---------------------------------------------------------------
     Origin: "Запретная книга" - русский фэн-сайт Г.Ф. Лавкрафта
     ---------------------------------------------------------------



     I
     Запомните раз и  навсегда - никакого зримого кошмара я, в  тот конечный
миг  перед  собой  не  увидел.  Сказать,  что  причиной  моего  решения  был
психический  шок  - что  именно  он явился  той  последней  каплей,  которая
переполнила чашу и  побудила  меня выбежать из  дома Эйкели  и мчаться ночью
сквозь   первозданные  куполообразные  холмы   Вермонта  на  реквизированном
автомобиле, - означало бы  проигнорировать то,  что  вне сомнения составляло
мои  последние переживания. Вопреки тому, необычайно  важному и  серьезному,
что  я  увидел  и   услышал,  вопреки  исключительной   яркости  и   живости
впечатления, я не могу даже сейчас утверждать - был ли я прав или не  прав в
своем ужасном умозаключении. Ибо, в конце концов, исчезновение Эйкели ничего
не доказывает.  В  доме не было обнаружено ничего странного - за исключением
следов от пуль. Как будто Эйкели вышел погулять по холмам и не вернулся. Там
не было  никаких следов пребывания  гостя, так же,  как  не осталось никаких
признаков того, что эти страшные  цилиндры и механизмы хранились в кабинете.
То,  что он  смертельно боялся  теснящихся холмов  и  журчащих ручьев, среди
которых родился и вырос,  в  конце  концов  ничего не значило; тысячи  людей
подвержены  таким  труднообъяснимым  страхам.  Более  того,  его  непонятные
поступки и опасения вплоть до  самого последнего момента могли быть отнесены
за счет чудачества и эксцентричности.
     Все  началось,  насколько  я представляю,  с  исторического  небывалого
наводнения в Вермонте 3 ноября  1927 года. В то время,  как и сейчас, я  был
преподавателем  литературы в  университете Мискатоника, что  в Эркхеме, штат
Массачусетс,  и с  энтузиазмом начинал заниматься изучением фольклора  Новой
Англии.  Вскоре после  наводнения,  среди различных сообщений о  трудностях,
страданиях и организованной помощи,  наполнявших  газеты, появились странные
истории  о существах, обнаруженных  в потоках некоторых вздувшихся  рек; так
что многие из моих друзей ввязывались по этому поводу в горячие  дискуссии и
обращались  ко  мне с просьбами пролить свет на  этот вопрос. Я  был польщен
тем, что мои  исследования  фольклора воспринимались столь серьезно  и,  как
мог,  старался развенчать дикие вымыслы,  которые,  казалось  мне, порождены
грубыми  старыми суевериями. Меня  позабавило, что  серьезные,  образованные
люди  настаивают, что эти  слухи  основаны не на  пустом месте, а имеют  под
собой - пусть неясные и искаженные, - но факты.
     Истории,  на  которые   было   обращено  мое  внимание,  описывались  в
нескольких  газетных  заметках;  один  рассказ  имел  устный  источник и был
передан моему знакомому в письме от его матери из Хардвика, штат Вермонт. Во
всех  случаях  сообщалось  примерно  одно  и то  же,  хотя  упоминались  три
различных  места  - одно  в районе  реки Винуски  близ Монпелье, другое -  у
Уэст-ривер,   округ  Уиндхэм  близ  Ньюфэй-на,   а  третье  -  с  центром  в
Пассумпсике,  округ Каледония,  выше Линдонвиля. Разумеется,  упоминались  и
другие  места, но анализ показывал, что  все  сосредоточивалось  вокруг трех
основных. В  каждом случае  сельские жители  сообщали о появлении в бурлящей
воде, что стекала с  немногочисленных холмов,  одного  или нескольких, очень
причудливых и будоражащих воображение объектов, причем имела место тенденция
связывать  эти  объекты  с  примитивным полузабытым  циклом  устных  легенд,
который только помнили старики.
     Люди считали,  что эти объекты представляли собой  органические, доселе
невиданные, формы.  Естественно, что  в этот трагический момент поток нес  с
собой и  много человеческих тел, но видевшие их были уверены, что объекты не
люди, хотя размеры и общие очертания смутно напоминали человеческие. Не были
они,  как уверяли  очевидцы,  и  какими -  либо животными, во всяком случае,
известными  в  Вермонте.  Это были розоватые  существа примерно  пяти  футов
длиной;  с  телами ракообразных  и  парами  крупных  спинных  плавников  или
перепончатых крыльев и несколькими членистыми конечностями; на месте  головы
у  них  имелся  свернутый улиткой  эллипсоид со множеством коротких  усиков.
Описания  этих существ, полученные из  разных источников, были  поразительно
похожими;правда,  надо  принять во  внимание  то обстоятельство, что  старые
легенды,  распространенные  в  этой  холмистой  местности,  содержали  яркие
описания,  которые вполне могли повлиять на воображение свидетелей.  По моей
версии все свидетели  - а ими  были наивные, простые  и  неотесанные  жители
глухих  районов  -  во  всех  случаях видели  исковерканные, деформированные
стихией  тела  людей, а полузабытые местные сказки и легенды наделили жалкие
останки фантастическими атрибутами.
     Древний  фольклор,   туманный,  исчезающий  и  почти  забытый  нынешним
поколением,  носил  сам  по  себе  весьма  необычный  характер  и,  по  всей
вероятности,  испытал влияние более  ранних индейских мифов и  легенд. Я был
хорошо  знаком  с этим  фольклором,  прежде  всего по  исключительно  редкой
монографии Эли  Давенпорт,  которая  охватывала  устный  материал, собранный
среди  самых пожилых  людей  штата еще до 1839 года. Легенды эти,  вдобавок,
почти  совпадали  с  историями,  которые  довелось  услышать  мне  лично  от
старожилов в горах Нью-Хэмпшира. Если кратко изложить суть легенд,  то в них
идет  речь  о  скрытой  расе  монстров,  которые прячутся  где-то  в  районе
отдаленных холмов - в густых лесах высочайших вершин и в темных долинах, где
текут  ручьи  из неизвестных источников.  Существа эти редко удается увидеть
воочию,  однако  свидетельства их присутствия  были замечены  лишь тем,  кто
рискнул забраться  по  склонам  некоторых  холмов  дальше, чем  обычно,  или
залезть в  глубокие, узкие с отвесными краями ущелья,  в которые не решаются
заходить даже волки.
     Странные следы обнаруживали в пересохших  руслах ручьев и на бесплодных
клочках земли, а также находили удивительные круги из камней, вокруг которых
трава выцвела, причем они явно не  были помещены туда самой Природой.  Кроме
того, в толще холмов имелись пещеры  загадочной  глубины, входы  в  них были
завалены  валунами,  расположение  которых  было  вряд ли случайным,  причем
упомянутые  выше странные  следы имелись и  там:  как ведущие внутрь, так  и
наружу  -  если,  разумеется,  можно  точно  оценить  по   этим  следам   их
направление. И, что  хуже всего, там были твари, которые  встречались весьма
редко - в полумраке отдаленных долин и в густых лесах на вершинах холмов.
     Все это было бы  не так  тревожно, если  бы описания не столь совпадали
между собой. Здесь же случилось так, что  все  свидетельства имели несколько
совпадающих  пунктов;  утверждали,  в  частности,  что  существа  имеют  вид
огромных, светло-красных крабов с многочисленными парами конечностей и двумя
большими крыльями  на спине,  напоминающими крылья летучих  мышей. Порой они
ходили на  всех ногах,  а иногда  только  на самой  задней  паре,  используя
передние для перемещения крупных объектов неопределенной природы. Однажды их
видели в большом числе, причем  целая  группа этих созданий шествовала вдоль
мелкого  лесного  ручья по трое в ряд, представляя собой явно организованную
единицу.  Однажды - ночью - видели летящую  особь.  Она  взлетела с  вершины
одинокого  лысого  холма и  исчезла  в  небе после того,  как  ее гигантские
хлопающие крылья на мгновение полностью закрыли диск полной луны.
     Эти существа в  большинстве  случаев, казалось, не  вмешивались  в дела
людей.  Порой же  на них возлагали ответственность за исчезновение искателей
приключений - в  особенности  тех,  кто строил себе дома  слишком  близко от
некоторых долин или слишком высоко на  некоторых холмах. Многие места в силу
этого  издревле  считались  нежелательными  для  поселения.  Люди  с  дрожью
смотрели на крутые откосы  соседних холмов, хотя уже давно забылось, сколько
жителей пропало без  следа и сколько  фермерских домов,  стоявших у подножия
этих угрюмых, зеленых стражей, сгорело дотла.
     Но, в соответствии с  ранними легендами, эти  создания  могли причинить
вред только тем, кто нарушал границы их территории.Позднее появились истории
об  их  любопытстве  по  отношению к  людям  и  попытках  создать  секретные
аванпосты в человеческом мире.  Имелись сказки об отпечатках когтистых  лап,
обнаруженных по утрам вокруг окон фермерских домов, и об исчезновениях людей
в регионах,  далеких от  их  убежища. Были, кроме  того,  истории о голосах,
имитирующих  человеческую  речь,  обращавшихся со странными  предложениями к
одиноким путникам на дорогах или лесных тропинках, и  о детях, испуганных до
смерти  существами,  которых  они   видели  или  слышали  на  опушках  леса,
выходивших прямо к их домам. Ближайший к нынешним дням пласт  этих легенд  -
пласт, предшествовавший отмиранию и  суеверия  и  боязни тесных  контактов с
жуткими  местами,  -  составляли   легенды,   в  которых  рассказывалось  об
отшельниках и одиноких фермерах, проживавших обособленно и в какой-то момент
испытавших  психический  надлом,  трагический  по  последствиям:  про  таких
говорили, что  они  "продали себя"  этим  странным  созданиям.  В  одном  из
северо-восточных  округов в  начале XIX  века  была даже своеобразная мода -
обвинять  чудаковатых  и  нелюдимых  в  пособничестве ненавистным силам  или
дружбе с ними.
     Что  же  касается природы  этих  существ -  то объяснения,  само собой,
варьировали.  Как правило,  их называли "те",  или "бывшие",  хотя  в ходу в
разные периоды и в разных местностях были и другие названия.  Основная масса
пуритан  без  всяких  экивоков  называла  их  близкими  друзьями  дьявола  и
превратила в предмет оживленных  теологических рассуждений.  Жители, которые
по наследству  получили  кельтские легенды,  -  в  основном  шотландского  и
ирландского происхождения из Нью-Хэмпшира, а также их родня,  поселившаяся в
Вермонте,  - связывали эти существа  со злыми  духами и "маленьким народцем"
болот и лесов и защищались от них заклинаниями, передаваемыми от поколения к
поколению. Но, несомненно, наиболее фантастическое объяснение  природы  этих
созданий  принадлежало  индейцам.  Хотя  разные  племена  отличались  своими
легендами,  но  имелось   согласие   в  определенных,  существенных  чертах:
молчаливо предполагалось, что  эти создания не являются  исконными  жителями
земли.
     Миф  Пеннакуков,  бывший наиболее  последовательным  и самым красочным,
учил, что "Крылатые" пришли с Большей Медведицы, что в небесах, и  в  холмах
создали шахты, в  которых добывают камни, недоступные им  ни в каком  другом
месте  Вселенной.  Они  не живут  здесь, говорит  легенда, а  просто  держат
аванпосты и улетают  с огромными грузами камней к себе на звезды, на  север.
Они  приносят  вред   только  тем  людям,   которые  слишком  близко  к  ним
приближаются  или  за  ними  шпионят.  Животные  их  избегают,  потому,  что
испытывают к ним инстинктивную  ненависть,  а не потому что боятся стать для
них добычей.  Крылатые не  могут есть земные продукты и живность земли,  так
что привозят с  собой  пищу  со  своих звезд. Очень  плохо оказаться рядом с
ними, и время от времени молодые охотники, забредающие на их холмы, исчезают
и уже  не  возвращаются. Плохо также прислушиваться к тому, что те шепчут по
ночам  в лесах жужжащими голосами, имитирующими  человеческие.  Им  известна
речь  разных людей - Пеннакуков,  Гуронов, людей Пяти Наций, -  но,  по всей
вероятности,  у них нет собственной речи,  да  она  им, похоже, и не  нужна.
Между  собой они общаются,  меняя цвет головы,  причем  каждый цвет означает
что-то свое.
     Разумеется, все легенды, как белых, так и индейцев, благополучно почили
в девятнадцатом  веке,  оставив лишь отдельные атавистические вспышки. Жизнь
вермонтцев  устоялась;  и  как только места  их  обитания  и  способы  жизни
зафиксировались  согласно  некоторому  плану,  они  стали все  реже  и  реже
вспоминать о тех страхах,  которые легли в основу этого  плана, да и о  том,
что такие страхи вообще когда-то были. Большинству людей было лишь известно,
что  некоторые холмистые области считаются крайне нездоровыми, невыгодными и
неудачными  для  проживания, и чем  дальше от них  держаться - тем лучше. Со
временем  экономические интересы  так  тесно  связались с привычными местами
проживания,  что  в  выходе  за  их  границы  не  было  никакого  смысла,  и
получалось, что холмы  оставлены  необитаемыми не  по  какому-то  замыслу, а
просто в силу стечения обстоятельств.  И теперь  мало кто шептался по поводу
ужасных обитателей  холмистой местности,  за  исключением  бабушек,  любящих
страшные  истории,  да впавших в  детство долгожителей;  но и  эти  паникеры
признавали, что теперь  от тех  созданий не приходится ждать ничего плохого,
коль скоро  они уже  привыкли к поселившимся здесь людям  и коль  скоро люди
оставили обитателей холмов в покое.
     Обо всем этом я уже давно читал, да к тому же знал об этом из рассказов
жителей Нью-Хэмпшира;  поэтому,  когда  начали появляться слухи, связанные с
наводнением, я без  труда  смог установить, на чем они основаны.  Я всячески
старался  втолковать  это своим  друзьям; и  меня  забавляло,  что находятся
упрямцы, " настаивающие на присутствии элементов истины в этих рассказах.
     Эти  люди  говорили,  что между  ранними  легендами  есть  существенное
сходство,  в том  числе -  в  деталях,  и что  во многом  вермонтские  холмы
остаются до конце  не  исследованными,  так что  было  бы  неразумно  походя
отметать вероятность наличия там загадочных обитателей;  нельзя было убедить
моих  упрямых  друзей  и в том, что,  как  известно,  все мифы  имеют  общую
структуру  и  объясняются   одним  и  тем  же  типом  искажения  реальности,
порожденным  ранней  стадией,  развития  мышления  человека.Не  было  смысла
демонстрировать таким оппонентам,  что  вермонтские  мифы  по существу  мало
отличались  от  тех  всеобщих  легенд о  природной  персонификации,  которые
наполнили   античный  мир  фавнами,   дриадами   и   сатирами,  предположили
существование  калликанзараев в  Греции и  дали диким уэльсцам  и  ирландцам
возможность  предположить  существование  странных,  маленьких  и  тщательно
спрятанных  племен троглодитов  и обитателей  земляных  нор. Бесполезно было
также  напоминать  им  о  вере  непальских  горных  племен  в  существование
страшного  Ми-Го или "Отвратительного  Снежного Человека", таящегося посреди
ледяных и горных шпилей Гималаев.
     Когда я привел своим оппонентам все эти доводы, они повернули их против
меня  же,  заявляя,  что из  этого как раз  следует  актуальный исторический
характер  древних  легенд; что  это  как  раз  и свидетельствует  о реальном
существовании некоей странной "прежней"  расы, населявшей землю, вынужденной
скрыться  после  прихода  и  установления  господства  людей,  представители
которой сохранились, хоть и в значительно уменьшенном числе, до сравнительно
недавних времен - или даже и до наших дней.
     Чем больше  я старался высмеивать  эти  рассуждения,  тем  сильнее  мои
упрямые друзья защищали их, добавляя к своим доводам то, что  и без привязки
к   древним   легендам   нынешние   сообщения   выглядят   слишком   ясными,
согласованными, детализированными и трезво-прозаичными в изложении, чтобы от
них отмахнуться. Два  или три  фанатичных экстремиста  договорились до того,
что,  ссылаясь   на  древние  индейские  сказания,   предположили   неземное
происхождение  загадочных существ, цитируя при этом диковинные книги Чарльза
Форта, в которых утверждалось, что пришельцы из космоса и других миров часто
посещали  Землю.  Большинство  из  моих  собеседников  были, однако,  просто
романтиками,  страстно желавшими привнести  в реальную  жизнь фантастические
представления  о   прячущемся   "маленьком  народце",   ставшие  популярными
благодаря блестящей фантазии ужасов Артура Мэйчена.
     II
     Нет ничего удивительного, что из  подобных дебатов родились и материалы
для  публикаций,  попавшие  в  форме писем  в газету  "Эркхем  Эдвертайзер";
некоторые  из  них  перепечатывали   газеты,  издававшиеся  в   тех  районах
Вермонта,откуда  пришли  загадочные  истории  о  наводнении.  Так,  "Ратлэнд
Геральд"  уделила половину страницы выдержкам из этих  писем, а  "Брэттлборо
Реформер" полностью  перепечатала  один  из  моих  обширных  исторических  и
мифологических комментариев, сопроводив их собственными суждениями в колонке
"Свободное   Перо",    где    выразила    восхищение   моими   скептическими
умозаключениями и полностью их поддержала. К весне  1928  года я стал широко
известной  фигурой в Вермонте,  хотя ни  разу не  бывал в этом штате.  И вот
тут-то  получил я  письма от  Генри Эйкели, которые произвели на  меня столь
сильное   впечатление,   что  раз  и  навсегда  приковали  мое   внимание  к
пленительному краю теснящихся зеленых склонов и журчащих лесных ручьев.
     Большая  часть  сведений  о  Генри  Уэнтворте  Эйкели  была  собрана  в
результате переписки  с его соседями  и  единственным  сыном, проживавшим  в
Калифорнии; все эти сведения были собраны  мной после случая в его  одиноком
сельском  доме. Он  был, как я  выяснил, последним  представителем уважаемой
семьи  здешних старожилов,  давшей юристов,  администраторов и  просвещенных
аграриев. В его  лице, однако, семейство пережило  переход  от  практических
занятий  к  чистой науке;  он  был  заметен  своими  успехами  в математике,
астрономии,  биологии, антропологии  и  фольклоре в  университете  Вермонта.
Ранее я никогда о нем не слышал, и в своих письмах он почти ничего о себе не
сообщал;  но  сразу  было  видно,  что  это  человек с  сильным  характером,
образованный, с развитым интеллектом, хотя и затворник, не очень  искушенный
в чисто земных делах.
     Несмотря на  чудовищность того,  что он  отстаивал, я  с  самого начала
отнесся  к Эйкели куда серьезнее, чем к любому другому  своему оппоненту.  С
одной стороны, он  был  действительно  близок  к  тем  реальным  событиям  -
визуально и  ощутимо, - о которых  столь нетрадиционно  рассуждал;  с другой
стороны,  будучи  подлинным  ученым,  он  изъявлял  неподдельную  готовность
подвергнуть  свои  заключения экспериментальной проверке.  У  него  не  было
личных   предпочтений   в  результатах,   главное  -  получить  убедительные
доказательства. Разумеется, я начал с того, что счел его доводы  ошибочными,
но признал  его ошибки "интеллектуальными",  так что никоща я не  приписывал
безумию  ни   поддержку  идей  Эйкели   некоторыми  его   друзьями,  ни  его
собственного страха перед  одинокими зелеными холмами.  Я  признавал, что им
сделано много; знал, что  многие  из  сообщенных им сведений и в  самом деле
несут  в  себе необычные обстоятельства,  заслуживающие расследования,  хотя
меня и не устраивали предложенные им фантастические объяснения происшедшего.
Позднее я  получил от него определенные вещественные доказательства, которые
перевели всю проблему на совершенно иную и весьма странную основу.
     Мне не приходит в голову  ничего лучшего, чем привести здесь в возможно
более полном виде письмо, в котором Эйкели представился мне  и которое стало
такой важной поворотной точкой в моей собственной  интеллектуальной жизни. У
меня уже больше нет этого письма, но память хранит почти каждое его  слово -
настолько поразило меня его содержание; и я еще и еще раз убеждаюсь в полной
вменяемости человека, который его писал. Вот его текст  - текст, попавший ко
мне,  исполненный  неразборчивым,  старомодно выглядевшим почерком человека,
который, ведя тихую жизнь ученого, явно мало общался с окружающим миром.
     "Тауншенд, Уиндхэм Ко.,
     Вермонт 5 мая 1928 года.
     Альберту Н. Уилмэрту, Эсквайру
     118 Сэлтонстэл-стрит, Эркхэм. Массачусетс.
     Уважаемый сэр!
     С большим интересом прочитал я в "Брэттлборо Реформер"  перепечатку (от
23 апреля 1928 года)  Вашего письма  по  поводу недавних историй, особенно -
относительно  тел, обнаруженных в потоке во время наводнения прошлой осенью,
и по поводу тех  любопытных элементов  фольклора, с которыми происшедшее так
хорошо согласуется. Вполне понятны причины, которые могут побудить того, кто
не  является здешним жителем, занять подобную позицию, и причины, по которым
с вами согласна колонка "Свободное Перо". Такая точка зрения характерна  для
образованных людей, как в Вермонте, так и за его  пределами.  Точно такой же
точки зрения придерживался и  я,  будучи  молодым человеком  (сейчас  мне 51
год),  до того, как начал свои  исследования.  Именно эти  исследования, как
общего характера, так и посвященные книге Давенпорта, побудили меня  изучить
те участки холмов, которые до настоящего времени не посещались.
     На  мысль об этих исследованиях  меня  навели странные старые  легенды,
которые мне довелось  услышать от пожилых  фермеров, грубых и невежественных
людей, хотя, признаюсь, теперь я желал бы, чтобы этих исследований вообще не
было.  Я  могу  без   ложной   скромности   сказать,  что  хорошо  знаком  с
антропологией и  фольклором. Я  много занимался ими  в  колледже и знаком  с
такими признанными авторитетами в этой области, как Тайлор, Люббок, Фрейзер,
Куатрефейджес, Мюррей, Осборн, Кейт, Буле, Дж. Эллиот Смит и так далее.  Для
меня не новость то,  что истории о тайных племенах  так же стары,  как  само
человечество. Я увидел перепечатки  ваших писем и писем тех, кто не согласен
с  вами,  в "Ратлэнд  Геральд",  и  думаю, что  догадываюсь, на  чем  именно
основываются ваши доводы.
     Хотел бы сказать, что сейчас, боюсь, ваши оппоненты ближе к истине, чем
вы, хотя все  разумные  доводы, безусловно, на  вашей стороне.  Они  ближе к
правоте,  чем  сознают  это  сами, -  ведь  они-то  основываются  только  на
интуитивных соображениях и не знают того, что известно теперь мне. Если бы я
знал об этом так же мало, как они, то был бы полностью на вашей стороне.
     Вы,  наверное, заметили,  что  я  никак  не  могу  приступить  к  делу,
вероятно, из-за того,  что боюсь; но скажу все-таки - у меня есть конкретные
доказательства, что чудовищные  создания и  в самом деле живут в зарослях на
высоких холмах, куда никто не заходит.
     Я  не  видел ни  одного из  тех, которые проплывали с потоком во  время
наводнения,  но  я  видел  существа,  похожие на них,при обстоятельствах,  о
которых страшусь рассказать. Я видел следы, причем совсем  недавно, видел их
возле  своего  дома  (а  я  живу в старой  усадьбе  Эйкели,  южнее  местечка
Тауншенд,  со стороны Темной Горы)  так  близко,  что  не  решаюсь  об  этом
сказать. И мне довелось слышать голоса в лесу в местах, о которых я не смогу
ничего написать.
     Есть место, где я так часто  слышал  эти голоса, что даже  принес  туда
фонограф  с  диктофонной  приставкой,  и  постараюсь  дать  вам  возможность
прослушать  свои записи.  Я  демонстрировал  эти  записи  некоторым  местным
старикам, и  один голос  напугал их почти до паралича, так  как был похож на
тот самый, о котором упоминает  Давенпорт  и  о котором говорили  им  еще их
бабушки и даже пытались его имитировать.  Я знаю, что думают люди о тех, кто
"слышит голоса", - но прежде,  чем вы сделаете вывод, прослушайте эту запись
и спросите  кого-нибудь из старых  жителей глухих районов,  что они об  этом
думают. Если вы можете дать этому обычное  объяснение, хорошо; но, возможно,
за этим есть еще что-то. Цель моя состоит не в том, чтобы спорить  с вами, а
в   том,  чтобы  предоставить  информацию,  которая  человеку  ваших  вкусов
наверняка  покажется  очень интересной.  Но  это  строго  между нами, строго
частное дело. Для  публики - я на вашей стороне, поскольку некоторые события
показали, что людям не следует знать об  этом слишком много. Мои собственные
исследования  носят сугубо частный характер, поэтому я не хотел бы  никакими
высказываниями  привлекать  внимание людей,  побуждать  их  посещать  места,
которые  я  изучал.  Истина,   ужасная   истина  состоит   в  том,  что  что
потусторонние  существа все время  наблюдают  за нами;; они  имеют среди нас
своих  шпионов,  собирающих информацию. Большую часть своих данных я получил
от  жалкого  человека, который был одним из  этих шпионов, если только он не
сумасшедший (а я думаю, что он  был вполне нормален). Позднее он  покончил с
собой, но я думаю, что есть  и другие. Эти создания пришли с другой планеты,
они способны существовать в межзвездном пространстве и перелетать через него
на неуклюжих, но  мощных крыльях, которые способны сопротивляться эфиру,  но
мало чем  могут помочь им на Земле. Я готов  рассказать вам об  этом  позже,
если вы не сочтете меня сумасшедшим. Они  прибыли сюда, чтобы добыть металлы
в шахтах,  проложенных глубоко под холмами, и  я думаю, что знаю, откуда они
явились. Они не причинят нам вреда, если мы  оставим их в покое, но никто не
может  сказать,  что  будет,  если   мы  проявим   чрезмерное   любопытство.
Разумеется,  большая  группа людей может смести всю их  колонию.  Этого  они
боятся.  Но если такое случится, то еще больше  существ  явится  "оттуда"  -
столько, сколько  им необходимо для  продолжения добычи. Они  легко могли бы
завоевать Землю, но до сих пор не пытались, потому что им это  не нужно. Они
предпочли бы оставить все, как есть, и избежать беспокойства.
     Я думаю, что они постараются  избавиться от меня, потому что  я слишком
многое  узнал. В  лесу у  Круглого  Холма я  нашел  большой  черный камень с
неизвестными иероглифами, наполовину стертыми,  а после  того, как я  принес
его  домой, все  изменилось. Если они решат, что  я узнал  слишком много, то
либо убьют меня, либо  заберут меня  с  Земли к себе, в  тот мир, откуда они
сюда явились. Они и  раньше забирали отсюда  образованных людей,  чтобы быть
информированными о состоянии дел в человеческом мире.
     Тут я подхожу  ко второй цели своего обращения  к вам  - а именно, хочу
убедить  вас  предпринять все усилия, чтобы прекратить  нынешние  обсуждения
этой  проблемы,  ни в коем случае не допускать  дальнейшего  распространения
этой  информации  среди широкой  публики.  Людей следует держать подальше от
этих холмов, а для  этого  нужно,  в свою очередь,  не возбуждать  более  их
любопытства.  Бог свидетель, что шума уже  и так  было  достаточно, со всеми
этими агентами по продаже недвижимости и толпами отдыхающих, которые шляются
по диким местам и покрывают холмы своими развалюхами.
     Я  буду  рад  продолжить переписку  с вами и постараюсь выслать  запись
фонографа и черный камень (он так истерт, что фотография ничего  не покажет)
поездом, если вы пожелаете. Я пишу "постараюсь",  потому что предполагаю  со
стороны этих существ  возможные  препятствия. Есть тут один угрюмый скрытный
парень, по имени Браун, на ферме, что  недалеко от деревни, - я думаю, он их
шпион.  Мало-помалу  они  постараются  отрезать  меня  от  остального  мира,
поскольку я чересчур много знаю о них.
     Они  обладают  самыми  неожиданными   возможностями  обнаружения   моих
намерений.  Возможно, что  вы  и не  получите  это  письмо.  Думаю, что буду
вынужден  в конце концов покинуть  эту часть страны и переехать жить к моему
сыну, в Сан-Диего,  Калифорния. Так я и сделаю,  если дела пойдут еще  хуже,
хотя  и нелегко  покидать  место, где ты родился и  где жили шесть поколений
твоей  семьи. Кроме того, я  вряд ли решусь  продать этот  дом кому бы то ни
было  сейчас, когда существа уже  взяли мое жилище на заметку. По-моему, они
попытаются получить обратно черный камень и уничтожить запись фонографа, но,
пока  у  меня  есть силы,  я  им  не  позволю  этого сделать.  Мои  огромные
полицейские  псы их  одерживают, поскольку их здесь немного  и  они не очень
ловки в передвижениях. Как  я  уже сказал,  их крылья не очень подходят  для
коротких полетов  в  воздухе. Сейчас  я буквально на грани расшифровки этого
камня - при этом весьма ужасным способом - и вы, с вашим знанием  фольклора,
могли  бы оказать  мне большую помощь  в поисках пропавших звеньев.  Вы, без
сомнения, знаете устрашающие мифы, предвосхищающие появление на земле людей,
-   циклы  про   Йог-Стотхотха  и  Цтулху,  -  на   которые  есть  ссылка  в
"Некрономиконе". Я когда-то ознакомился с одним из экземпляров и слышал, что
в  библиотеке вашего колледжа также есть экземпляр, который  вы  держите под
замком.
     Чтобы  закончить,  мистер  Уилмерт, выражу уверенность, что  мы  с вами
могли бы быть  очень  полезными  друг другу. Я не  желал  бы  подвергать вас
какому-либо  риску,  поэтому  предупреждаю,  что  хранение  камня  и  записи
фонографа небезопасно; но мне кажется, что Вы сочтете любой риск оправданным
в  интересах  получения знаний.  Я намерен поехать в Ньюфэйн или Бреттлборо,
чтобы  выслать  вам  то,  что  вы  пожелаете,  поскольку  тамошним  почтовым
отделениям я  доверяю больше. Должен сказать, что живу сейчас  одиноко и  не
имею  возможности держать прислугу.  Никто не хочет оставаться  в этом доме,
потому что эти  существа пытаются приближаться по ночам  к  моему жилищу,  а
собаки из-за этого беспрерывно лают.  Хорошо, что все  началось  после того,
как умерла моя жена, иначе это, без сомнения, свело бы ее с ума.
     С  надеждой,  что  я  не  очень  потревожил  вас  и  что  вы не  будете
выбрасывать это письмо в корзину, как бред безумца, а сочтете целесообразным
поддерживать со мной контакт, остаюсь Искренне преданный вам
     Генри У. Эйкели
     Р. S. Я сделал несколько отпечатков фотографий, которые, как я полагаю,
помогут   доказать  некоторые  из  высказанных   мною  суждений.   Старожилы
утверждают, что они истинны. Я пошлю вам снимки, если вы того пожелаете.
     Г. У. Э.
     Трудно  описать,  какие чувства овладели  мною  после  прочтения  этого
документа  в  первый  раз.  По идее,  я  должен  был  посмеяться  над  этими
чудачествами   куда   сильнее,   чем   над   значительно   более  умеренными
предположениями,  которые раньше позабавили  меня; и все-таки что-то в  тоне
этого письма  побудило меня воспринять его с парадоксальной серьезностью. Не
то,  чтобы я хоть на мгновение поверил  в тайное племя, прилетевшее к нам со
звезд, о котором толковал мой корреспондент; но все же, преодолев  некоторые
первоначальные  сомнения,   почувствовал  уверенность,   что   имею  дело  с
безусловно нормальным человеком и  что  он в самом деле столкнулся с реально
существующим,  хотя  и  невероятным  и  аномальным явлением,  которое не мог
обьяснить иначе,  чем делал это в письме. Разумеется, дело не может обстоять
так, как он пишет, рассуждал я, но здесь безусловно есть то, что заслуживает
серьезного исследования.  Этот  человек,  очевидно, был очень  взволнован  и
встревожен чем-то, причем явно неадекватно, однако  трудно было представить,
чтобы  его обеспокоенность являлась совершенно беспричинной. Он излагал свои
соображения  настолько  конкретно и  логично,  но  тем  не менее его история
удивительным образом совпадала с некоторыми старыми мифами и даже - с самыми
фантастическими индейскими легендами.
     Как то, что он  действительно слышал какие-то голоса  на  холмах, так и
то, что  он нашел черный камень, о  котором упоминал  в письме,  было вполне
возможным.  Однако  те  безумные  предположения,   которыми  он   сопроводил
упоминание  о  голосах  и  камне,  были,  по  всей  видимости,  внушены  ему
человеком,  утверждавшим, что он является шпионом потусторонних существ, тем
самым  человеком,  который  впоследствии   покончил  с  собой.  Легко   было
предположить, что самоубийца являлся  по-настоящему сумасшедшим, но смог при
этом заставить наивного  Эйкели  - к тому  же подготовленного к этому своими
фольклорными изысканиями  -  поверить  в его бред. Что же до  его  последних
соображений,  то  было  похоже,  что  невозможность   нанять  себе  прислугу
объясняется  тем,  что  невежественные  соседи  Эйкели,  так же, как  и  он,
убеждены в  том, что его  дом по  ночам осаждают сверхъестественные  чудища.
Собаки, разумеется,'тоже лают по-настоящему.
     Наконец, что касается записи  фонографа, то я не  сомневался, что  либо
это были звуки, издаваемые животными и напоминавшие человеческую  речь, либо
же звуки эти издавало некое скрывающееся среди холмов человеческое существо,
которое деградировало по  какой-то причине до животного  состояния.  Тут мои
мысли  обратились  к черному камню с иероглифами.  Да, и что могли содержать
фотографии, которые Эйкели намеревался мне выслать и которые старожилы нашли
столь пугающими?
     По мере того, как я раз за разом  перечитывал письмо, меня не  покидало
ощущение,  что мои оппоненты располагают данными,  более  серьезными, чем  я
предполагал   ранее.  В   конце  концов,  в  этих  заброшенных,  необитаемых
местностях, близ  холмов,  могли обитать  какие-то  странные  уродцы, жертвы
дурной  наследственности,  хотя,  разумеется, они и  не  были чудовищами  со
звезд,  как  утверждали  легенды.  И  если они  существуют,  то  присутствие
странных тел  в  бурных потоках  становится  вполне  объяснимым.  И я  начал
испытывать чувство  стыда от  того,  что  сомнения в  прежней  моей  правоте
породило нечто столь эксцентричное, как письмо Генри Эйкели.
     В  конце  концов,  я  ответил  на  письмо  Эйкели,  взяв  при этом  тон
дружелюбного  интереса и  попросив  дополнительных  подробностей.  Ответ его
пришел   почти  немедленно;  и  в   конверте  было   несколько   фотографий,
иллюстрирующих то, о чем он рассказывал.  Глянув на эти фотоснимки, я ощутил
удивительное  чувство страха  и  прикосновения  к чему-то  запретному;  ибо,
несмотря на неясность изображений, они обладали дьявольской внушающей силой.
     Чем  больше я  смотрел  на  них,  тем  больше убеждался  в том, что моя
серьезная оценка Эйкели и его  истории  была вполне оправданной. Без всякого
сомнения, эти фотографии содержали убедительное доказательство существования
на вермонтских холмах явления,  лежащего далеко за пределами наших привычных
знаний и представлений. Самое жуткое на этих фотографиях представляли  собой
следы - снимок был сделан, когда яркое солнце  осветило  клочок  голой земли
где-то на пустынной вершине. Даже  беглый взгляд позволял убедиться, что это
не  мистификация;  ибо  четко  очерченные  камни  и  лезвия  трав  полностью
исключали подделку или двойную экспозицию. Я  назвал это "отпечатком  ноги",
но "отпечаток когтя" было  бы точнее.  Даже сейчас  я не  могу  описать этот
след,  избежав  сравнения  с ужасным,  отвратительным  крабом,  причем  была
какая-то  неопределенность  в  направлении  этого  следа.  Он  был  не очень
глубоким  или свежим отпечатком  и  по размеру  не  превосходил  размер ноги
среднего человека.  Из  центральной  подушечки  выходили  в  противоположных
направлениях пары  зубьев пилы  - вид  их сбивал с толку, если  вообще  этот
объект являлся исключительно органом движения.
     Другая  фотография  - явно  с большой  выдержкой, сделанная в  тени,  -
представляла собой изображение входа  в  лесную  пещеру,  отверстие  которой
закрывал  круглый валун.  На голой земле перед входом можно  было  разобрать
густую сеть  линий,  коща  я рассмотрел  ее в  увеличительное  стекло, то  с
неприятным чувством  убедился,  что следы точно такие  же,  как  и на другом
снимке. Третий снимок изображал кольцо камней жреческого типа, помещенных на
вершине холма. Вокруг загадочного кольца трава  была сильно утоптана и почти
совсем стерта,  причем  здесь я не  смог  различить ни одного  следа  даже в
увеличительное  стекло. Исключительная отдаленность  изображенной  местности
доказывалась перспективой уходящих за горизонт совершенно безлюдных холмов.
     Но  если  самым  неприятным и пугающим было  изображение  отпечатка  на
земле,  то  наиболее  любопытным  оказался  снимок  большого черного  камня,
найденного в лесах возле Круглого  холма. Эйкели  фотографировал  камень, по
всей вероятности, на столе в своем кабинете, поскольку я смог разглядеть ряд
книжных  полок,  а  на  заднем плане  бюст  Мильтона.  Камень  был заснят  в
вертикальном  положении и представлял собой изрезанную поверхность, размером
один на  два  фута, но  у  меня  не  хватает  слов, чтобы  сказать  что-либо
определенное  об  этих узорах или хотя бы об общей конфигурации всего камня.
Какие  геометрические  принципы  легли  в  основу  его  огранки  -  ибо  эго
несомненно была искусственная  огранка,  - я могу  только  догадываться;  но
скажу  без колебаний, что никогда  я  не видел предмета  столь  странного  и
чуждого  нашему  миру.  Из  иероглифов,  начертанных на  поверхности,  очень
немногие был различимы, но один-два  вызвали у меня просто шок. Конечно, это
могла  быть и фальсификация, ибо есть и кроме меня люди, читавшие чудовищный
"Некрономикон" безумного араба  Абдула Альхазреда; но тем не менее я испытал
нервную  дрожь, узнав определенные идеограммы, которые, как  я знал по своим
исследованиям,  связаны  с  наиболее святотатственными  и  леденящими  кровь
историями о  существах, которые  вели безумное полусуществование  задолго до
того, как были сотворены Земля и другие внутренние миры солнечной системы.
     Из пяти оставшихся фотографий три  изображали болотистую  или холмистую
местность,  которая,  казалось, несла на себе отпечаток тайных и  зловредных
обитателей. Еще  одна изображала странную  отметину на земле, совсем рядом с
домом Эйкели, которую он сфотографировал  наутро после того,  как собаки всю
ночь лаяли особенно яростно. Снимок был очень расплывчатый, и по нему трудно
было сказать что-либо определенное;  но отпечаток отдаленно  напоминал "след
когтя" на голой земле. Последняя фотография изображала само место жительства
Эйкели: аккуратный беленький двухэтажный дом, построенный, вероятно, лет сто
- сто  двадцать  тому  назад,  с хорошо  подстриженным газоном  и обложенной
камнями дорожкой, ведущей к искусно  выполненной резной двери в георгианском
стиле.  Несколько огромных полицейских  псов сидели на газоне у ног человека
приятной наружности с аккуратной седой бородкой, который, как я догадался, и
был сам Эйкели - он же и делал этот снимок, о чем свидетельствовала лампочка
в его руке.
     Осмотрев  фотографии,  я  приступил  к  чтению обширного  письма  и  на
последующие три часа  погрузился в пучины неописуемого ужаса. То, что  ранее
Эйкели  излагал  лишь  в  общих  чертах, он описывал подробно,  в мельчайших
деталях; представляя длинные списки слов, уловленных ночью в лесу, подробные
описания  розоватых  существ, шнырявших в  сумерках в  густых зарослях возле
холмов,  а  также  чудовищные космогонические  рассуждения,  извлеченные  из
собственных  научных  исследований и  бесконечных  разговоров с  самозванным
безумным шпионом, наложившим на себя руки.  Я столкнулся  с именами, которые
встречал  ранее  лишь  в  контексте самых зловещих  предположений -  Йюггот,
Великий  Цтулху, Тсатхоггуа, Йог-Стохотх,  Р'льех,  Ньярлатхотеп,  Азатхотх,
Хастур, Йян, Ленг, Озеро Хали, Бетмура, Желтый Знак, Л'мур-Катхулос,  Брэн и
Магнум Инноминандум - и был перенесен через безвестные  эпохи и непостижимые
измерения в  миры  древних, открытых реальностей, о  которых безумный  автор
"Некрономикона" лишь  смутно  догадывался.  Мне было сообщено  о  хранилищах
первичной жизни и о потоках, вытекавших оттуда; и,  наконец, о струйках этих
потоков, которые оказались связанными с судьбами нашей планеты.
     Я  не в силах был собраться  с мыслями; и если  ранее  я пытался многие
вещи объяснять, то  теперь начинал  верить в самые аномальные и  невероятные
чудеса.  Массив  конкретных  доказательств  был  грандиозен  и  подавлял,  а
спокойная,  холодная  научная манера Эйкели  - в  которой не было  ни  грана
фанатизма, истерики или экстравагантности - сильнейшим  образом  повлияла на
мое восприятие проблемы и на мои оценки. Когда я отложил письмо в строну, то
уже  мог понять опасения автора и был готов предпринять все возможное,  чтоб
помешать людям посетить  эту  дикую  местность.  Даже  сейчас,  когда  время
притупило  мои тогдашние  впечатления  и  во  многом стерло  из  памяти  мои
тогдашние сомнения  и переживания, даже теперь есть такие фрагменты в письме
Эйкели, которые я не рискну  привести  и даже не доверю бумаге. Я почти рад,
что  это  письмо и  запись  фонографа  теперь исчезли, - и  я желал  бы,  по
причинам,  которые  скоро станут  ясны, чтобы  новая  планета  по ту сторону
Нептуна не была открыта.
     После прочтения письма я прекратил все публичные выступления по  поводу
кошмара в Вермонте. Доводы  моих оппонентов оставил без ответа или отложил в
сторону,  сделав неопределенные обещания вернуться  к ним впоследствии,  и в
конце  концов  дискуссия была предана  забвению.  Последнюю часть мая и весь
июнь мы поддерживали оживленную переписку с Эйкели. Правда, время от времени
письма терялись,  и мы были  вынуждены восстанавливать написанное  и тратить
много  сил  на копирование.  Главной  нашей целью было  сравнить собственные
подходы к загадочным мифам,  чтобы добиться  согласованного  представления о
связи ужасных явлений  в Вермонте со структурой  и  содержанием  примитивных
мифов.
     Прежде  всего, мы согласились,  что эти ужасные существа и адское Ми-Го
из Гималаев  были  кошмарными воплощениями  одного порядка.  Тут были  также
захватывающие  зоологические  гипотезы,  которые  я  предпочел   обсудить  с
профессором  Декстером  из  своего  колледжа,   несмотря  на  категорическое
требование Эйкели никому не сообщать о возникшей перед нами проблеме. Если я
и  нарушил  это требование,  то лишь  потому,  что  считал:  на  этой стадии
предупреждение  относительно  опасности вермонтских холмов -  и  гималайских
пиков,  на  которые  отчаянные  исследователи стремились  забраться, - более
отвечает интересам людей, чем  молчание. Одной из конкретных задач, стоявших
перед нами, была расшифровка иероглифов на  злосчастном  камне, расшифровка,
которая должна была сделать нас обладателями тайн,  более  глубоких  и более
потрясающих, чем все тайны, известные теперь человеку.
     III
     К концу июня я,  наконец, получил  запись  фонографа -  из  Бреттлборо,
поскольку Эйкели не доверял  железнодорожной ветке,  расположенной севернее.
Им   овладела   все  возраставшая  шпиономания,  усилившаяся  после  пропажи
некоторых из  наших  писем;  он  часто  стал  говорить о  коварных действиях
некоторых людей,  которых  считал  агентами  скрытных созданий,  их  тайными
орудиями. Более всего он подозревал угрюмого фермера Уолтера Брауна, жившего
в одиночестве у подножия холма,  вблизи от густого леса, и уверял, что часто
видел  его праздно шатающимся в  Бреттлборо, Беллоуз-Фоллз, Ньюфэйне и Южном
Лондондерри,  когда  появление  его там  было совершенно  немотивированным и
ничем  не оправданным.  Более  того, он  пребывал в уверенности,  что слышал
голос  Брауна  при  определенных обстоятельствах  во время  одного  ужасного
разговора; а однажды обнаружил след или, точней, отпечаток когтя недалеко от
дома Брауна. След этот был  расположен подозрительно близко к отпечатку ноги
самого Брауна и они были повернуты друг к другу.
     Итак,  запись  прибыла  из Бреттлборо,  куда  Эйкели  приехал  на своем
"Форде" по пустынным дорогам Вермонта. Он признался в сопровождающей посылку
записке, что начинает  бояться этих дорог  и даже за  продуктами в  Тауншенд
предпочитает ездить лишь при  дневном свете. Снова и снова он  повторял, что
нельзя приближаться  к этим тихим и загадочным холмам, зная  так  много, как
он, и что скоро он собирается переехать в Калифорнию к сыну.
     Прежде,  чем   прослушать  запись  на  аппарате,   который  я   взял  в
административном  здании  колледжа,  я  внимательно прочел  сопроводительную
записку Эйкели и все его предшествовавшие письма, ще эта запись упоминалась.
Она была получена, согласно его данным, примерно в час ночи 1 мая 1915 года,
близ закрытого входа в пещеру на лесистом западном склоне  Темной Горы, там,
ще она возвышается над болотом. В этом месте всегда звучали странные голоса,
и  именно поэтому он  и принес  туда  фонограф,  диктофон  и восковой валик.
Прошлый опыт  подсказывал  ему, что  ночь  накануне Первого Мая  - или  ночь
Шабаша, согласно европейским легендам, - должна быть наиболее удачной, и это
подтвердилось.  Стоит отметить, однако,  что  больше  он  ни разу не  слышал
голосов на этом месте.
     В  отличие от  большинства  лесных звуков,  содержание этой записи было
похоже на запись  какого-то ритуала, причем  включало один  явно  различимый
человеческий голос, который Эйкели не мог идентифицировать.  Голос  этот  не
принадлежал  Брауну,  а  был,  по  всей  видимости, голосом  человека  более
высокого  культурного уровня. Второй же голос, собственно  и  представлявший
собой главное в этой записи, был скорее похож на отвратительное жужжание.
     По-видимому,  фонограф и диктофон при записи работали  не очень хорошо,
что  было  печально,  учитывая  приглушенное  и  невнятное  звучание  самого
записывающегося ритуала; в  результате  разобрать  можно было лишь отдельные
фрагменты. Эйкели прислал мне собственную письменную расшифровку записи, и я
еще  раз проглядел ее  прежде,  чем включить  аппаратуру. Текст  скорее  был
темным и загадочным, чем  ужасным, хотя  знание  обстоятельств  и  источника
придавало  ему дополнительную  жуть,  которую не  могли бы  отразить никакие
слова. Я представлю  все  это здесь  полностью, так, как смог  запомнить,  -
после неоднократного  прочтения записи  и  прослушивания - все  досконально.
Такое нелегко забыть! (Неразборчивые звуки)
     (Хорошо поставленный мужской голос)...
     он Повелитель Леса, даже для... и дары людей Ленга... итак, из колодцев
ночи в бездны  космоса, и  из бездн космоса в колодцы ночи, вечно вознесутся
хвалы Великому Цтулху, Тсат-хогуа,  и к Тому, Чье Имя Не Может Быть Названо.
Вечны  хвалы  Им,   и  пожелание   изобилия  Черному  Козерогу   Лесов.  Йа!
Шаб-Ниггуратх! Козерог с Тысячным Потомством!
     (Жужжащая имитация человеческой речи)
     Йа!   Шаб-Ниггуратх!  Черный  Козерог  Лесов  С  Тысячным   Потомством!
(Человеческий голос)
     Наступило время для Повелителя Лесов... семь и девять, вниз по ступеням
из  оникса...  посвятить Ему, тому, кто из Бездны, Азароту, Из Тех, Кому  Ты
учил нас поклоняться... на  крыльях ночи за пределы космоса, за пределы т...
Тому, кому Йюггот  - младший  сын, катящийся в одиночестве  в черном эфире у
края...
     (Жужжащий звук)...
     ходить среди людей и  найти пути к тому, что знает Тот, кто  из Бездны.
Ньярлатхотепу,  Могущественному Посланцу, ему  все должно быть сказано. И Он
примет внешность  человека,  восковую маску и одежды, которые  скроют его, и
спустится вниз из страны Семи Солнц, чтобы притвориться...
     (Снова жужжащий звук)...
     (Ньярл)  атхотеп,  Великий  Посланец, приносящий  из  пустоты  чудесную
радость Йюгготу, Отец Миллиона Избранных, Сталкер среди..
     (Здесь речь прерывается - конец записи)
     Вот, что  я  услышал, включив фонограф. Меня  охватил  настоящий страх,
когда  я нажал  рукоятку  и услышал  скрип  иголки  по  валику,  так  что  я
обрадовался,  коща первые  слабо  различимые слова оказались  произнесенными
человеческим   голосом  -   мягким,   приятным,  интеллигентным  голосом,  с
бостонским акцентом, явно не принадлежащий уроженцу Вермонта.  Прислушиваясь
к записи, я обнаружил ее идентичной тщательно выполненному протоколу Эйкели.
Этот  сочный  бостонский голос  распевал:"...Йа!  Шаб-Ниггуратх!  Козерог  с
Тысячным  Потомством!..."  И тут  я услышал  другой голос. До  сих  пор меня
охватывает дрожь, стоит лишь подумать, как меня поразили эти звуки, хоть я и
был,  казалось,  подготовлен  к ним  письмами  Эйкели.  Те люди,  которым  я
впоследствии  описывал ту запись, ничего не находили в ней,  кроме  дешевого
шарлатанства  или признаков безумия; но  если бы  им довелось  услышать этот
отвратительный голос или прочесть  все  письма Эйкели  (в  особенности то  -
ужасное  энциклопедически полное второе  письмо),  я уверен,  что  они резко
изменили  бы  свое  отношение.  Мне очень  жаль, что я подчинился требованию
Эйкели и больше  никому не  дал прослушать записи  - не менее жаль, что  все
письма его тоже пропали. Что  же касается меня самого, то с учетом реального
впечатления  от  звучания, да еще моих знаний о подоплеке  всей истории и ее
обстоятельств, голос этот был  просто чудовищным. В исполнении этого адского
обряда  он  звучал синхронно с человеческим голосом, но  в моем  воображении
являлся отвратительным эхом, которое доносится через невообразимые бездны из
дьявольских миров.  Прошло  более  двух  лет с тех пор, как я прослушал этот
богохульный восковой цилиндрик, до сих пор у меня в ушах звучит это дрожащее
жужжание, как будто я услышал его только что.
     "Йа! Шаб-Ниггуратх! Черный Козерог Лесов с Тысячным Потомством!"
     Но  хоть и звучит этот голос неотрывно в  моих ушах, я все-таки не моту
еще достаточно точно подвергнуть его анализу для того, чтобы описать. Он был
подобен гудению какого-то  отвратительного гигантского насекомого, умышленно
преобразованному в артикулированную речь какого-то чуждого существа,  причем
я был  совершенно уверен, что  органы,  продуцирующие  этот  звук, ничем  не
похожи на вокальные органы человека, как,  впрочем,  и других млекопитающих.
Были тут вариации в тембре, диапазоне  и полутонах, полностью выводившие это
явление за  рамки  человеческого,  земного  опыта.  Первое  появление  этого
звучания настолько поразило меня, что всю оставшуюся часть записи я слушал в
состоянии  некоей прострации.  Коща  же  звучали  более  развернутые пассажи
жужжащей речи, ощущение  кощунственной  бесконечности,  поразившее  меня при
первых  звуках,  обострилось.  Наконец, запись  резко  оборвалась  в  момент
произнесения высказываний исключительно  четким и ясным человеческим голосом
с бостонским акцентом; но я по-прежнему сидел,  тупо глядя перед собой, даже
коща аппарат автоматически выключился.
     Нечего и говорить, что я  неоднократно прослушал эту ужасающую запись и
предпринял  отчаянные  попытки  анализа  и комментирования,  сравнивая  свои
соображения  с  записями  Эйкели. Было  бы  нежелательно,  да и бессмысленно
излагать  здесь все наши заключения; но замечу,  что, по  нашему  убеждению,
ключ лежал в некоторых наиболее отвратительных обрядах из первобытных тайных
верований людей. Для нас было также ясно, что между скрывающимися созданиями
"оттуда"  и  определенными представителями  человеческого  рода существовали
древние и весьма прочные связи. Насколько  разветвленными были эти связи и в
какой  степени их  состояние  в  наши  дни  соотносилось  с их состоянием  в
древности,  мы  не  догадывались;  в  лучшем  случае  здесь  было  поле  для
неограниченных  спекуляций. По всей видимости, между человеком  и безымянной
бесконечностью   имелись   чудовищные  узы   с   незапамятных   времен.   Те
кощунственные действа, которые происходили на  Земле, скорее всего пришли  с
темной  планеты   Йюггот,  на  краю  Солнечной  системы;  однако   сама  она
представляла  собой,  вероятно,  всего лишь  излюбленный  аванпост  какой-то
наводящей    страх   межзвездной    расы,   за   пределами   эйнштейновского
пространственно-временного континуума или величайшего известного Космоса.
     Между  тем мы продолжали обсуждать черный камень и способы доставки его
в  Эркхем  -  Эйкели считал нецелесообразным  мой  приезд к  нему,  на место
страшных исследований.  По тем  или  иным причинам он  также боялся доверить
перевозку камня  какой-либо из  привычных транспортных магистралей. Его идея
сводилась  к  тому,  чтобы  доставить  камень  через  сельскую  местность  в
Беллоуз-Фоллз, затем отправить его через Киин, Уинчендон и Фичбург, хотя это
и потребовало  бы от  него  поездки  в  порядке  сопровождения  по  довольно
пустынным, пролегающим среди холмов дорогам, часто пересекаемым лесами,  что
было куда менее удобным, чем поездка по главной магистрали на Бреттлборо. Он
сообщил, что  когда посылал  мне запись  фонографа, то  заметил возле  офиса
человека, чьи  действия  и внешний вид не внушили ему доверия. Человек  этот
как-то слишком нарочито стремился разговориться с  клерками и  сел именно на
тот  поезд, которым  была отправлена запись. Эйкели  признался, что  не  был
спокоен за судьбу посылки до тех пор, пока  не получил от меня уведомления о
ее благополучном прибытии.
     Примерно в  это же  время -  то есть во вторую неделю июля - затерялось
еще одно мое  письмо, о чем я  узнал  из тревожного  сообщения Эйкели. После
этого  он попросил  меня больше  не писать ему в  Тауншенд,  а  отсылать всю
корреспонденцию  на  Главный  почтамт  в  Бреттлборо,  куда  он  будет часто
наезжать в своей машине или поездом. Я  почувствовал, что  его  тревога  все
время возрастает, ибо он очень подробно сообщал мне об усилившемся лае собак
в  безлунные ночи,  а также о свежих отпечатках когтей, порой обнаруживаемых
им по  утрам на дороге и на своем  заднем дворе. Как-то  раз  он рассказал о
настоящем скопище  отпечатков,  выстроившихся в  линию,  напротив  не  менее
густой  линии  собачьих следов,  и  прислал  мне  устрашающий  фотоснимок  в
подтверждение своих  слов.  Это случилось как  раз  после той памятной ночи,
когда собачий лай превзошел все мыслимые пределы.
     В среду  18  июля,  утром,  я получил  телеграмму  из  Беллоуз-Фоллз, в
которой Эйкели сообщал,  что  он  отправил  черный  камень  поездом N  5508,
отправившимся  из Беллоуз-Фоллз  в 12:15,  то есть в  свое обычное время,  и
прибывающим в Бостон на Северный Вокзал в 4:12 пополудни. Он  должен был, по
моим расчетам,  прибыть в Эркхем, по меньшей мере, к следующему полудню, так
что почти  все утро четверга я  его ожидал. Но наступил и прошел  полдень, а
когда я  позвонил в почтовый офис, мне сообщали, что никакого груза для меня
не прибыло. Уже сильно  встревожившись,  я позвонил транспортному  агенту  в
Бостон на Северный Вокзал; и без особого удивления узнал, что груз не прибыл
и  туда.  Поезд  N  5508  прибыл вчера  с 35-минутным  опозданием, и никакой
коробки для меня там не было. Агент обещал навести справки и все выяснить; я
же  послал в  конце дня телеграмму Эйкели,  в которой обрисовал  сложившуюся
ситуацию.
     Ответ из Бостона пришел  на  следующий  день,  агент позвонил  мне, как
только  выяснил все обстоятельства. Похоже, что  посыльный на  поезде N 5508
припомнил инцидент,  который  мог  иметь  отношение к  пропаже моего груза -
перебранку с худощавым, рыжеволосым, неотесанным  мужчиной  с очень странным
голосом,  происшедшую, когда  поезд  делал  стоянку  в  Киине,  Нью-Хэмпшир,
примерно после часа дня.
     Этот мужчина,  как  он  сказал,  был  крайне  взволнован  и уверял, что
ожидает прибытия тяжелого ящика, которого не было в поезде и который даже не
упоминался в журналах посыльного.  Он назвался Стенли  Эдамсом, и у него был
такой   монотонный  густой   голос,  что  клерк   почувствовал  себя  дурно,
разговаривая с ним. В  результате посыльный  даже  не смог запомнить, чем же
разговор закончился,  а  помнил лишь, что  когда  он вновь  пришел в  полное
сознание, поезд уже  тронулся. Бостонский агент добавил,  что этот посыльный
был молодым  человеком  исключительной  честности  и надежности,  с хорошими
рекомендациями и уже давно работал на компанию.
     Этим вечером  я  выехал в  Бостон, чтобы лично расспросить посыльного о
случившемся,  получив его  имя и  адрес в  конторе. Он  оказался откровенным
человеком,  с приятными манерами,  но я скоро понял, что он не сможет ничего
добавить к тому, что мне уже было известно. Странным мне показалось лишь то,
что он не был уверен, сможет ли узнать того человека, если встретит его  еще
раз. Поняв,  что от него я больше ничего не  смогу добиться,  я  вернулся  в
Эркхем  и до  утра  писал  Эйкели, затем в  почтовую  компанию,  полицейское
управление и почтовому агенту в Киине. Я чувствовал, что человек с необычным
голосом,  который так сильно повлиял на посыльного, играет  ключевую роль во
всем  этом  загадочном  деле, и  надеялся,  что  станционные  служители  или
телеграфисты в Киине смогут что-то сообщить о  нем, о том, как он  обратился
со своим запросом, коща и где.
     Я  вынужден,  однако,  признаться,  что  все  мои попытки  расследовать
ситуацию оказались тщетными. Действительно, человек со странным  голосом был
замечен после пополудни 18 июля в Киине, а какой-то зевака смутно запомнил у
него в  руках тяжелый ящик; однако человек этот был им абсолютно неизвестен,
и прежде, как и впоследствии, никто его не видел. Он не заходил  в помещение
телеграфа  и  не  получал  никаких  сведений,  равно как  никаких  сообщений
касательно  присутствия  черного  камня  на поезде  N 5508  ни  для  кого по
телеграфу  не  поступало.   Естественно,  Эйкели  присоединился   ко  мне  в
расследовании этого происшествия и  даже сам съездил  в Киин, чтобы опросить
возможных  очевидцев случившегося  и людей,  живущих неподалеку  от станции;
однако  его  отношение  к происшествию было куда более  фаталистическим, чем
мое. Он  склонен  был  считать  потерю ящика зловещим следствием неизбежного
противодействия и ничуть не  надеялся  на  возможность  найти утраченное. Он
говорил о несомненной телепатической и гипнотической силе  созданий, живущих
на холмах, и  их агентов, а в одном из писем намекал, что, по его убеждению,
камень  уже  давно  покинул  нашу  планету.  Я, со своей стороны, был сильно
разгневан,  поскольку   видел  в  изучении  старых,  полустертых  иероглифов
возможность  узнать  нечто  новое и  удивительное.  Этот  эпизод  еще  долго
будоражил  бы  мое  воображение,  если  бы  последующие   письма  Эйкели  не
ознаменовали собой начало  совершенно новой  фазы ужасной истории загадочных
холмов, которая сразу же завладела моим вниманием.
     IV
     Неизвестные создания, писал Эйкели все более неровным почерком, взялись
за него  гораздо серьезнее, чем  раньше,  и с  более  определенными  целями.
Ночной лай  собак  в безлунные ночи или когда луна была полузакрыта облаками
стал  просто  чудовищным, а  кроме того,  были отмечены попытки  пристать  к
Эйкели,   когда  он  оказывался  на  пустынных  дорогах.   Второго  августа,
направляясь  на  машине  в  деревню,  он  увидел  срубленный  ствол  дерева,
перегородивший ему дорогу там, где она пересекала участок густого леса; в то
же время лай двух огромных собак, бывших с  ним вместе, ясно предупредил его
о созданиях, которые могут прятаться поблизости.  Что могло бы случиться, не
будь  рядом  с ним собак,  - он  не решался даже предположить - но с тех пор
больше никуда не выходил без собак  из своей  своры -  по крайней мере, двух
верных   и  сильных  помощников.  Вскоре  имели   место   еще  два  дорожных
происшествия, пятого и шестого августа; один раз машину обстреляли; в другой
раз заливистый собачий лай известил его о присутствии дьявольских созданий в
лесу.
     Пятнадцатого августа я  получил отчаянное  письмо,  которое  необычайно
меня взволновало,  так что я  искренне  пожелал, чтобы Эйкели  отбросил свою
скрытность и призвал на помощь закон. В ночь с 12 на 13 августа случилось уж
нечто совсем ужасное, возле дома была стрельба, и утром он обнаружил трех из
своих двенадцати огромных  псов убитыми. На дороге видны были многочисленные
отпечатки  когтей и,  между  ними, следы Уолтера  Брауна. Эйкели  позвонил в
Бреттлборо,   чтобы  ему  доставили  новых   собак,   но   телефонная  линия
отключилась, прежде, чем он успел что-либо  сказать. Позже он отправился  на
машине   в  Бреттлборо   и   выяснил,   что  монтер  нашел  главный   кабель
перерубленным, причем как раз на том участке,  что  находился  близ одиноких
холмов Ньюфэйна.  Но  Эйкели направился домой  с  четырьмя  новыми  псами  и
несколькими ящиками патронов для своего крупнокалиберного ружья. Письмо было
написано  в  почтовом  отделении  Бреттлборо и  пришло  ко  мне  безо всякой
задержки.
     Мое  отношение  к  происходящему  в  этот момент  перестало  быть чисто
научным и превратилось  в сугубо личную тревогу, Я боялся за жизнь Эйкели, в
его отдаленном одиноком сельском доме, и частично за себя  самого из-за моей
явной причастности к загадочной проблеме холмов. Эти твари могли  дотянуться
и сюда. Смогут ли они всосать и заглотить меня? В своем ответе на его письмо
я умолял  Эйкели обратиться за помощью к  властям и предупреждал, что сделаю
это сам, если  он меня  не послушается. Я  выразил намерение  лично посетить
Вермонт,  несмотря  на  его  протесты,  и   помочь  ему  объяснить  ситуацию
представителям  власти.  В ответ на это  пришла телеграмма из  Беллоуз-Фоллз
следующего содержания:
     "ВЫСОКО ЦЕНЮ ВАШ  ПОРЫВ  НО  НИЧЕГО НЕ  МОГУ СДЕЛАТЬ  НЕ ПРЕДПРИНИМАЙТЕ
НИКАКИХ ДЕЙСТВИЙ  САМИ  ПОТОМУ ЧТО ЭТО МОЖЕТ ТОЛЬКО  НАВРЕДИТЬ  ОБОИМ  ЖДИТЕ
ОБЪЯСНЕНИЙ"
     ГЕНРИ ЭЙКЛИ
     Но это ничуть не прояснило дела, совсем наоборот. После моего ответа на
телеграмму  я  получил  записку  от  Эйкели,  написанную  дрожащей  рукой  и
содержащую  потрясающее  сообщение,  что  он  не  только   не  посылал   мне
телеграмму, но и не  получал письма. Спешное расследование, проведенное им в
Беллоуз-Фоллз,   обнаружило,  что   телеграмма  была   отправлена   странным
рыжеволосым мужчиной  с необыкновенным, густым, монотонным голосом, каковыми
сведениями  и исчерпывалось  то,  что удалось выяснить Эйкели. Клерк показал
ему  оригинал текста  телеграммы, нацарапанный  карандашом,  но  почерк  был
совершенно  незнакомым для моего коллеги. Он обратил внимание только  на то,
что  подпись  была  неточной  -  Э-Й-К-Л-И,  без  буквы  "Е".  Напрашивались
некоторые  предположения,  но охваченный  несомненным  кризисом,  Эйкели  не
высказывал их.
     Он сообщал также о гибели еще нескольких собак и приобретении других на
замену,  а  также о ружейной стрельбе, которая  стала  неотъемлемой приметой
всех безлунных  ночей. Среди отпечатков когтей на дороге и  на заднем  дворе
его фермы  регулярно появлялись  следы  Брауна  и еще  одного-двух  человек,
обутых в ботинки. Эйкели признавал,  что тут  ничего хорошего нет и что  ему
пора  поскорее переезжать к сыну в Калифорнию,  даже  если не удастся быстро
продать дом. Но  нелегко покидать то единственное место" которое ты считаешь
по-настоящему  своим  домом. Он попробует  еще  сколько-нибудь продержаться;
возможно, ему удастся  отвадить непрошеных гостей - особенно если он открыто
откажется от дальнейших попыток проникнуть в их секреты.
     Я  тут  же ответил  Эйкели,  вновь предложив  свою помощь,  и  еще  раз
высказал   горячее  желание  приехать   к   нему,   чтобы   вместе   убедить
представителей  власти  в  опасности  сложившейся вокруг  него ситуации. Его
ответ содержал уже  менее твердые возражения против моего плана, чем раньше,
но он писал, что предпочитает немного переждать - чтобы привести свои дела в
порядок  и  подготовиться  к отъезду  из отчего  дома,  которые  стал  почти
смертельно опасным. Люди  подозрительно  относятся  к  его  исследованиям, и
лучше будет уехать потихоньку, не будоража окружающих и не порождая сомнений
в его психической нормальности.  На его долю выпало уже более чем достаточно
испытаний, признавал  он, но тем не  менее ему  хотелось бы  уехать  отсюда,
сохраняя достоинство.
     Это  письмо  я  получил  28  августа и  отправил  в  ответ  максимально
ободряющее послание. Очевидно, мое сочувствие имело свое действие, поскольку
в  следующем письме Эйкели выразил мне признательность и куда меньше сообщал
о  своих  страхах. Вместе с  тем,  его  письмо нельзя  было  назвать слишком
оптимистичным,   поскольку  он  выразил  убеждение,  чту  страшные  создания
оставили  его  в покое  лишь  на  время,  видимо,  на период  полнолуния. Он
надеялся, что ночи будут ясными, и смутно намекал на возможность перебраться
в  Бреттлборо,  когда  полнолуние  кончится.  Снова  я  попытался  в  письме
приободрить его, но 5 сентября  пришло новое послание, очевидно, опередившее
мое  письмо, которое  еще  было в пути и на которое  я  уже не смог  бы дать
такого безмятежного  отклика.  Учитывая его важность, приведу  текст  письма
полностью  -  насколько  мне удалось  запечатлеть  в памяти  эти  написанные
дрожащим почерком строки. Письмо сообщало следующее:
     "Понедельник
     Дорогой Уилмерт!
     Вот довольно  обескураживающий постскриптум к  моему последнему письму.
Прошлой  ночью небо  закрыли  густые облака  -  лунный  свет  совершенно  не
пробивался  сквозь них  -  хотя дождя  не было. Дела  обстоят  плохо, и  мне
кажется,  что  конец  близок, вопреки всем  нашим  надеждам.  После полуночи
что-то опустилось на крышу дома.  Я слышал,  как  собаки рвутся  с  привязи,
отпустил их, и одной удалось вспрыгнуть на крышу с низенькой пристройки.
     Там  завязалась  яростная схватка,  и  я  услышал  ужасающее  жужжание,
которого никогда не  забуду.  А потом почувствовал  этот  чудовищный  запах.
Примерно в этот же момент  прогремели выстрелы, и пробившие  крышу пули едва
не настигли меня. Я думаю, что  основные силы этих существ подошли с холмов,
и собаки разделились,  отвлеченные происходящим на крыше. В чем  там дело, я
еще не знал, но  боялся, что эти твари научились лучше управляться  со своим
крыльями. Я погасил свет в доме, распахнул окна, как бойницы, и открыл огонь
по кругу, стараясь стрелять так,  чтобы не угодить  в собак. На этом  все  и
закончилось, а утром я обнаружил во дворе большие лужи  крови, а рядом с ним
зеленую липкую  жижу, с запахом, отвратительнее которого мне до  сих  пор не
встречалось.  Я вскарабкался на крышу и  там  обнаружил ту же отвратительную
липкую гадость.  Пятеро собак были убиты, причем, боюсь, что одну подстрелил
я  сам по  неосторожности, потому  что  она получила пулю в спину.  Теперь я
заделал дыры от пуль  и собираюсь в Бреттлборо за новыми собаками.  Люди  на
тамошней псарне наверняка  думают, что я  сумасшедший. Позже напишу вам еще.
Видимо, через  одну-две недели  я буду  готов  уехать, хоть мне тяжело  даже
думать об этом. Извините, спешу -
     Эйкели".
     Но это было не единственное письмо, опередившее мое. На  следующее утро
- б сентября -  пришло еще одно;  на этот  раз  неистовые  каракули, которые
совершенно поставили меня в тупик, так что я не знал, что делать дальше. Это
письмо я тоже постараюсь воспроизвести как можно полнее, насколько позволяет
моя память.
     "Вторник
     Облака  так и не рассеялись,  луны вновь  не видно -  да  она и  так на
ущербе. Я бы опутал дом электрическими проводами и поставил бы прожектор, не
будь я уверен, что они перережут кабель, как только он будет протянут.
     Кажется, я схожу с ума. Может быть, все, о чем  я вам пишу, это сон или
бред безумца.  И раньше  это было  ужасно, но теперь  превзошло все пределы.
Прошлой ночью они со мной говорили -говорили этим проклятым жужжащим голосом
и сказали такие вещи, которые я не решусь вам передать.  Я отчетливо  слышал
их голос на  фоне собачьего  лая, а  коща этот голос затихал, то ему помогал
человеческий  голос. Держитесь  от  этого  подальше, Уилмерт, -  это гораздо
хуже,  чем мы  с вами могли  представить. Они не намерены  отпускать  меня в
Калифорнию  -  они  хотят  забрать  меня  отсюда  живым  или.  же   живым  в
теоретическом понимании, психически,  умственно живым. . Причем не только на
Йюггот, но и еще  дальше - за пределы Галактики, а может быть,  и за пределы
изогнутого края Вселенной.  Я сказал  им, что  не отправлюсь туда, куда  они
хотят  меня  взять -  или  куда они  своим ужасным способом  предложили  мне
отправиться,  но  боюсь, что  сопротивление бесполезно.  Дом  мой расположен
настолько изолированно, что  они  могут прийти  не только ночью, но и  средь
бела дня. Еще шесть собак убиты, и  когда я ехал  сегодня в Бреттлборо, то в
тех местах,  где  дорога идет по  лесу, я  чувствовал присутствие существ. С
моей стороны было ошибкой  отправлять  вам  запись  фонографа  и злополучный
черный  камень. Лучше  уничтожьте запись, пока  не  поздно.  Хорошо  было бы
собрать все мои веши и  книги и остановиться в Бреттлборо. Я сбежал бы и без
вещей,  если бы мог, но что-то внутри меня не позволяет этого сделать. Я мог
бы ускользнуть от них  в  Бреттлборо, ще обрел бы безопасность, но  чувствую
себя  пленником в  своем  доме.  И у меня  такое чувство,  что даже  если  я
попытаюсь скрыться,  все бросив, - далеко  мне от них не уйти. Поверьте, это
ужасно - и не вмешивайтесь в это. Ваш Эйкели".
     Получив это письмо, я  не мог заснуть всю ночь.  Меня поразили  остатки
трезвого рассудка Эйкели. Содержание письма  было полностью безумным, однако
манера  изложения  -  в  свете  всего  случившегося   -  отличалась  мрачной
убедительностью. Я не пытался ответить на это  письмо, ожидая реакции Эйкели
на мое предыдущее послание. Реакция не замедлила появиться  уже на следующий
день,  хотя новые  обстоятельства  полностью  перечеркнули содержание  моего
письма.  Вот  что  мне  запомнилось  из  очередного  письма  Эйкели,  наспех
нацарапанного и покрытого кляксами.
     "Среда
     У  - получил ваше письмо, но уже не  вижу смысла что-либо  обсуждать. Я
полностью  капитулировал.   Удивительно,  что   у   меня  вообще  были  силы
сопротивляться им.  Теперь  мне не спастись, даже  если  бы я  был готов все
бросить и скрыться. Они меня не отпустят.
     Вчера я получил от них письмо - его принес  посыльный,  когда  я был  в
Бреттлборо. Отпечатано и отправлено по почте из Беллоуз-Фоллз. Сообщают, что
намерены со мной сделать, - не могу этого повторить. Берегите  себя, умоляю!
Разбейте этот валик с записью. Ночи продолжают  оставаться облачными, а серп
луны все  время убывает. Хотелось бы мне  набраться  храбрости и попросить о
помощи - но всякий, кто не побоится прийти, сочтет меня сумасшедшим, пока не
получит конкретных доказательств. А  пригласить к себе людей просто так я не
могу, ибо долгие годы жил отшельником и ни с кем не поддерживал контактов.
     Но я не сообщил  вам еще самое худшее,  Уилмерт. Соберитесь  с  силами,
прежде чем будете читать дальше, ибо это  вызовет у вас шок. Но помните, что
я говорю чистую правду. Вот она - я видел одну из этих тварей  и прикоснулся
к ней,или,  по  крайней мере, к  ее  части. О,  Боже  милосердный,  это было
чудовищно! Разумеется, существо это было  мертвым. Одна из  собак прикончила
его, и я нашел его утром у псарни. Я попробовал укрыть его в дровяном сарае,
чтобы показать людям, но за несколько часов оно полностью испарилось. Ничего
не  осталось. Вы же знаете,  что все  эти объекты во время  наводнения  были
замечены  только  на первое  утро  после  разлива.  А  вот и самое худшее. Я
попытался сфотографировать это создание,  но  коща  проявил  пленку,  на ней
ничего не было, кроме дровяного сарая.
     Из чего же была сделана эта  тварь? Я ведь видел ее и прикасался к ней,
и они оставляют следы. Они явно состоят из материи - но что  это за материя?
Форма не поддается описанию. Это как гигантский  краб со множеством мясистых
колечек,   образующих  пирамидки,  или   узелков   из   толстых  волокнистых
образований,  а на том месте, где у  человека  находится голова,  -  у  него
многочисленные щупальца. Липкая зеленоватая масса - это его кровь или сок. И
каждую минуту их становится все больше и больше здесь, на Земле.
     Уолтер  Браун исчез  -  я больше  нигде  не вижу его,  хотя  раньше  он
попадался мне буквально за каждым углом. Может быть, я попал в него одним их
моих выстрелов,  ведь эти существа,  похоже,  всегда  стараются убрать своих
убитых и раненых.
     Доехал сегодня до города без всяких осложнений, но боюсь, что они стали
воздерживаться от нападений, потому что теперь уже уверены во мне.  Пишу это
в  почтовом  отделении  Бреттлборо.  Возможно,  это  мое  последнее  письмо,
прощальное - если  так, то напишите моему сыну, Джорджу Гудинаф Эйкели, 176,
Плезант-стрит, Сан-Диего. Калифорния,  но прошу,  не  приезжайте  сюда. Если
через неделю  от  меня  не будет  весточки,  напишите мальчику и следите  за
новостями в газетах.
     Теперь я  намерен  разыграть две  свои последние  карты -  если у  меня
хватит силы воли. Во-первых,  испробовать против них отравляющий газ (у меня
есть  соответствующие химикалии, и  я сделал маски для себя и для  собак), а
если и это  не сработает, то  поставить  в  известность  шерифа. Меня  могут
отправить в  сумасшедший дом  - все равно, это лучше, чем то, что собираются
сделать  те,  "другие". По-видимому, я  смогу привлечь их  внимание к следам
вокруг дома - они довольно  слабые, но появляются каждое утро.  Хотя полиция
может сказать, что я  их  сам  сфабриковал, поскольку за  мной водится слава
чудаковатого субъекта.
     Можно попытаться  зазвать  полицейских ко мне в дом на ночь,  чтобы они
сами  убедились  в  происходящем, - хотя не  следует исключать того, что эти
существа  поймут,  в  чем  дело,  и  в  такую  ночь  воздержатся  от  всякой
активности. Они  перерезают телефонный  кабель, стоит  мне только  позвонить
куда  -  нибудь  ночью,  -  монтеры  находят  это  очень  странным  и  могут
свидетельствовать,  если  только  не откажутся  от  своих  наблюдений  и  не
подумают,  что  это я  сам режу  кабель.  Вот уже больше недели я не вызывал
никого, чтобы восстановить связь.
     Я  мог бы попросить кого-нибудь  из простых людей выступить в  качестве
свидетелей и подтвердить реальность всех этих ужасов, но ведь все же смеются
над ними,  да и  к тому  же  эти люди так давно не  бывали  у меня, что сами
ничего не  подозревают.  Ни одного из живущих в  этой местности фермеров  не
затащить ближе, чем на милю, к моему дому - их сюда не заманишь ни деньгами,
ни лаской. Посыльный,  который приносит  мне почту, слышал, что они говорят.
Боже  правый!  Если бы  я  только мог убедить его в том, насколько  это  все
реально! Думаю,  что  смог бы показать  ему  следы,  но  ведь  он приходит в
середине дня,  а к  этому моменту следы  уже исчезают.  Если  бы я попытался
сохранить  какой-нибудь  след,  накрыв  его коробкой  или кастрюлей,  то  он
наверняка подумал бы, что я сам его нарисовал.
     Если б я не жил  всегда таким отшельником, то люди заходили бы ко  мне,
как бывало раньше. Я никогда не решался никому показать ни черный камень, ни
свои  фотоснимки, никогда  не давал  прослушивать  ту самую  запись, никому,
кроме простых,  грубых людей.  Другие  сказали бы,  что я  все это выдумал и
просто  посмеялись бы надо мной. Но  я все-таки могу попробовать и  показать
фотоснимки. На них отчетливо  видны следы  этих когтей,  хотя сами существа,
оставившие их, и не могли быть сфотографированы. Как  жаль, что никто больше
не видел эту тварь утром, до того, как она исчезла!
     Не знаю,  чем все  это  окончится.  После  всего,  что  со  мной  было,
сумасшедший дом - не самое плохое для меня место. Врачи помогут мне привести
мозги в порядок, отвлечься  от  этого  дома, а это для меня сейчас  главное,
чтобы спастись.
     Если  не получите известий  от  меня  в ближайшее время, напишите моему
сыну  Джорджу.  Прошу  вас.  Прощайте,  разбейте  эту  запись  и  больше  не
вмешивайтесь в это дело.
     Ваш - Эйкели."
     Это  письмо  повергло  меня  в  беспросветный  ужас.  Я  не  знал,  как
реагировать,  поэтому  наспех написал  несколько бессвязных слов  утешения и
невразумительных  советов  и  отправил  заказной почтой.  Помню, что  умолял
Эйкели  немедленно приехать в Бреттлборо и обратиться к властям с просьбой о
защите;  добавил,  что  я  тоже приеду в  город,  захватив  с  собой  запись
фонографа,  чтобы  убедить  экспертов  в  психической  нормальности  Эйкели.
По-моему,  я еще написал,  что, на  мой  взгляд, настало  время предупредить
людей об угрозе со стороны  этих  существ. Легко заметить, что в этот момент
моя  вера  во  все, что сообщал  Эйкели,  была  полной, хотя  я  думал,  что
неудавшаяся  попытка  получить  снимок  мертвого  монстра   объясняется   не
насмешкой Природы, а промахом самого Эйкели, совершенным из-за волнения.
     V
     Вскоре после  этого, опережая  мое бессвязное  послание,  в  субботу  8
сентября днем пришло совершенно иное, вполне успокаивающее письмо, аккуратно
отпечатанное на новой машинке; странное письмо с уверениями  и приглашением,
ознаменовавшее удивительнейший поворот всей кошмарной  драмы далеких холмов.
Цитирую вновь по памяти - при  этом я  постарался как можно  точнее передать
стиль этого  письма.  На нем стоял  почтовый штемпель Беллоуз-Фоллз,  причем
подпись была напечатана  так же, как и основной текст, - что  часто бывает с
новичками  в  жанре  машинописных  посланий.   Вместе   с   тем   текст  был
исключительно аккуратен, что как раз нетипично для новичка; из всего этого я
заключил, что Эйкели, должно быть,  использовал машинку раньше - возможно, в
колледже. Сказать, что письмо принесло чувство облегчения, было бы не совсем
точно, поскольку под этим чувством еще лежал слой беспокойства.  Если Эйкели
психически нормален в состоянии ужаса, то нормален ли он теперь, в состоянии
избавления? И когда он говорит об "улучшении взаимопонимания", что именно он
имеет в виду? Вообще,  все в  целом  выглядело настолько  противоречащим его
недавнему настроению! Однако вот содержание письма, скрупулезно  сохраненное
в памяти, что составляет предмет моей немалой гордости.
     "Тауншенд, Вермонт,
     Вторник, 6 сентября, 1928 г.
     Мой дорогой Уилмерт!
     Мне  доставляет  большое  удовольствие успокоить  вас  по  поводу  всех
глупостей,  о  которых я вам писал. Я  говорю "глупости", хотя  имею в  виду
скорее  собственную   искаженную   страхом  установку,   чем  мои   описания
определенных явлений. Явления эти реальны и значимы, моя же ошибка состоит в
том, что я сформировал у себя неадекватное к ним отношение.
     Я, кажется,  уже упоминал, что мои странные  посетители начали общаться
со мной, по крайней мере,  попытались вступить в контакт.  Вчера ночью такой
речевой обмен стал реальностью. В  ответ  на определенные сигналы я принял в
своем доме  их  посланца  -  поспешу  сказать,  что  это  был  представитель
человеческого рода.  Он сообщил мне  много такого, о чем ни  вы ни я даже не
догадывались, и ясно показал, насколько ошибочными были наши представления о
целях "Существ Извне" в создании тайной колонии на этой планете.
     Похоже, что  зловещие  легенды  относительно  того,  что  они  намерены
сделать  с  человечеством,  являются  следствием  невежественного  искажения
аллегорических   высказываний  -   высказываний,   разумеется,   порожденных
культурной почвой  и формой  мышления,  которые  превосходят  все, о  чем мы
только можем мечтать. Мои собственные предположения, как  я  охотно признаю,
так  же далеки  были от истины, как любая догадка невежественных  фермеров и
диких  индейцев. То, что я  считал болезненным,  постыдным и унизительным, в
действительности является  заслуживающим благоговения, освобождающим разум и
даже восхитительным - мои же прежние оценки были просто-напросто проявлением
присущей   человеку  издавна  тенденции   ненавидеть  и  бояться  того,  что
совершенно отличается от него.
     Теперь  я  сожалею  о  том ущербе,  который причинил этим  удивительным
потусторонним существам во время  наших ночных перестрелок. Если бы  я сразу
догадался спокойно и разумно поговорить с ними! Однако они не  затаили обиды
на меня, их поведение в этом смысле очень отличается от нашего. К несчастью,
в качестве своих  агентов в  Вермонте они  используют  некоторых лиц  весьма
низкого  уровня развития  -  взять  хотя  бы  того  же  Уолтера  Брауна.  Он
способствовал возникновению у меня предвзятого отношения к этим существам. В
действительности же они никогда не причиняют людям вреда сознательно, однако
часто   подвергаются  жестокому  преследованию  со   стороны  представителей
человеческого рода. Существует, например,  тайный культ  сатанистов (вы, как
эрудированный в области мистики человек, поймете, если я свяжу их с Хастуром
или Желтым Знаком), целью которого является выследить эти создания и нанести
им  удар, как  чудовищным силам из другого  измерения.  Именно  против таких
агрессоров   -  а   не  против   нормальных  людей  -  направлены  серьезные
охранительные миры Существ Извне. Кстати, мне стало известно, что  многие из
наших утраченных писем были похищены не Существами Извне, а эмиссарами этого
самого зловещего культа.
     Все,   чего   хотят   Существа  Извне  от  человека,   -  это  мира   и
невмешательства, а также интеллектуального взаимопонимания. Последнее сейчас
абсолютно необходимо, поскольку наши  знания и технические средства достигли
такого   уровня,   при   котором  становится  невозможным   сохранять  тайну
существования на земле аванпостов  Существ Извне, столь для них необходимых.
Чужеродные  создания, хотели бы лучше узнать человека,  и побудить некоторых
духовных и научных лидеров человечества побольше  узнать о них. В результате
такого  обмена  информацией все недоразумения прекратятся и будет установлен
обоюдоприемлемый  "модус вивенди". Всякое же предположение о порабощении или
принижении человечества является просто смехотворной.
     В качестве первого шага  на пути "улучшения  взаимопонимания"  Существа
Извне, естественным образом, решили прибегнуть к моему опыту - поскольку я о
них  собрал много информации  - и  использовать меня в качестве  первого  их
переводчика  на  Земле.  Вчера  ночью  они  многое  мне  объяснили  -  факты
колоссальной важности, открывающие безграничные горизонты - в дальнейшем мне
будет  сообщено еще больше, как устно, так и письменно.  Меня  не приглашали
пока  совершить путешествие "вовне", хотя я  не исключаю такой возможности в
будущем,   чего  искренне  желаю,  -   с  использованием   особых   средств,
превосходящих все,  к  чему мы теперь привыкли и что рассматриваем, как опыт
человечества. Дом мой более не будет  подвергаться осаде. Все возвращается в
нормальное русло, и необходимость держать собак тоже отпадает.  Взамен ужаса
я  получу  доступ  к  колоссальным  источникам  знания  и  интеллектуального
пиршества, недоступного ни одному из смертных.
     Существа  Извне  являются,  по  всей видимости, наиболее  изумительными
органическими творениями в пространстве и времени,  как и за пределами их, -
представителями населяющей весь  космос расы,  по  отношению  к  которой все
остальные формы жизни представляют  всего лишь ее вырожденные  ветви.  Они в
большей степени растения, чем  животные,  если позволительно  применять  эти
термины к материи, их  образующей, и  имеют своего рода губчатую  структуру;
хотя  наличие   подобной   хлорофиллу  субстанции   и  весьма   своеобразная
пищеварительная система полностью отличают их от  настоящих  листостебельных
грибовидных. Тип их строения вообще  является  совершенно чуждым нашей части
космоса - с электронами, обладающими иным  уровнем вибрации. Именно  поэтому
создания такого  типа не  могут быть запечатлены  на  обычной фотопленке или
фотопластинках, хотя  наши глаза в состоянии их  увидеть.  С другой стороны,
любой толковый химик  сможет  создать фотоэмульсию, способную  сохранить  их
изображение.   Существа  такого  рода   обладают   уникальной   способностью
перемещаться  в  холодном  безвоздушном  межзвездном  пространстве  в  своем
телесном  виде,  хотя   некоторые  из  подвидов  нуждаются  в   механических
приспособлениях или необычных хирургических пересадках. Лишь немногие  особи
обладают  крыльями,   сопротивляющимися  эфиру,  типичными  для  вермонтских
представителей. Внешнее сходство с некоторыми формами животных, равно  как и
строение,  которое  мы можем  принять за  материальное, является  следствием
скорее параллельной  эволюции,  чем  близкого родства. Способности их  мозга
превосходят  все  существующие живые формы, хотя крылатые  существа с  наших
холмов не  являются в  этом  смысле наиболее развитыми. Обычным средством их
общения служит телепатия, хотя у  них  есть рудиментарные  вокальные органы,
которые после несложной  хирургической  операции (ибо хирургия  для них вещь
привычная, и можно  сказать - рутинная),  могут примерно воспроизводить речь
любого существа, который ею владеет.
     Их  основное  нынешнее обиталище -  это до  сих пор  неоткрытая и почти
абсолютно  неосвещенная планета  на  самом  краю нашей солнечной  системы  -
расположенная за пределами Нептуна и девятая  от  Солнца по расстоянию. Это,
как удалось выяснить, объект, удостоившийся таинственного обращения "Йюггот"
в некоторых  древних и запретных рукописях; и в скором времени ему предстоит
стать  средоточием мышления о нашем мире,с целью усиления взаимопонимания. Я
не удивлюсь, если астрономы станут особенно подвержены этим потокам мыслей и
"откроют" Йюггот, коща Существа Извне того  пожелают. Но Йюггот, вне всякого
сомнения, лишь промежуточная  ступень. Основная масса этих созданий населяет
причудливо организованные  пучины, находящиеся  за пределами  самого смелого
человеческого воображения.  Сфера  пространства-времени,  которую мы считаем
вместилищем  всего космоса , на  самом деле  представляет собой  лишь атом в
подлинной бесконечности,  принадлежащей им. . И та часть этой бесконечности,
какую только в состоянии вместить человеческий мозг, была постепенно открыта
передо мной, как до того было сделано в отношении  не более, чем  пятидесяти
других людей за всю историю существования  человечества.  Все  это покажется
вам  поначалу  бредом,  Уилмерт, но со  временем  вы оцените ту колоссальную
возможность, которая передо мной открылась. Я хочу, чтобы вы воспользовались
ею вместе со мной,  тем более что я должен  рассказать  вам еще массу вещей,
которые не опишешь на бумаге. Раньше я предупреждал, чтобы  вы не ездили  ко
мне.  Теперь  же, коща  мы в  безопасности,  я  с удовольствием  снимаю  это
предупреждение и приглашаю вас.
     Можете ли  вы  приехать сюда до  того,  как начнется  семестр  в  вашем
колледже? Это было бы великолепно.  Захватите с собой запись фонографа и все
мои письма к вам - они понадобятся нам при обсуждении и помогут воссоздать в
целостности  эту  поразительную  историю.  Желательно  чтобы  вы  привезли и
фотоснимки, потому что я куда-то задевал и фотографии, и негативы в недавней
суматохе.  Но если бы  вы только знали, какой  потрясающий  материал  я хочу
присоединить к этим отрывочным и неточным  сведениям -  и какое изумительное
приспособление будет служить основой для моих добавлений!
     Не надо  долго раздумывать  - теперь  я свободен  от слежки,  и  вам не
угрожает встреча с чем-либо неестественным или пугающим. Приезжайте сразу, и
я встречу вас на станции Бреттлборо, куда приеду  на машине, - приготовьтесь
пробыть у меня  подольше, помните, что вас ожидают  многие вечера обсуждения
таких вещей,  которые  превосходят  все человеческие  устремления.  Не  надо
только никому об этом  говорить - ибо эта информация не  должна, разумеется,
стать достоянием нашей испорченной публики.
     Железнодорожное сообщение с Бреттлборо хорошее -  можете ознакомиться с
расписанием   в   Бостоне.   Доезжайте  экспрессом  до  Гринфилда,  а  затем
пересядьте, чтобы проделать небольшой отрезок оставшегося пути. Я рекомендую
вам сесть на поезд 4:10 вечера из Бостона. Он прибывает в Гринфилд в 7:35, а
в 9:19  оттуда  идет  поезд, прибывающий в Бреттлборо в 10:01. Это по будним
дням. Дайте мне знать дату приезда, и я встречу вас с машиной на станции.
     Прошу  прощения за то,  что письмо напечатано на машинке, но мой почерк
за последнее время стал, как вы знаете, весьма  неровным, и я не в состоянии
писать длинные тексты. Эту новую  "Корону"  я получил  вчера в Бреттлборо  -
похоже, что она очень хорошо работает.
     Ожидаю  ответа и надеюсь скоро увидеть вас с записью фонографа  и всеми
письмами от меня - а также с фотографиями -
     Остаюсь в ожидании встречи
     Ваш  Генри  У.  Эйкели  Альберту  Н.  Уилмерту,  эсквайру,  Университет
Мискатоник 
     Эркхем, штат Массачусетс".
     Чувства   мои  после  прочтения  и  перечитывания  этого  странного   и
непредвиденного  письма  были  настолько  смешаны,  что   это  не  поддается
описанию. Я сказал, что испытал  одновременно чувство облегчения  и тревогу,
но это лишь грубо передает те оттенки моих подсознательных ощущений, которые
пронизывали  как  облегчение, так и тревогу. Начать с того, что это послание
находилось  в полном  противоречии с  предшествовавшей  цепочкой посланий  -
смена настроения с дикого ужаса на спокойное благодушие и даже воодушевление
была слишком  полной и неожиданной, подобно  удару  молнии! Я с  трудом  мог
поверить, что один-единственный день мог так сильно изменить психологическое
состояние   того,   кто  написал  недавнее  чудовищное   изложение  событий,
происшедших в среду,  какие бы благоприятные  открытия этот  день ни принес.
Временами ощущение противоречивости побуждало меня задаваться вопросом, а не
была  ли вся эта драма  фантастических сил, происшедшая вдали от меня, неким
полубредом,  созданным  моим собственным воображением? Но тут я  вспоминал о
записи фонографа и . чувствовал себя еще более озадаченным.
     Менее  всего  мог  я   ожидать   вот  такого  письма!  Анализируя  свои
впечатления, я смог выделить в них две совершенно различных фазы. Во-первых,
если предположить психическую нормальность Эйкели в данный  момент  и ранее,
то отмеченная перемена в нем представлялась слишком  быстрой  и невероятной.
Во-вторых, собственно  манера  Эйкели,  его установка,  его  язык изменились
также чересчур кардинально. Вся его личность, казалось, подверглась какой-то
скрытой мутации - мутации настолько глубокой, что было очень сложно сочетать
два его образа,  если предполагать, повторяю, что и  тогда  и  теперь он был
вменяемым. Подбор слов, стиль - все было как будто несколько иное. Отличаясь
академической  сензитивностью  к  особенностям  изложения, я  легко  заметил
отклонения в ритмике и  характере построения фраз. Разумеется, эмоциональное
потрясение или  откровение,  вызывающие  столь радикальную перемену,  должны
быть  по-настоящему  экстремальными! С  другой  стороны, во многом это  было
письмо, весьма характерное для Эйкели. Та же старая  склонность ссылаться на
вечность и  бесконечность - та же типично научная дотошность.  Я не мог даже
на  мгновение - по крайней  мере,  больше, чем  на  мгновение, - поверить  в
возможность  фальшивки или злостной подмены. Разве  приглашение - готовность
предоставить  мне возможность  лично убедиться  в  истине  -  не  доказывало
подлинности письма?
     Я не смог  заснуть субботней ночью, а потому  все время думал о смутных
моментах  и  чудесах, связанных  с полученным  письмом.  Разум,  уставший от
накопившихся страхов  и  чудовищных  фактов,  с  которыми  он столкнулся  за
последние четыре  месяца, безостановочно работал над  этим потрясающим новым
материалом,  снова  и снова проходя циклы  колебания и убеждения, уже не раз
пережитые при столкновении с  прежними сенсациями. Безумен он  или нормален,
подвергся  какой-то метаморфозе  или  просто  испытал облегчение, но  похоже
было, что  Эйкели действительно столкнулся с каким-то невероятным изменением
всей  перспективы  его опасных  исследований;  изменением, которое полностью
устранило чувство опасности - реальной или  воображаемой,  - и открыло новые
головокружительные  сферы  космического  и  сверхчеловеческого  знания.  Моя
собственная жажда познать неизведанное ничуть не уступала его стремлениям, и
я  ощутил,  что тоже  захвачен  ситуацией  разрушения  загадочного  барьера.
Сбросить безумные и ограничивающие нас во  всем путы пространства, времени и
естественных законов, - чтобы обрести связь с потусторонним - приблизиться к
бездонным пучинам  бесконечности  и ее  секретам  - ради этого,  безусловно,
стоило  рискнуть своей жизнью,  своей душой и своим здравым  рассудком! Да к
тому  же  Эйкели  уверяет,  что  более  нет  никаких препятствий,  - он  сам
приглашает  меня, в то время  как ранее убедительно отговаривал от  поездки.
При мысли о том, что он может мне сообщить, я просто задрожал от возбуждения
-  возникло чувство  какого-то столбняка  от  предвкушения того, что  я буду
сидеть  в одиноком и недавно подвергавшемся осаде сельском доме с человеком,
который общался с посланцами из открытого космоса; сидеть там с этой ужасной
звукозаписью  и  пачкой  писем,  в  которых  Эйкели суммировал  свои  ранние
заключения.
     Итак, утром в воскресенье  я телеграфировал Эйкели, что встречусь с ним
в Бреттлборо в следующую среду -  12 сентября, если,  конечно,  эта дата его
устраивает. Лишь в одном отношении я не последовал его совету -  а именно, в
выборе поезда.  Честно  говоря,  мне не хотелось  приезжать  в  эту  мрачную
местность  Вермонта на ночь глядя; а потому я позвонил  на станцию и выяснил
другие  возможности. Встав  пораньше  и отправившись на  поезде  8:07 утра в
Бостон, я мог успеть на утренний  до Гринфилда в 9:25, который прибывал туда
в  12:22. Это давало  возможность  прибыть в Бреттлборо в 1:08 пополудни, то
есть время гораздо более подходящее, чем 10:01  вечера, чтобы  встретиться с
Эйкели и ехать вместе с ним в район заброшенных, таинственных холмов.
     Я сообщил о своем маршруте в телеграмме  и был рад получить  ответ  уже
этим  вечером,  что  мой  вариант   вполне  устраивает  корреспондента.  Его
телеграмма гласила:
     "УСЛОВИЯ ВПОЛНЕ  ПОДХОДЯЩИЕ ВСТРЕЧАЮ  ПОЕЗДОМ ОДИН НОЛЬ ВОСЕМЬ СРЕДУ НЕ
ЗАБУДЬ ЗАПИСЬ И ПИСЬМА И СНИМКИ СОХРАНИТЕ ЦЕЛЬ ПОЕЗДКИ ТАЙНЕ ОЖИДАЙТЕ ВАЖНЫХ
ОТКРЫТИЙ ЭЙКЕЛИ"
     Получение  этой  телеграммы  в  ответ  на  мою,  посланную  Эйкели,  и,
разумеется,  доставленную к  нему домой со станции Тауншенд либо официальным
посыльным,   либо   сообщенную   по  телефону,   избавило   меня  от  всяких
подсознательных   сомнений  относительно  авторства   ошеломляющего  письма.
Облегчение мое было  очевидным, оно было даже сильнее, чем я мог ожидать,  -
видимо,  все мои  сомнения  были запрятаны достаточно глубоко.  Однако в эту
ночь я спал  крепким и  спокойным сном,  а  последующие  два  дня  был занят
подготовкой к поездке.
     VI
     В  среду  я  выехал  согласно  намеченному  графику,  захватив  с собой
саквояж,  заполненный  всем  необходимым  в  дорогу,  научными  материалами,
включающими  запись фонографа, фотоснимки и  целую  папку с письмами Эйкели.
Как было условлено, я никому не  сообщил о цели своей поездки, ибо  понимал,
что дело требует максимальной секретности, даже  если все будет складываться
для нас наилучшим  образом.  Мысль о предстоящем интеллектуальном и духовном
контакте с чуждыми, потусторонними  существами  была ошеломительна  даже для
моего,  подготовленного  к  этому  разума;  что  же говорить о ее  возможном
влиянии на огромные массы несведущих дилетантов? Не знаю, что преобладало во
мне - страх или ожидание  захватывающего  приключения,  - когда я  в Бостоне
пересаживался на  поезд, идущий на запад  сначала через  хорошо знакомые мне
места, а затем через все менее и менее известные: Уолтхэм - Конкорд - Эйер -
Фитчбург - Гарднер - Этхол...
     Мой поезд прибыл в Гринфилд с семиминутным опозданием, однако местный в
северном  направлении еще  не отошел. Поспешно пересев на него, я  смотрел в
окно  вагона и с замиранием  сердца  наблюдал,  как  поезд  проносится через
залитые  дневным солнцем местности,  о  которых  я  так  много читал, но где
никогда до сих пор не был. Я  знал, что въезжаю на старую и сохранившую свой
первозданный  облик территорию Новой Англии, в отличие от механизированных и
урбанизированных  районов  юга  и  побережья,  где  прошла  вся  моя  жизнь;
неиспорченная, древняя  земля  без иностранцев и  фабричных дымов, рекламных
щитов и бетонных покрытий, то  есть  без всех  тех  признаков современности,
которые прижились в остальной части. Здесь ожидаешь увидеть сохранившиеся  в
неприкосновенности атрибуты местных традиций, жизни, глубокие корни  которой
полностью вросли  в  окружающий ландшафт - сохранившегося образа  жизни, где
еще  остались странные древние  воспоминания и где почва весьма благоприятна
для загадочных, редко упоминаемых верований.
     Время  от времени  я  видел  голубую  реку Коннектикут,  сверкающую  на
солнце, а после  Нортфилда  мы ее пересекли. Впереди  неясно  вырисовывались
зеленые  загадочные  холмы, и  когда  подошел кондуктор,  я  узнал, что  мы,
наконец,  въехали на территорию Вермонта. Он предложил мне перевести стрелки
часов на  час назад, поскольку эта область  северных холмов не участвовала в
использовании режимов летнего и  зимнего времени. Выполняя  его совет, я как
будто почувствовал, что  одновременно и календарь переворачиваю на целый век
назад.
     Поезд  ехал  совсем  рядом  с  рекой, а  на  противоположном  берегу  в
Нью-Хэмпшире  можно было видеть приближающийся  склон крутого Вэнтестикьюта,
средоточия многих древних легенд. Слева от меня появились улицы, а справа, в
потоке, показался зеленый остров. Люди встали с мест и направились  к двери.
Я  последовал за  ними. Вагон остановился,  и я увидел внизу длинный  перрон
станции Бреттлборо.
     Оглядев  шеренгу  ожидающих на стоянке  машин,  я  мгновение размышлял,
какая из  них могла  быть  "Фордом" Эйкели,  но мой выбор оказался затруднен
одним  обстоятельством. Похоже,  что  меня  узнали  раньше,  чем  я  проявил
инициативу. И  в  то же время  человек, подходивший ко мне с  протянутой для
рукопожатия рукой,  явно  не был  Эйкели, хотя  он и спросил сочным приятным
голосом, не я ли мистер Альберт Н. Уилмерт  из  Эркхема. Человек этот ничуть
не походил на бородатого седого Эйкели, каким я видел того на фотоснимке; он
был значительно  моложе, явно городской  житель, модно одетый, с  маленькими
черными усиками. Его хорошо поставленный голос был мне чем-то знаком, хотя с
определенностью припомнить его я не мог.
     Пока я его  разглядывал, он сообщил, то прибыл сюда из Тауншенда вместо
своего друга, мистера Эйкели. С последним, как он объяснил, случился приступ
астмы, и он оказался не  в состоянии  совершить поездку по свежему  воздуху.
Ничего серьезного, заверил он меня,  и это никак не помешает нашим планам. Я
не мог  сразу понять, насколько мистер Нойес, - так  он себя назвал, - был в
курсе исследований Эйкели  и его  открытий,  хотя  мне показалось,  что  его
небрежная  манера  выдает человека  совершенно постороннего. Припомнив,  что
Эйкели вел жизнь отшельника, я был несколько удивлен наличием у |него такого
друга, но  мое  удивление  не помешало  мне  сесть  в машину, на  которую он
показал. Это оказался вовсе не древний автомобиль, который я ожидал увидеть,
вспомнив письма  Эйкели,  где  он его упоминал, а  большой  и безукоризненно
чистый представитель последнего поколения машин - явно собственность Нойеса,
с  массачусетским номером. Мой проводник,  решил  я, должно быть,  просто на
лето приехал в Тауншенд.
     Нойес забрался в  машину, и мы сразу же тронулись.  Я порадовался тому,
что мой  попутчик  не слишком разговорчив, так  как необычная напряженность,
висевшая в воздухе этим  днем, не  располагала  к общению. В свете  дневного
солнца городок выглядел очень привлекательным; я успел заметить это, пока мы
двигались   вниз  под  уклон  и  поворачивали   направо  на  главную  улицу.
Погруженный  в  полудрему,  как все старинные  города Новой  Англии, которые
помнишь с детства: к тому  же  что-то в расположении крыш  и шпилей, дымовых
труб  и  кирпичных  стен трогало струны  самых глубоких, связанных с далеким
прошлым   чувств.   Я  ощущал   себя  у  порога  местности,  еще  наполовину
заколдованной нетронутыми наслоениями  прошедших времен:  местности, где еще
могли случиться странные события  из прошлого,  которого до сих пор никто не
будоражил.
     Когда  мы  выехали  из  Бреттлборо,  моя  напряженность  и предчувствие
чего-то  дурного усилились,  чему способствовала  окружающая  нас  холмистая
местность, с ее громоздящимися, давящими, угрожающими  зелеными и гранитными
склонами,  таящими  страшные тайны  и сохранившимися  с  незапамятных времен
обитателями,  которые могли  быть, а  могли  и  не  быть  угрозой  для всего
человечества. Некоторое время  мы  ехали вдоль широкой, но мелководной реки,
текущей  от  неизвестных холмов на  севере  и  носящей название  Вест-Ривер.
Услышав это название от своего попутчика,  я передернулся от  страха, потому
что вспомнил, что именно в этом потоке, как сообщали газеты, было обнаружено
одно  из   этих   чудовищных  крабовидных  созданий  во  время  злополучного
наводнения.
     Постепенно  местность вокруг  становилась  все более дикой и пустынной.
Старинного вида  мосты выглядывали из складок холмов, как призраки прошлого,
а  заброшенная  железнодорожная линия,  бегущая параллельно  реке, казалось,
источала явственный  аромат запустения.  Перед нами возникали  яркие картины
живописных долин,  ще возвышались  огромные  скалы; девственный гранит Новой
Англии,  серый и аскетичный,  пробивался через  зеленую листву,  обрамлявшую
вершины гор.  В  узких  ущельях  бежали  ручьи, до которых не достигали лучи
солнца и которые несли к  реке бесчисленные тайны пиков, куда не ступала еще
нога человека. От  дороги ответвлялись  в обе стороны узкие, едва различимые
тропы, прокладывавшие  свой путь сквозь густые, роскошные  чаши лесов, среди
первобытных деревьев которых вполне могли обитать целые  армии духов. Увидев
все это, я подумал о том, как  досаждали Эйкели невидимые обитатели лесов во
время  его поездок  по этой дороге, и понял, наконец,  какие чувства  он мог
тогда испытывать.
     Старинная,  живописная деревенька Ньюфэйн,  которую мы  проехали спустя
менее часа пути,  была нашим последним пунктом  в том мире,  который человек
мог считать  безусловно принадлежащим себе.  После этого мы  утратили всякую
связь с нынешними, реальными и  отмеченными временем явлениями и вступили  в
фантастический мир молчащей нереальности,  в котором  узкая  ленточка дороги
поднималась  и опускалась,  обегая  как будто  по своей прихоти  необитаемые
зеленые вершины  и  почти  пустынные  долины.  Помимо шума  нашего  мотора и
легкого движения, звуки которого доносились от редких одиноких ферм, которые
мы проезжали время от времени, единственным  звуком, достигавшим  ушей, было
булькание странных источников, скрытых в тенистых лесах.
     От  близости  карликовых,  куполообразных холмов  теперь  по-настоящему
перехватывало дыхание.  Их крутизна и обрывистость  превзошли мои ожидания и
ничем  не напоминали сугубо прозаический мир, в  котором  мы живем.  Густые,
нетронутые  леса  на  этих  недоступных склонах, казалось,  скрывали  в себе
чуждые и ужасающие вещи, и мне пришло в голову, что и необычная форма холмов
сама по себе имеет какое-то  странное давным-давно утраченное значение,  как
будто они были гигантскими иероглифами, оставленными здесь расой гигантов, о
которой сложено столько легенд, и чьи подвиги живут только в редких глубоких
снах.   Все  легенды   прошлого   и  все  леденящие   кровь  доказательства,
содержащиеся в письмах и  предметах, принадлежащих  Генри  Эйкели, всплыли в
мой памяти, усилив ощущение напряженности растущей угрозы. Цель моего визита
и  все  чудовищные  обстоятельства,   которые  были  с  ним  связаны,  вдруг
обрушились на меня разом, вызвав холодок в спине и почти перевесив мою жажду
познать неизведанное.
     Мой  спутник, по  всей  видимости,  угадал мое  настроение, ибо по мере
того,  как  дорога становилась шире и менее  ухоженной,  а  наше продвижение
замедлялось   и  вибрация   машины   усиливалась,   его  любезные  пояснения
становились все более пространными, превратившись  постепенно  в непрерывный
речевой поток. Он говорил о красоте  и загадочности этих мест и  обнаруживал
знакомство  с  фольклорными  исследованиями  моего   будущего  хозяина.  Его
вежливые вопросы показывали, что ему известен  сугубо научный характер моего
приезда, а также то, что я везу важные материалы; но  он ни одним  словом не
намекнул на знакомство с глубиной и невероятностью  истин, которые открылись
перед Эйкели.
     Манера поведения моего  попутчика была столь  любезной, бодрой,  вполне
городской и абсолютно нормальной, что его высказывания, по идее, должны были
бы  успокоить и подбодрить меня; но, как это ни странно, я  лишь все более и
более  тревожился по  мере того, как мы  углублялись  в первозданную дикость
холмов и  лесных чащ. Временами мне казалось, что он  просто  хочет выпытать
все, что мне известно о чудовищных тайнах этих мест; к тому же  с каждым его
словом усиливалось ощущение, смутное, дразнящее и пугающее, что этот голос я
где-то   слышал.  Он  был  не  просто  знаком  мне,  несмотря  на  мягкую  и
интеллигентную  манеру. Я  почему-то  связывал  его  в  памяти  с  какими-то
забытыми ночными кошмарами и чувствовал, что сойду с  ума,  если не вспомню,
где я его слышал. Если бы в этот  момент подвернулась уважительная  причина,
ей богу, я отказался бы от своего  визите.  Но ясно было,  что такой причины
нет, - и  я утешал  себя  надеждой, что спокойный  научный разговор с  самим
Эйкели поможет мне взять себя в руки.
     Кроме    того,    в   космической   красоте   гипнотического   пейзажа,
открывавшегося моим глазам, был какой-то странный элемент успокоения. Время,
казалось, затерялось в лабиринтах дороги, которые остались  позади, и вокруг
нас  разливались цветущие  волны  воображения,  воскресшая  красота  ушедших
столетий - седые рощи, нетронутые пастбища с яркими осенними цветами, да еще
-  на  больших расстояниях  друг от друга -  маленькие  коричневые  строения
фермерских  усадеб, уютно устроившихся  в  тени гигантских деревьев  посреди
ароматов  шиповника  и  лугового  мятлика. Даже  солнечный  свет  был  здесь
каким-то необычно  ярким, как будто особая атмосфера существовала специально
для этой местности. Мне никогда еще не  приходилось видеть  ничего похожего,
разве  что - фоновый  пейзаж на полотнах итальянских примитивистов. Содома и
Леонардо передавали подобный простор на  своих картинах,  но  лишь  только в
далекой перспективе, сквозь сводчатые арки  эпохи Возрождения. Теперь мы как
бы наяву погружались в атмосферу этих книг, и мне казалось, что я приобретаю
то  изначально  мне  знакомое  или  унаследованное, что я всегда  безуспешно
пытался найти.
     Неожиданно,   обогнув  поворот,   на  вершине  крутого  склона   машина
остановилась. Слева от меня, по ту сторону ухоженного газона, подходившего к
самой   дороге   и   огороженного    барьером   из   белого   камня,   стоял
двух-с-половиною-этажный  дом  необычного  для  этой  местности   размера  и
изысканности,  с  целой  группой  присоединившихся  к нему  сзади  и  справа
строений: амбаров, сараев и ветряной мельницы. Я сразу же узнал его, так как
видел на фотографии, присланной Эйкели, так что не удивился, заметив его имя
на железном  почтовом  ящике  возле дороги. На некотором расстоянии от  дома
сзади  тянулась  полоса  болот  и редколесья, за которой поднимался  крутой,
густо поросший лесом холм, завершавшийся  остроконечной вершиной. Последняя,
как я догадался, была вершиной Темной Горы, половину  подъема на которую  мы
только что совершили.
     Выйдя  из  машины  и  приняв  из  моих  рук  саквояж,  Нойес  предложил
подождать, пока он сходит  предупредить Эйкели  о моем прибытии. Сам он,  по
его словам, чрезвычайно торопился и не  мог задерживаться. Когда он  быстрым
шагом направился по дорожке к дому, я  вылез из машины, чтобы слегка размять
ноги перед длинным разговором.  Чувство нервозности и  напряжения, казалось,
вновь достигло максимума теперь, когда я  оказался на месте, где происходили
страшные  события,  описанные  Эйкели,   и,   честно  скажу,  я   побаивался
предстоящего обсуждения, в ходе которого мне предстояло столкнуться с чуждым
и запретным миром.
     Близкий  контакт  с  чем-то чрезвычайно  необычным  чаще  ужасает,  чем
вдохновляет, так что меня вовсе не  бодрила  мысль  о  том, что этот участок
дорога  видел чудовищные  следы  и зловонную  зеленую жижу,  найденные после
безлунной ночи, ночи ужаса и смерти. С удивлением я обнаружил,  что не видно
собак Эйкели. Неужели он их продал после того, как Существа Извне  заключили
с ним  мир? Как  я ни старался, но  не мог ощутить уверенность, в глубине  и
подлинности этого мира, которые Эйкели пытался представить в своем последнем
странно не похожем не предыдущие письме.  В  конце концов, он  был человеком
простодушным, не  отягощенным большим  жизненным опытом  и практицизмом.  Не
было  ли каких-либо глубоких и зловещих  подводных течений под  поверхностью
этого нового альянса?
     Ведомый  своими  мыслями, я посмотрел  на пыльную поверхность,  которая
несла  на  себе  столь жуткие  свидетельства. Несколько последних дней  были
сухими, так что  самые разнообразные  следы  испещрили  поверхность  дороги,
несмотря  на  то,  что  район  этот  посещался  крайне  редко.  Из  смутного
любопытства  я  стал  анализировать  свои  впечатления,  пытаясь  совместить
кошмарные  образы  с  конкретным местом и связанными  с  ним событиями. Было
что-то напряженное и угрожающее  в кладбищенской тишине, в приглушенном, еле
слышном  плеске отдаленных ручейков, в толпящихся вокруг зеленых  вершинах и
черных лесах, душивших горизонт.
     И тут  в  моем сознании всплыл образ,  который сделал все  эти  смутные
угрозы  и  полеты   фантазии  совершенно  несущественными.  Я   сказал,  что
осматривал причудливую сеть  отпечатков на дороге с некоторым любопытством -
однако  в  одно  мгновение любопытство  сменилось  неожиданным  парализующим
ударом подлинного ужаса. Ибо, хотя следы в пыли и были в основном спутанными
и накладывались друг на друга, и  не могли привлечь случайного взора, но мой
неутомимый взгляд уловил определенные детали близ того  места, ще  дорожка к
дому соединялась с дорогой,  по которой  мы  ехали: я без всякого сомнения и
безо всякой  надежды распознал страшное значение этих  деталей. Не зря же, в
конце концов, я часами изучал фотоснимки, присланные Эйкели, с изображениями
отпечатков когтей Существ Извне. Слишком хорошо запомнил я эти клешни, и эту
неопределенность направления  следа,  которую  нельзя  было  встретить  ни у
одного  земного  существа.  Мне  не  было  оставлено  ни  одного  шанса  для
спасительной ошибки. Вновь, несомненно, перед моими глазами были оставленные
не более нескольких часов назад, по  крайней мере, три следа, которые явно и
богохульственно выделялись из удивительной вязи отпечатков человеческих ног,
покрывавших дорожку  к  дому  Эйкели. Это были адские  следы  живых грибов с
планеты Йюггот,Тем не менее я взял  себя в руки. Чего, в конце концов, я еще
ожидал,  если всерьез относился к письмам Эйкели? Он говорил, что  установил
мир с этими существами. Чего же странного в  том,  что одно  из них посетило
его дом?  Но ужас,  охвативший меня,  был  сильнее  всяких доводов рассудка.
Разве кто-нибудь может оставаться спокойным, впервые столкнувшись со следами
когтей живого существа, прибывшего из открытых глубин  космоса? Тут я увидел
Нойеса,  выходившего из дверей и приближавшегося ко мне быстрыми шагами. Мне
необходимо,  сказал я себе,  ничем  не выдать  свое  волнение, посколькудруг
Эйкели  может  ничего  не  знать  о  глубоком  проникновении  того  в  сферу
запретного.
     Нойес  поспешил  сообщить мне,  что  Эйкели  рад  меня видеть  и  готов
принять, хотя неожиданный приступ астмы не  позволяет ему до конца исполнить
роль гостеприимного хозяина еще, по крайней мере, день или два. Эти приступы
очень  сильно отражаются  на  нем, приводя к  понижению температуры и  общей
слабости. Под  их  воздействием он обычно вынужден говорить шепотом, а также
бывает немощен и  неуклюж.  У него распухли ступни и лодыжки, так что он был
вынужден перебинтовать  их,  как  старый  англичанин,  страдающий  подагрой.
Сегодня он  в  неважной форме, так  что мне лучше  самому спланировать  свое
время; хотя он жаждет поговорить со мной. Я найду его  в кабинете, что слева
от  центрального  входа,  -  там,  где  опущены шторы.  Когда  он  болен, то
предпочитает обходиться  без солнечного света,  потому что глаза его слишком
чувствительны.
     Когда  Нойес  попрощался со мной и укатил в своей  машине на  север,  я
медленно пошел по направлению к дому. Дверь осталась приоткрытой; но прежде,
чем подойти к ней и войти в дом, я окинул взглядом весь дом, пытаясь понять,
что мне показалось странным. Амбары  и сараи выглядели весьма прозаично, и я
заметил потрепанный "Форд" Эйкели в его  объемистом неохраняемом убежище.  И
тут  секрет странности открылся  мне. Ее создавала полнейшая  тишина. Обычно
ферму хоть частично оживляют звуки, издаваемые различной живностью. Но здесь
всякие  признаки жизни  отсутствовали,  и  вот  это отсутствие,  несомненно,
казалось странным.
     Я не стал  долго задерживаться на дорожке, а решительно открыл дверь  и
вошел,   захлопнув  ее  за  собой.  Не  скрою,   это   потребовало  от  меня
определенного  усилия,  и  теперь, оказав шись внутри,  я испытал сильнейшее
стремление убежать  отсюда. Не то,  чтобы внешний вид здания  был  зловещим;
напротив, я решил, что созданный  в позднем колониальном стиле,  он выглядел
очень  законченным и изысканным  и восхищал явным  чувством  вкуса человека,
который его  строил. То, что  побуждало меня  к бегству,  было очень тонким,
почти  неопределенным.  Вероятно,  это  был   странный   запах,  который   я
почувствовал,  хотя для  меня был  привычным запах затхлости,  присущий даже
лучшим старинным домам.
     VII
     Отбросив  эти смутные колебания, я,  следуя  указаниям  Нойеса, толкнул
окантованную медью белую дверь слева. Комната  была затемнена,  о чем  я был
предупрежден; войдя в нее,  я почувствовал тот  же  странный запах,  который
здесь был явно сильнее. Помимо этого, чувствовалась слабая, почти неощутимая
вибрация  в воздухе. На мгновение опущенные шторы сделали меня почти слепым,
но тут извиняющееся покашливание или шепот привлекли мое внимание к креслу в
дальнем,  темном  углу  комнаты. В окружении этой темноты я разглядел  белые
пятна  лица  и  рук; я пересек  комнату,  чтобы  поприветствовать  человека,
пытавшегося заговорить. Как ни  приглушено  было  освещение, я тем  не менее
догадался,  что  это  действительно  мой хозяин.  Я  много  раз рассматривал
фотографии, и, без сомнения, передо  мной было это строгое, обветренное лицо
с аккуратно подстриженной седой бородкой.
     Но,  вглядываясь,  я почувствовал, как радость  узнавания смешивается с
печалью  и тревогой; ибо передо  мной было,  несомненно, лицо человека очень
больного. Мне показалось, что  нечто более  серьезное, чем астма, скрывалось
за зтим  напряженным, неподвижным  лицом,  немигающими стеклянными  глазами;
только тут я понял, как тяжело повлияло на него пережитое. Случившегося было
достаточно,  чтобы  сломать любого  человека, и разве  любой, даже молодой и
крепкий,  смог  бы выдержать  подобную встречу  с  запретным?  Неожиданное и
странное облегчение, догадался я, пришло к нему слишком поздно, чтобы спасти
от  серьезного срыва.  Зрелище бледных, вялых  рук, безжизненно  лежащих  на
коленях, вызвало  у  меня  укол сострадания. На нем был  просторный домашний
халат, а шея была высоко обмотана ярким желтым шарфом.
     Тут я заметил,  что  он пытается говорить тем же  сухим  шепотом, каким
приветствовал меня. Поначалу было трудно уловить этот шепот, поскольку серые
усы скрывали движения губ, и что-то в его тембре сильно меня беспокоило; но,
сосредоточившись, я  вскоре смог хорошо  разбирать  его слова.  Произношение
явно не было местным, а язык отличался даже большей изысканностью, чем можно
было предположить по письмам. - Мистер Уилмерт,  если не ошибаюсь? Извините,
что  я не встаю поприветствовать вас.  Видимо,  мистер  Нойес сказал,  что я
неважно себя  чувствую; но  я не  мог не принять  вас сегодня. Вам  известно
содержание моего  последнего письма - но у меня есть еще многое, что я хотел
бы  сообщить  вам  завтра, когда  буду  получше  себя чувствовать.  Не  могу
выразить, как приятно мне лично познакомиться с вами после нашей  переписки.
Надеюсь, вы  захватили с собой  письма?  А также  звукозаписи и  фотографии?
Ноейс оставил ваш саквояж  в  прихожей - вы, наверно, заметили. К сожалению,
нам придется отложить разговор, так  что сегодня вы можете располагать своим
временем.  Ваша комната наверху  - прямо над этой, а ванная  возле лестницы.
Обед  для  вас  оставлен   в  столовой  -  через  дверь   направо  -  можете
воспользоваться  им  в  любое  время.  Завтра   я  смогу   проявить  большее
гостеприимство,  а  сейчас, прошу  извинить,  чувствую себя  слишком слабым.
Будьте, как  дома, - можете  оставить письма,  запись фонографа и фотографии
здесь, на столе, прежде чем подниметесь к себе наверх. Мы с вами обсудим все
это здесь - видите, в углу находится фонограф.
     Благодарю вас, но ваша помощь не потребуется.  Эти приступы  уже  давно
мучают меня, так что я привык к ним. Загляните ко мне ненадолго перед  сном.
Я ночую здесь; я часто так делаю. Утром мне  наверняка будет лучше, так  что
мы сможем  с вами  заняться  нашими  делами.  Вы, конечно, понимаете, что мы
столкнулись с проблемой колоссальной важности.  Нам,  единственным на земле,
открылись бездны  пространства, времени  и знания, превосходящие все, что до
сих пор было доступно науке и философии человечества.
     Знаете  ли  вы,  что  Эйнштейн  был неправ  и  что  существуют объекты,
способные перемещаться со  скоростью, превышающей скорость света? Существуют
также способы перемещения вперед и назад во времени, так что можно увидеть и
ощутить прошлое и будущее. Вы и представить себе не можете, до какой степени
ушли вперед эти существа  в области научных  знаний. Для них  нет  буквально
ничего  невозможного  в  области  манипуляции  с  сознанием  и телом  живого
существа. Я надеюсь совершить путешествие на другие планеты и даже на другие
звезды  и  в  другие  галактики.  Первым  будет  посещение  планеты  Йюггот,
ближайшего из  миров, на  селенного  этими  существами. Это странная  темная
сфера  на  самом краю  солнечной  системы,  до  сих  пор  неизвестная  нашим
астрономам.  Но  я  писал  вам  об этом.  Настанет  день, когда оттуда будет
направлен на нас управляемый поток  сознания, и планета  в результате  будет
открыта людьми - или же один из их союзников здесь даст намек ученым.
     Там,  на  Йюгготе,  имеются  огромные  города  -гигантские многоярусные
сооружения из  черного камня,  подобного тому образцу, который я пытался вам
послать.  Он попал  сюда с Йюгтота.  Солнце на  этой  планете светит не ярче
звезд, но тамошние обитатели не нуждаются в свете. Они обладают иными, более
тонким  органами чувств и не делают окон в своих гигантских  домах и башнях.
Наоборот,  свет приносит  им вред и мешает  им, поскольку его нет  в  черных
глубинах  космоса  по  ту сторону  пространства  времени, где  они обитают и
откуда они явились. Посещение Йюггота свело бы с ума любого слабого человека
-  и  тем  не менее  я туда отправлюсь. Черные  смоляные  реки,  текущие под
загадочными циклопическими мостами,  - построенными еще более древней расой,
изгнанной и забытой прежде, чем нынешние создания пришли  на Йюггот из пучин
бесконечности,  - превратили бы любого человека в  нового Данте или По, если
только он сохранил рассудок, чтобы описать увиденное.
     Но поверьте - тамошний темный мир грибных  садов и городов  без единого
окна не столь ужасен, как может показаться.  Только наше восприятие способно
увидеть  его кошмаром. Возможно, и для этих созданий  тот мир  представлялся
ужасным, когда  они  прибыли туда в  незапамятные  времена.  Они были  здесь
задолго до окончания  сказочной эпохи Цтулху и  помнят скрывшийся под водами
Р'льех, когда он  еще возвышался над океаном. Они были и внутри этой земли -
есть  такие отверстия в земной коре, о которых людям ничего не известно, - в
том числе и здесь,  в холмах Вермонта, - а  в них великие  неизведанные миры
непознанной  жизни; залитый голубым  светом К'н - ян, залитый красным светом
Йотх, и черный,  лишенный  света  Н'кай.  Именно из  Н'кая  явился ужасающий
Тсатхоггуа  -  это, знаете  ли, бесформенное,  жабоподобное божье  создание,
упоминающееся в "Некрономиконе" и цикле легенд "Комморион",  сохраненным для
нас первосвященником Атлантиды по имени Кларкаш-Тон.
     Но об этом мы с вами поговорим позже. Сейчас уже,  наверное, четыре или
уже пять  часов.  Давайте-ка  принесите все, что вы привезли,  потом сходите
перекусить и возвращайтесь для обстоятельной беседы.
     Я  медленно  повернулся  и  повиновался  хозяину;  принес свой саквояж,
открыл его  и  выложил на  стол привезенные  материалы,  а  потом поднялся в
комнату, отведенную для меня. В сочетании со следами когтей, увиденными мною
на дороге, слова, которые прошептал мне Эйкели,  оказали на меня причудливое
воздействие,  а  отзвуки  знакомства  с   неизвестным  миром  грибовидных  -
запретным Йюгготом - вызвали у  меня на теле мурашки, чего я, признаться, не
ожидал. Я очень  сожалел  о болезни  Эйкели, но должен признаться,  что  его
хриплый  шепот вызывал не только сочувствие и жалость, но  и ненависть. Если
бы он не так торжествовал по поводу Йюггота и его темных секретов!
     Отведенная  мне  комната оказалась очень уютной и хорошо меблированной,
лишенной  как  неприятного  затхлого  запаха,  так  и раздражающей  вибрации
воздуха;  оставив там  саквояж,  я  спустился  вниз, поблагодарил  Эйкели  и
отправился  в столовую, чтобы  съесть  оставленный  для  меня ланч. Столовая
находилась по ту сторону от  кабинета, и я  увидел, что  кухонная пристройка
расположена  в том же направлении. На обеденном  столе находилось  несколько
сандвичей, кекс, сыр, а рядом с чашкой и блюдцем меня ждал термос с  горячим
кофе. Плотно закусив, я налил  себе большую  чашку, но обнаружил,  что здесь
качество  не  соответствовало  кулинарным  стандартам.  Первая   же  ложечка
оказалась  со слабым привкусом кислоты,  так что я больше  не стал  пить. Во
время всего ланча  меня  не покидала мысль  об Эйкели,  сидевшем  в  темноте
соседней комнаты,  в глубоком кресле. Я даже  заглянул  туда, предложив  ему
тоже  съесть  что-нибудь, но  он прошептал, что  еще не может есть. Позднее,
сказал он, перед сном я выпью молока с солодом - и это будет все на сегодня.
     После  ланча я  вымыл посуду в  раковине на  кухне  - вылив туда  кофе,
которому я не смог отдать должное. Вернувшись  после этого в темную комнату,
я придвинул кресло  к  своему хозяину и приготовился  выслушать все,  что он
сочтет  нужным мне сообщить. Письма,  фотографии и  запись все еще лежали на
большом столе в центре комнаты, но пока что мы к ним не обращались. Вскоре я
перестал обращать внимание  даже на  непривычный запах и  странное  ощущение
вибрации.
     Я  сказал  уже, что в  некоторых  письмах  Эйкели - особенно во  втором
письме, наиболее обширном, - были таки вещи, которые я не решаюсь  повторить
или даже  записать на бумаге. Это в  еще  большей степени относится  к  тому
шепоту, который  я выслушал тем  вечером  в темной  комнате в доме, стоявшем
близ  одиноких   холмов.  Я  не  могу  даже   намекнуть  на   безграничность
космического ужаса, открытую мне этим хриплым голосом. Он и ранее знал много
чудовищного, но  то, что он узнал теперь,  заключив мир с Существами  Извне,
было чрезмерным бременем для нормальной психики.  Даже  и теперь я полностью
отказываюсь  поверить  в   то,  что  он  говорил  о  формировании  первичной
бесконечности,   о  наложении  измерений,  об  угрожаемом   положении  наших
космических   пространства   и   времени  в   бесконечной   цепи   связанных
космосов-атомов, которые  образуют ближайший супер-космос  кривых,  углов, а
также материальной и полуматериальной электронной структуры.
     Никогда  еще  психически  нормальный  человек  не  оказывался  в  такой
близости  к  тайне бытия  -  никогда еще  органический мозг не  был  ближе к
аннигиляции  в  хаосе,  который полностью  переступает  все  пределы  формы,
энергии и  симметрии. Я  узнал, откуда впервые пришел Цтулху и почему с  тех
пор засияла  половина великих  звезд истории.  Я  догадался  -  по  намекам,
которые даже мой хозяин делал с паузами, - о  тайнах Магеллановых Облаков  и
шаровидных туманностей,  черной истине, скрытой за  древней аллегорией  Тао.
Была  полностью раскрыта тайна Доэлей, и мне стала известна сущность (хотя и
не источник происхождения) Псов  Тиндалоса. Легенда  о Йиге, Отце  Змей, уже
перестала быть  метафорической,  и  я  стал  испытывать  отвращение, узнав о
чудовищном ядерном хаосе по ту сторону искривленного пространства, которое в
"Некрономиконе"  было   скрыто  под   именем   Азатхотха.   Было  шокирующим
переживанием  присутствовать при снятии  покровов тайны с  кошмаров  древних
мифов, которые, будучи изложены в конкретных понятиях, своей  ненавистностью
превзошли самые  дерзкие  предсказания античных  и средневековых мистиков. С
неизбежностью я был подведен к мысли, что первые, кто прошептал эти страшные
сказки, должно быть, имели контакты с Существами Извне и, вероятно, посетили
космические сферы, которые теперь предложено посетить Эйкели.
     Мне было сообщено о Черном камне и о том, что он обозначает, после чего
я искренне порадовался, что камень ко мне не попал. Мои догадки относительно
иероглифов  на  камне  оказались  правильными. Несмотря на  все это,  Эйкели
заключил мир с дьявольской силой; мало  того - жаждал заглянуть еще глубже в
ее чудовищные  пучины. Я  поинтересовался,  с  кем из  потусторонних существ
беседовал он после его  последнего письма ко мне,  и много ли среди них было
столь же близких к человеческому роду, как тот первый посланец,  которого он
упомянул. Ощущение  напряжения  в голове  у  меня  стало  нестерпимым, и мне
приходили на ум самые дикие мысли относительно странного, устойчивого запаха
и странных вибраций в темной комнате.
     Приближалась  ночь, и,  припомнив  рассказы Эйкели о прежних  ночах,  я
задрожал, подумав, что сегодня ночь  будет безлунной. Не нравилось мне и то,
что  дом  находился вблизи от  заросшего лесом  крутого склона,  ведущего  к
необитаемой  вершине Темной  Горы.  С  разрешения  Эйкели  я зажег маленькую
лампу,  прикрутил ее, так что  она  светила еле-еле, и  поставил на  книжную
полку рядом с бюстом Мильтона, похожим на привидение; потом  я,  однако,  об
этом пожалел, потому что  свет лампы  сделал лицо  моего хозяина, и без того
напряженное, неподвижное,  а также его безвольно  лежащие  на коленях  руки,
похожими на лицо и руки покойника. Похоже было, что он совершенно не в силах
шевельнуться, хотя несколько раз я заметил, как он кивает головой.
     После всего им сказанного оставалось недоумевать, какие  важные секреты
он  оставил  на  завтра; однако,  в конце  концов,  стало  ясно,  что  темой
завтрашнего  разговора будет  его путешествие  на  Йюггот и по ту сторону от
него  - и  мое собственное  возможное  участие в путешествии.  Его, по  всей
видимости, позабавило чувство ужаса, которое я испытал,  услышав предложение
о путешествии через космические просторы, ибо  голова его сильно затряслась,
когда  мой  страх  стал  очевидным.  Затем  он  очень  мягко  объяснил,  как
человеческие существа могут совершить  - и уже  несколько раз совершали - на
первый взгляд совершенно невероятный перелет через межзвездное пространство.
Насколько я понял, человеческое тело целиком не совершало этого полета, дело
в том, что  потрясающий уровень хирургических, биологических,  химических  и
механических возможностей Существ Извне позволил им  найти способ перемещать
человеческий мозг без сопутствующей физической субстанции.
     Существовал  безболезненный  способ  извлечения   мозга   и  сохранения
органического остатка в живом состоянии во  время его отсутствия. Обнаженное
мозговое  вещество  помещалось  затем  в  периодически пополняемую  жидкость
внутри непроницаемого для эфира цилиндра, изготовленного из металла, который
добывали  только на  планете Йюггот. Через  систему электродов, помещенных в
вещество   мозга,   и  соединенных  с   хитроумной  аппаратурой,   удавалось
воспроизвести функции зрения, слуха и речи. Для крылатых грибовидных существ
перемещение  этих  металлических  цилиндров  через  космос  не  представляло
никакой сложности. На каждой  из планет, принадлежащей к их цивилизации, они
могли  использовать   многочисленные   стационарные   приборы,  способные  к
взаимодействию,  с   герметически  закрытым  мозгом.   В  результате,  после
небольшой настройки, эти перемещенные интеллекты  могли вновь обрести полную
способность к сенсорной деятельности и артикуляции - причем на любом эта  пе
их перемещения через континуум пространства-времени и за его пределами.  Это
было для них не сложнее,  чем перевезти  запись звука и  воспроизвести ее  в
любом месте,  где  имеется  фонограф соответствующей конструкции. Надежность
процесса  не  подлежала  сомнению.  Поскольку  это  путешествие  совершалось
многократно, у Эйкели не было оснований бояться перелета.
     Тут в  первый  раз за весь вечер  одна  из вялых,  тощих рук указала на
дальнюю стену  комнаты, где находилась высоко  расположенная полка. На  этой
полке  в  ровном  ряду  стояло более дюжины цилиндров  из металла, подобного
которому я ранее никогда не встречал, - цилиндры эти были высотой примерно в
фут и  несколько  меньшего диаметра с  тремя  углублениями, расположенными в
форме равностороннего треугольника на выпуклой передней поверхности. Один из
цилиндров был соединен через два углубления или гнезда с двумя  же странного
вида  приборами,  стоявшими  внизу.  Мне  уже  не нужно  было  объяснять  их
предназначение, и меня стал бить  озноб, как при малярийной лихорадке. Потом
рука  указала на  ближний  угол,  где  также  располагались какие-то сложные
приборы с присоединенными к ним проводами и штекерами, некоторые из них были
похожи на  два устройства, стоявшие  на полке  за  цилиндрами.  - Перед вами
четыре типа  приборов,  Уилмерт, - вновь зазвучал шепот.  - Четыре типа - по
три функции каждый - всего дает двенадцать единиц.  В этих цилиндрах наверху
представлено четыре вида различных существ. Трое  из них -  люди, шестеро  -
грибовидные существа, которые не могут телесно  перемещаться в космосе, двое
- существа с Нептуна (Господи! Если бы вы только видели, какие у них тела на
своей планете!), Остальные  же происходят из центральных пещер одной  темной
звезды,  лежащей  по  ту  сторону  Галактики.  На главном  аванпосту  внутри
Круглого Холма вы  можете обнаружить другие цилиндры и  приборы  -  цилиндры
внекосмических веществ мозга, органы чувств  у которых отличны  от наших,  -
это союзники и исследователи из самых дальних пределов,  расположенных Извне
-  и  специальные приборы, предназначенные  для того,  чтобы их восприятие и
возможности  выражения устраивали как их самих, так и их слушателей. Круглый
холм, как большинство из аванпостов, используемых существами в разных частях
Вселенной,  представляет  собой крайне  космополитическое место. Разумеется,
мне для  экспериментов были  переданы  только  представители  самых  простых
типов.
     Теперь возьмите вот эти три прибора, на которые я указываю, и поставьте
их  на стол. Вон тот высокий с двумя стеклянными линзами на передней части -
потом  ящик  с  электронными лампами  и  резонатором  -  и  еще  вон  тот  с
металлическим диском наверху. А  теперь цилиндр с  этикеткой "Б-67", видите?
Подставьте этот виндзорский стул, чтобы дотянуться до полки. Тяжелый ли?  Не
беспокойтесь!  Не перепутайте этикету  - "Б-67". Не заденьте  тот новенький,
блестящий цилиндр,  который присоединен к двум  измерительным инструментам -
тот, что с моим  именем на этикетке. Так,  поставьте  теперь "Б-67"  на стол
рядом  с  приборами  -  и установите  вот этот  переключатель  на  всех трех
приборах в крайнее левое положение.
     Сейчас соедините провод от прибора с линзами с верхним гнездом цилиндра
- да, вот  так!  Присоедините  теперь таким же образом прибор с электронными
лампами к  левому гнезду,  а прибор  с  диском к  внешнему гнезду. А  теперь
переместите все  указатели приборов  в  крайнее правое положение - сначала у
того, что с линзами, потом - с  диском, а потом - с лампами. Так, хорошо.  Я
должен вам сказать, что перед вами здесь одно из человеческих существ. Такое
же, как и любой из нас. Некоторых других я покажу вам завтра.
     До  сих пор не могу понять,  почему я  так покорно подчинялся шепоту, и
еще  - кем я тоща считал Эйкели  - психически нормальным или безумцем. После
происшедшего я, кажется, должен был бы ко всему  приготовиться;  однако этот
механический  балаган столь напоминал причуды  сумасшедших изобретателей или
ученых-маньяков,  что у меня возникли сомнения более сильные, чем  даже  те,
что вызвал  предшествовавший  разговор.  То,  что  сообщил  шепчущий, лежало
далеко за пределами всех человеческих  знаний  и  верований, - однако  разве
другие  вещи, еще  более выходящие за указанные  пределы, не  выглядят менее
абсурдными  только  потому,  что  не  предполагают  конкретных  вещественных
доказательств?
     Пока мой разум метался в творящемся хаосе, я уловил скрип и жужжание от
всех трех приборов, присоединенных к цилиндру, - скрип и  жужжание,  которые
вскоре ослабли до полной  бесшумности. Что  должно  было  произойти? Или мне
предстояло услышать голос? А если так, то как  мне можно было убедиться, что
все  это  -  не  хитроумное  приспособление,  в  которое  говорит спрятанный
человек? Даже сейчас я не могу с уверенностью сказать, что же я услышал  или
что там на самом деле происходило. Но что-то определенно происходило.
     Чтобы   быть   кратким,  скажу   только,   что  машина   с  лампами   и
громкоговоритель начали говорить, причем по содержанию речи  стало очевидным
присутствие говорящего  и  его возможность  нас видеть.  Голос  был громким,
безжизненным, металлическим и механическим во всех  своих проявлениях. В нем
не было никакого намека  на интонацию или выразительность,  и он дребезжал и
скрипел с чрезвычайной четкостью и неторопливостью.
     - Мистер Уилмерт, - произнес голос, -  надеюсь, что не испугал вас. Я -
такое же  человеческое  существо, как  и вы, но тело  мое  в  данный  момент
находится в безопасности внутри Круглого Холма, примерно в полутора милях  к
востоку отсюда - оно подвергается сейчас требуемому оживляющему воздействию.
Сам же я здесь, слышу и говорю при помощи этих электронных вибраторов. Через
неделю я отправляюсь через пространство, как уже много раз делал до этого, и
надеюсь, что мистер Эйкели составит мне  приятную компанию. Я хотел бы и вас
видеть рядом,  ибо мне известны ваши взгляды и ваша репутация, а кроме того,
я  хорошо  знаком  с  вашей  перепиской.  Я  являюсь,  как  вы,  разумеется,
догадались, одним из союзников Существ Извне, которые посещают нашу планету.
Впервые я встретился с ними в  Гималаях и там оказал им некоторые  услуги. В
ответ  они  дали  мне  возможность испытать  то,  что  мало  кому  из  людей
когда-либо приходилось испытывать.
     Вы  можете себе  представить, что я побывал на тридцати  семи различных
небесных  телах  -  планетах,  темных звездах,  а также  менее  определенных
объектах - включая восемь, находящихся за пределами нашей галактики, а два -
вообще, по ту сторону  искривленного космоса пространства и времени. Все это
не причинило мне ни малейшего вреда. Мозг мой был отделен  от моего тела при
помощи  столь  искусных  разрезов и сечений,  что  назвать это хирургической
операцией  было бы  слишком грубо. Прилетающие  существа  обладают методами,
позволяющими  так искусно  отделять мозг от тела, что тело не стареет, когда
из него извлечен мозг. Добавлю, что с применением аппаратуры мозг становится
практически бессмертным,  необходимо только периодически  менять  раствор, в
котором он сохраняется.
     В общем, я искренне надеюсь, что вы решитесь на  это путешествие вместе
со мной  и мистером Эйкели. Пришельцы жаждут  знакомства со знающими людьми,
такими, как вы, чтобы показать им величайшие первозданные пучины, которые мы
могли  разве  что  воображать по своему невежеству.  Первая встреча с  этими
существами  может  вас озадачить,  но я не  сомневаюсь,  что вы будете  выше
этого.  Я думаю,  что мистер Нойес  тоже отправится  с нами  - это  тот, кто
привез вас сюда в своей машине. Он уже несколько лет  с нами - думаю, что вы
узнали его голос по той записи, которую прислал вам мистер Эйкели.
     Тут говорящий сделал небольшую паузу, отреагировав на то, как я вскочил
с места, а затем продолжил.
     - Итак, мистер Уилмерт,  оставляю решение на  ваше усмотрение;  добавлю
лишь, что человек с вашей любовью ко всему необычному, интересом к фольклору
не   может  пропустить  такой  шанс.  Вам  абсолютно   нечего  бояться.  Все
перемещения  производятся  безболезненно, более  того -  есть  особого  рода
наслаждение в полностью  машинизированном состоянии органов чувств. Когда же
электроды  отключены,  то  вы  просто  погружаетесь  в   сон,  полный  ярких
фантастических видений.
     А теперь, если не возражаете, мы  прервем  наш разговор  до завтрашнего
утра.  Доброй ночи -  пожалуйста, отключите все эти  тумблеры, верните их  в
левое крайнее положение; порядок  не имеет значения, хотя лучше, если прибор
с  линзами вы отключите последним. Доброй  ночи, мистер Эйкели, - прошу вас,
отнеситесь  к  нашему  гостю  с  максимальным  уважением!  Ну,  что,  готовы
выключить?
     Я  механически  подчинился  и  выключил  все  три тумблера,  хотя  меня
раздирали  сомнения  по поводу  всего  происходящего.  Моя  голова  все  еще
кружилась, когда я услышал шепот Эйкели, который  попросил меня оставить все
приборы на столе. Он никак не прокомментировал случившееся здесь, да и  вряд
ли какой-либо комментарий мог быть воспринят моим перегруженным сознанием. Я
услышал, как он предложил мне взять в свою комнату лампу и заключил тем, что
ему хочется  теперь  побыть  одному в темноте.  Пора было отдыхать,  ибо его
дневной и вечерний  монологи утомили бы и совершенно здорового человека. Все
еще ошарашенный, я  пожелал  хозяину  доброй  ночи  и  стал  подниматься  по
лестнице, держа в  руке  лампу,  хотя в  кармане у меня  лежал  превосходный
фонарик.
     Я  был рад покинуть  этот кабинет,  с  его странным запахом  и  смутным
ощущением вибрации,  и  в то же  время никак не мог отрешиться от кошмарного
ощущения  страха,  загадочности и космической  аномальности происходившего в
комнате, из  которой только что вышел,  и столкновения  с невиданной  силой.
Дикая,  пустынная  местность; темный,  таинственный,  поросший  лесом склон,
подошедший  так  близко  к дому; следы на дороге;  болезненный,  неподвижный
хозяин  дома,  шепчущий  во  тьме;  дьявольские  цилиндры  и  приборы,  и  в
довершение  всего   -  приглашение  подвергнуться  невероятной   хирургии  и
совершить   немыслимое   путешествие   -  все   это,  столь   неожиданное  и
многочисленное,  обрушилось на меня с  нарастающей  силой, которая подорвала
мою волю и, похоже, физическое здоровье.
     Особенно шокирующим оказалось  то обстоятельство, что мой  добровольный
гид   Нойес   был   участником   чудовищного   древнего   ритуала,   шабаша,
зафиксированного фонографом,  хотя я  с  самого  начала  почувствовал что-то
смутно знакомое в его  голосе.  Другим шоком было  мое отношение к  хозяину,
поражавшее  меня всякий раз, когда  я пытался его анализировать; потому что,
насколько я  испытывал  симпатию  к нему раньше, по его  письмам,  настолько
отталкивающее впечатление произвел  он  на  меня  сегодня. Казалось бы,  его
болезнь  должна  была  вызвать  у  меня сострадание;  но  вместо этого  меня
охватила дрожь ужаса. Он был таким безжизненным,  малоподвижным,  похожим на
труп - а этот беспрестанный шепот был таким ненавистным и нечеловеческим!
     Мне  пришло  в  голову,  что этот шепот отличался  от  всего,  что  мне
когда-либо приходилось слушать; что,  несмотря на удивительную неподвижность
губ шепчущего,  прикрытых  усами,  в нем была некая  скрытая  сила  и  мощь,
удивительная для  сдавленной  речи  астматика.  Я  мог  разобрать  все слова
говорящего, сидя в  другом конце  комнаты, а  пару раз  мне  показалось, что
слабые,  но  всепроникающие  звуки  его речи  отражали не  столько слабость,
сколько умышленное подавление силы - причины этого были мне неясны. С самого
начала в  тембре голоса обнаружилось что-то раздражающее.  Теперь,  когда  я
пытался  в  этом  разобраться, мне показалось,  что сложившееся  впечатление
аналогично  тому, которое сделало  голос  Нойеса таким  смутно  зловещим для
меня. Но где или когда я с ним сталкивался, по-прежнему оставалось загадкой.
     Одно было совершенно ясно - я не хотел бы провести здесь еще одну ночь.
Моя жажда знаний улетучилась, растворившись в ужасе и отвращении, и теперь у
меня  было лишь единственное желание  -  побыстрее убежать  из  этой паутины
болезненности и противоестественных откровений.  Того, что я узнал, было для
меня вполне  достаточно.  По всей  видимости,  странные космические контакты
имели  место в действительности, -  но нормальному человеку,  безусловно, не
стоило с ними связываться.
     Богохульство  как  будто  обступило  меня  со  всех сторон и невыносимо
давило на все мои чувства. Я понял, что заснуть в эту ночь мне не удастся; я
просто погасил лампу и лег на  постель  прямо в  одежде. Это  было, конечно,
абсурдно,  но  я  готовился  к  любой  неожиданности,  сжав  в  правой  руке
захваченный на всякий случай  револьвер, а в левой - свой карманный фонарик.
Снизу не было  слышно ни звука, и я представлял себе, что мой хозяин сидит в
кресле, как мертвец, в жесткой неподвижности, окруженный тьмой.
     Откуда-то  доносилось  тиканье  часов,   и   нормальность  этого  звука
порождала во мне смутное чувство признательности. Однако этот звук напоминал
мне  еще одно обстоятельство, которое внушало тревогу,  -  полное отсутствие
признаков  животных, а теперь я осознал, что и  привычные шумы дикой природы
тоже совершенно отсутствовали. Если не считать  зловещего плеска  отдаленных
вод,   тишина   создавала    впечатление   аномальности   происходящего    -
межпланетарную  пустоту  -  и  я задался  вопросом  -  какая  неясная порча,
порожденная далекими звездами, обрушилась на  эту  местность. Я припомнил из
старых легенд, что собаки и другие животные всегда ненавидели Существ Извне,
подумал о том, что же могли значить те следы на дороге.
     VIII
     Не   спрашивайте  меня,  сколько  длилось  мое   забытье   и   что   из
последовавшего  было просто  сном.  Если я скажу, что  временами просыпался,
что-то слышал или видел,  вы ответите, что это мне тоже только снилось и что
все случившееся дальше было сном вплоть до момента, когда я выбежал из дома,
добрался до сарая, в котором  увидел старый "форд", забрался в  него и начал
безумную, бесцельную гонку по холмистой  местности, которая, в конце концов,
вывела меня - после многочасового блуждания по пугающим лесным  лабиринтам -
в деревню, оказавшуюся Тауншендом.
     Вы, наверняка,  не склонны  будете доверять  и всем  остальным  деталям
моего  рассказа:  скажете,  что   все  фотографии,  звукозаписи,   цилиндры,
разговаривающие при помощи приборов, и тому подобные доказательства  есть не
что иное, как чистой воды обман со стороны исчезнувшего Генри Эйкели,  самая
настоящая  мистификация. Вы  можете  даже  намекнуть,  что  он сговорился  с
другими чудаками,  чтобы осуществить эту глупую, но изощренную мистификацию,
- что  он сам организовал  инцидент  в Киине, когда с поезда сняли посылку с
черным  камнем, и что он  подговорил Нойеса  сделать ту чудовищную запись на
восковом валике. Однако  остается  странным,  что Нойеса  так никогда  и  не
обнаружили;  что он оказался неизвестным во всех деревнях близ дома  Эйкели,
нигде его не знали, хотя он часто бывал в этих местах. Я хотел бы прекратить
попытки  вспомнить номер  его автомобиля  -  а может быть, лучше, что я и не
вспомнил. Ибо я,  что бы вы там ни говорили и что бы  сам я ни говорил себе,
знаю,  что зловещие  создания  Извне  должны  скрываться  где-то  в  области
малоизученных  холмов  и что  существа эти  имеют своих шпионов  и посланцев
среди  людей. Держаться  подальше  от этих существ и их посланцев - вот все,
чего бы мне хотелось в дальнейшей жизни.
     Когда мой безумный рассказ побудил шерифа послать от ряд к дому, Эйкели
исчез безо всякого следа. Его просторный халат, желтый шарф  и  ножные бинты
лежали на полу в кабинете рядом с его  изящным креслом,  причем  нельзя было
понять, что еще из одежды пропало вместе с ним. Собаки и скот  действительно
отсутствовали, а на стенах  дома и  внутри его имелись необычные следы пуль;
однако, помимо этого, ничего необычного обнаружено не было. Ни цилиндров, ни
приборов,  ни тех доказательств,  которые я привез  с  собой в саквояже,  ни
странного запаха, ни вибраций, ни следов на дороге,  ничего загадочного,  на
что я обратил внимание в последний момент.
     Неделю,  последовавшую  за  моим  бегством,  я  провел  в   Бреттлборо,
расспрашивая самых разных людей, которые знали  Эйкели, и  убедился, что все
случившееся  не  есть  плод  иллюзий  или  сна.  Странные  закупки  собак  и
боеприпасов, а  также химикатов, которые  осуществлял Эйкели, разрезания его
телефонных кабелей, которые были записаны; вместе с тем все, кто его знал, -
включая сына  в Калифорнии - настаивали,  что его отрывочные высказывания по
поводу своих  странных  исследований были  весьма последовательны.  Солидные
люди  считали его сумасшедшим  и, не раздумывая, заявляли, что все собранные
доказательства являются лишь мистификациями, сфабрикованными с изощренностью
безумца  и,  возможно,  поддерживали  его  соображения во всех  деталях.  Он
показывал кое-кому из  этих простых деревенских жителей фотографии и  черный
камень  и даже давал  прослушивать ужасающую  звукозапись; и  все до единого
твердо  сказали, что  следы  и  жужжащий  голос  были  точно такими  же, как
описывали старинные легенды.
     Они подтвердили также, что возле дома Эйкели все чаще и чаще можно было
видеть и слышать что-либо подозрительное после того, как он обнаружил черный
камень, и  что это  место теперь  избегают все, кроме почтальона и случайных
людей.  Темная Гора и  Круглый Холм были давно  уже  печально знамениты, как
места, посещаемые призраками,  так что мне не удалось  найти людей,  которые
когда-либо тщательно осматривали хоть  одно из этих мест. Случавшиеся  время
от  времени  исчезновения  местных  жителей  в  истории  этого  района  были
тщательно  зафиксированы,  среди   них  значилось  исчезновение  полубродяги
Уолтера  Брауна, о  котором неоднократно упоминал Эйкели в своих  письмах. Я
даже  встретил одного  фермера,  утверждавшего, что он своими глазами  видел
одно  из странных  мертвых  тел  во  время  наводнения  в  потоке вспученной
Уест-Ривер, однако рассказ его был слишком путаным, чтобы  относиться к нему
серьезно.
     Покидая Бреттлборо, я решил никогда больше не возвращаться в Вермонт  и
в тот момент был уверен, что решение  мое окончательное. Эти дикие холмы и в
самом деле  были аванпостом  наводящей страх космической расы - в чем  я уже
почти  не  сомневался после того, как прочитал сообщение об открытии девятой
планеты за пределами  Нептуна, что было предсказано пришельцами.  Астрономы,
даже  не подозревая  сами,  насколько зловеще точными они оказались, назвали
эту планету Плутон. Я понимал, что это - не что иное, как Йюггот -  мрачный,
как  ночь,  -  и  меня  охватывала  дрожь  при попытках  понять,  почему  ее
чудовищные  обитатели желали открытия своей планеты именно  таким образом  и
именно  в  это время.  Я безуспешно старался убедить себя, что  демонические
создания не намерены совершить нечто враждебное по отношению  к Земле  и  ее
обитателям.
     Но  я  еще не  рассказал  вам,  чем  же  закончилась та ужасная  ночь в
сельском доме. Как  я упомянул, в конце концов, меня захватил в свои объятия
тревожный сон; дремота, переполненная обрывками сновидений, в которых передо
мной являлись чудовищные пейзажи.  Что  именно разбудило меня, я не могу еще
сказать, но то, что в какой-то момент я действительно проснулся, не подлежит
сомнению.  Первое  смутное впечатление состояло  в том, что  мне послышались
крадущиеся шаги за моей дверью, скрип половиц и неуклюжие попытки справиться
с  дверным замком. Это,  однако, очень  быстро  прекратилось; а  затем очень
явственно  донеслись  до  меня  голоса  снизу,  из  кабинета.  Там,  по всей
видимости, было  несколько говоривших, причем чувствовалось, что  между ними
идет спор.
     Прислушавшись несколько секунд,  я  полностью стряхнул с себя сон,  ибо
голоса  были  такие,  что  помышлять  о  продолжении  ночного  отдыха   было
совершенно  невозможно. Интонации  говоривших были  различными, но  тот, кто
хоть раз слушал  эту  проклятую запись фонографа, ничуть не сомневался  бы в
происхождении  и  принадлежности,  по  крайней  мере, двух  из них.  Как  ни
чудовищна  была  эта мысль,  но  я понял, то нахожусь  под  одной  крышей  с
безымянными существами из пучин  космоса; ибо эти  два  голоса,  несомненно,
представляли собой дьявольское жужжание, которое использовали Существа Извне
в своих разговорах с людьми. Голоса  эти были  разными -  они отличались  по
высоте, темпу и интонации, - но это были те самые проклятые голоса.
     Третий голос, безусловно, шел от машины, которая соединялась с одним из
изолированных веществ  мозга, содержавшимся в  цилиндре. Отличить его  можно
было   даже   яснее,   чем  жужжание  пришельцев;   громкий;  металлический,
безжизненный  голос, который  я слышал  накануне  вечером,  с  его безликой,
лишенной всякой интонации, скрипучей манерой был незабываемым. Я не  пытался
задаться вопросом,  был  ли  он идентичен  тому  самому,  который  я  слышал
вечером, потому что понял, что любой мозг будет продуцировать вокальные тона
одинакового  характера, будучи  присоединенным  к  тому же  самому  прибору;
единственные отличия могли касаться языка, ритма, скорости и произношения. В
довершение  картины  были слышны два подлинных  человеческих голоса:  один -
грубый голос  неизвестного  мне и, без всякого сомнения, местного  жителя; в
другом  я  без труда узнал  мягкие бостонские  нотки  моего  давешнего гида,
мистера Нойеса.
     По мере того, как я пытался разобрать слова, которые массивный пол моей
комнаты столь надежно  глушил, я уловил  также  шум, шарканье и скрипы в той
комнате,   где  собрались   говорившие;  это  не  позволяло   избавиться  от
впечатления,  что  кабинет  переполнен  живыми  существами  -  их,  по  всей
видимости, было куда  больше, чем  позволяли  предположить  голоса. Истинную
природу царившего там  возбуждения и шума описать трудно,  ибо не с чем было
сравнить  происходящее. По  комнате передвигались  какие-то предметы, причем
словно  они были разумными  существами;  звук их  шагов был подобен тяжелому
топоту  -   как  будто   по   полу   тяжело   и  неуклюже   шатались   плохо
скоординированные  создания  из  твердой  резины  или  роговой  массы.  Если
применить более  конкретное, но  менее точное  сравнение, - как будто люди в
разбитых деревянных ботинках не по размеру ковыляли и топали на полированном
полу. Я даже не пытался  представить  себе происхождение и  внешний вид тех,
кто издавал эти звуки.
     Вскоре я понял, что разобрать  что-то связное в происходившем разговоре
мне не  удастся.  Отдельные слова - включая имя Эйкели и мое - звучали время
от времени  довольно разборчиво,  особенно когда их произносил  механический
голос; однако  подлинное значение их  оставалось неясным. И по сей день я не
могу вывести определенного  связного  содержания  из  услышанного, а  страх,
порожденный  ими,  был  скорее  внушенным,  чем   открывшимся  в  результате
ужаснувшего меня откровения.  Леденящий кровь  конклав  собрался там, внизу,
понимал я; но  что именно обсуждалось - было  загадкой. Любопытно,  что меня
охватило  ощущение  безусловного  святотатства  и гибельности происходящего,
вопреки уверениям Эйкели о дружелюбии Существ Извне.
     Терпеливо  прислушиваясь, я, наконец, начал  отличать  голоса  друг  от
друга, хотя еще не в силах был схватить суть произносимого внизу. Однако мне
удалось, насколько я понял, уловить  эмоции, владевшие основными участниками
обсуждения.  Один  из  жужжащих  голосов,  несомненно, принадлежал  носителю
каких-либо   властных   полномочий,   поскольку   в  нем   слышались   нотки
авторитарности;  механический  же  голос,  несмотря  на  свою  громкость   и
регулярность, явно принадлежал носителю подчиненной позиции, в нем была даже
мольба. В голосе  Нойеса звучали примирительные оттенки. Что касается других
участников, то  тут я  не решался  сделать предположения. Я не расслышал уже
знакомый мне шепот Эйкели,  но это  меня не удивило,  поскольку столь слабый
звук ни  за что не проник бы через массивный  пол моей комнаты.  Я попытаюсь
привести здесь  кое-что  из  разрозненных  слов, а  также  других звуков,  с
указанием тех,  кто  их  произносил,  разумеется,  по  моей догадке.  Первые
разборчивые фразы принадлежали говорящей машине.
     (Говорящая машина)
     "...взял это на себя... получить обратно письма и запись...  кончить на
этом...  обманут...  видеть и слышать... черт  побери... безличная  сила,  в
конце концов... новенький, блестящий цилиндр... Боже правый...":
     (Первый Жужжащий Голос)
     "...в этот раз мы остановились... маленький и человеческий... Эйкели...
мозг... говорит..."
     (Второй Жужжащий Голос)
     "...Ньярлатхотеп...    Уилмерт...   Записи    и    письма...    дешевое
жульничество..."
     (Нойес)
     "...(Непроизносимое  слово  или  имя,  может  быть,  -   Н'га-Ктхан)...
безвредно...  покой... пару недель...  театрально...  говорил  вам  об  этом
раньше..."
     (Первый Жужжащий Голос)
     "...нет  повода...  первоначальный  план...   результаты.  Нойес  может
стеречь... Круглый Холм... новый цилиндр... машина Нойеса..."
     (Нойес)
     "...ладно... все ваши... здесь внизу... отдохнуть,... место"
     (Несколько Голосов одновременно и совершенно неразборчиво)
     (Топот множества ног, сливающийся с возбужденным шумом и грохотом)
     (Странный звук хлопающих крыльев)
     (Шум заведенного автомобиля, постепенно удаляющийся)
     (Тишина)
     Вот какие  звуки донеслись до моих ушей  снизу,  пока я,  не  шевелясь,
лежал  на   кровати   в   этом   сельском  доме   -   пристанище  призраков,
расположившемся вблизи демонических холмов  -  я  лежал  совершенно  одетый,
сжимая в правой руке револьвер, а в левой - карманный фонарик. Сна у меня не
было,  как я уже  сказал,  ни в одном глазу; и тем  не менее какой-то жуткий
паралич сковал меня до тех пор,  пока эхо последних звуков не исчезло вдали.
Я слышал тиканье старинных деревянных коннектикутских часов откуда-то снизу,
а  также неровный храп  спящего человека.  Видимо, Эйкели заснул после этого
бурного ночного обсуждения, и я нисколько не был удивлен.
     Даже просто подумать, что все это значит или решить,  что мне делать, я
не мог. В  конце-то концов, что я услышал,  .помимо  того,  на что меня  уже
навела предыдущая информация? Разве я не знал, что Пришельцы теперь свободно
приходят в этот дом? Эйкели, несомненно,  был удивлен  их  столь неожиданным
визитом сегодня. И  все-таки что-то в этом отрывочном разговоре невообразимо
испугало  меня,  пробудило  самые  чудовищные  подозрения  и  самые  ужасные
сомнения, заставило  страстно желать,  чтобы все это оказалось не более, чем
сном. Я думаю, что мое подсознание уловило  нечто,  недоступное  пока  моему
рассудку. Но как там Эйкели?  Как он себя вел? Разве он не  мой друг и разве
он  мог  допустить,  чтобы  мне  был   причинен  какой-нибудь  вред?  Мирное
похрапывание  снизу,  казалось,  доказывало  смехотворность охвативших  меня
страхов.
     Возможно ли, чтобы Эйкели был использован зловещими  силами  в качестве
средства,  чтобы  заманить  меня  сюда,  в  эти  холмы,  вместе с  письмами,
фотографиями и записью  фонографа? Неужели эти существа собрались уничтожить
нас обоих,  потому что мы слишком много знаем  о них? Вновь мне на ум пришла
мысль  о неожиданности и неестественности того  изменения  ситуации, которое
произошло   между   предпоследним  и  последним  письмами   Эйкели.  Что-то,
подсказывало  мне чутье, было не  так. Все было не так, как выглядело.  Этот
кислый кофе,  который  я  выплеснул, -  не  было  ли  тут попытки со стороны
неизвестной  силы  подмешать яд или  наркотик? Я должен поговорить с Эйкели,
причем  немедленно,  и  призвать   его  к  трезвой   оценке   ситуации.  Они
загипнотизировали его своими обещаниями космических  путешествий и открытий,
но  теперь он вынужден будет  прислушаться  к  доводам  рассудка.  Мы должны
выбраться  отсюда, пока  не  поздно. Если  ему не хватает силы  воли,  чтобы
вырваться  на свободу,  то я должен его  поддержать. Ну,  а  уж если мне  не
удастся убедить  его, то, по  крайней  мере, самому  нужно отсюда бежать.  Я
уверен, что он  одолжит мне свой "форд", а я могу оставить его в Бреттлборо,
в гараже. Я увидел его в сарае -  дверь была приоткрыта, и я был уверен, что
машину  удастся  сразу завести. Та  минутная  неприязнь  к Эйкели, которую я
ощутил  во время нашего  вечернего разговора  и сразу  после его  окончания,
теперь  бесследно исчезла. Теперь он  был в таком же положении, как и я, так
что мы должны были держаться друг друга. Зная о его болезненном состоянии, я
очень не хотел будить его, но иного выхода не было. Я понял, что  оставаться
в этом доме до утра невозможно.
     Наконец,  я  почувствовал,  что  смогу начать действовать, и вытянулся,
чтобы напрячь все мышцы и восстановить свой контроль над ними. Поднявшись, я
стал действовать очень осмотрительно и тихо, повинуясь  скорее импульсу, чем
сознательному обдумыванию.  Я  нашел  свою шляпу, взял саквояж и  направился
вниз  по лестнице, освещая себе путь фонариком. В  правой руке я по-прежнему
нервно сжимал  револьвер,  держа в  левой и саквояж и фонарик  одновременно.
Зачем  я предпринял эти  предосторожности, я не очень понимал,  поскольку на
самом  деле  спускался  вниз, чтобы  разбудить  единственного, помимо  меня,
обитателя дома.
     Спустившись на цыпочках  по  скрипящей лестнице  в нижний холл, я  смог
услышать спящего более явственно и  понял, что он, скорее всего, находится в
комнате  слева от меня - гостиной, в которую  я не  заходил.  Справа от меня
разверзлась  дверь  кабинета,  из которого  я  некоторое  время назад слышал
голоса. Открыв незапертую дверь гостиной, я провел  дорожку светом  фонарика
по направлению к источнику  храпа  и,  наконец, осветил лицо  спящего. Но  в
следующее мгновение я  резко отвел от него луч фонарика и быстро, по-кошачьи
выскочил  в  холл,  на  этот  раз  проявив  осторожность не  инстинктивно, а
совершенно сознательно.  Дело  в  том,  что  спящим  на диване  был вовсе не
Эйкели, а мой бывший попутчик Нойес.
     В чем тут дело, я не мог понять; но здравый смысл подсказывал  мне, что
самое  безопасное было бы - выяснить как можно больше,  прежде чем кого-либо
будить.  Вернувшись  в холл, я тщательно прикрыл за  собой дверь в гостиную;
тем самым снизив шансы  разбудить  Нойеса.  После  этого я тихонько  вошел в
кабинет,  где  ожидал увидеть Эйкели,  спящего или бодрствующего, в  большом
угловом кресле, которое,  очевидно, было излюбленным местом его отдыха. Пока
я двигался вперед,  луч фонарика поймал большой центральный стол, на котором
стоял  один из этих дьявольских цилиндров, с  машинами  для зрения  и слуха,
присоединенных к  нему, а  также  с говорящей  машиной,  которую  можно было
присоединить  в  любой  момент.  Здесь,  как я предполагал, находился  мозг,
который говорил  со  мной во время той жуткой встречи предыдущим вечером; на
секунду я испытал непреодолимое желание присоединить к нему говорящую машину
и посмотреть, что он теперь скажет.
     Должно быть, он и сейчас ощущал мое присутствие; ибо приборы для зрения
и слуха не могли бы пропустить свет моего фонарика и скрип половиц под моими
ногами. Однако  мне сейчас было не до  того,  чтобы выслушивать эту штуку. Я
безучастно отметил про себя, что это было совсем  новенький цилиндр с именем
Эйкели  на нем, который я раньше видел на  полке и который мой хозяин просил
не  трогать. Вспоминая  теперь это обстоятельство, я могу только  пожалеть о
своей робости и думаю, что необходимо  было заставить этот цилиндр говорить.
Бог  знает, какие тайны, ужасные сомнения  и вопросы это могло бы прояснить!
Но в тот момент с моей стороны  оказалось  милосердием,  что я оставил  этот
препарат в покое.
     Со стола я перевел луч фонарика в угол, где, как я думал, сидит Эйкели,
но  обнаружил,  к  своему изумлению, что кресло было пустым, то  есть  в нем
никто не сидел. С сиденья на пол свешивался  знакомый старый домашний халат,
а рядом с ним на  полу лежал желтый шарф, а также громоздкие бинты - повязки
на ступни, которые  показались мне такими странными. Пока я  размышлял, куда
мог  деваться  Эйкели  и  почему  это  он  так  легко  расстался  со  своими
аксессуарами больного, я заметил, что комната очистилась от странного запаха
и что вибрация, на которую я обращал внимание раньше, тоже отсутствует.  Что
же, в таком случае, было их  источником? Неожиданно  я сообразил, что ощущал
их только во время присутствия здесь Эйкели. Они были сильнее всего там, где
он сидел, и  полностью отсутствовали за дверью этой комнаты. Я остановился и
стал обводить комнату  лучом  своего  фонарика, напрягая  свой мозг поисками
объяснений того, что произошло здесь.
     О, если бы  Небу  было угодно, чтобы  я ушел прежде, чем свет  фонарика
упал на пустое кресло еще  раз! После того, как это все-таки произошло, я не
мог  уйти  тихо;  вместо этого я издал приглушенный крик,  который,  видимо,
потревожил,  хотя  и  не  разбудил  спящего  с  другой  стороны  холла.  Мой
сдавленный  крик  и  прежнее  ровное  похрапывание  Нойеса  были  последними
звуками, которые я слышал в подавленном безумием  доме под покрытой  черными
деревьями  вершиной  холма, населенного призраками, -  в этом доме,  ставшем
средоточием транскосмического ужаса  меж одиноких  зеленых холмов и шепчущих
проклятия ручьев этой древней земли.
     Удивительно,  что я не  выронил из рук фонарик, саквояж и  револьвер во
время  своего панического бегства, но мне как-го удалось все это удержать. Я
выбрался из ужасной комнаты и из этого дома без  всякого лишнего шума, сумел
забраться со  своими  пожитками  в старый  "форд", стоявший  под  навесом, и
вывести  эту древнюю развалюху,  чтобы отправиться  на ней в неизвестную мне
пока  зону  безопасности посреди этой черной  безлунной  ночи. Последовавшая
затем гонка была похожа на бред, порожденный  воображением По или Рембо, или
гравюрами  Гюстава Доре, но  в конце  концов я  достиг Тауншенда. Вот и все.
Если мое психическое  здоровье до сих  пор сохранилось, то это чистая удача.
Время от  времени меня  охватывает страх при мысли, что принесут предстоящие
годы, особенно это  проявляется с тех пор, как была открыта столь неожиданно
планета Плутон.
     Как я уже  упоминал, тогда мой фонарик вновь вернулся к пустому креслу,
описав перед  этим круг по комнате; и тут я в первый раз заметил на  сиденье
странные  предметы, поначалу не разглядев  их из-за разбросанных пол пустого
халата.   Эти   предметы,   всего  три,  не  были  впоследствии   обнаружены
следователями. Как я сказал уже в самом начале, ничего собственно ужасного в
них не  было. Кошмар определялся тем, что можно было предположить, исходя из
их присутствия здесь.  Даже теперь  меня не покидают сомнения -  моменты, во
время  которых  я  почти  готов  разделить  скепсис  людей, приписавших  все
случившееся со мною сну, галлюцинациям и расстроенным нервам.
     Эти три предмета были чертовски умно сконструированы и снабжены  весьма
оригинальными металлическими  зажимами для их присоединения  к  органическим
образованиям, о которых я не пытаюсь делать никаких предположений. Я надеюсь
- искренне надеюсь - что то были восковые объекты, произведения искуснейшего
художника,   хотя  мой   глубоко  кроющийся  внутренний  страх  подсказывает
совершенно  иное.  Боже  праведный!   Этот  шепчущий   во  тьме,  окруженный
отвратительным запахом  и вибрациями! Колдун,  чародей, посланник,  ребенок,
подмененный эльфами, тот, что извне... этот  страшный  шепот...  подавленное
жужжание... и  все  это время  -  в новеньком блестящем цилиндре на полке...
бедняга... "Потрясающий уровень  хирургических, биологических,  химических и
механических возможностей..."
     Дело в том  что  три  предмета на кресле были  совершенными,  до  самой
последней микроскопической детали точными копиями - или оригиналами - лица и
обеих рук Генри Уэнтворта Эйкели.


Популярность: 94, Last-modified: Thu, 12 Dec 2002 09:24:39 GMT