---------------------------------------------------------------
     © Copyright Филип К.Дик, 1981
     © Copyright перевод Виталий Корсун, vitaliy.korsun(a)gmail.com
---------------------------------------------------------------

     Будучи неподвижным в своей тэта-камере, он услышал слабый тон, а  потом
механический голос: "Пять минут".
     "Хорошо", подумал  он и  вынырнул  из  глубокого сна. У него было  пять
минут  на то, чтобы  перепроверить курс  корабля; автоматическое  управление
почему-то  не работало. Его ошибка?  Вряд  ли: он никогда не  делал  ошибок.
Чтобы Джейсон Бедфорд допустил ошибку? Никогда.
     Когда  он неуверенно шел к контрольному модулю,  он увидел, что Норман,
которого отправили с ним чтобы  его развлекать, тоже  не спал. Кот  медленно
летал кругами, толкая когда-то утерянную ручку. "Странно, - подумал Бедфорд,
-  я думал, ты  был без сознания,  как  и  я".  Он изучил сведения  о  курсе
корабля. Невозможно! Он был за пять парсеков в направлении Сириуса, это плюс
неделя  к  его  полету.  Мрачно,  но  все  же  аккуратно,  он  переустановил
директивы, а потом послал сигнал на Мекнос III, его пункт назначения.
     - У вас проблемы? - ответил  мекносийский оператор. У него был один  из
тех  сухих  холодных расчетливых голосов, чья монотонность  всегда  наводила
Бедфорда на мысль о змеях.
     Он объяснил свое положение.
     - Нам нужна вакцина,  - сказал мекносиец, - постарайтесь придерживаться
курса.
     Кот Норман величественно влетел  в  контрольный модуль, вытянул лапу  и
начал нажимать наугад; две активированные кнопки слабо зажужжали, и  корабль
изменил курс.
     - Так это был ты! - сказал Бедфорд. - Ты унизил меня перед чужаками! Ты
вынудил меня к этому идиотскому визави с чужым разумом!
     Он схватил кота и сильно сжал.
     -  Что  это  было?  Странный звук, -  спросил мекносийский оператор,  -
какой-то визг.
     Бедфорд тихо ответил:
     - Здесь нечему визжать. Забудьте о том, что слышали.
     Он выключил  радио, засунул тело кота  в мусорный отсек и  очистил его.
Через мгновение  он вернулся в свою тэта-камеру  и опять  уснул. На этот раз
ничто не будет искажать курс. Сон его был спокойным.

     Когда корабль вошел в док Мекноса III,  старшие члены чужой медицинской
бригады приветствовали его странной просьбой:
     - Нам бы хотелось увидеть вашего питомца.
     -  У меня нет  питомца,  - ответил  Бедфорд,  и это,  конечно  же, была
правда.
     - Согласно имеющимся у нас документам...
     - Это вас не касается,  - ответил Бедфорд, - вы получаете вашу вакцину,
я улетаю.
     -  Нас  касается   безопасность  любой   жизненной  формы,  -  возразил
мекносиец, - мы проверим ваш корабль.
     - На наличие кота, которого там нет, - продолжил Бедфорд.
     Их  поиск   был  тщетным.  Бедфорд  невозмутимо  наблюдал,  как  чужаки
внимательно  рассматривали  каждый  ящик на  складе и в проходах  корабля. К
сожалению, мекносийцы обнаружили десять мешков  кошачьего корма.  Они  долго
что-то обсуждали между собой на своем языке.
     - Теперь  я  могу возвращаться на Землю? -  грубо спросил Бедфорд,  - У
меня плотный график.
     Ему было безразлично, что там думали и говорили чужаки; все,  о  чем он
мечтал - это вернуться в свою тихую тэта-камеру и окунуться в глубокий сон.
     - Вы должны пройти обеззараживающую процедуру, - ответил старший офицер
мекносийской медицинской бригады, - чтобы никакие споры или вирусы...
     - Я понимаю, - сказал Бедфорд, - давайте побыстрее покончим с этим.
     Позже, когда обеззараживание  был завершено, и он разогревал  двигатели
своего корабля, включилось радио. Это был один из мекносийцев.
     - Как звали кота? - он спросил.
     -  Норман, - ответил Бедфорд  и  включил  кнопку зажигания. Его корабль
стартовал, он улыбнулся.

     Но он уже не улыбался, когда оказалось, что энергетический источник его
тэта-камеры  исчез.  Он  также  не  улыбался,   когда  обнаружил  отсутствие
запасного.  "Неужели я забыл его занести? - подумал он. - Нет, я не мог. Это
они его забрали".
     До прибытия на Землю оставалось два года; два года в сознании, лишенных
тэта сна; два года  сидения и полетов  в невесомости корабля или...  Он ведь
видел во время военной подготовки голофильмы, вон они, свернуты в углу... Но
это прямая дорога к психозу.
     Он запросил по  радио  разрешения  вернуться  на Мекнос III.  Ответа не
последовало, да он и не надеялся.
     Сидя  в  своем контрольном модуле, он включил  свой маленький  бортовой
компьютер и сказал:
     - Моя тэта-камера не работает, ее испортили. Что посоветуешь мне делать
два года?

     - Точно, - сказал он, вспомнив. - Спасибо.
     Нажав  нужную  кнопку, он  заставил  дверцу  кассетного отдела отъехать
вбок. Кассет не  было. Только кошачья игрушка -  маленький набивной мешочек,
принесенный на  корабль специально для Нормана: у него так  и не  дошли руки
отдать  ее коту.  Все  остальное... голые  полки. "Чужой  разум,  -  подумал
Бэдфорд, - непостижимый и коварный".
     Включив  аудиопроигрыватель, он  спокойно,  с  полным признанием  вины,
произнес:
     -  Похоже,  следующие два  года  мне  придется  провести  за  обыденной
работой. Во-первых, у  меня есть еда.  Я  проведу  столько времени,  сколько
смогу  за  обдумыванием,  приготовлением, употреблением  еды  и наслаждением
изысканными снадобьями. За то время, что у меня  есть, я успею перепробовать
все возможные комбинации имеющейся провизии.
     Стоя  и пялясь  на ящик, плотно  набитый рядами одинаковых мешочков, он
подумал:  "С  другой  стороны,  не  так  уж  и  много  получится  сделать  с
двухлетнего запаса кошачьего корма. В  смысле разнообразия. Они одинаковы на
вкус?"
     На вкус они были одинаковы.

     Перевод: Виталий Корсун

Популярность: 36, Last-modified: Tue, 27 Apr 2010 14:59:13 GMT