Книгу можно купить в : Biblion.Ru 41р.


---------------------------------------------------------------
     Перевод В.Рогов
     OCR: Alexander D. Jurinsson
---------------------------------------------------------------

     Ойнос.   Прости,   Агатос,   немощь  духа,  лишь  недавно   наделенного
бессмертием!
     Агатос.  Ты не сказал ничего, мой Ойнос,  за что следовало  бы  просить
прощения.  Даже и  здесь познание не приобретается наитием. Что до мудрости,
вопрошай без стеснения ангелов, и дастся тебе!
     Ойнос. Но я мечтал, что в этом существовании я сразу стану всеведущим и
со всеведением сразу обрету счастье.
     Агатос.  Ах,  не  в познании  счастье,  а  в  его  приобретении!  Вечно
познавая, мы вечно блаженны; но знать все - проклятие нечистого.
     Ойнос. Но разве Всевышний не знает всего?
     Агатос.  Это  (ибо  он  и Всеблаженнейший)  должно  быть  единственным,
неведомым даже ему.
     Ойнос. Но если познания наши растут с каждым часом, ужели мы наконец не
узнаем всего?
     Агатос. Направь взор долу, в бездну пространств! - попытайся продвинуть
его вдоль бесчисленных звездных верениц, пока мы  медленно проплываем мимо -
так  - и так!  -  и так! Разве даже  духовное  зрение  не  встречает повсюду
преграды  бесконечных золотых стен вселенной?  - стен  из мириад  сверкающих
небесных тел, одною своею бесчисленностью слитых воедино?
     Ойнос. Вижу ясно, что бесконечность материи - не греза.
     Агатос.  В Эдеме нет  грез, но здесь  говорят шепотом, что единственная
цель  бесконечности материи  - создать  бесконечное множество  источников, у
которых  душа может утолять жажду  познания,  вечно  неутолимую  в  пределах
материи,  ибо утолить эту жажду - значит уничтожить  бытие души. Вопрошай же
меня, мой Ойнос, без смущения  и страха. Ну же! - оставим слева громозвучную
гармонию  Плеяд и воспарим от престола к звездным лугам за Орион, где вместо
фиалок и нарциссов расцветают тройные и троецветные солнца.
     Ойнос.  А  теперь,  Агатос, пока  мы  в пути, наставь меня! - вещай мне
привычным земным языком. Я не понимаю твоих слов: только что ты намекнул мне
на образ или смысл  того, что,  будучи смертными,  мы  привыкли  наименовать
Творением. Не хочешь ли ты сказать, что Творец - не Бог?
     Агатос. Я хочу сказать, что божество не творит.
     Ойнос. Поясни.
     Агатос. Только вначале оно творило. Те кажущиеся создания, которые ныне
во  всей вселенной постоянно  рождаются  для  жизни,  могут  считаться  лишь
косвенными  или  побочными,  а  не  прямыми  или  непосредственными  итогами
божественной творческой силы.
     Ойнос. Среди людей, мой Агатос, эту идею сочли бы крайне еретической.
     Агатос.  Среди  ангелов, мой  Ойнос,  очевидно, что  она  - всего  лишь
простая истина.
     Ойнос.  Насколько я могу  тебя  покамест понять,  от некоторых действий
того,  что мы  называем Природой или  естественными законами, при  известных
условиях  возникает  нечто, имеющее  полную  видимость творения.  Я  отлично
помню,  что незадолго до окончательной гибели  Земли  было  поставлено много
весьма успешных  опытов  того, что у некоторых философов  хватило  неразумия
назвать созданием animalculae [Микроскопических существ (лат.).].
     Агатос. Случаи, о которых ты говоришь, на самом деле являлись примерами
вторичного творения - единственной категории творения,  имевшей  место с тех
пор, как первое слово вызвало к жизни первый закон.
     Ойнос.  А  ужели  звездные миры, что ежечасно вырываются  в  небеса  из
бездны небытия, - ужели все эти звезды, Агатос, не сотворены самим Царем?
     Агатос. Позволь мне попытаться, мой Ойнос, ступень за ступенью подвести
тебя  к наедаемому  пониманию.  Ты  отлично знаешь,  что,  подобно тому, как
никакая   мысль  не  мокнет  погибнуть,  так   же  всякое  действие  рождает
бесконечные следствия. К примеру, когда мы жили па Земле, то двигали руками,
и  каждое  движение  сообщало  вибрацию окружающей атмосфере.  Эта  вибрация
беспредельно  распространялась,  пока не  сообщала  импульс  каждой  частице
земного  воздуха, в  котором с той  поры и навсегда  нечто  было  определено
единым  движением  руки. Этот  факт был  хорошо  известен  математикам нашей
планеты.  Они  достигали  особых  эффектов  при  сообщении  жидкости  особых
импульсов,  что  поддавалось  точному  исчислению  -  так  что  стало  легко
определить,  за  какой именно период импульс данной величины  опояшет земной
шар и окажет воздействие (вечное)  на каждый  атом окружающей атмосферы. Идя
назад, они без труда могли  по данному эффекту в данных  условиях определить
характер первоначального  импульса.  А математики, постигшие,  что следствия
каждого  данного импульса  абсолютно бесконечны  и что часть этих  следствий
точно определима путем алгебраического  анализа, а также то, что определение
исходной точки не составляет труда, - эти  ученые в то же время увидели, что
сам метод анализа заключает в себе возможности бесконечного  прогресса,  что
его  совершенствование и  применимость  не  знают пределов,  за  исключением
умственных пределов тех. кто  его совершенствует  и применяет.  Но  тут наши
математики остановились.
     Ойнос. А почему, Агатос, им следовало идти дальше?
     Агатос.  Потому что им  пришли  в  голову некоторые соображения, полные
глубокого  интереса.  Из  того,  что  они  знали, можно  было  вывести,  что
наделенному   бесконечным   знанием,    сполна    постигшему    совершенство
алгебраического  анализа не составит труда  проследить за каждым  импульсом,
сообщенным  воздуху,  а   также  межвоздушному  эфиру   -  до  отдаленнейших
последствий,  что возникнут  даже  в любое бесконечно отдаленное время. И  в
самом деле, можно доказать, что  каждый  такой импульс, сообщенный  воздуху,
должен в  конечном  счете  воздействовать на  каждый  обособленный предмет в
пределах  вселенной;  -  и  существо;  наделенное   бесконечным  знанием,  -
существо,  которое  мы  вообразим,  -  способно  проследить  все  отдаленные
колебания импульса  -  проследить по  восходящей  все их  влияния на  каждую
частицу материи - вечно по  восходящей в  их модификациях старых форм - или,
иными  словами,  в  их  творении  нового  -  пока  не  найдет их  наконец-то
бездейственными,  отраженными от престола божества. И не только это, но если
в любую эпоху дать ему  некое  явление - например, если предоставить  ему на
рассмотрение  одну  из этих  бесчисленных комет, - ему бы не составило труда
определить аналитическим путем,  каким  первоначальным  импульсом  она  была
вызвана  к  существованию. Эта  возможность анализа в  абсолютной  полноте и
совершенстве - эта способность во все  эпохи относить все следствия ко  всем
причинам, конечно, является  исключительной  прерогативой  божества  -  но в
любой степени, кроме  абсолютного совершенства, этою способностью обладают в
совокупности все небесные Интеллекты.
     Ойнос. Но ты говоришь всего-навсего об импульсах, сообщаемых воздуху.
     Агатос. Говоря о воздухе, я касался только  Земли; но  общее  положение
относится к импульсам, сообщаемым эфиру, - а также  как эфир, и только эфир,
пронизывает все пространство, то он и является великой средой творения.
     Ойнос. Стало быть, творит всякое движение, независимо от своей природы?
     Агатос.  Так  должно  быть; но истинная философия  давно  учит нас, что
источник всякого движения - мысль, а источник всякой мысли...
     Ойнос. Бог.
     Агатос.  Я  поведал  тебе как  сыну  недавно погибшей прекрасной Земли,
Ойнос, об импульсах земной атмосферы.
     Ойнос. Да.
     Агатос.  И  пока  я говорил, не проскользнула ли в твоем сознании некая
мысль о материальной силе  слов? Разве каждое слово - не импульс, сообщаемый
воздуху?
     Ойнос. Но почему, Агатос, ты плачешь? - и почему,  о почему крыла  твои
никнут, пока мы парим над  этой прекрасной звездой - самой зеленой  и все же
самой ужасной изо всех, увиденных нами в полете? Ее лучезарные цветы подобны
волшебному сновидению -  но ее  яростные вулканы подобны страстям смятенного
сердца.
     Агатос. Это  так, это так! Три столетия миновало с той поры, как, ломая
руки и  струя потоки  слез у ног моей возлюбленной - я  создал эту  мятежную
звезду моими словами  - немногими  фразами,  полными страсти. Ее  лучезарные
цветы  - и вправду самые дорогие  из моих несбывшихся мечтаний,  а  яростные
вулканы - и вправду страсти самого смятенного и нечестивого из сердец.

Популярность: 42, Last-modified: Thu, 18 Mar 1999 15:07:03 GMT