----------------------------------------------------------------------
   Philip К.Dick. Rautavaara's Case (1985).
   Журнал "Фантакрим-MEGA". Пер. - А.Корженевский.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 26 July 2000
   ----------------------------------------------------------------------


   За флюктуациями межзвездных магнитных полей в  этом  регионе  наблюдали
трое земных техников в дрейфующем сфероиде,  и  до  того  самого  момента,
когда их настигла смерть, они справлялись со своей работой отлично.
   Двигавшиеся  с  огромной  скоростью  обломки  базальта  уничтожили   их
энергетические барьеры и  нарушили  герметичность  сфероида.  Двое  мужчин
среагировали слишком медленно и ничего не предприняли для своего спасения.
Молодая женщина, техник из  Финляндии,  Агнета  Раутаваара  успела  надеть
аварийный шлем,  но  шланги  запутались,  и  она  умерла,  задохнувшись  в
собственной рвотной массе  -  не  самая  приятная  смерть.  Таким  образом
инспекционная группа ЕХ-208 прекратила  свое  существование.  До  прибытия
смены и возвращения домой техникам оставалось меньше месяца.
   Мы не могли успеть вовремя, чтобы спасти землян, но  все-таки  отрядили
робота с целью узнать, нельзя ли кого-то из них вернуть к  жизни.  Земляне
не любят нас, но в данном случае их  инспекционный  сфероид  действовал  в
непосредственной  близости  от  нашей  территории,  а  в  таких  ситуациях
вступают в силу правила, обязательные для всех рас  галактики.  У  нас  не
было желания помогать землянам, но мы подчиняемся правилам.
   Правила требовали от нас попытаться  вернуть  к  жизни  троих  погибших
техников, но мы доверили такую ответственную задачу роботу, и, может быть,
именно в этом заключалась наша ошибка. Более того, нам полагалось сразу же
сообщить о трагедии на  ближайший  земной  корабль,  однако  мы  посчитали
возможным поставить землян в известность лишь значительно позже.  Впрочем,
я не собираюсь ни оправдываться, ни анализировать причины, побудившие  нас
к подобным действиям.
   Робот просигналил, что у обоих мужчин головной мозг не функционирует, а
нервные  ткани  уже  дегенерировали.  У  Агнеты  Раутаваары  он  обнаружил
остаточную церебральную активность и приготовился к попытке вернуть  ее  к
жизни. Но поскольку робот не мог сам принять такое решение, он связался  с
нами, и мы дали согласие. Следовательно, это наша ошибка и наша вина. Если
бы мы находились непосредственно на месте катастрофы, мы наверняка  сумели
бы сделать  правильные  выводы  и  поэтому  принимаем  на  себя  всю  меру
ответственности.
   Спустя  час  робот  сообщил,  что  путем  подачи  в  мозг   обогащенной
кислородом крови из мертвого тела ему удалось  восстановить  у  Раутаваары
церебральную активность на достаточно высоком уровне. Кислород  подкачивал
в кровь робот, но насытить мозг питательными веществами он не  мог,  и  мы
отдали приказ синтезировать необходимые вещества, использовав  в  качестве
сырьевого материала тело Раутаваары.  Это  решение  вызвало  впоследствии,
пожалуй, самые сильные возражения со стороны представителей  Земли.  Но  у
нас не было других источников  белка.  А  поскольку  сами  мы  состоим  из
плазмы, предложить наши собственные тела тоже не представлялось возможным.
   Должен заметить, что наши соображения относительно того, почему  мы  не
могли  использовать  тела  мертвых  коллег   Раутаваары,   при   первичном
разбирательстве были  сформулированы  неверно.  Если  коротко,  то  мы  на
основании доклада робота решили,  что  они  заражены  радиоактивностью  и,
следовательно, токсичны для Раутаваары. Питательные вещества,  добытые  из
этих тел, в скором времени отравили бы ее мозг. Если вы не принимаете нашу
логику, это ваше право, но именно в таком виде мы  воспринимали  ситуацию,
находясь на значительном удалении от  места  происшествия.  Вот  почему  я
утверждаю, что мы совершили  ошибку,  выслав  робота  вместо  того,  чтобы
отправиться туда  самим.  Если  вы  считаете,  что  необходимо  предъявить
обвинение, то обвиняйте нас в этом.
   Мы дали роботу распоряжение подключиться к мозгу Раутаваары и  передать
нам ее мысли, чтобы мы могли оценить физическое состояние нервных клеток.
   Первые  впечатления  показались  нам  обнадеживающими,  и  мы  сообщили
землянам, что их инспекционная станция ЕХ-208 разрушена  метеоритами,  что
двое техников-мужчин безвозвратно мертвы и  что  третьему  технику-женщине
благодаря  своевременным  действиям   нашей   группы   удалось   сохранить
стабильную церебральную активность, то есть, что ее мозг жив.
   - Ее ЧТО??? - переспросил в ответ радиооператор-землянин.
   - Мы снабжаем мозг питательными веществами, полученными  из  клеток  ее
тела.
   - О боже, - произнес землянин. - Какой смысл подкармливать  мозг  таким
образом? Зачем нам нужен один мозг?
   - Он может думать, - ответили мы.
   -   Ладно.   Займемся   станцией.   Но,   очевидно,   будет   проведено
расследование.
   - Разве, спасая мозг, мы действовали неправильно? - спросили мы. - Ведь
именно  мозг  содержит  душу,  личность.  Тело  всего   лишь   инструмент,
посредством которого мозг взаимодействует...
   -  Давайте  координаты  ЕХ-208,  -  перебил  нас  радиооператор.  -  Мы
немедленно вышлем туда свой корабль. Вам следовало сообщить  о  катастрофе
сразу же, до начала спасательных  работ.  Вы,  "апроксимации",  просто  не
понимаете соматические формы жизни.
   Замечу, что термин "апроксимации" воспринимается нами как  оскорбление,
поскольку этим презрительным определением земляне намекают не  столько  на
наше происхождение из системы Проксима Центавра, сколько  на  то,  что  мы
якобы лишь копия жизни, приближение, подделка.
   Вот так нас отблагодарили за наше участие - презрением.  И  разумеется,
земляне возбудили расследование.


   Пробудившаяся в недрах поврежденного мозга Агнета Раутаваара  сразу  же
почувствовала  резкий  привкус  рвотной  массы  и  сжалась  от  страха   и
отвращения. Вокруг плавали обломки станции ЕХ-208.  Разорванные  на  куски
тела Тревиса и Элмса зависли неподалеку среди  замерзших  сгустков  крови.
Внутренняя  поверхность  сфероида  покрылась  льдом.  Воздух   улетучился,
температура упала... Почему же она  еще  жива?..  Агнета  подняла  руки  и
потянулась к лицу - попыталась дотянуться. Шлем. Она успела надеть шлем!
   Лед, покрывавший станцию изнутри, начал таять. Вскоре оторванные руки и
ноги ее коллег приросли к телам, а обломки базальта, впившиеся  в  толстые
стены сфероида, вылезли наружу и улетели прочь.
   Агнета догадалась, что время потекло вспять. Как странно...
   Вернулся воздух,  и  она  снова  услышала  монотонное  гудение  системы
оповещения. Затем стало тепло. Тревис и Элмс  встали  на  ноги,  в  полной
растерянности оглядываясь вокруг. Недоумение, написанное на их лицах, даже
рассмешило Агнету,  хотя  на  самом  деле  ситуация  складывалась  слишком
мрачная, чтобы смеяться. Очевидно,  сила  столкновения  вызвала  локальное
искривление времени.
   - Садитесь, вы оба, - сказала она.
   - Я... Да, ладно... - хрипло ответил Тревис,  сел  у  своего  пульта  и
нажал кнопку, активирующую ремни безопасности.
   Элмс остался стоять.
   - В нашу станцию угодил поток довольно  крупных  каменных  обломков,  -
произнесла Агнета.
   - Верно, - подтвердил Элмс.
   - И очевидно, они обладали достаточно большой энергией, чтобы  изменить
ход времени. Так что теперь мы снова переживаем период до столкновения.
   - Надо полагать, частично в этом повинна конфигурация местных магнитных
полей, - сказал Тревис и дрожащими руками потер глаза.  -  Ты  уже  можешь
снять шлем, Агнета.
   - Но скоро ударят метеориты, - возразила она.
   Мужчины повернулись к ней.
   - Мы повторим столкновение, - добавила Агнета.
   - Дьявол! - пробормотал Тревис и принялся нажимать кнопки на  приборной
консоли. - Я уведу станцию в сторону, и метеоритный поток пройдет мимо.
   Агнета сняла шлем, потом стянула сапоги и тут увидела силуэт  существа,
стоявшего за их спинами. Силуэт Христа.
   - Смотрите, - позвала она Тревиса и Элмса.
   Оба тут же обернулись. Христос стоял в традиционном белом одеянии  и  в
сандалиях. Длинные волосы, казалось, залиты лунным светом. В чертах лица -
доброта и мудрость. Как на голографических плакатах, что издают  на  Земле
церковные организации. В белом одеянии, с бородой, мудрый и добрый.  Руки,
воздетые к небу. Даже нимб на месте. Удивительно, как точны оказались наши
представления...
   - О боже, он пришел за нами, - пробормотал Тревис.
   Все трое смотрели на Христа, не отрывая глаз.
   - Что ж, меня это вполне устраивает, - сказал Элмс.
   - Конечно. Тебе не о чем беспокоиться, - с горечью произнес Тревис. - У
тебя нет ни жены, ни детей. А об Агнете ты подумал? Ей всего  триста  лет.
Она еще совсем ребенок.
   - Я - ствол, вы - мои ветви, - вымолвил Христос. - Кто верен  мне,  кто
хранит меня в сердце своем, тот способен на многое; без меня вы немощны.
   - Я увожу станцию из этого сектора, - сказал Тревис.
   - Дети мои, - добавил Христос, - я останусь с вами ненадолго.
   - Вот и отлично, - ответил Тревис.
   Станция на полной скорости уходила  в  сторону  Сириуса.  Навигационный
экран заполнило обозначениями мощных радиационных потоков.
   - Черт бы тебя побрал, Тревис, - раздраженно закричал Элмс. - Как можно
упускать такую возможность? Многим  ли  людям  доводилось  своими  глазами
увидеть Христа?.. Если это, конечно, он... - Элмс повернулся  к  фигуре  в
белом одеянии. - Вы ведь в самом деле Христос?
   - Я - путь, истина  и  жизнь,  -  молвил  Христос.  -  Никто  не  может
вернуться к Отцу иначе как через меня. Если вы знаете меня,  вы  знаете  и
моего Отца. С сего момента вы видели его и знаете.
   - Вот! - воскликнул Элмс со счастливой  улыбкой  на  лице.  -  Слышали?
Должен сказать, что я очень рад встрече, мистер... -  Он  запнулся,  потом
продолжил. - Я хотел  сказать  "мистер  Христос"...  Глупо,  действительно
глупо... Боже, совсем забыл. Садитесь, мистер Христос. Можете сесть за мой
пульт или за пульт мисс Раутаваары. Ты не возражаешь, Агнета?.. Это Уолтер
Тревис... Он не христианин, но я сам верю. И всю жизнь  верил.  Почти  всю
жизнь. Насчет мисс Раутаваары я не знаю. Что ты скажешь, Агнета?
   - Прекрати молоть языком, Элмс, - посоветовал Тревис, но тот повернулся
к нему и добавил:
   - Он пришел судить нас.
   - Если кто слышит мои слова и не внимает им, не мне судить его,  ибо  я
пришел не осудить мир, а спасти, и кто меня отвергает, кто  отворачивается
от моих слов, тот уже осужден, - изрек Христос.
   - Верно, - сказал Элмс, кивая.
   - Не суди нас слишком строго, - обратилась к Христу Агнета. - Мы только
что пережили страшное потрясение...
   Тут она вдруг засомневалась, помнят ли  Элмс  и  Тревис,  что  они  уже
умерли и их тела разорвало в клочья. Христос успокаивающе улыбнулся.
   - Тревис, - сказала Агнета, наклоняясь к его пульту. - Я хочу, чтобы вы
меня послушали... И ты, и Элмс погибли во время столкновения с метеоритным
потоком. Именно поэтому он и пришел. Я единственная, кого не...
   - Не убило, - закончил за нее Элмс. - Мы умерли, и он явился за нами...
Я готов, господи. Прими меня.
   - Забери их обоих, - пробормотал Тревис. -  А  я  пока  пошлю  в  центр
аварийный сигнал и расскажу им, что тут происходит. Уж  свой  доклад-то  я
передать успею, пока он меня не забрал.
   - Но ты уже мертв, - заметил Элмс.
   - Тем не менее я все еще могу связаться с центром по радио, - парировал
Тревис, но на его лице уже появилось смятение. И покорность.
   Агнета снова повернулась к Христу.
   - Дай Тревису немного времени. Он еще не до конца понял свое положение.
Но ты, очевидно, и так об этом знаешь. Ты все знаешь.
   Христос кивнул.


   И мы, и земная комиссия по  расследованию  внимательно  изучили  запись
процессов в мозгу Агнеты Раутаваары. Однако к единому мнению  относительно
случившегося мы не пришли. В то время как земляне усмотрели в происходящем
только зло, мы расценили его как благо - для Агнеты Раутаваары и для  нас.
После  того  как  робот,   повиновавшийся   непродуманным   распоряжениям,
восстановил  функционирование  ее   поврежденного   мозга,   мы   получили
возможность заглянуть в потусторонний мир, познать управляющие  им  высшие
силы.
   Разумеется, нас огорчила точка зрения землян.
   - У нее галлюцинации, -  заявил  их  представитель.  -  И  вызвано  это
отсутствием поступающей по обычным каналам органов чувств информации. Ведь
ее тело мертво. Вот что вы наделали!
   Мы в свою очередь пытались объяснить, что Агнета счастлива.
   - Считаем, что необходимо отключить ее мозг, - настаивал  представитель
землян.
   - И прервать эту уникальную связь с потусторонним  миром?  -  возражали
мы. - Не исключено, что такой возможности познать жизнь после  смерти  нам
больше  никогда  не  представится.  Мозг  Агнеты  Раутаваары  сейчас   как
увеличительное стекло. И мы  настаиваем  на  продолжении  исследований.  В
данном случае потенциальная  научная  ценность  исследований  перевешивает
любые гуманитарные соображения.
   Эту позицию мы продолжали отстаивать и  дальше.  Позицию  искреннюю,  а
вовсе не продиктованную желанием как-то снять с себя вину. В конце  концов
земляне согласились не отключать мозг и продолжить запись информации,  как
видео, так и аудио. Вопрос о степени нашей виновности был пока отложен.
   Лично меня земная идея Спасителя очень заинтересовала.  С  нашей  точки
зрения это устаревшая и весьма эксцентричная концепция  -  не  в  силу  ее
антропоморфизма, а благодаря системе оценки отбывающих душ, чем-то похожей
на школьную:  своего  рода  счеты,  где  откладываются  плохие  и  хорошие
поступки, или аттестат, свидетельствующий о  пригодности  для  перевода  в
следующий класс, какие применяют для оценки знаний детей.
   Одним словом, такое представление о  Спасителе  с  нашей  точки  зрения
слишком  примитивно.  Я  много  наблюдал  -  мы  наблюдали,   как   единый
полиэнцефалический организм, - за процессами в мозгу Агнеты Раутаваары,  и
меня часто посещал вопрос: как она отреагирует на  встречу  со  Спасителем
или Проводником Душ, каким  его  представляем  себе  мы?  В  конце  концов
функционирование ее мозга по-прежнему обеспечивалось нашим  оборудованием,
той самой аппаратурой, что доставил к потерпевшему аварию сфероиду  робот.
Отключать ее даже на короткое время было бы слишком  рискованно,  так  как
мозг Раутаваары и без того пострадал очень сильно. Поэтому  весь  комплекс
аппаратуры вместе с мозгом доставили к месту  проведения  разбирательства,
на нейтральное судно,  дрейфовавшее  на  полпути  между  нашими  звездными
системами.
   Позже, в осторожной беседе со своими коллегами, я предложил внедрить  в
искусственно  сохраняемый  мозг  Раутаваары  нашу  собственную   концепцию
Потустороннего Проводника Душ. Мой  довод  выглядел  очень  просто:  будет
интересно узнать, как она отреагирует.
   Коллеги тут же отметили  непоследовательность  моей  логики.  Во  время
разбирательства  я  говорил,  что   мозг   Раутаваары   служит   окном   в
потусторонний мир, и одно это уже оправдывает заботы по поддержанию в  нем
жизни. В какой-то степени  такой  довод  даже  оправдывал  наши  действия.
Теперь  же  я  утверждал,  что  переживания  Раутаваары   не   более   чем
экстраполяция ее собственных исходных представлений о существовании  после
смерти.
   - Оба вывода тем не менее верны, - сказал я. - Это и настоящее  окно  в
потусторонний мир, и отражение присущего ее расе мировоззрения.
   Другими словами, в нашем распоряжении появилась модель,  в  которую  мы
после строгого отбора  могли  вносить  определенные  изменения.  Например,
внедрить  в  мозг  Раутаваары  нашу  концепцию  Проводника  Душ  и  воочию
убедиться, в чем наши представления отличаются от земных.
   Новая, заманчивая возможность проверить собственную теологию.  В  нашем
представлении, земляне уже прошли проверку и оказались не на высоте.
   Поскольку  аппаратура,  поддерживавшая  жизнь   в   мозге   Раутаваары,
находилась  в  нашем  подчинении,  мы   решили   попробовать.   Задуманный
эксперимент интересовал нас гораздо  больше,  чем  исход  разбирательства.
Чувство  вины  -  принадлежность  культуры;  оно  не  пересекает   границ,
разделяющих виды.
   Полагаю, что земляне могли бы счесть наши  намерения  зловещими.  Но  я
категорически возражаю  против  такого  определения.  Мы  возражаем.  Если
хотите, можно назвать это игрой, но не более. Мы рассчитывали,  что,  став
свидетелями конфронтации Раутаваары и нашего Спасителя,  получим  огромное
эстетическое наслаждение.


   - Я есть воскрешение, - произнес Спаситель, обращаясь к Тревису,  Элмсу
и Агнете. - Кто верит в меня, даже умерев, будет жить вечно, а кто живет и
верит, никогда не умрет. Вы верите в это?
   - Я верю, - от всего сердца признался Элмс.
   - Чушь, - заявил Тревис.
   Агнета все еще сомневалась.
   - Мы должны в конце концов решиться, идем мы или нет, - сказал Элмс.  -
Тревис, ты как хочешь, но тебя уже нет. Можешь оставаться тут  и  гнить  -
это твое дело. А ты, Агнета, я надеюсь, найдешь в душе бога. Я хочу, чтобы
ты жила вечно, так же, как и я. Верно я говорю, господь?
   Спаситель кивнул.
   - Тревис, - заговорила Агнета, - я  думаю...  Мне  кажется,  ты  должен
согласиться с нами...
   Ей не хотелось давить на него, повторяя,  что  он  уже  мертв,  но  ему
следовало признать, наконец, свое положение. В  противном  случае,  как  и
говорил Элмс, он обречен.
   - Идем с нами, - добавила она.
   - Значит, ты решилась? - с горечью в голосе спросил Тревис.
   - Да.
   Элмс, все это время наблюдавший за Спасителем, вдруг произнес шепотом:
   - Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, что он изменился.
   Агнета посмотрела на Спасителя, но ничего не заметила. Зато Элмс теперь
выглядел очень испуганным. Спаситель в белом одеянии  медленно  подошел  к
Тревису,  затянутому  ремнями  безопасности,  постоял   рядом,   а   затем
наклонился и впился зубами ему в лицо.
   Агнета закричала. Элмс смотрел на происходящее,  не  в  силах  оторвать
взгляда. Тревис бился в конвульсиях, но ремни  держали  крепко.  Спаситель
продолжал есть.
   - Теперь вы видите! - произнес представитель комиссии по расследованию.
- Ее мозг необходимо отключить. Деградация зашла  слишком  далеко,  и  она
испытывает   ужасные   ощущения.   Необходимо   срочно   прекратить   этот
эксперимент.
   - Нет, - сказал я. - Нас такой поворот событий крайне интересует.
   - Но Спаситель пожирает Тревиса! - воскликнул другой делегат Земли.
   - В вашей религии, если не ошибаюсь, - заметил  я,  -  принято  поедать
тело господне и пить его кровь? А здесь мы  имеем  всего  лишь  зеркальное
отображение вашего святого причастия.
   - Я приказываю отключить мозг! - заявил председатель комиссии. Лицо его
побелело, а на лбу выступили капли пота.
   - Прежде чем это сделать, мы должны увидеть продолжение, -  ответил  я.
Меня  буквально  ошеломила  такая  трактовка  нашего  святого   причастия,
высочайшего по  значимости  акта,  когда  Спаситель  пожирает  нас,  своих
верующих.
   - Агнета, - прошептал Элмс. - Ты видела? Христос  съел  Тревиса.  Кроме
перчаток и сапог ничего не осталось...
   Боже, думала  Агнета,  что  происходит?..  Она  инстинктивно  двинулась
подальше от Спасителя и ближе к Элмсу.
   - Он - моя кровь, - произнес Спаситель, облизывая губы.  -  Я  пью  эту
кровь, кровь вечной жизни, и, испив ее, буду жить вечно. Он  -  мое  тело,
ибо у меня нет своего: я всего лишь плазма. Но съев его  тело,  я  обретаю
вечную жизнь. И сим объявляю новую истину: я вечен!
   - Он и нас сожрет, - проговорил Элмс.
   Да,  подумала  Агнета.  Сожрет.  Теперь  она  ясно  видела,   что   это
"апроксимация". Обитатель системы Проксима Центавра. И он прав: у него нет
тела. Единственный способ его обрести...
   - Я убью его! - закричал Элмс, выдернул из  ниши  лазерную  винтовку  и
прицелился.
   - Отец мой, настал час... - произнес Спаситель.
   - Не подходи! - крикнул Элмс.
   - Минет немного времени, и вы уже не сможете меня увидеть,  если  я  не
выпью вашей крови и не отведаю ваших тел. Прославьте же себя во  имя  моей
жизни...
   Спаситель двинулся к Элмсу, и  тот  нажал  на  курок.  Фигура  в  белом
одеянии покачнулась, истекая кровью. Это кровь Тревиса, поняла Агнета. Она
в ужасе закрыла лицо руками, потом опомнилась и приказала Элмсу:
   - Быстро скажи:  "Я  не  повинен  в  том,  что  пролилась  кровь  этого
человека". Быстро, пока еще не поздно...
   - Я не повинен в том, что пролилась кровь этого человека, - пробормотал
Элмс.
   Спаситель рухнул на пол. Кровь лилась, не переставая. Но  теперь  перед
ними оказался не бородатый человек, а что-то совершенно другое,  и  Агнета
даже не могла понять, что именно.
   - Эли, Эли, lama sabachthani? - произнес Спаситель,  но,  когда  они  с
Элмсом подошли ближе, он уже был мертв.
   - Я убил его! Я убил Христа! - закричал Элмс и, направив ствол винтовки
на себя, попытался нащупать курок.
   - Это не Христос,  -  сказала  Агнета.  -  Что-то  другое.  Его  прямая
противоположность...
   Она подошла и отняла у Элмса винтовку. Он обмяк и заплакал.


   Землян  в  комиссии  по   расследованию   было   большинство,   и   они
проголосовали  за  то,  чтобы   прекратить   деятельность   мозга   Агнеты
Раутаваары. Нас это решение крайне огорчило,  но  поделать  мы  ничего  не
могли.
   Нам  довелось   стать   свидетелями   начала   удивительного   научного
эксперимента:  теология  одной  расы  разумных  существ,  приживленная   к
теологии другой  расы.  На  наш  взгляд,  решение  землян  отключить  мозг
Раутаваары - это настоящая научная  трагедия.  В  смысле  основополагающих
отношений с богом земляне отличаются от нас в корне. Разумеется, это можно
объяснить тем, что они - соматическая раса, а мы - плазма. Они пьют  кровь
своего господа, едят его тело  и  таким  путем  обретают  бессмертие.  Для
землян здесь нет ничего предосудительного, они считают такие  отношения  с
богом совершенно естественными. Для нас же эта ситуация просто  немыслима.
Чтобы верующий пожирал своего бога?! Ужасно! Позорно! Кощунственно! Высший
всегда должен кормиться низшим. Бог должен поглощать своего верующего.
   На наших глазах "Дело Раутаваары" закрыли. Закрыли, отключив  ее  мозг,
после чего  электроэнцефалограмма  сгладилась,  а  изображение  на  экране
погасло.  Мы  чувствовали  себя  подавленно,  но  земляне   на   этом   не
остановились и проголосовали за вердикт, осуждающий  наши  действия  после
аварии.
   Просто поразительно, сколь многое разделяет расы, развившиеся в  разных
звездных системах.  Мы  пытались  понять  землян,  но  безуспешно.  И  нам
известно, что они не понимают  нас.  Более  того,  они  так  же  порой  не
приемлют некоторые наши обычаи, как и мы - их.  "Дело  Раутаваары"  лишний
раз это продемонстрировало. Но разве  мы  не  служили  высокой  науке?  Я,
например, был просто поражен реакцией Раутаваары, когда  Спаситель  на  ее
глазах съел мистера Тревиса, и мне  очень  хотелось  увидеть  закономерное
продолжение этого священного ритуала с участием Элмса и Раутаваары.
   Увы, нас лишили такой возможности. И с нашей точки  зрения  эксперимент
полностью провалился.
   Кроме того, мы теперь живем под грузом  совершенно  излишних  в  данной
ситуации обвинений.

Популярность: 31, Last-modified: Thu, 27 Jul 2000 04:52:36 GMT