---------------------------------------------------------------
     Пер. Алякринский Олег Александрович
     Origin: "Запретная книга" - русский фэн-сайт Г.Ф. Лавкрафта
     ---------------------------------------------------------------




     1
     Прежде  чем  попытаться  уснуть,  я  должен  сделать кое-какие  записи,
предваряющие мой  официальный отчет обо всем происшедшем. Явление, с которым
мне  довелось  столкнуться,  кажется  настолько  своеобразным   и  настолько
противоречащим  нашему   прошлому  опыту  и  нашим  видам  на  будущее,  что
несомненно заслуживает самого подробного описания.
     Я  прибыл  на главный космодром Венеры 18-го  марта по земному или VI.9
поместному календарю. Будучи зачислен в состав основной  группы под  началом
Миллера,  я  получил  необходимое  снаряжение  --  в  первую  очередь  часы,
настроенные на более быстрое планетарное вращение Венеры -- и прошел обычный
курс адаптации к работе в газовой маске. Через два дня я был признан  годным
к исполнению своих обязанностей.
     На  рассвете  VI.9  я  покинул  форт  "Кристальной  Комнании" на  Terra
Nova2 и двинулся южным маршрутом,  нанесенным на карту  воздушной
разведкой  Андерсона.  Начало пути  было  не из легких  -- после  дождя  эти
джунгли всегда  становятся  труднопроходимыми.  Влага  придает  сплетающимся
лианам и ползучим растениям необычайную упругость и  жесткость, так что  над
иными из них ножу приходилось  трудиться по  десятку минут. Ближе  к полудню
начало подсыхать, стебли растений  размякли и разрубались уже с одного удара
-- но и теперь я не смог развить достаточную скорость. Эти кислородные маски
Картера  слишком тяжелы, постоянное их ношение уже само по себе утомительно.
Маски  Дюбуа с пористым  резервуаром  вместо трубок  ничуть не уступают им в
надежности при вполовину меньшем весе.
     Детектор  кристаллов   функционировал  исправно,  все   время  указывая
направление, совпадающее  сданными  Андерсона.  Меня всегда занимал  принцип
работы этого  прибора, не имеющего  ничего общего  с  жалким надувательством
вроде тех "чудодейственных прутьев", с помощью которых когда-то давным-давно
на Земле разные шарлатаны якобы открывали залежи подземных богатств. Судя по
показаниям детектора, в пределах тысячи миль отсюда находилось очень крупное
месторождение кристаллов, которое, впрочем, наверняка было  под охраной этих
гнусных  полулюдей-полуящериц.  Вероятно,  они полагают  нас,  прибывших  на
Венеру  за  кристаллами, такими  же  дураками, какими мы  полагаем их самих,
падающих  ниц и  пресмыкающихся  в  грязи  при  одном только  виде  подобной
штуковины или  же  водружающих ее на пьедестал в центре своих храмов. Им для
своей  же  пользы  было  бы  гораздо  лучше  обзавестись каким-нибудь другим
объектом поклонения.  Не будь  в этом замешана религия, они позволили бы нам
взять столько кристаллов, сколько мы сочтем нужным, -- ведь даже если бы они
научились  извлекать из них энергию, запасов все равно с лихвой хватило бы и
на  эту  планету, и на  нашу Землю. Лично мне уже  надоело обходить стороной
главные  месторождения  и рыскать в поисках единичных кристаллов  по долинам
заросших  джунглями   рек.  В   ближайшее  время  я  намерен   обратиться  в
соответствующие  инстанции  с  просьбой  о  посылке  армии  для  поголовного
уничтожения  этих  чешуйчатых  тварей. Двадцати  кораблей  с десантом  будет
вполне достаточно  для того, чтобы провернуть всю  операцию.  Нельзя  же,  в
самом деле, приравнивать этих существ к людям только из-за их так называемых
"городов"  и  "башен".   Если  не  брать  во  внимание  кое-какие  навыки  в
строительстве да  еще, пожалуй, их  мечи и отравленные дротики, то  остается
признать, что  они совершенно бездарны и  примитивны,  сами  же эти "города"
вряд  ли представляют  из себя нечто  большее,  нежели земные  муравейники и
бобровые  плотины. Мне  также кажется весьма сомнительной  их способность  к
полноценному  языковому  общению  -- все рассуждения  насчет  обмена мыслями
посредством  особых, расположенных  на груди  щупалец  поражают  меня  своей
нелепостью. Что вводит многих в заблуждение, так это их манера передвигаться
на двух  задних конечностях  -- случайное  совпадение, делающее их отдаленно
похожими на людей.
     Я  надеялся  на этот  раз  миновать  полосу венерианских  джунглей,  не
встретив  на своем пути туземцев с их проклятыми дротиками. В былые времена,
до  того,  как  мы начали  охотиться  за  кристаллами,  такая встреча  могла
закончиться вполне мирно, однако в последнее время эти мерзавцы превратились
в  сущее  бедствие  --  нападения   на  людей,  а  то  и  перерезание  наших
водопроводных линий стали вполне обычным явлением. Я все больше убеждаюсь  в
наличии  у  них особого чутья  на кристаллы -- в этом смысле они не уступают
самым  точным нашим приборам. Никто не помнит случая, чтобы они  нападали на
человека,  который  не  имел при  себе  кристаллов  --  не считая,  конечно,
обстрелов с дальних дистанций.
     Около часа пополудни сильно пущенный дротик едва  не  сбил  шлем с моей
головы, в  первую  секунду  мне даже  показалось,  что  повреждена  одна  из
кислородных   трубок.  Хитрые  твари  подкрадывались  абсолютно  бесшумно  и
благодаря  своей  окраске  были  неразличимы  на  фоне джунглей,  но,  резко
крутнувшись на  каблуках и целясь по шевелящимся растениям,  я все же достал
троих из лучевого пистолета. Один из убитых оказался  ростом в добрые восемь
футов, с  головой, чем-то напоминающей морду тапира. Двое других особей были
обычного семифутового роста. Они  всегда нападают  группами, стараясь  взять
верх числом, -- один полк солдат с лучевым оружием мог  бы преподать хороший
урок несметной  орде  таких горе-вояк. Удивительно,  как они  вообще  сумели
стать господствующим видом  на  планете. Впрочем, здесь нет  каких-либо иных
живых существ, превышающих по уровню развития змеевидных акманов и  скорахов
или  летающих  туканов с  другого  континента  --  если, конечно, в  пещерах
Дионейского плато не скрывается что-нибудь, пока еще неизвестное науке.
     Около двух часов дня стрелка детектора  сместилась к западу,  показывая
наличие отдельных  кристаллов  впереди и  справа по курсу. Это  подтверждало
сообщение Андерсона, и я уверенно повернул в ту сторону. Идти стало труднее,
местность  теперь  поднималась в гору  и кишела различными мелкими гадами  и
побегами плотоядных растений.  Мне  то  и дело  приходилось разрубать  ножом
угратов или давить  ботинками скорахов; мой  кожаный комбинезон  был весь  в
пятнах  от разбивавшихся о него с  налету крупных  насекомообразных дарохов.
Солнечный свет едва пробивался сквозь поднимавшуюся от земли  дымку, слякоть
не просыхала; с каждым  шагом я погружался в нее на пять  или  шесть дюймов,
вытаскивая  ноги   с  гулким  чавкающим   звуком.   Натуральная  кожа  моего
комбинезона  --  не самый  подходящий материал  для этого  климата.  Обычная
ткань, разумеется, еще хуже -- она бы здесь просто сгнила; но тонкая прочная
ткань  из металлических волокон (наподобие специального свитка для  записей,
болтавшегося в герметической кассете у меня на поясе) пришлась бы куда более
кстати.
     Приблизительно  в половине четвертого я остановился  пообедать -- если,
конечно,  пропихивание пищевых  таблеток  через  щель в маске  можно назвать
обедом.  Продолжив путь,  я  очень  скоро  обратил внимание  на  разительную
перемену в окружающем пейзаже  -- со всех сторон ко  мне подступали огромные
ядовито-яркие цветы, которые непрерывно меняли свою окраску, исчезая и вновь
проступая  в   невообразимой  радужной   круговерти  оттенков  и  полутонов.
Очертания предметов  то  расплывались,  то  становились  отчетливо  резкими,
ритмически  мерцая в  странном  согласии  с  медленно танцующими здесь и там
пятнами света.  Казалось,  сама  атмосферная температура колеблется в том же
устойчивом однообразном ритме.
     Постепенно  все  вокруг  было охвачено размеренной  мощной  пульсацией,
заполнявшей  собой  каждую  точку  пространства  и проходившей  через каждую
клетку моего тела  и мозга.  Я почти  полностью утратил чувство равновесия и
едва мог  держаться  на  ногах;  попытка избавиться  от  наваждения,  плотно
зажмурив глаза и закрыв  ладонями уши, не привела ни к чему. Однако сознание
мое оставалось достаточно ясным, и несколько минут спустя я  сообразил,  что
именно произошло.
     Я встретился с одним из тех удивительных, вызывающих миражи растений, о
которых ходит немало историй в среде изыскателей. Андерсон предупреждал меня
об этой опасности,  он  же дал мне  точное описание  растения  --  ворсистый
стебель,  остроконечные  листьяь  испещренные крапинками  цветы, чьи эфирные
выделения как раз и являются причиной галлюцинаций, свободно проникая сквозь
любую из существующих защитных масок.
     Вспомнив о том, что случилось  с  Бэйли, когда три года тому  назад  он
попал  в  сходную ситуацию,  я  в  первый  момент  поддался  панике и  начал
бесцельно и беспорядочно метаться в этом сумбурном калейдоскопическом  мире,
созданном испарениями зловещих цветов. Но вскоре, взяв себя в руки, я понял,
что единственным выходом для меня  было движение в  сторону, противоположную
эпицентру  пульсации,  движение  вслепую  и  безотносительного  того,  какие
призрачные  видения встанут мне поперек дороги,  движение до тех пор, покуда
не удастся выбраться из зоны действия этих эфиров.
     Голова  моя  сильно  кружилась,  почва  уходила  из-под ног;  поминутно
спотыкаясь и наугад размахивая ножом, я продирался сквозь  заросли, стараясь
не отклоняться от первоначально взятого направления.  В  действительности я,
вероятно,  делал  большие зигзаги,  потому что прошло,  как мне  показалось,
несколько часов, прежде чем этот мираж начал наконец рассеиваться. Понемногу
исчезали  танцующие световые пятна, мерцающий  многоцветный  пейзаж  обретал
свой  естественный облик. Когда  я окончательно пришел в себя и посмотрел на
часы,  они,  к  моему  великому изумлению, показывали  лишь  двадцать  минут
пятого. Стало быть, вся борьба с призраками, представлявшаяся мне бесконечно
долгой, заняла на деле чуть более получаса.
     Однако, любая,  даже  самая  незначительная  задержка  была  бы  крайне
нежелательной,  и к тому  же я  сбился с  маршрута,  стремясь по возможности
дальше  уйти  от  опасного  места.  Сверившись  с показаниями  детектора,  я
продолжил  подъем  в  гору,   прилагая  максимум  усилий,  чтобы  наверстать
потерянное  время.  Растительность  вокруг  была  по-прежнему  обильной,  но
представители фауны попадались все реже. Один раз крупный плотоядный  цветок
захватил мою  правую ногу, вцепившись в нее с  такой силой, что мне пришлось
повозиться, разрезая ножом лепестки и высвобождаясь из хищных объятий.
     Прошло  еще немного времени и джунгли начали редеть; около пяти часов я
вступил  в  полосу  древовидных папоротников  с  мелким и чахлым  подлеском,
миновав которую,  оказался на  краю  широкого, покрытого  мхами  плато. Идти
стало гораздо легче; дрожание стрелки детектора предвещало  близость искомых
кристаллов, что весьма меня озадачило, поскольку  единичные экземпляры  этих
яйцевидных сфероидов  встречаются,  как правило, в джунглях по берегам рек и
никогда -- на открытых безлесых пространствах.
     Когда  полчаса спустя я преодолел наконец подъем и достиг гребня холма,
передо мной открылась  просторная равнина,  окаймленная по  линии  горизонта
смутно темнеющими лесными массивами. Это,  вне всякого сомнения, было плато,
нанесенное  на  карту  пилотом  Мацугавой  пятьдесят  лет  назад   и  обычно
называемое "Плато Эрике" или "Эрицийским Нагорьем"3. Мое внимание
сразу  же  привлек  небольшой предмет, расположенный  почти  в  самом центре
равнины. Яркая сверкающая точка, казалось, притягивала  и концентрировала  в
себе проходящие сквозь  дымку испарений желтоватые  лучи солнца.Этой  точкой
мог  быть  только   кристалл  --   удивительное  творение   природы,   редко
превосходящее  размерами  куриное  яйцо,  но   способное   в  течение   года
обеспечивать  теплом целый  земной  город. Наблюдая издали  это  сияние, я в
глубине  души  посочувствовал  убогим  человекоящерам,  которые, обожествляя
кристаллы,  не имеют ни малейшего понятия о заключенной внутри них  огромной
энергии.
     Стремясь  побыстрее добраться  до желанной  цели, я перешел  на  бег  и
продолжал двигаться в том же темпе даже тогда, когда  плотный ковер  мха под
ногами  сменился  отвратительно  хлюпающей жидкой  грязью,  над которой лишь
местами поднимались жалкие пучки травы. Я не  глядел по сторонам, совершенно
забыв об опасности, -- впрочем, туземцы вряд ли смогли бы устроить засаду на
этой плоской,  хорошо просматриваемой местности.  С  каждым  шагом  свечение
кристалла казалось все более ярким, одновременно я начал подмечать некоторую
странность в  его расположении. Это был, безусловно, редкостный экземпляр; в
предвкушении крупной  добычи я мчался  вперед, не  разбирая  дороги,  брызги
грязи веером разлетались у меня из-под
     ног...
     С  этого  момента  я  постараюсь  быть  как можно более точным  в своем
описании,  ибо  далее речь  пойдет о  вещах  неправдоподобных  --  хотя,  по
счастью,  вполне  поддающихся проверке. Итак, со всей  возможной быстротой я
приближался к  небольшому  возвышению  посреди  залитой  грязью равнины,  на
котором и находился кристалл. Я был от него  уже  на расстоянии сотни ярдов,
когда  страшной силы удар по груди и костяшкам сжатых кулаков опрокинул меня
навзничь в мутную слякоть. Несмотря на болотистость почвы и  удачно попавший
как  раз  под  голову  травяной  островок,  я  получил   довольно  серьезное
сотрясение, от которого далеко не сразу оправился. Поднявшись в конце концов
на ноги, я почти машинально принялся чистить залепленный грязью комбинезон.
     Я  все  еще не мог взять в толк, что же  со  мной произошло. Впереди не
было  видно никакого  препятствия  -- ни в момент  столкновения,  ни сейчас,
некоторое время спустя. Неужели я прости-напросто поскользнулся  в грязи? Но
разбитые кулаки  и боль в груди убеждали в обратном. Или все это было только
галлюцинацией,   навеянной   еще  одним   растущим   где-нибудь   поблизости
"миражетворным"  цветком? Тоже маловероятно, если учесть  отсутствие  прочих
знакомых уже мне симптомов  и равнинный характер местности, на которой негде
было укрыться столь приметному растению. Случись все это  на Земле, я мог бы
предположить   здесь   наличие   заградительного   силового   поля,   обычно
устанавливаемого правительством по периметру какой-нибудь запретной зоны, но
в этих безлюдных краях подобная вещь была немыслимой.
     Так  и  не  придя  ни  к  какому  однозначному  выводу,  я  решился  на
эксперимент.  Выставив  как  можно  дальше  вперед  руку с  ножом,  я  начал
осторожно продвигаться по направлению к  сверкавшему  неподалеку  кристаллу.
Уже  на третьем  шаге  мне  пришлось остановиться --  кончик ножа  уперся  в
твердую гладкую поверхность. Да --  именно  уперся в  некую  твердую гладкую
поверхность там, где я не видел абсолютно ничего.
     Инстинктивно отпрянув, я  после минутного колебания набрался храбрости,
протянул вперед левую руку и ощутил под перчаткой невидимую твердую преграду
или  -- быть может -- иллюзию такой преграды. Проведя рукой по гладкой,  как
стекло,  поверхности,  я не нащупал  ни выступов, ни следов стыка  отдельных
блоков. Тогда,  не  без внутренней  дрожи, я снял перчатку и  дотронулся  до
поверхности голой  рукой. Она действительно была  твердой,  гладкой и  очень
холодной, чем резко контрастировала с температурой окружающей среды. Сколько
ни напрягал я зрение,  мне  так  и  не  удалось обнаружить  никаких  видимых
признаков плотного  вещества. Оно не преломляло  солнечные лучи  --  иначе я
заметил бы искажение перспективы по ту сторону преграды -- и не отражало их,
судя по отсутствию солнечных бликов  на прозрачной поверхности, под каким бы
углом я на нее ни пытался смотреть.
     Крайне  заинтригованный  этим  обстоятельством,  я  приступил  к  более
тщательному обследованию  странного объекта. Оказалось, что он  простирается
неопределенно далеко как влево, так и вправо, и, кроме того, уходит вверх на
недосягаемую для моих рук высоту. Таким образом, это было нечто вроде стены,
построенной здесь  с какой-то совершенно непонятной целью из  неведомого мне
материала. Я снова вспомнил о растении, способном  вызывать в сознании любые
самые причудливые образы, но, поразмыслив здраво, был вынужден отказаться от
этой версии.
     Я  долго стучал по  стене  рукояткой ножа  и пинал  ее своими  тяжелыми
ботинками, надеясь по звуку ударов составить хоть какое-нибудь представление
о чудесном строительном материале. На слух он воспринимался как бетон, тогда
как на ощупь скорее напоминал стекло или металл. В конечном счете я убедился
в  том,  что имею  дело  с  явлением,  выходящим  за  рамки  обычных  земных
представлений.
     Следующим вполне  логичным шагом было определение размеров препятствия,
причем если вопрос о его  высоте оставался открытым,  то прочие параметры --
прежде всего протяженность  и конфигурация -- казались легко доступными  для
измерения. Итак,  придерживаясь руками за стену, я начал осторожно двигаться
вдоль  нее  налево  и  очень  скоро  заметил, что иду  не  по  прямой линии.
Возможно, стена эта являлась частью обширной окружности  или эллипса. И  тут
мое  внимание вновь  переключилось  на  сверкавший  в  отдалении драгоценный
кристалл.
     Как уже отмечалось выше, даже с гораздо большей дистанции мне бросилась
в глаза некоторая необычность в расположении кристалла, пьедесталом которому
служил  небольшой холмик, резко  выделявшийся  на  фоне  плоской  болотистой
равнины. Теперь -- с  расстояния в сто ярдов  -- я смог,  несмотря на легкую
дымку, разглядеть, что представлял собой этот холмик. То был труп человека в
форменном комбинезоне  "Кристальной Компании",  лежавший на  спине со снятой
кислородной  маской, край которой  торчал из грязи  в  нескольких дюймах  от
тела. В его  правой руке, конвульсивным жестом прижатой к груди, и находился
предмет моих вожделений --  великолепный экземпляр сфероида, столь  крупный,
что  мертвые пальцы не  могли его целиком охватить. Даже издали  было видно,
что  человек  умер совсем недавно. Признаки разложения почти  отсутствовали,
что с учетом  здешнего климата  позволяло  датировать наступление  смерти не
далее, как  вчерашним днем.  Скоро над  телом  начнут тучами виться  трупные
мухи-фарноты.  Я  попробовал  догадаться,  кто  мог  быть  этим  несчастным.
Безусловно, никто из тех, кого я встречал на Венере за время последней своей
экспедиции.  Скорее  всего,   это  был   какой-то  ветеран,  находившийся  в
долгосрочном  поисковом  рейде  и,  не  располагая  данными  предварительной
аэросъемки Андерсона, забредший  в  этот район  по  собственной  инициативе.
Здесь  он  и  обрел  свой покой,  до  последнего  мгновения сжимая  огромный
кристалл в коченеющих пальцах.
     Минут  пять  я  простоял совершенно  неподвижно,  полный самых  мрачных
предчувствий; затем  внезапный приступ необъяснимого страха  едва не обратил
меня  в  паническое бегство.  Виновниками его  смерти не могли быть туземцы,
поскольку  кристалл  все  еще   находился  при  нем.  Не  имелось  ли  здесь
какой-нибудь связи с этим таинственным сооружением? И где он нашел кристалл?
Приборы Андерсона обнаружили излучение в этом квадрате задолго  до того, как
он  погиб. Теперь  невидимая  преграда  казалась  мне чем-то  зловещим, и  я
отпрянул от нее с невольным содроганием. Как бы  то  ни  было,  я должен был
взять на себя разрешение  этой загадки, действуя быстро и четко во избежание
новой трагедии.
     Внезапно, возвратясь  мыслями  непосредственно  к  стоявшей передо мной
проблеме, я нашел средство измерить высоту стены или хотя бы узнать, есть ли
у нее вообще верхний предел. Зачерпнув горсть  грязи, я выжал  из нее  воду,
слепил   более-менее  плотный  комок  и   попытался  перебросить  его  через
прозрачный барьер.  На  высоте  около  четырнадцати футов  комок разбился  о
невидимую  поверхность и стремительно соскользнул вниз, не оставив на  стене
сколько-нибудь заметных  следов. Что ж,  высота была довольно  впечатляющей.
Вторая пригоршня грязи,  запущенная под еще более острым  углом, ударилась о
стену в восемнадцати  футах над землей и исчезла внизу так  же быстро, как и
ее предшественница.
     Зачерпнув третью горсть, я долго и старательно прессовал комок в руках,
а затем,  собрав все  силы,  бросил  его так круто  вверх,  что сперва  даже
засомневался,  долетит  ли он до  преграды  вообще.  Он, однако,  долетел и,
перевалив на  сей  раз  через  стену,  шлепнулся  в  грязь  по  ту  сторону.
Наконец-то  я  получил  представление  о  вертикальных  размерах  невидимого
объекта: последний  мой  бросок  достиг  высоты двадцати или двадцати одного
фута.
     Имея перед собой гладкую двадцатифутовую стену, нечего было и думать  о
попытке на нее  взобраться.  Оставалось  идти  вдоль  преграды в  надежде ее
обогнуть, а  заодно найти какой-нибудь проход или место, где она обрывается.
Предстояло выяснить, является ли она окружностью или иной замкнутой фигурой,
либо же  имеет  форму дуги или полукруга.  Действуя  в соответствии  с  этим
планом,  я  возобновил медленное перемещение налево, ощупывая  обеими руками
незримую  поверхность, дабы не пропустить окно или какую-нибудь  щель. Перед
началом  движения  я попытался  выковырять ногой углубление в почве, отметив
тем  самым свою исходную  позицию,  но грязь  оказалась  слишком жидкой  для
этого, и из моей затеи ничего не
     вышло.   Тогда  я  выбрал   в   качестве   ориентира   высокое  дерево,
поднимавшееся над полосой  отдаленного  леса и находившееся как раз на одной
линии со сверкающей точкой кристалла  в  сотне  ярдов  от меня.  Теперь,  на
случай,  если  бы я не нашел  никакого отверстия,  я  мог  по  крайней  мере
заметить то место, в котором полный обход стены по периметру будет завершен.
     Продолжая двигаться  вдоль стены и внимательно следя  за ее  изгибом, я
довольно скоро пришел к выводу, что она, скорее всего, образует окружность с
диаметром  приблизительно в сто ярдов -- разумеется,  если  форма окружности
была правильной. Отсюда  следовало, что мертвец лежал совсем близко от стены
в точке прямо противоположной  той, из которой я начал свой обход. А вот где
именно он  находился --  снаружи или внутри замкнутого пространства, --  мне
вскоре предстояло узнать.
     Я медленно огибал  преграду,  не  встречая  по пути  никаких  признаков
двери,  окна  или  иного   хотя  бы   самого  малого  отверстия.  Чем  яснее
вырисовывался внешний контур  стены, тем отчетливее  было  видно,  что  тело
находится внутри незримого кольца. Приближаясь к нему, я как будто уже начал
различать   смутно  знакомые  черты.  В  выражении   мертвого  лица,  в  его
остекленевшем взгляде было нечто, заставившее  меня насторожиться. Подойдя к
трупу почти вплотную, я опознал -- или мне показалось, что опознал -- в  нем
некоего Дуайта, ветерана,  с  которым я  не был  знаком  лично, но  которого
как-то раз, около года  тому назад, видел в главном форте Компании. Кристалл
в его руке  и  впрямь был настоящим  сокровищем -- во всяком случае,  он был
крупнее всех когда-либо мною виденных.
     Я  находился уже  на  расстоянии  вытянутой  руки от тела  --  хотя нас
по-прежнему разделяла  стена,  -- когда  вдруг  почувствовал  под только что
скользившими  по гладкой поверхности пальцами пустоту. Еще  через  секунду я
нашарил в невидимой стене разрыв шириною в трифута, уходивший от самой земли
на неопределенную высоту. Это не был дверной проем в обычном понимании,  ибо
я не нашел по  его  краям  никаких следов  крепления двери. Без  колебаний я
ступил внутрь и сделал пару шагов по направлению к распростертому телу -- он
лежало  под прямым углом  к тому странному  подобию коридора, по которому  я
сейчас  шел.  К  моему величайшему  изумлению обширное  пространство  внутри
ограждения оказалось  в свою  очередь  разделенным  на  множество  небольших
помещений.
     Осмотрев  труп,  я  не обнаружил  на нем никаких следов  ранений,  что,
впрочем, мало меня удивило, поскольку наличие кристалла однозначно указывало
на  непричастность  к  этому  делу  туземных  полурептилий.  Оглядываясь  по
сторонам в  поисках  каких-либо следов, могущих прояснить обстоятельства его
гибели,  я прежде всего обратил внимание на кислородную маску,  валявшуюся в
грязи у самых ног мертвеца. Это уже кое-что значило. Без этого устройства ни
один человек  не может дышать воздухом Венеры более тридцати секунд, и Дуайт
--  если это, конечно, был  Дуайт -- каким-то образом умудрился ее потерять.
Вероятно,  он плохо застегнул пряжку, в этом случае трубки могли своим весом
оттянуть скрепляющие ремни -- нелепая трагедия,  которой могло  бы  не быть,
располагай он более совершенной маской  Дюбуа с пористым  резервуаром.  Этих
последних тридцати  секунд ему не  хватило для  того, чтобы,  опомнившись от
неожиданности, быстро наклониться, поднять слетевшую маску и приладить ее на
место.  Здесь также могло сыграть свою роль внезапное повышение  (что  порою
случается)  концентрации циана в  окружающей атмосфере. Возможно,  как раз в
тот момент он любовался действительно великолепным -- где бы он его не нашел
--  экземпляром  кристалла.  Он,  похоже,  только  перед  тем достал его  из
накладного кармана комбинезона, поскольку клапан кармана был расстегнут.
     Я не без труда извлек  кристалл из окоченевших в предсмертной  судороге
пальцев.   Огромный,  размером  больше  кулака,  сфероид  отливал   каким-то
удивительно  живым,  чуть  красноватым  светом  в лучах  заходящего  солнца.
Впервые  дотронувшись  до его  поверхности,  я испытал  нечто вроде  испуга,
почему-то  вообразив,  будто  вместе  с  этим  предметом   мне  достается  в
наследство  печальная  участь его прежнего  обладателя. Однако этот  приступ
малодушия вскоре прошел,  я опустил кристалл в  карман своего комбинезона  и
аккуратно  его  застегнул.  Как  и  всякий  нормальный  человек,  я  нелишен
недостатков и слабостей, но суеверие к числу последних не относится.
     Закрыв лицо трупа  его  же собственным шлемом, я поднялся с  корточек и
двинулся невидимым  коридором  к  выходу  в  наружной  стене.  Во  мне снова
пробудился интерес к странному зданию, неизвестно кем, из какого материала и
с  какой  целью  воздвигнутому  посреди этого  пустынного  плато. Само собою
разумеется,  это  не могло  быть делом  рук  человека.  Первые наши  корабли
достигли Венеры семьдесят два года тому назад, и с тех
     пор единственными более-менее  постоянно  жившими  на  ней людьми  были
обитатели базы Terra Nova.  К тому же  земная наука пока еще не  преуспела в
создании столь идеально прозрачного, не отражающего  и не преломляющего свет
твердого  материала. Посещение землянами Венеры  еще в доисторическую эпоху,
было,  конечно же, исключено -- стало  быть, я  столкнулся с явлением сугубо
местного происхождения. Быть может, какая-нибудь  ныне исчезнувшая и забытая
раса высокоразвитых  существ господствовала на планете  задолго до того, как
ей на смену пришли  эти никчемные  люди-ящерицы.  Последним,  правда, нельзя
отказать  в  своеобразном  градостроительном  мастерстве,  но   одно  только
предположение, что они могут создать нечто подобное этому, уже сделало бы им
слишком много чести. Нет, тут явно не обошлось без вмешательства иной, более
развитой  цивилизации;  возможно  даже,  мне довелось  обнаружить  последнее
осязаемое свидетельство  ее  былого могущества. Хотя -- кто знает?  -- может
быть, последующие земные  экспедиции найдут еще что-нибудь в этом роде.  Что
же касается целей, которым служил этот объект, то здесь можно было гадать до
бесконечности -- впрочем, столь странный и не сказать чтобы очень практичный
строительный материал сам собой наводил на мысль о его культовом назначении.
     Сознавая  свою  неспособность   разобраться   сейчас   со  всеми  этими
проблемами,  я предпочел перейти к исследованию внутренних помещений здания.
Я был уверен, что  весь этот на первый взгляд нетронутый  участок равнины  в
действительности  покрыт  целой  сетью коридоров  и  комнат,  изучение плана
которых могло, по моему убеждению, многое  прояснить. Ощупывая руками стены,
я решительно устремился в незримый проем,  обогнул мертвеца и  направился по
коридору  вглубь   сооружения,  туда,  где  предположительно   побывал   мой
предшественник. Помещение, в котором  находился труп, я решил обследовать на
обратном пути.
     Со стороны я, наверное, напоминал слепого, который, неуклюже размахивая
руками,  в тусклом  свете  вечернего солнца медленно  движется  по абсолютно
ровной местности. Вскоре коридор сделал резкий поворот и начал убывающими по
спирали  кругами  приближаться  к  центру здания. То  и  дело мне  под  руку
попадались  боковые  ходы,  пересекающие основной коридор,  который  в  свою
очередь нередко  разделялся на два, три, а то и четыре  направления. В таких
случаях  я  всегда  выбирал  тот маршрут,  который казался мне  продолжением
спирального коридора. Все эти ответвления можно было изучить после, а сейчас
я спешил добраться до самого центра. Невозможно передать словами то страшное
ощущение,  которое  я  испытывал, блуждая  в  стиснутом  невидимыми  стенами
пространстве и прикасаясь к следам древней культуры,  чьи носители исчезли с
лица этой планеты задолго до появления здесь людей.
     Внезапно стены коридора расступились, и  я почувствовал, что нахожусь в
каком-то  довольно  просторном помещении, которое, как вскоре  обнаружилось,
имело форму круга диаметром около десяти футов. Сверившись с местоположением
мертвеца относительно более удаленных лесных ориентиров, я пришел  к выводу,
что камера эта должна была находиться в самом центре или  в непосредственной
близости  от  центра  строения. Из  нее  брали  начало  еще  пять  отдельных
коридоров, не считая  шестого, по которому я  сюда прибыл и вход  в  который
заметил,  проведя  мысленно  прямую  линию  от него  через мертвое  тело  до
высокого дерева на горизонте, отличавшегося от других особой формой кроны.
     В этой комнате я, однако, не нашел ничего, кроме толстого  слоя все той
же вездесущей слякоти на полу.  Решив проверить, имеется ли  над этой частью
здания перекрытие, я повторил свой эксперимент с метанием вверх комьев грязи
и убедился, что оно здесь  также отсутствовало. Следовательно  крыша -- если
она вообще когда-нибудь  имелась --  обрушилась  в столь давние времена, что
обломки ее успели  уйти глубоко  в почву, ибо я ни разу не ощутил под ногами
что-либо  их напоминающее.  Одновременно  меня  удивил тот  факт,  что такая
безусловно  древняя  достройка  нигде  не  обнаруживала  признаков  осыпания
кладки,  провалов  в   стенах  и  прочих  явлений,  неизбежно  сопутствующих
обветшанию.
     Так что же это  за сооружение? Что оно из себя представляло  в прошлом?
из чего  и как оно было построено? Почему я  нигде не мог найти стыков между
отдельными  блоками,  всюду  встречая  лишь  ровную,  гладкую,  как  стекло,
поверхность? Почему,  наконец,  ни  наружный  вход,  ни проемы,  разделяющие
внутренние  помещения,  не несли на  себе никаких следов  дверных креплений?
Неизвестно. Таким образом, мне удалось выяснить  совсем  немногое, -- я знал
только,  что нахожусь в  здании, имеющем круглую в  плане форму с  диаметром
около ста  ярдов, лишенном дверей и крыши и сложенном из твердого, гладкого,
идеально прозрачного, не отражающего  и не преломляющего свет материала; что
внутренняя  часть этого  здания представляет собой  затейливое  переплетение
коридоров,  сходящихся  к  расположенной  в  его  центре  небольшой  круглой
комнате.
     Солнце  меж  тем  склонялось  все  ниже  к  западному   горизонту,  его
золотисто-багровый  диск  уже  наполовину  погрузился  в нависшее над  лесом
облако испарений, окрашивая их в оранжевые и пурпурные тона.  Мне  следовало
поспешить,  если я хотел до наступления темноты найти себе  сухое место  для
ночлега.  Я еще раньше принял  решение заночевать на  гребне покрытого  мхом
холма, за которым начинался спуск с плато -- это было то самое место, откуда
я  впервые  увидел сиявший  вдали кристалл.  Не исключая возможмости ночного
нападения человекоящеров, я полагался в этом случае на свое обычное везение.
Я неоднократно уже  предлагал  отправлять в поисковые партии по двое и более
человек,  чтобы  они  могли  спать  по  очереди,  охраняя  друг   друга,  но
администрация  Компании  не  шла  навстречу  этим  пожеланиям,  ссылаясь  на
действительно  весьма  малый  процент  ночных  нападений.  Похоже,  что  эти
чешуйчатые уроды неважно ориентировались в темноте даже со  своими потешными
факельными лампами.
     Найдя коридор, по которому я проник в центр здания, я начал двигаться к
выходу.  Дальнейшее  изучение  удивительного   феномена  пришлось   отложить
доследующего раза. Я  старался как можно точнее  повторить  свой маршрут  по
спиральному коридору, полагаясь при этом лишь  на  память  и на те  немногие
приметы, вроде  островков травы  на  равнине,  которые могли  подсказать мне
правильное  направление. Довольно  скоро  я  вновь  оказался  поблизости  от
мертвеца, над закрытым шлемом которого уже вились первые  мухи-фарноты,  что
указывало  на  начавшийся  процесс разложения.  Я  поднял  было  руку,  чтоб
отогнать отвратительных насекомых -- и тут произошло нечто, поразившее меня,
как  удар грома.  Невидимая  стена,  остановившая взмах  моей  руки,  весьма
убедительно указала мне на то, что, несмотря на все свое старание, я  все же
сбился  с правильного  пути, выйдя  в конечном счете  в коридор параллельный
тому, где лежал труп. Вероятно, я сделал в каком-то месте лишний поворот или
взял  неверное   направление  на  одной  из  многочисленных  развилок  этого
запутанного лабиринта.
     Надеясь  обнаружить проход  где-нибудь дальше по коридору, я  продолжил
движение вперед до тех пор,  пока не уперся в  тупик . Теперь мне оставалось
только  возвратиться в центральную  камеру и  начать все сначала.  Я  не мог
сказать  наверняка,  где  я  ошибся.  Взглянув на  землю в  надежде  увидеть
каким-либо образом сохранившиеся отпечатки моих ног, я лишь еще раз убедился
в том, что жидкая грязь могла сохранять следы  всего  несколько мгновений. Я
сравнительно  быстро добрался до  центра здания,  где  ненадолго задержался,
рассчитывая в уме  предстоящий  маршрут. Накануне я, видимо, слишком  забрал
вправо.  Теперь мне следовало свернуть в  левый коридор на одной из развилок
-- на какой именно, я должен был решить походу дела.
     Наощупь  двигаясь  вперед,  я  скаждым  шагом  все  больше  уверялся  в
правильности выбранного  маршрута.  Взяв чуть  левее  в том  месте,  которое
считал наиболее подходящим,  я как будто уже начал узнавать коридор, не  так
давно приведший  меня внутрь здания. Делая круг за кругом по спирали, я  все
внимание теперь направил на то чтобы  не попасть по ошибке в какой-нибудь из
боковых  проходов.  Но спустя  еще немного времени  я,  к  своему  глубокому
разочарованию, вдруг обнаружил, что моя траектория лежит далеко в стороне от
мертвого тела  -- судя до  всему, этот  коридор должен  был выйти к наружной
стене совсем в другом месте. Тем не менее, полагая, что как раз в этой части
стены,  которую  я  не  успел  обследовать  ранее, может  оказаться еще один
проход, я  сделал несколько  дополнительных  шагов и сразу же  наткнулся  на
глухую  преграду.   Очевидно,   система   внутренних  помещений   невидимого
архитектурного комплекса была куда более сложной, чем  я предполагал в самом
начале.
     Теперь  у меня имелось  на выбор два варианта продолжения поиска:  либо
вернуться  обратно  к  центру и  вновь  раскручивать  спираль  оттуда,  либо
попробовать пробраться к телу одним из боковых коридоров. Во втором случае я
рисковал окончательно заблудиться в  переплетениях невидимых ходов; подумав,
я счел за благо отказаться  от этой затеи  до той поры, пока не найду способ
как-нибудь обозначать свой маршрут. А найти такой способ при всем желании не
удавалось.  Я не  имел в своем  распоряжении  предметов,  могущих  оставлять
заметный  след  на  стене, мне  также не  из чего  было выложить дорожку  на
поверхности грязи.
     Моя  ручка для  этих целей не годилась  -- она  беспомощно скользила по
гладкой плоскости  стены,  --  а о том, чтобы использовать в качестве  меток
драгоценные пищевые таблетки, не могло быть и речи.  Впрочем, даже решившись
на такой шаг, я  не достиг бы желаемого  эффекта  -- во-первых,  потому  что
таблеток  было  для  этого явно недостаточно,  а  во-вторых,  они  все равно
затонули бы в недостаточно плотной водянистой жиже. Я обшарил свои карманы в
поисках старинной  записной книжки (подобные вещи не  являются  обязательным
элементом экипировки, но многие изыскатели по старой привычке пользуются ими
и здесь) на Венере, хотя в местном  климате бумага  довольно быстро гниет  и
разлагается, страницами  которой,  разорвав их на части,  я мог бы  пометить
пройденный  путь. Как назло, в этот раз  книжки в карманах нс оказалось. Что
касается моего свитка для записей, то мне было просто  не по силам разорвать
его  сверхпрочную  металлическую  ткань,  а  кожаным комбинезоном или нижним
бельем я не мог воспользоваться без серьезного риска для жизни -- принимая в
расчет особенности венерианской атмосферы.
     Я попробовал мазать невидимую стену грязью, но она соскальзывала вниз и
исчезала  из  виду так  же  стремительно,  как  и те  комки, что ударялись о
преграду,  когда я ранее измерял  ее  высоту.  Напоследок  я  вытащил  нож и
попытался его острием нацарапать на прозрачной поверхности линию, которую по
крайней мере можно было бы нащупать пальцами. Но и  здесь меня ждала неудача
-- лезвие ножа не оставило ни малейшей царапины на удивительном материале.
     Отчаявшись   разрешить   проблему   меток,  я  повернулся   кругом   и,
руководствуясь  одной  интуицией,  двинулся  обратно к центру. Вернутся туда
оказалось гораздо  более  легким  делом,  нежели  найти  единственно  верный
маршрут, выводящий наружу. Отныне, наученный  опытом, я отмечал в свитке для
записей каждый  поворот  коридора, нарисовав таким  образом  приблизительную
схему  своего  пути  с  указанием  всех  отходящих  влево  и  вправо боковых
коридоров.  Это была на редкость  утомительная  работа, я продвигался вперед
очень  медленно, так  как  приходилось  все  проверять  на  ощупь; при  этом
вероятность  ошибки была чрезвычайно  велика, но я терпеливо  продолжал свой
труд, полагая, что рано или поздно он принесет нужные результаты.
     Когда  я наконец достиг центральной  комнаты, над  равниной уже  начали
сгущаться долгие  вечерние сумерки. Тем не  менее, я по-прежнему рассчитывал
выбраться отсюда  до  наступления  темноты. Внимательно  изучив  только  что
нарисованную  схему, я  как  будто  нашел точку,  в  которой  была  допущена
изначальная описка, и уверенно зашагал  вперед  по  невидимым  коридорам. На
этот раз  я отклонился  влево еще дальше,  чем  в двух предыдущих  попытках,
старательно помечая  на схеме все повороты на  случай,  если вновь собьюсь с
дороги. В сумерках я смутно угадывал темное пятно трупа, над которым тяжелым
густым  облаком  висели мухи-фарноты,  привлеченные запахом  гниющего  мяса.
Пройдет еще немного времени, и со  всего  плоскогорья  сползутся обитающие в
грязи  сификлиги, которые успешно завершат начатую  мухами  работу.  Не  без
чувства брезгливости я приблизился к телу и уже  собрался  было пройти мимо,
когда  внезапное  столкновение со стеной  убедило  меня  в ошибочности  моих
казавшихся непогрешимыми расчетов.
     Только сейчас я по-настоящему  понял,  что  заблудился.  Хитросплетение
ходов внутри  невидимого здания оказалось  куда  сложнее, чем  я предполагал
вначале.  Импровизировать  здесь  было бессмысленно; только  организованный,
методический  поиск мог открыть  мне путь к  спасению. Я все еще надеялся  к
ночи выйти на сухое место; посему, в очередной раз  возвратясь в центральную
комнату, предпринял серию поспешных -- и уже  хотя бы  поэтому обреченных на
неудачу -- попыток выбраться из этой западни, не забывая, однако,  при свете
электрического  фонарика  вносить  поправки   н  дополнения  в  свою  схему.
Интересно,  что  луч  фонарика  без   малейших   искажений  проходил  сквозь
прозрачные стены, тем самым еще раз демонстрируя удивительные свойства эгого
материала, отмеченные мною еще днем.
     Полная  темнота  застала   меня  за   прохождением  очередного  участка
лабиринта.  Большая часть  небосвода  была затянута  густым  слоем  облаков,
скрывавшим  почти все  планеты  и звезды,  но крохотный  зелено-голубой диск
Земли по-прежнему ярко сиял на  юго-востоке.  Земля совсем  недавно миновала
точку противостояния с Венерой  и  сейчас находилась  в превосходной позиции
для наблюдения в телескоп. Даже без помощи последнего я смог разглядеть Луну
в те моменты, когда она проходила на фоне тонкого венчика  земной атмосферы.
Мертвое тело  -- мой единственный  ориентир --  теперь совершено исчезло  из
виду, и  мне волей-неволей пришлось отложить дальнейшие поиски до  рассвета.
После  нескольких   неверных  поворотов,  каждый   раз   принуждавших   меня
возвращаться обратно, я добрался наконец до  центральной камеры, где и начал
устраиваться  на  ночлег.  Жидкая  грязь,  разумеется,  являлась  далеко  не
идеальным ложем, но выбирать не  приходилось;  к счастью, мой  непромокаемый
комбинезон позволял даже здесь  чувствовать себя более-менее сносно.  Должен
заметить, что  в  прошлых  своих  экспедициях  мне  уже  доводилось спать  в
подобных  -- если не в худших -- условиях, к тому же я надеялся на  то,  что
предельное  физическое   утомление  поможет   мне  быстро  забыть  обо  всех
неудобствах этого временного пристанища.
     В данный момент я сижу на корточках в залитой грязью комнате и пишу эти
строки при свете электрического фонарика. Есть, безусловно, нечто комическое
в  моем  теперешнем  невероятном  положении. Оказаться  пленником в  здании,
лишенном всяких  дверей  и запоров, -- в  здании, которое я даже не способен
увидеть! Я, конечно же, выйду отсюда уже рано утром и самое позднее завтра к
вечеру  прибуду  на базу  в Terra  Nova, причем прибуду  туда  не с  пустыми
руками. Этот кристалл и впрямь  великолепен  --  как  удивительно сверкает и
переливается он даже в слабом свете моего фонаря! Я только что достал его из
кармана,  чтобы  как  следует  рассмотреть.  Уснуть никак не  удается; я уже
провел за составлением этих записей гораздо больше времени, чем рассчитывал.
Теперь пора заканчивать. Вряд ли мне, находясь в этом месте, стоит опасаться
нападения туземцев.  Менее  всего мне нравится  соседство с трупом -- хорошо
еще, что моя кислородная маска не  пропускает запахов. Я  стараюсь экономнее
расходовать хлоратовые кубики. Сейчас  приму  пару пищевых таблеток --  и на
боковую. Об остальном напишу позже.
     ПОЗЖЕ -- ПОСЛЕ ПОЛУДНЯ, VI, 13
     Трудности оказались  большими,  нежели я ожидал.  Я  все  еще  нахожусь
внутри этого сооружения. Отныне мне следует действовать быстро и расчетливо,
если я намерен к концу  дня  добраться до твердой земли. Накануне я долго не
мог  заснуть, но  зато потом проспал  почти  до полудня. Возможно, я спал бы
дольше, не разбуди меня яркий луч солнца, пробившийся сквозь пелену облаков.
Мертвец,  целиком  облепленный  копошащимися  отвратительными  сификлигами и
окруженный целой  тучей  мух,  представлял  собой жуткое  зрелище.  Каким-то
образом шлем свалился с его лица, на которое теперь было страшно смотреть. Я
вновь с облегчением вспомнил о своей кислородной маске.
     Поднявшись на  ноги  и  наскоро  почистив комбинезон,  я  проглотил две
пищевых таблетки и  вставил в электролизер маски новый  кубик хлората калия.
До сих пор я расходовал эти кубики очень медленно, но все же мне не помешало
бы иметь  их в  запасе побольше. После сна я почувствовал  себя  значительно
лучше и был уверен, что очень скоро найду выход.
     Изучая сделанные  накануне записи  и  схематические  наброски, я  вновь
подивился сложности и запутанности внутренней структуры здания; одновременно
меня  посетила мысль  о  возможной  ошибке, допущенной  еще  в самом  начале
поиска. Из шести сходившихся  в центральной  камере коридоров я вчера выбрал
тот,  который,  казалось, вполне совпадал  с моими  визуальными ориентирами.
Стоя в его проеме, я видел на одной линии лежавший в пятидесяти ярдах труп и
вершину  огромного  лепидодендрона4  ,  поднимавшуюся над кромкой
отдаленного леса. Однако точность  такой проекции была весьма  относительной
-- слишком большое расстояние между мной и мертвым телом позволяло наблюдать
практически одну и ту же картину на линии, проходящей через него к горизонту
от любого из трех расположенных рядом коридоров.  Более того, выбранное мною
дерево-ориентир  почти  ничем  не  отличалось  от  других  видневшихся вдали
крупных лепидодендронов.
     Тщательно проверив все три варианта, я к своей досаде обнаружил, что не
могу  с уверенностью выбрать какой-либо из них  как  единственно  верный. Не
означало  ли  это,  что  в  каждой  из вчерашних  попыток  я  мог  двигаться
поочередно в  разных  системах коридоров? На сей раз я выясню это наверняка.
Не имея  возможности обозначать свой  путь видимыми следами, я  все же нашел
способ  хоть  как-то  помечать  отправную точку  своего  маршрута. Я не  мог
пожертвовать своим комбинезоном, но вполне мог --  при  моей густой шевелюре
-- временно обойтись без шлема. Эта достаточно  большая  и легкая  полусфера
способна была удержаться  на поверхности грязи. Итак, сняв  с головы шлем, я
положил  его  у входа в один  из коридоров -- самый правый из трех,  что мне
предстояло обследовать.
     Я решил -- исходя из предположения, что это именно тот коридор, который
мне  нужен  --  руководствоваться  своей  старой  схемой,  внося  в  нее все
необходимые дополнения. Если с первой же  попытки выйти не удастся, я  начну
методически  прослеживать  до  конца каждое из боковых  ответвлений; если же
поиски вновь не дадут результата, то, исчерпав все возможные здесь варианты,
я перейду  в  соседнюю систему  коридоров, а  затем,  если  потребуется, и в
третью. Рано  или  поздно  я найду  выход из лабиринта, надо  лишь запастись
терпением. Даже при наименее благоприятном развитии событий  у меня были все
шансы выбраться  на открытое пространство  равнины до наступления  темноты и
устроить свой следующий ночлег где-нибудь в более сухом и удобном месте.
     Первая серия  попыток  оказалась  безуспешной, но  зато,  потеряв  чуть
больше  часа, я мог теперь умеренно исключить правый  коридор из  дальнейших
поисков. Он,  как выяснилось, давал начало множеству тупиковых  направлений,
проходивших далеко в стороне от  мертвеца  и ни в коей мере не совпадавших с
моей вчерашней схемой. Как и прежде, я без особых затруднений нашел обратный
путь к центру.
     Около часа  пополудни я поместил  свой  шлем перед входом во второй  по
счету коридор  и  приступил  к его  исследованию. Сперва я  как будто  начал
узнавать развилки и повороты,  но,  постепенно продвигаясь дальше,  забрел в
абсолютно незнакомые мне переплетения ходов. Я так и  не смог приблизиться к
трупу, более того, я теперь, похоже, был отрезан и от центральной комнаты --
и  все  это  несмотря  на подробную  запись буквально каждого  своего  шага.
Впрочем, нарисованная  от  руки  схема  не  могла достаточно точно  передать
некоторые  особо   хитроумные   изгибы  и   перекрестки,  время  от  времени
встречавшиеся мне  на пути.  Смесь ярости  и отчаяния -- примерно так я могу
определить  охватившее меня чувство. Прекрасно понимая, что  только терпение
может привести меня к  желанной  цели, я видел, что предстоящая работа будет
неимоверно долгой, мучительной и кропотливой.
     Прошел еще час бесполезных блужданий  по невидимым коридорам; все время
ощупывая стены и поминутно оглядываясь то на свой шлем, то на мертвое  тело,
я вычерчивал  новую схему  уже  без тени  былой  самоуверенности.  Попутно я
проклинал собственную  неосторожность и дурацкое любопытство, завлекшее меня
в этот  кошмарный  лабиринт  -- уйди я отсюда сразу после того, как завладел
кристаллом, то сейчас давно уже отдыхал бы на главной базе.
     Размышляя  подобным образом,  я  внезапно  наткнулся  на новый, еще  не
опробованный вариант спасения. Быть может,  мне  удастся прорыть тоннель под
невидимой  стеной и  через  него  проникнуть  если не  наружу, то хотя  бы в
смежный коридор, откуда уже легче будет найти выход. Я не имел представления
о  том, насколько глубоко  залегает фундамент здания, но вездесущая грязь --
точно такая же,  как и повсюду  на этой равнине -- была аргументом в  пользу
отсутствия   здесь  какого-либо  пола.  Повернувшись  лицом  в  сторону  уже
совершенно обезображенного трупа,  я начал  лихорадочно работать  широким  и
острым клинком своего ножа.
     Углубясь  на  шесть дюймов  в полужидкое месиво,  я  добрался до  более
плотной породы,  заметно отличавшейся  цветом от верхнего  слоя -- это  была
серая  глина  вроде  той,  что  попадается  в  геологических  постах  вблизи
северного  полюса  Венеры.  Ниже  грунт   становился  все   более   твердым.
Поверхностная грязь заливала яму с  той же  скоростью,  с  какой  вынималась
очередная порция глины, но я не обращал на это особого внимания. Если бы мне
удалось сделать проход под стеной,  грязь не  явилась бы столь уж  серьезным
препятствием.
     Однако  начиная с глубины  трех футов пошел  грунт, равного которому по
плотности я еще не встречал доселе  ни на этой  планете, ни  где-нибудь еще.
Вдобавок ко всему он  еще  был невероятно тяжелым. Отдельные куски, с трудом
отколотые и извлеченные из ямы, напоминали  скорее цельные  камни или слитки
металла, нежели спрессованную глину.  Но вскоре даже откалывание и  крошение
частиц породы стало невозможным, и  я был вынужден  прекратить работу, так и
не достигнув нижнего края стены.
     Попытка подкопа, отнявшая у меня целый час  времени, оказалась столь же
утомительной, сколь и бесплодной; она потребовала  от  меня огромных  затрат
энергии, так что мне пришлось принять добавочную пищевую таблетку и вставить
в маску  новый хлоратовый  кубик.  Кроме  того, эта неудача  заставила  меня
приостановить дальнейшие  исследования лабиринта, поскольку  я едва держался
на  ногах  от  усталости.  Кое-как  очистив  от  грязи  перчатки  и   рукава
комбинезона, я  уселся  спиной к невидимой стене, отворотясь от  трупа  -- и
вновь принялся за свои записи.
     В  данный  момент  мертвец  являет  собой сплошную  шевелящуюся  массу,
состоящую из  разнообразных любителей падали  --  запах привлек даже крупных
слизистых  акманов  из  отдаленных   джунглей.  Я   заметил,  что  несколько
растений-некрофагов  с   равнины   пытаются   дотянуться   до  трупа  своими
щупальцами-отростками, но не думаю, чтобы они в этом преуспели -- слишком уж
велико расстояние.  Хорошо бы появились какие-нибудь настоящие хищники вроде
скорахов, которые  могли бы, учуяв мой запах,  проползти внутрь  здания. Эти
твари  прекрасно умеют  угадывать нужное  им  направление.  Я  мог  бы тогда
проледить или даже зарисовать  их маршрут, что впоследствии послужило бы мне
весьма  неплохим  подспорьем.  На   случай  же  непосредственной  встречи  с
хищниками у  меня всегда наготове надежный лучевой пистолет. Однако мне вряд
ли стоит всерьез  рассчитывать  на такого рода помощников. Сейчас допишу эти
строки, еще  немного  отдохну и  снова  отправлюсь на поиски  выхода. Первым
делом  надлежит вернуться в центральную камеру, что, как я полагаю, будет не
так уж трудно сделать -- а затем на очереди третий из основных  коридоров. Я
все еще не теряю надежды покончить с этим до темноты.
     НОЧЬ -- VI, 13
     Новые неприятности. Мой путь  к  спасению  осложняется  непредвиденными
обстоятельствами. Отныне мне предстоит выдержать не только еще  одну ночевку
в этой грязи, но  и настоящий  бой по выходе отсюда. Накануне днем, сократив
свое  время отдыха, я в  четыре часа  вновь  уже был на  ногах, а спустя еще
пятнадцать минут  без  особых  проблем  достиг центральной части сооружения.
Оставив свой шлем  у входа в последний  из трех выбранных мной коридоров,  я
начал движение вперед, отмечая по  ходу все  большее количество совпадений с
моим  старым  планом; но через пять минут я остановился, неожиданно  заметив
нечто, потрясшее меня  гораздо сильнее, чем можно было бы ожидать  в других,
не столь экстремальных условиях.
     Это  была группа из четырех или  пяти гнусных людей-ящериц, появившихся
на опушке леса у дальнего края равнины. Я не мог достаточно хорошо видеть их
на таком  расстоянии, но  мне показалось, что они  оживленно  жестикулируют,
повернувшись к ближайшим деревьям, после чего к первой группе присоединилась
еще добряя  дюжина  особей.  Собравшись  вместе, они прямиком  направились к
невидимому зданию. Я внимательно следил  за их приближением, впервые получив
возможность наблюдать строение тела и повадки  этих тварей на открытом месте
и при нормальном освещении, а не в пропитанном испарениями сумраке джунглей.
     Внешним  видом   они  и  впрямь  напоминали  рептилий,  хотя  сходство,
разумеется,  было  чисто  случайным,  поскольку  обитатели  этой  планеты  в
действительности не имели ничего общего с земными формами  жизни. Когда  они
подошли поближе,  я убедился в справедливости  этого  заключения -- если  не
брать в  расчет плоскую форму черепа  и покрытую слизью зеленоватую,  как  у
лягушки, кожу,  они мало чем  походили на пресмыкающихся. Передвигались они,
поддерживая вертикальное положение тела, на толстых коротких ножках, широкие
ступни-присоски которых  издавали забавный чавкающий  звук  при каждом шаге.
Все особи были обычного для туземцев роста -- около семи футов -- и имели на
груди по четыре  длинных тонких щупадьца.  Движения этих щупалец  - согласно
теориям  Фогга, Экберга  и Джэнета,  которым  я, надо сознаться, не очень-то
верил  до  последнего  времени,  означали, что  существа ведут друг с другом
оживленный разговор. .
     Я вытащил из  кобуры лучевой пистолет и  приготовился к схватке. Врагов
было много, но преимущество в вооружении давало мне шанс на победу. Если эти
твари знают расположение ходов  внутри здания, они  попробуют  добраться  до
меня и таким образом сами укажут мне путь к спасению -- то есть  сделают как
раз  то, чего  я тщетно ожидал от скорахов либо  иных плотоядных  пришельцев
джунглей.  В намерении туземцев  напасть на меня я не  сомневался -- даже не
видя  драгоценного  кристалла, хранившегося  в моем  кармане, они  наверняка
давно уже учуяли его благодаря своей удивительной способности, о  которой  я
распространялся выше.
     Но, как ни  странно, атаки не последовало. Вместо этого они рассыпались
цепью и образовали вокруг меня широкое кольцо, судя по всему, совпадавшее  с
внешней  линией  невидимого  барьера.  В  полной  тишине они  с любопытством
разглядывали  меня, жестикулируя своими  щупальцами и время от времени кивая
головами  или  помахивая  верхними, конечностями.  Немного  погодя я заметил
новую  партию,  вышедшую из леса и вскоре примкнувшую к  толпе  своеобразных
зрителей. Те, кто стоял  ближе к трупу,  изредка  поглядывали на него, но не
предпринимали  попыток  подобраться  к  телу  вплотную.  Вид последнего  был
ужасен,  но  на  человекоящеров  это,  похоже,  не производило ни  малейшего
впечатления. Лишь иногда кто-нибудь из них отгонял взмахом грудного щупальца
или верхней конечности особо надоедливых мух-фарнотов либо давил дисковидной
ступней-присоской вертлявых  сификлигов,  акманов или подобравшиеся  слишком
близко побеги растения-некрофага.
     Непрерывно озираясь по  сторонам, я повсюду видел  их  гадкие рожи  и в
любую минуту ожидал начала атаки, совершенно забыв  о схеме, которую все еще
сжимал  в руке,  и  о необходимости продолжать поиски выхода. Вместо этого я
стоял, безвольно  привалившись  спиной  к  невидимой преграде  и  постепенно
переходя  от ступора, вызванного внезапным изменением ситуации, к построению
логической  цепочки  догадок  и  предположений. Сотни  невероятных  вещей  и
событий,  прежде ставивших  меня  в  тупик, теперь  обрели  новый,  довольно
пугающий  смысл   --  мне  никогда  ранее  не   случалось  испытывать  столь
пронзительного ошушения ужаса, как в те мгновения.
     Я, кажется, понял, чего ожидали стоявшие вокруг омерзительные существа.
Одновременно был, наконец,  разгадан секрет  этого  прозрачного  сооружения.
Редкостного  качества кристалл,  завлекший  меня  на это  плоскогорье,  труп
человека,  нашедшего этот кристалл  задолго до моего  прихода -- всему этому
было одно зловещее и недвусмысленноеобъяснение.
     Моя  неспособность   найти  выход  из  этого  чудовищного  переплетения
невидимых   коридоров  отнюдь   не  была  следствием  нагромождения  обычных
случайностей. Ничего подобного. Это здание, безусловно, было с самого начала
задумано   как  ловушка--   лабиринт,  сознательно  построенный   проклятыми
туземцами, к мастерству и уровню интеллекта которых  я  на свою беду  привык
относиться с  презрительным  высокомерием.  А ведь мог  бы  насторожиться  и
заподозрить неладное, зная  о их неординарных архитектурных талантах! Теперь
стала ясной и цель  строительства. Конечно же, это  была западня, но западня
но простая, а  предназначенная для поимки именно нас, людей -- недаром же  в
качестве  приманки использовался  драгоценннй сфероид. Таким образом местные
жители,  ведущие непримиримуго  войну  с собирателями  кристаллов, перешли к
новой тактике, используя против нас нашу же собственную алчность.
     Дуайт -- если  это и  впрямь  его гниющий труп валяется  там  в грязи--
оказался первой жертвой. Он,  должно быть, попался уже давно и не смог найти
выход  наружу,  в  конечном  счете  сойдя  с  ума  от  недостатка  воды  или
израсходовав весь наличный запас хлоратовых кубиков. Да  и маска, похоже, не
случайно  слетела с его  лица  -- скорее всего,  это  было самоубийство.  Он
предпочел  один роковой шаг медленному  ожиданию  смерти, сорвав кислородную
маску и дозволив  губительной  атмосфере  поставить последнюю  точку в  этой
трагедии. Жуткая ирония  судьбы заключалась в  самом расатоложении трупа  --
лишь в нескольких футах от выхода,  который ему так и не удалось обнаружить.
Еще небольшое усилие--и он был бы спасен.
     А теперь уже я попался в расставленную ловушку. Попался на радость этим
безобразным  тварям, стоящим  кружком и смеющимся  над моей  беспомощностью.
Мысль эта была невыносимой, и я едва не сошел с ума от отчаяния -- иначе чем
было объяснить  тот факт, что в диком приступе паники, не разбирая дороги, я
пустился бежать по  невидимым коридорам.  В  течение нескольких  последующих
минут я вел себя как настояший маньяк: спотыкался, падал, бросался со  всего
размаху  на  стены  и  в  конце  концов  неподвижно  скорчился  в  грязи  --
задыхающийся окровавленный ком лишенной разума плоти.
     Падение меня немного отрезвило, и, медленно поднявшись на ноги, я вновь
обрел способность видеть и понимать происходящее. Собравшиеся вокруг зрители
в  каком-то особенном  однообразном ритме  покачивали грудными щупальцами --
это  было похоже на смех; в бессильной ярости я погрозил мерзавцам  кулаком.
Этот  жест вызвал у них прилив издевательского веселья,  несколько  рептилий
даже  попытались его спародировать,  неуклюже задрав кверху свои зеленоватые
конечности. Устьдясь собственной нелепой горячности, я  постарался собраться
с мыслями и критически оценить ситуацию.
     В конце концов мои  дела  были не так плохи, как у Дуайта. В отличие от
него  мне  была  известна вся  подоплека случившегося --  как говорится, кто
предостережен, тот вооружен. Я  точно знал, что выход в принципе достижим, и
никогда  бы  не  повторил  его  продиктованного отчаянием поступка. И потом,
мертвое тело -- или скелет, который  останется от него в  скором  времени --
служило  мне  постоянным  ориентиром, находясь вблизи  отверстия  в наружной
стене,  так что мои терпение  и настойчивость рано  или поздно  должны  были
принести плоды.
     С другой стороны, я  имел дополнительное осложнение  в лице  окружавших
здание рептилий. Как я уже убедился на примере этой  ловушки, чей  невидимый
материал превосходил все известные достижения земной науки и техники, мне ни
в коем  случае нельзя было недооценивать способности своих противников. Даже
лучевой пистолет не давал полной гарантии  успеха;  быстрота и решительность
-- вот что должно было стать моим главным оружием в предстоящей схватке.
     Но  прежде следовало  выбраться на открытое  место - если  только  я не
найду  способ  заманить  рептилий  внутрь  лабиринта.  Осмотрев  пистолет  и
пересчитав  запасные обоймы, я  внезапно  задался вопросом:  какое  действие
может оказать разряд боевого  луча на  невидимую стену? И  почему я с самого
начала  не использовал этот вполне вероятный шанс на спасение? Мне ничего не
было  известно  о химическом составе  преграды -- быть может,  огненный  луч
разрежет ее в мановение ока, как кусок  сыра. Выбрав для эксперимента стену,
отделявшую меня от трупа, я разрядил свой пистолет  почти в упор, после чего
пощупал кончиком ножа то место, куда был направлен луч. Никаких изменений. Я
видел, как пламя растекалось  в стороны,  едва  соприкоснувшись с прозрачной
поверхностью -- стало быть, и эта моя надежда оказалась тщетной. Приходилось
вновь возвращаться  к старому  испытанному  способу; мне предстояло долгое и
утомительное исследование всех закоулков хитроумного сооружения.
     Итак, приняв пищевую таблетку  и  заложив  новый  кубик в  электролизер
маски,  я  вернулся  в центральную  комнату,  чтобы оттуда  возобновить свои
поиски. Постоянно  сверяясь с  планом  и делая  в  нем  очередные пометки, я
проходил  коридор  за коридором, каждый  из  которых неизменно  заканчивался
тупиком. На  равнину  меж  тем  опускались вечерние  сумерки. Во время своих
хождений я то и дело посматривал на молчаливо веселившуюся  публику, отметив
постоянно  происходившие  в  их  рядах  замены.  Небольшие  группы  рептилий
периодически отделялись от остальных и уходили в сторону леса, откуда тотчас
же  появлялись другие и занимали  их место в оцеплении. Чем дольше я  изучал
эту их тактику, тем  меньше  она мне нравилась; понемногу намерения туземцев
вырисовывались все отчетливей. Они в любой момент могли бы  приблизиться  ко
мне  и вступить в бой, но вместо этого предпочли наблюдать издали мою борьбу
с   путаницей   невидимых   коридоров.   Чувствовалось,  что  они   получают
удовольствие  от  спектакля  --  перспектива  попасть  в руки  этим садистам
заставила меня содрогнуться.
     С наступлением темноты я прекратил поиски и  присел отдохнуть. В данный
момент пишу при свете фонаря и  в ближайшее время намереваюсь лечь спать. На
завтрашний  день я возлагаю все свои  последние надежды  -- моя  фляга почти
пуста, а лаколевые таблетки не могут в достаточной мере заменить собой воду.
Прекрасно  зная,  что вода в болотистых  районах планеты годится для  питься
только  после  дистилляции,  я  не  рискну  попробовать  влагу,  добытую  из
хлюпающего под ногами грязного массива. Именно ввиду этого обстоятельства мы
вынуждены протягивать  такие длинные водопроводные линии  к местам залегание
желтоземных пород -- или же обходиться  исключительно дождевой  водой в  тех
случаях, когда паршивые туземцы выводят из строя наш  трубопровод. Мой запас
хлоратовых  кубиков  не  так  уж  велик,  и мне  придется  уменьшить  подачу
кислорода.  Попытка  подкопа и  недавние  панические  метания  по  коридорам
поглотили огромное количество энергии. Завтра я намерен сократить физическую
активность до необходимого минимума, сохраняя силы для встречи с рептилиями.
Мне  потребуется много  кислорода  на  обратный путь  до  Terra  Nova. Враги
по-прежнему окружают меня; я вижу кольцо слабо тлеющих факелов.  Огоньки эти
наводят на меня необъяснимый страх - я никак не могу уснуть.
     НОЧЬ -- VI, 14
     Еще один день поисков -- и вновь  без успеха! Меня все больше беспокоит
проблема  воды -- к полудню фляга опустела  окончательно. По  счастью, после
обеда пошел сильный дождь; я поспешил возвратиться в центральную камеру, где
валялся  в грязи  мой  шлем, и,  используя его как чашу, набрал до полулитра
воды. Большую ее часть я сразу же выпил,  остальное слил во флягу. Лаколевые
таблетки мало помогают  против настоящей жажды, и остается лишь надеяться на
повторный  ливень  этой ночью. На  всякий  случай  я  положил шлем раструбом
кверху, чтобы  не упустить не капли. Пищевых таблеток тоже осталось немного,
но пока что ситуация с  едой не внушает серьезных опасений. Отныне я уменьшу
рацион вдвое.  Гораздо хуже дело обстоит с хлоратовыми кубиками; несмотря на
мои  старания быть предельно экономным, целый день бесконечной ходьбы весьма
ощутимо сказался на их запасе. Я чувствую  себя ослабевшим -- как вследствие
постоянного недостатка кислорода, так и  по причине все возрастающей  жажды.
Сокращение рациона, безусловно, ослабит меня еще больше.
     С  этим лабиринтом творится что-то неладное.  Я  могу  поклясться,  что
исследовал все боковые ответвления каждого коридора, но всякая новая попытка
опровергает правильность моей схемы, внося в нее дополнения или исключая уже
нарисованные  ходы.  Никогда  раньше  меня  не  посещала мысль  о  том,  как
беспомощны  мы  в   своей   повседневной  жизни  без  привычных   зрительных
ориентиров.  Слепому человеку было бы сейчас куда легче,  но для большинства
из нас зрение является венцом всех чувств. Осознав тщетность своих усилий, я
совсем пал  духом.  Теперь  я  могу себе представить,  каково  было  бедняге
Дуайту.  От   его  тела  ныне  остался  один  скелет;  сификлиги,  акманы  и
мухи-фарноты  сделали  свое  дело и  удалились  прочь.  Им  на смену  пришли
представители  флоры, чьи побеги дотянулись наконец до бренных  останков  --
они  росли  куда  быстрее, нежели  я предполагал  --  и сейчас рвут на части
кожаный   комбинезон.  Между  тем  новая   партия   злорадствующих  зрителей
расположилась   по   периметру  прозрачного   барьера,  беззвучно  хохоча  и
наслаждаясь лицезрением моих  страданий.  Еще один день в  этой ловушке, и я
сойду  с  ума,  если  только прежде не скончаюсь от  потери сил и отсутствия
жизненно необходимых веществ.
     Как бы  то  ни  было, я  намерен  бороться до конца.  Дуайт спасся  бы,
продержись он еще пару-другую минут. Скоро  будет трое суток с той поры, как
я покинул Terra Nova; пройдет еще  немного  времени, и наши люди, хватившись
меня, начнут поиски. Все мышцы болят, лежание в этой проклятой грязи вряд ли
можно назвать отдыхом. Прошлой ночью, несмотря на страшную усталость, я спал
лишь  урывками;  и сегодня, похоже,  повторится то же  самое.  Я  пребываю в
каком-то  бесконечном кошмаре  на  грани между  явью  и сном --  не  в силах
пробудиться или заснуть  по-настоящему. Писать становится  все труднее из-за
дрожи в руках. Кольцо тлеющих факелов -- я не вынесу этого.
     КОНЕЦ ДНЯ--VI,15
     Наконец-то  дело сдвинулось с  места! Еще ничего не потеряно. Правда, я
очень ослаб;  я  почти  не спал  этой  ночью,  а, задремав уже  на рассвете,
проснулся в полдень совершенно  разбитым. Дождей больше не было, и я  ужасно
страдаю от  жажды. Принял еще одну таблетку сверх назначенной себе нормы, но
без воды от нее мало толку. Попробовал было выпить немного болотной жижи, но
меня сразу  же вывернуло  наизнанку,  а  жажда  после этого  стала еще более
мучительной. С целью экономии хлоратовых  кубиков я  настолько снизил подачу
кислорода, что рискую потерять сознание от удушья. Уже не  пытаюсь подняться
на ноги и передвигаюсь по грязи  на четвереньках. Около двух часов пополудни
мне  начали попадаться знакомые коридоры,  я подобрался к трупу --точнее,  к
скелету -- значительно ближе, чем в прошлые  заходы. Однажды только я забрел
в тупик,  но  быстро разобрался  в ситуации,  сверившись  со  своей  схемой.
Главная   трудность   с   этими  чертежами  заключается   в  их  невероятной
громоздкости.  Они  занимают  целых  три  фута  свитка  и  мне  каждый   раз
приходится,  остановившись,  подолгу искать  на  плане нужный  отрезок пути.
Жажда, усталость и удушье отразились и  на моих умственных способностях, так
что  мне  не всегда  удается  расшифровать  даже  собственные  пометки.  Эти
пакостные   зеленые  твари   продолжают   наблюдать   за  мной,   иронически
жестикулируя щупальцами -- порой мне кажется, будто в этакой  шутливой форме
они обсуждают  мои  шансы на  спасение и  только  что не  делают ставок за и
против.
     В  три часа дня я наконец напал на  верный след. Я обнаружил проход, не
обозначенный  в  моей схеме,  и, двигаясь  по  нему, начал  круг  за  кругом
приближаться к  опутанному побегами растений  скелету. Коридор раскручивался
по спирали, все больше напоминая  тот, по которому я  в  первый раз дошел до
цента  здания.  Встречая  боковые  ответвления или  перекрестки,  я старался
придерживаться  маршрута, повторяющего мой  первоначальный путь. В  то время
как я все  ближе  и ближе  подползал к своему жуткому  ориентиру,  оживление
снаружи нарастало, зрители заметно активизировались, повсюду, куда ни глянь,
меня  преследовали  бурная  жестикуляция  и беззвучный  сардонический хохот.
Очевидно,  они находили  мою  настойчивость  весьма  забавной,  полагая меня
совершенно беспомощным и рассчитывая легко взять верх, когда  дело дойдет до
открытого  столкновения.  Я  предоставил  им   веселиться,  сколько  влезет;
сознавая свою физическую слабость, я  полагался на  лучевой  пистолет с  его
многочисленными запасными обоймами -- в  случае чего это оружие поможет  мне
пробиться сквозь целую фалангу подлых и кровожадных уродов.
     Надежды  мои крепли  с  каждой  минутой, но  я не спешил подниматься на
ноги, предпочитая ползти  на  четвереньках  и экономить  силы  для  решающей
схватки с  рептилиями.  Продвигался  я  очень медленно; возможность сбится с
пути, забредя в тупиковую  ветвь  коридора, была велика -- и всеже  я видел,
как расстояние,  отделявшее  меня от  цели, неуклонно  сокращается. Близость
избавления взбодрила меня, и я временно забыл о своей боли, жажде и нехватке
кислорода.  Все  рептилии  теперь  собрались  толпой  у  входа,  возбужденно
размахивая конечностями, переминаясь с  ноги  на ногу и  не прекращая своего
дурацкого  смеха. Очень  скоро мне предстоит непосредственное знакомство  со
всей этой  шайкой -- а, возможно, и с подкреплениями, которые  подоспеют  из
леса.
     Сейчас  я  нахожусь  в  нескольких   ярдах  от  скелета;  я  задержался
ненадолго, чтобы дополнить свои дневниковые записи, прежде чем выйти  наружу
и вступить в бой с этими  отвратительными существами. Я уверен, что,  собрав
остатки сил, смогу обратить их в бегство или уложу всех до одного -- убойная
сила  моего пистолета практически неограничена.  Затем последует ночевка  на
сухом мху у края плато, а с утра --  утомительный переход  через  джунгли до
Terra Nova.  Я  буду страшно  рад снова увидеть  живых людей  и  нормальные,
построенные  человеческими  руками здания.  Обглоданный  череп  скалит  свои
ярко-белыетзубы в зловещей ухмылке.
     БЛИЖЕ К НОЧИ -- VI, 15
     Ужас  и  отчаяние. Вновь  неудача! Закончив  предшествующую  запись,  я
направился  было  к  скелету, но,  приблизившись  почти  вплотную,  ударился
головой  о  преграду.  Вновь я  обманулся --  это, похоже, было то  же самое
место, куда я уже  попадал три дня назад во  время  первой своей безуспешной
попытки  выбраться из лабиринта. Не помню,  кричал ли. я что-нибудь  в  этот
момент  -- впрочем, скорее  всего, я  был слишком  измучен  для того,  чтобы
издать хоть малейший звук. Я просто распластался в грязи и долго-долго лежал
без движения, глядя прямо перед собой, а  зеленые твари  за перегородкой меж
тем смеялись и резвились пуще прежнего.
     Спустя некоторое время я полностью пришел в  сознание. Усталость, жажда
и удушье  навалились на меня свинцовой  тяжестью. С огромным трудом я поднял
руку  и  вставил  в электролизер  новый кубик --  не думая об  экономии  и о
предстоящем переходе до Terra Nova.  Свежий приток кислорода меня подкрепил,
и я смог оглядеться уже более осмысленно.
     Мне показалось, что  на сей раз я нахожусь несколько дальше от останков
злосчастного Дуайта,  чем это было  при  моей самой первой попытке  -- может
быть,  я  попал в другой, параллельный  изначальному  коридор? Надежда  была
крайне слабой, но все же, подтягиваясь на руках, я прополз еще немного вдоль
стены и -- оказался в том же самом тупике, что и три дня назад.
     Это уже был конец. Трое суток борьбы отняли у меня все силы, не приведя
ни к какому  результату. Скоро я обезумею от  жажды, да и с кислородом  дела
обстоят неважно  -- оставшихся  кубиков явно не  хватит на обратный путь.  А
все-таки  странно  -- почему эти  кошмарные создания собрались всей толпой у
наружного входа, будто поджидая меня? Впрочем, они могли это  сделать просто
насмешки ради, чтобы тем самым направить меня по заведомо ложному маршруту и
вдоволь повеселиться, глядя на мои мучения.
     Долго мне не продержаться, хотя  я и не собираюсь торопить события, как
это сделал  Дуайт.  Как раз в эту  минуту его ухмыляющийся  череп, сдвинутый
одним из  растений, пожираюших лохмотья кожаного комбинезона,  повернулся  в
мою  сторону.  Призрачный взгляд  этих  пустых глазниц  пугает  меня гораздо
больше, чем  целая сотня  глаз  гнусных рептилий. Он придает какой-то особый
зловещий смысл мертвому оскалу черепа.
     Я  неподвижно лежу в  грязи,  экономя последние  силы.  Эти  записки --
которые,   я   надеюсь,   когда-нибудь   попадут   людям   и   послужат   им
предостережением от повторения моих ошибок  -- скоро будут  завершены. После
этого  я  отдохну  и  затем, дождавшись  темноты,  которая  скроет  меня  от
туземцев, попробую перебросить свиток через стену и промежуточный коридор на
открытую равнину. Надо будет послать его как можно левее, чтобы не угодить в
толпу этих неутомимых весельчаков, по-прежнему  блокирующих выход. Возможно,
все это окажется  напрасным,  и свиток затеряется, потонет в жидкой грязи --
но не исключено, что он упадет на одну из многочисленных травянистых кочек и
впоследствии будет подобран людьми.
     Если только  эти  записки  будут прочитаны, они  должны сделать больше,
нежели просто  предупредить  людей  о  ловушке,  в  которой я  волей  судьбы
оказался.  Я  хочу  обратиться  к представителям моей  расы  с  предложением
оставить в покое эти удивительные кристаллы. Они принадлежат Венере и никому
больше. Наша родная планета не так уж нуждается в этом  источнике энергии, и
я думаю,  что пытаясь захватить  побольше  кристаллов, мы  нарушаем какой-то
таинственный  закон,  неведомым  нам  образом  заложенный  в  самой  природе
космоса. Кто  знает,  какие  темные  могущественные  и всеспроникающие  силы
побуждают  этих рептилий столь ревностно охранять свои сокровища. Дуайт  и я
уже заплатили  своими жизнями, и  многие другие заплатили тоже, и многие еще
заплатят. Но  кто может поручиться, что эта череда смертей не является всего
лишь прелюдией  к грядущим  великим и  страшным событиями?  Так  оставьте же
Венере то, что может и должно принадлежатьтолько ей.
     * * *
     Я чувствую приближение смерти  и боюсь, что  с наступлением темноты  не
смогу перебросить свиток через стену. Если мне это не удастся, свиток станет
добычей  рептилий,  которые,  возможно, догадаются  о  его назначении.  Они,
разумеется,  не  захотят  оставлять  людям ключ  к разгадке  тайн невидимого
лабиринта  -- откуда  им  знать,  что  письмо  это  может в  конечном  счете
положительно отразиться на их судьбе.  Только в преддверии смерти  я начинаю
понимать,  что был  несправедлив к этим  созданиям. В  космических масштабах
бытия никому не дано судить о том, чей  уровень развития выше, а чей ниже, и
какая  из  цивилизаций  --  их  или  наша  --  больше  соответствует  нормам
вселенского разума.
     * * *
     Я только что извлек  кристалл из накладного  кармана,  чтобы видеть его
перед  собой в последние минуты жизни. Он сияет  каким-то мрачным враждебным
светом в  красноватых  лучах  уходящего дня.  Заметив его,  группа  туземцев
заволновалась, характер их жестов решительным образом изменился. Не понимаю,
почему  они  продолжают  стоять  у входа  вместо того, чтобы переместиться в
ближайшую ко мне точку по ту сторону внешней стены.
     * * *
     Тело мое  немеет,  я не  могу больше писать. Голова сильно кружится, но
сознание  не замутнено. Смогу  ли  я перекинуть свиток через стену? Кристалл
сияет с прежней яркостью, хотя сумерки уже подступают ко мне со всех сторон.
     * * *
     Темнота. Очень ослаб. Они  продолжают толпиться у  входа, запалив  свои
дьявольские факелы.
     * * *
     Что это--  они уходят? Мне как  будто послышался  звук... какой-то свет
небе...
     ДОНЕСЕНИЕ  УЭСЛИ   П.  МИЛЛЕРА,  КОМАНДИРА  ГРУППЫ  "А",   ВЕНЕРИАНСКАЯ
КРИСТАЛЬНАЯ КОМПАНИЯ
     (ВЕНЕРА, TERRA NOVA -- VI, 16)
     На рассвете  VI,  12 наш сотрудник  под номером А-49 Кентон Дж.Стэнфилд
(земной  адрес: Виргиния, Ричмонд, ул.  Маршалла 5317)  отправился из  TERRA
NOVA в ближний поисковый рейд,  согласованный  с данными детекторной съемки.
Должен был возвратиться 13-го или 14-го числа. Не появился к вечеру 15-го, и
в 20.00 я  с пятью своими людьми вылетел  на  самолете-разведчике "FR-58" по
обозначенному детектором курсу. Стрелка не показывала  каких-либо отклонений
от результатов произведенных накануне замеров.
     Следуя  в  направлении  Эрицийского  нагорья,  мы   постоянно  освещали
местность прожекторами. Трехствольные лучевые  пушки и цилиндры  D-излучения
были  готовы к  применению  против традиционно враждебных  нам  туземцев или
опасных скоплений хищников.
     Пролетая над голой равниной на плато Эрике, мы заметили группу огней, в
которых   распознали   характерные   факельные   лампы  туземцев.   С  нашим
приближением они бросились врассыпную,  спеша  укрыться в близлежащих лесных
массивах. Детектор показал наличие кристалла в том месте, где они только что
группировались. Спланировав ниже,  мы высветили  на поверхности равнины  два
отдельных объекта: скелет человека, опутанный ползучими побегами растений, и
неподвижное тело футах в  десяти  от него. На повторном  заходе мы снизились
еще  больше и врезались концом крыла в  какое-то препятствие, которое мы  не
смогли разглядеть.
     После аварийной посадки мы  пешком направились  в сторону упоминавшихся
выше объектов, но  на  подходе к  ним были  остановлены  гладким на ощупь  и
абсолютно  невидимым   барьером.   Данное  обстоятельство   чрезвычайно  нас
озадачило.  Двигаясь вдоль преграды, неподалеку  от  скелета  мы  обнаружили
входное отверстие, за которым оказался узкий коридор с еще одним отверстием,
выведшим нас  непосредственно  к скелету.  Одежда последнего  была полностью
уничтожена растениями-некрофагами, но рядом в грязи лежал шлем, который, как
мы установили по  его  номеру, принадлежал  сотруднику Фредерику Н.  Дуайту,
личный номер  В-9, из отряда  Кенига, ушедшему с TERRA NOVA два  месяца тому
назад в автономный поисковый рейд.
     Между скелетом и неподвижным телом находилась еще одна невидимая стена,
но мы  без труда опознали  во втором  человеке Стэнфилда.  В  левой  руке он
держал свиток для записей, а в правой -- перо; судя по всему, в момент своей
смерти он что-то писал. Кристалла нигде не было  видно, но детектор  показал
присутствие очень крупного экземпляра где-то рядом со Стэнфилдом.
     Добраться до  него  оказалось намного труднее, но в  конечном счете нам
это удалось. Тело  было еще теплым,  а огромный кристалл лежал у его ног под
слоем жидкой грязи. Первым делом мы ознакомились с  тем, что было написано в
свитке,  и  приняли  необходимые  меры  на  основании  полученных  сведений.
Содержание  свитка   представляет  собой  довольно  длинное   повествование,
приложенное  в   качестве   предисловия  к  данному  отчету;   достоверность
приведенных в нем фактов подтвердилась  проверкой на практике, что позволяет
считать  эти  записки  документальным  свидетельством.  Последние  фрагменты
записок несут на себе следы интеллектуальной деградации, но большая их часть
вполне  заслуживает доверия.  Причиной смерти  Стэнфилда  явилось  сочетание
жажды, удушья и нервного  перенапряжения с  глубокой психической депрессией.
Его  маска  была  на  месте,  кислород продолжал  поступать  хотя и в объеме
значительно ниже нормального.
     Поскольку  наш  самолет  получил  повреждение,  мы  вызвали   по  радио
Андерсона,  который вскоре доставил на самолете технической поддержки "FG-7"
аварийную  бригаду, а также специальное  оборудование для  резки и  взрывных
работ. К утру "FR-58"  был  отремонтирован,  и  Андерсон увел  его на  базу,
захватив  с собой тела погибших и найденный кристалл. Дуайт и Стэнфилд будут
похоронены на кладбище Компании, а  кристалл отправится в Чикаго с первым же
космическим  лайнером. В ближайшем  будущем мы  намерены последовать  совету
покойного Стэнфилда -- тому, что был им дан в начальной, более здравой части
записок --  и  перебросить  с Земли  регулярные войска  для окончательного и
полного устранения туземной опасности.  Расчистив  себе  таким  образом поле
деятельности,  мы  сможем  спокойно   наладить  добычу  кристаллов  в  таком
количестве, какое сочтем нужным.
     После полудня  мы  приступили к всестороннему  и  тщательному  изучению
невидимого здания  --  или,  точнее  сказать,  ловушки.  Пользуясь  длинными
шнурами для маркировки коридоров, мы составили подробную схему лабиринта для
наших  архивов.  Сложность  замысла и  мастерство  исполнения были  воистину
впечатляющими;  образцы невидимого вещества мы  направили в лабораторию  для
химического  анализа  --  сведения  эти  нам  очень  пригодятся  при  штурме
многочисленных туземных городов. Наш алмазный бур типа "С" смог углубиться в
прозрачную  стену, и сейчас рабочие заняты закладкой динамита, подготавливая
сооружение   к  взрыву.  Оно  должно  быть   разрушено  до   основания   как
представляющее серьезную угрозу для воздушного и других видов транспорта.
     Внимательно  рассматривая план лабиринта, нельзя  не отметить  ту  злую
шутку,  которую он сыграл не только с Дуайтом,  но и со Стэнфилдом.  Пытаясь
найти доступ ко второму телу, мы не смогли проникнуть туда, заходя с  правой
стороны,  но Маркхейм  обнаружил  выход  из  первого  внутреннего  помещения
примерно в пятнадцати футах от Дуайта и в  четырех-пяти футах  от Стэнфилда.
Отсюда начинался длинный коридор (целиком обследованный нами уже позднее), в
стене которого,  сразу  же по правую  руку,  оказалось еще  одно  отверстие,
приведшее нас  прямо к телу. Таким образом  Стэнфилд мог  выбраться  наружу,
пройдя всего  двадцать с небольшим футов, если бы он воспользовался выходом,
находившимся непосредственно позади него --  выходом,  которого он так  и не
достиг, будучи побежден собственной слабостью и отчаянием.
     Перевод В. Дорогокупли

     Начало формы

     1. Рассказ написан в соавторстве с Кеннетом Стерлингом. [вернуться]
     2. Новая Земля (лат.) - поселение землян на Венере названо Лавкрафтом в
соответствии с традицией колониальных завоеваний. [вернуться]
     3.  Эрикс  (лат., миф.)  -  сын  богини  Венеры,  убитый  Геркулесом  и
погребенный под горой, получившей позднее его имя. [вернуться]
     4. Лепидодендрон -  род  вымерших крупных  деревьев (высотой  до 30 м),
существоваших на Земле до конца каменноугольного периода. [вернуться]


Популярность: 11, Last-modified: Wed, 13 Oct 2004 17:30:14 GMT