  и  Скааржи возмутились  --  мол, у  Альянса есть  свой
участок  территории, вот пусть там и исследуют. Отец потратил уйму времени и
сил на переговоры со скааржской администрацией, но без толку. В конце концов
ему помог кто-то из Федерации, и долгожданное разрешение было получено.
     Экспедиция  отбыла на  исследовательском  корабле  "Джон Рейнхард"  две
недели спустя после  Рождества.  Последнего  Рождества,  встреченного нами с
отцом...  Благополучно достигнув  планеты, исследователи  разбили  лагерь  и
приступили к работе. Все это время мы поддерживали с  отцом контакт -- раз в
день у  нас были короткие сеансы связи. Отец говорил,  что дела идут хорошо,
что добыто много интересного научного материала. Только на его лице я иногда
видела тревожную тень. И я начала догадываться о причинах.
     Дело  в  том,  что  экспедиция   спонсировалась  "Плутоником",   мощной
интерпланетной корпорацией, занимающейся полувоенными разработками. Условием
спонсорства "Плутоник"  поставил  наличие коммерческой  части. Исследователи
должны были привезти редкие минералы, ценные  артефакты, словом, все то, что
могло  принести  деньги.  Часть  экипажа  составляли люди  из "Плутоника". Я
подозревала,  что  интересы  "Плутоника"   и  ученых  по   какому-то  поводу
разошлись. Последующие события показали, что я была права...
     Девятого  февраля по терранскому календарю отец  не вышел на связь. Как
нам сказали в  Интерстеллар Комьюникейшн, лагерь в На Пали не отвечал. Потом
нам ответили  с "Рейнхарда". Оказалось, что Скааржи выставили исследователей
с  планеты,  обвинив экспедицию  в  краже запрещенного к вывозу артефакта --
крупного кристалла, предположительно из  модифицированного таридиума. Причем
в краже подозревали моего отца.
     Кристалл  исследователи  обнаружили два  дня назад  в  каком-то  старом
храме. Было решено до  поры  до времени не сообщать Скааржам о находке, хотя
отец  высказывался против этого. Кристалл, очевидно, являлся ценной вещью. К
тому же он мог оказаться священной реликвией, и тайный вывоз такого предмета
был  бы  неэтичным  поступком  по  отношению  к  хозяевам. Но  представители
"Плутоника" считали иначе.
     По   словам  членов  экспедиции,   рано  утром  девятого  февраля  отец
отправился в храм, где находился кристалл, и с тех  пор его никто не  видел.
Кристалл тоже  исчез.  Высказывали  версию,  что лорд  Лавлейс был подкуплен
Скааржами, передал им кристалл и теперь скрывается на скааржской территории.
Можешь представить, как мы были сражены этим известием. Конечно же, мы ни на
минуту  не  сомневались в  невиновности отца.  Он был  честным и  порядочным
человеком. Слишком  порядочным, чтобы иметь дело с нашими военными...  А  за
всеми этими событиями скрывалась какая-то темная история, в которой явно был
замешан "Плутоник".
     По возвращении  "Рейнхарда" на Терру  факт кражи и  причастности  моего
отца был предан огласке.  На нашу семью пала тень. От нас отвернулись многие
прежние знакомые. Мы пытались выяснить у Скааржей, что случилось с отцом, но
они давали только один ответ -- на территории их колонии лорда Лавлейса нет.
     Тем  временем  на  нас обрушилась еще одна проблема. Коммерческая часть
экспедиции  оказалась  провалена  --  узнав  о  пропаже  кристалла,  Скааржи
конфисковали  все,  добытое  за месяц  работы.  "Плутоник" потребовал  с нас
денежную компенсацию -- сумму, совершенно  немыслимую даже для нашей  семьи,
считавшейся довольно состоятельной. Не  успев оправиться от горя, мы  должны
были немедленно решать финансовые дела.
     Мы  обратились  в   страховую  компанию,  где  у  отца  была  оформлена
страховка.  Компания  отказалась  выдать деньги,  мотивировав  тем,  что сэр
Натаниэль Лавлейс считается пропавшим  без вести, а  не  погибшим, и в  этом
случае  страховка  не выплачивается. "Плутоник" тем временем дал понять, что
выбьет  из  нас  деньги в  любом  случае. Чтобы  рассчитаться, нам  пришлось
заложить  усадьбу. Этого хватило, чтобы выплатить компенсацию "Плутонику", и
еще кое-что осталось  -- достаточная сумма, чтобы  нанять  адвоката и начать
судебный процесс.
     Темная  история  с  исчезновением  отца, клевета на  имя нашей  семьи и
финансовые  проблемы  надломили  мою   мать.  Она  и  раньше  была  набожным
человеком, а теперь полностью удалилась от мира.  Случившееся она восприняла
как Божью кару. Я же никогда не верила в карающего Бога... Отправив сестру в
Санкт-Петербург к родственникам мамы, я взяла все дела в свои руки.
     Первым делом я затребовала дневники отца. После долгих препирательств с
деятелями из "Плутоника" дневники  мне  выдали,  но в  обрезанном  варианте,
объяснив это соображениями секретности.
     В Санкт-Петербурге  я встретилась  с  коллегой отца по экспедиции, и он
шепнул мне  на ухо, что часть дневников была конфискована Скааржами и  что я
должна  обратиться  к  ним.Там  же, в Петербурге,  я  проконсультировалась у
адвоката, хорошего знакомого отца.  Он  сказал,  что с "Плутоником" судиться
бесполезно  и даже  опасно  -- их  юристы  умеют обставлять юридически чисто
любые   сомнительные  дела.   Вместо  того,  чтобы  в  одиночку  бороться  с
интерпланетной корпорацией, он посоветовал слетать на оставшиеся деньги в На
Пали.  Если  удастся  доказать,  что  отец  погиб,  страховая компания будет
обязана  выплатить  нам  страховку,  и  мы  по  крайней  мере поправим  свои
финансовые  дела. За консультацию  он  ничего  не взял, понимая,  в каком мы
сейчас положении.
     Я  обратилась  в   скааржскую  колонию  с  просьбой   помочь   провести
расследование. К  моему удивлению,  Скааржи согласились. Я  довольно  быстро
получила визу на въезд и в середине апреля уже была в На Пали.
     Встретили меня по-скааржски сдержанно и  вежливо. Губернатор,  господин
ска-Хара, поселил меня  у  себя,  снабдив то ли охраной, то  ли  конвоем. Мы
посетили место происшествия -- руины  старинного храма в заброшенном городе.
Скааржи всеми способами убеждали меня, что вещественных доказательств гибели
сэра  Лавлейса  нет. На вопрос, что же,  по их мнению, произошло, губернатор
лишь пожал плечами.
     Вечером после ужина господин ска-Хара попросил меня задержаться.
     -- Я не хотел  говорить  Вам этого перед видеокамерой, госпожа Лавлейс,
--  начал он, ходя из стороны в сторону и  почти  касаясь земли своим мощным
хвостом, -- и честно говоря, сомневался, стоит ли заводить этот разговор, но
познакомившись  с Вами ближе, я решил, что  Вы  имеете  право  знать. Должен
заранее  Вас огорчить  -- Вы не получите  подтверждения гибели  Вашего отца.
Господин Лавлейс не погиб. Но и в На Пали его нет.
     -- Где же он? -- спросила я.
     -- Этого не  знает никто из живущих, -- ответил губернатор. -- Ваш отец
активировал Кристалл. Сделал он это из лучших побуждений. Он был благородным
человеком,  искренне  уважавшим  чужие обычаи.  Он  знал,  что  Кристаллы --
собственность Правительницы  Айлиэринн и не должны  покидать планету. Из его
записей я понял, что он выступал за то, чтобы оставить найденный Кристалл на
месте. Однако на вашей Терре считали по-другому.
     Ночью  между  Террой  и лагерем  по наводке  кого-то из  экспедиции был
пробит  нуль-коридор.   Агенты  ваших  спецслужб  хотели  забрать  Кристалл.
Господин   Лавлейс,   по  счастливой  случайности  оказавшийся   поблизости,
попытался им помешать.  Когда возникла угроза  жизни  Вашего  отца, Кристалл
активировался  и  видимо,  унес  его  в  другой  мир,  возможно,   в  другую
Вселенную...   Наш  спецназ,   высланный   по  сигналу  подпространственного
пеленгатора, прибыл  слишком  поздно --  агенты  успели  замести  все следы.
Терране убеждали нас, что ничего не видели и не слышали, а будучи припертыми
к стене, обвинили в краже Вашего отца.
     Мы сделали вид, что поверили в терранскую  версию о краже, но повернули
ее против самих терран, чтобы закрыть сюда вход спецслужбам Альянса. Я очень
сожалею, что ценою этого стало  доброе  имя Вашего  отца,  но у  нас не было
другого выхода.
     Ни один  из Кристаллов Правительницы не должен покидать свое место. Это
часть  древней  системы защиты,  о которой  мы  знаем  слишком  мало,  чтобы
бездумно  ее  ломать.  Но Вам  за то, что  Ваш  отец  ценой  своего имени  и
возможно,  жизни защитил Кристалл, я  приготовил три подарка.  Первое  -- Вы
сможете ознакомиться с записями господина Лавлейса, конфискованными  нами  с
корабля.  Второе -- Вы  получаете право обратиться  к  нам за  помощью, если
возникнет необходимость. Третье... я был против этого, но монахи из духовной
стражи настояли на своем. Пойдемте.
     Через телепорт,  активировавшийся  по  индивидуальному  коду  господина
ска-Хара, мы  прошли, как я узнала потом, в святая святых скааржской колонии
--  Великий Замок.  Там мой  эскорт  увеличился  вдвое, дополненный местными
четырехрукими людьми в монашеских одеяниях. Поднявшись на лифте, мы вступили
в небольшой круглый  зал,  охраняемый Скааржами, вооруженными  от  зубов  до
хвоста. Посреди зала на подставке стоял  прозрачно-голубой кристалл примерно
метр в высоту и полметра в ширину. Как  сказал господин ска-Хара, мне выпала
великая честь -- прикоснуться к  Кристаллу. Что я и  должна была сделать под
бдительными взглядами налийской и скааржской стражи.
     Мне  захотелось  не прикоснуться, а обнять  Кристалл. Я  опустилась  на
колени, прижалась к  нему  щекой, как когда-то прижималась к маме, и закрыла
глаза.
     Сначала  ничего не было. Потом я ощутила тепло, но не физическое, а как
будто  духовное. Словно  бы отец подошел и  положил мне  руку  на голову.  Я
поняла  -- он действительно жив и сейчас мысленно  со  мной. Он извинялся за
то,  что вовлек нас  в  беду -- это  был единственный способ избавить мир от
большей беды. Он сказал, что правда непременно восторжествует... И я ощутила
в себе уверенность.  Я  почувствовала,  что смогу  сделать все,  даже  самое
невероятное, чтобы восстановить доброе имя нашей семьи. Я приехала в На Пали
убитой горем и плачущей. Я уехала оттуда солдатом, отправляющимся на войну.
     Я рассказала маме про Кристалл и встречу с отцом, но она сказала, чтобы
я лучше  занялась спасением души. По строгим канонам нашей  веры это видение
могло быть иллюзией,  обманом. Но  я знала,  что  это  не  обман. Я молилась
вместе с  мамой, но  от наших молитв не  поправились  ни  наша репутация, ни
денежные дела. Надо было что-то делать.
     Конечно,  можно  было попросить денег  у  Скааржей.  Но представь  себе
ситуацию  --  отец  обвиняется  в  пособничестве  Скааржам, а  дочь выкупает
усадьбу на скааржские деньги! Этот вариант отпадал. Тогда  я решила пойти на
военную службу -- многие  провинившиеся дворяне  искупали таким образом свои
грехи. Но меня не взяли по причине неблагонадежности. И тогда  мне  пришла в
голову безумная идея -- вступить в Турнир.
     Про Турнир у нас рассказывали  немало  жутких вещей. Строго говоря,  на
Терре он не совсем  легален.  Смотреть  Нейровидение у нас, как и потреблять
легкие наркотики, можно  только  в  определенных местах. Но в  Турнир у  нас
уходили -- всем было известно, какие бешеные  деньги приносит эта жестокая и
кровавая  игра. Я боялась самой  мысли о Турнире. Однако эта мысль неоступно
преследовала меня вместе со странной  уверенностью, что я сумею. Это была та
уверенность, которую  я ощущала  возле  Кристалла. И это было дополнительной
причиной  моей маме считать, что  я впала  в соблазн. Тем не менее я приняла
решение вступить. Оставив маму молиться об окончательно свихнувшейся дочери,
я с небольшой суммой денег улетела на Горгану.
     Прибыв в Лиандри Сити, я взяла двадцать платных  уроков, после чего мои
финансы вышли и пришлось начать  играть всерьез. "Мясные" игры были сплошным
кошмаром. Жестокость  дефматчей  граничила с  садизмом. Я  понимала, что  не
создана для  "мяса" ,  но  путь  к командным играм  лежал  только через  эту
"мясорубку".  Мне  приходилось  драться,  отстаивать  свою   честь,  терпеть
унижения  и обиды с  единственной целью --  набрать достаточный ИР для того,
чтобы навсегда  сказать  дефматчу  "гудбай". И мне  повезло.  Менеджмент дал
рекомендацию, вполне приличную даже  для того,  чтобы  сунуться в престижные
лиги. Набравшись нахальства, я так и поступила.
     Сначала я попробовала в  "Веном".  Они  меня не взяли. Я даже могла  не
приходить за  ответом  в  "Фантом",  но у меня все  еще  оставалась  смутная
надежда, что хоть кто-нибудь возьмет  меня запасным игроком. Я вошла и  села
за свободный столик, дожидаясь, пока Атена вспомнит о  моем существовании. И
тут я увидела вас.  Я сразу же  узнала тебя, так как  накануне просматривала
твои  файлы.  Но  теперь,  в  баре, я  увидела тебя  по-другому. Почему-то я
почувствовала так, будто нас что-то связывает. Возможно, потому, что ты тоже
смотрел на меня.
     Атена наконец  соизволила  меня  заметить. Я услышала от нее  то, что и
ожидала услышать -- мало турнирного  опыта. Напоследок вредные  тетки решили
надо  мной  посмеяться,  посоветовав  обратиться  в команду  Фароха.  Краггу
понятно, что у  обычного человека,  как я, шанс быть  принятым  в скааржскую
команду -- нулевой, но я сделала вид,  что поверила. Потому что ты продолжал
смотреть на меня, Арисс.
     Я  села между вами  и "Черепами", не  зная,  подойти ли мне первой  или
подождать, пока ты подзовешь меня. Мне  страстно  захотелось играть именно в
твоей команде, тем более что у вас действительно не хватало игрока. Конечно,
это было нелепо, невероятно, но  моя странная уверенность, приведшая меня на
Турнир, говорила, что  все будет именно так.  Я уже тогда любила  тебя, хотя
сама этого не понимала... Ну а дальше ты знаешь.  Ко мне прицепился Баэтал и
я показала ему, что приставать к  незнакомым девушкам опасно. Потом "Черепа"
устроили командный наезд, но ты подошел и заступился.
     Кей немного помолчала.
     --  Ты знаешь...  в  тот  вечер,  ну,  когда  ты привел  меня домой,  я
действительно испугалась -- и тебя,  и еще больше  себя саму. Ты так непохож
на  людей  из  привычного  мне  окружения.  Ты казался мне  резким,  грубым,
развязным. Во время наших занятий любовью ты делал такие вещи, о которых мне
даже подумать было стыдно, но я позволяла тебе все, потому что хотела понять
тебя. Я сомневалась,  переживала, но где-то в глубине сердца чувствовала  --
под  внешней  оболочкой крутого турнирного  бойца  ты прячешь свою настоящую
суть, свою душу.
     -- Ты думаешь, она у меня есть, душа? -- негромко спросил полуСкаарж.
     -- Она у тебя пылающая, как солнце! --  горячо проговорила Кей. -- Твоя
команда  действительно  любит  тебя! Я  разговаривала  с нашими. Они за тебя
готовы хоть в самый жуткий дефматч!  И я  готова пойти с тобой в любую Игру,
против кого угодно, потому что если ты рядом -- ничто не страшно.
     -- А мне  кажется,  нам  не хватало тебя,  Кей,  -- задумчиво отозвался
Арисс. -- Ты что-то внесла в нашу команду. Что-то сплачивающее нас, делающее
сильнее.  Мы играем не хуже, чем в прошлом сезоне, поверь мне.  А главное --
ты дала смысл моей в общем-то бессмысленной жизни.
     Кей  молча  приткнулась  к  нему,  Арисс обнял ее  за плечи.  Какой  он
все-таки  кабан.  Пока он  расслабленно попинывал противников в Играх Высшей
Лиги, попивал тоник в "Фантоме" и развлекался с девочками из  Пентхауса, Кей
поливала  слезами и кровью  скользкие мостки на  Деке 16,  прокладывая  путь
через  "мясо"  к  командным  играм. Она  звала  его  мысленно. Еще не  зная,
звала... А он не услышал ее зова. Не пришел  к ней на помощь. Не  поддержал,
не защитил...
     -- Кей, -- негромко позвал  Арисс. Она подняла на него глаза. -- Завтра
после Игры зайдем в банк.  Я переведу кое-что на твой счет. Плюс у нас будут
призовые деньги. Этого должно хватить, чтобы выкупить твою усадьбу.
     --  Арисс, зачем?  --  проговорила девушка.  --  Это  мои  проблемы,  я
разберусь с ними сама!
     -- Это не только твои  проблемы. Поняла? И вообще, решение капитана  не
обсуждается. Давай спать, а то будешь завтра звездой Турнира с  синяками под
глазами.

     На следующий день они вопреки режиму турнирных бойцов остались валяться
в  постели, наслаждаясь друг  другом.  В разгаре  их  любовных дел  раздался
звонок.  Арисс  не отреагировал  --  ему  было  не до  того. Не выдержав, он
вскрикнул,  выбрасывая  в  тихонько  стонущую  Кей последние  остатки  своей
страсти. Кей прижалась к  нему, словно желая принять  его всего в свое тело,
откинула  голову назад,  закрыв глаза.  Как она  хороша  в такие  моменты --
целомудренная  и  страстная  одновременно...  Арисс  бережно опустил  ее  на
постель:
     -- Не устала?
     -- Нет. -- Кей хитро улыбнулась: -- Между прочим,  нам остался еще один
флаг.
     --  Флагоносец  ты мой. -- Арисс привлек ее к  себе: --  Не беспокойся,
отыграем. Раз уж договорились, что будем как на Турнире.
     Кей,  пристровшись у него на  руке,  начала  задремывать. Арисс  лежал,
прикрыв глаза. Интересно, Дэд все еще стоит дожидается или уже ушел? Послать
бы  к  ящеру и Дэда, и финал, и весь этот по-идиотски устроенный мир. Только
чтобы были он и Кей, ну и Бог, в которого она верит...
     В дверь позвонили снова. Голос Дэда спросил:
     -- Страж, я долго буду топтаться у двери?
     --  Дэд ждет, надо пойти открыть, -- беспокойно шевельнулась Кей. Арисс
лениво отозвался:
     -- Черт с ним, пусть ждет. Предупреждать надо о визите.
     Пискнул сенсорный  замок,  открывшийся снаружи  --  звук  был тихий, но
острый слух полуСкааржа его уловил. За  дверью послышались шаги, и в спальню
вошел высокий  сухощавый  человек в  униформе  "Темной  Фаланги", с красивым
мужественным  лицом...  нарочито  мужественным,  как  на  рекламном  ролике.
Значит, у него был ключ... Откуда? Кто дал ему такое право?
     -- Извиняюсь за вынужденное вторжение, -- проговорил Дэд, бросив весьма
откровенный  взгляд на обнаженную девушку.  Арисс пожалел, что под рукой нет
риппера. Снес бы башку без разговоров... Прикрыв Кей, Арисс прорычал:
     -- Дэд, какого ящера? Может, ты будешь ходить за мной и в сортир?
     -- Извини,  Страж, но дожидаться, пока ты кончишь,  у меня нет времени.
-- Дэд присел на край постели. -- У меня к тебе срочный разговор.
     -- При этом обязательно рассаживаться на моей кровати?
     -- Ну,  можно выйти  в гостиную. Леди Кэролайн, Вы не будете возражать,
если я на полчасика заберу Вашего друга?
     Кей сверкнула на него гневным взглядом:
     -- Это вторжение в личную жизнь! Знаете, за такое можно подать в суд!
     -- Простите,  леди Кэролайн, но  не забывайте,  что  в  отношении  него
действуют другие законы,  -- сказал  Дэд, кивнув на мрачно закутывающегося в
халат Арисса. ПолуСкаарж тихо проговорил:
     -- Все-таки ты сволочь, Дэд.
     -- Менеджер должен быть немного сволочью. А как иначе проталкивать ваши
ленивые  задницы  в  престижную  лигу? --  Бросив  еще  раз  взгляд на  Кей,
прячущуюся за одеялом, Дэд поднялся: -- До свидания, леди. Успешной Игры.

     Угрюмо  поставив  перед  менеджером  бокал с тоником, Арисс в  махровом
халате сел напротив:
     --  Послушай,  Дэд, даже  пожизненный  контракт  не означает, что к нам
можно относиться как к вещам, вламываться ко мне домой без предупреждения!
     --  Страж,  согласно  внутренним  правилам  Лиандри,  менеджмент  может
вызвать  бойца  в  любое время  суток,  -- проговорил Дэд.  --  Я пошел тебе
навстречу,  зная,  что  ты не  захочешь  перед  Игрой тащиться лишний раз  в
головной  офис.  А ты вместо  того, чтобы поблагодарить за сэкономленные два
часа, орешь как ишак, которому режут яйца.
     -- Все равно, какого ящера ты вперся без спроса?
     -- Какого, какого -- будто я не знаю, что перед финалом ты не вылезаешь
из постели. А мне нужно кое-что с тобой обговорить по поводу вечерней Игры.
     -- Валяй, -- вяло разрешил Арисс.
     -- Вот  это другой разговор. -- Дэд отставил бокал: -- Страж, вы  с Кей
неплохо  смотритесь не только в постели. Публика  будет  пищать от восторга,
если вы возьмете пару-тройку флагов.
     --  Ты с ума сошел? -- Арисс вскочил с места, начав ходить из стороны в
сторону: -- У нее запас  здоровья в полтора  раза  меньше,  чем у  нас, да и
бегать она так, как мы,  физически не может! Ее будут постоянно отправлять в
аватар! Ее могут по-настоящему убить, ты это понимаешь?
     -- А ты разве не будешь ее защищать? -- невозмутимо проговорил  Дэд. --
Страж,  вы  с  Кей  бешено популярны.  На вас  будет  смотреть  вся Горгана.
Сделайте же  свой бизнес,  черт  возьми! Пробегитесь  с флагом пару раз. Вам
что, помешает лишний миллион? Нейровижн щедро платит за хорошее шоу.
     Арисс остановился, уперевшись руками в стол:
     -- Дэд, скажи прямо: ты намерен сделать из нее звезду?
     -- Ты хочешь честный ответ?
     -- Да. Если ты на такое способен.
     -- Она уже звезда, -- помолчав, ответил Дэд. -- Это у нее в  крови, как
у Скааржа-гибрида в крови --  страсть к Игре.  Она  рождена  для того, чтобы
блистать. Ты останешься в CTF-лиге, а она пойдет дальше, к чемпам, а потом в
Элиту.  Она рано или поздно оставит  тебя, потому что у звезд -- своя жизнь.
Ей  будет  больно, но она все равно  уйдет.  По-другому она  не  сможет.  Ты
понимаешь?
     --  Я понимаю, -- криво усмехнулся Арисс. -- Ты сам решил ухлестнуть за
девушкой  из  аристократической семьи.  А  она  предпочла  обаяшке-менеджеру
урода-Скааржа со скверным характером, и тебе обломно.
     --  Все-таки вам, гибридам, недодали ума, собирая ваши  гены, -- сказал
Дэд, откинувшись в кресле. -- Послушай, когда я играл в Турнире, у меня была
женщина. Ее звали Катрин.  Роскошная любовница,  не  хуже  твоей леди. Я был
такой же дурак, как ты, сходил с ума от нее, в буквальном смысле носил ее на
руках. Мы долго  играли в одной команде. Но она решила пойти дальше, перешла
в дуэльник.  Мы стали встречаться реже.  А потом она сказала, что между нами
все кончено. Это было для  меня  полной  неожиданностью. Я не понимал, в чем
дело. Понял только после, когда поумнел.
     Я встретил ее через три  года. Она полностью изменила облик, я с трудом
ее узнал. Она  беседовала со мной, даже немного кокетничала, но смотрела при
этом  куда-то в пустоту, словно бы  я для нее не  существовал... Я больше не
пытался с  ней встретиться.  Теперь она играет в Элите  под турнирным именем
Катод. Вот так, Страж.
     Арисс молчал.  Чувство опасности  вопило, как сорвавшаяся сигнализация.
Он,  Страж, один  из лучших  игроков  в Лиге, не  может  защитить  ту,  кого
полюбил. Он сам беззащитен -- жалкая куча мышц и костей, пытающаяся доказать
свою  крутость.  Неожиданно  для себя  он  обратился к  человеческому  Богу:
"Защити существо, так истово верующее в Тебя! Я кому угодно перегрызу глотку
за нее, но меня уберут с  дороги, и  она останется  одна. Кроме Тебя,  у нее
никого нет.  Так заступись  за нее! Видишь же, к ней тянут жадные  лапы все,
кому не лень. Дай Ты им по лапам, чтобы не лезли! А иначе грош Тебе  цена, и
место  Тебе  -- на свалке пережитков  цивилизации".  Такой была  его  первая
молитва.
     -- Так что, я  могу на вас рассчитывать? -- спросил  Дэд. Скаарж-гибрид
склонил голову:
     -- Хорошо... Будут вам флаги. Подавитесь нашим мясом.
     [Предыдущая][Следующая][Содержание]




     5. Терра
     Свежий запах травы смешивался с влажным земляным ароматом. Этот мир был
до  предела насыщен  красками, запахами  и  звуками. На  Горгане цивилизация
давно отделила  себя от  Природы пластиком  и металлом,  вознесясь  на сотни
метров  над  землей.  А здесь все было непривычно  близко --  земля,  ветер,
солнце, деревья и травы.  Жизнь в самых разнообразных формах окружала Арисса
повсюду  -- птицы,  перепархивающие с  ветки на  ветку,  пушистые длинноухие
зверьки,  пасущиеся на лугу,  насекомые  с яркими крыльями, пьющие цветочный
нектар... Первые дни  Арисс с  его генетически обостренными  чувствами ходил
как   пьяный,   переполненный  образами   и  ощущениями.   Потом  восприятие
притупилось и он смог более-менее адекватно реагировать на реальность.
     Он перевернулся  на спину, глядя в небо необыкновенно яркой голубизны с
редкими белыми облаками.  Кей называла этот  сезон  весной, временем  юности
земли.  Она  говорила, что  весна перейдет  в лето  и нежные  краски  юности
сменятся в насыщенными цветами зрелости, а потом природа начнет тихо увядать
и  листья окрасятся  золотым и алым,  и устелят землю ярким ковром.  А потом
неслышно придет зима, укрывая все вокруг  белым покровом... На Горгане Арисс
наблюдал смену сезонов только в календаре.
     Мир  Кей  оказался настолько  непохожим  на Горгану, насколько  непохож
живой цветок  на компьютерную анимацию. Арисс помнил, как  поразил его замок
лордов  Лавлейс, огромный, с мощными стенами, сложенными  из  серого  камня.
Центром жизни этого огромного  здания была просторная гостиная с деревянными
балками,  делающими  потолок  похожим  на  днище  перевернутого  корабля.  В
гостиной поблескивали  тусклым металлом  старинные  рыцарские доспехи (Арисс
как-то  прикинул  их  на  себя  -- оказалось  мало  и  неудобно).  Здесь  же
размещалось  невиданное  прежде  Ариссом  украшение  -- камин.  В камине  по
вечерам  разжигали  огонь.  Ариссу  нравилось  смотреть  на огонь,  созерцая
легкий, трепещущий танец оранжевых лепестков. Огонь был чем-то похож на Кей.
Наверное, теплом и скрытой силой...
     По   вечерам   в  гостиной  зажигали   свечи   в  массивных  серебряных
подсвечниках.  За  столом  собирались члены  семьи: величественная и строгая
леди  Маргарита   в   черном  платье,   Асихиро-сан,   пожилой   человек   с
проницательным взглядом  узких  темных  глаз,  и сама Кей. По выходным к ним
присоединялась  ее   сестра  Люси,  немного  дичившаяся   полуСкааржа.  Люси
приходила  с  женихом,  аккуратным  молодым  человеком  в модном вельветовом
костюме. Домработница Амелия при помощи домашнего робота подавала на стол. В
высокие хрустальные бокалы наливалось красное вино, и ужин шел под неспешный
разговор -- час, два. Это  тоже  было непривычно для Арисса -- он никогда не
тратил столько времени на еду.
     Арисс нечасто  принимал участие в общем разговоре -- он  пока  что мало
понимал в местной жизни и  предпочитал слушать.  Или просто смотреть на Кей.
Ей удивительно шло  быть дома.  А  он,  наверное, не очень  вписывался в это
аристократическое семейство. У  него было  ощущение, что  леди  Маргарита не
одобряет  выбор дочери. Кажется, у Кей уже состоялся серьезный  разговор  на
эту тему, но ни она, ни леди Маргарита  не обмолвились Ариссу и словом. Зато
Асихиро-сан,  воспитатель  Кей,  принял  Скааржа-гибрида  сразу  же.  Ариссу
казалось, что у него есть нечто общее с пожилым учителем боевых искусств.
     По утрам Кей  занималась  на тренажерах  или тренировалась  в  домашнем
додзе под  руководством Асихиро-сана, или совершала  верховые прогулки. День
она  обычно проводила  в  рабочем  кабинете, решая всякие  дела,  а  вечером
уединялась  с  Ариссом.  Устроившись в огромном кожаном кресле,  она  читала
вслух  свои  любимые  книги,  повествующие  о  волшебных  мирах,  населенных
сказочными существами  -- эльфами, гномами  и  драконами, о храбрых воинах и
прекрасных  девах,  о  правде,  всегда  торжествующей  над   ложью...  Арисс
полулежал, слушая ее  голос,  и  думал  о том,  что  эти  вымышленные  миры,
свободные от пошлости и  мути окружающей  жизни, создали Кей такой, какой он
ее  встретил. Она несла в себе  чистоту  своих миров, и грязь околотурнирной
среды не  липла к ней. Даже занимаясь с  ним любовью, она оставалась чистой,
превращая утехи плоти в  искреннее и нежное служение друг другу. Она слишком
чиста для  этого мира,  с  некоторой тревогой  думал  Арисс. Она принадлежит
другому миру -- там, где свет Бога льется из Золотой Чаши Грааля...
     О Граале Арисс прочел  вместе  с Кей  в книжке  про легендарного короля
Артура и рыцарей Круглого Стола. Но он был разочарован легендой. Его видение
казалось  ему ярче и живее. "В  ваших  легендах  все напутано, -- сказал он,
когда  Кей  отложила  книгу.  --  Нет  никакого  сэра Кея. Есть  леди Кей --
Хранительница Чаши". "Тогда ты  напиши  свою книжку" -- смеясь, посоветовала
она. Он ответил: "Лучше ты дорисуй свою картину"...
     Ночами  Арисс долго  не мог  заснуть, глядя  в окно на  звезды. Ему  не
давали спать шорохи и звуки старого  дома. Это тоже  было  непривычно  после
глухой  как  вата тишины  его  апартаментов.  Однажды ему послышались  звуки
близкой стрельбы. Он  вскочил  с  кровати,  ища свое оружие.  Кей проснулась
вместе с ним:
     -- Что случилось, Арисс?
     -- Где-то стреляют!..
     --  Это дождь. -- Кей положила  ему руки  на плечи. -- Дождь  стучит по
стеклу. У нас нет звукоизоляции, как на Горгане. Не беспокойся, спи.
     Арисс лег. Кей  уютно устроилась на  его руке, быстро заснув. Он слушал
ее ровное дыхание и стук капель воды по стеклу. Тревога постепенно отпускала
его  и,  убаюканный  звуками  дождя,  он  незаметно  для себя  погрузился  в
спокойный и безмятежный сон...

     Где-то  на пределе чувств Арисс уловил биение копыт о землю. Он прыжком
поднялся на ноги и сбежал со  склона. Вскоре на  грунтовой  дороге, вьющейся
меж зеленых холмов, показалась мчавшаяся на коне тонкая фигурка в охотничьем
костюме. Приблизившись, всадница остановила коня и  соскочила с седла. Арисс
подхватил ее на руки -- легкую, почти невесомую:
     -- Дальше понесу тебя сам.
     --  Всю  дорогу  до  дома? -- весело  спросила  она. --  Это  же десять
километров!
     -- Что за проблемы, -- хмыкнул Арисс. -- Ты не тяжелее флэк-пушки.
     -- Только не забрасывай за плечо! Ай, я же просила!
     --  За плечо нельзя. А как можно? Ага, знаю, как можно! --  В несколько
шагов достигнув рощи  у подножия холма, Арисс ступил под зеленеющие  кроны и
уложил Кей на мягкую траву. Девушка уперлась ладонями ему в грудь:
     -- Сумасшедший! Здесь же ходят!
     -- Никто здесь  не ходит, только  зайцы скачут и бараны жуют  траву. --
Арисс навалился сверху, схватив за  руки со  смехом сопротивляющуюся Кей, но
ее борьба очень скоро перешла в ласки. Он пьянел от ее любви еще больше, чем
от красок и звуков этого мира. Она любила его. А он только учился любить ее,
эту девочку, так чудесно пришедшую из его сна. Любить, а  не просто обладать
ею...
     Через полчаса они уже  брели  по  заросшим вереском всхолмьям. Кей вела
лошадь  в поводу.  Они  часто совершали  дальние  прогулки,  то  забредая  в
окрестную  деревеньку,  то  бродя  по  руинам  какого-то  замка, то  навещая
странный монумент  из расставленных по кругу  камней.  Однажды они  вышли  к
морю.  Арисс знал теоретически, что  море  -- это огромный  массив  воды. Но
впервые   увидев   бескрайние  синие  со   стальным  отливом   пространства,
неспокойные,  волнующиеся, ощутив  своей кожей солоновато-влажный ветер,  он
вдруг почувствовал глубокую, страстную тоску по чему-то безумно дорогому, но
забытому. Кей говорила, это проснулась его  генетическая  память, ведь он --
наполовину  Скаарж по крови... Он хотел спуститься к морю и войти в воду, но
Кей  сказала, что еще холодно и что они слетают к южным морям,  которые, она
уверяла, похожи на моря скааржской Ар-Кронны...
     Шагая рядом с Ариссом, Кей молчала. С ней было хорошо молчать. Арисс не
ценил  этого раньше, но во время их дальних  прогулок он полюбил просто идти
рядом  с ней,  не говоря ни  слова, слушая  птичьи  голоса, впитывая  каждой
клеточкой тела этот странный и прекрасный мир. Если и есть где-нибудь рай, о
котором пишут  в человеческих священных книгах,  то  он -- здесь, на  земле,
которую Кей  называла Англией. Арисс никогда не  чувствовал себя так легко и
безмятежно.
     Он  старался  не  вспоминать о  Турнире.  Но  воспоминания  нет-нет  да
всплывали в памяти...
     Оставив Кей и Стрелка на  базе, Арисс держал оборону в центре. Скверная
позиция, простреливаемая с  обеих башен. Но он вынужден был пойти на риск --
это единственный способ ослабить  напор противника и проредить  волну атаки.
Чтобы Кей в башне было легче...
     Фароховы  ребята  дрались как бешеные. Им  осталась всего  одна игра до
чемпионской лиги, и  они намеревались выиграть  любой ценой. Вместо Скрилаха
выступал парень, сидевший раньше в запасных,  под  турнирным именем Чума. Он
играл жестко, не щадя ни себя, ни тех, кто вокруг. Арисс уже в четвертый раз
отправлял его в аватар, но Чума оживал и снова шел напролом к Синему флагу.
     Счет был пока ноль-ноль.
     --  Страж, не забывай о нашем договоре, --  прозвучал в наушниках голос
Дэда.  Арисс  грязно выругался. Договор...  Договоры  не заключают с  ножом,
приставленным к горлу. Телепортируясь на бегу, Арисс вернулся к Синей башне.
Подхватив за углом только что возобновленный риппер, он вбежал  в  небольшое
квадратное помещение базы, освещенное синими факелами.
     Кей  стояла  за  широкой  каменной  колонной,  прикрывавшей  вход.  Она
вскинула ракетомет, но потом облегченно вздохнула:
     -- Ффуу... Это ты! Я уж думала -- кто-то из "Черепов".
     -- Я же предупредил по говорилке.
     -- И слава Богу, а то я чуть  не  нажала на спуск. Держи. -- Кей подала
ему  заранее подготовленный ракетомет с полным боекомплектом. Волосы ее были
встрепаны,  на лбу  поблескивали капельки  пота, подбородок измазан копотью.
Арисс легонько похлопал девушку по спине:
     -- Держишься?
     -- Угу, -- кивнула она. -- Даже в аватаре еще не была.
     -- Молодец. -- Арисс помолчал, слушая звуки дальней стрельбы. На сердце
у него было  тяжело... Наконец он сказал: -- Кей, слушай. Планы меняются. Мы
с тобой пойдем за флагом.
     Глаза ее просияли:
     -- Правда?
     -- Я  бы на твоем  месте на радовался. -- Арисс скомандовал в микрофон:
--  Берсеркер, Ронин, на базу! Когда придет Фарох с толпой, свяжите их боем.
Можете сдать флаг, только не забудьте потом вернуть. Поняли? -- Он обернулся
к девушке: -- Кей, хватай пушки и иди на крышу.
     Забросив шок-райфл  за плечо, Кей  вошла в  голубовато-жемчужное сияние
телепорта, выводящего  на  крышу Синей башни. Выждав  секунду,  Арисс шагнул
следом.
     Ветер холодными ладонями тронул лицо. Над головой распахнулось звездное
небо.  Две планеты  находились  теперь  одна  за  другой, сияя  голубоватыми
серпами света,  но Ариссу  некогда было любоваться этой красотой. Его  мозг,
как компьютер, просчитывал варианты атаки Красной Базы.
     Кей сидела на корточках возле каменного бортика, прячась от снайпера на
Красной  башне. Маячок ее транслокатора уже лежал, готовый  к броску.  Арисс
положил рядом свой маячок.
     -- Стрелок, где они? -- спросил он в микрофон.
     -- Топают  к  нашей  базе,  --  ответили  ему.  --  Уже близко.  Снести
кому-нибудь башку, чтобы жизнь медом не казалась?
     --  Не  трогай их,  пусть топают. -- Арисс обернулся к  Кей: --  Молись
своему Богу, чтобы послал нам удачу.
     Девушка перекрестилась. Приложив импакт-хаммер  к металлическому диску,
полуСкаарж  отправил  в   полет  сначала  свой  маячок,  потом  маячок  Кей.
Убедившись, что оба прибора легли у Красной базы, он  распорядился: -- Когда
уйду, сосчитай до трех и телепортируйся следом. Поняла?
     -- Поняла.
     -- Ну все, пошли.
     Оказавшись  возле  Красной  башни, Арисс первым  делом шарахнул  внутрь
пачкой  ракет,  если  не  отправив  в  аватар,  то по  крайней  мере оглушив
защитников. Осторожно  заглянул.  В  него швырнули гранатой.  Арисс метнулся
назад,  проворный  и ловкий  как кошка. Бросил маячок  в  окно  над  входом,
телепортировался  на  узкий  мостик  над  флагом,  снял  из  риппера  голову
подраненному Баэталу. Хренового оставили тут защитничка... Соскочив вниз, он
позвал в микрофон:
     -- Кей, ты здесь? Иди бери флаг!
     Вбежав внутрь, девушка схватила  с  постамента  порванное в двух местах
красное полотнище на древке. Противно завопила сирена. С  флагом за  спиной,
Кей выскочила из  башни и помчалась по дорожке над провалом в пустоту. Арисс
побежал рядом, с риппером наизготовку.
     -- Страж,  Фарох и Чума в аватаре! -- сообщил Ронин. -- Сейчас появятся
у башни!
     Предупреждение   чуть-чуть  опоздало.  Фарох  уже  шел  следом,  бросая
транслокатор. За ним шли Чума и Баэтал. Арисс прокричал:
     -- Кей, жми на базу! С ними я разберусь!
     -- Страж, я вы**у твою телку! -- заорал Фарох, вдруг оказавшийся совсем
близко. Арисс выпустил в него диск, но опоздал -- Фарох уже исчез. Сзади тут
же  насели  остальные  двое  преследователей.  Арисс перекатился,  уходя  от
выстрелов  и  одновременно  разряжая свой риппер в Баэтала. Чуму  отправил в
аватар хедшотом Стрелок с Синей башни.
     А  Фарох уже был рядом с Кей.  И  на приличном  расстоянии от Арисса...
Арисс вскинул энфорсер, но в глазах  потемнело от боли -- проклятый  снайпер
прострелил  ногу. Упав на  землю, он все же  попытался  прицелиться.  Второй
выстрел отправил его в аватар.
     Выскочив через  пару секунд из-за стены Синей Башни, Арисс увидел Кей с
флагом, изо всех сил бежавшую к базе, и прикрывавшего ее Берсеркера.
     --  Страж, иди встречай Кей! -- прокричал в наушниках голос Стрелка. --
Берсеркер уже еле держится!
     -- Кто сделал Фароха? -- спросил на бегу Арисс.
     --  Кей  сделала!  --  ответил  Стрелок.  --  Древком  флага  по башке!
Засчитали как хедшот, прикинь!
     Споткнувшись, Кей упала, но  Арисс уже был рядом. Он подхватил девушку,
не выпускавшую флаг из рук,  и занес в башню. Кей коснулась древком Красного
флага каменного цоколя с флагом команды Арисса.  "Игрок Кей захватила флаг!"
-- объявили над ареной. -- Счет один-ноль в пользу "Игл Клоу!".
     -- Молодец! --  Арисс поставил девушку на наги. Она, застонав, осела на
землю. Он опустился перед ней на корточки:
     --  Кей, девочка,  ты ранена.  Сейчас.  -- Он положил ей в рот  голубой
шарик обезболивателя. "Страж, "Черепа"  наступают!  "  -- кричал в наушниках
Стрелок. Кей шевельнулась:
     -- Дай мне ракетомет. Когда они войдут, я их встречу.
     --  Тебе  снимут  фраг!  -- попытался  возразить  Арисс, зная,  что это
бессмысленно.  Кей  приняла самое разумное  решение, какое  возможно в  этой
ситуации...
     -- Арисс, пожалуйста! -- проговорила девушка. -- Все  равно я сейчас не
боец.
     Он подал  ей тяжелое оружие,  поблескивающее полированной металлической
поверхностью. Встретил взгляд ее глаз, потемневших от страха. Он понимал ее.
Сколько раз ни уходи в аватар, все равно  будет страшно. Нельзя привыкнуть к
смерти. Даже к временной...
     -- Девочка, не бойся,  все будет в порядке,  -- проговорил он, стараясь
сам поверить  в  свои слова.  Коснулся губами ее  влажного  лба, поднялся  и
шагнул в телепорт. Да пропади пропадом  весь  Турнир!..  Уже  наверху, Арисс
услышал грохот разрывов. Кей ушла в аватар. Прихватив с собой пару бойцов из
команды Фароха...
     Они проиграли эту Игру. Но Арисс не расстраивался. Отыграли они хорошо,
публика  была  в  восторге.  А  Фарох пусть  уваливает к  чемпам.  Без  него
приятнее. Только одно досадной занозой сидело в душе Арисса.  После финала и
награждения  его  вызывал Дэд.  Речь  шла  о  разрешении  покинуть  Горгану,
поскольку Кей пригласила Арисса погостить у нее на время отпуска. Разрешение
Арисс  получил, но  при  условии, что за три  отпускных месяца  уговорит Кей
вернуться в Турнир. Ему даже дали с собой готовый контракт.
     Контракт Арисс сжег  в  камине.  О разговоре  с Дэдом  рассказывать  не
стал...

     Они   вернулись   домой   к   ланчу  --   немного  усталые   и  изрядно
проголодавшиеся. В гостиной их встретила Амелия:
     --  Добрый день,  леди Кэролайн  и  лорд Арисс.  Ваша почта на  столе в
кабинете.
     --  Спасибо,  Амелия.  --  Кей  потянула  Арисса  за  руку:  --  Пойдем
посмотрим! Вдруг что-нибудь от наших?
     Пройдя мимо поблескивающих металлом рыцарских доспехов (Арисс в который
раз  отметил про себя  неудобство  и  нефункциональность древней  терранской
брони), они  поднялись  по  дубовой  лестнице  в  залитый  солнечным  светом
кабинет.  Кей  перебрала  конверты,  что-то  оставляя,  что-то  отправляя  в
мусорную корзину. В мусор полетели всякие рекламы, свежий номер  "Лондонской
сплетницы"  и еще один  конверт,  белый, с  маркой,  на которой был  портрет
какой-то  английской  королевы.  Этот  конверт,  подписанный одним  и тем же
почерком,   Кей  получала  каждый  день,  и  каждый  раз,  не  распечатывая,
выбрасывала... Она  оставила  "Планетографический вестник", какие-то счета и
письмо от родственников из Санкт-Петербурга.
     --  А  это   тебе,   --  она   подала  Ариссу   пластиковый  конверт  с
голографическим штемпелем Горганы.  Конверт раскрылся в руках полуСкааржа, и
Арисс достал карточку размером с обычную открытку:
     --  Это от  Скрилаха.  Он наконец-то  сделал  мувик. -- Арисс  коснулся
пальцем кружочка  с направленным  вправо  треугольником,  и  изображение  на
карточке ожило. Кей улыбнулась:
     -- А хорошо получилось!..
     Перед отъездом они  решили сняться  все вместе  и теперь позировали  на
фоне главного здания Лиандри -- "Игл Клоу" в полном составе и Горн с Иваной.
По  такому случаю бойцы переоделись  в парадную униформу. Командовал парадом
Скрилах с камерой:
     -- Не  помещаетесь  все!  Стрелок,  сядь,  что  ли, спереди.  Или  ляг,
получишься  во  всю длину. Страж, сделай нормальное лицоСтоишь рядом с двумя
красивыми  девушками,  а  рожа  --  как  у  обкуренного пункера.  Ну выгляди
приличным человеком!
     --  Может,  мне еще  надеть  смокинг  и  галстук-бабочку? -- язвительно
спросил Арисс.
     --  Да ладно, не жужжи. -- Скрилах прокашлялся за кадром: -- Кхе-кхе...
Итак, лучшая  команда  Высшей  Лиги  в  своем  самом полном  из  составов, с
друзьями и болельщиками. Э, нет,  не в  полном, потому что без  меня.  Бойцы
великолепной  пятерки  отдыхают  после  финала.  Сей   исторический   момент
запечатлен возле здания прославленной Лиандри Корпорэйшн, которая для нас --
как дом родной.
     -- А  менеджеры -- заботливые и любящие отцы, -- ехидно добавил  Арисс.
Скрилах "наехал" камерой, снимая лидера "Игл Клоу" и Кей крупным планом:
     --  Это  наш  замечательный  капитан  с  храбрым бойцом  команды, милой
очаровательной  Кей. Их любимое занятие -- поколачивать  беднягу  Баэтала  в
"Фантоме". А вот наши орлы, -- камера показала Берсеркера, Ронина и Стрелка.
Ронин поднял два пальца ко лбу, салютуя. Потом камера переместилась на Горна
и Ивану:  -- Наши друзья --  лидер  "Темной  фаланги" и  его верная подруга,
спутница жизни, короче, жена. Так сказать, семейный дуэт.  Ну что, идем пить
пиво?..
     В дверь постучали, и в кабинет осторожно заглянула Люси:
     --  Здравствуйте,  Арисс.  Кэрол,  я  что-то  хотела тебе  сказать,  но
забыла...  --  Девушка  наморщила  лоб,   стараясь  вспомнить.  Кей  махнула
карточкой:
     -- Хочешь посмотреть мувик с Горганы?
     -- Хочу! А можно? -- Люси нерешительно посмотрела в сторону Арисса.
     -- Можно,  можно, -- разрешил он. -- Это не секретные файлы из  архивов
Лиандри.
     Подойдя, Люси  остановилась на  некотором расстоянии от полуСкааржа. Не
привыкла. Наверное, до  этого видела таких, как он, только в фильмах ужасов.
Теперь,  когда обе  девушки стояли рядом, Арисс  заметил,  что сестры  очень
похожи друг на друга  и на  мать,  словно молоденькие копии  леди Маргариты.
Только  Кей носила  короткую стрижку,  а  у  ее младшей сестры  были длинные
волосы, распущенные по плечам.
     --  А кто снимал? -- спросила  Люси, просмотрев мувик. -- Такой веселый
голос.
     -- Это  Скрилах,  --  ответила Кей.  -- Тот  самый, с черным юмором, --
помнишь, я рассказывала?
     -- А почему он не снялся с вами?
     --  Он постеснялся. Сказал, что  не хочет  сниматься, пока не  отрастит
косички.
     Арисс усмехнулся:
     -- Вот уж в жизнь не поверю, чтобы Скри застеснялся. А повыпендриваться
он любит, это да.
     --  Жаль, что его нет на мувике, -- проговорила Люси. Вспомнив  наконец
то, что хотела сообщить, она сказала: -- Кэрол, утром снова звонил Брайан! Я
передала ему твои слова.
     -- И что? -- спросила Кей.
     -- Он сказал, что позвонит еще.
     Кей чуть сдвинула свои изящные брови:
     --  В  следующий  раз  скажи ему, что  если  хочет  проявить  себя  как
настоящий мужчина, то пусть прекратит звонки и письма!
     -- Кто этот Брайан? -- набросился Арисс на Кей, когда Люси ушла.
     -- Мой  бывший жених, -- с ноткой досады  ответила  девушка. -- Мы были
помолвлены. Когда мою семью опозорили, он убежал, поджав хвост. Теперь хочет
возобновить отношения.
     -- Почему ты мне не говорила? -- ревниво спросил Арисс.
     -- Потому что дала себе слово выкинуть его из головы как предателя.
     -- Ты его любила?
     Кей вздохнула.
     -- Это было давно, я тогда еще ничего не  понимала в жизни... Ну что ты
ревнуешь меня к каждому встречному? -- мягко спросила она.
     --  Да  потому, что  каждый  встречный  хочет  тебя  увести!  --  резко
выговорил Арисс и  отвернулся к окну,  сжав кулаки.  Кей подошла и осторожно
тронула его за руку:
     -- Арисс, не  переживай. Никто меня у тебя не отнимет. И я давно хотела
тебе предложить: давай поженимся.
     Арисс  уставился  на  нее  так,  будто  ему  явился  сам  Зан  Кригор и
попросился запасным в "Игл Клоу":
     -- Ты что, серьезно?
     -- А у тебя есть возражения?
     --  Нет,  но...  --  Честно  говоря,  Арисс  слегка  обалдел  от  этого
неожиданного  предложения.  --  Понимаешь, я всегда  думал,  что замужество,
семья -- это для людей. А для таких, как я -- только Турнир. Арена. До конца
жизни. Пока не убьют.
     -- Теперь у тебя будет семья, -- тепло проговорила девушка.  ПолуСкаарж
вздохнул:
     -- Я даже не знаю, что это такое.
     Кей мягко улыбнулась:
     -- Семья -- это  как  команда. Но команду  ты подбираешь сам. Ты можешь
принимать  или  исключать игроков.  А семья  не  меняет состав.  Она  всегда
остается такой, какую дал тебе Бог.  Если хочешь,  мы станем твоей семьей --
я, мама, Люси, Асихиро-сан. Ты больше не будешь один.
     Серые с зеленым глаза  Кей смотрели на него ласково и тепло. А он никак
не мог поверить в то,  что  для  этих людей -- леди Маргариты, Асихиро-сана,
Люси, -- он станет чем-то особенным. Что их соединит прочная незримая связь,
называемая семейными узами... Кей рассмеялась:
     -- У тебя такое удивленное лицо, будто тебя сделали заместителем самого
Джерла Лиандри!
     -- Кей, послушай. -- Арисс начал постепенно осознавать происходящее. --
Я рад твоему предложению, и очень даже за. Но ты учти  такую вещь. Хвостатые
парни  вроде меня с генами, собранными  в исследовательских центрах Лиандри,
ограничены в правах. У нас даже  нет никакого гражданского статуса. Выходить
за меня замуж --  это все равно, что венчаться с ионной пушкой.  Наш брак не
зарегистрируют, вот и все.
     --  Арисс, я уже все узнавала, -- сказала  Кей. -- Тебе  нужно получить
гражданство -- неважно,  какое.  Можно здесь,  можно где-нибудь  еще, хоть в
Ар-Кронне. Это потребует усилий,  но это  возможно. Как  только у тебя будет
паспорт, мы сможем заключить брак и ты возьмешь мою фамилию.
     -- Что,  я  стану лордом Лавлейс?  -- с  недоверчивой  усмешкой спросил
Арисс.
     -- Да, -- улыбнулась  Кей, -- и первым скааржским дворянином на  Терре.
Давай сделаем так: сегодня  объявим маме  о наших  намерениях, а  в  пятницу
слетаем в Санкт-Петербург к юристу. Ну а дальше все будет  зависеть от того,
что посоветует юрист. Тебя устраивает такой план?
     -- Вполне.
     -- Тогда пойдем на ланч. Мама будет сердиться, если мы опоздаем.

     Через два дня они уже были в Санкт-Петербурге.
     Этот город напомнил Ариссу акварельный этюд, висевший у Кей в кабинете.
Здания голубых, зеленоватых,  светло-желтых тонов, украшенные белыми лепными
декорациями, с нарядными эркерами  и балконами. Кованые металлические ограды
и перила в  виде поднятых копий  или  переплетенных растений.  Город повсюду
прорезали серо-голубыми  линиями каналы,  через них  были перекинуты изящные
мосты. На одном из мостов Ариссу открылся чудесный вид -- храм, нарядный как
в  сказке, с цветными луковицами  куполов, отражающимися в спокойной воде...
Абсолютная  память  Скааржа-гибрида фиксировала  все. Арисс видел этот город
впервые, но почему-то ловил себя на ощущении, что уже здесь был.
     Он  размашисто шагал,  держа  за руку Кей. Девушка  то  бежала так, что
Арисс едва  за  ней  поспевал, то останавливалась,  обращая его внимание  на
какое-нибудь здание, памятник или просто любопытное зрелище. Для прогулки по
Питеру  Кей  оделась  просто,  но  с  изяществом  --  на  ней  были  длинный
приталенный пиджак  из ткани  спокойных зеленоватых  тонов в мелкую полоску,
черная майка с декольте и черные брюки, облегающие бедра и чуть расклешенные
снизу.  Арисс  замечал,  что  на  нее  посматривали.  Посматривали,  вернее,
удивленно  смотрели и на него,  но в этих взглядах  не было ни неприязни, ни
ненависти -- только дружелюбное любопытство.
     Улица, по  которой  они  шли, была  главной в  городе. Кей  называла ее
"Невский".  Здесь, по  ее словам, было  средоточие  питерской уличной жизни.
Конечно,  по  сравнению  с  Лиандри Сити Петербург  выглядел провинцией,  но
Ариссу почему-то здесь нравилось.
     Они бродили  по выставке картин  под открытым  небом,  бросали  монетки
уличным  музыкантам, Кей  покупала  какие-то украшения  из дерева и  кожи  у
торговца  возле входа в метро. А до этого они сидели на  каменных  ступенях,
спускающихся к  широкой реке, рассекавшей город на  две  части, и  над  ними
возвышалась фигура какого-то фантастического существа  с  телом  животного и
человеческим  лицом. Кей  рассказывала старинную легенду  об  этом существе,
жившем среди  жарких песков юга и  задававшем загадки  путникам, проходившим
мимо...
     Но сильнее всего Ариссу запомнился другой памятник -- человек на  коне,
словно  взлетающий ввысь  со  скалы. Кей  говорила, что это древний  русский
царь, основатель города. Арисс зафиксировал в памяти непривычно звучащее имя
и несколько  дат в  терранском летоисчислении. Но летящий  всадник  был,  по
словам  Кей, не  просто памятником  древнему царю,  а  символом города.  Как
Флагоносец в Лиандри Сити.
     Теперь  они  стояли  на  мосту.  Над  их  головами  бронзовый  юноша  с
обнаженным торсом сдерживал вздыбившегося коня. Кей глянула на часы:
     -- Вячеслав Дмитриевич ждет  нас  только через два часа.  Можно бы  еще
побродить, но меня отваливаются ноги.
     --  Ну а кто тебя просил надевать туфли на высоком каблуке? --  шутливо
проворчал Арисс. Кей немедленно парировала:
     -- Не надевать же мне с этим костюмом армейские ботинки.
     -- Ну пойдем где-нибудь посидим. Только я здесь ничего не знаю.
     -- Пойдем в "Сайгон"! -- предложила Кей. -- Это рядом.
     -- А что это за заведение?
     -- Кофе-бар,  очень  известный.  Как "Фантом" в  Лиандри Сити. Только в
отличие от "Фантома", туда пускают всех.
     Они   прошли   еще   немного  по  Невскому,  перешли   какую-то  улицу,
пересекавшую проспект. Кей, висевшая  на  руке  Арисса, махнула  прямо перед
собой:
     -- Нам туда.
     Арисс  толкнул  тяжелую стеклянную дверь, открывавшуюся по старинке,  и
они окунулись в таинственный полумрак,  пропитанный кофейным ароматом. Здесь
все  было  в  стиле  ретро  -- Арисс  сказал  бы,  глубокого ретро.  Никаких
электронных меню  и  холодисплеев.  Все  подчеркнуто  просто, без модерновых
прибамбасов  -- стойка бара  из  темного дерева, круглые  столики с высокими
сиденьями, горящие свечи в подсвечниках из цветного стекла.
     Народу внутри было порядочно. Кей потянула Арисса за руку:
     -- Вон там свободные места. Пойдем, пока не заняли.
     Пробравшись между занятыми столиками, они устроились на высоких стульях
за  стойкой.  На новоприбывшую пару посматривали --  главным  образом  из-за
Арисса. Впрочем, отдельные представители здешней  публики выглядили не менее
экзотично, чем Скаарж-гибрид с Горганы.
     --  Два  маленьких  двойных, -- заказала  Кей  по-русски как заправская
петербурженка. Бармен  поставил  перед  Кей  и  Ариссом  две чашечки.  Арисс
попробовал.  "Маленький  двойной"  оказался  самым  обычным  кофе,  крепким,
хорошего качества.
     -- Расскажи, чем славно это заведение, -- попросил он. Кей отпила кофе:
     --  "Сайгон" --  это  еще  один символ  Питера.  У него долгая история.
Сначала здесь была  кофейня, где  варили хороший  кофе.  Так получилось, что
здесь  собирались те,  кто был в раздоре с  властями -- художники, писатели,
музыканты, отстаивающие свое право говорить то,  что думают, а не то, что от
них  хотели  слышать. Наркодельцы,  правда, тоже заглядывали сюда... Потом в
здании  располагались  по очереди  магазин,  шикарный  отель,  русский  офис
Майкрософт.  А  потом  здание  было  отвоевано  общественностью.  Попытались
воссоздать прежнюю атмосферу неформальности и свободы. Теперь здесь тусуются
питерские музыканты непопсового направления. О, вот, кстати, кое-кто из них!
     На сцену вывалили двое обросших и патлатых парней и рыжеволосая девушка
с прической,  напоминавшей  скааржские  брэйды,  заплетенные  на скорую руку
пьяным  Скааржем. Ее  лицо, подвижное,  живое,  невольно притягивало взгляд.
Темные  глаза  под   тонкими,  почти  незаметными  бровями  словно  излучали
внутренний свет. Похожий на тот, что Арисс видел в глазах Кей...
     Посетители приветствовали  музыкантов  --  видимо, здесь их знали.  Кей
тоже помахала рукой солистке. Зазвучали  синтар и ударник,  и девушка запела
сильным высоким голосом: Они танцуют весь день,
     Харе-харе,
     Они увидели свет,
     Харе-харе,
     Течет большая река,
     Харе-харе,
     А мне семнадцать лет.
     Была бы под ногами земля,
     Харе-харе,
     Была бы под ногами земля,
     Харе-харе,
     Была бы под ногами земля
     Харе-харе,
     Да то, что забыть нельзя.
     А все печали зачем,
     Харе-харе,
     А все печали зачем,
     Харе-харе,
     Была бы большая река
     Харе-харе,
     Да было  б куда  лететь. Посетители  бурно  выражали восторг криками  и
апплодисментами. Солистка тем временем заметила Кей.
     -- Кэрол!  -- заорала она и сбежала со сцены.  Проделав зигзагообразный
путь  между столиками, певица  заключила Кей в объятия: -- Здорово!  Слушай,
про  тебя  что  только  не  рассказывали!  Будто  бы  ты  судилась  с  самим
Президентом, а потом уехала на Турнир! Это что, правда?
     -- Я судилась не с Президентом, а с "Плутоником", -- уточнила Кей. -- А
про Турнир --  правда. -- Она представила Арисса,  сидевшего  в тени: -- Вот
капитан моей команды и мой будущий муж.
     Арисс придвинулся ближе, и свет упал на его лицо.  Приятельница  Кей на
мгновение  застыла  с удивленным взглядом,  но потом расплылась в  дружеской
улыбке:
     --  Очень приятно познакомиться. -- Она  протянула руку для пожатия: --
Меня зовут  Нимродель,  это  полное. А  сокращенно --  Ним.  Меня  так  мама
назвала, она из старых толкиенистов, но это отдельная квэнта. Ну,  слушайте,
Турнир --  это круто!  Расскажите  что-нибудь!  А то  мы  тут  только  машем
деревянными мечами.
     --  Ним, Турнир -- это далеко не Хоббитские игры, -- вздохнула Кей.  --
Там,  конечно, есть  доля романтики, но гораздо  больше крови  и грязи.  Это
шоу-бизнес, причем очень жестокий. Так что лучше машите деревянными мечами и
живите спокойно.
     -- Наверное, ты права...  --  задумчиво  проговорила  Ним. -- Кстати, в
августе не собираешься с нами?
     -- Нет, мы  будем заняты, скорее всего... Между  прочим, пятнадцатого у
нас намечается ужин, так сказать, в кругу близких родственников и друзей. Ты
тоже приходи.
     -- Что,  вы решили объявить  о помолвке?  -- спросила Ним. --  Класс! А
твои родственники не испугаются, если я приду?
     --  После  меня  им  уже  ничего  не  страшно,  --  с  усмешкой  сказал
полуСкаарж. Ним тут же затараторила:
     --  Что  Вы  на  себя  наговариваете, Арисс!  Мисти, между  прочим,  по
новейшим  изысканиям,  тоже  была скаржей.  А  что,  вы думаете, она  носила
железные  браслеты на  руках? Не потому  же,  что смотрела  "Крылья  черного
ветра"! -- Она кинула взгляд на сцену: -- Надо идти петь, народ ждет. Кэрол,
следующий номер для тебя! Что-нибудь из Мисти?
     -- Ага. "Что ты будешь делать".
     -- Оки. Вечерком, если будет время,  загляните  на огонек.  Мы  устроим
свой прием  -- по-нашему. С кофеем, гитарой и прогулками по  ночному Питеру.
Ну ладно, я побежала!
     Проделав обратный путь  через толпу, Ним взобралась  на  сцену, и снова
зазвучал ее сильный и чистый голос: Что ты будешь делать,
     Когда превратится в притон твой дом,
     Что ты будешь делать,
     Когда твой город превратится в Содом,
     Что ты будешь делать
     На пепелище этих миров,
     Под ищущей пищу стаей ворон,
     Среди потерявших свой кров
     Рабов и воров, --
     Ты будешь играть на флейте,
     Ты будешь играть на флейте!
     Что ты будешь делать,
     Когда ты будешь босым и нагим
     Перед входом в дым -
     Открой, Сим-Сим,
     Здесь был дом, но ему не хватило воды,
     Что ты будешь делать
     С этой войной, чумой, крезой, тюрьмой,
     Возвратившись домой
     Не тем, кем ты был,
     Но не тем, кем ты стал,
     Милый мой, --
     Ты будешь играть на флейте,
     Ты будешь  играть на флейте! "Браво, Ним!"  --  кричали из  зала. Арисс
поинтересовался:
     -- Что  за  Мисти,  которую вы  тут  поминали? Это  не  из  терранского
экшн-сериала?
     -- Нет, что ты! -- рассмеялась Кей. -- Мисти,  про которую мы говорили,
не имеет никакого отношения к  карманным зверькам. Не знаю, откуда она взяла
свой  ник. Это еще  одна питерская легенда. Говорят,  что она  приехала сюда
одна, с синтаром за плечами, не зная ни языка, ни обычаев, а  через два года
уже стала неофициальной рок-звездой. Давала концерты в клубах,  на квартирах
у  друзей, на  улице.  Потом ею  заинтересовались спецслужбы. Выслали группу
захвата,  но  она  обвела спецназовцев  вокруг носа  и улетела  "зайцем"  на
пассажирском лайнере. Такая вот история.
     -- Понятно, откуда твое старое турнирное имя...
     -- Простите пожалуйста за  беспокойство!  -- К Ариссу и Кей протиснулся
невысокий парнишка в очках: -- Я слышал ваш разговор о Турнире. Вы  случайно
не Кей и Арисс из "Игл Клоу"?
     -- И здесь нас знают, -- проворчал Арисс. -- Кей, пошли отсюда.
     --  Пожалуйста,  подождите! Это же просто чудо, что  мы встретились! --
Парнишка протянул руку:  -- Виталий Яшкин, журналист, председатель фан-клуба
"Игл Клоу" и "Айрон Скаллс".
     -- А что, есть и такой? -- спросил Арисс, пожимая руку Виталия.
     --  Единственный в России!  --  поспешил уточнить Виталий. -- И для нас
было бы большой честью увидеть вас в гостях.
     --  Извините, но сегодня  мы  не можем,  -- проговорила Кей.  --  У нас
деловая встреча.
     --  Завтра? Послезавтра?  --  тут  же предложил Виталий.  -- Вы  только
выберите удобное для вас время, а мы все организуем!
     Ясно   было,  что  от   Виталия  так  просто  не  отвязаться.  Пришлось
согласиться на воскресенье вечером.
     -- О  дороге не беспокойтесь  -- мы заберем вас прямо  из гостиницы. --
Убрав электронный блокнот,  Виталий тут же достал  диктофон: --  Ну надо же!
Знаменитые бойцы  Турнира у  нас в  городе! Можно задать  пару  вопросов для
самых нетерпеливых фанатов?
     Вопросов  оказалось  больше, чем  пара,  и Виталий  успел  записать  на
диктофон минут  двадцать беседы прежде чем Кей, извинившись, сказала, что им
пора  идти. Виталий услужливо предложил вызвать такси, но  Арисс  решительно
отказался --  словоохотливость журналиста,  честно  говоря, слегка  утомила.
Попрощавшись с Виталием, они начали пробираться к выходу. Не возвращайся
     За забытым собой
     В бывший дом, что отныне не дом,
     Лестницу в прошлое
     Оставляй на разгром,
     Очень скоро  ты все это вспомнишь с трудом, -- пела им вслед Нимродель.
Кон-Тики плывет,
     Плот
     В мерцании вод.
     В полет --
     Завершить оборот,
     Вперед и вперед,
     Кон-Тики плывет,
     Возвращаться нет смысла,
     В поход
     Кон-Тики плывет, плывет!
     Не улыбайся
     Xищной птичке в дуле зрачка
     Фотографа с ящиком памятных дат -
     След съест собака,
     А взгляд растворится зарницей в очках,
     И с плаката ты не отслоишься назад.
     Кон-Тики плывет...  Продолжая  петь, Ним помахала им рукой. Уже покинув
"Сайгон", Арисс все еще различал обостренным слухом сквозь шум уличной толпы
голос девушки -- слова, будто бы обращенные к нему: Не возвращайся -
     Тур Хейердал мне сказал, -
     Наш шарик земной до нелепого мал.
     Там, за чертою,
     Встретишь всех, кого кто-нибудь потерял,
     Но они не узнают того, кем ты стал...

     Вячеслав Дмитриевич  Синицкий  оказался  моложавым человеком  в деловом
костюме.  Крупные,  породистые  черты  его  лица  напомнили  Дэда,  и  Арисс
насторожился. Но сходство немедленно прошло, как только  Вячеслав Дмитриевич
улыбнулся. Дэд не мог  улыбаться  так хорошо и искренне. Так  по-питерски...
Юрист пожал руку сначала Кей, потом Ариссу:
     -- Рад видеть вас, леди Кэролайн и господин Арисс. Кофе?
     -- Ой, нет, спасибо, -- отказалась Кей. --  Мы и так два часа просидели
в "Сайгоне".
     --  А,  тогда  понятно.  --  Пригласив  их  сесть, Вячеслав  Дмитриевич
проговорил: --  С кем собираются  воевать  на  этот  раз доблестные  потомки
короля Артура? С Лиандри? Ну, на этот раз у вас есть шанс выиграть.
     Открыв пластиковую папку, юрист обратился к Ариссу:
     -- Терранское гражданство Вам,  скорее всего, получить не удастся. Если
Лиандри  заинтересована  в  сохранении Вашего нынешнего  статуса, они  могут
нажать  на Объединенное  правительство,  а  те  нажмут  на нас.  Есть  такая
оговорка  в  нашем  Законе  о  предоставлении гражданства  --  "кроме особых
случаев". Вы, к несчастью, попадаете в эти "особые случаи".
     -- Ну и что же мне теперь  -- обращаться в общество защиты животных? --
ядовито спросил Арисс.
     --  Ну  зачем  же  так  сразу,   --   успокаивающе  отозвался  Вячеслав
Дмитриевич. -- Я бы посоветовал обратиться к Вашим скааржским родственникам.
Кажется, губернатор На Пали -- большой приятель Вашей невесты. Вот пусть  он
и  похлопочет  об  аудиенции  у  Императрицы.  Кстати,  леди  Кэролайн,  Вам
известно, что Императрица Риста -- частично русская по крови?
     -- Неужели? -- удивилась Кей. Вячеслав Дмитриевич хитро улыбнулся:
     -- Вы с  лордом Лавлейсом интересовались налийской культурой.  А вам бы
почитать кое-что о Скааржах в На Пали. Легендарная правительница  Айлиэринн,
которую  они чтут, -- русская  по происхождению, гражданка Квирина, вышедшая
замуж  за  местного  князя.  Ее  дочь  переселилась  на  планету Скааржей, в
Ар-Кронну,     где     ухитрилась     свергнуть     прежнюю     Императрицу,
скомпроментировавшую  себя  в глазах  скааржской  элиты,  и  основать  новую
династию. Сейчас правит ее правнучка.
     Скааржи -- недоверчивый  и замкнутый народ, но к выходцам из России они
относятся лучше, чем ко  всем остальным. Императрица обязательно пойдет  Вам
навстречу  и ускорит бюрократические процедуры.  Так  что советую при случае
упомянуть  свою родословную. И еще совет -- для пересылки ценных  документов
используйте  только  курьеров из Федерации.  Это люди, никак  не связанные с
Лиандри. Я дам вам адрес надежной курьерской службы.

     Дальнейшее  пребывание  в  Санкт-Петербурге  осталось  в  голове Арисса
калейдоскопом ярких картинок. Вечером  они  зашли к Ним и сидели до глубокой
ночи в огромной полутемной квартире  старого  питерского дома среди не менее
разношерстной публики,  чем в "Сайгоне".  Вначале слушали  рассказы Арисса о
Турнире, потом пели под гитару, и все это время пили в немеряных количествах
кофе. Потом пошли  гулять по ночному городу, и Арисс с удивлением обнаружил,
что  ночи как таковой  здесь нет. Небо все еще догорало  гаснущими  красками
заката  и  город  стоял  окутанный  прозрачными  сумерками,  таинственный  и
притихший, как Кей в  дымчатом  платье, шедшая рядом. Они  отстали от толпы,
глядя,  как  разводят широкий мост  над рекой и  корабли медленно проплывают
огромными темными  силуэтами, и  Арисс снова подумал о том, что когда-то уже
видел  это.  Волшебный  город  в призрачной  дымке белых  ночей казался  ему
странно знакомым.
     Визит в  фан-клуб  тоже  был  запоминающимся  событием.  Сие  заведение
размещалось  в  небольшом  помещении, сплошь увешанном постерами с турнирной
тематикой, в  основном относящейся к  скааржским командам. На самом почетном
месте красовался  огромный  плакат с Ариссом  и Кей. Арисс на плакате сжимал
ракетомет в руках, пожалуй, чересчур  мускулистых даже  для Скааржа-гибрида.
Кей,  стоявшая   рядом,   держала  флаг,  пробитый   в  нескольких   местах.
По-видимому,  рисунок  был  сделан  местными  умельцами, ибо  Арисс  заметил
несколько  неточностей  в  вооружении  и экипировке, о чем и проинформировал
Виталия. Виталий клятвенно пообещал все исправить.
     В  клубе был  установлен --  конечно, не настоящий нейропортал, но, как
объяснил Виталий, достаточно мощный  сервер,  чтобы  побегать по виртуальной
арене   в   шкуре  игрока  какой-нибудь  из  турнирных  команд.  Собственно,
фанклубовцы этим и занимались, а после устраивали посиделки с пивом. Ящики с
пустыми бутылками,  деликатно задвинутые в сторону,  составляли существенную
часть здешнего интерьера.
     Сейчас,  конечно,  виртуальные бои и пиво были  забыты -- внимание было
приковано к  настоящим, живым турнирным  игрокам.  Вопросов задавали  много.
Виталий модерировал собрание, сам тараторя без умолку. Спрашивали  о любимом
оружии,  о  стратегических тонкостях  атаки  базы противника, об  иерархии в
турнирных  Лигах.  Ну   и,  конечно,   о  самих  игроках.  Какая-то  девушка
допытывалась  о личной  жизни  Скрилаха. С вдохновленным  лицом  и  горящими
глазами,  она  была  пламенной  фанаткой   Турнира  и  одной  из  активисток
фан-клуба.
     -- Ну как тебе фан-клуб? -- спросила Кей, когда они вернулись в "Старый
Свет", гостиницу на Невском, где снимали номер-люкс.  Арисс, сев на кровать,
зевнул:
     -- Хорошие ребята, хоть  и не  нюхнувшие пороху. А вообще-то прикольная
идея -- мочиловка в виртуальном пространстве.
     Кей, присев рядом, задумчиво проговорила:
     --  Знаешь,  я  думаю,  что  лучше,  если  бы  наши  бои на арене  были
виртуальными.
     --  А  вот  это  не пройдет!  --  возразил Арисс.  -- За  что Нейровижн
огребает немалые денежки? За  то,  что Игра идет  по-настоящему. С ненулевой
вероятностью  умереть. А виртуальная смерть  -- кому  она интересна?  --  Он
решил  сменить  тему: -- Слушай,  Кей. Забавное у меня  ощущение  от  твоего
Питера. Как будто бы я уже здесь был.
     --  Может,  ты  совершал  виртуальный  тур перед поездкой?  -- спросила
девушка. ПолуСкаарж ответил:
     -- В том-то и фокус, что нет.
     Кей помолчала.
     -- Арисс, а ты не помнишь, что было с тобой до тренировочных лагерей?
     -- Кей, никто из наших этого не помнит. Наверное, ничего и не было.
     -- Этого не  может быть! -- возразила Кей. -- Ты же рассказывал,  что в
лагере вы уже владели базовыми навыками! Никто не учил вас говорить, держать
в руках ложку и вилку...
     -- ...ходить в сортир, -- продолжил Арисс. -- Да, это мы уже умели.  Но
ты  знаешь,  нейропрограммеры  из  Лиандри могли  залить эти  данные в  наши
свежевыращенные мозги.
     -- Ты по-прежнему веришь, что ты создан Лиандри? -- спросила Кей. Арисс
пожал плечами:
     -- Так мне говорили.
     -- А я не верю, -- тихо произнесла девушка. Арисс помолчал.
     -- Ладно, расскажу тебе,  хотя меня за  это по головке не погладят. Наш
пятый, Гладиатор, которого убили  на  Лавовом  Гиганте... На  самом деле его
звали  Ронг. Он говорил, что вспомнил то, что  с ним было до лагерей. По его
словам, он  рос  в  семье,  вернее,  его  растила  одинокая женщина. Он даже
разыскал ее -- на другом континенте,  в маленьком захолустном городишке. Она
страдала  алкоголизмом  и  к тому времени опустилась  и бедствовала, и  Ронг
помогал ей материально. Кажется, даже  устроил  в приличную клинику... Самое
странное  в  этой истории,  что  у  нее  действительно был сын,  погибший  в
аэрокатастрофе в  двенадцать лет  -- биологический возраст, с  которого Ронг
помнил  себя в лагере. Но Гладиатор погиб, или его убрали, а историю замяли.
Нам это объяснили побочным эффектом глубокого пси-сканирования.
     -- Они  вам  соврали!  -- убежденно произнесла Кей.  --  Арисс,  просто
сегодня мне показалось,  что ты ведешь себя как  самый настоящий питерец. Ты
даже  сорт   мороженого   выбрал   тот,  который  традиционно   предпочитают
петербуржцы. У  тебя тоже могла быть семья,  как  у Гладиатора! Послушай, мы
можем обратиться в муниципалитет с просьбой помочь провести расследование!
     -- И поставить на уши боссов из Лиандри. Нет уж, не надо. -- ПолуСкаарж
вздохнул: -- Та семья, что у меня была, предала меня. Я ничего не хочу о них
знать.
     -- Мы не предадим тебя, -- тихо проговорила девушка. Арисс обнял  ее за
плечи:
     -- Я знаю... Вы -- команда, которую дал мне Бог.
     -- Можешь считать и так, -- улыбнулась Кей.
     [Предыдущая][Следующая][Содержание]





     6. Грааль
     По терранской традиции,  помолвка объявлялась на званом  ужине  в кругу
близких  родственников и друзей. Мероприятие, по  словам Кей,  обещало  быть
скромным  -- приглашено  всего лишь  по  нескольку родственников со  стороны
матери и отца, Вячеслав  Дмитриевич и Ним, которая по такому случаю расплела
брэйды и теперь красовалась с распущенными волосами, охваченными  серебряным
обручем, напоминая эльфийскую королеву из книжки "Властелин колец". Но Арисс
знал -- Кей будет выглядеть не менее эффектно.
     В костюме из темно-синего  бархата, сшитом на манер униформы  клана, он
дожидался Кей у дверей  ее  комнаты. Долго ждать не пришлось  -- Кей  всегда
собиралась  по-военному  быстро.  Послышалось  щелканье  каблуков,  и  дверь
приоткрылась:
     -- Заходи.
     Арисс чуть не  присвистнул  от  восхищения. Кей была  в  длинном платье
цвета  морской волны, облегавшем талию  и  мягкими  складками  ниспадавшем к
ногам. Асимметричный вырез открывал ее  левое плечо.  Матовый  и шелковистый
оттенки переходили друг  в друга  волнообразной  линией  в  этом  простом  и
элегантном  наряде,  не кричащем, но подчеркивающем естественную красоту  ее
фигуры.
     На шее Кей поблескивало платиновое колье. На безымянном пальце ее левой
руки было кольцо  с  бриллиантом. Такое же кольцо носил  Арисс, отдавая дань
еще одной местной традиции.
     -- Ну как? -- спросила Кей.
     -- Ты великолепна, -- ответил Арисс, подавая ей руку. -- Я серьезно.
     Кей  улыбнулась   (о,  какой  лучезарной  улыбкой!),  бросила  на  себя
довольный взгляд в зеркало, потом оглядела Арисса:
     -- А тебе надо вплести голубую ленту.
     -- Это еще зачем? -- удивился он.
     -- Есть такой скааржский обычай, я читала... Подожди, я сейчас.
     Шурша платьем,  девушка исчезла за  ширмой. Арисс посмотрел  на себя  в
зеркало. Ничего  не  скажешь, красавец. Бедные родственники Кей... Он глянул
на свою левую руку и вдруг понял,  что все серьезно.  Он,  Скаарж-гибрид без
роду-имени,  теперь официальный жених  леди  Кэролайн Лавлейс. Он  станет ее
мужем,  получит титул  лорда Лавлейс и будет жить в  этом  старинном  замке,
навсегда  распрощавшись  с  Лиандри и Турниром.  Как-то  до сих  пор это  не
укладывалось  у  него  в  голове. Слишком  уж хорошо.  Так  бывает только  в
сказках, которые Кей  читает ему на ночь... В  глубине его души шевельнулось
беспокойство.
     Кей появилась через минуту -- сияющая, как звезда:
     -- Наклонись. -- Он нагнулся, и  она быстрыми  движениями вплела в одну
из  его косичек тонкую голубую тесьму. Удовлетворенно осмотрела свою работу:
-- Вот теперь порядок. Пойдем.
     Арисс легонько придержал ее за плечи:
     -- Послушай, Кей. А не зря ли мы все это затеяли?
     Улыбка сошла с лица девушки:
     -- Почему ты думаешь, что зря?
     -- Ты посмотри на себя и на меня, -- Арисс кивнул на зеркало. -- Как я,
урод, могу даже стоять рядом с тобой? Тем более -- просить твоей руки?
     Кей вздохнула.
     -- Арисс, ты хоть немножко веришь в Бога?
     -- Немножко верю, -- честно ответил он. Девушка тихо проговорила:
     -- Такова Его воля, чтобы мы были вместе.
     -- А вдруг Бог ошибся?
     -- Бог не ошибается, Арисс.
     --  А  откуда  ты  вообще знаешь,  что  это  Его  воля? --  не унимался
полуСкаарж. Кей, помолчав, ответила:
     -- Понимаешь, Бог -- это  не менеджер, который  дает указания. Это... я
даже не  знаю, как объяснить.  Ну,  например, если двое любят друг друга, то
воля Бога -- их желание быть вместе.
     -- Короче, понятно -- хреновый я богослов, только тебя зря расстраиваю.
-- Арисс взял Кей за руку: -- Пойдем, что ли, пугать твоих родственников.

     Арисс и Кей  не хотели разглашать помолвку, но слухи все-таки поползли.
Начали приходить открытки, большинство из которых Кей сразу  же отправляла в
мусорную корзину  вместе с неизменным  письмом  в  белом конверте.  Арисс не
спрашивал об авторстве  этого письма,  но про себя с досадой  отмечал, что и
здесь, на Терре, кто-то домогается Кей, и у него чесались кулаки.
     Как обычно,  Арисс пришел с  утренней разминки, привел себя в порядок и
отправился  в  библиотеку. Здесь,  в  родовой  усадьбе  Лавлейс,  не  будучи
обремененным  постоянными   тренировками,  он  много  читал.  Старый   замок
почему-то располагал к чтению, ставшему вторым любимым занятием Арисса после
времяпровождения  с   Кей.  Она  смеялась,  что  в   прошлой  жизни  он  был
монахом-книжником. Он уточнял -- боевым монахом, носившим на поясе меч.
     С мечом, кстати, он познакомился в первые же дни  пребывания в усадьбе.
Оставшись как-то один в  гостиной, он  снял  со  стены  это странное оружие,
похожее на большой обоюдоострый нож. Меч показался ему  легким,  в самый раз
по руке. Арисс сделал несколько  взмахов, пытаясь понять, как работают таким
оружием. За этим занятием его и застал неслышно появившийся Асихиро-сан.
     Сдержанно  улыбнувшись, японец  сделал  Ариссу знак  следовать  за ним.
Арисс и  после приходил в додзе тренироваться с мечом. Зачем он занимался  с
этим  несовременным  и непрактичным оружием,  он не  знал, но  ему  нравился
холодный блеск клинка, танцующего в его руке. И еще --  меч напоминал оружие
Хранителей Чаши...
     Арисс  размышлял  о  том,  чем  займется, развязавшись  с  Турниром.  В
принципе он мог и не задумываться о будущей работе -- многие молодые люди из
аристократических семей вообще не работали. Но Арисс не хотел бездельничать,
как местная "золотая молодежь". Он начал изучать теорию  пилотирования малых
пассажирских кораблей, рассчитывая, что в будущем мог бы пригодиться Кей как
пилот и охранник. Теория  не представлялась сложной, и позанимавшись час-два
математическими  расчетами,  Арисс  снова  переключался  на  историческую  и
художественную литературу.
     Сейчас на столе у него лежали посоветованный Кей  "Спартак" и  случайно
взятое  с полки  "Жизнеописание Жанны д'Арк",  принадлежащее  перу какого-то
католического писателя  .  "Спартака" Арисс  прочел  и  ему  понравилось.  А
"Жизнеописание" он взялся читать главным образом  из-за того, что девушка на
обложке была похожа на Кей.
     Читая биографию древней терранской героини, Арисс размышлял о  том, что
сходство не ограничивалось картинкой на обложке. Обе девушки были сильными и
чистыми душами. Обе пострадали от предательства. Конец Жанны  -- обвинение в
колдовстве  и смерть на костре  -- почему-то встревожил его. Словно  бы этот
приговор  висел  и  над  Кей...  Он  постарался  прогнать  тревогу,  отложил
"Жизнеописание" и покинул библиотеку.
     Дверь в кабинет Кей была приоткрыта. Арисс постучался. Ему не ответили,
и  он  заглянул. В кабинете никого не  было. Острый  слух полуСкааржа уловил
звуки двух голосов, беседовавших в гостиной. Один из них принадлежал  Кей, и
в  нем звучали нотки  неприкрытой досады. Незнакомый мужской  голос что-то с
жаром доказывал ей.
     Арисс   вышел,  неслышно  прикрыв  дверь.   Остановившись  у  лестницы,
спускавшейся  в гостиную, он увидел внизу Кей в  элегантном деловом костюме.
Девушка  стояла  у  стола, облокотившись  на спинку стула. Перед ней  нервно
расхаживал какой-то темноволосый молодой человек в щегольском черном пиджаке
с атласными лацканами и белой сорочке.
     -- Я не хотел разрывать  наши отношения, поверь  мне! -- говорил он. --
Это была  просьба отца. Он  умирал у меня на руках.  Уходя в мир лучший, чем
этот,  он слабеющим голосом попросил  отложить помолвку.  Кэрол, пожалуйста,
пойми -- я не посмел отказать больному, умирающему человеку!
     --  Я  понимаю,  Брайан, -- сухо  ответила  Кей. --  Но между  нами все
кончено.
     --  Кэрол,  послушай! --  горячо заговорил  Брайан.  -- Я  знаю,  что я
предатель и недостоин  тебя. Ты вправе  выбирать  кого угодно.  Но только не
Скааржа-гибрида! Он не человек и никогда не станет полноценным человеком!
     --  Арисс  порядочнее  многих  так  называемых  полноценных  людей!  --
повысила голос Кей. Брайан не успокаивался:
     --  И  все же  я  хочу  предостеречь  тебя. Их создавали  как турнирных
бойцов.  Один  Бог  знает,  что у них  намешано в генах! Сегодня он  с тобой
ласков и нежен, а завтра может задушить в постели!
     --  Извините,  что  прерываю беседу,  --  вмешался Арисс. Брайан и  Кей
подняли головы. ПолуСкаарж неторопливо спустился по лестнице. Усмешка его не
предвещала ничего хорошего: -- Тут высказывалось некое предположение  о моих
генах. А мне хотелось бы знать, что  в генах у  представителей  человеческой
расы, убивавших себе подобных на  протяжении всей  своей истории и  в  конце
концов  создавших  Турнир,  превратив  убийство  в  забаву?  Может,  Вы  мне
расскажете, юноша?
     Брайан съежился под недобрым взглядом полуСкааржа. Арисс, усмехнувшись,
подошел и снял со стены два меча. Кей испуганно спросила:
     -- Арисс, что ты собираешься делать?
     --  Я  собираюсь объяснить молодому  наглецу,  что за  свои  слова надо
отвечать. -- Арисс подал меч Брайану: -- Защищайтесь, юноша, как сумеете.
     Брайан,  бледный  как  мел,  поднял  меч  нетвердой  рукой.  Проговорил
дрожащим голосом:
     --  Кэрол, я  люблю тебя! Даже если этот хвостатый урод меня убьет, моя
любовь останется с тобой!
     Кей  ничего  не  ответила.  Лицо ее  оставалось непроницаемым.  Брайан,
судорожно сглотнув,  собрал волю в кулак и  с криком бросился  на Арисса.  В
дверях появилась Амелия, всплеснула  руками и исчезла. Арисс,  усмехнувшись,
отбил несколько неумелых выпадов своего противника и синей  стрелой метнулся
вперед.  Клинки  с силой ударились,  и Брайан выронил меч.  Арисс  приставил
клинок к его горлу:
     -- Ну что, хочешь узнать, какова на вкус смерть?
     -- Арисс, не надо! -- умоляюще воскликнула Кей. ПолуСкаарж обернулся со
страшным, перекошенным лицом:
     -- Не  бойся, не буду я нарушать ваши гуманные законы.  -- Убрав клинок
от горла Брайана, Арисс  рванул его за ворот  и  шлепнул мечом плашмя пониже
спины, после чего подтолкнул  в сторону двери:  -- Насколько я понимаю, леди
Кэролайн Вас не приглашала. Так что извольте покинуть этот дом.
     --  Брайан, уходи, --  каким-то погасшим  голосом попросила  Кей.  -- И
забудь пожалуйста дорогу сюда.
     --  Я  все равно не  перестану  любить  тебя, Кэрол, -- тихо проговорил
Брайан и поплелся прочь. В дверях он столкнулся с Амелией и Асихиро-саном.
     -- Ой, слава Богу, что Вы в порядке! -- воскликнула  Амелия и поспешила
увести гостя: -- Пойдемте, пойдемте! Не надо ссориться с молодым лордом!
     Японец на мгновение задержал  на Ариссе взгляд маленьких  темных  глаз,
молча  кивнул полуСкааржу и  удалился. Подняв  оброненный меч,  Арисс вернул
клинки  на место. Кей стояла, опустив голову. Непонятно, о  чем  она думала.
Может, сожалела о прерванном разговоре?..
     -- Извини, что так получилось, -- проговорила наконец она.
     -- Не  нужно  извиняться. --  Арисс прошел вдоль  камина. В  нем кипели
обида и боль: -- Вы  --  люди, вы  такие  любящие и жертвенные.  А  я  -- не
человек. Я -- биоробот, монстр, Франкенштейн!
     --  Арисс, я  же  знаю, что  это не так! --  проговорила девушка. Арисс
резко обернулся:
     -- Скажи это своему другу Брайану!
     -- Он мне не друг! -- вскричала Кей. -- Он предал меня!
     -- А хвостатый урод, который может задушить тебя в постели, что, лучше?
-- прокричал Арисс, чувствуя, что  теряет контроль  над  собой.  Отвернулся,
сжав кулаки и часто дыша. Кей подошла, взяла его за руки:
     -- Арисс, что с тобой?
     -- Ничего. -- Он  отстранил девушку: --  Вы все меня жалеетеА я не хочу
этого! Понимаешь? Мне не нужна жалость, даже если это жалость вашего Бога!
     Кей ничего  не сказала.  Развернулась и начала подниматься по лестнице,
стуча каблуками. Арисс подошел к  стене, ударил кулаком о твердый камень. Он
кабан. Какой он  кабан. Он обидел ее -- на этот раз серьезно, по-настоящему.
Наверное, он действительно  монстр, не умеющий любить. Но  он  не  может  не
любить ее! И он не хотел причинять ей боли. Бог видит, не хотел...
     Взбежав по лестнице, Арисс зашел в  кабинет Кей. Девушка стояла у окна,
спиной к нему. Он подошел, тихо проговорил:
     -- Кей, прости.
     Она  не  обернулась.  Подойдя,  Арисс легонько развернул ее к  себе.  И
увидел, что Кей плачет. В первый раз за  все время их знакомства. Фрагорезка
мучительно и больно впилась ему в грудь.
     --  Кей, девочка, прости меня,  психа,  -- снова  проговорил он. -- Или
прогони, если хочешь.
     Она  плакала,  а  он пытался объяснить,  как  он  ее любит.  Получалось
неуклюже и  коряво,  ведь  он  никогда  этого  не делал. Но  Кей  постепенно
успокаивалась. Только лицо  ее все  еще оставалось грустным. Тогда он поднял
ее на руки и  начал нести всякую чушь, чтобы ее развеселить, и вот уже глаза
девушки  снова радостно засияли. Она улыбнулась, обняв  его за шею, и  Арисс
услышал ее смех.
     -- Больше  не обижаешься  на  меня?  --  спросил  он.  Кей отрицательно
покачала головой. Арисс пообещал:
     -- А я больше не буду наезжать на твоего Бога. Слово бойца Турнира.
     -- Я тебе верю и так, -- проговорила Кей. Помолчав, спросила: -- Где ты
научился работать мечом?
     --  Здесь, у  вас.  Просмотрел несколько фильмов и взял  пару  уроков у
Асихиро-сана.
     -- Так быстро? -- удивилась она. Арисс ответил:
     -- Я умею вживаться  в любое оружие. А меч мне понравился. Жаль, что на
Турнире нет поединков на мечах.
     Зелено-серые глаза девушки посмотрели на него серьезно и печально:
     -- Ты хочешь вернуться на Горгану?
     Арисс посадил ее на стол, сжал в своих руках ее ладони:
     -- Кей, я  хочу быть  с тобой.  Где угодно  --  здесь, на Горгане или у
черта на рогах.  Только понимаешь, какая фигня.  Каждый  раз ухожу в отпуск,
проклиная последними словами Турнир и  Лиандри. А через месяц снова начинает
тянуть на арену.
     -- И сейчас тянет? -- спросила она.
     --  Ну в общем,  да, --  признался Арисс.  --  Поэтому  я  и  психанул,
наверное.
     Кей покачала головой.
     -- Я должна  была об  этом подумать... -- Она подняла на него глаза: --
Арисс, не беспокойся. Это нормальное явление.
     -- Нормальное? -- спросил он. Кей пояснила:
     -- Тебе нужны стрессовые нагрузки. Не переживай, ты не один  такой.  На
Терре немало людей, у которых  стремление к риску заложено в  генах.  -- Она
чуть улыбнулась:  -- Про нас, Лавлейсов, тоже говорят,  что  мы с авантюрной
жилкой.
     -- Это точно.  Твоя турнирная карьера -- авантюра чистой воды... Только
что делать таким, как вы, на вашей безопасной Терре?
     -- У нас полно работы, связанной  с риском -- и на земле,  и в Космосе.
Получив гражданство, ты сможешь устроиться, например, спасателем.
     -- От такого спасателя спасаемые будут разбегаться во все стороны, -- с
усмешкой проговорил Арисс. Кей посмотрела на него снизу вверх:
     -- Ну, не  хочешь  спасателем  -- выберешь что-нибудь  другое. И  давай
договоримся раз и навсегда. Что мы больше не будем обсуждать твою внешность.

     Арисс  уцепился   пальцами  за   край   выемки,  подтянулся,  осторожно
переставляя  ногу  на  узкий  каменный уступ.  Посмотрел  вверх,  прикидывая
дальнейший  маршрут.  Добраться  бы  до  дерева,  вросшего  в  скалу, и  там
отдохнуть... Скала Парагельмен не считалась сложной, но Ариссу как новичку и
этого хватало, тем более что шел он  без страховки.  На случай срыва  у него
был  транслокатор, телепортирующий к началу маршрута. Нажать кнопку  -- дело
нехитрое, главное -- сделать это вовремя...
     Передышка у  дерева дала отдых израненным  в кровь рукам.  Собравшись с
силами, Арисс снова пополз наверх. Он уже был  почти у цели.  Распластавшись
по  серой каменной  плоти, вжимаясь в скалу как в женщину, которой собирался
овладеть, он медленно продвигался к вершине. Пальцы то и дело  соскальзывали
с  неудобных  зацеп, ноги  не всегда находили опору.  Ну  вот и конец  пути.
Уцепившись за край, Арисс  перекинул ногу и забросил тело на  плоское плато.
Поднялся, покачиваясь от усталости и пережитого напряжения.
     Этот подъем он совершил без единого срыва.
     Крымские  скалы  оказались находкой для полуСкааржа, изголодавшегося по
острым ощущениям и буйству адреналина в крови. Кей когда-то сама  занималась
скалолазанием  и у нее оказался старый знакомый  в Алуште,  профессиональный
тренер. У  этого  знакомого Арисс  взял несколько  уроков,  после чего начал
ходить  на скалы сам. Как Кей ни ругалась,  классическую технику восхождения
со страховкой он  отбросил и поднимался без  снаряжения, имея при себе  лишь
транслокатор.
     Теперь  он стоял,  созерцая  просторный вид, открывшийся  ему с вершины
Парагельмена.  Внизу  простирался  зеленый лесной  массив, а дальше  голубая
дымка неба сливалась с морем.  Море было второй страстью  Арисса после скал.
Он помнил, как впервые ступил на песчаный берег и теплая волна лизнула босые
ноги,  как сделав несколько  шагов, он оказался в  сильных  и мягких ладонях
стихии, и в нем снова проснулась страстная,  неодолимая  тоска по чему-то за
пределами памяти.  Словно  безумный любовник, он бросился в  объятия упругих
волн, и вот море  подняло и подхватило его, но память не подвела -- он плыл,
не  боясь захлебнуться и  утонуть. Кажется, он заплыл слишком далеко, и Кей,
напуганная и сердитая, догнала его на ялике...
     Он  еще раз окинул взглядом окрестности, и вдруг ему стали ясными слова
леди  Маргариты,  сказанные в  беседе  за терранской священной  книгой.  Бог
действительно  любит его,  Арисса!  Бог  дал ему  семью  на  Терре  --  леди
Маргариту, Асихиро-сана, Амелию, а  главное -- храбрую  и нежную  девочку по
имени Кей.  Бог  любит его и радуется его счастью.  Бог любит всех, внезапно
понял  Арисс, --  и  его, и  Кей, и оставшихся  на Горгане Кора,  Хессана  и
Риша... Это было так неожиданно и чудесно, что у  него перехватило в  горле.
Горячая  волна  немой  благодарности захлестнула  душу,  и  он  опустился на
колени.   Ему   казалось,  сердце  вот-вот   разорвется  от   непереносимого
блаженства...
     Запищал мобильник. Арисс снял его с пояса, нажал кнопку "Ответ":
     -- Иду, девочка. Ты на маяке?
     -- Да, с дядей Витей пьем чай. Как "пельмень"?
     -- Покорился, куда он денется. -- "Пельмень" было прозвище Парагельмена
на жаргоне скалолазов. -- Кей, послушай, я  только что понял такую вещь. Бог
действительно  любит нас!  Каждого!  Ты представляешь,  какова  силища  этой
любви!
     Он словно почувствовал улыбку Кей за пару десятков километров отсюда:
     --  Арисс,  это чудесно, что ты понял!  Возвращайся скорее,  у меня для
тебя есть хорошие новости.
     По  тропе,  сбегавшей вниз среди  кипарисов и приземистых сосен,  Арисс
спустился  к  старой грунтовой  дороге.  Поднял  брошенный в  траве  спидер,
оседлал его и помчался в сторону моря.
     Через десять минут он достиг старого маяка. Навстречу выскочил лохматый
пес, громко залаял. "Валет, свои!"  -- прикрикнул на  него старческий голос.
Лохматый  Валет ткнулся Ариссу холодным носом в руку, лизнув ладонь  плоским
розовым языком.  Из пристройки возле маячной башни  вышел  пожилой человек в
клетчатой  рубашке, с белыми как снег волосами. Арисс  невольно задержал  на
нем взгляд  --  он  никогда  не видел  своими глазами,  что  такое старость.
Виктору Петровичу,  смотрителю маяка, было  за  девяносто.  Срок, казавшийся
Ариссу фантастическим.
     -- Где Кей? -- спросил Арисс. Старик улыбнулся:
     --  Здесь, здесь она.  Высматривала Вас  с  башни.  Вы заходите,  чайку
попьем.
     Арисс зашел  в  тесную комнатку с книжными  полками,  какой-то  древней
аппаратурой и окном на море. Следом за ним в каморку смотрителя влетела Кей,
в белой майке-топ и голубых джинсовых шортах с лохматыми краями.
     -- Арисс, ты представляешь? -- воскликнула она, повиснув у него на шее.
-- Императрица Риста назначила нам аудиенцию! Восьмого августа по-нашему!
     --  Круто, -- проговорил  Арисс, опуская  ее на  землю.  -- Поздновато,
правда. Под самый конец отпуска.
     -- Не волнуйся,  мы все успеем! Господин ска-Хара говорит, аудиенция --
чистая формальность, только для того, чтобы получить документы. На Ар-Кронне
ты бы уже считался гражданином.
     -- Значит, вас уже можно поздравить? -- спросил Виктор Петрович, бывший
тоже в курсе дел.
     -- Рановато пока, -- отозвался Арисс. -- Мы еще не в Ар-Кронне.
     Посидев немного с Ариссом и Кей, Виктор Петрович ушел на  маяк. Сидя на
деревянном табурете у  окна, Арисс  отхлебывал  крепко  заваренный  хозяином
индийский чай. Кей тем временем рассказывала последние новости:
     -- Утром я разговаривала с  Иваной по Интеркому. Она сказала, что Горна
рекомендовали в Совет!
     -- Это  хорошо,  -- одобрительно проговорил полуСкаарж. -- А то засилье
коммерческих придурков  в Совете,  откровенно  говоря,  достало.  Так  он  в
следующем сезоне уже не будет играть?
     -- Да, и Ивана тоже.
     --  Жаль,  без них будет скучновато... Впрочем, я тоже вроде как ухожу.
Интересно, догадывается ли Дэд об этом?
     -- Не напоминай мне пожалуйста про Дэда, -- поморщилась Кей. --  Это...
очень нехороший  человек.  Я молю Бога  о том,  чтобы  вашей команде сменили
менеджера.
     -- А что  в нем особенного? --  пожал плечами  Арисс. --  Самая обычная
сволочь. Весь менеджмент такой.
     -- Просто Ивана кое-что  порассказала, --  проговорила Кей.  -- Она еще
застала его в "Темной Фаланге". Он занимался  оккультными практиками, ты это
знаешь?
     -- Каждый сходит  с  ума  по-своему,  --  отозвался  полуСкаарж. Кей не
успокаивалась:
     -- Арисс, у меня такое чувство, что Дэд знает про твой сон!
     -- Да он знает каждый мой глюк, каждую эротическую фантазиюПси-сканер у
нас без работы не простаивал.  --  Арисс взял  девушку за руки: -- Послушай,
Кей. Забудь про  Дэда. Забудь про Лиандри.  Эта, как говорит Ним, квэнта для
тебя уже в прошлом, для меня -- почти.
     "А так ли?  -- с тревогой  подумал Арисс. -- Даже  если я  найду  дело,
способное заменить Турнир...  Кей  ведь  не знает, что Скааржей-гибридов  не
создавали для спокойной  старости. Ладно, там  видно будет..."  Он  легонько
подтолкнул Кей в плечо:
     -- Идем купаться. А то тут жарища, как на Деке в разгар дефматча.

     Отложив "Франкенштейна", Арисс встал,  потянулся. За окном шумел дождь.
Арисс уже не пугался стука капель по стеклу, не  вскакивал, ища свой риппер.
Он привык к звукам и шорохам старой усадьбы, и его уже не  удивляло, что все
на  Терре  --  движущееся, живое... А дождь, похоже, шел весь  день. Странно
было  возвращаться  из солнечного Крыма  в эту  сырость.  Впрочем, синоптики
обещали, что к концу недели дожди прекратятся.
     За спиной послышались шаги Амелии. Арисс обернулся.
     -- Лорд  Арисс, --  проговорила служанка, -- леди Маргарита спрашивает,
не желаете ли Вы продолжить беседы о Библии.
     --  Не  сегодня,  -- отозвался  Арисс и  тут  же  вспомнил,  что  он  в
аристократическом доме: -- Амелия,  будьте добры,  передайте пожалуйста леди
Маргарите мои извинения. Я хочу побыть один.
     -- Как пожелаете, лорд Арисс.
     Служанка удалилась. Пройдя вдоль книжных стеллажей, Арисс остановился у
окна,  оперевшись  рукой  о  раму  и глядя, как капли  дождя бьют по  влажно
поблескивающим листьям  в  саду. Кей  с утра  умчалась  в  Лондон  по  делам
Планетографического общества и будет только  поздно  вечером.  А послезавтра
они  улетают в На  Пали.  Там они погостят неделю  у губернатора, после чего
отбудут в Ар-Кронну.
     Это  был еще один маневр,  посоветованный  юристом в  Санкт-Петербурге.
Строго  говоря,  у   Арисса   разрешения  на  выезд  с  Терры  не  было.  Но
принадлежавшая Альянсу  территория в На Пали считалась частью Терры, и ничто
не  препятствовало Ариссу с его временным  ай-ди  сесть  на лайнер  и лететь
туда.  В  На Пали  губернатор оформлял ему пропуск на скааржскую территорию,
для чего разрешение на выезд опять же не требовалось по той простой причине,
что  Скааржи не очень-то к себе пускали, да и к ним не то,  чтобы рвались. А
впрочем,  что толку размышлять, пройдет этот финт ушами или нет. Ведь он все
равно летит не в На Пали, а на Горгану. Только как сказать об этом Кей...
     Он давно сомневался, стоит  ли ему  уходить из Игры. Прежде  всего,  не
хотелось  бросать  команду. Конечно, ребята выгребутся и  без  него,  но  он
привык отвечать  за своих, делить с ними  тревоги и радости турнирного пути.
Помимо  того,  что  он  был прирожденным бойцом, он был  еще и  прирожденным
капитаном. А  здесь он никогда  не будет лидером, таким, как  на арене.  Все
время пребывания на Терре у Арисса было ощущение, что он учится элементарным
вещам  -- ходить, дышать, есть.  Он  беспомощен,  как  слепой  новорожденный
щенок.  Он не сможет  так  жить  и  уважать себя.  Об этом  он  тоже  должен
поговорить с Кей.
     Арисс долго не решался на  этот  разговор и не знал, решится ли вообще,
но его подтолкнула случайно услышанная беседа леди Маргариты со  священником
пару дней  назад.  Не  зная, что  у него  обостренный слух, они беседовали в
гостиной в то время как Арисс работал в библиотеке. Он  как  раз перечитывал
"Франкенштейна" -- историю, наводившую на некие размышления, в частности и о
собственной судьбе. Отложив книгу, он прислушался.
     "Отец Патрик, -- говорила леди Маргарита, -- мне очень трудно поднимать
эту тему, но я считаю нужным посоветоваться с Вами".
     "Вы о женихе Вашей дочери, леди Маргарита?"
     "Да. Я очень благодарна Ариссу за помощь и ценю его чувства к Кэрол. Он
действительно ее любит и относится к ней по-рыцарски, что нечастое явление в
наше  время. Я  сама  испытываю к  нему глубокую  симпатию.  Это  страстная,
искренняя душа, ищущая  Бога. Но я боюсь за будущее Арисса и Кэрол. Несмотря
на связывающее их чувство, они очень разные".
     "Я разделяю Вашу тревогу, леди Маргарита. Арисс  воспитан как турнирный
боец. Жизнь  в родовом замке  может  показаться ему скучной  и однообразной.
Интегрироваться в наше общество ему  будет  тяжело, да и  мне  кажется, он к
этому не очень стремится. У нас ценятся другие качества, чем в  среде бойцов
Турнира.  Ариссу  будет  плохо на  Терре, и  это  непременно скажется на его
отношениях с Кэрол".
     "Может, мне поговорить с ними обоими, отец Патрик?"
     "Будьте  терпеливы,  леди  Маргарита. Все в Божьих руках. Я  вижу,  что
Арисс сам размышляет о будущем и собирается  принять  важное решение. Ума  и
рассудительности ему  не занимать, так что будем  молиться,  чтобы он сделал
правильный выбор..."
     Он сделал правильный  выбор. Он уже заказал билет на Горгану. Только ни
леди Маргарита, ни Кей об этом пока не знают...
     Покинув библиотеку, Арисс прошел в  кабинет Кей. Взял со стола рамку  с
мувиком. Этот  мувик он  сделал  сам. Кей стояла  вполоборота  в  элегантном
вечернем  платье. Арисс дотронулся до  карточки,  и изображение  ожило.  Кей
повернулась, сделала  шаг  навстречу, и улыбнулась мягко и чуть озорно.  Она
была так похожа  здесь на Хранительницу  Кей  из его  сна... Арисс  поставил
карточку  на место. Он не  представлял, как будет без  нее, без  ее лучистых
зелено-серых глаз, без ее мягких  губ и  теплых  ладоней.  Но он  не  сможет
считать себя рыцарем, мужчиной, если позволит своему эгоизму взять верх.
     Подойдя  к  мусорной  корзине, Арисс  достал письмо  в белом  конверте,
расправил,  положил на  письменный стол рядом с ноутбуком, за которым обычно
работала Кей.  "Девочка, ты должна понять.  Ты всегда  понимала меня.  Пойми
пожалуйста  и теперь. Я  не  принесу тебе счастья. А с ним, может  быть,  ты
будешь счастлива..."
     Остаток  вечера Арисс  провел в библиотеке. Дочитав "Франкенштейна", он
вернул книгу  на место и отыскал  видеозапись  "Мерлина". Это была  неплохая
экранизация легенд о рыцарях Круглого Стола, не омраченная представлениями о
терранском средневековье,  но сохранившая дух волшебной сказки. Вставив диск
в плеер, он сел на диван перед экраном.
     В  который раз перед ним  проходили картины из терранского прошлого  --
цветные флаги, герольды  в ярких нарядах, рыцари, закованные с ног до головы
в металл, восседающие на лошадях,  с длинными копьями наперевес. Кажется, он
начал  задремывать. Сэр  Борс мчался  навстречу  противнику,  сжимая в руках
фрагорезку. Зеленый луч  ударил в верхушку шлема, и воин в  черных  доспехах
свалился  с  коня...  Доблестный  рыцарь  Ланселот  преклонил  колено  перед
королевой  Гвиневерой, и  она повязала  ему  на  древко  Синего  флага  свой
шелковый  шарф...  "Точно,  крыша едет,  -- подумал Арисс,  стряхивая с себя
дремоту. -- Ящер... Который час?"
     На экране  войско  мятежника Мордреда дралось с рыцарями короля Артура.
Значит,  прошло не  меньше  часа. Меч  Экскалибур в  руках мага  Мерлина пел
странную звенящую песнь...  Сквозь звуки экранной битвы  послышалось цоканье
каблуков,  и  появилась Кей в  деловом  костюме. На волосах ее  поблескивали
капельки дождя.
     Арисс выключил запись. Встал, привлек девушку к себе:
     -- Добрый вечер, моя леди.
     -- Уже не  вечер, а глубокая ночь, -- с улыбкой проговорила она. --  Ты
так и не ложился?
     -- Я дожидался, пока ты придешь. Мне без тебя было скучно.
     --  Мне тоже...  Арисс, я выкупила билеты. Послезавтра  мы вылетаем. --
Она кивнула на экран: -- Ты смотрел "Мерлина"?
     -- Да. В пятый или шестой раз.
     -- Чудесная экранизация,  я сама ее очень люблю... -- Кей помолчала. --
Арисс, послушай. Это ты положил мне на стол письмо Брайана?
     -- Я. -- Арисс посадил девушку на диван рядом с собой. Легонько сжал ее
ладони: --  Кей,  я знаю,  что  тебе  будет больно это услышать, но я должен
сказать. Я не лечу в На Пали.
     Глаза девушки расширились:
     -- Почему, Арисс? Мы же договорились!
     Арисс встал, прошелся вдоль стеллажей с книгами:
     -- Кей,  я турнирный боец, и ничего с  этим не  сделать.  Я  создан для
арены, я  заточен  под  Игру.  Даже чудесные  крымские скалы не  заменят мне
Турнира, ты  понимаешь? В  Игре я на своем месте. А  здесь я  -- как рыба на
песке. На Терре я не принесу тебе ничего, кроме мороки.
     -- Но Арисс...
     -- Девочка, выслушай меня. -- Арисс повернулся к  ней: --  Даже если  я
каким-то  образом смогу жить без  Турнира, наша  совместная жизнь  продлится
недолго.  Предельный  срок  для  Скааржа-гибрида  --  сорок  пять-пятьдесят.
Примерно к этому возрасту организм отрабатывает своей ресурс, а тяга к  Игре
остается. Многие в это время съезжают с катушек, спиваются, садятся на иглу,
но  еще   больше  искусственно  занижают  свой  рейтинг,   чтобы  чей-нибудь
милосердный выстрел оборвал  их жизнь. Так в свое время поступил Доминэйтор.
Ему  было пятьдесят три и для  Скааржа-гибрида он  считался  долгожителем...
Кей, мне сейчас  тридцать четыре. Это  значит, что через десять лет  я начну
ощутимо сдавать,  еще  через  пять  превращусь  в маразматика  с трясущимися
руками. А ты будешь еще молода. Зачем тебе это нужно?
     -- Арисс, наша медицина сможет тебе помочь!
     -- Ваша медицина  не сможет заменить мне гены! А превращаться в киборга
или живую мумию на искусственной подкормке у меня желания нет.
     -- Но ведь  должен быть  какой-то выход, -- беспомощно проговорила Кей.
Арисс подошел, взял ее за плечи:
     -- Выход только один, девочка. Ты должна  забыть про меня и выйти замуж
за порядочного человека.
     --  Я ни за кого  не  выйду  замуж, --  упрямо  проговорила она.  Арисс
произнес:
     -- Кей, послушай. Брайан не  так  плох, как я думал  вначале. Он  любит
тебя.  Он  не побоялся  драться за  тебя,  когда  ему  бросил  вызов  хво...
Скаарж-гибрид, которого он видел до  этого только в фильмах ужасов. Он пишет
тебе письма  каждый день,  даже  будучи отверженным.  Это  чистое,  отважное
сердце  должно биться рядом  с твоим, а не самонадеянное, эгоистичное сердце
турнирного бойца.
     Кей вздохнула.
     -- Я знаю, что он хороший парень и любит меня. Проблема в том, что я не
люблю его.  И никогда  не любила, наверное... Только с  тобой  я узнала, что
такое  любовь. --  Она помолчала. -- Арисс, я  не запрещаю тебе вернуться  в
Турнир.  Я  признаю и  твое право поступить  так,  как поступил  Доминэйтор,
потому что на твоем месте я сделала  бы то же  самое. Я прошу лишь об одном.
Начни  следующий  сезон  не  бесправным  Скааржем-гибридом,   а  гражданином
Ар-Кронны, лордом Лавлейсом и мужем леди Кэролайн Лавлейс.
     -- Кей, в этом нет никакого смысла, -- попытался возразить Арисс.
     -- В этом есть  смысл! -- вскричала Кей. --  Ты  что,  хочешь всю жизнь
прожить рабом? Вы же  все фактически в рабстве,  Арисс, неужели ты  этого не
видишь? Неужели в тебе нет ни капли желания стать свободным?
     -- Я не хочу покупать свою свободу ценой твоей изломаной жизни!
     --  Арисс, если не  хочешь делать этого для  себя, то сделай для  своей
команды!  Для  ребят! Пойми,  что  даже  если один  ты сможешь  пользоваться
правами гражданина  Ар-Кронны,  вы  все  будете  более  защищены!  И  потом,
гражданство -- это реальный шанс пройти в Совет!
     Он  посмотрел на  нее  и понял --  она будет стоять на  своем до конца,
маленький  солдат  с   лучистыми  зелено-серыми  глазами.  Ее  решимость  не
переломить ничем. Да и не хотелось, честно говоря... Арисс поднял руки:
     -- Сдаюсь.
     -- Ну слава Богу,  -- облегченно вздохнула девушка. -- Не забудь только
сдать вместе с собой свой билет.
     -- Откуда ты знаешь про билет? -- вздрогнул Арисс. Кей хлопнула  его по
плечу:
     -- Большой Брат следит за  тобой. Я видела, тебе  пришел  счет.  Пойдем
спать! Завтра весь день уйдет на прощания и сборы.

     Лежа в постели, Арисс долго не мог заснуть. Он чувствовал, что Кей тоже
не спалось. В конце концов она вылезла из-под одеяла и подошла к окну, глядя
на залитый лунным светом пейзаж. Арисс подошел, опустил руки ей на плечи:
     -- Ты что не спишь?
     Кей обернулась:
     --  Я думала о вас.  О Доминэйторе, о тебе, о всей нашей команде... Над
вами словно тяготеет проклятие.
     --  Проклятие,  это  верно,  --  проговорил  Арисс.  --  Мы прокляты  с
рождения. И с этим ничего не сделаешь.
     -- Арисс, Бог сильнее проклятий!
     --  Наверное,  -- вздохнул полуСкаарж. --  Только нет в этом мире места
для Бога. Люди прогнали Его из своего мира. Вот в чем проблема, Кей.
     --  А  наш Грааль? -- проговорила  девушка.  --  Замок с Золотой Чашей?
Место, где Бог?
     -- Этот замок существует  только  в наших  мечтах, -- грустно отозвался
Арисс. Кей с жаром возразила:
     -- Грааль  существует на  самом  деле! Недаром его  все искали. У моего
отца была целая подборка материалов по  истории поисков Грааля -- начиная со
средневековья и до наших времен!
     -- Почему же его так никто и не нашел?
     --   Потому   что   искали   все,   что   угодно   --   силу,   власть,
сверхъестественные  умения,  но  только  не  Бога. Те  же,  кто  искал Бога,
находили и Грааль.
     -- А были такие?
     -- Были, --  кивнула  Кей. --  Рыцарь Парсиваль  из  легенд. Сэр Дэниел
Райт, капитан  "Одиссея",  хоть  ему  никто и  не верил... Отец  считал, что
Грааль -- это планета.
     -- Он тоже искал замок с Золотой Чашей? -- спросил Арисс.
     --  Нет,  -- покачала головой  девушка. -- Он  говорил, что у  человека
должны быть серьезные причины, чтобы  искать Грааль. Но он верил, что Грааль
где-то есть. -- Кей помолчала. -- После  того, как мы обвенчаемся, ты уедешь
на Горгану,  а я начну  снаряжать  экспедицию.  Я не знаю,  сколько  времени
потребуется, чтобы найти замок  с Золотой Чашей.  Может быть, несколько лет,
может быть, всю жизнь. Но я сделаю это -- для вас.
     Она сделает,  понимал  Арисс.  Она найдет волшебный  замок  или положит
жизнь  на  то,  чтобы  найти  его.  Она способна  творить  невозможное... Он
вспомнил слова леди Маргариты о вере с горчичное  зерно, способной  сдвигать
горы. У  ее дочери  есть  эта вера. Вдруг он понял: а  ведь  Дэд  боялся ее!
Боялся  силы  и  несокрушимости  ее  веры.  Поэтому  и  хотел завладеть  ею,
подчинить, взять под контроль...
     -- Кей, -- проговорил Арисс. Девушка подняла на него глаза. -- У меня к
тебе тоже просьба. Ходи в экспедиции, продолжай исследования отца. Только не
возвращайся в Турнир. Ни при каких условиях.
     -- Я  и  не  собиралась, --  отозвалась она. Арисс  коснулся губами  ее
волос:
     -- Вот и хорошо... Идем спать.
     [Предыдущая][Следующая][Содержание]




     7. Финал
     Поморщившись, Арисс отпил кофе. Ну и бурду  варят в этом портовом кафе!
Или так только кажется после вчерашнего. Впрочем, капсулы помогали, и он уже
приходил в себя.
     Они  сидели на  "Вавилоне" -- гигантском транспортном узле, ждали, пока
исправят мелкую поломку на яхте. Ивана и Кей отправились по магазинам, Арисс
со   Скрилахом  оккупировали   столик  в  кафе.   В  данный  момент  Скрилах
отсутствовал -- вышел пообщаться с унитазом (не забыв перед этим  объявить о
своих намерениях  на все  кафе). Разговор явно  затягивался  --  на Скрилаха
передозировка  спиртного  действовала специфическим  образом.  Но  Арисс  не
возражал против того, чтобы посидеть одному.
     Известие о том, что результаты финальной игры аннулированы  и назначено
переигрывание,  застало их  с Кей в  На  Пали. Сначала они  решили,  что это
чей-то  идиотский розыгрыш, но через  день  прибыла яхта-экспресс с Горганы,
чтобы  их  забрать.  Сия  почетная миссия была  поручена Иване  и Горну,  но
поскольку Горн был занят в Совете, вместо него Ивану сопровождал Скрилах.
     Кей очень  расстроилась, ибо из-за этого они не попадали на аудиенцию к
Императрице и получение паспорта откладывалось на неопределенный срок. Потом
они  чуть не разругались. Арисс требовал,  чтобы Кей возвращалась  на Терру.
Она  же  настаивала,  что должна  лететь на  Горгану  вместе  с ним, так как
команда была обязана явиться в прежнем составе. "Ты что,  хочешь снова в эту
кровавую  бойню?" --  спрашивал он. "Нет, -- отвечала  она, -- но  если я не
явлюсь, вам всем  поснижают рейтинги. Я не  хочу,  чтобы вы пострадали из-за
меня". В конце концов Арисс согласился, но на сердце у него было тяжело.
     На улаживание всех дел оставалось двое суток, и Кей со  свойственной ей
энергией  развернула деятельность. Она поговорила по душам с губернатором, и
тот замолвил  слово  перед  императорским  двором. В результате  Императрица
сделала немыслимую поблажку: аудиенция  состоится  по  Интеркому, после чего
паспорт будет доставлен на Горгану.
     Вечером накануне отлета Арисс и Кей обвенчались. Венчание происходило в
старой церкви внутри Великого Замка. Кей сказала, что это большая честь, ибо
в замок,  где хранится  Кристалл,  чужих пускали редко.  Присутствующих было
немного -- только губернатор, сами Арисс и Кей, и  приглашенные  в  качестве
свидетелей Ивана со Скрилахом.
     Ариссу навсегда врезались  в  память  эти  картины  --  гулкий полумрак
огромной  церкви,  неподвижные лица застывшей  в карауле  скааржской стражи,
звучный  голос  священнослужителя, Кей в  нарядном белом кимоно  и их  руки,
соединившиеся в фонтане странного  необжигающего пламени... Вдруг он осознал
смысл этой мистерии.  Теперь  ничто не сможет  их разлучить, потому  что  их
соединил Бог, в которого верила Кей и в которого начинал верить он сам...

     Скрилах  наконец   появился   --   посвежевший  и   довольный   итогами
"разговора".  Он  направился  к  Ариссу,  но  на  полдороге  застрял,  чтобы
пообщаться с какой-то девушкой. Девушка была, мягко говоря, не в восторге от
такого собеседничка. То, что за два месяца отросло у него на голове, Скрилах
попытался  заплести  в  скааржские косички  и теперь напоминал то ли  мину с
шипами,   то  ли  начинающего  пункера.  Пока  он  заигрывал  с   бедняжкой,
находившейся  на  грани обморочного  состояния, Арисс  достал  еще капсулу и
проглотил. И дернуло же его вчера напиться...
     Вчера они,  отправив  Ивану и Кей спать, устроили вечер встречи  старых
друзей. Арисс вообще-то не хотел засиживаться, но что-то на него нашло, и он
пил не уступая Скрилаху, отметив и свою пока что недействительную на Горгане
женитьбу, и  получение титула лорда Лавлейс, и  начало следующего  сезона, и
день  рождения Джерла Лиандри. Потом Скрилаху  приспичило  снять  девочку на
ночь  и он ушел искать бордель, забыв, что  находится не  в Даунтауне, а  на
борту яхты-экспресс. Борделя Скрилах, естественно, не нашел,  зато поднял на
ноги всю  охрану. Управившись со Скрилахом, крепкие ребята-охраннички пришли
и  за одиноко допивающим сакэ Ариссом. Арисс начал орать, чтобы они не смели
трогать  лорда  Лавлейс. На  шум  и  крики  прибежала  Кей,  что-то  сказала
начальнику охраны, и Арисса оставили  в покое. Кей отвела его в каюту, молча
помогла раздеться и уложила в постель.
     Утром, когда он попытался извиниться,  она сказала: "Все в порядке. Это
турнирный  синдром,  он  пройдет,  когда  ты  начнешь  играть". При этом она
тихонько  вздохнула. "Ну  и выбрала  ты  себе  муженька,  леди  Лавлейс,  --
невесело размышлял  Арисс.  -- Надо было тебе послушаться отца Патрика. Ведь
дело говорил мужик..".

     Нервы обхаживаемой Скрилахом девушки  не выдержали и она, взяв со стола
сумочку,  торопливо покинула кафе. Скрилах, вернувшись,  плюхнулся  в кресло
напротив Арисса и разочарованно проговорил:
     -- Ну вот, и эта убежала. Чего они все такие пугливые?
     --  Скри, нас с тобой можно испугаться, -- отозвался Арисс. -- Особенно
тебя с твоей прической под статую Свободы.
     -- Под что? -- не понял Скрилах
     -- Ах да, ты же  не знаешь... Это монумент на Терре,  очень знаменитый.
Пятидесятиметровая тетка с факелом. -- Арисс  сделал глоток  из пластикового
стаканчика: --  Блин,  кофе --  и  тот  хреновый. За  уши  прибить бармена к
стенке.
     --  А ты-то что киснешь, лорд Лавлейс? -- спросил  Скрилах. -- Отхватил
такую  жену,  да еще и с  дворянским титулом. Сам  теперь дворянин. Ходишь в
друзьях у губернатора На Пали. Чего еще желать?
     Арисс опрокинул в себя остатки кофе:
     -- Я могу собрать все титулы на  свете, но что это изменит? Ну, выпишут
мне скааржский паспорт, терране дадут красивую бумажку,  что я лорд Лавлейс.
Но  потрохами  я  как был  турнирным  бойцом,  так  и  останусь.  Паспорт не
перепишет мою генетическую программу.
     -- А  что ты переживаешь?  -- удивился Скрилах.  --  Это  же  круто! Ты
только послушай, как звучит -- Арисс  лорд Лавлейс,  капитан  "Игл Клоу"!  В
Нейровижн уже прыгают от нетерпения, ожидая твоего прибытия. В  новом сезоне
тебе точно быть звездой!
     -- Да на хрена мне это надо. -- Арисс смял  пластиковый стакан и бросил
в урну:  -- Послушай,  Скри. Весь  наш Турнир со вспыхивающими  и угасающими
звездами  -- мишура. Бессмыслица. Суета сует. Пройдет  пара десятков лет,  и
все забудут о Турнире. Люди найдут себе новую игрушку.
     -- Что-то ты совсем впал в пессимизм, Страж.
     -- Я просто понял одну вещь. Что отдал  бы все заработанные моей кровью
деньги и  славу за  то, чтобы  сделать счастливой одну-единственную душу  во
Вселенной. Но даже этого, увы, не могу.
     --  А, вот ты о чем. --  Придвинувшись, Скрилах положил руку  Ариссу на
плечо, проговорил непривычно серьезно:  -- Она уже счастлива. Счастлива тем,
что с тобой. Просто счастье и блаженство -- разные вещи. Сечешь, старик?
     -- Скри, ты -- кладезь мудрости. Серьезно. Я рад, что ты перешел к нам.
--  Арисс  хлопнул его по плечу: -- Пойдем  возьмем еще кофе или чего-нибудь
покрепче.
     -- Только кофе! -- заявил Скрилах. --  Нечего напиваться, лорд Лавлейс.
Уважь свою леди.

     Через пару дней они  уже  гудели в "Фантоме"  --  "Игл Клоу"  в  полном
составе  (включая  Скрилаха),  "Темная  Фаланга"  и  несколько  камрадов  из
"Нержавеющей  стали". Первым  делом, конечно же,  выпили  за  женитьбу лорда
Лавлейса (инициативу подал опять же Скрилах), потом начали расспрашивать  об
отпуске. Кей привезла с собой альбом, и бойцы рассматривали мувики с Терры.
     -- А это кто такая с тобой? -- ткнул Скрилах в карточку, где Кей с Люси
бежали, взявшись за руки, на фоне синего неба с белыми облаками.
     -- Это моя сестра, -- ответила Кей.
     -- Славная девчонка. -- Скрилах оживился: --  Может, познакомишь нас? Я
-- парень хоть куда, мы с ней друг другу понравимся.
     Кей рассмеялась:
     --  Забавно, что Люси тоже про тебя  спрашивала...  Но вообще-то  у нее
есть жених.
     --  Жениха  отвадим,  --  заявил  Скрилах. --  Набьем  морду,  это дело
быстрое. Короче, заметано? Знакомишь меня с сестренкой? Заодно породнимся со
Стражем. --  Он ткнул  Арисса в бок:  --  Будут  у нас в  команде два  лорда
Лавлейса. Круто?
     --  Может, тебе  лучше  свалить в  Лигу  Чемпионов,  родственничек?  --
проговорил Арисс. Скрилах потрогал свои куцые косички:
     -- А брэйды? Я что, зря их отращивал?
     --  Нет, Страж, Скри останется  с нами, -- Ронин обнял  Скрилаха. -- О,
шеф пришел. Что-то он сюда зачастил.
     -- Понятно,  что,  -- зло  отозвался Стрелок.  Дэд  в  униформе "Темной
Фаланги", кивнув Скааржам, подошел к стойке, потрепал Аиду по щеке, о чем-то
с  ней заговорил.  Взгляд  Стрелка  стал еще  злее.  "Спокойно, Хессан",  --
вполголоса сказал  Ронин.  Закончив  разговор  с  Аидой,  Дэд  направился  к
столику, где сидели Скааржи и горганцы. Лицо Горна посуровело.
     -- Добрый вечер, -- поздоровался Дэд. -- Позвольте мне присоединиться к
поздравлениям в адрес капитана "Игл Клоу".
     -- Ты так  и не  сменил униформу,  Дэд?  -- с  холодком  спросил  Горн.
Менеджер невозмутимо ответил:
     -- Я все  еще душой и сердцем с вами. Хотя  должен быть с  ними,  -- он
кивнул на Скааржей.  -- Страж, или если хочешь, лорд  Лавлейс. Можно тебя на
пару минут?
     -- На пару минут можно. Кей,  я сейчас. -- Отпустив руку девушки, Арисс
прошел вместе с Дэдом к стойке, где Аида протирала бокалы.
     --  Дорогая, -- обратился Дэд к Аиде, -- будь добра  мне колу,  а лорду
Лавлейсу -- тоник, если  он не изменил своим  привычкам. И отдохни, посиди с
нами.
     Поставив на  стойку  два  высоких стакана  со  спайс-колой  и  бокал  с
тоником,  Аида вышла из-за стойки и села рядом с Дэдом  -- тихая, покорная и
какая-то  погасшая.  Ариссу это  не  понравилось.  Неужели  уже и  свободных
отправляют  на  пси-коррекцию?  Или  причины  ее  странного поведения  --  в
другом?..
     --  Ну  что,  поздравляю еще  раз с продвижениями  в личной  жизни,  --
проговорил Дэд. -- Я был в курсе твоих дел.
     -- Ты следил за нами и в отпуске? -- возмущенно спросил Арисс.
     -- Ну,  не  следил, а так, интересовался, -- ответил Дэд. -- Тем более,
что  в  вашем случае это  не составляло  труда.  Фамилия  твоей,  гм... жены
слишком  известна  на  Терре.   Достаточно   было  заглянуть  в  "Лондонскую
сплетницу",  чтобы узнать о ваших планах. Ты, как я понял, так и не уговорил
ее подписать контракт?
     Арисс внутренне сжался. Изобразил наглую ухмылку на лице:
     --  Я даже не  поднимал  речи об  этом. А твой контракт я знаешь,  куда
употребил?
     -- Догадываюсь. -- Дэд потянул спайс-колу через трубочку: -- Забудь про
контракт. Я был неправ. Признаюсь честно --  мне страшно нравилась твоя Кей,
и  ради  того,  чтобы  еще  раз  ее увидеть, я  нанес  тебе этот визит перед
финальной игрой. Мне повезло, что ты не держишь под подушкой риппер.
     -- Теперь буду, -- сказал Арисс. Дэд положил ему руку на плечо:
     --  Ну все, все, успокойся. Это  уже  неактуально. Ты  добился  своего,
женился на ней. Да и у меня теперь вон какой бриллиант, -- Дэд похлопал Аиду
по бедру. -- Давай не будем ворошить старые обиды. Давай мириться, Страж.
     -- Для этого ты вытащил меня из отпуска раньше времени?
     --  Я  же  знаю,  что тебе самому не терпится  в  Игру! Хотя  решение о
переигрывании  финала  --  не  мое.  "Айрон  Скаллс"  --  кандидаты  в  Лигу
Чемпионов.  Естественно,  что  их  логи  просматривались  вдвойне строже.  И
естественно, что обнаружилось читерство.
     -- Это твоя версия. А моя версия -- ты хочешь напоследок заработать  на
Кей.
     -- Ты совсем свихнулся  на почве любовных чувств. -- Дэд допил колу: --
Ну хорошо,  давай так. Тут  Скрилах рвется в  бой. Пусть он через час-другой
заменит  твою леди. А про  Кей  можно будет  объявить  --  подвернула  ногу,
внезапно забеременела или просто устала. Договорились?
     --  Договорились.  --  Арисс  хлопнул  менеджера  по  плечу:  --  Давай
шампанского, выпьем на брудершафт!
     -- Аида, милая,  --  попросил  Дэд. Встав, девушка принесла и поставила
перед ними бутылку и два пузатых бокала на высоких ножках.  Арисс сам разлил
шампанское и поднял бокал:
     --  Дэд, я  тебе не враг. Выпьем  за наше примирение! -- Сцепив руку  с
рукой Дэда, Арисс  опрокинул  в себя шипучее вино. Налил еще и  снова залпом
выпил.  Обнял  Дэда  и  заорал на  весь  бар:  -- Дорогой  мой, отец родной,
благодетель! Я тебя вовек не забуду! Прости меня за все. Давай поцелуемся!
     Аида смотрела на него как на чокнутого.  "Плохая игра, Дэд, -- мысленно
усмехнулся Арисс,  облобызав слегка обалдевшего менеджера в  наодеколоненную
щеку. -- Впрочем, я тоже скверный актер". Покачиваясь, он вернулся  к своим.
За соседним столиком проговорили: "Кажется, Страж набрался".
     -- Я  еще  не  набрался!  --  весело-пьяным  голосом  отозвался  Арисс.
Остановился,  опираясь руками о  столик: -- Друзья,  я  так рад  вас видеть!
Поехали  ко  мне!  -- махнул он  рукой. -- Закажем  шампанского, чего-нибудь
пожрать  и  будем  гулять  до  утра! Пошли,  пошли!  --  Он  начал тормошить
Скрилаха: -- Скри, не притворяйся, что спишь! Вставай, ящер тебя забери!
     У выхода Арисс долго и шумно рассаживал друзей по аэромобилям. Закончив
с этим занятием, он ввалился в свое такси и сел рядом с Кей. Аэротакси мягко
стартовало. Таксист,  чтобы не было скучно, включил легкую музыку. Кей молча
смотрела в окно, закусив нижнюю губу. Очень  плохой признак... Арисс взял ее
за руку:
     -- Кей, я знаю, что ты сердишься.
     --  Все  нормально,  --  устало  ответила  она.  --  Завтра  мы  начнем
тренировки.
     Он сжал ее ладонь:
     -- Я не пьян! Я только прикидывался окосевшим.
     Она повернулась к нему:
     -- Арисс, зачем? Ты же лорд Лавлейс, не забывай!
     -- Неужели  мое имя важнее, чем я сам? -- спросил Арисс. Кей подняла на
него глаза:
     -- Но нельзя же унижаться до такой степени!
     В  ее голосе были  слезы. Арисс молчал. Ну как объяснить этой храброй и
чистой девочке, что он испугался,  может быть, впервые  за всю  свою  жизнь?
Испугался, что их с Кей заманивают в ловушку, из которой нет выхода. Поэтому
и решил подыграть Дэду... Он обнял Кей за плечи:
     --  Прости,  что так  получилось. Очень  уж  хотелось покуражиться  над
Дэдом.
     --  Арисс,  ведь  ты  говоришь  неправду,  -- грустно  отозвалась  Кей.
ПолуСкаарж вздохнул.
     --  Ну  хорошо, скажу тебе  правду. Тебе  не  место  на Горгане.  Здесь
собрались все отбросы, вся грязь Альянса. А у тебя слишком чистая душа. Тебя
здесь будут ненавидеть, унижать, стараться использовать. К тебе всегда будут
тянуть лапы мерзавцы -- Дэд или кто-нибудь еще.
     "А  мне  не  место  на  Терре,  --  с  тоской  подумал он.  -- Девочка,
существует ли мир, который нас  соединит? Не знаю...  Разве что твой Грааль.
Который, скорее всего, только легенда".
     -- Ладно, давай не  будем грустить. -- Протянув руку, Арисс сжал  плечо
водителя: -- Парень, выруби свою попсу и поставь что-нибудь из Сайрена.

     К половине  первого  народ  начал  расходиться.  Остались  только самые
упорные -- Берсеркер, Ронин  и Скрилах,  и то Берсеркер  уже задремывал. Кей
оживленно беседовала со Скааржами. Видимо, тоже соскучилась по ребятам.
     На этой вечеринке  Арисс почти не пил -- не хотелось огорчать Кей, да и
просто  не  хотелось.  Она   же,  к  его  облегчению,  расслабилась,  выпила
шампанского и теперь смеялась над  рассказом Скрилаха об очередном турнирном
приключении.  Глаза ее  радостно сияли.  Улучив момент, Арисс  легонько сжал
плечо Ронина:
     -- Риш, выйдем на минутку проветримся.
     Выйдя  на балкон, они остановились,  облокотясь о  перила  и  глядя  на
мерцание  огней  Лиандри Сити. Ночной  ветерок  приятно холодил лицо.  Арисс
спросил:
     -- Тебе никогда не было страшно, Риш? Так, чтобы до безумия, до желания
выброситься в окно?
     -- Было, Страж. -- Ронин помолчал.  -- В позапрошлом сезоне  я пробовал
глубокое  пси-сканирование. Я думал, что смогу откопать свои воспоминания  о
том, что было  до  тренировочных  лагерей.  Как  это сделал Гладиатор...  Он
уверял, что вспомнил свою семью и дом, где они жили.  И я решил попробовать.
Но я  не нашел  ничего!  Совсем  ничего,  ты  понимаешь?  И тогда  мне стало
страшно. Значит, они  могут  делать с нами  все,  что угодноВырезать кусочки
нашей памяти, удалять частицы души! Они -- властелины и боги,  а мы -- всего
лишь рабочий материал в их руках!
     Обычно спокойный, Ронин  говорил  взволнованно,  глаза его  лихорадочно
блестели. Арисс положил руку ему на плечо:
     -- Успокойся, Риш. Они  не боги.  Твоя  память  продолжает жить в тебе.
Твое прошлое сделало тебя таким, какой ты есть.
     Ронин сделал несколько глубоких вздохов:
     -- Извини, Страж. Психанул.
     -- Ничего. -- Арисс помолчал. -- Риш, мне тоже было  страшно. Сегодня в
"Фантоме".
     -- Это когда  ты целовался с  Дэдом? -- спросил  Ронин. -- А мы думали,
как это тебя развезло с полбутылки шипучки.
     -- Я придуривался, разве ты не понял? -- Арисс вздохнул:  -- Просто мне
стало ясно: Дэд не изменил своих намерений в отношении Кей.
     -- Ты думаешь? -- усомнился Ронин. --  По-моему, у него  сейчас роман с
Аидой.
     -- Это спектакль! -- убежденно проговорил Арисс. -- Дэд  запудривал мне
мозги! Гладя  Аиду по попке,  он  впаривал  мне, что  его интерес  к  Кей --
мимолетное увлечение, и Аида при этом разыгрывала такую покорную рабыню, что
смотреть противно!  Ты  в курсе, что Дэд  разрешил  Скрилаху заменить  Кей в
финале?  С чего  бы  он  вдруг пошел на  такие  уступки --  сам,  без долгих
препирательств?
     -- Возможно, ты и  прав насчет Дэда, --  подумав,  согласился Ронин. --
Аида --  тоже еще  штучка. Наверняка  она ведет свою игру. Вроде бы когда-то
она пыталась тебя охмурить?
     -- Пыталась, да не получилось, -- с усмешкой ответил  Арисс. -- Стрелок
так и сохнет по ней?
     -- Я пробовал  вправить  ему мозги, но не очень-то помогло. Может, тебя
как капитана  он послушает... -- Ронин сделал паузу. -- Но что Дэду нужно от
Кей?  Вы с ней  теперь официально  состоите в браке, неважно, что он пока не
считается  действительным. Нейровижн  плотно  сядет на  тебя как на  первого
Скааржа-гибрида,  пользующегося   гражданскими  правами.   Денежки  золотыми
ручьями потекут на счета Лиандри, и Дэду  тоже перепадет хороший  куш.  Чего
еще ему надо?
     -- Не знаю. Я только чувствую, он что-то задумал. -- Арисс помолчал. --
Знаешь,  Риш,  на Терре  есть  легенда.  Я перескажу ее так, как  понял сам.
Когда-то давно Бог создал людей и ангелов, и подарил им мир, чтобы они могли
жить. Долгое время они жили и  радовались, и законом их жизни была любовь. И
все было хорошо,  пока один из могущественнейших  ангелов  не отступился  от
Бога, решив, что он круче. Он начал бороться с Богом. Бороться с любовью, ты
понимаешь, Риш? Его  прозвали Дьяволом.  Он многих сделал своими слугами,  а
тех, кто  не хотел ему служить, пытался уничтожить. Только  бессмертную душу
уничтожить  нельзя...  -- Арисс вздохнул: -- Борьба  Бога  и  Дьявола  так и
продолжается -- в нашем мире, в каждой живой душе... В  Кей слишком много от
Бога. А значит, слуги Дьявола будут ненавидеть ее с особенной силой.
     -- Страж, я мало что понимаю в старых легендах, -- проговорил Ронин. --
Но если  Дэд на вас наедет, он  увидит  небо в  алмазах, обещаю тебе. У тебя
есть мы, есть  Горн, который теперь в Совете. Пусть  мы безродны и бесправны
-- мы сами себе семья и будем поддерживать друг друга.
     Арисс немного помолчал, глядя вниз, потом повернулся к другу:
     -- Риш, знаешь, для чего я тебя  позвал? Ты станешь следующим капитаном
"Игл Клоу". Может быть, очень скоро.
     -- Не каркай, Страж! Мы с тобой еще сорвем кубок, и не один. Ты рожден,
чтобы быть капитаном. -- Ронин подтолкнул Арисса в спину: -- Пойдем допивать
шампанское, пока не выдохлось.

     В гостиной они застали прикорнувшего Берсеркера и Скрилаха, беседующего
с Кей.
     -- В общем,  попросил меня  приятель  из  "Блад  Риверс"  потренировать
знакомых  девчонок, --  рассказывал Скрилах.  -- Ну  что ж, говорю, сделаем.
Значит, договорились  на "Корете". Расклад был такой: я с четырьмя фантомами
против  троих девчат и двух фантомов. Ну, начали. Они -- на красном  поле, я
на  синем.  Что я делаю? Оставляю  фантомов на защите,  а сам  бегу к ним на
базу. По  дороге  хватаю  флэк-пушку  с  зарядом --  помнишь,  там слева  от
лестницы такой балкон?
     -- Да, -- кивнула Кей, -- там флэк и два боекомплекта.
     -- Короче, беру я это дело и вперед, -- продолжал Скрилах. -- Выношу из
флэка всех, кто встречается на пути, хватаю флаг и чешу на свою базу. Принес
я  так три флага. Тогда девчонки сменили  тактику.  Послали обоих фантомов в
атаку, а сами сели охранять флаг.  Ну, что делает Скрилах теперь? Правильно:
берет флэк, заходит на базу, ядро направо, ядро налево,  еще парочку наверх,
для надежности. Пока девчонки  выходят в аватар, я -- хвать флаг и бежать. В
общем, надрал их всухую: пять-ноль. Девчонки чуть не плачут.
     -- Что же они не контролировали участок с флэк-пушкой? -- спросила Кей.
-- Это же их территория. И база рядом.
     -- Вот и  я им говорю: "Вы бы не ревели, а ставили бы кого-нибудь возле
флэка! А то я вас вашим же оружием и бью".
     Ронин подсел к Скрилаху, обнял его за плечи:
     --  А  потом ты  сказал  плачущим девушкам:  "Девчонки, давайте  я  вас
потренирую еще в одном хорошем деле". Подумав, они согласились, и вы провели
тренировку  в  романтической  обстановке  при  свечах. Ведь  так  все  было,
старина?
     -- Ну, в общем, да, -- признался Скрилах. -- С приятелем, правда, потом
были проблемы, но мы  за бутылочкой горганского все уладили. Страж, тьфу, то
есть,  лорд Лавлейс.  Можно  переночевать  у тебя? Понимаешь,  у  меня живет
подружка. Я приду, она начнет требовать внимания. А я сейчас не в кондиции.
     -- Я надеюсь, она сюда за тобой не явится? -- поинтересовался Арисс.
     -- Не явится! -- заверил Скрилах. -- Я запер ее в квартире.
     -- Скри, да ты,  оказывается, самый настоящий мачо! -- воскликнул Ронин
и обратился к Кей: -- Вот и знакомь такого с сестрой  -- будет  закрывать ее
дома, а сам бродить неизвестно где.
     -- Неправда, я хороший! -- завопил Скрилах.
     --  Ты не хороший, а хорошенький, --  сказал ему Арисс.  -- Иди  спать.
Берсеркера тоже надо оставить, он совсем в отключке.

     Оставшиеся дни до Игры они тренировались, впрочем, не особо напрягаясь.
Арисс  чувствовал себя в своей стихии, и  даже тревога,  связанная с  Дэдом,
отдалилась и затихла, тем более, что  повода для тревоги пока не было.  "Игл
Клоу" находились в центре внимания. Арисс и Кей то и дело  давали  интервью,
не только  для  Нейровижн,  но и  для других  масс-медиа. Правда,  Арисс  не
относился   серьезно   к  своей   популярности.   Скаарж-гибрид,  получивший
гражданство или обезьяна, вдруг заговорившая стихами -- какая им разница?
     Зато  Скрилах  был на  коне.  Он уже  высказался в  "Чемпионе",  что  с
нетерпением ждет возможности "встретиться  и  набить Фароху  морду в честном
бою".  Фарох в своем интервью обозвал его предателем, изменником  и словами,
которые цензура предпочла вырезать.  Скрилах в ответ миролюбиво заявил,  что
желание  порубиться в честной игре не есть  предательство. Арисс,  пользуясь
случаем,  уточнил -- в честной, намекая на склонность "Черепов" к читерству.
К счастью, в  "Фантоме" Фарох  не  появлялся, иначе  перепалки в  масс-медиа
непременно  закончились  бы еще одной дракой.  Арисс,  правда, тоже  навещал
"Фантом"  нечасто,  предпочитая  вместо  этого  гулять  с  Кей по  вечернему
Даунтауну.
     Они катались на гондоле, бродили по ярко освещенным террасам или сидели
в летающих кафе. Даунтаун вечером преображался, превращаясь в страну цветных
фантазий и миражей. Кей восхищенно смотрела  по сторонам, на ее лице бродили
радужные отсветы. Арисс старался делать все, чтобы она  чувствовала себя  на
Горгане так же хорошо, как на Терре. Он радовался каждой ее улыбке,  каждому
взгляду  ее сияющих  глаз.  Кажется,  только  сейчас он начал понимать,  что
значит -- любить...
     За день до Игры состоялась долгожданная аудиенция, для чего Кей и Арисс
с утра прилетелели в  офис  Интерстеллар Комьюникейшн. Императрица Риста  на
огромном холодисплее выглядела молодой, ненамного старше Кей. Глядя в темные
глаза Императрицы, Арисс размышлял, что их  просьба  удовлетворена  не из-за
него,  оболтуса,  а из-за  того, что  ей было жаль усилий  Кей,  проделавшей
воистине титаническую  работу.  После аудиенции они завалились на радостях в
"Фантом", где узнали еще одну  новость: начиная с завтрашнего дня, Дэд будет
заниматься  "Айрон  Скаллс".  Все  складывалось  хорошо. Слишком  хорошо,  с
некоторым беспокойством думал Арисс.

     Они вылетели в четыре по горганскому. Арисс вел "Бликсем" через Лиандри
Сити  к  порталу на Противостоящие  Миры. Настроение у  него было боевое. Он
даже  позволил себе немного полихачить,  вызывая нервные  гудки и  неслышные
ругательства пилотов в транспортном потоке.
     Кей сидела  молчаливая и какая-то напряженная. Арисс  потормошил  ее за
плечо:
     -- Расслабься. Мы не будем играть  в полную силу. Так, попинаем  Фароха
для виду.
     -- Я в порядке,  -- отозвалась Кей. Губы  ее тронула улыбка:  -- Арисс,
помнишь, как мы познакомились?
     --  Не так уж  и  давно  это  было,  -- проговорил  Арисс,  --  а такое
ощущение, что прошло полжизни... А хорошо ты тогда приложила Баэтала. Честно
говоря, я думал, ты  так же впечатаешь  в пол  и  меня,  ну, когда  я к тебе
полез.
     --  Я хотела сначала, -- призналась Кей. -- От страха.  А потом поняла,
что не смогу.
     --  А я понял,  что не  смогу  тебя вот так взять и  изнасиловать... Мы
прилетели.
     Аэромобиль  влетел  под  гигантский  стеклянный  купол и  опустился  на
посадочную площадку. Оставив "Бликсем" на стоянке, Арисс и Кей прошли  через
контрольные ворота  и направились в арсенал.  Там они,  помогая друг  другу,
облачились  в  броню  и  закрепили  на головах тонкие нейрообручи.  Проверил
экипировку девушки, Арисс удовлетворенно хлопнул Кей по спине:
     -- Порядок. Идем в "приемный покой".
     "Приемным покоем" прозывался  просторный холл, где располагался вход на
телепорт. Там их уже поджидали Берсеркер, Ронин, Стрелок  и Скрилах в полной
экипировке.  Скрилах,  как  всегда,  был  бодр  и  весел,  и потирал руки  в
предвкушении хорошей драки:
     -- Ух, будет мочилово... Вы там все флаги не берите! Оставьте и мне!
     --   Что,   не  терпится  набить  Фароху  морду   в  честном   бою?  --
поинтересовался Арисс. Скрилах ответил:
     -- Тебя, Страж, он доставал  всего  два  года.  А меня -- восемь долгих
лет! Имею я право на ревендж?
     -- Ну, орлы, удачи вам,  -- сказал подошедший Горн. -- Как отыграетесь,
жду  в гости. Ивана обещает устроить роскошный ужин. Заодно познакомитесь  с
парнем,  которого  я  вам присмотрел  в  качестве  менеджера.  А  Дэд  пусть
занимается "Черепами" -- работка в самый раз для него.

     Игра   шла  как  обычно.   Разве  что  Фарох   был  злее,  чем  всегда,
раздосадованный тем, что с блестящим прорывом в  Лигу Чемпионов вышел облом.
Только  теперь Арисс понял,  как рад своему  возвращению. Он истосковался по
Игре, словно гончий пес по охоте. Он играл агрессивно и энергично, успевая и
проредить  волну  атакующих  в центре, и поддержать Кей на базе,  и  сбегать
наверх за броней. Счет был пока ноль-ноль.
     --  Ну что,  Страж,  не  пора  ли нам принести  пару-тройку флагов?  --
предложил Ронин, вбегая на базу пополнить боезапас. Арисс прикинул ситуацию:
     -- Пожалуй, можно. "Черепа" как раз толпой идут сюда. Свяжите  их боем,
а я навещу старину Баэтала. Кей, а ты встань возле телепорта и в случае чего
дуй к Стрелку. Поняла?
     -- Поняла, -- кивнула девушка. Арисс потрепал ее по щеке:
     -- Будь осторожна. Под пушки не лезь. Ну, я пошел.
     Забросив транслокатор на мостик,  Арисс подхватил квад, соскочил  вниз.
Вышел через  телепорт  на  крышу  и отправил  импакт-хаммером свой маячок  к
Красной   башне.  Телепортировавшись,  он   первым   делом  провел   хорошую
артподготовку,  и судя по  прозвучавшему над ареной "Double  kill",  не зря.
Схватив Красный Флаг, он побежал назад.
     "Игрок  Кей  убита   игроком  Фарохом"  --  сообщил  равнодушный  голос
нейрокомпьютера.  "Яйца откручу гаду"  -- подумал  Арисс на бегу.  За спиной
бросали транслокаторы Баэтал и Чума,  только  что вышедшие в  аватар,  но на
выручку  Ариссу  уже  шел  Берсеркер.  С  башни  Стрелок  поддерживал  своих
снайперским огнем.
     Достигнув  базы, Арисс вбежал  внутрь и коснулся древком цоколя с Синим
Флагом. Счет стал один-ноль в пользу "Игл Клоу".
     -- Кей, ты где? -- спросил он в микрофон. На базе девушки не было.
     -- Она должна быть на мостике, -- ответил Хессан. -- А что, ее там нет?
     -- Нет. -- Арисс уже телепортировался на мостик над  входом, где обычно
лежал квад. -- Кей, девочка! Ты меня слышишь? Ответь!
     Кей по-прежнему молчала. Арисс похолодел:
     -- Хессан, где ее убили?
     -- На  крыше,  когда  ходила за броником. Ее  подкараулил  Фарох.  Ящер
знает, как он там оказался.
     -- Подожди. -- Арисс выскочил через  телепорт на крышу Синей  башни.  В
лицо  ударил  холодный ветер.  Кей не было  и  здесь. Фароха тоже уже сделал
кто-то  из  ребят.  Не осталось  ни  обрывка одежды, ни  капельки  крови  --
репликатор тщательно зачистил все следы недавней битвы.
     -- Кей! --  заорал  он  как  безумный.  Ответом ему было только  тонкое
завывание  ветра.  Арисс опустился  на колени, коснувшись ладонью  холодного
камня.
     На его плечо легла рука Ронина. Неслышно подошедшие Берсеркер и Стрелок
молча опустили головы.
     -- Не может быть, --  беспомощно проговорил Арисс. -- Не может быть! --
Вскинув  голову  к  черному  небу  с  равнодушно  смотревшими  звездами,  он
прокричал: --  Она не должна была  погибнуть! Дэд, это ты убил  ее! Слышишь?
Это ты убил ее!..
     [Предыдущая][Следующая][Содержание]






































     8. Бог
     Арисс подошел к окну, ударил  кулаком  в пуленепробиваемое  стекло. Как
просто,  оказывается,  превратить его дом в тюрьму. Чистую,  теплую и сытную
тюрьму со всеми удобствами. Он уже третий день сидел под домашним арестом.
     Обвинение   в  адрес  менеджера,   услышанное  миллионами  зрителей  --
серьезный  проступок. Будь Арисс просто Скааржем-гибридом, к  нему применили
бы гораздо более суровые санкции. Но вчера ему доставили  паспорт. Вместе  с
паспортом ему вручили  документ, подтверждавший, что  он,  Арисс,  гражданин
Ар-Кронны, женат на гражданке Терры, леди Кэролайн Лавлейс.
     Только леди Кэролайн Лавлейс больше нет...
     Когда ребята уводили его с арены, он орал, грязно  ругался и плакал.  В
холле,  увидев Фароха, он вырвался и  бросился  на  капитана "Айрон Скаллс",
чтобы  задушить.  Их  еле  растащили.  Устав  бороться,   Арисс  обессиленно
опустился на пол.  Ронин присел рядом,  приподнял  ему голову и  влил  в рот
стакан разведенного спирта:
     -- Так надо, Страж. Иначе съедешь с катушек.
     -- Риш, они убили ее! -- повторял Арисс. -- Они убили ее, сволочи!
     -- Страж, выпей! -- Ронин снова налил ему.  -- Мы не хотим терять еще и
тебя. Держись, старик...
     Он встал, налил себе еще коньяку. Опрокинул стопку в рот. Он не пьянел.
Спиртное  лишь  помогало на время  заглушить  боль,  которая,  он  знал,  не
пройдет, никогда не пройдет...  Он все еще не мог смириться  с тем,  что Кей
погибла. Он продолжал разговаривать с ней, как будто бы она была рядом.
     "Я знаю, где ты, девочка. Ты ушла на свой Грааль и ждешь меня там. Тебе
недолго осталось ждать -- век турнирного бойца короток.  Теперь я понял свой
сон.  Это  моя  дорога к  тебе. Мы снова встретимся -- там, на Граале, чтобы
больше никогда не разлучаться.
     Помнишь,  ты  читала мне  "Властелина  Колец"?  Ты  спрашивала,  почему
уплывают  в  Море  эльфийские  корабли. Я уже тогда сердцем знал ответ.  Все
чудесное, волшебное,  наполненное  Богом не может существовать  в этом мире.
Люди все время гнали Бога из своего  мира, и даже когда Он пришел  к ним как
простой человек, они Его распяли. И наш Грааль -- не от мира сего,  если там
есть место для Бога. Кей, я люблю тебя и буду жить лишь надеждой встретиться
с тобой на Граале, куда приведет меня твоя любящая душа..."
     В дверь позвонили. Арисс пригласил:
     -- Ивана, заходи. Если сможешь сама открыть  дверь.  Сенсорный замок на
меня не реагирует.
     -- Я знаю, -- ответила Ивана, проходя в гостиную. -- Горн дал мне ключ.
Он еще раз просит прощения за эти вынужденные меры.
     -- Да ладно... -- Арисс поставил на стол еще стопку: -- Пить будешь?
     -- Немного выпью, -- сказала Ивана, садясь. -- Вспомним нашу Кей.
     Арисс разлил коньяк,  и они молча выпили. Ивана, поставив пустую стопку
на стол, проговорила:
     --  Честно говоря,  до сих  пор не  верится, что ее нет. Все ее любили.
Даже Баэтал любил ее по-своему.
     Скаарж-гибрид вздохнул:
     -- Знаешь, Ивана, когда Кей была всего лишь моим видением, я жил мечтой
встретить ее. И  моя  странная, безумная мечта вдруг осуществилась. А теперь
ее нет, и я не  вижу смысла жить дальше. Все осталось в прошлом, а в будущем
ждут только холод и пустота.
     -- Я знаю, о чем ты. -- Ивана  помолчала. -- Когда я встретила Горна, я
страшно  боялась  его потерять. Я  думала,  что не переживу, если его убьют.
Однажды  я  сказала  ему  об  этом.  Он  ответил:  "Если меня не станет,  ты
останешься на земле  живой памятью обо мне. Если убьют тебя, я стану памятью
о  тебе.  Мы должны жить, пока есть кто-то, нуждающийся в  нас". У нас тогда
уже был сын... -- Она посмотрела  на полуСкааржа: -- Ты нужен своей команде,
Арисс! Сейчас -- особенно. Ты должен жить ради них -- так, как Кей жила ради
тебя.
     --  Если бы я  мог хоть на грамм  любить так, как она... Ивана, мать  и
сестра Кей уже знают о случившемся?
     -- Да, я разговаривала с ними по Интеркому.
     --  Извини, что свалил  на  тебя  свои  семейные дела.  -- Арисс  снова
наполнил стопки: -- Ну что решили боссы?
     --  Как нам  любезно сказали в  Правлении,  для признания Дэда виновным
недостаточно улик. Сам Дэд отказывается признаваться  и говорит, что  ты его
оклеветал.  Хотели его отпустить, а тебе назначить дисциплинарное взыскание,
но Совет возмутился. Все встали на твою сторону! "Фантом" тоже стоит на ушах
-- там твои ребята  вместе  с  нашими уже провели  агитацию.  У  тебя больше
друзей, чем ты думаешь, Арисс.
     -- Жаль, что я не понимал этого раньше. -- Арисс осушил свою стопку: --
Так что будет с Дэдом?
     -- Они ничего не могут сделать, пока он молчит.
     --  Какие  гуманные...  Будь на его месте  кто-нибудь  из  наших, точно
засунули  бы  под  пси-сканер.  Ивана,  скажи  честно:  есть  хоть  какая-то
возможность его наказать?
     Ивана опустила голову:
     --  Есть... Но я не хотела бы, чтобы ты ею воспользовался. -- Она через
силу проговорила: -- Ты можешь потребовать дуэли. Как бывший игрок  Турнира,
Дэд будет обязан принять твой вызов.
     -- Я так и  сделаю, --  помедлив, решил полуСкаарж. --  Надеюсь, старые
дуэльные правила еще в силе?
     -- Насколько я знаю, да.
     -- Вот и хорошо. В случае победы я потребую объяснений, почему моя жена
была убита.
     -- Арисс, я не советую  тебе с этим связываться! Из твоей дуэли сделают
шоу,  а вместо объяснений дадут  какую-нибудь отписку. А Дэда в любом случае
выкинут  из  менеджмента  -- даже  если  не найдут  доказательств его  вины,
репутация у него все равно подмочена.
     -- Ивана, пойми, что  я не смогу спокойно  жить, пока этот гад ходит по
земле! -- проговорил Арисс.
     -- Я  понимаю,  -- отозвалась  Ивана. Вздохнув,  добавила:  -- На твоем
месте я поступила бы точно  так же... -- Она поднялась: -- Извини, мне пора.
Надо забрать Эмила из школы. Наш сын теперь живет с нами, ты знаешь?
     -- Хорошо вам. -- ПолуСкаарж осушил стопку: -- Спасибо, что зашла.
     -- Я зайду еще.
     -- Заходи. Буду рад тебя видеть.
     Проводив Ивану, Арисс вернулся в гостиную. Сел к экрану и подсоединился
к "Фобосу". Хорошо,  хоть от Интрасети его не отключили. По  крайней мере он
сможет осуществить еще  одно право  свободного  гражданина -- вызвать убийцу
Кей на поединок. Настоящий поединок. С настоящей смертью...

     Ближе к вечеру Арисс заставил себя поесть. Запихал в себя холодный тост
и запил коньяком. Усталость и хмель взяли свое, и он заснул прямо за столом,
уронив голову на руки.
     Очнулся он оттого, что его тормошили за плечо:
     -- Арисс, ты в порядке?
     Он с трудом разлепил глаза.  В  полутьме  вечерней гостиной  перед  ним
стояла Аида в  черном плаще, похожая сейчас  на птицу с  поникшими крыльями.
Арисс хрипло проговорил:
     -- Ты зашла без спроса?
     -- Ты не отвечал, и я подумала, не случилось ли что-нибудь, -- печально
отозвалась она. Он сказал:
     -- Ладно, прощаю. Выпьешь?
     -- Я лучше закурю. С твоего разрешения.
     -- Валяй,  --  разрешил Арисс. Аида села  в кресло,  зажгла  сигарету и
затянулась. Покосившись на нее, полуСкаарж произнес:
     -- Я не знал, что ты куришь.
     -- Эту скверную привычку я приобрела не  так давно, -- отозвалась Аида,
дымя сигаретой.  -- У меня вообще портится  характер.  -- Она помолчала.  --
Арисс, я прошу  тебя: возьми назад свой  запрос о дуэли.  Сиди тихо, если не
хочешь неприятностей.
     --  Откуда ты  знаешь, что  я  потребовал  дуэли с  Дэдом? -- вздрогнул
Арисс. Аида ответила:
     -- Скажу  тебе так: протирание бокалов за стойкой не  является основным
моим занятием. В таком заведении, как "Фантом", работают люди со званием  не
ниже лейтенанта  эс-бэ. --  Она выпустила  струю дыма: --  Ладно, признаюсь,
хоть ты меня  и возненавидишь.  Моей  обязанностью было наблюдать за тобой и
твоей Кей.
     -- Я должен был догадаться об этом раньше...  -- Арисс метнулся к ней и
встряхнул за плечи: -- Так ты все это время следила за нами? Говори!
     -- Я  хотела  уберечь  тебя! --  вскричала Аида. -- Да, как только  Кей
появилась, мне поручили мониторить вас! Я сама не ожидала, что полюблю тебя,
Арисс!  Наблюдая  вас,  я увидела,  что ты  --  настоящий  мужчина,  один из
немногих  достойных  в этой сраной Лиге!  И я  поставила  целью тебя спасти,
потому что твоя Кей вела тебя к гибели!
     Арисс оттолкнул ее:
     -- Не Кей вела меня к гибели, а твой приятель Дэд!
     -- Ты презираешь меня за то,  что я стелилась под  Дэда, -- проговорила
Аида со слезами. -- Да, я трахалась с ним, хотя меня тошнило от  одного вида
его голой задницы! Но общаясь с ним в постели, я смогла узнать его планы!
     -- Будто бы это не было  ясно и так.  Дэд хотел заполучить Кей, а когда
понял, что ничего не выйдет, отомстил.
     -- Какой  ты  все-таки  наивный. -- Аида  нервно затянулась: --  Арисс,
послушай  меня. Кей  была обречена, едва  переступив порог "Фантома". Вокруг
нее уже велась игра. Дэду было поручено вначале свести вас, потом разлучить.
     -- Зачем?
     --  Не  знаю.  -- Аида стряхнула пепел в пустую чашку: --  Однажды  Дэд
проболтался по  пьяни, что в Кей заинтересованы крупные боссы. Скорее всего,
приказ  устранить ее  был отдан  сверху. Дэд напился  в стельку накануне той
Игры.  Он  же сам втрескался в твою  Кей как идиот, но  приказ есть  приказ.
Арисс, они устранят и тебя, если будешь рыпаться!
     Арисс тихо проговорил:
     --  Вы, люди, распявшие  своего Бога... Как только среди вас появляется
кто-то, в чьей душе еще живет Бог,  вы сразу же стараетесь его использовать,
а если не получается -- уничтожаете.
     --   Ты  раньше  не   отличался  склонностью  к  богословствованию,  --
отозвалась Аида, гася окурок в чашке. ПолуСкаарж усмехнулся:
     -- Я пересмотрел свои воззрения.
     Закурив следующую сигарету, Аида грустно проговорила:
     -- Бог --  выдумка  для  слабых. Нет  никакого  Бога. Есть только  мир,
катящийся  неизвестно  куда,  и  мы  --  сгустки  материи,  пытающиеся  себя
осознать.
     -- Ошибаешься, Аида.  -- Арисс встал, прошел по комнате: -- Бог есть. И
Он любит нас, хотя мы ни капли не  заслуживаем этого -- злые, жестокие дети,
развлекающиеся уничтожением друг друга.
     --  Где же Его любовь, Арисс? -- вскричала Аида. -- Если Он тебя любит,
почему Он допустил то, что произошло с тобой?
     --  Потому  что не может уничтожить  Свои неразумные созданияДаже таких
подонков,  как Дэд  Биггс. И наверное, это  правильно,  хотя я и не понимаю,
почему.
     Аида вздохнула.
     -- Наверное, за  это я  и  люблю  тебя,  Арисс. За  твою  угловатость и
резкость, за твои безрассудные  поступки и  еще  более  безрассудную веру...
Только послушай  меня, пожалуйста.  Даже если твой Бог и  существует, мы все
равно  живем в реальном мире и должны жить по законам этого мира. Мир -- это
Игра. Арена. В турнирной терминологии -- групповой дефматч.
     ПолуСкаарж обернулся:
     -- А если я не хочу жить по законам дефматча?
     -- Мы ничего не  можем изменить!  Мы живем в Системе, неважно,  как она
называется  -- Лиандри,  Объединенные Континенты  или Галактический  Альянс.
Система устанавливает  правила! Мы можем только играть по правилам, стараясь
извлечь  из этого максимальную  выгоду.  А тех, кто пытается менять правила,
уничтожают. Так случилось с  твоей  Кей. Так случится  и  с тобой,  если  не
будешь  благоразумным. -- Аида всхлипнула:  --  Арисс,  я не хочу,  чтобы ты
погиб!
     Арисс подошел к ней, положил руку на плечо:
     -- Мы  можем менять правила!  Кей уже многое  изменила. Она помогла мне
увидеть,  что я  не биологическая  машина,  а такой  же,  как вы,  способный
любить, радоваться,  переживать!  Она подарила мне свободу,  а остальным  --
надежду!
     Аида прильнула к его груди:
     -- Прошу тебя, не связывайся с дуэлью! Не подставляйся лишний раз!
     Арисс мягко отстранил девушку:
     -- Аида, если есть возможность выбить хотя бы один кирпич из фундамента
Системы, я это  сделаю.  -- Он  легонько  подтолкнул  ее  к двери: --  Давай
прощаться. Я хочу побыть один.

     Шелковисто-мягкая  трава приятно ласкала босые ноги. Пахло свежестью  и
весной. Кругом  насколько хватало глаз тянулись  зеленые холмистые просторы.
По небу, сияющему  терранской голубизной, бежали легкие белые облачка. Арисс
растерянно оглядывался. Это напоминало окрестности Кантербери, где они с Кей
любили подолгу гулять.
     Что же это за арена? И зачем его переместили сюда?..
     Дуэль на корабле  "Забвение" была  короткой -- Арисс просто подкараулил
своего противника в  узком коридоре и расстрелял из энфорсера. Он не был зол
на Дэда. У него не  осталось ни злости, ни желания отомстить, вообще никаких
эмоций -- только усталость и пустота. Бросив  короткий взгляд на неподвижное
тело  в  окровавленной униформе, он отшвырнул разряженное оружие и  шагнул в
раскрывшийся  перед  ним  телепорт.  И  вместо  "приемного  покоя"  оказался
здесь...
     Поднявшись  на  вершину  холма,  Арисс прошел  между высокими  камнями,
расставленными  в круг,  и  остановился в середине, озираясь.  У  него  было
чувство, что он здесь  не  один.  Кто-то  наблюдал за  ним  пристально  и  с
напряженным интересом.
     -- Здравствуй, Страж.
     Арисс  вздрогнул  от звуков  знакомого голоса.  В  проеме  между  двумя
каменными  столбами  появился  человек в сером  костюме-"тройке"  и  зашагал
навстречу. Арисс невольно  подумал, что  деловой костюм ему подходит больше,
чем униформа "Темной Фаланги".
     -- Поздравляю с победой,  -- проговорил человек в костюме. -- Ты хорошо
меня сделал. Просто и эффектно -- в твоем стиле.
     Арисс наконец пришел в себя:
     -- Дэд, ты откуда здесь взялся? По правилам, дуэль была без аватара!
     -- Это не вполне обычный аватар, -- ответил Дэд. -- Мы в Эдеме.
     --  В Эдеме?  -- ошарашенно  проговорил Арисс. -- Я думал, Эдем --  это
турнирная байка... Тебя-то  какого хрена восстановили? --  набросился он  на
Дэда. -- Ты должен быть трупом!
     -- В  каком-то  смысле  я уже труп, -- отозвался  Дэд. -- Мой  аватар в
Эдеме --  последний. Можно сказать,  это встреча  в  загробном  мире.  -- Он
присел  на  край опрокинутого каменного  столба: -- Меня восстановили, чтобы
удовлетворить  твою  просьбу. Ты хотел  знать,  почему  убили  твою  Кей. Ты
получишь  ответ  на этот вопрос и на многие другие вопросы, если захочешь. А
когда  твоя  любознательная  душа насытится ответами,  меня сотрут  и я умру
по-настоящему. А ты... будешь  жить.  Так решил  Совет. Да, кстати, спасибо,
что не заставил долго мучаться. Есть ведь любители поизголяться.
     --  Я не садист, -- ответил Арисс. -- Только где гарантия, что я услышу
от тебя правду?
     -- В Эдеме  невозможно врать.  Считай  это еще одним  странным подарком
сверхцивилизации, имя  которой я  не  решаюсь  лишний раз  повторять...  Ну,
пойдем прогуляемся, что ли?
     Они спустились с  холма и  не спеша пошли по  грунтовой дороге. Недавно
прошел  дождь,  и  в поблескивающих лужицах  воды отражались  кусочки  неба.
Ариссу вспомнилось такое же утро в Англии два месяца  назад,  когда он ходил
встречать Кей,  возвращавшуюся с  верховой  прогулки.  Как  давно  это было.
Безумно давно...
     -- Так  что ты  хочешь от меня узнать? --  спросил Дэд. -- Что в  жилах
Зана Кригора течет  скааржская кровь? Его матерью  была женщина, носившая на
руках  металлические  браслеты. Не один  любитель поцапать  баб за  выпуклые
места пострадал  от  смертоносного  оружия,  скрытого в этих  браслетах.  Но
кому-то посчастливилось завладеть ее  сердцем, и она  родила сына... Да, это
Зан придумал CTF. Он был капитаном первой CTF-команды.
     -- Дэд, кончай травить байки,  --  прервал  его Арисс.  -- Рассказывай,
почему вы убили Кей.
     -- Рассказывать все, Страж? Это долго.
     -- Ничего, -- усмехнулся полуСкаарж. -- Нам спешить некуда.
     -- Ладно, тогда слушай, как все начиналось.
     Едва будучи изобретенным, Турнир мгновенно завоевал популярность.  Я не
ошибусь,  если  скажу,  что   это   одно  из  самых  гениальных  изобретений
человечества,   использовавшего  наивыгоднейшим   образом   подаренную   ему
технологию.  Сыграли  свою   роль  и  игровой  талант  Зана,  соединенный  с
административным гением Тори Лиандри, отца  нынешнего владельца компании. Но
всему приходит конец. Со временем популярность Турнира пошла на спад.
     Перед  руководством  Лиандри встал  вопрос,  как  возобновить угасающий
интерес к Играм. И  кто-то предложил решение:  создать бойцов, превосходящих
нормального  человека по физическим данным и готовить их с самого начала для
Турнира. Был  начат проект ин-витро. Ученые собирали под  микроскопом геномы
будущих бойцов,  используя генетический  материал  лучших воинов  Альянса  в
комбинации  со  скааржскими генами.  Однако с  ин-витро  возникла  проблема:
выращенные в пробирке  индивидуумы вели себя как младенцы.  Интеллект  у них
так и оставался младенческим. При некотором усилии из них можно было сделать
солдат, но не турнирных бойцов, ибо боец Турнира должен быть сильной, яркой,
эмоциональной личностью, за  которой было бы интересно следить. И  тогда был
начат другой проект.
     Гладиатор и Ронин подошли  близко  к догадке о вашем происхождении. Да,
ваши гены собирались  в исследовательских центрах, но вынашивали вас обычные
женщины.   И  вы  были  обычными  детьми-полукровками,  пока  не  включалась
заложенная в вас генетическая программа. До двенадцати лет вы жили в семьях,
потом  вас  забирали.  Это  довольно  хлопотный  способ  выращивания будущих
бойцов,  но  по-другому не получалось  -- симулировать  процесс формирования
личности пока еще никто не научился.
     Юристы Лиандри разработали систему контрактов на временное усыновление.
Семья  могла  принять ребенка  на  ограниченный  срок, за это  платили очень
хорошие  деньги. Конечно, возникали родственные  привязанности. С носителями
чисто  человеческих  генов  это  не  создавало  проблем  --  им  разрешалось
поддерживать контакты с приемными родителями. В вашем случае этого допустить
было нельзя.
     --  Почему?  --  гневно  спросил Арисс. --  Только  потому,  что у  нас
половина генов -- скааржские?
     -- Успокойся, Страж, дело не  в генах. На  вас отрабатывались секретные
технологии. Поэтому часть вашей жизни  была засекречена --  в том числе и от
вас самих. Я даже сказал  бы, что это  всем только во благо.  Представь себе
состояние  родителей, увидевших, во  что  превратилось их  милое  чадо после
того, как заработала ваша генетическая программа.
     -- Дэд,  я  убил  бы  тебя  еще  раз,  если  бы  это  было  возможно...
Рассказывай дальше.
     Они  вышли  к руинам  замка, возвышавшегося на прибрежных скалах.  Этот
замок Арисс тоже помнил -- они с Кей приходили  сюда полюбоваться на море...
Море было и здесь, неся голубовато-стальные волны на узкую  песчаную полоску
берега  далеко  внизу.  Арисс  даже  ощутил  кожей  влажный морской  воздух.
Интересно, почему Эдем так похож на Терру?..
     Дэд словно угадал его вопрос:
     -- Эдем  постоянно  меняется. Он может отражать  воспоминания или мечты
своего гостя.
     -- Почему же он не отражает  твои мечты? -- спросил Арисс.  Дэд грустно
усмехнулся:
     -- Я давно разучился мечтать. А ты, как ни странно, нет... У тебя яркое
воображение,  Страж.  До того,  как тебя забрали в  Лиандри, ты  занимался в
студии трехмерной живописи.
     -- Это было на Терре, -- догадался Арисс. -- В Санкт-Петербурге!
     --  Ты снова угадал.  Но ты рос  не  в  семье, а  в  детском доме.  Они
получили  за  тебя кругленькую  сумму и  долго благодарили нас  за  выгодную
сделку.
     -- Ладно, не будем об этом,  -- досадливо поморщился Арисс. -- Расскажи
о Гладиаторе.
     --   Гладиатор  --  это   тот  случай,   когда  ерэйзинг,   считавшийся
стопроцентно  надежным  методом,  почему-то  не  сработал.  Он  необъяснимым
образом  начал  вспоминать прошлое  несмотря на то, что  вся информация была
стерта  из его  мозга. Хуже того,  он  предпринял попытку  воссоединиться со
своей матерью, игнорируя  предупреждения  с нашей  стороны.  Чтобы  избежать
скандала, нам пришлось его устранить.
     -- Я догадывался, что  тут  нечисто. Его не  могли просто убить, у него
был слишком  высокий  рейтинг!  -- Арисс тихо добавил:  -- Какие вы все-таки
гады...
     -- У  нас не  было  другого выхода, --  невозмутимо  отозвался Дэд.  --
Гладиатор  становился совершенно невменяемым,  едва  речь заходила  об  этой
алкоголичке.  Он  угрожал  нам, и я уверен, он исполнил  бы  свои угрозы, не
убери мы его  вовремя. А ты тоже задал нам загадку, Страж. Твои мозги хорошо
почистили,  стерев все воспоминания  о прошлом. И тогда ты стал  видеть сны,
необыкновенно яркие и правдоподобные. Да, твои сны записывались, в том числе
и тот, с чашей. Этот сон повторялся чаще других, но мы объясняли это работой
твоего воображения. Однако, как выяснилось позже, все было не так просто.
     Турнир тем временем  снова  вошел в  рутинную  колею.  Сезон за сезоном
проходил  однообразно: вы с "Черепами"  выходили в  финал, ожесточенно  били
друг друга в  последней игре, и "Черепа"  выходили победителями. А  потом вы
пьянствовали  в  "Фантоме" и  трахали шлюх  из Пентхауса.  Так  продолжалось
несколько  лет, и интерес  к Играм начал падать.  Нужно было  что-то  новое,
какая-то  неожиданная интрига.  И вдруг судьба преподносит нам  подарок:  на
Горгане появляется девушка, в точности похожая на героиню твоего сна.  Более
того, она вступает в Турнир с твердым намерением пройти в престижную Лигу.
     Мы не знали,  как  объяснить это  неожиданное совпадение. Но  его нужно
было использовать,  чтобы вернуть интерес к Турниру.  Кей, тогда еще  Мисти,
играла неплохо,  и мы  решили  постепенно вас свести. Мы помогали  ей шаг за
шагом  продвигаться наверх, и наконец  она появилась в "Фантоме".  Произошло
то, что и ожидалось --  вы стали любовниками, и в Нейровижн  крепко  сели на
эту тему.  Однако  мне  через  некоторое время пришло задание:  сделать так,
чтобы вы расстались.
     -- Чем же вызвано такое внезапное решение? -- поинтересовался Арисс.
     -- Выяснились еще некоторые обстоятельства, -- ответил Дэд. -- Твой сон
совпал с картиной, которую Кей рисовала на холодисплее. А когда она во время
вашего ночного разговора произнесла слово "Грааль", весь аналитический отдел
встал на уши. Мы сами не верили в свою удачу. Такое совпадение не могло быть
случайным  -- твой сон,  ее картина и это название.  Вы оба были половинками
ключа к тому, что в секретной документации называли Грааль.
     -- Так он существует? -- спросил полуСкаарж.
     -- Мы не знаем, -- отозвался Дэд. -- И неизвестно, узнаем  ли теперь...
-- Он  сделал  паузу. --  Ты  свою роль выполнил,  заставив Кей  поверить  в
реальность Грааля,  и больше не был нужен. Сначала  вас пытались разъединить
по "мягкому"  варианту. На тебя напустили Аиду, благо она влюбилась  в  тебя
как кошка. Аналитики предсказывали, что она быстро уведет тебя от твоей Кей.
Но  этого  почему-то   не  произошло.  Тогда  я  начал  действовать  сам.  Я
просчитывал каждое  свое действие, каждое слово, я тщательно подбирал цвет и
фасон одежды и аромат одеколона.  Я использовал приемы, которые за неимением
лучшего термина классифицируются как магия. Но на Кей ничто не  действовало.
Она  продолжала любить тебя,  и  ваши  отношения все больше  выходили из-под
контроля. А Кей была нам нужна.
     Страж,  она -- довольно средний боец. Она вообще средняя во всем. Кроме
одного:  умения  совершать  невозможное.  Она была  слабым  звеном  в  вашей
команде,  но  тем  не  менее  вы играли  не  хуже,  чем при Гладиаторе.  Она
ухитрилась  разбудить  чувства  в  таком  закоренелом  цинике, как  ты.  Она
добилась того, что  ты стал свободным. И она смогла бы найти то, что искала,
я в этом убежден. Да, Страж, она нашла бы Грааль.
     Не  одно  правительство и  не один  военный концерн  потратили  большие
деньги,  разыскивая  загадочную  планету,  значащуюся под кодовым  названием
"Грааль".  Не  были  исключением  и  мы.  Нас  подвигло  на  поиски то,  что
подаренная   Сагоной   технология   не  давала   стопроцентного  результата.
Существовал  некий   фактор  икс,   вмешивавшийся  вопреки  всем   расчетам.
Неожиданные воспоминания Гладиатора. Твой осуществившийся сон...  Грааль мог
дать ответ эти вопросы. И Кей была ключом к Граалю. Этот ключ был рядом.  Мы
пытались им завладеть, но не могли. Фактор икс всегда оказывался сильнее.
     -- И тогда ты убил ее, -- тяжело проговорил Арисс.
     --  Ее  убил  не  я,  --  возразил  Дэд.  --  Ее   убила  Лиандри.  Да,
осуществителем был  я, но поверь, мне очень этого не хотелось. Я же говорил,
она мне нравилась, но у меня не было выбора.
     -- Не было выбора? -- возмущенно вскричал полуСкаарж.
     Они  стояли  под  пальмами на берегу  озера  с кристально-чистой водой,
какая бывает только на планете двух  солнц, населенной странным четырехруким
народом. Планете, где  шинтоистский  священник  впервые  назвал Арисса и Кей
мужем и женой... Эдем снова смеялся над Ариссом -- или сочувствовал ему?
     -- Страж, сотни тысяч  лет назад  твои хвостатые  предки и мои праотцы,
потомки   бесхвостой   обезьяны,  начали  сбиваться  в  стаи,  чтобы  вместе
обороняться  от хищников и добывать жратву, -- снова заговорил Дэд. -- Иначе
было  не выжить. И не было  страшнее  наказания,  чем оказаться изгнанным из
стада.  С  тех  пор  ничего  не изменилось.  Мы  по-прежнему  стадо,  только
организованное и технократичное. Мы должны жить по законам стада. По-другому
нельзя.
     --  Аида  говорила  то  же  самое,  --  усмехнулся  Арисс.  --   Только
организованное стадо называла Системой.
     --  Аида  --  умница.  Она  далеко  пошла  бы, если бы  не  втюрилась в
хвостатого  идиота, который хочет  сам не  зная  чего. Страж,  чего  тебе не
хватало? Зачем ты устроил эту бучу? Деньги у тебя  есть, баб вокруг полно --
вон Аида только и ждала, чтобы под тебя подстелиться. Что тебе еще надо?
     --  Дэд, мне было нужно не так уж много -- любить и быть  любимым. Но и
это право вы у меня отняли. Так что не ждите от меня лояльности.
     --  Мы  не  такие наивные, Страж,  --  отозвался  Дэд, и  Арисс  ощутил
недобрые нотки в его голосе. --  Ты был дураком, что согласился на встречу в
Эдеме. Тебя  так  просто  отсюда  не  выпустят.  Сначала  тебя  положат  под
пси-сканер  и  вырежут  все  воспоминания  о  твоей  драгоценной  Кей.  И ты
вернешься назад таким, каким был раньше -- холодным, непробиваемым  циником.
Ты  перестанешь  видеть свои  дурацкие сны.  Ты будешь играть, пить  пиво  и
трахаться  с  Аидой или кем-нибудь еще, пока не  подохнешь, блюя кровью,  на
Противостоящих Мирах или где-нибудь еще. Я рад умереть, зная, что тебя ждет.
     "Они  снова предали меня, --  с тоской  подумал  Арисс. --  Ивана  была
права..." Он с усмешкой проговорил:
     -- Хорошо, Дэд.  У  меня тоже есть  чем обрадовать тебя и твоих боссов.
Знайте, что  сколько денег  ни  потратите, вы  никогда  не  найдете  Грааль.
Никогда!  И фактор икс всегда  будет вмешиваться  в вашу работу, опрокидывая
все ваши планы! Потому что фактор икс -- это Бог.
     -- И ты туда же, богослов хренов. -- В глазах Дэда полыхнула ненависть:
-- Думаешь, я  не знал этого раньше? Да,  Бог создал этот  гребаный  мир, но
оказался слишком слаб, чтобы  управлять  им. Любовь --  вот  слабость твоего
Бога. Мы устраним Его и возьмем мир под свой контроль!
     Арисс расхохотался:
     --  Самонадеянные дураки! Дэд,  я  не знаю,  есть  ли на  свете большая
глупость, чем та, которую вы затеяли! Любовь -- это не слабость, а сила! Мне
очень жаль, что даже под конец твоей несчастной жизни тебе не довелось этого
понять... Дэд?
     Ему не ответили. Арисс растерянно  оглянулся. Дэда не  было.  Видимо, в
Правлении сочли разговор оконченным... Ну и ладно.
     ПолуСкаарж устало присел на  берегу озера, глядя на стайку пестрых рыб,
снующую в прозрачной  глубине. Он все-таки проиграл эту игру. Дэда убрали. А
ему, Ариссу, вырежут часть души. Лучшую часть. Без которой он станет ходячим
и говорящим трупом.
     Лучше бы его просто убили...
     Он попытался помолиться, но слова не складывались в молитву. Бог словно
бы не  хотел слышать его. И  тогда он  мысленно обратился  к Флагоносцу. Без
надежды услышать ответ. Просто, чтобы выговориться...
     Широкая мозолистая ладонь легла ему на плечо:
     -- Твоя Игра не проиграна, Страж.
     Арисс обернулся.  Медленно  поднялся на  ноги, не  веря  своим  глазам.
Пораженно проговорил:
     -- Флагоносец?.. Зан?
     -- Да, это  я.  --  Зан  был  похож  свой  на голографический монумент,
правда, без брони и бинта на руке. Но на  монументе его взгляд был опущен, а
здесь Арисс наконец-то увидел его глаза -- темные, с теплым зеленым светом в
глубине. -- Только моя мать звала меня Зоранг.
     Арисс проговорил с замирающим сердцем:
     -- Я привык  звать тебя Флагоносцем, -- с замирающим сердцем проговорил
Арисс. Зан грустно улыбнулся:
     -- Таким было  мое турнирное имя до того, как меня превратили в легенду
для  ветеранов и страшилку для новичков. -- Он горько усмехнулся: -- "Я есть
альфа и омега"...  По аренам бегает  чучело, электронная скорлупа. А я давно
уже  не  воюю.   Мое   тело   лежит  в   саркофаге   системы  искусственного
жизнеобеспечения, с подключенным к нейрокомпьютеру мозгом.
     -- Как  это могло  случиться с тобой? -- пораженно спросил Арисс. -- Ты
же был кумиром, живым богом!
     -- Так мне сказали те, кто отправлял меня в Эдем. "Ты хотел быть Богом?
Ты будешь Им, но в  пределах своего рая". Да, здесь я всесилен. Но я не Бог.
Я -- пленник Эдема.
     Зан помолчал.
     -- У меня было все -- слава лучшего игрока, деньги, любимая женщина. Но
я по-прежнему не знал  покоя, мне  хотелось чего-то еще. Я отдавал все  свои
силы  Турниру. Я  думал  превратить Турнир в праздник  рыцарской доблести на
фоне послевоенного разгула жестокости и насилия.
     Я поручил все дела тогда еще молодому Тори Лиандри, жаждавшему проявить
свой  административный  гений.  Благодаря  нашим совместным  усилиям  Турнир
быстро  стал  популярен.  Но  я не  заметил,  как вокруг  Турнира  сложилась
Система,  оплетая  каждого  из нас  сотней невидимых щупалец.  Я спохватился
только тогда, когда одно из щупалец схватило меня за горло.
     С группой единомышленников я попытался совершить переворот и отстранить
Тори Лиандри, но нас  погубило предательство. Моих  друзей  уничтожили. Меня
убить не могли -- это испортило бы репутацию Турнира, поэтому меня поместили
в виртуальную тюрьму. Сделано было это тогда еще молодым Джерлом  Лиандри по
заданию  отца. Я  был  нужен  им  как  живая  реликвия, неумирающая  легенда
Турнира.
     Сначала  я  проклинал  свое  заключение.  Потом  смирился.   Сейчас  же
воспринимаю   его   как   справедливое   наказание.   Бродя   в  виртуальных
пространствах Эдема,  где  кроме  меня,  нет ни  единой живой души, я многое
понял. И теперь бы ни за что не повторил своих ошибок.
     Я  не лишен  возможности следить за  событиями Турнира.  А  за  тобой я
наблюдал  давно, Арисс. Ты казался мне похожим на меня  самого  в молодости.
Впрочем,  это неудивительно --  в твоем геноме  есть  часть моих генов...  Я
боялся, что  ты  совершишь  ту  же  ошибку, что и я. Но ты сделал правильный
выбор, поставив любовь выше турнирной славы. Я был  рад за тебя  и твою Кей.
Однако я знал, что у Системы в отношении вас другие намерения.
     Я пытался предупредить вас об опасности. Кажется,  Кей услышала меня --
когда я  сказал ей,  что за ней идет  охота, она благоразумно ушла со  своей
позиции. Но ее все равно нашли, телепортировали к ней Фароха... Я видел, как
Фарох сначала  избил,  а  потом  расстрелял  ее,  и проклинал свое бессилие.
Прости меня, Арисс, что не сумел вам помочь.
     Арисс скрипнул зубами:
     -- Что им мы с  Кей, раз они смогли засунуть тебя в виртуальную тюрьму.
-- Он с горечью добавил: -- Бог отвернулся от нас, Флагоносец.
     Зан мягко проговорил:
     -- Бог ни от кого не отворачивается, Арисс.
     -- Тогда почему мы  с тобой  здесь? -- вскричал полуСкаарж. -- Лишенные
всего, что у нас было? Или фанатики правы и Бог наказывает нас?
     -- Бог не наказывает. Наказываем мы себя сами. Я принял свое искупление
добровольно,  хотя  я  заслуживаю гораздо  худшего за  дерзновенную  попытку
поставить себя на Его место... А на свой вопрос ты уже ответил. Бог перестал
бы быть Самим Собой, если бы начал уничтожать неправедных  людей. Это же Его
создания, которым Он подарил жизнь... Но Он дает  праведным силу духа, чтобы
выстоять в поединке со Злом. И ты выстоял.
     Тебя заманили в ловушку точно  так  же, как в свое время заманили меня.
Дэд был только  приманкой. Но этот предатель  получил свое. -- Зан помолчал.
-- Он  предал  не  только тебя,  Арисс.  Гораздо  раньше он предал  женщину,
которую любил. Он  сдал свою  Катрин  боссам  из Лиандри, сделавшим  из  нее
несчастное полумеханическое существо. А ты не предал свою Кей. Ты победил, и
я горжусь тобой.
     -- Сомнительная победа,  -- вздохнул Арисс.  --  Все равно положат  под
пси-сканер и промоют мозги так, что я забуду
     не только Кей, но и свое имя.
     -- У тебя есть выбор, Арисс, -- проговорил Зан. -- Ты  можешь  остаться
со  мной в Эдеме. Я перенесу твое сознание в нейрокомпьютер.  Я был  бы  рад
тебе -- мне надоело мое одиночество. Но ты, наверное, выберешь другое... да,
именно то, о чем ты думаешь.
     -- Но  это невозможно,  -- почти шепотом произнес Арисс. В глазах  Зана
мерцал зеленый свет, мягкий, теплый:
     -- Твоя Кей умеет совершать невозможное. Это ее дар.
     -- Тогда  я  уже сделал свой выбор, -- сказал  Арисс. -- Прости, что не
могу остаться с тобой... Флагоносец.
     -- Ты сделал  правильный выбор, -- улыбнулся Зан и положил руки  Ариссу
на плечи: -- Бог всегда пребудет с тобой, мой брат. Прощай.
     --  Прощай, Зоранг, --  еле слышно  отозвался  Арисс.  --  Я не  забуду
тебя...

     Небольшой  медкабинет  сиял  стерильной белизной. Сейчас там находились
только   врач   в  светло-зеленом   халате   и   молоденькая   светловолосая
девушка-ассистентка.  Врач  был занят  приготовлениями к  операции.  Девушка
следила за  холодисплеем,  на котором высвечивалась информация  о  состоянии
пациента: сердечная,  дыхательная, нервная деятельность,  нейрограммы разных
участков мозга.
     Невольно взгляд ассистенки отрывался от экрана туда, где под прозрачным
колпаком  лежало обнаженное тело  Скааржа-гибрида.  Какие  они мерзкие,  эти
полуСкааржи-полулюди. В голом виде -- особенно. А говорят, некоторые женщины
очень охотно  с ними  спят.  Какие-нибудь извращенки, наверное.  До такого и
дотронуться противно. Бр-р...
     Голову  Скааржа-гибрида,  обритую наголо, усеивали мелкие приборы -- он
был  подключен  к  нейрокомпьютеру.  Разноцветные  кривые  на  дисплее  чуть
изгибалась волнами -- пациент спал.
     --  Ванда,  следи  за  пси-трансфером,  -- напомнил врач,  не  поднимая
головы. Девушка ответила:
     -- Я слежу. Пока никаких изменений. -- Помолчав, она спросила:  -- Док,
Вы смотрите Турнир?
     -- Нет, только футбол. А что?
     -- Мне просто интересно, чем прославился этот урод.
     -- Этот, как ты говоришь, урод ухитрился получить все гражданские права
и влюбить в себя девушку из богатого аристократического семейства. Вот так.
     --  Странные  у  аристократок  причуды,  --  отозвалась  Ванда.  Доктор
напомнил:
     -- Ванда, не отвлекайся. Смотри внимательно. Сейчас начнем процедуру.
     -- Док,  кривая поползла вверх!  Он напрямую обменивается информацией с
нейрокомпьютером!
     -- Не паникуй, Ванда. Все в норме. Начинаем.
     Стоя  на  пороге  медлаба,  Арисс наблюдал,  как  мужчина и  женщина  в
медицинских  халатах  склонились над  его  телом,  облепленным  приборами  и
датчиками.  На   экране   высвечивались  цифры   --  общая  сумма  удаленных
воспоминаний, мыслей и  чувств.  А  двое врачей  были всецело  заняты  своей
работой. Они вырезали его душу.
     --  Сопротивляется,  -- проговорил  доктор, глядя  на  нейрограммы.  --
Крепкий  орешек...  Усиль  подачу  на этот участок.  Так, отлично,  пошло...
Ванда, следи за его состоянием.
     Что  вы  делаете,  хотел сказать  им  Арисс.  Бог  дает  каждому живому
существу бессмертную душу. А вы ее ампутируете. Неужели вы не понимаете, что
тело без души жить не может?..
     -- Док, перебои в сердечной деятельности! -- закричала Ванда. -- У него
остановилось сердце!
     -- Черт... Срочно реанимацию! Мы его теряем!
     Арисс немного постоял, глядя, как набежавшая толпа врачей и ассистентов
суетится вокруг  его неподвижного тела. Зрелище собственной смерти оказалось
неинтересным.  Да и в общем-то ему больше нечего делать здесь. Он отвернулся
и шагнул за порог.
     По нежно-зеленой траве бродили  единороги,  и люди  в  нарядных одеждах
поднимали  руки  к  небу,  а  над  их  головами  порхали  птицы,  яркие  как
разноцветные флажки.  Арисс узнавал  эти витражи. Уютный полумрак старинного
зала был  пронизан солнечными  лучами. Арисс шел, и тяжелые  кованые двери с
металлическими кольцами неслышно раскрывались перед  ним. Он шел, и ему было
радостно и легко. Он знал, что его ждут.
     И все  же, поднявшись по лестнице  с цветными  гербами, он на мгновение
задержался  возле  последних дверей.  Вдруг его не впустят? Но его впустили.
Двери  распахнулись и  он вступил  внутрь. И  увидел  Чашу.  Золотую Чашу на
каменном постаменте.
     Из  Чаши  струился  золотой  свет,  необжигающий,  мягкий.  Свет  Бога,
согревающий сердце и душу... А рядом с Чашей стояла та, кто пригласила его.
     Она  была  в  белом  кимоно,  на  ее  поясе  висел  меч  в  ножнах.  Ее
зелено-серые  глаза сияли,  как звезды. Она улыбалась  ему ласково и чуть  с
озорством, Хранительница Кей. Она знала ответ на его незаданный вопрос.
     Он подошел, взял ее за руки. Он не стал спрашивать  -- ведь теперь и он
знал ответ...
     [Предыдущая][Следующая][Содержание]




     Эпилог
     Две планеты теперь находились  друг напротив друга, медленно  кружась в
звездной черноте над ареной. Опустив излучатель, Ронин отошел в сторону:
     -- Принимайте работу.
     --  Хорошо получилось, -- одобрили бойцы. Присутствовала вся команда --
Берсеркер,  Стрелок,  Скрилах и новенький,  получивший турнирное имя Летчик.
Здесь же были Горн и Ивана, стоявшие держась за руки чуть в стороне.
     Ронин  вернулся к своим. Берсеркер положил ему руку на плечо.  Слева от
входа в Синюю башню теперь серебрились скааржские иероглифы:
     Кей леди Лавлейс, боец Турнира
     Арисс лорд Лавлейс, боец Турнира
     Бойцы молча постояли, обняв друг друга за плечи, потом медленно побрели
к  телепорту. Мысли Ронина  уже возвращались к текущим делам. Надо принимать
капитанские обязанности. Надо  поговорить с новым менеджером  -- вроде бы он
неплохой  мужик.  Надо  тренировать Летчика  -- скоро выступать,  и  команда
должна быть сыгранной.
     Перед  тем, как  ступить  в  жемчужно-голубое  сияние  телепорта, Ронин
оглянулся.  Иероглифы  сверкали  в  холодных лучах  светила,  поднимающегося
крошечным белым диском из-за близкого горизонта. Арисс  и  Кей, лорд  и леди
Лавлейс. Пока на Противостоящих Мирах кто-то играет, их будут помнить.
     Не  так  давно  Ронину прислали запись  с Терры, из города с непривычно
звучащим  названием  Санкт-Петербург.  Сильный  и  чистый  голос  терранской
девушки  по  имени  Нимродель  пел  песню  под  синтар. Песня  быстро  стала
известной -- Ронин слышал, что  ее уже поют на  улицах, на Турнирной площади
возле монумента.  Пройдет  время,  и люди забудут  о Турнире,  подумал он. А
песня будет жить. И в песне будут жить Арисс и Кей.
     октябрь 2001г. -- март 2001г.
     Тильбург.


Популярность: 2, Last-modified: Mon, 23 Sep 2002 11:31:10 GMT