---------------------------------------------------------------
     Перевод с английского А. А. Александровой
     Серия: "Век Дракона", основана в 1996 году
     OCR" Kimrum
---------------------------------------------------------------

     Моим сыновьям Мэтью и Тимоти, которым смешны те же глупости, что и мне.
Вы славные ребята.
     Л.Ф.

     "Камень внутри льда внутри камня внутри льда" - лишь  несколько слов на
древнем  пергаменте,  лишь туманное указание  на страшную Долину Рогов,  где
демоны танцуют на снегу и пьют человеческую кровь,  где  спрятано  нечто, за
обладание чем силы  Зла готовы отдать многое  .. Грядут великие сражения,  и
мертвецы будут подниматься с земли, чтобы снова сражаться во имя ненасытного
Пожирателя  Смерти -  бога, чье  имя не произносят  вслух. Бесстрашный  воин
Серегил и его юный спутник Алек выходят на защиту Света, и со всех сторон их
обступает крадущаяся тьма...




     Пенные  волны швыряли утлое  суденышко,  направляющееся  из  Кестона на
юго-запад -  в Скалу.  Наступила  ночь,  но огней  на  корабле не  зажигали:
команда состояла из  опытных контрабандистов, и капитан уверенно прокладывал
курс  по звездам. Днем вахтенные пристально  оглядывали пустынные воды, хотя
вероятность встречи  с  другим  кораблем в это время года  и  была невелика.
Только пленимарское судно  отважилось бы  отойти  так  далеко  от берега, но
сейчас никто не рискнул бы направиться на север: все ожидали начала войны.
     Мачты  и  канаты обледенели. Руки матросов  потрескались и кровоточили,
питьевая  вода в бочонках  замерзла, и команда,  кроме  вахтенных,  жалась в
кубрике, шепотом судача о  пассажирах  - двух  благородных господах, которых
сопровождал целый отряд головорезов.
     На второй день пути капитан вышел из своей каюты, пьяный в стельку.
     - Что толку от золота мертвецам? - орал он,  пытаясь перекричать ветер.
- Погода портится, лучше повернуть назад.
     Темноволосый пассажир с улыбкой увлек его вниз по трапу, и больше никто
не слышал от капитана ни слова. Той  же ночью он, видимо, свалился за  борт,
шептались между собой матросы. Так или иначе, на следующее утро его нигде не
могли найти, и курс корабля остался неизменным.
     Командование судном  принял  помощник  капитана;  он  привязал  себя  к
штурвалу,  пытаясь удержать корабль  на заданном курсе, но ветер  и  течение
были слишком сильны, Чаячий остров остался в стороне, и судно с изнемогающей
командой продолжало путь  сквозь ледяной дождь по  воле волн.  На  четвертый
день  огромные  валы, едва  не захлестнувшие  корабль,  смыли с  палубы двух
матросов. Мачта рухнула, и парус волочился за судном,  как сломанное  крыло.
Каким-то чудом корабль сохранял прежний курс, пока оставшиеся в живых моряки
перерубали  запутавшиеся снасти. Цепляясь  за обледенелые веревки, они снова
стали  шептаться,  но  на  этот  раз  пугливо  озираясь.  Разодетые  знатные
пассажиры  принесли им  несчастье; никому  не хотелось  привлекать к себе их
внимание.  А  корабль  все  мчался  вперед, словно  направляемый  послушными
демонами.
     Когда до  Цирны  осталось  два  дня пути, буря улеглась. Бледное солнце
проглянуло сквозь мчащиеся по небу облака,  осветив полуразбитый корабль, но
неудачи продолжали преследовать  его.  На  команду напала непонятная  хворь.
Один за  другим матросы  валились  с ног:  дыхание  еле  прорывалось  сквозь
распухшее  горло, под мышками и в  паху вздувались  гнойные нарывы. Те, кого
болезнь  еще не  затронула, с ужасом наблюдали, как  солдаты, сопровождающие
аристократов, со смехом швыряют за борт почерневшие раздутые трупы. Никто из
пассажиров  не  заболел, но  к тому времени,  когда  на горизонте показались
утесы  полуострова  Скалы,  последние оставшиеся  в  живых  матросы  ощутили
симптомы болезни.
     Корабль  достиг  входа в  гавань  Цирны  уже ночью,  находя  дорогу  по
пляшущему  на волнах свету  огромных  факелов у  входа в канал.  Повиснув на
веревках, привязывавших его к штурвалу, умирающий помощник капитана смотрел,
как солдаты  по команде одного из пассажиров убрали  паруса, бросили якорь и
спустили шлюпку.
     Один  из благородных господ  - тот, что  был темноволос и со шрамом  на
щеке, - внезапно оказался рядом с умирающим. Как всегда, на губах его играла
улыбка, но эта улыбка никогда не отражалась в его глазах. Пылающий в горячке
моряк отшатнулся в ужасе от взгляда этих бездушных глаз.
     -  Ты  хорошо  потрудился,  -  сказал  темноволосый  и  сунул в  карман
помощника тяжелый кошелек. - Мы сами переправимся на берег.
     - Некоторые из  нас еще живы, господин! -  прохрипел моряк, с  надеждой
глядя на сигнальные  факелы, на теплые  отблески  городских  огней  -  такие
близкие. - Нам нужно попасть на берег, нам нужен лекарь...
     -  Лекарь,  говоришь?  -  Темноволосый аристократ  озабоченно  нахмурил
брови. - Ну, ведь мой спутник тоже своего рода целитель. Что же ты раньше не
попросил!
     Глянув  мимо  него,  помощник  заметил  второго  пассажира  -  хлипкого
человечка с крысиным лицом; он что-то деловито чертил мелом на палубе. Когда
человек выпрямился, помощник увидел, что это: знак, что на судне чума.
     - Поди  сюда, Варгул Ашназаи, нет ли  чего-нибудь, чем ты мог бы помочь
этому бедняге?
     Темная фигура  двинулась к помощнику, и его охватил озноб. За все время
путешествия  он  ни разу не слышал голоса этого пассажира.  Теперь же, когда
тот заговорил,  слова  его были непонятны;  казалось, они  сгущаются  вокруг
умирающего и душат его.  Задыхаясь, моряк рухнул на палубу. Тот,  кого звали
Ашназаи,  коснулся холодной  рукой  его щеки,  и мир  исчез  в ослепительной
вспышке черного света.
     Мардус перешагнул через струйку желчи, вытекшую изо рта трупа.
     - Что с остальными?
     Некромант  улыбнулся; его пальцы все еще ощущали приятное  покалывание,
вызванное смертью помощника капитана.
     - Умирают в этот самый момент, господин.
     - Прекрасно. Наши люди готовы?
     - Да, господин.
     Мардус удовлетворенно  оглядел палубу разбитого корабля, перелез  через
борт и уселся в шлюпке.
     Огражденные  магией  Ашназаи,  они миновали  стражников  и таможенников
незамеченными и, поднявшись по крутой скользкой улочке, добрались до таверны
"Полумесяц", где для них уже были приготовлены комнаты.
     Мардус и Ашназаи  только принялись за горячий  ужин в  покоях  Мардуса,
когда кто-то тихо поскребся в дверь.
     Капитан  Тилдус ввел седого старика  - это  был  Урвей,  главный  шпион
Мардуса  в  Римини  последние  три  года  Урвей  был  бесценный  помощник  -
изобретательный  и умеющий  хранить  секреты. Этой  ночью он  был  одет  как
аристократ - в бархат и серебро.
     Урвей почтительно приветствовал Мардуса:
     - Я рад, что ты благополучно добрался, господин. Путь по морю нелегок в
это время года.
     Мардус  приказал  Тилдусу оставить их одних и указал своему  шпиону  на
кресло.
     - Что ты можешь сообщить, мой друг?
     - Есть  и  хорошие новости, и  плохие,  господин. Благородная  Кассария
мертва.
     - Эта предводительница леранцев?
     - Да. Соглядатаи  царицы  напали  на ее замок  неделю  назад.  Кассария
погибла в сражении Но наместник  Бариен из-за этого совершил самоубийство, и
даже  ходят слухи,  что  замешана  наследная  принцесса,  хотя  царица  и не
предприняла  против  нее никаких  шагов.  Остальные  леранцы  затаились  или
бежали.
     - Жаль.  Они могли бы оказаться полезными. Но  что насчет других  наших
дел?
     - Теперь начинаются хорошие новости, господин. Мне удалось ввести своих
людей в окружение некоторых влиятельных вельмож.
     - Каких, например?
     - Генерала Зиманиса. Ходят слухи, что его  вот-вот  сделают смотрителем
укреплений Нижнего города. Одному из моих людей удалось обручиться со второй
дочерью его жены -  благородной  Коры; он теперь управляет  их поместьем. Но
особый  интерес,   господин,  -   Урвей  помолчал  и  наклонился  вперед,  -
представляет наметившийся контакт в Доме Орески.
     Мардус поднял бровь.
     - Превосходно! Но каким образом? Нам не  удавалось  заслать туда шпиона
уже много лет!
     - Это не шпион, господин,  это перебежчик. Его зовут  Пелион-и-Эйризин,
он актер, пользующийся в настоящее время большим успехом.
     -  А  какое  отношение  он  имеет  к  Ореске?  - поинтересовался Варгул
Ашназаи.
     - У него там любовница, - поспешно объяснил Урвей. - Молодая  колдунья,
которая, как говорят, заодно услаждает и одного-двух тамошних  магов. Ее имя
Илинестра, и она довольно известна в городе: пылкая красотка, интересующаяся
смазливыми  мальчиками и влиятельными стариками. Этот парень - Пелион - тоже
входит в ее коллекцию. Через него мы сможем подобраться к Илинестре, а может
быть, и к другим. Сама она  не является  членом Орески,  но она там живет  и
имеет отдельные апартаменты.
     - Не думаю, что нам нужны  услуги какой-то шлюхи, чтобы просто  попасть
туда, - фыркнул некромант.
     -  Может  быть,  и нет, - прервал его Урвей, - но среди любовников этой
шлюхи сам маг Нисандер.
     -  Нисандер-и-Азушра?  -  Мардус  удовлетворенно  кивнул  -  Урвей.  ты
превзошел себя! Но что ты сказал этому своему актеру?
     - Для него я - благородный  Городин, один из его поклонников. Я дал ему
понять, что знаю,  как важно  молодому  актеру с амбициями,  а также некоему
драматургу,  готовому создавать роли  в своих  пьесах  специально  для него,
обзавестись  покровителем.  В качестве  ответной  любезности мой новый  друг
Пелион собирает для  меня сплетни по всему городу. Ему нравится наша сделка,
и он достаточно благоразумен, чтобы не  задавать вопросов. До  тех пор, пока
мой карман не оскудеет, он будет наш.
     -  Молодец,  Урвей.  Не жалей  на  него  денег.  Нам  обязательно нужно
пробраться в Ореску к весне. Ты понял? Это абсолютно необходимо.
     - Я  понял,  господин.  Должен  ли я заняться  приготовлениями к твоему
появлению в Римини?
     - Нет. Ничего не нужно готовить заранее. Когда ты мне понадобишься, я с
тобой свяжусь. А пока не спускай глаз с Пелиона и его колдуньи.
     Урвей встал и поклонился.
     - Как прикажешь, господин. А теперь позволь мне откланяться.
     После его ухода Мардус  вернулся к прерванному ужину, но Варгул Ашназаи
обнаружил, что лишился аппетита.
     "Ореска, - думал он с горечью, вертя в пальцах сосуд из слоновой кости,
висевший на цепочке на его тощей шее, -туда-то они  и отправились, эти воры,
укравшие Око прямо у нас из-под носа"
     Тогда в Вольде Мардус чуть не убил его; даже хуже:
     он посулил отстранить его от  дела. Конечно, если бы Мардус сразу отдал
диски ему, такое никогда  бы не случилось, но об этом не стоило и упоминать,
вздумай  он  хотя бы  заикнуться об  оплошности  князя,  он не  прожил  бы и
секунды.
     С тех пор Мардус все меньше и  меньше  ценит его. Даже с помощью самого
Ока Варгулу Ашназаи не  удалось остановить беглецов. Этот ауренфэйе оказался
возмутительно  невосприимчив к магии. Даже когда  на него в гостинице  напал
драгоргос,  проклятый  мальчишка  сумел перехитрить их  и  сбежать  со своим
спутником прежде, чем Мардус и его люди добрались до места.
     Все еще сжимая сосуд, Варгул Ашназаи представил себе драгоценные крошки
свернувшейся  крови в нем, крошки, которые он соскоблил с пола той гостиницы
в Майсене, где его драгоргос почти схватил воров.
     Талисман,  который он  сделал  из  этой  засохшей крови,  стал  могучим
помощником, таким могучим, что в Кестоне они  почти настигли беглецов Но тем
снова удалось улизнуть,  и вскоре другая сила пришла  им на помощь,  ослабив
его магию Варгул  Ашназаи  сразу же  узнал противодействующую силу: это была
магия Орески.
     Вот и пришлось Мардусу и его солдатам выслеживать ауренфэйе и мальчишку
самыми  обычными  способами,  а  он,  некромант,   адепт  Святилища,  просто
сопровождал их, как какой-то бесполезный груз.
     Мардус   не  терял  уверенности  в  успехе:  им  удалось  узнать,  куда
направляются   беглецы,  узнать  благодаря  хладнокровно   жестоким  методам
Мардуса,  а вовсе  не магии Варгула  Ашназаи. Один из матросов,  захваченный
после крушения "Стремительного", - хоть это оказалось заслугой некроманта, -
все же сообщил им то, что они хотели узнать, прежде чем испустил дух.
     Сидеть  теперь  здесь, всего в  двух днях пути от твердыни  врага, было
просто мучительно.
     "Так близко!" - думал некромант, сжимая в руке драгоценный сосуд.
     Мардус взглянул на Варгула Ашназаи и словно прочел его мысли.
     - Почему бы тебе не посмотреть на них снова в магическом кристалле?
     Некромант неловко поежился.
     - Но ведь все последние недели это не удавалось.
     Мардус бросил на  него слегка удивленный взгляд -  так  один собеседник
мог  бы посмотреть на  другого, слова  которого не  очень ему  нравятся.  Но
Ашназаи знал,  на  что  способен Мардус, и почувствовал  укол страха.  В его
глазах   некромант    видел   не   безумие   -   нет,   это   была   упрямая
целеустремленность,  поддержанная  тенью их  божества.  Мардус мог  не  быть
магом, но в его руках была сила. Божество коснулось его, он стал избранным.
     От безжалостного взгляда кровь застыла в жилах Варгула Ашназаи. Стиснув
сосуд еще крепче, некромант другой рукой  прикрыл глаза и попытался  вызвать
образы презренных воров.
     На  секунду  он почувствовал обнадеживающую вибрацию собственной мощной
магии.  Тьма хлынула сквозь  него  в талисман  и  дальше, заставляя кровь  в
сосуде  искать свой источник. Однако с тех пор, как беглецы достигли Римини,
они всегда оказывались скрыты непроницаемым  облаком. Кто-то создал защитное
заклятие, и  сопротивление магии некроманта  всегда  оказывалось  могучим  и
непреодолимым.
     Так было и на этот раз. В тот момент, когда некромант сосредоточился на
своей  цели,  он  оказался  ослеплен вспышкой  яркого  пламени,  за  которым
распростерлись огромные кожистые крылья дракона. Смысл  был  ясен: "Эти люди
под покровительством Орески. Ты не можешь добраться до них".
     Задыхаясь, Ашназаи выпустил сосуд и закрыл лицо руками.
     -  Все  без изменений? - Даже и не глядя  на Мардуса, Ашназаи знал, что
тот  улыбается. - Тогда  этот  актеришка  Урвея  действительно благословение
богов. Если наша  парочка все еще под покровительством магов Орески, где, ты
считаешь, лучше всего их искать?
     - Надеюсь, что ты прав,  господин. Когда  мы их найдем, я вырву их  еще
бьющиеся сердца!
     -  Желание отомстить  -  опасное чувство. Подняв глаза, Ашназаи заметил
знакомую  тьму,  на  мгновение  окутавшую  лицо  Мардуса,  -   прикосновение
божества.
     -  Ты должен быть благодарен им:  они привели нас туда, где  наша  цель
будет достигнута, - тихо продолжал Мардус,  пристально глядя на вино в своей
чаше. - Этот актер и его колдунья гарантируют  успех. Теперь самое главное -
терпение. Умей ждать. Наше время придет.







     Ледяной  ветер с дождем и снегом дул с моря. проносясь по темным улицам
Римини, словно огромный раскапризневшийся ребенок. Сорванная с крыш черепица
с грохотом слетала на улицы и  в сады,  голые деревья раскачивались  в ночи,
стуча ветками, словно мертвыми  костями.  В  гавани под  городскими  стенами
несколько кораблей сорвало с якорей и выбросило на причалы. И в Верхнем, и в
Нижнем  городе даже содержатели  борделей рано  закрыли ставнями окна  своих
заведений.
     Две  закутанные  в плащи фигуры выскользнули  из темного двора на улице
Синей Рыбы и поспешно направились на запад, к улице Ножен.
     - Надо же  - в такую погоду  тащиться  неизвестно  куда,  только  чтобы
доставить  какой-то  проклятый залог любви!  - ворчал Алек, откидывая со лба
мокрые белокурые волосы.
     - Наша  цель - поддержать  репутацию Кота из Римини, - ответил Серегил,
стуча зубами. Худой и гибкий ауренфэйе завидовал нечувствительности к холоду
северянина  Алека.  - Благородный  Фириен  заплатил нам за то, чтобы подарок
оказался на подушке красотки сегодня ночью. Да и мне давно хочется заглянуть
в шкатулку, где ее отец держит свою переписку. Ходят слухи, что он старается
добыть себе пост наместника.
     Серегил  криво улыбнулся в темноте. Вот уже многие годы неуловимый вор,
известный как Кот из Римини, помогал аристократии в ее бесконечных интригах:
только  и нужно было, что хорошо  заплатить, передав тайком записку в нужные
руки.  Никто  из  благородных господ никогда  даже не заподозрил,  что  этот
неизвестный  ловкач на самом деле  один  из  них  и  что, выполняя поручения
других, он одновременно и о себе не забывает.
     Ветер  налетал на  путников  со всех  сторон, словно  хотел не дать  им
достигнуть  Квартала Благородных. Дойдя до  колоннады,  окружающей  фонтан у
начала  улицы  Золотого  Шлема,  Серегил   скользнул  внутрь:  хоть  немного
передохнуть в относительном затишье.
     - Ты  уверен,  что справишься?  Как  твоя спина?  -  спросил он  Алека,
зачерпывая воду из фонтана, чтобы утолить жажду.
     Не  прошло еще  и двух  недель с того  дня, как юноша вытащил принцессу
Клиа из охваченной пламенем комнаты в замке  предательницы Кассарии. Вонючие
снадобья дризида Валериуса произвели свое обычное  целительное действие, но,
когда  Серегил и  Алек  сегодня одевались,  ауренфэйе заметил, что  кожа  на
плечах Алека все еще кое-где воспалена. Юноша, конечно, никогда не признался
бы в этом, чтобы не оказаться вынужденным сидеть дома.
     - Со мной все в порядке, - ответил, как того  и ожидал Серегил. Алек. -
Это твои зубы стучат  на всю округу, а не мои. - Расправив свой мокрый плащ,
он перекинул  длинный  конец через плечо.  -  Пошли. Будет теплее, если  все
время двигаться.
     Серегил с внезапным сожалением взглянул в сторону улицы Огней.
     - Там нам было бы чертовски более уютно!
     Прошло  уже  несколько  месяцев,  как  он не посещал эти роскошные дома
удовольствий.  Мысль о таком изобилии  теплых надушенных постелей  и  теплых
надушенных тел заставила его еще острее ощутить холод.
     В  темноте Алека видно  не было, но  Серегил услышал,  как тот смущенно
переступил с ноги на ногу. Из-за своего одинокого детства парень удивительно
неискушен в этих вопросах, даже для приверженца Далны, подумал  Серегил. Для
него  самого такое  целомудрие  было  чем-то  невообразимым,  хотя дружеские
чувства и не позволяли ему особенно дразнить Алека.
     На широких улицах  Квартала Благородных не было  ни души,  великолепные
дома и виллы казались темными и безлюдными за высокими стенами садов, только
затейливо украшенные  уличные  фонари, погашенные  бурей, скрипели  на своих
крюках.
     Нужный им дом на улице Трех Девушек оказался большой виллой, окруженной
обширным  садом за высокой стеной. Алек следил, не  покажется ли патруль,  а
Серегил тем  временем забросил на стену крюк с привязанной  к нему веревкой.
Рев  ветра  заглушал  любой шум, так что  они могли  не  опасаться,  что  их
услышат. Оказавшись по ту сторону  стены, Серегил спрятал веревку под кустом
и повел Алека через сад к дому.
     После недолгих  поисков  Алек обнаружил маленькое закрытое ставнем окно
высоко  в стене. Он взобрался  по  водосточной трубе,  ножом откинул защелку
ставня и заглянул внутрь.
     - Пахнет как из кладовой, - шепотом сообщил он Серегилу.
     - Тогда влезай, я следом за тобой.
     Алек подтянулся и ногами вперед бесшумно скользнул в окно. Серегил влез
по  трубе,  тоже  принюхиваясь к повеявшим из  открытого окна запахам: пахло
картошкой и яблоками. Протиснувшись внутрь, он оказался на  чем-то, на ощупь
похожем на мешки с луком. Его вытянутая рука коснулась плеча Алека, и вместе
они  в  темноте  двинулись  к  двери.  Серегил осторожно приподнял щеколду и
заглянул в похожую на пещеру кухню.
     В  очаге  еще  тлели угли, и при их  свете можно  было разглядеть двоих
слуг: они  спали на подстилках в углу. Из другого  угла доносился еще чей-то
густой храп. Справа находилась  арка, ведущая в глубь  дома. Серегил потянул
Алека к ней, и они на цыпочках двинулись через кухню.
     Арка вела  в помещение  для  прислуги. Поднявшись  по  узкой  лестнице,
Серегил и Алек попали в господские покои и стали искать кабинет благородного
Дециана.   Не  обнаружив  его,   они  поднялись  еще  на   этаж  и  рискнули
воспользоваться светящимися камнями, прикрывая их руками.
     В неярком свете они увидели выходящие в коридор двери;
     рядом с  некоторыми стояла  обувь,  выставленная господами, чтобы слуги
почистили ее. Серегил  толкнул Алека  локтем  и поднял палец: им  повезло. У
хозяина дома была единственная дочь. и теперь нетрудно найти нужную дверь  -
требовалось   только   обнаружить   туфельки,   которые   могла  бы   носить
пятнадцатилетняя девушка.
     У  двери  в  дальнем конце  коридора стояли изящные  сандалии;  с  ними
соседствовали прочные добротные башмаки - красотка спала не одна.
     Серегил подавил  улыбку. Алеку светило более пикантное приключение, чем
тот рассчитывал, - и не в одном смысле.
     Осторожно  коснувшись  дверной  ручки,  Алек  обнаружил,  что дверь  не
заперта. Доставить  девушке  дар любви была  сегодня его  обязанность  - это
входило в обучение помощника Кота из Римини. Такая работа, конечно, не могла
идти ни в какое  сравнение по важности  с  тем, что  они с Серегилом  делали
последнее время  для  Нисандера, но она  требовала большой  ловкости, и Алек
жаждал не ударить лицом в грязь.
     Спрятав светящийся камень в  сумку с инструментами, он сделал  глубокий
вдох и открыл дверь.
     Рядом  с  кроватью горел  ночник; занавеси оказались раздвинуты, и Алек
увидел девушку с толстыми тяжелыми косами - она спала  на боку, повернувшись
лицом к двери. Постель с ней делила другая женщина, дородная и  немолодая, -
мать или няня. Она беспокойно зашевелилась под своим теплым одеялом.
     Подкравшись  к постели, Алек  достал  подарок  - записку,  свернутую  в
трубочку  и  продетую  в  золотое  кольцо.   Действуй  он  по   собственному
усмотрению,  Алек  просто  положил бы  это на  столик у кровати, но указания
благородного  Фириена  были  совершенно  непререкаемы:  кольцо  должно  быть
положено на подушку его возлюбленной.
     Склонившись над девушкой, Алек положил  кольцо туда, куда было  велено.
Слишком поздно он услышал,  как  Серегил  со  свистом втянул воздух: тяжелое
кольцо скатилось по подушке и задело щеку спящей.
     Карие глаза изумленно раскрылись. К счастью для Алека,  девушка увидела
кольцо  прежде,  чем успела вскрикнуть. Выражение ее лица тут же изменилось:
вместо страха теперь на нем была написана  радость  - в полумраке закутанную
фигуру Алека красотка приняла за своего возлюбленного.
     -  Ох, Фириен,  до чего же ты смел!  -  выдохнула она,  кинула  быстрый
взгляд на спящую  соседку  и,  схватив Алека  за  руку, нежно, но настойчиво
потянула к себе под одеяло.
     Алек  отчаянно покраснел  под  надвинутым  на  лицо  капюшоном:  как  и
большинство  скаланцев, девушка  спала нагой.  Противиться  он,  однако,  не
посмел. Это не только могло бы показаться девушке подозрительным: сотрясение
кровати разбудило бы другую женщину.
     - Какой  же ты холодный! - прошептала девушка, тихо хихикнув. - Поцелуй
меня, мой храбрец! Я тебя согрею.
     Придерживая  капюшон свободной рукой, Алек поспешно чмокнул ее,  но тут
же предостерегающе кивнул на спящую матрону.  Кокетливо надув губки, девушка
отпустила его и спрятала кольцо под подушку.
     С отчаянно  колотящимся  сердцем  Алек  задул  ночник  и выскользнул  в
коридор.
     - Серегил, я  .. - начал он извиняться за  задержку, но спутник оборвал
его, схватил за. руку и потащил прочь тем же путем, каким они пришли.
     "Будь проклято все на свете! - ругал себя Алек. - Такое простое дело, а
я умудрился его провалить!"
     Каждый  момент  ожидая,  что  будет  поднята  тревога,  Серегил  и Алек
вернулись в кухню и выбрались наружу через окно. Оказавшись снаружи, Серегил
все еще зловеще молчал. Когда они перелезли через стену, он бросился бежать;
Алек следовал за ним, убежденный, что его ждет разнос.
     После  третьего  поворота  Серегил  неожиданно замедлил бег  и нырнул в
переулок;  там   он  остановился  и  скорчился  в  три  погибели,  словно  в
изнеможении.
     Алек ожидал  гневного нравоучения и поэтому не сразу понял, что Серегил
хохочет.
     - Потроха Билайри, Алек! -  наконец выдохнул  тот.  - Не  жалко и сотни
сестерциев,  чтобы увидеть  такое  лицо,  как  было  у  тебя,  когда  кольцо
покатилось!  А  уж когда она попыталась затащить тебя в постель!.. - Серегил
прислонился к стене, сотрясаясь от смеха.
     - Что за глупость! - простонал Алек. - Я должен был предвидеть, что оно
соскользнет по подушке... Серегил вытер глаза, все еще хихикая.
     - Может, и должен был,  но подобные вещи случаются. Уж не знаю, сколько
раз я на таком попадался. Имеет значение только то, как  удается выпутаться,
и тут ты справился великолепно. Я всегда говорю: учись на своих ошибках.
     Алек облегченно перевел  дух,  когда они направились к  дому. Однако не
прошли они и одного квартала, как  Серегила охватил новый приступ веселости.
Тяжело  повиснув на плече юноши, он пропел высоким фальцетом: "Поцелуй меня,
мой храбрец! Я тебя согрею!" - и побрел дальше, не переставая смеяться.
     Похоже,  подумал Алек  в отчаянии, он не раз еще  услышит обо всей этой
истории.
     Вернувшись в "Петух",  Серегил  и Алек нашли  на кухне  у Триис  еду  и
прокрались по потайной лестнице на второй  этаж. Охранные знаки на мгновение
засветились, когда Серегил  прошептал  магическую формулу. Дойдя  до верхней
площадки лестницы, они пересекли холодный чердак и добрались до своей двери.
     Заставленная всяким барахлом,  комната  все  еще  хранила тепло  очага.
Бросив мокрый плащ  на руку статуэтки -  русалки  у  входа,  - Алек принялся
стаскивать с себя влажную одежду, одновременно пробираясь к  своей постели в
углу.
     Серегил следил за  ним  с легкой улыбкой Ужасная стеснительность юноши,
которую он  всегда считал неестественной, несколько уменьшилась за последние
месяцы,  но  тем не менее сейчас Алек  повернулся  к нему спиной, прежде чем
снял кожаные штаны и натянул длинную  ночную рубашку. В свои шестнадцать лет
он  очень напоминал Серегила сложением: тонкий, гибкий, светлокожий. Серегил
поспешно принялся разбирать накопившиеся на столе бумаги,  когда Алек  снова
повернулся к нему.
     - У нас  на  завтра ничего ведь  не  намечено, верно?  - спросил  Алек,
запуская зубы в один из похищенных с кухни пирожков с мясом.
     - Ничего неотложного,  -  зевнул  Серегил,  направляясь  к  собственной
спальне. - И я не собираюсь вставать раньше полудня. Спокойной ночи.
     Освещая  себе  дорогу  светящимся  камнем,  он пробрался между стопками
книг, ящиками и корзинами  к  своей широкой кровати с бархатным  балдахином,
которая занимала большую часть тесной комнатки. Сбросив мокрую одежду, он со
стоном наслаждения скользнул между чистыми хрустящими простынями. Из темного
угла  появилась Руета  и  с громким мурлыканьем  вскочила на  кровать, желая
найти себе теплое местечко.
     Суматошный  выдался  год, думал  Серегил,  рассеянно поглаживая  кошку.
Особенно  последние  месяцы. Мысль о том, как давно  он  не  бывал  на улице
Огней, только подчеркнула тот факт, что жизнь его нарушила свой обычный ход.
     "Ну что ж. Вот и зима пришла. Всегда найдется, чем себя занять, но и на
развлечения,  которые предлагает город,  тоже время будет. Можно сказать, мы
заслужили передышку"
     Думая о тихих снежных месяцах впереди, Серегил начал засыпать... но тут
же подскочил,  задыхаясь от кошмара: он падал во тьму, сопровождаемый воплем
Алека; они летели все вниз и вниз с башни замка Кассарии...
     Со  стоном  открыв  глаза,  Серегил  испытал облегчение и  одновременно
раздражение: обнаженный, он сидел в одном из кресел гостиной Нисандера.
     Не  было  нужды спрашивать, как он сюда попал:  отвратительная тошнота,
сопровождающая магию  переноса, все еще мучила его.  Откинув  с лица длинные
темные волосы, он бросил на волшебника недовольный взгляд.
     -  Прости  мне  это  неожиданное  перемещение, милый  мальчик, - сказал
Нисандер, протягивая ему мантию и чашку горячего чая.
     - Как я понимаю, для  этого-  есть достаточная  причина, -  пробормотал
Серегил, понимая, что иначе и  быть не может: слишком недавно имел место тот
инцидент с обращением в птиц.
     - Ну конечно.  Я пытался перенести тебя  сюда раньше,  но  вы двое были
заняты - грабили  кого-то. -  Налив  чаю и себе. Нисандер опустился в другое
кресло  у камина. -  Я,  правда, видел вас всего мгновение. Ваше предприятие
завершилось успехом?
     - Более или менее.
     Нисандер,  казалось, не  торопился  объяснять,  в чем дело, но  Серегил
видел,  что  маг был  очень  занят:  его  короткая  седая  борода  оказалась
испачкана  чернилами,  и  одет он  был в  одну из  своих поношенных  мантий,
которые предпочитал для ночной работы. В  этой уютной комнате, полной книг и
редкостей, он выглядел как нищий ученый, забредший сюда по ошибке.
     - Как я заметил, Алек выглядит лучше.
     - Да, он поправляется.  Я  только  беспокоюсь  насчет его  волос:  ведь
нужно, чтобы он выглядел прилично ко времени праздника Сакора.
     - Будь  благодарен  за  то,  что  он  не пострадал  еще сильнее Судя по
рассказам Клиа и Микама,  ему повезло, что он вообще  остался  в  живых. Да,
пока я не забыл:  у меня есть кое-что для вас двоих от принцессы и от царицы
- Он вручил Серегилу два бархатных кошеля. - Публично признать ваши заслуги,
конечно, они не могли, но хотели так или иначе выразить свою  благодарность.
Тебе предназначен зеленый.
     Серегилу  уже  случалось  получать  подобные  награды.  Ожидая  увидеть
какую-нибудь  безделушку  или  драгоценность,  он открыл  кошель  и  застыл,
пораженный.
     Внутри  находилось  кольцо  - очень  знакомое  кольцо.  Огромный  рубин
сверкнул,  как вино, в  массивной  оправе  из  ауренфэйского серебра,  когда
Серегил поднес его ближе к огню.
     - Светоносный Иллиор, это же  одно из тех колец, которые я снял  с руки
Коррута-и-Гламиена, - выдохнул Серегил, когда голос вернулся к нему.
     Нисандер наклонился вперед и стиснул его руку.
     -  Он был твоим родичем, Серегил, -  и царицы Идрилейн тоже. Она нашла,
что это подходящая  награда за то,  что  ты раскрыл тайну  его исчезновения.
Царица надеется, что  придет день,  и  ты  с честью будешь носить это кольцо
среди собственного народа.
     -  Передай ей  мою  признательность.  -  Серегил  с благоговением убрал
кольцо в футляр.  - Но  ты же не ради этого вытащил меня  из  постели своими
магическими штучками.
     Нисандер усмехнулся, откидываясь в кресле.
     -   Нет.  Мне  предстоит   дело,  которое  может  оказаться   для  тебя
небезынтересным  Однако  есть  определенные условия,  на  которые  ты должен
согласиться  прежде,  чем  я тебе  все объясню. Если  нет,  то я верну  тебя
обратно и сотру все воспоминания о нашей встрече.
     Серегил изумленно заморгал.
     - Должно быть, это что-то важное. А почему ты не перенес сюда и Алека?
     -  До этого  я еще  дойду. Я ничего не могу тебе рассказать, пока ты не
согласишься выполнять мои условия.
     - Ладно. Я согласен. Что за условия?
     - Первое:  ты  не  должен  задавать никаких  вопросов, пока я  тебе  не
разрешу.
     - Почему?
     - Условие вступает в силу немедленно.
     - Ох, ну хорошо Что еще?
     - Второе: ты должен будешь работать в абсолютной тайне. Никто ничего не
должен знать, в особенности Алек и Микам. Поклянешься ли ты в этом?
     Серегил несколько секунд молча смотрел на Нисандера;
     хранить что-то в секрете от Алека  было бы ему теперь нелегко. С другой
стороны,  нечто  столь  таинственное  не  могло  не  оказаться  захватывающе
интересным.
     - Согласен. Даю слово.
     -  Поклянись, -  настаивал Н  сандер. Покачав  головой,  Серегил поднял
левую руку ладонью вверх и произнес:
     -  Асурит бетуф дос  Аура  Элустри камар  сосуи Серегил-и- Корит  Солун
Мерингил  Боктерса.  Клянусь  также  своей честью  наблюдателя.  Этого  тебе
достаточно?
     - Ты  же  знаешь, я  никогда не потребовал бы от  тебя клятвы без очень
веских причин, - укоризненно сказал маг.
     - Тем  не менее  такое  что-то часто случается последнее время, - кисло
заметил Серегил. - По крайней мере теперь я могу задавать вопросы?
     - Я отвечу на те, на которые смогу.
     - Почему так важно, чтобы Алек и Микам ничего не знали?
     - Потому что,  если ты проговоришься хоть о чем-нибудь из  того, что  я
тебе скажу, мне придется убить вас всех.
     Хотя Нисандер  произнес это спокойно,  Серегил ощутил такое потрясение,
словно  тот  его ударил:  он  знал  волшебника  достаточно долго,  чтобы  не
сомневаться  в его абсолютной серьезности. На  секунду  Серегилу показалось,
что он смотрит в лицо незнакомцу. Потом неожиданно все встало на  место, как
части разгаданной головоломки. Серегил выпрямился в  кресле,  от возбуждения
расплескав чай.
     - Дело  касается этого, верно? - Он коснулся  своей груди,  того места,
где   магия  Нисандера  сделала  невидимым   отпечаток   деревянного  диска,
украденного  им  у   Мардуса  в   Вольде,  -   того   странного,   ничем  не
примечательного  с  виду  медальона, обладание  которым  чуть  не стоило ему
жизни. - Я  помню,  как  ты побледнел  той ночью,  когда  я рассказал тебе о
попытке показать рисунок на диске оракулу в храме Иллиора. Я  тогда подумал,
что ты на ногах не устоишь.
     - Может  быть, теперь тебе понятно мое  беспокойство, - мрачно  ответил
Нисандер.
     Они  никогда  с тех пор не  вспоминали о том  своем разговоре, но ужас,
который испытал тогда Серегил, вернулся теперь в полной мере.
     - Потроха Билайри!  Ты тогда  нагнал  на меня страху!  Нисандер  тяжело
вздохнул.
     - Я никогда не прощу этого себе, поверь, но и тебя мне трудно  простить
за то, что ты вынудил меня к  таким действиям. Ты помнишь, что я сказал тебе
тогда?
     -  Молить богов, чтобы никогда  не  узнать,  что собой представляет тот
диск.
     - Именно.  И  чтобы  выполнить  стоящую  теперь перед  тобой задачу, ты
должен по-прежнему принимать это как мой ответ на твой вопрос.
     Серегил мрачно сгорбился в кресле.
     - Все тот же ответ, да? А  что, если я  скажу "нет"?  Что, если я скажу
тебе: или ты расскажешь мне обо всем, или я в эти игры не играю?
     Нисандер пожал плечами.
     - Тогда, как я уже говорил, я сотру все воспоминания об этом  разговоре
из твоей  памяти  и  отправлю  тебя  домой. Наверняка  найдутся другие,  кто
захочет помочь мне.
     - Вроде Теро, я полагаю? - не удержался от колкости Серегил.
     - Ох, ради всего...
     -  Ему-то  известен ужасный  секрет? -  Старая  ревность  сжала  сердце
Серегила. Ему очень тяжело было  бы услышать, что молодой  ученик мага знает
больше, чем он сам.
     - Он знает меньше тебя, - раздраженно ответил Нисандер. - Так хочешь ты
участвовать в этом деле или нет? Серегил уныло вздохнул:
     - Ладно уж. Так что я должен сделать? Нисандер вытащил из рукава мантии
лист пергамента и протянул ему.
     - Для начала скажи мне, что ты об этом думаешь.
     -  Похоже  на страницу из книги. - Пергамент потемнел  от возраста  или
непогоды.  Серегил  потер  уголок  листа  между  пальцами  и  понюхал, потом
принялся  рассматривать  шрифт. - Очень  старой книги,  созданной четыре или
пять столетий назад, а то и  раньше.  Сначала ее хранили  небрежно, но потом
очень берегли. И пергамент сделан  скорее не  из телячьей, а из человеческой
или  ауренфэйской кожи.  - Он сделал  паузу, рассматривая следы сшивания  на
левом  краю. -  Дырочки целы,  похоже, лист осторожно вынули  из книги, а не
вырвали, хотя к этому времени книга уже  пострадала от  влаги. Судя по цвету
пергамента,  я сказал  бы,  что страницу пропитали  ядом,  но  затем он  был
удален, иначе мы не могли бы сейчас изучать ее.
     - Совершенно верно.
     Полностью погрузившись теперь  в изучение пергамента, Серегил рассеянно
потеребил прядь волос.
     - Так, смотрим дальше.  Книга написана на древнеасуитском языке - языке
горцев  северных провинций Пленимара. Отсюда  можно заключить,  что ее автор
или из тех мест, или знаток разных языков.
     - Совсем как ты, милый мальчик. Как я понимаю, ты мог бы это прочесть?
     -  Гм-м...  Да. Похоже  на бред  сумасшедшего  пророка,  хотя  и  очень
поэтичный. "Взирай со мной, возлюбленный, как демоны сбирают грозди с лозы".
Потом  еще  что-то  о лошадях... И вот: "Золотое  пламя  обвенчано  с тьмой.
Прекрасный появляется, чтобы  ласкать  кости  дома..." Нет, не  так:  "Кости
мира".
     Серегил перешел к столу и придвинул лампу поближе.
     - Да.  Я сначала подумал, что тут просто ошибки в написании значков, но
дело  не в этом. Здесь явно шифр. Нисандер протянул ему восковую  табличку и
стилос:
     - Попытаешься разгадать?
     Просмотрев  весь  текст,  Серегил   обнаружил  шестнадцать  неправильно
написанных слов. Когда он выписал  все  оказавшиеся не  на месте  буквы,  их
оказалось  двадцать  девять.  Серегил,   хмурясь,   постукивал  стилосом  по
подбородку.
     - Чертовски трудная штука.
     - Еще более трудная, чем ты думаешь, - сказал Нисандер. - Моему учителю
Аркониэлю и мне самому понадобилось больше года,  прежде чем мы нашли  ключ.
Правда, в то время мы работали и над другими вещами.
     Серегил со стоном отбросил стилос.
     - Ты хочешь сказать, что вы уже расшифровали это?
     - О да. Это не та задача, которая стоит  перед тобой. Но я знал, что ты
захочешь увидеть оригинал и сделать собственные выводы.
     - И как же этот шифр читается? Нисандер тоже присел к столу, перевернул
табличку и быстро стал писать.
     - Для начала должен заметить, что найденные значки  ничего не дают - мы
потратили  ужасно много  времени,  чтобы  убедиться в  этом. Ключ к  шифру -
комбинация разделения на слоги и падежи. Как ты знаешь, древнеасуитский язык
имеет пять  падежей. Однако в шифре использованы только три  - именительный,
дательный, родительный. Например, взгляни на слова "кости мира".
     Серегил задумчиво кивнул и пробормотал:
     - Да, это тот самый значок, который  меня  смутил.  Ударение должно  бы
быть на второй гласной, а не на первой.
     -  Правильно. Слово "мира" в родительном падеже,  неверно проставленное
ударение  приходится на третий от конца слог,  поэтому нужно взять последнюю
букву слова. Если имеет место то  же самое, но ударение  стоит на втором  от
конца слоге, нужно брать первую букву.
     Серегил поднял глаза и ухмыльнулся:
     - Я и не знал, что ты такой образованный лингвист.
     Нисандер позволил себе довольно подмигнуть собеседнику.
     - За века  чему только не научишься. Но тут использована  действительно
очень  хитрая  система,  надежно  защищающая  от  случайной  расшифровки.  В
именительном падеже ударение на втором  от конца  слоге означает,  что нужно
взять последнюю букву из следующего слова. В дательном падеже значение имеет
только ударение на предпоследнем слоге. Так что весь улов - пятнадцать букв.
Если их правильно расположить -  следи по тексту, -  получается "аргукф чфон
хриг"
     - Звучит так, словно ты прочищаешь горло... - начал Серегил,  но  слова
замерли  у  него  на языке,  буквы  на странице пришли в  движение  и  через
несколько секунд исчезли  вовсе,  оставив вместо  себя рисунок,  похожий  на
восьмиконечную звезду.
     - Магический палимпсест! - ахнул Серегил.
     -  Именно.  Но  присмотрись  повнимательнее.  Серегил поднес  пергамент
совсем близко  к  лампе и присвистнул весь  рисунок  состоял  из  крошечных,
каллиграфически выписанных букв.
     - Наш сумасшедший пророк, должно быть, писал это пером колибри.
     - Можешь прочесть?
     -  Не  знаю.  . Очень  уж  мелко.  Написано коникой  - шрифтом, которым
пользовались придворные  писцы во  времена первых Иерофантов,  но орфография
странная,  словно  писавший  хотел  передать звуки  одного  языка  алфавитом
другого.  Да, именно это он и  сделал,  умный старый недоносок Ну  так, если
взяться за это с фонетической точки зрения...
     Бормоча  себе  под нос,  Серегил  медленно разбирал перепутанные строки
Через полчаса он победно улыбнулся:
     -  Чистый  дравнийский!   Нисандер,  это,  должно  быть,  написано  по-
дравнийски!
     - По-дравнийски?
     -  Дравнийцы  -  племя, обитающее  в  оставленных  ледником  долинах  в
Ашекских  горах,  к  северу  от Ауренена Я бывал там еще мальчишкой, но язык
помню Дравнийцы - мастера саг  и  легенд Собственной письменности у них нет,
но  писавший  это умудрился  передать  звучание слов Он точно  был  знатоком
редких языков Трудно,  конечно,  все это распутать, но здесь всего несколько
слов они повторяются  снова и снова, чтобы образовать рисунок Кстати, писано
кровью  - скорее  всего  его  собственной,  раз уж  он  оказался  достаточно
ненормальным, чтобы тратить силы на такое.
     -  Может быть, - откликнулся Нисандер - Но можешь ты понять, о  чем там
говорится?
     Серегил взглянул на него и торжествующе хмыкнул:
     - Ага! Так вот в чем дело! Ты-то этого перевести не смог!
     Нисандер притворился оскорбленным.
     - Должен напомнить  тебе о той  клятве,  которую  ты дал...  Серегил  с
самодовольной улыбкой поднял руки:
     -  Знаю,  знаю.  Но после всех твоих нравоучений и  секретов имею же  я
право  немножко позлорадствовать!  Тут-то  и написано всего. "Камень  внутри
льда  внутри  камня  внутри  льда.  Хрустальные  рога  под  каменными".  Или
наоборот. нельзя  определить,  какая  фраза  первая.  Только  зачем  тратить
столько усилий, чтобы спрятать подобную ерунду?
     - Ничего подобного! - Нисандер хлопнул Серегила по плечу и взволнованно
заходил по  комнате.  -  Палимпсест начинается с  текста на древнеасуитском,
старейшем языке  Пленимара,  существовавшем  еще  до  возникновения  городов
Иерофантов.  Кажущаяся бессмысленной  фраза "Аргукф  чфон  хриг" оказывается
ключом  к скрытому  сообщению. Оно,  в  свою  очередь,  написано  алфавитом,
применявшимся  при  дворе  Иерофантов, который  в  те  времена находился  на
острове Курос, но на языке затерянного в горах за Осиатским mopeм племени. У
меня  были  свои  подозрения,  но  ты,  милый  мальчик,  дал  мне  последнее
доказательство. Что за удивительный документ!
     Серегил тем временем был погружен в собственные размышления.
     -  Племена  дравнийцев обитают в  самых высокогорных долинах  Ашекского
хребта, они  строят свои деревни на  самом краю ледника. "Камень внутри льда
внутри камня внутри  льда". А эта фраза про каменные  рога напоминает мне  о
рассказах торговцев, бывавших в  тех местах:  что-то  такое  о  долине,  где
демоны танцуют по снегу и пьют кровь живых. Они называли это Долиной Рогов.
     Нисандер остановился перед Серегилом и широко улыбнулся.
     - Твой ум похож на гнездо сороки, мальчик мой! Никогда не знаешь, какое
сокровище откопаешь в нем в следующий момент.
     - Если  Долина  Рогов действительно существует,  тогда это,  -  Серегил
постучал пальцем по грязному пергаменту, - не просто хитрая головоломка. Это
карта.
     - И  возможно, не единственная  существующая,  -  сказал Нисандер. - По
последним донесениям, несколько отрядов из  Пленимара были посланы  к западу
от пролива Бал. Мы никак не могли понять, что им там нужно, но ведь Ашекский
полуостров лежит как раз в том направлении.
     - В это время года? - покачал  головой Серегил.  Чтобы  пересечь пролив
Бал, нужно было отправиться к южной оконечности  Осиатского моря, известного
своими коварными мелями  и рифами, труднопреодолимыми даже в хорошую погоду.
Зимой же такое путешествие делалось опасным  вдвойне. - Чем бы эта штука  ни
была - этот "камень внутри льда", - пленимарцы очень хотят ее заполучить.  И
как я понимаю, ты не намерен им это позволить.
     - Надеюсь, ты поможешь мне предотвратить столь нежелательное событие.
     - Ну. знаешь, делу бы очень помогло, если бы я знал, что искать.  Если.
конечно, ты соблаговолишь открыть мне священную тайну.
     - По слухам,  это что-то вроде короны или диадемы, - сказал Нисандер. -
Важно  то, что она  обладает  силами, сходными  с  присущими  диску, - ты их
испытал на себе.
     Серегил поморщился при воспоминании.
     -  Тогда я наверняка не  стану носить ее  на  этот  раз.  Но если  твоя
информация верна, разве пленимарцы нас еще не опередили?
     -  Может  быть,  и  нет.  Раз  они  отправили несколько  отрядов,  они,
вероятно, не знают  точного местонахождения  предмета. С другой стороны, мы,
возможно,  как раз это  только  что выяснили. И я могу переправить тебя туда
гораздо быстрее.
     Серегил побледнел.
     -  Ох нет!  Не  можешь  же ты...  Перемещение  отсюда в Ашекские  горы!
Нисандер, да меня же будет выворачивать наизнанку много часов!
     - Мне очень жаль, но  дело слишком  важное, чтобы рискнуть  попробовать
какой-нибудь другой вариант. И нужно  еще подумать об Алеке. Он  очень будет
бунтовать, если его оставить дома?
     Серегил запустил пальцы в волосы.
     - Я что-нибудь придумаю. Когда я отправляюсь?
     - В полдень, если удастся.
     - Думаю, что удастся. Что мне понадобится, кроме одежды и оружия?
     - Как ты посмотришь на то, чтобы выдать себя за ауренфэйского мага?
     Серегил лукаво улыбнулся:
     -  Звучит  заманчиво,  если  только  не  придется   полагаться  на  мои
магические способности.
     -  О  боги,  нет!  -  со  смехом  ответил  Нисандер.  -  Я  снабжу тебя
предметами, необходимыми  для  этой роли,  а также теми, которые  нужны  для
выполнения  твоей  задачи. - Он  помолчал  и  стиснул  плечо своего младшего
друга. - знаю, ты не подведешь меня, Серегил.
     Тот поднял брови и бросил на мага хитрый взгляд.
     - Держу пари, теперь ты рад, что  не убил меня тогда, а? Сколько сейчас
времени?
     - Скоро рассвет. Мне очень жаль, но придется отправить тебя обратно тем
же способом.
     -  Дважды за одну ночь? Тогда позаботься, чтобы я  сразу оказался около
тазика!







     Когда Алек проснулся, по крыше все так же стучал холодный  дождь. Руета
еще ночью забралась к  нему под  одеяло; юноша погладил густой белый  мех, и
кошка громко замурлыкала.
     -  Как это  ты сюда попала? - спросил  Алек сонно.  Он сел на кровати и
увидел у двери  спальни старый потрепанный дорожный мешок  Серегила.  На нем
лежала перевязь  с  рапирой,  и  новая  дужка  на эфесе  блестела в  неярком
утреннем свете.
     Алек  смотрел  на  аккуратно  приготовленные  вещи  со  всевозрастающим
изумлением.  Совершенно  ясно:  Серегил уже  давно на ногах  и собирается  в
дорогу. А вот Алека он почему-то не разбудил.
     - Серегил! - Алек  заглянул в дверь спальни друга. Маленькая комнатка и
всегда-то была загромождена,  сейчас  же  в нее  оказалось  невозможно  даже
войти.
     -  Доброе утро! -  жизнерадостно  откликнулся  Серегил  откуда-то из-за
дверцы распахнутого шкафа.
     - Что происходит? Ты что, не спал всю ночь?
     -  Ну, не то чтобы всю  ночь.  - Серегил появился из глубины  комнаты с
охапкой теплой  меховой  одежды в руках  и бросил ее рядом  с  мешком. - И я
нашел вот  это. - Он  вручил Алеку пыльный мешок с  полудюжиной замысловатых
замков; некоторые из  них все еще крепились к расщепленным деревяшкам. - Мне
подумалось, что  тебя они заинтересуют,  раз уж с  теми,  что на  столе,  ты
разобрался. Только будь осторожен. Некоторые из них кусаются.
     Алек отложил мешок в  сторону,  ничего не сказав  по  поводу  замков, и
прислонился  к дверному  косяку.  Серегил был  уже  в  дорожной  одежде,  но
почему-то не торопил его со сборами.
     - Что происходит? -  повторил юноша, глядя, как  Серегил вытаскивает из
гардероба  пару  меховых сапог.  - Где,  интересно, ты думаешь найти снег  в
такую погоду?
     - Погоди  минутку,  ладно? - Серегил принялся проверять, в  порядке  ли
шнуровка. - Мне нужно еще кое-что найти, а потом я тебе объясню - что смогу.
     Алек  вздохнул  и  отошел к рабочему столу  у окна. Налетел новый порыв
ветра, и рамы задребезжали. Задний  двор  гостиницы  поспешно пересекал  сын
Триис Диомис; завеса ледяного дождя скрывала все,  кроме ближайших строений.
Позади себя Алек слышал возню Серегила.
     Стараясь   сдержать   нетерпение,   Алек  натянул   штаны   и  принялся
растапливать  камин. За ночь угли погасли, пришлось  вытряхнуть на  растопку
горючий камень из горшочка на каминной  полке. Языки пламени тут же взвились
вверх. Алек смотрел в огонь, собираясь с мыслями.
     -  Знаешь,  если смотреть  на твои  волосы  сзади, ты все  еще похож на
дикобраза,  -  заметил  Серегил, наконец  закончивший  сборы.  Он  взъерошил
неровные пряди и уселся в свое любимое кресло у огня.
     Алек не позволил себя отвлечь.
     - Ты куда-то отправляешься в одиночку, верно?
     - Всего на несколько дней.
     В голосе  Серегила прозвучала настороженность, совсем не  понравившаяся
Алеку.
     - У тебя задание?
     - На  самом  деле  я  не  могу об этом рассказывать.  Алек  внимательно
посмотрел в лицо друга и заметил, что тот выглядит очень бледным.
     - Это все из-за прошлой ночи? Но ведь ты сказал...
     - Да нет же. Просто я никому ничего не могу сообщить.
     - Почему? - требовательно спросил  Алек,  в котором упрямое любопытство
боролось с разочарованием. Серегил виновато развел руками:
     - К тебе это не имеет отношения, поверь. И пожалуйста, не выпытывай.
     - Это задание Нисандера, да?
     Серегил бросил на него ничего не выражающий взгляд.
     - Я  хочу,  чтобы ты дал мне слово:  ты не  станешь пытаться  выследить
меня, когда я отправлюсь.
     Алек хотел было снова возразить, но потом мрачно кивнул.
     - Когда ты вернешься?
     - Через несколько  дней, надеюсь. Тебе придется заняться  теми бумагами
для барона Оранте  и всем прочим,  что будет подворачиваться, если  окажется
возможным справиться в одиночку. И нужно заняться приготовлениями к Скорбной
Ночи, если я не вернусь к тому времени.
     - Не вернешься к тому времени? -  вспыхнул Алек.  -  До нее  ведь всего
неделя, и ты устраиваешь празднество по этому случаю у себя на улице Колеса!
     - Не я, а мы устраиваем, - поправил его Серегил. - Да ты не беспокойся.
Рансер сделает все необходимые приготовления, да  к тому времени здесь будет
и  Микам  с  семьей. Тебе  просто нужно  будет  играть роль хозяина. Помнишь
госпожу Килит, ту женщину, с которой ты танцевал на прошлом празднике?
     - Мы должны с ней вместе присутствовать на церемонии Скорбной Ночи.
     - Правильно. Она научит тебя всем тонкостям этикета.
     - Но ведь гости будут интересоваться тобой!
     - Ну, всем известно, что благородный Серегил еще не вернулся  из своего
путешествия,  предпринятого  ради  успокоения нервов  после ареста.  Отвечай
всем, кто будет  спрашивать, что я задержался в пути. Не унывай, Алек! Очень
вероятно, что я прибуду обратно заблаговременно.
     - Это твое секретное поручение... Оно опасно?
     - Разве мы  занимаемся чем-нибудь, в чем  вовсе  нет опасности? - пожал
плечами  Серегил. - Говоря по правде, я  узнаю,  насколько  рискованно дело,
только когда займусь им вплотную.
     - И когда же ты отправляешься?
     - Сразу после завтрака. Одевайся, и пойдем поедим на кухне.
     Алек ощутил запах свежеиспеченного  хлеба, как  только  они спустились.
Суматоха,  сопровождающая  завтрак  постояльцев  гостиницы,  уже   улеглась,
мальчишка-поваренок отскабливал  кухонную утварь,  а Силла  купала Аутаса  в
бадейке. Старая Триис сидела у очага, закутавшись в шаль, и чистила свеклу.
     -  Ну  наконец-то  явились,  - приветствовала пришедших  женщина,  хотя
Серегил редко появлялся внизу раньше полудня.  -  На очаге горячий чайник, а
под салфеткой свежие булочки с корицей. Силла их только что испекла.
     -  А как сегодня поживает паренек? -  Серегил  с улыбкой протянул палец
младенцу. Лутас немедленно ухватил палец и попытался засунуть в рот.
     - Ох, он что-то беспокоен, - ответила Силла, вокруг глаз которой лежали
синие тени. - Всю ночь нас будил - у него зубик режется.
     Алек   покачал   головой.   То  Серегил  озабочен  своим   таинственным
путешествием, то тут же играет с малышом, словно у него никаких забот нет.
     Не то чтобы Серегил не был искренне привязан к Лутасу.  Алек помнил его
рассказ о том, как Силла предложила Серегилу честь стать отцом  ее  ребенка,
когда сочла, что это наилучший способ избавиться от призыва в армию. Серегил
тогда  вежливо  отказался.   Зная.  что  интерес  друга   к  женщинам  носит
сомнительный  характер, Алек к  тому же  заподозрил нежелание с  его стороны
рисковать дружбой с бабушкой Силлы - Триис. Триис в молодости была сержантом
царских лучников и  всегда сожалела, что  ни сын, ни внучка не выбрали  себе
военную  карьеру.  Силла никогда даже не намекала, кто отец ребенка, но ясно
было, что мужчина оказался темноволос: сама Силла была белокурой, а глаза  и
волосы малыша отливали темно-коричневым, как у норки.
     Подойдя к очагу, Алек нагнулся над Триис и снял с крюка чайник.
     -  Что-то  ты  сегодня  выглядишь  неважно,  -  проницательно  заметила
старуха. - Красавчик отправляется куда-то без тебя?
     - Он тебе сказал?
     Триис презрительно фыркнула:
     - В этом нет  нужды. -  Она ловко  разрезала  на четвертинки  очищенную
свеклу и отправила ее в котелок. -  Он напялил свои старые дорожные сапоги и
весел, как ласточка, а у тебя на  лице уныние, да и одет ты по-домашнему. Не
нужно быть волшебницей, чтобы понять, что к чему.
     Алек  пожал плечами.  Триис хозяйничала  в гостинице  с  тех  пор,  как
Серегил тайно купил ее двадцать лет назад. Она, ее семья и Рири - глухонемой
конюх  -  были  среди немногих избранных, которым было  известно  кое-что  о
двойной жизни Серегила.
     -  Ладно,  парень, не переживай, - прошептала Триис.  - Хозяин  Серегил
очень  высокого  о  тебе мнения,  уж это  точно. Ни  о  ком он так хорошо не
отзывается, за исключением  Микама Кавиша,  а ведь с ним они друзья не  один
десяток лет.  И к тому же теперь  у нас  с тобой появится возможность  снова
поговорить о стрельбе, э? У меня в запасе найдется еще  секрет- другой, да и
не годится, чтобы твой замечательный черный лук пылился без дела.
     - Пожалуй. -  Алек быстро поцеловал ее в щеку и уселся за стол напротив
Серегила.
     Приглядываясь к весело переговаривающемуся с Силлой другу, Алек заметил
морщинки тревоги у того вокруг глаз.  Что бы собой ни  представляло это  его
секретное  задание, оно  вовсе  не  было таким  простым,  как  давал  понять
Серегил.
     Впрочем,  спрашивать о подробностях  было бесполезно. Вернувшись в свои
покои  наверху,  Серегил  быстро  закончил  сборы  и  нахлобучил  на  голову
потрепанную шапку.
     - Ну, смотри в оба - особенно когда возьмешься за ту работу для барона,
-  сказал  он Алеку на  прощание. - Мне вовсе  не  хотелось  бы, вернувшись,
узнать, что ты попал в Красную башню.
     - Ничего такого не случится. Помочь тебе стащить все это вниз?
     - Нет нужды.  - Вскинув мешок  на  плечо. Серегил стиснул руку Алека. -
Пусть в сумерках тебе улыбнется удача.
     Улыбнувшись юноше своей кривой улыбкой, он вышел Алек прислушался к его
быстро затихающим шагам.
     - И тебе тоже, - с запозданием пробормотал он.
     По  дороге Серегил задержался  на кухне.  Пододвинув  к Триис стул,  он
уселся и вытащил плоский запечатанный пакет.
     - Оставляю это  у тебя.  Меня  несколько  дней  не будет,  а если  я не
вернусь, содержимое пригодится Алеку  и  вам. Нахмурившись, Триис  потрогала
восковые печати.
     - Завещание, да? Неудивительно, что юный Алек такой сумрачный.
     - Он об этом не знает, да и не нужно ему знать.
     - Ты никогда раньше не оставлял завещание.
     -  Это  просто на  случай, если мне  не повезет или  еще что-нибудь.  -
Вскинув на плечо мешок, Серегил двинулся к двери.
     -  Или еще что-нибудь! - скептически поджала губы Триис. - Смотри,  как
бы это "что-нибудь" не вцепилось тебе в зад, как только ты отвернешься.
     - Постараюсь, чтобы такого не случилось. Снаружи дождь мешался с мокрым
снегом. Надвинув капюшон  своего  дорожного плаща пониже,  Серегил  поспешно
пробежал по скользкому булыжнику к  конюшне, где  Рири уже оседлал его новую
кобылу. Серегил бросил парню полсестерция и галопом поскакал к Дому Орески.







     Время   давно   перевалило   за   полдень,  когда   Нисандер   закончил
приготовления к перемещению.
     -  Ты  готов. Серегил?  - спросил маг,  наконец оторвавшись от сложного
узора магических  знаков,  которые  он  чертил мелом  на полу  своей рабочей
комнаты.
     - Я уже давно  готов, - ответил Серегил, которому было ужасно  жарко  в
меховой  одежде.  Он  положил  свой  мешок,  снегоходы  и  посох  в середине
созданного Нисандером чертежа.
     - Вот  это обеспечит тебе  репутацию  волшебника.  - Нисандер  протянул
Серегилу полдюжины коротких ивовых прутиков, покрытых магическими символами.
- Стоит тебе сломать  один  из них, и появится какой-нибудь чудесный дар для
твоих хозяев. Только  не  забудь: этот длинный  прутик  с  красной ленточкой
держи  отдельно от остальных - в  нем заключены чары, которые перенесут тебя
обратно.
     Серегил  осторожно  спрятал  отмеченный  красным  прутик  в  кошель,  а
остальные  сунул за  пояс своей  ауренфэйской туники, которую  он  носил под
меховой курткой.
     - Но самое главное для успеха твоего предприятия - вот это, - продолжал
волшебник,  подходя  к столу.  На  нем  стоял квадратный деревянный  ящик  с
кожаными  наплечными лямками и надежным замком, обитый  полосками  серебра с
начертанными  на них  магическими  знаками;  внутри  находились два  сосуда,
обернутые в мягкую шерсть. Серегил нахмурился.
     - А что, если эта корона или как ее там  - то, что я должен раздобыть -
не влезет сюда?
     - Сделай  что сможешь и  поскорее возвращайся. Серегил потрогал сосуды.
Они  были тяжелые, а  воск, их  запечатывающий, также  покрывали  магические
символы.
     - Что это такое?
     -  Нужно вылить их содержимое на землю вокруг  короны и начертить знаки
Четверки внутри круга. Это должно ослабить злые чары, охраняющие ее.
     Серегил ощутил тошнотворную неуверенность.
     - Должно?
     Нисандер осторожно обернул сосуды шерстью и поставил в ящик.
     -  Ты выжил, хотя  соприкасался с диском  без всяких предосторожностей.
Такой помощи с моей стороны должно быть достаточно.
     - Угу,  понятно. -  Серегил  с  сомнением посмотрел  на  своего старого
друга. - Ты считаешь, что  тот  самый  внутренний порок, который мешает  мне
стать волшебником, защитит меня от враждебной магии?
     - Похоже на то. Хотел бы  я только, чтобы перемещение не сказывалось на
тебе так тяжело. Если учесть, какое расстояние тебе предстоит преодолеть...
     - Ладно, давай  поскорее с этим разделаемся. - Серегил навьючил на себя
мешок и прочее. -  Ашекские горы далеко на западе, так что  у меня будет еще
несколько часов до того, как стемнеет, а рисковать без нужды мне не хотелось
бы.
     - Хорошо. Я смотрел в магический кристалл и думаю,  что сумею перенести
тебя достаточно близко к деревне. Безопаснее всего опустить тебя на ледник в
нескольких милях от селения, чтобы ты не ушибся о камни.
     - Ох, это звучит так успокоительно, Спасибо за заботу!
     Не обращая  внимания на  сарказм,  Нисандер сложил  руки перед собой  и
начал читать заклинание Через секунду между  его  пальцами возникла  частица
тьмы Медленно и осторожно разводя руки. Нисандер  словно растянул ее в некое
подобие черного зеркала.
     Серегил смотрел в  его глубину, уже чувствуя знакомую дурноту Стиснув в
руках снегоходы, он решительно вздохнул, зажмурился и сделал шаг вперед.
     Головокружительный вихрь,  подхвативший его,  вызвал даже более сильную
тошноту,  чем  он  опасался. Для  большинства людей перенести перемещение  -
ничуть не  труднее, чем перейти из комнаты  в комнату Серегил же  чувствовал
себя так, словно его засасывает ужасный черный омут И длилось это на сей раз
бесконечно  долго Потом, так же  внезапно, как возник, вихрь  исчез, оставив
Серегила по пояс в сугробе, его окружала морозная белизна снега.
     Выбраться из сугроба  сразу не  удалось, и Серегил  поспешно наклонился
вперед,  расставаясь  с  недавно  съеденным  скромным  завтраком  Когда  его
перестало выворачивать, он  пополз прочь от исходящей паром массы Добравшись
до ровного места, Серегил лег на спину и прикрыл глаза рукой;
     мир все еще  мучительно вращался Вокруг  вздыхал  ветер,  кидая  в лицо
пригоршни кристалликов льда  Когда  Серегил перевернулся  на  живот,  спазмы
начались  снова, но  он почувствовал  себя  лучше,  умывшись  и  очистив рот
снегом.
     "По  крайней  мере  цель   Нисандер  выбрал  точно",   -   подумал  он,
оглядевшись.
     Ледник   нависал   над  склоном  каменистого  ущелья.  Там,  откуда  он
начинался, в нескольких милях к северу, два горных пика сторожили узкий вход
в долину  Каменные рога - отсюда и название, которое  вспомнил Серегил. Лучи
низко стоящего солнца отражались  от белой поверхности между ними, заставляя
глаза Серегила слезиться. Там вздымались ледяные волны, с которых ветер сдул
весь свежевыпавший  снег, они отбрасывали тени такие же синие, как  глубокое
небо над головой.
     Меховая одежда Серегила защищала  его  от  мороза,  но нос и щеки скоро
стали  неметь Пар,  вырывающийся  с дыханием, оседал  сверкающей бахромой на
меховой оторочке капюшона Проверив,  не пострадали ли при падении снегоходы,
Серегил поспешно привязал их к сапогам Меховые  рукавицы делали его движения
неуклюжими, но снять их даже ненадолго означало бы рисковать обморожением
     Теперь Серегил  увереннее держался на  ногах, он двинулся  к ближайшему
пригорку,  чтобы  сориентироваться  Вздумай кто-нибудь проследить  его путь,
обнаружилось бы, что он словно свалился с неба, но тут уж ничего нельзя было
поделать, в конце концов, разве он не собирался выдавать себя за волшебника?
     С того  возвышения, на котором  он стоял, Серегил увидел тонкие струйки
дыма,  поднимавшиеся от деревни в нескольких милях к западу  Дальше в долине
была  еле видна другая  деревня Первая из  них  находилась ближе к "каменным
рогам", поэтому он направился туда
     Серегила  все  еще  тошнило,  разреженный морозный  воздух  терзал  его
легкие,  перед  глазами   танцевали  темные  точки  Заставив  себя  идти  не
останавливаясь, Серегил  в конце  концов вышел  на  ведущую  к деревне тропу
Когда его отделяло от первых домов  полмили,  навстречу  ему  выбежала толпа
детей с собаками
     Серегил  остановился,  со  вздохом  облегчения опершись  на свой  посох
Гостеприимство дравнийцев было знаменито среди всех, кому случалось попадать
в  эти  края  Жителей  соседней  деревни  здесь  приветствовали как  дорогих
родственников (каковыми они,  впрочем, часто  и являлись)  Любой  же путник,
миновавший ограничивающие  долину  пики,  воспринимался  как настоящее чудо.
Скорее всего сейчас в деревне уже режут коз для праздничного пира.
     - Могу  я посетить  вашу деревню? - обратился Серегил на дравнианском к
возбужденно прыгающим вокруг него детям.
     Дети со смехом подхватили его мешок и  повели  гостя в деревню.  Собаки
лаяли, козы  и овцы  блеяли  в  своих сложенных  из  камня загонах. Взрослые
жители деревни приветствовали Серегила, как благополучно  вернувшегося после
подвигов героя.
     Маленькое селение состояло из  нескольких  приземистых каменных круглых
башен  с  крытыми войлоком  остроконечными крышами. Входные двери находились
высоко на втором этаже, к ним  вели деревянные пандусы; однако большую часть
года  снега было так  много, что  его  наметало  до самого порога.  В центре
деревушки  виднелась  самая большая башня, и вокруг нее  собралось уже почти
все население, чтобы посмотреть на пришельца.
     Дравнийцы были  невысокими  коренастыми  людьми,  с  черными  раскосыми
глазами и жесткими темными волосами, обильно смазанными маслом. У некоторых,
однако,  можно  было  заметить светлые волосы  и  более тонкие черты  лица -
свидетельства  притока  чужой крови,  скорее  всего ауренфэйской,  поскольку
никто больше не посещал эти дальние края.
     Деревенский вождь оказался как раз одним из таких полукровок. Когда он,
широко улыбаясь, вышел вперед, чтобы приветствовать гостя, Серегил  заметил,
что глаза его того же чистого серого цвета, что и его собственные.
     - Добро пожаловать, о Светлокожий! - приветствовал он Серегила на смеси
ауренфэйского и дравнианского. -  Я Ретак,  сын Вигриса и Акры,  вождь  этой
деревни.
     - Я Мерингил, сын Солуна и Никанти, - ответил Серегил по-дравнийски.
     С довольной улыбкой Ретак перешел на свой родной язык:
     -  Мы не  видели твоих соплеменников со  времен прадедов. Твой приход -
честь для нашей деревни. Не поужинаешь ли ты с нами в Доме Совета?
     - Вы  оказываете  мне  большую честь, -  ответил  Серегил и  поклонился
настолько грациозно, насколько это позволяла ему негнущаяся одежда.
     Второй  этаж  Дома  Совета использовался  как общинный склад; с  нижним
этажом его соединяла  грубо вытесанная  из  камня  лестница  и  отверстие  в
центре, предназначенное для дыма от очага. В каменном углублении уже  горели
куски   сухого   навоза;  остальной  пол   был  покрыт  толстыми  коврами  с
разбросанными по  ним  подушками У другого очага  в  углу суетились женщины,
готовя праздничное угощение.
     Серегила  усадили  у  огня;   вокруг  расселись  Ретак   и  деревенские
старейшины. На секунду Серегил  зажмурился: его желудок,  казалось, вот- вот
вывернется наизнанку. Запах освежеванных туш мешался с ароматами немытых тел
и смазанных жиром волос - особенно невыносимо после чистого воздуха гор.
     Помещение  было  битком  набито   любопытными  жителями  деревни.  Люди
возбужденно переговаривались,  наклоняясь к  соседям или  выкрикивая вопросы
издали. Дети сидели  на верхнем этаже, окружив дымовое отверстие, и щебетали
как  воробьи. Занятые  приготовлением пира  женщины весело гремели блюдами и
мисками и размахивали большими ножами для разделки мяса.
     Серегил стащил с себя толстую верхнюю одежду, ощущая на себе любопытные
взгляды. Изображая путешественника из своего родного Ауренена, он был одет в
традиционную одежду:  облегающие  штаны и длинную  белую  тунику,  удобные и
ничем не украшенные, кроме узкой каймы по вороту и  рукавам.  Для завершения
картины он вытащил  из-за пазухи полосу тонкой ткани и с привычной сноровкой
соорудил  из нее тюрбан, оставив висеть вдоль спины длинные концы. За поясом
Серегила  торчал  маленький кинжал в  узорчатых  ножнах, но  он отложил  его
вместе с рапирой в сторону - как свидетельство добрых намерений.
     Когда наконец он откинулся на  подушки  и принял  из  рук  Сеуны.  жены
вождя, чашу с ллаки, по залу пробежал довольный шепоток Серегил пил так мало
этого напитка из кислого молока, как  только  позволяли хорошие манеры. Долг
гостя был, в ответ на доброжелательный прием, рассказать новости из внешнего
мира, и Серегил принялся не спеша перечислять происходившие на юге события -
те,  которые могли интересовать его  хозяев Большинство из них случилось лет
тридцать назад; Серегил добавил к ним те обрывки  новостей, которые дошли до
него в изгнании. Тем не менее для  дравнийцев все это было ново и интересно,
и рассказ Серегила они приняли с благодарностью
     Когда  он  закончил, настал  черед  традиционных выступлений старейшин.
Дравнийцы были  большими  мастерами-сказителями, но письменности  не  знали.
Каждое  семейство  обладало  собственным  репертуаром,  который  имели право
исполнять только члены  клана.  Другие саги  были  общей собственностью,  их
рассказывать  обычно   просили  того,  кто   делал  это  лучше   других.   В
представление  часто включались  дети,  декламировавшие  знакомые строки,  а
когда нужно было исполнить песню, это поручалось женщинам.
     Серегил внес  свою лепту, спев  несколько  баллад,  и  тут  же  получил
почетное  звание бирука -  "того, кто помнит много сказаний" - самую высокую
похвалу,  какая только  возможна. К тому времени,  когда  перед собравшимися
появилось  огромное  блюдо  жареной козлятины,  он  уже  начал  наслаждаться
жизнью.
     На общем подносе громоздились жареные ножки,  ребра,  куски мяса вокруг
целой горы вареных потрохов. Когда  почетный гость  и  старейшины наедались,
блюдо  переходило к  остальным; последними пировали  дети и собаки. Серегилу
прислуживали сама Сеуна и ее старшие дочери.
     Две  девушки  опустились на колени рядом  с гостем, предлагая ему ломти
темного  хлеба, на которые их  мать  выкладывала самые отборные  куски мяса.
Серегил вежливо поблагодарил их, взял предложенное угощение и впился  в мясо
зубами - это был знак остальным начать еду.
     Жесткое, приправленное  специями  мясо  помогло  Серегилу справиться  с
последствиями магии,  и, когда  все наелись, он устроил целое представление,
вручая Ретаку и его соплеменникам предназначенные для них дары.
     Жестом  попросив  собравшихся  освободить   место  перед  ним,  Серегил
незаметно достал из  рукава один из  данных ему Нисандером прутиков и сломал
его   пальцами,  одновременно   делая   руками   замысловатые  пассы.  Перед
восхищенными  зрителями  прямо  из  воздуха  возникло  несколько  корзин   с
фруктами.
     Их  стали  передавать из рук в  руки  под громкие возгласы восхищения и
удивления.
     Серегил  с  улыбкой достал еще  один прутик. На  этот  раз  из  воздуха
возникла шкатулка с серебряными монетами Дравнийцы не пользовались деньгами,
но  им очень понравился блеск металла и тонкость чеканки.  Следующие чудеса,
сотворенные   Серегилом,   выражались  в  появлении  рулонов  ярких  шелков,
бронзовых иголок, мотков веревки, пучков целебных трав.
     -  Ты  великий  волшебник и  щедрый  человек,  Мерингил,  сын Солуна  и
Никанти, а также настоящий бирук, - объявил Ретак, хлопая Серегила по плечу.
- С этого дня ты - член моего клана. Что можем мы предложить тебе в ответ на
твою доброту?
     - Для меня ваше гостеприимство - великая честь.  Мои дары - всего  лишь
благодарность за него, - вежливо ответил Серегил. - Есть, однако, одно дело,
в котором вы могли бы мне помочь.
     Ретак жестом призвал собравшихся ко вниманию.
     - Что привело тебя так далеко - в нашу отрезанную от мира долину?
     - Я  ищу место, где хранится волшебный  предмет, о котором рассказывают
некоторые легенды. Вы знаете о чем-нибудь подобном?
     Реакция последовала  незамедлительно. Старшие члены  племени обменялись
обеспокоенными  взглядами. Какая-то женщина уронила вертел, и он зазвенел на
каменном полу. Даже дети, сидевшие  наверху, перестали  шумно обсуждать свои
новые сокровища и наклонились над дымовым отверстием, чтобы лучше слышать.
     Ретак взмахнул посохом,  и  вперед  вышел маленький высохший  старичок,
тулуп которого украшали узоры из овечьих зубов В колеблющемся свете очага он
казался древней черепахой; его глаза под  сморщенными веками так же медленно
моргали. Шаман, кряхтя, опустился на колени перед Серегилом и дрожащей рукой
затряс костяную погремушку, прежде чем начать говорить.
     -  Я - Тиман, сын Рогера и Боруны, - сказал он наконец. - Такое место в
нашей долине есть. На мой клан было возложено наблюдение за ним - после того
как  дух  разгневался. Это его  дом, он  скрыт глубоко в скалах подо льдами.
Никто не знает,  как он возник. Иногда дверь в него есть,  иногда  нет - как
пожелает дух.
     - И этот дух однажды разгневался?
     Тиман кивнул  и стал, ритмично взмахивая погремушкой, говорить. Это был
напевный речитатив,  словно  старик много раз пересказывал  предание теми же
самыми словами.
     - Дух создал пещеру, чтобы люди  могли видеть в ней  сны. Некоторым там
являлись видения, другим - нет; некоторые слышали  голос духа, другие - нет.
Все было по  воле  духа. Когда  дух снисходил к  людям, те, кто  слышал его,
считались  благословенными,  они  приносили  своему клану великую удачу.  Но
много  поколений   назад  дух   разгневался.   Люди,  входившие  в   пещеру,
возвращались оттуда  безумными. Они  совершали  очень злые  дела  Другие  не
возвращались  вовсе,  их никто  никогда  больше  не  видел.  Первый человек,
пораженный  безумием,  принадлежал  к моему  клану, поэтому с тех пор на нас
лежит долг охранять дом духа.
     Старик умолк, его  морщинистые  губы беззвучно шевелились, словно запас
звуков иссяк.
     - Зачем ты  разыскиваешь  это место? - спросил Ретак. Серегил несколько
мгновений смотрел в огонь,  прикидывая,  как  лучше использовать  то, что он
только что узнал.
     -  Я слышал  легенды, мне стало  интересно,  есть  ли в  них правда. Вы
знаете, что  ауренфэйе обладают огромными  познаниями  в магии.  Вот и я уже
показал  вам  свое могущество.  Если вы отведете меня к священной пещере,  я
поговорю  с духом и  узнаю,  почему  он  разгневался.  Может быть,  мне даже
удастся помирить его с вами.
     Люди, собравшиеся  в зале, одобрительно  зашумели. Старый Тиман положил
свою погремушку к ногам Серегила.
     -  Это  будет  действительно   великое  деяние.  Много  раз  пытался  я
умилостивить духа, но он не желал разговаривать  со мной, он изгонял меня из
пещеры  - в голове у меня раздавался страшный шум. Неужели ты на  самом деле
способен совершить такое чудо?
     - Я постараюсь, -  ответил Серегил. - Отведите  меня к дому духа завтра
на рассвете, и я поговорю с ним. Шепот сменился радостными криками.
     - Гость  проведет эту ночь  в моем  доме,  - гордо заявил Ретак,  кладя
конец  пиршеству  -  Ночи  у  нас  в  горах холодные,  Мерингил,  но  у меня
достаточно здоровых дочерей, чтобы согреть тебя.
     Дети  наверху зашушукались,  а старшие  девочки стали  вытягивать  шеи,
чтобы получше разглядеть Серегила.
     - Что? - заморгал Серегил.
     - Большой  живот после  посещения гостя  -  великая  честь  для молодой
женщины, - радостно воскликнул Ретак. - Новая кровь приносит новые силы всей
деревне. Моя собственная прабабка  была  светлоглазой ауренфэйе. Но  никогда
еще нас не посещал такой великий волшебник, как ты! Завтра ты  будешь гостем
клана Екрида, потом - Иллгрида, потом...
     - Э-э... конечно. -  Серегил заметил,  как  матери  семейств по пальцам
отсчитывают свою очередь в соответствии с иерархией в племени. По- видимому,
имелись такие проявления гостеприимства дравнийцев, о которых он позабыл.
     "Ах, Нисандер, - простонал он в душе, оглядывая ряды круглолицых девиц,
за скромными улыбками которых ясно читалось жадное нетерпение. -  Проклятие,
а вдруг это окажется не та деревня, что нужно?"
     Алек осторожно вылез из окна виллы и тут же испуганно  обернулся, когда
рядом  раздалось грозное рычание.  Никаких  признаков  присутствия собаки во
дворе  дома  барона  раньше  он   не  заметил,   но  теперь  сомневаться  не
приходилось.
     В темноте он еле рассмотрел крупное животное, а  все  более  угрожающее
рычание заставило юношу представить себе прижатые уши и оскаленные зубы.
     До стены, огораживающей виллу, было слишком далеко. Порывшись в  памяти
насчет воровской  уловки, которую когда-то показал ему  Серегил, Алек поднял
левую руку, вытянув указательный палец и мизинец, и хрипло прошептал:
     "Мир, друг собака".
     Рычание  немедленно прекратилось. Холодный нос  ткнулся в ладонь Алека,
затем собака потрусила прочь.
     Алеку  никогда  не  приходило  в  голову  поинтересоваться,  как  долго
действует  это заклинание. Он  решил  не  рисковать  и помчался  к стене. Ее
верхушка была утыкана  острыми осколками  стекла; в спешке Алек  неосторожно
схватился за край, и зазубренная стекляшка  вонзилась в  левую  ладонь. Боль
пронизала  руку юноши,  теплая струйка крови  потекла  в рукав.  Шипя сквозь
зубы, Алек соскользнул со стены и направился домой.
     Чтобы  попасть в "Петух",  юноша должен  был пройти по улице Колеса. Он
остановился  на  углу, прижимая  к груди  пораненную руку. Потребуется всего
несколько минут, чтобы забежать в дом Серегила; к тому же Алек знал, где тот
хранит бинты и мази...
     Усиливающаяся боль в руке решила дело.
     Войдя  в дверь, Алек достал светящийся  камень и тихо свистнул собакам.
Огромный белый зверь немедленно оказался рядом: Мараг  появился из столовой,
виляя хвостом,  и  обнюхал  руку юноши. Вторая собака должна  была  охранять
двор. В сопровождении животного Алек прошел через зал на кухню.
     То,  что ему  было нужно, хранилось на полке у двери. Перенеся бинты  и
баночку  с  мазью  на стол,  Алек положил светящийся  камень  рядом  и  стал
рассматривать порез.  Рваная рана сильно  болела,  но  вроде  бы ни  крупные
сосуды, ни связки повреждены не были.
     - Как не везет этой руке, - пробормотал Алек, потирая пальцем блестящий
круглый шрам, оставленный на  ладони  проклятым диском, который они украли у
Мардуса.  Клеймо осталось  на  них  обоих - у Серегила  на груди, где  висел
медальон, у Алека на  руке,  которой  он схватил его во время  той  странной
борьбы в гостинице.
     Юноша перевязал порез, хотя делать это одной рукой было очень неудобно,
потом откинулся на стуле и погладил шелковистую  шерсть Марага. Мысль о том,
что наверху его  ждет  уютная  спальня,  оказалась  сильным искушением. Алек
замерз, устал,  а  дорога  на улицу Синей  Рыбы казалась такой долгой...  Но
могли возникнуть сложности: благородные Алек и Серегил должны были появиться
в городе только через  несколько  дней;  не следовало оставлять свидетельств
своего присутствия раньше этого времени. Уныло пожав плечами, Алек уничтожил
все следы своего визита и двинулся дальше по темным холодным улицам.
     Отойдя всего на квартал, он  почувствовал, что его преследуют Слежка по
скользким безлюдным  тротуарам была  нелегким делом,  да и преследователи не
особенно старались скрываться Когда Алек замедлял шаг, те останавливались, а
когда  юноша шел  быстро,  торопились  и  они.  Было  слишком  темно,  чтобы
разглядеть  противников, но Алек ясно различал  на  слух, что  за  ним  идут
несколько человек.  У одного  из  них  сапоги  оказались  подбиты  железными
гвоздями, было слышно, как они скрежещут по камням.
     Не стоило и  думать о  том, чтобы вернуться в дом на улице Колеса. Даже
если  бы  Алеку  удалось  проскользнуть  мимо преследователей,  нельзя  было
рисковать тем, чтобы привести их туда
     Впереди  на  пересечении  улицы Колеса  с  улицей Золотого Шлема  горел
фонарь.  Если свернуть направо,  можно  добраться до колоннады  Астеллуса  и
улицы  Ножен. Имелся шанс встретиться там с патрулем, но Алек не  мог быть в
этом уверенным. Поворот налево выводил на улицу Серебряной Луны и к царскому
дворцу
     На углу Алек нарочно помедлил в круге  света, потом решительно повернул
направо.  Оказавшись  в темноте,  он быстро развернулся и двинулся в сторону
улицы  Серебряной Луны.  Преследователи,  однако, разгадали  его хитрость  и
кинулись следом, грохоча сапогами по камням.
     Не оставалось  ничего,  кроме как броситься  бежать.  Не  делая  больше
попыток сохранять тишину, Алек с развевающимся за плечами плащом помчался по
середине  широкого  бульвара.  Высокие  стены  садов  с  обеих  сторон  были
непреодолимым  препятствием,  лишая  его  надежды  скрыться  в  каком-нибудь
переулке. Топот ног Алека и догоняющих его врагов  звучал, как стук костей в
стаканчике игрока.
     Дернув  за завязки плаща,  Алек  сбросил  его. и  секундой позже позади
раздалось  приглушенное проклятие,  когда  ноги  одного  из  преследователей
запутались в ткани; послышался шум тяжелого падения.
     Пробегая  мимо  следующего  фонаря, Алек  оглянулся.  Двое  вооруженных
мечами преследователей были всего ярдах в двадцати от него.
     Юноша свернул на  улицу Серебряной Луны и увидел впереди стену царского
дворца. Как  он  и  надеялся,  у одних ворот  горел сторожевой костер.  Алек
кинулся туда из последних сил, его легкие, казалось, вот-вот разорвутся.
     Несколько солдат царской гвардии  грелись у  огня. Услышав шаги  Алека,
четверо из них выступили вперед, обнажив мечи.
     -  Помогите!  - выдохнул Алек, моля  богов,  чтобы солдаты не атаковали
его, когда он кинулся к ним. - Грабители... преследуют меня... Вон там!
     Двое солдат схватили его за руки - наполовину задерживая, наполовину не
давая упасть.
     - Спокойно, парень, спокойно, - проворчал один из них.
     -  Я  никого  не вижу, -  прорычал  другой, всматриваясь  в ту сторону,
откуда прибежал юноша.
     Оглянувшись, Алек тоже не увидел своих таинственных преследователей.
     Первый  стражник окинул  скептическим взглядом нарядную  одежду Алека и
его рапиру.
     - Грабители, а? Скорее рассерженный отец или муж - в этот-то час,  Что-
то ты не то затеял!
     - Нет, клянусь!  - пропыхтел Алек. - Я поздно возвращался домой  с... с
улицы Огней. - Солдаты заухмылялись, обменявшись понимающими взглядами.
     - Как раз то  место,  где можно лишиться кошелька - не  одним способом,
так  другим,  - сказал, посмеиваясь, сержант.  -  Что  ж, время позднее  для
ночных грабителей, но они могли как  раз тебя и  поджидать. Ты живешь  здесь
поблизости?
     - Нет, на другом конце города.
     -  Тогда  добро  пожаловать к  нашему огню  -  располагайся,  дождешься
рассвета.
     Алек  с благодарностью завернулся  в одолженный ему запасной солдатский
плащ, глотнул воды из протянутой бутылки  и уселся,  прислонившись  к стене,
наслаждаясь теплом костра. В конце концов, подумал он, засыпая, это не самое
плохое, чем могла кончиться ночная работа.







     Дочери Ретака  с  грустью попрощались  с  Серегилом,  когда на рассвете
следующего  дня  он  вместе  с  их  отцом  отправился  в  Дом Совета,  чтобы
встретиться там с Тиманом. К смущению Серегила, там уже собралась толпа;
     многие  были со  снегоходами  и шестами. Тиман  подвел к нему  молодого
человека.
     -  Я слишком  стар,  чтобы совершить  такое  путешествие, но мой  внук,
Турик, знает  дорогу. Он тебя проводит. А остальные понесут твои вещи и дары
для духа.
     Серегил застонал в душе. Последнее, чего он хотел бы, - это присутствие
зрителей,  но  он  был слишком близок к цели, чтобы позволить  себе  обидеть
жителей деревни.
     Молодые дравнийцы легко преодолевали снежные  заносы, болтая и  смеясь.
Серегил упорно старался не отставать, несмотря  на то что дышать разреженным
воздухом  было  трудно, а ночью  ему не удалось отдохнуть. Один  из  сыновей
Ретака пошел с ним рядом, широко улыбаясь.
     -  Этой  ночью тебе  оказали  должное гостеприимство,  а? Сестры  утром
казались такими довольными.
     -  О да,  -  пропыхтел  Серегил.  - Они  очень хорошо  согревали  меня,
спасибо.
     Подножия  каменных пиков они  достигли  к полудню. Турик велел устроить
привал  и  отправил  опытного  проводника  -  человека  по  имени  Шрадин  -
проверить, надежен ли снежный покров. Турик показал вверх:
     - Дом духа там, но дальше дорога будет трудной - под снегом  скрываются
трещины, часто обрушиваются лавины. Шрадин разбирается в признаках возможной
опасности лучше всех в деревне.
     Присев на корточки  на своих  снегоступах, все наблюдали, как проводник
обследует перевал.
     - Ну и что ты думаешь? - спросил Серегил, когда тот вернулся.
     Дравниец пожал плечами:
     - Сегодня идти  туда не особенно опасно. Но все равно будет лучше, если
дальше  пойдут  немногие. Турик  знает дорогу,  а я  разбираюсь  в свойствах
снега. Остальным лучше вернуться домой.
     Недовольно  поворчав, горцы двинулись  в сторону деревни. Шрадин первым
начал  осторожно подниматься  к  перевалу. Серегил и Турик двинулись за ним,
стараясь ступать  след  в след.  Серегил  молча с восхищением наблюдал,  как
проводник осторожно ощупывает  дорогу шестом и находит безопасный путь между
глубокими расселинами, скрытыми под  обманчиво ровным снежным  покровом. Как
ни  обнадеживало Серегила  искусство  Шрадина,  он  не мог заставить себя не
бросать нервные взгляды на многие  тонны  снега и льда,  висящие над ними на
крутых склонах  горных пиков. Когда они добрались до перевала, впереди пошел
Турик.
     - Мы  уже  почти  на месте,  -  сказал он, останавливаясь,  чтобы  дать
Серегилу возможность перевести дух.
     Взобравшись  по последнему  крутому откосу, Турик опять  остановился  и
стал озираться в поисках  только ему известных примет. Он сравнивал взаимное
расположение  пиков,  тыкал  шестом в снег и  наконец поднял  руку и поманил
остальных.
     Вход  в  пещеру  был  наполовину  занесен  снегом,  сосульки делали его
похожим на клыкастую пасть. Копая снег руками и снегоступами,  путники скоро
расчистили его и  смогли заглянуть внутрь крутого черного жерла, уходящего в
глубь льда.
     Серегил  почувствовал  странное  покалывание  в  руках  и  спине, когда
наклонился над провалом: там внизу царствовала могучая магия.
     - Сначала проход  очень  скользкий, -  предупредил  Турик и  вытащил из
своего мешка сумку с золой. - Нужно посыпать этим пол во время спуска, иначе
выбраться обратно будет почти невозможно.
     - Дальше я отправлюсь один, - сказал ему Серегил. -  Моя  магия сильна,
но мне нельзя отвлекаться, беспокоясь о вас двоих.  Ждите меня здесь. Если я
не вернусь до того, как солнце зайдет за тот пик, спускайтесь мне на помощь,
но не раньше. Если дух убьет меня, передайте все мои вещи Ретаку;
     пусть он делает с ними все, что сочтет нужным. -
     Услышав  это,  Турик вытаращил  глаза,  но ни он,  ни  Шрадин не  стали
спорить.
     Серегил снял  с  головы  теплую  шапку,  завязал  свои  длинные  волосы
шнурком,  достал из мешка светящийся  камень  и  зажал  его  в  зубах; потом
повесил на  одно  плечо сумку  с  углями, а  на  другое -  ящик,  данный ему
Нисандером.
     -  Да  будет  с  тобой благословение Ауры,  -  серьезно  сказал Шрадин,
называя Иллиора его ауренфэйским именем.
     "Хотелось бы надеяться на это", - подумал Серегил, начиная спускаться.
     Крутой  туннель был  узким и местами очень скользким. Серегил осторожно
пробирался  по нему,  рассыпая  впереди себя угли.  К тому времени, когда он
достиг  более ровной поверхности, свободной  ото льда, он был покрыт сажей с
ног до головы.
     Ощущение  могучего  колдовства усиливалось  по мере удаления от входа в
пещеру.  То  покалывание во  всем  теле,  которое  Серегил почувствовал  еще
наверху, быстро становилось все более  заметным.  Теперь к этому  добавилось
низкое гудение и боль в глазах.
     - Аура Элустри малрей, - прошептал Серегил, желая узнать, не поможет ли
ему здесь  обращение к  божеству. Его слова утонули в безмолвии без  всякого
отклика, а покалывание осталось таким же сильным, как и было.
     Туннель  закончился  маленькой  естественной  пещерой, почти  такой  же
узкой, как и  ведущий в нее проход. У дальней стены лежали  осколки разбитой
чаши.
     Непрекращающийся  шум  в  ушах мешал Серегилу сосредоточиться, когда он
начал тщательно обыскивать пещеру.  Гул не был  ровным, он то усиливался, то
ослабевал.  Иногда, казалось, в нем можно было  уловить  далекие  голоса, но
Серегил решил, что это ему мерещится.
     Убедившись наконец,  что никаких  других коридоров, ведущих из  пещеры,
найти не удается,  Серегил сунул замерзшие руки под мышки и  стал обдумывать
те немногие сведения, которыми располагал.
     "Хрустальные рога под каменными рогами. Камень внутри льда внутри камня
внутри льда", - говорилось в палимпсесте.
     Серегил, хмурясь, огляделся. "Что ж, я, во всяком случае, под каменными
рогами, И чтобы попасть  сюда, я  прошел  сначала сквозь лед,  потом  сквозь
камень".
     Значит, оставалось  найти камень внутри льда, но где? Хотя и написанный
так,  что  его  трудно  было   прочесть,  это  палимпсест  утверждал  вполне
определенно.  Если  дальше  вел  какой-то   тайный  путь,  логично  было  бы
предположить, что ключ к нему также содержится в том же документе.
     Серегил  потер  виски, в которых  пульсировала  боль,  закрыл  глаза  и
попытался  вспомнить  в  подробностях все,  что содержалось  в  палимпсесте.
Неужели они с Нисандером что-то пропустили в этих туманных пророчествах? Или
Нисандер  ошибался, считая, что лишь одна страница книги скрывает нужную  им
надпись?
     Это была очень неприятная мысль.
     Порыв  холодного ветра отвлек Серегила от размышлений. Открыв глаза, он
обнаружил,  что  лежит  на  снегу у  входа  в  туннель,  а  Турик  и  Шрадин
обеспокоенно  склонились над ним. Взглянув  поверх  плеча  Шрадина,  Серегил
увидел, что солнце давно уже зашло за тот пик, о котором он говорил
     своим спутникам.
     - Что случилось? - выдохнул Серегил, принимая сидячее положение.
     - Мы ждали, сколько могли, -  извиняющимся тоном ответил Турик. - Время
шло,  ты  не  возвращался. Когда  мы  спустились  вниз, мы нашли там тебя  в
навеянном духом сне.
     - Приближается  буря, -  добавил Шрадин,  обеспокоенно глядя на  низкие
тучи.  -  В  это  время года  они  налетают  без предупреждения.  Нам  нужно
вернуться  в  деревню,  пока еще  светло. Здесь  негде переждать бурю,  да и
топлива для костра нет.
     Серегил, охваченный внезапной паникой, оглянулся по сторонам.
     - Моя рапира!.. И ящик - где они?
     - Здесь, рядом с тобой. Мы вынесли их тоже, - успокоил его Турик. -  Но
скажи, говорил ли ты с духом? Узнал ли причину его гнева?
     Все еще  недовольный тем,  как  легко он поддался  пронизывающей пещеру
магии, Серегил медленно кивнул, выгадывая время, чтобы собраться с мыслями.
     - Гневается  не ваш  дух,  дело в другом, вредоносном.  Этот  злой  дух
держит вашего в плену. Он очень могуч. Мне нужно  отдохнуть и набраться сил,
чтобы  изгнать  его. Шрадин  снова взглянул на небо. - На  это у тебя  будет
время, мне кажется.
     Вскинув  на  плечи  мешки и взяв  посохи,  проводники-дравнийцы  отвели
Серегила   в  деревню,   где  его   ожидала   еще  одна  ночь  изматывающего
гостеприимства.
     Как и предсказывал  Шрадин, над деревней всю ночь ревела яростная буря.
С  трудом преодолевая порывы ветра, люди загнали скот по  пандусам в  башни,
заперли двери и стали ждать, когда стихия утихомирится.
     Ураган  бушевал  два  дня. С  одного  из домов  сорвало  крышу,  и  его
обитателям  пришлось  искать  убежища у соседей. В  одной из  башен  женщина
родила  двойню. В остальном  же жители  деревни проводили время  за  едой  и
рассказами  и вообще наслаждались жизнью. Дравнийцы  смотрели на  такие вещи
философски:  какой смысл  жаловаться на  то, что случается каждую зиму? Бури
даже  приносили  пользу: они  наметали снег  вокруг башен, так  что  в  щели
переставали дуть сквозняки.
     Одно  из  семейств  в особенности  видело в разыгравшейся  буре подарок
судьбы: благодаря ей гость-ауренфэйе задержался в их доме на две ночи.
     Серегила ситуация радовала гораздо меньше. У Екрида было  девять детей,
шесть из них -  дочери. Правда, одна из девочек  была еще мала, у другой как
раз  случились  критические  дни,  но все  равно оставались  еще  четыре,  и
путешественнику  совсем  не  понравился воинственный  блеск глаз  девушек  и
соревнование, начавшееся сразу, как он появился в их доме.
     Не облегчало дела и то,  что на  первый этаж Екрид загнал своих овец  и
коз;  их блеяние и  вонь не делали жилище более уютным.  На  протяжении этих
двух дней Серегил  только и делал, что пытался скрыться от влюбленных девиц,
не поскользнувшись при этом  на навозе.  И то, и другое плохо ему удавалось,
так что сосредоточиться на загадке палимпсеста было трудно.
     На  вторую ночь,  лежа без сна в  объятиях сразу двух  дочерей  Екрида,
Серегил смотрел на балки  крыши и размышлял о  том, что женским обществом он
сыт  надолго.  Когда он  беспокойно  заворочался,  стараясь отодвинуться  от
пахнущих мускусом  девиц, его внимание привлекло  ответное движение - в  той
части дома, где спали сыновья Екрида. Один из них накануне вечером бросал на
Серегила выразительные взгляды...  Тот обдумал открывающиеся возможности, но
решил, что ничего не выиграет от замены. Парень так же  пах овечьим салом  и
плохо выделанными шкурами, как и его сестры; к  тому же у него отсутствовало
несколько передних зубов.
     Откинувшись на  ложе,  Серегил позволил себе  помечтать  о  собственной
чистой  постели  и   о   хорошо   отмытом  компаньоне.  К   его   изумлению,
неопределенная фигура тут же обрела черты Алека.
     "Отец. брат, друг, возлюбленный", - сказал ему оракул в храме Иллиора в
ту ночь в Римини.
     Пожалуй,  действительно в  определенном  смысле  он был  отцом и братом
Алеку - более или менее усыновил его  после их бегства из застенка  Асенгаи.
Серегил  хитро улыбнулся  сам  себе в  темноте: это было  самое меньшее, что
можно  было  сделать, ведь  Алек оказался в  числе тех десятков ни в  чем не
повинных людей, которых хватали  и  мучили стражники, приписывая  им  деяния
самого Серегила.
     За прошедшие с тех пор месяцы Алек стал ему другом;
     может быть, даже чем-то большим, чем другом.
     Но возлюбленным?
     Серегил решительно  прогнал  эту  мысль, говоря себе, что  паренек  еще
слишком  молод,  слишком  ревностен  в  своем  поклонении  Далне, а главное,
слишком ценен как товарищ, чтобы рисковать потерять его из-за такой малости,
как секс. И все же, изнемогая от общения с дочерьми Екрида, Серегил виновато
признался себе, что мысль о стройном теле Алека,  его синих глазах и веселой
улыбке, шелковистых волосах волнует его.
     "Неужели тебе мало  всех  тех  безнадежных  влюбленностей,  что ты  уже
пережил?"  - ругал себя Серегил. Перевернувшись на живот, он стал размышлять
о палимпсесте, прокручивая еще и еще раз в уме загадочные фразы.
     "Хрустальные рога под каменными рогами. Камень внутри льда внутри камня
внутри льда".
     Проклятие, немного же можно выжать  из этого. Серегил медленно произнес
фразу на дравнийском, потом перевел на конику, скаланский и ауренфэйский.
     Ничего.
     "Начни сначала, - сказал он себе. - Ты что-то пропускаешь Думай!"
     Фраза содержала указание  дороги к пещере. А предшествовали ей туманные
пророчества: о танцующих животных, о костях... И еще - те  слова, на которых
язык можно сломать и которые раскрывают секрет...
     - Глаза Иллиора! - воскликнул Серегил.
     Одна из  девушек беспокойно зашевелилась  во  сне  и  погладила его  по
спине. Серегил  заставил себя лежать неподвижно, хотя сердце его возбужденно
колотилось.
     Слова! Сами слова!
     Эти   чужие,   труднопроизносимые  звуки!  Если  они   были  ключом   к
палимпсесту, то почему  бы им не оказаться заклинанием, раскрывающим  секрет
пещеры тоже?
     Если  он прав, то  возникают  новые вопросы... Если  слова - всего лишь
заклинание-пароль,  то  использовать  их  можно без  особой  опасности и для
самого Серегила,  и  для  окружающих.  Но что, если  за  ними кроется  более
могучая  магия? Можно, конечно, вернуться к Нисандеру с тем, что уже удалось
узнать. Но ведь пленимарцы могут в этот самый момент приближаться к деревне,
а  Нисандер,  должно  быть,  окажется  слишком  утомлен  после   предыдущего
перенесения,  чтобы немедленно  послать  снова  сюда  Серегила  или  кого-то
другого. Если, конечно, маг не сочтет желательным поручить дело кому-то, кто
более сведущ в колдовстве, - Магиане, Теро
     "К  черту!  Я зашел  так далеко не для того, чтобы кто-то другой теперь
раскрыл тайну! Как  только рассветет, я отправляюсь  на  тот перевал  снова,
лавины там или не лавины!"
     Кто-то заколотил в  дверь дома Екрида, когда рассвет еще не наступил, и
разбудил спящих обитателей.
     -  Идите в Дом Совета! -  прокричал  голос снаружи.  - Случилось что-то
ужасное! Идите скорее!
     Высвободившись  из мягких оков  рук и  бедер,  Серегил натянул одежду и
вместе с остальными кинулся к Дому Совета.
     Первые  предрассветные  лучи окрасили снег в голубые тона; на этом фоне
мрачно чернели башни деревни. Прокладывая путь на снегоступах сквозь ледяную
поземку,  Серегил  почти не узнавал селения. Буря  занесла башни  снегом  по
самые двери; верхние этажи теперь казались обычными деревенскими домами.
     Серегил  протолкался сквозь толпу, собравшуюся у Дома Совета, скользнул
в дверь и поспешил в зал на нижнем этаже.
     Огонь в очаге был уже разожжен, рядом с ним скорчилась женщина, которой
Серегил  раньше не видел.  Она прижимала  к груди маленький сверток и хрипло
выла;  жители деревни молча  смотрели на нее широко раскрытыми глазами. Жена
Ретака опустилась  рядом с женщиной на колени и осторожно отогнула одеяло. В
свертке оказался мертвый младенец. Незнакомка по-прежнему отчаянно прижимала
к себе ребенка обмороженными руками.
     - Что случилось? - спросил Серегил, оказавшись рядом с Ретаком.
     Тот печально покачал головой:
     - Не знаю. Она недавно  приковыляла в деревню,  и никому еще не удалось
добиться от нее вразумительных слов.
     -  Это  же Вара,  двоюродная  сестра моего  мужа  из деревни  Торгуд! -
воскликнула какая-то женщина, расталкивая столпившихся  у двери деревенских.
- Вара! Что с тобой случилось?
     Женщина подняла глаза, потом кинулась к родственнице.
     - Чужаки! -  вскрикнула она. - Они пришли вместе с  бурей! Они отвергли
наше угощение, они убили  вождя и всю его семью. Убили многих, многих других
- моего мужа, моих детей... Моих детей!
     Откинув голову  назад, женщина снова  завыла. Жители деревни, вздыхая и
перешептываясь, посматривали на Ретака.
     - Но почему? - спросил тот  мягко, склоняясь над женщиной. - И кто они?
Что им нужно?
     Вара  закрыла лицо  руками  и съежилась еще  больше. Серегил  опустился
рядом с ней на колени и положил руку на плечо женщине.
     - Они ищут дом духа? Та молча кивнула.
     -  Но они отказались  от угощения,  - тихо продолжал Серегил, чувствуя,
как в животе растет холодный ком. -
     Они оскорбили жителей деревни, и никто не захотел бы им помогать.
     - Правильно, - прошептала Вара.
     - А потом, когда они начали убивать, вы сказали им, где дом духа?
     Глаза Вары наполнились слезами.
     - Партис  им сказал - после того как  они убили его жену. - Она жалобно
всхлипнула. - Он рассказал им про Тимана и его клан. Партис думал, что тогда
убийства прекратятся. Только этого не случилось. Они смеялись, убивая нас. В
густых бородах так и блестели зубы. Они смеялись, все смеялись...
     Все еще прижимая к себе своего мертвого ребенка, женщина рухнула на пол
в глубоком обмороке. Несколько жительниц деревни  подняли ее и  перенесли на
подстилку у стены.
     - Кто может творить такое?! - воскликнул Ретак обескураженно.
     -   Пленимарские   солдаты,   -  прорычал   Серегил,  и   все   взгляды
сосредоточились  на  нем. -  Эти люди  -  враги, и  для вас, и для меня. Они
пришли в поисках злых  сил,  что скрываются в  доме вашего  духа. Когда  они
найдут, что ищут, они станут поклоняться этому ужасному божеству и приносить
ему человеческие жертвы.
     - Что же нам делать? - воскликнула какая-то женщина.
     - Они  явятся сюда!  - гневно завопил мужчина. -  Партис натравил их на
нас!
     - У вас есть оружие? - громко спросил Серегил, перекрывая шум и крики.
     - Только копья  для охоты на волков и ножи для свежевания  туш. Как нам
этим сражаться с такими злодеями?
     - Ты же волшебник! - прокричал  Екрид. -  Разве ты  не можешь убить  их
своими чарами?
     Серегил  обвел глазами  лица,  на  которых  было написано  завороженное
ожидание, и глубоко вздохнул.
     - Вы все  видели, каков характер  моей  магии. Я  не  знаю  заклинаний,
которыми можно было бы убивать.
     По толпе пробежал разочарованный шепот, но тут серегил добавил:
     -   Но  может  быть,  мне  удастся  предложить  вам  что-то   не  менее
эффективное.
     - Что же? - пренебрежительно поинтересовался какой-то мужчина.
     Серегил слегка улыбнулся:
     - У меня есть план.
     Ретак приказал остановиться, когда при первых лучах солнца, осветившего
горы на востоке, они добрались до перевала. Шрадин отправился вперед,  чтобы
оценить, насколько опасен дальнейший путь. Остальные - все  мужчины, женщины
и дети деревни - молча  ждали приказа двигаться дальше. Матери снова и снова
шепотом объясняли малышам, почему на перевале нужно  сохранять тишину. Самым
маленьким дали ллаки, чтобы они крепко спали.
     Серегил  вскарабкался на выступ скалы и, заслонив глаза рукой от яркого
света, стал вглядываться в снежные  просторы. Долина все еще тонула  в синих
тенях,  но  он  смог  разглядеть  темную  колонну  солдат, приближающуюся  к
деревне. Пленимарцам не понадобится много  времени, чтобы обнаружить: добыча
ускользнула; не станет для них загадкой и то, в каком  направлении  скрылись
беглецы.
     - Вон они, - шепотом сообщил Серегил Ретаку. - Нам нужно поторопиться.
     Едва осмеливаясь дышать, люди двинулись  через перевал. Это  было очень
тяжелое путешествие. Горцы шли так  быстро, как  только могли, склоняясь под
тяжестью припасов, неся на спине детей, а престарелых родичей - на носилках.
Только тихий скрип снегоступов нарушал тишину. Старый  Тиман с трудом плелся
в конце, поддерживаемый Туриком и его братьями.
     По милосердию богов  Вара вскоре умерла, и  ее тело вместе  с младенцем
спрятали в сугробах  позади овечьих загонов. Но она  погибла не напрасно: ее
предупреждение  позволило   жителям  деревни   Ретака  сделать   необходимые
приготовления.
     Ветер нес через перевал  сверкающие облака  ледяных кристаллов; кое-где
по  отвесным  склонам  скатывались  небольшие  лавины.  Они рассыпались,  не
причинив  людям  вреда,  оставляя  на  тропе мелкие комья смерзшегося снега.
Среди скал, нависающих над проходом, эхом отдавались зловещие  поскрипывания
и треск, но  Шрадин  не  подавал знака остановиться, и Ретак молча вел своих
людей вперед.
     Шагая в гуще толпы, Серегил чувствовал себя глубоко тронутым выражением
страха, доверия и решимости на лицах людей. Они гостеприимно встретили его -
чужеземца, одарили всем, что имели. Когда Ретак объявил,  что отныне Серегил
-  член его  клана,  это имело буквальное значение. Для  дравнийцев  он  был
теперь кровным родичем - до тех пор, пока он сам пожелает.
     Пленимарские  солдаты,  напавшие на  горцев, были  встречены  с тем  же
гостеприимством.
     Когда беглецы  достигли пещеры, Серегил  оглянулся. Враги  уже миновали
оставленную деревню и теперь поворачивали в проход, ведущий к перевалу.
     "Подонки! -  подумал  Серегил  с  горечью. - Вы же готовы вырезать этих
людей как овец ради  чего-то скрытого в этом  темном провале, так же  как вы
перебили жителей деревни Вары. Но только вы замешкались, голубчики, и тут-то
и попадетесь!"
     Впереди  колонны Ретак о чем-то тихо поговорил  со  Шрадином  и  знаком
остановил беглецов. Серегил вскарабкался туда, где стояли предводители.
     - Эти люди умеют читать следы на снегу? - прошептал Шрадин.
     - Будем  надеяться,  что нет. Ретак,  прикажи остальным  подняться  еще
немного выше и ждать сигнала. Парни, которых ты послал, заняли свои места?
     - Они готовы. Но что, если твой план не сработает?
     - Тогда  мы  придумаем что-нибудь еще.  - Серегил занял отведенную  ему
позицию,  совсем не  чувствуя той уверенности, которую постарался вложить  в
свои слова.
     Жители деревни с  беспокойством смотрели, как пленимарцы  приближаются.
Солнце  поднялось из-за гор, и  в  его лучах заблестели наконечники копий  и
шлемы солдат. То, что раньше казалось просто длинной темной линией на снегу,
теперь превратилось в шеренгу воинов, наступающих на горцев.
     "Что  бы пленимарцам  ни  требовалось здесь, они  явно полны  решимости
добиться своего",  -  подумал  Серегил: он насчитал  больше сотни солдат. Он
бросил  быстрый  взгляд на  темнеющий неподалеку вход в пещеру духа  и снова
стал  гадать, какая же ценность там хранится, если ради нее  предпринимаются
такие усилия.
     Пленимарцы  уже  подошли достаточно близко, чтобы можно было разглядеть
гербы на их латах, и только теперь Шрадин махнул Ретаку. Вождь  поднял посох
над головой и издал душераздирающий вопль. К нему присоединились  все жители
деревни, они кричали и ухали во  всю  силу легких. В  ту же секунду Серегил,
Шрадин  и  несколько  молодых  горцев обрушили  кучи  камней  и  глыб  льда,
посыпавшиеся вниз по крутому склону.
     Еще мгновение ничего не происходило.
     Потом раздался первый угрожающий раскат - на западном склоне сотни тонн
снега и льда дрогнули и заскользили вниз, прямо на пленимарцев.
     Серегилу были  видны бледные овалы поднятых лиц: солдаты слишком поздно
поняли, что их  заманили в ловушку.  Стройная колонна  дрогнула и распалась.
Люди заметались по снегу, раскинув руки,  скользя и падая в тщетной  попытке
спастись от грозного вала, обрушившегося на них.
     Лавина  достигла того  места,  где  находились пленимарцы,  в считанные
секунды. Люди мелькали в вихре  снега, как опавшие  листья в бурном  потоке,
уносящем их  в небытие.  Дравнийцы радостно завопили, и это  вызвало  вторую
лавину - с восточного склона. Она накрыла ущелье с мрачным  ревом, еще долго
отдававшимся от голых, позлащенных солнцем скал.
     Шрадин радостно заколотил Серегила по спине.
     - Разве я не говорил, что обвал произойдет именно  там? - завопил он. -
В таком месиве никто не мог выжить!
     Серегил бросил  последний взгляд  на  рухнувшую  массу  снега и помахал
Турику.
     - Мне пора  закончить свою работу. Зло  должно  быть  изгнано  из вашей
долины, чтобы другие солдаты не явились сюда искать его.
     К его удивлению, вход  в  пещеру оказался не засыпан,  хотя груды снега
окружали  его  со всех сторон. Под  победные песни, которые стали  распевать
женщины, Серегил  начал  спуск по скользкому тесному туннелю. Шум в голове и
покалывание  были  так же сильны, как и раньше, но теперь Серегил не обращал
на это внимания: он знал, что нужно делать.
     - Вот мы и снова здесь, - прошептал  он, добравшись до пещеры. Стараясь
не думать  о возможных последствиях  ошибки  в  своих рассуждениях,  Серегил
покрепче прижал к себе свой ящик и громко произнес: - Аргукф чфон хриг.
     В  пещере  воцарилась  зловещая  тишина.  Потом Серегил  услышал  тихое
потрескивание;   оно  напоминало  звуки,   издаваемые  остывающими  в  очаге
головешками.  В дальнем конце пещеры по камню заскользили крохотные вспышки,
похожие на миниатюрные молнии.
     Серегил отступил на шаг, потом кинулся в ведущий в пещеру проход, и тут
камень словно взорвался.
     Острые  осколки  разлетелись  во  все  стороны, как стрелы  с  шипением
вонзаясь в толстый  мех,  из  которого  была сшита  одежда  Серегила.  Камни
рикошетом  отскакивали  от  стен  маленькой пещеры;  они  смели бы  все, что
оказалось внутри.
     Через секунду все стихло. Серегил еще немного полежал в проходе, закрыв
голову руками, потом осторожно поднял свой светящийся камень и огляделся.
     В дальней стене пещеры открылся проем, ведущий во тьму.
     Вытащив  клинок, Серегил приблизился  и заглянул во вторую  пещеру. Она
была примерно  того же размера,  что и его комната в "Петухе";  у дальней ее
стены в лучах светящегося камня засверкала глыба льда, пол перед которой был
покрыт высохшими мертвыми телами.
     Вечный холод ледника над  пещерой за  бесчисленные  годы  выморозил всю
влагу,  и  трупы  стали темными и  ссохшимися,  губы  растянулись  в ужасных
гримасах, провалившиеся глаза напоминали изюмины, руки скрючились, как когти
хищных птиц.
     Серегил опустился  на  колени, чувствуя, как под одеждой по  телу течет
холодный пот. Хотя  трупы превратились в мумии, не вызывало сомнения: на них
зияли раны, ребра были раздвинуты в стороны.  Только недавно друг и  партнер
Серегила,  Микам  Кавиш, набрел на  нечто подобное в  тысяче миль  отсюда, в
топях в  окрестностях Черного  озера. Но  там  некоторые  жертвы были  убиты
совсем незадолго до его появления.  Эти  же тела  лежали  здесь десятилетия,
если  не  века.  Сопоставив  увиденное  с   таинственными   предупреждениями
Нисандера и требованием хранить все в тайне, Серегил ощутил искренний ужас.
     Певучий гул в его ушах  здесь звучал гораздо громче. Стоя  на коленях у
входа в пещеру, Серегил внезапно ясно представил себе, каковы были последние
мгновения жизни жертв: ожидание,  что сейчас тебя  потащат  на  бойню; крики
тех, кто уже там; пар, поднимающийся от истерзанных тел...
     Он почти мог слышать вопли, не затихшие здесь за промчавшиеся годы.
     С  трудом стряхнув  с себя наваждение,  Серегил двинулся вперед,  чтобы
рассмотреть таинственную глыбу льда.
     Грубо вытесанный  блок в длину  был в  половину человеческого  роста  и
четырех  футов  толщиной.  Зловещая  магия  места чувствовалась рядом с  ним
особенно сильно:
     отвратительное покалывание кожи  наводило на мысли о полчищах  муравьев
под  одеждой,  в голове  пульсировал звон, похожий  на хор голосов тех,  чье
страдание уже перешло все границы.
     Еще более  пугающим оказалось  то, что шрам  на груди  Серегила  словно
ожил. Он горел, как свежая рана, посылая острую боль в сердце.
     Серегил поспешно вытащил из своего ящика сосуды с магической жидкостью,
снял  с них обертку и  вылил темное  содержимое одного на поверхность  льда.
Кинжалом  он  нацарапал  внутри  круга символы  Четверки: лемнискату, Далны,
полумесяц  Иллиора,  стилизованное  изображение  волны  Астеллуса,  пылающий
треугольник Сакора. Когда  он закончил, символы оказались вершинами квадрата
в круге.
     Призрачное  пламя  вспыхнуло вокруг символов, когда волшебная  жидкость
начала растапливать  лед.  Из глубины  глыбы в  ответ  ему засветился контур
округлого предмета, замурованного в толще льда.
     Новый приступ боли перехватил горло Серегила. Он сунул руку  под одежду
и  ощутил  влагу на груди. Когда  окровавленными пальцами он дернул за ворот
рубашки, обнаружилось, что вокруг шрама открылась рана.
     В пещере теперь звучали странные голоса, они шептали, пели, жаловались.
Трясущимися руками Серегил  поспешно вылил на лед содержимое второго сосуда.
Снова  взвились  языки пламени,  порыв холодного ветра ударил  ему  в  лицо.
Невидимые пальцы касались Серегила, теребили его одежду, гладили по волосам.
     Первое прозрачное хрустальное острие показалось  из тающего льда, затем
еще семь; они образовали кольцо.
     Пение, в котором звучало одновременно страдание и  ликование, наполняло
теперь всю тесную пещеру. Серегил  зажал  уши руками  и скорчился на  полу в
ожидании.
     Волшебная жидкость  бурлила,  растапливая лед,  и  наконец стали  видны
восемь острых как ножи кристаллов в оправе, образующей кольцо.
     Серегил наклонился над диадемой, чтобы освободить ее из ледяного плена,
и  капля крови  с его  груди упала внутрь  кольца.  Он  замер,  против  воли
зачарованный; другая капля  последовала за первой, потом еще и еще.  Осколок
камня поцарапал его руку, и эта ранка тоже начала кровоточить. Теплый ручеек
потек с пальцев Серегила на острие, за которое он взялся, окрасив кристалл в
рубиновый цвет и собираясь в лужицу посередине короны.
     Пение  стало  более  отчетливым,  неожиданно ласковым  и  убаюкивающим,
удивительно знакомым. Горло Серегила само начало воспроизводить эти чарующие
звуки, а кровь все капала и капала с его груди.
     "Не   торопись,  -   убеждали  воркующие   голоса,  а  невидимые   руки
поддерживали   склоненного  над  короной  Серегила.  -  Смотри!  Следи,  как
возникает эта красота!"
     Скопившаяся  кровь растекалась  по ледяной  глыбе, и  рубиновый  отсвет
начал медленно окрашивать все вделанные в корону кристаллы.
     "О да! -  думал Серегил. - Как красиво!" Грани кристаллов были острыми.
Они вонзались в ладони
     сжимающих корону рук. Еще больше крови текло на диадему,
     и  камни обретали более  густой  алый  цвет.  Но  новый  голос  донесся
откуда-то издалека, резкий и разрушающий гармонию песни.
     "Это пустое,  - нашептывали  ласковые голоса.  -  Не  обращай внимания.
Существует только наша мелодия.  Присоединись к  нам, возлюбленный, пой нашу
песню, единственную в мире. Ради Прекрасного. Ради Пожирателя Смерти..."
     До  чего  же  отвлекает  этот  отвратительный  новый  голос...  Серегил
наклонил голову, стараясь не слышать резких звуков, но обнаружил, что и этот
голос тоже ему знаком.
     Серегилу почти удалось  изгнать его из  сознания, когда он вдруг понял,
что слышит - свои собственные хриплые вопли.
     Прекрасная  иллюзия  развеялась,  когда  мучительная  боль  от  ладоней
распространилась вверх по рукам, до самого сердца.
     - Аура! - выкрикнул Серегил, из последних сил вырывая корону из объятий
льда. - Аура Элустри малрей!
     Спотыкаясь, почти ослепленный болью, он добрался до окованного серебром
ящика, сунул в него корону и защелкнул замок.
     Тишина  обрушилась подобно  удару.  Серегил  опустился  на пол  посреди
древних останков и прижал к груди кровоточащие руки.
     - Марос Аура Элустри чиптир!  -  прошептал он  с  благодарностью, почти
теряя сознание. - Чиптир манос!
     "Ради Прекрасного, - шептали умолкшие теперь голоса.  - Ради Пожирателя
Смерти..."
     Постепенно Серегил осознал, что  в  пещере присутствует еще кто-то,  от
кого исходит ясно ощутимое чувство умиротворения, смешанного с печалью.
     Это,  понял он,  должно быть, изначально обитавший  здесь дух, тот, что
создал  пещеру  и жил в  ней,  пока  тут  не  оказалась  спрятана  корона. С
насмешливой улыбкой  Серегил вспомнил  придуманную им  при первом  посещении
пещеры  для Турина  и Шрадина историю о  борющихся духах. Как выяснилось, он
говорил правду, хоть и не подозревал об этом.
     -  Мир  тебе, дух  этого места,  - хрипло прошептал он по-дравнийски. -
Твое святилище теперь должным образом очистят.
     На мгновение Серегил ощутил близость неведомого существа,  облегчившего
его боль и усталость. Потом дух покинул его.
     Закинув за плечи ящик, Серегил медленно пополз  по туннелю  к выходу из
пещеры.  Там  его дожидались Турик и Тиман; они  подхватили Серегила,  когда
тот, шатаясь, выбрался на солнечный свет.
     Старик  без  слов  пожал руку Серегила;  на его глазах  блестели  слезы
благодарности.
     - Он жив! Ауренфэйе жив! Принесите бинты, -
     крикнул Турик остальным, озабоченно разглядывая руки Серегила.
     Новость  передавалась из уст в  уста,  и  скоро  вся  деревня собралась
вокруг них.
     - Из-под земли  доносились ужасные  звуки, потом все  стихло, -  сказал
Ретак Серегилу. -  Тиман говорил, что  ты изгнал  злого духа, но он не знал,
выжил ли ты в борьбе. Расскажи нам о своем сражении с духом зла!
     Серегил  внутренне  застонал:  "Потроха Билайри,  им хочется  еще одной
сказки!"
     С трудом поднявшись на ноги, он поднял вверх свой ящик.
     - Я поймал злого духа, который мучил вас. Он теперь заключен здесь!
     Дравнийцы  круглыми глазами  смотрели на потрепанный  деревянный  ящик.
Даже  дети не рискнули приблизиться к нему. Весь перепачканный  и совершенно
измученный, Серегил, однако, постарался принять вид победоносного волшебника
и начал рассказ, мешая правду и выдумку ради пущего эффекта.
     -  Еще во  времена  прадедов  Тимана эта  злобная  тварь явилась в вашу
долину и захватила жилище духа, а самого его сделала пленником; она и мучила
тех, кто приходил в пещеру. Я нашел ее убежище и вступил с ней в борьбу. Это
оказался могучий дух. и сражение было нелегким, как вы сами можете видеть. -
Глаза  горцев  стали  еще  более  круглыми,  и  они  подошли поближе,  чтобы
разглядеть, какие  знаки борьба с  духом оставляет на человеке. -  Благодаря
моей  магической силе,  а  также могуществу  великого Ауры и помощи  духа  -
настоящего  хозяина пещеры я победил и взял в плен злобную тварь. Дух явился
мне, залечил мои раны и сообщил свою волю:
     пещера должна быть очищена, чтобы  люди могли  снова посещать  ее.  Там
сейчас находятся мертвые  тела, тела жертв злобной твари. Вам не  следует их
бояться. Заберите их и сожгите, как положено по обычаю, чтобы  души их могли
найти покой. Пещера больше не является прибежищем зла.
     Дравнийцы разразились радостными  криками, и Серегил умолк, раздумывая,
что  еще должен  сказать. К тому  времени.  когда  шум  стих, он  был  готов
продолжать.
     - Если сюда явится еще кто-нибудь в поисках злого духа, приведите его в
эту  пещеру и расскажите,  что Мерингил, сын Солуна  и Никанти, ауренфэйский
маг, победил  вредоносную тварь и изгнал  ее отсюда навсегда. Запомните этот
день и  рассказывайте о нем своим  детям, чтобы и они помнили. Пусть ни один
член ваших  кланов не  забудет,  что зло было  изгнано. А теперь  мне пора в
обратный путь.
     Жители  деревни кинулись к Серегилу, умоляя остаться. Девушки,  которых
он еще не почтил своим вниманием, рыдали от разочарования, а одна из дочерей
Екрида  бросилась  ему  на шею. Ласково  отстранив  ее, Серегил собрал  свое
имущество и достал  из  кошеля последний из расписных  прутиков, данных  ему
Нисандером.
     Спрятав  руки  за  спину,  он  переломил  прутик;  дравнийцы  в  страхе
отпрянули,  и  вихрь  перемещения  подхватил  Серегила.  Помахав  рукой   на
прощание, он с вымученной улыбкой шагнул в пустоту.
     Теро как раз поднимался по лестнице,  когда услышал приглушенный грохот
падения; молодой маг замер  на  месте. У  него не возникло  сомнения, откуда
послышался звук: все двери, выходящие в коридор, были открыты - кроме одной.
     Дверь   гостиной   Нисандера,  защищенной   магическими   рисунками   и
заклинаниями, всегда оставалась  запертой,  кроме  тех моментов, когда в ней
находился сам  хозяин. Тем не менее сейчас  из комнаты донесся тихий стон  -
Теро расслышал его, приложив ухо к замочной скважине.
     - Нисандер! - вскрикнул он,  но его  учитель как раз поспешно спускался
по лестнице  из башни;  его  мантия  развевалась  позади,  выбившись  из-под
кожаного   рабочего  фартука.  -   Там  кто-то  есть!   -  Худое  лицо  Теро
раскраснелось от волнения.
     Нисандер распахнул дверь и щелкнул пальцами, зажигая светильник. Фитиль
вспыхнул, и  в его свете они  увидели Серегила, лежащего посередине комнаты.
Его  спина неловко выгнулась  из-за мешка за плечами,  а  лямки  деревянного
ящика опутали  одну ногу. Глаза Серегила были закрыты, бледное лицо  покрыто
грязью и кровью.
     -  Принеси воды, таз и полотенца. Быстро!  - сказал Нисандер, подходя к
Серегилу и распахивая его одежду.
     Теро бросился выполнять приказание.  Когда  через несколько  секунд  он
вернулся, Нисандер осматривал воспаленную рану на груди Серегила.
     - Ему плохо? - спросил молодой маг.
     -  Не так  плохо, как  кажется, - ответил  Нисандер, накладывая на рану
повязку. - Помоги мне снять с него это грязное тряпье.
     -  Что на  этот  раз  с  ним приключилось?  - поинтересовался  Теро и с
брезгливостью начал  стягивать  сапоги  с бесчувственного  тела.  -  От него
исходит такая же сверхъестественная вонь, как и когда он вернулся...
     - Очень похоже. Принеси все, что нужно для очищения. И. Теро...
     Тот остановился на полдороге к двери, ожидая, что последует объяснение.
     - Разговаривать о случившемся мы больше не будем.
     -  Как пожелаешь, -  спокойно  ответил Теро.  Внимание  Нисандера  было
сосредоточено на Серегиле,
     и потому он не заметил, как внезапно горячая волна гнева
     окрасила худые щеки ученика.
     Позже,  оставив  Серегила спать под наблюдением Теро,  Нисандер, как  и
каждую  ночь,  навестил самый глубокий подвал под Домом Орески.  Он  был  не
единственным, кто  блуждал здесь ночами. Многие из магов старшего  поколения
предпочитали заниматься своими изысканиями, когда  ученики и  подмастерья не
путаются под ногами. Проходя по длинным  коридорам и спускаясь по лестницам,
Нисандер  кивал встречным  и  иногда  останавливался,  чтобы поговорить.  Он
никогда  не  делал  секрета  из  своих  вечерних  прогулок.  Но  заметил  ли
кто-нибудь на протяжении  всех  этих лет, что он  никогда не  повторял  свой
маршрут?  И заметил ли, что существовало  одно место, кусок  стены, гладкой,
ничем не примечательной, мимо которого он никогда не забывал пройти?
     И сколькие из магов, думал Нисандер,  как  и  он сам, присматривают  за
своим тайным подопечным?
     Добравшись до самых  глубоких подвалов, Нисандер двинулся дальше с даже
еще большей осторожностью, чем обычно, хотя тщательно наложенные  заклинания
делали невидимым тот ящик, который он нес.
     Убедившись, что за ним никто не следит, он склонил голову, призвал свою
волшебную  силу  и  произнес  в уме  заклинание. Его словно пронизало горным
ветром, выдувшим все тепло  из его  тела. Прижимая к груди грязный ящик, маг
прошел сквозь толстую каменную кладку стены и оказался в тесной каморке.







     Алек  прищурился: солнце ослепительно сияло на полированном праздничном
гонге,  который он держал под мышкой. Перехватив  его поудобнее, он влез  по
лестнице, прислоненной к фасаду виллы.
     - Право же,  благородный Алек,  в этом  нет необходимости. Такие работы
всегда  выполняют слуги,  -  увещевал его снизу Рансер,  явно  обеспокоенный
неожиданным трудолюбием господина, но бессильный ему воспрепятствовать.
     - Мне не нравится бездельничать, - невозмутимо ответил ему Алек.
     Юноша неохотно приступил накануне  к  выполнению своей официальной роли
на улице Колеса. Праздник Сакора начался этой ночью,  и появится Серегил или
нет, благородный Алек должен выполнять то, что  от него  ожидается. Рансер в
отсутствие Серегила упрямо обращался с ним как с хозяином дома, повергая тем
самым юношу в  немалое смущение.  Он терпеть не мог, когда ему прислуживают,
но все слуги в доме воспринимали  любое  его самостоятельное действие - будь
то  попытка принести  воды для собственного  умывания или оседлать для  себя
коня - как личное оскорбление.
     Ухватившись за деревянный крюк, вделанный в стену, Алек накинул на него
кожаный  ремень,  за который подвешивался гонг. Петля скользнула на место, и
легкий утренний ветерок стал раскачивать металлический круг; гонг был сделан
в виде  боевого щита с гербом - солнечным знаком Сакора.  Рансер снизу подал
длинное черное полотнище, и Алек тщательно задрапировал им поверхность щита.
     Такие  же гонги были развешаны по  всему городу.  Скорбная  Ночь,  Ночь
Печали,  самая длинная  в  году, начиналась  с траурных  церемоний  в  храме
Сакора. Разыгрывалась  пантомима, изображающая символическую кончину старого
бога,  и  все огни в Римини гасились,  за исключением  единственного очага в
храме, огонь в котором поддерживала сама царица и ее семья. При первых лучах
рассвета на следующее  утро траурные полотнища должны быть сняты с гонгов, и
их  радостный  звон  станет приветствовать  воскресшее божество, а скороходы
разнесут огонь нового года по всем домам. Такие же церемонии пройдут по всем
городам Скалы.
     Алек  уже  наполовину  спустился  с  лестницы,  когда  по  камням улицы
зацокали  копыта и из-за угла появился всадник. Узнав ауренфэйскую красавицу
кобылу Серегила, юноша спрыгнул со ступеньки и побежал навстречу.
     Серегил  натянул поводья, заставив  лошадь идти шагом, и неодобрительно
посмотрел на Алека
     - На улице, в  одной рубашке,  словно  безродный  работяга!  Что скажут
соседи!
     - Я неоднократно говорил об этом, господин, - тут же сообщил Рансер.
     - Наверное, они  скажут,  что от меня можно ждать честной работы, не то
что  от моего щеголя-опекуна,  - со смехом ответил  Алек, он был слишком рад
благополучному возвращению Серегила, чтобы беспокоиться по поводу пересудов.
     Где  бы на самом  деле  ни  был Серегил,  сейчас  его  наряд в точности
соответствовал тому, чего требует мода от  аристократа,  возвращающегося  из
путешествия. Забрызганные грязью сапоги и перчатки были из тонкой коричневой
кожи, дорожный  плащ оторочен темным мехом.  Под  плащом  виднелся бархатный
кафтан,   а  на  шляпе  под  лихим  углом  торчали  длинные  фазаньи  перья,
скрепленные драгоценной пряжкой.
     - Что  ж,  придется  простить  ему неотесанность,  - протянул  Серегил,
обнимая  юношу  за плечи  и входя с  ним вместе в дом. - Эти северные бароны
плохо воспитывают своих детей - на их долю приходится  слишком много честной
работы Ну, как тут дела?
     - Сейчас сам увидишь.
     Главный  зал  дома   буквально  кишел  слугами.  Ковры  скатали,  чтобы
освободить  место  для танцев  будущего  вечера,  по  стенам  были развешаны
благоухающие  гирлянды  из пшеничных колосьев  и  хвои  Из  кухни доносились
соблазнительные ароматы, ужин после церемонии должен был  быть холодным,  но
тем не менее роскошным
     -  А как  насчет самозажигающихся  факелов? -  поинтересовался Серегил,
садясь и начиная стаскивать сапоги.
     - Их еще вчера доставили из  Дома Орески, - доложил  Рансер,  все время
вертевшийся  поблизости.  -  Нисандер-и-Азушра  и  госпожа   Магиана-а-Риони
подтвердили свое согласие участвовать в празднестве и в этом году.
     - Прекрасно. А были ли известия от семейства Кавишей?
     -  Они  ожидаются к середине дня, господин.  Я  сам  приготовил для них
гостевые покои на втором этаже.
     - Ну, на  тебя  в этом можно положиться  Пошли. Алек, ты расскажешь мне
новости, пока я буду приводить себя в порядок
     -  Нисандер  пригласил  Кавишей  сидеть  на празднестве рядом с  ним, -
сообщил Алек, следом  за Серегилом  поднимаясь в его комнату.  - Хотел бы я,
чтобы и мы могли к ним присоединиться, - добавил он тоскливо.
     - Я знаю, что ты хотел бы, но в окружении красотки Килит можно  гораздо
больше всего узнать. К тому же тебе нужно практиковаться в роли аристократа.
     Окна спальни Серегила выходили в сад  позади виллы. В отличие от других
комнат  эта  была  отделана  в  ауренфэйском  стиле:  побеленные  стены   не
украшались  фресками,  мебель  из  светлого  дерева  простых  и  благородных
пропорций подчеркивала яркость и богатство подушек, ковров и занавесей.
     Ставни были уже распахнуты, в мраморном камине уютно горел огонь.
     - Рансер прав,  знаешь ли, - вернулся Серегил к прежней теме, сбрасывая
плащ и подходя к огню. - Не годится, чтобы тебя видели в рабочей одежде. Раз
уж ты играешь роль...
     - То играешь ее всерьез, - вздохнул Алек. - Я понимаю, но...
     - Никаких оправданий. Это тоже часть игры. - Серегил вытянул в  сторону
Алека  палец  затянутой в перчатку руки. - Ты знаешь не хуже меня, что такие
вещи не имеют никакого значения в "Петухе", да чаще всего и здесь, но,  будь
это  настоящая  работа,  такой промах  мог  бы  стоить  тебе жизни. Когда ты
играешь благородного  Алека, ты  должен быть именно благородным Алеком.  Или
проникнись этим до глубины  души, или, как кукловод,  направляй  каждое свое
движение. Ты достаточно часто видел, как я это делаю.
     Алек мрачно смотрел на покрытый снегом сад.
     - Да, но сомневаюсь, что когда-нибудь достигну твоего совершенства.
     Серегил нетерпеливо фыркнул:
     - Чепуха. Ты то же самое говорил насчет фехтования, и только  посмотри,
каких успехов  ты достиг К тому  же ты прирожденный  актер, если только роль
тебе не против шерсти -  не оскорбляет  твоей проклятой твердолобой гордости
последователя Далны. Расслабься! Позволь событиям самим тебя направлять - Он
внезапно схватил  Алека  за  руку  и  закружил  его  по  комнате  в каком-то
немыслимом танце  Юноша  даже не  заметил, как  Серегил  оказался  рядом, но
быстро сориентировался и включился в пляску.
     - Но благородный Алек и есть твердолобый последователь Далны, - смеясь,
ответил он и начал притопывать и подпрыгивать, как учили его Бека и Элсбет.
     -  Неверно!  -  С   коварной  улыбкой  Серегил   перешел  на   движения
торжественной паваны - Благородный Алек твердолобый последователь  Далны, но
аристократ.  К тому  же он  должен был  научиться  кое-чему  у  благородного
Серегила.
     Алек в притворном ужасе отшатнулся.
     -  Да  помилует меня Создатель, что угодно, только не это! - Он все еще
держал  Серегила  за руку, и  теперь его  пальцы  нащупали под  тонкой кожей
перчатки странный выступ. - Что это? Бинты? - спросил он нахмурясь.
     - Ерунда,  всего несколько царапин. - Серегил  снял перчатки  и показал
тонкие повязки на  ладонях. - А  как насчет тебя?  - Он  повернул левую руку
Алека к свету и стал рассматривать свежий рубец.
     - Поранился,  перелезая через  стену две ночи  назад,  - ответил  Алек,
никак  не  комментируя прозрачную попытку Серегила  переменить  тему:  юноша
прекрасно  знал, что давить на  него бесполезно. - После этого, когда  я уже
направлялся домой, за мной гнались, но я удрал.
     - Имеешь какое-нибудь представление, кто это был?
     - Похоже, ночные грабители Мне не удалось их рассмотреть.
     - Их? И сколько же их было?
     - Трое, кажется Мне было не до того, чтобы их пересчитывать.
     - Ну-ка расскажи поподробнее.
     Алек уселся в кресло у  камина  и принялся за хорошо отрепетированный и
несколько приукрашенный отчет о своих приключениях на улице Серебряной Луны.
     -  Молодец, здорово  сообразил,  что можно  найти  защиту  у  дворцовой
стражи, - сказал Серегил, когда Алек закончил. - Да, кстати о дворце: у меня
есть кое-что для  тебя  - благодарность  от царицы и  Клиа, я  думаю.  -  Он
вытащил из кармана кафтана небольшой кошель и кинул его юноше Открыв кошель,
тот обнаружил там тяжелую серебряную заколку для плаща - темно- синий камень
в оправе, напоминающей ветку с листьями.
     - Серебряные  листья  - Силверлиф... - Алек с  легкой улыбкой любовался
драгоценностью. - Когда я в первый раз  встретил Клиа  в  Цирне, я  назвался
Ареном Силверлифом.
     - Превосходный камень, - заметил Серегил, заглядывая через плечо Алека.
-  За такой  можно  купить  породистую лошадь, если понадобится. Только будь
осторожен и не  распространяйся о  том, откуда  он у  тебя  и за  что ты его
получил. Наши подвиги лучше скрывать.
     Иллия Кавиш ворвалась в зал, словно послеполуденный ураган.
     -  Дядюшка Серегил!  Алек!  Мы приехали! Стоя  на  галерее,  где обычно
играли музыканты.  Серегил наблюдал, как девочка  повисла на  появившемся из
столовой Алеке.
     - Я теперь могу участвовать в празднике - мне уже исполнилось  шесть! -
объявила она, радостно обнимая юношу. - И  у меня новые башмачки и настоящее
нарядное платье с двумя нижними юбками, и еще... А где же дядюшка Серегил?
     - Я уже иду, - ответил ей тот. Спустившись  по крутой узкой лесенке, он
пересек  зал и  получил свою порцию  объятий и поцелуев. -  Ты  приехала  из
Уотермида совсем одна, госпожа?
     Иллия скорчила гримасу.
     -  Мама  все еще  плохо  себя  чувствует из-за  маленького,  так что ей
пришлось ехать в повозке с  Арной  и Эулис. Папа,  и Элсбет, и  я - нам тоже
пришлось тащиться медленно. Но папа  разрешил мне скакать  вперед,  когда мы
выехали на вашу улицу. Я авангад!
     - Я думаю, ты хочешь сказать - авангард, - с улыбкой поправил ее Алек.
     - Я так  и говорю, глупенький. Наша с Элсбет комната будет по соседству
с твоей, дядюшка? Та, где кровать  похожа на дракона, а на стенах нарисованы
нарядные дамы?
     - Конечно,  при условии, что ты не будешь выскакивать к гостям в ночной
рубашке, как ты сделала это в прошлом году.
     -  Ну, я для  этого теперь слишком  взрослая, -  заверила его  девочка,
хватая их с Алеком за руки и увлекая к  двери. - Пошли скорее! Папа и  мама,
должно быть, уже приехали.
     Улица Колеса была  забита экипажами и всадниками,  но Серегил  сразу же
заметил рыжую голову  друга.  Тот издали кивнул ему. пробираясь сквозь толпу
вместе  со второй  дочерью; за  ними  следовала крытая  повозка,  на  козлах
которой  сидели две служанки. Старая  Арна тоже увидела Серегила и  замахала
рукой.
     - Как  я вижу, Иллия нашла вас, -  усмехнулся  Микам, спешиваясь  перед
домом.
     Серегил   радостно  обнял  старого  друга,  потом  Элсбет,   которая  в
непривычном для себя наряде - синей амазонке - краснела и смущалась.
     - Вы как раз вовремя. Алек тут так постарался!
     - Мы добрались бы быстрее, если бы я могла ехать верхом, - пожаловалась
Кари, выбираясь из груды подушек  и  пледов. Недели утренней тошноты сделали
ее лицо осунувшимся и бледным,  но удовольствие от поездки заставило  темные
глаза  оживленно блестеть Микам помог  ей спуститься на землю,  и она  тепло
обняла Серегила и Алека.
     Серегил оглядел ее округлившуюся фигуру.
     - Беременность тебе к лицу, как всегда.
     - Лучше не говорить ей этого перед завтраком, - предупредил его Микам.
     Старая Арна сделала в сторону госпожи охранительный знак.
     - Чем сильнее недомогает мать,  тем  здоровее  будет сын. Когда женщина
отвернулась, Кари закатила глаза.
     - Мы слышим  это по три  раза на дню последний  месяц. Даже если  снова
родится девочка, похоже, она явится на свет с мечом в руке.
     - Еще одна Бека, - усмехнулся Алек.
     -  А что ты скажешь? - обратился Серегил к  Элсбет. - Последнее, что  я
слышал, - это что ты собираешься остаться в школе при храме.
     - Это так. Спасибо тебе, что ты меня  рекомендовал. Я всегда так хотела
этого...
     - Сначала Бека - в царской гвардии, теперь Элсбет - в храмовой школе. -
Кари  обняла дочь  за талию  и мрачно посмотрела на Серегила. - Из-за тебя я
состарюсь и поседею прежде, чем кто-нибудь из моих дочек выйдет замуж.
     - Ученицы школы выходят замуж, мама, - возразила Элсбет.
     - И  я тоже  выйду  замуж, - пропищала  Иллия, крепко держась  за  руку
Алека. - Вот за Алека и выйду, да, Алек? Юноша галантно поклонился.
     -  Конечно, если ты еще будешь этого хотеть, когда вырастешь и  станешь
такой же красавицей, как твоя мама и сестры.
     Элсбет покраснела.
     - Как поживаешь, Алек? Папа говорил, что ты был ранен, спасая Клиа.
     - Я давно уже в порядке, если не считать этого. - Юноша смущенно провел
рукой по волосам. - Клиа пострадала в этой заварушке сильнее меня.
     - Это было так благородно с твоей стороны, - заикаясь, выдавила из себя
Элсбет.  - Я хочу сказать  -  броситься в огонь... -  Покраснев еще сильнее,
девочка поспешила следом за Арной в дом.
     Алек обеспокоенно повернулся к Кари;
     - С ней все в порядке?
     Кари с загадочной улыбкой взяла его под руку.
     - О, ей ведь скоро исполнится пятнадцать, а ты - герой, вот в чем дело.
Пойдем,  храбрец,  благородный  Алек, и давай посмотрим, что можно сделать с
твоими  волосами.  Не  годится,  чтобы  ты  сегодня  вечером  выглядел,  как
подмастерье-трубочист, перед высокородными гостьями Серегила.







     Из  украшенной изысканными гобеленами ложи госпожи Килит в храме Сакора
было  прекрасно видно все  происходящее. Серегил и Алек добрались до входа в
храм  за  час  до захода  солнца, но их хозяйка в обществе шести  гостей уже
угощалась изысканными винами и закусками, не переставая болтать.
     Вечер  был  морозный,  и дыхание  при  разговоре  вырывалось  изо  ртов
маленькими  облачками пара. Собравшиеся кутались  в теплые черные плащи  или
мантии,  как  того  требовала  торжественность  события,  но  на  головах  и
запястьях сверкали золото и драгоценности.
     - Ах, наконец-то  наша маленькая компания вся в сборе. - Госпожа Килит,
улыбаясь, поднялась и поцеловала Серегила.
     В  его  ответном поцелуе сквозила  искренняя  привязанность.  Когда-то,
много  лет назад, они какое-то  время были любовниками  и  навсегда остались
друзьями. Госпоже Килит, прикинул Серегил, должно  быть, уже под  пятьдесят,
но время лишь придало изысканности и ее красоте, и ее остроумию.
     И то,  и  другое в полной  мере  было  продемонстрировано,  когда  дама
повернулась к Алеку, застенчиво держащемуся позади Серегила.
     - И мы встречаемся теперь при гораздо более  приятных  обстоятельствах,
чем   раньше,  благородный  Алек.   Надеюсь,   никто  сегодня  не   вздумает
арестовывать благородного Серегила?
     Алек ответил ей изящным поклоном.
     - Насколько  мне известно,  его  расписание  арестов составлено с таким
расчетом, чтобы до завтра его этим не беспокоили, госпожа.
     "Молодец, благородный Алек", - подумал Серегил улыбаясь.
     Краем глаза он  заметил,  как собравшиеся обменялись многозначительными
взглядами. Многие в Римини знали, что всего несколько недель назад Серегил в
цепях  был брошен  в  тюрьму. Своей шуткой  Килит  лишила  инцидент мрачного
оттенка, разрядив атмосферу.
     - Серегил, располагайся  -  садись рядом  с  адмиралом  Нирейдианом,  -
предложила  Килит,  указывая  на  кресло   рядом  с  дородным   чернобородым
аристократом.  - Он теперь  занимается оснащением царского флота для захвата
вражеских  судов,  и  я  уверена, тебе  будет интересно  об  этом послушать.
Благородный Алек, садись поближе ко  мне -  нам нужно познакомиться получше.
Но  сначала  я  всех  друг  другу  представлю:  это  его  светлость  адмирал
Нирейдиан-и-Гортос, а госпожа Тициана-а-Ревва и госпожа Брина-а-Урсил - дамы
из  свиты царицы. Господин Ариус-и-Рафаэль сопровождает  сегодня мою дорогую
подругу - благородную Ириэль-а- Никирию.
     После паузы Килит положила руку на плечо женщины в военной форме.
     - Это - капитан Джулена-а-Исаи из пехотного полка Белого Сокола, только
недавно почтившая своим присутствием мой салон.
     Серегил  посмотрел  на  нее  с  приличествующим   случаю  любопытством:
поговаривали, что это самая последняя возлюбленная прекрасной Килит.
     - Друзья, вы  все знаете  благородного  Серегила-иКорита,  - продолжала
любезная  хозяйка.  - А этот очаровательный молодой человек  -  его протеже,
благородный  Алек-и-Гарет  из  Айвиуэлла.  Его  покойный отец  принадлежал к
майсенскому знатному роду, насколько мне известно.
     Состряпанная  на  живую  нитку  генеалогия  Алека  вызвала,  как  он  и
надеялся, мало интереса. Предоставив юноше учиться светскому обхождению  под
руководством искусной Килит, Серегил  переключил внимание на  других гостей,
ожидая интересного улова.
     - Я думаю, война  окажется облегчением  для принцессы Фории, - говорила
госпожа Тициана. Будучи смотрительницей гардероба царицы, она  была ценным и
обычно надежным источником информации.  - На ней все еще лежит тень,  знаете
ли,  после  того  ужасного  происшествия  -  самоубийства наместника...  Ох,
благородный   Серегил,  прости   меня!   Я   совсем   не   хотела   проявить
бестактность...
     - Вовсе нет, моя дорогая.  - Серегил расправил  складку на своем черном
плаще.  - Меня  полностью  оправдали,  так  что  моя репутация подмочена  не
больше, чем обычно.
     По  тесному  кружку  собравшихся  пробежал   смешок.   Серегил   всегда
старательно следил за тем, чтобы производить впечатление очаровательного, но
беспутного изгнанника,  нашедшего  пристанище  в  Римини. Хотя  его  дальнее
родство  с  царской   фамилией   обеспечивало   ему  доступ  в   большинство
аристократических  салонов, обычно  считалось,  что  благодаря  иностранному
происхождению  и  легкомыслию  он  ничего не  смыслит  в  сложных придворных
интригах.  В результате его не принимали всерьез, а потому не стеснялись при
нем сплетничать.
     - Так  вот, - продолжала Тициана, - не удивлюсь, если отправка на войну
будет  облегчением для Фории.  Ничто  так  не  укрепляет  популярность,  как
одна-две победы. И между нами говоря, Фории совсем не будет лишней поддержка
народа, даже  если забыть об этих последних неприятностях. Наследница трона,
сама не имеющая детей, - всегда... в не очень устойчивом положении.
     -  Но  она  прекрасная  воительница  -  никто  лучше  ее  не  командует
кавалерией, - заметила капитан Джулена.
     Адмирал Нирейдиан откинулся  в  кресле  и  сплел  пальцы  на объемистом
животе.
     -  Это  верно,  но  ей  не  удастся продемонстрировать свои  прекрасные
качества, если только пленимарцы  не окажутся такими дураками, что попробуют
захватить  Майсену. Сила  Пленимара  - его флот,  так  было  всегда. Я так и
сказал царице,  и  она с  этим  согласилась. Так что сейчас  уже укрепляются
фортификационные сооружения Нижнего города.
     -  Только вчера я слышала, как царица Идрилейн  приказала доставить две
сотни подвод лучшей  красной глины из Пиоруса для  выравнивания склонов ниже
цитадели,  -  пропищала госпожа  Брина.  -  Этого не  делали  со  времен  ее
прапрабабки.
     -  Но ведь не  окажутся же пленимарцы  столь дерзки,  чтобы  напасть на
Римини? - пробормотал Серегил, пригубливая вино.
     Адмирал бросил на него покровительственный взгляд.
     - Им случалось делать это раньше.
     -  Так,  значит, вы готовитесь встретить их  во всеоружии.  Это, должно
быть, огромная работа.
     - Думаю,  я повидался уже с каждым  моряком, рыбаком,  пиратом, который
только  плавал до пролива  Бал! - ответил  адмирал. - Гавани  теперь  просто
кишат ими. Да и каперами тоже. Это ведь очень прибыльное дело. Ты не думал о
том, чтобы снарядить корабль, благородный Серегил?
     -  Это  звучит  как  весьма  привлекательное  сочетание  патриотизма  с
выгодой. Пожалуй, стоит подумать над такой возможностью.
     - Корабль  уже не  так легко  раздобыть, должен предупредить тебя.  Все
верфи в Скале загружены под завязку:
     старые суда  переоснащаются,  новые  строятся.  Но самое  трудное - это
найти надежного капитана.
     -  Но ведь война формально еще не объявлена. Как может царица  посылать
каперов,   не  опасаясь  спровоцировать  врага?   Ведь   не  хочет   же  она
преждевременно вызвать конфликт?
     Нирейдиан выпрямился в кресле.
     - Я  уверен, что  царица  не  предпринимает ничего,  что не  было  бы в
интересах Скалы.
     -  Ну конечно, - пробормотал  Серегил. -  То обстоятельство, что царица
поручила  такое  важное  дело  тебе,  вполне  доказывает  его  значение  для
государства.
     Алек с облегчением  вздохнул, когда госпожа Килит  занялась  остальными
своими гостями. Придуманных семейных историй у  него было не так уж много, а
вести  легкую  болтовню  юноша еще не научился.  На его  счастье,  никто  из
собравшихся особенно им не заинтересовался.
     Серегил все еще беседовал с толстым адмиралом, и Алек, опершись локтями
на ограду ложи, принялся смотреть на начавшееся представление.
     Ряды лож,  в  одной  из  которых  он сидел, тянулись  по  южной стороне
храмовой площади, как раз перед рощей, посвященной Далне. На противоположной
стороне  такие  же  ложи  частично  загораживали  ряды  фонтанов  и  изящные
разноцветные арки  храма Астеллуса, а  храм Иллиора на восточной стороне был
не виден за боковой стеной ложи.
     Охраняемые  солдатами  дорожки,  соединяющие храмы, делили  площадь  по
диагонали.  Одетые  в   черное  участники  праздника,   не  принадлежащие  к
аристократии,  уже  заполнили  все  открытое  пространство  и  набились  под
портики.  Над головами  людей пролетали чайки, мешаясь со  стаями коричневых
горлиц, живущих в роще Далны:
     Прямо  перед глазами Алека  на фоне пылающего заката возвышалась черная
громада храма Сакора. Между квадратными колоннами его портика лежали широкие
полосы света, высвечивая гонги, висящие между колоннами.
     Внутри  храма высился  алтарь из  полированного  черного  камня. На нем
пылал огонь, выхватывая из темноты огромный золотой щит, подвешенный как раз
за алтарем. Как  заранее объяснил Алеку  Серегил, это была Эгида  Сакора.  В
высоту щит имел двадцать футов, а символ Сакора на нем - восходящее солнце -
блистал сотнями великолепно отшлифованных рубинов, так что в мерцающем свете
казался полным жизни.
     На широких ступенях  лестницы, ведущей к храму, был  выстроен  почетный
караул;  где-то в этой безликой массе находилась и  Бека  Кавиш  -  ее  полк
всегда  нес службу  в Скорбную Ночь.  Алек немного  ей завидовал. Солдатская
служба казалась такой простой по сравнению с его собственными обязанностями:
никакого притворства,  никаких переодеваний,  лишь  честь,  долг,  мужество,
братство товарищей по оружию.
     - По-моему, в Майсене празднество Сакора не такое пышное, - прервал его
размышления голос госпожи Килит.
     -  Конечно,  нет,  госпожа.  -  Алек говорил громко,  чтобы его услышал
Серегил. - Даже праздник урожая в конце ритина не сравнится с этим.
     - Благородный Серегил объяснил тебе, конечно, что символизирует гашение
всех огней?
     - Да. Мне кажется, эту ночь нелегко перенести.
     - Для солдат на часах она очень утомительна, - сказала Килит, бросая на
Джулену  сочувственный  взгляд,  и Алек  догадался, что  капитану  предстоит
вскоре вернуться  к своему  отряду. -  Но  для  нас - остальных -  это время
развлечений  Вечеринки при  луне,  игры в  темноте. Для  влюбленных эта ночь
прекрасна Говорят, половина населения Римини обязана своим рождением  именно
Скорбной Ночи.
     Килит наклонилась ближе, и Алек ощутил благоухание ее духов
     - А кто тебя согреет в темноте, а?
     Неожиданный  звук  фанфар,  раздавшийся  в  храме,   избавил   его   от
необходимости отвечать
     Собравшаяся  на  площади  толпа  замерла из внутренних  помещений храма
появилась процессия жрецов Они выстроились  двумя  рядами по сторонам Эгиды,
играя на  свирелях, систрах, рогах и  тамбуринах, и затянули унылый напев. В
монотонной мелодии звучала древняя скорбь.
     -  Это  Песнь Прощания,  ее  поют на  архаическом  конийском  языке,  -
прошептал Серегил. - Этому обряду по крайней мере тысяча лет
     Когда пение смолкло, другие жрецы вынесли  из  храма носилки, в которых
восседала роскошно одетая фигура, лицо ее  было скрыто золотой  маской, а на
коленях лежал обнаженный меч
     - Это старейший жрец храма,  - продолжал Серегил - Он изображает Старца
Сакора У него в руках меч Герилейн Великой
     - Он  действительно  принадлежал ей? -  тихо ахнул  Алек. Герилейн была
первой из скаланских  цариц,  взошедшей  на трон  во  исполнение пророчества
шесть столетий назад
     - Да Царице каждый  год вручают  его заново. Когда  носилки с  жрецом -
Старцем  Сакором   -  опустили  перед  алтарем,  вперед  выступила  жрица  и
обратилась
     к нему на том же древнем языке
     - Она умоляет бога  не  оставлять свой народ,  - перевел Серегил  - Эти
просьбы будут теперь повторяться несколько  раз, а  потом дело кончится тем,
что  Сакор поручит царице защищать подданных и вручит ей  священный факел  и
меч.
     Как и предсказал  Серегил,  мольбы  жрицы и  ответ  бога заняли  немало
времени  Золотая солнечная  маска на лице жреца была так хитро устроена, что
голос  его  звучал подобно грому, хотя старик мог только  скрипуче  шептать.
Когда наконец диалог закончился,  прозвучали фанфары, и процессия  двинулась
дальше
     Из  каждого  храма  выходили все  новые и новые толпы  жрецов,  неся на
носилках олицетворения своих божеств.
     Первыми   шли   почитатели   Далны,   роль   бога   исполнял   Валериус
Раздражительный дризид восседал под балдахином, сплетенным из ветвей лавра и
ивы, облаченный в  отличие от  обычной  своей скромной одежды в великолепную
мантию, расшитую золотом, и  сжимал в руках посох,  украшенный  драгоценными
камнями  и слоновой  костью  Кому-то из  жрецов  удалось даже  укротить  его
лохматые волосы, и они падали гладкими волнами из-под  короны, однако борода
торчала вперед все так же воинственно
     - Я не  такой уж истовый почитатель Далны, конечно,  но должен сказать,
что  Валериус представляет собой не особенно  привлекательного  Создателя, -
пробормотал Серегил, вызвав этим одобрительные смешки собравшихся
     Астеллус  должен  был  показывать дорогу  Сакору в  его путешествии  на
Остров  Рассвета  Бога  изображала  белокурая  пухленькая  жрица  в  простой
бело-голубой тунике и  широкополой шляпе, с дорожным посохом и сумой в руках
Когда жрецы вынесли носилки,  над  ними стали кружиться  сероспинные чайки -
живые эмблемы бога-странника
     Иллиора  также изображала  женщина  Она сидела,  выпрямившись,  в своей
развевающейся белой  мантии и улыбающейся золотой маске, подняв правую руку,
чтобы  все  видели  свернувшегося  многоцветного  дракона,  изображенного на
ладони
     Три  процессии встретились  на  середине площади и остановились  там  в
ожидании кульминационного события.
     Снова прозвучали фанфары. Кавалерийский эскадрон в парадной черно- алой
форме развернулся у въезда на площадь, за ним появилась царская семья.
     - Это она? Сама  царица? - прошептал Алек, вытягивая  шею, чтобы  лучше
видеть.
     - Она.
     Седовласая  суровая  царица  сидела  на боевом  коне,  как  и  подобает
воительнице. Герб - поднятый меч и полумесяц Иллиора - сверкал на ее золотых
доспехах, сбоку висели пустые ножны.
     Рядом  с  царицей ехал  консорт - Эвенир, ее второй муж,  гораздо более
молодой, чем правительница.  За  царской  четой следовали  сыновья и  дочери
царицы, среди них Клиа, великолепная в парадной форме своего полка.
     Рука Алека скользнула к драгоценной пряжке, удерживающей плащ у него на
плече. До сих  пор  он смотрел  на  Клиа только  как на  веселую  наездницу,
собрата  по  оружию  в заляпанном  грязью  мундире,  с  которой  можно  было
обращаться по-товарищески, без церемоний.  Теперь же  юноша увидел ее словно
впервые  -  на  принадлежащем ей  по праву  месте,  в  блеске  торжественной
церемонии.
     Всадники  медленно  приблизились к храму Сакора.  Идрилейн  спешилась и
встала напротив Старца Сакора и жрецов; ее супруг и дети заняли место позади
царицы.  С этого момента ритуальные  фразы  произносились уже на современном
языке.
     Голос  Идрилейн  был  тверд и  ясен;  подняв  руки,  она  начала  гимн,
прославляющий Сакора как Хранителя Очага и Меч Мира.
     - Да не допустишь ты прихода тьмы! - воскликнула она в заключение.
     Столпившийся  на  площади  народ  подхватил  этот возглас,  громогласно
повторяя его снова и снова. Наконец вперед выступил Валериус и обеими руками
поднял  свой посох.  Когда  крики  умолкли,  он  затянул  Песнопение  Далны;
глубокий сильный голос далеко разнесся по площади.
     Алек  хорошо знал  этот  гимн.  Когда толпа  стала  повторять последнюю
строку: "Создатель - творец всего, и  ничто  не исчезнет в  его руке",  - он
радостно присоединился к пению, не  обращая внимания на насмешливые взгляды,
которые бросали на него остальные гости Килит.
     Астеллус и Иллиор помогли Старцу Сакору подняться на ноги, и окружившие
их жрецы издали тихий стон.
     - Кто останется на часах? Кто охранит Пламя? - вопрошали они.
     Из-под своей маски им ответил Иллиор,  повторяя предсказание афранского
оракула:  "Пока  дочь,  наследница  Теламитоса,  обороняет и  правит,  Скала
никогда не будет покорена".
     Царица вышла вперед,  и  Старец Сакор повелел  ей хранить свой народ на
протяжении   всей  долгой  ночи  и  всего  наступающего  года.  Торжественно
поклонившись,  Идрилейн принесла  клятву  за себя и  за  своих  детей - быть
защитниками  Скалы.  Жрец,  изображающий  бога,  вручил  ей меч  Герилейн  и
священный  факел. Царица повернулась  к народу, высоко подняв то и другое, и
толпа разразилась приветственными криками.
     Последние лучи заката погасли на западе, и двое жрецов вывели из  храма
черного быка. Передав факел Фории, царица подняла меч правой рукой, а  левую
положила  на  голову  животного,  ласково поглаживая  его, пока  произносила
традиционное приветствие.
     Бык фыркнул и выгнул шею, зацепив при этом одним рогом край ее плаща.
     Беспокойный шепот пробежал по толпе, словно  ветер по пшеничному  полю:
непокорная жертва - плохое предзнаменование.
     Однако животное больше не сопротивлялось, и жрецы легко запрокинули его
голову назад, а Идрилейн перерезала горло.  Темная  кровь  хлынула  из раны,
источая пар  в  холодном воздухе,  и бык рухнул на  землю.  Царица протянула
окропленный  кровью клинок Старцу  Сакору,  и  тот,  окунув в  кровь  палец,
помазал сначала свой лоб, затем ее.
     - Поговори со своим народом, о Сакор! - обратилась к нему царица. - Ты,
который  покидает  живущих  и  возвращается  обновленным! Каким  будет  твое
пророчество?
     -  Интересно, что они  придумали  в этом году, -  пробормотал  кто-то в
глубине ложи.
     -  Разве  это  не  настоящее  пророчество? -  шепотом  спросил Серегила
несколько шокированный Алек.
     На лице Серегила мелькнула его обычная кривая улыбка.
     - И да, и нет. Откровения  месяцами собирают во  всех храмах Скалы. Они
меняются  год  от  года,  но  обычно  оказываются  весьма  благоприятны  для
проводимой правительством политики.
     Старый жрец встал перед Эгидой, повернулся лицом к толпе и поднял руки.
     Однако прежде чем он смог заговорить, неожиданный порыв ветра обрушился
на площадь, развевая мантии, срывая с плеч плащи, кружа пыль и сухие листья.
Занавеси в ложах захлопали, гонги на своих длинных цепях с ужасным  грохотом
стали ударяться о колонны.
     Расположившиеся уже на  ночлег  горлицы  и  чайки, хлопая  крыльями,  в
страхе взвились в  воздух, где оказались встречены стаей воронов. Появившись
словно ниоткуда из темноты, как и принесший их ветер, черные хищники яростно
напали на мирных птиц, разрывая их клювами, терзая когтями.
     Люди   на  площади  беспомощно  смотрели,  как  черные  крылья  затмили
коричневые и  белые; на поднятые лица капала кровь,  липли  вырванные перья.
Потом  на  площади раздались испуганные крики: повсюду падали мертвые птичьи
тела.
     В храме  Идрилейн  с  мечом в  руках  отбивалась от пожирателей падали,
набросившихся на жертвенного быка. Фория и ее братья и сестры кинулись ей на
помощь. Рядом с ними размахивал посохом Валериус.  Даже на расстоянии Алек и
Серегил  видели  разбрасывающий искры грозный  нимб  вокруг рукояти  посоха.
Жрица Иллиора, лицо которой оставалось скрыто  за маской, подняла руку,  и с
ладони  ее  блеснул  ослепительный  свет; там, куда  попадал луч, оставались
неподвижные кучки  черных перьев. Гвардейцы, оказавшиеся ближе всех ко входу
в храм,  бросились  вверх  по ступеням  на  помощь царице, другие же солдаты
пытались  навести  хоть  какой-то  порядок  в  стенающей  толпе, рвущейся  с
площади.
     Над храмами кружило плотное облако черных птиц, пикирующих вниз подобно
коршунам. Вороны бесстрашно усаживались на ограду, на украшения зданий. Одна
большая птица  устроилась  на  перилах ложи  Килит; казалось,  она задумчиво
смотрит на Алека черным немигающим глазом.
     Серегил поднял  руку и  сделал  знак,  отвращающий зло. Алек видел, что
губы его шевелятся, хотя в гвалте не мог разобрать слов. Ворон издевательски
каркнул и улетел.
     Потом, так же неожиданно, как  и появилось, черное воинство  отступило,
преследуемое  немногими  уцелевшими  чайками.  Горлицы,  конечно,  не  могли
противостоять нападению,  их мягкие  коричневые  тельца  десятками  усеивали
паперть храма.
     Когда шум, поднятый птицами, утих,  из храма стал слышен новый зловещий
звук.
     Эгида  Сакора,  к  которой  не  прикасалась ничья  рука,  издала низкий
вибрирующий  гул. Пламя на  алтаре  перед  ней  взметнулось вверх,  став  из
золотого кроваво-красным. Раздалось четыре удара, затем еще четыре.
     -  Слушай меня,  мой  народ! -  вскричала  Идрилейн.  - Это  сам  Сакор
обращается к нам, призывает под свою Эгиду! Внемлите же пророчеству!
     Толпа замерла, и Старца Сакора снова вывели вперед;
     он заметно пошатывался, руки его тряслись.
     -  Узнай,  о народ  Скалы,  слово  Сакора,  -  провозгласил  он  тонким
старческим голосом. - Укрепляйте стены, пусть будут остры ваши мечи. Храните
урожай, стройте могучие  корабли. Гляди на восток, о народ Скалы, ибо оттуда
грозит тебе враг... - Он на секунду умолк, и руки его задрожали еще сильнее.
- Оттуда...
     Старик  тяжело  оперся  на Валериуса,  потом  выпрямился  и  сделал шаг
вперед. Поразительно чистым и сильным голосом он выкрикнул:
     - Будьте готовы к битве и в свете дня, и  во мраке ночи! Оттуда  грядет
Пожиратель Смерти!
     - Что?.. - Алек снова оглянулся на Серегила; лицо того  было смертельно
бледным  и мрачным,  затянутая в перчатку рука сжимала ограждение  ложи там,
где недавно сидел ворон.
     - Серегил, что случилось?
     Алек увидел,  как его друг внезапно выпрямился, словно  пробуждаясь  от
кошмарного  сна.   Серегил  заставил   Алека  умолкнуть  еле   заметным,  но
выразительным знаком.
     - Мы  слышали  твое слово,  о Сакор! -  раздался  в воцарившейся тишине
голос царицы. - Мы будем готовы!
     Толпа разразилась воинственными криками. Старца Сакора вновь усадили на
носилки, и начался его долгий путь к берегу моря в Нижнем городе. Там вместе
с Астеллусом он  взойдет на корабль, отплывающий, как считалось,  на  Остров
Рассвета,  где  его ожидает новое рождение; на  следующий день в его одеждах
должен был вернуться гораздо более молодой жрец.
     Огонь на алтаре  почти погас,  и  с  крыши храма раздались низкие звуки
рогов: сигнал, что все огни в городе должны быть потушены.
     Процессия жрецов двинулась за носилками Сакора,  а царица встала  перед
алтарем, неся стражу у священного пламени.
     -  Что за замечательное представление!  - воскликнула госпожа Ириэль  с
вымученным смешком. - Хотя, пожалуй, они в этом году  превысили меру, вам не
кажется?
     - Очень  впечатляет,  -  весело  согласилась  Килит, кивнув  слугам; те
появились в ложе  со  светящимися камнями на  длинных рукоятях, чтобы помочь
гостям найти  дорогу к экипажам. - Я, однако, подозреваю, что у благородного
Серегила нас ждет что-нибудь  не  менее  увлекательное. Не хотите ли вы двое
поехать со мной в карете?
     Серегил склонился над ее рукой.
     - Благодарим тебя, но мы, пожалуй,  подождем здесь,  пока народ немного
разойдется, а потом поедем обратно верхом.
     - Игры в темноте, а? - Госпожа Килит  легко коснулась губами его  щеки,
потом поцеловала Алека. - Хорошо, встретимся позже на улице Колеса.
     После  того  как остальные покинули ложу, Серегил несколько минут сидел
неподвижно, поставив локти на перила.
     - Что это за Пожиратель Смерти? - обеспокоенно  спросил его Алек. - Эта
фраза пророчества прозвучала как угроза или по крайней мере предостережение.
     -  Я  уверен,  что это  так и есть,  - пробормотал  Серегил,  глядя  на
опустевшую площадь. Ночь была темной, лишь  луна и звезды лили  слабый свет,
погрузив мир  в путаницу серебряных лучей  и непроницаемой  тьмы. Светящиеся
камни мелькали тут и там в руках  людей достаточно богатых, чтобы  позволить
себе такую роскошь, издалека  доносились смех и крики "Слава Пламени!" - это
начались игры и приключения в темноте.
     Что-то в выражении лица друга заставило Алека ощутить тревогу.
     - Ты имеешь представление о том, что хотел этим сказать старый жрец?
     Серегил натянул поглубже  капюшон плаща и поднялся. Алек не мог  видеть
его лица, когда раздался тихий ответ:
     - Не стану утверждать, будто знаю.







     К тому времени, когда Серегил и Алек добрались до дома на улице Колеса,
там уже звучала музыка и собирались гости. Алек отдал свой черный плащ слуге
у входа и последовал за Серегилом в парадный зал.
     Там прибывших ожидали вина и закуски. Каждому гостю вручался светящийся
камень  на  украшенной  яркими  лентами рукояти,  и  блики  холодного  света
скользили  по стенам, когда приглашенные танцевали  или просто прогуливались
по залу.
     Рансер, встречавший всех у дверей, с важностью объявил имена Серегила и
Алека; раздались аплодисменты.
     -  Добро пожаловать в  мой дом в  эту холодную темную ночь! - обратился
Серегил к собравшимся. - Тем, кто  еще не знаком с моим компаньоном, я хотел
бы представить благородного Алека-и-Гарета из Айвиуэлла.
     Алек отвесил изящный  поклон  и  быстро  оглядел зал,  надеясь  увидеть
знакомые  лица.  Килит  и  ее  спутники уже прибыли,  но  ни  Нисандера,  ни
семейства Кавишей не было. В  дальнем углу Алек заметил группу  гвардейцев в
бело-зеленых  мундирах.   Подруга  и  сослуживица  принцессы  Клиа,  капитан
Миррини, приветственно взмахнула своим факелом со светящимся камнем, и  Алек
помахал ей в ответ, гадая, не пришла ли вместе с ней и Бека.
     Только он собрался выяснить это, как Серегил  подхватил его под  руку и
увлек к группе важных аристократов.
     - Пора  нам сыграть свою  роль любезных хозяев. Вместе они  обошли весь
зал,  кланяясь  и  разговаривая  с  гостями,  обсуждавшими  главным  образом
зловещие предзнаменования на церемонии в храме Сакора.
     -  По-моему, они перестарались, - фыркнул  молодой придворный, которого
представили как благородного Мелвита.  -  Разве  есть  сомнения,  что  война
вот-вот начнется? К ней готовятся еще с прошлого лета.
     Серьезная   светловолосая    женщина,   разговаривавшая   с   адмиралом
Нирейдианом, обернулась к Серегилу и обратилась к нему по-ауренфэйски.
     -  Исанти  марил  Элустри,  Мелисандра-а-Марана!  -  тепло  ответил  ей
Серегил.  -  Позволь  представить  тебе  благородного Алека.  Алек,  госпожа
Мелисандра и ее дядя, благородный Торсин, - посланники Скалы в Ауренене.
     - Исанти бек кир, прекрасная госпожа, - произнес Алек с поклоном.
     -  Исанти марил  Элустри,  благородный  Алек,  -  ответила  женщина.  -
Благородный Серегил,  как я вижу, учит тебя своему родному языку. Теперь так
мало людей, владеющих ауренфэйским.
     -  И еще меньше  тех, кто владеет им  так хорошо,  как  ты,  прекрасная
госпожа, - сказал Серегил.
     -  Это  такой красивый  язык, если.  конечно,  удается  им  овладеть, -
пророкотал  Нирейдиан.  -  В твоем  присутствии, благородный Серегил,  я  не
рискну  говорить  поауренфэйски. Меня уверяют, что у меня совершенно ужасный
акцент.
     -  Еще какой! - воскликнула  Мелисандра. - Прости,  что  мы задерживаем
тебя, Серегил, но мы тут поспорили: были ли предзнаменования сегодня в храме
настоящими. Не выскажешь ли ты точку зрения ауренфэйе?
     Алек   с   интересом  наблюдал,  как   Серегил  старательно  изображает
задумчивость.
     - Ну... Подвергать сомнению неподдельность предзнаменований - не значит
ли это бросать тень на само предсказание оракула?
     Мелисандра многозначительно посмотрела на адмирала.
     - Многие именно так это и понимают. Серегил тактично переменил тему:
     -  Насколько мне известно, твой дядя,  прекрасная  госпожа, сопровождал
останки Коррута-и-Гламиена в Вирессу?
     - Да. И позволь мне выразить самое глубокое сочувствие к твоему горю, -
ответила Мелисандра  -  Для  тебя  новости  о твоем родиче оказались, должно
быть, ужасным ударом, в дополнение к твоим собственным неприятностям.
     -  Благодарю  тебя.  Рассказы  царских  гвардейцев,  обнаруживших  его,
заставляют волосы вставать дыбом.  Но  все же  случившееся может принести  и
пользу. Ты знаешь что-нибудь о реакции Совета Ауренена?
     Мелисандра закатила глаза.
     - Там полный  переполох. Ты же знаешь, старая гвардия все  еще считает,
что  Скала  несет  ответственность  за  действия леранцев.  Молодые же члены
Совета  все   громче   говорят   о   необходимости  покончить  с   политикой
изоляционизма.  Адриэль-а-Иллия  -  одна   из  самых  влиятельных  сторонниц
примирения.
     -  Иллия?  - переспросил Алек, насторожившись при упоминании  знакомого
имени.
     - Именно, - ответил Серегил, выразительным взглядом предостерегая Алека
от  дальнейших расспросов. - Кто же еще? Только не путаешь ли ты  снова ее с
Адриэль-а-Олиен?
     - Ох... Да, наверное,  так и  есть,  -  пробормотал Алек, гадая,  какую
промашку он чуть не совершил.
     -  Майсенские  имена  гораздо  легче  запомнить,  -  улыбаясь,  заметил
Серегил. - Бедный Алек  все еще никак не разберется в наших  генеалогиях, со
всеми титулами родителей и супругов.
     Мелисандра сочувственно кивнула:
     - Это, должно быть, ужасно трудно, если ты не знаком с этими обычаями с
рождения.  О,  я вижу  благородного  Герона! Мне  обязательно  нужно  с  ним
переговорить. Эрисмаи!
     Она   бросила   на  Алека  несколько   озадаченный  взгляд  и   отошла,
сопровождаемая Нирейдианом и другими.
     - Я сказал что-то не то, да? - торопливо  прошептал Алек, опасаясь, что
его услышат другие гости.
     - Это моя вина, - ответил Серегил со слабой улыбкой. - Будь я здесь  на
прошлой неделе, я ввел бы  тебя в  курс событий. Иллия - имя моей матери,  а
моя  самая старшая  сестра,  Адриэль-а-Иллия,  недавно  стала  членом Совета
Ауренена.
     -  Сестра?!  - Никогда за все  время их  знакомства Серегил  ничего  не
говорил о  своей  семье, да  и  вообще о своей жизни в Ауренене. Алек привык
думать, что Серегил, как и он сам, сирота. - Да еще и самая старшая! Сколько
же еще их у тебя?
     - Четыре. Я -  единственный сын,  самый  младший  в  семье. -  В голосе
Серегила зазвучало напряжение.
     - Маленький братец Серегил... - Алек подавил смех:
     его представление о друге каким-то странным образом изменилось.  Однако
он  тут  же ощутил,  как  между ними  возникает  барьер, и предусмотрительно
переменил тему. - Похоже, скаланцы снова стремятся к  союзу с Аурененом, как
это было во времена Великой Войны.
     - Это так, но неприятности  с Коррутом скорее всего помешают делу. Наша
недавняя находка может сделать ситуацию хуже, а не лучше, по крайней мере  в
ближайшее время.
     - Но ведь с того времени, как Коррут исчез, прошло почти триста лет!
     - Не забывай, о  ком  мы говорим,  Алек.  Многие  из самых  влиятельных
членов  Совета были  его  друзьями  и ровесниками. Они хорошо помнят,  какой
прием был оказан Корруту  скаланцами,  когда он женился на  их царице, и при
каких  подозрительных обстоятельствах он исчез после  ее смерти.  Если бы не
то,  что  Лере  хватило  здравого   смысла  оставить   свою  сводную  сестру
Коррутестеру в живых, между  двумя странами тогда разгорелась бы война.  Что
же  касается нового союза, все в конце концов будет зависеть от пленимарцев.
Если они объединятся с Зенгати...
     -  О,  благородный  Серегил!   Вот  ты  где!  Шумная  компания  молодых
аристократов с улыбками предвкушения на лицах окружила Серегила.
     - Мы  уж  думали, ты никогда не явишься  на собственное празднество,  -
стала отчитывать его молодая женщина, повиснув у него на руке. - И это после
того, как ты пропустил мой осенний прием!
     Серегил выразительно прижал свободную руку к сердцу.
     - Стоя на палубе корабля под полной яркой луной, я тогда думал только о
тебе. Неужели ты не простишь меня?
     - Луна тогда была на ущербе, я точно помню. Но так уж и быть, прощу при
условии, что  ты познакомишь меня  со своим новым  приятелем,  - прощебетала
красотка, игриво глядя на Алека, которого оттеснили в угол.
     Алек с  улыбкой  вытерпел бесконечный  ритуал  взаимных  представлений,
заметив при этом, что на его любезные приветствия не всегда следует столь же
любезный ответ. Несколько молодых людей проявили недвусмысленную холодность.
     Серегил тем  временем  помедлил  перед  красивым  златокудрым  щеголем,
окруженным стайкой поклонниц.
     - Прости меня, господин, но имел ли я удовольствие быть знакомым?..
     Красавец отвесил вычурный поклон.
     - Я Пелион-и-Эйризин Хейлеус Кирион из Римини, дорогой хозяин.
     -  Неужели знаменитый  актер, недавно сыгравший  Эртиса  в  "Тирари"? -
воскликнул Серегил. Молодой человек раздулся от гордости.
     - Именно, благородный Серегил. Надеюсь, ты простишь это вторжение - мои
спутники так настаивали...
     -  Напротив,  я счастлив видеть  тебя!  Я рассчитываю, что  ты дашь мне
знать,  когда состоится  следующее  представление.  По  всем отзывам,  ты  -
настоящий Крозиус!
     - Мне так лестно это слышать, - скромно пробормотал актер.
     - Пелион к тому же обзавелся покровителями, - объявил один  из стоявших
поблизости  гостей.  - Ты  знаешь,  Серегил,  что  эта  роль  была  написана
специально для него?
     - Мы так и думали, что  ты не будешь  возражать, - развязно вмешался  в
разговор прыщавый  юнец. - Понимаешь, бедняжка Пелион влюблен, и  его пассия
может здесь сегодня появиться. Это такая трагичная и невозможная любовь! Да,
и у нас для тебя в запасе еще одно удовольствие:
     Донеус   сочинил  сногсшибательную   поэму  в  двадцати  трех   песнях.
Поразительное творение гения!
     Серегил  повернулся  к  поэту -  надутому  верзиле в потертом бархатном
кафтане.
     - Двадцать три песни! Что за гигантская работа!
     - Поэма  чудная!  -  выдохнула одна  из поклонниц.  -  Сюжет  -  смерть
Аршелола  и  Борестии,  но до чего же оригинальная трактовка! Донеусу так не
хватает просвещенного покровителя!  Ты  обязательно  должен услышать  поэму,
благородный Серегил.
     - Донеус, немедленно читай!  - воскликнул прыщавый юнец. - Никто так не
способен оценить новаторский стиль, как Серегил. Я  уверен, благородный Алек
сможет обойтись без хозяина какое-то время.
     Алек  хорошо  понял  завуалированное  оскорбление.  В  толпе  раздались
смешки, но юноша остался невозмутим.
     - Конечно, конечно,  -  ответил  он  с  улыбкой,  глядя  прямо в  глаза
обидчику. - Тонкости поэзии  всегда  ускользали от  меня. Я предпочитаю что-
нибудь попроще: старинную балладу, добрую схватку на мечах.
     - Прекрасно,  пойдемте тогда в библиотеку, - сказал  Серегил, подмигнув
Алеку, и повел своих гостей к лестнице.
     Повернувшись, Алек чуть не столкнулся с Миррини и Бекой, которые вместе
с другими гвардейцами подошли поближе.
     - Высокомерные недоноски! - пробормотала Бека, бросая вслед поэту и его
поклонникам гневный взгляд. - Мне тоже  иногда приходится сталкиваться  с их
хамством.
     - Чем  я  им  не  угодил? -  воскликнул  Алек, не  зная,  смеяться  или
обижаться.
     - Тем, что ты проявил дурной вкус, родившись к северу от Цирны.
     - Всегда  находятся  подобные снобы,  - пожала плечами Миррини,  ловким
движением отбирая у оказавшегося рядом слуги поднос с винными бокалами. - Их
легко успокоить  -  стоит только выбить  парочку  зубов.  Но в твоем случае,
пожалуй, с их стороны это просто бессильная ревность. Среди золотой молодежи
найдется немало таких, кто хотел бы оказаться на твоем месте.
     Миррини окинула Алека пристальным взглядом.
     -  Ты выглядишь много лучше, чем при нашей последней  встрече. Клиа  на
посту  в храме, она просила передать тебе привет. Я  тоже скоро должна к ней
присоединиться, но  долг чести  обязывает  меня присмотреть за новобранцами,
раз уж  они попали  под мою команду. Бека говорила, что вам с  ней случалось
скрестить клинки... Э, да вон еще знакомое лицо!
     - Валериус  из  Колата,  дризид первого  разряда,  верховный жрец храма
Далны в Римини! - провозгласил Рансер.
     Валериус  вошел в зал, одетый все еще в церемониальную мантию и корону,
хотя драгоценный посох он успел заменить своим обычным деревянным.
     - Да благословит Дална  этот дом  и  всех, кто  в нем! - пропел дризид,
ударяя посохом в пол. Алек поспешил ему навстречу.
     -  Добро  пожаловать, Валериус. Серегил только что  поднялся  наверх  -
слушать новую поэму, но он скоро придет.
     -  Несомненно, этот  дурень Донеус,  - неэлегантно фыркнул дризид, - со
своими двадцатью тремя бурчаниями в животе Все еще ищет себе покровителя. Он
читал отрывки из этой  дряни  у госпожи Арбеллы на прошлой неделе.  Я  из-за
него аппетита лишился Если он загонит Серегила в угол и будет читать ему все
до конца, не видать нам хозяина всю ночь.
     - Пожалуй, Алеку стоит прийти к нему на помощь, - предложила Бека.
     -  Да нет, пусть их.  Так Серегилу  и надо - нечего поощрять  эту банду
бездельников.  Чем  вы  тут  развлекались, ребятки? Как я слышал,  ты, Алек,
овладеваешь  искусством фехтования? - Дризид понизил голос до доверительного
рокота.  - Это тебе пригодится, раз уж ты попал в такую компанию. - Валериус
повернулся  к Беке и  бросил на нее грозный  взгляд. - А ты чем занимаешься!
Взяла  и  сбежала  в  гвардию, вместо того чтобы  выйти замуж, как  подобает
добропорядочной последовательнице  Далны!  Этот парень ведь  твой  ровесник,
верно?
     - Эй ты,  отвяжись от девушки! - воскликнула со смехом  Миррини, глядя,
как ежится  Бека. - Она лучшая наездница  среди новобранцев этого года,  и я
вовсе не хочу, чтобы она променяла меч на. пеленки.
     - Валериус! - воскликнул появившийся в зале Серегил:
     ему,  похоже,  удалось отбиться от  поэта  собственными  силами.  -  Ты
благополучно отправил Старца Сакора в плавание?
     Валериус ухмыльнулся:
     -  В  гавани  сегодня приличные  волны. Бедный старый  Морантиэль  стал
зелененьким,  как салат, еще до того, как корабль  отошел от пристани, хотя,
думаю, старик переживет путешествие.
     - Мне показалось,  что он не слишком твердо выучил свое пророчество,  -
как бы между прочим заметил Серегил, знаком подзывая слугу с вином.
     -  После  всех этих лет мошенничества,  думаю,  он  пережил потрясение,
когда что-то сверхъестественное на самом деле произошло.
     - Значит, ты  веришь,  что это не подделка?  Валериус  поднял кустистые
брови.
     - Ты знаешь это так же хорошо,  как и я.  Понятия не  имею, правда, что
собой представляет Пожиратель Смерти, но вороны очень мне не понравились.
     Рансер, ожидавший у дверей, снова выступил вперед и объявил:
     - Нисандер-и-Азушра Хипириус Мександор Илланди,  верховный маг  Третьей
Орески, госпожа Магиана-а-Риони Мефистабель Тинува Илани, главная волшебница
Третьей  Орески, и  благородный  Микам Кавиш из Уотермида с  супругой Кари и
дочерьми Элсбет и Иллией.
     Нисандер  и  Магиана,  в  обычных  обстоятельствах самые  незаметные из
обитателей Орески, оказались  облачены в богатые одеяния, соответствующие их
рангу  и  торжественности  события.  Следом  за  ними в зал вошло  семейство
Кавишей, не уступающее роскошью нарядов хозяину дома Иллия уцепилась за руку
матери, еле сдерживая  возбуждение, вызванное  и участием  в  празднестве, и
собственным  нарядным  платьем.  Элсбет,  серьезная  и  скромная,  по случаю
торжеств блистала туалетом из винно-красного бархата.
     - Разве ты не пригласил Теро? - лукаво прошептал) Алек на ухо Серегилу.
     - Я всегда его приглашаю. Теперь смотри: нас ожидает необычное зрелище.
     По  знаку  Серегила музыканты перестали играть. Гости  расступились,  и
Нисандер вывел Магиану на середину зала. Кивнув хозяину,  Нисандер  небрежно
взмахнул рукой, и стенная роспись ожила.
     Фрески на стенах придавали залу вид лесной поляны.
     На   потолке   ветви   могучих  дубов,  оплетенные   цветущими  лозами,
образовывали сплошной  шатер, в просветах между  стволами  виднелись далекие
горы  и  море.  Даже галерея,  на  которой играли музыканты,  своей  резьбой
напоминала увитую цветами беседку.
     Нисандер  заставил  заструиться  золотой  свет,  словно  исходящий   от
скрытого  за деревьями солнца. Легкий  ветерок,  напоенный ароматом  цветов,
пролетел по  залу,  всколыхнув листву Танцующие  тени  заскользили  по полу.
Нарисованные птицы начали порхать среди ветвей, наполнив зал своим пением.
     Гости ахнули от  восторга, но волшебство  этим не ограничилось. Магиана
достала из рукава хрустальную  палочку, нарисовала  ею в воздухе круг, и  на
его  месте  появился переливающийся  всеми  цветами  радуги шар  размером  с
яблоко.
     - Иди сюда,  господин, -  с улыбкой поманила она  Серегила. - Эта честь
принадлежит тебе как хозяину по праву.
     - Я, в свою очередь, хотел бы предоставить ее благородному Алеку - ведь
он впервые с нами в Скорбную Ночь.
     Раздались  аплодисменты,  и  Алек,  приблизившись,   в  соответствии  с
указаниями  Магианы  вытянул палец  и ткнул в шар,  словно  это был  мыльный
пузырь.
     При его прикосновении сфера взорвалась ослепительными искрами. И тут же
раздался стук  копыт - из чащи нарисованного леса из-под  галереи показалось
стадо белых оленей. Животные пробежали вокруг зала и принялись щипать травку
рядом с дверью в столовую. Из пещер в горах на фреске появились разноцветные
крылатые змеи и запели  мелодичными голосами.  Из-за  стволов деревьев робко
выглянули дриады и эльфы.
     Со  смехом  и  радостными   возгласами  гости  любовались  великолепным
спектаклем. Иллия вырвалась от Кари и  бросилась в объятия Беки, восторженно
крича:
     -  Это же магия, Бека! Самая настоящая волшебная  магия! А у тебя такой
нарядный мундир! Ты теперь в конной гвардии!
     Бека с улыбкой прижала девочку к себе.
     - Именно так все и есть.
     - Нам нужна  настоящая музыка! - воскликнул Нисандер.  - Флейтисты, ну-
ка  сыграйте "Пастушескую идиллию".  Музыканты весело заиграли, и пары стали
выстраиваться для танца.
     - Вот ты где! - воскликнула Кари, пробираясь к старшей дочери и обнимая
ее.
     - Мама боялась, что до завтра  так тебя и не увидит, - пояснил Микам. -
Она беспокоилась об этом целый день.
     -  Ничего  подобного, -  возразила  его  жена.  - Повернись, Бека,  мне
хочется получше тебя рассмотреть.
     - Теро, по-видимому, занят в другом месте, - заметил Серегил, бросая на
Нисандера лукавый взгляд.
     -  О,  приветствую  тебя,  Валериус, -  обратился к  дризиду  Нисандер,
подводя  к нему Магиану. - Ты мужественно сражался сегодня в храме.  Сказали
ли тебе вороны что-нибудь вразумительное?
     - Мы как раз  сейчас обсуждаем это, - ответил Валериус - Как ни искусны
жрецы Сакора в  своих "пророчествах", они не имели отношения ни к птицам, ни
к гласу Эгиды, насколько я могу судить.
     -  Это,  несомненно, была  какая-то  разновидность  магии,  - задумчиво
сказала  Магиана. - Возможно, сам Сакор  явил свою волю, но в  любом  случае
предзнаменование неблагоприятно.
     -  Во всем этом  необходимо  разобраться, - согласился  Нисандер, -  но
только сейчас  мои  ноги не  могут  стоять спокойно -  слишком  зажигательно
звучит музыка. Как ты думаешь, моя дорогая, осилим мы с тобой танец или два?
     - Похоже, тебя придется сковать цепями, чтобы ты смирно лежал  в гробу,
- подмигнула ему Магиана.
     Валериус  с   недовольным   ворчанием,  но   ласково   посмотрел  вслед
удаляющейся паре.
     - Это ее  целомудрие  в  стиле Орески просто  смешно!  Они  должны были
пожениться еще лет двести назад. - Потом внимание дризида что-то отвлекло, и
он  хитро  улыбнулся  в  бороду.  -  Надо  же,  кто  тут   появился,   какая
неожиданность! И только посмотрите, с кем вместе!
     -  Илинестра-а-Мараниал Вистра Илинена Эринд, волшебница  Эриндская!  -
объявил Рансер. - И Теро-и-Процепиос Бинардин Хлинир из- Римини, маг второго
ранга из Третьей Орески!
     - Ну-ну, - пробормотал Серегил.
     Теро выглядел необычно веселым, входя в зал вместе с опирающейся на его
руку  Илинестрой. Шелковое  платье волшебницы  переливалось драгоценностями,
глубокий вырез  в  соответствии с  последней  модой  почти открывал  розовые
соски, обнаженная  грудь была прикрыта лишь роскошным ожерельем из жемчуга и
черного янтаря. Темные волосы красавицы  прикрывала тонкая сетка, украшенная
теми же камнями.
     Серегил слегка подтолкнул Алека вперед:
     -  Давай, благородный  Алек. Нужно  приветствовать  наших  почтеннейших
гостей.  Добро пожаловать,  прекрасная госпожа, - обратился он  к Илинестре,
целуя ей руку.
     -  Спасибо,   благородный  Серегил,  -  с  холодным   кивком   ответила
волшебница. - А это, должно быть, твой новый  компаньон, о котором так много
говорят.
     -   Алек  из  Айвиуэлла,  -   представил  юношу  Серегил,  с  внезапным
беспокойством подумав,  не вспомнит ли она  мимолетную,  но бурную встречу с
ним вскоре после их прибытия  в Дом Орески Но если женщина  и узнала  Алека,
она не подала виду. Протянув руку, она подарила ему ослепительную улыбку.
     - Ах, майсенец! Как замечательно!
     Она  явно  ожидала,  что он тоже поцелует ее  руку,  и Алек благонравно
склонился над  ней. Слабый аромат коснулся  его ноздрей, дразнящий и странно
притягательный. Илинестра не сразу отняла теплую мягкую руку, и взгляд Алека
скользнул по обнаженной груди и утонул в глубоких фиолетовых глазах. На лице
юноши отразилось восхищение  и  удовольствие; он сам не предположил  бы, что
способен на такое.  Все еще держа его за руку, волшебница заговорила,  и  ее
низкий голос заставил незнакомый трепет пробежать по всему телу Алека.
     -  Нисандер  так  хорошо  о  тебе  отзывается.   Надеюсь,  мы  с  тобой
познакомимся поближе.
     - Почту за  честь, госпожа,  -  ответил Алек,  не  узнавая собственного
голоса. Волшебница наконец отняла руку, и мир снова стал нормальным.
     -  Добрый  вечер,  -  натянуто  поздоровался  Теро,  явно  не  особенно
довольный происходящим.
     -  Прости Теро  его плохое настроение,  - промурлыкала Илинестра, снова
бросая на Алека  ласковый взгляд. - Он пришел сюда только из-за меня, боюсь,
и теперь дуется. Ну же, Теро, может быть, нам удастся развеселить тебя!
     Теро  повел  красавицу через  зал, и  тут с  элегантным поклоном вперед
выступил Пелион. Теро ответил  ему  мрачным взглядом и недружелюбным кивком.
Пелион остановился, но продолжал следить за Илинестрой влюбленными глазами.
     - Ах, так вот кто недосягаемая возлюбленная актера, - заметил Серегил с
усмешкой. - Ну, сегодня у него окажется немало соперников Если Теро надуется
еще сильнее, он просто лопнет.
     - С тобой она была не  слишком  любезна, как мне  показалось, -  сказал
Алек
     - Что ж, я не в ее вкусе. А вот ты - наоборот. Алек отчаянно покраснел.
Его пальцы все еще пахли духами Илинестры
     - Я же только поздоровался с ней.
     Музыканты  заиграли  зажигательный  мотив,  и  юноша стал  смотреть  на
танцующих  Мимо  пронеслись  Микам  с  Кари,  смеясь  и подпрыгивая, за ними
следовали  Нисандер и Магиана Один из поэтов каким-то образом сумел вытащить
в  круг  Элсбет, и она, краснея и улыбаясь, что-то  ему говорила. На  другом
конце зала Илинестра болтала с актером, а Теро с еле  скрываемым нетерпением
переминался рядом.
     - Что ей нужно от Теро? - вслух удивился Алек.
     -  Судя  по выражению его лица,  нечто  такое,  о  чем  он не хотел  бы
сообщать Нисандеру, - заметил Валериус.
     - Нисандер  знает,  - ответил ему Серегил. - Мне кажется, Илинестра ему
уже надоела,  хотя  я  все  равно  считаю,  что  выбрать  Теро  следующим  -
проявление плохих манер с ее стороны.
     -  Сомневаюсь,  что  инициатива  целиком исходила  от  нее,  -  фыркнул
Валериус. - Если этот дурень желает совать голову в пасть дракона, пусть его
Ты  только  присмотри,  чтобы  юный Алек  оставался  от  нее  на  безопасном
расстоянии
     - Я же только  поздоровался  с ней  ..  - возмутился  юноша, но  тут их
прервали Миррини и Бека.
     - Я отправляюсь на свой пост, - сообщила капитан. - Надеюсь увидеть вас
всех завтра на церемонии награждений.
     Как только  Миррини  ушла,  Бека  многозначительно улыбнулась Алеку,  -
Илинестра очень красива, не правда ли? Алек застонал.
     - Что же я, должен был сбить ее с ног, что ли?
     - Какое-то мгновение казалось, что именно это ты и собираешься сделать.
     - Ну, я уверен, что с моей стороны ей ничего не грозит:
     она же может выбирать из  всего  мужского населения Римини, -  возразил
Алек - А вот как насчет тебя? Тебе можно танцевать, когда ты в форме?
     Бека взглянула на свой плащ и сапоги.
     - Ну, думаю, можно попробовать.
     Они неплохо справились с джигой,  потом еще с  несколькими танцами Бека
все еще была  так  счастлива от своего зачисления в  гвардию,  что,  подумал
Алек, чуть не взлетала в воздух Они продолжали танцевать до тех пор, пока не
появился  Микам  и  не  сообщил,  что  Кари  и  младшие  девочки  собираются
отправляться на покой
     -  Я и  не  догадывалась, что уже  так  поздно!  - воскликнула Бека,  с
очевидным сожалением  выпуская руку Алека. - Я поднимусь наверх  и  посижу с
мамой,  пока не придет  время  отправляться в казарму  Мне нужно быть там на
рассвете, гвардия участвует в церемонии.  - Быстро чмокнув Алека в щеку, она
поинтересовалась: - Вы  с  Серегилом ведь будете там? Нас, правда, в  отряде
так много, что ты, может, и не разглядишь меня.
     - С такими-то волосами? - поддразнил ее Алек, дергая  за рыжую  косу. -
Да ты же заметна, как красный нос пьяницы.
     -  Я тебе  это припомню,  когда мы в следующий  раз будем  фехтовать, -
предупредила его Бека с озорной улыбкой. - Ладно, до завтра.
     Оставшись один, Алек оглянулся в поисках Серегила;
     тот оказался на другом  конце зала. Не успел юноша  пробраться  к  нему
сквозь  толпу,  как  Серегила   перехватил  какой  -то   важный  придворный,
пустившийся в  долгие  рассуждения  о судоходной  компании,  которой они оба
владели. Алек вежливо послушал разговор  некоторое время, но  в конце концов
его внимание отвлеклось.
     Окинув взглядом зал,  юноша обнаружил, что многие гости куда-то исчезли
Не иначе как  продолжают  "игры в  темноте", как говорила Килит.  Нисандер и
Магиана все еще танцевали:
     теперь это  был  торжественный  менуэт.  Теро танцевал  тоже,  но не  с
Илинестрой.
     "Где, интересно, она?" - подумал Алек, оглядывая зал.
     "В  саду  - Тихий ласковый шепот раздался,  казалось, у самого уха, так
что никто другой не мог его слышать. - Приходи в сад".
     Никакого сомнения: это был голос Илинестры
     Таинственное приглашение прозвучало опять, и Алек ощутил восхитительное
тепло, разлившееся по всему телу. Мимо прошла тесно прижавшаяся друг к другу
пара,  освещая себе дорогу  светящимся  камнем, и  Алек подивился  радужному
сиянию, исходящему от него  Да и весь зал  стал выглядеть как-то по-другому.
Может,  это  Нисандер  и  Магиана продолжают  свои  магические  манипуляции?
Пробравшись  между  танцующими, Алек, никем  не  замеченный, проскользнул  в
столовую, а оттуда в темный сад.
     "Сюда Иди ко мне".
     Голос вел юношу, пока он не  оказался в дальнем  конце сада, скрытом за
деревьями.
     Раздался шелест шелка, и из  темноты вынырнуло бледное  лицо Илинестры.
Она  схватила руки Алека и  положила  их себе  на  бедра. Тело женщины  было
стройным и  манящим,  и  юноша крепче сжал  ее, чтобы  насладиться ощущением
теплоты под холодным шелком.
     -  Госпожа,  я  не  понимаю... -  прошептал Алек.  Какая-то маленькая и
слабая часть его сознания  била тревогу. Он никогда  в  жизни  не  испытывал
ничего подобного...
     - Что тут нужно понимать, милый мальчик? Здесь, в темноте, она казалась
такой хрупкой... Когда она заговорила, ее губы коснулись подбородка Алека, а
фиолетовые  глаза -  озера ночного  мрака - оказались  совсем близко  от его
собственных.
     - Но Нисандер... Теро... Я думал...
     Илинестра тихо рассмеялась, и воркующий звук заглушил все его сомнения;
Алек снова ощутил прилив расслабляющего тепла.
     - Я делаю что хочу, Алек, и  беру  то,  что  мне нравится. А сейчас мне
нравишься  ты.  - Ее руки снова сжали пальцы  юноши и потянули их выше. Руки
Алека коснулась вышивка,  холодная  сетка  ожерелья у нее на  груди... -  Ты
дрожишь. Неужели  мое  маленькое колдовство пугает  тебя?  Или  это  меня ты
боишься?
     Алек сделал судорожный вдох.
     - Я .. Я не знаю
     Часть  его  сознания  видела  ловушку,  но  тело  его было  переполнено
желанием, какого он никогда раньше не испытывал. Благоухание ее духов  снова
коснулось его,  когда Илинестра  прижала  руку Алека к податливой округлости
обнаженной груди.
     - Тебе достаточно только попросить, Алек. Я  тут  же  освобожу  тебя Ты
хочешь этого?
     Илинестра обвила руками шею юноши, ее ладонь легла ему на затылок - так
же, как это часто делала ладонь  Серегила. Женщина поцеловала Алека, ее губы
раскрылись,  язык нежно  скользнул  между  его губ  Прижавшись  еще  теснее,
Илинестра принялась целовать шею юноши
     - Такой юный, такой свежий, - прошептала она. Ее дыхание зажгло пламя в
его крови. - Такой красивый. Ты когда-нибудь был близок с женщиной? Нет? Тем
лучше  .. - Она слегка изменила позу, так что напрягшийся сосок коснулся его
пальцев. - Так скажи мне, должна ли я отпустить тебя теперь?
     - Да! Нет! Не знаю... - тихо простонал Алек, крепче обнимая  Илинестру.
Магия или нет,  проснувшаяся  страсть захватила его Губы нашли губы, поцелуй
ответил на поцелуй.
     -  Закрой глаза,  мой  дорогой,  -  прошептала  Илинестра.  - Закрой их
крепко- крепко, и я покажу тебе еще одно чудо.
     Алек послушался и  почувствовал, что падает на что-то  мягкое. Когда он
снова  открыл глаза,  они лежали на огромной кровати в занавешенном алькове.
Свет запрещенных этой ночью свечей просачивался  сквозь слои цветного шелка;
его было  как раз  достаточно,  чтобы Алек разглядел,  пока его  глаза  были
закрыты, его и Илинестры одежда куда-то исчезла.
     - Что-нибудь  не  так,  моя дорогая?  - спросил Нисандер,  заметив, как
нахмурилась Магиана.
     - Я  наблюдала за Теро У  него снова  кислое лицо, а ведь только что он
так веселился. Уж не дразнил ли его опять Серегил?
     - Я ничего такого не заметил.
     Теро мрачно  отошел  в дальний  угол,  не  обращая  внимания  на  нимф,
танцующих  между деревьями на стене, и стал оглядывать зал, словно в поисках
кого-то.
     - Думаю, Илинестра нашла себе  более веселую  компанию этим  вечером, -
предположил Нисандер.
     - Ну... Что  ж.  это  по крайней мере менее  удивительно, чем видеть их
вместе. Чего, собственно, она от него хочет?
     - Он не такой уж урод. И к тому же молод.
     - Да, но он же твой ученик. - поморщилась Магиана.  - Я понимаю, ты  не
возражаешь, но все равно это бестактно с их стороны,
     Нисандер усмехнулся:
     -  Страсть редко принимает во внимание такие  тонкости. Как раз в  этот
момент он  заметил Серегила, стоящего около  бочки с  сидром.  Тот рассеянно
вертел в пальцах стакан и казался чем-то обеспокоенным.
     - Пойдем, дорогая, ты, должно быть, умираешь от  жажды,  -  сказал маг,
подводя свою спутницу к Серегилу.
     -  Вы не видели  Алека  последние несколько минут?  - спросил  Серегил,
когда они приблизились.
     Перчатки  он  снял,   заметил  Нисандер,   хотя  обе   руки  оставались
забинтованы. "Интересно, какое объяснение  этому  придумал Серегил для своих
гостей?" - подумал волшебник
     - Нет. Он что. пропал?
     - Не знаю. Прошел уже почти час с тех  пор, как я видел его в последний
раз. Я осмотрел весь дом, его нигде нет. На него это не похоже. Не мог бы ты
воспользоваться своим колдовским зрением?
     Нисандер  закрыл  глаза и послал мысль на  поиски  по дому и  ближайшим
окрестностям, потом покачал головой.
     - Не думаешь ли ты?.. - Магиана слегка кивнула в сторону Теро.
     Нисандер неохотно сотворил другое  заклинание, намереваясь лишь мельком
заглянуть в покои Илинестры и убедиться, что юноши там нет.
     К своему  ужасу, он  обнаружил там Алека, но  сила,  удерживающая того,
была совсем не сексуального характера
     - Что случилось? Что-то плохое? - спросил Серегил где-то рядом.
     Нисандер предостерегающе поднял руку, не открывая глаз.
     - С ним  все в  порядке. Но мне нужна секунда... Усилив заклинание,  он
увидел Илинестру,  склонившуюся  над  Алеком,  который,  казалось,  спал  со
счастливой  улыбкой   на  устах  среди  смятых  простыней.  Лицо  волшебницы
представляло  собой резкий контраст:  она  была  напряжена  и сосредоточена,
вычерчивая  в воздухе  над юношей  незнакомые  символы Когда  она закончила,
мирное  выражение  исчезло  с  лица Алека  Сначала  оно  стало пустым, потом
сморщилось;
     юноша бессознательно попытался отвернуться. с губ  его слетел невнятный
протест. Колдунья  наклонилась  ближе, увеличила светящийся символ, потом  в
разочаровании резко ударила Алека по щеке
     - Хватит, Илинестра!
     Она изумленно оглянулась, символ мигнул и исчез
     - Нисандер?  Как  смеешь  ты шпионить за мной?! -  прошипела  колдунья,
ощутив его бесплотное присутствие - Ты не имеешь права!
     -  Еще  меньше  права  ты  имеешь  подвергать  магическим  манипуляциям
человека против его воли, - строго сказал  Нисандер -  Немедленно верни его,
иначе это сделаю я.
     - Из-за чего  такой  переполох? -  промурлыкала  Илинестра,  поглаживая
живот Алека так, чтобы Нисандер это видел. - Уверяю тебя, я не причинила ему
никакого вреда.
     - Это еще нужно выяснить.
     Секундой  позже Нисандер ощутил  флюиды  магии с  верхнего  этажа Когда
только успела Илинестра освоить заклинание перемещения?
     Серегил  и Магиана следом  за  Нисандером  кинулись наверх, где и нашли
Алека мирно спящим в собственной постели Убедившись, что юноша не пострадал,
маг  сотворил  охранительное  заклинание,  чтобы  уберечь его от  дальнейших
покушений, и тихо притворил дверь.
     -  Ну, как я понимаю,  мне больше не  удастся дразнить  его  по  поводу
нетронутой девственности,  -  сказал  Серегил грустно.  - Алек в полной мере
приобщился к развлечениям Скорбной Ночи
     -  Сомневаюсь,  что  совсем  уж по  собственной воле,  -  сморщила  нос
Магиана. - Если окажется, что его принудили, я хочу знать об этом. Такому не
должно быть места в Ореске
     -  Конечно,  нет, - рассеянно  ответил Нисандер, продолжая размышлять о
таинственном символе, который  использовала Илинестра.  - С другой  стороны,
если он отправился с ней по собственной воле,  нам не следует поднимать  шум
Алек достаточно взрослый, чтобы самому принимать такие решения.
     Серегил отрывисто рассмеялся:
     - Да, пожалуй. Но это приключение не сделает его отношения с Теро более
теплыми.







     Звон праздничных  гонгов  разбудил  Алека на  рассвете. Юноша,  моргая,
ошалело уставился на  занавеси  с  изображенными  на них  алыми  и  золотыми
цветами и плодами граната.
     Уснул он, глядя  на слои цветного  шелка, сквозь  которые просачивалось
сияние   свечей,   под   затуманенным   наслаждением   взглядом   Илинестры.
Воспоминание вызвало сладкую  боль  во всем теле, но вместе с ней возникло и
какое-то беспокойство, которое Алек не смог сразу себе объяснить.
     Наконец  полностью  проснувшись, он потянулся, сел на  постели и увидел
рядом в кресле дремлющего Серегила, одетого в тот же костюм, что и  накануне
вечером; его поза, то, как он обхватил себя руками, говорили об испытываемом
неудобстве.
     Алек осторожно тронул Серегила за  плечо, и тот, вздрогнув, проснулся и
принялся растирать затекшую шею.
     - Как я сюда попал? - поинтересовался юноша.
     -  Она  отправила тебя обратно, насколько я  понимаю. -  В уголках  рта
Серегила пряталась недобрая  улыбка. - Илинестра,  надо же! И это после всех
предостережений Валериуса! Удовольствие получил?
     - Э"э... да. Я хочу сказать, наверное,..
     - Наверное?!
     Алек со стоном откинулся на подушки.
     - Просто дело в том... Я думаю, она прибегла  к магии.  По крайней мере
сначала.
     -  Так  вот  в  чем  дело. -  Серегил, ухмыляясь,  наклонился  вперед и
коснулся пальцем щеки Алека. - Это может не пройти бесследно. Ты себя хорошо
чувствуешь?
     Алек отвел его руку, чувствуя себя смущенным, как никогда
     - Конечно, я в порядке. Это было здорово. Только немножко. . странно. -
Он поколебался. - Тебе снятся сны? Потом, я имею в виду?
     - Я обычно становлюсь разговорчивым. А что, тебе снились сны?
     -  Да Я помню,  я  почувствовал, что засыпаю против своей воли. И тут я
увидел летящий кинжал. Серегил вопросительно поднял брови:
     - Что увидел?
     -  Кинжал,  который  вращался  у  меня  перед  глазами, когда  я  давал
Нисандеру клятву наблюдателя. Он был направлен прямо мне в лицо, как и в тот
раз, и  я боялся произнести хоть слово, чтобы он не поразил меня. И я слышал
голос  Нисандера, только словно откуда-то издалека. Я не мог понять,  что он
говорит И еще что-то было... - Алек зажмурился, пытаясь поймать ускользающее
воспоминание. - Что-то связанное со стрелой.
     Серегил покачал головой.
     - Тебя похитила и тебя любила самая экзотическая женщина в Римини, и от
этого у  тебя  кошмары? Странное ты  существо, Алек, очень  странное.  -  Он
ухмыльнулся - Надеюсь, ты не слишком измотан. Сегодня самый большой праздник
в году,  так что нам  лучше  приготовиться. Кавиши, наверное, уже завтракают
внизу.
     Алек  полежал   еще  несколько  минут  после  ухода  Серегила,  пытаясь
разобраться  в  неожиданных  событиях  предыдущей  ночи.  Он  понимал,   что
Илинестра стремилась только  завоевать  девственника; он сомневался, обратит
ли она на него внимание при следующей встрече.
     По  крайней  мере он  надеялся,  что  не обратит.  Как ни  приятен  был
физический акт близости  -  или, вернее, несколько актов,  - все приключение
оставило  у  него   ощущение   чего-то   низкого   и  грязного.  Добродушные
поддразнивания Серегила только усилили смятение юноши.
     Когда Алек откинул покрывало, он почувствовал  исходящий от  него запах
духов колдуньи. Юноша  поспешно завернулся в халат и позвал горничную, чтобы
та приготовила ему ванну и сменила белье на постели.
     Ванна помогла, и Алек спустился вниз в заметно улучшившемся настроении.
Теперь его опасения заключались в одном: Серегил мог уже разболтать обо всем
Микаму и Кари. Но никто из  собравшихся за столом, похоже, ничего не  знал о
его  приключениях,  и  только   Серегил  бросил   на  его   влажные   волосы
вопросительный взгляд.
     Иллия   была  слишком  взволнована  предстоящими  развлечениями,  чтобы
позволить кому-нибудь засидеться за чаем. Как только все кончили завтракать,
компания отправилась  на  храмовую площадь. Кари  и девочки ехали  в удобном
открытом экипаже, а мужчины скакали рядом верхом.
     В противовес суровости  Скорбной Ночи, День Сакора  отмечался  с  диким
весельем. Трубили рога, пиво текло рекой, целый день вспыхивали фейерверки.
     Озираясь  по дороге к храму,  Алек  заметил, что на  каждом  углу  идет
какое-нибудь  представление,  дрессированные  звери,  жонглеры,  комедианты,
танцоры показывали  свое  искусство. В  толпе  зрителей  шныряли  разносчики
сладостей, игроки, шлюхи, карманники, занятые своим промыслом.
     - Как все  здесь  шумят и толкаются! - воскликнула Элсбет, обращаясь  к
Алеку.
     - Ты к этому привыкнешь, - откликнулся он.
     Девочка улыбнулась:
     - Я это уже предвкушаю.
     Главным событием дня было  ежегодное приведение к  присяге новобранцев:
Сакор  являлся  богом-покровителем   воинов,  и  это  было  одновременно   и
армейским, и религиозным мероприятием.
     На  площади  ряды  лож  разобрали,  чтобы освободить  место для солдат,
выстроившихся перед храмом Сакора.
     День  выдался безоблачный и морозный,  так что  даже  Алек  порадовался
теплому,  отделанному  мехом  плащу,  надетому  поверх  бархатного  кафтана.
Серегил весело болтал с толпящимися у храма аристократами, представляя Алека
то одному, то другому.
     -  Мне никогда не приходилось  видеть так  много новобранцев. - сказала
Кари, из-под  руки  оглядывая  площадь  со ступеней  храма  Иллиора, где они
остановились. - А тебе, Серегил?
     - Нет, никогда, - покачал тот головой.
     - Где Бека? - требовательно спросила Иллия, подпрыгивая на плече отца.
     - Вон там, среди солдат в зеленых мундирах. -  Микам показал на царскую
конную гвардию. Ему пришлось кричать, чтобы дочка его расслышала.
     Бросив  взгляд  на  Кари, Алек подумал,  что  та  выглядит печальной  и
задумчивой. Словно почувствовав его взгляд,  женщина обернулась и сжала  его
руку.
     Когда на  площадь вышли последние отряды, тесные  ряды  воинов в  форме
разных  полков  стали напоминать  разноцветные камешки  в  огромной мозаике.
Царская  конная гвардия  казалась зелено-белым монолитом  прямо перед храмом
Сакора.
     - Смотри, вон царица, - показал Микам. - Сейчас начнется.
     Идрилейн держалась  прямо и  гордо,  несмотря  на долгое  бдение  перед
алтарем,  и заняла  свое место между  колонн  храма.  Теперь  царица  была в
порфире и изумрудной короне, а меч Герилейн держала в руке, как  скипетр. Ее
величественная неподвижная фигура четко рисовалась на фоне сияющей Эгиды,  и
только  легкий   пар  дыхания  вился  в  холодном  воздухе  Это  был  хорошо
продуманный ритуал: ни у кого не должно было возникнуть сомнения в том, кому
войска приносят присягу.  Можно  позволить жрецам  творить  тайные обряды  в
темноте, но теперь, в ярком свете дня, перед  солдатами стояло олицетворение
самой мощи Скалы.
     Царица опустила меч, сжала обеими руками рукоять, и церемония началась.
     - Пришли  ли вы сюда, чтобы  поклясться  в верности?  - раздался  ясный
суровый голос Идрилейн, словно команда к бою.
     - Да! - прогрохотал по площади крик из тысячи глоток.  Краем глаза Алек
заметил, что руки Микама  и Серегила  легли  на  эфесы их рапир,  как и руки
многих вокруг. Не говоря ни слова, он сделал то же самое.
     - Кому приносите вы присягу?
     - Трону Скалы и царице, которая правит! - ответили новобранцы
     - Чем вы клянетесь?
     - Четверкой, Пламенем, своей честью, своим оружием!
     - Клянитесь же тогда защищать честь своей страны и своей царицы!
     - Клянемся!
     - Клянитесь не давать пощады врагу!
     - Клянемся!
     - Клянитесь миловать того, кто сдастся!
     - Клянемся!
     - Клянитесь не навлечь бесчестье на своих товарищей по оружию!
     - Клянемся!
     Идрилейн  умолкла,  дав  тишине  разлиться  по площади. Потом  голосом,
который сделал бы честь любому сержанту, скомандовала:
     - Оружие наголо!
     Зазвенела  сталь, солдаты обнажили клинки; мечи и  сабли  засверкали на
солнце, вырос целый лес копий.  Лучники ударили стрелами по тетивам, так что
раздался   странный   певучий  звон,  а  артиллеристы  подняли  снаряды  для
катапульт.  Одновременно по знаку царицы  развернулись  знамена  и  расцвели
яркими цветами над строем воинов.
     - Я принимаю вашу присягу! - воскликнула Идрилейн, поднимая над головой
меч. - Славьте  же Четверку и Пламя, свою страну и свою царицу, свою честь и
оружие, воины Скалы!
     - Да здравствует царица!
     - Да здравствует Пламя Сакора!
     - Честь и сталь!
     - Пламя на водах!
     - Верная цель и быстрая атака!
     - Белые Соколы!
     Из-за  колонн храма  вперед выступили барабанщики  и  трубачи, играющие
военный марш На крыше храма появились музыканты с рогами с них самих ростом,
и  оттуда полились оглушительные  ноты, под которые войска стали маршировать
по площади, покидая ее.
     -  До чего же  хочется  быть  с  ними  вместе,  правда?  - Алек  широко
улыбался, его сердце колотилось в такт с барабанным боем.
     Серегил со смехом обнял его за плечи и прокричал юноше в ухо:
     - Именно ради этого все и затеяно.
     Шум и крики  не  достигали ушей Нисандера. Он сидел, скрестив ноги,  на
полу  в  своей  рабочей  комнате,  перед  ним  чадила  погасшая  свеча.  Маг
погрузился  в  туманные  глубины  медитации. Образы возникали  перед  ним  и
исчезали, но ему так и не удалось нащупать ничего существенного.
     Проводив Магиану в ее башню прошлой ночью,  Нисандер как  обычно обошел
подвалы  Орески, потом покинул  Дом,  обнесенные стенами  сады  и отправился
бродить по продуваемым ветром улицам.
     Сцепив руки за спиной, он бесцельно шел и шел,  словно стараясь убежать
от собственного гнева, нараставшего  в  нем  с того момента,  как  он увидел
склонившуюся над Алеком Илинестру.
     Гнев в значительной мере был обращен на него самого. Илинестра была для
него всего лишь  соблазнительным телом, правда, в сочетании с острым умом. И
однако  он  позволил  своим плотским желаниям настолько ослепить  себя,  что
совершенно не оценил истинной глубины ее  алчности. Неожиданные  заигрывания
Илинестры с Теро разбудили в Нисандере  умолкшие было опасения, то  же, чему
он стал свидетелем этой ночью, укрепило его подозрения.
     Нисандер в отчаянии застонал. Темные Времена приближались, он знал это,
они наступали, и он был Хранителем. Готов ли он к этому?
     Едва ли.
     Своему помощнику он  не мог полностью доверять и в то же  время не смел
прогнать  его.  Колдунья, моложе  его на  два столетия,  сумела ослепить его
страстью. И Серегил...
     Нисандер  сжал  кулаки так,  что  ногти  вонзились в  ладони.  Серегил,
которого он любил  как  сына, который был его самым близким другом,  едва не
обрек  себя на  смерть своим упрямым любопытством. Алек  со  временем станет
таким же - это ясно.
     Впервые за многие годы Нисандер подумал о том, что сказал бы на это его
учитель  Морщинистое лицо Аркониэля всплыло перед  ним так  ясно, словно они
расстались лишь накануне.
     Аркониэль был уже стар, когда Нисандер познакомился с ним, и, казалось,
совершенно не менялся  с годами. Как же  лихорадочно  мальчишка  Нисандер  -
отчаянный  сорванец,  голодранец  из  самых нищих  трущоб Нижнего  города  -
старался подражать терпению и мудрости старика!
     Но наследством Аркониэля было не  только это  - Нисандеру  досталось  и
бремя, которое  несет  Хранитель, путеводная  нить  темного  знания, которое
должно быть сохранено, но скрыто ото всех И эта нить, как показывали события
последних месяцев  -  от  находки  Серегилом  проклятого  диска  до зловещих
знамений этой ночи, - вот-вот должна была привести к чему-то ужасному.
     Не  найдя  во тьме ночи ответов на свои  вопросы,  Нисандер вернулся  в
башню и занялся приготовлениями к медитации. Рассвет застал его все в той же
позе  - неподвижного  и с виду бесстрастного. Нисандер лишь  краем  сознания
отметил возвращение Теро и его поспешный и почтительный уход.
     Когда  последние лучи заката  погасли на  куполе  башни  и День  Сакора
закончился,  Нисандер открыл  глаза, так и не  дождавшись озарения.  Значит,
оставалось полагаться на факты. Серегил наткнулся на диск вроде бы по чистой
случайности; затем отправился к оракулу в храме Иллиора;  тот произнес фразу
из пророчества, о  котором  никто,  кроме самого  Нисандера,  не  должен был
знать. Прошлой ночью те же слова - "Пожиратель Смерти" - были сказаны жрецом
после странного знамения - появления воронов.
     Нисандер поднялся, размял затекшие члены и снова отправился на храмовую
площадь.
     Холодный ломоть луны как раз выплыл из-за белого купола храма  Иллиора,
когда Нисандер туда добрался.  Сочтя это благоприятным предзнаменованием, он
вошел в храм и надел положенную по обычаю маску.
     Нисандер лишь несколько раз прибегал к совету оракула,  да  и то больше
из  Любопытства.  Его  поклонение  Иллиору  отличалось  от  того,  что  было
свойственно  жрецам.  Но теперь он  спешил сюда со всевозрастающим тревожным
предчувствием.  Щелкнув пальцами, Нисандер  зажег волшебный огонек и при его
свете  стал  спускаться  по  извилистой  крутой  лестнице,  которая  вела  в
подземный покой оракула. Дойдя до ее подножия, он  погасил огонек и двинулся
дальше в  полной  темноте, с  каждым мгновением  все более  убежденный,  что
несчастное безумное существо в конце пути знает ответы на его вопросы.
     Неповоротливый оборванный юнец, скорчившийся на тюфяке, поднял глаза на
Нисандера  Это был  не  тот оракул, которого  помнил маг, но  все  остальное
оказалось неизменным:
     абсолютная  тишина, неподвижные служители,  сидящие в  своих  ничего не
выражающих серебряных  масках  по  обе  стороны идиота - сосуда бессмертного
знания.
     - Привет  тебе. Хранитель! - воскликнул оракул, вперив в Нисандера свой
бессмысленный взгляд.
     - Ты меня знаешь?
     - Кто ты - не важно, - ответил оракул, медленно раскачиваясь из стороны
в сторону. - Что ты такое - в этом заключено все. Все. Готовься, о Хранитель
Испытание близко. Сохранил ли ты то, что было тебе доверено?
     -  Сохранил. - Нисандер  внезапно  ощутил  безмерную усталость.  Как же
много раз  ходил он по пыльным лабиринтам под Домом Орески, притворяясь, что
им движет всего лишь праздное любопытство! Как много лет понадобилось, чтобы
создать  себе репутацию чудака,  болтуна,  хоть и  обладающего  определенным
могуществом! Как многим он  пожертвовал ради того, чтобы сохранить доверие к
себе целых поколений правителей!
     -  Готовься,  Хранитель, и будь бдителен, -  продолжал оракул.  -  Твое
время уже близко, оно придет из тьмы и  тайны. Приспешники твоего противника
уже шагают, предвкушая победу. Твоя участь будет горька, как желчь.
     Тишина снова  сомкнулась над  ними, как  вода в  пруду.  В  этой тишине
Нисандер медленно повторил слова пророчества - слова, которые, насколько ему
было  известно, не произносились вслух больше пяти столетий. Это был отрывок
из "Сна Хирадина"  - единственный  луч  надежды, освещавший Нисандеру и  его
предшественникам их долгую службу
     - "И явится Прекрасный, Пожиратель  Смерти,  чтобы обглодать кости мира
Явится  он, облекшись  в человеческую плоть,  явится он, увенчанный  ужасным
шлемом великой тьмы. И  никто не  сможет  противостоять  ему, кроме тех, кто
составляет священное число.
     Первым  будет Хранитель, сосуд  света  во тьме:  затем  придут  Воин  и
Древко,  которые потерпят  поражение и  все же не  потерпят, если Невидимый,
Проводник,  пойдет впереди их И  под конец снова будет Хранитель, чья участь
горька, словно желчь".
     Оракул ничего не ответил  на это, но во взгляде, который он устремил на
Нисандера, прочесть можно было только одно.
     После минутного  молчания Нисандер слегка поклонился и  вернулся тем же
путем - сквозь тьму и безмолвие.







     Алек  надеялся, что  их  пребывание на улице Колеса окажется недолгим -
может быть,  около  недели, чтобы  поддержать аристократическую видимость Но
неделя превратилась  в две,  потом  в месяц  У  Серегила были  разнообразные
"дневные  дела"  -  так он  называл  свои  многочисленные  законные  деловые
контакты Они с Алеком  много времени проводили в Нижнем городе, встречаясь с
капитанами  кораблей, пропахшими солью и дегтем, или торгуясь  с купцами Это
означало,  что  появляться в  своих  удобных комнатах в  "Петухе"  им  никак
нельзя,  не  годилось  рисковать,  что  связь благородного  Серегила с  этой
гостиницей станет известна
     Деловые  переговоры навевали на  Алека  скуку,  но он утешался тем, что
наблюдал, как Серегил играет роль аристократа, заинтересованного в каперстве
Несмотря  на все свои маньеризмы, Серегил проявлял здравый смысл,  благодаря
чему пользовался  в  порту уважением  и  доверием Была  также  известна  его
щедрость, поэтому моряки и торговцы охотно сообщали ему всяческие слухи, так
что немногие дела, законные или  нет,  оставались  неизвестными Серегилу. Не
менее важными  были  вечерние  приемы. Как только распространился  слух, что
непоседливый  благородный Серегил  наконец-то  в  городе,  на него обрушился
настоящий  поток  надушенных,  запечатанных   цветным   воском  приглашений.
Встречаясь вечер за  вечером с аристократами и придворными всех рангов, Алек
постепенно  осваивал   тонкое   искусство   словесного   фехтования,   столь
необходимое, чтобы безопасно плавать в бурных водах скаланской политики
     - Интриги! - расхохотался Серегил, когда Алек в очередной раз  принялся
сетовать  на сложности светского обхождения - Это  же наш хлеб  с маслом . И
запомни единственные интриги, из которых можно извлечь выгоду, - это интриги
богачей Мило улыбайся, почаще кивай, а главное, держи ушки на макушке
     Присутствие Алека на светских приемах сначала вызывало  любопытство,  и
сплетни   о   его   отношениях  с   Серегилом   горячо   обсуждались   Более
добропорядочные  считали  его  действительно  подопечным  Серегила  или  его
незаконным  сыном, хотя  большинство видело  в  покровительстве  Серегила не
столь альтруистические мотивы. Алек ужасался, а Серегил пожимал плечами.
     - Пусть это тебя не беспокоит, - советовал он.  -  Там. где  мы с тобой
бываем, существует лишь одна вещь, худшая, чем злословие  это если бы о тебе
вовсе не говорили Через месяц-два все забудется, и все будут считать, что ты
уже давным-давно вращаешься в свете
     Чтобы  способствовать этому,  Серегил  и Алек старались как  можно чаще
бывать  в  модных театрах  и  игорных  домах  Излюбленным местом развлечений
Серегила оказался расположенный на улице Огней театр Тирари,  особенно когда
там играл Пелион-и-Эйризин
     Алек немедленно сделался страстным театралом. Воспитанный на балладах и
легендах, слышанных в тавернах, он был просто поражен, когда обнаружил,  что
спектакли  могут  разыгрываться целой труппой, с  декорациями  и  костюмами.
Независимо от того, понимал Алек сюжет  или нет,  а  очень  часто содержание
исторических драм ускользало от него, - пышное зрелище зачаровывало его.
     При  всех этих многообразных занятиях не прекращалось и обучение Алека:
освоение  все  новых и  новых  типов замков,  фехтование,  этикет,  изучение
генеалогии, усвоение истории, овладение искусством грима и  тонкостями моды,
тренировка в приемах вора-карманника - сотни умений, необходимых,  по мнению
Серегила, для того, чтобы достичь успеха в карьере шпиона.
     Одним туманным утром через  несколько недель  после празднества Сакора,
когда  они сидели  за завтраком, Серегил. разбиравший почту, протянул  Алеку
запечатанное письмо.
     Взломав печать, Алек прочел поспешно нацарапанное послание Беки Кавиш.
     "Могу  освободиться  сегодня  на несколько часов. Как  ты  смотришь  на
прогулку верхом? Если положительно, встречаемся в полдень у ворот, выходящих
на дорогу в Цирну. Б.К.".
     - Сегодня я тебе не нужен, верно? - с надеждой спросил Алек, протягивая
Серегилу записку. - Я не виделся с Бекой со дня приведения к присяге.
     Серегил кивнул:
     - Отправляйся. Думаю, я сумею сегодня без тебя обойтись.
     Прибыв  на  Жатвенный  рынок  гораздо раньше  назначенного срока,  Алек
обнаружил там Беку, уже ожидающую его у ворот. То, как она  сидела в седле -
небрежно  держа поводья и лихо подбоченившись,  -  ясно говорило о том,  что
перед ним прирожденная воительница.
     - Ну не изысканного  ли молодого щеголя  я  вижу!  - воскликнула  Бека,
глядя, как Алек направляет к ней через толпу Ветерка.
     -  Серегил в конце концов сделает из  меня аристократа, - ответил Алек,
принимая надменную  позу.  - Скоро я стану слишком хорош, чтобы  водиться  с
такими, как ты.
     - Тогда давай поедем покатаемся, пока такое  время еще  не наступило, -
ухмыльнулась Бека. - Мне нужно  хорошенько  размяться. - Дав шпоры  Дракону,
она первая выехала через ворота.
     Оказавшись за городской стеной, они  пустили коней галопом  по северной
дороге,  извивающейся  между скал. Замерзшая земля звенела под копытами, как
металл; море под  бледным зимним солнцем вспыхивало стальными отблесками. На
востоке горные вершины сияли белизной на фоне низко нависшего неба.
     Алек и Бека с развевающимися за спиной плащами скакали рядом по дороге,
потом  свернули на  лужайку,  с которой  открывался широкий  вид  на морские
просторы.
     -  Что  за  замечательная  у тебя сбруя для Дракона,  -  заметил  Алек,
рассматривая кожаные нагрудник и налобник.
     - Это для того, чтобы он привык к боевой сбруе, - объяснила Бека. - Там
вместо кожи будут войлок и бронзовые пластины.
     -  Как вообще  тебе  нравится армейская  жизнь? И как теперь нужно тебя
называть?
     -  Мы  все начинаем как рядовые,  хотя на самом  деле  те, у  кого есть
царский приказ о зачислении  в  гвардию, с самого начала являются офицерами.
Когда  мы отправимся  на войну, я стану лейтенантом.  А пока все  новобранцы
разделены по  декуриям. Я  в  первой турме, под началом у  капитана Миррини.
Каждый лейтенант имеет под началом три декурии, но обычно учениями руководит
капитан...
     - Погоди! - перебил ее Алек, натягивая поводья. - Вы, солдаты, говорите
на каком-то собственном языке. Что такое турма?
     - Я сама  еще только разбираюсь во всем этом. - призналась Бека.  - Вот
смотри: в декурии десять рядовых, и командует ими сержант. Тремя декуриями -
турмой - командует лейтенант; три турмы составляют взвод, а четыре  взвода -
эскадрон. Два эскадрона  - полк. Вместе с офицерами это  примерно  восемьсот
человек.  Капитан Миррини  командует  первым  взводом  эскадрона  Львов  под
началом принцессы Клиа. Вторым  эскадроном -  Волков  - командует  Перрис. А
старший сын царицы, высокородный Коратан, командует полком.
     - Похоже, что это весьма элитный полк.
     - Конная гвардия  - отборное  войско,  все офицеры - из  знати. Рядовые
должны сами обеспечивать себя  конями  и  к тому же  быть  хорошо обученными
наездниками и стрелками,  поэтому большинство  из них  из  богатых семей.  Я
никогда  не  получила бы  назначения  в этот полк  без  помощи  Серегила. Но
элитный это полк или  нет, ты только посмотрел бы  на  некоторых маменькиных
сынков:
     при команде "сабли наголо"  они не  могут  удержаться в  седле!  Говорю
тебе: никогда еще  я так  не  ценила всего, чему  меня научил отец!  Сержант
Бракнил считает,  что капитан Миррини захочет  взять меня в свой отряд после
окончания обучения, и я буду командовать тридцатью рядовыми. Но ты  расскажи
о себе. Серегил, наверное, не дает тебе бездельничать?
     -  Ох. еще бы. - закатил глаза Алек. - На этой  неделе я спал не больше
десяти часов.  Когда  мы  не торгуемся  с купцами  или  не  отправляемся  на
какое-нибудь  аристократическое сборище, мне  приходится  полночи  сидеть  и
зубрить родственные связи царской  семьи.  Думаю,  тайная  мечта Серегила  -
превратить меня в летописца.
     Они помолчали,  и Алек осознал разделившее их пространство:  каждый шел
своим  собственным путем. О чем он действительно хотел  бы рассказать Беке -
так это  о своих  ночных приключениях,  но  Серегил был  непреклонен: только
наблюдатели  могли быть  посвящены  в  секреты. Когда-нибудь, подумал  Алек,
Нисандер должен и Беку привлечь к этому делу.
     Подняв глаза, он заметил, что Бека  со слабой улыбкой всматривается ему
в  лицо. Только  тут  до него дошло, что Бека, выросшая  рядом  с  Микамом и
Серегилом,   скорее  всего  прекрасно  представляет  себе   все,  о  чем  он
умалчивает.
     - Говорил я тебе, что  Серегил учит меня ауренфэйскому? - спросил Алек,
стараясь преодолеть возникшее отчуждение.
     - Неос эйир? Алек рассмеялся.
     - И ты тоже!
     - Конечно. Мы с Элсбет всегда приставали к Серегилу, чтобы он учил нас,
когда приезжал в гости. У Элсбет получается лучше, конечно, но я тоже говорю
немножко.  Думаю,  что  тебе  придется заняться этим всерьез.  Сейчас  среди
аристократии это последний крик моды.
     - Серегил говорит, что большинство из них произносят  слова так, словно
пытаются при этом прожевать кусок жесткой кожи. Он много занимается со мной,
чтобы избавить от акцента. Макир й-торус эйаир. Как звучит?
     -  Корвеу  так  мелилира.  Афарийя  тос  харабениел?  - ответила  Бека,
поворачивая коня и пуская его в галоп.
     Алек  так  и не понял - была  ли  то  насмешка  или  просто приглашение
скакать наперегонки.
     За  окнами  спальни  Серегила  уже  сгущались  сумерки,  когда  Алек  с
разрумянившимися щеками  и  тающим  в волосах снегом явился  домой.  От него
пахло свежим и бодрящим морским ветром.
     - Только  не говори, что сегодня вечером нам нужно наряжаться и куда-то
ехать! - умоляюще обратился он к Серегилу, опускаясь на ковер у камина.
     Серегил отложил книгу и лениво потянулся.
     - Судя по твоему виду, ты неплохо провел день.
     - Мы скакали и скакали! Надо мне было захватить лук:
     мы добрались до холмов, а там полно кроликов.
     - Ну, может быть,  тебя сегодня ожидает  охота другого сорта. - Серегил
вытащил из-за пояса небольшой  свиток и помахал им в воздухе. - Это оставили
в  "Черном пере"  для  Кота из Римини. Похоже,  что  госпожа Изара  лишилась
каких-то компрометирующих писем и  хочет получить их обратно.  По ее мнению,
кабинет барона Макрина - самое подходящее место для поисков.
     - Этой ночью? - Вся усталость тут же слетела с Алека.
     - Думаю,  что так было бы  лучше всего.  Это самое обычное  ограбление,
ничего  сложного. Нужно  только подождать  до  полуночи,  чтобы слуги  легли
спать. Мне не хочется мерзнуть под окном дольше, чем необходимо.
     Когда Серегил и Алек выскользнули из дома  и отправились к вилле барона
в западной части Квартала Благородных. холодный ветер  принялся  трепать  их
одежду. Оба были в грубошерстных  туниках  ремесленников  и старых  дорожных
плащах;  рапиры,  чтобы их не было  видно, они привязали на спины. Не прошли
они и нескольких кварталов, как Серегил внезапно заметил, что за ними кто-то
идет.  Легко коснувшись руки Алека, он быстро свернул  за  ближайший угол: в
темноте позади было явно заметно какое-то движение.
     - Совсем как тогда, на улице Серебряной Луны, - прошептал Алек,  нервно
озираясь.
     - Я  тоже об этом подумал, хотя, возможно, просто кто-то вышел подышать
ночным воздухом. Давай-ка выясним.
     Оставив посещение  виллы  барона  на потом, Серегил  на  следующем углу
свернул направо и направился на восток, к центру города.
     Тонкий  серпик  месяца  выглянул из  облаков;  его света  было  как раз
достаточно,  чтобы разглядеть  большую  темную фигуру, следующую за ними  на
почтительном расстоянии.
     "Не  такая уж  невинная  случайность",  - хмурясь, подумал Серегил.  Не
замедляя  шага,  он  углубился в убогие улочки  юго-восточной  части города.
Человек позади не приближался, но следовал за Серегилом и Алеком неуклонно.
     - Слышишь? - тихо спросил Алек.
     - Что я должен слышать?
     -  То легкое царапанье,  которое раздается каждый раз, когда он ступает
на булыжники мостовой. Я и тогда тоже слышал такие звуки.
     - Что ж,  дадим ему возможность представиться. Свернув в путаницу узких
переулков между глухими стенами складских зданий, Серегил нашел знакомый ему
тупичок. Притворившись, что споткнулся, он ухватил Алека за локоть и потянул
за собой.
     Нырнув в тень стены, Серегил быстро сбросил плащ и,  подтянувшись, влез
в   выбитое   окно   дома.  Алек  тут   же   вскарабкался  следом.  С  этого
наблюдательного   пункта   они  следили  за   своим   преследователем;   тот
заколебался,  потом  вытащил  короткую  кривую  саблю  и медленно двинулся в
темноту. Оттуда, где они прятались, Серегил не мог разглядеть его лица.
     "Новичок, но настырный", - подумал Серегил. Человек  прошел до середины
тупика,  прежде  чем  понял, что дальше дороги нет, а  преследуемые  куда-то
подевались.
     Когда он повернул обратно,  Серегил  и Алек легко спрыгнули на землю  и
обнажили клинки.
     - Что  тебе  от  нас нужно?  - рявкнул  Серегил. Ничуть не испугавшись,
человек сделал шаг вперед, держа оружие наготове
     - Если вы те, кто когда-то называл себя госпожой Гветелин и Кирисом, ее
пажем, тогда нам нужно обсудить, как вы возместите мне убытки.
     - Капитан Раль! - воскликнул Алек.
     - Именно, парень.
     - Далеко же  ты ушел  от своего  "Стремительного",  -  сказал  Серегил,
надеясь, что голос не выдает испытанного им потрясения.
     - И слава Богу, -  мрачно ответил Раль. -  "Стремительный" гниет на дне
Фолсвейна.
     - А какое отношение это имеет к нам?
     Раль сделал еще шаг вперед и отбросил в сторону шляпу
     - Я  проделал  долгий путь, чтобы задать вам этот вопрос. Через два дня
после стоянки в Торберне мы зашли, чтобы  пополнить запас  воды, в маленькую
гавань под названием Перевоз Грешера. Там  нас поджидал отряд головорезов, и
кто же, как вы думаете, был им нужен?
     Алек беспокойно переступил с ноги на ногу.
     - Понятия не имею, - ответил Ралю Серегил. - Кого они искали?
     - Двоих  мужчин и  мальчишку,  как  они говорили, да только имели они в
виду вас. Если бы я не поймал тебя без этих твоих женских тряпок, я,  может,
и не догадался бы, но им были нужны вы.
     - Ты ошибаешься, хотя, думаю, ты все равно направил их по нашим следам.
     - Клянусь Старым  Мореходом, ничего  подобного! - гневно бросил Раль. -
Может быть, я спас бы свой замечательный корабль, если бы так сделал.
     Во  время  этого  разговора  в  уме  Серегила   зашевелились  некоторые
тревожные мысли, но  прежде, чем он  смог  задать вопрос, все трое  услышали
внезапный шум у выхода из тупика.
     Из теней вынырнула целая банда уличных грабителей, вооруженных  мечами,
дубинками и ножами. Быстро  обернувшись, Серегил  понял,  что  их достаточно
много, чтобы доставить крупные неприятности.
     К своему  удивлению, он обнаружил, что Раль тоже приготовился  отразить
нападение шайки. Алек бросил  на него вопросительный взгляд, но тут же занял
оборонительную позицию рядом с моряком.
     Раль  сражался в середине, нанося  направо  и налево полновесные удары.
Серегил еле успел вытащить из сапога кинжал, как тут  же оказался втянутым в
схватку с двумя бандитами.
     Места  в тупике  было  мало,  и  троих обороняющихся  постепенно  стали
оттеснять вглубь, к глухой стене.
     - Берегись! - заорал Раль, и тут же град камней и черепицы обрушился на
них сверху. - Гони мерзавцев!
     В этот момент тяжелая  черепица ударила  его по  руке,  и выбитая сабля
зазвенела  по булыжнику.  Высокий  грабитель  кинулся  вперед,  но  Серегил,
стремительно обернувшись,  вонзил  кинжал ему между  ребер,  а  Алек  ударил
рапирой другого  нападающего  в  лицо.  Раль поспешно перекатился по  земле,
чтобы не оказаться у них под ногами, и стал шарить в грязном снегу в поисках
сабли.
     Сверху обрушились еще камни, но  благодаря  темноте или плохому прицелу
попали в основном в нападающих. В, суматохе Серегил и остальные выскочили из
тупика, но грабители бросились следом.
     Оказавшись на открытом  месте, Серегил прыгнул на одного из  бандитов и
проткнул его  насквозь, тут же  отразив  удар дубинки  другого. Алека  он не
видел, но  яростный  боевой  клич  за  спиной сказал  ему,  что  юноша  тоже
сражается успешно. Серегил как раз схватился еще с двумя головорезами, когда
пронзительный  рожок  стражи  протрубил  тревогу  где-то  неподалеку.  Через
секунду из-за угла показался конный патруль с клинками наголо.  Бандиты  тут
же разбежались, растворившись в тенях, как дым на свежем ветру.
     -  Бежим! - прошипел Серегил  и  потащил Алека и Раля в противоположном
направлении.
     - С чего это нам бежать? - пропыхтел Раль.
     - Чтобы не  провести ночь,  оправдываясь перед каким-нибудь тупоголовым
стражником, - бросил Серегил.
     Нырнув в уходящую в сторону улицу, Серегил заметил  полуприкрытый люк у
стены.  Надеясь на  везение,  он  откинул  крышку  и  бросил вниз светящийся
камень.  Стали  видны истершиеся  ступени  лестницы, ведущей  в  заброшенный
подвал.
     - Туда, вниз!
     Алек и  Раль  спрыгнули в подвал, Серегил  последовал за ними  и закрыл
крышку люка.
     Скорчившись  в  пыльной  темноте,  они  слышали,  как стражники  лениво
обыскали улицу и ушли.
     Серегил повернулся к Ралю.
     - Так ты говорил?..
     Несколько секунд Раль непонимающе смотрел на него, потом расхохотался:
     - Клянусь Мореходом, я собирался прикончить тебя, а теперь я обязан вам
жизнью. Вы двое могли и не прикрывать меня.
     - А ты  мог и  не  отпустить нас тогда  со "Стремительного",  - ответил
Серегил,  подбирая светящийся  камень и  поднимаясь по лестнице. - Но ты это
сделал, вот и все. У нас с парнишкой есть сейчас еще дельце, но мне хотелось
бы  продолжить наш  разговор. Давай встретимся в задней комнате  "Якоря"  на
Шелковой улице - скажем, через час. Раль обдумал приглашение, потом кивнул:
     - Ладно. Через час.
     Серегил  осторожно  поднял  крышку люка,  потом вылез  на  улицу.  Алек
последовал за ним.
     - Мы в самом деле встретимся с ним? - спросил он на бегу.
     - Он выследил  нас на улице  Колеса.  Думаю,  лучше узнать, как ему это
удалось,  верно? - проворчал Серегил,  не  скрывая беспокойства. -  И  нужно
выяснить, кто это разыскивал нас, хотя об этом я и догадываюсь.
     Выражение страха на лице Алека сказало Серегилу, что и он догадывается.
     Неожиданная встреча с Ралем лишила Алека всякого удовольствия от ночных
приключений.  Он с безразличием  занялся ожидавшей их работой, погруженный в
невеселые размышления.  Серегил ничего не говорил по поводу случившегося, но
Алек не мог  избавиться от  чувства,  что именно его неуклюжее  поведение на
борту "Стремительного" каким-то образом позволило Ралю выследить их.  А если
уж это удалось Ралю, то почему не Мардусу?
     К счастью, добывание искомых писем  не потребовало особых усилий. Барон
Макрин явно был  самодовольным  и  не  особенно  изобретательным  человеком:
бумаги  оказались спрятаны в запертой шкатулке за деревянной панелью  в  его
кабинете.  Серегил  нашел  их,  еще  пока  Алек  изучал   содержимое  ящиков
письменного  стола.  Прихватив,  кроме   писем   госпожи  Изары,   и  другие
представляющие интерес документы, Серегил и Алек  заглянули на улицу Колеса,
чтобы оставить там добычу, потом верхом отправились в "Якорь".
     Это  было  скромное, но  респектабельное заведение,  в  котором Серегил
часто назначал встречи своим клиентам. Зевающий мальчишка-поваренок проводил
их  в  заднюю  комнату. Раль был уже  там, и не один; Алек  тут же узнал его
спутников: один  был рулевым,  другой - помощником  капитана на  безвременно
погибшем  "Стремительном".  Они  тоже  его  узнали  и  холодно  ответили  на
приветствие юноши, держа оружие наготове.
     Раль  подвинул к пришедшим кувшин с вином. Серегил налил  себе  кружку,
потом без преамбулы потребовал:
     - Расскажи  мне  поподробнее  о  Перевозе Грешера. Раль бросил на  него
понимающий взгляд.
     - Как я уже тебе говорил, там нас ждала компания головорезов.
     - Крутые  парни, - добавил Скайвейк,  рулевой. - Они хоть  и не  носили
мундиров, но что это солдаты - было ясно.
     Сердце у Алека оборвалось, хотя лицо Серегила оставалось бесстрастным.
     - Они стали спрашивать о двух мужчинах и мальчишке, говорили, будто  те
украли золото у мэра Вольда, - продолжил Раль. - Когда я ответил, что у меня
на корабле  не было тех, кого они  описывают, они вытащили мечи  и принялись
обшаривать "Стремительный", словно  им все позволено А потом их предводитель
- здоровенный  чернобородый сукин  сын с жутким акцентом - принялся орать на
меня,  называя  лжецом  и  еще кое-чем  похуже  перед  моей  же  собственной
командой. Чем  сильнее  он орал, тем меньше мне все это нравилось.  Когда он
остановился, чтобы перевести дыхание, я  уже  решил, что скорее позволю себя
утопить, чем помогу такому подонку.  Так что я  держал язык за зубами, с тем
они  и  отбыли.  Мы  снова  двинулись  вниз по  реке,  и  я  уж  думал,  что
неприятности  на этом  кончились,  да только той  же ночью  в трюме  начался
пожар.  Огонь  был такой  сильный, что мы  даже  не могли  спуститься, чтобы
залить  его.  Команда спаслась,  но обгорелые останки моего  корабля  теперь
засосал ил чуть  ниже мыса Кораблекрушения. На мой взгляд, тут слишком много
совпадений, особенно если учесть, что  в трюме не было ничего, кроме слитков
серебра и свитков пергамента.
     - Да,  не самый горючий груз. - Серегил  бросил на Раля поверх  стакана
ничего не выражающий взгляд. - И ты решил, что следует найти нас.
     - Не станешь  же ты утверждать, будто путешествовал  переодетым, только
чтобы подшутить надо мной! - фыркнул Раль.
     - Нет.
     Помощник Нитлс грохнул кулаком по столу.
     - Значит, именно вас они искали!
     -  Об  этом я ничего не  знаю,  - стоял  на своем Серегил.  - Что  меня
интересует, так это как вам удалось найти меня.
     -  Ну,  тут  никакой хитрости  нет. - Скайвейк ткнул пальцем в Алека. -
Этот  твой парнишка все  спрашивал,  как добраться  до Римини, как раз перед
тем, как вы сошли на берег.
     "Идиот, идиот, идиот!" - мысленно ругал себя Алек;
     его худшие опасения подтвердились.
     - С кем он разговаривал? - спросил Серегил, не глядя на юношу.
     - Нас тогда много было на палубе,  насколько помню, - ответил  Нитлс. -
Скайвейк, ты был там, и еще поваренок.
     - Точно.  И  Эплкейт.  Он еще  советовал  проделать весь путь по  суше,
помнишь?
     -  И верно, он. Еще Босфаст.  Алек не поднимал глаз от стола, его  губы
сжались в тонкую  линию. Как мог он  быть  таким  несмышленышем? Это  же все
равно что нарисовать карту для своих преследователей!
     Серегил снова отхлебнул вина, размышляя над услышанным.
     - И что ж:  не имея ничего, кроме смутных подозрений,  вы все бросили и
явились в Скалу, чтобы разделаться со мной? - Он с сомнением покачал головой
- Римини большой город Как, черт побери, рассчитывали вы нас найти?
     Раль провел рукой по поредевшим волосам и хмыкнул.
     - Ну и нахал  же ты!  Ладно,  я скажу  тебе  все напрямик  Перед  тобой
человек, которого ты разорил Все, что у меня осталось, это мои навигационные
инструменты и вот это.
     Раль поднял вверх левую руку, и  на мизинце сверкнул большой перстень с
гранатом  Алек  узнал его:  Серегил  носил это украшение, когда  играл  роль
госпожи  Гветелин. Но откуда перстень  у Раля?  Взглянув на  Серегила, юноша
заметил, как в углах рта у того промелькнула улыбка.
     -  "Стремительного" отремонтировать было  нельзя, надвигалась зима, и я
решил,  что  на севере мне делать нечего, - продолжал Раль -  В  молодости я
плавал по морям Я перебрался на Фолсвейн только после того, как дядя завещал
мне корабль и  появилась возможность начать собственное дело Теперь же  дело
идет к войне, вот я и подумал, что смогу поступить на флот.
     Сказать тебе по правде, я не так уж рассчитывал найти тебя А потом  мне
на глаза  попался твой парнишка - как раз когда у тебя начались неприятности
с законом. С тех пор  мы  следили за  твоим уютным домиком, рассчитывая, что
как-нибудь  сумеем  с  тобой  поговорить.  Да только  вы оказались скользкой
парочкой.
     - Так это вы гнались за мной той ночью, - пробормотал Алек.
     - Мы. - Раль с извиняющейся  улыбкой потер колено  - Ты тоже ловкач и к
тому же  быстроногий.  Я принял  вас  за развлекающихся  бездельников  и  не
ожидал, что  с вами возникнут проблемы Да только теперь,  увидев вас  в деле
там, в тупике, пожалуй, могу только порадоваться,  что те  бандиты появились
так вовремя.
     Серегил улыбнулся своей кривой улыбкой:
     - Похоже, повезло всем нам, что мы снова встретились.
     - Как это?
     - Вот вы,  - Серегил повернулся  к  Скайвейку  и  Нитлсу,  -  очень  ли
радуетесь тому, что станете простыми матросами перед началом войны?
     - Мы пойдем  туда, куда  и  наш капитан, - твердо сказал Скайвейк, хотя
было  видно, что и  он, и  бывший помощник  капитана особой радости  от этой
перспективы не испытывают.
     Серегил перевел взгляд на Раля:
     - Что касается тебя, капитан, не  думаю, что так уж легко будет служить
под чьей-то командой после того, как ты побывал сам себе хозяином.
     Алек начал догадываться, к чему клонит Серегил.
     -  Конечно,  не  мне  отговаривать  кого-то,  кто  рвется  сражаться  с
пленимарцами,  -  протянул  тот. -  Однако  есть  и  более выгодные  способы
заняться этим. Не думал ты о том, чтобы стать капером?
     - Думать-то думал, - пожал плечами Раль, вглядываясь в лицо собеседника
с  острым интересом опытного торговца, - но для этого нужен надежный быстрый
корабль и больше золота, чем я когда-нибудь сумею наскрести.
     - Что для этого нужно,  -  ответил Серегил, засовывая руку в  кошель на
поясе, - так это богатые компаньоны. Для начала хватит?
     Разжав  руку,  он показал  собравшимся изумруд размером  с лесной орех.
Камень  засиял  у него на ладони.  Это была одна  из драгоценностей, которые
Серегил часто носил с собой как удобное платежное средство.
     - Клянусь  Мореходом, капитан, никогда не  видел  ничего  подобного!  -
задохнулся Нитлс.
     Раль посмотрел на камень, потом снова на Серегила.
     - Почему ты это делаешь?
     Серегил положил изумруд на середину стола.
     - Будем считать, что я оценил твое чувство юмора.
     - Скайвейк, Нитлс, подождите меня снаружи, - спокойно распорядился Раль
Когда те вышли, он бросил вопросительный взгляд в сторону Алека.
     Серегил покачал головой.
     -  Он  остается Так  что  ты думаешь по поводу моего  предложения? Я не
стану повторять его.
     - Объясни мне, почему ты так поступаешь, - повторил Раль, беря со стола
камень.  -  Ты  выслушал  мой  рассказ,  но сам  ничего  не сказал, а теперь
предлагаешь это. За что на самом деле ты мне платишь?
     Серегил тихо хихикнул:
     - Ты  умный  человек, когда  дело  не касается женщин. Нам нужно понять
друг  друга. У меня  есть секреты,  которые я хотел бы сохранить, однако для
этого существуют  более  надежные способы, если  ты понимаешь,  что я имею в
виду. А я  предлагаю тебе - и я предлагаю тебе  только это и ничего больше -
взаимовыгодное  деловое сотрудничество. Ты  найдешь корабль,  оснастишь его,
наберешь команду - в общем, возьмешь на себя все хлопоты. Я обеспечиваю тебя
необходимым  капиталом,  взамен  получаю  двадцать  процентов от  реализации
добычи плюс доставку меня в любой момент в любое названное  мной место, чего
может никогда и не потребоваться Остальные доходы - твои, распоряжайся  ими,
как сочтешь нужным.
     -  И  все? -  Раль  все  еще  с недоверчивым выражением на лице положил
камень обратно.
     - Еще информация. Любой документ, попавший тебе в руки, любые сведения,
сообщенные  пленниками,  любые  слухи о  необычных происшествиях -  все  это
должно немедленно становиться известным мне и никому больше.
     Раль кивнул, наконец-то удовлетворенный.
     - Так все-таки вы шпионы На кого работаете?
     - Давай считать, что интересы Скалы дороги нам, как свои собственные.
     - Есть ли у вас доказательства этого?
     - Никаких.
     Раль задумчиво побарабанил пальцами по столу.
     - Бумаги на корабль будут выправлены на мое имя, и  командовать я буду,
как сочту нужным?
     - Согласен
     Раль повертел в пальцах изумруд.
     - Это хорошо  для  начала,  но  на  покупку корабля  не хватит, да и на
постройку нового  тоже - по крайней  мере чтобы он был готов раньше середины
лета
     - Дело в том, что мне известен корабль, который переоснащают на верфи в
Макаре Первоначальный заказчик передумал. - Серегил вытащил еще один камень,
такой  же  величины, как  и  первый. -  Этого  хватит для задатка.  Я сделаю
распоряжения, чтобы остальные расходы были тебе оплачены золотом.
     - А что, если я  просто сбегу сегодня вместе с камешками? Серегил пожал
плечами:
     -   Тогда   ты   станешь  сравнительно   обеспеченным   человеком.  Так
договорились мы или нет? Раль недовольно покачал головой:
     - Странный ты парень, уж это точно. У меня еще одно условие,  без этого
по рукам я не ударю.
     - Какое же?
     -  Если  я вступаю  с  вами в дело, тогда я должен  знать  ваши имена -
настоящие имена.
     - Раз ты выследил нас на улице Колеса, ты мое имя наверняка уже слышал:
Серегил-и-Корит Мерингил Боктерса.
     - Язык сломаешь А ты, парень, У тебя такое же длинное имечко?
     Алек заколебался, но почувствовал,  как  Серегил толкнул его под столом
ногой.
     - Мое ты тоже там должен был слышать. Я Алек, Алек из Айвиуэлла.
     -  Что  ж,  тогда я  удовлетворен.  -  Спрятав изумруды  в карман, Раль
поплевал на ладонь и  протянул руку Серегилу  - По  рукам, Серегил-как-тебя-
там.
     Серегил ответил рукопожатием.
     - По рукам, капитан.
     Алек молчал все время, пока они ехали  обратно на улицу Колеса. В свете
одинокого уличного фонаря Серегил разглядел, что юноша совершенно подавлен.
     - Не так уж плохо все обернулось, - утешил Серегил Алека. - Всякий, кто
вздумает разыскать благородного Серегила, знает, где его найти
     -  Это  так, но что, если  бы  он  проследил нас не  до улицы Колеса? -
жалобно спросил Алек.
     - Ну, там мы всегда гораздо более осторожны. Никто еще не выследил меня
по дороге в "Петух".
     - Ну да, ты же никогда не  был таким  идиотом, чтобы оставить подробные
указания!
     - И все же, если учесть обстоятельства - я был слишком болен, чтобы как
следует соображать, а  ты попал  в незнакомую страну... Не представляю себе,
что еще ты мог тогда сделать,  разве что подождать с расспросами до тех пор,
пока мы не покинем корабль. Тогда ты многого не знал. Теперь знаешь.
     - Очень это утешит, когда из-за  какой-нибудь моей прежней  глупости мы
вляпаемся в  неприятности, - настаивал Алек, хотя и  стал выглядеть не таким
унылым. - Что, если следующим нас найдет Мардус?
     - Даже если то были его люди - те, что поджидали  корабль Раля, а, надо
признать, по описанию это именно они, - Раль же им ничего не сказал.
     - Так ты думаешь, мы в безопасности? Серегил мрачно усмехнулся?
     - Мы никогда не бываем в безопасности. Но я действительно  думаю,  что,
если бы Мардус выследил нас, мы бы об этом уже знали. Я вот что имею в виду:
Мардус  должен  бы  быть  безумцем, чтобы надолго задержаться  в Римини  при
теперешних обстоятельствах.







     Саризин сменился достином, зима все сильнее стискивала в своих объятиях
город. С гор  сползали  тучи,  и  сущие  снегопады,  а с  моря им  на  смену
приходили  холодные  дожди,  превращая  снег в  грязное  месиво под  ногами,
скользкое  и предательское.  Дым  из тысяч  труб мешался с  туманом, который
постоянно висел серой пеленой над самыми крышами.
     Приготовления к войне продолжались, сопровождаемые слухами и тревогами.
На скаланских  купцов  начали  нападать в Майсене,  их  склады  грабили  или
сжигали. Команды пленимарских вербовщиков, как  говорили,  добирались уже до
таких западных портов,  как Исил. До Римини  дошли сведения,  что на  верфях
Пленимара строится больше сотни новых кораблей.
     Крупных столкновений до весны  не ожидалось, но войска, сосредоточенные
в Римини, всем бросались в глаза:  они  ремонтировали укрепления и проводили
учения  за  городскими  стенами.  Серегил  и Алек  часто  ездили смотреть на
маневры царской  гвардии,  но их друзья  обычно были  слишком  заняты, чтобы
позволить себе что-то большее, чем поспешное приветствие.
     В  Макаре  под  бдительным  оком капитана Раля заканчивалось снаряжение
корабля. Как и предвидел Серегил, убедившись в  том, что ему можно доверять,
Раль  стал  заботиться  об  интересах  своего  тайного партнера, как о своих
собственных.
     До спуска корабля  на воду оставалось еще не меньше двух месяцев, но по
приказанию, Раля Скайвейк и Нитлс уже прочесывали порты по  всему побережью,
набирая  команду. Единственное, что Раль хранил в  тайне,  было имя корабля.
Когда Алек спросил его об этом, тот только подмигнул и ответил, что называть
имя судна, пока оно еще не спущено на воду, плохая примета.
     Хотя  происходящее  вокруг не оставляло  его  равнодушным,  Алек в  эти
зимние месяцы  был доволен жизнью. Он постепенно привык  к роли благородного
отпрыска  знатного рода  и утратил  стеснительность в присутствии знати.  Но
счастливее всего он бывал, оттачивая свое тайное искусство:
     выполняя вместе с Серегилом  поручения, поступающие для Кота из Римини,
или занимаясь работой наблюдателя.
     Он  также  научился ценить  удобства, предоставляемые  домом  на  улице
Колеса. В своей прежней жизни,  скитаясь с отцом по северным лесам, он знал:
зима  - это время  тягот, утомительных обходов капканов, неуютных ночлегов в
охотничьих избушках, безлюдной тишины заснеженного леса.
     Здесь  же  зимний  холод  и сырость  отступали  перед  огнем  постоянно
топящихся каминов, полы  устилали толстые ковры,  о еде и вине можно было не
заботиться. Даже  горячая ванна, прелести  которой он наконец оценил, была к
его услугам  в любой час  - в  специально  отведенной  для этого  комнате на
первом   этаже.   Потом,  по  прошествии   времени,  самыми   его  приятными
воспоминаниями  об  этих  днях  стали  воспоминания о  часах,  проведенных с
Серегилом ненастными вечерами у жаркого огня, когда холодный  дождь стучится
в ставни.
     Жизнь вместе  с Серегилом  казалась ему  волшебной;  жизнерадостность и
лукавый юмор старшего друга скрашивали бесконечную череду уроков. Чем больше
Алек  узнавал, тем  больше  он находил в  себе сходства с человеком, который
годами  страдал от жажды, не осознавая  этого,  и обнаружил, как хочет пить,
только  припав  к  источнику В свою  очередь, Алек  пытался  учить  Серегила
стрелять  из лука  и  упрямо отказывался признать полную безнадежность  этой
затеи.
     Однажды  в  ненастный  день  Серегил нашел  Алека в библиотеке;  юноша,
хмурясь, оглядывал книги на полках.
     - Ты ищешь что-нибудь конкретное?
     -  Что-нибудь  по истории, - ответил Алек, вынимая толстый том. - Вчера
вечером  в салоне  благородного Каллиена кто-то сказал, что будущая война не
уступит Великой  Войне. Вот я и заинтересовался, на  что та была  похожа. Ты
мне кое-что рассказывал, но я  подумал,  что  почитать про те  времена будет
интересно. У тебя найдется что-нибудь?
     - Здесь нет, а вот в библиотеке Орески об этом есть множество трудов, -
ответил Серегил,  радуясь  в  душе  этому проявлению  интереса:  Алек обычно
предпочитал более  подвижные занятия.  -  Можем поехать туда,  если  хочешь,
заодно повидаемся с Нисандером. Давно от него ничего не слышно.
     Мокрый снег налипал  на  плащи всадников по дороге из квартала знати  к
Дому Орески,  но  как только они оказались  в  зачарованных садах,  сменился
теплым  ласковым  дождиком.  Подставив  лицо  струям,  Серегил  подумал:  не
надоедает ли живущим здесь волшебникам это вечное лето?
     Оказавшись на  площадке второго этажа по дороге в башню Нисандера, Алек
толкнул Серегила локтем и показал вниз.
     Серегил   проследил  за  его  взглядом  и  увидел  Теро   и  Илинестру,
пересекающих атриум, держась за руки. В  этот момент Теро  откинул  голову и
весело расхохотался.
     -  Теро  смеется! - в изумлении  прошептал Серегил. Алек смотрел  вслед
паре, пока она не скрылась в одном из коридоров.
     - Как ты думаешь, он в нее влюблен?
     - Наверное, бедный глупец. А может быть, она его приворожила.
     Серегил  хотел пошутить  над Теро, но Алек  так отчаянно покраснел, что
Серегил  пожалел о своих словах Юноша никогда не говорил о своем собственном
бурном  свидании с колдуньей и  никогда не проявлял ревности, узнавая  о  ее
многочисленных  приключениях,  но  явно  оставался  чувствительным  ко  всем
упоминаниям о случившемся тогда
     На стук  в дверь  вышла Магиана К ее  седой косе пристали листья ивы, а
подбородок был испачкан землей.
     -  Привет  вам! - воскликнула  она, впуская их в  башню. - Я только что
выкопала в саду  превосходный фиалковый корень и  принесла  Нисандеру, а его
здесь и нет Ветис говорит, что он снова отправился к Лейтеусу-и- Маринису.
     - Астрологу? - вопросительно поднял бровь Серегил.
     -  Да. Нисандер  проводит  с ним  много  времени  последние недели  По-
видимому,  предстоит соединение планет, которым оба они интересуются. У меня
варится зелье,  так что я  не могу задерживаться, а  вы входите и  подождите
его.
     - Нет, у нас есть еще дела Может быть, мы увидимся с Нисандером позднее
     - Понятно. - Магиана помедлила,  всматриваясь  в лицо Серегила так, что
тот забеспокоился. - Вы ведь не встречались с ним в последнее время, верно?
     - Уже больше недели, - ответил Алек. - Мы были основательно заняты. - В
выражении  глаз  старой волшебницы  промелькнуло  что-то,  очень  похожее на
беспокойство, хотя она и старалась скрыть это. - Что-нибудь случилось?
     Магиана вздохнула:
     - Не знаю. Только он внезапно стал совершенно изнуренным... Я уже много
лет не видела его таким усталым. Он не желает об этом говорить, конечно, вот
я и подумала, не знаете ли чего-нибудь вы
     - Нет, - ответил Серегил - Как  и  сказал Алек, мы почти не  видели его
после празднества  Сакора,  кроме  как  мельком и по делу  Может  быть,  его
утомляют  эти его наблюдения вместе  с  Лейтеусом  Ты же знаешь, Нисандер не
щадит себя, когда чем-то занят
     - Наверное.  - ответила Магиана, хотя в  голосе  ее попрежнему  звучало
сомнение - Пожалуйста, заглядывайте к нему, когда только сможете - Она снова
поколебалась - Вы ведь не сердитесь за что-то друг на друга?
     Серегилу  внезапно явилось  воспоминание о той  ночи, когда они  вместе
расшифровывали  палимпсест Нисандер тогда внезапно посмотрел на него, как на
чужого  человека, и предупредил "Если ты проговоришься хоть о чем- нибудь из
того, что я сейчас тебе скажу, мне придется убить вас всех"
     Он  прогнал воспоминание  прежде, чем  оно  смогло отразиться у него на
лице
     - Нет, конечно За что мне на него сердиться?
     Выйдя  из башни  Нисандера,  Алек  следом  за  Серегилом  спустился  по
лабиринту лестниц и коридоров на первый этаж
     -  Библиотека Дома Орески  на  самом деле разбросана по всему зданию, -
объяснял Серегил на ходу  -  Залы, подвалы, кладовки, забытые шкафы  Талония
уже столетие  является библиотекарем, но я сомневаюсь,  что  даже она знает,
где что находится Некоторые книги общедоступны, другие хранятся под замком
     - Почему?  Они  такие драгоценные?  -  спросил  Алек, вспоминая  о  тех
великолепно украшенных свитках, которые давал ему читать Нисандер
     - Все книги драгоценны. Но некоторые еще и опасны.
     - Книги заклинаний, имеешь ты в виду?
     Серегил усмехнулся
     - Эти, конечно, тоже, но я думал о тех, что содержат  определенные идеи
Они могут быть опаснее любой магии
     Пройдя по  атриуму,  Серегил распахнул тяжелую дверь музея Они не  были
здесь после единственного  посещения во время болезни Серегила Проходя  мимо
витрины, где хранились руки дирмагноса, Тикари Меграеша, Алек помедлил, не в
силах удержаться  от любопытного  взгляда,  несмотря на  все свое отвращение
Вспомнив шутку, которую сыграл с ним Серегил в прошлый раз, юноша постарался
теперь не спускать с друга глаз
     Иссохшие пальцы  были неподвижны, но на дубовых  досках, к которым  они
были прикованы, острые ногти оставили свежие царапины
     -  Они кажутся сейчас тихими  - начал  Алек,  но тут  же одна из кистей
судорожно сжалась - Потроха Билайри, до чего же я ненавижу все это,  - Юноша
поежился и поспешно  отодвинулся от витрины - Почему они снова  задвигались?
Разве не считается, что руки, да и другие части тела, должны умирать?
     - Да  - Серегил  взглянул на бесплотные руки и озадаченно  нахмурился -
Да, должны
     Алек следом  за Серегилом вышел через еще одну тяжелую  дверь  в  конце
зала,  спустился по двум маршам лестницы и  оказался в коридорах,  тянущихся
под зданием во все стороны
     - Нам  сюда, - сказал Серегил, останавливаясь перед незаметной дверью в
одном из  них.  -  Подожди  здесь,  я  пойду найду смотрителя, чтобы он  нас
впустил
     Алек  прислонился к двери и  огляделся Стены  и  пол  были  сделаны  из
каменных плит, точно пригнанных  одна к  другой  На крюках  по стенам висели
изукрашенные  лампы, дающие  достаточно света, чтобы  коридор  был виден  из
конца в конец Алек как раз гадал, кто заправляет маслом все эти светильники,
когда вернулся Серегил, ведя сгорбленного старичка.
     Смотритель отпер дверь огромным железным  ключом и вручил Алеку кожаный
мешочек. В нем оказалось полдюжины крупных светящихся камней.
     - Огонь зажигать нельзя, - предупредил старик, прежде  чем с кряхтеньем
вернуться к своим делам. - Когда закончите, просто оставьте камни у двери.
     Алек  и Серегил оказались в просторном зале, тесно заставленном полками
с книгами и свитками.
     Алек вынул из мешочка один из светящихся камней, огляделся и застонал:
     - Чтобы найти здесь то, что нужно, потребуются часы!
     -  Тут  все очень  упорядочено  и снабжено указателями,  - заверил  его
Серегил, показывая на маленькие  карточки, тут и  там прикрепленные к полкам
На  каждой  карточке  выцветшими  чернилами было  написано  несколько  слов,
излагавших  содержание раздела "История Великой  Войны"  занимала  несколько
полок  в  глубине зала. Судя по непотревоженной пыли на  большинстве  томов,
последнее время мало кто интересовался этим предметом.
     Серегил неодобрительно пощелкал языком.
     -  Людям  следовало бы извлекать больше пользы из исторических  трудов.
Прошлое всегда определяет будущее:
     любой ауренфэйе хорошо знает это.
     Алек растерянно смотрел на тесно уставленные полки.
     - Да помилует меня Создатель, я же не смогу прочесть все это!
     -  Конечно,  нет, - ответил Серегил, взбираясь  на лесенку  и  исследуя
содержимое  верхней  полки  -  Половина  из них  даже не на  твоем  языке, а
большинство остальных невыносимо скучны Но все  же найдется  одна-две книги,
которые можно читать, если я только  вспомню, где их искать. Поройся-ка пока
там внизу; выбирай те, что меньше двух дюймов толщиной.
     Если в расположении  книг  и была  какая-то  система,  Алек не сумел ее
уловить.  Книги  на  скаланском  стояли рядом  с трудами на  ауренфэйском  и
полудюжине совершенно неизвестных юноше языков.
     Серегил же явно чувствовал себя здесь как дома. Алек смотрел,  как  тот
деловито переходит от  полки к полке со своей лесенкой, бормоча что-то  себе
под нос, и радостно улыбается, когда ему попадаются старые знакомые.
     Алек успел  отобрать  полдюжины  достаточно  тонких  томов,  когда  его
внимание  привлек изукрашенный переплет объемистой книги Он  подумал,  что в
ней могут оказаться иллюстрации, и потянул ее с полки На свое несчастье, тем
самым  он  нарушил  равновесие  соседних  томов,  и  содержимое  всей  полки
посыпалось на пол к его ногам.
     - Ух,  как здорово! - раздался насмешливый голос  Серегила откуда-то из
глубины зала.
     Алек  с  безнадежным  вздохом  отложил   отобранные  книги  и  принялся
восстанавливать порядок. Ведь  он не  так  уж и интересовался историей войн;
простой вопрос,  заданный Серегилу,  повлек за собой  больше сложностей, чем
дело  того  стоило.  Однако, ставя на  место стопку книг,  Алек заметил, что
из-за других,  не  упавших, что-то  торчит. Он  с любопытством  вытащил  это
что-то:  тонкую  книжечку  в  простом  переплете,  перехваченном  петлей   с
замочком. Привлеченный  ее размером, Алек попытался открыть книгу, но  замок
не поддался.
     -  Как дела? - поинтересовался  Серегил, подходя  к Алеку  с книгой под
мышкой.
     - Я нашел вот это позади остальных. Должно быть, оно туда завалилось  -
Присмотревшись внимательнее, Алек,  однако,  обнаружил, что  держит  что- то
вроде футляра, а не книгу. На нем не  было никакой надписи, которая говорила
бы о том, что внутри. - Я не могу его открыть.
     Алек еще раз потеребил замок, потом протянул находку Серегилу.
     Тот осмотрел замок и вернул футляр Алеку.
     - Дело не в  замке: запор проржавел насквозь, ржавчина и держит. Должно
быть, никто не открывал футляр много лет.  Да  может быть,  там и нет ничего
особенно интересного.  -  Он улыбнулся своей заговорщицкой улыбкой,  которую
Алек так хорошо знал.
     - Как, в таком месте?  - изумленно прошептал юноша. Серегил прислонился
к полкам и беззаботно пожал плечами.
     - И ведь в теперешнем состоянии от твоей находки никому никакой пользы.
     Бросив вокруг  быстрый виноватый  взгляд, чтобы  убедиться:  смотрителя
поблизости  нет, -  Алек вытащил  из-за голенища сапога свой кинжал с черной
ручкой и поддел им  петлю. Острое  как бритва лезвие  легко разрезало  кожу.
Спрятав кинжал, Алек осторожно открыл  футляр  и  вынул из него пачку листов
пергамента. Они были сильно запятнаны и обуглились снизу; некоторые страницы
сгорели почти наполовину. Листы были густо исписаны мелким почерком  с обеих
сторон.
     - Аура Элустри! - Взволнованно улыбаясь, Серегил взял  первый из них. -
Это написано  по-ауренфэйски.  Похоже  на какой-то  дневник...  - Он  прочел
несколько строк. - И тут определенно идет речь о войне.
     -  Пергамент ветхий, и  я почти ничего не разбираю, - сказал  Алек. - К
тому же мой ауренфэйский не на такой уж высоте...
     - Кому угодно  будет трудно это прочесть. - Серегил,  прищурившись, еще
какое-то время изучал  густо  исписанный лист, потом закрыл рукопись и сунул
ее  под  мышку  вместе с  выбранной им книгой. Просмотрев отобранные  Алеком
книги, он  отверг все, кроме двух, и начал торопить юношу: Серегилу явно  не
терпелось взяться за обнаруженный дневник.
     Вернувшись на улицу Колеса, они поднялись в спальню Серегила, запасшись
вином и фруктами.  Когда  огонь в камине разгорелся  и лампы  были  зажжены,
чтобы разогнать ранние зимние сумерки,  Алек и  Серегил устроились  на ковре
перед камином и начали изучать обнаруженные листы.
     Серегил пристально присмотрелся к одной из страниц.
     - Знаешь,  что это такое? - воскликнул он с  радостной улыбкой.  -  Тут
части дневника,  который вел во время  Великой Войны солдат-ауренфэйе. Алек,
это  же  свидетельство  очевидца  событий  шестисотлетней  давности!  Только
подумать,  что скажет о  такой находке Нисандер! Держу  пари,  никто даже не
знал, что дневник там лежит, иначе он оказался бы в другом хранилище.
     Страницы кое-где оказались  перемешаны,  и  потребовались  значительные
усилия, чтобы  разложить  их  по  порядку.  Переводить  с  ауренфэйского  на
скаланский особенной  трудности не  представляло, не то что читать мелкий  и
местами  смазанный  почерк. Серегил  наконец нашел  самую  раннюю  запись  в
дневнике и, устроившись в гнезде из подушек, начал читать вслух.
     Скоро  выяснилось,  что  автор  дневника - молодой лучник, входивший  в
отряд  добровольцев,  которым командовал  один  из вельмож.  Записи он делал
добросовестно,  но  содержали  они  в  основном  описания  мелких  стычек  и
сожаления  о   погибших  товарищах.   Солдат-ауренфэйе  своих   противников-
пленимарцев ненавидел и изображал гнусными и жестокими, хотя описания пыток,
которым те подвергали пленников, были, к счастью, немногословными.
     Первая  часть  записей заканчивалась  подробным рассказом  о  том,  как
солдат впервые увидел царицу  Герилейн. Он  назвал ее "некрасивой девушкой в
доспехах", но очень  хвалил ее полководческие таланты. Хотя сам  он, похоже,
говорил только  по-ауренфэйски, солдат привел выдержки из речи царицы  перед
Третьей  битвой у  Кротовой  Норы, которую  кто-то  ему  перевел. Скаланские
солдаты были описаны с восхищением: "Они яростны и полны огня".
     Растянувшись на  ковре и следя  за танцующими  на  потолке тенями, Алек
позволил своему воображению рисовать картины сражений. Когда Серегил читал о
Герилейн, первой  царице-воительнице,  он представил себе  на ее месте Клиа,
хотя некрасивой ее никак нельзя было назвать.
     Вторая часть дневника была написана в Майсене во время летней кампании,
когда к  отряду лучников присоединилось  несколько ауренфэйских волшебников.
Затем шла интригующая запись о "некромантах в рядах противника", но  на этом
страница обрывалась.
     Бормоча  что-то  себе  под  нос,  Серегил   стал   перебирать  немногие
остающиеся листы.
     - Ах, вот оно где. Часть записи  этого дня  сгорела, но дальше следует:
"И  наши  волшебники  вышли  вперед,  встали  перед  всадниками.  Скаланский
капитан, который столкнулся с этими пленимарцами двумя днями раньше, все еще
не  в  состоянии  говорить  о них, не бледнея и  не дрожа.  Бритиэль-и-  Кор
перевел  нам его рассказ о мертвецах,  встающих  с  земли, чтобы сражаться с
живыми.
     - Совсем как  в легендах,  - пробормотал Алек, забыв  на мгновение, что
это отчет о реальных событиях, а не баллада в исполнении барда.
     - "Мы  теперь уже слышим  такие рассказы слишком часто, чтобы  называть
капитана  безумным, - читал дальше Серегил. - Скаланский капитан утверждает,
что у пленимарцев есть  ужасный бог.  Приходилось слышать, как раненые враги
взывают  к Ватарне; теперь  выясняется,  что так они называют бога, истинное
имя которого не  осмеливаются произнести. Скаланцы, тоже  не произносят его;
вместо  этого  они  с  великой  ненавистью  говорят  о Пожирателе..."  Голос
Серегила прервался.
     - Пожирателе Смерти, - закончил за него Алек, поднимаясь на ноги. - Там
это написано,  не  так  ли? Совсем как в  пророчестве в храме  Сакора. Нужно
найти  Нисандера.  Пожиратель Смерти,  должно  быть, тот  самый  бог смерти,
приносящий несчастья, Сериа...
     Серегил кинулся к нему, разроняв листы, и зажал рукой рот юноши.
     - Не смей!  - прошипел он, побледнев как мел. Алек замер  и с  тревогой
посмотрел на него. Серегил судорожно вздохнул и стиснул плечо юноши.
     - Прости меня. Я не хотел тебя пугать.
     - Что случилось?
     - Помолчи минутку. Мне нужно подумать.
     Серегилу  показалось,  что  перед  ним  неожиданно  разверзлась  темная
бездна.
     Сериамайус.
     "...Если  ты проговоришься хоть о чем-нибудь из того,  что  я собираюсь
тебе сообщить, мне придется убить вас всех..."
     "...Пой вместе с нами, пой гимн Прекрасному, гимн Пожирателю Смерти..."
     На какую-то секунду единственным, в чем сохранялся хоть какой-то смысл,
Серегилу показалось прикосновение к  надежному  плечу Алека, мягкое  касание
его волос.
     Воспоминания  толпились  у него в мозгу, наступая  друг другу на пятки,
угрожая сложиться в ту самую ужасную картину, которой он не хотел видеть.
     Палимпсест,  в  котором говорилось  о  "Прекрасном"  и  который  привел
Серегила к  короне, окруженной  мертвецами.  Ужасная находка Микама в топях.
Истлевший  кожаный  мешочек,  сожженный Нисандером.  И  медальон,  обманчиво
простой деревянный диск. который  едва не убил Серегила безумием и кошмарами
-  снами  о  безжизненной  пустыне и  золотом  существе,  обнимающем  его  и
требующем свой голубой глаз -  глаз, который подмигивал из кровавой раны над
сердцем  Серегила.  Пение... сначала  в той безжизненной  пустыне,  потом  в
пещере,  скрытой в  глубинах  гор, пение, звучавшее, пока его кровь капала и
капала на лед. Угроза Нисандера - или это было предостережение?
     - Серегил, мне больно.
     Тихий напряженный голос  Алека вернул Серегила к действительности: рука
его стискивала  плечо юноши.  Серегил  поспешно  разжал пальцы и отступил на
шаг.
     Алек коснулся руки Серегила холодными пальцами.
     - Что случилось? Ты выглядишь так, словно увидел призрак самого себя.
     Ужасная боль пронзила сердце Серегила, стоило ему заглянуть в эти синие
глаза.
     "...Если ты проговоришься хоть о чем-нибудь..."
     Будь ты проклят, Нисандер!
     - Я  ничего  не  могу сказать тебе,  тали,  потому что мне пришлось  бы
лгать,  -  с отчаянием  проговорил  Серегил.  - Я собираюсь  кое-что  сейчас
сделать, а ты, пожалуйста, следи и ничего не говори.
     Взяв последнюю страницу рукописи, Серегил скомкал ее и кинул в огонь.
     Алек покачивался на каблуках, молча и озадаченно глядя,  как  пергамент
расцвел огненным цветком. Когда он сгорел, Серегил перемешал золу кочергой.
     - Но как насчет Нисандера? - спросил Алек. - Что ты ему скажешь?
     - Ничего, и ты тоже ничего ему не расскажешь.
     - Но...
     - Это не предательство по  отношению  к нему. - Серегил обнял  юношу за
плечи,  на  этот   раз  ласково,   и  повернул  так,   что   лица  их  почти
соприкоснулись.  -  Даю тебе слово. Я думаю, он уже знает то, что мы  только
что обнаружили,  но он не  должен заподозрить, что это и  тебе известно. Так
будет до тех пор, пока  я не скажу тебе, что  говорить об этом безопасно. Ты
понял?
     - Опять секреты, - с озабоченным и недовольным видом пробормотал Алек.
     -  Да,  опять  секреты.  Я  хочу, чтобы  ты  мне  верил,  Алек. Могу  я
рассчитывать на твое доверие?
     Алек  долго  смотрел  в огонь, потом снова взглянул в глаза Серегилу  и
ответил на неуверенном ауренфэйском:
     - Рей форил тос токун ме бритир. ври шруит я. "Ударь меня ножом в глаз,
я не поморщусь". Торжественная клятва, та самая, что  не  так давно  дал ему
Серегил. Серегил облегченно рассмеялся:
     -  Благодарю  тебя.  Если не  возражаешь, я хотел бы отдохнуть.  А пока
почему бы тебе не заняться остальными книгами, которые мы нашли?
     Алек,  не  говоря ни слова, двинулся к  двери, но  помедлил, прежде чем
уйти, и оглянулся на сидящего у огня Серегила.
     - Что значит "тали"? Это ауренфэйское слово?
     - Тали?  - На лице Серегила появилась прежняя кривая улыбка. -  Да, это
ауренфэйское  слово,  выражающее  привязанность,  довольно  старомодное. Его
можно перевести как "любимый". Где это ты его услышал?
     -  Я  думал... - Алек озадаченно посмотрел на Серегила,  потом  покачал
головой. - Не помню, наверное, в каком-нибудь салоне. Спи сладко, Серегил.
     - И ты тоже.
     Когда  Алек  ушел, Серегил встал у окна и прислонился  лбом к холодному
стеклу; он долго смотрел на темный сад.
     "Камень внутри  льда. Секрет  в  секрете. Безмолвие внутри еще большего
безмолвия".
     За все то время, что он знал Нисандера, он никогда еще не ощущал такого
расстояния между ними. И никогда не чувствовал себя таким одиноким.
     Прошло несколько дней, прежде чем Алек понял,  что никаких разговоров о
найденном  дневнике  больше не будет. Несмотря  на данную  клятву,  это  его
беспокоило. То.  что они что-то  скрыли  от  волшебника,  казалось,  создало
маленькую холодную пропасть в отношениях,  которые  до того  были безупречно
теплыми  и доверительными.  Впервые  за многие  месяцы  Алек  снова  задался
вопросом: кому предан Серегил?
     Как  ни старался юноша прогнать  эти мысли, они терзали его до тех пор,
пока однажды, прогуливаясь с Серегилом вечером по городу, он не выдержал.
     Алек опасался,  что Серегил  переменит тему  или  будет  недоволен, но,
казалось, тот ожидал вопроса.
     - Преданность,  а? Это нелегкая проблема для любого думающего человека.
Если ты хочешь знать, по-прежнему ли я предан Нисандеру, то ответ будет "да"
-  до  тех  пор,  пока  я уверен в  его честности по отношению ко мне. То же
относится к любому из моих друзей.
     - Но ты разве сомневаешься в его честности? - настаивал Алек.
     - Не сомневаюсь, хотя в последнее время это не так легко мне дается. Ты
слишком сообразителен, чтобы не заметить: между ним  и  мной остается  много
недосказанного. Я очень стараюсь быть терпеливым,  и ты тоже должен проявить
терпение. Но может быть, на самом деле проблема  не в этом. Не теряешь ли ты
доверие ко мне?
     - Нет! - поспешно ответил Алек; произнеся это  слово, он понял, что все
так и есть на самом деле. - Я просто пытаюсь понять.
     - Что ж, как я говорил, преданность - вещь непростая. Например, что  ты
скажешь:  преданы  ли-ты,  я  и  Нисандер  царице  Идрилейн  и  намерены  ли
действовать в интересах Скалы?
     - Я всегда считал, что это именно так.
     - Но  что, если царица прикажет, ради блага государства, расправиться с
Микамом? Кому я должен буду проявить верность: ей или ему?
     - Микаму. - ответил Алек не колеблясь.
     - Но  что, если Микам  предал Скалу, а мы ничего об этом не  знаем? Что
тогда?
     - Это просто смешно! -  фыркнул Алек. - Он  никогда  не  сделает ничего
подобного.
     - Иногда люди способны удивить,  Алек.  Может быть, он сделал бы это из
преданности  кому-то еще,  например, своей  семье.  Тогда он останется верен
жене и дочерям, но предаст царицу. Что перевешивает?
     - Семья, - ответил Алек, хотя и понял, что запутался.
     -  Безусловно. Всякий  должен ставить  интересы семьи превыше всего. Но
что,  если его вполне таким образом  оправданное  предательство будет стоить
жизни многим сотням  других семей? И что, если среди  погибших окажутся наши
друзья - Миррини, Силла, Теро... Ну, может быть, не Теро...
     - Не знаю. - Алек с неловкостью  пожал плечами. - Я не смогу решить, не
зная  подробностей. Думаю, я должен был бы  остаться верен ему, пока все  не
выяснится. Может случиться ведь и так, что у него не окажется выбора.
     Серегил строго погрозил ему пальцем.
     - Выбор есть  всегда. Никогда не думай, будто у тебя нет выбора. Что бы
ты ни сделал, это твое решение и твоя ответственность. Это тот самый случай,
когда понятие "честь" перестает быть пустым словом.
     -  Ну что ж, я все равно  считаю, что  сначала должен узнать, почему он
так поступил, - упрямо ответил Алек.
     -  Это хорошо.  Но предположим,  ты узнаешь,  что, несмотря на  всю его
доброту к тебе,  он  все-таки совершил  предательство.  Станешь  ли ты тогда
преследовать его и убьешь ли, как того требует закон?
     - Как я смогу!
     - Это  было  бы трудно Нельзя сбрасывать со счета доброту в прошлом  Но
предположи  такое  тебе точно  известно,  что  его поймает  кто-то  другой -
царские стражники, например - и что его ждет медленная и мучительная смерть.
Тогда не состоит ли твой долг как  его друга и человека  чести в  том, чтобы
даровать ему быстрый милосердный конец?  Если смотреть на вещи  с этой точки
зрения, то,  пожалуй, убийство Микама Кавиша было  бы  наивысшим проявлением
дружбы.
     Алек смотрел на Серегила, вытаращив глаза и открыв рот.
     - Как, черт возьми, мы договорились до того, что я должен  убить Микама
Кавиша? Серегил пожал плечами:
     -  Ты спросил насчет преданности.  Я ведь  сразу  сказал тебе,  что это
нелегкая задача.







     Теперь  руки  двигались  гораздо  чаще. Когда Нисандер  наклонился  над
толстой  хрустальной   пластиной,  закрывающей  витрину,  каприз   освещения
заставил его отражение лечь так, что  иссохшие пальцы  мертвого  некроманта,
казалось, впились  в его голову Лицо, которое  Нисандер видел  перед  собой,
было лицом очень старого  и очень усталого  человека Пока он  смотрел внутрь
витрины,  руки  медленно сжались в кулаки - сжались так сильно,  что кожа  в
одном месте лопнула, обнажив коричневую кость.
     Двинувшись через  безлюдный зал  музея  к двери  в его  дальнем  конце,
Нисандер почти ожидал услышать Голос из своих ночных кошмаров, выкрикивающий
свой ужасный  вызов из глубин подвалов Дома Орески. Мучительные сны теперь -
после возвращения Серегила из Ашекских гор - чаще посещали Нисандера
     Вызвав  волшебный  светящийся  шар,  маг  открыл  дверь  и  начал  свой
бесконечный спуск в подземелье.
     В  дни  юности здесь он встречался  с Магианой Даже  когда она осталась
непреклонной в своем решении сохранить безбрачие,  они часто бродили по этим
узким длинным коридорам.  Серегил  тоже часто приходил сюда с  Нисандером во
времена своего неудачного  ученичества,  задавал тысячи  вопросов и  во  все
совал нос.
     Иногда Нисандеру сопутствовал  и  Теро, хотя  теперь реже,  чем раньше.
Интересно,  приводила ли  его сюда Илинестра,  чтобы заниматься любовью, как
она приводила самого Нисандера? Да  будет ему  свидетелем Четверка, колдунья
была способна раскалить даже холодные камни силой своей неукротимой страсти!
     Представив ее  с  Теро, Нисандер  ошеломленно  покачал  головой,  яркая
райская птица в объятиях ворона...
     Он никогда полностью не доверял колдунье. Как ни велики были ее таланты
- и в магии, и в любви, - за нежной улыбкой всегда скрывалась алчность. Этим
она напоминала Теро, но тот был связан законами Орески, Илинестра же - нет.
     Тот  факт, что она сменила его ложе на постель Теро,  смущал  Нисандера
совсем  не  потому,  что когда-то он  пылал  к ней  страстью, хоть ему и  не
удавалось убедить в этом Теро. После  двух неприятных попыток все  объяснить
ученику Нисандер прекратил разговоры на эту тему.
     Другие волшебники, как было известно Нисандеру, могли бы счесть связь с
Илинестрой достаточным основанием, чтобы  прогнать  подмастерье,  однако  он
по-прежнему высоко ценил Теро и не хотел его терять.
     Теперь, в безмолвии подвалов, он снова должен  был признаться себе, что
дело тут не  только в  его уважении к способностям  Теро: Нисандер опасался,
что кто-нибудь из его  коллег  охотно возьмет Теро в ученики,  если появится
такая  возможность, тем  более что, по мнению  многих.  Нисандер неправильно
обращался с талантливым молодым магом и тот только терял время, находясь при
эксцентричном старике из восточной башни. В конце концов, одного подмастерья
он уже не смог обучить, не так ли? Так что неудивительно, что Теро проявляет
недовольство. Однако  Нисандер  знал  юношу  лучше остальных  и  был  твердо
уверен,  что  если  сейчас  предоставить  ему  свободу  выбора,  то  молодой
волшебник погубит себя О конечно, он получит мантию магистра, возможно, даже
вдвое  быстрее, чем другие подмастерья. В этом-то и состояла часть проблемы.
Теро был таким способным учеником, что большинство магов с радостью сообщили
бы ему все, что знают, быстро проложив ему путь к реальной власти.
     Но  такому  могучему волшебнику, каким Теро, несомненно,  станет,  мало
острого ума и безупречных умений. Если  эти его прекрасные качества не будут
направляться  мудростью,  терпением, сострадательным сердцем, то  они  могут
привести к неописуемым разрушениям.
     Поэтому-то  Нисандер держал Теро при себе, надеясь изменить его и боясь
отпустить.
     Были  моменты, вроде той  ночи,  когда  он  застал Теро ухаживающим  за
измученным после захвата твердыни леранцев Серегилом, когда перед Нисандером
разгоралась надежда:
     может  быть,  Теро наконец  начинает понимать, чего добивается  от него
старый волшебник, помимо усвоения магии.
     Дойдя  до  самого  глубокого подвала, Нисандер стряхнул задумчивость  и
поспешил к своей цели.
     Немногие обитатели Дома Орески имели основания посещать эти подземелья,
которые с незапамятных времен служили складом ненужных, непонятных и опасных
предметов.  Многие помещения  были  пусты  или  завалены  полуразвалившимися
пыльными ящиками. Некоторые двери оказались замурованы, и их контуры в стене
окружены магическими символами и  рунами.  В  тишине,  нарушаемой лишь тихим
звуком его  шагов по  влажному камню,  Нисандер все отчетливее слышал  голос
чаши и  его тонкое пронзительное  эхо -  звуки, слышные только тем,  кто был
специально обучен их улавливать. Голос чаши  был теперь  гораздо громче, чем
раньше.
     Роль деревянного диска  в этом  была незначительна: сила его  оказалась
ослаблена  отделением  от   остальных  семи,   которые,  как  было  известно
Нисандеру, где-то существуют. Иначе обстояло дело с хрустальной короной. Как
только он поместил ее  сюда, эхо голоса чаши усилилось, а с ним участились и
кошмарные сны Нисандера.
     И движения рук некроманта в музее.
     Для   Нисандера  оставалось  загадкой,  как   сумел   Серегил   выжить,
соприкоснувшись  с диском без  всякой защиты, кроме  собственного отторжения
магии. Не менее таинственным было и то, как  мало помогли Серегилу тщательно
наложенные Нисандером  заклинания и  чары,  долженствующие  защитить того от
влияния  короны В  первом случае Серегил должен был бы  умереть, во втором -
быть полностью  неуязвимым, однако оба раза  он получил тяжелые  ранения, но
выжил.
     Все  это  вместе  со  словами  оракула  из  храма  Иллиора,  сказанными
Серегилу, оставляло у  Нисандера  чувство  беспокойства: дело  тут было не в
простом совпадении.
     Он остановился у  знакомой  стены и повернулся к  ней лицом.  Тщательно
проверив,  что  никто не наблюдает  за ним  - ни  физически, ни  магическими
средствами,  -  Нисандер  произнес  могучее  заклинание,  дающее возможность
видеть сквозь камень стены и защитные чары маленький потайной покой.
     Погруженная  в  тьму столетий,  на единственной полке  стояла чаша. Для
непосвященного это был просто грубо вылепленный, а затем обожженный глиняный
сосуд, ничем не  примечательный. Однако этот неприглядный предмет  определял
всю жизнь Нисандера, как и жизни троих его предшественников.
     Хранителей.
     С одной стороны чаши в  хрустальном сосуде находился диск;  с  другой -
деревянный ящик с короной,  все еще покрытый  сажей  от дравнийских костров.
Подстегиваемый  любопытством,  Нисандер  произнес  заклинание,   открывающее
проход, и вошел в комнатку.
     Вокруг него угрожающе зазвенела  магия, несмотря на все защитные чары и
охранительные  заклинания  Нисандер  достал из  кармана  светящийся  каменьи
высоко поднял его.  Глядя на чашу, он вспомнил своих предшественников. Никто
из них,  даже Аркониэль,  и подумать не мог о  возможности добавить что-то в
этот потайной и так строго охраняемый покой. Ему же это удалось, более того,
он поместил  сюда целых  два предмета, и  теперь  в их  пении  билась  живая
энергия.
     Его руки  словно сами собой  протянулись  к двум предметам по  сторонам
чаши. "Что будет,  если открыть  сосуд, если  соединить эти  три предмета  в
отсутствие остальных? Что удалось бы узнать из такой попытки?"
     Палец  правой  руки  Нисандера коснулся  запора  на  деревянном  ящике,
осторожно потеребил его..
     Нисандер  резко отдернул  руки,  сделал охранительный  знак и  поспешно
вышел  из  покоя Оказавшись в коридоре, он  разрушил заклинание, открывающее
проход,  и бессильно  прислонился к  противоположной  стене,  слыша  громкое
биение своего сердца.
     Если всего три  фрагмента  целого могут навязать  такие мысли,  значит,
требуется еще больше повысить бдительность.
     "Навязать  такие мысли,  старик, -  прошептал издевательский внутренний
голос,  - или  раскрыть  твои собственные желания? Сколько раз  предупреждал
тебя  Аркониэль о том,  что соблазн - всего лишь зеркало, отражающее  темные
стороны души?"
     Как  всегда,  за этим  воспоминанием  последовали сожаления.  Аркониэль
дотошно и заблаговременно обучил его обязанностям Хранителя, показал лежащую
на нем  ответственность,  позволив разделить с ним  бремя тайны. С  кем  мог
разделить ее он сам? Ни с кем.
     Серегилу можно  было  доверять,  но  ему  не  давалась магия.  Теро был
талантливым волшебником, но ему недоставало... Чего?
     Смирения, грустно  решил Нисандер.  Смирения,  которое  научило  бы его
должным образом бояться  силы, заключенной  в этом  маленьком,  облицованном
серебром  покое.  Чем  больше  на  протяжении  лет  ученичества  проявлялись
дарования Теро, тем более уверялся  Нисандер в том, что соблазн его погубит.
Соблазн и гордость.
     Нисандер  внезапно  почувствовал  себя  гораздо  старше  своих  двухсот
девяноста восьми лет. Он прижал руку к  стене, укрепляя охранные заклинания,
усиливая защиту того, что должно оставаться скрытым во что  бы  то ни стало.
Это было  дело, которое,  как  Нисандер думал когда-то, он передаст ученику,
как  ему  самому  передал  его  учитель. Теперь  он совсем не  был уверен  в
будущем.







     Однажды, ближе к середине достина, ясным зимним днем,  когда Серегил  и
Алек  засиделись  за завтраком,  Рансер ввел в  комнату  девчонку-оборванку.
Серегил  вопросительно  взглянул на нее, узнав в  девочке  представительницу
отряда малолеток, зарабатывающих на жизнь доставкой сообщений.
     -  "Бека Кавиш  передает, что царская конная гвардия выступает  в поход
завтра на рассвете", - старательно продекламировала посланница.
     -  Спасибо. - Серегил вручил ей сестерций и придвинул поближе к девочке
блюдо со  сладостями.  Та заулыбалась, схватила  пригоршню конфет и спрятала
где-то в глубинах своих  лохмотьев. -  Передай сообщение капитану Миррини из
царской конной гвардии: "Как покровитель Веки Кавиш сочту за  честь устроить
ей и ее турме хорошие  проводы. Надеюсь, капитан найдет возможность прийти и
поддержать порядок.  Она  может  привести с собой также  кого пожелает, если
сумеет  организовать  Беке  и  ее  солдатам  увольнительную  на  всю  ночь".
Запомнила?
     Девочка с гордостью повторила послание слово в слово.
     -  Молодец. Отправляйся.  -  Серегил повернулся к  Алеку  и только  тут
заметил, что его молодой друг обеспокоенно хмурится.
     - Мне казалось, ты говорил, что до весны ничего не начнется?
     -  Ты имеешь в виду войну?  Она и не начнется, - ответил Серегил,  хотя
новость удивила его самого - Должно быть, у царицы  есть  основания ожидать,
что пленимарцы  нападут ранней весной, и она хочет, чтобы войска были уже на
границе на случай неприятностей.
     - Но у нас не будет времени послать за Микамом и Кари.
     -  Проклятие! Об этом я  и  не подумал. - Серегил задумчиво побарабанил
пальцами по полированной поверхности стола - Ну что ж Мы завтра поедем к ним
и сообщим новости. А пока нужно заняться подготовкой к вечеринке.
     Та же  девочка-посыльная скоро принесла ответ: капитан Миррини отпустит
лейтенанта  Кавиш  и  ее  солдат   на  ночь  и   надеется,  что  приглашение
подразумевает  достаточно  угощения  и  выпивки  Серегил  тут   же   занялся
приготовлениями с такой сноровкой, что поразил Алека
     За несколько часов оказались наняты  дополнительные  слуги,  приглашены
музыканты  со  скрипками,  флейтами и барабанами,  а из целой горы припасов,
доставленных  с рынка, поварихой и ее помощницами был приготовлен  настоящий
пир
     Одновременно из зала убрали все бьющееся,  установили длинные  столы  и
водрузили на них бочонки с элем и вином.
     На закате к дому на улице  Колеса подъехала  Бека во  главе своей турмы
Солдаты  производили внушительное впечатление в безупречных  белых штанах  и
зеленых камзолах с вышитыми на них эмблемами полка.
     "До  чего же они геройски  выглядят", - подумал Алек, который  вместе с
Серегилом  встречал  гостей  у  двери. Он  всегда немножко" завидовал  Беке,
оказавшейся в таком отборном отряде Мысль о том, как прекрасно участвовать в
горячей  битве  вместе  с   верными   товарищами,  определенно  была  весьма
романтической и привлекательной
     - Добро пожаловать! - воскликнул Серегил. Бека спешилась и поднялась по
ступеням,  ведущим в дом. Глаза  ее сияли почти так же ярко,  как начищенный
лейтенантский латный воротник на шее.
     -  Вы  оказываете нам  большую  честь, господа,  -  сказала она громко,
подмигивая хозяевам.
     Серегил поклонился и оглядел окружившую Беку толпу солдат
     -  Крутых  же  ребят  ты  привела.  Как  думаешь, они умеют вести  себя
прилично?
     - И не надейся на это, благородный Серегил. - лихо ответила Бека
     Серегил ухмыльнулся.
     - Ну так входите, все вы.
     Когда  мужчины и женщины  из  турмы Беки стали  проходить мимо Алека  в
парадный зал, его  благоговение перед ними несколько уменьшилось  До сих пор
он видел их только издали, во время учений - мчащиеся  фигуры, сшибающиеся в
учебном  бою Теперь же он разглядел, что большинство солдат ненамного старше
его  самого Некоторые  из  них явно были младшими  сыновьями  и дочерьми  из
благородных  семейств,  другие -  отпрысками  богатых  купеческих  родов  Но
нашлись и такие, кто смотрел  на роскошный зал в доме Серегила  разинув рот;
их происхождение  было  скромнее,  и  место в  гвардии они  заслужили  своей
отвагой да еще наличием коня и оружия
     -  Позвольте  представить моих  сержантов, -  сказала  Бека -  Меркаль,
Бракнил и Портус
     Пожимая руки  троице,  Алек  решил,  что двое  из  них  выслужились  из
рядовых.  Сержант Меркаль, высокая смуглая женщина, не имела двух пальцев на
правой  руке  -  частое следствие участия  в  сражениях.  Рядом с  ней стоял
Бракнил,  могучий суровый  воин  с  густой светлой  бородой  и  продубленной
ветрами  кожей.  Третий   сержант.  Портус,  был  моложе  и   держался,  как
аристократ.  "Интересно,  какова  его  история?"  - подумал  Алек.  Судя  по
рассказам Беки,  такие гвардейцы быстро получали  более высокий чин. Серегил
тоже пожал руки сержантам.
     - Не буду смущать вашего лейтенанта, рассказывая,  как давно я ее знаю;
скажу только, что учителями ее были лучшие фехтовальщики Скалы.
     -  Могу в это  поверить,  благородный  господин,  - ответил Бракнил.  -
Поэтому-то я попросился в ее отряд. Бека усмехнулась:
     - Сержант Бракнил слишком тактичен, чтобы признаться в  этом, но он был
одним из тех, кто обучал новобранцев и меня в том числе. Сначала я выполняла
его приказы.
     - Если у  человека есть  титул, это может обеспечить ему продвижение по
службе, но  не гарантирует истинных командирских качеств,  -  довольно кисло
заметила Меркаль.  - Особенно  если нет настоящей  войны,  чтобы  быстренько
поставить  все  на свои  места. Я знаю  многих,  кто  хоть  и  носит  латный
воротник, а до середины лета не доживет.
     - Меркаль у нас оптимистка, - хмыкнул Портус, и Алеку показалось, что в
словах  щеголеватого молодого  человека  заметен  выговор  уроженца  Нижнего
города.
     - Вроде бы еще рано посылать вас  на север?  -  находчиво  переменил он
тему разговора.
     - Уже есть угроза со стороны пленимарцев, - ответила ему Бека. - Царица
и майсенские архонты хотят, чтобы войска  заняли  позиции поближе к западной
границе Пленимара до того, как в следующем месяце развезет дороги. Да  они и
не делают секрета из своих планов. Конный полк Сакора и кавалерия Иркани уже
отправлены в Нанту. Нам предстоит охранять границу дальше на западе.
     - "Первые выступаем, последними возвращаемся", - гордо сказал Портус. -
Таков наш девиз еще со времен Герилейн.
     -  Царская конная  гвардия ведет  начало  от почетного эскорта, который
царь  Фелатимос  дал  дочери,  когда  оракул  призвал женщину  к  управлению
страной, - объяснил Серегил. - Герилейн удивила всех, когда повела его в бой
и выиграла сражение.
     Бракнил кивнул:
     -  Один из  моих  предков был  в том  отряде Герилейн,  и с  тех пор по
крайней мере один член нашей семьи служит в гвардии.
     Рансер, все еще занимавший свой пост у двери, торжественно объявил:
     - Капитан Миррини и командир Перрис.  Миррини  вошла вместе с  красивым
мужчиной в военной форме, которого Алек раньше видел во время учений. Бека и
ее солдаты вытянулись по стойке "смирно".
     Миррини  представила  своего  спутника,   который   командовал   другим
эскадроном того же полка, и, нахмурив брови, огляделась.
     -  Как, еще ни  одного  пьяного? Оправдывайся, если  сможешь, лейтенант
Бека!
     - Мы немедленно исправимся, капитан, - ответила Бека, покраснев.
     Серегил взял ее под руку.
     -  Мне подумалось, что твои солдаты  могут смущаться, если им  придется
танцевать  друг  с  другом.  Поэтому я позволил себе  пригласить еще гостей,
чтобы сделать обстановку более непринужденной.
     По  его  знаку музыканты заиграли зажигательную  мелодию, и в зал вошли
богато одетые мужчины и женщины, тут же смешавшиеся с солдатами.
     - Кто это? - спросила Бека, от удивления широко раскрывая глаза.
     Серегил бросил на Алека веселый взгляд.
     -  О,  просто  некоторые  мои  друзья с улицы  Огней. Они считают,  что
царские гвардейцы заслуживают только всего самого лучшего.
     Миррини  спрятала улыбку, а глаза  Беки раскрылись еще шире: она только
теперь поняла,  что означают цветные  банты на  одежде элегантных "гостей" -
белые, зеленые, розовые и желтые.
     Алек наклонился к уху девушки.
     - Как я понимаю, ты выберешь себе желтый цвет.
     -  А  как  понимаю  я,  благородный  Алек,  мне  предпочтительнее  твое
общество, - ответила Бека, беря его за руку. - Ну-ка, поразвлеки как следует
солдата.
     -  Ты  -  щедрый  хозяин,  - довольно  сказал  Серегилу  Перрис.  -  Не
возражаешь, если я присоединюсь к компании? Некоторые лица тут мне знакомы.
     - Безусловно, - с улыбкой ответил Серегил. Миррини подошла с ним вместе
к столу и позволила налить себе стакан вина.
     - Они  заслуживают, чтобы их  немножко побаловали, - сказала она, глядя
на веселящихся солдат с явной любовью. -  До весны теперь их не ждет ничего,
кроме холодных ночлегов и долгих маршей.
     - А потом? - спросил Серегил.
     Миррини взглянула на него поверх стакана и вздохнула:
     - А потом будет еще хуже. Намного хуже скорее всего.
     - Отряд будет готов к сражениям?
     - Настолько готов, насколько возможно для новобранцев.  Те, кто сегодня
здесь собрался, из лучших - как и Бека. Я только надеюсь,  что они останутся
в живых достаточно долго, чтобы стать закаленными бойцами. Этого им ничто не
может дать, кроме боевого опыта.
     К  полуночи Алек  был более пьян, чем когда-либо в жизни, и  не  только
знал по именам всех солдат  и всех куртизанок и куртизанов, но и протанцевал
с большинством из них.
     Он  как раз, пошатываясь, снова вышел в  круг с  Ариани -  голубоглазой
добродушной  девушкой  из  отряда Беки, -  когда  капрал Каллас и  его брат-
близнец Аулос подхватили его под руки и взгромоздили на стол.
     - Наш лейтенант говорит, что ты везунчик, - проорал Каллас, стаскивая с
себя камзол  и вручая  его Алеку. - Так  что  мы решили  сделать тебя  нашим
талисманом, малыш Алек.
     Алек натянул на себя форменный камзол и отвесил собравшимся поклон.
     - Я польщен!
     - Ты пьян! - крикнул кто-то из толпы.
     Алек обдумал это замечание, потом серьезно кивнул:
     -  Конечно,  пьян, но  разве  Создатель не учит  нас, что на  дне  чаши
находится дверца,  ведущая к мудрости... во всяком случае, к чему-то такому.
-  Схватив  наполовину полную бутылку с вином, Алек помахал ею в  воздухе. -
Ведь  чем  пьянее  я становлюсь, тем  храбрее  и  замечательнее  вы  все мне
кажетесь.
     -  Пророк, нашедший истину в  вине!  -  воскликнул  Каллас,  с шутливым
благоговением воздевая руки. - Благослови меня, о безбородый мудрец!
     Алек охотно плеснул на него вином.
     -  Долгой жизни  и деревянной  ноги  тебе,  сынок!  Смеясь и выкрикивая
приветствия, остальные солдаты
     столпились вокруг, чтобы тоже получить благословение. Тут
     Алек заметил,  что  многие новобранцы отсутствуют - как и гости с улицы
Огней.
     Алек, не  скупясь,  поливал  вином  своих  почитателей,  пока  не дошла
очередь до последней в ряду-Беки. Ее веснушчатое  лицо раскраснелось от вина
и  танцев, рыжие волосы выбились из косы и  стояли дыбом. Она была  такой же
пьяной, как все вокруг, и такой же счастливой.
     От ее улыбки у Алека, однако, по спине пробежал мимолетный отрезвляющий
холодок. Его подруга, почти сестра, уходит на войну...
     - Ну же, талисман, неужели у тебя  не  осталось  капельки везения и для
меня? - потребовала девушка.
     Схватив полную бутылку, Алек опрокинул ее над головой Беки.
     - Долгой жизни тебе и везения - и в сумерках, и при свете дня.
     Бека рассмеялась, чуть не  захлебнувшись вином,  стоящие кругом солдаты
радостно завопили.
     -  Молодец, талисман, - похвалил  Алека Каллас. - Такое  благословение,
пожалуй, сделает ее бессмертной!
     - Надеюсь, -  прошептал Алек,  глядя  на девушку  сверху вниз.  - Очень
надеюсь.







     - Хозяин!  На холм  поднимаются всадники!  - крикнул  Микаму  слуга,  с
которым тот пришел на заснеженное пастбище Микам влез на стог сена и  из-под
руки, чтобы глаза не слепило  послеполуденное солнце,  быстро оглядел долину
замерзшей реки. От  моста  в миле ниже по  течению  по  дороге скакали  двое
верховых.
     С тех  пор как он вернулся  из северных  земель прошлой  осенью,  Микам
подозрительно  относился к любым неожиданным  посетителям.  Несмотря на  все
заверения Нисандера, его  все еще беспокоила возможность появления Мардуса и
его банды.
     Поэтому приближающихся  всадников он разглядывал внимательно. Поскольку
те ехали неспешной  рысью  по торной дороге и оружие держали в ножнах, Микам
решил, что  это не враги  и  не  курьеры.  Расстояние  все  еще не позволяло
различить лица, но тут Микам узнал коней.
     Озабоченно  хмурясь,  он  растолкал  сгрудившихся  у  стога  жеребят  и
двинулся  к  дому.  Как  правило, неожиданный  приезд Серегила означал,  что
Микама ожидает  поручение  от главы наблюдателей.  Кари  была беременна  три
месяца,  и теперь ее не тошнило  все время; наоборот, она словно расцвела. И
все-таки  жена была уже не  такой молодой, как  раньше, и  Микаму совсем  не
хотелось сейчас ее оставлять.
     Во дворе к нему виновато обратился один из слуг:
     - Иллия  с собаками побежала встречать  гостей,  как только разглядела,
кто едет, хозяин. Я решил, что беды в том не будет.
     - На сей раз, Ранил, может, и не будет, но я не хочу, чтобы это вошло у
нее в привычку, - ворчливо ответил Микам.
     Вскоре по булыжнику двора зацокали копыта, и к дому подъехали Серегил и
Алек; Иллия гордо восседала на луке седла юноши. Оба гостя были бледны,  как
заметил Микам, но пребывали в хорошем настроении.
     - Может быть, мне все-таки лучше будет выйти за Алека, когда я вырасту,
-  болтала  Иллия.  -  Надеюсь, это не очень  заденет  твои чувства, дядюшка
Серегил.
     Серегил прижал руку к сердцу, как трубадур на гобелене.
     -  Ах,  прекрасная девица,  я убью тысячу  ужасных драконов  ради твоей
благосклонности  и  сложу их  дымящиеся  черные  потроха к  твоим прелестным
ножкам, лишь бы ты снова милостиво взглянула на меня.
     - Потроха!  - Иллия с оскорбленным видом уткнулась лицом в плечо Алека.
- Ведь ты не станешь приносить мне потроха, правда, Алек?
     -  Конечно,  нет, -  фыркнул тот. - Что  за отвратительный  подарок!  Я
принесу  тебе  глаза драконов, чтобы  ты  могла сделать из  них ожерелье,  и
чешуйчатые языки - вплетать в косы вместо лент.
     С радостным хихиканьем Иллия соскользнула с седла на руки Микаму.
     -  Послушай,  маленькая  птичка,  что это  ты взяла за манеру - убегать
одной? - спросил тот строго.
     -  Но  это же дядюшка  Серегил  и  Алек!  И я была не одна, -  добавила
девочка  самодовольно,  и  ее  шаль  совсем  сползла  с  плеч.  когда  Иллия
величественным жестом указала на  огромных  мохнатых псов, прыгающих вокруг,
словно генерал - на свое войско. - Быстрый и все остальные были со мной.
     - Ты  знаешь правила, молодая госпожа, - проворчал Микам. - Беги теперь
в дом и скажи маме, кто приехал. - Потом он  повернулся к  вновь  прибывшим:
то.  что  они были одеты скорее для  визита, чем  для дальнего  путешествия,
несколько успокоило его. - Что привело вас сюда?
     Серегил отстранил собак  и подошел к хозяину, чтобы вручить ему пакет с
письмами.
     -  Бека просила  нас отвезти их. Ее полк выступил  в  поход  сегодня на
рассвете.
     - Как сегодня?! Мы же должны были приехать, чтобы проводить ее!
     -  На  это  не  оказалось времени, -  быстро  сказал  Алек,  подходя  к
Серегилу. - Приказ был  получен только  вчера.  Впрочем, мы устроили ей и ее
солдатам хорошие проводы. - Юноша с виноватой  улыбкой потер лоб. - Думаю, я
все еще немного пьян.
     Серегил с шутливым неодобрением взъерошил ему волосы.
     -  Рансеру предстоит еще дня два разгребать обломки.  Учитывая  это,  а
также  жалобы от соседей, мы  решили, что благородным Серегилу и Алеку лучше
исчезнуть  на несколько дней. Вот мы и подумали, что скроемся здесь, если ты
не возражаешь.
     - Конечно, конечно,  - рассеянно  ответил Микам, вертя  в руках пакет с
письмами. - Куда их отправили?
     -  На западную  границу  Майсены,  -  ответил  ему Серегил. -  Говорят,
Идрилейн  хочет, чтобы они  заранее  прибыли на  место, пока дороги не стали
непроезжаемы,  - ведь  в клесине начнутся  оттепели. Царская конная  гвардия
выступила первой, но город кишит войсками. Идрилейн не собирается рисковать.
     Микам покачал головой, гадая, как воспримет новости Кари.
     -  Ранил,  займись лошадьми. Извините меня,  я быстренько взгляну,  что
Бека пишет.
     Когда Микам повернулся, чтобы войти в дом,  Серегил положил руку ему на
плечо. Бросив быстрый взгляд в сторону двери, он тихо сказал:
     - Есть и еще некоторые новости. Раль выследил нас в Римини месяц назад.
Микам замер на месте.
     - Тот торговец, хозяин речного корабля? Серегил кивнул.
     -  Какие-то солдаты,  говорившие  на чужом  языке  и разыскивавшие  нас
троих,  появились у реки после того,  как мы с Алеком  сошли с корабля. Раль
нас   не  выдал,   и   вскоре  его  корабль   затонул   при   подозрительных
обстоятельствах.  Мы, как  ты  знаешь,  все  время  настороже, и до сих  пор
неприятностей не было, но  с  приближением весны все может случиться. Это  -
еще  одна  причина,  по  которой  мы,  вернувшись  в  город,  переселимся  в
гостиницу.
     - А что обо всем этом говорит Нисандер? Серегил пожал плечами:
     - У него свои методы  - магические. До сих  пор он не  обнаружил ничего
угрожающего.
     -  Должно  быть, они потеряли  наш след в Майсене, - вставил Алек;  его
слова прозвучали  так, что  стало ясно: они с Серегилом не раз уже обсуждали
ситуацию. - Иначе на нас бы уже напали.
     -  Пожалуй, - согласился Микам. - И  все  равно разумно держать ушки на
макушке. Займитесь своим багажом, а я пока сообщу новости Кари.
     - Мы тогда не будем торопиться, - понимающе подмигнул ему Серегил.
     Кари восприняла известие об  отъезде Беки более спокойно,  чем опасался
Микам. Прочтя письма дочерей - Беки и  Элсбет. - она просто кивнула, сложила
листки и убрала их обратно в пакет.
     Старая  Арна и остальные  слуги собрались вокруг камина в  холле, чтобы
послушать подробный рассказ Серегила об отправлении Беки.
     -  Как  же  величественно  они выглядели, когда выезжали из города  при
свете факелов! - говорил он. - Клиа и другие старшие офицеры скакали впереди
в парадной форме - даже в шлемах. А следом - наша Бека во главе своей турмы,
с лейтенантским латным воротником  на  шее. Все  лошади  были в прикрывающих
голову и грудь бронзовых доспехах, которые звенели, как колокольчики.
     -  Она  пишет, что будет служить в отряде капитана Миррини,  - добавила
Кари, гладя темные кудри Иллии, сидевшей, положив голову матери на колени.
     - Миррини - лучший командир из всех  возможных, - сказал Микам, обнимая
жену. - Да и на границе пока что будет тихо. Пленимарцы  не смогут оказаться
так далеко на западе  раньше середины литиона,  а то  и начала  лета. У  нее
будет время освоиться до того, как начнутся бои.
     - Я так надеюсь на это, - пробормотала Кари. - От нее будут еще письма?
     -  Курьеров посылают туда  и  обратно  как  можно чаще,  -  заверил  ее
Серегил.
     - Это хорошо.
     Микам обменялся с  остальными обеспокоенными  взглядами, но Кари просто
убрала письма в карман и поднялась со своей обычной деловитостью.
     - Нам с  тобой, Арна, пора заняться ужином.  Микам, скажи слугам, чтобы
начинали накрывать столы. Вы. Дорогие гости, выбрали удачный день: сегодня у
нас пирог с олениной и запеченные в сливках яблоки.
     Ужин  был,   как  всегда,  шумным:  на  него  собрались  все  обитатели
Уотермида,  и  у  гостей  потребовали  подробного рассказа  об отсутствующих
хозяйских дочерях В этом деревенском поместье все были дружны и преданы друг
другу  Слуги  не  удовлетворились,  пока  дважды  во  всех  подробностях  не
выслушали описание полка, в котором служит Бека, и успехов Элсбет в храмовой
школе
     Позже,  когда Иллию,  несмотря  на  ее  громкие протесты,  отправили  в
постель,  а слуги начали расстилать свои матрацы  в жарко натопленном холле,
Микам и Кари присоединились к гостям в отведенной тем комнате.
     - Расскажи мне о  своей новой встрече  с этим Ралем,  - попросил Микам,
разлив по кружкам горячий ароматный сидр.
     Растянувшись на кровати, Серегил принялся красочно описывать, как они с
Алеком устроили  засаду, в  которую  попался Раль,  и  как потом все  вместе
сражались  с уличными грабителями Рассказ об  отваге  Алека  оказался  таким
лестным, что юноша, сидевший рядом с Кари, удивился и покраснел от смущения.
     - Здорово у тебя получилось, Алек, - рассмеялась Кари и обняла его.
     - Судя по  всему, этот  твой капитан Раль -  стоящий знакомец, - сказал
Микам.  -  Я, правда,  так  и подумал  еще  раньше, когда ты описал,  как он
отпустил вас с корабля.
     - Микам рассказывал мне кое-что о вашем путешествии, - сказала  Кари, -
но   мне   хотелось  бы  услышать  вашу   версию  Тот  моряк   действительно
засматривался на Серегила, Алек?
     - Я почти что сам начинал на него засматриваться, - ухмыльнулся Алек, -
стоило ему навести красоту. Только вышло так, что мне все больше приходилось
удерживать тех двоих на расстоянии друг от друга.
     Он  принялся  живописать,  часто  прерываемый  комментариями  Серегила,
старания  Раля   соблазнить  красотку,  и   Микам  заметил,  как  ловко  оба
рассказчика  избегают всяких  упоминаний о деревянном диске и его влиянии По
их  словам  выходило,  что Раль  просто наткнулся на Серегила в неподходящий
момент - когда тот был раздет. В результате история теперь приобрела гораздо
более юмористическую окраску, чем то, что Микам слышал в башне Нисандера
     - Ах, Серегил, - воскликнула  Кари, вытирая глаза кончиком фартука, - я
не  знаю никого,  кто умудрился  бы  влипнуть  в  такую  ситуацию,  а  потом
выпутаться из нее!
     - Мне пришлось  бы  гораздо хуже,  если  бы  Алек  не был  таким верным
защитником моей добродетели. - Серегил церемонно поклонился юноше.
     - Ах,  госпожа... - Алек  поднялся и, в свою очередь, отвесил ему такой
галантный поклон, что все снова покатились со смеху.
     - Я следила сегодня за выражением лица Серегила, -  сказала Кари, когда
они  с  Микамом  лежали в  темноте своей спальни - Он ведь влюблен  в Алека,
знаешь ли. В прошлый раз. когда они были здесь, и даже на празднестве Сакора
еще ничего такого не было, а теперь он определенно влюблен
     - Тебя это удивляет? - зевнул Микам, ласково  опуская  руку на округлый
живот жены: не почувствуется ли там биение новой жизни?
     -  Удивляет только одно - что  этого  не случалось  так долго. Впрочем,
сомневаюсь, что он сам об этом знает. А как насчет Алека?
     - Не думаю,  что  ему и  в голову  такое придет, особенно учитывая  его
воспитание.
     Кари протяжно вздохнула:
     - Бедный Серегил. Как  же ему всегда не везет  в любви. Хотелось бы мне
хоть раз увидеть его счастливым.
     -  Ну,  мне  кажется,  такой  шанс  у тебя  был лет  двадцать  назад, -
поддразнил ее Микам, покусывая ее голое плечо.
     -  Когда  он  влюбился  в  тебя,  имеешь  ты  в  виду?  -   Она  быстро
перекатилась, навалилась на него  и шутливо  прижала к кровати. - Может, мне
стоило  тогда отказаться от  тебя,  благородный господин? -  в свою  очередь
поддела мужа Кари. - Что бы ты тогда делал?
     - Трудно  сказать, -  ответил Микам,  одной рукой обнимая ее за шею,  а
другой поглаживая щедрые округлости бедер. -  Впрочем,  может, это и было бы
удобно: иметь любовника, так ловко управляющегося с рапирой.
     - Уж конечно: я ведь не беру с собой в постель ничего острого.
     - Ммм... это  я заметил, - удовлетворенно пробормотал Микам. -  Что  ж,
может быть, и хорошо, что все случилось так, как случилось.
     Объятия Кари были похожи на благословение, ее горячие губы прижались ко
лбу мужа.
     - Хотелось бы мне так думать.
     Серегилу  не  приходилось спать в одной  постели с Алеком со времени их
последнего приезда в Уотермид. Тогда  он просто не  обратил на это внимания:
гостей часто укладывали вместе, особенно в сельских домах.
     На этот же раз все было иначе.
     Он сам не заметил, когда и  как изменились его чувства. Месяцы, что они
были неразлучны и делили опасности, искренняя привязанность, возникшая между
ними почти с самого начала знакомства...
     "Все сходится", - подумал Серегил грустно, когда они стали раздеваться.
Ему  еще никогда  не случалось  влюбиться  в  кого-то,  кто  ответил бы  ему
взаимностью.
     Не то чтобы Алек не был к нему привязан в своей  добропорядочной манере
приверженца Далны - в этом  Серегил не сомневался. Сомневался он  в  другом:
что сердце Алека когда-нибудь забилось хоть чуточку быстрее при мысли о том,
что они окажутся в одной постели.
     Из  уважения к  скромности Алека - по крайней мере так он себе сказал -
Серегил натянул длинную ночную рубашку, прежде чем нырнуть под одеяло.
     Старая кровать,  сделанная с учетом  того, что- спать в ней будут не  в
одиночестве, была широка,  и  Алек, когда лег, оказался достаточно далеко от
Серегила.
     - Что-то ты  вдруг стал молчалив,  - заметил  он, совершенно не замечая
переживаний друга.
     -  Прошлой  ночью я  выпил  столько вина,  что  до  сих  пор  чувствую,
похмелье. - Серегил  изобразил  усталый  зевок. Можно было бы  перебраться и
лечь спать  в холле,  но ведь  потом  придется объяснять почему... Уж  лучше
остаться здесь и надеяться, что во сне не начнешь разговаривать.
     Алек с довольным вздохом устроился поудобнее.
     - Я  тоже. По крайней мере здесь мы  с  тобой сможем отдохнуть. Тут так
тихо. И никакой  работы по ночам. Никаких забот... -  Его  глаза  закрылись,
голос затих, дыхание стало глубоким и ровным.
     "Никаких забот..."
     Серегил  приподнялся,  чтобы  задуть  лампу, и замер, глядя  на  густые
золотые волосы  Алека, разметавшиеся по подушке.  Выражение лица  юноши было
мирным и простодушным. Губы приоткрылись в легкой улыбке, словно ему снилось
что-то приятное.
     На секунду Серегил представил себе, каково это было бы:
     золотая голова у него на плече, теплое тело прижалось к нему... Если бы
его  просто преследовало желание. Серегил легко  бы с  ним справился. Но то,
что  он  чувствовал  в  отношении Алека,  гораздо  дальше выходило  за рамки
физического влечения.
     Серегил любил его.
     Их разделяло  чуть больше ярда, но с тем же успехом между ними могло бы
быть  все  Осиатское море.  Позволив  себе только глубокий беззвучный вздох,
Серегил задул лампу и откинулся на постели, моля богов послать ему сон.
     Когда Микам поднялся  рано утром, он обнаружил Алека за колкой дров для
кухни.  Юноша сменил нарядный  городской костюм на  простую рабочую одежду и
весело  смеялся  над  чем-то  вместе  с  Арной и молоденькой  Джалис.  Микам
несколько  секунд  наблюдал за  ним  через дверь. снова удивляясь  тому, как
легко тот входит в повседневную жизнь поместья.
     "Или чего угодно другого, если уж  на то пошло", - поправил себя Микам,
вспомнив о том множестве ролей, которые Алеку пришлось играть с тех пор, как
он присоединился  к Серегилу.  Эти  двое  как вода -  вечно изменчивы, вечно
принимают новую форму.
     -  Прекрасный день  для охоты, - объявил Микам. -  В  лесах в этом году
развелось много оленей. Благородный господин все еще спит?
     Алек стряхнул веточки и кору со своей туники.
     - В последний раз, когда я заглядывал в  комнату,  он был  погребен под
грудой одеял. Кажется, он не очень хорошо спал этой ночью.
     - Вот как? - Микам подошел к ведущей во двор двери и захватил пригоршню
свежевыпавшего снега.  -  Ну,  тогда  пора его  будить, верно? Думаю, ему не
захочется пропустить такое прекрасное утро.
     Алек  тоже ухмыльнулся, зачерпнул  снега-  и  последовал  за  Микамом в
спальню.
     Ставни все  еще были  закрыты, но света в комнату проникало достаточно,
чтобы  различить  фигуру  под  одеялом на  той половине  кровати,  где  спал
Серегил.
     Микам  знаком  предложил  Алеку  напасть  одновременно.  Подкравшись  к
постели,  они  откинули одеяло и  швырнули  снежки -  тут  же обнаружив, что
атаковали валик от изголовья.
     Позади с треском распахнулись ставни, и два знакомых голоса завопили:
     - Доброе утро!
     Изумленные  Микам  и  Алек выпрямились  и  тут  же  получили  в лицо по
пригоршне снега от Серегила и  Иллии, с победным смехом заглядывавших в окно
снаружи.
     - Застать  меня  врасплох, еще чего!  -  воскликнул  Серегил,  и они  с
девочкой бросились бежать.
     - В погоню!  -  рявкнул  Микам,  вылезая в окно.  Началось безжалостное
преследование. Иллия мудро решила найти убежище на кухне; Арна защитила  ее,
погрозив нападающим медной поварешкой.
     Серегилу повезло  меньше. Он не был на высоте в схватках при свете дня,
споткнулся  об одну из собак, присоединившихся к погоне,  и оказался в руках
Алека.  Микам подбежал на подмогу, и вдвоем они окунули Серегила в  сугроб и
уселись на него.
     - Предатель! - отфыркиваясь, укорил  он  Алека, который сунул пригоршню
снега  ему  за шиворот. Однако  больше  ничего  сказать  Серегил  не  успел,
поскольку Микам залепил снегом ему лицо.
     - Я ведь твой должник, - ликовал тот. - И вот еще проценты!
     К  тому   времени,  когда  его  отпустили,  Серегил  походил  на  грубо
высеченную из сахара скульптуру.
     - Так  что ты скажешь  насчет охоты? - поинтересовался  Микам,  пытаясь
хоть немного отряхнуть друга.
     -  Ну,  вообще-то  говоря, я  предвкушал  спокойный денек у  камина,  -
задыхаясь, выдавил Серегил и принялся вытряхивать снег из волос.
     Микам тут же подхватил его и перекинул через широкое плечо.
     - Найди-ка мне свежий сугроб, Алек.
     - Вон там, справа, очень подходящий.
     -  Я  поеду, поеду  с  вами,  будьте  вы  прокляты!  -  взвыл  Серегил,
извиваясь, как кошка.
     - Ну что я тебе говорил? - засмеялся Микам, ставя Серегила на ноги. - Я
же знал, что ему очень хочется на охоту.
     Переодевшись  в  сухую  одежду  и  торопливо  позавтракав,   три  друга
вооружились  луками  и вместе с  собаками отправились  в  холмы,  окружающие
Уотермид.
     Собаки сначала  напали на след  кабана, но  Микам  отозвал их:  копий с
собой ни у кого не было.
     Все утро  охотникам  попадались только  птицы и  кролики. По  настоянию
Алека Серегил на этот раз тоже взял лук, и никто  больше его не был удивлен,
когда его стрела уложила взлетевшего из снега тетерева.
     К  полудню  охотники  стали уже  подумывать  о  привале, но тут  собаки
выгнали из еловой чащи лося. Преследование зверя  длилось не менее получаса,
прежде чем Алеку удалось  пронзить  стрелой  сердце  сохатого; тот рухнул на
землю, не успев сделать следующий прыжок.
     -  Ну  и выстрел, клянусь Создателем! - воскликнул Микам, спешиваясь  и
осматривая добычу.
     - Быстро и чисто. -  Алек опустился  на колени, чтобы рассмотреть, куда
попала стрела. - Так зверь не страдает.
     "С  той   же  милосердной   экономностью  Алек  убивает  и  вооруженных
противников". - подумал Микам,  глядя на  оперенную красным стрелу, торчащую
из груди лося.
     Охотники  разложили  костер  и  начали  разделывать тушу.  Работа  была
грязной: скоро  на  снегу вокруг стали  дымиться  алые пятна.  Вскрыв брюхо,
Микам бросил потроха собакам, а  Алеку  преподнес сердце  и печень -  как  и
полагается за смертельный выстрел.
     - Нам понадобится вода, чтобы все закончить, - сказал Микам, принимаясь
свежевать лося. Алек вытер окровавленные руки о снег.
     - Мы недавно проезжали ручей. Я наполню там бурдюки.
     Серегил оторвался от работы и долго провожал юношу глазами, пока тот не
скрылся между деревьями.  Проследив его взгляд, Микам  улыбнулся  про себя и
подумал о том, что накануне говорила ему Кари.
     - Он сильно вырос, правда? - рискнул он сказать через некоторое время.
     Серегил пожал плечами и снова взялся за лося.
     - Пришлось, раз уж он связался с такими типами, как мы с тобой.
     - Ты стал о нем очень хорошего мнения, как мне кажется.
     Серегил  тотчас понял,  что скрывается за  этими словами, и  его улыбка
сменилась жестким выражением.
     - Если ты думаешь, что я...
     -  Да ни за что на свете я не  стану плохо о тебе думать. Я просто хочу
сказать,  что твое сердце выбирает нелегкие пути, вот и  все. Ты ведь ничего
не говорил ему, верно?
     Серегил  старательно сохранял  на лице  безразличное  выражение, но его
плечи выразительно поникли.
     - Нет, и не собираюсь. Это было бы...  нечестно. Я имею на него слишком
большое влияние.
     - Ну  что  ж. он ведь любит тебя  по-своему. - Микам не смог придумать,
что бы сказать более оптимистичное.
     Последовало неловкое молчание. Закончив  свежевать лося, Микам  отложил
нож.
     - Ты имеешь какое-нибудь представление о планах Нисандера? Я не получал
от него ни единой весточки с самого праздника Сакора.
     В глазах друга Микам прочел тревогу.
     - Секреты,  Микам. Все еще  секреты. Он чуть с ума меня этим не свел, -
ответил Серегил, грея руки у костра.
     -  А самому  тебе  ничего  не  удалось узнать?  Серегил поворошил  угли
веткой.
     - Не  особенно много.  И к тому же  я  дал  клятву  ничего не говорить.
Прости меня, Микам.
     - Не извиняйся. Мы оба знаем правила игры.  А как,  кстати, относится к
этому Алек? Он достаточно сообразителен, чтобы  понять, что к чему,  а сбить
его со следа, пожалуй, не легче, чем тебя самого.
     -  Точно.   -  Серегил  невесело  засмеялся.  -  Я  беспокоюсь,  Микам.
Надвигается что-то очень плохое, а я не знаю, от кого исходит угроза.
     Микам опустился на корточки рядом с другом.
     -  Если  кто-нибудь и сумеет присмотреть за парнем, так это ты. Но есть
ведь вещи, о которых ты должен был бы ему сказать. Он имеет право знать.
     Серегил вскочил на  ноги и замахал рукой Алеку, который показался между
деревьями.
     - Еще рано, - проговорил  он  так  тихо, что  Микам не  смог разобрать:
приказание это или мольба.







     Проведя три дня в Уотермиде, Алек и Серегил под покровом ночи вернулись
в город  и  незамеченными добрались  до  "Петуха".  На  Рансера  можно  было
положиться:  он присмотрит за домом на  улице Колеса и  будет отвечать,  что
благородный Серегил в городе, но с ним не всегда можно увидеться.
     Триис  и   остальные  уже  отправились  спать,  когда   путешественники
добрались до дому, но в темной кухне все еще витали ароматы свежеиспеченного
хлеба, сушеных фруктов, чеснока и вина, а в очаге уютно тлели угли.
     Откуда-то немедленно  появилась  Руета  и пошла вслед за  хозяевами  на
второй этаж. Алек  сгреб  кошку  в охапку и  держал  ее, пока Серегил снимал
грозные  заклятия,  охраняющие  потайную  лестницу.  Алек  с  легкой улыбкой
слушал, как  Серегил шепчет волшебные слова, когда-то  казавшиеся ему такими
таинственными.
     Фраза, делавшая видимой лестницу,  звучала как  "Этуис миара  кориатуан
кирус", что  означало: "Твоя  бабушка оскорбляет цыплят".  Пароль на  первой
площадке был "Кларин маргил" -  "Малина  в  седле",  а дверь на самом  верху
отпиралась словом "ноденсе" - "почти".
     Серегил намеренно придумал эту бессмыслицу, чтобы никто не мог случайно
угадать  секретные слова.  Только  последняя  команда,  открывающая  дверь в
комнату Серегила, имела смысл: "Боктерса"  было названием его  родного дома.
Серегил  пересек комнату,  освещая себе  дорогу  светящимся камнем, и  зажег
огонь в камине. Когда пламя разгорелось, хозяин изумленно огляделся.
     - Клянусь  руками Иллиора, уж  не навел ли ты здесь порядок, прежде чем
отправиться на улицу Колеса?
     - Лишь  настолько, чтобы можно  было  безопасно  пройти  по  комнате, -
ответил  Алек, пробираясь к  своей аккуратной узкой  постели в  углу рядом с
очагом. Он  не особенно обращал внимание на тот беспорядок, в котором обычно
обитал  Серегил,  но   ему  действительно  не  нравилось,  если  босая  нога
натыкалась  на  какой-нибудь  острый  предмет или на  голову  падало  что-то
тяжелое с полки. Повесив рапиру и лук на стену над кроватью. Алек со вздохом
облегчения вытянулся на постели.
     Серегил опустился на кушетку перед камином.
     - Знаешь, мне пришло  в голову, что жить здесь тебе  не так  уж удобно.
После того как у тебя была собственная комната, хочу я сказать. Может, стоит
подумать о  расширении наших  покоев? Ведь с  каждой  стороны есть по пустой
комнате.
     - Не  беспокойся на мой счет. - Алек зевнул и закинул руки за голову. -
Меня вполне устраивает то, что есть.
     Серегил улыбнулся, глядя на пыльную паутину, колышущуюся над головой.
     - Меня тоже, если уж на то пошло.
     Удовольствие,   которое  Серегил  и   Алек  испытывали,  вернувшись   в
гостиницу,  оказалось несколько омрачено неожиданным  отсутствием работы. Те
поручения,  которые  накопились  за  время их поездки  в  Уотермид, касались
всяких мелочей, а всю следующую неделю и таких не попадалось.
     Впервые за время их знакомства Алек видел Серегила скучающим.
     К тому же конец зимы был самым неприятным сезоном в Римини, несмотря на
то  что дни  начали удлиняться.  Ледяные дожди  сменялись густым туманом,  и
серая сырость проникала, казалось, повсюду. Алек стал поздно просыпаться, да
и днем клевал  носом над всем,  чем бы ни занимался, убаюкиваемый постоянным
стуком дождя. Серегил же, наоборот, становился все более беспокойным.
     Вернувшись  от Нисандера одним промозглым днем в  конце  достина,  Алек
обнаружил, что  Серегил  трудится над чем-то  за  письменным столом. Лежащий
перед  ним  пергамент  был наполовину  покрыт  музыкальными  набросками,  но
Серегил,  казалось,  уже  утратил  интерес   к   своему   занятию.  Опершись
подбородком на  руку, он мрачно  смотрел  на  сгустившийся за  окном  туман,
словно отвергнутый любовник.
     - Ты узнал у Рири, нет ли чего новенького? - спросил он, не поворачивая
головы.
     - Ничего, - ответил Алек, кладя на стол полученные у волшебника книги.
     - Проклятие. Я уже узнавал во всех других  местах - тоже  ничего.  Если
люди решат вести себя так и дальше, мы завоем от скуки.
     -  Не  сыграть ли нам  в  бакши?  -  предложил  Алек.  -  Следовало  бы
попрактиковаться в тех уловках, что ты показал мне вчера.
     -  Может быть,  попозже.  Я что-то  не  в  настроении. - Виновато пожав
плечами, Серегил вернулся к прежнему занятию.
     "Как угодно", -  подумал Алек. Расчистив себе место у стола  в середине
комнаты,  он принялся изучать справочник по редким животным, который дал ему
Нисандер. Текст был  слишком труден для него, но  юноша упрямо расшифровывал
абзац за абзацем,  полагаясь  на иллюстрации, когда смысл написанного понять
не  удавалось.  За  окном клубился  холодный туман,  в  камине  потрескивали
поленья, рядом стояла чашка чая - можно было неплохо провести время.
     Занятие  Алека   требовало,   однако,  сосредоточенности,  поддерживать
которую  скоро оказалось невозможно:  Серегил встал  из-за стола и  принялся
бродить по комнате. Сначала он занялся было необычным замком, который как-то
попал  ему в  руки,  и  со скрежетом  стал  открывать  его  отмычкой.  Через
несколько  секунд он  бросил  замок на  полку  и исчез в своей  комнате, где
принялся рыться  в ящиках,  что-то громко говоря то  ли себе,  то  ли верной
Руете.
     Вскоре он появился  с целой охапкой свитков пергамента, сгреб  подушки,
разбросанные по всей  комнате,  и устроился на них  перед камином. Но читать
ему тоже  скоро  надоело.  С  громким шуршанием и под  недовольное  бурчание
Серегила  часть свитков полетела в огонь, а  другие пополнили собой  пыльную
кучу под кушеткой. Покончив  с этим делом,  Серегил откинулся  на  подушки и
принялся насвистывать сквозь зубы, отбивая такт ногой.
     Даже великолепный бестиарий, полученный от Нисандера, не мог  заставить
Алека не отвлекаться. Осознав,  что он только что прочел  одну и ту же фразу
по третьему разу, юноша аккуратно закрыл книгу.
     - Мы могли  бы потренироваться  в  стрельбе из  лука на заднем дворе, -
предложил он, стараясь скрыть раздражение. Серегил удивленно поднял на Алека
глаза.
     - Ох, прости. Я тебе мешаю?
     - Ну...
     Серегил со вздохом поднялся.
     -  Сегодня я не гожусь  для приличного  общества,  но надоедать тебе не
буду. -  С этими словами  он снова прошел в  свою  комнату и через несколько
минут появился в своем самом нарядном плаще. Как заметил  Алек, вместо мятой
туники на Серегиле теперь были камзол и штаны.
     - Куда ты отправляешься?
     - Думаю, просто немного прогуляюсь, подышу воздухом, - ответил Серегил,
стараясь не встречаться с Алеком глазами.
     - Подожди минутку, я тоже пойду.
     -  Нет-нет, ты  читай,  -  поспешно возразил Серегил. - И скажи  Триис,
чтобы она не ждала меня к ужину. Я могу вернуться поздно.
     Дверь за ним закрылась, и Алек остался один в комнатах.
     - Ну, по крайней  мере на этот раз он  не  взял  с собой свой  дорожный
мешок, - проворчал Алек, обращаясь  к Руете, которая свернулась клубочком на
стопке книг. Кошка только моргнула в ответ.
     Алек  снова  открыл книгу,  но обнаружил,  что  не в  состоянии  больше
сосредоточиться.
     Махнув на  чтение рукой, он заварил себе чаю  и, пока  тот настаивался,
заглянул в комнату Серегила, однако никаких указаний на то, что затеял друг,
в хаотическом беспорядке не обнаружил.
     "Что на него нашло - убежал как сумасшедший..."
     За  исключением  того  своего  таинственного  путешествия,  Серегил  со
времени  празднества  Сакора  во все  посвящал  Алека, делил с ним все  свои
занятия. Однако сейчас он вел себя не так, словно отправлялся на работу.
     На столе все еще лежал пергамент.  Алек наклонился и обнаружил наброски
песни.  Слова  кое-где  были  смазаны,  целые строчки вычеркнуты  или сильно
исправлены. То, что в конце концов осталось, выглядело так:
     Ах, утешь мое бедное сердце Поцелуем холодным как лед. Обещай, что лишь
мне  ты  отдашься,  Лги  хотя б  эту  ночь  напролет.  Сладок сон, но горько
пробужденье, Когда нас  разлучает рассвет. Мне  метаться в холодной постели,
Для других твой любезный привет.
     С  изумрудом глаза  твои  схожи, С чистым золотом  - кудри  твои. Стоят
дорого нежные ласки...
     Дальше  шел  еще  куплет, вычеркнутый так решительно, что было  ясно  -
автор совсем впал в меланхолию.
     Поля листа были заполнены всякими незаконченными рисунками -  полумесяц
Иллиора,  тщательно  вырисованный  глаз,  круги,  спирали, стрелки,  профиль
привлекательного  молодого человека. В нижнем левом углу оказался небрежный,
но легко узнаваемый портрет Алека,  комично хмурящегося над книгой, - должно
быть, Серегил увидел его отражение в оконном стекле.
     Откладывая лист,  Алек  заметил  знакомый переплет среди  сложенных  на
столе книг. Это  был футляр, в  котором хранился дневник солдата- ауренфэйе,
обнаруженный ими в библиотеке. Юноша считал, что Серегил вернул его вместе с
остальными трудами - ведь речи о нем больше никогда не заходило, как и о том
упоминании таинственного Пожирателя Смерти.
     Алек  открыл дневник и  начал осторожно перелистывать  ветхие страницы.
Хотя  он не мог прочесть записи, листы казались ему точно  такими же, какими
он их помнил.
     Вернув футляр на место. Алек впервые  задумался  о том,  не вызвано  ли
беспокойство Серегила,  которое он замечал в последние  дни, чем-то большим,
нежели просто непогода и  скука. Если  подумать,  ведь и в Уотермиде Серегил
был беспокоен. В те ночи, когда они спали в одной постели, друг его  метался
и что-то  бормотал во сне. Такого с  ним  раньше не  бывало. Что за  секреты
мучили Серегила?
     - А может быть, он просто  страдает по своей зеленоглазой возлюбленной?
-  принялся  вслух  размышлять  Алек,  с  любопытством   снова   проглядывая
написанное  на пергаменте.  Руета  не выразила никакого  мнения  по  данному
поводу,  и  вскоре Алек  стал бродить по  комнате, придумывая  разнообразные
невинные   вопросы,  с  помощью  которых  удалось  бы  навести  Серегила  на
интересующую его тему, когда тот вернется.
     Только когда еще это случится...
     Медленно  тянущийся  ненастный день угнетал  Алека; он снова  взялся за
книгу и читал до  тех пор, пока совсем не стемнело. Поднявшись, чтобы зажечь
свечу,  Алек  заметил,  что дождь прекратился. За окружающей  двор  стеной в
тумане приветливо горели фонари.
     Внезапно комната показалась юноше  тесной и душной. Почему, собственно,
ему бы и  не  выйти? Почему эта  мысль  не  возникла  раньше? Переодевшись в
камзол и плащ, Алек сбежал по лестнице.
     Дверь между кухней и кладовой  была открыта. Алек заметил Силлу,  мирно
кормившую грудью Лутаса  посреди суматохи приготовлений к  ужину и свободной
рукой перебиравшую яблоки в корзине. Малыш жадно сосал, вцепившись ручонками
в завязки распахнутого ворота, и обнаженная грудь женщины мерно колыхалась.
     Приключение  с Илинестрой изменило отношение  Алека  к  подобного  рода
зрелищам. Он виновато покраснел, когда Силла подняла  глаза  и  заметила его
через дверь.
     - Я думала, ты уже ушел, - окликнула она Алека.
     - Э-э... нет. Я только собрался...  То  есть... Видишь, дождь кончился,
вот я и решил прогуляться. - Он неопределенно махнул рукой в сторону двери.
     - Не подержишь ты малыша минутку,  прежде чем уйти?  -  спросила Силла,
отрывая малыша от соска. - У меня рука отвалится, если не переложить его.
     Алек  взял  ребенка  и  держал его,  пока  Силла передвигала корзину  и
обнажала другую грудь, набухшую от молока. Тонкая  струйка брызнула из соска
при движении;
     Алек стоял  так близко, что заметил жемчужные капли, упавшие на красную
кожуру  яблока.  Он отвел  глаза, почувствовав головокружение.  Лутас  сонно
пискнул и принялся сосать полу плаща Алека.
     - Если посмотреть, с  какой  жадностью он  сосет,  можно  подумать, что
бедняжке  лишней капельки  не  перепадает, а ты только посмотри на  меня!  -
весело воскликнула Силла, отбирая  у Алека сына и  прикладывая его к  другой
груди. -
     Да  помилует  меня  Создатель, молока у меня  больше,  чем у  козы моей
бабушки!
     Не  в  силах  придумать  подходящего ответа,  Алек  поспешно  кивнул  и
повернулся к двери.
     - Эй. Алек, вот тебе за труды. - Силла кинула ему яблоко.
     Пальцы юноши  ощутили влагу на кожуре;  Алек торопливо  сунул  яблоко в
карман и выскочил во двор.
     Там, подставив лицо прохладному туману, он позволил себе со смесью вины
и удовольствия мысленно воссоздать всю сцену. Силла  никогда не обращалась с
ним иначе как  с другом, и до сих пор Алеку в голову не  приходило  видеть в
ней привлекательную женщину Конечно, она по крайней мере лет на шесть старше
его, и вряд ли ее отношение к нему изменится.
     Поправив  перевязь  с рапирой и  поглубже  натянув капюшон  плаща, Алек
вышел за  ворота,  не зная еще,  куда пойдет. Туман пах дымом и  морем. Алек
перебросил полу плаща через плечо, наслаждаясь холодным ночным воздухом.
     Обойдя стороной Жатвенный рынок, он через улицу Кузнецов вышел на улицу
Золотого  Шлема и двинулся  по ней,  любуясь  катящимися мимо экипажами. Как
только Алек вышел к фонтану Астеллуса, его неожиданно словно осенило.
     Напротив светлой, похожей  на  храм колоннады,  за запруженной  народом
площадью  высилась  изящная  арка,  за которой начиналась улица  Огней. Алек
много раз проходил  по  ней по дороге  в театр или в игорные дома, и Серегил
часто  шутил, что  на обратном пути им  стоило  бы заглянуть в  какой-нибудь
притон, но почему-то  до  дела так и не  дошло. Алек и не  думал, что когда-
нибудь дойдет. До этого вечера.
     Цветные фонари - розовые, желтые, зеленые и белые  - мягко сияли сквозь
туман; каждый  цвет  говорил  о том, какого рода услада ждет  гостя. Розовый
означал женщин для мужчин, знал Алек, белый - женщин для женщин;
     желтый  также приглашал  женщин, но  в  соответствующих домах их  ждали
продажные  мужчины.  Самым загадочным для  Алека, однако, оставался  зеленый
цвет,  означавший услуги мужчин для мужчин-гостей. Что  еще более усугубляло
смущение юноши, у некоторых зданий одновременно горели фонари разных цветов.
     "У меня нет никаких причин нервничать", - подумал Алек, входя под арку.
В конце  концов, одежда его нарядна, в кошельке хватает золота,  и благодаря
Илинестре он не вовсе  уж неопытен.  Как неустанно  повторяли его друзья, он
уже достаточно взрослый  для подобных развлечений.  Нет вреда  в том,  чтобы
просто оглядеться. Ведь любопытство - не грех.
     Как всегда, на улице было много народу. Всадники на породистых лошадях,
экипажи  с гербами  знатных  семейств  и  богатых купцов  тянулись  сплошной
чередой.  Алек шел, с новым интересом поглядывая на те  дома, перед которыми
горели  розовые фонари.  Всюду ему попадались группы богато  одетых  молодых
людей, и их громкий смех отдавался эхом в темноте.
     Женщина в форме царской стражи нежно прощалась с полуодетым  мужчиной у
входа  в  дом  с  желтым  фонарем. Из следующей  двери, освещенной  розовым,
вывалилась  компания матросов  во главе с  неустойчиво  держащимся  на ногах
капитаном и  после  бурного  обсуждения  двинулась  через улицу  к зданию  с
зеленым  фонарем.  Во  всех  окнах  сияли   огни,  из-за   дверей  доносился
приглушенный смех и звуки музыки. придавая всей улице праздничный вид.
     Только теперь Алек сообразил, что одного только цвета светильника перед
домом  недостаточно  для  принятия  решения.  Нет  сомнения, Серегил  мог бы
подсказать ему  подходящие места, но сейчас это  ничего  не давало Алеку.  В
конце концов он выбрал один  из домов ближе к  середине улицы только потому,
что  ему приглянулась резьба на двери. Как  раз  когда юноша собрался войти,
дверь напротив распахнулась, и из нее  высыпала группа молодых людей; вместе
с ними на улицу хлынул поток света и музыки. Внутри кто-то пел, и этот голос
заставил   Алека  замереть  на  месте.  Чистый  звонкий  тенор,  несомненно,
принадлежал Серегилу.
     С изумрудом глаза  твои  схожи,  С чистым золотом  - кудри твои.  Стоят
дорого нежные ласки, Но бесценно признанье в любви.
     "Ага! Так вот ты где, - подумал Алек. - И ты всетаки придумал последнюю
строчку".
     Гадая о том,  какую  из своих ролей  выбрал Серегил  этой ночью,  юноша
пересек улицу  и  быстро  поднялся  по  ступенькам.  У  входа  в  просторный
вестибюль он столкнулся с высоким, изысканно одетым человеком.
     - Добрый вечер! - воскликнул тот, слегка опираясь на плечо Алека, чтобы
сохранить равновесие.  В волосах незнакомца серебрилась седина, но улыбка на
длинном красивом лице была совсем мальчишеская.
     - Прости, я не смотрел, куда иду, - извинился Алек, отчаянно покраснев.
     - Ничего страшного. Я  рад встретить любого, кто так торопится войти  в
мой дом. Мне кажется, раньше тебя не было среди моих гостей. Я Азарин.
     Алек почувствовал, как привычно оценил  его  брошенный вскользь  взгляд
голубых глаз. Человек не назвал  своего второго имени и  не поинтересовался,
как зовут Алека.
     Как видно, Азарин удовлетворился увиденным, потому  что подхватил юношу
под руку и с ласковой настойчивостью повлек к занавешенной арке.
     - Входи, мой  юный друг, -  горячо прошептал он,  отдергивая занавес. -
Думаю, ты найдешь компанию себе по вкусу.
     - На самом деле я...
     Окинув комнату  взглядом,  Алек замер на месте, забыв  даже о намерении
разыскать Серегила.
     За занавесом  начиналась широкая  лестница, ведущая в роскошный,  мягко
освещенный зал, полный запахов  благовоний.  Стены,  по  скаланскому обычаю,
оказались покрыты искусными росписями,  однако, хотя эротическая  тема часто
встречалась на фресках в  домах, где Алек  бывал, ничего подобного он раньше
не видел.
     "Так вот что значит зеленый  цвет", - подумал  он ошарашенно, чувствуя,
как сердце замирает в груди при взгляде на эти картины.
     Фрески  были  выполнены  в  виде отдельных  панно, и  каждое изображало
привлекательных  обнаженных   мужчин,  сплетающихся  в   страстном  объятии.
Разнообразие  поз   было   просто   поразительным.   Многие   из   подвигов,
запечатленных живописцем, явно требовали недюжинных акробатических талантов,
а некоторые, решил Алек, были просто плодом фантазии художника.
     С  трудом  оторвав  взгляд  от  росписи, Алек  быстро оглядел  тех, кто
собрался в этом  удивительном зале. На  кушетках, расставленных  вдоль стен,
раскинулись  мужчины всех возрастов;  некоторые обнимали друг  друга, другие
слушали молодого  флейтиста, расположившегося у  камина,  третьи  смеялись и
шутили,  наблюдая за азартными играми, столы для которых были расставлены по
всему помещению. То и дело по лестнице, ведущей на верхний этаж, поднимались
пары или небольшие группы. Все здесь было вполне благопристойно, хотя многие
из присутствующих не имели на себе ничего, кроме распахнутых халатов.
     Посетители в  основном  казались  представителями  аристократии, однако
Алек заметил и нескольких военных - из царской гвардии, из городской стражи,
из флота; мелькнул  даже  алый камзол стража из Дома  Орески. Некоторые лица
были Алеку знакомы - поэт Ритиен у окна читал завороженно слушающей компании
очередное творение.
     Куртизаны - если таково было правильное  название - оказались совсем не
такими, как ожидал Алек. Хотя некоторые были изящны и смазливы,  большинство
выглядело как атлеты или воины, и вовсе не все были молоды.
     Алек  больше не слышал голоса Серегила, но  заметил друга на кушетке  у
камина. Тот полулежал, обняв красивого  златовласого юношу, и смеялся вместе
с  ним над какой-то шуткой. Когда  молодой  куртизан повернул  голову,  Алек
узнал его  -  это было  то самое лицо, которое  Серегил нарисовал  на  полях
пергамента с набросками песни. Даже  издали Алек видел, что у  юноши зеленые
глаза.
     Сердце  Алека  болезненно  сжалось,  когда  он  все-таки заставил  себя
посмотреть прямо на Серегила.
     Тот   был  одет  только  в  штаны  и  распахнутую  на   груди  рубашку,
взлохмаченные  темные  волосы   рассыпались  по   плечам.   Тонкий,  гибкий,
непринужденно  держащийся, Серегил вполне мог  сойти за одного из обитателей
этого дома. Да по правде говоря, признал в душе Алек, он затмевал их всех.
     Серегил был прекрасен.
     Все еще стоя у  входа, Алек ощутил странное  раздвоение.  Прежний Алек,
воспитанный  в  строгости  северянин,  рвался  прочь  из  этого  загадочного
экзотического  зала, не  желая видеть, как его  друг  рассеянно  поглаживает
золотые кудри - точно так же, как совсем недавно ласкал кошку.
     Но новый Алек, Алек из Римини, не собирался никуда уходить, очарованный
элегантным   декадентством   всего   вокруг  и   влекомый   своим   извечным
любопытством. Серегил пока еще его не заметил; возможность видеть его в этом
доме, в этой  компании  заставляла  Алека  чувствовать  себя так, словно  он
шпионит за кем-то совсем незнакомым.
     Необычная  мужественная красота Серегила, сначала им неоцененная, потом
ставшая привычной за  месяцы неразлучного  соседства, теперь, казалось, сама
бросилась  ему в  глаза  на фоне многолюдной толпы. Большие  серые глаза под
выразительно изогнутыми бровями, изысканная форма головы, подвижный рот, так
часто кривящийся в насмешливой  улыбке, а сейчас застывший  в  покое... Пока
Алек смотрел  на Серегила, тот  откинул голову, рубашка распахнулась, открыв
взгляду  высокую  гладкую  шею  и  скульптурные   формы   груди   и  живота.
Завороженный  и  смущенный,  Алек ощутил робкий трепет  чувства,  которое он
вовсе не думал испытать по отношению к своему другу и учителю.
     Все еще стоящий рядом Азарин по-своему понял растерянное выражение лица
юноши.
     -  Если ты  простишь мою  дерзость, позволю себе предположить, что тебе
может не хватать опыта в таких делах.  Пусть  это  тебя  не смущает. В  ночи
много  часов, не спеши. -  Он изящным жестом указал на росписи стен. - Может
быть, ты найдешь здесь подсказку.  Или,  возможно, ты  пришел  ради  кого-то
определенного?
     - Нет! - Алек, внезапно пробужденный от задумчивости, сделал шаг назад.
- Нет, на  самом деле я...  Я хочу сказать - я заметил, как  сюда  вошел мой
друг. Я просто ищу его.
     Азарин кивнул и доброжелательно ответил:
     - Понимаю. Но раз уж  ты  здесь,  почему  бы тебе не  присоединиться  к
компании?  У  нас сегодня новый музыкант, только что приехавший из Цирны.  И
позволь  угостить  тебя вином. -  По  незаметному знаку Азарина от  группы у
камина отделился молодой  человек и подошел  к ним. - Тириен  позаботится  о
тебе, пока я отлучусь. - Окинув молодых людей благосклонным взглядом, Азарин
скрылся за занавесом.
     -  Рад знакомству, молодой господин,  - приветствовал Алека Тириен. Его
лицо  с  мягкой  бородкой обрамляли  густые  блестящие волосы,  черные,  как
вороново крыло. Улыбка казалась искренней и  дружелюбной.  Тириен был одет в
штаны, сапоги и свободную рубашку  из  тонкого льна;  в  первый момент  Алек
принял его за аристократа. Иллюзия развеялась, однако, когда молодой человек
наклонился ближе и сказал:
     -  Если  желаешь, у  камина есть свободная кушетка.  Или ты предпочтешь
сразу же подняться наверх?
     На какой-то ужасный момент Алек лишился дара речи:
     что,  во имя  Иллиора, ему  теперь  делать? В  отчаянии оглянувшись, он
случайно посмотрел на одно из панно. Юный куртизан проследил  его  взгляд  и
ухмыльнулся:
     - О да,  я  очень хорош в  таких вещах. Только, как ты можешь заметить,
нам понадобился бы еще и третий участник.
     Глаза  Серегила  широко  раскрылись  от  искреннего удивления, когда он
заметил  у  входа в зал Алека; изумление  сменилось горько-сладким чувством,
более сильным, чем простая радость встречи.
     Парень,  конечно, забрел в заведение Азарина по ошибке - напряженность,
написанная на его лице, и предательский румянец не оставляли в том сомнений.
     "Лучше  пойти выручить беднягу", -  подумал Серегил.  но не  тронулся с
места, наблюдая за разворачивающейся сценой.
     Быстро оглядев  зал, Серегил заметил, что  Алек привлек к себе внимание
многих из гостей.  И неудивительно, решил он с собственническим чувством. На
секунду Серегил позволил себе смотреть на Алека так, как смотрели другие; он
увидел стройного,  скромно одетого юношу с  тяжелыми  локонами  цвета  меда,
обрамляющими тонкое  лицо, освещаемое синими глазами, не уступающими  цветом
вечернему летнему небу. Он напоминал дикое животное, готовое убежать, однако
его обращение с молодым куртизаном было почти изысканным.
     Тириен  склонился   еще  ближе,  и  маска  самообладания  на  мгновение
соскользнула с лица Алека,  обнажив... что? Без сомнения, панику, но не было
ли там еще и нерешительности?
     Теперь уже Серегил не мог скрыть от  себя охватившую  его горячую волну
ревности.  Очень  недовольный  собой,  он  начал  высвобождаться из  объятий
Витрина.
     -  Ты  собираешься  подняться  наверх  прямо сейчас?  -  спросил  тот с
надеждой, кладя теплую руку на бедро Серегилу.
     Прикосновение заставило того  помедлить. Серегил провел ладонью по щеке
юноши,  наслаждаясь ощущением  слегка  шершавой  кожи.  Да,  этот  красавец,
которому он уже какое-то время отдавал  предпочтение,  обладал  своеобразным
очарованием, не говоря уже о талантах, заставлявших сердце Серегила замирать
даже  в  момент удовлетворения желания. Витрин, как и  многие  ему подобные,
дарил  страсть -  безопасную, не оставляющую  чувства  вины,  не  налагающую
обязательств.
     - Через некоторое время. Мне нужно сначала кое с кем поговорить.
     Он  выручит  Алека  из  того  неловкого  положения,  в  которое  тот по
неопытности  попал,  так что  юноша сам сможет  решать, отправляться  ли ему
наверх с  Тириеном, решительно сказал  себе Серегил, а потом  уж  насладится
удовольствиями, которые ждут его в мягкой постели Витрина. Все очень просто.
     Алек быстро сообразил, что Тириен  не собирается позволить ему от  себя
отделаться. Его все более смущенные заверения, что он не имеет опыта в таких
делах,  только  подогревали интерес  куртизана.  Алек уже  не  в первый  раз
сталкивался с подобным  отношением: привлекательный девственник в Римини был
редкостью, за которой охотились.
     На  какой-то момент Алеку показалось, что  Тириен вполне привлекателен,
однако  он поспешно  прогнал предательскую  мысль: нужно было придумать, как
выпутаться из этой истории.
     К своему облегчению, тут он увидел приближающегося Серегила.  Тот, явно
развлекаясь,  незаметно просигналил ему "нуждаешься в помощи?". Алек ответил
быстрым кивком.
     В ответ Серегил подошел вплотную и обнял Алека за талию.
     - Наконец-то! Прости  меня, Тириен. Нам с  другом  нужно обсудить  одно
дело. Позволишь ли ты нам на секунду тебя покинуть?
     - Конечно. - Молодой куртизан с любезным поклоном отошел, хотя и не мог
совсем скрыть легкого разочарования.
     Алек напрягся, ожидая неминуемых насмешек,  но Серегил, когда они вышли
в вестибюль, просто сказал:
     - Я не ожидал увидеть тебя здесь.
     - Я услышал, как ты поешь. Я хочу сказать, мне показалось, что это твой
голос, и... Ну вот я и вошел сюда.  -  Ругая себя за  то, что заикается, как
идиот, Алек вдруг остро осознал то обстоятельство, что рука Серегила все еще
обнимает  его. Странный  возбуждающий аромат исходил от кожи и волос друга -
совсем  непохожий на его обычный свежий запах. Новые пугающие чувства  вновь
всколыхнулись в Алеке, на этот раз более  отчетливые,  но от этого не  менее
непривычные. - Я даже не посмотрел, какого цвета фонарь, я просто вошел.
     Серегил тихо засмеялся:
     - Любопытствуешь, как всегда? Ну так что,  раз уж ты здесь, собираешься
остаться? Тириен - превосходный партнер. Азарин знает свое дело.
     - Нет. - Алек бросил  взгляд  на молодого куртизана, все еще с надеждой
ожидающего поблизости, и поспешно  отвел глаза. На лице Серегила не  было  и
намека  на вызов,  скорее смущение.  Почему же  тогда  спокойный взгляд этих
серых глаз  вызывает  у  него такое  возбуждение?  Ситуация  казалась  Алеку
совершенно непонятной. - Нет, я ведь просто искал тебя. А теперь я, пожалуй,
пойду. Это место вызывает у меня какое-то странное ощущение.
     -  Да, в здешних  курильницах не только  благовония. Но, как я понимаю,
раз ты проходил мимо, значит, у тебя тут собственные дела? Дай-ка вспомнить,
ведь уже сколько времени прошло?..
     - Я подумывал кое о чем, - признался Алек. Сквозь  толстый шелк камзола
он явственно чувствовал тепло руки Серегила у себя на талии. - А впрочем, не
знаю. Может быть, я отправлюсь домой.
     -  Не  глупи, - ответил  Серегил, наконец  убирая  руку. - Я  собирался
провести здесь наверху некоторое время, но это не к спеху. - Он снова широко
улыбнулся, и Алек понял, что улизнуть ему не удастся. - Тут  неподалеку есть
местечко, которое, наверное, больше придется  тебе по вкусу. Давно тебе пора
там побывать. Подожди, я сейчас.
     Вернувшись  в зал,  Серегил  что-то сказал Тириену. Тот бросил на Алека
последний умоляющий взгляд и скрылся в глубине помещения.
     Стоя  в полумраке, Алек сквозь арку наблюдал, как Серегил  прощается со
своим  компаньоном, явно  огорченным его уходом.  После нескольких  ласковых
фраз и длительного поцелуя  Серегил поднялся по  лестнице и  через несколько
минут  вернулся, уже полностью  одетый, с перевязью для рапиры,  перекинутой
через плечо.
     - Нам  сюда, - сказал он беспечно, сворачивая к  вилле, расположенной в
том же квартале.
     "Ну, тут по крайней мере розовый фонарь", - подумал Алек,  снова ощутив
нервозность, когда Серегил потащил его на крыльцо.
     Серегила здесь, кажется, хорошо знали. Многие женщины в салоне, куда он
ввел  Алека,  радостно  его приветствовали.  Атмосфера  в  этом  доме  очень
напоминала заведение Азарина. Гобелены  с  эротическими  сценами  и  статуи,
изображающие  любовные  сцены, украшали  зал,  полный прелестных  полуодетых
женщин, развлекающих гостей; они напоминали веселых ярких райских птиц.
     Как только вновь пришедшие  отдали плащи и  рапиры служителю, от группы
беседующих отделилась роскошно одетая красавица и  кинулась Серегилу на шею.
Ее кожа, почти не прикрытая синим шелковым платьем, было золотистооливковой:
Алек никогда раньше ничего  подобного  не видел.  Вьющиеся черные  блестящие
волосы спадали до талии.
     - И где же ты  так долго скрывался,  негодник?  - воскликнула  женщина,
явно очень обрадованная.
     - Да  в  миллионе  мест,  Эйруал,  моя любимая, хотя ни одно из них  не
сравнится с этим, - ответил Серегил, страстно целуя ее в шею.
     Она рассмеялась и оттолкнула его, взглянув на гостя с шутливым укором.
     -  Этот запах мне знаком. Ты уже успел  побывать  у  Азарина.  Как  это
жестоко - явиться ко мне, когда твой пыл уже охладили.
     - Охладили? Мой пыл? - Серегил снова привлек ее к  себе.  - И когда же,
моя прекрасная, такое случалось?
     - Придется подвергнуть тебя испытанию - там, наверху.
     - С радостью  принимаю твой вызов, госпожа, но сначала нам нужно  найти
спутницу для моего молодого друга.
     Пока длился этот разговор, юноша оглядывал комнату;
     возбуждение, от которого колотилось его сердце, не мог бы подавить даже
прежний, воспитанный в строгих правилах последователей Далны Алек.
     -  Мне кажется,  он уже кого-то выбрал, - с  довольной улыбкой  сказала
Эйруал.
     Алек  застенчиво  кивнул  в сторону  тоненькой  голубоглазой  брюнетки,
одетой в багряные шелка.
     - Она очень мила.
     -  Мирриция? -  Эйруал бросила  на  Серегила игривый взгляд и  поманила
женщину. - У твоего дружка отличный вкус.
     - Пока еще он ни разу меня не разочаровал, - подмигнул Алеку Серегил.
     Мирриция скользящей походкой приблизилась, источая ароматы благовоний и
тайны.  Она  оказалась старше, чем Алек сначала  подумал, но  это  не  имело
никакого значения:
     юноше  показалось,  что  в  ней  есть  что-то  неуловимо  знакомое,   и
любопытство  заставило  его,  отказавшись от  предложенного  вина, поспешить
следом за женщиной вверх по лестнице в ее комнату.
     Только когда  она обернулась и через плечо что-то сказала,  Алек понял,
как  сильно Мирриция напоминает Серегила  - точнее,  Серегила в роли госпожи
Гветелин  на  борту  "Стремительного".  Воспоминание  его  смутило,  и  Алек
постарался прогнать  его,  последовав за женщиной в ее  комнату.  Оказавшись
там, он  почувствовал, как  неуверенность в себе уступает место предвкушению
чувственных наслаждений.
     В  камине  потрескивали  поленья,  озаряя   уютным  светом   небольшую,
элегантно обставленную комнату.  Высокую  постель наполовину скрывал занавес
из узорчатой ткани, перед камином были разбросаны большие подушки вперемежку
с низкими табуретами  изысканной  формы. В углу за расписной ширмой виднелся
умывальник.
     Мирриция  скромно  молча стояла посередине комнаты, оставив  выбор темы
для разговора за Алеком.
     - Тебе  здесь  нравится?  - наконец спросила она, изящно склоняя голову
набок.
     -  Да, - прошептал  юноша.  Закрыв  дверь,  он  подошел  к  Мирриции  и
расстегнул  украшенную  драгоценными камнями пряжку  в ее  волосах.  Темные,
пахнущие сандалом локоны рассыпались по плечам.
     Если с Илинестрой с самого начала  от Алека ничего не  зависело, то эта
женщина, казалось, предпочитала  во  всем подчиняться юноше. Он коснулся  ее
лица, ее  волос, робко поцеловал в губы. Руки Мирриции обвили его шею, потом
легли на плечи, потом медленно скользнули ниже.
     Застежки на платье Мирриции не представляли  проблемы для тренированных
пальцев Алека; вскоре вся одежда, и ее, и его, кучей лежала на полу.
     - Зажечь лампу? - прошептала Мирриция, когда он жадно обнял ее.
     Алек покачал головой, наслаждаясь прикосновением податливых округлостей
грудей, живота и бедер, погружаясь в эту обволакивающую женственность.
     - Камина достаточно.
     Все еще крепко  обнимая женщину, он опустился  на подушки перед очагом.
Противоречивые   впечатления   длинного  вечера,  казалось,  обрели  наконец
ясность, когда Алек отдался могучей простоте желания.
     Эйруал  по рождению  наполовину  принадлежала к  зенгати,  традиционным
врагам ауренфэйе. Именно это,  вместе с ее экзотической красотой, сначала  и
привлекло  Серегила. Когда  они впервые  встретились, она  была  еще  совсем
девочкой, но уже обладала огненным темпераментом, и Серегил даже подумывал о
том, чтобы поселить ее у себя. Но Эйруал отказалась: как она твердо сообщила
Серегилу,  ее работа ей нравилась; более того, она  собиралась сама рано или
поздно стать  хозяйкой  борделя, как стали ее  мать и бабушка. Хотя гордость
Серегила была  несколько задета,  он  отнесся с уважением к ее  желаниям; за
истекшие с тех пор годы они стали хорошими друзьями.
     Эйруал  осуществила свою мечту.  Теперь  она была  хозяйкой  одного  из
лучших в городе заведений, посещаемых исключительно  знатью. Благодаря этому
ей нередко  перепадали  весьма  занятные крохи информации, и, хотя она  была
добропорядочной  шлюхой,  Эйруал  не видела  ничего  дурного  в  том,  чтобы
получать  дополнительный  доход,  передавая  их Серегилу. о связи которого с
загадочным Котом из Римини ей было известно.
     Их  воссоединение теперь было пламенным,  несмотря на  предшествовавшие
приключения  Серегила.  Потом,  лежа  на  влажных  сбившихся  простынях, они
болтали и смеялись по пустякам.
     Наконец Эйруал со вздохом сказала:
     - Знаешь, несколько недель назад случилось кое-что довольно странное.
     - И  что  же  именно? -  пробормотал Серегил,  с ленивым  удовольствием
разглядывая  ее темную кожу, контрастирующую с его собственной, и поглаживая
бедро женщины.
     - У нас появился новый посетитель, мне незнакомый. Он был хорошо одет и
умел себя держать, но по манере говорить, а главное, по виду его рук я сразу
определила,  что он  не  из  высшего  общества  - простолюдин,  на  которого
свалилось богатство  и  который решил  поразвлечься.  Ты знаешь  людей этого
сорта.
     - Но он был хорош собой, широкоплеч и пах честным  трудом, - поддразнил
Эйруал Серегил. - Замечательное приобретение. Не позвать ли нам его сюда?
     -  Как будто я соглашусь  делиться тобой с кем-нибудь! Должна признать,
что сначала  я им  заинтересовалась, хотя  в конце концов он оказался совсем
обыкновенным.  Нет, я думаю, тебя больше заинтересовало бы  то, что у него в
карманах, а не то, что у него в штанах.
     -  Вот как? - Серегил  вопросительно поднял бровь,  но не стал торопить
рассказчицу. Она всегда получала удовольствие от обстоятельных описаний.
     - Он разбросал одежду по всей комнате, так что потом, когда он захрапел
-  а  это,  должна  тебе  сказать, произошло чересчур  быстро.  -  я  решила
поприбраться.  Вот  тут-то, когда  я подняла  его кафтан,  из него и  выпало
письмо. Лента с печатью держалась плохо, так что я решила  заглянуть в него.
Парень,  правда, скоро зашевелился, и мне пришлось  быстренько сунуть письмо
обратно, но я успела узнать почерк, не говоря уже о печати.
     - Ах ты моя умница! И чьи же они были?
     - Благородного генерала Зиманиса.
     -  В  самом   деле?   -  Зиманис   был   недавно  назначен  смотрителем
строительства военных укреплений в Нижнем городе.  -  Откуда ты знаешь,  что
это не  была подделка? Эйруал игриво  провела пальцем по  животу Серегила. -
Зиманис  - один  из  моих лучших  друзей, как  тебе прекрасно  известно. Два
месяца  назад он так разошелся, что  со  всего  размаху  стукнул  рукой,  на
которой  носит  перстень  с печатью, о спинку кровати - вот  ту  самую,  что
позади  тебя,  - и  отколол кусочек от  камня. Очень  маленький  кусочек  на
самом-то  деле,  но  он поднял  из-за Него такой  шум!  Совсем испортил  мне
настроение.   Скол  слегка  портит  отпечаток  перстня,  хотя  дефект  такой
маленький, что  никто  его и  не заметил бы. Да только я знала, что  искать;
печать на том письме было самая настоящая. Что ты обо всем этом думаешь?
     Серегил  обхватил  ладонью  ее  полную грудь,  словно чашу с  вином,  и
почтительно поцеловал.
     - Я думаю, что на твоем  месте поискал  бы способ  узнать, где в случае
надобности  найти  этого твоего  любовника.  Эйруал с самодовольным  вздохом
теснее прижалась к нему.
     - На улице  Парусинщиков  в Нижнем городе. Дом с красно-белым карнизом.
Зовут его Рител, он высокий белокурый парень с роскошной бородой, очень даже
привлекательный.
     - Так  ты думаешь, что этот твой  посетитель не должен бы иметь в своем
распоряжении письма генерала Зиманиса? Эйруал покачала головой:
     -  Начнем  с  того, что письмо было  адресовано  адмиралу Нирейдиану. Я
никогда не  встречала адмирала, но готова спорить на месячный заработок, что
у него на руках не оказалось бы свежих мозолей, а ногти не были бы грязными.
     - Не  говоря  уже  о светлой  бороде, - пробормотал  Серегил, вспоминая
человека, рядом с которым сидел  во время церемонии Скорбной Ночи. Нирейдиан
тогда еще говорил о поручении царицы - организации флотилий каперов.
     - Зиманис такого парня  близко  к себе не подпустил бы, не  говоря уж о
том, чтобы  писать  ему письма. -  Эйруал искоса бросила на Серегила лукавый
взгляд. - Вот я и подумала, что твой приятель Кот может заинтересоваться.
     - Пожалуй, может.
     - Давай я расскажу ему  все  сама, -  начала приставать  женщина - не в
первый уже  раз. За прошедшие годы неуловимый Кот из Римини для  многих стал
легендарной фигурой, и Серегилу завидовали из-за его предполагаемой близости
со знаменитостью.
     Серегил медленно покрыл поцелуями грудь Эйруал.
     - Я ведь уже говорил тебе, любимая, он совсем не то, что ты думаешь. Он
противный замухрышка, половину жизни проводящий в сточных канавах.
     -  В  прошлый раз  ты  говорил,  что  он  горбун, -  поправила  Эйруал,
наматывая на палец прядь его волос.
     - И  горбун  тоже.  Поэтому-то  он и старается не попадаться  никому на
глаза, уж очень он отвратителен. Одни только прыщи чего стоят...
     - Ни  слова больше! - рассмеялась Эйруал, признавая поражение. - Иногда
я думаю, что Кот - это ты  сам, а все  эти россказни выдумываешь  для отвода
глаз.
     -  Я? Гуляю по сточным канавам и развлекаю скучающих аристократов? - Он
прижал  женщину  к постели, делая вид,  что разъярен.  - Ты только представь
меня лазящим по крышам!
     - Вот именно!  - выдохнула Эйруал  и захихикала. - Ты весь город держал
бы в страхе!
     - Плохо же  ты обо мне думаешь, девочка моя.  Есть только одна вещь, на
которую я стал бы тратить столько усилий.
     - На что, позволь спросить? Серегил ухмыльнулся:
     - А вот я сейчас тебе покажу.
     Свеча  уже  почти  догорела,  когда  Серегил  выскользнул   из  постели
красавицы.
     Эйруал сонно пробормотала:
     - Побудь со мной еще, любовь моя. Мне без тебя холодно.
     Серегил бережно накрыл ее одеялом и поцеловал.
     - Сегодня я не могу остаться. А завтра ты получишь миленький подарочек.
     - Ну что ж, тогда согласна. - Она улыбнулась, снова засыпая. - Если там
будут рубины, я, пожалуй, прощу тебя.
     - Рубины, договорились.
     Серегил быстро оделся и задул свечу. Бесшумно закрыв за собой дверь, он
направился к комнате Мирриции в том же коридоре.
     Серегилу пришлось постучать  несколько  раз.  прежде чем  ему ответили.
Наконец   Мирриция   слегка   приоткрыла   дверь   и  выглянула,  недовольно
насупившись.
     - Он спит, - сообщила она, запахивая халат.
     -  Как нехорошо с  его стороны.  - Серегил протиснулся  в спальню  мимо
женщины. Алек спал, раскинувшись на спине, с выражением усталого блаженства.
     "Похоже, ему все-таки удалось получить удовольствие", - подумал Серегил
со смесью гордости и зависти, оглядывая перевернутую вверх дном комнату.
     Не  обращая  внимания  на   явное  неудовольствие  куртизанки,  Серегил
наклонился  над  юношей  и  потряс  его  за плечо.  Алек сонно  приподнялся,
пробормотал что-то  игривое и  попытался уложить Серегила в постель  рядом с
собой. Когда его пальцы коснулись шерсти  плаща вместо нежной кожи, которая,
вероятно, ему мерещилась, юноша наконец проснулся.
     - Что ты тут делаешь? - воскликнул он, садясь.
     -  Мне очень жаль. -  Серегил  улыбался, скрестив  руки на  груди. -  Я
понимаю, я не вовремя, но появилось дельце, в котором мне может понадобиться
твоя помощь.
     Алек быстро взглянул на женщину у двери.
     - Работа? Сейчас?
     - Я подожду тебя внизу. Не копайся особенно.
     Алек  разочарованно вздохнул. Однако  прежде  чем  он  успел подняться,
Мирриция сбросила халат и скользнула в постель.
     - Он всегда врывается подобным образом?
     - Надеюсь, что нет, - пробормотал Алек.
     - Ты собираешься покинуть  меня сейчас? - Мирриция игриво куснула юношу
в плечо, и рука ее скользнула вдоль его бедра.
     Алек  живо  представил  себе  Серегила,  нетерпеливо  вышагивающего  по
вестибюлю в ожидании, но аргументы, которые приводила Мирриция  под одеялом,
показались ему вескими.
     -  Ну что ж, - вздохнул он, позволяя  ей отодвинуть  себя к стене, - не
обязательно мне уходить немедленно.
     К тому моменту, когда он спустился вниз, Серегил уже составил примерный
план действий. Войдя  в комнату, где хранилась верхняя одежда гостей,  он, к
своему удовольствию, обнаружил, что там никого нет.
     Серегил скоро нашел то, что нужно, и вернулся в зал с офицерским плащом
и бурдюком вина, накинув на них свой собственный плащ и держа в руках рапиру
и одежду Алека.
     К его  удивлению,  Алек  все  еще  отсутствовал. Серегил  в раздражении
опустился в кресло у двери и принялся ждать.
     Было уже очень поздно, и в зале оставались немногие женщины; они играли
в бакши  в  ожидании  какого-нибудь позднего гостя и не обратили на Серегила
внимания.
     Минуты шли, а Алек все не появлялся.
     Серегил уже решил было уйти  без него,  когда тот поспешно спустился по
лестнице.  Незаправленная  рубашка  развевалась  позади,  и  юноша  на  ходу
натягивал камзол,  один  рукав которого вывернулся  наизнанку.  Разобравшись
наконец более или менее с одеждой, Алек подбежал к Серегилу.
     - Тебя задержали, да? - подмигнул тот, перебрасывая Алеку его рапиру  и
плащ.
     -  Мирриция весьма тобой  недовольна, - проворчал  Алек,  покраснев. Он
застегнул пояс с рапирой и поправил пряжку.  - Не уверен, что не разделяю ее
недовольства. Если речь идет о  том, чтобы снова доставить какой-то дурацкий
подарок возлюбленной...
     Серегил поправил Алеку воротник, все еще улыбаясь.
     -  Так  ты думаешь, что я  испортил бы тебе удовольствие  ради подобной
ерунды? Пошли, расскажу все по дороге. Выйдя на улицу, он быстро оглянулся и
прошептал:
     - Похоже, Эйруал навела нас на след шпиона. Алек тут же просиял.
     - Ради этого стоило выбраться из постели.
     - Ты был верхом?
     - Нет.
     - Это  хорошо.  Нам лучше  нанять лошадей,  а если  понадобится,  потом
бросить их. Я все объясню тебе по дороге.
     Оставив  позади  приветливый свет разноцветных  фонарей, они нырнули во
тьму.







     -  Куда мы направляемся? - спросил  Алек, следуя  за Серегилом, который
свернул в темную улицу,
     ведущую на запад, хотя кратчайший путь в Нижний город шел через Морские
ворота.
     -  Мне  требуется  совершенно  определенная  лошадь для этого  дела,  -
объяснил Серегил.  - У Жатвенных ворот есть конюшня, где должно быть то. что
нужно; к тому же там открыто даже в такой поздний час.
     Серегил  приостановился,  развязал бурдюк с  вином, глотнул из  него  и
щедро полил свою одежду Довольный результатом, он протянул бурдюк Алеку.
     Тот, ухмыляясь, последовал его примеру.
     - Мы с тобой должны быть пьяны в стельку, верно?
     - Именно, и я гораздо пьянее тебя. Ты будешь играть роль благоразумного
приятеля.
     -  Разве  я  не всегда являюсь  таковым? - Алек еще раз хлебнул  вина и
завязал бурдюк
     У  входа  в   конюшню  все  еще   горел  фонарь.  Прежде  чем  войти  в
отбрасываемый  им  круг  света, Серегил  начал  идти  заплетающейся походкой
пьяного.
     -  Эй,  конюх!  -  крикнул  он,  высокомерно   подбочениваясь.  -  Двум
благородным господам требуются лошади. Покажись-ка, бездельник!
     - Иду,  иду, господин, - откликнулся хозяин конюшни, слегка приоткрывая
дверь и боязливо поглядывая на поздних посетителей
     Серегил позвенел монетами в кошельке.  Это  произвело желаемый  эффект:
хозяин широко распахнул дверь и  высоко поднял  фонарь,  чтобы клиенты могли
рассмотреть полдюжины лошадей в стойлах
     Алек  быстро  нашел себе  выносливую кобылу, и конюх оседлал ее Серегил
разглядывал лошадей дольше; он  бродил по конюшне, что-то  бормотал себе под
нос и наконец выбрал тощего серого одра.
     -  Не   мое  дело  учить  благородного  господина,  -  прошептал  Алеку
обеспокоенный хозяин, - да только он сделал не слишком удачный выбор. Старый
Дымок уже  несколько дней  отказывается от овса  и все кашляет.  Поговори со
своим другом Я дам ему самого лучшего коня, какой только у меня есть.
     Алек ободряюще подмигнул ему и отсыпал щедрую пригоршню серебра
     - Да не переживай ты. Мы собираемся разыграть одного нашего приятеля, и
твой серый как раз то,  что нужно. Мы о  нем позаботимся, не бойся, и вернем
еще до рассвета.
     Путники  пустили лошадей галопом, но не проскакали они и четверть мили,
как конь Серегила споткнулся и встал как вкопанный, чуть не выбросив того из
седла Несчастное животное бил хриплый кашель.
     - Ах ты бедняга!  - Серегил  похлопал серого  по шее. - Ты  даже  лучше
подходишь  для  нашей затеи,  чем  я  надеялся  Потом  нужно  будет прислать
дризида, чтобы он тебя подлечил.
     - Как ты  думаешь, что затеял этот  твой шпион? - поинтересовался Алек;
дальше они ехали шагом. Серегил пожал плечами:
     -  Пока трудно сказать. Эйруал  считает,  что  в  его распоряжении есть
документы, которых  простому кузнецу  иметь не положено  Я  хочу  проверить,
права она или нет.
     - Так ты считаешь, что это пленимарец?
     - Тоже рано судить. В такие времена, как сейчас, лучше допускать разные
возможности,  пока не получишь неопровержимых фактов. Иначе будешь бегать по
кругу, стараясь  доказать  собственную  теорию,  и  можешь проглядеть важные
свидетельства. Может ведь случиться, что все это  яйца  выеденного не стоит,
хотя дело  кажется самым интересным из всех, что перепадали нам  в последние
недели.
     Нарядные  подвыпившие  гуляки,  направляющиеся  в  какой-нибудь  притон
Нижнего города,  не заинтересовали  стражу  у  Морских ворот Сержант  махнул
рукой, чтобы путники проезжали, и вернулся к костру.
     Добравшись до конца Портовой дороги, Серегил и Алек  свернули на восток
вдоль берега - мимо таможни и причалов, в относительно респектабельный жилой
квартал.
     За ставнями окон кое-где еще горели огни, но большая часть  домов  была
уже погружена в  сон. Где-то уныло  завыла собака, и  эхо отдалось от камней
мостовой.  Конь Серегила  нервно запрядал ушами,  взмахнул головой, зазвенев
уздечкой, и снова закашлял.
     -  Вот  это  и  есть  улица Парусинщиков, -  сказал Серегил,  натягивая
поводья  перед  поворотом  в  никак   не  обозначенный  проезд.  Он  сбросил
собственный  плащ,  передал  его  Алеку и  закутался в  офицерскую  накидку,
которую раздобыл  в доме Эйруал.  Она  принадлежала капитану пехотного полка
Белых Соколов и была украшена большой заметной эмблемой.
     -  У  кого  это  ты  украл  плащ?  -  спросил  Алек,  глядя,  как  друг
переодевается.
     -  Позаимствовал,   милый  мальчик,  позаимствовал,  -  с  достоинством
поправил его Серегил.
     Алек оглядел плохо освещенную улицу.
     - Должно быть, нам  нужен  вон тот дом,  - пробормотал  он, указывая на
строение в конце улицы. - Других с полосатыми карнизами тут нет.
     - Да. Ты держись поодаль  и будь готов к  неприятностям. Если  придется
удирать,  я лучше  сяду вторым на  твою  кобылу. Не думаю, что бедный старый
Дымок сможет еще бегать.
     Серегил  вылил остатки  вина на  холку  коню,  сдернул  плащ,  чтобы он
небрежно свисал  с  плеча, и  вытащил одну ногу из стремени. Потом неуклюже,
как пьяный, сгорбился в седле  и поехал шагом  вперед. Поравнявшись с дверью
дома, он начал громко в нее колотить.
     - Эй вы! В доме! - проорал он, чуть не падая из седла. - Мне нужен этот
проклятый  костоправ!  Клянусь Сакором,  я  сейчас  вытащу  наружу  свинское
отродье!
     Над  его  головой  распахнулся  ставень, и  в  окно  высунулась  голова
старухи. Хозяйка бросила на Серегила рассерженный взгляд.
     -  Убирайся,  или  я позову стражу!  - завизжала  она,  замахиваясь  на
Серегила палкой. - Здесь живут порядочные люди!
     -  Сначала я  доберусь  до горла прохвоста!  -  Серегил снова ударил  в
дверь.
     - Ты же пьян, я чувствую запах отсюда! - с отвращением бросила старуха.
- Кто тебе нужен?
     Как раз в этот момент серый конь дернул головой и  разразился очередным
приступом кашля.
     - Вот, слышишь? - заорал Серегил.  - Как, во имя Билайри, я объясню это
командиру,  а? Здешний лекарь  загубил конягу. Дал  ему какие-то  соли,  вот
бедняга и  загибается. Да я проткну мечом задницу этого никчемного заморыша!
Давай сюда лекаря Ритела, или я сам его вытащу из дома.
     - Дх ты пьяный сукин сын! - Старуха снова замахнулась на него клюкой. -
Здесь живет кузнец Рител, а совсем не лекарь!
     - Кузнец? - вытаращил на нее  глаза Серегил.  - Так какого  же  дьявола
взялся он лечить моего коня, если он кузнец?
     Алек прятался в тени у поворота на улицу и трясся от беззвучного смеха.
Представление было отличным, не хуже, чем в театре.
     -  Половину  мужиков по соседству  зовут  Рител. дуралей!  Тебе  совсем
другой  человек нужен, - брызгая слюной, завопила  старуха. -  Кузнец  Рител
порядочный человек, не то что ты!
     - Знаю я, какой он порядочный!
     - А  вот и порядочный! Он  у самого мастера Кварина  в  Верхнем  городе
работает! - Голова  в окне исчезла, и Серегил, по  опыту знавший, чего можно
ожидать,  натянул поводья  и заставил коня попятиться  в тот  самый  момент,
когда хозяйка вылила на улицу содержимое ночного горшка.
     Серегил неуклюже поклонился ей.
     - Мои нижайшие извинения, матушка!
     - Ты лучше спи  сегодня на животе, чтобы не захлебнуться!  - прокаркала
старуха вслед неуверенно двинувшемуся прочь Серегилу.
     - Ну,  особой  изобретательности тебе не понадобилось, - заметил  Алек,
все еще смеясь, когда они повернули обратно к Морским воротам.
     - Пьяный  солдат,  устроивший  скандал  не у того дома посреди  ночи? -
Серегил был  явно доволен собой.  - Что может быть  изобретательнее!  И дать
лучший результат, если уж на то пошло. Теперь мы точно знаем, что этот Рител
действительно кузнец.  Это, правда, не отвечает на вопрос, каким образом  он
оказался  достаточно богат,  чтобы развлекаться  на  улице Огней,  да еще  с
письмом важной персоны в кармане.
     - И как случилось, что золото он уже получил, а письмо все еще было при
нем.
     - Именно. О чем это говорит, как ты полагаешь?
     -  Чем бы он  ни занимался,  он  делает это уже давно,  - ответил Алек,
оглядываясь назад. -  Нужно будет побывать в его  комнате  и стоит выяснить,
кто такой мастер Кварин.
     -  Завтра  выясним.  Остановись-ка  на  минутку.  -  Серый  конь совсем
выдохся.  Серегил  слез  с него  около фонаря,  освещающего начало  Портовой
дороги, и взял голову животного  обеими руками. - Пожалуй, мне лучше сесть к
тебе за спину, Алек. Да и плащи пора переменить.
     Алек вынул одну  ногу  из  стремени  и протянул  Серегилу  руку. С  его
помощью тот уселся позади юноши и обхватил его за талию.
     Его прикосновение  опять вызвало  в Алеке  неожиданное смятение чувств,
легкое, как  прикосновение крыла летучей мыши, но несомненное.  Определенно,
ничего  обольстительного  не  было  в  том, как Серегил ухватился  за тунику
Алека, чтобы сохранить равновесие,  но  тем не менее перед  юношей  внезапно
возникло воспоминание  об этой  самой  руке,  ласкающей молодого куртизана в
заведении Азарина, а потом обнимающей темноглазую Эйруал.
     Серегил прикасался к нему и раньше, но всегда не  иначе  как с братской
симпатией.  Сегодня  ночью Алек видел, каких  компаньонов выбирает себе  его
друг - Витрина и Эйруал,  красивых, необычных, несомненно, более искусных  в
своем деле, чем Алек даже мог вообразить.
     "Что  со  мной  творится?"  - тревожно подумал  Алек. Да  помилует  его
Создатель, от его кожи ведь все еще исходит аромат благовоний Мирриции... Из
какого-то потайного  уголка его сердца  тихий голос ответил: "Ты  наконец-то
пробуждаешься".
     - Что-нибудь не так? - спросил Серегил.
     - Мне показалось, будто я что-то слышу. - Алек дал шпоры коню, радуясь,
что друг не может видеть его лица.
     Серегил свернул украденный плащ и спрятал под собственным.
     - Думаю, следует вернуть его владельцу. Мне бы не хотелось, чтобы из-за
меня  у  кого-то из  девушек Эйруал были  неприятности.  Вряд  ли  ты будешь
возражать против того, чтобы побывать там дважды за одну ночь.
     Алек  не  видел  лица  Серегила,  но  по  его  голосу  понял,  что  тот
усмехается.
     - Я? А ты где будешь?
     - О, совсем неподалеку.
     Алек беспокойно поерзал в седле.
     - Значит,  ты  возвращаешься к Азарину?  Он услышал  смешок из-за своей
спины.
     - Куропатка не покажется вкусной, когда хочется оленины.
     "По крайней мере ты знаешь, чего хочешь", - мрачно подумал Алек.







     Силла как раз разжигала огонь в очаге,  когда на следующее утро Серегил
вернулся в "Петух".
     - Алек дома? - спросил он.
     -  Я  не  видела  его  со  вчерашнего дня.  Уж  не умудрился ли ты  его
потерять?
     - Будем надеяться, что нет. - Серегил взял несколько яблок из корзины и
направился к лестнице.
     - Погоди, у меня  кое-что для тебя  есть, - остановила его Силла. Из-за
солонки  на  каминной  полке  она  вытащила небольшой  запечатанный пакет. -
Прислал Рансер с улицы  Колеса.  Туда  письмо  доставил гонец,  прибывший из
расположения царской гвардии.
     Серегил сунул яблоки  в  карман и по пути  наверх принялся разглядывать
пакет. Сложенный в  несколько  раз пергамент был запечатан  свечным воском и
весь покрыт отпечатками грязных пальцев. На одной стороне крупным торопливым
почерком Беки Кавиш был написан адрес благородного Серегила на улице Колеса.
     Серегил вскрыл печать и прочел короткое послание.
     Дорогие С. и А.!
     27 достина. Прибыли в Изил. Завтра  вступим на территорию Майсены. Один
из  солдат из соседней турмы  погиб при  переправе по  мосту  через  канал в
Цирне; лошадь понесла и сбросила его вниз. Ужасно.
     Погода отвратительная. Здесь все  еще зима. Пока что наш самый страшный
враг  -  скука.  Капитан Миррини и другие офицеры немного  скрашивают  жизнь
своими рассказами,  однако  самые  лучшие  истории мы  узнаем  от сержантов.
Ночуем сегодня  в  конюшнях  барона  Изилского.  Такова  прелесть солдатской
жизни, а, Серегил.
     Б. Кавиш
     Добравшись  до своих  комнат, Серегил  обнаружил Алека сладко  спящим в
своей  узкой  кровати;  на полу грудой валялась  небрежно брошенная  одежда.
Серегил присел на сундук в ногах постели и подергал юношу за ногу.
     - Доброе утро. Есть новости от Беки.
     Алек буркнул  что-то в  подушку, потом  перевернулся  на  спину.  Сонно
моргая, он посмотрел в окно, из которого лился дневной свет, потом уставился
на Серегила.
     - Ты еще только вернулся? Серегил бросил ему яблоко.
     -  Да.   Тириен  интересовался  тобой,  кстати,  и  шлет  привет.  Алек
безразлично пожал плечами и впился зубами в яблоко.
     - Что пишет Бека? Серегил прочел письмо вслух.
     - Да помилует нас Создатель! - пробормотал Алек, когда услышал о гибели
солдата  на  мосту в  Цирне.  Он  сам  боялся  высоты, и  Серегилу  пришлось
уговаривать  его не  поддаваться панике, когда они в первый  раз  пересекали
канал.
     -  Давай-ка сообразим, -  сказал  Серегил, закончив чтение. - Если  они
были в Кротовой Норе две  недели назад и  отправились оттуда на  юго-восток,
теперь они уже могли переправиться через Фолсвейн.
     - Судя по всему, Бека неплохо справляется со службой.
     - Я  ничего другого от  нее и не ожидал.  Бека умеет  ладить  с людьми,
хорошо управляется и с  лошадью,  и с мечом. Спорю на сестерций, в следующий
раз, когда мы ее увидим, она будет уже капитаном.
     "Если увидим", -  промелькнула у него мысль при этих словах, но Серегил
поспешно прогнал  тревогу. Ему показалось, что тень такого же опасения  -  и
такое же поспешное отрицание - он заметил и на лице Алека.
     - С чего мы сегодня начнем?  - спросил тот, откидывая  со лба спутанные
волосы.
     Серегил подошел к камину и пошевелил угли.
     - Хотелось бы для начала найти кузнеца -  мастера Кварина. К сожалению,
мы  не  знаем, что у него за мастерская.  Он  может  быть и златокузнецом, и
оружейником, и кем угодно.
     Алек задумчиво жевал яблоко. Через минуту он сказал:
     - Может, он кует инструменты? - Серегил перевел глаза с кочерги в своей
руке на юношу и заметил, что Алек смотрит на кочергу тоже. - Ты говорил, что
благородный  Зиманис  начальствует  над строительством  укреплений  в Нижнем
городе, так что ему скорее понадобится такой мастер, чем златокузнец, верно?
И Эйруал говорила, что у того парня мозолистые руки.
     -  У тебя  сегодня  утром  голова более ясная, чем у  меня,  -  заметил
Серегил, недовольный тем, что не подумал об этом сам.
     - Наверное, мне удалось подольше поспать.
     Серегил бросил на Алека удивленный взгляд: ему показалось, что в голосе
юноши прозвучало легкое неодобрение. После вчерашнего несомненного успеха  с
Миррицией,  подумалось ему, Алек  должен бы излечиться  от  всех  неуместных
сомнений. Однако тот, похоже, все еще сохранял  присущее последователю Далны
отвращение к заведениям, подобным тому, где хозяйничал Азарин. "Что  ж,  тем
хуже для него", - решил Серегил.
     -  Кузниц полно по всему  городу, но все  мастера  принадлежат  к одной
гильдии, -  сказал он вслух после небольшой паузы. - Я попрошу Триис послать
одну из судомоек спросить, где искать Кварина. А тем временем, пожалуй,  мне
не помешает немного отдохнуть.
     К полудню  им  стало известно, что кузница мастера  Кварина находится в
Кузнечном  Ряду на рынке у Морских  ворот. Вскоре они туда и отправились под
видом нищих калек.
     Лицо Алека наполовину скрывала грязная повязка. Серегил напялил на себя
нечто,  что раньше было шляпой, и повязал поверх  драный шарф, так  что поля
заворачивались к подбородку с обеих  сторон.  Их  переодевание дало желаемый
эффект:  когда  они вышли во  двор, Рири недовольно погрозил палкой  этим не
туда забредшим нищим.
     - Ах,  что  за  вездесущие  попрошайки! -  хмыкнул  Серегил,  когда они
поспешно  шмыгнули за  ворота.  -  Тебе никто не рад в городе, но и никто не
удивляется при твоем появлении.
     Держа в  руках  чаши для подаяния, друзья отправились  на улицу  Ножен,
широкий  проезд,  соединяющий  Жатвенный  рынок  и  Морские  ворота.  Как  и
ожидалось,  на  запруженных  народом  тротуарах  никто  не  обращал  на  них
внимания. Телеги  и фургоны тянулись мимо бесконечным потоком.  Жестянщики и
точильщики нараспев расхваливали собственные умения, а под ногами у прохожих
шныряли чумазые дети,  собаки, поросята. Всюду  были  видны солдаты, вонючие
нищие - настоящие - и несколько шлюх, вышедших на охоту с утра пораньше.
     Улучив  момент,  Серегил и  Алек  уселись  на  задок  телеги  с  сеном,
подпрыгивающей на булыжниках мостовой так, что приходилось  крепко держаться
за прижимающие сено шесты.
     - Смотри!  - Серегил показал  куда-то назад. Алек взглянул и  внутренне
поежился. Меньше чем в квартале от них за телегой следовал грубо сколоченный
возок, окруженный  мрачными стражниками; на колах,  прибитых сзади,  торчали
пять  отрубленных  голов. Алек  видел такие  зрелища  и раньше: предателей и
шпионов в Римини ждала  именно такая судьба. Обезглавленные  тела лежали  на
дне возка;  их выбросят  на  городскую свалку, а головы еще некоторое  время
будут служить для устрашения врагов.
     -  Да помилует  нас  Создатель,  -  пробормотал Алек.  -  Теперь  часто
приходится встречать такое. Если мы правы насчет нашего парня...
     - То он кончит так же, - бесстрастно договорил Серегил. - Я бы на твоем
месте не обращал внимания. Я, например, так и делаю.
     "Особенно  если учесть,  что  ты  едва не кончил так  же сам", - мрачно
подумал Алек.  Ему все  еще иногда  снились  кошмары о том времени; он часто
раздумывал,  что произошло бы,  не сумей они с Микамом очистить Серегила  от
столь искусно подстроенных леранцами обвинений в предательстве.
     Как  только стали видны ярко  раскрашенные навесы над лавками  Морского
рынка, Серегил спрыгнул  с телеги  и двинулся  в сторону  Кузнечного Ряда  -
извилистой улочки, полной закопченных  домов  и  кузниц.  Роль нищего калеки
была  хорошо  знакома Серегилу; он  сгорбился и захромал, уцепившись за руку
Алека.
     Хоть улица и называлась  Кузнечным Рядом,  на ней находились  не только
кузницы, но и  мастерские всевозможных ремесленников, работающих с металлом:
они пользовались ее удобным расположением поблизости и от порта, и от рынка.
     Едкий дым щипал Алеку глаза, уши заложило от грохота. Внутри мастерских
на  фоне тлеющих  в  горнах  углей  были видны  полуголые  люди, похожие  на
демонов, высекающих своими молотами искры из докрасна  раскаленного металла.
Туда и сюда  бегали  подмастерья с  различными инструментами и  корзинами  с
углем; другие  потели, раздувая  мехи до тех пор,  пока  железо не достигало
желто-белого каления. В дверных проемах  были вывешены котелки, мечи, плуги,
доспехи - товары, производимые в данной мастерской.
     Серегил, хромая, подошел к первой же кузнице и спросил подмастерье, где
найти мастерскую Кварина.
     - Ты ищешь мастера Кварина? - Мальчишка показал в конец узкого прохода.
- Его кузница вон там, у городской стены, - самая большая в  квартале. Ты ее
ни с чем не перепутаешь.
     - Благодарствую, голубчик,  - прокаркал Серегил, снова опираясь на руку
Алека. - Пойдем, сынок, теперь уже недалеко.
     Алек на секунду в растерянности  вытаращил глаза. Они не обсуждали свои
роли  в  подробностях,  и услышав, как  его  называют  "сынок" через столько
времени после  смерти отца, юноша ощутил болезненный холодок в груди. Тут же
на него навалилось раскаяние: об отце он  не вспоминал уже несколько недель,
а то и месяцев.
     Серегил бросил на него из-под полей своей шляпы острый взгляд.
     - Ты в порядке?
     Алек смотрел  прямо перед собой, к собственному удивлению ощутив  слезы
на глазах.
     - Все хорошо. Просто дым ест глаза.
     Им пришлось выслушать  немало ругани, уворачиваясь от тяжелых фургонов,
прежде чем они добрались  до  мастерской Кварина.  Его кузница действительно
оказалась очень большой, значительно больше, чем все  другие;  располагалась
она в здании бывшего склада.
     Серегил  помедлил  у  входа  и  заглянул  в  открытую  дверь,  оценивая
заведение.
     - Отсюда можно разглядеть две наковальни, - прошептал он.  - Видишь тех
ребят с металлическими бляхами на  фартуках? Это все мастера, члены гильдии.
У  Кварина,  должно быть, хорошо идут дела,  раз  у него  под началом  такие
умельцы. Пойдем-ка разузнаем, что здесь известно о нашем приятеле Рителе.
     Сразу за дверью они наткнулись на женщину в фартуке с бляхой, наводящей
последний  глянец на ажурные кованые  ворота. Увидев вошедших,  она опустила
молоток.
     -  Вам тут  что-нибудь  нужно?  -  окликнула она их.  Серегил спросил с
астматической одышкой:
     - Это кузница мастера Кварина?
     - Хозяин вон там, в задней комнате, - ответила женщина. Подняв молоток,
она  указала  им  на  важного  седовласого  старика,  склонившегося вместе с
несколькими кузнецами над столом и что-то чертившего металлическим стилосом.
     - Нас,  собственно,  послали найти мастера Ритела, - сообщил ей Алек. -
Нам велели передать ему кое-что и сказали, что он работает здесь.
     Женщина презрительно фыркнула:
     - Ах его! Рител со своей командой отправился в Нижний город, к западной
сточной трубе.
     - Твой дружок, дорогуша? - поинтересовался Серегил и подмигнул  женщине
из-под рваных полей шляпы.
     -  Ничей он тут не дружок.  Выскочка - племянник хозяина. Из тех типов,
что всегда урвут лакомый кусочек и плюют на  остальных. Ну-ка, отправляйтесь
отсюда!  Надеюсь, вы с него сдерете  двойную цену  за свое  известие.  Этому
недоноску такое вполне по карману.
     Алек почтительно поклонился женщине:
     -  Спасибо,  и  да пребудет с  тобой благословение  Создателя.  Пойдем,
дедушка, до Нижнего города неблизкий путь.
     - Дедушка, значит? - хитро подмигнул ему  Серегил, когда они свернули к
Морскому рынку
     - По твоему виду ты им вполне можешь быть. Та женщина-кузнец не слишком
любит Ритела, верно?
     -  Это я заметил. -  Серегил выпрямил  спину  и потянулся. -  Мастера в
гильдии  народ  гордый  и неуступчивый,  они  строго  следят за  соблюдением
старшинства.  Похоже,  Кварин  наступил   не  на   одну   мозоль,  продвигая
родственника.
     - Неужели кто-то станет завидовать работе в сточных трубах?
     - Если его команда работает там,  значит, они,  должно  быть,  заменяют
железные  решетки,  закрывающие выходы  стоков  из цитадели. И кто,  как  ты
думаешь, мог заказать такую работу?
     - Благородный генерал Зиманис
     - Деталями, конечно,  занимаются его подчиненные. Такой контракт  очень
выгоден:  кузнецу,  ответственному  за  ремонт, и  его работникам полагается
дополнительная  плата.  Та женщина сказала, что Рител норовит урвать лакомый
кусочек, помнишь?
     - Но  это  все  равно не объясняет,  каким  образом у  Ритела оказались
бумаги с печатью Зиманиса.
     - Не  объясняет, но тут просматривается начало вполне объяснимой связи.
Письмо,  которое  видели у  Ритела,  было адресовано адмиралу Нирейдиану. Мы
ведь встречали его у госпожи Килит на церемонии Скорбной Ночи.
     - Тот вельможа, кого только что  назначили  организовывать каперство! -
воскликнул Алек. - Это же часть подготовки к войне.
     - Значит, мы скорее всего не ошибаемся и Рител что-то вроде шпиона.
     Они в молчании дошли до Портовой дороги. Наконец Серегил снова взглянул
на Алека и сказал:
     -  И если мы не ошибаемся насчет Ритела, то тогда нужно  с ним  немного
поиграть  и посмотреть, что удастся  выудить. Когда  доберемся до места, мне
лучше  держаться  в  стороне,   а  ты  сыграешь  роль  посланца.   Если   он
профессиональный разведчик, я не хочу, чтобы когда-нибудь потом он узнал мой
голос.
     Добравшись до гавани,  они свернули на запад мимо  последних причалов и
складов и  добрались до  каменистого  уступа  у подножия  скал.  Проселочная
дорога со  свежими колеями тянулась через рощу приземистых сосен и пропадала
из  вида между  утесами.  Пройдя по  ней  с  четверть мили,  Алек  и Серегил
оказались у крутого вонючего водостока, где и работала команда Ритела.
     Оттуда, где  они остановились, футах в  пятистах выше подножия скал был
виден  конец  канализационной трубы;  он напоминал по форме  и размеру  арку
ворот и был достаточно высок, чтобы человек мог в него пройти, не нагибаясь.
Из трубы с шумом вырывался мутный  поток и по  водостоку устремлялся в море.
Нечистоты  испускали  отвратительный запах,  и  Алек  заметил,  что  рабочие
закрывают лица влажными тряпками  - должно быть, смоченными в  уксусе, чтобы
защититься от вредных испарений.
     Неподалеку от выхода трубы виднелись горн и наковальня, и густой черный
дым  стелился низко  по  земле  во  влажном воздухе. Тут  же стоял небольшой
фургон, окруженный полудюжиной солдат в голубой форме.
     - Что они там  делают? -  спросил Алек;  они с  Серегилом  прятались за
валуном.
     - Охраняют туннель от ползунов и шпионов.  Сточные трубы  ведь проходят
под всем городом.
     - Что еще за ползуны?
     - По большей части  воры, которые знают, где  какие выходы  находятся и
как открыть решетку; они бродят  по  туннелям и  знают  их лучше  всех, даже
членов гильдии мусорщиков. Тебе, пожалуй, пора отправиться к Рителу.
     Оставив Серегила  в их убежище, Алек,  придерживая  свое рубище,  начал
взбираться по крутой тропинке в сторону наковальни.
     - Что тебе тут  нужно? - окликнул его один из солдат. На  его лице была
написана скорее скука, чем подозрительность.
     - У меня  поручение к  одному из кузнецов, - ответил Алек. -  Его зовут
Рител.
     - Проходи тогда, только не задерживайся, - махнул рукой стражник.
     У  горна двое  подмастерьев старательно качали мехи, а еще  один держал
над  огнем  длинными  щипцами  железный  прут.   Рядом  кузнец  молотком  на
наковальне придавал  нужную форму  раскаленной заготовке.  Он  был невысок и
черноволос - совсем не соответствовал описанию Эйруал.
     Алек подождал, пока  тот перестанет  стучать  молотком, потом подошел и
почтительно поклонился.
     Кузнец с подозрением бросил взгляд на его лохмотья.
     - Что тебе нужно?
     - Уж ты прости, мастер, только меня  послали передать весточку  мастеру
Рителу, - ответил Алек заискивающе, как и положено нищему.
     - Быстро говори, что тебе велено, и убирайся. Стражники не любят, когда
кто-нибудь тут сшивается.
     - Не могу, господин,  - жалобно  заныл  Алек, вертя в руках подол своей
туники. -  Ты не прогневайся, но мне заплатили  настоящим  серебром, чтобы я
передал послание не кому-нибудь, а Рителу собственной персоной. Мне на свете
не жить, коли узнают, что я сообщаю личные секреты всякому, кто спросит.
     Кузнеца это не тронуло.
     - Начхать мне, жить тебе на свете или не жить. Рител выгонит меня, если
я позволю тут околачиваться нищему отребью.
     Их перепалка оказалась желанным развлечением для часовых.
     - А, да он же безобидный парень, - принял сторону Алека один из солдат.
- Позволь ему подождать тут, что тебе стоит? В конце концов, послание-то для
Ритела.
     - Ага, и такое  послание, которое  ему не  захочется  пропустить.  если
понимаете, о чем я. - Ухмыляясь, Алек сделал двумя пальцами игривый жест.
     - Что  ж, ладно,  только на вашу  ответственность, -  проворчал кузнец,
обнаружив, что общее мнение не в его пользу. - Эй ты, вон сядь на тележку, и
чтобы ни с места.
     Солдаты перестали интересоваться Алеком,  как  только добились своего в
споре.  Юноша уселся на задок открытой тележки, болтая  ногами и выискивая в
своих лохмотьях воображаемых насекомых.
     Тележка, на которой он сидел, оказалась нагружена железными решетками -
грубыми, но надежными. По-видимому,  их выковали в кузнице в Верхнем городе,
а потом привезли сюда, чтобы установить. Горн и наковальня служили кузнецу и
его  помощникам для подгонки прутов по  размеру. Когда они  закончат с этим,
предстояло  приделать  массивные железные полосы с боков, сверху и снизу. Из
нижней перекладины торчали толстые шипы, которых не было на верхней.
     Вскоре   из  туннеля   вышло  несколько  рабочих.  Лица  были  завязаны
намоченными в  уксусе тряпками,  и различить их было невозможно,  но один из
пришедших был заметно  выше остальных, и из-под его кожаной шапки выбивались
пышные светлые волосы.
     -  Ордо,  заклепки  нам  понадобятся,  как  только мы туда вернемся,  -
окликнул он кузнеца. - Они уже накалились как следует?
     - Готовы,  бери,  как только понадобятся, мастер Рител. Тебя дожидается
вон тот парень. - Кузнец ткнул пальцем в сторону Алека и  добавил: - Сержант
Дурнин разрешил ему подождать тут.
     Рител стащил с лица тряпку и расправил густую ухоженную бороду.
     - Что тебе нужно?
     Алек спрыгнул с тележки и униженно поклонился.
     - У меня  известие  для тебя. мастер, от одной красотки. Выражение лица
Ритела  заметно смягчилось. Сделав Алеку знак  следовать за ним, он отошел в
сторону.
     - Что за красотка и что за известие?
     -  Темноволосая  штучка с  улицы Огней,  мастер. Велела  передать,  что
надеется: ты  вспоминаешь ее  с удовольствием и  снова навестишь, как только
сможешь.
     - А имя свое она назвала? - спросил довольный Рител.
     - Нет, - ответил Алек огорченно; потом, как  будто только что вспомнив,
добавил: - Но она из Дома Лебедя.
     - Знаю, о ком речь, - кивнул  Рител, узнав название заведения Эйруал. -
Что-нибудь еще?
     -  Это все, слово  в слово, точно, как  она  велела передать. И позволь
заметить,  мастер,  мне  еще  повезло,  что  удалось  тебя  найти,  пришлось
постараться...
     - Да-да. - Рител сунул руку в кошель на поясе и бросил несколько  монет
в  протянутую ладонь Алека. -  Передай  госпоже,  что я повидаюсь  с ней при
случае. А теперь проваливай.
     -  Да благословит  тебя  Создатель,  мастер. -  Алек  поспешно  отошел.
Поравнявшись с солдатами, он взглянул на  монеты, которые ему дал Рител: это
оказались одни медяки.
     Показав добычу  ухмыляющимся солдатам,  Алек сплюнул  и  пробормотал: -
Вонючий сукин сын! Пусть теперь сам доставляет свои послания.
     Смех  стражников еще долго провожал его.  Когда  юноша миновал валун, к
нему  присоединился  Серегил, и  Алек  рассказал ему  обо всем,  что удалось
заметить. Серегил удовлетворенно потер руки.
     - Прекрасно, теперь нам  известно, как этот наш любознательный голубчик
выглядит.
     - Да, только мы же ничего больше о нем не узнали.
     - Ну,  если можно судить по той женщине  в кузнице, найдется достаточно
желающих посплетничать о Ригеле. Ты с заданием справился хорошо, как всегда.
Думаю, можно будет и еще кое для чего использовать тебя сегодня вечером.
     Алек радостно улыбнулся, услышав похвалу.
     - Кем я буду на этот раз?
     - Разбитным  деревенским  парнишкой, который ищет место  подмастерья  и
готов подружиться с кем угодно. Алек улыбнулся еще шире:
     - Ну, эта роль мне знакома.
     "Молоток  и  клещи",  обычное  место,  где  собирались  кузнецы  и   их
помощники,  располагался  в  конце  Кузнечного  Ряда.  Это  тесно сплоченное
братство  не слишком приветливо  встречало случайных  посетителей  - кузнецы
считали таверну  своим собственным  владением,  чем-то  вроде неофициального
дома  гильдии,  - но никто не стал  возражать, когда вечером буря загнала  в
кабачок тощего бродячего менестреля.  Такие музыканты, мало отличающиеся  от
нищих, часто встречались в городе; за пару медяков они играли  и в тавернах,
и  на рыночной  площади. Увидев плащ, расшитый  яркими  лоскутами и дешевыми
бусинами,  и  торчащие из карманов свирели,  хозяин пустил его в зал и  даже
указал на место у очага, Выбрав  длинную деревянную  свирель, Серегил сыграл
простенькую мелодию,  а  потом запел  голосом,  который  заставил бы  Ролана
Силверлифа  поморщиться.  На его  счастье, теперешние его слушатели  были не
столь требовательны,  и  скоро в том  конце  комнаты, где  он  расположился,
собралась  небольшая толпа.  Рител не  присоединился к компании, но  Серегил
скоро заметил Алека, выглядевшего настоящим деревенщиной со своей домотканой
туникой и чисто вымытым простодушным лицом.
     С того места у огня, где он сидел, Серегил заметил, что Алека приветила
группа  кузнецов,  среди   которых   была  и  та  женщина,   с  которой  они
разговаривали в  мастерской  Кварина. Судя по тому,  как с парнишкой шутили,
было ясно, что он произвел благоприятное впечатление.
     Серегил  продолжал играть  на  свирели,  прислушиваясь к  разговорам  в
надежде узнать что-нибудь полезное, пока не увидел,  как Алек вышел из зала.
Серегил сыграл еще несколько коротких песенок, собрал медяки и последовал за
юношей.
     Алек ждал его  в  конюшне, где за  плату можно было  оставить  лошадей.
Сбросив  одежду  менестреля  и  подмастерья,  Серегил  и Алек завернулись  в
простые плащи и поехали к питейному заведению у северной стены.
     - Мне не особенно повезло, если, конечно, не считать последних новостей
о  ценах на чушки железа, -  сказал Серегил, усаживаясь за стол  в углу. - А
как твои успехи?
     - Ты был прав, когда говорил, что Кварин наступил кое-кому на мозоль, -
сообщил Алек.  -  Чего  только  я не наслушался от Марули и других кузнецов.
Мало того, что Рител пользуется привилегиями как племянник Кварина, он еще и
совсем  недавно стал у него  работать.  Раньше Рител  имел  свою собственную
мастерскую  где-то в Кедре, да  только она сгорела  несколько месяцев назад.
Вот тогда-то он и появился в Римини.
     - Кварин так любит племянника?
     -  Теперь уже нет. Старый  Алман Черная Рука говорит, что  сначала были
заметны родственные чувства, да только потом они разругались. Кварин почти и
не разговаривает с племянником с тех пор, как поручил ему работы со сточными
трубами. И  еще некоторые  считают  странным,  что Рител живет  отдельно  от
своего дядюшки.
     - Любопытно.  А  среди тех,  с  кем ты разговаривал,  были  рабочие  из
команды Ритела?
     - Было несколько  человек. Они  тоже не слишком его любят. Он остер  на
язык и обращается с ними. как с новичками-подмастерьями, все время проверяет
их работу. Еще когда они только начали  выполнять заказ, он стал придираться
к тому, как они  крепят решетки, и теперь по  большей части устанавливает их
сам.
     Серегил многозначительно поднял бровь.
     - Бьюсь об заклад, это неспроста.
     - Они  занимаются  решетками уже  недели три. Все  старые сняли,  чтобы
починить каменную  кладку. Поэтому-то стражники и охраняют выход из туннеля.
Теперь рабочие устанавливают новые решетки. Алман  отвечает  за то, чтобы те
места туннеля, где будут  вделаны загородки, точно размечались и шипы крепко
входили  в отверстия для них, но  саму установку решеток делает Рител. И они
теперь вделываются намертво, а  не на петлях.  Вот  примерно и все,  что мне
сказали; а  насчет того, чтобы наняться в подмастерья, нужно разговаривать с
самим Кварином.
     - Ну, будем надеяться, что  до этого не дойдет. Алек наклонился поближе
и понизил голос:
     - Ты думаешь, что Рител портит решетки?
     - Судя по его  поведению,  такую возможность нельзя исключить. Вопрос в
том, как  он это делает и  замешаны  ли тут  и  другие  рабочие. И  главное,
конечно, кто за всем стоит.
     - Должно быть, пленимарцы.
     - Я имею в виду, кто конкретно, и знает ли  Рител настоящего заказчика.
Мы  должны быть  очень  осторожны,  Алек.  Нельзя провалить  дело,  как  это
случилось при нападении на замок Кассарии. Большую змею мы тогда поймали, но
ведь все мелкие улизнули. Лучше нам все обсудить с Нисандером. Это явно дело
для наблюдателей.
     "Он, должно быть,  все еще неразлучен с Илинестрой", -  лукаво  подумал
Алек, глядя на  Теро, который  впустил их в башню Нисандера. На шее молодого
мага  как  раз  над воротом мантии были  заметны  несколько длинных царапин.
Илинестра так же пометила и Алека во время их единственного свидания.
     "Ну и добро  пожаловать в  эту постель", - решил Алек. Открыв им дверь,
Теро вернулся к столу, заваленному раскрытыми книгами.
     - Нисандер в своей комнате внизу, - сообщил он пришедшим.
     -  Ты тоже лучше присоединись к нам, -  сказал Серегил,  направляясь  к
лестнице.
     Теро изумленно взглянул на Алека.
     -   Похоже,   есть   работа   для   наблюдателей.   Алек   почувствовал
удовлетворение,  заметив  на лице  поспешившего  присоединиться  к ним  Теро
заинтересованную улыбку. Да, конечно, Теро холоден как рыба,  но с  тех пор,
как он,  хоть и не без ворчания, помог освободить  Серегила из тюрьмы,  Алек
испытывал  некоторую симпатию  и  уважение  к  этому надутому  магу.  Он был
талантлив,  а  надменность  скорее  всего  была  просто  щитом, прикрывающим
страдающую от одиночества душу. Что  же касается соперничества между  Теро и
Серегилом, Алек давно понял, что виноваты в этом оба.
     Нисандер  сидел в  своем  любимом кресле в  гостиной;  пол  вокруг  был
завален какими-то схемами и картами.
     - Ах, это  вы!  -  воскликнул волшебник,  глядя  на гостей с  радостной
улыбкой. - Давно же я вас не видел! Недели две, наверное.
     - Скорее все четыре, - ответил Серегил.  - Дела последнее время идут не
особенно хорошо, но сейчас мы, похоже, напали на кое-что интересное.
     Он коротко описал, с некоторой помощью со стороны Алека, что им удалось
узнать за последние два дня. Теро сидел немного  в стороне, скрестив руки на
груди и иногда кивая собственным мыслям.
     -  Боже  мой, история  действительно выглядит подозрительной, -  сказал
Нисандер, выслушав рассказ. - Теперь мне вспоминается: я слышал, что один из
слуг  благородного  Зиманиса  недавно исчез.  Правда, никаких разговоров  об
украденных  документах  не шло. Очень, очень  любопытно. Как  я  понимаю, вы
собираетесь разобраться во всем этом поподробнее?
     Серегил кивнул:
     -  Сегодня   же  ночью,  но  нам  потребуется  соблюдать   максимальную
осторожность. Ведь сейчас  Рител -  единственная  рыбка  в  нашей сети. Я не
хочу, чтобы он насторожился, пока мы не выясним, кто за ним стоит.
     - Вы уже осмотрели его комнату? - спросил Теро.
     - Нет еще. В эти ветхие домишки нелегко забираться:
     в каждой комнате  кто-нибудь есть, коридоры отсутствуют - все помещения
смежные.  Я  думаю, мы сначала займемся сточной трубой, а дальше решим,  как
поступить.
     - Да,  пожалуй,  это  разумно, - согласился  Нисандер.  - Только как ты
думаешь проникнуть в так хорошо охраняемый туннель?
     - Стерегут  только  выход  из  туннеля, где все еще ведутся  работы,  -
сказал  Алек.  -  Но  противоположный  конец,  наверху,  где  они  начинали,
охраняется едва ли: в этом нет нужды, решетки уже установлены до того места,
где труба выходит в Нижний город. Серегил думает, что между городской стеной
и водостоком должно быть по крайней мере пять или шесть решеток.
     -  Любой,  кто планирует воспользоваться дорогой  через туннель, должен
поработать со всеми перегородками,  -  добавил Серегил. - Я  знаю  об  одном
месте  у  южной  стены,  где  можно спуститься  в  трубу.  Если нам  удастся
проникнуть с того конца, мы сможем выяснить, чем они там занимались.
     - Когда собираетесь отправиться? - поинтересовался Нисандер.
     -  Сегодняшняя  ночь  ничем  не  хуже любой другой,  - ответил Серегил,
поднимаясь.
     - Да сопутствует тебе удача в сумерках, - сказал ему Теро.
     Серегил удивленно поднял  бровь, потом слегка коснулся пальцем одной из
царапин на шее молодого мага.
     - И тебе тоже.


     ГЛАВА 17
     ПОЛЗУНЫ

     Зодчие Тамир Великой заложили в  Римини систему  сточных  труб  еще  до
того, как  было построено  первое  здание,  избавив таким образом столицу от
мерзких и часто  распространяющих  заразу  отбросов  -  бича многих  больших
городов.  Канализационная  система  была  такой  разветвленной  и так  часто
перестраивалась и расширялась, чтобы удовлетворять нужды  выросшего  за пять
столетий города,  что  теперь только  гильдия мусорщиков обладала знаниями о
ней в полном объеме. Да и среди мусорщиков большинство знало только ту часть
сточных  труб,  за  которую отвечало; эти сведения тщательно  оберегались от
посторонних.
     Алек и Серегил дождались, пока ночная стража  сменится  во  второй раз,
прежде  чем  отправиться  в южную  часть  города.  Хотя оба  были вооружены,
передвигались  они   осторожно,  бесшумно  исчезая  в  темных  проходах  или
подворотнях, как только поблизости появлялся патруль.
     Вход, через который они собирались проникнуть в систему труб, находился
на  небольшой  площади за кварталом  жилых домов у южной городской стены,  в
которую и была вделана наполовину скрытая разросшимся тутовым деревом низкая
железная  дверь.  Небольшое  зарешеченное  окошко   рядом  с  ней  неприятно
напомнило Алеку о тюрьме, однако он постарался держать такие мысли при себе;
Серегил положил на землю связку факелов и лом, принесенные с собой.
     Алек стоял  позади, подняв обеими  руками плащ, чтобы заслонить свет от
светящегося камня, которым пользовался Серегил. Опустившись на колени  перед
дверью, тот  повертел в  замочной  скважине  изогнутой  отмычкой;  раздалось
несколько громких щелчков. Дверь распахнулась; за ней  лежала темнота Собрав
свое имущество, Серегил и Алек скользнули внутрь.
     Алек  закрыл решетчатое  оконце куском  толстого войлока. потом оглядел
каморку, в которой они оказались. Прямо перед ними  каменные ступени вели по
сводчатому проходу вниз и  исчезали в  темноте. Несильная  пока еще  вонь не
оставляла сомнений в том, что они попали туда, куда надо.
     -  Стоит  сразу надеть  эти штуки. - Серегил  вытащил  из кожаной сумки
пропитанные уксусом тряпки и протянул  одну Алеку Оставив  в каморке  плащи,
Серегил  и Алек зажгли факел кусочком зажигательного  камня и двинулись вниз
по лестнице.
     -  Зачем  все эти сооружения  строили  такими просторными? -  прошептал
Алек:  сводчатый  коридор, по  которому они шли, был  почти  десяти  футов в
вышину.
     - Ради безопасности. Ядовитые газы,  образующиеся в трубах, поднимаются
вверх  Строители  рассчитывали,  что  такая  конструкция заставит  испарения
уходить в  верхние части помещений,  а внизу останется воздух. Так что  будь
внимателен: если факел начнет  гореть  голубым  пламенем  или чадить, воздух
малопригоден для дыхания.
     Лестница привела к  туннелю, по  которому  текли  сточные  воды.  Вдоль
центрального  канала,  заполненного  до  краев  стремительным, отвратительно
пахнущим потоком, по бокам тянулись узкие мощеные дорожки.
     Серегил  и  Алек свернули направо и прошли  по туннелю несколько  сотен
футов.  Из-за  недавних дождей  поток нечистот вздулся и  в некоторых местах
затопил приподнятые каменные  дорожки, так что путникам приходилось идти  по
щиколотку в зловонной ледяной жиже.
     Неожиданно  они  услышали  визг  и рычание,  доносящиеся  откуда-то  из
темноты  над  головами Серегил  повернулся  на звук  и высоко поднял  факел;
оказалось,  что  они с Алеком подошли к Железной решетке, перекрывающей весь
просвет туннеля.
     Нижние концы вертикальных  прутьев уходили в воду, и к ним прибило труп
маленькой  собачонки; напор воды  удерживал его  у  решетки  На теле  собаки
кишели жирные  визжащие  крысы; они рвали разлагающуюся  плоть и  огрызались
друг на друга. Другие пожиратели падали шлепали по воде, намереваясь принять
участие в пиршестве, или сидели на поперечинах решетки. Животные не обратили
внимания на людей; их глазки-бусинки светились красным в свете факела.
     - Это решетка-ворота, - прошептал  Серегил, отгоняя от нее крыс горящим
факелом.  -  Она,  конечно, заперта, но  с этим замком  нам  ничего не стоит
справиться. Желаешь продемонстрировать свое искусство?
     -  Лучше ты сам, - прохрипел Алек; ему не  хотелось протискиваться мимо
спутника в таком узком проходе.
     Легко справившись с замком, Серегил открыл противно заскрипевшую секцию
решетки и прошел сквозь отверстие;
     Алек последовал за ним.
     Дальше в туннеле  крыс оказалось  еще  больше, они были буквально всюду
Журчание потока  и крысиный визг отдавались мерзким  эхом в  туннеле,  когда
Серегил и Алек остановились на перекрестке:  в тот канал, вдоль которого они
шли, впадал  другой. Перепрыгнув через четырехфутовую  канаву, они двинулись
дальше и  скоро очутились  у  новой  решетки, укрепленной  на петлях. За ней
проход вел под уклон.
     Дальше  туннель не пересекался  ни с какими другими,  и наконец путники
добрались до решетки, намертво вделанной в стены. Здесь железо еще не успело
покрыться ржавчиной, и сама решетка была такой же конструкции, как и те, что
Алек видел  у  рабочих. Широкие  полосы железа с  четырех сторон упирались в
каменные выступы стен  и крепились шипами, уходящими в просверленные в камне
отверстия.
     - Вот мы и добрались, - прошептал Серегил, опуская на пол свой  узел. -
Зажги свой факел от моего и осмотри ту сторону.
     - Что именно нужно искать?
     - Не знаю, так что обследуй  решетку  тщательно. Может оказаться какой-
нибудь дефект в самом металле или в кладке.
     Алек перепрыгнул через  канаву и начал осматривать металлические части,
ожидая увидеть что-то  вроде перепиленных стержней. Ничего столь  очевидного
не обнаружилось. Пазы между железными прутьями  и  камнем оказались заделаны
заклепками:  их, очевидно, вогнали  на место  раскаленными. Массивная нижняя
перекладина с выходящими  из нее  штырями удерживалась  на месте  всем весом
конструкции.
     - Давай попробуем сдвинуть решетку с места, - прошептал Серегил.
     Они  с Алеком  ухватились  за поперечины, уперлись  плечами  в  стены и
потянули. Решетка поднялась на дюйм или два.
     - Нажми! - выдохнул Серегил и тряхнул свою сторону заграждения.
     Однако  решетка удерживалась  на  месте  уходящими  в  камень  штырями.
Признав поражение, Серегил и  Алек позволили ей с глухим звяканьем упасть на
место.
     - Я думал, не подпилил ли он  шипы, - пропыхтел Серегил, разминая мышцы
на руках. - Пожалуй, дело не в этом.
     - Но ведь она же сдвинулась.  - Алек, прищурившись, разглядывал верхнюю
поперечину. Под таким углом рассмотреть что-либо было невозможно, и он  влез
по решетке вверх. сжимая в руке факел, чтобы обследовать потолок туннеля.
     На  своей  стороне туннеля Серегил собрался сделать то же, но помедлил:
его факел почти догорел, и он,  вытащив новый  из-за пояса,  стал  разжигать
его.
     - Ну как, увидел что-нибудь?
     - Один из штырей почти на три дюйма оголен, - ответил Алек, повиснув на
одной руке на верхней перекладине.
     - Я мало в этом  смыслю, но  мне  кажется, что это серьезная неполадка.
Как он выглядит?
     -  Как обычный железный  шип.  - Алек поднес факел  поближе.  - Никаких
повреждений или пропилов. Подождика... Ох, да он тает, как воск, и здесь...
     - Осторожнее!
     Фонтан  раскаленных белых  искр  с  сердитым шипением  вырвался всего в
нескольких дюймах от лица Алека. Вскрикнув от неожиданности,  юноша  выронил
факел и прижал руку к лицу.
     -  Алек! Алек,  спускайся!  -  завопил Серегил. Тот  неуклюже повис  на
решетке:  одна его  нога  застряла между  прутьями. На верхней  перекладине,
рассыпая искры, с треском продолжала гореть огненная корона.
     Серегил  перемахнул  на  другую  сторону канала, хотя  почти ничего  не
видел: перед глазами танцевали темные  пятна.  Схватив Алека, Серегил стащил
его на пол и попытался перевернуть  на живот,  чтобы  затушить  загоревшуюся
тунику.
     - Мои глаза! - простонал юноша, корчась от боли и страха.
     -  Это же я... - начал  Серегил, но тут Алек неожиданно  уперся ногой в
стену и, судорожно дернувшись, столкнул того в ледяную жижу
     К счастью, Серегил сохранил достаточно присутствия  духа, чтобы держать
рот закрытым. Какую-то ужасную секунду он беспомощно цеплялся руками за край
ограждения канала: ноги не доставали до дна. Только ухватившись  за решетку.
Серегил сумел подтянуться и выбраться обратно на дорожку.
     Отплевываясь и борясь с  тошнотой, Серегил  ухватил Алека  за тунику  и
оттащил подальше, куда не долетали  искры,  и силой удерживал у  стены, пока
раскаленное белое  сияние  медленно не  начало угасать; теперь на его  месте
тлел небольшой  оранжевый  огонек. Один  из факелов  все еще горел, и  в его
свете Серегил мог разглядеть  тонкую струйку дыма,  лениво извивающуюся  под
потолком.
     Алек снова застонал, прижимая руки к  лицу. Опасаясь  худшего,  Серегил
вытащил  из своего  промокшего кошеля светящийся камень и отвел руки  юноши,
чтобы осмотреть повреждения.
     Густые  волосы и пропитанная уксусом повязка защитили  от искр  большую
часть лица,  но на  тыльной  стороне  рук  Алека  уже  вздувалось  полдюжины
волдырей. Алек поспешно отвернулся от света: из глаз его лились слезы.
     - Ты можешь видеть? - встревоженно спросил Серегил.
     - Понемногу начинаю. - Алек вытер глаза рукавом и заморгал. - Почему ты
такой  мокрый?  -  Потом  на  его  лице  медленно   отразилось  ошеломленное
понимание. -  Ох, не может быть!.. Серегил,  прости  меня! - Серегил выдавил
кривую улыбку, стараясь не  думать о том, что за жидкость стекает  по  лицу,
подбираясь к губам. - Что это был за свет?
     - Не знаю. -  Серегил вернулся к решетке и влез на нее. - Шип полностью
сгорел, камень потрескался от жара,  верхняя часть перекладины покорежилась.
Что бы это ни было, такая же штука должна  иметься и с другой стороны, иначе
не удастся сдвинуть решетку.
     Снова перепрыгнув через канаву, Серегил зажал в зубах светящийся камень
и влез по решетке, чтобы осмотреть верхний угол.
     - Скажи мне еще раз, что ты тогда увидел.
     Все еще моргая, Алек подошел к нему и поднял факел.
     - Я поднес факел поближе к  штырю: пытался разглядеть, не перепилен  ли
он.  Должно  быть, все  дело  в жаре от огня  - поверхность  металла  начала
плавиться и течь, как воск. Мне кажется, я увидел что-то белое  под нею, как
раз перед тем, как оно вспыхнуло.
     Вытянув   шею,   Серегил  осторожно   приблизил  лицо  к   перекладине.
Действительно,  между  нею и  камнем  оказалось несколько  дюймов оголенного
штыря.  Острием  своего кинжала Серегил  слегка поскреб его. Стружки чего-то
темного,  похожего  на  воск посыпались  вниз,  а  дальше  обнаружился  слой
какого-то белого вещества.
     -  Ты  был  прав.  Внутрь  штыря  вставлена  полоска  серебристо-белого
металла.
     Белая  масса  оказалась мягкой,  как свинец.  Подцепив  кусочек  концом
кинжала, Серегил протянул его Алеку.
     - Положи на пол и подожги.
     Алек осторожно положил белый комочек на пол, отступил подальше и поднес
факел.  Вещество  тут  же вспыхнуло  ярким,  разбрасывающим искры  пламенем,
оставив черные полосы сажи на камне. Алек тихонько присвистнул.
     - Потроха Билайри, думаю, мы нашли то, что искали.
     -  Должно быть, в  самом  шипе остается  достаточно  железа,  чтобы  он
держался, но это вещество пережигает его.
     - Оно волшебное?
     Серегил отделил еще один кусочек белой массы.
     - Возможно. Я никогда ничего подобного не видел, но Нисандеру оно может
быть  знакомо.  - Он  осторожно поместил  комочек  в маленький  керамический
горшочек, в котором раньше держал зажигательный камень, и передал его Алеку.
     - Я  здорово попортил тот угол.  -  Юноша бросил озабоченный взгляд  на
почерневший и растрескавшийся камень.
     - Верно. - Серегил  присоединился к нему, спустившись с решетки. - Наши
приятели-саботажники рано или поздно явятся  проверить, все ли в порядке, да
и о мусорщиках нужно помнить. Лучше нам привести сюда Нисандера или Теро.
     Пока они придавали - по  мере возможности - прежний вид решетке, зрение
Алека  постепенно  восстановилось, и они с  Серегилом двинулись  в  обратный
путь.
     -  А что будем делать  с  замками? - спросил юноша, когда они  достигли
очередной преграды.
     - Лучше  оставить  все так, как было, -  ответил Серегил. - Я, пожалуй,
пойду на разведку вперед, а ты догонишь, когда запрешь.
     Замок оказался  ржавый; тихо  ругаясь себе под нос,  Алек долго  вертел
отмычкой, пока наконец механизм не сработал.
     К  этому  времени  Серегил скрылся за  поворотом  туннеля.  Алеку очень
хотелось-поскорее выбраться из этого сырого и полного крыс места, так что он
поспешил догнать друга.
     Алек как  раз увидел  его  впереди,  у пересечения  двух каналов, когда
Серегил внезапно с изумленным возгласом пошатнулся  и боком свалился в воду.
Факел,  который  он нес,  зацепился  и  повис на  камне, и в  его свете Алек
разглядел,  как  из  бокового  туннеля  выскочили  две оборванные  фигуры  с
опущенными  на  лица капюшонами плащей и  с поднятыми дубинками  кинулись на
всплывшего Серегила.
     Не раздумывая, Алек издал воинственный вопль, обнажил рапиру и атаковал
бродяг.
     Нападение  застало ползунов  врасплох,  но  тот,  что оказался ближе  к
Алеку, успел поднять свою длинную  дубинку  и  отбить  удар.  Алек отпрыгнул
назад и снова поднял рапиру, готовый к бою.
     Дорожка  была такой узкой, что сражаться на ней  можно было только один
на один; теснота, однако, ограничивала  и возможность для  Алека как следует
замахнуться. Его противники были более привычны к подземным проходам. Второй
из них быстро перепрыгнул через  канал, намереваясь обойти Алека  сзади; тот
немедленно повторил  маневр, так что  остался лицом  к  нападающим. Серегила
нигде не было видно.
     "Должно  быть, его течением  отнесло в  ту  сторону,  куда  мы  шли", -
подумал Алек,  и на один мучительный  момент ему представился  труп собаки и
обгладывающие  его  крысы у  прутьев  решетки.  Однако  ползуны не  дали ему
времени предаваться подобным размышлениям. Тот,  что был на  той  же стороне
канала,  приближался, подняв дубинку. Углом  глаза Алек заметил,  как второй
сунул  руку под  свою рваную тунику  -  вероятно,  за  ножом  или  дротиком.
Неожиданно,  однако,  он  с  пронзительным воплем привалился к стене: из его
плеча торчал метательный нож.
     -  Хаммил!  - воскликнул ползун,  ближний к Алеку, и  только теперь тот
разглядел, что перед ним женщина.
     - Давайте не делать глупостей, - раздался из темноты знакомый голос.
     Алек и женщина  обернулись одновременно и увидели,  как из-за  поворота
вышел  Серегил. Он  был  еще более  мокрым,  чем  раньше, но держал наготове
второй кинжал,  приближаясь к раненому  ползуну.  Парень медленно попятился,
зажимая рукой рану.
     -  Мы никому не собираемся причинять  вред, - сказал  Серегил спокойно,
жестом показывая Алеку, чтобы тот отступил.
     Женщина откинула капюшон; лицо ее оказалось испитым, покрытым глубокими
морщинами.
     -  Прочь  от моего мальчика! -  прорычала она, замахиваясь  дубинкой на
Алека.
     - Вы первые начали. Что вам нужно? -  спросил Серегил, останавливаясь в
нескольких шагах от парня и не опуская кинжала.
     - Да ничего.  Вы чужаки, а от  чужаков добра не жди. Чужаки намедни тут
побили наших.
     Серегил сунул кинжал в ножны"  Наклонившись  над упавшим подростком, он
осмотрел рану и извлек из нее миниатюрный метательный нож.
     - Не такой уж опасный порез, - бросил он женщине через плечо. - Повезло
вам, что я не очень хорошо целился.
     - Я  в порядке, мам, - выдохнул юный ползун, отодвигаясь от Серегила. В
свете еле тлеющего факела Алек разглядел, что тот моложе его самого. Заметил
Алек и тонкую струйку крови на правой щеке Серегила.
     - Ты невредим? - окликнул тот юношу.
     - Да. А ты?
     Серегил кивнул,  перешагнул  через раненого паренька и  обратился к его
матери:
     -  Мы не тронем вас,  если вы оставите  нас в покое. - Он  поднял  руки
ладонями вверх.
     Не  говоря ни слова, женщина перепрыгнула  поток,  подхватила  сына под
мышки и исчезла с ним вместе в темноте.
     Алек тоже  перебрался на другую  сторону и протянул руку, чтобы ощупать
голову Серегила.
     - Приличной шишкой она тебя наградила.
     - Так мне и надо, - пробормотал тот, стуча зубами.  -  Пальцы  Иллиора!
Позволить ползунам напасть! Если бы холодная вода не привела меня в чувство,
я мог утонуть.
     - Я рад, что ты его не убил Ему  всего лет двенадцать. Серегил оперся о
стену и глубоко вдохнул воздух.
     -  Я тоже рад. Вообще-то странно, что они напали на нас. Ползуны обычно
стараются ничем себя не  выдавать.  Они воруют и шпионят, но предпочитают не
вступать в потасовки.
     Нахмурившись, Алек стянул с лица намоченную  уксусом тряпку и промокнул
ссадину на лбу Серегила.
     - Ты уверен,  что не  очень пострадал? Выглядишь ты неважно. Серегил на
секунду прикрыл глаза и оперся  на плечо Алека. Потом забрал у  него тряпку,
прижал ее к ране сам и двинулся по дорожке.
     - Пошли. Нужно выбираться отсюда. Сегодня я наплавался вдоволь.
     Они благополучно добрались до выхода за разросшимся тутовым деревом, но
совместное действие холодной ванны и удара по  голове начало сказываться  на
Серегиле.
     - Отправляйся за Нисандером, - сказал он Алеку;
     его бил озноб, даже несмотря на теплый сухой плащ. - Я лучше побуду тут
и прослежу, чтобы никто пока что не обнаружил следов наших приключений.
     К его удивлению, Алек отказался.
     -  Нет,  пойдешь ты,  -  заявил  он  решительно. -  Твоя рана  все  еще
кровоточит, и даже отсюда слышно, какую дробь выбивают зубы
     -  Как-нибудь выживу,  - фыркнул  Серегил.  - Я не хочу, чтобы  ты  тут
оставался один. Что, если в самом деле появится кто-нибудь?
     - Тем  больше оснований тебе поторопиться, - упрямо возразил Алек.  - Я
постараюсь не попадаться на глаза кому не надо - никто и знать не будет, что
я здесь. Это тебе нужна помощь. Отправляйся!
     Серегил по выражению лица юноши понял, что тот не  отступится от своего
решения. Тогда он отрезал кинжалом полоску от  полы плаща юноши и сунул себе
в карман.
     - Не расставайся с плащом. Нисандер по этому обрывку сможет тебя найти.
И что бы ни случилось, прячься, понял? Никакого героизма.
     - Ладно, никакого героизма. Серегил безнадежно вздохнул.
     - Если я вскоре не появлюсь, возвращайся в Ореску. Понял?
     - Да  понял,  понял! Уйдешь  ты  когда-нибудь?  Мне  не очень улыбается
торчать тут всю ночь. - Натянув капюшон, Алек растворился в темноте.
     В голове  Серегила все сильнее пульсировала боль, когда он припустил по
темным  улицам в  сторону  Орески, но  беспокойство  за  Алека помогало  ему
превозмочь слабость. Несмотря на то что Серегил  верил в находчивость юноши,
его преследовали  видения, как ничего не подозревающего Алека хватает стража
или таинственные враги, явившиеся проверить работу Ритела.
     Добравшись наконец до Орески, грязный, мокрый  и окровавленный, Серегил
прорвался мимо  недовольного  привратника и поспешил  по  лестнице  в  башню
Нисандера.
     Открывший ему дверь Теро отшатнулся и закрыл лицо пышным рукавом.
     - Клянусь  Четверкой!  - рявкнул  он,  загораживая  проход. -  От  тебя
воняет, словно ты только что вылез из сточной канавы!
     - Ты очень наблюдателен. Отойди с дороги!
     - В таком виде ты сюда не войдешь. Отправляйся сначала в ванну.
     - На это нет времени, Теро. Отойди, или я тебя отшвырну.
     Двое  мужчин гневно  смотрели друг  на  друга; годы взаимной  неприязни
пропастью  пролегли  между ними,  не  прикрытые  ни  шутками,  ни  правилами
приличия. Каждый из них мог причинить другому нешуточный вред, если бы дошло
до открытого столкновения, и оба знали это.
     -  Алек остался  там  один,  и нам нужна помощь  Нисандера, -  прошипел
Серегил.
     Бросив  на  него  взгляд, полный  отвращения, Теро отступил в сторону и
впустил Серегила в рабочую комнату.
     - Его здесь нет.
     - Где же он?
     - Ушел на свой ночной обход, я думаю, - сквозь зубы ответил Теро. - Или
ты забыл об этой его привычке?
     -  Тогда вызови  его! -  Серегил помолчал,  сделал  глубокий  вдох  и с
видимым усилием выдавил: - Пожалуйста.
     Небрежным  взмахом руки  Теро  сотворил  из воздуха шарпосланец.  Держа
крохотный огонек на ладони, он произнес:
     -  Нисандер, ты срочно нужен Серегилу. Он в рабочей комнате.  - Горящий
шарик  метнулся,  прошел  сквозь закрытую  дверь и исчез Теро  жестом указал
Серегилу на деревянную скамью у стола, но сам остался стоять.
     Молодой маг оказался, как всегда, внешне безупречен,  с неудовольствием
заметил Серегил; на  мантии под  кожаным  передником не  было  ни  пятнышка,
вьющиеся  темные  волосы  и  бородка  аккуратно  подстрижены,  руки ухожены.
Воспоминание о том, что когда-то он сам  жил в  этом  угловатом теле. хотя и
недолго, заставило Серегила внутренне поежиться. А уж о том, что  Теро в это
же время использовал его собственное тело, думать было вообще невыносимо.
     -  Ты  весь  в  крови, -  наконец сказал  Теро, неохотно приближаясь  к
Серегилу. - Давай-ка я посмотрю.
     Серегил отодвинулся, не давая Теро к себе прикоснуться.
     - Это всего лишь царапина.
     - У тебя над ухом шишка размером с яйцо, а по щеке течет кровь, - резко
бросил  Теро. - Что, как ты думаешь, скажет  Нисандер, если я  позволю  тебе
просто сидеть здесь и ничего не предприму?
     Ветис,  молодой  слуга,  принес воду и бинты, и Теро  принялся  очищать
рану.
     Нисандер вернулся, как раз когда тот заканчивал.
     - Что за необычное зрелище! - воскликнул волшебник, поспешно пробираясь
между стопками книг. Он был  одет в потертый камзол  и штаны,  и  Серегил  с
гордостью подумал: каким добрым  и совсем непохожим  на могущественного мага
Нисандер выглядит в отличие от своего надутого помощника.  - Клянусь Светом,
Серегил!  Ну  и  воняешь  же  ты!  Теро,  когда  закончишь,  найди для него,
пожалуйста, чистую одежду.
     Теро положил окровавленное полотенце рядом с тазом и вышел через дверь,
ведущую к личным комнатам.
     Нисандер улыбнулся, глядя на результаты трудов своего ученика.
     - Он иногда изумляет меня, Серегил. Но где же Алек?
     -  Возьми.  -  Серегил  вытащил кусочек, отрезанный  от  плаща Алека, и
вложил его  в  руку  Нисандера.  -  Мы обнаружили  то, что  искали:  саботаж
действительно имеет  место, только  мы оставили там  слишком  много  следов.
Поэтому нам и нужна твоя помощь.  Алек остался  ждать  у входа,  так что нам
лучше поторопиться.
     Нисандер покачал головой:
     - Да, конечно, только я не вижу резона  снова  тащить туда тебя.  Ты же
промерз  до  костей, и после такого  удара по голове заклинание  перемещения
подействует на тебя не лучшим образом.
     Серегил  вскочил  на  ноги, собираясь возразить, но, к  своему большому
удивлению, обнаружил,  что пол ходит у него под  ногами ходуном  и сохранить
равновесие не удается.
     -  Ну  вот  видишь! - укорил  его Нисандер,  снова усаживая Серегила на
скамью.  - Отправляйся в свою  комнату и  согрейся  у огня. Алек покажет мне
все, что нужно.
     - Не могу же я  просто сидеть,  - снова начал настаивать  Серегил, хотя
голова у него  все  еще кружилась.  -  Мы  там  уже  наткнулись  на  парочку
ползунов. Могут быть и другие, а то и еще кто-нибудь похуже.
     Нисандер поднял кустистую бровь.
     - Ты  хочешь сказать, что в моем обществе Алек не будет в безопасности?
- Серегил закрыл лицо руками, и как раз в этот момент появился Теро с чистой
одеждой. - Оставляю Серегила  под твоим  надежным присмотром, - сообщил  ему
Нисандер.  - Думаю, ему не повредит стакан подогретого вина и уж определенно
-  горячая  ванна.  - Сжав в руке  обрывок плаща,  полученный  от  Серегила,
волшебник  начертил  в воздухе несколько символов и  исчез в  широкой черной
дыре, на мгновение разверзшейся позади него.
     Когда Нисандер снова открыл  глаза, он находился на маленькой безлюдной
площади.
     -  Ну вот  и ты,  - прошептал  Алек, появляясь  из-за по-зимнему голого
куста. - С Серегилом все в порядке?
     -  Да, только не очень твердо держится на ногах. Он  сказал,  что  тебе
есть что показать мне.
     - Кое-что,  требующее  маскировки,  -  ответил  Алек  со  своей обычной
улыбкой. - Иди за мной.
     Нисандер первый раз видел юношу в деле и был поражен его проворством  и
умелостью.
     - Ну, должен сказать,  Серегил хорошо с тобой поработал, - заметил маг,
когда Алек провел его через вторые ворота.
     -  Погубил парня - честная работа теперь  не про меня, - ответил  Алек,
очень похоже изображая выговор портового грузчика. - Нам уже недалеко.
     Добравшись  до покореженной  решетки,  Нисандер  вскарабкался  по  ней,
осмотрел расплавившийся штырь и растрескавшийся  камень, потом сравнил их  с
нетронутыми в другом углу.
     - Понятно, - пробормотал он, присматриваясь к оставшемуся шипу. - Очень
изобретательно. И очень  изобретательно  с  вашей стороны  обнаружить, в чем
дело. Да. я вполне удовлетворен. Хорошо сделано.
     - Можешь ты исправить ущерб?
     -  Могу  ли я исправить? - фыркнул  Нисандер, слезая вниз. Он ухватился
обеими руками  за  прутья, закрыл  глаза  и прислушался к  голосу  холодного
железа,  потом  позволил  собственной  силе  хлынуть  через руки  в  металл;
Нисандер почувствовал, как железо от его прикосновения оживает.
     Стоя  рядом  с  Нисандером, Алек  ощутил,  как мощный  вихрь пронесся в
затхлом воздухе.  Больше  ничего:  ни вспышек света, ни  магических чудес  -
только мгновенный скрежет металла. На секунду  Алеку показалось, что  железо
стало  живым существом, подобно растению  набирающим силу и  распрямляющимся
под исцеляющим прикосновением волшебника.
     Подняв взгляд, он  увидел, что  поврежденный  угол теперь  выглядит как
прежде.
     - Клянусь светом Иллиора! - выдохнул юноша, почти не веря своим глазам.
Нисандер рассмеялся.
     -  Надеюсь, ты не ожидал, что я  явлюсь сюда с молотом и наковальней. -
Он разжал руку и  показал Алеку  длинный железный штырь.  По всей длине были
видны  царапины  - там, где  его вгоняли  в  камень;  от  пламени горна  шип
почернел, только на одном конце виднелась белая, похожая на металл масса.
     Не  говоря ни слова, Алек  вскарабкался  по решетке  и  обнаружил,  что
теперь ее держит на месте прочный новый штырь.
     - Поразительно! - воскликнул он, постукав по железу острием кинжала.
     - Всего лишь магия, - пожал плечами Нисандер.
     Серегил  неохотно выпил отвар ивовой  коры, приготовленный Теро,  потом
отправился в термы. Вымытый и одетый в чистую одежду, он, однако, вернулся в
рабочую комнату и отказался оттуда  уйти, несмотря на очевидное желание Теро
от него избавиться.
     Обеспокоенный  и   полный   нетерпения,  Серегил  принялся  бродить  по
загроможденному помещению и вертеть всякие хрупкие приспособления.
     - Дай сюда! - рявкнул Теро, отбирая у него гроздь заполненных жидкостью
стеклянных  шаров. -  Стоит тебе  их  уронить, и на  нас  обрушатся  полчища
болотных эльфов. Если уж ты не хочешь пойти вниз, то,  ради Иллиора, сядь  и
сиди.
     - Я знаю, что это такое,  - нахмурился  Серегил. Он поднялся по лесенке
на  галерею,  окружающую купол,  и  стал  следить сквозь  толстое  стекло за
движущимися внизу огоньками.
     Когда  Нисандер  и  Алек аккуратно  материализовались  точно посередине
комнаты,  трудно  было  сказать, кто из двух  ожидающих  вздохнул  с большим
облегчением.
     - Наконец-то! - воскликнул Серегил, сбегая вниз. - Были трудности?
     -  Никаких.  Все теперь  выглядит  как  новенькое,  -  ответил ему Алек
ухмыляясь.
     - Не принести ли еще чистой одежды? - поинтересовался Теро, снова морща
нос.
     - Конечно, только погоди секунду. - сказал Нисандер. - Сначала я должен
поздравить двоих наших замечательных разведчиков с весьма ценной находкой. -
Он с улыбкой достал из рукава железный штырь. - Пока что я оставлю его себе.
Серегил,  Алек  говорил,  что  ты  взял  образец  этого  любопытного  белого
вещества?
     Серегил протянул ему маленький сосуд.
     - Да, оно здесь. Хочешь посмотреть, как оно работает?
     -  Обязательно,  но  не  здесь,  пожалуй.  Слишком   многое  тут  может
загореться. - Взяв с полки тигель, Нисандер провел всех в соседнюю  комнату,
положил в  тигель  крошки белого вещества и поднес  к нему  свечу.  Из тигля
взвился фонтанчик сверкающих искр, разлетевшихся по всей комнате.
     - Невероятно!  - пробормотал  Теро,  пошевелив  остатки белого вещества
стеклянной  палочкой. Серегил исподтишка  следил  за  ним:  невозможно  было
ошибиться в неожиданном энтузиазме, загоревшемся в светлых глазах.  В  такие
моменты  он почти  мог  понять,  что  заставляет Нисандера  верить  в  этого
молодого  человека:  острый  любознательный  ум,  скрывающийся  за  холодной
внешностью.
     -  Ты  когда-нибудь раньше  видел  что-либо подобное? -  спросил  Теро,
поворачиваясь к Нисандеру.
     Старый волшебник поджег еще один кусочек, потом принюхался к дыму.
     - Это какой-то вид  зажигательного металла,  как мне кажется.  Его - по
понятным причинам  - называют  "огонь Сакора"  или "укус  Сакора". Он очень,
очень редок,  но... -  Нисандер помолчал,  потом, подняв бровь, посмотрел на
Серегила,  -  ...его  находят  в заметных  количествах в  некоторых  районах
Пленимара.
     Серегил обменялся с Алеком понимающими улыбками.
     - Похоже, мы наконец-то нашли себе достойное занятие.







     Несколько следующих дней Алек и Серегил неотступно следили  за Рителом,
но узнали только то,  что тот до отвращения постоянен в своих привычках.  Он
рано вставал, собирал свою команду и трудился весь день, не покидая  рабочей
площадки; вечером ужинал в своей комнате и рано укладывался спать.
     На четвертый вечер, расположившись напротив дома на улице Парусинщиков,
Серегил и Алек заметили вышедшего из дома широкоплечего румяного парня.
     - Это внук хозяйки, - шепнул Серегил Алеку. -  Он каждый вечер проводит
в таверне на углу.
     Как  бы  в подтверждение его слов парень двинулся к  кабачку, то и дело
останавливаясь поболтать с соседями.
     Серегил поднялся и потянулся, провожая хозяйкиного внука глазами.
     - Мне кажется, он любит потрепать языком. Пожалуй, я зайду выпью кружку
и попытаюсь познакомиться с ним.
     Ночь была  ясная и  безветренная, но  морозная. Беспокойно  переходя из
одной холодной подворотни в другую, Алек наблюдал за освещенным луной домом.
К  тому времени, когда снова появился довольно ухмыляющийся и пахнущий пивом
Серегил, луна успела подняться над самой трубой
     - Похоже,  ты доволен  жизнью, - пробормотал Алек, топая  закоченевшими
ногами.
     - Так и есть. -  Серегил откинул полу плаща;  под ней оказалась  кружка
лучшего пива из "Собаки и колокольчика", которую он и  вручил Алеку. - Пошли
домой. Рител не будет ничего предпринимать еще по крайней мере два дня
     Алек   с  благодарностью  глотнул  пива,   хоть  оно  и  было  довольно
водянистым, и двинулся следом за Серегилом туда, где они оставили коней.
     - Значит, тебе все-таки удалось что-то выведать у внучка?
     - Нашего  замечательного  кузнеца, кажется, не любит никто,  с  кем  он
знаком,  за исключением хозяйки: она  судит  о  постояльцах по единственному
признаку - вовремя ли те вносят плату. А ее внук, юный Парин, уже имел с ним
несколько стычек Одна из них произошла, когда однажды Парин неожиданно вошел
в  комнату  кузнеца. "Представь только.  -  Серегил,  ухмыляясь, передразнил
ноющий голос Парина, - и дела-то было всего, что я какие-то чертежи углядел.
Не  то чтобы я ввалился, когда он  в койку служанку  завалил Просто паршивые
чертежи! Странный он  парень  и  к  тому  же скряга, хоть и корчит  из  себя
невесть кого". - Серегил хмыкнул.  - Здорово  разбирается в людях внучек  Он
ничего не смог  сказать вразумительного насчет чертежей,  но зато я выведал,
что  Рител  всегда  остается в своей комнате  по вечерам в будние  дни, а  в
выходные ударяется в загул
     Охотничий инстинкт Алека заставил его насторожиться
     - Завтра вечером...
     -  Именно  Если верить  Парину,  он  выходит,  одетый, как  аристократ,
посылает того  за лошадью - заплатив за труды медяк, ведь он же скряга,  - и
отправляется куда-то, до рассвета, а то и до следующего вечера обратно он не
является.
     - Это объясняет его визит на улицу Огней.
     -  И  готов  биться  об  заклад,  что по  дороге туда он  еще  кое-куда
заглядывает Думаю, пора на сцене появиться благородному Серегилу
     Алек бросил на него острый взгляд.
     - Только благородному Серегилу? А что  насчет меня? Серегил обнял юношу
за плечи и шутливо взъерошил ему волосы.
     - Ну, милый, если мастер Рител закатывается на всю ночь в притон, разве
это не самый подходящий момент забраться в его комнату?
     На  следующий вечер  Рител  уехал верхом  с улицы Парусинщиков,  как  и
ожидалось  На улицах было полно народу, так что Серегилу не  составило труда
незаметно следовать за ним; толстый  плащ скрывал нарядный  камзол и  штаны,
надетые для ночных развлечений
     Кузнец  ехал не спеша, наслаждаясь погожим вечером, и  добрался наконец
до "Цапли", модного игорного дома на восточной окраине торгового квартала.
     "Вот повезло!"  -  усмехнулся  про  себя Серегил,  наблюдая издали, как
Рител входит в заведение Благородный Серегил был тут  хорошо известен еще  с
тех  времен, когда зарабатывал себе на  жизнь азартными  играми А знакомства
такого рода нетрудно возобновить
     Бросив  поводья  мальчишке-конюху,   Серегил  вошел   внутрь.  Старичок
привратник с поклоном принял у него плащ.
     - Добрый  вечер, господин, - сказал  он, кланяясь снова. - Давненько мы
тебя здесь не видели. К тебе еще кто-нибудь присоединится?
     - Нет.  Мое свидание не состоялось, а ничего другого я не планировал. -
Помолчав, он  незаметно сунул в  руку старика монету.  - Как  сегодня,  есть
новички, Старки?
     Старки сунул взятку в карман и наклонился к Серегилу.
     -  Как не  быть,  господин,  как не  быть  Молодая госпожа Лашия  после
замужества здорово пристрастилась к бакши, но сегодня с ней вместе ее муж, а
он может слишком хорошо помнить тебя по прошлым временам Есть еще помещик из
провинции,  благородный Ниниус, у него куча денег и страсть к игре в еран, а
играет он хуже некуда Да, только  что  явился третий Хоть  и не знатный, но,
видно, при деньгах. Называет себя Рителом из Порунты.
     - Как мне его узнать?
     - Это  высокий  блондин с роскошной  бородой. Думаю, ты найдешь  его за
карточным столом.  Говорят, играет  он  смело,  хотя  и  не всегда  с  умом.
Последний  месяц  он  у нас  завсегдатай,  к  выигрышам  и потерям относится
философски.
     Серегил подмигнул старику и сунул в его руку еще одну монету.
     - Да пошлет тебе Иллиор удачу, господин. "Цапля" отличалась  сдержанным
богатством отделки;
     игра шла  в  нескольких  больших залах В  те,  что  выходили  к фасаду,
свободно  могли  попасть  все  желающие,  небольшие  комнаты в  глубине дома
предоставлялись тесным компаниям.
     Серегил  обнаружил Ритела в первом же  зале.  за столом, где  несколько
богатых купцов и  офицеров царского полка лучников играли в "полет  ворона".
Многие знали Серегила и тут же пригласили его присоединиться. Он опустился в
свободное кресло рядом с Рителом и положил на стол тяжелый кошелек.
     -  Приветствуем тебя,  благородный Серегил, - обратилась  к нему Виния,
глава торгового дома по продаже  шерсти, собирая ярко раскрашенные карты для
новой  сдачи. - Ставка - три золотых сестерция, увеличивать можно до восьми.
Твой ход - на новенького.
     Следя  краем глаза за  Рителом, Серегил первые  несколько  кругов играл
осторожно,  получив  лишь небольшой  выигрыш. Игроки  обменивались  шутками,
перемежая  пустую  болтовню советами  по  вложению капиталов и  новостями  о
недавних  прибыльных  сделках,  в  том  числе  и  о  доходах  от  каперства,
процветающего под присмотром Нирейдиана.
     Рител слушал с вежливым интересом  и помалкивал до тех пор, пока  снова
не пришла его очередь сдавать.
     - Предлагаю  сменить игру. Как  насчет "меча  и  монеты"?  Нас как  раз
достаточно, чтобы составить две партии.
     Никто не возражал, и когда столы и кресла были передвинуты, Серегил без
особого  удивления обнаружил,  что  сидит напротив  Ритела. Поблагодарив про
себя  Иллиора,  он принялся за  игру  всерьез, стараясь, чтобы  партнер  его
выигрывал.
     Менее  осмотрительные  игроки   скоро  стали  нести  убытки,  поскольку
Серегил, не лишенный ловкости рук, понемногу начал склонять  весы  в свою  с
Рителом пользу. Тот,  со своей стороны, тоже обнаружил определенные таланты;
через час они вдвоем обыграли остальных подчистую.
     Когда все встали из-за стола  и Серегил и Рител  стали  делить выигрыш,
Серегил поклонился партнеру и протянул руку.
     - Здорово сделано.  Я  - благородный Серегил,  как,  может быть, ты уже
слышал. А ты кто?
     -  Рител из  Порунты,  господин.  - Рука  его была жесткой, но не такой
мозолистой  и  заскорузлой,  как  ожидал Серегил. Рител  явно  прилагал  все
усилия, чтобы не выдать своей настоящей профессии.
     - Порунты? Это ведь где-то  недалеко от Каменной Крепости,  не  так ли?
Как ты оказался так далеко на север от родных краев в это время года?
     -  У  меня  тут небольшое торговое дело, господин.  -  Рител помолчал и
улыбнулся с обезоруживающей искренностью. - Должен признаться, что некоторые
из сделок, о которых ты упомянул, представляют для меня интерес.
     -  Э,  да ты предприимчив!  -  подмигнул ему  Серегил.  - Мне  нравится
деловая хватка, да и наше недолгое сотрудничество в игре  оказалось для меня
прибыльно. Может, хочешь поговорить серьезно, да и поужинать заодно?
     -  Почту  за  честь,  господин,  - ответил Рител;  ему явно  не хватало
светского лоска, чтобы скрыть острый интерес.
     - Ты предпочитаешь какое-нибудь определенное место?
     - Нет,  благородный  Серегил,  -  пожал плечами  Рител.  -  У  меня  на
сегодняшний вечер нет никаких планов.
     "Проклятие,  - подумал  Серегил, -  похоже,  мы проведем время, пытаясь
напоить друг друга и выведать секреты".
     Начинался  холодный ясный рассвет, когда  Серегил  вернулся в  "Петух".
Алек сладко спал на кушетке у камина,  вытянув ноги  к еле  тлеющим углям, и
подскочил от неожиданности, когда его друг устало опустился рядом.
     - Ну, как все прошло?
     Серегил пожал плечами и закинул руки за голову.
     - Он  не самый искусный шпион в мире, но держать рот  на  замке  умеет.
Большую часть ночи мы с ним пили в "Розе", а  потом  он решил, что ему нужна
женщина. Я надеялся,  что у него с кем-то назначена встреча в борделе, но он
клюнул на первую же шлюху, которую мы  встретили  на  улице. Мне,  правда, в
конце концов удалось направить его стопы в "Черное перо".
     - "Перо"? Это же просто дыра по сравнению с заведением Эйруал.
     -  Та же  мысль  возникла и  у  меня.  То ли  он  разыгрывал  спектакль
специально  в  мою честь,  то ли  его  доходы изрядно меняются  от  недели к
неделе. На это стоит обратить внимание. Так или иначе, около "Пера" мы с ним
расстались  несколько часов  назад;  потом я проследил за красавцем до улицы
Парусинщиков, и больше из дому он не выходил.
     - Похоже, ты зря потерял время.
     -  Что касается дела  со сточными трубами, то несомненно. Однако нельзя
целый вечер вместе  пить и  ходить  по веселым  домам и  ничего  не узнать о
человеке. Он выдает себя за богатого купца и, сказать по правде, играет роль
так   хорошо,   что   возникает   подозрение,   не   соответствует  ли   она
действительности хотя бы отчасти. По-моему, по рождению  он  скаланец и  уже
давно занимается своим делом - я имею в виду, понемножку шпионит. Пленимарцы
умеют находить и использовать таких типов.
     - Ты тоже, - лукаво улыбнулся Алек.
     - Ну, что касается нашего подопечного, говорить об этом рано. - Серегил
устало  потянулся. После  ночи,  проведенной  в  "Пере", он чувствовал  себя
грязным и мечтал  о  ванне. - Впрочем, благородный Серегил явно произвел  на
него  впечатление.  Я  бросил  несколько  намеков  насчет  своего участия  в
каперстве, и тут же он начал навязываться мне в компаньоны; еще я пересказал
кое-какие слухи - интересно, где теперь они всплывут. А каковы твои успехи?
     Алек вытащил из-под туники смятую  пачку листов пергамента и с триумфом
помахал ею в воздухе, потом отнес к  столу и развернул, прижав углы книгами.
Когда он  протянул Руку, чтобы достать книгу с  дальнего края стола, Серегил
заметил, что левый рукав у него порван и в крови.
     - Что с тобой приключилось?
     -  Да  ерунда,  - пожал плечами  Алек, стараясь  не встречаться  с  ним
глазами.
     - Ерунда? - Схватив друга за руку, Серегил отогнул рукав. На предплечье
обнаружилась неуклюже  наложенная  повязка; сквозь  нее проступило  кровавое
пятно размером с монету в два сестерция. - Ерунда обычно так не кровоточит.
     - Просто  царапина, -  настаивал  Алек.  Не  обращая  внимания  на  его
возражения, Серегил кинжалом взрезал бинты. Рана находилась чуть ниже локтя;
от нее тянулся неглубокий рваный порез почти до самых связок на запястье.
     -  Клянусь  пальцами Иллиора!  От  такой  царапины  ты можешь  получить
заражение  крови! - ахнул  Серегил и бросился за  графином с коньяком, чтобы
промыть рану. - Что случилось?
     -  Я  поскользнулся  на крыше, добираясь  до его  окна, - с недовольным
вздохом признался  Алек. -  Я решил, что  так будет  проще  всего, но  крыша
оказалась круче, чем я думал, а черепица такая скользкая...
     - Ты когда-нибудь слышал о веревке?
     -  К тому времени,  когда я о ней подумал, я  был уже на крыше. Так или
иначе, рукав зацепился за гвоздь, торчащий из водосточной трубы...
     -  Водосточной трубы!  -  задохнулся Серегил, чувствуя,  как сердце его
пропустило удар. - Уж не хочешь ли ты  сказать, что оказался на краю? Ты мог
упасть  с  высоты  сорока  футов на мощенную камнем  мостовую! Что,  во  имя
Билайри...
     - Ну, на самом деле как раз под его окном находится сарай.  Я  свалился
бы на его крышу, а вовсе не на камни.
     - Ах, так ты все продумал? - В голосе Серегила звучал сарказм.
     Алек снова пожал плечами:
     - Нужно же на чем-то учиться.
     "О Иллиор  и его свет! Должно быть, я точно так же смотрю на Микама или
Нисандера,  когда  они  начинают ругать  меня  после  какой-нибудь идиотской
эскапады", - подумал Серегил.  Качая  головой,  он стал рассматривать добычу
Алека: грубый  рисунок  чего-то  похожего  на  решетку, начерченный углем  и
кое-где запачканный кровью.
     - Это копия  карты, которую я нашел в полом столбике кровати  Ритела, -
объяснил  Алек,  хмурясь. -  Я не очень хорошо перерисовал ее, конечно, но я
подумал, что не запомню деталей, если не сделаю наброска.
     - Так ты не украл этот пергамент из его комнаты?
     - Нет. ясное дело. Я вспомнил, что Парин говорил о чертежах, и подумал,
что может  понадобиться  их  скопировать,  так  что  захватил  с  собой  все
необходимое.
     - За исключением веревки.
     На  первый взгляд  карта  Алека, неумело перерисованная  в лихорадочной
спешке, казалась всего лишь бессмысленным нагромождением линий.
     - Я думаю, что это  план расположения сточных труб, - сказал Алек. - На
карте  не было  никаких надписей, только какие-то пометки кое-где, но  схема
очень похожа на те, что мы нашли у Кассарии, помнишь? - Он показал на кружок
внизу листа. - По-моему, это  место, где они работают: выход из того туннеля
с испорченной решеткой.
     Серегил  медленно  кивнул,  потом  постучал  пальцем  по  точке, откуда
расходилось несколько линий.
     - Здесь пересекаются несколько крупных туннелей. Один ведет на запад, в
Квартал Благородных, а другой,  наверное, в центр  города... Ты  перерисовал
все точно?
     - Думаю, что так, но я мог  чего-то и не заметить. План ведь сложный, а
я подпрыгивал от любого шороха.  Под  конец  я действительно услышал  чьи-то
шаги, так что схватил все в охапку и смылся. Мне очень жаль.
     -  Нет-нет,  ты  все сделал  прекрасно.  -  Серегил задумался, все  еще
разглядывая чертеж. - Этого более чем достаточно для ареста Ритела, но  как,
черт возьми, он получил всю такую информацию?
     -  Может  быть, пленимарцы  собираются захватить город, пробравшись  по
сточным трубам?
     - Ну, захватить город  вряд  ли, а вот  причинить  разные  неприятности
могут - открыть городские ворота изнутри, послать убийц в царский дворец, да
и в любое другое место. - Выпрямившись, Серегил с гордостью хлопнул Алека по
плечу. - Ты здорово поработал. Твоя добыча побольше моей.
     Алек покраснел и заулыбался.
     - Кузнецы из команды  Ритела, с которыми  я разговаривал, считают,  что
работа будет  закончена недели через  две.  Это  значит, что и Рител  должен
завершить свои дела к тому  времени.  - Он помолчал. -  Что мне хотелось  бы
знать, так это откуда он получил план городской канализации, если не выходит
из дому по вечерам, а днем все время на рабочей площадке.
     - Это  и есть главный вопрос,  верно? Чтобы  обследовать  и  нанести на
карту все эти туннели, потребовались бы недели, а то  и месяцы. Но что, если
ему удалось найти кого-то, кто все это уже хорошо знает?
     - Кого-то из мусорщиков?
     - Или ползуна. Помнишь, что сказала та женщина, которая напала на меня?
     - Что-то о чужаках, которых она боится.
     - Верно. - Серегил  снова  взглянул  на  грязный пергамент  и задумчиво
погладил подбородок. - Интересно, чем сейчас занимается Тим.
     - Тим?
     - Ты должен его помнить - того воришку, что украл у тебя кошелек.
     Алек поморщился.
     - Еще бы я его не помнил. Он что, ползун?
     - Нет, но имеет среди них  знакомства, как и среди большей части других
бедняков и нарушителей закона. Это и делает его таким полезным для нас.
     -  Вот уж  не думал, что  его очарование именно в этом, - кисло заметил
Алек.







     -  Откуда  ты  знаешь,  что  он  придет? -  спросил  Алек, когда они  с
Серегилом  на следующий  вечер  поднимались в пустую каморку  над безымянной
лавчонкой в Нижнем городе.
     - Придет, придет. - Серегил с отвращением посмотрел на покрытый жирными
пятнами стол, потом опустился  на табурет. - Он, наверное, уже околачивается
где-нибудь неподалеку.
     Связаться  с  Тимом  было  нетрудно.  Тайная  сеть  передачи  сообщений
пронизывала беднейшие  слои  городского  населения,  словно древесные корни;
Достаточно было сунуть кому нужно монетку и шепнуть словечко.
     Еще  не успел Серегил договорить, как на  лестнице  послышались  легкие
шаги.  Тим  помедлил  в  дверях,  подозрительно  оглядывая  каморку,  потом,
почтительно поклонившись Серегилу, вошел.
     Алек  смотрел  на  воришку  со  старательно  скрываемой  неприязнью.  В
последний  раз  он  видел того  в  пригороде, когда возвращался  в Римини  с
Микамом  и Бекой.  Алек тогда был так  горд своими  только  что  обретенными
умениями,  что  неожиданно  схватил  Тима  в  толпе,  надеясь  отплатить  за
украденный кошелек. Вместо этого он  чуть  не напоролся на  нож. Воришка был
все так же худ  и грязен и все так же высокомерен в своей нищете.  Перекинув
одну  ногу через  скамью, Тим уселся  напротив Серегила и лениво и вызывающе
улыбнулся Алеку.
     - Все еще таскает тебя с собой? Должно быть, ты ему по вкусу пришелся.
     Алек ответил ему бесстрастным  взглядом. Тим издал  короткий  невеселый
смешок и перевел взгляд на Серегила.
     - Ты меня искал?
     Серегил положил руку  на стол и медленно  разжал кулак, показав тяжелую
серебряную монету в полсестерция.
     - Странные  клиенты тебе не попадались? - спросил он, употребив обычное
для сленга выражение, обозначающее шпиона.
     Тим снова фыркнул.
     - А как ты думаешь?
     Серегил накрыл ладонью монету, потом опять разжал руку: к первой монете
присоединилась вторая.
     -  Ты на  кого-нибудь из них работаешь? Тим не отрывал глаз от денег, и
его узкое лицо на секунду обрело почти задумчивое выражение.
     - Думаешь, я сказал  бы тебе, если бы работал? Ладонь Серегила сжалась,
потом раскрылась опять. Четыре монеты.
     Алек следил за лицом Тима. Маска безразличия прочно
     держалась на месте.
     - А может,  и работаю. Кулак  сжался и раскрылся.  Никаких  монет.  Это
наконец вызвало реакцию. Тим подался вперед, как человек, который понял, что
слегка перегнул палку.
     - Ах ты ублюдок! Ни на кого я не работаю, да только есть тут такие, про
которых разнос говорят.
     Рука Серегила раскрылась снова. Пять монет.
     - Том-Крысенок ни с того ни с сего разбогател, и никто не знает откуда,
- сообщил Тим, исполненный теперь алчной угодливости
     - Где сейчас Том-Крысенок?
     Тим пожал плечами
     - Его нашли дохлым на задворках недели две назад Горло ему перерезали
     - Еще кого знаешь?
     - Шустрый Микль хвалился, что своровал бумаги на улице Золотого Шлема
     - Из чьего дома?
     - Не знаю
     - Где найти Шустрого Микля?
     Снова пожатие плеч
     - Да его что-то не видно уже давно.
     Серегил убрал деньги с разочарованным вздохом, поднялся и поманил Алека
за собой
     - Пошли Здесь ничего не узнаешь
     - Есть еще кое-какие слухи, - торопливо пробормотал Тим
     Серегил недоверчиво оглянулся на него от двери.
     - Что за слухи?
     - Да насчет ползунов Кое-кто  из них вдруг разбогател, а  потом нашелся
мертвый или пропал вовсе
     Алек  обменялся с  Серегилом  быстрым  взглядом, оба  вспомнили то, что
слышали от женщины в туннеле.
     - Мадрин, Динстил, Худышка Лили, Бродяга Ки -  все откинули  копыта  за
последний месяц, - продолжал Тим. - А Тарл уже неделю ищет Фарина- Рыбку.
     -  Разве  Фарин  не взломщик? -  Серегил вернулся к столу Алек  остался
стоять у него за спиной
     - Ясное дело, взломщик, да только странно он исчез Они с Тарлом испокон
веков вместе работали
     - Еще кто-нибудь?
     - Может, еще Вирелла Она хоть и из ползунов, да только  про нее никогда
точно не  скажешь  И  еще Шейди,  начинающая  домушница ее  нашли в  гавани,
плавала  там за  молом  Некоторые  даже поговаривают,  что  и Кота из Римини
пришили - ну, это еще один, про которого точно не скажешь
     Серегил позвенел монетами
     -  Кто,  как считают,  всех  их прикончил?  В  первый  раз  Тим проявил
беспокойство
     - Не знаю И никто не знает - вот что странно Легавые говорят, это не их
работа  Народ  начинает  нервничать  Теперь  и не  знаешь,  за  какую работу
браться, а за какую нет
     - У меня  как раз есть для тебя работа, если заинтересуешься, - сообщил
Серегил, пододвигая к Тиму заманчивое богатство
     Тот голодным взглядом смотрел на кучку монет
     - Тебе ведь нужно не то, чем занимаются ползуны, верно?
     -  Нет, просто  поразнюхивать  кое-что Неподалеку отсюда  есть дом,  за
которым  хорошо  бы присмотреть  Если  увидишь,  что  туда вошел  кто-нибудь
знакомый - взломщик, ползун, карманник,  да кто угодно, - я хочу сразу же об
этом  узнать Или  кто-нибудь,  кто  покажется  не  к  месту  в этом квартале
Понятно?
     -  Взломщики  и  ползуны?  -  Глаза  Тима снова сузились. -  Имеет  это
отношение к тем убийствам?
     -  Похоже,  он  струсил, - тихо высказал  предположение  Алек,  впервые
нарушив молчание
     Тим рванулся вперед, стиснув рукоять ножа
     - Может, стоит разукрасить твое хорошенькое личико?
     - Сядь! - рявкнул Серегил
     Алек напрягся, но не двинулся с места Тим неохотно подчинился
     - Ну так  как, - спокойно продолжил  Серегил,  - нужна тебе  работа или
нет?
     - Нужна, чего уж там, - прорычал Тим. - Но это влетит тебе в копеечку.
     - Назови свою цену.
     - Два сестерция в неделю.
     - Договорились. - Серегил поплевал на ладонь и ударил по рукам с  Тимом
Но когда воришка попытался освободить руку, Серегил крепко стиснул ее
     - Ты еще никогда меня не продавал. Это дело не подходит для того, чтобы
начать. - Серегил  улыбнулся, но улыбка только сделала угрозу более зловещей
Сила, с которой это было сказано, стерла самоуверенную усмешку с лица Тима -
Если вдруг появится кто-то и посулит тебе больше, согласись и возьми деньги,
но тут же сообщи мне.
     -  Так и сделаю,  я так и сделаю, - заикаясь и морщась от боли, выдавил
Тим. - Не продавал тебя и не собираюсь.
     -  Конечно, не  собираешься.  -  Продолжая улыбаться,  Серегил  наконец
отпустил его, но отпечаток длинных пальцев  еще  минуту  был заметен на руке
воришки. - Дом, за которым нужно следить, находится на улице Парусинщиков, у
него полосатый бело-красный карниз. Знаешь такой?
     Тим коротко кивнул, растирая руку.
     - Ясное дело, знаю.
     - Начинай прямо сейчас. Сообщать об увиденном будешь как обычно.
     Алек недоверчиво покачал головой, когда Тим исчез за дверью.
     - Ты в самом деле доверяешь ему?
     -  Более или  менее. Просто ему иногда требуется напоминание. - Серегил
побарабанил  пальцами по столу.  - Он ведь тоже  по-своему  доверяет мне. Он
уверен, что я ему заплачу. Он знает, что я не продам его, но не сомневается,
что найду хоть на  краю света и перережу горло, если он меня продаст. Только
учти: тебе следует быть настороже. С его стороны это была не пустая угроза.
     - Я просто хотел немного расшевелить  его... -  начал  Алек, но Серегил
поднял руку.
     - Я знаю, что ты хотел сделать, да это и сработало. Но  ты не понимаешь
подонков  вроде Тима.  Он меня уважает, потому что боится. Я однажды чуть не
убил его, а люди такого сорта  после подобной  стычки  становятся преданы до
гроба Но  он  вспорет тебе  живот, а уж  потом начнет  думать, как я к этому
отнесусь  Оскорбление вроде сегодняшнего может сделать  его твоим  врагом на
всю жизнь.
     - Буду  помнить, - пообещал Алек Он так никогда и не  собрался с духом,
чтобы рассказать Серегилу о  своей последней встрече с Тимом. Сейчас  момент
тоже не казался подходящим, но совет он принял к сведению.







     На  следующей неделе унылые дожди клесина, принесенные ветром  с  моря,
лили  не  переставая  и  смыли  последние  остатки  грязного снега,  все еще
лежавшего по закоулкам; в результате Серегил и его помощники все время мокли
     Тим следил за домом на улице Парусинщиков, но сообщал только об обычных
перемещениях Ритела из дому на рабочую площадку к сточным трубам и обратно.
     Наконец в середине недели появилась работа и для Кота из Римини - нужно
было раздобыть кое-какие бумаги. Это выпало на долю  Алека, который и провел
несколько следующих  дней  в  наблюдениях  за домом  некоего  вельможи,  чья
стремящаяся  к  разводу  жена  хотела  получить  в  свое распоряжение письма
супруга.  Вечерами,  однако,  юноша  превращался  в  завсегдатая  "Молота  и
наковальни".  Там  с  интересом обсуждали,  останется ли  Рител в мастерской
своего дядюшки после того, как работа в сточных трубах будет закончена;
     Алек так и не понял, были ли эти разговоры следствием какого-то  намека
со  стороны самого  Ритела  или другие кузнецы просто  выдавали желаемое  за
действительное
     Тем  временем  Серегил принялся разузнавать  о связях  между  Рителом и
генералом Зиманисом, однако  его осторожные расспросы  лишь подтвердили  то,
что уже узнал Нисандер. Молодой слуга генерала исчез четыре месяца назад, но
не было никаких подозрений, будто он что-то украл.
     К концу  недели ветер переменился;  клочья  облаков на  закате  засияли
розовым и золотым.
     -  Рител  скоро  отправится  развлекаться. Каковы планы  на сегодняшний
вечер? - спросил Алек, глядя в окно.
     Серегил  поднял глаза от  отмычки, которую чинил,  и  улыбнулся.  Косой
солнечный луч  осветил профиль юноши, когда тот прислонился  к  стене, зажег
золотистые блики в волосах, очертил  каждую  складочку одежды. "Художник мог
бы  запечатлеть его в такой момент - полного жизни и нетерпения",  - подумал
Серегил.
     - Что мы будем делать? - снова спросил Алек, оборачиваясь.
     - Поскольку никакой новой информации у нас нет, думаю, я просто буду за
ним следить,  -  ответил Серегил,  возвращая отмычку  на место  и протягивая
Алеку весь набор инструментов. - Разве  ты не собираешься  наконец раздобыть
те письма для госпожи Хилии?
     Алек улыбнулся:
     - Я? Один?
     -  Ты же проделал  всю подготовительную  работу. Есть уверенность,  что
благородный Эстмар не вернется до завтрашнего дня?
     - Так говорит  его  повариха.  Похоже, работа будет  нетрудной. Госпожа
Хилия снабдила Кота подробными указаниями: письма спрятаны в винном погребе.
Туда ведет дверь из кладовой, имеющей довольно большое окно.
     -  Все  равно не  спеши  и  будь  осторожен, -  предостерег  Серегил. -
Повариха знает тебя в лицо. Попадаться нельзя.
     - Конечно, конечно,  - весело откликнулся Алек,  слушая его вполуха: он
проверял  инструменты и  раскладывал по карманам. - Думаю,  к полуночи  я со
всем разделаюсь - на случай, если понадоблюсь тебе позже.
     - Я зайду за тобой сюда, если возникнет нужда.
     "Или он следует какому-то плану,  или он  самый  предсказуемый шпион  в
Римини", - думал Серегил. издали наблюдая, как Рител вошел в "Цаплю".
     Несколько монет, перекочевавших в карман привратника Старки, обеспечили
Серегилу получаемые каждый час сообщения о том, что происходит внутри. Рител
спросил  о  благородном  Серегиле и  выразил сожаление,  узнав,  что тот  не
появлялся, однако скоро  утешился, начав игру с другим молодым аристократом,
сыном госпожи Тицианы,  смотрительницы  царского гардероба. Впрочем,  играли
они недолго, и Серегил последовал за Рителом в "Улыбку красотки", более  или
менее респектабельную таверну и дом свиданий в  центре  города. Смешавшись с
шумной толпой в  общем зале,  Серегил скоро так  очаровал усталую девушку за
стойкой, что она сообщила  ему все, что  тот  хотел знать: с какой красоткой
Рител отправился наверх, где находится ее комната и даже что  заплатил Рител
вперед за всю ночь.
     Дав  парочке достаточно времени, чтобы расположиться  наверху,  Серегил
проскользнул из битком набитого  зала на лестницу, а с  нее в еле освещенный
коридор  следующего этажа;  никто его не  заметил. Убедившись,  что  коридор
пуст, он подкрался к двери и заглянул в замочную скважину.
     Рител и его дама старательно  занимались делом.  В крошечной комнатушке
не было ни окна,  ни  другой двери,  через  которую Рител  мог  бы  скрыться
незамеченным.
     "Заплатил за всю ночь, а, голубчик?" - подумал Серегил, возвращаясь той
же дорогой, что пришел. Выйдя во двор, он отвязал лошадь и взглянул на луну:
     полночь только что миновала. Алек, наверное, теперь уже вернулся и ждет
распоряжений. Тряхнув поводьями, Серегил направился к "Петуху".
     Алек действительно был дома. Серегил обнаружил его мрачно  вышагивающим
перед камином. Он все еще был  в плаще, в волосах запутались веточки и сухие
листья.
     - С работой возникли проблемы? Алек остановился и поморщился.
     -  Благородного  Эстмара  дома нет, зато  дома его новая  возлюбленная.
Похоже, в отсутствие  хозяина она решила  пригласить несколько сотен гостей.
Весь проклятый дом залит огнями. Я несколько часов прятался в саду, надеясь,
что когда-нибудь все затихнет; но около полуночи явились новые музыканты, за
которыми она послала. А что нового у Ритела?
     - Только новая шлюха, - ответил Серегил. - Ладно, займемся делом. Я сыт
по горло слежкой за этим ублюдком. Покажи-ка мне его карту.
     - Хорошо. - Алек понимающе  поднял  брови,  подошел  к своей постели  и
вытащил из-под нее моток веревки. - На этот раз я подготовился.
     Пока  они скакали по темному, освещенному только  лунным серпом городу,
Алек дрожал  в  охотничьей лихорадке.  Дни  слежки  за  Рителом  не окажутся
бесполезными, если они сумеют использовать его с его картой  для того, чтобы
выследить более крупную  дичь. И на сей раз  он был  во  главе погони.  Алек
гордился собой: ведь это он нашел полый столбик кровати;  он предвкушал, как
покажет все Серегилу.
     Но только они въехали на Морской  рынок, как внезапно  перед  Серегилом
возник  из воздуха один из волшебных шаров-посланцев Нисандера. Хотя Алек не
мог  слышать  сообщения,  по тому,  как  его друг резко натянул поводья,  он
понял, что планы их меняются.
     -  Что  он  сказал?  - спросил  юноша, когда крошечный огонек  мигнул и
исчез.
     Серегил откинул капюшон, и Алек заметил, что тот хмурится.
     -  Он  хочет, чтобы мы  немедленно явились в  царский дворец. Зачем, не
сказал. Только велел мне ехать сразу же и привезти тебя, если ты со мной.
     - Проклятие! Послушай, ты можешь ехать сразу, а я...
     - Он сказал - нам обоим.
     - Но что тогда с картой?  И что, если Рител  все-таки уйдет  из "Улыбки
красотки" и отправится куда-то еще?
     -  Знаю, знаю, - пожал  плечами  Серегил. - Но наблюдатели не  могут не
явиться, когда их вызывают во дворец. К тому же Рител закатился  туда на всю
ночь, а Тим достаточно сообразителен, чтобы ничего не прозевать. Поехали!
     Но Рител все-таки вернулся на улицу Парусинщиков, и совсем вскоре после
того, как Серегил и Алек повернули в сторону дворца.
     "Что, ад и все его дьяволы, ты делаешь дома в такую прекрасную ночь?" -
думал Тим.  Еще  больше удивило  его то, что  кузнец  вернулся не один.  Над
дверью дома  все еще  горел фонарь, и в его тусклом свете Тим разглядел, что
Ритела  сопровождают  двое.  Капюшоны  их  плащей  были  опущены,  но  блеск
начищенных  сапог  сказал  Тиму, что  это  -  не  обитатели  здешних  бедных
кварталов.   Протянув  руку,  он  грубо   встряхнул  маленького  оборванного
мальчишку, дремавшего у стены.
     - Скат, проснись, будь ты проклят!
     Тот вздрогнул, тут же напрягся и насторожился.
     - Да, Тим?
     - Ты когда-нибудь видел, чтобы сюда заворачивали такие щеголи?
     - Нет, никого такого.
     Слежка за  домом  -  работа, больше подходящая  для ребенка, и  Тиму не
составило  труда  найти  малыша себе в помощь.  Сумев дожить  до счастливого
возраста - девяти лет, - тощий  беззубый маленький Скат знал всех вокруг так
же  хорошо,  как и сам Тим, и к тому же  слишком боялся его, чтобы подвести.
Именно  Скат углядел  ползуна по имени  Прай-Таракан,  когда Тим  отправился
ужинать.  Прай-Таракан  появился  вскоре после того,  как кузнец вернулся  с
работы,  и,  по оценке  Ската,  оставался у  того  достаточно  долго,  чтобы
хорошенько поговорить.
     Узнав об этом, Тим отправился следом за Тараканом и скоро обнаружил его
полупьяным  в  одном  из  грязных кабаков в гавани,  куда  ползун  частенько
заглядывал.  Мелкая монета  развязала тому  язык,  и  Тим  счел, что добытая
информация  вполне окупает затраты Как выяснилось, жилец  верхнего  этажа  в
доме  на улице Парусинщиков хорошо  платил  за  сведения о сточных трубах  -
такие,  что могли  быть известны лишь мусорщику или  ползуну. Тим  по-волчьи
улыбнулся:
     как раз за такие новости благородный Серегил ему щедро заплатит.
     Вернувшись на улицу Парусинщиков, он приготовился провести там еще один
скучный  вечер,  но  тут-то  и  начались  неожиданности.  Весьма  прибыльные
неожиданности, как рассчитывал Тим.
     Тим дождался, пока  в щелях ставней  на  окне комнаты  кузнеца мелькнул
свет, потом снова повернулся к Скату.
     - Я собираюсь влезть наверх и  послушать. Держи глаза открытыми и подай
сигнал,  если появится  кто-то, кто сможет  меня  заметить, -  прошептал он,
подкрепив свои указания мальчишке подзатыльником. - Попробуй только заснуть,
пока я не вернусь: я повешу тебя на твоих собственных кишках.
     - Я еще никого не проспал, - возмущенно прошипел Скат.
     Не подозревая, что  следует тем же путем, что и Алек  за несколько дней
до него,  Тим  взобрался  по  хлипкой  деревянной лестнице,  приставленной к
задней стене, и пополз по покрытой черепицей крыше. Распластавшись на животе
над окном  Ритела,  он  осторожно  свесил голову и  заглянул вниз. Трещина в
левом ставне давала возможность увидеть только маленький кусочек пола, но до
Тима долетали обрывки разговора.
     - Еще три дня. - Это  был голос  кузнеца: Тим слышал,  как тот с кем-то
разговаривал на улице.
     - Хорошо поработал, - сказал другой человек. - Тебя наградят.
     - И у меня есть еще одно письмо.
     - Ты  уверен,  что никто... - вмешался третий собеседник;  в его голосе
был заметен сильный пленимарский акцент.
     Тим заметил какое-то движение в комнате, и голоса стали слишком тихими,
чтобы  Тим мог  разобрать  слова. Проклиная  свое  невезение,  он  затаился,
надеясь, что Рител и его гости снова подойдут поближе к окну.
     Тим  как раз раздумывал, не  рискнуть  ли приоткрыть ставень чуть шире,
чтобы можно было заглянуть в комнату, когда странная тревога заставила озноб
пробежать по его спине. Вцепившись в свинцовую водосточную трубу одной рукой
и сжимая нож в другой, Тим резко обернулся и оглядел крутой скат крыши.
     Там, слева от печной трубы, над коньком крыши темнела чья-то голова.
     Потом фигура словно выросла, двигаясь сверхъестественно тихо.
     "Что-то с ним не так", - была первая мысль Тима. Противник теперь стоял
в  полный рост  - длинная черная тень  на  фоне звездного  неба. Он  казался
неправдоподобно  высоким  и к тому же двигался как-то странно. В нем не было
ничего от  неуклюжести  калеки -  да и  что, черт возьми,  делать калеке  на
крыше? - но плечи были повернуты как-то не так, а  торс словно  нависал  над
ногами.
     Голова темного человека дернулась в сторону Тима. Воришка все еще видел
только контур, но инстинктивно понял, что незнакомец его обнаружил.
     Фигура согнулась, словно отвешивая Тиму издевательски низкий поклон. Но
на этом движение не закончилось, и Тим почувствовал, как у него пересохло во
рту.
     Незнакомец свесился вниз, все еще прижимая руки  к бокам, и его скрытая
капюшоном  голова  коснулась  черепицы  ниже  ног.  Вниз  и  вниз  скользила
загадочная фигура, гибкая, как угорь  - грудь, живот,  ноги, все части тела,
изогнутые  под  устрашающе  невозможными углами. Подобно огромному  мерзкому
червяку, длинное черное нечто скользило к Тиму.
     Его  охватил леденящий холод,  не имеющий никакого отношения  к ночному
морозцу;  кости начали  болеть,  а руки  занемели так,  что стали совершенно
беспомощны, как у  старика. Однако только когда до Тима  донеслось зловоние,
он начал догадываться, что за кошмар приближается к нему.
     Впервые в своей тяжелой бурной жизни Тим завизжал, но раздирающий горло
звук вырвался из губ как тихое безнадежное сипение.
     Существо остановилось в нескольких дюймах от Тима и снова выпрямилось.
     Инстинкт  поборол  ужас.  Изо  всех  сил  сжав  нож, хоть  он  почти не
чувствовал  его в руке, Тим рванулся вперед и нанес удар по привидению; там,
где должна  была бы быть  грудь существа, его  рука  прошла  сквозь холодную
пустоту. Рывок  заставил  Тима потерять равновесие на скользкой черепице, он
скорчился и пошатнулся, стараясь нащупать опору.
     Черная фигура мгновение оставалась неподвижной; только ледяное зловоние
волнами  распространялось от  нее. Затем  она рассмеялась  гулким булькающим
смехом, который заставил Тима подумать о гниющих распухших трупах, плавающих
в стоячей воде.
     Чудовище подняло  длинные руки, сгибающиеся не там, где положено, и Тим
приготовился отразить удар.
     Но удара не последовало.
     Тварь толкнула Тима.
     Добросовестно стоя на страже в тени  соседнего дома, Скат увидел, как с
крыши свалилось что-то темное. Человек рухнул головой вниз и с глухим стуком
упал на камни мостовой.
     Скат  замер,  ожидая  услышать вопль.  Когда не раздалось  ни звука, он
подполз к телу, всматриваясь в него в скудном лунном свете.
     Тим  был несомненно  мертв.  Его голова  сплющилась  в ужасную лепешку,
грудь вдавилась внутрь, как сломанная корзина.
     Скат секунду смотрел,  не  веря  своим  глазам,  потом  расплакался  от
огорчения. Этот подонок так с ним и не расплатился!
     У Тима с собой не было кошелька, да и вообще  чего-нибудь ценного. Даже
его длинного ножа не было в ножнах.
     Вытерев нос рукавом. Скат яростно пнул тело и исчез в темноте.







     Варгул  Ашназаи  беспокойно  расхаживал  по тесной комнате Ритела, пока
кузнец отчитывался перед  Мардусом. Шпионские заслуги Ритела были  невелики,
несмотря  на  всю  важность, которую  он на  себя  напускал. Но вот  саботаж
удавался ему блестяще, и,  что было еще важнее, кузнец сумел составить карту
канализационных туннелей  под западной  частью  города.  Мардус  внимательно
рассматривал  ее,  последний  раз  старательно  сличая  значки,  прежде  чем
расплатиться с кузнецом.
     Обязанности  Ашназаи  заключались в том,  чтобы  изменить  внешность  -
собственную и  Мардуса: Рителу  они виделись  как  светловолосые  здоровяки,
говорящие с майсенским акцентом. Некромант также оставил на часах драгоргоса
-  не такое  уж трудное  дело для  мага его ранга,  -  что оказалось  весьма
полезным.  Вскоре  после  их прихода в этот  дом Ашназаи  неожиданно услышал
беззвучный зов драгоргоса. Закрыв  глаза, он  увидел то  же, что открывалось
взгляду его темного создания: на крыше дома был чужак, зловещего вида парень
с ножом.
     "Ничтожество,  -  подумал  Ашназаи,  -  обыкновенный  воришка".  С  еле
заметной  улыбкой он  послал  безмолвный  приказ. Секундой  позже  некромант
ощутил рывок твари и услышал приятный звук - удар тела о камни внизу. Мардус
поднял взгляд от чертежа, который ему показывал кузнец.
     -  Это  мелочь,  - заверил его  Ашназаи,  подходя к окну  и приоткрывая
ветхий ставень.  Пока он  смотрел  на распростертое тело, к нему из теней на
противоположной  стороне улицы  метнулась маленькая фигурка. Ашназаи  быстро
пошарил в уме человечка: это оказался малолетний воришка, слишком огорченный
потерей сообщника, чтобы  заметить,  как что-то  черное  скользнуло вниз  по
стене дома.
     Драгоргос послал Ашназаи  голодную вопросительную мысль.  Некромант уже
был готов позволить ему убить и мальчишку, когда  его рука коснулась чего-то
на подоконнике,  -  чего-то,  что  вызвало  неприятную, но  знакомую  дрожь.
Пораженный, Ашназаи тут же забыл  о  маленьком воришке  и наклонился,  чтобы
обследовать раму окна.
     Там  оказалось  пятнышко  крови -  такое маленькое,  что  никто,  кроме
некроманта,  его бы и  не  заметил.  И  не  просто  крови! Достав флакон  из
слоновой  кости,  Ашназаи  сравнил  эманации  его  содержимого  и  крови  на
подоконнике.
     "Один  из  них! Да, тот  самый мальчишка! Тот,  который  называет  себя
Алеком   из   Айвиуэлла,   прихвостень  проклятого   ауренфэйского   шпиона,
благородного Серегила".
     Это они  с  Мардусом  уже успели  узнать за  время своего пребывания  в
Римини.  Урвей выследил гадких воров до  дома  на улице Колеса; те  выдавали
себя за аристократов, затесались среди знати и даже  познакомились с членами
царской семьи.
     Ашназаи  с  тех пор  несколько  раз  видел  их, мог  бы  в любой момент
захватить,  но  негодяев  все   еще  охраняла  сила  Орески;  стоило  что-то
предпринять против них, как сразу насторожились бы  настоящие враги. Так что
пришлось отложить сведение  счетов, а  потом ауренфэйе  и его сообщник вдруг
исчезли из вида.
     Варгул  Ашназаи на секунду сжал в руке флакон, чтобы с помощью его силы
обнаружить в комнате  другие -пятна  крови Алека: капля на  ставне, след  на
столе,  как  раз  там,  где  на  него  опирался  локоть  Мардуса,  крошечный
коричневатый кружок  рядом с кроватью, около  того  самого полого  столбика,
который  Рител считал таким  замечательным тайником;  все они были оставлены
здесь всего день или два назад.
     Стоя   в  этой  комнате,  окруженный   эманациями  крови   ненавистного
мальчишки,  Ашназаи на мгновение ощутил ярость и  страх, как охотник, идущий
по следу и вдруг обнаруживший, что добыча подкралась сзади и теперь сама его
выслеживает. Еще не оправившись от потрясения, некромант вздрогнул, услышав,
как Рител произнес имя ауренфэйе.
     Сидя  за  столом   напротив  кузнеца,  Мардус  слушал  его  с  вежливым
вниманием.
     -  Благородный Серегил,  говоришь?  -  Мардус  слегка  наклонил голову,
словно  заинтересованный рассказом, но Варгул Ашназаи знал, что означает эта
поза;  в такие  моменты  Мардус  напоминал ему  огромную  змею,  холодную  и
безжалостную, зачаровывающую добычу немигающим взглядом.
     -  Счастливая  случайность,  господин, - горделиво говорил кузнец. -  Я
встретил его в  игорном доме на прошлой неделе. Он проявляет большой интерес
к  каперам и не  прочь похвастаться  этим.  Надутый  щеголь,  самовлюбленный
глупец. Ты знаешь людей такого сорта.
     Мардус холодно улыбнулся:
     - Да, конечно, знаю. Ты должен рассказать мне все подробно.
     Ашназаи  с  нетерпением  ждал, пока кузнец  описывал,  как  ему удалось
познакомиться  с предполагаемым простачком и выведать у него важные секреты.
О мальчишке Рител не упомянул.
     Встав за спиной кузнеца, Ашназаи поймал взгляд Мардуса, показал на окно
и с многозначительным видом поднял флакон. Тот слегка кивнул, ничем не выдав
интереса.
     - Ты превзошел все наши ожидания, - сказал Мардус Рителу, передавая ему
тяжелый  кошелек в  обмен  на карту  системы  сточных труб;  к кошельку  был
приложен сверток с фальшивыми штырями для решеток.  - Карта  -  твое большое
достижение,  и я надеюсь, что смогу добиться для тебя  дополнительной платы,
когда ты закончишь работу в туннелях.
     -  Еще  неделя,  и  все  будет закончено, - заверил его  кузнец,  глаза
которого  загорелись  алчностью.  - Если  есть еще что-то, чем я  могу  быть
полезен, ты только скажи.
     - О, непременно, уверяю тебя, - с улыбкой ответил Мардус.
     Невидимые  и  неслышные  под  покровом  магии  Ашназаи,  они  вышли  по
заполненным людьми коридорам и лестницам дома во двор.
     Изуродованное  тело  вора  лежало  там,  куда упало,  словно  брошенная
ребенком кукла.
     Мардус носком сапога повернул голову мертвеца.
     - Лицо разбито, но это явно не один из них.
     - Нет, господин, это просто грабитель, случайно  попавшийся драгоргосу.
Но  мальчишка действительно  побывал здесь  день  или два  назад. Его  кровь
повсюду в комнате. Должно быть, он был ранен.
     - Но не Рителом, я думаю. В его поведении  не было ничего, что говорило
бы, будто он скрывает это от нас.
     Некромант  на секунду  закрыл глаза;  его испитое лицо стало словно еще
более костистым, когда он сосредоточился.
     - Кровь есть и на черепице над окном. Наверное, он поранился, когда лез
в комнату.
     Мардус снова взглянул на мертвеца.
     - Двое  воришек за два  дня? Не кажется  ли тебе, что это слишком много
даже для такого  квартала? -  Он  с удовлетворением  отметил, что  некромант
попался  на крючок; лицо  Ашназаи выразило тревогу. - Жаль, что нас не  было
здесь в ту  ночь,  когда  наш юный друг нанес  визит, - продолжал  Мардус. -
Впрочем, тогда могло случиться,  что  это  он лежал бы  мертвый, неспособный
ответить на некоторые  вопросы, вместо этой бесполезной падали.  Избавься от
трупа, пока он не привлек ненужного внимания.
     Варгул Ашназаи сквозь стиснутые зубы отдал команду. и  темнота  рядом с
ними запульсировала. Материализовался второй драгоргос, колышущаяся безликая
фигура, повисшая в воздухе, словно дым; потом  он словно  влился в рот и нос
мертвеца. Тело конвульсивно дернулось и неуклюже поднялось  на ноги. В  лице
не отразилось никакого подобия жизни:
     мертвые  остекленевшие  глаза  слепо  уставились вперед;  один  из  них
гротескно таращился из разбитой глазницы.
     Мардус смотрел на труп с бесстрастным интересом.
     - Как долго можешь ты поддерживать такое состояние тела?
     - Пока оно  не разложится, господин, но  боюсь, что от этого будет мало
пользы. Так много магии уходит на то, чтобы  просто заставить его двигаться,
что силы драгоргоса оно лишено. Так, конечно,  не будет,  когда мы  добьемся
своей цели.
     - Безусловно, нет. - Затянутой в перчатку рукой Мардус слегка  коснулся
груди  мертвеца,  ощутив  черную  пустоту смерти;  так  много  власти в этой
бездонной пропасти, и он так близок к тому, чтобы ею завладеть...
     Некромант отдал новую команду, и труп зашагал в сторону гавани.
     Все еще  охраняемые заклинанием,  Мардус  и Ашназаи двинулись  к центру
города.  Немногие  прохожие,  еще  встречавшиеся  в  это  время  на  улицах,
чувствовали  лишь  ледяное  дуновение  и  краем  глаза  замечали  какое-  то
движение.
     - На самом деле не так  и важно, даже если они обнаружат  плоды  трудов
Ритела в сточных трубах, - нервно пробормотал Ашназаи, когда они свернули на
улицу  Ножен по дороге к  Жатвенному  рынку, рядом с которым  жили.  - Самое
важное -  карта,  а она теперь  у нас Но  все  равно меня беспокоит, что эта
парочка крутится вокруг Ритела.
     -  Напротив,  я  вижу в этом руку  Сериамайуса, - ответил Мардус. - Наш
путь кажется мне тугой спиралью, быстро  сжимающейся  теперь вокруг  жертвы.
Может быть, ты все-таки был  прав,  когда  считал, будто те  воры  важны для
дела, Варгул Ашназаи. Они не перебегали бы нам дорогу  так  часто, если бы в
этом не было  великой  цели.  Мы  только  должны  дождаться,  пока  прибудут
остальные.  А тем  временем. по-моему, стоит разобраться с мастером Рителом.
Организуй что-нибудь правдоподобное, хорошо?
     Выехав на рыночную площадь, Мардус натянул поводья.
     - Я должен  встретиться с  нашим новым другом, Илинестрой Не думаю, что
особенно задержусь.
     - Хорошо, господин. Я присмотрю за Тилдусом и прочими в гостинице
     Расставшись  с некромантом, Мардус свернул в узкую улочку. Доехав до ее
середины, он бросил  взгляд  на пару петухов,  чьи искусно выкованные медные
фигурки  украшали ворота  гостиницы с таким  же  названием. С тех пор как он
оказался в Римини, Мардус много раз проезжал по  улице Синей Рыбы, и петухи,
держащие в поднятых лапах по фонарю, часто привлекали его внимание.







     Прошептав пароль наблюдателей,  Серегил  и Алек миновали  стражу у  тех
самых   ворот,   где   несколько  месяцев   назад   Алек  искал   защиты  от
преследователей,  и спешились  у предназначенной  для  слуг двери  дворца  в
стене, выходящей к Кольцу.
     -  Я боялся,  что вы не явитесь, - сказал Нисандер, знаком предлагая им
поторопиться. Когда он протянул руку,  чтобы закрыть дверь, Алек заметил под
его простым плащом великолепную вышитую одежду.
     -  Ты вызвал нас,  когда работа была в  разгаре, - упрекнул  волшебника
Серегил.
     -  Я так и подозревал, но ничего не мог поделать. Пошли, времени  у нас
мало.
     Нисандер начертил в воздухе над  их головами  магический  знак  и молча
двинулся  по коридору, которым  обычно  пользовались слуги.  Не  успели  они
сделать и  нескольких  шагов, как из-за  угла появилась  служанка с корзиной
белья, она посмотрела на Алека в упор, но никак не показала, что видит его.
     "Магия?" - удивился юноша
     Серегил поторопил его нетерпеливым кивком.
     "Надеюсь, мне  не придется самому находить  дорогу обратно",  - подумал
Алек, следуя за Нисандером по  бесконечным лестницам, извилистым  проходам и
все  более  роскошным  покоям. Наконец,  поднявшись еще  по  одной  винтовой
лестнице, они оказались перед закрытой дверью. Нисандер вынул из рукава ключ
и ввел их в длинную, еле освещенную галерею.
     Вдоль правой  ее  стороны  тянулись резные  деревянные  панели;  сквозь
отверстия в них лился свет, отбрасывая  на потолок фигурные  тени.  Нисандер
прижал к губам палец, потом на цыпочках  подвел Серегила и  Алека к одной из
панелей. Алек  приблизил  лицо к ажурной  резьбе и обнаружил,  что смотрит в
ярко освещенный зал для аудиенций.
     До сих пор  он видел царицу Идрилейн всего один  раз, но сразу же узнал
ее  среди  небольшой группы, окружавшей стол с  винными графинами и бокалами
посреди зала.  Слева от нее сидела Фория и несколько придворных в скаланских
костюмах.  Справа оказались  мужчина и две женщины в  одежде, никогда раньше
Алеком не виданной.
     Все трое носили туники из белой шерсти, простота которых подчеркивалась
сверкающими драгоценными камнями поясами, ожерельями и широкими  серебряными
браслетами. Длинные темные волосы мужчины и более молодой из женщин свободно
падали  на  плечи из-под  изящных  тюрбанов.  Волосы  старшей  женщины  были
серебристо-белыми, и на голове ее Алек увидел серебряную диадему, украшенную
единственным огромным рубином в окружении золотых заостренных листьев.
     Заинтересованный,  Алек повернулся к Серегилу, но  обнаружил,  что  его
друг  застыл,  вцепившись в панель;  свет, падавший через отверстия, освещал
искаженное страданием лицо.
     "Что  он увидел?" - с беспокойством подумал Алек, снова переводя взгляд
на  незнакомцев. Как раз в этот момент молодая женщина повернула голову так,
что  он увидел  ее лицо,  и  юноша затаил дыхание:  он  узнал тонкие  черты,
блестящие темные волосы, большие светлые глаза. "Ауренфэйе!"
     Все  еще  завороженно  глядя  в  зал,  Алек  коснулся  плеча  друга   и
почувствовал, что тот дрожит; однако  Серегил тут же  нетерпеливым движением
сбросил его руку.
     Совещание  в  зале  продолжалось  еще  какое-то  время. Наконец  царица
поднялась  и,  сопровождаемая  остальными, покинула зал. Еще секунду Серегил
оставался неподвижным;
     он склонил голову, и по его щеке скатилась единственная слеза. Поспешно
смахнув ее, он повернулся к  Нисандеру,  который  молча стоял позади все это
время.
     - Как они оказались здесь? - спросил он хриплым  от сдерживаемых чувств
голосом.
     -  Сегодня   днем  умер  пленимарский  Верховный  Владыка,   -  ответил
волшебник. - Ауренфэйе узнали об этом раньше нас, и их делегация перенеслась
сюда. Пока еще союз между Пленимаром и Зенгати официально  не заключен, но и
ауренфэйская,  и  наша  собственная  разведка  доносят,  что  на самом  деле
секретные соглашения уже действуют.
     - Какое отношение ко всему этому имеем  мы? - Голос Серегила был теперь
ровным и невыразительным;  он  слишком  старательно изгнал из него все следы
печали.
     - Пока  еще никакого, -  ответил Нисандер. - Я вызвал вас сюда,  потому
что благородная лиасидра согласилась недолго  поговорить с тобой.  Вон  там,
сзади, дверь в маленькую приемную, - показал он Серегилу.
     Все  еще сохраняя  на лице  бесстрастное выражение, тот  на  негнущихся
ногах прошел в соседнюю комнату.
     Только тогда Алек позволил себе вздохнуть.
     - Клянусь руками Иллиора, Нисандер, ведь это же ауренфэйе!
     - Я подумал, что и тебе  следует их увидеть, -  ответил тот с  грустной
улыбкой.
     - С кем он должен поговорить И кто такой иасидра?
     -  Лиасидра,  - поправил его  Нисандер. - С одной стороны,  это  высшее
должностное  лицо Ауренена, с другой... пусть  тебе  расскажет  сам Серегил.
Если повезет,  это  случится до  того,  как ты  протопчешь прекрасный  ковер
насквозь.
     Серегил  ходил  из  конца  в  конец  маленькой,  роскошно  обставленной
приемной, стараясь хоть немного  успокоиться и поглядывая  на боковую дверь.
На стене висело  зеркало, и он замер  перед  ним,  с грустью глядя  на  свое
отражение. Волосы  были  всклокочены, а после недели  охоты  за Рителом  под
глазами лежали темные тени.  Старый камзол, который  он  надел этим вечером,
обтрепался на рукавах и на плече был порван.
     "Разве не так должен выглядеть нищий изгнанник?" - подумал он, невесело
улыбаясь отражению в зеркале и пытаясь пальцами расчесать волосы.
     Позади  него открылась дверь,  и  на  секунду рядом с его собственным в
зеркале отразилось другое лицо.  Они  были очень похожи, и в то  же время их
разделяли   словно  целые   миры.  Когда  успели  его  глаза  стать   такими
настороженными, а рот сжаться в такую тонкую линию?
     - Серегил, брат мой... - Чистый ауренфэйский выговор окатил его, словно
ледяная вода.
     - Адриэль... - прошептал  он,  обнимая сестру.  Ее кожа и волосы  пахли
цветами вандрила, и Серегила  на секунду ослепили воспоминания. Она была ему
и сестрой, и матерью, и  внезапно Серегил  вновь ощутил  себя ребенком; этот
запах  он помнил с тех времен, когда сестра утешала его или,  сонного, несла
на руках  после празднества под полной луной.  Теперь  в  его  объятиях  она
казалась такой маленькой,  и долгое мгновение он  мог  лишь  прижимать  ее к
себе;  Серегила душили все  непролитые  за четыре десятилетия слезы. Наконец
Адриэль сделала шаг назад, хотя все еще держала  Серегила за  плечи,  словно
боясь, что он исчезнет, стоит ей его отпустить.
     - Все эти годы я хранила образ несчастного мальчишки, глядящего на меня
с  палубы, - прошептала она, не  сдерживая слез. - О Аура,  мне не дано было
увидеть, как ты взрослеешь и становишься  мужчиной! И что же я  вижу теперь!
Ты  стал   дик,  подобно  тирфэйе,  и  носишь  оружие  в  присутствии  члена
собственного рода.
     Серегил поспешно отстегнул рапиру и бросил ее на кресло.
     -  Я не хотел тебя  обидеть.  Здесь оружие  стало словно  моей  третьей
рукой.   Пожалуйста,  сядь,   и  я  постараюсь  вспомнить,  как  ведут  себя
цивилизованные люди.
     Адриэль погладила его всклокоченные волосы.
     -  Да разве  ты  когда-нибудь был цивилизованным? Опустившись на  диван
рядом  с  Серегилом,  она достала  из  складок  туники  несколько  маленьких
свитков.
     - У меня  для тебя письма от наших сестер и  твоих  старых  друзей. Они
тебя не забыли.
     Давно оттесненные в самый дальний уголок души воспоминания нахлынули на
него,  и  с  ними вместе  надежда,  в  которой он не  смел  признаться себе.
Сглотнув. Серегил стал рассматривать тяжелый серебряный браслет на ее руке -
знак высокого ранга.
     - Так  ты  теперь  лиасидра.  И  возглавляешь  посольство. Неплохо  для
женщины, еще не достигшей своего полуторасотлетнего юбилея.
     Адриэль пожала плечами, хотя и не могла скрыть удовольствия.
     - Связи  нашей семьи  со  Скалой могут оказаться  полезными в ближайшие
годы. Идрилейн приветствовала меня как родственницу, когда мы  прибыли сюда,
и  очень  хорошо  отозвалась  о  тебе.  Из  того немногого,  что  твой  друг
Нисандер-и-Азушра успел  мне  рассказать, я поняла, что  ты оказал ей важные
услуги.
     Серегил вглядывался в ее лицо, гадая, как много открыл ей Нисандер. По-
видимому, не так уж много.
     -  Кое-какие,  -  ответил  он. -  Интересно, что об этом подумали  твои
спутники. Серегил-предатель, и  вдруг его  хвалит скаланская царица! Я помню
старую Махалию-а-Солунестру, а кто второй?
     - Руен-и-Ури, из  клана Дация. Тебе  нет нужды беспокоиться: они оба из
партии умеренных и к тому же мои близкие друзья.
     - Вы явились сюда из-за Пленимара?
     - Да.  Все последние донесения  говорят о  том,  что с Зенгати  вот-вот
будет заключен союз, а для этого есть только одна причина.
     - Чтобы Ауренен был слишком занят отражением нападения на свои западные
границы и не выступил на помощь Скале. Но если бы пленимарцы просто оставили
все как есть, разве эдикт о невмешательстве не выполнил ту же роль?
     -  С  тех  пор  как ты покинул родину,  в отношении  к эдикту произошли
серьезные изменения. Недавнее обнаружение тела нашего родича  Коррута... Ну,
ты можешь себе представить, какое впечатление  это  произвело  на  остальных
лиасидра.
     Серегил снова вгляделся  в  ее лицо. Нет, сестра ничего не  знала о той
роли,  которую он сыграл во всем этом, а  клятва  наблюдателя воспрещала ему
рассказать ей.
     - Крика было много, я думаю, - ответил он  с  усмешкой. -  Ведь все эти
годы любого скаланца с ходу обвиняли  в нечестной игре.  Старый Разиен и его
фракция, должно быть, подавились собственным изоляционистским красноречием.
     Адриэль засмеялась:
     -  Ничего  столь  драматического не  произошло,  но весы  склонились  в
сторону тех  из  нас,  кто хочет восстановить  прежний  союз.  Теперь, когда
Петасариан мертв, а про его наследника. юного Клистиса, уже говорят, что  он
всего  лишь  марионетка в руках  полководцев  и  некромантов,  не думаю, что
Ауренен может позволить себе и дальше оставаться в одиночестве.
     - Адриэль... - Серегил поколебался, хорошо зная, каков должен  быть его
следующий вопрос,  но заранее страшась ответа.  -  Поэтому  тебе и разрешили
увидеться со мной?
     - Ты имеешь в виду разрешение вернуться из изгнания?  - Адриэль потерла
пальцем  один  из драгоценных  камней на своем браслете.  - Официально  нет.
Время не пришло для этого. Еще не пришло.
     Серегил вскочил на ноги, схватившись рукой за  бок,  где  обычно висела
его рапира.
     - Потроха Билайри, я же  был тогда ребенком! Своевольным, избалованным,
во  многом виноватым, но  все  же ребенком! Если бы ты  только знала, что  я
совершил с тех пор... - "Мы  нашли вашего драгоценного благородного Коррута,
Алек и я!" - непроизнесенные слова жгли ему горло. - Я знаю скаланцев,  знаю
их культуру и политику, их язык лучше любого посла.
     -  Да,  но чьи  интересы будешь ты представлять?  Прямой взгляд Адриэль
заставил его застыть на месте.
     - Значит, я  должен  сидеть  здесь сложа руки,  в то время  как зенгати
хлынут с холмов и снова нападут на Боктерсу? Адриэль вздохнула:
     - Сомневаюсь, что ты будешь сидеть сложа руки, когда вся мощь Пленимара
вот-вот  обрушится  на  ваши  берега,  а  их  полчища  хлынут  в  Майсену  и
приблизятся к вашим северным границам. И попомни мои слова, так  и случится,
прежде чем мы  сумеем укротить их. Я  понимаю  твою боль, любовь моя, но  ты
провел здесь большую часть жизни.  - Она помолчала.  - Я иногда  гадаю: не к
лучшему ли все, что случилось?
     - Ты  имеешь  в виду  мое изгнание? - вытаращил на нее глаза Серегил. -
Как можешь ты так говорить?
     - Я не хочу сказать, будто  рада тому, что ты нас покинул, но, несмотря
на все одиночество  и боль, выпавшие  тебе на  долю,  подозреваю, что  жизнь
среди  тирфэйе больше  тебе подходит.  Скажи  по  правде,  разве  был бы  ты
удовлетворен,  сидя под  апельсиновыми  деревьями  дома,  рассказывая  детям
сказки, обсуждая со старейшинами, следует ли выкрасить карниз  храма в белый
или  в серебряный  цвет? Вспомни, Серегил. Ты  ведь  всегда  был  беспокоен,
всегда  хотел знать,  что лежит за соседним холмом. Может быть, во всем этом
есть определенная цель. -  Она поднялась и взяла Серегила за руки. - Я знаю,
ты дорого заплатил  за свои  ошибки.  Поверь, я  хочу, чтобы  твое  изгнание
кончилось,  но  ты должен  быть  терпелив.  В Ауренене  назревают  перемены,
великие  перемены.  Защищай эту страну, опасную  и удивительную  твою вторую
родину. Что скажешь ты на это, брат мой?
     Все еще хмурясь, Серегил пробормотал:
     - В серебряный.
     - Что? - переспросила Адриэль.
     -  В серебряный,  -  повторил  Серегил,  глядя на  нее со своей  кривой
улыбкой, против  которой она никогда не могла устоять. - Скажи старейшинам в
Боктерсе, что, по моему мнению, карниз следует покрасить в серебряный цвет.
     Адриэль рассмеялась своим чудесным смехом.
     - Клянусь Аурой,  отец был прав. Мне следовало чаще тебя шлепать. Ну  а
теперь  где этот Алек-и-Амаса,  о котором говорил  Нисандер?  Он  меня очень
интересует.
     - Ты знаешь про Алека? - удивленно спросил Серегил.
     -  Да,  и,  кажется,  больше, чем  он  сам знает о  себе, - укоризненно
произнесла Адриэль.
     Серегил посмотрел на  нее с досадой. Похоже, Нисандер успел очень много
сказать в коротком разговоре.
     Если  бы с ним в галерее не  было Нисандера,  Алеку оказалось бы трудно
удержаться  и  не  подслушивать.  Но в  сложившейся ситуации он  мог  только
слышать глухие голоса из-за двери, за которой скрылся Серегил.
     После,  казалось,  целой вечности дверь отворилась, и  на галерею вышел
Серегил вместе с  молодой женщиной-ауренфэйе. Выражение  страдания исчезло с
его лица, сменившись почти кроткой улыбкой.
     Еще до того, как его  друг заговорил, Алек  понял, кто она такая.  Губы
женщины   были   более  пухлыми,   в  них   не  было  обычной  для  Серегила
решительности,  но  прекрасные серые  глаза  оказались  такими же, с  тем же
выражением любопытства и ума.
     -  Это моя самая старшая сестра, Адриэль-а-Иллия Мирил Сери Боктерса, -
сказал Серегил. - Адриэль,
     это Алек.
     Алек забыл даже те немногие ауренфэйские слова, которые знал.
     - Госпожа... - с запинкой выдавил он, делая довольно
     изящный поклон.
     Женщина улыбнулась и протянула ему руки.
     - Мой народ редко прибегает к таким торжественным обращениям, - сказала
она по-скалански с  сильным акцентом. - Ты должен называть меня Адриэль, как
это делает мой брат.
     - Адриэль,  - повторил Алек, наслаждаясь звуком этого имени  и теплотой
ее рук. Рубины и лунные камни сияли на украшавших почти каждый палец женщины
кольцах.
     - Нисандер  сказал  мне.  что  ты  бесценный спутник  для моего  брата,
человек великого благородства, - продолжала она, ласково глядя на него.
     Алек почувствовал, что краснеет.
     - Хотел бы надеяться, что это так. Он мой самый лучший друг.
     - Я рада слышать такое мнение о нем. - Грациозно  поклонившись  юноше и
волшебнику. Адриэль сделала шаг к  двери. - Надеюсь в один  прекрасный  день
приветствовать вас всех в моей родной стране. А пока Аура Элустри малрон.
     - Уже? - спросил хриплым от волнения голосом Серегил.
     Алек смущенно  отвел глаза, когда брат и  сестра обнялись, что-то  тихо
говоря друг другу на своем языке.
     -  Аура  Элустри  малрон,  Адриэль  тали,  -  сказал Серегил,  неохотно
отпуская ее. - Фрони соутуа не нолиэя.
     Адриэль кивнула и вытерла глаза. Нисандер приблизился к ней и предложил
руку.
     - Аура Элустри малрон, прекрасная госпожа. Я провожу тебя к остальным.
     - Благодарю  тебя еще раз,  Нисандер-и-Азушра,  за  всю  твою помощь. -
Повернувшись,  чтобы  уйти,  она, однако, еще что-то тихо сказала  брату по-
ауренфэйски, взглянув при этом на Алека.
     -  Совершенно верно,  - кивнул Нисандер. - Мальчик имеет право знать, и
услышать это он должен от тебя. Он увел Адриэль через ту же дверь, в которую
она вошла. Повернувшись к Серегилу, Алек обнаружил, что тот бледен и смущен.
     - Что они имели в виду?
     Серегил провел рукой по волосам и вздохнул:
     - Я все тебе объясню, но только не здесь.







     Неожиданное  свидание с  сестрой потрясло  Серегила до глубины души. От
него,  казалось, исходила такая безнадежная  скорбь, что по дороге из дворца
Алек не находил слов для утешения и чувствовал себя беспомощным. Что  мог он
сказать,  что предложить другу? И что  имел  в виду Нисандер. когда говорил,
будто Серегил должен ему что-то сообщить?
     Алек  печально  следовал  за  Серегилом;  стук  копыт  их  коней  гулко
отдавался от стен, ограждавших сады роскошных вилл, мимо  которых они ехали;
кособокая луна медленно опускалась за крыши на западе. Алек все никак не мог
забыть о той единственной слезе,  что медленно скатилась по щеке друга. Он и
не представлял себе, что тот способен плакать.
     Серегил  остановил  коня у винной  лавки  и купил  две  фляги  сладкого
красного вина, потом двинулся дальше; в конце  концов они оказались в густом
парке, тянущемся позади улицы  Огней. Спешившись, всадники  отвели  коней на
лужайку.
     Посередине  маленькой поляны находился фонтан с полным дождевой воды  и
опавших листьев каменным бассейном. Усевшись на бортик, Серегил вручил Алеку
флягу и, откупорив свою, сделал большой глоток.
     -  Выпей  как  следует,  -  со вздохом  сказал он  Алеку.  -  Тебе  это
пригодится.
     Юноша обнаружил,  что  у него  трясутся руки.  Он тоже  сделал  большой
глоток сладкого крепкого вина и ощутил, как по телу разлилось тепло.
     - Ты просто скажи мне все, ладно? Что бы это ни было. Серегил несколько
мгновений  молчал, его лицо  было неразличимо в темноте. Потом он показал на
луну:
     - Когда я был ребенком, я часто убегал из дому по ночам, чтобы погулять
в лунном свете. Я больше  всего  любил середину лета: люди со всего Ауренена
тогда собираются у подножия горы Бардок,  чтобы дождаться полнолуния.  Когда
луна всходила над горой, мы  все начинали петь,  тысячи голосов  сливались в
гимне драконам. И они пролетали для нас на фоне луны и вокруг вершины горы и
тоже пели свои песни и выдыхали красное пламя.
     Я раз или два пытался петь этот гимн здесь, но хочешь верь, хочешь нет,
у меня просто ничего не получалось. Без всех остальных я  совсем не мог петь
Песнь Дракона. И похоже, что уже никогда ее не спою.
     Алек  почти  воочию   увидел   описанное   Серегилом:  тысячи  красивых
сероглазых  людей в  белых туниках и сверкающих драгоценностях,  собравшихся
под  полной луной и поющих в унисон. Здесь, в унылом зимнем парке, он ощутил
ужасную тяжесть расстояния, разделившего Серегила и тех людей.
     - Ты надеялся, твоя сестра объявит, что ты можешь вернуться домой, да?
     Серегил покачал головой:
     - На самом деле нет. Так оно и вышло.
     Алек опустился на бортик фонтана рядом с другом.
     - Почему тебя выслали?
     - Выслали? Я был объявлен вне закона, Алек. Вне закона за предательство
и убийство,  в  котором  я оказался замешан, когда  был еще  моложе, чем  ты
теперь.
     - Ты?  -  задохнулся юноша.  -  Я... я не могу в это поверить.  Как это
случилось? Серегил пожал плечами:
     -  Я был  глуп. Я влюбился и позволил  страсти,  истинной  любви, как я
тогда думал, лечь между мной и Адриэль и другими, кто пытался меня спасти. Я
не знал, что мой возлюбленный  просто использует меня, не знал его  истинных
намерений, но так  или иначе  человек погиб, и виноват в  его смерти был  я.
Детали не имеют значения. Я никогда никому не  говорил о них,  не  собираюсь
это делать и сейчас, Алек. Возможно, когда-нибудь... Дело кончилось тем, что
двоих  -  в  том  числе  меня  -  выслали,  остальных казнили,  кроме  моего
возлюбленного: он бежал.
     - Значит, в Скалу с тобой прибыл еще один ауренфэйе?
     -  Захир-и-Арингил  не вынес изгнания. Он  прыгнул  за борт с камнем на
шее, как только берег Ауренена скрылся из глаз. Я едва не сделал того же - и
тогда, и много  раз  впоследствии. Большинство  изгнанников  рано или поздно
кончают жизнь самоубийством. Но это не для меня. Во всяком случае, пока.
     Немногие дюймы,  разделявшие  их, казались длинными  холодными  милями.
Стиснув в руках флягу, Алек спросил:
     - Почему ты рассказываешь все мне сейчас? Это как-то связано с тем, что
говорил Нисандер?
     -  Определенным образом. Я не хочу, чтобы между нами оставались секреты
после всего случившегося сегодня. - Он снова глотнул  вина и потер глаза.  -
Нисандер  все  время...  с  тех  пор  как  тебя  увидел...  хотел,  чтобы  я
рассказал...  - Серегил  повернулся к юноше и положил руку  тому на плечо. -
Алек, ты фэйе.
     Наступила тревожная тишина.
     Алек  слышал слова Серегила, но их смысл, казалось, не доходил до него.
Он  думал по дороге из дворца о множестве неприятных возможностей,  но такая
не приходила ему в голову. Юноша почувствовал, как фляга выскользнула из его
пальцев, увидел, как она покатилась по мокрой увядшей траве.
     -  Этого  не может быть! - прошептал  он дрожащим голосом. - Отец  ведь
не...
     Но внезапно все части головоломки встали на место: расспросы Серегила о
его  родителях,  завуалированные намеки  Нисандера, слухи о  том, что они  с
Серегилом родичи. Тяжесть открытия заставила его покачнуться. Серегил крепче
сжал его плечо, но Алек едва заметил это.
     - Моя мать.
     -  Хазадриелфэйе,  -  мягко  сказал  Серегил.  - Из  тех,  что  жили за
перевалом Дохлого Ворона - ты ведь там родился.
     -  Но как  ты  можешь  это знать? -  прошептал Алек. Ему  казалось, что
надежная  земля  ускользнула  из-под  его ног и он  оказался в незнакомом  и
непонятном месте.  Одновременно  он  чувствовал,  что  все  каким-то ужасным
образом  сходится:   и   нежелание  его  отца   говорить  о  матери,  и  его
подозрительность, и его холодность... - Может быть, она все еще живет там?
     -  Помнишь,  я  рассказывал  тебе,  как хазадриелфэйе покинули  Ауренен
много, много лет  назад? О том, как  отличаются их  обычаи от  наших? Они не
терпят чужаков,  особенно  людей, и убивают  полукровок,  если те рождаются.
Каким-то  образом  твоя  мать сумела надолго  скрыться от своего  племени  -
достаточно надолго, чтобы повстречать твоего отца и родить тебя,  но, должно
быть,  соплеменники в конце  концов выследили ее. Даже если бы она вернулась
по своей воле, все равно наказание за побег  и связь  с  человеком - смерть.
Чудо, что тебе  с отцом удалось бежать. Он, должно быть, был  необыкновенным
человеком.
     - Я  никогда его таким не считал. -  Сердце Алека колотилось так, что в
ушах стоял гул. Как  много всего на него обрушилось...  - Не понимаю. Как ты
можешь обо всем этом знать?
     - Наверняка - не могу, но такое предположение  соответствует всему, что
нам известно. Алек, тот факт, что ты фэйе, - несомненен. Я  заметил признаки
на первое же утро там, в горах, но не хотел этому верить.
     - Почему?
     Серегил поколебался, потом тряхнул головой.
     - Я боялся, что ошибаюсь, вижу то,  что хочу увидеть. Но моя догадка не
была ошибкой - твои черты, сложение, то, как ты двигаешься... Микам сразу же
это заметил, а потом и  кентавры, и Нисандер, да и другие в Ореске. Тогда, в
первую  ночь,  как  мы перебрались  в  "Петух",  я  снова ушел,  помнишь?  Я
отправился  к оракулу Иллиора, чтобы  задать ему совсем другой вопрос, но во
время прорицания он заговорил о тебе,  назвал  тебя  "дитя земли и  света" -
Далны и Иллиора, человека и фэйе;  усомниться в смысле его слов  невозможно.
Нисандер с самого начала хотел, чтобы я рассказал тебе, но...
     Волна  гнева прорвалась  сквозь  оцепенение  Алека. Он вскочил на ноги,
пошатнувшись, повернулся лицом к Серегилу и выкрикнул:
     - Почему же ты не рассказал? Почему все эти месяцы молчал? Снова тот же
трюк, как тогда на улице Колеса?
     В лунном  свете на лице Серегила -  наполовину черном, наполовину белом
как мел - сверкнули глаза.
     - Ничего похожего!
     -  Ах,  нет?  - продолжал кричать Алек. - Но тогда почему, будь оно все
проклято! Почему? Почему ты мне ничего не сказал?
     Серегил, казалось, съежился. Он опустил голову, положил руки на колени,
потом глубоко вздохнул.
     -  На это  нет единственного ответа. Сначала потому,  ;  что  я не. был
уверен. - Он покачал головой. - Нет,  это неправда,  в душе я был уверен, но
не смел разрешить себе поверить.
     - Почему?
     -  Потому что если я  ошибался... - Серегил беспомощно развел руками. -
Впрочем,  не важно. Я тогда уже долго  был одинок и считал, что  такая жизнь
мне нравится.  Я  знал, что, если прав  и скажу тебе обо всем  и ты поверишь
мне, это свяжет нас, создаст узы... Я не хотел  рисковать  - по крайней мере
пока не пойму, каков ты на самом деле.  Клянусь  руками Иллиора, Алек, ты не
знаешь, не можешь себе представить, каково это...
     - Так просвети меня! - прорычал Алек.
     - Хорошо. - Серегил снова прерывисто  вздохнул. -  К тому времени я был
изгнанником  уже больше  лет,  чем  ты  живешь  на  свете. Любой  ауренфэйе,
прибывающий  в Скалу, знал,  кто и что  я  такое, и был обязан  остерегаться
меня. Тем временем все мои друзья-люди старели и умирали у меня на глазах.
     - Кроме Нисандера и Магианы.
     - О да. - В голосе Серегила прозвучала горечь. -  Ты ведь все  знаешь о
моем  ученичестве? Еще одна неудача, и здесь тоже я оказался не на месте.  И
тогда как снег на голову появляешься ты, и ты... ты...
     Алек смотрел на склоненную  фигуру  перед собой  и  чувствовал, что его
гнев исчезает так же быстро, как и появился.
     - Я все равно не понимаю, почему ты не хотел мне ничего говорить.
     Серегил снова поднял на него глаза.
     - Из трусости, наверное. Я не хотел увидеть то выражение на твоем лице,
которое вижу сейчас.
     Алек сел рядом с ним и закрыл лицо руками.
     - Я не знаю, кто я такой, - простонал он. - Как будто все, что я знал о
себе, теперь исчезло. - Он почувствовал.  как рука  Серегила обняла  его  за
плечи, но не отстранился.
     - Ах, тали, ты тот, кем всегда был, - вздохнул Серегил, похлопав его по
руке. - Ты просто теперь знаешь о себе, вот и все.
     - Так, значит, я увижу, как стареет Бека, и Лутас, и Иллия...
     - Верно. - Серегил крепче обнял Алека. - Они постарели бы точно так же,
будь ты тирфэйе. Течение времени - не проклятие.
     - Ты всегда говорил о нем как о проклятии.
     - Быть  одиноким - вот  проклятие, Алек, одиноким и всем чужим. Не имею
представления,  как мы с тобой оказались в одной камере тюрьмы той ночью, но
с тех  пор я каждый  день  благодарю  за  это  Иллиора. Самый сильный страх,
который я  когда-нибудь испытывал,  - это потерять тебя.  На  втором месте -
страх,  что  когда  я наконец  все тебе  расскажу,  ты  решишь, будто только
поэтому я взял тебя с собой.  Все  ведь совсем не так. И никогда  не было, с
самого начала.
     Потрясение и гнев  постепенно проходили, оставив  вместо себя безмерную
усталость. Алек потянулся за флягой и выпил все, что в ней еще оставалось
     - Знаешь, как трудно все это принять! Ведь так много теперь меняется.
     В первый раз за  долгие часы Серегил рассмеялся; в его смехе прозвучали
теплота и облегчение.
     - Ты бы поговорил с Нисандером или Теро. Маги,  должно быть, испытывают
те же чувства, когда узнают, что в них есть волшебная сила.
     -  Какое это  имеет значение - я  же  полукровка? - задал Алек  один из
тысячи вопросов, нахлынувших на него. - Как долго я проживу?  И сколько  мне
лет на самом деле?
     Все еще обнимая Алека одной рукой, Серегил нащупал другой свою фляжку и
глотнул из нее.
     - Ну, когда кровь фэйе достается от матери, это сказывается сильнее. Не
знаю, в чем тут дело, но  так  бывает всегда, и все,  чьи матери фэйе, живут
столько же, сколько и остальные из нас - четыре столетия или около того. Они
взрослеют немного быстрее, так  что  тебе  примерно  столько лет, сколько ты
считаешь. Есть также  вероятность,  что ты унаследовал  от матери магические
способности,  хотя, наверное, в этом  случае  они  бы  уже  проявились...  -
Серегил внезапно  умолк, и Алек почувствовал, как тот поежился. - Проклятие,
жаль, что я не  рассказал тебе  все раньше. Чем  дольше я  ждал, тем труднее
теперь...
     Не дав себе времени понять, откуда взялся этот порыв, Алек повернулся и
обеими руками крепко обнял Серегила.
     - Все в порядке, тали, - хрипло прошептал он. - Теперь все в порядке.
     Застыв  от неожиданности, Серегил поколебался секунду, потом тоже обнял
юношу.  Его  сердце сильно  и  быстро билось у  самой  груди  Алека. Усталая
умиротворенность  охватила его; одновременно он ощутил  смутное удовольствие
от  их близости. Оттуда, где  они сидели, Алек мог  видеть отблеск фонарей с
улицы Огней на голых  ветвях деревьев. Пальцы Серегила гладили его  волосы -
так же, понял  Алек  с виноватым чувством,  как ласкали молодого куртизана в
заведении Азарина несколько недель назад.
     "Сначала такая  странная,  все изменившая ночь, -  подумал  Алек,  -  а
теперь еще и это. Пальчики Иллиора, если так пойдет и  дальше, кончится тем,
что я вовсе не буду знать, кто я такой!"
     Серегил  наконец   отпустил   его  и  взглянул   на  луну,   наполовину
спрятавшуюся уже за домами.
     - Не  знаю, как ты, а я получил сегодня ночью  все, что могу вынести, -
сказал он с намеком на прежнюю кривую улыбку.
     - А что будет с Рителом?
     - Думаю, Тим может присмотреть за ним еще одну ночь.  Мы  займемся этим
делом утром.
     Когда они садились на коней,  чтобы ехать домой,  настала очередь Алека
рассмеяться.
     - Что тебя так развеселило?
     - Все могло  получиться  куда  хуже. В старых балладах бездомный сирота
всегда  оказывается давно  исчезнувшим наследником престола в каком-  нибудь
королевстве и, значит, должен жить в фамильном замке,  учиться этикету, а то
и побеждать  чудовище ради  каких-то совершенно незнакомых людей. По крайней
мере я могу заниматься своим прежним делом.
     - Не думаю, что кому-нибудь придет в голову сложить об этом балладу.
     Алек вскочил в седло и улыбнулся Серегилу:
     - Вот и прекрасно.







     - Где это мы? - прокричал Зир, перекрывая стук копыт и звон сбруи.
     - В Майсене! - откликнулся кто-то.
     Бека невольно  улыбнулась. Эта шутка стала заезженной еще недели назад,
но все  равно  кто-нибудь то  и дело  повторял ее  -  просто чтобы  нарушить
монотонность похода.
     Солдаты сержанта  Меркаль  были этим  утром  в хорошем настроении. Бека
получила  приказ  взять  декурию и съездить в  ближайший торговый городок за
припасами для отряда. Сержанты кинули жребий, и Меркаль выиграла.
     Уже  не одну  неделю  гвардия  двигалась  через  однообразные, покрытые
снегом  холмы,  дубовые  леса,  пустые  поля,  мимо  крытых  дранкой  ферм и
маленьких городков, где на любое войско смотрели с настороженной неприязнью.
Майсена была страной крестьян и купцов, а войны мешают торговле.
     Отряду  Беки  понадобился  почти  месяц, чтобы  добраться  до портового
города  Кестона  -  месяц  ночевок  на  холоде вокруг  костров  и медленного
продвижения  по  замерзшей грязи  дорог. По вечерам  свежеиспеченные молодые
офицеры сидели  у  огня  и  слушали рассказы  ветеранов о  стычках,  надеясь
почерпнуть из них  то,  чего не успели  узнать за свои короткие шесть недель
учений.
     Чем больше Бека слушала их,  тем больше понимала, что, несмотря  на все
тренировки  в  верховой  езде,  фехтовании и  стрельбе из лука,  потребуется
участие  в одной-двух  битвах, прежде  чем можно будет  судить, как слаженно
действует ее турма и могут ли солдаты полагаться на товарищей.
     И насколько они полагаются на нее.
     Бека  замечала,  что  многие  солдаты  все  еще  чаще ждут приказов  от
сержантов. Это ее,  конечно,  задевало, но ведь  сержанты были единственными
опытными  воинами  в турме. К их чести,  все  сержанты  проявляли строжайшее
почтение к ее чину, даже Бракнил, который годился ей в отцы.
     Со  своей стороны, Бека  никогда  не  забывала, что без покровительства
Серегила и связанного с ним  повышения она  сама не могла бы рассчитывать на
чин выше сержантского в таком отборном  полку.  Некоторые из  других недавно
назначенных  офицеров  -  сыновья  и дочери  скаланских аристократов - тоже,
по-видимому,  хорошо об  этом помнили  и не упускали  случая отпустить в  ее
адрес шпильку. К счастью, ее товарищи  - офицеры отряда Миррини  -  были  не
такими.
     В  Кестоне командир  полка, принц  Коратан,  отправил Волчий  эскадрон,
которым командовал Перрис, охранять  побережье, а  отряд принцессы Клиа  - в
глубь страны, по направлению к долине Фолсвейна. Река Фолсвейн  представляла
собой  самую южную  часть  великого  торгового  пути, тянувшегося  до  самых
Железных гор на далеком  севере. Река  была первой  приманкой, которой,  как
считали, соблазнятся пленимарцы.
     Солдаты выступили две недели назад; пройдет  еще столько же, прежде чем
они доберутся до реки.
     Повернувшись  в  седле,  Бека   оглянулась  на  колонну,  темной  змеей
извивающуюся по  холму:  почти четыре  сотни  конников  Львиного  эскадрона,
повозки маркитантов  и оружейников, пастухи, присматривающие за скотом.  Это
было похоже на  путешествие  целого  маленького  городка.  Разведки, несение
охраны, даже прозаические поездки  за продовольствием, вроде той, в  которую
отправлялась Бека, служили приятным развлечением.
     Встретившись глазами с Меркаль, Бека сказала:
     - Сержант, мне кажется, что лошадям не повредила бы хорошая разминка.
     -  Так точно, лейтенант, - ответила та с еле заметной улыбкой:  они обе
понимали, что в разминке скорее нуждались нетерпеливые молодые солдаты.
     Бека  оглядела холмистую местность и заметила  темную  линию деревьев в
миле впереди.
     - Передай по цепочке, сержант. По моему сигналу скачем к деревьям. Тот,
кто окажется там первым, первым отправится в таверну.
     Конники ловко развернулись  и  образовали шеренгу, весело перекликаясь.
По сигналу Беки они пришпорили лошадей и галопом помчались к деревьям.
     Дракон - жеребец Беки  - легко  мог обогнать  большинство  скакунов, но
девушка придержала коня, позволив Кайле и Зиру закончить скачку первыми.
     -  Говорят, они  всегда  кончают  вместе, -  пожаловался Мартен,  когда
остальные  всадники  окружили  победителей.  Некоторые   солдаты  хихикнули.
Сексуальные контакты  в  отряде  не  поощрялись, и  если  по  неосторожности
возникала  беременность,  обоих  виновников увольняли  со  службы,  но такое
все-таки  случалось. Сама  все еще хранящая безбрачие,  Бека предпочитала не
замечать,  кто  с  кем  оказывается под  одним  одеялом.  Некоторые  солдаты
поступили в полк парами, вроде Кайлы и  Зира, другие - например, Мирн и Стеб
- нашли друг друга уже во время похода.
     - Не беспокойся, - посоветовал ей Бракнил, когда она обратила внимание,
как колышутся по ночам некоторые одеяла.  -  Пока  все  честь по  чести, это
только заставит их сражаться еще яростнее. Никто не захочет оказаться трусом
в глазах своей зазнобы.
     Кайла и Зир подтверждали это мнение:  еще во  время учений они отчаянно
старались  опередить и  друг  друга,  и  всех  остальных.  Кайла,  маленькая
хорошенькая  блондиночка,  казалась  слишком хрупкой  для того,  чтобы вести
жизнь  солдата,  но  верхом она  превращалась в настоящего кентавра, да и  в
стрельбе из лука мало кто мог с ней сравниться. Чернобородый Зир, похожий на
молодого медведя, владел мечом, словно сам Сакор.
     За первыми  деревьями начинался густой сосновый лес. Всадники по опушке
выехали к хорошо накатанной дороге, ведущей в город. К полудню они пересекли
лес  и  выехали на  поле, откуда  было  видно поселение. Оно казалось весьма
процветающим;  высокий  палисад  служил  защитой,  а  у  ворот   раскинулась
просторная рыночная площадь.
     Темно-зеленые  походные  туники солдат привлекли  меньше внимания,  чем
если  бы  они были в парадной форме, но все  равно жители города косились на
мечи, луки и кольчуги.
     "Лучше уж мы,  чем  пленимарская пехота",  - подумала  Бека, вытаскивая
из-за ворота туники свою лейтенантскую цепь, чтобы был заметен ее ранг.
     Скаланское золото,  которым они  расплачивались,  пришлось,  однако, по
вкусу  торговцам. Меньше чем за час солдаты купили все  припасы, за которыми
были посланы - пергамент, огнива, воск. мед, муку и крупы, сушеные фрукты  и
бобы, соль, вяленое мясо, пиво, четырех жирных овец и поросенка, овес и сено
для  лошадей,  -  и  наняли  трех  возчиков с телегами, чтобы  под  эскортом
вооруженной охраны отвезти все это в отряд.
     Конники  Беки нашли время  и  для личных покупок: себе  и тем из  своей
турмы, кто  остался с отрядом. Табак, игральные карты,  все необходимое  для
письма, сладости, фрукты всегда пользовались большим спросом.  Кое  у кого к
седлам даже оказались привязаны цыплята или гуси. Меркаль делала покупки для
остальных сержантов: Портус был неравнодушен к орехам и изюму, а Бракнил - к
крепкому майсенскому сидру.
     Когда  возчики  погрузили  на  телеги,  запряженные  волами,  последние
припасы, Меркаль взглянула на солнце.
     -  Колонна, должно  быть, как  раз  добралась  до  поворота  к  городу.
Возчикам не придется далеко ехать.
     - Все вернулись? - спросила Бека, пересчитывая солдат.
     - Так точно, лейтенант.
     -  Хорошо. Вы, Тобин  и Арна,  поедете впереди. Остальные  сопровождают
телеги. Авангард будет иногда меняться, чтобы не заскучал.
     Меркаль отдала честь и поскакала вперед вместе с двумя солдатами.  Бека
и остальные окружили упряжки волов.
     Никто  не  возражал  против  медленного  движения:  было   так  приятно
чувствовать  солнечное  тепло  на  спинах  и  подставлять  лица  прохладному
ветерку. Выехав  из  города  по  той же  дороге, что  и приехали, они  скоро
оказались между сосен.
     - Вы часто ездите по этой  дороге? - спросила Бека возницу на  передней
телеге.
     Тот хлестнул вожжами по широким спинам волов и кивнул.
     - Часто  - с весны до осени,  - ответил он с сильным  акцентом.  -  Я с
братьями вожу грузы в Торбурн на реке.  Оттуда суда везут  их  уже  водой до
побережья.
     - Должно быть, долгая поездка - волы ведь идут медленно.
     Возчик пожал плечами:
     - Три недели туда, три - обратно.
     - До  вас тут дошли новости о  предстоящей войне? Парень  бросил на нее
мрачный взгляд.
     - Как не дойти. Опять на нас свалятся все беды, когда вы с пленимарцами
вцепитесь  друг  другу  в глотку. Тут  у нас  поговаривают, что  неплохо  бы
продать  наши  земли  хоть  вам, хоть  им, чтобы,  когда вы деретесь, нам не
доставалось. Бека вспыхнула.
     - Мы как  раз и направляемся  на запад, чтобы этого не случилось. Иначе
ваша армия  окажется один на  один с  пленимарцами, которые  хотят захватить
реку и ваши земли.
     - Ну, это еще как получится. Вам-то никогда не удавалось остановить  их
нашествие.
     Бека  проглотила готовый  сорваться  с языка резкий ответ и  пришпорила
коня. Нет смысла спорить.
     -  Мартен  и Бариус, отправляйтесь вперед.  Передайте сержанту Меркаль,
что я сменю ее, как только вернутся Тобин и Арна.
     - Есть, лейтенант! - отсалютовал ей Бариус. улыбаясь в свою только  что
отпущенную  бороду.  Они  с  Мартеном  галопом  поскакали  вперед,  стараясь
опередить друг друга, и скрылись за поворотом дороги.
     Не  успел  затихнуть стук  копыт, как  дикий  лошадиный  визг  заставил
мурашки пробежать по  спине  Беки.  Развернув Дракона, девушка увидела,  как
лошадь Сиртаса взвилась на дыбы за третьей телегой и сбросила всадника. Конь
снова взвизгнул и помчался к деревьям.
     Ретус подъехал к упавшему и спешился.
     - Засада! - раздался крик, и двое солдат поспешили укрыться за телегой.
     Мимо Беки просвистела стрела и вонзилась в боковую перекладину передней
телеги.  Достаточно  было  одного  взгляда, чтобы понять:  напал на  них  не
военный отряд. Перья на  стреле оказались грубо прикрученными к древку белой
и рваной бурой  веревкой, совсем  не похоже на тройное  оперение  солдатских
стрел.
     - Проклятые  разбойники!  - прорычал возница, вытаскивая из-под сиденья
короткий меч и спрыгивая с телеги.
     - Всем  в укрытие! - завопила  Бека, хотя солдаты и  так  делали именно
это.  Она  соскользнула с Дракона,  сжимая в руке лук, и  хлестнула  лошадь,
надеясь, что конь сумеет ускакать туда, где стрелы его не достанут.
     Стук собственного сердца громко отдавался  в ушах Беки.  Она скорчилась
за передком телеги, хоть это было и ненадежное убежище, и попыталась оценить
ситуацию.
     Те,  кто  был в  авангарде, еще  не  вернулись; значит, оставались Зир,
Кайла, Корбин, Ретус,  Микал и Сиртас - если предположить, что никого из них
не застрелили, - и трое возниц.
     Судя  по дождю стрел, обрушившемуся на  них из-за  деревьев,  противник
значительно  превосходил  числом ее отряд. Что еще  хуже,  обстреливали их с
обеих сторон дороги.
     -  Ты ничего  не говорил о  разбойниках, когда мы выезжали, - прошипела
Бека, бросив взгляд на возницу.
     - Большую часть зимы они не появлялись, - ворчливо ответил тот.  - Что-
то рано эта команда нагрянула  с  юга. Должно быть, поджидали  нас и напали,
как увидели, что ты отослала тех двоих.
     Бека  переползла  на  другую  сторону  телеги  как раз  вовремя,  чтобы
заметить  троих  разбойников,  выскочивших  из  лесу.  Не  задумываясь,  она
положила  стрелу на тетиву и застрелила одного из них; остальные тоже упали,
сраженные другими лучниками.
     Над головой  девушки визжали  и свистели стрелы,  но  она перебежала  к
следующей телеге. Залегшие там Микал,  Зир  и Кайла яростно осыпали стрелами
деревья по обеим сторонам дороги.
     -  Не стрелять!  - приказала  Бека.  - Мы не  можем  себе позволить зря
тратить стрелы.
     - Что же тогда нам делать? - прорычал Микал.
     -   Дождитесь,  когда  получите  шанс  уложить  бандита  наверняка.   И
подбирайте все  стрелы,  до  которых можете  дотянуться, не  оказавшись  под
выстрелом.  Низко  пригнувшись, Бека метнулась к последней  телеге.  Ретус и
Корбин  оказались невредимы,  но  возчик  лежал под телегой и стонал: из его
бедра торчало древко стрелы.
     Первый вражеский выстрел  задел  Сиртаса, хотя стрела вонзилась  в  его
коня. Рана кровоточила, что, однако, не мешало ему  одну за другой  посылать
стрелы в сторону леса.
     Бека повторила  свой  приказ,  натянула тетиву  и приготовилась уложить
первого же разбойника, который окажется на виду.
     Нападающие сочли прекращение ответной стрельбы  за  признак  того,  что
победили;  через секунду дождь стрел прекратился, и из-за деревьев к телегам
с дикими воплями хлынули вооруженные мечами бойцы.
     - Бей их! - выкрикнула Бека,  вскакивая на ноги. Не  задумываясь о том,
что  в  лесу  по-прежнему могут  скрываться лучники, она посылала  стрелу за
стрелой в  бегущих  к ней  разбойников и  уложила  троих.  Впервые  с начала
схватки до  нее дошло, что она отнимает человеческие жизни, но мысль об этом
не вызвала никаких чувств. Ее занимал  только шум битвы - пение стрел, крики
сражающихся, щелчки тетивы, - ни для чего другого не оставалось места. Рядом
с ней с той же молчаливой сосредоточенностью стрелял Ретус.
     Стрела разорвала ее  тунику  и пригвоздила  плащ к телеге. Бека рванула
застежку,  освободилась от плаща и, опустившись на одно  колено,  продолжала
стрелять.
     Стрелы обороняющихся  сразили больше  дюжины бандитов, но их оставалось
еще столько же, и теперь они окружили телеги.
     - Мечи наголо! -  скомандовала Бека. Выхватив  собственный клинок,  она
прыгнула вперед, преградив дорогу бородатому человеку  в иссеченных  кожаных
доспехах  и рваных  леггинсах.  Уклонившись  от  его широкого  меча, девушка
развернулась  и  нанесла  удар пониже  затылка.  Этот прием  она  тысячу раз
отрабатывала с отцом и друзьями; теперь впервые хлынула кровь.
     Однако на помощь поверженному бандиту кинулись другие, и Бека выхватила
левой рукой длинный кинжал, чтобы отражать удары в незащищенный бок.
     Справа от  нее бился Сиртас, слева -  Кайла. По  возможности  прикрывая
друг друга, они двинулись на толпу разбойников.
     Нападающих  было по  крайней мере втрое  больше,  чем солдат  Беки,  но
девушка скоро поняла,  что  те  больше полагаются на силу, чем  на умение. С
каким-то даже разочарованием  она снова с легкостью увернулась от вражеского
меча и  проткнула насквозь бандита, вытащив клинок  как  раз  вовремя, чтобы
нанести удар по руке другого, напавшего на Кайлу. Та благодарно улыбнулась и
тут же атаковала  высокого  тощего  парня,  который  не  выдержал  напора  и
обратился в бегство.
     Оглянувшись, Бека увидела,  что теперь в бой вступили и конные воины. В
какой-то момент  появилась  Меркаль с  остальными  и напала на  разбойников;
шлемы  яростно  орудующих  мечами солдат  вспыхивали на  солнце,  устроившие
засаду бандиты разбегались.
     Окончательно  они обратились в бегство, когда появились еще гвардейцы -
они скакали по дороге оттуда, где остановилась вся колонна. Впереди конников
мчалась Арна, за ней следовали Портус и Бракнил.
     Разбойники  попытались  скрыться в лесу,  но солдаты их преследовали  -
сначала верхом, потом сквозь чащу - спешившись.
     - Вперед! - скомандовала Бека, выстраивая своих окровавленных воинов. -
Не позволим им оставить все развлечение только для себя!
     Когда все было  кончено, на снегу осталось  лежать больше двух десятков
разбойников. Солдаты Беки отделались несколькими ранами от мечей и стрел.
     - Клянусь Пламенем, большая оказалась банда! - воскликнула Меркаль.
     Возница с передней телеги вылез из своего укрытия.
     - Похоже на банду старого Гарона. Они не давали покоя торговцам по всей
долине уже три года кряду. Шерифы никак не могли их поймать.
     - На этот  раз они ошиблись в выборе  добычи, - заметил сержант Бракнил
ухмыляясь.  -  Похоже,  лейтенант, к  тому времени, как мы прибыли,  ты  уже
навела тут порядок.
     - Не очень в этом уверена, - ответила Бека, только теперь почувствовав,
как  дрожат  ее колени. - Только  как вы  тут оказались? Правда, увидеть вас
было на редкость приятно.
     - Когда явились Бариус  и Мартен, я отправила Тобина и  Арну обратно, -
объяснила  Меркаль.  - Но  тут вдруг  они возвращаются и кричат,  что на вас
напали.  Они не знали, кто напал и сколько  их,  так что  я послала Арну  за
подкреплением,  а  сама  с  остальными  кинулась на подмогу. Как  оказалось,
Бракнил   уговорил  капитана   разрешить  остававшейся  турме  поехать   вас
встречать. Арна не проскакала и мили, как встретила их с Портусом.
     К этому времени вся турма собралась вокруг командиров.
     - Есть потери? - спросила Бека.
     - Нет, лейтенант!  - с  гордостью отозвался капрал Никид. - Недурно для
первого боя, верно?
     - Не уверена, что потасовка с бандитами сойдет за бой, но справились мы
неплохо, - сказала Бека, улыбаясь своим конникам. - Все вы  дрались здорово,
молодцы.
     Бракнил переглянулся с Меркаль и откашлялся.
     - Не сочти за дерзость,  лейтенант, но есть обычай,  который неплохо бы
соблюсти. Тем, кто убил своего первого врага, хочу я сказать.
     - Попробовать крови первого убитого человека, чтобы отогнать призраков,
имеешь ты в виду?
     - Так точно, лейтенант. Некоторые  теперь называют это суеверием, но по
мне так в старых обычаях есть смысл.
     - Согласна, - ответила Бека. Об этом обычае  она слышала от своего отца
и  от Алека, который попробовал крови после своего первого боя. - Сколько из
нас  сегодня  убили  своего первого  врага?  -  Все  бойцы  декурии  Меркаль
выступили  вперед,  к ним  присоединились  несколько  человек  из  остальных
подразделений.  - Что ж, прекрасно.  Лучники,  найдите каждый свою стрелу  в
первом убитом и возвращайтесь сюда. Остальные пусть обнажат мечи.
     Бека подошла к телу первого разбойника,  которого она убила, - пожилого
человека с заплетенной в косички бородой.  Он лежал на спине, и на его тупом
лице застыло выражение удивления. Девушка несколько секунд смотрела на него,
заставляя себя вспомнить  жажду убийства в его глазах, когда бандит напал на
нее. Она  порадовалась тому,  что осталась жива,  но не необходимости убить.
Это было странное смешение чувств. Покачав головой, она вытащила свою стрелу
из груди мертвеца и  присоединилась к остальным, выстроившимся  в кружок  на
дороге. Когда собрались все, Бека оглядела их, чувствуя важность момента.
     - Сержанты, для меня это так  же в новинку, как  и для остальных.  Есть
какие-то особые слова, которые нужно произнести?
     - Только то. что каждый сам захочет, - пожал плечами Бракнил.
     Бека высоко подняла стрелу.
     -  Пусть будем  все  мы и дальше сражаться  вместе, и да  будут  с нами
честь, милосердие и  сила! С этими словами она лизнула наконечник  стрелы  и
ощутила медный вкус  крови.  Беке хотелось  поморщиться  и  плюнуть,  но она
заставила себя  остаться  спокойной,  вытерла стрелу о снег  и  сунула ее  в
колчан.
     - Честь, милосердие и  сила! - повторили  за ней остальные,  коснувшись
языками стрел и клинков.
     - Ну вот, пожалуй, и все. Теперь нам только осталось доставить припасы,
- заключила Бека. - Кто-нибудь видел моего коня?
     Этим вечером отряд капитана Миррини пировал - впервые за много недель у
солдат было свежее мясо. Все пили за здоровье Беки и ее турмы.
     Когда солдаты начали устраиваться на ночлег  в своих холодных палатках,
Миррини отвела Беку в сторону.
     -  Я поговорила кое с кем из конников Меркаль,  - сказала Миррини.  Они
вдвоем прогуливались  вокруг костров разных турм. -  Как мне кажется, ты  не
потеряла головы и хорошо позаботилась о своих людях.
     Бека пожала плечами. У нее было время поразмыслить самой.
     -  Рада  это  слышать.  Но  я  сделала ошибку,  отослав двоих,  когда в
авангарде уже  находилось  трое  воинов. Думаю,  не  случайно  разбойники из
засады напали на нас именно в этот момент.
     - Да? - подняла брови Миррини. - А что еще ты могла сделать?
     -  Я собиралась сменить Меркаль. Мне  нужно было поехать вперед одной и
отправить обратно двоих солдат за сменой.
     - Но тогда твои солдаты остались бы без командира.
     - Ну да...
     - А насколько я понимаю,  именно  ты не позволила своим  необстрелянным
новичкам растратить все  стрелы, на  что, наверное, и рассчитывали враги. На
самом деле ошибку сегодня  допустила я. - Бека бросила на Миррини удивленный
взгляд, но  та знаком попросила  ее не перебивать. - Я решила, что,  раз  мы
находимся  на нейтральной территории,  можно послать за припасами всего одну
декурию. Будь с тобой  вся твоя турма, разбойники  никогда  не напали  бы на
вас.  Конечно, ты была тактична, да и  неопытна  к тому же и не обратила мое
внимание на это, когда получила приказ, не так ли?
     Бека не смогла понять загадочной улыбки на лице подруги.
     - Нет, капитан, мне и в  голову не пришло, что для пополнения  припасов
потребуется большой отряд.
     - Значит, мы обе допустили ошибку, - заключила Миррини. - Но на ошибках
нужно  учиться,  как  говорит  один  наш  с  тобой  общий  друг.  Ты  хорошо
справилась,   лейтенант.  Кстати,  сержант  Меркаль  считает,  что  из  тебя
получится хороший воин.
     -  Да?  - Бека  одновременно  и  была  польщена  похвалой  ветерана,  и
почувствовала досаду: сержант, очевидно, до сих пор не была так уж уверена в
ее способностях. - Что заставило ее сказать это?
     -  Думаю, то, как ты улыбалась во  время боя, - ответила Миррини.  - По
крайней  мере такие  рассказы она  слышала  от  тех, бок  о  бок  с  кем  ты
сражалась. Скажи, было тебе страшно?
     Бека на секунду задумалась.
     - На самом деле нет. По крайней мере пока все не кончилось.
     - Да помилует тебя Сакор! - воскликнула Миррини, качая головой. Но Беке
показалось, что та осталась довольна ею.







     под рубашкой украденный каравай.  Скат со всех ног мчался сквозь толпу,
заполняющую рыночную площадь. Позади он слышал разъяренные крики булочника:
     "Держи его,  держи вора!"  Несколько человек не очень охотно попытались
поймать мальчишку, но симпатии бедняков явно были на стороне Ската. Чтобы не
оставлять  свой товар  без присмотра - тогда бы он  не  досчитался и  других
караваев, - булочник скоро прекратил погоню и вернулся к своей тележке.
     Голод  терзал  пустой  желудок  Ската;  гибель  Тима оставила  его  без
заработка,  уже три  дня он  не  находил работы  и почти ничего не ел. Кража
каравая была отчаянным предприятием, но Скат не  мог  больше терпеть сосущую
боль в животе.
     Настороженно  озираясь,  мальчишка  добрался  по  грязным  переулкам до
полуразрушенного  склада   на   западной  окраине  Нижнего  города,   своего
теперешнего жилища. После  пожара  одна  стена  рухнула,  все здание  воняло
застарелым  дымом, но  чердак уцелел. Скат  осторожно  перелез  через  груды
мусора и взобрался по самодельной лестнице наверх.
     Лучи заката освещали часть пола, но большая часть чердака уже  тонула в
сгущающихся  тенях.  Серые голуби, гнездившиеся под  крышей,  с  подозрением
вытянули шеи, когда Скат заглянул через край люка.
     - Кабер, ты тут?
     Никакого ответа.
     Скат облегченно перевел дух.  Кабера он не видел уже неделю и ничуть об
этом не сожалел. Старший мальчишка обеспечивал, конечно, какую-то защиту, но
был  ленив  и  в последнее  время завел  манеру  лупить Ската,  если тот  не
приносил еды им обоим.
     Скат подошел к  ржавой жаровне, стоящей посередине чердака, и потянулся
за растопкой. Его рука  как раз коснулась горшка с углями,  когда он заметил
какое-то движение позади себя.
     Скат  был  шустрый  паренек,  но на этот  раз он оказался  недостаточно
шустрым. Прежде чем он успел вскочить, кто-то накинул ему  на голову плотный
плащ и прижал руки к бокам.
     "Легавые!" - в ужасе подумал Скат.
     Он отчаянно  вырывался,  понимая, что борется  за собственную жизнь,  и
почувствовал удовлетворение, когда ему удалось сильно ударить кого-то ногой.
Раздался тихий стон боли,  но тут же сильные руки обхватили брыкающиеся ноги
мальчишки. Тот,  кто набросил на него  плащ,  держал теперь  Ската  на весу,
стиснув так крепко, что он едва мог пошевелиться.
     - Мы не причиним тебе  вреда, - сказал человек, державший мальчишку  за
руки. Голос был мужской и добродушный. - Я только хочу узнать про Тима.
     - Ничего я не знаю! - захныкал Скат, беспомощно извиваясь.
     - Ох, давай  сразу прекратим это,  ладно? Говорят, именно ты видел, как
все случилось.  Мне только нужно поговорить  с тобой об этом. Успокойся, и я
позабочусь о том, чтобы твоя помощь была вознаграждена.
     Скат еще  несколько секунд пытался вырваться, его худое тело напряглось
как струна, но наконец он сдался. Кто бы ни был тот, кто его держал, он явно
не собирался ослабить хватку.
     - Ладно, расскажу. Только отпусти меня.
     - Поставь его на пол.
     Скат почувствовал, что его ноги свободны,  хотя человек, стоящий сзади,
все еще крепко держал его поперек туловища, прижимая руки к бокам.
     - Будешь вести себя как следует?
     -  Сказал же,  что  буду!  - промямлил  Скат, сердце которого  отчаянно
колотилось.
     - Сядь там, где стоишь.
     Скат подчинился и тут же вскрикнул от страха:  ему на колени опустилось
что-то тяжелое.  Выглянув из-под  края  плаща, он увидел,  что  это мешок из
грубого холста.
     - Ну-ка открой  его, -  предложил человек,  который стоял позади.  Скат
видел сапоги еще одного, того, который пока молчал.
     Дрожащими руками Скат развязал суму и  с изумлением обнаружил там  круг
колбасы, ломоть сыра и  полдюжины вареных яиц.  Вкусный запах был невыносимо
соблазнителен,  но мальчишку все еще  не покидали подозрения. Тот, который с
ним разговаривал, разговаривал как аристократ. Что ему нужно от Тима?
     - Все в  порядке, - заговорил  второй, впервые  нарушив молчание. Голос
тоже оказался мужским. - Давай ешь. Судя по виду, ты в этом нуждаешься.
     Запах копченой  чесночной колбасы поборол  сомнения Ската. Моля  богов,
чтобы она не оказалась отравлена, мальчишка откусил кусочек, потом еще.
     - Так что случилось с Тимом? - спросил первый.
     - Упал с крыши, вот и все, - с набитым ртом ответил Скат.
     - Тим упал?
     Скат пожал плечами, грязными пальцами начиная чистить яйцо.
     -  Я сам  видел,  как он  свалился. Не кричал  и ничего  такого, просто
свалился.
     - Никто так и не нашел его тела. Ты уверен, что он был мертв?
     - Конечно! - фыркнул  Скат. - Думаешь, я не проверил?  Подонок ведь мне
не  заплатил. Голова у него лопнула, шея  была сломана. И у него  с собой не
оказалось ни гроша, даже нож куда-то делся.
     Его невидимый собеседник на секунду, казалось, задумался.
     - А ты что там делал? За что он должен был тебе заплатить?
     - Ну... - Скат  повертел головой. - Пожалуй, могу рассказать - ведь  он
мертвый и все такое. Я следил за домом, тем самым, с которого он упал.
     - А что это за дом?
     - На  улице  Парусинщиков.  В нем  еще  комнаты сдаются. Тим велел  мне
следить, не  покажутся  ли там  какие  странные  типы,  особенно взломщики и
ползуны. И еще мусорщики.
     - И долго ты следил за тем домом?
     - Почти неделю. - Колбаса была хороша,  лучше  он  никогда не пробовал.
Это  заставило  его  с надеждой добавить: - И  одного  я видел. Прай-Таракан
ходил туда в тот день, когда Тим свалился.
     - Тим объяснил тебе, зачем нужно высматривать этих ребят?
     - Нет, да я и не спрашивал. Когда Тим хотел, чтобы что-то было сделано,
ты делал это, вот  и  все, - сообщил  Скат и выразительно  добавил:  -  И он
заплатил бы мне, если бы его не убили.
     Человек дружелюбно засмеялся.
     - Настоящий человек чести, наш Тим. Ты видел  кого-нибудь  на крыше или
слышал что-нибудь странное, перед тем как Тим упал?
     Скат рассеянно раздавил вошь на рукаве и надолго задумался.
     - Нет, вроде ничего.
     - Зачем вообще он полез на крышу?
     -  Сказал,  что хочет подслушать  разговоры в  комнате  того парня, что
живет  на верхнем этаже, за которым он  следил. Оттуда-то он и свалился, как
раз от того окна. Вы ведь не собираетесь разделаться со мной. а?
     - Нет, но позволь дать тебе  совет. Держись тише воды, ниже  травы и не
болтай.  Неизвестно, кто  еще может  тобой заинтересоваться.  А теперь  сиди
смирно, пока мы не уйдем. Мне  не  хотелось бы обойтись с тобой  грубо после
того, как ты так нам помог.
     - Да я с места не двинусь!
     Сильная рука многозначительно сжала плечо мальчишки.
     - И никому ни слова о нашем посещении, понятно?
     - Ясно! Вы тут никогда и не были!
     Рука  отпустила  плечо  Ската.  Он  услышал  топот  сапог, потом  скрип
лестницы, потом наступила тишина. Паренек заставил себя дважды досчитать  до
ста, прежде чем рискнул стянуть с головы плащ. Когда ничего не случилось, он
разжег лучину и обнаружил рядом с жаровней острый кинжал и маленький мешочек
с монетами. В нем оказалось не меньше сестерция медяками.
     Аристократы  или нет, эти  парни  кое-что  смыслят  в  жизни, изумленно
подумал Скат. За золотую или серебряную монету в этом квартале оглянуться не
успеешь,  как  получишь  нож  в  живот, особенно  если ты  всего  лишь тощий
бездомный малыш.  Но медяк можно потратить  без опасений,  а этого сокровища
хватит на месяц, а  то и  больше. Скат  повертел в руках  кинжал с чувством,
похожим на благоговение, и попробовал остроту  лезвия на ногте. Пусть теперь
Кабер  только  попробует его  ударить!  Собрав  свое  скромное  имущество  и
прихватив те вещички  Кабера, что могли пригодиться. Скат  отправился искать
себе новое пристанище.
     -  Похоже  на несчастный случай,  -  сказал  Алек, когда  они отошли на
порядочное  расстояние от развалин склада. -  Должно быть, он поскользнулся,
спускаясь по черепице, совсем как я раньше.
     На лице Серегила было написано сомнение.
     - Трудно поверить, что Тим мог упасть. Он всю  жизнь лазил по крышам. И
еще меня беспокоит  исчезновение ножа.  Тим  вытаскивал клинок только тогда,
когда  собирался пустить  его  в дело. Если  бы нож был в ножнах,  когда Тим
упал,  Скат  забрал бы его. А он ведь сам  сказал, что ножа не оказалось.  К
тому же, если  бы Тим упал  и покатился  по черепице,  она бы загрохотала, и
мальчуган услышал бы.
     - И что произошло с телом? - размышлял вслух Алек. Они с Серегилом  уже
побывали  во всех склепах.  - Судя по рассказу  парнишки, Тим не  мог просто
подняться на ноги и уйти.
     Серегил пожал плечами.
     - В Римини найдется немало странных  типов, которые готовы заплатить за
труп.
     - Кто, например? - поморщился Алек.
     - Ох, по большей части безумцы и любопытные. Был когда-то один человек,
аристократ к тому же, который хотел узнать,  в  каком органе находится душа.
Известно,  что  и  художникам  бывают нужны тела,  и скульпторам.  Я  помню,
однажды казнили женщину, которая использовала скелеты как основу для статуй,
которые она  отливала  для  монастыря  Далны. Тогда  рассказывали,  что жрец
заглянул  в  ее  мастерскую,  чтобы  узнать,  как идет  работа,  и  нечаянно
опрокинул одну из глиняных моделей  в человеческий рост. Голова ударилась об
пол у ног жреца и раскололась; внутри оказались самые настоящие челюсти.
     - Ты шутишь!
     - Клянусь  Создателем, истинная правда.  Валериус сотни раз рассказывал
эту  историю с моралью: "Сжигайте  трупы сразу  или  не  беспокойтесь!"  Что
касается Тима, впрочем,  рядом мог оказаться  некрофил или просто несчастный
оголодавший бродяга...
     - Достаточно, идею я уловил,  - прорычал Алек. Он понятия не  имел, кто
такие некрофилы,  да и не хотел этого знать; мысль о людоедстве сама по себе
была достаточно тошнотворной.
     - Что? Ох, прости. Если  отвлечься от подобных вероятностей,  я  думаю,
скорее всего  Рител  или  кто-то  из  его сообщников поймал Тима,  когда тот
шпионил,  а  потом предусмотрительно  избавился  от тела.  Лучше  нам  самим
заглянуть теперь туда.
     Они  дождались,  пока   совсем  стемнело,   и  отправились   на   улицу
Парусинщиков. Обитатели интересующего их дома еще не  ложились и были заняты
ужином. Стук мисок заглушил бы любой шум, который Серегил произвел на крыше.
     Оставив  Алека сторожить внизу, он  влез по  шаткой  лестнице  у задней
стены дома,  подтянулся  и  оказался  на крыше, привязал веревку  к трубе  и
осторожно пополз по черепице к окну Ритела.
     Серегил сразу  же  обнаружил нож Тима; лезвие сверкнуло  в  водостоке у
края  крыши.  Распластавшись  на животе так, что его лицо оказалось  всего в
дюйме от ножа, Серегил  несколько секунд  разглядывал его,  гадая, как Тим -
быстрый,  сообразительный, смертельно опасный Тим  - оказался пойман на краю
пустой крыши и не пролил ни капли ничьей крови, прежде чем умереть.
     "Ты  был  ловок,  Тим,  но,  похоже, каждый  из  нас  рано  или  поздно
встречается с  тем,  кто еще более ловок",  - размышлял  Серегил, протягивая
руку  за  ножом погибшего  воришки.  От  этой  мысли по  его спине  пробежал
холодок. Однако он  почувствовал себя еще хуже,  когда вспомнил,  как послал
сюда Алека. Было ли то обстоятельство, что  тот, кто покончил с Тимом, тогда
отсутствовал, просто милостью Иллиора или чем-то большим?
     Сунув  нож  за пояс  с  безмолвной благодарственной  молитвой,  Серегил
вернулся   тем  же  путем  и  присоединился   к  Алеку,  ожидавшему  его  на
противоположной стороне улицы.
     - Я  осмотрел  двор, - сказал юноша,  -  и вот  все, что я нашел.  - Он
протянул  Серегилу маленькую, замысловато  вырезанную костяную  пуговицу.  -
Когда бы  я ни встречал  Тима,  всегда-то  он  был  франтоват - под  грязью,
разумеется.
     Серегил кивнул:
     - Верно. А как насчет пятен крови?
     -  Слишком долго шел  дождь,  да  и топтались тут  немало.  Ну  а  тебе
повезло?
     Глаза Алека широко раскрылись, когда он увидел нож.
     - Будь я... Но что же теперь получается?
     - Что мы сидим в глубокой луже, как я подозреваю, - вздохнул Серегил. -
Думаю, что той карты  у Ритела давно уже нет, а проверить  это мы  сможем не
раньше, чем через два дня. Рител закончит работу в сточных туннелях, а у нас
так и нет ниточки к тому, кто заправляет всем делом. Да еще из-за мерзавца я
лишился хорошего воришки.
     Алек посмотрел вверх - на то место крыши, откуда упал Тим.
     - Если бы Нисандер не вызвал нас той ночью... Серегил покачал головой.
     - Мы бы знали теперь больше или были мертвы. Бесполезно гадать.  Пришло
время схватить  шпиона,  но сделать  это  нужно быстро и аккуратно. Тут  нам
понадобится  помощь  волшебника. - Он  снова коснулся рукояти  ножа Тима.  -
Может быть, Нисандер  сможет найти на  нем  какие-то следы. Давай-ка узнаем,
дома ли он.
     Пустив  коней  галопом,  они проскакали по Портовой дороге и  городским
улицам до Дома Орески. Когда стали  видны  высокие  шпили, Серегил и  Алек с
облегчением обнаружили, что в восточной башне горит свет.
     Нисандер и  Теро  были заняты  манипуляциями со  зловонными  тиглями  и
ретортами.  На  конце  рабочего  стола  на кожаной  подстилке высилась груда
широких наконечников для стрел.
     Серегил  заметил,  как Алек с интересом посмотрел на все это, но  у них
было более неотложное дело.
     -  Может  твой  взгляд мага  что-нибудь увидеть в  этом? -  спросил он,
протягивая Нисандеру кинжал Тима.
     Вытерев  пальцы тряпкой, Нисандер взял  нож  и несколько секунд вертел,
потом крепко стиснул в руках и закрыл глаза, однако тут же покачал головой и
протянул нож Теро.
     - Чувствуется слабый след магии, но я не могу сказать, какого сорта или
как давно она присутствует.
     - Предметы редко открывают  многое, -  заметил Теро. - Тело сказало  бы
нам больше.
     -  Несомненно,  кто-то еще знал  об  этом,  -  пробормотал  Серегил,  с
разочарованным видом опускаясь на скамью. - Снова мы  потеряли след! Давайте
по крайней мере не  упустим Ритела. Послезавтра кончается рабочая неделя;  я
думаю, нужно за ним внимательно следить, а тогда и схватить.
     - Такой шаг логичен, - согласился Нисандер. - Что тебе нужно для этого?
     - Амулет для перемещения. Сделай его небольшим, чтобы я мог вручить его
Рителу, не вызвав  подозрений. Хорошо подойдет свиток пергамента. В качестве
благородного  Серегила я могу заверить его, что  это ценный документ. Думаю,
мы не ошибемся, если будем рассчитывать на алчность нашего красавчика.
     -  Прекрасно. А я  тем  временем  предупрежу главного тюремщика Красной
башни. Мы поместим Ритела в камеру, он и моргнуть не успеет.
     Серегил повернулся к Алеку, который нетерпеливо вертелся на скамье.
     -  А  ты  заберешься в  его комнату и перероешь  все, как  только Рител
отправится по бабам.  Даже если карты там  уже  нет,  может найтись еще что-
нибудь  уличающее.  Нельзя давать  шанс  его  сообщникам замести следы после
того,  как  мы  схватим Ритела.  Когда закончишь, встречаешься с  нами около
тюрьмы.
     Алек ухмыльнулся, готовый к охоте.
     - На  такую  работу  не потребуется много времени.  Серегил улыбнулся в
ответ, радуясь, что близок конец этого дела.
     -  Клянусь  потрохами  Билайри,  мы  можем  еще успеть  ко второму акту
представления в театре Тирари!







     Варгул Ашназаи с отвращением оглядел свое новое пристанище. Заброшенный
дом пах мышами и сыростью, но крыша у  него не протекала, а камин можно было
топить.
     Некромант уже потерял счет гостиницам и тавернам, в которых они жили за
эти три месяца после прибытия в  Скалу.  Зима здесь была куда более суровой,
чем  в  его родном Беншале, хоть  и не шла ни в какое  сравнение с теми, что
пришлось  выдержать  за  последние  три  года,  когда   он  помогал  Мардусу
обшаривать северные земли в поисках Глаз.
     Нет, в Скале пока что самым большим наказанием для некроманта оказалась
скука Руки у Орески были длинные:
     оставались   ли   Мардус  и  его  спутники   в  Римини,  встречаясь  со
всевозможными шпионами  и  наемниками Урвея,  или  скрывались на пригородной
ферме, как  сейчас, Ашназаи  не мог себе позволить заниматься  любимым делом
без того, чтобы сначала не воздвигнуть глухой барьер из защитных заклинаний.
Подобная магия прекрасно срабатывала в  случае той алчной  молодой колдуньи,
которую  Урвей заарканил  для  них. Илинестра  была  слишком самоуверенна  и
совсем не догадывалась, кем или чем на самом деле является Мардус.
     Приоткрыв рассохшийся ставень,  Ашназаи, мигая,  уставился на маленькую
бухту  рядом  с  домом. Огромные глыбы  морского льда громоздились там, куда
доставал прилив, но дальше за  полосой гальки в утреннем  свете  легкая рябь
пробегала по чистой серо-зеленой воде.
     "Еще одно препятствие успешно устранено",  - улыбаясь про себя, подумал
Ашназаи. Одураченный Урвеем  актер, Пелион, с вполне  предсказуемым  рвением
ухватился за предложение сыграть несколько спектаклей в южном городе Иолусе.
Его там. несомненно, ждет триумф; простофиля и не подозревает, что нить  его
жизни  отмерена: через две недели с ним разделается наемный убийца, которому
уже заплачено. Да и прекрасная Илинестра остается жива, только пока приносит
пользу, как и все остальные.
     Месяцы  ожидания казались  теперь  ерундой в  сравнении  с  предстоящей
победой. Месть,  которую свершит Ашназаи, висела  перед ним, словно тяжелый,
источающий обещания плод, уже почти  созревший  и готовый упасть в его руки,
плод, который  утолит  его  жажду своим  сладким  соком  - кровью.  Еще  две
короткие ночи, и все будет готово.
     Она будет здесь.
     Звезды,  подобно блистающим очам, смотрели  из полуночной бездны  неба.
Стоя рядом с Мардусом на гальке пляжа, Ашназаи мог слышать, как люди Тилдуса
пробираются между деревьями, окружающими маленькую бухту,  и как всхрапывают
лошади,  оседланные  для  ночной  поездки.  Часть солдат  охраняла  рощу  за
оврагом,  где лицом  вниз  в луже стоячей воды лежал  оказавшийся поблизости
бродячий торговец: свидетелей остаться не должно.
     Ждать  им пришлось  недолго: темнота словно сгустилась перед ними, и из
нее возникло черное нечто.
     Ашназаи почтительно поклонился драгоргосу.
     - Вскоре  мы присоединимся к вам,  -  сообщила тварь гулким, похожим на
завывания ветра голосом.
     - Все готово, - откликнулся Мардус. - Мы ждем вас здесь.
     Скоро послышался тихий плеск весел. Тилдус и его люди замерли на месте,
обнажив  клинки, когда  в  свете звезд  появилась  черная  тень лодки.  Двое
матросов налегали на весла, на корме неподвижно сидели два пассажира.
     Когда лодка достигла берега, один из матросов прыгнул в воду  и вытащил
нос суденышка на гальку - чтобы пассажиры  могли высадиться, не замочив ног.
Первым на берег ступил сгорбленный седобородый некромант - Тагмар Иордун.
     - Добро пожаловать, брат, -  приветствовал его Ашназаи, пожимая старику
руку. - Приветствуем и тебя, достопочтенная госпожа Иртук Бешар.
     Иордун  высокомерно кивнул,  взял  на руки  спутницу  и вынес на берег.
Безмолвная  и  неразличимая  за своими  плотными  покрывалами,  Иртук  Бешар
подняла иссохшую почерневшую руку жестом благословения.







     На  кануне  выходного  дня Серегил  и  Алек  в последний  раз,  скрытые
вечерними тенями, следили за домом кузнеца.
     - Ты не думаешь,  что  он изменит  своим привычкам теперь, когда работа
закончена? - спросил Алек третий раз за день. Его новые приятели в "Молоте и
наковальне" сообщили новость: договор на  ремонт решеток  в сточных туннелях
выполнен, и до сих пор ничего не слышно о том, даст ли мастер Кварин  Рителу
новую работу, да тот и не просит об этом.
     Серегил удержался от нетерпеливого замечания.
     - Подожди еще  несколько минут, и мы узнаем. Ну да, вон  он, и разодет,
словно на праздник!
     Когда Рител оказался в круге света, отбрасываемом фонарем, стал заметен
блеск золотой вышивки на его кафтане под отороченным мехом плащом.
     -   Похоже,  наше   предположение  верно,  -   прошептал  Серегил.  Его
собственный черный плащ скрывал  нарядный винно-красный кафтан, белые лосины
и увесистый кошелек.
     Мальчишка-конюх  подвел  Рителу  коня,  и  кузнец  двинулся  по  своему
обычному маршруту.
     - Да улыбнется  тебе  удача в  сумерках!  -  прошептал Серегил,  быстро
пожимая Алеку руку. - Увидимся около тюрьмы. Ответив ему  довольной улыбкой,
Алек тенью скользнул к лестнице у задней стены дома.
     Серегил  позволил Рителу завернуть за угол, потом вскочил  на  Цинрил и
отправился  следом,  рассчитывая   устроить  случайную  встречу  с  кузнецом
где-нибудь в городе.
     Этим вечером Рител  миновал  свои любимые  злачные  места  и направился
прямиком на улицу Огней.
     "Должно  быть, ты  получил  сегодня щедрую плату,  -  подумал  Серегил,
невидимкой следуя за Рителом к "Золотой чаше" - знаменитому игорному дому. -
Может, даже  подумываешь, не  вложить  ли доходы в новое прибыльное дело. На
твоем месте я пока не строил бы планы, дорогой мой".
     Возобновление знакомства  оказалось нетрудным делом. Не  успел  Серегил
войти  в зал,  как Рител. уже усевшийся за  карточный стол, помахал  ему как
старому приятелю.
     - Благородный Рител, я  рад  видеть тебя снова, - приветствовал кузнеца
Серегил, горячо пожимая ему руку и усаживаясь рядом.
     Такая встреча явно означала для Ритела триумф; Серегил заметил, как тот
обвел взглядом других аристократов, сидевших вокруг стола,  проверяя реакцию
на такое его близкое знакомство с одним из их числа.
     -  Очень рад встрече, благородный Серегил, -  воскликнул  Рител,  снова
берясь за  карты. - Следующая игра будет в "монету и меч". Не хочешь ли быть
моим партнером?
     Незаметно подмигнув, Серегил согласился, стараясь не торопить события.
     Как и раньше, Серегил  много говорил во время игры,  пересыпая светские
сплетни  как бы между  прочим  упоминаниями о различных деловых встречах. Он
заметил,  что  Рител сразу заглотил  наживку;  еще несколько кругов, и можно
будет  предложить ему пойти  выпить где-нибудь  в  тихом местечке. Отдельный
кабинет отлично подойдет для этой цели.
     Серегил как  раз высказал  свое  предложение, когда появился оборванный
мальчишка с запиской для Ритела.
     Тот отложил карты, прочел послание и старательно спрятал его за пазуху
     - Извини меня,  -  обратился  он  к Серегилу, сгребая свой выигрыш. - Я
должен уделить  внимание одному дельцу,  но оно  не потребует много времени.
Как насчет того, чтобы встретиться здесь, скажем, через час или два?
     - Скорее всего  я проведу здесь всю ночь, - ответил Серегил, добродушно
кивнув. Потом, чтобы добыча не сорвалась  с крючка, подмигнул и добавил: - У
меня тоже есть на примете дельце, в котором  я хотел предложить тебе принять
участие,  -  небольшое,  но  доходное.  Мы  можем  все  обсудить,  когда  ты
вернешься.
     - К  твоим услугам, благородный господин. - Отвесив собравшимся поклон,
Рител поспешил из зала.
     - Раз мой партнер  меня бросил,  думаю,  я  выйду освежиться, -  сказал
Серегил. Взяв плащ, он выскользнул на улицу.
     К своему  удивлению, он  увидел удаляющегося пешком Ритела.  Держась на
почтительном расстоянии, Серегил двинулся следом.
     Ночь была довольно  теплая. Последние  остатки  грязного снега таяли на
влажном воздухе, и  пар  смешивался  с туманом,  наползающим с моря. В Скале
наступала ранняя весна; уже чувствовалось ее промозглое дыхание.
     Рител, насвистывая, вышел  с улицы Огней к колоннаде  Астеллуса,  затем
свернул на улицу Факела. Вскоре  они с Серегилом оказались в узких переулках
торгового квартала.
     "Куда, во имя Билайри, его несет?" - удивлялся Серегил.
     Шедший  впереди  Рител повернул  за  угол  и  скрылся из вида.  Серегил
заторопился, чтобы не потерять его,  и тут тишину вечера разорвал дикий визг
взбесившихся коней. Добежав до угла, Серегил увидел футах в тридцати от себя
Ритела, замершего посередине мостовой, и мчащуюся на него из тумана  упряжку
лошадей  с отчаянно  подскакивающим на булыжниках тяжелым фургоном. Переулок
был ужасно узким; даже если  Рителу удастся увернуться от лошадей, его почти
наверняка раздавит фургон.
     Чувствуя  себя беспомощным,  как  в  ночном кошмаре, Серегил понял, что
кричать бесполезно: Рител стоял лицом к упряжке, подняв руки, словно пытался
остановить коней.
     Передняя  лошадь  налетела  на  него со  всего  размаха; короткий вопль
Ритела  оборвался, когда на него  обрушились огромные  копыта, потом  фургон
вильнул, и из-под окованного железом колеса вылетела отрезанная нога.
     Серегил отпрыгнул в безопасное место за углом; фургон прогромыхал мимо.
С оскаленных лошадиных морд падала пена, глаза коней были выкачены в панике.
На козлах не оказалось возницы, лишь один длинный повод бесполезно волочился
сбоку.
     Когда фургон миновал его,  Серегил  заметил, что тот  нагружен большими
бочками. Упряжка пивовара, развозящего по ночам заказанный товар?
     Как  кошмарное видение,  лошади  и фургон исчезли  в  тумане под грохот
копыт и звяканье упряжи.
     Серегил, обнажив клинок,  скорчился  в темном углу и дождался, пока шум
затих вдали.  Он  внимательно  присматривался,  не появится  ли кто  следом.
Никого  не заметив, он  подбежал  к распростертому  на мокром булыжнике телу
Ритела.
     От увиденного  к его  горлу  подступила желчь.  Человек  превратился  в
кровавое  месиво,  торс был весь  разворочен.  Зажимая  рот  рукой,  Серегил
наклонился  над  Рителом  и почувствовал знакомый  запах,  который не  могла
перебить ужасная вонь от вывалившихся внутренностей.
     "Этим  вином  я тебя  угощал",  -  подумал  Серегил,  отводя  глаза  от
оросившего камни содержимого вспоротого желудка.
     Губы  Серегила сжались в тонкую линию от  гнева и отвращения. Он  нашел
отрезанную  ногу  и положил  ее  вместе  с  другими останками,  затем  вынул
волшебный свиток Нисандера, тот самый, который он лишь несколько минут назад
собирался  вручить  Рителу.  Сжимая  его в  одной руке,  другой  он  схватил
каким-то  чудом  не  пострадавшую  правую руку  Ритела  и сломал  печать.  В
следующий миг улица была пуста.
     - Нисандер!
     Яростный  вопль  Серегила   отдался  эхом  в  пустом  коридоре  тюрьмы.
Терпеливо   дожидавшиеся   там   Нисандер,   Алек  и   Теро  подпрыгнули  от
неожиданности.  Нисандер  первым  опомнился  и,  кинувшись к  двери  камеры,
произнес  заклинание,  вызывающее  колдовской  свет; потом  заглянул  сквозь
решетку.  Внутри  Серегил  склонился над чем-то, более всего похожим на узел
грязной  одежды.  Однако  зловоние,  ударившее в нос Нисандеру,  говорило  о
другом. По его команде дверь распахнулась, и маг вошел в камеру.
     - Клянусь Четверкой!.. Что случилось?
     -  Его  переехал  фургон на улице,  -  сквозь стиснутые  зубы  прошипел
Серегил.  -  Я  был  практически  рядом  с  ним... Он застыл  на  месте, как
испуганный кролик, и взбесившаяся упряжка с фургоном пивовара сбила его, а я
ничего не мог сделать, чтобы спасти...
     Нисандер услышал за спиной судорожный вздох и, оглянувшись. увидел, что
Теро, зажав рот рукой, пятится от двери. Алек, бледный и  суровый, остался в
камере, глядя, как  Серегил со зловещей  тщательностью  снимает  с  мертвеца
одежду,  не  обращая внимания на  то, что его нарядный  кафтан весь  измазан
зловонной жижей.
     Серегил был бледен как мел. но его глаза горели яростью. Опустившись на
колени  с  другой стороны  трупа, Нисандер  протянул руки к разбитой  голове
мертвеца.
     - Снова  ничего,  - вздохнул он. -  Расскажи мне все  подробно. Это был
несчастный случай?
     - Что-то мне в последнее время не  очень верится в несчастные случаи, -
прорычал  Серегил.  Он перевернул тело, и на  солому выпал  покрытый  кровью
кошелек,  в  котором  зазвенели  монеты.  Серегил развязал  его,  рассмотрел
содержимое,  порылся  в  лохмотьях, оставшихся от кафтана, потом со  злостью
швырнул их в противоположный конец камеры.
     -  Будь оно  все  проклято!  -  яростно выкрикнул он.  -  Будь  оно все
проклято!  Ведь была  же записка! Кто-то  вызвал  его туда, кто-то,  кого он
знал. Он  отправился  на свидание со смертью, насвистывая, словно счастливый
жених! Алек, стяни сапог с той ноги и поищи в нем.
     Алек послушно взялся за отрезанную ногу.  Нарядный сапог был сшит точно
по мерке,  и юноше пришлось упереться  ногой  в останки бедра, чтобы стащить
его. Потом он пошарил внутри и покачал головой:
     - Здесь тоже ничего.
     - Как и здесь. - Серегил  отбросил другой  сапог и взялся  за порванные
штаны Ритела. Еще раз тщательно осмотрев всю одежду, он выпрямился с хриплым
стоном и со злостью ударил окровавленным кулаком по стене камеры.
     В этот момент в двери появился Теро.
     - Прости мне мою слабость, Нисандер, -  пробормотал он, все еще бледный
до синевы. - Есть что-нибудь, чем я могу помочь?
     - Смотри  внимательно, - сурово  ответил ему Нисандер.  -  Когда-нибудь
твой  долг   заставит  тебя  покинуть  безопасное  убежище,  предоставляемое
Ореской;  ты  должен быть достаточно  сильным, чтобы  не  отводить  глаз  от
подобного зрелища. Может, это и был несчастный случай...
     - Несчастный  случай! - взорвался Серегил, с яростью глядя  на  тело. -
Потроха Билайри, Нисандер, этот человек был убит, и Тим был убит тоже!
     - Может быть, и так, И мы так и не узнали, по чьему замыслу Рител делал
свое черное дело.
     - Но карта?.. - Серегил повернулся к Алеку.
     - Ее  там не  было,  -  уныло ответил Алек,  все еще  не отводя глаз от
Ритела.  - Ничего там не было.  Одежда, письма,  инструменты -  все исчезло.
Комната  была   вся  перерыта  Не   думаю,  что  он  собирался  снова   туда
возвращаться.  Старуха  -  хозяйка  дома - говорит,  что  сегодня  днем  все
имущество увезли на телеге
     Нисандер на секунду закрыл глаза, потом вздохнул.
     - Мы  с Теро  сегодня ночью пройдем по  вашим  следам  - используя свои
собственные методы. Если что-нибудь выяснится, я дам вам знать сразу же.
     Взяв  Алека  под руку,  он увлек юношу в  коридор. Но Серегил остался в
камере, мрачно глядя на тело.
     -  Ах ты, умный сукин  сын,  - прошептал он так тихо,  что  Нисандер  с
трудом расслышал. - Ты оказался более ловким, чем я думал.







     -  Отпей! Отец,  где же  ты? - Крепко  сжимая  в  руке волшебную траву,
полученную от Валериуса, Алек мчался по  узкому проходу. Ни  окон, ни дверей
здесь  не  было,  лишь бесконечные  каменные стены;  Алек уже  потерял  счет
поворотам коридора.  На полу виднелись  темные  пятна крови,  от  стен гулко
отдавалось затрудненное дыхание  его отца. Но как бы быстро  Алек ни  бежал,
догнать его он не мог.
     - Отец, подожди! - взмолился  он, смахивая  слезы  отчаяния.  - Я нашел
дризида. Позволь мне помочь тебе. Почему ты убегаешь?
     Хриплое  дыхание   стало  неровным:  очевидно,  отец  попытался  что-то
сказать; потом настала мертвая тишина.
     И в этой жуткой тиши Алек уловил новый  зловещий звук: эхо тихих  шагов
позади, совпадающих с его собственными шагами.  Когда юноша  останавливался,
останавливался  и  преследователь; когда он  снова двигался, возобновлялся и
звук шагов.
     - Отец... - неуверенно прошептал Алек.
     На  этот  раз  звук  шагов  не  прекратился,  и  внезапно  Алек  ощутил
смертельный ужас. Оглянувшись через плечо, он увидел лишь  пустой коридор. И
все же шаги приближались, становясь все громче.
     Алек бросился бежать, ожидая, что в  любую секунду  его схватят  сзади.
Шум преследования все приближался и делался громче.
     Неуклюже вытащив рапиру из ножен, Алек повернулся, готовый сражаться, и
обнаружил, что вместо клинка его рука сжимает древко стрелы без наконечника.
     Перед ним высилась стена тьмы.
     Алек  подскочил в постели  и  уселся,  прижав колени к  груди; его била
дрожь. Ночная рубашка пропиталась холодным потом,  по  щекам текли слезы. За
стенами  дома бушевала буря - ветер  уныло завывал в трубе, в  окна  хлестал
дождь.
     Грудь юноши вздымалась, словно он на самом деле быстро бежал. Несколько
раз  глубоко вздохнув,  чтобы  успокоиться,  Алек сосредоточился  на  теплом
сиянии углей в очаге и постарался прогнать горький туман кошмара. Его сердце
билось  уже  почти  нормально,  когда  на  другом  конце  комнаты  скрипнула
половица.
     - Это уже третий раз  за  неделю, верно? - спросил Серегил, появляясь в
освещенном  круге  у  камина.  Плащ  его  выглядел  промокшим  насквозь,  со
спутанных волос капала вода.
     -  Проклятие, как  ты меня испугал!  - выдохнул Алек, украдкой  вытирая
глаза уголком одеяла. - Я не ожидал, что ты сегодня ночью вернешься.
     Прошла уже почти  неделя  со  дня смерти  Ритела;  никому  из них, даже
Нисандеру, так и не удалось  найти хоть что-то,  говорящее о вине  кузнеца в
чем-то   большем,  нежели  вредительство  в   канализационных   туннелях   и
подозрительные разговоры  в игорных  домах. Все,  кроме  Серегила,  признали
поражение  и  отступились;  тот  же становился  все  раздражительнее,  когда
очередной  след снова заводил  его  в тупик. Последнее время  Алек  старался
держаться  от  него  подальше,  за  исключением  тех случаев,  когда  у  них
оказывалась  общая работа. Когда наконец Серегил отправился на улицу Огней в
поисках утешения, Алек счел это  благоприятным знаком  и теперь подумал, что
неожиданное возвращение друга ничего хорошего не сулит.
     Однако на лице Серегила было написано  лишь  искреннее беспокойство  за
Алека; он взял с каминной полки  стаканы и кувшин с зенгатским вином, уселся
в ногах постели Алека и налил им обоим по щедрой порции.
     - Опять страшный сон, да? - повторил он.
     - Так ты знаешь?..
     - Ты мечешься во сне всю неделю. Пей. Ты бледен, как остывший пепел.
     Крепкое вино  согрело  Алека, но  мокрая от пота рубашка липла к спине.
Закутавшись в одеяло, он молча пил, прислушиваясь к рыданиям ветра.
     - Не хочешь ли рассказать?
     Алек долго смотрел в свой стакан, прежде чем ответить.
     - Это просто все время повторяющийся сон.
     - Один и тот же? Юноша кивнул.
     - Четыре или пять раз на этой неделе.
     - Значит, один и тот же? Ты должен был сказать об этом.
     - Ты был не особенно общителен последнее время, - тихо ответил Алек.
     -  Ну...  -  Серегил провел  рукой  по волосам. - Я  никогда  не умел с
веселостью переносить поражения.
     -  Мне  очень  жаль, что так получилось  с картой.  - Мысль об  этом не
давала Алеку покоя всю эту долгую унылую неделю. - Мне следовало забрать ее,
когда подвернулся случай.
     - Нет, тогда ты сделал все правильно, - заверил его Серегил. - Просто в
этом деле  мы все время опаздывали. Если  бы  я пораньше подцепил  Ритела на
крючок или если бы он прожил еще полчаса, мы бы все у  него выпытали. Что ж,
тут уже ничего не изменишь. А теперь расскажи-ка мне о своем кошмаре.
     Алек  еще раз  глотнул  вина,  отставил  наполовину  выпитый  стакан  и
принялся рассказывать свой сон так подробно, как только мог вспомнить.
     -  Когда  рассказываешь,  все  выглядит  не так  страшно,  - сказал он,
закончив. -  Особенно последняя часть. Но  во время сна конец всегда кажется
самым ужасным. Даже хуже, чем то, что мой отец...
     Алек  умолк,  удивленный  тем, как  сжалось  его  горло. Он  пристально
смотрел на собственные руки, надеясь, что волосы скрывают его лицо.
     После недолгого молчания Серегил мягко произнес:
     -  Тебе  многое пришлось вынести в последнее время  - сначала  ты узнал
правду о своем рождении,  а потом еще и эта неудача. Вид изувеченного Ритела
там, в камере, должно быть, оживил  тяжелые воспоминания.  А  может быть, ты
теперь просто позволил себе по-настоящему оплакать смерть своего отца.
     Алек быстро поднял глаза.
     - Я оплакивал его и раньше.
     - Может быть, тали, но за все то время, что мы вместе, ты почти никогда
его не упоминал, не говоря уже о том, чтобы лить слезы.
     Алек начал  вертеть  в  пальцах уголок одеяла;  его удивила собственная
горькая реакция на слова Серегила.
     -  Может  быть, и нет...  Все  равно  я  ничего не мог изменить.  я был
бессилен помочь отцу, мог только сидеть рядом и  смотреть, как он ссыхается,
словно мертвая мошка, и захлебывается  собственной кровью.  - Алек с усилием
сглотнул. - К тому же сон совсем не о том на самом деле.
     - Нет, О чем же тогда?
     Алек беспомощно покачал головой:
     - Не знаю. Только не о том.
     Серегил грубовато похлопал его по колену и встал.
     -  Что ты скажешь на то, чтобы нам  явиться  к Нисандеру к завтраку? Он
здорово разбирается в снах, и к тому же ты сможешь поговорить с ним и с Теро
насчет продолжительности своей жизни. Из-за суматохи вокруг  Тима и Ритела у
тебя и времени не было разобраться в этом.
     - Так легче - когда некогда думать, - ответил Алек со вздохом. - Но мне
действительно хотелось бы поговорить с ними.
     Лежа  в  темноте  в  собственной  постели,  Серегил прислушивался,  как
дыхание Алека  в  соседней  комнате  становится  ровнее,  когда  тот наконец
заснул.
     - Больше никаких снов, друг мой, - прошептал он по-ауренфэйски,  и  это
было  больше,  чем просто доброе пожелание. Он почти  слышал шепот безумного
оракула  в полумраке;  за прошедшие  недели и  месяцы в  этих  словах словно
прибавилось напора и значения "Береги Хранителя! Береги Воина и Копье!"
     Копье  Древко.  Древко  стрелы, которое Алек сжимал в руке в  своем сне
ночь  за  ночью  -  бесполезное,  никому  не  опасное  без  своего  разящего
наконечника.
     "Это может  означать  тысячу  разных  вещей", -  говорил себе  Серегил,
сердито стараясь прогнать  собственную уверенность:  еще одна кость выпала в
полной ужасного значения игре, понять которую он был пока не в силах.
     К  рассвету буря улеглась, тучи ушли в сторону моря. Устремленные ввысь
белые стены, купола и башни Дома Орески сверкали на фоне безоблачного  неба.
Когда Алек  и Серегил въехали в сады, на  них повеяло запахом свежей травы и
распускающихся цветов, словно обещанием весны по ту сторону стен, во внешнем
мире.
     У Нисандера  и Теро оказались и  другие  гости  к  завтраку.  Кентавры,
Хверлу и Фийя. каким-то образом одолели лестницы и коридоры и протиснулись в
двери, вовсе  не рассчитанные на существ размером с тяжеловоза. Магиана тоже
присутствовала; она устроилась на краешке стола рядом с Фийей, поставив ноги
на высокий стул.
     -  Что за приятный сюрприз!  - воскликнул Нисандер, пододвигая скамью к
рабочему столу, на котором был  накрыт завтрак. Угощение состояло из обычных
блюд - масла, сыра, меда, вина - и огромной корзины с фруктами. Мясо, обычно
подававшееся  к завтраку, на этот раз отсутствовало - из уважения к чувствам
кентавров. Многозначительно взглянув на  Серегила из- под кустистых  бровей,
Нисандер добавил: - Надеюсь, вас привело сюда лишь желание увидеться с нами.
     - Более или менее, - ответил тот, кладя себе на тарелку пресную лепешку
и фрукты. - Алек слегка растерян, узнав, что ему предстоит прожить несколько
лишних столетий. Вот я  и подумал, что вы, чародеи, сможете дать ему парочку
полезных  советов, поскольку  и  сами  были  в свое время  застигнуты  такой
перспективой врасплох.
     - Значит, он  наконец тебе все рассказал, - обратилась к Алеку Магиана.
- Давно пора. Хверлу удивленно фыркнул.
     -  Он до  сих  пор ничего  не знал? -  Он  что-то сказал Фийе на  своем
свистящем  языке,  и  та  покачала  головой. Повернувшись  к  Алеку,  Хверлу
проговорил:
     - Мы  увидели это в первый же  день, как ты появился тут, но Серегил не
велел ничего тебе говорить. Почему?
     -  Думаю, он хотел, чтобы  я  сначала  привык к  нему, - ответил  Алек,
бросая на друга лукавый взгляд.
     - Ну, мне  кажется,  на такое потребовалось бы много времени, - заметил
Теро.
     - И все-таки, зная, как все повернулось,  я думаю, что Серегил поступил
мудро, - сказал Нисандер. -  Теперь ведь  не  только  чувство долга и  страх
удерживают тебя с нами, верно, Алек?
     - Конечно. Но  мысль о том, что через три или четыре столетия я все так
же смогу сидеть  здесь...  -  Он  не  отрывал  взгляда от тарелки, покачивая
головой. - Такого я себе представить не могу.
     - Я  иногда чувствую  то же  самое, - отозвался Теро. Серегил удивленно
взглянул на молодого волшебника. За все время своего знакомства с  ним он ни
разу не слышал, чтобы Теро говорил о своих чувствах.
     - Я начал догадываться, еще когда был мальчишкой, - продолжал тот. - Но
все  равно, когда волшебники подтвердили наличие у меня магической силы, это
оказалось  сильным потрясением. Только подумать,  что  ожидает нас  в жизни:
бесконечные годы учения, невероятные открытия...
     "Он  сегодня  почти  похож  на человека",  -  подумал Серегил, глядя на
соперника с новым интересом.
     - Я не  очень  удачно выбрал момент, чтобы рассказать тебе. - обратился
он к Алеку. - Тем вечером я был не в себе - после встречи с Адриэль и  всего
остального. Но Теро говорит  верно, только  одно  и позволило  мне сохранить
рассудок, покинув Ауренен: долгая жизнь - подарок для того, кто не разучился
удивляться и любопытен. А мне кажется, что в этих качествах недостатка ты не
испытываешь. Нисандер засмеялся:
     -  Несомненно. Знаешь, Алек, после двух столетий, когда я  открывал для
себя все новые и новые чудеса, я так радуюсь сознанию, что,  проживи  я  еще
двести лет,  я  все еще буду наслаждаться  новыми  открытиями. Мы с Магианой
были не  такими  затворниками, как  многие маги,  и  поэтому, как и Серегил,
пережили  старение  и смерть  многих друзей.  Я  солгал  бы,  сказав, что не
испытывал  боли,  но каждая такая  дружба, какой бы короткой она ни была,  -
бесценный дар, и пожертвовать им я не согласился бы.
     -  Я могу показаться тебе бессердечной, - добавила Магиана, - но  после
того, как  ты переживешь  представителей  одного-двух поколений,  становится
легче заглушить свою скорбь. Это не значит, что  ты начинаешь  меньше любить
своих  друзей, ты просто учишься  уважать  круговорот  жизни. И все  равно я
благодарю Иллиора за то, что вы нашли друг друга.
     - Я тоже,  -  ответил  Алек  с чувством, удивившим его  самого; он даже
слегка  покраснел,  смущенный своим порывом. - Я  только жалею,  что не смог
поговорить  с  отцом обо  всем  этом...  и о моей матери.  Серегил  построил
хорошую теорию  о том, что могло случиться  с ними, но теперь  я  никогда не
узнаю, как все было на самом деле.
     -  Может быть, и  нет, -  сказал Нисандер.  - Но ты  можешь  почтить их
память, относясь с уважением к жизни, которую они тебе дали.
     -  Раз уж мы  заговорили о твоих родителях,  Алек, расскажи Нисандеру о
тех кошмарах, что  преследуют  тебя  со времени гибели  Ритела,  -  вмешался
Серегил, воспользовавшись подходящим поворотом разговора.
     - Вот как? - поднял брови Нисандер, вопросительно глядя на юношу.
     - Можешь ты подробно  пересказать свой  сон? - спросила Магиана.  - Сны
иногда оказываются  удивительным  инструментом,  а те, что приходят не  один
раз, обычно очень важны.
     Серегил  исподтишка  посматривал  на Нисандера,  пока  Алек излагал все
детали кошмара; он слишком хорошо знал старого волшебника, чтобы не заметить
проблеск острого интереса за внешним спокойным вниманием.
     -  И  каждый  раз  все  кончается именно так, и  это  самое страшное, -
завершил рассказ Алек. Даже несмотря  на яркое  утреннее солнце,  заливающее
комнату, воспоминание о видении заставило его поежиться.
     Магиана медленно покачала головой.
     -  Сцены насилия могут пробуждать другие  болезненные  воспоминания,  я
думаю.  Хотя  твой отец  умер  от  длительной болезни, а  не от руки убийцы,
должно быть, в то время ты испытывал ужасную боль и страх.
     Алек только кивнул, но Нисандер  прочел  страдание  за  его  сдержанной
манерой.
     - Да. Ужасная смерть кузнеца в сочетании с неожиданным открытием своего
настоящего  происхождения  могла  породить в  твоем  мозгу  такие образы,  -
заключил  маг,  хотя взгляд, брошенный  им  на  Серегила,  говорил  иное:  у
Нисандера, очевидно,  были  и  другие  соображения.  -  На твоем месте я  бы
особенно не беспокоился, милый мальчик. Уверен, что со временем все пройдет.
     - Надеюсь, - вздохнул Алек. - Дело дошло до того, что я с ужасом ложусь
спать.
     - Нисандер, у тебя ведь есть книга Рели-а-Нолиены? - спросил Серегил. -
Такая  философия могла бы сейчас помочь  Алеку. Мне кажется, я  видел ее  на
полке в гостиной.
     - Кажется, так и  есть, -  ответил Нисандер. - Давай спустимся туда, ты
поможешь мне ее найти.
     Пока они шли по лестнице, Нисандер молчал. Но как только дверь гостиной
закрылась за ними, он бросил на Серегила вопросительный взгляд.
     - Как я понимаю, есть что-то, что ты хотел бы обсудить со мной наедине?
     - Неужели это было так очевидно?
     - Ну-ну, не  притворяйся. Рели-а-Нолиена! - Опустившись в свое  любимое
кресло у камина, Нисандер бросил на Серегила лукавый взгляд - Я же помню, ты
не раз называл ее писания полной чепухой.
     Серегил  пожал  плечами  и  провел  пальцем  вдоль   волшебной  фрески,
охранявшей комнату
     - Да это просто первое имя, которое пришло мне в голову. Что ты думаешь
по поводу кошмаров Алека  и в особенности древка стрелы  без острия? У  меня
такое чувство, что это связано... -  Серегил умолк, заметив предостерегающий
взгляд Нисандера. - Связано с тем, о чем мне не разрешается говорить.
     -  Да, связь  представляется  очевидной.  Ты,  без  сомнения,  вспомнил
предсказание оракула.
     - Хранитель, Воин и Копье.
     -  Безусловно, возможно, что здесь имеется связь, хотя почему она вдруг
проявилась сейчас, я не знаю.  С другой стороны, тут  может ничего и не быть
особенного  Алек -  лучник.  Что  способно для  него  выразить беспомощность
сильнее, чем бесполезная стрела?
     - Я тоже пытался успокоить  себя подобными соображениями. Мы оба знаем,
кто  такой Пожиратель Смерти,  меня дважды касалась темная сила, и  лишь  по
невероятному везению я сохранил жизнь и рассудок. Поэтому мне очень хотелось
бы верить, что Алек не запутался  в той же паутине, однако мне  кажется, что
именно это и происходит, и именно это его сон  и означает. Ты  ведь тоже так
думаешь, верно?
     -  И каких  же действий  ты  от меня ожидаешь?  -  в  голосе  Нисандера
проскользнула  горечь.  - Если мы  столкнулись действительно с пророчеством,
тогда то, что должно случиться, - случится, согласны мы с этим или нет.
     -  Настоящее  пророчество,  а?  Рок,  хочешь  ты сказать,  -  скривился
Серегил. - Но тогда почему во сне? Какая  польза от предупреждения, если все
равно судьбы нельзя избежать?
     - Избегать чего-либо - редко лучший путь разрешить проблему.
     - Так же как и  зарыть  голову в  песок  и покорно  ждать, пока  рухнут
небеса.
     - Что ж, кто предупрежден - тот вооружен, не так ли?
     - Вооружен против чего? - с усиливающимся раздражением спросил Серегил,
заметив на лице мага хорошо знакомое замкнутое выражение. - Ну ладно, ты все
еще  должен хранить  свой  мрачный  секрет,  но мне кажется,  что сами  боги
намекают на что-то. Если Хранитель - ты, а в этом ты признался, и если Алек,
единственный из  нас лучник,  -  Древко, тогда я  - Воин? - Он помолчал, про
себя примеривая такую роль, однако не ощутил той же безусловной уверенности,
которую чувствовал относительно Алека. - Воин, тот, кто первым идет в бой...
Нет,  со  мной  это как-то  не совпадает. Кроме  того,  оракул  не  стал  бы
советовать  мне  беречь самого себя.  Так почему же  он вообще что-то сказал
мне, если только...
     - Серегил, пожалуйста!..
     -  Если только  в пророчестве не имеется  в  виду  кто-то  четвертый, -
воскликнул Серегил, возбужденно шагая от камина к двери и обратно; в его уме
роились всевозможные  варианты.  -  Конечно!  Четверка  -  священное  число,
Четверка  -  бессмертные,  противостоящие  Пожирателю Смерти, так  что...  -
Теперь он  снова чувствовал  внутреннюю  правоту.  Что  бы  ни  ответил  ему
Нисандер, Серегил инстинктивно понимал, что  он  на верном пути.  -  Клянусь
светом Иллиора! Нисандер, оракул не сказал бы  мне того, что сказал, если бы
для этого не было важной  причины, если  бы мне тоже не отводилась  какая-то
роль!
     Нисандер  еще секунду  смотрел на свои стиснутые руки, прислушиваясь  к
внутреннему голосу. Наконец, глубоко вздохнув, он тихо сказал:
     - Ты - Проводник, Невидимый. Я не говорил  тебе о  твоем предназначении
по двум причинам.
     - Каким же?
     -  Во-первых,  потому  что  я надеялся  -  по правде  сказать. все  еще
надеюсь, - что это не будет иметь значения. И во-вторых, потому что я больше
ничего не знаю. Никто из Хранителей не знал.
     - А как насчет Воина?
     -  Скорее всего - это Микам, поскольку  события коснулись и  его.  Ради
Иллиора, Серегил, перестань ты бегать и сядь!
     Серегил замер у книжных полок.
     -  Что ты  имеешь  в  виду  -  "не будет иметь значения"? Закрыв глаза,
Нисандер потер переносицу.
     -  Так  же,  как  были  другие  Хранители,  были  другие Воины,  другие
Проводники. Похоже, они есть всегда - из поколения в поколение, в готовности
на случай...
     - На случай чего?
     - Я не могу тебе сказать. Признаюсь, я все еще цепляюсь за надежду, что
ужасное зло может быть  предотвращено. Пока же я должен хранить свой секрет,
как  и раньше. Но я  могу сказать тебе, раз уж ты догадался  о столь многом.
что   четыре  фигуры,   упомянутые  в  пророчестве,  всегда  были   известны
Хранителям, но им  так  и не открылось, каковы окажутся их функции. Но  если
ты, Серегил, - Невидимый, если Алек - Древко, а Микам - Воин, то ни друг, ни
враг не может этого изменить. Серегил в отчаянии застонал.
     - Другими  словами, все, что мы  можем  сделать, -  просто ждать,  пока
ужасное нечто случится. Или не случится;
     тогда  нам предстоит  всю жизнь  томиться ожиданием  - мы ведь не будем
знать, не случится ли оно в конце концов.
     -  Такова,  несомненно,  одна из причин, почему Хранители скрывают свое
знание от других. Мало пользы в том, что ты теперь обо всем знаешь, это лишь
прибавит тебе беспокойства.  С другой стороны... - Нисандер помолчал,  глядя
на  Серегила  со  смесью жалости и озабоченности, -  боюсь, что  моя надежда
передать ношу новому  Хранителю  окажется тщетной У Мардуса были  деревянные
диски; другие пленимарцы явились в Ашекские горы в поисках короны чуть ли не
одновременно с тобой.  Существуют и другие волшебные предметы  - некоторые в
Пленимаре,  некоторые, слава богам, рассеянные по дальним странам. Только по
счастливой  случайности  мой  учитель,   Аркониэль,  завладел  палимпсестом,
который привел тебя  к  короне.  Пленимарцы,  несомненно,  предпринимают все
больше  усилий, чтобы  завладеть талисманами.  Это ничего хорошего не сулит,
милый мальчик.
     Что  же касается твоей дилеммы,  - Нисандер устало улыбнулся, - позволь
тебе напомнить, что, не будь ты столь  неисправимо любопытен, ты не оказался
бы перед ней.
     - А как насчет остальных? Нисандер развел руками:
     -  Я не  могу  запретить  тебе сообщить им  то,  что тебе известно,  но
подумай о  том,  что ты сам только что сказал. Даже зная,  предпринять  пока
ничего нельзя; наша судьба во власти бессмертных.
     - Очень неудобное у нас положение, - проворчал Серегил.
     - Согласен. И к  тому же, возможно, опасное. Все мы  должны как никогда
проявлять осмотрительность.
     -  За Алеком я  присмотрю, если ты это  имеешь в виду,  но что делать с
Микамом?
     - Я  наложил на вас троих охранительные чары, как только вы вернулись с
севера. С тех пор кто-то несколько  раз пытался  преодолеть те, что защищают
вас с Алеком, но...
     - Что? - Леденящий ужас сковал грудь Серегила. - Ты же никогда...
     - Меня не удивили  такие  попытки, - спокойно  продолжал Нисандер.  - К
тому же они, конечно, были безуспешны. Наложенные на вас заклятия продолжают
действовать, так что вас нельзя увидеть магическим  оком  До сих пор не было
никаких покушений на чары, охраняющие Микама и его семейство.
     - Потроха Билайри! Тебе известно, кто это делает?
     - К несчастью, те, кто вас ищет, так же хорошо защищены. Их магия очень
сильна, и они знают, как ею пользоваться.
     -  Мне это  не нравится. Мне  это  совсем  не  нравится, -  пробормотал
Серегил.  -  Существуют  и  другие  способы, помимо  волшебных, чтобы  найти
человека.  Проклятие, ведь появился же Раль, верно? Кто может гарантировать,
что так же не  появится Мардус  или его присные?  Бедный Алек ведь совсем не
умел тогда заметать следы.
     - Что  бы ни случилось, ты не должен винить мальчика, - предостерег его
Нисандер.
     -  Кто  говорит  о  том,  чтобы его  винить?  - Серегил, как  всегда  в
расстройстве,  запустил пальцы в волосы. - Он  чертовски здорово  справился,
учитывая обстоятельства. Он  спас  мне  жизнь.  Теперь моя очередь оберегать
его. И Микама. Зная то,  что  мне  известно, я как порядочный человек должен
предупредить  его об опасности.  Серегил  приготовился к  спору, но Нисандер
только вздохнул и кивнул:
     - Хорошо, только сообщи ему как можно меньше
     - Тут  ты прав. Проклятие, они там, наверное, гадают, куда мы делись. -
Серегил поднялся и направился к двери, но Нисандер остался на прежнем месте.
     - Серегил!
     Повернувшись на голос, Серегил встретил печальный взгляд Нисандера.
     -  Надеюсь,  милый  мальчик,  ты поверишь мне:  что бы ни принесли  нам
грядущие дни, я не мог предвидеть, что эти  тяжелые времена наступят, пока я
Хранитель, и что кто-то из вас тоже окажется под угрозой.
     Серегил хмуро улыбнулся.
     -  Знаешь,  я большую  часть  своей  жизни провел, слушая  легенды  или
рассказывая их Должно  быть, оказаться  частью  легенды тоже будет интересно
Только хотелось  бы надеяться, что барды, которые через много  лет  будут ее
пересказывать, смогут закончить так:  "И  дружная  четверка после этого жила
долго и счастливо".
     -  Я  тоже надеюсь, милый мальчик,  я тоже.  Придумай  мне какое-нибудь
оправдание: мне хочется посидеть здесь еще немного.
     После ухода Серегила Нисандера окружила тишина. Опустив руки на колени,
он  позволил себе расслабиться,  прислушиваясь лишь к собственному дыханию и
биению сердца. Скоро  он не слышал уже  ничего  другого. Тогда,  медленно  и
осторожно, он погрузился в невидимый поток ясновидения;
     образы троих его  товарищей должны  были  помочь  вызвать силы, которые
управляют  грядущим  Серые  контуры   плыли  перед  его  умственным  взором,
бесконечная путаница Того, Что Будет, Того, Что Может Быть, Того, Что Должно
Произойти,  и  Того,  Что  Можно  Только Вообразить. Как же  выбрать крупицы
истины из будущего, которое еще не определилось...
     ...Руки Тикари Меграеша, всегда присутствующие  в  его снах и видениях,
протянулись  к  Нисандеру.  Сумрак наполнился  неясными  голосами,  криками,
стонами, плачем. Он мог слышать звон оружия, вопли сражающихся...
     Затем резко, словно удар, на  него  обрушилось видение  черного  диска,
окруженного узким нимбом белого пламени. Казалось, диск взирает на него, как
глаз гневного бога.
     Знакомые благовония окутали Серегила, как только он приблизился к двери
комнаты на  вершине башни.  Войдя,  он  увидел  Илинестру,  сидящую  рядом с
Магианой.  Быстро окинув взглядом комнату, Серегил подумал,  что видит перед
собой  любопытную  картину.  Как всегда, Илинестра выбрала  для  себя  самую
выигрышную одежду и позу: ее блестящие черные волосы, небрежно заплетенные в
косу, лежали на одном плече,  свободно  падающие складки платья подчеркивали
соблазнительность тела.  Она весело болтала  с Магианой. Та любезно отвечала
ей,  хотя  Серегилу  показалось,  что глаза волшебницы  смотрят  на  молодую
колдунью с легким отвращением.
     Фийя была не столь сдержанна. Она отодвинулась  от Илинестры подальше и
смотрела на нее с откровенной неприязнью.
     Теро, казалось, разрывался между смущением и вожделением. Алек стоял на
безопасном  расстоянии  от  своей  соблазнительницы  и  о  чем-то  увлеченно
беседовал с Хверлу.
     Когда вошел Серегил, все глаза обратились к нему.
     - Ах, ну вот наконец и они, - сказала Магиана. - Но где же Нисандер?..
     - Он чем-то увлекся, оказавшись в своем кабинете, - ответил Серегил.
     -  Как  неудачно,  - вздохнула  Илинестра. - Я  надеялась,  мне удастся
выманить его в сад хоть ненадолго.
     - Ну, ты же знаешь, каков он. Нисандер может и задержаться.
     - Я  скажу ему. что ты его искала, - несколько надуто предложил Теро. -
А тем временем...
     - Ах, как-нибудь  в другой раз,  -  небрежно  отмахнулась  Илинестра  и
скользнула к двери.
     Когда она  ушла, Фийя просвистела  что-то  на  своем языке  Хверлу; тот
рассмеялся.
     - Она говорит, что запах этой женщины вызывает у нее колики,  - перевел
он сказанное Фийей.
     -  У  меня  тоже, - согласилась Магиана с ехидной улыбкой. - Хотя, смею
сказать, большинство мужчин находит этот запах привлекательным. Должно быть,
Илинестра  соскучилась по  Нисандеру. На  этой  неделе  она  уже третий  раз
приходит в поисках его. Верно, Теро?
     -  Я не  следил, - пожал  плечами молодой маг.  - Извините  меня, но  я
должен заняться своей работой.
     Когда они двинулись в обратный путь, Алек со смехом сказал:
     - Спорю на сестерций, он дождется, пока все разойдутся, а потом побежит
за ней.
     -  Тот,  кто поспорит с тобой,  проиграет, -  ответил Серегил со  своей
кривой улыбкой.  - Я еще никогда  не  видел, чтобы  это правило  нарушалось:
любовь, когда хладнокровный карась вроде Теро  наконец-то влюбляется, делает
из него полного дурака.
     - Знаешь, я думаю, ты слишком сурово его судишь.
     - Вот как?
     Алек пожал плечами:
     - Сначала Теро мне тоже не очень-то  нравился,  но теперь он не кажется
таким  уж плохим.  Он  помог  спасти нас во время  того нападения  на  замок
Кассарии, да и в деле с Рителом  тоже помогал. С тех  пор он, можно сказать,
дружелюбен. Может быть,  Нисандер  прав насчет него? Как  ни  высокомерен  и
холоден Теро внешне, не думаю, что он плохой.
     Серегил скептически ухмыльнулся:
     - Ты от природы  милосерден. Однако  у  нас есть более важные основания
для беспокойства, чем Теро. Я все расскажу тебе, когда мы доберемся до дому.
     Капюшоны плащей у обоих были низко опущены, но даже не видя лица друга,
Алек  догадался,  что  во  время  разговора  Серегила с  Нисандером  наедине
выяснилось что-то важное.
     - Что там? - спросил он; по тону Серегила нельзя было  определить, идет
ли речь о новой работе или о какой-то возникшей проблеме.
     - Не здесь, - покачал головой Серегил. Больше по дороге в гостиницу они
не  разговаривали, но  Алек  заметил, что выбранный Серегилом  путь был  еще
более запутанным, чем обычно.
     Как только они вошли в дверь кухни, их приветствовала Триис.
     - Я не слышала, как вы выходили.  - Старая женщина точила ножи, сидя  у
очага. - Рири прошлым вечером принес весточку для  вас, но она адресована не
Коту из Римини. Пакет на каминной полке за солонкой.
     Серегил  взял  в руки сложенную  квадратом толстую бумагу, перевязанную
засаленным шнурком и запечатанную свечным воском.
     -  Что-нибудь еще?  -  спросил он, наклоняясь к  Лутасу, который  играл
деревянной ложкой на полу у ног прабабки.
     - Нет, ничего.
     - Сколько сейчас в гостинице постояльцев?
     - Похоже, ветер унес  всех  наших  гостей,  - проворчала. Триис, пробуя
ногтем  остроту ножа. - Большую  комнату занимали  шестеро  возчиков, но они
отбыли рано  утром. Остался  только  торговец лошадьми  с  сыном в  передней
комнате  и приехавший  на празднество купец. Никогда еще в  это время года у
нас не  бывало так мало постояльцев  Я  послала Силлу  и Диомиса  на  рынок,
посмотреть, что к чему.
     Неожиданно Лутас заставил их всех подпрыгнуть, издав гневный вопль.
     - Клянусь Пламенем, он все утро такой беспокойный, - вздохнула Триис. -
Наверное, еще один зубик режется.
     - Я его утешу, -  сказал Алек, подхватывая малыша на руки и подбрасывая
вверх. Однако плач не прекратился.
     - К  мамочке хочешь,  верно, мой  золотой? - Триис с улыбкой  протянула
ребенку  его деревянную ложку. Но  Лутас  оттолкнул ее  руку  и заревел  еще
громче, извиваясь как угорь.
     - Найди-ка  его  любимую  тряпку, -  сказал Алек Серегилу, перекрикивая
вопли.
     Пошарив в  колыбели,  Серегил нашел яркий платок, завязанный посередине
узлом, и  протянул его малышу. Лутас схватил  платок, засунул  узел в  рот и
принялся с недовольным  видом  жевать. Через  несколько секунд  ребенок  уже
сонно прижался к плечу Алека.
     - Ты стал совсем заправской нянюшкой, - прошептал Серегил.
     - Они с Лутасом приятели, - ласково пробормотала Триис.
     Алек как  раз укладывал малыша в колыбель, когда в кухню ввалился Рири,
с шумом захлопнув дверь. Лутас немедленно проснулся и завопил с новой силой.
     Глухонемой конюх виновато  кивнул Алеку,  потом  вытащил из-под  куртки
маленький свиток и протянул Серегилу.
     - Ох! - простонал тот и поманил Алека. - Пошли!
     Снова оказавшись среди  беспорядка  своей  комнаты, Серегил бросился на
кушетку и развернул свиток;  внутри оказалось кольцо с рубином -  задаток за
услуги Кота из  Римини. Серегил, нетерпеливо фыркнув,  отодвинул и письмо, и
кольцо в сторону и взялся за пакет.  Разрезав шнурок,  он расправил послание
на колене.
     - Ну вот,  наконец-то хорошие новости! - радостно  воскликнул он. - Вот
послушай:  "Прибыл  в гавань  Римини.  Жду  приказаний.  Спросить  Велкена в
"Грифоне". Подписано: Раль, капитан "Зеленой дамы", отправлено вчера.
     - Вчера? Нам лучше повидаться с ним не откладывая.
     - Лишний час роли не  играет. - Улыбка сошла с лица Серегила; он указал
Алеку на стул. - Сначала нам нужно еще кое-чем заняться.
     Алек сел, обеспокоенно глядя на Серегила.
     -  Сначала ты как  наблюдатель  должен  дать клятву  хранить  секрет, -
сказал Серегил с несвойственной ему серьезностью.
     Алека охватил трепет предвкушения. Он кивнул:
     - Клянусь. В чем дело?
     - Эти  твои сны,  с древком  стрелы без наконечника. Они многое сказали
Нисандеру.  На самом  деле  и мне тоже, как только  я  услышал твой  рассказ
прошлой  ночью,  но  для  полной  уверенности я  должен  был  узнать  мнение
Нисандера.
     - О чем? - с тревожным предчувствием спросил Алек.
     - Мне так много нужно тебе рассказать, что я  не знаю, с чего начать. -
Серегил  несколько  секунд смотрел на свои стиснутые руки. - Помнишь,  в  ту
первую ночь, когда мы перебрались сюда, я снова уходил.
     - В храм Иллиора?
     - Верно. Но я ведь никогда не рассказывал тебе зачем?
     - Нет, не рассказывал.
     -  Я отправился туда в  надежде,  что  оракул  сможет открыть мне  что-
нибудь  о  том  деревянном диске,  который  мы привезли из Вольда. - Серегил
коснулся рукой груди, где оставался невидимый шрам.
     Алек недоверчиво вытаращил на него глаза.
     - Нисандер знает?..
     -  Теперь знает, но дело не в этом. Оракул  ничего не открыл мне насчет
дисков, но он сказал кое-что; потом  я понял, что это  было пророчество.  Он
говорил о Пожирателе Смерти...
     - Том самом, о котором идет речь в  найденном нами  дневнике и которого
называли на церемонии Скорбной Ночи?
     -  Да. Он сказал мне,  что я должен оберегать  троих, которых он назвал
Хранителем,  Воином и Копьем. Есть еще четвертый. Невидимый, или  Проводник.
Это,  кажется, я,  а  Нисандер  - Хранитель. Теперь,  зная о твоих  снах, мы
думаем, что ты, возможно...
     - Копье, древко,  - тихо сказал Алек, вспомнив стрелу без наконечника и
чувство беспомощности, которое всегда охватывало его при взгляде на нее.
     - Вероятно. У Нисандера есть еще предчувствие, что Воин - это Микам.
     - Но Пожиратель Смерти - это Сериамайус. - Алек заметил, как поморщился
Серегил, когда он произнес это имя вслух - Что касается Древка  и Хранителя,
то они  каким-то образом  связаны. Ох,  погоди-ка... - Алек внезапно  ощутил
дурноту. - Этот  диск, этот проклятый деревянный диск, из-за которого ты так
болел и чуть не лишился рассудка... Ты же  пошел к оракулу, чтобы спросить о
нем, значит, он имеет какое-то отношение к пророчеству.
     - Имеет, - согласился Серегил. -  Но какое  -  я  не знаю. Нисандер  не
хочет  ничего  объяснять,  за исключением того.  что  диск -  часть  чего-то
большего, ради чего пленимарцы пойдут на любые жертвы. Мое путешествие перед
празднеством Сакора как раз и нужно было. чтобы завладеть раньше пленимарцев
еще одной  реликвией своего рода короной.  Она  источает сходную  магию зла,
только еще  более  могучую.  - Лицо  Серегила  потемнело от воспоминаний.  -
Гораздо более могучую и опасную. Но мне удалось завладеть ею.
     - Там ведь были и другие диски,  такие же, как тот,  что  мы  украли, -
сказал  Алек,  лихорадочно  размышляя.  -  Может быть, они  должны быть  все
вместе, чтобы оказывать воздействие в полной мере.
     -  Верно. А это значит, что, если бы мы пожадничали и унесли их все, мы
не  добрались  бы  и до Боерсби. Я  хотел рассказать тебе  о них  раньше, но
Нисандер взял с меня клятву молчать. Я не рассказал бы тебе ничего и сейчас,
но ты, похоже, тоже часть этого.
     - Чего? -  воскликнул  Алек. - Что должно делать  Древко? Если  диск  и
корона у Нисандера, значит, пленимарцы их не получат, и то, частями чего они
являются, не будет собрано воедино, верно?
     - Думаю, что так. Но почему  бы  ты  стал видеть эти сны, если особенно
беспокоиться не о чем?
     -  Ты  думаешь,  Мардус  все  еще  охотится за  нами?  Потроха Билайри,
Серегил, если нас смог найти Раль, то сможет и он!
     Серегил пожал плечами:
     - Вполне возможно. Он не произвел на меня впечатление человека, который
легко  сдается.  Но почему  он до сих пор не объявился? Прошло уже несколько
месяцев, а если к тому же  ему  известно, что корона у нас, наверняка он сам
или кто-то  еще рано  или  поздно  явится. И  еще одно.  Помнишь, как  Микам
описывал ритуальное жертвоприношение, которое он обнаружил в Черных топях?
     - Все тела рассечены и распластаны, - пробормотал Алек с дрожью.
     -  Нечто  подобное  я обнаружил и рядом с короной. Трупы там были очень
древние, но  изуродованы  точно  так  же:  грудь рассечена, ребра отведены в
стороны, как крылья.  Нисандер, правда, говорит, что  еще ничего может  и не
случиться,  что всегда были Хранитель, Древко и  все  остальные - просто  на
всякий случай. Только он сам, кажется, не так уж в этом уверен. Поэтому-то я
тебе обо всем и  рассказываю, поэтому мы должны предупредить Микама. Я хочу,
чтобы ты съездил к нему завтра и рассказал обо всем, что узнал от меня.
     - А что будешь делать ты? Серегил загадочно улыбнулся:
     - Есть несколько приятелей Тима, с которыми я  хотел бы поболтать. Если
пленимарцы начали  просачиваться  в Римини, кто-нибудь  об  этом обязательно
знает.
     - Они умело замели  следы с тем делом - картой сточных труб, - напомнил
ему Алек.
     -  Все, за  исключением Ритела. В любом  заговоре почти всегда найдется
свой Рител. Когда  будешь  в Уотермиде.  то, что я  рассказал тебе, передашь
одному  только Микаму.  Сделай  так,  чтобы остаться с  ним наедине,  но  не
вызывая  при этом подозрений. Кари обычно чувствует, когда что-то не  так. И
расспроси его, не снились ли  ему необычные сны, хотя я думаю, что он только
посмеется над таким вопросом.
     Хотя  ему будет над  чем  призадуматься  Нисандер  говорит, что все еще
может кончиться  ничем, но я сомневаюсь, что он действительно в это верит. Я
уж точно не верю.
     Полуосознанные образы вертелись в голове  Алека, слишком беспорядочные,
чтобы за них можно было ухватиться. И все же все  они, казалось, двигались в
одном направлении, как ветви деревьев, уносимые разлившимся потоком.
     - Значит, у Нисандера есть  по крайней мере две части зловещего целого:
диск и корона. Но ведь должно быть и что-то еще, верно?
     - Что ты имеешь в виду?
     - Ну, раз  он  Хранитель уже много  лет,  должно  быть что-то,  что  он
хранит?
     Серегил широко раскрыл глаза в удивлении.
     -  Хороший вопрос. Но мне почему-то кажется, что  мы никогда об этом не
узнаем.
     Вернувшись к  роли благородных Серегила и  Алека, утром  следующего дня
они выехали из виллы  на улице Колеса  и отправились в  Нижний город,  чтобы
осмотреть корабль-капер, стоящий на якоре поодаль от причалов. Посланца Раля
они нашли там, где  он  и должен  был их ждать,  - в "Грифоне". Хоть  тот  и
провел в  таверне  день и ночь, он  оказался все же  достаточно трезв, чтобы
отвезти их на шлюпке к кораблю.
     - Вот она, красотка, - сказал Велкен с гордостью, кивнув через плечо на
двухмачтовую  шхуну  со   стремительными   обводами.  "Зеленая  дама"  могла
похвастаться двумя боевыми платформами - на носу и на корме. Даже неопытному
взгляду Алека ее назначение сразу сделалось ясно.
     - Потроха Билайри, а это еще что такое? - спросил Серегил, когда шлюпка
огибала нос корабля. Ниже бушприта виднелась раскрашенная женская фигура.
     - Носовое украшение, - ответил Велкен. - Они теперь есть у многих новых
кораблей.  Говорят,  приносят удачу.  Капитан Раль нанял лучшего  резчика  в
Иолусе,  чтобы  сделать  эту дамочку; у нее  даже есть  золотой перстень  на
пальце с большущим красным камнем. Капитан говорит, что  раз  у  нее толстый
животик, то и у нас всегда будет полный трюм добычи.
     На  плечи статуи падали  черные  кудри, а  пышная  юбка  ее  изумрудно-
зеленого  платья  словно  развевалась  на   ветру,  облегая  округлый  живот
беременной  женщины.  Одна вытянутая  рука указывала  вперед, другая скромно
лежала на сердце. Алек ухмыльнулся,  глядя  на раскрашенное деревянное лицо;
работа была  не  особенно  тонкой, но сходство с  Серегилом, изображавшим на
борту "Стремительного" майсенскую аристократку, было несомненным.
     Вытаращив на статую глаза, Серегил тихо, но выразительно выругался.
     Алек подавил смех и невинно спросил:
     - А имя у нее есть?
     - А как же. Капитан называет ее госпожа Гветелин.
     - Очень подходящее  имя, - заметил  Алек,  все  еще  стараясь сохранить
серьезный вид.
     -  Очаровательно,  -  пробормотал Серегил.  Взобравшись  по  веревочной
лестнице, они обнаружили, что Раль ждет их. После непродолжительного осмотра
корабля он  проводил их в свою каюту  на корме. Хотя каюта и  не  отличалась
роскошью, все же она затмевала тесный закуток, в котором Раль принимал их на
борту "Стремительного".
     - Надеюсь,  украшение  на  носу  принесет  тебе удачу, -  сухо  заметил
Серегил, опускаясь в кресло.
     - Я тоже; и не сомневаюсь, удача нам скоро потребуется, - ответил Раль,
разливая вино. - Подходящая для плавания  погода в этом году наступила рано.
Теперь, когда старый  Верховный Владыка мертв, пленимарцев  ничто не держит.
Конечно, его  сын Клистис еще не  стал Верховным Владыкой. По  пленимарскому
обычаю, он может быть коронован лишь  по истечении  месячного  траура. Таким
образом, у нас есть еще несколько недель.
     Серегил покачал головой и нахмурился.
     -  Я не стал бы  на это  рассчитывать.  Ходят  слухи, что  пленимарских
разведчиков видели уже на Фолсвейне.
     Эта новость встревожила Алека. Туда спешно были посланы конники царской
гвардии, а от Беки ничего не было слышно уже несколько недель.
     -  Ну,  что бы ни  случилось,  "Зеленая дама"  и  ее команда  готовы, -
решительно заверил их  Раль. - Путь от Макара  она  проделала легко,  словно
лебедь, и, как вы видели, мы не забыли об абордажных  крюках, катапультах  и
зажигательных  снарядах. В  бою  смогут  участвовать  двадцать  лучников  из
команды, и еще десяток я нанял дополнительно.
     - Впечатляет. Когда вы отправляетесь? Раль погладил свою черную бороду.
     - Как только получим царский патент.
     - Это единственное, что отличает каперов от пиратов, -  пояснил Серегил
Алеку.
     -  И еще процент,  выплачиваемый  в царскую  казну, - добавил  Раль.  -
Думаю,  мы не будем особенно удаляться от  побережья, пока война не начнется
всерьез;  до  того  времени  мы  займемся  судами,  снабжающими  пленимарцев
продовольствием,  перевозящими  солдат  и  так далее.  Команда  нуждается  в
хорошей  тренировке.  Говорят,  по  всему  Внутреннему морю  и проливам  уже
началось оживление, множество пленимарских торговых кораблей возят припасы и
золото в сторону  Нанты. И конечно, я всегда буду готов выполнить свою часть
нашего соглашения,  хотя и не представлю себе, как ты сможешь меня отыскать,
если "Зеленая дама" тебе понадобится.
     - Мы подумали об этом, - ответил Серегил, перебрасывая Ралю  серебряный
медальон. -  Он волшебный. Ты просто повесь его где-нибудь здесь, и наш друг
маг всегда сможет увидеть с его помощью, где вы находитесь.
     Раль внимательно рассмотрел эмблему Иллиора. выгравированную на диске.
     - Такое чувство, что он несет удачу, а она нам совсем не помешает.
     - Тогда желаю тебе самой большой удачи, - ответил  Серегил, поднимаясь.
- Надеюсь, трюм твоего корабля скоро будет так же полон, как живот фигуры на
носу.
     Раль смущенно почесал в затылке.
     -  А,  вы заметили  сходство,  да?  Она была красоткой,  эта  Гветелин.
Вспоминая ту ночь, когда я тебя  поймал, я  даже не знаю,  что тогда сильнее
чувствовал -  ярость или разочарование.  Но в конце концов, должен признать,
наша встреча принесла  мне  удачу, вот  я и  решил  украсить нос похожей  на
Гветелин  фигурой. "Зеленая дама" - прекрасный корабль,  мы сможем гордиться
ею.
     Поскольку  они уже были  одеты как  аристократы, Алек и  Серегил решили
поужинать на улице Колеса, а потом, после наступления темноты, проскользнуть
в "Петух".  Как только они оказались у себя,  Серегил отправился в спальню и
вытащил из шкафа свои лохмотья нищего.
     - Ты собираешься  отправиться на дело сегодня  ночью?  -  спросил Алек,
прислонившись к двери и наблюдая, как друг переодевается.
     - Мне нужно поговорить кое с кем из воров и торговцев краденым. Днем их
не  найдешь.  Я  могу  не вернуться до  твоего  отъезда, так что  отдохни  и
отправляйся пораньше.  Но прежде  чем я уйду, перескажи мне то, что сообщишь
Микаму. За  сегодняшний  день  на  тебя  многое свалилось,  и  я  хочу  быть
уверенным, что ты все запомнил правильно.
     Алек  перечислил  по  мере  сил  точно  рассказанное  ему  Серегилом  о
пророчестве  и снах.  Тот  поправил  его  в  одном  или двух  местах,  потом
удовлетворенно кивнул:
     -  Вот теперь все верно. Не знаю, как  Микам воспримет твой рассказ, но
по крайней мере  он будет знать, откуда ветер дует. - Нахлобучив свою старую
фетровую шляпу,  Серегил обошел Алека, приблизился к камину и начал посыпать
себя золой.
     - Я вернусь сразу  же, как только поговорю с Микамом,  - сказал Алек. -
Может быть, буду дома еще до ночи.
     -  В этом  нет  необходимости.  Переночуй там и возвращайся посветлу. -
Алек  открыл  было рот,  чтобы возразить, но Серегил остановил  его,  подняв
руку.  - Я  говорю серьезно, Алек Если  нам  грозит опасность, то чем больше
предосторожностей мы примем,  тем лучше. Я не  хочу, чтобы  на тебя напали в
каком-нибудь безлюдном месте, когда стемнеет
     Все  еще стоя в дверях, Алек  недовольно смотрел на  свои сапоги.  Дело
было в  том, что  ему  внезапно очень  не понравилась  перспектива  оставить
Серегила одного, хотя юноша и понимал, что говорить этого не стоит.
     Серегил, однако, казалось, прочел его мысли. Тщательно приладив повязку
на один глаз, он подошел к Алеку и обнял его за плечи.
     - Со мной ничего не случится. И я совсем не отстраняю тебя от дел.
     Несмотря на повязку на глазу, спутанные волосы  и ужасную старую шляпу,
неузнаваемо изменившие внешность Серегила. Алек уловил искренность друга
     - Я знаю,  - вздохнул он. - Ты пропустил одно местечко. - Он  нагнулся,
зачерпнул золы  и  измазал щеку Серегила  там, где  она  оставалась  чистой.
Единственный оставшийся  на виду глаз Серегила широко раскрылся.  Алек снова
испытал странное чувство и покраснел.
     Серегил секунду смотрел ему в глаза, потом откашлялся.
     - Спасибо. Не годится, чтобы неприличная чистота выдала меня, правда? Я
еще  поваляюсь  на  куче  навоза  в  конюшне,  прежде чем  отправлюсь, чтобы
обеспечить себе должный запах. Будь осторожен.
     -  Ты тоже - Алек снова  ощутил беспокойство,  когда Серегил двинулся к
двери. - Да сопутствует тебе удача в сумерках, - крикнул юноша ему вслед.
     Серегил обернулся с обычной кривой улыбкой:
     -  И тебе.  Оставшись один,  Алек  занялся тем,  что уложил те немногие
вещи, которые могли  понадобиться ему в дороге.  Но вскоре он поймал себя на
том. что  перекладывает их  уже четвертый  раз. так заняты  его  мысли  были
тревожными  событиями  и странным беспокойством,  охватившим его из-за ухода
Серегила.
     В ту ночь Алеку вновь приснился кошмарный сон.
     В   конце   концов,   когда   он  обернулся,   чтобы   увидеть   своего
преследователя, каменные блоки стали выпадать из стен и покатились по полу с
гулким стуком. Сжимая древко стрелы, Алек заставил себя  подойти к пролому и
заглянуть  внутрь. Он не  увидел  там ничего, кроме  тьмы, но услышал теперь
новый звук, такой обычный и одновременно невероятно  устрашающий, как и  вид
древка без наконечника.
     Это были мерные удары морских волн в скалистый берег.







     Алек  проснулся  задолго до рассвета. Он был  слишком возбужден,  чтобы
снова уснуть, поэтому быстро оделся и отправился в конюшню седлать Заплатку.
     Сырой серый туман  висел над городом, предсказывая  промозглый день, но
на Жатвенном рынке первые торговцы и хозяева лавок уже готовились к  дневным
делам. Алек задержался здесь, чтобы купить себе что-нибудь на завтрак, затем
направился к воротам. К его удивлению, вооруженные копьями солдаты городской
стражи загородили ему дорогу.
     - Сообщи  свое  имя и  по  какому  делу едешь, -  сказал  один  из них,
подавляя зевок.
     - Это еще что?
     - Приказ царицы. Записываем каждого, кто  въезжает в город или выезжает
из него. Так что давай назови себя и скажи, что у тебя за дело.
     "Да я всего  лишь шпион, отправляющийся, предупредить старого приятеля,
что бессмертные имеют на него виды", - лукаво подумал Алек.
     - Я Вилим-и-Микам, житель Римини, - сказал  он вслух. -  Еду в  деревню
Товус насчет покупки лошади.
     Стражник, сидевший за грубо сколоченным столом, старательно записал все
это в книгу.
     - Когда рассчитываешь вернуться? - спросил первый солдат.
     - Если повезет,  сегодня  ночью.  -  Говоря  это,  Алек обнаружил,  что
незаметно для себя  между  вчерашним  вечером  и  сегодняшним  утром  принял
решение вернуться в  тот же день, что бы там ни  говорил  Серегил.  Не  было
ничего, что помешало бы ему обернуться за день, если погода не испортится.
     Пока  он ехал по дороге на север, с восточного горизонта  медленно полз
унылый серый рассвет.  В  придорожных  канавах  расцвели  первые  крокусы  и
примулы, но сумрак,  казалось.  лишил их  всяких  красок;  настроение  Алека
вполне соответствовало природе.
     Из-за преследующих его снов  он уже  несколько дней не  высыпался; веки
его словно  припорошило  песком. Чем дальше он уезжал от Римини, тем тяжелее
давило ему на сердце какое-то неопределенное беспокойство.
     Утро еще не перешло в день, когда.  Алек пересек мост и  двинулся вверх
по холму к  Уотермиду. Ему навстречу выбежали собаки Микама, но больше никто
не появился.
     Удивляясь, почему его не  встречает Иллия, Алек  въехал во двор, где  и
обнаружил ожидающего его конюха.
     - Добрый день, благородный Алек. Если тебе нужен  хозяин, так его здесь
нет. Все семейство отправилось в поместье благородного Варника-и- Торгола  в
соседней долине два дня назад. Там собираются все местные, чтобы решить, как
защищать округ, когда начнется война.
     Алек огорченно хлопнул себя перчаткой по колену.
     - Когда вы ждете их обратно?
     - Да уж не раньше чем завтра, а может, и позже.
     - Уж не господин ли Алек это? - крикнула из двери старая Арна, служанка
Кари. -  Входи  скорее,  голубчик.  В  этом  доме тебе всегда рады. Побудешь
здесь, пока хозяева вернутся. Не следует ли за тобой и благородный Серегил?
     - Нет, я один. - Все еще не спешиваясь, Алек обдумал предложение  Арны.
- А за сколько времени я доеду до поместья Варника?
     Арна задумалась.
     -  Ну,  тебе  ведь  придется вернуться на главную  дорогу и  уж  по ней
доехать до следующей  долины.  Как думаешь, Ранил,  часа  за два туда  можно
доехать?
     - Два часа? - Два туда, два обратно, еще два  - до города;  плюс время,
которое займет разговор с Микамом. Алек нахмурился. В это время года обратно
ему придется ехать уже в темноте.
     - Ага,  - откликнулся Ранил. - Да и свежая лошадка потребуется, нужно ж
Заплатке передохнуть.  Конечно,  господин,  если спешишь, можешь попробовать
добраться по старой тропе через холмы.
     - Нечего лезть в холмы  в такой непогожий день, - фыркнула Арна,  кутая
костлявые  плечи в  шаль.  -  Да та тропа сейчас  от дождей  и талых  вод  -
сплошная трясина.
     -  А по  тропе за сколько времени я доеду?  - настаивал Алек,  стараясь
скрыть нетерпение.
     -  Кто ж  его знает,  -  поскреб в затылке  Ранил. - Может,  и  за  час
доберешься, если поедешь быстро и не заблудишься. Из наших лучше всех дорогу
знает Мин. Он родом из той долины.
     - Это верно, он знает, - откликнулась Арна таким тоном, словно соседняя
долина - загадочная дальняя страна. - Мин все тебе  объяснит, господин Алек.
А может, и проводит.
     - А где он?
     - Мин-то? Дай-ка сообразить... Ранил, где сегодня Мин?
     - Он поехал в Грейуолл с управляющим,  -  ответил конюх.  - Это в  пяти
милях отсюда. Еще один отнимающий время крюк.
     - Ранил, а далеко отсюда начинается эта твоя тропа?
     - Нет. Да ты же знаешь это место, господин. Поезжай к ручью  у подножия
холма, а там ты ее и увидишь: она начинается сразу справа от заводи.
     -  Ты имеешь в виду ту тропу, что ведет от  пруда, где живут выдры? - с
облегчением воскликнул Алек. Туда он как-то ездил вместе с Бекой.
     -  Ага, она  самая,  - подтвердила  Арна.  - Только  нелегкий это путь,
говорят.
     -  Я привычный,  -  ответил  Алек, спешиваясь.  - Только, пожалуй, я  и
правда одолжу лошадку, а Заплатку и поклажу оставлю здесь. Я вернусь за ними
еще до темна.
     Он  был  под водой. Глядя вверх,  он видел  блеск ряби на  поверхности,
колышущееся серебряное  зеркало, которое не отражало ничего. Над самой водой
двигалось  что-то  темное,  словно  вырисовывающийся  на  фоне  неба  силуэт
человека...
     Серегил  крякнул  от неожиданности и  разогнулся,  когда что-то твердое
грубо толкнуло его в спину.
     -  Говорю же вам, он жив! - услышал он женский  голос.  Два стражника в
синих мундирах смотрели на него сверху, не  слезая  с  лошадей; на их шлемах
играли первые солнечные лучи.  Третий стражник  стоял  над Серегилом, сжимая
обеими руками дубинку.
     - Вставай, ты! Ну-ка подымайся! -  прорычал он, явно намереваясь огреть
нищего еще раз.
     - Да пребудет с вами милость Создателя! - заныл Серегил.
     - Оставь свои благословения при себе, ты, грязная образина!
     Серегил  запахнул свои лохмотья и с трудом поднялся на ноги, гадая, как
это  его угораздило  уснуть  на  задворках притона.  Всю ночь  он  следил за
расположенным  поблизости  кабаком,   высматривая   человека,   от  которого
рассчитывал получить информацию; тот  часто здесь пил.  Теперь же  развалюха
была заперта, нужный ему воришка давно смылся.
     Грубо  схватив  Серегила за руку,  стражник  поволок  его  к повозке  с
высокими бортами.
     - Лезь туда и поторапливайся!
     Перевалившись  через  заднюю  доску,  Серегил  обнаружил  в  тележке  с
полдюжины сбившихся в кучу мрачных нищих и шлюх.
     Ужасно  недовольный  собой, Серегил едва  успел ухватиться за сиденье -
повозка дернулась и  покатилась вперед.  Что-то беспокоило Серегила: смутное
воспоминание о  сновидении, от  которого его разбудил стражник. Но как он ни
старался, воспоминание ускользало. К тому же нужно было разобраться  с  тем,
что случилось.
     - Да не сделал я ничего! - ворчливо начал он. - Кому от меня вред? Чего
это они, хватают ни с того ни с сего бедного калеку?
     - Ты разве не слышал? - со  слезами откликнулась оборванная девчонка. -
Говорят, война началась. Теперь нас подведут под закон о нищих.
     Серегил молча вытаращил на нее глаза; до него не сразу дошла вся ирония
случившегося.  Древний закон о  нищих гласил, что во  время военных действий
все бродяги, нищие, сумасшедшие и преступники  должны быть или завербованы в
армию,  или  высланы  из  городов. В  случае  осады  драгоценные  запасы  не
следовало тратить на этих паразитов.
     Оглядев  остальных  бедолаг  -  плачущую  шлюху, пару  смутно  знакомых
воришек,  однорукого  пьяного  громилу,  покрытого  засохшей  рвотой, тощего
голодного мальчишку,  - Серегил едва  удержался от смеха: надо  же было  ему
догадаться выбрать себе именно такую личину!
     "Стоит остаться в этой компании, и не успеешь оглянуться, как окажешься
перед пленимарской конницей  с хлипкой пикой в руках, - мрачно подумал он. -
Много же я выиграл, отказавшись от приятной поездки с Алеком в Уотермид".
     Алек  не  увидел  выдр, когда проезжал мимо пруда, хотя на  берегу было
достаточно их следов, чтобы стало ясно: звери все еще здесь живут.
     За прудом тропа становилась круче, взбираясь на холм  между старых елей
и огромных  валунов. Под  густыми ветвями  и там,  где  скалы  нависали  над
почвой, еще не растаял  снег,  но в воздухе веяло уже сладким запахом свежей
зелени и влажной земли. Хотя уже начал моросить дождь, оказаться в лесу было
приятно. После зимы, проведенной  в основном на узких улицах Римини, простое
и  знакомое  дело  -  найти  в  лесу  заброшенную  тропу  -  казалось  Алеку
удивительно приятным.
     Весенние ручьи и опавшие иглы кое-где сделали  тропу в лесу незаметной;
в  других местах  она  шла  по голой  скале, и  ее  отмечали  лишь  когда-то
сложенные кучки камней.
     Чем дальше, тем гуще становился лес. Старые  ели  и можжевельник сплели
ветви так  густо, что свет пасмурного дня почти не  проникал в чащу.  Зимние
бури повалили несколько деревьев, и Алеку часто  приходилось  спешиваться  и
искать  прогалину,  по  которой  можно  было   бы  провести  лошадь   вокруг
препятствия.
     Через час Алек  все  еще  не видел той седловины, о которой ему говорил
Ранил. Внезапно налетел ветер, и ледяной дождь  стал проникать сквозь ветви.
Проклиная все на свете, Алек завернулся в  плащ и  подоткнул его под  седло,
чтобы хоть как-то защититься от влаги.
     Наконец  он достиг  вершины холма. Дальше  тропа как  будто становилась
более заметной, но прежде  чем Алеку удалось  хоть сколько-нибудь наверстать
потерянное время, за поворотом обнаружился труднопреодолимый завал.
     Спуск был  довольно крутым,  к тому  же тропа огибала  отвесную  скалу.
Несколько упавших поперек  тропы  густых можжевельников образовывали зеленую
баррикаду такой высоты, что Алек даже не мог заглянуть поверх нее.
     Юноша  мог бы  проползти  между  ветвями,  но  что  делать  с  лошадью?
Проклиная  Ранила  и себя  за то,  что  послушался  его совета,  Алек  снова
спешился и стал искать объезд.
     Стенания  ветра  в ветвях,  казалось, стали  еще  печальнее. Алек повел
лошадь  вокруг завала  - туда, куда указывали  упавшие  стволы.  Зимняя буря
выворотила из тонкого слоя покрывающей  утесы  почвы путаницу корней чуть ли
не в двадцать футов в диаметре.
     Лошадь Алека фыркнула  и стала  упираться, испугавшись то ли  узловатых
корней, то  ли шума бури. Ухватившись одной  рукой за  поводья, Алек  другой
набросил  ей  на голову плащ. К тому  времени,  когда они снова выбрались на
тропу, юноша промок до костей и был весь в грязи.
     Только он  успел  вдеть  одну ногу в стремя,  как  кобыла снова чего-то
испугалась и рванулась в сторону.  Алек неуклюже запрыгал,  высвобождая ногу
из стремени.
     Это  движение,  возможно,  спасло ему жизнь. Он  только успел коснуться
земли второй ногой, как  краем  глаза заметил какое-то шевеление  в кустах и
инстинктивно пригнулся.
     Что-то  сильно  ударило  его  по  левому  плечу  прежде,  чем  он успел
повернуться в ту сторону;  удар  был настолько силен, что Алек  пошатнулся и
чуть  не  упал.  Попятившись назад,  он, однако,  успел выхватить  рапиру  и
выпрямиться - это заставило нападающего помедлить.
     Перед ним  стоял оборванный  разбойник,  сжимая обеими руками дубинку и
хищно  ухмыляясь; он уже замахнулся для нового удара. Сутулый и жилистый, он
благодаря  длинным  рукам  и  длинной  дубинке, как  понял  Алек, имел явное
преимущество,  однако то,  что противник вооружен, смутило  бандита, судя по
тому, что он лишь настороженно смотрел на Алека и больше не нападал.
     - Что тебе нужно? - рявкнул Алек, когда немного пришел в себя.
     Разбойник издевательски усмехнулся, продемонстрировав отсутствие многих
зубов.
     - А разве  у тебя еще что-нибудь есть? - насмешливо  протянул он, ткнув
пальцем в сторону тропы. - Твоя лошадка и так у нас.
     Алек быстро взглянул в  указанном  направлении и  увидел,  как мрачного
вида женщина уводит в чащу его кобылу.
     - У меня есть золото, -  сообщил Алек, стараясь не обращать внимания на
тупую  боль  в  левом  плече.  Он  вытащил из-за  пояса  кошелек и  позвенел
монетами. - Можете его забирать, но лошадь мне нужна.
     -  Слышишь, что  предлагает молодой господин,  любовь  моя? -  радостно
завопил грабитель. - Он хочет выкупить у нас свою лошадку!
     Женщина безразлично пожала плечами и ничего не ответила.
     -  Давай  сюда денежки, и по рукам,  -  предложил бандит, придвигаясь к
Алеку.
     Тот опустил рапиру и протянул кошелек, как  будто поверив в  готовность
противника заключить сделку. Но, как он и ожидал, разбойник тут же попытался
ударить  его  дубинкой. Алек  отскочил  назад, отбил удар и, в свою очередь,
взмахнул клинком. Лезвие рассекло куртку бандита и поцарапало ему грудь.
     -  Потроха Билайри,  этот маленький проходимец меня ранил! -  изумленно
воскликнул  разбойник.  - Ах  ты щенок, зубы показываешь?  Я тебе их  сейчас
повышибаю! -  Стиснув дубинку обеими руками, он кинулся на Алека, целясь ему
в голову.
     Бандит  был  силен;  отражая  его  удар. Алек  почувствовал,  как  боль
пронизала  руки.  Оттолкнув бандита, Алек  сделал  шаг назад, позволив  тому
оттеснить себя к завалу на тропе. Дождь хлестал ему  в  лицо; Алек  неуклюже
отражал удар за  ударом, стараясь  заставить нападающего поверить,  будто он
имеет дело с новичком.
     Все  еще  отступая,  юноша  почувствовал,  как  кончики  ветвей  начали
царапать ему шею. Настало время использовать задуманную уловку.
     Алек  опустил  рапиру  и  слегка  повернулся,  словно  решив  спасаться
бегством Как  он и надеялся, противник кинулся вперед, но его удар  пришелся
по пружинистым веткам можжевельника. Бандит потерял равновесие и споткнулся.
     Алек мгновенно  развернулся  и нанес ему сильный  удар  в плечо. Клинок
скользнул  по кости, но рассек  мышцы  от  плеча  до  локтя; мускулы повисли
кровавым ошметком.
     Алек надеялся, что  рана остановит  бандита; однако этого не случилось.
Воя от боли, тот выронил дубинку и вцепился в юношу. Здоровая рука грабителя
стиснула горло Алека, и они оба рухнули на землю.
     Рассеченная  плоть хлестнула Алека по лицу, бьющая из раны кровь залила
глаза и рот. На  таком  близком расстоянии рапира была бесполезна.  Выпустив
ее, Алек попытался оторвать от себя  руку  бандита, но противник не уступал,
придавив юношу к земле и продолжая душить его.
     "Должна  же  потеря крови  ослабить  его", -  мрачно  подумал  Алек,  у
которого  уже  стало  темнеть в  глазах. Сквозь красную  пелену он  видел на
осунувшемся белом лице  упрямую  решимость и чувствовал,  как жесткие пальцы
впиваются ему в горло.  Бандит мог прожить  достаточно долго для того, чтобы
противник погиб.
     Отпустив душащую его руку, Алек потянулся за  тонким кинжалом с  черной
рукоятью,  засунутым  в  правый  сапог.  Его  пальцы  сомкнулись на округлой
головке, кинжал выскользнул из-за голенища. Собрав остатки сил, Алек  вонзил
его в шею бандита. Еще один ручей горячей крови брызнул  ему в  лицо,  и мир
вокруг растворился в нахлынувшей тьме.
     Через мгновение удаляющийся стук копыт привел Алека в чувство.  Похоже,
женщина решила, что лошадь  - достаточная добыча, и, как только увидела, что
сообщник повержен,  предпочла  скрыться.  Алек  высвободился  из-под тяжести
мертвого тела и сел, но было слишком поздно: всадница уже скрылась из вида
     Мокрый,  избитый  и  весь покрытый грязью,  Алек  попытался  встать, но
обнаружил,  что  ноги его еще не держат.  Шатаясь, он попятился  от трупа  и
ухватился  за  ствол дерева, дожидаясь,  пока мир  не  перестанет  вращаться
вокруг  него. Рот  его  был  полон  крови,  и  юноша  отплевывался,  пытаясь
избавиться от отвратительного металлического вкуса
     Алеку  подумалось,  что  ему следует быть  благодарным  женщине  за  ее
трусость. Она забрала лошадь, но Алеку остался кошелек, оружие и  -  если уж
на то пошло - жизнь. Сообщница бандита вполне могла его зарезать.
     В  надежде  на то,  что хоть  половину пути до долины  Варника  он  уже
преодолел, Алек двинулся дальше пешком.
     Тропа по эту сторону перевала была ничуть не  лучше, но  идти под  гору
оказалось  легче.  Найдя ручей,  Алек вошел  по  колено в воду, чтобы отмыть
грязь хотя  бы частично.  Одежда его  была безнадежно испорчена,  но смыть с
себя кровь бандита было большим облегчением. Он все  еще чувствовал ее вкус;
вспомнив,  как струя брызнула ему в лицо, Алек неожиданно согнулся от позыва
к рвоте.
     Алека  продолжала  беспокоить возможность того,  не решит ли  сообщница
грабителя вернуться и напасть снова, если ее охватит  запоздалая жажда мести
или желание завладеть его кошельком.  Выйдя на берег, он внимательно оглядел
лес. С обеих сторон тропы к ней вплотную подступал густой кустарник, так что
засада могла ждать  его где угодно. Буря продолжала свирепствовать. и ранние
сумерки мешались с  туманом, так что под сплетающимися  над головой  ветвями
было почти темно.
     Серегилу  пришлось  отложить побег.  После того как  стражники схватили
его, патруль направился  в трущобы восточной части Кольца. Даже если бы  ему
удалось ускользнуть, скрыться здесь было бы негде.
     Другие  стражники уже  обыскивали  лачуги,  после чего  сносили  их,  а
обломки грузили  на телеги:  нужно  было расчистить Кольцо,  чтобы  в случае
штурма промежуток между внешней  и внутренней городскими стенами  можно было
использовать как ловушку для неприятеля.  Рынки и городские площади  для тех
же целей тоже  освобождались от всего, что могло помешать  войскам. Несмотря
на  свои  размеры и богатство,  Римини  прежде  всего  оставался  крепостью,
спланированной так, чтобы ее было легко оборонять.
     Большинство обитателей трущоб заблаговременно скрылись. предупрежденные
об угрозе шестым чувством  отверженных.  Тех, кто остался,  согнали  в  одно
место  и  начали сортировать. Калекам  и  женщинам  с грудными  детьми  было
позволено остаться в  городе,  так же  как и трудоспособным жителям, готовым
участвовать в строительстве укреплений или вступить в армию. Тем же лишенным
патриотизма  бродягам,  которые уклонялись  от  этого,  предстояло  находить
пропитание за пределами Римини.
     К  полудню  тележка,  в  которую  запихнули  Серегила,  была  полна,  и
стражники через восточные ворота двинулись  к центру города. Серегил стоял у
задней стенки, сохраняя  на  лице  выражение растерянности  и  тревоги, пока
наконец не увидел знакомый переулок.
     Захватив  врасплох  троих конных стражников,  ехавших  за тележкой,  он
выпрыгнул из повозки, прошмыгнул между лошадьми  и  побежал,  сопровождаемый
одобрительными воплями других узников.
     Двое  конников кинулись преследовать его, но Серегил знал,  какое место
для побега выбрать. Оказавшись на знакомой улице, он тут же нырнул за угол в
переулок.
     Это  был  узкий  тупичок,  не   имевший   никаких  боковых  проходов  и
кончавшийся высоким деревянным забором. Не замедляя бега, Серегил метнулся к
нему. нашел опору  для ног и рук  и  перевалился  через  верх как раз в  тот
момент, когда в тупичок ворвались разъяренные преследователи.
     С другой стороны забора еще один узкий переулок вел к оживленной улице.
Стражники знали город почти так же  хорошо, как и сам  Серегил;  он  на бегу
услышал приближающийся стук копыт, однако успел нырнуть в проход между двумя
покосившимися  домами прежде, чем  его заметили солдаты.  Проход вывел его в
маленький, заросший сорняками двор.
     Серегил  быстро вскарабкался по шаткой лестнице на заброшенный  чердак.
Его тайник  со сменной одеждой и оружием был на  месте - под покоробившимися
досками пола, покрытого паутиной и мышиным пометом.  Тихо насвистывая сквозь
зубы, Серегил  переоделся и устроился  у слухового  окошка,  чтобы переждать
переполох. Стражники не  будут особенно стараться:  в  конце  концов, от них
сбежал  всего лишь  грязный нищий,  и охота  за  ним была бы  просто потерей
времени.
     К концу дня Алек, голодный,  мокрый и усталый, наконец вышел на опушку.
Сквозь ветви деревьев была видна раскинувшаяся перед ним долина.
     Неподалеку от тропы  Алек заметил бревенчатую хижину с низким  хлевом и
загоном  для  коз.  Слишком  измотанный,  чтобы беспокоиться  о том, как  он
выглядит, юноша двинулся к ней, надеясь выпросить еду и узнать дорогу.
     Как только он  приблизился к калитке, из-за хлева выскочила здоровенная
дворняга и с лаем кинулась навстречу.
     - Соора тазали, -  быстро проговорил Алек, делая левой рукой магический
знак,  которому его научил  Серегил. Это сработало, но  лишь в  определенной
степени: собака остановилась на некотором расстоянии, но смотрела на  него с
подозрением и рычала каждый раз, как юноша начинал двигаться.
     - Кто  там?  -  окликнул его появившийся  из хлева  с  топором в  руках
человек.
     - Благородный Алек из  Айвиуэлла, - ответил Алек,  поднимая руки, чтобы
было видно: он  безоружен.  - Мне не повезло в дороге. Разбойники отобрали у
меня коня. Не мог бы ты...
     - Вот как? - Человек, щурясь, подошел поближе, чтобы рассмотреть Алека.
     Алеку удалось смыть большую часть крови, но его рваная одежда и длинная
рапира, казалось, не вызвали доверия у крестьянина.
     -  Тут  кругом  теперь полно грабителей,  - продолжал он,  настороженно
глядя на Алека. - Намедни увели у  меня двух молочных коз. Уж  не один ли ты
из них? Явился еще что-нибудь украсть? Эй, Силач!
     Пес припал к земле и оскалил клыки.
     -  Пожалуйста, не надо! Соора тазали,  - Алек отступил на шаг  и  снова
сделал магический знак. - Послушай, мне только нужно узнать...
     - Ах ты!.. Что  это  ты сделал с моей  собакой? -  заорал крестьянин. -
Силач, ату его!
     - Нет... соора тазали... Послушай...
     - Ату его. Силач, ату его!
     -  Соора  та... Ах ты дерьмо! -  Алек обратился в бегство, преследуемый
Силачом, хватавшим его за плащ.
     Пес гнался за Алеком, пока  хижина  не  скрылась  из вида, потом  встал
посередине тропы, грозно рыча всякий раз, когда Алек решался оглянуться.
     Запыхавшийся и раздраженный, Алек  бежал  до тех пор, пока не убедился,
что пса больше  не  видно. Тогда он  рухнул  на  камень,  чтобы  отдышаться.
Очевидно,   собачья  магия  Серегила   лучше  срабатывала,  когда  рядом  не
оказывалось хозяина собаки.
     Пройдя  еще полмили, Алек  вышел на дорогу и  вскоре встретил несколько
тяжело груженных, запряженных волами телег, которые везли что-то в  поместье
Варника.  Золотая монета убедила возчика и его  жену позволить Алеку ехать с
ними вместе.
     Забравшись в  повозку, Алек  с блаженством  растянулся посреди корзин и
тюков.
     - Да помилует тебя Создатель, паренек! - Женщина, обернувшись, оглядела
Алека. - Досталось тебе в дороге, уж это точно!
     - Мне не повезло, когда я отправился по тропе через холмы.
     -  По тропе  через холмы! - фыркнул возчик. - Какая  такая надобность у
тебя случилась отправиться туда, ведь по торной дороге куда быстрее.
     - Быстрее? - простонал Алек. - Я-то думал добраться напрямик!
     - Какой болван сказал тебе такое? Я тем живу, что езжу по этим дорогам,
так что, уж наверное, знаю о них  кое-что. Даже на телеге по дороге из одной
долины в  другую доберешься за два часа,  а  на хорошей лошадке верхом так и
скорее. А  тропа через  холмы в  это  время года? Клянусь  Далной,  тебе еще
повезло, что ты вообще оттуда выбрался.
     Сумерки совсем сгустились, когда они наконец  добрались до укрепленного
замка благородного  Варника.  Ворота  в  стене  широко  распахнулись,  чтобы
пропустить телеги, которые  с тарахтением покатились по булыжнику во дворе и
наконец остановились.
     - С нами  паренек,  который  ищет одного  из  гостей хозяина, -  сказал
возчик управляющему, который вышел, чтобы распорядиться разгрузкой.
     -  Я  ищу Микама  Кавиша  из Уотермида, - объяснил  Алек.  - Мне  нужно
немедленно с ним поговорить.
     Управляющий  оглядел  его  с  ног  до головы, потом  поманил мальчишку-
конюха.
     - Портус, найди  благородного Микама и скажи  ему, что его  милости  во
дворе дожидается мальчишка-посыльный.
     Алек  сдержал  улыбку,  потом  попрощался  с  возчиком  и   его  женой.
Посередине двора  стояла большая жаровня, и вокруг нее собрались стражники и
слуги. Алек присоединился к ним. Сидя  в телеге в мокрой  одежде, он промерз
до  костей.  Пододвигаясь  к огню,  он  постарался  не  замечать  любопытных
взглядов,  которые  собравшиеся  кидали на  его грязную одежду  и  рапиру  в
ножнах.
     Через  несколько минут Алек заметил, как во  двор вышел Микам. Он был в
нарядном кафтане, отделанном мехом, и казался раздраженным.
     - Кто тут меня ищет? - окликнул он собравшихся у жаровни.
     - Я, господин, - ответил Алек, с сожалением отходя от огня.
     - Так что тебе нужно? -  нетерпеливо бросил Микам,  но тут  же замер на
месте, узнав Алека. - Клянусь Пламенем!..
     -  Приветствую тебя,  благородный  Микам,  -  сказал  Алек,  кланяясь и
незаметно делая предостерегающий знак. - Есть тут  местечко, где мы могли бы
поговорить наедине?
     Схватив Алека за руку, Микам  увлек  его в  конюшню,  сдернул  со стены
попону и протянул юноше.
     -  Что  с тобой  приключилось?  - прошептал  Микам. - И  как  ты  здесь
очутился? Алек с благодарностью завернулся в пахнущую конским потом попону и
сел на опрокинутое ведро, привалившись к столбу.
     - Это долгая история, - вздохнул он. - На меня напал грабитель, когда я
ехал через холмы...
     - Через холмы!  Что  на тебя  нашло, что ты отправился туда в это время
года?
     Алек устало махнул рукой.
     - Поверь, больше я этого не сделаю.
     - Так, значит, на тебя напали грабители. Ты шел пешком?
     - На самом-то деле нет. Я одолжил  в Уотермиде свежую лошадь, да только
они ее забрали.  То есть  ее забрала женщина.  Мужчину я убил...  Ладно,  за
кобылу  я тебе заплачу, только  мне нужен еще  конь, чтобы уехать отсюда. Но
это  все не то. Приехал я  ради другого. Серегил и  Нисандер думают,  что мы
четверо имеем какое-то касательство к тому, о чем было  пророчество:  насчет
Пожирателя Смерти и того деревянного кругляша, что мы нашли в Вольде.
     Микам казался менее удивлен услышанным, чем ожидал Алек.
     - После  того, что  я видел в топях,  так и должно быть. Но  что мы тут
можем сделать?
     Алек рассказал  ему о  предсказании, известном Нисандеру, о собственных
снах и о возможной связи между деревянным диском и действиями пленимарцев.
     Микам слушал  не  перебивая.  Когда  Алек  закончил,  он  лишь медленно
покачал головой.
     - Эти мне  последователи Иллиора и их  видения! Ты  хочешь сказать, что
Серегил послал тебя сюда в  одиночку, да  еще в такую  погоду, просто  чтобы
сообщить  мне,  что  может  случиться что-то плохое,  о чем  он  даже ничего
определенного не знает?
     -  Ну да Но Серегил  говорит,  он думает, что  Нисандер пока не все нам
рассказывает и что он чем-то очень обеспокоен.
     - Если Нисандер  обеспокоен,  нам следует держать ухо востро. Но первым
делом нужно переодеть  тебя  в сухую  одежду. И держу пари, ты  ничего целый
день не ел. Пошли.
     - Лучше не  стоит, - ответил  Алек.  - Серегил не хотел, чтобы Кари или
кто-нибудь еще видел меня, а  уж в таком виде и подавно мне лучше никому  на
глаза не попадаться.
     - Что ж, ладно Жди меня здесь, я все принесу. Ты никуда не уходи.
     Микам вскоре вернулся с узлом одежды, кружкой горячего бульона и ломтем
свежего хлеба.
     - Снимай  свои  мокрые тряпки, - распорядился он.  Алек  стащил  с себя
кафтан  и рубашку;  ему не терпелось переодеться  в  сухое. Он уже  собрался
натянуть  теплую  тунику,  которую  принес  Микам,  когда  тот, присвистнув,
коснулся огромного лилового синяка на левом плече юноши.
     - Здорово он тебя огрел, ничего не скажешь!
     - Мне  еще  повезло:  он целил  в голову  Рука в порядке,  так  что это
ерунда.  -  Алек  натянул наконец тунику и  штаны, обхватил ладонями горячую
кружку  и отхлебнул крепкого бульона.  - Хвала Создателю, до чего же вкусно!
Так вот, насчет коня. Я собираюсь вернуться сегодня же ночью.
     Мохнатые рыжие брови Микама грозно нахмурились.
     - Ну-ка послушай меня, Алек. Ты избит, устал, промерз до костей; к тому
же уже стемнело. Переночуй здесь, а завтра пораньше отправишься
     - Я  знаю, так и следовало бы,  но не могу. Серегил  пытается выследить
пленимарских шпионов, и  ему может  понадобиться моя помощь. - "Даже если он
сам  так не  думает", - добавил он мысленно. Он ведь не обманывал  Микама на
самом деле.
     Судя  по выражению  лица, Микам  готов был начать спорить; но,  покачав
головой, только ворчливо сказал:
     - Ну что с тобой поделаешь. Не могу же я удерживать тебя здесь насильно
У меня есть для  тебя конь, только обещай не съезжать  с  дороги и не искать
приключений в лесу ночью.
     Алек ухмыльнулся и сжал руку друга.
     - Даю тебе слово.
     Алек быстро оседлал  вороного ауренфэйского  жеребца  Микама, чтобы  не
дать тому времени передумать.
     - Я буду дома еще до полуночи, - заверил он Микама, вскакивая в седло и
поправляя рапиру под одолженным плащом.
     - Может быть, - с сомнением протянул  тот.  - Не  мчись  сломя  голову,
чтобы выиграть лишний час, не то окажешься в канаве, слышишь?
     - Слышу.
     Микам подошел вплотную и снова сжал  руку Алека; по его лицу скользнула
тень тревоги.
     - Удачного  тебе путешествия,  Алек,  и  да  сопутствует  тебе  удача в
сумерках.
     Алек  ответил  на его  пожатие и  направил  вороного  к воротам. Он уже
совсем собрался пустить  коня в галоп, когда  подумал  о том, что забыл кое-
что Вернувшись туда, где у конюшни все еще стоял Микам, он спросил:
     - Кстати,  Серегил велел  мне узнать, не видел ли  ты в последнее время
странных снов.
     Микам пожал плечами и усмехнулся:
     - Ни единого. Передай ему, что эти развлечения я оставляю  вам с ним. Я
лучше всего сражаюсь, когда проснусь.







     Этим  вечером Триис и  остальные  только  ковыряли  в своих тарелках за
ужином. Известие о том, что  война началась и пленимарцы напали  на Майсену,
было получено еще утром, и весь город взволновался и закипел.
     На улицах  появилось множество патрулей городской  стражи; они  хватали
нищих и бродяг,  стараясь поддержать порядок. В гавани военные  корабли, всю
зиму прокачавшиеся на якоре, словно не улетевшие на юг утки, поднимали флаги
и  маневрировали между  молами, чтобы присоединиться  к  судам, пришедшим из
других портов на побережье. На Жатвенном рынке лотки и прилавки раздвигали в
стороны, чтобы освободить место для баллист и катапульт.
     Диомис весь день провел на улицах, пытаясь выудить достоверные сведения
из слухов, затопивших город: пленимарский флот замечен у южных границ Скалы;
у  острова  Курос  произошла битва;  нет,  пленимарцы  напали с  суши -  они
пересекли Фолсвейн и с востока приближаются к Скале;
     морская пехота Пленимара захватила канал в Цирне.
     Наконец на  рыночной  площади появился  царский глашатай с достоверными
новостями: пленимарцы внезапно напали на скаланские войска где-то в Майсене.
     - Мои старые пальцы  даже  и теперь тоскуют по тетиве лука, - задумчиво
сообщила Триис, когда ее семейство и Рири собрались в тот вечер за столом. -
Я ведь не забыла, как мы сражались в битве при  Эро. Тихим летним  вечером -
ни ветерка, так что целиться  было легко -  наша сотня  лучников выстроилась
позади  пехоты. Когда мы  дали залп, пленимарцы  повалились, как колосья под
серпом.
     -  На этот  раз война началась рано,  так что  нашим  солдатам придется
воевать в грязи и под дождем. Как-то там девочка Микама Кавиша... - Диомис в
изумлении умолк, заметив, как по щеке  дочери  скатилась слеза.  -  Батюшки,
Силла, да никак ты плачешь! Что случилось, голубка?
     Силла  вытерла  глаза,  крепче  прижала к себе  малыша,  но  ничего  не
ответила.
     -  Папаша  Лутаса солдат,  верно, милая? -  мягко спросила ее  бабушка,
ласково похлопав женщину по плечу.
     Силла  молча  кивнула, потом  поспешно  поднялась  по  лестнице  в свою
комнату, все еще прижимая к себе сына.
     Диомис собрался было пойти за ней, но Триис остановила его.
     - Пусть  побудет одна, сынок. Силла ведь  никогда раньше не  говорила о
своем парне; не станет и сейчас, пока сама не надумает.
     - Как это ты все знаешь о таких вещах? - Диомис в растерянности почесал
бороду.  - Вроде бы, если уж она так беспокоится  о парне, кто бы он ни был,
что  теперь льет слезы,  должна  бы уж давно нам  о нем рассказать.  Как  ты
думаешь, почему она хранит свой проклятый секрет?
     -  Кто  знает?  Я всегда  думала,  что  он, наверное,  нарушил обещание
жениться,  да только  тогда  она  не плакала  бы  о нем сейчас.  Ах,  что  ж
поделаешь,  Силла ведь все делает  по-своему.  И  ребеночек избавляет ее  от
вербовки в армию.
     Они  молча сидели некоторое время,  слушая, как потрескивают  поленья в
очаге. Потом Рири постучал ложкой по столу и начал делать знаки руками.
     - Нет,  я не видела никого из  них со  вчерашнего  дня, - ответила  ему
Триис. - Заплатки Алека нет в конюшне, но оба коня Серегила в своих стойлах,
ведь верно?
     Рири кивнул.
     -  Об  этих  двоих   не  стоит  беспокоиться,   -  сказал   Диомис.   -
Отправляйся-ка ты в постель, матушка. Мы с Рири присмотрим за всем.
     - Проверь,  хорошо ли заперты двери, - предупредила  сына Триис,  когда
тот стал  помогать ей  подняться.  - А  ты, Рири,  не  забудь налить масла в
фонари у входа. Кто-нибудь под  шумок  может надумать  поживиться у нас. Так
что я хочу, чтобы двор был как следует освещен.
     -  Ладно,  мы  все  сделаем, матушка, - вздохнул  Диомис. - Разве мы не
привыкли запирать гостиницу  на ночь за эти двадцать  лет. Рири, сходи-ка ты
проверь конюшню. Я займусь дверьми.
     Рири быстро кивнул и вышел через дверь для разгрузки припасов на задний
двор.
     Тем временем Диомис проверил, все ли засовы на входной двери задвинуты,
и задул лампу. Огонь в очаге погас;
     в гостинице было всего двое постояльцев, и Диомис не стал  подбрасывать
в огонь  дров,  зная,  что те  уже легли.  Он  как раз  проверял, заперты ли
ставни, когда услышал знакомый стук в дверь.
     Диомис выглянул в щель между створками, но не заметил во дворе лошадей.
     -  Кто  там?  -  спросил  он,  но  не  получил  ответа.  Стук  в  дверь
продолжался. Сегодня Диомис был не в настроении для подобных игр.
     -  У нас  уже закрыто! Попробуй заглянуть в "Рябинушку" - это через две
улицы отсюда.
     Невидимый посетитель постучал снова, на этот раз более настойчиво.
     - Ну  послушай... - начал  Диомис, но тут его прервал  грохот  кухонной
двери, со скрипом распахнувшейся от удара.







     Въехав  на  вершину  холма  к  северу  от  Уотермида,  Алек,  к  своему
удивлению, увидел  вдали  длинный ряд факелов.  Когда расстояние  между ними
сократилось, он разглядел, что это  колонна кавалерии под красным  с золотом
штандартом  - полк  Красной  Змеи. Остановив коня, Алек окликнул первого  же
всадника, поравнявшегося с ним.
     - Что происходит? Солдат придержал коня.
     -  Война,  сынок.  Наконец-то  началось.  Сообщай  о  том  всем,   кого
встретишь.
     - Так рано, еще весна не наступила!
     - Похоже,  этим подонкам очень не терпелось, - мрачно ответил конник. -
Отряд  пленимарцев устроил засаду  нашим кавалеристам  в  холмах Майсены. Мы
направляемся на север,  чтобы  соединиться с царской гвардией. Говорят, они,
как всегда, приняли удар на себя.
     - Царская гвардия? Я знаю кое-кого  оттуда.  Не  возьмешься ли передать
письмо?
     - Некогда ждать, сынок,  - ответил  солдат, дал  шпоры  коню и помчался
догонять своих.
     Сотня или  больше всадников в  красных с золотом плащах поверх кольчуг,
на огромных вороных конях, как привидения  в сгустившихся сумерках, исчезли,
перевалив через вершину холма.
     - Да  смилуется над тобой Создатель! - воскликнула Арна, выходя во двор
встретить Алека. - Наконец-то! Уж не случилось ли чего с тобой по дороге?
     Алек слишком торопился, чтобы рассказать ей все подробно.
     - Просто скажи Ранилу, чтобы он туда больше никого не посылал, - сказал
он, направляясь  к конюшне с  вороным Микама в поводу.  - По дороге я  узнал
новости. Война началась.
     Арна прижала руки к морщинистым щекам.
     -  Ох,  моя бедняжечка  Бека! Она ведь уже  там,  на  границе.  Как  ты
думаешь, ей пришлось вступить в бой?
     У  Алека не хватило духу солгать. Он повернулся и обнял старую служанку
за плечи.
     - Солдат,  от которого я  услышал новости, сказал,  что царская гвардия
уже сражается,  да. Микам еще  ничего об этом не знает: известие не дошло до
замка Варника. Думаю, все скоро услышат о войне, но на всякий случай передай
новости сначала Микаму, а уж он сам пусть сообщит Кари, ладно?
     - Конечно, голубчик, конечно, - вздохнула  Арна, вытирая глаза  уголком
шали. -  Разве все мы этого не ожидали? Ничего наша девочка не хотела, кроме
как вступить в гвардию, и тут же оказалась в самой гуще заварушки. А ведь ей
еще и двадцати нет.
     - Ну, Бека прекрасный боец, - откликнулся  Алек, успокаивая не  столько
Арну, сколько себя. -  У нее же были  такие учителя -  Микам и Серегил,  - а
потом еще и Миррини; лучшего и желать невозможно.
     Арна сжала ему руку.
     - Да  будет с тобой милость Создателя, господин. Надеюсь,  что ты прав.
Пойду-ка я найду тебе чего-нибудь перекусить перед дорогой. Ты уж не уезжай,
пока я не вернусь, слышишь?
     К   тому  времени,  когда  Алек  оседлал  Заплатку,  Арна  вернулась  с
угощением, завернутым в салфетку, и  несколькими факелами. Вскочив в  седло,
юноша зажег один  из  них от фонаря в конюшне и поскакал к Римини. Ночь была
безлунной, небо затянули тучи.
     По  дороге  Алеку  встретилось  еще  несколько  отрядов  - и пехота,  и
кавалерия, - но он не стал останавливаться, чтобы узнать последние новости.
     До города Алек добрался как раз перед полуночью.  Дорога  шла по скалам
над морем, и  отсюда была видна гавань, которую освещали, отражаясь в темной
воде, многочисленные факелы. Сигнальные костры горели и на островках у входа
в порт; вверху, на городских стенах, тоже то и дело мелькали огни.
     Охраняемые большим отрядом стражников, северные  ворота были открыты, и
через них шли  войска. За воротами Жатвенный рынок выглядел  так, словно  на
нем  уже развернулась  битва. Все,  что  осталось от  киосков и лотков, мимо
которых  Алек  проезжал еще утром  этого дня, были кучи  обломков  дерева  и
обрывков   цветных  навесов.   Несмотря  на   поздний   час,  солдаты  всюду
устанавливали  баллисты  и расчищали место для  катапульт.  Впредь торговцам
предстояло трудиться под открытым небом или продавать свои товары с тележек
     Алек направил Заплатку  сквозь царящий на площади хаос, потом свернул в
узкие  кривые переулки,  направляясь к  улице  Синей  Рыбы.  Из-за  закрытых
ставень гостиницы пробивался свет,  хотя  Рири,  похоже,  в  суматохе  забыл
зажечь фонари у ворот.
     "Достанется  же ему от  Триис",  - подумал Алек,  сворачивая на  задний
двор. Он задержался в конюшне,  расседлывая Заплатку  и  накрывая попоной ее
мокрую спину. Напоив лошадь и  задав ей овса, юноша  через кладовку вошел  в
дом и  направился к  лестнице. В городе  царила такая суматоха,  что,  может
быть,  Серегил не обратит внимания  на то, что Алек его  не  послушался и не
остался на ночь в Уотермиде.
     Он достаточно хорошо ориентировался в доме, чтобы не нуждаться в свече.
На втором этаже  он  бросил лишь  беглый взгляд  на  без  модный  коридор  и
поспешил к потайной лестнице, ведущей в их с Серегилом  комнаты. Заклинание,
открывающее проход, было теперь ему привычно, и он рассеянно произнес его, в
спешке  не  обратив  внимания на  то.  что защитные  магические  символы  не
засветились, как обычно, на стене.
     Ни вещий сон, ни видение не предупредили его.
     Нисандер  дремал  над  астрологическими  таблицами  у  камина  в  своей
спальне,  когда  магический тревожный сигнал заставил его вскочить на  ноги:
защита  Орески  была прорвана. За сигналом тревоги  последовал  целый  дождь
шаров-посланников: все маги срочно пытались выяснить, в чем дело.
     Или дело было в страхе.
     Враги проникли в  атриум! - красной вспышкой  пронеслось предупреждение
Голарии. Крик  смертельно  раненного юного подмастерья Эрминтала вонзился  в
душу Нисандера. как осколок стекла; затем он услышал беззвучный вопль самого
Эрминтала: Подвалы! Нахлынувшая тьма оборвала вопль.
     Сквозь  путаницу  мыслей  и голосов  Нисандер  позвал Теро.  Ответа  не
последовало.
     Собрав  все силы для  битвы,  которая, как  он  еще  недавно  надеялся,
никогда  не  разгорится,  Нисандер произнес заклинание перемещения и  ступил
через открывшийся провал в коридор самого нижнего уровня подвалов,  ко входу
в  скрытую комнату. Его уже ждали призрачные фигуры. Нисандер  сделал  шаг к
ним и  споткнулся. Взглянув себе  под ноги, он увидел то,  что  осталось  от
Эрминтала и его подмастерья;
     узнать их он смог лишь по обрывкам мантий.  Дальше грудой лежали другие
тела.
     - Добро пожаловать,  старик. - Это был голос из видений, преследовавших
Нисандера.  Грянул  беззвучный  магический  гром,  и  волшебник  едва  успел
произнести защитное заклинание, как вокруг него взвилось ревущее пламя. Там,
где прошел огонь, плоть павших шипела и чадила.
     Восстановив равновесие, Нисандер  в  ответ ударил молнией,  но один  из
двух пришельцев -  тот,  что  пониже ростом,  - небрежно отмахнулся, и заряд
ударил в стену. Благодаря вспышке Нисандер разглядел, что это был дирмагнос.
Рядом с ним высилась фигура, так скрытая колеблющимися  тенями, что Нисандер
не сразу понял, человек перед ним или сверхъестественное существо.
     - Приветствуем тебя, старик,  - прошипел  дирмагнос.  -  До чего же ты,
должно быть, устал после своего долгого бдения.
     "Это  не Текари  Меграеш, а женщина", - подумал Нисандер, делая  шаг  к
ней. Перед Нисандером стояла невесомая морщинистая скорлупа,  почерневшая от
времени,  иссушенная живущим  в  ней злом,  конечный продукт  некромантии  -
олицетворение жизни в смерти, облаченное в роскошные одежды царицы.
     Подняв узловатые руки с зажатыми  в  них двумя  человеческими сердцами,
она стиснула их так, что вниз упали тяжелые сгустки крови, запятнав пол у ее
ног.
     - Пиршество  начинается, Хранитель, -  сказала стоящая рядом с женщиной
фигура, и Нисандер снова узнал голос - голос демона с золотой кожей из своих
видений. Однако  это была  иллюзия.  Сквозь  покрывала тьмы  он  видел  лицо
мужчины - Мардуса, - говорящего голосом Пожирателя Смерти.
     Позади них толпились еще какие-то фигуры в мантиях. Нисандер чувствовал
смрад некромантии, окутывающий их;
     вместе с ним донесся  разрывающий сердце знакомый запах -  незабываемая
сладость благовоний Илинестры.
     -  После  всех  этих  лет,  после  стольких  предвкушений  тебе  нечего
ответить? - насмехался дирмагнос.
     - У меня для вас никогда не было  иного ответа, кроме этого. - Нисандер
поднял руки и швырнул в них шары магической силы, появившиеся в его ладонях.







     Луна  начала  клониться к западу, когда Серегил вернулся на улицу Синей
Рыбы. День оказался совершенно  неудачным. Из-за того, что начал действовать
закон о нищих, большинство его знакомцев сбежали или затаились. Те. кого ему
все-таки  удалось  выследить,  не  имели  свежих  новостей  о  передвижениях
пленимарцев по городу. Если враг и был здесь, то себя пока не обнаруживал.
     Как ни устал Серегил, незажженные фонари перед гостиницей заставили его
насторожиться;  от  нехорошего  предчувствия  по  спине  пробежали  мурашки.
Серегил  быстро нырнул в темную подворотню напротив и стал высматривать хоть
какое-нибудь движение во дворе; затем, обнажив клинок, он осторожно двинулся
к передней двери.
     Дверь оказалась слегка приоткрыта.
     Не прикасаясь к ней, Серегил прокрался во двор  и обнаружил, что задняя
дверь  также не  заперта.  Он  распахнул ее кончиком  рапиры  и приготовился
отразить нападение, но из дома не доносилось ни звука.
     Как только  он вошел в кухню, его  ноздрей коснулся запах несчастья: от
очага  тянуло застоявшимся дымом, от ламп - чадом  выгоревшего до дна масла.
Серегил  вытащил светящийся  камень,  но  в  его свете  не  обнаружил ничего
необычного, кроме одного: матрац Рири,  обычно расстилавшийся  на ночь перед
очагом, отсутствовал.
     На втором этаже появились более  тревожные признаки. В комнатах Триис и
ее  семьи никого не  было; лишь постель Силлы  показывала, что в ней  спали:
простыни сбились, одеяло свисало на пол. Рядом с кроватью опрокинутое кресло
лежало среди осколков разбитого кувшина.
     Серегил  почувствовал зловещую тяжесть  в желудке;  заглянув  в комнаты
постояльцев, он  обнаружил в единственной из них, которая была  занята, тела
несчастных возчика и его сына: их спящих задушили подушками.
     Потайная дверь, ведущая к  его комнатам, с  виду не  пострадала, однако
когда Серегил открыл ее, оказалось, что охранительный знак на стене выглядит
странно. На нижних ступенях лестницы виднелись пятна крови; некоторые из них
были размазаны,  словно несколько  человек прошли  здесь прежде,  чем  кровь
засохла. Магические знаки на  площадке  просто отсутствовали. Все еще сжимая
рапиру в правой руке, Серегил левой  вытащил кинжал и  осторожно поднялся по
лестнице.
     Двери,  выходящие на площадку, были  распахнуты; за ними  лежала  тьма.
Серегил  решил,  что нужно выяснить,  не  прячется ли  кто в  неиспользуемой
кладовке  -  сейчас  ему  было  бы  обеспечено  легкое  отступление.  Выудив
светящийся камень из кошеля на поясе, он бросил его внутрь помещения. Камень
со стуком покатился по полу, осветив немногие хранящиеся в  комнатушке ящики
и корзины.  Никто  не  выпрыгнул на Серегила  из засады,  но не  требовалось
умения Микама Кавиша читать следы, чтобы увидеть: в комнаты входили и из них
выходили несколько человек. Некоторых из них волокли, у кого-то  кровоточили
раны.
     Последний  охранительный  знак  на  двери  гостиной тоже  отсутствовал.
Глубоко вздохнув, Серегил прижался к стене рядом  с дверью и осторожно нажал
на ручку.
     Призрачные бледные огоньки  скользнули по полу у его ног,  одновременно
он ощутил  мерзкий запах  бойни Держа оружие на изготовку, Серегил  шагнул в
комнату. Даже то, что он  уже обнаружил, не  приготовило его к  открывшемуся
зрелищу: оно обрушилось на него как удар.
     В комнате  горело  несколько  ламп,  в  холодном  камине  плясали синие
колдовские огни. Кто-то развернул кушетку так, чтобы она хорошо  была  видна
от  двери, и  на  ней сидели четыре  обезглавленных тела,  словно в ожидании
возвращения хозяина.
     Серегил узнал  убитых  еще  до того, как увидел их  головы  на каминной
полке. Странный  свет заливал лица Триис, Диомиса,  Силлы и  Рири, казалось,
они с недоумением смотрят на собственные трупы, которым чудовищное остроумие
убийц придало позы спокойного отдыха. Диомис склонился к матери, обняв одной
рукой ее окровавленные плечи. Рядом сидела Силла, опираясь на труп Рири.
     Все вокруг  было  покрыто кровью. Засохшие  потеки тянулись  с каминной
полки к лужицам внутри очага.  На изуродованных телах кровь засохла сплошной
коркой. Кровавые отпечатки рук убийц были видны на стенах.
     Комната несла  следы борьбы. Стол оказался опрокинут, свитки пергамента
рассыпались по  пропитанному  кровью ковру. Книжные  полки были  сорваны  со
стены,  их  содержимое разбросано по полу.  Серегил нагнулся,  чтобы получше
рассмотреть беспорядок, и тут у него перехватило дыхание:
     в темноте под перевернутым верстаком он увидел что-то...
     Рапира Алека.
     Серегил вытащил ее  и  внимательно  осмотрел.  Темные  пятна на  клинке
говорили о  том, что  Алек сражался  до того,  как  лишился  оружия. Стиснув
рукоять, Серегил сам удивился собственному бессмысленному гневу:
     "Я  же велел  ему  остаться  в  Уотермиде!"  Дверь  в его  спальню была
закрыта,  но  туда  вели  кровавые  отпечатки ног.  Серегил  взял горшок  со
светящимися камнями с полки и швырнул содержимое внутрь комнаты.
     Оттуда раздался  жуткий вой, и Серегил в  ужасе взмахнул  клинком.  Вой
раздался  снова,  затем  сменился  низким  рычанием.  Взглянув туда,  откуда
доносился звук,  Серегил  увидел Руету, ощетинившуюся на гардеробе; ее глаза
горели,  как  болотные  огни.  Кошка  зашипела,  потом  соскочила на  пол  и
метнулась к двери.
     В спальне,  казалось,  все оставалось как было,  за исключением зеленых
бархатных занавесей  вокруг кровати. Серегил никогда  их не  задергивал,  но
сейчас  кто-то  опустил  полотнища.  Кто-то, чьи  кровавые следы остались на
ковре
     Собственное  дыхание  показалось Серегилу невероятно громким,  когда он
все  же заставил себя пересечь комнату,  заранее  зная, чье тело  обнаружит,
когда отдернет занавеси.
     - Нет, - хрипло простонал  он,  не сознавая, что говорит вслух. -  Нет,
пожалуйста, нет...
     Стиснув зубы, он откинул в сторону зеленый бархат.
     На  кровати  не было ничего,  кроме кинжала  - кинжала с обвивающей его
прядью  золотых волос.  Серегил  трясущимися руками поднял клинок; он  узнал
черную  костяную рукоятку, инкрустированную серебром, - это был нож, который
он подарил Алеку в Вольде.
     На какую-то  ослепительную секунду Серегил  почувствовал  прикосновение
пальца Алека к своей щеке - тот замаскировал золой чистое пятнышко.
     -  Где  он? -  прошипел  Серегил. Стиснув рапиру,  он  вновь  выбежал в
гостиную. - Вы, ублюдки! Что вы с ним сделали?
     Рядом  раздалось гнусное хихиканье, и Серегил замер на месте, оглядывая
комнату. Смешок послышался снова; волосы  на голове Серегила зашевелились от
ужаса. Он узнал этот голос.
     Голос призрака, преследовавшего его по дороге через  Майсену; призрака,
с которым он сражался в своем лихорадочном сне той ночью, когда Алек  сорвал
с него деревянный диск.
     Но на  этот раз черное бесформенное чудовище  не предстало  перед  ним.
Смеялись дергающиеся губы отрубленной головы Силлы.
     - Серегил из Римини и Ауренена! -  Ее остекленевшие глаза повернулись в
глазницах, ища его. - Наконец-то мы нашли тебя, вор!
     Челюсти Диомиса дрогнули, и он заговорил тем же жутким голосом:
     - Уж не думал ли ты, что мы позволим тебе скрыться? Тебе, осквернившему
святилище Сериамайуса, похитившему его реликвии!
     -  Око и Корону. - Теперь  говорил  Рири, при  жизни  не произнесший ни
единого слова.
     - Вор!  Святотатец! -  бросила Триис; ее ссохшиеся губы раздвинулись  в
мерзкой усмешке.
     -  Аура  Элустри  малреи,  -  выдохнул  Серегил,  глядя  на  гротескный
спектакль со смесью ужаса и отвращения. - Что вы сделали с Алеком? Где он?
     Ответа не последовало, но голова Рири скатилась на пол и, щелкая зубами
и смеясь, попыталась вцепиться Серегилу в ногу; остальные головы  сделали то
же.
     -  Простите  меня,  друзья.  -  Чувствуя себя  так,  словно  не в силах
вырваться из ужасного кошмара,  Серегил поднял клинок и наносил удары до тех
пор, пока от голов не осталось разбросанной по полу мешанины волос и мозгов.
В  кровавом месиве  Серегил  нашел  четыре  маленьких амулета  -  обугленные
человеческие пальцы, обмотанные веточками паслена.
     Подавив позыв к рвоте, Серегил  с  подозрением оглядел тела, сидящие на
кушетке.
     -  Вы  заслуживали  лучшей  участи,  - хрипло  прошептал он. -  Я  как-
нибудь... Не знаю как, но я отплачу за вас.
     Вернувшись  в спальню, Серегил  вытащил свой  старый  кожаный  дорожный
мешок  и побросал  в него  самое необходимое, потом бережно  завернул кинжал
Алека в шарф и сунул за пазуху.
     В гостиной он снял с крюка лук и колчан Алека  и положил их у двери, не
позволяя себе думать  о том, пригодятся ли они  когда-нибудь хозяину. Рапиру
Алека он сунул в  собственные ножны: было ясно,  что свой  клинок  он  будет
держать наготове еще долго, пока не удалится от зловещего места.
     Обойдя кровавое месиво  перед камином, Серегил взял  с  каминной  полки
шкатулку с  драгоценностями, выудив ее из лужицы  засохшей крови, и  высыпал
содержимое в  свой  мешок. Добыча многих  лет засверкала в лучах колдовского
огня, горящего в  камине. Совсем  недавно  Алек,  во время  урока  по оценке
камней,  рассортировал их.  Горсть блистающих рубинов рассыпалась,  заполняя
промежутки между дорожной одеждой и припасами, за ними последовали изумруды,
опалы, аметисты, золотые с бриллиантами пуговицы, использовавшиеся как фишки
для игры.
     Руки  Серегила начали дрожать.  Драгоценности,  которых  хватило бы  на
выкуп за вельможу, просыпались мимо, но Серегил не стал их собирать. Завязав
мешок,  он отнес его к двери,  потом обернулся  и бросил последний взгляд на
то, что было  ему домом больше  трех десятков лет. Здесь он  был  счастлив -
возможно, счастливее, чем где-нибудь  еще  за всю свою жизнь.  Теперь же все
это - книги, оружие, гобелены, статуи, диковинки, заполняющие полки, - стало
не   более   чем   декорацией   для  издевательской   сцены,   разыгрываемой
изуродованными трупами перед камином.
     Прошептав краткую молитву, Серегил взял  со стола большую лампу и вылил
масло  из нее на  тела. Затем  он разбил все лампы,  стоявшие  в комнате, об
стену и бросил  горючие камни в разлившееся масло. Вспыхнуло пламя, голодный
очищающий огонь быстро охватил комнату.
     Перебросив  через плечо мешок и прихватив оружие, Серегил  кинулся вниз
по лестнице, оставляя все двери открытыми.
     Однако когда  он пробегал мимо комнаты Силлы,  тихий плач заставил  его
замереть на  месте.  Бросив у порога все, кроме  рапиры, Серегил  ворвался в
комнату и отшвырнул в  сторону упавшее кресло. За ним оказалась колыбель и в
ней Лутас, плотно запеленутый в одеяла, чтобы заглушить его крик.
     Силла  услышала, как приближаются убийцы. За те немногие секунды, что у
нее  оставались, она  спрятала  сына  - опрокинула  кресло и бросила на него
одеяло, чтобы колыбель не была видна.
     "Должно  быть,  он спал, когда  я  раньше  сюда заглядывал,  -  подумал
Серегил, беря на  руки  возмущенного  малыша.  - А  если  бы  он  сейчас  не
заревел..."
     Повернувшись к выходу,  Серегил увидел  свое отражение в зеркале Силлы.
Бледного как смерть, с глазами, пылающими гневом, его можно было принять  за
мстительный призрак.
     Сквозь щели в потолке начал просачиваться дым, и Серегил поспешно вынес
Лутаса и свою поклажу вниз.  В первых робких лучах рассвета  знакомый задний
двор выглядел как что-то нереальное, словно  что-то привычное, увиденное  во
сне и готовое  превратиться в нечто зловещее.  Вес мешка,  оружия и ребенка,
казалось, истощил силы Серегила.
     - Слава тебе. Светоносный, наконец-то я тебя нашел! - раздался знакомый
голос.
     Подпрыгнув от неожиданности, Серегил обернулся и  увидел молодого слугу
Нисандера, Ветиса, на гнедой лошади.
     - Я заметил дым еще  издалека, -  сказал Ветис, натягивая поводья.  Его
одежда  была порвана,  одна рука на перевязи, заметил Серегил с новым уколом
ужаса. - Я вошел через переднюю дверь, и когда никто не откликнулся...
     - Все  убиты, -  сообщил  ему Серегил. Собственный голос  показался ему
тонким и напряженным. - Что случилось с тобой? Что ты здесь делаешь?
     -  На Ореску прошлой ночью  напали,  -  ответил хриплым от сдерживаемых
чувств  голосом  Ветис.  - Это было  ужасно. Нисандер... Его нашли  в  самом
нижнем подвале...
     - Он мертв? - рявкнул Серегил. Ветис скривился.
     -  Не знаю.  Когда я уезжал, с  ним были Валериус и Хверлу. Они послали
меня за тобой. Ты должен отправиться туда немедленно!
     Серегил бросил на землю поклажу и сунул Лутаса в руки Ветису.
     -  Забери  его и отвези все  это  в  Ореску.  И  еще  присмотри.  чтобы
остальные лошади не остались в конюшне, когда она загорится.
     Оставив  паренька справляться по мере сил, Серегил  нырнул в конюшню  и
начал взнуздывать Цинрил.
     Из  соседнего  стойла к  нему потянулась Заплатка.  Алек прошлой  ночью
позаботился  о  том, чтобы  накормить  ее  и  накрыть  попоной,  прежде  чем
отправиться к себе, не подозревая, что его там ждет...
     Вскочив на лошадь без седла,  Серегил выехал наружу,  миновал  Ветиса и
поскакал прочь от пылающей гостиницы, ни разу не оглянувшись.
     Пока он галопом преодолевал расстояние  до  Орески, мир казался странно
нечетким.  Улицы,  бледное  утреннее  небо, стук  копыт  Цинрил -  все  было
каким-то  размытым,  приглушенным, словно  Серегил смотрел  на них  издалека
через одну из волшебных линз Нисандера.  Однако  за этим защитным  барьером,
спасающим от шока, начинало нарастать отчаяние.
     "Нет еще, нет еще. Нужно так много сделать..."
     Серегил промчался по улицам, в ворота Орески, сквозь благоухающие сады,
не замедляя скачки, пока не оказался у входа в здание. Соскочив с лошади, он
взбежал по лестнице, перепрыгивая через ступени.
     В  атриуме  его встретил запах дыма и магии. Мозаичный  пол,  опаленный
пламенем, потрескался,  изображение дракона оказалось частично уничтоженным.
Там, где раньше была арка, ведущая в  музей,  теперь зияла дыра,  заваленная
мусором и обломками.
     Впоследствии  Серегил не мог вспомнить, как он поднялся в башню или кто
его туда впустил; когда он наконец остановился, он  был  у  двери в  спальню
Нисандера, и Валериус преграждал ему путь.
     - Он жив? - спросил Серегил с отчаянно колотящимся сердцем.
     Дризид, нахмурившись, кивнул:
     - Да, по крайней мере в настоящий момент.
     - Тогда дай мне пройти. Мне нужно поговорить с ним! - Серегил попытался
оттолкнуть  Валериуса, но тот  схватил его за руку  и  настойчиво потянул  в
сторону.
     - Осторожно, Серегил, осторожно. - предостерег он. - Насколько я смыслю
в  медицине, он не  должен был выжить  после такого нападения. Многим другим
повезло меньше. И все равно  он не дает нам сделать что нужно для облегчения
его страданий,  пока не поговорит с тобой. Постарайся не затягивать разговор
и не тратить его силы. У него их совсем не осталось.
     Валериус  отступил  в  сторону и открыл  дверь; когда Серегил вошел, он
последовал за ним.
     Нисандер  лежал на  боку под чистой простыней.  Глаза его были закрыты,
лицо безжизненно. У постели на коленях стоял Хверлу, из его странных конских
глаз  лились слезы, пока он тихо наигрывал на арфе целительную мелодию. Двое
незнакомых Серегилу дризидов, женщина и мальчик, тихо  напевали  заклинания.
Валериус что-то коротко сказал,  и они отошли в сторону. Серегил приблизился
к постели и опустился на колени.
     Дыхание мага было таким слабым, что Серегил его почти не слышал.
     -  Что  произошло? -  прошептал он, нежно  касаясь  щеки  старика. Кожа
оказалась холодной и влажной, как глина.
     - Ночью был  ужасный  шум,  подобный  грому  и  сражению, - сказал  ему
Хверлу,  продолжая наигрывать. -  Звуки разбудили нас  в нашей роще. Когда я
подбежал  к  Дому Орески, я увидел над ним черную тень, очень большую. Потом
она растворилась в темном небе. Я  вбежал внутрь, и  тут я  обнаружил  такую
бойню!.. - Пальцы  кентавра дрогнули на струнах. - Среди  пришельцев были  и
воины, не только волшебники. Столько погибло!..
     - Но как это могло случиться? - спросил Серегил, не в силах поверить. -
Как такое их число могло проникнуть внутрь? Руки Иллиора, это ведь Ореска!
     - Через ворота, а также, похоже, через сточные трубы, - откуда-то сзади
сказал Валериус.
     - Сточные трубы? Но я  думал,  что об этом позаботились, после того как
мы с Алеком разоблачили Ритела!
     - Как оказалось, власти побеспокоились только  о  тех туннелях, которые
могли вести  к царскому дворцу. Возможно  также, что кто-то с помощью взяток
обеспечил недосмотр. Как  бы то ни было, сразу же после тревоги отряд воинов
ворвался из сада. Как они смогли остаться незамеченными - еще одна тайна, но
основной удар, похоже, был нанесен через подвалы.
     Серегил обхватил руками голову.
     - Все эти погибшие прошлой зимой ползуны!.. Клянусь  Четверкой, если бы
я добрался до Ритела раньше, мы смогли бы этому воспрепятствовать!
     Веки Нисандера затрепетали.
     -  Мардус. -  Его шепот оказался едва слышен. - Это был Мардус, я видел
его,  и  дирмагнос...  -  Голос  Нисандера  прервался,  но  губы  продолжали
шевелиться.  Серегил  наклонился и  приложил  ухо  к  губам мага  в  надежде
разобрать беззвучные слова. - Пожиратель Смерти. - Шепот стал  чуть  слышным
шелестом, но значение Серегил понял безошибочно. Нисандера передернуло, и он
зажмурился, борясь с  волной  боли, однако поборол себя и выдохнул: - Где...
Алек?
     -  Они  захватили  его. Оставили мне это.  - Серегил  вытащил  кинжал и
вытянул руку, чтобы Нисандер мог его увидеть.
     Волшебник присмотрелся к пряди волос, потом снова зажмурился от боли.
     - Это не твоя  вина. - От этих слов друга Серегил ощутил горечь во рту.
Его  внутренняя  защита  начала  слабеть,  ярость  и  горе, как  зазубренные
осколки, грозили прорвать ее.
     - Началось, - выдохнул Нисандер; было заметно,  как он возбужден. Чтобы
продолжать  говорить, ему  требовалась  вся сила воли. -  Одно время и  одно
место - в Пленимаре, под колонной небес... Храм... храм...
     -  Храм в Пленимаре.  Где, Нисандер? Проклятие, ты должен  мне  сказать
где!
     - Синодальное... - виновато прошептал Нисандер, вновь теряя сознание.
     - Что? Нисандер,  что это значит? - Серегил повернулся к  Валериусу.  -
Сделай что-нибудь! От этого зависит жизнь Алека!
     Схватив Серегила за руку, дризид отвел его от постели.
     -  Дай   ему  время.  Ему  нужен  отдых,  иначе  он  может  никогда  не
выздороветь. Да и ты сам выглядишь  так, что, похоже, нуждаешься в помощи. Я
позову Дарбию.
     -  Ничего мне  не  нужно,  -  прошипел  Серегил сквозь  стиснутые зубы,
пытаясь хоть  что-то увидеть поверх плеча Валериуса, выпроваживающего его из
комнаты. - Я должен узнать, что он имел в виду. И так уже может быть слишком
поздно!
     -  Если он  сейчас  не  отдохнет, может случиться, что  он  уже никогда
ничего не скажет. Ему нужно несколько часов, может быть, меньше. Не уходи из
башни. Я займусь тобой, как только закончу здесь. А теперь отправляйся! - Не
особенно нежным пинком Валериус вытолкнул Серегила в коридор и закрыл дверь.
     Серегил  остался в одиночестве, сжимая в руке кинжал Алека.  Коснувшись
пряди волос пальцами, он тихо произнес слова, которые не осмелился сказать у
постели больного:
     - Скажи, Нисандер, может ли твоя магия защитить его теперь?







     Микам, обняв Кари, ощутил округлость ее живота.
     Шар-посланец Магианы,  отблескивающий  зеленым,  висел  в углу  покоя в
замке благородного Варника, отведенного гостям.
     - Мне очень жаль, родная, но  что-то  случилось, и Магиана ждет меня. -
Микам ласково вытер  слезу со щеки Кари. Как много раз  уже  случалось,  что
кто-то ждал его,  отрывая  от  дома? Как много  раз провожала его Кари  этой
своей легкой напряженной улыбкой?
     - Так отправляйся, - сказала она  решительно, сложив руки на  груди.  -
Сакор да приведет тебя обратно в целости.
     Вскинув на плечо дорожный мешок, Микам повернулся к шару:
     - Я готов.
     На том месте, где только  что был  шар, разверзся темный овал.  Помахав
Кари рукой, Микам  шагнул  в него и тут  же  обнаружил,  что стоит в рабочей
комнате  Нисандера.  В нескольких  футах  от  него в  низком  кресле  сидела
волшебница;
     вид у  нее был необычно изможденный,  вышитая мантия в  грязи и  крови,
пряди длинных серебряных волос упали на плечи.
     - Что случилось? - в тревоге спросил Микам. Опустившись на одно колено,
он взял руки Магианы в свои Пальцы волшебницы оказались холодными как лед.
     - Значит, Алек с Серегилом все-таки оказались правы, - простонал Микам,
обнимая старую женщину. - Нападающие были пленимарцы?
     - Их привел сам князь Мардус. С ним были некроманты и дирмагнос.
     - Где Серегил? И Алек? Магиана покачала головой.
     - За  ними послали  Ветиса. Может быть, они уже здесь. Пойдем, я должна
быть рядом с Нисандером.
     Спустившись  по  лестнице,  они   повстречались  с  женщиной-дризидкой,
выходящей из комнаты Нисандера; та несла таз, ее одеяние было в пятнах.
     - Как он? - спросила Магиана.
     - Ему  не стало  хуже,  -  мягко  ответила женщина.  Когда  они  вошли,
Валериус накладывал компрессы на грудь и бок мага. Он прикрыл его простыней,
когда  Микам  приблизился,  но тот успел  увидеть ужасные  ожоги.  Нисандер,
казалось, спал или был без сознания; лицо его было белым, как лицо мраморной
статуи. Магиана придвинула кресло к изголовью постели и положила руку на лоб
Нисандера.
     - У  него организм  могучий,  как у  дракона,  - тихо сказал  Валериус,
задумчиво  поглаживая свою  всклокоченную черную бороду. - Как  он борется с
недугом! Он поправится,  если мне удастся защитить его  от инфекции. Ты  уже
видел Серегила?
     - Нет, я только что прибыл Где они? С ними все в порядке?
     Дризид опустил руку на плечо Микама, и у того оборвалось сердце.
     -  Серегил примчался  примерно полчаса назад.  Он  не разговаривал ни с
кем, кроме Нисандера, но Алека с ним нет. Ветис говорит, что Серегил  поджег
"Петух". Насколько мне известно, лишь ребенок...
     - Проклятие! - Микам рванулся к двери. - Где он?
     - В гостиной. Если ты...
     Микам не стал больше слушать. Пробежав по коридору, он  увидел открытую
дверь. Серегил стоял, прислонившись к стене; одет он был в штаны и рубашку с
чужого плеча.  Огромное количество карт  и  свитков окружало одно из кресел:
похоже, раньше он  сидел  там, просматривая их.  На  полу  рядом  с  креслом
виднелся кубок с вином, но когда Серегил поднял глаза, Микам увидел, что его
друг  вовсе не пьян.  Его  бледное лицо было бесстрастным, но глаза... Когда
Микам заглянул в них, он почувствовал леденящий ужас.
     -  Алек обо всем  тебе рассказал? - спросил Серегил, и Микаму очень  не
понравилось его спокойствие.
     -  Да.  - Микам  медленно двинулся  к  нему - так он  приближался  бы к
взбесившейся лошади. - Где он? Что произошло в "Петухе"?
     Серегил протянул  ему что-то, что все время сжимал в руках, - кинжал  с
длинной белокурой прядью, обернутой вокруг него.
     - Он?..
     - Не знаю.
     Микам со стоном рухнул в кресло.
     -  Он  так безумно  спешил вернуться.  Беспокоился о тебе, я думаю Мне,
конечно, следовало его остановить.
     - Может быть, я  смогу помочь, - раздался от двери голос Валериуса.  Он
подошел к  Серегилу, взял  у него  кинжал и приложил  ко  лбу, бормоча не то
молитву, не то заклинание. - Он  жив,  -  наконец  сказал  дризид, возвращая
кинжал. - Это все, что я смог узнать, но он жив.
     -  Только надолго ли,  а?  - Тонкие морщинки  вокруг глаз  и рта  стали
особенно заметны в свете камина, когда Серегил забрал кинжал и  прижал его к
груди.  - Мы знаем,  на что  способны  эти ублюдки.  Ведь здесь  был Мардус,
знаете ли. Нисандер видел его во время нападения на Ореску. Я думаю, можно с
уверенностью сказать, что в "Петух" тоже явились его люди.
     - Они нашли вас.
     Губы Серегила скривила пародия на его прежнюю улыбку;
     Микам поежился, глядя на него.
     - Можно сказать, - ответил Серегил другу невыразительным голосом, глядя
в  огонь,  - что  Алек  попал в засаду. Я появился  там,  когда все уже было
кончено. - Руки Серегила заметно дрожали.
     Валериус сочувственно кивнул Микаму и бесшумно выскользнул из комнаты.
     - Они убили... они убили всех, - прошептал  Серегил. - У меня  наверху.
Единственное исключение - Лутас. Он у Ветиса.  "Петух" теперь  горит. Вместе
со всем. Всем, что там есть.
     Микам потряс головой: ужас услышанного не сразу дошел до него.
     - Но Силла, Триис?
     - Все убиты.
     Лицо Серегила сморщилось, как пергамент, брошенный в огонь
     - Это я виноват, - мучительно выдохнул он, сжимая голову обеими руками.
- Я навлек на них гибель, привел этих подонков. Они ..
     Микам  молча обнял друга  и  крепко  прижал к себе.  Серегил беспомощно
содрогался от хриплых  сдавленных  рыданий.  За все время,  что  Микам  знал
Серегила, тот почти никогда не плакал, а уж так,  как в этот раз, - никогда.
Что  бы  он ни  увидел в  гостинице, что бы там ни произошли,  это надорвало
что-то в его душе.
     - Ты же не мог знать, - наконец проговорил Микам.
     - Я должен был знать! - заорал Серегил, вырываясь из его объятий. Глаза
его стали  безумными. - Все эти годы они  заботились  обо  мне,  хранили мои
секреты.  Зарезаны!  Зарезаны,  как  скот,  Микам!  Потом  эти  стервятники,
питающиеся падалью... Они отрубили...
     Он упал на колени, закрыв лицо руками, и новые рыдания сотрясли все его
тело.
     Микам  тоже  опустился  на  пол,  положил руку  на плечо  Серегила и со
всевозрастающим ужасом и  яростью выслушал сбивчивый  рассказ о том, что тот
обнаружил и что сделал с телами этих добрых людей
     Когда он закончил,  Микам снова обнял  его и держал,  пока  Серегил  не
выплакался до полного изнеможения. Он  оставался в той  же позе, опираясь на
Микама, еще несколько  секунд, потом откинулся и вытер лицо рукавом. Глаза у
него покраснели, но он теперь казался более спокойным.
     Колени  у  Микама  болели от  неудобной позы. Он уселся на  пол посреди
раскиданных свитков и вытянул сначала одну ногу, потом другую.
     - Расскажи мне  подробнее  насчет Алека.  Серегил протянул ему черный с
серебром кинжал, который он все это время прижимал к себе.
     -  Это  его. Они оставили  кинжал для меня: чтобы я точно знал, что они
захватили Алека. Судя по тому, как выглядела комната, они убили остальных, а
потом дожидались довольно долго, рассчитывая, что мы  появимся.  Я нашел под
столом рапиру Алека. Он сражался с ними, прежде чем им удалось его схватить:
на клинке есть следы крови.  - Серегил глубоко вздохнул, стараясь взять себя
в руки. - Я показал рапиру Нисандеру, когда оказался здесь  сегодня утром. Я
думаю, он  знает,  куда они направляются.  Он пытался сказать мне  об  этом,
прежде  чем  потерял  сознание,  но  я  думаю, мы  и  сами  сможем  об  этом
догадаться.
     Из груды свитков на полу Серегил выудил карту. Когда он расстелил ее на
полу,  Микам  узнал  очертания   Пленимарского  полуострова,  но   затейливо
выписанные на карте названия прочесть не смог.
     - Что это? Я тут ничего не могу разобрать.
     - Это собственный шифр Нисандера, - объяснил Серегил. - Я научился ему,
еще когда был здесь подмастерьем. До того, как он потерял сознание, Нисандер
сказал о храме в Пленимаре; он назвал его храмом под колонной небес. Сначала
я  подумал,  что это, должно быть, какой-то монумент, и не особенно надеялся
его найти. Но ты посмотри сюда. - Серегил показал на точку на карте:
     она  находилась на  северо-восточном побережье, рядом  с  перешейком. -
Видишь этот крестик? Он обозначает гору Китес, только  здесь написано другое
название: Иотгашхораг. - Серегил поднял на Микама глаза, в которых загорелся
прежний огонь. - На древнем пленимарском языке это означает "Колонна Небес".
     - Под колонной небес... - Микам  снова взглянул  на  карту.  - Ты  ведь
понимаешь, что это место теперь глубоко в тылу врага?
     - Да, но если я  понял, что  пытался  сказать мне Нисандер,  совершенно
необходимо,  чтобы все  мы четверо  оказались  там  в какой-то  определенный
момент. "Одно время, одно место", сказал он, и еще "синодическое".
     - А это что такое?
     Серегил, хмурясь, покачал головой:
     - Пока не знаю, но что-то важное.
     -  Все  это касается  того твоего  проклятого  пророчества? - скривился
Микам. - Но для чего, ад и все его дьяволы, пленимарцы напали на Ореску?
     - Они  охотились за тем  деревянным диском, который я украл у Мардуса в
Вольде. Он  был  у Нисандера -  он  и  еще  по  крайней  мере один  предмет,
представляющий  для  них интерес.  Нисандер спрятал их  в  самом  нижнем  из
подвалов. Именно там и разгорелась битва магов.
     Поднявшись на ноги,  Серегил поправил  свою  не подходящую ему одежду и
направился к двери.
     -  Пошли. Мне хочется узнать, не пришел ли Нисандер в сознание. А потом
нужно посмотреть, какой урон причинили пленимарцы там, внизу.
     Микам  последовал  за другом, размышляя  о  Мардусе и о том, почему  он
похитил  Алека  вместо того, чтобы убить его на месте.  Решение Мардуса было
как-то  связано с тем, что Микам обнаружил в топях, но сейчас думать об этом
не хотелось.
     У двери спальни их встретил Валериус.
     - Ну, ты  определенно выглядишь  теперь лучше, - заметил  он, оглядывая
Серегила  с мрачным удовлетворением.  - Глаза красные,  щеки  горят.  Хорошо
выплакаться -  как раз это и было тебе нужно. Какой ужас насчет гостиницы. С
малышом все  в  порядке, кстати. Я отослал его пока  что  в  свой  храм.  Об
остальных ты расскажешь мне, когда будешь к этому готов.
     Серегил кивнул.
     - Можно мне теперь увидеть Нисандера?
     - Он  все еще  спит. Магиана  и Дарбия за ним присматривают и пошлют за
нами, как только заметят какую-нибудь перемену.
     - Как ты думаешь, скоро он проснется? - спросил Микам.
     - Трудно сказать.  Эти старые волшебники - странный народ. У  Нисандера
собственные способы борьбы за жизнь. - Валериус взглянул  на Серегила. - Как
я понимаю, ты еще не слышал насчет Теро?
     - Что насчет Теро? - резко спросил Серегил.
     -  Он  исчез,  -  фыркнул дризид. -  Уж как  его  искали,  но  ни среди
погибших,  ни где-нибудь в Доме Орески или  в городе так и не нашли. По моим
догадкам, он с теми, кто напал на нас прошлой ночью.
     - Этот подонок! Предатель! - прорычал Серегил. - Он все знал о занятиях
Нисандера, о его привычках, не говоря  уже о  магической защите Орески! Ведь
не только  железные  решетки в сточных трубах  преграждали путь  сюда! Он их
впустил! Потроха Билайри, он их впустил!
     -  Ну, этого мы  не  знаем, -  попытался возразить Микам, но Серегил не
слушал.
     - Он  знал и о  моих делах,  знал,  где я  живу! - Побледнев от  гнева,
Серегил ударил кулаком по стене. - Аграи  метири дос практа,  он  предал нас
всех!  Я  заставлю его съесть  собственную печень, когда поймаю! Ласот  арма
криунти!..
     Микам воспринял новость более спокойно.
     - Если он в этом замешан, то и Илинестра тоже. Полагаю, и она исчезла?
     Валериус покачал головой.
     - Ее тело нашли  в подвале, среди  погибших  врагов. Серегил разразился
новым ауренфэйским проклятием.
     - Сколько защитников Орески убито?
     -  Восемь  магов,  семнадцать подмастерий,  двадцать пять  стражников и
слуг, насколько мне известно. И многие еще умрут от полученных ран.
     - А сколько врагов?
     - Их погибло двадцать семь.
     Серегил бросил на дризида вопросительный взгляд.
     - Ну а остальные? Раненые или пленники?
     -  Ни  единого,  -  мрачно  ответил  Валериус.  -  Об  этом позаботился
дирмагнос. Как рассказывают те, кто видел сражение, как только Мардус и  эта
тварь исчезли из подвалов - я имею в виду, исчезли  чудесным образом,  - все
пленимарские воины,  остававшиеся в живых, и в подвалах, и в  атриуме  упали
мертвыми. Я видел их тела: ни на одном нет смертельной раны.
     - Я должен на них посмотреть. - сказал Серегил.
     - Я так и думал, что ты захочешь это сделать. Они все в восточном саду.
     - Хорошо. Но сначала я должен побывать в подвалах.
     Серегил и  Микам пересекли атриум и подошли ко входу  в музей;  осколки
изразцов и лепнины  хрустели у них  под  ногами.  Магический удар  сорвал  с
петель двери и разбил половину витрин. Разбита оказалась и та, где хранились
руки некроманта;  они лежали ладонями вверх  среди обломков и битого стекла,
словно огромные коричневые насекомые.
     Повсюду в подвалах работали люди. Спускаясь с этажа  на этаж, Серегил и
Микам  встречали  подмастерий  и  слуг,  выносящих  уцелевшие  артефакты,  и
плачущих или застывших в оцепенении магов.
     Стражник у последней двери пропустил их, не задавая  вопросов. Факелы и
колдовские  огни освещали вымощенные кирпичом  проходы, и в их свете Серегил
замечал  следы  разыгравшейся здесь битвы:  окровавленный кинжал,  брошенный
там, где  коридор  поворачивал, темные  пятна  на  каменных  стенах, обломки
палочки из слоновой кости, пряжка от доспехов, обгорелые клочья мантии мага.
     Микам  поддел  ногой  сломанный клинок, затем  развел руки:  его пальцы
почти коснулись обеих стен.
     - Клянусь  Пламенем, здесь же была  просто бойня!  Последнюю часть пути
они  проделали,  ориентируясь  на  голоса: рядом с ведущей во тьму опаленной
дырой  в  ничем  не  примечательной  стене внутреннего коридора,  за которой
Нисандер  так  долго хранил  свою  тайну,  стояла  молодая волшебница,  лицо
которой Серегилу было смутно знакомо, окруженная несколькими слугами.
     -  Ты  ведь друг Нисандера,  верно? - спросила она. -  Магиана говорила
мне, что ты можешь прийти сюда.
     - Так вот это где! - воскликнул Серегил, заглядывая в дыру.
     - Да, здесь тайник, мастерски скрытый. Думаю,  никто,  кроме Нисандера,
не знал о его существовании все эти годы.
     - Ну, очевидно, кто-то все же знал, - мрачно сказал  Серегил.  - Откуда
они напали?
     Лицо девушки залилось гневным румянцем. Она показала в глубь коридора.
     -  В дальнем конце прохода стена проломлена. Там в нескольких  футах от
подвала проходит сточная  труба.  Как ты говоришь, кто-то  знал,  где именно
искать.
     Волшебница со слугами отошла, предоставив Серегилу и Микаму возможность
обследовать тайник.
     -  Теро  мог  знать, где  искать, -  признал Микам. глядя, как  Серегил
достает свой  набор инструментов и светящийся  камень.  - Он мог догадаться,
или даже Нисандер сам показал ему место.
     -  Нет.  Он ничего  такого  не делал.  - Серегил  нагнулся  и  осмотрел
иззубренный  край  пролома.  - Пальчики  Иллиора, стена  же здесь в три фута
толщиной!  И  смотри,  никаких обломков.  Правда,  в  глубине я  вижу что-то
блестящее.
     Дыра была достаточно  велика,  чтобы Серегил смог  в  нее протиснуться.
Вытянув руку,  он  осторожно  коснулся чего-то, похожего  на шарики металла,
прилипшие к камню.
     - На ощупь похоже... Ну конечно, серебро. Что-то его расплавило, металл
потек, как воск. а потом застыл. Я влезу внутрь и осмотрюсь.
     Микам нахмурился, всматриваясь во тьму.
     - Ты думаешь, это не опасно? Нисандер, должно быть,  наложил черт знает
сколько охранительных заклятий на то, что здесь прятал.
     -  Какая  бы  охрана  здесь   раньше  ни  существовала,  она  наверняка
разрушена, - сказала волшебница, подходя и касаясь пальцами стены над дырой.
- Я ощущаю лишь слабые следы.
     Сжимая в руке  светящийся камень,  Серегил нырнул  в отверстие  головой
вперед Пролезть оказалось нелегко. Острые грани камня царапали руки и живот,
но все же он проник в тесное помещение.
     - Я на месте, - сообщил он остальным.  - Это  вроде комнаты, но потолок
слишком низкий, чтобы можно было выпрямиться.
     - Что там внутри? - спросил Микам, заглядывая в дыру
     - Ничего. Тайник  пуст. Но все  поверхности от пола до потолка черны  и
покрыты магическими символами
     Серегил  приложил  ладонь  к  стене  и сразу  же  узнал  мягкую,  почти
бархатистую поверхность; потерев ее рукавом, он скоро добрался до блестящего
металла
     - Серебро Им обита вся комната. - Это его не удивило;
     разглядев все подробности, Серегил  догадался, что  тайник  всего  лишь
увеличенная копия того окованного серебром ящика, который Нисандер давал ему
для хрустальной короны -  И на  задней стене есть полка, она тянется по всей
ширине.
     Осмотрев  полку, Серегил  нашел на  ней  три  пятна блестящего металла,
словно  то, что там находилось, не  давало серебру потускнеть. Среднее пятно
было  круглым, размером примерно  с ладонь Левый отпечаток оставило что-  то
тоже  круглое,  но меньшего  размера. Справа  виднелся  большой  квадрат,  и
серебро здесь было не  таким блестящим  Серегил узнал  два крайних пятна это
были отпечатки того, в  чем хранились деревянный диск и корона, но что собой
представлял  предмет  в центре? Судя по тому, что под ним серебро потускнело
меньше   всего,   предмет   находился  здесь  дольше   остальных,  доказывая
предположение Алека: Нисандер охранял какой-то магический предмет задолго до
того, как они привезли ему деревянный диск.
     Склонившись над  полкой, Серегил коснулся пальцем блестящего контура...
...Перед его  глазами  вспыхнула завеса  из  сияющих  искр, затем  наступила
темнота.
     Окружающее его безмолвие  нарушила единственная чистая затухающая нота,
и пока она звучала,  Серегил  не ощущал ничего, кроме нее. Звук пронзил его,
окутал, очертил  зыбкую  границу  между наслаждением  и  болью. Постепенно к
первой ноте начали присоединяться другие;
     они имели форму  -  длинные  тяжелые нити,  свернувшиеся  постепенно во
что-то, похожее на огромный канат.
     И  он  сам тоже  был одной из этих нитей, тесно  перевитой  с другими и
увлекаемой вместе с ними к  какой-то цели. Теперь  его заполнял не страх,  а
ужасное возбуждение.
     Другие звуки постепенно стали доходить до него извне этой пуповины; они
были иными.
     Далекими.
     Чуждыми.
     Бесчисленные  покрытые  черными  перьями  горла оглушительно  завопили;
потом вопль перешел в гнусный смех и затих, когда увлекающий Серегила  поток
миновал их.
     Человеческие голоса; крики и стенания на всех языках мира.
     Грохот битвы.
     Невероятные взрывы.
     Серегил  зарылся  глубже  в скопление  нитей,  но  назойливые  звуки не
отступали, поднимаясь до  ужасного крещендо и  затихая  так же быстро, как и
возникли.
     Тишина, полная предчувствия несчастья.
     Наконец между  нитями просочиться еще один звук. Серегил  узнал его; он
наполнил его невыразимым отвращением, большим, чем все остальные.
     Это был мощный гул океанского прибоя...
     - Серегил!
     Встревоженный  голос Микама разрушил видение и вернул Серегила в тесное
помещение.
     - С тобой все в порядке? - снова окликнул его друг.
     - Да, да, конечно, -  хрипло ответил Серегил, хотя внезапно ощутил, что
с ним совсем не все в порядке. Он чувствовал себя совершенно пьяным.
     Медленно  поднявшись, он,  шатаясь,  добрался до  дыры и  вылез наружу.
Микам помог  ему  встать на ноги,  но стоять без  посторонней помощи Серегил
смог  не  сразу.  Привалившись  к стене,  он сел на пол  и оперся локтями  о
колени.
     - Что там произошло? - спросил Микам, глядя на него с явной тревогой. -
Ты странно выглядишь.
     -  Не знаю. - Было  что-то, ускользающий  контур...  Чего? Все исчезло,
ничего не осталось.
     Серегил запустил пальцы в волосы, надеясь привести мысли в порядок.
     - Должно быть, подействовали  остатки  магии Нисандера или застоявшийся
воздух там внутри. Я просто почувствовал что-то похожее на опьянение. Сейчас
мне уже лучше.
     - Ты говорил  что-то  о полке, которая тянется вдоль стены,  - напомнил
Микам. - Ты там что-нибудь нашел?
     - Только отпечатки. Сосуда с диском, короны и чаши.
     - Какой чаши?
     Серегил, моргая, посмотрел на Микама.
     - Не знаю. Я просто... знаю.
     Впервые  с  тех пор, как он услышал от Нисандера о пророчестве, Серегил
ощутил   легкое  ледяное  прикосновение  страха,  смешанного  с  неожиданным
чувством мрачного предвкушения.







     Звук  боевой трубы разбудил Беку  перед рассветом.  Схватив рапиру, она
выскочила из палатки
     - К оружию! К оружию! - кричал разведчик, прискакавший  в  лагерь  - На
нас напали с восточных холмов! К оружию!
     Заслонив глаза  рукой,  Бека посмотрела туда,  где в миле  от  палаток,
расположенных  на небольшой  равнине,  тянулась  гряда  холмов  Хотя  солнце
светило  ей  в  лицо,  девушка  разглядела  вдали  темные  ряды  конников  и
пехотинцев; их  было много  -  возможно, целый полк  Отряд  царской  гвардии
насчитывал  лишь  половину своих  бойцов: Волчий эскадрон  охранял  торговую
дорогу, ведущую на юг к майсенскому побережью в двадцати милях отсюда.
     Из   палатки   выбежал   сержант  Бракнил  в   полном  вооружении,  его
растрепанная светлая борода стояла дыбом.
     - Что случилось, лейтенант?
     - Смотри! - показала Бека.
     - Проклятие! Разведчики из отряда Орла  только вчера донесли, что холмы
свободны от неприятеля! - Граница территории Пленимара проходила более чем в
двадцати милях к востоку.
     Остальные  бойцы турмы  тоже высыпали  из  палаток; не все они  были  с
оружием и готовы к бою.
     -  Надеть  доспехи!  - приказала  Бека, кидаясь в  свою  палатку, чтобы
одеться. Изнутри  ей было слышно,  как Портус,  Бракнил и Меркаль рявкают на
своих конников: "Копья к бою! Мечи наголо!"
     Через пару минут все тридцать бойцов были на конях. Их кольчуги и белые
гербы  на  зеленых  плащах  ярко  блестели  в  первых  лучах  солнца.   Бека
удовлетворенно  оглядела  их, потом повела  свою турму  туда, где  уже ждали
капитан Миррини и знаменосец  отряда Вторая турма лейтенанта Кориса  мчалась
галопом, чтобы тоже присоединиться к ним.
     Миррини  спокойно  сидела  на  своем белом  скакуне и  отдавала приказы
голосом, который перекрывал лагерный шум:
     - Принцесса Клиа  велела нашему отряду  пока что оборонять правый фланг
Слева расположится эскадрон  капитана  Перриса  Лейтенант  Бека, твоя  турма
займет позицию на самом краю линии справа, ты, Корис, слева. Мы покажем этим
шныряющим в темноте ублюдкам, что им  следовало бы встать пораньше, если они
вознамерились захватить царскую гвардию врасплох! Стройся!
     Бека повернулась к своим воинам:
     -  Сержант Меркаль, твои ребята  -  в середине; Бракнил,  твои  справа;
Портус, твои слева.
     Три декурии заняли отведенные  места, топорщась копьями, как морской еж
-  иглами.  Оглядев  лица  солдат,  Бека  прочла  на  них   смесь  ярости  и
возбуждения. И еще страх.
     Они были  молодыми  солдатами - самыми молодыми  в полку и, несмотря на
всю подготовку, неопытными: их единственной схваткой пока  что была стычка с
бандитами  несколько   недель  назад.   Атака   пленимарцев  была  такой  же
неожиданной, как  и то нападение, но во сто крат более устрашающей. Тридцать
три лица повернулись  к  Беке; девушка затянула  ремешок  своего увенчанного
белыми перьями  шлема.  Она  знала,  как бы  храбры  они  ни  были и  как бы
мужественно ни сражались, кто-то из них не доживет до заката
     - Мы  им покажем, верно,  лейтенант?  -  крикнул  капрал Каллас, нервно
улыбаясь. Бека улыбнулась в ответ:
     - Уж это  точно.  Честь,  сила  и милосердие,  первая турма! Размахивая
луками  и  копьями, солдаты подхватили клич. Трубач протрубил сигнал  "Рысью
вперед!". Бека обнажила клинок, взмахнула им и закричала:
     - Кровь и сталь, первая турма!
     - Кровь и сталь! - проорали конники, потрясая копьями.
     Под  стук  копыт  и  звон  доспехов  строй  солдат  поскакал  навстречу
вражеской кавалерии.  Труба  запела снова,  и конники послали  своих коней в
галоп. Весна не торопилась  прийти в Майсену,  и из-под  копыт  летели комья
мерзлой земли.
     Два отряда мчались друг на друга; теперь несколько секунд - и  начнется
бой.  Бека  испытывала ледяное  спокойствие, глядя,  как  к ней приближается
пленимарский офицер.  С  обеих  сторон  раздавался  устрашающий боевой клич;
когда  две волны всадников столкнулись, шум  еще  усилился:  визжали лошади,
кричали сражающиеся, звенело оружие.
     Отряд  Миррини с самого  начала  оказался в гуще сражения. Утро было  в
разгаре,   когда   ее  воинам   удалось  зайти  в   тыл  вражескому  флангу;
перестроившись,   они  кинулись  в  атаку,  но  тут  пленимарская  кавалерия
растаяла,  как дым  на ветру, и перед наступающими скаланцами оказался строй
лучников и копьеносцев.
     Бека рубилась  так,  что ее  руки  оказались  по локоть в  крови. Когда
раздался сигнал  к атаке, она и ее уцелевшие воины  кинулись на врага сквозь
дождь  стрел. На скаку Бека  видела, как падают  солдаты, как оставшиеся без
всадников  лошади безумно мечутся  по полю. Она заметила, что сержант Портус
свалился с коня, но остановиться и помочь ему не было времени.
     Ворвавшись в ряды пехоты, турма Беки, пользуясь преимуществами, которые
давала возможность сражаться верхом, рубила направо и налево.
     Расчищая себе  клинком  путь  сквозь  хаос, Бека  с  радостью  заметила
приближающийся штандарт своего полка.
     - Смотрите! - закричала она  остальным.  - К  нам присоединилась вторая
турма! Сомкнуть ряды!
     Бека разворачивала коня для новой атаки, когда  вражеский солдат ударил
ее копьем;  острие  скользнуло по  левому  бедру  чуть ниже  края  кольчуги.
Противник ударил снова,  целясь  в  горло. Бека  откинулась  в  седле назад,
ухватившись  за  древко,  и собственный рывок солдата заставил его  потерять
равновесие; он пошатнулся, и  Бека нанесла ему удар в голову. Упавшего воина
скрыла толпа сражающихся.
     Подняв  глаза,  Бека увидела, как  штандарт  второй турмы накренился, а
затем и вовсе исчез из вида.
     Сыпля  проклятиями,  Бека выкрикнула новый  приказ  и пришпорила  коня,
торопясь  на  помощь  капралу  Никидесу,  которого чуть  не проткнули копьем
сзади.
     Битва продолжалась еще  несколько часов; оба отряда яростно  сражались,
конные  атаки  сменялись  рукопашной.  Пощады  не   давали  ни  раненым,  ни
умирающим: тех,  кого не удавалось вынести с поля боя, втаптывали в холодную
зловонную  грязь.  Сражающиеся были настолько перепачканы, что стало  трудно
отличать своих от врагов.
     Хотя  противник  и  превосходил   их  численностью,  гвардейцы  яростно
дрались, и в конце концов пленимарцы дрогнули и отступили, исчезнув в холмах
так же быстро и таинственно, как и появились.
     Бека  стиснула  зубы и попыталась думать о других вещах, когда отрядный
хирург стал накладывать шов на ее рану.
     Палатка-госпиталь была набита до отказа, воздух в  ней  полон  тяжелого
запаха крови. Отовсюду раздавались стоны и крики; тяжелораненые  просили кто
помощи, кто воды, некоторые молили о смерти В нескольких футах от Беки вопил
солдат, из груди которого извлекали стрелу. В ране зловеще пузырилась темная
кровь.  Когда раненый  закричал  снова,  на  этот  раз  слабым  голосом,  из
пронзенного стрелой легкого раздался свист.
     Рана на бедре у Беки оказалась глубокой и теперь ужасно болела, хотя во
время битвы девушка ее почти не замечала.  Никто не  был удивлен более,  чем
она сама,  когда по  окончании боя  Бека  повалилась  на шею своего  коня  в
глубоком обмороке.
     - Ну  вот, все теперь должно зажить, если только  рана не воспалится, -
заверил ее Толес, откладывая в сторону  иглу и поливая рану крепким вином. -
Виния забинтует тебе ногу, чтобы ты могла ездить верхом.
     У входа в палатку началась суматоха, и вошла принцесса Клиа, окруженная
тремя уцелевшими капитанами: Миррини, Перрисом и Устесом. Все четверо были с
ног  до головы  покрыты  грязью  после битвы, и Бека  заметила,  что Миррини
прихрамывает,  а  на  ноге  у  нее  повязка  У  капитана   Устеса,  высокого
чернобородого аристократа, правая рука оказалась  на перевязи, а сквозь бинт
на  лбу Перриса проступила  кровь. Только  Клиа,  казалось, не  получила  ни
царапины, хотя было известно, что она все время была в самой гуще битвы.
     "Колдовство, - гадала Бека, - или  просто боевое искусство?" Все знали,
что  Клиа сильна  в тактике,  но  именно ее  привычка  всегда  быть  впереди
сражающихся делала ее такой популярной в войсках. Поговорив о чем-то с одним
из  хирургов,  Клиа  стала  ходить  среди  раненых,  хваля  за  храбрость  и
обнадеживая, и  расспрашивая о подробностях битвы.  Миррини  заменила Беку и
заковыляла к ней.
     - Первая турма сегодня снова отличилась. Я видела, как вы прорвали ряды
неприятеля как твоя нога?
     Бека поморщилась: помощница Толеса как раз закончила бинтовать ее рану.
Натянув порванные штаны, девушка попробовала согнуть ногу.
     - Не так плохо, капитан. Ездить верхом я смогу.
     - Вот и прекрасно. Клиа  хочет, чтобы несколько патрулей отправились на
разведку еще до рассвета. В каком состоянии твоя турма?
     - Последнее, что  я узнала, - это что погибли четверо, включая сержанта
Портуса,  и тринадцать пока не объявились. Как только выйду отсюда, я соберу
всех  и доложу тебе. - На самом деле Бека с ужасом думала о перекличке. Лежа
в госпитальной палатке, она не могла прогнать воспоминание  об изуродованном
теле юного Ретуса, втоптанном в грязь. Он ведь был первым, кто встал рядом с
ней в той стычке с бандитами.
     Миррини мрачно покачала головой:
     -  Ну, может  быть, тебе повезло  больше, чем другим.  Капитан  Ормонус
погиб в первой же атаке вместе с большей частью одной своей турмы. Да и мы в
целом потеряли примерно треть эскадрона.
     Клиа подошла к ним и опустилась на корточки рядом с Миррини. Бека  лежа
неуклюже  отдала ей честь. Сегодня Клиа выглядела старше своих двадцати пяти
лет.  От усталости в  углах  глаз, вокруг  рта и  на гладком  лбу  появились
морщинки.
     - Такой большой отряд... - тихо проговорила она, рассеянно теребя конец
темной косы. - Целый кавалерийский пленимарский полк и туча пехотинцев в тех
самых холмах, которые мы  патрулировали уже  неделю!  - Клиа бросила на Беку
оценивающий взгляд. - Как, по твоему мнению, им это удалось, лейтенант?
     Бека посмотрела через дверь палатки на дальние холмы.
     - Там ведь  сотни маленьких  долин. Любой, кто хорошо знает  местность,
мог провести в них небольшие группы солдат; там они и затаились, не разжигая
костров,  а  когда  время  подошло,  к  ним послали  скороходов  с  приказом
собраться в назначенном месте.
     Клиа кивнула:
     - Так думают и другие. Миррини  говорит, что ты хороший  следопыт. Если
ты училась этому у своего  отца и у Серегила, то немногие с тобой сравнятся.
Я хочу, чтобы твоя  турма  завтра  отправилась в  холмы: посмотрим, что тебе
удастся обнаружить.
     - Слушаюсь, командир! - Бека села и отсалютовала Клиа.
     - Хорошо. Я могу  дать тебе и еще конников, если ты  сочтешь, что в том
есть нужда.
     Бека обдумала предложение, потом покачала головой:
     -  Нет, мы сможем двигаться быстрее  и более скрытно, если нас окажется
не слишком много. Клиа хлопнула ее по плечу.
     - Ну,  вот и договорились. Я понимаю, что это похоже на поиски гадюки в
соломе. Выясни все, что  сможешь,  и посылай донесения. Не ввязывайся в бой,
если  только  тебя  не  загонят  в угол. Миррини, кого еще  ты  посылаешь на
разведку?
     -  Лейтенант  Корис  отправляется  в  предгорья  с  одной  декурией.  С
остальной частью его турмы я проверю главный перевал.
     - Я пошлю сообщение Фории, что нам нужны подкрепления, - сказала  Клиа,
поднимаясь.  - И если  повезет, остальная часть  полка вернется с  побережья
через день или два. Желаю- удачи вам обеим.
     - Будь осторожна, командир, - усмехнулась  Миррини, стукнув  кулаком по
сапогу Клиа. - Не вздумай героически погибнуть, пока меня не будет.
     - Обязательно подожду, пока ты  вернешься, - лукаво ответила Клиа.  - Я
же понимаю, что ты не захочешь пропустить такое событие.
     -  Одержима  Сакором,  не иначе, -  пробормотала  Миррини,  глядя вслед
подруге. - Удачи тебе, Бека, и будь осторожна.
     -  Спасибо.  Постараюсь,  - ответила  Бека.  Когда  Миррини  ушла,  она
поднялась  и  стала высматривать среди раненых знакомые лица.  Скоро  она их
нашла - и к тому же слишком много. Ариани из декурии Бракнила поманила ее из
угла палатки.
     Она  была ранена,  но легко, и  могла держаться в седле. Другим повезло
меньше. Микал получил удар копьем в живот, а  Теле раздробило ногу. Рядом  с
ними  Стеб  прислонился  к  плечу   своего  друга  Мирна,  прижимая  руку  к
окровавленной повязке на левом глазу. И это было еще не самое худшее.
     Группа воинов  окружила тело  своего  товарища.  Это был  Аулос,  брат-
близнец Калласа. Пленимарский  пехотинец выбил  его из седла уже перед самым
отступлением и вспорол  ему живот.  Брат вынес  Аулоса  с поля  боя и теперь
сидел, положив голову раненого себе на колени.
     Бека  ощутила холодный ком в  желудке. Хирург разрезал  одежду Аулоса и
отогнул кольчугу, но обнаружилось,  что рана слишком велика, чтобы  ее можно
было зашить.  Бледный  и покрытый потом, юноша тяжело  дышал, молча глядя на
брата. На лице того, как  в зеркале,  отражалось ужасное страдание. Близнецы
всегда были неразлучны, печально вспомнила Бека, и в веселье, и в бою.
     -  Ему дали  снадобье, но он все равно все  чувствует,  - сказал Каллас
тихо,  когда Бека опустилась на колени  рядом. Слезы струились по его щекам,
но он  оставался неподвижен,  терпеливый,  как  каменное  изваяние. -  Толес
говорит,  ничего сделать нельзя, только облегчить ему конец. Но он не  может
уйти! Мучение  все тянется... -  Каллас помолчал,  закрыв  глаза. - Как  его
родич, лейтенант, я прошу позволения... поторопить его.
     Бека взглянула в лицо раненому, гадая, понимает ли тот, что происходит.
Аулос   посмотрел  ей  в  глаза  и   слегка  кивнул,   беззвучно   прошептав
"Пожалуйста".
     - Найди кого-нибудь, Мирн. Быстро! - приказала Бека.
     Мирн выскользнул из палатки и через несколько  секунд  привел санитара.
Тот  умело вскрыл  артерию на ноге  Аулоса, и дыхание страдальца почти сразу
стало слабеть. С последним долгим вздохом он прижался лицом к груди  брата и
умер.
     -  Да возьмет  Астеллус тебя к себе, и да  осветит  Сакор твой путь,  -
прошептала Бека короткую  солдатскую  молитву о павших. Остальные нестройным
хором вторили ей.
     - Те, кто  может двигаться,  помогите Калласу похоронить  брата,  потом
присоединяйтесь  к турме.  Раненые  останутся  тут,  их  скоро  отправят  на
побережье Все  вы  мужественно сражались  Капитан Миррини гордится  вами.  Я
тоже.
     Воины  пробормотали слова  благодарности,  и  Бека,  хромая,  пошла  из
палатки  так  быстро, как только  ей  позволяла  нога, но тут же  застыла на
месте,  увидев десятки тел, усеявших землю, словно снопы  после жатвы. Здесь
был Сиртас, и Арна, и  Линеус, и сержант Портус. Они лежали, глядя в голубое
небо  пустыми   глазами,  как  грязные   поломанные  куклы,  выброшенные  за
ненадобностью.
     - Да возьмет вас Астеллус к себе, и да осветит Сакор... - Голос изменил
Беке.  Сколько  еще  раз  придется  ей  сегодня  произносить это  прощальное
благословение?  Решительно  вытерев  глаза  рукой,  она  шепотом  договорила
молитву.
     - Лейтенант Бека! - От соседней госпитальной палатки  ее  окликнул Зир.
Ранен  он не  был,  но  лицо  покрывала  смертельная  бледность.  -  Сержант
Меркаль... Она здесь.
     Расправив плечи, Бека последовала за ним в зловонный полумрак.
     Лекарь, должно быть, дал Меркаль  какое-то снадобье, облегчающее  боль:
женщина сонно улыбнулась Беке. Обе ее  руки были в лубках, и одна нога тоже.
Повязки  туго охватывали  грудь  Меркаль,  сквозь бинты проступили  кровавые
пятна.
     Бека опустилась на колени и осторожно положила руку на плечо раненой.
     - Что, во имя Пламени, с тобой случилось?
     - Проклятая  лошадь... - выдохнула  Меркаль,  слегка качнув головой.  -
Когда поправлюсь, перейду в пехоту.
     - Ее сбили на землю и затоптали, - прошептал Зир. - Корбин выносил ее с
поля,  и тут в обоих попали стрелы. Его убило.  Я вывез  ее  на  своем коне.
Толес надеется, что она выживет.
     - Благодарю Создателя за это. А где Кайла и остальные? - спросила Бека.
     -  Она  отправилась искать пропавших,  лейтенант. Ты же видела... - Зир
кивнул в сторону мертвых тел, и  Бека  заметила слезы у него на глазах. - Мы
только пробились  сквозь  вражеские  ряды и надеялись,  что  успеем прийти в
себя, как  напоролись на пленимарских лучников. Клянусь Пламенем, лейтенант,
нам тогда досталось! Арна, Сиртас и другие - они скакали впереди и просто не
успели повернуть коней...
     Бека стиснула ему руку.
     - Держись. Разыщи Кайлу и всех наших. Я тоже скоро приду.
     - Лейтенант... - Глаза Меркаль затуманились, но она прямо посмотрела на
Беку. - Ты здорово сражалась. Действительно здорово. И ты хороша не только в
бою. Однако вот что: не надо слишком привязываться к своим людям.  Ты должна
их любить, но в меру. Этому трудно научиться, но ты долго не проживешь, если
не научишься.
     - Я знаю. - Бека еще немного посидела  с ней, только сейчас ощутив, как
же ей будет не хватать  этой суровой женщины в  турме. - Когда доберешься до
Скалы... если тебе что-нибудь будет нужно, помни:  мой отец - Микам Кавиш из
Уотермида поблизости от Римини.
     Меркаль улыбнулась:
     - Спасибо тебе, лейтенант, но  у меня ведь дома две дочери. Я, конечно,
передам весточку твоим родным.
     Говорить больше  было особенно  не  о чем. Попрощавшись, Бека  вышла из
палатки и, хромая, пошла мимо мертвых разыскивать живых.
     Пленимарцы  на какое-то  время захватили  лагерь  и  успели  уничтожить
палатки,  телеги и  все,  что  попадалось им на  пути. Теперь всюду возились
солдаты, пытаясь спасти из этой мешанины все, что только возможно.
     Бека  как раз  гадала, куда  пойти сначала,  когда услышала, как кто-то
выкрикивает ее  имя,  и  увидела  капрала  Рилина, который  махал ей  рукой,
взобравшись на перевернутый фургон маркитантки.
     - Да будет благословенно  Пламя! - радостно воскликнул он, спрыгивая на
землю. Капрал  был выше  Беки  на голову  и казался  по-медвежьи  неуклюжим;
трудно было догадаться, как ловок  он делается, стоит ему оказаться в седле.
- Мы уж не  знали, что и думать, когда  ты  исчезла под конец, -  сказал  он
Беке. -  Какие только слухи не ходят по лагерю! Кто-то  даже говорил,  будто
капитан Миррини погибла.
     - С ней все в порядке, да и со мной тоже, -заверила его Бека,  хотя шов
на ране терзал ее, словно когти хищника. - Где все наши?
     -  Вон  там. - Он махнул рукой за линию палаток, в которых разместились
раненые,  и добавил  печально:  - То есть те, кто уцелел. Ты лучше садись на
моего коня.
     - Поедем на нем вдвоем. Я хочу поскорее  всех собрать. Рилин  вскочил в
седло и протянул руку.  Стиснув зубы, чтобы не показать, как ей больно, Бека
уселась позади капрала и ухватилась за его пояс.
     - Что ты можешь мне рассказать? - поинтересовалась она,  пока они ехали
через лагерь.
     -  Нас  собралась  примерно  дюжина  - тех, кто особенно не  пострадал.
Команду принял сержант Бракнил. Меркаль тяжело ранена, а Портус...
     - Я видела, как он погиб, -  прервала его Бека, заметив, каким  хриплым
вдруг стал голос солдата. Рилин служил в декурии Портуса
     - Ну  так  вот, сержант  Бракнил  послал меня разыскивать  тебя. Другие
должны раздобыть еду и снаряжение.
     "Да   будет  Создатель  благословен   за  это",  -  подумала   Бека   с
благодарностью, представив себе коренастого неразговорчивого сержанта; уж он
сумеет навести порядок даже в такой сумятице.
     -  Это хорошо. Мирн, Каллас и  Ариани скоро подойдут, а Стеб  и Тела на
какое-то время выбыли...
     -  А  Аулос? -  спросил Рилин, и  Бека почувствовала, как он  напрягся.
Капрал поступил в полк одновременно с близнецами: они были из одного города.
     - Мертв,  - коротко сказала Бека.  "Что проку смягчать удар" - подумала
она, впервые за день ощутив усталость. Как предупреждала  Меркаль, смерть  -
это нечто, к чему им придется привыкать, и привыкать быстро.
     Как она и ожидала, Бракнил уже навел порядок в турме. Откуда-то удалось
раздобыть еду, несколько палаток уже  стояло, и, самое главное, рядом с ними
оказалось привязано с дюжину коней; многие из них носили пленимарское тавро.
Когда солдаты увидели подъезжающих Беку и Рилина, раздались радостные крики.
     - Что говорит начальство, лейтенант? -  спросил Бракнил. Солдаты тут же
собрались вокруг  них. На руке сержанта Бека заметила окровавленную повязку,
но рана явно не делала его менее проворным.
     Бека насчитала, кроме сержанта, четырнадцать бойцов.
     - Начальство  говорит, что  враг  застал нас  со спущенными штанами,  -
лукаво ответила Бека. - Принцесса Клиа не  похвалила бы нас за такое, но она
надеется, что первая турма еще себя покажет. Что вы думаете на сей счет?
     Солдаты  снова  разразились  криками: "Мы зададим  жару этим  подонкам!
Кровь и сталь! Веди нас в бой, лейтенант, мы уж не отстанем!"
     Бека осторожно  спрыгнула  с коня, влезла  на ящик и знаком потребовала
тишины.
     -  Похоже, теперь декурии в  турме будет всего две. Рилин,  я  назначаю
тебя сержантом второй декурии. Кто у тебя уцелел?
     Рилин огляделся.
     - Никидес, Сира, Курсин, Тила. Джарил и Тэйр.
     - Бракнил, а что с первой декурией? Сержант показал на двоих измученных
парней рядом с собой.
     - Пока что только Арбелус и Гилли.
     - И еще мы, - крикнул  Стеб, только  что подошедший вместе с  Калласом,
Ариани и Мирном.
     - Ты же потерял глаз! - ворчливо сказал Бракнил.
     - Но  второй  ведь у меня остался, -  ответил  Стеб, хотя было заметно,
какую боль он испытывает.  - Что ж поделаешь, сержант.  Нас осталось слишком
мало, чтобы я мог отсиживаться в лагере. Я в силах сражаться.
     - Ну хорошо, - пожал плечами сержант. - Капрал Каллас, ты не ранен?
     Все еще не пришедший в себя после смерти брата Каллас мрачно кивнул.
     - Так что получается, что в каждой декурии осталось по  семь человек, -
заметила  Бека, пересчитывая  солдат.  -  Те,  кто был  в  декурии  сержанта
Меркаль,  шаг вперед. Так,  вы, Тобин и Бариус, пойдете к  Бракнилу; Мартен,
Кайла и Зир - к Рилину. Как только раздобудем лошадей и оружие, отправляемся
на разведку - таков приказ.
     - Ну, мы уж не опозоримся с этим делом, как  отряд Орла, - пробормотала
Кайла. Остальные мрачно согласились с ней.
     - Не стоит так их  ругать. Пленимарцы здорово провели нас  сегодня, это
верно. Наше  дело -  обеспечить, чтобы им  не удалось повторить свою уловку.
Будем  совать нос в  каждый овраг и каждую лисью нору,  пока не выясним, где
они скрываются.  Они не смогут спрятать надолго  так много воинов и лошадей,
раз нам  известно, что они  затеяли. Сержанты,  присмотрите  за тем, чтобы у
каждого  был свежий  конь, походное снаряжение и  еды на  неделю. И спрячьте
свои форменные  плащи  - может  быть, нам  удастся  сыграть  с  пленимарцами
хорошенькую шутку. Выезжаем на рассвете.
     Бека  уселась  на  тот же ящик,  на  котором стояла, и  несколько минут
смотрела, как деловито собираются в  разведку  ее  воины.  Почти у всех были
раны. Может быть, и ошибка брать с собой  Стеба,  но, как он сам  сказал, их
осталось мало,  и нельзя  было  пренебрегать  ни одним  человеком,  если  он
способен держаться в седле.
     "Двенадцать  конников  и  два  сержанта  -  потери всего одного боя,  -
подумала Бека. - И половина из них мертвы".
     Можно считать, им  повезло получить это задание - по крайней мере будет
чем занять мысли.







     Для  погибших  защитников  Орески  воздвигли  белый  полотняный  шатер.
Проходя мимо него на следующее  утро, Серегил и Микам услышали тихое пение и
плач тех. кто готовил павших к погребению.
     Поодаль на земле под открытым небом лежали тела врагов. Судя по одежде,
большинство из них  могли  сойти за  ремесленников или  воришек, но  могучие
мускулы и  шрамы от ран  выдавали  в  них воинов.  Рядом уже стояла  повозка
мусорщиков. Тела без всяких обрядов и траура просто отвезут на  свалку и там
сожгут.
     - Валериус говорит, что после нападения те из людей Мардуса, кто не был
убит, все равно упали мертвыми, - задумчиво пробормотал Микам, обходя вместе
с Серегилом тела и высматривая, не попадутся ли среди  убитых  те, кого  они
видели с Мардусом  в Вольде  месяцы назад.  - Ты  считаешь,  что это  работа
дирмагноса?
     - Может быть. -  Серегил все еще носил мешковатую одежду с чужого плеча
и выглядел  так, будто  не  спал  неделю. Микам  знал,  что  друг  всю  ночь
бодрствовал рядом с  Нисандером, так  же  как он сам. - Однако я сомневаюсь,
что  они  перебили  всех  своих  людей,  -  продолжал  Серегил,  внимательно
приглядываясь к телу оборванного однорукого нищего. - Ты заметил, ведь никто
не видел, как Мардус и некроманты отбыли. Только, может быть,  один  Хверлу.
Он  что-то говорил об огромной  темной фигуре, поднявшейся над Домом Орески,
когда он бежал из рощи. Хверлу  прибыл, когда уже все кончилось, так что, не
исключено, именно так Мардус и скрылся. У дирмагноса могло хватить для этого
могущества.
     Микам ощутил озноб.
     - Если так, будем надеяться, мы с ним не столкнемся. Мне не хотелось бы
встретиться  лицом  к лицу с  чем-то,  способным победить Нисандера и  потом
улететь подобно летучей мыши. - Его  взгляд остановился на  смуглом мертвеце
со шрамом на нижней  губе. -  Этого я знаю. Он из отряда капитана Тилдуса. Я
несколько  раз  пил с ним  в "Лошадке"  в Вольде. И  он  был  среди тех, кто
привязался к Алеку.
     - Я тоже вижу старого друга. - Серегил стоял, мрачно  глядя на длинного
широкоплечего  парня, одетого в  кожаную солдатскую куртку. - Фарин-  Рыбка,
ползун, исчезнувший с месяц назад. Тим говорил  мне о нем как раз перед тем,
как  исчез   сам.  Больше  я  никого  не  узнаю.  Может  быть,  остальные  -
пленимарские шпионы, засланные недавно. - Он  похлопал по подбородку длинным
указательным пальцем.  - Помнишь, я тебе говорил  о  жонглере, на которого я
наткнулся  в  темнице Асенгаи той ночью, когда  мы впервые  повстречались  с
Алеком?
     - Ты имеешь в виду члена пленимарской гильдии убийц?
     -  Да. - Серегил показал  пальцем на трупы.  - Бьюсь об  заклад, что на
одном-двух из этих парней найдется метка гильдии.
     Микам с отвращением поморщился.
     - Думаю, есть лишь один способ убедиться в твоей правоте.  Как выглядит
метка?
     -  Три  маленькие  синие  точки,  расположенные  треугольником.  Обычно
вытатуированные под мышкой. - Серегил невесело  улыбнулся. - По крайней мере
эта работа легче, чем обходить склепы.
     Однако  даже в благоуханной прохладе  садов  Орески дело  оказалось  не
слишком  приятным.   Стаскивая  с  мертвецов  одежду  и  поднимая   холодные
закостеневшие руки, Микам не нашел на телах татуировок, но  у двоих погибших
под мышками обнаружились подозрительные шрамы размером  с  сестерций.  Шрамы
были еще свежие, покрытые розовой кожицей.
     -  Думаю, это  оно и есть, - сказал он.  Серегил  подошел посмотреть  и
кивнул.
     - Я  тоже нашел троих с  такими шрамами. Не похоже на следы ожогов  или
ран: что-то было  намеренно  удалено. Держу  пари,  если там были и не метки
гильдии жонглеров, то что-то очень сходное.
     - Мардус - находчивый негодяй,  - сказал Микам с невольным восхищением.
- Он все предусмотрел. Мы теперь ничего не можем доказать.
     Серегил, хмурясь, смотрел на шрам.
     - Знаешь, мне говорили, что эта метка  оставляет глубокий  след. Как ты
думаешь?.. Микам вздохнул.
     - Попробовать можно, если только дризиды не поймают нас за таким делом.
     Серегил  вынул  из  шва  на  поясе крошечное острое как бритва  лезвие,
натянул кожу  рядом с  отметиной  и срезал верхний слой со шрама.  Вместе  с
Микамом он внимательно присмотрелся к открывшейся плоти.
     - Видишь что-нибудь? - поинтересовался Микам.
     - Нет. Должно быть, удалили все основательно. Попробуем другого.
     Вторая  попытка оказалась  более  успешной.  На  сей  раз  Серегил лишь
осторожно поскоблил поверхность шрама, и друзья увидели смутный синий контур
знака гильдии жонглеров.
     Серегил выпрямился с мрачным удовлетворением на лице.
     - На мой взгляд, это достаточное доказательство.
     -  Да  помилует  нас Создатель!  Что  это  вы  тут  делаете?  -  К  ним
приближалась Дарбия, темноволосая дризидка, помогающая выхаживать Нисандера.
Кипя возмущением, она быстро подошла  и осенила труп знаком благословения. -
Враги  они или  нет, я не могу  допустить такого варварства, - резко сказала
женщина.
     -  Наши  действия  -  вовсе  не  осквернение,  -  заверил  ее  Серегил,
поднимаясь на ноги. - Этот  человек и еще несколько носят на  себе  отметины
пленимарских  шпионов.  Нужно известить о нашей  находке царицу,  прежде чем
тела сожгут.
     Дризидка, все еще хмурясь, скрестила руки на груди.
     - Хорошо. Я об этом позабочусь.
     - Тебя за нами послал Валериус? - спросил Серегил.
     - Да. Нисандер начинает приходить в себя.
     Не слушая ее больше, Серегил и Микам кинулись к башне.
     Магиана все еще сидела в кресле у постели Нисандера:
     она провела здесь всю ночь, положив руку на лоб больного.
     Взглянув на нее, Микам  словно почувствовал,  как волшебница переливает
собственную энергию  в  любимого, стараясь поддержать его  и  излечить своей
жизненной силой.
     Старый маг,  на взгляд Микама, выглядел еще хуже, чем прежде.  Лицо его
покрыла  синеватая  бледность,  глаза под лохматыми  седыми  бровями глубоко
запали.  Дышал он так слабо, что простыня еле подымалась на груди, но все же
Микам услышал его вздох - словно сухие листья зашуршали по камню.
     Вид Нисандера, должно быть,  нанес Серегилу тяжелый удар. Микам  прочел
на  лице  друга  отчаяние,  рожденное,  как  он  знал, борьбой  двух чувств:
глубокой любви к Нисандеру  и  пламенного желания  узнать у  него  все,  что
можно, ради спасения Алека, Серегил  задержался у умывальника, отмывая руки,
потом опустился  на  колени  у постели и взял руку Нисандера в  свои.  Микам
встал  за  креслом Магианы; в этот  момент глаза старого волшебника медленно
открылись.
     -  Я  нашел  твою  карту,  -  сказал  ему  Серегил,  не   желая  терять
драгоценного времени.
     - Да, - одними губами ответил Нисандер, слегка кивнув. - Это хорошо.
     -  Колонна  небес,  Иотгаш-хораг.  Это  гора  Китес,  верно? Снова  еле
заметный кивок.
     - Храм, о котором ты говорил, - он на горе?
     - Нет, - сказал Нисандер.
     - Внизу, под землей?
     Никакого ответа.
     Серегил внимательно всматривался в лицо раненого, надеясь заметить хоть
какое-нибудь движение, затем спросил с трудно давшимся ему спокойствием:
     - У ее подножия?
     Лицо  Нисандера болезненно исказилось,  но  после нескольких  отчаянных
попыток что-то сказать он снова закрыл глаза.
     Серегил стиснул кулаки и опустил голову  на  руки.  Микам не мог видеть
лица Магианы, но заметил, как  дрожит  ее  рука, когда  волшебница коснулась
плеча Серегила.
     - Он снова ушел  в себя. Я знаю, как необходимо  тебе поговорить с ним,
но он еще слишком слаб.
     - Ты  что-нибудь  понял?  -  спросил  Микам, не  желая  расставаться  с
надеждой.
     Все еще стоя на коленях у постели Нисандера, Серегил покачал головой.
     -  Он пытался что-то выговорить. Что-то вроде "лети от  нас" или "лей в
таз", но он шептал так тихо, что я не уверен...
     Магиана  наклонилась вперед, стиснула  плечо Серегила и повернула его к
себе лицом.
     - Лейтеус? Не могло это быть имя Лейтеус? Серегил удивленно взглянул на
нее:
     -  Да! Да, возможно Я где-то слышал  это имя...  Магиана прижала руки к
груди
     - Лейтеус-и-Маринис - астролог и близкий друг  Нисандера Они уже больше
года обсуждают время появления какой-то кометы
     Серегил  вскочил  на  ноги и начал  лихорадочно искать что-то у  камина
Наконец он нагнулся и вытащил из-под кресла книгу.
     - Я еще вчера заметил раскрытую книгу рядом с его креслом, - сказал он,
вручая находку Магиане.
     Волшебница раскрыла фолиант, и Микам  увидел, что листы  сплошь покрыты
таблицами и какими-то загадочными символами.
     - Да, - сказала она. - Это одна из книг Лейтеуса.
     -  Тебе  когда-нибудь  случалось  слышать  слово  "синодическое"?  -  с
растущим возбуждением спросил ее Серегил.
     - Как я понимаю, это что-то, относящееся к движению звезд и планет.
     Микам изумленно взглянул на Магиану:
     -  Ты  хочешь  сказать,  что  Нисандер  пытался  послать  нас  к  этому
астрологу?
     - Похоже на то.
     -  "Одно место и одно время" - так он сказал вчера, - напомнил Серегил.
- Синодическое расположение, вроде  появления этой кометы.  Должно быть, это
имеет какое-то отношение к тому, что задумал Мардус.
     Серегил наклонился и коснулся бледной щеки Нисандера.
     -  Не  знаю, слышишь  ли  ты меня, - сказал  он тихо. - Я отправляюсь к
Лейтеусу. Понимаешь,  Нисандер, Я поговорю  с  Лейтеусом - Никаких признаков
того, что Нисандер  пришел в сознание, не  появилось. Серегил печально отвел
со лба старика  прядь седых волос. - Впрочем, не важно. Я ведь Проводник. Ты
можешь на меня положиться.
     За  стенами Орески  уже  тоже чувствовалась  весна. Небо было ясным,  и
ветерок гонял маленькие вихри прошлогодних листьев и пыли.
     Всадники  выехали через Жатвенные  ворота и скоро  свернули с дороги на
тропинку,  карабкающуюся  на  утесы  над  морем.  Скромное жилище  астролога
находилось на самом конце мыса. Чайки грациозно кружили  над ним  в утреннем
небе.
     Ворота  были  на запоре, но в  конце концов в  ответ  на  громкий  стук
Серегила появился слуга
     -  Не в привычках моего господина принимать посетителей в столь  ранний
час, - важно  сообщил он, с плохо скрытым  презрением  глядя на растрепанные
волосы и мешковатый кафтан Серегила.
     - Мы здесь по делу величайшей  важности, - возразил Серегил своим самым
надменным тоном. -  Передай своему хозяину,  что благородный Серегил-и-Корит
Солун  Мерингил Боктерса и господин Микам  Кавиш  из Уотермида желают видеть
его немедленно по делу, связанному с  его другом Нисандером, верховным магом
из Дома Орески.
     Должным образом впечатленный этим множеством титулов, слуга провел их в
небольшую гостиную, выходящую на море, и отправился за Лейтеусом.
     - То пророчества,  то астрологи,  - пробурчал себе под нос Микам, меряя
шагами  маленькое помещение. - Алека похитили эти мерзкие мясники,  а мы тут
собираемся оснастить свой корабль парусами из тумана!
     -  Они получатся  надежными,  я чувствую  это. - Серегил  опустился  на
скамью  у окна и,  опершись  локтем на подоконник, стал  смотреть  в морскую
даль.
     У них появилась  путеводная  нить,  и сколь бы тонкой она ни была,  для
Серегила,   казалось,   этого  достаточно,  чтобы   восстановить  внутреннее
спокойствие,  которое было необходимо  ему для  действий. После всех ужасов,
пережитых накануне, Серегил стал, на взгляд Микама, даже чересчур спокоен.
     "А что, если у этого астролога не окажется ответов на все вопросы?"
     - Как отнеслась Кари к твоему внезапному отъезду? Микам пожал плечами:
     - У нее уже почти четырехмесячная беременность, Бека с гвардией в самом
пекле, а я снова  куда-то  отправляюсь с тобой. Я поклялся Кари,  что буду с
ней, когда подойдет ее срок.
     Все еще глядя в окно, Серегил тихо сказал:
     -  Ты ведь не обязан никуда ехать. Пророчество или нет, выбор ты должен
сделать сам.
     - Не говори глупостей. Конечно, я с тобой, - ворчливо ответил Микам.  -
Я  сделал свой  выбор и не  передумаю. - Он уселся рядом с Серегилом. - Хотя
должен признать, что все это мне не нравится. Нисандер  ведь  говорил о том,
что необходима четверка, и вот на тебе:  мы  с тобой остались вдвоем прежде,
чем дело началось.
     - Нас все еще четверо, Микам. Микам минуту задумчиво смотрел на мозаику
на полу, потом сжал худое плечо Серегила.
     - Я помню, что вчера сказал Валериус. Я хочу верить в это так же, как и
ты, но...
     - Нет! - Серегил бросил  на Микама яростный взгляд. - Пока я не коснусь
его мертвого тела. Алек жив, слышишь!
     Микам  прекрасно понимал, какое  отчаяние скрывается  за  гневом друга.
Если  Алек жив,  тогда Серегил пройдет сквозь  огонь и  смерть, чтобы спасти
его. Если Алек мертв, он сделает то же самое, чтобы  отомстить  его убийцам.
Как бы ни повернулись события, винить в неудаче он будет себя.
     - Ты же знаешь, я люблю Алека так  же сильно, как и ты, -  сказал Микам
мягко, - но если мы позволим горю затуманить нам головы, это не принесет ему
ни  малейшей  пользы. Если мы  собираемся составить какой-то разумный  план,
нужно по крайней  мере учитывать возможность того, что он погиб. Если тот, о
ком ты говоришь как о "древке", должен быть лучником, нам лучше...
     Серегил по-прежнему смотрел в окно, упрямо сжав губы.
     - Нет.
     Их разговор  был прерван появлением коротенького толстенького человечка
в невероятных размеров халате.
     -  Прошу прощения,  господа,  -  извинился  он зевая.  -  Как  вы,  без
сомнения, понимаете,  - продолжал он,  вводя  их  в  просторный  кабинет,  -
природа моих исследований такова, что  я вынужден  работать ночью. Поэтому я
редко просыпаюсь к этому часу. Я приказал  заварить крепкого чая, так что, я
надеюсь, вы...
     - Прости меня, но  ты, видно, ничего еще  не  знаешь о нападении на Дом
Орески прошлой ночью,  - прервал  его Серегил, - и о  том,  что  Нисандер-и-
Азушра серьезно ранен.
     - Нисандер!  - задохнулся  Лейтеус, падая в  кресло. - Клянусь  Светом,
кому могло понадобиться причинять вред этому достойному старцу?
     -  Не могу  сказать, -  ответил Серегил; теперь его голос  не выдавал и
следа эмоций, обуревавших его  недавно.  -  Он послал  нас  к тебе, хотя был
слишком  слаб,  чтобы  объяснить  зачем. Магиана говорит, что он в последнее
время много советовался с тобой по астрологическим вопросам. Может быть, это
имеет какое-то отношение к нападению на Ореску.
     - Ты так думаешь? - Лейтеус взял  с  полки кипу  звездных  карт  и стал
поспешно их  перебирать. - Если бы только он позволил мне составить для него
гороскоп! Он был очень любезен, конечно, но... Ах, вот она!
     Он расстелил на полированном столе большую карту и наклонился над ней.
     - Он, видишь ли, интересовался движением Копья Рендела.
     - Это комета? - спросил Серегил.
     -  Да.  -  Астролог  показал  на  цепочку  крошечных символов.  - У нее
синодический  цикл  в пятьдесят семь лет. В этом году она должна  вернуться.
Нисандер помогал мне вычислить дату ее появления.
     Серегил резко наклонился вперед:
     - И ты ее получил?
     Астролог снова сверился с пергаментом.
     -  Дай сообразить. Основываясь  на наблюдениях,  упоминаемых в летописи
Ириндаи, и  наших собственных  вычислениях, думаю, что Копье  Рендела станет
видно в пятнадцатую ночь литиона.
     - Значит, у нас есть чуть больше двух недель, - пробормотал Микам.
     - Конечно, после этого она будет оставаться на небе еще около недели, -
добавил Лейтеус.  Копье  Рендела  -  одна  из  самых  крупных  комет,  очень
впечатляющее  зрелище. Однако  особый интерес  и для  меня, и  для Нисандера
представляет  тот  факт,  что на  этот  раз  появление  кометы  совпадает  с
солнечным затмением - оно произойдет в полдень восемнадцатого.
     Серегил бросил на Микама многозначительный взгляд, потом спросил:
     - Это и считается синодическим расположением?
     - Безусловно,  и  к тому же редкой разновидности, - ответил астролог. -
Как я понимаю, именно поэтому Нисандер так заинтересовался.
     -  Затмение - нехорошее предзнаменование,  - заметил Микам.  -  Я  знал
человека, который после затмения ослеп.
     - Этот день будет вдвойне несчастливым - раз на  небе покажется комета,
-  добавил  Серегил, хотя Микаму показалось,  что в его голосе звучит скорее
удовлетворение, чем беспокойство. - Я слышал, что кометы называют "холерными
звездами" - они несут неурожай, войну, мор.
     -  Верно,  благородный  Серегил,  -   согласился  Лейтеус.  -  Коллегия
предсказателей уже послала предупреждение царице с советом прекратить в этот
день  всю торговлю. Людям лучше сидеть  по домам, пока  недоброе влияние  не
минует. Такого совпадения не случалось уже несколько столетий.
     - И когда же начнется опасный период?
     - Двенадцатого литиона.
     - Были ли еще какие-то сведения, которыми интересовался Нисандер?
     Астролог потер подбородок.
     - Ну, как я помню, он еще просил меня вычислить, бывали ли такие парады
планет раньше.
     - И как, ты вычислил? Лейтеус улыбнулся:
     - На самом деле мне даже не нужно было  этого делать.  Любой астролог в
Скале знает, что именно такое синодическое противостояние было предвестником
начала Великой Войны шестьсот восемьдесят четыре года назад. Так что видишь,
благородный  Серегил,  разговоры   о  "холерных  звездах"  имеют  под  собой
определенную почву.
     Заверив астролога, что его будут извещать о здоровье Нисандера, Серегил
и Микам возвратились в город.
     - Признаюсь, похоже, Нисандер  прав, если считает, что  Мардус намечает
удар на момент совпадения затмения и появления кометы, - сказал Микам.
     - Он прав, я в этом уверен. Ты только подумай, Микам:
     между  Скалой и Пленимаром уже двадцать лет не  было  особых стычек,  и
вдруг ни  с того ни с сего пленимарцы решают напасть, совсем как это  было в
Великую  Войну:  и  прежний Верховный  Владыка,  который  был  против войны,
умирает в самый подходящий момент, уступая трон своему воинственному сыну; и
затмение совпадает с появлением кометы. А нападение на Ореску? Ведь если они
затеяли какой-то обряд или церемонию, касающуюся этого их Пожирателя Смерти,
какой момент подойдет лучше, чем синодическое расположение светил?
     -  Но ради чего  все  затевается?  - проворчал Микам. - Все эти  штуки,
которые охранял Нисандер, для чего они Мардусу? Почему они так уж необходимы
пленимарцам именно сейчас, когда война началась...
     - В  этом-то как раз  все дело.  Нисандер  говорит,  что  он  не первый
Хранитель.  Его  учитель,  Аркониэль,  был Хранителем до него, а  еще раньше
Хранителями были другие волшебники. Кто знает, как долго маги Орески прятали
что-то  в подвалах?  Может  быть, это тянется со  времен  Великой  Войны. Ты
слышал легенды о  некромантах и  сражающихся мертвецах, и всем известно, что
именно волшебники наконец переломили ход войны.
     -  Ты  хочешь  сказать,  что  пленимарцы  собираются  использовать  эти
реликвии, чтобы призвать на помощь злого бога?
     - Что-то вроде того. Некоторое время оба молчали.
     - Ну что ж, нам следует поторопиться, - сказал наконец Микам. - Если вы
с  Нисандером  правы,  то  у  нас всего  около двух недель  на поиски  этого
таинственного храма,  если он вообще существует, а дорога  туда не  близкая.
Нам ведь придется нанимать корабль.
     - Я попросил  Магиану послать весточку Ралю сегодня утром. Надеюсь,  мы
сможем выйти в море завтра или послезавтра. Серегил пришпорил коня и галопом
поскакал к городским воротам. Микам с мрачным видом последовал за ним.
     Возвратившись  в Дом  Орески, они нашли  Магиану  и Валериуса в рабочей
комнате  Нисандера. Серегил  быстро пересказал  им все, что  они  узнали  от
Лейтеуса.
     - Так что, как видите, - заключил он, - совершенно необходимо, чтобы мы
все оказались в нужном месте к тому моменту.
     - Тащить Нисандера на корабль,  который выйдет в  море в сезон весенних
бурь? Вы что, оба обезумели? - взорвался Валериус, гневно глядя на  Серегила
и Микама. - Это абсолютно невозможно! Я запрещаю!
     Стиснув кулаки, Серегил изо всех сил старался сохранить спокойствие; он
взглядом попросил Магиану о поддержке.
     - Мы  найдем способ устроить его удобно. Но Магиана решительно покачала
головой:
     - Мне очень жаль,  Серегил, но Валериус прав. Нисандеру нужен покой для
того, чтобы поправиться. Такое путешествие в его теперешнем состоянии  убьет
его.
     -  Уж  не говоря  о том обстоятельстве, что вы отправляетесь туда,  где
идут самые жаркие бои, - не унимался дризид. - Даже если он перенесет дорогу
- хотя  и  вряд ли, - что,  если корабль  возьмут на  абордаж  или  потопят?
Потроха  Билайри,  Нисандер ведь еще не  приходит в  сознание больше  чем на
несколько минут!
     Серегил в отчаянии запустил пальцы в волосы.
     - Микам, поговори с ними.
     - Успокойся, - ответил ему Микам. - Если Валериус говорит, что Нисандер
не перенесет путешествия, то и разговаривать больше не о  чем. Но как насчет
магического перемещения?
     Магиана снова покачала головой:
     - Он слишком  слаб  и не выживет. А  даже  если бы и выжил,  все  равно
ничего  не получится.  После нападения  в Ореске  осталось всего  три  мага,
включая меня, способных наложить такие  чары. И пройдет еще некоторое время,
пока хоть кто-нибудь из нас будет в силах это сделать.
     Серегил в отчаянии застонал, но Микам продолжал размышлять.
     -  Ну,  если предположить,  что  жрецы Иллиора  не ошиблись  со  своими
пророчествами,  а  астрологи  правы  насчет  кометы, нам  нет  необходимости
трогать Нисандера еще почти...
     - Две  недели! -  воскликнул  Серегил. - Да будет  благословенно Пламя,
дарующее этим  упрямым  последователям Сакора здравый  смысл!  Микам,  может
быть, ты спас  нас всех!  Что  скажешь  на это, Валериус? Наберется Нисандер
достаточно сил за две недели?
     - Учитывая его волю к жизни, это возможно, - неохотно признал дризид. -
Что же касается его магической силы, только он сам сможет судить о ней.
     Серегил  с  надеждой взглянул на  волшебницу. Магиана долго смотрела на
собственные сложенные на коленях руки, потом тихо сказала:
     - К тому времени, да,  я уже смогу  помочь Нисандеру в  перемещении  на
такое расстояние. Но решать должен будет он.
     Микам хлопнул рукой по столу и поднялся.
     - Ну, значит,  договорились. Мы отплываем без  Нисандера, а  он,  когда
придет время, нас догонит.
     Серегил  сунул  руку  в  кошель на  поясе  и вынул маленький серебряный
амулет, такой же, как тот, что он дал Ралю.
     -  Он  приведет вас  к нашему кораблю,  "Зеленой  даме",  -  сказал  он
Магиане,  передавая ей  амулет. -  Конечно,  нет гарантии, что мы тогда  еще
будем  на  судне,  но Раль сможет  сказать,  куда  мы направились.  Впрочем,
подожди, есть еще один способ...
     Серегил взял с рабочего  стола чистую тряпку, надрезал палец  кинжалом,
выдавил на лоскут несколько капель крови и завязал его узлом.
     - Благодаря этому вы всегда найдете меня, - сказал он Магиане. - Микаму
лучше сделать то же самое - для большей надежности. А  теперь простите меня,
я хочу побыть с Нисандером.
     Серегил  вышел в  дверь, ведущую  на лестницу;  Магиана  с  отвращением
взглянула на запятнанный кровью лоскут.
     - Я ненавижу  магию на  крови, - сказала она. - Да и Нисандер тоже. Ох,
Микам,  ты действительно  думаешь,  что  все  это  совпало бы  с намерениями
Нисандера? Серегил ведь перенес столько ужасных ударов...
     -  Не знаю, -  тихо ответил  Микам; все же он  уколол  палец  и оставил
кровавую метку  на другом лоскуте. -  Но что мне известно точно, так это что
только смерть может  остановить Серегила  в его  предприятии. Если Алек жив,
может  быть, и  есть  шанс его освободить и даже помешать  тому, что затеяли
пленимарцы. Если же он ошибается... -  Микам безнадежно пожал плечами. -  Но
ведь  не  могу  же я позволить ему кинуться очертя  голову  в пекло  одному,
правда?
     - А как насчет твоей собственной семьи? - спросил Валериус, когда Микам
уже повернулся к двери. В первый раз за день Микам улыбнулся.
     -  Кари не покинет Уотермид,  разве только враг появится у самых ворот.
Да и Варник дал мне слово, что присмотрит за ней до моего возвращения.
     Дризид улыбнулся сквозь растрепанную бороду:
     - Твоя жена - сильная и  решительная  женщина.  Бека, старшая,  пошла в
нее.
     - Ох, Сакор! - простонал Микам. -  Бека! Я  же обещал Кари, что попрошу
Нисандера посмотреть в магическом кристалле, все ли с ней в порядке.
     - Не  беспокойся, Магиана,  - остановил Валериус начавшую подниматься с
кресла волшебницу. - Микам, дай мне руку и думай о дочери.
     Дризид  стиснул  в другой руке  посох и закрыл глаза.  Через  несколько
минут он объявил:
     - С ней все в порядке. Я вижу, как она скачет с верными товарищами
     - А Алек? - спросил Микам, все еще сжимая руку  дризида. - Можешь ли ты
увидеть его? Валериус сосредоточился.
     - Вижу только одно: его нет среди мертвых, - ответил он хмурясь.







     Зубы у Алека сгнили и выпали. Жгучая желчь клокотала в горле, и мерзкие
змеи копошились  в животе. Ему так хотелось свернуться в клубок, заслониться
от этих  непрерывных  мучений, но железные острия, вогнанные в  руки и ноги,
держали его  распятым.  Слепой и беспомощный, он мог  только  лежать, ожидая
единственного доступного  облегчения  -  темных снов, где были  лишь  вздохи
ветра и шум воды...
     Иногда во тьме возникали лица, выплывали из мути и  издевались, исчезая
из вида прежде, чем он мог вспомнить имена.
     Лихорадка  усиливалась,   охватывая   пламенем   кожу,   сжигая   любые
воспоминания, пока не осталось ничего, кроме шума волн...
     Алек ощутил холод соленого ветра на своей обнаженной  коже, но боли  не
было Тело его стало тяжелым, таким тяжелым, что сдвинуться с места оказалось
невозможно;  единственное, на что он нашел  силы,  - это провести  языком по
зубам;  все они  оказались  на месте. Как может  кошмарный сон обрести такую
реальность, вяло удивился он, и лишить его сил и способности думать? Ледяной
ветер  помог его рассудку проясниться, но мир вокруг все еще качался; в этом
было что-то смутно  знакомое.  Открыв глаза,  Алек заморгал  и уставился  на
большой квадратный парус, четко вырисовывающийся на фоне полуденного неба.
     И на двух пленимарских солдат.
     Алек  с трудом встал на колени и начал  шарить  в  поисках  кинжала, но
кто-то лишил  его всей одежды, кроме набедренной повязки,  оставив полностью
беспомощным.  Солдаты  захохотали, и Алек узнал  их: они были среди тех, кто
издевался над ним в Вольде.
     - Не бойся, Алек!
     Юноша медленно поднялся на ноги, слишком  потрясенный, чтобы  ответить.
Меньше  чем  в десяти футах  от  него к поручням небрежно  прислонился князь
Мардус. В тот единственный  раз, когда  Алек видел его раньше, Мардус сидел.
Алек и предположить не мог, до чего же тот высок. Но красивое жестокое лицо,
коротко подстриженная темная бородка, шрам на левой щеке - все это он хорошо
запомнил. И еще улыбку, которая никогда не отражалась в глазах.
     -  Надеюсь, ты хорошо выспался. - Одетый в безупречный наряд из кожи  и
бархата,  Мардус  смотрел  на  юношу  со  всей заботливостью  гостеприимного
хозяина.
     "Как я  сюда попал?" - гадал Алек, все еще не находя слов. Постепенно к
нему  начали   возвращаться  отрывочные  воспоминания:  отчаянная  скачка  в
Уотермид, рычащая собака,  незажженные фонари,  надежда найти Серегила дома.
Кроме этого, в голове у него была лишь непроницаемая серая  муть, в которой,
однако, таился ужас.
     - Но тебе же холодно, - заметил Мардус. Он расстегнул золотую застежку,
скреплявшую  на  плече  его   плащ,  и  сделал  знак  стражникам;  те  грубо
подтолкнули Алека вперед и держали, пока Мардус закутывал тяжелой тканью его
голые плечи.
     Вернув застежку  на место  одной  затянутой  в перчатку  рукой,  Мардус
воткнул ее длинную иглу так, что конец ее коснулся горла Алека.
     Алек  в  ужасе старался не  отрывать  взгляда от  пуговиц на  бархатном
камзоле Мардуса.  Игла сильно уперлась  в  горло,  но все-таки  недостаточно
сильно, чтобы поранить кожу;
     - Посмотри на меня, Алек из Керри. Ну же, не будь таким застенчивым!
     Голос  Мардуса был  обезоруживающе  мягок.  Против своего желания  Алек
взглянул в черные глаза.
     - Так-то лучше. - Все еще улыбаясь, Мардус  защелкнул застежку. -  Тебе
не  следует меня  бояться. Под моей защитой тебе  ничего  не угрожает. Более
того, я буду оберегать тебя, как лев.
     Алек почувствовал, что кто-то подошел к нему сзади.
     - Возможно, он еще  не понимает, в каком положении  оказался, и поэтому
не испытывает должной благодарности. - Голос с сильным акцентом прошипел эти
слова прямо ему в ухо.
     Говоривший прошел вперед и встал рядом с Мардусом;
     Алек узнал того молчаливого "дипломата", что сопровождал  пленимарского
посла в Вольде.
     - Наверное,  так и есть, - легко  согласился Мардус. - Алек,  ты должен
знать,  что  Варгул   Ашназаи  хотел   поступить  с  тобой  совсем  иначе  -
выпотрошить, как рыбку, как только  ты попал  к нам в руки.  Нельзя сказать,
что такое желание  было неоправданным, учитывая,  сколько беспокойства ты со
своим приятелем доставил нам за последние месяцы. Это  я не позволил ему так
с  тобой обойтись. "Ну он  же просто впечатлительный мальчик",  -  много раз
говорил я ему, пока мы выслеживали вас в Римини.
     -  Много раз,  - подтвердил некромант  с  ядовитой улыбкой. -  Иногда я
опасаюсь, что сердечная  доброта моего  господина Мардуса  не доведет его до
добра.
     - И все же что еще мог я думать, видя, как такой умный и предприимчивый
юноша связался с неподходящей компанией, - печально  покачал головой Мардус.
-  Переметнувшийся ауренфэйский  шпион, изгнанный  из  собственной страны  и
обласканный  шлюхой-царицей развращенного  народа;  маг, которого  даже  его
собственные сподвижники считают свихнувшимся дураком!  "Нет, Варгул Ашназаи,
- сказал я, - мы должны сначала выяснить, нельзя ли спасти бедного парня". -
Мардус схватил Алека за плечи и  притянул  так близко к себе, что тот ощутил
на лице  дыхание  пленимарца. Глаза Мардуса, казалось, потемнели еще больше,
когда он спросил: - Как ты думаешь, Алек? Можно тебя спасти?
     Завороженный взглядом  Мардуса,  Алек  молчал.  Несмотря на  скрытую за
ласковыми словами угрозу, манеры, сама личность Мардуса таили в себе опасную
привлекательность, перед которой юноша чувствовал себя бессильным.
     -  У  мальчишки упрямый характер,  - сказал  тот,  кого  Мардус  назвал
Варгулом Ашназаи. - Боюсь, он разочарует тебя.
     - Не следует  выносить поспешных суждений, -  ответил Мардус. - В конце
концов, этот Серегил из Римини, возможно,  имеет  определенные права на  его
преданность. Ты же  сам говорил, что, по твоему мнению, в  жилах Алека течет
ауренфэйская кровь.
     - Я уверен в этом, господин.
     -  Может  быть,  это его и  удерживает.  По  городу  ходило  так  много
противоречивых слухов.  Скажи мне,  Алек, он,  случайно, не  отец тебе?  Или
сводный  брат? С  этими ауренфэйе так трудно разобраться: возраст невозможно
определить по виду, да и лживы они от природы.
     - Нет, - наконец выдавил из себя Алек; собственный  голос показался ему
тоненьким и детским. Мардус поднял бровь:
     -  Нет? Ну что ж,  тогда, значит, друг.  Хоть  он и называл  тебя своим
подмастерьем во  время того несчастного  маскарада в  Вольде,  ваша жизнь  в
Римини опровергает это. Значит, друг. Может быть, даже возлюбленный?
     Солдаты заржали, и Алек почувствовал, что краснеет.
     - Я  отдаю должное  твоей преданности, - продолжал Мардус. - Признаюсь,
на меня она произвела впечатление:
     ты ведь  еще  так  юн,  и  не  важно,  что слепую верность  ты  хранишь
человеку, который тебя бросил.
     - Неправда! - прорычал Алек. Мардус обвел рукой корабль, окружающее его
пустынное море.
     - Неправда? Ну что ж. Для  меня несущественно, во что ты  предпочитаешь
верить. Однако тебе следовало  бы подумать, почему этот твой  преданный друг
предпочел предоставить тебя твоей судьбе, хотя мог спасти.
     - Ты  лжешь! - Алека затрясло. Он все еще не мог вспомнить  ничего, что
случилось после его прибытия в "Петух".
     - Ты  в этом уверен? - В  улыбке Мардуса сквозила жалость.  - Что ж, мы
поговорим снова, когда  ты  будешь  не так возбужден.  Варгул Ашназаи,  будь
добр, помоги Алеку своими успокоительными средствами.
     - Конечно, господин.
     Алек попытался  уклониться,  но стражники держали его крепко. Некромант
прижал  холодные  сухие пальцы  к  щеке  юноши.  Секунду  Алек  задыхался от
гнусного  запаха тления, потом его поглотила тьма; он снова  рухнул в пучину
боли и лихорадки,  преследуемый издевательским эхом давнего  предостережения
Серегила: "Если отстанешь, я брошу тебя... брошу тебя... брошу тебя..."
     Через некоторое время Алек проснулся в  тесной полутемной каюте. Он сел
на  койке, все еще задыхаясь  от воспоминаний об ужасе,  пережитом  во время
навеянного  некромантом транса, и попытался разглядеть,  что  его  окружает.
Лампы не  было,  но  слабый свет, просачивающийся  сквозь  решетку в  двери,
освещал  еще одну койку, у противоположной стены. Сквозь  шум волн, бьющих в
борт  корабля, он  слышал чей-то громкий  плач. Откуда-то  до Алека  донесся
запах  наваристого супа, и он, несмотря  на  последствия  злого  колдовства,
почувствовал, что ужасно голоден.
     Отбросив тонкое  одеяло, он поднялся,  но тут  же замер  на  месте. Его
глаза, привыкшие к  слабому свету, разглядели, что на  соседней койке кто-то
лежит. Под одеялом  вырисовывалась длинная фигура, лицо было скрыто в  тени.
Нервно откашлявшись. Алек коснулся плеча незнакомца.
     - Привет. Ты тоже?..
     Из-под одеяла  высунулась рука  и сжала запястье юноши ледяными цепкими
пальцами. Алек  отшатнулся,  но человек держал  его  крепко  и сел, не давая
Алеку высвободить руку.
     - Клянусь  Светом! - ахнул юноша. - Теро!  Молодой маг, как и Алек, был
нагим,  и   голову   его  охватывали   железные   полосы:  одна   удерживала
металлический  кляп  во  рту, другая, проходящая между глаз, пересекалась  с
первой  и  имела  отверстие для  дыхания  напротив  ноздрей;  все сооружение
крепилось цепью  под  подбородком.  Когда  Теро  попытался заговорить, из-за
кляпа его почти невозможно было  понять.  Из углов рта текла слюна, склеивая
его редкую бородку. Безумный взгляд заставил  Алека предположить,  что  Теро
или лишился рассудка, или смертельно испуган.
     - Алек? - наконец удалось ему выдавить. Теро все еще не отпускал юношу;
другой рукой он коснулся его лица
     Алек  увидел на запястьях  Теро широкие железные  браслеты, испещренные
магическими символами.
     - Что ты здесь делаешь? - прошептал Алек, не веря собственным глазам.
     Теро что-то забормотал в отчаянии, потом, отпустив руку Алека, принялся
колотить себя кулаками по голове, так что тому пришлось его удерживать.
     -  Ну  же, Теро! Прекрати это! Прекрати! -  Алек грубо встряхнул его за
плечи. Костлявая  грудь Теро вздымалась, он отчаянно тряс  головой и пытался
вырваться.
     -  Ты  должен  успокоиться  и все  мне  рассказать,  -  прошипел  Алек,
разрываемый гневом  и страхом. - Мы попались  и  должны помогать друг другу,
чтобы выбраться. А теперь дай-ка мне попробовать снять с тебя эту штуку.
     Но полосы прочно удерживались цепью, а инструментов у Алека не было. Он
обыскал каюту в тщетной надежде найти хоть что-нибудь - гвоздь  или щепку, -
чтобы использовать как отмычку. Он ничего не  обнаружил, кроме миски с супом
у двери. Как ни голоден был юноша, он не прикоснулся к еде, боясь, что в нее
добавлен яд или наркотик. "Может быть.  с Теро как раз это  и случилось",  -
сказал  он себе, не обращая внимания на  бурчание в животе. Пускающее  слюни
существо на койке мало походило на сдержанного помощника Нисандера.
     Наконец прекратив поиски, Алек уселся рядом с Теро на койку.
     -  Ничего  нет.  Ты  должен  рассказать  мне  все,  что знаешь.  Говори
медленно, чтобы я мог тебя понять.
     Хотя глаза его  все еще были безумны, Теро  как будто понял,  кивнул  и
медленно проговорил:
     - Нисандер мертв.
     - Что! - ахнул Алек, молясь в душе, чтобы это оказалось ошибкой.
     -  Нисандер мертв.  Мертв!  - застонал  Теро, раскачиваясь на койке  от
горя. - Я виноват!
     -  Прекрати, -  распорядился Алек, встряхнув  Теро за  плечи.  -  Теро,
расскажи мне все. Что  случилось с Нисандером? Ты сам видел,  как его убили,
или это тебе наговорил Мардус?
     - Они несли меня вниз, эти черные твари,  сквозь стены, сквозь пол... -
Теро обхватил себя за плечи и поежился. - Захватили Ореску... Нисандер упал,
они заставили меня смотреть. Я виноват, я!
     -  Почему  это ты  виноват? - потребовал ответа  Алек,  снова встряхнув
Теро. - Что ты сделал?
     С тихим стоном Теро вырвался и забился в угол. На его спине и боку Алек
увидел длинные царапины, а на плечах - полукруглые синяки.
     -  Это  из-за Илинестры,  да? -  спросил  Алек. Его беспокоило какое-то
смутное воспоминание. - Она что-то сделала? Или ты ей о чем-то рассказал?
     Теро молча  кивнул,  отводя взгляд.  ,  Алек,  вытаращив глаза, секунду
смотрел на  него,  потом ярость  взорвалась  в его  груди пылающим  солнцем.
Ухватив Теро за железную полосу на  затылке, он рванул молодого мага к себе,
вытащив из угла, и начал трясти, как крысу.
     - Слушай  меня, Теро, и слушай  внимательно! Если окажется, что  ты нас
предал и что из-за  тебя погиб  Нисандер,  тогда, клянусь Четверкой, я  убью
тебя собственными руками, обещаю! Но пока я ни в чем не могу быть уверенным,
да и ты тоже. Враги что-то сделали  с твоим рассудком, ты  должен бороться с
этим!  Бороться с  их  магией  и  рассказать  мне,  что ты  натворил. И  что
натворила она!
     - Не  знаю, - безнадежно прошептал Теро; из углов его губ снова потекла
слюна. -  Илинестра удерживала меня всю ночь. Когда пришли черные твари, она
опутала  меня  чарами,  потом  поблагодарила и  рассмеялась.  Рассмеялась! С
отвращением  выпустив  Теро, Алек прижал кулаки к  глазам так сильно, что за
веками затанцевали яркие звезды.
     - Теро,  что они  с  тобой  сделали? Почему ты  не можешь  использовать
собственные магические силы?
     Теро протянул руку, показывая железный браслет.
     - Они мешают тебе творить заклинания? - Алек коснулся странно холодного
темного металла. Его пальцы не нащупали никакого сочленения, шва или замка.
     - Я так думаю. - Теро неуклюже пошевелился и вытер бороду. - Не уверен.
Столько всего случилось, кошмары, голоса! Я не смею, Алек, я не смею!
     - Ты хочешь сказать, что даже не пытался? - ахнул Алек. Он схватил Теро
за руки так, что браслеты оказались у того перед  лицом. -  Ты должен сейчас
же  попробовать, безразлично  что!  Откуда мы знаем, что  это всего лишь  не
трюк, не уловка, чтобы задурить тебе голову!
     Теро отпрянул, отчаянно тряся головой.
     -  Ты  должен,  -  настаивал Алек, чувствуя,  как его снова  охватывает
отчаяние. -  Мы должны сбежать  от  Мардуса. Есть  много такого, чего ты  не
знаешь, но, поверь, Нисандер хотел бы, чтобы ты мне  помог.  Если ты намерен
исправить причиненное тобой зло, ты должен по крайней мере попытаться!
     -  Нисандер? -  Грудь  Теро снова начала  вздыматься,  он бессмысленным
взглядом обвел каюту, словно ожидая увидеть в ней Нисандера. - Нисандер?
     Почувствовав просвет в том  безумии, что охватило Теро,  Алек ободряюще
кивнул:
     - Да, Теро.  Нисандер. Сосредоточься, вспомни его  доброту, вспомни все
годы, что ты провел в его башне. Ради того доверия, которое он всегда к тебе
питал, ты должен попытаться. Пожалуйста.
     Теро стиснул в кулаках углы одеяла, из его безумных глаз хлынули слезы.
     - Может быть... может быть...
     прошептал он еле слышно,
     - Что-нибудь  совсем  небольшое, -  поторопил его Алек.  - Какое-нибудь
совсем легкое волшебство. Как они называются?
     Теро медленно закивал, все еще сжимая в руках одеяло.
     - Иллюзии.
     - Вот-вот! Иллюзии!  Попробуй создать самую простую,  самую  пустяковую
иллюзию!
     Дрожа,   Теро  прикрыл  глаза,  готовясь  произнести   заклинание,   но
неожиданно внимательно взглянул на Алека.
     - Ты сказал, есть много такого, чего я не знаю, - сказал он с внезапным
проблеском  прежнего острого  внимания.  - Чего? Я  его помощник; почему  он
ничего не говорил мне?
     - Не знаю, - признался Алек. - Он рассказал нам... он рассказал мне так
мало, что я даже не уверен, о чем, собственно, он говорил. Но он взял с меня
клятву  хранить   тайну.  Мне,  наверное,  вообще  не   следовало   об  этом
заговаривать.  Может  быть,  потом,  когда мы выпутаемся...  -  Алек  умолк,
внезапно насторожившись. Теро пристально смотрел на него, ловя каждое слово.
-  Поговорим  об  этом   потом,  ладно?   Пожалуйста,   попробуй  произнести
заклинание.
     - Сначала  скажи!  Это  может  помочь, -  настаивал Теро.  На  сей  раз
ошибиться было невозможно: в его глазах светился острый ум.
     -  Нет,  -  ответил  Алек,  медленно отодвигаясь, хотя  в тесной  каюте
отодвинуться было некуда. - Я не могу тебе сказать.
     Он напрягся, ожидая чего-то вроде нападения, но вместо этого Теро боком
повалился на койку, как тряпичная кукла.
     Алек  услышал, как позади  него открылась дверь каюты,  и ощутил  волну
ужасного холода. В панике обернувшись, он увидел перед  собой нечто ужасное.
Ему  потребовалась  секунда, чтобы сообразить,  что этот  высохший остов был
когда-то  женщиной.  Остались  живыми  лишь  голубые  глаза;  они насмешливо
смотрели на юношу с похожего на маску лица.
     - Это очень нехорошо с твоей стороны, мальчик,  - прошелестел  голос, и
потрескавшиеся остатки губ раздвинулись, обнажив неровные желтые зубы. -Но я
думаю, что мне ты скажешь.







     Растянувшись на животе, Бека и сержант Бракнил лежали на вершине холма;
смахивая с  лиц капли  дождя,  они всматривались в  долину,  где раскинулась
маленькая деревушка. Рядом  с ней были видны большие  амбары и склады, стены
которых еще  белели свежим  деревом Около  просторного  загона  для  лошадей
стояло множество телег и повозок всех разновидностей. Это,  в совокупности с
отрядом кавалерии,  расположившимся  у деревянной  стены,  окружающей  дома,
говорило об одном: перед ними снабженческая база вражеской армии.
     - Похоже, ты была права, лейтенант, - прошептал Бракнил, хищно улыбаясь
в бороду.
     Удовлетворенные результатами разведки, они скрытно вернулись в  дубовую
рощу, где их дожидались остальные конники
     - Что скажете? - поинтересовался Рилин.
     - Мы нашли гадюк, о которых говорила принцесса Клиа, - ответил Бракнил.
     - Довольно основательное змеиное гнездо, - добавила Бека.  -  Но только
одно, и у нас ушло четыре дня на то, чтобы его обнаружить. Судя по виду, это
лишь звено в цепи складов.
     -  Ты  считаешь, нам  нужно поискать  еще,  прежде  чем возвращаться? -
спросил капрал Каллас.  Он все еще оплакивал брата и явно был бы рад хорошей
стычке.
     Бека оглядела  грязные, но полные надежды лица. Их находка была важной,
достаточно  важной, чтобы вернуться и доложить о  ней, тем более что припасы
кончались, а погода окончательно испортилась.
     Бека переменила позу, чтобы облегчить  нагрузку на ноющую ногу. Рана  у
нее на  бедре воспалилась, и девушку лихорадило. Однако  это, казалось, лишь
обострило  ее  восприимчивость, как иногда случается при жаре,  хотя  ночами
спала она плохо.
     - Мы сделаем  большой круг и попытаемся выяснить,  откуда приехали сюда
телеги, - решила она наконец.
     Два дня они пробирались вдоль дороги,  по которой пленимарским  войскам
поступали припасы, она уходила на юг в предгорья над перешейком полуострова.
Бека вела своих конников  по  лесистым  склонам, высылая  разведчиков во все
стороны. Они обнаружили  два обоза, направлявшихся на запад,  но оба слишком
хорошо охранялись, чтобы на них можно было напасть.
     Рассвет  седьмого  дня после того,  как  отряд покинул  лагерь, выдался
холодным  и  туманным Остановив коня на обочине крутой тропы, Бека смотрела,
как мимо нее проезжают ее солдаты:  из-за тумана в тридцати футах уже ничего
не было  видно,  и  она  опасалась,  что  кто-то  может  потеряться  Тусклое
освещение и тишина превращали всадников в призрачные бесплотные фигуры
     У всех уже  подвело  животы. Продовольствие почти кончилось, а дичи  не
попадалось. Благодаря дождю и часто  встречающимся горным  ручьям  проблем с
водой не  было, но голод понемногу начал  подтачивать силы  воинов. Пожалуй,
самое разумное - повернуть назад сегодня же.
     Как  раз когда Бека собралась отдать  приказ к  возвращению,  из тумана
возник Бракнил, галопом прискакавший откуда-то сбоку.
     -  Разведчики обнаружили вражеский привал,  лейтенант. Они докладывают,
что  там  четыре  больших фургона,  из которых  выпряжены лошади,  и  совсем
немного  охраны, - тихо сообщил он Беке и добавил с заговорщицким видом: - С
этой командой легко будет  справиться,  по-моему. Особенно  в  такую погоду,
если ты понимаешь, о чем я говорю.
     - Пожалуй, понимаю, сержант.
     Передав команду  Рилину, она  последовала  за  Бракнилом  к  каменистой
гряде, где оказался Мирн с несколькими лошадьми.
     - Чтобы  их  увидеть,  нужно добраться до следующего поворота  тропы, -
сообщил   он   командирам.  На   лице  юноши  были  написаны  возбуждение  и
предвкушение  схватки.  Мирн  со своими белокурыми  волосами всегда  немного
напоминал Беке Алека, хотя был выше и шире в плечах.
     Двинувшись  дальше  пешком,  Бека  и  Бракнил  скоро  обнаружили Стеба,
наблюдающего за противником.
     -  Теперь стало  лучше  видно,  -  доложил  он, показывая на  прогал  в
деревьях. - Поднялся ветер, он скоро разгонит туман.
     Оттуда, где  они  находились, Беке была  видна  дорога, извивающаяся по
узкой лощине.  Рядом  с  ней  оказался придорожный приют - полуразвалившееся
бревенчатое строение;  однако конюшня и  забор расположенного  рядом  загона
были новыми, недавно построенными.  Крутые скалистые склоны уходили вверх по
обеим сторонам дороги, ограничивая возможности как нападения, так и бегства.
     -  Я уже давно слежу за лагерем, -  сказал Стеб. - Думаю, там не больше
двух дюжин солдат и еще несколько возниц.  Никто не  приезжал  и не уезжал с
тех пор, как мы обнаружили этот привал час назад.
     Судя  по  тому,  как  суетились люди во дворе,  Бека решила,  что  обоз
готовился  в  дорогу,  хотя  ни сами  возницы, ни их военный эскорт особо не
торопились  Солдаты все еще толпились у двери строения с мисками и кружками.
Ветерок доносил до Беки дразнящий аромат горячего завтрака.
     Девушка прикинула,  долго  ли  продержится  туман, все  еще  скрывавший
дорогу.
     -  Если поторопимся, можем  оказаться в двухстах футах от врага, прежде
чем они нас обнаружат.
     - А если мы еще сделаем круг и появимся на дороге с востока, есть шанс,
что нас примут за своих, - прошептал Бракнил.
     - Хорошая мысль. Пленимарская кавалерия обычно скачет быстро, по четыре
в ряд.  Мы построимся так же. Поставь в  первые ряды тех,  у  кого трофейные
пленимарские кони - может быть, часовые узнают сбрую.
     Сержант Бракнил поднял брови: изобретательность Беки  произвела на него
впечатление.
     - Кто научил тебя таким уловкам, лейтенант?
     - Друг семьи, - подмигнула Бека.
     Замысел  Беки  сработал.  Пленимарцы  лениво  подняли  глаза, продолжая
завтракать,  когда  из тумана галопом вылетел отряд. Когда всадники обнажили
клинки и кинулись в атаку, было уже слишком поздно.
     Бека  скакала  впереди  нападающих;  теперь  уже  ее  солдаты  орали  и
улюлюкали во  все горло.  Лишь немногие  пленимарцы  оказали  сопротивление.
Большинство разбежалось и кинулось искать укрытия в доме и в конюшне.
     Скаланцы  на  полном  скаку обрушились на  небольшую группу оказавшихся
готовыми к бою  врагов. Пленимарцы  отчаянно защищались, но не могли устоять
против  сверкающих  клинков  и подкованных железом копыт боевых коней. Строй
защитников был  смят, и Бека выкрикнула новый приказ: ее конники разделились
по декуриям.
     Бракнил  занялся  беглецами,  попытавшимися  спрятаться в конюшне.  Его
солдаты окружили низкое строение  и побросали собственные фонари пленимарцев
в солому, сваленную  у стены.  Через несколько  секунд  перепуганные  лошади
начали  визжать,  а задыхающиеся  и  ругающиеся  люди, спотыкаясь,  высыпали
наружу; под угрозой оружия их отвели в загон для скота.
     Рилин и его декурия напали на сам приют. Великан-сержант прямо  с седла
прыгнул  в  дверь и распахнул ее  как  раз в  тот  момент,  когда пленимарцы
пытались задвинуть засов. Ему  удалось обеспечить  доступ в дом,  но за свои
старания  он чуть не поплатился: вся декурия во  главе с  Калласом  и Ариани
кинулась  ему  на  помощь и едва не  затоптала своего  командира.  Вражеские
солдаты и возницы тут же сдались.
     Бека с  несколькими всадниками бросилась в погоню за теми пленимарцами,
кто  в первые  же секунды  боя  пустился  наутек.  Пеших быстро  догнали, но
несколько человек  успели вскочить  на коней  и  теперь мчались по дороге на
восток. Бека  и ее люди стали  их  преследовать, но у тех было преимущество:
свежие кони и знание местности. Ругаясь про себя, Бека повернула обратно.
     Пленники-пленимарцы находились под охраной в доме.
     -  Я их  пересчитал,  лейтенант,  -  доложил  Бракнил  Беке,  когда  та
спешилась.  -  Девятнадцать убито  и  пятнадцать захвачено  в  плен,  считая
возчиков и станционного смотрителя. Пленных сторожит сержант Рилин.
     Бека оглядела раскиданные по двору тела.
     - А потери с нашей стороны?
     - Ни царапины, - радостно сообщил сержант. - Твоя уловка сработала!
     -  Прекрасно. - Бека надеялась, что испытанное ею облегчение не слишком
заметно.  -  Только  нам  не  следует  повторять ту  же  ошибку  этих  наших
приятелей. Выставь часовых на дороге. Капрал Никидес!
     - Здесь! - К Беке подъехал молодой воин.
     -  Возьми  себе в помощь  несколько человек и посмотри, что в фургонах.
Надеюсь, мы трудились не ради запасных подков и ведер для помоев.
     - Есть, лейтенант! - Ухмыляясь, он отсалютовал Беке
     и ускакал.
     Внутри здания пленные сбились в кучу в дальнем конце единственной узкой
комнаты под  бдительным оком Рилина  и его  людей. Шестеро из  них оказались
возчиками; остальные были в форменных туниках с белой эмблемой, изображающей
замок.
     Рилин лихо отсалютовал Беке.
     - Мы обыскали  пленных и помещение, лейтенант. Ничего  существенного не
обнаружено. Похоже, это обычный обоз.
     - Хорошо, сержант.
     Бека сняла шлем, и  на плечо упала  ее длинная рыжая коса. Увидев  это,
пленники начали переглядываться и перешептываться.  Некоторые  стали бросать
на нее вызывающие взгляды, а кто-то плюнул на пол.
     Гилли двинулся на дерзкого, но Бека остановила его.
     - Кто  здесь старший?  -  спросила  она, не  торопясь  прятать  в ножны
рапиру.  Пленники  молча надменно  смотрели  на нее.  -  Кто-нибудь  говорит
по-скалански?
     Опять   ответом  было  молчание.  Презрение   пленимарцев  к  женщинам-
воительницам вошло в легенды, но Бека столкнулась с  ним  впервые. Все глаза
были устремлены на нее;
     девушка почувствовала, как по спине побежала струйка пота.
     Тэйр,   юный    рыжеволосый    сын   аристократа,    коренастый,    как
профессиональный борец, сделал шаг вперед и почтительно отдал Беке честь.
     - Разреши обратиться" лейтенант. Я немного говорю по-пленимарски.
     - Прекрасно, тогда переводи.
     Тэйр повернулся к пленникам и, запинаясь, что-то сказал. Кое-кто из них
усмехнулся, но никто не ответил.
     "Ну вот,  я поймала тигра за хвост,  как говорится. Что,  черт  возьми,
теперь делать?" -  ломала  голову Бека.  На память ей  пришла  хитрая кривая
улыбка Серегила, и девушка почерпнула в ней вдохновение.
     Небрежно пожав плечами, она бросила:
     - Ладно, шанс мы им дали. Сержант Рилин, проследи,  чтобы пленники были
как следует связаны. Сержант Бракнил, твоя декурия сейчас подожжет дом.
     Некоторые из  скаланцев  стали  бросать на  нее  тревожные взгляды,  но
сержанты тут же начали выполнять приказ.
     Один  из  возчиков что-то  возбужденно зашептал стоящему  рядом  воину-
ветерану.  Тот побагровел от гнева и прошипел в  ответ ругательство. Возница
неуклюже опустился на одно колено и обратился к Беке:
     -  Подожди, лейтенант.  Я знаю твой язык.  -  Его  скаланский  оказался
вполне беглым. - Капитан Тератос говорит, что готов вести переговоры с твоим
командиром, как только тот прибудет.
     Бека бросила на пленимарского капитана ледяной взгляд.
     - Скажи ему, возчик, во-первых, что командир здесь я; когда же прибудет
остальной наш  отряд с капитаном  во главе, уж она не станет  церемониться с
пленными. Во-вторых, скажи ему, что скаланские офицеры не ведут переговоры с
теми, кого победили. Я буду задавать вопросы. Он будет на них отвечать.
     Возница  быстро   перевел  сказанное  Бекой  капитану-пленимарцу.   Тот
несколько секунд яростно смотрел на нее, потом смачно плюнул на пол. На этот
раз Бека не стала останавливать Гилли, и тот плашмя ударил саблей пленника.
     - Мои люди не потерпят дерзости, возчик, - спокойно  продолжала Бека. -
Скажи ему также, что мы еще не завтракали, а жареное мясо врага вкуснее, чем
свинина.  Сержант Бракнил, принеси  факелы. -  Повернувшись на каблуке, Бека
вышла из комнаты.
     Бракнил последовал за ней.
     - Ты же не собираешься на самом деле сжечь этих людей ?
     - Конечно, нет, но им знать об этом незачем. Дадим им время подумать.
     В этот момент к ним подбежала Сира, сжимая в руках кусок соленой рыбы и
кружку пива.
     - Лейтенант, капрал Никидес приветствует тебя  и посылает тебе завтрак,
- сказала она, передавая  еду Беке. - Там еще  есть ячмень, а помойных ведер
нет, велел он передать.
     Бека глотнула теплого пива.
     -  До  чего  же приятно.  Передай  всем:  каждый пусть  возьмет столько
припасов, сколько сможет увезти. Пиво, правда, придется оставить. Как только
все  запасутся продовольствием,  остальное сожгите.  Сержант  Бракнил, пусть
твои люди, как получат свою долю, сменят часовых при пленниках...
     Ее прервал стук копыт; по дороге с запада  скакал всадник. Это оказался
Мирн, который был в дозоре.
     - Приближается вражеский отряд!  - крикнул он Беке. - Кавалерийский, по
крайней мере четыре десятка солдат.
     -  Проклятие!  -   Знаком  велев   всем  замолчать,   Бека  внимательно
прислушалась: пока приближения отряда слышно не  было. Туман все еще скрывал
скаланцев, но дым от горящей конюшни должен чувствоваться за милю. - Передай
всем,  Мирн:  каждый берет запасного коня  и  еду, и скачем  на восток. Если
кто-нибудь окажется отрезан, пусть сделает крюк и  присоединяется  к  полку:
нужно сообщить, что мы обнаружили. Давай!
     Рилин вместе со своими людьми выбежал из дому.
     - Что делать с пленными?
     -  Их  мы  оставим.  Все  по коням!  -  Стаккато,  отбиваемое  копытами
приближающейся колонны, стало уже слышно.
     Бека вскочила  в  седло,  галопом  подскакала  к  одному  из  фургонов,
схватила  первый попавшийся мешок и  развернула коня. Над ее головой пропела
стрела, другая  вонзилась  в стенку фургона.  Бека  вылетела на  ведущую  на
восток  дорогу как  раз  в  тот момент, когда из  редеющего тумана вынырнули
первые вражеские всадники.
     Надеясь, что горящие  фургоны задержат  хотя бы  часть преследователей,
Бека повела свой отряд глубже в пленимарские земли.







     Под  водой было темно и царило безмолвие. Серегил  мог видеть блестящую
серебряную  поверхность, колышущуюся  над ним; он  изо всех сил боролся,  но
что-то держало его за лодыжку, не давая всплыть.
     Над ним высилась высокая черная фигура, искаженная преломлением света в
воде. Она видела беспомощного Серегила и манила его.
     Последним  отчаянным  усилием Серегил сумел поднять голову над водой на
краткий миг, чтобы наполнить воздухом разрывающиеся  легкие. Одновременно он
взглянул  в  склоненное над  ним  лицо.  Губы  шевельнулись,  человек сказал
Серегилу, что тот должен сделать.
     Серегил  не  мог  понять  слов,  но  все равно они наполнили  его таким
ужасом, что он с криком рванулся, вода хлынула ему в рот, и невидимое чудище
снова утащило его в глубину.
     - Серегил! Проснись, черт побери!
     Хватая  ртом  воздух,  Серегил  увидел перед  собой встревоженное  лицо
Микама, корабль, открытое море вокруг. Корабль. Открытое море.
     -  Ох,  опять...  Что  за дерьмо!  - простонал  он, прижимая  пальцы  к
пульсирующей жилке  на виске. Взглянув  поверх могучего плеча друга, Серегил
увидел собравшихся вокруг матросов, нервно вытягивающих шеи, чтобы взглянуть
на него. - Я снова?.. Микам кивнул:
     - Тебя было слышно даже на корме. Третий раз подряд.
     - Четвертый. - За неделю  плавания этот сон - хотя, просыпаясь, он и не
мог его вспомнить - стал преследовать его  чаще. И что еще хуже - он  теперь
стал вдруг засыпать днем, в самых неподходящих местах, как сейчас, при ярком
свете дня, у трапа, ведущего на мостик.
     - Если кому нечего делать, у меня всегда найдется дополнительный наряд,
- рявкнул  капитан  Раль; как только он появился на палубе,  любопытствующие
разбежались.
     Подойдя к Серегилу и Микаму, Раль прорычал:
     - Ты сказал  после  того раза,  что будешь сидеть в  своей  каюте. Люди
начинают шептаться. Что прикажешь мне им говорить?
     - Придумай что-нибудь, - ответил Микам, помогая Серегилу подняться.
     - Тем двоим,  что  были с  тобой на  "Стремительном", можно доверять? -
спросил Серегил.
     - Я  велел им держать рты на  замке о тех временах,  и  они болтать  не
будут. - Раль  помолчал,  все еще хмурясь. -  Но Скайвейк  намекнул,  что ты
приносишь несчастье, накликаешь беду. Он не станет говорить этого  прямо, но
и другие уже начинают на тебя коситься.
     Серегил обреченно кивнул:
     - Постараюсь  не  попадаться никому  на  глаза. Микам двинулся  следом,
когда друг направился к трапу.
     - Клянусь Пламенем,  ты добьешься, что  нас выкинут  за  борт,  если не
возьмешь себя в руки, - пробормотал он. - Эти  моряки еще хуже солдат, когда
дело доходит до чего-то, похожего на дурное предзнаменование.
     Серегил провел рукой по волосам.
     - Что я говорил на этот раз?
     - То же, что и раньше: "Нет, не  могу" -  снова и снова, пока я до тебя
не  добежал  и не  встряхнул. Наверное, мне  не следовало  уходить, когда ты
задремал. - Войдя в  каюту, Микам уселся на койку.  - Ты запомнил  хоть что-
нибудь на этот раз?
     - Не больше, чем раньше, - вздохнул Серегил, вытягиваясь на собственной
койке и поднося к губам фляжку с элем. - Я тону и вижу кого- то, кто смотрит
на меня сквозь воду. Я  ни  разу не смог  вспомнить что- нибудь  еще, но сон
нагоняет  на  меня ужасный страх. Чем ближе  мы к Пленимару,  тем становится
хуже.
     - Мне тоже не по  себе, - ответил Микам, ухмыльнувшись.  С  тех пор как
два дня назад они  обогнули самую южную  оконечность Скалы, им встретилось с
полдюжины вражеских  кораблей; от двух из них  пришлось  удирать.  Это  тоже
раздражало команду: если не будет сражений, не будет и добычи.
     -  Ты не  думаешь,  что  через  сон  Нисандер  пытается  тебя  о чем-то
предупредить? - без особой надежды поинтересовался Микам.
     - Хотел бы я,  чтобы это было  так. Но первый такой сон я увидел еще до
того, как он  был ранен.  И  думаю, я почувствовал бы, если бы  видение было
послано Нисандером. - Он снова  хлебнул эля  и мрачно  уставился  в  потолок
каюты.  -  Клянусь  Иллиором,  единственное,  что  я  чувствую,  -  так  это
неправильность того, что его здесь нет. И Алека тоже.
     Серегил сунул руку за пазуху и нащупал рукоять кинжала, коснулся мягкой
пряди, все еще обернутой вокруг нее. Если они не успеют, если Алек погибнет,
если он уже мертв...
     - Ты так ничего ему и не сказал, верно? - спросил Микам.
     - Нет, ничего.
     Его друг печально покачал головой:
     - Жаль.
     "Аура Элустри малреи,  - мысленно молился Серегил,  сжимая кинжал  так,
что пальцы заболели, - Аура Элустри,  защити его  и сохрани, пока я не сумею
вонзить этот кинжал в сердца его врагов".
     Топот ног  на  палубе над головами разбудил их  на рассвете  следующего
дня.
     - Вражеский корабль по левому борту! - прокричал впередсмотрящий.
     Схватив рапиры, Серегил и Микам кинулись на палубу. Стоящий у руля Раль
показал на пятнышко на горизонте. Был уже виден черно-белый полосатый парус;
судно находилось всего в нескольких милях позади "Зеленой дамы".
     - Эти паршивцы, должно быть,  заметили нас прошлой ночью  и пустились в
погоню.
     -  Сможем  мы от  них  ускользнуть? -  спросил Микам, присматриваясь  к
вражескому кораблю из-под руки. На этом расстоянии можно уже было разглядеть
низкий корпус, легко рассекающий волны.
     - Судя по тому, какие у них паруса,  не сказал бы. Похоже,  на этот раз
придется драться, -  ответил Раль  с мрачным  удовлетворением. - Я знаю твое
мнение на сей счет, Серегил, но будет лучше, если мы нападем первыми.
     Серегил  ничего  не  ответил,  внимательно  рассматривая приближающийся
корабль.
     - Паруса того судна мало отличаются от  наших, не  правда ли? - наконец
спросил он.
     - Точно, у нас похожая оснастка.
     - Значит, мы могли бы плыть под теми парусами;
     Раль ухмыльнулся, поняв, к чему клонит Серегил.
     - В любом приличном флоте это сочли бы бесчестной уловкой.
     -  Вот  поэтому  я  и предпочитаю  каперов,  -  ответил  Серегил,  тоже
усмехнувшись. - Чем  ближе мы к Пленимару, тем меньше  внимания нам  следует
привлекать к себе, по крайней мере на расстоянии.
     -  Клянусь  Старым  Мореходом,  благородный  Серегил,  у  тебя  задатки
великого  пирата,  - расхохотался Раль.  - Беда только в том, что, если тебе
нужны те паруса, мы не сможем использовать зажигательные снаряды.
     - Тогда оставь  их как последнее  средство и используй все, что можешь,
чтобы захватить корабль.
     - Все по местам, готовься к бою! - рявкнул Раль, и его приказ  боцман и
офицеры повторили по всей палубе.
     Команда  "Зеленой  дамы"  охотно  заняла  свои  места  согласно боевому
расписанию.  Рулевой развернул судно навстречу противнику. Крышки люков были
откинуты, катапульты,  расположенные вдоль палубы  и  на боевых  платформах,
заряжены и взведены, корзины с камнями, картечью и свинцовыми ядрами подняты
из трюма. Лучники  Раля заняли свои  места, и каждый меч,  каждая абордажная
сабля были в последний раз проверены.
     - Они подняли боевой флаг, капитан,  - прокричал впередсмотрящий, когда
корабли сблизились.
     - Подними и наш, - приказал Раль. Микам в суматохе потерял Серегила, но
тот вскоре появился с луком Алека в руках.
     - Держи, - сказал он  Микаму,  стараясь не встречаться с ним глазами. -
Ты управляешься с ним лучше, чем я.
     Прежде  чем  Микам  нашелся  с  ответом,  Серегил поспешил  к одной  из
катапульт и принялся помогать ее команде.
     Пленимарское судно ныряло в волнах, как скопа, и быстро приближалось.
     -  Это  военный  корабль,  капитан,  и  они  готовятся  обстрелять  нас
зажигательными снарядами, - крикнул остроглазый наблюдатель.
     - Откуда? - проорал в ответ Раль.
     - У  них по  две  катапульты  по каждому борту,  на носу и  на корме, и
зажигательные снаряды у носовых.
     - Рулевой, держи курс на их нос!
     Когда  корабли оказались  в  нескольких сотнях  ярдов  друг  от  друга,
лучники  начали  целиться.  Микам  вместе со  стрелками Раля расположился  у
левого борта; тетива Черного  Рэдли Алека грозно  пела, когда он  посылал во
врага  стрелу за стрелой. Скоро на  это  пение откликнулись и пленимарцы. Их
стрелы  выли и  жужжали, как сердитые шмели,  преодолевая все  сокращающееся
пространство  между  судами.  Велкен, впередсмотрящий,  рухнул на  палубу со
стрелой в груди. Нитлса ранило в ногу, но он продолжал стрелять. Люди падали
на палубы, и с обоих кораблей над водой разносились вопли.
     "Они  не боятся  расходовать  боеприпасы", -  подумал Микам, вытаскивая
вражеские стрелы, вонзившиеся в палубу и поручни, и посылая их обратно.
     Раздался  тяжелый  гул: катапульты на  обоих кораблях были приведены  в
действие.  Пылающие  шары пропитанной  смолой  пакли,  известные  как "огонь
Сакора", полетели  навстречу "Зеленой  даме",  едва  не попав  в ее передний
парус. "Дама" ответила двойным залпом картечи; оснастке вражеского судна был
нанесен заметный ущерб - один из парусов на грот- мачте повис, как сломанное
крыло. Раздались полные паники крики: корабль заметно терял ход.
     - Лево руля и залп с другого борта! - приказал Раль. Скайвейк навалился
на штурвал, и "Дама"  опасно накренилась, разворачиваясь, чтобы новым залпом
закрепить  преимущество. Ядра  из катапульт правого борта с воем врезались в
такелаж пленимарского судна, и его фок-мачта рухнула и закачалась на волнах.
Подобно раненому дракону,  пленимарский корабль выдохнул  новую порцию "огня
Сакора" в  "Зеленую  даму".  На этот  раз снаряды  попали в  цель:  передняя
платформа заполыхала. Маслянистая пелена пламени поглотила  катапульту и  ее
команду. Обожженные люди корчились на палубе или прыгали за борт. Но моряки,
сорвав крышки с бочонков с песком, установленных вдоль борта, погасили пожар
прежде, чем он смог распространиться.
     Задыхаясь  от  запаха  горелой  плоти, Серегил бросил ведро с картечью,
которое нес, и кинулся к трапу, ведущему на платформу, чтобы помочь оттащить
пострадавших.
     - А теперь что? - окликнул он Раля, заметив его рядом на палубе.
     - Право руля, спускай паруса! - проорал капитан. - На абордаж! Мейквел,
Корис, готовьте абордажные крючья!
     Последний  залп  катапульт пленимарского корабля  разнес в щепки  грот-
мачту "Зеленой  дамы", когда она вплотную  приблизилась к вражескому  судну.
Ныряя между  падающими реями, абордажная команда забросила крючья и намертво
скрепила корабли  прежде,  чем  пленимарцы  успели перерубить  веревки.  Как
только оказалось возможно перепрыгнуть с борта на  борт, воины Раля кинулись
на отчаянно обороняющихся одетых в черную форму пленимарцев.
     С высоты платформы Серегил оглядел сражающихся, высматривая рыжую гриву
Микама. Как он и ожидал, его друг был уже в самой гуще схватки.
     "Боги знали, что делали, когда выбрали тебя Воином", - подумал Серегил,
сбегая  по  трапу и проталкиваясь  к  поручням.  Он  постарался не  замечать
пенящейся бездны,  то распахивающейся, то закрывающейся  под  ногами,  когда
волны кидали два беспомощных  корабля. Перепрыгнув  на палубу  пленимарского
корабля с обнаженным клинком в руке, Серегил тут же схватился  с вооруженным
саблей вражеским матросом.
     Скоро  битва  распространилась  уже на оба корабля.  Каким-то образом в
дыму и  криках Серегил  и Микам нашли  друг  друга и стали сражаться спина к
спине на неустойчивой палубе.
     Казалось,  сражение будет  продолжаться без  конца,  но тут  одному  из
матросов Раля удалось убить вражеского капитана. Почти в тот же момент Микам
уложил  командира пленимарских  солдат.  Уцелевшие противники растерялись  и
наконец сдались.
     Когда оставшиеся в живых  пленимарцы с мрачной обреченностью  побросали
оружие,  команда "Зеленой дамы" разразилась радостными криками  и с триумфом
занялась грабежом захваченного судна.
     Усталые Серегил и Микам предоставили им  заниматься этим и перепрыгнули
обратно на палубу "Дамы".
     - Клянусь Пламенем, хорошая была драка, - пропыхтел Микам; он отшвырнул
ногой чью-то отрубленную руку и уселся на бухту каната.
     Серегил оглядел друга; тот отделался  всего  лишь  ссадиной над глазом.
Сам он заработал неглубокую рану на плече. Скинув  тунику и рубашку, Серегил
осмотрел порез  и прижал к нему оторванный от полы  лоскут, чтобы остановить
кровотечение.
     -  На мой  вкус  слишком уж  врукопашную, - ответил  он и тоже  уселся,
прислонившись к переборке.
     Из снующей по палубам толпы матросов вынырнул Раль и подошел к друзьям.
     -  Ну вот, мы захватили тебе  корабль, - сообщил он Серегилу, -  но при
этом оказались больше чем с  двумя десятками пленников на  руках. Я понимаю,
лишний балласт нам ни к  чему, но  должен прямо тебе сказать:  участвовать в
казни побежденных я не намерен.
     -  Как  и я,  -  устало ответил Серегил. - Предлагаю вот  что:  взять с
вражеского корабля все, что  нам может  пригодиться, забрать паруса, а потом
оставить пленимарцев на их собственном  судне с некоторым количеством пищи и
воды. Сколько времени потребуется на починку такелажа "Дамы"?
     Раль потер подбородок и оценивающе оглядел повреждения.
     -  Нам предстоит  заново установить мачту и сменить паруса. Раньше, чем
завтра к рассвету, не управимся.
     - А сколько дней нам еще плыть? Раль посмотрел на небо.
     - Если погода не испортится,  три дня, может быть, четыре. Пленимарские
паруса могут избавить нас от стычки-другой.
     Серегил взглянул на Микама, но тот лишь пожал плечами.
     - Тогда  за дело,  -  сказал  Серегил капитану. -  И приставь к  работе
пленимарцев тоже.







     Руки, Касающиеся, ищущие, пытающие его руки...
     В темноте крошечной каюты Алек сжался  в комок, обхватив колени руками,
и постарался изгнать  из памяти  прикосновения; ему очень хотелось бы, чтобы
Теро был рядом,
     но молодого мага он не видел с той первой ночи на борту "Кормадоса".
     Мардус и его приспешники были искусными палачами:
     за все бесконечное время, что прошло с момента его пленения, кожа Алека
ни разу не была поцарапана, ни единая капля крови не была пролита. Но внутри
у него все болело.
     О да. Очень болело.
     Дирмагнос, Иртук  Бешар, это олицетворение  кошмара, сжимала его своими
иссохшими  бедрами, гладила шелушащимися  пальцами в гротескной  пародии  на
страсть; она насиловала его разум, вырывая у него воспоминания. Потом, когда
все  кончилось,  она поцеловала  юношу,  всунув меж его стиснутых  губ  свой
похожий на обрывок истлевшей кожи язык.
     В этих пытках ей помогал некромант, Варгул Ашназаи, и Алек вскоре начал
бояться его  в глубине души больше, чем Иртук Бешар или Мардуса. Дирмагнос с
жаром предавалась этим похожим на галлюцинации издевательствам, но стоило ей
их прекратить, и Алек  переставал для нее существовать.  Понять Мардуса было
труднее. Это  он  распоряжался  пытками  и задавал вопросы,  глядя на  Алека
пустыми бездушными  глазами; когда  он называл  очередную гнусность, которую
надлежало выполнить его подручным, голос его оставался по-отечески ласковым.
В остальное же время он обращался с Алеком со странной смесью отстраненности
и сочувствия, почти любезностью. В моменты самых невыносимых страданий юноша
ловил  себя  на том,  что непроизвольно обращает взгляд на Мардуса в поисках
спасения.
     Ашназаи   был   иным.   В  присутствии   других   некромант   оставался
бесстрастным,  но  стоило  ему оказаться  с  Алеком наедине, и из  него, как
разъедающая кислота, выплескивалась ненависть.
     -  Из-за тебя и твоего мерзкого сообщника в  ту ночь в Вольде я лишился
великих почестей, - шипел  он в ухо Алеку, когда тот, дрожа, лежал в темноте
после издевательств дирмагноса. - Сначала  я мечтал лишь о  том, чтобы убить
тебя,  но  теперь Прекрасный  даровал мне возможность  более изобретательной
мести.
     И действительно, он был изобретателен; при виде его Алек испытывал даже
больший ужас,  чем при появлении остальных. Ашназаи не  оставлял  следов, не
проливал  крови -  вместо  этого  он  использовал причиняющие  невообразимые
страдания   заклинания,  приправляя  их  подробными  описаниями  убийств   в
"Петухе", в которых он принимал участие.
     -  Как жаль, что  в ту ночь ты не вернулся  пораньше,  - шептал  он.  -
Старуха  не вымолвила  ни слова,  но  как  же выклянчивал  жизнь  ее  сын! А
девчонка! Держалась  гордо,  пока старой ведьме не отрубили голову, а  потом
начала  визжать,  так  что  огромные  груди   заколыхались.  Ребята   хотели
позабавиться с ней прямо там, на залитом кровью полу...
     Безмолвный  и  неподвижный в магических путах, Алек  мог лишь  дрожать,
когда Ашназаи холодной влажной рукой проводил по его груди.
     - Ты никогда не обладал ею прямо на полу, а, малыш? Нет? Ну  что ж, там
случились другие вещи. Чик-чик, и все головы украсили каминную доску. Должен
сказать,  твоя реакция была как раз такой, на какую я надеялся. Я тогда чуть
не прибавил и твою голову к коллекции, но потом придумал более... как бы это
сказать?  - Некромант  снова провел  рукой вниз по  груди Алека; на его лице
было  выражение мечтательного наслаждения. - Более удовлетворительную месть.
Ты  мне  заплатишь  за  все  хлопоты  и  к тому  же  еще  и  другим  образом
пригодишься.
     Намек был  ясен. Вспоминая о телах, которые видели Микам и  Серегил,  с
рассеченной грудью, ребрами,  разведенными в  стороны, словно  крылья,  Алек
жалел, что его не убили той же ночью.
     Пытки все продолжались и  продолжались, и  когда через  несколько  дней
палачи  оставили его  в  покое, Алек наконец понял, почему Нисандер так мало
сообщил им с Серегилом. Мучители вырвали у него все, что он знал, хотя это и
оказался всего лишь обрывок пророчества.
     - Ну вот и все.  Молодец, Алек, - улыбнулся ему Мардус, когда дирмагнос
оставила юношу.  -  Но  твой Хранитель мертв, эта  таинственная четверка,  о
которой он говорил,  разъединена, сломана. Бедняга Серегил. Хоть он и бросил
тебя под конец, он, должно  быть, все же испытывает угрызения  совести из-за
того, что принес своим друзьям столько несчастий.
     Лишенный  даже  проблеска  надежды и остатков  гордости, Алек мог  лишь
отвернуться и плакать.
     После  того  как пытки  прекратились, ежедневным  источником  страданий
Алека стали  солдаты.  Среди  них особенно отличались капитан  Тилдус и  его
головорезы, еще в Вольде издевавшиеся над юношей. Помня уроки Серегила. Алек
попытался найти среди них слабое звено, человека,  испытывающего хоть что-то
похожее на сострадание, но Мардус старательно отобрал свою личную гвардию.
     Жестокие, лишенные всяких человеческих чувств, они собирались у двери и
прислушивались, когда Алека пытали. Теперь  они  выволакивали его  на палубу
для ежедневной  прогулки в соответствии с приказом Мардуса, стояли над  ним,
принося  еду, насмехались, когда  юноше  приходилось  просить  ведро,  чтобы
облегчиться. Мало кто из них говорил по-скалански, но они умудрялись сделать
свои грубые шутки и  оскорбления  понятными. Некоторые  давали  волю рукам и
только хохотали, когда Алек начинал отбиваться.
     Хуже всех был волосатый звероподобный парень по  имени Госсол. Во время
короткой схватки в "Петухе" Алек ударил его рукоятью рапиры и выбил передние
зубы.  Госсол теперь держал  на  него зло и  особенно издевался  при  каждой
возможности.
     На утро шестого  дня на  борту пленимарского корабля Госсол  явился  за
Алеком  без напарника.  Единственного взгляда  на него  юноше было довольно,
чтобы приготовиться к неприятностям.
     -  Пошел, человек-мальчишка, - приказал Госсол  на ломаном  скаланском.
скаля  пеньки зубов. Он поднял плащ, единственную одежду,  кроме набедренной
повязки, которую оставили Алеку.
     Алек понял. Головорез хотел, чтобы он потянулся за плащом.
     - Пошел быстро, сешка Мардус не любить ждать, - дразнил его Госсол.
     -  Брось его  мне,  -  сказал  Алек,  протягивая  руку.  Госсол зловеще
улыбнулся. Прислонившись к двери, он игриво встряхнул плащом.
     - Нет.  Ты пошел,  человек-мальчишка. Быстро. Поднявшись на  ноги, Алек
осторожно потянулся за  плащом. Госсол отдернул его  и захохотал, когда Алек
отпрыгнул назад.
     - Что?  Боишься Госсол, человек-мальчишка?  - Он  снова протянул  Алеку
плащ и снова отдернул его,  потом  двинулся  на  юношу, оттесняя его в узкий
промежуток между койкой и  стеной. - Ты бойся, хорошо. Ты сломал рот Госсол.
Шлюхи  разве  любят  такой рот?  А? Ты знаешь  шлюх, я  думаю.  - Он  сделал
непристойный жест. - Шлюхи не любят сломанный рот. Может, ты любишь, а?
     С силой  отшвырнув Алека  к стене,  он навалился на него  всем  телом и
грубо поцеловал в губы. Алек отчаянно сопротивлялся, но Госсол крепко держал
его одной рукой, а другой ухватил его за сосок и больно ущипнул.
     Зарычав от боли, Алек перестал бороться с  тяжеловесом  и  вместо этого
укусил его за губу.
     Госсол  отшатнулся и  занес кулак, но Алек опередил его. Как только его
рука оказалась свободной,  он ударил не  ожидавшего этого стража в лицо  и с
радостью ощутил, как треснули кости сломанного носа.
     Разъяренный Госсол накинулся на  Алека, швырнул его  на жесткую койку и
начал  душить.  Алек уже  задыхался. когда кто-то  ворвался в  каюту,  сыпля
пленимарскими проклятиями.
     Тилдус оттащил ослепленного гневом солдата, сильно двинул ему в челюсть
и толкнул в руки стражников, стоящих у двери.
     -  Проклятие на тебя, мальчишка-дурак!  - завопил он, увидев на  лице и
груди Алека кровь, потом бросил какой-то приказ солдату, ожидающему на трапе
за дверью, и  снова накинулся на Алека:  - Если  кровь твоя, ты сдохнешь так
же, как Госсол! Пораненный ты  не годишься. Мардус разделает тебя, как угря,
и съест на ужин твою режари!
     Стражник  принес ведро воды и тряпку, и Тилдус принялся отмывать юношу,
внимательно высматривая, нет ли на нем ран. Пока грубые руки вертели его  во
все  стороны, Алек размышлял  над тем, о  чем  проговорился капитан: Мардусу
нужно,  чтобы  его  кожа  не  пострадала,  чтобы  кровь  не  пролилась.  Это
объясняло, почему его  пытали  такими изощренными  способами, но  для чего -
оставалось неясным.
     Закончив, Тилдус толкнул Алека на койку и бросил ему плащ.
     - Тебе, недоносок, сегодня повезло. Никаких повреждений.
     - Действительно, повезло. - Подняв глаза, Алек увидел Мардуса, стоящего
в двери;  из-за  его спины  выглядывал Варгул Ашназаи. - Как я понимаю,  тут
произошла какая-то неприятность. - Мардус бросил на Тилдуса зловещий взгляд.
     Капитан  Тилдус  начал что-то  быстро  говорить по-пленимарски;  Мардус
коротко ответил ему на том же языке и сделал знак некроманту.
     Тот, мерзко улыбаясь, в свою очередь осмотрел пленника.
     - Мальчишка по-прежнему не имеет изъянов, господин.
     - Рад это слышать, - проговорил Мардус. -  Было  бы очень  жаль довезти
его почти до цели и теперь отправить  в расход.  Пойдем,  Алек, прогуляемся.
Есть кое-что, что, как мне кажется, доставит тебе удовольствие.
     Алек в этом очень сомневался, но выбора у него не было;
     приходилось подчиняться. Окруженный  стражниками, он следом за Мардусом
поднялся на палубу.
     День был таким прекрасным, что  у Алека  заныло сердце. Небо, как синяя
чаша, простиралось над слегка волнующимся морем. Корабль разрезал белопенные
гребни волн, в полосатых  парусах пел свежий попутный ветер; морской воздух,
казалось, хотя бы частично смыл с Алека вонь его тюремной каюты.
     К палубе  как раз  под  передней  боевой  платформой был прибит большой
квадрат белого  полотна.  В середине его в позе глубокой медитации стояла на
коленях Иртук Бешар, сложив на груди иссохшие руки.
     Алек  впервые  заметил,  что  большинство матросов и  солдат  стараются
держаться от нее подальше.  Те,  кому приходилось  проходить  мимо, ускоряли
шаги и отводили глаза.
     До  сих пор Алеку  не приходилось видеть  ее при  обстоятельствах,  при
которых  мучения  не мешали  бы восприятию.  Как всегда, Иртук Бешар была  в
роскошных, расшитых драгоценностями одеждах, так ужасно контрастирующих с ее
головой и руками мумии. Несколько прядей длинных  черных волос все еще липло
к черепу; поверх них  была накинута сетка из тонких золотых цепочек и бусин.
Стоя на коленях в ярком солнечном свете, она  казалась хрупкой, как высохший
кузнечик, но Алек по своему опыту знал, что это не так. В  музее  Орески  он
видел  руки  другого   дирмагноса,   тело  которого  разрубили  на  части  и
разбросали. Даже по прошествии столетия эти руки все еще двигались. Глядя на
маленькую  фигурку  перед собой, Алек поежился, гадая, какова же ее истинная
сила.
     Капитан  Тилдус прокричал  по-пленимарски приказ, и солдаты выстроились
двумя рядами по бокам полотняного квадрата. Подошло  и несколько моряков, но
немного.  Мардус  кивнул стражникам,  окружавшим Алека, и  те поставили  его
слева впереди строя солдат.
     Варгул  Ашназаи по другому трапу спустился вниз;  пока он отсутствовал,
охранники привели другого пленника и поставили его напротив Алека.
     Это был Теро.
     Облегчение,  которое  Алек испытал  при  виде молодого  мага,  длилось,
однако, недолго. Лицо Теро под охватывающими его железными полосами было все
таким же бессмысленным, в широко открытых глазах сверкало безумие.  Вплотную
к  нему  сзади стоял  седой  человек  в серой одежде;  еще  один  некромант,
предположил Алек.
     Вернулся Ашназаи; следом  за  ним  двое  солдат несли на длинных шестах
большой ящик. И ящик, и шесты были покрыты позолотой и  украшены незнакомыми
Алеку  символами.  Солдаты  опустили свою ношу  перед  некромантом.  Бормоча
заклинание,  Ашназаи  открыл  ящик  и вынул  из  него  хрустальную  диадему,
засверкавшую на солнце.
     - Узрите Корону! - с благоговением пропел некромант, опуская диадему на
полотно перед Иртук Бешар.
     Вид  короны  заставил   сердце  Алека   сжаться.  Это  был   тот  самый
таинственный предмет, ради которого по  поручению Нисандера Серегил рисковал
жизнью.
     Затем Ашназаи вынул из ящика грубую чашу из обожженной глины и поместил
ее внутрь короны.
     - Узрите Чашу!
     Последней из ящика  появилась  золотая проволока с нанизанными  на  нее
деревянными дисками.
     - Узрите Очи Сериамайуса!
     Алек  невольно  судорожно  вздохнул,  когда  дирмагнос  начал,  один за
другим, класть диски в чашу. Мардус повернулся к юноше.
     - Ты их, без сомнения, узнаешь. Только подумай: не укради вы двое диск,
ты  и  бедный Теро  не стояли бы здесь сейчас.  Столько  потерянных  жизней,
столько  несчастий, Алек, из-за  единственного  необдуманного  поступка! Ах,
впрочем, я  забываю, что  это Серегил совершил  кражу  как таковую.  Так  ты
сказал Иртук  Бешар:  ты просто  помогал  ему. Но конец  все равно  один, не
правда ли? Ты здесь, со  мной, а он  в  безопасности  в Римини  и, наверное,
считает, что ему очень повезло.  Неужели ты  останешься  верен этому  своему
недостойному другу?
     - Да. - Алек твердо посмотрел  в  глаза Мардусу, хотя  это  была просто
бравада. Его взгляд скользнул мимо Мардуса, мимо поручней: в безбрежном море
на самом горизонте виднелась крошечная точка - остров; однако он был слишком
далеко, чтобы послужить спасением.
     Совсем как Серегил.
     Алека окатила такая волна тоски по другу, что даже слезы навернулись на
глаза.  Проведенные  вместе  дни,  когда Серегил всегда готов был прийти  на
помощь... воспоминание о  них причиняло теперь,  когда  Алек стал пленником,
окруженным врагами, ужасную боль.
     Дирмагнос  возложила  иссохшие  руки  на  корону, потом  что-то  хрипло
крикнула на своем языке. В трюме  началась возня, потом раздался крик ужаса.
Мгновением позже несколько  солдат вытащили на палубу Госсола. Он  был бос и
обнажен до пояса; головорез растерянно озирался, переводя взгляд с одного на
другого из собравшихся; наконец  он взглянул на Иртук Бешар и побледнел, его
мощная грудь стала вздыматься от безмолвного ужаса.
     - Мы обсуждали выбор жертвы,  но  ты избавил нас от этого утомительного
занятия;  теперь не придется тянуть жребий, - любезно сказал Мардус Алеку. -
Это, конечно,  всего  лишь  предварительное  жертвоприношение.  Кровь  этого
невежественного ничтожества не обладает ни силой, ни чистотой, скажем, крови
наполовину ауренфэйе  или  волшебника  из  Орески, но для наших  сегодняшних
целей годится.
     - Так вот почему я все еще жив? - сумел выдавить из себя Алек, хотя его
голос прозвучал как еле слышный шелест.
     - Безусловно, - заверил его Мардус, словно  обещая ценный дар.  - Вас с
Теро мы бережем для самого важного события. Сила твоей крови, Алек, и долгие
годы,  принесенные  Теро  в жертву магии, -  благодаря им  ваша смерть будет
чрезвычайно торжественным событием. Сейчас тебе  следует внимательно следить
за церемонией. Ваша смерть будет очень походить на нее.
     Госсола опрокинули на спину;  четверо солдат, отличающихся от остальных
белыми повязками на головах, держали его за руки и за ноги, а пятый всунул в
рот жертве кляп.
     Дрожащий  от страха  Госсол  вдруг  поймал  взгляд  Алека,  и лицо  его
исказилось от ненависти. У Алека сжалось сердце, и  он поспешно отвел глаза,
презирая себя за внезапно возникшее чувство вины.
     Пленимарцы  затянули   какое-то  непонятное  песнопение,  и  Алек  стал
смотреть  на Теро, гадая,  что происходит в затуманенном сознании мага. Теро
стоял  неподвижно;  чары  некромантов, по-видимому,  лишили его  способности
говорить. Только судорожные движения пальцев, сжимавших полы плаща, говорили
о том, что он воспринимает происходящее вокруг.
     Иртук Бешар  заговорила  снова, и  второй  некромант  поднял  что-то  с
полотна.  Когда  он  передавал  предмет  Ашназаи,  Алек  разглядел, что  это
странный, похожий  на топорик клинок. Тяжелое  изогнутое  лезвие из  черного
обсидиана  оказалось  вделано в железную  рукоять. Хотя  орудие, несомненно,
было тяжелым, Варгул Ашназаи поднял его над головой с привычной легкостью. В
тишине, нарушаемой  лишь приглушенными  воплями Госсола, клинок опустился, и
черное  острие рассекло грудь обреченного,  как  топор  дровосека  разрубает
дубовый чурбак.
     Алек поспешно отвернулся и  зажмурился так  крепко, что у него заболела
голова. Но не  слышать  он  не  мог.  Вопли  Госсола перешли  в визг,  потом
сменились бульканьем. С сухим треском ломались кости, затем раздался влажный
шлепок  - труп  распластали  на полотне.  Все  еще  не открывая  глаз,  Алек
вспомнил прикосновение холодного пальца Ашназаи к своей груди.
     Он внезапно почувствовал себя удивительно легким. Открыв глаза, Алек  с
удивлением  заметил, как  к его лицу быстро приближаются  начищенные  песком
доски палубы.







     Разведчики Беки еще утром обнаружили несколько фургонов, направляющихся
к югу сквозь прибрежные холмы. Их  было десять, доложил Гилли, и охраняла их
всего одна  декурия: факт, подтвердивший  предположение  Беки о том, что  ее
отряд далеко углубился на вражескую территорию.
     Местность вокруг была гористой; конники пробирались сквозь густые леса.
Бека приказала разведчикам следить за караваном, выжидая подходящего момента
для нападения:
     фургоны рано или поздно остановятся на ночлег.
     Возчики выбрали для привала маленькую прогалину  в лесу у ручья; солнце
садилось. Бека  оставила  большую  часть  отряда в  четверти мили от лагеря,
выбрала себе в  помощники самых лучших бегунов: Зира, Тобина  и  Джарила,  а
Рилину  приказала напасть  на  врага  сразу  же,  как  только  она  выполнит
задуманное.
     Сумерки  сгустились, и  пленимарцы  разожгли костры,  чтобы приготовить
ужин. Охрана заняла посты на дороге.
     Бека и ее солдаты подкрались в темноте к  фургонам; у всех были в руках
горшки с зажигательными  камнями,  которые  они захватили при  нападении  на
другой караван  двумя  днями раньше. Добравшись  до фургонов, Бека выглянула
из-за ближайшего  и увидела меньше чем в  двадцати футах от  себя  ничего не
подозревающих возниц, расположившихся у костра
     Оставив  Зира  на  страже, остальные  разбежались к  разным  фургонам и
рассыпали камни по грузу - ящикам и  бочкам Тут же вверх потянулись  струйки
дыма, но ветер помог Беке и ее солдатам - он уносил дым в сторону от лагеря
     Однако  это  был  именно тот знак, которого  дожидался Рилин Не  успела
команда Беки закончить работу, как стреноженные  лошади пленимарцев отчаянно
заржали:
     ухая  и размахивая факелами, Рилин  и его декурия погнали  перепуганных
животных  на  лагерь.  Вражеские солдаты и  возчики  растерялись; запылавшие
фургоны добавили переполоха.
     Прежде  чем  пленимарская  стража успела  опомниться, декурия  Бракнила
обрушила  на  нее   град  стрел,  прикрывая  отход  Беки  и  ее  людей;  они
выскользнули из лагеря и побежали по дороге туда, где Тила держала их коней.
     Вражеская стрела  задела  плечо Зира,  когда он уже вскакивал  в седло;
Тобин упал,  пораженный  в  сердце,  не успев еще  добежать  до коней.  Бека
видела, как он зашатался, но ничем не могла помочь: ее долг был позаботиться
о тех, кто остался в живых.
     -  Отходим! Быстро,  пока они не  поймали  своих коней!  - крикнула она
Вражеский  воин напал  на нее, но  тут же ему в  спину вонзилась  скаланская
стрела.
     Оставив  пылающий   лагерь  позади,  ее  солдаты  с  победными  криками
помчались   к   своим  по  темной   дороге.   Бека,  ехавшая   последней,  с
удовлетворением прислушалась к гневным крикам врагов.
     -  Знаете,  как они нас называют? - на скаку со смехом  крикнул Тэйр. -
Ургажи - демоны-волки!
     Остальные тут же разразились визгом и волчьим воем.
     -  Хорошо  потрудилась  турма  ургажи,  -  засмеялась  Бека,  такая  же
возбужденная, как и остальные.
     - Скажу я вам, мы заслужили эту честь, - добавил сержант Бракнил.
     Действительно, отряд Беки  напоминал теперь волков:  они ехали  ночами,
нападали, подкравшись,  на  любую  достаточно  слабую  добычу  и исчезали  в
темноте прежде, чем враги успевали разглядеть, как мало их на самом деле.
     За  последние две недели они  участвовали  в девяти стычках.  уничтожая
небольшие отряды,  поджигая склады и придорожные гостиницы,  отравляя воду в
колодцах по пути к южному побережью.
     Их  план состоял в  том, чтобы добраться до берега и двинуться потом на
север в надежде соединиться со скаланскими войсками.
     В чем  Бека не была уверена  -  так  это  в том, как далеко на  юг  они
забрались и где теперь проходит  линия  фронта.  Как  бы  то  ни было, чтобы
вернуться к своим, им предстояло биться, как настоящим ургажи.
     - Это я,  лейтенант! - Открыв глаза,  Бека увидела  длинное  некрасивое
лицо Рилина всего в нескольких дюймах от своего.  - Солнце почти закатилось.
Ты велела разбудить тебя.
     Бека села и потерла лицо.
     - Спасибо.  Да я уже  и не спала.  Рилин протянул  ей свой мех с водой,
потом провел рукой по темной щетине, покрывающей подбородок.
     - Тебя не бьет ли снова лихорадка?
     - Нет, нога вполне зажила. - Бека напилась и вернула мех.
     Они разбили лагерь в буковой роще, и сейчас, глядя вверх сквозь ветки с
начавшими распускаться почками, Бека видела первые золотые полосы заката.
     - Но кошмары все еще тебя преследуют? - спросил Рилин и пожал плечами в
ответ на  вопросительный взгляд Беки. - Ты последнее время мечешься во сне и
что-то бормочешь.
     - Ну, тогда  не  скажешь ли,  что я говорила во сне?  - ответила  Бека,
надеясь, что в темноте не заметно, как она покраснела. - Я ведь ничегошеньки
не помню, когда просыпаюсь. О Мирне или Гилли ничего не слышно?
     -  Вот об этом я и пришел доложить. Каллас и Ариани вернулись ни с чем.
Похоже, их захватили в плен.
     -  Проклятие! - Насколько  Беке было известно, пленимарцы  не оставляли
пленников в живых, а ее ургажи и так уже понесли значительные потери.
     Поднявшись на ноги, она оглядела лесную поляну, на которой они устроили
привал.  В  декурии  Бракнила  остались только  Каллас,  Ариани,  Арбелус  и
одноглазый  Стеб.  У Рилина были  Никидес, Сира, Тила, Джарил, Тэйр. Мартен,
Кайла  и Зир, но в одной из  схваток Тила получила сабельный удар и не могла
теперь  действовать  левой   рукой,   полученные   Зиром  и   Джарилом  раны
воспалились, а Стеб, все еще не оправившийся после  потери глаза, страдал от
сильного поноса.
     А теперь они лишились Мирна и Гилли.
     - Кого нет в лагере? - спросила Бека.
     - Сира стоит на часах, Арбелус и Стеб отправились на разведку.
     - Разбуди  остальных и скажи, чтобы все  быстро поели. Мы отправляемся,
как только полностью стемнеет.
     Рилин  быстро  отсалютовал  и  отправился  поднимать   товарищей.  Бека
позволила себе огорченно вздохнуть. Она надеялась, что другие не замечают ее
ночной  борьбы. Ну,  по крайней  мере заговорил  с  ней об этом  Рилин.  Он,
несмотря  на свою  внешнюю  неуклюжесть,  оказался  хорошим  сержантом.  Его
спокойная твердость, казалось, лишь укрепляется от напастей.
     И  все  же  отряду,  находящемуся  в  тылу  противника, совсем не нужен
командир, страдающий от ночных кошмаров.  Закричав  во сне, она вполне могла
навлечь  вражеское  нападение.  Бека   снова  протерла  глаза  и  попыталась
вспомнить, что же ей снилось, но сновидение ускользало от нее, оставляя лишь
смутное ощущение тревоги.
     Сдавшись, девушка стала  думать о повседневных делах. Она потянулась за
своим  мешком, захватила  пригоршню  размоченного  ячменя,  трофея одного из
нападений  на обоз, и  принялась поспешно  жевать.  Грубые  и перемешанные с
шелухой зерна заставляли болеть  и зубы,  и желудок. Большую  часть  времени
нельзя  было  рискнуть  развести  костер, чтобы сварить кашу;  вместо  этого
приходилось смешивать  в кожаном мешке  крупу  с  водой и кусочками  сушеной
рыбы:  через  несколько  часов  получалась  клейкая  масса, которую  Никидес
называл "пудингом сломай-зуб".
     Отряд как раз седлал коней, когда в лагерь прискакал Стеб.
     - Мы нашли Мирна и Гилли, лейтенант! - доложил он Беке.
     -  Слава Сакору!  Где?  -  спросила Бека; остальные  столпились вокруг,
храня настороженное молчание.
     - Впереди, примерно в двух милях, остановилась  на ночлег  пленимарская
колонна.  Она большая,  лейтенант, не меньше пятидесяти солдат. И еще  вдвое
больше закованных в цепи пленных.
     - Пленных? - поднял брови Рилин.  - Раньше мы о таком не  слышали. И ты
уверен, что видел среди них Гилли и Мирна?
     Стеб кивнул. Его единственный глаз горел гневом и болью.
     -  Эти сукины  дети  держат их на досках. Бракнил  выругался  и сердито
сплюнул.
     - Как это - на досках? - удивилась Бека.
     - Это старый  пленимарский трюк, лейтенант,  - скривился сержант. - Они
берут человека, кладут доску ему на плечи, а потом прибивают к ней его руки.
     Бека несколько  секунд  молчала, чувствуя, как в ее сердце разверзается
черная бездна.  До сих пор  им везло, они  сражались всего лишь с  декурией-
двумя, не считая перепуганных возчиков.  И до сих пор они не бросали  никого
из своих, пока те оставались живы. Теперь все было иначе.
     Бека стиснула рукоять рапиры и прорычала:
     - Поедем посмотрим.
     Прихватив  Бракнила и Калласа,  Бека последовала  за Стебом. "Каково-то
ему?" -  подумала она, бросая исподтишка  взгляд на  осунувшееся лицо юноши:
она знала,  какая тесная связь существует между  Стебом  и Мирном. Эти  двое
всегда были вместе, и у костра на привале, и в бою, когда они  сражались бок
о бок, словно  две мстительные фурии. И  в разведку они обычно  отправлялись
вместе. Что же случилось сегодня?
     Молодой  воин  оставался мрачным  и молчаливым;  он привел остальных  к
неглубокому оврагу на склоне холма, где прятался наблюдающий за пленимарцами
Арбелис.  Меньше чем в  миле  в темноте  мерцали  разбросанные огни  лагеря.
Дальше тянулась темная пустыня Внутреннего моря. в водах которого отражались
первые звезды. Ветер дул с моря, и  Бека  уловила еле слышный странный звук.
Через  несколько секунд она поняла,  что это всего лишь  далекий гул прибоя,
воющего, как собака, в узких расщелинах между скал.
     - Там есть старая дорога,  идущая вдоль берега, -  сказал ей Арбелус. -
Они разбили лагерь около нее со стороны суши.
     - Ты уверен, что наши  ребята еще живы? - спросила Бека, щурясь на огни
костров.
     -  На закате  еще  были живы. Я  видел, как стража  сгоняла их вместе с
остальными пленниками в середину лагеря.
     Бека  покусала губу.  все  еще  глядя на вражеские костры.  Наконец она
повернулась к Бракнилу:
     - Это первый по-настоящему сильный отряд, который нам повстречался. Как
ты думаешь, есть шанс вызволить Мирна и Гилли сегодня ночью?
     Бракнил поскреб бороду, тоже глядя на костры.
     - Не  особенно  большой,  лейтенант. Они  охраняют  ров  вокруг  лагеря
бдительнее,  чем  девственница  свою  добродетель.  Даже  если  нам  удастся
проскользнуть внутрь,  мы никогда не  пробьемся  обратно, стоит  им  на  нас
навалиться.
     Бека раздраженно вздохнула:
     - Да обрушит Сакор на них свой кулак! То они не берут пленных, то ведут
куда-то  две сотни. Откуда, черт возьми,  взяли они так много  пленников так
далеко от собственных границ?
     Бракнил пожал плечами:
     - Это интересный вопрос. Арбелус удивленно взглянул на Беку:
     - Я как-то об этом не подумал. Но я скажу тебе еще более странную вещь.
     - И что же это?
     - Прежде чем они остановились на ночлег, они направлялись на север.
     - На север! - тихо воскликнула Бека. - Майсенская граница не больше чем
в пятидесяти милях, и на север  отсюда нет  ни единого пленимарского города.
Если уж они пошли на то, чтобы захватить так много пленных, то чего ради они
не ведут их на юг, где их можно было бы использовать?
     Она  опустила руку на напряженное плечо Стеба. - Что ж, это делает нашу
задачу легче. Мы все равно намеревались повернуть вдоль берега на север. Вот
мы  и  будем за  ними  следить  и,  клянусь  богами,  нападать  и все  время
беспокоить, а  тем временем  высматривать  возможность  освободить  Мирна  и
Гилли.







     После жертвоприношения  стражники стали обходиться с Алеком с суеверной
осторожностью, хотя явно считали гибель своего "брата-солдата" его виной.
     Ашназаи тоже приходил теперь реже, хотя иногда  являлся в самые  глухие
часы  ночи.  Разбуженный посреди  очередного кошмара, Алек ловил  в  темноте
мерзкий  запах,  потом его  касались холодные  пальцы,  и мстительная  магия
некроманта в очередной раз погружала его в пучину страданий.
     Запертый в тесной и темной  каюте, Алек все  чаще испытывал безысходное
отчаяние. Поиск путей к  побегу  - даже  если это означало прыжок за борт  -
ничего не дал. Занять себя Алеку было нечем, и он подолгу спал, хотя сны его
были полны кошмаров  и недобрых предзнаменований, и все чаще - иногда дважды
за ночь - снилась ему стрела без наконечника.
     Алеку было так плохо, что даже ежедневной прогулки по палубе в обществе
Мардуса  он  теперь ждал  с нетерпением. Несмотря на леденящее сообщение  во
время  церемонии об ожидающей  Алека участи,  Мардус продолжал обращаться  с
юношей со странным сочувствием, словно находил его общество приятным.
     Каждое утро солдаты приносили  Алеку плащ и отводили  на палубу. Какова
бы  ни  была погода,  его там  уже  дожидался Мардус. Разговоры  между  ними
касались  самых  разнообразных  тем  - того, что  в данный  момент  занимало
пленимарца. К изумлению Алека, Мардус оказался  удивительно  красноречивым и
остроумным собеседником, с такими  же широкими и разносторонними интересами,
как  и  Серегил.  То  он  обсуждал  с  Алеком  особенности  военной  тактики
Пленимара,  то  пускался в подробное  сравнение  пленимарской  и  скаланской
музыки, хотя его высказывания часто имели темный подтекст.
     - Пытка - форма искусства, которую недооценивают, - рассуждал он, когда
одним  свежим  утром  они  вместе  с  Ашназаи  прогуливались  по  палубе.  -
Большинство  считает,  что  достаточно  причинить  невыносимую боль  - и  ты
добьешься  своего.  Хотя  иногда  это так  и  есть,  я  всегда  считал,  что
примитивная жестокость часто  приносит обратный  результат. Вот  возьми твой
случай, Алек. Не пролив ни капли  крови,  мы сумели добиться  от тебя всего,
что ты только мог сообщить.
     -  Некромантия  - тонкое искусство,  - с  самодовольством  перебил  его
Ашназаи.
     -  Может быть, - сухо  ответил Мардус,  - хотя  я едва ли назвал бы  те
обряды  некромантов,  которые  мне случалось видеть, тонкими.  Но вернемся к
нашей теме. Уверяю тебя, если бы  не запрет на пролитие крови, я  получил бы
тот же  результат,  не  прибегая  к  такому  количеству  сложных  магических
манипуляций.
     Ядовито улыбнувшись Алеку, Ашназаи поинтересовался:
     - Удовлетвори мое любопытство, господин, к каким методам ты бы прибег?
     Мардус, заложив руки  за  спину, некоторое  время обдумывал  вопрос так
бесстрастно,  словно  некромант спросил его  мнение  насчет  цен  на зерно в
будущем году.
     - Я  часто начинаю  с половых  органов. Хотя  при этом потеря  крови  и
невелика, боль  и  эмоциональные страдания  оказываются весьма острыми.  Как
только боль доходит  до  определенного предела,  от  пленника  обычно  можно
добиться чего угодно. Ну,  в случае Алека я позаботился бы о том,  чтобы  он
все  еще  ценился  на  невольничьем рынке. Только  глупец  без необходимости
уничтожит столь привлекательное создание.
     Лишенный в своем заточении посреди моря иного  общества, Алек почти пал
духом. Днем  он был игрушкой своих мучителей. По  ночам  приглушенные вопли,
доносившиеся  иногда  из  трюма,  лишь  усиливали чувство беспомощности.  Те
редкие случаи, когда ему снились прежние дни с отцом или с Серегилом, только
ухудшали  его  настроение  по  пробуждении.  Лежа  в темноте, Алек  старался
припомнить, чем пахло в их комнатах  в "Петухе" или какого цвета глаза Беки.
Но  больше  всего  он думал  о  Серегиле  и проклинал Мардуса  за  те семена
сомнения в друге, которые тот заронил.
     -  Он не  бросил меня! Не бросил!  - шептал Алек в мрачные ночные часы,
когда  мужество совсем  изменяло  ему.  Он заставлял себя  вспоминать улыбку
Серегила,  когда  тому удавалось  научиться  новому  трюку, удовольствие,  с
которым его друг дразнил Теро, крепкую хватку руки, когда Серегил оттаскивал
его от края утеса после нападения по дороге из Цирны.
     И еще он вспоминал, как выглядел Серегил той ночью на улице Огней. Алек
неожиданно  вспомнил  то  удовольствие  пополам  с  чувством  вины,  которое
испытывал, когда рука Серегила случайно ложилась ему на плечо или затылок...
     Алек жарко  покраснел  от воспоминаний об этих прикосновениях. Думать о
них было больно - теперь, когда он никогда больше не испытает такого...
     -  Прекрати? -  громко прошипел Алек. - Он  еще может прийти на помощь.
Может быть, он приближается в этот самый момент!
     Но ведь даже Микам не сумеет выследить корабль в море.
     Чувствуя,  что  тонет  в отчаянии, Алек  закутался  в тонкое  одеяло  и
попытался  вспомнить свои  разговоры с  Серегилом - просто  чтобы  утешиться
голосом друга. Той ночью Серегил ему приснился; хотя, проснувшись, Алек и не
смог вспомнить  никаких подробностей,  что-то  все же  осталось. Наутро Алек
задумчиво  жевал свой завтрак, перебирая в уме разнообразные уроки,  которые
Серегил преподал ему за долгие проведенные вместе месяцы.
     Все  на  борту  корабля  считают  его  беспомощным,  просто  пленником,
единственная ценность которого - в  той  роли, которую Мардус  отводит ему в
будущем.  Пора  отбросить  страх  и  начать  внимательно  присматриваться  -
по-настоящему  внимательно  - ко  всему,  что  происходит  вокруг,  задавать
вопросы - невинные поначалу, чтобы нащупать дно в быстром течении событий. В
конце концов, от такой попытки раньше времени он не умрет.
     "Век  живи,  век  учись",  - одобрительно  прошептал  голос  Серегила в
глубине его души.
     Опаска, с которой теперь солдаты относились к Алеку,  сделала разговоры
с ними немного легче, хотя  юноша быстро обнаружил, что на первом месте  для
них  стоит безусловная  преданность Мардусу;  это обрекало на неудачу  любые
попытки  чего-то от них добиться. Но все же Алеку удалось узнать,  что целью
путешествия является какой-то пункт на северо-западном побережье Пленимара.
     Тем  же  утром  он  попробовал казаться  более разговорчивым  во  время
прогулки  с  Мардусом,  тем  более  что  речь зашла о  стрельбе из лука.  На
следующий день они оживленно беседовали  о винах и ядах. Мардус был  приятно
удивлен и начал посылать за Алеком чаще
     На пятый день после жертвоприношения на закате Тилдус явился за Алеком.
Бородатый капитан молчал, но юноше не понравилась его злорадная усмешка.
     Оказавшись  на палубе, Алек  с  ужасом  увидел, что  ритуальное полотно
снова расстелено. Выстроившиеся по бокам  солдаты держали факелы, освещавшие
склонившуюся  над  чашей и короной  Иртук  Бешар Рядом с ней наготове  стоял
Варгул Ашназаи с каменным топором в руках.
     Теро  уже был  на  палубе, он стоял  рядом с  Мардусом  все с таким  же
отсутствующим видом. Когда привели Алека, все взгляды обратились на него
     -  О  Иллиор! - хрипло прошептал  он,  чувствуя,  как подгибаются  ноги
Мардус передумал, или  его бог послал иное предзнаменование, или любопытство
Алека показалось подозрительным. .
     Тилдус стиснул его руку и пробормотал:
     - Держись, человек-мальчишка! Еще не твой черед.
     - Добрый  вечер, Алек,  - приветствовал  его  Мардус, с улыбкой  обводя
рукой горизонт. - Взгляни, может быть, ты уже различишь вдали берег?
     - Да, - ответил юноша; предчувствие заставило его покрыться мурашками
     -  Это Пленимар,  куда мы и направляемся.  Сериамайус  в  доброте своей
даровал  нам  удачное  плавание. А  теперь  настало  время  для второй части
приготовлений.
     Со  всевозрастающим   ужасом   Алек   смотрел,  как  одетые   в  черное
пленимарские солдаты выволокли из  трюма  десятерых мужчин  и женщин Значит,
это  их рыдания и стоны  он слышал по ночам. Эти  чудовища все  спланировали
заранее. они запаслись будущими жертвами так же, как вином, маслом и мукой.
     Пленники  были  худыми  и  бледными  -  самые  обычные  люди,  даже  не
захваченные  вражеские  солдаты; они растерянно моргали  и плакали, когда их
выстроили у борта. Большинство было в лохмотьях или рабочей одежде: невинные
жертвы,  догадался  Алек, схваченные  в темноте на улицах портов, в  которые
корабль заходил по пути в Римини.
     - О Иллиор,  -  прошептал Алек. не осознавая, что говорит  вслух.  - Не
допусти! Только не это!
     Подошедший Мардус обнял его за плечи, шутливо встряхнул и промурлыкал:
     - Ах, но  ты же должен наслаждаться этим!  Разве ты не понимаешь, какую
огромную роль сыграл во всем том, что теперь происходит?
     Алека  замутило  от  отвращения, и он допустил ошибку, взглянув прямо в
глаза Мардуса. Впервые он прочел  в  них  всю глубину жестокости и  в тот же
момент осознал  с полной  уверенностью, что  Мардус намеренно позволил маске
соскользнуть,   чтобы  насладиться   страхом  и  растерянностью  юноши,  как
наслаждался бы первой лаской давно желанной возлюбленной. И  наверное, самым
страшным было для Алека убеждение, что Мардус ничуть не безумен.
     Некоторые  из пленников смотрели на Алека,  принимая  его по ошибке  за
одного из своих палачей.
     Алек не мог этого вынести. Тилдус отошел, когда  появился его господин,
а солдаты столпились вокруг Ашназаи, ожидая начала обряда. Вырвавшись из рук
Мардуса, Алек метнулся к поручням в инстинктивном порыве: он бросится в воду
и поплывет к берегу, а уж если не хватит сил...
     Он не сделал  и  двух шагов, как его охватил ужасный холод, пронизавший
до  костей и заставивший бессильно упасть на колени. Какая-то сила заставила
его повернуть голову: Варгул Ашназаи держал в руке маленький флакон, висящий
на цепочке вокруг тощей шеи.
     - Прекрасно сделано, Варгул Ашназаи, - сказал  Мардус. - Передвинь  его
так, чтобы он все видел.
     Алек не мог ни отвернуться, ни даже моргнуть; он был вынужден смотреть,
как  десятерых  несчастных  бросили  на палубу к ногам  Ашназаи.  Десять раз
клинок поднялся и опустился,  и кровь  из  каждого сердца дирмагнос выжала в
зловонную чашу.
     Теро стоял совсем рядом с Иртук Бешар. Сквозь собственные слезы гнева и
бессилия Алек  видел, как  по  щекам Теро медленно  струятся слезы. Это было
жуткое зрелище:
     словно плачет каменная статуя, но посреди  кошмара,  разворачивающегося
перед его глазами, Алек вдруг ощутил трепет надежды.
     К тому времени, когда некромант разделался с последней жертвой, полотно
из белого стало алым. И он, и дирмагнос были по локоть в крови, их одежда  и
волосы пропитались  ею.  Струйка  крови потекла  и по палубе,  обагрив голые
колени Алека.
     Знаком велев солдатам выбросить тела за борт, Мардус повел Теро вниз по
трапу.  Варгул Ашназаи подошел к Алеку  и коснулся его головы  окровавленной
рукой, разрушая чары.
     Алек тут же  согнулся  пополам,  и его вырвало. С возгласом  отвращения
некромант отдернул  покрытый кровью подол своей  мантии и  пнул Алека ногой;
тот растянулся в луже крови и рвоты.
     -  Жду  не дождусь,  когда я  и тебя  вскрою!  - издевательски прошипел
Ашназаи.
     С  трудом  поднявшись  на четвереньки. Алек  бросил  на  него  яростный
взгляд. Некромант  невольно сделал шаг  назад  и поднял руку. Алек напрягся,
ожидая  нового мучительного магического удара,  но Ашназаи просто повернулся
на каблуке и ушел, бросив капитану Тилдусу какой-то приказ.
     Алека  ожидало новое унижение:  двое  солдат сорвали  с  него  одежду и
окатили его  ведром  холодной  морской  воды. Когда юноша  стал чистым,  они
накинули  на  него  мягкую мантию и передали  Тилдусу;  тот  отвел  Алека  в
просторную каюту на корме.
     Алек удивился, когда увидел там  Мардуса, Ашназаи, Теро, Иртук Бешар  и
Тагмара, безмолвного  седого некроманта, на мягких  подушках  вокруг низкого
стола. Мальчик-слуга поставил на стол еще одну чашу и знаком пригласил Алека
садиться.
     - Присоединяйся,  Алек.  -  Мардус похлопал по свободной  подушке между
собой и дирмагносом. И он сам, и остальные успели переодеться и смыть с себя
все следы убийств, в которых только что принимали участие.
     "Словно  ничего  не  случилось",  -  ошеломленно подумал  Алек;  он был
слишком потрясен, чтобы сопротивляться, когда  Тилдус подвел  его к  столу и
толкнул на подушку.
     Слева  от  Иртук  Бешар  сидел  Теро.  Та  кивнула  ему, и  молодой маг
механически поднес к губам  чашу. Вино потекло по его бороде, глаза смотрели
куда-то в пространство.
     Это   зрелище  наполнило  Алека  странным  чувством   вины,  словно  он
подглядывал за  чем-то непристойным. Юноша  отвел глаза и стал смотреть, как
слуга наливает в его чашу бледно-золотистое вино.
     -  Ну же,  милый  мальчик, не  смущайся,  -  ласково обратился  к Алеку
Мардус;  маска  благородного сочувствия  снова  вернулась  на место.  -  Это
превосходное вино. Может быть, оно вернет румянец на твои щеки.
     -  Сильные чувства вредны  для  красоты  молодого человека, -  добавила
Иртук Бешар;  ее  кокетливый  тон  так же  чудовищно  не  соответствовал  ее
потрескавшемуся почерневшему лицу, как и роскошные одежды.
     Вся ситуация была такой нереальной и  гротескной, что Алек с изумлением
услышал свой голос:
     -  Благодарю,  мне  не  хочется, -  как если  бы  благородный  Алек  из
Айвиуэлла  отвечал  хозяину  на  пиру,  куда  оказался  приглашен  вместе  с
Серегилом.
     - Какие изысканные  манеры,  - заметил Ашназаи.  - Я  начинаю  понимать
тебя,  господин. Будет  жаль убить его,  мальчишка  украсил  бы  дом  любого
аристократа.
     Чувство, что все  происходит во сне и  его  не  касается, усиливалось в
Алеке, пока  он  слушал  этот  вызывающий ужас  разговор,  продолжавшийся  в
изысканном  салонном  стиле.  Если  это  начало безумия,  то  он  готов  был
благодарить Иллиора за такой дар.  Какова бы  ни была  причина, Алек ощутил,
как его охватывает головокружительная легкость. Он испытывал нечто  подобное
и  раньше,  но  никогда еще  в  такой сильной  степени.  Когда  смерть  твой
единственный  возможный   выбор,   начинаешь  себя  чувствовать  удивительно
свободно.
     - Господин, - обратился он  к Мардусу, - какое значение имеет все это -
деревянный диск, корона? Я знаю, что  ты  собираешься  убить  меня ради них,
поэтому мне хотелось бы понять.
     Мардус одобрительно улыбнулся:
     - Я и не ожидал иного от столь разумного юноши. Как я уже говорил, ты и
все твои заблуждающиеся друзья оказались исполнителями великого и священного
замысла. Сначала даже я не понимал все  значение этого, но Сериамайус открыл
мне, что вы были  всего  лишь инструментами, необходимыми  для осуществления
его божественной воли.
     Мардус поднял чашу, предлагая издевательский тост
     за Алека.
     -  Ты не можешь себе представить, от  скольких трудов вы нас  избавили,
собрав вместе так много частей Шлема:
     мы  смогли  завладеть  ими  одним быстрым ударом, не  говоря уже о  том
уроне, который при этом понесла Ореска. Ведь за одну ночь мы  добились того,
на что иначе могли бы уйти месяцы, даже годы. А такого времени - даже недель
- у нас нет.
     - Шлем? -  переспросил Алек, услышав  новое  слово. Мардус повернулся к
остальным, качая головой.
     - Подумать только! Этот Нисандер, великий и добрый  волшебник, даже  не
намекнул своим ближайшим друзьям, поручая им воровать священные предметы, во
что он их  вовлекает. А ведь он смотрел  на Серегила, бедного юного Алека  и
Теро почти как на сыновей!
     Да,  Алек,  Шлем.  Великий  Шлем  Сериамайуса.  Диск,  как  ты  забавно
называешь его, Чаша и Корона - все они части  великого  целого. Когда они  в
должное  время  соединятся  с  остальными  фрагментами,  они образуют  Шлем,
явленный нашим предкам Сериамайусом больше шести столетий назад.
     - И это величайший  атрибут власти некромантии, - добавила Иртук Бешар.
- Тот, кто наденет его, станет Ватарной, живым воплощением Сериамайуса.
     -  Легенды,  сохранившиеся  со  времен Великой Войны, говорят об армиях
восставших  мертвецов, - тихо сказал Алек, думая о записях  древнего  воина,
которые они с Серегилом нашли в библиотеке Орески.
     -  Может  быть, мы  недооценивали  этого юношу,  - заметила  дирмагнос,
наклоняя голову, чтобы лучше видеть Алека. - Кажется, в  нем  есть  глубины,
куда мы еще не заглядывали.
     Алек поежился под ее пристальным жадным взглядом.
     -  Однако эти легенды ничего не говорят о Шлеме, - продолжал  Мардус. -
Это  меня  не  удивляет. В конце  той  войны нас  предали. С  помощью  своих
прислужников - ауренфэйских магов и банды оборванных  дризидов - волшебникам
из  Второй Орески удалось захватить и  разъединить Шлем  прежде,  чем настал
момент  его  наибольшей  силы.  К  счастью,  они  не  смогли уничтожить  его
отдельные части. Нашим некромантам удалось вернуть некоторые из  них; другие
были  рассеяны  по  миру  и  спрятаны. Шесть  столетий  мои  предшественники
охотились за ними, и постепенно, один за другим, они заняли свое место.
     -  Так  вот что вам было нужно в  Вольде, - медленно проговорил Алек. -
Это вы побывали в топях, в той деревне, которую Ми...
     - Микам  Кавиш?  -  улыбнулся Мардус,  когда Алек  оборвал  себя.  - Не
смущайся. Ты уже сообщил нам это имя, как и все остальные.
     Мардус помолчал, пока  слуга  обносил  собравшихся  блюдом  с  жареными
голубями и овощами.
     - Попробуй  что-нибудь съесть, - обратился он  к Алеку, собственноручно
наполняя его тарелку.
     Алек с изумлением обнаружил, что зверски голоден, и принялся за еду.
     - Так где я остановился? - продолжал Мардус, разрезая голубя. - Да, три
фрагмента, которые  хранил  Нисандер, были последними; из них  самой большой
нашей  удачей  является  Чаша. Об  остальных мы  знали -  как выяснилось, их
из-под самого нашего носа украл  твой  друг Серегил. Но все  следы Чаши были
потеряны, и только вы наконец навели нас на нее, когда похитили Око. И очень
вовремя,  должен я  заметить. У нас  для приготовлений  к последнему ритуалу
времени остается в обрез.
     - Жертво... жертвоприношению, хочешь ты сказать?
     - Да. - Мардус  наклонился над  следующим блюдом, принесенным слугой, -
жареной свининой. -  Каждая погибшая  душа,  каждое возлияние  кровью сердца
приближают нас к Сериамайусу, к его великой власти. Такую власть не способен
вместить  ни один человек, но благодаря  Шлему мы  надеемся  обрести хотя бы
небольшую часть  ее. Говоря  "небольшую  часть", как ты понимаешь,  я имею в
виду относительную величину.  Когда Шлем будет  возрожден,  его  сила начнет
расти  с каждой поглощенной им жизнью,  и его  носитель сможет одной  мыслью
сровнять  с землей города, повелевать тысячами. И  ты,  Алек, ты и Теро, мой
дар  для последней, заключительной церемонии восстановления  Шлема. До вас в
жертву будут принесены сто человек; вам будет дарована привилегия видеть все
смерти до единой, пока не настанет ваша очередь. Вы -  две последние,  самые
совершенные  жертвы.  Кровь  по большей части  лишь  символ жизненной  силы,
впиваемой богом. Чем моложе жертва, чем  больше  лет  ей не удастся прожить,
тем богаче приношение. Иртук Бешар потрепала Алека и Теро по плечам.
     - Молодой маг из Орески  и  мальчик,  наполовину  ауренфэйе, -  молодая
надежда наших величайших врагов! Что может быть приятнее нашему богу?
     Алек   поражение  секунду  смотрел  на  всех  вокруг,  пытаясь   понять
услышанное.
     "Нет, - подумал он, - нет, я не стану играть эту роль".
     - Спасибо, - сказал он наконец, - думаю, что я начал понимать.
     В каюте  не  было стражников, его  не сковывали никакие  чары. Заставив
себя ничем не выдать своих намерений, Алек внезапно выбросил руку через стол
и  схватил нож, которым разрезали дичь. Стиснув  его обеими руками, он нанес
удар себе между ребер, надеясь, что смерть будет мгновенной.
     К  ужасу и изумлению Алека, вместо этого тело  его изогнулось, и лезвие
погрузилось в грудь слуги. Мальчик вскрикнул и упал замертво.
     - Ну, Алек, что за манеры! - укоризненно воскликнул  Мардус. -  Он  был
моим рабом с самого рождения.
     Алек вытаращил глаза на тело, пораженный ужасом от того, что сделал.
     -  Неужели ты думал, будто нам не  хватит воображения, чтобы предвидеть
такой  твой благородный порыв? - стала отчитывать его Иртук. - Ты забываешь,
что я знаю тебя очень хорошо. Одно из первых моих заклинаний как раз  и было
направлено  против  такой  смешной  героики.  Каждый  раз, как ты  вздумаешь
поранить себя, ты будешь ранить другого, вроде этого бедняжки.
     - О Иллиор! - простонал Алек, закрывая лицо руками.
     - Может  быть, мне следует винить себя, - вздохнул Мардус.  - Наверное,
из моих  слов мальчик  заключил, что они с Теро необходимы для осуществления
наших планов. - Его пальцы больно сжали руки юноши и отвели их от лица;
     Алек прочел  в глазах Мардуса сардоническую  насмешку.  - Пойми,  Алек,
присутствие  или отсутствие одного  из вас совершенно безразлично  божеству.
Просто мне хочется, как,  несомненно, и  Варгулу  Ашназаи, чтобы  последними
жертвами были именно вы. Только представь, милый Алек, - ты будешь смотреть,
как умирают другие, и чувствовать, что  бессилен им  помочь. А  потом, когда
твоя грудь  будет рассечена и сердце  вырвано, последняя твоя  мысль будет о
том,  что после всех  ухищрений, после  всех усилий именно твоя жизнь  стала
ключом к возрождению Шлема!  Я  жалею  лишь о  том,  что там  не будет твоих
друзей, чтобы разделить с тобой эту награду. А теперь скушай что-нибудь.  Ты
что-то снова побледнел.







     Серегил  проснулся,  обливаясь потом;  ужас  все  еще не отпускал  его.
Зажмурившись, он попытался удержать ускользающие образы сна, но, как обычно,
не смог вспомнить ничего, кроме смутного представления  о  высящейся над ним
темной фигуре и ужасного чувства, что тонет.
     Микам уже поднялся  на  палубу. Серегил  полежал еще немного, в полусне
глядя на первые  лучи солнца, пробившиеся сквозь единственное оконце. "Может
быть, и Алек не спит  и тоже ждет рассвета?"  - гадал  он, как гадал  каждое
утро. И жив ли Алек? Будет ли он в живых к закату дня?
     Серегил  потер  веки  и  ощутил на  пальцах  влагу.  Тяжелее всего  ему
приходилось  по утрам. Днем  можно было  найти себе занятие, задавить страх,
делая что-то полезное. Ночью Серегил  находил убежище в снах, даже  если это
были мучительные кошмары.
     Но сейчас,  в смутном мире рассвета, он  был беззащитен, ему нечем было
отвлечься. Тоска по  Алеку, чувство вины и раскаяние: ведь  это он виноват в
несчастье юноши, стыд  за  то, что так никогда и не признался,  как  тот ему
дорог,  - все это мучило его, как незаживающая рана. И сделать он ничего  не
мог, только пройти этот путь до  конца... Рывком поднявшись с койки, Серегил
накинул камзол, не застегивая, и поспешил на палубу.
     Подставив лицо  ветру и  раскинув  руки,  Серегил  ощутил,  как соленый
холодный  бриз  шевелит  волосы и хлопает  полами одежды. Он откинул  голову
назад и сделал глубокий вдох, надеясь,  что  свежий  воздух развеет  чувство
безысходности, и тут же почувствовал новый запах - запах земли.
     Пройдя на нос, Серегил увидел темную неровную линию гор, выплывающую из
утреннего  тумана, словно  воплотившаяся,  но не дающаяся  в руки мечта. Его
уловка с заменой  парусов  сработала:  они двигались вдоль  северо-западного
побережья Пленимара, не привлекая к себе ничьего внимания.
     Раль  что-то крикнул  с  кормы,  и  Скайвейк  пролаял  приказ матросам.
Серегил  огляделся,  высматривая  Микама, и  увидел, что друг сидит на бухте
каната; на колене у него было пристроено  маленькое зеркальце - Микам брился
своим острым как бритва ножом. Когда Серегил подошел к нему, Микам поднял на
него глаза и нахмурился:
     - Еще одна тревожная ночь, да?
     -  Отвратительная.  - Серегил со вздохом  запустил  пальцы в  волосы. -
Такое  чувство, что кто-то пытается сообщить мне самую  важную на свете вещь
на непонятном мне языке.
     - Может быть, Нисандер сумеет разобраться в этом, когда прибудет.
     -  Если  прибудет, -  уныло ответил  Микам.  Ему казалось,  что  они на
"Зеленой Даме" уже годы, а не недели;
     Римини, Нисандер,  Алек,  ужасные смерти друзей  - может быть,  это все
просто часть одного и того же кошмарного сновидения.
     Микам показал ножом на одинокую горную вершину на севере.
     -  Раль говорит, что это  гора  Китес. Он думает, что  ночью мы  сможем
высадиться.  Там есть... Потроха Билайри,  у тебя же кровь течет!  - Отложив
нож и  зеркальце, Микам поднялся и распахнул рубашку Серегила. -  Проклятие!
Это снова твой шрам, - прошептал он, касаясь груди Серегила и показывая тому
окровавленный палец.
     Воспользовавшись  зеркальцем Микама,  Серегил стал  разглядывать  капли
крови,  выступившие  по  выпуклому периметру шрама. Теперь  стали заметны  и
смутные линии изображения  на диске, и квадратное отверстие  в его центре. В
зеркальце  отразилось  и  его  собственное  лицо,  бледное  и   осунувшееся.
Решительно запахнув камзол, Серегил застегнул его на все пуговицы.
     - Что все это значит? - спросил Микам.
     - Разве ты не помнишь, какое сегодня число? - мрачно ответил Серегил.
     У Микама отвалилась челюсть.
     - Клянусь Пламенем, я совсем забыл - уж очень долго мы плывем.
     - Пятнадцатый день литиона, - кивнул Серегил. - Если Лейтеус и Нисандер
не ошиблись в вычислениях, Копье Рендела сегодня ночью появится на небе.
     Серегил заметил  во взгляде друга смесь благоговения и  тревоги,  когда
тот посмотрел на кровь на своих пальцах, прежде чем вытереть их о куртку.
     - Ты ведь  знаешь, я  отправился в это путешествие  в  основном  затем,
чтобы присматривать за тобой, - тихо сказал Микам.
     -Да.
     - Ну так вот, я хочу, чтобы ты знал: теперь я тоже уверовал. Что бы это
ни было - та штука,  что  оставила на тебе метку, -  оно на нас действует. Я
лишь  надеюсь,  что Нисандер прав:  нас ведет  бессмертный  Иллиор.  Серегил
стиснул плечо друга.
     -  Глядишь, после всех  лет  неудач я  все-таки сумею  сделать  из тебя
последователя Иллиора.
     - Ну нет, если ради  этого  придется  по утрам выглядеть так, как ты, -
фыркнул Микам.
     - Тебе по-прежнему ничего не снится? - спросил Серегил; его озадачивало
то, что из них всех один Микам избавлен от каких-либо предчувствий.
     Тот пожал плечами:
     - Ничегошеньки. Как я тебе всегда говорю, я сражаюсь только наяву.
     Корабль  весь  день шел вдоль берега на север, и гора  увеличивалась  и
словно  нависала  над  людьми. Издали казалось,  что она вырастает прямо  из
моря; вершина все время оставалась скрыта облаками.
     - Колонна Небес, а? - заметил Раль, стоя у поручней вместе с  Серегилом
и  Микамом.  -  Ну что  ж,  они  ее  назвали  точно.  Как,  черт  возьми, вы
собираетесь найти этот свой храм на этакой махине?
     -  Он где-то  на  берегу, -  тихо  ответил Серегил,  машинально потирая
грудь; Микам перевязал чистым полотном кровоточащий  кружок. Как ни странно,
рана совсем не болела.
     -  Да,  высадить  вас на  берег  будет  нелегко.  -  Раль  из-под  руки
всматривался в  скалы.  День  был ясный,  но  с  запада задул  свежий ветер,
поднимая волны и срывая  с  их гребней пену. - Я  вижу,  как повсюду  ярится
прибой:
     ни  одной  бухточки, сплошные  утесы. Вам придется  плыть вдоль берега,
пока не найдете подходящее для высадки местечко.
     -  Лодка готова?  - спросил  Серегил. Раль  кивнул, не отрывая глаз  от
берега.
     - Готова. Вода, припасы - все, как ты сказал. Я сам проверил.  Мы можем
отправить вас сразу, как только вы соберете пожитки.
     - Тогда нам лучше заняться сборами, - сказал  Микам.  - Уже давно никто
из нас не ходил под  парусом. Мне не хотелось бы оказаться в лодке при таком
волнении в потемках.
     Когда последний мешок  и бочонок  погрузили в лодку, висящую  у правого
борта, Серегил и Микам попрощались с Ралем.
     - Да сопутствует вам удача, - серьезно сказал капитан, пожимая им руки.
- Чем  бы вы двое там ни занимались, задайте этим пленимарским ублюдкам жару
от моего имени.
     - Ни о чем другом я и не мечтаю, - заверил его Микам.
     - Курсируй вдоль берега, сколько сможешь, - попросил Серегил. - Если мы
не вернемся через четыре или  пять дней  или  если судно потреплет  штормом,
держи курс на север - до первого же дружественного порта.
     Раль задержал руку Серегила и стиснул ее еще крепче.
     -  Клянусь  Старым  Мореходом,  когда  все  будет позади,  я  рад  буду
послушать о ваших приключениях. Берегите себя, да и паренька найдите живым и
невредимым.
     -  Обязательно, - пообещал Серегил,  забираясь  в лодку;  он уселся  на
днище рядом с Микамом и обхватил небольшую мачту.
     -  Держитесь крепче! - По знаку Раля  матросы  начали спускать лодку на
воду. - И  подождите, пока мы не отойдем, прежде чем подымете парус.  Удачи,
друзья!
     Маленькое  суденышко  опасно  накренилось на  шлюпбалках; волны  кидали
корабль,  угрожая  разбить  лодку  о  борт.  Наконец  киль коснулся воды,  и
особенно  большая волна, едва не захлестнув лодку,  обдала Серегила и Микама
пеной. Изо всех сил цепляясь за снасти, они дождались, пока "Дама" не отошла
на безопасное расстояние, потом поставили треугольный парус.
     Суденышко  резко  дернулось,  и Микам  еле успел  ухватиться за  руль и
повернуть  лодку по ветру,  когда еще  одна волна перехлестнула через  борт.
Серегил повис на веревке, удерживая парус в нужном  положении, потом,  когда
лодка легла на курс, обмотал веревку вокруг уключины и принялся  вычерпывать
воду.
     - Ты - Проводник, - сказал Микам, стаскивая  с себя  промокший насквозь
плащ и поудобнее усаживаясь у руля. - Что нам делать теперь?
     Серегил посмотрел на все еще далекую сушу.
     - Как и говорил Раль, подойдем поближе и двинемся вдоль берега, пока не
найдем бухточку, где можно причалить.
     -  Берег велик, Серегил. Мы можем  оказаться  в милях  от этого  твоего
храма.
     Серегил снова начал вычерпывать воду.
     -  Если я  -  тот Проводник,  о котором говорится в пророчестве,  может
быть, я узнаю нужное место, когда его увижу.
     Эти слова показались неубедительными даже ему самому, но сказать больше
было нечего. Момент был  явно неподходящим для  признания в том,  что, кроме
обрывков снов и  кровоточащего  шрама на  груди,  пока никаких  свидетельств
божественного руководства он не получил.
     Как  и говорил Раль,  обрывы и  скалы делали  берег негостеприимным. До
Серегила  и Микама долетал  грохот прибоя,  ветер разносил пену и брызги. От
деревьев на  берегу  море  отделяло нагромождение  рыжих гранитных утесов  с
черными прослойками базальта.
     Насколько  хватал глаз,  местность выглядела суровой и безлюдной. Холмы
были  покрыты  темным  лесом,  а выше  на  фоне  вечернего  неба  вздымалась
неприступная  голая каменистая вершина  горы.  Заходящее солнце заливало все
золотыми лучами; цвета воды, камня и неба казались особенно  яркими Огромные
стаи уток и диких гусей качались  на  волнах как раз за кромкой прибоя.  Над
ними с резкими криками кружили и ныряли чайки.
     -  Никогда не  думал,  что ступлю на землю Пленимара, -  заметил Микам,
направляя лодку ближе к берегу. - Должен признаться, это прекрасная страна.
     Солнце  клонилось  все  ниже,  и Серегил,  стоя  на  носу  на  коленях,
пристально всматривался в негостеприимный берег.
     - Кажется, нам придется провести здесь ночь,  -  сказал Микам, лодка  в
этот момент обогнула скалистый мыс.
     -  Тебе,  может...  Подожди! - На  берегу  рос густой лес, но в глубине
бухточки мелькнул далекий желтоватый проблеск огня - Ты видишь?
     - Похоже на костер. Как ты считаешь?
     - Давай посмотрим.
     Микам  направил  лодку  в  бухту, и  в  самой  глубине  ее  обнаружился
крошечный, закрытый со  всех сторон  скалами  пляж. На берегу, там, куда  не
доставали  волны,  уютно  потрескивал костер,  озаряя  густую  поросль елей,
прикрывающую пляж с берега.
     - Выглядит, как  сигнальный огонь, - прошептал  Микам, подводя лодку  к
берегу. - Это могут быть рыбаки или пираты.
     -  Есть  только  один способ  выяснить.  Оставайся  в лодке.  - Серегил
соскользнул в воду, доходящую ему до пояса, и двинулся к берегу
     Маленький пляж раскинулся в конце узкого прохода между скалами, так что
подойти к нему скрытно было нельзя;
     к тому же косые лучи солнца освещали его, как огни рампы - сцену. Берег
был  покрыт  мелкой,  обкатанной  волнами  галькой, громко  захрустевшей под
сапогами Серегила, когда тот вышел из воды.
     "Я  мог бы с тем же успехом носить на  шее колокольчик", - обеспокоенно
подумал он, отчетливо представив лучников, целящихся с утесов, и вооруженных
мечами воинов, прячущихся в чаще.
     Но   в  бухточке  царил  мир.  Стоя  неподвижно,   Серегил  внимательно
прислушался. Сквозь вздохи ветра из леса доносились грустные крики голубей и
славок, пощелкивала клювом цапля, охотящаяся  на мелком месте. Птиц никто не
потревожил.
     Обнадеженный  этим, но  все еще  с осторожностью Серегил приблизился  к
костру.  Никаких  признаков  чьего-либо  присутствия  заметно  не  было - ни
дорожных припасов, ни  мусора. Подойдя поближе, Серегил с ужасом  обнаружил,
что пламя не дает тепла, - это была иллюзия.
     В лесу хрустнула ветка, и Серегил пригнулся, готовый отразить нападение
из засады. Из-за деревьев появился высокий худой человек.
     - Ну, вот наконец и ты, милый мальчик, - по-скалански произнес знакомый
голос.
     -  Нисандер? -  Серегил,  все еще настороженный, не  двинулся  с места.
Волшебник откинул капюшон. Он  был в дорожной  одежде  -  старом  камзоле  и
мешковатых  штанах,  выцветший  плащ  удерживала  старая  бронзовая  пряжка,
которую он всегда носил.
     Когда  Нисандер сделал шаг вперед, Серегил не смог сдержать пораженного
вздоха. Даже в красноватом свете заката Нисандер был  похож  на  привидение.
Его лицо, ставшее еще более морщинистым, было бледным как мел. Хуже того, он
как-то съежился,  стал словно меньше ростом - сутулая карикатура на прежнего
Нисандера. Только блеск в глазах и знакомый теплый голос остались прежними.
     Неожиданность такой встречи заставила Серегила опасаться обмана -  ведь
и костер был иллюзией. Подавив  свой первый порыв - обнять  старого друга, -
он, не подходя ближе, спросил:
     - Как ты нас нашел? Нисандер поморщился:
     - Благодаря  тому амулету  на  крови,  что  ты оставил Магиане, конечно
Пришлось повозиться и поколдовать, но, как видишь, я здесь.
     Сунув клинок в ножны, Серегил радостно обнял старика.
     - Я не сомневался,  что это тебе удастся, но, клянусь Светом, выглядишь
ты ужасно!
     - Так же как и ты, милый мальчик, - хмыкнул Нисандер.
     -Микам вытащил лодку на гальку берега и подбежал к друзьям.
     - Уж не хочешь ли ты сказать, что дожидался нас здесь?  - воскликнул он
с  изумлением. -  Откуда  ты знал, где мы окажемся? И  почему не  послал нам
магического известия?
     - Все  по  порядку, -  вздохнул  старый маг,  опустился  на принесенное
волнами  бревно   и  движением  руки  погасил  иллюзорный  огонь.  -  Должен
признаться, для  меня  видеть вас -  большое  облегчение Я боялся,  что могу
все-таки и не найти вас.
     - А  об Алеке ты  что-нибудь знаешь? - с надеждой спросил Серегил, тоже
садясь на бревно.
     - Нет, но тебе не следует отчаиваться,  - ласково похлопал его по плечу
Нисандер. -  Будь  он мертв, я бы об этом узнал. Сила пророчества все теснее
связывает нас с каждым днем.
     Микам  собрал   охапку  сухих  сучьев  и  выудил  из  кошеля  на  поясе
зажигательный камень.
     - Ну,  что  касается  меня, то никаких видений или снов  мне послано не
было; но чем больше я наблюдаю, как идут дела, тем  больше верю пророчеству.
Ну вот взять тебя,  Нисандер. Клянусь Пламенем,  как тебе удалось  оказаться
здесь?
     - Действительно, взять меня, например, - сказал  Нисандер сокрушенно. -
Из такого  путешествия,  как  то,  в  которое  меня отправил  дирмагнос.  не
возвращаются  невредимыми   Но  кое-что  оно  мне  и  дало.  Пока  мое  тело
выздоравливало, мой дух свободно плавал в океане снов  и видений. Думаю, мне
известно,  как  найти  храм.  Вход в  него  отмечен  большой  белой  скалой,
окруженной черными камнями. И он находится недалеко от берега.
     От разочарования Серегила даже затошнило, как от несвежей пищи.
     - Вот как? Ты хочешь сказать, что мы должны найти единственную скалу на
всех этих сотнях миль окрестностей горы?
     - Еще месяц назад я считал бы, что такое указание не имеет особой цены,
- пробормотал Микам, который разделял скептицизм друга.
     Однако Нисандер казался абсолютно уверенным в себе.
     - Мы ее найдем, -  заверил он Серегила и  Микама.  - Это не обязательно
означает, что дело наше кончится успешно, но скалу мы найдем.
     - Мне снились сны, - сообщил Нисандеру Серегил.
     -  С  тобой случилось не  только  это,  - фыркнул Микам. - Покажи  свою
грудь.
     Серегил  снял повязку и показал Нисандеру  потрескавшуюся желтую корку,
образовавшуюся вокруг шрама.
     - Должно быть,  это  какой-то  знак. Лейтеус утверждал, что именно этой
ночью появится комета.
     -  Несомненно, -  согласился Нисандер.  -  Добро  или  зло  такой  знак
предвещает, мы еще увидим. А что было в твоем сне?
     Серегил поднял камешек,  похожий по форме на нож, и стал вертеть его  в
руках.
     -  Я  никогда  потом  почти ничего  не помню,  кроме огромной фигуры  с
уродливой  головой, которая смотрит  на  меня сквозь воду,  когда я тону. Не
можешь ли ты... ну, вроде как вытащить из меня остальное?
     Нисандер покачал головой:
     - Я должен беречь и  силы, и свою магию.  То немногое, что у меня есть,
далось  мне  нелегко,  и  оно  потребуется  для  преодоления  ожидающих  нас
препятствий. Даже  огонь, которым  я подал  вам сигнал,  вызван  заклинанием
Магианы. Что же касается сна, то он, наверное, каким-то образом готовит тебя
к будущим испытаниям.
     Микам откинул назад свои густые рыжие волосы и вздохнул:
     - Ты не мог бы сообщить нам немного больше подробностей?
     Нисандер кивнул:
     - Пока не произошло нападения на Ореску, я надеялся, что мне никогда не
придется вам этого рассказывать. Ну а потом я просто не мог.
     Как ты знаешь от Серегила,  существует пророчество,  в  котором названы
четверо:  Хранитель, Древко, Воин и Проводник. Хранитель -  это я; я стал им
еще в дни своего ученичества у Аркониэля. Мы с ним охраняли - в подвалах под
Домом  Орески  -   фрагмент  сокровища   некромантов,   называемого   Шлемом
Сериамайуса.
     - Чашу, - перебил его Серегил. Нисандер удивленно посмотрел на него:
     - Как, о боги, ты о ней узнал?
     -  Наверное, в  видении, - сказал Микам,  подбрасывая  сучья  в костер.
Солнце  уже  погрузилось  в море  на  западе, и  небо  казалось  покрывалом,
расшитым алмазами звезд.
     - Да,  это была Чаша,  - продолжал  Нисандер. - А  потом Серегил и Алек
привезли мне тот деревянный диск. И еще: как раз перед празднеством Сакора я
послал Серегила  за третьим амулетом - короной, спрятанной далеко в Ашекских
горах. Серегил сразу  понял - и  по тому, как  выглядели тела принесенных  в
жертву  людей,  которые  он  там  нашел,  и  по  зловещей  магической  ауре,
окружавшей корону,  -  что она каким-то образом связана  с  диском. Однако я
тогда ничего ему не сказал и взял с него клятву хранить тайну. Никто  - даже
Алек - ничего не знал.
     - Я  все-таки не понимаю, каким образом  из  таких  разнородных  частей
можно соорудить что-то вроде шлема, - сказал Микам.
     -  Внешность  обманчива;  она  скрывает их  истинную форму,  - объяснил
Нисандер.   -  На   эти   артефакты   было  наложено  мощное  заклятие  теми
некромантами, которые их создали. Кому придет в голову - даже если все части
будут  перед  ним,  - что  кривобокая  глиняная  чаша, хрустальная  корона и
пригоршня деревянных дисков могут быть частью одного целого?
     - И что же этот Шлем делает, когда все его части собраны вместе?
     -  Он  был создан  для  того, чтобы через него передалась сила  темного
бога, - ответил Нисандер. - Никто не знает, сколько времени ушло на создание
каждой  из  частей или какая  магия  была для этого использована. Впервые  о
Шлеме  стало  известно  перед  концом Великой Войны;  он тогда был  собран и
водружен на человека,  которого некроманты  называли  Ватарна - Избранный. К
счастью, магам Скалы и Ауренена удалось одолеть первого Ватарну прежде,  чем
он получил возможность воспользоваться властью Шлема в полной мере.
     -  Ты хочешь сказать,  что этот их  Ватарна  в конце концов получит все
могущество бога смерти? - спросил Микам.
     -  Никто  не  знает,  какой  могла  бы  оказаться сила  Шлема,  но есть
свидетельства, что даже за то короткое время, что он тогда существовал, Шлем
наделил своего  носителя  невероятной  властью.  Если  бы он  тогда  не  был
разъединен, сомневаюсь,  что кто-нибудь  смог победить  его хозяина. Серегил
медленно покачал головой
     - Значит, древние легенды о ходячих мертвецах, о целых армиях, покорных
некромантам, - правда?
     - Весьма вероятно, что по крайней мере крупицу истины они содержат
     - Но ты сказал - Шлем был разъединен, а не уничтожен, - заметил Микам.
     - Так оно  и случилось, к  великому  горю последующих  поколений  Магам
удалось ослабить силу Шлема так, чтобы разъединить его части, но прежде, чем
они сумели узнать, как можно его уничтожить, войска Пленимара  нанесли новый
удар, чтобы вернуть себе сокровище  Когда стало ясно,  что силы скаланцев не
смогут отразить  нападение,  были избраны шестеро магов  - они бежали, чтобы
спрятать части Шлема. Только один из них потом оказался в живых.
     - Тот, который взял Чашу, - прошептал Серегил
     - Да. Рейнес-и-Марил Сирманис Дормон Ален Вивернус. Это он впоследствии
устроил хранилище в глубочайших подвалах Дома Орески, и  он же передал  пост
Хранителя своему преемнику, Хирадину; тот передал его Аркониэлю, а Аркониэль
- мне Ни царица, ни Совет Орески  никогда не  знали о существовании тайника.
Тех, кто пытался узнать этот секрет, убивали
     - Хранители не доверяли даже другим волшебникам? - спросил Микам
     - Кому можно доверить такое знание?  Пустой бог  как никто знает темные
уголки  человеческого  сердца. Страх, жалость,  раскаяние,  алчность,  жажда
власти - самое могучее оружие Пожирателя Смерти
     - А Теро знал? - спросил Серегил.
     -  Нет.  Он не был еще готов к этому. - Нисандер  опустил руку на плечо
Серегила. - Я горевал, когда потерял тебя как подмастерье, отчасти и потому,
что знал,  каким замечательным преемником мне был бы ты.  С того  дня, как я
взял тебя в ученики, я  сердцем чувствовал, что ты смог бы нести такую ношу.
Когда  выяснилось,  что  ты  не  способен  научиться  магии,  я  был  просто
безутешен. Но теперь я вижу:
     я ошибся  не  в твоих достоинствах, а в  той роли,  какую  тебе суждено
играть. То, чему ты научился, покинув меня, жизнь, которую ты вел, - все это
готовило тебя к одному: стать Невидимым
     Серегил поморщился.
     - Ты думаешь, боги сделали меня вором и шпионом только  для того, чтобы
я мог украсть  тот диск у  Мардуса? По-твоему, вся моя  жизнь заключается  в
выполнении  одного-единственного  дела?  Я  отказываюсь  верить  в  подобную
судьбу!
     - Нет, есть и еще кое-что,  - ответил  Нисандер.  - Помнишь,  я говорил
тебе,  что всегда существовал Проводник  и все остальные, о ком  говорится в
пророчестве? Может быть, твоя  жизнь  была  бы  прежней,  не существуй  Шлем
вовсе;
     но ты таков, каков есть,  поэтому ты -  Проводник Я размышлял  над этим
долгие  годы,  и  только  после того, как ты  принес диск,  я  на самом деле
поверил в пророчество.  Когда тебе к тому же удалось похитить корону из- под
носа  у  пленимарцев,  я  стал  молить  богов, чтобы  это  оказалось  просто
везением,  чтобы  благодаря  бдительности  мне   удалось  помешать   Мардусу
завладеть частями Шлема и тем самым не дать его восстановить.
     - Так, значит, ты уже давно знаешь о Мардусе?
     - Мне  известно лишь то, что  он незаконный отпрыск  старого Верховного
Владыки, вельможа,  обладающий огромной властью и еще большим честолюбием, а
также  самый  ловкий  пленимарский  шпион. Теперь же, как  я  подозреваю, он
намерен стать Ватарной.
     - Судя по тому, что о нем известно, он как раз подходит для такой роли,
- согласился  Микам.  -  Но  ты  все еще не  рассказал нам,  откуда  исходит
пророчество и что еще в нем говорится.
     -  Никто,  кроме  Хранителей, никогда  его  не  слышал,  да  оно  и  не
предназначалось никому  другому, - серьезно ответил Нисандер. - Когда второй
Хранитель  был  еще совсем  молод,  ему  во сне явилось видение;  с тех  пор
пророчество передается от одного Хранителя к другому и служит нам величайшей
надеждой. Сон  Хирадина  гласит:  "И явится  Прекрасный, Пожиратель  Смерти,
чтобы  обглодать  кости мира  Явится он,  облекшись  в  человеческую  плоть,
увенчанный ужасным шлемом великой тьмы. И никто не сможет противостоять ему,
кроме тех,  кто составляет священное  число  Первым  будет Хранитель,  сосуд
света во тьме; затем придут Воин и Древко, которые потерпят поражение и  все
же  не  потерпят,  если  Невидимый  Проводник  пойдет  впереди  их".  Это же
пророчество говорит и о Колонне Небес, и о храме у ее подножия.
     - Это дает нам такие же неопределенные указания, как и твой сон о белой
скале, - проворчал Микам.
     Но  Серегила   занимало   другое,   его  охватил  леденящий  озноб  при
воспоминании о  тех видениях, что  сопровождали прикосновение  к диску  и  к
короне: сцены смерти, хор стенающих голосов.
     -  Так, значит,  все, что  Мардус делал  с тех  пор,  как мы  с  Алеком
повстречали   его  в  Вольде,  -  и  находка  дисков,  и   Рител,  и  тайное
проникновение в сточные туннели, и нападение на Ореску, - все это направлено
к одной цели: соединению частей в одно целое?
     - Конечно. Более  того:  соединению в нужном  месте  и в  нужное время.
Время это наступит во время солнечного затмения через пять дней.
     - Мы так и  предположили,  после того  как  поговорили с твоим  другом-
астрологом, - сказал Серегил.
     -   Молодцы,  -   ответил  Нисандер.  -   Теперь,  когда  трое  из  нас
воссоединились, мы должны найти храм и узнать, куда поведут нас боги. На сей
раз Шлем должен быть уничтожен полностью, и для достижения этой цели  нужно,
чтобы он был воссоздан.
     - Что?! - вскинулся Серегил.
     - Это единственный способ увериться в том, что  все его части на месте,
- объяснил Нисандер. - Аркониэль  считал, что  таков  единственный возможный
путь,  и  я  думаю,  что  он  был  прав.  Если  знания,  дошедшие до  нас от
Рейнеса-и-Марила, верны, для того, чтобы части Шлема соединились и  чтобы он
обрел свою полную силу, требуется время. Таким образом, после того  как Шлем
будет собран, у нас  окажется небольшое время  для того, чтобы нанести удар.
Как Хранитель я заклинаю  вас вашей жизнью  и  честью сделать все возможное,
чтобы уничтожить власть Шлема. Клянетесь ли вы в этом?
     - Клянусь.  - Микам протянул руку, и Нисандер  сжал ее. Оба  они теперь
смотрели на Серегила.
     Он  заколебался,   все  еще  вертя   в  руках   камешек;  его  охватило
необъяснимое предчувствие дурного. Воспоминание о высокой пугающей фигуре из
его кошмаров зловеще промелькнуло в каком-то закоулке его рассудка.
     "Я не могу. Не могу. Нет".
     - Серегил? - поднял брови  Нисандер. Отбросив опасения, Серегил выронил
камушек и накрыл их руки своей
     - Даю вам  слово...  - Как только его  рука  коснулась  рук Нисандера и
Микама, его грудь, словно  древко стрелы, пронзила острая боль. Резко втянув
воздух, он схватился за то место, где был шрам.
     Микам отвел его руку, распахнул камзол и сдвинул повязку.
     - Снова пошла кровь, - сказал он, показывая Серегилу и Нисандеру свежие
пятна на полотне.
     - Пустяки, - выдохнул Серегил. - Должно быть, рана вскрылась от какого-
то движения...
     - Смотрите! - воскликнул Нисандер, указывая на ночное небо.
     На  фоне сверкающих звезд  на востоке появилась далекая полоса красного
пламени.
     -  Копье Рендела!  - вскричал  Микам. Они  в  молчании несколько секунд
смотрели на комету, потом Нисандер тихо сказал:
     - У некромантов для нее есть другое имя.
     - Да? Какое?
     - Метар Сериами, - ответил волшебник. - Рука Сериамайуса.







     - Метар Сериами!
     Фигура Мардуса, стоящего на передней боевой  платформе,  вырисовывалась
на  фоне последних  отблесков  заката.  Пленимарец простер  руки к  огненной
искре, показавшейся над  горизонтом на востоке. Его солдаты  издали победный
клич.
     Толпа,  собравшаяся  на  берегу,  ответила  тем  же;  люди  размахивали
факелами и пускали в воздух горящие стрелы. В темноте мерно били барабаны.
     Еще до того, как его вывели  на  палубу, Алек догадался, что происходит
что-то  важное. В  этот день корабельный  распорядок  изменился:  во-первых,
Мардус  забыл  об  их  утренней прогулке  по  палубе,  во-вторых,  стражники
принесли  ему  длинную тунику -  впервые с тех  пор, как его  схватили. День
тянулся   бесконечно;   Алек  ощутил,  как  изменилось  движение   судна,  и
предположил,  что  они подошли  к берегу  Пленимара. Его  догадка  оказалась
правильной. Когда его и Теро наконец вывели на  палубу, "Кормадос"  стоял на
якоре  у  негостеприимного берега.  Негостеприимного,  но не  безлюдного: на
пляже виднелось что-то вроде лагеря, и Алек разглядел солдат в черной форме,
возбужденно приветствующих корабль.
     Алек заметил,  что  собравшиеся на  палубе  чего-то ждут. Когда  солнце
село,  все  стали  внимательно  смотреть  на  восток.  Наконец  среди  звезд
появилась  комета: красная искра,  отчетливо видимая  пониже убывающей луны.
Раздались громкие крики.
     Алек наклонился к Теро и прошептал:
     - Смотри! Холерная звезда! Ты видишь ее?
     -  Для тебя, может, и холерная звезда! -  презрительно  фыркнул капитан
Тилдус, стороживший пленников. -  Нам  - великий  знак. Благородный Мардус и
варрон предрекли такой знак сегодня ночью.
     - Что это Мардус только что сказал - "Медерсери"? - спросил Алек.
     - Метар Сериами. - Тилдус  помолчал, подыскивая скаланские  слова. - То
есть "Рука Сериами". Очень, очень великий знак, как я говорю раньше.
     -  Сериами?  То, что  у нас  называют  Сериамайусом?  -  Алека охватило
смутное чувство отвращения. - Аура Элустри мал...
     - Молчать! - прорычал Тилдус,  грубо схватив  Алека за руку - Ваши боги
безумия не здесь. Сериами ест сердца лжебогов.
     На корабле не  осталось  других  пленников. Прежде чем вывести Алека  и
Теро на палубу, на них накинули плащи, а потом крепко связали руки за спиной
     Теро  двигался, как  лунатик,  покорно  выполнял простые  команды, шел,
только когда ему приказывали. В остальное  время он оставался неподвижным, и
бессмысленное лицо не выдавало никаких мыслей, даже  если они у него и были.
Сплошные  железные  браслеты на  его руках мягко блестели  в  свете факелов,
черные тени отчетливо обрисовывали вырезанные на них загадочные символы.
     "В них-то весь  секрет",  - подумал  Алек; он был убежден,  что  именно
браслеты, а не железные полосы на голове давали врагам власть над Теро. Если
бы удалось каким-нибудь способом снять их...
     На  палубе  началась суета. Иртук Бешар и  другие некроманты  стояли  у
борта, тихо переговариваясь и следя, как снизу выносят их сундуки.
     Капитан Тилдус и несколько его головорезов отправились в лодке на берег
и скоро вернулись с новостями.  Хотя Алек не понимал,  что они говорят, было
ясно,  что  Мардус доволен их докладом.  По его знаку капитан  корабля отдал
приказ, и матросы поспешно стали готовить к спуску остальные лодки.
     Мардус подошел туда, где, окруженные стражниками, стояли Алек и Теро.
     - Отсюда мы продолжим наше  путешествие по суше, - сказал  он  Алеку. -
Теро должным образом укрощен, и я не предвижу неприятностей  с его  стороны.
Ты, однако,  другое  дело.  -  Мардус помолчал, и  шрам  на  его левой  щеке
дернулся, когда он улыбнулся. - Ты уже показал, что малый  ты  скользкий, и,
оказавшись  на  берегу,  несомненно,  будешь  испытывать  искушение сбежать.
Уверяю тебя, такая попытка  будет совершенно бесполезной,  а  последствия ее
для тебя - мучительными, но, безусловно, не смертельными.
     -  Более  мучительными,  чем  когда  мою  грудь  разрубят   топором?  -
пробормотал Алек, гневно глядя на Мардуса.
     - О, неизмеримо. - Глаза Мардуса были столь  же безразличны, как ночные
небеса.  Повернувшись на  каблуке, он отошел  от  Алека, чтобы отдать приказ
своим людям.
     Поежившись, несмотря на  свою теплую  одежду, Алек оглянулся на комету,
повисшую на краю неба. Может быть, последняя церемония назначена и не на эту
ночь,  но  теперь  до нее  не  могло оставаться много времени. В  чем бы  ни
состояли планы Мардуса, появление кометы явно было важным событием.
     Где-то на темном берегу ждала цель их путешествия - и его смерть.
     До поручней  всего два шага,  подумал  Алек. Если рвануться неожиданно,
можно захватить стражников врасплох и успеть прыгнуть за борт.
     "И что дальше? - Алек почти видел, как из темноты  нетерпеливо хмурится
Серегил.  - Даже  если предположить, что ты сможешь  выплыть  со  связанными
руками, вокруг около двух сотен солдат, не считая некромантов. Или ты просто
собирался перевести дух там в темноте? А кстати, что тогда будет с Теро?"
     Алек стиснул кулаки, чувствуя, что отчаяние снова готово поглотить его.
Он не хотел умирать, и  бросить Теро он тоже не мог. Алек  понятия не  имел,
как  много во  всем  случившемся  вины молодого  мага,  да и  есть  ли вина;
невнятное признание Теро было слишком  похоже на результат манипуляций Иртук
Бешар, чтобы  Алек мог полностью  в него поверить,  хотя подозрения у него и
оставались. Но виноват Теро или нет, Алек его не бросит.
     -  Ты  идешь,  -  приказал один  из  стражников,  подталкивая  Алека  к
последней лодке.
     Теперь  уже  было  слишком поздно что-нибудь предпринимать;  оставалось
лишь подчиниться. "Иллиор  и Дална, боги моих предков, прошу вас, помогите",
- молился Алек в душе, направляясь к лодке.
     Подойдя к борту, он заметил на палубе что-то, полускрытое в тени крышки
люка, что-то, что он уже давно отчаялся найти.
     Гвоздь.
     Двухдюймовый квадратного сечения гвоздь, слегка погнутый, лежал на виду
меньше чем в пяти футах от Алека.
     На один  ужасный момент Алек  почувствовал  уверенность,  что стражники
тоже видят его, что кто-нибудь  тут же схватит  гвоздь, стоит  Алеку хотя бы
еще раз взглянуть в том направлении. Может быть, сам Мардус уронил его здесь
для последней жестокой проверки.
     Выяснить все  можно было  лишь одним  способом.  Солдат  снова  толкнул
юношу, на этот раз более грубо. Алек притворился, что не удержался на ногах,
и растянулся на палубе лицом вниз.
     Он сильно ушибся, но когда открыл глаза, обнаружил гвоздь всего в дюйме
от  собственного  носа.  Юноша завозился  на  досках  палубы, словно пытаясь
подняться,  и ухватил гвоздь зубами; к тому времени, когда солдаты поставили
его на ноги, гвоздь благополучно оказался у Алека за щекой.
     Все оказалось совсем просто.
     -  Что там за переполох? - спросила Бека,  присоединяясь к разведчикам,
которые с гребня холма наблюдали за вражеским лагерем
     С тех  пор как Бека и  ее отряд обнаружили пленимарскую колонну и стали
следить  за ней.  они двигались  неуклонно на  север. Через три дня  колонна
остановилась  на  этом   пустынном  берегу  Внутреннего  моря  Солдаты  Беки
держались  на безопасном расстоянии, а когда  отправлялись в разведку, ехали
на захваченных у пленимарцев конях, чтобы незнакомые следы  не выдали  врагу
их присутствия.
     Последние  два  дня  колонна без видимой  причины не трогалась с места,
однако вечером второго дня с запада показался пленимарский военный корабль и
встал у берега на якорь.
     -  Похоже,  с  корабля кто-то высаживается, -  ответил  Рилин, заслоняя
глаза от последних лучей заката. - Ну а из-за чего эти крики, я не знаю. Они
все разом начали вопить и размахивать факелами.
     -  Может быть, из-за этого, - неожиданно прошептал Каллас и  показал на
небо.
     Взглянув  в  том  направлении,  Бека  увидела  яркую  полосу,  медленно
поднимающуюся над восточным горизонтом.
     - Да  помилует нас  Создатель, холерная  звезда!  - пробормотал Джарил,
делая знак, отвращающий зло.
     - Если  знамения вообще существуют,  то это  наверняка  оно,  -  сказал
Рилин, тоже  делая охранительный знак.  - И если пленимарцы ему радуются, то
мне такое дело не по нраву.
     Бека никогда не  видела кометы,  но  вид ее вызвал у  девушки  странное
чувство  узнавания  - совсем  как несколько ночей  назад,  когда она впервые
услышала шум прибоя. На сей раз ощущение было более сильным и тревожным. Ему
сопутствовало, однако, смутное впечатление, что так и должно быть.
     - Лейтенант!
     Бека обернулась и  обнаружила, что остальные внимательно смотрят на нее
в меркнущем свете.
     - Кто-нибудь смог разглядеть, что это за корабль? - спросила она.
     - Он шел без флага, -  ответил  Рилин. -  И  мы не видели, чтобы с него
что-  то разгружали  - на берег  переправляли только  людей.  Что  мы теперь
предпримем?
     -  Когда  совсем  стемнеет, можно  подобраться  поближе, -  с  надеждой
предложил Стеб.
     - Как и положено  ургажи - быстро напали, быстро скрылись,  - поддержал
его Рилин.
     Прежде  чем  ответить,  Бека   прикинула,  что  можно  сделать   с   их
ограниченными силами. Она тоже чувствовала нетерпение и понимала, как сильно
хочется  ее воинам нанести  удар. За те дни, что они крались за колонной, им
не раз удавалось  увидеть Гилли и Мирна в толпе  пленников; те  шли, шатаясь
под весом досок, к которым были прибиты их руки. Но в конце концов оставался
непреложный  факт:  скаланцев всего  четырнадцать  против  сотни  или  более
врагов.
     Бека медленно покачала головой.
     - Нет  еще. Если они не двинутся с места и завтра, может, я  передумаю,
но мы не  можем  себе позволить потерять  еще кого-то. Пока  что подождем и,
если они снова двинутся на север, двинемся следом.
     Стеб сердито отвернулся, остальные разочарованно зашумели.
     -  Как  я  понимаю,  морем  отсюда никто отправляться  не собирается, -
воскликнул Рилин, показывая в сторону моря.
     Стоящий на  якоре корабль горел. Воины Беки с изумлением  смотрели, как
языки  пламени  пробежали  по  снастям  и  паруса  превратились  в  огненные
полотнища.
     - Потроха Билайри! Они решили затопить корабль! - ахнул Джарил. - Огонь
не  может так быстро распространяться,  если для того не приняты специальные
меры. Что, черт возьми, это значит?
     Бека уселась на траве,  скрестив ноги, и стала следить за отражением  в
воде танцующих языков пламени.
     - Думаю, мы не тронемся отсюда, пока не выясним.
     На  следующее утро стражники  разбудили Алека  на рассвете  и  отвели к
железной  клетке, установленной  на  небольшой  тележке  -  такой,  в  каких
бродячие циркачи возят дрессированных животных. На полу клетки был расстелен
толстый  матрац, сверху сделан полотняный навес, но клетка попрежнему воняла
своими прежними обитателями.
     Теро  уже был внутри;  он  сидел в дальнем углу, скрестив ноги. Как и у
Алека, его руки больше не были связаны;
     пленникам оставили их туники и плащи.
     -  Что за пара паршивых медвежат,  - издевательски усмехнулся  Ашназаи,
подходя к клетке следом за Алеком.
     Юноша попытался отодвинуться от него,  хотя на самом  деле отодвигаться
было некуда: клетка имела всего десять футов в длину.
     - У  благородного Мардуса  теперь много дел,  так что  присматривать за
вами в дороге буду я, - продолжал некромант. Он взялся за  прутья решетки, и
Алек увидел, как  по  ним заструились голубые искры, словно в клетку ударила
молния. Юноша в панике вскочил, и Ашназаи довольно усмехнулся. В ясном свете
утреннего солнца  кожа  некроманта казалась влажной  и  бледной,  как  плоть
поганки.
     -  Не бойся, мой милый Алек. Моя магия  не причинит тебе вреда -  если,
конечно, ты  не попытаешься выбраться  отсюда.  Ну да ты ведь слишком  умен,
чтобы совершить подобную глупость.
     Все еще  мерзко улыбаясь,  Ашназаи  ушел.  Морской  ветер развевал  его
пыльную коричневую мантию,  делая его похожим на пугало, пережившее нелегкую
зиму.
     В жилах  Алека от ненависти вскипела кровь.  Никогда еще ему так сильно
не хотелось убить человека. Когда Ашназаи скрылся за палатками лагеря,  Алек
принялся осматриваться.
     Сзади тележка была открытой, и оттуда все хорошо было  видно. Алек  мог
разглядеть  ряды  маленьких белых  палаток,  где  расположились  солдаты,  и
неподалеку у  коновязи  целый табун  лошадей. В  колонне, встретившей  их на
берегу, было по крайней мере полсотни  всадников; была  еще толпа людей не в
форме,  похожих на пленников, но до них было слишком далеко, чтобы  Алек мог
судить  с уверенностью. Они ночевали на голой земле, окруженные вооруженными
луками и мечами часовыми.  Мардуса  сопровождали  еще два  десятка солдат  в
черной  форме;  таким  образом,  пленимарцы  располагали  заметными  силами.
Выглянув из клетки с другой стороны, Алек увидел на отмели дымящиеся останки
"Кормадоса".  похожие  на  скелет  доисторического левиафана. "Что сталось с
командой?" - подумал Алек. Пленимарцы сожгли даже лодки.
     Он не узнал солдат, которые вскоре принесли  пленникам  завтрак.  Юноша
заговорил с ними  в  надежде,  что те знают скаланский язык, но, если  это и
было так, солдаты  не  откликнулись.  Презрительно  посмотрев  на него,  они
поговорили  о  чем-то  между  собой,  плюнули  на  землю и отошли  к  другим
стражникам, окружавшим тележку. Алек и не ожидал  от них иного. Он подошел к
Теро и вложил  в руку  молодого  мага  кусок хлеба. Теро не  обратил  на еду
никакого внимания.
     - Ешь, -  сказал Алек,  и  Теро поднес хлеб ко  рту  и  начал  медленно
жевать. На  его бороду посыпались  крошки. Алек стряхнул их  и протянул Теро
кружку с водой.
     - Пей, - велел он устало.
     К полудню пленимарцы свернули лагерь и выступили вдоль берега на север.
В этих местах побережье Пленимара представляло собой дикую, труднопроходимую
местность.  Дорога,  по которой  они  двигались, шла через  болота, лужайки,
сосновые и дубовые леса; справа на них падала тень гор, слева все время было
видно  море.  Чем  дальше  на  север  они  шли,  тем  более  негостеприимным
становился  берег.  Галька пляжей сменилась красными  гранитными  скалами  и
обрывами.   Непрекращающийся  холодный  ветер   вздыхал  в  деревьях,  качал
скрюченные  ветви карликовых  сосен  и доносил до Алека  свежий  запах леса.
Здесь было холоднее, чем в Скале, но, судя по  растительности, все же сейчас
была первая половина литиона - Алек давно потерял счет дням.
     Он смотрел на  гвоздь как на  свой талисман, свой единственный секрет и
надежду.  Гвоздь был слишком велик, чтобы все время держать его во  рту  без
опасения  привлечь  внимание,  но  Алек не решался  расстаться  с ним  ни на
минуту, не  решался  даже спрятать его в  матраце. Вместо  этого  он надежно
воткнул его  в свою тунику и прикрыл складкой. Вспомнив происшествие в каюте
на  корабле, он  скрывал теперь свое  сокровище  и от Теро - на случай, если
некроманты или дирмагнос снова заставят мага шпионить за ним.
     Спрятав гвоздь так надежно, как только  мог, Алек выжидал, надеясь, что
подвернется  какая-нибудь возможность его  использовать.  Стражники окружали
тележку днем и ночью, но даже без их постоянного присутствия Алек не решился
бы  возиться с замком: предостережение Ашназаи означало, что  такая  попытка
была бы  бесполезной, а  может быть, и опасной.  Ситуация была  мучительной.
Алек  знал замки  того  типа, которым запиралась клетка,  и  был уверен, что
открыть его гвоздем было бы легко.
     С самого начала стало ясно, что Варгул Ашназаи наслаждается своим новым
поручением. Обманчивая мягкость Мардуса была  ему совершенно  несвойственна;
он просто ехал  рядом  с  тележкой, как мрачное привидение, бросая на  Алека
злорадные взгляды.
     Юноша изо всех сил старался не  обращать на него внимания;  тележка все
катилась и катилась на север, подпрыгивая на рытвинах прибрежной дороги.
     На первый ночлег колонна остановилась под сенью огромных старых  сосен.
Где-то  совсем  неподалеку  грохотал  прибой.  Глядя  между  толстых  прямых
стволов,  Алек мог  видеть  белую  пену волн,  разбивающихся об  утесы.  Это
напомнило  ему тот шум  моря, который  преследовал его в  снах, но звук  был
немного иной.
     Когда совсем  стемнело, снова раздались  радостные  крики  пленимарцев.
Алек  решил, что на  небе опять  появилась комета, хотя и не видел ее сквозь
густые  ветви. Через  некоторое время он  услышал  душераздирающие  вопли  и
догадался,  что где-то неподалеку происходит жертвоприношение. Даже солдаты,
охраняющие  клетку,  опасливо   поеживались,  а   некоторые   делали  знаки,
отвращающие зло.
     На этот  раз крики раздавались  дольше.  Чувствуя  леденящий ужас, Алек
скорчился рядом со спящим Теро и закрыл голову плащом.
     Меньше года прошло с тех  пор, когда более молодой и неопытный Алек так
же лежал  без сна  в  темнице  Асенгаи, с  дрожью  и слезами прислушиваясь к
каждому  крику бедолаг, которых  пытали.  Недели мучений  и близости  смерти
теперь почти избавили его от таких эмоций. Зажав руками уши, Алек погрузился
в беспокойный сон, прошептав грустную  молитву оставшегося в живых: "Еще  не
теперь. Моя очередь еще не пришла".
     На этот  раз невидимый преследователь не появился в  его кошмаре;  лишь
хриплые  стоны впереди  заставляли  его  бежать все  быстрее  и  быстрее. Со
слезами  бессилия Алек  сжимал бесполезное  древко стрелы и мчался  так, что
заболела грудь. Обогнув угол, он резко остановился:
     дорогу преграждала частично обрушившаяся стена.
     Алек  задрожал от  возродившейся  надежды, увидев  впереди луч дневного
света, струящийся  сквозь  неровную дыру  высоко в стене. Снаружи  доносился
знакомый грохот прибоя.
     Взобравшись на осыпавшиеся камни, Алек протиснулся в дыру... и оказался
в одиночестве на гранитном утесе;
     его окружал туман, такой густой, что  по сторонам ничего не было видно.
Над головой смутно виднелся диск полуденного солнца.
     Грохот  прибоя  стал теперь  оглушительно  громким,  таким громким, что
невозможно было определить,  откуда он доносится. Если Алек  сделает  лишнее
движение,  пойдет  в этом тумане  не  в ту сторону,  он наверняка  упадет со
скалы;  припав к камню,  он на четвереньках медленно полз  вперед, пока руки
его не  погрузились  в воду. Волны неспешно подхватили юношу, перевернули на
спину, понесли  вдоль  берега.  Когда  пенные  валы отступили, скалы вокруг,
насколько хватал глаз, оказались  покрыты телами утонувших мужчин  и женщин;
их синевато-белая  кожа блестела в ровном сиянии просочившихся сквозь  туман
солнечных лучей.
     Шум прибоя  стал тише, и Алек. теперь мог слышать приближающееся сквозь
туман хриплое ворчание и тяжелые мокрые шлепки. Охваченный ужасом,  голый  и
безоружный, Алек скорчился среди трупов.  Даже стрелы без наконечника у него
теперь не было, ее унесли волны.
     Вскоре  Алек  разглядел  странные  горбатые  фигуры,  движущиеся  между
мертвецами. Ворчание и шлепки стали громче, приблизились.
     Внезапно  что-то  ледяной  хваткой  вцепилось  в  Алека сзади и  рывком
подняло  на  ноги.  Он  не  мог  повернуть голову достаточно  далеко,  чтобы
увидеть, что это, но от отвратительного запаха его затошнило.
     - Присоединяйся к пиршеству, мальчик, - прошептал  ему в ухо  злорадный
липкий голос.
     Вырвавшись  из  мерзких  объятий,  Алек повернулся,  чтобы увидеть  это
существо, но позади никого не было.
     -  Присоединяйся к пиршеству, - повторил тот  же  голос  сзади; как  ни
быстро обернулся Алек, за спиной снова никого не оказалось.
     Споткнувшись, Алек упал на груду раздувшихся  трупов.  Подняться  он не
смог:  при  каждом  движении  он  лишь   еще  больше   запутывался  в  вялых
конечностях.
     - Аура Элустри малреи! - завопил он, отчаянно трепыхаясь.
     - Присоединяйся к пиршеству! - с триумфом взвыл все тот же голос.
     Потом солнце стало черным.
     Алек дернулся  и проснулся, все еще ощущая запах смерти, преследовавший
его во сне. Сквозь ветви светила луна, до рассвета было еще далеко. Обхватив
колени, Алек сделал глубокий вдох, но смрад только усилился.
     - Ох, Алек, мне так страшно!
     В изумлении подняв глаза, Алек увидел в нескольких шагах от себя Силлу.
Освещенная колдовским  внутренним светом, она  умоляюще смотрела  на  юношу.
Даже понимая, что  перед ним призрак, Алек был так рад видеть ее целой,  что
не испугался.
     -  Что  ты здесь делаешь?  - спросил он тихо,  моля богов, чтобы она не
исчезла так же внезапно, как и появилась.
     -  Я  не  знаю. -  По ее щеке медленно скатилась слеза.  - Я  так долго
блуждала! Нигде не могу найти ни отца, ни  бабушку. Что случилось, Алек? Где
мы?
     Она  казалась такой настоящей, что Алек  снял  плащ и накинул  на плечи
Силлы.   Она  благодарно   завернулась  в  него   и  прислонилась  к  Алеку;
прикосновение ее было вполне телесным. Несколько секунд Алек просто стоял на
коленях рядом с Силлой, изо всех  сил  стараясь поверить  в  ее присутствие.
Потом наконец он немного  отстранился и взглянул  на девушку, прислонившуюся
головой к его груди.
     - Зачем ты пришла? - спросил он снова.
     - Я была должна, - печально прошептала она. - Я должна сказать тебе...
     - Сказать мне что?
     - Как сильно я тебя ненавижу.
     Ее голос был так  тих  и  нежен, что Алек  не сразу  понял смысл  слов.
Сердце его стало тяжелым, как свинец, а Силла продолжала:
     - Я ненавижу тебя, Алек. Это была твоя вина, даже больше, чем Серегила.
Они  тебя  увидели  и выследили.  Ты  привел их к нам. Я рада, что ты должен
умереть.
     - Нет! О нет, нет, нет! - Алек отшатнулся и  рванулся в дальний угол. -
Это неправда! - вскрикнул он. - Это не может быть правдой!
     Силла медленно подняла голову. Ее глаза в слабом свете луны смотрели на
него, как два черных провала. Силла улыбнулась, и клетку снова затопил смрад
тления. Ее  улыбка  тирилась  и ширилась,  превратилась в гримасу, в  оскал;
затем изо рта высунулась черная рука  и,  становясь все длиннее, вцепилась в
Алека. Сжав его  плечо черными когтями,  рука протащила Алека по безвольному
телу Теро и притянула к Силле. Какую-то секунду их лица почти соприкасались,
ее  безумные  глаза  впились в  Алека,  губы непристойно  растянулись вокруг
торчащей  изо  рта руки. Потом все тело  Силлы  вспухло, став  черной,  лишь
отдаленно напоминающей человека фигурой.
     -  Ты так в этом уверен? - спросила тварь голосом, который снился Алеку
в кошмаре. - Ты совершенно в этом уверен?
     Отпустив  юношу,  существо всколыхнулось, затем,  как дым,  вытекло  из
клетки.
     -  Будь ты  проклят! -  завопил  Алек, зная. что  Варгул Ашназаи где-то
неподалеку и наблюдает. - Будь  ты  проклят,  лакающий  кровь сын шлюхи!  Ты
лжешь! Ты лжешь!
     Ответом ему был хриплый издевательский смех из темноты.







     Серегил  остановился,  чтобы подождать Микама и Нисандера; ветер трепал
его  плащ,  хлопал  полами по коленям,  хватал  за мешок,  к  которому  были
привязаны лук и колчан.  Оглянувшись  назад,  на крутые склоны и бесконечные
утесы,  он еле смог разглядеть  спутников. Нисандер шел, тяжело опираясь  на
Микама и посох. Над покрывающими предгорья деревьями высилась голая каменная
вершина  горы  Китес,  словно  костлявый  локоть,  торчащий  из  поношенного
зеленого рукава.
     Глядя на приближающихся  друзей, Серегил с изумлением  покачал головой.
Несмотря  на изможденный вид, Нисандеру последние два дня удавалось идти так
же неутомимо, как и более молодым спутникам.  Серегил  и  Микам  по  очереди
помогали ему; другой в это  время разведывал дорогу впереди. Теперь они  уже
совсем приблизились к огромной горе  и шли по кромке леса,  который  тянулся
вдоль берега, насколько хватал взгляд. Местность была дикой и  безлюдной, но
среди деревьев петляла еле заметная заросшая дорога.
     Серегил  заслонил глаза  рукой,  чтобы  не слепило клонящееся к  закату
солнце, и осмотрел каменистые склоны и лес.
     Как, о  Иллиор, смогут  они найти единственную  скалу, хоть и  белую, в
этих безбрежных просторах? С  тем же успехом можно предположить, что они уже
миновали ее. Однако  Нисандер настаивал, что их цель еще  впереди, и по мере
продвижения на юг на его лице все заметнее светилась надежда.  Микам говорил
мало,  но  Серегил подозревал, что друг так  же  угнетен  стоящей перед ними
почти невыполнимой задачей, как и он сам.
     "Что, если Нисандер ошибается?"
     Серегилу приходилось все время  бороться с этой  мыслью,  да и другими,
столь  же невеселыми. Что,  если, проиграв схватку с некромантами  в Ореске,
Нисандер  потерпел поражение как Хранитель?  Что, если  раны, полученные им,
повлияли на его рассудок и  он теперь ведет их  неведомо куда, а Алека в это
время увозят совсем в другую часть Пленимара?
     И все же каждую ночь, глядя, как все ярче разгорается на небе комета, и
ощупывая  заживающий  шрам  на  груди,  Серегил  не  решался  высказать свои
сомнения вслух. Разумно это или нет, в глубине сердца он верил, что Нисандер
прав.  Цепляясь за  эту  надежду,  он  все шел и  шел  вперед, вглядываясь в
очертания  покрытого лесом  берега  так  пристально, что  глаза слезились  и
болела  голова.  Его  сердце начинало отчаянно колотиться каждый  раз, когда
каприз   освещения  или  блик  в  оставленном  приливом  озерце  манили  его
обманчивой белизной.
     Нисандер и Микам уже почти нагнали Серегила, который сидел на гранитном
валуне, следя за стаей  уток, покачивающейся на волнах за линией прибоя. Его
взгляд  привлекли буро-зеленые  космы водорослей,  облепляющие  скалы внизу.
Отдельные их  пучки  отмечали уровень, до которого доходит  прилив, а дальше
тянулись  густые  скользкие  покрывала,  хорошо  видные  сейчас, когда  вода
отступила.  Серегил  заметил  различие еще накануне, и  этот факт  все время
смутно тревожил его, хотя он никак не мог вспомнить почему. Микам и Нисандер
медленно  добрались до того места,  где  их ждал  Серегил. Старый  волшебник
опустился на камень и вытер лоб рукавом.
     - Ох, Создатель, - пропыхтел он, - мне нужно немного посидеть.
     Серегил протянул ему мех с водой.
     -  У нас осталось всего несколько часов светлого времени,  - сказал он,
внезапно  охваченный  нетерпением. -  Я  пойду  вперед.  Если  не вернусь до
темноты, разожгите костер, и я вас найду.
     Микам нахмурился и протестующе поднял руку.
     - Погоди-ка. Мне совсем не нравится эта идея - снова разделиться.
     -  Не беспокойся,  -  обнадежил  его  Нисандер. - Мне нужен  всего лишь
короткий отдых, а потом  мы  снова пойдем  следом за Серегилом. Я согласен с
ним: нельзя терять времени.
     - Договорились.  - Серегил  двинулся  дальше,  не  дав  Микаму  времени
возразить. -
     Пройдя четверть мили,  он увидел широкую бухту,  врезающуюся  в  берег.
Склон горы  в этом месте плавно  понижался, доходя  до основания  изъеденных
морем  гранитных  скал,  окружающих залив,  как  полуразрушенные  крепостные
стены.  Чайки в  поисках  пищи  обследовали  озерца, оставленные приливом, и
выброшенные на берег водоросли. Довольно живописное место, подумал Серегил и
стал подниматься на скалы, чтобы не удаляться от опушки леса.
     Заброшенная дорога вилась между деревьями, не спускаясь к морю. Серегил
как   раз   гадал,  не   стоит  ли  ему  по  ней  пойти,  когда  заметил  на
противоположном берегу бухты среди кустарника что-то белое.
     Карабкаясь по  камням и  через  упавшие  деревья,  Серегил готовился  к
очередному разочарованию: такой  же многообещающий белый предмет всего  лишь
утром  этого дня  оказался выбеленной  временем  лопаткой лося, а чуть позже
Серегила обманул  солнечный  отблеск  в  питаемом  родником озерце.  Подойдя
ближе, однако,  он увидел, что перед ним молочнобелый валун примерно четырех
футов высотой.
     Бросив на землю мешок, Серегил стал продираться сквозь чащу безлистного
еще кустарника и сухих папоротников, которые частично скрывали камень.
     Валун  действительно  был белым -  огромный кусок кварца, совершенно не
соответствующий  окружающей  породе. Серегил обошел его  кругом, высматривая
резьбу  или  какие-нибудь знаки,  потом нагнулся и в  сухих  листьях нащупал
небольшой  гладкий камень.  Вытащив  его, Серегил увидел,  что держит  кусок
отполированного черного базальта величиной с гусиное яйцо. Порывшись еще, он
нашел и другие  черные камни, а также  глиняную фигурку женщины и украшение,
вырезанное из раковины.
     Сжимая в руках свои находки, Серегил помчался обратно тем же путем, что
и пришел, и скоро увидел направляющихся к нему Микама и Нисандера.
     -  Я  нашел его!  -  закричал  Серегил.  - Я  нашел  твою  белую скалу,
Нисандер! Она существует на самом деле!
     Микам разразился радостным воплем, и Серегил ответил ему тем же.
     - Что ты скажешь  теперь  о мистицизме последователей Иллиора, Микам? -
задыхаясь, спросил Серегил, когда добежал до друзей.
     Микам, ухмыляясь, покачал головой:
     - Я никогда ничего  в этом  не пойму, но и правда  пока что пророчество
вело нас верно.
     - Вокруг  основания  лежат  черные  камни,  и  я  нашел еще  и  это,  -
возбужденно сказал Серегил, протягивая Нисандеру глиняную фигурку  и  резную
раковину.
     - О, свет Иллиора! - пробормотал волшебник, внимательно их разглядывая.
- Пошли скорее! - В нетерпении он схватил за  руки обоих  своих спутников. -
Несите меня, если не будет другого выхода, но я обязательно должен оказаться
там прежде, чем зайдет солнце.
     Но нести Нисандера не понадобилось. Размахивая  посохом, маг  спускался
по склону со своей прежней энергией. Как будто  принесенные новости  оживили
его, подумал Серегил. Может  быть,  Нисандер так же нуждался  в вещественном
подтверждении своих видений, как и Серегил с Микамом.
     -  О да, это он самый,  - сказал  Нисандер,  когда они  приблизились  к
камню. Он положил на валун обе руки и закрыл глаза. -  Древний... до чего же
древний, - прошептал он почти с благоговением. - Его воздвигли здесь задолго
до  того,  как  на  землю Пленимара  ступил первый  Иерофант,  но  отголоски
древнего почитания все еще чувствуются.
     -  Ты хочешь сказать, что здесь  какое-то древнее святилище? -  спросил
Микам, внимательно разглядывая камень.
     - Что-то в этом  роде. Те предметы, что  нашел Серегил, пролежали здесь
более тысячи лет. Нужно вернуть их на место.
     Серегил положил  глиняную  фигурку и резное украшение к подножию белого
камня.
     - Я  осмотрел валун, но не  нашел на нем никаких знаков.  Но если здесь
было святилище, может быть, в пророчестве идет речь именно о нем?
     Нисандер покачал головой:
     - Нет, это всего  лишь опознавательный знак, я в этом уверен. До  того,
как берег  зарос лесом, белая скала должна была быть заметной с моря, да и с
дороги тоже, если дорога в те времена уже существовала.
     - Тогда  храм  где-нибудь  в  окрестных  лесах, - предположил Микам.  -
Отдохни здесь, Нисандер, а мы с Серегилом поищем вокруг.
     Лес  был старым, никогда  не вырубавшимся,  с определенным  облегчением
отметил Микам.  Огромные  перекрученные  ветром  сосны росли далеко  друг от
друга, подлеска почти не было.  Однако, хотя видеть во все стороны они могли
на большое расстояние, после часа поисков ни Микам, ни Серегил не обнаружили
ничего, что даже отдаленно напоминало бы храм или иное строение.
     Вернувшись на берег, они увидели,  что Нисандер обследует склоны холма.
День клонился к вечеру, и отлив обнажил часть дна бухты.
     - Ничего  не нашли, а?  Очень странно. -  Опираясь  на посох,  Нисандер
перевел  мрачный  взгляд  на море.  - Но  ведь  если нам  не удается  ничего
обнаружить, возможно, мы ищем не то, что следует.
     Микам с разочарованным вздохом опустился на камень.
     -  И что же тогда нам  следует искать? Ведь осталось всего  три дня  до
этого твоего затмения.
     Серегил недовольно оглядел бухту, потом спустился к кромке берега.
     - Наша неудача означает одно: то, что мы ищем, - не здание.
     -  Мне знакомо выражение его глаз, - сказал Микам,  наблюдая,  как друг
обшаривает подножие склона, словно гончая, потерявшая след.
     Нисандер смущенно кивнул:
     - Мне тоже.
     - Что ты там ищешь? - окликнул Серегила Микам.
     - Пока еще  не знаю, -  рассеянно  ответил  тот,  тыкая палкой  в груду
водорослей, плавающую в одной из оставленных отливом луж.
     -  Смотрите:  скалы  вокруг  бухты образуют  естественный  амфитеатр, -
показал Нисандер. -  Давайте обойдем верхние склоны; я пойду  направо. Микам
послушно  принялся  карабкаться  на  скалы, но  не нашел  там  ничего, кроме
раковин и птичьего помета. Он как  раз  раздумывал,  не следует ли Нисандеру
потратить часть своих магических сил, чтобы найти храм, когда снизу  донесся
победный клич Серегила.
     - Что там? - крикнул Микам.
     Серегил  лежал на животе, запустив руки почти по плечо  в одну из узких
длинных расселин, сбегающих по склону горы к морю.
     - Идите взгляните сами.
     Спустившись  вниз, Нисандер и Микам опустились на колени и заглянули  в
трещину в камне.
     - Вон там, - показал Серегил, отодвигая в сторону  сухие водоросли. Под
ними Нисандер и Микам увидели ряды грубо вырезанных символов, начинающиеся в
шести дюймах ниже края расселины. Продвигаясь вдоль нее на четвереньках, они
обнаружили,  что  символы  непрерывной полосой  тянутся  по  обеим  сторонам
расселины, уходя к самой воде. По другую  сторону бухты  оказалась  еще одна
трещина в камне, покрытая изнутри такой же резьбой.
     -  Что  это?  -  спросил  Микам.   Бледное  лицо  Нисандера  осветилось
возбуждением; он  лихорадочно изучал  спирали,  круги и  кресты,  образующие
узор.
     -  Такие  высеченные  в  камне  символы  находят  повсюду  на   берегах
внутренних морей, но никому еще не удалось их расшифровать. Как  и тот белый
камень, они были здесь еще до того, как наш народ пришел в эти края.
     -  Еще одно священное место, - сказал  Серегил, садясь на  камень. -  Я
нашел  корону   в   пещере,  которую  дравнийцы  называли  жилищем  духа.  Я
почувствовал его  присутствие после того, как добыл  корону.  Микам, помнишь
подземное святилище, которое ты обнаружил в топях?
     - Конечно, - поморщился тот, вспомнив ужасную бойню.
     - Ты  говорил, что там было что-то  вроде каменного алтаря, - вступил в
разговор  Нисандер, обменявшись с  Серегилом  взволнованным  взглядом.  - То
подземелье, должно быть, тоже было своего рода святилищем, еще до того,  как
там спрятали деревянные диски.  - Он махнул рукой в сторону обнаруженных ими
символов. -  А теперь эта наша  находка -  древний  храм. Похоже, некроманты
используют  силу, таящуюся в таких местах,  для усиления  собственной магии.
Если  предположить,  что  так  оно   и  есть,  тогда  выбор  Мардусом  этого
труднодостижимого храма должен иметь особое значение.
     - Я как раз думал о  том же,  - сказал Серегил, заглядывая в правую  из
двух расселин.  Начинался прилив, и вода  с легкими вздохами поднималась все
выше  и выше по  трещине,  неся  пену и водоросли. Подумав  секунду, Серегил
принялся стаскивать сапоги.
     - Будь добр, принеси  веревку, - попросил он Микама, снимая и тунику  с
рубашкой.
     - Что это ты затеял?
     -  Просто хочу посмотреть,  куда ведут эти  расселины.  Серегил обвязал
один  конец веревки  вокруг талии, другой вручил Микаму и шагнул  в  ледяную
воду.
     Он не зашел  еще  и по пояс,  когда  придонное течение сбило его с ног.
Микам натянул  веревку, но Серегил выплыл на поверхность  и  знаком попросил
его вытравить побольше. Борясь с волнами, он отплыл от берега и нырнул.
     -  Что  он   рассчитывает  найти?  -  обеспокоенно  пробормотал  Микам,
разматывая веревку.
     - Представления не имею, - покачал головой Нисандер.
     Серегил нырял еще два раза, потом закричал, чтобы Микам вытащил его.
     Бледный и посиневший от холода, Серегил  вылез и растянулся на нагретом
солнцем камне. Нисандер снял с себя плащ и накинул на него.
     Микам опустился на корточки рядом с другом.
     - Что-нибудь нашел?
     - Ничего. Я думал, может быть, с приближающимся подаренным отливом... -
Серегил  оборвал  себя, резко  поднялся и ударил кулаком по лбу.  - Пальчики
Иллиора, я же все понял наоборот!
     -  Ах,  кажется, я догадался!  - Впервые за все время на бледных  щеках
Нисандера проступил румянец. - Как же я мог проглядеть такую очевидную вещь!
     -  Подаренным отливом?  -  переспросил Микам,  гадая,  правильно ли  он
расслышал.
     Зубы Серегила стучали, как кости для игры в бакии в кожаном стаканчике.
     - Это последняя часть головоломки. Теперь все встало на место.
     - О чем, черт возьми, вы...
     -  Дважды  каждый  месяц  луна дарит  самые большие прилив  и отлив,  -
объяснил Нисандер. - Рыбаки называют их подаренными. В день затмения как раз
Такой прилив и будет.
     - Дело в водорослях, - продолжал Серегил, как будто  это все объясняло.
- Они растут гуще всего на границе воды при отливе. Прошлой ночью я заметил,
что, когда вода спала, обнажилась особенно густая заросль.
     - Но ты же сказал, что ничего не нашел!
     - Правильно. - Серегил вскочил  на ноги и устремился вверх по склону. -
Я мог бы избавить себя от бесполезного заплыва. Лейтеус сказал, что затмение
произойдет в полдень -  то есть во время самого высокого прилива! Это другая
половина цикла! - Он снова начал разглядывать расселину, не обращая внимания
на капающую  с носа воду. Внезапно  он  наклонился над кучкой камней рядом с
параллельной трещиной и начал отбрасывать их в сторону.
     - Смотрите, дыра! - Он показал Нисандеру и Микаму на  круглое отверстие
диаметром  в  руку человека, уходящее глубоко в камень. Серегил опустился на
колени и стал  шарить вокруг.  Скоро он нашел еще  одно отверстие, потом еще
одно.
     Нисандер  и  Микам  пришли  ему на  помощь,  и  вскоре  они  обнаружили
четырнадцать таких  отверстий,  расположенных  на  равном расстоянии друг от
друга и образующих полукруг;
     центром его оказалась большая неглубокая впадина в скале  как  раз там,
куда не доставал прилив. Она с виду ничего собой не представляла, заваленная
плавником,   сухими   водорослями  и  раковинами,  однако  обе  таинственные
расселины сходились к ней.
     - Вот тебе твой храм, - объявил Серегил.
     - Думаю, ты можешь быть прав, - ответил Нисандер, в изумлении озираясь.
     -  Он  выше обычной линии прилива, но,  судя по наносам,  самые высокие
подаренные приливы достигают его. Здесь что-то вроде естественной выемки.
     -  Должно быть, это  все сооружено ради богов того народа, что  оставил
выбитые  в камне  символы, - рассуждал  Нисандер.  - Интересно,  а что собой
представляют дыры?
     - Так, значит, затмение  и самый  высокий прилив,  при  котором  выемка
заполняется,  произойдут одновременно,  - заметил  Микам,  помогая  Серегилу
снова прикрыть камнями отверстия.
     - Прилив достигнет  самой  высокой  точки через  несколько минут  после
начала затмения, - ответил маг.  -  Это значит, что у  Мардуса  будет совсем
мало  времени  для завершения  обряда,  прежде  чем снова покажется  солнце.
Обычно  считается,  что  чем  более редкое синодическое  расположение  имеет
место,  тем  сильнее его  эффект.  А  тут еще  комета...  Я  сказал бы,  что
противостояние  будет чрезвычайно могущественным и  опасным. И  то. что  его
сила будет использована именно в этом месте, делает его опасным вдвойне.
     -  Клянусь  Пламенем!  - пробормотал Микам. -  И предполагается, что мы
втроем одолеем бог весть сколько пленимарцев!
     - Вчетвером, - мрачно поправил его Серегил, в упор
     глядя на Нисандера. - Когда придет время, нас должно быть четверо.







     ДлЯ Алека  время  тянулось  как  непрекращающийся кошмар. Днем  тележка
подпрыгивала и переваливалась на рытвинах  прибрежной дороги, по которой шла
колонна. Всадники, охранявшие ее, по большей части не обращали  на пленников
никакого внимания, разговаривая между  собой  на  собственном языке. С таким
компаньоном,  как  Теро, Алек  мог  днем лишь дремать или  смотреть на горы,
проплывающие мимо. И еще с ужасом ждать ночи.
     На  привалах тележку  ставили где-нибудь поодаль от лагеря. Алек  скоро
научился бояться  того  момента, когда стражники  исчезали  в  темноте;  это
служило  сигналом  для  начала мерзкой процессии  созданий  Варгула Ашназаи.
Позже, когда последний призрак растворялся в  ночи,  а  Алек был доведен  до
непереносимого страха  и гнева,  снова  появлялись солдаты, и  остаток  ночи
проходил в относительном покое.
     На  вторую ночь внутри клетки  материализовались  Диомис и его матушка;
они  держали в  руках собственные головы и  проклинали  и обвиняли Алека. Он
знал,  что  с  ним  говорят  всего   лишь  призраки,  но  обвинения  били  в
чувствительное место: Алек  и сам  испытывал  сомнения и  вину,  - а  потому
причиняли  мучительную боль. Повернувшись к Диомису и Триис спиной и заткнув
уши, Алек старался не обращать внимания на толчки и щипки ледяных призрачных
рук. Сопротивляться было  бесполезно: их  плотью была пустота. Свернувшись в
клубок, юноша молча страдал,  дожидаясь, когда же  Ашназаи  устанет от своих
игрищ.
     Когда  все закончилось,  Алек остался лежать, слушая  тихие звуки ночи:
крик охотящейся  совы,  далекое  конское  ржание, перешептывание стражников,
вернувшихся, как только ушел Ашназаи.
     "А  куда они  уходили?  -  гадал  Алек,  позволяя  мыслям  блуждать  по
собственной воле. - И главный вопрос: почему они уходили?"
     Он широко раскрыл глаза, глядя в ночное небо. Каждый раз, когда Ашназаи
мучил  его,  и  на  корабле,  и   теперь,  он  делал  это  без   свидетелей.
Подтверждалось подозрение Алека: Варгул Ашназаи не хотел, чтобы кто- нибудь,
и в особенности Мардус, знал, что он затевает.
     На следующую ночь Ашназаи не  появился. Прижавшись к спящему Теро, Алек
вглядывался в ночные тени, собираясь с мужеством для встречи с  каким-нибудь
новым ужасом.
     Поднялась  луна. Звезды  медленно  перемещались по небу,  но  ничто  не
тревожило  ночной тишины. Теплый  весенний  ветер  прошумел  между  стволами
деревьев,  принеся запахи  смолы,  влажного  мха,  нежных  зеленых  побегов,
пробивающихся сквозь  лесную подстилку. Закрыв глаза, Алек  представил себе,
что бродит с луком в руках по лесистым холмам, как он бродил вместе с отцом.
Несмотря на страх, юноша задремал; ему снились следы зверей. охота, свобода.
Он проснулся оттого, что кто-то прошептал  его  имя. Рядом с тележкой стояла
темная фигура и манила его. Алек осторожно подполз к решетке.
     - Что тебе нужно?
     -  Алек, это  я, - тихо ответил пришелец. Он откинул капюшон, и  лунный
свет озарил его лицо.
     -  Серегил!  - задыхаясь, выдавил Алек. Прижавшись всем телом к прутьям
решетки, он протянул между  ними руку. Серегил схватил  ее и прижал к губам.
Он был настоящий:
     теплый, вполне материальный. Алек вцепился в друга, не обращая внимания
на слезы облегчения, струящиеся по щекам.
     - Я и  не думал...  Как  ты нашел меня?  Просунув руки  между прутьями,
Серегил коснулся лица юноши.
     - Сейчас  некогда  объяснять,  тали. Сначала нужно  освободить тебя.  -
Неохотно  отпустив  Алека,  он  скользнул  к  дверце  тележки   и   принялся
осматривать замок.
     - Будь осторожен. Варгул Ашназаи наложил на запоры чары.
     Серегил поднял на него глаза.
     - Кто?
     - Тот некромант, что был с  Мардусом в Вольде. И  он к тому же здесь не
один. С ними и дирмагнос.
     - Потроха Билайри! Но должен же быть какой-то способ... Я тебя здесь не
оставлю!
     Сердце  Алека  громко  колотилось;  он  следил, как Серегил осматривает
замок. Что за пытка: быть так близко и все же порознь!
     -  Ах  вот  в  чем  дело... -  начал Серегил, но  в этот момент  позади
вспыхнули факелы.
     - Серегил, берегись!
     Обернувшись,  Серегил  и  Алек  оказались лицом  к лицу  с ухмыляющимся
Ашназаи в сопровождении полудюжины солдат.
     - Как ты ловко нашел нас,  - издевательски похвалил Серегила некромант.
- Я высоко ценю  твои усилия. Да и мальчик сыграл свою  роль убедительно, не
правда ли?
     Серегил поражение посмотрел на Алека.
     Этот обвиняющий взгляд был самым жестоким ударом из  всех, которые  ему
пришлось вынести. Слова застряли у Алека в горле, он мог только с  умоляющим
видом покачать головой.
     Серегил  выхватил клинок  и  отпрыгнул от  тележки  -  прочь  от  людей
Ашназаи. Но в темноте его поджидали другие противники.
     Прижавшись  к  прутьям  решетки, Алек  с  ужасом  смотрел,  как Серегил
сражается насмерть.  Одного стражника он пронзил рапирой,  другого ударил по
шее, но остальные накинулись на него сзади,  повалили на землю и схватили за
руки.
     Некромант пролаял  приказ,  и солдаты рывком подняли Серегила  на ноги.
Лицо его было залито кровью, но он держал голову высоко; с пылающей в глазах
ненавистью он плюнул в Ашназаи.
     Тот отдал еще один приказ. Серегила втащили внутрь клетки и привязали к
решетке лицом к Алеку.
     - Я не помогал  ему, клянусь, - хрипло прошептал юноша. - Ох,  Серегил,
я...
     -  Это  не  имеет  особого  значения  -  теперь,  -  прорычал  Серегил,
отворачиваясь.
     - Ни в  малейшей степени,  - согласился  Ашназаи, подходя  к  тележке с
клинком Серегила в  руках.  -  Жаль, конечно,  что ты  ранен,  но, с  другой
стороны, я  едва ли решился бы оставить вас  вместе. -  Ухватив Серегила  за
волосы, он запрокинул ему голову. - Кто знает, на какие уловки  ты способен,
а?
     Сделав шаг назад, он  приставил  острие  рапиры  к пояснице Серегила  и
медленно нажал, поворачивая лезвие.
     Серегил глухо вскрикнул и вцепился  в прутья решетки. Алек  рванулся  к
другу,  пытаясь оттолкнуть клинок,  но один из стражников оттащил его прочь;
Ашназаи  рванул рапиру,  так что она рассекла  живот Серегила, и  высвободил
лезвие.
     С  хриплым воплем  Серегил рухнул  на колени.  Алек вырвался из  хватки
солдата и попытался  подхватить  друга. На руки ему  хлынула  горячая кровь.
Струйка крови показалась и в углу рта Серегила.
     Алек попытался что-то сказать, но слова не шли. Серегил смотрел на него
своими большими серыми глазами, полными печали и упрека.
     Снова оттянув голову умирающего назад, Ашназаи  перерезал ему горло. Из
рассеченных артерий брызнула кровь, залив лицо и грудь Алека.
     Серегил слабо дернулся  с последним  жутким булькающим вдохом. Потом по
его телу пробежала судорога, и он обмяк. Пустые глаза остались открытыми.
     Всхлипывая, Алек обнимал тело друга, пока солдаты не перерезали веревки
и не оттащили мертвеца в темноту.
     Ашназаи с презрением посмотрел на юношу.
     -  Я получил большое удовольствие. Твоя очередь тоже скоро настанет, но
не  рассчитывай  на такое  милостивое обхождение. Впрочем, ты знаешь  это, я
думаю.
     "Это была иллюзия, еще один из трюков Ашназаи".
     Алек  снова и  снова  повторял это себе, пока  тележка,  подпрыгивая на
ухабах, катилась на север.
     Но засохшая кровь на его руках и груди была  настоящей. Настоящими были
и пятна на матраце и досках тележки там, где упал Серегил.
     "Серегил мертв".
     "Это была иллюзия". "Серегил мертв".
     "Это была..."
     Горе Алека было слишком глубоким, чтобы он мог плакать. Оно  было таким
огромным, что  заслоняло  все вокруг.  Алек  не мог ни  есть,  ни  спать, ни
смотреть вокруг.  Скорчившись в углу, он обхватил колени руками и опустил на
них голову, пытаясь спрятаться от всего мира.
     "Серегил мертв".
     На протяжении всего  пустого мучительного дня Алек часто ощущал на себе
злорадный взгляд Ашназаи, который упивался его страданиями, как  вином. Алек
отводил  глаза,  не  в  силах  выносить  этой  сытой  самодовольной  улыбки.
Некромант  не торопился вступать с  ним  в  разговор  и до  полудня держался
поодаль.
     -  Стражники говорят, что ты  сегодня  ничего не ел и не пил, - наконец
сказал он, подъехав к тележке. Алек отвернулся. - Тебе не  следует  так себя
вести: силы нужно поддерживать, - любезно продолжал некромант. - Может быть,
тебя  развлечет  перемена  обстановки.  Разведчики  обнаружили  там,  где мы
остановимся на ночлег, пещеру. После всех этих дней в клетке - на сквозняке,
у  всех на  глазах  - укромная пещера  придется тебе  по вкусу, а?  Там тебе
будет... как это? - он сделал паузу, - очень уютно.
     Смех, которым сопровождались эти слова, не оставлял сомнений, что Алека
ждет что-то особенно неприятное. Алек поежился, отчасти  от  страха, отчасти
от внезапного возбуждения. Это будет его последний шанс убежать.
     Он стал смотреть на море, гадая, сколько миль отделяет его от Римини.
     "Нисандер мертв".
     "Серегил мертв".
     "Силла. Диомис. Триис. Рири".
     Имена падали ему на сердце как камни. Если  ему этой ночью  не  удастся
бежать, лучше уж погибнуть при попытке.
     Иногда полное отчаяние может оказаться хорошей заменой надежде.
     На  ночь колонна остановилась у  подножия небольшого холма, окруженного
лесом. Сразу за дорогой земля круто обрывалась к морю. лизавшему скалы.
     К  этому  времени  Алек  обдумал свои  немногие  возможности. Где-то на
севере проходит граница  Майсены. Если ночью  ему удастся освободиться, идти
имеет смысл только в том направлении.  Если  следовать береговой  линии, это
увеличит шанс встретить дружественные силы.  Однако ведь придется тащить  за
собой Теро, а Мардус, конечно,  кинется в  погоню; если удастся скрыться  от
преследователей  и опередить  их, тогда  у них,  может  быть,  появится шанс
спастись. Если же нет, он будет сражаться.
     Когда  стало  ясно, что  колонна  вот-вот  сделает привал, Алек  быстро
вытащил  драгоценный гвоздь из складки  туники, сунул его в  рот  и  встал у
решетки,  глядя  наружу. Как обычно, возница поставил  тележку на  некотором
удалении  от  основного  лагеря, у края скал  сбоку  от дороги.  Это  место,
заметил  Алек с растущей надеждой, было к  тому же  к северу от стоянки: это
означало, что между ним и свободой окажется меньше часовых.
     Ашназаи  предпочитал  не  рисковать. Когда  он  явился,  чтобы  отвести
пленников на новое  место, его  сопровождали  полдюжины  вооруженных воинов.
Пещера  оказалась  глубокой расселиной под  выступом  скалы,  нависающей над
морем.  В  ней  было  сыро,  но  достаточно  просторно,  чтобы   можно  было
выпрямиться во весь рост. В камень оказался  вбит  толстый железный штырь, с
него свисали тяжелые цепи.
     Один  из  стражников  о  чем-то  спросил  Ашназаи  по-пленимарски.  Тот
разразился в ответ длинной речью,  и солдаты захохотали,  потом обмотали шею
Алека цепью и скрепили тяжелым замком.
     - Он спросил, не хочу  ли  я, чтобы тебя приковали за ногу,  -  сообщил
Ашназаи Алеку.  - Я ответил ему: "Животное  может отгрызть себе лапу,  чтобы
освободиться  из  капкана,  но  не думаю,  чтобы даже  этот  сообразительный
молодой человек сумел отгрызть себе голову".
     Все еще  усмехаясь в ответ на  шутку варрона, стражники приковали Теро.
Варгул Ашназаи смотрел на них с мрачным
     удовлетворением.
     - Это тебя  удержит, -  сказал  он,  в последний раз подергав  штырь. -
Советую тебе не тратить силы, пытаясь освободиться от  цепей. Даже если тебе
как-нибудь  это и удалось  бы,  ты  тут  же обнаружил бы,  что  дорогу  тебе
преградят  вещи пострашнее,  чем  цепи  или часовые.  Так  что отдыхай, пока
можешь.  -  Подарив Алеку еще одну мерзкую хитрую улыбку, он добавил:  - Нам
уже  недолго оставаться вместе. Я  предвкушаю, что  сегодняшний вечер станет
незабываемым для нас всех.
     Ненависть клокотала в  горле Алека,  как горькая желчь. Ашназаи был  от
него всего в  нескольких футах - длина  цепи позволила  бы... Юноша  стиснул
кулаки и пробормотал:
     - Не беспокойся, я тебя никогда не забуду. Ашназаи  следом за солдатами
выбрался  из  низкого  прохода,  обернулся и начертил  в  воздухе  несколько
магических знаков; потом он ушел, но Алеку было видно, что у пещеры остались
по  крайней мере  двое стражников. Они тихо перебрасывались  шутками, и тени
заскользили по стенам пещеры, когда солдаты развели костер и расположились у
него на ночное дежурство.
     Не сводя глаз со входа, Алек вынул изо рта гвоздь  и  принялся за дело.
Сначала он обследовал замок на цепи, сковывающей Теро. Замок был массивный и
тяжелый, но Алек  скоро разобрался  в  его  конструкции: она была не слишком
сложной.
     "Был бы  инструмент подходящий", - мысленно посетовал юноша. Гвоздь был
не особенно тонок, но все  же входил , в  замочную  скважину.  Закрыв глаза,
Алек   осторожно  поворачивал   его,  пока  не  почувствовал,  что  механизм
поддается.   В  замке  было  четыре  колесика,  и   потребовалось  несколько
напряженных минут, чтобы повернуть их все, но  наконец открытый замок упал в
его  руку. Алек оставил цепь  на  шее Теро.  Если кто-нибудь бросит в пещеру
мимолетный взгляд, он ни о чем не догадается, если только Теро не повернется
к нему спиной. Алек проделал  то же со своим  замком,  потом занялся другими
оковами Теро.
     Замок,  удерживающий металлические полосы  на голове молодого мага, был
слишком мал для  этой грубой отмычки. Подвинув Теро так, чтобы на него падал
слабый свет от костра охранников, Алек обследовал железные браслеты.
     Швов или сочленений на них не оказалось; вероятно, браслеты снимались и
надевались с  помощью  магии. Хотя и слишком тугие, чтобы соскользнуть с рук
Теро, они, однако, довольно свободно облегали его костлявые запястья. Алек с
легкостью мог просунуть палец между рукой и браслетом.
     Может быть,  мрачно усмехнулся Алек,  они были более тугими две  недели
назад; теперь же  издевательства и скудная пища сделали свое дело. Очевидно,
никто, даже Мардус, об этом не подумал.
     Подняв  глаза,  Алек  встретился  с Теро взглядом и  почувствовал,  как
екнуло  его  сердце.  Иртук Бешар раньше пользовалась магом,  как  говорящей
куклой;  кем был  он сейчас, кто  следил за Алеком сквозь  эти  затуманенные
глаза?
     -  Теро,  -  прошептал  он, стиснув  холодные пальцы  волшебника.  - Ты
узнаешь меня? Можешь ты понять мои слова?
     Теро  ничем  не  показал,  что понял,  но  не отвел глаз.  Алек покачал
головой,  укрепляясь в своем решении. Терять им нечего, а выиграть они могли
все. Если дирмагнос шпионит за  ним через Теро и предупредит Мардуса,  тогда
он прольет немного собственной крови и вынудит их действовать раньше, чем им
нужно.
     -  С  меня хватит,  Теро.  Я больше  не хочу покорно  идти, куда ведут,
словно овечка на бойню, - тихо сказал он,  отрывая лоскут  от своей туники и
оборачивая им металлический кляп, удерживаемый во рту Теро железной полосой.
     Теро не противился, и Алек вернул кляп на место.
     - Нужно, чтобы ты не закричал, что бы ни произошло,  понимаешь? Ты меня
слышишь? Что бы ни случилось, молчи.
     Алек наклонился и  крепко ухватил большие пальцы Теро. Уперевшись ногой
в грудь мага, он сделал  глубокий вдох и изо  всех сил дернул,  одновременно
резко  повернув пальцы. Он видел, как  этот трюк  делает  Серегил, но у него
самого никогда не хватало решимости - да и случая не было - попробовать.
     К  его облегчению и удивлению,  оба  пальца  выскочили из  суставов при
первой же попытке.  Худые кисти Теро  с ужасной  легкостью сделались  уже  и
длиннее, позволив Алеку снять браслеты. У него не было времени стаскивать их
осторожно; к счастью, магия, державшая Теро в полузабытьи, действовала, пока
не был снят второй браслет: только тогда молодой маг издал тихий придушенный
стон и согнулся, прижимая к груди обмякшие руки.
     Вправить  суставы  оказалось не  так легко. Алек чувствовал, как  кости
перекатываются под кожей; он тянул и тянул, пытаясь вернуть их на место. Ему
было слышно,  как Теро со свистом втягивает воздух, борясь с рвущимся наружу
криком. К тому времени, как дело было сделано, оба они обливались потом.
     - Проклятие! - простонал Теро, кусая вставленный в рот кляп.
     - Не так громко, - умолял его Алек, прижимая голову мага к груди, чтобы
заглушить крик. Его  собственный желудок медленно  сжимался и разжимался.  -
Прости меня, но другого пути не было. Ты теперь свободен от заклятия?
     Теро кивнул:
     - Видел и слышал все. Не мог двинуться... Видел все...
     - Я тоже, - сказал Алек, похлопав его по плечу. - Об  этом сейчас нужно
забыть: мы должны придумать, как отсюда выбраться. Но что делать с этими?  -
Он показал на браслеты, не желая к ним прикасаться снова. - Могут некроманты
определить, что они уже не у тебя на руках?
     Теро выпрямился. - - Не знаю. То была работа дирмагноса.
     - А как насчет твоей собственной магии?
     Прежде  чем Теро  успел  ответить, они  услышали, как стражники снаружи
зашевелились. Их шаги стали удаляться, и у Алека оборвалось сердце.
     Теро спрятал  браслеты подальше в темноте пещеры. Алек тоже отодвинулся
так, чтобы на него не падал свет костра.
     "Ну вот и начинается, - подумал он холодно, поднимаясь  на  ноги. - Что
бы это ни было, оно начинается".
     Секундой  позже вошел Ашназаи с  небольшой  лампой  в руках. Свет резал
глаза Алека, и он отвернулся, заметив при этом, что  Теро сидит, откинувшись
к стене и положив руки на колени так, что запястья не видны.
     Не обращая внимания на молодого мага, Варгул Ашназаи подошел к Алеку.
     -  Полагаю,  ты готов  к  вечерним  развлечениям? В  его голосе звучала
безумная радость собственника;  даже  страх перед Мардусом не сможет сегодня
помешать  ему  получить  то гнусное  наслаждение, которое  он предвкушал.  В
тесном  пространстве пещеры яростная  ненависть,  переполняющая  некроманта,
ощущалась  как реальная  сила. Завороженный голодным  взглядом  черных глаз,
Алек почувствовал, как его надежды на побег рассыпаются прахом.
     -  А как насчет стражников? - выдавил Алек хриплым шепотом. Он хватался
за  соломинку, и оба они это знали. Ашназаи  поставил лампу на пол  и стянул
перчатки.
     - О  них  можно не  беспокоиться.  Эти каменные стены не  пропустят  ни
звука,  пока я сам  не захочу. А даже  если и пропустят, кто кинется тебе на
помощь?  Может быть, принц  Мардус? До чего же он тебя любит, почти так  же,
как  и  я! Только  он сейчас  занят  - у  него так много  дел.  К счастью, в
настоящий  момент я свободен и могу посвятить тебе все свое внимание. Ах, до
чего же я был терпелив! - проворковал он, поднимая бескровную руку и начиная
чертить в воздухе магические знаки. - Как же я ждал этого момента!
     - И я тоже, некромант!
     Алек едва успел понять, что  глухой хриплый голос принадлежит Теро; его
ослепила ярчайшая  вспышка света. Раздался вопль ярости и  боли, но  Алек не
мог понять, кто из двоих волшебников издал его.
     Перед его глазами танцевали черные пятна; когда он сморгнул слезы, Алек
увидел на земле у  ног Теро скрученные остатки железных полос. Однако он тут
же  в панике  понял, что,  какое  бы заклинание ни применил Теро,  оно  лишь
ранило Ашназаи, и совсем не смертельно. Тот устоял на ногах,  хотя раны  его
кровоточили,  и теперь,  подняв руки для новой атаки,  двинулся  на молодого
мага.
     Сорвав отпертый  замок, Алек ухватил свою цепь обеими руками, подскочил
к Ашназаи, обвил цепью его шею и сильно дернул.
     Варгул Ашназаи начал извиваться, как  огромная  змея,  стараясь сорвать
цепь. Алек затянул ее еще туже и повалил некроманта на землю. Ему никогда не
приходилось никого душить, но ярость  оказалась хорошим учителем. Все вокруг
перестало для  него существовать; он ощущал лишь силу, хлынувшую в его руки,
когда, упершись коленом в спину  некроманта,  он закручивал цепь все туже  и
туже, пока металл не врезался в его собственные руки и в горло Ашназаи.
     - Это тебе  за Серегила, сукин ты сын, -  прорычал он. - За то,  что ты
сделал с Силлой, и с Триис, и с Рири, и с Диомисом, и с Лутасом, и с Теро! И
со мной!
     Он рванул цепь и  услышал, как хрустнули  кости. Ашназаи затих,  голова
его скатилась набок.
     Алек  перевернул его на  спину и посмотрел в ненавистное лицо. На губах
некроманта  выступила пена,  язык вывалился.  В выкатившихся глазах  застыли
мука и изумление.
     Удовлетворенный, Алек сорвал  с  Ашназаи цепочку с  сосудом из слоновой
кости и повесил  себе  на  шею. Что бы это ни  было, никто больше  не сможет
теперь использовать амулет против него.
     - Нам  нужно  поскорее отсюда  выбираться, - предупредил Теро, все  еще
задыхаясь от  слабости. -  Это  заклинание...  Мы должны  уйти  прежде,  чем
вернутся стражники.
     - А  как насчет  тех охранных чар,  что он наложил на  выход? - спросил
Алек, помогая магу подняться на ноги. У Теро дрожали колени, но он был полон
решимости.
     - Они рассеялись, когда ты его убил.
     -  Хорошо.  - Теперь Варгул Ашназаи был  для Алека не больше чем дохлым
стервятником. Повернувшись  к телу спиной,  он  задул  лампу  и  подкрался к
выходу из пещеры.
     Стражники   отсутствовали,   занимаясь  где-то  собственными  делами  и
предоставив начальнику развлекаться, как ему вздумается,  но костер, который
они разожгли, все еще ярко горел. Как  только они с Теро выйдут, они  станут
заметны любому, кто окажется поблизости.
     - Не можешь ли ты перенести нас или сделать еще что-нибудь? - прошептал
Алек, озираясь.
     - Если бы мог, я бы  уже это сделал! - ответил  Теро, к которому, как с
радостью  заметил Алек, начала  возвращаться его обычная резкость. -  Помоги
мне отсюда выбраться, и, может быть, мне что-нибудь и удастся.
     -  Тогда  молись, чтобы  Иллиор  послал  нам  удачу. -  Алек  показал в
темноту. - Мы двинемся  на  север, понимаешь? Придется ползти вдоль  дороги,
прячась за выступом скалы, пока не окажемся достаточно далеко от лагеря.
     Алек не стал говорить о том, что впереди могло оказаться сколько угодно
часовых, а узнают они об этом, когда будет слишком поздно;  он изо  всех сил
старался даже и не думать о такой возможности.  Держа Теро  за руку,  он еще
раз вознес безмолвную молитву и прошмыгнул мимо костра в темноту.
     Поблизости, казалось,  никого  не  было,  но,  выглядывая из-за  гребня
утеса, беглецы видели  солдат, расположившихся вокруг костров, меньше  чем в
ста футах от себя.
     Бесшумно - ноги их были босы - Алек и Теро крались вдоль скал берега на
север, туда, где начинался лес. Землю между низкорослыми деревьями покрывали
предательские корни, торчащие из  скудной  почвы. Алек тащил  Теро за  руку,
помогая ему удержаться на ногах, когда тот спотыкался.
     Вскоре они заметили впереди  нескольких  часовых. Солдаты, однако, были
озабочены  возможной  опасностью, грозящей лагерю извне, и беглецам  удалось
обойти их, не привлекая к себе внимания. Определив направление по луне, Алек
повел своего спутника на север.
     Они не  были  в пути еще  и  получаса,  когда Теро неожиданно остановил
Алека в маленькой, залитой луной лощине.
     - Послушай, я тоже устал, но мы  еще  не можем позволить себе отдыха, -
поторопил его Алек.
     - Дело  не  в этом, - прошептал Теро. - Они  знают,  что мы скрылись. Я
почувствовал... ищущую силу. Иртук Бешар не потребуется много времени, чтобы
найти нас.
     - О  боги... - застонал  Алек, глядя  туда, откуда  они пришли. - Мы не
можем дать им нас захватить, Теро. Тебя они принесут в жертву, а  я... Раз я
поранен, ничто теперь не помешает Мардусу...
     - Заткнись, - резко встряхнул его Теро. - Встань на колени.
     - Магическая сила вернулась к тебе! - с облегчением выдохнул Алек. - Ты
сможешь нас перенести?
     -  Нет, на это  сил у меня не хватит. -  Худое бородатое лицо Теро было
скрыто в тени; он положил на  плечи  Алеку холодные  руки.  - Освободи ум от
всех  мыслей  и  расслабься. Мое  заклинание  будет  действовать  только  до
рассвета;  постарайся это не  забыть. До  рассвета. Тебе придется бежать изо
всех сил, очень быстро, пока...
     Оба они замерли на месте, когда  со стороны лагеря донесся таинственный
потусторонний вой. Он поднялся до безумного всхлипа, затих и тут же раздался
снова, уже ближе.
     - Слишком поздно! - прошипел Алек и сморщился:
     Теро схватил его за руки и заставил опуститься на колени.
     -  Нет, не поздно! -  Теро не давал ему  подняться и  снова  настойчиво
повторил:  - Очисть  ум от всяких  мыслей, Алек,  и расслабься. На это нужна
всего секунда.
     Еще одно невнятное завывание долетело до них сквозь ночь. Алек  склонил
голову, гадая, что затеял Теро и почему его действия внезапно показались ему
такими знакомыми.
     - Вот хорошо, молодец,  - прошептал Теро. - Алекн-Амаса из Керри, унтир
малигиста...
     Непривычный  звук его  полного имени пробудил память  Алека.  Он открыл
рот, чтобы запротестовать, но магия уже крепко держала его.
     -  Унтир малигиста кеват,  Алек-и-Амаса  из  Керри,  - продолжал  Теро,
собирая все силы и наваливаясь на  плечи Алеку. То  чудовище,  которое Иртук
Бешар пустила по их следу, ломилось сквозь  деревья, приближаясь, и издавало
свой кошмарный охотничий клич.
     Откинув голову, Теро воскликнул:
     - Да явится символ внутренней сущности! Перемена была почти мгновенной.
Только что Алек стоял на коленях, и вот уже молодой  олень встал перед Теро,
стряхивая с рогов обрывки туники. Раздувая ноздри, он  метнулся прочь, потом
в смущении оглянулся. Призрачный отсвет магии все еще колебался вокруг него,
но скоро он погаснет.
     Теро  осторожно сделал шаг в сторону  оленя, хотя знал, что Алек теперь
едва ли поймет человеческую речь.
     - Я  не предавал Ореску намеренно, -  сказал  ему  Теро.  - Пусть  твое
спасение послужит искуплением моей слепоты. Иди же. Беги!
     Олень  опустил  голову  и  качнул рогами из  стороны  в сторону, словно
отказываясь покинуть спутника.
     - Нет, Алек. Беги!
     Леденящее  кровь  рычание,  донесшееся  из  кустов, решило  дело: олень
повернулся и одним прыжком исчез в чаще.
     Последнее, что видел Теро, было мелькание его белого хвоста.







     Теперь у них было  время изучить порядки в пленимарском лагере. Часовые
расставлялись по периметру в четверти мили от него, и еще одна линия - ближе
к палаткам.  Получалась  густая сеть, но, как и любая  сеть,  она была полна
дыр.
     Бесшумные и смертоносные, как истинные  ургажи, Бека  и ее  воины убили
четырех часовых,  забрали их туники и оружие и стали  подбираться туда,  где
скучились спящие пленники.
     Ночь была ясная, и  это было не в их пользу.  Почти полная луна светила
так  ярко,  что, собираясь на дело, они отчетливо видели лица друг друга. Но
благодаря тому же  предательскому свету  воины  Беки разглядели, что Гилли и
Мирн  опять  сумели устроиться на ночлег как  можно  ближе к границе лагеря.
Голые по пояс, они лежали на спине, откинув головы на доски.
     Как раз в этот момент на  дальнем конце лагеря раздались гневные крики.
Что бы  там ни случилось,  это привлекло общее внимание. Некоторые  часовые,
охранявшие  пленных, побежали на шум. Где-то рядом раздалось фырканье  и рев
быка.
     - Клянусь  Сакором,  у  нас  никогда  не  будет лучшей  возможности!  -
прошептала Бека.
     Ее план был простым и смелым, хотя таил в себе угрозу полного разгрома.
Остальные понимали это, но единодушно стремились спасти товарищей.
     Держа луки  наготове, Бека со своими солдатами  следила из укрытия, как
Стеб, Рилин, Никидес и Каллас, натянув  вражеские туники, небрежной походкой
двинулись в сторону пленников.
     Все еще занятые переполохом,  часовые не обратили внимания, как четверо
солдат быстро подняли пленников на досках и унесли  в чащу деревьев. Вылазка
заняла всего несколько секунд.
     Воины  Беки,  как призраки, прокрались обратно  той же  дорогой,  что и
пришли, и скоро достигли лощинки, где  далеко за линией пленимарских часовых
их ждали с лошадьми Джарил и Ариани.
     - Мы знали, что вы придете, - слабым голосом сказал Гилли, когда Каллас
и Никидес осторожно опустили его на землю рядом с Мирном.
     Их  руки  были  воспалены  и  посинели там,  где  длинные гвозди ранили
ладони,  а  плечи оказались  до крови стерты  о доски.  Присмотревшись, Бека
заметила, что оба покрыты ссадинами и синяками:  должно быть, пленники часто
спотыкались и падали под своим грузом.
     - Расслабьтесь, ребята,  -  сказала  она, опускаясь  на колени рядом  с
ранеными. По ее знаку остальные  навалились, чтобы  держать их за плечи и за
ноги, и Никидес наклонился, чтобы разрезать веревки, которыми пленники  были
привязаны к доскам. Однако его остановил сержант Бракнил.
     - Лучше не трогай веревки, пока не закончим  с остальным, - предостерег
он. - Дайте обоим ремни в зубы, и беремся за гвозди.
     Вооружившись щипцами  коновала, он уперся ногой в доску и рванул первый
гвоздь   из  руки   Гилли.  Процесс  был  мучителен.  Раны  вокруг   гвоздей
воспалились, а Бракнилу  приходилось нажимать  на ладони, чтобы как  следует
ухватить гвозди.
     Гилли потерял сознание во  время удаления  первого  гвоздя. Мирн упрямо
вонзил зубы в ремень, а из глаз его ручьем текли слезы, заливаясь в уши.
     - Потерпи, -  прошептала Бека, стараясь, чтобы  в голосе  не прозвучали
отвращение и гнев, кипевшие в Ней. - Скоро все кончится. - Она обеими руками
удерживала плечи раненого.
     Когда пленники были освобождены, Бракнил промыл их раны морской водой и
забинтовал  пропитанными потом  лоскутами,  оторванными от рубах каждого  из
воинов.
     - Они не смогут ехать верхом, - сказала Бека. - Рилин, вы с Калласом  -
лучшие наездники; возьмете их к себе в седло. Никидес, проследи, чтобы доски
и гвозди тоже уехали с нами: ни к чему  оставлять следы, которые могут найти
эти ублюдки.
     Когда турма  была уже на конях  и двинулась в обратный путь, со стороны
лагеря донесся новый звук: вой, от которого у всех волосы встали дыбом.
     Дикий  сверхъестественный визг прозвучал  и стих, потом раздался снова;
казалось,  какое-то  чудовищное  горло  вот-вот  лопнет  от  усилия.  Лошади
вскинули головы и стали нервно принюхиваться.
     - Потроха Билайри! Что там, лейтенант? - ахнула Тила.
     -  Будем надеяться, нам не придется это узнать, - буркнула Бека. Жуткий
вой раздался снова. - Нет, он удаляется. В путь, пока тварь не передумала.
     - В какую  сторону? - спросил Рилин, покрепче обхватывая Мирна, который
наконец тоже потерял сознание.
     - Вглубь суши, подальше от них, - ответила Бека;
     далекий вой донесся сквозь деревья снова.
     - И подальше от жуткой твари, что бы это ни было, - пробормотал кто-то,
подбадривая коня шпорами.
     "Алек!"
     Лоб Нисандера прорезали морщины; он слепо смотрел в темноту. Сначала он
ощутил сущность Теро; теперь же остался  только Алек, след которого мерцал в
его мозгу, как далекий маяк.
     Для того чтобы  почувствовать  это,  Нисандеру  не требовалось  тратить
силы: энергия сама влилась в него, может быть, из-за  мощной  магии, которой
сопровождалось заклинание; маг узнал знакомые вибрации.
     "Молодец, Теро!" Но почему собственная сущность молодого волшебника так
внезапно исчезла?
     Снова поймав исходящие  от Алека волны, Нисандер направил в его сторону
маленький заряд магии, безмолвно призывая: "Иди сюда, Алек. Ты нам нужен".
     Нисандер, Серегил и Микам укрылись под старой сосной в лесу над храмом.
Ветви дерева свешивались почти до земли, образуя что-то вроде низкого шатра.
     Растянувшись  на  благоухающем   ложе  из  опавшей   хвои,  Микам  тихо
похрапывал.  Лежавший  рядом  Серегил  беспокойно  метался,  бормоча  что-то
по-ауренфэйски.
     С тех  пор как  он  оказался  в  Пленимаре, старый  волшебник  почти не
нуждался в сне. Тихие ночные часы были слишком драгоценны; жаль было тратить
их  без  пользы. Вместо  того чтобы  спать, Нисандер  оставался  на  страже,
предаваясь медитации  и  накапливая возвращающиеся  к  нему  силы.  Ему  так
хотелось надеяться, что сил у него, когда придет время, будет достаточно.
     Серегил  опять  повернулся   и  тихо  застонал.  Нисандер  подумал,  не
разбудить ли его и  не поделиться  ли первой надеждой, но  решил, что делать
это рано: стоит Серегилу поверить, что  Алек рядом, и  он сам отправится его
разыскивать, а Алек был все еще слишком далеко.
     Прислонившись к  корявому стволу, Нисандер вернулся  к своему одинокому
бдению.
     Четверка снова была полной: они найдут друг друга.
     Отряд Беки скакал на восток до тех пор, пока не зашла луна. На рассвете
воины  оказались  на  каменистой  возвышенности,  откуда  открывался вид  на
туманное синее море в отдалении.
     Руки Мирна и Гилли выглядели как пухлые варежки, на  которых  смешались
зловещий синий, красный и  желтый цвета. Когда Бракнил сменил повязки,  Бека
отвела его в сторону.
     - Ты видел такое и раньше. Как ты думаешь, что их ждет? - спросила она,
понизив голос.
     - Я  отдал бы годовое жалованье за дризида. - Сержант предусмотрительно
повернулся  спиной к остальным. - Но даже и тогда... не  уверен, что руки им
удастся спасти.  Перевязка в  полевых условиях -  самое большее, что  я умею
делать, да  и нет у  нас  ничего,  кроме морской воды. Этого  может хватить,
чтобы вытянуть гной, но если  начнется заражение крови... - Он  выразительно
пожал плечами. - Ну, тогда милосерднее будет не заставлять их мучиться.
     Бека смотрела, как Тэйр уговаривает раненых хотя бы выпить воды.
     -  Когда  мы  выехали   из  Римини,   нас   было   тридцать   четыре  -
свежеиспеченный лейтенант  и  неопытные солдаты  -  за  исключением  тебя, -
мрачно сказала Бека. - А теперь - посмотри на нас.
     -  Нас проредил тот бой  вместе с полком,  - напомнил ей Бракнил. -  Ты
хорошо  командовала нами тогда, и то, что случилось, -  не твоя вина. Каждый
павший пал с честью. А потом наш рейд был чертовски успешным, и это уже твоя
заслуга. Что теперь требуется  -  так это вернуться и доложить обо всем, что
мы высмотрели. Бека устало улыбнулась сержанту:
     - Ты все время мне  это говоришь. Давай-ка узнаем, не могут ли  Гилли и
Мирн что-нибудь добавить к нашим сведениям.
     -  Кое-кто  из пленников  немного знал пленимарский,  -  слабым голосом
сообщил Мирн;  голова его лежала на коленях  у Стеба.  - Один из них слышал,
что командира зовут Мардус  -  он из  пленимарской знати.  И  еще  что с ним
некроманты.
     - Некроманты! - фыркнул Гилли, печально глядя на свои бесполезные руки.
-  Одна из  них больше походила на демона,  чем на волшебницу.  Черная,  как
головешка,  но живая не  хуже нас с  вами! Никто не знал,  куда направляется
колонна, но  всем было известно, что  происходит по ночам, а эта ведьма всем
заправляет.
     - Какие-то жертвоприношения, - пояснил  Мирн. - Каждый, вечер на закате
приходили солдаты,  и все пленники  старались  как могли  спрятаться,  чтобы
выбрали не их. Мы по  большей  части оказывались на другом  конце лагеря  от
того  места,  где творилось  это  непотребство, но слышно  было  всем:  этих
бедолаг  резали  на  куски живьем... - Он  умолк, содрогнувшись.  - А  потом
другой  колдун,  человек,  вызывал  призрака,  чтобы  тот  забрал  тела.  На
следующий день мы проходили по тому самому месту, где все это творилось, так
там и капли крови не оставалось, клянусь.
     - Черный призрак? - со страхом пробормотал кто-то из воинов.
     - Да защитит нас Пламя! - воскликнул Тэйр. - Вы думаете, это он завывал
в лесу прошлой ночью?
     -  Продолжайте,  - поторопила  раненых Бека,  не  обращая  внимания  на
остальных.
     -  Чего  я  никак  не мог понять - это  почему  они  не  тронули нас, -
простонал  Гилли,  и  голос  его  задрожал.  -  Мы  ведь   были   вражескими
лазутчиками.  Они прибили нас  к доскам,  да,  но тем все и  кончилось.  Все
остальные  пленники  не  были  воинами:  моряки,  захваченные  вербовщиками,
скаланцы,  майсенцы. Там были и женщины с  детьми -  эти по большей части из
Пленимара. Их собственный народ! Оба раненых умолкли, потом Мирн вздохнул:
     -  Мне жаль, лейтенант,  но больше нам рассказать нечего. Бека покачала
головой:
     -  Что  тут  извиняться! Вы  отдохните теперь. Поднявшись на  ноги, она
оглядела своих воинов.
     - Как  я понимаю, мы не можем быть  дальше чем в четырех-пяти днях пути
от Майсены. А если повезло, скаланские отряды сейчас уже продвинулись на юг.
Ариани, я посылаю тебя к нашим с устным донесением. Возьми двух лучших коней
и скачи во всю мочь. Сообщи принцессе Клиа обо всем, что мы видели.
     Ариани с гордостью отсалютовала:
     - Слушаюсь, лейтенант!
     -  Капрал  Никидес, ты будешь сопровождать раненых.  Мы сейчас соорудим
для  них волокуши. Стеб,  ты тоже отправишься с  ними.  А мы, остальные, еще
несколько дней последим за колонной.
     Стеб посмотрел на Мирна, явно разрываясь между привязанностью к другу и
долгом.
     - Ты прости,  лейтенант, но вас  ведь останется всего двенадцать.  А  я
стреляю и орудую мечом с одним глазом не хуже, чем с двумя.
     - Поэтому ты и нужен, чтобы  в случае чего защитить раненых, - ответила
Бека и прочла облегчение на лице воина. - Это относится и к тебе, Никидес, -
добавила она, заметив, что капрал тоже собрался возражать. - Держите путь на
север, двигайтесь  так быстро, как только сможете. Вы тоже будете курьерами,
на случай,  если Ариани не доберется. А мы, остальные, остаемся  шпионить, а
не сражаться.
     Поручив  Бракнилу распоряжаться,  Бека объехала окрестности  стоянки  и
наконец  остановила коня  на  краю  смотрящего на запад  обрыва. Отсюда  она
слышала,  как переговариваются ее воины.  Те,  кто  отправлялся на север, не
хотели оставлять остальных в опасности; другие гадали,  что еще можно узнать
о намерениях врага.
     Бека тяжело вздохнула. Ей и так все время приходилось бороться с собой:
от турмы осталось так  мало... Никто из ее  начальников не мог бы винить ее,
реши Бека повернуть назад.
     А  вот  что они  сказали бы  насчет ее  решения  остаться?  Глаза  Беки
скользнули  по  береговой линии,  и  она снова  испытала странное  ощущение,
которое охватило ее в ту ночь, когда она впервые увидела комету: что-то было
в этом знакомое, такое, как и должно быть...
     Кто бы  ни был этот Мардус и что бы он ни затеял со своими некромантами
и  этим странным походом в никуда,  обострившийся инстинкт говорил Беке: она
слишком близко подобралась к его секрету, чтобы повернуть теперь назад.







     Когда Алек помчался по поляне, сзади раздались крики. Голоса Человека и
Другого  на  секунду  смешались,  потом  стихли.  Алека   охватило   смутное
беспокойство, но инстинкты животного гнали его прочь, глубже в лес, подальше
от этого  мерзкого запаха падали.  Он чуял всюду вокруг в лесу других Людей,
но остаться не замеченным ими было легко...
     В первый  раз,  когда Нисандер произнес заклинание  истинной сущности -
все эти долгие  месяцы назад, в безопасности  садов Орески, - сознание Алека
было  настолько  подавлено  инстинктами   испуганного  оленя,   что  старому
волшебнику  пришлось  поспешно  произвести обратное  превращение, прежде чем
охваченное паникой животное причинило вред себе или окружающим.
     Теперь  все   было   так  же,   и   именно  присущий   зверю   инстинкт
самосохранения, несомненно, спас Алеку жизнь.
     Он  мчался  по  темному  лесу,  и  ветер  доносил   до  него  множество
разнообразных  запахов.  Благодаря   чуткому  носу  Алек  легко  обнаруживал
пленимарских часовых; оленьи ноги с легкостью переносили  его через  заросли
кустов, промоины  и завалы. Пока Алек бежал, разум  его медленно преодолевал
шок  от превращения;  натура человека и  оленя, сливаясь,  делала  его более
восприимчивым, чем это было бы доступно животному и человеку порознь.
     Выскочив из чащи деревьев на нависший над морем утес, Алек остановился;
морда  его  была покрыта пеной. У подножия утеса ревел прибой, фонтаны брызг
взлетали высоко вверх.
     На небе ярко горела комета, и вид ее вызвал новый прилив паники. Каждый
мускул подрагивал, каждый инстинкт  зверя  вопил:  беги! Но Алек остался  на
месте,  насторожив  длинные чуткие  уши  и раздувая ноздри. Постепенно кровь
человека-оленя перестала кипеть, и его острые чувства уловили что-то  новое.
Ударив по скале копытом, Алек жалобно затрубил, потом замер, прислушиваясь.
     Ответ прозвучал  в его уме, как еле слышный шепот.  Это не  был  голос,
запах, образ - просто что-то, говорившее скорее инстинкту, чем разуму.
     "На север, все еще на север. Доверься и иди".
     Подобно птице,  после первых заморозков  неожиданно вспоминающей  путь,
ведущий на юг,  Алек последовал за этим путеводным проблеском;  сознание его
было  еще  слишком затуманено оленьей  природой, чтобы  задавать вопросы или
сомневаться.
     Он повернулся навстречу ветру, издал еще один низкий рев и поскакал  на
север.
     Алек бежал  и бежал,  лунные  блики скользили  по его широкой спине,  и
разум человека постепенно начал исследовать способности этого поразительного
нового тела. Алек чувствовал, как напрягаются мощные мышцы, как ровно бьется
могучее сердце, как оттягивают голову тяжелые рога - украшение, вызывающее у
оленя не большее удивление, чем у человека - шапка на голове.
     Знакомые запахи моря и леса обрели новое  богатство, какого  человек не
мог бы и вообразить. Остановившись у источника, чтобы утолить жажду, Алек не
смог  устоять  перед ароматом молодых  побегов просвирника,  выросшего около
воды. Их влажный зеленый вкус наполнил его рот, напомнив вкус меда из сотов.
Когда Алек снова двинулся в путь, дорогу ему пересекла маленькая серая сова,
тихо прошелестев крыльями.
     По мере  того как  он бежал  на север, местность становилась  все более
суровой;  вдали  на  фоне  звезд стал  вырисовываться одинокий высокий  пик.
Уступы на скалах сделались шире,  берег - более изрезанным. Камень с темными
прожилками был покрыт глубокими трещинами, а там, где  голые  утесы уступали
место травянистым склонам, сладко пахли вороника и лишайники.
     Отлив заставил море медленно  отступать, обнажая дно и оставляя озерца,
которые блестели в лунном свете, как черные зеркала. Луна опускалась в море,
звезды   начинали   бледнеть.  Ветер  переменился,   ночные   запахи   стали
развеиваться, и тут Алек учуял лошадей и их всадников. Осторожно спустившись
в небольшой овраг,  он замер  на месте  и стоял,  принюхиваясь,  пока они не
скрылись в северном направлении.
     Алек почувствовал  приближение рассвета задолго до того, как первые его
лучи окрасили небо. За горами засиял ясный свет зари; флотилии чаек  и уток,
качавшиеся  на  волнах  за  линией  прибоя,  пробудились.  Первые  проблески
рассвета о  чем-то смутно  напомнили Алеку, но он был так полон  стремлением
вперед  под  действием непреодолимого  инстинкта и тихого зова, что не  смог
вспомнить, в чем дело.
     Первый  луч солнца упал на Алека, когда он перепрыгивал через расселину
в скале. Олень  словно растворился  в  воздухе, оставив  вместо  себя худого
голого юношу.
     Инерция  прыжка  перенесла  его   на  другую  сторону.   Алек   неловко
приземлился, ободрав локти и колени. Трансформация вызвала головокружение, и
Алек растянулся на спине,  глядя  в золотое небо и вяло  гадая, где это он и
как здесь очутился.
     Волны  начавшегося  прилива, пенясь, начали заполнять  расселину, через
которую  он только  что перепрыгнул,  и  окатили его  сверкающими  брызгами.
Холодная вода  на голой коже заставила Алека встать на колени;  при  этом он
обнаружил, что  все  еще  носит  на шее  сосуд из слоновой  кости, снятый  с
Варгула  Ашназаи.  Юноша  открыл  его  и  вытряхнул  на  ладонь содержимое -
несколько стружек потемневшего дерева.
     Память  вернулась к Алеку ослепительной вспышкой: Ашназаи, поигрывающий
сосудом во время пыток на борту "Кормадоса"; выражение удовлетворения на его
лице, когда  он  перерезал горло Серегилу; последний  отчаянный  вопль Теро,
смешавшийся с воем той твари, что была послана по их следам после побега. Со
сдавленным рыданием Алек швырнул стружки в море.
     Но даже  горе  не могло заглушить ведший его  до  сих пор призыв. Шепот
стал еще тише, но все же оставался ясным:
     "На север".
     Первые  пленимарские разведчики достигли окрестностей храма сразу после
рассвета.  Микам, стоявший  на  часах,  вовремя  услышал  их  приближение  и
спрятался в кустах у дороги. Он дождался, пока они миновали его, направляясь
к белому камню, потом поспешил к сосне, чтобы предупредить остальных.
     -  Они  приближаются, - прошептал он,  забираясь под нависшие  ветви. -
Двое  пленимарских разведчиков  только  что  проехали мимо,  направляясь  на
север.
     -  Удачно,  что  они не сворачивают с дороги,  -  пробормотал Нисандер,
рассеянно поглаживая подбородок.
     - Почему? - поинтересовался Серегил.
     Нисандер тяжело вздохнул и посмотрел на своих двух товарищей.
     -  Алек  тоже  идет  сюда.  Он  держится  берега,  поэтому хорошо,  что
пленимарцы едут по дороге.
     - Алек  идет сюда?!  - ахнул Микам, не  веря  своим ушам. -  Откуда  ты
знаешь? Давно узнал?
     Серегил  ничего не  сказал,  но Микам почувствовал,  как тот  напрягся,
заметил яркие пятна, проступившие на его впалых щеках.
     - Я ощутил его сущность около полуночи, - ответил Нисандер.
     -  Ты знал,  что он  свободен и направляется  сюда,  но  ничего нам  не
сказал? - прошипел Серегил. - Ради Иллиора, Нисандер, почему?
     -  Ты  кинулся  бы в  темноту  без  всякой  надежды  сделать что-нибудь
полезное и  только повредил  бы  себе и ему. Он был слишком далеко, чтобы ты
смог добраться туда пешком. Похоже, к его освобождению приложил руку Теро...
     - Этот подонок, этот предатель! - Глаза Серегила опасно сузились.
     - Прекрати, Серегил! - приказал Нисандер, впервые дав волю собственному
гневу. Он отразился на его лице, неожиданный, словно молния с ясного неба. -
Что бы Теро ни совершил в прошлом, по-видимому, именно он своей магией помог
Алеку  освободиться, весьма возможно, ценой  собственной жизни. Алек  сейчас
один. Заклинание Теро  помогло  ему оказаться ближе к нам, чем это сумели бы
сделать  вы  с  Микамом,  не  говоря  об  опасности  погибнуть  самим.  Если
разведчики Мардуса уже здесь, значит, и он сам недалеко.
     Серегил открыл рот, чтобы возразить, но Микам опередил его.
     - Мне это  тоже не нравится, но Нисандер прав, и мы оба должны признать
его правоту, - ворчливо проговорил он.
     -  Ладно, но что делать  теперь? - спросил Серегил,  все еще кипя. - Не
можем же мы сидеть на месте, рассчитывая, что он найдет нас просто благодаря
везению!  Потроха  Билайри,  Нисандер,  если  тебе известно, где он  сейчас,
перенеси Алека сюда!
     - Ты же знаешь, я не могу  тратить  так много сил. Но я сумел направить
его и к тому же обеспечить некоторую защиту. Мардус не найдет его при помощи
колдовства.
     Серегил потянулся за сапогами и перевязью с рапирой.
     - Но ты же узнал о нем  прошлой  ночью,  - нахмурился Микам. - Как тебе
это удалось, если не при помощи магии?
     - Мне ничего не понадобилось делать. Знание просто пришло ко мне
     -  Тогда почему  мы с  Микамом  ничего не  почувствовали?  - потребовал
ответа Серегил.
     - Кто знает? А теперь отправляйся и помоги ему. Он к югу отсюда.
     -  Ах,  ведь  верно: я же Проводник, это одна из  моих  обязанностей, -
прорычал Серегил, продираясь сквозь густые ветви приютившего их дерева.
     Микам сделал  движение, чтобы последовать за  ним, но  Нисандер положил
руку ему на плечо.
     - Пусть идет один.
     Серегил  нетерпеливо прыгал  с камня на камень; гнев его скоро сменился
недоверчивой радостью. За  бесконечные  дни,  проведенные  на борту  "Дамы",
надежда стала всего лишь упрямым отказом представить себе худшее. Теперь же,
повидимому.  вера Нисандера  в пророчество оказалась  не  напрасной.  Против
всякого вероятия, их четверка окажется снова вместе  на этом негостеприимном
берегу.
     Прилив только начинался, и лужи и  кучи водорослей на берегу блестели в
лучах утреннего солнца. Высокие зеленые волны одна за другой накатывались на
скалы и пенились между ними. Усиливающийся  ветер нес водяную пыль на берег;
Серегил подставил лицо брызгам и почувствовал на губах вкус соли.
     Алек жив.  Все остальное не имеет значения. Серегил на ходу внимательно
присматривался к деревьям вдоль дороги.  Один патруль уже появился,  будут и
другие. Примерно через час Серегил заметил блеск солнечного луча на металле.
     Спрятавшись между скалами, Серегил переждал,  пока пленимарцы  проедут.
Всадники скакали галопом на север;
     судя по топоту копыт, их было не меньше дюжины. Когда все звуки стихли,
Серегил двинулся дальше.
     Прошел еще час, и он уже начал беспокоиться, что они с Алеком каким- то
образом разминулись.  Алек мог спрятаться, как прятался он сам, среди утесов
или  в  лесу. Или с ним что-то случилось, а может  быть, его снова схватили.
Прогнав  эти черные мысли,  Серегил опустился  на  влажный  от брызг камень,
чтобы отдышаться.
     Он потревожил небольшую колонию полосатых литорин;
     раковины  со  стуком  скатились  в  оставленную  отливом  лужицу у  ног
Серегила.
     - Я найду  его,  -  вздохнул он, опуская голову на  руки.  - Он  где-то
здесь, и я его найду.
     Сидевшая неподалеку  чайка скептически посмотрела  на него одним желтым
глазом и улетела с насмешливым криком. Повернув голову в ее сторону, Серегил
замер, не веря своим глазам. С уступа утеса не более чем в двадцати футах на
него смотрел бледный измученный призрак.
     - Алек!
     Тощий,  покрытый  синяками, голый, Алек покачнулся,  словно  колеблемый
ветром, однако, несмотря на полное изнеможение, явно приготовился обратиться
в бегство.
     - Алек,  это же  я, - мягко сказал  Серегил,  глядя,  как в потемневших
прищуренных глазах  надежда  борется  со  страхом. Чем вызвано это  глубокое
недоверие? - Что не так, тали?
     -  Что ты  здесь делаешь? - прохрипел юноша, и настороженность в голосе
друга поразила Серегила, как удар ножа.
     -  Разыскиваю тебя.  Нисандер  тоже здесь,  и Микам. Они там,  откуда я
пришел.
     - Нисандер мертв, - сказал Алек, делая шаг назад.
     - Нет,  он чуть не умер, но все-таки выжил, уверяю  тебя. И  мы  теперь
знаем,  что затевает  Мардус. Мы  были  правы, Алек: мы - Четверка,  ты,  я,
Нисандер и Микам. И мы все здесь, чтобы остановить Мардуса.
     Ветер бросил волосы в бледное лицо Алека, и юноша жалко поежился.
     - Откуда я знаю, что это на самом деле ты? - тихо пробормотал он.
     - О чем ты говоришь? - с растущим удивлением спросил Серегил. - Что они
сделали с тобой, тали? Это же я!
     Я сейчас подойду к тебе. ладно? Не бойся.
     К  его изумлению,  Алек повернулся и побежал. Торопливо  карабкаясь  по
скалам, Серегил кинулся за ним,
     схватил и крепко прижал к себе, несмотря на сопротивление.
     -  Да  успокойся же!  Что  случилось?  -  Он  чувствовал,  как отчаянно
колотится сердце юноши.
     Задыхаясь,  Алек извернулся и  одной  рукой схватил  Серегила за  лицо.
Борясь с собственным неожиданным страхом, тот ослабил хватку.
     Алек  осторожно  коснулся его волос,  плеча, руки; выражение  его  лица
стало почти  диким: на нем  были написаны настороженность и  недоверчивость.
Через  несколько  секунд, однако, они  сменились  таким  облегчением, какого
Серегил никогда раньше ни у одного человека не видел.
     - О Иллиор, это действительно ты... Ты жив, - ахнул Алек, и из глаз его
хлынули слезы.  -  Этот ублюдок! Я должен  был догадаться, но кровь,  и твой
голос, и все... Ты жив! - Дрожа. Алек сжал Серегила в объятиях.
     -  По  крайней  мере  был,  когда в последний  раз проверял, -  выдавил
Серегил; у него  перехватило  горло. Он  прижал юношу к себе и почувствовал,
как  того трясет. Отстранившись, он снял плащ  и накинул его на голые  плечи
Алека,  потом помог ему спуститься на песок у подножия скалы и крепко обнял,
дав юноше выплакаться.
     - Я думал, что ты умер, -  хрипло прошептал Алек, цепляясь за Серегила,
словно  боясь, что тот исчезнет. - Это все Варгул  Ашназаи. Он заставил меня
считать,  что ты явился мне на  выручку,  а  он  убил...  - Алек  наполовину
всхлипнул, наполовину засмеялся. - Но я этого сукина сына точно убил!
     Рассказ  его был  бессвязным  и  путаным,  но  Серегилу  удалось понять
достаточно, чтобы  догадаться,  какого рода  пыткам подвергался Алек.  Слезы
бессильного  гнева  жгли его собственные глаза; Серегил гладил волосы Алека,
тихо что-то бормоча по-ауренфэйски.
     Досказав все до конца, Алек  устало опустил голову  на плечо Серегила и
снова глубоко вздохнул.
     -  Самое ужасное...  Когда Ашназаи убил тебя... заставил меня поверить,
что ты  убит...  он тогда говорил... -  Алек крепко  зажмурился. -  Я  тогда
думал, что ты умер, считая меня предателем.
     Серегил откинул прядь волос со лба юноши и поцеловал его.
     - Теперь все в порядке, тали. Если бы то на самом деле был я,  я бы ему
не поверил. Я слишком хорошо тебя знаю.
     - И я никогда не говорил тебе... - Бледное лицо Алека залилось краской.
- Я сам не понимаю, но я...
     Он умолк, когда Серегил привлек его ближе к себе.
     - Я знаю, тали. Я знаю.
     Алек поцеловал его в губы.
     Первой реакцией  Серегила  было недоверие.  Однако Алек  был настойчив,
неуклюж, но решителен.  Он длился мгновение  и целую вечность, этот неумелый
поцелуй, и так много говорил о сбитой с толку неопытности юноши...
     Этот бесценный момент не нуждался в словах.
     "Он совсем  без  сил  и запутался. Его  пытали, так ужасно  пытали",  -
говорил себе Серегил, но на этот раз сомнения не нашли почвы.
     "Отец, брат, друг".
     " Возлюбленный".
     Серегил  закрыл глаза, зная,  что чувства,  которое  соединило  их,  им
хватит навсегда.
     Алек первым нарушил молчание. Вытерев лицо углом плаща, он сказал:
     -  Нам  лучше  двигаться.  Если  я сейчас  усну, тебе не  удастся  меня
разбудить. Мардус ведь приближается.
     - Тебе нужно во что-нибудь одеться. - Серегил встал и начал стягивать с
себя тунику; при этом он нащупал черный кинжал, который носил на груди.
     - Чуть  не забыл. Это я  сохранил  для  тебя. Серегил  развернул  шарф,
которым  обмотал  кинжал.  Секунду  он  смотрел  на лезвие  - символ  своего
поражения и  одновременно надежды  в бесконечные дни их разлуки.  Наконец он
потянул за прядь волос,  обвивавшую рукоять, и позволил ветру унести золотой
локон в море.







     Иртук Бешар направила коня вперед  и поехала во главе колонны  рядом  с
Мардусом.  Капитан Динарин,  командир отряда,  встречавшего  их  на  берегу,
придержал лошадь, еле сумев скрыть дрожь ужаса.
     Мардус приветствовал колдунью любезным поклоном.
     - Доброе утро, почтеннейшая.
     - И тебе того же, благородный Мардус. Твои разведчики вернулись?
     -  Да.  Они  не  обнаружили  никаких  препятствий. Мы  сегодня  вечером
разобьем лагерь, а завтра будем уже на месте, готовые к последней церемонии.
     -  Благословение  Сериамайуса почиет на  тебе, как всегда, господин.  -
Иртук бросила взгляд  на  темный чеканный профиль.  - Должна сказать, что ты
кажешься удивительно уверенным  в успехе, несмотря на смерть Варгула Ашназаи
и побег узников прошлой ночью.
     Мардус выразительно пожал плечами.
     -   Ашназаи   сам   навлек  на  себя   смерть,  несмотря   на  все  мои
предостережения. Потерять Алека, конечно, жалко. Что за замечательный юноша!
     - Но другие пленники?
     - Отправленные по  следам солдаты  говорят, что их освободил скаланский
отряд, в котором  не больше дюжины всадников, бежавший потом на восток. Нет,
Шлем  будет восстановлен,  и я послужу Сериамайусу как  Ватарна. -  Холодная
улыбка  Мардуса  стала шире. -  Не  такое  уж малое достижение для побочного
сына, не признанного Верховным Владыкой, а?
     - Я предвидела, что такой день наступит, - ласково сказала дирмагнос, -
еще  когда  ребенком качала  тебя  на  коленях.  Даже  и теперь еще  молодой
Верховный Владыка ничего не подозревает. Когда придет  время, ему  ничего не
останется,  как уступить  место  тебе,  своему  преданному брату.  Когда  ты
увенчаешься  Шлемом и рука Сериамайуса  будет  простерта над тобой, никто не
сможет оспаривать твое право на трон.
     - А как поживает сегодня утром юный Теро? Иртук  Бешар засмеялась сухим
шелестящим смехом:
     - Он подавлен. В высшей степени подавлен.
     Второй патруль, отправленный на разведку,  был  гораздо  многочисленнее
первого. Наблюдая  за  ним из-за  нескольких больших валунов, Микам насчитал
дюжину пленимарцев; они ехали по дороге в сторону храма.
     Прокравшись  обратно  к сосне,  он  обнаружил,  что  Нисандер  спокойно
прислушивается к голосам солдат, рассыпавшихся между деревьями у берега.
     - Что они говорят? - прошептал Микам.
     -  Похоже,  они  ищут  место,  где  бы  можно  разбить  лагерь.  Вскоре
пленимарцы вернулись на лужайку в  четверти мили  не доезжая  храма. Микам и
старый волшебник осторожно последовали за ними.
     -  Они как будто решили остановиться здесь, -  сказал Микам, глядя, как
солдаты  принялись  валить  деревья на опушке.  - И как  раз там, где должен
возвращаться Серегил. С этой лужайки далеко просматриваются уступы скал.
     -  Он  должен увидеть  их  раньше,  чем  они  его, - ответил  Нисандер,
поворачивая обратно к своему убежищу.
     - Будем надеяться, - пробормотал Микам. - Мне не очень понравилось, как
он помчался отсюда. Может быть, мне стоит пойти  ему навстречу?  Тебе ничего
не будет здесь грозить?
     - Со стороны этих ребят?  - улыбнулся маг. - Нет, конечно.  Отправляйся
спокойно.
     Прячась за кустами,  росшими  вдоль дороги,  Микам миновал пленимарский
лагерь; никто его не заметил.  Притаившись за упавшим деревом, он пересчитал
солдат. На поляне их оказалось десять. Двоих видно не было.
     Когда Микам отошел  от  лагеря  на порядочное расстояние, он  вышел  на
берег и двинулся на юг, высматривая какие-нибудь признаки движения. Нисандер
не уточнил, далеко ли от их убежища был Алек. Глянув на солнце, Микам решил,
что Серегил отправился в путь немногим больше часа назад.
     Волны  прилива грохотали, ударяясь о берег; прошел еще час, прежде  чем
Микам наконец заметил вдали  две фигуры, движущиеся  ему навстречу. Хотя  до
них было еще  слишком  далеко, чтобы рассмотреть  детали,  он разглядел, что
Серегил поддерживает Алека и они с трудом преодолевают каменистый склон.
     Увидев его, Серегил выхватил клинок, но тут же сунул его в ножны, когда
узнал Микама.
     -  Клянусь Пламенем, ты все-таки нашелся! -  радостно воскликнул Микам.
Он  обнял Алека и приветственно встряхнул,  потом помог юноше сесть на ствол
плавника.  У Алека от изнеможения запали глаза; одет он был в сапоги, тунику
и плащ Серегила. - С тобой все в порядке? А где Теро?
     -  Убит  или снова схвачен, -  ответил  Алек,  и  Микам  услышал  нотку
напряжения  в его  голосе. Серегил бросил  Микаму  быстрый  предостерегающий
взгляд.
     -  Теро  помог  ему скрыться. Парню несладко  пришлось в эти  последние
недели. Но  нам  еще  далеко  идти,  Алек.  Хочешь отдохнуть,  прежде чем мы
двинемся дальше?
     -  Нет,  лучше  будем  идти  без остановок,  - ответил Алек.  -  А  где
Нисандер?
     -  Не беспокойся о нем. Он в безопасности. И клянусь Пламенем, теперь и
ты тоже!  -  тепло сказал  Микам, стискивая плечо юноши. - Потроха  Билайри,
Алек, я уж боялся, что мы тебя потеряли.
     - Второй отряд разведчиков уже добрался до места? - спросил Серегил.
     -  Два часа  назад. Они разбили лагерь недалеко  от храма. Я не  хотел,
чтобы вы нечаянно наткнулись на них, поэтому и отправился встречать.
     -  Спасибо. Ты будешь нужен, чтобы помочь  Алеку пройти остаток пути. -
Серегил с беспокойством посмотрел на друга. - У него совсем не осталось сил.
Я удивляюсь, как нам удалось столько пройти.
     - Со мной все будет в порядке, - заявил Алек, но покачнулся, поднимаясь
на ноги.
     - Нам лучше идти  лесом, - предложил Микам, подхватывая Алека под руку.
- Здесь слишком открытая местность,  и я не знаю, где они выставили часовых.
На сколько, по твоим оценкам, отстает от разведчиков отряд Мардуса?
     -  За прошлую  ночь  я потерял  всякое представление  о  расстоянии,  -
признался Алек. - Если разведчики уже добрались до места, он едва ли  больше
чем в половине дня пути.
     - Насколько силен его отряд?
     - Я  не  уверен, но думаю, что у Мардуса по крайней  мере сорок солдат;
они к тому же ведут с собой пленников -  наверное, с  сотню.  И еще  с  ними
некромант и дирмагнос.
     Микам обеспокоенно широко раскрыл глаза.
     - Проклятие! С ним одна из этих тварей! А зачем пленники?
     - Думаю, что для воссоздания этого их Шлема требуется много крови,  - с
горечью  сказал  Серегил. - Алек рассказывает, что на корабле  они все время
приносили жертвы, а с тех пор как высадились на берег и встретились с другим
отрядом -  еще  больше.  Толпу  пленников  привели как  раз  встречавшие  их
пленимарцы.
     - И мы вчетвером здесь для того, чтобы их остановить? - покачал головой
Микам. Путники поднялись по склону и лесом двинулись обратно к храму.
     С помощью Серегила и Микама Алеку наконец удалось дойти до убежища  под
сосной.
     - Наконец-то ты с нами,  милый мальчик!  -  прошептал Нисандер, обнимая
его. Юноша без сил опустился  на ковер из сухих  игл. - Я знал, что тебе это
удастся. И как раз вовремя!
     - Серегил  рассказал мне о  том, что завтра  будет  затмение, - ответил
Алек, зевая и устраиваясь поудобнее.
     - Я понимаю, каким усталым ты должен быть, но нужно, чтобы ты рассказал
мне  обо всем, что тебе  удалось узнать. Потом -  обещаю тебе -  ты  сможешь
отдохнуть. И обязательно поесть!
     Серегил  протянул Алеку сухарь, кусок сыра  и  бурдюк со  свежей водой.
Прежде чем начать рассказ, Алек сделал большой глоток.
     - Вы  оба  были  правы, - виновато сказал он Микаму  и Серегилу. -  Той
ночью  мне  следовало остаться  в Уотермиде,  но  я беспокоился за Серегила.
Когда я вернулся в "Петух"...
     Он умолк, снова смахивая слезы.
     -  Они знают  об  этом,  - сказал Серегил,  придвигаясь  к  юноше.  - Я
вернулся на рассвете и все увидел. Что случилось потом?
     - Они накинулись на меня, как только я вошел, - Ашназаи и его люди. Мне
удалось ранить двоих, прежде чем они меня скрутили.
     - Варгул Ашназаи! - воскликнул Нисандер. - О да, я о нем слышал.
     Алек горько улыбнулся:
     - Больше не услышишь. Прошлой ночью я убил этого  выродка.  Поэтому- то
нам  с Теро и удалось бежать. По крайней мере мне  удалось. - Юноша умоляюще
посмотрел на других. - Теро спас  мне жизнь. Что бы он ни  натворил, он спас
меня и, возможно, заплатил за это собственной жизнью. Сначала он использовал
магию, чтобы мы могли  бежать,  а  потом  превратил меня  в  оленя - как  ты
раньше, Нисандер. - Подбородок Алека задрожал, но он пересилил себя.  - Я...
я убежал. Теро прогнал меня, и я убежал. Я все еще словно слышу...
     Старый волшебник стиснул руки Алека.
     - Я не стану говорить тебе,  милый  мальчик, чтобы ты его не оплакивал,
однако  винить себя  тебе не следует.  Пожалуйста,  рассказывай  дальше.  Ты
говорил о том, что произошло в гостинице.
     Алек вытер слезы грязной рукой.
     - Я мало что помню после того, как меня  схватили. Когда я проснулся, я
был  уже  на  корабле.  Там  оказались  Мардус, Ашназаи, еще один некромант,
которого я потом редко видел, и дирмагнос - женщина по имени Иртук Бешар.  -
Собравшись  с  силами,   Алек  поведал  о  том,  как  его  пытали  на  борту
"Кормадоса".
     Нисандер  молча  слушал,  пока Алек не  начал рассказывать о  кошмарном
ужине у Мардуса.
     -  Мардус  сам сказал тебе, что Шлему для  обретения силы  нужны  жизни
жертв? Ты в этом уверен? Алек мрачно кивнул:
     -  Он говорил, что чем моложе жертва, тем больше могущества Сериамайусу
дает ее смерть. Он задумал отомстить нам:  мы с  Теро должны были  оказаться
последними жертвами на главной церемонии.
     Серегил пристально взглянул на него.
     - Это ключ ко всему! Если мы нанесем удар быстро, прежде чем они успеют
закончить жертвоприношение, может быть, у нас и появится шанс победить.
     -  Возможно,  но не  следует  недооценивать изначальную мощь  Шлема,  -
предостерег Нисандер. -  Он может обладать могуществом сразу  же, как только
все его части соединятся. Очень даже может. Но продолжай, Алек.
     Алек слишком устал, чтобы красочно  описывать  те  ужасы, что  еженощно
обрушивал  на него  Варгул  Ашназаи;  поэтому  он  лишь  кратко  описал свое
путешествие по суше.
     Серегил побледнел,  услышав о явлении Силлы  и тех обвинениях, что  она
выкрикивала.
     -  Это был фантом, всего лишь иллюзия, созданная тем ужасным человеком,
-  заверил Алека  Нисандер. - Его  заклинания  обратили против тебя  твои же
собственные страхи и сожаления.
     -  Но что  насчет появления Серегила?  -  спросил Алек.  -  Он ведь был
настоящий. Я  его касался, чувствовал на  себе его кровь. Кровь была на моих
руках и на следующий день.
     -  Тоже  иллюзия,  -  ответил  Нисандер.  -  Он  использовал  какого-то
несчастного   пленника,   чтобы   смерть  выглядела   убедительной.   Кто-то
действительно умер у тебя на  глазах  той  ночью. Думаю, Ашназаи рассчитывал
окончательно сломить твой дух.
     Алек виновато посмотрел на Микама:
     -  Я  наслаждался,  убивая  его.  Я  знаю, это дурно,  но  все  равно я
наслаждался.
     -  Не  переживай, - сказал ему Микам с мрачной улыбкой. - Я бы на твоем
месте  чувствовал то  же  самое. Нет  бесчестья  в том, чтобы  убить бешеное
животное.
     - Надеюсь, убивая  Мардуса, получить не меньшее удовольствие, - хмыкнул
Серегил.
     - Нашей целью является не  месть, - решительно  напомнил им Нисандер. -
Не позволяйте себе забыть, что их бог способен  использовать против нас наши
собственные  чувства и  слабости.  А  теперь дайте Алеку  закончить рассказ,
чтобы он смог отдохнуть.
     - Осталось не так уж  много.  Когда мы достаточно удалились от  лагеря,
Теро использовал то  же заклинание, что и ты в тот день, когда превращал нас
в животных. Я не знал, что он задумал, пока не  оказалось уже слишком поздно
возражать. Как  только он  превратил меня  в оленя, я побежал.  Будь у  меня
шанс,  может  быть,  я и  сумел  бы  помочь ему,  но с моим  разумом  что-то
случилось, как и в первый раз.
     -  Ты ничего не  смог бы сделать с тварью,  вызванной  Иртук  Бешар,  -
сказал Нисандер. - Теро принял мудрое и благородное решение.
     - Насколько я понимаю, главный вопрос - как  нам добраться  до Шлема, -
перебил Микам. - Алек  говорит,  у  Мардуса по крайней мере  четыре  десятка
воинов. Они же не будут стоять на месте, пока мы проделаем свои трюки.
     - Посмотрим, как они  расположатся завтра, - сказал Серегил и потянулся
за  своим мешком. - Если предположить, что  Мардус не обманывал Алека, то во
время церемонии пленники должны быть у них под рукой.  Если  нам удастся  их
освободить, они  отвлекут  солдат.  - Повернувшись к Алеку, он  вручил юноше
футляр с луком и рапиру.
     -  Ты их привез!  - воскликнул Алек, вытаскивая части  Черного Рэдли  и
собирая лук.
     - И твой колчан тоже, - сказал  ему  Серегил. - Если Нисандер правильно
понял пророчество, все это тебе потребуется.
     -  Место,  где находится храм, окружено каменистыми  возвышенностями, -
заметил Микам. -  Алек  может  застрелить нескольких стражников,  охраняющих
пленников,  и  устроить  панику. Если  пленники  не совсем  пали духом,  они
кинутся  бежать или полезут в драку. В любом случае это даст нам, остальным,
шанс нанести удар во время переполоха.
     -  Тут  всего  два  десятка стрел,  -  сказал Алек,  открывая  колчан и
проверяя его содержимое. - Даже если каждая стрела попадет в цель, все равно
останется  слишком много  воинов.  Мы ведь  будем иметь  дело  с  обученными
пленимарскими солдатами.
     - Работы нам хватит, это точно, но я сомневаюсь, что нам придется иметь
дело с ними со всеми разом, - сказал Микам. - Мне думается,  Мардус выставит
часовых и оставит  часть солдат охранять лагерь. Больше всего меня беспокоит
дирмагнос. Расскажи нам о ней побольше.
     - Она - само  зло, - с горечью ответил Алек. - Что она делала со мной и
с Теро... я даже не знаю, как  вам об этом рассказать. К тому времени, когда
она закончила заниматься мной, я  рассказал ей все до капельки. Нисандер был
прав,  когда старался ничего  нам не говорить. Когда она взялась  за меня, я
ничего не мог сделать ей наперекор.
     - Этого я и боялся, - пробормотал старый волшебник.
     - Когда  в конце концов нам удалось бежать, она послала что-то по нашим
следам. Я не видел, что это было,  но слышал достаточно, чтобы кровь застыла
в жилах.
     -  Это  все  замечательные  новости!  - воскликнул  Нисандер,  довольно
потирая руки.  - Все эти жертвоприношения, заклинания,  которыми  она мучила
Алека и Теро,  ужасная тварь...  Судя по  всему, ей  не приходилось особенно
отдыхать с тех пор, как она напала на меня в  Ореске. Никто, даже дирмагнос,
не способен  затратить так много сил в такое короткое время  без последствий
для себя! А уж когда  она закончит восстанавливать Шлем, она наверняка будет
обессилена.  Если мы  в этот  момент нападем на нее, может  быть, мы  сумеем
выполнить нашу миссию. А теперь, Алек, поспи, сколько удастся. Всех нас ждет
впереди самое великое испытание в жизни.
     - Уж это точно, - пробурчал Микам. - Четверо против сорока.  Пойду-ка я
к дороге, присмотрю за Мардусом.
     Но Алек не терзался предчувствиями, когда растянулся на хвое под плащом
Серегила. Что бы ни случилось, ничего хуже уже испытанного им быть не могло.
     Микам выбрал скалу, с которой была видна прибрежная дорога, и устроился
на ней, чтобы дождаться появления отряда Мардуса.
     Погода  оставалась  ясной; солнце пригревало спину Микаму, в  лесу пели
птицы. Глядя поверх деревьев, росших вдоль дороги, он мог видеть бесконечную
процессию зеленых волн Внутреннего моря и стаи уток, качающиеся на воде.
     Та  небольшая  часть  Пленимара,  которую  повидал  Микам,  не  так  уж
отличалась  от Скалы. Это  была  прекрасная страна - прекрасная  всем, кроме
обычаев населяющего ее народа.
     Солнце поднялось в зенит, когда до него донеслись первые неясные голоса
и стук копыт. Галопом проскакал авангард, вскоре за ним проследовала колонна
солдат; впереди шагом ехали несколько всадников.
     Микам  прошлой осенью  достаточно  хорошо  разглядел в  Вольде Мардуса,
чтобы  узнать его сейчас. Пленимарец был  одет в латы, и то, как  он сидел в
седле, выдавало человека, привыкшего командовать.
     Рядом с ним ехала женщина в роскошном наряде, и ее присутствие удивляло
Микама, пока он не увидел ее лица и не догадался, кто она такая. Он вжался в
камень и еле дышал, пока дирмагнос не проехала мимо.
     Среди  солдат, следовавших за  Мардусом, Микам узнал несколько знакомых
лиц. Капитан Тилдус  и солдаты,  которые были с ним в Вольде. С бесстрастным
спокойствием, которое сохранило его невредимым в стольких битвах, Микам стал
намечать своих будущих противников.
     За  отрядом  ехало  несколько повозок, в  том числе  тележка с клеткой,
которую  описывал  Алек. Когда  она  приблизилась к тому месту, где прятался
Микам, он разглядел худого полуголого человека, лежащего ничком на дне. Лица
его видно не было, но Микам предположил, что это Теро. Еще одна повозка была
полна небольших деревянных клеток,  и к ее  задку оказался привязан огромный
черный бык.
     , Затем потянулись скованные цепями пленники.  Мужчины, женщины, дети -
некоторые не старше, чем Иллия,  - брели в  безнадежном молчании, охраняемые
стражниками на  лошадях. Позади них  подпрыгивали на  ухабах  фургоны обоза,
слуги гнали скот.
     Когда колонна миновала его, Микам с тяжелым сердцем понял: Алек ошибся,
солдат было около сотни.
     "Клянусь Пламенем,  -  подумал он,  - ну и  работка  выпала нам на этот
раз".
     После   ухода  Микама  Серегил  некоторое  время  наблюдал  за  лагерем
разведчиков, потом вернулся узнать, как себя чувствует Алек.
     Тот  все  еще  спал,  свернувшись  в клубок  под плащом.  Лоб  его  был
нахмурен, пальцы  подергивались: юноше снова снился какой-то кошмар. Серегил
опустился  с  ним рядом  и  нежно  гладил  волосы Алека,  пока  лицо его  не
прояснилось.
     Нисандер сидел, положив на колени несколько стрел из колчана Алека. Маг
достал  из  своего мешка  маленькую баночку с  краской и тонкую  кисточку  и
теперь рисовал на древках какие-то символы.
     Наклонившись над  Алеком и внимательно присмотревшись  к  нему, Серегил
озабоченно покачал головой.
     - Ты думаешь, он сможет завтра сражаться?
     - Он молод и не  так уж сильно  пострадал,  - заверил его волшебник, не
отрываясь от работы. - Отдых - это все, в чем он нуждается.
     Серегил рассеянно  потер  грудь. Остатки  струпа  отваливались,  и шрам
чесался. Когда пальцы Серегила коснулись его,  он нащупал крошечные выпуклые
символы - отпечаток диска.
     Ощущение было иным, чем раньше.
     Порывшись  в мешке Микама, Серегил вытащил зеркальце, перед которым его
друг  брился,  и  посмотрел на  шрам.  Круглый  ободок  и  квадратное пятно,
оставленное  дыркой в  середине,  блестели на розовой коже,  но сам  рисунок
изменился. То, что раньше было  загадочным  переплетением линий и завитушек,
каким-то образом преобразилось  в изображение стилизованных кинжалов, глаз и
зловещих рун.
     - Нисандер,  взгляни-ка сюда! -  Серегил шире  распахнул ворот  туники.
Кустистые седые брови Нисандера высоко поднялись от изумления. - Помнишь, ты
говорил, что рисунок на  деревянном  диске на  самом  деле скрывает  другой?
Теперь  видно, что  это  сигла  Пустого бога. -  Серегил  еще раз взглянул в
зеркало.  -  И я  могу их прочесть. Руны, хочу  я сказать. Они идут по кругу
вокруг  всего  диска.  Я не  подумал раньше,  но  ведь раз  это  печать,  то
отпечаток на  мне  в зеркальном отражении виден наоборот. Нисандер задумчиво
подергал себя за бороду.
     - Если сигла не просто  символ, но имеет  и внутреннюю магическую силу,
такая полная перемена должна сильно отразиться на ее  свойствах. Может быть,
она даже защитила тебя от действия  короны. - Нисандер виновато улыбнулся. -
Я должен был догадаться раньше, наверное, но я отнес то, что ты тогда выжил,
за  счет твоей неспособности к магии. Очень может быть, что твой шрам играет
теперь благотворную роль.
     Серегил лукаво покачал головой и растянулся на хвое рядом с Алеком.
     - Я назвал бы  такое  незаконнорожденным везением, но, пожалуй, в нашем
положении  не следует привередничать. Будем надеяться, эта штука поможет нам
завтра.
     Нисандер снова взялся за кисточку.
     - Я тоже, милый мальчик.







     Алек проспал всю  ночь; остальные прислушивались к тому, как пленимарцы
готовят к обряду  храм.  Потом  ветер  донес  из  лагеря  пение,  а  за  ним
последовали вопли и стоны. Микам хотел пойти посмотреть, что там происходит,
но волшебник запретил.
     - Мы и так хорошо знаем, чем они  занимаются, - мрачно сказал он.  - Во
время  таких церемоний дирмагнос представляет наибольшую  опасность. Если бы
не моя защитная магия,  она нас уже учуяла  бы. Сейчас мы в безопасности, но
раньше  утра двигаться с места  не следует.  Ты  бы отдохнул,  пока  можешь.
Боюсь, что завтра такой возможности уже не представится.
     Нисандер  начертил  круг на  земле вокруг сосны, сел,  прислонившись  к
стволу, и закрыл глаза.
     На  следующее  утро  Алек  проснулся  перед  рассветом и  с  удивлением
почувствовал, как  хорошо  отдохнул. После дальнего  пути накануне остались,
конечно, царапины и мускулы болели, но юноша почти не замечал этого.
     Рядом с ним спал Серегил, подложив руку под голову, а другую  вытянув к
Алеку. Его лицо  раскраснелось, в длинных темных волосах запутались сосновые
иглы, но это только подчеркивало его странную красоту.
     "Я поцеловал его!" - с  внезапным острым смущением вспомнил Алек. После
всех ужасов,  которые  на них обрушились,  зная, что  их ожидает сегодня, он
поцеловал Серегила!  Своего учителя.  Своего друга. Своего... кого?  И  даже
больше:
     не  сиди  Нисандер  всего в нескольких  футах от  них, Алек  мог бы  не
устоять перед искушением сделать это снова.
     "Я не должен думать об этом сейчас!" - простонал он в душе. Он вовсе не
жалел  о случившемся. Просто  он сам еще не  знал, что это значило и чего он
хотел бы в будущем.
     Приподнявшись, Алек увидел, что Микам уже ушел. Нисандер сидел с другой
стороны ствола; он  не пошевелился и  не открыл глаз, когда Алек потянулся к
груде мешков. Среди вещей Серегила он нашел запасные штаны и низкие сапожки,
оделся и занялся своим луком.
     Натянув тетиву, он провел пальцами по ней, проверяя, нет ли повреждений
или слабых  мест. После  стольких недель, когда луком никто  не пользовался,
тетиву требовалось натереть воском.
     В  колчане у него  был мешочек с необходимым, но сейчас,  доставая лук,
Алек не обнаружил своего колчана. Оглядевшись,  он увидел его на земле рядом
с Нисандером.  Внутри вместе с  его  стрелами, оперенными красным, оказались
еще  четыре  с белыми  лебедиными  перьями. Коснувшись  упругой  белоснежной
бородки пальцем, Алек почувствовал резкий магический удар. Он отдернул руку,
потом осторожно вытащил  стрелу  из колчана, чтобы получше  рассмотреть. Все
древко  было  покрыто  крошечными сложными символами,  нарисованными  синими
чернилами.
     - Никакое  заклинание не способно увеличить силу твоей руки  и точность
прицела, - пробормотал Нисандер,  не  открывая глаз,  - но эти четыре стрелы
заколдованы:  они могут  поразить дирмагноса.  Она - твоя первая цель  после
того, как  Шлем будет  воссоздан. Ни  на кого  больше  не смотри,  ни в кого
больше  не целься, пока одна из этих стрел не попадет в  колдунью.  Даже моя
магия не способна ее убить, но она по крайней мере ослабит  ее на  то время,
что нужно нам для удара. Пронзи ее сердце, если сумеешь.
     - Можешь не сомневаться, - решительно ответил Алек. Того мальчика,  чья
рука дрожала,  когда он целился  в человека, давно уже не  существовало.  Он
коснулся древка,  предощущая,  как он  спустит тетиву  и отправит  стрелу  в
полет.
     "Надеюсь, мне удастся увидеть ее лицо, когда стрела попадет в цель".
     Серегил сел и вытряхнул сосновые иглы из волос.
     - Наши соседи подают признаки жизни?
     -  Уже  некоторое время все тихо, - сказал Нисандер,  открывая  глаза и
потягиваясь. - Микам недавно отправился взглянуть на их лагерь.
     Серегил раздвинул ветви сосны.
     - Пожалуй, и мне хочется снова посмотреть на храм, пока там не  слишком
много народа. Что скажешь, Алек, насчет прогулки перед завтраком?
     Внимательно  приглядываясь  и  прислушиваясь,  чтобы  не  наткнуться на
часовых, Серегил и Алек спустились к северной оконечности бухты.
     - Так вот для чего  эти  дыры,  - пробормотал Серегил,  рассматривая из
кустов храм.
     В загадочные отверстия оказались вогнаны толстые столбы, которые теперь
окружали  сухую впадину, к которой  сходились  трещины  в  камне.  Несколько
человек все еще убирали оттуда ветки и мусор.
     - Над храмом сколько угодно удобных мест  для стрельбы, но  держу пари,
они поставят там стражу, - прошептал Алек.
     -  Что-нибудь  придумаем.  Бешар наверняка будет  в  центре,  за  этими
столбами. Присмотри себе позицию, с  которой тебе  удобнее всего будет в нее
стрелять.
     - Не беспокойся. В эту суку я попаду откуда угодно.
     Серегил удивленно  взглянул  на Алека и прочел на его  лице  суровость,
которой никогда раньше не было.
     Скоро к храму из лагеря подошли еще несколько человек, и Серегил и Алек
поспешили обратно в свое  убежище. Микам  оказался там раньше их. Он  прижал
палец к губам  и показал  на Нисандера, стоящего на коленях в центре  круга,
образованного  танцующими белыми  искрами.  Круг  был очищен  от  хвои, и на
утоптанной земле Нисандер начертил сложные переплетающиеся символы.
     Прикрыв  глаза, маг спокойно чертил в воздухе сияющие магические знаки.
Он разделся до пояса,  его руки, грудь и лицо тоже были  покрыты выписанными
синими  чернилами знаками. Горизонтальная черта, проведенная черной  краской
по  лицу, словно  повязка на глазах, придавала волшебнику несвойственный ему
варварский  вид. Перед Нисандером лежал лук  Алека  и  колчан  со  стрелами,
окруженные чашами, палочками из слоновой кости, свитками пергамента.
     Алек и Серегил замерли на границе сверкающего круга, но Нисандер знаком
поманил  всех  внутрь.  Оказавшись  за  чертой,  они  ощутили  запах  магии,
мешающийся с  сосновым  ароматом,  словно еле  заметный  экзотический  запах
специй из буфета, где они когда-то хранились.
     - Затмение скоро начнется, - сказал Нисандер и потянулся за кисточкой и
чашей с черной краской. - Черта на лице и вокруг глаз спасет вас от слепоты,
даже  когда  солнце совсем  исчезнет. Если  пленимарцы не  примут  таких  же
предосторожностей, это  может оказаться нам на руку. Нисандер провел широкую
полосу на лицах всех троих и отставил чашу.
     - А теперь дайте мне ваше оружие.
     Используя разные краски,  Нисандер нарисовал на каждом клинке несколько
маленьких символов. Дольше всего он трудился над рапирой Серегила, покрыв ее
волшебными знаками от острия до рукояти; как только рисунок был закончен, он
вспыхнул ярким светом и стал невидимым.
     - Для чего это все? - спросил Микам, разглядывая свой клинок.
     - Необходимая магическая предосторожность. Дирмагнос - не единственная,
кто будет защищен колдовством. Встаньте на колени рядом и протяните руки.
     Поставив всех тесным кружком, Нисандер нарисовал  на  ладонях Серегила,
Микама,  Алека  и   собственных   концентрические   круги  черной,  красной,
коричневой  и  синей краской,  потом  велел поднять руки  и прижать ладони к
ладоням  соседей.  Серегил оказался справа от волшебника, Алек  слева, Микам
замкнул цепь.
     В  тот момент, когда руки сомкнулись,  четверка внезапно ощутила  жар и
покалывание  во  всем  теле; волосы  встали  дыбом, глаза заслезились.  Всех
одновременно охватил озноб, потом странные ощущения прекратились.
     Нисандер первым опустил руки.
     - Сделано.
     Краска на ладонях исчезла. На ее месте оказался сложный рисунок красных
и золотых линий.
     -  Великая сигла  Ауры,  - пробормотал  Серегил,  касаясь  своей  левой
ладони.
     - Что это, какое-то защитное колдовство? - спросил Микам.
     -  От  ран оно  тебя  не защитит.  Зато охранит  твою душу, -  объяснил
Нисандер.  - Если кто-то  из  нас  будет  сегодня  убит,  он  не  достанется
Пожирателю Смерти. Знак на ладони со временем  исчезнет, но защита останется
навсегда.
     Серегил с кривой улыбкой разглядывал свои  ладони. - Что ж, об одном по
крайней мере мы теперь можем не беспокоиться.
     В  этот момент  меньше чем в двух  милях  от них Бека Кавиш, привязывая
своего коня там же,  где были привязаны  остальные,  ощутила резкий озноб во
всем теле.
     - С  тобой все в порядке, лейтенант?  - спросил Рилин, вместе с которым
она только что вернулась из разведки.
     - Должно быть, через мою тень проползла змея. - Странное чувство прошло
так же быстро, как и возникло, оставив после себя  лишь легкое покалывание в
руках. Разминая пальцы, Бека двинулась туда,  где, спрятавшись в овраге,  ее
ждали Бракнил и остальные.
     За час  до полудня  еле заметная изогнутая темная тень  легла на нижний
край солнечного диска.
     - Начинается,  - прошептал Серегил. Они с Микамом, спрятавшись в густых
кустах, наблюдали за храмом.
     Сухая впадина на  берегу бухты  была  освобождена  от  плавника и сухих
водорослей и  расписана  белыми символами, которых Серегил и  Микам  никогда
раньше не видели. Магические знаки виднелись и между четырнадцатью столбами,
вставленными  в отверстия в камне; весь храм охватывал огромный нарисованный
на земле краской квадрат.
     Жертвы будущего жертвоприношения, окруженные стражниками, сгрудились на
скалах выше  по склону. Чуть в  стороне от толпы под присмотром двоих солдат
Тилдуса  стоял  Теро.  Он  был в  мантии мага, но  под  широкими рукавами на
запястьях узника Серегил заметил блеск металла.
     - Что ж, он жив, но снова во власти врагов.
     - Жаль, - пробормотал Микам. - Нам бы его помощь пришлась кстати.
     Впереди пленников выстроились двадцать солдат с незажженными факелами в
руках. Рядом стояла жаровня, и от нее вился благовонный дымок.
     На белом валуне  сидел, изучая старинный пергамент, Мардус, одетый ради
торжественного  обряда  с  невероятной пышностью;  под развевающимся  черным
плащом золотой насечкой сверкали латы.
     Серегил  и  Микам  увидели,  как  из-за  деревьев появилась  дирмагнос.
Меркнущий  солнечный свет  засверкал  на  драгоценных камнях, которыми  было
расшито ее одеяние.
     - Что за славная парочка! - Микам снова  взглянул на солнце. - Нисандер
говорил, что затмение продлится около  часа. И похоже, ты  был прав:  прилив
совпадает с ним по времени. Вода уже достигла вчерашнего уровня и продолжает
прибывать.
     - Тогда пошли. Время заняться последними приготовлениями.
     Иртук Бешар опустила иссохшую руку на плечо Мардуса.
     - Противостояние началось, господин.
     Мардус поднял глаза от документа, который изучал.
     - Ах да. Тилдус!
     - Здесь, господин! -  Бородатый капитан старался всегда оказаться рядом
с хозяином в нужный момент.
     - Сообщи всем: затмение началось. Напомни людям, что нельзя смотреть на
солнце, особенно когда затмение станет полным.
     Тилдус поспешно отдал честь и направился к своим солдатам.
     Прилив медленно гнал волны все выше, постепенно подбираясь к впадине, и
вместе с ним прилетел теплый ветерок, пахнущий водорослями и солью.
     Скоро он запахнет кровью, с удовлетворением подумал Мардус.
     Когда  все  пленимарцы  заняли отведенные  им  места, Мардус поднялся и
вошел в храм; черный плащ зловеще развевался у него за плечами. Волны теперь
уже  совсем  почти  достигли  сухого  бассейна, впереди  них по  расщелинам,
покрытым  изнутри резьбой, тянулись полосы пены. Мардус обошел всю  впадину,
потом встал с дальней от моря стороны и поднял руку. Горнисты, выстроившиеся
на склоне, громко затрубили.
     Из-за деревьев появилась маленькая процессия с Иртук Бешар во главе. За
ней шел молчаливый Тагмар Иордун;
     он  нес  резной  ларец  с  частями  Шлема. Следом солдаты вели  четырех
белоснежных телок с эмблемой Далны на лбу и четырех черных бычков  со знаком
Сакора и  несли  клетки  с четырьмя чайками и  четырьмя  большими  совами  -
символами Астеллуса и Иллиора.
     Тагмар благоговейно опустил ларец на край впадины. Животных  разделили:
каждую  разновидность  поместили  в угол  огромного  квадрата.  Иртук  Бешар
медленно  переходила  от  одной к другой,  возлагая  руки  на головы  жертв.
Животные от ее прикосновения падали замертво,  им  тут же рассекали  грудь и
сваливали в груды, источавшие миазмы смерти.
     Иртук Бешар воздела  руки к  небу,  откинула  голову и на древнем языке
некромантов воскликнула:
     - Агрош марг вену Куй гри бара кон Сериами! Ика Ватарна пракот!
     Языки призрачного пламени вырвались из наваленных по углам квадрата туш
животных.   Выстроенные   сбоку   солдаты   при   виде   этого   разразились
приветственными криками.
     Теперь  уже  от солнечного диска остался лишь  тонкий  полумесяц;  небо
обрело  мрачный  пурпурный  оттенок.  Над  горизонтом  длинным  мазком сияла
комета, похожая на зловещий прищуренный глаз. В  тусклом  свете тени слились
воедино, а земля стала казаться странно плоской. Птицы, вовсю  распевавшие с
рассвета, умолкли,  и лишь  изредка раздавался  удивленный крик горлицы  или
карканье одинокого ворона.
     Вода поднялась по узким расселинам и хлынула в каменный бассейн. Мардус
подал сигнал стражникам, окружавшим пленников. Те  выволокли вперед  десяток
испуганных  мужчин, сорвали с  них одежду  и привязали  к столбам. Под тихие
заклинания шедшей за ним следом Иртук Бешар  Мардус быстро перерезал каждому
горло кинжалом. Эти первые жертвы умерли быстро, их кровь вытекла в бурлящую
воду, заполнившую впадину.
     Когда последний  краешек, оставшийся от солнечного  диска, стал тонким,
как  волосок,  внезапно  со  всех  сторон  раздалось  громкое  карканье.  Из
сгустившихся сумерек появилась  огромная  стая воронов. Под  хриплые крики и
шум  черных  крыльев  они тучей опустились  на  деревья,  скалы и.  верхушки
столбов. В тот же момент из воды поднялась сплошная масса крабов всех форм и
размеров.  Карабкаясь по камням,  они  сплошь накрыли трупы животных и  тела
жертв;
     началось жадное пиршество.
     Среди уцелевших пленников раздались вопли ужаса. Тилдус пролаял приказ,
и  солдаты зажгли  факелы  от  тлеющего в  жаровне  огня.  Вся  жуткая сцена
приобрела гнусную отчетливость.
     Никто,  даже  дирмагнос,  не  заметил,  как  трое  часовых на  северной
возвышенности, дернувшись, исчезли. Если они  и успели вскрикнуть, все звуки
утонули в раздававшихся снизу воплях.
     "Пожиратели  падали, пожиратели смерти", -  думал  Серегил; тела убитых
солдат они  с  Алеком и Микамом  спрятали в кустах. Черные  полосы у  них на
лицах придавали им устрашающий мрачный вид;  все трое на животах подползли к
краю утеса, где на часах оставался Нисандер.
     Луна полностью закрыла солнце, и вокруг него засияла призрачная корона.
Черный диск висел  в небе, окруженный  языками  пламени, словно вытаращенный
ужасный  глаз.  Горящий  полукруг   холерной  звезды,  отчетливо  видный  на
потемневшем небе, располагался как раз под ним.
     С  каждой волной прилива каменный бассейн у ног Иртук  Бешар все больше
заполнялся водой.
     По знаку Мардуса солдаты перерезали  веревки, удерживавшие трупы  жертв
на  столбах, и швырнули тела  на  груды  падали. Их  место у столбов  заняли
десять женщин, и снова кинжал  Мардуса, сверкнув, положил конец их  жалобным
причитаниям.
     Серегил  сморщился.  Наблюдать  это  и  ничего  не  предпринимать  было
мучительно.  Рядом  с ним Алек судорожно сжал свой лук,  с ужасом  глядя  на
происходящее широко раскрытыми глазами.
     - Разве можем  мы  просто лежать здесь и  смотреть, как они умирают!  -
прошипел он.
     Нисандер находился рядом с Алеком, и Серегил увидел, как тот  сжал руку
юноши.
     - Подумай о том,  сколько людей погибнет, если нам не удастся выполнить
свою задачу, -  напомнил он Алеку. -  Будь сильным, мой мальчик. Не позволяй
ничему отвлечь себя.
     Иртук Бешар снова подняла руки и  начала  читать заклинание; ее похожий
на шелест сухих листьев голос поднялся над шумом моря.  Стражники приволокли
к краю впадины новых пленников, обезглавили их и бросили на камни так, чтобы
кровь из разрубленных шей стекала в воду.
     Мардус открыл ларец и  вынул хрустальную корону. Иртук Бешар взяла ее у
него, подняла  к небу,  а потом  бросила в бурлящие волны.  Затем то  же она
проделала с простым железным кольцом и с грубо вылепленной глиняной чашей.
     - Пора, - прошептал Нисандер. Серегил стиснул плечо Алека.
     - Целься точно, тали.
     Алек прижал к губам стрелу с белым оперением.
     -  Непременно, тали, -  прошептал  он в ответ. Синие  глаза, окруженные
черной  краской, яростно сверкнули. С его  образом в сердце Серегил поспешил
за остальными.
     Алек стиснул стрелу в кулаке, ощущая  бьющуюся в ней силу. Шум моря был
теперь тем монотонным гулом, который преследовал его в кошмарах,  но на этот
раз у стрелы было острие.
     Взглянув вниз,  он  увидел, как  дирмагнос  высыпала  в воду  пригоршню
деревянных дисков. Когда погрузился  последний,  поверхность воды в бассейне
стала неподвижной  и  гладкой, как стекло.  У его кромки  все  еще  грохотал
прилив, но  власть  дирмагноса  не  давала больше воде  вливаться в  выемку,
полную до  краев.  Как  темное  зеркало,  поверхность  отражала  черный глаз
солнца.
     Дирмагнос простерла руки  над водой  и начала новое заклинание. Солдаты
подтащили к ней одного из пленников и повалили на спину, держа за руки  и за
ноги. К жертве Приблизился Тагмар с черным топором в руках.
     Алеку  отчаянно   хотелось   не  видеть,  как   будет  рассечена  грудь
несчастного, но он знал, что не должен отводить взгляд ни на секунду.
     Тагмар  вырвал  еще  бьющееся сердце  и  швырнул  его  в  воду.  По ней
пробежала быстрая рябь, словно стайка птиц пролетела над поверхностью, и тут
же  стихла. Еще одно сердце было брошено в воду, и снова появились маленькие
жадные волны, на этот раз более многочисленные.
     Алек  ощутил беззвучную дрожь камня, на котором лежал. Топор поднимался
и падал, и дрожь становилась все более явственной,  словно где- то в глубине
забилось мощное сердце.
     Вода  в  бассейне  стала  черной  и непрозрачной, как  деготь. Над  ней
поднялись  струйки тумана,  и  отовсюду  стали  доноситься тихие  бесплотные
стенания.
     Серегил  узнал  эти  призрачные голоса.  Он  вспомнил,  как  стоял  над
хрустальной короной, а его  кровь капала и  капала на лед под завораживающий
шепот. Скорчившись вместе с Микамом и Нисандером за стволом упавшего  дерева
на берегу, он видел колеблющиеся, постоянно меняющие форму тени, выползающие
из темноты  за рядом факелов и тянущиеся к клочкам тумана  над водой. Черная
жидкость начала вращаться,  образуя воронку, словно  перемешанная гигантской
ложкой.  Голоса призраков стали  громче,  можно уже  было  разобрать пение и
крики. Духи щипались, тянули за  одежду и  оружие людей, дергали  за волосы.
Воздух  словно загустел, гася  даже те жалкие лучи света, что еще  достигали
земли. Нисандер быстро начертил в воздухе магический знак, и тени отступили.
     Серегил, Микам  и Нисандер  пробрались обратно в лес и двинулись  вдоль
дороги к берегу залива; никто из часовых ничего не заметил.
     - Будьте готовы, - прошептал волшебник. - Время вот-вот наступит.
     Что-то холодное скользнуло  по  спине  Алека под  туникой.  Плавающие в
воздухе фигуры  становились  все более угрожающими.  бесплотные, но  слишком
настойчивые, чтобы  на них можно было не обращать  внимания. Призраков можно
было увидеть лишь краем глаза, они касались лица Алека, легкие, как паутина,
но исчезали, как только он пытался посмотреть на них прямо.
     Факелы теперь горели зеленым пламенем и разбрасывали искры, которые как
крысы  мельтешили по  краю  бассейна,  прежде  чем  их  поглощала призрачная
колонна  тумана,  вставшая  над  водой.  Она  росла  все  выше и  выше,  эта
извивающаяся серая масса,  освещенная вырывающимися изнутри языками  пламени
на фоне словно  обугленного  неба. Колонна  на долгое  мгновение  неподвижно
замерла над бассейном, а духи метались вокруг и сквозь нее; потом с утробным
ревом единственная бело-голубая молния пронизала ее насквозь, словно взорвав
поверхность воды и разбросав клочья тумана и осколки камней.
     Солдаты попадали на колени, в ужасе закрыв лица руками. Вороны взвились
скрежещущей тучей, шум стал  оглушительным.  Со  стороны дороги донесся визг
взбесившихся  лошадей  и  треск повозок,  увлекаемых обезумевшими животными.
Туман медленно  рассеялся, обнажив  там, где только что был бассейн с водой,
черную дымящуюся дыру.
     С победным  криком Иртук  Бешар спустилась в  нее и  выудила что-то  из
мешанины мусора. Выпрямившись, она обеими руками подняла над головой Шлем.
     Округлое  заостренное  навершие  и  наносник  были  сделаны  из темного
железа,  а  по  околышу тянулась  широкая  полоса червонного  золота. В  нее
оказались вделаны восемь тусклых синих камней, над которыми высилась  корона
из восьми  изогнутых черных  рогов.  Черная  кольчужная сетка спадала  сзади
Шлема; руки скелета с длинными когтями на пальцах образовывали нащечники.
     Выбравшись  на  край выемки,  Иртук  Бешар  протянула  Шлем  Мардусу  и
затянула монотонный  напев. Хотя Алек  не понимал языка, два слова он узнал:
Сериамайус и Ватарна.
     Алек натянул тетиву так, что рука коснулась уха.
     Но прежде чем он успел послать стрелу, из леса на юге донеслись  крики.
Все глаза  обратились туда: над  верхушками деревьев -  там,  где  находился
лагерь, - взвились яркие языки пламени.
     Мардус выхватил меч и прокричал приказ, отправив половину своих  солдат
туда, откуда доносился  шум.  Все еще сжимая Шлем, Иртук Бешар начала что-то
быстро ему говорить.
     Для Алека время замедлилось, словно  во сне. Он поднялся во весь рост и
прицелился в дирмагноса. Призрачные фигуры заметались между ним и его целью,
крутясь и толкая юношу, но он, не обращая на них внимания, сосредоточился на
выстреле.
     "Целься точно, тали".
     - Аура Элустри  малрейл, - пробормотал Алек. Черный  лук напрягся в его
руках,  словно  живое существо. собрав воедино  всю  силу, заложенную в него
мастером Рэдли.  Когда  стрела оказалась  у уха  Алека,  он спустил  тетиву.
Оперение царапнуло его щеку и унесло на себе каплю крови юноши.
     Стрела  нашла  свою  цель  так же уверенно  и  точно,  как  при учебных
тренировках; когда она впилась в  грудь  Иртук Бешар, раздался звук, похожий
на раскат летнего грома. Удар развернул колдунью, как тряпичную  куклу. Шлем
выпал из ее рук и скатился вниз, в развороченную выемку в камне.
     - А эта тебе, подонок! - крикнул Алек, целясь в изумленного Мардуса.
     Рядом с его головой свистнула стрела, заставив его промахнуться. Другая
едва  не  задела  Алека,  и  он  нырнул  за дерево, а внизу на  берегу  моря
раздались дикие  вопли. Все  еще  сжимая в  руках  лук, Алек  подполз к краю
скалы,  чтобы  увидеть,  что  происходит.  Со  всех  сторон  летели  стрелы;
большинство  из них  находило жертв среди пленимарцев.  В колеблющемся свете
попадавших  на  землю  факелов  Алек с  трудом  разглядел  маленькую  группу
лучников  на  противоположном от него  склоне.  Они  стреляли вниз,  поражая
солдат, которым негде было скрыться. В суматохе из-за скал метнулись Серегил
и Микам с обнаженными клинками, пробиваясь к дирмагносу.
     Мардуса  нигде  не  было  видно, и Алек  решил заняться  солдатами.  Он
застрелил двух подряд, но тут его  на мгновение ослепила яркая вспышка света
там, где сгрудились пленники.
     Когда  его  зрение восстановилось,  он увидел Теро,  склонившегося  над
обугленными  телами нескольких  стражников. Молодой маг не замечал вражеских
солдат, приближающихся к нему сзади.
     Рана, нанесенная  дирмагносу, должно быть, ослабила хватку  колдуньи  и
дала Теро некоторую свободу, подумал Алек.
     - Берегись! - прошептал он, быстро посылая стрелу с красным оперением в
ближайшего к  Теро врага.  Солдат упал,  а  Теро заслонили  другие пленники,
кинувшиеся вперед в ярости и панике.
     - Попал в нее с  первой же попытки! - тихо воскликнул Серегил,  увидев,
как  Иртук  Бешар внезапно дернулась,  вцепившись  обеими руками  в  древко,
торчащее из ее  груди. Шлем покатился обратно в ту дыру, откуда колдунья его
извлекла, и Мардус рванулся за ним следом.
     Не обращая  внимания на дождь стрел, Серегил с  Микамом кинулись  вниз,
оставив  Нисандера  в  безопасности  среди скал. Заклятия  Иртук  Бешар  уже
рассеивались, и  вода вновь  хлынула в каменную  выемку,  неся  с собой тела
жертв;
     бурный поток  подхватил  Шлем  и швырнул его  в черную дыру,  прочь  от
протянутой руки Мардуса.
     Моля  Сакора,  чтобы  Нисандер  оказался прав  и  силы  дирмагноса были
ослаблены раной, Микам кинулся на Иртук Бешар. Раненая колдунья заметила его
и подняла одну высохшую  руку. Микам  взмахнул  мечом и отсек  ее по локоть,
потом  нанес  новый  удар  -  в  плечо.  Тело  дирмагноса  рассыпалось,  как
пересохшая  тыква. Иртук Бешар выкрикнула  проклятие, но в этот момент Микам
отрубил ей голову и вторую руку.
     Забыв   о   предостережениях   Серегила  и   Нисандера,  Микам  на  миг
заколебался, с ужасом глядя, как отсеченные члены извиваются на земле  у его
ног.  Но  тут он углом глаза заметил  какое-то движение  и обернулся как раз
вовремя, чтобы отразить меч Тилдуса.
     "Сакор сегодня смотрит на меня с улыбкой", -  сказал он себе, уклоняясь
еще от одного удара и нанося пленимарскому капитану смертельную рану в шею.
     На  него   кинулись  солдаты  Тилдуса,   чтобы  отомстить   за   смерть
предводителя. Микам ранил  двоих и убил  третьего. Четвертый  занес  меч. но
упал  прежде, чем Микам  успел обернуться к  нему: из  спины солдата торчала
стрела. Микам едва успел подумать, что  оперение  на ней  не  такое,  как на
стрелах Алека: на него снова напали пленимарцы. Он решительно отражал напор,
слыша, как  позади  звенят клинки,  но слишком  занятый  своими собственными
противниками, чтобы посмотреть назад.
     Как они и надеялись, восстание пленников, вместе с загадочным пожаром в
лагере,  отвлекло  солдат. Микам  быстро  разделался с теми  немногими,  кто
остался у храма.
     Он начал озираться в поисках Серегила, когда  обжигающая боль  пронзила
его правое бедро. Микам пошатнулся и, обернувшись  назад, увидел вцепившуюся
в него Иртук Бешар:  с горящими как у дикой  кошки глазами  она  терзала его
тело  зубами  н  ногтями.  Слишком  поздно  Микам  понял свою  ошибку:  тело
дирмагноса снова было целым.
     Разорванное одеяние  свалилось  с колдуньи,  и Микаму были видны  серо-
синие неровные линии  там,  где  соединились  разрубленные части, и  все еще
торчащие  между иссохшими  сосками обломки стрелы. Ноги  колдуньи, черные  и
тонкие, как  конечности сожженного  трупа, судорожно  дернулись,  когда  она
снова  вонзила зубы  в тело Микама. Смертельный холод  начал расползаться от
нанесенных ею ран.
     Микам  неуклюже ударил ее мечом.  Одна мумифицированная  нога отлетела,
потом ему удалось разрубить колдунью пополам.  Полный решимости не повторять
прежней ошибки, Микам  ухватил нижнюю часть туловища за уцелевшую ногу и изо
всех сил швырнул ее в море, потом отбросил вторую ногу в темноту.
     Но Иртук Бешар все еще была  кошмарно живой. Она вцепилась в Микама как
проклятие. От ее укуса  холод охватывал его  тело все больше и больше, лишая
слуха, застилая  тьмой глаза,  заставляя  неметь  пальцы. Меч выпал  из руки
Микама.  Из  последних  сил  он рванул с  себя  впившееся  в  него чудовище.
Высохшие кости крошились  под его кулаком, клочья пыльной кожи расползались,
как истлевшая ткань, но  Иртук все еще  не разжимала зубов, вливая  в  кровь
Микама свой яд.
     Омертвевшая  нога  Микама  подогнулась, и  он  почувствовал, как хватка
дирмагноса медленно перемещается; чудовище подползало к  груди. Микам слышал
голос Серегила где-то рядом. Он напрягся, пытаясь позвать друга, но из горла
не вылетело ни звука. Мстительная ненависть дирмагноса душила его.
     У Алека не осталось стрел, кроме трех оперенных белым, когда он  увидел
Микама, извивающегося на земле рядом с краем бассейна. Юноша ощутил  ледяной
комок  в  животе,  когда  понял,  что  представляет  собой кошмарная  тварь,
вцепившаяся  в  Микама.  Стрелять  в  нее  оттуда,  где  он находился,  было
бесполезно:  невозможно было  бы попасть в дирмагноса, не поразив  при  этом
Микама. Сжав стрелу в  руке, как кинжал, Алек кинулся вниз по  скалам,  моля
богов, чтобы его помощь не опоздала.
     Оглянувшись  через плечо, Бека убедилась,  что декурия  Бракнила сумела
поджечь лагерь пленимарцев. По  этому  сигналу  она вместе с  воинами Рилина
начала  осыпать стрелами солдат, метавшихся в естественном амфитеатре внизу.
Скаланцы  заняли позицию высоко на склоне; отсюда можно  было  расстреливать
врагов, как свиней в загоне.
     Но  первыми начали стрелять не они, сообразила Бека. Выпуская стрелу за
стрелой,  она  гадала, как удалось Бракнилу так  быстро сюда добраться и как
его воины оказались на противоположном  склоне. Один  из лучников  умудрился
поразить колдунью даже прежде, чем Бека отдала приказ стрелять. Как бы то ни
было, пленники вырвались на свободу, как она и надеялась.
     - Это их расшевелило, -  прорычала Бека, оборачиваясь к своим воинам. -
Поехали, ургажи, теперь они сами справятся.
     - Подожди, лейтенант,  - прошептал Рилин. -  Мне кажется, что не только
мы заинтересовались этим пленимарским отрядом.
     Отчаявшиеся пленники гнали своих  мучителей к  скалистым  обрывам, но у
берега несколько человек все еще упорно  сражались.  Свет факелов  плясал на
стали  клинков;  тени  окружали  естественную  выемку, зажатую  между  двумя
крутыми склонами.  Генерала  Мардуса нигде  не  было видно,  но пленимарская
колдунья все еще оставалась жива  и  боролась с высоким воином.  Сердце Беки
замерло.
     -  Не может  быть!  - ахнула  она. Потом из-за  скал  выпрыгнул Алек  и
помчался,  разбрызгивая  воду,  к  борющимся  -  не вооруженный ничем, кроме
зажатой в руке стрелы.
     Бросив лук, Бека поспешно стала спускаться по крутому утесу.
     - Что ты делаешь! - воскликнул Рилин, хватая ее за руку.
     Бека высвободилась  так резко, что чуть не столкнула изумленного  воина
со скалы.
     - Там мой отец! - бросила она через плечо, продолжая спускаться.
     -  Солдаты, -  рявкнул  позади нее  голос  Рилина, -  за лейтенантом! В
атаку!
     Микам  все  еще  слабо  сопротивлялся хватке  дирмагноса, когда  к  ним
подбежал Алек. Схватив Иртук Бешар за  остатки волос, он вонзил стрелу ей  в
горло. Раздался взрыв, опрокинувший юношу на спину и оглушивший его.
     С диким  визгом  Иртук  Бешар выпустила  Микама,  подползла  к  Алеку и
схватила его за лодыжку.
     - Все-таки ты мне достанешься, - прохрипела она;
     подтягиваясь  обеими руками, колдунья начала  ползти по  его ноге,  как
чудовищная ящерица.
     В ее  глазах Алек  прочел смерть. Торопясь помочь Микаму. последние две
стрелы с белым оперением он оставил вместе с луком.
     - Аура Элустри!  - выдохнул он, пытаясь вытащить из ножен рапиру: упав,
он придавил  ее своим телом. Но прежде чем  это ему удалось, сверкнул другой
клинок, и голова дирмагноса, крутясь, полетела в волны.
     Стряхнув все еще  цепляющиеся за него  руки, Алек, шатаясь, поднялся  с
земли и вытаращил глаза, не веря себе:
     перед ним Бека Кавиш яростно рубила извивающиеся останки Иртук Бешар.
     - Держись от нее подальше! - предостерег он  девушку. - Ты все равно не
сможешь убить дирмагноса.
     - Что вы  здесь  делаете? - спросила  Бека и попятилась от  дергающихся
конечностей.
     - Сейчас нет времени на разговоры. Где Микам? Посмотри, что с ним.
     Бека нашла  отца  лежащим неподвижно там, где  он упал.  Глаза его были
закрыты,  он судорожно  втягивал в себя  воздух. Пот струйками  тек по  лицу
Микама, промывая светлые дорожки в черной краске вокруг глаз.
     - Отец, это и правда ты!  - воскликнула Бека. Она опустилась на  колени
рядом с Микамом и стала разглядывать ужасную рану на ноге воина. Дирмагнос в
ярости  разорвала  зубами  кожу и  мышцы. Кровоточащая  плоть  уже принимала
зловещий темный оттенок.
     - Бека? - прошептал Микам, открывая глаза. - Расшвыряй куски, расшвыряй
- она не умирает.
     - Этим занимается Алек, - заверила его девушка. Бека стянула перчатки и
взяла отца за руку; при этом она впервые заметила странный рисунок, каким-то
образом появившийся  у  нее  на ладонях.  На  руках отца виднелись такие  же
знаки.
     -  Надо же! Сначала  я обнаруживаю  здесь вас, а  теперь еще и  это!  -
изумленно воскликнула Бека. - Что, во имя Сакора, тут происходит?
     Микам сравнил символы у них на ладонях.
     - Значит,  ты тоже Воин. Все так странно  совпало, Бека. Ты  и половины
всего не знаешь. - Микам снова закрыл глаза и судорожно втянул воздух.
     Бека распахнула  его  тунику  и приложила  ухо к груди.  Сердце  Микама
колотилось  слишком быстро, а  кожа была слишком холодной. Бека оглянулась в
поисках помощи. К ней спешили Алек и  Рилин, поддерживая  кого-то  третьего.
Это был молодой еще, но совершенно изможденный человек со спутанными черными
волосами и густой щетиной  на щеках; его лицо было  Беке смутно знакомо.  Он
тоже  был  ранен:  кровь  текла  по  лицу, сабельный  удар  рассек,  хоть  и
неглубоко, его  бок. Но  зеленые глаза  незнакомца, которого  Алек  и  Рилин
опустили на землю рядом с Микамом, смотрели остро и властно.
     -  Помоги ему.  Теро. Должно же быть  что-то, что ты  можешь сделать, -
умоляюще сказал Алек. - Мне нужно найти Серегила!  Кто-нибудь видел его? Или
Нисандера?
     -  Я здесь,  милый мальчик,  -  раздался глубокий  голос из темноты под
нависшей скалой.







     Мардус, пригнувшись, стоял напротив Серегила на неровном камне впадины;
волны  прилива кипели  вокруг ног обоих противников.  Они кружили  в ледяной
воде, подбираясь к Шлему, который  лежал  между ними, наполовину выступая на
поверхность. Пробудившееся  сияние синих камней- глаз заставляло воду вокруг
Шлема слабо фосфоресцировать. Удар молнии, сопровождавший возрождение Шлема,
сделал из ровной впадины  широкую дыру с неровным  дном; кое-где  глубина ее
превышала рост  каждого  из бойцов. Усеянная телами жертв,  освещаемая  лишь
мертвенным светом короны вокруг солнца - затмение еще продолжалось, - выемка
напоминала нечто, приснившееся в ужасном сне.
     - Мне следовало убить твоего  щенка, пока была  возможность, - прорычал
Мардус.
     -  Да,  следовало   бы,  -  ответил  Серегил  сквозь   стиснутые  зубы,
примериваясь к противнику. Мардус  был не таким уж умелым фехтовальщиком, но
его защищали латы. - Да  и  с  Нисандером ты оплошал, знаешь ли. Он жив, так
что Четверка остается полной.
     - И все равно вы  проиграли,  -  злорадно усмехнулся  Мардус, показывая
зажатым в левой руке кинжалом на Шлем. - Я - Ватарна, избранник Сериамайуса.
Неужели ты думаешь, что выстоишь против меня?
     - Но  ведь и я  избранник, ты, сын безвестного отца и шлюхи. -  Серегил
одной  рукой  рванул  ворот  туники  и  показал  Мардусу  обращенный символ,
пульсирующий на  его груди.  -  И убью я тебя за  то, что  ты сделал с моими
друзьями  в "Петухе", за  то, как ты мучил  Алека, за  всех  тех  несчастных
ползунов и  нищих, которых ты  использовал, а потом предал, за тех  невинных
мучеников,  что были принесены в  жертву  по твоему  приказу.  Ад и  все его
дьяволы,  да я  убью  тебя  просто  ради  удовольствия! Ну  же,  благородный
пожиратель падали, иди сюда! Пора с этим кончать!
     Он  сделал выпад,  и  клинки противников столкнулись с такой силой, что
руки  их на мгновение  онемели. Серегил обманным  движением  отвлек внимание
Мардуса и попытался нанести удар ниже лат, однако поскользнулся.  Острие его
рапиры отскочило  от металла, но задело  левую  руку Мардуса.  Свежая  кровь
замутила  воду,  но  оба  противника  были  слишком  заняты поединком, чтобы
заметить, как вспыхнул тусклый свет камней Шлема.
     Отчаянно нащупывая опору для ног на неровных  камнях дна, Серегил скоро
понял,  что  проигрывает. На  ровной  земле его  быстрота  позволила  бы ему
уравнять  шансы,  но  здесь,  в  этой  полузатопленной  дыре,  он  мог  лишь
защищаться, отражая могучие удары более высокого Мардуса. Противнику удалось
отбить  рапиру  в  сторону и задеть  левое  плечо Серегила,  но  тот тут  же
отплатил ему ударом в правое предплечье.
     Впервые за все время Серегилу  пришла мысль о том, что предписанная ему
пророчеством роль сыграна, что теперь он может и погибнуть. Почувствовав его
колебание,  Мардус  кинулся  в новую  атаку  и  сумел  слегка  задеть  бедро
Серегила.  Новая  порция крови пролилась в воду; Шлем сиял все ярче, набирая
силу и от этого, и от каждой новой смерти на берегу:
     сражение там продолжалось.
     Первым  это  заметил  и понял значение сверкания  Шлема  Мардус. Удвоив
усилия, он оттеснил Серегила к скалам берега. Оказавшись в почти безвыходном
положении на скользких  камнях,  Серегил решился на отчаянный шаг: отпрыгнув
от Мардуса, он бросился к Шлему. Но не сделал Серегил и двух шагов, как нога
его  застряла в незаметной трещине дна,  и  Серегил упал,  больно ударившись
коленом.
     Мардус ударил его в спину, но был слишком далеко, чтобы  тяжело ранить;
когда  же он замахнулся  для смертельного удара, во впадину хлынула  высокая
волна, сбила его с ног и отшвырнула обоих противников, полуослепших от брызг
и пены, на утесы.
     И  снова Мардус  опомнился  первым.  Все еще  сжимая  в  руке  меч,  он
оглянулся, высматривая Серегила. Тот, безоружный и оглушенный, растянулся на
камнях. Из раны на лбу текла кровь, заливая один закрытый глаз.
     На лице Мардуса мелькнуло выражение мрачного триумфа. Он  сделал шаг  к
противнику,  преодолевая  сопротивление  воды.  Из  своего долгого опыта  он
хорошо  знал,  куда нанести  удар, чтобы  изувечить жертву  и  заставить  ее
умирать долго и мучительно.
     Однако сверкание камней-глаз Шлема отвлекло Мардуса. Волна отхлынула, и
он обнаружил сияющий сквозь мелкую воду Шлем у своих ног.
     - Похоже, я в конце концов все же буду иметь удовольствие принести тебя
в жертву  Прекрасному, - торжествующе воскликнул  Мардус. - Раненый или нет,
ты все равно для него желанный дар.
     Схватив Шлем за один из изогнутых рогов, Мардус поднял его над головой.
     - Адрат Ватарна, фромут...
     Серегил дождался своего  момента. Открыв глаза, он сунул руку в скрытый
водой сапог, вытащил кинжал и метнул его.
     Мардус замер, все  еще  держа  над  головой Шлем и  удивленно глядя  на
клинок, вонзившийся ему между ребер как раз там, где кончалась кираса.
     - Тебе следовало убить меня, пока была возможность, - прорычал Серегил.
Оставляя за собой кровавый  след, он подошел к  противнику. - До  сих пор ты
играл  свою игру  блестяще, но  всегда следует сначала  прикончить  врага, а
потом  уже хватать  добычу. Гордыня, благородный господин, это ведь смертный
грех. К тому же он делает твои поступки предсказуемыми.
     Губы Мардуса растянулись в пародии на улыбку.
     - Фокусы. Вечные твои фокусы, - прошептал он. Сжимая в одной руке Шлем,
в другой меч, он с трудом повернулся и шагнул к краю бассейна.
     Серегил  двинулся  следом  и загородил ему дорогу.  Мардус  умирал,  но
взглянул на врага с прежним холодным презрением.
     -  Пожиратель Смерти...  - начал он невнятно; изо рта его на подбородок
вытекла струйка крови.
     - ...Пожрет сегодня твое сердце, а не мое,  - докончил за него Серегил,
глядя в темные глаза Мардуса.
     Он схватился  за рукоять  кинжала  и поворачивал его в  ране,  рассекая
мышцы и сухожилия, пока  длинное лезвие не  уперлось в кость.  Горячий яркий
фонтан крови брызнул ему на руку.
     Мардус выронил Шлем и рухнул навзничь в мелкую воду. От  его носа и рта
тянулась цепочка окрашенных  алым пузырьков, потом  она  исчезла. Глаза, уже
затуманенные  смертью,  отразили  первый  маленький  яркий  краешек  солнца,
выглянувший из-за тени луны.
     Серегил плюнул  в  воду.  Маленькая  волна плеснула через край впадины,
скрыв на мгновение Мардуса под покрывалом пены. Когда она снова схлынула, на
фигуру Мардуса  наложилось  отражение  другого  высокого  человека.  Серегил
поднял глаза и увидел  стоящего над  ним на краю  бассейна Нисандера. До них
издали все еще доносились звуки сражения.
     - Ты  хорошо справился,  -  торжественно  сказал  маг.  -  Теперь нужно
навсегда уничтожить Шлем. Подай мне его, а потом найди свой клинок.
     Серегил  наклонился и схватил Шлем за два черных  рога - так же, как он
схватил  хрустальные  острия  короны  месяцы  назад.  И  так же,  как тогда,
зазвучали голоса невидимых существ,  бесплотные духи окружили  его,  пытаясь
помешать.
     Синие камни-глаза были теперь живыми; они повернулись в своих глазницах
без век и грозно уставились на Серегила, когда тот протянул Шлем Нисандеру.
     Старый маг завернул Шлем в полу своего плаща, так что он стал не виден.
     -  Найди свою рапиру,  - повторил волшебник мягко, но решительно. - Мне
нужна твоя помощь, Серегил. Ты единственный, кто может мне помочь.
     Почти не  ощущая  ран,  Серегил побрел  через  бассейн, разыскивая свой
клинок.
     - Нашел! - крикнул он. - Но что...
     Слова замерли у  него на устах. Пена очередной  волны шипела вокруг его
ног, и над ним  поднималась высокая фигура из  его кошмаров. Но на этот  раз
Серегил знал, какое лицо скрывается под устрашающим рогатым Шлемом.
     Лицо Нисандера.
     Руки  скелета,  образовывавшие  нащечники,  вцепились  в  него;   когти
вонзились в щеки, образовав чудовищные ямочки. Колдовские синие глаза горели
ярким огнем, бросая  вокруг лучи  света. Нисандер  стоял неподвижно,  словно
чего-то ожидая.
     - Нисандер, зачем?.. - выдохнул Серегил. Кожа у него на груди, там, где
был отпечаток диска, стала чесаться и гореть; потом жар охватил и его правую
руку. С  дужек гарды начали слетать искры,  клинок рапиры засиял. Но Серегил
не видел ничего, кроме печальной решимости в глазах Нисандера.
     Нисандер... самый старый друг, мудрый учитель, второй отец...
     Какая-то  здравомыслящая  часть  рассудка  кричала  Серегилу, чтобы  он
немедленно выбросил рапиру  в море, но  он не  в  силах был пошевелиться или
отвести глаза.
     -  Нисандер,  я  не  могу!  -  умоляюще  прошептал Серегил;  его  шепот
прозвучал как эхо его ночных кошмаров.
     -  Ты  должен.  -  Голос Нисандера  стал  тонким  и  напряженным.  -  Я
добровольно взвалил на себя эту ношу. "Первым будет Хранитель, сосуд света в
темноте. Затем Древко и Воин, которые потерпят неудачу и все же не потерпят,
если Проводник, Невидимый,  сделает то, что должен. И под конец снова  будет
Хранитель, чья участь горька, словно  желчь". Теперь ты должен нанести удар,
милый мальчик. Слишком много крови пролилось, я не смогу удерживать эту силу
долго.  Если ты потерпишь неудачу, я сделаюсь  их Ватарной,  проклятием всех
живущих. Нанеси удар, Серегил! Другого пути нет и никогда не было.
     Тело  Серегила,   казалось,  теперь  ничего  не  весило;   он  медленно
вскарабкался на утес с обнаженным клинком в руке.
     "Спрятать  глубоко печаль, - прошептал  голос в его сердце.  - Спрятать
боль, и страх, и отвращение, и жалость...
     Я понимаю. О да!"
     Глаза на Шлеме устремили  на него свой взор; Серегил встал прямо  перед
Нисандером. Удар, который он должен нанести, нельзя нанести сзади.  Жалобные
стоны  духов  раздавались всюду вокруг,  мешаясь  с  криками  живых. Серегил
поднял клинок. Какая-то часть его рассудка узнала  среди других голос Алека,
но он не обернулся.
     Нисандер  покачнулся  и опустился на  колени,  широко раскинув руки. На
каждой его ладони горели огненные шары, освещая все еще видимые символы.
     "...Защитят ваши души..."
     Огненные шары  начали  гаснуть, а  сияние Шлема усилилось. Еще и теперь
Серегил  мог бы усомниться, если  бы Нисандер не поднял голову и не взглянул
на  него глазами, в которых начал разгораться тот же жуткий огонь, что лился
из  камней-глаз  Шлема. Что-то  сломалось в Серегиле, когда эти чужие  глаза
глянули на него с такого знакомого, такого любимого лица...
     Обеими  руками  подняв  клинок, он изо всех сил  опустил его на голову,
увенчанную Шлемом.
     Символы, которые  Нисандер  нарисовал  на лезвии, вспыхнули  ярко,  как
молния. Удар расколол великий Шлем Сериамайуса  на тысячу осколков железа  и
золота,  тут  же  превратившихся  в  клочья  тумана  и  растаявших  в  лучах
возвращающегося солнца.
     Резкий порыв ветра, полного стенаний, налетел ниоткуда, заставив  волны
хлынуть на утесы. Отбросив  погнувшийся почерневший клинок, Серегил упал  на
колени и бережно обнял мертвого Нисандера. Еще одна волна разбилась о скалы,
обдав пеной Серегила, и едва не унесла тело мага в море.
     "Ты  знал,  -  думал Серегил, глядя  в  лицо, которому  смерть  вернула
достоинство  и доброту. - Ты знал. С самого начала ты знал... ты знал...  ты
знал..."
     -  Ты знал! -  выкрикнул он беснующемуся  ветру, не замечая собравшихся
вокруг пораженных неожиданным открытием друзей.
     Склонившись  над безжизненным телом  Нисандера, Серегил  ждал следующей
волны - волны, которая унесет их обоих со скал в бездонные глубины моря.







     Серегил следил, как дым погребального  костра Нисандера  поднимается  к
золоту и пурпуру заката, и гадал, почему он не способен плакать.
     Рядом  с ним тихо всхлипывал Алек, Микам, поддерживаемый Бекой,  закрыл
лицо  руками. Немного в стороне от них стоял Теро; по  его ввалившимся щекам
текли слезы, поблескивая в отсветах пламени старательно собранного сушняка.
     Серегил  так хотел бы присоединиться  к  ним...  Но его горе было сухим
острым  камнем, тяжело  лежащим на сердце,  из-за которого  он с трудом  мог
дышать.
     Моряки  Раля и солдаты  Беки  в почтительном молчании  стояли  с другой
стороны  от  костра.  "Зеленая  дама"  добросовестно  патрулировала  морские
подступы к  бухте, и  Раль, увидев дым пожара в лагере пленимарцев, счел его
за  условный сигнал.  Не обращая  внимания  на  кипящие у  скал  волны, он с
двадцатью моряками высадился на берег - как раз вовремя, чтобы помочь воинам
Беки  разделаться  с последними  вражескими солдатами. Впрочем,  как  только
разнеслась весть  о смерти Мардуса, большинство пленимарцев предпочло просто
скрыться в покрывающих предгорья лесах.
     Бека  и  Раль  объединили   силы  и  занялись  похоронами   погибших  и
устранением  всех  следов  мрачной  церемонии.  Когда  берег  был  очищен от
скверны, на  склоне рядом  с впадиной из  сухих бревен сложили  погребальный
костер. Серегил  и  Теро бережно перенесли тело Нисандера на ложе из политых
маслом ветвей и благовонных трав.
     И  теперь, стоя у  костра и глядя  сухими глазами на  пламя, пожирающее
свою  добычу,  Серегил   заставил  себя  вспомнить,  как  старый  волшебник,
опустившись  на колени  среди  свитков  пергамента  и начертанных  на  земле
магических  символов,  говорил  им  -  Серегилу,  Микаму  и  Алеку  -  слова
ободрения.
     Но слезы так и не пролились.
     На потемневшем небе  проглянули  первые звезды  и между  ними - комета,
лишенная теперь  своего  зловещего значения. Дрова  костра начали оседать, и
тело  Нисандера исчезло  в  вихре  искр.  Несколько человек  из команды Раля
подбросили веток и плеснули масла, и языки пламени вновь  взметнулись ввысь,
а жар заставил людей отступить подальше.
     Траурный круг  распался,  и  все  постепенно  стали  расходиться.  Огню
предстояло гореть еще долго, пока человеческая  плоть и кости, равно  как  и
дерево,  не превратятся  в  легкий пепел,  который  развеет ветер  и  унесет
прилив.
     Серегил отвернулся от костра, хромая, медленно подошел к белому камню и
сел на него, ожидая, когда же наступит облегчение.
     Но оно  так и  не  приходило;  с того  момента, как он  принял  на себя
последнее поручение Нисандера, его окружила  пустота, отрезавшая от всех его
омертвелую душу.  С  того места, где  он  сидел, Серегил мог видеть Алека  и
остальных, окруживших  Микама, разделявших друг с другом горе и находивших в
этом утешение. Ему следовало бы быть с ними, он знал это,  но  что-то мешало
ему  двинуться  с  места.  Опустив  голову  на  руки,  Серегил  оставался  в
одиночестве  - там, где всего несколько  часов назад стоял Нисандер,  ожидая
решительного момента.
     Потом  Серегил услышал  чьи-то шаги.  Подняв  глаза,  он  с  удивлением
обнаружил, что это Теро.
     Усталый и покрытый синяками, в  одежде с чужого плеча, он мало  походил
на того напыщенного молодого мага, с которым Серегил препирался многие годы.
Остановившись рядом,  Теро некоторое  время смотрел  на погребальный костер,
прежде чем заговорить.
     - Я так много лет потерял зря из-за своей ревности к тебе, -  сказал он
наконец, все еще не глядя на Серегила. - Наши нелады причиняли ему боль, и я
забрал бы это все назад, если бы мог.
     Серегил медленно кивнул, чувствуя, что им еще многое нужно сказать друг
другу, но не зная, как начать. Вместо этого он спросил:
     - С Микамом будет все в порядке?
     -  Думаю,  мне  удалось  удалить большую  часть  яда,  -  ответил Теро;
говорить о практических вещах ему явно было легче. - Но все равно: даже если
Микам и не лишится ноги, вряд ли она будет служить ему, как прежде.
     - Ему повезло вообще остаться в живых. А что с дирмагносом?
     - С ней покончено. Об этом позаботился Алек.
     - Я рад.
     Снова повисла гулкая тишина, и Теро повернулся, собираясь уходить.
     -  Спасибо тебе, -  выдавил Серегил  напряженным хриплым голосом.  - За
помощь Алеку и за все остальное.
     Коротко кивнув, Теро исчез в тенях, уже ложившихся на дорогу.
     Микам заметил, как Теро отошел от Серегила.
     -  Пойди  к нему, -  прохрипел  он,  взглянув  на  Алека блестящими  от
лихорадки глазами.
     - Отец прав,  - сказала и  Бека, поднося  к губам Микама  чашу с вином,
куда был добавлен отвар целебных трав. - Не годится ему сейчас быть одному.
     -  Я  знаю. Я думал об этом  весь  день, -  прошептал Алек. -  Но  я не
представляю, что нужно сделать, что ему сказать. Мы все любили Нисандера, но
не так, как он. И надо же так случиться, что именно ему пришлось...
     Микам потянулся и положил сухую горячую ладонь на руку Алека.
     - Его сердце разбито,  Алек. Слушайся  того,  что подскажет  тебе  твое
собственное.
     Алек тяжело  вздохнул  и кивнул.  Поднявшись по  склону,  он  подошел к
камню, на котором все еще сидел Серегил, скрытый вечерними тенями.
     - Холодает. Я подумал,  что это может тебе  пригодиться, - сказал Алек,
снимая  плащ и  набрасывая его  на  плечи друга.  Серегил  пробормотал слова
благодарности, но не пошевелился.
     Чувствуя себя ужасно неловко, Алек коснулся руки Серегила,  потом обнял
его. Он почти ожидал,  что  Серегил оттолкнет  его или  наконец заплачет, но
вместо  этого  ощутил  черную  волну  пустоты. Что-то,  составлявшее  всегда
внутреннюю  сущность Серегила, покинуло  его  или умерло. Коснуться его было
все равно что коснуться статуи или тряпичного пугала.
     Слезы снова  побежали по  щекам Алека,  но он  не  изменил позы, просто
остался  рядом, надеясь, что его близость  вызовет какой-то прилив жизненной
силы.  Казалось,  у  него язык прилип к гортани.  Слова, как  сухие  листья,
застряли в горле. Что мог он сказать?
     Подул ночной ветер,  вздохнув среди ветвей  деревьев у  них  за спиной;
звук смешался с  ритмичным гулом прибоя. Совсем  рядом пролетела сова -  так
близко, что Алек расслышал шорох ее крыльев. Потом из тьмы донесся протяжный
крик птицы.
     Так  они сидели  некоторое время, прежде чем Серегил наконец заговорил.
Голос его был еле слышен.
     - Прости меня, Алек. Прости за все.
     - Никто не винит тебя. Ты сделал то, что должен был  сделать, как и все
мы.
     Короткий злой смешок Серегила заставил Алека вздрогнуть.
     - Разве у меня был выбор?
     На следующее утро они отплыли из бухты,  держа курс на  север.  Все еще
под  позаимствованными  парусами, "Зеленая  дама"  без приключений пересекла
вражеские воды, хотя  и  послужила причиной некоторого переполоха  в  Нанте,
пока Раль не предъявил свои бумаги.
     Корабль  два  дня  простоял на  якоре,  пока  команда меняла  паруса  и
запасалась провизией.  Бека нашла дризида, который взялся лечить раны Микама
и Серегила, после чего занялась приготовлениями к  отбытию. Вместе со своими
конниками она должна была отыскать свой полк. К вечеру второго дня Бракнил и
Рилин раздобыли достаточно коней  и припасов в дорогу; к тому же  им удалось
выяснить, что полк их находится в нескольких днях пути на север от Нанты.
     Раль уступил свою каюту выжившим членам четверки Нисандера; Микам лежал
там на узкой  койке с ногой, забинтованной чистыми  полосками льняной ткани.
Усевшись рядом с ним, Бека откинула на спину длинную косу.
     -  По городу ходят слухи, что  пленимарцев  отогнали далеко  за прежние
границы, - сообщила она отцу. - Мы  отправимся отсюда на северо-восток, пока
не  повстречаем  скаланские  войска,  а уж от  них узнаем последние новости.
Микам стиснул ее руку.
     - Будь осторожна, моя девочка. Война еще далеко не кончена.
     Бека кивнула; волнение сжало ей горло.
     - Клянусь  Пламенем,  отец,  мне очень  не хочется оставлять  вас, но я
должна вернуться. Я отправила некоторых  своих  конников вперед еще до того,
как мы  повстречались, и теперь должна  удостовериться, что они благополучно
добрались.
     Микам с улыбкой отмахнулся от ее тревог.
     - Я тут  поговорил с твоим  сержантом Бракнилом и еще кое  с кем. По их
словам, ты храбрый командир и хороший боец. Я тобой горжусь.
     Бека крепко обняла Микама, почувствовав знакомую шершавость его щеки.
     - Ну, мне ведь повезло с учителями, разве не так? Я только хотела бы...
     - Чего?
     Бека отодвинулась и провела рукой по глазам.
     - Я  всегда  надеялась...  ну, что, когда  я наберусь  немножко  опыта,
Нисандер найдет мне дело вроде тех, что поручает вам с Серегилом.
     - Ну, об этом ты не беспокойся. В мире всегда достаточно тревог,  чтобы
люди вроде нас не сидели без дела. Смерть Нисандера  тут ничего не отменила.
Однако, сказать по правде, Серегил меня беспокоит.
     Бека кивнула:
     - И Алек тоже. Ведь видно же, как  бедняга  переживает из-за  того, что
Серегил стал таким молчаливым и нелюдимым. Что произошло между ними?
     Микам со вздохом откинулся на подушку.
     -  Бедный Алек.  Он и так  не знает, что ему делать  со своей любовью к
Серегилу, а теперь еще и это. Серегил так ушел в себя, что я ума не приложу,
чем кто-нибудь из нас может ему помочь.
     - Может быть, он должен  помочь себе  сам. - Бека неохотно поднялась. -
Как  доберешься, позови  Валериуса  взглянуть на твою  ногу.  Мне все  же не
нравится, как выглядит рана. И  передай  маме и  девочкам, что я  их  люблю.
Пошли мне весточку, когда родится маленький братец.
     - Позаботься о том, чтобы вернуться в целости и сохранности, слышишь!
     Бека  последний  раз  поцеловала  отца  и  поспешила на палубу.  Там  у
поручней в одиночестве стоял Серегил.
     Они пожали друг другу  руки; Серегил повернул ладони девушки  к свету и
провел пальцем по еще видным на них символам.
     - У  тебя не только волосы такие же, как у отца, но и сердце,  - сказал
он с намеком на свою прежнюю улыбку. - Всегда можно положиться на то, что вы
явитесь, когда меньше всего ждешь и  когда больше всего в вас нуждаешься. Да
улыбнется тебе удача в сумерках, Бека Кавиш, и при свете дня тоже.
     - И тебе я желаю удачи, Серегил.  и  да исцелит тебя Создатель, - тепло
ответила  Бека,  испытывая  облегчение  даже  от  этого  слабого  проявления
интереса  к  жизни. Серегил почти не раскрывал рта  за все время плавания. -
Благополучно доставь отца домой.
     Алек ждал ее у лодки. Бека крепко обняла юношу и почувствовала ответную
ласку.
     -  Отвези их обоих в Уотермид, - прошептала она, прижавшись щекой к его
щеке.  -  И  оставайся  там,  сколько  сможешь. Бедный  Нисандер... Не  могу
поверить, что он хотел бы, чтобы так все обернулось.
     - Я тоже. - Алек сделал шаг назад, не выпуская ее рук.
     "Он кажется  теперь много  старше", - подумала  Бека, заметив печаль  в
глубине его глаз.
     Когда  Нанта скрылась  за горизонтом,  Алек спустился в  каюту. Серегил
сидел на краю койки Микама.
     - Я  нашел для тебя  кое-что в Нанте, пока мы там стояли, -  сказал ему
Алек,  протягивая  какой-то  завернутый  в  ткань   предмет.  Это  оказалась
маленькая арфа,  такая же, как  была у Серегила в Вольде. - Она, конечно, не
сравнится с твоей,  я знаю,  -  быстро продолжал  Алек, когда друг развернул
подарок и коснулся  струн, - но мне подумалось... Ну, Микам все еще страдает
от раны, и если ты будешь ему играть, ему станет полегче.
     Это, возможно,  была ложь во спасение, но Алек добился желаемого. Микам
одобрительно подмигнул юноше,  когда Серегил пристроил арфу на колене и взял
несколько аккордов.
     -  Замечательный инструмент.  Спасибо, - сказал  он, не  поднимая глаз.
Серегил сыграл еще несколько нот, подбирая мелодию, потом провел пальцами по
струнам, заставив их нежно зазвенеть.
     Теро пришел, чтобы  сменить Микаму повязку, и остался  слушать. Серегил
не стал петь, но  играл одну мелодию за другой  - печальные,  но  смягчающие
боль.
     Под эту музыку Микам задремал. Алек тихо сидел  в  углу, следя за лицом
Серегила; тот  играл  почти  весь  день. Лицо его  оставалось  бесстрастным.
Занавес молчания так и остался между ними.
     Настроение Серегила как будто несколько улучшалось по  мере приближения
к  Римини. Он  стал  чуть  более разговорчив.  хотя никогда  не упоминал  ни
Нисандера, ни  Шлем, гулял  по палубе  с Алеком  или Теро,  ел  то. что  ему
подавали, без  жалоб, но  и без  похвал  и  часами  играл  на  арфе,  находя
облегчение собственным страданиям в том успокоении, которое музыка приносила
Микаму.  Микам  и  Теро  радовались  этим  переменам, но  Алек,  деливший  с
Серегилом матрац на  полу каюты  Раля, видел, как дрожит и стонет во сне его
друг  каждую ночь. Предчувствие, пугающе похожее на  то,  что привело  его в
"Петух" той  ужасной  ночью,  заставляло юношу по возможности  не  оставлять
Серегила одного. Тот человек, которого он узнал за  последние месяцы, исчез;
на его месте теперь оказался молчаливый незнакомец с отсутствующим взглядом.
     На пятый день  пути, когда Алек вошел в каюту Микама,  тот  дремал; его
лицо было бледным и осунувшимся. В  ногах  лежала  арфа: Серегил  оставил ее
там, когда тихая музыка усыпила  раненого.  Неустанные заботы Теро не давали
пока  развиться  гангрене,  но  в маленькой  каюте было  душно, ее  наполнял
тяжелый запах больной плоти.
     Двигаясь  осторожно,  чтобы не  разбудить спящего,  Алек открыл окно  и
дверь, подперев ее мешком. Как раз когда он уже собрался прокрасться обратно
на палубу, Микам открыл глаза.
     - Что-то у  тебя  сегодня унылое  лицо, - хрипло  прошептал он,  жестом
приглашая Алека сесть рядом с собой. - Ну-ка выкладывай. В чем дело?
     Алек безнадежно пожал плечами:
     -  Да  все  Серегил.  Он  стал похож  на  тень.  Не  разговаривает,  не
улыбается. Такое  впечатление, что его здесь нет на самом деле. И я не знаю,
чем ему помочь.
     - Думаю, ты ведешь себя правильно: просто будь с ним рядом, как  тогда,
во время  его болезни из-за деревянного диска. Это ведь его и спасло. Он сам
мне так говорил.
     - Тогда дело было  в магии, и он боролся с  ней. Но убив Нисандера... -
Алек начал вертеть в пальцах угол одеяла, не находя нужных слов. - Словно он
убил часть самого себя.
     - Так и есть. Мы должны дать ему время разобраться с тем, что осталось.
     - Наверное. -  Но в душе Алек  боялся,  что чем дольше они будут ждать,
тем больше друг погрузится в черную пучину.
     Когда "Зеленая  дама"  вошла  в гавань, на  причале  ждала  Магиана.  В
одиночестве, без слуг стояла она на берегу; ее серебряные волосы были скрыты
черным траурным покрывалом.
     Серегил протянул ей маленький узелок с личными  вещами Нисандера. Когда
он попытался заговорить, голос ему изменил.
     - Я все знаю,  дорогой мой, -  прошептала волшебница, обнимая его. - Мы
простились  с Нисандером в тот  день, когда я перенесла  его  туда к вам. Он
подозревал, что не вернется, и просил  меня сказать тебе: не печалься о нем,
но попробуй его простить, если сможешь.
     - Простить его? - ахнул  Теро, стоявший рядом с носилками Микама. - Что
же нужно ему прощать?
     Магиана  ничего  не  ответила  и   снова  взглянула  на  отвернувшегося
Серегила. Алек на мгновение поймал ее взгляд, но этого мгновения им хватило,
чтобы почувствовать глубокое взаимное понимание.
     - Нисандер также хотел, Теро, - обратилась волшебница  к молодому магу,
- чтобы ты закончил свое обучение под моим руководством.
     Кровь отхлынула  с  впалых  щек Теро, и  он  опустился на колени  перед
старой женщиной.
     -  Я  не могу вернуться в  Ореску после всего, что случилось той ночью.
Нападение,  победа  пленимарцев - это все моя вина.  Если бы я не  рассказал
Илинестре о ночных бдениях Нисандера, о его заботах... я же не знал! Теперь,
оглядываясь  назад, я понимаю, к чему  вели  все  ее вопросы, но тогда...  я
просто не  знал!  Совет никогда не позволит  мне вернуться. Магиана положила
руку на его склоненную голову.
     -  Ты забываешь, что  и  я  тоже  являюсь  членом  Совета, как  был  им
Нисандер. Он  разговаривал с другими магами до  того, как отбыл. Нет никаких
препятствий для твоего возвращения. Его  последние слова, обращенные ко мне,
были:
     он надеется, я прослежу,  чтобы ты  успешно завершил так хорошо начатое
ученичество.
     Коснувшись  подбородка Теро, Магиана ласково приподняла его голову;  на
лице молодого мага было написано страдание.
     - Я сочту за честь, если ты примешь меня как свою  наставницу, Теро. По
правде говоря, для меня  станет  большим утешением  видеть,  что образование
последнего  ученика  моего друга должным образом  завершено.  И это было  бы
проявлением величайшего уважения к его памяти.
     Теро поднялся с колен и поклонился Магиане:
     -  Я  в  твоем   распоряжении,   приказывай,  госпожа.   Магиана  мягко
улыбнулась:
     - Ты скоро поймешь, что,  как  и Нисандер, я редко приказываю. Надеюсь,
вы все воспользуетесь сегодня моим гостеприимством?
     - Благодарю тебя,  Магиана, только мне  кажется... -  начал Серегил, но
оборвал себя, не выдержав ее взгляда.
     - Я все понимаю.  -  Она коснулась его щеки. - Что ж, увидимся позднее.
Скажи мне,  где вы думаете остановиться, и я  пришлю  Валериуса взглянуть на
рану Микама.
     -  Сегодня  мы  переночуем  на  улице  Колеса,  а  завтра  отправимся в
Уотермид.
     - Я позабочусь о  том, чтобы Валериус  сразу же повидался  с вами. Аура
Элустри малреис, Серегил тали.
     Пожав руку Алеку  и попрощавшись с ним, Магиана наклонилась над лежащим
на носилках Микамом.
     - Послать ли, мне весточку Кари?
     Микам пристально взглянул на нее и взял волшебницу за руку.
     - Не лучше ли подождать, пока меня осмотрит Валериус, а?
     Магиана сжала его пальцы.
     - Что  ж,  хорошо. Да пошлет Дална  тебе  скорейшее выздоровление и  да
дарует  успокоение вашим сердцам. - В  сопровождении Теро она  двинулась  по
набережной к ожидающему их экипажу.
     - Если корабль вам больше не нужен, мои люди рвутся снова выйти в море,
-  обратился к  Серегилу подошедший попрощаться Раль. -  Мы сделали уже  два
рейса с пустыми трюмами, а вражеских  кораблей, которыми можно поживиться, в
море много.
     -  "Зеленая дама" в твоем распоряжении, капитан, - ответил Серегил. - И
да  пошлет Астеллус вам удачу. Думаю, вы  скоро  наведете ужас  на врагов по
всем морям.
     Алек  и  Серегил  перенесли Микама в нанятую повозку  и отправились  на
улицу Колеса.  В  доме за время  их  отсутствия ничего  не  изменилось.  По-
видимому, Мардус хорошо знал, где  они обычно живут, и не стал тратить время
на бесполезное разрушение.
     Старый  Рансер  встретил  их,  как  обычно не  выказывая  ни  малейшего
удивления,  словно хозяева  отсутствовали день или два, а не долгие  недели.
Белые   собаки  Серегила,   Зир   и  Мараг,  также  встретили  прибывших   с
невозмутимостью и  спокойно  проводили  Серегила и Алека,  помогавших Микаму
подняться в спальню хозяина.
     Через несколько минут появился Валериус, как всегда мрачный, но на этот
раз не такой шумный. Его лицо стало еще более хмурым, когда он осмотрел рану
Микама.
     - Тебе повезло, что ты добрался сюда, - воскликнул он,  сморщив нос.  -
Кто за тобой присматривал?
     -  По  большей части Теро,  - ответил Алек.  - Он  был  рядом, когда на
Микама напала дирмагнос, и он лечил раненого во время плавания.
     - Похоже,  он  спас тебе  ногу,  Микам.  И  уж точно  спас  твою жизнь.
Впрочем, заживет рана еще не скоро. - Он повернулся к  Серегилу и  Алеку.  -
Мне поможет Рансер. Идите-ка вы оба прогуляйтесь.
     -  Никуда я  не пойду,  - возразил Серегил  с проблеском своей  прежней
горячности.
     - Ты  же  слышал,  что сказал Валериус, Серегил.  Вы тут  просто будете
мешать. Выметайтесь, - сказал с  постели Микам, изо всех сил стараясь, чтобы
голос его звучал весело. - Зайдете проведать меня утром.
     - Пошли, - обратился к Серегилу Алек и  взял его за руку. - Мне хочется
размяться после всех этих дней на корабле.
     Валериус  решительно  закрыл  за  ними  дверь.  Серегил секунду  гневно
смотрел на нее, сжав губы, потом, не говоря ни слова, последовал за Алеком.
     Со дня смерти Нисандера Серегил не носил рапиры, но Алек поспешно надел
перевязь с  оружием, прежде чем  они  вышли в прохладу весеннего вечера.  За
время  их  отсутствия  литион  сменился  нитином,  и в воздухе  плыл  аромат
цветущих деревьев.
     Серегил и Алек все еще были в своей грубой дорожной одежде. Алек слегка
забеспокоился,  что  его  рапира, не прикрытая  плащом,  заставит  городских
стражников  поинтересоваться,   что   делают   двое  оборванцев  в  Квартале
Благородных.
     Но направление их прогулки определял Серегил,  и вскоре они свернули во
дворы и переулки кварталов бедняков. Серегил слегка хромал, но, казалось, не
замечал этого, молча шагая по улицам.  По  дороге они миновали "Черное перо"
Лазарды.  Дверь  была  распахнута,  и  Алек, заглянув  внутрь,  заметил, что
деревянный  кораблик на  камине повернут носом на запад: это означало, что у
хозяина есть послание для Кота из  Римини. Если Серегил и  заметил это тоже,
то  не  счел достойным  внимания.  Они с  Алеком, как  призраки,  бродили  в
знакомых тенях своего города.
     Тоненький месяц повис высоко в небе над крышами, когда Серегил  наконец
нарушил  молчание.  Неожиданно остановившись в  каком-то заросшем  сорняками
дворике, он  повернулся к Алеку и  сказал,  словно продолжая  давно  начатый
разговор:
     -  Понимаешь, он думает,  что может умереть. - Лицо Серегила было почти
неразличимо в темноте, но Алек все же разглядел на нем выражение муки.
     - Микам?  Мне кажется, это ему не грозит, -  ответил Алек и добавил без
особой уверенности: - Валериус не велел бы нам уйти, если бы ожидал такого.
     - Я едва ли  перенесу  еще и  эту потерю,  - сказал  Серегил,  позволив
наконец прорваться чувствам, которые он сдерживал все эти дни. Но прежде чем
Алек смог  что-то ответить, его друг снова зашагал по улице,  направляясь на
запад.
     Они  прошли еще несколько кварталов,  прежде чем юноша  понял, куда они
идут.
     Единственный закопченный петух охранял проем ворот;
     лапа его  была  пуста, фонарь исчез. За низким забором  не было ничего,
кроме  зияющей  ямы подвала, заваленной обуглившимися  досками. Сгорело все:
гостиница, конюшня, ворота, что вели на задний двор. В воздухе висел горький
запах политого дождями пепла.
     -  О  Иллиор!  - прошептал  в ужасе  Алек. - Я  знал, что тут ничего не
осталось, но все же...
     Серегил казался пораженным не менее Алека.
     - Пожар  еще только  начинался,  когда я ушел... Силле  было  всего два
года, когда я купил гостиницу.
     Алек  вздрогнул,   ненавидя   Варгула   Ашназаи   еще  сильнее   за  те
воспоминания, которые сохранились у них о Силле и всех остальных.
     -  Как  ты думаешь, их души все еще  здесь? Серегил поддел  ногой кусок
потрескавшегося камня.
     -  Если они и бродили тут,  ты  даровал  им  покой,  когда задушил того
подонка.
     - А что с Лутасом?
     - Думаю, дризиды в храме вырастят его и сделают со временем жрецом...
     Серегил умолк, увидев, как из дыры на месте кладовой с громким знакомым
мяуканьем к нему метнулась маленькая  тень.  Радостно  мурлыча, Руета  стала
тереться о хозяйские ноги, выгибая спину в ожидании ласки.
     Серегил  и Алек  ошеломленно смотрели на кошку, потом Серегил дрожащими
руками поднял животное и прижал к себе. Руета тут же уткнулась головой ему в
подбородок.
     -  Клянусь  богами,  Триис   ведь  всегда  жаловалась,  что   Руета  не
показывается дома  до тех  пор,  пока я  не вернусь.  -  Погрузив  пальцы  в
покрытый  золой мех, Серегил хрипло прошептал: - Ну. старушка,  на этот  раз
тебе лучше уйти вместе с нами. Сюда мы больше не вернемся.
     - Никогда. - Алек положил руку на плечо Серегилу и  погладил  Руету.  -
Никогда.
     Когда через несколько часов они вернулись на улицу Колеса, Валериус как
раз заканчивал обильный поздний ужин в столовой.
     -  Не вешайте  головы, вы двое. С Микамом  все будет хорошо, -  сообщил
дризид, стряхивая крошки с бороды.
     - А как его нога? - спросил Серегил.
     - Пойди посмотри сам.
     Рядом со  спящим  Микамом сидела  Элсбет,  держа  отца за  руку.  Из-за
усталости она казалась старше своих пятнадцати лет; ее густые  темные волосы
были  заплетены  в  толстую косу, падающую  на простое синее  платье. Точная
копия Кари, когда они еще только познакомились, подумал Серегил.
     - С ним все хорошо, - прошептала девушка.  Комната  была полна  свежего
воздуха и  запаха  целебных трав.  Серегил с  облегчением  заметил, что щеки
спящего окрасил слабый  здоровый  румянец.  На  свежих  повязках  проступила
кровь, но нога была цела.
     - Валериус говорит, что  со временем отец снова сможет ездить верхом, -
сказала Серегилу и Алеку Элсбет. - Я  уже велела приготовить  повозку, чтобы
завтра отвезти его домой. Мама так беспокоится!
     - Мы тоже поедем с вами, - ответил ей  Серегил, гадая, как  встретит их
мать Элсбет.







     - Ма,  мама!  Сюда едет повозка! И  еще всадники!  - закричала Иллия от
ворот. - Должно быть, это папа возвращается!
     Заслонив  глаза от слепящих лучей послеполуденного  солнца, Кари встала
рядом с дочерью, следя, как на холм медленно поднимается закрытый экипаж. Во
всадниках она узнала Серегила и Алека. Микама среди них не было.
     Кари, не  сознавая этого,  прижала руку к животу и поспешила  по дороге
навстречу повозке. Уловив настроение матери, бежавшая следом Иллия притихла.
     Серегил  пустил коня  галопом,  опередив  остальных,  и  ужас  Кари еще
усилился,  когда он  приблизился к ней.  Она никогда еще не видела его таким
бледным  и  изможденным.  В лице его  было  что-то... словно  на нем  лежала
непроницаемая тень.
     - Где папа, дядюшка Серегил? - потребовала ответа Иллия.
     - В повозке, - ответил тот, натягивая поводья и спешиваясь. - Он ранен,
но идет на поправку. С ним Элсбет и Алек.
     -  Слава Создателю! - воскликнула Кари, обнимая его.  -  Ох, Серегил. я
знаю насчет "Петуха". Мне так жаль! Эти бедные добрые люди...
     Серегил тоже неловко обнял ее, и Кари, почувствовав неладное, отступила
на шаг и заглянула ему в лицо.
     - В чем дело? Что-то еще случилось?
     - Так новости не дошли до тебя?
     - На рассвете Магиана сообщила, что вы вернулись, - больше ничего.
     Серегил отвернулся  от нее; его лицо  сделалось  пугающе  бесстрастным.
Мгновение он молча смотрел на покрытые свежей зеленью поля.
     - Нисандер мертв.
     Кари поднесла руку к губам, слишком пораженная, чтобы что-то сказать.
     - Этот славный старичок, который показывал мне волшебные фокусы в  День
Сакора? -  спросила  Иллия.  Она нетерпеливо приплясывала  вокруг  взрослых,
готовая заплакать. - Как это - он мертв? Его убили плохие люди?
     Серегил с трудом сглотнул, лицо его было мрачным.
     -  Он  совершил  очень  мужественное  деяние.  Очень  трудное  и  очень
мужественное. И он умер.
     Остальные подъехали к ним,  и  Серегил  расправил  плечи.  Лицо его  не
выдавало теперь никаких чувств, на нем была написана лишь сосредоточенность.
     Слишком  много самообладания, подумала  Кари,  торопясь  к повозке.  Но
увидев Микама, она не думала уже ни о ком другом.
     Хоть и измученный, он встретил жену  лукавой улыбкой.  Кари  кинулась в
его раскрытые объятия.
     - На этот раз, похоже, я вернулся  домой насовсем, любимая, - сказал он
сокрушенно, похлопав по своей вытянутой на сиденье забинтованной ноге.
     -  Нечего  кормить  меня  несбыточными  обещаниями,   ты,  непоседливый
мошенник, -  выдохнула Кари,  вытирая  слезы облегчения.  -  А где  Алек?  -
Прислонившись к стенке экипажа, она взяла протянутую руку все еще сидящего в
седле юноши. - С тобой все в порядке, милый?
     - Со мной? Да на мне  почти ни единой царапины, - заверил ее Алек, хотя
выглядел  таким  же измученным и  озабоченным,  как  и  остальные.  Кари  на
мгновение задержала его руку, увидев в нем  то же,  что заметила Бека: перед
ней был  не тот  мальчик, каким  он  был  в  свой первый приезд в  Уотермид.
Случившееся с  ним за эти недели лишило  Алека  невинной веселости...  и кто
знает, чего еще.
     Когда экипаж въехал  во двор, вокруг запрыгали собаки.  На их лай вдруг
ответило громкое шипение.  Кари посмотрела в  глубину экипажа и увидела пару
зеленых глаз, сверкающих сквозь прутья корзинки.
     - О Создатель, что это?
     - Кошка Серегила, - сообщил ей Микам. - Держу пари, многие собачьи носы
окажутся   поцарапанными,  пока  она  не   освоится.  Бедное  создание,  она
единственная, кто остался в живых в гостинице.
     Кари  улыбнулась  про  себя, но молчала, пока Алек  и  Серегил помогали
Микаму перейти в  холл дома. Когда раненый  был удобно устроен у огня,  Кари
отвела в сторонку Элсбет и что-то шепнула Иллии. Девочка побежала в кухню  и
тут же вернулась с пухленьким кудрявым младенцем на руках.
     -  Папа,  посмотри-ка,  кого  нам  привез Валериус! Такой  хорошенький,
правда?
     Первым опомнился Алек. Вскочив на  ноги, он подхватил ребенка, которого
Иллия чуть не  уронила, и высоко поднял, глядя на малыша со смесью изумления
и радости.
     - Сын Силлы? - спросил Микам. Кари взяла его за руку.
     - Валериус привез его мне через несколько  дней после  твоего отъезда и
спросил, не усыновлю ли я его. Я знаю, Силла  хотела бы, чтобы он рос здесь,
а не среди чужих людей, ничего не знающих о его близких. Я решила, что ты не
будешь возражать.
     - Конечно,  нет,  - ответил Микам, ошарашенно глядя,  как малыш дергает
Алека за волосы и радостно агукает,  узнав знакомое лицо. -  Но  ведь  скоро
появится еще один... Ты думаешь, что справишься?
     - Справлюсь с тем,  чтобы  вырастить  сиротку, сына  Силлы? Ну  уж как-
нибудь,  - фыркнула Кари.  -  Когда  старшие  девочки  уехали, у  меня стало
слишком много свободного времени. Да и Иллия обожает его. - Кари  посмотрела
на Серегила,  в  одиночестве стоящего  у очага. - Когда  малыш  подрастет, я
расскажу ему, как ты его спас.
     - Может  быть, лучше ему  ничего не знать, -  ответил Серегил, следя за
Алеком и Иллией, забавлявшими ребенка.
     - Что ж, это решать тебе,  - сказала Кари, снова  ощутив в Серегиле  то
глубокое горе, что заметила в первый момент встречи.
     Ночью, лежа рядом с Микамом, Кари молча слушала его медленный рассказ о
том, как Нисандер принес себя в жертву и погиб.
     -  Неудивительно,  что  Серегил  такой  потерянный,  - прошептала  она,
поглаживая могучую,  покрытую веснушками руку мужа.  - Но  я  и в самом деле
думаю: Нисандер был  прав, считая, что ни у  кого, кроме Серегила, не хватит
духа  нанести удар, когда придет  время. Я  не смогла бы  этого сделать, да,
пожалуй, и Алек тоже.
     -  Мы  иногда  забываем,  какими жестокими  бывают  боги, - пробормотал
Микам, глядя, как  пляшут отблески  пламени  в камине.  -  Если бы  ты могла
видеть  лицо Нисандера... Это  было  не убийство,  а проявление милосердия и
любви.
     За  следующие недели приходили  разные  известия  об  успехах  воюющих:
пленимарская армия застряла  в восточных районах  Майсены. но черные корабли
владычествовали  на  морях, нападая на побережье Скалы и добираясь  до самой
Цирны, хотя и не сумели захватить канал.
     Если не считать отсутствия молодых работников, ушедших воевать, жизнь в
Уотермиде  текла так  же,  как и  прежде.  Нитин сменился  горатином,  затем
шемином,  принесшим с собой летнее изобилие.  Ласковые утренние дожди  поили
зреющие  хлеба, упитанные  ягнята  и телята,  родившиеся весной,  скакали за
своими матерями по лужайкам.
     Кари расцвела так же, как природа; ее огромный  живот  гордо колыхался,
пока она бодро занималась своими любимыми летними делами. Тревожил ее только
Серегил,  хотя  единственным   внешним   проявлением   неблагополучия   была
несвойственная ему  молчаливость. Кари знала, что Микам и  Алек разделяют ее
беспокойство, но никто из них не понимал, как помочь другу.
     Серегил не  искал  утешения ни у кого  из  них, постоянно  находя  себе
занятия  по хозяйству.  Микам ясно  дал понять  друзьям,  что будет  рад  их
обществу,  пока они  сами  хотят  оставаться в  Уотермиде,  и это, казалось,
вполне устраивало Серегила. От Алека Кари узнала, что тот  поклялся  никогда
больше не возвращаться в Римини.
     Проявляй  Серегил  угрюмость  или  жалость   к  себе,   Кари  могла  бы
попробовать  отвлечь  его,  но  ничего  такого  не  было.  Когда его об этом
просили, он охотно рассказывал свои истории или играл на  арфе. Он возился с
лошадьми, помогал в строительстве новой конюшни, а вечерами мастерил  всякие
хитрые механизмы, помогавшие Микаму передвигаться, несмотря на больную ногу.
Он  даже  придумал особое стремя,  благодаря  чему Микам смог ездить верхом.
Через некоторое время Серегил  сумел заставить себя  играть  с Лутасом,  но,
оставаясь наедине с собой, вновь погружался во внутреннюю пустоту.
     Алек,  которому  пришлось  вынести  больше, чем остальным,  скорее всех
пришел в себя. Сельские работы были его  любимым занятием, и он быстро обрел
коричневый загар и жизнерадостность. Однако Кари часто  замечала,  как юноша
наблюдает  за Серегилом, пытаясь  найти средство облегчить  страдания друга,
скрывающиеся за его долгим молчанием и отсутствующим взглядом.
     Они по-прежнему  делили  кровать в  комнате для  гостей,  но Кари  был