---------------------------------------------------------------
     © перевод: община Христадельфиан
     Origin: http://www.dobrie-vesti.ru/literature.php
---------------------------------------------------------------

     ELPIS ISRAEL

     ______


     ______




     Необходимость Откровения
     Необходимость  Откровения для представления о происхождении,  причине и
назначении вещей в их связи с человеком и окружающим его миром. - Объяснимая
тайна и  единственный  источник  истинной  мудрости, практически отвергнутый
современными  людьми.  -  Необходимость изучения  Библии;  помощь  в  этом -
предмет настоящей книги.
     _____

     Планета Солнечной системы, вращающаяся  вокруг  своей оси и описывающая
широкий  круг  в  беспредельном  космическом  пространстве, несет  на  своей
поверхности более миллиарда людей - объектов греха, болезней и смерти (книга
написана в 1847 г.; сейчас население нашей планеты превышает 5 млрд. человек
-  Примечание  переводчика).  Эта  небесная орбита  светится подобно  другим
родственным  ей сферам. Если посмотреть  на  нее  со  стороны, она  выглядит
сверкающей,  "как алмаз в небе" (1), и вместе с небесами провозглашает славу
Божью и демонстрирует Его творение.
     Это  небесное  светило,  само по  себе являющееся  миром или  системой,
зовется землей.  Оно является жилищем для животных, пасущихся  на его полях,
прячущихся в его лесах, парящих  в его атмосфере и пересекающих его  морские
пути. Во главе всего этого мира стоит создание, подобное им самим: животное,
чувственное и смертное. Имя ему - человек.  Он наполнил землю, стал обладать
ею и прославил ее собой (2). Однако его превосходство над другими созданиями
оказалось горьким и проявилось скорее в преступлениях, чем в добродетелях. В
его  сердце  таилось  зло  (3), и,  предоставленный  своим  неконтролируемым
порывам, он стал распущенным, безжалостным и более жестоким, чем самый лютый
хищный зверь.
     Вот  какое  существо  претендует  на независимое господство над  земным
шаром. Человек установил владычество  и власть; он построил большие города и
возгордился делами  рук своих,  говоря:  "Не  построено  ли это силой  моего
могущества и во славу моего величия?" (4) Он не признает никакого господства
над  собой  и  заявляет  о неотъемлемом и  данном ему от  рождения  праве на
самостоятельное  правление и  установление  любых  гражданских или  духовных
институтов, наиболее соответствующих его  чувственной и непостоянной натуре.
Вследствие этого земля превращается в арену неистовой борьбы, ее поверхность
залита  кровью,  а смешавшиеся  между  собой  крики  насильников  и их жертв
возносятся к трону Всевышнего.
     Искусный в мудрости земной,  пришедшей "снизу", человек  по  натуре  не
сведущ в мудрости,  которая "чиста, потом  мирна, скромна, послушлива, полна
милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна" (5). Это тот нрав,
к которому "перстный" человек, руководимый  плотским разумом,  склонности не
имеет. Он расположен подчиняться своим природным страстям и совершать дурные
поступки:  "прелюбодеяния,  блуд,  нечистота,  непотребство,  идолослужение,
волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев,  распри, разногласия,  (соблазны),
ереси, ненависть,  убийства, пьянство, бесчинство и  тому подобное" (6). Все
это  составляет  характер  мира:  "похоть  плоти,  похоть  очей  и  гордость
житейская"  (7),  -  на  котором  поставлена  печать  вечного  Божественного
осуждения. "Поступающие так Царствия Божьего не наследуют", они умрут.
     Таков  мир  рода  человеческого - великого и  нечестивого врага Бога на
земле!  Его разум не покоряется закону Божиему, да и не может  этого сделать
(8).  Что  следует сказать  об  этом? Является  ли  мир,  который  мы видим,
сформированным окончательно? Завладели ли  поколения людей, бунтующих против
Бога, этим миром  на бесконечные  времена? Должны  ли  люди  вечно повторять
историю  прошлого? Должна ли земля  быть проклята  всегда, а  грех  и смерть
праздновать победу? Кто может ответить на эти вопросы? Если мы посмотрим  на
звездный купол, оттуда не донесется ни голоса, ни знака, выражающего истину.
Звезды свидетельствуют о  вечной власти и божественности их Создателя, но не
говорят о  судьбе  Земли и человека  на ней.  Если  мы спросим горы и холмы,
долины и равнины, реки, моря и  океаны об их происхождении и цели, с которой
они  были  созданы, то  ни их  скалы, ни  пласты  пород, ни  окаменелости не
удостоят  нас ответом.  Повернемся  к  человеку  и  спросим его: "Откуда  ты
пришел,  и  какова  твоя судьба? Откуда взялось  в  природе  зло,  почему ты
смертен, кто  создал тебя, кто  вовлек в распространившиеся повсюду гибель и
беды?"
     Спросите любого младенца об  истории прошлых дней,  и он,  так же мало,
как и взрослый,  сможет ответить на эти вопросы без откровения Того, Кто был
до всего  и Кому  с начала известно  все, что будет  происходить в  будущем.
Таким образом, истинно, что  без помощи небесного  света люди  "от  века  не
слыхали, не внимали ухом,  и никакой глаз не видел другого Бога, кроме Тебя,
Который столько  сделал бы  для надеющихся на Него" (9). Добавим комментарий
апостола к  этим словам пророка: "А  нам Бог открыл это Духом Своим... Что и
возвещаем не от человеческой  мудрости изученными  словами, но изученными от
Духа Святого, соображая духовное с духовным" (10).
     К  Библии,  поэтому,  должны были бы  прийти все,  кто мудр в  духовных
вещах.  Это  великая  истина,  важность   которой  лишь  немногие  из  сынов
человеческих  научились  понимать   по   достоинству.   Человек  может  быть
основательно подготовлен во всех вопросах "богословия", хорошо  осведомлен в
области  языческой  мифологии,  уметь  говорить  на   языках  всех  народов,
вычислять расстояния  между небесными светилами и точно рассчитывать их вес,
он может знать все науки и объяснить все загадки, - но если при всем этом он
невежественен в "вопросах духа", если он  не знает истинного смысла  Библии,
он,  казалось  бы такой  мудрый,  в  действительности  оказывается  глупцом.
Поэтому  апостол сказал: "Никто  не обольщай самого себя: если  кто  из  вас
думает  быть мудрым в веке сем, тот будь безумным,  чтоб  быть  мудрым.  Ибо
мудрость мира  сего есть безумие перед Богом, как написано: "уловляет мудрых
в  лукавстве  их".  И еще:  "Господь  знает умствования  мудрецов,  что  они
суетны".  "Итак, никто не хвались человеками" (1-е Коринфянам 3:18-21). Если
бы  наши современники  могли усвоить только эту великую  заповедь, "никто не
хвались  человеками",  они  перепрыгнули  бы  барьер,  который, как  роковое
препятствие, мешает миллионам людей понять истину и повиноваться ей.
     Бог,  давая  ясную  оценку тому,  что среди людей считается  мудростью,
говорит, что существует другая мудрость, которую Он и  призывает понять. Это
"премудрость  Божия,  тайная"  (11),  о  которой  говорится также,  что  она
"сокровенная,  которую  предназначил  Бог прежде веков ...  которой никто из
властей века сего не познал". Сказано, что она  должна была быть сохранена в
тайне, потому что  до апостольских  времен не была  возвещена. "Мне  (Павлу)
через  откровение  возвещена  тайна  ... которая не была  возвещена  прежним
поколениям (времена  закона Моисеева) сынов  человеческих,  как ныне открыта
святым  Апостолам  Его  и  пророкам Духом (Святым),  чтоб и  язычникам  быть
сонаследниками, составляющими одно тело, и сопричастниками обетования Его во
Христе Иисусе посредством благовествования" (Ефесянам 3:3,5,6).
     Это "познание Бога" (12), вмещающее "великие и драгоценные обетования",
понимание которых способно сделать человека мудрым и "причастником Божеского
естества". Сейчас,  когда  эти  потаенные вещи  ясно  возвещены, они все еще
продолжают  считаться  тайной не  из-за их  непонятности,  а потому что  они
когда-то были скрыты от людей. Поэтому то, что было проповедано  язычникам и
во  что они поверили, Павел именует "таинством веры" и "благочестия тайной",
называя часть из этого: "Бог явился во плоти, оправдал Себя в Духе,  показал
Себя Ангелам, проповедан в народах, принят верою в мире, вознесся во  славе"
(1-е Тимофею  3:9,16).  Таким  образом,  объяснимая  тайна  -  это  когда-то
сокрытая Божья мудрость, ставшая сущностью просвещенной веры.  Это,  однако,
не   имеет  отношения  к  религиозным  системам,  рожденным  не  от  истины.
Необъяснимая тайна  является ultima ratio (последним  доводом /  решительным
аргументом) для всех  трудностей, неразрешимых в общинах верующих. Он звучит
так: "Сокрытое принадлежит Господу,  Богу  нашему, а  открытое  нам и  сынам
нашим" (13). Это верно, но то, что было сокрыто во времена Моисея, открылось
Богом апостолам и пророкам для нашего сведения.
     Никто  не  имеет  права ограничивать то,  что открыл  нам  Бог, рамками
собственного невежества. Такому человеку может быть что-то неизвестно, но из
этого не следует, что это абсолютно необъяснимо или сокрыто от нас. Он может
этого  не знать  или, если  объяснить ему, его  интеллекта  может  оказаться
недостаточно,  чтобы это постигнуть, или  его  предубеждения или сектантская
узость  могут  затемнить  понимание, -  все  это не  означает, что эти  вещи
необъяснимы или загадочны для  других людей. Такие люди имеют право сказать:
"Я ничего об этом не  знаю". Они  могут сознаться в собственном невежестве и
решить  для себя, исследовать этот вопрос или  нет, но они дерзко  переходят
границы  приличий,  чтобы осмелиться  сделать  большее.  Те,  кто  не  имеет
побочных интересов,  уводящих от истины, хотят узнать ее с тем, чтобы верить
и сообразно  с этим поступать. Однако  там, где  возрастает знание, начинают
подвергаться  опасности  "законные  интересы" секты, человек  требует от  ее
лидеров и членов  признания их ошибок и того, что они не знали истины; такие
вещи  обескураживают,  осуждаются и запрещаются  как чересчур  рискованные и
загадочные  для  понимания,  или,   если   они  понятны,   как  не   имеющие
практического  применения. Так  человечество окутывается,  как в  покров,  в
ощущение  собственной  безошибочности.  Люди  подавляют  всякий  прогресс и,
хвалясь  своим  неведением, принижают  те  сферы, в  которые  они  опасаются
заглядывать из-за страха оказаться за пределами своего понимания.
     Помимо прославления  людей,  эта  несчастная особенность  человеческого
разума разработала целую систему  вещей, враждебных установлениям и мудрости
Яхве. Этот мир  состоит из многих  подчиненных друг другу частей. Он оживлен
одним духом, который, в различных модификациях, наполняет собой и приводит в
движение целое. Этот злой дух может быть обнаружен везде, где работает догма
необъяснимой  тайны. Имя  этой системы  и есть "тайна" (14). Ее  губительный
эффект начинает обнаруживаться  в апостольские  времена. Она зовется "тайной
беззакония" (15), которая, как и предсказано, подобно раку, разъела истину и
предложила   вместо  нее  гражданское   и  церковное  устройство,  именуемое
"блудницы и мерзости земные" (16), которое мы повсюду наблюдаем.
     "Главное - мудрость,  - говорит Писание, - приобретай  мудрость, и всем
имением  твоим приобретай  разум. Высоко  цени  ее, и она возвысит тебя; она
прославит тебя, если ты  прилепишься к ней;  возложит  на голову твою голову
прекрасный  венок,  доставит  тебе  великолепный венец"  (17).  Если  ты,  о
Читатель,  отыскал  эту  мудрость, ты  счастлив. "Потому что приобретение ее
лучше приобретения  серебра, прибыли от нее больше,  нежели от  золота.  Она
дороже драгоценных камней, и ничто  из  желаемого  тобою не сравнится с нею.
Долгоденствие в правой руке ее, а в левой у нее богатство и слава; пути ее -
пути приятные, и все стези ее - мирные. Она - древо  жизни  для тех, которые
приобретают ее, - и блаженны, которые сохраняют ее!" (Притчи 3:14-18).
     Перед  Сыном  Божьим посланы  его  апостолы  возвестить благую весть  о
царстве его имени: "отверз (Иисус) им ум к уразумению Писаний" (18). Если ты
достиг познания Божьей мудрости, которая столь бесценна и которая содержится
в  слове,  поведанном ими, ты  тоже  должен  стать  таким просветителем. Это
является  обязательным, потому что  этого  нельзя достичь  только из Писаний
истины, которые "могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса. Все
Писание  богодухновенно   и   полезно  для  научения,   для  обличения,  для
исправления, для наставления в праведности, да будет совершен Божий человек,
ко всякому доброму  делу  приготовлен" (2-е  Тимофею 3:15-17). Что еще можно
пожелать,  кроме  совершенства  и  великолепного  венца  славы,  в  грядущем
времени? Изучай Писание с  прилежанием  маленького ребенка,  и  твой труд не
будет  напрасен.  Отгоняй,  как  ночные  кошмары,   человеческие  обычаи   и
предубеждения, внушенные тебе, принеси  в жертву всесожжения  их  убеждения,
вероисповедания,  наставления и религиозные догматы,  и, подобно  ученикам в
Ефесе,  отдай  свои странные  теологические книги и  сожги  их  перед  всеми
(Деяния Апостолов  19:19).  Эти  горы  хлама служили темному  и  варварскому
времени; слово, слово единственного живого Бога,  - вот в чем нуждается  наш
век.
     Пусть  опыт  "благомысленных" людей из Верии  станет нашим собственным.
Они ежедневно разбирали Писания, чтобы убедиться, можно ли верить тому, чему
учили апостолы, -  "и многие из них  уверовали" (Деяния Апостолов 17:11,12).
Однако,  если  даже апостольская проповедь  не  была  принята  на  веру  без
дополнительного  изучения Писаний,  то  не  возложена  ли на нас  бесконечно
большая  обязанность  проверять подобным же  образом  мнения  и  наставления
богословов  -  профессионалов наших дней, не  вдохновленные  Святым Духом, а
подверженные  ошибкам? Давайте же не верить тому, что мы слышим  с "кафедры"
проповедника, с  "алтаря"  или из  прессы,  если  это  не демонстрирует  нам
правильный  смысл Писания. Давайте не будем довольствоваться сказанным, если
при этом  не подтверждено,  что "так  написано в Писании"  или "так  говорит
Господь", потому  что Он Сам  постановил в Своем законе, что не достоин веры
тот, кто  говорит  не  согласно  с  Его  уставом.  "Обращайтесь к  закону  и
откровению. Если они не  говорят, как  это слово, то нет в них света" (Исаия
8:20). Если же их свет - тьма, то какова же тьма! (19)
     Писание  способно  осветить  для   нас  любой  предмет.  Все,  желавшие
оградиться от ошибок, узнали, прочувствовали и высоко оценили  это. Потому в
дни Диоклетиана, одного из языческих  предков Константина, был издан  указ о
сдаче властям  всех экземпляров Святого Писания: было обнаружено, что с  тех
пор,  как  оно  появилось,  распространение  христианства  не   могло  более
сдерживаться.  Папы  Римские,  как  смертельные и еще  более  коварные враги
Истины,  чем  языческие римские императоры,  следовали примеру  Диоклетиана.
Библия  и папизм, или католицизм, враждебны друг другу, как солнечный свет и
непроглядная  египетская  ночь.  Однако  не  только язычество  и  католицизм
являются  реальными  противниками свободного  и  беспрепятственного изучения
Слова  Божьего.  Протестантский   мир,  самонадеянно  обманываясь  тем,  что
"Библия, и только Библия, - религия протестантов", и тратя огромные суммы на
распространение ее среди  народов  на их родном  языке, постепенно сам  стал
врагом той веры и  образа  жизни, которые  провозгласил. "Только Библия"  не
является его религией, ведь если бы так было, для чего  тогда его профессора
обременены  "Книгой общих молитв",  "39 догматами вероисповедания" и прочими
вещами подобного рода? Верить и применять  в жизни то, что написано только в
Библии, было  бы достаточной основой для  исключения  из  всех "традиционных
церквей".  Когда  Чиллингворт высказал  свое  мнение  (Уильям  Чиллингворт -
английский  англиканский  богослов  и  полемист,  1602  -  1644,  в 1638  г.
опубликовал большой труд "Религия  протестантства - верный путь к спасению",
в  котором  содержался  аргумент,  за  который  автор   приобрел  наибольшую
известность: "Писание  содержит  все, во  что  следует верить;  оно является
полным  и  совершенным,  а  не незаконченным  и частичным принципом  веры" -
Примечание  переводчика), в  нем  было больше правды, чем  в современном нам
протестантизме, но сейчас  это  так  же  далеко от  реальности,  как то, что
протестантизм - религия Христа.
     Протестовать против  таких  ошибок,  как  католицизм,  и заявлять,  что
каждый  человек имеет  право поклоняться Богу  согласно своей совести, - это
совершенно  не то  же,  что верить  и слушаться  благовествования  о Царстве
Божием  и  безупречно себя вести  согласно установлениям Господа.  Тот,  кто
поступает  так,  становится  "неудобным"  для   государственных   церквей  и
сектантских групп верующих,  потому  что  религия Библии требует от человека
"подвизаться за  веру, однажды преданную  святым" (Иуда 3), что в наше время
не может быть сделано без переворота основ самоуспокоенных, любующихся собой
и восхваляющих  себя общин с антикатолическим порядком  вещей. Верно, что ни
один человек или власть не имеет права вмешиваться в отношения между Богом и
человеческой  совестью,  но так  же верно и то, что ни один человек не имеет
права  поклоняться  Богу   так,   как   ему   нравится.  Это  протестантское
заблуждение.  Человек  имеет  право  поклоняться  Богу  только  так, как это
определил  Сам  Бог.   "Но   тщетно   чтут   Меня,  уча  учениям,  заповедям
человеческим"  (20).  Это осуждение, высказанное  Божественной мудростью  по
отношению к любому  почитанию, которое не назначил Он Сам. Он  заявляет, что
это тщетное поклонение, о котором апостолы говорили  язычникам: "Никто да не
осуждает  вас  за  пищу,  или  питье,  или  за  какой-нибудь  праздник,  или
новомесячие,  или  субботу;  никто   да  не  обольщает   вас   самодовольным
смиренномудрием и служением Ангелов; для чего вы ... держитесь постановлений
(dogmatizesqe) ... по заповедям и учению человеческому? Это имеет только вид
мудрости в самодовольном служении, смиренномудрии" (Колоссянам 2:16-23).
     Это   предостережение  относится   ко  всем  видам  вероисповедания   и
поклонения, будь  то католицизм  или  протестантство. Если католики осуждают
людей за пищу, то протестанты - за питье и  Субботу, а те и  другие вместе -
за праздники; хотя протестантизм не признает почитания ангелов, он проявляет
в своих "постах", "очищениях" и т. п. "самодовольное смиренномудрие" так же,
как  и в  почитании  "святых"  и  мучеников,  прославленных  в  легендах  за
"гордость публичного  смирения". Пусть читатель изучит Писание от первой  до
последней страницы, и  он нигде не обнаружит той системы поклонения, которая
существует в  католической и  протестантской церквях. Среди  их прихожан  не
проповедуется  евангелие  Царства  Божьего  во  имя  Иисуса;  это  общины  с
"необрезанным сердцем" (21); теологические диссертации у них заменили  такое
"объяснение  Писаний",  какое  делали  апостолы: "(он) излагал им  учение  о
Царстве Божием, приводя свидетельства и удостоверяя их об  Иисусе  из закона
Моисеева  и  пророков"  (Деяния  Апостолов  28:23,31).  Все сорта  течений в
протестантизме, которым  мир апостольского времени был абсолютно чужд, буйно
разрастаются сейчас; похоть плоти и похоть очей и гордость житейская убивают
собой  даже  энергию  и  рвение  антикатолического  бунта, из  которого  они
возникли; они - умершие, и умершие дважды, вырванные с корнем (22), и пришло
время отсечь их,  как  негодную  ветвь  от  доброй  маслины (Римлянам 11:17,
20,22).
     Пусть, потому,  каждый человек,  который хотел бы  избежать растущего в
нем возмущения и стать наследником  Царства Божия, бережет себя от порочных,
безжизненных  и бесплодных  религиозных  течений этих "Последних Дней" (23).
Оставаясь  их участником, он содействует их  злым  делам, и они оказывают на
него дурное влияние. В их среде слово человеческое заставило замолчать Слово
Бога,  а  религия выродилась  в  предмет потребления,  который профессионалы
продают  за   деньги   согласно   вкусам,  преобладающим  на  мировом  рынке
человеческих душ.
     Потому  "перестаньте  вы  надеяться  на человека,  которого  дыхание  в
ноздрях его: ибо, что он значит?"  (24)  "Они - слепые вожди слепых" (25), в
которых  нет  света, потому что  они  говорят,  не  согласуясь  с законом  и
откровением  Божиим. Давайте отвергнем их  догматическое богословие, давайте
откажемся  от  их  тайн,  давайте  заявим  о  нашей  независимости  от  всех
человеческих авторитетов в  вопросах  веры и деятельности вне слова Божьего.
Писание  способно  сделать нас мудрыми,  традиционные же "богословы"  - нет.
Давайте же придем  к Писанию, потому что мы уверены в том, что кто ищет, тот
найдет  (26). Искать же мы должны в свете Писания и не позволять этому свету
потускнеть  из-за тщеславных мыслей  и фантазий, возносящихся вопреки знанию
Божиему. Как велико утешение: "мудрые уразумеют "и "будут сиять, как светила
на тверди" (27). Пусть наше  счастье,  заключающееся в  том, чтобы понимать,
верить  и  действовать,  будет  таковым, что  мы  станем  "блаженны в  своем
действовании", достигнем славной свободы и проявимся как сыновья Божии (28).
     Обратимся же  к Библии "как к  светильнику, сияющему  в  темном  месте"
(29),  и со смирением, усердием и независимостью  мышления тщательно  изучим
то, что открывается  нам для послушания и  укрепления  в  вере. Поэтому наша
задача  состоит в том, чтобы дать ясную картину  того, что содержится в этой
правдивой и удивительной книге,  которая откроет читателю глаза, облегчит ее
понимание и  поможет  объяснить это  другим, чтобы он смог стать  "делателем
неукоризненным,  верно преподающим слово  истины",  и быть способным разумно
"подвизаться  за веру"; "обратившие (же) многих к правде" будут  сиять, "как
звезды во веки, навсегда" (30).
     Осуществляя  это намерение,  мы должны  поступать так, как делали  бы с
любой другой книгой, или как если бы преподавали любую область искусства или
науки,  а именно: начав  с  начала, или с  самых основ. Так  действовал  Дух
Божий,  когда послал Моисея со своими  указаниями  к  израильтянам. Он начал
Свое откровение,  рассказав им, а теперь и нам, о сотворении небес  и земли,
животных и человека.  Это, как нам кажется,  подходящая точка  отсчета и для
нас, а так как нам уже открыто  все устройство полностью, чего не было в  их
случае, мы можем расширить наше исследование, дополнительно выяснив причину,
или философию вещей. Давайте же начнем, и пусть Сам Господь благоприятствует
нашим попыткам расшифровать, понять  Его  Слово и  очистить  от  традиций  и
догматики  современной  теологии,  первоначально  бывшей  полезной  в  своей
"оппозиции" к Тайне  Беззакония, но сейчас "ветшающей  и стареющей близко  к
уничтожению"  (31)  вместе с теми  вещами, против которых она  выступала, но
которые, несмотря на  истощающуюся  гражданскую  и  церковную тиранию Образа
Зверя (32), своими толкованиями отняли  у людей "ключ разумения" (33) и, тем
самым,  воспрепятствовали  им  войти  в  Царство  Небесное.  Мы  постараемся
возвратить этот "Ключ", чтобы они могли понять "тайны Царствия" (34), "иметь
право на древо жизни и войти в город воротами" (Откровение 22:14). Даст Бог,
мы сделаем это.

     ССЫЛКИ
     (авторские примечания - в тексте)
     1) Псалом 18:2
     2) Бытие 1:28
     3) Бытие 8:21
     4) Даниил 4:27
     5) Иаков 3:17
     6) Галатам 5:19-21
     7) 1-е Иоанна 2:16
     8) Римлянам 8:7
     9) Исаия 64:4
     10) 1-е Коринфянам 2:9,10,13
     11) 1-е Коринфянам 2:7-8
     12) 2-е Петра 1:2-4
     13) Второзаконие 29:29
     14) Откровение 17:5
     15) 2-е Фессалоникийцам 2:7
     16) Откровение 17:5
     17) Притчи 4:7-9
     18) Лука 24:45
     19) Матфей 6:23
     20) Марк 7:7
     21) Деяния Апостолов 7:51
     22) Иуда 12
     23) Иезекииль 38:16; Даниил 2:28; 2-е Иоанна 11
     24) Исаия 2:22
     25) Матфей 15:14
     26) Матфей 7:7
     27) Даниил 12:10,3
     28) Иаков 1:25; Римлянам 8:4
     29) 2-е Петра 1:19
     30) 2-е Тимофею 2:15; Иуда 3; Даниил 12:3
     31) Евреям 8:13
     32) Откровение 13:14
     33) Лука 11:52; Матфей 23:13
     34) Лука 8:10



     СОТВОРЕНИЕ ЗЕМЛИ И ЧЕЛОВЕКА
     Земля до  сотворения Адама. - Исправляется геологическая ошибка. - День
Субботний  и День Господний. -  Создание мужчины  и женщины.  -  Объясняется
"великая тайна" ее сотворения из ребра мужчины. - Едем.  -  Едемский сад.  -
Рай в прошлом и в будущем. - Ограничение первоначального господства человека
над низшими созданиями и его собственной семьей. - О двух деревьях в саду. -
Человек в его исходном состоянии.
     ______

     Общий рассказ о делах,  совершенных за шесть  дней, содержится в первой
главе книги  Бытия, в  то время как во второй главе  среди  прочего детально
описана работа шестого дня, когда была создана первая пара людей.
     Пусть читатель  внимательно  прочитает историю творения как  откровение
для него самого,  одного из  обитателей Земли. Он  составит свой собственный
взгляд на порядок развития вещей, о которых повествуется, как если бы он сам
наблюдал,  стоя  на  высокой скале, все  происходившее в деталях. Он  должен
запомнить это. Рассказ Моисея является откровением не для обитателей  других
небесных  тел,  отдаленных от Земли  бесконечной Вселенной, а для  человека,
являющегося составной частью земного устройства. Это объясняет, почему свет,
как  сказано, был  создан за четыре дня до Солнца, Луны и  звезд. Таким  был
порядок явлений для  земного наблюдателя, и именно в его  глазах  таким было
первоначальное творение,  безусловно,  существовавшее за миллионы лет до эры
Адама.
     Продолжительность полного оборота Земли вокруг  Солнца, предшествующего
работе  первого  дня  творения,  нам  не  открыта,  однако  признаки   этого
представлены  пластами пород  земного  шара,  указывающими  на  то, что этот
период был достаточно  долгим. Действительно, в Писании изредка  встречаются
намеки,  из  которых, кажется, можно понять, что наша планета  до сотворения
человечества  была  населена какой-то  расой  существ,  возможно,  ангелами,
которые  иногда  были  использованы  в  качестве посланников в  другие части
Вселенной, на что намекает их имя (aggeloV - ангел, в переводе с греческого,
-  посланный).  Возможно, Землю  постигла  какая-то  катастрофа, результатом
которой  стало  "погребение" во  мрак. Она могла состоять в погружении  всех
громад  их  жилищ  в  воды  сокрушившего все потопа.  Доведенная  до  такого
состояния "земля была безвидна (without form - в английской Библии) и пуста,
и  тьма над бездною ...  над  водой"  (Бытие 1:2). Ее  горы, холмы,  долины,
равнины,   моря,  реки,  родники,  создававшие  разнообразие   "видов",  или
ландшафтов, на  поверхности земного шара, полностью  исчезли, она  сделалась
"пустой",  на  ней  больше  не  было  ни  одного  живого  существа:  ангела,
четвероногого зверя, птицы или рыбы.
     Однако  фрагменты  погибшего доадамова мира были  найдены  в результате
геологических исследований, к отчетам о которых мы отсылаем  читателя, т. к.
в них  содержится подробный рассказ об этих открытиях с заметками о том, что
органические  остатки,  угольные  поля  и  слои   относятся  скорее  к  эре,
предшествующей появлению человека, чем ко времени творения или Ноеву потопу.
Такой взгляд на вещи устранит огромное количество трудностей, нарушающих  до
настоящего  времени согласие между выводами  геологов и Моисеевым  описанием
физического строения нашей планеты.
     Геологи пытаются расширить шесть  дней до  шести тысяч лет. Однако это,
учитывая приведенные нами сведения из Писания, совершенно излишне. Они могут
с тем же успехом говорить не  о 6 000 лет, а о 60 000, потому что Писание не
открывает  нам  продолжительности обитания на нашей планете  земных ангелов.
Шесть  дней книги  Бытия -  это,  несомненно,  шесть  суточных, или  полных,
оборотов Земли вокруг своей оси. Это  становится  ясно из общего  содержания
закона  Субботы.  "Шесть дней  работай,  и  делай всякие дела твои;  а  день
седьмой - суббота Господу Богу твоему: не делай в оный никакого дела ... Ибо
в шесть дней создал Господь небо и землю, море  и  все, что в них;  а в день
седьмой почил. Посему благословил Господь день субботний и освятил его" (1).
Если Господь работал шесть одинаковых промежутков времени в тысячу или более
лет  и приостановился на две тысячи  лет, пока  не  дал закон, может  ли это
считаться  подходящим  основанием для  того, чтобы  израильтяне должны  были
работать шесть промежутков времени в двенадцать часов  и не  делать  никакой
работы в течение седьмого периода или дня той же продолжительности? Может ли
какой-нибудь  израильтянин  или  язычник, не испорченный пустой  философией,
прочитав закон субботы, прийти к тем  же выводам, что и  геологи? Мы думаем,
что  нет. Шесть дней  обычной  протяженности были  достаточным временем  для
Всемогущего, владеющего всей властью над Вселенной, чтобы вновь сформировать
Землю и  разместить на ней то небольшое  количество  животных, которое  было
необходимо в начале нового устройства на Земле.
     В период между гибелью планеты, обители ангелов,  и эпохой  первого дня
Земля  была, как говорится в книге Бытия 1:2, "безвидна  и пуста, и тьма над
бездною", т. е. была планетой, имеющей кристаллическое строение, затопленной
водой  и  окутанной беспросветной  ночью.  Из  этого грубого материала  было
создано новое  жилище и приспособлено под место обитания нового  вида  живых
существ. В  первый  день был "вызван" свет, чтобы просветить тьму  и открыть
поверхность воды; во  второй  день была  создана атмосфера, названная небом,
благодаря чему густой туман появился  над поверхностью вод в огромной массе;
в третий день вода была собрана  в моря, и появилась суша, названная Землей.
Она  затем  была   покрыта  зеленью,  плодовыми  деревьями  и  лесом,  чтобы
подготовить  среду   обитания  для  травоядных  тварей.  На  четвертый  день
увеличившаяся в объеме атмосфера стала прозрачной, и с поверхности земли уже
можно было увидеть светящиеся космические тела.  Астрономически наша планета
была расположена по отношению к ним так, что их воздействие привело к  смене
дня и ночи, лета и зимы, а они сами, в качестве созвездий, стали служить для
ориентации в  пространстве  и  во  времени.  Таким образом,  созданные Богом
Солнце, Луна  и  звезды, придав  земной  оси  определенный  угол наклона  по
отношению   к  плоскости  эклиптики,   стали  оказывать   самое  живительное
воздействие на земную сушу и моря. Они превратились в подходящее, прекрасное
место для расселения всех видов животных. Это было совершенное жилье: свежий
воздух,  чудесное  освещение небесным  светом  и обильная  пища.  Для  своей
законченности такой "резиденции" не хватало лишь счастливых жильцов.
     Это и стало работой пятого и шестого дней. На пятый день вода произвела
рыб и водяных  птиц,  а на  шестой - "из земли" были  созданы  рогатый скот,
рептилии, земные птицы и все звери  земные, мужские и женские особи, по роду
их (Бытие 1:20-25; 2:19).
     Однако   среди  всех   этих   созданий   не  было   подходящего,  чтобы
владычествовать  над всем животным миром или отражать божественные качества.
Потому Элохим (имя Бога в первой  главе книги Бытия, см. гл. 6, "Рассуждение
по поводу имени Элохим") сказал:  "Сотворим человека по  образу Нашему, и по
подобию Нашему; и  да владычествует он над всеми" тварями земными (2). Таким
образом,  Элохим  создал  человека  по  своему  образу,  "мужчину и  женщину
сотворил их" (3). Детали, касающиеся  создания  первой пары  людей, даны  во
второй  главе  Бытия,  в  стихах 7, 18, 21-25. Эти отрывки  связаны с делами
шестого  дня, в  то время  как стихи 8-14 относятся к третьему дню,  а стихи
15-17 параллельны главе 1:28-31 и завершают историю шестого дня творения.
     "Так  совершенны  небо  и  земля и все воинство  их" (4); и Ягве Элохим
(Господь Бог),  осмотрев громадное  и чудесное творение,  искусно  сделанное
посредством Духа, сказал,  что оно "хорошо весьма" (5). Это  совершил Элохим
"при общем ликовании утренних звезд, когда сыны Божии восклицали от радости"
(Иов 38:4-7).

     ССЫЛКИ
     1) Исход 20:9-11
     2) Бытие 1:26
     3) Бытие 1:27
     4) Бытие 2:1
     5) Бытие 1:31
     О ДНЕ СУББОТНЕМ
     На седьмой день, который был ни длиннее,  ни короче предшествующих ему,
"совершил  Бог  ...  дела  Свои,  которые  Он  делал",  и  по  поводу  этого
знаменательного события  "благословил Бог  седьмой день, и освятил  его (1).
День этот  был  благословлен, а  потому его заповедано  соблюдать. Освящение
этого дня означает  выделение его, т. е. хранение его в особом, по сравнению
с  другими  днями,  положении. Основания  для  такого почитания  могут  быть
найдены в  касающемся его законе, предписанном израильтянам. Им было сказано
так:  "Помни день  субботний, чтобы  святить его" (2). На вопрос о том,  как
следует его святить,  отвечалось так: "не делай в оный  (день) никакого дела
ни ты  и никто, тебе принадлежащий". Причиной же  такого  полного  отказа от
работы в этот  день был  пример  Самого  Господа,  Который  "в день  седьмый
почил". Истинная  природа соблюдения  субботы на протяжении  веков  и  жизни
поколений  и вознаграждение за это хорошо выражена Исаией: "Если ты удержишь
ногу  твою ради субботы от исполнения прихотей твоих  во святый день  Мой, и
будешь  называть субботу  отрадою,  святым  днем  Господним,  чествуемым,  и
почтишь ее тем,  что не  будешь заниматься обычными твоими  делами, угождать
твоей прихоти и пустословить: то будешь иметь радость в Господе, и Я возведу
тебя на высоты земли и  дам вкусить тебе наследие Иакова,  отца твоего, уста
Господни изрекли это" (Исаия 58:13,14).
     В этом отрывке приведены условия, при которых  верные израильтяне могут
унаследовать  блаженство, олицетворяемое  отдыхом седьмого дня.  Они  должны
были быть счастливы  посвятить себя пути Господнему. Им следовало не  просто
отказаться  от  работы, зевая и  жалуясь на скуку  этого дня и мечтая  о его
скорейшем  конце, чтобы можно было вернуться к своему обычному образу жизни,
- нет, они  должны были относиться к нему уважительно как к восхитительному,
святому и  почетному дню.  Их  радость в этот день  должна  была  состоять в
исполнении  того,  что требовал  от  них Господь, и в обсуждении "великих  и
драгоценных  обетований"  (3),  данных Им.  Это значило не  пустословить,  а
говорить   слова   Господни.   Однако,  такое   соблюдение  субботнего   дня
подразумевает  наличие  у человека  духа  веры  и  славного  характера,  что
является следствием  знания  истины.  Ни  до потопа, ни после него  не могли
"назвать субботу  отрадою"  те люди, которые либо не знали, либо не верили в
важность  такого  обетования: "Будешь иметь  радость в Господе, и Я  возведу
тебя  на  высоты  земли  и  дам  вкусить  тебе  наследие  Иакова".  Человек,
рассматривающий седьмой день просто как субботу, в  продолжение которой  ему
запрещены  наслаждения,  разговоры  по  своему  усмотрению,  денежные  дела,
приносящие ему удовольствие,  будет относиться  к нему  как к  еженедельному
наказанию,  а  не  как к дню радостному  и почитаемому.  Хотя он  мог  чисто
механически  отказаться  от  дел, это не было бы истинным хранением субботы,
таким, которое давало право на  благословение, связанное  с  почитанием  Дня
Господня.  Это  было утомительно  для  такого человека, потому  что,  будучи
безверным,  он  не понимал, какова награда  за  его соблюдение, а "без  веры
угодить Богу невозможно" (4).
     Вознаграждением  патриархам,  жившим  как  до, так и  после  потопа,  и
израильтянам за  верное  служение  и  память об  отдыхе  Ягве  после  работы
творения была "радость в  Господе, возведение их на высоты земли  и вкушение
ими  наследия Иакова".  Это  же и есть  обетование  о  наследовании  Царства
Божьего, о котором кратко сказано как  об "ожидаемом  и невидимом" (5),  или
как  об  объекте  той  веры,  которая  радует  Бога.   Когда  Царство  будет
установлено, все, достойные  его, "будут веселиться и радоваться в  Господе"
(6), займут "высоты земли", руководя народами как Его цари и священники; они
станут  все вместе жить в "новом небе и  новой земле", на  которой поселится
праведность, когда Иерусалим будет сотворен весельем и  народ его - радостью
(Матфей 25:23-24; Откровение 2:26,27; 3:21; 5:9,10; 20:4; Даниил 7:18,22,27;
Исаия 65:17,18).  Знание и  вера в это были движущей и преобразующей  силой,
ставшей причиной  того, что Авель, Авраам,  Моисей,  Иисус  и другие считали
субботу радостным,  посвященным Господу  почитаемым днем; соблюдать  же  его
так,  как  это  делают  сыновья  Велиара  (т.  е.  "негодные,  развращенные,
безбожные" люди) нельзя.  Однако в  то  время как таковой была причина,  или
даже вера, побуждавшая сыновей Божьих хранить святость седьмого дня, Ягве не
разрешал безверным безнаказанно  нарушать и  осквернять  его. Мы  не  знаем,
какое  наказание, если такое существовало, присуждалось за  его попирание до
потопа, но  законом Моисея за его осквернение предусматривалась значительная
и немедленная месть, о чем свидетельствует следующее:
     1.  "И  сказал  Господь  Моисею, говоря:  Скажи сынам  Израилевым  так:
субботы Мои соблюдайте; ибо это - знамение между  Мною  и  вами в роды ваши,
дабы вы знали, что Я Господь, освящающий вас. И соблюдайте  субботу, ибо она
свята для вас: кто осквернит ее, тот да будет  предан смерти.  Кто станет  в
оную делать  дело,  та  душа должна  быть истреблена из среды народа своего.
Шесть  дней  пусть делают  дела;  а  в седьмый  - суббота покоя, посвященная
Господу: всякий, кто делает дело в день субботний, да будет предан смерти. И
пусть хранят сыны Израилевы субботу, празднуя субботу в роды свои, как завет
вечный. Это - знамение между Мною и сынами Израилевыми на веки; потому что в
шесть дней сотворил Господь небо и землю, а в день седьмый почил и покоился"
(Исход 31:12-17).
     2.  "И помни,  (Израиль),  что  ты был  рабом  в  земле Египетской,  но
Господь, Бог твой,  вывел тебя оттуда рукой крепкой и мышцею высокую, потому
и повелел тебе  Господь, Бог  твой, соблюдать  день субботний" (Второзаконие
5:5).
     3. "Шесть дней делайте дела, а день седьмый должен быть у вас святым, -
суббота покоя Господу; всякий,  кто  будет  делать в  нее дело, будет предан
смерти.  Не  зажигайте  огня  во  всех жилищах ваших  в  день субботы (Исход
35:2-3).
     4. "Когда  сыны  Израилевы были в пустыне,  нашли человека, собиравшего
дрова в день субботы. И привели его нашедшие его собирающим дрова к Моисею и
Аарону и ко всему обществу. И посадили  его  под стражу,  потому что не было
еще  определено, что должно с ним  сделать. И сказал Господь  Моисею: должен
умереть человек  сей;  пусть  побьет его камнями все общество  вне стана.  И
вывело его общество вон  из  стана,  и побили  его камнями,  и  он умер, как
повелел Господь Моисею" (Числа 15:32-36).
     5.  "Так говорит  Господь: берегите  души свои и не носите  нош  в день
субботний,  и не  вносите  их воротами Иерусалимскими. И не выносите  нош из
домов ваших в день субботний  и  не занимайтесь никакою  работою, но святите
день  субботний так, как Я заповедал отцам вашим  ...  И  если вы послушаете
Меня в том, говорит Господь, чтобы не носить нош воротами сего города в день
субботний и чтобы святить субботу, не занимаясь в этот день никакою работою:
то воротами сего  города будут входить  цари  и князья,  сидящие на престоле
Давида, ездящие на колесницах и на  конях, они  и князья их, Иудеи и  жители
Иерусалима,  и город  сей будет обитаем вечно. И будут приходить  из городов
Иудейских и из окрестностей Иерусалима, и из земли Вениаминовой, и с равнины
и с гор и с юга, и  приносить всесожжение  и жертву, и хлебное  приношение и
ливан, и благодарственные жертвы в  дом Господень. А если не послушаете Меня
в  том, чтобы  святить  день  субботний и  не  носить нош,  входя  в  ворота
Иерусалима  в день субботний, то возжгу огонь в воротах его, -  и он  пожрет
чертоги Иерусалима и не погаснет" (Иеремия 17:21-27).
     6.  "Оставайтесь  каждый у себя,  никто не  выходи  от места  своего  в
седьмый день. И покоился народ в седьмый день" (Исход 16:29,30).
     Из  этих  заявлений  ясно,  что беззаконно,  когда  слуги в израильских
семьях  жгут  огонь,  готовят  пищу,  запрягают  лошадей,  вывозят  семьи  в
синагоги,  а  священники  храма совершают  службу Господу. Также незаконными
считаются  в  субботу  семейные визиты, поездки  для укрепления здоровья или
проповеди,  семейные  разговоры  и  вообще  беседы  о  мирском,  -  все  это
наказывается  смертью. По закону, и  это следует также  соблюдать,  все  это
имеет  отношение  только к  седьмому,  и  не  к одному другому  дню  недели.
Совершенно  законно делать все перечисленное в первый  или восьмой  день (за
исключением  некоторых  особых  дней),  но не в седьмой. Однако в  этот день
"должно  добро  делать" (7),  но добро  это не может  быть произвольным.  Ни
священники, ни простые люди не должны судить, что есть добро, а что - зло, -
это определял только закон. "В субботы священники в  храме нарушают субботу,
однако  не  виноваты"  (Матфей  12:5),  потому  что  закон  предписывал   им
"приносить двух агнцев однолетних без порока ... Это - субботнее всесожжение
в каждую субботу" (Числа  28:9-10). Это было нарушением закона седьмого дня,
запрещавшего  выполнять "любую  работу";  и если бы  не  было такой заповеди
Бога, священники были бы "смертельно виноватыми". Именно поэтому и Иисус был
"невиновен", ведь он делал в этот день угодную Богу работу: исцелял больных,
как внушил ему Отец.
     "Суббота  для человека,  а не человек для субботы,  - говорил Иисус,  -
Посему Сын  Человеческий есть господин и субботы" (Марк 2:27). Постановление
о Субботе было мудрым и благотворным. Оно предохраняло самих израильтян и их
близких  от  изнурения  непрерывным тяжким  трудом  и  каждую  неделю  вновь
напоминало  им  закон  и  обетования  Божьи.  Однако, это  было  лишь "тенью
будущего", на  которой  основывалось  все, имеющее  отношение к  Помазаннику
Божьему (Колоссянам 2:14, 16-17). Это составляющая  "стихий мира", описанных
в "рукописании,  которое было против нас" и которое Господь Иисус  "взял  от
среды и пригвоздил ко кресту" (8). Когда он лег  в гробницу, он  "почил"  от
своих трудов  и  оставался там в  течение всего  седьмого дня. Закончив свою
работу, он восстал на восьмой день, "отдохнувший". "Тень"  Субботы исчезла в
сиянии  взошедшего   солнца  праведности.   Будучи   проклята  законом,  она
освободила братьев от своего приговора, наложенного на них всех.
     Павел  назвал  постановления  закона  Моисея  "стихиями" или  "началами
мира", охарактеризованными  в  Послании  к  Галатам как  "немощные  и бедные
вещественные  начала",  которыми  они  опять  хотят  себя   поработить.  Они
доказали, что желают этого,  "наблюдая дни, месяцы, времена и годы" (Галатам
4:3,5,9,10); не  удовлетворившись  тем,  чему  учил  Христос,  они смешивают
установки   закона   Моисея   с   Евангелием.   Склонение   же   в   сторону
"иудействования" - первый шаг к  ужасному вероотступничеству, из-за которого
мир на долгие времена был проклят. Когда Моисеев порядок вещей, как "образец
ведения  и  истины",  "состарился"  (9), в  достаточной  мере  проявив  свою
сущность и сойдя на нет,  он был "уничтожен",  будучи  "повергнут  на землю"
(10) римской властью, а  вместе с  ним -  и закон о седьмом дне.  Еще до его
отмены  Павел проявлял опасение за галатов, "не  напрасно ли он  трудился  у
них" (11), видя,  как они  становятся ревностными по отношению к  установкам
закона.  Галаты  не понимали,  что Моисеево  устройство было  лишь временным
порядком вещей; "он (закон)  был дан ... по причине преступлений, до времени
пришествия семени (12); когда же  Христос пришел,  он "искупил нас от клятвы
закона,  сделавшись  за нас клятвою" (13), а  потому им не следовало  ничего
бояться  и  ничего  ожидать ни  от  выполнения, ни  от преступления указаний
закона. Они думали, что  "если не обрежетесь по обряду Моисееву  и не будете
хранить  закон в  той же степени, как  веровать и подчиняться Евангелию, "не
можете спастись" (Деяния Апостолов 15:1,5). Они "хотели быть под законом", а
потому  начали  "соблюдать субботу" и  выполнять другие вещи, которые Моисей
предписал Израилю. Это очень расстроило Павла, и он говорил о себе: "я снова
в муках рождения, доколе  не изобразится  в вас  Христос!"  (14).  Они  были
избавлены  от  "ига  рабства" (15),  положившись  на  Христа,  но,  стремясь
обновить  свою связь с  законом  Моисея,  они  продали  свое первородство за
чечевичную  похлебку.  "Вот,  -  говорит Павел, - если вы обрезываетесь,  не
будет  вам никакой  пользы  от  Христа. Еще свидетельствую  всякому человеку
обрезывающемуся, что он  должен исполнить весь закон. Вы, оправдывающие себя
законом,  остались  без  Христа,  отпали   от   благодати"  (16).  Частичное
следование закону никому ничего хорошего  не принесет. Если человек соблюдал
субботу в целом так, как это было принято, но пренебрегал жертвоприношениями
или  ел свинину, он был проклят точно  так же, как вор или разбойник, потому
что  о  тех,  кто под  законом,  сказано:  "проклят  всяк, кто  не исполняет
постоянно  всего,  что  написано  в  книге  закона",   следовательно,   даже
безгрешный Иисус был осужден законом,  ведь  он был  распят, о чем написано:
"проклят всяк, висящий на дереве"  (Галатам 3:10,13;  5:4).  Существует ли в
таком случае у  евреев и язычников надежда избежать  проклятия  закона, ведь
уже  из  самой  природы вещей, связанных  с нынешним  положением  Иерусалима
следует, что невозможно его соблюдать, храня лишь некоторые из его указаний,
такие как  "пища, питье ... или суббота" (17) и  т. п.?  Соблюдение седьмого
дня  регулировалось  законом Моисея, и  наказание за  его  "осквернение" или
"профанацию"  определялось  только  им   одним;   однако  ясно,  что  закон,
упраздненный  Иисусом,  тот  закон, который  прибил Иисуса на свой крест, не
подразумевает  больше никакой  кары за несоблюдение его назначений, а потому
нет  больше никакого греха в работе,  или  развлечениях,  или  разговорах  в
седьмой день.
     В первый день недели творения "сказал Бог: да будет свет.  И стал свет"
(18); так в первый  же день недели "свет  истинный" вышел  из тьмы  гробницы
"подобно  росе"  "из чрева  прежде  денницы"  (19).  Этот  день должен  быть
особенно памятным  для его народа, потому что  он обеспечил их оправдание "в
нем", их собственное воскресение  к жизни и уверенность  в том, что он будет
править и "праведно судить вселенную" как царь, назначенный Ягве, и они тоже
будут царствовать с ним как цари и священники Бога (Римлянам 4:25; 8:11; 1-е
Коринфянам 15:14,20; Деяния Апостолов  17:31;  Откровение 5:9,10). Этот день
отмечен также особенными встречами Иисуса и его учеников, случившимися после
его воскресения (Иоанн 20:19, 26). Он вознесся на небеса  также в этот день,
сорок третий после  распятия, а  через семь дней, на пятидесятый, или день в
"Пятидесятницы",  дары  Святого  Духа  были излиты на апостолов,  и  впервые
Благая Весть о царстве Божьем была проповедана во имя его.
     Поскольку власть  находилась в руках врагов, христиане-евреи продолжали
традиционно  соблюдать  закон седьмого  дня:  мы  видим апостолов, постоянно
посещающих синагоги  по субботам и говорящих  с  людьми "из Писаний" (Деяния
Апостолов 17:2,17;  18:4; 19:8). Поступать по-другому означало бы  создавать
ненужные предубеждения и упускать  хорошую возможность познакомить еврейскую
публику  с Евангелием.  Они  не  покидали  синагог,  пока  не бывали  оттуда
изгоняемы. Однако,  постоянно  бывая  там в седьмой  день,  они собирались и
вместе  с  учениками, основывая такими встречами  церковь святых  и Бога. Во
главе своих собраний они  ставили старейшин, "учивших их соблюдать все,  что
повелел  им Иисус" (Матфей 28:20; Деяния Апостолов 2:42; 14:22-23). В письме
к  еврейским христианам Павел увещевает  их "не  оставлять  собрания своего"
(Евреям   10:25).  Для  таких  проповедей  необходимо   было   собираться  в
установленное время  в  определенном месте.  В  какой же день  церкви святых
встречались, чтобы призывать друг друга к любви и добрым делам? Ясно, что не
в  седьмой день, ведь в это время апостолы были  в  синагогах. Какой же день
подходит  больше,  чем первый  день  недели?  Утверждать,  что  святым  было
заповедано встречаться именно в этот день, сейчас  нельзя,  потому что этому
нет подтверждения в  Новом Завете. Вне сомнения, первые последователи Христа
собирались  вместе   в  первый  день  недели  (20),   и  наиболее   разумное
предположение состоит  в том, что они  поступали так, повинуясь наставлениям
апостолов,  на  учениях  которых  была  основана  их  вера  и  деятельность,
сделавшая их учениками Иисуса.
     Посвящение первого  дня недели Господу  возможно только для  святых. Не
существует никакого закона  об этом  дне, за  исключением  того, что  принял
император Константин, который завещал грешникам соблюдать  святость первого,
или восьмого дня, или Воскресения. Чтобы грешник посвятил этот день Господу,
он должен стать одним из народа Господа. Он  должен  верить Благой  Вести  о
Царстве  и  имени  Христа  и  повиноваться  ей  прежде,  чем  он  согласится
участвовать в  какой-либо  религиозной  службе. Он должен  прийти  под закон
Христа, "одевшись" во  Христа прежде,  чем сможет  почитать день  Господень.
Став христианином,  он должен собираться с религиозным  братством -  святыми
Нового Завета  -  для соблюдения Господнего дня, помогать им в наставлении и
поощрении к любви и добрым делам, в возвещении смерти Иисуса, в благодарении
Отцу, в праздновании воскресения Христа, в хвале и благословлении Бога (21).
Будучи  под  Евангелием,  или  "законом свободы"  (22), он  не подчинен "игу
рабства"   (23)   относительно   субботнего   дня.   Ему   радостно,   когда
предоставляется возможность отпраздновать таким образом день воскресения. Он
не нуждается в карательных мерах, принуждающих его к формальному и досадному
самоотречению, или "долгу", потому что его пища и питье - творить  волю Отца
Небесного (24).
     Закон Моисея был вручен израильтянам,  а не язычникам, бывшим, поэтому,
"не  под законом"  (25). "Закон, если что  говорит, говорит к  состоящим под
законом", поэтому  язычники не были ответственны перед ним, они не  получали
благословений горы Гаризим (до тех пор, пока не принимали иудейской веры)  и
не  предавались проклятиям  горы Гевал  (Второзаконие  27:9-26).  Неверующие
евреи и язычники  одинаково чужды заповедям Христа и его апостолов. Заповеди
эти предписаны Христом своим ученикам. Только они "подзаконны Христу".  "Что
мне,  - говорит Павел,  -  судить и  внешних?.. Внешних же  судит  Бог" (1-е
Коринфянам  5:12,13).  Он проповедовал Евангелие Царства  грешникам  для  их
"послушания в вере". Если они будут осуждены, это произойдет потому, что они
были "не покоряющимися благовествованию Господа  нашего Иисуса Христа"  (2-е
Фессалоникийцам 1:7-10), а  не  потому что они  не "ходят в церковь" или  не
блюдут  день  Господний,  учрежденный полуязыческим  императором  четвертого
века.  Суббота,  которую  Бог  требует  грешных  людей  хранить,  состоит  в
настолько полном успокоении  от дел плоти,  насколько полон был отдых Самого
Бога  от  работы  Творения  на  седьмой день с тем, чтобы они могли  войти в
тысячелетний покой, который останется для народа Божия (Евреям 4:9-11).
     Люди постоянно ошибаются в своих рассуждениях из-за  невнимательности к
явному различию,  существующему между такими группами,  которые называются в
Писании "святыми" и "грешниками". Они смешивают сказанное об одних и других.
Входящие  в  эти  группы  люди  имеют  такое  же  отношение  к  Божественным
установкам, как "граждане" и "иностранцы" -  к законам  и  конституции  США.
"Закон, если что говорит, говорит к состоящим под законом". Этот принцип был
сформулирован   Павлом   относительно  закона  Моисея,   и  он   верен   для
законодательств  всех  народов.  "Граждане"  -  это святые,  или отделенные,
избранные, люди  особого свода законов, посредством которого они изолированы
от  всех  других людей; в то же  время, "иностранцы",  или подданные другого
государства, проживающие  в  стране,  -  это грешники по  отношению к  этому
закону,  потому  что  живут  в  своих  странах,  полностью  пренебрегая  его
установками, совершая  то, что ему противоречит, и оставаясь безупречными по
отношению к  нему.  Поэтому, если  они должны были бы посетить государство с
другим законодательным устройством,  они не были бы наказаны за то, что было
у  них  в прошлом, потому что  тогда  они не  были под законом этой  страны.
Однако, если они, проживая  в стране,  продолжают соблюдать  свои  традиции,
входящие  в  противоречие  со  здешним  законом,  они  станут   виновными  и
заслуживающими наказания, предусмотренного для таких преступников.
     Факт  состоит в том, что Бог "благословил и освятил" (26), или отделил,
седьмой  день;  несомненно,  Адам  и его  жена  отдыхали  или прерывали свой
присмотр  за садом в этот день. Можно пойти дальше и с большой  вероятностью
сказать о том, что "сыны Божии"  (27)  до потопа поклонялись Богу в то время
согласно  "Его пути"; но за всю  историю длительного  периода, от  освящения
седьмого дня до выпадения манны с неба для израильтян в пустыне  (Исход 16),
не  было ни мельчайшего намека  на  их наказание за  то,  что они  перестали
блюсти субботу. Таким образом, нельзя сказать,  что язычники  виновны  перед
Богом так, что достойны приговора  к смерти  или  осуждению,  основываясь на
предупреждениях   патриархального  свода   законов.  Какими   бы   не   были
предписания,  нет никаких сомнений,  что благословение  может быть  получено
посредством их соблюдения, но не самих по себе, а в связи с другими  вещами,
составляющими "Божий путь" (28).
     Как  я показал,  соблюдение седьмого дня было  обязательным  только для
израильтян, пока закон Моисея сохранял силу,  будучи "паролем" между Богом и
ими.  Субботы  принадлежали израильской земле  и  народу, и могли храниться,
согласно  закону, только пока  они проживают в этой  стране. Это следует  из
требования  закона приносить каждую  субботу  жертву  всесожжения:  вместе с
другими вещами - "двух однолетних агнцев  без порока"; это жертвоприношение,
подобно другим,  должно  быть  принесено в  храм в  Иерусалиме, куда Господь
поместил Свое имя, а не в  место проживания  Иакова. Следовательно,  Израиль
должен быть восстановлен  в своей  стране прежде, чем снова начнет соблюдать
субботу. Поэтому, когда  "утвердится  престол  милостью, и воссядет на нем в
истине,   в  шатре  Давидовом,  судия  (Господь  Иисус),  ищущий   правды  и
стремящийся к  правосудию"  (Исаия  16:5), тогда, говорю Я,  "священники  из
колена  Левиина, сыны Садока, которые во время отступления  сынов Израилевых
от Меня постоянно стояли на страже святилища Моего, те будут приближаться ко
Мне, чтобы служить Мне, и будут предстоять перед лицем Моим, чтобы приносить
Мне  тук и кровь, говорит Господь Бог:  они будут свято хранить субботы Мои"
(Иезекииль 44:15,24).
     Однако субботы  не  будут  больше праздноваться  в  седьмой  день.  Они
перенесутся с седьмого на  восьмой,  или,  что то же  самое, на  первый день
недели. "Устроение  полноты времени"  (Ефесянам 1:10), известное под  именем
"Тысячелетия",  или "Тысячелетнего Царствования", станет антитипом  Моисееву
празднику  кущей,  бывшему  "тенью   будущего".  Тогда  Израиль  должен  был
веселиться в течение семи дней, начиная с "пятнадцатого дня седьмого месяца,
когда  (он)  собирает  произведения  земли". О  первом  из  семи  дней закон
говорит:  "священное  собрание,  никакой  работы не  работайте".  Это  день,
который мы называем Воскресением. Этот  устав распространяется и  на восьмой
день, тоже Воскресение: "священное собрание будет  у вас, и приносите жертву
Господу;  это - отдание праздника, никакой работы не  работайте".  Снова, "в
первый день  покой (в английской версии Библии - "суббота") и в восьмой день
покой  ("суббота")  (Левит  23:34-43).  Так в этих "образах небесного"  (29)
первый и  восьмой  дни  назначены святыми  днями, в  течение которых  нельзя
выполнять никакой работы. Это же  символизирует  вынесение пальмовых  ветвей
или победоносное  возвращение двенадцати колен Израиля из рассеяния на землю
своих отцов, когда "Господь снова прострет руку Свою, чтобы  возвратить Себе
остаток народа Своего" (Исаия 11:11).
     Три раза в четырех стихах Захария говорит о приходе народов в Иерусалим
для поклонения Царю,  Господу  Саваофу,  где будет  "празднование  праздника
кущей"  (Захария  14:16-19),   что  явится  результатом   уничтожения   того
господства,   которое   символизирует   истукан   Навуходоносора   (30)    и
восстановления  царства и  трона Давидова.  Это стечение языческих народов в
Иерусалим характеризует время Мессии и истинного  праздника кущей,  когда он
"будет славить Тебя, (Господи), между язычниками и будет петь имени" Его,  и
"возвеселятся  язычники  с  народом  Его",   Израилем   (Римлянам  15:9,10).
Обращаясь к  этому времени, Господь  говорит: "это  место престола  Моего  и
место столпам ног Моих,  где я буду жить среди  сынов Израилевых во веки;  и
дом Израилев не будет более осквернять святого имени  Моего, ни они, ни цари
их,  блужением  своим и трупами  царей  своих  на  высотах их  ...  Они  ...
оскверняли святое имя Мое мерзостями своими, какие делали, и за то Я погубил
их во гневе Моем.  А теперь они удалят от Меня блужение  свое  и трупы царей
своих,  и Я буду жить среди них  во веки" (Иезекииль  43:7-9). Ясно, что это
пророчество о том, что должно произойти  в будущем, потому  что Дом Израилев
до сих пор продолжает  "осквернять" святое Божие имя "мерзостями своими", но
когда это произойдет, они не будут "более" делать этого.
     После  провозглашения  этого  пророчества  Иезекиилю   было  заповедано
описать храм, предназначенный служить "домом молитвы для всех народов" (31),
с уставами, внешним видом и законами,  касающимися его. Господь Бог сообщает
"уставы жертвенника к тому дню, когда он  будет сделан" (32) и когда  Левиты
из  племени  Садока  приблизятся  к  Нему.  "Очищение  жертвенника"  (33)  и
освящение  его священниками было  совершено принесением жертв в течение семи
дней. "По  окончании же сих дней, в восьмой день и далее,  священники  будут
возносить  на  жертвеннике ваши  всесожжения  и благодарственные жертвы; и Я
буду  милостив к  вам (о, Израиль),  говорит Господь Бог" (Иезекииль 43:27).
Так день воскресения Господня из заключения его в  гробнице  в седьмой день,
становится субботой будущего времени, которая освятится священниками Израиля
и будет соблюдаться всеми  народами как  день священного собрания, в который
они возрадуются и совсем не будут работать.
     Константин, сам не будучи христианином, отдавал должное истине до такой
степени, что заставил мир  почитать день, в который Христос Иисус воскрес из
мертвых.  Поэтому  в  328 году н. э. он  предписал блюсти этот  день  так же
скрупулезно,  как иудейское духовенство толковало хранение субботы по закону
Моисея  о  седьмом  дне.  Отсюда происходит  шабатарионизм (субботничество),
нелепость и вредность которого иллюстрируют  так называемые  "Синие  Законы"
американского штата Коннектикут (по ним женщине запрещено в субботу целовать
своего ребенка!), рвение Палаты Общин или напыщенные речи пиетистов нынешних
дней  ("Синие  Законы"  -  строгие  правила  пуританской  природы  поведения
человека  и соблюдения им Дня Господня; действовали среди первых колонистов,
особенно   в   Коннектикуте.   Пиетизм  -   противостоящее   ортодоксальному
протестантизму  мистическое  течение,   основатель   которого,  Ф.   Шпенер,
1635-1705,  ставил религиозные  чувства  выше  религиозных догматов -  прим.
переводчика).   Эти  благонамеренные  люди,  чье  рвение  опережает  знание,
кажется,   не  осознают,  что  Христос   и  его  апостолы  не  провозглашали
гражданского  и церковного свода законов  для народов,  когда  проповедовали
Евангелие Царства. Их  целью было  дать  людям не  законы  и конституции,  а
отделить избранных от других людей для того, чтобы они "правили  праведно" и
в страхе Господнем  (34), когда наступит "устроение полноты  времен" (Деяния
Апостолов 15:14;  1-е  Коринфянам  6:2; 2-я Царств 23:3-4; Титу 2:11). Чтобы
быть  в  состоянии  сделать это,  от  избранных требовалось  быть"  святыми,
непорочными   и  неповинными   перед   Богом"  (Колоссянам  1:22,   23;  1-е
Фессалоникийцам 2:19; 3:13).  Для этого  им было наказано  под  Божественным
руководством  "обновиться духом ума своего,  и  облечься в  нового человека,
созданного по Богу, в праведности и святости истины" (35).
     Что же касается тех, "кто вне закона",  кто "не принял любви истины для
своего  спасения", то в качестве наказания "за  это  пошлет  им Бог действие
заблуждения, так-что они будут верить лжи" (2-е Фессалоникийцам 2:10-12). Им
предоставлено руководить своей жизнью при помощи собственных законов  до тех
пор, пока  не  наступит  время,  когда  Христос уничтожит  их  господство  и
присвоит себе  верховную власть над ними  совместно с "народом святых" (36).
Если они хотят наложить на  себя узы рабства, обязуясь соблюдать первый день
недели  по закону Моисея  о седьмом  дне, им предоставлена свобода поступать
так,  но из-за такого "самовольного смиренномудрия" (37), они не имеют права
на  вознаграждение  от  Бога,  поскольку  Он не требовал  этого от них.  Они
самовольно претендовали на награду, причитавшуюся  за соблюдение  иудейского
дня Господня; другими  словами, страдания и  наказания, на которые они имеют
право за "осквернение" этого дня, таковы, и только таковы, по воле и желанию
непросвещенных законодателей этого  народа. Предписание  о прекращении труда
для людей и животных на один день из семи является мудрым, но оно нарушается
из-за вопиющего  непонимания Писания  и  просто  религиозного предрассудка о
гибели человеческих душ в пылающей сере в случае, если  они не будут хранить
закон Моисея о седьмом дне.
     В заключение мне следует  сказать лишь то, что если  бы было необходимо
хранить  Воскресенье точно так,  как от евреев  требовалось по закону Моисея
соблюдать Субботу, то те люди, которые так об этом  переживают, сами были бы
виновны в той же мере, что и обвиненные ими в несвятости и осквернении этого
дня. "Кто ... согрешит в одном чем-нибудь, тот  становится виновным во всем"
(38). Если они в день Господень не открывают магазинов, или не прогуливаются
по паркам и лужайкам, или не ездят на экскурсии, или не ходят  в излюбленные
публикой места развлечений, то они  все-таки зажигают свет в своих жилищах и
в домах, предназначенных  для собраний, принимают  своих знакомых  на уютный
дружеский  ужин, приезжают в  превосходных  экипажах  в  церковь,  беспокоят
больных  и  сбивают  с толку уравновешенных людей своим  громким колокольным
звоном,  хоронят  умерших,  разговаривают  и  т.  д.,  -  все  это  является
нарушением Божественного закона, гласящего:  "Не  делай никакого дела ни  ты
... ни раб твой, ни рабыня твоя,  ни  скот  твой ..." и "не произноси  своих
собственных слов" (39). Это, несомненно, заставило бы замолчать в такой день
почти  всех проповедников,  чьи  "проповеди",  созданные  ими самими,  были,
бесспорно,  выражением  их  собственных  мыслей  и  слов.  Суета  по  поводу
нарушения субботы - не только нелепость, но и откровенное фарисейство. Пусть
фанатики "вынут прежде бревно из своего глаза,  и тогда  увидят,  как вынуть
сучок из глаза брата своего" (40). Если они  хотят "хранить день Господень",
пусть они  уверуют и подчинятся благовествованию о Царстве во имя  Иисуса, а
затем "постоянно пребывают в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба
и в молитвах" (Деяния  Апостолов 2:42) в "первый день", а  во все другие дни
недели перестанут  творить  дела грешной плоти  (Галатам 5:19), и тогда  они
"будут  иметь радость  в Господе,  и Он возведет  их на высоты земли и  даст
вкусить  им  наследие  Иакова"  (41) в  Царстве  Божием,  как  изрекли  уста
Господни.
     Суммируем все то, что было написано под этим заголовком:
     1. Каждый  из  шести дней  творения длился ровно столько же, сколько  и
седьмой,  и их продолжительность  определена  законом Моисея; следовательно,
геологическое представление о  шести отдельных многовековых периодах рушится
просто как причуда атеистической философии.
     2.  Господь Бог закончил  все дела  Свои к седьмому  дню и "почил"  при
"общем ликовании утренних звезд, когда все сыны Божии восклицали от радости"
(42).
     3. Для празднования  дня своего  покоя  Он освятил  его и  сделал  днем
благословения.  Потому этот день  стал  памятью  о  прошлом и "тенью будущих
благ" (43).
     4. Адам и  Ева, до своего грехопадения, хранили седьмой  день  как день
радости.  Нет  прямых свидетельств  тому,  почему  день  покоя  был для  них
счастливым. Ясно, что он не  был обременительным для Адама  и Евы,  ведь  их
радость еще не была омрачена  грехом. Возможно, он для них был таковым из-за
милостивой  беседы,  подаренной  им Господом Богом  в  этот  день,  и  из-за
откровения,  данного  Им и содержащегося в Его речи, когда Он "благословил и
освятил" его.
     5. Ничего не сказано, даже в виде намека, о существовании  наказания за
несоблюдение  седьмого  дня в период от  его освящения  до выпадения манны с
небес для израильтян в египетской пустыне.
     6. Соблюдение седьмого дня посредством полного отдыха от любой работы и
удовольствий,   сопровождавшегося  особыми   жертвоприношениями  на   медном
жертвеннике  в  храме  и  радостными  его  благословениями,  -  таково  было
празднование,  предписанное Моисеем израильтянам и их  слугам в Палестине, и
никому более.
     7.   Осквернение   этого   дня   гражданами  израильского   государства
наказывалось "побитием камнями" до смерти.
     8. Израилю было заповедано помнить седьмой день и  хранить его, главным
образом, как назначение закона,  потому что Бог, создавая их "мир", вывел их
из  Египта  и  почил  от  работы  их  творения, когда  дал  им  временный  и
символический покой во главе с Иисусом (Навином) в земле Ханаанской.
     9. Для израильтянина помнить и свято хранить седьмой день, как духовно,
так и  ритуально, и достигать  благословения,  которое этот день предвещает,
означает, что он должен иметь веру Авраама (Римлянам 4:12,18-22. Внимательно
прочтите всю главу) в обещанное благословение и "успокоиться от дел" грешной
плоти.
     10. Благословение, обещанное израильтянам, бывшим как сыновьями Авраама
по вере, так и  потомками  его  по плоти,  за  соблюдение  седьмого  дня  (и
которое, вплоть до того как "рукописание", или закон Моисея, было истреблено
и  пригвождено к кресту, так и не  могло  быть духовно соблюдено и ритуально
осквернялось)  заключалось в том, что  они будут "иметь радость в Господе, и
будут возведены на высоты  земли  и вкусят наследие Иакова,  их отца", когда
придет время исполнения обетования, данного Аврааму, Исааку и Иакову.
     11. Благословение о национальном соблюдении седьмого дня  заключалось в
том, что трон  Давида и великое процветание страны не прервутся. Осквернение
же  этого  дня   будет   наказано  разделением  израильского  государства  и
опустошением страны.
     12.  Моисеево  соблюдение  седьмого  дня  было  определено  в  качестве
"знамения" между Богом и двенадцатью коленами Израиля. Этот  день был святым
для них, и  должен был соблюдаться вечно из  поколения в поколение ("в  роды
свои")  (Матфей  1:17  -  сорок  два  поколения, или  "рода",  от Авраама до
Христа).
     13.  Для израильтян было  законно делать в седьмой день добрые дела, но
им не разрешалось судить о добре и зле. Это определялось законом. Священники
оскверняли  субботу  тяжелой  работой,   убивая  и  сжигая  жертвоприношения
седьмого  дня на жертвеннике, но, однако, они оставались невиновными, потому
что это было добрым делом, которое Господь субботы заповедал им совершать.
     14.  Совершив дело,  которое Отец поручил  ему исполнить (Иоанн 17:4) в
шестой   день  недели,  Иисус,   повешенный  на  проклятое   дерево,  громко
воскликнул:  "Совершилось!" (Иоанн  19:28-30). "Совершилось  все написанное"
(44),  потому что Моисеевы рукописания были уничтожены, пригвожденные вместе
с  ним к кресту, и убраны  с пути  как руководство  к жизни.  Господь  Иисус
"почил  от дел  своих"  в  день седьмой  в  тишине  гробницы, а его  ученики
"остались  в покое по заповеди" (Лука  23:56). Он оставался на своем месте и
не покидал его до  тех пор, пока не прошла суббота (Марк 16:1). В восьмой же
день,  называемый также  первым днем, Бог освободил его (Матфей 28:2), и  он
покинул  гробницу, "успокоенный". "Отняв  силы у начальств  и властей" (45),
назначенных   "рукописанием",   он   сделал   их   уничтожение    очевидным,
"восторжествовав  над  ними  Собою"  (en autj), то  есть воскреснув и, таким
образом, навечно освободив людей от рабства перед  законом, или,  как сказал
Петр,  от  "ига,  которое  не  могли понести ни  отцы наши, ни  мы"  (Деяния
Апостолов  15:10).  Вместе с  отменой  Моисеева  рукописания  была, конечно,
сведена на нет как  правило духовной жизни  и  обязанность хранения седьмого
дня.
     15. Апостолы и христиане  из еврейского народа (Деяния Апостолов 21:20)
в  Палестине продолжали ритуальное  соблюдение  Моисеевых праздников (Деяния
Апостолов 21:24-26) (за исключением ежегодного искупления греха)  и седьмого
дня  вплоть  до  разрушения  страны  римлянами,  подобно  тому,  как  сейчас
христиане  Нового  Завета,  живущие по всему миру,  соблюдают  Воскресенье и
законы не как средство оправдания  перед  Богом,  а просто  как национальную
традицию для регулирования жизни в обществе.
     16. Еврейские христиане,  предлагавшие соединить закон Моисея с учением
Иисуса  в  качестве  духовного  правила  или  средства  оправдания,  и,  как
следствие, хранить  святость седьмого  дня,  сурово  порицались  апостолами,
заклеймившими их как "иудействующих" (Ioudaizein) (Галатам 2:14).
     17.  Иудействующие   христиане  пытались  навязать  соблюдение   закона
обращенным  из  язычников, желая принудить их хранить святость седьмого дня.
Однако  апостолы  и  старейшины  из  христианского  сообщества в  Иерусалиме
решительно запретили это и писали им:  "мы услышали, что некоторые, вышедшие
от нас, смутили вас своими речами и поколебали ваши души, говоря, что должно
обрезываться  и соблюдать закон, чего  мы им не поручали". Наоборот, "угодно
Святому Духу и  нам не  возлагать на вас  никакого бремени более, кроме сего
необходимого: воздерживаться  от  идоложертвенного и  крови,  и удавленины и
блуда, и  не делать другим того, чего себе  не хотите; соблюдая  сие, хорошо
сделаете" (Деяния Апостолов 15:24-29).
     18.  В первый  день недели (или день,  следующий за  седьмым, и  потому
называемый   иногда   восьмым   днем)   ученики  Христа   собирались,  чтобы
"возвестить"  (46)  его смерть  и прославить его воскресение, что,  вместе с
отдыхом  от  дел  "грешной  плоти", и было  "субботничеством"  (или покоем),
которое они практиковали.
     19. В Писании нет  закона, требующего, чтобы люди хранили  этот день  в
период отсутствия  Иисуса  на  земле, когда он восседает по  правую руку  от
Всевышнего  на  небесах. Пока  безверие  и  непослушание  Евангелию  Царства
продолжается, ни народы, ни отдельные люди не могут сделать желанным Господу
соблюдение этого дня  по принципу, гласящему, что "далек Ягве от нечестивых,
путь и жертва которых - мерзость перед Господом (Притчи 15:8,9,26-29) и, -
     20. "Первый день" был  искажен  по-иудейски  Константином,  "младенцем"
греха (Откровение 12:2,5) и его  духовенством.  Его нынешний представитель -
Папа  Римский.  Когда власть  его самого  и  его  царей  будет  окончательно
"сокрушена и предана на сожжение огню" (47), когда Израиль снова "привьется"
(48) к своей маслине, а народы  подчинятся  славному скипетру Царя святых, -
тогда этот день  станет святой субботой, "благословенной и освященной" Богом
взамен "тени" седьмого дня, который был только "знамением" будущего.

     ССЫЛКИ
     1) Бытие 2:2,3
     2) Исход 20:8,10,11
     3) 2-е Петра 1:4
     4) Евреям 11:6
     5) Евреям 1:1
     6) Исаия 65:18
     7) Марк 3:4
     8) Колоссянам 2:8,14,20
     9) Римлянам 2:20; Евреям 8:13
     10) Даниил 8:12,13
     11) Галатам 4:11
     12) Галатам 3:19
     13) Галатам 3:13
     14) Галатам 4:19
     15) Галатам 5:1
     16) Евреям 12:16; Галатам 5:2-4
     17) Колоссянам 2:16
     18) Бытие 1:3
     19) Иоанн 1:9; Псалом 109:3
     20) Деяния Апостолов 20:7
     21) Евреям 10:24; 1-е Коринфянам 11:26
     22) Иаков 1:25
     23) Галатам 5:1
     24) Иоанн 4:34
     25) Римлянам 3:19
     26) Бытие 2:3
     27) Бытие 6:2
     28) Сравните: Бытие 6:12
     29) Евреям 9:23
     30) Даниил гл. 2
     31) Исаия 56:7
     32) Иезекииль 43:18,19
     33) Иезекииль 43:22,26
     34) Ефесянам 1:10
     35) Ефесянам 4:23-24
     36) Даниил 7:26-27
     37) Колоссянам 2:18
     38) Иаков 2:10
     39) Исход 20:10
     40) Матфей 7:5
     41) Исаия 58:14
     42) Иов 38:7
     43) Евреям 10:1
     44) Лука 18:31
     45) Колоссянам 2:15
     46) 1-е Коринфянам 11:26
     47) Даниил 7:11
     48) Римлянам гл. 11
     СОЗДАНИЕ ЧЕЛОВЕКА
     "Из земли ты взят, ибо прах ты"
     То, что "суббота для  Человека, а не Человек для  субботы", истинно для
всего, учрежденного Богом. По  этому  принципу не  человек  был  создан  для
религии, а религия - для него. Если  это верно,  то отсюда следует, что  она
была  приспособлена к  человеку,  когда  Бог  сотворил  его.  Следовательно,
религиозные установки, если они от Бога, будут всегда находиться в  согласии
с человеческими качествами, а не противоречить им. Они задуманы как средство
от некоторых  нарушений,  поразивших  его  интеллектуальную  и  нравственную
природу и  являющихся  пагубными для человеческого существа.  Итак,  строгая
связь религии Библии  и целительных показаний подсказана  интеллектуальными,
моральными и физическими недостатками природы людей; каждый, понимающий это,
не может не осознать того, что создавший это разум  - Божественный, то есть,
что религия Писания и  устройство человека - работа одного и того же Творца.
Бог,  воистину,  единственный  мудрый  врач,  чья  практика основывается  на
совершенном знании, потому  что только Он (и те, кому Он открыл это)  знает,
"что  в  человеке"  (Иоанн  2:25).  Поэтому на  "Его пути", когда  метод Его
лечения становится понятен, не обнаруживается никаких несоответствий.
     В медицине научная практика основывается  и руководствуется  знанием  о
строении человеческого тела,  его движущей  силе и  функциях, проявляемых  в
работе этой силы в  различных частях тела. Отсутствие у профессионала такого
рода знания формирует шарлатанство, что является одной из причин, почему так
много людей, как говорится, "доктора залечили до смерти". Не имея  понятия о
том,  что является  движущей силой живого существа, они так же неудачливы  в
исправлении  его  нарушений,  как  часовщик,  не  имеющий  представления   о
принципах  и  законах,  по  которым  работают  часы,  но желающий  исправить
погрешность их хода. Это же может служить иллюстрацией к тем затруднительным
ситуациям, в которых оказываются люди, берущие на себя "лечение  душ". Чтобы
их целить,  человек, "как деятель неукоризненный" (1), должен быть знаком  с
тем, что  такое "души" как их создал и  узаконил  Бог. Он  должен знать, что
такое "душа  живая", каково ее  состояние, когда она здорова,  что  особенно
болезненно  ее  томит, какой  способ  лечения  ей  показан,  наконец,  какое
средство  определено  Богом  для безошибочного  выполнения  всех  показаний.
Попытка "лечить души" без знания устройства человека, которое открыто Богом,
создавшим  его,  -   это   просто   теологическое  экспериментаторство;  оно
бесполезно   и   еще   более   разрушительно,   чем   эмпиризм   большинства
невежественных  претендентов  на  роль  целителей.  Как?   Люди  берутся  за
"исцеление  душ",  не зная,  что  такое душа,  или  представляя себе ее  как
что-то, что  нельзя, по  общему  признанию, доказать "свидетельством Божиим"
(2)?  Это  то  же  самое,  что  браться  за   починку  хронометра,  не  имея
представления  об  устройстве  часов,  или  предполагая, что  перед  вами  -
музыкальный ящик или любой другой мыслимый предмет.
     Возникла теория о том, что душа - это нечто, находящееся в человеческом
теле, способное  жить независимо  от него, без его  питания, чувств, вкусов,
запахов,  размышлений,  пения и т. д., и имеющее ту же  сущность, что и  Сам
Бог. В прошлом некоторые  люди занимались расчетами, сколько таких душ может
находиться на кончике иглы, - проблема, до  сих  пор остающаяся  нерешенной.
Эта  идея   высказана  во   многих  проповедях   и  религиозных  учениях:  о
предполагаемой  природе   души,  ее  чудесных  способностях,  ее   несметной
ценности,  ее  бессмертии  и  судьбе.  Я, однако,  не  буду  утруждать  этим
читателя.  Мы должны  иметь дело  с "законом и откровением" (3), а поскольку
они совершенно не говорят о таком мнимом существе, то и мы не будем занимать
этим  наши  страницы, добавляя к уже изданным и  забытым книгам о  свойствах
души еще одну. Я говорю об этом так много, потому что это стало краеугольным
камнем  тех  экспериментальных   систем  духовного  исцеления,  которые  так
популярны в мире и абсолютно исключают и запрещают Божественный метод.
     На предположении о существовании  такой  души внутри человеческого тела
основаны  такие современные  понятия  как  небеса, ад,  бессмертие, спасение
младенцев, чистилище, поклонение  святым, культ Марии, духовное тысячелетие,
переселение душ и т. д.,  и т. д. Допускается ее существование и внутри тела
и  вне его так  же, как и ее бессмертие. Для  того, чтобы  существовать  без
смерти вне телесной оболочки, необходимо место обитания, потому что "что-то"
должно находиться "где-то" и, как сказано, быть добродетельным или порочным,
в  зависимости  от  своей  телесной  жизни,  что  должно  быть  подтверждено
посмертными наградами  или  наказаниями. Эти  места обитания  представляются
либо как поля блаженных, или рай, либо как "жилище чертей", как сказал поэт.
     Чтобы  удержать  людей  от  злодеяний  и  подвигнуть  их  на  "принятие
религии", утверждающей, что их души могут быть исцелены от греха, рисовались
страшные картины, иногда на холсте, иногда в  воображении, иногда выточенные
в  камне:  жаркое  пламя  и  дым,  отвратительные  бесы  и  жуткого   облика
бессмертные духи грешных людей, наполняющие адскую обитель. Такая судьба душ
осужденных была частью "пустой философии" греков и римлян до прихода Христа.
Она была привнесена в церковь святых вскоре после того, как "и язычникам дал
Бог покаяние" (Деяния  Апостолов  11:18). Однако из-за  того,  что  апостолы
учили воскресению  смертных тел (Римлянам  8:11;  1-е  Коринфянам 15:42-54),
греческая догма была несколько видоизменена. Некоторые допускали воскресение
мертвых, но,  поскольку это не согласовывалось  с их взглядом на  душу,  они
говорили,  что "воскресение уже было"  (2-е Тимофею  2:18),  а значит,  "нет
воскресения мертвых" (1-е Коринфянам 15:12). Эта по-язычески искаженная вера
в  Евангелие вызвала  в  Павле острое желание написать  письмо к коринфянам,
чтобы  противодействовать  ее  пагубному  влиянию  (первые  пятнадцать  глав
Первого послания Коринфянам). Павел написал Тимофею, чтобы возложить на него
защиту от этого  влияния; он называет  такое склонение к язычеству "негодным
пустословием и  прекословием лжеименного  знания"  (1-е  Тимофею  6:20).  Он
призывает Тимофея остерегать их "не вступать в  словопрения, что  ни мало не
служит пользе",  потому что "слово их, как рак, будет распространяться" (2-е
Тимофею 2:14,16,17).
     Даже если бы не было больше ни одного доказательства того, что послания
Павла  были  вдохновлены  свыше,  достаточно   было  бы  этого  пророчества.
Случилось  именно  то, что  он  предсказывал.  Догмат о  бессмертной  душе в
смертном теле "разъел" саму суть  учения  Христа, его полноту, плоть и силу,
оставив  только тощий и изъязвленный скелет, сухие кости которого  гремят на
"ветрах  учений"  (4),  дующих  вокруг нас  и колеблющих и  отклоняющих  наш
жизненный флюгер. Апостолы проповедовали два воскресения из мертвых: одно  -
во  время  "явления пришествия" (th epifaneia thV  parousiaV autou)  Господа
Иисуса  (1-е Фессалоникийцам  4:14-17; 2-е  Фессалоникийцам  1:7-8; 2:8),  а
другое  -  когда  Христос   передаст  Царство  Богу  (Откровение  20:5;  1-е
Коринфянам  15:24)  во время осуществления  "полноты  времен". Однако это не
согласуется с точкой зрения догматических богословов. Они решили, что первое
воскресение состоит в том, что они именуют "чудесным воскресением к духовной
жизни  в  душе",  второе  же  -  в  воссоединении освобожденных от  телесной
оболочки душ с их прежними смертными телами, чтобы возвратиться туда, откуда
они  пришли.  Рассуждая  так,  они  сводят  второе  воскресение  к абсолютно
бесполезным  и ненужным  действиям.  Их  учение посылает "души" на суд сразу
после  того,  как  смерть сражает их тела.  Некоторые  полагают, что  "души"
мучаются  в чистилище,  или  в каком-то промежуточном состоянии,  другие  же
мысленно посылают их прямо в место жестокого наказания,  в то же время и те,
и другие, после тысячелетних страданий перед  лицом испытаний,  воссоединяют
их с телами;  если  же  вы спросите, с какой  целью, то  эти учения ответят:
"Чтобы осудить!" Сначала наказать души,  а  потом их судить!  Это, воистину,
человеческое,  а  не Божественное правосудие. Истина состоит в  том, что эта
статья вероучения появилась для защиты "ортодоксов" от обвинений в отрицании
воскресения тела,  что  могло бы  стать очень  затруднительным  перед  лицом
откровения Божьего.  Однако  это  бесполезно, потому  что  верить этой догме
значит сделать ненужным воскресение смертного тела, и отрицать это абсурдно.
Павел обвиняет коринфян, говорящих, что нет будущего воскресения, в смертном
грехе отречения от  воскресения Христа, потому  что, говорит  он, "если  нет
воскресения мертвых, то и Христос не воскрес" (5). Их ересь разъела их веру,
которая будет оценена во  время  его  пришествия самим "первым воскресением"
(1-е Коринфянам 15:23).
     Вопрос "спасения младенцев" и "осуждения неизбранных  младенцев"  также
основывается  на этом  догмате. Общепринято посылать  одних  детей  в  ад, а
других - на небеса, хотя многие "ортодоксы" искренно смущены этим параграфом
своего  вероучения.  Представление  об  осуждении  их "бессмертных  душ"  по
причине "первородного  греха"  восходит  к католической идее  о  возрождении
детей Духом  Святым при  крещении обрызгиванием их лиц  несколькими  каплями
воды  и произнесении при этом  определенных слов.  Духовное возрождение  душ
младенцев было признано недавно английским законным судом! Этот вопрос был в
самом деле серьезно обсужден епископами, священниками, юристами и министрами
в  славном  1849 году! Воистину,  "не многолетние только мудры, и не старики
разумеют правду" (Иов 32:9).
     Для  самих же  детей  эта  католическая  церемония  не  имеет  никакого
значения,  т.  к.  она  сама по себе ни хороша, ни  плоха.  В одном  смысле,
однако, участник этого "обряда" глубоко  обижен. Это вероучение внушило ему,
что  он был истинно покрещен, когда  при опрыскивании водой "возрождался", а
потому, пока  он  рос, он больше не беспокоился по  этому поводу. Увы, вот в
какой  хаос вероотступничество  превратило учение Христа!  Крещение верующих
было  заменено  опрыскиванием   бессознательных   младенцев   для  духовного
возрождения их "бессмертных  душ"! Возможно  ли  было  когда-либо  придумать
подобное, если не считать николаитских "прекословий лжеименного знания" (6),
о  которых  Господь  Иисус говорит:  "Я  ненавижу"  (Откровение  2:6,15)?  Я
полагаю, нет.
     Поэтому  для  нас очень  важно  иметь  библейское понимание  устройства
человека. Как явствует  из  написанного в Библии,  в мире нет души  в  таком
виде, как ее  представляли себе язычники-греки  и  римляне  или  современные
"исказители"   благовествования  (Галатам  1:7-9),   которые  свели   учение
апостолов к язычеству: вера и надежда Евангелия была истреблена этими язвами
- и передавалась нам из поколения в поколение "правоверным духовенством" - и
"обласкана" в наше время как неотъемлемая составляющая  истинной веры. Какой
тогда  становится догматическая специфика  "исцеления  душ" в наши дни?  Она
сведена  к  теологическому  эмпиризму,  которому  предопределено  отступить,
подобно тьме перед ярким светом восходящей истины.
     Давайте теперь попытаемся понять себя, исходя из того, что Бог сказал о
нашей природе в Своем Слове. На шестой день Элохим произнес слово: "Сотворим
человека по образу Нашему, по подобию Нашему". В этом слове была жизнь, дух,
или сила.  "Слово было Бог ... Все через него начало быть,  и без него ничто
не  начало быть, что начало быть"  (Иоанн 1:1-5). Поэтому, как сказал Елиуй,
"Дух Божий создал меня, и дыхание  Вседержителя дало  мне жизнь" (Иов 33:4),
или, как свидетельствует  Моисей,  "создал  Господь  Бог  человека из  праха
земного,  и  вдунул в лице его  дыхание жизни,  и  стал человек душею живою"
(Бытие 2:7).
     Теперь,  если спросить, как  Писание  определяет "живую душу",  ответом
будет "живое природное, или животное, тело, будь  то птица,  зверь, рыба или
человек".  Выражение "живое  существо", или "живая  тварь", является  точным
синонимом "живой души". Еврейское словосочетание "нефеш хайя" отражает идею,
высказанную  Моисеем.  "Нефеш"  означает  "существо", равно как  и  "жизнь",
"душу", или  "живое,  дышащее тело" (от глагола "дышать"); "хайя" - "живой",
т. е. прилагательное от глагола "жить". "Нефеш хайя" - это род, включающий в
себя все виды  (и разновидности) живых  тварей, а  именно: "Адам",  человек;
"бехеме", скот полевой; "хайе", дикий зверь; "ремес", пресмыкающееся; "ойф",
птица и т.  д. В общепринятой версии Писания  это называется  "живой душой",
таким образом, Писание говорит о "всякой плоти" (7), которая дышит и обитает
в воздухе, на земле и в море.
     Когда  апостол пишет о теле, он говорит: "Есть тело душевное, есть тело
и духовное". Однако он не довольствуется простой констатацией этой истины, а
идет дальше и  доказывает это, цитируя  слова  Моисея: "первый человек  Адам
стал душею живущею (eiV yuchn zwsan)", - и добавляя: "а последний Адам  есть
дух   животворящий   (eiV   pneuma  zwopoiun)"  (1-е  Коринфянам  15:44-45).
Следовательно,  говорит он в другом месте о последнем, "Господь есть Дух  (o
de kurioV to pneuma estin)  ... Мы же  все, открытым  лицем, как в  зеркале,
взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как
от Господня Духа (apo kurion pneumatoV)" (2-е Коринфянам 3:17,18).
     Доказательством  апостольскому  утверждению  о  том,  что   "есть  тело
душевное",  отличное  от духовного, является свидетельство о том, что  "Адам
стал душею живущею"; так показано, что апостол рассматривал "душевное",  или
животное, тело  и живую душу как абсолютно одно и то же. Если бы это было не
так, то приведенная им цитата ничего бы не доказывала.
     Человек, потому,  - это  живое тело  в  том  смысле, что  его  существо
является  животным,  или  живым  творением - нефеш  хайя адам.  Как  человек
душевный, он  не  обладает никаким другим преимуществом над созданными Богом
тварями, кроме той особой  организации, которой он наделен.  Моисей не делал
различий между  человеком и  другими существами,  ведь  он  называл их  всех
живыми  душами,  в которых Бог  вдохнул дыхание жизни.  Таким  образом, если
переводить буквально, он говорит: "И сказал Элохим: да произведет вода сэрэц
нефеш  хайя  - пресмыкающихся  живую  душу",  - и  снова  - "кал нефеш, хайя
ерамасхат - всякую душу животных  пресмыкающихся". В другом стихе говорится:
"Да произведет земля нефеш хайя, живую душу, по  роду ее, скотов, и гадов, и
зверей земных" и т. д.  и "лекол рамас  ол эрэц эшер бу нефеш  хайя, всякому
пресмыкающемуся по земле,  в котором душа  живая" (Бытие  1:20,21,24,30), то
есть дыхание жизни.  И  последнее: "Как наречет  человек нефеш  хайя, всякую
душу живую, так и было имя ей" (Бытие 2:19).
     Четвероногие и люди, однако, - не только "живые  души", но они оживлены
одним и тем же  дыханием и духом. В доказательство этому следует, во-первых,
отметить,  что  выражение  "дыхание  жизни"  в  тексте  общепринятой  версии
по-еврейски  -   "нэшамах  хайяим",  а  поскольку  "хайяим"  употреблено  во
множественном числе, то и переводить  следует "дыхание  жизней".  Во-вторых,
это нэшамах хайяим, как сказано, должно быть у низших существ  точно так же,
как у человека. Таким  образом, Бог сказал: "Я наведу на землю потоп водный,
чтобы истребить всякую плоть, в которой есть руах хайяим, дух жизней" (Бытие
6:17). В другом же месте: "И вошли к Ною в ковчег по паре от всякой плоти, в
которых  есть руах хайяим,  дух жизней".  "И лишилась  жизни  всякая  плоть,
движущаяся  по земле,  и птицы, и скоты,  и звери,  и все гады, ползающие по
земле, и все люди.  Все, что имело нэшамах руах хайяим, дыхание духа жизней,
в ноздрях своих ... умерло" (Бытие  7:15,21,22). Именно нэшэмэт хайяим - это
то, как  свидетельствует  Моисей,  чем  Бог наполнил ноздри Адама, а потому,
если  это  была "divina  particula  aurae",  частица  божественной сущности,
ставшая,  как утверждают,  "бессмертной душой" в человеке,  то и все  другие
животные имеют  "бессмертную душу",  ведь  они  все получили  "дыхание  духа
жизней" вместе с человеком.
     Из этих доводов, я думаю, становится  ясно даже  неграмотному человеку,
что аргумент в  пользу существования "бессмертной души"  в  "грешной плоти",
передаваемой по наследству  от  первого грешника, основан на том факте,  что
Господь Бог  вдунул  в его ноздри "дыхание жизней", в  результате чего о нем
было  сказано так: "живая  душа".  Для того чтобы  быть достаточно логичным,
этого  либо чересчур много,  либо это вовсе ничего не доказывает.  Ведь если
человек оказывается бессмертным в этом смысле и благодаря этим предпосылкам,
то  все четвероногие тоже бессмертны, с чем никто, я полагаю, кроме верующих
в переселение душ, не склонен согласиться.
     Начальное   состояние  животного  мира  было  "весьма   хорошим"   (8).
Неразвращенное  появлением  зла,  все  его  устройство  отвечало  целям  его
существования.  Рожденные одной силой и  созданные  из  общего вещества, все
создания были  оживотворены одним  и тем  же духом и  жили вместе  в мире  и
гармонии. Сотворенные как живые дышащие тела, хотя и разных видов, они жили,
двигались  и  продолжали существовать  в Боге,  демонстрируя  Его  мудрость,
власть и работу Его рук.
     Однако, возвращаясь к филологической  стороне изучаемого нами предмета,
я хочу отметить, что при помощи метонимии или образной речи, в которой форма
выражает   содержание   и   наоборот,  "нефеш",   дышащее   тело,   выражено
словосочетанием "нефеш руах хайяим", что означает  тела,  которые, двигаясь,
дышат.  Следовательно, "нефеш" означает "жизнь", а также "дыхание" и "душу",
-  Жизнь,   или  такие  взаимодействующие   положительные  и   отрицательные
составляющие  во всех живых  существах,  замкнутый  цикл  которых -  причина
внешнего  и  внутреннего  движения  их  тел.  Эти  принципы,  или  качества,
возможно, порождены  одним  и  тем же, что Моисей назвал  Руах Элохим (Бытие
1:2),   или  Дух  Того  "единого  имеющего  бессмертие,  Который  обитает  в
неприступном свете, Которого никто из человеков не видел и  видеть не может"
(1-е Тимофею  6:16). Этот Дух, когда слово было сказано Святым Богом (Даниил
4:5),  сначала вызвал движение  над  водой,  а после  этого освободил  свет,
развернул воздушное пространство, собрал вместе воды, создал растительность,
сделал видимым небесный свод, оживил дышащие существа на суше, в воздухе и в
море и  создал человека по их образу и  подобию. Этот руах, или дух, - и  не
Единственный  Несотворенный,  обитающий  в свете,  и  не Элохим, т.  е.  Его
помощники, которые трудились с Ним вместе над сотворением мира. Это служащий
орудием  принцип,  посредством  которого  выполнено задание  Благого Вечного
построить земной дом и заселить его живыми душами всех видов.
     Именно "руах", или движущая созидательная сила, вместе с "нашамах", или
дыханием, хранит их всех  от гибели,  или возвращения в прах. Таким образом,
"если бы Он (Бог)  обратил сердце Свое к Себе и взял  бы  к  Себе  дух ее  и
дыхание ее ("руаху вэнэшмэту"), - вдруг погибла  бы всякая плоть,  и человек
возвратился бы  в прах" (Иов 34:14-15).  В другом месте: "От дуновения Божия
("нэшэмэт  эль") происходит лед"  (Иов  37:10).  Говоря  о пресмыкающихся  и
других  животных, Давид произносит: "Отнимешь дух их ("руахем") - умирают, и
в  персть  свою  возвращаются. Пошлешь  дух Свой  ("руахэх")  -  созидаются"
(Псалом  103:23-30).  И  снова:  "Куда пойду от Духа Твоего ("мэрухэх")...?"
(Псалом 138:7).
     Эти свидетельства открывают  нам, что  "руах", или дух, наполняет собой
все.  Он - на  небесах, в  "шеоле", или в пыли глубочайших  пещер,  на самой
глубине моря, во тьме и в свете, во всем живом и неживом. Это  универсальный
принцип в широчайшем, или, точнее, беспредельном смысле. Он является основой
всякого движения, проявляясь и в суточном, или эллипсоидном вращении планет,
и  в морских приливах и отливах, и в  штормах и бурях, и  в процессах внутри
организмов  рептилий, четвероногих зверей,  птиц, рыб,  растений или  людей.
Духом наполнена атмосфера, но он - не воздух; растения и животные всех видов
дышат  им, но он - не их дыхание, однако без него даже наполненные воздухом,
они умрут.
     Атмосфера мощностью  около  75 километров,  окружающая  Землю, в книгах
Моисея называется "небесной твердью", а в  книге Иова - "дуновением Божиим".
Она представляет собой  смесь,  состоящую  из  79  частей  азота и 21 частей
кислорода  (с момента написания  книги были  открыты аргон  и  другие редкие
газы,  но  все  научные  исследования  подтверждают этот состав. - Редактор.
Современный взгляд на состав атмосферного воздуха: азот  -  78%,  кислород -
21%, примеси - 1%. - Прим. пер.). Это смесь простых составляющих, хотя, быть
может, их  основой является "руах". "Руах" может существовать свободно или в
комбинации с компонентами "нэшэмах".  Не будучи соединенным, он представляет
собой тот чудесный флюид, раскаты  взрывов которого слышны во время грозы, а
огненные удары  уничтожают высочайшие  башни  и раскалывают  крепкие  стволы
царей леса; будучи же менее интенсивным, он поляризует свет, стрелку компаса
и мозг. Кислород, азот,  электричество  составляют вместе то, что называется
"дыханием" или "духом" жизней всех Божьих живых душ.
     Таким образом, "Руах Элохим", Дух  Божий, распространен от центра Земли
во   всех  направлениях  космического   пространства,   и  его   присутствие
проявляется во всех явлениях  природы. Он пронизывает то,  что не может быть
доступно для  "нэшамэт  эль",  дуновения Божьего, или  атмосферного воздуха.
Когда  говорится,  однако,  о  двигательной силе  и  поддержании  в  том  же
состоянии  живого,  или  душ,  имеется  в  виду,  что  и  первое,  и  второе
сосуществует  в  них.  В  этом  случае "Руах Элохим"  превращается  в  "руах
хайяим", или дух жизней, а "нэшамет эль"  -  в "нэшамет хайяим", или дыхание
жизней; и то,  и другое же, соединившееся в развитии и поддержании жизней, -
это  "нэшамет руах хайяим", или  "дыхание духа  жизней". Живые существа, или
души,   не  оживлены,   как   ошибочно   представляют   себе   физиологи   и
теоретики-"богословы",  посредством  какой-то   "причины  жизни",  способной
существовать  вне  телесной  оболочки  в  качестве  человеческого  духа  или
переселяющихся  духов других  видов живых  существ,  -  то  есть посредством
призрачных  вещей,  законы  и  функции которых в  организации  всего  живого
физиологи не  в состоянии  открыть, а теологи  затрудняются  подтвердить  их
существование   словом   Божьим.  Напротив,  "души"  "становятся   живущими"
посредством  одновременных действий "руах  хайяим" и "нешамет  хайяим" (духа
жизней и дыхания жизней)  в органических  тканях по определенным непреложным
законам.   Когда   законы   всеохватывающего   духа   ("руаха"),   ныне  еще
таинственные, будут известны, этот  предмет станет понятен, и люди будут так
изумлены невежеством  "богословов"  и  физиологов  этих "облачных  и мрачных
дней"  (9)  в   их  взгляде  на  "живые  души",  как  мы  сейчас  удивляемся
представлениям  древних  о том,  что их "бессмертные" боги обитали в  разных
неодушевленных предметах,  которым  они  столь  бездумно  поклонялись.  Это,
однако, так же  разумно, как теория о  том,  что "бессмертные души" живут  в
грешниках рода Адамова.
     "Руах  хайяим"  и "нэшамет  хайяим" даны существам  природного мира  на
определенный период:  пока  они  живы.  Но и  будучи  временно данными,  они
все-таки остаются Божиим  дыханием  и Божиим  духом;  тем  не  менее,  чтобы
отличить их  от  воздушного  пространства  или  духа  в  целом,  они  иногда
именуются так: "дух человека", "дух животного", или "дух всякой плоти" и "их
дыхание". Таким образом, как сказано, "одно дыхание у всех, и нет у человека
преимущества перед скотом; потому что все - суета! Все  идет в  одно  место,
все  произошло  из  праха,  и все возвратится в прах" (Екклесиаст  3:19,20).
Ягве,  как Тот, Кто  питает всякое живое  создание,  или душу,  "духом"  или
"дыханием", назван Моисеем "Богом духов всякой плоти" (Числа 27:16).
     Кроме "руах" и "нешамах",  находящихся вне  живых душ, внутри последних
существуют определенные элементарные принципы,  которые,  комбинируясь между
собой, связаны с "душами" посредством твердых и подходящих для проявления их
жизнедеятельности законов.  Как свет - для глаза, и глаз - для  света, так и
дыхание  и дух Бога - для состава крови, а кровь - для них. Взаимодействуя в
легких всех дышащих организмов,  они  вызывают ту  активность, имя которой -
жизнь. Следующие свидетельства  прольют свет на  эту часть  изучаемого  нами
предмета.
     "Только  плоти, "бе-нефеш-у",  с душею ее,  с кровью ее, не ешьте". Эти
слова  учат нас тому,  что  кровь  -  это  "нефеш",  или жизнь плоти, отсюда
следует:  "Я  взыщу и вашу кровь, "лах-нефеш-тикам", в  которой жизнь  ваша"
(Бытие 9:5). Мы  часто  обнаруживаем, что  слово  "жизнь"  заменяется словом
"кровь", и наоборот, в зависимости от  контекста. "Строго наблюдай, чтобы не
есть крови,  потому что кровь есть "нефеш",  душа  (в английском варианте  -
"жизнь");  не  ешь  души  (жизни), "нефеш",  вместе с  мясом"  (Второзаконие
12:23). На это можно возразить,  что,  если кровь есть жизнь, то тело должно
жить столь долго, сколько времени  кровь есть  в нем,  однако оно умирает  с
кровью.  Верно. Но Моисей учит не догмату  "абстрактного  принципа жизни", а
тому,  что  жизнь  -  результат  и  следствие  распада и  нового  соединения
определенной  комбинации элементов. Рассуждая отвлеченно,  кровь не является
жизнью,  но   в  определенном  смысле  она  есть  "жизнь  плоти".  Следующее
утверждение раскроет нам значение фразы "кровь есть жизнь". "Обращу лице Мое
на душу того, кто будет есть кровь ... Потому что душа (жизнь) тела в крови.
Я назначил ее  вам для жертвенника,  чтобы очищать "нефеш-тикем", души ваши,
ибо кровь сия, "бе-нефеш", душу (или жизнь), очищает. Кто ... поймает птицу,
которую можно есть, то он  должен дать вытечь крови ее и  покрыть  ее землею
... Ибо  душа (жизнь)  всякого тела есть кровь его, она душа (жизнь) его ...
Не ешьте крови ни из какого тела, потому что душа (жизнь) всякого  тела есть
кровь его" (Левит 17:10-14). Яснее не может быть сказано.
     Существует  три   вида   живых   проявлений,   определяющихся  природой
организации  или  существа,   в  которой  они   встречаются.  Имеются  жизнь
растительная, животная и нетленная.  Последнее  есть бессмертие,  потому что
тело,  в  котором  проявляется  эта  жизнь,  будучи  нетленным,  никогда  не
изнашивается, а потому такое существо, однажды  запущенное в движение Божьим
духом, будет жить вечно. В противоположность этому,  растительная и животная
жизнь  временна, или  конечна,  ведь материя,  из  которой состоят  смертные
существа, тленна.  Смертность, потому,  - это жизнь,  проявленная в  тленном
теле, бессмертие же - жизнь, проявленная  в нетленном теле. Поэтому в словах
апостола сформулирована необходимость:  "Тленному сему  надлежит облечься  в
нетление, и смертному сему -  облечься в  бессмертие", - до тех пор, пока не
будет  "поглощена  смерть  победою"  (1-е Коринфянам 15:53,54).  Это  учение
"жизни и  нетления (zwh kai afqarsia)" (10) было новым для греков и римлян и
явлено  только посредством Евангелия Царства и имени Иисуса Христа.  Для них
это было глупостью, а для современных людей - чем-то невероятным, потому что
они не понимают Благой Вести о грядущем времени.
     Нетленная жизнь  может быть по праву названа духовной жизнью, определяя
то,  чем  наделены   тела  духовные.  Однако  здесь  я  не  использую  этого
словосочетания, чтобы  не  смешивать  ее с  интеллектуальной и  нравственной
жизнью,  которой  придерживается  человек,  когда  "нетленное семя"  Царства
приживается в его сердце, и, за "послушание истине" (11), смертный  приговор
ему заменяется  на оправдательный: вечную  жизнь.  Сейчас же мы обречены  на
животную,  или  природную, жизнь,  единственную,  которую  могли  восхвалять
плотские сыновья  первого Адама. Я полагаю, этого достаточно, чтобы показать
важность сказанного  в  тексте:  "и создал Господь  Бог  человека  из  праха
земного,  и  вдунул в лице  его дыхание жизни, и стал человек душею  живою".
Простой,   ясный   и  недогматический   смысл  этого  состоит  в  том,   что
первоначально  прах был  превращен в  "глину" ("брение"), которой позже Ягве
Элохим придал  форму  души,  т.  е. существа, названной "человеком", подобно
тому, как горшечник лепит свои сосуды. Так, Елиуй говорил Иову: "Я образован
также  из  брения  (глины)" (Иов  33:6),  - и  снова: "мы - глина,  и  Ты  -
образователь  наш, и  все мы -  дело руки  Твоей" (Исаия 64:8). Формирование
существа  из глины  было  завершено  во  всех  составляющих  так, что, после
оживления и организации "праха", нужно было  привести в  действие все детали
этого  утонченного  механизма.  Это  было  сделано  посредством  поступления
воздуха  через ноздри,  по законам природы. Это явление - "нэшамет эль", или
"дуновение Божие";  будучи же  питанием для жизни всех тварей, созданных  из
праха,  оно  очень выразительно названо "дыханием  жизней" во  множественном
числе.  Некоторые представляют себе,  что Ягве Элохим  приложил Свои  уста к
ноздрям еще  холодного глиняного человека-души, распростертого  перед Ним, и
дунул в  него.  Пусть будет так,  но мы  не  сомневаемся,  что  Бог  вдувает
"дыхание жизней" в каждого человека при его рождении вплоть до наших дней, и
я не вижу никакой библейской причины отрицать то, что Он вдохнул его в Адама
тем же способом, как и в его  потомство, а именно, посредством естественных,
пневматических законов.  До  этого момента человек, или  душа,  созданный из
земли, был неживой, но как  только он сделал первый  вдох, подобно зародышу,
переходящему от эмбриональной жизни к младенческой,  он "стал  душею живою":
не вечноживущим, а просто "нефеш хайя",  живым дышащим существом, или  телом
жизни.

     ССЫЛКИ
     1) 2-е Тимофею 2:15
     2) 1-е Коринфянам 2:1
     3) Исаия 8:20
     4) Ефесянам 4:14
     5) 1-е Коринфянам 15:13
     6) 1-е Тимофею 6:20
     7) Бытие 7:21-22
     8) Бытие 1:31
     9) Иезекииль 34:12
     10) 2-е Тимофею 1:10
     11) 1-е Петра 1:23

     ЧЕЛОВЕК В ОБРАЗЕ И ПОДОБИИ ЭЛОХИМА
     "Не много ты умалил его перед ангелами" (1)
     У  людей и у животных, говорит Писание, "одно  дыхание у всех, и нет  у
человека  преимущества  перед  скотом"  (2).  Это  соображение  о  равенстве
вытекает  из  утверждения  о единстве  их  духа,  подтверждаемого  их  общей
участью; как написано,  "потому что все - суета", что означает:  "все идет в
одно  место; все произошло из праха, и  все возвратится в прах". Однако этот
единый дух проявляется в людях  и других  творениях по-разному. В первых  он
стремится оказать  неповиновение  Богу,  радуется своим  собственным делам и
предается суете текущего времени, в то время  как в последних характер этого
духа  проявляется  в  склонности ко всему  земному.  Таким  образом,  сердце
человека,  которое "лукаво  ... более всего  и крайне испорчено;  кто узнает
его?", заставило  Соломона  воскликнуть: "Кто знает: дух сынов человеческих,
"руах  бени хэадам", восходит  ли  вверх, и дух  животных сходит ли вниз, на
землю?"  (Екклесиаст 3:19-21). Мы  можем  ответить: "Никто, только Бог".  Он
знает, "что в человеке", и не "имеет нужды, чтобы кто-то свидетельствовал" о
нем (Иоанн 2:25).
     Однако из этого  свидетельства  кто-то может заключить, что,  поскольку
человек лишь "не много умален перед ангелами" и "нет у человека преимущества
перед скотом", то и животные (скот) тоже лишь немного ниже ангелов. Но такое
заключение было бы ошибочным. Равенство людей и других живых существ состоит
в природе жизни, которой и те, и другие  обладают. Тщета, или  смертность, -
это  все,  что свойственно некоторым  видам  живой  плоти. Весь животный мир
этому подвержен, и, поскольку это в равной  мере затрагивает все живые души,
ни одно из живых созданий не имеет, в этом смысле,  преимущества  друг перед
другом, ведь "участь одна, как те умирают, так умирают и эти" (3).
     Человек же  отличается  от  других  существ  тем, что  был сотворен  по
Божественному образцу. По внешнему виду и  способностям он  был создан таким
же,  как  ангелы,  хотя  по  своей  природе он  ниже них.  Это  вытекает  из
свидетельства о том, что человек был создан "по образу  и подобию" Элохима и
"не много умален перед ангелами", или Элохимом (Псалом 8:6). Когда я говорю,
что он  был  создан  по образу  ангелов, это является толкованием повеления:
"Создадим  человека по образу Нашему,  по подобию  Нашему" (4). Работа шести
дней, хотя и продуманная Тем,  Кто "живет в свете", была проделана "Ангелами
Его,  крепкими силой, исполняющими  слово Его,  повинуясь гласу  слова  Его"
(Псалом 102:20).  Они  и названы именем "Элохим", или боги, во многих местах
Писания. Давид говорит: "Поклонитесь перед Ним, все  боги" (Псалом 96:7);  о
них же  говорит  Павел, когда речь идет об  Иисусе*: "да  поклонятся Ему все
Ангелы Божии" (Евреям 1:6). Человек, поэтому, был создан по образу и подобию
Элохима, но временно по  природе своей он  был ниже.  Однако не всегда будет
так  с человеческим  родом. Людям, предопределено стать обладателями  высшей
природы, хотя и не всем, а только тем, кто  "сподобится достигнуть того века
(aiwn mellwn,  будущего времени) и воскресения из мертвых (ek nekrwn)" и кто
"умереть уже не сможет, ибо они равны Ангелам (isaggeloi) и суть сыны Божии,
будучи сынами воскресения" (Лука 20:35,36).
     Свидетельство о том, что  "Адам  ...  родил сына  по образу  своему, по
подобию своему, и нарек ему имя:  Сиф"  (Бытие 5:3), наводит нас  на мысль о
важности фразы "по образу и подобию". Здесь Сиф состоит в таком же родстве с
Адамом,  как Адам - с Элохимом, но разница в том,  что  природа Адама и Сифа
одинакова, в то время как  природа Адама  и Элохима - различна. Разве трудно
понять, каков смысл утверждения о том, что Сиф имел образ своего отца? То же
самое подразумевается, когда говорится, что Адам имел образ Элохима. Образ -
это  облик,  или внешний  вид.  Метафорически это может  означать абсолютное
взаимное сходство характеров. Однако в нашем случае те, о ком идет речь, еще
не имели никаких характеров в момент их рождения. Они были просто невинны по
отношению к греху; возможности развития их личностей еще не были ограничены.
Элохим же включал в себя достойных и  святых персон, которые, в то же время,
обладали нетленной, или духовной, природой. Поэтому  сходство между Адамом и
Элохимом  "по  образу"  заключалось  в  близости   телесного  облика,  а  не
интеллектуальных или нравственных качеств, и это, как я понимаю, должно было
быть причиной тому, почему Элохим,  или ангелы, были названы "людьми", когда
в Писании рассказывалось об их визите к сынам Адамовым. Внешне Сиф был похож
на Адама, Адам же - на  Элохима, а Элохим - образ невидимого Несотворенного,
Который есть великий и славный образец разумного мира.
     Сиф  был также рожден по подобию Адамову. В то  время как "образ" имеет
отношение к облику, или внешнему виду, "подобие" связано со складом ума, или
способностями.  Уже  по  форме  головы,  если  сравнивать  с  другими живыми
существами,  видно,   что   человек   обладает  умственными   способностями,
отличающими  его от них. Их "подобие"  человеку незначительно.  Они способны
думать, однако,  их  мысли  - только  чувственные.  У  них  нет нравственных
установок или высоких интеллектуальных стремлений; они живут только  земными
инстинктами.  Чем  ближе   форма  их  головы  к  человеческой,  тем  большую
сообразительность  они  демонстрируют,  как  это  происходит  с  обезьянами,
наиболее похожими на человека. Однако, если человеческая голова отступает от
Богоподобного совершенства Элохима, являющегося стандартом красоты по  форме
и  качествам и, наоборот,  приближается  к  обезьяньему облику,  то  человек
больше  не  несет  образа  и подобия  Элохима,  но,  более  того,  проявляет
слабоумие  тех существ,  которые  ближе  ему  по  внешнему виду.  Умственные
способности  Адама давали ему  возможность постигнуть и воспринять  духовные
мысли, подвигавшие его на благоговение, надежду,  сознательность,  выражение
своей  точки зрения, на привязанности и  т. п.  Сиф  был способен  на  такие
интеллектуальные и нравственные проявления и уподоблялся по характеру своему
отцу.  Он  был,  следовательно, подобием  Адама в той  же  мере,  как и  его
образом, и, в этом смысле, они оба были "образом и подобием" Элохима.
     Однако,  хотя Адам был "сотворен по образу  и  подобию" "Святого"  (5),
сходство было настолько сильно искажено, что потомство Адама демонстрировало
лишь тусклое его изображение. Почти  бесконтрольная и  постоянно действующая
работа  "закона греха  и  смерти"  (Римлянам  7:23),  именуемого  философами
"законом природы", являющимся неотъемлемым атрибутом нашей  нынешней  жизни,
чрезвычайно   деформировала   образ   и  стерла   подобие   Божье,   которым
первоначально  обладал  человек.  Требовалось  появление  Нового Человека, в
котором образ и подобие проявились бы вновь,  как это было в начале. Им стал
"человек  Иисус Христос", которого Павел называет "последним Адамом" (6). Он
"есть  Образ Бога невидимого"  (eikwn tou Qeou) (Колоссянам  1:15),  "сияние
славы и образ ипостаси Его" (apaugasma thV doxhV kai carakthr thV upostasewV
autou) (Евреям 1:3). А потому, говорит Павел в другом месте, он был "образом
Божиим" (en  morfh  Qeou)  (Филиппийцам 2:6-8), а  также "сделался  подобным
человекам и по виду  став  как  человек". Следовательно,  будучи  образом  и
подобием невидимого Бога  точно так же, как человека, сотворенного по образу
и подобию Элохима,  он "сделал  себя равным Богу",  называя Его  своим Отцом
(Иоанн 5:8), хотя и был рожден от "грешной плоти". Таким образом, хотя Иисус
и имел высокое происхождение по Отцу, Его образ  и характер, он был все-таки
"немного  умален перед  ангелами",  ведь  он  явился  не  в высокой  природе
Элохима,  а  в низшей природе семени  Авраамова  (Евреям  2:16).  Это первая
ступень его проявления, в  которой он предстал перед святыми,  его братьями.
Но он поставлен "наследником всего,  через  Которого  (di  ou) веки устроены
(kathrtiVqai  touV  aiwnaV)  словом Божиим, так что из  невидимого произошло
видимое" (Евреям 1:2; 11:3). Однако, говорит апостол, "ныне же еще не видим,
чтобы  все было ему  покорено. Но знаем, что  за претерпение смерти  увенчан
славою и честию Иисус, Который немного  был унижен перед Ангелами, дабы Ему,
по благодати  Божией, вкусить  смерть  за всех" (Евреям 2:8,9). Находившийся
низко, он,  для осуществления этой славной цели, больше уже "не умален перед
ангелами". Он равен  им телесно; теперь положение его настолько превосходнее
их по достоинству, чести и славе, "сколько славнейшее  перед ними наследовал
имя" (Евреям 1:4).
     Поэтому в Иисусе,  воскресшем из мертвых нетленным и  одетым в  сияние,
как  в  день его  преображения  на Святой  Горе,  мы видим  образ  и подобие
невидимого  Бога.  Когда  мы созерцаем его в вере,  как  потом  будем делать
воочию,   мы   смотрим  в  зеркало,  в  котором  отражается  слава  Ягве   в
интеллектуальном, нравственном  и физическом  величии. Желающий узнать  Бога
должен видеть  Его в Христе.  Если  человек  знаком с  Ним по тому,  как  Он
отражен в пророках и апостолах, он  поймет личность Бога, Которого  никто из
людей не видел и видеть не может (7), Который усматривает недостатки в своих
ангелах,  и в  Чьих очах  и  небеса нечисты (8). Иисус был истинным  светом,
сияющим во тьме Иудеи, жителей которой "не объяла тьма" (9). Его посредством
Бог, повелевший из  тьмы воссиять свету, озарил сердца всех тех, кто  принял
его, и дал им познание славы Своей в лице Иисуса Христа и власть быть чадами
Божиими, верующими в Его имя (2-е Коринфянам 3:18; 4:6; Иоанн 1:5,12).
     Как утешительно и  ободряюще среди всех зол  современного мира то,  что
Бог нашел  Искупителя,  который хочет и  способен  избавить  нас  от  власти
могилы; кроме  того, мы имеем "откровение сынов Божиих" о том,  что когда он
появится в  силе и великой  славе, мы "будем подобны Ему, потому  что увидим
Его, как  Он есть"  (1-е Иоанна  3:2).  Святые тогда "преобразятся в тот  же
образ  от славы" (который сейчас есть лишь предмет  мечты) "в славу",  образ
видимый и действительно обладаемый, подобно тому, как сам Господь изменился,
когда стал "духом, дающим жизнь", или "духом животворящим" (11).

     ССЫЛКИ
     1) Псалом 8:6
     2) Екклесиаст 3:19,20 (дух, "руах")
     3) Екклесиаст 3:19
     4) Бытие 1:26
     5) Даниил 4:10
     6) 1-е Тимофею 2:5; 1-е Коринфянам 15:45
     7) 1-е Тимофею 6:16
     8) Иов 4:18; 15:15
     9) Иоанн 1:5
     10) 2-е Коринфянам 3:18
     11) 1-е Коринфянам 15:45

     ДУХОВНОЕ ТЕЛО
     "Есть тело и духовное" (1)
     Темой этого  раздела  является вторая часть апостольского утверждения о
том, что "есть тело душевное, есть  тело и духовное". Оно содержало ответ на
вопросы некоторых учеников из Коринфа, которые, к их стыду, не познали  Бога
и потому  безрассудно  спрашивали:  "Как воскреснут мертвые? и в каком  теле
придут?" (2) Павел показал им, что животное тело  имело такое же отношение к
духовному телу,  как голое зерно  - к растению, выросшему из него  по закону
воспроизведения.  Он объяснил,  что прежде  чем  семя смогло  бы  произвести
растение, оно  должно быть брошено в почву и умереть, или истлеть. К моменту
появления ростка все остатки семени исчезают с корня, но идентичность семени
и растения не  теряется, так  как  такие  же  семена  появляются вновь в его
плодах.  Растение  является  вторичным по отношению  к  телу-семени, которое
первично.  Существуют  различные  сорта  растительных  тел-семян и  животных
тел-семян.  Эти семена  -  земные,  и  слава  их  -  в  телах,  которые  они
продуцируют.  Однако  существуют и  небесные  тела,  чья  слава  носит  иной
характер. Это  ярко  горящий и  сверкающий свет на  небесном  своде, который
может быть увиден  любым глазом. Так апостол рисует воскресение мертвых, или
то,  как они "восстают" и  к какому  типу тела  переходят.  "Так,  - говорит
апостол, - и при воскресении из мертвых" (3). Мы находимся в состоянии голых
зерен. Мы умираем и, будучи похоронены,  переходим к тлению,  оставляя после
себя  только  свой характер, вписанный в книгу  Бога.  От  нас остается лишь
горстка  праха,  ядро  нашего  будущего "я". Когда придет  время воскреснуть
праведным мертвым, "то  Воскресивший Христа из мертвых оживит и  их смертные
тела Духом Своим",  воздействуя при посредстве Иисуса на их прах  и формируя
их по  образу  Господа с небес  (Римлянам 8:11; 2-е Коринфянам 4:14).  Таким
образом, как Элохим создал человека из праха по Своему образу и подобию, так
и  Господь Иисус,  тем же  Духом,  вновь  сформирует из  праха  праведников,
потомков первого Адама, по своему собственному образу и подобию. Чудесно то,
что  воскресение из  мертвых должно  прийти  через человека (1-е  Коринфянам
15:21).  Истинно,  он может  быть назван  "Чудным" (Исаия  9:6). Когда-то  -
грудной  младенец, а в будущем - творец несметного числа тех, которые сейчас
- только прах и пепел, потом же будут равны ангелам Божиим, станут сыновьями
воскресения, чьим "Первенцем" он сам и является.
     Показав  "как",  или  по  каким  принципам,  праведные  мертвые   будут
воскрешены,  апостол  дает  нам  понять,  что  их  "слава"  проявится  ярко,
используя для сравнения  с ней  великолепие небесных тел. Это напоминает нам
откровение Даниила о том, что "разумные  будут сиять, как светила на тверди,
и обратившие многих к правде - как звезды, во веки, навсегда" (Даниил 12:3).
Это повторено Иисусом  Христом, который говорит: "Тогда праведники воссияют,
как солнце,  в  Царстве Отца  их" (Матфей 13:43).  Уверенность в  этом Павел
возрождает  в своем письме  к  святым  - филиппийцам,  говоря, что  "наше же
жительство (hmwn to politeuma) (имеет начало  (uparcei) -  Даниил 2:44, Лука
19:12,15) - на  небесах  (en ouranoiV), откуда мы ожидаем Спасителя, Господа
(нашего) Иисуса Христа, Который  уничиженное  тело наше преобразит  так, что
оно  будет сообразно  славному  телу  Его,  силою,  которую Он  действует  и
покоряет Себе все" (Филиппийцам 3:20,21).
     Когда  мы  умираем, нас хоронят,  или  "сеют", как  множество семян,  в
землю. Мы сеемся, говорит апостол, "в тлении", "в уничижении", "в немощи", в
душевной природе,  а  восстанем мы, чтобы наследовать царство,  в  нетлении,
славе,  силе и  возымеем  ту  же  духовную природу,  какой обладают  Иисус и
Элохим.  Духовное  тело  так  же материально, реально  и  осязаемо,  как то,
которым мы  обладаем  сейчас. Это  тело, освобожденное  от  "закона греха  и
смерти". Следовательно, его называют "святым" и "духовным",  потому что оно,
рожденное  духом  из  праха,  нетленно  и  поддерживаемо  "раухом"  (духом),
независимо  от  "нэшэмаха"  (атмосферного  воздуха).  "Рожденное  от  плоти"
обычным способом  "есть плоть",  или душевное,  животное тело; "рожденное от
духа", воскресением  к жизни,  "есть дух",  или  духовное тело (Иоанн  3:6).
Поэтому, рассказывая  об Иисусе,  Павел говорит,  что он "родился от  семени
Давидова по плоти и открылся  Сыном  Божиим в  силе, по  духу святыни, через
воскресение из мертвых" (Римлянам 1:3, 4).  Следовательно, он был рожден "от
духа"  и  потому  стал  "духом, был превознесен  и ему было дано  имя,  выше
всякого другого  имени  (Филиппийцам 2:9-11), о нем сказано:  "Господь  есть
Дух" (4).
     То,  что духовное тело не нуждается в  атмосферном  воздухе, становится
ясно   из  вознесения  Господа  Иисуса.  Животное   (душевное)  тело   может
существовать только в водной или воздушной среде и относительно невысоко над
землей. Воздух же распространен  не  более чем на  сорок пять миль (около 75
км) от поверхности земли, поэтому выше этого предела, если бы его можно было
бы достичь, живые существа, дышащие  носом, могли бы прожить не дольше рыбы,
оказавшейся на воздухе. За пределами нашей атмосферы находится эфир, который
способны пересечь только те,  кто, подобно  Господу Иисусу  и ангелам, имеет
природу, приспособленную к  этой  среде. Речь идет о духовной природе. Иисус
был преобразован eiV pneuma, в дух, а потому стал способен проникнуть сквозь
эту среду, чтобы сесть по правую руку от Всевышнего на небесах.
     Духовное тело, состоящее из плоти и костей, оживлено духом. Это следует
из откровения об Иисусе. Известен случай, когда он неожиданно появился среди
своих учеников, и они были чрезвычайно  взволнованы, полагая, что видят дух,
или призрак, как и в  прошлый раз. Однако, чтобы убедить их, что это он сам,
Иисус предложил им дотронуться до него руками,  рассмотреть его руки и ноги:
"Ибо, - сказал он, - дух плоти и  костей не  имеет, как  видите  у Меня".  К
радости недоверчивых, он доказал им это еще и  тем, что съел кусочек печеной
рыбы и сотового меда  (Лука 24:36-43). Фома вложил свои  руки  в его ребра и
убедился, что Иисус - такой же,  каким был  распят  (Иоанн 20:27). Какое еще
более сильное доказательство  нужно нам,  чтобы поверить  в  вещественную  и
реальную природу духовного тела? Это животное (душевное) тело, но очищенное,
а  не превращенное в газ или пар.  Это  бескровное  тело,  ведь,  в случае с
Иисусом, он истек кровью на кресте. Жизнь животного тела  -  в его крови, но
не  так  с телом духовным:  его  жизнь принадлежит той могущественной  силе,
которая  повесила  "землю  ни  на  чем"  (5)  и распространена  в  безмерном
пространстве.
     Когда Господь Иисус сказал: "дух плоти и костей не имеет, как  видите у
Меня", - он имел в виду не духовное тело, а дух, который,  как они полагали,
предстал перед  ними.  В  правильном прочтении здесь использовано  греческое
слово  "пневма"  (pneuma) так же, как  и  в  тексте,  говорящем  об  Иисусе:
"Господь  есть  Дух",  -  но, очевидно, не  в  том  же смысле. В самом деле,
толкование   оригинального  текста  в  Гризбахской   редакции  (Griesbach's)
абсолютно  верно.  Слово, переведенное как  "дух",  по-гречески  звучит  как
"фантазма" (fantasma),  призрак или  просто оптическая иллюзия, а не pneuma,
или дух.  Когда  Иисус  ходил по  воде,  и  Матфей (14:26),  и  Марк  (6:49)
употребили то же выражение, что и Лука, и сказали, что ученики, увидев  его,
"подумали, что это призрак, и вскричали". В обоих случаях использовано слово
"фантазма", а не "пневма".
     Установив,  что человек имеет отношение к двум видам тела, апостол дает
нам понять, что в Божественном устройстве духовная система вырабатывается из
"перстной"  (животной), а  не наоборот. Природный  мир является  сырьем, как
сказано,  для духовного:  образно  говоря, кирпичами  и  цементом того дома,
который  должен  стоять  вечно. По отношению  к человеческой природе эти два
типа представлены  двумя  людьми, которых  Павел  назвал  "первым Адамом"  и
"последним  Адамом", или  "первым  человеком" и "последним  человеком"  (6).
Первый назван "перстным", потому что пришел из земли и уйдет в  нее вновь, а
второй - "Господь с неба", так  как, будучи уже неизвестным нам "по  плоти",
он ожидаем нами с небес,  места его окончательного проявления в  "теле своей
славы"  (7). Потом, говорит  Иоанн, "мы будем подобны Ему". Поэтому, если мы
преуспеваем  в описании  Господа каким он является  сейчас, когда  находится
"одесную"  Бога,  будучи   нетленной,  почтенной,  имеющей  власть  и  живой
личностью, материальной и реальной, сияющей, как солнце, но способной пить и
есть и проявлять  в совершенстве все интеллектуальные и  прочие феномены, то
есть,  если читатель способен постигнуть такой "образ  Бога невидимого" (8),
то он поймет, какими должны быть  наследники  Его царства. Поэтому,  говорит
Павел, "как мы носили образ перстного, будем  носить и образ небесного" (1-е
Коринфянам 15:49), или "Господа с неба".
     Это телесное изменение тех, которые  первыми "обновляются в познании по
образу Создавшего" их (Колоссянам 3:10)  из "грешной  плоти" в дух, является
абсолютно  необходимым  условием наследования  ими  Царства Божия. Когда  мы
придем к  пониманию природы  этого Царства, о чем  будет  говориться на этих
страницах, мы должны будем увидеть, что без этой необходимости совершенно не
обойтись. "Тление не  наследует нетления",  - говорит  апостол.  Вот  почему
"перстные" люди должны умереть или измениться. Наша животная природа тленна,
Царство  же Божие неразрушимо,  как открыл  пророк, говоря:  "царство ... во
веки  не разрушится, и ... не будет передано другому народу ... будет стоять
вечно" (Даниил 2:44). Следовательно, из-за природы Царства "плоть и кровь не
могут наследовать  его",  а потому человеку  необходимо быть  "рожденным  от
Духа",  иначе  он  "не  может  войти  в  Царство Божие"  (Иоанн  3:5,6;  1-е
Коринфянам 15:50). Он  должен быть "измененным в дух", облечься в нетление и
бессмертие тела, иначе  он будет физически неспособен сохранять честь, славу
и силу Царства вечно или даже в течение тысячи лет.
     Однако, прежде чем апостол заключает свое интересное изложение того, "в
каком теле придут" мертвые, он открывает  секрет, первоначально  скрытый  от
учеников из  Коринфа. Им, вероятно, приходило в голову, что плоть и кровь не
смогут  наследовать  Царства  Божьего, а потому люди,  которые будут жить  в
эпоху  его  установления,  не  смогут  войти  в  него.  Чтобы  устранить эту
трудность,  апостол  написал:  "Говорю вам  тайну: не все  мы  умрем, но все
изменимся.  Вдруг,  во мгновение  ока,  при  последней  трубе; ибо вострубит
(седьмая труба -  Откровение  11:15,18; 15:8;  20:4),  и мертвые  воскреснут
нетленными (isaggeloi,  равными  ангелам - Лука 20:36),  а мы изменимся (eiV
pneuma,  в "пневму",  дух - 1-е Коринфянам  15:45); ибо тленному (телу) сему
надлежит облечься в нетление (afqorsian), и смертному (телу) сему - облечься
в бессмертие  (aqanasian)...  тогда  сбудется слово  написанное:  "поглощена
смерть победою" (Исаия 25:8).
     Однако, чтобы святые не поняли сказанного ошибочно, особенно те из них,
которые будут жить  во времена седьмой трубы, Павел  позже, в другом письме,
привел подробности этой тайны. Ученики  из Фессалоник находились в  глубокой
скорби  из-за  того,  что  тела  некоторых  умерших  братьев  были  утеряны;
возможно,  они стали жертвами  преследований. Апостол написал им  в утешение
послание, где увещевал их, дабы они "не скорбели,  как прочие неверующие (oi
loipoi), не имеющие надежды. Ибо, если мы (ученики) веруем, что Иисус умер и
воскрес", то не  будем  уподобляться  тем, кто, утверждая,  что нет никакого
воскресения мертвых, отрицает то, что "умерших в Иисусе  Бог приведет (axei,
или произведет)  с  Ним"  (1-е Фессалоникийцам  4:14). Затем  он переходит к
"порядку" (1-е Коринфянам 15:23), по  которому  святые переходят  в дух,  то
есть   становятся   бессмертными   посредством  Сына  Человеческого   (Иоанн
5:21,25,26,28,29). "Ибо, - пишет он, - сие говорим вам словом Господним, что
мы  живущие, оставшиеся до  пришествия  Господня, не  предупредим  (т. е. не
опередим)  умерших;  потому  что  Сам  Господь  при возвращении,  при  гласе
Архангела  и трубе Божией, сойдет  с  неба,  и мертвые  во Христе воскреснут
прежде;  потом  мы, оставшиеся в  живых,  вместе  с ними  восхищены будем на
облаках в сретение Господу  на воздухе, и так всегда с Господом будем. Итак,
утешайте друг друга сими словами" (1-е Фессалоникийцам 4:13-18).
     Из  этого видно,  что  на  заре христианства  пережившие своих  умерших
друзей не были  утешаемы теми, как это  происходит в наши дни, кто  в  угоду
влиятельным лицам, делал смерть их близких "привлекательнее". В "заупокойных
проповедях"  "бессмертные души" умерших переносятся  "на крыльях  ангелов на
небеса", а живые утешаются уверением  в том, что эти  "души" поют хвалу Богу
вокруг  Его  трона,  ликуя  вместе с  Авраамом  и  пророками, со  святыми  и
мучениками, с Иисусом и апостолами в Царстве Божием. Они сами убеждены,  что
души их родных, ныне ставшие ангелами, наблюдают за ними и молятся за них, и
что, когда они умрут, их собственные души соединятся вновь с душами родных в
блаженстве.  Нужно  ли  еще говорить человеку, знакомому  со  Словом, что  в
законе  Божием нет успокоения  или утешения,  подобного  этому? Эта традиция
является чистой мифологией  и  восходит к  догме  николаитов о "спасенных  и
проклятых душах", которая, как раковая опухоль, истребляет  "истину, как она
выражена Иисусом". Нет, апостолы не указывали  людям на день их смерти и его
немедленные последствия и  не  давали утешения  Евангелием  тем,  кто ему не
повиновался. Они успокаивали только учеников, потому что  лишь  они вместе с
Иисусом, являются  наследниками  Царства Божьего.  Они учили их надеяться на
пришествие Христа и воскресение как  время,  когда они вновь  объединятся со
своими братьями по вере. В смерти "они успокоятся от трудов своих, и дела их
идут  вслед за ними" (10), и  Христос "во второй раз явится  не для очищения
греха,  а для ожидающих Его во спасение" (Евреям 9:28). Такими практическими
и  понятными "словами"  утешали  своих братьев апостолы; для неграмотных же,
как  и  для  "ученых",  слова  эти  оказались темными  и скрытыми  за  семью
печатями.
     В заключение  следует сказать, что  Бог мог  создать все  на духовной и
нетленной основе раз и навсегда. Земля бы заполнилась на шестой день людьми,
равными ангелам по своей природе, власти и интеллекту,  но мир в этом случае
не имел бы  истории,  а его население  -  собственного  характера. Однако по
плану Божьему этого  не  должно было произойти. Перстное должно  подготовить
путь духовному, как желудь предшествует дубу. Это объяснит многие трудности,
порожденные  системами  мировоззрений  и  остающиеся навсегда  непонятными в
рамках созданных ими гипотез.  Библия  должна иметь  дело с фактами,  а не с
фантазиями,  с телами,  а не с призраками, с "живыми душами"  всех видов,  с
реальными существами других миров и с нетленными и неумирающими людьми; но в
ней обходится глубоким, как смерть или  могила, молчанием вопрос  "исцеления
душ",  на  которое претендуют люди, за исключением того, что это - часть той
"философии  и  пустого  обольщения" (Колоссянам  2:8), "которому предавшись,
некоторые уклонились от веры" (1-е Тимофею 6:21).

     ССЫЛКИ
     1) 1-е Коринфянам 15:44
     2) 1-е Коринфянам 15:34-35
     3) 1-е Коринфянам 15:42
     4) 2-е Коринфянам 3:17
     5) Иов 26:7
     6) 1-е Коринфянам 15:45
     7) 2-е Коринфянам 5:16
     8) Колоссянам 1:15
     9) 1-е Коринфянам 15:50
     10) Откровение 14:13
     СОЗДАНИЕ ЖЕНЩИНЫ
     "Жена от мужа" (1)
     Адам,  сотворенный на шестой день по  образу и подобию Элохима, недолго
оставался один среди остальных обитателей  Земли.  У него не было помощника,
равного ему по  интеллекту, никого, кто бы мог  сочувствовать его  желаниям,
разделить с ним восторг, вызванный великолепием творения, и отразить красоту
его  собственной  природы.  Элохим  -  это сообщество тех, кто  наслаждается
любовью и привязанностью друг к другу;  Адам же, будучи им подобным, хотя  и
стоящий ниже них по своей природе,  нуждался  в ком-то, с кем  был бы связан
сходством, подобным его  сходству с теми,  кто  зовется Элохимом (ангелами).
Ему было ничуть не лучше в одиночестве, чем им. Созданный по  их подобию, он
обладал  как  разумом и моралью, так и нуждой  в  общении, которая требовала
объекта  практического  дружественного отношения.  Чисто  интеллектуальное и
абстрактно  нравственное общение, не сопровождаемое взаимной привязанностью,
несовершенно.   Оно   может    быть   очень   просвещенным,   достойным    и
безукоризненным, но  оно будет также очень официальным и  холодным, как лед.
Человек  может  все  знать  и  из  чувства  долга скрупулезно разбираться  в
Божественном законе, но иногда  от него  требуется больше дружелюбия,  чтобы
его полюбил и Бог, и ближние. Такое дружественное отношение к людям дает ему
возможность  развиваться,  но  если  не  находится  достойного  объекта  или
здоровой причины к для возбуждения,  это воздействует на него неблагоприятно
и делает  его неприятной  личностью. Хорошо знающий это Ягве Элохим  сказал:
"не хорошо  быть человеку одному; сотворим ему  помощника,  соответственного
ему" (Бытие 2:18).
     Однако до создания  помощника Бог привел к  Адаму  "всякую  душу живую"
(кол нэфэш хайя), чтобы тот  дал всем имена. Он  видел, что у каждого из них
есть своя пара, "но для человека  не нашлось помощника,  подобного ему" (ст.
20). Было необходимо,  поэтому,  создать  последнее и прекраснейшее творение
Божественных рук. Господь сотворил мужчину как Свой "образ и славу" (2),  но
Он должен был разделить  его надвое, на отрицательную и положительную части,
активную и  пассивную половины,  на  мужчину и  женщину, но  в  одной плоти.
Отрицательные, или  женские, представители  всех других  видов животных были
сформированы  непосредственно  из  земли  (стих  19),  а  не  из  части   их
положительной половины; лев, поэтому, не мог сказать о львице: "это кость от
костей моих и плоть от плоти  моей, поэтому оставит лев  отца своего и  мать
свою, и прилепится к львице своей навечно". Низшие существа не находятся под
подобным законом. Как и в начале, земля является их общей матерью, а Господь
-  "Бог  духов всякой плоти" (3). Они  не  имеют  своего  партнера,  их  пол
породила сама земля; самки не  были образованы  из самцов, хотя самцы -  для
самок,  а потому для них нет никакой  природной  основы для  общественного и
семейного закона.
     Однако Господь Элохим создавал помощницу для первого человека, действуя
по-другому. Она должна была стать зависимым от мужчины существом, между ними
должно  было  установиться  взаимное  согласие,  из-за  чего  они  стали  бы
привязаны друг  к другу.  Поэтому  было бы  неправильно дать ей  независимое
происхождение  из праха земного.  В этом  случае между мужчинами и женщинами
установились бы такие  же отношения,  как между низшими  существами. Женская
помощь была задумана как  интеллектуальное  и нравственное взаимопонимание с
тем, кто является "образом и славой Божией" и кого она  должна была почитать
как  своего господина. Отношения взаимно независимых созданий,  рожденных из
праха земного, - чисто плотские, и по мере того,  как поколения людей теряли
свое интеллектуальное и нравственное подобие Элохиму  и попадали под  власть
чувственности,  связь  между мужчинами и женщинами преобразовалась  в  чисто
животную. Однако  я утверждаю,  такой упаднический  результат  не  был целью
создания женщины. Она должна была не просто стать "матерью всех живущих", но
отразить славу мужчины, как он отразил славу Бога.
     Чтобы сделать ее таким существом, нужно было создать ее непосредственно
из   тела   мужчины.   Эта   необходимость   была    разрешена   в   законе,
распространявшемся на  плоть. Если даже ничтожнейший  орган  тела испытывает
страдания, все остальные органы  мучаются вместе  с ним, таким образом, боль
даже в мизинце порождает недомогание всего организма. Кость вместе  с костью
и плоть вместе с плотью испытывает  все приятные,  здоровые  или болезненные
ощущения. Следовательно, взять частицу живого  Адамова вещества и создать из
нее женщину означало бы передать последней сострадание к адамовой природе, и
хотя по  своему  строению  она способна на  независимое  существование,  она
никогда  не   утратит  по   своей   природе   взаимосвязь  с  ним   во  всех
интеллектуальных,  моральных  и  физических   проявлениях.   Согласно  этому
естественному закону,  потому, Господь Элохим  сотворил женщину  по  подобию
мужчины и из его вещества. Он мог бы создать ее из тела мужчины до того, как
тот стал  живою душою, но  это аннулировало бы закон сострадания, потому что
неодушевленной материи  не  свойственно никакое  разумное понимание. Женщина
должна  была  быть,  следовательно, создана из живых костей и плоти мужчины.
Поступить  так  значило причинить боль, ведь  отрезать кусочек  плоти -  это
породить в Адаме те же самые ощущения, что и в любом из его потомков.  Чтобы
избежать этого, "навел Господь  Бог на человека  крепкий сон", и  тот уснул.
Пока  он  не  осознавал,  что происходит, и  совершенно ничего не чувствовал
телесно, Господь "взял  одно  из ребер его, и  закрыл  то место плотью". Это
была  тонкая  операция, состоявшая  в  отделении  ребра  грудной  клетки  от
позвоночника. Но "есть ли что трудное для Господа?" Самая удивительная часть
работы была  завершена. Живое, трепещущее ребро с его нервами и кровеносными
сосудами  должно было  увеличиться и  преобразиться в  человеческую  фигуру,
способную отразить славу мужчины. Вскоре  все было завершено, ведь на шестой
день "мужчину и женщину сотворил" и  "создал Господь Бог из ребра, взятого у
человека, жену, и привел  ее к человеку". "И благословил их Бог, и сказал им
Бог:  плодитесь  и  размножайтесь, и  наполняйте  (в английском  варианте  -
"заполняйте вновь") землю,  и  обладайте  ею,  и  владычествуйте над  рыбами
морскими, и над птицами небесными, и над всяким животным,  пресмыкающимся по
земле".
     Будучи убежденными в этой части Божественного откровения (4), можем  ли
мы  разувериться из-за  того,  что воскресение тела  произойдет из маленькой
горстки праха, оставшейся после полного разложения? Определенно, посредством
той же силы, при помощи которой была  создана  женщина из ребра и накормлено
пятью хлебами  и рыбами пять тысяч человек с тем, что осталось еще 12 корзин
несъеденных  кусков,  Господь   Иисус  Христос  может  сотворить   множество
бессмертных людей из небольшого количества того, что от  них  осталось: люди
смогут возродиться как личности так же, как при помощи адамова  ребра  стало
возможным  создать умственное  и физическое  подобие человека. Только слепое
неверие требует  продолжения существования в какой-либо форме для сохранения
идентичности воскрешенного человека с его прошлым "я". Вера же полагается на
способность  Бога совершить  обещанное,  хотя  верующий и  не  знает,  каким
образом это будет достигнуто. Веруя в чудеса, совершенные в  прошлом, он "не
поколебался  в обетовании Божием неверием, но  пребыл  тверд  в вере, воздав
славу Богу" (Римлянам 4:20).
     Свидетельство  Моисея о  сотворении женщины  проливает  свет  на  очень
интересный феномен, с тех пор достаточно проверенный, чтобы стать следствием
естественного   закона.  Он  состоит  в  том,  что  человека  можно  сделать
нечувствительным к боли, погрузив  его в глубокий  сон.  Господь Элохим  Сам
использовал этот  закон, когда  подверг человека Своей операции,  а человек,
благодаря своему  подобию Богу,  способен  воздействовать таким  образом  на
других  людей. Искусство приложения этого закона имеет разные  имена и может
быть использовано  по-разному.  Название не меняет сути вещей.  Человеческое
ребро  можно сегодня извлечь, причинив оперируемому так  же  мало неудобств,
как и  в  истории с Адамом, погрузив  его в глубокий  сон, что в большинстве
случаев  легко  выполнимо,  но  на  этом  наша  способность к  подражанию  и
заканчивается.  Мы  не  можем  создать  женщину из ребра.  Однако  в будущем
человек  совершит большее  чудо, ведь  "человек Иисус Христос" (5)  сотворит
себе Невесту из праха по  своему образу и подобию во славу Бога "во все роды
от века до века. Аминь"(6).
     Когда  Господь  Бог  показал  новое  создание  тому, кто  послужил  ему
"родительской" плотью, Адам произнес: "вот, это кость от костей моих и плоть
от плоти моей; она будет называться женою ("Иша"): ибо взята от мужа ("Иш").
Поэтому оставит человек  отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей;
и  будут  одна  плоть"  (Бытие 2:21-24).  Так Адам  выносит  себе  приговор,
обязывающий его быть вместе  с женой в счастье и в горе до самой смерти. Это
и есть брак. Он основан на том важном обстоятельстве, что женщина создана от
мужчины,  и  заключается в том,  что Адам  взял ее  себе с  ее добровольного
согласия.  Все  это не  было освящено никаким религиозным  обрядом, ведь Сам
Господь  отстранился  от  объявления  этого  союза.  Ни  одна   человеческая
церемония  не может сделать брак более  святым, чем  он есть по  самой своей
природе.  Суеверия  сделали его "таинством", и, хотя и непоследовательно, но
отрицалось,  что это  "святое  таинство", именно священники  были  назначены
контролировать его. Однако ни  священники, ни суеверные  люди не имеют права
вмешиваться  в   это,  ведь  они  только   разрушают   гармонию  и   красоту
Божественного устройства. Провозглашение его в присутствии Господа Элохима и
с согласия женщины до того, как была установлена религия, - вот единственный
обряд, о  котором рассказано по  этому  поводу.  Такого, или  приблизительно
такого, порядка вещей,  я полагаю, сейчас придерживаются квакеры, и  если бы
все,  принадлежащие  к этой группе,  так же  приблизились к Писанию,  как  в
данном случае, не было бы причины для их критики.
     "Муж, - говорит  апостол, - образ и слава  Божия;  а  жена  есть  слава
мужа"; основанием же для  этого  является то, что "не муж создан от жены, но
жена от мужа;  и не муж создан для  жены, но жена для мужа"  (1-е Коринфянам
11:7-9). Она не была сотворена  по  образу мужчины, хотя  могла быть образом
кого-то  из сообщества по имени  "Элохим".  "Человек" -  общее  название для
обоих  полов. Поэтому, когда  Элохим  сказал:  "Сотворим человека по  образу
нашему", - и "мужчину и женщину сотворил их",  - оказалось, что и мужчина, и
женщина созданы  по образу  и  подобию  Элохима.  Таким  образом, некоторые,
входящие в понятие "Элохим", представлены в виде Адама, а некоторые - в виде
Евы.  Я  не  вижу  причины,  по  которой  должно  быть  не  так.  Когда  род
человеческий  восстанет из  мертвых,  это  будут, без  сомнения, бессмертные
мужчины  и женщины,  и, как говорит  Иисус, они будут равны  ангелам во всех
смыслах слова.  Только Адам  был образом Того, Кто его  сотворил,  и  потому
Элохим,  выполняющий   заветы   невидимого  Бога,  -   мужская  часть  этого
сообщества, Ева же - не  "по их  образу". Их образ заключен  в Адаме, тем не
менее,  Ева  была  сотворена  по  образу  и подобию  кого-то  из  тех,  кого
охватывает  местоимение "наш"  ("по образу Нашему"). Если  это  так,  то она
создана если не  по образу, то по подобию Адама, и оба они - "хороши весьма"
по своей природе, которая чуть ниже ангельской.

     ССЫЛКИ
     1) 1-е Коринфянам 11:8
     2) 1-е Коринфянам 11:7
     3) Числа 16:22
     4) подтверждено Иисусом и Павлом: Матфей  19:5;  Марк 10:7-8;  Ефесянам
5:31
     5) 1-е Тимофею 2:5; Ефесянам 3:21

     ВЕЛИКАЯ ТАЙНА
     "Мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его" (1)
     В  послании  ученикам  из  Ефеса  апостол  сравнил  покорность  жен  по
отношению к своим мужьям с  послушанием, воздаваемым Христу общиной верующих
в те дни.  "Как церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем".
Таково постановление об абсолютном подчинении своим христианским мужьям, как
самому Христу, потому что "муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви".
Однако,  предписывая  женам  безоговорочно  слушаться,  он  призывает  мужей
отвечать на  это  благожелательно,  не обращаться с женами жестоко, а любить
их,  "как и Христос  возлюбил  Церковь и предал  себя за  нее" (2). Если  же
неверующие  жены  непослушны   и  упрямы  и  хотят  развестись,  то   "пусть
разводятся,  братья  в таких  случаях не  связаны"  (1-е  Коринфянам  7:15).
Любовь, которая должна существовать между христианскими братьями и сестрами,
находящимися в браке, это то, что Христос уже проявил по отношению к церкви.
Христос  умер за  нас,  "когда  мы  были  еще  грешниками" (Римлянам 5:6,8).
Величайшая любовь,  которую  человек  мог бы  проявить,  - умереть за  своих
врагов;  именно  о такой любви говорит Павел  ефесянам, ожидая при этом, что
украшением  женам  будет  "сокровенный  сердца человек, в нетленной  красоте
кроткого  и молчаливого  духа, что драгоценно  перед  Богом.  Так  некогда и
святые жены, уповавшие на  Бога, украшали себя, повинуясь  своим мужьям: так
Сарра повиновалась Аврааму, называя его господином; вы  - дети, если делаете
добро и не смущаетесь ни от какого страха" (1-е Петра 3:3-6).
     Апостол,  рассказав  о  супружеской  любви  и  подчинении  и приведя  в
качестве иллюстрации любовь Христа  ко всем  тем,  кто входит в его церковь,
показал и то, за  что он любил  их, даже отдав за них жизнь, и те отношения,
которые позже  установились между ними, и ту  жертву, которую  они  должны с
радостью  принести тому, кто любил их так  преданно.  Он отдал свою жизнь за
церковь,  которая  еще не  была в  тот момент сформирована,  для того, чтобы
будущие ее  члены  могли быть "освящены, очищены баней водною (tw loutrw tou
udatoV),  посредством слова  (en  rhmati)",  чтобы в  воскресении он мог  бы
"представить ее Себе славною Церковью,  не  имеющею пятна, или  порока,  или
чего-либо  подобного,  но дабы она  была  свята  и  непорочна" (3).  "Вы уже
очищены,  -  говорил  Иисус  своим   ученикам,  -  через  слово,  которое  Я
проповедовал  вам" (Иоанн 15:3).  Это слово названо "законом и  откровением"
(Исаия 8:20), величайшим средством достижения святости и чистоты. Оно меняет
человеческие воззрения,  ослабляет их привязанность к  земному  и  побуждает
помышлять о "горнем" (4), изливает в их сердца Божью любовь (5), отделяет их
от грешников (6), ведет их к Христу, рождает в их жизни те плоды покаяния, о
которых они не пожалеют(7). Господь Иисус называет  это  "словом о Царствии"
(Матфей 13:19),  Петр - "нетленным семенем"  (Петр  1:23), Павел - "истинным
словом  благовествования"  (Колоссянам  1:5),  Иоанн - "семенем  Бога"  (1-е
Иоанна 3:9),  Иаков  же  именует  его "словом истины" (Иаков  1:18), которым
"Отец  светов,  у Которого нет изменения и ни  тени перемены",  родил  Своих
детей, чтобы им "быть некоторым начатком Его созданий".  Именно  этим словом
люди   обновлялись  или  возрождались,   чтобы   как  в  интеллектуальном  и
нравственном  смысле  стать "новым  человеком",  так  и  проявить  то, о чем
апостол  говорит  братьям:   "облекитесь   в   нового  (человека),   который
обновляется в познании  по образу  Создавшего  его" (Колоссянам  3:10).  Это
возрождение связывается с "обновлением духа ума" (Ефесянам 4:23-24), которое
можно распознать  в изменении человека, повернувшегося от природного рабства
перед "похотью плоти, похотью очей и гордостью житейской" (8) к "праведности
и святости истины"  (9). Когда  характер разума,  который зовется "сердцем",
обновлен, он становится зеркалом, в  котором знающий слово  о Царстве сможет
увидеть дух или отражение Божественной Природы. В человеческой личности этот
образ Бога может быть  сотворен только  истинным словом  благовествования  о
Царстве. Человек может  быть  очень  "набожным"  по стандартам  благочестия,
утвердившимся  в  обществе  окружающих  его  людей,  но  если  он  не  имеет
представления  о том, что является основой обновления, если он не знает и не
понимает этого, то, безусловно, он - неверующий в закон и откровение Бога, а
потому - "нет в нем света" (10). Такие люди участвуют в пустом представлении
"по суетности  ума  своего,  будучи помрачены  в разуме, отчуждены  от жизни
Божией, по причине их невежества и  ожесточения  сердца их" (Ефесянам 4:18).
Закон и откровение  названы  Петром "познанием  Бога", "которым дарованы нам
великие и драгоценные обетования, дабы вы через них", т. е. понимая и веря в
них,   "соделались   причастниками   Божеского   естества,   удалившись   от
господствующего  в  мире растления похотью"  (2-е Петра  1:2-4). "Откровение
Божие" приходило Духом  Святым,  которым  Бог  открывался  в Своих  пророках
(Неемия  9:30); в последние  же дни Он говорил "в Своем Сыне" (Евреям 1:1-2;
Иоанн  3:34;  5:47; 6:63;  7:16;  12:48,49)  и апостолах  (Матфей 10:19,20).
Поэтому действие слова  верующие связывали с  духом, слово  же содействовало
тому, что люди дышали воздухом Божественной морали, поэтому оно было названо
"духом  и жизнью"  (11). Такая  оценка будет пояснена  в послании апостола к
Титу: "Он спас  нас  ... по Своей  милости, банею  возрождения и  обновления
Святым Духом"  (Титу 3:5).  Это созвучно  сказанному:  "освятить ее, очистив
банею  водною,  посредством слова",  чтобы  читатель  не  думал,  что  любой
взрослый человек или ребенок, невежественный в слове,  может быть возрожден,
погрузившись  в воду  ("баню"). Святой Дух не обновляет сердца человека так,
как он обновит смертное тело, когда, посредством Иисуса, он воскресит его из
мертвых.  В этом  случае  проявленная сила  - чисто  физическая.  Сердце  же
обновляется в  процессе познания  записанного откровения Божия,  или  Слова.
"Бог, -  говорит Петр о  верующих из  язычников, -  верою очистил сердца их"
(Деяния  Апостолов 15:9); Павел  же  молил, чтобы "верою  вселиться Христу в
ваши сердца"  (Ефесянам  3:7). Вера же  приходит  от "слышания  слова Божия"
(Римлянам 10:17); другими словами, это есть уверенность в Божием откровении,
касающемся того, что  должно осуществиться, но невидимо (Евреям 11:1), и без
нее угодить Богу  невозможно (ст.  6). Человек обновлен истиной лишь  тогда,
когда  дух его  обновлен, и не  раньше. В Писании вы не найдете обновленного
невежественного человека. Незнание откровения Божьего и обновление абсолютно
несовместимы. Истина очищает только тех, кто понимает  ее и послушен ей (1-е
Петра  1:22);  без  этого  не  может быть  никакой  моральной  чистоты,  или
освящения  духа перед  Богом.  Потому  только  истинно верующие  могут  быть
возрождены  погружением  в  "водную  баню".  Когда они выходят из  нее,  они
"омылись, освятились,  оправдались  именем Господа  нашего Иисуса  Христа  и
Духом Бога Нашего" (1-е Коринфянам 6:11).
     Истина, в которую нужно уверовать, - это Благая Весть о Царствии Божием
и  об  имени  Иисуса Христа  (Деяния Апостолов  8:12).  Когда это  понято  и
воспринято  сердцем, это рождает  такой  характер ума, какой был у Авраама и
Иисуса и был назван покаянием. Такие верующие возрождены Богом  и становятся
подобными малым детям.  Они верят "великим и драгоценным обетованиям" наряду
с откровениями о страданиях и воскресении Иисуса. Он впал в глубокий сон, и,
когда  был без чувств, его ребра  были проткнуты копьем,  и  оттуда излилась
кровь и вода (Иоанн 19:33-34). Когда же Иисус проснулся, он был восстановлен
в духовном теле, плоти  и костях, и, после вознесения,  предстал перед Отцом
как единый представитель своей церкви. Все верующие в это  приходят к Христу
посредством "водной бани",  согласно сказанному в Писании: "Ибо  все вы сыны
Божии по вере во Христа Иисуса.  Все вы,  во  Христа крестившиеся, во Христа
облеклись  (enedusasqe)  ...  все  вы  одно во  Христе  Иисусе.  Если же  вы
Христовы,  то  вы  семя  Авраамово  и  по  обетованию  наследники"  (Галатам
3:26-29).  Община  таких  людей и  составляет  мистическое  тело Христа.  Ее
составные  элементы, благодаря вере, - "члены тела Его, от плоти  Его  и  от
костей Его" (12). Поэтому они - "кость  от костей его и плоть от плоти его",
то есть возлюбленная Ева последнего Адама, Господа, который придет с небес и
даст  ей  такую  же святую духовную природу,  какой обладает  сам.  Церковь,
образно говоря, произошла из ребра  Господа, поэтому каждый ее член верит  в
то, что пролитая Христом кровь  освободила его от грехов, и все  они верят в
действительное воскресение его плоти и костей для их оправдания  посредством
такого же оживления из мертвых. "Тела ваши суть члены", т. е. плоть и кости,
"Христовы ...  А соединяющийся с Господом  есть один дух  (с Господом)" (1-е
Коринфянам  6:15,17). "Я обручил вас единому мужу, - говорит  Павел, - чтобы
представить Христу чистою девою" (2-е  Коринфянам  11:2).  Следует понимать,
что в  данный момент о  церкви  говорится как о помолвленной с Христом, а не
как о жене. Церковь находится в процессе созидания Богом. Когда этот процесс
завершится, Бог  представит ее Человеку с небес, облеченную "в виссон чистый
и светлый" (Откровение 19:7,8). Это  именно о ней поет  псалмопевец: "Слыши,
дщерь, и смотри  и приклони ухо твое, и забудь народ твой и дом отца твоего.
И возжелает Царь красоты твоей; ибо Он Господь твой,  и ты поклонись Ему ...
Вся  слава  дщери Царя внутри; одежда ее шита золотом. В испещренной  одежде
ведется она к Царю;  за нею ведутся к  Тебе девы,  подруги  ее. Приводятся с
веселием  и   ликованием,  входят  в   чертог   Царя"   (Псалом   44:11-16).
Представление Евы первому Адаму  стало сигналом к ликованию Утренних  Звезд,
мы же  знаем,  что  явление  Царицы  Мессии  будет сопровождаться  возгласом
"Аллилуйя" великого  множества, звучащим,  как  шум многих  вод  или  громов
сильных, говорящим:  "Возрадуемся и возвеселимся и воздадим  Ему славу;  ибо
наступил брак  Агнца,  и жена  ("помолвленная"  -  в английской  версии) Его
приготовила себя" (13).
     Таковы отношения  с Христом и  судьба истинной церкви, названной Павлом
"Единым  Телом".  Она  созидается  словом,   или,   будучи  сформирована   в
апостольские времена, до сих пор не представлена, то есть опасение апостола,
к  несчастью,  исполнилось. "Но  боюсь,  - говорит  он, -  чтобы,  как  змей
хитростью своей прельстил Еву, так и ваши умы не повредились, уклонившись от
простоты во  Христе"  (14).  Искуситель  соблазнил обрученную.  Простота  во
Христе уже не является качеством сообщества верующих. Оно насквозь прогнило,
и  от него остались лишь развалины грехопадения. Однако, несмотря на то, что
нет никакой надежды для мира, заявляющего, что он очень мудр в своем безумии
(15), самодоволен в своей мнимой просвещенности, и  прославляющего себя,  он
заявляет: "Я богат, разбогател и  ни  в чем не имею нужды". Он  не знает при
этом,  что он "несчастен и жалок, и нищ, и слеп, и наг" (Откровение 3:17). И
хотя  он  и   видит,  я  полагаю,  что  состояние   религиозного  сообщества
непоправимо, для тех, кто склонен повиноваться  Богу в большей степени,  чем
людям,  все еще остается надежда на избавление. Если они  хотят стать костью
от костей Христовых и плотью от плоти его, они должны "оставить  отца своего
и  мать свою, и  прилепиться к жене  своей". Возможно,  сейчас  они -  члены
каких-либо  групп  верующих,   под   руководством  которых  они  живут.  Эти
сообщества, рассуждая по-плотски,  являются их  семьей. Нужно их покинуть  и
стать "одной плотью" и "одним  Духом" в Господе, если они хотят унаследовать
Царство Божие  (Матфей 10:37). "Тайна сия велика, -  произносит  Павел, -  я
говорю по отношению ко Христу и Церкви" (Ефесянам 5:22-32). Это я и старался
объяснить  своими  комментариями,   хотя   и  очень   кратко,   а  потому  -
несовершенно. К  концу моей работы эта тема будет развернута подробнее и,  я
уверен, убедительно разъяснена.

     ССЫЛКИ
     1) Ефесянам 5:30
     2) Ефесянам 5:24,23,25
     3) Ефесянам 5:26-28
     4) Колоссянам 3:2
     5) Псалом 50:12; Римлянам 5:5
     6) Ефесянам 7:26
     7) 2-е Коринфянам 7:10
     8) 1-е Иоанна 2:16
     9) Ефесянам 4:24
     10) Исаия 8:20
     11) Иоанн 6:63
     12) Ефесянам 5:30
     13) Откровение 19:5-7
     14) 2-е Коринфянам 11:3
     15) Римлянам 1:22

     ЕДЕМ
     "В Едеме"
     Когда Моисей  написал  словосочетание  "в  Едеме"  (Бытие 2:8),  он сам
находился западнее, в "пустыне  земли  Египетской". Следовательно,  из этого
выражения мы должны понять,  что в его дни существовала страна, называвшаяся
Едемом,  которая  располагалась  к востоку от  места  тогдашнего  нахождения
Моисея.  Адам Eе и  Ева  были обитателями этой  страны.  Это  был египетский
"Восток"  подобно  тому,  как  штаты  Охайо,  Индиана  и  Иллинойс  являются
"Западом" для Атлантических Американских Штатов. Эта область была достаточно
протяженной, а позже она  стала и наиболее могущественным местом. Оказалось,
что она хорошо орошается водой ответвлений реки, берущей в ней  начало  (ст.
10).  Это были  те четыре потока,  чьи  имена,  по Моисею,  - Фисон, который
"обтекает  всю  землю Хавила",  Гихон, который обтекает всю  землю Куш", или
Кушистан; имя  третьей  реки  -  Хиддекель, или  Тигр, "она  протекает перед
Ассирию. Четвертая река  Евфрат"  (ст.  11-14), обычно называемая  в Писании
"великой  рекой" (Бытие 15:18). На карте  передо мной - четыре реки, текущие
вместе  и, наконец,  формирующие  единую  реку, которая впадает в Персидский
Залив. Из  такой характеристики Едема, страны, орошаемой четырьмя реками,  с
полным основанием можно заключить, что в ранние времена эта земля включала в
себя территорию к востоку от Иордана, Сирию, Ассирию, часть Персии, Кушистан
и первые поселения Измаила (Бытие 25:18).
     Позже эта  страна будет  переименована в "сад Божий", а  цари, правящие
ею, - в "дерева Едемские" (1). Без  сомнения,  она была названа Божьим садом
как в целом, ведь там в начале Он насадил сад, в который поселил человека, и
имя небольшой части Едема стало  применяться  человеческой семьей во времена
Сифа, Ноя, Сима, Авраама и Моисея ко  всей  этой  области,  так и, особенно,
будущий рай, который должен будет занимать значительную часть  своих древних
пределов.
     Долина  реки Иордан,  оказывается,  была частью  Едема, что следует  из
таких отрывков текста: "Лот  ... увидел всю  окрестность Иорданскую, что она
...  вся до  Сигора орошалась водою, как Сад Господень ... И избрал себе Лот
всю окрестность Иорданскую; и двинулся Лот к востоку ... стал жить в городах
окрестности" (Бытие 13:10-12), т. е. на Востоке, или в Едеме.
     У   Иезекииля    есть   пророчество,   предсказывающее   ниспровержение
египетского  фараона  царем  Вавилонским,  "властителем  народов". Говоря  о
несомненном  его  свержении,  Бог освежает  в  памяти  власть  и  господство
ниневийской  династии   Ассуров,  которая,  однако,  была  не   в  состоянии
противостоять Царю  Вавилонскому, а потому у Египта не было  никакой надежды
на  успешное сопротивление.  В  этом  напоминании  Ассур  Ниневийский назван
"кедром на Ливане", и это означает, что под его господством находились земли
десяти  колен Израильских, горы которых были  увенчаны  ливанскими  кедрами.
Сравнивая величие его господства с  размерами  кедра, Господь  говорит,  что
"кедры в саду Божием не  затемняли его  ... ни одно дерево в саду Божием  не
равнялось с ним красотою своею. Я украсил его множеством ветвей, так что все
дерева Едемские в  саду Божием  завидовали ему"  (Иезекииль  31:3,8,9).  Эти
деревья  (Даниил   4:20-22)  символизируют  представителей   царских   семей
Месопотамии,  Сирии,  Израиля  и   т.  д.,  которые  были  уничтожены  царем
Ассирийским  (Исаия 37:12-13)  и  которые не могли "затемнить  его", то есть
предотвратить  наступление  его  власти  над  ними.  Из  этой  выразительной
аллегории ясно, однако, что  все названные мною страны составляли Едем и все
вместе назывались садом Господним, а  деревья - это члены царских семей этой
земли.
     То, что  Едем  протягивался  до  Средиземноморья, или  "Великого Моря",
следует  из пророчества  Иезекииля против Тира. Обращаясь к царской династии
Тира, он говорит: "Ты находился в Едеме, в саду Божием ... ты был  на святой
горе  Божией ... Ты совершен был в  путях твоих  со дня  сотворения  твоего,
доколе не нашлось в  тебе беззакония ... И я низвергнул тебя, как нечистого,
с горы Божией ... Ты сделаешься ужасом; и не  будет тебя во веки" (Иезекииль
28:13-16,19).  Значение  сказанного  становится  ясно  тому,  кто  знаком  с
историей  Тирского царства.  Это  была царская династия Палестины в  Верхней
Галилее,  царь  которой,  Хирам, состоял в  тесном  союзе  с Соломоном.  Он,
оказывается, был  новообращенным  почитателем Бога  Израилева,  от  Которого
через некоторое время его наследники отказались, а потому Бог  на  семьдесят
лет отдал царство Тира под власть Навуходоносора, а в конце концов - греков.
     Едем  был полем  кровавых  битв  с самого начала соперничества  "Семени
Женщины"  и  "Семени Змея"  до наших  дней и  будет таковым до тех пор, пока
господство змея не будет сломлено на  горе Израильской. Именно в Едеме Авель
умер  от руки Каина. Наконец, чтобы дополнить меру  беззаконий  оскверненной
кровью  земли,  "змеи"  Израильские убили  сына  Варахиина  между  храмом  и
жертвенником. Но кровь Божьих святых, пролитая в Едеме, не воззвала к Нему о
мщении без цели, ведь как сказал Господь  Иисус, так и произошло. "Посему, -
говорит  он "змеям" своих дней, - вот, Я посылаю к вам пророков, и мудрых  и
книжников; а вы иных убьете и распнете, а иных будете бить в синагогах ваших
и гнать из города в город; да придет на вас вся кровь праведная, пролитая на
земле, от крови Авеля  праведного до крови Захарии, сына Варахиина, которого
вы убили между храмом и жертвенником" (Матфей 23:34-35).
     Едем является Господней землей, или  садом, имеющим особое значение; со
времени Творения до момента, когда была обломлена израильская ветвь маслины,
-  это основной, если не единственный, театр, на сцене которого Он в прошлом
показывал Свои чудеса народам. Египет и его пустыни  могут быть исключены на
сорок лет. В  их  пределах была "тьма внешняя".  Только  Едем  обладал таким
благом, как свет, до тех пор, пока благая весть не проложила себе путь среди
народов  запада, и  хотя  тьма  покрывает землю  и мрак  -  народы, все-таки
Господь, ее свет, воссияет, и над ней явится Его слава (Исаия 60:1-2).

     ССЫЛКА
     1) Иезекииль 31:9

     ЕДЕМСКИЙ САД
     "И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке" (1)
     В то время как Едем был "Востоком", находясь восточнее пустыни, сам сад
Едемский был расположен на востоке Едема. "Едем, сад Божий" и "сад Едемский"
-  это  достаточно разные понятия  (2). Первое  означает  весь Едем  как сад
Господень, второе -  просто насаждения  в  какой-то его части. Насадить  сад
значит  огородить  определенный участок земли  и  украсить его  фруктовыми и
декоративными  деревьями  и  кустарниками.  Если  он  неогорожен,  а  потому
незащищен, он не является садом.  Название такого насаждения  подразумевает,
что он защищен  от нашествий животных, чьи привычки сделали их неподходящими
для сада жильцами. Следовательно, место было  ограждено и засажено  "всякими
деревьями, приятными  на вид  и хорошими для пищи" (Бытие 2:9). Как  говорит
Моисей, сад  был  расположен  "на  востоке", и  через него  протекала  река,
орошающая  его. Поэтому можно  предположить, что  он находился где-то  между
Персидским заливом  и местом слияния  Евфрата и Тигра. В тексте  читаем: "Из
Едема выходила река для орошения рая; и потом разделялась на четыре реки". Я
это объясняю так: река, вытекающая  из Едема, была  источником  для орошения
сада на  протяжении  своего пути к  морю,  к  северу  же  от сада  эта  река
расходилась на четыре рукава, каждый из которых имеет свой исток. Эти истоки
находились  не  в саду,  а  на  некотором  удалении от  него.  Сад  Едемский
снабжался  водой  только одной реки, а не четырех,  ведь,  как написано, "из
Едема выходила река"  (одна река), что со всей  определенностью исключает из
рамок сада четыре реки.
     В  этом отрывке текста в Септуагинте слово "сад" звучит как "парадизос"
(paradeisoV), а  на  русский  язык переведено как "рай".  "Парадиз"  - слово
персидское,  заимствованное  греками,  в  еврейском же  языке  звучащее  как
"парадез" или  "пардез". Оно означает парк, лес, заповедник, сад из деревьев
различных сортов,  очаровательную рощу и т. п. Это же слово можно найти  и в
других текстах: "Устроил себе сады (парадизы) и рощи, и насадил в них всякие
плодовитые деревья" (Екклесиаст  2:5); "Запертый сад (парадиз) - сестра  моя
...  сад с  гранатовыми яблоками  ..." и  т.  д.  (Песня Песней  4:12-13). В
последнем отрывке описывается виноградник Соломона, символизирующий ту часть
Едема над  которой он царствовал, и метафорически изображается  его красота,
изобилие и слава, когда Наследник виноградника, тот,  кто "больше  Соломона"
(3), придет  на  Сион  и  "сочетается с землею"  Едема  (4),  как  это  было
установлено вечным заветом, заключенным с Авраамом (Бытие 15:18).  Ведь, как
написано: "Не  будут уже называть тебя "оставленным", и землю  твою не будут
называть "пустынею", но будут называть тебя:  "Мое  благоволение к нему",  а
землю  твою  - "замужнею", ибо  Господь благоволит  к  тебе,  и  земля  твоя
сочетается.  Как юноша сочетается с девою,  так сочетаются с  тобою  сыновья
твои;  и как жених  радуется о невесте,  так будет радоваться тебе Бог твой"
(Исаия 62:4-5).
     Когда произойдет сочетание, или объединение, сыновей Сиона и их царя  с
Землей  Обетованной  в  Едеме,  он  снова  станет садом  Господним, или Раем
(Парадизом),  который  был  насажден  Его  собственной  правой  рукой.  Ведь
"Господь утешит Сион, утешит все развалины  его, и  сделает пустыни его, как
рай ("Едем" - в английской Библии), и степь его, как сад Господа;  радость и
веселие  будет  в  нем,  славословие  и  песнопение"  (Исаия  51:3). "Вместо
терновника вырастет кипарис; вместо  крапивы  вырастет мирт; и это будет  во
славу  Господа, в знамение вечное,  несокрушимое"  (Исаия  55:13).  В то  же
время" (Я, Господь)  открою на  горах  реки и среди долин источники; пустыню
сделаю  озером  и сухую  землю -  источниками воды. Посажу в  пустыне  кедр,
ситтим, и мирту, и маслину; насажу в степи кипарис, явор  и бук вместе, чтоб
увидели  (израильтяне)  и  познали,  и  рассмотрели  и  уразумели, что  рука
Господня сделала это, и Святой Израилев сотворил сие" (Исаия 41:18-20).
     Эти свидетельства открывают нам  будущий статус Едема, первозданный сад
которого  -  его  прекрасное и подходящее  изображение.  Тому  раю,  который
однажды уже существовал  в небольшом масштабе, суждено  преобразиться из его
нынешнего   состояния  запустения  в   "Божий  Рай".   Стране  четырех  рек,
протянувшейся от  моря до моря на запад,  предопределено воссиять как "славе
всех народов". Нет никакого другого места для рая.  На других небесных телах
могут оказаться свои "раи",  но для человека Рай  Божий будет посажен  Самим
Господом,  согласно  "обету". "В тот  день Израиль будет третьим с Египтом и
Ассириею;   благословение  будет  посреди  земли",  т.  е.  Едема,  "которую
благословит Господь Саваоф, говоря: благословен народ Мой - Египтяне, и дело
рук Моих - Ассирияне, и наследие Мое - Израиль" (Исаия 19:24,25).
     В письме к прихожанам Ефесской церкви Дух Святой говорит: "побеждающему
дам  вкушать  от древа жизни, которое посреди рая Божия"  (Откровение  2:7).
Простой смысл сказанного состоит в следующем. Святые Божьи названы в Писании
"сильными правдою, насаждением Господа" (5), приносящим добрые плоды, а Царь
Святых - Древом  Жизни. Это символ  Христа, дающего  жизнь. "Как послал Меня
живый  Отец, и Я живу Отцем,  так и ядущий Меня жить будет Мною", -  говорит
Христос (Иоанн  6:57). Следовательно, дать  человеку вкусить от Древа  Жизни
означает  для Господа  Иисуса воскресить  истинно  верующего  из  мертвых  к
нетленной  жизни.  Поэтому  он вкусит  от той  жизни, которою  его  наградит
сказавший о  себе:  "Я  есмь путь  и  истина  и  жизнь" (6).  Но  ни один из
верующих,  или наследников жизни, не сможет вкусить от древа, дающего жизнь,
до тех пор, пока оно не проявится в Раю Божием, т. е. пока Господь не явится
в Царстве (2-е Тимофею 4:1,8; 1-е Петра 1:7,13). Во второй части этой работы
мы увидим подробности, касающиеся этого Царства. Поэтому сейчас я ограничусь
лишь замечанием, что когда Царство будет  явлено,  оно будет  установлено на
Господней  земле, т. е. в Едеме, следовательно, обет, истолкованный понятным
английским языком (и  переведенный на  понятный русский), будет звучать так:
"Верующему,  побеждающему мир (1-е Иоанна 5:4,5), Я,  Господь,  Который есть
жизнь, дам славу, честь и бессмертие, когда приду на гору Елеонскую (Захария
14:4) и устрою вновь царство и трон Давидов, как в дни древние" (Амос 9:11).
До этого момента нет ни  бессмертия,  ни Рая, никто не достигнет их, если не
"победит мир", потому что обещано было "только побеждающим мир".
     Однако  против  этого  учения протестуют  скептики, утверждая,  что Рай
должен  сейчас  где-то существовать,  на  том основании,  что  Иисус в  день
распятия  сказал злодею, что тот будет  с  ним в  Раю в  этот же день, о чем
написано  так: "Говорю тебе, ныне же будешь  со Мною в  раю" (Лука 23:43). Я
допускаю, что так написано по-английски, но нахожу, что существуют различные
варианты чтения и пунктуации данного отрывка по-гречески. Во-первых, просьба
злодея  звучит по-разному в различных  рукописях.  В общепринятой  версии мы
читаем: "Помяни  меня,  Господи,  когда  приидешь  в  Царствие  Твое  (en th
basileia sou)", -  в других же звучит  иначе, хотя смысл сказанного остается
тем же, а именно: "Помяни меня, когда  приидешь в день твоего пришествия (en
th  hmera thV eleusewV sou)". Сейчас Господь "идет в  свое царствие" "в день
своего пришествия", поэтому Я утверждаю, что  две эти фразы имеют один и тот
же смысл, только последняя сформулирована  более ясно для тех, кто "несведущ
в  слове  правды"  (Евреям  5:13),  а  скрытый  смысл  выражения  "ныне  же"
содержится в ответе на эту просьбу.
     Иисус, далее, не отклонил молитву злодея, а дал прямой и вразумительный
ответ  на  нее.  Он, в сущности,  сказал, что то,  о  чем  он просит,  будет
исполнено; другими словами,  что когда  Иисус сам будет в царстве,  тогда  и
просящий должен оказаться там. Но читатель  не  должен воображать, что Иисус
назвал ему время, когда это случится, поскольку даже он сам не был знаком со
временем,  когда еврейское государство, основанное на законе Моисея,  должно
быть  упразднено.  Пока же оно  упразднено не будет, Иисус не сможет войти в
свое царство, ведь он  должен воссесть, владычествовать и  стать священником
на  престоле  своем  (Захария   6:12,13,15),  но  при  этом  он   не  сможет
сосуществовать  с законом, потому  что  закон  Моисея не позволяет исполнять
обязанности священника никому, кто не принадлежит к колену Левиину, Иисус же
был потомком Иуды (Евреям 7:12-14). "Небо и земля (т. е. Моисеево устройство
вещей в Едеме) прейдут,  - сказал Иисус,  - о  дне же том или  часе никто не
знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец" (Марк 13:31-32).
     Кроме того, может ли читатель допустить, что Господь сообщил разбойнику
то время, когда тот войдет в его царство, или то, возможно, что тот войдет в
его  царство в день своих страданий, принимая во внимание  тот факт, что  на
сорок третий день  после  этого Иисус  отказался сказать  даже  апостолам  о
временах и сроках, в которые "он восстановит Царство Израилю"? "Не ваше дело
знать  времена  или сроки,  которые Отец  положил в  своей  власти"  (Деяния
Апостолов  1:3,6,7).  Таковы его слова,  обращенные к апостолам. Царство  не
могло быть  восстановлено в качестве Израиля, живущего  под  законом Моисея.
"Ветшающее  и стареющее близко к уничтожению" (Евреям 8:13). Оно должно быть
"низринуто на землю", ежедневная жертва должна быть отнята, а храм и город -
разрушены "небольшим  рогом" козла,  или римской  властью (Даниил 8:9-12,24;
9:26).  Сказать  им о  временах  и  сроках  царства  значило бы  сообщить  о
национальной катастрофе, о которой они оставались в  неведении, с тем, чтобы
они не спали, а постоянно поджидали ее.
     Однако, хотя Иисус и не знал тогда времен и сроков царства, он знает их
сейчас,  ведь приблизительно через тридцать лет  после разрушения Иерусалима
Бог дал ему откровение  о том, "чему надлежит быть вскоре" (Откровение 1:1),
и в этом апокалипсисе "времена и сроки" изложены по порядку.  Но вернемся  к
истории со злодеем. Произнеся "ныне", Иисус не  говорил и не мог сказать ему
о  точном  времени, когда тот  будет  с ним в Раю.  В переводах  встречается
различная, и нет  уверенности, что всегда  правильная,  пунктуация. Запятая,
вместо того,  чтобы ей стоять после "тебе", помещается  после "ныне же", при
этом фраза  читается так: "говорю  тебе ныне же,* - будешь со Мною в раю (en
tw paradeisw)", т.  е. "Я сейчас говорю тебе,  что ты будешь со  мною в моем
царстве в день моего пришествия".
     Но  если  возражающий настаивает на  толковании  этого  отрывка  в  его
общепринятом  виде, пусть будет  так; эту позицию принять значительно  менее
легко.  В  связи с  идеей о  перемещении  душ в  Рай сразу  после смерти,  в
контексте этого отрывка, слово "ныне" висит на ниточке, подобно мечу  тирана
из Сиракуз. "Ныне" - библейское выражение, и оно  должно  объясняться  самим
Святым Писанием, которое его использует. В Священном Писании, следовательно,
этот термин использован для выражения периода в более  чем  две тысячи  лет.
Давид  использовал его так:  "О, если  бы вы ныне послушали  гласа  Его: "Не
ожесточите  сердца  вашего ... (иначе) они не войдут  в  покой Мой"  (Псалом
94:7-11). Апостол, комментируя эти  слова  через тысячу лет после  того, как
они были  написаны, говорит: "Но наставляйте друг друга каждый  день, доколе
можно говорить "ныне",  - и: "Постараемся войти в  покой  оный", который еще
остается для народа Божия (Евреям 3:13;  4:11, 9). Таким  образом, то, о чем
писал Давид, называлось "ныне", и "ныне" же звучит в комментарии Павла. Этот
день  был длинным,  но он,  однако,  не  закончился  до сих пор и  останется
таковым до  проявления покоя в Божием Раю. Если допустить, что мы до сих пор
находимся  в "дне спасения", то  должно  принять за истину,  что мы живем во
времени, называемом "ныне", что "ныне" значит "сейчас", а это "сейчас" будет
длиться  до  тех пор,  пока  Господь Иисус  не войдет  в свой  покой (Псалом
131:13-18), чего он  не сможет сделать, пока не завершит  работу, порученную
ему  Богом  (Исаия 49:5, 6, 8; 40:10). "Вот  теперь время благоприятное, вот
теперь ("ныне") день спасения"  (2-е Коринфянам 6:2) - промежуток времени от
Иешуа  до  будущего  славного  явления Христа в  его  царстве, не  говоря  о
благоприятном времени  до патриархов,  до  символического покоя  Израиля  на
земле обетованной.
     Наконец, не являются ли  вершиной абсурда заявления о пребывании Иисуса
в "его царстве" или  "в Раю" (что было синонимами) в то время,  как он лежал
мертвым в гробу? Разве его царство  среди мертвых? Нет, он говорил фарисеям,
что среди живых. "О, нет, - скажет кто-то, - он спустился в ад". "Правильно,
- скажет другой, - и пока он был там, он проповедовал благую весть мертвым и
призвал к покаянию духов, заключенным там. Он и тот злодей, то есть их души,
оказались там, как только  смерть освободила  их.  Это был Рай". "Не  совсем
так, -  добавит третий.  -  Это  больше  похоже на  чистилище.  Они  были  в
промежуточном состоянии блаженства, перед троном Бога в царстве на небесах".
"Как  это может быть,  -  скажет четвертый, - разве блаженство в присутствии
Бога  только промежуточное  состояние? Они ушли туда,  где есть вся  полнота
счастья  навеки".  Почему  же  тогда Иисус будет разбужен, чтобы уйти к Отцу
(Иоанн 16:17), если он был у Отца до того, и где он оставил злодея, ведь тот
не был  разбужен, а если не был разбужен, но остался, как он может оказаться
с Иисусом  в Раю? Если на эти вопросы  найдены  ответы,  найдется достаточно
времени  взглянуть на  традиционный взгляд  на этот  предмет, существующий в
настоящее  время:  тот  догматизм,  который никто  из  понимающих  евангелие
царства не может поддержать.

     ССЫЛКИ
     1) Бытие 2:8
     2) Иезекииль 28:13; Бытие 2:15
     3) Лука 11:31
     4) Исаия 62:4
     5) Исаия 61:3
     6) Иоанн 14:6

     ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ГОСПОДСТВО
     "И да владычествуют они ..." (1)
     В приготовленный  в Едеме  сад поместил Господь человека,  сотворенного
Им. Именно  там им овладел "крепкий сон", и он впервые увидел свою  невесту.
Поселившись в  Раю, они,  защищенные оградой от  вторжения низших  созданий,
проводили  свои дни в блаженном спокойствии, невинности  и мирной гармонии с
Богом и всем Его  творением.  Адам  возделывал и берег сад. Таково было  его
занятие.  Несмотря  на  то,  что  он  был  еще  безгрешным,  он  не  получал
удовольствия от пребывания  в праздности. Печально есть хлеб, добытый в поте
лица, но нетяжкий труд является одной из  основ здоровья и бодрости,  и, без
сомнения, - неизменным правилом для всего разумного в Божьей вселенной.
     Однако  человек  был  не  просто  жителем Рая, поселившимся  там, чтобы
"возделывать  и  хранить  его"  (2). Перед  ним  стояла  задача  наполнить и
покорить  землю, ведь в данном ему благословении Бог произнес: "Плодитесь  и
размножайтесь,  и наполняйте (в  английском  переводе -  "наполняйте вновь")
землю, и обладайте ею"  (3). У него было все необходимое.  Земля должна была
населиться людьми, а искусство  разведения сада, как модель мелиорации,  его
потомство должно было распространить по всей ее территории.
     Завет  "наполнить  землю  вновь"   подкрепляет  уже   прозвучавшее  мое
заключение  о  том,  что  в   течение  какого-то  времени,   предшествующего
шестидневному Творению, земля  была населена, но ее жители были уничтожены в
результате катастрофы,  подобной Ноеву потопу.  То,  что  эти слова означают
"наполняйте землю вновь", проявилось в том, что именно ими был  благословлен
Ной.  Об этом написано так: "И благословил Бог Ноя и сынов его, и сказал им:
плодитесь  и  размножайтесь,  и  наполняйте  землю  (вновь  -  в  английском
варианте)" (4). В  данном  случае  не о чем спорить. Каждый должен признать,
что здесь слова значат "наполнять вновь", ведь распространенное Адамом,  все
его потомство, за исключением восьми человек, было уничтожено потопом, а Ной
и его  сыновья должны были заменить их, т.  е. вновь наполнить земли так же,
как в описываемые нами дни. Я  думаю, потому, что  нет  никакой причины,  по
которой это слово не должно быть переведено в обоих случаях одинаково. **
     Территории, завоеванные  человеком  в его безгрешном  состоянии, должны
были включать в себя  скалы, горы, моря  и реки, которые он мог покорить для
собственного  удобства и удовольствия, и,  возможно,  останься он  невинным,
доведи до конца свою миссию, т. е. заверши "наполнение земли вновь" людьми и
покори  ее, преобразив  природную  дикость  в  райское  состояние,  -  и его
собственная природа возвысилась бы  до  равенства  с Элохимом, а  земля,  не
подвергнувшаяся насильственным изменениям,  стала  бы  местом его жительства
навечно.  Однако  Творец,  предвидев,  что  человек  испытает  грехопадение,
положил начала земли, основанные  на таких принципах, которые могли бы потом
приспособить  планету  к  его  изменившимся  обстоятельствам.  Если   бы  Он
предвидел  иной результат, не тот, какой осуществился в действительности, Он
бы, без сомнения, и землю подготовил в связи с ним. Но в то  время как Он не
принуждал человека к грехопадению, естественный мир  в Его  плане должен был
быть  на  этом  основан;  и, потому, с другой  стороны, Он  должен был,  без
требуемого  человеческого  повиновения,  утвердить  духовный, или  нетленный
порядок вещей  на  земле,  имеющий разумное  соответствие Его  заповедям как
основам,  на которых он будет  построен.  Это и есть нынешний порядок вещей.
Человек  вновь  наполнил   землю  и  подчинил  ее  себе.  Он  преобразил  ее
естественную  дикость. Овладел землею и морем для выгоды людей и, покоривший
даже диких тварей законом и порядком и подчинивший  неукротимых,  он готовит
мир  к достижению  более возвышенного,  но  еще не  совершенного  состояния,
установить  которое  предстоит  Человеку  с неба  (5).  Оно,  однако,  будет
основано  не на  разрушении природы  и  общества, а  на  улучшении первой  и
духовном возрождении последнего, что  должно продолжаться  в течение  тысячи
лет   как   промежуточное   состояние  между  нынешним,  чисто  животным   и
естественным,  окончательным, чисто  духовным, или нетленным, и неизменяемым
уже устройством нашей планеты.
     Для  достижения  цели  миссии   господство   перстного  человека   было
необходимо. Он был слишком слаб, чтобы исполнить ее без помощника, и не было
того источника,  из которого он мог бы получить добровольную помощь. Поэтому
ему  нужна  была  власть,  при  помощи  которой  он принудил  бы  кого-то  к
необходимому  сотрудничеству.  Для его собственной  защиты, кроме  того,  от
беспокойной близости всяких низших тварей,  Бог дал ему  владычествовать над
всеми ими. "Да владычествуют они, - сказал Он,  - над рыбами морскими, и над
птицами небесными,  и над  скотом, и над  всею землею,  и над всеми  гадами,
пресмыкающимися по земле". В этом состояла привилегия человеческой верховной
власти над  плотью и кровью. Сам он - царь,  а все живые существа -  объекты
его господства. По принадлежности к своему собственному роду, однако, ему не
было позволено быть законом ни для себя, ни для своих последователей.
     Человеку не было дано "Божией милостью" право господствовать над своими
последователями вне  круга  его  семьи. Божия милость  касалась  только  его
самого, как я  уже показал. Даже  домашняя верховная  власть  над ним должна
была прекратиться, когда  ему приходило  время  покинуть отца и  мать. После
этого  расставания  завершалось  родительское  руководство,  и  единственная
продолжающаяся   зависимость   -  это  ярмо  наших  привязанностей.  Человек
руководит своей семьей по милости Божией, о чем  сказано: "Дети, повинуйтесь
своим  родителям в Господе, ибо  сего требует справедливость". "Почитай отца
своего и  мать"  - это первая заповедь  с  обетованием. Оно звучит так:  "Да
будет  тебе  благо,  и  будешь  долголетен на земле"  (6).  Такое послушание
основывалось  на  соответствии  вещей,  но  даже оно  предписывалось не  без
оговорок. Только "родители в Господе" имели  данное  Богом право  ожидать от
своих детей-христиан полного послушания. Если родители, будучи не в Господе,
требуют  от  своих  детей  сделать  что-то,  противоречащее  Его  воле,  или
воздерживаться  от  ее выполнения,  следует  твердо, но в  дружеской  форме,
отказаться от этого. Возможно, это породит неприятности в семье, где  кто-то
из  родителей - непросвещенный, плотский человек  или фанатик. В этом случае
он будет вести себя как тиран,  в результате чего  натура  его детей  должна
будет разрываться  между плотью и духом, между  грешниками и святыми,  и это
создаст человеку  врагов среди его  домашних Матфей  10:35-36). Однако таким
детям  следует  помнить,  что  "должно  повиноваться  больше   Богу,  нежели
человекам"  (Деяния  Апостолов  4:19; 5:29), и  что тот, кто любит родителей
сильнее,  чем  Иисуса,  не достоин  его.  Лучше оставить  родительский кров,
подобно изгнаннику, чем опозорить Христа, предпочтя ему их законы.
     Если  человеческая  власть  в  рамках  его  дома  будет  таким  образом
определена  и ограничена милостью Божией,  следует ли говорить, что человеку
даровано  "Божественное  право"  управлять родом человеческим  в  духовных и
гражданских делах? А основывать царства и  империи и  изобретать религии как
средство укрепления  своих тронов?  То, что Бог разрешает  и контролирует, -
это одно,  то  же,  что  Он предписывает, - это другое. Он разрешает,  чтобы
существовали троны  и владения, правительства и власти, Он контролирует их и
ставит  над ними самого "уничиженного  между  людьми"  (Даниил  4:14),  если
считает,  что  это  самое  лучшее  для выполнения  Его  цели; Он  мешает  им
расстроить  Его  намерения и  завещает Своим  святым "быть  покорными высшим
властям;  ибо  нет  власти  не  от  Бога,  существующие  же  власти от  Бога
установлены.  Посему  противящийся власти противится  Божию установлению;  а
противящиеся сами навлекут на себя  осуждение. Ибо начальствующие страшны не
для добрых дел, но для злых ... Делай добро, и получишь похвалу от  нее; ибо
начальник есть Божий слуга, тебе на добро" (Римлянам 13:1-5).
     Бог  не давал человеку полномочий  учреждать  эти власти. Все,  что  Он
требовал от него,  - это подчиняться  всему,  что бы Он не  назначил. Однако
когда человек взбунтовался, его мятежный дух передался его потомству, и они,
которым  было  отказано  в  управлении  милостью  Божией,  установили   свое
собственное господство на принципах, ставших чрезвычайно разрушительными для
Божественного  управления  на  земле.  Он мог, так же легко, как аннулировал
изменнические проступки, остановить  строительство  Вавилонской башни, но, в
Своей  мудрости,  Он  предпочел дать  им  свободу  действий и  подчинить  их
дерзость  такому контролю,  который  способствовал  бы, в конце  концов, Его
славе и их смущению. Поэтому Павел и говорит,  что всякая власть - от Бога и
все существующие правительства  установлены Богом.  Это и  является причиной
великого  утешения и радости Его святых, ведь хотя тираны и предполагают, но
только Бог располагает. Святые, понимающие это, будут держаться в стороне от
любых политических убеждений. Никто, более чем они, не интересуется тем, что
происходит в  политике, но они не будут связываться ни с одной,  ни с другой
партией, потому что  все  это контролируется Богом, то есть  признать  такую
борьбу означало бы голосовать, так или иначе, против  Бога. Слуги Господа не
должны бороться ни за что, только  "за веру, однажды преданною святым" (Иуда
3). Нам завещано "подвизаться добрым подвигом веры" и держаться вечной жизни
(7), что такая борьба и означает.
     Потому  в начале  Бог  оставил  за  Собой право  господства  над  родом
человеческим. Он не отдал его ни Адаму,  ни его потомству, но  Сам утверждал
небожественную власть над всем земным по праву творения,  и  поставленный Им
является  Его  уполномоченным  на  земле.  Все  царства,   существующие  или
существовавшие  когда-то,  за исключением Государства Израиль,  основаны  на
узурпации  прав  Бога  и Сына  Его,  Иисуса Христа;  нет ни  одного царя или
царицы, папы или  императора среди язычников, которые бы правили "по милости
Божией". Они властвуют по той же милости, по какой грех правит народами. Они
не  имеют  благосклонности  в  глазах  Бога.  Он  временно  мирится с  ними,
используя  их  в  качестве Своего  меча (8)  для  поддержания порядка  среди
нечестивых до тех пор, пока  не будут  проявлены Его милостивые намерения  в
благосклонности  Его святых,  согласно  такому устройству времен, которое Он
обеспечил. А потому "да торжествуют святые во славе ... да будут славословия
Богу в  устах их, и меч  обоюдоострый  в руке  их. Для того чтобы  совершить
мщение над  народами, наказание над племенами, заключать царей их  в узы,  и
вельмож их в оковы железные. Производить над ними суд писанный.  Честь сия -
всем святым Его. Аллилуйя" (Псалом 149:5-9).

     ССЫЛКИ
     1) Бытие 1:26
     2) Бытие 2:15
     3) Бытие 1:28
     4) Бытие 9:1
     5) 1-е Коринфянам 15:47
     6) Ефесянам 6:1-3
     7) 2-е Тимофею 6:12
     8) Псалом 16:13

     ДРЕВО ПОЗНАНИЯ ДОБРА И ЗЛА
     "И произрастил  Господь Бог из земли ... дерево  жизни  посреди рая,  и
дерево познания добра и зла" (1)
     В царстве растений никогда не встречалось более замечательных деревьев.
Их плоды были "приятные  на вид и хорошие для пищи". Это, однако, и все, что
сказано  об их природе и облике. Они должны были быть единственными в  своем
роде, ведь будь  они  такими же,  как все остальные, страстное  желание  Евы
вкусить от  Древа Познания и стремление попробовать  плоды Древа Жизни могли
бы быть удовлетворены вкушением фруктов любых  других деревьев. Что это были
за  плоды,  мы  сказать  не  можем,  да  и  знать  это  не  особенно  важно.
Предполагают,  что  Древо  Познания  было  яблоней,  но  этому  нет  никаких
доказательств, а потому об этом мы можем не думать.
     Эти деревья, потому, интересуют нас  не в связи со своей природой, а по
причине того запрета, который был на них наложен. Адаму и Еве было разрешено
свободно есть плоды со всякого другого дерева в саду.  В то же время Господь
Бог заповедал: "От  дерева  познания  добра  и  зла,  не  ешьте от него и не
прикасайтесь  к  нему;  ибо  в  день,  в который ты вкусишь от него, смертию
умрешь" (Бытие 2:17; 3:3). Эти деревья, естественно,  были так же хороши для
еды, как  и  любые другие,  но  поскольку  Господь  Бог наложил  на них Свой
запрет,  их плоды  стали смертью  для съевших их, но смертью  не мгновенной,
ведь их  глаза должны  были открыться (Бытие 3:5,7), а они сами - стать, как
боги, или Элохим, знающие добро и зло (Бытие 3:5, 22). За вкушением от этого
дерева должна была  последовать  смерть, а потому назвать его можно  было бы
Древом  Смерти  в  отличие  от  Древа  Жизни.  Тело, приходящее в  упадок, и
следующий за этим конец жизни, завершающийся разложением, -  это смертность,
или  то  свойство,  которым  роковое дерево должно было наградить  личность,
посмевшую дотронуться до него.
     В  выражении  "смертию умрешь"  слово  "смерть" впервые  упоминается  в
Библии.  Адам,  однако, прожил еще несколько веков после того, как вкусил от
этого  дерева;  это привело к трудностям в определении смерти, ведь теологи,
авторы вероучения, называли ее  непобедимой.  Они перефразировали  выражение
таким  образом:  "В тот  день, когда  ты вкусишь от этого  дерева, ты умрешь
символически: твоя бессмертная душа подвергнется навеки адским  мукам, после
чего твое  тело умрет в  полном  смысле слова". Для человека, неиспорченного
философией такого вероучения, абсолютно ясно, что  текст Библии не  содержит
такого  объяснения.  Не сам  текст, а перевод сказанного породил неясности и
затруднения. Словосочетание "в день"  предполагает,  что "в тот самый день",
когда Адам согрешил, он должен  был в каком-то смысле умереть. Однако в этой
же главе, даже  в ее английском переводе, та же фраза использована  в другом
смысле. Ведь  в  четвертом  стихе второй  главы  написано:  "в  то  время (в
оригинале и в  английской версии  - "в тот день"), когда Господь  Бог создал
землю и небо, и всякий полевой кустарник, которого  еще не было на  земле, и
всякую полевую траву, которая еще не росла". Это, как мы знаем, было работой
шести дней,  то есть "в тот день" является выражением периода времени (как в
русском переводе: "в то время").  В рассматриваемом нами тексте это означает
намного более долгий период, ведь Адам умер, лишь достигнув 930 лет от роду,
а потому "день", в который он умер, закончился только тогда.
     Нам могут возразить, что "день"  в тексте должен быть ограничен рамками
тех суток, когда плод был  вкушен, ведь  говорится:  "в  день, в  который ты
вкусишь от него, смертию умрешь". Потому,  если Адам  не вкушал от  него все
930  лет,  а только  однажды, в определенный реальный  день,  это  не  может
означать  долгий  период  времени.  Но  я все-таки  не  могу  уступить  тому
обстоятельству,   что   физический   акт  вкушения   является  единственным,
показанным в  тексте.  Адам питался  плодами Древа  Познания  все  время,  с
вкушения от того дерева до самой смерти. Тот фрукт, по своему действию, стал
символом  плода  нарушения запрета,  о  котором  сказано: "не  ешь от него".
Символический  плод  сочетал в  себе  разные  свойства: он был  "хорош", или
приятен плоти, и одновременно  "плох" тем  результатом, который следовал  за
его  вкушением.  "Законом,  - говорит апостол, -  познается грех"  (Римлянам
3:20), потому  что  "грех  есть беззаконие"  (1-е Иоанна 3:4).  Грех приятен
плоти, потому что  сутью его является запрет. Он и  есть тот "хороший" плод,
которым наслаждается животный  человек.  Плоти,  очам  и  жизни  свойственны
вожделения, которые, когда они удовлетворены, являются высочайшими  благами,
к которым стремятся люди, живущие под господством таких же людей.
     Однако Бог запретил  потворство этим страстям.  Он говорит:  "Не любите
мира, ни того, что в мире:  кто  любит мир, в том нет любви Отчей;  ибо все,
что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца,
но есть от мира" (1-е Иоанна 2:15, 16). И снова: "Дружба с миром есть вражда
против Бога! Итак, кто хочет  быть другом миру, тот  становится врагом Богу"
(Иаков 4:4), "ибо,  если  живете по плоти, то умрете"  (Римлянам 8:13). Этот
язык безошибочен.  Поэтому  поощрять  беззаконные желания,  которые  грешная
плоть называет  "хорошими", значит "родить грех", или приносить плод смерти,
"ибо возмездие за грех - смерть" (Иаков 1:15; Римлянам 6:21-23). "Что посеет
человек,  то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти  пожнет тление" (Галатам
6:7-8).  Все  свои  недуги  плоть  унаследовала от  "зла",  которое пришло к
человеку как результат  нарушения Закона Бога, сказавшего Адаму: "Не  ешь от
него".   Фрукт,   который  он  вкусил,  был  удовлетворением  его  плотского
вожделения и  подчинением человека и его потомства "злу": они будут питаться
от проклятой земли со скорбью во все дни их жизни (Бытие 3:17-19).
     Все адамово потомство начинало вкушать от Древа Познания добра и зла по
достижении  возраста половой зрелости,  когда  очи  их открывались. До этого
естественного  изменения  они были невинны. С того времени  мир, как обвитое
змеем  фруктовое дерево,  предстает  перед  нами,  склоняя взять, вкусить  и
получить удовольствие от  тех хороших вещей, которые он дает. Размышлять над
законностью  уступчивости  своим  вожделениям значит  отчасти согласиться  с
ними. Не следует считать, что приспособление к миру безобидно. Его искушения
и инстинкты  нашей собственной плоти  должны быть немедленно подавлены, ведь
вступать в переговоры  с его  похотями опасно. Когда же кто-то соблазняется,
"обольстившись грехом" (2),  он попадает в сети своих собственных страстей и
совращается ими. "Похоть же, зачавши, рождает грех, а сделанный грех рождает
смерть" (Иаков 1:14,15), иными словами, он срывает запретный плод и умирает,
не будучи прощен.
     Кроме того, выражение "смертию  умрешь"  является доказательством того,
что  слова "в  день" относятся  к более длительному периоду,  чем конкретный
день,  в  который был вкушен плод.  Это  выражение  не  означало, что  конец
человека должен был наступить мгновенно, как от выстрела или  гильотины. Это
требовало  времени,  потому  что   смерть   была  исходом,  или  завершением
определенного процесса,  что по-древнееврейски  сформулировано очень ясно. В
первоисточнике  эта  фраза звучит как "мут темут", что буквально переводится
как "умиранием умрешь". Таким образом, полностью это выражение читается так:
"В день, в который ты вкусишь от него, умиранием ты умрешь". Из прочитанного
становится ясно, что Адам  должен был подвергнуться некоему процессу,  но не
бесконечному,  а  такому,  который  должен  начаться  его  грехопадением,  а
закончиться   его  угасанием.  Сам  этот   процесс  выражен   словом  "мут",
"умирание", последняя же его стадия - словом "темут", "ты умрешь".
     Этот  взгляд  целиком  подтверждается  сказанным  в  следующих  словах:
"Проклята  земля за тебя; со скорбию будешь питаться от нее во все дни жизни
твоей ...  В поте лица твоего будешь  есть  хлеб, доколе  не возвратишься  в
землю,  из которой ты  взят;  ибо  прах ты,  и  в  прах возвратишься" (Бытие
3:17,19). Из этих слов мы узнаем, что Адам, согрешив, был привлечен к суду и
осуждению  за  свой  проступок.  Господь  Бог спросил  его: "Не ел ли  ты от
дерева, от которого Я запретил тебе есть?" Адам признал свою вину, что  ясно
продемонстрировал, устыдившись  своей наготы. Преступление было доказано,  а
потому Судья  приступил к вынесению приговора над согрешившими, что и сделал
в том  порядке, в котором было совершено преступление: сначала  - над Змеем,
затем  - над Евой и в  последнюю  очередь -  над  Адамом, и  это  отражено в
тексте.  Здесь  говорится о том, что  земля  проклята,  а человек обречен на
скорбную жизнь тяжкого труженика и на возвращение в свое начальное состояние
-  в прах. Последняя часть этого приговора выражена в терминах,  объясняющих
наказание, приложенное к закону. Выражение "возвратишься в землю" и "в  прах
возвратишься"  означают то же, что и  "смертию умрешь" ("умиранием умрешь").
Следовательно, божественное  толкование выражения  "в  день,  в  который  ты
вкусишь  от  него,  смертию  (умиранием)  умрешь"  таково:  "В  день  своего
вкушения, в  продолжение  всех  дней  твоей скорбной жизни,  возвращаясь, ты
наконец возвратишься  в  прах земли, из которой  был  взят". Таким  образом,
"умирание"  в  этом   тексте  означает  скорбное,  мучительное   и   трудное
существование, которое изнуряет  человека  и  сводит его  в могилу; слово же
"умрешь"  означает  конец,  или  последнюю стадию  телесного  существования,
отмеченную остановкой дыхания и распадом в прах. Таким образом, человеческая
жизнь,  от материнской утробы до могилы, -  это процесс  умирания, и  до тех
пор,  пока  человек сохраняет  свой внешний  вид, как в  случае  с Иисусом в
гробу, он существует в смерти, потому что то, что называется "бытием", - это
материальное  существование  в жизни  и в смерти.  Конец нашего  бытия - это
конец  процесса разложения в  прах,  когда  мы прекращаем  быть. Таково было
состояние Адама, если можно так сказать,  до того, как он был сотворен.  Его
не  было.  В  таком небытие  он  оказался  через 930 лет  с  момента  своего
создания,  -  так  реально были  проиллюстрированы  наказание  по  закону  и
приговор Судьи. Так со времени  своего грехопадения  человек вступил на свой
путь  к могиле, в которую, в  конце концов, и сошел. Он лег  в прах и увидел
разложение;  так был смешан с родившей его землей тот, кто стал известен под
именем Адама, глава и праотец всего человечества.

     ССЫЛКИ
     1) Бытие 2:9
     2) Евреям 3:13

     ДРЕВО ЖИЗНИ
     "Вкусить и жить вечно"
     Оно было посажено  "посреди сада". Это тоже было фруктовое дерево. Оно,
по всей видимости, было так же доступно, как Древо Познания, ведь как только
человек  вкусил от последнего, он был изгнан из сада,  чтобы у него  не было
возможности прикоснуться и к Древу Жизни. Его плоды последнего, однако, были
совершенно  другого сорта, чем  те,  которые люди  уже вкусили.  Плоды обоих
деревьев  были  хороши,  но   фрукты  Древа  Жизни  были   способны  сделать
бессмертными вкусивших их.  Это явствует  из завета Моисея, который записал,
что после грехопадения последовало  осуждение:  "И сказал Господь Бог:  вот,
Адам стал как один из Нас, зная  добро и зло;  и теперь как бы не простер он
руки своей, и не  взял также  от  дерева жизни, и не  вкусил, и не стал жить
вечно. И выслал  его Господь Бог из сада Едемского, чтобы возделовать землю,
из  которой он  взят"  (Бытие 3:22,23).  Отсюда  мы  узнаем, что Господь Бог
предназначил  это  дерево  для  того,  чтобы  дать жизнь,  и  что  Адам  был
осведомлен о том, что произойдет, если  вкусить  от него. Вероятно, будь  он
послушен  закону о Древе Познания,  ему было  бы разрешено  вкусить от Древа
Жизни  после  того, как  совершилась  бы его судьба  животного  человека, и,
вместо того, чтобы умереть, возвратиться  во прах,  он был бы  "во мгновение
ока" изменен, как Енох  или как те, кто будет готов к приходу Господа. Но об
этом  мы  не  можем  еще сказать  ничего  определенного,  ведь  в завете  не
говорится  о том,  что  будет потом,  и  дальше этого  наша  вера  не  может
распространяться, хотя думать об этом мы можем.
     Если бы, поэтому, Адам вкусил от Древа Жизни, он изменился бы и стал не
"душою  живою", а душою,  способною  жить вечно, и не  просто способною,  но
бессмертное бытие было бы разрешено ему Господом Богом. Следовательно, мы не
должны   полагать,   что  если   какой-то   предмет   обретает   способность
существовать, не разрушаясь,  это значит,  что его создатель  не  может  его
уничтожить, то есть, если  бы Адам,  будучи  грешником, вкусил  бы от  Древа
Жизни, ему  было  бы позволено лишь  стать  бессмертным, но не противостоять
власти Бога.
     Разрешить  Адаму и Еве стать бессмертными и оставить их в  существующем
мире добра и зла, было бы чрезмерным и немилостивым наказанием. Это означало
бы населить  Землю бессмертными  грешниками и превратить ее  в жилище вечных
исполинов  зла,  иными словами,  Земля  превратилась  бы  в  то, что теологи
описывают как "ад". Хорошая работа шести дней оказалась бы, потому, огромной
неудачей вместо того, чтобы  стать центром славного  проявления божественной
мудрости и власти.
     Однако  такой мир  добра и зла,  населенный  грешниками,  не  входил  в
божественные  планы.  Это  требовало бы, во-первых,  обособления  грешников,
затем  -  их  испытания и после  этого -  их  возвышения или  уничижения,  в
зависимости от их дел. Поэтому, дабы Адам не изменил этот порядок и не "стал
жить  вечно" до  того, как  он  обновится  нравственно, или не  очистится от
греха, и пока  в нем не сформируется  опять моральное подобие Божие, Господь
Бог исключил для  него  опасную близость  Древа  Жизни. Он изгнал  человека,
чтобы тот не стал нетленным и бессмертным.
     Первое упоминание о бессмертии человека содержится в тексте, который мы
сейчас читаем.  Однако  в этом случае человеку не было позволено взять плод.
Он был изгнан,  чтобы "не вкусил и  не стал жить вечно". Причиной этого было
то,  что  бессмертие принадлежало  этому дереву, или,  точнее,  передавалось
посредством  него  тому,  кто  от него  вкусит,  потому и было названо  "йец
Хакаим", что  значит "Древо Жизней"  (во множественном числе), ведь так  это
имя переводится буквально. Слово  "жизней" особенно подходит, ведь  это было
дерево бесконечной жизни как для  Адама, так  и  для  Евы,  если бы им  было
разрешено вкусить от него. Если мир, соблазненный грехом, представить в виде
обвитого  змеем дерева,  дающего смерть  своим жертвам, то о Христе, который
"победил мир" (Иоанн 16:33) и дает жизнь своему народу, можно сказать  как о
другом  древе  в  центре  сада  -  прекрасном  символе воплощенной  власти и
мудрости Всевышнего (Притчи 3:13,18; 1-е  Коринфянам  1:24), посаженном, как
Древо Жизни в будущем Божьем Раю (Откровение 22:2).

     ЧЕЛОВЕК В ПЕРИОД СВОЕГО ИСПЫТАНИЯ
     "Бог сотворил человека правым" (1)
     Когда работа шести  дней была  закончена, Господь Бог осмотрел все, что
Он  создал, и объявил,  что  это  "хорошо весьма".  Это  относилось ко всему
земному.  Скот полевой, и  птицы  пернатые,  и гады, и человек,  - все  были
"хороши весьма"; все же  вместе  составило естественную  систему вещей,  или
мир, настолько совершенный, насколько  этого требовала природа вещей. Однако
все это  относилось  исключительно  к  физическому  качеству  этой  системы.
Человек,  даже  будучи "хорошим  весьма",  был таковым  только  как одно  из
произведений божественного мастерства. Он был сотворен не таким, каким  стал
потом. Созданный по образу и подобию Елохима,  он был  изначально праведным.
На  его совести не  было зла, ведь он  не знал,  что это такое. Он не был ни
целомудренным, ни порочным, ни святым,  ни  попирающим святость, - просто  в
начале он был невинен по отношению к добрым и злым делам. Не имея биографии,
он  не имел  и характера. Последний должен  был  развиться в человеке  и мог
сформироваться  по отношению к  добру  и  злу  посредством  его  собственных
независимых действий в  рамках божественного  закона.  Говоря короче,  когда
Адам и Ева вышли из-под рук  своего "Горшечника", нравственно они были,  как
только что  родившиеся  младенцы,  за  тем исключением,  что  любой младенец
рождается  под законом греха,  не  добровольно покорившись "суете" (Римлянам
8:20), в то  время как они впервые увидели свет, в природе вещей которого не
было  места  злу. Они были  созданы  как совершенные  мужчина  и женщина, но
чувство пола у них не было развито из-за неведения и отсутствия опыта.
     Период  времени  между  их созданием и  грехопадением был  временем  их
испытания.  Дух  Божий  создал  их,  и  в  течение  этого  времени  "дыхание
Вседержителя  дало  им разумение" (Иов 33:4; 32:8). Так им было дано знание.
Оно стало силой и дало  им возможность встретиться лицом к лицу со всем, что
требовалось в  их  ситуации.  Так  они  были  "научены  Богом"  (2) и  стали
хранителями тех искусств и  наук, о которых впоследствии рассказали сыновьям
и дочерям, чтобы те смогли  возделывать землю, пасти  овец  и рогатый  скот,
обеспечивать жизненные удобства и покорять пространство.
     Руководимая наставлениями  Господа  Бога,  совесть  человека оставалась
"хорошей",  а  сердце - отважным.  "И были оба наги, Адам и  жена  его, и не
стыдились"  (Бытие 2:25). Они были смущены не более чем дети в своей наготе,
ведь,  имея  стать  взрослых людей,  по  натуре они  еще  были  младенцами и
держались перед Елохимом и друг перед другом без  стеснения. Об этом сказано
не случайно. Как мы  вскоре  увидим,  это - ключ,  данный нам  для понимания
природы грехопадения.
     Были  ли Адам и  Ева  смертны  или  бессмертны  в то  время,  когда  их
состоянием  было  добро,  к  которому не было  примешано  зло?  Этот  вопрос
возникает у  многих, изучающих  Моисеево описание  происхождения  вещей. Это
интересный  вопрос,  заслуживающий   полного  внимания.  Некоторые  поспешно
отвечают, что  люди  были  смертны, а  это означает,  что,  если бы  они  не
согрешили, они бы все равно умерли. Возможно,  это бы случилось  через много
времени,  если  бы с  их природой в  будущем не произошло никаких изменений.
Однако  посредством  Древа  Жизни  было предусмотрено, что  такое  изменение
произойдет после вкушения его плода, если они сумеют доказать, что заслужили
такой привилегии.  Животная природа  рано  или поздно исчезнет. Она  не была
устроена так, чтобы продолжать существовать  вечно, независимо от каких-либо
изменений  в  будущем. Следовательно, мы можем  допустить  подверженность их
природы разрушению и, вследствие  этого, смерти, не  говоря при  этом о том,
что они сами  были  смертны. Присущая их натуре склонность к смерти могла бы
быть устранена и  они  были бы изменены, как Енох и Илия  и  те, о ком Павел
сказал: "Не все мы  умрем"  (3). Под словом  "мы" подразумеваются обладатели
животной, а  потому  тленной  природы,  и, если бы они  не  "изменились", то
обязательно бы  умерли. Однако ввиду  того, что они должны будут  измениться
"во  мгновение ока, при  последней трубе", то,  хотя  и тленные,  они станут
бессмертными.  В этом  смысле,  потому, я говорю,  что в период их испытания
Адам и Ева имели природу, способную к тлению, подверженную смерти. Наказание
было сформулировано так: "смертию ты умрешь", - что  значило: "Тебе не будет
позволено вкусить от  Древа Жизни,  чтобы  уничтожить  смерть, но врожденная
склонность твоей животной природы возьмет свое  и  возвратит тебя в прах, из
которого  ты   первоначально   и   вышел".   Смертность   стала   следствием
непослушания, как плата за грех, а не была необходимостью.
     Но, если  они  не были  смертны в период  своего  испытательного срока,
правда и то,  что они не  были  и бессмертны. Сказать, что  бессмертные были
изгнаны  из Едемского сада, что  они могла  жить вечно,  вкусив от дерева, -
абсурд.  Истина  -  в  нескольких  словах:  человек  был создан,  наделенный
определенными  предрасположенностями.  Он  был  способен  и к  смерти,  и  к
бесконечной  жизни,  но  будет  ли  он   поглощен  смертью  или,  вследствие
физического изменения, облачен в  бессмертие, совершать  ему  добро или  зло
зависит от его собственного выбора. Способность  к  чему-то  нельзя путать с
наличием  этого  качества. Сосуд  способен содержать  пинту жидкости, но  из
этого  совсем  не  следует,  что в  нем содержится пинта или вообще какое-то
количество жидкости. В Едемском раю человеку и его подруге были представлены
смертность  и  бессмертие. Эти понятия были чем-то внешним  для людей.  Люди
должны  были  избегать  первого  и  добиваться  второго,  подчиняясь  закону
Божиему. Они  были способны к бытию,  наполненному одним из двух качеств, но
которым из них, зависело от их собственных действий, ведь жизнь вечная - это
конец святости  (Римлянам 6:22), без  которой никто не может увидеть Господа
(4).
     В Моисеевой истории церемониальных ритуалов или религиозного поклонения
мы не  встретили никаких  следов,  имеющих  отношение  к  периоду испытания.
Отдыхать  один день  из семи, верить,  что  Господь Бог исполнит Свое слово,
если они  согрешат, и  воздерживаться от того, чтобы дотрагиваться  до Древа
Познания, - это были все требования их славного благодетеля. В Едемском саду
не существовало никакой "религии", никаких жертвоприношений,  ведь грех  был
там еще  незнаком. Срок пребывания в Раю зависел от их воздержания от греха,
то есть право на это можно было потерять, только нарушив закон Господа.

     ССЫЛКИ
     1) Екклесиаст 7:29
     2) Иоанн 6:45
     3) 1-е Коринфянам 15:51-52
     4) Евреям 12:14Глава III
     Закон Божий, и как грех вошел в мир

     Испытание перед  возвышением  -  нравственный  закон  Божьего  мира.  -
Искушение  Господа  Иисуса сатаной -  испытание его веры Отцом. -  Искушение
объяснено. - Божественное предвидение не принуждает, а Сам Бог не извиняет и
не  выносит приговор, предвидя что-то.  -  Змей  -  умное животное, но он не
является  ни носителем нравственности,  ни  носителем  Духа.  -  Он вводит в
заблуждение   женщину.   -   Природа   грехопадения.   -    Ева   становится
искусительницей Адама. - Грехопадение  доводится до конца в зачатии Каина. -
Чистая и нечистая совесть: определение.  - Человек  не  в  состоянии покрыть
свой  собственный  грех.  -  Дух  плоти,  иллюстрируемый  доводами  Змея.  -
Метафорический  змей во плоти. - Истина Божия  - единственный закон правды и
неправды.  -  Змей во  плоти  обнаруживается в  слабости  людей,  духовных и
мирских общественных учреждениях. - Змей - грех во плоти, отождествленный  с
тем, кто "от лукавого". - Князь Мира. - Царство Сатаны и Мир - одно и то же.
-   Хитрости   Дьявола.  -   Князь,   проявленный  в  грехе,  действующем  и
господствующем во всех  грешниках.  -  Как он был "изгнан" Иисусом.  - "Дела
Дьявола". -  "Узы  Сатаны": освобождение. -  "Великий  Дракон".  - Дьявол  и
Сатана. - Человек Греха.
     _____

     Человек  первоначально  умален перед  ангелами, а  в  следующем,  более
высоком  положении, - "славою  и честью увенчан"  (1) и должен  занять  свое
место во вселенной, возвысившись  над ними  по  своей природе, известности и
славе.  Первое  состояние  человека  - природное  и  плотское,  второе  же -
духовное или  нетленное.  Чтобы  подняться  из своего нынешнего положения до
будущего  состояния, он  должен  был подвергнуться  испытанию. Из  примеров,
приведенных  в  Писании,  видно,  что  Бог  установил это как принцип  Своей
милости,  т.  е., закон, по  которому Он воздает  почести  и дарует награды,
проверяя  людей  прежде,  чем  их  возвысить. Испытание,  поэтому,  является
обязательным суровым экзаменом,  который  Бог предусмотрел  для  всех людей,
чтобы они стали "благопотребными  Владыке"  (2-е Тимофею  2:20-21). Из  этих
примеров  также следует,  что  проверка человека  направлена  на  то,  чтобы
узнать, насколько сильны его вера и послушание (2). Неиспытанная вера ничего
не стоит;  та  же вера,  которая устояла, -  "драгоценнее  гибнущего, хотя и
огнем испытанного  золота", потому  что выдерживая  проверку,  она будет  "к
похвале и чести и во славе в явление Иисуса Христа" (1-е Петра 1:5-7).
     Непроверенная  вера мертва (3). Вера, не прошедшая испытания, не  имеет
возможности  себя  продемонстрировать,  или подтвердить свое  наличие.  Так,
написано:  "Вера,  если  не  имеет  дел,  мертва  сама  по  себе.  Но скажет
кто-нибудь:  ты имеешь  веру, а я имею дела:  покажи  мне веру  твою без дел
твоих,  а я покажу тебе  веру мою  из  дел моих. Ты  веруешь, что  Бог един:
хорошо  делаешь;   и   бесы  веруют,   и  трепещут.  Но  хочешь  ли   знать,
неосновательный человек, что  вера без дел мертва?  Не делами  ли оправдался
Авраам, отец наш, возложив на жертвенник Исаака, сына своего? Видишь ли, что
вера  содействовала  делам  его,  и делами  вера достигла  совершенства? ...
Видите ли, что  человек оправдывается  делами, а  не верою только?"  (Иакова
2:17-24). "А  без веры, -  говорит  Павел, - угодить Богу невозможно" (4); в
Послании Иакова об этом  сказано, что  вера, которая Ему угодна, - это вера,
проявленная  в делах,  а Ной, Авраам, Иов и Иисус - выдающиеся примеры такой
веры.
     Такая  "драгоценная  вера" может быть воспитана только испытаниями, ибо
такие испытания рождают дела. В этом состоит  для верующих смысл гонений или
несчастий, назначенных свыше для их совершенствования.  Петр называет  такие
"различные  искушения"  (5),  которым  подвергались  его братья, "испытанием
веры";  Павел завещал другим братьям,  что  "многими  скорбями надлежит  нам
войти в Царствие Божие" (6). Испытание - это процесс совершенствования.  Оно
очищает  человека  от грязи  и  приближает  его  личность  к  образу Христа,
подготавливая  сесть  на  его престол  (Откровение 3:21).  Мы можем  войти в
Царство, только будучи испытаны огнем (1-е  Коринфянам 3:13), и если человек
проявит отвагу и "дерзновение и упование ... твердо сохранит  до конца" (7),
он  выйдет  из него  неопаленным  и будет представлен  перед  Царем  святым,
непорочным и неповинным (Колоссянам 1:22-23).
     Нет иного пути для человека прославить Бога, как только уверовать в то,
что Он Сам обещает, и  делать то, что Он  завещает; отвергать же эту веру  и
пренебрегать, или проявлять непослушание, Его заветами означает  вставать на
путь  потворства  всем  своим чувствам  и  предоставить себя в  распоряжение
царствам мира  и их  славе. Не верить  обетованиям Бога  означает,  в  конце
концов,  называть  Бога  лгуном,  и никакое  преступление, даже  для  людей,
полностью  связанных   с  миром,   не   является   столь   оскорбительным  и
недопустимым,  как  это.  "Бог верен",  -  говорит Писание  (8).  Его правду
подвергать сомнению нельзя ни  словом, ни делом,  если же такое случится, то
такого  клеветника  ожидает  "суд без  милости", которым он  "без милосердия
накажется" (9).  Непоколебимое же послушание веры -  это то, о  чем сказано:
"делами вера достигла  совершенства",  испытанная огнем.  Такая  вера угодна
Богу, потому что она проявляет почтение  к Нему. Это - вера,  подтвержденная
делом.  В ней есть  жизнь, а  ее  проявления доказывают,  что верующий любит
Бога.  Такой человек почитает  Бога для Его удовольствия,  и  хотя,  подобно
Христу, он будет  за этот дар "презрен и  умален перед людьми, муж скорбей и
изведавший болезни" (10), обязательно придет время, когда Бог допустит его в
общество Элохима (ангелов) и в ярости сокрушит его врагов (11).
     Испытание перед возвышением, таким образом, основано на принципе веры в
Божьи обетования, которая, пройдя проверку, сделалась  драгоценной и  хорошо
выдержанной.  От  этого  сурового экзамена  нельзя  освободиться.  Даже  сам
Христос был ему подвергнут. "Ему  по благодати Божией, (должно было) вкусить
смерть за всех.  Ибо надлежало,  чтобы  Тот, для Которого все и  от Которого
все, приводящего  многих сынов в  славу, Вождя спасения их совершил  (сделал
совершенными) через страдания.  ...  Ибо, как Сам Он претерпел, быв  искушен
(peirasqeiV), то  может и  искушаемым помочь" (Евреям 2:9-18). И, "хотя Он и
Сын,  однако страданиями навык  (научился) послушанию, и  совершившись (став
совершенным)  сделался для всех послушных  Ему  виновником спасения вечного"
(Евреям 5:8-9). Преодолев страдания, он стал сначала морально совершенным, а
затем, телесный, преображен в духа, духом святыни  в  воскресении из мертвых
(12). Я говорю о  его  моральной высоте,  потому что, несмотря на то, что он
был без  греха,  совершенство его  личности было основано  на его послушании
вплоть до смерти.
     Испытание  Господа  Иисуса является для нас интересным и важным уроком,
особенно та его часть, которая была названа Искушением Сатаны. Павел, говоря
об  Иисусе как  о Первосвященнике Нового  Завета, высказывает  такую  мысль:
"подобно нам, (он) был искушен во всем, кроме греха" (Евреям 4:15), т. е. он
"воспринял семя  Авраамово", уподобившись людям,  и все немощи  человеческой
природы  были  наложены  на него. Он  мог сочувствовать  им  на своем опыте,
будучи,  посредством  тех  чувств,  которые  возбуждались  в  нем  во  время
соблазна, хорошо знаком со всеми слабостями их  натуры. Вникая в историю его
искушения  в пустыне, мы обнаружим,  что  были опробованы все уязвимые места
его  человеческой природы. Как только  он был "исполнен Духа  Святого" (Лука
4:1)  во  время  своего крещения  в  Иордане, Дух немедленно повел Иисуса  в
пустыню  (Марк  1:12) "для  искушения  от  дьявола" (Матфей 4:1). Это  очень
существенно. Дух  повел  его туда, чтобы  Иисус мог  быть  испытан, а не для
того,  чтобы его  искусить, ибо, как говорит апостол,  "в искушении никто не
говори:  "Бог меня искушает";  потому что Бог не  искушается  злом и  Сам не
искушает никого, но каждый искушается (Иакова 1:13). Бог, потому, не искушал
Иисуса, хотя Святой Дух повел  его туда, чтобы его искусил "дьявол", или его
враг.
     Этот враг внутри человеческой природы - "плотские помышления",  которые
противостоят  Богу,  "ибо  закону  Божьему  не покоряются,  да и  не  могут"
(Римлянам  8:7).  Заповедь  Божья,  которая  "свята,  праведна  и  добра"  и
ограничивает  склонности  человека,  проявляемые  чисто  плотскими людьми  в
неконтролируемом  насилии,  демонстрирует  их   в  их  истинном  свете.  Эти
неистовые склонности  апостол называет "грехом плоти", в которой он живет, а
потому он говорит также о "грешной плоти". Такова человеческая натура; о зле
в  ней, которое  становится  столь очевидным "посредством заповеди"  Божьей,
говорится   как  о  крайне  грешном   (kaq  uperbolhn  amartwloV)  (Римлянам
7:12,13,17,18). Это обвинитель Бога и клеветник, цитадель  которого - плоть.
Это  дьявол  и  сатана  внутри  человека,  а  потому  "каждый  искушается  и
соблазняется,  увлекаясь и  соблазняясь собственной похотью".  Если  человек
испытает себя, то он ощутит в себе наличие стремления к  тому, что запрещает
закон Божий. Лучшие из людей осознают  внутри  себя этого врага. Именно  это
настолько  тревожило апостола, что  он  воскликнул: "Бедный я  человек!  Кто
избавит меня от  сего тела смерти (или смертного тела)? (Римлянам 7:24).  Он
благодарил Бога за то, что это сделает  Господь Иисус Христос точно так  же,
как он  сам был  избавлен от этого  тела при  своем  воскресении из  мертвых
посредством Духа Божьего (Римлянам 8:11).
     У человеческой  натуры,  или  "грешной  плоти", есть три основных  пути
противостояния Божьему  Закону. О них сказано как  о  "похоти  плоти, похоти
очей  и  гордости житейской"  (13). Все мирское связано  с  этими свойствами
нашей  природы,  и  все возможные искушения выбирают объектом  для нападения
одну или больше из этих составляющих. Окружающий мир является соблазнителем,
который  находит во всех  плотских людях, непокорных  закону и  завету Бога,
привлекательный  элемент,  всегда  готовый  вкусить от запретного плода. Эту
грешную природу унаследовали и мы. Это не вина наша, а беда, что мы обладаем
ею. Мы заслуживаем порицания только тогда, когда, обладая силой подчинять ее
себе, мы позволяем  ей  над  нами  господствовать.  Такая сила содержится  в
"Свидетельстве Божьем" (14), так что  мы "силою Божию через веру  соблюдаемы
ко спасению" (1-е Петра 1:5). Эта заповедь должна жить в нас, как жила она в
Господе Иисусе, так  что как  щитом веры, раскаленные стрелы мира могут быть
угашены (Ефесянам 6:16) словами "так написано" и "так говорит Господь".
     Иисус  был  подготовлен истощением от длительного поста к искушению его
плоти едой. Голод, как сказано, ломает каменные  стены. Он "взалкал". В этот
тяжелый момент "приступил к нему Искуситель" (15). Кто это был, не показано.
Возможно, Павел ссылается на него, когда говорит: "сам сатана  принимает вид
Ангела света" (2-е Коринфянам 11:14). "Приступил к нему" некто, кто  был его
противником и кто жаждал его падения, или, как минимум, играл роль такового,
подобно тому, как это было в случае  с Иовом,  где противнику было разрешено
подвергнуть его верность проверке. Испытание этого выдающегося  сына Божьего
было, возможно,  описано  в качестве иллюстрации  к  искушению Сына  Божьего
Иисуса,   ведь   "нет  такого,  как   он,  на  земле:   человек  непорочный,
справедливый, богобоязненный и удаляющийся от зла" (Иов 1:8).  Со дня своего
рождения до крещения  в  Иордане Иисус  был  безгрешен. Однако, перефразируя
слова Сатаны относительно Иова, спросим: "разве даром богобоязнен Иисус?  Не
оградил  ли  его кругом  Бог?"  Да,  Бог был его  защитой,  а  в  соблюдении
повелений Господних  великая награда  (16).  Но  враг  клеветал  на  Иисуса,
полагая, что его  послушание Богу  вызвано корыстными мотивами.  Он  "принес
молитвы" (Евреям 5:7) не  просто из  страха перед тем, что с ним должно было
произойти,  а  из  любви к личности  Отца,  как это  открыто в  Божественном
завете.  Противник, предпочитавший не верить в это, полагал, что если бы Бог
оставил Иисуса в положении любого другого человека, Иисус бы засомневался  в
Нем и вкусил  бы от запретного  мирского плода. Таким образом, противник мог
задумать сподвигнуть Господа разрешить ему испытать преданность Иисуса. Бог,
следовательно,  позволил этому  совершиться и посредством Своего Духа послал
противника с этой целью в пустыню к Иисусу.
     Придя в тот тяжелый момент, когда Иисус страдал  от сильнейшего голода,
враг притворился ангелом, или посланником света. Будучи  знакомым с "законом
и свидетельством", к которым, он знал,  Иисус питал  глубокое  уважение,  он
привел  их  в  качестве основания для своих предложений.  Он призвал  Иисуса
удовлетворить "похоть  плоти", предложив ему помочь самому  себе.  Иисус был
Сыном Божьим, но раз Отец, кажется, оставил его, почему бы и не использовать
ту власть,  которой  он  обладает и  наличие  которой у  него  само  по себе
свидетельствует  о Божественном  одобрении  ее  проявления, и не  превратить
камни в хлеба? Но Иисус не принял  этого объяснения  и  отверг его,  сказав:
"Написано, не одним хлебом живет человек, но всяким словом, исходящим из уст
Господа" (Второзаконие 8:3).
     После этой  неудачи сцена искушения переместилась на  "крыло храма", и,
поскольку Иисус  укрепился  Словом,  его противник,  решивший  обратиться  к
"гордости   житейской",  нанес  сильнейший  удар   по  его  природе,   также
подкрепившись  словами  завета.  "Если  ты  Сын  Божий,  бросься  вниз;  ибо
написано: "ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя,  да  не
приткнешься  о камень ногою Твоею" (Псалом 90:11-12). Иисус  же ответил ему:
"Написано также: "Не искушай Господа Бога твоего" (Второзаконие 6:16).
     В  конце  концов,  действие  было перенесено на  "весьма высокую гору".
Здесь, властью, дарованной ему, противник показал Иисусу "все царства мира",
видимые с высоты, и "славу их". Он знал, что Иисусу суждено обладать ими, но
знал также и  то, что получит их Иисус, испытав  страдания. Иисус также знал
об  этом. Сейчас, когда плоть противилась страданиям,  искуситель  предложил
вознаградить "похоть  очей", дав  ему все то, что  он  видел,  более  легким
путем, если Иисус засвидетельствует почтение ему, как богу мира. "Все это, -
сказал он, -  дам  тебе, если падши  поклонишься мне" (Лука  4:8-9).  Однако
Иисус  отверг этот соблазн, сказав: "Отойди  от Меня,  сатана; ибо написано:
"Господу  Богу твоему  поклоняйся  и Ему одному служи". "Тогда оставляет его
дьявол". Иисус же силой Духа возвратился в Галилею.
     Так были подвергнуты проверке все стороны  его природы, подобной нашей,
но  грехопадения  не  произошло. Иисус  не  поверил  этому "Ангелу  с  неба"
(Галатам 1:8)  и  его силе  и  не воспользовался его  помощью. Он  предпочел
милость Божию и страдания удовлетворению  своей плоти со всем великолепием и
блеском   этого   суетного   и   преходящего   мира.   "Слава"   последнего,
действительно, принадлежит противнику Бога, Его народа  и  Его истины и тем,
кому  он  пожелает  ее дать. Знание этой  истины должно  удерживать  каждого
праведного человека  от стремления  к  такой  славе и даже благосклонности к
ней,  когда  она  предлагается  с позиции  унижения  истины Божьей. Если  бы
обладатели этой "славы" - цари, священники, титулованные люди - должны  были
на  что-то решиться, им нужно было бы последовать примеру  Иисуса  и Павла и
отречься  от искушения. Христианство,  занимающее высокие положения,  -  это
Иисус,  падающий ниц перед искусителем и свидетельствующий ему свое почтение
во славу, богатство  и власть этого мира.  Но какое согласие между Христом и
Велиаром? Совершенно никакого (17).
     Если стали понятны  мотивы, по которым было  допущено искушение Господа
Иисуса, то необходимость  проверки  первого Адама будет  осознана без труда.
Сохранит  ли  он свою чистоту, подвергнувшись испытанию?  Или он усомнится в
Боге  и  умрет?  Господь  Бог хорошо  знал,  какой  результат может быть,  и
полностью  подготовился  к  изменяющимся  обстоятельствам,  которые, как  Он
предвидел, возникнут. Однако Его знание  того, что будет, не влекло за собой
неизбежности такого результата. Бог определил для всего временное состояние.
На  случай, если бы  человек сохранил свою чистоту, существовало Древо Жизни
как зачаток высшего порядка вещей, но если бы он согрешил, то естественная и
плотская  система продолжила  бы  свое  существование в неизменном  виде,  а
одухотворение земли и ее населения было бы отложено на будущее.
     Божье знание того, каков  будет человеческий характер, не заставило Его
освободить человека от испытания. Он не награждает и не наказывает никого на
основании предварительно сделанных заключений.  Он не сказал этому человеку:
"Я знаю,  что ты точно должен оказаться нечестивцем,  а потому Я накажу тебя
за  то, что  ты сделаешь".  Он не сказал и другому: "Я знаю, что ты будешь в
течение   всех   дней  своей  жизни   поступать  хорошо,  а  потому  Я  буду
содействовать  твоей славе и  чести, не подвергая  тебя мирским  бедам". Его
правило - платить людям согласно тому, что они  действительно сделали, а  не
что они могут сделать. Так, как Он поступает с Двумя Адамами, Бог ведет Себя
и  с  Израилем, которому  Моисей говорит:  "Вел тебя  Господь, Бог твой,  по
пустыне,  вот  уже  сорок лет, чтобы смирить  тебя, чтобы  испытать  тебя  и
узнать,  что в  сердце  твоем,  будешь  ли  хранить заповеди  Его, или  нет"
(Второзаконие  8:2). Точно так же  Господь Иисус обошелся с  Иудой. Он знал,
что тот  был  вором и  что он  предаст его, но все таки  доверил ему  ящик с
деньгами и не делал никакого различия между ним и  остальными, пока характер
Иуды  не  проявился. Господь  знал,  что на  сердце  у  Израиля  и  будут ли
израильтяне  слушаться  Его,  но  подверг  их  такому  же  испытанию,  чтобы
предоставить им случай проверить свой истинный характер, а  потому оправдать
Свое поведение  по  отношению  к ним.  С этими  замечаниями  в предисловии я
перехожу сейчас к описанию вещей, связанных с этой темой в книгах Моисея.

     ССЫЛКИ
     1) Псалом 8:6
     2) Иакова 1:3
     3) Иакова 2:17
     4) Евреям 11:6
     5) 1-е Петра 1:6
     6) Деяния Апостолов 14:22
     7) Евреям 3:6
     8) Римлянам 3:4
     9) Иакова 2:13; Евреям 10:28
     10) Исаия 53:3
     11) Иеремия 7:20
     12) Римлянам 1:1; 1-е Коринфянам 15:45
     13) 1-е Иоанна 2:16
     14) 1-е Коринфянам 2:1
     15) Матфей 4:2,3
     16) Псалом 18:12
     17) 2-е Коринфянам 6:15

     ЗМЕЙ
     "Змей был хитрее всех зверей полевых" (1)
     Змей  был  одним из "зверей  земных" (2), о которых Господь Бог сказал,
что они "хороши весьма". Моисей говорит, что змей был хитрее или умнее любой
твари,   созданной   Господом   Богом.    Возможно,   именно   из-за   такой
проницательности и быстроты  восприятия Адам назвал его "нахаш";  это  слово
передается в Новом  Завете словом drakon,  происходящим от глагола derkomai,
который  означает "смотреть, видеть, наблюдать"  и используется в Откровении
20:2,  где речь идет о "драконе, змее  древнем" (drakonta ofin ton arcaiwn).
Он был,  несомненно,  главным  в  племени  змеев;  поскольку же он позже был
осужден  "ходить   на  чреве  своем",   что  стало   частью  приговора,  то,
по-видимому,  поначалу  это был  крылатый змей, огненный,  но лишенный потом
способности летать и вынужденный передвигаться так, как в настоящее время.
     Его хитрость (2-е  Коринфянам 11:3), или быстрота восприятия его глаз и
ушей, и  умение искусно их использовать (panourgia) были  ценными свойствами
его  природы.  Не  все  его  качества были плохи, поэтому  Иисус  и призывал
учеников:  "будьте мудры, как змеи,  и просты (akeraioi),  как голуби"  (3).
Такое  свойство  как  проницательность, или  инстинктивная мудрость,  -  это
главное, что  производит  на  нас  впечатление  в рассказе о  нем. Змей  был
внимательным  наблюдателем того,  что происходило  вокруг него в саду с  тех
пор,  как Господь Бог насадил его на  востоке Едема. Он видел Господа Бога и
Его помощников - Элохима. Он слышал их рассуждения.  Он знал о существовании
Древа Познания  и Древа Жизней, знал и о том, что Господь Бог запретил Адаму
и его  жене  вкушать плоды  добра и зла  и дотрагиваться до этого дерева. Он
понял из услышанного им: Элохим на опыте знал, что такое добро и зло, а Адам
и Ева этой мудростью не  обладали. Однако все это  знание так и осталось  бы
заперто в  его голове  и никогда  бы  не могло  оттуда выйти, не  подари ему
Господь Бог способности выражать свои мысли словами.
     Что  нам   естественно   следовало  бы  ожидать   от  такого  существа,
воспользуйся он  своим даром? Существо с таким  устройством мозга искало  бы
любую  возможность этот дар проявить. Змей был разумной,  но безнравственной
тварью.  У  него не было "чувства морали". Ни  один  участок  его  мозга  не
отвечал за  проявление великодушия, почтения,  честности, и т.  п. Выражаясь
френологическим   языком,  он  был  лишен  этих  "органов",  обладая  только
"умственными способностями" и "склонностями". Потому механизм его мозга, под
воздействием  внешних  явлений, развил только  то, что  я назвал бы термином
"животный интеллект". Нравственные или духовные идеи никак не воздействовали
на  его  ментальное  устройство  из-за   неспособности,   в  силу  строения,
воспринимать их.  Для змея  было  бы  физически  невозможно  соответствовать
Божественному    или   человеческому    разуму.    Рассуждения    последнего
регулировались нравственными понятиями, данными свыше. Мудрость же змея была
мудростью необученной дикой расы. Короче, как нам и следовало ожидать, когда
способность говорить  была  подарена ему, он воспользовался ею так, как  это
описывает Моисей, рассказывая о змее в Едемском саду. Разум его был "разумом
плоти"  существа  более проницательного,  чем стоящих ниже его животных. Как
было сказано, он был "хорош весьма", но когда он решил заговорить с тем, кто
слишком высок для него, высказать все, что он видел  и слышал, и истолковать
закон Господа, он потерял в этих разговорах себя и стал изобретателем лжи.
     Таким образом,  подготовившись, змей начал беседу с женщиной. "Подлинно
ли, - спросил  он, хотя  был  хорошо  знаком со сказанным,  - сказал Бог: не
ешьте ни от какого дерева в раю?" Он говорил в  этом стиле, как бы размышляя
над тем, как добраться до сути вещей,  но не будучи способным сделать это, и
тем самым  привлек ее внимание. Она ответила: "Плоды с дерев  мы можем есть,
только  плодов  дерева,  которое среди  рая,  сказал  Бог,  не  ешьте  и  не
прикасайтесь  к ним,  чтобы вам  не умереть".  Это был ясно сформулированный
"закон  духа жизни"  (4), или  истина, ведь "закон Бога  -  истина"  (Псалом
118:142). Держись она твердо буквы этого закона, она была бы спасена. Однако
змей начал размышлять и "не  устоял  в истине, ибо нет в нем истины". "Когда
он говорит ложь (dtan lalh to yeudoV), он говорит свое (ek twn idiwm lalei)"
(Иоанн  8:44).  Он  не  мог  постигнуть  нравственного  долга  необходимости
послушания Божественному закону, ибо в нем не было ничего, что бы отозвалось
на это. Потому, говорит Иисус, "нет в нем истины".
     Однако  не так было с Евой. В  ней истина была, но под  влиянием Змея и
она начала рассуждать, а под воздействием его аргументов  - сомневаться и, в
конце концов, сделала  вывод, что Господь Бог имел в виду совсем  не то, что
сказал. Это была та ошибка,  за которую весь мир расплачивается до сих  пор.
Признается,  что  Бог  говорил,  что  Он провозгласил  законы,  что  Он  дал
обетования и что Он сказал: "Кто будет веровать и крестится, спасен будет; а
кто не будет веровать,  осужден будет"  (5).  Со всем этим  религиозные люди
соглашаются  в теории, в то  время как в жизни, подобно Еве, отвергают.  Они
говорят, что Он слишком добрый,  слишком  любящий, слишком милостивый, чтобы
действовать,  согласно неизменному смыслу слова, ведь если бы  Он делал так,
множество  добрых, благочестивых и  замечательных  людей  на земле  было  бы
осуждено.  Скептикам такого рода  следует помнить, однако, что "соль  земли"
(6) - это только те, кто находит радость в законе Божьем и его выполнении. В
каждой группе верующих  есть свои "добрые и благочестивые" люди,  на которых
ложные  вероисповедания  повлияли  немного  или  совсем  никак. Божий  закон
является единственным истинным  мерилом доброты и благочестия, и  люди могут
на него полагаться,  обращаясь  за свидетельством  к примерам из Писания; те
же,  кто  относится  к Богу  как  к  Тому,  Кто  говорит  не  точно  то, что
подразумевает,  "представляют Его лживым"  (1-е Иоанна  5:10) и являются кем
угодно, но не добрыми и благочестивыми Его почитателями.
     Змей,  повторив для  Евы закон  в своем  истолковании, заметил, что они
точно  не должны умереть, "но знает Бог", сказал  он, "что в день, в который
вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете,  как боги, знающие добро и
зло". Ложь этих утверждений состояла в заявлении:  "Нет, не умрете", -  в то
время как Бог сказал: "Смертью умрешь". Правдой было то, что Бог знал, что в
день, когда вкусят  от этого плода, их глаза  откроются; правдой было  и то,
они должны  были  стать, в смысле знания добра  и зла,  как Элохим. Об  этом
говорится и в  свидетельстве  Моисея: когда они вкусили,  "открылись глаза у
них  обоих" (Бытие  3:7), и в признании  Самого Бога,  Который сказал: "Вот,
Адам стал как один  из Нас, зная добро и зло" (Бытие  3:22). Заявление змея,
потому, стало подменой истины ложью, которая так  смешалась  с  тем, что Ева
знала,  что она  была прельщена  хитростью  змея,  "уклонившись от простоты"
Божьего закона (7).
     Как,  однако,  Змею   стало  известно,  что  Бог  знал,  какие  события
произойдут с людьми в день вкушения ими плода? Каким образом он узнал что-то
о богах и об их знакомстве с добром и злом? На каком основании он утверждал,
что они определенно не  должны умереть? Ответ может быть одним из двух: либо
под  влиянием вдохновителя,  либо  путем наблюдения.  Если держаться  первой
версии, то мы делаем Бога автором лжи; если же мы утверждаем, что Змей обрел
эти знания посредством наблюдений, используя свои глаза и уши для восприятия
вещей,  происходящих вокруг  него, то мы подтвердим  слова Моисея о том, что
Змей был  хитрее всех существ, созданных Господом Богом. "Подлинно ли сказал
Бог, не ешьте ни от какого дерева в раю?" Этот вопрос показывает, что он был
осведомлен  о некоторых  исключениях.  Он  слышал о Древе  Познания и  Древе
Жизней,  которые  росли  посреди  сада. Он слышал  Господа Элохима и других,
называемых именем Элохим (ангелов), утверждающих о  своем собственном  опыте
добра и зла, и о просвещении  мужчины и женщины в том же, если они вкусят от
Древа Познания, и об их вечной жизни, если, будучи послушными, они вкусят от
Древа  Жизни. На  основании этого он  пришел к выводу, что, если они  вкусят
запретный  плод,  они  определенно  не  умрут,  ведь  им  ничего другого  не
останется, как только вкусить от Древа Жизни, и это предотвратит все роковые
последствия. Поэтому Змей сказал:  "Нет,  не умрете". Господь Бог, очевидно,
предчувствовал результат  влияния этих доводов на  разум Адама и  его  жены,
ведь Он  тут же изгнал их из сада, исключив таким образом всякую возможность
подхода  к дереву, дабы  они не  вкусили  его  плодов и  не облачили  грех в
бессмертие.
     Рассуждения  Змея,  обращенные  к женщине, возбудили  "похоть ее плоти,
похоть очей и гордость житейскую". Это явствует из свидетельства.  В ней был
разбужен  аппетит,  или  стремление  вкусить  плод.  К  тому  же  фрукт  был
прекрасен. Он висел на дереве так привлекательно  и маняще. "И увидела  она,
что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для  глаз". Однако существовал
стимул более  важный, чем эти два. Плоть и очи скоро были  бы удовлетворены.
Намек  на то, что после вкушения плода их глаза могут открыться, а она может
стать мудрой, как славный  Элохим,  Которого она  так  часто видела  в саду,
возбудил в ней "гордость житейскую". Стать  "как боги", знать  добро  и зло,
как они знают это,  стало слишком убедительным соображением для  того, чтобы
его отвергнуть.  Она не только видела, что плоды дерева были хороши для пищи
и приятны для  глаз, но и то,  что это дерево  было  создано,  чтобы  делать
вкусивших от него мудрыми, как боги, а потому она "взяла плодов его, и ела".
Как только она прикоснулась к нему, грехопадение свершилось.

     ССЫЛКИ
     1) Бытие 3:1
     2) Бытие 1:25
     3) Матфей 10:16
     4) Римлянам 8:2
     5) Марк16:16
     6) Матфей 5:13
     7) 2-е Коринфянам 11:3

     ПРИРОДА ГРЕХОПАДЕНИЯ
     "И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги".
     Под влиянием  вкушенного  женщиной  запретного  плода в ней  проснулись
страсти. Преступив Божий закон, она перешла в положение грешницы,  в котором
ей открылась та  полнота чувств,  которая появляется у женщины, вступившей в
пору зрелости. Змей сыграл свою роль, обхитрив ее, и она жестоко обманулась.
У  нее, надеющейся стать  равной  богам, лишь  вырвались  на волю скрытые до
этого времени страсти  животной природы, и хотя она теперь узнала, что такое
злые  чувства и побуждения,  появившиеся до  нее,  она потерпела  неудачу  в
достижении того, что  возбуждало  в ней гордость: равенство с теми, кого она
видела в их власти и славе.
     В этом состоянии плотского возбуждения она  предстала перед  мужчиной с
плодом,  столь  "приятным  для  глаз".  Стоя  перед   ним,  она   стала  его
искусительницей, призывающей к греху. Она стала для него "негодной  женщиной
со льстивым языком",  чьи уста "мед источают", "и мягче  елея  речь ее". Она
нашла  его,  "молодого,  неразумного  (в отличие  от нее) юношу".  Мы  можем
представить, как  она "схватила  его, целовала  его, и  с  бесстыдным  лицем
говорила  ему",  "множеством ласковых слов она увлекла его"  (1).  Он принял
роковой  плод и  ел,  уступив ее возбуждению, не зная, что за это поплатится
жизнью,  хотя  Бог и  сказал,  что грехопадение  непременно  будет  наказано
смертью.  Будучи все еще  неосведомленным  о буквальной степени наказания по
закону Божьему  и  рассчитывая на  исправительную силу Древа  Жизни,  он  не
верил,  что   должен   действительно   умереть.  Все   вокруг  виделось  ему
восхитительным, в том числе  его прекрасная  помощница с плодом искушения, а
ему  все еще говорили, что глаза его закрыты! Какие же удивительные вещи мог
бы он увидеть, будь его глаза  открыты. А быть "как боги", зная добро и зло,
- не  этой ли  мудрости только и можно было желать? Красивая искусительница,
наконец, достигла цели, заставив вспыхнуть в мужчине тем же страстям, какими
теперь обладала она. Его плоть, его  очи, его  гордость житейская, - все это
воспламенилось в нем, и он последовал  за женщиной по ее дурному  пути, "как
олень  на выстрел". Они оба впали в безверие. Они  уже  не верили,  что  Бог
выполнит  обещанное  Им.  Это  была  их роковая ошибка.  Позже на опыте  они
обнаружили, что  в  своем  грехе обвинили  Бога во лжи,  Он  же  обязательно
исполнит  все,  что  обещал, до последней буквы Своего  слова. Так  безверие
приготовило их к ослушанию, ослушание же отделило их от Бога.
     В то время как рассказ Моисея сообщает о вещах естественных, на которых
потом должны были учредиться, в слове  и  по существу, вещи духовные, ключ к
этому свидетельству находится  в  том, что действительно  существует. Когда,
поэтому, он  сообщает нам, что вначале глаза Адама  и  Евы были закрыты, тем
самым он говорит, что открыты они были грехом; мы  же должны проверить себя,
как существа плотские, что значат эти слова для  нас. Моисей, действительно,
дает нам понять, в каком смысле или на какие именно явления были закрыты  их
глаза, говоря:  "И были они оба наги, Адам и жена его, и не стыдились". Если
бы  их  глаза  были приоткрыты,  они бы  устыдились  того,  что  обнажены  в
присутствие Элохима, и у них бы возникли друг к  другу  чувства,  вызывающие
неловкость.  Однако в  своем безгрешном незнании скрытых  возможностей своей
природы  в них  не было места стыду,  который  заставляет  испытывающего это
чувство как бы  спрятаться в раковину и захорониться на  глубине моря. Им не
было  знакомо  смущение,  и  будь  они  созданы  с  открытыми  глазами,  они
оставались бы такими же во все времена. Однако, поскольку глаза их открылись
в  связи и как  следствие того, что содеяно  запретное, когда "предавали они
члены свои  в  рабы  нечистоте и беззаконию  на дела беззаконные" (2),  а их
главные качества  стали результатом  их чувств, они устыдились; непристойные
части  их тел стали "постыдными"  для них и с этого времени начали считаться
позорными и постоянно "спрятанными". У низших существ таких чувств нет, ведь
они никогда не впадали во грех, но  родители Каина, обладая членами, которые
они впоследствии скрыли от глаз, оба были глубоко поражены стыдом и страхом,
а их потомки с  тех пор навсегда унаследовали эти же качества, в большей или
меньшей степени.
     Вследствие того, что они преступили закон Божий и "насладились любовью"
(3), "открылись глаза у них обоих", и, когда это случилось, "узнали они, что
наги",  о  чем не подозревали до  сих пор. "Законом познается  грех"  (4), и
"грех есть беззаконие" (5), поэтому, нарушив  закон, "узнали они, что наги",
не  дожидаясь, когда придет  то  время, когда Господь  Бог откроет им  это и
разрешит  законно  общаться  друг  с  другом.  Они были  глубоко  расстроены
совершенным  ими  открытием,  и, стремясь облегчить это чувство собственными
средствами,  "сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания". Несмотря на
то, что они  таким образом защитились от глаз  друг друга,  нагота  их  умов
оставалась  открытой.  Они  услышали голос  Элохима,  ставший теперь для них
ужасным, и спрятались от Него среди деревьев. Однако они все еще не уяснили,
что Господь - не только "Бог вблизи", но "Бог и вдали", и что никто не может
утаиться  от Него там, где Он не увидел бы их,  ибо  Он наполняет и  небо, и
землю (Иеремия 23:23-24). Их убежище не укрыло их от голоса Господа, Который
воззвал  к  Адаму: "Где ты?". Тот же ответил: "Голос Твой я услышал в раю, и
убоялся, потому  что я наг,  и скрылся". Сердце Адамово осудило его,  потому
что он потерял "дерзновение к Богу" (1-е Иоанна 3:19-22).

     ССЫЛКИ
     1) Притчи 6:24; 5:3; 7:7,13,21
     2) Римлянам 6:19
     3) Притчи 7:18
     4) Римлянам 3:20
     5) 1-е Иоанна 3:4

     ЧИСТАЯ И НЕЧИСТАЯ СОВЕСТЬ
     Читатель, созерцая Адама и Еву в невинности, а позже  - в грехе, поймет
на их примере природу  чистой и нечистой  совести.  Когда  они  наслаждались
"обещанием  доброй совести"  (1),  в них  не было стыда  и страха. Они могли
оставаться обнаженными  в присутствие  Бога, не смущаясь, и не трепетать при
звуках Его голоса, а радоваться,  слыша его  как предвестника хорошего. Они,
потому, были  чисты и не развращены, и на  совести  их совсем не было греха.
Они были  "от истины"  (2),  живя  в послушании ей, выраженной  в  законе, а
потому они всем сердцем доверяли Богу. Никакие сомнения и страхи не угнетали
их в  то  время. Однако позже стали появляться признаки изменений. Когда они
потеряли свою  чистую совесть,  Его голос стал вызывать  в  них ужас, и стыд
поселился в их душах, они стремились скрыться от  Его глаз как можно дальше.
Что же было причиной этого? Только один ответ может быть дан: грех.
     Грехом были отняты у них и "обещания доброй совести", он превратил их в
нечистую  совесть,  о  существовании  которой  известно  из  того,  что  они
устыдились   истины  и   подверглись   сомнениям  и  страхам.   Они,  будучи
просвещенными,  чувствовали  себя уличенными,  или, будучи  еще несведущими,
предчувствовали дурное. Им могло  быть стыдно и  страшно  из-за неверия  или
"мертвой веры", ведь устыдиться Божьей истины значит устыдиться Его мудрости
и  силы.  Люди   такого   рода  осуждают  любые  разговоры  об  истине,  как
несовременные или  простонародные или  рассчитанные  на  сохранение  мира  в
семейном  кругу.  Другие  же, напротив, громко протестуют против  дискуссий,
опасных,  по их мнению, для  религии, ведь,  чтобы произвести  благоприятное
впечатление  на врагов,  Божья истина должна была поселиться в сердцах людей
без  споров. Другие, испытывающие застенчивость перед грехом,  сводят все  к
мнениям  и говорят о "милосердии"  не  потому,  что они  более  свободны  от
предрассудков  и добры,  а  потому,  что  боятся,  как  бы  не открылась  их
собственная нагота, и люди "не увидели срамоты их" (3). В то же время другая
группа застенчивых профессоров выкрикивает:  "Не  трогайте то, что  является
тайным"; это их  главное правило поведения  в любом  грязном деле, особенно,
когда   разоблачение   сломало  бы   все  "корыстные  интересы"  и  денежные
вознаграждения. Так  обстоят дела: в то время как "праведник смел, как лев",
"нечестивый  бежит, когда никто не гонится за ним"  (4). Грешники, пусть они
даже  обладают  репутацией  "набожных" людей, -  всегда трусы,  они стыдятся
смелых заявлений в защиту собственного вероисповедания и боятся независимого
и непредвзятого исследования закона и завета Божьего.
     Становится   понятно,   что   грех,  или   нарушение  Божьего   закона,
подтвержденное  сомнениями,  страхами  и стыдливостью,  является болезненным
законом   нечистой   совести.  Каково   же   указание   к   его  устранению,
напрашивающееся  само собой? Ответ таков: загладить грех, и совесть человека
будет  вновь чиста. Нездоровые явления  исчезнут, и останутся "обещания Богу
доброй  совести"  (1-е  Петра  3:21).  Из  природы вещей  ясно, что  грешник
неспособен излечиться сам, хотя суеверия и учат его  сделать это посредством
постов,  наложения на себя  обетов, всех этих "самовольных смиренномудрий" и
"пустых  обольщений" (5),  внушаемых  ему "слепыми".  Адам  и  Ева  напрасно
вообразили, что могут покрыть собственный грех и спрятать его от испытующего
взгляда  Всевышнего; замысел  их был глуп  и говорил  о том, что их  совесть
нечиста. Последующие поколения не научились мудрости на неудаче Адама и Евы,
но до сего дня усердно прикрывают  изобретенными ими покровами свою нечистую
совесть, как поступили их прародители, когда сшили смоковные листья, опоясав
свой  стыд. Таким образом, истина состоит  в том, что "Бог сотворил человека
правым, а люди пустились во многие  помыслы" (Екклесиаст 7:29). Однако после
всех опоясываний и очищений они будут, как Иешуа, Первосвященник, с которого
сняли  "запятнанные  одежды"  (Захария  3:3-4) и к  ногам которого легли все
беззакония.
     Люди  все еще  не усвоили урок, состоящий  в том,  что все они призваны
Богом верить  Его  слову  и подчиняться Его  законам.  Он  ничего  больше не
требует от  них.  Если  они  не  верят  и  не  выполняют,  или верят,  но не
подчиняются,  то они -  плохие исполнители и находятся с Ним  во  вражде. Он
просит от  людей действий,  а не слов, ибо Он будет судить их "по делам",  в
свете Своего закона, а не по  их фальшивым чувствам и традициям. Причина, по
которой Он не разрешает людям приобретать  право на собственное нравственное
зло, состоит в  том,  что  Он является врачом, они  же -  прокаженные; Он  -
монарх, а они бунтуют против  Его  закона. Это Его верховное право, и только
Его,  -  диктовать  условия примирения.  Человек  согрешил против Бога.  Это
сделало  его,   потому,   безоговорочным   капитулянтом;   со   смирением  и
прилежностью  ребенка,  с  открытым  сердцем и  чувством  благодарности  ему
следует получить все от  мудрости, справедливости и щедрости Бога, когда  Он
снизойдет до этого.
     Пока же они могут пророчествовать от Его имени (Матфей 7:21-23), делать
широкие "хранилища" на  лбу (23:5-7),  трубить перед собой в синагогах  и на
улицах (6:1-4),  творить  долгие  молитвы в присутствие людей (5:7;  23:14),
принимать мрачное  выражение  лица, чтобы  показаться постящимися (6:16-18),
строить  церкви, обходить  море и  сушу, чтобы обратить хоть кого-то в  веру
(23:15),  основывать больницы, наполнять  мир  своей благотворительностью, -
все  это  просто  изобретение   смоковного  листа   в   качестве   суррогата
"праведности  Божьей" (6). "Блаженны,  чьи  беззакония прощены  и  чьи грехи
покрыты" (Римлянам 4:7), но это блаженство не легло ни на плечи Адама, ни на
его потомство  их  собственным покровом. Господень  покров  для греха -  это
"торжественные  одежды"  (7),  "белые одежды",  которые  Он  советует  людям
купить, "чтобы одеться и чтобы не видна была  срамота наготы" их (Откровение
3:18). Это условие - чтобы люди уверовали и надели их - и есть Его цена.

     ССЫЛКИ
     1) 1-е Петра 3:21
     2) 1-е Иоанна 3:19
     3) Откровение 16:15
     4) Притчи 28:1
     5) Колоссянам 2:8,18
     6) 2-е Коринфянам 11:15
     7) Захария 3:4

     ПЛОТСКИЙ РАЗУМ
     "Плотские помышления суть вражда против Бога" (1)
     Когда  Бог дал  Змею дар речи, тот получил возможность выражать словами
свои  мысли. Обладание этим качеством, однако, не наложило на него моральной
ответственности.  Это связано с иным  устройством  его  "плоти". Существо, у
которого отсутствует  "чувство нравственности"  как производная его "плоти",
или мозга,  не  обладает  и способностью  давать отчет за свои отклонения от
требований  моральных,  или  духовных,  установок.  Речь  лишь позволяет ему
высказать  вслух мысли его бесчувственного  интеллекта.  Подобно  Валаамовой
ослице,  он  говорил  под воздействием  ощущений,  которые вызывало  у  него
увиденное или услышанное. Помышления его плоти не могли подняться  до  веры,
будучи  лишенными органической возможности  сделать это, следовательно,  его
речь выражала  лишь  плотские мысли.  Вера была недостижима для  него.  Свет
Божьего закона не мог ему светить. Как все низшие животные, он был существом
простых чувств. Он мог выразить словами лишь ощущения, возникавшие у него от
комбинации впечатлений, производимых на него заметными объектами, которые он
воспринимал  посредством  пяти  чувств.  Однако  он превзошел  подобные  ему
создания, будучи более наблюдательным и способным рассуждать, чем они.
     В  основу приговора  Змею легло то,  что он сделал, а  не  то,  что  он
намеревался сделать. "За то,  что  ты  сделал это, -  сказал Господь  Бог, -
проклят  ты перед  всеми скотами".  Змей  не  был  способен на  нравственные
усилия. Хотя он  и не намеревался вводить  в заблуждение, но  сделал это,  а
потому стал обманщиком.  Он не собирался  лгать,  но солгал, а  значит  стал
лгуном и отцом лжи (2). Он не хотел вызывать смерть женщины и, тем не менее,
подвел ее под смертный приговор, а потому стал убийцей и духовным отцом всех
умышленных  лгунов, клеветников, неверующих и человекоубийц, которые названы
"змеиным семенем".
     У Змея  были склонности и интеллект, женщина тоже обладала этим, но  ее
психическое  устройство   отличалось  от   его  наличием  "чувства  морали".
Благодаря  этому она стала нравственно  ответственным  существом,  способным
верить и бывшим в состоянии контролировать и направлять свои эмоции в нужном
направлении. Последние  дают возможность  виду  размножаться,  заботиться  о
молодняке, защищаться от  врагов, добывать пищу и т.д.; интеллект  позволяет
делать все это для удовлетворения своих чувств;  однако,  когда в добавок ко
всему этому личность одарена такими качествами как сознательность,  надежда,
благоговение,  доброжелательность,  изумление  и  т.д.,  значит  ей  присуща
духовная,  или психическая, организация, делающая ее способной отразить, как
в зеркале, подобие и славу Бога (3). Сфера страстей - чувственные и плотские
вещи, духовный же разум  опирается на  Дух  Божий.  Богом  задумано,  что  в
психическом устройстве  человека  чувства, просвещенные Его  истиной, должны
будут доминировать и руководить  его действиями.  По своей организации мысли
человека являются следствием духовных помышлений в противоположность  мыслям
низших  существ,  которые  являются  чисто  плотскими.  Где  истина  владеет
чувствами,  направляя  их  на  работу  и  формируя таким  образом мысли, там
проявляется Закон Божий, названный апостолом "законом ума моего";  поскольку
же он  воспринят  в результате слушания "закона и свидетельства", попавших к
пророкам и  апостолам посредством духа,  он  называет его  также и  "законом
духа"  (Римлянам 7:23; 8:2), написанным  на "плотяных скрижалях сердца" (2-е
Коринфянам 3:3) и "законом духа жизни", поскольку, если  ему подчиняться, он
дает право на вечную жизнь.
     Однако в  отсутствие такого  "закона  и  свидетельства"  чувство морали
неспособно  направить человека  по  верному  пути,  каким  бы  разумным  или
целеустремленным он не был. Под правильным путем я подразумеваю тот, который
согласуется  с Божьим разумом. Чувства так же слепы, как и страсти, если они
не   просвещены   откровением   свыше.    Истинность    этого   может   быть
проиллюстрирована  теми  крайностями,  в  которые впадало  человечество  под
именем  религии.  Мусульманство,  католичество,  язычество и  многочисленные
разновидности   протестантизма,  -  все   это  результат  совместной  работы
интеллекта  и чувств  под влиянием страстей.  Это все  - "помышления плоти",
основанные   на  незнании   или   неправильных   представлениях  об  истине.
Следовательно,  все   они  совершенно   ошибочны  или,   подобно  разговорам
проницательного Змея, являются грубой смесью истины и заблуждений.
     Плотские помышления  - выражение, использованное  Павлом,  или, точнее,
перевод сказанных им слов из Послания к Римлянам.  Оно  не  так точно, как в
оригинале, где он писал о "плотском  образе мыслей" (to fronhma thV sarkoV).
В этой фразе он говорит о плоти как мыслящей  субстанции, подразумевая мозг,
который  в  другом  месте он  называет  "плотяными  скрижалями  сердца". Тип
мышления,  таким образом,  зависит  от  устройства этого  органа.  Отсюда  -
различия у  разных  существ в  сложности  и  совершенстве  его  механизма, в
точности  и  обстоятельности.  Потому  так   заметно  отличаются  умственные
проявления людей и животных. Однако,  при  всех различиях, они  относятся  к
одному  и  тому  же  типу:  помышлениям плоти,  развитие  которых вызывается
склонностями существа и действующими на чувства явлениями мира.
     Сейчас, когда  дан  Божий  закон, помышления плоти, вместо  того, чтобы
только  возбуждаться  внутренними  импульсами  и внешним миром,  могут стать
управляемыми.  Пока  Адам  и  Ева  соглашались на  то,  чтобы  ими руководил
Господь, они  были счастливы и довольны. Мышление их было верным, следствием
чего  было  их  послушание.  Когда же они приняли аргументы Змея  в качестве
своих собственных, те  вступили в противоречие с истиной, во "вражду" с ней,
что равнозначно  "вражде против Бога" (4).  Когда произошло грехопадение, их
"похоти",  возбудившись в них, стали "законом  их членов" (5),  или "законом
греха", смерть же стала платой за грех, а потому он также именуется "законом
греха и смерти", который философы называют "законом природы" (6).
     Плотский  образ мыслей, не находясь  под облагораживающим  воздействием
Божественной  истины,  действует  на  человека  настолько  вырождающе,   что
приводит   его  к  состоянию   дикости.  В  плотских   помыслах  нет  ничего
возвышенного и улучшающего человека,  напротив, они  приводят  к физическому
изнашиванию и смерти,  ибо  "помышления  плотские  суть смерть, а помышления
духовные - жизнь  и  мир"  (Римлянам  8:6).  Если дикие  существа становятся
культурными,  или цивилизованными, то это результат того,  что можно было бы
назвать  духовным  влиянием, которое, управляя  животным  извне,  приводит в
действие его высшие силы, посредством которых и самые непокорные подчиняются
или сдерживаются. Неслыханно, чтобы дикие звери или свирепые люди когда-либо
своими силами окультурились или стали цивилизованными, и наоборот, - закон в
членах,  если при  этом умственная  работа неконтролируема,  столь силен  по
своему  влиянию, что составляет угрозу продолжению рода. Следовательно, если
бы  Бог  бросил  Адама и  его потомство  только под  водительство родившихся
страстей,  земля  вскоре  после  этого  была  бы  заселена   населением,  не
превосходящим по  своему  развитию  аборигенов Австралии или  дикие  племена
Африки. Несмотря на  антагонизм, установившийся между Его законом  и плотью,
благодаря чему  в  мире сохранился  здоровый  конфликт,  огромное количество
людей  "невежественна и ожесточена  сердцем"  и "дошла  до  бесчувствия" (7)
из-за того, что  их интеллект и эмоции  вышли из-под нравственного контроля,
или  из-за  того,  что  они  руководствовались  аргументами  плоти,  как это
случилось с Евой под действием рассуждений Змея.
     Непросвещенные  помыслы  плоти порождают  "дела  плоти  ...  они  суть:
прелюбодеяние,  блуд,  нечистота,  непотребство,  идолослужение, волшебство,
вражда,  ссоры,  зависть,  гнев,  распри,  разногласия,  (соблазны),  ереси,
ненависть,  убийства,  пьянство,   бесчинство  и  тому  подобное"   (Галатам
5:19-21). Не  сдерживаемый истиной  и осуждением Божьим, этот мир состоял бы
исключительно из  личностей  такого  рода.  Действительно,  несмотря  на Его
вмешательство для спасения мира от разрушительных последствий злейшей вражды
против   Его   закона,  в  апостольские   времена  мир  дошел  до  состояния
аморальности,  достаточного  для  осуждения.  "Они,  -  говорит  апостол,  -
безответны. Но  как они, познавши Бога,  не прославили Его, как  Бога,  и не
возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмышленое
их сердце: называя себя мудрыми, обезумили и славу нетленного Бога  изменили
в  образ,   подобный  тленному  человеку,   и  птицам,  и  четвероногим,   и
пресмыкающимся, - то  и предал их Бог в похотях сердец их нечистоте, так что
они сквернили сами свои тела; они заменили  истину Божью ложью и поклонялись
и служили  твари  вместо Творца, Который благословен во веки,  аминь. Потому
предал их  Бог  постыдным страстям  ... делая срам  и  получая  в самих себе
должное возмездие  за свое заблуждение. И как они не заботились иметь Бога в
разуме, то предал их Бог превратному разуму - делать непотребства,  так  что
они  исполнены  всякой  неправды,  блуда,  лукавства,  корыстолюбия,  злобы,
исполнены  зависти,   убийства,  распрей,   обмана,  злонравия,   злоречивы,
клеветники, богоненавистники,  обидчики, самохвалы, горды, изобретательны на
зло,  непослушны родителям, безрассудны, вероломны, нелюбовны,  непримиримы,
немилостивы" (Римлянам 1:20-31).
     Таков   есть   плотский   разум,   или   помышления   плоти,   как   он
проиллюстрирован деятельностью плоти: ужасная порочность, источником которой
является неверность и ослушание наших первых родителей, посредством  которых
"грех вошел в мир, и грехом смерть" (Римлянам 5:12).  Это змеиный разум, ибо
из-за его лживых аргументов подобный образ мыслей  зародился в сердцах Евы и
ее  мужа.  Семя,  посаженное   там  Змеем,  стало   тленным   племенем  (8).
Следовательно, плотский разум, или помышления плоти, непросвещенные истиной,
-  это змей в их  плоти.  Поэтому  Иисус  и  называл  своих  врагов "змеями,
порождениями ехидны"  (Матфей 23:33). Все  их деяния происходили  от змеиных
помышлений плоти,  проявлявшихся в  "мудрости,  которая не свыше", "змеиной,
душевной,  бесовской"  в  противоположность  той,  что  "нисходит  свыше"  и
которая,   "во-первых  чиста,   потом  мирна,  скромна,   послушлива,  полна
милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна" (Иакова 3:15,17).
     Плотский  разум, или змей в нашей плоти,  проявляется  в двух формах: в
индивидуальной и коллективной. Индивидуальное его проявление более или менее
заметно  в  личностях,  которые  "о  плотском  помышляют",  или "о  змеином"
(Римлянам  8:5;  Филиппийцам  3:18-19;  Колоссянам  3:2;  1-е Иоанна  2:15).
Поступать так значит  быть "плотскими", или жить  "по плоти"; о таких  людях
сказано, что они "Богу угодить не могут"  (9). В выражении "грех был пущен в
обращение змеем" указаны причина и следствие, потому что он был подсказчиком
неверия и непослушания для  человека, посредством  которого, в свою очередь,
грех вошел  в мир. Поэтому мысль  о  змее во плоти выражена словами "грех во
плоти", который был "осужден во плоти", когда Иисус был распят во искупление
греха "в подобии плоти греховной" (10). В человеке-животном доброе не живет.
Апостол   утверждает  это   на   своем   примере,   рассматривая   себя  как
непросвещенного сына плоти.  "Не  живет во  мне,  то есть,  в плоти  моей, -
говорит он,  -  доброе"  (11).  Следовательно,  все доброе, что  было в нем,
происходит не  из  помышлений  плоти,  возбуждаемой  страстями  и  традицией
Гамаиэля,  но из "закона духа  жизни  во Христе Иисусе" (12),  в который под
влиянием "свидетельства  Божьего"  о "Царстве  и  имени  Иисуса  Христа"  на
"плотяные скрижали  сердца"  апостол, несомненно, уверовал.  Повинуясь этому
закону,  он  говорит: "Истина  сделает  меня  свободным  от  закона греха  и
смерти".  Это подтверждает верность высказывания  Господа  о том, что, "если
истина  сделает  человека свободным, то он станет  действительно  свободным"
(13). Грех,  хоть  и находящийся  в  грешном теле человека, не должен больше
царствовать над  ним (Римлянам 6:12-14). Только благодаря закону, или истине
Божьей, мы узнали, что такое грех, ибо  сказал апостол: "Но я не иначе узнал
грех, как посредством закона ...  но  без закона  грех  мертв". Если человек
совершает воровство, или  прелюбодеяние, или любое другое подобное действие,
он не  будет знать, прав он или нет с точки  зрения Бога, если Бог не сказал
ему, что этого не следует делать.  Низшие животные таскают чужое, убивают  и
бесконтрольно подчиняются своим страстям, но, делая это, они не грешат, ведь
Бог создал  их со способностью и  потребностью поступать  так и  не  дал  им
никаких запретов. Зло заключается не  в каком-то исключительном действии, на
которое мы способны, а в действии, противоречащем букве и духу Божественного
завета; другими словами, праведность  - это выполнение воли  Божьей. Потому,
если  бы мы  увидели человека, склонившегося перед образом Девы  Марии,  что
карается смертью  по Божьему закону, и Он потребовал  бы от  нас убить этого
человека, было  бы неправильным отказаться от  выполнения этой команды, хотя
Он и  сказал:  "Не убивай". Люди ослепли по отношению  к  этой  истине. Они,
по-видимому, не  знают,  что  единственным верным стандартом  праведности  и
неправедности, истины и заблуждения является Божественный закон. Поэтому они
наносят  себе и другим  все виды боли  и наказаний,  делая  жизнь несчастной
из-за  несоответствия  стандартам веры и  морали, источник которого - не что
иное, как змеиный образ мыслей грешной плоти.
     С  момента падения человека до  дня появления  закона,  данного Моисею,
грех  существовал  в  мире.  Однако  из  этого  не  явствовало,   что  люди,
подчинявшиеся в ту пору  помышлениям своего сердца, были грешниками, так как
не  существовало  никакого  закона,  подобного Моисееву,  и "сыны Божии"  не
знали,  когда они поступали  неправильно (14).  Они не держали  ответа перед
будущим  возмездием  за содеянное, тогда как законом Моисея это  каралось бы
смертью.  Они были ответственны только  перед "путем  Господа"  так же,  как
ученики  Иисуса  сегодня.  Это  требует  от  них жить  в  вере  в  "учение и
наставление Господне" (15), чья любовь была пролита в  их сердца посредством
свидетельства, в которое они уверовали (Римлянам 5:13).
     Змей во плоти проявляет себя в людях всеми цветами своей кожи. Он виден
во  всех сортах лжи, которой люди обманывают  и себя, и других. Его наиболее
коварное и  опасное проявление  исходит с кафедр проповедников.  Здесь  Змей
предстает  перед  человечеством, занимая людей  вещами, непонятными для них.
Оттуда он тешит их заверениями в мудрости, основанной на принципе гармонии с
природой.  "Бог  не  имеет в  виду, - утверждает  он,  - буквально  то,  что
говорит.  Не  испытывайте угрызений  совести  по поводу буквы Его слова.  Он
знает, что  обстоятельства, в которых вы  находитесь,  не допускают жесткого
его истолкования. Кроме того, времена меняются,  и мир сейчас лучше, чем был
до того. Бог предпочитает волю действию. Дух  есть все, буква -  ничто,  ибо
буква убивает,  дух же дает жизнь.  Поэтому ешьте,  пейте,  женитесь. Будьте
усердны в работе, горячи в делах своей церкви, служите своему духовенству, -
и когда вы умрете, вы будете блаженствовать, как боги на Елисейских полях!"
     Змей  во плоти проявляет  себя и на  всех высших позициях на земле.  Он
выставляет себя напоказ во всех удобных случаях и на всех путях человеческой
жизни. Папы, кардиналы и священники, епископы и  дьяконы, императоры, цари и
президенты  со всеми,  кто их поддерживает и  исполняет их приказания, - это
все плотский мир, в котором находят  свое выражение плотские помышления. Они
-  "всякое превозношение, восстающее против  познания Божия", которое должно
быть низвергнуто (2-е Коринфянам 10:5). Они "устранили преданием своим" (16)
это  знание,  "а  все,  что  не  по вере, грех"  (17).  В  мои задачи входит
показать, в чем заключается это знание, если же обнаружится, что я говорю не
согласно "закону и свидетельству", это будет означать, что во мне нет света,
и  я  высказываю  свои  собственные  мысли,   идущие  от  плоти,   а  не  из
благовествования о Царстве Божьем.
     Как я уже заметил прежде, Павел, говоря о грехе, персонифицирует  его и
называет "крайним грешником", а другой апостол именует его "тем, который  от
лукавого"  (1-е Иоанна 3:12). Он говорит: "Каин,  который был от  лукавого и
убил  брата  своего".  В этом  тексте  использован  меткий язык, на  который
следует обратить  внимание  при толковании  (в  русском переводе Библии язык
совсем не так точен, как в английском, где сказано,  что Каин был "Грешный".
- Прим. переводчика). Каин был "от лукавого"  ("Грешный"),  а значит, -  сын
греха,  змея-греха,  или  первого  грехопадения.  Моисеево изложение  фактов
прервано  в  конце  шестого  стиха  третьей  главы.  Пропущенное  здесь,  но
подразумевающееся  в  седьмом  стихе,  событие  содержится  в  первом  стихе
четвертой главы.  Такой  соединенный  текст читается так: "(Ева) дала  также
мужу своему,  и он ел. Адам познал Еву, жену свою; и она зачала. И открылись
глаза у них обоих, и  узнали они, что наги". Так был зачат  грех, источником
которого был Змей. Поэтому, когда позже Ева  "родила Каина", несмотря на то,
что его родителем был Адам,  Каин  был - от Змея, ибо  последний  и привел к
грехопадению, завершившемуся  зачатием Каина. На  этом  пути греха во плоти,
пущенного в обращение Змеем, Каин и был "Грешным"  ("от лукавого"), "крайним
грешником" и первенцем змеиного семени.
     Потому делающие дела плоти - это  дети  "Грешного", или греха во плоти,
на том же основании, что только те евреи достойны называться детьми Авраама,
которые делали Авраамовы дела (18). Однако они так  не поступали, а "дела их
были  злы"  (19). Они  были лгунами, лицемерами и убийцами, а  потому  Иисус
сказал: "Ваш  отец дьявол, и вы хотите исполнять похоти  отца вашего; он был
человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в  нем истины" (Иоанн
8:44).  Мы  увидели  в  каком  смысле  это  утверждение  относится  к  Змею,
безответственному  автору  греха.  Каждый сын  Адама  осознает свой  грех  и
беззаконие  (20),  и,  потому, - греховность  своей плоти  (21) на основании
того, что "рожденные от плоти есть плоть" (22). Если он подчиняется желаниям
своей плоти, то он, как  Каин,  "от лукавого", "грешный", но если он верит в
"дарованные нам  великие  и  драгоценные обетования" Божьи (23), подчиняется
закону  веры и  убивает  в себе беззаконное повиновение своим  страстям,  он
становится   сыном  живого  Бога,   братом   Господа  Иисуса  Христа  и  его
сонаследником той славы, которая должна "открыться в последнее время" (24).
     Однако  в Писании  говорится  о змее-грехе, в целом,  как  составляющей
естества человека, и о его индивидуальных проявлениях. "Похоть плоти, похоть
очей и  гордость житейская"  порождены в нашей природе грехом и проявлены во
всех детях греха, в совокупности составляющих  "мир", сопротивляющийся Богу.
Змей,   грех  во   плоти,   -  это  бог  мира,  обладающий  мирской  славой.
Следовательно,  преодолеть мир значит преодолеть  "Грешного" ("Того, который
от лукавого"), ибо грех находит свое выражение в вещах мирских. Ими являются
светские  и   религиозные   формы   правления,  общественные   институты   в
государствах, основанные  на "мудрости, которая не свыше",  змеиной мудрости
плоти. Если признать это, то легко оценить все силу высказывания: "Дружба  с
миром  есть  вражда против  Бога!  Итак,  кто хочет  быть другом  миру,  тот
становится врагом Богу" (Иакова 4:4).  Точно так же, потому  будет и  с тем,
кто  хочет  угодить  Богу  и  ищет  мирской  чести  и  славы  в  Церкви  или
Государстве, ведь продвижения по службе и в первом, и во втором случае можно
достигнуть,  только   принеся   принципы   Божьей   истины   на   жертвенник
общественного признания или покровительства  сильных  мира сего.  Давайте не
будем  завидовать тем людям,  в руках которых власть.  Это их несчастье и их
будущая гибель. Хотя многие  из них  претендуют  на набожность и  ревностную
религиозность, их  рвение  столь  же  пылко,  как  прежде  -  у  книжников и
фарисеев.  Они  состоят  в  дружбе  с  миром,  который  в  ответ осыпает  их
богатством и честью, а потому они -  враги Бога.  Нет необходимости подробно
говорить  о  них.  Если  читатель  понимает  Писание,  он  легко  сможет  их
распознать.   Везде,   где   Евангелие  Царства  Божьего  вытесняется  узким
богословием, существует цитадель "плотских помышлений", которые "суть вражда
против  Бога;  ибо закону Божиему  не  покоряются, да и не  могут" (Римлянам
8:7).  Это правило,  для  которого  нет  исключений,  а  великая  тайна этой
педантичности, холодности и  духовной  смерти -  это  паралич "церквей". Они
богаты всем, кроме истины, а это хуже, чем нехватка таковой у египтян.

     ССЫЛКИ
     1) Римлянам 8:7
     2) Иоанн 8:44
     3) 2-е Коринфянам 3:18
     4) Римлянам 8:7
     5) Римлянам 7:23
     6) Римлянам 8:2
     7) Ефесянам 4:18-19
     8) 1-е Петра 1:23
     9) Римлянам 8:8
     10) Римлянам 8:3
     11) Римлянам 7:18
     12) Римлянам 8:2
     13) Иоанн 8:32
     14) Бытие 6:12
     15) Ефесянам 6:4
     16) Матфей 15:6
     17) Римлянам 14:23
     18) Иоанн 8:39
     19) Иоанн 3:19
     20) Псалом 50:5
     21) Римлянам 8:3
     22) Иоанн 3:6
     23) 2-е Петра 1:4
     24) 1-е Петра 1:5

     КНЯЗЬ МИРА
     "Князь мира сего изгнан будет вон" (1)
     Грех  совершила плоть, чья личность, открывшаяся в деяниях плоти, - это
Грешный  этого  мира. Он был назван Иисусом "Князем мира сего" (o arcwn  tou
kormou  toutou).  В этой фразе, в  греческом оригинале,  использовано  слово
"Космос" для обозначения мира, что  означает порядок  вещей,  построенный на
основе  греха  и  плоти  и  названный  "царством  сатаны"  (Матфей 12:26)  в
противоположность Божьему Царству, которое должно утвердиться на  фундаменте
"слова, ставшего  плотью",  покорившего смерть.  Олицетворенное послушание и
олицетворенный грех - основы двух враждебных царств:  Бога и его противника.
Мир -  это царство сатаны,  следовательно, "святые",  или  люди  Божьи,  как
"Израильтяне по  наружности" (Римлянам  2:28-29; 9:6-7),  так  и  "подлинные
Израильтяне"  (Иоанн  1:47),  являются рассеянной  и  подвергшейся  гонениям
общиной  верующих. Сатанинское  царство -  это  царство  греха.  Здесь "грех
царствует" в смертном "теле", и, таким образом, подчиняет себе людей.
     Совершенно невероятно поместить его  в страну духов и чертей, далеко от
земли или в ее недрах, где царствует Плутон,  "Бог Преисподней". Этот взгляд
-  часть мудрости  тех плотских мыслителей,  которые,  как  говорит апостол,
обезумили, называя себя мудрыми (2); это та мудрость, которую "Бог обратил в
безумие"  (1-е Коринфянам 1:19-20) "светом благовествования о славе  Христа"
(2-е Коринфянам 4:3,4,6). Царство  греха находится среди живущих  на  земле;
оно называется  царством Сатаны, потому что "вся  сила вражия" (3), или сила
противника Бога и Его народа,  сосредоточилась и олицетворилась  в нем.  Это
царство, изобилующее религией, или, скорее, формами суеверий,  возникшими из
помышлений грешной плоти.  В этом причина  того,  почему люди  ненавидят, не
обращают внимания или  пренебрегают Библией. Если  бы лидеры людей  говорили
честно, они бы сказали, что не могут исповедовать того, чего не понимают. Их
системы поклонений - это своенравные измышления  грешной плоти, и они знают,
что согласно своим принципам они  не могут вразумительно истолковать Библию.
Они  еще ни  разу не довели этого дела до конца. Поэтому одна группа  совсем
запретила  использовать своим людям Писание  и  отнесла  его  к  запрещенным
книгам. Другая группа защищает его,  но не потому,  что они  ходят  в  свете
Писания, а потому что ненавидят тиранию Рима. В своих публичных выступлениях
они подменяют своими проповедями высказывания "из Писаний", свидетельства из
Закона Моисеева и Пророков (Деяния  Апостолов  28:23,31). Таким образом, они
пренебрегают Библией или используют ее только как книгу афоризмов и лозунгов
для  своих  выступлений, относясь к  предметам  в  ее тексте, как к науке  о
"вечном двигателе".
     Однако плотская политика на этом не  заканчивается. Недостаток внимания
проповедников к Писанию может быть возмещен изучением его  самими людьми, но
охоту  к  этому  отбивает  пренебрежительное   отношение  "пастырей".  Слово
объявлено  "мертвой  буквой",  пророчества   -  непонятными,  Апокалипсис  -
непостижимым и совершенно ставящим в тупик, из чего  следует вывод, что  для
здравого  толкования  Писания  необходимо прежде  поступить  в университет и
изучить богословие. Люди, для которых я пишу, знают, что дела обстоят именно
так. Но в чем  смысл всего этого? В том,  что ораторы, говорящие с кафедр  и
пишущие в газетах, сознательно игнорируют "вернейшее пророческое слово" (4),
а потому, чтобы сохранить  свое  доминирующее влияние,  они должны подавлять
инициативу людей, дабы те не стали  "мудрее своих учителей" и не обнаружили,
что могут обойтись без подобных служб, и, таким образом, их  профессия может
оказаться ненужной.
     Что  же  касается  университетского  образования  обученных  богословию
мальчиков для "проповедования слова", нелепость их самомнения  проявляется в
том  факте, что все  взращенные  в  университетах  богословы  расходятся  во
мнениях по поводу  важности Слова  Божия.  Созовите собрание  священников  и
проповедников  всех  религиозных  групп  и  конфессий  и  поручите  им  дать
единодушный,  основанный  на  Писании, ответ на  простой вопрос: "Чему  учит
Писание о  мере веры и  правилах руководства теми, кому надлежит наследовать
Царство Божие?" Пусть этот ответ будет результатом глубокого и искреннейшего
исследования,  -  и какого же результата следует ожидать читателю? Это будет
демонстрация знания ими языков, живых и мертвых, основ Евклидовой геометрии,
греческой  и римской мифологии,  всех вероучений,  конфессий,  катехизисов и
догматов христианства, логики, древней и современной,  искусства проповеди и
существующих в настоящее время религиозных споров. Привело  бы их знакомство
со всеми этими науками к единодушию и  заставило бы проявить себя в качестве
"делателей неукоризненных, верно преподающих слово истины" (5)? Что мы можем
сказать по  этому поводу и откуда  мы  знаем?  Опыт  учит нас, что показ ими
таких вещей, столь простой и  легкий сам по себе, совершенно бесполезен, ибо
"плотские побуждения суть  вражда против Бога" (6),  и  пока они не отбросят
своих  традиций  и   не  начнут  изучение  Слова,   очень  отличающегося  от
университетского   курса   богословия,   они   будут   продолжать,  возможно
бессознательно, оставаться отступниками и врагами истины.
     Царство  Сатаны проявляло  себя в различные времена. Когда  Слово  было
воплощено в  грешную плоть  и поселилось  среди евреев, "Космос"  состоял из
Римского  мира, который, в  свою очередь, основывался на  языческих законах.
После  их   запрещения  враждебное   Богу  царство  приняло  форму   империи
Константина,  которая  впоследствии  была  заменена  на  западе   папским  и
протестантским  порядком  вещей,  а  на  востоке -  мусульманством.  Природа
царства,  однако,  не менялась, несмотря на смену  фаз. Господин, стоящий во
главе  всех  этих  царств от  времени  Иисуса до  наших  дней,  -  это грех,
воплощенный  обвинитель  и  противник  закона  Божьего,   называемый  потому
"Дьяволом и Сатаной" (7).
     Слово  "o arcon" означает  "князь", или некто, облеченный  властью. Все
люди у власти, названные "arconteV" в  Новом  Завете, - это  государственные
чиновники,  или руководители  народа.  Следовательно, архон и  архоны  - это
чиновники  в царстве. Грех,  в его верховных  проявлениях, подавляет волю  и
желания людей  посредством светских  и религиозных  властей государства. Вот
чем, значит, являются постановления императоров, царей, пап и подчиненных им
руководителей,  - это мандаты "Князя Мира", действующего в них всех, потакая
их собственным страстям, притесняя людей  и "ведя  войну со святыми"  (8) со
всей энергией, которой они обладают.  Взятые вместе, от правителей  до самых
мелких чиновников, они именуются начальствами и властями (arcai и exousiai),
мироправителями  тьмы  века  сего  (kosmokratoreV  tou  skotouV  tou  aiwnoV
touton), духами  злобы  поднебесной  (ta  pneumatika  thV  ponhriaV  en toiV
epouranioiV) этого царства (Ефесянам 6:12). Так апостол пишет о сильных мира
его дней, но и сейчас они представлены перед народами всех царств, в связи с
чем становится  ясно,  что характеристика правителей и  их  времен  остается
такой же, как в первом веке  христианской  веры.  Беззаконие  лишь  поменяло
формы и способы нападения на истину. Правители мира, светские и духовные, по
сути своей так же враждебны благовествованию о Царстве  Божьем,  как всегда.
Они не могут принять его и поддерживают дружбу с миром сейчас, как и прежде.
Однако  сегодня возникло тихое почтение к  Евангелию,  но не потому, что мир
примирился с  ним, а потому, что  существуют  те немногие, кто  размышляет о
нем, верят в него и отважились  достаточно убежденно  "подвизаться  за веру,
однажды преданную святым" (Иуда 3).
     В  апостольские  времена  привилегией  церкви  было  сообщать   мировым
правителям  "многоразличную премудрость Божию"  (Ефесянам  3:10). Эта миссия
привела  учеников  Христа  к общению  с  сильными  мира  сего,  как  об этом
рассказано  в  Книге  Деяний  Апостолов. Когда  они  представали перед этими
людьми  греха,  в  которых  помышления  грешной  плоти проявлялись  особенно
сильно, истина Божья, провозглашаемая для них, выявляла зло их плоти во всей
его пагубности. Они заключали  учеников Христа в тюрьмы, приговаривали их  к
смерти,  искушали  вознаграждениями  и,  когда  им  не  удавалось  покачнуть
преданность учеников истине, мучили их самыми безжалостными пытками, которые
только могли  изобрести.  Апостол  называет это  изобретениями, или  кознями
дьявольскими (meqodeiai  tou diabolou)  (Ефесянам 6:11),  против которых  он
призывает верующих стоять твердо,  "облекшись во  всеоружие Божие".  В  этой
войне,   вызванной,   таким  образом,   атакой   на   крепости   чиновников,
подстрекаемых священниками,  власти не задавались целью  отомстить ученикам,
если  те вступили  на свой путь,  а добивались  высшего постановления о том,
чтобы  выследить и  уничтожить их. Они делали это с разрушительной энергией:
клеветали  на учеников, обвиняя  их в  самых  безнравственных  и  нечестивых
поступках,  нанимали  шпионов  и  осведомителей,  которые выдавали  себя  за
братьев,  жили  среди  них  и искали  возможности предъявить им обвинение  и
привлечь к суду  (9). Этих противников христиан, побуждаемых к  действию тем
же самым духом грешной плоти, апостол называет "противником высшим дьяволом"
(o antidikoV umwn diaboloV) (11) и, чтобы выразить  свирепый дух, приводящий
этого  врага  в движение,  он сравнивает его  с рыкающий львом, ищущим, кого
проглотить. "Противостойте ему", - говорит апостол;  но призывает делать это
не  посредством плотского  и кровавого единоборства, а "твердой верою, зная,
что такие  же  страдания случаются и с братьями вашими  в  мире" (1-е  Петра
5:9).
     Вести себя,  как  "мертвые по преступлениям и  грехам", значит "жить по
обычаю (aiwn)  мира сего". Так говорит апостол (Ефесянам 2:1,2). Обычай мира
сего  соответствует  помышлениям  грешной  плоти,  каким бы  способом  он не
проявлялся и не выражался. Если человек принимает какую-либо религию царства
Сатаны, он  остается "мертвым по преступлениям и  грехам"  и ведет себя  "по
обычаю мира сего". Коротко говоря, любое недоверие Евангелию Царства Божьего
и непослушание закону веры является жизнью по обычаю мира сего.  Вести  себя
грешно значит вести себя по обычаю мира сего. Поэтому апостол называет жизнь
"по обычаю мира сего"  жизнью "по  воле Князя, господствующего в Воздухе" (o
arcon thV  exousiaV tou aeroV), о  котором он говорит, поясняя, как о "Духе,
действующем ныне в сынах противления". "Господство в воздухе", или воздушная
власть, - это политическая власть этого мира, одушевленная и пропитана духом
противления, т. е. грехом во плоти, и названная выше "Князем, господствующем
в  Воздухе". Это тот князь, о котором Иисус сказал:  "Ныне суд (krisiV) миру
сему;  ныне  князь  мира  сего  изгнан  будет вон" (Иоанн 12:31),  то  есть,
"осужден" (Иоанн 16:11). Ключ к этому содержится в сказанном далее: "И когда
Я  вознесен буду от земли,  всех привлеку к  Себе.  Сие  говорил  Он,  давая
разуметь, какою смертью Он умрет".
     Божий суд над  Князем мира сего  был  показан  в  противостоянии Иисуса
мирской и духовной властям Иудеи.  "Яд у  них, как яд змеи"  (Псалом  57:5),
когда  "беззаконие путей  (в английском переводе - "пят") моих окружит меня"
(11).  Эта вражда против него была  временной.  Они жалили его в пяту (Бытие
3:15). "Враг ... втоптал в землю  жизнь его, принудил  его жить во тьме, как
давно умерших" (Псалом  142:3). Однако здесь змей-власть греха  закончилась.
Он был замучен до смерти силой закона, по которому "проклят всяк, висящий на
древе".  Бог, посредством Иисуса, проклятого на этом основании, "осудил грех
во  плоти" (Галатам  3:13;  Римлянам 8:3). Так грех,  Князь  мира сего,  был
осужден, а  вместе  с  ним и сам мир  со своим "смертельным" обычаем. Однако
Иисус  воскрес, "пленив  плен" и, таким образом, дав  миру залог  того,  что
наступит  время,  когда смерть  будет  упразднена,  а  грех,  власть смерти,
уничтожен.  Грешная плоть  была воспринята  им,  чтобы "смертию  лишить силы
имеющего державу смерти, то есть, дьявола", или грех во плоти (Евреям 2:14),
ибо  "для сего-то и явился  Сын Божий,  чтобы  разрушить дела дьявола"  (1-е
Иоанна 3:8).

     ССЫЛКИ
     1) Иоанн 12:31
     2) Римлянам 1:22
     3) Лука 10:19
     4) 2-е Петра 1:19
     5) 2-е Тимофею 2:15
     6) Римлянам 8:7
     7) Откровение 12:9; 20:2
     8) Откровение 13:7
     9) 2-е Коринфянам 10:2-4
     10) 1-е Петра 5:8
     11) Псалом 48:6

     ДЕЛА ДЬЯВОЛА
     На мой взгляд, ясно, что грех - это то, что апостол связывает со словом
дьявол. Укус змея - это  его оружие уничтожения.  "Жало смерти" -  это  сила
смерти, и она, по словам  апостола в одном стихе, -  "в грехе" (1), в другом
стихе - "в дьяволе" (2). Не существует двух сил. Сила  смерти - только одна.
Поэтому  дьявол и грех  - это  одно и то же, но выраженное разными  словами.
"Грех имел державу смерти",  и она так  бы  и оставалась  у него, если бы не
человек, который был послушен вплоть до смерти, не добившись победы над ней.
Однако, благодаря Богу, земля не должна оставаться склепом навеки, ибо тому,
кто победил мир (Иоанн 16:33), было предопределено "взять на себя грех мира"
(3) и  "сотворить  все  новое"  (Откровение  21:5).  "Ничего  уже  не  будет
проклятого"  (Откровение 22:3),  и смерть будет побеждена,  ибо  "смерти  не
будет уже" (Откровение 21:4).
     Дела дьявола,  или  грешного, являются делами  греха.  На  персональном
уровне  они - "дела  плоти", проявляемые  в жизнях грешников; в коллективном
смысле  они демонстрируются, в  большем масштабе, на уровне государств этого
мира. Все законы царства  "противника"  - это  следствие помышлений  грешной
плоти,  хотя,  к  счастью  для  святых  Божьих,  "нет  власти  не  от  Бога,
существующие  же  власти от Бога установлены" и контролируемы Им (4). Они не
могут поступать так, как  им  угодно. Несмотря на то,  что они являются  Его
врагами,  открыто неподчиняющимися  Его истине, лицемерными и  злобными,  Он
использует  их  в  Своих  целях  и  бросает  их  друг  против  друга,  когда
чудовищность  их  преступлений,  достигшая  небес,   требует  Его  страшного
наказания.
     Среди дел  греха  -  и  многочисленные  болезни,  которые  грехопадение
принесло  миру. Еврейский язык, идиоматические выражения которого происходят
из  Моисеева рассказа  о происхождении вещей,  относил болезни к грехам  под
именами  дьявола  и сатаны.  Так,  люди спрашивали: "Кто  согрешил,  он  или
родители его, что родился слепым?" (5). О женщине, "восемнадцать лет имевшей
духа  немощи",  сказано,  что  ее "связал сатана",  или противник,  "вот уже
восемнадцать  лет",  и  ее исцеление  названо  "освобождением от  уз"  (Лука
13:10-17). Павел использует подобный язык  в послании к ученикам  в Коринфе,
указывая им, что брата, виновного в кровосмешении, нужно "предать сатане  во
измождение плоти",  то есть, навлечь на него болезнь, чтобы он смог прийти к
раскаянию, и  дух его "был спасен в  день Господа нашего Иисуса Христа" (1-е
Коринфянам 5:5). Таким образом, он был бы  "судим,  будучи  наказываемым  от
Господа, чтобы не быть осужденным с миром" (1-е Коринфянам 11:32). Это имело
бы  желаемое действие,  ведь тот человек был "поглощен  чрезмерной печалью".
Причина,  по которой Павел призывает  одаренных  Духом людей  Церкви (Иакова
5:14) простить  брата  и  утешить  его, или  исцелить,  "чтобы не сделал нам
ущерба  сатана" тем, что преступник был бы доведен до отчаяния, содержится в
словах  апостола: "Ибо  нам  не  безызвестны  его  умыслы"  (2-е  Коринфянам
2:6-11),  происходящие  от  греха во  плоти  и  являющиеся  лживыми.  Другие
коринфяне совершали  преступления  иного рода. Во время  празднования Вечери
Господней они ели хлеб и пили вино недостойно "в осуждение себе". "Оттого, -
говорит Павел,  - многие из  вас немощны и больны, и не мало умирает". Можно
привести  еще  множество  примеров из Писания, чтобы  показать  связь  между
грехом  и болезнью, но и этих достаточно. Не будь в мире нравственного  зла,
не было бы  и физических болезней. Грех  и наказание сравнимы с  причиной  и
следствием в Божественном  порядке вещей.  Бог  неохотно  причиняет боль, Он
долготерпим  и  добр. Однако  если  люди  грешат, их  ждет "плата за  грех",
означающая болезни, голод, эпидемии, войны, несчастья и смерть. Праведные же
пусть возрадуются тому, что враг не  будет вечно торжествовать не земле. Сын
Божий явился, чтобы уничтожить его и все его дела, и он, несомненно, сделает
это силой и благословением Отца.

     ССЫЛКИ
     1) 1-е Коринфянам 15:56
     2) Евреям 2:4
     3) Иоанн 1:29
     4) Римлянам 13:1
     5) Иоанн 9:2

     ВЕЛИКИЙ ДРАКОН
     O  ofiV o  arcaioV o kaloumenoV DiaboloV, kai  o SatavaV,  o planwn thn
oikoumenhn olhn
     "Великий   дракон,  древний  змий,   называемый  дьяволом  и   сатаной,
обольщающий всю вселенную" (1)
     Всей  вселенной  (oikoumenh   olh)  во  времена  апостолов  была  часть
поверхности   земли,  на  которой  признавалось  господство  Рима.  На  этой
территории находилась самая большая империя из известных  в мировой истории.
В  ее имперском устройстве была собрана  воедино  вся  "похоть плоти, похоть
очей и  гордость житейская".  Эти "похоти" нашли  свободный  выход  для себя
благодаря   законодательным   властям  языческой   церкви   и   государства.
Пространный рассказ об  ужасах,  совершаемых  в  подчиненном им мире,  об их
распутном буйстве читатель найдет в истории языческого Рима. В течение всего
развития  и  по  достижению   этим  государством  своей  высшей  точки  грех
царствовал, торжествуя среди  человеческого рода.  Его страсти были выпущены
на волю, и мировая политика руководствовалась только ими.
     Единственное  сопротивление,  испытанное  грехом,  зародилось в  Иудее.
Именно  там, как мы видели,  произошла первая  битва, и  первую  победу  над
грехом  одержал  Сын  Марии. В этом  сражении принимали участие  две воюющие
стороны:  грех,  действовавший  в  детях  непослушания,  и  истина,  которой
руководствовался Иисус. Грех "ужалил  его в пяту",  но  Бог  исцелил рану  и
приготовил его  к  будущему соперничеству, в  котором Иисус поразит  грех  в
голову. Сейчас  грех  смог лишь распять его  руками  властей, ибо, поскольку
этот мир  является реальным, грех,  который "есть беззаконие"  (2),  в своей
полноте неотделим  от действия.  Телесно воплощенный грех совершил нападение
на Иисуса посредством римских властей, спровоцированных  высшим духовенством
Израиля.  В  этот  переломный момент  грех был  поднесен  к голове  и  готов
смертельно  уязвить свою  жертву. Уже  должно было  случиться  предсказанное
господом Богом: "Ты будешь жалить  его в  пяту" (Бытие  3:15).  Недостаточно
просто считать, что конкретный Змей должен был сделать это своей собственной
персоной. Он должен был совершить это,  став инструментом греха, посредством
тех, кто, позже подчинившись ему, навлечет жестокую  смерть на сына женщины.
Поэтому римская власть, приговорившая Иисуса к смерти (ибо евреи не обладали
правом сделать это), олицетворила собой Змея в  этом конфликте. Поскольку же
грех уже действовал  в детях непослушания в течение 4000 лет и проявлял себя
в  Ниневийской, Ассирийской, Халдейской, Персидской и Македонской  империях,
власть которых была, в конце концов, поглощена римлянами,  последние пришли,
чтобы стать символом "Древнего Змея".
     Когда семя женщины восстало из мертвых и "пленило плен", победа в войне
с Древним Змеем получила хорошие предпосылки  быть выигранной. О способах ее
ведения  с   обеих  сторон   можно  узнать   из   Книги   Деяний  Апостолов.
Противостоящие  лагеря были  представлены еврейскими и римскими  властями, с
одной стороны, и апостолами и их братьями - с  другой. Эти противники являли
собой два  семени: первые  - "Семя Змея", последние  же, собранные в  единое
тело  в  Иисусе  Христе,  -  "Семя  Женщины". Следовательно, в  Апокалипсисе
"Древний  Змей"  (Откровение 12:3,9) и  "Жена"  (Откровение  12:1,4-6,13-17)
стали символами, посредством которых изображены лагеря-противники. В течение
280 лет,  со  дня Пятидесятницы в 33 г. от Р. Х. до 313 г. от  Р. Х.,  когда
император  Константин  обосновался  в  Риме,  между   языческой   властью  и
"женщиной" свирепствовала  неистовая  схватка.  Последняя  была  оклеветана,
обвинена  и  безжалостно  мучима  Древним  Змеем.  Поэтому Дух  Божий назвал
последнего "Дьяволом" (DiaboloV),  или "Клеветником", и "Сатаной" (SatavaV),
или  "Противником";  когда  же   он  был  свергнут  с  места  императорского
правления, "громким голосом" было провозглашено то, что говорилось на  небе:
"Ныне настало  спасение и сила и Царство  Бога  нашего и  власть Христа Его,
потому  что низвержен Клеветник братий наших, клеветавший на них перед Богом
нашим  день и  ночь"  (Откровение  12:10). История  этого  периода  является
поразительной  иллюстрацией  к  "вражде"  (Бытие 3:15), которую Бог  положил
между  семенем Змея и семенем женщины. В войне между ними змеиной властью ее
семя было ужалено в пяту, ибо уязвлен был их великий Командир, но, благодаря
Богу, Который дает победу, уже приближается время, когда они покинут умерших
и  вместе  с  ним поразят  Древнего Змея  в  голову  "на  горах  Израилевых"
(Иезекииль 39:4). Между  этими лагерями невозможна дружба. Смерть или победа
-  другого  не дано.  На земле не наступит мира, пока один из  них не  будет
подавлен.  Эта вражда  является неотъемлемой характеристикой отношений между
грехом и Законом  Божьим, который есть истина. Либо  истина должна победить,
либо  грех должен уничтожить истину, - компромисса не может быть. Я  глубоко
верю в силу истины, потому что я верю в Бога. Он обещал, что даст ей победу,
и хотя  обманщики в  церкви и  государстве  могут временно торжествовать,  а
тираны  -  "губить землю" (3),  их конец предопределен  и их  уничтожение  -
несомненно.
     Дракон  - символ власти  Змея, взятый  из органического мира, точно так
же,  как барс  с  четырьмя  головами и четырьмя  крыльями  (Даниил  7:6) был
символом Македонской империи, разделенной на четыре части. Дракон появляется
в четырех основных  сценах Апокалипсиса: в первой, где  описывается  изъятие
его, сопротивляющегося, из среды (2-е Фессалоникийцам 2:7), 313 г. от Р. Х.;
во второй,  где  он подчиняется власти,  трону и широкому господству Запада,
католической  королевской Европе  (Откровение  13:2,4),  800  г. от Р. Х.; в
третьей, где он собирает во  время современного кризиса царей всей земли "на
последнюю битву" за  мировое  господство  (Откровение 16:13), и в четвертой,
где змеиная власть уничтожается Господом Иисусом, когда Господь поражает его
в голову и "сковывает его на тысячу лет" (Откровение 20:2).  Будучи символом
Древнего  Змея, воплощенного в языческом мироустройстве, с  Римом в качестве
его сатанинского местонахождения,  он был описан как "большой Красный Дракон
с семью головами и десятью рогами, и на головах его семь диадем" (4); однако
после революции, в результате которой язычество было подавлено, Змей, власть
Рима,  стал  именоваться  просто  "Драконом". Около 334 г.  от  Р.  Х.  была
построена новая  столица, торжественно открытая  Константином и названная  в
императорском   указе   новым   Римом,   однако  позже   переименованная   в
Константинополь.  Старый  и  Новый  Рим   стали  теперь  главными  столицами
господства  Дракона,  и это  продолжалось  до  тех пор, пока  Старый Рим  не
уступил  свое  место  императорско-папской  власти  Запада.  Новый  Рим, или
Константинополь,  стал,  таким  образом,  единственной  столицей  Драконовой
империи, а Старый Рим - главным городом семиголового и десятирогого Зверя, и
такой порядок сохраняется более тысячи лет; то есть, "и поклонились дракону,
... и поклонились зверю" (Откровение 13:3-4) означает, что жившие на востоке
были под господством Константинополя, жившие же на западе - под Римом.
     Однако близко  то время,  когда власть, разделенная  между  Драконом  и
Зверем, может воссоединиться, а территория Древнего  Рима  (oikoumenh olh) с
необъятными примыкающими владениями снова будет принадлежать одному монарху.
Это может случиться в результате падения Двурогого Зверя (Откровение  13:11;
Даниил  7:11) и  изгнания  турок  из  Константинополя,  который затем станет
троном власти, представленной истуканом Навуходоносора,  который должен быть
разбит на куски "в последние дни" (Даниил 2:28,34,35). Когда учреждение этой
монархии будет  завершено,  она  встанет  на земле в  качестве  Клеветника и
Противника  Божьего народа Израиля  и будет воевать с  ним (Даниил 11:41,45;
Иезекииль 38:8-12), и сразится с Верным и Истинным и Его святыми (Откровение
19:11,14) подобно тому, как Древний Змей-власть, Константин и его  сообщники
в начале  четвертого века, воевал  против Михаила  (Откровение  12:7).  Итог
должен  быть  тем  же. Победу одержит Иисус, Князь  великий  Израиля (Даниил
12:1), который  разобьет власть Зверя на куски на горах  Израилевых, в битве
при  Армагеддоне  (Откровение  16:16;  Иезекииль  39:4).  Великий  Противник
последних дней - это Северный Самодержец нынешнего времени. Иезекииль назвал
его  Гогом (Иезекииль 38:2). В нем обострится  "вся  власть врага", то есть,
греха, величественно проявленная в господстве, которого мир до того не знал.
Поэтому  он назван  Древним Змеем, а  поскольку  он  будет  существовать  на
территории Древнего Рима, он именуется Драконом, и, из-за своей враждебности
по отношению к Богу и Его истине, - "Дьяволом и Сатаной".

     ССЫЛКИ
     1) Откровение 12:9
     2) 1-е Иоанна 3:4
     3) Откровение 11:18
     4) Откровение 12:3

     ЧЕЛОВЕК ГРЕХА
     "Человек греха, сын погибели" (1)
     Дракон, Древний Змей, называемый Дьяволом  и Сатаной, олицетворяет Грех
в  его  имперском  виде,  как он  проявлен  в  прошлом, настоящем  и будущем
"Жилища", или территории  Римской империи. Человек Греха - это та  династия,
пришествие которой, "по действию сатаны  (Противника), будет со всякою силою
и  знамениями  и  чудесами  ложными,  и  со  всяким неправедным  обольщением
погибающих" (2-е Фессалоникийцам 2:9-10). Вот чем  он  был  во  время своего
пришествия. Эта  власть  названа  "Человек Греха" не  потому, что она  будет
обнаружена  только  в одном человеке,  а  в связи с тем, что грех, в большей
степени, воплотится в одной  из социальных  групп людей.  Этот разряд людей,
оккупировавший один трон, должен  был проявить  отступничество от  подлинной
апостольской веры,  но  для этого определенное  препятствие должно было быть
убрано  с пути. Ни одна группа людей, из тех, которые  описывает апостол, не
могла  проявить  такое  отступничество  на  территории  господства  Римского
Дракона, пока устройство империи  продолжало быть языческим.  Это и было тем
препятствием, которое следовало убрать.  Пока же оно  существовало, элементы
новой власти зарождались внутри христианской общины, но еще не были способны
заявить  о  своих политических  претензиях. Эти  элементы,  в  совокупности,
названы "Тайной Беззакония", открытое проявление которой было приостановлено
на время.
     Когда   "Красная",   или   языческая,  сторона  Дракона  сменилась   на
"Католическую",   после   победы   Константина,  оппозиционная   сила   была
уничтожена. Противник, или  Сатана, - теперь  уже профессор  христианства  -
взял  под свое попечение "Тайну  Беззакония", а поскольку он обнаружил,  что
язычество  больше не  подходит  для соперничества  с  апостольской верой, он
решил сменить оружие и сражаться с ней при помощи отступничества  под флагом
Христа. Поэтому первое, что он  сделал, - внушил  миру, что отступничество и
является его  религией.  Он обручил  ее  с государством  и  упрочил этот акт
законом.  Национальная  Государственная  Церковь,  какой  она  теперь стала,
приняла характер  "Материнской  Церкви"; община же  в  Старом  Риме со своим
епископом,  превратившимся  теперь  в  главного государственного  чиновника,
претендует  на  роль  повелительницы  всех  церквей.  Отступничество, будучи
объединенным с  Сатаной,  стало  открытым  врагом  Бога  и  еще худшим,  чем
язычество,  гонителем Его  истины.  Имя  ему  -  Католичество, а со  времени
разделения  территории  владычества Дракона  на  восток и  запад и  великого
раскола  по  поводу  поклонения  образам  оно  стало  называться Греческим и
Римским  Католичеством. Неразделенное католическое отступничество,  в  своем
первоначальном  виде,  представлено  в  Апокалипсисе  "женой,  облеченной  в
солнце;  под  ногами  ее  луна, а на главе  ее венец  из  двенадцати  звезд"
(Откровение 12:1).  Через  девять месяцев, или в  "назначенное  время"  и не
раньше, эта жена, облаченная в императорскую мантию, мучаясь от боли, рожала
младенца, зачатого ею в грехе. Ее, обрученную со Вторым Адамом, Змей обманул
и  повредил  ее разум, исказив ту простоту, которая есть в Христе. Часть  ее
тела приняла другого Иисуса, другой Дух и другое благовестие (2-е Коринфянам
2:4),  которыми  они  настолько  развратились,  что  были   готовы  воевать,
высказавшись за первого военного вождя, чьи антиязыческие  амбиции верховной
власти   склонили  его  принять  их   мотивы  и  превратить  христианство  в
Государственную   Религию.  Эта  часть   людей   нашла,   что  полуязычество
Константина подходит для их целей, и назвала его "Великим". Когда он признал
себя их лидером, вся власть Древнего Змея была употреблена против него и его
сообщников.  Они  сразились, и победа оперлась  на  штандарт  Креста, отныне
ставшего "начертанием", или знаком, Вероотступничества (2).
     Константин  был  младенцем  греха,  положившим  начало  тому  железному
порядку,  который,  под  именем христианства, пропитал землю  нашей  планеты
кровью лучших  и благороднейших ее обитателей.  Он сделал себя судьей веры и
обвинителем ересей и, хотя и прикидывался верующим, отказывался креститься в
воде, греша, как  и  раньше, до тех пор, пока до смерти его  осталось только
три  дня, когда он  был крещен для  отпущения грехов, - и,  несмотря на это,
провозглашен  проповедниками  великим и  благочестивым христианином! Начатое
Константином  завершил  его  преемник  на Драконовом троне  Юлиан.  Епископу
Старого Рима было оказано особое почитание и уважение из-за того, что он был
еще большим лицемером  и, как  и  они,  принадлежал  к змеиному семени.  Его
наделили  всей властью  и сделали  папой Римским всего мира.  Этого Бога  на
земле,  которого  не  знали  его  языческие  предки,  "чествовали  золотом и
серебром и дорогими  камнями и разными драгоценностями". Смиренного епископа
темного римского  общества признали  богом  и  "увеличили  почести"  (Даниил
11:38-39)  так,  что  "по  действию сатаны ...  со  всякой  силою"  (3)  это
господство,  основанное  младенцем  отступничества мужского  пола,  достигло
своей полноты и, наконец, стало владением папы Римского как зрелого Человека
Греха.
     Присутствие в Риме Человека  Греха на протяжении более двенадцати веков
можно  определить, воспользовавшись описанием,  данным ему  Павлом.  Если мы
обнаружим  здесь группу людей, отвечающих характеристике,  говорящей  против
них,  мы  поймем,  что  Человек Греха  разоблачен. Павел описывает  его  как
"противящегося  и  превозносящегося   выше  всего,  называемого   Богом  или
святынею, так что в храме Божием сядет  он, как Бог, выдавая себя  за  Бога"
(2-е  Фессалоникийцам  2:4). Это,  в нескольких  словах,  чрезвычайно точное
описание Папы Римского. "Бог" в этом отрывке означает правителя любого рода,
ведь  "богами" в Писании названы ангелы, чиновники и весь народ  Израиля: "Я
сказал: вы -  боги, ... но вы  умрете  ... как  всякий  из князей" (4); или:
"Поклонитесь перед ним,  все боги" (5).  В  первом случае -  это обращение к
Израилю, во втором - к ангелам относительно Иисуса. "Храм Божий" - это Собор
Св. Петра в  Риме. Теперь история папства показывает, что эта характеристика
подходит  Папам,   и   исключительно   им.   Они  постоянно  противились   и
превозносились над всеми  правителями,  будь то императоры или короли, и над
всеми епископами и  священниками, и воссели  в Соборе  Св.  Петра, как боги,
выдавая себя за них, ведь они претендуют на роль богов на земле. Воплощенный
дьяволизм  этих хулителей Божьего имени и  Его  народа  (Откровение  13:6-7;
18:24) и убийц Его  святых не может быть  превышен никакой  властью. Они, по
существу,  -  грех,  материализованный в  человеческой  форме,  а потому они
являются наиболее выразительными представителями Человека Греха,  в то время
как "Святая Апостольская Римская Католическая Церковь" - это "мать блудницам
и мерзостям земным" (6).
     Павел  объединяет  этот  разряд  людей  под  именем  "Беззаконника"  (o
anomoV), а в связи с его судьбой  называет "Сыном погибели".  В Апокалипсисе
он  представлен  Восьмой Головой  (Откровение  17:11) Зверя,  который  делит
"жилище" с Драконом. Дух говорит об этой голове: "пойдет в погибель". Это та
голова, которая  осуществляла  как  светское, так  и  папское господство над
западом; когда же ее сменил другой символ, это объединенное господство стало
выражаться  образами  Двурогого Зверя  (Откровение  13:11)  и  шестой головы
Семиголового  Зверя  (Откровение  13:14-15),  первый  из  них  символизирует
Австрийскую  власть,  последний же,  его  союзника, - Беззаконника. Эти двое
обречены  погибнуть  вместе.  Их  нынешние интриги  способствуют  разгоранию
пламени  в Европе,  которое  превратит ее в "озеро  огненное, горящее серою"
(Откровение  19:20; Даниил  7:25;  2-е  Фессалоникийцам 2:8).  В него  будут
"живые брошены" Зверь  и Беззаконник,  его лжепророк. То господство, которое
они воплощали,  будет полностью  уничтожено молниями  и громами войны, а  их
власть  перейдет к Дракону, Древнему  Змею, именуемому Дьяволом и Сатаной, о
котором я уже говорил  в  предыдущей части. Укрепление Дракона положит конец
той  борьбе, которая  началась в 1848 году.  Грех  затем будет скован, а вся
плоть,   замешанная  в  поддержке   его  власти,  посрамлена  перед   Божьим
человечеством.

     ССЫЛКИ
     1) 2-е Фессалоникийцам 2:3
     2) Откровение 13:16-17
     3) 2-е Фессалоникийцам 2:9
     4) Псалом 81:6-7
     5) Псалом 96:7; Евреям 1:6
     6) Откровение 17:5



     СМЕРТНЫЙ ПРИГОВОР - КРУШЕНИЕ СТАРОГО МИРА И СОХРАНЕНИЕ "ОСТАТКА"
     Осуждение  впавших  в  грех.  -  Буквально и  аллегорически.  -  Особый
приговор Змею. - Мольба о "Мире  и Безопасности". - Иисус пришел принести не
мир,  а  меч.  -  Мирное  общество  - враг  Бога.  - Каин, Авель  и  Сиф.  -
Определение атеизма. - Каин отвержен в качестве прародителя Семени Женщины и
назначен  Сиф.  - Отступничество  до  Потопа. - Особые семьи Каина и Сифа. -
Общее  крушение  Старого  Мира, от которого спаслись  только восемь  сыновей
Сифа. -  Создание Мира. -  Приговор  Женщине.  -  Определено  ее  социальное
положение. -  Приговор  Адаму.  - Закон  Греха. -  О  грехе  как  физическом
качестве плоти. -  Об унаследованной Иисусом  природе. - Люди -  грешники  в
двойном  смысле. -  Закон Праведности. - Путем усыновления  люди  становятся
святыми.  - Три свидетельства. - Объяснено "новое рождение". - Два Принципа.
-  О  свете  внутреннем.  -   Откровение   Писания  -  Божественный  принцип
просвещения.  -  Ужасное   состояние   "церкви".  -  О  "Сокровенном  Сердца
Человеке".
     _____

     В  предыдущей главе  я говорил о том, как грех  был привнесен  в мир, о
немедленных последствиях этого  по  отношению к впавшим в грех и о некоторых
отдаленных  во  времени  обстоятельствах,  связанных  с  их  потомством.  Мы
оставили Адама и его помощницу спрятавшимися между деревьями в саду, глубоко
встревоженными  голосом Бога  и  переполненными  стыдом  из-за положения,  в
которое  они себя  поставили. Однако, несмотря  на то, что  они  спрятались,
скоро  обнаружилась истинность слов,  гласящих:  "Нет  твари, сокровенной от
Него,  но все обнажено и открыто  перед очами Его: Ему дадим  отчет" (Евреям
4:13). Когда Господь Бог позвал Адама, тот сказал в ответ на Его вопрос "где
ты":  "Я  убоялся,  потому что я  наг, и скрылся". Действительно,  все так и
произошло,  но  это была не  вся истина.  Он откровенно  признался в страхе,
стыде и  попытке  спрятаться, но не сказал достаточно бесхитростно о причине
своего  стыда. Господь  Бог,  однако,  знал, что  разум, который  Он даровал
человеку,  не позволил  бы ему  устыдиться,  если  его  совесть не  была  бы
осквернена нарушением Его  закона, в мыслях или  в  делах.  Поэтому Он задал
Свой следующий вопрос так, что сразу же  добился признания всей правды. "Кто
сказал тебе, - спросил Он, - что ты наг?"  Может быть, Я сказал тебе это или
кто-то из тех, кто зовется Элохимом? Или: "Не ел ли ты от дерева, с которого
Я запретил тебе есть?"  Нет никакой причины тебе бояться Меня или испытывать
в Моем присутствии стыд, ведь Я создал  тебя, кроме одной: если  ты согрешил
против Меня, нарушив  Мой закон.  Раньше ты  слышал Мой голос  и стоял прямо
передо Мной,  будучи обнаженным, и не стыдился, - что же ты совершил? Почему
скрываешь ты свои проступки, утаивая в груди своей пороки свои? (Иов 31:33).
     Адам  же,  все еще  не желавший  нести  ответственность  за  содеянное,
обвинил  Еву.  "Жена, - сказал он,  -  которую Ты  мне дал, она дала мне  от
дерева и я ел". По правде говоря, если бы Ты  не поставил ее на моем пути, и
я  оставался бы один,  я не сделал бы этого. Это она, в основном, виновата в
случившемся,  ведь она не  только ела сама, но и меня соблазнила. Когда было
установлено,  что преступление совершила Ева, Господь Элохим  спросил у нее:
"Что  ты  это  сделала?"  Однако она отличалась не большим простодушием, чем
Адам.  Она  призналась, что  ела, но  нашла  себе извинение в  том, что змей
солгал ей. "Змей обольстил меня, - сказала она, - и я ела".
     Нет никаких свидетельств тому, дотрагивался ли сам Змей  до дерева и ел
ли его  плоды. Однако,  даже  если  бы он и сделал  это,  он не совершил  бы
преступления, ибо закон  был дан  не ему, а только Адаму и Еве,  а  "где нет
закона,  нет и преступления" (1). Кроме того, Павел  говорит, что Ева первая
совершила грехопадение  (2).  Поэтому Господь Бог не  спрашивал Змея, как Он
поступил  с другими.  Змей, своим грубым  истолкованием  всего  того, что он
видел и слышал, повредил разум Евы, уклонив ее от простоты веры и послушания
Божественному закону, но не был способен показать, на какой моральной основе
он подверг  сомнению буквальность закона. Он действительно думал, что они не
умрут, потому что, полагал он,  смогут вкусить от дерева жизни точно так же,
как от дерева познания добра и  зла. Он не задумывался об аморальности того,
о чем  так серьезно предупредил Господь Бог. Понятие нравственности мыслей и
поступков  было   за  пределами   его  разума.  Будучи   сверхпроницательным
существом, он, однако, не нес ответственности и не был способен дать отчет о
содеянном.
     Когда  были  получены  все свидетельства  о  случившемся,  Господь  Бог
перешел к  вынесению приговора обвиняемым в порядке признания их виновности.
Господь начал со Змея, изобличенного Евой и, в результате, обвиненного Богом
во лжи, и сказал: "За то, что ты сделал это, проклят ты перед  всеми скотами
и перед всеми  зверями полевыми; ты будешь ходить на  чреве твоем,  и будешь
есть прах во все дни жизни  твоей. И вражду положу между тобою и между женою
и между семенем твоим и между  семенем ее; оно будет поражать тебя в голову,
а ты будешь жалить его в пяту".
     Этот приговор одновременно носил  буквальный и аллегорический характер,
как  и  остальные вещи,  изложенные  в рассказе  Моисея, "образце  ведения и
истины"  (Римлянам 2:20; Евреям 8:5; 9:9,23,24; 10:1; Римлянам 5:14; Галатам
4:24).  Для читателя, не знакомого с понятием аллегорического языка, поясню,
что такой  язык содержит, кроме того, что буквально  сформулировано словами,
какой-то дополнительный подтекст. Исторические аллегории имеют такой двойной
смысл,  буквальный  и  переносный,  при  этом  последний  настолько  реален,
насколько первый составляет его сущность. Таким образом, буквальный Змей был
аллегорией  "греха  во плоти", последний же  является  змеем,  выраженным  в
образном стиле и т. д., как объяснено выше. Буквальное создание Евы из ребра
Адама было, аллегорически, созданием церкви  из того, чьим образом был Адам,
а  потому,   церковь,  в  переносном  смысле,  -  Ева,  и  искушение  первой
проиллюстрировано   искушением  буквальной   Евы.   Примеров   этому   почти
бесконечное  множество. Авраам,  Сарра и Агарь  приведены  Павлом в качестве
аллегорий  в  последующем  тексте,  - это  прекрасный  образец  связи  между
буквальным  и переносным  смыслом в том виде, как они использованы в Писании
истины.  Распознание границ между  ними достигнуто не посредством правил,  а
путем глубокого и прилежного изучения слова.
     Буквальность приговора - это его строгое  истолкование в том виде,  как
он  читается, и оно находится  в  точном согласии с естественными привычками
людей и  змей с  и  их взаимной  антипатией.  Змеи передвигаются  на  животе
("чреве"), будучи поверженными  на  землю, а из-за смертельности своего яда,
или "жала", они считаются людьми более ненавистными, чем любые другие твари.
Ходящий босиком может быть ужален  в  пятку, возмездием за это  может  стать
инстинктивно  нанесенный   удар  по  голове  рептилии.  Все  это  совершенно
естественно, но о чем это говорит?
     Многое,  что могло быть сказано об аллегорическом смысле этого отрывка,
уже представлено  читателю.  Поэтому,  суммируя,  я  добавлю  лишь следующие
детали:
     1. Змей,  как  автор  греха,  аллегорически является "грехом во плоти",
который  поэтому именуется o  ponhroV  -- "Грешником" и  символизируется его
персоной и политической деятельностью.
     2. "Вражда",  положенная  между Змеем  и  Женщиной, является аллегорией
вражды между грехом, связанным с мирскими законами, или змеем, и послушанием
по вере, воплощенном в церкви Господней, которая есть женщина.
     3. "Семя  Змея" - это, аллегорически, те, над  кем  царствует грех, что
проявляется в их послушании его "похотям". Эти люди  названы  "рабами греха"
(Римлянам 6:12,17,19), или "плевелами" (Матфей 13:25,38).
     4. "Семя Женщины" является аллегорией  "сынов Царствия" (Матфей 13:38),
или "рабов праведности" (Римлянам 6:12,17,19).  Они именуются  также "добрым
семенем"  (Матфей  13:23,38),  которое слушает  и  понимает  слово Царствия,
посаженное в их сердца как "нетленное семя" (1-е Петра 1:23).
     5.  Семя Змея и Семя Женщины -  это выражения, которые следует понимать
как в единственном, так  и во множественном числе. Во множественном  - в том
смысле, который  содержится в четвертом пункте, в единственном  же - как две
отдельные враждующие личности.
     6. Змей,  жалящий в пяту, - это  шестая, или Имперская, голова Дракона,
которая  должна   быть  сокрушена   во  время  его  "сковывания"  личностью,
являющейся последней из Самодержцев (3).
     7.  Тот,  кто поражает  в  голову дракона,  змея древнего,  называемого
Дьяволом и Сатаной, - это Семя женщины, а не мужчины.
     Аллегорическое  прочтение текста,  основанное на  этих  деталях,  будет
выглядеть следующим  образом: "Я положу вражду (Римлянам  8:7) между образом
мыслей, который ты  внушил Еве и ее мужу, и Моим законом; между теми силами,
которые придут  в результате того, что ты совершил, и  сообществом  верных и
незапятнанных, которое Я учрежу; Я положу вражду  духа против плоти, и плоти
против духа (Галатам  5:16-17;4:29);  между всеми, кто подчиняется "похотям"
плоти,  которые ты возбудил, и  теми, кто принадлежит  Моему закону  и будет
служить  Мне;  их Лидер возьмет на себя грех  мира  (Иоанн 1:29), который ты
породил, и  разрушит дела  (1-е Иоанна 3:8),  выросшие  из него; власть-грех
(Иоанн 19:10) приведет его к смерти, но он восстанет из нее, чтобы завершить
работу, которую Я предопределил ему сделать".

     ССЫЛКИ
     1) Римлянам 4:15
     2) 1-е Тимофею 2:14
     3) Откровение 12:3,17; 17:10-11; 20:2

     МОЛЬБА О "МИРЕ И БЕЗОПАСНОСТИ"
     "Нет мира нечестивым, говорит Бог мой" (1)
     Аллегорическое  прочтение  этой фразы содержит план  "создания  мира" в
условиях  тех изменений,  которые  внес  грех.  Земля, в  результате  этого,
превратилась в арену ужасной схватки между двумя враждующими силами, которая
не   должна  закончиться   до  тех  пор,  пока  закон  Божий  не  приобретет
доминирующего влияния над грехом мира и пока единый монарх не  подчинит себе
сыновей человеческих. Вражда,  которую Он  положил  между этими лагерями, не
была просто недружелюбной словесной перепалкой,  -  нет, здесь пахло кровью.
Начало этой войне положила  ссора, в результате которой Авель  потерял  свою
жизнь,  и продолжается  она  по  сей  день.  Почти  6  000 лет  этой  вражды
превратили землю в кровавое поле, и она все  еще не закончилась. Грех-власть
до сих пор помыкает миром и выстраивает свои войска для последнего решающего
броска. Это силы, положившие в землю святых Божьих во  всех странах, где они
господствуют,  ужалившие  их  в  пяту  и сейчас  занимающие свои  позиции  и
готовящиеся осудить своих ближних с помощью меча.  Они забыли или не придают
значения  чудовищным  преступлениям  прошлого.  Они  не  знают,  что   кровь
праведников, которой они залили землю, горько взывает к Богу об отмщении. Их
душа ненавидит истину и справедливость, и все, что они намерены совершить, -
это  уничтожить  свободу  и  счастье человеческого  рода  и  сделать  вечным
собственное порочное и полное ненависти господство.
     Однако Бог насколько справедлив, настолько полон великодушия, милости и
истины. "Дорога в очах Господних смерть святых Его" (2), и Он не позволит им
уйти неотмщенными. Этим  силам, потому,  удастся  просуществовать не дольше,
чем осужденным разбойникам и убийцам  - избежать  наказания  за  совершенные
преступления.  Закон возмездия, которому  Бог предписал  вынести им судебный
приговор, гласит: "За то, что они пролили кровь святых и пророков, Ты дал им
пить  кровь:  они достойны того" (Откровение 16:6); "Воздайте им так, как  и
они воздали  вам, и  вдвое воздайте им  по делам их;  в  чаше, в которой они
приготовляли вам вино, приготовьте им вдвое" (Откровение 18:6).
     Однако,  хотя Писание  столь откровенно высказывается о  богохульном  и
преступном  характере  мирских  правительств;  хотя  оно  угрожает  судебным
наказанием в виде войн, эпидемий, голода народам, подчиненным таким властям;
хотя оно  объявляет,  что  нечестивые  должны Господним  мечем исполнить Его
приговор по отношению друг к другу (3); хотя оно очень настойчиво и серьезно
утверждает, что Бог сказал: "Нет мира нечестивым" (Исаия 57:21), и хотя люди
видят и  учат  других порицать распутства  и  колдовство Римской  Иезавели и
страшные преступления жестоких тиранов,  ливших кровь своих жертв, как воду,
чтобы  поддержать  ее, -  несмотря  на все это  существует множество  людей,
которые  ссылаются  на  Библию  как  на  закон  своей  веры,  претендуют  на
"набожность"  и числят  себя среди святых Господних, но, между  тем, люди  с
такими  притязаниями,  возглавляемые  политическими  и  духовными  лидерами,
громко  требуют  уничтожения  войны  и   урегулирования  всех  международных
разногласий путем независимого арбитража!
     Такие люди могут быть великодушными или скупыми,  но они определенно не
мудры. Их крики о "мире" говорят  об их незнании природы  "грешной плоти"  и
свидетельства  Божьего,  или, в случае,  когда они  с этим знакомы, - об  их
безбожии и поверхностности ума. Прежде чем мир будет установлен на земле, та
"вражда",  которую Бог положил между  добром  и злом, в слове и деле, должна
быть  уничтожена.  Верующим  следует резко  осуждать мир как бедствие до тех
пор, пока Римская Иезавель и ее  "любовники" находятся среди живущих. "Какой
мир  при  любодействе  и  при  многих  волхованиях?"   (4-я   Царств  9:22).
Уничтожится ли разделение на  власти и людей, которое Божья  истина когда-то
замыслила,  там, где  она воспринята полностью или частично? Да, арбитраж! А
судьи кто?  Папы, кардиналы, священники, императоры и цари народов? Могут ли
справедливость, честность и добрая вера исходить от таких нечестивцев? Могут
ли вообразить  квакеры  или финансовые, или стяжательские, реформаторы,  что
они смогли бы совершить  праведный суд  после некоторых вопросов, в  которых
они проявили бы заботу об интересах народов, противоположных их собственным?
Действительно, самонадеянность ханжеского безбожия является вопиюще дерзкой.
Если  бы эта мания  мира  была  образцом "внутреннего света",  но, увы,  как
страшна темнота того места, из которого исходит призыв быть им просвещенным!
     Однако  самая  абсурдная   вещь,  которую  только   можно  представить,
заключается в том, что эти судьи заявляют, что выступают за мир, основываясь
на Писании! По  той причине, что один из титулов Господа - "Князь Мира", они
говорят,  что война неугодна  Богу,  и  Иисус  пришел  при помощи  проповеди
установить мир. Однако война не больше неугодна Богу, чем та власть, которую
Он использует для наказания. Бог учредил войну, когда положил  вражду  между
змеем и женщиной.  Она  введена Богом для  наказания  тех,  кто попирает Его
закон; она является также одной из  самых  благотворных вещей, ибо для любой
маленькой  свободы,  которой  радуется  мир,  характерна  полемика,  устная,
письменная или военная. Какова бы была судьба  тринадцати трансатлантических
колоний, если  бы решение  о  ней отдали  на рассмотрение правосудию  Георга
Третьего и его современников? Пята духовной тирании, поддерживаемая светской
властью, попирала бы их до сего  времени. Грешники,  борющиеся за  свободу и
истину, имеют все основания  опасаться такого арбитража. С мечем в руках они
могли  вымогать  справедливость у сильных  мира  сего, однако,  если  власти
проявят такую милость, то присужденный приговор будет осмеянием правосудия и
оскорблением страданий угнетенных.
     Да,  истинно,  Господь  Иисус  есть  "Князь  Мира",  а  потому  никакое
сообщество людей, борющихся за  мир,  не способно дать  его населению земли.
Только он  один  может  установить "на  земле мир, в человеках благоволение"
(4), ибо  он один нравственно подходит  для  этой миссии  и  наделен  правом
сделать это. Мир, учрежденный судьями, -  это мир,  основанный на  нарушении
Божьего  закона  и  на враждебности  к  тем,  кто принял  Евангелие  Царства
Божьего.  Это  нечистый  мир, мир со  змеиной властью,  правящей  окрашенной
кровью землей. Вечная война лучше для земли, чем такой  компромисс с грехом.
Тот мир, который  несет Мессия, - это "во-первых, чистый"  мир (5). Этот мир
является результатом победы, это покой, следующий за поражением головы Змея.
Он есть  следствие  установления Божьей  монархии над народами руками  того,
кого Он Сам приготовил "смирить притеснителя" и освободить притесненных. "Во
дни его процветет праведник, и будет обилие мира, доколе не  престанет луна.
И поклонятся ему все цари; все народы будут  служить ему; все народы ублажат
его"  (Псалом 71:4,7,11,17; Откровение 11:18).  Потом он произведет суд  над
ними,  обличит их и  возвестит им мир (Захария 9:10); " и перекуют мечи свои
на  орала, и  копья свои - на  серпы;  не поднимет народ на народ меча, и не
будут более учиться воевать" (Исаия 2:4).
     Однако  Отец  не  посылал  Иисуса  принести  народам подобную революцию
посредством  проповеди Благой Вести  и не  предполагал,  также, вызвать ее в
отсутствие Своего Сына. Когда  он появился в унижении, он пришел взять мир с
земли, что доказывают  и его слова, и история  (6).  "Думаете ли  вы, что  Я
пришел  дать  мир земле?  нет, говорю  вам,  но разделение; огонь  Я  пришел
низвесть на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!" (Лука 12:49,51)
"Не мир  пришел Я принести, но меч; ибо Я пришел разделить  человека с отцом
его, и дочь  с матерью ее,  и невестку со свекровью  ее.  И враги человеку -
домашние его" (Матфей 10:34-36). Так говорил Князь Мира, когда был на земле.
Это  учение было неприятно  для естественного  разума и  возбуждало вражду и
недоверчивость  плоти  чистотой  своих  принципов  и  удивительной  природой
обетований.   Любящий  грех   и   ненавидящий  праведность,  плотский  разум
становится врагом  и  гонителем  тех,  кто  защищает это учение.  Вражда  со
стороны неверующих становится закоренелой, и там, где они обладают  властью,
они раздувают войну, даже в домашнем очаге. Если верующий согласится молчать
или  отречется от веры, то наступит "мир и  любовь" в том  виде, который мир
(общество),  любящий  сам себя, в состоянии  позволить себе. Однако истинным
верующим непозволительно идти на такие компромиссы. Им завещано "подвизаться
за  веру, однажды преданную святым"  (Иуда 3), и пока они поступают так,  их
могут  ожидать  разного  рода  беды.  Велика  доля  такого  ложного  мира  и
притворного милосердия в протестантской среде. Люди стали изменниками Христа
и обманули его  своими собственными  устами.  Они говорят: "О,  как мы любим
Господа!"  -  и будь  он  здесь, они бы, без  сомнения, поцеловали  его, но,
подобно   Иуде,  они  стали  сослуживцами  его  врагам  и   приобрели  такую
популярность в миру, какой мог пожелать, возможно, только мирской бог.
     Истина в том, что торговцы миром не настолько человеколюбивы, насколько
они на  то претендуют. Это следует из их аргументов. Их мольба  о мире - это
пример чревовещания, исходящего  из кармана.  Самый  сильный аргумент против
войны  основан на ее стоимости. Налоги обременительны из-за расточительных и
воинственных  привычек  прошлых правительств.  Это  стесняет  их  финансовое
положение, снижает доходы от торговли  и сокращает число удовлетворяемых ими
похотей  плоти,  похоти  глаз  и  гордостей  житейских.  Хорошо,   что  этим
служителям маммоны предстоит  "затянуть свои  ремни". Они - враги  Бога,  не
обращающие внимания  на убийства святых, а потому полностью  заслуживают тех
наказаний, которые бездумность "властей" навлекла на  мир. Избежавшие меча и
голода   стонут  от  цены,  по  которой  нечестивцы  наказываются   за  свой
собственный  счет.  Таким образом, приговор приводится в исполнение  во всех
слоях общества. Я утверждаю, что все эти люди, взывающие о  мире, есть враги
Божьи, ведь, со всеми своими заявлениями о набожности, они состоят в дружбе,
согласии и уважении с миром,  а "кто  хочет быть другом миру, тот становится
врагом Богу", как сказал апостол (7).
     Взгляните на  конгресс о мире  в Париже  (открылся в августе 1849  г.),
участниками которого  являются  католические  и  протестантские  священники,
французские    политики,    интеллектуалы-квакеры,    английские   радикалы,
американские священнослужители всех сортов, рационалисты, атеисты и т. д., -
все  те,  кто  относится с  таким большим  интересом  к  свободной  династии
Франции,  которая  приветствует  "Египет  и  Содом"  (Откровение 11:8),  без
паспортов  и   таможенной  проверки,  посредством  одного  из  своих  высших
государственных  чиновников.  Как  еще  более  осязаемо  человечество  может
показать свою дружбу  с  Сообществом  мира,  или  это Сообщество -  ответное
чувство  к большей  части этих безбожников и  нехристиан? Сообщество  мира -
возлюбленный  друг  человечества. Человечество  хочет покоя,  в  котором оно
сможет найти отсрочку Божьего суда  над  его  беззакониями,  обогатиться при
помощи торговли и насладиться всем хорошим, что есть в жизни. Это Сообщество
является  слугой  этому  миру,  его  ревностным,  утопическим миссионером, а
потому, индивидуально и коллективно, - "врагом Богу".
     Тем  не  менее,  хотя  бы  за то,  что  за  пределами  такой нечестивой
спекуляции, как этот Конгресс о мире, "мудрые  уразумеют" (Даниил 12:10), он
может получить  одобрение. Можно  распознать  Провидение в образовании секты
квакеров. Противоречащая Писанию  мольба  о "мире и  безопасности" порождена
ими. Они приобрели богатство в храме своего бога, за что им, вместе со своим
другом-"миром", дана достаточная гарантия того, что они заслуживают уважения
и  почета. Какими они были вначале, значения не имеет; сейчас они пользуются
наибольшей   популярностью   в   массах   среди   всех   религиозных  групп.
Антиправительственные группировки всех сортов объединяются  с квакерами в их
криках о мире, но не потому, что они так  любят мир, или покой, как таковой,
а  потому,  что,  урезая  ресурсы  государства,  что   неизбежно  связано  с
сокращением  армии, они думают,  что  смогут более легким способом  заменить
существующие тирании на еще худшую, их  собственную, что  будет, несомненно,
доказано. Эта грешная  коалиция заявляет,  что их выкрики являются  "мировой
мольбой", или мольбой всего человечества.
     По существу мы признаем это. Эта  "мировая мольба"  отражается громом в
ушах истинных верующих. Эта мольба, в провидении Божьем, - великое "знамение
времени"  (8),  говорящее  о  том, что Господь  "стоит  у  дверей  и стучит"
(Откровение  3:20)  и  скоро и неожиданно  войдет (Откровение 22:7,20). Этот
мировой крик подобен крику женщины в родовых схватках, вызванному внезапными
мучительными  болями.  Он  есть звук трубы  для  мудрого и понимающего  уха,
возвещающий  приближение  "дня Господня, как  татя ночью", "ибо когда  будут
говорить 'мир  и безопасность', тогда внезапно постигнет их  пагуба, подобно
как   мука   родами  постигает   имеющую  во  чреве,   и  не  избегут"  (1-е
Фессалоникийцам 5:1-3).  Такова миссия, данная свыше квакерам и их союзникам
- кобденским  реформаторам. Неудовлетворенные только  криками  о  мире,  они
молят  также  о  "безопасности".  Это  одна  из  наиболее  характерных  черт
кобденизма:  они  настаивают  на  расформировании  армии   и  демонтировании
кораблей  на основании ошибочного предположения, что  опасности  больше нет!
Слепые вожди слепых!  Стенания народов, восходящие со всех сторон на небеса,
горящие угли в костре войны,  дымящемся в Риме, Вене и Константинополе*, - а
вы  все  еще  кричите  о  "Мире  и Безопасности"! Вы  все-таки  неисправимые
умалишенные, готовые к захвату и уничтожению.

     ССЫЛКИ
     1) Исаия 57:21; 1-е Фессалоникийцам 5:3
     2) Псалом 115:6
     3) Псалом 16:13
     4) Лука 2:14
     5) Иакова 3:17
     6) Деяния Апостолов 8:33
     7) Иакова 4:4
     8) Матфей 16:3

     КАИН, АВЕЛЬ И СИФ
     "Если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица?" (1)
     Аллегорическое значение приговора Змею зажгло первый проблеск надежды в
человеческом сердце на  появление  Того,  кто освободит  мир от  болезней  и
поднимет  его на  высший  уровень.  Обетование  о такой  личности  и  такого
совершенства было сутью той веры,  которая "есть  осуществление ожидаемого и
уверенность в невидимом" (Евреям 11:1). Эта вера и духовное воздействие этой
надежды  стали  основой   для  одобрения  Богом  в   самые  ранние  времена.
Уверенность в  этом  обетовании  стала  принципом  классификации среди сынов
Адама.  Вера в  то,  что Он обещал,  есть вера в Бога, и  ее  воздействие на
"плотяные скрижали  сердца" (2) является наиболее  поучительным результатом,
делая  попавших  под это  влияние  "причастниками  Божеского  естества" (3).
Атеизм, по своей библейской сути,  есть  отрицание существования Бога. Никто
другой, а именно безумец, сказал: "Нет  Бога" (Псалом  13:1).  Хуже этого  -
только  верить  в  Его  существование  и  относиться к  Нему, как  к  лгуну.
Поступать так, значит не верить  Его обетованиям, а тот, кто не верит в них,
- "безбожник", aqeoV - т. е. атеист в мире (Ефесянам 2:12).
     В начале такой вид атеизма очень быстро проявился в семье  Адама. Каин,
зачатый в грехе  и  верный своему  отцовству, так же не верил слову Божьему,
как Змей, в то время как Авель верил в Бога. Поэтому апостол говорит: "Верою
Авель принес Богу жертву  лучшую  (pleiona  qusian), нежели Каин; ею получил
свидетельство, что он праведен,  как засвидетельствовал  Бог о дарах его; ею
он  и по  смерти говорит еще"  (Евреям  11:4). Это  важное  указание,  смысл
которого состоит в том, что  никакая  религиозная служба не  будет  одобрена
Богом, если  она не основана на вере в Его обетования, ибо "без веры угодить
Богу невозможно" (Евреям 11:6).
     Именно это явилось основанием для  осуждения Каина. "И  призрел Господь
на Авеля и на дар его; а на Каина и на дар его не призрел". Каин сделался от
этого  свирепым  и  мрачным. Он отказался  "приносить  от  первородных стада
своего и от тука их". Он не верил в необходимость этого, не имея уверенности
ни в отпущении грехов путем пролития крови жертвы (Евреям 9:22; 10:4-14), ни
в ни в  исполнении Божьего обетования, касающегося Того, кто, будучи "ужален
в пяту", или  убит  как  агнец Авеля,  должен  восстать  и "поразить  Змея в
голову", чтобы  разрушить  дела греха  (1-е Иоанна 3:8). Вот  то,  во что не
верил Каин, и  его безверие  выразилось в нежелании ходить "путями Господа".
Тем не менее, он оставался "исповедующим религию", ведь он "принес от плодов
земли дар Господу". Однако Бог не одобрил его и его приношение, потому  что,
отвергая жертву, он  осудил Бога, и, будучи неверующим, в результате отнесся
к Богу как к лгуну, ибо, как говорит Писание, "не верующий Богу представляет
Его лживым" (1-е Иоанна 5:10).
     Однако затаенная Каином злоба против Бога могла ранить лишь его самого.
Его нежелание слушаться Бога не могло повредить Всевышнему. Он оскорбил Бога
своим  "самовольным  служением и  смиренномудрием"  (Колоссянам  2:18,23)  и
осудил себя как злодея. Приговоривший сам себя и бессильный, он обрушил свою
ярость на брата,  которого Бог  "призрел" и  принял.  Он  был  разгневан  по
отношению к брату "за то, что дела  его (самого) были злы,  а дела брата его
праведны"  (1-е Иоанна 3:12,15).  Он стал уже,  по сути, убийцей,  и с этими
братоубийственными  чувствами,  терзающими его сердце,  принес  свой  дар  к
жертвеннику  (Матфей  5:22,24).  Однако Бог,  который  "судит  помышления  и
намерения  сердечные" (Евреям 4:12),  призвал  его отчитаться о своих темных
мыслях и злобе против брата и сказал: "Если делаешь доброе, то не поднимаешь
ли лица? а если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к
себе, но ты господствуй над ним", - или имей превосходство как первородный и
прародитель  Семени.  Однако  Каин  был подлинным "семенем Змея". Помышления
плоти, названные  Адамом Змеем,  были  в нем сильны.  Он заговорил с Авелем,
который, без  сомнения, защищал то, чего  не признавал Каин. Однако Каин был
упрям в своих аргументах: делать добро не значило для него ничего, а потому,
не веря в обетования, он  предпочел следовать своенравию и, решив избавиться
от братских увещеваний, он смешал его кровь с прахом земным.
     Так  погиб от руки брата первый  страдалец за веру. Праведный  человек,
почитавший и  любивший Бога. Его единственным проступком было то, что, веруя
обетованиям Божьим и поступая хорошо, он осудил своего брата. Плотский разум
ненавидит праведность,  и тех,  чьим качеством  она является;  поэтому между
этими  двумя  группами  людей  истина и правда  Божья (Матфей 6:33; Римлянам
1:16,17; 3:21,22,25,26) лежат,  как яблоко раздора.  Авель был  первым сыном
Евы, похвальный  отзыв о котором сделан  на основании его "послушания вере".
Тогда  как Каин был грешником из-за грехопадения, Авель был человеком Божьим
из-за послушания вере, которое свидетельствовало, что "семя Бога пребывало в
нем" (4). Поэтому, хотя оба  они и были сыновьями Евы  по плоти, их духовные
отцы были  непохожи,  как свет и тьма. Каин был человеком греха, а  Авель  -
угодным Богу сыном. Обладая  такими характерами,  они возглавили семьи своих
отцов, представив таким  образом Семя Змея и Семя Женщины. Каин ужалил брата
в  пяту, но Бог назначил Авелю  замену  в  виде Сифа,  который нанес удар по
лидерству Каина,  и потомство Авеля заняло свое место на земле. Ева, говорит
Моисей, "родила сына и нарекла  ему имя: Сиф; потому что,  говорила она, Бог
положил мне другое семя, вместо Авеля, которого убил Каин".
     У нее  было  много других  сыновей, но  ни один из  них не упоминается,
кроме Каина, Авеля и Сифа. Поэтому,  когда  нам  было сообщено,  что Сиф был
"положен вместо Авеля"  и перечислено потомство Сифа, одна из линий которого
завершается  Иисусом  из  Назарета, Сыном Божьим,  нам дано понять, что Каин
потерял свое превосходство  из-за греха  и был  поэтому отстранен, Авелю  же
суждено было стать прародителем  Семени,  которое нанесет удар по главенству
Змея в мире. Однако Авель, будучи ужаленным в пяту, что было необходимым для
осуществления Божественной цели и аллегорически указывало  на приговор Змею,
был  заменен  другим  сыном Евы.  Согласно Божественному  плану,  Авель стал
прототипом Иисуса, раненного  в пяту, чья  "кровь кропления" говорит  лучше,
чем Авелева (Евреям 12:24), молитва которого лишь об отмщении; в то же время
Сиф олицетворяет  того, чье новое появление  среди людей должно окончательно
сразить грех и в течение своего царствования  истребить змеиное  семя с лица
земли.
     Несмотря на совершенное преступление, Каину было позволено жить. Однако
семя злодеев не приобрело  известности.  Рано или поздно за  их злодеяния их
имена предадут осуждению. Бог спрятал  Свое  лицо от  Каина и изгнал его  из
места его поселения в Едеме. Скитания привели его на восток, и он "поселился
в  земле  Нод". Там  он основал  город  и  назвал  его Енох.  Потомство  его
умножилось и проявило свою изобретательность. Они стали племенем кочевников,
живущих  в палатках и разводящих скот, некоторые из них  стали  музыкантами,
другие  же  - ремесленниками, делающими орудия из  меди и железа. Их женщины
были  прекрасны,   и  потомки   Каина,   не  подготовленные   воспитанием  и
предостережениями Господа, не сдерживали своих  фантазий и были беспорядочны
в связях.
     Ной и  Иафет завершают прямую линию родства Сифа во времена потопа. Его
потомки  этой и  боковой линий были очень многочисленны, но  какое-то  время
составляли отдельное  от семейства Каина сообщество. В течение  жизни Еноса,
сына Сифа, "они  начали призывать имя  Господа"  (у  автора - "называть себя
именем Господа", то есть, "сынами Божьими" (Бытие 4:26; 6:2), в то время как
безверные и  развращенные  жители земли  Нод назывались просто  "человеками"
(Бытие 6:3).

     ССЫЛКИ
     1) Бытие 4:7
     2) 2-е Коринфянам 3:3
     3) 2-е Петра 1:4
     4) 1-е Иоанна 3:9

     ОТСТУПНИЧЕСТВО ДО ПОТОПА
     Два рода, Сифа  и Каина, имели  такое же  отношение друг  к  другу, как
церковь Божья и  мир,  или как  Женщина и  Змей.  Пока сыны Божьи оставались
чистыми  и  ходили "путем  к  Древу  Жизни",  у этих двух сообществ не  было
религиозных и семейных связей. Однако пришло время, когда стена, разделяющая
эти семейства,  должна была  обрушиться по причине  великого отступничества.
Среди сыновей  и дочерей Сифа зародился  дух либерализма в результате  того,
что стала  угасать вера, и это расположило их  к общению с потомками  Каина,
религия  которых,  как  и  у  их  отца,  отличалась  своеволием.  Семя  Змея
наслаждалось  в те  дни, как  и сейчас. Они  были  людьми плоти,  идущими на
поводу  у  своих  вкусов,  привычек,  повседневных  занятий,  и  предавались
"похотям плоти, похотям очей и  гордости житейской". Их религия освящала то,
от  чего  они  получали наибольшее удовольствие, и, несомненно, представляла
собой прекрасный образец того же сорта вещей во все последующие времена.
     Возможно,  наставления  и пример  сынов  Божьих значительно видоизменил
первоначальную  нечестивость семейства  Каина;  подобные вещи случаются и  в
наши дни. Секты, между которыми первоначально было не больше отношений,  чем
между евреями и самаритянами, сейчас столь  либеральны, что согласны молчать
по  поводу всех спорных вопросов,  за которые когда-то  они приговаривали  к
смерти, и признавать друг друга братьями в Господе! Таким  образом, если они
когда-то и обладали истиной, то своим молчаливым компромиссом они убили ее и
стали  очень  почтенными и исключительно  любезными и  обходительными,  и  в
результате они "ни в чем не  имеют нужды" (1), но наслаждаются всем хорошим,
что они могут взять от мира.
     Змеи, под влиянием извне, стали так безобидны и даже  благочестивы, а к
тому же - столь прекрасны и по-своему очаровательны, что потомки Сифа начали
брать их в жены и нежно любить, привязавшись к ним своею собственною плотью.
     "Они  увидели,  -  говорит  Моисей,  -  дочерей человеческих,  что  они
красивы,  и брали их себе  в жены,  какую кто  избрал" (2).  Этот  шаг  стал
роковым.  Может ли человек  взять себе огонь за пазуху,  чтобы не загорелось
платье его? (3) Сыновья Божьи развратились, женившись на  дочерях  Каиновых.
Вместо  того  чтобы привести  жен на  "Путь  к Древу  Жизни", они  позволили
заманить  себя  на "Путь  Каинов" (Иуда 11). Для  сыновей Божьих жениться на
дочерях Каиновых означало подвергнуть опасности  свою преданность  Богу. Эта
практика не раз оказывалась плодотворной для отступничества.
     Валаам был хорошо осведомлен об этом и, зная, что единственным способом
навлечь проклятие на Израиль было вовлечь его в грехопадение, научил Валака,
царя Моавитского,  искусить израильтян  прекрасными дочерьми его народа. Это
был  самый  легкий путь склонить их к поклонению идолам, что  повлекло бы за
собой ненависть к ним Бога и содействовало бы покорению  их моавитянами. Эти
действия достигли  цели.  Моисей говорит:  "Начал  народ  блудодействовать с
дочерьми  Моава". Следствием  этой безнравственности стало то,  что  женщины
приглашали Израиль "к жертвам богов своих, и ел народ жертвы их, и  кланялся
богам  их. И прилепился Израиль к Ваал-Фегору" (Числа 25:1-3).  Гнев Господа
воспламенился на Израиль, и Он поразил двадцать четыре тысячи из них.
     После подобного примера становится ясно, что союз потомков Сифа и Каина
привел  к самым  плохим последствиям. Плодами  его  стали "сильные, издревле
славные  люди", чье  развращение  было  "велико на земле",  ибо "все мысли и
помышления  сердца  их  были   зло  во  всякое  время"  (Бытие  6:1-5).   Их
отступничество,  однако, было совершено  не  без  предупреждений со  стороны
Бога. В то время жил один выдающийся человек, о котором засвидетельствовано,
что он "угодил Богу". Он "ходил  перед Богом" (4) путем к Древу Жизни триста
лет после рождения Мафусаила. Имя  ему  Енох.  В нем был  дух пророчества, и
гигантское развращение людей, живших до потопа, побудило  его к порицанию их
беззаконий.  Вдохновленный  надеждой на  обетование  о  семени  женщины,  он
пророчествовал о змеях его собственного и будущих времен,  говоря: "Се, идет
Господь с тьмами  святых своих  -  сотворить  суд над всеми и  обличить всех
между ними  нечестивых  во всех  делах,  которые произвело их нечестие, и во
всех  жестоких  (словах), которые произносили на  него  нечестивые грешники"
(Иуда  14-15).  Однако к его  увещеваниям не  прислушались, и Бог  милостиво
"переселил его так, что он не видел смерти" (Евреям 11:5,26), таким образом,
воздав ему за  преданность и дав  верную и выдающуюся иллюстрацию,  и  залог
"вознаграждения воздаянием" и уверенность в наказании мира.
     Все продолжало идти  от плохого к худшему, "ибо всякая  плоть извратила
путь свой на земле", "и  наполнилась земля  злодеяниями" (5). Однако  прежде
чем  настало  самое плохое,  Бог предпринял еще  одну попытку к  исправлению
допотопных  людей.  Он решил положить конец развращению  человека на  земле,
ибо,  сказал Он, "не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками; потому
что они плоть" (6 и Псалом  77:39). Это намек на  то, что  существует предел
Его терпимости, что она когда-то  кончится,  но  не тотчас,  ибо  добавлено:
"Пусть будут дни их сто двадцать лет".
     За четыреста  восемьдесят  лет  до объявления  этого решения у  Ламеха,
внука Еноха,  родился сын, которого назвали Ноем, что значит  Утешение, ведь
сказано: "Он утешит нас в работе нашей и в трудах рук наших при возделывании
земли,  которую проклял Господь" (7).  Это было упование  тех людей, которые
оставались верными  сынами Сифа.  Они работали в  надежде  перейти  от своих
трудов к покою, когда "ничего уже  не будет проклятого" на земле (Откровение
22:3). Со  временем Ной "получил откровение о том, что  еще не было видимо".
Ной поверил этому,  и Бог Своим  Духом в  нем "находящимся  в темнице духам,
сошед,  проповедовал"  (1-е Петра  3:19),  то  есть,  тем  допотопным людям,
"которые были непокорны...  во  дни  Ноя".  Он предупредил их  о наступлении
потопа, который "истребит их с земли" (8), и  подтвердил это с уверенностью,
сказав, чтобы они "приготовили  ковчег для спасения дома своего; чтобы верою
осудил Ной весь мир, и  сделался  наследником  праведности по  вере" (Евреям
11:7). Однако его вера, сделавшись совершенной посредством дел, не произвела
целительного впечатления  на  его  современников.  "Они ели, пили, женились,
выходили замуж до того дня, как  вошел Ной в ковчег, и  не думали,  пока  не
пришел потоп и не истребил  всех" (Матфей 24:38-39), оставив в  живых только
восемь человек из сынов Сифа.
     Таким образом,  смешанное семя Сифа и Каина искоренилось  с лица земли.
Семя Каина полностью вымерло, из рода же Сифа остались только честные  люди,
ходившие  путями Бога.  Различия  одного  и другого семени временно исчезли.
Вымерло  поколение змей, но грех во плоти уцелел, продолжая существовать как
принцип,  предназначенный принести  со временем  отвратительные  и  страшные
плоды.

     ССЫЛКИ
     1) Откровение 3:17
     2) Бытие 6:2
     3) Притчи 6:27
     4) Евреям 11:5; Бытие 5:24
     5) Бытие 6:12,11
     6) Бытие 6:3
     7) Бытие 5:29
     8) Бытие 6:13

     СОЗДАНИЕ МИРА
     "Наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира" (1)
     Поскольку женщина так упрямо стремилась к удовлетворению желаний  своей
плоти, то, когда Господь  Бог выносил  ей  приговор,  Он  сделал  именно это
основанием  для  ее наказания.  Он сказал ей: "Умножая  умножу скорбь твою в
беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение
твое, и он будет господствовать над тобою". Такова будет ее  доля вследствие
греха, ее состояние испытает перемену к худшему, в то время как, если бы она
оставалась послушной, ее животная  природа  не претерпела бы изменений.  Она
рожала бы детей без боли и имела бы их не так много; она бы не лишилась того
равноправия,  которым наслаждалась  в  саду, а потому избежала бы  унижений,
которые она испытала во всех странах мира.
     Наказание,  однако, не  было  только  индивидуальным горем.  Боль  была
персональна и  зависимость тоже, но умножение  рода  и беременность  женщины
стали необходимы в связи  с изменившимися обстоятельствами,  установившимися
на последующие семь  тысяч лет.  В  войне, учрежденной свыше,  между семенем
Змея и  семенем Женщины должны были произойти  большие человеческие  потери.
Население  земли  должно было  сильно оскудеть, не  говоря  уже  о том,  что
эпидемии,  голод  и  обычные болезни  плоти  должны были произвести  великое
опустошение.  Чтобы  восстановить эти утраты и оставаться в состоянии роста,
при котором земля была  бы  заполнена, была  необходима  та  часть наказания
женщины, которая касалась умножения женского семени  и ее беременности, что,
под господством Змея-греха, является великим семейным бедствием.
     Мы  много  слышим  из  разных концов  света  о  политических  правах  и
равенстве женщин с мужчинами,  а также  об их проповедях  и наставлениях  на
публичных   собраниях.   Не  следует   удивляться  ничему,   что   порождено
непросвещенным мышлением грешной плоти.  Нет более чудовищной нелепости, чем
та,   что   освещена  бездуховным   животным  интеллектом.  Люди  думают  не
по-Божески,  и это  означает, что они  склоняются  к  абсолютно небиблейским
идеям, в ряду  которых  -  и  политическое  и  социальное  равенство женщин.
Обученные  использовать  развитый   интеллект  и  обладающие   нравственными
чувствами, очищенными и  облагороженными воспитанием и  наставлениями истины
Господней, женщины  являются  "помощниками" Элохима  и  более чем хороши для
обыкновенных мужчин. Этот пол  достоин таких восторгов, хотя я  и прихожу  в
отчаяние, будучи  свидетелем множества  отдельных  случаев вплоть  до  "Века
грядущего" (2). Однако даже женщины такого превосходного ума и нрава должны,
возможно,  для чего-то поступать  так, что будут  виновны  в неблагоразумии,
самонадеянности   и  сопротивлении  закону  Божьему  из-за  присвоения  себе
равенства в социальном положении, равенства в правах и власти над мужчинами,
что содержится в их учениях и проповедях. Это старое желание женского пола -
быть равной  богам, но, сделав шаг  к его  достижению,  они поставили себя в
зависимость от мужчин. Проповедуя и читая лекции, женщины проявляют себя как
актрисы, выступающие на сцене для  развлечения грешных и глупых  мужчин. Они
стремятся к равенству,  к которому  физически не приспособлены, они  унижают
себя такими представлениями, и, по мере того, как растет их самоуверенность,
они опускаются все ниже во всем, что истинно украшает женщину.
     Закон, который формирует одну из сторон создания мира, говорит женщине:
"Он будет господствовать над тобой". Природа этого подчинения хорошо описана
в законе  Моисея (Числа  30:3-15). Дочь, все еще  живущая  в юности  в  доме
своего отца, может дать обет, лишь согласуясь с его волей. Если он сохраняет
покой и не говорит  ни  за, ни против, то тогда она связана своим словом, но
если, услышав обет, он запретит  ей, она не должна  выполнять его, и Господь
простит  ей  невыполнение обета.  Подобный закон  касается  жены. Вдова  или
разведенная  женщина  обязаны  выполнить  данный  обет, если только  муж  не
освободил ее от этого до расставания. Если же нет, то, будучи в подчинении у
Бога, они не освобождаются от выполнения.
     Это  проливает свет на  апостольские наставления  относительно  женщин.
Женам  заповедано "быть  в  подчинении,  как  и закон говорит"  (3). Сказано
также: "Жена да учится в безмолвии,  со  всякою покорностью; а учить жене не
позволяю,  ни  властвовать  над  мужем, но  быть в безмолвии".  Замечательна
причина, которой он объясняет наложение  молчания и подчинения.  В  качестве
доказательства  он  приводит   приоритет   сотворения  Адама   и   горестные
последствия  словоохотливости Евы и  ее первенство  в  грехопадении: "Прежде
создан Адам, а потом Ева; и не Адам прельщен, а жена, прельстившись, впала в
преступление" первая  (1-е Тимофею 2:11-14). Далее, касаясь публичных служб,
он говорит: "Жены ваши в церквах да молчат; ибо не позволено им говорить,  а
быть  в подчинении,  как и  закон говорит. Если же они хотят чему научиться,
пусть спрашивают о том  дома  у мужей своих; ибо не прилично жене говорить в
церкви" (1-е Коринфянам 14:34-35). Правда, в другом месте апостол призывает,
"чтобы старицы... учили  добру", но это обучение  не должно  проводиться  на
собрании, или публично, с кафедры. Им следует  использовать свое учительское
дарование  частным  образом, среди  представительниц  своего же пола, "чтобы
вразумлять молодых любить мужей, любить детей, быть целомудренными, чистыми,
попечительными о доме,  добрыми, покорными своим  мужьям,  да не  порицается
слово Божие" (Титу 2:4,5).
     Женщинам-христианкам не следует  подражать Еве, стремившейся стать "как
боги"; примером для  них должна быть Сарра, преданная мать  Израиля, которая
во всем повиновалась Аврааму, "называя  его  господином"  (Бытие 18:12).  Их
послушание не  должно  ограничиваться лишь мужьями-христианами.  Им  следует
слушаться и тех, которые  "без слова", то есть, "не покоряются слову", чтобы
такие  мужья  могли склониться к вере,  видя "чистое и богобоязненное житие"
своих жен, порожденное верой в истину (1-е Петра 3:1-6).
     Такие,  основанные на  законе, условия  предписаны в  мироустройстве  в
начале с уважением к положению женщины в социальном и политическом обществе.
Любые попытки изменить этот порядок являются бунтом против Бога и узурпацией
прав мужчин, данных им Богом. Мудрость состоит  в том, чтобы быть кроткими и
делать  свое  влияние  осязаемым  посредством  своих  замечательных качеств.
Поступая так, женщины  будут властвовать  над сердцами  своих  властителей и
сделают свое собственное подчинение желанным и полным.
     Мужчина  никогда не должен позволять словам женщины становиться помехой
в общении его с Богом. Это та скала, столкнувшись с которой, несметное число
людей потерпело  крушение  своей  веры. Адам согрешил в результате того, что
слушал звуки  серебристого ручья,  льющегося из уст Евы. Нет более  сильного
плотского искушения, чем  слова соблазна,  произносимые женщиной.  "Ибо  мед
источают  уста чужой  жены, и  мягче  елея речь  ее; но  последствия от  нее
горьки, как полынь, остры, как меч обоюдоострый; ноги  ее нисходят к смерти,
стопы  ее достигают преисподней" (Притчи  5:3-5).  Адам  стал  замечательной
иллюстрацией к этой  истине,  что следует из приговора, вынесенного ему. "За
то,  - сказал Господь  Бог,  - что ты послушал голоса жены  твоей  и  ел  от
дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: "не ешь от него", проклята земля
за тебя; со скорбью будешь питаться  от нее во все дни жизни твоей. Терние и
волчцы произрастит она тебе;  и будешь питаться полевою травою. В  поте лица
твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят;
ибо прах ты и в прах  возвратишься". Таким образом,  объявив  приговор змею,
женщине  и мужчине,  Господь  дал  им  новый  закон  и  изгнал  их  из сада,
насаженного Им.
     Эти  три  приговора и  Новый  Закон  учредили  создание мира. Последнее
словосочетание встречается в различных отрывках Библии. Оно  занимает важное
место в следующем тексте: "Тогда скажет Царь тем, которые по  правую сторону
Его:  "придите,  благословенные Отца Моего, наследуйте Царство,  уготованное
вам от создания мира" (Матфей 25:34). При буквальном переводе  с  греческого
языка слова apo katabolhV kosmon -  "от создания мира" будут звучать как "от
закладки основания мира". Земной шар - фундамент; мир устроен,  или построен
на нем; Строитель - Бог, ибо "устроивший все есть Бог" (Евреям  3:4). Мир не
был построен из ничего. Материал  для  этого  был подготовлен  работой шести
дней и  фактом  нравственного падения.  В этот переломный  момент  появилась
естественная система вещей с двумя  падшими, в ком воцарился грех и  которые
были наделены способностью умножить без предела племя таких же, как они. Это
население  должно было,  потому, либо жить  под  бесконтрольным  господством
греха,  либо  каким-то  образом  прийти  к   порядку  и  подчинению   высшей
Божественной власти.  Результатом  выбора  первого пути  должно  было  стать
падение человечества до  состояния варварства и  наполнение земли  насилием.
Это  и было продемонстрировано в  действительности,  до  потопа,  когда  был
извращен   и  уничтожен   миром   Божественный   порядок   вещей.   Человек,
предоставленный сам себе, никогда не становится  лучше.  Бог сделал человека
честным; но взгляните на скверные образцы рода человеческого, представленные
там, где Бог оставил их на произвол их природным склонностям, под порывы  их
неконтролируемых страстей. Человек там  отказался  от Бога, впал в состояние
невежественного дикаря, свирепого, как хищные звери.
     Если бы Господь Бог потерял всякий интерес к земле, это стало бы концом
Его работы. Человек собственным злом уничтожил бы свой род. Однако, несмотря
на  то,  что путь  людей был  отмечен одним  грехопадением  за  другим, "так
возлюбил Бог мир" (Иоанн 3:16), что решил, что он  не  должен  погибнуть, но
должен будет освободиться от зла. Бог  намеревался  сделать это  так,  чтобы
человек своим характером отразил  Божественную природу  и  продемонстрировал
Его мудрость, славу и власть на земле. Однако это не могло произойти по воле
случая.   Человеческая   жизнь,  потому,  не  должна  быть   простой   цепью
случайностей, а стать  результатом хорошо продуманного и неизменного  плана.
Поэтому все должно было быть подготовлено  в соответствие с этой целью таким
образом, что в первоначальном  порядке вещей должны были содержаться начала,
или стихии (4) "славного проявления", подобные горчичному зерну, которое так
вырастает и  распускается в заботливых руках Бога,  что "бывает  больше всех
злаков и становится деревом"  (Матфей 13:31-33), под чьими ветвями могла  бы
отдохнуть человеческая семья.
     Говорят, в желуде при помощи микроскопа можно обнаружить зачатки ветвей
будущего дуба. Так и в "Началах Мира" можно усмотреть порядок вещей будущего
Царства  Божьего.  Эти начала, или элементы,  содержатся в приговорах  змею,
женщине и  мужчине, а установленный закон там назван "Путем  к  Древу Жизни"
(5). Из них впоследствии должно вырасти Царство Божие, и это значит, что при
их  учреждении  был  заложен  фундамент,  на  котором должен  быть  построен
грядущий  мир, тот  мир,  наследником которого  суждено  было стать  Аврааму
(Римлянам 4:13), и который по прошествии шести дней,  каждый длиной в тысячу
лет, проявит триумф женского  Семени  над Змеиной властью,  успокоившись  от
своих  дел  в  "субботстве",  которое  остается  для  народа  Божия  (Евреям
4:3,8,9,11).
     Следующие вещи, положены, или установлены, в начальном устройстве мира:
     1.  Грех во плоти,  враг  Бога, соперничающий с Ним  за господство  над
миром.
     2. Человечество в природном состоянии, попавшее в  рабство страстям,  а
также боли, горю и смерти.
     3. Тяжелый труд как условие существования в нынешнем положении.
     4. Подчинение женщины господству мужчины.
     Всему   этому   было   противопоставлено  Божественное   сопротивление,
посредством  которого  можно  было  производить  контроль, и создана система
вещей, разработанная в соответствии с целью Бога. Эту часть мироздания можно
описать как:
     1. Закон  и истина  Божья,  выраженные в "Его Пути" и требующие полного
повиновения Его власти.
     2.  Человечество  под  влиянием  этой  истины,  несомненно  верующее  и
борющееся за нее.
     3. Божественная власть,  проявленная  в наказании людей и в  исполнении
Его обетований.
     Действие и противодействие этих факторов должны были породить:
     1.  Вражду  и   войну  на  земле  между   Грехом-властью  и  Силой,  ей
противостоящей.
     2. Кровавые гонения приверженцев истины.
     3. Уничтожение Греха-власти Личностью, которая  должна явиться для этой
цели.
     4.  Последующую  победу  Божественной  истины  и  установление  Царства
Божьего.
     То, что переломный момент падения стал периодом заложения  основ мира в
гражданском, социальном и духовном смыслах,  следует из использования  этого
словосочетания  в апостольских  писаниях. Господь Иисус,  говоря о том,  что
должно  произойти с поколением,  живущим  в  то время  в  Иудее, сказал: "Да
взыщется от рода сего кровь всех пророков, пролитая от  создания мира", -  и
показывая, на какой период  времени он ссылается, добавил: "от крови  Авеля"
до  крови пророков  его  времени (Лука  11:50-51).  Похожие  слова  отнесены
апостолом  к работе шести  дней  (Евреям  4:3-4),  что  означает основу, или
фундамент,  на которой  была установлена социальная и  политическая система.
Свидетельство о будущем суде впавших в  грех, учрежденном при создании мира,
содержится в таких словах: "и поклонятся ему", Десятирогому  папскому Зверю,
"все  живущие на земле,  которых  имена не написаны  в Книге Жизни у  Агнца,
закланного от создания  мира"  (Откровение 13:8).  Этим сказано, что,  когда
Господь  Бог предназначил  кожаные  одежды  для прикрытия  стыда  мужчины  и
женщины, был заклан агнец, ставший, как им дано было понять, образом Семени,
которое будет  заклано за грехи всех верных, и  чьею праведностью они  будут
покрыты,  подобно  кожаным  одеждам  их  жертв.  Таким  образом,  с  момента
установления  жертвоприношения в Раю до смерти Иисуса  на кресте, где он был
символически  заклан,  угодные   Богу   поклонники,  будучи  полны   веры  в
Божественные обетования, подобно Авелю и  Еноху, поняли, для чего предписано
пролитие крови агнцев. Их имена были, вследствие  этого,  вписаны в памятную
Книгу  Бога  (Малахия  3:16;  Откровение  17:8;  20:12;  21:27)  как   имена
наследников  Царства,  чье  создание  было  начато в  Раю и подготовлено еще
тогда, чтобы по окончании оно могло проявиться "в Едеме, саду Господнем".

     ССЫЛКИ
     1) Матфей 25:34
     2) Марк 10:30
     3) 1-е Коринфянам 14:34
     4) Галатам 4:3,9; Колоссянам 2:8,20
     5) Бытие 3:24

     ЗАКОН ГРЕХА
     "Тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего  ее, - в
надежде" (1)
     Введение греха в мир неизбежно  влекло за собой учреждение изначального
порядка  вещей. Если  бы не существовало греха, не было бы  никакой "вражды"
между  Богом  и  человеком,  а следовательно, - и антагонизма между добром и
злом. Грех и зло соотносятся, как причина  и следствие. Бог является автором
несчастий,  но не греха,  потому что зло есть наказание за грех. "Я  образую
свет  и  творю  тьму, делаю  мир и произвожу бедствия; Я, Господь, делаю все
это" (Исаия 45:7). "Бывает ли в городе бедствие, которое не Господь попустил
бы?" (Амос 3:6). Поэтому беды, которым человек покорился, творятся Господом.
Войны, голод, эпидемии, землетрясения, болезни и смерть, - все эти  страшные
несчастья  Бог  посылает человечеству  за его грехопадения.  Народы не могут
начать воевать,  когда им угодно, точно так же, как  не могут по собственной
воле устроить  землетрясение; они  также  не могут  сохранить  мир,  если Он
объявляет войну.  Бедствия -  это  та  артиллерия,  при  помощи  которой  Он
сражается с врагами  Своего закона и  Своих святых,  а потому  у народов  не
будет ни мира, ни счастья до тех пор, пока грех не будет подавлен, Его народ
отмщен и истина и правда не установятся на земле.
     Таков  узаконенный порядок вещей. Таков  мирской закон, а поскольку мир
находится под господством греха, или является царством врага, то это - закон
царства греха.
     Слово "грех" используется в Писании в двух основных смыслах. Во-первых,
оно  означает  "беззаконие",  или  нарушение  закона (2), а  во-вторых, грех
представляет  собой то физическое  свойство живой природы, которое  является
причиной всех  болезней, смерти  и  разложения в прах. Это то, что во  плоти
"имеет державу (или силу) смерти" (3) и зовется  "грехом", ибо появление или
закрепление  этого  зла во плоти стало  результатом грехопадения.  Поскольку
этим свойством зла  обладает каждая частица плоти, животная  природа зовется
"греховной плотью"; грех же стал, в духовном смысле, символом субстанции под
названием "человек". В человеческой плоти "не живет доброе" (Римлянам 7:18),
а все плохое  в человеке  есть результат этого свойства, поселившегося в нем
(Римлянам 7:17). Действуя на мозг, оно возбуждает "склонности", заставляющие
работать "интеллект"  и  "чувства". Склонности слепы, а  потому  интеллект и
чувства находятся в чисто природном состоянии и  действуют исключительно под
влиянием  неосознанных   побуждений,  из-за   чего   происходит  "помрачение
разума... по  причине  невежества и  ожесточения  сердца"  (Ефесянам  4:18).
Природа низших животных обладает этим физическим свойством зла так же, как и
естество  человека, хотя это  качество не может быть названо грехом в том же
самом значении; однако имя не меняет природы вещей.
     Испорченный  элемент   механизма  не  может  работать  хорошо.  Принцип
устройства должен быть совершенным, а применение - правильным, чтобы  работа
шла   безупречно.  Человек   физически   несовершенен,  что  проявляется   в
организации  его  плоти и  основано на законе распада  и воспроизведения  из
крови,  которая,  действуя  посредством воздуха, становится жизнью его плоти
(4).  Все явления,  имеющие отношение к этому порядку вещей, суммируя, можно
назвать  простым  словом "грех", который является, потому, не субъективным и
отвлеченным, а  конкретным  понятием, относящимся  к связи  всех живых тел и
являющимся источником всех их физических  недостатков.  Следовательно, когда
апостол говорит,  что плоть мыслит - to fronhma  thV sarkoV, он имеет в виду
мозг, как  это прекрасно  понимают  все думающие  существа. Если, потому, их
органу  мышления  будет дана команда не делать того, что для них естественно
совершать  под  действием слепых  импульсов,  то  не  ослушается ли он?  Это
непослушание  было бы ошибочным,  ведь правильно то, что завещает нам делать
Бог,  и  только это; "законом познается грех"  (5),  и  это  закон,  который
требует  подчинения  не  естественным   для   плоти   вещам,  последняя  же,
определенно, должна мыслить противоположным ему образом. Философией суеверия
является  тезис о религии, находящейся в гармонии с помышлениями плоти, в то
время  как истинная религия  согласуется с мыслями Бога, выраженными  в  Его
законе.  Поэтому не должно  вызывать недоумения то, что  религия и  суеверие
столь враждебны друг другу и что весь мир защищает последнее, в то время как
лишь немногих следует признать солидарными с религией Бога. Они противостоят
первым, как дух - плоти.
     По-моему, грех и человеческая природа - синонимы. В связи с  этим плоть
всегда  считалась  нечистой. Поэтому  написано: "Как быть  чистым рожденному
женщиной?"  (Иов  25:4). "Кто  родится чистым  от  нечистого? ни один"  (Иов
14:4). "Что такое человек, чтоб быть ему чистым, и чтобы рожденному женщиной
быть праведным? Вот Он  (Бог) и святым Своим не доверяет, и небеса нечисты в
очах Его:  тем больше нечист и растлен человек, пьющий беззаконие, как воду"
(Иов 15:14-16).  Этот взгляд  на грех во  плоти  проливает  свет  на то, что
касается Иисуса. Апостол говорит: "Незнавшего греха Он  (Бог) сделал для нас
жертвою за  грех"  (2-е Коринфянам 5:21),  - и  поясняет это в другом  месте
словами  о  том, что  "Бог послал  Сына  Своего в подобии плоти  греховной в
жертву  за  грех  и  осудил  грех  во  плоти"  (Римлянам  8:3)  единократным
принесением его тела (Евреям  10:10,12,14).  Грех  не мог бы быть осужден  в
теле Иисуса, если бы не существовал там. Его тело было так же нечисто, как и
тела тех,  за кого он умер,  ибо он родился от женщины (6), и никто не может
быть чистым,  родившись  от нечистого  тела, ведь "рожденное от  плоти",  по
словам самого Иисуса, "есть плоть" (Иоанн 3:6).
     Согласно этому физическому закону, Семя  женщины  было рождено  в  мир.
Природа Марии была такой же нечистой,  как и природа других женщин, а потому
она  могла  дать  жизнь только "телу",  подобному  ее собственному,  хотя  и
специально  "уготовленному"  Богом   (Евреям  10:5).   Будь  естество  Марии
непорочным, как утверждают превратившие ее в идол поклонники, у нее родилось
бы  чистое  тело, которое, потому, не  отвечало  бы цели Бога,  состоявшей в
осуждении греха  во  плоти, - что не могло бы осуществиться,  не будь в этом
теле греха.
     Говоря о зачатии и подготовке Семени, пророк, как личность,  являющаяся
прообразом Христа, говорит:  "Вот, я в беззаконии  зачат, и во  грехе родила
меня мать моя" (Псалом 50:7). Это - ничто другое,  как  заявление о том, что
он  был  рожден от  грешной плоти, а не от  чистой и  непорочной  ангельской
природы.
     Обладая греховной плотью,  переданной ему  по наследству, Господь Иисус
был  поистине  подходящей жертвой за грех,  и особенно  потому, что сам  был
"непорочен  и  чист  великого  развращения"  (7),  будучи послушным во всем.
Восприняв природу семени Авраамова (Евреям 2:16-18), он стал подвержен  всем
эмоциям,  от которых мы страдаем, и, таким образом, стал способен сострадать
нам в наших немощах (Евреям  4:15),  "во всем уподобившись  братьям". Однако
поскольку  он "был  рожден от Духа" (8), после оживления его  смертного тела
Духом  (Римлянам  8:11) он сам стал духом, ибо "рожденное от Духа есть дух".
Следовательно, Он, "Господь, есть Дух " (9), нетленная плоть.
     Грех во плоти унаследован и  закреплен за человеческим родом вследствие
попрания Адамом закона  Едема. "Первородный грех"  описан мною на предыдущих
страницах.  Совершили его Адам и Ева, и  в  результате  этого  их  потомство
страдает.  Колено  Левитов платило  десятины  Мелхисидеку  за много  лет  до
рождения Левия.  Апостол говорит: "Сам  Левий, принимающий десятины, в  лице
Авраама дал десятину" (10).  По такому же принципу, все человечество вкусило
запретный плод, будучи в чреслах Адама, когда тот согрешил. Это единственная
причина, по которой люди могут быть  обвинены в первородном грехе. Поскольку
они согрешили в Адаме (11), они возвращаются в прах, откуда пришел Адам - ej
w; апостол  говорит: "В нем  все согрешили".  Огромное  количество  глупости
произнесено   и  написано   о  "первородном  грехе".  Младенцы  подвергаются
религиозной  церемонии  "духовного возрождения"  из-за  первородного  греха,
который,  согласно  Женевской  философии,  является причиной  того, что  они
должны  навечно отправиться в пламя ада!  Если бы первородный грех,  который
фактически  есть  грех  во плоти, был  уничтожен,  то  все  дети,  прошедшие
"духовное возрождение крещением", должны были бы жить вечно,  как Адам, если
бы  ему было дано вкусить  плод Древа Жизни  после грехопадения.  Однако они
умирают,  и  это доказывает,  что  "возрождение"  не  "излечивает их души" и
является, потому, просто теологическим шарлатанством.
     Человечество,  рожденное  от плоти и  по воле  людей,  пришло в мир под
законом греха. Это значит, что люди - естественно рожденные граждане царства
Сатаны. Своим  плотским рождением  они получили право на все, что может дать
грех. Что создает  отличия по политической принадлежности среди сынов Адама?
Закон, или завет. По закону, один человек  - англичанин, другой  же является
американцем.  Первый из них -  британец, потому что  родился  во  плоти  под
законом  Британии.  За  это  он  не достоин ни  похвалы,  ни  обвинения.  Он
подчинился закону не  добровольно, а по воле тех, кто решил, что ему следует
родиться  под  этим  законом (12). Однако со временем тот  же  самый человек
может стать американцем.  Он может  "отложить  прочь  ветхого  человека"  по
политической  плоти и "облечься в  нового  человека", который  будет  создан
конституцией Соединенных Штатов, то есть, посредством  закона он может стать
американцем  по  всем статьям,  исключая  рождение  (13).  Этого  совершенно
достаточно для иллюстрации моей мысли.
     По Божьему устройству, существуют два государства, или царства, которые
различаются своими  законами. Это  Царство Сатаны  и Царство Бога.  Граждане
первого  -  грешники, наследники  последнего -  святые. Люди  не  могут быть
рождены наследниками по воле плоти, ведь естественное рождение не дает права
на  Царствие Божие. Люди должны  родиться грешниками прежде, чем  они смогут
стать  святыми,  точно  так  же, как некто должен  был родиться  иностранцем
прежде,   чем  он  смог  бы  стать  "приемным"  гражданином  Штатов.  Нелепо
утверждение  о  том, что дети рождаются святыми (исключая тот смысл, что они
законнорожденные). Никто не рождается  святым,  как  если бы он  был  рожден
Духом для Царства Божьего. Дети появляются на свет грешниками или нечистыми,
потому что они рождены греховной плотью, а "рожденное  от плоти есть  плоть"
(14), или грех. Это беда их, а не вина. Они не хотели быть грешниками. У них
не  было  выбора, ибо  написано: "тварь покорилась суете  (th mataiothti) не
добровольно,  но  по  воле  покорившего ее, - в  надежде"  (Римлянам  8:20).
Поэтому апостол  говорит:  "Непослушанием одного  человека (Адама) сделались
многие  грешными"  (Римлянам 5:19),  то  есть,  они  были  наделены  той  же
природой, что  и он, которая стала нечистой в результате непослушания, и, по
закону того мира, в который они вошли по воле плоти, они стали  узаконенными
грешниками до того, как обрели способность отличать хорошее от дурного.
     По этому принципу тот, кто рожден от грешной плоти, является грешником,
подобно  тому,   как  тот,  кто   рожден   от  родителей-англичан,  является
ребенком-англичанином.  Такой  грешник  -  наследник всего, что  исходит  от
греха. Следовательно,  новорожденные  младенцы  страдают от  всех несчастий,
свойственных исключительно ведомству Сатаны, которому они принадлежат. Таким
образом,  в  истории  с Амаликом,  когда Божественное отмщение  пало  на его
народ, указ звучал так: "Истреби все, что у него; и не давай пощады  ему, но
предай  смерти от мужа  до жены, от отрока до грудного младенца,  от вола до
овцы, от верблюда  до  осла" (1-я  Царств  15:3).  Уничтожить "от отрока  до
грудного младенца" было  завещано особо в разных  частях Писания. Не потому,
что  они были попирателями закона, несущими  ответственность,  а по тому  же
самому  принципу,  почему  люди   убивают  не  только  всех  взрослых  змей,
попадающихся  на пути, но также и  мельчайших  представителей их  потомства,
ведь они  являются зародышами ядовитых и  зловредных  рептилий.  Пощади  Бог
отроков и грудных детей ханаанских народов, они, став взрослыми, даже если и
воспитывались бы Израилем, возвратились бы к беззакониям своих  отцов.  Даже
сам  Израиль показал  себя как упрямый  и своенравный  род,  несмотря на все
муки,  которыми  "наградило"  их  обучение  у  Господа  Бога,  насколько  же
несговорчивей должно было оказаться такое племя злобных змей, как ханаанские
отпрыски?
     Это  закон плоти: "подобное  производит подобное". Безнравственные и не
признающие истины люди воспроизводят себя  в своих сыновьях  и  дочерях. Это
проверено на опыте индейских младенцев. Они были взяты  от своих родителей и
получили заботливое воспитание,  обучение и  культуру белых людей,  но когда
они, став мужчинами, возвращались в свое племя, они отбрасывали все традиции
своих  наставников и  приспосабливались к  дикой  жизни. Подобная  тенденция
наблюдается  у животных. Если  яйца  дикой индюшки высижены домашней птицей,
то, как только индюшата  обретут способность  самостоятельно  передвигаться,
они  покинут птичий  двор и присоединятся к диким  особям в лесу. Так сильна
привычка,  что  она становится  законом  плоти,  когда  прослеживается через
поколения в течение многих лет.
     Однако люди сделались грешниками не только из-за непослушания Адама, но
стали таковыми  так же,  как  он,  посредством действительного грехопадения.
Достигнув  зрелости  своей  природы,  они  становятся  существами,  несущими
ответственность.  В этот  переломный момент  они  могут быть,  Божественными
действиями, поставлены в зависимость от  Его слова. Оно  становится для  них
Древом  Жизни  (Притчи  3:18), зовущим  их  "взять от  него,  вкусить и жить
вечно".  Если  они, тем не менее, предпочтут съесть мирской запретный  плод,
они попадут под смертный приговор. Они, таким образом, несомненно, осуждены.
Во-первых,  они  осуждены  возвратиться  в прах,  как естественно  рожденные
грешники,  а  во-вторых,  -  воскреснуть  для  суда за то,  что они отвергли
Евангелие   Царства  Божьего,   который  приговорит  их  ко  второй   смерти
(Откровение 20:14).
     Таким образом, люди являются грешниками в двойном смысле: в первом - по
причине  естественного  рождения, и во  втором  - по причине грехопадения. В
первом  случае, как показано, они не могут сами  себе  помочь. Они не  будут
приговорены  ни ко  Второй Смерти, потому что были  рождены грешниками, ни к
каким  другим  бедам  и  наказаниям, помимо тех,  что  обычно  испытывает  в
настоящей  жизни  множество  людей. Они просто находятся под  постановлением
закона греха, который гласит: "Прах ты, и в прах возвратишься". Потому, если
бы Господь Бог  не сделал  ничего больше  того,  что  выражено  в  приговоре
женщине и мужчине, они  и их потомки  всех  последующих поколений непрерывно
уходили бы в прах и  оставались бы там навечно. "Возмездие за грех - смерть"
(15). Грешная плоть не наделяет своих отпрысков ничем хорошим, ибо святость,
праведность,  нетленность и вечная жизнь не передаются по  наследству. Ничто
из  этого  не  присуще животной  плоти.  Грешники могут приобрести все  это,
только  подчинившись закону Бога, Который предложит даром всем жаждущим воду
вечной жизни (Откровение 22:17; Исаия 55:1-3).

     ССЫЛКИ
     1) Римлянам 8:20
     2) 1-е Иоанна 3:4
     3) Евреям 2:14
     4) Левит 17:11
     5) Римлянам 3:20
     6) Галатам 4:4
     7) Псалом 18:4
     8) Иоанн 3:5-6
     9) 2-е Коринфянам 3:17
     10) Евреям 7:9
     11) Римлянам 5:12
     12) Римлянам 8:20
     13) Ефесянам 4:24
     14) Иоанн 3:6
     15) Римлянам 6:23

     ЗАКОН ПРАВЕДНОСТИ
     "В Христе сделались праведными перед Богом" (1)
     Все перечисленное выше было бы позволено, если бы люди стали праведными
в глазах Бога; они должны были сделаться таковыми также  посредством закона.
"Добрые деяния" благочестивых грешников - это просто "мертвые дела" (2), ибо
для того, чтобы деяния грешника  имели какую-то ценность по  отношению к  их
будущему положению, он должен "сделаться праведным",  а это может произойти,
только  если он станет  послушен  закону, созданному  и предусмотренному для
этой  цели  (3).  "Чужой  и  пришелец"  в  Соединенных  Штатах  может  стать
согражданином  американцам,  только если  даст  клятву об отречении, пройдет
испытательный  срок  и  принесет  клятву  о  верности,  согласно  положениям
конституции этой страны.
     Царство  Божие имеет  свой  закон,  как  и  Царство Сатаны, или  та его
область,  которая  именуется  Соединенными Штатами.  До  того,  как грешники
становятся подзаконными, о них говорится, что  они  - "без Христа, отчуждены
от Общества  Израильского, чужды  заветов  обетования, не  имеют  надежды  и
безбожники (по-гречески - aqeoi, атеисты) в мире" (Ефесянам 2:12,13,19). Они
названы "бывшими  некогда далеко", "чужими и пришельцами", "поступающими  по
суетности ума  своего, будучи помрачены в разуме, отчуждены от жизни Божией,
по причине их невежества и ожесточения сердца их" (Ефесянам 4:17-18). Однако
отметим  тот высокий стиль, в котором  описываются грешники после того,  как
они  помещены под  закон Общества  Израильского, которое есть Царство Божие.
"Бывшие  некогда далеко,  стали близки Кровью Христовою"; "через  него имеем
доступ к  Отцу,  в  одном Духе.  Итак  вы уже не чуждые  и не пришельцы,  но
сограждане святым  и свои Богу" -  "сонаследники,  составляющие одно тело, и
сопричастники обетования Его во Христе Иисусе посредством  благовествования"
(Ефесянам  3:6). Этот разительный  контраст открывает  великое  изменение  в
положении и характере, когда речь идет  об одних  и  тех же людях. Как могла
произойти такая перемена? Ответом  на этот вопрос являются слова: "во Христе
посредством благовествования".  Предлогом "во" выражается  их  положение,  а
слово "посредством" указывает на причину,  содействующую изменению положения
и характера.
     Подобно тому,  как  закон греха  уходит корнями  в непослушание Первого
Адама,  корни закона  праведности  -  в  послушании  Второго  Адама. Поэтому
апостол  сказал: "Как преступлением одного  всем  человекам  осуждение,  так
правдою одного всем человекам (т. е. евреям и язычникам) оправдание к жизни.
Ибо,  как  непослушанием  одного человека  сделались  (katestaqhsan)  многие
грешными,  так и послушанием одного  сделаются праведными  многие" (Римлянам
5:18-19). Эти два Адама  - два связанных между собой  вождя: первый,  в этом
отношении, является образом второго (Римлянам 5:14). Все грешники - в первом
Адаме, а  все праведники - во втором, только по  другому принципу.  Грешники
были в чреслах первого, когда он совершил грехопадение, но не были в чреслах
второго, когда он был послушен до самой смерти,  поэтому "плоть не  пользует
ни мало"  (4). По  этой причине, для  того, чтобы сыновья Адама стали сынами
Бога, они должны быть усыновлены, что достигается только путем, определенным
Богом.
     Апостол,   потому,  объявляет  два  приговора,  протяженность   которых
одинакова, значение  же  для человечества -  различно. Один из них  является
осудительным, посылающим "многих",  как верующих  евреев, так и язычников, в
прах земной; другой приговор  затрагивает тех же "многих" и  говорит о  том,
что они будут вновь  взяты из земли,  чтобы не возвращаться  туда никогда. В
связи  с этим о  святых  сказано: "Тело  мертво для греха, но  дух  жив  для
праведности  (Римлянам  8:10-11), ибо как смерть через  человека, так  через
человека и воскресение мертвых (anastasiV nekrwn). Как в Адаме все  умирают,
так  во Христе все оживут,  каждый в своем порядке: первенец Христос,  потом
Христовы, в  пришествие Его" (1-е Коринфянам  15:21-23).  Ясно,  что апостол
пишет не  обо всех  представителях рода  человеческого,  а только  о той  их
части, которая подлежит  "оправданию к  жизни" (dikaiwsiV zwhV) (5).  Верно,
что все люди умирают, но неверно, что все они  получат оправдание. Оправданы
будут те "многие", oi  polloi, которые  будут  "приговорены" жить вечно.  Об
остальных мы поговорим позже.
     Приговор оправдания к  жизни будет исполнен  посредством Иисуса Христа.
Став жертвой за  грех и пролив свою кровь  на  кресте, он олицетворил  собой
окропленную   кровью   жертву  умилостивления  (6)   для  всех  верующих   в
благовествование  о Царстве  Божием  и  прощение  грехов  путем пролития его
крови. "Он  был  предан за  грехи  наши  и  воскрес  для оправдания  нашего"
(Римлянам 4:25), т. е. для прощения тех, кто верует в Евангелие, как об этом
написано:  "Кто будет веровать  и крестится, спасен  будет" (Марк 16:15-16).
Следовательно, "покорение вере" (Римлянам 1:5) стало условием праведности, и
это послушание подразумевает существование "закона веры", который и является
"законом  дел" (Римлянам 3:27,21), о чем свидетельствовал Моисей. Закон веры
говорит тому,  кто верит в Евангелие  Царства:  "Покайтесь, и  да  крестится
каждый из  вас во имя  (epi tw  onomati) Иисуса Христа  для прощения грехов"
(Деяния Апостолов 2:38).
     Этот завет обращен к человеку как  к пограничной линии между состоянием
греха  и  состоянием праведности. Подчинение  вере находит выражение в имени
Иисуса  как  "жертве умилостивления  в  Крови его  через веру"  (6). Поэтому
апостол говорит ученикам в Коринфе: "Или  не знаете, что неправедные Царства
Божия не  наследуют?  не обманывайтесь: ни блудники,  ни  идолослужители, ни
прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни
злоречивые, ни хищники - Царства Божия не наследуют. И такими были некоторые
из вас; но омылись, но освятились, но  оправдались (edikaiwqhte) именем (epi
tw onomati)  Господа нашего  Иисуса Христа  и  Духом (en  tw pneumati)  Бога
нашего" (1-е  Коринфянам  6:9-11). Таким образом,  дух, при помощи  которого
распространялась  Благая  Весть  о  Царстве,  и  имя  Христа  обновили  этих
распутников. Закон Божий и свидетельство подтверждены  были духом знамениями
и чудесами, и  различными силами, и дарами  (Евреям 2:3-4)  и доверены им  с
полной убежденностью в том, что действуют в них посредством любви, производя
"хотение  и действие" (7)  для того, чтобы им "омыться  именем", "освятиться
именем" и "оправдаться именем Иисуса Христа".
     Любому  человеку,  не испорченному суетой и  лживой  философией, должно
быть ясно, что омыться именем невозможно, если человек не имеет веры в имя и
не  воспользуется водой.  Если  же человек  "омылся именем  Иисуса  Христа",
показания трех "свидетелей" этого факта являются основой всех доказательств.
Это дух, вода и кровь, и все  они  сходятся в одном. Иисус Христос был явлен
посредством воды в крещении (Иоанн 1:31), и посредством крови - в смерти,  и
посредством  духа  - в  воскресении,  а потому дух,  который есть истина (to
pneuma   estin  h   alhqeia),  и  вода,  и  кровь,  или  правда,  касающаяся
мессианства, жертвенного  характера и воскресения Иисуса, были составляющими
свидетельства, говорящего, что  человек подчинится "правде Божией" (Римлянам
1:17;  3:21,22,25,26),  открывшейся в Благой Вести о Его  Царстве. Показания
этих свидетелей названы "свидетельством  Божиим", которое каждый  верующий в
Царство и Имя имеет "в себе самом" (1-е Иоанна 5:6-10).
     Вода,  кроме того, это та среда, в которой происходит омовение. Однако,
хотя  вода  и  является  совершенно  доступной  почти   везде  в  мире,  где
проповедано Евангелие, одна  из  самых  больших  трудностей под  небесами  -
воспользоваться  ею так, чтобы омыть человека во имя Иисуса Христа. "Что?! -
скажет кто-нибудь. -  Неужели трудно  погрузить  человека в воду  и провести
религиозную  службу? Это же так легко!  Тысячи людей совершают это под самым
незначительным предлогом". Однако  войти в воду  и  прослушать  определенные
слова  еще не  означает для человека,  подвергшегося этой процедуре, омыться
именем.  Трудность  состоит не в том,  чтобы заставить людей  погрузиться  в
воду,   а,   в  первую   очередь,   в   том,  чтобы   убедить  их   поверить
"благовествованию  о  Царствии  Божием  и  о  имени  Иисуса Христа"  (Деяния
Апостолов 8:12), или "великим и драгоценным обетованиям", посредством веры в
которые  они сами  стали  бы "причастниками Божеского  естества" (2-е  Петра
1:4).  Без  веры в это не может быть  никакого истинного  омовения, никакого
освящения,  или очищения от  нравственной  скверны,  и  никакого  оправдания
именем Иисуса  для сынов человеческих,  ибо, как  говорит Писание, "без веры
угодить Богу невозможно" (8).
     Это было той  обновляющей  силой великих и драгоценных обетований Бога,
которая  преобразила  распутных  коринфян в  "освященных  во Христе  Иисусе,
призванных  святыми" (9),  о  ком  засвидетельствовано,  что  они,  "слушая,
уверовали и  крестились" (Деяния Апостолов  18:8). Теперь апостол пишет этим
крещеным братьям  и говорит  им,  что Бог  "незнавшего  греха  Иисуса сделал
(epoihsen) для нас  жертвою за  грех, чтобы мы  в Нем  сделались  (ginwntai)
праведными  перед  Богом"  (2-е  Коринфянам  5:21),  то   есть,  распятый  и
воскресший  Иисус стал "Господом - оправданием нашим" (Иеремия 23:6), как об
этом написано: "От Него и  вы  во Христе Иисусе, Который  сделался (egenhqh)
для нас премудростью от  Бога, праведностью и освящением и искуплением" (1-е
Коринфянам 1:30).  Итак,  кто бы  не  был во Христе,  о том  сказано, что он
"имеет  полноту  в Нем",  в  ком он "обрезан...  совлечением греховного тела
плоти", т. е. всех прошлых грехов, будучи погребенным с Христом в крещении и
воскреснув в Нем же  посредством веры  в  силу Бога, доказанной воскрешением
Его из мертвых" (Колоссянам 2:10-12).
     Поэтому, поскольку неоправданные не наследуют Царства  Божего, открылся
закон, говорящий : "Должно вам родиться свыше"; ибо, как  сказал  Царь: "Кто
не родится  свыше, не может увидеть Царствия  Божия". Сказанное  необъяснимо
для людей,  чьи помыслы руководимы плотью.  Они  не в состоянии  постигнуть,
"как  это может быть",  и, хотя они претендуют  на то, чтобы быть "учителями
Израилевыми", "Бакалаврами и Докторами Богословия", а также "Канонического и
Гражданского  Права", они так  же озадачены вопросом "нового  рождения", как
Никодим.  Однако те,  кто понимает "слово Царствия",  распознают  "небесное"
посредством ясности  и  простоты  истины.  Родиться  вновь,  как  разъясняет
Господь Иисус, значит "родиться от воды и Духа", как об этом  сказано: "Если
кто не родится от  воды (ex udatoV) и Духа, не может войти в Царствие Божие"
(Иоанн 3:3-10). Это определение настолько ясно и вразумительно, что тот, кто
хочет понять - поймет.
     Новое Рождение, как и старое, плотское, - это не отвлеченный принцип, а
процесс. Он начинается зачатием  и заканчивается появлением  на  свет. Любой
сын  Божий  является  личностью, развивающейся из  "нетленного семени"  (1-е
Петра 1:23)  Бога, посеянного (Матфей 13:19) в плотяные скрижали его сердца.
Когда это семя, или слово о Царствии, воспринято, оно начинает свою работу в
человеке  и продолжает ее до  тех пор, пока он не станет верующим  в истину.
Если  это произошло, человек меняется. Он приобретает новый  образ мыслей  и
думает теперь  в  гармонии  с  мыслями  Бога,  открывшимися в  Его законе  и
свидетельстве.  Он видит  себя и  окружающий мир в новом свете. Он  осознает
грех  и испытывает отвращение к тем вещам, которыми еще недавно наслаждался.
Преобразуются   его  взгляды,   склонности,   характер,   привязанности.  Он
становится скромным, похожим на ребенка, восприимчивым к обучению и склонным
к  послушанию,  и его простой заботой  становится желание знать, что от него
хочет  Бог.  Выяснив это,  он  выполняет волю  Божью,  и,  поступая так,  он
"рождается  из  воды". Рождением  от  Отца  словом  истины  (Иакова  1:18) и
рождением от воды  завершился первый этап  процесса.  Он стал теперь законно
"во Христе".
     После рождения ребенка следует  направить его рост по правильному пути,
чтобы он не уклонился, когда станет взрослым (10). Это тоже указание Бога по
отношению к  тем, кто  родился от воды в Его семье на земле. Он внушает  им,
что может "вознести их в свое время"  (1-е Петра 5:6). После того, как такой
человек уверует в Евангелие и примет  крещение, от него требуется "поступать
достойно знания, в которое  он призван" (Ефесянам 4:1), чтобы, делая так, он
мог  бы "сподобиться" (11) "родиться от Духа", чтобы  самому стать  "духом",
или духовным телом, и, таким образом, войти в Царство Божье, вознагражденным
"славой,  честью  и  бессмертием,  жизнью  вечною"  (Римлянам  2:7).  Когда,
поэтому, такой верующий выйдет из земли во время воскрешения его из мертвых,
Дух Божий, действующий посредством Господа Иисуса, сначала  откроет могилу и
придаст ему образ и подобие Иисуса Христа, а потом даст ему жизнь. Он станет
нетленным  и  живым  человеком,  "равным  ангелам", способным,  подобно  им,
отражать славу Того, Кто его создал. Это конец процесса. Он станет, как  сам
Иисус, великим  представителем Божьей семьи, родившимся от  воды посредством
нравственной силы истины и из могилы - физической силой Духа; однако все это
- от Бога при посредничестве Иисуса Христа, Господа.
     Нами описано, как грешники становятся святыми, и это единственный путь;
их превращение есть результат преобразующего влияния "свидетельства Божиего"
(12). Тот, кто пренебрегает "законом и свидетельством" и все-таки претендует
на то,  чтобы быть святым или  учителем Божественных тайн, может возразить в
целом против этого заключения, потому что  сказанное осуждает  и его. Однако
истина  нелицеприятна,  и,  когда  предсказания  Божьи   говорят,  что  люди
"обновлены в  познании"  (13) или "отчуждены от жизни Божией по  причине  их
невежества"  (14),  я буду  твердо отстаивать позицию, изложенную  здесь. По
закону  человеческого  разума познание истины должно предшествовать  вере  в
нее. Исключений  этому нет. Если кто-то  сошлется на  случаи, представляющие
собой исключения  из  этого  правила, то такая вера - поддельна,  и  не  она
угодна Богу.  Это легковерие, своевольная  вера, и именно она  характеризует
духовную философию наших дней.
     Наконец,  этот акт, требовавший  от  обновленного  законом  праведности
грешника, чтобы он  мог быть  приведен к Христу и "в Нем сделаться праведным
перед  Богом",  есть акт  погребения в  воду  в смерть.  Сила  слова  истины
действует в двух  направлениях. Она  делает  человека "мертвым для  греха" и
"живым для  Бога". Как Христос однажды умер для греха и был погребен,  так и
верующий,  став мертвым для греха, должен  быть также  захоронен,  ибо после
смерти -  погребение. Смерть  и захоронение верующего связаны со  смертью  и
погребением Иисуса Христа  личной  верой  в свидетельство, касающееся этого.
Поэтому ему сказано "умереть с  Христом" и "быть погребенным с ним"; но  что
это за погребение? "В крещении в его смерть", говорит Писание.
     И это все? Никоим образом, ибо захороненный в воде не лишается животной
жизни, но сохранением ее верующему дается возможность "ходить в  обновленной
жизни",  нравственной  и разумной.  Он, потому,  поднят  из воды.  Этот  акт
олицетворяет собой его веру в воскресение Иисуса и его надежду,  что, как он
был соединен с  Христом подобием его смерти,  так он должен быть соединен  с
ним  и подобием его воскресения (Римлянам 6:3-11) и войти  в  Царство Божие.
Таким людям Писание  говорит:  "Ибо  все вы  сыны  Божии по  вере во  Христа
Иисуса". Основа  же этого  почетного и  Божественного родства  обозначена  в
следующих  словах: "Все  вы, во  Христа крестившиеся, во Христа облеклись...
Если же вы  Христовы, то вы  семя  Авраамово,  и  по обетованию  наследники"
(Галатам 3:26-29).  Они  получили,  таким  образом, дух усыновления, которым
взывают к Богу как к своему небесному Отцу (15).

     ССЫЛКИ
     1) 2-е Коринфянам 5:21
     2) Евреям 9:14
     3) Римлянам 5:19
     4) Иоанн 6:63
     5) Римлянам 5:18
     6) Римлянам 3:25
     7) Филиппийцам 2:13
     8) Евреям 11:6
     9) 1-е Коринфянам 1:2
     10) Притчи 22:6
     11) Лука 20:35
     12) 1-е Коринфянам 2:1
     13) Колоссянам 3:10
     14) Ефесянам 4:18
     15) Римлянам 8:15; Галатам 4:5-6

     ДВА ПРИНЦИПА
     "Тот же самый я умом служу закону Божию, а плотию закону греха" (1)
     Несмотря на то, что грешник может быть "избавлен от  власти  тьмы", или
невежества, и будет "введен в" надежду о  "царстве  Господа нашего  и Христа
Его"  (Колоссянам 1:13;  Откровение 11:15) посредством веры  в  Божественное
свидетельство  и крещения  в Христа, он,  если  обернется  мыслями  к своему
сердцу и  обратит  внимание  на  импульсы, действующие в нем, осознает, что,
если бы он уступил им,  что-то  в его сердце побудило бы его нарушить  Божий
закон. Эти  позывы названы "страстями греховными" (Римлянам 7:5).  До  того,
как он был просвещен, они "действовали в его членах", пока не проявляли себя
в  дурных  поступках,  или грехе; это  названо  "принесением плода  смерти".
Причина  этих  "страстей"  - это  физический  принцип, или  свойство  плоти,
именуемый  апостолом  "живущим  в  нем грехом", который  возвращает  в  прах
смертное тело; то же, что возбуждает  скрытые склонности - это закон  Божий,
запрещающий делать то-то и то-то, ибо, сказано, "я не иначе  узнал грех, как
посредством закона" (2).
     Итак, в то время как праведный человек чувствует, что, против его воли,
в членах его  работает закон греха,  или  природы, он осознает  в себе также
что-то,  осуждающее  "страсти  греховные"  и  сдерживающее их,  чтобы они не
привели  в движение силы, заставляющие человека делать то, что он делать  не
должен.  Лучшие  из людей  - я цитирую Павла  как пример людей такого типа -
осознали  сосуществование этих враждебных друг другу принципов  внутри себя.
"Я нахожу, - говорит он, - закон, что когда хочу делать доброе, прилежит мне
злое". Да, принцип зла и принцип добра  - это два закона, которые приходится
терпеть святым Божьим, пока они продолжают быть смертными.
     Я  предлагаю  читателю внимательно  просмотреть  то, что касается  этих
законов в главе 3, разделе "Плотский разум", чтобы мне избежать повторений в
этом месте книги.
     Закон греха  и смерти  передается  по  наследству и  произошел от  того
грешника, который является праотцом всего нашего рода, закон же разума - это
интеллектуальное и нравственное приобретение. Закон греха пронизывает каждую
частицу плоти,  но в мыслящей плоти он царствует, в основном, над страстями.
Для дикаря это единственный закон, которому он  подчиняется,  так  что своею
плотью он служит только закону греха и  смерти. Это для него  "свет внутри",
лучшая  иллюстрация которому - тьма Египетская.  Такой же  "внутренний свет"
освещал князей мира, которые "распяли  Господа славы" (3). Он излучал сияние
в  философии Платона и  в логике Аристотеля, которые  ходили в  нем,  живя в
"стране тени смертной" (Исаия 9:2), и тот же "свет внутри"  всех  младенцев,
родившихся от крови, "по хотению  плоти" (4) и любого человека, находящегося
под законом греха во всех странах мира.
     Писание  же говорит: "Заповедь Божия  есть светильник, и  наставление -
свет" (Притчи 6:23); потому пророк произносит: "Слово Твое - светильник ноге
моей и свет стезе моей"  (Псалом 118:105). С этим согласуются слова апостола
о том, что "вернейшее пророческое слово... есть светильник, сияющий в темном
месте" (2-е  Петра  1:19).  Исаия  тоже  свидетельствует о  том,  что  Слово
составлено  из  Закона Божьего  и  откровения и  что те, которые говорят  не
согласно ему, не имеют в себе света (Исаия 8:20). Это та причина, по которой
у дикаря нет света внутри, ведь он абсолютно невежественен  в законе Божьем.
Свет не  излучается  изнутри,  потому  что грех, кровь и плоть  не  способны
испускать никакого  света.  Они способны лишь отражать его, подобно зеркалу.
Зеркало не является источником света, но его поверхность такова, что,  когда
свет  падает  на  нее, она  может  отбросить  его,  или  отразить,  согласно
световому закону, таким образом, что  образы объектов становятся видимыми на
поверхности,  откуда свет, исходящий  от объектов, в конце концов попадает в
глаз. Нет света и в сердце. Это просто "скрижаль", или полированная дощечка,
или  зеркало,  -  у  некоторых  людей,  у других  же  она  лишена  блеска  и
потускнела.  Она   названа  "плотяной  скрижалью   сердца"  (5).   Она  была
отполирована в начале, когда Бог создал человека по  Своему образу, но грех,
"бог века сего" (6), сделал ее  настолько тусклой, что только некоторые люди
отражают Его подобие.
     Нет,  это просто тщеславие плотского разума, что человек рожден в  этот
мир  со  светом  внутри  и  что  его  требуется  лишь лелеять,  и это  будет
достаточным  для  того,  чтобы  человек  шел  по правильному пути.  Бог есть
единственный источник света; Он - славный  Осветитель нравственной Вселенной
и  Он посылает Свое  просвещенное сияние  через  посредство  иногда ангелов,
иногда пророков,  а  в других случаях  - Своего  Сына и  его апостолов,  при
помощи  Своего  всепроникающего  Духа.  Поэтому и говорит Писание: "Бог есть
свет" (7), чья истина "просвещает очи" (8). Но что  такое истина? Это  "свет
благовествования  о  славе  Христа"  (9), который  отражается в полированном
нетленном плотяном зеркале,  как Образ  Бога, -  образ,  который в настоящее
время  еще  неотчетливо  запечатлевается на плотяных скрижалях наших сердец,
потому что мы знаем лишь  частично то, что распознается нашими глазами веры,
пока на место исчезнувшей надежды не придет обладание этой наградой.
     Бог,  следовательно, есть источник света, благовествование же о Царстве
и Имени Иисуса Христа - это свет, а Христос - посредник, через которого этот
свет сияет, потому он зовется Солнцем Праведности, а также "Светом Истинным,
который  просвещает всякого человека, приходящего  в  мир" (10),  "светом  к
просвещению язычников, и во славу народа Израиля" (11). Просвещение  каждого
человека так объяснено апостолом: "Бог,  повелевший из тьмы воссиять  свету,
озарил наши сердца (т. е.  сердца  святых),  дабы  просветить нас  познанием
(proV  fwtismon thV  gnwsewV)  славы  Божией  в  лице  Иисуса  Христа"  (2-е
Коринфянам 4:6). Однако не  "всякий человек" просвещен этим славным знанием,
ибо от некоторых оно скрыто. Скрижали  их  сердец так "разъедены"  и покрыты
ржавчиной, непрозрачной  и грязной,  что они лишены всякой  отражающей силы.
Свет  не  отражается от черной поверхности. Поэтому апостол говорит: "Если и
закрыто благовествование наше,  то закрыто для погибающих, для неверующих, у
которых  бог  века  сего  ослепил  умы,  чтобы  для  них  не  воссиял   свет
благовествования  о  славе  Христа"  (2-е  Коринфянам 4:3-4).  Он  затемняет
скрижали их сердец "заботами века  сего  и  обольщением  богатства"  (Матфей
13:22) и, таким образом, препятствует  им открыть  свои уши,  чтобы услышать
слова вечной жизни.
     Если в человеке есть свет, ясно, что он получен им из  внешнего мира, а
не  в  качестве  унаследованной  им  внутренней  искры. Когда Господь  Иисус
появился в  Израиле, он осветил народ, подобно свету во тьме. Этот народ был
настолько темен из-за своих пристрастий человеческим традициям,  что,  когда
свет воссиял среди  них, они не восприняли  его: "тьма не объяла его" (Иоанн
1:5). Если Израиль был таков, то насколько темен был мир в целом! Между тем,
языческий  разум не  был так абсолютно  затемнен, как  разум  дикаря. Народы
Четырех Империй сильно перемешались на протяжении своей истории с евреями, а
потому свет еврейского закона должен был значительно  распространиться среди
них,  хотя и не  вызвав  в них послушания. Следовательно,  в какой-то  мере,
"дело  закона у них записано в сердцах" и творило  в них "совесть их и мысли
их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую" (Римлянам 2:14-15).
     Это сияние истины во тьме народов было значительно усилено апостольским
трудом,  ибо  "по  всей земле прошел голос  их, и до пределов вселенной (thV
oikoumenhV, или Римской империи) слова их" (Римлянам  10:18). Хотя свет этот
был  почти угашен отступлениями  от  истины, светильники  все еще оставались
горящими  (Откровение 11:4), а потому затмение не было  столь полным,  чтобы
тьма языческого разума  дошла до уровня дикарей. Когда же в 16  веке Писание
вновь  распространилось среди народов на их родных языках, свет истины начал
опять струиться на них. Писание, потому, было подобно книге, упавшей прямо с
небес. Мир был изумлен ее содержанием,  однако "не объял ее". Люди обсуждали
Писание, подвергали его проверке, искажали его и отстаивали до тех пор, пока
более сильная  сторона не  учредила  тот мировой порядок, который существует
сейчас.
     Этот мир, названный "христианством", достаточно сильно похож на порядок
вещей во времена Иисуса.  Появись он сегодня, он "воссиял  бы во тьме",  как
тогда  среди  евреев.  Они заявляли, что знают  Бога, в то время как в делах
отступились от него. Их священники говорили:  "Мы видим", - но Иисус называл
их "слепыми вождями слепых"  (12), а потому "грех остался на них"  (13). Они
хвастались  своим  законом,  однако,  нарушая  его,   бесчестили  Бога.  Они
претендовали на то, что являются более добросовестными и благочестивыми, чем
Иисус, он же обвинял их  в лицемерии  и принадлежности к змеиному роду.  Они
"оцеживали  комара, а верблюда поглощали"  (14), давали десятины с  аниса  и
тмина,  но обирали сирот и вдов.  Однако, "каков поп,  таков и приход". Люди
толпились  в  синагогах   и   храме  в  роскошных  одеяниях.   Разукрашенные
драгоценностями, они  выставляли себя напоказ на видных местах,  в то  время
как бедные стояли, а если сидели - то  на скамеечке для ног  у самых дверей.
Они устраивали грандиозный показ своей набожности, распевали  псалмы  Давида
со святым восторгом  и благоговейно слушали чтение закона  и пророков, - и с
величайшей  яростью изгоняли  Иисуса  и его  апостолов, когда те  разъясняли
смысл всего этого. Они  смешивали поклонение Богу с поклонением маммоне. Они
накапливали золото,  серебро и одеяния, пока  моль не  съедала  их,  ущемляя
своих наемных работников в плате за труд.
     Таково  было  состояние "церкви",  когда Иисус и  его апостолы  были ее
членами; таково же ее состояние и теперь, когда он "стоит у  двери и стучит"
(15). Отрицательным прообразом  "Церкви" двадцатого  века  (которая,  как  я
понимаю,  есть  не  "Одно тело"  (Ефесянам  4:4),  а  тысячеголовый  монстр,
представляющий собой религиозную  совокупность под названием "христианство")
является Лаодикийская церковь, которая "не холодна, не горяча", но "тепла" и
которая  говорит: "Я  богата, разбогатела и ни в чем не имею нужды"; - а  не
знает, что она "несчастна и жалка, и нища и слепа и нага" (Откровение 3:17),
слюна, однажды "извергнутая из  уст Господа" (16). Ее глаза ослеплены  богом
мира. Рвение  в раздорах, преданность  маммоне, невежество  по  отношению  к
Писанию и подчинение догмам и заветам людей привели  к  тому,  что "огрубело
сердце людей  сих, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули" (17). "Мы -
народ Господа, народ Господа!" - восходит на небеса многоголосый крик, но на
скрижалях  их  сердец свет славного Евангелия Христова о Царстве и Имени  не
находит  поверхности   для  отражения.  Многие,  имеющие  добрые  намерения,
оплакивают  падение  духовности  церкви, но они  не  могут осознать  причину
этого.  Они почти  не заглядывают в Писание. Оно вытеснено пустыми теориями,
являющимися    просто    невразумительными     изысканиями    проповедников,
противоречивыми  измышлениями   плоти,  старающейся   придумать   для  людей
вероучение, которое прославляло бы само себя устами избранных ими  ораторов.
В церквях никогда не верили  и  никогда  не  проповедовали  Евангелие.  Оно,
фактически, было  скрыто  от глаз прихожан, и пришло время отломиться  ветви
дикой маслины из-за  ее  сухости, то есть, отсечь  эти церкви  за их неверие
(Римлянам 11:20,22,25).
     Принцип, или дух,  действующий  в  этих  "сынах  противления"  (18), не
является   ни  законом  греха,  проявленным  в  дикарях,  ни  законом  Бога,
олицетворяемым истинными учениками Христа. Он  представляет собой смесь этих
двух  законов, а потому,  веря в истину только частично, они  "устранили ее"
(Матфей 15:6,9), это же касается и наследования Царства Божьего. Доля истины
в  общественном  сознании является  мерой  его  нравственности и  совести  и
устанавливает  то  сияние,  или "внутренний  свет", который был  разожжен  в
процессе столкновения идей во внешнем мире. Отклонение в процессе воспитания
сделало людей  теми,  кто они есть: грешниками, чей образ  мыслей и действий
может быть  благочестивым  или неблагочестивым, цивилизованным или диким,  в
зависимости от школы, которую прошли их молодые мысли, чтобы пустить ростки.
Только Божественный закон и свидетельство могут вернуть их на путь отражения
морального образа и подобия Божьего.
     "Разум" и "чувства" апостольского мозга, формирующие "плотяные скрижали
его   сердца",  были  "надписаны"   Духом  Бога  живого  способом,   который
воздействовал не на всех верующих.  Апостол  был  "вдохновлен", в результате
чего получил много  "света  познания славы Божией" посредством внушения, или
откровения  (Галатам  1:11,12),  другие  же получают  это  знание  из  слов,
сказанных или написанных "глиняными сосудами", подобными самому  апостолу, в
ком это  "сокровище" хранилось (2-е Коринфянам 4:7). Однако  способ, которым
это  знание  было  передано,  не  имеет значения  для  того,  чтобы оно было
записано  на сердце.  Когда сердце  начинает обладать им, оно  формирует тот
разум  или образ мыслей и чувств (nouV), с которым,  как  сказал апостол, он
служит  закону   Божьему.  Обновленные  Божественным   свидетельством,   его
интеллект и чувства  должны  были, конечно, действовать в гармонии с мыслями
Бога. Тем не менее, апостол только сдерживал проявления своих "страстей". Он
держал свое тело в подчинении. Это было все, что он мог сделать, ибо частицы
его плоти, полностью подчиненной закону тления,  не  способны  были излучать
духовное совершенство мыслей и чувств. В то время, поэтому, своим разумом он
служил  Закону Бога, своей же плотью он подчинялся закону греха, который,  в
конце концов, смешал ее с материнским прахом.
     Этот  новый образ  мыслей  и  чувств,  созданный  в  истинном  верующем
посредством Божественного  закона  и  свидетельства,  в  Писании  называется
по-разному. Он  именовался "сердцем чистым и  духом правым" (Псалом  50:12),
"духом новым" и "сердцем плотяным" (Иезекииль 11:19), "внутренним человеком"
(2-е Коринфянам 4:16; Римлянам 7:22), "новой  тварью" (2-е Коринфянам 5:17),
"новым  человеком,  созданным  по  Богу, в  праведности и  святости  истины"
(Ефесянам  4:24), "который обновляется в познании  по образу Создавшего его"
(Колоссянам 3:10),  "сокровенным  сердца человеком"  (1-е Петра 3:4)  и  так
далее.  Этот новый и сокровенный человек  проявлен  в  жизни  добродетелями,
подобающими Евангелию.  Он находит удовольствие  в  законе  Божьем  и  часто
свидетельствует  о  Нем. Он  отказывается от  всего нечестивого и от мирских
похотей и  живет в миру целомудренно, праведно и благочестиво. Его надежда -
славное явление Иисуса  Христа в венце правды, чести и бессмертия, обещанных
тем, кто ожидает его, кто "возлюбил  явление его" и жаждет его царства (Титу
2:11-14; 2-е  Тимофею 4:1,8;  Евреям 9:28). Однако  закон греха, по  причине
слабости плоти, еще  не потерял власти  оставить  его  несовершенным. Будучи
освобожденным от  страха смерти,  новый человек ждет ее  как  времени своего
изменения, зная, что  после того, как он  уснет в земле, он будет освобожден
от  принципа  зла,  воскрешенный  для нетленного и  чистого существования  в
Божьем Раю.

     ССЫЛКИ
     1) Римлянам 7:25
     2) Римлянам 7:7
     3) 1-е Коринфянам 2:8
     4) Иоанн 1:13
     5) 2-е Коринфянам 3:3
     6) 2-е Коринфянам 4:4
     7) 1-е Иоанна 1:5
     8) Псалом 18:9
     9) 2-е Коринфянам 4:4
     10) Иоанн 1:9
     11) Лука 2:32
     12) Матфей 15:14
     13) Иоанн 9:41
     14) Матфей 23:24
     15) Откровение 3:20
     16) Откровение 3:16
     17) Деяния Апостолов 28:27
     18) Ефесянам 2:2



     БЕССМЕРТИЕ, РЕЛИГИЯ, "ДУХОВЕНСТВО" И "МИРЯНЕ"
     Бессмертие  в  современном  состоянии  - реальное  зло. - Бессмертие  в
страдании - не соответствует Писанию. - Исповедуемая миром религия - религия
страха.  - Польза религии мира как экклесиальной  полиции.  - Религия Христа
лишена мирского  добра до его  пришествия, когда она будет обладать всем.  -
Учение  о  бессмертии  как откровение  Божье. - Язычники, обманутые  в своих
попытках открыть это. - Божий престол в Израиле с херувимами, как  он описан
Моисеем. - Херувимы Иезекииля и Иоанна. - Херувимова завеса. - Лица Господа.
-  Пламенный  меч.  -  Проиллюстрированное Иезекиилем  описание  славы  Бога
Израилева. - Блеск  Духовного Тела. - Путь Древа  Жизни. - Этимология  слова
"религия". -  Ложная религия, основанная на  идее о гневе Божьем. - Бог  уже
примирен  с миром.  -  "Слово  Примирения", вверенное  апостолам в начале. -
Апостолы - единственные послы Христовы. - "Слово", проповеданное апостолами,
доверено ученикам  Христа.  -  "Духовенство"  и  "Миряне"  -  отступническое
различие.  - Религия  определена.  - То важное, что от нее требуется. -  Нет
истинной религии без  веры в истину. - Слово "вера", библейское определение.
-  Как  вера приходит. - "Религиозный мир" - языческий в "вере". - "Любовь",
по библейскому определению, - "послушание". - Религиозный мир, лишенный Духа
Божьего. - Религия современна только греху. - Краткое изложение принципов.
     ______

     Господь  Бог  заложил  основы  мира  в  приговорах,  вынесенных  Им  по
отношению к совершившим грехопадение, и начал подготовку царства  в условиях
Нового Закона, а именно: постановил изгнать их из сада на  восток Едема. Как
сказал Змей,  в результате вкушения запретного плода  люди стали "как боги",
или Элохим, "знающие добро  и зло". В период своего ученичества человек знал
только  добро,  возгордившись  же,  он  "подпал  осуждению с  дьяволом" (1-е
Тимофею 3:6) и пришел также на собственном опыте к познанию горя и боли. Это
стало  великим бедствием,  но  не  настолько  страшным,  как  то, что  могло
случиться с  ним в Раю. Он вкусил  от одного  дерева, но его самонадеянность
могла  бы привести  к тому, что он взял  и вкусил бы от другого. Последствия
такого  вкушения,  вслед  за  первым,  сделали  бы его  ситуацию  еще  более
плачевной,  чем  она  была.  Он  уже познал зло,  как  Элохим - до него,  но
существовала надежда избавиться от  этого, возвратившись в прах, из которого
он  был взят; однако если  бы он вкусил от Древа Жизней, эта надежда была бы
отсечена, а он  жил бы вечно, испытывая на себе траур,  горе и боль. Мысль о
несчастье  стать навечно объектом зла убедительно выражена Иовом. Доведенный
до тяжелейших страданий, он сокрушается, говоря: "Когда подумаю: утешит меня
постель  моя,  унесет  горесть  мою  ложе мое", Ты страшишь  меня  снами,  и
видениями пугаешь меня. И  душа моя желает  лучше прекращения дыхания, лучше
смерти,  нежели сбережения костей моих. Опротивела мне жизнь. Не вечно  жить
мне. Отступи от меня, ибо дни мои суета" (Иов  7:13-16). Однако если бы Адам
вкусил от  Древа  Жизни, и, доведенный до подобного горя, захотел бы увидеть
смерть, он не смог бы ее достигнуть. Он не нашел бы избавления. Однако и это
еще не было бы самым худшим. Он вовлек бы в бесконечное страдание и все свое
потомство. В  конце  концов, земля  наполнилась бы  бессмертными поколениями
"душевных  и бесовских"  людей  (1),  которые,  если какая-то добродетель  и
осталась  бы  в живых, заставили  бы  ее стократно страдать.  Против  такого
ужасающего  конца не существовало бы никакого другого  средства, как  только
запереть источники этой бездны и сковать их цепями полной тьмы.
     Поэтому, чтобы  предотвратить наполнение земли бессмертными грешниками,
Господь Бог сказал Элохиму:  "Вот, Адам стал  как  один из Нас, зная добро и
зло;  и теперь  как бы не простер  он руки своей, и не взял также от  дерева
жизни, и не вкусил, и не стал жить  вечно. И выслал его  Господь Бог из сада
Едемского, чтобы возделывать землю, из которой он взят. И изгнал Адама".
     Это   замечательнейшее  место  Писаний.  В   нескольких   словах  здесь
содержится  очень многое. Выделенные  нами моменты, светящиеся  подобно двум
звездам,  -  это признание  того,  что,  во-первых, человек стал, как  боги,
вследствие нарушения  заповеди, и, во-вторых, был  изгнан  из Рая для  того,
чтобы не  смог  жить вечно.  В другом месте  я  изложу то,  что касается его
"богоподобия" во зле; кроме того,  к  уже сказанному о древе жизней  следует
добавить  кое-что  об исключении человека из бессмертия. Однако я уже сейчас
предвосхищу  другую  часть  этой  работы,  сказав здесь,  что  законченность
творения,  предвидения и искупления  состоит в человеке  на  земле, славном,
благородном и бессмертном, состояние которого весьма хорошее. Именно потому,
что Бог любил человека и был к нему милостив, Он изгнал его из сада. Будь Он
побуждаем зловредностью (чувством, между прочим,  совершенно не свойственным
сердцу Бога), Он оставил бы человека свободно погрязать в бесконечной череде
страданий  из-за вкушения от древа  жизней.  Однако не для такой  участи  Он
сотворил  человека,  не  для того,  чтобы повергнуть  его потомство во зло с
неумолимой необходимостью,  что  при  любом  образе  жизни  могло  бы  стать
бесконечным источником мук для разума или для тела, или для того и другого.
     Вероучение, запечатлевшее это, бесчестит Бога и  выражает глупые  мысли
грешной плоти, не  просвещенной Его  законом и свидетельством. Это  фантазии
языческого  разума,  принятые  Отступничеством  и  проникшие  в символы  его
легковерия.   Поскольку   человеку   плотскому   неизвестно,  как   проявить
божественный характер иначе, чем в склонностях, слабо озаренном интеллекте и
развращенных чувствах,  все  это  создает представление  о Боге для  сыновей
человеческих  в  большей степени как  о  Сатурне или о  Молохе у  язычников,
которые пожирали  своих  собственных  отпрысков  с  пронзительными криками и
стонами, в отличие от представления о Нем как о Том, Кто так  любит мир, что
увещевал его примириться с Ним (2-е Коринфянам 5:19-20) и принять, без денег
или  цены,  безмерно великие и драгоценные  вещи,  которые  есть  у  Него  в
изобилии.  Таким  образом,  "религиозный  мир"   управляется   насилием.  Та
небольшая вера, которую он  исповедует,  действует  не любовью (Галатам 5:6)
для очищения его сердец (Деяния Апостолов 15:9), а  бесконечными  опасениями
сгореть в  расплавленной лаве в  течение бесконечных  времен.  Она действует
посредством "страха, который есть мучение" и который портит душу, так что не
будь  это из-за ее страхов,  было  бы честно  сознаться  в  том, что  ее  не
интересовал ни  Бог, ни  Его  религия. "Боящийся не совершенен в любви" (1-е
Иоанна 4:17,18). Она не  любит Его, ибо ее  совесть осквернена. "Любовь есть
исполнение закона". Ее сомнения и страхи неприкрыто демонстрируют ее грешное
сознание и  то,  что она  или не знает,  что  такое истина,  или,  зная  ее,
пренебрегает или  отрицает послушание ей.  Существует  грубое противоречие в
признании, что мы любим Бога и, все-таки, одновременно боимся Его! Боялся ли
Адам  Бога,  пока  оставался послушным Ему?  Однако как  только он согрешил,
страх овладел им, и он убежал при звуках Его голоса и спрятался. Страх Божий
праведного  человека  является  его страхом согрешить против того,  кого  он
любит.  Бог страшен только Его врагам. Его  сыновья  и дочери  полагаются на
Него  с привязанностью  детей,  а Он  защищает  их со всей любовью и заботой
Своего святого и благого имени.
     Пренебрегая  "великими  и  драгоценными обетованиями",  относящимися  к
царству Божьему,  вожди народа не знают, по какому иному пути  им двигаться,
чтобы,  говоря  их  же  словами, "стать  религиозными".  Следовательно,  они
позволяют  себе проповедовать "ужасы  закона". Однако "религия", достигнутая
таким способом, ничего не стоит. Нет, я беру свои слова обратно. Она чего-то
стоит. Религия  страха, пока в нее верят, полезна как система  экклесиальной
полиции,  которая, совместно с  гражданскими и военными  силами, материально
содействует  тому,  чтобы  держать  мир в  трепете.  Однако  по отношению  к
грядущему исповедующие такую  религию столь же беззаконны, как  и допотопные
исполины,  и, таким  образом,  земля,  будучи разрушенной  из-за антагонизма
между  экклесиями  в обществе,  наполнилась  бы  насилием,  как это  было до
потопа. Суеверие полезно  в сохраняющемся мире до тех  пор, пока не наступит
период, когда оно будет заменено "мудростью и  ведением",  которые  придадут
устойчивость  временам, имеющим отношение к  царству  Божиему  (Исаия 33:6).
Однако как способ наследования этого царства и приобретения людьми  права на
корону  праведности, религия, действующая посредством устрашения, совершенно
ничего  не  стоит.  Устраните  страх, и  от религии ничего не останется,  за
исключением,  само  собой  разумеется,  обладания  тем,  что  необходимо для
сохранения ее "церковных владений", "законных интересов" и мирских выгод.
     Однако "чистая и непорочная" религия Бога (2) не имеет никаких нынешних
церковных владений  или мирских  интересов. У нее  нет ни  "земель,  жилищ и
наследия", ни своего "штата", церковных коллегий или "священных сооружений".
Она, как  Сын Божий  в дни, когда он был во  плоти: бесприютный, бездомный и
бедный среди сынов человеческих. Она хранит великие богатства и хорошие вещи
для  бедных  мира сего,  которые  богаты верою (Иаков 2:5), она  обещает  им
обладание  миром  (1-е  Коринфянам  3:22)  со  всей  его  честью,  славой  и
богатством и бесконечной жизнью для наслаждения  всем  этим, но для этого, в
качестве  условия такого наследования,  требуется вера  в  Бога  и  сыновнее
послушание Его закону во времена  тяжелых испытаний (Деяния Апостолов 14:22;
2-е Тимофею 3:12).
     Совершенно  абсурдно  воображать, что  люди, упивающиеся всей роскошью,
удобствами и утехами жизни, наслаждающиеся честью, славой и дружбой с миром,
как  поступают  проповедники  антихристианства  разных  званий,  порядков  и
степеней, я вам скажу, что такие люди могут наследовать Царство Божие вместе
с Иисусом, и  что  "облако свидетелей", о которых  Павел говорил как о "тех,
которых  весь  мир  не был достоин"  (3), не имело смысла. Если  люди  хотят
царствовать вместе с Христом,  они должны верить  его  учению и вместе с ним
терпеть  (2-е  Тимофею  2:12),  испытывая  гонения  из-за  Его  Слова  (Марк
10:29-30;  Лука  18:29).   Они   должны  отделить  себя  от  "церквей",  как
государственных,  так  и нетрадиционных,  которые "носят имя, будто живы, но
мертвы" по своим  преступлениям и грехам (4). Эта система полностью прогнила
и  находится  в  ожидании явления  Господа, чтобы подвергнуться уничтожению.
Потому  пусть  все честные люди, миряне  и  духовенство, которые  уверуют  в
истину, выйдут из среды  их и отделятся (5). Лучше  стоять  в одиночестве во
имя  Царства  Божьего, чем  быть  причисленным  к множеству,  которому будет
отказано в день Христов в разрешении "вкусить от дерева жизни и жить вечно".
     Когда человек был  изгнан из  Рая, Господь Бог,  опасаясь  каких-нибудь
новых вероятных действий с его стороны, поставил охрану для древа жизни. Это
дерево, и  об этом нужно помнить, было  посажено посреди сада. Сейчас, когда
Адам был выселен, Господь "поставил  на востоке у сада Едемского  херувима и
пламенный меч  обращающийся, чтобы  охранять  путь  к  дереву  жизни".  Это,
видимо,  означает, что  Адам  был  изгнан  в  восточном  направлении,  ведь,
двигайся он  на  запад, древо жизни оказалось бы между ним  и Херувимом,  то
есть, все еще оставалось бы доступным и искушало человека добраться до него,
что,  несомненно,  привело бы  к  его  гибели. Херувим с  мечом  должны были
охранять Путь к Древу так, чтобы к нему нельзя было бы подступиться. Если бы
люди  захотели  сделать круг, чтобы обойти Херувима, то пламенный  меч,  или
огонь пожирающий, осветил бы  все вокруг, ведь он  был "обращающимся,  чтобы
охранять путь" от их самонадеянного вторжения.
     Вследствие этих  мер  они  больше  никогда  не  видели этого дерева или
видели  его  только издалека.  Последнее более вероятно.  Его  вид  время от
времени напоминал  бы им  то,  что  они потеряли,  а то, что  они узнали  об
эффекте, произведенном по отношению к вкусившему его  плод, навело  бы их на
мысль  о возможности смертного человека стать бессмертным. Это было желанным
для них.  Однако если они  не могли подойти  к дереву, как  же они  могли бы
добиться этой цели? Их было только двое, и ни один из них не мог ответить на
этот вопрос. Не существовало  Писаний, которые открыли бы им то же, что нам:
"Вот путь, идите по нему" (6). Они не имели представления о "пути, ведущем в
жизнь" (Матфей  7:14), и,  если бы они  не были "научены Господом"  (7), они
остались  бы  несведущими  в этом навсегда.  Помышления плоти никогда бы  не
смогли  открыть им этого,  ибо приобретение бессмертия  подразумевает веру и
осуществление на практике таких вещей, постичь которые совершенно невозможно
человеческому сердцу.
     Усилия  языческих философов разрешить  эту  проблему  иллюстрируют это.
Будучи  незнакомыми  с  Божьим  знанием,  они  скатились  к самым  абсурдным
домыслам.  Они  думали,  что  бессмертие  было  разновидностью  духа  внутри
человека, который уходил на Елисейские поля, когда смерть разрушала его союз
с  телом.  Они   считали  это   врожденное  свойство  частицей  божественной
субстанции, из  которой произошли все проявления добродетели, в то время как
порок  был естественным результатом действий  телесного вещества, которое по
сути  своей  было  зловредно.  Апостол  отчасти  ссылается  на  них, говоря:
"Называя  себя  мудрыми,  обезумели"  (Римлянам  1:22).  Поэтому он  именует
"мудрость мудрых"  "безумием", и когда коринфяне получили благовествование о
царстве, которое учит совершенно  другому, он спрашивает  у них: "Не обратил
ли Бог мудрость мира сего в  безумие?" (1-е Коринфянам 1:20). Не  показал ли
Он абсурдность их домыслов о "душе", "бессмертии" и "природы богов"?
     У них не  было никаких  представлений  о бессмертии, пока они обсуждали
это  только  с людьми, которые, может  быть,  "сподобятся  достигнуть"  того
царства (8). Это то учение,  о котором плоть со всеми своими  помышлениями и
со  всей  своей логикой  не имела  представления. Она  никогда не  думала  о
царстве  Божием  и  об  имени  какой-то особой личности как о том канале, по
которому должно было прийти бессмертие. Все это было потеряно в  фантазиях о
Елисейских  полях блаженства и Тартаре,  или преисподней,  и  о реке Стиксе,
текшей между ними, и о Хароне  с его паромом,  и о духах,  и  о  трехголовом
Цербере, и о Фурии со змеями вместо  волос, и о Плутоне, "царе преисподней".
Однако  о "славе,  чести и бессмертии,  жизни вечной"  (9), о  "нетленном  и
неувядаемом  наследстве"  (10),  о  вознаграждении  тех,  кто  был  праведен
посредством веры, - о таком "призе", как этот, который мог бы быть достигнут
исполнением  воли  Божьей,  они  совершенно ничего  не  знали  так  же,  как
нерожденные  младенцы. Об этом хорошо  сказал апостол  языком  пророка:  "Не
видел  того глаз, не слышало  ухо,  и не  приходило на  сердце человеку, что
приготовил  Бог любящим Его.  А нам  (то есть  тем,  кто  получил  евангелие
царства) Бог открыл это Духом Своим" (1-е Коринфянам 2:9-16).
     Поэтому бессмертие и путь к нему являются тем, о чем человек должен был
оставаться в неведении до тех пор, пока его  открытия зависели от помышлений
плоти.   Другими   словами,  эти   вещи  принадлежат   чисто   божественному
свидетельству,  и,  так как вера  есть доверие свидетельству,  люди не могут
иметь  веры  ни во что,  что лежит за  пределами  написанного слова Божьего.
Плотский разум, отражаясь в своем  собственном сознании, может полагать, что
то, что называется "я сам", есть нечто нематериальное, так как "оно думает",
а  "потому -  бессмертное",  но дальше  этого не  идет.  Мнение предполагает
сомнение, ибо, если что-то утверждается без сомнения, то это уже не  мнение,
а вера или знание. Где,  потому,  есть  такой человек, будь он философом или
теологом, который  может продемонстрировать существование "бессмертной души"
в  человеке  животном посредством  того, что "так написано" или "так говорит
Господь"?  Есть только несколько фраз в Писании, которые могут быть искажены
или   извращены  до   предположения,  которое,   однако,   становится  более
легковесным,  чем  суета,  перед  прямыми  свидетельствами  Слова.  С  этими
словами, в качестве вступления, я перехожу к нескольким замечаниям по поводу
херувимов.

     ССЫЛКИ
     1) Иаков 3:15
     2) Иаков 1:27
     3) Евреям 11:38-12:1
     4) Откровение 3:1; Ефесянам 2:1
     5) 2-е Коринфянам 6:17
     6) Исаия 30:21
     7) Исаия 54:13
     8) Лука 20:35
     9) Римлянам 2:7
     10) 1-е Петра 1:4

     ХЕРУВИМЫ
     В рассказе Моисея очень немного сказано о херувимах. Это слово является
существительным во  множественном числе, а  потому  речь  идет более чем  об
одном объекте. Однако из чего состоит это множество?  Я должен сказать, что,
судя  по тексту следующей  главы,  имелось в виду именно множество лиц, ибо,
когда   Господь  Бог  осудил   Каина  на  бродячую  и  скитальческую  жизнь,
братоубийца ответил: "Вот, от лица Твоего (в еврейском языке - множественное
число,  т. е. "от лиц Твоих")* я  скроюсь" (Бытие 4:14), что значит: "Мне не
будет больше разрешено  подходить к лицам херувима, которого  ты поставил на
востоке  сада, чтобы преподнести  приношение  за  мой  грех". Как  он  верно
заметил: "Проступок мой больше, нежели простить можно". Он был изгнан от Лиц
Божьих еще дальше  на восток как убийца, обреченный на вечную  смерть (Иоанн
3:15) в конце его жизненного пути.
     То,  что лица были связаны  с херувимами, кажется  бесспорным из других
отрывков Писания,  где они описаны. Господь говорил о херувимах с Моисеем на
Горе.  Завещая ему  сделать ковчег  или стол,  обложенный  золотом, с венцом
вдоль  его  верхнего  края,  Он сказал:  "Сделай  также  крышку  из  чистого
золота... И сделай  из золота двух  херувимов; чеканной работы сделай их  на
обоих  концах крышки". В другом месте это  объяснено  так:  "Выдавшимися  из
крышки сделал херувимов с обоих концов ее" (1). И далее: "И будут херувимы с
распростертыми  вверх  крыльями,  покрывая крыльями  своими крышку, а лицами
своими будут друг к другу; к крышке будут лица херувимов. И положи крышку на
ковчег сверху; в ковчег же  положи откровение,  которое  Я  дам тебе" (Исход
25:10-21).
     Вероятно, причина, по которой  Моисей  не  привел описания  херувимов в
Книге Бытия, состояла  в том, что  он намеревался рассказать  об  этом более
подробно,  когда  подошел к знакомству  с  самым святым местом  в  скинии. В
предыдущем отрывке дано их описание,  по которому они имеют  крылья и  лица;
будучи сделанными  из того  же куска золота, что  и  крышка,  на которую они
смотрят,  созерцая кровь, окроплявшую  ее, они, безусловно, стали  символом,
связанным  с процедурой искупления греха пролитием крови. Однако их значение
было  большим. Они  были троном Бога в Израиле. Поэтому псалмопевец говорит:
"Господь царствует... Он восседает на херувимах" (2). Этот трон был водружен
для  помилования:  по  этой причине покров ковчега,  содержащего откровение,
манну (Исход 16:33; Иоанн 6:33) и расцветший жезл (Числа  17:8; Исаия 11:1),
был назван Очистилищем (3) (в большинстве же случаев он называется в русском
переводе,  в  отличие  от  английского,  просто  "крышкой"  ковчега, что  не
отражает  его значения -  Примечание переводчика) или  троном,  - место, где
Господь  покрывал грехи  своего народа. Это был  также Давир  (отделение для
Святого-святых в иерусалимском храме) (4), или место, в  котором Бог общался
с народом Израилевым через посредничество Моисея. "Там, - говорил Господь, -
Я  буду  открываться  тебе  и  говорить  с  тобою над крышкою,  посреди двух
херувимов, которые над ковчегом откровения, о всем, что ни буду заповедовать
через тебя сынам Израилевым" (5).
     Однако хотя Моисей  рассказывает нам о двух херувимах со множеством лиц
и крыльев у каждого,* он не говорит нам, какого  рода лица и сколько крыльев
у них есть. Эту недосказанность, однако, возместил Иезекииль. Он сказал, что
у  каждого из них  есть  четыре  лица и четыре крыла, человеческое  тело  со
ступнями ног, как у тельца,  и с человеческими  руками под крыльями. Одно из
их  лиц -  человеческое, второе подобно львиному, третье выглядит,  как лицо
тельца, четвертое же  подобно  орлиному. Описанное в первой  главе Иезекииля
составляет  в совокупности,  очевидно, образ Мессии на троне, окруженном Его
святыми, и все они побуждаемы к действию и  прославлены Божьим Духом. Ободья
колес у Иезекииля полны были глаз, однако, у херувимов, виденных Иоанном, не
было колес, но зато было  два дополнительных крыла, а  глаза были перенесены
на  шесть  крыльев  (Откровение  4:8).  В  этом  месте  херувимы   именуются
"животными", а если точнее, тварями живыми (ta zwa); и  связаны с "двадцатью
четырьмя старцами".
     Теперь, связав  все  то,  что  сказано о них в разных местах Библии, мы
увидим, кого представляли четыре  херувима Иезекииля,  каждый  из  которых с
четырьмя лицами, и их колеса, и  четыре херувима  Иоанна, каждый  из которых
имел отличное от других лицо, каждый и двадцать четыре символических старца.
Написано, что "четыре  животных и двадцать четыре старца пали перед  Агнцем,
имея  каждый  гусли  и  золотые чаши,  полные фимиама, которые суть  (т.  е.
олицетворяют) молитвы святых;  и поют новую песнь, говоря: достоин Ты  взять
книгу и  снять с нее печати; ибо  Ты был заклан, и кровию своею искупил  нас
Богу из всякого колена и  языка, и  народа и племени, и соделал нас царями и
священниками  Богу нашему;  и мы будем  царствовать  на  земле"  (Откровение
5:8-10). Из  сказанного становится  ясно, что херувимы и прочие олицетворяют
собой  совокупность  тех,  кто был  искуплен из народов, в  их  воскрешенном
состоянии.   Агнец,  четыре  херувима  и  двадцать  четыре  старца  являются
символическим  образом того,  что  выражено фразой:  "освященные  во  Христе
Иисусе,  призванные святые" (6), то  есть те, кто составил праведность Божью
во Христе в славном состоянии.
     Херувимы  являются символом  союза,  глаза же,  обозначающие  отдельных
персон, все вместе составляют того, кто обозначен Херувимами. Агнец  введен,
чтобы олицетворять  отношения между святыми  глазами, или святыми людьми,  и
Лицами Херувимов,  то есть между  ними и  Господом Иисусом,  в  то время как
"двадцать четыре старца"  представляют собой  "Израиль  Божий". Их  двадцать
четыре  потому,   что  Царство  Божие,   будучи  Израильским   Содружеством,
организовано  из  двенадцати  сыновей  Иаковлевых  в  качестве  своих  ворот
(Откровение 21:12)  и из  двенадцати апостолов Агнца  - в качестве его основ
(Откровение 21:14; Ефесянам 2:20); первые,  будучи  входом в нынешнюю  жизнь
плотских колен, или подданных, последние же - основания усыновленных  колен,
или наследников царства, так что двадцать четыре - это число, олицетворяющее
состав  духовного Израиля  Божьего,  ибо  без  национального не  могло  быть
духовного,  точно  так  же,  как  никто  не  мог  бы  получить  американское
гражданство, не существуй американской нации.
     Однако   для   Моисеевых   Херувимов   было   недостаточно   нескольких
характеристик, которые  отличают херувимов Иезекииля от Иоанновых. Последние
просто имеют крылья  и лица.  Его  же херувимы были  не только из  чеканного
золота, то есть материала, из которого была сделана и крышка, но были вышиты
на  Завесе из синей, пурпурной и червленой  шерсти, отделявшей Святое-святых
от  скинии  (7).   Тогда,  когда  "Иисус,  возгласив  громко,  испустил  дух
(exepneuse),  завеса  в  храме  разодралась на-двое, сверху до  низу"  (Марк
15:37-38). Таким  образом, мы видим преломление тела Иисуса, отождествленное
с  разрывом  Завесы  Херувимов,  чем обозначено, что последние  олицетворяли
собой Господа.
     Мы, следовательно, пришли к тому, что Моисеевы Херувимы символизировали
"Бога, явленного во плоти" (8). Мы  хотим теперь удостовериться в том, каким
образом Он воплощает проявление, олицетворенное  Херувимами. Первое, что мне
хочется отметить в решении этой интересной проблемы, - это  то, что  Писание
говорит  следующее:  "Бог есть  свет, и нет в Нем никакой  тьмы" (1-е Иоанна
1:5), -  и  вновь: "Бог  есть Дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться  в
духе и истине" (Иоанн 4:24); и в  третий раз: "Господь, Бог твой, есть огонь
поядающий" (Второзаконие 4:24). Из этих трех отрывков, являющихся  примерами
многих  других, мы  понимаем,  что Бог олицетворен  светом,  духом  и огнем;
следовательно, когда  о нем говорится как о проявленном во плоти, становится
необходимым отобрать определенные образы, происходящие из царства животных и
символизирующие свет, дух и огонь. Так древние для  этой цели отобрали льва,
тельца и орла,  возможно, опираясь на традиционное значение этих зверей, или
их  лиц  у  первых  Херувимов. Они названы Божьими Лицами, потому что  в них
выражены  Его   всеведение,   чистота  и  заботливость.  Однако  всезнающий,
заботливый  и  нетленный  Бог  должен был явиться  в  особенном  типе плоти.
Поэтому необходимо  было добавить  четвертое лицо, чтобы  показать  в  какой
природе  Он  покажет  Себя.  Поэтому  к  львиному, бычьему и  орлиному  было
присоединено человеческое лицо.
     Эти четыре лица  соединились  в одной человеческой фигуре, сделанной из
чеканного золота, и  именно две такие фигуры, не отдельные и особые символы,
а стоящие по  одной  на каждом из концов крышки,  в  неразрывности с ней, то
есть,  с  обрызганным  кровью  очистилищем, взяты  как  полное олицетворение
Иисуса, в  Котором  "обитает вся полнота  Божества  телесно" (Римлянам 3:25;
Колоссянам 2:9).  Все четыре лица должны  были смотреть  на  крышку, то есть
видеть проливающуюся кровь ежегодной  жертвы. Чтобы выполнить это, львиное и
бычье  лица  одного и человеческое и  орлиное лица другого должны  были быть
обращены в сторону крышки.
     Из  этого будет  видно, что  важное место  Херувимов, занимаемое  ими в
поклонении  Богу,  связано  с  "утверждением  истины". Они были не объектами
поклонения,  а  символами, олицетворенными  в  сознании  думающих верующих с
Семенем женщины как Бог, явленный  в подобии плоти греховной (9). Таковым, я
полагаю, было значение  Херувимов, которых Господь Бог поместил  на  востоке
сада  и  которые  стали   зачатками  еще  неясного  соблюдения  установлений
патриархов и Моисея, сущностью которых был Христос.

     ССЫЛКИ
     1) Исход 37:8
     2) Псалом 98:1
     3) Евреям 9:5
     4) 3 Царств 6:5
     5) Исход 25:22
     6) 1-е Коринфянам 1:2
     7) Исход 26:31-33
     8) 1-е Тимофею 3:16
     9) Римлянам 8:3

     ПЛАМЕННЫЙ МЕЧ
     "Пламенный меч, обращающийся".
     То, что символизируют лица льва, тельца и орла, было  зримо проявлено в
пламенном мече. Это были свет, дух и огонь, горящий вокруг херувимов подобно
славе Божьей. Меч обращался вокруг себя, охраняя путь к Древу Жизни. Все это
Моисей  говорит о  нем, и не будь других  свидетельств  об этом, нам было бы
очень трудно  понять  аллегорическое  значение  пламенного  меча.  Херувимы,
установленные  в скинии и в первом храме,  были окутаны облаком непроглядной
мглы (2-я Паралипоменон 5:14; 6:1). Ночью это облако появлялось за пределами
скинии в виде яркого огня (Исход 40:35-38),  днем же оно столбом поднималось
вверх.  Мгла и  огонь  часто  бывали  атрибутами Божественного  присутствия;
действительно, в важных ситуациях так происходит всегда. Присутствие Господа
на  горе  Синай  было великолепным  и впечатляющим  примером,  а когда Иисус
истекал кровью, Иудея погрузилась во тьму, и Бог смотрел на это.
     За исключением  грома,  землетрясения, бури  и молний, разговор Бога  с
Моисеем, а потом - с Первосвященниками, происходил между Херувимами, как это
было  на Синае, когда "Господь сошел  на нее в огне; и восходил  от нее дым,
как дым из  печи...  и  звук трубный становился сильнее  и  сильнее"  (Исход
19:18,19),  так  что  непроглядная  мгла  освещалась  и  указывала   на  Его
присутствие. Освещения тьмы, даже  в  отсутствии звука,  было достаточно для
того, чтобы дать  людям  уверенность  в Божественном признании.  Священнику,
свидетельствующему об этом в великий  день  искупления, когда он  представал
перед людьми,  ожидавшими его со  страстным желанием узнать  результат, была
дана возможность отчитаться перед ними о том, что явил Бог. Это было для них
знамением  символического спасения. Поэтому Асаф молится:  "Пастырь Израиля!
внемли;  восседающий  на херувимах, яви Себя... воздвигни силу Твою, и приди
спаси нас. Боже! восстанови нас; да воссияет лице Твое, и спасемся!" (Псалом
79:2-4).
     Однако пламенный меч  в Едеме  более наглядно, насколько  это возможно,
изображен в  описании Иезекиилем  херувимовой славы. Он  говорит, что увидел
"великое облако  и клубящийся огонь, и сияние вокруг него, а из середины его
как бы свет пламени из середины  огня; и  из середины его видно было подобие
четырех животных", или херувимов. Их вид "был как вид горящих углей, как вид
лампад; огонь ходил  между животными, и сияние от огня и  молния исходила от
огня. И животные быстро двигались туда и сюда, как сверкает молния".
     Традиционным для Господа было  отвечать  людям из огня в случаях, когда
учреждался  какой-либо великий принцип или  новый  порядок.  Потому  завет с
Авраамом был подтвержден огнем (Бытие 15:17); огонь  вышел от Господа и сжег
жертвоприношение при посвящении Аарона в первосвященники (Левит 9:24); когда
по заступничеству Давида была остановлена моровая язва, Господь ответил ему,
послав огонь с  неба на жертвенник всесожжения, и, таким образом,  определил
место,  которое Он выбрал  для Своего имени (1-я Паралипоменон  21:16,18,26;
22:1); кроме того, и  во  время  освящения храма огонь поглотил жертвы  (2-я
Паралипоменон 7:1). Я думаю, прямой вывод  из  сказанного состоит в том, что
пламенный меч в Едеме был предназначен для подобной цели, а именно: осветить
своим огнем принятие жертв, приносимых семьей Адама Господу.
     Огонь,  описанный  Иезекиилем,  олицетворял  дух  Бога в  его  связи  с
херувимами,  ибо как только огонь  освещал  их  своим  светом, они двигались
назад и вперед.  Он также символизировал  славу, или сияние, Мессии, которую
он явит на троне. "И я видел, - говорит пророк, - над подобием престола было
как бы подобие человека вверху на нем. И видел я как бы пылающий металл, как
бы вид огня внутри  его вокруг; от вида чресл его и выше и от вида чресл его
и ниже я видел как бы некий огонь, и сияние  было вокруг него. В каком  виде
бывает радуга на облаках во время дождя, такой вид имело  это сияние кругом.
Такое было  видение подобия  славы  Господней"  (Иезекииль  1:4,13,14,26-28;
2:1).  Апокалиптическое  изображение  славы  Господней,  когда   сидящий  на
престоле  Давида  является  повторением  описанного  Иезекиилем,  хотя  и  с
некоторыми изменениями,  призванными  приспособить  его  к  обстоятельствам,
возникшим в связи с Иисусом. Иоанн говорит: "И вот, престол стоял на небе, и
на престоле был Сидящий; и сей Сидящий был подобен камню яспису и сардису; и
радуга  вокруг престола, видом подобная смарагду. И вокруг престола двадцать
четыре престола;  а на  престолах видел  я сидевших двадцать  четыре старца,
которые облечены были в белые одежды и имели на головах своих золотые венцы.
И от престола исходили молнии и громы  и гласы, и семь светильников огненных
горели перед престолом, которые суть семь духов Божиих" (Откровение 4:2-5).
     Из этих отрывков ясно,  что огонь,  который  является  также  и светом,
символически  означает  дух  Божий.  Если  бы  потребовались  дополнительные
доказательства,  то фактов  излияния  духа в  день  Пятидесятницы и  в  доме
Корнелия было бы  достаточно  (Деяния Апостолов  2:2-4;  11:15).  Когда  это
явление  окутывает людей и предметы, оно  называется славой,  или  величием.
Поэтому, ссылаясь на преображение Иисуса на Горе, апостол говорит: "Мы  были
очевидцами его величия, ибо он принял от Бога Отца честь и славу" (1-е Петра
1:16-17).  Такая  слава,  или  блеск, прекрасно  представленная Иезекиилем и
Иоанном,  станет одеянием святых так  же, как и  Господа  Иисуса,  когда они
появятся в царстве  Божием, как об этом написано: "Разумные будут сиять, как
светила  на  тверди,  и обратившие  многих к  правде - как  звезды, во веки,
навсегда"  (Даниил 12:3).  Апостол  говорит также о  блеске солнца,  луны  и
звезд,  иллюстрирующем славу воскресших святых (1-е Коринфянам 15:41,42); то
же, что символически олицетворяло у Иезекииля и  Иоанна  славу Господа, ясно
провозглашено пророком в  следующих словах: "И покраснеет  луна, и устыдится
солнце, когда Господь Саваоф воцарится на горе Сионе и в Иерусалиме, и перед
старейшинами его будет слава" (Исаия 24:23).
     Из всего  этого, потому, я заключаю,  что  херувимы и огненный  меч  на
востоке Едемского сада представляли собой, во-первых,  Бога, проявившегося в
женской   природе   как  "слово,   ставшее   плотью",   и   установлены   на
крышке-очистилище,  облитой   кровью  из-за  ранения  в   пяту,   что   есть
умилостивление за  грех; во-вторых  же,  -  Бога,  проявленного  в  духовной
природе,  облаченного  в ослепительный  блеск, превосходящий  солнце и  луну
своим великолепием. Херувимы были  престолом Господним для допотопного мира.
Там  Он  беседовал с людьми.  Там находился Он и тот жертвенник, который  Он
учредил.  Когда люди  приходили  для принесения Ему жертв,  они возлагали на
него  свои  приношения.  Если  все проходило  согласно  Его  назначению,  Он
принимал поклоняющегося,  и, возможно,  отвечал  ему огнем, горящим из среды
херувимовой   славы,  и  принятием  приношения   с  жертвенника.   Если   же
поклоняющийся  был  безверен   и   непокорен,  лица  херувимов  прятались  в
непроглядной  мгле, а  жертва  оставалась  непринятой. Так было с Каином. Он
потерял  самообладание  и  рассвирепел. Господь  Бог  ответил  ему,  за  чем
последовал  разговор,  описанный в  повествовании  Моисея.  Установив, таким
образом, значение херувимов и горящего меча,  я перехожу теперь к рассказу о
принципах религии.

     ПУТЬ ДРЕВА ЖИЗНИ
     "Потому  что тесны врата  и  узок  путь, ведущие  в  жизнь, и  немногие
находят их" (1).
     Религия не современна созданию человека, не существовала она и в период
его ученичества. Хотя она и была учреждена в раю, там она не предназначалась
для соблюдения, ибо пока человек продолжал  оставаться безгрешным обитателем
Сада, он не нуждался в целительных утешениях, которые предоставляет религия.
До  тех пор,  пока  человек не вкусил  запретного плода, не существовало  ни
разрыва  дружеских  отношений,  ни  непонимания, ни отчуждения между  ним  и
Господом Богом,  а  потому не требовалось  никаких  средств  для  примирения
отчужденных  сторон. Однако  когда  хорошее  понимание  было нарушено  из-за
непослушания  едемскому  закону,  преступникам   был  вынесен  обвинительный
приговор о возвращении их в прах, и введены способы примирения их с Господом
еще раз, чтобы Он мог взять их из земли, более не обнаженных и не стыдящихся
своего состояния, но облаченных в славу и честь, нетленность  и жизнь, как в
корону праведности, которая никогда уже не исчезнет. Эти назначенные способы
составили путь жизни, который Моисей  называет "Божиим путем" (Бытие  6:12).
Давид  именовал  его  "путем  жизни"  (Псалом  15:11),  на который ссылается
апостол,  цитируя  Давида (odoi zohV)  (Деяния Апостолов 2:28), как на путь,
ведущий к жизни, которым человек должен идти сейчас, и как на путь в царство
из дома смерти.
     В  начале  Божий  путь  именовался  "Путем  Древа  Жизни",  который   в
упоминаемом  нами  отрывке должен быть понят  сначала  буквально,  а потом -
аллегорически. В буквальном смысле это тропа, ведущая к Древу  посреди сада,
аллегорически  же он означает то, во что следует верить и что соблюдать  тем
людям, которые хотят жить вечно. Верить и делать это - значит ходить "Путем,
который  ведет  в жизнь", потому что частью вознаграждения в  ответ на такое
поведение будет бессмертие. Вплоть до распятия на этом Пути были расставлены
опознавательные  знаки,   во-первых,  патриархальным  устройством  вещей,  а
во-вторых, - законом  Моисея, и все  они  указывали в  сторону  Силом (Шило)
(место, где находился ковчег завета после завоевания израильтянами Ханаана -
прим. переводчика). Когда же явился Иисус, он заявил: "Я есмь путь и  истина
и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через  Меня" (Иоанн 14:6). Кто
бы ни добивался жизни, должен верить в истину об Иисусе и о царстве, которое
является самым святым местом. Потому написано: "Имея  дерзновение  входить в
святилище  посредством Крови Иисуса Христа,  путем новым и живым, который Он
вновь открыл нам чрез завесу, то есть, плоть свою" (Евреям 10:19,20). Старый
путь  был,  однако,  прообразом  нового,  но  оба они являются исключительно
сущностью откровения. Здесь нет места  догадкам. Человек может исказить Путь
Господа,  но  не  может его  улучшить,  и,  несомненно,  когда  он  пытается
приспособить  его  к  обстоятельствам, он превращает его в  "Путь, ведущий к
гибели", широкий  и  легкий  для прохождения по нему  из-за совершенной  его
гармонии с похотями и помышлениями плоти.
     Атрибуты  Пути  Жизни  составляют  религию.   Это  слово  произошло  от
латинского   религио,   от   религаре,   что  означает  "связывать   вновь",
следовательно,  религия - это действие по связыванию вновь, или залечиванию,
того разрыва, который существовал до  этого между  двумя  сторонами.  Это  -
традиционная идея, которую римляне выражали словом  "религио". Они верили (и
это было  основой их мифологии),  что  человечество  и  боги враждуют  между
собой,  но  как  это  противостояние началось,  они забыли. Боги производили
впечатление  злых, но не безжалостных;  однако, они были настолько отчуждены
от  людей,  что между ними не  могло быть прямого общения. Разговор с богами
через посредников - это мысль, повсеместно распространенная в мире. Язычники
традиционно считали  ее  источником  семью  Ноя,  посредством  которой  были
заложены открывшиеся  принципы  Божьего Пути,  установленные в  начале. Идея
посреднической связи для умиротворения  Божественного гнева была включена во
все домашние  и храмовые  поклонения,  составлявшие их религию.  Они обильно
проливали  кровь  жертв, а из предания о принесении Авраамом в жертву Исаака
по божественному наказу  карфагеняне, переселившиеся из Палестины, возможно,
сделали вывод, что наиболее приемлемым приношением за грех была человеческая
жизнь. Как бы  то ни  было, принцип, гласящий: "без пролития крови не бывает
прощения" (2),  - и  являющийся аксиомой  истины Божьей, глубоко  укоренился
среди потомков сыновей Ноевых. Их  идеи стали  искажением  Пути Бога. Они не
имели веры, заблуждались, не зная "Его мыслей" (3).
     Слово,  которое  греки   использовали  для  обозначения  религии,  было
qrhskeia, происходившее  от  qrhskeuw,  поклоняться,  почитать,  и  от qreu,
кричать  или  создавать  шум, потому что  участники того поклонения, которое
является  результатом  помышлений  грешной  плоти, разрывали  воздух  своими
криками, а если  они являлись идолопоклонниками, то  выкрикивали имена своих
богов  громким  голосом  и "кололи  себя, по  своему  обыкновению, ножами  и
копьями, так что кровь лилась по ним" (3-я Царств 18:28). Поклонение Богу не
признает  ничего  подобного.  Когда люди  наполняют  свои  собрания  шумными
молитвами, которые часто можно услышать в среде  тех, кто исповедует религию
Христа,  крича, я  бы сказал,  подобно священникам  Ваала  так,  словно  Бог
"задумался, или занят чем-либо, или в дороге, а, может быть, и спит,  так он
проснется" (3-я Царств 18:27).  Такие люди  проявляют себя как skeuh  orghV,
сосуды гнева, которые не постигли духа истины, а не как skeuh eleouV, сосуды
милосердия, чьи помыслы - в гармонии с божественным законом (4).
     Насколько  иной  была молитва  Илии! От  него исходило  "веяние  тихого
ветра" горячей, но негромкой мольбы. Он знал, что Бог не глух  и не слеп, но
присутствует   везде   посредством  Своего   всемирного   духа.   Илия   был
немногословен (Екклесиаст 4:17-5:1). Он не собирался быть услышанным в своем
обилии слов, зная, что Бог не может быть тронут "лишними" речами (5), а лишь
любовью, которую Он питает к Своим детям, и во славу Его имени.
     В   то  время  как  люди  полагают,  что  в  отношениях  между  ними  и
божественной мудростью и силой  недостаточно гармонии, и  допускают, что они
достойны божественного гнева,  они не понимают, что, как  нарушители закона,
они не имеют права ставить условия примирения. Их принцип состоит в том, что
Бог предоставил им самим поклоняться Ему согласно их собственному разумению.
Именно  поэтому мир наполнен формами  поклонения, отличающимися между  собой
так,  как рознятся помышления грешной плоти. Понятие о  том, что  люди могут
сами изобретать  религиозные  службы и  что божественное недовольство  можно
успокоить человеческими  ухищрениями, является заблуждением, характеризующим
ложную религию, кем бы она ни исповедывалась. У  людей нет  права выдумывать
религии или способы поклонения. Беспристрастный разум предписывает это, если
из-за  этого вопроса происходит  такой  разрыв,  как  между  друзьями. Когда
возникает  такое  непонимание,  право  инициативы   примирения   принадлежит
оскорбленной стороне, только этот человек имеет привилегию диктовать условия
соглашения.  Поэтому  и  в  разрыве  между  Богом  и человеком  только  Богу
принадлежит  прерогатива  предписывать  условия,  а  все,  что  люди  должны
свободно делать, - это согласиться  или  отвергнуть  эти основания дружбы  и
мира.
     Такой   взгляд  на   обстоятельства   совершенно  исключает  мысль   об
умиротворении гнева Божьего посредством человеческой изобретательности. Богу
не  нужно  примирение со стороны  человека, и, следовательно, любая система,
которая  предсказана представлением о  том,  что это необходимо, является не
только небиблейской, но  ложной  по своей  сути.  Он  уже примирен  с миром,
который  Он всегда любил, хотя  тот играет роль,  и, таким образом, является
врагом Бога. "Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы
всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь  вечную" (Иоанн  3:16). Факт
божественной  религии,  будучи  установленным,  доказан любовью, которую  Он
испытывает  по отношению к человеческому роду. Он  стремится примирить людей
посредством Своей "благости", призывающей их к покаянию (Римлянам  2:4). Его
любовь  проявлена  во всем,  что  Он  сделал  для  мира.  Бог  старался  его
просветить и возвысить до соучастия в божественной природе  влиянием истины,
улучшающим  его.  Он  направлял  посланников  в мир,  отдав  им  в  руки  их
собственную жизнь, и готовых положить ее за божественную работу, состоящую в
том, чтобы склонить  человечество к примирению с Богом. Не  удивительно, что
люди досаждают  небесам  пустыми и шумными  речами,  моля  и упрашивая  Бога
прийти  и обратить кающихся, раненых в самое сердце, за которых они возносят
руки  к  престолу  славы, представляя  их  уже  готовыми  и  жаждущими  быть
примиренными,  если только  Он дарует Свой дух и, таким образом, убедит их в
том,  что между ними - мир, и  нет ничего  сверхъестественного, скажу я вам,
что порядок вещей перед лицом  воскресения должен быть таков: "Бог во Христе
примирил  с Собою  мир,  не вменяя людям  преступлений их" (6),  - и,  таким
образом, "оставляя времена неведения" (Деяния Апостолов 17:30).
     Это  абсолютно  противоположно  взгляду  духовенства.  Оно представляет
собой мир примиренным, в то время как примирения с Богом не наступило, и Его
тяжело уговорить.  В  результате  мир  полон  различных  религий, и  все они
изобретены людьми и продолжают соблюдаться ими для того, чтобы успокоить Его
гнев  и  склонить  Его  к  миру. Ораторы  из  духовенства  представляют  Его
яростным, готовым  бросить  человечество  в  пламя ада; по  их  мнению, лишь
Христос  препятствует  метанию  Его молний  в них,  схваченный  Его рукой  и
указывающий на свои  раны!  Однако  все  это - чистая  мифология. Ни Бог  не
относится так к миру, ни Христос - к Нему. Господь Иисус не борется  с Отцом
ни по одной из подобных причин. Между ними нет антагонизма. Их мнения едины,
и то, что задумал  Бог,  поручено исполнить  Сыну. Мир не примирен с Богом и
даже  не  склонен к  примирению ни на каких  других  основаниях,  кроме тех,
которые  Он   определил  сам.  Эти  принципы  ниспровергают  Его  власть  во
вселенной, они истребляют Его истину, они извращают Его характер,  - поэтому
Он не согласится ни с каким поклонением, основанном на их принципах.
     Он давно провозгласил условия мира,  утверждения которого Он ожидает во
всех  приемлемых  случаях. Эта  прокламация именуется  "Словом  Примирения",
которым, как  сказал апостол,  "Бог  примирил  с Собою"  нас (7). Ни мне, ни
проповедникам  любой   секты,   религиозному  объединению   или   конфессии,
существующей в мире,  не понять этого  определенно. Слово Примирения не было
дано ни одному из людей или их группе, из ныне живущих. Оно было дано только
апостолам и их божественно  одухотворенным помощникам, и  только им. Поэтому
они  могли  бы  сказать словами одного из них:  "Мы  от  Бога: знающий  Бога
слушает  нас;  кто не от Бога, тот не  слушает нас.  Посему-то  узнаем  духа
истины  и  духа  заблуждения"   (1-е   Иоанна  4:6).  Они   были  совершенно
справедливы, говоря это. Ибо Иисус сказал им: "Ибо не вы будете говорить, но
Дух Отца  вашего будет говорить в вас" (Матфей  10:20), а потому он сказал в
другом  месте:  "Слушающий  вас  меня  слушает,  а  слушающий  меня  слушает
Пославшего меня" (8).
     Слово  примирения,  следовательно,  было  дано  апостолам,  которых Бог
определил быть Его послами в  мире. Следует  заметить, что их посланнический
характер  не  основывался  на  присвоении прав,  как  это было у  их  ложных
приемников.  Бог  свидетельствовал   им,  как  до  них  -  Своему  Сыну.  Их
верительные  грамоты  содержались  в чудесах, сопровождавших  их слово.  Они
предъявляли знаки своего апостольства, и множество людей признало их так же,
как Никодим -  Господа,  говоря:  "Мы знаем, что  Ты - Учитель, пришедший от
Бога; ибо таких чудес, которые Ты творишь,  никто не  может творить, если не
будет  с ним Бог" (Иоанн  3:2). Они  не  были  бы восприняты  как посланники
небес,  если  бы   Бог  не   подтвердил  это   Своей  властью,  но,   будучи
аттестованными  таким  образом, они были подготовлены  и представили себя на
суд Сатаны, то есть Цезаря, чтобы пригласить мир быть в согласии с Ним.
     Церковные ораторы этого времени были или величайшим образом обманутыми,
или,  если  их  глаза  были  открыты,  большинство  из  них  явно навязывало
легковерной публике  свои  претензии на то, что  они -  посланники  Христа в
мире. Как,  они же  являлись  мирскими  пособниками, друзьями  и помощниками
установлений царства Сатаны, подчиненные которого платят им заработную плату
на том условии, что они будут проповедовать то учение, которое их устраивает
(9)!  Как  развращен должен быть  ум, чтобы представить это и говорить о них
как о священниках и посланниках Иисуса Христа, и как испорчены "философией и
пустым обманом"  люди,  которые могут  молчаливо соглашаться с такими, ни на
чем  не  основанными  претензиями!  Видели  ли они Иисуса  или  какое особое
послание есть у них для мира от Бога, которое люди не могли бы сами прочесть
в  Писаниях?  Если  бы  они  обладали каким-то  новым  светом  от  Него,  Он
засвидетельствовал бы это,  как  делал это всегда, проявлением Своей власти.
Люди будут  потом оправданы принятием их  в качестве полномочных послов  Его
Божественного  Величества, готовых всегда к  тому, что то, что  они говорят,
будет в  строгом соответствии  с  тем, что проповедовал Павел, и никак иначе
(Галатам 1:8). "Бог дал нам, - говорят апостолы, - служение примирения. Итак
мы - посланники от имени Христова, и как бы Сам Бог увещевает через нас,  от
имени Христова просим -  примиритесь  с Богом" (2-е Коринфянам 5:18-20). Это
люди, которых Он определил, которые не стремились угодить публике, но хотели
просветить ее, "ибо, - говорит один из них, -  если  бы  я и  поныне угождал
людям, то не был бы рабом Христовым" (10).
     Церковь была связана с апостолами в служении примирения. Под "церковью"
я подразумеваю  не то многообразное  явление, называемое миром  "церковью" в
наши  времена, а  то  единое  тело  учеников,  собранных вместе персональной
работой апостолов и евангелистов, и все последующие поколения, которые будут
верить  и применять  в жизни  ту же истину. Этому "единому  телу", движимому
энергией "единого духа" (Ефесянам 4:4), "соединенному в одном сердце и одних
мыслях"   (1-е  Коринфянам   1:10;   Деяния  Апостолов  4:32)  и  названному
"невестой",  поручено  сделать  известною  "многоразличную  мудрость  Божию"
(Ефесянам 3:10), содержащуюся в слове, и пригласить мир примириться с  Богом
(Откровение 22:17).  Ни один член этого тела  не освобожден  от  обязанности
сотрудничества  в  этой  работе.  Это   долг  и  привилегия  каждого  в  его
собственной сфере деятельности попытаться повернуть людей к праведности, ибо
не существует никакого  различия между  "духовенством"  и "мирянами" в семье
Божьей.
     В апостольские  дни все очень сильно отличалось  от того, что  мы имеем
сейчас.  Существовало много собраний,  или  церквей, но  все они были единым
стадом,  или  "конфессией", а люди, наделенные духовными  дарами, руководили
ими.  Однако  даже  это  не   выделяло  среди  братьев   "духовенство",  или
священников,    а    лишь   "служителей",   или   слуг.   Хорошо   известным
самонадеянностью, гордостью,  высокомерием плоти, Дух особо завещал им пасти
стадо, а не обдирать его, надзирать за ним с охотою и готовностью, но  не из
соображений  корысти,  и быть примером для  стада,  а не  господствовать над
"наследием Божиим" (1-е Петра 5:2,3).
     Слово  "духовенство", как  титул  ранга,  принято  для себя людьми,  не
имеющими на него никакого права. Это слово происходит  от греческого klhroV,
часть  или  доля,  и  применялось  апостолом  в  тексте,  упоминавшем   одно
единственное собрание учеников, так что, когда он говорит обо всех собраниях
стада,  он называет их  "наследием",  twu klhrwn. Однако  по  прошествии лет
служители  наследия,  или  духовенство,  пренебрегли  заветом   и  сделались
господами  наследия, которое  они  "стригли" и  притесняли,  чтобы  получить
прибыль. Они, даже  сделавшись Божьим  духовенством, верят, что являются  не
более чем простыми людьми, в  то время как  сами, узурпаторы прав  верующих,
стали  особой  Божьей  партией, подобно колену  Левитову  среди  израильтян,
различие же было впоследствии воплощено в делении всего множества  (oi laoi)
людей на "духовенство" и "мирян'"!  Однако это  разделение имеет отношение к
отступникам,  а  не  к  Богом  притесненным   и  рассеянным   овцам.   Когда
"духовенство" вошло  в  их среду,  они  были, как "лютые  волки,  не щадящие
стада, которые будут говорить превратно,  дабы увлечь учеников за  собою" во
имя  их собственной мирской прибыли (Деяния  Апостолов 20:29-30). Они ничего
не  делали со  словом  примирения  за  исключением того, что искажали его  и
приносили ему дурную славу.
     Принципы отступничества и всех ложных религий есть следствие помышлений
плоти, оставленной "без присмотра". Это иллюстрируется историей Адама и Евы.
Они хотели  покрыть  свой  грех  собственными силами.  Они "сшили  смоковные
листья, и сделали себе опоясания".  Действительно, их  стыд  был прикрыт, но
совесть не исцелилась. Однако это было лучшее из того, что они могли сделать
в своем  невежестве. Они  вели себя,  как  все  еще  не  знакомые  с великим
принципом,  заключающемся  в  том,  что  без  пролития крови  не может  быть
искупления греха (Евреям 9:22). Они не осознавали этой необходимости, ибо им
это не было открыто, как и  не понимали, что, как нарушителям закона, им  не
может быть позволено изобретать  покров для своего  греха. У  них  было все,
чтобы  узнать,  на  чем  основывается  примирение с  Богом.  Они не обладали
понятием религии, ибо до  сих пор ни в чем не нуждались. Это все должно было
еще открыться им  как божественно  определенный  способ залечивания разрыва,
созданного грехом между Богом и людьми.
     Поскольку человек,  ставший подвластным злу, был отдан в рабство тлена,
Господь Бог отверг изобретенные ими опоясания из пальмовых листьев и прикрыл
их  "одеждами кожаными".  В  этом свидетельстве в нескольких словах выражено
многое. Предписать им одежды из кожи означало дать завет  приносить в жертву
животных, чья кожа и была предназначена для этих целей.  Это также означает,
что Адам был священником при определенных обстоятельствах, когда  представал
перед Богом с посреднической кровью. Когда жертва принималась, грех временно
отпускался,  ибо  о жертве сказано,  что  невозможно, чтобы  кровь  животных
уничтожала грехи (Евреям 10:4). Это невозможно потому,  что грех должен быть
осужден  в  грешной плоти. Это требовало  смерти  человека, ибо животные  не
грешили; поэтому,  если даже весь животный мир стал бы приношением  за грех,
последний  все  равно  остался  бы   не  осужденным  в  его  природе.  Кроме
необходимости  человеческой жертвы Бог полагал равно необходимым, чтобы этот
человек сам был  безгрешен (11)  и, пострадав, будучи  принесенным в жертву,
мог воскреснуть из мертвых, чтобы стать "живой жертвой".
     Если бы было  достаточно  жертвы грешника, Адам и  Ева могли бы, умерев
однажды, восстать к жизни вновь.  Однако это не соответствовало божественной
мудрости. Великий  принцип,  который  должен  был осуществиться,  состоял  в
осуждении  греха в  грешной  плоти,  невинной в  действительном грехе.  Этот
принцип подразумевал явление того, кто был бы рожден женщиной, но не по воле
мужчины. Такой человек  был бы Семенем  Женщины, созданным из ее  материи, и
имел бы  такого  Отца,  осеняющий Дух  Которого должен  был  стать  причиной
зачатия. Он стал бы Сыном Бога по происхождению и Сыном Марии по рождению от
грешной плоти. Поэтому  трудно  предположить,  что  Адам и  Ева  не понимали
этого; Бог, несомненно, объяснил им это, ибо  никто, кроме Него, не  мог  их
научить, а без Его инструкций они бы не знали, во что им следует верить. Это
от них  Авель  получил знание,  ставшее  основой  его  веры,  о  которой Бог
свидетельствовал, приняв первородных от стада его и от тука их.
     У Адама и его жены была  вера, иначе Бог не  принял бы тех жертв, кожей
которых они прикрылись, и это столь же верно,  как то, что "без веры угодить
Богу невозможно" (12).  Вера, потому, в Семени Женщины, в первую очередь как
жертва  за  грех, ранена до  смерти его врагами, а после  этого  разрушитель
власти греха,  в связи с жертвоприношениями животных, как олицетворением его
укуса в пяту,  стал  основой их  согласия с Господом Богом. Это и  был  Путь
Жизни. Если бы они шли с Богом по этому пути, они были бы так же угодны Ему,
как  позже  - Енох, который был "переселен"  Им приблизительно через  57 лет
после смерти Адама. Именно этот путь был извращен допотопными людьми, и хотя
жертвоприношения  были  прерваны,  вера  и  надежда,  ставшие  известными  и
рекомендованными  Авелю, Еноху, Ною,  Аврааму,  Моисею  и  множеству  других
свидетелей, охватили, по  сути, те же самые понятия, но  менее детально, чем
та вера, которая была  проповедана  апостолами как благая весть о царстве  и
имени Христа для оправдания всех тех, кто верил. То,  во что верил Авель,  в
сравнении  с  верой,  проповеданной в  день  Пятидесятницы, можно сравнить с
желудем  по  отношению к  дубу.  Евангелие  царства  во имя  Иисуса  явилось
откровением, во всей своей  полноте,  о  тех вещах,  которые были сообщены в
начале,  а  после этого  более значительно  распространились в  обетованиях,
данным праотцам  израильского  народа.  Когда все  святые  будут  собраны  в
царстве,  эта ситуация  не будет  для них неожиданной.  Все они окажутся там
благодаря вере в одни и те же вещи, хотя некоторые из них, жившие во времена
более  поздней  истории  мира,  будут обладать преимуществом  более  полного
свидетельства.  Их  грехи  будут  покрыты  по  тому  же  принципу:  одеждами
праведности, унаследованными от жертвы, верой в кровь, которой они очищены.
     Без  веры нет истинной религии; нет  и настоящей веры без уверенности в
истине.  Поэтому,  хотя библейская вера  является  редчайшим  явлением среди
людей, она чрезвычайно проста, и достичь  ее совсем не трудно, когда путь ее
достижения верен. Павел дает самое лучшее из сохранившихся определение веры.
Он  говорит: "Вера  есть осуществление ожидаемого  (upostasiV) и уверенность
(elegcoV) в невидимом"  (Евреям 11:1).  Именно без такой  веры,  говорит  он
позже, нет  никакой возможности угодить Богу. Это  та вера,  которая владеет
как  прошлым, так и будущим. Человек,  обладающий ею,  знает,  что  апостолы
свидетельствовали об  Иисусе, и полностью убежден  в  истинности  этого.  Он
знает также  о величайших и  драгоценнейших обетованиях,  которые Бог  дал о
грядущих  событиях,  и  с  уверенностью  предчувствует  их  осуществление  в
буквальном  смысле  слова.   Овладев  этими  вещами  с  твердой  верой,   он
приобретает образ  мыслей и склонности, достойные уважения в глазах Бога, и,
будучи  в  этом смысле подобным Аврааму, он становится готовым, принятием на
службу Христу, стать сыном истинного отца и другом Божьим (13).
     Такая вера приходит с изучением Писания, как об этом написано: "Вера от
слышания, а слышание от  слова  Божия"  (Римлянам 10:17). Это слово содержит
"свидетельство Божие". Когда это свидетельство понято и воспринято "добрым и
чистым сердцем" (14), там укореняется вера.  Нет большего  чуда, чем то, как
один человек  приводит к  вере другого,  виновного в преступлении,  когда он
делается  знакомым  со всем  свидетельством  в  этом  отношении. Способность
верить  заключается  в нормальном  понимании, искренней склонности  и знании
свидетельства Божьего. Там, где существует невежество  по  отношению к  этим
вещам, не может быть веры.  Человек, невежественный в Слове Божьем, не может
иметь веру  так же, как один  человек -  верить, что другой  якобы виновен в
преступлении, когда последний абсолютно ничего не знает об этом предмете.
     Однако кто-то  может сказать, что существует множество людей, верящих в
Христа, но абсолютно  невежественных  в Библии. Да,  они верят в Христа так,
как турки верят в Магомета. Однако это не та  вера, о которой говорил Павел.
Просто  верить  в то, что Иисус является  Сыном Божьим, - это не верование в
Него.  Верить  в  Него означает верить в  то, что  Бог завещает относительно
него.  Вера "религиозного  мира"  подобна  стулу  с  одной  ножкой.  Она  во
всеуслышание  заявляет о вере в  Иисуса, но ничего  не  знает,  а потому  не
верует, о послании, которое было дано ему для передачи Израилю. Его послание
имело отношение к  "ожидаемому" (15), то есть тому, что связано  с Царством,
которое  Небесный  Бог  воздвигнет на руинах ныне существующих царств  (16).
Люди  призваны  уверовать в Ангела,  или  Посланца, Завета и в то  послание,
которое  открывает   содержание   этого   завета   (17).  Верить  в  первое,
одновременно  отвергая последнее, - бессмыслица. "Религиозный  мир" оказался
именно в такой ситуации, и, если он  не  уверует в истину во всей ее полноте
(на  что мало надежды), он погибнет, как это  случилось с Израилем в прежние
времена.
     "Любовь есть исполнение  закона" (Римлянам  13:10). "Кто имеет заповеди
Мои и  соблюдает их, тот любит Меня".  "Кто любит  Меня, тот соблюдает слово
Мое" (Иоанн 14:21,23,24). Чего стоит любовь "исповедующих религию"  к Богу и
Его  Сыну перед  лицом  этих  высказываний  Иисуса? Так же,  как и  их вера,
ценность их любви ничтожна. Бог хочет  видеть их  сердца,  они же даруют Ему
только  свои  уста.  Они  заявляют,  что   любят  Его,  но   проявляют  свою
привязанность  к  миру.   Могут  ли  они   продемонстрировать  смиреннейшему
"мирянину"  со своего проповеднического трона, или кафедры, послушание вере?
Они приносят бесконечные словесные жертвы, во всяком случае, это  делают те,
кто расплачивается  за их  слова, эти  "миряне",  одержимые  легионом  немых
бесов,   и   остаются  лишь  безучастными   слушателями  этого  "ораторского
искусства", представленного  в  соответствии  с  их  вкусами,  -  но где  же
послушание  Евангелию  Царства  во  имя Иисуса?  Христос еще  явится,  чтобы
совершить    отмщение   всем,   не   покоряющимся    благовествованию   (2-е
Фессалоникийцам 1:8)
     В этом месте было  бы  правильно  привлечь  внимание  читателя к словам
Самуила.  "Неужели  все всесожжения и жертвы,  -  говорит  он, - столько  же
приятны  Господу,  как послушание  гласу Господа?  Послушание лучше жертвы и
повиновение  лучше тука  овнов.  Ибо непокорность есть такой же грех,  что и
волшебство,  и противление то  же, что  идолопоклонство" (1-я  Царств 15:22,
23).  В этих словах содержится великий принцип. Только он один может сделать
человека  согласным с религией Бога. Без него  человек, действительно, может
знать истину, но, если  он хочет унаследовать  царство, которое готовится от
основания мира, он должен верить и делать.
     Религия бывает двух сортов, а  именно: та, которая создана помышлениями
грешной плоти, и та, которая  открыта Богом. Первая - это  суеверие, которое
побуждает людей совершать множество поступков, -  больше, чем Бог требует от
них,  но меньше, чем Им  определено. В  том,  что  зовется  "христианством",
наиболее ошибочны (ибо вместо того,  чтобы находиться под властью Христа,  о
чем говорит  Слово,  оно  является  ареной  его  страданий в  личностях  его
учеников  и в  подавлении  его истины) эти крайние  степени  суеверия в  его
положительных и отрицательных проявлениях, которые проиллюстрированы во всем
их отличии от  папизма, который есть  суеверие  в его  крайнем  выражении, и
вплоть до квакерства - суеверия в гомеопатических дозах.
     В  противоположность  этому,  религия  Бога  -  это  золотая  середина,
занимающая господствующую и достойную позицию между двумя экстремумами.  Она
не требует,  чтобы  люди  унижались, смешивали себя  с прахом и терзали свое
тело  за грехи,  но подразумевает, чтобы они  не  занимали позицию  глиняной
статуи либо с опущенным,  либо приподнятым лицом  в тишине склепа, притворно
ожидающим, что Он подтолкнет их к проповеди или молитве.  В Его религии  нет
ни   фанатизма,  ни  показного   благочестия.  Когда,  проповедуя  ее,  люди
подвигаются  на  действия,  они  поступают,  движимые  разумной и  искренней
убежденностью  в  истине.  Это и есть  то содействие, при помощи которого Он
побуждает людей к религиозным  проявлениям - посредством Духа, который  есть
истина (1-е Иоанна 5:6).
     Поэтому, когда они действительно "движимы духом", они движимы истиной и
не произносят вздора.  Их речи согласуются с "законом и свидетельством", что
доказывает  всем,  кто  понимает Писание,  что в них есть "внутренний свет".
Все, что говорится не  согласно Слову, является бессмыслицей, дух же никогда
не подвигает людей  на произнесение вздора, точно так  же  и внутренний свет
истины никогда  не учит  людей  недооценивать  институты религии  или жить в
невежестве по  отношению к ним, претендуя на некую утонченную духовность или
высшую чистоту.  "По  плодам их  узнаете их" (18). Это превосходное правило,
посредством  которого  различаются   духи.  Люди   молятся  о  Святом  Духе,
претендуют на  то, что проповедуют под его  водительством, и часто, в  очень
дурном духе, утверждают, что получили его  во время обращения в веру. Однако
дух  живет только  с  теми,  кто  понимает,  верит  и  проявляет  послушание
Евангелию  царства и  ходит  по его  заповедям. Ни  один  человек,  будь  то
проповедник или "мирянин", не обладает  духом, не проповедует  и не  верит в
Евангелие,  которое  проповедал  Павел.  "Религиозный мир" совершенно  лишен
духа,  принадлежащего религии Бога, ибо он не знаком  с  Благой Вестью  и не
понимает "голосов пророков".
     Если, потому, он искренне жаждет  духа  Божьего, пусть он отречется  от
традиции  "отцов"  и  "матерей" вероотступничества, от  Оригена  до  Джоанны
Саузкотт, Джемимы  Уилкинсон и Анны  Ли; пусть он избавится от рабства Рима,
Оксфорда, Виттенбурга и Женевы, которые не оказали никакого влияния на слово
живого  Бога, и пусть он  "исследует  Писания" (19)  согласно  божественному
завету "все  испытывать, хорошего держаться" (20), чтобы поверить в истину и
слушаться  ее в любви  к ней. Христос же вселится  в его  сердце посредством
веры (Ефесянам 3:17), которая  укоренится и  обоснуется в  любви,  достигнув
послушания  веры  -  единственного критерия любви к  Богу, и действующие  из
лучших побуждений и честные, хотя и непросвещенные члены этого сообщества не
будут больше сетовать  на "упадок  духовности и  преобладание формального  и
мирского начал  в церкви". Всевышний требует  от людей лишь верить в то, что
Он  совершил, чему  Он учит, и что  Он обещает, то  есть  подчиняться закону
веры, заботиться о бедных Его стада и хранить себя от осквернения миром. Это
и есть  чистая и незагрязненная религия (Титу 2:11-14; Иаков 1:27). Но, увы!
Где ее можно найти?
     Религия является божественным  средством против  греха;  очевидно, что,
когда греха мира не  станет, религия  будет упразднена. Пока грех существует
на земле, будет существовать разрыв между Богом и людьми, ибо грех, и только
он,  прерывает общение человека  с Богом и  Его Ангелами,  существовавшее до
грехопадения.  Когда грех будет  истреблен из  мира, не будет и смерти,  ибо
смерть и грех - добрые приятели, как об этом  написано: "Возмездие за грех -
смерть" (21). Уничтожение смерти предполагает исчезновение греха во плоти, в
результате  чего  животная  натура  человека преобразится  (не  исчезнет,  а
изменится) в  духовную  природу  Элохима.  Человек не  будет,  потому, более
слугой  зла. Его  род  прошел сквозь  7  тысяч  лет  испытаний,  и  все  его
представители,  бывшие  верными слугами Божьей религии, станут нетленными  и
вечными обитателями земли, освобожденными  от всех бедствий. Бог поселится в
людях посредством Своего  Духа подобно тому, как Он сейчас наполняет Господа
Иисуса  Христа.  Все  различия  между церковью  и  миром,  между  святыми  и
грешниками, праведниками и нечестивцами исчезнут навсегда, ибо  не останется
в живых никого из семени Змея. Они будут совершенно уничтожены, ибо "кроткие
наследуют землю, и насладятся множеством мира" (Псалом 36:11).
     Религия  берет свое начало в третьей главе Книги Бытия, рассказ же о ее
конце  можно  найти  в  двух  последних  главах Откровения.  Ее  уничтожение
выражено такими словами: "Се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с
ними; они будут  Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их; и  отрет  Бог
всякую слезу  с очей  их,  и  смерти  не будет уже; ни  плача, ни  вопля, ни
болезни уже  не будет; ибо прежнее прошло. И сказал Сидящий на престоле: се,
творю все  новое.  И  ничего  уже  не  будет проклятого" (Откровение 21:3-5;
22:3). Победа будет полной. Власть греха и вся его работа будут окончательно
истреблены, и вечный юбилей возвеселит  сердца людей, и тогда  Бог будет все
во всем (1-е Коринфянам 15:28).
     В связи с  тем, что для читателя очень важно правильно понимать религию
Бога, дабы  она принесла ему  пользу, для  облегчения  ее постижения было бы
правильным представить следующее
     КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ПРИНЦИПОВ.
     1.  Религия   есть  система  способов,  посредством  которых  разрыв  в
отношениях  между  Богом  и  человеком, порожденный грехом,  уничтожается, а
рана, нанесенная последнему, залечивается.
     2. Первым следствием человеческого  совращения стало появление совести,
и лишь затем  - телесные изменения. Потому и его очищение, в первую очередь,
является очищением его мышления, чувств и наклонностей, и лишь после этого -
усовершенствование его тела посредством одухотворения во время воскрешения.
     3.  Нечистая  совесть  проявляется при  помощи  истины  и  доказывается
стыдом, "сомнениями и страхом".
     4.   Чистую  совесть  отличают  полная  уверенность  в  вере,  надежда,
основанная  на  понимании благовествования  о  царстве  и  имени  Иисуса,  и
послушание ему.  Послушанием  вере  подчиненный  дает "обещание  Богу доброй
совести" (22).
     5.  Сожженная  совесть  не  мучается  угрызениями. Это  такое состояние
помышлений  плоти,  которое  происходит  от полного отсутствия божественного
знания при наличии врожденного греха. Это неисправимо.
     6. Религия является системой веры и применения ее на практике.
     7.  Религиозная вера включает в  себя то, что Бог сделал, что Он обещал
сделать и то,  чему Он  учил в  Своем слове; все это  было дано для развития
характера, подобного Божьему, называемого "Божьей Природой" в верующем.
     8.   Чтобы  нести  какую-то  ценность,  религия  должна  всецело  иметь
божественное назначение.
     9.  Религиозное послушание есть подчинение "закону  веры",  являющемуся
следствием  уверенности в том,  что касается Царства Божьего  и имени Иисуса
Христа. Это называется  "послушанием  веры",  ибо только верующие могут  ему
подчиниться.
     10.  Религиозное  раскаяние  является  мышлением,  направленным  против
плоти,  и согласующимся  со свидетельством Божьим, сопровождаемым характером
Авраама как следствие такой веры.
     11.  Религиозная мораль проявляется в  заботе о сиротах и вдовах  стада
Христова и  в том,  чтобы  "хранить себя неоскверненными от  мира" (23). Все
вместе это "плоды покаяния" (24).
     12.  Религия   обладает  своими  "началами",  названными  "немощными  и
бедными"  (25).  Это  "дни,  месяцы,  времена  и   годы";  "пища  и  питье";
жертвоприношения,  омовения,  обряды  божественной   службы,  святые  места,
завесы, жертвенники, кадила, херувимы,  очистилища, святые дни, субботы и т.
д., которые "суть тень будущего, а тело - во Христе" (Колоссянам 2:17).
     13. Начальные, содержащие доктрину религиозные принципы немногочисленны
и просты,  и  никакие другие причины не могут быть даны для  них, кроме той,
что они являются волей Божьей. Они могут, таким образом, быть сформулированы
так* :
     а. Ни один грешник не может никаким способом  ни "искупить брата своего
и не даст Богу выкупа за него", дабы тот "остался жить навсегда" и не увидел
тления (Псалом 48:7-9).
     б. Грех не может быть покрыт, или искуплен, без пролития крови.
     в. Кровь животных не может уничтожить грех.
     г.  Грех  должен  быть   осужден  в  грешной   плоти,   не  виновной  в
грехопадении.
     д. Грех  должен быть покрыт  одеждами, взятыми от очистительной жертвы,
ожившей в результате воскресения.
     14. Быть обнаженным означает находиться в непрощенном состоянии.
     15.  Непосредственными  религиозными принципами являются "обращение  от
мертвых  дел  к  вере в  Бога,  учение  о  крещениях,  о  возложении  рук, о
воскресении мертвых и суде вечном" (Евреям 6:1-2).

     ССЫЛКИ
     1) Матфей 7:14
     2) Евреям 9:22
     3) Исаия 55:9
     4) Римлянам 9:22-23
     5) Матфей 6:7
     6) 2-е Коринфянам 5:19
     7) 2-е Коринфянам 5:18
     8) Лука 10:16
     9) Колоссянам 2:8
     10) Галатам 1:10
     11) Римлянам 8:3
     12) Евреям 11:6
     13) Иаков 2:23
     14) Лука 8:15
     15) Евреям 11:1
     16) Даниил 2:44
     17) Малахия 3:1
     18) Матфей 7:20
     19) Иоанн 5:39
     20) 1-е Фессалоникийцам 5:21
     21) Римлянам 6:23
     22) Евреям 10:22; 1-е Петра 3:21
     23) Иаков 1:27
     24) Лука 3:8
     25) Галатам 4:9




     СВЯЗЬ СОВРЕМЕННОГО И ГРЯДУЩЕГО МИРОВ
     Бог  - строитель всего.  - Ничто  не делается случайно, но все является
следствием  божественного  умысла.  -  Все  существующее  сотворено  Им  для
собственного удовлетворения и славы.  - Цель Бога в работе сотворения мира и
промысел  Божий,  открытый  в  Писании. -  Существующий  порядок вещей носит
временный  характер.  -  В  определенный  час система  мироздания перейдет в
истинно "Промежуточное"  состояние, продолжительность которого - тысяча лет.
-  Строители  Вавилонской  башни,  "миротворцы" и  социалисты.  -  Определен
принцип,  по  которому  люди  приобретут ангельскую природу и достоинство. -
Сформулирована  двойная   цель   Бога   при  основании  мира.  -   Пути   ее
осуществления. - Рассуждение об Элохиме.
     ______

     Среди множества различных имен  Всевышнего в Писании  существует  титул
Строителя, или Художника (1), о чем написано так: "УСТРОИВШИЙ все  есть Бог"
(2). Следуя этому указанию, я замечу, что "мудрый строитель"  (3) никогда не
начинает строить  без проекта. Он составляет план в масштабе,  шаг за шагом,
определяющий   продолжительность,   или  время,   возведения   здания,   или
сооружения. Хорошо обдумав целое, он приходит к выводу, что это наилучший из
возможных проектов, соответствующий  правилам и принципам архитектуры.  Этот
план,  потому,  становится  его "намерением",  его  "предопределением",  или
конструкцией.  Все последующие действия  совершаются в  соответствие  с этой
предначертанной  целью,  потому  что  это  самое  лучшее  из  того,  что его
наивысшая  мудрость и гениальность  могли изобрести,  и  никакие посторонние
советы   или  соображения  не  заставят  его   отклониться  ни  на  йоту  от
предопределенного им.
     Следующее,  что  должен  сделать  Строитель,  -   собрать  воедино  все
необходимые материалы:  кирпичи, известь,  песок, дерево  и кое-что еще, что
может  понадобиться. Если бы наблюдатель пожелал узнать,  с какой  целью все
эти  строительные  материалы приготовлены,  архитектор открыл бы  ему "тайну
Своей  воли по Своему благоволению" (Ефесянам  1:9), показав набросок Своего
чертежа  со всеми линиями, окружностями, углами и т. д. и, описав  именно то
распределение материалов,  которое  запечатлелось  бы  в  сознании зрителя в
образе  здания,  даже если,  будучи построено,  оно оказалось бы  совершенно
нереальным.
     Если бы мы задумали, что строительство здания, назовите его храмом  или
дворцом,  должно  быть завершено  сейчас, следующим шагом  зодчего  стал  бы
расчет  того,  какой  мусор или  не годные для работ  в здании и  не имеющие
ценности  строительные материалы (битый  кирпич, осколки,  стружки,  песок и
тому подобное) следует выбросить "в прах под стопы ног", сжечь (Малахия 4:3;
Матфей  5:13) и  т. д. Таким образом, сооружение  возводилось из накопленных
материалов в соответствие с контурами наброска, или намерением Строителя,  -
и вот работа сделана.
     Как говорит Писание, Великий Строитель небес и земли -  Бог. "Моя  рука
основала землю, и Моя десница распростерла небеса" (4). Строитель всего либо
оставил  все  стихии  мира  в  случайном беспорядке,  либо  все  упорядочил.
Найдется  ли  такой человек среди  "философов", который выставил  бы  себя в
смешном или дурацком виде, сказав, что Творец позволил бы случаю  работать в
земной системе? Это абсурд. Случай является причиной случайного события. Так
что же это за причина? Безумец говорит в сердце своем,  что это  не Бог (5).
Почему  он так говорит? Потому что  он  сделал  причиной  всех вещей  просто
физическую предрасположенность чего-то, лишенного, по сути, интеллектуальных
и  моральных  качеств, чтобы  избавить себя от всякой  ответственности перед
этим Существом.  Глупец ненавидит  истину, праведность и  святость, а потому
тщетно  стремится  убедить  себя в том, что  не  существует  никакого  Бога,
являющегося верной, праведной и святой личностью.
     Однако  ни  один  человек  с  претензиями  на  здравый  смысл не станет
утверждать такого. Ничто  не развивается  случайно. Писание свидетельствует,
что все было обдумано, предначертано и взвешено, и Дух Господа выполнил Свою
работу, не  прибегая ни  к каким посторонним советам и  подсказкам.  Об этом
сказано: "Кто исчерпал воды горстию своею, и пядию измерил небеса, и вместил
в меру  прах  земли, и взвесил на весах горы и на  чашах весовых  холмы? Кто
уразумел  дух Господа, и был советником у Него и учил Его? С кем  советуется
Он,  и кто  вразумляет Его, и наставляет Его  на  путь  правды,  и учит  Его
знанию, и указывает Ему путь мудрости?" (Исаия 40:12).
     Бог   держал  в  собственной  памяти  модель,  или   конструкцию,  всей
предстоящей  Ему  работы,  прежде  чем  выразить  ее словами  или  Его  Духу
приняться  за ее воплощение. Этот проект, или образец, разместивший в единой
панораме  перед Его взором начало  и конец всех вещей, был сконструирован  в
соответствие   с   определенными   принципами,   вечными    принципами   Его
необозримого, безграничного  царства,  отвечающего неизменным качествам  Его
личности.  Эта работа, доведенная Им  почти до конца, была совершена по  Его
воле, как говорит Писание: "Все по Твоей воле существует и сотворено" (6). В
чем  же  будет  состоять  эта  работа,  которую  Бог,  по  собственной воле,
кропотливо проделывает, когда она будет закончена?
     Этот  вопрос мы задаем  как  наблюдатели  чудес  творения, провидения и
спасения.  Мы  взираем  на  факты,  связанные  с  этими  проявлениями Вечной
Мудрости,  и  спрашиваем,  для чего все  это.  Какой храм,  или  сооружение,
воздвигается  Божественным Архитектором  по Его собственной воле  и во славу
Его?  Если мы спросим свой внутренний голос,  то он не откроет нам философию
действий Бога; если мы вознесемся  на небеса  или погрузимся в море, если мы
достигнем самых высоких точек земли, мы все равно не найдем ответа, ибо "кто
познал ум Господень,  чтобы мог судить его?"  (7). Когда  мы  установим, что
именно Бог наметил для  воплощения  в  прошлом,  настоящем  и  будущем,  нам
следует удовлетвориться  позицией слушателей того, что  Он открывает  нам об
осуществлении Своих планов Своими собственными устами.
     Бог для этого  создал  книгу,  которая должна была быть написана, чтобы
сообщить нам о Его проекте, Его конечной цели в работах творения, провидения
и спасения, являющихся тремя основными разделами Его труда и направленных на
воплощение единого, великого и  славного свершения. Эта Книга, так милостиво
нам  дарованная и так непревзойденно написанная,  широко известна как Библия
(o bibloV),  или, по-книжному, -  Писание (ai grafai) или Священное Писание.
Она разделена на две части, именуемые всеми Ветхим и Новым Заветами. Иисус и
апостолы  дали названия тем писаниям, которые сейчас зовутся Ветхим Заветом,
ибо тогда не существовало никаких других признанных писаний. Новый Завет еще
не был  написан в  начале  апостольской эры.  Он не был  тогда  столь сильно
необходим, ведь апостолы устно учили людей тому, что позже им  было поручено
частично записать. Дыхание  Духа,  проявлявшееся  в духовных мужах  церквей,
заполняло то  место, которое  ныне  занимает Новый Завет.  Писания пророков,
являющиеся корнями и основами Нового Завета, без понимания которых последний
не может быть правильно осмыслен, разделены на "закон и откровение" (8), или
на "закон Моисеев, пророков и псалмы" (9); все же вместе это зовется Словом.
Оно,  вместе  с  "откровением Иисуса", оставленным для изложения апостолами,
составляет для нас "слово Господне", которое живет и "пребывает вовек" (10).
     Все пишущие и  говорящие должны  просто  подвергаться испытанию Словом,
ибо, как  сказал  Бог, "если  они  не говорят, как это  слово,  то нет в них
света"  (11).  Не  имеет значения, кто  может стать грешником: папа Римский,
архиепископ, епископ, священник  или их  прихожане, или даже один из  святых
Божьих,  или один из  ангелов,  -  ничто из  того, что  он мог  сказать  или
написать, не  должно быть воспринято  иначе, чем в соответствие со Словом, и
об этом  люди  должны судить сами,  неся  ответственность  перед собой перед
лицом вечного блага в  Царстве Божием или непринятия в  него. К этой  Книге,
потому, мы обращаемся за светом -  за сведениями о том, что должно случиться
в будущем.
     Когда мы принимаемся за  обычную книгу, каким образом  мы можем узнать,
что  за  развязку  придумал  автор,  написавший  ее?  Мы должны  внимательно
прочитать  эту книгу,  и,  познакомившись таким образом с ее содержанием, мы
подготовимся к тому,  чтобы  разумно и  точно ответить  на вопрос. Почему же
люди не  делают  того же  с  Библией? Все  здравомыслящие  люди признали  ее
автором  Бога.  Моисей,  апостолы  и  пророки  являются  лишь  Его   личными
секретарями,  которым Он диктовал, что  следует писать. Если, потому,  перед
нами  встанут  вопросы,  какой  конец задумал  Бог  для шестидневной  работы
творения,  для Своих  последующих мер по  отношению к  людям и  народам, для
искупающей  жертвы Агнца Божьего, мы  поступим таким же образом с Библией, в
которой Он Сам рассказывает  Свою собственную историю, и ответим на вопросы,
в соответствии с тем светом, который мы смогли обрести.
     Именно  в этом и состоит особенность  Книги  Божьей:  она  повествует о
прошлом,  настоящем  и будущем, и обо  всем -  в одном  томе. Из точности ее
подробностей,  касающихся прошлого  и  настоящего,  мы  понимаем,  что можем
безгранично доверять сказанному ею  о будущем. Выясняя, таким образом, в чем
состоит окончательный план вечной мудрости по  творению всего существующего,
мы достигнем конца Библии, чтобы увидеть, что предсказанное Богом непременно
будет завершением произошедшего прежде,  ибо то, что, по Его словам,  станет
постоянным  порядком  вещей, и будет той целью, которую Он задумал в начале,
еще до того, как были положены основания мира.
     Обратимся, поэтому, к двум последним главам Книги Божьей. Что мы узнаем
из них? Мы  узнаем, что должно  произойти великое  физическое и нравственное
обновление  земли. На  земном шаре должны  прекратиться все  беды,  а он сам
будет  населен людьми  бессмертными  и  свободными от всякого  зла. Все  они
станут  детьми  Божьими,  сообществом  славных,  честных,   нетленных  живых
существ; среди них будут пребывать Господь Бог Всевышний и  Агнец,  слава от
присутствия которых  превзойдет  своим  великолепием  блеск  солнца.  Земля,
благословенное место жительства, ее обитатели, бессмертные и славные люди, и
постоянное  присутствие Самого Вечного,  -  вот осуществление того, что  Бог
открывает нам в качестве ответа  на вопрос о  Его конечном плане.  Следующие
откровения подтвердят это.
     "Наследие  святых во свете" (Колоссянам 1:12).  "Наследство  нетленное,
чистое, неувядаемое, хранящееся на небесах" (1-е  Петра  1:4)  - "Увидел  я,
Иоанн, новое небо и новую землю; ... и моря уже нет. И я увидел святый город
Иерусалим,  новый,  сходящий от  Бога с  неба,  приготовленный  как невеста,
украшенная для мужа своего. И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се,
скиния Бога с человеками, и Он  будет обитать с ними; они будут Его народом,
а Сам Бог с ними  будет  Богом  их;  и отрет  Бог  всякую слезу с очей их, и
смерти  не  будет  уже;  ни плача,  ни вопля, ни  болезни уже  не будет; ибо
прежнее (или "небо и земля", на  которых они существовали)  прошло. И сказал
Сидящий на престоле: се, творю все  новое. И говорит мне:  напиши, ибо слова
сии истинны и верны. И сказал мне: совершилось! Я есмь Альфа и Омега, начало
и конец; жаждущему дам даром  от источника воды живой; побеждающий наследует
все, и буду ему Богом, и он будет Мне Сыном" (Откровение 21:1-7);  "и ничего
уже не будет проклятого" (Откровение 22:3).
     Сотворение   всего   нового   подразумевает,   что   устройство   мира,
предшествовавшее новому творению,  было старой системой,  отвечавшей времени
конца, к которому она была подготовлена с самого начала. Этот старый порядок
вещей, названный Иоанном  "прежним  небом и  прежней землей" (12), является,
очевидно, мировой системой,  основанной на шестидневном творении,  ибо  "все
прежнее", которое "прошло", в видении было  морем, смертью, плачем, воплями,
болезнями  и  всем  тем, что  с этим  связано.  Это  прежнее  творение с его
временным,  промежуточным  устройством, является,  потому, лишь  грандиозной
основой, первичной по отношению  к еще более  величественному  и непостижимо
великолепному  творению, устройство  которого  будет  неизменным  и  вечным.
Старые моисеевы  физические небеса и земля сравнимы, по  отношению  к новому
творению, с накопленными строительными материалами  для того здания, которое
должно быть построено рядом, и находятся  в  той же связи с новыми небесами,
как  естественный  порядок  вещей  -  с  духовным.  Повторим,  поэтому,  что
шестидневное творение, которое мы именуем Моисеевым, потому что Моисей  стал
его летописцем, не  было окончательным; оно было просто началом, или основой
вещей,  когда  Бог приступил  к  осуществлению  подготовленного  Им проекта,
заключительным  словом  которого было создание во  всех деталях,  при помощи
таких  Его инструментов  как истина и  суд, мира  разумных существ,  которые
станут славным и бессмертным населением земного шара, живущим в неизменном и
вечном порядке вещей.
     Это и есть высшая точка обсуждаемого нами предмета. Физическое творение
шести  дней является  несомненным, однако существовала промежуточная задача,
наряду  с окончательной целью  этой работы.  Эта задача - лишь относительная
степень выполнения  всего  плана,  окончательная  же  цель -  необыкновенное
совершенство  его  осуществления.  Всевышний  Строитель всего  не  собирался
перевести  весь  человеческий  род  из  состояния  греха  и смерти  сразу  в
состояние абсолютного добра и славы.  Он  предусмотрел, что существующий род
никогда не будет готов к этому, но необходимо будет предварительно обучить и
подготовить   людей  к   определенному  переходному   периоду.   Поэтому  Он
спланировал установление  промежуточного состояния на  земле  одновременно с
существованием смертного населения,  для которого добро и зло будут  все еще
перемешаны, но, в отличие от предыдущего (нынешнего) порядка вещей, хотя зло
и не будет окончательно уничтожено, грех уже не будет править миром, а будет
свержен  со своего  престола праведностью. Мы  назвали  этот  порядок  вещей
промежуточным, так  как  он  задуман,  чтобы  занять  место между  настоящим
временем Язычников и неизменным  устройством земли, когда "моря уже нет",  а
все люди - бессмертны.
     Намек   на  такое  дальнейшее,  но   не   окончательное  мироустройство
содержится  в следующих словах: "Бог,  открыв нам Тайну Своей воли по Своему
благоволению, которое  Он прежде положил  в Нем, в  устроение полноты времен
(eiV oikonomian  tou plhrwmatoV twn  kairwn),  дабы  все  небесное и  земное
соединить  под главою  Христом" (Ефесянам 1:9-10). Эта ссылка  на откровение
Божьей  воли, или Его намерение,  поясняется  в ряде замечательных  отрывках
Слова.  "Железное Царство (Римское)  будет  царство  разделенное  (на десять
царств). ... И во дни тех царств Бог Небесный воздвигнет Царство, которое во
веки  не разрушится,  и  царство  это не будет  предано другому народу;  оно
сокрушит и разрушит все царства, а само будет стоять вечно".  "Они сделаются
как прах на летних гумнах, и ветер унесет их, и следа не останется от них; а
камень  (власть),  разбивший истукан (царства),  сделается  великой  горою и
наполнит всю землю" (Даниил 2:41,44,35).
     "И Ему (Сыну  человеческому)  дана власть, слава и  царство, чтобы  все
народы,  племена и языки служили Ему;  владычество Его - владычество вечное,
которое не прейдет,  и царство Его не  разрушится ... и все властители будут
служить и повиноваться Ему" (Даниил 7:14,27).
     "И  Господь  (Иисус)  будет  царем над всею  землею; в  тот день  будет
Господь един, и имя Его едино" (Захария 14:9).
     "Господь  Саваоф  воцарится  на  горе  Сионе  и  в  Иерусалиме, и перед
старейшинами Его будет слава" (Исаия 24:23).
     Праведные "ожили...
     И будут царствовать с Христом тысячу лет" (Откровение 20:4,6).
     Народы "перекуют  мечи  свои  на  орала,  и  копья свои - на  серпы; не
поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать" (Исаия 2:4).
     Из  этих   откровений   становится  очевидным   для  каждого   ума,  не
испорченного "пустой  и лживой  философией",  что в мироустройстве  Будущего
Времени все  царства, государства и империи, племена, народы и языки  должны
будут  быть собраны  вместе под единым господством Иисуса Христа. Существуют
"вещи  земные  и  вещи небесные",  которые,  будучи объединены  одной высшей
властью, установят такой порядок вещей, который будет чудесным и славным. Мы
видим,  что провозглашенное  Богом  непременно свершится:  иерархия  высшего
царства бессмертных, которые,  под единым руководством,  будут обладать всей
властью и  могуществом над подданными им  народами  во  плоти. Такой порядок
вещей  на  земле  в  течение  1000  лет  позволит  роду  человеческому  быть
представленным, от основания  мира,  достаточным множеством праведных  людей
для  перехода к  народу земли,  на которой уже "не будет  моря".  Прежде чем
такой мировой порядок  вступит в силу, цель  предыдущих 6000 лет должна быть
достигнута для того, чтобы получить необходимое число царей и священников из
Израиля и прочих народов для царства Будущей Эпохи.
     После того, как все вышесказанное представлено на ваш суд,  есть ли еще
кто-то, не способный ответить на вопрос,  почему Бог произвел от одной крови
"весь  род  человеческий   для  обитания  по  всему  лицу   земли,  назначив
предопределенные времена  и пределы их обитанию"(13)?  Ответ состоит в  том,
что  Он  создал  человеческую  пару и  подчинил  ее  закону  воспроизведения
потомства, чтобы  люди смогли умножиться и наполнить землю;  Он разделил  их
потомство  на  народы,   смешав  языки;   определил   продолжительность   их
самоуправления и положил пределы их территориального распространения  с тем,
чтобы, с наступлением полноты времен,  существовал  бы материал для создания
царства и империи народов, который  Он передал бы в подчинение царю и  таким
его  помощникам, каких Он, по Своей  собственной  доброте  и верховной воле,
решил бы назначить.
     Разделение  человечества  на народы, таким образом,  не  является делом
случая или просто следствием человеческой  политики. Оно определено Богом. С
самого   начала  человеческая  мудрость  была  против   этого,  и,  если  бы
социалисты,  выступающие  за  мир между народами, и  подобные  им люди могли
довести  до конца свои планы, они смешали бы  народы  в  одно  беспорядочное
"всемирное братство" и упразднили бы все времена и пределы обитания.
     Проектировщики  Вавилона, города  и башни,  объявили в своей программе,
что это строительство предназначено для того, чтобы обеспечить  безопасность
плана "Имя" ("сделаем  себе имя") и помешать своему рассеянию "по лицу  всей
земли"  (14).  Они  противились   разделению  на  народы;  они  предпочитали
"братский коммунизм"  и  принялись возводить храм общественного братства для
всего человечества. Однако никто из них не подумал о Боге  и Его намерениях.
Составленные  ими проекты были абсолютно  губительными для них, а потому  Он
вмешался, говоря: "Вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они
делать, и не отстанут они от того, что задумали делать. Сойдем же, и смешаем
там язык  их, так  чтобы один не понимал речи другого.  И рассеял их Господь
оттуда по всей земле; и они перестали строить город" (Бытие 11:4-8).
     Развитие имперско-царского  устройства народов является единой основной
мыслью Божественных Писаний. Это тема Евангелия о Царстве и мире Божьем. Все
другие  Божественные  планы  сосредоточены  вокруг нее  как  вокруг  великой
главной истины о спасении человечества и духовном возрождении земли. Стрелка
компаса не более точно направлена  в сторону магнитного полюса и планетарное
притяжение - в направлении центра Солнца, чем все, что связано с пророками и
апостолами, -  в  сторону мысли об  израильском царстве  и империи  народов.
Упустить  это из виду означало бы остаться в  безнадежном неведении о вере и
надежде, которые Бог милостиво предложил нам в Своем Слове,  и оставить себя
столь незащищенным от  любого  рода  заблуждений,  что наш  плотский  разум,
плодородный для зла, мог бы выступить против "чуда Божьей воли".
     Просвещенные Писаниями  истины,  мы  получили  возможность  понять, что
нынешняя мировая  система  является лишь  совокупностью средств,  при помощи
которых  Бог намерен достичь  двух основных результатов: одного - вскоре,  а
другого  -  на  тысячу  лет позже. Шестидневное творение  и  заселение земли
племенами смертных  людей - это  лишь  подготовка и  накопление  "сырья" для
великого, славного и  прекрасного проявления  чудес на земле.  До настоящего
времени  этот  "сырой"  материал  создавался  и  приводился  в  определенное
состояние,  из хаоса в  форму, посредством видоизменяющего  влияния истины и
Божьего суда.  Если бы ни эти  факторы, "всемирное  братство" дикарей, таких
же, каких мы видим в обширных унылых пустынях Африки и Америки, разделило бы
землю с  более величавыми лесными зверями; абсолютный социализм  такого рода
быстро вытеснил бы все религиозные и светские объединения, или, если бы  эта
крайность  уступила место  другой,  мир  бы застонал от жестокого деспотизма
одного из "братьев солнца и луны", или какого-нибудь очередного Нерона,  или
нового папы Александра VI.
     Однако  истина  и меч  Божий были брошены на весы человеческих событий.
Множество   людей  приняло   истину  полностью  или  частично.  Значительное
большинство,  однако,  -  лишь  отчасти,  а  не  как  спасительное целое.  В
зависимости  от  понимания  они  распались  на  группы.  Меньшинство  (такое
небольшое количество людей, что их можно  было бы  назвать  "немногие") (15)
восприняло букву и  дух истины. Эти люди  борются  со всем, что противоречит
ей, не думая ни о репутации, ни о собственности, ни о  жизни;  при этом  они
сражаются, держа  в руках не меч плоти, "а меч духовный, который  есть Слово
Божие" (16). Не так обстоит дело с теми, кто принимает  истину не полностью,
искажает  ее,  примешивая  к  ней   человеческие  предания,  или  совершенно
отбрасывает  ее. Они  отстаивают свою точку зрения,  насколько  их  средства
позволяют им делать это. Люди,  искажающие или отвергающие истину, стараются
подавить vi  et armis, силой (но не  аргументов, а  глотки), выставлением  в
ложном свете  и объявлением  вне закона;  там  же, где они  не знают никаких
пределов, - посредством лишения свободы, войны или убийства.
     Однако  есть и  другие люди,  в значительной  степени понимающие основы
истины,  но  обладающие  только духом  свободы  и  чувством  справедливости,
которые истина вселяет, без готовности терпеливо и не сопротивляясь страдать
за нее,  чему  она  учит. Люди  такого  сорта берут в руки меч  в  борьбе за
свободу и права людей; они сражаются  против  всех противников этих  прав  с
отвагой,  внушающей   ужас  их  врагам.  Такими  методами  как   действие  и
противодействие, агитация, открывающая  истину, и военные конфликты, которые
все это вызывает между  народами, сложился светский, церковный и  социальный
порядок вещей, который  одержал победу на земле в настоящее время и который,
старея, готов исчезнуть.
     Принимая  во внимание эти обстоятельства, мы неожиданно  сталкиваемся с
очень интересной  и, действительно, чрезвычайно важной  проблемой, а именно:
"На каком принципе  или принципах Бог Небесный предполагал осуществить  Свои
цели, связанные с  появлением  правителей  для царства и  империи  народов и
заселением  земного шара с его вечным и нетленным мироустройством?" Будет ли
это  чисто интеллектуальным, или чисто нравственным,  или чисто физическим и
механическим  законом, или суммой всех этих  принципов? Например,  когда  Он
поселил в существующем  мире  первую  сотворенную  Им человеческую  пару, Он
подчинил ее  естественным,  или физическим законам. Заготовит ли  Он царей и
священников для Своего  царства,  а затем заселит  землю  с  ее  совершенным
устройством  естественным  человеческим родом  и физически  преобразованными
людьми,  или все будет  происходить  на  основе  какого-то  другого  закона,
открытого в Его слове?  Дарует ли Он людям честь, славу и достоинство Своего
царства и империи,  потому  что они - люди,  или потому  что  эти  дары были
переданы им по наследству от  их праведных предков посредством естественного
рождения? И будут ли люди вечно обитать на земле, потому  что они есть плоть
и плоды Его творческой силы?
     Несомненно,  будет  признано,  что по какому  бы  закону  Бог не  решил
действовать,  это  будет определенно  такой  принцип,  который  более  всего
содействовал  бы  прославлению  Его  мудрости,  справедливости  и  верховной
власти.  Признавая  это, мы зададимся  вопросом, во славу  ли  Бога  было бы
сотворить  человека  простым  механизмом  и  сделать  неумолимо  необходимым
законом  его  природы  такой  закон,  по  которому  человек  был  бы  обязан
подчиняться  Ему,  как прилив и отлив  - Луне, или  Земля - Солнцу?  Ни один
разумный  человек  не стал бы утверждать этого. Принцип,  лежащий  в  основе
Писания,  состоит  в  том,  что человек  почитает  Бога,  веря  Его Слову  и
подчиняясь Его законам. Для людей не существует  иного способа воздать честь
своему  Создателю. Такое  почитание,  однако,  заключается не в механическом
повиновении,  не просто  в действиях без рассудка и  воли, что подразумевает
подчинение  естественным  законам;  нет,   такое   почитание  заключается  в
просвещенном, идущем от сердца свободном служении, при этом человек обладает
правом не подчиниться,  если считает это возможным.  Нет  никакой  чести или
славы  для Бога, как  морального  существа,  в падении камня по  траектории,
направленной  к центру  Земли.  Этот  камень  подчиняется  закону  тяготения
непроизвольно.  Послушание  человека было бы  подобным  этому,  если  бы Бог
сотворил  и поместил его под  действие физического закона, который определил
бы  его движение с  той же  неизбежностью, как  закон  тяготения  определяет
движение камня.
     Будет ли человек чувствовать себя  уважаемым, или почитаемым,  если раб
принудительно ему послушен? Конечно, нет, по простой причине: потому что это
делается не  по доброй воле, а насильно.  Однако  допустим,  что человек, по
праву  своего превосходства, руководит добровольной работой свободных людей,
то есть таких людей, которые  в состоянии выполнять свою волю и желания; они
добровольно подчиняются  ему, а если он требует,  готовы пожертвовать  своей
жизнью, имуществом и всем, что они имеют, за ту любовь, которую они питают к
нему; не будет ли такой человек ощущать  себя в высшей  степени  уважаемым и
прославленным таким проявлением  подчинения его  воле? Безусловно; и  именно
такой славы и почтения требует от людей  Бог. Если бы Он хотел  вынужденного
послушания, Он мог достигнуть Своей цели, заполнив землю населением взрослых
людей  с такой  интеллектуальной  организацией,  которая не  позволяла бы им
иметь желания, противные Его воле; эти люди подчинялись бы Ему, как колеса -
шатуну и пару,  приводящим  их в движение,  то есть просто сверхъестественно
сотворенными автоматами.
     Однако,   скажет   возражающий   нам,    этот   принцип   просвещенного
добровольного подчинения свободных людей несовместим со стремлением к благу;
не было  бы всех невзгод и страданий, причиняющих боль миру, будь земной шар
заполнен раз и навсегда достаточным числом обитателей, каждый из которых был
сотворен совершенным существом.
     Если бы личность Всемудрого характеризовалась лишь одним качеством,  то
такое  могло  бы случиться.  Однако наряду  с  тем,  что  Бог  -  Властитель
Вселенной, Он еще является добрым и  милостивым, и все Его мыслящие творения
обязаны находиться в гармонии  с  Его  именем.  Он мог бы применить принцип,
предложенный  Ему этим оппонентом,  но Он не  сделал этого,  ибо преследовал
прямо  противоположную цель. Вместо того  чтобы сотворить человеческую пару,
Он мог, действительно, наполнить землю бессмертными существами и оставить их
для  вечного  блаженства.  Однако  тогда  они бы  не  стали  личностями,  ни
целомудренными,  ни  порочными, и,  подобно  им  самим, их  мир  не  имел бы
истории.  Бог является  не  просто  мыслящим,  но и  нравственным существом.
"Господь,  Бог  твой,  Бог   ревнитель"  (17),  а  еще   "человеколюбивый  и
милосердный,  долготерпеливый  и многомилостивый и  истинный", "наказывающий
детей  за вину  отцов  до третьего  и  четвертого рода, ненавидящих Меня,  и
творящий милость до тысячи родов любящим Меня  и  соблюдающим заповеди  Мои"
(18).
     Таково имя, или личность Бога, а потому, поскольку все Его труды должны
прославлять   Его,  они  должны  способствовать   Его   восхвалению,  будучи
милосердными, добрыми, справедливыми, святыми и верными существами. Солнце в
зените, Луна, величественно шествующая по  небу, звезды на своих  орбитах, -
все это иллюстрирует  Его вечную власть и сверхчеловеческую  природу, однако
только Его отношения с  разумными и нравственно организованными существами -
Его  образом   и  подобием  -   могут  показать  Его  моральную  красоту   и
способствовать почитанию Его имени.
     Мы  видим,  что  Бог  отверг  принцип  неумолимой  неизбежности  и  уже
нынешнего физического совершенства и  заменил его другим, согласно  которому
Он сможет командовать Своим  царством и империей и, наконец, заполнит  землю
родом существ, "близким к ангелам". По  этому закону Он трудился с основания
мира  по  сей  день.  Он  создал  человека   разумным  существом,  способным
действовать под влиянием  побуждений как во благо, так и во  вред. Он сделал
его подзаконным, что требовало веры в Слово Божье  и послушания. Человек мог
подчиняться или не подчиняться  по  своей воле, он  был "свободен устоять  и
свободен пасть".  Он не поверил Слову Божьему, а  доверился  лжи и согрешил.
Это было добровольным  непослушанием, с тех  пор, в противоположность этому,
был создан принцип жизни,  а именно: вера  во все,  что бы ни  сказал Бог, и
добровольное подчинение Его закону. Это принцип, на который осужден весь мир
и соответствовать которому  Бог призывает всех людей,  побуждая их мотивами,
изложенными в Писании, ибо все те, кто унаследуют Царство Божье, потом будут
обитать на земле вечно на равных основаниях с ангелами вселенной.
     Следующие   откровения   прольют   свет   на   принцип    Божественного
мироустройства.  "Жаждущему дам даром  от источника  воды живой; побеждающий
наследует все" (19). -  "Блаженны те, которые  соблюдают заповеди Его, чтобы
иметь  им  право  на  древо   жизни  и  войти  в  город  воротами"  (20).  -
"Побеждающему дам вкушать от древа жизни, которое посреди рая Божия" (21). -
"Побеждающий  не потерпит вреда от второй смерти" (22).  - "Кто  побеждает и
соблюдает дела  Мои до конца, тому дам  власть над язычниками, и будет пасти
их жезлом железным" (23) - "Если делаешь доброе, то не  поднимаешь ли лица?"
(24). - "Сие же написано, дабы вы уверовали ... и, веруя, имели жизнь во имя
Его" (25). - "Тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть
чадами  Божиими, которые ни от  крови,  ни от хотения  плоти,  ни от хотения
мужа,  но  от Бога родились" (26). - "Если кто не родится от воды и Духа, не
может  войти в Царствие  Божие"  (27). - "Кто  будет  веровать и  крестится,
спасен будет"  (28). -  "Бог  воздаст  каждому по делам  его:  тем,  которые
постоянством  в  добром деле ищут славы, чести и бессмертия, - жизнь вечную"
(29).
     Подобным свидетельствам  нет конца. Закон Божий  совершенен без единого
исключения. Не существует никаких  "возможно" или "может быть"; это не "да и
нет, а ... аминь" во Христе Иисусе (30). Единственный путь в Царство Божие и
к  соучастию  в  вечном  мироустройстве  -  тропа верного  послушания закону
Божьему.
     Теперь из этих откровений становится  ясно, что, для достижения  звания
сына Божьего в вечном мире (где,  действительно, все без исключения являются
сыновьями),  человеческие  существа,   независимо  от   возраста,  пола  или
положения, должны верить и повиноваться истине, ибо  "без веры угодить  Богу
невозможно"  (31).  Это  правило  дается  без   каких-либо   исключений,  но
провозглашает принцип  без ограничения.  Если, потому,  требуется  вера, это
означает, что Бог хотел бы привести людей в действие посредством побуждений,
а не необходимости, но - посредством разумных и нравственных соображений.
     Таким  образом,  доведение этого принципа до конца неизбежно влечет  за
собой  огромные людские потери, ибо,  если  добродетель  является  предметом
вознаграждения,  порок должен быть наказан. Ведь если порок не обуздать,  он
захватит власть,  уничтожит  добродетель  из среды людей, подобно потопу,  и
сокрушит  принцип,  на  основе   которого   предложено   привести  работу  в
исполнение, то есть разрушит первоначальный план.
     То  простое  обстоятельство,  что  "прах  земной"  принял  форму  людей
посредством Божьей власти,  проявленной в творении и определенных физических
законах,   еще  не   дает  им   права  на   славу  Будущей   Эпохи   или,  в
противоположность   этому,   не  подвергает  их  проклятию  вечной   смерти.
Существуют  учения,  основанные на  моральном,  а не  физическом  устройстве
вещей. "Участь сынов человеческих и участь животных" физически одна и та же,
все  они находятся под  властью  Божьих физических  законов, а потому "нет у
человека  преимущества  перед  скотом" (32). Человек  отличается  от  других
животных подобно  тому, как последние отличаются друг от друга,  и если  его
род достигнет ангельской природы,  чего  хочет Бог, то не потому,  что они -
люди, а по причине их добровольного послушания Его законам.
     Заселение Грядущего Мира на основе этого  принципа мы  доказали Словом.
Принцип  сводит на  нет  такие  человеческие  фальсификации  и предания  как
"спасение всего  человечества", "предопределенность одних - для  спасения, а
других  -  для  вечных  мук  в  силу  суровой,  неотвратимой  неизбежности",
"физическое   преображение  перед  смертью",  "существование  вне   телесной
оболочки бессмертных душ на небесах или в  аду до воскресения", "проклятие и
спасение  младенцев,   слабоумных  и   неверующих",   "очищение  смертью   и
воскресение  без предшествующего ему  прощения"  и еще  огромное  количество
небиблейских, неразумных и абсурдных выдумок школ и систем нашей эпохи.
     Универсализм,  широко распространенное в мире пагубное влияние, которое
учит  тому, что человеческие  существа любого возраста  или  характера будут
жить  с  Богом  вечно,  основан  на  ошибочном  взгляде  на  цель  Бога  при
формировании животного  мира.  Такая  поверхностная  умозрительная  теология
допускает,  что  Его  замыслом было  "максимально возможное благо для  всего
творения".   Это  определенно  не  входило   в   Его   планы,  ибо  принцип,
продемонстрированный   мной,   совершенно   подрывает   основу  для   такого
утверждения.   Добровольное   послушание   свободных   людей   подразумевает
возможность, а также и  вероятность, их  добровольного неподчинения, которое
можно  предсказать  в  силу известной  непостоянности  человеческой  натуры.
Теперь,  поскольку  само  существование  Бога на  Его  престоле  зависит  от
подавления и, следовательно, наказания греха (который является горем и болью
так долго, как длится  жизнь), частью  Его проекта  не  могло быть как можно
большее  благо для всех людей во  всемирном масштабе, будучи несовместимым с
вышеназванным принципом и предполагаемой целью. "Максимально возможное благо
для всего творения", потому, не  являясь  частью  Его плана,  -  это  просто
самонадеянность,  мысль  о   том,  что  Бог  желает  сделать  бессмертным  и
прославленным  каждого  члена  человеческой  семьи.  Он  не  намечал  ничего
подобного.  Его  план  требует  только  отделения  от  народов  достаточного
количества людей, чтобы  заселить земной шар,  когда  он будет утвержден  на
вечной основе, без моря, будь их много или несколько.
     "Что  за  ничтожное,  презренное  число,  -  воскликнет  кто-то,  -  по
сравнению  с несметной массой  человеческой плоти  и  крови,  которая  будет
существовать на  земле по истечении  семи  тысяч лет!" Допустим; однако, что
еще  нужно для обновленной земли, кроме достаточного населения? Если бы  эта
огромная масса испорченных  и грешных, живых и мертвых людей  прислушалась к
голосу разума, если бы она уверовала в Бога и подчинилась Ему, тогда были бы
приняты  определенные  меры;  однако  люди  не  делают  этого,  и  результат
неминуемо  последует.  Это  вечный принцип. Продолжительность  его  действия
равна  времени существования Самого Бога; это  правило  без исключений и оно
так же бескомпромиссно, как сама истина.
     Случай с разбойником на кресте лишь подтверждает  правило. Он поверил в
Царствие  Божие и признал Иисуса,  в его  самом униженном положении,  "Царем
Иудейским", то есть будущим монархом нации. Он был по складу одним из "сынов
царства"  (Матфей  8:12),  хотя  и оказался  гражданином, пользующимся очень
дурной славой. Единственное,  что было необходимо в  его случае, - чтобы его
вера и перемена мыслей  и нрава имели бы значение для  искупления и прощения
его грехов,  ибо без этого он не  вошел бы в Царство  Божье. Господь  Иисус,
единственный на земле,  имевший власть прощать грехи, вознаградил его мольбу
и  сделал  его,  таким  образом,  наследником  праведности  по  вере  его  в
благовествование царства. Случай  с  разбойником  уникальный и единственный,
подобного которому не было ни до, ни после.
     Доказано,  что проявленное  чудо Божьей воли,  которое Он Сам  задумал,
состоит, во-первых,  в утверждении царства и  империи народов,  которыми  Он
наградит распятого и  воскрешенного  Царя Иудейского  и всех  тех, кто верит
учению, или Слову, и стал послушен вере; и, во-вторых, в обновлении земли по
прошествии 7000 лет от основания  мира и  населении  ее бессмертными людьми,
"равными ангелам", которые достигнут вечного состояния и обладания всей  его
необыкновенной славы  на принципе веры Его "безмерно  великим и  драгоценным
обетованиям" и преданного и добровольного подчинения Его законам.
     Вот каков  итог обсуждаемого нами вопроса. Существуют  две системы, или
два мира: одна  - животная, или природная, а другая  - духовная и нетленная;
между ними же - смешанное состояние: частично животное, а частично духовное,
которое может быть названо переходным состоянием.  Из природной системы, как
материала  и лесов  для  строительства,  Бог  намеревается развить  "времена
времен" со  всем тем, что имеет  к  ним  отношение. Устроенная таким образом
Земля  станет   славной   частью   Вселенной  и   новым   царским  верховным
местопребыванием Божественного  Величества.  Это будет светящаяся  сфера без
моря  (Откровение 21:1), населенная  несметным числом обитателей, равных  по
рангу и положению ангелам Божьим. Средства, при помощи  которых  Он с самого
начала определил выполнить эту величественную работу, таковы: первое, -  Его
творческая  энергия  для установления  основания  мира; второе,  -  меры  по
устройству  и  ангельский  надзор,  называемый  людьми   "провидением",  для
создания  и  господства  над  всем;  третье,  -  нравственная  сила  истины,
доказанная и  засвидетельствованная; четвертое, -  судейское вмешательство в
человеческие  отношения  и,   последнее,  -  восстанавливающая  энергия  при
обновлении земли.  Когда эта  гигантская работа будет завершена и сооружение
будет закончено, самый верхний камень будет положен с радостными возгласами:
"Благодать, благодать на нем!" (33).

     ССЫЛКИ
     1) Евреям 11:10
     2) Евреям 3:4
     3) 1-е Коринфянам 3:10
     4) Исаия 48:13
     5) Псалом 13:1
     6) Откровение 4:11
     7) 1-е Коринфянам 2:16
     8) Исаия 8:20
     9) Лука 24:44
     10) 1-е Петра 1:25
     11) Исаия 8:20
     12) Откровение 21:1
     13) Деяния Апостолов 17:26
     14) Бытие 11:4
     15) Матфей 7:14
     16) Ефесянам 6:17
     17) Исход 20:5-6
     18) Исход 34:6
     19) Откровение 21:6-7
     20) Откровение 22:14
     21) Откровение 2:7
     22) Откровение 2:11
     23) Откровение 2:26-27
     24) Бытие 4:7
     25) Иоанн 20:31
     26) Иоанн 1:12-13
     27) Иоанн 3:5
     28) Марк 16:16
     29) Римлянам 2:6-7
     30) 2-е Коринфянам 1:18-20
     31) Евреям 11:6
     32) Екклесиаст 3:19
     33) Захария 4:7

     РАССУЖДЕНИЕ ОБ ЭЛОХИМЕ
     Правила общей грамматики обычно требуют, чтобы "глагол согласовывался с
существительным в именительном падеже в числе и лице" так, например,  как  в
следующих   случаях:  "дух  побуждает",  "воды  шумят".  Здесь  слово  "дух"
приведено в третьем лице, единственном  числе,  а  потому использован глагол
"побуждает",  следовательно,  они  согласуются в числе и  лице; слово "воды"
характеризуется  множественным числом  третьего  лица, а потому они "шумят",
следовательно,  тоже  согласуются. Однако  в  первой главе книги  Бытия  это
правило,  оказывается,  игнорируется  Духом,  под  чьим  руководством  писал
Моисей. В первом стихе мы читаем: "Берэйшит  бара Элохим"  ("в начале Элохим
сотворил").  В этом предложении  слово  "бара"  является  глаголом в третьем
лице,  единственном  числе,  а  "Элохим"  -  существительное  третьего  лица
множественного числа,  т.  е. по  правилам эти  слова не  согласуются  между
собой.  Чтобы обеспечить согласование, нужно либо существительное употребить
в  единственном  числе  ("Элох"  или  "Эл"),  либо,  если  оно  остается  во
множественном числе, должен измениться глагол и пробрести форму "барау", при
этом фраза будет звучать как "барау  Элохим",  или "Элохим (они) сотворили".
Однако этого нет, и мы буквально читаем: "Элохим (он) сотворил".
     Рассуждая об Элохиме, д-р Уилсон  говорит, что "это имя существительное
не случайно  объединено здесь  с  глаголом  в  единственном числе "бара", но
характеризуется, действительно, множественным числом, что явствует не просто
из его окончания  "им", но и из самой его сути, т.к. оно часто употребляется
совместно с  прилагательными,  местоимениями  и глаголами  во  множественном
числе. "Вайомер Элохим нашах адам", т. е.  Элохим сказал: "Сотворим человека
по  образу  Нашему". Г-н  Паркхерст  помещает  в своем  словаре под рубрикой
"алах"  много  отрывков,  в  которых  Элохим  связан  с  другими словами  во
множественном  числе.  К концу  исследования  не  будет  найдено  ни  одного
положительного  аргумента в  пользу сомнения  в заключении, что  Элохим есть
существительное во множественном числе, означающее "боги".*
     Однако,  пытаясь  удовлетворительно  ответить   на  вопрос,  почему  же
существительное во множественном  числе  Элохим,  боги,  встречается в  этой
главе  вместе с глаголом в единственном  числе, многие лингвисты,  изучающие
древнееврейский  язык,  сильно  путались.  Будучи  недостаточными  знатоками
грамматики, они прибегали к помощи догматизма для объяснения этой трудности.
Д-р  Уилсон  верно  замечает, что "Элохим не случайно объединен с глаголом в
единственном  числе";  при этом, на мой  взгляд, господа Уилсон и  Паркхерст
имеют глубоко ошибочную  точку зрения.  Они воображают, что это было сделано
намеренно для того,  чтобы обнаружить три  лица в одном  существе, или,  как
некоторые выражают эту мысль, - "сообщество в Боге". Д-р Уилсон находит, что
в фразе  "сотворим человека" выражена  идея совещания, и  отмечает  важность
отличия сотворения человека от создания  других существ. Он пишет: "Сотворим
человека" относится к  животной  природе,  а "по образу Нашему" указывает на
его духовную  составляющую,  ведь только  последняя  могла иметь сходство  с
Божеством. "Сотворим ... по образу  Нашему, по подобию Нашему". В этой фразе
идея  множественности  выражена  трижды  в  первом  лице,  в  чем  проявлено
очевидное согласование и доказательство библейской доктрины  множественности
Божества, которой, поскольку Бог по сути Своей един, мы даем имя "лиц".
     "Элохим   -  имя,  -   говорит   Паркхерст,   -  обычно   дававшееся  в
древнееврейских  писаниях  Святой  Троице". Он написал памфлет, направленный
против д-ра Пристли и г-на Уэйкфилда, чтобы доказать мысль о множественности
Элохима  в Ягве! Если бы читатель понимал,  кто такой Элохим, ему  бы  стало
ясно, что  эта идея -  выдающийся  пример ученого невежества и глупости. Это
равноценно попытке доказать, что в одном короле - три принца или что в одном
архангеле  -  три ангела.  В одном, однако, я могу  совершенно согласиться с
этим  автором,  а  именно: в  Моисеевой  истории земного  творения  показана
множественность агентов. С помощью веры мы понимаем, что в них, благодаря им
и их посредством  действовал дух,  или слово, в образовании всего на  земле;
однако то, что  все  эти  агенты были внутри Божественной  сущности, образуя
"сообщество в Боге", - это слишком много для меня, чтобы "переварить".
     Одним  из первых  принципов  для меня во  всех объяснениях,  касающихся
этого предмета, является тот, что  "один Бог и Отец всех, Который над всеми,
и через всех, и во всех нас" (1), Его духовной семье. Другая аксиома состоит
в  том,  что "Он  - блаженный и  единый сильный Царь  царствующих и  Господь
господствующих, единый имеющий  бессмертие,  Который обитает  в неприступном
свете, Которого никто из человеков не видел и видеть  не может" (1-е Тимофею
6:15-16;  1:17).  И  вновь:  "Бог  есть  дух"  (Иоанн 4:24) и Он  "нетленен"
(Римлянам  1:23).  Нетленный  дух,  обитающий  в  свете,  -  это  библейское
откровение  о  неподдающейся   определению   сути   Вечного,   существующего
независимо от  кого-либо или чего-либо от вечности до вечности,  Бога. То, в
чем состоит Его  сущность, Он  не  открыл; Он  дал нам  знать Свое имя,  или
характер,  что достаточно для людей, однако говорить, что, поскольку Он есть
дух, Он "нематериален", значит сказать  сущий вздор, ибо нематериальность  -
это  небытие, то  есть качество,  если можно так выразиться, чуждое  Божьему
миру.
     "Бога не видел никто  никогда",  - говорит Иисус  (2), но Адам, Авраам,
Иаков  и  Моисей  видели  Элохима  и  своего  Господа,   поэтому  Элохим  не
обязательно означает Самого Вечного Отца.
     Элохим   -   имя,  дарованное  ангелам  и  группам   людей.   Написано:
"Поклонитесь  перед  Ним,  все  боги  (Элохим)"  (Псалом  96:7).  Эта  фраза
процитирована Павлом*  в первой  главе Послания к Евреям в качестве заповеди
Вечного  Отца  ангелам о том, что они должны почитать Господа Иисуса как Его
Сына, когда  Он будет вновь представлять его миру, открывая Новую Эру. О нем
же написано:  "Не много Ты умалил его  перед ангелами (Элохимом)" (3). Павел
относит сказанное к Иисусу, говоря: "Иисус, Который немного был унижен перед
Ангелами"  (4). Он пребывал в подчиненном  по отношению к ним положении чуть
больше тридцати  лет, с  момента  своего  рождения  во  плоти до дня  своего
воскресения,  когда  он был  вознесен  гораздо выше  их  по рангу  и титулу,
"одесную силы" (5), возведенный на престол в свете, где обитает Всевышний на
небесах.
     Тем,  к  кому  слово Божие пришло  посредством Моисея,  было  дано  имя
Элохим,  как  об  этом  написано:  "Я сказал:  вы  - боги  (Элохим), и  сыны
Всевышнего. Но  вы умрете,  как  человеки,  и падете, как всякий из  князей"
(Псалом 81:6-7; Иоанн 10:34). "Судей (Элохим)  не  злословь, и  Начальника в
народе  твоем  не поноси"  (Исход  22:28),  то  есть  нельзя  ни  злословить
государственных  чиновников,  ни поносить первосвященника или  царя  (Деяния
Апостолов 23:5).
     Кроме того, непреложным принципом священных писаний является следующий:
то,  что Вечный Отец делает  посредством своих  представителей, или агентов,
считается  сделанным  Им   Самим.  Правило,  подобное  этому,  существует  в
юриспруденции, и звучит оно приблизительно так: "qui facit  per alios, facit
per se" ("то, что кто-то делает посредством других, делает он сам"). Если бы
люди  имели  в виду  этот принцип,  многие кажущиеся несоответствия сразу бы
исчезли.  Таким  образом,  Господь, как  сказано,  явился Аврааму, когда тот
сидел  "при  входе  в  шатер"  (Бытие 18:1),  но когда Авраам  возвел очи  и
взглянул  на явившегося, он увидел  не Господа, а "трех мужей", или Элохима,
один  из  которых был главным.  Прочтите  всю  эту  главу вплоть до 29 стиха
следующей главы и вы увидите, что Вечный Бог говорит и действует посредством
этих  Своих  представителей,  или Элохима, но главным  образом - посредством
одного из них, именуемого Владыкой или Господом Богом.
     В  другом месте Бог,  как  сказано,  явился  Иакову (Бытие 35:9),  и, в
одиннадцатом стихе, сказал  ему:  "Я Бог всемогущий"; в тринадцатом же стихе
говорится: "И восшел от него Бог с места, на  котором говорил ему". Он был в
тот момент в Вефиле, где раньше Элохим открылся ему.  В тот раз он увидел во
сне  лестницу, что  "стоит  на земле, а верх ее касается  неба", и  "Господь
стоит  на  ней", а "Ангелы Божии восходят и нисходят по ней" (6). Эти ангелы
были Элохимом, или  "служебными  духами,  посылаемыми  на служение  для тех,
которые имеют наследовать спасение" (Евреям 1:14). Однажды они провозгласили
Иакову обетования,  данные его отцу  и деду  от имени "Невидимого  Бога"; он
боролся с  Богом,  состязаясь  с одним из них,  и т.  д.  Следовательно, они
выступают от  первого  лица, воплощая собой  Невидимую и Нетленную Сущность,
или Дух,  Который является истинным Автором всего  того,  что  они говорят и
делают.
     Однажды Невидимый Бог  говорил с  Иовом из бури и сказал:  "Где был ты,
когда  Я полагал основания  земли? Скажи, если знаешь. Кто положил  меру ей,
если  знаешь? Или кто  протягивал по ней  вервь?..  Кто положил краеугольный
камень  ее, при  общем  ликовании  Утренних  Звезд,  когда  все  Сыны  Божии
восклицали от  радости?"  (7).  Иов  не  мог ответить  на  эти вопросы.  Он,
безусловно,  знал, что  сделал  Элохим, но, по словам Елиуя, соприкасаясь со
Вседержителем, Чьим духом ангелы-Элохим  управляются, "мы  не постигаем Его"
(8).  Именно Элохим  -  те Утренние Звезды и  Сыны  Божьи. Иисус  именовался
"Звездой  Светлой и  Утренней"  (9),  и Сыном Божьим. Говорить, поэтому, что
Элохим - Утренние Звезды и Сыны Божии, значит говорить на языке Писания.
     Отношение  Элохима  к  Тому, Кто обитает в свете, занятый  творением  и
провидением,  может  проявиться  лучше  с   помощью  следующей  иллюстрации.
Естествоиспытатели-экспериментаторы  могут   воспроизвести  воду,  воздух  и
почву, они способны "уловить" молнию из пространства, взвесить, или, точнее,
вычислить  вес  Солнца,  Луны  и  звезд,   они  умеют   говорить  с  помощью
электричества  и опережать  ветер  посредством  огня.  Все  это  -  чудесные
проявления человеческого гения. Однако "что  они имеют, чего бы не получили"
(10)?   Они   подчиняют   себе    определенные   вещества   в   определенных
обстоятельствах.  Они  сами  не  создают  ни  единого закона. Все  начала  и
принципы,  которым  подчинены   простые  и  сложные   тела,  не  зависят  от
ученых-экспериментаторов. Они могут сказать: "Давайте сделаем воду", - и при
пропускании  электрической  искры сквозь  газовую  смесь  вода появится,  но
делается это по власти Бога, а не по их собственной.
     Подобным  образом  Элохимом  было дано  Слово,  они привели  в действие
скрытые стихии земли, дали направление применению энергии, а Дух  Невидимого
Бога довел до  конца все то, что им было поручено устроить.  Дух  Нетленного
Бога, посредством Элохима, сотворил небо и землю.  Они (Элохим) сказали: "Да
будет  свет", - они увидели, что свет хорош; Он  создал  твердь, они назвали
твердь небом; Он сделал все это с  их помощью, они же привели в  исполнение,
посредством Его силы, то, что  Он  поручил им. Эта сила,  или Дух, вверенная
им,  стала "Духом Элохима". Следовательно,  в  начале  творил  Дух  Элохима,
который, будучи ясно обозначенным во втором стихе первой главы  книги Бытия,
не  нуждался в  том,  чтобы его полный  титул  повторялся  позже, поэтому на
протяжении всей главы вместо "Духа Элохима" употребляется  слово "Элохим" (в
русской Библии - везде слово "Бог") вместе с глаголом в единственном  числе,
который  следует  связывать  с  существительным  "руах",   Дух.   Вот  какое
объяснение я предлагаю для этой грамматической загадки.
     Это  только часть  того  "заблуждения" (11), которое  вытеснило истину,
допуская, что Невидимый  Бог оставил  Свой вселенский престол  для посещения
этой бескрайней области, где, подобно механическому строительству здания, Он
трудился, создавая земной шар  и все, на нем существующее. Тем же путем, как
полагается,  Он   создал  человека,  и,  когда  это  Его  произведение  было
завершено, Он прикоснулся  Своими  губами  к  его ноздрям и  "вдунул в  него
частицу Своей божественной сущности, посредством которой человек стал  живой
и бессмертной душой".
     Такие действия со стороны Единственного Монарха, чье местопребывание  -
в свете, а слуги, Элохим,  - неисчислимы,  не  соответствуют Его  сану  и не
могут возвеличить Его. Он открыл нам Себя как Властелина, Царя, Господа и т.
д.; занимающие эти посты сейчас поручают другим службу по выполнению их воли
и желаний. Таким же образом это  происходит и с Невидимым и Вечным Монархом.
Его  царство управляет  всем.  Его  ангелы,  или  Элохим,  "крепкие  силою",
выполняют Его повеления,  "повинуясь гласу Слова Его".  Они -  Его воинство,
Его посланники, исполняющие Его волю (Псалом 102:20-21).
     В  свете этого откровения я понимаю рассказ Моисея о  сотворении  мира.
Около  шести тысяч  лет назад Царь  Вечный возжелал добавить новую обитаемую
провинцию к сфере Своего владычества, но сделать это Он решил не посредством
создания  нового  небесного  тела,  а путем переустройства  уже существующей
планеты солнечной системы. Он приказал Своим ангелам отправиться и выполнить
эту работу в том порядке, как это  описано у Моисея. Они "повиновались гласу
слова  Его"  и  в течение шести дней  закончили все, что  им  было  поручено
сделать.  Однако  без Его силы  они бы  не смогли  совершить ничего, поэтому
история  описывает всю  эту  работу  как  Его  Собственную. Он  возжелал,  а
Элохим-ангелы выполнили посредством Его Духа.
     Все низшие животные внимательны в той или иной степени; однако Змей был
самым наблюдательным из всех,  созданных  Элохимом. Он обращал  внимание  на
предметы  вокруг  него и  среди них  заметил  "богов",  или тех,  кто назван
"Утренними Звездами  и Сынами Божьими", подобной которым, как он сказал Еве,
она станет, если вкусит от  Дерева Познания  Добра и Зла. В  древнееврейском
языке слово, переведенное как  "боги", звучит как Элохим, т. е. то же слово,
что и в  первой  главе книги  Бытия.  Из  какого  другого  источника,  кроме
собственного зрения, если не из божественного  откровения, мог змей получить
сведения  о "богах"? Он говорил  о том, что видел и слышал сам. Однако звери
все еще не имели царя, а потому  Господь Элохима  сказал: "Сотворим человека
по   образу   Нашему".   Не  было  еще  ни   одного   существа,   созданного
Элохимом-ангелами,  подобного им  самим, поэтому они решили сделать животное
по своему образцу. Они наделили его головой, конечностями и телом, подобными
их собственным, и перед ними, таким образом, предстал земной образ небесного
Элохима. Это был в той  же степени их образ, в какой Сиф был  образом своего
отца Адама (Бытие 5:3).
     Мы  не высказывали мнения,  что человеческое подобие Элохиму состояло в
том, что он был "хорош весьма"; мы говорили о том, что Дух Божий сделал  его
"весьма  хорошим"  в том же смысле, как и всех  других животных. Как и  они,
человек  не имел  характера,  его хорошие  качества  были физическими, а  не
нравственными; у Элохима же было и то, и другое.
     Однако  в определенном смысле, человек был  создан по  подобию Элохима.
Это подобие, как мы уже  показали, а сейчас можем только повторить, состояло
в   способности   человека  проявить   умственные   качества,   подобные  им
(ангелам-Элохиму),  и  возвыситься  до  их  природы  и  статуса  на  тех  же
основаниях, на которых они (Элохим) достигли этого. Вследствие этой схожести
человек  был  выделен  среди  всех  других животных, созданных ими.  Он  был
устроен подобно  Элохиму, хотя  природа его  и  была ниже.  Он  был способен
проявить  интеллект  и склонности, подобные тем, что были у  Элохима, и  мог
познать зло, как и они.
     Д-р Уилсон замечает, что фраза  "сотворим человека" является выражением
идеи совещания и говорит о важности отличия сотворения человека от  создания
других  существ.  Я не  возражаю против этого  и полагаю, что  "хитрый змей"
подслушал это совещание и, потому, смог рассказать Еве о существовании того,
что, в случае вкушения  ею плода, сделает ее подобной Элохиму ("ка-Элохим"),
но  до  тех пор, пока она не  попробует  этот плод, она не  способна достичь
такого сходства; речь  шла  о  "познании добра и  зла". С этой  точки зрения
человек, когда про него было сказано, что он "хорош весьма", был не похож на
Элохима.  Это   искушение  не  было  ложью,  ибо  Господь  Элохима  (т.   е.
главенствующий среди ангелов) сказал  своим небесным  помощникам: "Вот, Адам
стал  как один  из  нас,  зная добро  и  зло" (Бытие  3:22).  Человек  стал,
действительно, еще больше похож на Элохима,  и в этом подобии он продолжал с
тех пор оставаться. Однако  благодаря Невидимому Богу и Отцу святых  человек
подчинился  закону  развития.  Его образец  (Иисус  Христос)  уже  претерпел
смерть. Он сам  "не много был унижен пред Ангелами (Элохимом)", ибо  взял на
семя не их природу, а "воспринял"  природу "семени  Авраамова"  (12). Однако
сейчас  его  природа  подобна  их, будучи  духовной,  то  есть  нетленной  и
бессмертной  (13). "Мы будем подобны Ему", - говорит  Иоанн  (14), а  потому
также "равны Ангелам", как торжественно заявил сам Иисус (Лука 20:36).
     Арх-Элохим (Господь Элохима) сказал, что человек стал как один из них в
смысле познания  добра и  зла. Это  тоже является  аргументом  в  пользу его
подобия  множеству   лиц  и,  кроме  того,  показывает,  что  однажды  члены
сообщества, называемого Элохимом, были в положении, сходном с тем, в котором
оказался человек после грехопадения. Господь Элохима сам  заявляет,  что они
так  же на опыте осознали  зло,  ведь  эта мысль выражена  еврейским  словом
"йада", "познать". Короче говоря, вероятно, что никто из сообщества Элохима,
находящегося  под   господством  Единственного   Монарха,   не  был   создан
бессмертным, но они были сотворены земными, животными, как Адам. Вечный Царь
- единственное  Существо,  бессмертное изначально в любом смысле, поэтому  о
Нем написано: "Единый имеющий  бессмертие"  (15). Бессмертие  всех остальных
мыслящих  существ  получено  ими  от  Него  в  качестве  награды  за  верное
послушание. Праведники во время воскрешения станут равны Элохиму (16).
     Как же мы можем теперь сказать, что эти "Утренние Звезды и Сыны  Божии"
достигли  духовной  природы  не  в  результате  последовательности  событий,
подобных человеческим,  видя,  что даже тот,  кто был "столько  превосходнее
ангелов" (17),  Иисус, "Звезда Светлая  и  Утренняя",  сделался  совершенным
"через  страдания"  (18)? Неужели  они не претерпели никакого суда, никакого
испытания,  пройдя сквозь  которое, их вера  осталась бы  чиста, как  золото
высокой пробы? Возможно, пожалуй,  что когда-то  они были  плотскими  людьми
другой  планеты;  что  в  предыдущем  состоянии  они  "покорились  суете  не
добровольно" (19); что, будучи  во плоти, они  верили  и были послушны Богу,
имея склонность  к самопожертвованию,  проявленному  позже Авраамом; что  их
вера была вменена им в праведность;  что они умерли,  как смертные люди; что
они восстали из мертвых и, таким образом, достигли нетленности и бессмертия,
став ангелами-Элохимом Невидимого Бога.
     Наша земная система является  лишь моделью других миров, которые, может
быть уже достигли того совершенства, которого  земля ожидает, и, возможно, -
иллюстрацией того, что даже  сейчас существует на других планетах, обитатели
которых еще  не вышли из  животной  и испытательной эры своей истории. Нашим
ангелам, или  Элохиму,  тем,  которые имеются  в виду под  именем  небесного
воинства, поручено управление земными делами до тех пор,  пока Господь Иисус
не  возьмет в свои руки  бразды  правления;  однако  это доверено  не  всему
сообществу Элохима,  а тем из них,  кто всегда созерцает лицо Божье и служит
Его воле по отношению  к сынам  человеческим.  В этом  и состоит их слава  -
часть их  награды. Он послал их создать и наполнить землю живыми душами. Они
выполнили поручение согласно Его намерениям.
     Ну,  вот  мы  и  у цели!  Смертные и  тленные, как мы, существа ставшие
Элохимом, крепким  в силе, и  создателями новых  миров, на одной  из  планет
которых мы обитаем, даже  в  ее нынешнем  состоянии, - это великий и славный
образец. "Се, - говорит Иисус, когда-то - грудной младенец, бессильный перед
смертью, сейчас же - наделенный  всей  полнотой  власти, -  творю все новое"
(20).  Он  преобразит  существующее  сейчас  в  новый  и  великолепный  мир,
пригодный  для  жилья  своих помощников,  искупленных  его кровью из сыновей
человеческих. Такая судьба  ожидает тех, кто станет "равным  ангелам"  после
воскресения к вечной жизни.

     ССЫЛКИ
     1) Ефесянам 4:6
     2) Иоанн 1:18
     3) Псалом 8:6
     4) Евреям 2:9
     5) Матфей 26:64
     6) Бытие 28:12-13
     7) Иов 38:4-7
     8) Иов 37:2-3
     9) Откровение 22:16
     10) 1-е Коринфянам 4:7
     11) 2-е Фессалоникийцам 2:11
     12) Евреям 2:5-9,14-17
     13) 1-е Коринфянам 15:44-48
     14) 1Иоанн 3:2
     15) 1-е Тимофею 6:16
     16) Евреям 12:23
     17) Евреям 1:4
     18) Евреям 2:10
     19) Римлянам 8:20
     20) Откровение 21:5
     ОГЛАВЛЕНИЕ
     ______

     Часть Первая
     ОСНОВЫ МИРА
     ______
     ГЛАВА I
     НЕОБХОДИМОСТЬ ОТКРОВЕНИЯ
     Необходимость Откровения для представления о  происхождении, причине  и
назначении вещей в их связи с человеком и окружающим его миром. - Объяснимая
тайна и единственный  источник  истинной  мудрости,  практически отвергнутый
современными  людьми. -  Необходимость  изучения  Библии;  помощь  в этом  -
предмет настоящей книги. 1
     ГЛАВА II
     СОТВОРЕНИЕ ЗЕМЛИ И ЧЕЛОВЕКА
     Земля до сотворения Адама. - Исправляется геологическая ошибка. -  День
Субботний и  День  Господний.  - Создание мужчины  и женщины.  - Объясняется
"великая тайна" ее сотворения из  ребра мужчины.  - Едем.  - Едемский сад. -
Рай в прошлом и в будущем. - Ограничение первоначального господства человека
над низшими созданиями и его собственной семьей. - О двух деревьях в саду. -
Человек в его исходном состоянии. 4
     ГЛАВА III
     ЗАКОН БОЖИЙ, И КАК ГРЕХ ВОШЕЛ В МИР
     Испытание  перед  возвышением  - нравственный  закон  Божьего  мира.  -
Искушение  Господа Иисуса сатаной  - испытание  его  веры Отцом. - Искушение
объяснено. - Божественное предвидение не принуждает, а Сам Бог не извиняет и
не выносит  приговор,  предвидя  что-то. - Змей  - умное животное, но  он не
является  ни носителем  нравственности,  ни  носителем Духа.  - Он вводит  в
заблуждение   женщину.   -   Природа   грехопадения.    -   Ева   становится
искусительницей Адама. - Грехопадение доводится до конца в зачатии  Каина. -
Чистая и нечистая совесть: определение.  - Человек  не в  состоянии  покрыть
свой  собственный  грех.  -  Дух  плоти,  иллюстрируемый  доводами  Змея.  -
Метафорический змей во плоти. - Истина Божия - единственный  закон  правды и
неправды.  -  Змей  во  плоти обнаруживается  в слабости людей,  духовных  и
мирских общественных учреждениях. - Змей - грех во плоти, отождествленный  с
тем, кто "от лукавого". - Князь Мира. - Царство Сатаны и Мир - одно и то же.
-   Хитрости   Дьявола.  -  Князь,   проявленный  в   грехе,  действующем  и
господствующем во  всех  грешниках.  - Как он был "изгнан" Иисусом. -  "Дела
Дьявола".  - "Узы  Сатаны": освобождение.  -  "Великий  Дракон". -  Дьявол и
Сатана. - Человек Греха. 29
     ГЛАВА IV
     СМЕРТНЫЙ ПРИГОВОР - КРУШЕНИЕ СТАРОГО МИРА И СОХРАНЕНИЕ "ОСТАТКА"
     Осуждение  впавших  в  грех.  -  Буквально  и  аллегорически.  - Особый
приговор  Змею. - Мольба о "Мире и Безопасности". - Иисус пришел принести не
мир,  а  меч.  -  Мирное общество  -  враг  Бога.  - Каин,  Авель  и  Сиф. -
Определение атеизма. - Каин отвержен в качестве прародителя Семени Женщины и
назначен Сиф. - Отступничество  до Потопа. -  Особые семьи Каина и  Сифа.  -
Общее крушение Старого  Мира,  от  которого спаслись  только  восемь сыновей
Сифа. -  Создание Мира.  -  Приговор  Женщине.  -  Определено  ее социальное
положение. -  Приговор  Адаму. -  Закон  Греха.  -  О  грехе  как физическом
качестве  плоти. - Об  унаследованной  Иисусом природе. - Люди -  грешники в
двойном смысле. - Закон  Праведности.  -  Путем  усыновления люди становятся
святыми. - Три свидетельства. - Объяснено "новое рождение". -  Два Принципа.
-  О  свете  внутреннем.  -  Откровение  Писания  -   Божественный   принцип
просвещения.  -  Ужасное  состояние   "церкви".   -  О  "Сокровенном  Сердца
Человеке". 43
     ГЛАВА V
     БЕССМЕРТИЕ, РЕЛИГИЯ, "ДУХОВЕНСТВО" И "МИРЯНЕ"
     Бессмертие в  современном  состоянии  - реальное  зло. -  Бессмертие  в
страдании - не соответствует Писанию. - Исповедуемая миром религия - религия
страха.  - Польза религии мира  как экклесиальной  полиции. - Религия Христа
лишена мирского добра до его пришествия,  когда она будет  обладать  всем. -
Учение о бессмертии как  откровение  Божье.  -  Язычники, обманутые в  своих
попытках открыть это. - Божий престол  в Израиле с херувимами, как он описан
Моисеем. - Херувимы Иезекииля и Иоанна. - Херувимова завеса. - Лица Господа.
-  Пламенный  меч.  -  Проиллюстрированное  Иезекиилем описание  славы  Бога
Израилева. -  Блеск Духовного  Тела. - Путь  Древа Жизни. - Этимология слова
"религия". -  Ложная религия,  основанная на идее  о гневе Божьем. - Бог уже
примирен  с  миром.  -  "Слово Примирения", вверенное  апостолам в начале. -
Апостолы - единственные послы Христовы. - "Слово", проповеданное апостолами,
доверено  ученикам  Христа.  -  "Духовенство"  и "Миряне"  -  отступническое
различие. - Религия  определена. -  То  важное,  что от нее требуется. - Нет
истинной религии без веры  в истину. - Слово "вера", библейское определение.
- Как вера приходит.  - "Религиозный мир" - языческий  в "вере". - "Любовь",
по библейскому определению, - "послушание". - Религиозный мир, лишенный Духа
Божьего. - Религия  современна только греху. - Краткое изложение  принципов.
58
     ГЛАВА VI
     СВЯЗЬ СОВРЕМЕННОГО И ГРЯДУЩЕГО МИРОВ
     Бог  -  строитель всего. - Ничто не делается  случайно, но все является
следствием  божественного  умысла.  -  Все  существующее  сотворено  Им  для
собственного удовлетворения и славы. - Цель Бога в работе сотворения  мира и
промысел  Божий, открытый  в  Писании. -  Существующий порядок  вещей  носит
временный характер.  -  В  определенный час  система  мироздания перейдет  в
истинно "Промежуточное" состояние, продолжительность которого - тысяча  лет.
- Строители  Вавилонской  башни,  "миротворцы"  и  социалисты.  -  Определен
принцип, по  которому  люди приобретут ангельскую природу и  достоинство.  -
Сформулирована   двойная   цель  Бога   при  основании   мира.   -  Пути  ее
осуществления. - Рассуждение об Элохиме. 68
     ОГЛАВЛЕНИЕ 76










Истина определена. -- Никто, кроме верующих в истину, не может наследовать Царства
Божьего. -- Авраам -- "Наследник Мира". -- Чтобы стать наследниками вместе с ним,
люди должны верить в то же, во что верил он, и стать его детьми посредством
усыновления через Иисуса Христа. -- Евангелие и то, что касается Царства, -- это
одно и то же. -- Оно было проповедано Аврааму, Израилю и другим народам
Господом Богом, Моисеем, Иисусом и апостолами. -- Сказанное в Евангелии
поддается тройной классификации. -- Ключи от Царства вручены только Петру. --
Тайна Царства. -- Приобщение к Тайне. -- "Апостольская преемственность". --
Характеристика апостола Христова. -- Смысл выражения "конец века/мира". --
"Признак" его приближения. -- Благовествование, проповеданное Апостолами "всей
твари поднебесной". -- Современное миссионерство предложило то, что не
отвечает требованиям конца.
_____

В первой части этой работы я показал, что целью Бога с основания мира было
воздвижение царства и империи народов, которые вытеснят все другие,
существовавшие ранее на земном шаре. Сейчас мы подошли к части
обсуждаемого нами предмета, имеющей отношение к развитию этого
имперского устройства мира, на формирование которого, с самого рождения,
ушло шесть дней, протяженность каждого из которых -- тысяча лет. Ни одна
тема не может превзойти эту по интересу и важности для каждого человека,
дышащего дыханьем жизни. Бог сделал веру в это условием соучастия в славе,
чести и нетлении, которые принадлежат такому миру. Любое незнание может
быть прощено, но невежество по поводу вещей, имеющих отношение к Царству,
отчуждает людей от жизни в Боге. Это равнозначно тому, что ни один человек
не может добиться вечной жизни, не поверив в Евангелие, ибо содержанием
Евангелия является именно это Царство, которое, по Божьему намерению,
должно быть устроено для Сына Божьего и Его святых.
Первостепенно важно то, что мы верим в истину, а не в ее суррогат, ибо
только истина может спасти нас; "истина во Иисусе", ни больше и не меньше, --
это та, на которую мы обращаем наше внимание в Слове. "Истина" изложена в
Законе и Пророках, однако мы должны добавить к этому апостольское
свидетельство, содержащееся в Новом Завете, если мы понимаем ее как ту, что
"в Иисусе". Царство является содержанием "истины", но, поскольку она -- в
Иисусе, она касается его, как царя и высшего первосвященника у власти, и его
имени, как этому учила апостольская доктрина. В целом, "истина" определена
как то, что касается "Царствия Божиего и имени Иисуса Христа" (Деяния
Апостолов 8:12). Это выражение дает представление о той полной основе, на
которую опирается "одна вера" и "одна надежда" Евангелия; так что, если
человек верит только в то, что касается "Царства", его вера является
неполной по отношению к вещам, касающимся "имени", или, наоборот, если его
вера ограничена только "именем", она несовершенна по отношению к вещам,
касающимся "Царства". Не может быть никакого разделения этих вещей для
признания веры столь же "драгоценной" (2-е Петра 1:1), какой она была у
апостолов. Они верили и учили всему этому; Бог объединил эти вещи, и не стоит
ожидать, что Он одобрит тех, кто разделит их или упразднит необходимость в
вере в то, что Он Сам открыл для веры.
Не может быть никаких сомнений в истинности сказанного, что видно из
выразительного заявления Петра о том, что "если бы даже мы (апостолы), или
Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да
будет анафема (да будут прокляты). Как прежде мы сказали, так и теперь еще
говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема"
(Галатам 1:8-9). Здесь он проклинает даже ангела, если тот придет и предложит
нам другое евангелие, не то, что проповедовалось им самим или другими
апостолами. Было бы мудрым, потому, не принимать ничего, что не входит в их
полномочия. Павел учит всему, кроме того, что названо "иным
благовествованием", означающим "превращение (искажение) благовествования
Божьего" (1); поскольку же мы можем быть спасены только верой в истину,
такое благовествование является и бесполезным, и вредным.
"Евангелие" -- слово, означающее благую весть, или благовествование;
Евангелие же, о котором говорится в Библии, -- это особая благая весть.
"Блажен, -- говорит Писание, -- народ, знающий радостный ("трубный" -- в
русской Библии) зов" (2), -- или Евангелие, потому что он извещает о том
"блаженстве", которое должно снизойти на народы, и заинтересует каждого, кто
верует и принимает Евангелие. Благовествование Божье -- это благая весть о
блаженстве, обещанном пророчествами Писания и кратко выраженная такими
словами: "В тебе, Авраам, благословятся все народы". Это обетование, данное
Аврааму, названо Павлом проповедыванием Аврааму благой вести, или
Евангелия, ибо он сказал: "Писание, провидя, что Бог верою оправдает
язычников, предвозвестило (благовествовало) Аврааму: "в тебе благословятся
все народы" (Галатам 3:8). Павел именует это "благословением Авраамовым",
которое должно распространиться на народы через Иисуса Христа.
Авраам занимает видное место по отношению к "блаженству" Евангелия.
Он упомянут Павлом шесть раз в третьей главе Послания к Галатам, которую
последний заключил словами: "Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и
по обетованию наследники". Следовательно, от людей требуется быть
Христовыми, чтобы они могли стать семенем Авраамовым. Однако почему так
важно быть семенем Авраамовым? По совершенно очевидной причине:
поскольку обетования были даны Аврааму, только будучи "в нем" законно,
любой сын Адама мог достигнуть соучастия в том, что принадлежит Аврааму.
Эта мысль могла бы быть проиллюстрирована ссылкой на закон
наследования, имеющийся у всех цивилизованных народов. Если человек
обладает каким-то имуществом, то, в случае его кончины, право на него имеют
только члены его семьи. Весь мир мог быть в дружбе с этим человеком, но пока
эти люди не будут упомянуты в его воле, они не смогут принять участия в
наследовании того, что этот человек оставил после себя. С другой стороны, если
он не имел наследников, его усадьба и другая собственность перейдет к тому
господину, которому случится завладеть его правом собственности, однако,
чтобы этого избежать, этот человек имеет полное право усыновить наследника
согласно закону. Усыновленное таким образом лицо стало бы его семенем во
всех отношениях, за исключением естественного рождения. В случае,
рассматриваемом нами, Бог пообещал имущество Аврааму; поэтому ему был дан
титул "НАСЛЕДНИКИ МИРА" (??????) (3), то есть, -- славы, чести, власти и
народов всего земного шара в их тысячелетнем блаженстве, -- дар, достойный
Того, Кто обещал его.
Такое обетование, которое дано Аврааму и его семени, не дано никому
другому. Никто посторонний не может предъявить претензий на него. Он должен
быть семенем Авраама, или он не имеет права на собственность Авраама. По
этому принципу ни один человек, не являющийся прямым, или кровным, потомком
Авраама, не может унаследовать мира вместе с ним, когда Бог приведет в
исполнение Свое обетование. Именно этот взгляд, по сути, взят на вооружение
евреями, нашедшими свою надежду в соучастии в мире, когда он станет
принадлежать Аврааму и его семени на основе того признанного обстоятельства,
что они есть Авраамова плоть и кровь. Все было бы очень хорошо, если бы не
было определено никаких других условий наследования. Однако Слово говорит,
что "не плотские дети суть дети Божии; но дети обетования (те, которые верят
в последнее) признаются за семя" (Римлянам 9:8). Если бы плотские дети имели
право вступить вместе с Авраамом в наследование, когда он достигнет
обладания миром, обещанного ему Богом, то все потомки Измаила и Исава, сына
и внука Авраама, так же, как и Исаака, имели бы равные права. Однако Бог,
который не только обещает имущество, но и определяет условия наследования,
ограничил получающих наследство теми, кого он назвал "детьми обетования по
Исааку" (Галатам 4:28). Он провозгласил великую истину о том, что "сын рабы
не будет наследником вместе с сыном свободной" (Галатам 4:30).
Чтобы быть сыном свободной женщины, человек, пусть даже и еврей,
должен верить в обетования, данные Аврааму; он должен иметь подобный
Авраамову нрав; он должен быть послушен, как Авраам; он должен иметь веру в
Иисуса, так как семя Авраамово по обетованию связано с ним; он должен верить
в его имя; он должен быть официально посвящен Христу посредством водного
крещения в Отца, Сына и Святого Духа, -- подчинившись этим условиям, он
принимается в Божью Семью, о членах которой сказано: "Все вы сыны Божии по
вере во Христа Иисуса; все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись.
Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужского пола, ни
женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе. Если же вы Христовы, то вы
семя Авраамово и по обетованию наследники" (Галатам 3:26-29). Это -- дети
обетования, дети Бога, братья и сонаследники Иисуса Христа, сыновья
свободной женщины и семя Авраама, Исаака и Иакова, единственные, которым
дано право обладать миром вместе с ним.
Иисус пришел, чтобы проповедовать Евангелие. "Дух Господень, -- говорит
он, -- на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим... проповедовать
лето Господне благоприятное" (Лука 4:18-19). Признано, что Иисус
действительно выполнил свою миссию; следовательно, в своем обращении к
людям он проповедовал благую весть о благоприятном времени, или
БЛАГОСЛОВЕННОЙ ЭРЕ Господа. Однако в чем же состояла эта великая
центральная истина о Лете (годе) благоприятном? Пусть сам Иисус ответит
своими же словами на этот вопрос: "Благовествовать Я должен Царствие
Божие, ибо на то Я послан" (Лука 4:43), -- и он так много проповедывал об
этом царстве, что люди стали нетерпеливы и стремились силой сделать его
Царем. Однако он позволить этого не мог; "они думали, что скоро должно
открыться Царствие Божие", на что он рассказал им притчу, в которой дал
понять, что он должен сначала совершить путешествие в дальнюю страну,
чтобы предстать перед Ветхим Днями, получить от Него царство и
возвратиться; вот когда он наградит своих слуг властью и управлением над
городами мира (Даниил 7:13,14; Лука 19:11,17; Даниил 7:18,27). Согласно этому
плану, Иисус восстал из мертвых и ушел; именно тогда он вознесся и воссел по
правую руку от Всевышнего на небесах, где он находится и сейчас. Он еще не
получил царство, славу и власть, иначе он бы уже вернулся. Он ожидает этого,
"сидя одесную Бога, доколе Он не положит врагов его в подножие ног его"
(Псалтирь 109:1). Тогда он появится в своем царстве и будет управлять, как
Царь, всею землей.
Евангелие было проповедано Аврааму ангелом Господним; оно же было
проповедано Иисусом его собственному народу, и только ему, ибо он был
"послан только к погибшим овцам дома Израилева" (Матфей 15:24). Павел также
свидетельствует, что оно было проповедано тому поколению израильтян, чьи
тела пали в пустыне, но не принесло им пользы, потому что они не поверили в
него (Евреям 4:2). Поэтому Бог поклялся в гневе Своем, что они не войдут в
покой, о котором оно говорило (Евреям 3:18,19). До того, как Иисус пострадал на
проклятом дереве, он послал своих апостолов и еще семьдесят человек по земле
"проповедовать Царствие Божие". Описывая их послушание его завету, Лука
говорит: "Они пошли и проходили по селениям, благовествуя" (Лука 9:2,6); таким
образом, ясно, что проповедовать царство означает проповедовать Евангелие,
или благовествовать, а проповедовать Евангелие значит проповедовать царство
Божье.
Это самое важное доказательство, ибо оно позволяет нам определить, в
каком случае мы действительно слушаем Евангелие. Если в проповедь не
включены вещи, касающиеся Царства, -- это не Евангелие. Это является
огромным недостатком современного проповедования. Либо ничего не говорится
о Царстве, либо в этих проповедях Царство становится просто предлогом для
предположений: царство небесное в принципе, в сердцах людей или где-то за
небесами! Однако Евангелие не имеет дела с такого рода царствами; это просто
вымысел, внушенный людям "по хитрому искусству обольщения" (4). Мысль о
Евангелии настолько неотделима от мысли о Царстве, что мы находим их не
только взаимозаменяемыми, но и являющимися объяснением друг друга.
Таким образом, "Иисус проходил по городам и селениям, проповедуя и
благовествуя (сообщая благую весть) Царствие Божие" (Лука 8:1; Марк
1:14); в пророчестве же на горе Елеонской сказано: "И будет проповедано СИЕ
Евангелие Царствия по всей вселенной (?? ??? ?? ????????? по Римской
Империи), во свидетельство всем народам; и тогда придет конец" (Матфей
24:14). После своего воскресения из мертвых Иисус завещал апостолам: "Идите
по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и
креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет" (5); и: "Я с
вами во все дни до скончания века" (6). Изучив эти тексты, может ли кто-нибудь
быть настолько введен в заблуждение, чтобы не увидеть, что спасение основано
на вере в Евангелие Царства и на крещении в Иисуса Христа?
Они должны были проповедовать "сие Евангелие Царствия" во имя
Иисуса. Как они выполнили эту работу? "Они пошли и проповедовали везде при
Господнем содействии и подкреплении слова последующими знамениями"
(Марк 16:20). Они начали в Иерусалиме, проследовали через Иудею, затем
пошли в Самарию и, в конце концов, -- во все концы земли. Они начали в день
Пятидесятницы и проповедовали только евреям в течение нескольких лет, по
окончании которых Петр и Павел начали говорить о Царстве также и язычникам.
Труд апостолов был неутомим. Они наполнили своим учением Римскую империю
и произвели на нее такое впечатление, что это вызвало панику; они были
обвинены в государственной измене, потому что провозглашали другого царя, не
Кесаря, который будет праведно править миром (Деяния Апостолов 17:7,31) как
верховный Господь всей земли. "У множества же уверовавших было одно сердце
и одна душа" (7), и среди них царила великая доброжелательность.
Приблизительно через тридцать лет Евангелие Царства было провозглашено
всему миру, "всей твари поднебесной" (Колоссянам 1:6,23). Они закончили свою
работу и уснули; Господь в избытке выполнил свое обещание о сотрудничестве с
ними до скончания века.
Так, то же Евангелие, которое было дано Аврааму, было проповедано
евреям и язычникам апостолами после вознесения Иисуса одесную силы.
Существовало, однако, следующее различие: когда оно проповедовалось
Аврааму и поколению, погибшему в Пустыне, оно полностью являлось
обетованием; однако, когда оно проповедовалось апостолами народам Римской
империи, некоторые вещи, связанные с обетованиями, уже свершились, так
что Евангелие Царства, проповедуемое ими, было частично предметом
обетования, частично -- предметом истории, а частично -- учения. Оно, таким
образом, предстало перед человечеством с трех точек зрения, которые могут
быть изложены в таком виде:
I. Обетования, которые должны исполниться, или то, что касается Царства
Божьего.
II. Обетования, которые уже исполнились, или то, что касается Иисуса.
III. Относящийся к доктрине смысл исполненных обетований, или то, что
касается его Имени.
Человек может верить всем обетованиям и смыслу учения, но, если он не
верит в то, что речь в них шла об Иисусе из Назарета, такой человек может
стать очень хорошим верующим евреем под властью закона, но он не станет
христианином под властью милости. Это великий поворотный пункт в вере
просвещенного еврея и христианина. Является ли Иисус из Назарета тем
персонажем, который был описан в законе и пророках; имеет ли он право на трон
Давида и господство над миром?
Еврей говорит: "Нет, мы ожидаем другого", -- христианин же отвечает: "Он,
безусловно, является именно этой личностью, мы не ждем другого, а ожидаем
появления "того же самого Иисуса" вновь на земле для того, чтобы он
восстановил трон и царство Давидово, занял их как Царь евреев и стал
Первосвященником по чину Мелхиседека и Правителем всех народов".
Следовательно, фундаментальная истина Евангелия Царства состоит в том, что
Иисус из Назарета является Помазанным Царем, Сыном живого Бога. Он --
Твердыня, или Крепость, Израиля, чья власть никогда не будет свергнута, пока
он сидит на троне их Царства и признан Царем нации.
С другой стороны, человек может верить, что Иисус -- Сын Божий; что он
был послан Богом Израилю в качестве вестника; что существует отпущение
грехов посредством пролитой им крови; что он -- Спаситель; что он восстал из
мертвых, -- если он верит во все это, но несведущ, а потому и не верит, в том, что
касается Царства, он не сможет достигнуть славы, чести, нетленности и жизни в
Царстве. Условием спасение является вера во все Евангелие и послушание
ему. Спасен будет не тот, кто верит в Иисуса Христа и покрестится, а тот, кто
верит в ЕВАНГЕЛИЕ и покрестится (Марк 16:15,16). Просто верить в Иисуса
означает верить в него не более чем в "ПОСЛАННИКА"; однако он был послан
проповедовать Евангелие нищим, передать благую весть о Царстве Божьем, --
вот в чем заключается его "ПОСЛАНИЕ", послание Бога сначала евреям, а потом
-- грекам. Давайте помнить, потому, что спасение основывается на вере в
ПОСЛАННИКА и в то ПОСЛАНИЕ, которое он несет от Бога.
Бедственное состояние религиозного мира в настоящее время заключается
в том, что он не имеет веры в послание Бога, и, скорее, поднимает его на смех и
осыпает оскорблениями верующих в него. "Я пришел проповедовать Царство
Божие", -- говорит Иисус.
"О, мы верим, что ты пришел от Бога, потому что ни один человек не мог
бы творить чудеса, которые ты совершаешь, не будь с ним Бога; но мы не верим
в обещание царства Иудейского под твоим управлением. Мы ничего не знаем о
твоем пришествии на эту проклятую землю снова, чтобы царствовать в
Иерусалиме и воссесть в качестве священника здесь на троне. Это ничто иное,
как сны наяву тех, кто берет твои слова и высказывания пророков и понимает их
в плотском, или буквальном смысле. Было бы унизительно для интересов Бога
допускать или желать такого исхода. Нет, нет, мы верим, что ты сейчас, по
правую руку от Всевышнего на небесах, царствуешь над человечеством; что мы
-- твои слуги и послы на земле, а потому, обогащая нас, мир отдает должное
тебе; что когда мы умрем, мы перейдем к тебе, в царство на небесах! Наши
церкви являются твоим царством здесь, и наше глубокое и благочестивое
убеждение состоит в том, что чем больше они доверяют нам и чем меньше
переживают по поводу тысячелетия, тем лучше будет для них и для покоя того
вероисповедания, к которому они принадлежат".
Это, в сущности, язык религиозных лидеров мира и тех, кто поддается их
пониманию традиций, с помощью которых они сводят к нулю "слово о Царствие
Божием". Однако эти традиции являются сущей бессмыслицей и не имеют ни
малейшего обоснования в Писании. Они относятся к темному и глупому
поколению, а их источником являются спекуляции людей, обладавших
искаженным мышлением и бывших нечестивыми по отношению к вере.
Проповедуя в день Пятидесятницы, апостолы объявили, что Бог воскресил
Иисуса, чтобы посадить его на престоле Давидовом (Деяния Апостолов 2:30). В
притворе храма они говорили евреям, что Бог пришлет Иисуса Христа к ним во
время восстановления (Деяния Апостолов 3:21). Когда Филипп проповедовал
слово о Христе самаритянам, он благовествовал "о Царствии Божием и об имени
Иисуса Христа" (Деяния Апостолов 8:12). На собрании апостолов и старейшин
Иаков привлек их внимание к рассказу Петра и предсказанию Амоса. Он сказал,
что работа, которую нужно совершить, должна состоять в том, чтобы взять из
народов людей во имя Бога, как об этом написано: "ПОТОМ обращусь и
воссоздам скинию Давидову падшую, и то, что в ней разрушено, воссоздам, и
устрою ее, как в дни древние, чтобы они овладели остатком Едома и всеми
народами, между которыми возвестится имя Мое... И возвращу из плена народ
Мой, Израиля, и застроят опустевшие города и поселятся в них, насадят
виноградники и будут пить вино из них, разведут сады и станут есть плоды из
них. И водворю их на земле их, и они не будут более исторгаемы из земли своей,
которую Я дал им, говорит Господь" (Деяния Апостолов 15:14-18; Амос 9:11-15).
В Афинах Павел заявил, что Бог назначил день для того, чтобы праведно
судить мир посредством Иисуса Христа, и что Он воскресил его из мертвых в
качестве заверения в истинности Своих намерений (Деяния Апостолов 17:31). В
Ефесе, в синагоге, он проповедовал в течение трех месяцев, возвещая о Царстве
Божием (Деяния Апостолов 19:8; 20:20,21-25,27). Павел оказался на скамье
подсудимых перед Агриппой и был судим за "надежду на обетование, данное от
Бога нашим отцам, которого исполнение надеются увидеть наши двенадцать
колен, усердно служа Богу день и ночь" (Деяния Апостолов 26:6,7).
Следовательно, он проповедовал надежду двенадцати колен Израиля, как это
изложено у Амоса и других пророков, и указывал на Иисуса как на личность,
которую Бог воскресил, чтобы выполнить их желание. Он говорил евреям в Риме
совершенно открыто, что он -- заключенный, обложенный узами за надежду
Израилеву (Деяния Апостолов 28:20), и, чтобы проиллюстрировать это, он
"излагал им учение о Царствии Божием, приводя свидетельства и удостоверяя их
об Иисусе из закона Моисеева и пророков" (Деяния Апостолов 28:23,31). Он
говорил согласно закону и откровению, проливая в течение двух лет свет
славного Евангелия блаженного Бога на Рим, "великий город, царствующий над
земными царями" (8).
Чтобы понять связь вещей, необходимо знать, что Евангелие имеет
отношение к потомкам Авраама до проповедывания его Иоанном Крестителем, к
Израилю -- от Иоанна до дня Пятидесятницы, от этого времени до призвания
язычников, а затем -- в основном, к язычникам. "Закон и пророки до Иоанна; с
сего времени Царствие Божие благовествуется" (9) Израилю Иоанном, Иисусом,
семьюдесятью и двенадцатью.
Существовала, однако, "тайна", связанная с Евангелием, которая не была
обнародована при провозглашении его до дня Пятидесятницы. Народ учился при
помощи притч, но апостолам было оказано предпочтение и наедине дано их
растолкование, потому что, как сказал им Иисус, "вам дано знать тайны
Царствия Небесного, а им не дано" (Марк 4:2; Матфей 13:11). Сылаясь на это,
Павел говорит: "По благовествованию моему и проповеди Иисуса Христа, по
откровению тайны, о которой от вечных времен было умолчано, но которая ныне
явлена, и через писания пророческие, по повелению вечного Бога, возвещена
всем народам для покорения их вере" (Римлянам 14:24-26). "Молитесь..., --
говорит он, -- "о мне, дабы мне дано было... устами моими открыто с
дерзновением возвещать тайну благовествования, для которого я исполняю
посольство в узах" (Ефесянам 6:19-20). И вновь: "Мне через откровение
возвещена тайна, ... которая не была возвещена прежним поколениям сынов
человеческих, как ныне открыта святым Апостолам Его и пророкам Духом,
чтобы и язычникам быть сонаследниками, составляющими одно тело, и
сопричастниками обетования Его во Христе Иисусе посредством
благовествования... мне дана благодать сия... открыть всем, в чем состоит
ДОМОСТРОИТЕЛЬСТВО ("ПРИОБЩЕНИЕ" -- в английской версии) тайны,
сокрывавшейся от вечности (??? ??? ??????) в Боге, создавшим все... дабы
ныне соделалась известною через церковь начальствам и властям на небесах
многоразличная премудрость Божия" (Ефесянам 3:3-10).
Из написанного здесь мы узнаем, что Евангелие Царства -- термин,
охватывающий весь предмет полностью, и что тайна Царства и приобщение к
этой тайне -- это вещи, имеющие отношение к Евангелию Царства, в
определенном смысле, но не известные до того, как они были открыты
апостолам. Тайны Царства были записаны в священные писания, но их значение
было спрятано от самих пророков до тех пор, пока апостолы не были удостоены
"КЛЮЧАМИ" от них. Поэтому, говорит Петр, "к сему-то спасению (душ ?????)
относились изыскания и исследования пророков, которые предсказывали о
назначенной вам благодати, исследуя, на которое и на какое время указывал
сущий в них Дух Христов, когда Он предвозвещал Христовы страдания и
последующую за ними славу; им открыто было, что не им самим, а нам служило
то, что ныне проповедано вам благовествовавшими Духом Святым, посланным с
небес, во что желают проникнуть Ангелы" (1-е Петра 1:10-12).
Тайна Царства, следовательно, была раскрыта, и мы находим, что она
имеет отношение к страданиям Христа и к покаянию, отпущению грехов и
вечной жизни в его имени, сначала -- для евреев, а потом -- и для язычников.
Пророки, предсказывавшие это, сами не были способны проникнуть в эту тайну, и
ангелы, посылавшие им Слово, хотели бы понять ее. Однако им это не было
позволено и сохранялось в секрете до окончания страданий Христовых, которые
должны были стать основой обнародования тайны.
Когда приблизился определенный "момент времени", "чтобы покрыто было
преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония, и чтобы
приведена была правда вечная" (Даниил 9:24), Иисус, который "был помазан
Святый Святых", "запечатанный пророк" Отца, отобрал одного человека из
двенадцати (у которого было меньше всего причин возвыситься над своими
братьями как "князю апостолов") в качестве хранителя ключей от Тайны
Царства Божьего.
Этим высокоуважаемым человеком стал Симон Петр, сын Ионы, который
отрекся от своего учителя с клятвами и проклятиями. Однако, обратившись
вновь и вернув себе расположение своего милостивого Господа, он приготовился
стать не претендующим ни на что "слугой самых меньших" и укреплять своих
братьев во всех испытаниях и несчастьях, которые они будут вынуждены
перенести во имя истины. "Я дам тебе, Симон сын Ионин, -- сказал царь, -- ключи
Царства Небесного; и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах; и что
разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах" (Матфей 16:17-19). В этом
и состояло исключительное назначение Петра: связывать и освобождать людей
на земле.
Спросим любого разумного человека, не испорченного человеческой
глупостью и нелепостью: "Если А был наделен властью девятнадцать столетий
назад, будет ли, поэтому, она дарована В девятнадцать веков спустя?" Ключи
были обещаны Петру, а не преемникам Петра, если бы было возможно иметь их
при исполнении им таких полномочий, о чем осмеливались заявлять именно
обладавшие глупейшим невежеством по отношению к Писанию. Хранение
ключей преемниками Петра является самым нелепым присвоением обязанностей
из тех, в которых когда-либо бедные безумные смертные были виновны. Когда
мы подойдем к тому, чем являются ключи от Тайн Царства Небесного, мы сразу
увидим, что само по себе их использование в первое время происходит по
причине обладания ими Петром, так же, как сообщение секрета всему миру
делается на основании власти Петра над ним, а потом -- теми, кому он был
поведан.
Если бы Петр, вместо того, чтобы использовать эти ключи, спрятал их до
своего смертного часа, а потом передал их кому-либо, то о таком человеке
можно было бы, действительно, говорить, как об "унаследовавшем ключи".
Однако он этого не сделал, не посмел сделать. Он передал их такому множеству
евреев и язычников, что они стали общим достоянием мира, и никто, кроме
людей "земных, душевных, бесовских" (10), как священники, "духи
обольстительные... лицемерные лжесловестников" (11), чьим ремеслом является
"прибыток благочестия" (12), -- никто, кроме таких людей, как эти, не представил
бы себе возможности передачи ключей от Тайн Царства Небесного преемнику,
особенно такому непрерывному ряду нечестивых самозванцев, как священники
Римского Престола.
Ключи использованы в Писании в качестве символа власти над
раскрытием, или толкованием, секретного, а также -- власти вообще. Как ключ
предназначен для того, чтобы отпирать, так и власть должна делать то же с
вещами интеллектуальными, нравственными и политическими. Писание говорит о
Мессии: "Ключи будут на Его плечах", т. е. -- "владычество на раменах Его"
(13). И вновь: "Я имею, -- говорит Иисус, -- ключи (?????) от Ада (????) и
смерти" (14); это говорит о том, что Иисус имеет власть открыть жилище, или
спальню, мертвых и возвратить их к жизни. В этих примерах ключи являются
символом политической или физической власти, но они представляют собой
также власть над познанием и передачей знаний. Так законом Моисея было
предписано свыше, что "уста священника должны хранить ведение (знание), и
закона ищут (Израиль) от уст его, потому что он вестник Господа Саваофа" (15).
Священники, однако, стали настолько испорчены и невежественны, что Израиль
тщетно искал знания "от их уст" и, потому, погибал от его недостатка (16).
Господь возложил на них ответственность за свой дом устами Малахии. "Вы
(священники), -- говорит он, -- уклонились от пути сего, для многих послужили
соблазном в законе, разрушили завет Левия, говорит Господь Саваоф. За то и Я
сделаю вас презренными и униженными перед всем народом, так как вы не
соблюдаете путей Моих, лицеприятствуете в делах закона" (Малахия 2:8,9).
Именно таким было состояние вещей, когда "АНГЕЛ (ВЕСТНИК) ЗАВЕТА"
(17) появился в Иудее. Он обвинил их в развращенности. "Вы, сказал он, --
устранили заповедь Божию преданием вашим. Лицемеры!...приближаются ко
Мне... устами своими и чтут Меня языком; сердце же их далеко отстоит от
Меня; но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим" (18). Среди
этих лицемеров были законники, которые, чувствуя силу его упреков, возражали
против них. Однако он ополчился против них и сказал: "Горе вам, законникам, что
вы взяли КЛЮЧ РАЗУМЕНИЯ: сами не вошли и входящим воспрепятствовали"
(Лука 11:52).
Таковым было несчастное положение еврейского народа во время
появления Иисуса; таково оно и сейчас у всех народов, перед которыми
церковными традициями закрыты двери в Царство. Господь Иисус пришел,
чтобы возвратить Израилю ключи познания. Они заблуждались, не зная Писания,
но он был близок к тому, чтобы открыть им его, так что, несмотря на свое
лицемерие, они могли войти в Царство Божие. О, эти люди могли бы склониться
к тому, чтобы уделить время изучению Писания, не оглядываясь на догматы,
вероучения, вероисповедания и традиции! Все это -- просто вздор, памятники
самонадеянности и безумию прошедших поколений, которым была внушена
мудрость "снизу". Если бы верийский дух мог вселиться в них, если они могли
склониться к тому, чтобы "ежедневно разбирать Писания" (Деяния Апостолов
17:11,12) в поисках истины как спрятанного сокровища, они бы скоро оставили
своих духовных проводников в одиночестве со всем их прославленным
мистицизмом и познаниями, и возрадовались бы свободе той единственной
истины, которая делает их действительно свободными.
Евангелие приглашает людей войти в Царство Божие. Путь в Царство
очерчен в Библии чрезвычайно ясно. Теперь не существует никакой скрытой
тайны об этом, как это было до того, как были явлены страдания Христа. Тайна
Царства открыта. Ключ знания был дан, но, к сожалению, опять похищен теми,
кто претендует на роль наследников Петра, и, в меньшем масштабе, -- любым
другим проповедником, который отговариваривает или чинит препятствия на пути
свободного, беспристрастного и независимого исследования и признания
Библейской истины в своих церквях или неограниченной защиты ее, несмотря на
расхождения с установлениями догматической теологии, на всех кафедрах на
земле.
Вожди народа осмеливаются запрещать следовать таким курсом, ибо
Библия враждебна их системам и излагает такие вещи, которые, если в них
верить, опустошат их трибуны, рассеют их стада, закроют их двери и совершат
такую социальную революцию, при которой на земле победят истина и
праведность, а народ просветится знанием, пришедшим от Бога. Однако на такой
исход дел нечего и надеяться, пока обучение и управление народами находится в
руках существующих государственных устройств или правителей, мирских и
церковных, ибо "каков поп, таков и приход", и наоборот; они испорчены и
совершенно отошли от этого пути, а потому лишены всякой силы вокресить то,
что осталось и готово исчезнуть.
Прежде чем человек сможет войти в Царство Божие, ему должны быть
отпущены грехи его нынешнего состояния, и он должен быть в дальнейшем
освобожден из той тюрьмы, где лежат мертвые, скованные узами непроглядной
тьмы. Освобождение от грехов Иисус поручил Петру, однако, право открытия
дверей камеры смерти он сохранил за собой (Откровение 1:18; 20:1).
Знание является ключом к освобождению, или избавлению, от грехов и к
входу в Царство Божье. Никто не может войти в это Царство, неся на себе грехи
и не имея характера, одобренного Богом; никто не мог и ответить на вопрос: "Как
может человек получить отпущение грехов, и какой именно тип характера Бог
будет впредь считать достойным?", -- до тех пор, пока апостол Петр не открыл
им секрет, сообщенный ему духом в день Пятидесятницы. Если читатель
внимательно рассмотрит вторую главу Книги Деяний Апостолов, он узнает из
нее, как Петр воспользовался одним из ключей от Царства, данных ему Царем.
В том случае, я повторяю, он использовал лишь один из ключей. Он открыл
тайну Евангелия Божьего Царства только евреям.
Они верили в царство, славу и господство, обещанные Сыну
Человеческому в книгах Даниила и других пророков; они были хорошо
осведомлены о том, что это царство должно принадлежать их народу, что Царь
должен быть сыном Давида и жить вечно, что праведные должны получить это
царство вместе с ним, -- все эти вещи были сутью их национальной надежды, но
они не знали, однако, на каких условиях основано получение ими царства.
Обязанностью Петра было объяснить все это им. Он первый напомнил им
особенно значительные моменты, касающиеся Иисуса. О том, что чудеса,
совершавшиеся им посредством силы Божьей, ясно показывали, что Бог одобрял
его; о том, что они, требовавшие его распятия, были виновны в его смерти; о
том, что все это, однако, было предопределено Богом; о том, что Бог "расторг
узы смерти", воскресив его из мертвых. Затем, опираясь на их пророков, Петр
показал, что случившееся с Иисусом было подтверждением определенных
предсказаний. Он привел свидетельство Давида о том, что Бог обещал
"воздвигнуть Христа во плоти и посадить на престоле его", а потому,
Христос должен был предварительно пострадать до смерти и, после
воскресения, вознестись одесную Бога. Петр заключил свою речь словами:
"Итак твердо знай, весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом
(Мессией,????????) Сего Иисуса, Которого вы распяли". Для подтверждения
истинности этого утверждения он обратился к тому, что они видели и слышали: к
раздвоенным языкам, подобным огненным и почившим на их головах, к "шуму...
от несущегося сильного ветра" и к множеству наречий, на которых заговорили
галилейские рыбаки, ранее не обучавшиеся им.
Итогом апостольского убеждения стало осознание ими того, что Иисус
был, действительно, Царем Израилевым, и даже Силомом (Примирителем),
обещанным им в течение долгого времени. Они признали его "Сыном...
нареченным ИМЕНЕМ: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец Вечности (Avi Ad),
Князь мира (покоя)" (Исаия 9:6). Эта вера, однако, заставила их увидеть и то,
что они совершили чудовищное преступление, убив такую великую личность,
"Князя Жизни". Их мучила совесть, ибо они "от Святого и Праведного
отреклись, и просили даровать (им) человека убийцу" (19), и навлекли проклятье
за его кровь на себя и свое потомство. Какой толк был от их веры при таком
конце? Они уверовали в Царство, они уверовали в Иисуса, их охватило
раскаяние, но они все еще осознавали свою вину и то, что они заслуживают суда.
Для них все еще оставалось скрытой тайной то, что им следует сделать,
чтобы их грехопадение было прощено. Что такое "праведность Божия",
которой Он требует от них? Нужно ли им пойти к первосвященнику и принести
жертву всесожжения, признавшись в своем грехе? Это было бы неосуществимо.
Каиафа не принес бы жертву от них на жертвеннике за признание вины такого
рода, ибо, признав себя грешниками за то, что убили Иисуса, они обвинили бы
первосвященника в том, что он -- главный преступник. От чего или от кого
должны они были ждать раскрытия "тайны"? Кто мог отпереть ее, или
открыть им дверь свободы, освободив их от грехов?
Не приготовился ли читатель ответить: "Только Дух Святой мог бы
открыть им правду, потому что Иисус ушел к Отцу"? (Иоанн 16:7,10). Это верно;
и пришло время сделать это. Однако как или посредством чего Дух должен был
сделать это? Может быть, посредством слов, гремящих с небес; или --
спокойного, тихого голоса, шепчущего им на ухо; или посредством чувства, что
они прощены; или -- словами, вдохновленными и переданными им языком ангелов;
или -- человеческими устами? После всего сказанного читатель будет готов
сказать: "Ключи знания, или власть раскрыть секреты Царства Небесного, были
вручены Петру; следовательно, новое учение о праведности, или об оправдании к
жизни, должно было быть открыто им". Это тоже верно, однако "набожные
евреи" не знали об этом, а потому, вместо того, чтобы обратиться только к
Петру, они спрашивали всех апостолов: "Что нам делать, мужи братия?"
(Деяния Апостолов 2:37). Отметь, читатель, что, хотя вопрос был задан всем,
лишь один из них, а именно Петр, ответил на него. Он был одним из двенадцати,
чьи уста были избраны Богом для того, чтобы Израиль услышал слово
Евангелия и уверовал; или, как пишет Павел, "благовестие для обрезанных"
было вверено Петру "Содействовавшим Петру в апостольстве у обрезанных"
(Галатам 2:8).
Ответ, данный Петром, впервые провозгласил, что должны делать
верующие в Евангелие Царства и в вещи, касающиеся Иисуса, для того, чтобы
стать вместе с ним сонаследниками тех обетований, которые были даны
праотцам. Этим набожным евреям, которые теперь верили в сказанное и
пророками, и апостолами и смирили свой нрав, став как малые дети, больше
слушая и стремясь выполнять все то, что предписывает им дух, хранитель
ключей от неоткрытой еще тайны Евангелия сказал: "ПОКАЙТЕСЬ, и да
КРЕСТИТСЯ каждый из вас ВО ИМЯ Иисуса Христа ДЛЯ ПРОЩЕНИЯ ГРЕХОВ"
(Деяния Апостолов 2:38, см. также "Надежда Израилева", I часть, гл.4, стр.127).
Заявлений подобных этому никогда раньше не делалось. Таким образом,
"покаяние и прощение грехов" были проповеданы "во имя Иисуса". Это Божий
путь праведности, и кроме него нет никакого другого способа спасения, "ибо нет
другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам
спастись" (Деяния Апостолов 4:12). Божье спасение возложено на имя Иисуса,
имя же это доступно человечеству только при условии веры в то, что касается
"Царства Божьего и имени Иисуса", и крещения в его имя. "Кто будет
веровать и креститься, спасен будет", -- гласит неотмененный указ Сына
Божьего.
Слова Духа через уста Петра дошли прямо до сердец этих набожных
евреев. "Охотно принявшие слово его крестились, и присоединилось в тот день
душ около трех тысяч; и они постоянно пребывали в учении Апостолов, в
общении и преломлении хлеба и в молитвах" (Деяния Апостолов 2:41,42). Эти
ученики были "некоторыми начатками Божьих созданий", рожденными Им
"словом истины" (Иаков 1:18), которое "пребывает в век" (20).
Однако, хотя тайна Евангелия сделалась, таким образом, известной во имя
Иисуса, даже Петр, которому были вручены ключи от тайны, еще не понимал, в
чем состоит "ДОМОСТРОИТЕЛЬСТВО (ПРИОБЩЕНИЕ) тайны" (21). Эти ключи не
были даны ему, когда Иисус произнес слова, как оба из них не были ему вручены
и в день Пятидесятницы. Тайна была открыта в первую очередь евреям; прошло
несколько лет, прежде чем стало известно, или допущено, что и язычникам будет
позволено сонаследие с Иисусом наравне с евреями. В течение этого отрезка
времени протяженностью около семи лет тело Христово состояло только из
верующих евреев, сыновей Авраамовых по плоти и по вере.
В конце этого периода, однако, Бог решил "призреть на язычников, чтобы
составить из них народ во имя Свое" (Деяния Апостолов 15:14). Он милостиво
разрешил призвать людей всех народов, проживающих на территории Римской
империи, допустив их к чести, славе и бессмертию того Царства и Империи,
которые будет воздвигнуты на руинах всех остальных царств. До того времени
Он побуждал только Свой собственный народ к этому высокому уделу, но сейчас
Он должен был распространить призыв Евангелия и на другие народы.
Прежде чем это, однако, могло быть выполнено в согласии с принципами,
составляющими Божий план, было необходимо подготовить Петра к этой работе.
Несмотря на свое апостольство он все еще оставался евреем и имел, как и все
евреи, предубеждение по отношению к язычникам. Он считал незаконным для
себя "сообщаться или сближаться с иноплеменником" (22). Евреи не имели
социальных отношений ни с кем из язычников, кроме самаритян. Поэтому, если
бы кто-то высказался о том, что правильно было бы идти и проповедовать
Царство Божие и Имя Иисуса Христа язычникам, ему было бы решительно
отказано. Если бы он, однако, продолжал проявлять волю, он не смог бы сделать
этого по другим различным причинам.
В те дни никто не мог действенно проповедовать, если не был послан для
этого; и, если бы он не был послан Богом, его миссия была бы обречена на
неудачу. Кроме того, он не знал, примет ли Бог язычников на тех же условиях,
что и евреев, если Он вообще, действительно, признает их сонаследниками.
Однако закон был достаточной разделительной стеной, сохраняющей еврейских
проповедников и иноплеменников по разные стороны до тех пор, пока не пришло
время для Бога уничтожить эту преграду и сделать из них "одно тело" (23).
Петр, поэтому, должен был быть подготовлен к этой работе. Рассказ об
его подготовке содержится в десятой главе Книги Деяний. Его предубеждения
подверглись прямой атаке. Он очень проголодался около полудня. Ожидая на
верху дома что-нибудь поесть, он пришел в великое изумление. Он увидел
большое полотно, полное всякими нечистыми тварями, -- подходящий символ
морального состояния язычников. В этот критический момент дух сказал:
"Встань, Петр, заколи и ешь". Однако Петр предпочел голод осквернению и не
уступал до тех пор, пока в третий раз не было повторено, что данное законом
различие между чистым и нечистым отменено: "Что Бог очистил, того не
почитай нечистым".
Лучше всего впечатление, произведенное на Петра этим видением,
выражено его же словами. "Мне Бог открыл, -- сказал он, -- чтоб я не почитал ни
одного человека скверным или нечистым; посему я, будучи позван, и пришел
беспрекословно" к вам, язычникам. Таким образом, ему был дан второй ключ от
Царства. Он должен был быть употреблен для того, чтобы сделать известным
"соучастие в Тайне".
Как только подготовка Петра завершилась, даже еще тогда, когда он
обдумывал смысл видения, из Кесарии пришли три иноземца, посланника от
Корнилия, сотника Италийского полка, с просьбой прийти к нему. Дух сказал
Петру идти с ними, нисколько не сомневаясь, ибо Он прислал их.
В то время, как Бог готовил сознание Петра к послушанию, Он послал
вестника сказать Корнилию, чтобы тот вызвал Петра. Хорошо бы читателю
поразмыслить над личностью Корнилия до того, как его посетил ангел. Он не
был языческим иноплеменником или злым грешником, которому угрожал адский
огонь; он был прозелитом праведности, или верующим, не принадлежащим к
какой-либо религиозной группе. Он был "благочестивый и боящийся Бога со
всем домом своим, творивший много милостыни народу (еврейскому) и всегда
молившийся Богу". В современных сектах не может быть человека, мирянина
или представителя духовенства, лучшего, чем Корнилий. Он был
богобоязненным, "благочестивым" и великодушным человеком. Он не был
упрямым, вспыльчивым, невежественным, как последователи некоторых сект, а
был человеком, проявляющим небесные качества, чьи молитвы и руки
возносились к Богу в напоминание о себе.
Однако зачем останавливаться на характере этого превосходного
человека? Потому что особый посланник был прислан с небес сказать именно
этому доброму человеку, этому благочестивому иноплеменнику послать за
апостолом Петром, чтобы тот мог прийти из Иоппии и рассказать ему,
Корнилию, что он должен делать. Однако, как будто это было сформулировано
недостаточно ясно, ангел заявляет, что "Петр скажет тебе слова, которыми
спасешься ты и весь дом твой". Религиозным деятелям нынешнего
самодовольного поколения следует обратить особое внимание на то, что этот
заслуженный человек не был в спасенном состоянии при новом порядке вещей;
что он должен был и услышать слова, и сделать что-то для своего спасения, о
котором он, следовательно, еще не слышал и для которого ничего не сделал.
Следует, более того, отметить, что ангелу Божьему не было разрешено
проповедовать Евангелие Корнилию, или, другими словами, сказать ему, что он
должен делать, или "слова, которыми спасется он и весь его дом". Ему было
позволено только сообщить Корнилию, что надо послать за Петром.
Согласно современным представлениям, это было совершенно ненужным,
ибо, восклицает общераспространенное невежество, можно было бы сберечь и
время, и силы, если бы ангел сразу рассказал Корнилию, во что необходимо
верить и что делать такому превосходному человеку, вместо того, чтобы
посылать троих людей под палящим солнцем доставить Петра в Кесарию. О, что
за урок содержится в этом интересном рассказе для "духовенства",
"священников" и людей наших времен! Какой приговор он выносит им за неверие
в Евангелие и грешность перед Богом; или, если им была дана искренность (а,
несомненно, среди них есть много честных и исполненных благих намерений
людей, которые "ошибаются, не зная Писания"), т. е. дар, означающий, что они
отвлеченно искренне любят истину и даже сравнивают свои вероучения и
проповеди и осуществление их на практике со свидетельствами, содержащимися
во второй, десятой и одиннадцатой главах Книги Деяний, чтобы ничего не
сказать другим, -- насколько же они виновны, как пустые болтуны и вводящие в
заблуждение вожди слепых. Действительно больно слушать поверхностные
трактаты текстологов, предлагаемые людям с кафедр нынешних проповедников.
Теологические догадки, основанные на вырванных из текста Писаний фразах,
подменили те единственные слова Петра и других апостолов, при помощи
которых даже эти "благочестивые" могут быть спасены. Они говорят об
истинной религии, о первозданном христианстве, о Евангелии, о церквях
Христовых и о евангелистском духовенстве, но где среди католиков или
протестантов, Церкви и Сектантства, можно обнаружить то, что отражает эти
заповеди, превосходство и мораль "чистой и неоскверненной религии" Нового
Завета?
Такое Христианство Нового Завета -- это именно то, чего желает достичь
протестантский мир; мы же хотим увидеть это хотя бы в теории до тех пор, пока
Мессия не явится в своем Царстве и не отменит все существующие
наименования и вероисповедания, которые, действительно, служат в качестве
чего-то вроде церковной полиции, но совершенно бесполезны как учреждения,
способные внушить человечеству то, во что ему следует верить и что делать,
чтобы стать вместе с Иисусом сонаследниками Царства, славы и империи
Ветхого Днями.
Из свидетельств, данных нам, мы, поэтому, знаем, что:
1. Только "набожность" и мораль не спасут людей;
2. Хорошие и благочестивые люди должны верить в определенные вещи и
делать определенные вещи для спасения;
3. Эти вещи, совершенно необходимые для спасения, изложены в словах
Петра, сказанных его современникам;
4. Слова Петра являются ключами к тайне и соучастию в Евангелии
Царства;
5. Не существует различия между евреем и иноплеменником по отношению
к этой тайне;
6. Бог назначил людей, а не ангелов, проповедовать Евангелие;
7. Петр был вызван для этого, потому что только ему были даны ключи;
8. Хотя набожность и мораль сами по себе не могут спасти, но и вера, не
сопровождаемая "плодами покаяния" (24), не даст человеку наследия в Царстве
Божием.
Петр, прибывший в дом Корнилия, объявил всем присутствующим "все, что
(было) повелено ему от Бога". Изложив великое открытие, сделанное для него
духом, а именно: "Бог нелицеприятен, но во всяком народе боящийся Его (но не
тем страхом, который "есть изучение заповедей человеческих"; 25) и
поступающий по правде (т. е., как того требует Бог) приятен Ему"; он заострил
их внимание на том, что Бог "послал сынам Израилевым слово, благовествуя мир
через Иисуса Христа". Он сказал им, что они знакомы с этим словом, ибо оно
было оглашено по всей Иудее, начиная с Галилеи после воззвания Иоанна.
Поскольку они знали это слово, Петр не стал тратить времени на детальное его
повторение. Читатель знает, что было послано Богом Израилю через Иисуса
Христа, ибо мы уже говорили об этом; однако, чтобы не забыть, мы повторим
это.
"На то я послан, -- говорит Иисус, -- чтобы благовествовать Царство
Божие". Это было его послание к Израилю. Поэтому он именует его в притче о
сеятеле "словом о Царствии". Это слово было настолько известно всем,
проживавшим на Израильской земле, что было так же обычно, как любой другой
возможный вопрос. Также каждому было известно, что Иисус был помазан
Духом Святым во время его крещения в Иордане Иоанном, что он ходил, делая
добро и исцеляя немощи человеческие; никто не знал лучше, чем Римские
центурионы, что он был убит, повешенный на дерево. Это было известно
домашним Корнилия, и они в это верили. Это гораздо более обстоятельная вера,
чем у современных людей, но все еще слабая для оправдания Корнилия и его
дома. Им должно было быть сказано еще больше слов.
Петр, поэтому, торжественно подтвердил, что Бог воскресил Иисуса из
мертвых и открыто являл его, но не всему народу, а особым свидетелям,
"предизбранным" для этой цели, апостолам, которых невозможно было ввести в
заблуждение, потому что они ели рыбу и хлеб и пили с ним после того, как он
восстал из мертвых. Все эти вещи были выслушаны, и им поверили. Следующее,
о чем объявил Петр, было то, что Бог завещал им проповедывать народу
Израилеву и свидетельствовать, что Иисус был тем, кого Бог назначил стать
Судьей живых и мертвых (2-е Тимофею 4:1). Теперь, сказал Петр, и это было
приобщением к тайне, "о Нем все пророки свидетельствуют, что ВСЯКИЙ
верующий в Него ПОЛУЧИТ ПРОЩЕНИЕ ГРЕХОВ ИМЕНЕМ ЕГО" (26).
Это учение было для язычников новым. Они слышали до этого о нем как о
проповеданном евреям, но сейчас они услышали впервые, что "всякий
верующий", будь то еврей или язычник, получит прощение грехов его Именем.
Петр очень прямо и просто сформулировал истину для них. Это то, что он назвал
проповедью "покаяния и прощения грехов во имя Иисуса" (27). Это было не
чтением морали или цитированием Библии, не уступка слабостям слушающих;
все это было произнесено в краткой и достойной манере, которая несла на себе
печать истины. Однако он не только открыл тайну Евангелия Царства этим
язычникам, но проповедывал им Евангелие со Святым Духом, сошедшим с небес,
ибо "когда Петр еще продолжал эту речь, Дух Святой сошел на всех, слушавших
Слово". Когда шестеро христиан из евреев, сопровождавших Петра, увидели это,
они изумились, потому что и на язычников излился дар Святого Духа, как на
самих апостолов в день Пятидесятницы. Они не могли ошибиться на этот счет,
ибо "слышали их говорящих языками и величающих Бога".
Поэтому здесь было Слово проповеданное и Слово, подтвержденное
Господом, действующим с Петром. Никто из слышавших рассказ об этом не мог
усомниться ни на миг, действительно ли Бог "очистил их сердца" (28) и принял
их. Однако чего-то еще не доставало. Петр сказал о прощении грехов именем
Иисуса для каждого, верующего в него, но он не сообщил этим верующим, как
воспользоваться этим всемогущим Именем. Каким образом они должны были
омыться, освятиться, оправдаться этим Именем? (29) Как они должны были
взять его на себя? Каким образом можно было быть названным им? Апостол
говорит, что, когда Дух сошел на них, он все еще "продолжал говорить". Если бы
его речь не была прервана этим удивительным излиянием, он, несомненно,
полностью объяснил бы этот момент, ибо ему не только было заповедано
проповедывать имя Иисуса, но и призвать верующих к крещению "ВО ИМЯ (???
?? ?????) Отца, Сына и Святого Духа" (Матфей 28:19).
Именно в этом содержится великий смысл. ИМЯ ИИСУСА положено в
основу учреждения крещения на почве разумной, по-детски искренней веры в
то, что касается "Царства Божьего и Имени Иисуса Христа". Бог всегда
дает Свое имя тому, что Он учреждает. Под Законом Он дал его Скинии, а затем
-- Храму в Иерусалиме; однако в славе Он поместил его в крещение, что мы
только что определили, в соответствии с чем мы можем "поклоняться Ему в духе
и истине", не посещая Иерусалим или Самарию. Корнилий и его домочадцы
находились в Кесарии, в частном доме. Петр не потребовал от них пойти в
Иерусалим или в синагогу, чтобы поклониться или засвидетельствовать свое
почтение Богу в духе и истине. Они уверовали в истину, произнесенную Духом
через посредничество Петра, и ждали указаний Духа как образа действий,
которым они могли бы достигнуть праведности Божьей. Петр, осторожно
нащупывая свой путь, потому что его сопровождали шесть братьев из
обрезанных, спросил: "Кто может запретить креститься водою тем, которые, как
и мы, получили Святого Духа?"
Из этого вопроса мы узнаем, что в те дни в некоторых случаях
запрещалось или считалось неправильным использование воды. Апостолы не
говорили в проповедях о воде, как это делают наши современники. Они никому не
давали доступа к воде, пока не убеждались в том, что человек достоин этого.
Иногда они обманывались, но в этом не было их вины; они поступали как можно
лучше, чтобы верно выполнить свой долг. Если человек не верил в Евангелие
Царства и имя Иисуса Христа, они не крестили его в воде, ибо им было
завещано, что "верующий в Него не судится" (30), т. е. будет освобожден от
своих грехов во имя Иисуса.
Окропляющие младенцев поступают верно, отвергая водное крещение;
баптисты же неправы, подстрекая их к этому. Ибо разбрызгивающие воду
взамен крещения, действительно, не верят в Евангелие Царства и не обладают
духом Евангелия, а потому они не подходят для водного крещения. Назначение
Божьего имени не должно быть осквернено водным крещением в него таких
ложных верующих. Вода должна быть им запрещена. Не в воде, а в вере они
нуждаются сейчас, -- в такой очищающей сердце вере, которой обладал
Корнилий и его домочадцы и без которой "угодить Богу невозможно" (31).
Нельзя сказать, что окропляющие младенцев (от ??????, младенцы, и
?????????, окропляющие) имеют слишком мало дела с водой; одно великое
преступление против верховных небес, которое они совершают, -- это бесконечно
частое ее использование. Та сила, которую апостолы вкладывали в очищающую
сердце веру и преобразующее совесть имя Иисуса, эти люди помещают в
несколько капель "святой" или обычной воды и в физическое преобразование
какого-то гипотетического элемента плоти! Они не требуют ни веры, ни
покаяния, ни признания вины для получения их подданными права на воду и Имя.
Они просят лишь присутствия восьмидневных грудных детей, с крестными
отцами и крестными матерями, характер которых даже невозможно выяснить,
чтобы ответить на вопросы, которые они часто не понимают, а еще чаще -- не
имеют никакого понятия о соответствии требованиям; или, отказываясь от этих
безбожных богов, отдают младенца с доверчивой родительской верой в догмы
одной из сект, -- и достаточно.
Крестящие таким образом младенцев "священники", напыщенно издеваясь
над святым и августейшим именем Отца, Сына и Святого Духа, окропят лицо
неразумного младенца и нечестиво объявят людям, что это и есть "одно
крещение" религии Христа! Не удивительно ли, что Бог, будучи свидетелем
такого богохульства на протяжении веков, не разорвал небеса от возмущения?
Воистину, велика снисходительность Всевышнего, но, наконец, наступит время,
когда и Его терпению придет конец. Поразительна самонадеянность таких
людей! "Народ Господа, -- говорят они, -- это мы! Мудрость умрет с нами".
Однако они -- неверующие в слова Петра, ибо они их не соблюдают, отступили
от уставов Бога и пренебрегли ими (32). Общины "окропленных", а не
крещенных, составляют громадное большинство религиозного мира, а,
следовательно, они -- "без Христа, отчуждены от общества Израильского,
чужды заветов обетования, не имели надежды (истинной надежды) и были
безбожники в мире" (33). Тех, кто почитает Бога, Он прославит; те же, кто ищет
славы друг от друга и оскорбляет Его имя (34), откармливают свои сердца на
убой и годятся только для захвата и уничтожения.
Корнилий и его домочадцы отличаются от таких людей in toto,
полностью. Они все верили словам Петра, ожидая его указаний. Он спрашивал,
есть ли среди присутствующих кто-то, кто бы мог, перед лицом виденного и
слышанного, "запретить им креститься водою". Он, несомненно, сделал паузу на
время, достаточное для того, чтобы возражения такого рода могли быть
высказаны, если бы они существовали. Однако все предубеждения евреев были
уничтожены "явлением духа" (35), и они вели себя мирно. Слово, произнесенное
Духом Божьим, привело к разрешению этого кризиса. Поэтому Петр открыл уста
и "ВЕЛЕЛ им КРЕСТИТЬСЯ ВО ИМЯ ИИСУСА ХРИСТА".
Таким образом, Петр использовал ключи от Царства, данные ему Господом
Иисусом Христом. Когда он довел до конца эту работу, он больше не сохранял
власть над этими ключами. Они были переданы множеству верующих евреев и
иноплеменников. Дух открыл тайны Царства и приобщение к тайне устами Петра
в день Пятидесятницы и в Кесарии, так что эти ключи стали общим достоянием
всех верующих. Господь, "имеющий ключ Давидов, Который отворяет -- и никто
не затворит" (Откровение 3:7-8), "отворил дверь" перед язычниками, "и никто не
может затворить ее", пока Писания остаются в руках народов. Лжепророки
могут потряхивать ключами на своих кушаках и прикидываться обладателями
силы Сына Божьего, но пока "ЗАКОН И ОТКРОВЕНИЕ" доступны, "жаждущий
пусть приходит, и желающий пусть берет воду жизни даром" (36). Писания
содержат эти ключи. Папы и священники разных рангов могут замалчивать,
извращать и искажать истину и создавать помехи на пути, но человек,
отбросивший их власть за ненадобностью и думающий сам за себя, может, под
воздействием просвещающей силы живого слова, стать "умудренным во
спасение верою во Иисуса Христа" (37). Пусть же люди помогут себе сами, если
они хотят, чтобы Бог оказал им поддержку.
Из сказанного очевидно, что "слово Царства" представлено нам в Писании
в тройственной связи:
1. Как Евангелие, проповеданное Аврааму и др.;
2. Как то же самое Евангелие, проповеданное во имя Иисуса Христа в день
Пятидесятницы, или тайна Евангелия Царства; и
3. Как приобщение к тайне Евангелия, проповеданного сначала Петром
обрезанным иноземцам, а затем Павлом -- идолопоклонникам.
Существует не три евангелия, а только одно и то же Евангелие, как сказано
выше: изначально -- только обетование, затем -- обетование, история и учение,
проповеданное одним евреям, а после всего этого -- предложенное язычникам на
тех же условиях, что и евреям. Однако, хотя я изложил эти вещи достаточно
детально, читатель будет ощущать, что этот трактат незакончен, пока я не
объясню всего "того, что касается Царства Божьего", на что мы так часто
ссылались как на главную тему "славного благовестия блаженного Бога" (38), и
без знания чего человеческая вера лишена "надежды призвания" (39), которая
есть якорь души, безопасный и крепкий, за завесой в Иисусе Христе (40),
который ждет "получить свое царство и возвратиться" (41). Это обязательно
будет предметом последующего объяснения, в надежде, что мы сделаем все это
таким понятным, чтобы "читающий легко мог прочитать" (42). Сейчас же я
продолжу и скажу несколько слов об
АПОСТОЛЬСКОЙ ПРЕЕМСТВЕННОСТИ.
"Богословы" утверждают, что мантия апостолов легла на плечи старейшин,
или священников, церквей, переживших их; что эти оставшиеся в живых
наследники стали "преемниками апостолов"; что, когда они умрут,
апостольская мантия будет возложена на плечи тех, которые сменят их на
службе в церквях, облеченные этими полномочиями возложением рук; и что,
таким образом, из поколения в поколение вплоть до сегодняшнего дня, такая
преемственность всегда сохранялась при помощи института рукоположения, или
"святых орденов", так что существующие религиозные ордена, состоящие из
папы, кардиналов, епископов и священников разных рангов, являются
"преемниками апостолов", наделенными подобной властью и силой и имеющими
право на такое же послушание и уважение.
Они обосновывают свои высокие притязания определенными отрывками из
Писания, посвященными апостолам и их сотрудникам, которые они относят к
себе, и доказывают, что разрешение на службу передается от одного к другому
посредством возложения "святых рук"! Таким образом, когда один из
претендентов на звание апостольского преемника предстает перед епископом
для рукоположения, последний при этом говорит: "Ты принимаешь Святого Духа
через возложение моих рук для службы, или работы, священника в доме Божьем;
кому простишь грехи, тому простятся; на ком оставишь, на том останутся". Это,
как говорит тридцать шестая статья национальной религии, "не содержит ничего,
что являлось бы суеверием или безбожием". Под действием этого посвящения и
назначения об отпущении, или прощении, грехов священник объявляет, встав
посреди людей, преклонивших колена для получения такого отпущения;
произносится же это в такой форме: "Всемогущий Бог дал власть и завещание
Своим священникам засвидетельствовать и объявить Его кающемуся народу об
отпущении и прощении их грехов". Таким образом, национальная священнократия
претендует на апостольский атрибут прощать и оставлять грехи, подобно
папистам, с той лишь поправкой, что они отпускают грехи гуртом, в то время как
последние делают это и оптом, и в розницу. Поступая таким образом,
национальное и папское духовенство постоянно богохульствует (Матфей 9:2,3,6).
Однако государственные священники не одиноки в присвоении себе
апостольства; сектанты могут быть осуждены на том же основании. Они
претендуют на то, что являются представителями Иисуса Христа, и не
позволяют никому, кто не был посвящен посредством рукоположения,
"совершать обряды". Посвященные не берут на себя функции прощения грехов
по образу апостолов, но они применяют к себе те отрывки из Писания, которые
относятся исключительно к апостолам, с помощью которых они обосновывают
свое "преемничество".
Однако истина состоит в том, что ни государственному, ни сектантскому
духовенству не дано право считаться "преемниками апостолов". Суть такой
службы может быть понята посредством характеристики таких должностных
лиц, которых нельзя заменить. Таким образом, определено:
1. Апостолом Христа для обрезанных должен быть тот, кто общался с
Господом Иисусом со времени его крещения и вплоть до его вознесения, будучи,
таким образом, свидетелем его воскресения (Деяния Апостолов 1:21,22,8);
2. Апостол Христа для язычников должен был видеть Иисуса и общаться с
ним, как и первые (1-е Коринфянам 9:1);
3. Апостол должен быть избран, посвящен и послан на служение Господом
(Иоанн 15:16) и уполномочен им прощать и оставлять грехи (Иоанн 20:22,23);
4. Апостол должен быть способен совершать знамения, чудеса и
могущественные дела как признаки апостольства (2-е Коринфянам 12:12;
Галатам 2:8);
5. Будучи апостолом, человек должен был верить в чистое Евангелие
Царства Божьего (Галатам 1:8), покреститься (Лука 7:29; Деяния Апостолов
22:16) и поступать согласно истине Евангельской (Галатам 2:14).
Обладая такими характеристиками, тринадцать апостолов (?????????,
люди, посланные с заветами) руководили делами в церквях, которые они
создали и упрочили в мире. Их управление было, фактически, управлением Духа
при их посредничестве, а потому в их словах была сила (1-е Коринфянам 4:20,21)
исцелять болезни, налагать их на людей (1-е Коринфянам 5:4-5; Деяния
Апостолов 13:11) и отнимать жизнь (Деяния Апостолов 5:9,10). Они наделяли
верующих духовными дарами возложением своих рук (Деяния Апостолов 8:14-18)
и передавали заветы верным, как наместники Господа (Матфей 28:20). В таком
случае разум и здравый смысл учат, что, если люди являются действительными
преемниками апостольства, они будут по всем своим характеристикам и
качествам подобны Петру и Павлу; однако разум учит также тому, что после
вознесения Иисуса ни один человек не мог быть допущен до апостольства, пока
Господь не появился бы перед ним, как это было с Павлом. Истина, однако,
состоит в том, что притязания на апостольскую преемственность настолько же
беспочвенны, насколько и претензии отступившего от веры духовенства на
церковные десятины на основании наследования ими прав священников-левитов.
Если им и даровано какое-то апостольство, то они могут быть только
"лжеапостолами, лукавыми деятелями, принимающими вид Апостолов
Христовых". "И не удивительно, -- продолжает Павел, -- потому что сам сатана
принимает вид Ангела света. А потому не великое дело, если и служители его
принимают вид служителей правды; но конец их будет по делам их" (2-е
Коринфянам 11:13).
Опорным пунктом таких поддельных апостолов является то, что Господь
обещал быть с ними всегда, до скончания века. Они заявляют (хотя, как люди
ученые, они должны бы знать лучше), что выражение "скончание века" ("конец
мира, или света" -- в английской версии, которой пользовался автор --
примечание переводчика) (43) определяет период времени когда-то в будущем,
и, следовательно, то, на что ссылался Иисус, относиться не только к апостолам,
но в равной степени и к их "преемникам". Так они доказывают, что этот завет
все еще остается с ними, чтобы быть исполненным теми, которым говориться:
"Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари" (44).
Но против этого я возражаю по следующим причинам: во-первых,
скончание века, о котором говорил Иисус, наступило более чем восемнадцать
веков назад (т. е., для читающего в 2000 году -- более чем девятнадцать с
половиной веков назад -- примечание переводчика); во-вторых, работа,
предписанная этим людям в тексте, была полностью закончена апостолами; в-
третьих, Господь -- не с теми, кто претендует на свое преемничество; в-
четвертых, современные люди не могут выполнить этот завет, потому что они
абсолютно невежественны в Евангелии, а потому не могут быть теми людьми, о
которых шла речь.
Прежде всего, Господь Иисус не использовал выражение "скончание века"
в его широко распространенном, английском смысле (как, по-видимому, и "конец
света" -- в русском языке). Он сказал одиннадцати: "Се, Я с вами, ????? ???
?????? во все дни, ??? ??? ?????????? ??? ??????, до скончания века (конца
света -- у автора). Здесь сказано об определенных днях, которые охватывали
период со того времени, когда Иисус совершил обетование, и до конца века. Эти
дни названы Павлом "последними днями сиими" (Евреям 1:2), которые он
охарактеризовал как такие, в течение которых Бог говорил израильтянам
посредством Сына, а также -- как те, в которые он, Павел, писал евреям около
тридцати лет спустя: "В последние дни сии говорил нам". Все эти дни вместе
взятые он именует, согласно английской версии, "концом мира" (в русском же
переводе -- "концом веков"), как написано: "Он (Иисус) же однажды, к концу
веков (концу мира -- у автора), явился для уничтожения греха жертвою Своею"
(Евреям 9:26). Читатель легко поймет, пользуясь ссылками в тексте, что это тот
век (мир), о котором сказано, что отношение Иисуса к нему проявилось в смерти.
Близко к концу этого века (мира) Иисус был им распят; однако, если слово
"мир/свет" брать в общепринятом английском смысле, то значит, что Павел
был неправ, говоря, что Иисус пожертвовал собой к концу его, ибо, определенно,
тот период времени не был концом света, который произошел более чем
восемнадцать веков назад! Однако истина состоит в том, что Павел совершенно
точен в том, что он писал. Он ничего не знал об английском смысле своих слов,
ибо в его время не было ни англичан, ни английских слов. Он писал
древнееврейские слова по-гречески, то есть, он облачил то, чему учил Бог, в
греческое платье. Он писал о "духовном" словами духа, отобранными из
греческого языка. Вот то, что он написал в отрывке, о котором мы говорим: "Он
же однажды, ??? ??? ????????? ??? ??????, к концу веков, явился для
уничтожения греха жертвою Своею" (т. е., как в русском переводе). Закон Горы
Синай был основанием еврейского мира, или ??????, потому что он приводил в
порядок то, что имело отношение к Израилю как к единственной в своем роде
системе. Эта система обладала временем, свойственным исключительно ей,
которое было определено при распространении закона. В Писаниях существует
то, что названо ??????, т. е. века (от ???, всегда, и ??, течение). Этимология
???? не выражает продолжительности времени; его длительность обозначена
Законом Моисея. По Синайскому установлению Еврейскому государству не
было предназначено существовать вечно. Время его существования было
предопределено Богом и не было открыто в законе или пророках, но "Отец
положил в Своей власти" (Деяния Апостолов 1:7; Марк 13:32). Это названо ????,
а его приближающийся конец -- ????????? ??? ??????, скончанием века, то
есть, Еврейского Государства под Законом Моисея. Однако, хотя точная
длительность этого великого времени, или века, (1697 лет) хранилась в секрете,
меньшие времена, или ??????, века, из которых он состоял, были очень
детально и точно определены, как в случае с Празднествами, так что полное
время существования государства было ???? ??? ??????? веком веков,
временем времен. Следовательно, в то время как Иисус обозначил конец как
скончание века, Павел использовал выражение "скончание веков".
То, что вручение Закона стало началом ????, или еврейского мира/света,
явствует из слов Петра. Обращаясь к израильтянам, он сказал: "Да пошлет Он
(Бог) предназначенного вам Иисуса Христа, Которого небо должно было принять
до времен (??????) совершения всего, что говорил Бог устами всех святых
Своих пророков ?? ?????, от века. Моисей сказал отцам ..." и т. д. (Деяния
Апостолов 3:20,21). В одной из английских версий??? ?????. переведено как "с
тех пор, как начался мир". Если предпочесть этот вариант, станет ясно, что
упомянутый здесь мир был в начале одного возраста с Моисеем, ибо именно он
упоминается в качестве первого из святых пророков, устами которого Бог
говорил о переустройстве еврейского государства при пришествии Христа с
небес. Павел ссылается на ту же эпоху, говоря о "домостроительстве тайны,
сокрывшейся ??? ??? ??????, от вечности (от веков) в Боге", или в
общепринятой версии -- "от начала мира" (Ефесянам 3:9). Перевод этих текстов
с греческого языка как "от начала века, или веков" является правильным. Они
оба ссылаются на начало существования израильского государства в момент
вручения закона с Синая.
Говоря на нашем языке, Бог обещал вечную жизнь человеку до того, как
начался мир. Такое заявление, как это, будет непонятно обычному английскому
читателю; смысл же сказанного состоит в том, что "надежду вечной жизни...
обещал неизменный в слове Бог прежде вековых времен/прежде начала мира
(??? ?????? ???????), а в свое (должное) время (??????????????) явил Свое
слово в проповеди" (Титу 1:2,3). Кому Он обещал это? Определенно, кому-то не
до создания человека. Упомянутый мир не может, поэтому, быть тем, который
был сотворен за шесть дней, но это такое положение вещей, которое
существовало долгое время спустя. Буквальный перевод уничтожает все
трудности. Выражение ??? ?????? ??????? означает "прежде вековых
времен" (что мы и имеем в русском переводе -- примечание переводчика); то
есть прежде времен, когда было устроено еврейское государство, Бог обещал
вечную жизнь; в Свои же собственные времена,???????? ??????, именно в такие
времена, как те, которые подробно описаны у Даниила (9:24,26), Он выполнит
Свое слово, которое прежде было скрытой тайной, но которое будет явлено
(Римлянам 14:25) в апостольском проповедовании.
В притче о сеятеле (Матфей 13), слово "мир" использовано в разных
смыслах, которые не различаются между собой в английской версии. Иисус
говорит там: "поле есть мир". Имел ли он в виду "весь обитаемый мир" или
"век", или "израильтян", ибо слово "мир" применимо ко всем этим вещам? Если
бы оно имело здесь первый смысл, то он бы сказал: "Поле есть ???
?????????"; если бы второй, то: "Поле есть ????"; если же третий, то: "Поле
есть ??????". Именно последнее слово написано в этом случае. Он
представляет себя как сеятеля и говорит, что семя, которое он сеял, есть "слово
царствия"; что оно было "добрым семенем" и что он сеял его в сердца
израильтян, или "сынов царствия", среди которых было два класса людей:
хорошие и плохие (Матфей 8:12).
Они и были тем самым полем, а потому -- ??????, или национальным
миром. Однако враг посеял плевелы на этом же поле, которые должны быть
собраны и сожжены. Этот большой огонь должен разгореться во время жатвы, о
которой Иисус сказал: "Жатва есть кончина века (этого мира)". Подразумевал
ли он конец национального мира? Нет, следовательно, он воспользовался другим
словом, а именно, ???? вместо ??????. Жатва должна произойти при кончине
века, ????????? ??? ?????? (как и переведено в русской версии -- примечание
переводчика), а не в конце ??????, или при искоренении народа Израиля из
среды других народов. Исчезновения Израиля с лица земли никогда не будет,
хотя все другие нации полностью закончат свое существование.
Однако в конце какого века должна состояться жатва? Иисус отвечает,
что "как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет ?? ?? ????????? ???
?????? ?????? при кончине века сего"*. То есть, в конце того века, когда он
жил. Затем он послал своих жнецов, а именно -- римлян, своих ангелов, или
вестников (???????) разрушения, "собрать из его царства" Иудейского всех,
похожих на плевелы, сынов Израильских и ввергнуть их в огонь Господень,
который "на Сионе и в горнило в Иерусалиме" (Исаия 31:9), где "будет плач и
скрежет зубов". Когда этому суждено будет свершиться, этот век закончится, а
государства Израиль "не будет, доколе не придет Тот, кому принадлежит он
(Израиль)" (Иезекииль 21:25-27). "Тогда праведники воссияют, как солнце, в
Царстве Отца их".
Когда Иисус сидел на горе Елеонской, ученики спросили его: "Какой
признак... кончины века -- ?? ?? ??????? ??? ???????????" -- или, в
распространенной версии, "кончины мира/света?" Он сказал им в ответ:
"Проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной (по всему
обитаемому миру -- ?? ??? ?? ?????????), во свидетельство всем народам; и
тогда придет конец" (Матфей 24:3,14). Сказав это, он дал им "признак" конца, а
именно, установления "мерзости запустения" в святом месте, или городе, как это
было предсказано Даниилом (9:26-27). Во-первых, потому, Евангелие должно
было быть полностью проповедано апостолами "всей твари", после чего этот
признак должен проявиться. Исполнили ли апостолы свою работу, или она все
еще не завершена? Те, что называют себя их преемниками, говорят: "Нет, они не
выполнили всей работы". Они утверждают, что существуют обширные области,
неизвестные древним, где Евангелие никогда не проповедовалось, а потому,
поскольку оно должно быть проповедано всей твари, на них возложено сделать
это, и что конец мира не наступит до тех пор, пока они не обратят все народы в
христианство! Поэтому они образовали организации de propaganda fide, для
пропаганды веры, как римские, так и протестантские. Все основные секты
имеют миссионерские сообщества, чьи утопические теории состоят в обращении
всего мира на основании апостольских полномочий, присвоенных ими! Как будто
завет, данный апостолам, проповедовать Евангелие Царства был заветом,
данным современным миссионерам, идти и проповедовать церковничество и
сектантство, кальвинизм, харменсенизм и папизм всему миру! Однако апостолы
были посланы не ко "всему миру" в его языческом смысле слова. Они были
посланы ко всем народам обитаемого в то время, или цивилизованного мира,
преимущественно, и почти исключительно, заключенного в границы римского
господства. Они были посланы не с мыслью об обращении народов в масштабе
всей страны, но для того, чтобы проповедовать ??? ?????????, во
свидетельство, то есть для информации, которую ученики могли сообщить им
всем, чтобы из них (?? ?????) мог быть составлен народ для управления делами
Божьего Царства и Империи на земле (Деяния Апостолов 15:14). Апостолы
ничего не оставили "преемникам" делать в рамках полномочий, данных им. Они
проповедали Евангелие Царства "всей твари" народов Римской империи, если
"всю тварь" рассматривать не в языческом смысле слова, а, по крайней мере, в
том смысле, как это выражение использовал Господь Иисус.
Я убежден в этом, поддерживаемый прямым свидетельством Писания,
которое стоит всех теорий и всех логических рассуждений религиозных школ
вместе взятых. Апостол, говоря о призвании "к одной надежде" (Ефесянам
4:4), содержащейся "в истинном слове благовествования", сообщает верующим
колоссянам (Колоссянам 1:5-6), что "оно (слово) пребывает у вас, как и во всем
мире" (???????? ?? ????? ?? ?????) в смысле "всей твари", как об этом
сказано в другом стихе (стих 23) той же главы. В этом месте он говорит о
"надежде благовествования, ...которое возвещено всей твари поднебесной".
Это было результатом почти тридцатилетнего апостольского труда, ибо
послание, в котором он делает это заявление, датируется приблизительно 62 г. Р.
Х., то есть, восемью годами раньше той "мерзости запустения", которая
проявилась перед стенами Иерусалима, как "признак" конца века (45).
Евангелие Царства, проповедь которого апостолами была так действенна,
было вскоре после этого искажено "людьми, развращенными умом" (2-е
Тимофею 3:1-8; 4:3-4; Титу 1:10-14), о ком Павел, который был очень строг к этой
группе исповедующих религию, говорит как о "внимающих духам
обольстителям..., через лицемерие лжесловестников, сожженных в совести
своей" (1-е Тимофею 4:1-3). Пусть читатель обратит внимание на указанные
выше ссылки. Именно эти личности были теми "преемниками", от которых
произошли современные апостолы и посланники Христа. Когда еврейское
государство было разрушено римлянами, они заявили о том, что являются
преемниками священников и левитов Закона так же, как и апостолов. Таким
образом, они соединили мировое священничество (ибо все апостолы Христа
являются царями и священниками, избранными для приближающегося Царства)
со старейшинством и превратились в особый орден, непризнанный Писанием,
которое отвергло их, как "невежд в вере". Этот орден людей, как я уже где-то
отмечал, обладал самонадеянностью называть себя Божьим наследием, или
"духовенством", как будто они угождали Ему больше, чем все остальные
верующие! Однако, со всеми их молитвами и проповедями, и вероисповеданием,
ни они, ни их последователи не любят Господа, ибо они не слушаются Его; Он
же сделал послушание испытанием любви, как об этом написано: "Любовь есть
исполнение закона". Они развратились и сохраняют искажения веры на
протяжении веков, поэтому, как говорит Писание, "да будут отлучены; Господь
наш грядет (анафема; маранафа)" (1-е Коринфянам 16:22; Галатам 1:8,9; Матфей
7:21-23).
Под пастырским воздействием этого ордена множество людей отошло от
веры, а их доступ к муниципальной и государственной власти позволил им
обеспечить политическое существование тому отступничеству от веры, которое
они совершили. Нет нужды излагать историю их злодеяний от начала до
нынешнего времени. Потребовался бы не один том для того, чтобы отдать
справедливость их невежеству, лицемерию и преступлениям. Будучи
полицейскими от церкви, они охраняли мир для выгоды и пользы притеснителей и
разрушителей земли и использовали людей в своих собственных интересах под
предлогом "исцеления их душ".
Однако в то время как все это является неопровержимой истиной,
касающейся этого ордена людей, я, естественно, признаю, что существовало и,
без сомнения, существует сейчас множество искренних, честных и нравственных
людей, носящих имена "духовных лиц" или "священников", добросовестно
верящих, что их теории составляют истинный смысл Писания, которые, скорее,
отдали бы все, и даже жизнь, чем отказались от мысли о том, что то, во что они
верят, является истиной. Было много таких людей, и до сих пор должна
существовать причина, неизбежно влекущая за собой их появление. Эти люди
обогнали ту систему, которая сделала их "духовными лицами" и "священниками".
Положение их печально. Система создала их, и они сознательно поддерживают и
сохраняют эту систему, поддавшись внушению своих предшественников и
уверовав, что сама эта система и является религией Божьей! Однако у меня есть
надежда, что, если эта книга попадет в руки этой уважаемой группы верующих,
она может способствовать открытию их глаз для того, чтобы увидеть ту ложь,
при помощи которой их обманывали, используя традиции их отцов.
Искренность, честность, благочестие и нравственность -- это те добрые
качества, без которых никто не может быть спасен. Я признаю, что они
обладают всем этим. Однако им следовало бы помнить, что Корнилий был таким
же достойным человеком, как и они, и имел над ними преимущество в том, что
Бог засвидетельствовал его характер устами особого посланника с небес, в то
время как они не имеют никакого подтверждения свыше того, что является
чисто человеческим. Однако благочестие и страх перед Богом не спасли
Корнилия; они лишь напомнили о нем Богу. Ему нужно было уверовать в слово и
покреститься во имя Господа, как я уже показал. Это слово было Евангелием
Царства Божьего и Его Христа. Эта необходимость никогда не отменялась. Она
полностью действует и по сей день. Духовенство и священники не верят в это.
Они глумятся над многим из этого, как над "гипотезой о тысячелетии". Если
они хотят достигнуть Царства Божьего, они должны верить в учение о нем.
Мученичество во имя мнений не заменит "послушания веры". Это самообман
говорить, что Бог с нами до окончания мира, в то время как мы сами не
понимаем, не верим и не подчиняемся истине.
Последнее. Духовенство и священники этого века, будучи абсолютно
невежественными по отношению к Евангелию Царства, совершенно точно не
являются теми лицами, которым были вручены полномочия. Господь не "с
ними", а без Его содействия, будь они даже так же просвещены и верны, как
сами апостолы, они не могут сделать ничего (Иоанн 15:5). Они указывают на то,
что сделано среди язычников, доказывая этим, что Господь "с ними". Однако
ничего не было сделано так, как должно, или как это делалось, когда Господь
работал с апостолами. Их миссионерские организации являются ни чем иным как
многочисленными учреждениями для интеллектуального, морального и
социального воспитания язычников цивилизацией европейских и американских
религиозных деятелей. Они делают из туземцев католиков и протестантов, но
дальше этого не идут. Они могут распространить цивилизацию Иафета на шатры
Сима и принудить Хама стать их рабом (46); однако возродить их в Иисусе
Христе посредством Евангелия и, таким образом, дать им право наследовать
Царство Божье, -- это то, что они могли бы совершить так же скоро, как
успокоить разбушевавшееся море. Если в результате своих трудов они должны
были сделать всю землю подобной Англии и Америке, все еще оставалось бы
необходимым обратиться к религии Христа.
Церковные деятели сделали все, что они способны были сделать, в
"цивилизованных" сообществах. Они бессильны в своем движении вперед; люди
же, от природы обладающие хорошими умственными способностями, либо
равнодушны к их богослужениям, либо совершенно отвергают их. Им, по сути, не
хватает только одного: знания "истины, как она есть в Иисусе". За отсутствием
этого они занимают умы людей не относящимися к делу предприятиями,
благотворительными организациями, общественными собраниями, красноречием
с трибун и проповеднических кафедр, многоцветными базарами в пользу
нуждающихся и всякого рода затеями, поддерживающими дыхание для
сохранения всей этой машины в движении. Однако все это ни к чему не
приводит. Люди начинают сникать. Множество не интересуется их проповедями.
Их церкви холодны, формальны и мертвы. Их "духовность" иссякла, и, доколе
Господь не придет воскресить мертвых, и священники, и люди будут оставаться
без попечения.
Апостольские преемники, особенно идущие по такому пути, -- это просто
вымысел плотского сознания. Единственное преемничество, которое может
иметь в виду Писание, -- это то, что следует по стопам апостольской веры,
состоящей в том, что никто из понимающих Слово не претендует на роль
церковного руководителя людей. Сила и власть апостолов умерла вместе с ними.
Принявшие от них веру являются их преемниками только в этом смысле. Их
слово, которое является также и словом Господа, обитает в таких людях,
богатых всякой мудростью; где же находится слово Господа, там, посредством
веры в него, он и сам живет в сердцах людей. Если они действуют согласно
этому слову, то они и Господь работают вместе. Однако это не относится
исключительно к классу священников, но является общим для всего народа
Господня, ибо он не смотрит на чины и звания. Преемник апостольской веры
доволен тем, что он -- мирянин, что он -- один из стада и из лучших овец,
составляющих его, потому что его единственной заботой является знать и
слушаться голоса великого пастыря (Евреям 13:20; Иоанн 10:27). Он не волк,
разрывающий и пожирающий овец стада и облекающийся в их шкуру; он -- тот,
кто будет слугой самых меньших, чтобы возвыситься до неувядающего венца
славы (47), когда добрый пастырь явится, чтобы дать жизнь всем своим овцам
навеки.

ССЫЛКИ

1) Галатам 1:7
2) Псалтирь 88:16
3) Римлянам 4:13
4) Ефесянам 4:14
5) Марк 16:15,16
6) Матфей 28:20
7) Деяния Апостолов 4:32
8) Откровение 17:18
9) Лука 16:16
10) Иаков 3:15
11) 1-е Тимофею 4:2
12) 1-е Тимофею 6:5
13) Исаия 9:6
14) Откровение 1:18
15) Малахия 2:7
16) Осия 4:6
17) Малахия 3:1
18) Матфей 15:6-9
19) Деяния Апостолов 3:14
20) 1-е Петра 1:25
21) Ефесянам 3:9
22) Деяния Апостолов 10:28
23) Ефесянам 2:14
24) Матфей 3:8
25) Исаия 29:13
26) Деяния Апостолов 10:43
27) Лука 24:47
28) Деяния Апостолов 15:9
29) 1-е Коринфянам 6:11
30) Иоанн 3:18
31) Евреям 11:6
32) Малахия 3:7
33) Ефесянам 2:12
34) Иоанн 5:44
35) 1-е Коринфянам 2:4
36) Откровение 22:17
37) 2-е Тимофею 3:15
38) 1-е Тимофею 11:1
39) Ефесянам 1:18
40) Евреям 6:19
41) Лука 19:12
42) Аввакум 2:2
43) Матфей 28:20
44) Марк 16:15
45) Матфей 24:15
46) Бытие 9:27
47) 1-е Петра 5:4





Пять пунктов пророческого откровения. -- Главные элементы царства являются
составляющими Царства Христа. -- Обетование, данное Богом отцам, надежда
Израилева и Евангелие, -- все это одно и то же. -- Кем были отцы. -- Аврам -- по
происхождению из Вавилона и был идолопоклонником. -- Господь проповедует ему
в Месопотамии. -- Он верит и поэтому уходит на запад. -- Он становится
странником в земле Ханаанской, обещанной ему и Христу навеки. -- Его вера
вменяется ему в праведность. -- Обетование о воскресении к вечной жизни. --
Подтверждение завета обетования. -- Протяженность земли, определенная в Завете.
-- Новое личное явление Христа, вызванное природой вещей. -- Выражения "в тебе",
"в нем", "в твоем семени" объяснены. -- Народы не являются Божьим народом ни в
каком отношении. -- Авраам, Христос и святые -- "наследники мира". -- Знамение
завета. -- Значение обрезания. -- Современный Израиль под проклятием Закона. --
Обрезание сердца. -- Аллегория. -- Два семени. -- Притча о Семени. -- Краткое
изложение веры Авраама.
_____

У ПРОРОКА Михея написано, что Господь "будет судить многие народы и
обличит многие племена в отдаленных (от Иерусалима) странах", в результате
чего "перекуют они мечи свои на орала и копья свои -- на серпы; не поднимет
народ на народ меча, и не будет более учиться воевать, но каждый будет сидеть
под своею виноградною лозою и под своею смоковницею, и никто не будет
устрашать их". "В тот день, говорит Господь, соберу" Израиль "и сделаю
СИЛЬНЫМ НАРОДОМ, и Господь будет царствовать над ними на горе Сионе
ОТНЫНЕ и до века". "И к тебе", о Сион, "придет и возвратится ПРЕЖНЕЕ
ВЛАДЫЧЕСТВО, царство -- к дщерям Иерусалима" (Михей 4:3-8). Судья же,
который будет Владыкой Израиля, чье происхождение -- "от дней вечных",
"станет и будет пасти в силе Господней (силе Ягве), в Величии Имени Господа
Бога Своего, и они (Израиль) будут жить безопасно, ибо тогда Он будет великим
до краев земли. И будет Он (Христос Господь) -- мир. Когда Ассур придет в
нашу (Израильскую) землю". "И будут они пасти землю Ассура мечом и землю
Немврода в самых воротах ее, и Он-то (Судья Израилев) избавит от Ассура
(Гога), когда тот придет в землю нашу". "И будет остаток Иакова среди многих
народов как роса от Господа, как ливень на траве, и он не будет зависеть от
человека и полагаться на сынов Адамовых. И будет остаток Иакова между
народами, среди многих племен, как лев среди зверей лесных, как скимен среди
стада овец, который, когда выступит, то попирает и терзает, и никто не спасет
от него. Поднимется рука твоя над врагами твоими, и все неприятели твои будут
истреблены". "И совершу в гневе и негодовании мщение над народами, которые
будут непослушны" (Михей 5:1,2,4-9,15).
Из этого отрывка, который передает только общее содержание закона и
откровения, мы узнаем:
1) народы должны быть подчинены, в результате чего восторжествует
всеобщий мир;
2) когда это произойдет, израильтяне станут сильным народом;
3) они учредят ЦАРСТВО;
4) Судья Израилев, в прошлом подвергшийся унижениям, будет их Царем;
5) Иерусалим станет столицей, а Гора Сион -- престолом царства.
Такова цель Всевышнего, раскрытая нам. Однако для осуществления ее
требуется подготовка, и довольно длительная, особенно потому, что она должна
проявиться на основе определенных как моральных, так и политических
принципов. Когда придет время обладания царством, наследникам его будет
сказано: "Придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство,
уготованное вам от создания мира" (1). Отсюда явствует, что работа по
подготовке царства длится от создания мира до воскресения мертвых. Все это
время царство подготавливается, но когда Царь придет и обличит народы, и
будет пасти землю Немврода мечом, и сделает Израиль сильным народом, тогда
будет сказано, что Царство приготовлено.
Возможно, читатель спросит, в чем же состоит работа по подготовке, если
она занимает такое долгое время. Это важный вопрос, и я в ответ замечу, что
если бы при подготовке царства использовались только физические силы, то не
понадобилось бы так много времени. Любое царство может быть воздвигнуто за
несколько дней и уничтожено так же быстро, как мы видели это в наше время.
Однако не так с Царством Божьим. Здесь физическое подчинено
интеллектуальному и нравственному. Поскольку же люди, среди которых оно
подготавливается, -- земные и чувственные, то прогресс в области мышления
гораздо более медленный, чем в физической сфере. По этой причине царство,
основанное на моральных принципах, требует большего времени для подготовки,
но оно является более прочным, когда этот процесс завершается. На следующих
страницах я попытаюсь детально сформулировать свой ответ на вопрос.
Любое царство -- это власть царя. Империя также является господством
царя, но с той разницей, что собственно царство, или "основное владычество",
ограничено узаконенной царем территорией, в то время как империя, или
"дополнительное владычество", хотя и принадлежит тому же царю, но
распространяется на другие народы, племена, нации и языки, не относящиеся к
царской территории. Это можно проиллюстрировать на примере Британского
королевства и империи (на момент написания автором книги). Королевства
ограничены рамками Англии и Шотландии, являющимися по закону их
территориями; однако империя является дополнительным владением тех же
объединенных королевских властей, распространяющимся на Канаду, Индостан
и другие участки земного шара со всеми народами, языками и племенами,
которые они вмещают.
Существуют различные составляющие, необходимые для устройства
хорошо организованного царства. В первую очередь, царство должно иметь
территорию. Другими словами, что-то должно находиться где-то.
Придерживаться противоположного значило бы заявлять, что что-то -- нигде.
Царство не располагается в чувствах, или в сердце, хотя вера в его будущее
существование, понимание его природы или преданность ему могут там
присутствовать. Оно должно иметь местоположение, так же как и имя.
Было бы величайшим абсурдом говорить, что королевство Англии и трон
его монарха находится в Испании; это было бы так же разумно, как сказать, что
царство и престол Давида -- на небесах (!), -- ортодоксальная догма, содержащая
в себе вымысел о том, что Иисус сейчас сидит на престоле его отца Давида!
Какой еще более нелепый образ могли бы после этого обнародовать создатели
вероучений и порядков?
В дополнение к территории царство требует подданных, составляющих
народ, над которым властвует царь. Однако просто выдвинуть человека и
назвать его "царем" было бы неразумно. Это совместимо только с варварством
диких племен. Хорошо отрегулированная монархия требует градации чинов или
положений лучших людей, с которыми царь может разделить свою власть и
славу и отправлять законы царства. Эти законы должны быть согласованы с
постановлениями и духом конституции, которая очерчивает принципы и создает и
объединяет составляющие Государства.
Здесь важно заметить, что подданные царства не владеют царством. Они
просто населяют его территорию, будучи защищены от внешней агрессии и
охраняемы, как граждане, властью и законами Государства. Владыкой царства
является царь и те, с кем он изволил разделить свою власть. Это важная
особенность, которая не должна быть забыта в процессе изучения "того, что
касается Царства Божьего". Подданные царства и империи являются классом
людей, совершенно отличным от наследников, или обладателей, владычества.
Из этого короткого обзора природы и устройства царства составляющие
его элементы могут быть определены как:
1) территория;
2) подданные;
3) царь;
4) устройство, или конституция;
5) законы, мирские и церковные;
6) аристократия;
7) атрибуты, или прерогативы, права, привилегии и т.д.
Таким образом, "Царство Бога и его Христа" будет состоять из этих
вещей и будет настолько же материальным учреждением, насколько реальной и
земной является такая монархия, как Великобритания. Сейчас оно не является
существующей реальностью, ибо, хотя оно однажды существовало под
конституцией, которая состарилась и исчезла, предшествующая комбинация
составляющих его элементов распалась и осталась в рассеянном виде. Их
восстановление является, однако, предметом обещания, подтвержденного двумя
непреложными истинами: обетованием и клятвой живого Бога (2). Его царство и
империя на земле -- это великая истина, но не существующий факт; они видимы
только для верующего глаза, и для их получения, по воле их основателя,
необходима "совершенная уверенность в надежде" с дерзновением и
упованием до конца (Евреям 3:6; 6:11; 10:38,39).
В процессе изучения того, что связано с Царством Божьим, основание,
заложенное в начале, не должно быть забыто, ибо в ту эпоху началась его
подготовка. Мировая система адаптирована к человеку в его падшем состоянии,
и, из-за приспособленных таким образом вещей, она является тем имперским
господством Христа, которое развивается. Закон о произведении потомства был
предусмотрен для населения, которое, посредством смешения языков, было
разделено на народы, чьи области обитания были точно определены
регулирующей властью Элохима. Таким образом, были созданы народы,
которым было предопределено процветать в блаженстве Будущего Века. Их
история увековечивает те суровые огненные испытания, сквозь которые прошли
поколения их людей. Большей частью люди не видят в этом ничего, кроме
борьбы за территорию и триумфа их правителей; однако Писание открывает
работу невидимого механизма, чья деятельность осознана верующим, в таких
эпизодах, которые служат поводом к конфликтам между ними. Он распознает
закваску, спрятанную в трех мерах муки (3), в работе по "закваске" умов
человеческих и развития "вражды" между семенами. Несмотря на то, что эта
борьба ужасна, он не чувствует страха, а радуется с твердой и непоколебимой
уверенностью в несомненности триумфа истины и ее сторонников, потому что
Бог убедил его Своим словом в том, что Царь, которого Он приготовил, разрушит
грех-власть и заставит народы лизать прах как змея (Михей 7:17). Это означает
их подчинение, и существующая тенденция указывает на приближение кризиса.
Что же дальше? Очевидно, передача покоренных под скипетр поставленного
Ягве Царя, который их победит (Откровение 17:14), как об этом написано: "На
закон Его будут уповать острова (народы)" (Исаия 42:4), -- и Он "восстанет
владеть народами" (Римлянам 15:12). Народы, следовательно, являются
подданными теократической империи. Посредством истины и суда Божьего,
произведенного над ними, которые побуждают и контролируют их деятельность,
они приобретают форму, как глина в руках горшечника, для владения святыми в
Будущем Веке.
Надежда на эти вещи, семена которых были посеяны при устройстве мира
в начале, стала затем надеждой Евангелия в его самой общей формулировке.
Подчиненные, территория империи и правители были просто назначены. Земля и
подавленное семя змея, подчинившееся победившему семени женщины, были
содержанием Евангелия Царства в его наиболее простой форме. Ни на одну
особую часть земли, однако, не указывалось как на территорию царства. Дух
был прежде всеобщим; однако, по мере старения мира, для верующего глаза
стали открываться детали обетования. Однако никогда, с основания мира до
постановки печати на откровение Божье, не было такого обещанного царства,
или владычества как то, в которое верили и прославляли в "духовном" пении
язычники. Земля, а не небеса, -- вот то единственное место, где оно появится. Я
покажу это в избытке и докажу таким образом, что те, которые поют такие
песенки, один из примеров которых приведен ниже, воспевают то, чего никогда
не было, нет сейчас и никогда не будет.
"С тобой мы будем царствовать, с тобою мы воскреснем
И царства обретем на небесах!"
"По вере вашей да будет вам" (4). Это первый принцип религии, произнесенный
самим Великим Учителем. То, что так должно быть, -- справедливо и правильно.
Никто не может винить Бога за то, что ему не даровано то, во что он не верил и,
следовательно, не хотел, или не стремился к этому. Именно таково положение
нынешнего поколения религиозных людей по отношению к Царству Божьему.
Они верят в такой вид царства, которого Он не обещал, а в то, которое обещано
Им, они не верят. Следовательно, они верят в фикцию, и, веруя в
несуществующую вещь, они не получат ничего, кроме смущения в лице. Однако
мы предлагаем показать им гораздо лучший путь, и для этого привлекаем их
внимание к
"ОБЕТОВАНИЮ, ДАННОМУ ОТ БОГА НАШИМ ОТЦАМ" (5).
"Надежда Израилева" (6).
Нет никого, я полагаю, кто читает Писание и не соглашается, что Павел
подвергался гонениям, будучи заключен в тюрьму, приговорен к бичеванию,
привлекаем к суду и закован в кандалы, потому что он проповедовал Евангелие
Царства во имя Иисуса Христа. Это признано всеми. Не имеет значения,
поэтому, какими словами он выражал причину своих тяжелых испытаний, все они
будут означать следующее: "За Евангелие я привлечен к ответу, осужден и
закован в эти узы".
Однако давайте позволим апостолу изложить свои доводы собственными
словами. Когда он предстал перед Ананией, первосвященником, и всем
еврейским синедрионом, он возгласил: "За чаяние (надежду) воскресения
мертвых (??????) меня судят" ("за чаяние и воскресение мертвых меня судят"
-- в английском варианте) (Деяния Апостолов 23:6). Однако здесь можно было бы
спросить: "О какой надежде шла речь между апостолом и его гонителями?" Он
говорит нам об этом в защите перед Агриппой: "Ныне я стою перед судом за
надежду на обетование, данное от Бога наши отцам, которого исполнение
надеются увидеть наши двенадцать колен, усердно служа Богу день и ночь: за
сию-то надежду, царь Агриппа, обвиняют меня Иудеи". Из этих заявлений
явствует:
1) что Бог дал определенное обетование отцам Израильским;
2) что это обетование стало надеждой нации, и было, потому,
национальным вопросом;
3) что это обетование являлось надеждой двенадцати колен всех их
поколений, было основой их поклонения и что они надеялись добиться его
посредством воскресения из мертвых.
Однако у нас есть еще более ясное открытое признание, если это
возможно, тождественности этой национальной надежды с той надеждой, за
которую апостол так сильно страдал. Господь Иисус явился ему после того, как
Анания привлек его к суду, и сказал: "Дерзай, Павел; ибо как ты
свидетельствовал о Мне в Иерусалиме, так надлежит тебе свидетельствовать и
в Риме". Когда он прибыл в этот город, он созвал знатнейших из иудеев и сказал
им, что он не собирается ни в чем обвинять свой народ, но что он послан к ним,
чтобы оповестить их о том, как в действительности обстоят дела. Он рассказал
им затем, почему они нашли его под охраной римских солдат в кандалах: "За
НАДЕЖДУ ИЗРАИЛЕВУ обложен я этими узами" (Деяния Апостолов 28:20). Это и
является решающим пунктом. Надежда на обетование, данное от Бога
отцам, была и до сих пор является Надеждой Израилевой; за проповедование
этой надежды и призыв к язычникам разделить ее без какого-то другого
обрезания, кроме обрезания сердца, он был обвинен как пагубный член
общества, не достойный жизни (Деяния Апостолов 24:5,6; 22:21,22).
Однако в чем состояла надежда Израилева? Ответ на этот вопрос прост.
Когда знатнейшие из иудеев в Риме ознакомились с причиной обращения Павла к
Кесарю, они сказали ему, что хотели бы услышать от него, что он думает о
национальной надежде, спор о которой упорно велся представителями ереси
Назарейской. Поскольку же это не было удобно тогда, они назначили ему другой
день, чтобы встретиться с ним и услышать, что он думает по этому вопросу. В
назначенный день они все вместе пришли к нему в гостиницу, и он принялся
объяснять им, что он мыслит о надежде Израилевой. Лучше всего рассказать о
том, что он делал, словами Луки: "Он от утра до вечера излагал им учение о
Царствии Божием, приводя свидетельства и удостоверяя их об Иисусе из
закона Моисеева и пророков" (Деяния Апостолов 28:23).
Может ли теперь кто-то быть настолько скептически настроенным, чтобы
не признать, что темой-предметом Надежды Израилевой было Царство Божие?
Заметьте, что в процессе изложения своих мыслей о национальной надежде,
апостол внезапно перешел к тому, что связано с Иисусом. Царство Божье и
Иисус были предметами откровения Павла, когда он проповедывал "надежду
Израилеву", или "надежду на обетование, данное от Бога их отцам". Начав
свидетельствовать знатнейшим из иудеев, некоторые из которых приняли его, он
продолжал в течение двух лет говорить об этом в снимаемом им доме всем, кто
приходил к нему, "проповедуя Царствие Божие и уча о Господе Иисусе Христе
со всяким дерзновением невозбранно" (Деяния Апостолов 28:30-31). Таким
образом, он свидетельствовал об Иисусе в Риме, как он делал это ранее в
Иерусалиме.
Однако кто-то может сказать, что если проповедуемая надежда апостолов
и надежда двенадцати колен были одной и той же надеждой, почему же он
подвергался гонениям со стороны иудеев? Ответ таков: потому что Павел и
остальные апостолы говорили о том, что Иисус, которого иудеи распяли, был
царем, помазанным Богом, чтобы он стал Судьей Израиля в Его Царстве,
урожденными гражданами которого они были. Они были узаконены как "царство
священников и святой народ" Синайским заветом, и на этом основании
признавали своим царем Ягве. Они были, поэтому, царством Божьим.
Впоследствии они потребовали себе такого царя, который мог бы "ходить перед
ними". Бог дал им Давида и обещал воздвигнуть из его потомков, спящих в
могиле, царя, который будет бессмертным и будет править ими вечно, согласно
положениям нового закона. Апостолы свидетельствовали, что Бог воскресил
Иисуса из мертвых именно для этой цели и послал его сначала к иудеям
сообщить им, что если они хотят править как князья над Израилем и народами
вместе с ним, царем, то им недостаточно быть потомками Авраама по рождению,
но что они должны признать Иисуса Царем Израильским и жить в соответствии
с верой Авраама. Более того, они свидетельствовали, что если они не примут Его
в качестве своего царя, зная, что царству и империи Божьим потребуются цари и
священники для управления делами, то вместо них будут призваны язычники,
чтобы принять честь и славу царства на основании совершенного равенства с
Израилем, ибо так завещал им сделать Господь.
Это безмерно обидело иудеев. Они презирали Иисуса из-за его бедности и
унизительной смерти. Страдающий и распятый царь был, по их мнению, позором
для нации и ставил их на один уровень с язычниками, к которым они относились,
как к "псам", полные негодования и бешенства против проповедников таких
пагубных ересей. Однако миссией апостолов было противостоять их ярости
"откровением Божьим" и подкрепить свои проповеди тем, что было написано в
законе Моисея и у пророков, и тем, что они видели и слышали, и что было
засвидетельствовано силой Божьей, проявленной в чудесах, ими совершенных.
Мы подошли здесь к великой истине, а именно: "одна надежда
благовествования", проповеданная апостолами в первую очередь иудеям, а
затем -- грекам, была "надеждой Израилевой"; ее предметом было Царствие
Божие и Силом (Примиритель) (7); все это составляло обетование, данное
отцам. Теперь нам остается взглянуть на это обетование так, чтобы хорошо
понять его, ибо его положения говорят о царстве, и игнорировать это -- значит
оставаться непонимающими, а потому -- неверующими в Евангелие Христа.
Апостол Павел, который будет нашим толкователем, говорит нам, что
обетование, которое является содержанием "одной надежды", было сделано
"отцам". Это выражение означает иногда предшественников поколения,
жившего во времена апостолов, которые являлись современниками пророков
(Евреям 1:1), в других же случаях -- отцов Авраама, Исаака и Иакова (Исход
4:5). Именно в последнем смысле апостол использовал это выражение в связи с
"обетованиями", ибо, говоря об Аврааме, Исааке и Иакове, он произносит: "Все
они умерли в вере, не получивши обетований", -- то есть, того, в чем состояли
обетования; добавляя к ним затем "облако свидетелей", живших позже и
пояснявших свою веру обетованиями, данными отцам, он заключает: "Все сии,
свидетельствованные в вере, не получили обещанного, потому что Бог
предусмотрел о нас нечто лучшее, дабы они не без нас достигли совершенства"
(Евреям 11:13,39,40; 12:1) посредством воскресения из мертвых для наследования
Царства. Они должны восстать из земли прежде, чем смогут получить
обещанное. Сейчас они еще не достигли совершенства, находясь во прахе.
Однако, когда они сформируются вновь Духом Божьим и станут славными,
нетленными и сильными людьми, "равными Элохиму", они "достигнут
совершенства" и будут достойны Царства Божьего. Однако они не должны
стать совершенными до тех пор, пока все верующие в обетования не будут
приведены к этому, ибо все верные всех предшествующих времен должны стать
совершенными вместе.
Невозможно изучать обетования без изучения того, что относится к отцам.
Тот, кто невежественен в биографиях Авраама, Исаака и Иакова, должен быть
невежественен и по отношению к Евангелию, ибо именно патриархам были
вверены обетования (Евреям 11:17), которые и составляют евангелие-надежду;
из них же особенно важным является Авраам, названный "имевшим
обетования" (Евреям 7:6) -- ??? ?????? ??? ??????????. Причина этого состоит
в том, что человек должен стать семенем Авраамовым посредством
усыновления через Иисуса Христа. Никто, кроме сына Авраамова, подобного
ему по вере и нраву, будь то иудей или язычник, не может разделить с Авраамом
его положение. Только духовная семья Авраама может соучаствовать в тех
обетованиях, которыми он владеет. Бог сделал его духовным отцом
человечества, а Господь Иисус -- старший брат в этой семье. Поэтому, если
человек становится братом Иисуса, он одновременно становится сыном
Авраама, ибо Иисус есть семя Авраамово и был в чреслах Исаака, когда
Авраам приносил в жертву своего единственного сына и получил его, образно
говоря, вновь из мертвых. Если читатель понимает смысл этого, то он полностью
осознает и значение апостольского высказывания о том, что верующие -- "все
сыны Божьи (будучи Авраамовыми) по вере во Христа Иисуса; все вы во
Христа крестившиеся, во Христа облеклись. ... Если же вы Христовы, ТО вы
семя Авраамово и по обетованию НАСЛЕДНИКИ" (Галатам 3:26-29).
После предложенного выше нет больше, я полагаю, необходимости
говорить о важности обсуждаемой нами темы. Поэтому я перейду теперь к более
обстоятельному пояснению благой вести о Царстве при помощи изложения
ОБЕТОВАНИЯ, ДАННОГО АВРААМУ.
Потомки Ноя начали следовать примеру тех, кто жил до Потопа. Они стали
стремиться сделать себе "имя", независимое от имени Господа (8). Этот путь
был их безумием; последующие же поколения подтвердили их стремление. Среди
них начало преобладать идолопоклонство, и они приступили к строительству
города и башни, высотою до небес, в честь своего бога. Однако Господь сошел
вниз и положил конец их замыслу, смешав их языки и рассеив их по всей земле.
Ной прожил 292 года после Потопа, когда у Фарры, потомка Сима,
родились три сына; Фарре в это время было семьдесят лет. Сим поклонялся
истинному Богу, которого Ной назвал "Господом Богом Симовым" (Бытие 9:26).
Фарра, однако, по-видимому, отошел от простоты истины, и, возможно, был
привлечен к сумасшедшему проекту создания себе "имени" сынами
человеческими в земле Сеннар. Однако когда возникло препятствие для этого
предприятия, он, по-видимому, ушел из Вавилона, города, который они строили, в
южном направлении. Как бы то ни было, мы обнаруживаем его в Халдее, в месте
по имени Ур (Бытие 11:28). В этом месте, к востоку от "великой реки Евфрат",
у Фарры родились Аврам, Нахор и Аран. Они жили там много лет, служа богам
Сеннарским. Об идолопоклонстве семьи Фарры мы узнаем из откровения Самого
Бога, Который сказал Израилю: "за рекою (Евфратом) жили отцы ваши издревле,
Фарра, отец Авраама и отец Нахора, и служили иным богам". Когда Иисус
Навин передает это народу, он увещевает их, говоря: "Отвергните богов,
которым служили отцы ваши за рекою и в Египте, а служите Господу. Если
же не угодно вам служить Господу, то изберите себе ныне, кому служить, богам
ли, которым служили отцы ваши, жившие за рекою, или богам Аморреев, в земле
которых живете; а я и дом мой будем служить Господу". Народ же отвечал
Иисусу: "Господу, Богу нашему, будем служить, и гласа Его будем слушать"
(Иисус Навин 24:2,14,15,24).
В то время как семья Фарры жила в Уре Халдейском, Господь явился им и
сказал Авраму: "Выйди из земли твоей и из родства твоего и из дома отца
твоего, и пойди в землю, которую покажу тебе" (Бытие 15:7; Деяния
Апостолов 7:2,3). Этот завет предписывал им уйти из Ура, чтобы идти в землю
Ханаанскую, на пути в которую они прибыли в Харран и остановились там
(Бытие 11:31). Таким образом, Фарра, Аврам, Сара и Лот послушались голоса
Господа и отделились от идолопоклонников Халдейской области Месопотамии.
Они оставались в Харране до тех пор, пока Господь вновь не явился Авраму. В
этот раз Господь пришел показать ему ту землю, в которую он должен был идти,
но сразу не назвал ее. Он явился только сказать ему идти на запад до тех пор,
пока Он не встретит его вновь, ибо написано, что он пошел в том направлении,
"не зная, куда идет" (9).
В этом разговоре в Харране Господь сказал Авраму: "Я произведу от
тебя ВЕЛИКИЙ НАРОД, и благословлю тебя, и возвеличу имя твое; и будешь ты в
благословении. Я благословлю благословляющих тебя, и злословящих тебя
прокляну; и благословятся в тебе все племена земные" (Бытие 12:2,3).
Ссылаясь на это обетование, апостол говорит, что Аврааму было дано
евангелие, или благая весть ("Писание... предвозвестило Аврааму" -- в русской
версии; 10) о благословении в нем народов, когда Авраам и его потомки
возвеличатся и прославятся по всей земле. Авраам верил в это евангелие,
заключающее в себе обещание, объявленное ему Господом Богом. Его вера не
была бессильной. Это была живая, движущая вера -- вера, благодаря которой он
приобрел признание. Под влиянием веры, содержащей в себе надежду, Авраам,
как засвидетельствовано, "повиновался призванию идти в страну, которую имел
получить в наследие, и пошел, не зная, куда идет. ... Ибо ожидал города,
имеющего основание, которого художник и строитель Бог" (Евреям 11:8,10). Он
повернулся спиной к Вавилону и вместе с Сарой, своим племянником Лотом и со
всем своим имуществом покинул отцовский дом, переправился через Евфрат и
Иордан и вошел в землю Ханаанскую, продолжая идти вперед до тех пор, пока
не прибыл в Сихем, в дубраве Море. Зашедшему, таким образом, вглубь страны
Авраму опять явился Господь, чтобы сообщить ему, что тот находится именно в
той земле, которую Он намеревался показать ему, и добавил такое
замечательное обетование: "ПОТОМСТВУ (СЕМЕНИ -- в единственном числе)
твоему отдам Я землю сию" (Бытие 12:7).
Давайте сделаем здесь паузу в изложении биографии Аврама и рассмотрим
это обетование. Между Евфратом и Средиземным морем лежала страна, в
которой оказался Аврам и весь его дом, с его стадами и пастухами, и которая
фактически принадлежала воинственным племенам, живущим в городах,
укрепленных стенами до небес. Господь, Которому принадлежит и небо, и земля,
сказал об этой стране Авраму, что Он отдаст ее его Семени, еще тогда, когда
тот не имел ребенка. Однако особенно интересно знать, кто имелся в виду под
Авраамовым Семенем в этом обетовании. Тот ли это "великий народ", о
котором шла речь в предыдущем обетовании? Или это какая-то особая личность,
которой Земля Ханаанская была обещана сейчас в качестве наследия? Я не
буду высказывать никакого мнения по этому вопросу, но пусть апостол
язычников ответит на него. В послании к галатским ученикам он говорит о
наследии так: "Аврааму были даны обетования и Семени его. Не сказано "и
потомкам", как-бы о многих, но как об одном: "и Семени твоему", которое
есть Христос" (Галатам 3:16). Апостол здесь говорит нам, что Земля
Ханаанская была обещана Христу, когда Бог сказал Авраму: "Потомству
(Семени) твоему отдам Я землю эту". Пусть читатель имеет это в виду как один
из первых принципов Евангелия Царства. Отступитесь от этого, -- и всему
пониманию истины пришел конец.
Создав в Сихеме жертвенник в память о Господнем обетовании о наследии
его Семени и остановившись там на время, он двинулся в горы между Вефилем и
Гаем, где поставил другой жертвенник и призвал Имя Господа. После этого
Аврам продолжил свое путешествие на юг.
Вынужденный из-за голода уйти из Земли Ханаанской в Египет, он прожил
там какое-то время и приобрел большое богатство. После того, как все улеглось,
он покинул Египет и вернулся в то место между Вефилем и Гаем, где он
призывал Имя Господа. Вскоре после этого Лот отделился от Аврама и ушел,
чтобы поселиться в городах долины, сейчас затопленной водами Мертвого
Моря. После этого разделения Господь опять призвал его и сказал: "Возведи очи
твои, и с места, на котором ты теперь, посмотри к северу, и к югу, и к востоку, и
к западу. Ибо всю землю, которую ты видишь, ТЕБЕ дам Я и Потомству
(Семени -- в единственном числе) твоему НАВЕКИ. И Я сделаю потомство (во
множественном числе) твое, как песок земной; если кто может сосчитать песок
земной, то и потомство твое сочтено будет. Встань, пойди по земле сей в
долготу и в широту ее: ибо Я тебе дам ее" (Бытие 13:14-17).
Это было подробным изложением обетований, данных в Харране и Сихеме.
В первом месте обетование о благословении, которое должно быть возложено на
него и на народы, и в котором его семя, или потомство, в смысле множества,
должно стать великим, -- было дано в общем смысле; во втором же месте был
обещан Христос, который произойдет от него, чтобы наследовать Землю
Ханаанскую; однако в этих обетованиях не было сказано ничего ни о том, что
должен иметь Аврам, ни о том, как долго должен будет владеть страною
Христос. Однако в обетовании, расширенном около Вефиля, недостающее было
восполнено. Авраму было сообщено, что он унаследует эту страну вместе с
Христом, и что они будут обладать ею "навеки". Получив такое уверение, он
двинул свой шатер из Вефиля, пошел и поселился около Хеврона, в дубраве
Мамре, и создал там жертвенник Господу.
После того как Аврам прожил около десяти лет в Земле Ханаанской, всю
страну к востоку от Иордана и к северу и югу от шатров Аврама охватила война.
Восстание вспыхнуло против Кедорлаомера, царя Еламского, который, как
явствует, был в то время главным монархом. Во время войны Содом подвергся
нападению и был захвачен, а Лот и все его имущество уведены вместе с
остальной добычей из города, ибо он там жил. Услышав об этом, Аврам
поспешно собрал триста восемнадцать рабов своих и начал преследование
грабителей, которых догнал и обратил в бегство около Ховы, к западу от
Дамаска. Он возвратил награбленное добро и повернул к югу, несомненно, крайне
обеспокоенный в душе по поводу опасностей времени.
В это кризисное время слово Господа пришло к Авраму в видении и
поддержало его таким заверением: "Не бойся, Аврам; Я твой щит; награда твоя
весьма велика" (11). В это время Авраму было восемьдесят пять лет, и у него
не было детей. Как же тогда могло осуществиться обетование, данное ему
Богом в Харране и повторенное в Сихеме и Вефиле, если он был бездетным?
Кроме того, Он был уже старым человеком и решил сделать Елиезера из
Дамаска своим наследником; как, в таком случае, он мог представить себе
великую, весьма великую награду? Побуждаемый этими соображениями, но
никоим образом не сомневаясь в Боге, Аврам сказал: "Владыка Господи! что Ты
даешь мне? я остаюсь бездетным; распорядитель в доме моем этот Елиезер из
Дамаска. Вот, Ты не дал мне потомства, и вот, домочадец мой наследник мой".
Однако, "было слово Господа к нему, и сказано: не будет он (Елиезер) твоим
наследником; но тот, кто произойдет из чресл твоих, будет твоим наследником".
Посланник Господа, принесший это слово Авраму, вывел его затем из шатра и
указал ему на небеса, сказав при этом: "Сосчитай звезды, если ты можешь
счесть их. И сказал ему: столько будет у тебя потомков". Это был великий
план, основанный на вере старого человека в возрасте старше восьмидесяти лет,
у которого была жена семидесяти пяти лет. Однако о нем было
засвидетельствовано, что "он, сверх надежды, поверил с надеждою, чрез что
сделался отцом многих народов, по сказанному: 'так многочисленно будет семя
твое'. И, не изнемогши в вере, он не помышлял, что тело его, почти столетнего,
уже омертвело, и утроба Саррина в омертвении; не поколебался в обетовании
Божием неверием, но пребыл тверд в вере, воздав славу Богу, и будучи вполне
уверен, что Он силен и исполнить обещанное" (Римлянам 4:18-21). Такова была
вера Аврама, его образ мыслей о том, что было сообщено ему в слове Господа,
и его отношение к этому. Бог был настолько доволен им, что "это вменилось
ему в праведность".
Аврам, сначала искавший Царство Божье, покинув отчий дом, ибо "ожидал
города..., которого художник и строитель Бог", стал теперь, благодаря вере,
человеком праведности Божьей, так что Господь был готов добавить ему все
остальное (Матфей 6:33). Он напомнил ему, с какой целью привел его в Землю
Ханаанскую, сказав: "Я Господь, который вывел тебя из Ура Халдейского,
чтобы дать тебе землю сию во владение". Аврам пробыл в этой стране
десять лет. Он хорошо ознакомился с землей и осознал, что это -- превосходное и
желанное наследие. Поэтому, когда ангел говорил о Господнем обетовании,
Авраам потребовал у него знамения, сказав: "Владыка Господи! по чему мне
узнать, что я буду владеть ею?"
В ответ на это ему было сказано взять "трилетнюю телицу, трилетнюю
козу, трилетнего овна, горлицу и молодого голубя". "Убив их, он рассек их
пополам, и положил одну часть против другой; только птиц не рассек". Это
жертвоприношение символизировало качества Христа, подтверждение о котором
должно было свидетельствовать о владении Авраамом и его Семенем землей
после того, как произойдет "устроение полноты времен" (12). С момента
жертвоприношения и до захода солнца Аврам занимался тем, что охранял трупы
жертв, отгоняя от них хищных птиц. Вероятно, жертвоприношение было
оставлено в таком виде в течение трех часов; во всяком случае, "уже настал
вечер" (Матфей 27:46; Марк 15:42), и солнце зашло, Аврам же впал в состояние
метафорической смерти, когда крепкий сон и ужас от мрака великого напал на
него.
Это является очень важной деталью рассказа. Аврам строил жертвенники
и призывал перед ними Имя Господа; однако не было таких сопутствующих
обстоятельств, как эти. Здесь он стоит, карауля выставленные жертвы,
принесенные им, до наступления вечера, а затем падает обессиленный в подобии
смерти и абсолютной темноты могилы. Пока Аврам пребывал в этом состоянии,
Господь открыл ему судьбы его потомков в следующие четыреста лет; суд над
народом, который будет угнетать их; их последующий исход из рабства с
большим имуществом; его собственную тихую смерть в глубокой старости и
возвращение его потомков опять в Землю Ханаанскую. Слова этого откровения
таковы: "Знай, что потомки твои будут пришельцами в земле не своей, и
поработят их, и будут угнетать их четыреста лет. Но Я произведу суд над
народом, у которого они будут в порабощении; после сего они выйдут с большим
имуществом. А ты отойдешь к отцам своим в мире, и будешь погребен в
старости доброй. В четвертом роде возвратятся они сюда, ибо мера
беззаконий Аморреев доселе еще не наполнилась".
Я полагаю, что читателю едва ли нужно сообщать, что все это, в
буквальном смысле, исполнилось. Иаков и его семья, состоящая из семидесяти
человек, переселилась в Египет через двести пять лет после того, как это
откровение было дано Авраму. Когда в Египте взошел на престол царь, не
знавший Иосифа, спасителя страны Божьей, израильтяне жестоко угнетались до
конца четвертого столетия от смерти Аврама. По прошествии этих
четырехсот лет и еще тридцати, когда Бог осудил египтян, они покинули эту
страну с большим количеством имущества и, в четвертом поколении, вошли
вновь в землю Ханаанскую, как и предсказал Бог. Беззаконие Аморреев
достигло своей полноты, и Израиль, под руководством Иисуса Навина, привел в
исполнение Божественное мщение по отношению к ним.
Однако Бог сказал Авраму в Вефиле, что Он даст ЕМУ землю
Ханаанскую НАВЕКИ; в ответ же на вопрос: "По чему мне узнать, что я буду
владеть ею?" -- ему здесь говорится, что он умрет и будет погребен в доброй
старости! Обетование, таким образом, основывается на правдивости Божьей.
Если мы попытаемся толковать его при помощи прошедшей истории, мы придем
к выводу, что обетование, данное Аврааму, не сбылось. Стефан так говорит о
кажущемся невыполнении обетования, данного Авраму, в своей речи перед
Синедрионом: "Бог... сказал ему: ... пойди в землю, которую покажу тебе. ...
Поселил его Бог в сию землю, в которой вы ныне живете; и не дал ему на ней
наследства ни на стопу ноги, а обещал дать во владение ему и потомству его
(?? ????????, в единственном числе, т.е., одной личности, называемой
потомством или семенем) по нем, когда еще был он бездетен" (Деяния
Апостолов 7:5).
Что сказать по этому поводу? Смеем ли мы сказать, что Бог обманул
Аврама или что Он имел в виду еще что-то, кроме того, что обещал? Писатель и
читатель вовсе не имели в виду оскорбить Бога намеками такого рода; давайте
лучше скажем вместе с апостолом по поводу этого заслуживающего особого
внимания эпизода, что "Бог неизменен в слове", как и в обетовании Авраму
вечного владения землей Ханаанской, несмотря на сказанное позже о том, что
тот должен умереть и быть захороненным, и что его потомки будут угнетаемы в
течение четырехсот лет, "Он обещал" ему воскресение к "вечной жизни"
прежде вековых времен (??? ?????? ???????) (Титу 1:2). Если Авраму было
суждено умереть, как могло осуществиться обетование Бога о земле, пока он не
воскрес из мертвых? Поскольку же он должен был владеть ею навечно, когда
будет воскрешен, он должен будет также сделаться нетленным и бессмертным,
чтобы иметь возможность владеть этой землей вечно. Это обетование вечной
жизни, поэтому, состоит в обетовании смертному человеку и его сыну владеть
земной страной навеки, и это обетование, данное двоим, становится
обетованием для всех, кто верит в него, и едино для всех.
Аврам понял это, и так поступают все, кто стал семенем Авраама через
Иисуса как Христа, о котором это обетование и говорило. Апостол говорит, что
он видел осуществление обетований вдалеке, но был убежден в них, принял их и
признавал, что он был странником и пришельцем в этой Земле. Говоря же об
этом, он прямо заявлял, что искал отечество. И правда, если бы он имел в виду
Халдею Месопотамскую, откуда он вышел, он мог бы вернуться, если бы
захотел. Но нет, он жаждал лучшей страны, чем та, что за Евфратом, которая
есть Земля Ханаанская под небесным устройством, по причине чего Бог не
стыдится называться Богом Авраама, Исаака и Иакова и Богом всех, чья вера
подобна их вере в слове и духе, ибо Он приготовил для них город (Евреям 11:8-
16).
Этот метод обучения доктрине о воскресении, а именно: посредством
обетования, или утверждения чего-то, что неизбежно влечет за собой это,
-- свойственен не исключительно рассматриваемому нами случаю. Существуют
и другие примеры; однако одного будет сейчас достаточно. Я сошлюсь на
дебаты между Иисусом и саддукеями. Последние, признававшие в качестве
авторитета только писания Моисея, отрицали воскресение мертвых. Для
доказательства этого при их убежденности необходимо было, поэтому, показать
это в его откровении. Именно это Иисус и предпринял. Он, во-первых,
сформулировал проблему, сказав: "Что мертвые воскреснут, и Моисей
показал". Затем он обратил их внимание на место, где Моисей учит
воскресению (Исход 3:6). Там написано: "Я Бог отца твоего, Бог Авраама, Бог
Исаака и Бог Иакова"; заявляя об этом, Моисей учил воскресению Авраама,
Исаака и Иакова. "Однако, -- скажет кто-нибудь, -- я не вижу, что здесь сказано
о воскресении". Так же повели себя и саддукеи. "Нет, -- продолжит
возражающий, -- о мертвых здесь вообще ничего не говорится, ибо Авраам,
Исаак и Иаков -- не мертвы, а живы на небесах, где находятся и Христос, и
Лазарь, и разбойник. Все они живы, а потому Бог -- их Бог". Это очень хороший
платонизм, но очень плохая логика и вопиющая бессмыслица. Когда Иисус
цитировал этот отрывок, он должен был им доказать, что "мертвые воскреснут".
Вопрос состоит в том, как откровение Моисея доказывает это. Здесь Авраам,
Исаак и Иаков мертвы; однако "Бог не есть Бог мертвых", к тому же Он назван
"их Богом", следовательно, чтобы Он был их Богом, они должны сделаться
живыми, ибо "Бог есть Бог живых"; отсюда, чтобы именовать Его "Богом
Авраама", подтекст учит воскресению, "ибо у Него все живы" в грядущем
времени (Лука 20:27-38). Однако почему мы называем Его Богом этих отцов
сейчас? В преддверии, ибо, сказал апостол, Он -- "Бог, ... животворящий мертвых
и называющий несуществующее (?? ?? ????), как существующее (?? ????)"
(Римлянам 4:17); это означает, что Божье обетование настолько определенно
должно свершиться, что Он говорит о том, что должно случиться, как о
том, что уже произошло. Он обещал воскресить Авраама, Исаака и Иакова,
которые, пока они мертвы, не существуют, а поскольку Он не может обмануть,
их возрождение к существованию неминуемо. Бог, следовательно, говорит о них
так, как будто они уже воскресли из мертвых, и "не стыдится их, называя Себя
их Богом". Бог не является Богом мертвых людей, которые не воскреснут вновь.
Он -- Бог только тех, которые станут Его сынами, будучи сынами воскресения, и
которые не смогут больше умереть, потому что они будут равны ангелам (Лука
20:36). Так учение о воскресении преподано Господом Богом в Моисее и
пророках: оно изложено совершенно ясно, но таким методом, который требует
проявления способности людей рассуждать.
Однако вернемся в Хеврон. Вечная жизнь была обещана Авраму и Христу
при их назначении наследниками земли Ханаанской навеки; Господь, потому,
предоставил Авраму знамение, посредством которого он смог несомненно узнать,
что он и его семя будут владеть ею. Когда солнце полностью зашло, что было
символом захода "солнца Праведности" за горизонт жизни, Аврам увидел, что
"дым как бы из печи и пламя огня прошли между рассеченными животными".
Это и было знамением, в котором невозможно ошибиться. Животные, которых он
убил, охранял и так долго защищал от хищных птиц, были поглощены огнем с
небес. Тем самым он узнал и уверился в том, что он и его семя, Христос,
унаследуют эту землю навеки. Однако это было еще не все. В тот же день
Господь превратил Свое обетование, данное в Сихеме и повторенное около
Вефиля, в завет, заключенный с Аврамом, как свидетельствует Моисей: "В этот
день заключил Господь завет с Аврамом, сказав: потомству твоему даю Я
землю сию, от реки Египетской до великой реки, реки Евфрата: (населенной
племенами) Кенеев, Кенезеев, Кедмонеев, Хеттеев, Ферезеев, Рефаимов,
Аморреев, Хананеев, Гергесеев и Иевусеев" (Бытие 15:18-21).
Комментируя это, апостол говорит: "Завета о Христе, прежде Богом
утвержденного, закон, явившийся (???????) спустя четыреста тридцать лет, не
отменяет так, чтобы обетование потеряло силу. Ибо, если по закону наследство
(земли Ханаанской и того, что к ней относится), то уже не по обетованию; но
Аврааму Бог даровал оное по обетованию" (Галатам 3:17,18). Для понимания
сказанного мы должны знать тот вопрос, который волновал галатское братство, а
именно: необходимо ли ученикам из язычников обрезаться и соблюдать закон
Моисея так же, как верить в Евангелие и креститься, или, в противном
случае, они не смогут получить свою долю в наследии, завещанном Аврааму
и Христу.
Апостол называет это иудействованием и проповедованием "иного
благовествования". Это было началом того ужасного отступничества, плоды
которого мы видим в церковной системе наших дней. Он энергично боролся
против такого искажения истины везде. Иудействующие доказывали, что право
сделаться небесной страной под властью Христа было получено Ханааном из
закона Моисея; апостол отвергал это и утверждал, что закон не мог дать такого
права. Оно могло быть получено "праведностью веры", "ибо не законом
даровано Аврааму, или семени его, обетование -- быть наследником мира, но
праведностью веры. Если утверждающиеся на законе суть наследники, то
тщетна вера, бездейственно обетование. ... Итак по вере, чтоб было по милости,
дабы обетование было непреложно для всех, не только по закону, но и по вере
потомков Авраама, который есть отец всем нам", -- как евреям, так и язычникам
-- "как написано: "Я поставил тебя отцом многих народов", -- перед Богом,
Которому он поверил" (Римлянам 4:13,14,16,17). Иудействующие заявляли о
праве на наследование, потому что они носили на себе печать завета,
поставленную на их плоти обрезанием; апостол, поскольку он верил в то же, во
что верил Авраам, был человеком праведности Божьей через веру в Иисуса
Христа, без всякого права наследования по закону Моисея.
Ввиду того, что он вообще отверг обсуждение закона, он предвидел
неодобрение, а именно: если это так, для чего же, тогда, служит закон? Он
отвечает на это: "Он был дан по причине преступлений, до времени пришествия
Семени, к которому относится обетование". Он был "детоводителем" ко
Христу; однако, когда "то, что относится к имени Иисуса Христа", проявится в
вере, или, как он выражается, "по пришествии веры", Израиль уже не будет "под
руководством детоводителя. Ибо все вы (иудеи и язычники) сыны Божии по вере
в Иисуса Христа" (Галатам 3:19-29).
Апостол особенно сильно подчеркивает, что завет обетования был дан и до
обрезания, и до закона Моисея, поэтому Аврам не мог получить свое право на
владение Ханааном и миром ни из того, ни из другого, ибо обетование было дано
до того, как "он получил печать праведности через веру", и он стал считаться
праведным до того, как обетование сделалось заветом, заключенным с Арамом;
это произошло за четырнадцать лет до учреждения обрезания и за 430 лет до
обнародования Закона Моисея. "Аврааму вера вменилась в праведность... до
обрезания", -- говорит апостол; поэтому он стал отцом всех народов и
Наследником Мира (13).
Обетование, прежде чем оно стало заключенным с Аврамом заветом,
определило ту страну, которую он должен был получить в наследство, но оно не
указало ее границ. Недостающее было возмещено во время заключения завета.
Она должна была простираться от Евфрата до Нила и быть заселенной
народами, перечисленными в "Завете". Для Аврама, следовательно, не могло
быть затруднений по поводу того, в каком направлении, или в каких пределах
должна была протягиваться его будущая страна, ибо он обошел всю ее вдоль и
поперек. Если сейчас проследить по карте то пространство, что было определено
заветом, будет видно, что самая широкая часть простирается "от моря до
моря", как сказано в Писании (Псалтирь 71:8; Захария 9:10), то есть, от
Средиземного Моря до Персидского Залива, или, от Евфрата в месте его
впадения в северную часть залива; и от рукава Син реки Нил до входа в Емаф.
Однако границы этой территории были более подробно намечены позже, во
время Вавилонского плена. Двенадцать колен оказались тогда изгнанными из
этой земли, а она еще раз стала полностью принадлежать язычникам, как и
сейчас. Они были обессилены и попраны пятою притеснителя, и у них не было
никакой надежды возвратить себе страну собственными силами. В этот
кризисный момент Господь открыл им протяженность их страны, которой через
какое-то время они вновь овладеют. "Вот распределение, -- сказал он, -- по
которому вы должны разделить землю в наследие двенадцати коленам
Израилевым. ... И вот предел земли: на северном конце, начиная от великого
моря (Средиземного), через Хетлон, по дороге в Цедад, Емаф, Берот, Сивраим,
находящийся между Дамасскую и Емафскою областями Гацар-Тихон, который
на границе Аврана. И будет граница от моря до Гацар-Енон, граница с Дамаском,
и далее на севере область Емаф; и вот северный край. Черту восточного края
ведите между Авраном и Дамаском, между Галаадом и землею Израильскою, по
Иордану, от северного края до восточного моря; это восточный край
(протягивающийся вдоль Евфрата). А южный край с полуденной стороны от
Тамары до вод пререкания при Кадисе, и по течению потока до великого моря;
это полуденный край на юге. Западный же предел -- великое море, от южной
границы до места против Емафа; это западный край. И разделите себе землю
сию на уделы по коленам Израилевым" (Иезекииль 47:13-21; 48:28).
Давайте, однако, никогда не забывать при изучении того, что касается
Царства Божьего, что израильтяне никогда не владели страной в границах,
очерченных в этом обзоре, с тех пор, как это было открыто им через пророка.
Двенадцать колен даже не занимали этой земли вместе; те же из них, которые
жили здесь после возвращения из Вавилона, чтобы быть поверженными
римлянами, владели очень небольшой ее частью, в то время как языческие
царства распоряжались всей остальной территорией. Значит, либо Бог --
обманщик, как доказывают некоторые люди, говоря, что Он отказался от
восстановления двенадцати колен, либо время, на которое Он ссылался в
обетовании о земле в этих пределах, еще не пришло. Это единственное
заключение, к которому может прийти верующий в Евангелие Царства. Все
теории, противоположные этой, являются просто чистым безбожием. Если
Израиль не будет восстановлен, то обетование, данное Аврааму, не исполнится.
Однако семена Авраамовы находятся вне такого рода опасений. Они верят в
Бога, поклявшегося Собой, что Он может, хочет и решил выполнить обещанное
Им.
Вот какая это замечательная область, лежащая между Ассирией, Персией,
Аравией, Красным Морем, Египтом и Средиземноморьем, способная, будучи
населенной трудолюбивым и просвещенным народом с хорошим и сильным
управлением, овладеть торговлей и верховной властью Азии и богатством
Европы и Америки. Такова эта земля, занимающая, согласно отчету Британского
Правительства, площадь в 300 000 квадратных миль, о которой Бог сказал
Авраму: "Тебе дам Я и потомству твоему навеки".
Однако, как говорит апостол, завет, заключенный за 430 лет до
обнародования Закона, в особенности касался Христа. Это был Завет Отца,
Посредником Которого был Христос. Это был тот случай, когда его смерть
была необходима, ибо пока он был жив, завет не имел силы. Ни Авраам, Исаак,
Иаков, ни он сам не могли унаследовать землю навеки, пока завет не был
скреплен печатью его смерти. Следовательно, он был "Кровью Нового Завета,
за многих изливаемой", чтобы призванные могли получить искупление грехов и
обетованное вечное наследие (Матфей 26:28; Евреям 9:15-17). Завет обетования,
потому, был символически заключен за 430 лет до Закона, а окончательно
утвержден смертью Посредника; после того, как это свершилось, в завете
ничего нельзя было отменить или прибавить (Галатам 3:15). Однако, когда мы
смотрим на Иисуса в свете этого Божественного Завета, мы осознаем очень
важные недостатки в действии последнего, если в качестве мерила его
выполнения должна быть взята история прошлого. В историческом взгляде на
завет мы вынуждены были прийти к выводу, что он вообще не должен был быть
доведен до конца и что лица, которым были обещаны его блага, не получили
ничего из Отцовского имущества. Взгляните на Авраама. Он не получил ничего.
То же самое верно для тех, кто верил в то, что составляло надежду начиная с
его дней и по наше время. Даже Господь Иисус, который был совершенным, не
получил ничего из того, что было определено ему заветом. "Потомству (Семени)
твоему, -- сказал Бог, -- отдам Я землю сию навеки". Сейчас взгляните на
случившееся. Иисус "пришел к своим, и свои его не приняли" (Иоанн 1:11). Как
это понять? Что означает слово "свои", дважды повторенное в этом тексте?
Свершившиеся события дают нам ответ. Иисус пришел в свое (царство), но свой
народ, евреи, которые есть "сыны Царства", не приняли его, а отказались от него
и распяли. "А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть
чадами Божиими".
Чем же было подтверждено, что земля Ханаанская является его царством,
а не Иоанна Крестителя или любого другого еврея? Это было обещано ему в
Завете, и он был единственным живым наследником престола Давида. Мы
видим, однако, что, как и его отец Авраам, он никогда не владел даже пядью
земли и был настолько беден, что в то время как "лисицы имеют норы, и птицы
небесные -- гнезда; Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову" (14).
Под Богом, он был обязан некоторым из тех, кто принял его, за свой хлеб
насущный. Значение, придаваемое этому обстоятельству, выражено в просьбе
молитвы, которой учил он своих учеников, говоря: "Отче наш, сущий на небесах!
Хлеб наш насущный дай нам на сей день" (15). Их было тринадцать, он сам и
двенадцать апостолов, которые должны были снабжать себя всем ежедневно; и
хотя он мог умножить несколько хлебов и рыб, чтобы накормить тысячи, его
собственные нужды поддерживались пожертвованиями.
Когда Иисус был распят и похоронен, его враги вообразили, что его
претензии на царство и престол Давида умерли вместе с ним. Обычные люди
могли взять его и сделать его царем, если бы он позволил им это; однако
правители, уже владеющие Виноградником, ненавидели его, ибо знали, что если
бы он получил царство, они были бы изгнаны. Поэтому они радовались его
смерти. Однако их ликование вскоре обернулось испугом, ибо Бог воскресил его
из мертвых. С какой же целью? Как сказано апостолом, Бог воскресил Христа,
чтобы посадить на Давидовом престоле (Деяния Апостолов 2:30; Лука 1:31-
33), ибо, по словам Давида, "праведники наследуют землю, и будут жить на ней
вовек"; и вновь: "Уповай на Господа, и держись пути Его: и Он вознесет тебя,
чтобы ты наследовал землю" (Псалтирь 36:29,34).
Однако даже после воскресения, когда он сделался и Господом, и Христом,
и даже "наследником всего", еще не все ему было покорено (16). Он не получил
ни земли, ни скипетра, но вознесся на небеса, не обладая ничем из того, что было
обещано в завете. Он оставил эту землю, царство, Авраама и всех пророков. По
прошествии лет эта земля превратилась в пустыню, ее города опустели, а
еврейское государство исчезло. Оно стало полем битвы крестоносцев, сарацинов
и турок, и до сих пор подчинено худшим из варваров. Сорок веков прошло с того
времени, как Бог подтвердил Свое обетование об этой земле Христу, который
дожидается его исполнения в течение девятнадцати сотен лет по Его правую
руку. Неужели Иисус никогда не будет владеть этой землей от моря до моря и от
рек до ее краев? Должны ли турки и арабы и пестрые компании папистов, греков
и феллахов веками оставлять здесь свой позор? Или здесь должно быть
установлено языческое владычество, чтобы господствовать над Азией?
Где здесь найти верующего в Евангелие Царства, который бы подтвердил
свою веру? Миллионы "исповедующих христианство" представляют собой что-
то в этом роде, но они являются неверующими и оскорбителями Божьими, так
как не верят в "заветы обетования". Утверждать о любой другой судьбе для
Палестины и Сирии, чем та, что обозначена в обетованиях, означает, в сущности,
говорить Богу, что Он солгал. Однако поскольку Он -- "неизменный в слове", что
необходимо в этом случае, чтобы сбылось обетование, данное Аврааму и
Христу? Ответ таков (и пусть читатель хорошо запомнит его): для
удовлетворения требований завета совершенно необходимо, чтобы Иисус
вернулся в Ханаан и воскресил из мертвых Авраама. Здравый ум и Писание
согласуются в этом.
Следовательно, второе пришествие так же необходимо, как и первое.
Явление в грешной плоти было нужно для передачи завета посредством смерти
"Посредника"; второе же явление в духовной природе, в силе и великой славе, --
для действительного осуществления всех его положений. Ибо провозглашено,
что это не может быть сделано никем, за исключением Единственного
Всемогущего. Авраам, Исаак и Иаков и все те, кто к ним принадлежит,
облагодетельствованы. Обещанное им -- это вечная жизнь, земля Ханаанская и
"город", или страна, "художник и строитель которого Бог". Следовательно,
Посредник должен быть способен воссоздать их из праха и дать им жизнь
навеки. Он должен быть могущественным в борьбе, ибо должен будет изгнать
мусульман, католиков и других варваров с этой земли и восстановить царство
Давида, "как в дни древние" (17).
Выполнение этих и, вслед за этим, -- многих других вещей, делает
необходимым грядущее явление Христа, предшествующее Тысячелетию. По
этому вопросу нет места мнениям, ибо мнения порождают сомнения. Это
абсолютный факт, и вера в него является настолько же существенной для
участия в Царстве Божьем, как и вера в смерть и воскресение Христа. Отрицать
пришествие Иисуса в Палестину в силе и славе перед Тысячелетием означает
для человека свидетельствовать людям и ангелам о своем полном невежестве по
отношению к славному благовестию блаженного Бога (18). Говорить о его
явлении в конце Тысячелетия, чтобы разрушить мир, нелепо. Восстановление и
обновление, а не уничтожение земли, -- вот указ Всемогущего, что я уже и
показал достаточно подробно. "Явись, Господь Иисус, явись скорее", -- вот
какими чувствами дышит истинный верующий, который, внимая, радуется голосу
Жениха, говорящего: "Се, гряду, как тать и скоро, и возмездие Мое со Мною,
чтобы воздать каждому по делам его. Блажен бодрствующий и хранящий
одежду свою, чтобы не ходить ему нагим и чтобы не увидели срамоты его"
(Откровение 22:12; 16:15). Отсутствие Христа, затянувшееся еще на десять
веков, разбило бы сердца святых Божьих, которые давно взывают громким
голосом: "Доколе, Владыка, святый и истинный, не судишь и не мстишь живущим
на земле за кровь нашу?" Нет, нет, придет, наконец, день, когда он соберет
виноград на земле, даст возмездие своим святым и погубит губивших мир
(Откровение 6:10; 11:18; 14:19,20). Тогда "царство мира соделается Царством
Господа (Ягве) нашего и Христа Его, и будет царствовать во веки веков" (19);
завет же, заключенный с Авраамом, о Христе будет выполнен до последней
йоты и черты.
АВРААМ -- НАСЛЕДНИК МИРА
Авраам и Христос неразделимо связаны в качастве сонаследников завета
обетования. Следовательно, они являются сонаследниками страны, о которой
идет речь в завете. Однако вследствие этого возникает вопрос, представляющий
значительный интерес, а именно: "Когда они будут совместно владеть землей
Ханаанской, каковы, в целом, будут их отношения с миром?" Ответом является
следующее: в то время, когда их имя возвеличится на земле, потомки Авраама
станут великим народом, а он и Христос благословятся посредством всех семей
земли, пребывающих в них. Это было установлено в общих чертах, когда
евангелие было проповедано Аврааму у Харрана. При рассмотрении этих
вопросов нужно обратить особое внимание на выражения "в тебе", "в нем" и "в
твоем семени". Эти короткие слова наполнены смыслом.
Читатель знает, что значит быть в доме, и он отдает себе отчет в том, что
он должен войти в него, прежде чем оказаться в нем. Это -- в буквальном
смысле. Теперь, предположим, что мы называем дом человеком, и на вопрос:
"Где он?" -- мы говорим, что он -- в человеке, выражаясь метафорически, но --
по-библейски и понятно. Прежде чем, однако, об отдельной личности или народе,
или о множестве народов можно было бы сказать, что они -- в человеке Аврааме
и в человеке Иисусе Христе, абсолютно ясно, что они должны войти в Авраама
и в Христа. Хотя многие нации могли, в буквальном смысле, выйти из одного
человека, множество народов не могут, так же буквально, собраться в одном
человеке. Когда, поэтому, о народах и отдельных людях сказано, что они будут в
Аврааме и в Иисусе, значит, это говорится в переносном смысле. Следовательно,
выражения "в тебе", "в нем" и "в Христе" являются фигуральными, или
условиями договора. Смысл этих вещей неизменен. Они выражают не
настроение, а отношение, которое основано на вере и послушании. Это точные и
фактически существующие вещи, ибо библейской веры нет без доверия к
посланию, или написанному или сказанному слову, как нет и послушания без
подчинения предписанным нормам поведения. "Войти", или "быть введенным", в
какого-то человека означает поддерживать с ним отношения веры,
привязанности и преданности, как это предписано.
Ни одна личность или народ не может ввести себя в человека; другими
словами, их введение должно осуществиться согласно предписанию, а не по их
собственному определению. Бог, или тот, кому Он, как Своему "Апостолу", или
Посланнику, передал всю власть, является единственной личностью, которая
может предписывать формулу официального введения в должность.
Человечество больно и не может излечиться самостоятельно. "Благословение
Авраама" дано для восстановления здоровья и счастья. Они, поэтому, являются
получающими благосклонность, а не предписывающими, или законодателями, в
этом случае. Природа формулы введения в должность определяется сортом
объекта, подлежащего введению. Если объект, который должен быть введен в
Авраама и Христа, представляет собой отдельного человека, формула является
духовной, то есть, он ставится в нравственные и семейные отношения с ними;
однако, если объект -- это народ или множество народов, то формула приобретает
гражданский и церковный, или политический характер. Личность в Аврааме и
Христе (а человек не может быть в одном, не будучи в другом) является
объектом усыновления по духовной формуле, которое будет совершено в
"искуплении тела его" во время воскрешения (20); в то же время народы в
Аврааме и Христе усыновляются по политической формуле, что осуществляется
в виде благословений их хорошим правительством, миром, справедливыми
законами, правильно применяемыми при управлении, просвещенностью всех групп
населения в знании Бога, всеобщим процветанием и так далее.
Формула духовного усыновления представлена в Евангелии. Она требует
от человека верить в "обетование, данное от Бога нашим отцам" (21) и
касающееся земли Ханаанской, Христа, благословения народов в Аврааме и его
Семени, вечной жизни посредством воскресения и т. д., и креститься в Отца,
Сына и Святого Духа. Когда человек сделал это, он оказывается в Аврааме и
Христе и становится сонаследником тех обетований, в которые верит. Так что
"семя", хотя речь и идет об одной личности -- Христе, включает в себя всех
верующих в обетования, которые, посредством усыновления, находятся "в нем".
Следовательно, все, что было обещано Аврааму и Христу, обещано также и их
союзникам, вместе составляющим целое, -- сыновьям Авраама и братьям Христа
по усыновлению в семью Божью.
Однако формула национального, или политического, усыновления еще не
объявлена миру. Ни один народ, кроме Израиля, политически никогда еще не был
в Боге. Потомки Авраама по крови по линии Исаака и Иакова стали народом
Божьим в национальном смысле посредством усыновления, предусмотренным в
законе Моисея. Однако ни одна другая нация ни до, ни после не находилась в
подобной связи с Ним. Ни Египет в прошлом, ни Британия и Америка в
настоящее время не могли бы сказать: "Мы -- народ Господа". Бог никогда не
называл эти нации "Своим народом", ибо они никогда не были политически
усыновлены Им, как это было с Израилем. Государственные религии основаны
на предположении о том, что их народ является Божьим народом, и,
следовательно, они -- такие же желанные Его почитатели, какими были евреи под
Законом, и так же законно находятся "в Боге Отце и Господе Иисусе Христе".
Поэтому народы Европы называются "христианскими народами".
Однако большего заблуждения не появлялось никогда. Христианских
народов нет, и даже не может быть, пока не станет известна формула
политического усыновления. Нации сейчас -- в Сатане, их отце, и его
наместнике, Господине Папе Римском. Поэтому им может быть сказано то же,
что Иисус сказал правителям и духовенству Израиля: "Ваш отец дьявол, и вы
хотите исполнять похоти отца вашего" (22). Дьявол является их отцом по
рождению и конституции. Европейские нации стали народом Сатаны по
конституции тогда, когда они поставили Папу в качестве своего
первосвященника и посредника, согласно Юстинианскому своду законов. Приняв
его, они превратились в семя Сатаны и братьев Папы, и, будучи, таким образом,
в Сатане и в Папе, они стали их сонаследниками "наказания, вечной погибели, от
лица Господа и от славы могущества Его" (2-е Фессалоникийцам 1:9), которое
висит над ними, подобно подвешенному на волоске мечу Дионисия, готовому
упасть в любой момент, нанеся, в полном смысле слова, смертельный удар.
Однако наступает время, когда все антихристианские, мусульманские и
языческие нации мира станут народом Божьим, а потому, и христианским. Это
явствует из откровения Писания, которое говорит: "В тот день из Египта в
Ассирию будет большая дорога, и будет приходить Ассур в Египет, и Египтяне в
Ассирию; и Египтяне вместе с Ассириянами БУДУТ СЛУЖИТЬ ГОСПОДУ. В тот
день Израиль будет третьим с Египтом и Ассириею; благословение будет
посреди земли, которую благословит Господь Саваоф, говоря: благословен
НАРОД МОЙ -- Египтяне, и дело рук Моих -- Ассирияне, и наследие Мое --
Израиль" (Исаия 19:23-25). И вновь написано о Христе: "Он сойдет, как дождь на
скошенный луг, как капли, орошающие землю. Во дни его процветет праведник, и
будет обилие мира, доколе не престанет луна. Он будет обладать от моря до
моря и от реки до концов земли. Падут перед ним жители пустынь (арабы), и
враги его будут лизать прах. Цари Фарсиса и островов поднесут ему дань; цари
Аравии и Савы принесут дары. И поклонятся ему все цари; ВСЕ НАРОДЫ БУДУТ
СЛУЖИТЬ ЕМУ. ... Будет имя его вовек; доколе пребывает солнце, будет
передаваться имя его. И благословятся В НЕМ племена; все народы ублажат
его" (Псалтирь 71:6-11,17).
Согласно этому откровению, подтверждено, что нации, или семьи, земли
станут народом Божьим, как и Израиль, который будет иметь преимущество
среди них, будучи наследием Господа; таким образом, Израиль и народы
образуют царство и империю, которые затем создадут "Мир" и благословятся в
нем и в Аврааме; подданные же этого царства будут отвечать на блага,
дарованные им, службой своим богоподобным властителям с искренней
преданностью и благословением его имени вовеки.
Однако, когда мы размышляем о народах сейчас, в Сатане, и об Израиле,
рассеянном по всем четырем ветрам, и сравниваем их нынешнее положение с
тем, которое будет тогда, когда все они будут служить Христу и благословятся
в нем и в Аврааме, мы осознаем, что будущее чревато огромными изменениями,
и, к тому же, такими, которые не смогут осуществиться посредством умеренных
и связанных с убеждением мер. Время убеждения прошло. Народы пропускают
мимо ушей все, что не согласуется с их похотями. Следовательно, к ожиданию
Божественного закона они могут прийти лишь по принуждению. Именно поэтому
засвидетельствовано о Христе, что он "смирит притеснителя" (23) и "совершит в
гневе и негодовании мщение над народами, которые будут непослушны". "И
увидят это народы и устыдятся при всем могуществе своем; положат руку на
уста, уши их сделаются глухими; будут лизать прах как змея, как черви земные
выползут они из укреплений своих; устрашатся Господа Бога нашего
(Израильского), и убоятся Тебя" (Михей 5:15; 7:16,17).
Это откровение показывает, что народы, даже самые сильные из них,
будут принуждены к полному повиновению. Их отвага и средства сопротивления
исчезнут, ибо они будут покорены мечом Господа и Израиля. В этот кризисный
момент, однако, их избавителем станет Тот, Кто победил их (Откровение 17:14;
19:11-21). "Ко мне обратитесь, -- говорит он, -- и будете спасены, все концы
земли; ибо Я Бог, и нет иного. Мною клянусь (и клялся Аврааму): из уст Моих
исходит правда, слово неизменное, что предо Мною преклонится всякое колено,
Мною будет клясться всякий язык. Только у Господа, будут говорить о Мне,
правда и сила; к Нему придут и устыдятся все" (Исаия 45:22-24). Если мы
обратимся к этой клятве о покорении и будущем благословении, мы увидим, что
подразумевается под тем, что всякое колено преклонится перед Господом.
"Мною клянусь, говорит Господь, что, так как ты, Авраам, сделал сие дело, и не
пожалел сына твоего, единственного твоего, то Я благословляя благословлю
тебя, и умножая умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу
моря; и овладеет семя твое (Христос) городами врагов своих; и
благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушался гласа
Моего" (Бытие 22:16-18).
Народы подготовлены принудительно, формула политического усыновления
им объявлена. Это содержится в законе, выходящем от Сиона (24). Не все
детали этого закона точно определены. В целом, он устанавливает власть
Господа, которая становится затем великой горою, наполняющей всю землю
(Даниил 2:35), во главе всех других властей, и учреждает вновь возведенный
Храм в Иерусалиме, "дом молитвы для всех народов" (Исаия 56:7). Закон дарует
царство дочерям Иерусалимским, которые есть Сион, где Господь будет
царствовать над ними отныне и до века (Михей 4:7-8; Исаия 24:23). Народы
принимают закон, который спасает их от истребления. Это проявляется в том,
что следует за его обнародованием. Они все потекут в Иерусалим, центр мира и
источник всех благ, ибо, как говорит Господь, "все источники мои в тебе" (25).
Они пойдут туда, чтобы получить наставления о путях Господа, и вернутся,
чтобы ходить Его стезями, жить в мире друг с другом, отказаться от военной
науки и посвятить себя сельскому труду, торговле и искусствам (Исаия 2:2-4;
60:5,10). Это будущее тысячелетнее государство. Авраам и Иисус, потому, --
величайшие личности на земле; первый является духовным отцом Иисуса и
святых и политическим отцом множества народов, над которыми Иисус и его
братья будут править до "конца" (1-е Коринфянам 15:24).
Таков "мир", наследниками которого являются Авраам и его Семя. Говоря
о последнем в этой связи, апостол произносит: "Бог... поставил его наследником
всего, через Которого и веки сотворил" (Евреям 1:2), -- Век Юбилеев и
Юбилейный Век. О сонаследии же Авраама и Иисуса он говорит: "Никто не
хвались человеками, ибо все ваше: ... мир, или жизнь, или смерть, или
настоящее, или будущее, -- все ваше; вы же -- Христовы, а Христос -- Божий"
(1-е Коринфянам 2:21-23). И вновь: "Разве не знаете, что святые будут судить
мир?" (1-е Коринфянам 6:2). Использованный здесь глагол "судить" переводится
так же, как и глагол в первом стихе той же главы: "судиться". Апостол,
следовательно, спрашивает, знают ли они о том, что им предстоит заседать в
суде и отправлять правосудие над миром, согласно Божественному закону;
поскольку же это их удел, он категорически запрещает верующим в заветы
обетования подчиняться суду нечестивых. Лучше, говорит он, быть обманутым,
чем подвергнуться такому унижению. Пусть наследники мира сами разрешают
сейчас свои дела, ибо это странно, когда человек, которому суждено судить мир
и ангелов, не может уладить свои житейские дела.
Таким образом, существуют три стороны, составляющие, однако, одну
семью, которые являются наследниками мира в том его политическом состоянии,
каким оно будет в Будущем Веке, а именно: Авраам, Христос и верующие в
данные им обетования, называемые святыми, которые находятся в Аврааме, их
отце, и в его Семени, их старшем брате. Они являются наследниками Царства и
Империи, которые приурочены к земле Ханаанской, -- "детьми обетования,
которые признаются за семя" (26), а не "детьми мирскими", или подчиненными.
Последние есть люди плотские, евреи и язычники, чья жизнь и судьба будет в
распоряжении Царской Семьи Божьей. Члены этого социального круга сейчас не
известны миру, направившему свою любовь на тех, кто вводит их в заблуждение,
поучая надеяться на призрачные поля блаженных на небесах! Однако такие
лидеры не имеют в себе света, ибо говорят, не согласуясь с законом и
откровением. Их мудрость обернется глупостью посредством Слова Божьего,
которое свидетельствует, вопреки их традициям, что "надеющийся на Бога
наследует землю и будет владеть святою горою Его" (Исаия 57:13), в то время
как Израиль по плоти "весь будет праведный, на веки наследует землю, --
отрасль насаждения Господа, дело рук Его, к прославлению Его. От малого
произойдет тысяча, и от самого слабого -- сильный народ. Я, Господь, ускорю
совершить это в свое время" (Исаия 60:14,18,21,22).
ЗНАМЕНИЕ ЗАВЕТА
Это случилось через четырнадцать лет после заключения завета, когда
Авраму было девяносто девять лет. Тогда Господь явился ему, чтобы повторить
Свое обетование и определить знамение завета. По этому случаю, Бог говорил с
ним и изменил его имя Аврам на Авраама в вечную память о том, что Он сделал
его наследником мира, утвердив его отцом великого множества. "Вот, -- сказал
Бог, -- завет Мой с тобою: ты будешь отцом множества народов. И не будешь
ты больше называться Аврамом; но будет тебе имя: Авраам; ибо Я сделаю тебя
отцом множества народов". Кроме этого учрежденного отцовства, Господь
заверил его в том, что несмотря на возраст, из его собственных чресл родится
множество потомков. "Я весьма распложу тебя, -- сказал Он, -- и произведу от
тебя народы, и цари произойдут от тебя". Затем Господь объявил, что завет,
который Он утвердил, будет заключен между Ним и Авраамом и его потомками
по крови в роды их в завет вечный, и что Он будет Богом ему и им. Он также
вновь произнес Свое не раз повторенное обетование, говоря: "Я дам тебе и
потомкам твоим после тебя землю, по которой ты странствуешь, всю землю
Ханаанскую, во владение вечное; и буду им Богом" (Бытие 17:1-8).
В отрывке, который был использован, Бог говорит: "Я поставлю завет Мой
между Мною и тобою", -- и затем: "Вот завет Мой с тобою". Слова "Я
поставлю" имеют отношение к завету, который будет заключен через
четырнадцать лет после предыдущего. Тот, который предстояло поставить, был
знамением, или знаком, того, который был уже заключен, и "печатью
праведности через веру, которую он (Авраам) имел, когда она вменилась ему в
праведность" (Римлянам 4:11). "Сей есть завет Мой, -- сказал Бог, -- который вы
должны соблюдать между Мною и между вами и между потомками твоими после
тебя: да будет у вас обрезан весь мужеский пол... сие будет знамением завета
между Мною и вами". Назначением этого знака на их плоти было учреждение
завета с семенем Авраамовым во времена Исаака и Иакова в их роды.
Следовательно, когда израильтяне видят это знамение на своей плоти, это
напоминает им, что они -- "сыны завета, который завещевал Бог отцам вашим,
говоря Аврааму: "и в Семени твоем благословятся все племена земные" (Деяния
Апостолов 3:25); что земля Ханаанская, вся она, обещана им в вечное владение;
что, однако, достичь вечного владения ею можно лишь верой в обещанное в
завете, вменяющейся им в праведность по Божьему установлению. Они знают,
или, точнее, должны знать, что знак обрезания и закон Моисея не могут дать им
права на вечное владение Ханааном, ни индивидуальное, ни общенародное.
Право на землю и все, что к ней относится, даруется обрезанием сердца, для
которого обрезание плоти есть только знак обрезания сердца Авраамова.
Прежде чем Израиль сможет унаследовать землю навеки и, таким образом, не
будет больше изгоняться "Рогами Народов" (26), израильтяне должны "обрезать
крайнюю плоть сердца своего, и не быть впредь жестоковыйными", и "любить
Господа, Бога своего, от всего сердца своего и от всей души своей, дабы жить
им" (Второзаконие 10:16;30:6). Это, как может показаться кому-то, может
надолго отсрочить их возрождение. Это, действительно, так, если обрезание их
сердец будет осуществляться через посредство Общества Обращения евреев.
Стараниями этой организации, исполненной благими намерениями, этого никогда
не достигнуть, ибо это Общество и его члены сами несовершенны в этом
смысле.
Однако "Бог силен опять привить их" (Римлянам 11:27) и свидетельствует
посредством Своих пророков, говоря: "И дам вам сердце новое и дух новый дам
вам, о, Израиль; и возьму из плоти вашей сердце каменное, и дам вам сердце
плотяное. Вложу внутрь вас дух Мой и сделаю то, что вы будете ходить в
заповедях Моих и уставы Мои будете соблюдать и выполнять. И будете жить
на земле, которую Я дал отцам вашим, и будете Моим народом, и Я буду Вашим
Богом. И освобожу Вас от всех нечистот ваших, и призову хлеб и умножу его, и
не дам вам терпеть голода. И умножу плоды на деревах и произведения полей,
чтобы вперед не терпеть вам поношения от народов из-за голода" (Иезекииль
36:26-30; 39:25-29). В то время как Моисей увещевал их обрезать крайнюю
плоть сердец их, в этом откровении Господь говорит, что Он Сам изменит их
сердца, но не "юродством проповеди" (27), ибо этого не удалось сделать даже
устами апостолов, подкрепленных энергией Духа, но посредством того, что есть
в запасе, что удивит Израиль и мир и о чем Он подробно говорил в Святом
Писании. Я предвосхищу эту часть предмета и пока скажу, что Господь оставил
записанную иллюстрацию того образа действий, при помощи которого Он
изменит сердце народа и поселит его на земле, где течет молоко и мед, в
описании истории исхода Израиля из Египта и его обоснования на земле
Ханаанской. Это является изображением, в уменьшенном масштабе, того, как Он
намерен привить их вновь, что Он провозгласил через пророков.
Со временем обрезание стало представлять собой просто обычай или
обряд. Божье установление, назначенное в качестве напоминания об Его
обетовании, касающемся вечного владения Ханааном и миром, и о праведности
посредством веры в обетование, единственно способное дать право на это,
должно было выражать веру тех, кто практикует его; это установление
выродилось, однако, в простую формальность, которая одинаково соблюдалась,
подобно окроплению младенцев, и "набожными", и самыми безбожными
личностями. Однако очевидно, что обрезание, будучи установленным после
того, как был заключен завет обетования, и после того, как Авраам приобрел
право на него благодаря праведности веры, не могло дать обрезанному человеку
права владения тем, что обещано навеки; но, конечно, никто не может судить
практикующих его, как это делают сейчас турки и дикие арабы, потому что их
отцы делали это до них, в незапамятные времена.
Какой долг, в таком случае, накладывал этот знак завета и печать
Авраамова оправдания верой без обрезания, на обрезанных? Пусть апостол
ответит на этот вопрос. "Свидетельствую, -- говорит он, -- всякому человеку
обрезывающемуся, что он должен исполнить весь закон" (Галатам 5:3). Это
огромный долг для человека быть включенным до конца в категорию тех, кто
стремится быть оправданным, чтобы он мог получить вечное наследие на земле
Ханаанской, которое подразумевает приобретение вечной жизни и славу. Закон
был ослаблен плотью; он дал только познание греха (28). Это были невыносимые
узы рабства и закон, который ни один человек, рожденный по воле плоти, не был
способен соблюдать без греха. Если же человек стремился получить право на
вечное владение землей, подчиняясь закону, он предпринимал невозможное, ибо
закон, вследствие человеческой слабости, не мог дать никому права жить вечно,
а без вечной жизни человек не может вечно владеть землей; этой жизни, однако,
не может достигнуть никто, кто не оправдан от всех своих прошлых грехов, ибо
если он остается в своих грехах, он приговорен к смерти, как об этом написано,
"возмездие за грех -- смерть" (29). Апостол выражается совершенно прямо,
говоря: "Если бы дан был закон, могущий животворить (дать право на жизнь
вечную), то подлинно праведность (оправдание от прошлых грехов для жизни)
была бы от закона" (Галатам 3:21); "а если законом оправдание, то Христос
напрасно умер" (2:21). Он говорит определенно: "Делами закона не
оправдывается никакая плоть" (30). Обрезанный человек, поэтому, обязан
соблюдать то, что он не может, возможно, соблюдать и что, если он соблюдал
это, не может помочь ему, потому что оправдание к жизни дается благодаря вере
в обетование, а не следованию закону Моисея.
Ясно показаны индивидуальное отношение евреев к вечной жизни и
национальное их отношение к вечному владению землей Ханаанской в
блаженстве и мире. Они обрезаны и, потому, обязаны соблюдать весь закон,
посредством которого они надеются оправдаться. Однако, насколько пусто и
невозможно это их предприятие! Закон говорит: "Проклят, кто не исполнит (всех)
слов закона сего и не будет поступать по ним" (Второзаконие 27:26). Насколько
это положение не знает исключений, видно из того, что проклят был даже
Господь Иисус: "Проклят всякий повешенный на дереве" (21:23), -- и, таким
образом, он был сделан проклятьем (в русской Библии переведено "клятвой")
для людей (Галатам 3:13). Закон учит, что без пролития крови нет искупления
грехов, и предписывает определенные жертвы, которые должны быть принесены
на жертвенник в Иерусалиме, и только там. Не говоря уже ничего о других
невозможных вещах, эти приношения, не допускающие исключений, евреи и не
преподносят, и не могут этого делать. Следовательно, это то, чего они не
соблюдают, а потому они прокляты законом и осуждены Моисеем, в которого
они верят. Они находятся под смертным приговором и навечно исключены из
числа наследников Ханаана и мира. Они, возможно, верят в обетование, данное
Аврааму, о том, что Бог даст землю ему и Христу, но не допускают, что именно
Иисус является личностью, названной в завете, а это равносильно отрицанию
самого завета.
В то время как обрезание обязывало Израиль хранить весь закон, в
котором имело место ежегодное воспоминание о беззакониях, совершенных
народом, им было дано через закон только право на бессрочную аренду земли
Ханаанской, что ни в коей мере не имеет отношения к вечному владению. Это
явствует из следующих слов Моисея: "Если не будешь стараться исполнять все
слова закона сего, ... извержен будешь из земли, в которую ты идешь, чтобы
владеть ею" (Второзаконие 28:58,63). Условием их проживания было их
добродетельное поведение. Если они будут служить Богу, согласно закону той
земли, которую Он дал им, то благословлены будут их житницы и кладовые; если
же они станут служить другим богам, Он напустит на них поклоняющихся этим
богам и изгонит их из страны. Израиль попрал закон, и, потому, он -- в рассеянии,
пока не придет назначенное время, чтобы вспомнить завет, заключенный с их
отцами, и, потому, вспомнить землю (Левит 26:40-42).
Проживание народа в Ханаане под законом могло осуществляться на этой
земле на правах аренды, а не покупки для свободного владения. Если бы Израиль
был свободным землевладельцем, обстоятельства были бы иными. Однако
земля принадлежала Господу, и у них не было больше такого права
распоряжаться ею по частям навсегда, как когда арендатор, при сроке аренды в
двадцать один год, должен был разрезать свой участок земли на части и
продавать их покупателям навсегда. Израильтяне были Господними
арендаторами, и закон говорил им словами их Землевладельца: "Землю не должно
продавать навсегда; ибо Моя земля; вы пришельцы и поселенцы у Меня", -- так
что, "по всей земле владения вашего дозволяйте выкуп земли". Поэтому, если
бедность заставила человека продать его участок земли, он всегда мог быть
выкуплен им или его родственниками согласно определенным условиям; если же
никто из них не сможет добыть денег для выкупа, это поместье не будет
потеряно первоначальным владельцем, ибо, хотя оно и будет оставаться в руках
покупателя, он обязан вернуть его без выкупа в юбилейный год (Левит 25:23-28).
Даже под Новой Конституцией, когда народ приобретает вечное владение, рабы
Князя должны будут отдать его земельные подарки в год освобождения, в то
время как его сыновья будут владеть ими вечно (Иезекииль 46:16-18).
Завет обетования дарует более обширные сельские земли, чем закон
Моисея. Никогда за время своего проживания Израиль не владел всей землей от
Евфрата до Нила, как обещано в завете; даже если бы они ее имели, такая земля
не соответствовала бы тому, что именно подразумевал завет, ибо их владение не
отвечало бы такому определению как "вечное". Обетование говорило обо "всей
земле Ханаанской во владение вечное", однако неоспоримый факт состоит в том,
что Израиль владел только ее частью в течение ограниченного и беспокойного
периода. В дни Соломона, когда народ находился в своем зените под законом,
землею совместно владели израильтяне, тиряне и остатки хеттеев, аморреев,
фереззеев, еввеев, иевуссеев и т. д., однако когда придет век завета, всею ею
будут владеть Израиль под властью Силома (Примирителя), и "не будет более
ни одного Хананея в доме Господа Саваофа" (2-я Паралипоменон 8:7; Захария
14:21).
Ни одному необрезанному не было позволено стать членом семьи
Авраамовой. Рожденные в доме или купленные рабы, как и сыновья, должны
были тоже обрезаться, ибо тот, кто не подвергся обрезанию на восьмой день
после того, как оно было впервые учреждено, или совсем не был обрезан,
нарушал завет Господа. Это было великим бедствием; ведь никто, кроме
обрезанных людей, не мог стать наследниками обетований. Это может
вызвать удивление, но это истинная правда. Будем помнить, однако, что
настоящее обрезание -- это обрезание сердца. Обрезание плоти -- это только
видимый знак Авраамова обрезания сердца, и каждый из тех, кто будет
наследником вместе с правоверным Авраамом, должен, подобно ему, иметь
обрезанное сердце. Когда он был обрезан сердцем, его вера в Бога вменилась
ему в заслугу для прощения прошлых грехов. Его прошлое идолопоклонство и
т.д. было прощено, и его греховное тело плоти было "совлечено". Таким образом,
человек, верящий в то же, во что верил Авраам, с тем же характером и целями в
жизни, становится также обрезанным сердцем, когда, облачившись в Христа, он
"обрезан обрезанием нерукотворенным, ... обрезанием Христовым", исполненным
на восьмой день, согласно закону. В облачении в Христа его вера вменяется ему
в праведность, как это было с Авраамом. Совлекается "греховное тело плоти".
Крайняя плоть его сердца обрезана, а он становится человеком, "обрезанным по
духу", и Бог, а не люди, произносит ему хвалу (Римлянам 2:29).
Теперь я осторожно спрошу, будет ли человек, понимающий значение
обрезания плоти и природу обрезания сердца, рисковать своей репутацией
здравомыслящего человека, высказываясь о том, что "окропление младенцев",
даже с духовной целью, было предписано свыше вместо обрезания плоти или
духа? Я уже показал, что крещение с погружением в воду человека той же веры
и нрава, как и у Авраама, связано с обрезанием; для такого человека крещение в
славное имя является знамением оправдания верой, как обрезание плоти -- для
Авраама. Это, действительно, замена обрезанию плоти, сопровождающая также
и обрезание сердца; подобно тому, как все из его народа, имеющие Авраамову
веру, должны были обрезаться, если еще не были, так и сейчас все, имеющие его
веру, будут обрезаны, если они еще не прошли через водное крещение, ибо
именно такое крещение предписано, и только такое, которое означает облачение
в обрезание Иисуса Христа, посредством чего совлекается греховное тело плоти
(Колоссянам 2:11,12). Однако абсолютно другое дело, если вместо обрезания
плоти происходит окропление младенцев. Предположим, что это так; тогда закон
обрезания должен был стать законом такой замены, то есть, -- окропления
младенцев. Подвергшийся окроплению должен, в таком случае, соблюдать весь
закон, а за невыполнение этого он попадает под его проклятие. Водное крещение
неверующего равносильно нулю. Для такого человека оно не является
знамением. Что же мы скажем, тогда, об окроплении младенца? Является ли для
него или для других эта процедура и крестное знамение знаком того, что он
"оправдан верою и имеет мир с Богом через Господа нашего Иисуса Христа"
(31)? Или это знак веры его крестного отца и крестной матери, или его
собственных родителей, их оправдания верой и обрезания сердца? Или это
знамение того, что духовный служащий верит в завет обетования? Нет; скорее
всего, это знак поразительного невежества в отношении к посланию и духу
Евангелия и склонности к иудаизму всех, связанных с этим, и поразительная
иллюстрация того великого "заблуждения", накрывшего, как покрывало, лицо
всех народов (2-е Фессалоникийцам 2:11; Исаия 25:7).
АЛЛЕГОРИЯ
У Авраама было два сына: Измаил, сын Агари, египетской служанки, и
Исаак, сын Сарры. Когда родился Исаак, Измаилу было четырнадцать лет. Он
был рожден согласно обычному порядку вещей, а потому сказано, что он
"рожден по плоти" (32), в то время как Исаак родился при необыкновенных
обстоятельствах, когда Сарре исполнилось девяносто, а Аврааму -- сто лет, при
поддержке Бога, согласно обетованию; поэтому сказано, что он был "рожден по
Духу". Агарь была рабыней, Сарра же -- свободной; однако, будь это оставлено
на усмотрение Авраама, он сделал бы Измаила своим наследником, как и
Исаака, ибо любил обоих. Однако Измаил проявил злой дух по отношению к
Сарре и Исааку, воспринятый им от своей матери. Моисей говорит, что он
насмехался над Исааком, или презрительно говорил о нем, что в устах апостола
звучит как "гнал его" и характеризует Измаилов разряд людей. Это разожгло
Саррино негодование, и она сказала Аврааму: "Выгони эту рабыню и сына ее;
ибо не наследует сын рабыни сей с сыном моим Исааком" (33). Хотя это крайне
огорчило Авраама, Бог одобрил Саррино решение и сообщил ему, что Христос
будет потомком Исаака, а не Измаила, говоря: "В Исааке наречется тебе
Семя". Тем не менее, поскольку Измаил был его сыном, от него тоже будет
произведен народ с двенадцатью князьями племен его.
Значение этого фрагмента Авраамовой истории глубже, чем может
показаться на первый взгляд. Апостол сообщает нам, что эта история имеет
аллегорический, или иносказательный, смысл. Это значит, что две женщины и
то, что их характеризует, представляют собой два завета, а два сына
Авраамова -- два семени, или класса людей. Эти два завета таковы: "один от
горы Синайской в Аравии", а другой -- заключенный Богом за 430 лет до
обнародования Синайского; будучи по сути обетованием, содержанием которого
является Христос как наследник Ханаана и его будущий царь в Иерусалиме,
находящийся сейчас одесную Бога, этот другой завет соответствует "вышнему
Иерусалиму". Апостол говорит, что Иерусалим является предметом обоих этих
заветов, но в различные периоды его истории. В течение своего существования в
качестве столицы Иудейского государства, находящегося под Синайской
конституцией, он символизировался Агарью, рабыней, поскольку завет с Синая
есть "рождающий в рабство", и, следовательно, граждане государства вместе с
родным городом находились в рабстве. Они подверглись "игу рабства" (34)
"стихий мира" (35). Они были обязаны соблюдать весь закон, которым они
надеялись оправдаться, а поскольку не могли сделать этого по причине слабости
плоти, то попадали под проклятие.
Однако такое состояние дел было временным. В планы Бога не входило
вечное существование Иудейского государства под Синайской конституцией.
Израиль не должен был всегда оставаться в рабстве закона Моисея. Богом была
предопределена великая революция, следствием которой должна была стать
отмена Аравийского завета и рассеяние Израиля среди народов. Это
аллегорически названо "изгнанием рабы и сына ее", что было необходимо по
значительной и вполне достаточной причине, состоящей в том, что Синайская
конституция государства Израиль не была приспособлена для народа и страны
того времени, когда Христос должен воссесть на престоле своего отца Давида, а
святые -- овладеть царством. Закон Моисея предписывал обряды, касающиеся
плоти, такие как "очистительная вода" (Числа 19; Евреям 9:13), которые
совершенно несовместимы с реальностями Грядущего Века. Под законом
существовало "ежегодное напоминание о грехах" (Евреям 10:3), однако под
Новой небесной Конституцией "беззакония и грехи уже не будут более
вспоминаться" (Иеремия 31:31-34). Синайская конституция была "с
недостатком", поэтому необходимо было, чтобы ее место заняла лучшая,
которая была бы утверждена "на лучших обетованиях" (Евреям 8:6,7).
Следовательно, рабыню следовало изгнать, чтобы дать место более
совершенному устройству государства.
Со времени изгнания Израиля римлянами Иерусалим и его дети находятся в
ситуации Агари и ее сына в период их скитания по пустыне Вирсавии. Он
разъединен с Господом, как Агарь -- с Авраамом, и "сидит (столица) на земле,
опустошенная" (Бытие 21:16; Исаия 3:25), и оплакивает свое вдовство. Однако
должно наступить "совершение всего" (36). Иерусалим должен превратиться в
свободную, как Сарра, женщину и занять ее место посреди земли в качестве
города, "которого художник и строитель Бог" (37). Он "не будет более
вспоминать о бесславии вдовства своего. Ибо твой Творец есть супруг твой;
Господь Саваоф -- имя Его, и Искупитель твой -- Святый Израилев (Иисус);
Богом всей земли назовется Он" ("Его назовет Бог всей земли" -- в
английской версии) (Исаия 54:4-5). Иерусалим станет, потому, столицей мира, а
его граждане, или дети, будут более многочисленны, чем те, которыми он
обладал в законе, будучи "женатым". Придет время его славы, когда двенадцать
колен вновь будут объединенными, мирными и счастливыми наследниками этой
земли, "больше Соломона", их царя, а его город, "небесный Иерусалим", будет
"свободен, и матерь всем нам" (38).
Однако в то время как Агарь представляет собой Иерусалим под законом,
а Сарра -- Иерусалим под новой конституцией Иудейского государства, Измаил
символизирует Израиль, гордящийся своим плотским происхождением от
Авраама и законом, Исаак же -- тех израильтян и язычников, которые считают
плоть бесполезной и являются сынами Авраама по вере в обетования, данные
ему и его семени. Таким образом, Измаил и Исаак олицетворяют собой два типа
семени или два класса людей, которые не будут наследниками обетований
совместно. Действительно, по своей природе они настолько противоположны друг
другу, что было бы невозможным для них дружно разделить ту судьбу, которая
предназначена тем, кто должен стать наследниками обетований. Семя Измаила --
это дикие люди, руки которых -- против всех, кто верит в истину (39). Они
являются насмешниками, ибо как Измаил насмехался над Исааком, так Израиль
осмеивал Иисуса и стыдил его и его братьев, что едино. Царство, которое
должно быть установлено, есть владычество правды, и для управления им
требуются праведные люди, как об этом написано: "владычествующий над
людьми будет праведен, владычествуя в страхе Божьем" (2-я Царств 23:3).
Невозможно, поэтому, для семени Измаилова стать наследниками обетования.
Вся честь, слава и государственная власть были в их руках под Аравийским
заветом, и они пользовались своим положением жестко и несправедливо. Они
послали Иисуса на смерть и изгнали тех, кому он дал власть быть сынами
Божьими, верящими в его имя; они "всем человекам противятся" и апостолам
"препятствуют говорить язычникам, чтобы спаслись" (1-е Фессалоникийцам
2:15-16). Они были "первыми", но власти предопределено перейти в другие руки;
тогда те, что были "первыми" будут "последними" (40). Они убили
наследника, чтобы наследство досталось им, но они сами были уничтожены, а
виноградник по-прежнему остается, чтобы достаться другим, которые будут
отдавать Господу плоды "во времена свои" (Матфей 21:38,41). Таким образом,
как в случае с Измаилом и Исааком, "рожденный по плоти гнал рожденного по
духу", как сказал апостол, "так и ныне"; мы же можем добавить, что так будет
продолжаться до времени восстановления Государства, когда "последние будут
первыми", недоступными злу.
Никто, кроме Бога, не имеет права, или власти, назначить "наследника
всего" (41). Авраам не мог ни назначить его, ни самоопределиться в этом
качестве. Авраам хотел сделать наследником Измаила, или, как он выразился,
"хотя бы Измаил был жив пред лицом Твоим!" (42). Однако Бог не согласился на
такое. Он, потому, обещает дать ему того, кто будет его наследником и кого он
должен назвать Исааком, о котором Он сказал: "Я поставлю завет Мой с ним
заветом вечным, и потомству (семени) его после него" (Бытие 17:19). Однако
Исаак был не только рожден по обетованию, он точно так же верил в
обетование, ибо в Писании сказано: "Верою в будущее Исаак благословил
Иакова и Исава" (43). Написано также: "В Исааке наречется тебе семя", то
есть, Христос будет его потомком, а все верящие в обетования и облачившиеся
в Христа, будут рассматриваться как находящиеся "в Исааке"; будучи, таким
образом, "детьми обетования, они "признаются за семя" (Римлянам 9:6-8;
Галатам 4:28), которое унаследует землю и мир навеки. Слово "семя", поэтому,
должно пониматься в двойном смысле: во-первых, как ссылка на Христа, и, во-
вторых, -- на тех, кто находится "в нем". Исаак символизирует собой и то, и
другое, ибо Христос был в его чреслах, а все те, что "в нем", должны быть
также в Исааке.
Многие благонамеренные люди, желая понять учение Писания о двух
семенах, совершали иногда роковые ошибки. Они нередко заходили так далеко,
что начинали отрицать, что семени Авраамову по плоти будет когда-либо
возвращена земля Ханаанская, что означает, в сущности, отрицание
осуществления грандиозного плана "откровения Божьего" (44). Семя змея и семя
женщины, о которых было засвидетельствовано до Потопа, стали впоследствии
известны как семя Измаила и семя Исаака. "Не плотские дети суть дети
Божьи", "не все те Израильтяне, которые от Израиля" (Римлянам 9:8,6). Это
правда, но из этого не следует, однако, что с "плотскими детьми" больше ничего
не остается делать, как только сжечь их. Чтобы довести до конца эту
аллегорию, Бог должен был еще произвести из семени Измаилова великий
народ, ибо, хотя Измаил был изгнан и скитался по пустыне, Бог обещал ему, что
он будет велик и будет жить "пред лицом всех братьев своих" (Бытие
17:20;16:12). Плотские дети Авраама -- это "сыны царствия" (Матфей 8:12;13:38),
так же как и дети обетования, только две эти категории детей имеют разное
отношение к правительству и славе государства и к власти над народами в
грядущем веке. Дети Измаила были изгнаны из управления страной римлянами,
дети же Исаака "воссияют, как солнце, в Царстве Отца их" (45), когда
восстановится вновь царство Израиля (Деяния Апостолов 1:6).
В период духовного возрождения, "когда сядет Сын Человеческий на
престоле славы Своей" (46), дети Исаака будут править как "сыновья", в то
время как плотские дети будут царскими подданными, или "слугами, рабами".
Это различие видно из следующего свидетельства: "Вместо отцов Твоих, будут
сыновья Твои; Ты поставишь их князьями по всей земле" (Псалтирь 44:17); о них
же сказано: "Если князь дает кому из сыновей своих подарок, то это должно
пойти в наследство и его сыновьям; это владение их должно быть
наследственным. Если же он дает из наследия своего кому-либо из рабов
своих подарок, то это будет принадлежать ему только до года освобождения, и
тогда возвратится к князю. Только к сыновьям его должно переходить наследие
его" (Иезекииль 46:16,17). Сыновья князя -- его сонаследники, рабы же князя
являются только арендаторами на определенное количество лет. Если бы
природному Израилю Ханаан не был возвращен, то духовный Израиль,
называемый здесь князем и его сыновьями, унаследовал бы царство без
подданных, служащих им. Это было бы подобно тому, как если бы Королевская
семья продолжала править Британским королевством в Виндзорском Замке,
после того, как все его жители иммигрировали в Соединенные Штаты. Для того,
чтобы установить правление, требуется больше, чем служебный персонал;
необходимо также множество людей, а также князья, священники и цари, чтобы
учредить Царство в Ханаане или в любой другой стране.
Дети Исаака становятся детьми небесного Иерусалима по вере в "великие
и драгоценные обетования", изложенные в "многоразличной премудрости
Божьей" (47). Они надеются увидеть Ханаан и Иерусалим под новым заветом,
посредством которого они будут основаны свыше. Им даже не было сказано
"приступить к горе Сиону и ко граду Бога живого, к небесному Иерусалиму"
(Евреям 12:22); это все, до сих пор, -- только в духе, что значит -- посредством
веры и надежды: как город и земля будут созданы свыше небесным Господом,
все то славное, что к ним относится, -- воистину "горнее". Верить, поэтому, в то,
что будет принесено в город свыше, означает для детей обетования в Исааке
иметь отношение к "вышнему Иерусалиму, матери всем им" (Галатам 4:26).
Итак, апостол увещевает их, говоря: "Если вы воскресли со Христом, то ищите
горнего, где Христос сидит одесную Бога; о горнем помышляйте, а не о земном.
Ибо вы умерли (для земного), и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге; когда
же явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь с ним во славе"
(Колоссянам 3:1-4).
ПРИТЧА О СЕМЕНИ
Аврааму было девяносто девять, а Измаилу -- тринадцать лет, когда они
были обрезаны (Бытие 17:24,25). Исаак родился, когда Авраам достиг
столетнего возраста. В период между обрезанием его домашних и рождением
Исаака, пока они продолжали жить "у дубравы Мамре, что в Хевроне", Господь
явился ему и вновь обещал Саре сына. В этот переломный момент были
уничтожены Содом и Гоморра, и образовалось Мертвое Море. После этой
катастрофы Авраам ушел из Хеврона на юг страны и поселился между Кадесом
и Суром, временно остановившись в Гераре Филистимской (Бытие 20:1). По
прибытии в это место он вступил с царем этой страны в союз, заключенный ими
с помощью клятвы, по которой ему было разрешено жить в любой части
Филистимской земли, и для него был восстановлен колодезь с водой, названный
Вирсавией, который был силой отнят царскими рабами (Бытие 20:15;21:25,31).
После этих событий родился Исаак, согласно обетованию. В день, когда он
был отнят от груди, Авраам устроил большой пир. Вскоре было замечено, что
Измаил насмехается над Исааком, что повлекло за собой изгнание его и Агари из
семьи. Прогнав их, Авраам насадил рощу в Вирсавии и "призвал там имя
Господа, Бога вечного". Устроившись таким образом, "жил Авраам в земле
Филистимской... многие годы" (Бытие 21:33,34). О том, как долго он продолжал
находиться там, можно узнать, приняв во внимание следующие соображения. В
своей речи перед Синедрионом Стефан говорит об Аврааме: "По смерти отца
его, переселил его Бог в сию землю" (Деяния Апостолов 7:4), -- то есть, он
возвратился из земли Филистимской в "Хеврон, в земле Ханаанской" (Бытие
23:1,2). Фарре, Авраамову отцу, было семьдесят лет, когда родился Авраам; так
что, когда Исаак появился на свет в Вирсавии, Фарре было сто семьдесят лет.
Однако прожил Фарра двести пять лет и умер в Харране; после же его смерти
Авраам ушел в Хеврон, где в возрасте ста двадцати семи лет умерла Сарра.
Таким образом, она умерла двумя годами позже Фарры; следовательно, Авраам
покинул Филистимскую землю в течение этих двух лет. Однако Стефан говорит,
что по смерти Фарры он переселился в Ханаан, и это означает, что "дни
многие", прожитые им в Филистимской земле, -- это тридцать пять лет от
рождения Исаака. Это простое изложение фактов устраняет трудность, над
которой чрезвычайно ломали головы занимавшиеся хронологией. Моисей
говорит, что Фарра умер в Харране в возрасте двухсот пяти лет (Бытие 11:32);
Стефан же сказал, что Авраам переселился из Харрана в Ханаан после смерти
Фарры, таким образом, получается, что Сарра была жительницей этой
страны только два года! Это ошибка английской версии (то же мы видим и в
русской версии -- примечание переводчика), которая переводит слово ????????
как "оттуда" вместо "потом", как должно быть переведено (и как это
переведено в Деяниях Апостолов 13:21). "Авраам, -- говорит Стефан, -- поселился
в Харране; а потом (вместо "оттуда")", -- Когда потом? -- "по смерти отца его,
переселил его Бог", -- Откуда? -- Из Вирсавии Филистимской. Куда? -- В Хеврон,
"в сию землю, в которой вы ныне живете". Таким образом, Моисей и Стефан
согласуются.
Однажды, когда Авраам проживал в земле Филистимской, Бог явился ему
для того, чтобы испытать его веру и дать ему в лице Исаака живой образ того,
какая судьба должна постигнуть его семя, Христа, находящегося тогда в
чреслах Исаака, прежде чем он возвеличится и унаследует Ханаан и весь мир.
Испытание было очень суровым. Ему было приказано взять Исаака, "сына его,
единственного его, которого он любит", в землю Мориа и "принести его во
всесожжение на одной из гор", которую укажет Бог (48). Мориа -- это гора, на
которой потом Соломон построил храм (2-я Паралипоменон 3:1), и окружающая
ее земля, или область, прославленная горами, которые позже стали называться
Сионом, Елеоном и Лобной. Гора, избранная Богом, не названа; я, потому, могу
только выразить собственное мнение, сказав, что это была Лобная гора. "На
третий день" он прибыл на место, находящееся в сорока милях по прямой от
Вирсавии. Мы не будем этому удивляться, если вспомним, что он ехал верхом на
осле, сопровождаемый, кроме Исаака, двумя отроками, которые несли дрова и
все необходимое для путешествия. Поэтому они двигались медленно. "На третий
день Авраам возвел очи свои, и увидел то место издалека". Он велел компании
сделать привал. Он сказал отрокам остаться там с ослом, "а я и сын, -- произнес
он, -- пойдем туда и поклонимся, и возвратимся к вам". Однако если он
собирался убить Исаака, как могли бы Исаак и он опять вернуться к ним?
Апостол объясняет это так: "Верою Авраам, будучи искушаем, принес в жертву
Исаака и, имея обетование, принес единородного (рожденного Саррой)". "О
котором было сказано: "в Исааке наречется тебе Семя"; ибо он думал, что Бог
силен и из мертвых воскресить, почему и получил его предзнаменование" -- ??
???????? (Евреям 11:17-19). Авраам серьезно намеревался убить Исаака, но он
твердо верил, что Бог воскресит его из мертвых, потому что все обетования,
данные ему Богом, должны были свершиться в Исааковом Семени, как об этом
написано: "Завет Мой поставлю с Исааком и семенем его после него", -- а потому
Авраам сказал отрокам, что они возвратятся к ним.
Теперь началась притча, или образ того, что должно было случиться позже
с Семенем Исаака, Христом. "Взял Авраам дрова для всесожжения, и возложил
на Исаака, сына своего", сам же понес огонь и нож. Исаак с великой охотой
продолжал путь, нисколько не подозревая, что он сам является приносимой
жертвой. "Отец мой, -- сказал он, пока они медленно двигались вперед; "Вот я,
сын мой, -- отвечал тот; "Вот, -- сказал Исаак, -- огонь и дрова, где же агнец для
всесожжения?" Авраам же произнес: "Бог усмотрит Себе агнца для
всесожжения, сын мой".
Прибыв на место, устроив там жертвенник и разложив дрова, Авраам
связал Исаака, сына своего, и положил на жертвенник поверх дров. Затем он
протянул руку и взял нож, чтобы заколоть своего сына. В этот переломный
момент, когда Исаак ждал немедленной смерти от руки своего отца, любившего
его, как своего единственного сына, Ангел Господень воззвал к Аврааму с неба
и приказал не поднимать руки на отрока. Овен, запутавшийся в зарослях своими
рогами, был предназначен в качестве замены Исааку, который был, потому,
символически убит, однако посредством своего избавления от смерти, возвращен
Аврааму, как будто путем воскресения. Авраам назвал место этого памятного и
поучительного события Иегова-ире, и более чем через 400 лет оно было названо
"Горой Господней" (Бытие 22:14).
Однако прежде чем мы закончим рассмотрение притчи о Семени, следует
заметить, что она не завершилась символическим воскресением Исаака. Она
явилась прообразом жертвенной смерти и воскресения Христа; что, однако,
должно было стать его судьбой после этих событий? Ответ на этот вопрос
находится в следующей за этой притчей истории. Моисей свидетельствует, что
"вторично воззвал к Аврааму Ангел Господень с неба". В первый раз он
объявил с небес о принятии жертвы в лице сына, во второй же раз Господь
говорил с неба о полной победе Христа над врагами и об его владении миром, как
было проповедано Аврааму в евангелии в начале. "Мною клянусь, говорит
Господь, что, так как ты сделал сие дело, и не пожалел сына твоего,
единственного твоего, то Я благословляя благословлю тебя, и умножая умножу
семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря; и овладеет Семя
твое городами врагов своих; и благословятся в Семени твоем все народы земли
за то, что ты послушался гласа Моего". Таким образом, обрел полноту образ,
воплощенный в притче; "и возвратился Авраам к отрокам своим, и встали, и
пошли вместе в Вирсавию; и жил Авраам в Вирсавии".
КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ВЕРЫ АВРААМА
Авраам -- отец всех верующих и ходящих по стопам той веры, которую он
имел в необрезании. Это свидетельство апостола (49). Я думаю, едва ли стоит
говорить, хотя, может быть, полезно сделать это, что никто не может ходить
по стопам Авраамовой веры, если не верит в то же самое. Это само собой
разумеется. Это относится к Аврааму и его вере и является правилом для всех
остальных. Мы унаследуем то, во что мы верим. Если мы обладаем разумной
верой в истину, мы унаследуем истину; однако если мы верим в то, что не
является истиной, а потому -- призрачно, то мы не унаследуем ничего, кроме
смятения. Поэтому, если спрашивается: "Что такое истина?" -- то ответом
является: "Это то, во что верил Авраам", -- с признанием того, что Иисус есть
то Семя, о котором говорилось Аврааму в данных ему обетованиях.
Следовательно, существенным для нашего спасения является наше знакомство с
содержанием его веры. Чтобы сделать это наиболее легким из возможных
способов, я добавлю здесь, в конце главы, краткое изложение той веры, которая
вменилась ему в праведность. Я лишь напомню читателю здесь, что Авраам был
оправдан, потому что верил в Бога. Это не означает: потому что верил в
существование Бога. Это подразумевается. Верить в Бога в библейском смысле
слова значит "быть вполне уверенным, что Он силен и исполнить обещанное";
поскольку же именно так было в случае с Авраамом, "поэтому и вменилось ему в
праведность". Более того, эта уверенность не заключается в присказке: "Что бы
ни пообещал Бог, даже если я не знаю, что именно, я убежден, Он это исполнит".
Это не тот вид веры, который приемлем для Бога. Он требует от людей
познакомиться сначала с тем, что Он обещал, а затем советоваться с
откровением, данным Им, до тех пор, пока они не будут вполне уверены,
подобно Аврааму. "Впрочем, -- говорит апостол, -- не в отношении к нему
одному написано, что вменилось ему, но и в отношении к нам: вменится и нам,
верующим в Бога" (Римлянам 4:21-24).
При изучении жизни Авраама его биография представляет нам его:
1) как идолопоклонника осужденного вместе с миром;
2) как верующего в евангелие, проповеданное ангелом Господним;
3) как человека оправданного от всех своих прошлых грехов верой в
обетования; и
4) как человека оправданного делами к вечной жизни.
Эти четыре особенности подтверждены всеми духовными детьми
Авраама. Плотские по рождению, они являются обитателями мира и
наследниками осуждения; затем они начинают верить в Евангелие, после чего
оправдываются верой от своих прошлых грехов, подвергаются последующему
испытанию, посредством которого проверяется их вера, которая становится
совершенной. Стоит здесь отметить, что Авраам поверил в евангелие за
десять лет до того, как его вера вменилась ему в праведность. Это явствует
из того факта, что евангелие было проповедано ему в Харране, и, пока в Хевроне
не был заключен завет, Господь не удостоил его освобождением от всех его
прошлых грехов, что вытекает из откровения о том, что "Авраам поверил
Господу, и Он вменил ему это в праведность" (50). Этот факт должен дать
понять читателю, что человек получает оправдание не немедленно после
того, как уверует. Человек может верить в истину много лет, но все еще не
быть подверженным Божьему оправданию. Если это так, то возникает вопрос:
"Когда, или в какой момент времени, и каким образом вера человека в истину
вменяется ему в прощение грехов?" По форме это должно непременно
отличаться от Авраамова случая. Ангел Господень объявил Аврааму об его
оправдании посредством слова, вложенного в его уста; однако при
современном порядке вещей этого не следует ожидать. Ангел, посланный к
Корнилию, не произнес слов его оправдания, но просто поставил его на путь,
которым можно было его достигнуть. Я верю, читатель не забыл о назначении
ключа в его случае.
Писание говорит, что через Иисуса сейчас проповедуется прощение грехов
для тех, кто верит в Евангелие Царства, и что оправдание верой происходит
через его Имя (51). Значит, Бог постановил, что прощение грехов дается
верующим в то, что связано с Царством Божьим и именем Иисуса, то есть,
вместо того, чтобы посылать ангела для извещения каждого человека о том, что
его вера вменилась ему в праведность, как было в случае с Авраамом, Он
сделал общее официальное заявление о том, что "через имя Христа" верующие
могут получить искупление грехов. Существует единственный путь для
верующего в Евангелие достигнуть этого имени, а именно: "креститься во имя
Отца, Сына и Святого Духа". Ответ на наш вопрос, поэтому, таков: вера
человека в Евангелие вменяется ему в праведность в акте его крещения в
это Имя. Нет другого пути, и даже верующий в истину умрет в своих грехах,
если не подчинится этому.
"Положения" Авраамовой веры, следовательно, таковы:
1. Бог умножит его потомков, семя его, как звезды на небе, и сделает их
великим и могучим народом.
2. В это время его собственное имя станет великим.
3. Среди его потомства появится Один, в ком, как и в нем, Аврааме,
"благословятся все народы земли".
4. Он вместе с этой выдающейся личностью действительно овладеет
землей Ханаанской навсегда.
5. Они вдвоем, вместе со всеми усыновленными потомками (семенем)
овладеют миром.
6. Это Семя, или Христос, будет единородным и возлюбленным сыном, тем
самым семенем женщины, а поэтому -- Бога; он станет жертвой своих врагов, и в
своей смерти будет благосклонно принят в качестве жертвоприношения
посредством воскресения из мертвых подобно тому, как произошло с Исааком;
7. После воскресения, или во "второй жизни", овладеет Христос городами
врагов своих, полностью победив их, и получит землю Ханаанскую и власть над
миром согласно обетованию.
8. В это время он и его усыновленные потомки сделаются совершенными,
получат обещанное и "войдут в радость их Господа" (52).
Такой была, в общих чертах, вера Авраама, и такой должна быть вера всех
тех, кто хочет вступить вместе с ним в наследство. В заключение я бы хотел
обратить внимание читателя на тот факт, что Авраам подвергся двойному
оправданию: во-первых, -- оправданию верой, и, во-вторых, -- оправданию
делами. Павел говорит, что он был оправдан верой, а Иаков -- что он был
"оправдан делами". Они оба правы. Как грешник, он был оправдан от своих
прошлых грехов, когда его вера была вменена ему в праведность; как святой
же, он был оправдан делами, принеся в жертву Исаака. Об его оправдании
делами, как святого, Иаков пишет: "Не делами ли оправдался Авраам, отец наш,
возложив на жертвенник Исаака, сына своего? ... Вера содействовала делам его,
и делами вера достигла совершенства. И исполнилось слово Писания:
"веровал Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность, и он наречен другом
Божиим". Видите ли, что человек оправдывается делами, а НЕ верою только"
(Иаков 2:21-24).
Я назвал это двойным оправданием при помощи примера, однако,
фактически, оно -- одно. Эти две позиции соотносятся между собой, как причина
и следствие: вера, являясь движущей первопричиной, приводит к оправданию,
которое начинается с прощения прошлых грехов и завершается послушанием
вплоть до смерти. Эта мысль может быть выражена проще. Нет возвышения без
испытания. Если человек верит и послушен Евангелию, его прошлые грехи
прощаются ему во Христе, однако, если после этого, он живет по обычаю мира,
это доказывает, что его вера умерла, и он теряет право на вечную жизнь.
Однако, с другой стороны, человек, который стал приемным сыном Авраама и
"постоянством в добром деле ищет славы, чести и бессмертия" (Римлянам 2:7),
он найдет вечную жизнь в Раю Божьем.

ССЫЛКИ

1) Матфей 25:34
2) Евреям 6:17-18
3) Лука 13:20-21
4) Матфей 9:29
5) Деяния Апостолов 26:6
6) Деяния Апостолов 28:20
7) Бытие 49:10
8) Бытие 11:4
9) Евреям 11:8
10) Ефесянам 3:8
11) Бытие 15:1
12) Ефесянам 1:10
13) Римлянам 4:9-13
14) Матфей 8:20
15) Матфей 6:11
16) Евреям 1:2; 2:8
17) Амос 9:11
18) 1-е Тимофею 1:11
19) Откровение 11:15
20) Римлянам 8:23
21) Деяния Апостолов 26:6
22) Иоанн 8:44
23) Псалтирь 71:4
24) Исаия 2:3
25) Псалтирь 86:7
26) Захарий 1:21
27) 1-е Коринфянам 1:21
28) Римлянам 8:3;3:20
29) Римлянам 6:23
30) Галатам 2:16
31) Римлянам 5:1
32) Галатам 4:23
33) Бытие 21:9-10
34) Галатам 5:1
35) Колоссянам 2:8
36) Деяния Апостолов 3:21
37) Евреям 11:10
38) Лука 11:31; Евреям 12:22;
Галатам 4:26
39) Бытие 16:12
40) Матфей 19:30
41) Евреям 1:2
42) Бытие 17:18
43) Евреям 11:20
44) Исаия 8:16,20
45) Матфей 13:43
46) Матфей 19:28
47) 2-е Петра 1:4; Ефесянам
3:10
48) Бытие 22
49) Римлянам 4:12
50) Бытие 15:6
51) Лука 24:47
52) Матфей 25:21





Евангелие, проповеданное Исааку. -- Избрание Иакова. -- Библейское учение об
избранности. -- Оно не согласуется с общей традицией. -- Как человек избирается и
как он узнает об этом. -- Возненавидевший Исав. -- Видение Иакова о Лестнице. --
Тревога Иакова о своем теле после смерти. -- Беспокойство Иосифа по поводу своих
костей. -- Пророчество Иакова о Последних Днях. -- Краткое изложение "веры" на
момент смерти Иосифа. -- Установленные вещи. -- Хронология событий перед
вручением Закона.
_____

ВЕРА Авраама стала совершенной посредством сурового испытания, которому
она подверглась на Горе Господней; остаток его временного проживания среди
живущих, как явствует, не сопровождался больше ангельскими посещениями.
Сарра умерла "в Кириаф-Арбе, что ныне Хеврон, в земле Ханаанской" (1), через
два года после его переселения из Вирсавии, где он прожил еще тридцать восемь
лет, доживая свои дни. В течение этого времени "Господь весьма благословил"
его, и он сделался великим в Ханаане, хотя владел в нем только полем и пещерой
Махпела, которую купил у сынов Хетовых в качестве места для погребения.
Господь дал ему овец и волов, серебро и золото, рабов и рабынь, верблюдов и
ослов (Бытие 24:35), таким образом, подарив ему влияние и уважение
окружавших его племен, явившиеся, конечно, благодаря богатству.
Однако при всем своем преуспевании он не забыл обетований. Он воспитал
Исаака в духе своей веры, и для того, чтобы уберечь его от злого и
развращающего влияния неверующих женщин и содействовать будущему
процветанию своих потомков, он заставил своего управляющего поклясться, что
тот возьмет в жены его сыну не из дочерей Хананеев, среди которых он жил, а из
родственников его в Месопотамии женщину, которая окажется также верующей
в Бога (Бытие 24:50). Управляющий, однако, думал, что он может не преуспеть в
этом, но у Авраама не было таких опасений. "Господь, Бог неба, -- сказал он, --
который взял меня из дома отца моего и из земли рождения моего, который
говорил мне, и который клялся мне, говоря: "потомству твоему дам сию
землю", -- Он пошлет Ангела Своего перед тобою, и ты возьмешь жену сыну
моему оттуда".
Исааку было сорок лет, когда он женился на Ревекке, которую он привел в
шатер Сарры. К этому моменту Сарры уже не было в живых в течение трех лет.
По прошествии с этого времени тридцати пяти лет умер Авраам, будучи ста
семидесяти пяти лет, "живший в шатрах с Исааком и Иаковом, сонаследниками
того же обетования" (Евреям 11:9) в течение пятнадцати лет. "И приложился
Авраам к народу своему. И погребли его Исаак и Измаил, сыновья его, в пещере
Махпеле" в доброй старости, как предсказывал ему Господь (2). "Он умер в
вере, не получивши обетований; дабы он не без нас достиг совершенства"
(Евреям 11:13,39,40). Он вошел в библейский список умерших в надежде на
Царство Божье.
После кончины Авраама Исаак разбил свой лагерь в Хевроне, намереваясь
пойти в Египет из-за голода в земле Ханаанской. Он двинулся на юг и достиг на
своем пути в ту сторону Герара Филистимского. Однако там ему явился Господь
и сказал: "Не ходи в Египет; живи в земле, о которой Я скажу тебе. Странствуй
по сей земле; и Я буду с тобою, и благословлю тебя: ибо тебе и Потомству
(Семени) твоему дам все земли сии, и исполню клятву, которою Я клялся
Аврааму, отцу твоему. Умножу потомство твое, как звезды небесные; и дам
потомству твоему все земли сии; благословятся в семени твоем все народы
земные, за то, что Авраам послушался гласа Моего и соблюдал, что Мною
заповедано было соблюдать: повеления Мои, уставы Мои и законы Мои" (Бытие
26:2-5).
Этими словами евангелие было проповедано Исааку, как до него --
Аврааму. Он так же верил в Господа, ибо, будучи уверенным в этих обетованиях,
он не отправился дальше в Египет, а "поселился в Гераре". Он не сомневался.
Он не рассчитывал на загробную жизнь в "неизвестной стране, откуда не
возвращается ни один путешественник". В будущем для него не было тайны.
"Небеса" для него были состоянием блаженства на земле -- вполне
определенным порядком вещей. "Я благословлю тебя", -- сказал Бог и отметил
те основы, на которых это благословение утверждено: "ибо", продолжал
Господь,
1) Я дам все земли сии тебе;
2) Я дам все земли сии твоему Потомству (Семени), "которое есть
Христос", как говорит апостол;
3) Я умножу потомство твое;
4) Я дам всему этому множеству людей все земли сии; и
5) Я благословлю все народы в Семени твоем, Христе.
Поскольку Авраам умер, не получив этих обетований, данных также и ему,
и поскольку Исаак знал, что они должны стать наследниками вместе, обетование
обо "всех землях сиих" было равносильно гарантии того, что он воскреснет из
мертвых, когда увидит своего отца и Христа, владеющих этой землей, и его
потомков, число которых многократно умножится, и они станут сильным народом,
единственным, занимающим ее, а все народы -- счастливыми и довольными под
властью Христа. Это и было то евангелие, в которое он верил, и те небеса и
блаженство, на которые он надеялся.
После этого Исаак засеял землю и получил в тот год урожай "во сто крат",
и "стал великим человек сей, и возвеличивался больше и больше до того, что
стал весьма великим, ... и Филистимляне стали завидовать ему". И сказал их
царь: "Удались от нас; ибо ты сделался гораздо сильнее нас". Вследствие этого
он оставил Герар и перешел в Вирсавию. Позже его навестил царь Герарский
вместе с одним из своих друзей и с военачальником его. Однако Исаак оказался
недовольным их визитом, ибо сказал им: "Для чего вы пришли ко мне, когда вы
возненавидели меня и выслали меня от себя?" Их ответ показывает, что они
знали об отношениях, поддерживаемых Исааком с Богом и Его обетованиями,
ибо они ответили: "Мы ясно увидели, что Господь с тобой, и потому мы сказали:
... заключим с тобой союз, чтобы ты не делал нам зла", -- и закончили свою речь
следующим признанием: "Теперь ты благословен Господом"; то есть, Авраам,
с которым мы заключили договор до тебя, умер, и благословение Господа,
обещанное ему, сейчас возложено на тебя, от которого мы ожидаем дружеских
отношений и мира (Бытие 26:29; 21:23).
Когда Исааку исполнилось шестьдесят лет, а Аврааму -- сто шестьдесят,
родились Исав и Иаков. До их рождения Господь сказал Ревекке: "Два племени
во чреве твоем, и два различных народа произойдут из утробы твоей; один народ
сделается сильнее другого, и больший будет служить меньшему". Апостол
делает следующие замечания по поводу этого избрания: "Так было и с Ревеккою,
когда она зачала в одно время двух сыновей от Исаака, отца нашего; ибо когда
они еще не родились и не сделали ничего доброго или худого, -- дабы изволение
Божие в избрании происходило не от дел, но от Призывающего, -- сказано было
ей: "больший будет в порабощении у меньшего", как и написано: "Иакова Я
возлюбил, а Исава возненавидел" (Римлянам 9:10-13; Малахия 1:2,3). Это
избрание имеет отношение к намерениям Бога, открытым в обетованиях Аврааму
и Исааку. Его целью было создать "сильный народ" из их потомства,
"Происшедший" от которого "овладеет" (будет властвовать) (Числа 24:19). Этой
цели нельзя было достигнуть, если бы она была предоставлена неуправляемой
воле человека. Авраам сделал бы своим наследником Измаила, а Исаак выбрал
бы Исава, оба из которых, как показали события, скорее расстроили бы, чем
содействовали "изволению Божьему". Дикие арабы пустыни, которые произошли
от Измаила, или идумеи, потомки Исава, -- оба эти племени иллюстрируют
моральные отклонения своих отцов -- были бы плохим выбором для
осуществления намерений Божьих. Отказ от Измаила и избрание Иакова
подтверждают мудрость и провидение Того, с Кем отцы должны были иметь
дело. Он видел окончание всего с самого начала, и, зная будущие характеры
этих двух рас людей, Он говорил Малахии: "Я возлюбил Иакова, а Исава
возненавидел и предал горы его опустошению, и владения его -- шакалам
пустыни".
Можно было бы здесь отметить, что избрание в Писании связано с
"изволением (намерением) Божьим" относительно устройства Царства. Он
избрал его территорию; Он избрал народ для вечного владения им; Он избрал
царя для руководства им; Он избрал святых для помощи себе в управлении
делами. Во всех этих случаях избрание было "от Призывающего" (3). Это
избрание, однако, не является таким, о котором заявляют "богословы", и не
имеет отношения к тем людям, с которыми они имееют дело. Он не говорит
такому человеку: "Я избираю тебя из всего загробного мира, чтобы спасти от
пламени ада; делай, что ты можешь", -- не говорит Он ему: "Я предопределяю
тебя для осуждения и вечной муки; делай, что ты можешь". Утверждать такое о
Боге -- значит поносить Его имя. Писание говорит, что "Бог нелицеприятен", что
"Он не хочет смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и
жив был" и что "Он долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все
пришли к покаянию" (Деяния Апостолов 10:34; Иезекииль 33:11; 2-е Петра 3:9).
Такие заявления полностью расходятся с "теологией", традиции которой есть
порождение плотского разума болезненного и темного времени.
Бог выбирает святых для Своего Царства не посредством заранее
известного решения, являющегося необратимым, а люди "избираются при
освящении от Духа, к послушанию и окроплению Кровию Иисуса Христа" (1-е
Петра 1:2). Это открывает нам способ и замысел избрания по отношению к
настоящему времени. "Освящение от Духа" -- это способ, а "послушание и
окропление Христовой Кровью" -- это цель. Как это осуществляется, объяснено
в следующих словах: "Послушанием истине через духа очистили вы души ваши"
(1-е Петра 1:22). Образ действий, при помощи которого люди приходят к
послушанию и очищению окроплением кровью через дух, фактически, объяснен
при употреблении ключей Петром в день Пятидесятницы и в доме Корнилия.
Дух, посредством апостола, "пришед обличит мир о грехе, и о правде, и о суде"
(4) и подкрепит свои слова знамениями, сопровождающими их. Они уверовали и
стали послушны истине, и в послушании очистились от всех прошлых грехов
верой в окропляющую кровь. Таким образом, они "омылись, освятились,
оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего" (5) и
были избраны таким способом согласно Его предвидению и предопределению
(6).
Никому не нужно обольщаться по поводу того, что он является одним из
избранных Божьих до тех пор, пока он не уверует в Евангелие Царства и не
станет послушен ему, и не пойдет по стопам Авраамовой веры. В таком случае
человек знает и чувствует, что он -- избранный, потому что Бог говорил: "Кто
будет веровать и креститься, спасен будет". В пророчестве на Горе Елеонской
об избранных говорится в связи с подавлением Еврейского государства. Там
написано: "Если бы не сократились те дни, то не спаслась бы никакая плоть (то
есть, ни один еврей не был бы спасен); но ради избранных сократятся те дни"
(Матфей 24:22). Эти избранные были теми слугами Господа в Израиле, которым
Иисус даровал полномочия стать сынами Божьими, так же, как и отцам, во имя
которых Израиль -- возлюбленный Божий (Римлянам 11:28), и ради чьей будущей
благодати и славы этот народ сохранен.
Это сохранение Израиля ради избранных прекрасно выражено пророком,
сказавшим: "Так говорит Господь: когда в виноградной кисти находится сок,
тогда говорят: "не повреди ее, ибо в ней благословение"; то же сделаю Я и ради
рабов Моих, чтобы не всех погубить. И Я произведу от Иоанна Семя, и от
Иуды -- наследника гор Моих, и наследуют это избранные Мои (землю
Ханаанскую), и рабы Мои будут жить там. И будет Сарон пастбищем для овец и
долина Ахор -- местом отдыха для волов народа Моего, который взыскал Меня"
(Исаия 65:8-10). "Не отверг", поэтому, "Бог народа Своего, который Он
наперед знал", и говорил Аврааму и Исааку до того, как у них появились
сыновья. Он подверг их наказанию за их грехи, но, "по избранию благодати,
сохранился остаток". "Избранные же получили" благодать, принятием Иисуса в
качестве Семени и наследника земли, "а прочие... не видят... даже до сего дня".
Однако эта слепота не постоянна. Они станут великим и могущественным
народом, радостно служащим Господу Иисусу и избранным, ибо "ожесточение
произошло в Израиле отчасти, до времени, пока войдет полное число язычников,
и так весь Израиль спасется" (Римлянам 11:2,5,7,8,25,26), то есть, все двенадцать
колен будут объединены вновь в один народ и царство на своей собственной
земле и будут приняты под покровительство Божье (Иезекииль 37:25-28; 36:33-
38; 39:25-29), и они будут пересажены туда вновь, согласно слову Господа.
В заключение, все, что связано с Царством, устанавливается на принципах
монархии. Ничто не предоставлено человеческой воле. Поэтому апостол говорит:
"Зависит не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего" (7).
Призыв язычников, чтобы они приняли участие в будущем царстве, -- это
замечательная иллюстрация истинности этого. Если бы это было завещано
апостолам, они не распространили бы на людей других народов приглашение
стать вместе с ними наследниками царства Ханаанского и властвовать над
миром. Они ходили туда-сюда среди своего собственного народа, призывая этих
людей стать детьми обетования, которые "признаются за семя" (8); однако не по
их воле, а вопреки ей, "слово" было проповедано язычникам, что открыло
последним дорогу в Царство. Приглашение нашему роду, как верно говорит
апостол, было "от Бога милующего".
Египетский Фараон является еще одной иллюстрацией этого принципа. Бог
намеревался продемонстрировать Свою власть в том, что Его имя может быть
провозглашено на всей земле. Это обнародование не было оставлено мудрости
или воле Моисея. Оно должно быть продемонстрировано по Божественной воле.
В мире были распространены невежество и суеверия, фараон же был
самодержцем того времени. Он был абсолютно несведущ в том, кто такой
Господь, а потому отказывался подчиняться Ему. Он был "сосудом в низком
употреблении" -- идолопоклонником под властью страстей. Если бы он был
предоставлен себе, он бы продолжал оставаться, подобно другим лидерам
грешной власти, "сосудом гнева, готовым к погибели". Его тирания пришлась на
этот кризисный момент, когда, либо израильтяне должны были быть истреблены,
либо угнетатель должен был погибнуть. Суд в этом случае принадлежал Богу
Авраама, Исаака и Иакова, и в исходе, поэтому, нельзя было ни на момент
сомневаться. Тот, кто имел власть над глиной, предназначил Израилю стать
"сосудом для почетного употребления", которому Он оказал милость по Своей
высшей воле. Они были, следовательно, "сосудами милосердия", которые Он до
того приготовил, чтобы на их примере явить богатство Своей славы, как тогда,
так и в грядущем времени. Для того, чтобы осуществить это избавление, чтобы
наказать фараона и его соучастников за их тиранию и чтобы сделать Его
известным окружающим народам, Он побудил египетского царя полностью
проявить свою упрямую и безжалостную природу. Исходя из той точки зрения, с
которой мы рассматриваем этот случай, Он избрал фараона и его воинство для
страшного поражения, в то время как Израиль был избран Им, чтобы стать Его
народом на земле Ханаанской. "Итак, кого хочет, милует; а кого хочет,
ожесточает" (Римлянам 9:14-33).
Такова доктрина избранности, как ей учит истинное Писание. Давайте
вернемся сейчас к дальнейшему обсуждению истории Исава и Иакова.
Мальчики превратились в мужчин. Исав стал "искусным в звероловстве,
человеком полей" (9). Для этих занятий он окружил себя воинами, чья сила
превратилась в будущее царство Едомское. Когда ему исполнился девяносто
один год, он был способен выступить против Иакова с четырьмя сотнями мужей
во время возвращения последнего из Месопотамии. Иаков же обладал более
мирным нравом. Он был "человеком кротким, живущим в шатрах". Пока они
жили с отцом, Исав был любимцем Исаака, а Иаков -- матери. Однажды, когда
Иаков готовил похлебку из красной чечевицы, Исав пришел с охоты очень
усталый. Он попросил разрешения у Иакова отведать его красной чечевицы.
Однако Иаков не был расположен делиться ею без вознаграждения. Исав был
старшим, и, в соответствие с обычаем первородства, имел право на
определенные привилегии, называемые правом первородства. Теперь Иаков,
имя которого означает "вытесняющий, или занимающий чье-то место", возжелал
вытеснить брата и получить это право, чтобы самому потом иметь
превосходство над Исавом, о котором Бог засвидетельствовал: "Больший будет
служить меньшему". Поэтому, прежде чем согласиться с просьбой Исава, он
сказал: "Продай мне теперь же свое первородство". Исав недолго сомневался по
поводу этого требования, и, наконец, сказал: "Вот, я умираю, что мне в этом
первородстве". "Поклянись мне, -- сказал Иаков, -- теперь же"; тот поклялся ему
и продал свое право первородства Иакову. Иаков дал ему красной похлебки. С
этого времени Исав приобрел прозвище Едом, что означает "красный" и служит
напоминанием о том, что "пренебрег Исав первородство" (Бытие 25:27-34).
Когда Исаву было сорок лет, он взял себе в жены двух хеттеянских
женщин, чем огорчил своих родителей. По прошествии почти тридцати лет, когда
Исаак достиг ста тридцати одного года, он решил даровать Исаву свое
благословение, несмотря на то, что тот продал свое первородство. Однако
преданная бдительность Ревекки расстроила этот план. Больший должен был
служить меньшему, и она вознамерилась сделать так, чтобы Исааково
благословение было направлено именно по этому пути. Таким образом, в
благословении предполагаемого Исава (ибо глаза Исаака были слишком слабы,
чтобы правильно видеть) он сказал: "Да даст тебе Бог от росы небесной и от
тука земли, и множество хлеба и вина. Да послужат тебе народы, и да
поклонятся тебе племена; будь господином над братьями твоими, и да
поклонятся тебе сыны матери твоей; проклинающие тебя -- прокляты;
благословляющие тебя -- благословенны!" Это благословение, вопреки воле
Исаака, было объявлено Иакову, которого Бог предназначил благословить на то
же самое дело. Истинно, все это -- "не от желающего, но от Бога милующего"
(10).
Исав вполне рассчитывал на благословение, хотя и променял свое
первородство на похлебку, поскольку Исаак пообещал одарить его после
возвращения с поля. Когда, однако, он вошел, чтобы получить благословение, и
объявил, что он и есть Исав, "вострепетал Исаак весьма великим трепетом",
обнаружив, что он обманут; тем не менее, он подтвердил сделанное им, сказав:
"Он и будет благословен" (11). Когда Исаву открылось случившееся, он "поднял
громкий и весьма горький вопль, и сказал отцу своему: отец мой! благослови и
меня". И дал волю рыданиям. Однако свершенное не могло быть отменено, ибо в
этом была рука Божья.
Апостол ссылается на историю с Исавом, предупреждая верующих о том,
чтобы кто-то из них "не лишился благодати Божией" (12). Все, являющиеся
семенем Авраамовым, будучи во Христе, приобрели первородство, а потому
получили право на благословение Авраама, Исаака и Иакова о том, что в
будущем "им будут служить народы, и поклонятся племена, и они будут
господами над братьями своими". Однако, если во имя какой-то временной
выгоды они "произвольно грешат", и, таким образом, продают свое право, "то не
остается больше жертвы за грехи, но некое страшное ожидание суда и ярость
огня, готового пожрать противников" (Евреям 10:26-37). Нет никакой
возможности, позволяющей таким людям раскаяться, ибо они поставили себя
точно в такое же положение, в котором был Исав. Следовательно, апостол
увещевал своих братьев усердно заботиться о том, чтобы никто из них не
оказался "нечестивцем", как Исав, который за одну снедь отказался от своего
первородства, "ибо вы знаете, что после того он, желая наследовать
благословение, был отвержен; не мог переменить мыслей отца (?????????
????? ??? ????), хотя и просил о том со слезами" (Евреям 12:15-17). Бог
милостив, но Он также и ревнитель; Он "не оставляет без наказания" (13). Если
Его дети продают свое первородство миру за что бы то ни было, соблазняющее
их, Его мысли, подобно Исааковым, остаются непоколебимы, и согрешившие не
могут их изменить, хотя они могут старательно добиваться этого слезами,
молитвами и громкими и полными горечи воплями.
Когда Иаков был невольно назначен Исааком наследником благословений,
Исав почувствовал ненависть к нему; слышали, как он угрожал брату смертью,
когда их отец скончается. Это решение было передано Ревекке, которая, послав
за Иаковом, сообщила ему о злом умысле Исава и посоветовала бежать в
Месопотамию и оставаться некоторое время с ее братом Лаваном в Харане,
пока не утихнет ярость его брата. Однако было необходимо получить согласие
Исаака, чтобы между ним и Иаковом не возникло ссоры, ибо любимым сыном
отца был Исав. Ревекка хорошо знала, как справиться с этим. Исаак, как и сама
она, был тяжко раздосадован женами Исава, чье поведение, по сути, внушало им
отвращение. Она жаловалась Исааку на то, как они огорчают ее, и заявила ему,
что если и Иаков должен будет взять себе в жены кого-то из дочерей этой
земли, ей самой не стоит и жить. Поскольку в этом случае Исаак чувствовал то
же самое, он немедленно согласился с точкой зрения жены и, призвав Иакова,
благословил его и заповедал ему: "Не бери себе жены из дочерей Ханаанских".
Он, потому, направил сына пойти и взять жену из семьи Лавана, сказав при этом:
"Бог же Всемогущий да благословит тебя, да расплодит тебя и да размножит
тебя, и да будет от тебя множество народов; и да даст тебе благословение
Авраама, тебе, и потомству (Семени) твоему с тобою, чтобы тебе наследовать
землю странствования твоего, которую Бог дал Аврааму!" (Бытие 28:1-4).
Таковым было Исааково понимание благословения относительно времени его
выполнения. Он не ожидал его до тех пор, пока не явится Семя, или Христос;
однако, когда он вступит во владение, они, Авраам, Исаак и Иаков, будут
благословлены вместе с ним. Давайте теперь перейдем к рассмотрению
ВИДЕНИЯ ИАКОВА О ЛЕСТНИЦЕ.
Ночью, после своего отбытия, когда он спал под небесным сводом,
Господь явился ему во сне. В этом видении он увидел, что "лестница стоит на
земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней.
И вот, Господь стоит на ней и говорит: Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и
Бог Исаака. Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству
твоему. ... И благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные. И вот,
Я с тобою; и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь; и возвращу тебя в сию
землю; ибо Я не оставлю тебя, доколе не исполню того, что Я сказал тебе"
(Бытие 28:10-15). Таким образом, в благословении, которое было возложено на
Иакова, Бог пообещал:
1) что когда-то в будущем, которое не было точно определено, Он даст
Иакову подлинное и персональное владение той землей, на которой он тогда
лежал, и где в течение веков находился город Вефиль;
2) что у него будет семя, или потомок, в котором благословятся все
народы; и
3) что Иаков и его потомство будут владеть Палестиной и Сирией вместе,
то есть, -- в одно и то же время.
Точное время, как я говорил, в обетовании не было названо. Иакову,
однако, было дано понять при помощи образа в видении, что после момента его
сна пройдет много времени. Как говорит апостол, он, "не получивши
обетований, только издали видел оные, и радовался, и говорил о себе, что он
странник и пришелец на земле" (14). Он видел осуществление обещанного в
отдаленной точке времени, а не в далеком пункте пространства, ибо местом,
где это должно свершиться, был Вефиль, находящийся в пятнадцати милях от
Иерусалима. Он был именно в этом месте и настолько хорошо понимал это, что
назвал Вефиль "воротами в небеса".
Временной интервал между вручением обетования и его осуществлением
представлен Иакову в образе лестницы необычайной длины, один конец которой
находится в Вефиле, другой же касается небесного свода. Это были две точки
соприкосновения земли Иудейской и небес, а способ их соединения -- лестница
между ними. Это было наиболее выразительным символом, который будет понят,
если принять во внимание те цели, для которых используется лестница. Она
является приспособлением для соединения отдаленных друг от друга точек,
посредством которого находящийся в нижнем конце может достичь желаемой
высоты. Это, следовательно, -- способ связи точек, находящихся на расстоянии.
Теперь, если вместо отдаленных друг от друга участков местности
представить себе отдаленные эпохи, то века и поколения, соединяющие их,
будут поддерживать такую же связь с этими эпохами, как лестница -- с землей,
на которой она стоит, и с точкой на высоте, на которую она опирается. Лестница
в видении Иакова, поэтому, символизировала собой его потомство в их
поколениях и в определенные времена. Один ее конец был в его чреслах, другой
же -- в Господе Иисусе, когда последнему суждено воссесть на свой престол для
управления той землей, на которой спал Иаков.
Однако на этой лестнице веков и поколений, с Иаковом и его семенем внизу
и Силомом-Примирителем наверху, "Ангелы Божие восходят и нисходят по ней".
Это объясняло ему, что все дела его потомства, кровного и духовного, по
отношению к миру, будут управляться Элохимом, который будет двигаться туда-
сюда между землей и небесами в процессе исполнения ими работы. Поэтому
апостол называет их "служебными духами, посылаемыми на служение для тех,
которые имеют наследовать спасение" (Евреям 1:14). Израиль и народы
находятся под их наместничеством до прихода Господа Иисуса, который примет
на себя верховную власть над миром. Когда он явится в своем царстве, главным
образом, земля Израильская не будет больше подчинена их управлению.
Апостол включает Палестину и Сирию, где Еврейское государство будет
преобразовано под их руководством в "будущую вселенную", или "будущее
жилище" (Евреям 2:5) (??? ?????????? ??? ?????????). Когда он писал это,
эти страны были подчинены посредством Израиля Моисееву устройству,
смешанному с языческим и находящемуся в зависимости от него.
Под этим порядком их дела руководились ангелами Божьими. Однако в
"будущей вселенной" должно быть по-другому, ибо, как говорит апостол, "не
Ангелам Бог покорил" ее, но "когда вводит Первородного во вселенную (??? ???
??????????), говорит: "и да поклонятся Ему все Ангелы Божии" (15). Это
возвращение Господа во "вселенную" не может относиться к эпохе его
воскресения, потому что он тогда не покидал ее. В самом деле, он никогда не
оставлял своей земли, кроме одного случая до воскресения, да и то не
добровольно, когда Иосиф и Мария увели его в Египет. Он сам сказал, что не
был у Отца до воскресения из мертвых (Иоанн 20:17). Только умерший он был в
этой "вселенной". Однако, когда он вознесся, он ушел в далекую страну, чтобы
получить царство, а получив его, он должен вернуться. Однако он все еще не
получил его, иначе он был бы сейчас в будущей обитаемой земле, или вселенной.
До тех пор пока Господь Иисус не воссядет на свой престол в качестве "Царя
Иудейского" (Иоанн 18:33-39; 19:12-19), предопределенное руководство
человеческими делами вверено Элохиму, который назван ангелами "малых,
верующих в Иисуса" (Матфей 18:3-6,10), потому что они служат их пользе, ради
того, чтобы все народы работало вместе для их окончательного блага.
Когда это замечательное изменение в устройстве вещей будет готово
произойти, когда Иисус получит верховную власть, а ангелы Божии поклонятся
ему, на всей земле наступит великий национальный юбилей. Народы, которые
сейчас стонут под запятнанной кровью тиранией мира и призывают несчастья на
головы своих мучителей, направят вверх, на небеса, возглас, "как бы голос
громов сильных, говорящих: аллилуйя! ибо воцарился Господь Бог
Вседержитель" (Откровение 19:6). Павел, несомненно, имел точку зрения на этот
период блаженства, когда цитировал слова "Поклонитесь перед Ним, все боги".
Это цитата из девяносто шестого псалма*, где прославляется эпоха этого
царствования такими словами: "Господь царствует: да радуется земля; да
веселятся многочисленные острова. Облако и мрак окрест Его; правда и суд --
основание престола Его. Перед Ним идет огонь, и вокруг попаляет врагов Его.
Молнии Его освещают вселенную; земля видит, и трепещет. Горы, как воск,
тают от лица Господа всей земли. Небеса возвещают правду Его, и все
народы видят славу Его. Да постыдятся все, служащие истуканам, хвалящиеся
идолами. Поклонитесь перед Ним, все боги (Элохим). Слышит Сион, и
радуется, и веселятся дщери Иудины ради судов Твоих, Господи. Ибо Ты,
Господи, высок над всею землею, превознесен над всеми богами (Элохимом)".
Таковым будет явление, когда Отец возвратит Господа Иисуса вновь в
обитаемый мир, "вселенную". Сейчас же Элохим восходит и нисходит по
лестнице, так сказать, между Господом Иисусом, который находится по правую
руку Всевышнего на небесах, и землей; однако когда он "воцарится на горе
Сионе и в Иерусалиме, и перед старейшинами его будет слава" (Исаия 24:23),
небеса и обитаемый мир-вселенная будут едины, а те, имя которым Элохим,
будут восходить и нисходить перед ним. Небеса откроются для глаз святых, и
они увидят чудеса невидимого. Именно таково учение, преподанное самим
Господом, который, когда Нафанаил признал в нем Сына Божиего и царя
Израилева, потому что он открыл его скрытые поступки, сказал ему: "Увидишь
больше сего. Отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих
восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому" (Иоанн 1:51). Затем будущая
вселенная покорится Сыну.
Лестница веков и поколений, как я уже сказал, связывает начальные и
завершающие эпохи долгого периода времени. Прошло около четырех тысяч лет
в этом интервале времени. Осталось совсем недолго, и вершины этой лестницы
достигнут Авраам, Исаак, Иаков и все другие, кто будет достоин Царства
Божьего. Они дотянутся до небес, но не посредством полета туда, как духи на
крыльях ангелов, а потому что небеса опустятся на землю, когда Господь Иисус
низойдет в славе.
Иаков прожил со своим дядей Лаваном двадцать лет (Бытие 31:38). За
время пребывания в Месопотамии у него родилось одиннадцать сыновей.
Двенадцатый, Вениамин, родился у Рахили, матери Иосифа, в Вифлееме Ефрафе,
где она умерла и была похоронена. Поскольку Иосифу было тридцать девять
лет, когда Иаков пришел в Египет, будучи в то время ста тридцати лет от роду
(Бытие 41:46,47; 45:6; 47:9), значит, Иакову был девяносто один год, когда Иосиф
появился на свет, и семьдесят семь лет, когда он убежал в Харран. После
рождения Иосифа ему явился ангел Божий и сказал: "Я Бог, явившийся тебе в
Вефиле, где ты возлил елей на памятник и где ты дал мне обет. Теперь встань,
выйди из земли сей; и возвратись в землю родины твоей". Он послушался. Тайно
собрав все свое имущество, он убежал от Лавана, выступив в путь, "чтобы идти
к Исааку, отцу своему, в землю Ханаанскую". Перейдя Евфрат, он оказался
около реки Иавок, которая впадает в Иордан приблизительно на полпути между
Галилейским и Мертвым морями. Недалеко от слияния этих рек "встретили его
Ангелы Божии", и поэтому он назвал это место Маханаим, что значит ополчение
Божие. Послав вестников к Исаву в землю Сеир, чтобы умилостивить его, и
переправив все, что у него было, он остался на северном берегу один. Именно
там он боролся с одним из ангелов, который благословил его и изменил ему имя с
Иакова на более почетное -- Израиль, означающее князь Божий. В память об
этой чести, ангел коснулся жилы на составе бедра его, что привело к ее сжатию.
Так Иаков стал хромать "на бедро свое".
Перейдя Иавок в Пенуэле и присоединившись к своей компании, он
встретился с Исавом, который принял его с явной добротой, несмотря на
очевидное недоверие со стороны Иакова. Последовало примирение. Исав принял
щедрый дар и навязал Иакову непрошенную охрану из своих воинов. Иаков,
однако, уговорил брата отправиться без него, "а я, -- сказал он, -- пойду медленно,
и приду к господину моему в Сеир". Однако как только Исав двинулся в путь,
Иаков поспешил в Сокхоф. Остановившись там на время, он пересек Иордан и
поселился в Сихеме, в земле Ханаанской. После того, как его сыновья отомстили
этому городу за Дину, свою сестру, Бог явился ему вновь и сказал идти и
поселиться в Вефиле и устроить там жертвенник Богу, явившемуся ему, когда он
бежал от лица Исава. Его семья до сих пор хранила богов Лавановых. Поэтому,
во исполнение слова Божьего, он распорядился, чтобы его домашние выбросили
их. Они так и поступили и отдали ему вместе с ними и свои серьги, и Иаков
закопал богов и украшения под дубом недалеко от Сихема.
Прибыв в Вефиль, он устроил жертвенник, как ему наказал Бог. Сказал ему
там Бог: "Я Бог всемогущий; народ и множество народов будет у тебя, и цари
произойдут из чресл твоих. Землю, которую Я дал Аврааму и Исааку, Я дам
тебе, и Потомству (Семени) твоему по тебе дам землю сию" (Бытие 35:11-
12). В этом обновленном обетовании Иакову раскрылась дополнительная мысль
о том, что народ, составленный из его потомков, будет вмещать в себя
множество народов, то есть, это будет национальный союз племен, или колен.
Он должен будет унаследовать эту землю вместе с ними и с Семенем, или
Христом, и, поскольку он знал, что они должны будут быть притесняемы другим
народом четыре сотни лет, после чего этот народ будет осужден, а его
собственные дети выйдут с большим богатством, это благословение в Вефиле
напомнило ему, что он воскреснет из мертвых вместе с Авраамом и унаследует
землю навеки вместе со своим Семенем. Покинув Вефиль, он отправился в
Вифлеем, по пути в который умерла Рахиль. После ее смерти он раскинул шатер
свой за башнею Гадер, на горе Сион. Оттуда он пришел в Хеврон, где жил его
отец Исаак. Спустя двадцать девять лет после того, как Иаков покинул Лавана и
воссоединился с семьей, Исаак умер, достигнув ста восьмидесяти лет, и его
сыновья Исав и Иаков погребли его (Бытие 35:29).
ПРИТЧА ОБ ИОСИФЕ
Любая притча излагает некие вещи, символизирующие что-то еще.
Следовательно, она представляет собой сравнение, или образ. Она может быть
рассказана или исполнена. В первом случае для иллюстрации реального
использовано воображаемое, в то время как в последнем случае действительные
действия символизируют, в меньшем масштабе, более отдаленные и
величественные события. Рассказанные или исполненные, притчи являются
неясными и неразборчивыми для тех, кто не знаком с сутью Царства, но когда
однажды они приходят к пониманию этих вещей, то, с чем они имеют сходство,
сразу проявляется. Изображать аллегорически значит представлять истину при
помощи сравнения. Для определенных качеств Царства Божьего быть
изображенными иносказательно означало говорить или исполнять аллегорически,
и этот метод обучения в большей степени годится для того, чтобы удержать
внимание и надолго отпечататься в сознании, чем любая заранее приготовленная
лекция или образцовое исследование. Писание построено по этому остроумному
плану, посредством которого оно сделалось настолько более интересным и
содержательным, насколько более значительно оно по сравнению с любыми
другими книгами на ту же тему и тех же размеров. Оно является исследованием
самого себя, и никакие "правила толкования" или "логики" не имеют ни малейшей
ценности для понимания того, что оно открывает.
Притча была введена в действие Авраамом при принесении в жертву
Исаака. Происходившее было реальностью, но также и иносказанием, или
метафорой, о чем-то другом, а именно: о жертвоприношении и воскресении
Семени, или Христа. После смерти Исаака, когда Иаков уже достаточно
состарился, Иосиф был избран среди его сыновей, по Божьему плану, чтобы
стать символическим образцом будущего Семени, посредством которого должны
были осуществиться обетования. Жизнь Иосифа, поэтому, стала живой притчей,
с помощью которой Иакову и его сыновьям, а также верующим, пришедшим
после них, было представлено, что должно произойти в жизни Христа. Рассказ об
Иосифе сам по себе является интересной и трогательной историей, но когда мы
читаем его, как если бы мы читали о Христе вместо него, это повествование
приобретает значение, которое привлекает к себе изучающих Слово.
Когда Иаков прожил семнадцать лет на земле Ханаанской после ухода от
Лавана, Иосифу было семнадцать, а Исааку -- сто шестьдесят восемь лет.
Следовательно, когда Иакову было сто двадцать лет и за двенадцать лет до
смерти Исаака, Иосифу приснились его замечательные сны. Они стали первыми
занесенными в летопись примерами символического пророчества. Они показали
Иосифу, что он будет господином над своими братьями, и, будучи
рассказанными им, сны настолько были ясно ими поняты, показав его верховную
власть и их подчинение, как если бы это всегда именно так и предсказывалось. Я
упоминаю это, чтобы показать, что пророчества, посредством образов и
символического воздействия, являются такими же понятными, как и пророчества,
выраженные самыми ясными словами.
Иосиф был самым любимым сыном отца, братья же завидовали и
ненавидели его, и их поведение заставляло его передавать отцу "худые слухи" о
них. Ему приснилось, что он и братья вяжут снопы посреди поля, и что его сноп
встал прямо, а их снопы -- вокруг него, и поклонились его снопу. Когда он
рассказал им свой сон, они сразу поняли его значение. "Неужели, -- сказали они, --
ты будешь царствовать над нами? Неужели будешь владеть нами? И
возненавидели его еще более за сны его и за слова его". Во втором сне "солнце,
и луна, и одиннадцать звезд поклонятся ему", и Иаков так истолковал его сон:
"Неужели я, и твоя мать, и твои братья придем поклониться тебе до земли?
Братья его досадовали на него; а отец его заметил это слово".
В этих небольших эпизодах мы прочли не только о возвышении Иосифа, но
и о том обхождении, которое потом получит Христос от сыновей Иосифовых
братьев, и о его последующем возвеличении, чтобы царствовать над ними, когда
Авраам, Исаак и Иаков и его семья поклонятся ему до земли. Иисус передал
худые слухи о своих братьях, которые видели, что он -- возлюбленный сын
Божий, он беспокоил их своими притчами и упреками, они же досадовали на него
и возненавидели за его слова. Судьба Иосифа предстояла ему, ибо, подобно
тому, как одиннадцать братьев сговорились убить его, а в действительности
продали его измаильтянам Мадиамским за двадцать серебреников, Господь
Иисус был продан за тридцать и подвергнут насильственной смерти
начальниками, полагающими, таким образом, опровергнуть его слова и
уничтожить его притязания на господство над ними.
Иосиф, превратившийся в собственность мидиамских купцов, стал
"избранным между братьями своими" (16), а для них -- все равно, что мертвый.
Они полностью потеряли его из виду, а со временем забыли его совсем. Их
тайный сговор, судя по всему, замечательно удался: они избавились от "знатока
снов" и внушили Иакову ложь о том, что тот встретил насильственную смерть от
хищного зверя. Однако "с ним был Бог", и хотя они сделали все, по их мнению,
верно, их грех должен был определенно припомниться им.
Иосиф был приведен в Египет, когда ему было семнадцать лет, а в
тридцать девять лет он сделался известным своим братьям во время их второго
свидания, следовательно, он был изолирован от дома своего отца на двадцать
два года. В течение этих лет судьба его складывалась по-разному, но всегда
направлялась к осуществлению через него Божьей цели. Слово, чтобы
свершиться, должно было поселить израилитян в Египет, чтобы они смогли стать
пришельцами на чужой земле и служить там, и страдать до тех пор, пока на их
притеснителей не обрушится суд, а их собственное избавление не произойдет
благодаря славе имени Ягве. Бог действует посредством людей в человеческих
делах. Следовательно, Он избрал Иосифа, как сделал позже с Господом
Иисусом, которого Он также "избрал между братьями его", чтобы тот стал
славным деятелем в достижении Своей цели относительно Израиля в связи с их
собственной судьбой, а также -- с судом и последующим благословением
народов.
Вторая глава притчи об Иосифе начинается с того, что Иосиф находится в
доме Потифара. Став там жертвой ложного обвинения, он оказывается
заточенным в царскую темницу. Однако даже там он находит благоволение, как
это было с ним до того в доме Потифара, ибо Иосиф был человеком праведным,
и Бог был с ним. Он пробыл в тюрьме два полных года к тому моменту, когда
Царю Египетскому привиделись сны о коровах и колосьях. Рассказ о его верном
толковании снов виночерпия и хлебодара царя, во время их заключения, явился
причиной того, что Иосиф предстал перед фараоном для истолкования его снов.
Считалось, что "истолкование от Бога" (Бытие 40:8), то есть, когда Он посылает
людям пророческие сны, их истолкование Он сохраняет за Собой. Это показано в
рассматриваемом нами случае, а позже -- в истории с Навуходоносором. Фараон
советовался со всеми волхвами и мудрецами Египта, но не нашлось никого, кто
смог бы объяснить его сны. Однако Бог открыл их смысл Иосифу, который
представил царю понятное их изложение, свидетельствующее о том, что должен
сделать Бог, и представил ему такой совет по поводу создания запасов, что
убедил фараона в том, что Иосиф -- "человек, в котором был Дух Божий", и что
"нет столь разумного и мудрого, как он". Поэтому "ты будешь над домом моим,
-- сказал фараон, -- и твоего слова держаться будет весь народ мой; только
престолом я буду больше тебя".
Когда Иосифу было тридцать семь лет, в Египте начался голод. Он
распространился на все окружающие страны и был очень тяжелым на земле
Ханаанской. Услышав о том, что в Египте есть хлеб, Иаков послал "десять
братьев Иосифовых" купить немного хлеба. Иосиф же, будучи начальником в
той земле, был человеком, продающим зерно. Поэтому сыны Израильские
явились к нему и, как он предсказывал, "поклонились ему лицем до земли".
Иосиф их узнал, они же не опознали его. Он притворился, что принимает их за
соглядатаев, и отдал их под стражу на три дня, однако затем выпустил их,
оставил одного из них в качестве заложника для того, чтобы они пришли вновь
вместе с их самым младшим братом, а затем отослал их назад, нагрузив зерном
для дома их отца. Суровое обращение, которое они испытали от Иосифа, привело
к тому, что они вспомнили о том, как они поступили по отношению к своему
брату двадцать два года назад. Их собственная совесть осудила их; не зная, что
Иосиф понимает по-еврейски, ибо он говорил с ними через переводчика, они
признались друг другу в своей вине в его присутствии, говоря: "Мы
наказываемся за грех против брата нашего; мы видели страдание души его,
когда он умолял нас, но не послушали; за то и постигло нас горе сие".
Во время своего второго посещения Египта братья были введены в дом
Иосифа, где им был возвращен Симеон. Когда вошел Иосиф, они "поклонились
ему до земли". Они были посажены за стол, согласно этикету, от самого
старшего к самому младшему, ели, пили и пировали вместе с Иосифом, все еще
полагая, что он -- египтянин. Когда же они отправились в обратный путь в
Ханаан, Иосиф приказал преследовать их и вернуть назад под предлогом того,
что они украли чашу, из которой он пьет. Во время этого второго разговора
Иуда стал молить его о своих братьях и признал, что Бог нашел неправду его и
его братьев и что они теперь стали рабами Господина фараонова царства. Когда
Иуда закончил свою речь, Иосиф не смог больше сдерживаться и громко
зарыдал, и сказал им, что он и есть тот брат, которого они продали в Египет. Они
были в величайшем смущении перед ним, но он успокоил их страхи и уверил их,
что все произошедшее было от Бога, Который послал его в Египет перед ними,
"чтобы оставить вас на земле и сохранить вашу жизнь великим избавлением".
Иаков, получив известия обо всем произошедшем, снялся с места своей
стоянки и отправился в Египет, будучи приглашенным туда Иосифом и фараоном.
Прошло десять лет со смерти Исаака, и Иакову исполнилось сто тридцать лет.
По пути, придя в Вирсавию, он принес жертвы Богу Исаака. Тогда сказал ему
Бог: "Я Бог, Бог отца твоего; не бойся идти в Египет; ибо там произведу от
тебя народ великий. Я войду с тобою в Египет; Я и выведу тебя обратно.
Иосиф своею рукою закроет глаза твои". Этим обетованием Иаков был вновь
убежден в воскресении к жизни. Закрытие глаз рукою означало смерть, ибо это
было последним долгом самого ближнего родственника. Поэтому сказать
Иакову, что он умрет и, в то же время, что будет выведен обратно, значило,
следовательно, что ему было сказано, что он воскреснет из мертвых, чтобы
овладеть землей.
Прошло семнадцать лет с тех пор, как он пришел в Египет, и приблизилось
время, когда Иаков должен был умереть. Это проживание на земле Хама
нисколько не ослабило его преданности земле Ханаанской. В связи с этим, когда
он почувствовал приближение конца, он заставил Иосифа поклясться, сказав:
"Клянись, что ты окажешь мне милость и правду, не похоронишь меня в Египте,
дабы мне лечь с отцами моими: вынесешь меня из Египта и похоронишь меня в
их гробнице". Иосиф обещал сделать "по слову его". Почему же Иаков так
беспокоился по этому поводу? Ведь не было совершенно никакой разницы для
него, где он превратится в прах! Так было бы, будь он неверующим язычником
или религиозным человеком, чье сознание извращено платонизмом. Он нисколько
бы не заботился о своем теле, но все его волнения касались бы его "бессмертной
души". Однако в сцене у смертного ложа Иакова он не выражает ни малейшей
заботы о "своей душе"; все его переживания заключались в том, чтобы его тело
после смерти было похоронено в пещере на поле Махпела, где лежат Авраам,
Исаак, Сарра, Ревекка и Лия (Бытие 47:29-31; 49:29-33). То же было и в случае с
Иосифом, ибо, хотя Египет и стал местом его славы, а он сам был почитаем там
как спаситель страны, в которой он прожил, кроме того, девяносто три года, все-
таки его последние мысли были о земле Ханаанской и о захоронении его костей.
"Я умираю, -- сказал он, -- но Бог посетит вас, и выведет вас из земли сей в
землю, о которой клялся Аврааму, Исааку и Иакову"; и он взял с них клятву,
говоря: "Вынесите кости мои отсюда".
Почему же, спрошу я вас, сейчас все человечество беспокоится о своих
"душах" и небесах, в то время как друзья Бога, бывшие в течение всего своего
странствия славными объектами Его отцовской заботы, не проявляли подобного
беспокойства, а, наоборот, строго заклинали выживших, выражая свою любовь к
Ханаану и то обстоятельство, что их тела должны перейти в прах именно там?
Причина состоит в том, что современные люди не верят в обетования Божие. Ни
протестанты, ни католики не верят в Бога. Они имеют такую систему веры,
которая не имеет никакого отношения к религии Бога, а потому они надеются на
то, чего Бог не обещал; следовательно, самые благочестивые из них умирают
обманутыми. Вера и надежда протестантизма -- это не вера и надежда "отцов",
которых Бог назначил "наследниками мира".
Последними мыслями этих святых людей были "великие и драгоценные
обетования", которые должны быть явлены на земле Ханаанской, где их
потомство станет "великим и сильным народом" под властью Силома-
Примирителя и его святых, которые будут Господами Израиля и язычников.
Видя это, хотя и издалека, они выражали свою веру, оставляя завещания по
поводу своих тел, как об этом написано: "Верою Иосиф при кончине напоминал
об исходе сынов Израилевых и завещал о костях своих" (Евреям 11:22). Он
был, поэтому, бальзамирован и положен в гроб; по прошествии же ста пятидесяти
четырех лет его кости были вынесены из Египта Моисеем, они сопровождали
Израиль во всех его путешествиях через пустыню и, в конце концов, были
захоронены Иисусом Навином в пещере Махпела, где лежали его отцы (Бытие
50:24-26; Исход 13:19; Иисус Навин 24:32). Если исповедующие религию верят в
истину, они будут иметь такой же большой интерес к Ханаану и захоронению их
тел, выражая тем самым свою веру, какой находим мы в свидетельствах об
Израиле и Иосифе тех, к кому благоволит их Бог. Мы должны верить в
обетования о Ханаане, если мы хотим обладать бессмертными телами в царстве
Божьем.
ПРОРОЧЕСТВО ИАКОВА О ПОСЛЕДНИХ ДНЯХ
Иаков, будучи ста сорока семи лет, был близок к смерти и позвал всех
своих сыновей, чтобы возвестить им, "что будет с ними в грядущие (последние)
дни". Читатель поймет, к какому периоду времени преимущественно относится
пророчество Иакова, из того, что было уже высказано по поводу "конца мира".
Однако, чтобы никто не забыл, я повторю, что это относится к событиям,
которые должны были случиться в последние дни еврейского государства, под
властью конституции с Горы Синай. Оно рисует будущую судьбу двенадцати
колен, которая, с благословения, данного сыновьям Иакова, им предназначена,
касается индивидуальных особенностей отдельных участков Ханаана, которые
должны быть распределены между ними, и открывает определенные основные
события, связанные с коленами Левия, Иуды и Иосифа.
Мне необходимо только обратить внимание на эти особенные
происшествия, имеющие отношение к Царству Божьему. После Рувима, в
пророчестве объединены Симеон и Левий. Они убили Еммора и Сихема и всех
жителей мужского пола их города (17). Это обстоятельство взято в качестве
характеристики их колен в последние дни. "Орудия жестокости, -- сказал Иаков,
-- мечи их". Предвидя ту роль, которую они сыграют по отношению к Семени, он
воскликнул: "В совет их да не вниидет душа моя, и к собранию (Псалтирь 21:17;
Матфей 26:14) их да не приобщится слава моя". Почему же, Иаков? Потому что
они в гневе своем убили мужа (Матфей 26:57,59) и в своем своеволии
подкопались под стену и разграбили город (Бытие 34:25-29). "Проклят гнев их,
ибо жесток; и ярость их, ибо свирепа". Подтверждение этого будет нетрудно
распознать в истории колена Левия в период распятия. Именно священники
добивались и привели к смерти Иисуса, на которого ссылался Иаков, и, чтобы
обратить внимание на свое отношение к их поведению, он сказал: "Разделю их в
Иакове, и рассею их в Израиле". Это осуществилось в том, что Левию не было
выделено никакого удельного наследия в этой земле, и что Симеонов удел был
включен в пределы удела Иуды (Иисус Навин 19:1,9). По этому устройству
Левий, Симеон и Иуда стали коленами, главным образом, имеющими отношение к
делам последних дней.
Сказав о смерти Христа посредством Левия и Симеона, он затем поведал о
том, что связано только с Иудой. Об этом колене он заявил:
1) что Иуда должен получить восхваление всех других колен;
2) что он должен покорить себе врагов;
3) что он должен править всем Израилем;
4) что его верховная власть должна быть монархической;
5) что от него, как законодателя, должен прийти Силом-Примиритель;
6) что к нему должен собраться народ;
7) что он въедет верхом на ослице, сопровождаемый ее осленком;
8) что его одежды будут окрашены кровью его врагов; и
9) что его резервуары будут изобиловать вином, а скалы страны --
пастбищами.
Таковы пункты, к которым могут быть сведены элементы прекрасного
пророчества Иакова о Царстве, в связи с Иудой в качестве царского колена,
если перейти к буквальной, или нефигуральной речи. Однако из прошедшей
истории этого колена совершенно понятно, что пророчество исполнилось лишь
частично. Иуда сейчас "преклонился, лег, как лев", и, принимая во внимание его
нынешнее поверженное состояние, Иаков осведомляется: "Кто поднимет его?"
Да, кто же сделает это? Кто вновь поднимет его на ноги, чтобы он смог
разодрать, попрать и истребить врагов Иерусалима? Кто, если не Примиритель,
чьим прекрасным конем назначено быть Иуде? (Захария 10:3-5; 12:6; 14:14)
Иаков указал на два явления Силома-Примирителя: первое -- после того,
как от Иуды отойдет скипетр, и второе -- во время приобретения коленом титула
законодателя для собравшегося народа. Скипетр отошел от Иуды до явления
Иисуса; однако ни Иисус, ни колено не провозгласили свод законов для Израиля
или язычников. Моисей был законодателем, но не из колена Иудиного, а из
Левия; однако, когда Примиритель придет в качестве законодателя из колена
Иудиного, тогда "от Сиона выйдет закон, и слово Господне -- из Иерусалима"
(Исаия 2:3).
Благословение Иуды содержит в себе надежду Израилеву. Оно показывает
точку зрения Иакова на обетования, данные ему и его отцам. Его вера касалась
существенных и поддающихся определению вещей. Он надеялся на царство и
империю, царской территорией которых должна была быть земля Ханаанская, в
особенности же, предназначенная Иуде часть (Иезекииль 48:8-22), а верховным
правителем -- Примиритель, потомок из чресл его по линии Иуды. Дух Божий в
Иакове предназначил его, чтобы он правил царством и дал законы миру, овладев
вратами своих врагов и благословив все народы земли. Подразумевалось, что
Иаков предвидел то, что скипетр отходит от Иуды. Намек на это содержит
английская версия (так же как и русская), в которой сказано: "Не отойдет
скипетр... доколе не придет Примиритель", -- или когда явится Иисус, скипетр
отойдет, что не согласуется с фактами.
Благословив Иуду словами, записанными в Писании (Бытие 49:8-12), он
перешел с короткими уведомлениями к Завулону, Иссахару, Дану, Гаду, Асиру и
Неффалиму, а затем остановился особенно подробно на Иосифе. Он описал в
общих словах плодородие уделов Ефрема и Манассии и огласил различные
благословения его потомству. Воскресив в памяти историю Иосифа в прошлом,
указывающую на будущее его потомков, он предсказал, что они будут жестоко
обижаемы своими врагами и отделены от других колен. Тем не менее, лук его,
хотя и ослабнет, но останется тверд, и они сами вновь сделаются крепкими "от
рук мощного Бога Иаковлева..., Который и да поможет" им и благословит их
свыше благословениями, которым радовались их предки до того, как они были
уведены в плен. Он предвидел, что они будут царским коленом и что в какой-то
период существования нации "холмы вечные", в их самых отдаленных границах,
поклонятся скипетру того, кому предопределено править ими (Аввакум 3:3-16).
Однако в благословении Иосифа Иаков дал замечательнейшее указание по
поводу Силома-Примирителя. Он называет его "пастырем и камнем
Израильским" (Исаия 28:16). В его благословении Иуды он предсказывает ему
произошедшего от него; в благословении же Иосифа, он объявляет, что
Примиритель -- от Бога Иаковлева и (говоря о нем, таким образом, в связи с
Иосифом) соответствует притче о его истории. Другими словами, Семя должно
быть как сыном Иуды, так и Сыном Божьим, и его отношение к колену
Израилеву должно изображаться отношением Иосифа к своим братьям.
"Огорчали его, и стреляли и враждовали на него стрельцы; но тверд остался лук
его, и крепки мышцы рук его, от рук Мощного Бога Иаковлева, от Бога отца
твоего, Который и да поможет тебе и да благословит тебя благословениями ...
Да будут они на голове Иосифа и на темени избранного между братьями
своими".
КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ВЕРЫ НА МОМЕНТ СМЕРТИ ИОСИФА
После смерти Иосифа, которая случилась через двести семьдесят шесть
лет после заключения завета, касающегося Христа, Левий и его сыновья Кааф,
Амрам и Моисей могут рассматриваться в качестве исключительных
служителей веры, угодивших Богу. Многие из семейства Иакова в этот период
времени, между смертью Иосифа и их славным исходом под руководством
Моисея, стали служить египетским богам (Иисус Навин 24:14). Однако это
случилось не со всеми. Некоторые все еще хранили обетования Божьи, и мы
находим, что о Моисее, когда ему было только сорок лет, до того как он ушел из
Египта, засвидетельствовано, что "он думал, поймут братья его, что Бог рукою
его дает им спасение; но они не поняли" (Деяния Апостолов 7:25). Это было за
сорок лет до их избавления и через сто четырнадцать лет после смерти Иосифа.
Через семьдесят четыре года после этой смерти у Амрама, правнука Левия,
родился Моисей. Предположение, что он надеялся на духовный рассудок своих
братьев, означает, что таков был он сам, ибо он, несомненно, судил о них, исходя
из своего собственного понимания Божественных обетований.
Хотя "научен был Моисей всей мудрости Египетской", это не отвратило
его от веры. Он познакомился с ней за годы заботы о нем его родителей.
Засвидетельствовано, что "верою Моисей по рождении три месяца скрываем
был родителями своими; ... не устрашились (они) царского повеления" (Евреям
11:23); он стал, таким образом, наследником праведности посредством веры в
обетования. Это откровение об их вере показывает, что, хотя другие могли
отступить от нее, "вера", единственная вера в благовествование, жила в них. Они
исподволь внушили эту веру Моисею, на плотяных скрижалях сердца (18)
которого она была столь несмываемо записана, что все льстивые речи
египетского двора не смогли бы изгладить ее. Результатом родительских
наставлений, им полученных, стало то, что "верою Моисей, пришед в возраст,
отказался называться сыном дочери фараоновой, и лучше захотел страдать с
народом Божьим, нежели иметь временное, греховное наслаждение, и поношение
Христово почел большим для себя богатством, нежели Египетские сокровища;
ибо он взирал на воздаяние. Верою оставил он Египет, не убоявшись гнева
царского; ибо он, как бы видя Невидимого, был тверд" (Евреям 11:24-27).
Из этого свидетельства, таким образом, мы узнаем, что вера в семье
Амрама касалась Христа и воздаяния; что это вызывало столь малое
сочувствие, что принимавшие ее подвергались позору и были вынуждены
переносить испытания из-за нее; что вещи, связанные с Христом было
почитаемы теми, кто понимал, что они имеют большую ценность, чем самое
просвещенное, изобильное и могущественное из царств во всем своем
великолепии. Поскольку вера семьи Амрамовой была той верой, без которой
"угодить Богу невозможно" в любое время, нам было бы полезно иметь самый
отчетливый взгляд на нее. Не включая те основные принципы религии, которые
изложены на страницах 159-161 части I этой работы, в которых все верующие
были наставлены, я представлю здесь краткое изложение того, что было "всем
спасением и всем хотением" семьи Авраамовой, хотя в течение долгого времени
оно от Бога "не исходило" (19). Я начну перечисление с самых простых
принципов и продвинусь к наиболее сложным в порядке их развития в
обетованиях Божьих. Они верили, следовательно,
1) что сын Евы уничтожит грех и зло мира;
2) что пока грех-власть не будет покорен, будет вестись постоянная
борьба между сторонниками Сына и приверженцами греха;
3) что в этой войне Сын женщины и его союзники испытают большие
несчастья и будут временно побеждены, но потом подавят всех своих врагов;
4) что сын Евы будет потомком Авраама по линии Исаака, Иакова и Иуды;
5) что потомки Авраама по линии Иакова станут "великим и сильным
народом", и что когда это произойдет, имя Авраама возвеличится на всей земле;
6) что все народы благословятся, в социальном, религиозном и мирском
смысле слова, в Аврааме и его Семени, которого я впредь буду именовать
Христом;
7) что эта личность, надежда Авраамовой семьи, овладеет воротами его
врагов, то есть, одержит над ними победу;
8) что Христос будет владеть землей Ханаанской от Евфрата до Нила; что
обладать ею он будет "навеки", а потому будет бессмертным;
9) что Авраам, Исаак и Иаков будут владеть Ханааном вместе с Христом
навеки;
10) что Авраам был законным отцом народов и, вместе со своими
сыновьями, а именно: с Христом и его братьями, -- "наследником мира",
увековеченным изменением имени с Аврама на Авраама;
11) что цари будут потомками Авраама по линии Иуды и т. д., и что,
потому, двенадцать колен составят царство на земле Ханаанской, в котором
Иуда будет царским коленом;
12) что через Иуду, льва Израильского, поражены будут их враги;
13) что "Пастырь и Камень Израильский" будет Сыном Иуды и Сыном
Божьим; и что он будет Законодателем и Царем народов до самых отдаленных
границ вечных холмов;
14) что Христос будет убит коленом Левия в соответствие с притчей об
Исааке;
15) что, поскольку Христос и Авраам должны унаследовать Ханаан навеки,
они будут воскрешены из мертвых, чтобы владеть ею; и что то же самое должно
произойти со всеми, кто должен вступить в наследство вместе с ними;
16) что после этого воскресения и возвышения к власти и господству,
десять колен Христовых братьев по плоти пойдут в Египет повторно, и, встретив
их там, он сделает так, чтобы они узнали его, примет их смирение и искреннее
подчинение; мы же можем добавить, что, подобно Моисею и Иисусу Навину в
одной персоне, выведет их из Египта и поселит в земле Ханаанской;
17) что участие в осуществлении этого будет воздаянием за праведность,
полагающееся тем, кто верил в обетования;
18) что каждый, кому эта праведность зачтена, должен быть обрезанной
личностью или, иначе, быть отрезанным от своего народа; и что обрезание было
знаком завета обетования и печатью праведности посредством веры.
В изложении того, что связано с Царством, раскрытом в "обетованиях,
данных отцам", фактически, были представлены следующие моменты:
1) что территория царства Силома-Примирителя -- не на небесах, а
охватывает всю землю Ханаанскую, от Евфрата до Нила и от Персидского
Залива и Красного Моря до Средиземноморья;
2) что двенадцать колен Израилевых являются урожденными подданными
Царства;
3) что Христос по линии Иуды -- его Царь;
4) что обладающие той же верой и характером, что Авраам, и ходящие по
стопам его веры являются сонаследниками с царем, другими словами --
аристократией, которая будет участвовать в славе, чести, силе и блаженстве
этого царства навеки; и
5) что все народы будут подданными этого царства и образуют его
империю.
Эти пять пунктов, однако, не включают всего, что касается царства
Божьего. Силом, или Помазанник Божий, был обещан по линии Иуды, но вопрос,
касающийся особой семьи колена Иуды, потомком которой он должен был стать,
оставался открытым со времени кончины Иакова в течение многих веков. Кроме
того, здесь ничего не сказано относительно устройства, законов и религиозных
институтов в царстве. Следовательно, будет необходимо для нас исследовать
все это, чтобы мы могли постигнуть во всей полноте ту мировую систему,
которая будет установлена небесным Богом, когда все другие власти исчезнут.
Ясному и отчетливому пониманию содержания этой главы может
содействовать приведение всех дат, о которых шла речь, в табличную форму;
поэтому я заключу эту часть моей работы, передав на рассмотрение читателю
следующую хронологию.

Годы
после
Потопа
ХРОНОЛОГИЯ СОБЫТИЙ ДО ВРУЧЕНИЯ ЗАКОНА
2
Сим родил Арфаксада, после чего прожил 500 лет.
292
Фарре 70 лет; родился Аврам.
350
Умер Ной; Авраму 58 лет.
367
В возрасте 75 лет Аврам покидает Харран.
377
Обетование о Христе дано в 14 ый день месяца Авива; Авраму 85 лет.
378
Рождение Измаила.
391
Установление обрезания; Авраам обрезает весь мужской пол.
392
Рождение Исаака; Аврааму 100 лет. Временное пребывание в Филистимской
земле.
427
В возрасте 205 лет умирает Фарра; Аврааму 135 лет; прожив в Филистимской
земле 35 лет, он покидает ее.
429
В возрасте 127 лет Сарра умирает в Хевроне.
432
Исаак женится на Ревекке; Аврааму 140 лет.
452
Рождение Исава и Иакова; Исааку 60 лет.
467
В возрасте 175 лет умирает Авраам; Иакову 15 лет.
492
Женитьба Исава в возрасте 40 лет.
502
Исчезает Сим, или Мелхиседек. Иакову 50 лет; Исааку 110 лет.
529
Иаков покидает Исаака; Видение Лестницы; прибывает к Лавану в возрасте 77
лет.
543
Рождение Иосифа.
549
Иаков покидает Лавана, прослужив ему 20 лет, в возрасте 97 лет. Исааку 157
лет.
560
Иосиф продан в Египет в возрасте 17 лет. Иакову 108 лет.
572
В возрасте 180 лет умирает Исаак. Иакову 120 лет.
582
Второй год великого голода. Иакову 130 лет; он уходит в Египет; Иосифу 39
лет.
599
В возрасте 147 лет умирает Иаков. Иосифу 56 лет.
653
В возрасте 110 лет умирает Иосиф. После заключения завета прошло 276 лет.
727
Рождение Моисея. Аарону 3 года.
767
Моисей убегает из Египта.
807
Израильтяне возвращаются из Египта через 430 лет после заключения завета.
Моисею 80 лет.

ССЫЛКИ

1) Бытие 23:2
2) Бытие 25:8; 15:15
3) Римлянам 9:12
4) Иоанн 16:8
5) 1-е Коринфянам 6:11
6) Ефесянам 1:5
7) Римлянам 9:16
8) Римлянам 9:8
9) Бытие 25:27
10) Римлянам 9:16
11) Бытие 27:33
12) Евреям 12:15
13) Исход 34:7
14) Евреям 11:13
15) Евреям 1:6
16) Бытие 49:26
17) Бытие 34:25-26
18) 2-е Коринфянам 3:3
19) 2-я Царств 23:5







Египетское государство и Израиль перед Исходом. -- Приближается время исполнения
обетования. -- Призвание Моисея. -- Вечное памятование о Боге. -- Моисей послан к
Израилю. -- Он признан начальником и избавителем. -- Он открывает им благую
весть, но они отказываются его слушать. -- Исход. -- Израиль, покрестившийся в
Моисея. -- Победная песнь. -- Они питаются ангельской пищей. -- Пасха Господня. --
Как достичь Царства Божьего. -- Вечеря Господня. -- Двенадцать Колен,
составляющих Царство Божие. -- Евангелие, проповеданное Израилю. -- Они
отвергают его. -- О Покое. -- Царский дом в царстве. -- Неизменные милости,
обещанные Давиду. -- Царство и престол Давида. -- Давидово царство -- также
Божье царство в его первоначальном устройстве.
_____

В ТЕЧЕНИЕ ста пятидесяти четырех лет, прошедших со времени смерти Иосифа
до возвращения израильтян из Египта, они умножились так сильно, что это
вызвало опасения египтян. "Вот, -- сказал фараон, -- народ сынов Израилевых
многочислен и сильнее нас. Перехитрим же его, чтобы он не размножался; иначе,
когда случится война, соединится и он с нашими неприятелями, и вооружится
против нас, и выйдет из земли нашей" (1).
Из этого можно было бы заключить, что при дворе фараона бытовало
мнение, что израильтяне замыслили массовое переселение в какую-то другую
страну. Его политика, однако, состояла в том, чтобы не допустить этого и
сохранить численное превосходство египтян, изнуряя израильтян тяжелейшим
трудом и уничтожая их детей в момент рождения. Однако что может сделать
политика царей, когда они вступают в поединок с намерениями Бога? Чаша
египетских беззаконий почти переливалась через край. Они не помнили Бога,
полностью отдавшись самым низким суевериям и идолопоклонству. Они забыли
свои обязательства перед Богом, спасшим их народ руками Иосифа, чье
потомство они поработили и безжалостно истребляли. Что же оставалось Богу,
если не осудить их? Как было Ему, Господу всей земли, не встать между
языческим тираном и теми, кого Он назначил Своим народом, и не воздать
египтянам по заслугам? Четыреста лет несчастий Израиля были завершены. Они
достаточно долго служили угнетателю, и, наконец, пришло время, когда народ,
поработивший их, должен был быть осужден, а они сами -- вознаграждены
добром своих противников за свои прошлые страдания и службу.
Это было заслуженное и справедливое решение, иллюстрация к которому
еще будет показана в более грандиозном масштабе, когда "Господь СНОВА
прострет руку Свою, чтобы возвратить Себе остаток народа Своего, какой
останется у Ассура, и в Египте, и в Патросе, и у Хуса, и у Елама, и в Сеннааре, и
в Емафе, и на островах моря. ... И иссушит Господь залив моря Египетского
(Красного моря), и прострет руку Свою на реку (Нил) в сильном ветре Своем, и
разобьет ее на семь ручьев, так что в сандалиях могут (израильтяне) переходить
ее. Тогда для остатка народа Его, который останется у Ассура, будет большая
дорога, как это было для Израиля, когда выходил он из земли Египетской"
(Исаия 11:11,15,16). Я цитирую здесь этот отрывок, намекая читателю, что если
он поймет, как Ягве рассудит между Израилем и существующими народами,
когда Он будет "опять прививать их" (2), он должен осознать детали их
избавления под руководством Моисея, ибо исход под его предводительством
является прообразом, или изображением, их будущего исхода под руководством
Господа Саваофа.
Однако такие же духовно темные, как египтяне со всей их мудростью,
израильтяне не могли похвастаться большей просвещенностью. Близкое
состояние этих двух народов было очень похоже на то, что существует сейчас у
евреев и католических наций, среди которых первые рассеяны. У евреев
сохраняется некоторое неопределенное представление об обетовании, данном
Аврааму, и потому они лелеют надежду на восстановление Ханаана; однако они
так же не знают имени Божьего, как поколение, к которому был послан Моисей.
"Кто такой Господь (Ягве), -- сказал фараон, -- чтоб я послушался голоса Его и
отпустил Израиля? я не знаю Господа Израиля" (3). Такое же затруднение
испытывают существующие ныне народы. Они названы именем Христа, но они
так же мало знают о Божьем характере, как и о Его личности. Израиль
"четвертого поколения", как мы видели, "не понял", когда Моисею было
предназначено, чтобы они увидели в нем своего освободителя; когда Бог был
близок к тому, чтобы послать его для этой исключительной цели через сорок лет,
Моисей спрашивал, что ему следует ответить им, когда старейшины Израилевы
скажут ему: "Как Ему имя?" -- имя Тому, Кого он именовал "Богом отцов ваших"
(Исход 3:13,16). Таким образом, не понимая обетований, не зная Бога Авраама,
Исаака и Иакова и служа божествам Египетским, они только тем отличались от
египтян, что были угнетаемыми, а не угнетателями, и "возлюбленными ради
отцов" (4), -- прообраз их сегодняшнего состояния, подготовительного к их
вечному освобождению от тирании народов, таких же невежественных, но более
жестоких, чем они сами.
Таким невежественным было состояние, в которое погрузился Божий народ
Израиль, когда "приближалось время исполниться обетованию (конец
четырехсот лет), о котором клялся Бог Аврааму" (5). Хотя Израиль и забыл об
этом, Бог не забыл. Они были переполнены и поглощены своими собственными
страданиями, которые вызвали вопль великой скорби. Это стало переломным
моментом в их судьбе. "Вопль их от работы восшел к Богу. И услышал Бог
стенание их, и вспомнил Бог завет Свой с Авраамом, Исааком и Иаковом. И
увидел Бог сынов Израилевых, и призрел их Бог" (6).
Он послал одного из своих ангелов, чтобы спасти их. Моисей пас овец
Иофора, своего тестя, в окрестностях Хорива. Увидев куст, горящий огнем, но не
сгорающий, он приблизился к нему, чтобы лучше рассмотреть. Когда он подошел
поближе, ангел воззвал к нему от имени Господа, говоря: "Я Бог отца твоего, Бог
Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова. Я увидел страдания народа Моего в Египте,
и услышал вопль его от приставников его; Я знаю скорби его, и иду избавить его
от руки Египтян и вывести его из земли сей в землю хорошую и пространную, где
течет молоко и мед, в землю Хананеев и др. Итак, пойди: Я пошлю тебя к
фараону; и выведи из Египта народ Мой, сынов Израилевых" (Исход 3:2, 6-10).
Таким образом, Моисея, которого за сорок лет до этого "они отвергли, сказавши:
"кто тебя поставил начальником и судьею?", сего Бог через Ангела, явившегося
ему в терновом кусте, послал начальником и избавителем" (Деяния Апостолов
7:35).
Моисей, призванный таким образом Богом, был сначала послан к
старейшинам Израильским, чтобы провозгласить им добрую весть об избавлении
от Египта и о национальной независимости на земле, обещанной их отцам.
Моисей был не только призван и послан, но снаряжен для работы и подготовлен
подтвердить, что он -- посланник Ягве к ним и фараону. Господь знал, что они
достаточно скептически отнесутся к обоснованности Моисеевых претензий на
высокую должность Его полномочного представителя. Они отвергли Моисея
сорок лет назад, когда он был в милости у египетского двора; поэтому было
маловероятно, что они примут его как возвратившегося изгнанника.
Следовательно, требовалось нечто большее, чем Моисеево голословное
утверждение о том, что он -- посланник Божий. Он был потому одарен
Божественной силой, посредством проявления которой его притязания на
принятие его ими могли быть подтверждены. Его жезл мог обернуться змеем, его
рука могла побелеть от проказы, будучи положена за пазуху, а вода из Нила,
вылитая на сушу, -- сделаться кровью. Этими тремя знамениями, данными ему
для предъявления в качестве верительных грамот, он был застрахован Господом
для того, чтобы они опознали его. Он должен был исполнить эти знамения в их
присутствии "для того, чтобы поверили, что явился тебе Господь, Бог отцов их,
Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова" (7). "И Я буду при устах твоих, -- сказал
Бог, -- и научу тебя, что тебе говорить" (8). "Я поставил тебя богом Фараону, а
Аарон, брат твой, будет твоим пророком" (Исход 7:1).
Получив, таким образом, свое назначение, он должен был пойти и
представиться старейшинам Израильским в своем новом качестве. Ему было
предписано сказать им: "Господь, Бог отцов ваших, Бог Авраама, Бог Исаака и
Бог Иакова, послал меня к вам. Вот имя Мое на веки, и памятование о Мне из
рода в род. Этот Господь явился мне и сказал: Я посетил вас и увидел, что
делается с вами в Египте. Я выведу вас от угнетения Египетского (Бытие
15:13,14,16) в землю Хананеев и др., в землю, где течет молоко и мед" (Исход
3:15-17).
Послушавшись гласа Божьего, Моисей предстал перед старейшинами
Израилевыми, сопровождаемый своим пророком. Он объявил себя посланником
Божьим и предъявил им свое "памятование из рода в род". Как я уже показал в
главе 2 части II, это памятование, которое представляет собой имя Божие на
веки, указывает на воскресение Авраама, Исаака и Иакова, последний из
которых был мертв уже двести восемьдесят лет. Это было важным сообщением,
равнозначным следующему: "Я, Моисей, послан к вам Богом отцов ваших,
которые должны воскреснуть вновь". Это было потрясающее заявление для
беженца от египетской мести и мидиамского пастуха, обращенное ко всему
народу. "Я призван и послан Тем, Кто есть Бог живых, явившийся мне,
сообщить вам, что Он спустился, чтобы спасти вас моими руками от вашего
тяжелого рабства в земле Нила".
Это была поразительная претенциозность, подобная той, которая
существует у "священников" и "духовенства" нашего времени, которые также
заявляют, что они "призваны Богом, как Аарон", и посланы со словом Господним
к людям в качестве Его вестников! Важная разница, однако, в этом случае
состоит в том, что Бог свидетельствует об истинности предъявления Моисеем
своих прав, но не подтверждает их претензий. Духовенское и священническое
посланничество опирается на их собственное слово и основано на чувстве,
которое никто, кроме них, постигнуть не может. Это бездоказательное
утверждение, и до тех пор, пока они не смогут представить Божественно
подтвержденные рекомендации, как во всех других случаях действительных
назначений в Писании, если их сразу не посчитали самозванцами (что полностью
оправдалось бы после ожидания рекомендаций в течение многих веков),
человечество, во всяком случае, не обязано прислушиваться к тому слову,
которое они якобы получили.
Когда Моисею были даны его полномочия, он возражал против того, чтобы
идти к Израилю, говоря: "Они не поверят мне, и не послушают голоса моего, и
скажут: "не явился тебе Господь" (9). Именно поэтому Господь уполномочил его
совершить первое знамение, а если это не убедит их, то -- и второе; однако если
они все еще останутся недоверчивыми, тогда -- и третье, которое будет
неопровержимым. Поэтому, когда он произнес при посредничестве Аарона все
завещанные ему слова, "он сделал знамения перед глазами народа" (10). Если бы
они просто поверили его слову, знамения не были бы даны, но поскольку все они
были совершены, ясно, что они не поверили ему на слово. Однако, увидев эти
чудеса, они пришли к тому же выводу, что и Никодим по отношению к "пророку,
подобному Моисею", что он был человеком, "пришедшим от Бога; ибо таких
чудес никто не может творить, если не будет с ним Бог" (Иоанн 3:2), как сказано:
"И сделал Моисей знамения перед глазами народа. И поверил народ. И
услышали, что Господь посетил сынов Израилевых и увидел страдание их"
(Исход 4:31).
Признанный в качестве начальника и избавителя, он и его пророк,
сопровождаемые старейшинами Израильскими, предстали перед фараоном (11).
Моисей доложил о себе как о носителе послания, предназначенного ему
Господом Богом Израилевым, сказав: "Отпусти народ Мой, чтоб он совершил
Мне праздник в пустыне" (12). Это требование чрезвычайно изумило фараона.
"Кто такой Господь, -- сказал он, -- чтоб я послушался голоса Его и отпустил
Израиля? я не знаю Господа, и Израиля не отпущу. Для чего вы, Моисей и
Аарон, отвлекаете народ от дел его? ступайте на свою работу" (13).
Единственным результатом этого прошения было удвоение их тяжелого труда и
избиение надзирателей из сынов Израильских, потому что они не могли заставить
братьев делать невозможное. Они убеждали тирана, но добились лишь того, что
были с презрением изгнаны от него как бездельники. Они чувствовали, что
оказались в пагубных и безнадежных обстоятельствах, а поскольку их состояние
стало хуже с тех пор, как Моисей появился среди них, они смотрели на него как
на причину всех досадных зол, обрушившихся на них. Моисей, действительно, не
мог отрицать этого. Ему нечего было сказать в свое оправдание, но в своей
крайней нужде он обратился к Господу с протестом. "Господи, -- сказал он, -- для
чего Ты подвергнул такому бедствию народ сей, для чего послал меня? Ибо с
того времени, как я пришел к фараону и стал говорить именем Твоим, он начал
хуже поступать с народом сим; избавить же его, -- Ты не избавил народа Твоего"
(Исход 5:22-23).
После этих действий, произведенных для того, чтобы народ осознал нужду
в освобождении, Моисей был послан к ним вновь с доброй вестью о несомненном
и скором спасении. Господь начал Свое послание, переданное Моисею, с
повторения памятования. "Я Господь, -- сказал Он. -- Являлся Я Аврааму, Исааку
и Иакову с именем: "Бог всемогущий"; а с именем Моим: "ЯГВЕ" (Тот, Кто
будет) (Исаия 42:8-9) не открылся им. И Я поставил завет Мой с ними, чтобы
дать им землю Ханаанскую, землю странствования их, в которой они
странствовали. И Я услышал стенание сынов Израилевых о том, что Египтяне
держат их в рабстве, и вспомнил завет Мой" (14).
Таковым было вступление. Бог Авраама был близок к началу
осуществления этого завета в той его части, которая имела отношение к
"четвертому поколению" семени по плоти. Он, следовательно, был близок к тому,
чтобы стать известным Израилю в качестве исполнителя Своего слова. Авраам,
Исаак и Иаков знали Его как Всемогущего, но поскольку они умерли, не получив
исполнения завещанных обетований, они не узнали Его как Ягве; хотя сейчас
Ягве -- имя Авраамова Бога для всех поколений, Авраам, Исаака и Иаков узнают
Его, как показано в Его памятовании, только когда воскреснут из мертвых. Он
тогда станет Ягве для них.
Поэтому через 430 лет после провозглашения Своего завета Бог вспомнил
о нем и сказал Моисею: "Так скажи сынам Израилевым: Я Господь, и выведу вас
из-под ига Египтян, и избавлю вас от рабства их, и спасу вас мышцею
простертою и судами великими. И приму вас Себе в народ и буду вам Богом, и
вы узнаете, что Я Господь, Бог ваш, изведший вас из-под ига Египетского. И
введу вас в ту землю, о которой Я, подняв руку Мою, клялся дать ее Аврааму,
Исааку и Иакову, и дам вам ее в наследие. Я Господь. Моисей пересказал это
сынам Израилевым; но они не послушали Моисея по малодушию и тяжести
работ" (15).
После этого на фараона и египтян обрушились скорые и тяжелые казни
Господни, продолжавшиеся до тех пор, пока они, в конце концов, не изгнали
израильтян из Египта. Описание этого события сделано Моисеем. "Времени же, в
которое сыны Израилевы обитали в Египте, было четыреста тридцать лет. По
прошествии четырехсот тридцати лет, в этот самый день вышло все ополчение
Господне из земли Египетской ночью. Это -- ночь бдения Господу за изведение
их из земли Египетской; эта самая ночь -- бдение Господу у всех сынов
Израилевых в роды их" (Исход 12:40-42). Промежуток времени, указанный здесь,
составил 430 лет с момента провозглашения завета, о чем напомнил сейчас
Господь, и это случилось 14 числа месяца Авива, или Нисана, вечером; это месяц
начала еврейского года и календаря (Исход 12:2), отвечающий второй половине
марта -- первой половине апреля.
Внушающая ужас демонстрация силы руками Моисея, устрашив египтян,
наконец, убедила Израиль в том, что Бог способен и волен осуществить то, что
он завещал. Он сказал фараону: "Израиль есть сын Мой, первенец Мой. Я говорю
тебе: отпусти сына Моего, чтобы он совершил Мне служение; а если не
отпустишь его, то вот, Я убью сына твоего, первенца твоего" (Исход 4:22,23).
Эта угроза, в конце концов, была приведена в исполнение, "и не было в Египте
дома, где не было бы мертвеца" (16). Первенец за первенца. Если бы фараон
истребил Божьего первенца, Бог отомстил бы ему и не пощадил бы. Пусть
читатель обратит внимание на стиль сказанного здесь. "Израиль есть сын Мой,
первенец Мой". Что подразумевается под этим? Не говорил ли Бог Аврааму, что
назначает его отцом многих народов? Следовательно, эти народы являются его
сыновьями, ибо быть отцом подразумевает иметь сыновей. Однако какой же из
этих народов-сыновей является первенцем? Свидетельство, находящееся перед
нашими глазами, говорит, что это Израиль. Поэтому народ Израиля, является его
наследником и самым близким к престолу мировой империи. Однако сейчас, и
так будет в течение еще немногих лет, все обстоит так, как во времена фараона.
Израиль, первенец Божий, рассеян, притесняем и уничтожаем тиранами народов и
является объектом брани среди людей. Однако приговор Бога все еще не
отменен, и в момент пришествия Он скажет Самодержцу: "Отпусти сына Моего,
Израиля, чтобы он совершил Мне служение; а если не отпустишь его, Я убью
сына твоего, первенца твоего". Когда события, произошедшие в Египте,
разыграются вновь в последние дни, "народ", Израиль, "родится в тот день", а
другие народы вскоре после этого последуют за ним в своем рождении во
Христе и политической семье Авраама. Когда это произойдет, все народы земли
станут сынами Авраама и приобретут в лице Израиля своего старшего брата.
Однако когда Израиль был приведен к месту своего рождения и в трепете
стоял на берегу Красного Моря, он был близок к своему введению в Моисея.
Они были рождены Богом в качестве Его народа-первенца, но должны ли они
были быть рождены из воды для вечного обладания Ханааном? или для такого
обладания, при котором они были бы только "поселенцами и пришельцами" на
этой земле? Это зависело от того, во имя кого произошло крещение народа: в
Моисея или Христа; если в Моисея, то они могли стать наследниками согласно
его закону, но если в Христа -- то они, как народ, могли достигнуть вечного
обладания землей, которой ни одна другая нация или сообщество наций не могли
их лишить. Однако они, как народ, не могли быть крещены в Христа, ибо
Христос еще не пришел; пока же он не явился и, будучи посредником Нового
Завета, не пострадал до смерти, ни одна личность и ни один народ не могли
приобрести вечного наследия на этой земле, ибо завет не имел силы, пока
посредник был жив.
Однако в этом случае существует ответ на все вопросы. Апостол пишет
относительно отрывка о Красном Море: "Не хочу оставить вас, братья, в
неведении, что отцы все наши были под облаком, и все прошли сквозь море; и
все крестились В МОИСЕЯ (??? ??? ??????) в облаке и в море (?? ?? ?????? и
?? ?? ???????)" (1-е Коринфянам 10:1,2). Это было национальным крещением:
полное исчезновение всего народа из поля зрения всех очевидцев на берегу. Они
были погребены, но не только в море, а в облаке и в море, -- в том облаке,
которое было мраком для египтян, но для Израиля -- светом между холодными
стенами моря. Однако народ, хотя и погребенный, воскрес к новой жизни на
другом берегу, оставив позади всех своих деспотов-надсмотрщиков и все свое
рабство, смытых возвратившимися водами моря. Сначала, поверив Господу и
Моисею, они были крещены в Моисея, а потому "избавил Господь в день тот
Израильтян из рук Египтян", которые были смыты "мертвыми на берег моря"
(Исход 14:26-31).
Для прославления этого великого избавления они воспели песнь Моисея.
Что это был за волнующий момент! Шестьсот тысяч человек, не считая женщин,
детей и примешавшейся толпы, расположились лагерем на берегу и поют
Господу песнь победы над врагами! После восхваления великолепия Его силы и
славного спасения, которым Он избавил их, они возрадовались будущему, ожидая
возвращения, когда к ним придет обладание землей Ханаанской под скипетром
Примирителя "во веки и в вечность". "Введи его и насади его на горе достояния
Твоего, на месте, которое Ты сделал жилищем Себе, Господи, во святилище,
которое создали руки Твои, Владыка! Господь будет царствовать во веки и в
вечность" (Исход 15:17,18).
Пусть читатель внимательно изучит песнь Моисея и запомнит, что она
является не только прославлением случившегося в прошлом, но также и
пророчеством о таком же великом, или даже еще более великом, избавлении
народа Примирителем. Под руководством Моисея они были спасены Ангелом
Божьим (Исход 14:19); однако когда наступит время второго исхода из Египта, их
спасет Агнец Божий, чью доблесть будут прославлять гуслисты Божьи на
стеклянном море, которые будут петь новую песнь Моисея, раба Божия, и песнь
Агнца, в которой будет сказано: "Велики и чудны дела Твои, Господи Боже
Вседержитель! праведны и истинны пути Твои, Царь святых! Кто не убоится
Тебя, Господи, и не прославит имени Твоего? ибо Ты един свят. Все народы
придут и поклонятся перед Тобою, ибо открылись суды Твои" (Откровение
14:1-5; 15:2-4). Песнь Моисея, как мы видели, славила низвержение египтян;
песня Агнца, "пророка, подобного Моисею", будет прославлять его грядущую
победу над народами в избавление двенадцати колен от их тирании, --
освобождение, которое закончится подчинением всех народов его верховной
власти, как предсказано в песне. Следует отметить, что победа Агнца является
выполнением пророчества из песни Моисея и победой, добытой в подобных
обстоятельствах и в связи с тем же народом, и что песнь Агнца названа в
Апокалипсисе "песнью Моисея и песнью Агнца".
Поколения Израильского народа исчисляются от Авраама. Между семью
из них существует замечательная связь способом "образ -- антиобраз". Это
четвертое, пятое и четырнадцатое, пятнадцатое, тридцать второе, сорок второе
и, возможно, поднимающееся поколение нынешнего времени. События
четвертого поколения происходили под руководством Моисея, пятого -- Иисуса
Навина, четырнадцатого -- Давида, пятнадцатого -- Соломона, тридцать второго --
Зоровавеля, сорок второго -- Христа; последнее же поколение, по сути, -- это все
то, что предшествовало ему, и до сих пор находится в неразвитом, но открытом
будущем. Эти шесть поколений представляют много картин того, что будет
происходить в седьмом. Однако недостаток пространства не позволяет сделать
больше, чем лишь намекнуть на этот факт. Ссылаясь на замечательные события
еврейской истории, апостол говорит: "Все это происходило с ними, как образы
(?????, символы); а описано в наставление нам, достигшим последних веков (??
???? ??? ??????) (17).
Покрестившись в Моисея, они рассчитывали, что он накормит их и напоит.
Ангел привел их своей рукой в невозделанную и унылую пустыню, обещая дать
им землю, изобилующую молоком и медом. Однако через три дня народ
обнаружил, что остался без воды, и хотя вскоре после этого они нашли ее, она
оказалась настолько горькой, что ее нельзя было пить. И они возроптали против
Моисея. Господь услышал их и исцелил воду. Спустя месяц после их выхода из
Египта у них закончилась провизия. Они вновь возроптали против Моисея и его
пророка и в сердце своем повернулись назад к земле своего несчастья. Однако
Бог услышал их и дал им досыта хлеба и мяса, и продолжал снабжать их пищей в
течение сорока лет, пока они не подошли к границам земли Ханаанской.
Можно было бы предположить, что, получая хлеб с небес, они прекратили
свои недовольства. Однако когда они пришли в Рефидим и не обнаружили там
воды, они возроптали вновь и были готовы побить Моисея камнями, и искушали
Бога, говоря: "Есть ли Господь среди нас, или нет?" (18). Хотя манна продолжала
падать, мятежные сердцем израильтяне спрашивали о присутствии среди них
Господа! Несмотря на эти искушения, Он все еще терпеливо относился к ним. Он
сказал Моисею пойти на скалу в Хориве, на вершине которой встанет Он Сам.
Моисей должен был ударить в скалу на глазах у народа, чтобы пошла из нее
вода. Моисей сделал это, и то место было названо Масса и Мерива (Искушение
и Укорение) -- Исход 17. Позже, в Кадесе (Числа 20), Бог сказал Моисею
обратиться к скале. Однако, собрав народ, он сказал им: "Послушайте,
непокорные, разве нам из этой скалы известь для вас воду? И поднял Моисей
руку свою, и ударил в скалу жезлом своим дважды, и потекло много воды, и
пило общество" (Числа 20:10,12,24). Тем самым Моисей превысил свои
полномочия, поэтому Господь произнес: "За то, что вы не поверили Мне, чтоб
явить святость Мою пред очами сынов Израилевых, не введете вы народа сего в
землю, которую Я дам ему".
У этих эпизодов есть и дополнительный смысл, обнаруживаемый в
антиобразах сорок второго поколения. Тысячи израильтян и язычников уверовали
в Евангелие Царства и были крещены в Христа. Все вместе они образовали
"святой народ", -- народ внутри народа, -- который питался истинным хлебом
небесным и пил воду жизни посредством веры в то, что связано с Христом.
Однако они были, и остаются до сих пор, пришельцами и поселенцами в этом
мире, который является для них подобием пустыни Аравии для Израиля
четвертого поколения. Однако во Христе, как и в Моисее, существовало
множество тех, кто хорошо начал свой путь, но затем отстал. Они повернулись в
сердце своем обратно к Египту, возлюбив существующий мир и не имея
достаточно веры, чтобы преодолеть его власть над собой. Апостол сравнивает
таких людей с теми представителями четвертого поколения, которые роптали и
разуверились, и чьи тела остались в пустыне, откуда они никогда не воскреснут,
чтобы войти в землю Израилеву под руководством Примирителя. "И все ели
одну и ту же духовную пищу, -- говорит он, -- и все пили одно и то же духовное
питье, ибо пили из духовного последующего камня; камень же был Христос. Но
не о многих из них благоволил Бог; ибо они поражены были в пустыне. А это
были образы для нас, чтобы мы не были похотливы на злое, как они были
похотливы" (1-е Коринфянам 10:3-6). Их вера направлялась ощутимыми вещами,
наша -- написанным откровением. Однако большая часть исповедующих религию
не смотрит выше того, что "видимо и временно". В Моисее ли, или, по их
собственному признанию, во Христе, они являются просто чувственными
существами, которые идут, направляемые зрением, а не верой. Давай, читатель,
не будем в их числе, но будем радоваться той надежде на обетования, данные
отцам, хотя сейчас, по нашим ощущениям, не кажется, что она усиливается.
"Ядущий хлеб сей (духовный) жить будет вовек" (19); питье же крови
Христовой, являющейся духовным питьем, символом которого был источник в
Хориве, скале Израилевой, воскресит его в последний день к жизни в грядущие
времена. Однако если, подобно им, мы любим нынешний мир, хотя мы могли
верить и подчиняться истине в начале, мы попадем под приговор исключения нас
из "покоя, который остается для народа Божьего" (20).
ПАСХА ГОСПОДНЯ
На десятый день Авива, первого месяца года, пришедшегося на 430
годовщину утверждения завета, израильтянам было сказано взять по одному
агнцу на каждое семейство и заколоть его вечером четырнадцатого дня. Они
должны были взять его кровь и помазать ею дверные косяки своих домов и в ту
же самую ночь съесть его мясо, испеченное на огне, с пресным хлебом и
горькими травами. Ничто из этого не должно было быть оставлено до утра. Они
должны были есть с поспешностью, готовые быстро отправиться в путь. Это
означало, что Бог должен был скоро уничтожить первенцев в каждой семье
Египетской, по причине чего они должны были быть изгнаны из Египта с великой
поспешностью, и что, когда истребляющий ангел увидел бы кровь на косяках, он
прошел бы мимо тех домов и не погубил первенцев в них. По этой причине этот
агнец был назван Господней Пасхой (Исход 12). Ни одна его кость не должна
была быть сломана. Ни один поселенец, пришелец, наемный работник или
необрезанный не должен был есть от нее; рабу же, купленному на деньги
израильтянина, при условии, что он был обрезан, разрешалось принять в ней
участие.
Однако это установление олицетворяло больше чем те обстоятельства, на
которых оно было основано. Оно указывало на события, связанные с более
поздними поколениями Израиля. Апостол именует Христа пасхой верующих,
закланной за них (1-е Коринфянам 5:7), и увещевает их "праздновать с
опресноками чистоты и истины". Иисус был Агнцем этого праздника,
предусмотренным Богом. Ни одна его кость не была сломана. Его кровь
окропила не дверные косяки их домов, а двери сердец верующих посредством их
веры в его окропляющую кровь. Его плоть мог есть не тот, кто хотел, а тот, кто
был обрезан сердцем, ибо вкушать его плоть означает усвоить и сделать
частью своего ума истину, касающуюся царства Божьего и Иисуса
Христа. Это та духовная пища, которой поддерживается духовное
существование верующего. Как первенец Ягве был спасен кровью пасхального
агнца в Египте, так и верующий в царство спасен кровью Христа; поэтому, когда
придет день возмездия и первенцы всех народов, "не познавших Бога и не
покоряющихся благовествованию Господа" (21), будут истреблены, ангел
смерти пройдет мимо него, и он не пострадает.
Однако в то время как пасха имеет этот духовный смысл, она также
олицетворяет обстоятельства, или события, которые станут очевидными в связи
с Израилем в момент явления их царя в славе. Это ясно из сказанного Христом,
когда он принимал участие в Пасхе с апостолами, будущими верховными
правителями колен. "Очень желал Я, -- сказал он, -- есть с вами сию пасху
прежде Моего страдания; ибо сказываю вам, что уже не буду есть ее, пока не
совершится в Царствии Божием"; и "не буду пить от плода виноградного,
доколе не придет Царствие Божие". О царствии же этом он сказал: "Я
завещеваю вам, как завещал Мне Отец Мой, Царство, да едите и пиете за
трапезою Моею в Царстве Моем, и сядете на престолах судить
двенадцать колен Израилевых" (Лука 22:15,16,18,29,30). Отсюда ясно, что
пасха была пророчеством о том, что должно свершиться в царстве Божьем.
Пришло ли это царство? Если бы да, как ошибочно утверждают некоторые, это
значило бы, что Христос уже ел другую пасху и опять пил вино со своими
апостолами, ибо он сказал, что будет делать это, когда царство придет. Однако
ни один разумный человек не будет утверждать этого. Другая пасха не могла
быть отпразднована раньше чем через год, поэтому Иисус не мог есть ее с
учениками до этого. Где свидетельство того, что он ел ее с ними потом? Его нет;
однако есть множество противоположного по своей сути. Милостивое заявление
Иисуса таково: "Я буду есть сию пасху и пить от плода виноградного
вместе с вами в Царстве Божьем, когда оно придет". Он сказал не "когда
вы придете в царство на небесах", но "когда царство придет", о чем он и учил
их молиться.
Абсолютно нелепо говорить о царстве, которое пришло, и об апостолах,
восседающих на тронах. Такое утверждение доказывает, что исповедующий
религию совершенно не знает Евангелия. Хорошенькое же это было восседание
на троне, когда они все были привлечены к суду, осуждены, заточены в тюрьму и
наказаны за проповедь Евангелия Царства во имя Иисуса! Какому разрушению
подвергло истину вероотступничество! Евангелие не проповедовало такого. В
нем говорится о царстве, которое Бог небесный воздвигнет в Иудее; которое
никогда не исчезнет оттуда; в котором возрадуются все двенадцать колен;
которым будут владеть святые всех времен; и которое будет править надо всем.
Его составные части в настоящее время рассеяны. Оно представляет собой не
действительность, а надежду, которой обладают только те, кто верит в
обетования, данные Богом отцам.
Пасха должна быть возрождена прежде, чем она сможет быть съедена
Христом и его апостолами в царстве Божьем. Она является одной из тех вещей,
которые будут учреждены вновь во время "совершения всего" (22), а закон о ее
восстановлении содержится в следующих словах: "В первом месяце, в
четырнадцатый день месяца должна быть у вас Пасха, праздник семидневный,
когда должно есть опресноки. В этот день (Мессия) князь за себя и за весь
народ земли принесет тельца в жертву за грех" (Иезекииль 45:21,22). Это было
сказано пророком Израилю четырнадцатого поколения относительно соблюдения
пасхи Израилем поколения, современного "восстановлению вновь царства в
Израиле", когда оно будет учреждено под властью Князя. Закон Моисея говорил
все о соблюдении пасхи до явления Князя; однако, поскольку Моисей перестал
быть законодателем, когда он пришел, Новый Кодекс, открытый Иезекиилем,
будет законом Царства под властью Примирителя. Когда Иезекиилева Пасха
будет соблюдаться в Иерусалиме, там будут Христос, апостолы, Авраам, Исаак
и Иаков, и все пророки, и многие с четырех ветров небесных, -- все они --
первенцы, освобожденные из земли, спасенные пролитой кровью истинного
пасхального Агнца Божьего, которые обнаружат себя в Ханаане в качестве его
наследников, празднующими свое собственное искупление и низвержение всех
своих врагов Господом Иисусом, который откроется в пылающем огне,
сопровождаемый ангелами его силы.
Хлеб и вино "Вечери Господней" -- это остатки пасхи, которые должны
делить между собой обрезанные сердцем и ушами до тех пор, пока Христос не
придет в силе и великой славе. Один еврей сказал мне, что когда они едят пасху,
они едят не агнца, но кладут на блюдо его сухую кость, и что все празднующие
берутся за края этого блюда и совместно обращаются с молитвой. Это
знаменательно. Они убили истинного Агнца, которым питаются верующие в
Евангелие, поэтому им осталась только сухая кость, поразительно
иллюстрирующая их самих. Вера в Агнца Божьего восполняет отсутствие агнца
на Вечери Господней. Преломленный хлеб и налитое вино увековечивают память
о его жертве ради верующих, а откровение, в котором сказано: "сие творите в
Мое воспоминание, доколе Я не приду", -- хранит живой надежду на его явление
в Царстве Божьем. Когда эта надежда станет реальностью, вечеря уступит
место пасхе, ибо, когда Христос придет, напоминание о его явлении перестанет
быть пророчеством этого события.
ДВЕНАДЦАТЬ КОЛЕН, СОСТАВЛЯЮЩИХ ЦАРСТВО БОЖЬЕ
Когда израильтяне родились как народ под руководством Моисея, их
начальника и избавителя, он повел их от Красного Моря к подножию горы Синай,
чтобы встретиться с Богом. По их прибытию туда Господь наказал Моисею
сказать им: "Вы видели, что Я сделал Египтянам; итак, если вы будете
слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из
всех народов: ибо Моя вся земля; и вы будете У МЕНЯ царством священников и
народом святым" (Исход 19:3-6). Это было предложением со стороны Бога
стать их Царем, основанным на том, что Он сделал для них. Если бы они приняли
это предложение, они были бы с этого времени в царстве. До этого времени они
были толпой рабов, подвластных воле царей Египетских. Однако Он предложил
организовать их; дать им устройство, религию и законы; назначить им
правительство; обучив, возвысить их до свободы, независимости и морального
совершенства, которое достижимо только под влиянием Божественной истины;
превратить их в предмет зависти и восторга для окружающих народов, -- короче,
сделать их Своим царством и Своим любимым народом. Это был план, богатый
благодеяниями. Все, чего Бог требовал от них, -- послушания и верности
завету, который Он заключил с их отцами. Условия соглашения были в высшей
степени подходящими. Ни один народ не получал столь щедрого и честного
предложения ни до, ни после. Примут ли они его и будут ли ему верны? Моисей
был послан выяснить это.
Придя в лагерь, он созвал старейшин народа и предложил им этот план.
Посоветовавшись с народом, они вернулись и ответили Моисею: "Все, что сказал
Господь, исполним" (23). После этого Моисей передал слова народа Господу.
При этом между Израилем и Господом было заключено соглашение. Они
послали в ответ с Моисеем свои слова о том, что они принимают Господа в
качестве своего Царя и становятся Его подданными, или "детьми Его царства".
Отношение Бога к коленам в качестве их Царя не вызывает сомнений, ибо когда
они потребовали себе такого царя, какого имеют другие народы, Господь сказал
Самуилу, что они отвергли не его, а Самого Господа, чьим представителем он
был среди них (24).
Посредством этого политического договора семя Авраамово по плоти
стало "ЦАРСТВОМ БОЖЬИМ". Это было первое и единственное царство, которое
Он когда-либо имел среди сынов человеческих. У Него еще будут другие
царства. Все царства мира будут Его царствами и признают того Царя, которого
Он даст, чтобы править ими (Откровение 11:15). Однако даже тогда царство,
основанное в начале времен, царство Израильское, будет Его "уделом из всех
народов". Если, поэтому, мы хотим понять все то, что касается царства Божьего,
мы никогда не должны упускать из виду Израиль в связи с этим царством.
Действительно, без него Царства Божьего не существует; утверждать же
обратное -- значит верить в царство, в котором не будит народа, который правит!
Никакое дурное поведение Израиля не может расторгнуть завет, заключенный
между ними и Богом. Мятежность народа не отменяет прав царя. Если они не
считаются с Его законами и правлением, то тогда проблема -- в силе. Если
побеждает их бунт, царь свергается с престола; однако если торжествуют права
трона, мятежный народ не имеет никакого другого выхода, кроме подчинения
всему, что бы не предписал победитель.
Именно такое положение вещей существует между Богом и Израилем.
Колена восставали против Него. Он назначил Иисуса из Назарета быть Царем
Иудейским. Они же говорили, что из Назарета не может быть ничего доброго и
что он не будет их царем. У них нет никакого другого царя, говорили они, кроме
Кесаря; поэтому они распяли Иисуса и с тех пор служили Кесарю. Однако
отказался ли Бог от Своих прав? Признал ли Он Свое свержение бунтовщиками с
престола и отношение к Своему Наместнику как к злодею? Все, кто отрицают
возрождение Израиля, в сущности, говорят: "Они оказали успешное
сопротивление Богу и Его Христу". Однако этого не может быть. Бог
восстановит их "ради Себя Самого". Он поселит их в Ханаане, обоснует их на
земле, согласно их старому положению, водворит Иисуса на трон Давидов в
триумфе, ибо Он поклялся, что "перед именем Иисуса преклонится всякое
колено, и всякий язык исповедует, что Господь Иисус Христос в славу Бога
Отца" (Филиппийцам 2:9-11). Великое восстание будет, таким образом,
подавлено; Бог возвратит Себе Свои права; Его царство будет учреждено вновь;
Израиль же с этого времени будет "слушаться гласа Его и соблюдать завет
Его", что он первоначально согласился делать.
Народ, принятый в качестве царства Божьего и получивший свою
конституцию тремя днями позже, что случилось через пятьдесят дней после его
избавления как народа-первенца Ягве, а также приобретший свои религиозный и
гражданский законы, о чем рассказано в Исходе и Левите, -- все это было
подготовкой для перемещения колен из пустыни в землю Ханаанскую. О таком
завершении Моисей объявил им во время их стенаний в Египте. Но они не
прислушались к духовным мукам. Когда же они "крестились в Моисея в облаке и
в море", они пришли к вере в Господа и в него, Его раба. Однако испытание в
пустыне было слишком тяжелым для их веры. Они постоянно поворачивались
сердцем назад, к Египту. Однако пришло время подвергнуть это четвертое
поколение последней проверке.
Двенадцать главных человек, по одному от каждого колена, были посланы
из пустыни Фаран осмотреть землю Ханаанскую и вернуться с рассказом о ней к
народу. Отлучившись на сорок дней, они возвратились. Они рассказали, что
земля эта желанная и, подлинно, там течет молоко и мед; однако овладеть этой
землею невозможно, ибо населяющие ее люди -- исполинского роста и очень
сильны, и живут они в хорошо укрепленных городах, которые Израиль не сможет
одолеть, ибо он -- как саранча в сравнении с ними. Однако Халев и Иисус,
верившие в Бога, свидетельствовали о другом и воодушевляли народ подняться
всем вместе и завладеть ею. "Земля, -- сказали они, -- которую мы проходили для
осмотра, очень, очень хороша. Если Господь милостив к нам, то введет нас в
землю сию и даст нам ее -- эту землю, в которой течет молоко и мед. Только
против Господа не восставайте, и не бойтесь народа земли сей: защиты у них не
стало; а с нами Господь, не бойтесь их" (Числа14: 7-9).
Однако люди, услышав дурную весть, подняли вопль и плакали всю ночь.
Они возроптали против Моисея, говоря, что лучше было умереть в Египте или в
пустыне, чем прийти к такому концу. Они решили, наконец, поставить себе
другого начальника и возвратиться в Египет. Халева и Иисуса же было
предложено до смерти побить камнями.
Этот эпизод еврейской истории требует особого читательского внимания.
Апостол, комментируя этот случай, говорит, что в тех обстоятельствах им
было проповедано благовествование, и что исследованная земля была связана
с Божьим покоем. Вот его слова: "Они не могли войти в покой Его за неверие";
затем же, обращаясь к своим братьям, он говорит: "Посему будем опасаться,
чтобы, когда еще остается обетование войти в покой Его, не оказался кто из вас
опоздавшим. Ибо и нам оно возвещено, как и тем; но не принесло им пользы
слово слышанное, не растворенное верою слышавших" (Евреям 3:18,19; 4:1,2). В
контексте этого эпизода апостол говорил о Моисее и Христе: о первом -- как о
верном служителе не в своем доме, о втором же -- как о сыне в его собственном
доме; дом же его -- верующие в это, которым сказано о земле: "если только
дерзновение и упование, которым хвалимся, твердо сохраним до конца" (25). Он
приводит в пример четвертое поколение в качестве предупреждения о роковых
обстоятельствах, препятствующих надежде на обетование. Он цитирует
написанное о четвертом поколении, где Святой Дух повторяет приговор,
вынесенный им и всем, им подобным, кто ожесточил свои сердца: "они не
войдут в покой Мой" (Псалтирь 94:7-11). О каком покое здесь говорится? О
мирном владении и наслаждении землей, которую так возвышенно рекомендовал
Халев. Они не вошли в нее, но повернули назад к Красному Морю и сорок лет
скитались по пустыне, пока тела всех бунтовщиков старше двадцати лет не были
похоронены там. Однако достигло ли пятое поколение покоя под руководством
Иисуса Навина, когда они овладели землей? Нет, говорит апостол: "ибо, если бы
Иисус Навин доставил им покой, то не было бы сказано после того (Давидом) о
другом дне". Покой, который дал народу Иисус Навин, был временным. Когда он
и его товарищи пятого поколения умерли, народы, которых Бог не изгнал, стали
тернами и иглами для их боков, почти не оставлявшими их покое в последующие
годы. "Посему, -- говорит он, -- для народа Божия остается еще субботство
(покой)"; равно как для Ханаана в грядущие времена, под властью Примирителя,
Князя Мира, "и покой его будет слава" (Исаия 11:10; Псалтирь 131:11-18), он не
будет нарушаться войнами.
Именно этот покой под властью Примирителя был проповедан им.
Обладание под руководством Иисуса Навина было первым шагом к полному
исполнению завета. Если бы народ продолжал слушаться голоса Господня и
хранил завет, а когда пришел Христос, принял бы его в качестве царя,
провозгласившего благую весть, они несомненно были бы в Ханаане до сих пор,
а он мог прийти туда скорее и уже сейчас царствовать в Иерусалиме как Царь
Иудейский и Господь народов. Однако если бы так произошло, то нам,
язычникам, не было бы места в царстве. Мы могли бы достигнуть вечной жизни
в конце его царствования; однако в славе этого царства и в управлении его
делами в качестве наследников мира с Авраамом и его семенем мы не должны
были бы участвовать, ибо неверие сорок второго поколения Израиля стало
богатством язычникам.
Четвертое поколение "не могло войти за неверие". Никто не сможет
сделать этого, в том числе и мы, пока не уверуем в то, что они отвергли, ибо то
же самое евангелие, которое было проповедано им, было возвещено апостолами
сорок второму поколению, но нельзя сказать, что оно проповедуется нам в этом
веке. Я пытаюсь, однако, представить его людям в этой книге, хотя и ощущаю,
какая это трудная работа, видя, насколько мистифицирован и засорен жаргоном
различных школ человеческий разум. Божий покой в Ханаане не подразумевает,
что все Его святые будут жить там, хотя все, оставшиеся верными, будут
праведными людьми; вещи, принадлежащие Ханаану, распространятся по всему
миру, где будут существовать народы, управлять которыми будут святые;
однако покой, о котором я говорю, является великой темой Евангелия,
проповедовалось ли оно Моисеем, Иисусом или апостолами. Покой и Царство --
это только разные наименования того, что по сути одинаково. И то, и другое
будет связано с Ханааном и будет предметом обетования, данного Богом
Аврааму и семени его навеки.
ЦАРСКИЙ ДОМ В ЦАРСТВЕ
Завет, заключенный с Авраамом, обещал бессмертного наследника
Ханаану; в последнем же пророчестве Иакова было ясно открыто, что этот
наследник должен будет стать Царем и что он должен быть потомком Иуды. Из
этого было понятно, что колено Иуды будет царственным, но оставалось
неизвестным, в какой из Иудиных семей он родится. Это состояние
неизвестности сохранялось вплоть до четырнадцатого поколения. Народ надолго
обосновался в Ханаане. В течение четырехсот пятидесяти лет законы царства
контролировались судьями, до тех пор, пока однажды народ не потребовал себе
такого царя, который ходил бы пред ними, как это было у соседних народов. Это
случилось во времена Самуила-пророка, который предъявил их просьбу Господу.
Хотя Ему и не понравилось это требование, поскольку оно означало, в итоге,
отвержение Его, Он тем не менее удовлетворил их просьбу и дал им Саула из
колена Вениаминова до тех пор, пока другой человек, к которому склонилось Его
сердце, не получил достаточного воспитания в школе несчастий, чтобы занять
его место. Это был Давид, сын Иессеи, из колена Иуды. Бог приказал Самуилу
помазать его в цари Израильские. Так Давид стал помазанником Господним, или
Христом; когда же он унаследовал престол, он правил народом как царь Самого
Ягве.
В первой половине своего царствования он был сильно поглощен войнами,
которые были, в конце концов, прекращены Господом, успокоившим его от всех
его врагов. В переломный момент своей истории, в сердце Давида зародилось
желание построить великолепный храм для ковчега и херувимов славы. Хотя
Господь благосклонно отнесся к чувствам, подтолкнувшим его к этому решению,
Он запретил ему воплотить их в жизнь. Эта работа была слишком важной, чтобы
Давид мог взять ее на себя. Ягве, будучи истинным царем Израиля, не позволил
возводить национальный храм в Своем царстве подчиненному Ему правителю без
Своего предварительного указания. Давид пролил много крови, что побудило
ограничить его деятельность накоплением строительных материалов, которые
сын его должен будет использовать после его кончины.
В это время Господь сказал пророку Нафану: "Пойди, скажи рабу Моему
Давиду: так говорит Господь: ты ли построишь Мне дом для Моего обитания? ...
Господь возвещает тебе, что Он устроит тебе дом". То, что следует далее,
является разъяснением того, что это значит. "Когда же исполнятся дни твои, и
ты почиешь с отцами твоими, то Я восставлю после тебя семя твое, которое
произойдет из чресл твоих, и упрочу царство его. Он построит дом имени
Моему, и Я утвержу престол царства его на веки. Я БУДУ ЕМУ ОТЦОМ, А ОН
БУДЕТ МНЕ СЫНОМ; и если он согрешит, Я накажу его жезлом мужей и ударами
сынов человеческих; но милости Моей не отниму от него, как Я отнял от Саула,
которого Я отверг пред лицом твоим. И будет непоколебим дом твой и
царство твое на веки ПЕРЕД ЛИЦОМ МОИМ, и престол твой устоит во веки" (2-я
Царств 7:11-16).
Эти обетования названы "заветом вечным, неизменными милостями,
обещанными Давиду" (Исаия 55:3; Деяния Апостолов 13:34). Не может быть
никаких сомнений по поводу того, к кому они обращены, ибо апостол относит их к
Христу (Евреям 1:5). В своих последних словах Давид выражается по их поводу
так: "Сказал Бог Израилев, говорил о мне скала Израилева: владычествующий
над людьми будет праведен, владычествуя в страхе Божием. И как на рассвете
утра, при восходе солнца на безоблачном небе, от сияния после дождя вырастет
трава из земли: не так ли дом Мой у Бога? Ибо завет вечный положил Он со
мною, твердый и непреложный. Не так ли исходит от Него все спасение мое и
все хотение мое?" (2-я Царств 23:3-5).
Этот завет о престоле и царстве был хотением и спасением Давида, потому
что он обещал ему воскресение к вечной жизни в заверение о том, что его дом,
царство и престол, с сыном Божьим и его сыном в одном лице, сидящем на нем,
будут утверждены перед ним навеки. "Я поставил завет с избранным Моим,
клялся Давиду, рабу Моему: навек утвержу семя твое, в род и род устрою
престол твой. Он будет звать Меня: Ты отец мой, Бог мой и твердыня спасения
моего. И Я сделаю его первенцем, превыше царей земли. Не нарушу завета
Моего, и не переменю того, что вышло из уст Моих. Однажды я поклялся
святостию Моею: солгу ли Давиду? Семя его пребудет вечно, и престол его, как
солнце, предо Мною; вовек будет тверд, как луна, и верный свидетель на
небесах" (Псалтирь 88:4,5,19-28,35-38).
После этого откровения не требуется никаких дальнейших доказательств
тому, что семья Давида была назначена торжественным заветом Царским
Домом Божьего царства и что тот из потомства Давидова, кого Бог признает
Своим сыном, будет его вечным царем. Заявления Иисуса о том, что он есть
семя Давидово и сын Божий, были полностью подтверждены воскресением его
из мертвых, что является заверением для всех людей, и евреев, и язычников, в
том, что Бог помазал его как Святого Израилева, их царя, чтобы править миром в
праведности и утвердить истину и справедливость среди народов, как Бог клялся
Моисею: "Но жив Я, и славы Господней полна вся земля" (26). Давайте
перейдем теперь к дальнейшим заметкам о
ЦАРСТВЕ И ПРЕСТОЛЕ ДАВИДА.
Как мы уже видели, существует два вечных завета обетований, на
которых основано царство Божие: один был заключен с Авраамом, а другой -- с
Давидом. Первый дает землю Ханаанскую его Семени навечно; второй же
утверждает на ней царство и престол, которые будут стоять столько, сколько
пребудет луна. Они названы Давидовыми, потому что только его семья может
владеть царством. Царство Давида, однако, является также "Царством Бога и
Его Помазанника", Христа, ибо Давид ли или Давидов Сын из двадцать
восьмого поколения после него, который сядет на престол, -- оба они
Помазанники Господни и правят в Царстве как Его представители. Великая
разница между ними двумя относится к их помазанию, а именно: Давид, Первый,
был помазан святым материальным елеем руками Самуила, в то время как Иисус
был помазан Святым Духом во время его выхода из Иордана, непосредственно
от превосходной славы. Следовательно, Иисус, который был Давидом Вторым,
так же, как и вторым Адамом, является Христом Ягве, или Помазанным Царем,
в более высоком смысле, чем "его отец Давид". Господь Христос и царь Давид
объединены в нескольких пророчествах, потому что вечный завет обетований,
заключенный с последним, свидетельствует о своей милости по отношению к
ним обоим в одно и то же время. Давид должен свидетельствовать об
исполнении обетований, ибо написано: "И будет непоколебим дом твой и царство
твое на веки". Но когда? "ПЕРЕД ЛИЦОМ ТВОИМ". Из этого ясно, что вечное
учреждение его царства не может иметь места в обстоятельствах, относящихся
к промежутку времени от смерти Давида до наших дней, потому что, если оно
должно вечно существовать "перед лицом", или в присутствии, Давида, то
Давид должен быть воскрешен к жизни для бессмертия, ибо, если он смертен, он
не смог бы созерцать свой престол, занятый Христом навеки. Однако Давид "и
умер и погребен, и гроб его у нас до сего дня, -- сказал Петр, -- Давид не восшел
на небеса" (Деяния Апостолов 2:29,34). Если же он "умер" и "не восшел на
небеса", как сказано, он не является живым ни в коем смысле, и, следовательно,
обетования завета не исполнились. Давид должен быть живым, когда они
свершатся. Христос, его божественный сын, был явлен и прославлен, и Бог
признал его Своим Сыном; однако ни в одной другой детали завет не был
исполнен, ибо он не унаследовал ни землю Ханаанскую, ни царство и престол
Давида.
Однако где же находятся царство и престол Давида? "На небесах, где
Христос сидит одесную Бога, и куда души наших любимых уходят, когда они
умирают". Так отвечает на это языческая теология! Нужно ли удивляться
евреям, имеющим такое представление о том, что называется "Христианством",
если они слышат его проповедников, серьезно утверждающих такую абсурдную
бессмыслицу, как эта? Были ли Ханаан, Иерусалим и двенадцать колен
перенесены на небеса? О, нет, говорят они, все это осталось, но все это является
образом тех вещей, которые существуют там, где находится Иисус! Увы, это
чепуха, это пустая болтовня, изрекаемая устами "выдающихся, добродетельных
и набожных мужей"! Признано, что царствования Давида и Соломона
символизировали, или являлись образами, царствования Христа, но не на небесах,
а на их престоле и в их царстве в подлинной земле, обещанной Аврааму. Однако
спросит кто-то, если не на небесах, где же тогда царство и престол Давида? В
ответ на этот вопрос, читатель, запомни хорошо, -- в настоящее время они нигде
не существуют. Они существовали однажды, и когда это было, они были
царством и престолом Бога среди людей. У Него есть царства и престолы в
других сферах, но мы не имеем к ним отношения и имеем не больше права,
обладай мы такой властью, отправиться туда и вступить во владение ими, в виде
ли "душ", или тел, чем имеют ангелы -- прийти и захватить все престолы и
царства на земле, которые принадлежат Иисусу и его братьям по наследству.
Однако давайте оставим в покое этих сов и летучих мышей, идолов различных
школ, призраков, которым поклоняется вероотступничество, и вернемся к
просветительному откровению Божьему.
Писание, предсказывающее, что Бог временно упразднит царство Давида,
говорит, принимая во внимание завет: "Но ныне Ты отринул и презрел,
прогневался на помазанника Твоего. Пренебрег завет с рабом Твоим, поверг на
землю венец его. Разрушил все ограды его, превратил в развалины крепости его.
Расхищают его все проходящие путем; он сделался посмешищем у соседей
своих. Отнял у него блеск, и престол его поверг на землю. Сократил дни
юности его, и покрыл его стыдом" (Псалтирь 88:39-46). Это описание состояния
царства Божьего и Давидова в течение прошедших двадцати пяти веков. Венец и
престол повержены в прах, а земля и народ стали притчей во языцах среди
других народов. Вместо исполнения завета, если бы нынешнее состояние вещей
было бы конечным, Бог "пренебрег" им, а обетования Его не сбылись. Принимая
во внимания обетования и то, что есть на самом деле, Писание спрашивает:
"Доколе, Господи, будешь скрываться непрестанно? Где прежние милости Твои,
Господи? Ты клялся Давиду истиною Твоею" (стихи 47-50). Да, где же они? Все
еще в обетовании.
Что нам следует сказать перед лицом фактов по поводу откровения о том,
что "не прекратится у Давида муж, сидящий на престоле дома Израилева"?
"Так говорит Господь: если можете разрушить завет Мой о дне и завет Мой о
ночи, чтобы день и ночь не приходили в свое время, то может быть разрушен и
завет Мой с рабом Моим Давидом так, что не будет у него сына, царствующего
на престоле его" (Иеремия 33:17,20,21). Что мы скажем на это? Не было сына
Давидова, царствующего на его престоле с момента свержения Седекии
Навуходоносором за пятьсот девяносто пять лет до рождения Христа. Однако
речь здесь идет не о непрерывной последовательности, а о вечном владении
престолом согласно завету. Когда придет время, чтобы это осуществилось,
указано воскресением Давида; с этого времени его сын займет престол
Израильского царства навеки. Что же говорит Писание?
Непосредственно перед падением Иерусалима от рук халдеев грехи Иудеи
и ее царей достигли своей полноты. На престоле в венце Давида был тогда
Седекия. Иезекиилю было поручено сказать ему: "И ты, недостойный,
преступный вождь Израиля, которого день наступил ныне, когда нечестию его
положен будет конец! Сними с себя диадему и сложи венец: этого уже не будет;
униженное возвысится (как Иисус) и высокое унизится", -- это свергнутый с
престола Седекия. Что же, однако, должно стать с царством Давида?
Послушайте Господа устами Его пророка: "Низложу, низложу, низложу, -- и его
не будет, ДОКОЛЕ не придет Тот (Примиритель), кому принадлежит оно (так
-- у автора), и Я дам Ему" (Иезекииль 21:25-27). Все было буквально так, как
здесь сказано. Царю ослепили глаза, Сион был распахан, как поле, и на земле не
осталось ни одного колена Израилева. После семидесяти лет изгнания произошло
восстановление под руководством Ездры, Зоровавеля, Иисуса и Неемии. Однако
до 165 г. до Р.Х. израильтяне в Ханаане не были даже царством, а представляли
собой подчиненную провинцию сначала Персидской монархии, а затем --
Македонской. Приблизительно в названный нами год они вновь превратились в
царство, но уже не Давидово. Престол тогда принадлежал Маккавеям из колена
Левия. Их династия была смещена римским сенатом, который посадил на их
место семейство Ирода. Он был из Идумеи и царствовал до времени рождения
Иисуса, которого пытался убить. Он сменился Архелаем, который был свергнут
римлянами, и Иудея была сведена к состоянию провинции под властью
прокуратора, в чем осуществилось, таким образом, как и предполагалось, то, что
скипетр был отнят от Иудеи, когда пришел Примиритель, и это наступило тогда,
когда Бог призвал Своего Сына из Египта. С того времени и до сих пор в
Ханаане не было царства, или престола Израильского. Еврейское государство
было разрушено римлянами через тридцать с небольшим лет после распятия, и
его не было и не будет больше, пока не придет Иисус Христос, Царь Иудейский,
имеющий исключительное право царствовать.
Относительно этого славного времени, которое уже близко, написано так:
"Вот наступают дни, говорит Господь, -- когда Я выполню то доброе слово,
которое изрек о доме Израилевом и о доме Иудином. В те дни восставлю Давиду
Отрасль Праведную, и воцарится Царь, и будет поступать мудро, и будет
производить суд и правду на земле. Во дни Его Иуда спасется и Иерусалим
будет жить безопасно; и вот -- имя Его, которым будут называть Его:
"Господь -- Оправдание наше" (Иеремия 23:5,5; 33:14-16; Иезекииль 48:35; Исаия
24:23). Царство Божье, следовательно, существовало однажды, но сейчас его
"больше" нет. Оно существовало в промежутке между четвертым и двадцать
восьмым поколениями, то есть, дольше тысячи лет; но оно угасло затем более
чем на две тысячи пятьсот лет -- время настолько продолжительное, что
обетование о его возрождении стало просто выдумкой или предположением с
точки зрения мира! Однако верующие в Евангелие об этом царстве обладают
несомненной и определенной надеждой на его восстановление и славное и
триумфальное существование в течение тысячи лет, в конце которых на земле не
будет больше царств, но Бог будет все и во всем.
Читатель, таким образом, поймет из изложенного, что царство Божье
должно рассматриваться в течение двух периодов своего существования:
тысячелетия в прошлом и тысячелетия в Грядущем Времени. Как царство
Божие в прошлом, оно является величайшей темой древней и современной
истории; однако как Его царство в будущем, это грандиозный предмет "истины,
каковой она является в Иисусе". В прошлом оно существовало под законом
Моисея, который не делает ничего совершенным. Его цари и священники были
слабыми и смертными людьми, которые недолго владели царством, а затем
"передали другому народу". Его подчиненные были мятежными, и его
территория была захвачена и опустошена руками жестоких и варварских врагов.
Однако насколько иной будет его судьба во времена Мессии! Та же земля и
народ окажутся под законом Нового Завета, который придет с Сиона. Все будет
совершенным. Его царем и первосвященником будет Царь бессмертный, который
одесную Бога. Начальниками колен станут галилейские рыбаки, "сияющие, как
звезды, во веки, навсегда". Правителями его городов и обладателями его славы,
его чести и его власти будут святые Божие, "равные ангелам", более не
подвластные смерти. Короче говоря, "примут царство святые Всевышнего, и
будут владеть царством вовек и во веки веков" (Даниил 7:18; 2:44), всегда
оставаясь на своем месте и никогда не передавая его никому во владение.

ССЫЛКИ

1) Исход 1:9-10
2) Римлянам 11:23
3) Исход 5:2
4) Римлянам 11:28
5) Деяния Апостолов 7:17
6) Исход 2:23-25
7) Исход 4:5
8) Исход 4:12
9) Исход 4:1
10) Исход 4:30
11) Исход 3:18
12) Исход 5:1
13) Исход 5:2,4
14) Исход 6:2-5
15) Исход 6:6-9
16) Исход 12:30
17) 1-е Коринфянам 10:11
18) Исход 17:7
19) Иоанн 6:58
20) Евреям 4:9-11
21) 2-е Фессалоникийцам 1:8
22) Деяния Апостолов 3:21
23) Исход 19:8
24) 1-е Царств 8:7
25) Евреям 3:4-6
26) Числа 14:21





Израиль не способен искупить себя сам, и народы бессильны возродить себя духовно. --
Восстановление общественного устройства -- это работа Вседержителя руками
Иисуса во время его близкого явления. -- Он воссоздаст царство и престол Давидов.
-- Священничество Силома-Примирителя. -- Храм Иезекииля будет построен
Христом. -- Об имени Иисуса. -- О покаянии, прощении грехов и вечной жизни. --
Покаяние на смертном ложе и в тюрьме.
_____

К ЭТОМУ времени, я полагаю, читатель хорошо осознал, что обещал или завещал
сделать Господь. Пусть он теперь совершит мысленное обозрение Ханаана,
Израиля и народов с точки зрения "дарованных нам великих и драгоценных
обетований" (1): Ханаана -- в его запустении, Израиля -- в его рассеянии, а
народов -- в их бездне смертельного невежества, темноты и ужасных суеверий
под железной пятой кровавых и жестоких тираний. Это воистину бездонная
пропасть, из которой ни Израиль, ни другие народы не способны освободиться
сами. Тот, кто есть Твердыня Израилева, отвернул от него Свое лицо, поэтому
они бессильны среди других народов и не могут ни "устроить все", ни вернуться
в свою страну. Что же касается языческих, католических, протестантских и
мусульманских народов, их положение такое же безнадежное, как у евреев. Они
стенают под вооруженным притеснением, они тоскуют о "свободе, равенстве и
братстве", они стремятся к духовному возрождению общества, но вместо того,
чтобы ожидать освобождения с небес, они проклинают Бога, презирают Его
законы и хватаются за мечи, чтобы добиться улучшения общества кровавыми
подвигами! Человечество так и не усвоило, что искупление за все грехи мира
может прийти только от Бога; не осознало оно, что беспросветность
человеческого невежества такова, что у них нет ни добродетели, знания, силы,
ни мудрости, достаточной для того, чтобы избавиться от своих страданий и
переустроить общество, способствуя своему собственному счастью и славе и
чести Всевышнего. Нет ни одного человека и ни одной группы людей под
небесами, способных совершить работу по духовному возрождению общества.
Если отдельный человек не может переродиться сам, что неоспоримо, то и
никакая ассоциация людей, даже многочисленная, не может обновить мир и
сделать его таким, каким он должен быть. Необходимость в таком возрождении
очевидна для всех "сынов света"; однако не может само случиться так, чтобы
эта нужда стала одинаково видимой всем для спасения ходящих во тьме. В чем,
тогда, состоит надежда верующего в конец мира? Пусть "откровение Божие"
будет нашим прорицанием, и пусть Он Сам покажет нам ту помощь, которую Он
предоставил, то освобождение, которое у Него в запасе.
В откровении слышен голос, обращающийся к народам с такими словами:
"Слушайте Меня, острова, и внимайте народы дальние: Господь призвал Меня от
чрева, от утробы матери Моей называл имя Мое; и соделал уста Мои, как
острый меч; тению руки Своей покрывал Меня, и соделал Меня стрелою
изостренною; в колчане Своем хранил Меня; и сказал Мне: Ты раб Мой, Израиль,
в Тебе Я прославлюсь" (2). Нужно ли читателю говорить, кто эта великая и
могущественная личность? Чье имя упоминалось Господом еще до его
рождения? Послушайте Писание: "И сказал Ангел (Гавриил) Марии: и вот,
зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь ему имя: ИИСУС (по-еврейски --
Иошуа, или Ягве-цидкену, Господь -- наша праведность), ибо Он спасет людей
Своих от грехов их; Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего; и даст Ему
Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом
Иакова вовеки, и Царству Его не будет конца" (Матфей 1:21; Лука 1:31-33).
Однако он родился и ушел, и укрылся под сенью руки Господа; он не
получил престола Давида, не царствовал над Израилем, который, хотя еще
должен быть подвластен ему, "хулит своего царя и Бога своего" (Исаия 8:21).
Все это мы увидим. В процитированном предсказании Господь Иисус, который
взывает к островам язычников, объявляет себя Рабом Ягве, в котором Он
прославится. Звание "Раба" подразумевает работу, совершаемую им для и в
интересах кого-то другого. Какую же работу, или службу, должен был исполнить
Господь Иисус для Отца? "Вот, Господь грядет с силою, и мышца Его со
властию. Вот, награда Его с Ним и воздаяние Его перед лицом Его" (Исаия
40:10). Мы хотим знать, в чем заключается эта работа. Послушайте же, что
говорит нам Слово. "И ныне говорит Господь, образовавший Меня от чрева в
раба Себе, чтобы обратить к Нему Иакова". Однако разве восстановление
колен Израилевых -- это все, что должен он совершить? Мы обнаружим, что нет,
не все, ибо Ягве говорит ему: "Мало того, что Ты будешь рабом Моим для
восстановления колен Иаковлевых и возвращения остатков Израиля; но Я
сделаю Тебя светом народов, чтобы спасение Мое простерлось до концов
земли" (Исаия 49:5,6,8).
Господь Иисус, раб Ягве, следовательно, сейчас сокрыт на небесах
одесную Величия для будущего явления не для того, чтобы уничтожить землю и
сжечь грешников, а чтобы исполнить заветы обетования, положив конец
запустению Ханаана, восстановив колена на их родной земле, учредив вновь
государство Израильское, просветив народы, переродив общество, наполнив
землю славой Господней, учредив Его верховную власть в мире и вознаградив
святых. Все это должно свершиться, когда Господь придет. Бог отцов тогда
вспомнит заветы, которые Он начал осуществлять, когда призвал Иисуса из
Египта в дни Архелая. Это было едва ли не важнейшим из тех грядущих добрых
вещей, в явлении которых обетования будут исполнены на каждую йоту и черту
в слове.
Именно в этом смысле Иаков понимал откровение Божье. "Симеон, --
говорил он, -- изъяснил, как Бог первоначально призрел на язычников, чтобы
составить из них народ во имя Свое". Затем, цитируя слова Амоса, он
продолжает: "Потом обращусь и воссоздам скинию Давидову падшую, и то, что
в ней разрушено, воссоздам, и исправлю ее, чтобы взыскали Господа прочие
человеки (Едом) и все народы, между которыми возвестится имя Мое,
говорит Господь" (Деяния Апостолов 15:14-17). Это было сказано для
подавления фарисейской ереси, чтобы подтвердить принятие Господом
язычников на тех же условиях, что и Иудеев. Однако я использовал это здесь,
чтобы показать такой порядок вещей в связи с той работой, которая должна
быть проведена. Мы видим, что существует определенный труд, который
должен быть завершен, а именно: избрание народа из всех наций во имя Господа.
К тому времени, когда это свершится, придет Господь. Что же говорит текст,
находящийся перед нами, о том, зачем он вернется? Чтобы воздвигнуть вновь
лежащее в руинах царство Давида. Однако, все-таки, какова скрытая цель
такого восстановления? Обратить народы от их заблуждений, чтобы служить
Богу согласно заветам Грядущего Времени. Народ во имя Господа -- это
святые, или "наследники царства". Такое учреждение требует администраторов;
а поскольку, согласно его природе, его могут наследовать только праведные и
бессмертные люди, становится необходимым призвать их, сначала из Израиля,
а затем из народов, по принципу послушания в вере. Это одна из причин, по
которой так много времени прошло с тех пор, как это обетование было дано
Аврааму. Если бы было возможным воздвигнуть его во времена Авраама, откуда
бы взялись цари и священники, отвечающие его требованиям, чтобы управлять
всеми народами? Это было бы царство без правителей. Следовательно,
Евангелие, или благая весть, согласно этому, было проповедано для
приобретения царей, священников и князей всех рангов и категорий для Царства,
когда придет время, и Бог Небесный воздвигнет его руками Своего раба,
Господа Христа.
Если еврей или язычник стремится к этому славному состоянию в
грядущем времени, эта "награда" может быть достигнута на простых условиях
веры в то, что касается Царства и имени Иисуса Христа, крещения и такого
поведения с той поры, которое приличествует людям, которые должны стать не
только правителями, но товарищами Христу и примером праведности,
справедливости и веры для народов. Однако время сбора дворянства Царства
почти прошло. Оно длится непрерывно с момента опустошения Иерусалима. Он
должен был быть "попираем язычниками, доколе не окончатся времена
язычников" (Лука 21:24). Эти времена уже почти достигнуты. Осталось еще
немного лет, и придет "время благоприятное и день спасения" (3). Дверь в
Царство будет закрыта, и никто больше не сможет обрести права войти в него.
Люди, которые переживут казни хуже египетских, смогут жить в будущем в
надежде на бессмертие, когда пройдут времена; однако со славой и честью
"вечной державы" Примирителя они не будут иметь ничего общего.
СВЯЩЕННИЧЕСТВО ПРИМИРИТЕЛЯ.
В вечном завете, данном Давиду, сын, обещанный ему, который должен
воссесть на его престоле и надеть его венец навсегда, показан также в качестве
приносимой жертвы, как об этом написано: "Во страдание за грех, Я накажу Его
железом мужей и ударами сынов человеческих". Так этот отрывок переведен
Адамом Кларком. В таком случае он точно соответствует истине и согласуется
с откровением, говорящим: "Он взял на себя наши немощи, и понес наши болезни;
а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижаем Богом. Но Он
изъявлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира
(умиротворения) нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились" (Исаия
53:4,5).
Однако, если он был жертвой за грех, кто должен был быть священником в
этом случае и войти в Святое святых с его кровью, чтобы совершить очищение,
или примирение, его народа? Где есть жертва, там также необходим и
священник. Под законом Моисея существовали священники, которые входили в
Святое святых с кровью убитых животных и окропляли ею крышку ковчега,
называемую искупительным или примирительным местом, к которому были
обращены лица херувимов. Однако кровь Сына Давидова не должна была
пролиться на это место. Она не должна была быть внесена в Святое святых,
сделанное руками его ли самого, или законного первосвященника; где бы ни
происходило поминовение этого, оно могло быть представлено только
первосвященником. Сын Давидов не мог исполнять обязанности
первосвященника на земле, пока завет с Сиона продолжал быть законом этой
земли, потому что по нему только представителю колена Левина было разрешено
быть священником. Он же принадлежал к колену Иуды, "о котором Моисей
ничего не сказал относительно священства" (4). Он не мог войти в храм после
своего воскресения и предстать перед Господом в его Святом святых; не мог и
Левитский первосвященник попасть на небеса с поминовением смерти
Примирителя. Что же тогда должно было произойти? Сын Давидов должен был
оказаться на небесах своей собственной персоной и, как первосвященник нового
закона, принести себя Богу.
Однако завет, данный Давиду, свидетельствуя о его сыне в качестве
жертвы и, косвенно, -- о его воскресении и занятии им в будущем престола
Давида навеки, ничего не говорит о нем как о первосвященнике его царства.
Следовательно, для того, чтобы он мог предстать перед лицом своего
Божественного Отца в качестве первосвященника, было дано "слово
клятвенное" (Евреям 7:28). Это было необходимо, ибо "никто сам собою не
приемлет этой чести, но призываемый Богом, как и Аарон". Сын Давидов был
призван на первосвященство в царстве так же определенно, как Аарон
удостоился этой чести под законом Моисея. "Он не сам себе присвоил славу
быть первосвященником; но Тот, Кто сказал Ему: "Ты Сын Мой, Я ныне родил
Тебя"; как и в другом месте говорит: "Ты священник вовек по чину
Мелхиседека" (Евреям 5:4-6; Псалтирь 109:4).
Здесь, поэтому, имеют место два чина священства: Чин Мелхиседека и
Чин Аарона. Чин Мелхиседека современен Аврааму; Ааронов же не был
учрежден до прошествия 430 лет после утверждения завета. Апостол мог
рассказать о Мелхиседековом гораздо больше, но он сказал нам достаточно,
чтобы дать представление о его чине священства. По этому чину он не имел ни
предшественников, ни последователей, никакой священнической родословной, ни
начала дней служения, ни конца жизни, но, уподобляясь Сыну Божьему,
постоянно пребывает священником, о котором также засвидетельствовано, что
он живет (Евреям 7:3,8). Священство по чину Аарона было противоположным
всему этому. Его священники были потомками Аарона, их матери были из колена
Левина, их отцы были до них на службе, на которую они поступали в тридцать
лет и оставляли ее в пятьдесят. Однако священство Примирителя не таково. Он
имеет царское, а не священническое происхождение. У него нет
предшественников, и он никогда не оставит службу, чтобы его место мог занять
кто-то другой.
Возможно, Сим был тем человеком, которому Авраам дал десятую часть
всего по возвращении после избиения царей. Авраам умер тридцать пять лет до
того, как Сим достиг своего пятьсот второго года после потопа. В этот момент
Исааку было сто десять лет, а Иакову -- пятьдесят; так что они были
современниками Сима в этот период их жизни. В Писании нет сообщения о
смерти Сима; напротив, засвидетельствовано, что личность, зовущаяся
Мелхиседеком, до сих пор живет. Мелхиседек -- слово, выражающее характер
человека, носящего это имя. Оно означает царя правды, или праведного царя. Он
был величайшим царем Ханаана и правил в Салиме, что значит мир, и который
позже был назван Иерусалимом, так что этот праведный царь был Царем Мира.
Сим, царь правды и царь мира, и священник Бога Всевышнего, -- это образ,
современный обладателю обетований о Семени, или Христе, на престоле
Царства Божьего.
Клятвенное слово, говоря: "Я клялся, и не раскаюсь: Ты священник вовек
по чину Мелхиседека", -- поменяло священство Царства, а "с переменою
священства необходимо быть перемене и закона" Государства (Евреям 7:12). Ни
одна революция не была более полной и радикальной, чем сделавшаяся
необходимой в результате замены Мелхиседекова священства на Аароново в
государстве Израильском. Под сводом законов Моисея царская и
первосвященническая службы были разделены и неслись двумя различными
категориями людей. Царская передавалась по наследству в семье Давида, а
первосвященническая наследовалась членами семьи Аарона; однако когда новый
закон будет провозглашен, тот, который должен "выйти от Сиона" (5), когда
Христос даст мир всему миру и будет судить народы, царская и священническая
службы объединятся, и их функции будут выполняться одним лицом, Иисусом,
"Царем Правды и Царем Мира, Священником Бога Всевышнего", каким был
Мелхиседек. Иисус-Первосвященник унаследует престол Давида, на основании
завета, данного последнему. Если бы не было никаких других клятв, кроме той,
что была дана Аврааму, и этой, данной Давиду, сын Давидов не мог бы стать
священником на его престоле, но с приходом слова клятвенного престол и
первосвященство стали правом Христа, Господа.
ПРИМИРИТЕЛЬ ДОЛЖЕН ПОСТРОИТЬ ХРАМ.
В вечном завете, данном Давиду, Господом объявлено о его бессмертном
сыне: "Он построит дом имени Моему". Давид возжелал исполнить эту
великую национальную работу, но ему было запрещено. Она была позже
совершена Соломоном, и в этом он стал знаменитым прообразом того, кто
"больше Соломона" и кто должен воздвигнуть подобное сооружение, но только в
значительно более величественном масштабе. Это станет ясным из следующего
откровения. После того, как Соломонов храм превратился в руины, и пока евреи,
после возвращения из Вавилона, возводили новый храм на месте старого, слово
Господне пришло к пророку: "Вот Муж, -- имя Ему ОТРАСЛЬ, Он произрастет из
Своего корня и создаст храм Господень. Он создаст храм Господень и примет
славу, и воссядет и будет владычествовать на престоле Своем; будет и
священником на престоле Своем. И издали придут и примут участие в
построении храма Господня" (Захария 6:12,13,15).
Пусть читатель обратится к указанным далее в скобках отрывкам, и у него
не останется никакого сомнения в том, какая личность названа здесь Отраслью
(Захария 3:8; Исаия 11:1; Иеремия 23:5; 33:15; Откровение 22:16). Сын Давида по
чину Мелхиседека должен построить Храм Тысячелетия в Иерусалиме во имя
Ягве, и, подобно тому как Тиран язычников помогал Соломону сооружать его
здание, те, кто далеко от Иерусалима, там, куда было передано пророчество,
должны будут участвовать в создании храма Примирителя, который будет
"домом молитвы для всех народов" (Исаия 56:7), когда Господь "устроит
небеса и утвердит землю и скажет Сиону: "ты Мой народ" (Исаия 51:16). Если
читатель желает знать больше о храме, который должен быть построен
Примирителем в Иерусалиме, он может проконсультироваться у Иезекииля
(Иезекииль 40,41,42). Это описание находится между рассказом о битве при
Армагеддоне, в которой истукан Навуходоносора будет расколот на куски на
горах Израильских, и изображением земли, сияющей славой Господа. Первые
девять стихов сорок третьей главы описывают ту эру храма, когда Примиритель
"будет жить среди сынов Израилевых во веки; и дом Израилев не будет более
осквернять святого имени Его". Это является решающим, ибо всегда, начиная со
времени их исхода из Египта до нынешних дней, они непрестанно оскверняли имя
Господа; однако пророчество рассматривает время, когда они не будут "более"
этого делать.
Что же будет после того, когда Господь Иисус воссядет на престол своего
отца Давида как первосвященник народов и посвятит храм Всевышнему? "И
пойдут многие народы, и скажут: придите, и взойдем на гору Господню, в дом
(или храм) Бога Иаковлева, и научит Он нас Своим путям; и будем ходить по
стезям Его" (Исаия 2:3). "И сыновей иноплеменников, присоединившихся к
Господу, чтобы служить Ему и любить имя Господа, быть рабами Его, всех,
хранящих субботу от осквернения ее и твердо держащихся завета Моего, Я
приведу на святую гору Мою, и обрадую их в Моем доме молитвы; всесожжения
их и жертвы их будут благоприятны на жертвеннике Моем". "И не будет более
ни одного Хананея в доме Господа Саваофа в тот день" (Исаия 56:3-7; Захария
14:16-21).
ИМЯ ИИСУСА ХРИСТА
Если мне удалось создать у читателя ясное представление о природе
"Царства Божьего и Христа", и это представление породило в нем желание
узнать, что он сам должен делать, чтобы унаследовать его, то сейчас
остается направить его внимание на то, что касается имени Христа.
Рассуждения на эту тему заняли бы очень много места, если бы было сказано
все, из чего можно извлечь пользу. Я признаюсь, однако, что вынужден
ограничиться просто беглым очерком, который читатель обязательно должен
закончить как итог своих собственных исследований.
Имя Иисуса Христа включает все, что сказано о нем, и является, поэтому,
совокупностью его личности как пророка, жертвы, священника и царя.
Следовательно, чтобы понять его имя, мы должны знать, что
засвидетельствовано о нем в законе, пророках, псалмах и у апостолов. В Ветхом
Завете мы можем познакомиться с именем Силома-Примирителя. Это
совершенно необходимо, ибо пока мы не поймем, какого рода человеком должен
быть Христос, как мы сможем, когда узнаем имя Иисуса, описанное апостолами,
сказать, что имя Христа, объясненное пророками, и имя Иисуса являются
именем одной и той же личности? Однако, сравнивая апостольскую историю с
откровением пророчества, мы можем разумно признать, что "Иисус из Назарета
есть Христос, Сын Бога живого". Это и есть первейший принцип имени Иисуса.
Признайте, что он -- Примиритель, и все, что предсказано по поводу Примирителя
применимо только к нему.
Существуют определенные вещи, сказанные об Иисусе Христе, вера в
которые очень существенна для того, чтобы верующий был назначен
наследником царства. Это то, что касается Иисуса как жертвоприношения за
грех. Он умер, был похоронен и воскрес вновь. Таковы факты. Какова же истина,
смысл или учение, основанное на этих фактах? "Он предан за грехи наши и
воскрес для оправдания нашего" (Римлянам 4:25; Исаия 53:5,10), то есть, для
оправдания тех, кто верит в благовествование о царстве. Величайшей ошибкой
является полагать, что вера в жертвенную составляющую имени Иисуса Христа
достаточна для спасения. Спасение в царстве обещано не тем, кто верит только
в то, что Иисус есть Сын Божий, и умер и воскрес за грехи. В равной степени
необходимо верить в обетования завета, но не больше, а именно в равной
степени, ибо если бы кто-то верил в то, что относится к царству, но отрицал
жертву Иисуса и его воскресение, он не мог бы быть спасен. Евангелие должно
быть принято полностью, а не разрезаться на куски, один или два из которых,
подходящие по вкусу, были бы отобраны, а остальные отброшены как неважные
и несущественные. Без жертвенной составляющей имени нет никакого смысла в
оправдании именем, однако вера не ограничивается только Иисусом как
жертвой за грехи, но охватывает наследование царства вместе с ним во всей
его славе.
Очень ограниченный и неглубокий взгляд на Евангелие -- это тот, который
основан на следующих словах: "Христос умер за грехи наши, по Писанию, и
погребен был и воскрес в третий день, по Писанию" (1-е Коринфянам 15:3-4).
"Мы", за кого Христос умер, -- это те, кто верит в евангелие царства, а не те, кто
его игнорирует, или, как выражается апостол, это те, кто "ПРЕПОДАННОЕ
удерживает (в памяти) так, как я благовествовал им" (6). Что это,
преподанное? Это то, чему он учил их в течение полутора лет, и то, что он
проповедовал везде, куда бы ни приходил. Он преподавал о "надежде
Израилевой", за что был доставлен в качестве арестанта в Рим, и о чем евреи
терпеливо слушали его (Деяния Апостолов 18:4) до тех пор, пока он не упомянул
имени Иисуса, но когда это было сказано им, они воспротивились и стали
поносить его (Деяния Апостолов 18:5,6,11). Поскольку в общераспространенном
переводе Библии написано, что апостолом было сказано, что он "первоначально
преподал" смерть и воскресение Христа, то люди, не знающие никакого другого
языка, кроме своего родного, заключают, что жертва Иисуса за грехи была
первой рассказанной вещью, и именно это и есть само Евангелие! Однако
апостол писал не о "самом первом" (в русском переводе -- "первоначально");
его слова звучали как ?? ???????, то есть, "среди первого". Почему же он
предпочитает представить на рассмотрение вещи, упоминаемые в третьем и
четвертом стихах, всему остальному, о чем он говорил? Потому что он
собирался опровергнуть платоническое понятие, которому учили некоторые в
Коринфе, а именно: "Нет воскресения мертвых" (7); для того же, чтобы сделать
это, было необходимо напомнить им о том, что он проповедовал им жертвенную
смерть и воскресение Иисуса, которое было бы выдумкой, если бы не
существовало будущего воскресения, потому что, как они говорят, оно "уже
было" (2-е Тимофею 2:18), а значит "вы еще", сказал он, "во грехах ваших;
поэтому и умершие во Христе погибли".
Три вещи должны были быть проповеданы во имя Иисуса Христа тем, кто
верил в обетования, данные Богом отцами. Это было, во-первых, покаяние; во-
вторых, -- прощение грехов; и, в-третьих, -- вечная жизнь (Лука 24:44-47; Иоанн
20:31). Проповедовать царство во имя Иисуса Христа означало истолковывать
вещи, касающиеся его, и предложить их вниманию тех, кто будет подвержен
покаянию и прощению грехов во имя него. Ни "плоть и кровь", ни "грешники"
не могут наследовать Царства Божьего (1-е Коринфянам 15:50). Это
непреложный принцип. Но почему же? Потому что "царство это не будет
передано другому народу" (8) и потому что те, кто унаследует его, должны
обладать им вечно. "Плоть и кровь" смертны; как может смертное наследовать
бессмертие? Это физически невозможно. Другими словами, человек, живущий
только семьдесят лет, не может занимать пост в течение тысячи лет; он должен
сделаться бессмертным, прежде чем будет приглашен на это место. К тому же
грешникам морально невозможно обладать Царством, поскольку закон Царства
состоит в том, что "владычествующий над людьми будет праведен,
владычествуя в страхе Божием" (9). Это наследие святых, которым Господь не
вменит грехов. Две вещи, следовательно, были обязательны для еврея или
язычника, прежде чем он унаследует царство: первая, -- моральное очищение, и
вторая -- физическое, или телесное, очищение. Первое достигается послушанием
истине, последнее же -- воскресением к жизни.
То покаяние, которое является следствием веры в евангелие царства, не
является "скорбью за грех" и не содержит в себе ни малейшей горечи или
сожаления по поводу этого чувства. Слово из Писания, переведенное как
покаяние, -- это ????????, и означает оно изменение мышления и намерения.
Когда такое изменение имеет место по причине веры в истину, то в этом
проявляется такой характер или образ мыслей, который был свойственен
Аврааму, являющемуся примером веры и нрава, предшествующим оправданию
во имя Господа. Однако "евангельское" изменение мышления и намерения
даруется только за покаяние во имя Иисуса Христа. Другими словами, хотя
верующий в евангелие царства может обрести такой тип мышления и подобный
ребенку характер, но не будет считаться, что он покаялся в Иисусе, пока он не
назовется именем Христа по "закону веры". Как бы сильно женщина не любила
мужчину, она все еще не его жена, а потому не имеет права ни на одно из
преимуществ, которые он способен ей дать, пока она не облачится в его имя по
закону. Имя Христа завершает все. "Полнота в нем", однако вне его все
несовершенно. Вера имеет незаконченный вид, а изменение мышления и
характера неполно, пока верующий в евангелие царства не облачится в имя
Христа. В таком поступке вера вменится ему в праведность, или в прощение
грехов, которые останутся в прошлом; и за покаяние ему даруется изменение
мышления и характера (Деяния Апостолов 5:31; 11:18).
Однако право вкусить от древа жизни в Божьем раю также дается
верующему через имя Христа. Животворная сила его имени происходит от его
воскресения как первенца среди усопших. Если бы Иисус не воскрес из мертвых,
люди не смогли бы получить право на вечную жизнь посредством его имени. В
этом состоит учение апостолов и пророков. Невоскресшая жертва -- это лишь
временное искупление грехов. Такова природа жертвоприношения по закону
Моисея. Следовательно, закон не обладал живительной энергией, "ибо, если бы
дан был закон могущий животворить, то подлинно праведность была бы от
закона" (Галатам 3:21). Однако это было невозможно. Моисей был посредником
завета с Синая. Он умер, и Господь похоронил его, но не было никакого
свидетельства о его воскресении; и хотя он живет (ибо он являлся Иисусу на
Горе), это было после того, как закон вступил в силу. Закон Моисея,
следовательно, есть орудие смерти и проклятия. Однако Иисус умер и воскрес
вновь, и живет вечно. Следовательно, Евангелие его имени и новый свод законов,
который будет провозглашаться с Сиона, являются действенными для
награждения правом на вечную жизнь всех, кто верит посредством его имени.
Пока верующий находится вне Христа, он остается в грехе, а пока он в
грехе, он -- под действием смертного приговора, ибо "возмездие за грех --
смерть" (10). Как только, однако, ему будут прощены грехи через имя Христа,
он, в акте прощения, выйдет из-под действия смертного приговора; поскольку же
не существует какого-то среднего, или нейтрального, состояния, он попадет под
приговор к жизни и обретет надежду на царство Божье. Таким образом, Иисус
Христос разрушил смерть и явил жизнь и нетление через благовестие о
царстве (2-е Тимофею 1:10). Нет другого способа обрести их, чем посредством
его имени и воскресением из мертвых, или, для живых во время учреждения
царства, -- изменением в мгновение ока. Таково учение Христа, которое
противоположно пустой философии Платона. Католические и протестантские
обожатели этого языческого мыслителя заявляют о наследуемом бессмертии
некой нематериальной сущности, свойственной грешной плоти, в то время как
Иисус Христос поведал нам, что жизнь и нетление -- это атрибуты царства
Божьего, которые могут обрести только считающиеся достойными, по
евангельским принципам, его наследования. Словом, нетленная жизнь -- это часть
воздаяния праведным, и нигде в Библии бессмертие не предсказано, или не
обещано, людям, умершим в грехе. Нет никакого бессмертия вне Христа.
ПОКАЯНИЕ НА СМЕРТНОМ ЛОЖЕ И В ТЮРЬМЕ
Под "великим спасением" подразумевается избавление от могилы
посредством воскресения к жизни и участие в царстве Божьем. Это, как мы
видели, основывается на вере в обетования, данные Отцам, характере, подобном
Авраамовому, крещении в Святое имя и вере, делами ставшей совершенной.
Другими словами, спасение обещано только тем, кто идет по стопам Авраамовой
веры. Отрицать это -- значит отрицать откровение Божье. Его собственный Сын
не был возвышен до тех пор, пока страданиями не достиг совершенства. "Кто
будет веровать и крестится, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден
будет" (11). Этот указ никогда не был отменен; он, потому, имеет такую же силу
и не терпит исключений, как в тот момент, когда он сошел с уст Сына Божьего.
Теперь, принимая во внимание эту неопровержимую истину, что скажем мы
о той системе, которая дает уверенность в "небесах" людям с их земной,
чувственной и ужасной жизнью, когда они находятся в плену болезней и
заключены в тиски закона? Когда на них надвигается смерть, они увещеваются
"духовными вождями" "примириться с Богом", и даже когда они готовятся
взойти на эшафот, "тюремные священники" учат их ожиданию, что они встретят
на небесах своих товарищей по преступлению и что, "причастившись", они
приготовят свои души "к встрече со своим Богом"! На чем же основано это
"утешение в религии"? На ужасе перед расплавленной и пылающей серой в
адском котле, в который "кающиеся грешники", или, как учат, их "бессмертные
души", будут ввергнуты Богом, и где они вечно будут мучимы Дьяволом.
Тюремный священник в Ковентри действительно жег руку заключенной
женщины пламенем свечи в качестве предвкушения ее мук после смерти, если
она не покается! Таков был его способ действий по "лечению ее души"! Однако
если болезнь или преступление еще не пленили "кающихся грешников", они все
равно будут двигаться вперед к беззаконию. Решительно от смерти им никак не
убежать: ни при помощи веревки, ни обычным способом, -- их наглость и
непочтительность устранены. Им навязана духовенством уверенность в том, что
"Господь ждет их, чтобы проявить милосердие"; им указано на разбойника на
кресте, и они введены в заблуждение ложью о том, что "пока лампа не погасла,
самый отвратительный грешник может вернуться". Все готово, евангельский пир
приготовлен, и им нужно только поверить, что Христос умер за них, раскаяться в
прошлом, заявить о своем мире с Богом и всем человечеством и помолиться за
прощение через Иисуса Христа.
Таким образом, "духовные вожди" народа отпускают им грехи на погибель.
Действие рассудка, побуждаемого ужасом и их убеждениями, предложено ими в
качестве противовеса всей безбожной и криминальной жизни! Какие основные
взгляды должны иметь такие люди о Боге, на роль служителей которого они
претендуют? Их "утешения" являются абсолютным богохульством и ложью от
начала до конца. Нужно ли им удивляться тому небольшому впечатлению, какое
производят на общественное мнение их проповеди, и тому, что в рядах
человечества с каждым днем возрастает неверие? Миллионы людей, хотя и
невежественны, но не являются глупцами. "Какая нам нужда, -- говорят они, --
беспокоиться о религии? Мы можем исповедаться за полчаса обо всех
преступлениях нашей долгой грешной жизни". Именно такие проповедники
делают людей безбожниками посредством абсурдных глупостей, которые они
проповедуют, оскорбляя имя христианина.
Однако наихудшая и омерзительнейшая форма пастырского богохульства
представлена в утешениях тюремных священников. Это поразительное
проявление игнорирования духовными лицами духа и буквы истины. Писание
говорит, что "никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем
пребывающей", и что даже "всякий ненавидящий брата своего, есть
человекоубийца" (12), и, поэтому, -- за пределами милости. Убийца может быть
помилован только посредством веры в истину, которая проявляется в любви и
очищает сердце, и достигает совершенства в послушании. Если после этого
такой верующий изменит милости Божьей и возненавидит и убьет своего брата,
то нет ему никакого Божьего спасения, "он не увидит жизни, но гнев Божий
пребывает в нем" (13). Из-за окропления младенцев, что считается
христианским крещением, отпущения грехов негодяям на пороге смерти, что
называется покаянием, и предания их отвратительных тел земле под звуки
"общей молитвы", читаемой несметное множество раз, что именуется
христианскими похоронами, безусловно, существует более чем избыточное число
причин, чтобы прийти к выводу, даже если мы ничего не знали об истине, что и
священники, и люди обманывают и обмануты.
Называть общераспространенную религиозную систему, которой мы
окружены, религией Христа -- это не только неправильное употребление термина,
но и тень, брошенная на мудрость Божью. Окропление младенцев, покаяние на
смертном ложе и "христианские похороны", как их называют, -- это просто
человеческие измышления. Они имеют отношение к вероотступничеству и не
являются составляющей "того, что связано с Царством Божьим и именем
Иисуса Христа". Если человек служит всю свою жизнь похотям плоти, то
никакое раскаяние на смертном ложе нисколько ему не поможет. "Сеющий в
плоть свою от плоти пожнет тление", ибо "что посеет человек, то и пожнет"
(Галатам 6:7,8); и вновь: "помышления плотские суть смерть"; и "живущие по
плоти Богу угодить не могут"; и "если живете по плоти, то умрете" (Римлянам
8:6,8,13). Существуют свидетельства, которые в нескольких словах показывают,
что нет спасения человеку, который служит себе всю свою жизнь, а когда он не
способен больше хвататься за мир, предлагает самый негодный остаток своего
существования Богу. Это как если бы кто-то ел мясную пищу, а кости кидал
своему другу. Если бы последний чувствовал себя оскорбленным, как бы оценил
Бог подобное отношение к Его Величеству; не оттолкнул ли Он такого лицемера
прочь от Себя, и не было ли это справедливо?
Именно по причине этих мерзостей суд Божий обрушивается на народы.
Пастырское и широко распространившееся зло принесло чуму этим людям, и
войны и голод -- другим. Однако это лишь начало бед. Нынешняя буря может
временно затихнуть, но только для того, чтобы собраться с силами и одержать
полную победу над всем, что служит убежищем лжи. "Горе миру от соблазнов!"
(14).
На предыдущих страницах я стремился показать читателю, в чем состоит
истина. Я не выдвигал ничего сам, насколько я помню, а лишь привел в качестве
доказательства "закон и откровение". Пусть читатель посмотрит на пейзаж
морального мира в свете истины, и он ясно заметит темноту. Он увидит
драпировку мира в лохмотьях и его отрепья, распавшиеся на куски от
абсолютной испорченности. Его материал -- весь в дырах от купола до
основания, а его сооружение подобно накренившейся стене и пошатнувшейся
изгороди. Под его крышей небезопасно. Даже совы и летучие мыши, живущие в
его трещинах, охвачены паникой. Уходи же, дорогой читатель, и оставь это
логово, если, к несчастью, ты временно пребываешь в нем. Поверь в истину во
имя ее самой и слушайся ее; если же ты остался один, наберись храбрости.
Гораздо больше удовлетворения приносит знание и способность доказать истину
и борьба без посторонней помощи за нее, чем вся честь и наслаждения,
получаемые от человеческого одобрения или изобилия мирских вещей, которыми
может обладать человек.
"Если праведник едва спасается", то каковы возможности для нечестивого
и грешника, и если суд начался в доме Божьем гонениями на покорных, то "какой
конец непокоряющимся Евангелию Божию?" (1-е Петра 4:17,18). Не
обманывайтесь традициями языческих книжников и ораторов. Их пасторская
помощь не обладает жизненной силой и оставляет их паству наедине с
собственными трудностями, "мертвыми по преступлениям и грехам" (15).
"Потому выйдите из среды их и отделитесь, и не прикасайтесь к нечистому, и Я
прииму вас; и буду вам Отцом, и вы будете Моими сынами и дщерями, говорит
Господь Вседержитель" (2-е Коринфянам 6:17,18).

ССЫЛКИ

1) 2-е Петра 1:4
2) Исаия 49:1-3
3) 2-е Коринфянам 6:2
4) Евреям 7:14
5) Михей 4:2
6) 1-е Коринфянам 15:2
7) 1-е Коринфянам 15:12
8) Даниил 2:44
9) 2-я Царств 23:3
10) Римлянам 6:23
11) Марк 16:16
12) 1-е Иоанна 3:15
13) Иоанн 3:36
14) Матфей 18:7
15) Ефесянам 2:



ОГЛАВЛЕНИЕ
______

Часть Вторая
О ЦАРСТВЕ БОЖЬЕМ И ОБ ИМЕНИ ИИСУСА ХРИСТА
______
ГЛАВА I
ЕВАНГЕЛИЕ ЦАРСТВА ДЛЯ ИЗРАИЛЯ И ДРУГИХ НАРОДОВ
Истина определена. -- Никто, кроме верующих в истину, не может наследовать Царства Божьего.
-- Авраам -- "Наследник Мира". -- Чтобы стать наследниками вместе с ним, люди должны
верить в то же, во что верил он, и стать его детьми посредством усыновления через
Иисуса Христа. -- Евангелие и то, что касается Царства, -- это одно и то же. -- Оно было
проповедано Аврааму, Израилю и другим народам Господом Богом, Моисеем, Иисусом и
апостолами. -- Сказанное в Евангелии поддается тройной классификации. -- Ключи от
Царства вручены только Петру. -- Тайна Царства. -- Приобщение к Тайне. --
"Апостольская преемственность". -- Характеристика апостола Христова. -- Смысл
выражения "конец века/мира". -- "Признак" его приближения. -- Благовествование,
проповеданное Апостолами "всей твари поднебесной". -- Современное миссионерство
предложило то, что не отвечает требованиям конца. 1
ГЛАВА II
ЕВАНГЕЛИЕ, ПРОПОВЕДАННОЕ АВРААМУ: ЕГО ВЕРА И ДЕЛА
Пять пунктов пророческого откровения. -- Главные элементы царства являются составляющими
Царства Христа. -- Обетование, данное Богом отцам, надежда Израилева и Евангелие, -- все
это одно и то же. -- Кем были отцы. -- Аврам -- по происхождению из Вавилона и был
идолопоклонником. -- Господь проповедует ему в Месопотамии. -- Он верит и поэтому
уходит на запад. -- Он становится странником в земле Ханаанской, обещанной ему и
Христу навеки. -- Его вера вменяется ему в праведность. -- Обетование о воскресении к
вечной жизни. -- Подтверждение завета обетования. -- Протяженность земли, определенная
в Завете. -- Новое личное явление Христа, вызванное природой вещей. -- Выражения "в
тебе", "в нем", "в твоем семени" объяснены. -- Народы не являются Божьим народом ни в
каком отношении. -- Авраам, Христос и святые -- "наследники мира". -- Знамение завета. --
Значение обрезания. -- Современный Израиль под проклятием Закона. -- Обрезание
сердца. -- Аллегория. -- Два семени. -- Притча о Семени. -- Краткое изложение веры
Авраама. 32
ГЛАВА III
ЕВАНГЕЛИЕ, ПРОПОВЕДАННОЕ ИСААКУ И ИАКОВУ. БИБЛЕЙСКОЕ УЧЕНИЕ ОБ
ИЗБРАННОСТИ
Евангелие, проповеданное Исааку. -- Избрание Иакова. -- Библейское учение об избранности. --
Оно не согласуется с общей традицией. -- Как человек избирается и как он узнает об этом.
-- Возненавидевший Исав. -- Видение Иакова о Лестнице. -- Тревога Иакова о своем теле
после смерти. -- Беспокойство Иосифа по поводу своих костей. -- Пророчество Иакова о
Последних Днях. -- Краткое изложение "веры" на момент смерти Иосифа. -- Установленные
вещи. -- Хронология событий перед вручением Закона. 72
ГЛАВА IV
ЕВАНГЕЛИЕ И СИСТЕМА МОИСЕЯ
Египетское государство и Израиль перед Исходом. -- Приближается время исполнения
обетования. -- Призвание Моисея. -- Вечное памятование о Боге. -- Моисей послан к
Израилю. -- Он признан начальником и избавителем. -- Он открывает им благую весть, но
они отказываются его слушать. -- Исход. -- Израиль, покрестившийся в Моисея. --
Победная песнь. -- Они питаются ангельской пищей. -- Пасха Господня. -- Как достичь
Царства Божьего. -- Вечеря Господня. -- Двенадцать Колен, составляющих Царство Божие.
-- Евангелие, проповеданное Израилю. -- Они отвергают его. -- О Покое. -- Царский дом в
царстве. -- Неизменные милости, обещанные Давиду. -- Царство и престол Давида. --
Давидово царство -- также Божье царство в его первоначальном устройстве. 95
ГЛАВА V
ОБ ИМЕНИ ИИСУСА ХРИСТА
Израиль не способен искупить себя сам, и народы бессильны возродить себя духовно. --
Восстановление общественного устройства -- это работа Вседержителя руками Иисуса во
время его близкого явления. -- Он воссоздаст царство и престол Давидов. --
Священничество Силома-Примирителя. -- Храм Иезекииля будет построен Христом. -- Об
имени Иисуса. -- О покаянии, прощении грехов и вечной жизни. -- Покаяние на смертном
ложе и в тюрьме. 116
ОГЛАВЛЕНИЕ 116

















д-р Джон Томас

ELPIS ISRAEL (Надежда Израилева)
Толкование Царства Божьего
Часть II

Перевод с английского языка
ИРИНА АНДРОНИКОВА
Редактор
ВИКТОР СЛУЧЕВСКИЙ







Published by the Christadelphian Bible Mission

*Однако притча определенно указывает и на конец "века язычников"
* Смотри замечание на стр.36, "Надежда Израилева", часть первая
9
ЕВАНГЕЛИЕ ЦАРСТВА ДЛЯ ИЗРАИЛЯ И ДРУГИХ НАРОДОВ
71
ЕВАНГЕЛИЕ, ПРОПОВЕДАННОЕ АВРААМУ: ЕГО ВЕРА И ДЕЛА
94
ЕВАНГЕЛИЕ, ПРОПОВЕДАННОЕ ИСААКУ И ИАКОВУ
БИБЛЕЙСКОЕ УЧЕНИЕ ОБ ИЗБРАННОСТИ
115
ЕВАНГЕЛИЕ И СИСТЕМА МОИСЕЯ
128
ОБ ИМЕНИ ИИСУСА ХРИСТА
130
ОГЛАВЛЕНИЕ
131
ОГЛАВЛЕНИЕ

Популярность: 36, Last-modified: Mon, 05 Apr 2010 11:49:07 GMT