----------------------------------------------------------------------------
     Перевод с латинского А.Бобовича
     OCR Бычков М.Н.
----------------------------------------------------------------------------

     1. Часто и помногу о многом про себя размышляя я наткнулся мыслью и  на
историю королей Британии и подивился тому,  что,  помимо  упоминания  об  их
правлении в  давние  времена,  которое  содержится  в  обстоятельных  трудах
Гильдаса и Беды, я не нашел ничего о королях, живших  до  воплощения  Иисуса
Христа, ничего об Артуре и многих других  после  воплощения  Христова,  хотя
свершенные ими деяния достойны славы вовеки и многие народы их  помнят  и  о
них повествуют, как если бы они были тщательно и подробно описаны.
     2. И вот когда я думал об этом и стремился  доискаться  причины  этого,
архидиакон  Оксенфордский  Вальтер,  муж  отменно   сведущий   в   искусстве
красноречия и в иноземной истории, предложил мне некую весьма древнюю  книгу
на языке бриттов,  в  которой  без  каких-либо  пробелов  и  по  порядку,  в
прекрасном изложении  рассказывалось  о  правлении  всех  наших  властителей
начиная с Брута,  первого  короля  бриттов,  и  кончая  Кадвалладром,  сыном
Кадваллона.  Поддавшись  его  увещеванию  и  не  собирая   в   чужих   садах
сладкозвучных слов, но довольствуясь деревенским слогом и собственным пером,
я постарался перевести сочинение  это  на  латинский  язык.  Ведь,  заполнив
страницы высокопарными выражениями, я нагнал бы на читающих скуку  поскольку
им пришлось бы дольше задерживаться  на  раскрытии  значения  слов,  чем  на
понимании хода событий.
     3. Итак  Роберт,  правитель  Клавдиоцестрии,  прими  благосклонно  этот
ничтожный мой труд,  дабы  при  твоем  просвещенном  содействии,  под  твоим
присмотром он был исправлен и преобразован настолько, чтобы все могли счесть
его не проистекшим от Гальфрида  Монмутского,  но  творением  тонкого  вкуса
твоей Минервы, и о нем говорили, что он создан тем, кого породил  преелавный
король  англов  Генрих,  кого  философия  обучила  свободным  наукам,   кого
прирожденная доблесть в ратных деяниях поставила во главе воинов, из-за чего
остров Британия ныне, в наши дни, обретший в тебе как  бы  второго  Генриха,
приветствует тебя от глубины души.
     4. Приложи усилие и  ты,  Галеран,  правитель  Меллента,  вторая  опора
нашего королевства, чтобы это произведение, над которым потрудились мы оба и
которое  ныне  предается  гласности,  воссияло  возможно  ярче.  Ведь  тебя,
отпрыска знаменитейшего королевского рода Карла, мать  Философия,  приняв  в
свое лоно, наставила в глубокомысленных  науках  своих,  а  затем,  дабы  ты
прославился в ратном деле, направила в стан королей, где, превзойдя  отвагой
своих сотоварищей, ты под руководством отца постиг, как внушать страх врагам
и быть оплотом для своих. Итак, будучи для своих надежным оплотом, возьми  и
меня, твоего почитателя, составившего эту книгу для утехи  твоей,  под  свое
покровительство, дабы, покоясь под сенью столь могучего древа,  я  мог  пред
завистниками  и  порицателями  уверенно  извлекать  сладостные  звучания  из
свирели музы моей.
     5. Британия, прекраснейший из островов, лежит в западном Океане,  между
Галлией и Ибернией, простирается на восемьсот миль в длину  и  на  двести  в
ширину и с неубывающим  плодородием  доставляет  смертным  все,  в  чем  они
испытывают нужду. Обильная  всякого  рода  металлами,  она  обладает  широко
раскинувшимися полями, а также холмами,  пригодными  для  богатого  урожаями
земледелия, на которых благодаря щедро родящей почве в подобающее  им  время
вызревают всевозможные земные плоды. Обладает, она и полными самым различным
зверем лесами, в которых на прогалинах и перемежающихся с ними пастбищах для
домашних животных произрастают травы  и  цветы  различной  окраски  наделяют
медом прилетающих сюда пчел. Обладает она и лугами, зеленеющими в прелестных
местах на склонах вздымающихся высоко в небо гор, и прозрачными родниками на
них, которые сверкающими  потоками  струятся  с  легким  журчанием,  навевая
сладостную дремоту тем, кто прилег  на  их  берегах.  Орошают  остров  также
озера, богатые рыбою реки,  и  от  южных  его  побережий,  откуда  отплывают
корабли в Галлию, протягиваются, как три руки, три знаменитых реки, а именно
Темза, Сабрина и Хумбер, по которым из заморских стран тем же  водным  путем
доставляют товары. Некогда украшали остров двадцать,  даже  двадцать  восемь
значительных городов,  из  коих  иные  лежат  в  развалинах  в  опустошенной
местности,  тогда  как  другие  и  посейчас  нерушимые,  заключают  в   себе
воздвигнутые различным святым прекрасные храмы  с  башнями,  взнесенными  на
огромную высоту, и в эти храмы стекаются толпы  верующих  мужчин  и  женщин,
смиренно, в согласии с христианским учением взывающих  к  Господу.  Наконец,
обитает на острове пять народов, а именно: норманны, бритты, саксы, пикты  и
скотты. Исконные его обитатели бритты некогда  занимали  земли  от  моря  до
моря, пока Бог не покарал их за надменность и им не пришлось  отступить  под
натиском пиктов и саксов. Нам  остается  еще  разъяснить,  каким  образом  и
откуда прибыли бритты, дабы впредь к этому не возвращаться.
     6. По окончании Троянской войны Эней, спасаясь  после  падения  Трои  с
сыном Асканием, прибыл на корабле  в  Италию.  Радушно  принятый  там  царем
Латином, он возбудил против себя ненависть Турна,  царя  рутулов,  и  с  ним
сразился. В этом поединке Эней одержал верх над Турком.и, убив его,  овладел
царством Италией и получил в жены Аавинию,  дочь  Латина.  По  кончине  Энея
облеченный царскою властью Асканий основал Альбу на Тибре  и  породил  сына,
имя коему  было  Сильвий.  Последний,  поддавшись  соблазнам  тайной  любви,
вступил в связь с племянницей своей бабки Лавинии, и девушка от него зачала.
Когда об этом  узнал  Асканий,  его  отец,  он  повелел  своим  прорицателям
установить, младенцем какого  пола  беременна  девушка.  Дознавшись  истины,
прорицатели объявили, что в чреве у нее мальчик, которому суждено  умертвить
своего отца и  свою  мать,  и  что;  обойдя  изгнанником  многие  земли,  он
достигнет в конце концов вершины славы. Это прорицание не обмануло  их.  Ибо
когда наступил срок родов, женщина произвела на свет мальчика и, рожая  его,
умерла. Его отдали на попечение повивальной бабке и нарекли Брутом.
     Впоследствии,  по  прошествии  трех  пятилетий,  подросток  сопровождал
как-то отца на охоте и убил его нечаянно  выпущенной  в  него  стрелой.  Ибо
когда слуги погнали на них  стадо  оленей,  Брут,  стараясь  поразить  дичь,
пронзил своего родителя насмерть, попав ему в грудь.
     7. По смерти отца Брут подвергся изгнанию из  Италии,  ибо  все  родичи
были возмущены столь непостижимым его злодеянием. Покинув родину, он  достиг
областей Греции и набрел на потомков Гелена, сына Приама, которые,  пребывая
во власти царя греков Пандраса,  томились  у  него  в  рабстве.  Ведь  после
разрушения Трои Пирр, сын Ахилла, привел с собою названного Гелена и  с  ним
вместе многих других закованных в цепи и, дабы отметить на них гибель  отца,
приказал держать их в заточении. Установив  древнее  родство,  Брут  остался
среди троянцев. Он настолько возблистал своими воинскими  деяниями  и  своей
доблестью, что привлек к  себе  большую  любовь  царей  и  властителей,  чем
кто-либо иной из юношества этой земли. Был  он  между  мудрыми  мудр,  между
воинственными воинствен, и сколько бы золота или  других  драгоценностей  ни
захватывал,  отдавал  все  без  остатка  воинам.  И   среди   всех   народов
распространилась слава о нем, и троянцы начали  стекаться  к  нему,  умоляя,
чтобы он их возглавил в борьбе за избавление от рабства. Они утверждали, что
это легко достижимо, ибо численность их в стране  многократно  выросла,  так
что их ныне насчитывается семь тысяч, исключая малых детей и  женщин.  Кроме
того, в Греции пребывает благороднейший  юноша  по  имени  Ассарак,  который
сочувствует им, ибо мать у него  троянка,  и  возлагает  на  них  величайшие
надежды, считая, что с их помощью он сможет противостоять утеснениям греков.
Его собственный брат оспаривал у него три  крепости,  которые  подарил  ему,
умирая, отец. Этот брат вознамерился отнять их у Ассарака на том  основании,
что тот был рожден от наложницы; сам же он был грек и по отцу и по матери  и
по этой причине привлек царя и остальных греков на свою сторону.
     Убедившись, что  у  Ассарака  изрядное  число  воинов,  и  обозрев  его
крепости, открытые перед ним для осмотра, Брут увереннее уступил  настояниям
троянцев.
     8. Итак, поставленный над ними вождем, он созывает отовсюду троянцев  и
укрепляет города Ассарака.  Затем  он  с  Ассараком  и  со  всем  множеством
последовавших за ними  мужчин  и  женщин  занимает  поросшие  лесами  горные
склоны. Оттуда он направил царю следующее послание: "Пандраса, царя  греков,
приветствует Брут, вождь последних уцелевших троянцев.
     Так как было жестокой несправедливостью обращаться в  царстве  твоем  с
народом, происходящим от преславного колена Дарданова,  по-иному,  чем  того
требовала ничем не запятнанная знатность его, он укрылся в лесной глуши.  Он
предпочел кормиться подобно зверям мясом и  травами,  наслаждаясь  свободой,
чем, ублажая себя всевозможными яствами, оставаться  и  впредь  порабощенным
тобою. Если сказанное оскорбляет величие твоей мощи, то вину за  это  нельзя
возлагать на нас, - напротив, нас должно  понять  и  простить,  ибо  всякому
узнику свойственно  стремление  возвратить  себе  былое  достоинство.  Итак,
проникшись к нам милосердием, соблаговоли даровать нам утраченную свободу  и
дозволь, чтобы мы обитали в лесах, которые заняли,  желая  сбросить  с  себя
ярмо рабства. В противном случае снизойди хотя бы к тому, чтобы мы с  твоего
разрешения беспрепятственно удалились к чужеземным народам".
     9.  Пандрас,  однако,  ознакомившись  с  этим  посланием,   чрезвычайно
подивился тому, что те, кого он  почитал  своими  рабами,  прониклись  столь
великой дерзостью, что обращаются к нему с подобными требованиями. Созвав на
совет своих приближенных, он принял решение собрать  войско,  дабы  покарать
беглецов. Но когда проходил через город Спаратин в глухие места, где, как он
полагал, укрывались  троянцы,  с  тремя  тысячами  воинов  выступил  Брут  и
внезапно  напал  на  ничего  не  опасавшегося  Пандраса.  Ибо,   услышав   о
приближении царского войска, Брут вошел предыдущею ночью в названный  город,
чтобы напасть врасплох  на  дурно  вооруженных  и  беспорядочно  двигавшихся
врагов. И вот, устремившись  на  них,  троянцы  яростно  кидаются  в  бой  и
стараются их одолеть. Греки, сразу смешавшись, разбегаются во все стороны  и
во главе со своим царем торопятся переправиться через протекавшую поблизости
реку Акалон. Но, переправляясь через нее,  попадают  в  стремнину  и  терпят
превеликое бедствие. Бегущих врагов настигает Брут и истребляет настигнутых,
частью в волнах, частью на берегу, тесня их везде и радуясь их  гибели  и  в
воде, и на суше.
     Заметив это, безмерно опечаленный Антигон, брат Пандраса, удержал своих
дрогнувших воинов и, собрав их в отряд, стремительно бросился на  все  более
ожесточающихся троянцев: он почитал за лучшее погибнуть, сопротивляясь, чем,
обратившись в позорное бегство, утонуть в  илистых  омутах.  Итак,  наступая
сомкнутым строем, он увещевает своих сотоварищей мужественно  сопротивляться
и изо всех сил сражается смертоносным оружием. Но от этого ему было немного,
а то и вовсе никакой пользы, ибо троянцев защищали доспехи, тогда как на его
людях их не было. Итак, наиболее отважные из воинов Антигона упорно дрались,
нанося ничтожные потери врагам, но так и не  смогли  их  сломить;  они  были
почти полностью перебиты, Антигон и его друг Анаклет захвачены в плен.
     10. Одержав решительную победу, Брут укрепил оборону города, оставив  в
нем шестьсот воинов, и двинулся в глушь лесов, где троянский  простой  народ
был преисполнен надежды, что он его защитит.  А  Пандрас,  удрученный  своим
бегством  и  пленением  брата,  той  же  ночью  постарался   собрать   своих
разбежавшихся кто куда воинов и на заре нового дня подошел с вновь собранным
войском к городу, дабы его осадить. Он считал, что здесь заперся Брут и  тут
же находятся Антигон и остальные пленные. Итак, подступив к стенам  крепости
и обследовав ее местоположение, он  распределил  свое  войско  на  несколько
отрядов и расставил их повсюду вокруг города. Он также  распорядился,  чтобы
одни из них препятствовали осажденным выйти  из  города,  другие  занимались
отведением рек в новые русла, третьи -  частыми  ударами  таранов  и  других
стенобитных орудий рушили кладку  городских  стен.  Беспрекословно  выполняя
царские  повеления,  осаждающие  стремились  нанести  осажденным  как  можно
больший урон. С наступлением ночи были  отобраны  те,  кто  выдавался  своею
отвагой, и им было приказано стеречь от внезапного нападения лагерь и внутри
него шатры воинов, пока те, истомленные дневными трудами, будут покоиться  в
них, погруженные в сон.
     11. Но осажденные, стоя на возвышении  стен,  стараются  изо  всех  сил
противопоставить свои ухищрения  ухищрениям  неприятеля  и,  осыпая  его  то
дротиками, то пылающими серными факелами, сражаются, защищая себя  в  едином
порыве.  Однако  когда  враги,  построившись  черепахой,   стали   подрывать
крепостную стену, а также принялись забрасывать осажденных греческим огнем и
обливать их кипящей водой, тем пришлось податься назад. Наконец,  истощенные
недостатком съестных  припасов  и  истомленные  ежедневными  схватками,  они
отправили к Бруту гонца,  умоляя  его  поспешить  им  на  помощь.  Ведь  они
опасались, как бы им, доведенным до полного истощения, не пришлось  оставить
противнику город. Брут, всем сердцем желая их выручить, мучился  сомнениями,
ибо не располагал таким числом воинов,  какое  требовалось  для  сражения  в
поле. И вот  он  надумал,  применив  хитрость,  проникнуть  глухою  ночью  в
неприятельский лагерь и, обманув часовых, перебить  объятых  сном  вражеских
воинов. Но так как он понимал, что это невыполнимо  без  согласия  и  помощи
кого-либо из греков, он призвал к себе Аваклета, друга Антигона, и,  обнажив
меч, сказал ему так: "Достославный юноша, и тебе и  Антигону  придет  конец,
если ты не согласишься в точности выполнить мою  волю  в  том,  что  я  тебе
предпишу.
     Я хочу этой  ночью  проникнуть  в  греческий  лагерь,  дабы  неожиданно
учинить в нем побоище. Но я опасаюсь, как бы несущие стражу, распознав  нашу
уловку, не помешали осуществлению моего замысла. И так как при таком обороте
дела пришлось бы прежде сразиться с ними, я желал бы при  твоем  участии  их
обмануть, чтобы увереннее напасть на всех остальных. Ты же,  умело  выполняя
мое поручение, отправившись во втором часу пополуночи в  стан  осаждающих  и
усыпив кого-либо из них лживыми уверениями, скажешь ему, что извлек из  моей
темницы и привел с собой Антигона и, укрыв "в кустах, оставил его  в  лощине
возле лесной опушки, ибо идти далее он не в силах,  так  как  его  движениям
мешают  ножные  кандалы.  Затем  ты  поведешь  обманутых  тобою  туда,   где
начинается лес, как будто за тем, чтобы они помогли Антигону,  а  я  прибуду
туда же с вооруженными воинами, готовый умертвить завлеченных тобою греков".
     12. Видя перед собой меч, готовый  его  поразить,  Анаклет,  охваченный
страхом, пока произносились эти слова, клятвенно обещал исполнить приказание
Брута, если ему и Антигону будет дарована жизнь. Итак, по  заключении  этого
договора, Анаклет во втором часу ночи направился по указанному  ему  пути  к
стану осаждающих. Приблизившись к лагерю,  он  наткнулся  на  затаившихся  в
укрытиях часовых, которые стали его допрашивать, чего ради он здесь оказался
и не проник ли  сюда  как  лазутчик.  Он  же,  притворившись,  что  безмерно
обрадован встречей с ними, ответил им так: "Я  пришел  сюда  отнюдь  не  как
предатель моего народа, но потому,  что,  ускользнув  из  темницы  троянцев,
пробрался к вам умолять  отправиться  вместе  со  мною  к  вашему  Антигону,
вырванному мной из заточения, в котором он  томился  у  Брута.  Но  так  как
Антигон обессилел от тяжелых ножных кандалов, я "ставил его, притаившегося в
кустах, на опушке  леса  невдалеке  отсюда,  а  сам  устремился  на  розыски
кого-либо из вас, чтобы привести к нему тех, кто бы  его  избавил  от  них".
Часовых, однако, одолевали сомнения, правдив ли его рассказ, но тут  подошел
один человек, которому он  был  знаком  и  который;  поздоровавшись  с  ним,
сообщил своим сотоварищам, кто он такой. И они,  нисколько  после  этого  не
колеблясь, поспешно призвали своих отсутствовавших товарищей  и  все  вместе
последовали за ним до лесной  опушки,  где,  как  он  утверждал,  скрывается
Антигон. И пока они продвигались среди кустов, нежданно-негаданно появляется
Брут с толпой вооруженных и, кинувшись на пришедших с Анаклетом и  сразу  же
охваченных страхом греков, учиняет беспощадное их избиение. После  этого  он
продвинулся к лагерю осаждающих и тут разделил своих воинов на отряды, чтобы
каждый из них,  остерегаясь  выдать  себя  и  не  поднимая  шума,  проник  в
назначенную ему часть лагеря и, оказавшись там, воздерживался  от  открытого
нападения, пока он сам со своими людьми не захватит  царский  шатер,  о  чем
оповестит их рожком.
     13.  Кроме  того,  он  им  дал  наставление,  как  именно  им   следует
действовать, после этого  воины  стали  потихоньку  проникать  во  вражеский
лагерь и, притаившись в указанных им местах, начали ждать условного знака. И
Брут не замедлил его подать,  очутившись  перед  шатром  Пандраса,  куда  он
жаждал ворваться. Услышав рожок, все  сразу  же  обнажают  мечи,  вбегают  в
палатки и кидаются к ложам спящих. Троянцы без передышки осыпают их несущими
смерть ударами, не щадя никого, и обходят весь  лагерь,  оставляя  за  собой
груды трупов. От стонов умирающих пробуждаются все остальные и, увидев возле
себя забрызганных кровью убийц, цепенеют от ужаса, словно овцы,  захваченные
врасплох волками. Никто из греков не надеялся на спасение, так как у них  не
было ни времени, ни возможности взяться  за  оружие  или  даже  броситься  в
бегство. Безоружные среди вооруженных, они устремляются туда, куда их  гонит
неприятельский натиск, но отовсюду на  них  кидаются  враги,  беспощадно  их
уничтожая. Кому полуживому удавалось ускользнуть  от  вражеского  меча,  тот
из-за торопливости, порожденной безудержным  стремлением  поскорее  уйти  от
опасности, разбивался на скалах или находил себе гибель в  чаще  кустарника,
испуская дух вместе с вытекавшей из  тела  кровью.  Иной,  прикрытый  только
щитом или каким-либо другим доспехом и подгоняемый страхом смерти, натыкался
на те же скалы и, торопясь найти для себя укрытие, падал во мраке ночи и при
падении ломал себе руки иль ноги. С кем не случилось подобного, тот, не зная
куда пуститься бежать, тонул в текущих поблизости речках. Едва  ли  кто-либо
выбрался  отсюда  совсем  невредимым,  не  испытав  каких-нибудь   бедствий.
Горожане, узнав о прибытии своих соплеменников, высыпали за крепостные стены
и этим только усугубили происходившее кровопролитие.
     14. А Брут, добравшись, как сказано выше, до царского  шатра,  сохранил
жизнь захваченному царю и не замедлил заковать его в цепи. Он полагал,  что,
оставив царя в живых, достигнет большего, чем если его умертвит, и  добьется
того, чего страстно желал. Между тем возглавляемый  им  отряд  не  прекращал
уничтожать врагов, так что ту часть лагеря, которая досталась на  его  долю,
он полностью истребил и опустошил. За этим делом  его  воины  провели  целую
ночь, а когда с первым светом зари открылось, сколько  полегло  тут  народу,
Брут, исполненный величайшего ликования, дозволил своим сотоварищам на  поле
битвы обирать трупы погибших, сколько  им  вздумается.  Затем  он  вместе  с
плененным царем вступает в город, намереваясь  дождаться,  когда  победители
распределят между собой захваченную вражескую казну. После того как  с  этим
было  покончено,  он  восстановил  крепость  и  повелел  предать  погребению
мертвых. Вслед  за  чем,  собрав  вместе  свои  отряды,  отвел  их  в  леса,
торжествуя победу, которая наполнила души всех  ликованием.  Тут  преславный
вождь созвал старших годами и обратился с вопросом к ним, что, по их мнению,
следует потребовать от Пандраса, ибо, пребывая  в  их  власти,  тот  уступит
любому их требованию, лишь бы  ему  дали  свободу.  Но  они,  руководствуясь
различными  побуждениями,  выражали   различные   пожелания,   причем   иные
советовали потребовать от царя часть его царства,  дабы  в  ней  поселиться,
тогда как другие - дозволения уйти из его пределов, захватив  с  собою  все,
что может понадобиться в пути. Так как они долгое время не могли  преодолеть
свои разногласия, поднялся один  из  них  по  имени  Мемприций  и,  испросив
тишины, сказал слушавшим его так: "Что  же  вы  колеблетесь,  достопочтенные
старцы, не решаясь выбрать то, чего, как я полагаю, требует ваше благо? Если
вы хотите для себя и для ваших потомков вечного мира, нужно  истребовать  от
царя лишь одного, а именно дозволения покинуть его владения.  Ибо,  если  вы
оставите жизнь Пандрасу, заключив с ним договор о предоставлении  вам  части
Греции и пожелав остаться среди  данайцев,  вы  никоим  образом  не  сможете
наслаждаться длительным миром, ибо братья, сыновья, племянники тех, кого  вы
вчера облекли на гибель, будут жить вперемешку с вами или окажутся  соседями
вашими. Неизменно памятуя о гибели своих родичей, они  будут  питать  к  вам
вечную ненависть  и,  раздраженные  даже  какой-либо  безделицей,  постоянно
стремиться вам отомстить, тогда как вы, располагая меньшим числом людей,  не
будете обладать достаточной силой, чтобы противостоять стольким недругам.  А
уж если дело дойдет до открытого  столкновения,  то  тут  их  численность  с
каждым днем станет возрастать, тогда как ваша - неминуемо уменьшаться. Итак,
я почитаю за лучшее, чтобы вы  потребовали  у  царя  его  первородную  дочь,
которую зовут Инногеной, предназначив ее нашему вождю в жены, а вместе с нею
золото и серебро, корабли и зерно, и все то,  что  будет  необходимо  нам  в
нашем  странствии.  И  если  нам  удастся  добиться  этого,  мы  с  царского
дозволения отправимся искать пристанища среди других народов".
     15. После того как этими и подобными им словами он закончил свою речь к
соплеменникам, все они  выразили  ему  свое  одобрение  и  стали  настойчиво
домогаться, чтоб Пандраса поставили перед ними  и,  буде  он  не  примет  их
требований, предали самой мучительной  смерти.  Немедленно  царя  привели  и
поставили на помост, возвышавшийся над всеми присутствовавшими,  после  чего
ему объявили, каким пыткам он будет подвергнут, если не выполнит  того,  что
ему прикажут. На это он ответил следующим образом: "Так как враждебные  боги
предали в ваши руки и меня и брата моего Антигона, мне надлежит  подчиниться
вашему требованию, дабы мы не лишились жизни, если бы вам довелось выслушать
наш отказ - ведь в вашей власти сохранить ее нам или отнять.  Но  ведь  нет,
по-моему, ничего драгоценнее жизни, ничего сладостнее, и неудивительно,  что
я готов отдать за нее все,  что  ее  сохранит.  И  хотя  мне  не  по  сердцу
повиноваться вашим приказам, я нахожу для себя утешение в том, что отдаю мою
дочь в жены  юноше  столь  великой  доблести,  который,  как  указывает  его
несомненное, проявляющееся во всем благородство, а  также  гласит  известная
молва, происходит из  рода  Приама  и  Анхиза.  Ведь  какой  иной  троянский
изгнанник мог бы вызволить из оков рабства  столь  многих  и  столь  великих
мужей? Кто вместе с ними мог бы оказать сопротивление  царю  греков  или  со
столь малыми силами вступить в  бой  с  таким  множеством  вооруженных  и  в
сражении одолеть и захватить в плен их  царя?  Итак,  раз  столь  выдающийся
юноша смог столь доблестно противоборствовать мне,  я  отдаю  ему  мою  дочь
Инногену, отдаю золото и серебро, корабли, зерно, вино и оливковое масло,  и
все то,  что,  по  вашему  разумению,  вам  понадобится  в  пути.  Но  если,
отказавшись от первоначального замысла, вы пожелаете остаться с  греками,  я
предоставлю вам для заселения третью часть моего царства. Буде все же вы  на
это не согласитесь, я на деле осуществлю мои обещания и, чтобы вы в этом  не
сомневались, останусь у вас заложником, пока не исполню всего".
     По заключении этого соглашения победители отправляют  гонцов  по  всему
побережью Греции, дабы собрать корабли. После того как они  были  собраны  в
числе трехсот четырнадцати, на них грузят  всякого  рода  съестные  припасы.
Дочь Пандраса выдают замуж за  Брута.  И  как  того  требовало  присущее  ей
высокое положение, царь одаряет ее золотом и серебром.  По  завершении  всех
этих дел царю возвращают свободу, а троянцы с попутным ветром  отплывают  из
его государства. Инногена, стоя на возвышающейся над всем кораблем корме, не
раз лишалась чувств на руках у Брута; она  горько  рыдала,  проливая  потоки
слез и скорбя, что покидает родных и родину, и не отводила от  берега  глаз,
пока он был виден. Брут старался ее успокоить,  расточая  ей  ласки;  то  он
сжимал ее в горячих объятиях, то дарил ей горячие поцелуи и не отступался от
этого до тех пор, пока ее, истомленную долгим плачем, не одолел  благодатный
сон.
     16. Тем временем задули попутные ветры, и через два дня и одну ночь они
подошли к одному острову, носящему название Леогеция,  и  пристали  к  нему.
Этот остров в давние времена был разорен морскими разбойниками, и с той поры
никто не се лился на нем. Дабы разведать,  нет  ли  там  все  же  каких-либо
жителей, Брут направил туда триста воинов. Не найдя на острове ни души,  они
убили в лесах и на  горных  склонах  повстречавшихся  им  раз  личных  диких
зверей. Они набрели также на какой-то безлюдный город, где  обнаружили  храм
Дианы, в котором изваянье богини снисходило к ответам, если кто решался  его
о чем-либо спросить. Неся на  себе  добытую  дичь,  троянцы  возвращаются  к
кораблям и сообщают своим сотоварищам, каковы этот остров и  город  на  нем.
Они принялись убеждать  вождя  посетить  храм  и,  поднеся  дары,  вопросить
божество этого места, какая земля доставит им надежное пристанище. И так как
это предложение было одобрено всеми, Брут, взяв с собой прорицателя  Гериона
и двенадцать старейших возрастом, отправился к храму со всем необходимым для
жертвоприношения. Прибыв туда, они, обернув вокруг головы  повязки,  сложили
по старинному обычаю перед входом в святилище три очага, предназначенные для
трех божеств, а именно для Юпитера,  Меркурия  и  Дианы,  и  каждое  из  них
почтили подобающей ему жертвой. Стоя у жертвенника богини и держа  в  правой
руке священную чашу, полную вина и  крови  белоснежной  оленухи,  сам  Брут,
подняв лицо к изваянию божества, нарушил молчание следующими словами:

              Дебрей богиня лесных, вепрей дубравных погибель,
                Коей открыты пути в темных просторах небес,
              В безднах подземных миров! Открой нам судьбы изволение:
                В землях каких обитать ныне ты нам повелишь?
              Место такое назначь, где вечно чтить тебя буду,
                Дев хороводы ходить будут вкруг храмов твоих.

     Повторив это девять раз сряду, он четырежды обошел вокруг алтаря, вылив
вино из чаши в огонь, после этого он возлег на шкуре оленухи, разостлав ее у
подножия алтаря. Затем, уступив одолевшей его дремоте, он,  наконец,  уснул.
Шел тогда третий ночной час, когда смертных  сковывает  целительный  сон.  И
Бруту привиделось будто богиня стоит перед ним и вещает:

              Там, где солнца закат, о Брут, за царствами галлов,
                Средь Океана лежит остров, водой окружен.
              Остров тот средь зыбей гигантами был обитаем,
                Пуст он ныне и ждет, чтоб заселили его
              Люди твои; поспеши - и незыблемой станет твердыней,
                Трою вторую в нем дети твои обретут.
              Здесь от потомков твоих народятся цари, и подвластен
                Будет этим царям круг весь земной и морской.

     Пробужденный этим видением, вождь усомнился, был ли то  сон  или  живая
богиня указала страну, куда надлежит отплыть. Собрав  своих  сотоварищей  он
подробно рассказал им обо всем, что приключилось с ним спящим.
     17. Проникшись бесконечною радостью, все  увещевают  его  вернуться  на
корабли и, пока ветер благоприятствует, как можно поспешнее направиться  под
парусами на запад, на поиски предуказанного богинею острова.  И,  нимало  не
мешкая, они возвращаются к остальным своим сотоварищам и выходят в  открытое
море. Пробороздив водную  гладь,  путники  после  тридцатидневного  плавания
достигли берегов Африки, все еще не зная, куда обратить носы своих кораблей.
Затем они подошли к Алтарям Филистимлян и к Озеру Солеварен и проплыли  мимо
областей Руссикады  и  гор  Азары.  Тут  странники  подверглись  величайшей,
опасности, так как на них напали морские разбойники.  Одержав,  однако,  над
ними победу, они обогатились их добычею и награбленным  ими.  Переправившись
затем через реку Мальва, они  пристали  к  берегам  Мавритании.  Побуждаемые
нехваткой продовольствия и  питьевой  воды,  троянцы  сошли  с  кораблей  и,
разбившись на отряды, опустошили  эту  страну  от  края  до  края.  Нагрузив
захваченным свои корабли, они направились к Геркулесовым  столбам,  и  здесь
перед ними предстали морские чудища, именуемые  сиренами,  которые,  окружив
корабли, едва их не утопили. Они  все  же  ускользнули  от  них  и  вошли  в
Тирренское море. Здесь на самом побережье наткнулись они  на  четыре  колена
потомков троянских изгнанников, бежавших вместе  с  Антенором  из  Трои.  Их
вождь, прозывавшийся Коринеем, муж скромный, благоразумный и проницательный,
отличался выдающейся доблестью и такой же  отвагой.  И  если  ему  случалось
встретиться в единоборстве с каким-либо гигантом, он одолевал  его  с  такой
легкостью, словно тот был еще  не  окрепшим  мальчиком.  Установив  общность
происхождения и древность своего родства с местными жителями,  новоприбывшие
объединились с Коринеем и возглавляемым им народом, который по имени  своего
вождя впоследствии стал называться корнубиями и во  всех  битвах  и  стычках
Брута неизменно, прежде других, оказывал ему помощь. Затем они все прибыли в
Аквитанию и, войдя в устье Литера, бросили  там  якоря.  Здесь  они  провели
неделю и разведали, как расположено это королевство.
     18. Правил тогда в Аквитании Гоффарий Пикт, король этой  страны.  Когда
до него дошла весть об иноземцах, которые на множестве  кораблей  прибыли  в
пределы его государства, он послал  к  ним  гонцов,  дабы  те  их  спросили,
привезли ли они с собой мир или войну.  Королевские  гонцы,  направляясь  на
розыски чужестранного флота, встретили Коринея,  который  сошел  на  сушу  с
двумястами мужей, дабы поохотиться в чаще лесов. Вступив с ним  в  разговор,
гонцы обратились  к  нему  с  вопросом,  с  чьего  разрешения  он  проник  в
королевские рощи и убивает тут дичь. Ведь издавна установлено, что никто  не
смеет ее поражать без особого повеления государя. На это Кориней им ответил,
что никому ничьего разрешения  на  охоту  вовсе  не  требуется,  и  один  из
королевских гонцов, по имени Имберт, раздраженный  услышанным,  бросился  на
Коринея и из изогнутого своего лука выпустил, метя в него,  стрелу.  Кориней
от нее уклонился, стремительно подскочил к Имберту и его же луком  размозжил
ему голову.
     Остальные же аквитанцы сразу же разбежались, едва  ускользнув  от  руки
Коринея, и сообщили Гоффарию  об  убийстве  его  приближенного.  Опечаленный
вождь пиктавов немедленно собрал огромное войско, дабы  отмстить  за  смерть
своего посла. А Брут, узнав о подходе этого войска, укрепляет  свои  корабли
и, повелев, чтобы женщины и малые дети оставались на них, сам со всеми теми,
кто полон сил, выступает навстречу врагу.
     Наконец, оба войска сошлись, и началась  жестокая  сеча.  И  когда  уже
большая половица дня миновала во  взаимном  смертоубийстве,  Кориней  ощутил
стыд, что аквитанцы все еще продолжают отчаянно  сопротивляться,  а  троянцы
все не могут их победить. И вот, преисполнившись доблести, он увлек своих на
правую сторону поля сражения и, составив отряд, учинил стремительный  натиск
на неприятеля, и, ворвавшись в гущу врагов сомкнутым строем,  не  переставал
их разить, пока со своими проникшими в тыл неприятеля  воинами  не  принудил
его обратиться в бегство. После потери меча в сумятице боя Фортуна  снабдила
Коринея обоюдоострой секирой, которою всякого, до кого  мог  дотянуться,  он
разрубал надвое, сверху донизу. Отваге и доблести этого мужа  дивился  Брут,
дивились подчиненные Коринея, дивились также враги. А он, потрясая  секирой,
перед толпою бегущих, не меньший ужас сеял в них такими  словами:  "Куда  вы
бежите,  трусы?  Куда,  бежите,  слабые  духом?  Вернитесь,  о  вернитесь  и
сразитесь один на одни с Коринеем! О позор! Столь  многие  тысячи  бегут  от
меня одного! Впрочем, пусть оправданием вашего бегства послужит то, что  вас
преследую я, Кориней,  который  столько  раз  неизменно  обращал  в  бегство
тирренских гигантов, который множество раз низвергал их в Тартар".
     Услышав это, оборачивается некий военачальник врагов, по  имени  Сугард
и, ведя за собой триста воинов, бросается на Коринея,  но  тот,  прикрывшись
щитом  от  его  удара  и  не  забыв  о  секире,  которой  был  вооружен,  но
размахнувшись ею, обрушил ее на верхушку шлема  Сугарда  и  надвое  разрубил
оглушенного противника сверху донизу. Устремившись вслед за тем и на  других
его воинов, он принимается вращать своею секирой и, беспощадно их истребляя,
неутомимо носится между ними и, уклоняясь от направленных на него ударов, не
перестает поражать врагов: иному вместе с кистью  отрубает  он  руку,  иному
отделяет лопатки от туловища, иному одним ударом сносит голову с плеч, иному
отсекает голени со ступнями. Все бросаются на него одного, а он один на  них
всех. Увидев происходящее, Брут, движимый любовью к этому доблестному  мужу,
спешит с отрядом к нему на помощь.  И  тут  начинают  раздаваться  крики  на
разных наречиях, здесь наносятся частые  удары  мечами,  здесь  обе  стороны
яростно  истребляют  друг  друга.   Вскоре,   однако,   троянцы   одерживают
решительную победу и  обращают  в  бегство  короля  Гоффария  вместе  с  его
пиктавами.
     19. Едва уйдя от погони, тот посетил  различные  области  Галлии,  дабы
обеспечить себе  поддержку  родни  и  друзей,  В  то  время  в  Галлии  было
двенадцать королей, правивших  независимо  друг  от  друга.  Благожелательно
встретив Гоффария, они единодушно обещают ему изгнать из пределов  Аквитании
вторгшихся в нее чужеземцев. А Брут, обрадованный  описанной  выше  победой,
одаряет сотоварищей доспехами  павших  и,  одарив,  снова  объединяет  их  в
отряды, после чего ведет за собой по стране, чтобы, перебив  ее  обитателей,
заполнить свои корабли их богатствами. Горящими головнями Брут поджигает  со
всех сторон их города и извлекает укрытые там в тайниках сокровища; он также
опустошает поля, безжалостно истребляет  знатных  и  простой  люд,  стремясь
уничтожить несчастный народ  до  последнего  человека.  И  вот,  намереваясь
подвергнуть подобному разорению почти  всю  Аквитанию,  он  прибывает  в  то
место, где теперь расположен город  Туронов,  который,  как  свидетельствует
Гомер, он позднее выстроил. И так как местность  показалась  ему  подходящей
для основания укрепления, он здесь разбивает для себя лагерь, чтобы в случае
нужды в нем можно было укрыться. Надо сказать, что его  тревожили  опасения,
как  бы  сюда  не  явился  Гоффарий  в  сопровождении  королей  и  галльских
военачальников  с  огромным  числом  вооруженных,  дабы  вступить  с  ним  в
сражение. Покончив с разбивкой лагеря, он прождал тут Гоффария  двое  суток,
уповая на свою рассудительность и на  отвагу  бывшей  у  него  в  подчинении
молодежи.
     20. А Гоффарий, получая известия о пребывании на его  землях  троянцев,
не прекращал двигаться ни ночью ни днем, пока не  увидел  поблизости  лагерь
Брута. Заметив над ним тревожное зарево, он, слегка усмехнувшись, разразился
такими словами:  "О,  горестная  судьба!  Безвестные  беглецы  расположились
лагерем в моем королевстве! Вооружайтесь, мужи, вооружайтесь и наступайте на
врага сомкнутыми рядами! Еще немного, и мы  захватим  евнухов  этих,  словно
овец, и распродадим схваченных по всему нашему королевству".
     Итак, все, кого он с собою привел, облеклись в доспехи и вооружились и,
разделенные на двенадцать  сильных  отрядов,  начали  наступать  на  врагов.
Навстречу им, расставив своих в  должном  порядке,  бесстрашно  устремляется
Брут, заранее указав  своим  воинам,  как  им  надлежит  действовать,  каким
образом нападать и обороняться. В разразившейся схватке сначала  возобладали
троянцы, учинившие врагам жесточайшее избиение. Тех пало  тогда  около  двух
тысяч. Остальные, как бы совсем обезумев от страха, ударились в бегство.  Но
успех в конце концов обычно приходит к тому, у  кого  больше  людей.  И  вот
галлы, располагая тройным превосходством в воинах, хотя  вначале  и  понесли
поражение, придя в себя и собравшись  с  силами,  отовсюду  устремляются  на
троянцев и, одолев их, заставляют укрыться в  лагере.  Одержав  победу,  они
обложили лагерь осадою, решив не уходить до тех пор, пока загнанные  в  него
не подставят свои шеи для рабских цепей, либо  погибнут  там  в  невыносимых
мучениях, изнуренные длительным голодом.
     Между тем следующей ночью Кориней и  Брут  устроили  совещание,  причем
первый из них заявил, что хочет этой же ночью, отыскав  какую-либо  лазейку,
выйти из лагеря и притаиться до наступления дня в близлежащем лесу; когда же
Брут выступит на рассвете, чтобы сразиться с врагами, он, Кориней, со своими
воинами кинется на неприятеля с тылу и вступит с ним в схватку. Этот замысел
Коринея пришелся по душе Бруту. А  тот,  искусно  выполняя  свое  намерение,
вышел из лагеря с тремя тысячами  воинов  и  укрылся  в  чаще  лесов.  Когда
занялся следующий день, Брут распределил своих  сотоварищей  по  отрядам  и,
открыв лагерные ворота, выступает готовый к бою. Немедленно на него кидаются
галлы и затевают с ним битву. С обеих сторон погибают многие  тысячи  мужей,
нанося смертельные раны друг другу, ибо здесь никто не щадит противника. Был
среди дерущихся некий троянец, племянник Брута  по  имени  Турн,  сильней  и
отважней которого, за исключением Коринея, не было никого. Он один, действуя
только мечом, истребил шестьсот вражеских воинов. Но все же раньше, чем  ему
подобало, он погиб, убитый  множеством  навалившихся  на  него  галлов.  Его
именем будет назван впоследствии город Тур, ибо он был именно тут  погребен.
И вот.когда оба стана особенно яростно бились,  нежданно-негаданно  появился
Кориней и ударил по врагу с тыла. Это воодушевило выступивших из  лагеря,  и
они теснят неприятеля с другой стороны и стараются его уничтожить. А  галлы,
ошеломленные раздавшимися за их спинами кликами людей Коринея и  сочтя,  что
на них идет большее число воинов, чем их было в действительности,  торопятся
покинуть поле сражения. Троянцы же неотступно преследуют  их  и,  преследуя,
поражают насмерть; и не перестают поражать до  тех  пор,  пока  не  одержали
победы. А Брута, хотя такое полное торжество  над  врагом  и  доставило  ему
величайшую радость, удручает все же печальная  мысль,  что  численность  его
сотоварищей  с  каждым  днем  уменьшается,  тогда  как  численность   галлов
неуклонно  растет.  Одолеваемый  по  этой  причине  сомнениями,  должно   ли
продолжать биться с ними, он в конце концов предпочел,  пока  большая  часть
его воинов  все  еще  невредима  и,  окрыленные  победой,  они  преисполнены
бодрости, отплыть на своих кораблях к тому острову, который предуказало  ему
божество. И, не мешкая, он с согласия подчиненных  прибыл  к  своему  флоту,
погрузил на суда богатую добычу, которую успел захватить, и взошел на них со
всеми своими людьми. Плывя с попутными ветрами к  обетованному  острову,  он
пристал, наконец, к Тотонскому побережью.
     21. На острове, который назывался тогда Альбионом, не жил никто,  кроме
немногих гигантов. Тем не менее его чарующие глаз человеческий дивные земли,
обилие рек, богатых рыбой, его нетронутые леса внушили как самому Бруту, так
и его спутникам  страстное  желание  поселиться  на  нем.  Обойдя  несколько
областей, троянцы прогнали обнаруженных ими гигантов,  укрывшихся  в  горных
пещерах, и распределили между  собой  всю  страну,  поставив  правителя  над
каждою ее частью. Они начинают возделывать пашни и строить жилища,  так  что
короткое время спустя ты мог бы счесть этот остров землею, обитаемой испокон
веков. Наконец, Брут по собственному имени нарекает его Британией,  а  своих
сотоварищей  бриттами;  ведь  ему  хотелось  в  этих  названиях  запечатлеть
навсегда свое имя. Отсюда и язык народа, который прежде прозывался троянским
или исковерканным греческим, впоследствии стал  именоваться  бриттским.  Что
касается Коринея, то ту долю королевства, которую  ему  даровал  жребий,  он
назвал по собственному своему имени  Коринеей,  последовав  в  этом  примеру
вождя, а свой народ коринейским. Располагая возможностью выбрать  по  своему
усмотрению любую область на острове, он предпочел именно эту,  которая  либо
потому, что составляет как бы отросток корня Британии, либо из-за  искажения
имени Коринея, именуется ныне Корнубией. Его больше всего прельщало, что тут
он сможет бороться с гигантами, которые здесь были в таком изобилии, как  ни
в одной из  распределенных  между  его  сотоварищами  областей.  Среди  этих
гигантов  был  один  особенно  отвратительный,  которого   звали   Гоемагог.
Двенадцати локтей ростом, он был наделен такой силой, что в  одно  мгновение
вырывал из земли мощный дуб со  всеми  корнями,  точно  он  был  всего  лишь
ореховый куст. Однажды, когда Брут устроил в гавани, где  впервые  высадился
на землю Британии, праздник в честь богов, Гоемагог  с  двадцатью  гигантами
истребил в беспощадной схватке множество  бриттов.  Но  бритты,  сбежавшись,
наконец, отовсюду, взяли верх  над  гигантами  и  перебили  их  всех,  кроме
Гоемагога. Брут повелел сохранить ему  жизнь,  желая  посмотреть  на  борьбу
между этим  гигантом  и  Коринеем,  который  неудержимо  жаждал  вступить  в
единоборство с этим чудовищем.
     Итак, Кориней, преисполненный величайшего ликования, препоясавшись  для
борьбы и отложив оружие в сторону, вызывает Гоемагога на состязание в силе и
ловкости. В начале схватки одолевает то Кориней, то гигант, и,  сжимая  друг
друга в железных объятиях, они оглашают  воздух  своим  учащенным  дыханием.
Вскоре, однако, стиснув Коринея изо  всей  силы,  Гоемагог  сломал  ему  три
ребра, два справа и одно слева. Тогда Кориней, распалившись  гневом,  собрал
все свои силы, взвалил Гоемагога на плечи и как можно быстрее, насколько ему
позволял вес его ноши, устремился  к  берегу  моря.  Затем,  взобравшись  на
вершину скалы, он распрямился, напрягся и  сбросил  в  море  вышеупомянутое,
несущее гибель чудовище, которое держал на плечах. И гигант, падая  с  одной
крутой скалы на другую,  растерзанный  на  тысячу  кусков,  рухнул  в  воду,
замутив ее своей кровью. Это место, названное в память  падения  гиганта  со
скалы, и поныне именуется Прыжком Гоемагога.
     22.  Покончив  с  разделом  королевства,  Брут  загорелся   неудержимым
желанием выстроить город. Стремясь  осуществить  это  намерение,  он  обошел
вдоль и поперек всю страну, чтобы найти подходящее для этого  города  место.
Подойдя к реке Темзе, он прошел вдоль ее берегов и обнаружил  пригодное  для
воплощения своего замысла место. Итак, он основал город и тут же назвал  его
Новою Троей. И этим именем вновь  основанный  город  назывался  впоследствии
долгие годы, пока, наконец, по причине искажения этого наименования не  стал
Триновантом. Однако позднее Луд, брат Кассибеллана, который сражался с Юлием
Цезарем, захватил в свои руки кормило власти и окружил  этот  город  мощными
крепостными стенами, а также башнями поразительно искусной постройки.  И  он
повелел, чтобы город отныне носил в его честь название Каерлуд, что означает
город Луд. Из-за этого позднее между ним и  Неннием,  его  братом,  возникла
величайшая распря, ибо Ненний не  мог  примириться  с  тем,  что  Луд  хочет
предать забвению самое слово  Троя.  Поскольку  историк  Гильдас  достаточно
подробно поведал об этой распре, то я предпочел не распространяться  о  ней,
дабы  никому  не  казалось,  что  моим  низменным  слогом  я  осквернил  так
превосходно рассказанное столь даровитым писателем. Итак,  после  того,  как
вышеназванный вождь основал вышеназванный  город,  он  по  праву  победителя
предоставил его своим людям для заселения и дал им законы, дабы  между  ними
царили мир и согласие.
     В Иудее правил тогда священник Илий, и захваченный филистимлянами кивот
Завета пребывал в их руках. В Трое после изгнания потомков Антенора  правили
сыновья Гектора. В Италии правил Сильвий Эней, сын Энея, дядя Брута,  третий
из рода Латина.
     23.  Брут  познал  Инногену,  супругу  свою,  и  она  родила  ему  трех
прославленных сыновей, имена коих были Локрин, Альбанакт и Камбр. После того
как отец их на двадцать  четвертом  году  по  прибытии  на  остров  Британию
переселился из этого мира в иной, они погребли  его  внутри  основанного  им
города и, разделив его королевство между собой,  удалились  каждый  к  себе.
Локрин, старший из них,  владел  серединой  острова,  которая  позднее  была
названа по его имени Лоегрией; Камбр - той  частью  его,  которая  лежит  за
рекой Сабриной и ныне зовется Валлией, а ранее долгое время  прозывалась  по
его имени Камбрией,  из-за  чего  народ  этой  области  на  бриттском  языке
называет сам себя Камбро; наконец, младший брат Альбанакт получил  под  свою
руку страну, которая на нашем языке прозывается ныне Скоттией и  которой  он
по имени своему присвоил имя Альбании.
     24. Они долгое время правили в нерушимом мире и таком же согласии,  как
вдруг в Альбании высадился повелитель гуннов Хумбер и, вступив в сражение  с
Альбанактом, его умертвил, а народ этой страны принудил  бежать  к  Локрину.
Последний, когда до него дошла весть об этом, объединился  со  своим  братом
Камбром  и,  собрав  всю  подвластную  ему  молодежь,   выступил   навстречу
повелителю гуннов и столкнулся с  ним  возле  реки,  ныне  носящей  название
Хумбер. Сойдясь с повелителем гуннов в битве, он обратил Хумбера в  бегство,
и тот, достигнув реки, утонул в ее водах, оставив ей свое имя. А  победитель
Локрин разделил доставшуюся  от  врагов  добычу  между  своими  воинами,  не
удержав для себя ничего, кроме золота и серебра,  обнаруженных  на  кораблях
пришельцев.
     Но удержал он для себя и трех дев поразительной красоты.  Прекраснейшая
из них была дочерью одного  из  германских  королей;  вышеупомянутый  Хумбер
похитил ее вместе с двумя другими, опустошив королевство ее отца.  Ее  звали
Эстрильдой, и была она так хороша, что нелегко  отыскалась  бы  какая  иная,
способная идти в сравнение  с  нею;  тело  ее  превосходило  своей  белизной
прославленную слоновую кость,  свежевыпавший  снег  и  любую  лилию.  И  вот
Локрин, воспылав к ней любовью, возжаждал возлечь с нею на ложе и сочетаться
с ней браком. Когда Коринея  известили  об  этом,  он  распалился  безмерным
негодованием, ибо Локрин уговорился с ним ранее, что  возьмет  за  себя  его
дочь. Итак, потрясая секирой, Кориней предстал пред  королем  и  сказал  ему
так: "Вот как отплачиваешь ты мне, Локрин, за  бессчетные  раны,  которые  я
получил, служа твоему отцу, когда он затевал битвы  с  неведомыми  народами!
Вот как отплачиваешь ты мне, отвергая мою дочь и  вступая  в  супружество  с
какою-то чужестранкой! Но не пройдет это тебе безнаказанно, и  порукой  тому
сила, которой наделена вот эта моя  десница,  на  берегах  Тирренского  моря
лишившая радости жизни столь многих гигантов". Возглашая  это  все  снова  и
снова, он потрясал секирой, как бы  собираясь  поразить  ею  Локрина,  чего,
однако, не допустили друзья их обоих. Уняв Коринея,  они  принудили  Локрина
исполнить обещанное.  Итак,  Локрин  взял  в  жены  дочь  Коринея  по  имени
Гвендолена, не забывая вместе с тем и о своей страсти к Эстрильде;  соорудив
подземелье под городом Триновантом, он поместил ее там, поручив приближенным
окружить затворницу должным почетом и преданно ей служить. Он желал хотя  бы
втайне вкусить от нее любовные наслаждения. Ибо, страшась Коринея,  не  смел
открыто держать ее при себе, и, как сказано выше, скрыв ото всех, посещал ее
целых семь лет, причем никто об этом не  был  осведомлен,  кроме  отмеченных
особым его доверием приближенных. Ведь отправляясь  к  ней,  он  всякий  раз
утверждал, будто хочет совершить в одиночестве жертвоприношение своим личным
богам. Таким образом, внушив  некоторым  ложное  о  себе  представление,  он
побудил их превозносить его  за  мнимое  благочестие.  Между  тем  Эстрильда
зачала от Локрина и родила девочку поразительной  красоты,  которую  назвала
Хабрен. Зачала также и  Гвендолена,  которая  родила  мальчика,  нареченного
именем Маддан.  Отданный  на  попечение  деда  своего  Коринея,  он  усердно
усваивал его наставления.
     25. В дальнейшем,  по  смерти  Коринея,  Локрин  покинул  Гвендолену  и
провозгласил Эстрильду королевой. А Гвендояена,  распалившись  негодованием,
отбыла в Корнубию и, созвав молодежь со всего королевства, начала  тревожить
Локрина вооруженными нападениями. Наконец, войска обоих сошлись и вступили в
сражение близ реки Стуры, где Локрин,  пронзенный  стрелой,  распростился  с
радостью, которая дарует нам жизнь. После его  гибели  королева  Гвендолена,
неистовая и яростная, как и ее отец, взяла в свои  руки  кормило  правления.
Эстрильду и ее дочь Хабрен  она  приказала  бросить  в  реку,  которая  ныне
зовется Сабриной, и по всей Британии разослала указ, предписывавший называть
эту реку по имени девушки. Она хотела, очевидно, обеспечить ей таким образом
вечную память, ибо та родилась от ее супруга; вот почему эта река  на  языке
бриттов носит название  Хабрен,  но  по  причине  искажения  обычно  зовется
Сабриной.
     После убийства Локрина Гвендолена царствовала пятнадцать лет, он  же  -
десять. Увидев, что ее сын Маддан достиг уже зрелого возраста,  она  вручила
ему бразды правления, пожизненно сохранив за собою лишь область Корнубию.
     В Иудее правил тогда пророк Самуил; был еще жив Сильвий Эней,  а  Гомер
почитался прославленным ритором и поэтом.
     26. Маддан взял жену, которая родила  ему  двух  сыновей,  Мемприция  и
Малима, и в мире и тщании правил своим королевством в  течение  сорока  лет.
После его кончины между вышеназванными его сыновьями возник спор о верховной
власти, ибо и тот и другой желали самолично владеть  всем  островом.  И  вот
Мемприций, страстно стремясь удовлетворить свои чаяния, вступил в переговоры
с  Малимом,  якобы  намереваясь  восстановить  между,  ними  согласие,   но,
воспламененный огнем предательства, убил его во время переговоров.  Захватив
затем власть над всем островом, он стал творить такое насилие,  что  обрекал
на смерть почти каждого из знатнейших.  Он  возненавидел  также  всех  своих
кровных родичей и, опасаясь, как бы кто из них не свергнул его и не  увенчал
себя королевской короной,  стремился  или  силой,  или  коварством  их  всех
уничтожить. Покинув свою жену,  которая  была  матерью  достославного  юноши
Эбраука,   он   предался   содомии,   предпочитая    естественному    соитию
противоестественный блуд. Наконец, на двадцатом году своего царствования  он
отстал на охоте от спутников и забрел в какую-то лощину  среди  холмов,  где
был окружен и разорван  в  клочья  собравшимися  во  множестве  прожорливыми
волками.
     Тогда в Иудее царем был Саул, в Аакедемоннии - Эврисфей.
     27. После гибели Мемприция власть в Британии взял в свои руки  его  сын
Эбраук, муж могучего сложения и поразительной силы, и  тридцать  девять  лет
стоял у кормила правления. После Брута он первым  направил  свои  корабли  к
границам Галлии  и,  затеяв  войну,  изнурил  эти  края  убийством  мужей  и
насилиями, чинимыми в городах, после чего возвратился с победою, обогащенный
несметным количеством золота и серебра.  Кроме  того,  за  рекой  Хумбер  он
основал город, который по своему имени  назвал  Каерэбраук,  то  есть  город
Эбраука.
     В Иудее  тогда  царствовал  царь  Давид,  в  Италии  -  Сильвий  Латин,
пророками в Израиле были Гад, Натан и Асаф.  Эбраук  основал  поблизости  от
Адьбании город Алкдуд и укрепление на горе Агнед,  которое  ныне  называется
Замком дев, а также Скорбной горой. Было у него двадцать сыновей, родившихся
от двадцати его жен, и тридцать дочерей. Вот имена его сыновей: Брут Зеленый
щит, Маргадуд,  Сизилий,  Регин,  Морвид,  Бладуд,  Ягон,  Бодлоан,  Кинкар,
Спаден, Гауль, Дардан, Элдад, Ивор,  Кангу,  Гектор,  Керин,  Руд,  Ассарак,
Буель; а вот имена его дочерей; Глойгин, Игногин, Оудас, Гвен-лиан, Гаурдид,
Ангарад, Гвенлодое, Тангустель, Горгон,  Медлан,  Метаель,  Оурар,  Майлуре,
Камбреда, Раган, Гаель, Экуб, Нест, Хейн, Стадуд, Гладус,  Эбрейн,  Бланган,
Абаллак, Ангаес, Галаес (тогда самая красивая из  всех  девушек  Британии  и
Галлии), Эдра, Анор, Стадиальд, Эгрон. Их всех  отец  отправил  в  Италию  к
Сильвию Альбе, который царствовал после Сильвия Латина. Там они были  выданы
замуж за знатных троянцев, разделять ложе с которыми не желали  латинянки  и
сабинянки. Его сыновья под предводительством своего брата  Асса-рака  повели
корабли в Германию  и,  покорив  с  помощью  Сильвия  Альбы  ее  обитателей,
захватили все это царство.
     28. Брут, прозванный Зеленым щитом, остался при отце и,  овладев  после
него властью, правил в течение двенадцати лет. Ему наследовал его сын  Лейл,
почитатель  мира  и  справедливости.  Воспользовавшись  процветанием  своего
королевства, он построил в северной части  Британии  город,  назвав  его  по
своему имени Каерлеилом.
     Тогда Соломон начал в Иерусалиме возводить  храм  Господень;  тогда  же
туда прибыла, дабы вкусить от его премудрости, царица Савская, и тогда занял
престол своего отца Альбы Сильвий Эпит.
     Прожил Лейл после того, как унаследовал королевство, двадцать пять лет,
но стал под конец править вяло и нерадиво. И так как его равнодушие к  делам
государственным все усиливалось,  в  царстве  бриттов  внезапно  разгорелась
междоусобная распря.
     29. После него  тридцать  девять  лет  правил  его  сын  Руд  Гудибрас.
Возвратив народ из междоусобной розни к согласию, он основал  Каеррейнт,  то
есть Кантуарию.  Основал  он  и  Каергвейнт,  то  есть  Гвинтонию,  а  также
укрепление на горе Паладур, которое  ныне  именуется  Сефтонией.  Когда  там
возводилась стена, заговорил, как рассказывают, орел, чьи слова, если  бы  я
считал достоверными, то не преминул  бы  среди  всего  прочего  сообщить  их
потомству.
     Тогда царствовал Капис, сын Эпита, и пророчествовали Аггей, Амос,  Иов,
Иоиль и Азария.
     30. Наследовал Гудибрасу его сын Бладуд, который правил затем  двадцать
лет. Он основал город Каербадум, который ныне называется Бад,  и  устроил  в
нем горячие бани для общего пользования. Он  препоручил  их  покровительству
богини Минервы, в чьем храме поместил неугасаемые головни,  которые  никогда
не превращались в золу, но, остывая, становились каменными глыбами.
     В те времена Илия молился о том, чтобы не проливался на землю дождь,  и
дождя не было три года и шесть месяцев.
     Король Бладуд был  человеком  больших  дарований.  Он  научил  Британию
колдовству и  был  тароват  на  всевозможные  выдумки,  пока  не  попытался,
изготовив для себя крылья, воспарить высоко в небо, но упал в Тринованте  на
храм Аполлона и разбился так, что от него ничего не осталось.
     31. После гибели Бладуда  королем  становится  сын  его  Леир,  который
шестьдесят лет достойно правил страной.  Он  основал  город  на  реке  Соре,
который  на  языке  бриттов  называется  Каерлеир,   а   на   языке   саксов
Лерецестрией. Провидение отказало ему в потомстве мужского  пола  и  одарило
его только тремя дочерьми, каковые звались Гонорильей,  Регау  и  Кордейлой.
Отец питал к ним, и в особенности к младшей Кордейле, редкостную  любовь,  и
так как к нему  уже  стала  приближаться  старость,  решил  отдать  им  свое
королевство и сочетать их браком с такими мужьями, которые, взяв их за себя,
стали бы вместе с тем и властителями его государства.
     Однако чтобы определить, какая из них достойна  получить  лучшую  часть
его королевства, он посетил каждую из них в отдельности, стараясь дознаться,
которая любит его больше других. Когда он задал свой вопрос  Гонорилье,  та,
призвав в свидетели богов-небожителей, заявила, что  он  ей  намного  дороже
души, обитающей в ее теле. На что отец обратил к ней такие  слова:  "Раз  ты
чтишь мою старость превыше жизни своей, я выдам  тебя,  дражайшая  дочь,  за
юношу, какого бы ты для себя ни избрала,  дав  ему  за  тобою  третью  часть
королевства Британии".  Регау,  которую  он  вслед  за  тем  посетил,  желая
снискать отцовское благоволение, последовала примеру сестры и на его вопрос,
поклявшись, ответила, что она любит его, как никого  на  всем  свете  и  что
сверх этого ей сказать нечего. Поверив и этой, отец обещал наделить ее столь
же высоким положением, как первородную дочь, и устроить ее  замужество,  дав
за нею другую треть своего королевства. Младшая дочь Кордейла, понимая,  что
отца покорили льстивые уверения старших  сестер,  пожелала  его  испытать  и
порешила ему ответить иначе, чем те: "Существует ли  где,  отец  мой,  такая
дочь, которая могла бы мнить о себе, будто она любит отца более,  чем  отца?
Не думаю, чтобы где-нибудь отыскалась такая,  которая  посмела  бы  подобное
утверждать, если только ее к этому не побуждает намерение за лживыми словами
скрыть правду. До сих пор я всегда любила тебя как отца,  да  и  теперь  мое
чувство сохраняется во  мне  неизменным.  А  если  ты  домогаешься  от  меня
чего-либо большего, то будь неколебимо уверен в моей любви и привязанности и
прекрати расспросы свои. Ведь ты стоишь столько, сколько заключаешь в  себе,
и столько же любви я питаю к тебе".  Выслушав  это,  отец,  сочтя,  что  она
высказалась от всего сердца и  с  полною  искренностью,  вознегодовал  и  не
преминул высказать все, что накопилось в его  душе.  "Так  как  ты  выказала
столько презрения к моей старости и отказываешь мне в той любви, какою любят
меня твои сестры, я также отвергну тебя, и в отличие от них ты  не  получишь
ни частички моего королевства. Впрочем, я не хочу сказать, поскольку ты  моя
дочь, что не выдам тебя, если представится  случай,  за  чужестранца.  Но  я
твердо говорю тебе, что не стану стараться выдать  тебя  замуж  с  таким  же
почетом, как выдам твоих сестер, ибо, хотя я до этого дня любил тебя больше,
чем их, ты любишь меня менее, чем они".
     И он, не мешкая, по совету своих приближенных выдал двух  вышеназванных
дочерей за двух властителей, а именно Корнубии и  Альбании,  предоставив  им
немедленно  лишь  половину  острова  и  оставляя  после  своей  кончины  все
королевство Британию.  Случилось  в  последующем  так,  что  король  франков
Аганипп, прослышав о редкостной  красоте  Кордейлы,  немедленно  отправил  к
королю Леиру послов, прося отдать ее ему в жены. Отец, все еще  упорствуя  в
гневе, о котором упоминалось выше, ответил, что охотно отдаст дочь за  него,
однако без земли и без денег, ибо все свое королевство  со  всем  золотом  и
серебром он уже подарил Гонорилье и Регау, сестрам девушки, которую  сватает
Аганипп. Когда Аганиппа известили об этом, распаленный любовью к девушке, он
снова отправил к королю Леиру гонцов, заявив, что золота и серебра, а  также
другого добра у него у самого предостаточно, ибо ему принадлежит одна  треть
Галлии, и что он берет за себя Кордейлу,  дабы  иметь  от  нее  наследников.
Наконец, по заключении должного соглашения, Кордейла отсылается в  Галлию  и
становится женой Аганиппа.
     Спустя много времени, когда Леира стала  одолевать  старость,  восстали
против него те властители, коим он вместе с  дочерьми  отдал  Британию.  Они
отняли у него королевство и королевскую власть, которую вплоть до  этого  он
мужественно и со славою удерживал за собой.  После  того  как  между  ним  и
детьми произошло примирение,  один  из  них  по  имени  Маглаун,  властитель
Адьбанский, принял его к себе и вместе с ним  сорок  воинов,  дабы,  живя  у
него, Леир не претерпевал  унижения.  Однако  после  двухлетнего  пребывания
Леира у зятя его дочь Гонорилья возмутилась  многочисленностью  находившихся
при нем воинов, которые затевали ссоры с ее управителями, домогаясь  от  тех
более щедрой выдачи им месячины.  Посему  по  уговору  со  своим  мужем  она
повелела отцу довольствоваться отныне двадцатью  подчиненными  ему  воинами,
отослав прочь всех остальных.
     Разгневанный  этим  Леир,  покинув  Маглауна,  отправился  к   Хенвину,
властителю Корнубии, за которого в свое время выдал  вторую  дочь  Регау.  И
хотя тот принял его с почетом, не миновало и года, как между его  челядью  и
королевскими  воинами  возникли  раздоры.  Распалившись  по   этой   причине
негодованием, Регау велела отцу отослать  всех  сотоварищей  за  исключением
пятерых, которые по-прежнему оставались бы в его подчинении.
     Впоследствии ее вконец раздосадованный этим отец  возвратился  к  своей
первородной дочери, рассчитывая, что сможет склонить ее к  снисходительности
и она предоставит приют и ему, и всем его воинам. Но  она  отнюдь  не  стала
терпимее и поклялась небожителями, что примет его только в том случае, если,
расставшись с прочими, он  удовольствуется  одним-единственным  воином.  При
этом она упрекала его за то, что, будучи стариком и ничего за душой не имея,
он хочет пребывать у нее с такой многочисленной свитой. И так как она  ни  в
чем не уступила его настояниям, он в конце концов ей подчинился и, позабыв о
своих двухстах в былое время телохранителях, остался у нее только  с  одним.
Однако постоянно предаваясь воспоминаниям о своем былом величии и  проклиная
бедственное положение, в котором он оказался, король Леир стал  помышлять  о
своей младшей дочери за морем и  о  том,  чтобы  к  ней  обратиться.  Но  он
сомневался, пожелает ли она хоть в чем-нибудь его поддержать,  поскольку  он
выдал ее столь бесславно, как рассказано выше. Все же, не желая пребывать  и
дальше  в  столь  тягостном  унижении,  он  переправился   в   Галлию.   Но,
переправляясь на корабле, он увидел, что его знатные  спутники  относятся  к
нему с явным пренебрежением, и, проливая слезы и  горько  рыдая,  разразился
такими словами: "О неумолимая череда судеб, шествующих привычною поступью по
предуказанному пути! Зачем вы некогда пожелали даровать мне шаткое  счастье,
если, утратив его, мысленно  возвращаться  к  нему  много  мучительнее,  чем
подвергаться преследующим тебя бедствиям? Ведь воспоминание о тех  временах,
когда, окруженный многими тысячами воинов, я то и дело  низвергал  городские
стены и разорял земли врагов, удручает меня много больше, чем  нынешнее  мое
убожество, которое позволило тем, кто валялся в моих ногах, покинуть меня  в
беспомощности и немощи. О, преследующий меня  рок!  Придет  ли  когда-нибудь
день, в который я смогу полной мерою воздать тем, кто бежал от меня,  бросив
среди моих злосчастий и в нищете?  О  дочь  Кордейла,  до  чего  справедливы
слова, которыми ты ответила, когда я спросил, какую  любовь  ты  питаешь  ко
мне. Ведь ты сказала тогда: "Ты стоишь столько, сколько заключаешь в себе, и
столько же любви я питаю к тебе". Стало быть, пока у меня было то, что я мог
раздавать тем, кто был друзьями не мне, а  моим  дарам,  я  казался  чего-то
стоющим. И они любили не меня, а  более  щедроты  мои.  Ибо  не  стало  этих
щедрот, и их тоже не стало. Но с  каким  лицом,  дражайшая  дочь,  посмею  я
обратиться к тебе с просьбою о поддержке,  если,  раздраженный  приведенными
выше твоими словами, я вознамерился выдать  тебя  замуж  хуже,  чем  старших
твоих сестер, которые после всех благодеяний, что я  им  оказал,  допускают,
чтобы я был бесприютен и нищ?"
     Неотрывно думая обо всем этом и твердя про себя подобное, он  прибыл  в
Карицию, где жила его дочь. Решив выждать за городом, он послал  к  Кордейле
гонца, дабы тот сообщил ей о бедственном положении, в котором он оказался, о
том, что ему нечего есть и нечем прикрыть свою наготу, и что он взывает к ее
милосердию. После того как гонец поведал ей обо всем, растроганная  Кордейла
горько заплакала и спросила, сколько воинов состоит при ее  отце.  Посланный
на это ответил, что при нем  нет  никого,  кроме  единственного  оруженосца,
который вместе с ним дожидается за пределами города. Тогда она  собрала  все
бывшее под руками золото и серебро  и,  вручив  их  вестнику,  наказала  ему
проводить отца в другой город,  устроить  его  там,  больного  и  немощного,
омыть, одеть как подобает и всячески холить. Она повелела также,  чтобы  при
отце находилось сорок отлично одетых и снаряженных воинов и чтобы он сообщил
о своем прибытии королю Аганиппу и  дочери  лишь  после  того,  как  все  ее
распоряжения будут исполнены.
     Вестник, вернувшись к царю Леиру, проводил его в другой город и укрывал
его там, пока не выполнил всего приказанного Кордейлой.
     Вскоре, как только Леир облачился в пышное царское одеяние и  обзавелся
свитой,  он  сообщил  Аганиппу  и  своей  дочери,  что  изгнан  зятьями   из
королевства Британии и прибыл к ним с тем, чтобы при их поддержке  собраться
с силами и вернуть себе свое государство. И они, выйдя к нему  навстречу  со
своими советниками и приближенными, приняли его с должным почетом и  вручили
ему власть над всей Галлией, пока не восстановят его в прежнем достоинстве.
     Между тем  Аганипп  разослал  гонцов  по  всей  Галлии,  распорядившись
собрать вооруженных надлежащим  образом  воинов,  дабы,  предоставив  своему
тестю Леиру потребную  помощь,  добиться  возвращения  ему  его  королевства
Британии. По исполнении этого, взяв с собой дочь, Леир переправил в Британию
множество собранных в Галлии воинов и, сразившись с  зятьями,  одержал  верх
над ними. Затем, восстановив свою власть над всеми своими былыми подданными,
он на третий год умер. Умер и Аганипп,  король  франков.  А  Кордейла,  дочь
Леира, взяв в свои  руки  бразды  правления,  погребла  отца  в  подземелье,
которое приказала соорудить под  рекой  Сорой,  в  городе  Легецестрии.  Это
подземелье  было  посвящено  двуликому  Янусу.  Все  городские  ремесленники
приступили к работам над этим сооружением, которое было  завершено  лишь  по
прошествии года, накануне торжеств в честь упомянутого божества.
     32. После  того  как  Кордейла  в  течение  пяти  лет  в  мире  правила
государством, ее принялись беспокоить племянники, сыновья ее старших сестер,
состоявших  в  супружестве  с  Маглауном  и  Хенвином,  а  именно  Марган  и
Кунедагий. Оба юноши славились своей выдающейся доблестью, причем первый, то
есть Марган, был рожден от Маглауна, тогда как Кунедагий - от Хенвина. После
смерти своих отцов они унаследовали принадлежавшие им владения, досадуя, что
власть над всею Британией принадлежит  женщине.  Итак,  собрав  отряды,  они
восстали против королевы и  упорствовали  в  своей  жестокости,  а,  разорив
несколько областей, начали затевать битвы с самой государыней и, захватив ее
в плен в последней из них, заключили  в  темницу,  где,  удрученная  потерею
королевства, она наложила на себя руки. Засим  юноши  поделили  между  собою
остров, причем та часть, что лежит за Хумбером и расстилается по направлению
к Катанезии, отошла к Маргану, а ту, что на другой стороне реки простирается
к солнечному заходу, получил Кунедагий.
     Спустя  два  года  к  Маргану  явились  такие  люди,  которым  смута  в
государстве была по душе, и, подстрекая его, стали ему нашептывать, что  для
него, старшего возрастом, стыд и позор не  быть  единодержавным  властителем
всего острова. Распаленный этими их словами и многим другим, он  вторгся  со
своим войском в земли, принадлежавшие Кунедагию, и начал опустошать их огнем
и мечом. Итак, разгорелась война, и Кунедагий,  напав  на  Маргана  со  всем
своим многочисленным войском, учинил немалое кровопролитие и обратил  его  в
бегство, после чего стал гнаться за ним по  пятам,  переходя  из  области  в
область, наконец, настиг его и расправился с ним на земле Камбрии, в  месте,
которое после убийства Маргана вплоть до наших дней называется среди местных
жителей  по  его  имени,  то  есть  Марганом.  Одержав   победу,   Кунедагий
сосредоточил в своих руках единоличную власть над всем островом  и  тридцать
три года со славою удерживал ее за собой.
     Тогда пророчествовали Исайя и Осия и в  одиннадцатый  день  от  Майских
календ братьями-близнецами Ремом и Ромулом основан был Рим.
     33. В  дальнейшем  после  кончины  Кунедагия  ему  наследовал  его  сын
Риваллон, юноша удачливый и миролюбивый, который старательно управлял  своим
королевством. Это в его времена три дня сряду падал кровавый  дождь  и  люди
мерли от налетевших во множестве мух.
     После него на престол вступил его сын Гургустий, за ним Сизилий;  после
этого Яго, племянник Гургустия; за ним Кинмарк, сын Сизилия,  а  после  него
Горбодугон. У последнего было два  сына,  одного  из  коих  звали  Ферреукс,
другого Поррекс. Когда их отец начал стареть, между  ними  возникла  распря,
кому из них унаследовать отцовское королевство. Поррекс, превосходя брата  в
алчности, вознамерился убить Ферреукса,  подстроив  ему  западню.  Тому  это
стало  известно,  и,  спасаясь  от  Поррекса,  он  переправился  в   Галлию.
Воспользовавшись поддержкою короля франков Суарда, он возвратился, однако, в
Британию и сразился  с  братом.  В  этом  бою  были  убиты  Ферреукс  и  все
многочисленные его подчиненные. Вскоре их мать, которую звали Юдон,  получив
достоверное известие о гибели сына, впала в  безутешное  горе  и  прониклась
ненавистью к его убийце. Ведь она любила убитого больше, чем  оставшегося  в
живых. Смерть этого сына до того распалила  в  ней  гнев,  что  ее  охватило
безудержное желание отметить  его  брату.  Итак,  выждав  время,  когда  тот
погрузился в сон, она  вместе  со  своими  служанками  на  него  нападает  и
разрывает  на  куски.  По  этой  причине  народ  долгое  время  страдал   от
междоусобных распрей, и королевство побывало  в  руках  у  пятерых  королей,
которые чинили друг другу неисчислимые бедствия.
     34. В наступившее вслед за тем время выдвинулся отличавшийся  доблестью
юноша, которого звали Дунваллон  Молмуций.  Был  он  сыном  Клотена,  короля
Корнубии,  и  своей  красотою  и  смелостью  превосходил   всех   британских
властителей. Унаследовав после кончины отца  власть  над  своею  землей,  он
восстал против Пинерра, короля Лоегрии, и в состоявшейся  между  ними  битве
его убил. Затем вступили в соглашение между собой Рудаук, король Камбрии,  и
Статерий, король Альбании, которые, заключив договор, повели свои  войска  в
земли Дунваллона,  с  тем  чтобы  подвергнуть  разграблению  дома  и  пашни.
Выступив навстречу им  с  тридцатью  тысячами  мужей,  Дунваллон  завязал  с
пришельцами бой. И когда бились уже большую часть дня,  Дунваллон,  которому
не удавалось одолеть  неприятеля,  выделил  шестьсот  отважнейших  юношей  и
приказал им подобрать доспехи погибших врагов и надеть их на себя. Да и  сам
он, сбросив те, что были на нем, поступил точно так же, после чего вклинился
во главе своих в ряды наступавших вражеских воинов, ведя себя так, точно его
люди принадлежат к их  числу.  Подобравшись,  наконец,  к  тому  месту,  где
пребывали Рудаук и Статерий, он повелел своим  подчиненным  учинить  на  них
нападение. Это было исполнено, и тут погибли оба упомянутых  выше  короля  и
многие вместе с ними. Опасаясь, однако,  как  бы  не  пасть  от  рук  своих,
обманутых  вражескими  доспехами,  в  которые  он  был  облачен,   Дунваллон
возвращается к своим воинам и сбрасывает с себя чужое. Затем  снова  берется
за оружие, увещевает своих кинуться на врагов и  яростно  нападает  на  них.
Одержав над ними решительную победу, он их рассеивает и обращает в  бегство,
вслед  за  чем  вторгается  во  владения  вышеназванных  погибших   королей,
захватывает их города и крепости и подчиняет  своей  власти  народ.  Покорив
весь остров, он велит  изготовить  для  себя  золотой  королевский  венец  и
восстанавливает на острове былое единодержавие.
     Он дал бриттам законы, которые прозвали Молмутовы и которые до сих  пор
блюдутся у англов. Среди прочих издал он и тот, о котором писал много  позже
блаженный Гильдас, а именно, что  городам  и  храмам  богов  предоставляется
право убежища, что всякий укрывшийся в них беглец или преступник  становится
недосягаемым для своего преследователя. Он распространил этот закон также на
дороги,  ведущие  к  вышеупомянутым  храмам  и  городам,  и   на   достояние
проживающих вдоль них земледельцев.
     В дни  его  правления  не  стало  нападений  разбойников,  прекратились
беспощадные грабежи, исчезли  насильники.  По  миновании  сорока  лет  после
возложения на себя королевской короны Дунваллон скончался и был  погребен  в
городе Тринованте, поблизости от храма Согласия,  возведенного  им  самим  в
закрепление тех законов, которые он издал.
     35. После смерти Дунваллона два его сына, а  именно  Белин  и  Бренний,
стремясь занять отцовский престол,  прониклись  величайшей  враждой  друг  к
другу. Ведь каждый из них добивался возложения на себя  королевской  короны.
После длительных препирательств, которыми они  были  распалены,  в  их  спор
вмешались друзья того и другого и помирили  братьев.  Было  решено  поделить
между ними королевство с тем, чтобы к Белину вместе с верховной властью  над
островом отошли Лоегрия и Камбрия, а также Корнубия; будучи старшим  братом,
он требовал на основании принятого у троянцев обычая предоставления  ему  по
наследству  королевского  сана.  И  Бренний  как  младший,  уступив   брату,
удовольствовался Нортанумбрией от Хумбера до  Катанезии.  Заключив  на  этих
условиях договор, они в течение пяти лет управляли страной в мире и заботясь
о поддержании справедливости.  Но  так  как  к  благополучному  течению  дел
неизменно норовит приметаться раздор, появились  некие  сочинители  вздорных
выдумок, которые, придя к Бреннию, сказали ему: "Неужто ты настолько  погряз
в бездействии, что терпишь главенство над собой Белина, хотя отец и  мать  у
вас общие и знатностью вы нисколько не различаетесь? К тому  же  ты  выказал
редкостную доблесть во многих боевых схватках, ведь  это  тебе  столько  раз
удавалось  оказывать   стойкое   сопротивление   вождю   морианов   Хеульфу,
приходившему на своих кораблях к нашей земле и  изгнанному  тобой  из  твоих
пределов. Расторгни договор, который только позорит тебя, и  возьми  себе  в
жены дочь норвежского короля Эльсингия, дабы обеспечить себе с  его  помощью
упущенный тобой сан". Совратив этим и многим иным душу юноши, они  подчинили
его своей воле; и, приплыв в Норвегию, он женился на королевской дочери, как
его научили вышеупомянутые льстецы.
     36. Между тем когда обо  всем  происшедшем  стало  известно  брату,  он
воспылал негодованием, ибо Бренний действовал,  не  испросив  предварительно
его разрешения и против него. По этой причине Белин вторгся в  Нортанумбрию,
захватил города этой области и  поставил  в  них  свои  воинские  отряды.  А
Бренний, узнав, из слухов,  как  поступил  его  брат,  собрал  большую  силу
норвежцев и, посадив их на суда, отплыл в Британию. Когда он благополучно  и
с попутным ветром бороздил водную гладь, на него напал преследовавший его по
пятам король данов Гуитлак, пылавший любовью к девушке, увезенной  Бреннием;
безмерно опечаленный этим, он  снарядил  корабли  и  войско  и  стремительно
понесся на парусах  вдогонку  за  Бреннием.  Между  ними  произошло  морское
сражение, и  Гуитлаку  удалось  захватить  корабль,  на  котором  находилась
упомянутая девушка, набросив на него крючья и  притянув  к  своим  кораблям.
После этого, когда они сражались, сходясь здесь и там посреди моря, внезапно
обрушились встречные ветры и разражается свирепая буря,  которая  рассеивает
суда противников и, рассеяв их, относит к различным местам побережья. И  вот
король данов, гонимый силою ветров, после пятидневного плаванья, не зная,  в
какую страну он занесен своенравной случайностью и одолеваемый  из-за  этого
опасениями, пристает  вместе  с  девушкой  к  Нортанумбрии.  Когда  об  этом
проведали  местные  жители,  они  задержали  обоих  и  доставили  к  Белину,
поджидавшему на берегу прибытия брата. Вместе с кораблем  Гуитлака  туда  же
прибило три других корабля, один из которых принадлежал к флотилии  Бренния.
Установив, чьи это суда, Белин чрезвычайно  обрадовался,  сочтя  происшедшее
большою удачею для себя, ибо горел желанием отомстить брату.
     37. По прошествии нескольких дней, собрав  свои  разбредшиеся  корабли,
Бренний прибыл в Альбанию. Когда до него дошла весть  о  пленении  Гуитлаком
его невесты и прочих, а также о том, что  брат  в  его  отсутствие  захватил
Нортанумбрию, он отправил к нему гонцов и потребовал возвращения  упомянутой
области и его нареченной. В  противном  случае,  заявлял  он  клятвенно,  он
опустошит остров от моря до моря и убьет брата, буде ему доведется сойтись с
ним в единоборстве. Когда Белина оповестили  об  этом,  он  наотрез  отказал
Бреннию в том, чего тот домогался и, собрав всех воинов, какие  только  были
на острове, вступил в Альбанию, намереваясь сразиться  с  Бреннием.  А  тот,
узнав, что его требования отвергнуты и что родной брат со всем своим войском
идет на  него,  устремился  навстречу  ему,  продвигаясь  по  лесу,  который
называется Калатерий, чтобы затеять с ним бой.  Расположившись  друг  против
друга на поле, каждый из них распределил своих людей по отрядам, и,  сойдясь
в рукопашной схватке, они начали битву. В этот день они сражались  упорно  и
долго, ибо с обеих сторон бились воины несравненной  доблести.  Много  крови
пролилось в станах противников, так как оружие  в  могучих  руках  дерущихся
поражало насмерть. В рядах нападающих  раненые  валились,  точно  хлеба  под
серпами жнецов. Наконец,  бритты  одолевают,  норвежцы  бегут  беспорядочной
толпой к кораблям, и Белин, преследуя  их,  истребляет  бегущих,  никому  не
давая пощады. В этом сражении пало пятнадцать тысяч человек и вышло из  него
невредимыми не более тысячи. А Бренний, едва добравшись до судна, на которое
его привела судьба, устремился к берегам Галлии. Остальные, приплывшие с ним
вместе в Британию, искали убежища там, куда забросил их случай.
     38.  Поскольку  победа  досталась  Белину,  он  созвал  в  Эборак  всех
выдающихся мужей  своего  королевства,  дабы  принять  сообща  решение,  как
надлежит поступить с данским королем. Тот  сообщил  из  темницы,  что  готов
отдать ему данское королевство и ежегодно выплачивать дань, буде он дозволит
ему живым и невредимым выйти со своей подругой на волю. Сообщил он и о  том,
что эти свои слова закрепит договором, обеспеченным клятвою  и  заложниками.
Когда же  Белин  созвал  знатных  и  объявил  им  об  этом,  все  единодушно
посоветовали ему согласиться на  условия  Гуитлака.  Итак,  он  эти  условия
принял, и Гуитлак, освобожденный из темницы со своею подругой, возвратился в
Данию.
     39. В дальнейшем, убедившись в том, что никто в Британии ему ни  в  чем
не оказывает сопротивления, и укрепив свою власть от  моря  до  моря,  Белин
подтвердил изданные отцом законы. Больше всего он старался, чтобы  города  и
ведущие к  городам  дороги  пребывали  в  таком  же  мире,  какой  установил
Дунваллон. Впрочем, касательно дорог обнаружились  разногласия,  потому  что
было неясно, за какими именно из дорог должно особенно наблюдать. И  король,
желая устранить из  своего  закона  даже  незначительную  неясность,  созвал
ремесленников со всего острова и приказал им проложить  дорогу  из  щебня  и
камня, которая протянулась бы во всю длину острова от  Корнубского  моря  до
Катанезского побережья и, прямая как стрела, вела бы  к  лежащим  вдоль  нее
городам. Он приказал также проложить и другую дорогу, которая протянулась бы
поперек его королевства от города Меневии, раскинувшегося у Деметского моря,
до гавани Гамона, ведя ко всем расположенным вдоль нее городам, и сверх того
еще две боковые  дороги,  ведущие  к  некоторым  другим  городам.  Затем  он
объявил, что ответственность за благочиние и порядок  на  них  он  берет  на
себя, и приказал  докладывать  ему  о  любом  совершенном  на  этих  дорогах
насилии, так как дела подобного рода подлежат его  личному  разбирательству.
Если кто пожелает узнать подробнее  указы  этого  рода,  пусть  обратится  к
Молмутовым  законам,  переведенным  историком  Гильдасом  с  бриттского   на
латинский язык, а королем Альфредом - с латинского на англосаксонский.
     40.  В  то  время  как  Белин  в  мире  и  спокойствии   правил   своим
государством, его брат Бренний, высадившись, как сказано выше, на  побережье
Галлии, терзался душевной тревогой. Он  тяжко  переживал  свое  изгнание  из
пределов  родины  и  невозможность  вернуться  туда,  дабы  возвратить  себе
утраченное достоинство. Не зная, что предпринять, он посетил, сопровождаемый
лишь двенадцатью воинами, всех  галльских  властителей.  Повествуя  о  своем
несчастии каждому из них по отдельности, он, не добившись ни от кого помощи,
прибыл, наконец, к Сегину, вождю аллоброгов, и  был  им  с  почетом  принят.
Задержавшись у названного вождя, он до того пришелся ему  по  душе,  что  из
числа его приближенных не было ни одного, кого он  почитал  бы  больше,  чем
Бренния, ибо во всех делах, как во время мира, так и в боевых действиях, тот
неизменно обнаруживал прямоту и честность, из-за чего  вождь  и  проникся  к
нему отеческою любовью. Ведь он был пригож собою,  строен,  высокого  роста,
искусен, как должно, в  охоте  и  обучен  обращению  с  ловчими  птицами.  И
поскольку вождя связала с ним столь крепкая дружба, он порешил соединить его
брачными узами со своей единственной  дочерью  и,  буде  у  него  самого  не
родится потомок мужского пола,  завещать  после  своей  кончины  государство
аллоброгов ему и своей дочери для совместного владения им. В случае  если  у
него все же родится сын, он обещал предоставить Бреннию помощь, дабы тот мог
двинуться на бриттское королевство, и в  этом  заверял  его  не  только  сам
вождь, но и все подвластные ему витязи, так как  и  они  прониклись  к  нему
великою дружбой. И вот девушку без промедления отдают в жены Бреннию, первые
люди страны становятся его подданными, и ему передается королевский престол.
После всего этого меньше чем через год пришел последний день жизни вождя,  и
он покинул наш мир. Тогда Бренний не преминул подчинить  своей  воле  первых
людей страны, которых прежде влекла  к  нему  дружба,  щедро  одаряя  их  из
сокровищницы вождя, неприкосновенной со времен  предков,  и,  что  в  глазах
аллоброгов было еще важнее, обильно угощая их отменными яствами,  ибо  двери
его были всегда открыты для всех.
     41. Внушив всем таким  образом  добрые  чувства  к  себе,  он  принялся
размышлять, как бы ему отомстить своему брату  Белину.  Когда  он  поделился
своими думами с подданными, все как один  заявили  ему  о  своей  готовности
отправиться с ним, на какое бы королевство он ни пожелал их повести. И  вот,
собрав без промедления огромное войско, он заключил  соглашение  с  галлами,
чтобы они пропустили его по своим землям и он мог спокойно пойти  войной  на
Британию. Затем, подготовив флот на побережье неустрийцев и выйдя в  море  с
попутным ветром, он пристал к острову. Когда молва о прибытии Бренния  дошла
до его брата Белина, тот,  собрав  молодежь  со  всего  своего  королевства,
поспешил навстречу ему, дабы вступить с ним в  сражение.  Но  когда  стоящие
друг против друга были уже  почти  готовы  кинуться  в  бой,  мать  братьев,
которая пребывала еще в  живых,  торопливо  устремилась  вперед,  пробираясь
через боевые порядки. Звали ее Конвенна, и она жаждала хотя бы взглянуть  на
сына, которого так давно не видела.  Когда  же,  пошатываясь  и  спотыкаясь,
добралась она до того места, где он стоял,  она  обвила  руками  его  шею  и
осыпала его поцелуями, о чем столь долго мечтала. Затем, обнажив свою грудь,
она сказала ему, прерывая свою речь рыданиями: "Вспомни, сынок, вспомни  эту
самую грудь, которую ты сосал во младенчестве, вспомни о чреве твоей матери,
где творец  всего  сущего  создал  тебя  человеком  из  того,  что  не  было
человеком, и откуда  благодаря  ему  ты  появился  на  свет,  истерзав  меня
родовыми схватками. Памятуя о страданиях, которые я из-за  тебя  претерпела,
уступи моим мольбам, прости своему брату и смири  свой  распалившийся  гнев:
ведь тебе не подобает гневаться на него, поскольку он не нанес тебе никакого
бесчестия. А если ты станешь ссылаться на то, что он, и никто  иной,  изгнал
тебя из пределов родины, то, рассмотрев как должно, чем это все  увенчалось,
ты никоим образом не обнаружишь того, что сочтешь несправедливостью. Ведь он
прогнал тебя не для того, чтобы ты был унижен, а для того,  чтобы  ты  узрел
лучшие времена. Подвластный ему, ты владел только меньшею долею королевства,
а, утратив ее и обретя для  себя  королевство  аллоброгов,  стал  равен  ему
могуществом. Итак, что же он с тобой сделал, если не возвысил тебя, нищего и
обездоленного князька, до державного государя? Добавь к  этому,  что  раздор
между вами был вызван не им и что  начало  ему  положил  ты  сам,  так  как,
опираясь на помощь короля норвежцев, вознамерился  восстать  против  брата".
Тронутый тем, что она, плача, высказала ему, он, смирившись  душой,  уступил
мольбам матери и, сняв с себя шлем, направился вместе с нею к Белину. А тот,
увидев, что Бренний идет к нему со спокойным и дружественным лицом, поспешил
отбросить оружие, стиснуть его в объятиях и  облобызать.  Тут  же,  забыв  о
вражде, они стали друзьями и, разоружив свои войска, вошли  в  Триновант.  В
соответствии с  принятым  ими  решением  они  стали  готовить  войско,  чтоб
совместно повести его в земли Галлии и взять под свою руку все ее области.
     42. Итак, по истечении года они  переправились  в  Галлию  и  принялись
опустошать ее земли. Когда молва об этом распространилась  среди  населявших
ее племен, собрались все вожди франков и сразились с пришельцами. Но так как
Белин с Бреннием одержали над ними  победу,  отряды  франков,  рассыпавшись,
бросились  в  бегство.  Бритты  и  аллоброги,  взяв  верх  над  врагами,  не
прекращали преследования бегущих, пока не захватили в плен франкских  вождей
и не принудили галлов сдаться. Укрепив затем пострадавшие от  войны  города,
они в течение года завоевали все галльские земли.
     43. Впоследствии,  окончательно  покорив  Галлию,  они  со  всем  своим
многочисленным войском двинулись на Рим и стали разорять по всей Италии  как
города, так и крестьян. Были в Риме тогда два  консула,  Габий  и  Порсенна,
которым была вручена вся власть в стране. Увидев, что им не сдержать натиска
Белина и Бренния, они, с согласия сенаторов, прибыли к тем, предлагая союз и
дружбу. Привезли они с собою и множество различных даров из золота и серебра
и обещали выплачивать ежегодно дань, если их оставят в покое  и  предоставят
владеть своим. Итак, получив от римлян заложников, короли прекратили военные
действия и отвели свое войско в Германию. Так как они стали и  там  утеснять
народ, римляне устыдились своего упомянутого договора с  королями  и,  снова
проникшись отвагой, выступили на  помощь  германцам.  Когда  об  этом  стало
известно Белину и Бреннию, те, придя в ярость, придумали, как им  справиться
с тем и другим народом. Ведь в Германию хлынуло такое  множество  италийцев,
что это их устрашило.  В  соответствии  с  принятым  ими  решением  Белин  с
бриттами остался в Германии с намерением принудить врагов  сразиться,  тогда
как Бренний со своими войсками подступил к Риму,  дабы  покарать  римлян  за
нарушение договора. Когда это стало известно римлянам, те, покинув германцев
и стремясь воротиться в Рим, поторопились обойти Бренния стороной и оставить
его  позади  себя.  Белин,  как  только   узнал   об   этом,   поднял   свое
расположившееся на ночь войско и поспешно выступил с ним в поход;  достигнув
какой-то долины, по которой врагам предстояло пройти, он  укрылся  в  ней  и
стал дожидаться их появления. На следующий  день,  на  рассвете,  подошли  к
этому месту, держась избранного ими пути, также  и  италийцы  и,  заметив  в
долине сверкание вражеского оружия, исполнились недоумения, сочтя,  что  там
находится  Бренний  и  галлы-сеноны.  Заметив  противника,  Белин   внезапно
обрушился на него и принялся его истреблять. Застигнутые  врасплох  римляне,
продвигавшиеся ко всему без доспехов и беспорядочно,  уклонились  от  битвы,
сразу же обратились в бегство и очистили поле сражения. Преследуя их,  Белин
не переставал беспощадно истреблять беглецов, пока не опустилась ночная тьма
и не прекратила резню. Одержав эту победу, Белин  двинулся  на  сближение  с
Бреннием, который уже третий день  осаждал  Рим.  Вслед  за  тем  их  войска
объединились, и осаждающие стали отовсюду бросаться на приступ,  без  устали
разбивать таранами стены и, чтобы внести в неприятельский  стан  еще  больше
смятения, поставили перед городскими воротами несколько  виселиц,  пригрозив
осажденным, что  если  те  не  сдадутся,  то  будут  повешены  выданные  ими
заложники. Но римляне, однако, продолжали упорствовать  и,  подавив  в  себе
жалость к своим сыновьям и  родичам,  по-прежнему  мужественно  оборонялись.
Порою они разбивали осадные  орудия  бриттов  своими  иного  устройства  или
такими же, порою, применяя все виды метательного оружия, отражали осаждающих
от крепостных стен. Обозленные этим братья, распалившись  неистовым  гневом,
приказали повесить на глазах у родных и близких двадцать четыре заложника из
наиболее знатных. А римляне,  сопротивлявшиеся  еще  ожесточеннее  прежнего,
взбодрились из-за прибытия к  ним  гонцов  от  консулов  Габия  и  Порсенны,
извещавших, что следующим днем они придут им на выручку, и решили  выйти  из
города и в  открытом  поле  сразиться  с  врагами.  И  пока  они  разумно  и
осмотрительно располагали свои  отряды,  появляются  вышеназванные  консулы,
успевшие собрать разбежавшихся воинов и готовые  к  бою.  Двигаясь  плотными
рядами, они внезапно напали на бриттов с аллоброгами и, поддержанные  своими
согражданами, сразу же причинили противнику немалый урон. Белин  и  Бренний,
став свидетелями столь  внезапно  нанесенного  их  сотоварищам  поражения  и
чрезвычайно этим обеспокоенные, принялись увещевать своих воинов  и  строить
их в боевые порядки; неоднократно  кидаясь  на  римлян,  они  принудили  тех
отойти. Когда число павших с обеих сторон достигло нескольких тысяч,  победа
досталась, наконец, братьям. После гибели Габия и взятии в плен Порсенны они
захватили город и роздали своим  соотечественникам  припрятанные  горожанами
богатства.
     44. После разгрома римлян Бренний остался в Италии, неслыханно  утесняя
народ. Поскольку Римская история повествует о некоторых его  поступках  и  о
том, чем все это кончилось, я счел излишним останавливаться на этом, дабы не
растягивать и не распространять мое сочинение, повествуя об уже рассказанном
до меня другими. Что касается Белина, то он  возвратился  в  Британию  и  до
самой смерти спокойно правил своей страной.  Он  подновил  городские  здания
всюду, где они обветшали, и построил новые города. Среди прочих он  поставил
город на реке Оске близ Сабринского моря, который, долгое время называвшийся
Каеруском, стал столицей Деметии. После прихода римлян это название, однако,
забылось, и  указанный  город  стали  именовать  Городом  Легионов,  каковое
наименование находит свое объяснение в том,  что  тут  обыкновенно  зимовали
римские легионы. Он также соорудил  в  городе  Тринованте  на  берегу  Темзы
ворота великолепной  работы,  которые  жителями  этого  города  с  той  поры
именуются Белинесгата. Еще он воздвиг башню поразительной величины, а  у  ее
подножия - гавань, удобную для пристающих сюда кораблей. Он строго следил за
соблюдением отцовских законов во всем своем королевстве, неустанно  заботясь
о  беспристрастном  отправлении  правосудия.  В  дни  своего  правления   он
споспешествовал народу накопить такие богатства, какими, насколько известно,
тот в прошлом никогда не владел и не будет владеть в  последующем.  Наконец,
по миновании последнего дня, похитившего у него жизнь, тело  его  сожгли,  а
пепел после сожжения поместили в золотую погребальную урну,  которую  весьма
искусно установили на вершине вышеупомянутой башни в городе Тринованте.
     45. Королевство Белина  унаследовал  его  сын  Гургуинт  Барбтрук,  муж
разумный и  скромный.  Во  всем  своем  поведении  подражая  отцу,  он  чтил
справедливость и мир.  Тем  не  менее  если  соседи  все  же  его  тревожили
нападениями, то он по примеру отца проникался  отвагой,  вступал  с  ними  в
жестокие битвы и приводил врагов к должному повиновению. Среди всего прочего
случилось и так, что король данов, который при жизни отца  Гургуинта  платил
тому дань, стал уклоняться от подобающих ему взносов и отказывать в  должном
повиновении; тогда, не стерпев этого, Гургуинт повел свои корабли  на  Данию
и, сокрушив в жесточайших битвах ее  обитателей,  умертвил  короля  и  снова
водрузил на эту страну былое ярмо зависимости.
     46. Возвращаясь после одержанной победы на родину, Гургуинт у Оркадских
островов наткнулся на тридцать полных мужчинами и женщинами судов,  и  когда
он осведомился, по какой причине они прибыли в эти края, к  нему  явился  их
вождь по имени Партолоим и, почтительно обратившись с приветствием, испросил
у него мира и благорасположения. Он рассказал, что был  изгнан  из  пределов
Испании и в поисках пристанища скитается по  этим  морям.  Он  умолял  также
предоставить ему для поселения хоть  малую  частицу  Британии  и  тем  самым
избавить его от необходимости слоняться  по  неприютным  морским  просторам;
ведь уже миновало полтора года, как, изгнанный за пределы родины, он  вместе
со спутниками бороздит Океан. Когда Гургуинт Барбтрук узнал, что они прибыли
из Испании и прозываются басклензами, а также в чем состоит их  просьба,  он
отправил с ними своих людей на остров Ибернию, который тогда был  совершенно
необитаем, и дозволил им поселиться на нем. Впоследствии они там укоренились
и размножились и  поныне  все  еще  обитают  на  этом  острове.  А  Гургуинт
Барбтрук, окончив в мире дни своей жизни, был погребен  в  Городе  Легионов,
который после кончины  своего  отца  он  постарался  украсить  строениями  и
крепостными стенами.
     47. После него корону бриттского королевства возложил на себя  вителин,
который на протяжении всей  своей  жизни  правил  благожелательно  и  всегда
мягко. Была у него преславная жена по имени Марция, сведущая во всех науках.
Среди многого и неслыханного, открытого ею своим умом, она  придумала  также
закон, который  бритты  назвали  Марциевым.  Король  Альфред  среди  прочего
перевел его на англосаксонский и нарек Меркенелаге. И  когда  век  Гвителина
пришел к концу, он завещал королевство упомянутой выше королеве и  ее  сыну,
которого звали Сизилием.
     Был  Сизилий  тогда  семилетним  мальчиком,  и   не   подобало,   чтобы
королевством  правил  столь  несмышленый  ребенок.  По  этой   причине   его
проницательная и  высокоумная  мать  закрепила  за  собой  власть  над  всем
островом, а после того, как сама покинула этот свет, обретший корону Сизилий
взял бразды правления в свои руки. После него королевская власть  перешла  к
его сыну Кимару, от которого ее унаследовал брат последнего Дании.
     48. По кончине Дания королем Британии стал Морвид, его сын от наложницы
Тангустелы. Этот был бы славен своей исключительной доблестью,  не  запятнай
он ее невероятной жестокостью. Распаленный гневом, он никому не давал пощады
и убивал всякого, у кого обнаруживал чрезмерно много оружия. Он  был  пригож
собою и щедр на раздачи, и  во  всем  королевстве  не  было  столь  сильного
человека, который мог бы, сойдясь с ним в борьбе, устоять против него.
     В его время некий  король  морианов  с  большой  дружиной  высадился  в
Нортанумбрии и принялся  разорять  эту  область.  Собрав  молодежь  со  всех
подвластных  ему  земель,  Морвид  устремился  навстречу  врагам  и  с  ними
сразился. Одержав победу, он никому не дал  пощады;  ибо  приказал  провести
перед ним всех захваченных, дабы, убивая их друг за  другом,  насытить  свою
жестокость. Когда же его одолела усталость и он прекратил эту бойню, им было
тут же отдано распоряжение содрать с остальных заживо кожу, а затем сжечь их
в огне. Посреди этих и  подобных  им  свирепых  деяний  его  постигла  беда,
положившая конец его  кровожадности.  Со  стороны  омывающего  Ибернию  моря
выбрался на сушу дикий зверь неслыханной свирепости и прожорливости, который
непрестанно пожирал  обитателей  побережья.  Молва  об  этом  достигла  ушей
Морвида, и он один вышел на зверя и вступил с ним в единоборство.  Когда  он
понапрасну извел все свои стрелы и копья, это чудовище накинулось на него и,
разверзши пасть во всю ширь, проглотило его, точно малую рыбку.
     49. После Морвида осталось пятеро  сыновей;  унаследовал  же  отцовский
трон его первенец по имени Горбониан. В те времена не было  никого,  кто  бы
превосходил его в любви к справедливости и правосудию, никого,  кто  бы  так
заботился о своих подданных. Его неуклонным правилом было оказывать  должный
почет богам и творить праведный суд над простым  народом.  Во  всех  городах
британской державы он обновлял храмы богов и возводил  множество  новых.  Во
все дни его правления на остров стекались такие богатства, каких никогда  не
знали  соседние  государства.  Он  побуждал  крестьян  к  занятию   сельским
хозяйством, защищая их от произвола господ. Молодых воинов он  щедро  одарял
золотом и серебром, так что ни у кого  не  было  надобности  чинить  другому
насилие. Среди этих и многих других деяний,  внушенных  ему  врожденною  его
добротой, он, отдав должное естеству  человеческому,  переселился  из  этого
мира в иной и был погребен в городе Тринованте.
     50. После него королевский венец  переходит  к  его  брату  Артгаллону,
который ни в чем не походил  на  своего  предшественника.  Всех  знатных  он
норовил  принизить,  а  незнатных  возвысить  и,   накапливая   бесчисленные
сокровища, обездолить богатых.
     Витязи государства, не пожелавшие сносить это дольше, восстали  простив
него и свергли. Вслед за тем они возвысили его  брата  Элидура,  прозванного
впоследствии Добрым за милосердие, которое он выказал  брату.  Ибо,  обладая
королевскою властью уже на протяжении пяти лет,  он  повстречал,  охотясь  в
Калатерском лесу, того самого из своих братьев, который  был  низложен.  Тот
побывал у нескольких иноземных правителей, от которых добивался, но  тщетно,
поддержки, дабы вернуть себе утраченный трон. И так  как  терпеть  постигшую
его  бедность  ему  дольше  было  невмочь,  он   возвратился   в   Британию,
сопутствуемый всего десятью воинами. Направляясь к тем, кого  с  давних  пор
числил своими друзьями, Артгаллон проходил упомянутым выше  лесом,  когда  с
ним неожиданно для себя повстречался его  брат  Элидур.  Увидев  Артгаллона,
Элидур устремился к нему, обнял брата и многократно облобызал,  и  поскольку
его уже  давно  глубоко  огорчало  жалкое  состояние,  в  котором  находился
Артгаллон, он вместе с ним отправился в город Алклуд и укрыл его у  себя  во
дворце. После этого, притворившись больным,  он  разослал  гонцов  по  всему
своему  королевству,  дабы  те  передали  подвластным  ему  правителям   его
повеление прибыть в Алклуд  и  предстать  перед  ним.  Когда  все  вызванные
прибыли в город, где  он  лежал  якобы  на  одре  болезни,  им  было  отдано
распоряжение, чтобы каждый  из  них  входил  к  нему  в  спальный  покой  по
отдельности и в полном безмолвии. При этом он утверждал,  что  одновременная
беседа со многими, если они нагрянут  целой  толпой,  повредит  его  голове.
Поверив ему, всякий последовал его приказанию, и  они  вошли  во  дворец  не
сразу, а один за другим. Элидур повелел слугам, которые были  тут  наготове,
хватать входивших к нему по одному посетителей и рубить им головы, если  они
откажутся снова признать Артгаллона своим королем. Так он поступал с  каждым
входившим к нему и, внушив им таким образом страх, заставил всех смириться с
восстановлением Артгаллона на королевском престоле. Добившись своего, Элидур
повез Артгаллона в Эборак, где, сняв корону со своей головы, возложил ее  на
голову брата. Отсюда и возникло его прозвище Добрый,  ибо  он  проявил,  как
указано выше, свою доброту,  отдав  брату  престол.  После  этого  Артгаллон
правил десять лет, переборов  свойственные  ему  вначале  пороки.  Теперь  в
противоположность тому, как поступал некогда, он стал принижать незнатных  и
возвеличивать родовитых, так  как  считал,  что  каждому  следует  воздавать
должное и всегда  и  везде  соблюдать  справедливость.  Наконец,  изнуренный
недугом, он умер и был погребен в городе Каерлеире.
     51. Элидура вторично возводят на королевский престол и  восстанавливают
в прежнем достоинстве. Но если он сам в свое время относился  к  Горбониану,
своему старшему брату, с подобающими благожелательностью и  почтительностью,
то двое его продолжавших здравствовать братьев, а именно Югений  и  Передур,
собрав отовсюду вооруженных сообщников, нападают на него и сражаются с  ним.
Одержав победу, они схватили  его  и  заперли  в  башне  города  Трмнованта,
приставив к ней стражу. После этого  братья  разделили  надвое  королевство,
причем ту его часть, которая простирается от реки Хумбера к  западу,  жребий
определил Югению, а вторую, со всей Альбанией,  -  Передуру.  По  прошествии
семи лет Югений скончался, и все королевство  стало  принадлежать  Передуру.
Увенчанный королевской короной, он правил впоследствии милостиво и  скромно,
так что правление его, по общему мнению, выгодно отличалось от правления его
братьев-предшественников, и никто не вспоминал больше об Элидуре. Но так как
смерть никого не щадит, она внезапно похитила  и  Передура.  Перед  Эдидуром
тотчас  же  открываются  двери  темницы,  и  его  в  третий  раз  сажают  на
королевский трон.  Процарствовав  определенное  ему  время,  творя  благо  и
праведный суд, он в конце концов покинул наш мир  оставив  своим  преемникам
пример кротости и доброты.
     52. После смерти Элидура королевская корона перешла к сыну Горбониана -
Регину, который был мудр и рассудителен,  видя  в  дяде  образец  для  себя.
Предав забвению насилие и  своеволие,  он  не  допускал,  сострадая  народу,
нарушения правосудия и ни разу не сошел со стези справедливости. После  него
королем стал Марган, сын Артгаллона. И этот, следуя во  всем  примеру  отца,
правил бриттами, соблюдая умеренность и  спокойствие.  За  ним  королем  был
провозглашен его брат Энниаун, который, обращаясь с народом совсем по-иному,
на  шестом  году  своего  правления  был  низложен.  Поправ  правосудие,  он
предпочел  самоуправство,  которое  и  явилось  причиною  его  отрешения  от
престола. Вслед за ним был поставлен королем родич его Идваллон, сын Югения.
Наученный происшедшим с Энниауном,  он  чтил  право  и  справедливость.  Ему
наследовал Руной, сын Передура, а Рунону  -  Геронций,  сын  Элидура.  После
Геронция правил его сын Кателл.  После  Кателла  -  Коилл.  После  Коилла  -
Поррекс. После Поррекеа - Херив.  У  последнего  было  три  сына,  а  именно
Фульгенций, Элдад и Андрагий, каковые все  правили  один  за  другим.  Затем
королем стал Уриан, сын Андрагия. Потом Элиуд. За коим  последовал  Элидаук.
Затем Клотен. Затем Гургунций. Затем  Мериан.  Затем  Бледудон.  Затем  Кап.
Затем Оэн. Затем Сизилий. Затем Бледгабред. Этот превосходил всех когда-либо
живших на свете певцов как  в  сочинении  музыки,  так  и  в  игре  на  всех
инструментах, вследствие чего был прозван  богом  жонглеров.  Вслед  за  ним
правил его брат Артинаил. После Артинаила - Элдод, коему наследовал  Редион,
а тому - Редеркий. Затем правил Самуил Пениссел. Затем  Пир.  Затем  Капоир.
Затем сын Капоира Клигвеилл, муж во всех  поступках  своих  благоразумный  и
скромный и пекшийся превыше всего о строжайшем соблюдении правосудия.
     53. Вслед за  ним  вступил  на  престол  его  сын  Илий,  правивший  на
протяжении сорока лет. У него было три сына: Луд, Кассибеллан и  Ненний.  По
кончине отца королевский венец перешел к старшему из его сыновей, а именно к
Луду.  Прославленный  градостроитель,  он   восстановил   крепостные   стены
Тринованта и окружил его множеством башен. Он также  повелел  жителям  этого
города возвести в нем такие дома и различные строения,  чтобы  ни  в  каком,
даже отдаленнейшем королевстве не было города, где можно было бы  обнаружить
дворцы прекраснее этих. Был он человеком воинственным и  обожавшим  задавать
пиршества,  и  хотя  владел  весьма  многими  городами,  больше  всех  любил
Триновант и преобладающую часть года предпочитал проводить именно в нем; вот
почему этот город был переименован впоследствии в Каерлуд, каковое название,
будучи искажено, превратилось в Каерлудейн, а в дальнейшем, из-за вытеснения
одним языком другого, в Аундене и, наконец, Лундрес, что  случилось  уже  по
прибытии к нам иноземцев, покоривших нашу страну. После  кончины  Луда  тело
его было предано погребению в  вышеназванном  городе,  у  тех  самых  ворот,
которые и посейчас в память его именуются  на  наречии  бриттов  Портлуд,  а
по-англосаксонски - Лудесгата. У него было два сына Андрогей и Тенуанций,  и
так как по причине своего малолетства они не могли  управлять  государством,
на трон вместо них возводится брат Луда Кассибеллан. После того как  он  был
увенчан короной, Кассибеллан выказал такую доблесть и щедрость, что слава  о
нем проникла в самые отдаленные царства. В конце концов получилось так,  что
единодержавную власть над всем государством он присвоил себе и не  отдал  ее
племянникам. Однако Кассибеллан, сострадая им, не захотел вконец  обездолить
юношей, но предоставил им значительную  часть  острова.  Город  Триновант  с
наместничеством Кантией он пожаловал Андрогею, а наместничество  Корнубию  -
Тенуанцию. Сам же, обладая королевским венцом,  отдавал  распоряжения  им  и
всем другим правителям острова.
     54. Между тем, как упоминается в римской  истории,  Юлию  Цезарю  после
покорения Галлии довелось оказаться на побережье рутенов.  Разглядев  оттуда
остров Британию, он осведомился у окружающих, какая это страна и какое племя
ее населяет. Смотря на океан и услышав  название  этого  королевства  и  как
зовется обитающий на нем народ, Цезарь воскликнул: "У нас,  римлян,  клянусь
Геркулесом, и у бриттов течет в жилах та же самая кровь, ибо свое начало  мы
ведем  от  общего   корня.   После   разрушения   Трои   Эней   стал   нашим
родоначальником, родоначальником бриттов - Брут, сын Сильвия, происходившего
от Аскания, сына Энея. Но если не заблуждаюсь, они очень отстали  от  нас  -
ведь им неведомо военное дело, так  как  они  обитают  посреди  океана,  вне
нашего мира; их будет  нетрудно  принудить  платить  нам  дань  и  оказывать
безоговорочное повиновение римской державе. Поэтому нужно прежде всего, пока
мы не переправились к ним и  на  них  не  напали,  предложить  им  изъявить,
подобно  другим  народам,  покорность  сенату  и  готовность   вносить   нам
надлежащие подати, дабы мы не  оказались  в  необходимости  проливать  кровь
наших сородичей, что было  бы  кощунственным  оскорблением,  наносимым  нами
Приаму,  общему  нашему  пращуру".  Изложив  все  это  в  своем  послании  к
Кассибеллану, Цезарь  отправил  его  королю  бриттов,  а  тот,  исполнившись
негодования, ответил на него следующими словами:
     55. "Кассибеллан, король бриттов Гаю Юлию Цезарю. Поразительна, Цезарь,
алчность народа римского, который жаждет присвоить  все  золото  и  серебро,
какое только ни есть на свете, и которому никак не стерпеть, что, обитая  за
пределами мира, посреди грозных опасностей океана, мы до этой поры  спокойно
владели достоянием нашим. Но золотом и серебром он отнюдь не довольствуется;
он домогается, чтобы, позабыв о свободе, мы беспрекословно подчинились ему и
навеки стали его рабами.  Ты  навлек  на  себя,  Цезарь,  позор,  ибо  черты
благородства, общие у бриттов и римлян, идут от Энея, и оба народа связывают
несомненные узы родства, которым подобало бы обеспечить между  ними  крепкую
дружбу. И для нас  желанна  она,  а  не  рабство,  ибо  мы  приучены  скорее
одаривать ею других,  чем  возлагать  на  них  ярмо  рабства.  Мы  настолько
привыкли располагать свободой, что для нас совершенно непостижимо,  как  это
возможно выносить рабство.  Если  бы  сами  боги  вознамерились  лишить  нас
свободы, то и тогда мы бы приложили все силы, чтобы ее  отстоять.  Итак,  да
будет тебе, Цезарь, ведомо, что мы станем отчаянно биться за нее и  за  наше
королевство, если ты, как пригрозил, вторгнешься на остров Британию".
     56. Ознакомившись с этим посланием, Гай Юлий Цезарь готовит свой флот и
ожидает  попутных  ветров,  дабы  добиться  того,  чего  он  потребовал   от
Кассибеллана. И вот, когда подул нужный ветер,  он  поднял  на  своих  судах
паруса и вместе со своим войском достиг устья Темзы. Челны с его воинами уже
причалили к берегу, и Кассибеллан со  всеми  своими  полчищами  двинулся  им
навстречу и, подойдя к укреплению Доробелл, держит там с  военачальниками  и
знатью королевства совет, как бы отбросить с побережья  врагов.  Был  с  ним
Беллин,  командовавший  его  войсками  и  настолько  влиятельный,  что   все
королевство  управлялось,  в  сущности,  по  его  указке;  были  тут  и  два
племянника Кассибеллана -  Андрогей,  правитель  триновантов,  и  Тенуанций,
правитель Корнубии, а также три зависимых от Кассибеллана короля -  Кридиок,
король Альбании, Гвейтает  -  Венедотии  и  Бритаель  -  Деметии.  Все  они,
стремясь поднять в остальных боевой дух,  настойчиво  убеждали  Кассибеллана
напасть немедля на лагерь Цезаря и выбить  его  оттуда,  пока  он  не  успел
захватить  какой-нибудь  город  или  укрепление.  Ибо  если   он   завладеет
крепостями их королевства, говорили они, изгнать  его  окажется  делом  куда
более трудным; ведь у него будет тогда, где отсиживаться со своими  воинами.
И так как все согласились с этим, бритты устремляются к тому  берегу  Темзы,
на котором Цезарь разбил свой лагерь и поставил  палатки.  Там,  как  только
противники построились  в  боевой  порядок,  бритты  вступили  в  рукопашную
схватку с римлянами, отвечая на дротики дротиками и на удары ударами. Тотчас
же здесь и там стали валиться раненые, пораженные оружием в  те  места,  что
всего важнее для жизни. Кровь умирающих заливает землю, как если бы внезапно
поднявшийся южный ветер изрыгнул на нее поглощенные им океанские воды. И вот
когда воины обеих сторон стремительно неслись друг на друга, случай столкнул
Ненния и Андрогея, возглавлявших кантийцев и граждан  города  Тринованта,  с
римским отрядом, при котором находился неприятельский полководец. Когда  они
сошлись,  когорта  полководца  была  почти  полностью  рассеяна,  а   бритты
сомкнутым строем  продвигались  вперед.  И  когда  между  ними  и  римлянами
закипела жаркая сеча, случай свел Ненния с Юлием. Бросаясь на  него,  Ненний
безмерно радовался, что на его долю выпало счастье нанести хотя бы один удар
такому знаменитому мужу. Заметив  над  своей  головой  меч  Ненния,  Цезарь,
накрывшись щитом, отвел от себя удар и, обнажив  свой  меч,  изо  всей  силы
обрушил его на шлем Ненния. Подняв свой меч,  он  собрался  повторить  удар,
дабы поразить насмерть бритта, но тот в предвидении этого заслонился  щитом,
в котором и застрял меч  Юлия,  соскользнувший  с  большою  силой  со  шлема
Ненния. И так как набежавшие отовсюду воины помешали противникам в  сумятице
общего боя продолжить единоборство, римскому полководцу так  и  не  довелось
извлечь свой меч из щита Ненния. А тот,  завладев  описанным  образом  мечом
Цезаря, отбросил в сторону тот, которым был вооружен и,  вытащив  из  своего
щита застрявший в нем меч, спешит кинуться с ним на врагов. На кого бы он  с
ним ни обрушивался, тому он либо отсекал голову, либо  наносил  рану  такого
рода, что у него не оставалось  ни  малейшей  надежды  выжить.  И  вот  ему,
рассвирепевшему и неистовому, попадается под руку трибун Лабиен, которого он
убивает в первом  же  столкновении.  Наконец,  по  миновании  большей  части
светлого времени, после стремительных бросков бриттов, отважно кидавшихся на
пришельцев, победа, по Божьему изволению, досталась им, и  Цезарь,  потерпев
поражение, укрывается со своими в лагере и на судах. Той  же  ночью,  собрав
всех своих, он полностью перешел с ними на корабли, радуясь, что отныне  его
лагерь - владения бога Нептуна. И так как его приближенные отсоветовали  ему
упорствовать и продолжать военные действия,  он,  поддавшись  их  увещаниям,
возвратился в Галлию.
     57.  Возликовав  из-за  нанесенного  неприятелю  поражения  и  совершив
благодарственные молебствия Богу, Кассибеллан созвал соучастников одержанной
им победы и щедрой рукой, сообразно заслугам и доблести каждого, их  одарил.
Но вместе с тем его не покидали печаль и тревога, потому что жизнь его брата
Ненния держалась на волоске. Поразил же его Юлий в описанной  выше  схватке,
нанеся ему неисцелимую рану. На пятнадцатый день после битвы он был  похищен
неумолимою смертью и переселился из нашего  мира  в  иной;  погребли  его  в
Тринованте у северных городских ворот. Устроители его по-королевски  пышного
погребения положили вместе с ним в каменный  саркофаг  меч  Цезаря,  который
тот, сражаясь с Неннием, вонзил  в  его  щит.  Этот  меч  прозывался  Желтою
Смертью, ибо никто из пораженных им не выжил.
     58. Итак, Юлий отбыл и пристал к галльскому побережью,  а  галлы  между
тем, желая избавиться от его владычества, замышляют поднять  восстание.  Они
считали Юлия настолько ослабленным, что перестали  его  страшиться.  Повсюду
упорно держался слух, что все море кишит судами Кассибеллана, пустившимися в
погоню за беглецами. Проникшись по этой причине небывалой до того дерзостью,
галлы стали помышлять об изгнании Цезаря из своих пределов. Поняв это,  Юлий
не пожелал затевать войну с неизвестным исходом против мужественного народа,
но открыл доступ к своей казне некоторым из знати,  чтобы,  осыпав  кое-кого
дарами,  задобрить  их  и  укротить.  Он  сулит  простому  народу   свободу,
потерявшим имущество - возвратить утраченное, рабам -  также  свободу.  Кто,
приводя в ужас своей львиной свирепостью, отнимал до  этого  у  них  все  до
последнего, тот, став теперь кротким ягненком и смиренно блея, радуется, что
может возместить все ранее отнятое. И он не  переставал  расточать  лесть  и
ласки, пока не усмирил всех и не восстановил утраченное  могущество.  Но  не
проходило ни одного  дня  без  того,  чтобы  Цезарь  не  вспоминал  о  своем
бесчестье и о победе бриттов.
     59. По истечении  двухлетия  Юлий  снова  готовится  выйти  в  море  и,
переправившись через пролив,  отметить  Кассибеллану.  Узнав  об  этом,  тот
повсюду укрепил свои города, восстановив их разрушенные стены,  и  разместил
вооруженных воинов в некоторых гаванях.  Особое  внимание  уделил  он  руслу
Темзы у города Тринованта, к которому Цезарь намеревался приплыть, и вбил  в
дно реки железные, покрытые свинцом колья толщиной в бедро человека,  с  тем
чтобы причинить повреждения напоровшимся на них кораблям Юлия. Собрав  также
всю молодежь острова, он разместил  ее  в  ожидании  прибытия  неприятеля  в
укрепленных станах на морском побережье.
     60. А Юлий между тем, приготовив все, что находил нужным, вышел в  море
с неисчислимым множеством воинов, горя давним желанием разгромить победивший
его народ. И он несомненно нанес бы ему поражение, если бы  смог  подойти  к
суше, сохранив свой флот целым и невредимым. А  вышло  так,  что,  когда  он
направлялся к названному городу, его корабли, внезапно напоровшись на колья,
о которых было упомянуто  выше,  претерпели  великое  бедствие,  из-за  чего
утонуло до тысячи человек, а поднявшаяся с приливом река  поглотила  суда  с
пробитыми днищами. Когда об этом оповестили Цезаря, он,  свернув  как  можно
поспешнее паруса, поторопился повернуть к берегу. Едва  спасшиеся  от  столь
страшной опасности  выбрались  на  сушу  одновременно  с  ним.  Наблюдая  за
происходящим с берега, на котором стоял, Кассибеллан радуется большому числу
утонувших, но печалится, что прочие уцелели. Подав  знак  своим  воинам,  он
нападает на римлян. Но римляне, хоть и подверглись тяжким испытаниям в реке,
оказавшись на твердой земле,  мужественно  сопротивлялись  натиску  бриттов.
Огражденные, словно  крепостною  стеной,  своей  доблестью,  они  уничтожили
немало врагов, однако сами понесли при этом более чувствительные потери, чем
те. Ибо римляне истощили свои силы в воде, и лишь немногие  могли  биться  с
противником. Что касается бриттов, то,  становясь  с  каждым  часом  сильнее
из-за притока воинов, они обладали теперь тройным  численным  превосходством
над римлянами. Поэтому когда изнуренные римляне ослабели, бритты  взяли  над
ними  верх.  Убедившись,  что  его  одолели,  Цезарь  вместе   с   немногими
устремляется на корабли и, принеся обеты богам, обретает для себя убежище  в
море. Дождавшись попутного ветра, он поднял на своих судах паруса  и  достиг
берега морианов.  Здесь  он  заперся  в  башне,  которую  воздвиг  в  месте,
прозывавшемся Однея, перед своим последним походом в Британию;  ведь  он  не
был убежден в верности и постоянстве галлов и опасался, как бы они и на этот
раз не задумали восстать против  него,  что  однажды  уже  случилось,  когда
бритты принудили его к поспешному отступлению, о чем было  рассказано  выше.
Вот почему Цезарь и возвел эту башню как надежный оплот для себя, в  котором
он сможет обороняться от возмутившегося народа, если бы тот снова  попытался
против него восстать.
     61.  А  Кассибеллан,  вторично  разгромив  римлян  и  по  этой  причине
преисполнившись ликования, повелел особым указом, чтобы все родовитые бритты
острова собрались  с  женами  в  городе  Тринованте,  дабы  должным  образом
вознести благодарственные молитвы отчим  богам,  даровавшим  им  победу  над
столь прославленным полководцем. И когда все поторопились туда прибыть, они,
совершая  жертвоприношения  разного  рода,  принялись   предавать   закланию
домашних животных. Там было принесено в жертву сорок тысяч коров и сто тысяч
овец, а  также  огромное  количество  всяческой  птицы,  подсчитать  которое
невозможно, и, кроме того, тридцать  тысяч  отловленных  в  лесах  различных
диких зверей. Воздав богам должный почет, собравшиеся стали услаждать  себя,
как это принято, оставшимися  после  жертвоприношений  яствами.  Наконец,  в
свободное от пиршеств дневное или ночное время они  развлекались  различными
играми. И вот в разгар этих игр  случилось,  что  два  знатных  юноши,  один
племянник короля, другой - военачальника Андрогея, заспорили между собой, за
кем из них осталась победа в борьбе. Королевского племянника звали  Иреглас,
его соперника -  Квелин.  После  многочисленных  оскорблений,  которыми  они
успели осыпать друг друга, Квелин схватился  за  меч  и  отсек  королевскому
племяннику голову. Это убийство взбудоражило двор,  и  молва  о  случившемся
достигла Кассибеллана.  Взволнованный  гибелью  своего  родича,  Кассибеллан
повелел Андрогею доставить убийцу Квелина ко двору, дабы тот предстал  перед
ним и держал ответ за содеянное:  тотчас  же  будет  приведен  в  исполнение
приговор,  вынесенный  сановниками  Квелину,   дабы   Иргелас   не   остался
неотомщенным, если был убит беспричинно. Не зная в точности, что у короля на
уме, Андрогей ответил, что у него самого есть собственный  двор  и  что  там
подобает рассматривать обвинения, выдвинутые кем бы то ни  было  против  его
людей; посему, если он решит воздать Квелину по делам его, то в соответствии
с древними установлениями выполнит  это  у  себя  в  городе  Тринованте.  Не
Добившись своего,  Кассибеллан  пригрозил  Андрогею,  поклявшись  железом  и
пламенем  разорить  его  земли,  если  тот  не  подчинится  его  приказанию.
Разгневанный Андрогей решительно отклонил это требование. Тогда разгневанный
в свою очередь Кассибеллан не замедлил вторгнуться во владения Андрогея. Тот
через своих родичей и друзей  ежедневно  обращался  к  королю  и  настойчиво
домогался, чтобы он обуздал свой гнев, но, поскольку никак и  ничем  не  мог
укротить его ярость, стал размышлять над тем, как бы оказать ему  подобающее
сопротивление. Наконец, лишившись всякой надежды,  он  решил  обратиться  за
помощью к Цезарю и направил ему  следующее  послание:  "Андрогей,  властелин
триновантов,  приветствует  Гая  Юлия  Цезаря,  которому  в  прошлом   желал
погибели, а ныне желает благополучия. Я сожалею, что сражался  против  тебя,
когда ты бился с моим королем. Если бы я  воздержался  от  военных  действий
против тебя, ты одолел бы  Кассибеллана,  проникшегося  после  своей  победы
такой  надменностью,  что  настойчиво  стремится  изгнать  меня,   благодаря
которому  он  победил,  -  изгнать  из  моих  владений.  Так  ли  полагается
вознаграждать за заслуги? Я сделал его всесильным, а он намеревается  лишить
меня силы. Я его вторично возвел на престол, а он жаждет меня низложить. Так
как мы с тобою были  врагами,  я,  не  задумываясь,  даровал  ему  все  это.
Призываю в свидетели небожителей; я ничем не заслужил его гнева;  разве  что
кто нибудь скажет, будто он мною и вправду заслужен,  так  как  я  отказался
выдать моего племянника, которого он хотел несправедливо осудить на  смерть.
Чтобы тебе стало понятнее настоящее мое заявление, сообщу  тебе  суть  этого
дела. Случилось так, что, радуясь нашему торжеству, мы совершали  молебствия
в  честь  отчих  богов.  После  того  как  нами  были  завершены  подобающие
жертвоприношения и обряды, наша молодежь  занялась  состязаниями  и  играми.
Среди всех этих увеселений наши племянники - мой  и  короля,  -  побуждаемые
примером других, затеяли борьбу и,  так  как  мой  племянник  осилил  своего
противника, тот, распалившись ничем не оправданным гневом, кинулся на  него,
размахивая мечом. Уклонившись от удара, мой родич схватил  своего  соперника
за руку, в которой тот держал меч, чтобы  обезоружить  его,  но  королевский
племянник упал на острие своего собственного меча и, пронзенный им, испустил
дух. Когда об этом сообщили королю, тот повелел мне выдать моего племянника,
намереваясь покарать его за смертоубийство. И так как я воспротивился этому,
он со всеми своими полчищами вторгся в мои  владения,  принеся  неисчислимые
бедствия. Вот почему, взывая к твоему милосердию,  я  обращаюсь  к  тебе  за
поддержкой, дабы при твоей помощи я восстановил себя в прежнем  достоинстве,
а ты благодаря мне овладел Британией. Нисколько не  сомневайся  в  сказанном
мною, ибо тут нет и тени предательства.  Ведь  смертные  так  устроены,  что
после вражды становятся порою друзьями и, испытав позор бегства, торжествуют
порою победу".
     62. Прочитав это послание, Цезарь выслушал совет своих приближенных  не
начинать похода в Британию лишь на основании словесного  приглашения  одного
из  вождей,  пока  ему  не  будут  предварительно  выданы  такие  заложники,
располагая которыми он может приступить  к  этому  с  большей  уверенностью.
Андрогей немедленно прислал к нему своего  сына  Сцеву  вместе  с  тридцатью
знатными  юношами  из  своих  кровных  родственников  и   близких.   Получив
заложников, Цезарь проникся должной  уверенностью,  посадил  на  суда  своих
воинов и прибыл с попутным ветром в гавань  Рутупа.  Между  тем  Кассибеллан
приступил к осаде города Тринованта, опустошая окрестные владения  и  земли.
Узнав о прибытии в Британию Юлия, он снял  с  Тринованта  осаду  и  поспешил
навстречу римскому полководцу. Достигнув долины близ Доробернии,  он  увидел
своими глазами, как римское войско разбивает в ней лагерь и ставит  палатки.
Римлян привел туда Андрогей, чтобы отсюда они скрытно  подступили  к  городу
Тринованту. Сразу заметив приближение бриттов, римляне тотчас же берутся  за
оружие  и  строятся  в  боевые  порядки.  В  противоположном   стане   также
вооружаются и также расходятся по отрядам. Что касается Андрогея,  то  он  с
пятью тысячами воинов укрылся  в  ближнем  лесу,  дабы  в  подходящее  время
неожиданно и стремительно броситься на Кассибеллана и его сотоварищей и  тем
оказать помощь Цезарю. Итак, сблизившись кое-где,  противники  не  замедлили
метнуть друг в друга смертоносные дротики и обнажить разящие насмерть  мечи.
Толпы сражающихся сталкиваются в ожесточенной  схватке,  и  потоками  льется
кровь. С обеих сторон, точно  осенние  листья  с  деревьев,  валятся  наземь
раненые. И вот когда бритты яростно наседали на  римлян,  вдруг  выходит  из
лесу Андрогей и кидается с  тылу  на  те  отряды  Кассибеллана,  от  которых
зависел исход всей битвы, и эти  отряды,  ослабленные  незадолго  перед  тем
бросившимися на них  спереди  римлянами  и  сзади  теснимые  соплеменниками,
оказались не в состоянии устоять перед противником. Воины Кассибеллана  были
рассеяны и, обратившись в бегство, покинули поле сражения. Невдалеке от того
места  высилась  одинокая  гора  со  скалистой  вершиной,   густо   заросшей
орешником.
     Туда, не устояв, и бежал  со  своими  воинами  опрокинутый  неприятелем
Кассибеллан. Заняв вершину этой горы, он мужественно  оборонялся  и  наносил
большие потери врагу - и  уничтожал  преследователей.  А  наседали  на  него
полчища римлян и Андрогея, рубившие его убегающих воинов. Поднявшись на гору
вслед за ними, враги многократно кидались на них, но не могли сломить. Скалы
на этой горе и крутизна вершины ее  служили  бриттам  надежной  защитой,  и,
устремляясь на врагов сверху, они во множестве их истребляли. Цезарь окружил
эту гору с наступлением ночи  и  держал  ее  в  осаде  всю  ночь,  преградив
неприятелю все пути к отходу.  Ибо  он  загорелся  желанием  одолеть  короля
голодом, раз не мог его одолеть оружием.
     О, поразительный в ту пору был  народ  Британии,  дважды  изгнавший  из
пределов своих покорителя всего круга земного!  Перед  кем  не  мог  устоять
целый мир, перед тем  неколебимо  стояли  даже  бежавшие  от  него,  готовые
принять смерть за родину и свободу. И вот что  им  в  похвалу,  повествуя  о
Цезаре, сочинил Лукан:

          В страхе он тыл показал британцам, к которым стремился.
          {Цитата из "Фарсалии" (II, 572. Пер. Л. Е. Остроумова).}

     Кассибеллан, которому вместе с его людьми нечего было  есть,  к  исходу
второго дня устрашился, как бы голод не вынудил его сдаться и стать  узником
Цезаря. И вот он поручил передать Андрогею, чтобы тот помирил его  с  Юлием,
дабы достоинство племени, в котором он был рожден, не потерпело урона  из-за
его пленения. Велел Кассибеллан передать ему и о том,  что  он  не  совершил
ничего такого,  чтобы  Андрогей  желал  его  смерти,  хотя  и  доставил  ему
беспокойство. Услышав это от вестников, Андрогей  воскликнул:  "Не  подобает
уважать государя на войне кроткого как ягненок, а в мирное  время  свирепого
точно лев. О боги небес и земли, ныне  меня  молит  мой  властелин,  который
ранее только приказывал! Неужто жаждет примирения  с  Цезарем  и  готов  ему
покориться тот самый, кого ранее Цезарь  жаждал  склонить  к  примирению?  И
соответственно  он  принужден  был  обратиться  к  тому,  кто  изгнал  столь
знаменитого полководца из его королевства, сочтя,  что  лишь  он,  Андрогей,
может опять посадить его на престол. Пусть его  суждение  обо  мне,  который
некогда был во всем послушен ему, а теперь способен это  свершить,  окажется
справедливым.  Итак,  неразумие  движет  тем,  кто   отталкивает   от   себя
соратников, благодаря которым одержал верх, нанося им обиды  и  оскорбления.
Ведь доставшаяся такому вождю  победа  принадлежит  не  ему,  но  тем,  кто,
добиваясь ее, не жалел своей крови. И все же если  смогу,  я  помирю  его  с
Юлием, ибо за нанесенную мне Кассибелланом обиду  я  уже  полною  мерой  ему
отомстил, а сострадание велит мне услышать его призыв".
     63. Вслед за  тем  Андрогей  поспешил  к  Юлию  и,  обняв  колени  его,
обратился к нему с такими словами: "Ты уже полною мерою воздал Кассибеллану,
теперь прояви к нему сострадание. Нужно ли  тебе  от  него  еще  что-нибудь,
кроме того, чтобы, изъявив покорность, он платил дань  римской  державе?"  И
так как Цезарь ничего не ответил, Андрогей добавил:  "Ведь  я  обещал  тебе,
Цезарь, лишь то, что по одолении Кассибеллана  постараюсь  подчинить  твоему
господству Британию. Так  вот:  Кассибеллан  побежден,  и  Британия  с  моей
помощью подчинена твоей воле. Чего я еще не исполнил? Создателю всего сущего
неугодно, чтобы я равнодушно взирал, как моего властелина, молящего  меня  о
сострадании и должным образом  воздающего  мне  за  нанесенное  оскорбление,
заключают в оковы. Пока я жив, убить Кассибеллана не так-то легко и  просто,
и я не постыжусь оказать ему помощь, если ты не последуешь моему совету".
     Обеспокоенный угрозами Андрогея, Цезарь смягчился и заключил соглашение
с Кассибелланом, обязавшимся ежегодно выплачивать дань.  Эта  дань,  которую
тот клятвенно обещал  ежегодно  вносить,  состояла  в  трех  тысячах  фунтов
чистого серебра. Затем Юлий и Кассибеллан, помирившись,  обменялись  дарами.
Цезарь провел зиму в Британии, а с приходом весны переправился в  Галлию.  В
последующем, собрав отовсюду воинов всякого рода и племени, он отбыл в  Рим,
выступив против Помпея. По истечении семи лет Кассибеллан  скончался  и  был
погребен в Эбораке.
     64.  Кассибеллану  наследовал  правитель   Корнубии   Тенуанций,   брат
Андрогея, ибо сам Андрогей вместе с Цезарем отправился в Рим.  По  увенчании
королевской короной Тенуанций тщательно управлял своим государством. Был  он
мужем воинственным и неукоснительно соблюдал правосудие. После  него  вершин
королевской власти достиг  его  сын  Кимбелин,  воин  решительный,  которого
воспитал и одарил оружием император Август. Этот Кимбелин  состоял  в  такой
дружбе с римлянами, что, имея возможность не вносить  им  дани,  все  же  ее
исправно выплачивал.
     В эти дни родился Господь наш Иисус Христос, драгоценная кровь которого
искупила род человеческий, опутанный до того времени оковами бесов.
     65. У Кимбелина после того, что он уже  десять  лет  правил  Британией,
родились два сына, старшего из которых звали Гвидерием, младшего  Арвирагом.
По завершении жизни отца кормило правления перешло к Гвидерию. И так как  он
отказался выплачивать дань, которую требовали от него  римляне,  в  Британию
прибыл  Клавдий,  тогдашний  их   император.   Вместе   с   ним   прибыл   и
главнокомандующий его войском по имени Лелий Гамон, по чьим  предначертаниям
проводились  сражения,  когда  они   разражались.   Высадившись   у   города
Порцестрии, он начал возводить у его ворот осадные стены и запер в  нем  его
жителей. Он задумал принудить их, изнуренных голодом, сдаться, а буде они не
сложат оружия, беспощадно расправиться с ними.
     66. Когда стало известно о прибытии Клавдия, Гвидерий, собрав воинов со
всех концов своего королевства, двинулся с ними на  римлян.  В  завязавшейся
битве он с величайшей отвагой начал разить врагов и самолично,  своим  мечом
истребил большее их число, чем  истребили  его  главные  силы.  Клавдий  уже
отступал к кораблям, римляне уже были почти  что  рассеяны,  когда  коварный
Гамон, сбросив свои доспехи, облачился в бриттские и как  самый  что  ни  на
есть настоящий бритт стал биться с римлянами. Он принялся побуждать  бриттов
кинуться вслед за ним в наступление, суля им скорую победу над  неприятелем.
В свое время он изучил их язык и  нравы,  потому  что  вырос  в  Риме  среди
бриттских заложников. Затем он мало-помалу подобрался к месту, где находился
король  бриттов,  и,  улучив  мгновение,  сразил  его,  ничего   такого   не
опасавшегося, вонзив в него меч. Смешавшись с толпою  вражеских  воинов,  он
вслед  за  тем  присоединился  к  своим,  доставив  им  преступным   образом
завоеванную победу. Но  Арвираг,  брат  Гвидерия,  увидев,  что  тот  погиб,
поспешно снял собственные доспехи и, облачившись в доспехи павшего государя,
повсюду призывал бриттов не поддаваться, как если б то был сам Гвидерий.  Не
зная  о  его  гибели,  бритты,  подбодряемые  увещаньями  Арвирага,   стойко
сопротивлялись, упорно дрались и наносили немалые потери противнику. В конце
концов римляне, распавшись на две беспорядочные толпы, позорно покинули поле
боя. Император с одною из этих толп искал спасения на кораблях, Гамон же - в
лесу, так как по недостатку времени не мог добраться до  кораблей.  Арвираг,
предполагая, что Клавдий бежит вместе с  Гамоном,  поспешил  устремиться  за
последним по пятам и не переставал гнать его до  тех  пор,  пока  не  настиг
беглецов на морском берегу, который ныне называется по имени того же  Гамона
Гамтонией. Там была гавань, удобная для захода  кораблей,  и  в  ней  стояли
купеческие суда. Когда Гамон уже собрался подняться на одно из них, на  него
неожиданно кинулся Арвираг и тут же его убил. Эта гавань с того времени и до
сего дня именуется Гамоновой гаванью.
     67. Между тем  Клавдий,  собрав  своих,  устремился  на  вышеупомянутый
город, который звался тогда Каерперисом, а теперь Порцестрией. Разрушив  его
крепостные стены и подавив сопротивление жителей, он погнался за  Арвирагом,
уже успевшим занять Гвинтонию. По  этой  причине  Клавдий  обкладывает  этот
город осадой и, прибегнув к различным осадным орудиям, пытается им овладеть.
Арвираг, обнаружив, что он со всех сторон окружен, сплотил в один отряд  все
свои силы и, открыв ворота, выступил за пределы города,  чтобы  сразиться  с
противником. И когда  он  уже  приготовился  завязать  с  ним  бой,  Клавдий
присылает к нему гонцов, предлагая заключить соглашение:  дело  в  том,  что
император опасался отваги короля и храбрости бриттов и предпочитал подчинить
их, взывая к их рассудительности и мудрости, чем затеяв с ними борьбу, исход
которой сомнителен. Итак, Клавдий сообщал Арвирагу о своем желании покончить
с раздорами и посулил свою дочь ему в жены, буде он признает главенство Рима
над королевством Британией. Старейшие  возрастом  бритты  советуют  Арвирагу
прекратить военные действия и удовлетвориться посулами Клавдия. При этом они
добавляли, что, покорившись римлянам, он нисколько не покроет себя  позором,
ибо те захватили власть  над  всем  миром.  Успокоенный  этими  и  подобными
соображениями, Арвираг внял советам своих и подчинился императору Клавдию.
     68. Вскоре Клавдий послал  в  Рим  за  дочерью  и  с  помощью  Арвирага
подчинил своей власти Оркадские и другие близлежащие острова.  По  миновании
зимы возвратились из Рима посланные вместе с дочерью императора и вручили ее
отцу. Девушку звали Гевиссой, и была она  так  прекрасна,  что  приводила  в
восхищение всякого, взглянувшего на нее. Связав себя с нею  брачными  узами,
король воспламенился такой пылкой любовью к ней, что стал ставить ее превыше
всего на свете. Желая  отметить  место,  где  сочетался  с  ней  браком,  он
подсказал  Клавдию  мысль  воздвигнуть  там   город,   который   служил   бы
напоминанием будущим поколениям об этом событии. Клавдий прислушался  к  его
пожеланиям и повелел выстроить город,  который  по  его  имени  был  наречен
Каерглоу, то есть Глоуцестрия, и который стоит и  поныне  между  Камбрией  и
Аоегрией на берегу Сабрины. Некоторые утверждают, однако, что  его  название
происходит от имени военачальника Глоя, родившегося от Клавдия в этом городе
и к которому после Арвирага перешло управление наместничеством  Камбрийским.
Пр-строив город и  усмирив  остров,  Клавдий  вернулся  в  Рим;  власть  над
близлежащими островами он препоручил Арвирагу.
     В  это  самое  время  апостол  Петр  основал  антиохийскую  церковь  и,
возвратясь после этого в Рим и будучи в нем  епископом,  послал  евангелиста
Марка в Египет проповедовать им же составленное Евангелие.
     69. По отбытии Клавдия Арвираг исполнился  решимости  и  отваги,  начал
перестраивать города и  крепости  и  так  прибирать  к  рукам  народ  своего
королевства, что стал страшен королям  даже  отдаленных  земель.  Вскоре  он
возгордился, проникся пренебрежением к римской  власти,  не  захотел  дольше
подчиняться сенату и предоставил себе полную волю во всем.  Узнав  об  этом,
Клавдий направил в Британию Веспасиана, наказав ему унять Арвирага  и  снова
подчинить его Риму. И вот когда Веспасиан подошел к гавани Рутупа, навстречу
ему выступил Арвираг и воспрепятствовал тому войти в  гавань.  Он  привел  с
собою такое множество воинов, что римляне устрашились и не посмели сойти  на
берег. Итак, Веспасиан отошел от названной гавани и,  снова  подняв  паруса,
пристал  к  Тотонскому  побережью.   Высадившись   там,   он   подступил   к
Каерпенхуелгойту, или по-иному Эксонии, с  намерением  обложить  этот  город
осадою. Осада длилась уже  неделю,  когда  сюда  вместе  с  войском  подошел
Арвираг и затеял сражение. В этот день и то и другое войско понесло  большие
потери, не добившись, однако, победы.  Следующим  утром  при  посредничестве
королевы Гевиссы вожди обеих сторон пришли к  соглашению  и  отослали  своих
соратников в зимние лагери. По миновании зимы Веспасиан возвратился в Рим, а
Арвираг остался в Британии. С  приближением  старости  он  стал  уважительно
относиться  к  сенату  римскому  и  в  мире  и  спокойствии  править   своим
государством, а также укреплять  издавна  установленные  законы  и  издавать
новые, щедро одаряя всякого доблестного и  честного  человека  из  служивших
ему. Добрая слава о нем распространилась  по  всей  Европе,  его  уважали  и
остерегались римляне, так что в Риме о нем говорили больше, чем о каком-либо
ином властителе. Вот почему Ювенал упоминает в своей книге о некоем  слепом,
который, когда речь зашла о пойманной камбале, сказал Нерону такие слова:

            Ты полонишь другого царя: с колесницы британской, -
            Верно, слетит Арвираг.

     {Строки из Ювенала (Сатира 4, 126-127, перевод Д. С. Недовича и  Ф.  А.
Петровского).}

     На войне не было никого неустрашимей  его;  в  мирное  время  -  никого
мягче, добродушнее, тароватее. По завершении дней его жизни, он был погребен
в Клавдиоцестрии, в том самом храме, который он посвятил императору Клавдию.
     70. Королевский престол после него  перешел  к  его  сыну  Марию,  мужу
редкостного благоразумия и такой же  мудрости.  Позднее  в  правление  этого
Мария некий король пиктов по  имени  Родрик,  прибыв  с  большим  флотом  из
Скифии, высадился в северной части Британии, которая  зовется  Альбанией,  и
принялся разорять эту страну. Собрав свой народ, Марий пошел против  Родрика
и, вступив с ним в битву, убил его и одержал решительную  победу.  В  память
своего торжества над врагами он поставил впоследствии  камень  в  том  краю,
который по его имени нарекли Вестмарией, и надпись на  этом  камне  все  еще
напоминает о нем. После гибели Родрика Марий всем его прибывшим вместе с ним
и потерпевшим  поражение  воинам  предоставил  для  поселения  в  ней  часть
Альбании, которая называется Катанезией. Была эта земля пустынной,  и  никто
ее испокон веку не обрабатывал. И так как пришельцы, у которых не было  жен,
стали домогаться  у  бриттов,  чтобы  те  отдали  за  них  своих  дочерей  и
родственниц, возмущенные  этим  бритты  наотрез  отказались  сочетать  своих
женщин браками с ними. Тогда же, встретив отказ бриттов,  они  переправились
на остров Ибернию и, обзаведясь там женами, привезли их с собою, и благодаря
народившемуся от них потомству увеличили свою численность. Но об  этом  лишь
мимоходом, так как я не предполагал излагать их историю или историю скоттов,
которые ведут свой род  от  этих  чужестранцев  и  дочерей  Ибернии.  А  что
касается Мария, то, установив нерушимый мир на всем  острове,  он  неуклонно
стремился  поддерживать  добрые  отношения  с  римским  народом  и  исправно
выплачивал дань, какая была на него наложена. Следуя примеру отца, он  также
пекся о том,  чтобы  в  его  государстве  царили  мир,  правосудие,  законы,
добропорядочность и честность.
     71. Когда же срок его жизни истек, кормило правления взял в  свои  руки
его сын Коилл. Этот с младенчества был взращен в Риме, сроднился с  римскими
нравами и поддерживал тесную дружбу с римлянами. И он тоже  вносил  римлянам
дань, избегая препирательств и споров  с  ними,  ибо  видел,  что  весь  мир
покорствует им и  что  все  страны,  все  края,  все  земли  подчиняются  их
господству.  Итак,  платя  все,  что  требовалось,  он  мирно  владел  своей
собственностью. Никто из королей британских никогда не относился  с  большей
уважительностью к знати своего королевства, предоставляя ей пребывать в мире
и благоденствии и постоянно осыпая ее дарами.
     72.  У  Коилла  был  единственный  сын  по  имени   Луций.   Увенчанный
королевской короной после кончины  отца,  он  настолько  подражал  всем  его
благим начинаниям и поступкам, что всякому представлялось,  будто  пред  ним
сам Коилл.
     Стремясь заранее обеспечить себе существование в ином мире, он отправил
послание папе Элевтерию с ходатайством о принятии его в  лоно  христианства,
ибо  душу  его  озарили  многие  чудеса,  явленные   у   различных   народов
новообращенными христианами. И вот, воспылав любовью  к  истинной  вере,  он
достиг исполнения благочестивых своих устремлений.
     Благословенный первосвященник, узнав о чаяниях Луция, направил  к  нему
двух ученейших богословов, Фагана и Дувиана, которые, проповедуя  воплощение
слова Господня, смыли с Луция скверну святым крещением  и  обратили  его  ко
Христу. Вскоре люди из разных народов наперебой друг за  другом  последовали
примеру короля и, очищенные в той же купели, приуготовили для  себя  царство
небесное.  Благословенны  вышеназванные  ученые  богословы,  ибо,  искоренив
язычество на всем острове, они посвятили единому Богу и  его  святым  храмы,
которые были основаны в честь неисчислимых богов,  и  привели  в  эти  храмы
толпы новообращенных  христиан.  Тогда  в  Британии  насчитывалось  двадцать
восемь жрецов и три  верховных  жреца,  власти  которых  подчинялись  прочие
служители культа и верующие. Всех их эти провозвестники слова Божия  вырвали
из цепей идолопоклонства и там,  где  были  жрецы,  поставили  на  их  место
епископов, а на место верховных  жрецов  -  архиепископов.  Верховные  жрецы
пребывали в трех знаменитейших городах  государства,  а  именно  в  Лондоне,
Эбораке и Городе Легионов, который,  как  свидетельствуют  древние  стены  и
здания, стоял на реке Оске в Гламорганции. Этим трем архиепископствам  после
изничтожения суеверия подчиняются двадцать восемь епископств, а последним  -
многочисленные приходы. Эборакскому архиепископству подведомственны Дейра  и
Альбания, которых от  Аоегрии  отделяет  большая  река  Хумбер;  лондонскому
архиепископству - Лоегрия Корнубия. Эти  две  области  отделяет  Сабрина  от
Камбрии, то есть Валлии, находящейся  на  попечении  архиепископства  Города
Легионов.
     Устроив все это, присланные папой Фаган и Дувиан воротились  в  Рим,  и
святейший папа одобрил совершенное ими. После его одобрения они вернулись  в
Британию с  многочисленными  сопровождающими,  через  поучение  коих  бритты
вскоре по их прибытии укрепились в Христовой вере. Их имена  и  сообщение  о
содеянном ими  можно  отыскать  в  книге,  написанной  Гильдасом  и  носящей
заглавие  "О  победе  Аврелия  Амброзия".  Рассказанное  Гильдасом  в  столь
блистательном его сочинении нет ни  малейшей  нужды  повторять,  к  тому  же
слогом неизмеримо более низменным.
     73. Между  тем  преславный  король  Луций,  убедившись,  что  почитание
христианства в его королевстве  распространилось  и  закрепилось,  и  горячо
радуясь этому, владения и угодья, принадлежавшие  прежде  языческим  храмам,
передал ради  лучшего  их  использования  в  собственность  церквам  истинно
верующих. И так как этим  церквам  требовалось  воздать  как  можно  больший
почет, он предоставил им сверх того обширные земли и многочисленные усадьбы,
освободив их от всех и всяких повинностей. Среди этих и прочих  согласных  с
его замыслами деяний он расстался с бренною жизнью в городе Клавдиоцестрии и
достойно погребен в  церкви  первого  архиепископства  в  год  от  Рождества
Господа нашего сто пятьдесят шестой. После  себя  он  не  оставил  отпрыска,
который ему бы наследовал; вот почему вслед за его  кончиной  среди  бриттов
возникла распря, и римское владычество по шатнулось.
     74. Когда сообщение об этом достигло Рима,  в  Британию  был  направлен
сенатор  Север  с  двумя  легионами,  дабы  они  в  ней  восстановили  былое
господство римлян. Вскоре после того, как Север там высадился, он вступил  в
сражение с бриттами, причем одну их часть одолел, а остальных, кого не  смог
подчинить, беспокоил жестокими схватками, так что в конце концов принудил их
пройти через Скоттию и удалиться в  Альбанию.  Эта  часть  бриттов,  которой
предводительствовал Фульгенций, храбро сопротивлялась и часто наносила очень
большие потери как своим соплеменникам, так и римлянам.  Фульгенций  добился
поддержки со стороны некоторых островных народов и вследствие этого  не  раз
одерживал  верх  в  боях.  Не  без  труда  отражая  его  нападения,  римский
полководец приказал насыпать между Дейрой  и  Альбанией  вал,  дабы  пресечь
попытки Фульгенция прорваться на юг. Возложив издержки на  области  бриттов,
римляне протянули упомянутый вал от моря до моря, и он долгое  время  спустя
преграждал доступ  врагам.  А  Фульгенций,  которому  было  более  невмоготу
сопротивляться Северу, переправился  в  Скифию,  чтобы,  получив  помощь  от
пиктов, восстановить свое положение. Он собрал  всю  молодежь  этой  страны,
вернулся на многих судах в Британию и осадил Эборак. Когда известие об  этом
распространилось  среди  населения  острова,  большинство  бриттов,  покинув
Севера, ушли к Фульгенцию. Но Север из-за всего этого не отказался от  своих
замыслов; он созвал римлян и  тех  бриттов,  которые  были  ему  привержены,
пробился из осажденного города  и  вступил  в  бой  с  Фульгенцием.  Отважно
сражаясь, как и множество его воинов, он был убит, а  Фульгенций  смертельно
ранен. Север погребен в Эбораке, удержанном его легионами.
     75. Север оставил после себя двух сыновей, Бассиана и Гету, причем Гета
родился от матери римлянки,  а  Бассиан  -  от  бриттки.  По  смерти  Севера
римляне,  оказав  предпочтение  Гете,  потому  что   он   был   чистокровным
римлянином,  посадили  его  на  королевский   престол.   Бритты,   напротив,
провозгласили своим королем Бассиана,  ибо  со  стороны  матери  он  был  их
соплеменником. По этой причине между братьями разгорелась борьба.  Гета  был
убит, и королевскою властью овладел Бассиан.
     В то время был в Британии некий  юноша  из  простого  народа,  которого
звали  Караузий.  Выказав  свою  воинскую  доблесть  во  многих  схватках  и
столкновениях, он прибыл в Рим и обратился  с  ходатайством  разрешить  ему,
неся на кораблях дозорную службу, охранять от набегов  чужестранцев  морское
побережье Британии. Он сулил, что, если ему будет это дозволено, он  добудет
столько добра и богатств, что римское государство приобретет от этого  много
больше, чем если бы ему  было  отдано  все  королевство  Британия.  Караузию
удалось обмануть сенат своими посулами и достигнуть того, чего домогался,  и
он возвратился в Британию с указами за подобающими печатями. Вскоре,  собрав
корабли, он привлек к себе множество горячих и доблестных  юношей,  вышел  в
море и обошел на своих кораблях все побережье королевства,  и  его  прибытие
вызывало волнения и будоражило местное население.  По  пути  он  подходил  к
близлежащим островам, опустошал на  них  нивы,  разорял  города  и  поселки,
отбирал у жителей все их достояние. И так как он занимался всем этим, к нему
во множестве стекались любители поживиться чужим, и вскоре его войско  стало
настолько значительным, что никакой соседний властитель не мог бы перед  ним
устоять. По этой причине преисполнившись чванства, он внушал бриттам,  чтобы
те поставили его над собой королем, а он, перебив  и  уничтожив  под  корень
римлян, избавит весь остров от засилья чужестранцев.  Добившись  своего,  он
сразился немедленно с Бассианом, убил его и взял кормило  правления  в  свои
руки. Что  касается  Бассиана,  то  его  предали  пикты,  которых  их  вождь
Фульгенций, брат его матери,  привел  с  собою  в  Британию.  Ибо,  хотя  им
надлежало поддержать Бассиана, подкупленные обещаниями  и  дарами  Караузия,
они  покинули  Бассиана  и  накинулись  на  его   воинов,   недавних   своих
сотоварищей. Те, приведенные в замешательство, так как  перестали  понимать,
кто их соратник, кто враг, поспешно рассеялись, и победа досталась Караузию.
Одержав верх  и  став  самодержцем,  он  поселил  пиктов  в  Альбании,  где,
смешавшись с бриттами, они навсегда и остались.
     76. Когда в Рим пришло  сообщение  о  набеге  Караузия,  сенат  поручил
Аллекту, дав ему три легиона, уничтожить злодея и  восстановить  в  Британии
римскую власть. Аллект без промедления прибыл туда и сразился  с  Караузием,
убив которого, завладел королевским престолом. Затем он  учинил  беспощадное
избиение бриттов, так как, изменив римскому  государству,  они  примкнули  к
Караузию. Глубоко возмущенные этим, те провозгласили своим королем правителя
Корнубии Асклепиодота и в полном единодушии  двинулись  вслед  за  Аллектом,
вызывая  его  на  битву.  Находился  Аллект  тогда  в  Лондоне  и   совершал
торжественные молебствия отчим  богам.  Узнав  о  подходе  Асклепиодота,  он
прервал жертвоприношения, выступил за пределы города и, всеми своими  силами
обрушившись на врагов, завязал с ними ожесточеннейшее сражение. Одолел в нем
все же Асклепиодот, который, рассеяв отряды римлян, принудил их к бегству и,
безостановочно преследуя их по пятам, умертвил многие тысячи  неприятельских
воинов, а также короля Аллекта. И поскольку победа досталась  врагам,  Ливии
Галл, помощник Аллекта, увел  в  город  всех  уцелевших  римлян  и,  заперев
городские ворота, принялся укреплять башни  и  прочие  защитные  сооружения,
надеясь таким  образом  отбиться  от  Асклепиодота  и  избежать  неминуемого
поголовного  истребления.   Но   Асклепиодот,   узнав   о   происходящем   в
неприятельском стане, не мешкая, обложил осадою город и уведомил  правителей
всех областей Британии, что Аллект и многие тысячи  римлян  убиты,  что  он,
Асклепиодот, обложил осадою Галла и что обращается к своим  соплеменникам  с
призывом поторопиться ему на подмогу. Ведь вовсе нетрудно, как он утверждал,
всю породу римскую начисто изгнать из Британии,  если  общими  силами  будут
сокрушены осажденные в Лондоне римляне. Откликнувшись на  этот  его  призыв,
явились деметы и венедоты, дейры и альбаны, и всякий, кто родом  был  бритт.
Когда все они предстали перед вождем, тот приказал  изготовить  бесчисленное
множество осадных орудии и с  их  помощью  снести  крепостные  стены  города
Лондона. Всякий сильный и  смелый  повиновался  этому  распоряжению,  и  они
бесстрашно пошли на приступ. Вскоре  крепостные  стены  были  разрушены,  и,
устремившись в проломы,  бритты  принялись  за  истребление  римлян.  А  те,
увидев, что их непрерывно уничтожают, призвали Галла  заявить  Асклепиодоту,
что он и они сдаются и молят его о милосердии, о том, чтобы он  выпустил  их
живыми. Ведь почти все воины перебиты, кроме одного легиона, который все еще
продолжает кое-как драться. Вняв их настояниям, Галл со всеми своими  сдался
Асклепиодоту, и хотя тот связал себя словом, что пленные  будут  помилованы,
туда нахлынули венедоты и, собравшись толпой, в течение дня  всех  сдавшихся
римлян обезглавили внутри города на берегах потока, который позднее по имени
римского военачальника был наречен на языке бриттов Нантгалимом, а на  языке
саксов - Галаброком.
     77. Одолев римлян, Асклепиодот с  одобрения  народа  возложил  на  себя
королевский венец. В дальнейшем он в  мире  и  соблюдая  должное  правосудие
правил страной на протяжении десяти лет и обуздал  свирепость  грабителей  и
мечи кровожадных разбойников. В дни его правления  императором  Диоклетианом
было начато преследование христиан, так что христианство, которое во времена
короля Луция открыто и  беспрепятственно  исповедовалось  на  острове,  было
искоренено почти полностью. В  Британию  явился  некто  Максимиан  Геркулий,
главнокомандующий войсками вышеназванного властителя; по распоряжению  этого
Максимиана были разорены все церкви, а  все  обнаруженные  в  них  священные
книги сожжены на городских  площадях;  были  перебиты  также  достопочтенные
священнослужители со всей своей паствой, так что они плотной толпою, обгоняя
друг  друга,  торопились  в  безмятежное  царство  небесное,  точно  в  свои
собственные жилища.
     И явил нам свое милосердие Господь Бог, который в  пору  преследований,
сотворив для нас по своему изволению  величайшее  благо,  возжег  лучезарные
светильники  святых  мучеников,  дабы  бриттский  народ  не   заблудился   в
непроницаемой мгле темной ночи. Гробницы этих страдальцев и места,  где  они
претерпели муки, и ныне вселяли  бы  в  души  созерцающих  их  ослепительное
сияние веры в Создателя, когда бы чужестранцы  своим  зловещим  насилием  не
отняли их  у  соплеменников  наших.  Среди  страстотерпцев  обоего  пола,  с
величайшей неколебимостью духа  пребывавших  в  Христовом  воинстве,  должно
назвать  Альбана  Веруламского,  а  также  Юлия  и  Аарона,  граждан  Города
Легионов, из коих Альбан, охваченный рвением к истинной вере, сначала  укрыл
у себя в доме своего исповедника Амфибала, за которым гнались преследователи
и которого  они  вот-вот  должны  были  схватить,  а  затем,  обменявшись  с
названным Амфибалом одеждою, принял за  него  смерть,  уподобившись  в  этом
Христу, положившему душу свою за агнцев своего стада. Прочие два,  чьи  тела
были растерзаны с неслыханною  жестокостью,  вознеслись  без  промедления  в
мученических венцах к вратам небесного Иерусалима.
     78.  Между  тем  на  короля  Асклепиодота  восстал   Коель,   правитель
Каерколуна, то есть Колецестрии и, сразившись с ним, умертвил его и  увенчал
себя королевской короной. Когда римский  сенат  получил  об  этом  известие,
сенаторы обрадовались смерти короля, который везде и во  всем  препятствовал
владычеству  римлян.  Помня  о  том,  сколько  урона  причинила  им   утрата
королевства Британии, они отрядили туда сенатора Констанция,  который  ранее
покорил им Испанию и больше, чем кто-либо иной, потрудился ради возвеличения
римского государства. Когда Коель, вождь бриттов, узнал  о  предстоящем  его
прибытии, он побоялся вступать с ним в вооруженные столкновения, потому что,
как утверждала молва, ни один властитель не в силах устоять перед ним. Итак,
как только Констанций причалил к острову, Коель направил к  нему  послов  и,
попросив мира, пообещал покориться римлянам  при  условии,  что  королевство
Британия будет сохранено за ним и его  не  принудят  нести  какую-либо  иную
повинность, кроме уплаты обычной  дани.  Получив  это  послание,  Констанций
удовольствовался предложениями Коеля и, приняв от него заложников,  заключил
с ним соглашение. Затем по прошествии месяца наитягчайший недуг одолел Коеля
и спустя неделю его умертвил. После кончины  Коеля  Констанций  возложил  на
себя королевский венец и  взял  в  жены  его  дочь,  которую  звали  Еленой.
Красотою своей она превосходила всех девушек  этой  страны,  и  нельзя  было
найти ни одну другую, которая, по общему мнению,  играла  бы  искуснее,  чем
она, на музыкальных инструментах и была бы осведомленнее в свободных науках.
Кроме нее у Коеля, ее отца, не было никого, кто мог  бы  занять  после  него
королевский престол, вот почему он позаботился дать  ей  такое  образование,
чтобы по кончине его она могла справиться с управлением государством.  Итак,
Констанций сочетался с нею на брачном ложе, и она родила ему сына,  которого
назвала  Константином.  Через  одиннадцать  лет  смерть  унесла  в   Эбораке
Констанция, и королевская власть перешла к его сыну.  Спустя  немногие  годы
после возведения того на престол, он стал обнаруживать величайшую  доблесть,
выказывать львиную неукротимость, вершить среди  своих  подданных  праведный
суд, пресекать жадность  разбойников  и  обуздывать  свирепость  правителей,
стараясь повсеместно укрепить мир.
     79. В Риме был в то время самодержавный властитель по имени  Максенций,
который  норовил  принизить  всякого  знатного,  всякого  выдающегося  своей
доблестью гражданина и, чиня над ними насилия, всячески утеснял государство.
И так как укрыться от  его  свирепости  было  негде,  подвергшиеся  от  него
гонениям стали устремляться к Константину в Британию, и тот гостеприимно  их
принимал. Наконец, когда таких беглецов скопилось у него великое  множество,
они пробудили в нем ненависть к  вышеназванному  злодею  правителю  и  часто
обращались к нему с речами такого рода: "Доколе ты будешь  сносить,  что  мы
терпим бедствия и пребываем в изгнании, о Константин? Ныне только ты один  в
силах прогнать Максенция и вернуть нам все то, что мы потеряли. У какого еще
государя, кроме короля Британии, столько храбрых  и  несокрушимых  воинов  и
такое обилие золота и серебра? Мы обращаемся  к  тебе  со  слезной  мольбою,
верни нам наши владения, верни жен и детей наших, пойди с войском и  с  нами
на Рим". Побуждаемый этими и подобными настояниями, Константин, подступив  к
Риму, взял его приступом и стал единоличным властителем всего мира. При  нем
находились три дяди Елены, а именно Иоелин, Трагерн, а также Марий,  которых
он возвел в сенаторское достоинство.
     80.  Между  тем  против  римских  проконсулов,  которым  было  поручено
управление островом, восстал вождь гевиссеев  Октавий,  и,  расправившись  с
ними,  овладел  королевским  престолом.  Получив  сообщение  о  случившемся,
Константин отправил в Британию дядю Елены Трагерна, дав ему под  начало  три
легиона и поручив восстановить на острове господство римской державы. Прибыв
туда и пристав к берегу  близ  города,  по-бриттски  называемого  Каерперис,
Трагерн напал на него и спустя два дня его захватил.  Когда  весть  об  этом
распространилась повсюду, король Октавий стянул вооруженные  силы  со  всего
острова и столкнулся с Трагерном поблизости от Гвинтонии, на поле, именуемом
по-бриттски Майзуриан, и, вступив с ним в битву, одержал решительную победу.
Трагерн, потеряв множество воинов, отошел  к  кораблям  и,  взойдя  на  них,
направился морем в Альбанию и принялся опустошать эти края.  Когда  об  этом
уведомили короля Октавия,  тот,  спешно  собрав  свое  войско,  двинулся  на
Трагерна и в области, которая именовалась Вестмариаланда, сразился с ним, но
на этот раз был разбит  и  бежал.  А  Трагерн,  увидев,  что  он  побеждает,
пустился преследовать Октавия по пятам и не оставлял его в покое до тех пор,
пока не отнял у него всех  подвластных  ему  городов  вместе  с  королевским
венцом. Удрученный утратой королевства, Октавий переправился на  кораблях  в
Норвегию, рассчитывая добиться помощи от короля  Гунберта.  Одновременно  он
наказал своим приближенным  не  жалеть  усилий  ради  умерщвления  Трагерна.
Приверженный  Октавию,  как  никто  другой,  правитель  Вольного  города  не
замедлил исполнить его пожелание. И вот когда Трагерн как-то покинул Лондон,
этот преданный сторонник Октавия, укрывшись с сотнею воинов в поросшей лесом
долине, по  которой  Трагерну  предстояло  проехать,  подстерег  его  здесь,
внезапно напал на него и убил, хотя Трагерн и был окружен спутниками.  Когда
весть об этом дошла до Октавия, он возвратился в Британию и, рассеяв римлян,
снова занял  королевский  престол.  В  короткое  время  он  выказал  столько
доблести и прибрал к рукам столько золота и серебра,  что  никого  более  не
страшился. С этой поры  и  вплоть  до  времен  Грациана  и  Валентиниана  он
безмятежно правил королевством Британией.
     81.  Наконец,  сломленный  старостью,   желая   снискать   расположение
окружающих, Октавий обратился с вопросом к своим  советникам,  кого  из  его
потомства они хотели бы видеть своим королем после того, как судьба  положит
предел  его  дням.  У  него  была  только  дочь,  тогда  как  сына,  который
унаследовал бы его королевский престол, он не имел. Некоторые его  советники
находили, что было бы лучше всего отдать эту дочь вместе с  королевством  за
знатного римлянина, дабы бритты  впредь  наслаждались  прочным  и  нерушимым
миром. Другие, однако, считали, что королевский трон надлежит  завещать  его
племяннику Конану Мериадоку, а его дочь связать брачными узами с властителем
какой-либо другой державы, дав за нею золото и серебро. Пока  они  обсуждали
это между собой, прибыл правитель Корнубии Карадок  и  предложил  пригласить
сенатора  Максимиана,  с  тем  чтобы  выдать  за  него  королевскую  дочь  и
одновременно вручить ему самодержавную власть над Британией, благодаря  чему
они обеспечат себе  вечный  мир  с  Римом.  Этот  Максимиан  наполовину  был
бриттом, так как его отцом был Иоелин, о котором упоминалось выше и  который
был дядей матери Константина; мать его была чистокровною римлянкой; с  обеих
сторон он происходил от королей. И Карадок уверял, что, если его предложение
будет принято, их  страна  будет  наслаждаться  устойчивым  миром,  так  как
Максимиан, по его словам,  происходя  от  императоров  и  вместе  с  тем  от
родовитых бриттов, имеет бесспорные  права  на  Британию.  Узнав  о  совете,
преподанном  правителем  корнубийцев,  возгорелся  негодованием  королевский
племянник  Конан,  всей  душой  жаждавший  завладеть  престолом  и   поэтому
взбудораживший весь двор. Но Карадок, никоим образом не желавший отступиться
от своих чаяний, послал в  Рим  своего  сына  Маурика,  дабы  тот  рассказал
Максимиану о положении дел. Маурик был отлично сложен, прямодушен, отважен и
то, что находил правильным, отстаивал, если  ему  возражали,  пустив  в  ход
оружие. Явившись к Максимиану, он был принят тем как подобало  и  с  большим
почетом,  чем  его  сотоварищи.  В  ту  пору  между  Максимианом   и   двумя
императорами, Грацианом и его братом Валентинианом,  пылала  ожесточеннейшая
вражда, так как те отказали Максимиану в  третьей  части  империи,  чего  он
домогался. И вот увидев, что Максимиан обойден и унижен обоими императорами,
Маурик сказал ему так: "Чего ради, Максимиан, опасаться тебе Грациана, когда
перед тобой открыт путь,  пойдя  по  которому,  ты  сможешь  отнять  у  него
империю.  Отправься  со  мною  на  остров  Британию,  и  ты  овладеешь   там
королевским венцом; король Октавий,  обессилев  от  преклонного  возраста  и
утомления, ничего иного не жаждет, как  отыскать  кого-нибудь,  кому  бы  он
передал свое королевство. Мужского потомства у него нет, и  он  обратился  к
своим приближенным,  спрашивая  у  них  совета,  кого  избрать  мужем  своей
единственной дочери, отдав ему вместе с нею  и  королевство.  Во  исполнение
просьбы этого государя его витязи, порешив, что  королевство  и  королевскую
дочь подобает  вручить  тебе,  послали  меня  сюда,  дабы  я  тебя  об  этом
оповестил. Если, прибыв со мной в  Британию,  ты  сможешь  осуществить  этот
замысел, то при изобилии в ней  золота  и  серебра,  при  великом  множестве
находящихся там смелых воинов ты обретешь возможность  вернуться  в  Рим  и,
прогнав императоров, подчинить его своей воле.  Ведь  именно  так  поступили
родич твой Константин и многие наши короли, достигшие вершин власти".
     82. Убежденный речью Маурика, Максимиан отбыл в Британию, захватывая по
пути города франков и в них тьму золота и серебра и набирая  повсюду  воинов
для своего войска. Затем, выйдя в Океан,  он  с  попутным  ветром  прибыл  в
Гавань Гамона. Когда королю сообщили  об  этом,  тот  совсем  растерялся  от
страха, ибо счел, что на него идет враждебное войско. Призвав к себе  своего
племянника Конана, он приказал ему собрать всех боеспособных мужей острова и
двинуться с ними навстречу врагам. Конан без промедления собрал молодежь  со
всего королевства и подошел к Гавани Гамона,  где  Максимиан  поставил  свои
шатры. Узнав о приближении такого сильного войска, он проникся тревогой, так
как колебался, что ему предпринять. Максимиан располагал лишь незначительным
количеством воинов и опасался как того, что их слишком мало, так и того, что
они  недостаточно  боеспособны,  не  надеясь  при  этом,  что  ему   удастся
уклониться от битвы. Итак, он призвал старейших возрастом, а также Маурика и
стал совещаться с ними, как следует действовать, чтобы избегнуть  неминуемой
гибели. На это Маурик сказал: "Нам не под силу  биться  со  столь  отважными
воинами, да и прибыли мы в Британию не для того, чтобы ее покорить  оружием.
Пока мы не узнаем королевских намерений, нужно заявить, что мы жаждем мира и
испрашиваем разрешения на временное пребывание здесь. Давайте скажем, что мы
посланы императорами с поручениями к королю, и давайте хитроумными и искусно
подобранными словами успокоим и смягчим этот народ".
     И  так  как  все  одобрили  предложения  Маурика,  тот,  взяв  с  собой
двенадцать знатнейших, убеленных сединами и отличавшихся мудростью  старцев,
во главе их направился  с  оливковыми  ветвями  в  руках  навстречу  Конану.
Бритты, увидев мужей почтенного возраста,  несущих  в  знак  мира  оливковые
ветви  в  руках,  оказывают  им  достойный  прием  и   беспрепятственно   их
пропускают, дабы они могли без помех пройти к военачальнику королевских сил.
Вскоре представ перед Конаном Мериадоком,  пришедшие  обратились  к  нему  с
приветствием от имени императоров и сената и сообщили, что Максимиан прислал
их к королю Октавию, дабы передать ему поручения Грациана и Валентиниана. На
это Конан спросил: "А почему вместе с вами прибыло так много сопровождающих?
Послам обычно присущ другой облик; более того, так выглядят скорее явившиеся
из чужой страны враги, замышляющие напасть и творить насилия". Тогда  Маурик
ответил следующим образом: "Не подобает, чтобы столь выдающийся муж, не имея
при  себе  надлежащего  числа  спутников,  навлекал  на  себя  презрение   и
бесславие, в особенности если к тому же  он  ненавистен  многим  властителям
из-за римского господства над целым миром и из-за  подвигов  своих  предков.
Ибо, если бы при нем не было должной охраны, его, возможно, убили бы недруги
римского государства. С миром явился он и ищет он мира,  что  подтверждается
всеми его поступками. Ведь со дня прибытия нашего  мы  вели  себя  так,  что
никого ничем не обидели. Как мирные люди мы покупали все, в чем нуждались, и
за все тут же расплачивались, ничего силою не отбирая". И когда  Конана  все
еще одолевали раздумья, предпочесть ли  мир  или  начать  военные  действия,
прибыл правитель Корнубии Карадок и прочие сановные люди и уговорили  Конана
уважить столь смиренную просьбу и не затевать войны. И хотя Конан  предпочел
бы сразиться, тем не менее, отложив оружие в сторону и не нарушив  мира,  он
доставил Максимиана в Лондон к королю и разъяснил ему, как обстоят дела.
     83. Затем  властитель  Корнубии  Карадок,  взяв  с  собою  своего  сына
Маурика,  распорядился  удалить  всех  присутствовавших  и   сказал   королю
следующее:  "То,  о  чем  так  долго  мечтали  истинно  преданные   тебе   и
беспрекословно  послушные  твоей  воле,  по  промыслу  божьему,   наконец-то
осуществилось ко благу твоих потомков. Ведь ты велел твоим приближенным дать
совет, как тебе следует поступить с  твоей  дочерью  и  твоим  государством,
поскольку из-за своего возраста ты стал ныне настолько немощным, что  больше
не в состоянии править своим народом. Одни ответили, что королевский  венец,
по их мнению, нужно передать твоему племяннику Конану, а твою дочь достойным
образом выдать замуж куда-нибудь за море, ибо они опасаются,  как  бы,  если
властителем бриттов станет иноязычный пришелец, это не повело к  истреблению
их сограждан. Другие советовали  завещать  престол  дочери  и  какому-нибудь
нашему знатному соплеменнику, который после твоей кончины унаследовал бы его
у тебя. Большинство, однако, решительно высказалось за то, чтобы ты  призвал
кого-нибудь из венценосного римского рода и отдал ему  твою  дочь  вместе  с
королевской короной.  Благодаря  этому,  как  они  утверждали,  воспоследует
прочный и устойчивый мир, ибо римская мощь будет бриттам защитою и  оплотом.
И вот Господь явил  тебе  милость,  прислав  сюда  юношу,  происходящего  из
римского рода и вместе с тем от крови бриттских  властителей,  за  которого,
мой совет тебе, ты и отдай безотлагательно твою дочь. А если бы тебя одолели
сомнения, какие доводы мог бы ты привести  против  того,  чтобы  он  получил
британский престол? Ведь он кровный родственник Константину  и  внук  Коеля,
нашего государя, дочери коего Елене по наследственному  праву,  чего  мы  не
можем оспаривать, принадлежало  королевство  Британия".  Выслушав  Карадока,
Октавий не стал ему возражать и с общего согласия отдал Максимиану дочь свою
и королевский  венец.  Не  хватает  слов,  чтобы  изобразить,  до  чего  это
возмутило Конана Мериадока, который удалился в Альбанию и принялся  набирать
там  войско,  намереваясь  не   оставлять   в   покое   Максимиана.   Набрав
многочисленных воинов, он переправился через реку Хумбер, опустошая земли по
обоим ее берегам. Когда об этом известили Максимиана, он во главе всех своих
сил поторопился навстречу Конану, сразился с ним и его одолел. Однако  Конан
не успокоился и, снова набрав отряды, угрожал  разорить  всю  страну.  Тогда
Максимиан вторично выступил против  него  и  сразился  с  ним  в  нескольких
битвах, иногда беря над ним верх, иногда  терпя  неудачу.  И  так  как  один
другому нанес тяжелый урон, они с одобрения  своих  друзей  заключили  между
собою мир.
     84.  Прошло  пять  лет.  Максимиан  возгордился   из-за   бесчисленного
количества серебра и золота, что ни день к нему притекавших,  и,  подготовив
множество кораблей, собрал всех боеспособных мужей Британии. Ему  мало  было
королевства  Британии,  он   рвался   захватить   также   Галлию.   И   вот,
переправившись через пролив, он высадился сначала  в  королевстве  Арморика,
что ныне зовется Бретанью, и принялся беспокоить франков. Тогда,  выйдя  ему
навстречу под начальством Инбалта, те вступили с ним  в  бой,  но,  разбитые
почти на всем поле битвы, ударились в бегство. Пали и сам  вождь  Инбалт,  и
пятнадцать тысяч собранных со всего королевства воинов, которых он  с  собою
привел.  Нанеся  столь  сокрушительное   поражение   неприятелю,   Максимиан
возликовал, так как обрел уверенность, что из-за гибели стольких мужей легко
подчинит себе всю эту страну. Итак, вызвав к себе Конана и слегка  улыбаясь,
он сказал ему так: "Вот мы и покорили одно из сильнейших королевств Галлии и
можем надеяться овладеть и всеми другими. Поспешим  же  захватить  города  и
крепости прежде, чем молва о такой опасности,  достигнув  остальной  Галлии,
побудит взяться за оружие все населяющие ее народы. Ведь  если  нам  удалось
овладеть этим королевством, я не сомневаюсь,  что  и  всю  Галлию  мы  также
подчиним нашей  власти.  Итак,  не  сокрушайся,  что  королевство  островной
Британии, хотя ты и рассчитывал на него, тебе пришлось отдать  в  мои  руки,
ибо все, что ты там потерял, я тебе возмещу в этой стране: я возведу тебя на
престол этого королевства, и тут  будет  вторая  Британия,  которую,  изгнав
местных  жителей,  мы  заселим  нашими  соплеменниками.  Нивы  этой   страны
плодородны, ее реки  изобилуют  рыбой,  ее  леса  на  редкость  красивы,  ее
пастбища превосходны, и, на мой взгляд, нет на свете земли привлекательнее".
В ответ на это Конан, склонив голову, изъявил свою  благодарность  и  обещал
повиноваться Максимиану и сохранять ему верность, покуда жив.
     85. После этого, приведя в боевую готовность отряды, они пошли на Редон
и в тот же день его взяли.  Прослышав  о  жестокостях  бриттов  и  о  гибели
павших, местные жители поспешно  бежали,  покинув  своих  жен  и  детей.  Их
примеру в городах и поселках последовали другие, так что продвижению бриттов
не стадо больше  помех.  А  те,  куда  бы  ни  приходили,  истребляли  всех,
принадлежавших к мужскому полу, щадя только женщин. Наконец,  опустошив  все
области и уничтожив всех мужчин до последнего, они поставили своих воинов  в
городах и поселках, а также и в возведенных ими в  разных  местах  передовых
укреплениях. Весть о жестокости  Максимиана  распространилась  по  остальным
областям Галлии, и такой страх охватил всех вождей и властителей, что у  них
осталась надежда лишь на богов, - быть  может,  боги  услышат  смиренные  их
обеты. Повсюду они оставляли сельскую местность, уходя в города и поселки, а
также туда, где могли укрыться в надежном  убежище.  Максимиан,  убедившись,
что все галлы перед ним трепещут, осмелел еще больше  и,  щедро  расточая  в
своем войске дары, спешит увеличить его численность. Всякого рода,  кто,  на
его взгляд, умел добывать чужое, он привлекал к себе золотом или серебром  и
не упускал случая осыпать другими подарками.
     86. Благодаря этому он набрал такое множество воинов,  какого,  по  его
расчетам, было достаточно, чтобы завоевать всю  Галлию.  Он  немного  умерил
свою  жестокость,  до  поры  до  времени  сдерживая  себя,  дабы,   успокоив
захваченное  им  королевство,  впоследствии   заселить   его   исключительно
бриттами. И он распорядился отобрать на острове сто тысяч человек бриттов из
простого народа и отослать их к нему, и еще набрать тридцать  тысяч  воинов,
дабы, оставаясь на родине, они  обороняли  ее  от  вражеских  поползновений.
Когда все это было исполнено, он распределил  доставленных  к  нему  бриттов
среди всех племен Лрмориканского королевства и, создав тут вторую  Британию,
отдал ее под начало Конану Мериадоку. Сам же со своими соратниками  двинулся
на остальную Галлию и, проведя там ожесточеннейшие сражения, ее покорил, как
равным образом и Германию, одержав  верх  во  всех  без  исключения  битвах.
Столицей своей империи он повелел считать город треверов и распалился  таким
гневом на двух  императоров,  Грациана  и  Валентиниана,  что  один  был  им
умерщвлен, а другого он принудил бежать из Рима.
     87. Между тем Конана  и  армориканских  бриттов  непрерывными  набегами
тревожили галлы и аквитаны. Отражая их нападения и отвечая  им  тем  же,  он
мужественно  защищал  порученную  ему  страну.  Когда  же,  наконец,  победа
окончательно склонилась на его сторону, он  задумал  дать  своим  соратникам
жен, дабы те им народили наследников, которые вечно владели бы этой  землей.
Но, стремясь никоим образом не допустить смешения  с  галлами,  он  повелел,
чтобы с острова Британия прибыли женщины, с каковыми его воины вступили бы в
браки. Итак, он отправил в островную Британию гонцов  к  правителю  Корнубии
Дионоту,  унаследовавшему  ее  после  брата  своего   Карадока,   дабы   тот
позаботился об осуществлении этого замысла. Был  же  этот  Дионот  знатен  и
чрезвычайно могуществен, и Максимиан поручил ему править всем островом, пока
был занят вышеописанными делами. У Дионота была дочь поразительной  красоты,
которая звалась Урсулой и которой пленился Конан.
     88. И вот Дионот,  выслушав  гонца  Конана  и  стремясь  исполнить  его
поручение, собрал в  различных  своих  областях  одиннадцать  тысяч  знатных
девушек, а из прочего звания  и  простого  народа  еще  шестьдесят  тысяч  и
повелел всем им прибыть в город Лондон. Он приказал также доставить туда  со
всего   побережья   острова   множество   кораблей,   дабы   переправить   к
вышеупомянутым воинам их будущих  жен.  Хотя  в  столь  многолюдном  сборище
нашлось немало таких, кому это  пришлось  по  душе,  однако  большему  числу
девушек из тех, которые были сильнее привязаны  к  родине  и  родителям,  не
хотелось их покидать.  Возможно,  не  было  недостатка  и  в  тех,  которые,
предпочитали остаться девственницами,  чем  вступить  в  брак,  были  готовы
скорее  завершить  свои  дни  как  придется,  чем  таким  путем   достигнуть
богатства.  И  каждой,  чтобы  достигнуть  желанного,  нужны  были   особые,
благоприятствующие ей обстоятельства.
     По приведении флота в готовность, женщины взошли на  суда,  которые  по
реке Темзе вышли  в  открытое  море.  Были  подняты  паруса,  чтобы  идти  к
Арморике, но вдруг загудели встречные ветры и вскоре рассеяли всю  флотилию.
Море швыряло и разбивало суда, и их большая часть затонула; те  же,  которые
ускользнули от гибели, пристали к островам чужеземцев, и все находившиеся  у
них на борту были или перебиты неведомым племенем  островитян,  или  проданы
ими в рабство. Они наткнулись также на нечестивое  войско  Гвания  и  Мелги,
которые по приказанию Грациана проливали потоки крови, истребляя  обитателей
побережья, а также Германии. Гваний был королем гуннов, Мелга  -  пиктов,  и
Грациан их привлек к себе и отправил в Германию, дабы  они  не  оставляли  в
покое тех, кто поддерживал Максимиана. И вот, бесчинствуя на побережье,  они
натолкнулись на вышеупомянутых девушек, высадившихся на сушу в  этих  краях.
Пораженные их красотой, они пожелали развлечься с ними. Но так  как  девушки
отказали им в этом, негодяи на них набросились и  большинство  этих  девушек
безжалостно умертвили. В дальнейшем нечестивые вожди пиктов и гуннов, Гваний
и Мелга, державшие сторону Грациана и Валентиниана, узнав,  что  в  Британии
совсем не осталось войск,  поспешили  отплыть  туда,  пополнив  число  своих
воинов обитателями лежащих поблизости островов,  и  высадились  в  Альбании.
Затем, сколотив отряды, они вторглись в эту страну, в  которой  не  было  ни
правителя, ни защитников, и принялись истреблять беспомощных  простолюдинов.
Ведь Максимиан, как сказано выше, увел с собой всех, каких только можно было
найти, доблестных юношей, оставив лишь безоружных и простодушных крестьян. И
когда вышеназванные Гваний и Мелга увидели, что  те  почти  не  отваживаются
сопротивляться, они стали безбоязненно уничтожать и непрестанно  опустошать,
словно то были овечьи загоны, их города и области. Получив известие об  этом
бедствии, Максимиан послал своего земляка Грациана с двумя  легионами,  дабы
тот оказал помощь  королевству  Британии.  Прибыв  на  остров,  эти  легионы
сразились с вышеуказанными врагами и, разгромив  их  в  ожесточенной  битве,
принудили удалиться в Ибернию. Между тем сторонниками Грациана  был  убит  в
Риме Максимиан, как были убиты или  рассеяны  бритты,  которых  он  с  собою
привел. Кому удалось спастись, те пробрались  к  своим  соотечественникам  в
Арморику, которая тогда уже называлась второю Британией или Бретанью.
     89.  Посланный  Максимианом  в  Британию  Грациан,  прослышав  об   его
убийстве,  овладел  королевским  венцом  и  провозгласил  себя   повелителем
бриттов. Вскоре он стал так утеснять  народ,  что  простолюдины,  собравшись
толпой, кинулись на него и его умертвили.  Когда  весть  об  этом  дошла  до
других государств, из Ибернии вернулись вышеназванные враги, приведя с собою
скоттов, норвежцев, данов, и предали все королевство огню и мечу от моря  до
моря. Из-за этого нашествия и нестерпимых насилий,  чинимых  пришельцами,  в
Рим отправляют с посланиями  гонцов,  слезно  моля  о  присылке  воинов  для
пресечения неприятельских злодеяний и  обещая,  если  враги  будут  прогнаны
прочь, пребывать впредь и вечно в неукоснительном подчинении Риму.  В  ответ
на это послание, не помня былого  зла,  снаряжают  легион,  который,  будучи
перевезен по океану в Британию, вступает в битву с врагами. Перебив огромное
их количество, он изгнал  всех  пришельцев  из  пределов  страны  и  избавил
порабощенный  народ  от  невыносимых  мучений.  Римляне   повелели   бриттам
построить между Альбанией и Дейрой стену от моря до моря, дабы,  возведенная
всем населением для сдерживания пришлых врагов, она устрашала тех и  служила
защитою  местным  жителям.  Была  же  Альбания  вконец   разорена   набегами
чужеземцев, и все вторгавшиеся в нее всякий раз находили здесь надежное  для
себя  пристанище.  Итак,  собрав  общественные  и  личные  средства,  бритты
приступают к работе и заканчивают упомянутую стену.
     90. Между тем римляне заявили, что в дальнейшем они никоим  образом  не
смогут предпринимать столь трудные и  длительные  походы  и  из-за  бродячих
разбойничьих шаек подвергать опасностям на суше и море свои  боевые  значки,
свое столь славное и закаленное войско, а посему  пусть  бритты,  обучившись
владеть оружием и мужественно сражаясь, всеми силами самостоятельно защищают
свою землю, имущество, жен и детей и, что важнее всего перечисленного,  свою
свободу,  и  дабы  те  прислушались  к  этому  увещанию  и  приказали   всем
боеспособным мужчинам острова явиться в Лондон, так как сами  они  готовятся
вернуться в Рим. И когда все, кому надлежало, прибыли в Лондон, обратиться к
ним с речью было поручено лондонскому архиепископу Гветелину, который сказал
нижеследующее: "Хотя выступить здесь перед вами повелели мне власть  имущие,
я принужден разразиться скорее стенаниями, чем  возвышенной  речью;  ведь  я
глубоко скорблю о постигших вас всех сиротстве и немощности после того,  как
Максимиан обнажил эту страну, начисто лишив ее воинов и молодежи. Вы же были
всего лишь последышами,  скопищем,  толпою,  неискушенной  в  военном  деле,
людьми, никогда не знавшими каких-либо иных занятий, кроме обработки  полей,
торговли, ремесел. Когда же на вашу страну нападали  иноземные  завоеватели,
они принуждали вас,  блуждающих  словно  овцы  без  пастуха,  покидать  ваши
овчарни, и так продолжалось, пока римская мощь не  возвращала  вас  снова  в
ваши владения. Ужели вы вечно будете уповать лишь на чужую  поддержку  и  не
возьмете в свои руки щитов, мечей, копий против грабителей,  которые  никоим
образом не могли бы осилить вас,  когда  бы  не  ваши  вялость  и  косность?
Римлянам уже  опостылело  постоянно  пускаться  в  путь,  который  им  нужно
преодолеть, чтобы вместо вас сойтись с неприятелем. Они предпочитают  скорее
лишиться дани, которую вы им вносите, чем подвергаться и  впредь  таким  же,
как ныне, превратностям на суше и на море. Что же дальше? Если в те времена,
когда  в  нашем  королевстве  насчитывалось  достаточно  воинов,   вы   были
безоружной и беззащитной толпой, то неужто вам теперь мнится, будто в вас не
осталось ничего человеческого? Разве люди появляются из материнского чрева с
предуказанной им заранее участью и от поселянина  не  рождается  воин  и  от
воина поселянин? Воин, бывает, происходит  и  от  мошенника  и  мошенник  от
воина. А раз дело  обстоит  таким  образом  и  любой  и  всякий  может  быть
отпрыском любого и всякого, то я отнюдь не считаю, что  в  вас  не  осталось
человеческих качеств. А раз вы по-прежнему  люди,  то  и  ведите  себя,  как
полагается людям, воззовите к  Христу,  дабы  он  вложил  в  вас  отвагу,  и
отстаивайте вашу свободу".
     По окончании речи Гветелина народ разразился громкими криками,  которые
свидетельствовали о том, что он преисполнился внезапно обуявшей его отвагой.
     91. После этого римляне  настойчиво  призывают  к  стойкости  боязливый
народ и оставляют ему наставников, дабы те обучили его пользоваться оружием.
Они также велят возвести по берегу моря на южной  оконечности  острова,  где
находились их корабли, ибо  отсюда,  как  опасались,  вероятнее  всего  были
нашествия чужестранцев, расположенные на некотором расстоянии друг от  друга
дозорные башни, дабы наблюдать с них за морем. Но легче превратить коршуна в
ловчего сокола, чем землепашца в обученного владению оружием  воина,  и  кто
хочет вложить в поселян глубокие знания, тот мечет жемчуг пред  свиньями.  И
как только римляне, распрощавшись с намерением  когда-либо  вернуться  сюда,
отплыли с острова, с кораблей  снова  высаживаются  укрывавшиеся  в  Ибернии
вышеназванные Гваний и Мелга, а также  премерзкие  ватаги  скоттов,  пиктов,
норвежцев, данов и прочих,  приведенных  ими  с  собой;  и  захватывают  всю
Альбанию до самой стены. Узнав об уходе из Британии римлян и  о  возвращении
сотоварищей, их былые сообщники принимаются за привычное дело  -  терзать  и
грабить страну.  В  связи  с  этим  на  стене  повсюду  ставят  землепашцев,
никудышных, скованных страхом вояк, неспособных по этой причине даже  искать
спасения в бегстве и к тому же расслабляемых дни и ночи отупляющей и нелепой
бездеятельностью. Между тем враги, пользуясь шестами с крючьями, непрестанно
стаскивают со стен этих горемычных защитников, которые сваливаются на  землю
и расшибаются. Кого постигала такая гибель, те своей преждевременной смертью
и своим быстрым концом  были  по  крайней  мере  избавлены  от  того,  чтобы
присутствовать при неотвратимых и ужасных мучениях их братьев и чад.
     О божественное возмездие за прошлые преступления, о безумие Максимиана,
отнявшего у страны столько доблестных воинов! Будь они и сейчас  в  наличии,
не нашлось бы народа, которого они не прогнали бы прочь. И,  бесспорно,  так
это и было, пока они оставались на родине.  Ведь  и  отдаленные  королевства
пребывали тогда в зависимости от них, и они спокойно  и  уверенно  оберегали
Британию. А теперь дела обстоят именно так, как неизбежно  случается,  когда
оборона государства возлагается на землепашцев. К чему  распространяться  об
этом? Короче говоря, покинув города и высоко вознесенную  стену,  они  снова
обрекают жителей страны  на  безоглядное  бегство,  на  скитания  еще  более
безнадежные, чем обычно, на чинимые  врагами  преследования,  на  еще  более
беспощадные побоища.  И  точно  хищные  волки,  напавшие  на  овец,  терзают
горемычный люд пришельцы-грабители. Злосчастные остатки бриттов обращаются к
могущественному мужу  римской  державы  Агицию  с  нижеследующим  посланием:
"Агицию, трижды консулу, горестное  стенание  бриттов".  В  немногих  словах
пожаловавшись  на  свою  участь,  они  добавляют:  "Море  оттесняет  нас   к
чужеземцам, а чужеземцы - к морю. Из-за этого нам не  миновать  гибели:  или
нас поглотит пучина, или нас всех перережут".  Но  не  добившись  поддержки,
опечаленные послы возвращаются вспять и оповещают своих соотечественников  о
выслушанном ими отказе.
     92. И вот, поразмыслив, архиепископ лондонский Гветелин переправился  в
Малую Британию, или Бретань, прозывавшуюся в ту пору Арморикой или Летавией,
дабы испросить у своих соплеменников помощь. Властвовал тогда в этой  стране
Альдроен, четвертый государь после Конана, получившего  это  королевство  от
Максимиана, как уже указано выше. Этот Альдроен, увидев  перед  собою  столь
почтенного мужа и оказав ему  почетный  прием,  спросил  у  него  о  причине
прибытия. Гветелин ответил ему: "Твоему величию ведомы и способны вызвать  у
тебя слезы те бедствия, что претерпели мы,  бритты,  твои  соотечественники,
из-за Максимиана, обездолившего наш остров,  поскольку  он  забрал  с  собой
наших воинов и повелел им заселить то королевство, которым ты нынче владеешь
и да будешь и впредь владеть в  нерушимом  мире.  Ведь  на  нас,  обнищавших
последышей ваших, ополчились жители всех разбросанных поблизости островов, и
они до того опустошили наш изобиловавший всяческими богатствами остров,  что
всем его обитателям больше невмочь поддерживать  себя  никакой  иной  пищей,
кроме той, которую доставляет им их охотничья ловкость, и  не  было  никого,
кто вышел  бы  отразить  пришельцев,  так  как  у  нас  не  осталось  людей,
исполненных силы и доблести. А римлянам надоело  нянчиться  с  нами,  и  они
отказали нам в помощи. Итак, лишенные всякой другой надежды,  мы  взываем  к
твоему состраданию, умоляя взять нас под защиту и  оградить  предназначенное
тебе  государство  от  вторжения  иноземцев.  Кого  же  другого,  по  твоему
разумению, подобает увенчать короною Константина, а также Максимиана,  когда
ею были увенчаны твои деды и прадеды? Снаряди суда и приди: я передаю в твои
руки королевство Британию". На это Альдроен сказал: "Было время, когда я  бы
не  отказался  принять  остров  Британию,  если  бы   кто-нибудь   мне   его
предоставил, ибо  я  не  считаю,  что  где-нибудь  существует  страна  более
плодородная, пока там  царят  мир  и  спокойствие.  Однако  ныне,  когда  ее
раздирают бедствия, она стала менее привлекательной и внушает неприязнь  как
мне, так и другим государям. Сверх всего  прочего,  злокозненное  господство
римлян  настолько  ее  принизило,  что  никто,  обитая  в  ней,   не   может
рассчитывать на сохранение в  неприкосновенности  своего  достоинства,  ибо,
обремененный рабским ярмом, всякий неминуемо  утратит  свободу.  Кто  бы  не
предпочел обладать немногим, но при этом пользоваться свободой, чем,  утопая
в  роскоши,  влачить  на  себе  ярмо  рабства?  Королевством,  которое  ныне
подчинено моей воле, я владею, окруженный почетом и не обязанный подчиняться
кому бы то ни было. И оно мне милее и предпочтительнее  всех  прочих  именно
потому, что я им управляю, ни от кого не завися. Впрочем,  поскольку  правом
на остров располагали уже  мои  деды  и  прадеды,  отдаю  тебе  брата  моего
Константина и две тысячи воинов, дабы, если так  будет  угодно  Господу,  он
освободил твою родину от нашествия иноземцев и стад ее венценосцем.
     Ведь у меня есть брат, нареченный вышеупомянутым именем, который опытен
в воинском деле, а также отличается доблестью и другими добрыми  качествами.
Я не премину предоставить тебе его с вышеназванным числом воинов, если ты на
это согласен. Что же касается большего их количества, то тут следует, на мой
взгляд, удовольствоваться указанной  численностью,  ибо  с  каждым  днем  со
стороны галлов возрастает угроза и мне".  Едва  он  закончил  свое  ответное
слово, как архиепископ осыпал его благодарностями  и,  призвав  Константина,
приветствовал  его  так:  "Христос  побеждает,  Христос  царствует,  Христос
господствует. Вот грядущий король опустошенной Британии. Да пребудет  с  нею
Христос; вот наш оплот, упование наше и наша радость".
     Что же дальше? Короче говоря,  на  побережье  были  снаряжены  суда,  в
различных областях государства набраны воины и переданы Гветелину.
     93. После того как все приготовления были закончены, суда вышли в  море
и вошли в Тотонскую гавань. Без промедления  новоприбывшие  собрали  юношей,
какие еще оставались на острове, и, вступив в битву с врагами,  в  воздаяние
за заслуги святого мужа, одержали над  ними  победу.  Вслед  за  тем  прежде
рассеянные и разобщенные  бритты  стеклись  отовсюду  в  Цицестрию,  где  на
народном собрании провозгласили Константина своим королем и возложили на его
голову королевский  венец.  Ему  также  дали  рожденную  в  знатном  римском
семействе  супругу,  которую  вырастил  и  воспитал  архиепископ  лондонский
Гветелин.  Познав  ее,  Константин  породил  трех  сыновей,  которых   звали
Константом,  Аврелием  Лмброзием  и   Утерпендрагоном.   Константа,   своего
первенца, Константин отослал  в  Винтонию,  в  церковь  Амфибала,  дабы  тот
постригся в монахи. Двух остальных, а именно Аврелия и Утера,  он  отдал  на
воспитание Гветелину. По прошествии десяти  лет  к  королю  явился  какой-то
пребывавший  у  него  в  подчинении  пикт  и,  измыслив,  будто  ему   нужно
переговорить с ним с глазу на глаз, уединился с  Константином  в  кустах  и,
когда никого вокруг не было, ударом ножа поразил того насмерть.
     94. По умерщвлении Константина между  знатными  возгорелся  спор,  кого
возвести на королевский престол. Итак, одни настаивали на том, что государем
должен стать Аврелий Амброзии, другие - что Утерпендрагон,  третьи  называли
их наиболее близких родичей. Наконец, поскольку разногласиям не  было  видно
конца, Вортегирн, глава гевиссеев, всеми силами домогавшийся трона, пришел к
монаху Константу и сказал ему так: "Отец твой  скончался,  а  твоих  братьев
из-за их возраста нельзя возвести на престол, и  я  не  вижу  в  твоем  роду
такого, кого народ мог бы провозгласить королем. Если пожелаешь  последовать
моему совету и увеличишь мои владения, я  сумею  внушить  народу,  чтобы  он
возвел тебя на престол, и хотя твой орден  воспротивится  этому,  я  тем  не
менее совлеку  с  тебя  монашеский  сан".  Услышав  это,  Констант  проникся
превеликою радостью и, поклявшись, обещал Вортегирну все,  чего  тот  хотел.
Итак, Вортегирн взял Константа с собой и, доставив его в королевском одеянии
в Лондон и не  испросив,  можно  сказать,  одобрения  у  народа,  возвел  на
престол. Архиепископ Гветелин в ту пору уже скончался, и не было никого, кто
посмел бы помазать Константа  на  царство,  ибо  тот  был  связан  иноческим
обетом. Но Констант не отступился по этой причине от королевской  короны,  и
вместо епископа на его голову своими руками возложил ее Вортегирн.
     95. Провозглашенный королем Констант  отправление  правосудия  во  всем
государстве препоручил Вортегирну, да и сам всецело следовал его  советам  и
наставлениям, ничего не предпринимая без его указания.  Происходило  же  это
вследствие неспособности Константа разбираться в государственных делах: ведь
в монастыре его обучали совсем иному, чем управление государством. Установив
это с несомненною очевидностью, Вортегирн стал подумывать, как  бы  возвести
на престол себя самого. Ведь он жаждал этого  превыше  всего.  Он  явственно
видел, что наступает такое время, когда ему будет легко  и  просто  добиться
желаемого. Ведь все государственные дела были полностью предоставлены на его
усмотрение, и Констант, именовавшийся государем, был в действительности лишь
тенью властителя. Он ни с кого ничего не требовал, ни с кого не взыскивал, и
ни соотечественники, ни соседи нисколько его не страшились. Два  его  брата,
Утерпендрагон и Аврелий Лмброзий, и тот и другой еще малые дети, не могли из
за своего возраста быть возведены на престол. К тому же старейшие  возрастом
царедворцы, к несчастию, уже скончались, и в живых остался  лишь  Вортегирн,
единственный, как казалось, дальновидный,  сведущий,  высокоумный  сановник.
Почти все остальные были мальчики или юноши;  их  отцы  и  дядья  погибли  в
недавних битвах; и  теперь,  несмотря  на  свою  неопытность,  они  занимали
почетные должности. Памятуя обо всем этом,  Вортегирн  принялся  размышлять,
как бы ему хитрее и неприметнее для окружающих свалить  монаха  Константа  и
занять его место. Однако он предпочел подождать,  пока  в  должной  мере  не
подчинит своей  воле  различные  племена  и  народности  и  не  добьется  их
дружеского расположения. И вот он принялся настойчиво просить  у  Константа,
чтобы тот выделил ему из своей казны средства, необходимые для  достодолжной
его охраны и для укрепления городов, ссылаясь на то,  что  ближайшие  соседи
островитяне, как утверждает молва, жаждут  напасть  на  Британию.  Добившись
этого, он повсюду расставил своих людей, дабы те следили за соблюдением  ему
верности в  подвластных  им  городах.  Наконец,  приступая  к  осуществлению
заранее обдуманного предательства, Вортегирн явился к  Константу  и  заявил,
что  тому  надлежит  увеличить  численность  своего  войска,  дабы  надежнее
сопротивляться намеревающимся  напасть  врагам.  На  это  Констант  заметил:
"Разве не поручил я всего твоему попечению? Итак, поступай как знаешь,  лишь
бы это было мне не во вред". Вортегирн в ответ сказал  так:  "Мне  сообщили,
что пикты хотят наслать на нас данов и норвежцев, дабы те  возможно  сильнее
потревожили нас.  Поэтому  я  бы  одобрил  и  счел  наиполезнейшим  привлечь
кое-кого из пиктов к твоему двору, чтобы  те  явились  как  бы  посредниками
между тобою и соплеменниками.  Ибо  если  соответствует  истине,  что  пикты
замышляют поднять восстание, то они раскроют тебе уловки  и  хитрости  своих
соотечественников, и ты легче  сможешь  их  избежать".  Таково  было  тайное
предательство мнимого друга. Ведь он посоветовал это не на благо  Константу,
но хорошо зная, что пикты - племя крайне непостоянное  и  готовое  на  любое
преступление;  их,  опьяненных  или  распалившихся   гневом,   можно   легко
восстановить против короля, так что, не долго раздумывая,  они  тут  же  его
умертвят, а  если  это  произойдет,  ему,  Вортегирну,  откроется  доступ  к
королевскому трону, о чем он так  часто  мечтал.  И  вот,  послав  гонцов  в
Скоттию, он пригласил оттуда сотню воинов  пиктов  и  включил  их  в  состав
личной охраны короля; вновь принятых пиктов он привечал  как  никого  из  их
сотоварищей и щедро  одаривал,  снабжая  их  сверх  всякой  меры  яствами  и
хмельными напитками, так что для них он сам был подлинным государем.  Обожая
его, они распевали на улицах: "Вортегирн достоин верховной  власти,  достоин
скипетра королевства Британии, а Констант их недостоин". Вортегирн между тем
все больше и больше старался покорить и привлечь  этих  пиктов  к  себе.  И,
добившись их любви и привязанности, он напоил их допьяна и сообщил им о том,
что вынужден покинуть Британию, дабы увеличить свое достояние; при  этом  он
утверждал, будто незначительных средств, какими он ныне  располагает,  никак
не достаточно для выплаты жалованья  и  пятидесяти  воинам.  Затем,  как  бы
глубоко  опечаленный,  он  удалился  в  собственные  покои,  покинув  их   в
королевском дворце в самый разгар попойки. Обнаружив,  что  он  ушел,  пикты
глубоко огорчились и сочли его слова истинной правдой. Они принялись шептать
друг другу на ухо: "Чего ради дозволяем мы этому иноку жить?  Чего  ради  не
убиваем его, дабы Вортегирн овладел королевским престолом?  Кто  же  другой,
как не он, унаследует трон Константа? Ведь  Вортегирн  достоин  и  власти  и
королевского  сана,  он,  непрерывно   обогащающий   нас,   достоин   любого
достоинства".
     96. Вслед за этим, ворвавшись в опочивальню Константа, они  набросились
на него и, расправившись с ним, отнесли его голову  Вортегирну.  Увидев  ее,
тот,   словно   охваченный   скорбью,   горько   заплакал,   тогда   как   в
действительности никогда прежде не бывал так  преисполнен  радости.  Призвав
тем не менее горожан Лондона (ибо все это случилось в названном городе),  он
приказал заковать в железа предателей  и  закованных  обезглавить,  ибо  они
осмелились совершить столь мерзкое злодеяние. Были в народе  такие,  которые
считали бесспорным, что это предательство задумал сам Вортегирн и что  пикты
порешили Константа не иначе, как по его повелению. Были, впрочем, и те,  кто
нисколько не сомневался, что Вортегирн к этому злодеянию не причастен.  Дело
осталось невыясненным, но воспитатели  Аврелия  Амброзия  и  Утерпендрагона,
малолетних братьев убитого, бежали с ними в  Малую  Британию,  или  Бретань,
опасаясь, как бы Вортегирн не умертвил и обоих детей. Там их принял  к  себе
король Будиций и в подобающем им почете взрастил.
     97. А Вортегирн, не зная во всей Британии никого,  кто  мог  бы  с  ним
сравняться могуществом, и обойдя  остальных  сановников,  возложил  на  себя
королевский венец. Когда о его коварстве повсюду стало известно, против него
восстали народности разбросанных поблизости островов, приведенные в Альбанию
пиктами. Возмущенные казнью своих сотоварищей, погибших из-за случившегося с
Константом, пикты жаждали отомстить за них Вортегирну. А его, помимо  этого,
тревожил урон, который ежедневно терпело в боях его войско. Тревожил  еще  и
страх перед Аврелием Амброзием  и  его  братом  Утерпендрагоном,  коих,  как
сказано выше, увезли от него в Малую Британию,  или  Бретань.  До  его  ушей
ежедневно доходили бесконечные толки о том, что  те  уже  выросли  в  зрелых
мужей,  что  они  построили  весьма  многочисленный  флот  и   помышляют   о
возвращении а королевство, на которое имеют неоспоримое право.
     98. Между тем к побережью Кантии подошли три циулы - так зовутся у  нас
военные корабли, - полные вооруженных воинов,  над  которыми  начальствовали
два брата, Хоре и Хенгист. Вортегирн  находился  тогда  в  Доробернии,  ныне
прозываемой Кантуарией, в каковом городе весьма  часто  бывал,  так  как  он
пришелся ему по душе. Когда ему доложили  о  прибытии  на  больших  кораблях
неизвестных мужей высокого роста, он даровал им мир и повелел привести их  к
нему. Те предстали перед ним, и он устремил взор на двух  братьев,  ибо  они
выделялись среди всех остальных благородной внешностью и красотой. Оглядев и
всех прочих, Вортегирн спросил, из какой страны они родом  и  какая  причина
привела их в его королевство. Тогда  Хенгист,  отвечая  ему  от  имени  всех
остальных (ибо он  превосходил  брата  и  годами  и  разумом),  сказал  так:
"Благороднейший король этого края, произвела нас  земля  Саксония,  одна  из
земель Германии. А мы прибыли сюда, дабы изъявить нашу покорность  тебе  или
какому-нибудь другому властителю. Ведь мы изгнаны с родины и не  почему-либо
иному, как потому, что этого требовал обычай нашего королевства. А обычай  у
нас таков, что когда обнаруживается избыток жителей, из разных частей страны
собираются вместе правители и велят, чтобы юноши всего королевства предстали
пред ними. Затем они по жребию отбирают  наиболее  крепких  и  мужественных,
дабы те отправились на чужбину и там добывали себе пропитание, избавив таким
образом родину от излишних людей. И вот,  так  как  у  нас  в  стране  снова
обнаружилось чрезмерное количество обитателей, собрались и на этот раз  наши
правители и, бросив жребий, отобрали эту молодежь, которую ты лицезришь пред
собою, вслед за чем повелели ей подчиниться издревле установившемуся обычаю.
А нас, кровных братьев, - я зовусь Хенгистом,  а  он  Хорсом  -  наши  вожди
поставили ее предводителями, ибо  мы  происходим  из  рода  вождей.  И  вот,
повинуясь нерушимым от века законам,  мы  вышли  в  море  и,  ведомые  богом
Меркурием, достигли твоего государства". Услышав имя Меркурия, король поднял
голову и спросил, какую религию они исповедуют. На это Хенгист ответил:  "Мы
чтим  отчих  богов  -  Сатурна,  Юпитера  и  прочих  правящих  миром,  но  в
особенности Меркурия, которого на своем языке называем Воденом. Наши  предки
посвятили ему день четвертый недели, который и посейчас зовем по  его  имени
воденесдей. После него чтим  мы  богиню,  самую  могущественную  из  всех  и
носящую имя Фреи, которой те  же  прародители  наши  посвятили  шестой  день
недели, и по ее имени мы зовем  его  фридей".  На  это  Вортегирн  отозвался
такими словами: "Ваша  вера  (которую  подобает  скорее  считать  суеверием)
глубоко печалит меня. Что же касается прибытия вашего, то  оно  меня  весьма
радует, ибо либо бог, либо кто иной привело вас ко  мне  в  самое  время,  в
трудную для меня пору. Ведь меня отовсюду теснят  мои  недруги,  и  если  вы
разделите со мной тяготы битв, я удержу вас в моем государстве,  окружу  вас
почетом и пожалую всевозможными дарами и пашнями". Чужеземцы подчинились ему
и, скрепив соглашение договором, остались при королевском дворе.  Между  тем
выступившие из Альбании пикты  собрали  очень  сильное  войско  и  принялись
разорять северные области острова. Когда Вортегирна оповестили об  этом,  он
собрал своих воинов  и,  переправившись  через  Хумбер,  двинулся  навстречу
противнику.  Затем,  когда  бритты  сошлись  с  врагами  вплотную,   начался
ожесточеннейший бой. При этом воинам Вортегирна почти не пришлось сражаться,
так как присутствовавшие здесь саксы бились столь доблестно, что  немедленно
обратили в бегство врагов, которые прежде обыкновенно одолевали бриттов.
     99. Одержав благодаря саксам победу, Вортегирн щедро их одарил, а также
пожаловал Хенгиста, их предводителя, обширнейшими полями в области Линдезея,
чем удержал при себе и его самого, и его соратников. Хенгист,  будучи  мужем
просвещенным  и  хитрым,  удостоверившись,  что  король  дружески   к   нему
расположен, сказал ему следующее:  "Владыка,  твои  недруги  беспокоят  тебя
отовсюду, и лишь немногие из твоих подданных питают  к  тебе  привязанность.
Все тебе угрожают и твердят о том, что привезут Амброзия из Арморики, чтобы,
свергнув тебя, возвести его на престол. Итак, буде тебе угодно, давай пошлем
гонцов в  нашу  страну  и  призовем  из  нее  воинов,  дабы  увеличить  нашу
численность в предстоящих нам битвах. Но я бы обратился к  твоей  милости  с
одной просьбой, когда бы не опасался встретить отказ".  Вортегирн  отозвался
на это словами: "Ну что же, отправь в  Германию  от  себя  гонцов  и  оттуда
призови кого хочешь, а также проси у  меня  чего  пожелаешь  и  не  опасайся
отказа". Склонив голову и выразив свою благодарность, Хенгист произнес:  "Ты
обогатил меня обширными поместьями и полями, однако не даровал  мне  почета,
каковой мне приличествует как потомку вождей. Поэтому,  среди  прочих  твоих
даров, надлежало бы пожаловать меня еще каким-нибудь городом либо крепостью,
дабы среди сановников твоего  королевства  я  возвысился  и  занимал  видное
положение. Надлежало бы также присвоить мне  звание  правителя  области  или
какое-либо иное,  подобающее  рожденному  в  знатности".  На  это  Вортегирн
возразил: "Я не вправе расточать вам такие дары, ибо вы чужеземцы и  к  тому
же язычники, и я все еще не настолько узнал ваши нравы и ваши обычаи,  чтобы
приравнять вас к моим соплеменникам; даже смотри я  на  вас,  как  на  своих
сограждан, я бы все же не стал  расточать  вам  пожалования,  о  которых  ты
говоришь, так как сановники государства ополчились бы против  этого".  Тогда
Хенгист сказал ему так: "Дозволь мне, слуге твоему, выделить на подарен  ной
тобою земле небольшое пространство, для об ведения  коего  со  всех  четырех
сторон хватит одного  единственного  ремня,  дабы  я  воздвиг  там  убежище,
которое, если понадобится, меня приютит. Ведь я тебе предан,  был  предан  и
буду предан, и, храня нерушимую преданность, стану  жить  в  нем  по  своему
усмотрению". Тронутый речью Хенгиста, король внял его просьбе и повелел  ему
отправить гонцов в Германию, дабы  вызванные  оттуда  воины  безотлагательно
явились ему на помощь. И вот, отправив посольство в Германию,  Хенгист  взял
бычью шкуру и, нарезав ее полосками, соединил их  в  один  ремень.  Затем  с
чрезвычайною осмотрительностью выбрав  скалистое  место,  он  от  метил  его
ремнем и на очерченном участке приступил к возведению замка, который, будучи
возведен, получил название от ремня, так как именно  им  было  отмерено  для
него место; позднее по-бриттски его стали называть Каеркаррей, по  саксонски
- Танекастре, а на латинском языке мы зовем его Замком Ремня.
     100. Между тем  из  Германии  возвратились  послы  и  привели  с  собой
восемнадцать судов, полных отборными воинами. Привезли они с  собою  и  дочь
Хенгиста, которую звали Ронуэн и красота которой,  по  общему  мнению,  была
несравненна. После прибытия вышеназванных Хенгист пригласил  к  себе  короля
Вортегирна,  дабы  показать  ему  и  новое  здание,  и  новых,  только   что
доставленных из  Германии  воинов.  Приехав  сюда  частным  образом,  король
похвалил столь быстро построенный замок и удержал у  себя  на  службе  вновь
набранных воинов. Когда закончилось королевское пиршество, из  своего  покоя
вышла девица, неся  в  руках  полный  вина  золотой  кубок.  Вслед  за  тем,
приблизясь к королю, она, преклонив колена, сказала: "Lauerd king, wasseil!"
{Lauerd king, wasseil! - Господин король, будь здоров! (древнеангл.)  Lauerd
= luwrd, т. е. господин,  владыка  (откуда  "лорд").}.  А  он,  увидев  лицо
девицы, был восхищен его прелестью и тут же воспылал к ней любовью. Затем он
спросил толмача, что сказала  девица  и  что  ему  должно  ответить.  Толмач
объяснил: "Она назвала тебя  властителем,  королем  и  еще  добавила  слово,
которое в их речи употребляется как приветствие. А тебе подобает  произнести
ей в ответ "Drincheil!"  {Drincheil!  -  Пью  за  здоровье!  (древнеангл.)}.
Произнеся "Drincheil!", Вортегирн повелел девушке пригубить первой, а затем,
приняв кубок из ее рук, поцеловал ее и выпил его до дна. С того дня и поныне
в Британии существует обычай, состоящий в том, что пьющий,  передавая  кубок
своему сотрапезнику, восклицает "Wasseil!", а  тот,  кому  предстоит  выпить
после  него,  отвечает  "Drincheil!".  Вортегирн,  опьянев  от  всевозможных
хмельных напитков, - причем в сердце его вселился  сам  сатана,  -  пленился
девицей и потребовал ее у отца.  Повторяю,  сам  сатана  вселился  в  сердце
властителя, ибо, являясь христианином, он возжаждал соединиться с язычницей.
Хенгист, будучи человеком себе на уме и узрев воочию  легкомыслие  государя,
спросил совета у  своего  брата  Хорса  и  у  прочих  старших  годами  своих
присутствовавших тогда у него соотечественников,  как  следует  отнестись  к
требованию короля. Все в один  голос  посоветовали  одно  и  то  же:  отдать
девушку в жены королю и потребовать от него взамен  область  Кантию.  Вскоре
девушка была выдана за Вортегирна, а область Кантия даже без уведомления  об
этом ее наместника Горангона, который  властвовал  в  ней,  была  пожалована
Хенгисту. Итак, король в ту же ночь взял  в  жены  язычницу,  которая  сверх
всякой меры ему понравилась. Из-за этого весьма скоро вспыхнула враждебность
к нему со стороны сановников государства и его сыновей, которые  родились  у
него в первом браке и которых звали Вортимер, Катигерн, Паскент.
     В это время  прибыли  святой  Герман,  епископ  Автизиодорнский  и  Луп
Трекаценский, дабы возвестить бриттам слово Господне. Ведь  их  христианство
подверглось порче, как из-за язычников, которых король водворил между  ними,
так и из за пелагианской ереси, яд которой отравлял их многие дни. Благодаря
проповеди этих святых мужей и многим ежедневно ими творившимся чудесам  было
восстановлено между бриттами исповедание  истинной  веры.  Чрез  эти  чудеса
многое явил людям Господь, о чем столь блистательным образом поведал в своем
сочинении Гильдас.
     101. После того как девушка была выдана за короля, Хенгист  сказал  ему
так: "Отныне я для тебя отец, и подобает, чтобы именно я  был  впредь  твоим
первым советником,  ибо  всех  своих  недругов  ты  сможешь  сломить  только
благодаря доблести моих соотечественников. Итак, давай вызовем  из  Германии
еще моего сына Окту, а также его двоюродного брата Эбиссу  -  ведь  оба  они
выдающиеся воители. Дай им земли в северной  части  Британии  поблизости  от
стены между Дейрой и Скоттией; они будут сдерживать напор чужеземцев,  а  ты
будешь пребывать в нерушимом мире по эту сторону Хумбера". Вортегирн одобрил
совет Хенгиста и повелел саксам вызвать из Германии всех, кто на  их  взгляд
способен быть ему в помощь. Итак, в Германию послали гонцов, и вскоре оттуда
прибыли Окта, Эбисса и Кердих с тремя сотнями кораблей, полных  вооруженными
воинами, которых король принял с отменным радушием и  щедрой  рукой  одарил.
Благодаря им Вортегирн стал одолевать своих недругов и из всех битв выходить
победителем. Хенгист между тем  понемногу  вызывал  из  Германии  все  новые
корабли и с каждым днем увеличивал численность своих  сотоварищей.  Приметив
это и опасаясь, как бы те, набравшись сил, не  захватили  власти  над  ними,
бритты обратились к королю с настоятельной  просьбой  -  изгнать  саксов  из
пределов королевства. Не подобает, говорили они, чтобы язычники  общались  и
перемешивались с христианами, ибо это запрещается христианским законом. Да и
прибыло их такое великое множество, что коренных жителей  это  уже  страшит.
Теперь, право, не распознать, кто язычник, а кто  христианин,  ибо  язычники
сочетались браками с дочерьми и родственницами  христиан.  Приводя  подобные
доводы, они  убеждали  короля  не  удерживать  саксов  в  стране,  чтобы  те
предательским образом не возобладали над  коренным  населением  острова.  Но
Вортегирн колебался следовать  их  совету,  так  как,  страстно  любя  жену,
отдавал саксам предпочтение  перед  всеми  другими  народами.  Когда  бритты
удостоверились  в  этом,  они  покинули  Вортегирна  и,   обуянные   гневом,
единодушно провозгласили своим королем сына его Вортимера, который, во  всем
потворствуя им, принялся изгонять из страны чужестранцев, биться  с  ними  и
подвергать их жестоким преследованиям. Он сразился с  ними  четырежды  и  во
всех битвах одержал верх; в первый раз на реке Дервент; во второй - у  брода
Эписфорд, где сошлись в единоборстве Хоре и Катигерн, второй сын Вортегирна,
и оба в нем пали, нанеся друг другу  смертельные  раны;  в  третий  -  битва
произошла на морском берегу, и враги, трусливо укрывшись на своих  кораблях,
обратились в  бегство  и  прибыли  на  остров  Танет,  где  нашли  для  себя
пристанище. Но Вортимер настиг  их  и  там  и  ежедневно  тревожил  морскими
сражениями,  и  так  как  им  стало  невмоготу  выдерживать  дольше   натиск
противника, они послали короля Вортегирна, во всех боях находившегося  в  их
стане, к сыну его  Вортимеру,  прося  дозволения  беспрепятственно  покинуть
вышеупомянутый остров и отплыть в Германию. И пока происходили переговоры по
этому поводу, саксы внезапно взошли на свои циулы и, покинув в Британии  жен
и детей, возвратились в Германию.
     102. Победив саксов, Вортимер стал возвращать своим подданным отнятые у
них владения, всячески их привечать, возвеличивать  и  по  указанию  святого
Германа обновлять церкви. Но добрые  качества  Вортимера  навлекли  на  него
ненависть  дьявола,  который,  вселившись  в  сердце  его   мачехи   Ронуэн,
подстрекал ее к умерщвлению пасынка. И  та,  смешав  все,  какие  только  ни
существуют, яды, дала ему выпить отраву из  рук  одного  его  приближенного,
которого подкупила бесчисленными дарами. Проглотив отраву,  этот  знаменитый
воитель ощутил тут же такую слабость, что не осталось ни малейшей надежды на
его исцеление. Тогда он немедленно распорядился,  чтобы  все  его  соратники
тотчас явились к  нему  и,  объявив  им  о  том,  что  ему  приходит  конец,
распределил между ними золото и серебро, а также все, что было накоплено его
предками. Плачущих и рыдающих он утешал, говоря, что всякой плоти предуказан
тот  путь,  на  который  ему  предстоит  ступить.  Он  увещевал  храбрых   и
воинственных юношей, которые в проведенных им битвах обычно дрались рядом  с
ним, дабы, защищая родину, они старались оберечь ее от вражеского вторжения.
Призывая их прежде всего к безмерной  отваге,  он  повелел  воздвигнуть  ему
медную пирамиду и поместить ее в той самой гавани, где  обычно  высаживались
на сушу саксы, а тело его, после кончины, уложить в  гроб,  поставленный  на
вершину  упомянутой  пирамиды,  с  тем,  чтобы,  увидев   его   усыпальницу,
чужестранцы, повернув вспять, отплывали в Германию. Он говорил, что никто из
них не посмеет подойти к берегу, узрев его усыпальницу. О безмерная доблесть
этого мужа, который жаждал и после смерти устрашать тех, кто трепетал  перед
ним живым!
     Но по его кончине бритты нарушили этот наказ, ибо погребли  усопшего  в
городе Тринованте.
     103.  После  смерти  Вортимера  на  престол  снова  вступил  Вортегирн,
который, сдавшись на просьбы жены, отправил гонцов к Хенгисту в  Германию  и
поручил тем передать ему, чтобы он воротился в Британию, правда, как частное
лицо и с немногими спутниками, потому что он, Вортегирн, опасается, как  бы,
буде он поступит иначе, между  чужестранцами  и  его  соотечественниками  не
вспыхнул снова раздор. А  Хенгист,  прослышав  о  смерти  Вортимера,  набрал
триста тысяч вооруженных воинов и, подготовив флот, возвратился в  Британию.
Но когда Вортегирна и правителей королевства  уведомили  о  прибытии  такого
множества саксов, они, возмущенные этим,  сошлись  на  совет  и  постановили
сразиться с ними и прогнать их от берегов острова. Дочь Хенгиста через своих
вестников сообщила отцу об этом решении, и он тотчас же впал в раздумье, как
ему  в  этих  обстоятельствах  лучше  всего  поступить.  Измыслив  множество
различных уловок, он избрал между  ними  одну,  дабы  притворным  миролюбием
обмануть жителей королевства. Итак, он направил послов к королю  и  приказал
ему возвестить, что привез такое множество мужей  не  для  того,  чтобы  они
вместе с ним остались навсегда в королевстве  бриттов,  а  также  отнюдь  не
затем, чтобы учинить их  стране  какое-либо  насилие.  Однако  была  все  же
причина, по которой он их привез, ведь  он  полагал,  что  Вортимер  жив,  и
поэтому намеревался со своими людьми его отразить, буде тот начал бы  против
него военные действия, но теперь, узнав  о  его  кончине,  он  не  колеблясь
предоставит себя и своих соплеменников в распоряжение Вортегирна,  дабы  тот
удержал в своем королевстве такое количество их, какое сочтет желательным, а
тем, кого признает излишними,  дозволил  немедленно  вернуться  в  Германию;
кроме того, если Вортегирну будет угодно, он, Хенгист, просит его  назначить
день и место, где они могут встретиться и переговорить обо всем.  Когда  это
передали королю, он возрадовался душой, так как ему было не по сердцу, чтобы
Хенгист отбыл с острова. В конце концов, он повелел, чтобы  собственные  его
земляки и саксы встретились в день майских календ, который уже  приближался,
близ монастыря Амбрия, дабы там потолковать обо всем вышеуказанном.
     104. После того как обе стороны  изъявили  на  это  согласие,  Хенгист,
затаив новый коварный замысел, приказал своим подчиненным запастись длинными
ножами и спрятать их у себя в сапоге, и когда бритты  спокойно  приступят  к
переговорам, он, Хенгист, громко произнесет "Nimed oure saxes!" {Nimed  oure
saxes! - Беритесь за ваши ножи!  (древнеангл.)},  после  чего  всякий  сакс,
будучи наготове, смело накинется на стоящего рядом бритта  и,  вытащив  нож,
тотчас его поразит. Настал назначенный день, и  все  собрались  в  указанный
город и приступили к переговорам о заключении мира.  И  вот,  когда  Хенгист
счел, что наступил час, удобный для осуществления его  злодейского  замысла,
он воскликнул: "Nimed oure saxes" и, ухватившись за Вортегирна, удержал  его
за полу плаща. Услышав условленные слова, саксы вытащили ножи  и,  напав  на
стоящих рядом ничего не  подозревавших  бриттских  правителей,  убили  около
четырехсот шестидесяти человек,  тела  коих  святой  Элдад  впоследствии  по
христианскому  обряду  предал  земле  недалеко  от   Каеркарадока,   который
называется ныне Салисберией,  на  кладбище  близ  монастыря  аббата  Амбрия,
некогда основавшего эту обитель. Ведь все бритты явились  сюда  без  оружия,
считая, что речь пойдет лишь о заключении мира. Вот почему саксы,  прибывшие
туда ради предательского деяния, смогли с такой легкостью убить безоружных.
     105. Однако злодеяние это все же не прошло для язычников  безнаказанно;
многие из них были умерщвлены при попытке зарезать обреченных ими на смерть,
ибо, защищаясь подобранными с земли камнями и кольями, бритты  поражали  ими
коварных предателей. Среди присутствовавших  тут  бриттов  был  и  правитель
Клавдиоцестрии Элдол, который, увидев предательские действия саксов, схватил
случайно подвернувшийся кол и использовал его для самозащиты; кого только он
мог им настигнуть, тому, нанося удары, он переламывал члены и отправлял  его
незамедлительно в Тартар; одному он  расшибал  голову,  другому  переламывал
руки, третьему - спину, многим - голени и  сеял  вокруг  себя  невообразимый
ужас. И он удалился оттуда не прежде, чем перебил своим колом семь  десятков
мужей. Но так как сопротивляться такому множеству саксов ему  было  невмочь,
он скрылся от них и достиг своего города. С обеих  сторон  пали  многие,  но
победа все же досталась саксам. Ведь бритты,  ничего  не  предвидя,  прибыли
сюда безоружными, из-за чего почти не имели  возможности  сопротивляться.  И
хотя саксы совершили нечестивое дело, они тем не  менее  не  пожелали  убить
Вортегирна, но, непрестанно грозя ему смертью, связали его по рукам и ногам,
требуя для себя в обмен на его жизнь города и крепости. Он уступил  им  все,
чего они домогались, лишь бы  его  отпустили  живым.  После  того  как  свои
уступки он подтвердил клятвенно, с него сняли оковы, и  саксы  прежде  всего
захватили Лондон. Вслед за тем они  заняли  Эборак  и  Линдоколин,  а  также
Винтонию и принялись разорять  все  области  государства.  Они  нападали  на
жителей, точно волки на покинутых  пастухом  овец.  Наблюдая  повсюду  такие
бедствия, Вортегирн удалился в Камбрию, не  зная,  что  же  ему  предпринять
против столь нечестивого племени.
     106. Призвав затем своих прорицателей, он с ними посовещался и  повелел
им наставить его, что ему подобает делать. Они ответили, что, раз он лишился
всех своих крепостей, ему надлежит построить для себя мощную башню, дабы  он
располагал ею  как  своею  твердыней.  Осмотрев  несколько  мест  в  поисках
подходящего для возведения башни, он прибыл, наконец, к горе Эрир и,  собрав
туда отовсюду работников, приказал воздвигнуть  там  башню.  Собранные  ради
этого каменотесы и каменщики принялись класть ее основание. Но все, что  они
наработали за день, назавтра поглощала земля, так что  они  никак  не  могли
взять в толк, куда девались плоды их трудов. Когда Вортегирна  уведомили  об
этом, он снова обратился к своим прорицателям, дабы  те  разъяснили  причину
происходящего. А они на это ответили, что ему  следует  разыскать  юношу,  у
которого нет и не было никогда  отца,  и,  разыскав  такового,  предать  его
смерти, дабы кровью убитого окропить щебень и  камни.  Они  утверждали,  что
через это будет обеспечена устойчивость основания башни. Немедленно  во  все
области  государства  рассылают  гонцов,  чтобы  те   отыскали   подходящего
человека. Прибыв в город, который  позднее  был  назван  Каермердином,  они,
заметив у городских ворот увлеченных игрой юношей, подошли к ним. Усталые  с
дороги, они присели возле ристалища, собираясь узнать, не отыщется ли  среди
них тот, кто им нужен. По миновании большой части дня, между двумя  юношами,
которых звали Мерлин и  Динабуций,  вспыхнула  ссора.  И  вот  в  разгар  их
препирательств Динабуций крикнул Мерлину: "Что ты  равняешь  себя  со  мною,
глупец? Тебе далеко до меня. Ведь я и со стороны отца и  со  стороны  матери
происхожу из королевского рода, а кто ты, никому неведомо, ибо  нет  у  тебя
отца".  Услышав  эти  слова,  гонцы  встрепенулись  и  стали   расспрашивать
окружающих, кто этот юноша. Те  ответили,  что  кому  он  обязан  рождением,
неизвестно, а его мать - дочь короля Деметии и проживает в их  городе  среди
монахинь в церкви святого Петра.
     107. Получив эти сведения, гонцы поторопились к правителю города  и  от
имени их короля потребовали доставить к ним Мерлина  с  матерью.  Правитель,
узнав  о  возложенном  на  них  поручении,  направил  Мерлина  с  матерью  к
Вортегирну, дабы тот поступил с  ними  по  своему  усмотрению.  И  когда  их
привели перед королевские  очи,  государь  принял  мать  Мерлина  с  должной
почтительностью, так как знал, что  она  происходит  от  знатных  родителей.
Затем он начал ее расспрашивать, от кого зачала она Мерлина. Та ответила: "У
тебя живая душа и живая душа у меня, владыка мой король, но я и  вправду  не
знаю, от кого я его понесла. Мне ведомо только  то,  что  однажды,  когда  я
находилась вместе со своими  приближенными  в  спальном  покое,  предо  мной
предстал некто в облике прелестного  юноши  и,  сжимая  в  цепких  объятиях,
осыпал меня поцелуями; пробыв со мною совсем  недолго,  он  внезапно  изник,
точно его вовсе и не было. Позднее он многократно обращался ко мне с речами,
когда я бывала одна, но я его ни разу не видела. И он долгое  время  посещал
меня таким образом, как я рассказала, и  часто  сочетался  со  мною,  словно
человек во плоти и крови, и покинул меня с бременем в чреве. Да будет ведомо
твоей мудрости, что по-иному я не сходилась с этим юношей, породившим  моего
сына". Пораженный  король  приказал  вызвать  к  нему  Мауганция,  дабы  тот
разъяснил, возможно ли то, о чем поведала женщина. Доставленный к Вортегирну
Мауганций, выслушав все по порядку, сказал ему так: "Из книг наших философов
и многих исторических сочинений я узнал, что немало людей появилось на  свет
именно так. Ибо, говоря о божестве Сократа, Апулей сообщает, что между луной
и землей обитают бесплотные духи, которых мы именуем инкубами. Частично  они
обладают  естеством  человека,  частично  -  ангелов  и,   когда   пожелают,
присваивают себе человеческое обличив и сочетаются с нашими женщинами.  Один
из них, быть может, и предстал пред этою женщиной и породил в ней вот  этого
юношу".
     108. Внимательно выслушав Мауганция, Мерлин подошел к королю и  сказал:
"Для чего меня и мою мать  доставили  к  тебе  и  сюда  привели?"  Вортегирн
ответил: "Мои прорицатели подали мне совет разыскать человека,  появившегося
на свет без отца и окропить  его  кровью  мою  постройку,  дабы  она  обрела
устойчивость". Тогда Мерлин  молвил:  "Прикажи  твоим  прорицателям  явиться
сюда, и я изобличу их в том, что они измыслили ложь". Озадаченный  тем,  что
сказал юноша, король повелел прорицателям явиться  безотлагательно  и  сесть
перед Мерлином, и тот обратился к ним с такими  словами:  "Не  разумея,  что
препятствует устойчивости основания начатой башни, вы заявили королю,  будто
нужно обрызгать щебень моею кровью. Но скажите, что, по-вашему, сокрыто  под
основанием?  Ведь  под  ним  находится  нечто  мешающее  его  устойчивости".
Оробевшие прорицатели промолчали. Тогда Мерлин, прозывавшийся  и  Амброзием,
проговорил: "Владыка король, призови строителей  и  прикажи  им  выкопать  в
земле яму поглубже, и ты обнаружишь озеро, которое  не  дает  башне  должной
опоры". Когда это было исполнено, под землей действительно оказалось  озеро,
в котором и крылась истинная причина неустойчивости основания  башни.  Вслед
за тем Амброзий-Мерлин подошел  к  прорицателям  и  сказал:  "Ответьте  мне,
лживые вы льстецы, что находится на дне озера?"  Не  промолвив  ни  слова  в
ответ, они промолчали,  словно  немые.  "Распорядись,  властитель,  спустить
озеро по канавкам, и ты увидишь на его дне два полых изнутри камня и  в  них
двух спящих драконов". Король поверил и этому предвещанию  юноши,  ибо  все,
что тот говорил об озере, полностью оправдалось,  и  приказал  его  осушить,
пораженный больше, чем всем остальным, самим Мерлином. Да и  все  окружающие
были поражены его мудростью и сочли, что в нем обитает божественный Дух.
     109.  Я  еще  не  дошел  до  этой  части  моего  изложения,  как  из-за
распространившейся  повсюду  молвы  о  Мерлине  меня  стали  побуждать   мои
современники и в особенности епископ линкольнский Александр, муж величайшего
благочестия и премудрости, предать пророчества этого юноши гласности. Ни  во
всем духовенстве, ни между мирянами не было никого, кому так  стремились  бы
угодить все те, кого неизменная доброта и  благосклонная  щедрость  епископа
Александра склоняли к повиновению его воле. И вот, решив  удовлетворить  его
пожелание, я перевел упомянутые пророчества  и  отослал  их  ему  вместе  со
следующим посланием.
     110. "Преосвященный Александр  Линкольнский,  преклонение  перед  твоей
беспорочностью повелело  мне  перевести  с  бриттского  языка  на  латинский
пророчества Мерлина прежде, чем я довел  до  конца  мой  рассказ  о  деяниях
бриттских королей. Ведь я предполагал завершить  его  раньше,  а  упомянутые
пророчества привести впоследствии, дабы, занятый одновременно тем и  другим,
мой ум не  запамятовал  некоторых  подробностей.  Однако  будучи  убежден  в
снисходительности, каковой подарит меня твой свободный от надменности тонкий
разум,  я  окунул  в  чернила  мое  чуждое  велеречию  незатейливое  перо  и
по-простецки, не мудрствуя, перевел  эти  пророчества  с  неизвестного  тебе
языка. И немало меня удивляет, что ты  соизволил  поручить  этот  труд  перу
жалкому и убогому, хотя бразды твоей власти держат у тебя в подчинении такое
множество более просвещенных и более искусных  мужей,  которые  в  состоянии
обласкать  слух  Минервы  твоей   наслаждением,   проистекающим   от   более
возвышенных строк. И опережая философов  нашего  острова,  заявляю,  что  ты
единственный, в чем не обинуюсь признаться, мог бы превзойти всех остальных,
бряцая  на  твоей  исполненной  вдохновения  лире,  когда  бы  твое  высокое
предназначение не призывало тебя к совершенно иным трудам. По  этой  причине
тебе и было угодно, чтобы Гальфрид Монмутский прогнусил  прорицание  это  на
своей дудке, причем его жалким потугам ты  отнюдь  не  отказываешь  в  твоем
благосклонном внимании, и, буде он передал что-либо беспорядочно и ошибочно,
исправь его промахи, прибегнув к розге твоих Камен, и  придай  переведенному
им стройное и правильное звучание".
     111. Вортегирн, король бриттов, сидел на берегу  осушенного  озера,  из
которого вышли внезапно два дракона, один белый, а второй - красный. Сойдясь
вплотную друг с другом, они вступили в  ожесточенную  схватку,  извергая  из
ноздрей языки пламени. Одолевал белый дракон, и он уже прогнал  красного  до
самого края озера, но тот, раздосадованный, что белый дракон берет  над  ним
верх, бросился на него и заставил противника  податься  назад.  И  пока  они
бились подобным образом, король  повелел  Амброзию-Мерлину  разъяснить,  что
предвещает  эта  битва  драконов.  И  тот,  обливаясь  слезами,   исполнился
пророческого наития и возгласил:
     112. "Горе дракону красному, ибо  близится  его  унижение.  Пещеру  его
займет белый дракон, который олицетворяет призванных тобой саксов, тогда как
красный - исконное племя бриттов, каковое  будет  утеснено  белым  драконом.
Горы Британии сравняются с ее долами, и реки в  долах  ее  станут  струиться
кровью. Почитание истинной веры  иссякнет,  и  взорам  предстанут  развалины
Господних церквей.
     И все же вера, гонимая и утесняемая, в  конце  концов  возьмет  верх  и
устоит перед свирепостью иноземцев. Придет на подмогу и вепрь из Корнубии  и
своими копытцами растопчет их выи. Господству его подпадут на океане лежащие
острова, и он овладеет Галльскими лесами и рощами. Вострепещет  дом  Ромулов
пред его свирепостью, и будущее римской державы  станет  сомнительным.  Уста
народов станут его прославлять, и его деяния доставят пищу  повествователям.
После него будет еще шесть венценосцев, но затем воспрянет германский змий.
     Возвеличит его водный волк в  сопровождении  африканских  лесов.  Снова
иссякнет вера, и переместятся епархии. Лондонский  епископат  украсит  собой
Доробернию, и седьмой эборакский пастырь будет собирать вокруг себя толпы  в
Арморике.  Меневия  облачится  в   мантию   Города   Легионов,   и   онемеет
проповедник-просветитель Ибернии из-за чада, растущего в материнском  чреве.
Будет низвергаться  кровавый  дождь,  и  свирепый  голод  изнурит  смертных.
Красный дракон будет охвачен скорбью, претерпевая все это, но,  перестрадав,
снова окрепнет.
     Тогда белого дракона постигнут бедствия, и в садах его  рухнут  здания.
Погибнут семь венценосцев и один из  них  будет  причислен  к  лику  святых.
Материнские чрева будут иссечены, и младенцев извлекут из них недоношенными.
Случится великое истребление сынов  человеческих,  дабы  восстали  из  праха
исконные обитатели острова. Кто это свершит, того облекут бронзовым мужем, и
он на таком же коне долгие годы будет стеречь врата Лондона.
     Затем красный дракон вернется к прежним делам своим и  примется  упорно
вредить себе самому. И вот обрушится мщение Вседержителя,  ибо  всякое  поле
обманет упования  земледельцев.  Смерть  накинется  на  людей  и  произведет
опустошения среди всех народов. Пощаженные ею покинут родные края  и  станут
засевать чужеземные пашни. Благословенный король снарядит флот, и во  дворце
двенадцатого святителя будет сопричислен  к  лику  святых.  Горестным  будет
опустошение царства, и поля, с которых снимали жатву, превратятся в поросшие
кустарником пустоши. Снова восстанет белый дракон и призовет дочь  Германии.
Сады наши снова заполнятся иноземным семенем, а красный дракон будет чахнуть
на краю болота.  Вслед  за  тем  будет  увенчан  короною  змий  Германии,  а
бронзовый государь низвержен. Змию предуказан  срок,  превысить  каковой  он
бессилен.
     113. В течение ста пятидесяти  лет  он  будет  пребывать  в  тревоге  и
унижении, в течение следующих трехсот -  в  покое.  Вслед  за  тем  на  него
обрушится северный ветер и вырвет с  корнем  цветы,  взлелеянные  дуновением
весны, произойдет осквернение храмов, не затупятся острия  мечей,  с  трудом
будет удерживать пещеры свои германский дракон, ибо грядет отмщение  за  его
предательство.
     Он постепенно окрепнет, но  его  ослабит  беспощадное  изничтожение  со
стороны неустрийцев-завоевателей, ибо нагрянет народ в ладьях и  в  железных
доспехах, который ему воздаст за его мерзостные деяния.  Этот  народ  вернет
коренным жителям их пепелища и на чужеземцев придет управа.  Поросль  белого
дракона будет выкорчевана из наших садов и остатки его потомков  истреблены.
На их выи будет возложено ярмо вековечного рабства, и свою мать изранят  они
сохами и мотыгами.
     Появятся два дракона, из коих один  задохнется  от  жала  ненависти,  а
другой станет тенью своего имени.
     Появится лев правосудия, от рыкания коего затрясутся галльские башни  и
драконы на острове. В его дни золото станут добывать из лилий и  крапивы,  а
серебро потечет из  копыт  тех,  что  мычат.  Люди  с  убранными  по-особому
волосами облачатся в одежды различные, и их облик будет свидетельствовать об
их внутренней сущности. Лапы дающих будут отрублены, и дикие  звери  обретут
мир и  покой,  человечество  же  будет  удручено  казнями.  Ценность  монеты
изменится, половина станет круглою. Коршуны перестанут быть хищными, и  зубы
волков затупятся. Детеныши льва  превратятся  в  морских  рыб,  а  его  орел
построит себе гнездо на горе Аравии. Венедотия заалеет от материнской крови,
а дом Коринея умертвит шестерых  братьев.  Ночными  слезами  будет  сочиться
остров, из-за чего все будут готовы на все.
     114. Потомки будут силиться взлететь на высоты, но благорасположение  к
новым усилится. Властителю из нечестивых будет вредить его доброта, пока  он
не обретет для себя отца. Наделенный  клыками  вепря,  он  перешагнет  через
горные вершины и тень того, на ком шлем.  Вознегодует  Альбания  и,  призвав
сопредельных с ней,  примется  проливать  кровь.  Челюсть  ее  стянет  узда,
выкованная в лоне Арморики. Позлатит ее  орел  разорванного  союза  и  будет
обрадован своим третьим гнездовьем. Детеныши рыкающего пробудятся от сна  и,
покинув леса, примутся  за  ловитву  внутри  стен  городских.  Немалый  урон
нанесут они тем, кто потщится им воспрепятствовать, и оторвут языки у быков.
На выи мычащих возложат они бремя цепей, и дедовские времена возвратятся.
     Затем большой палец, омоченный миром, прикоснется  сначала  к  первому,
после него к четвертому, после четвертого  к  третьему,  после  третьего  ко
второму. Шестой властитель порушит стены Ибернии и леса обратит  в  равнину.
Различные части он сведет воедино и увенчает себя  львиною  головой.  Начало
его будет подвластно смутным влечениям, но конец вознесет его к вышним.  Ибо
он обновит родительские святилища и расставит  пастырей  в  должных  местах.
Двум городам даст он епископскую епитрахиль и одарит девственниц подобающими
их девству дарами. Он заслужит благоволение Вседержителя и будет причислен к
лику святых.
     115. Из него выйдет  обладающая  всепроникающим  взором  рысь,  которая
будет угрожать гибелью собственному народу. Ведь именно из-за  нее  Неустрия
лишится и того и другого острова  и  утратит  былое  достоинство.  Затем  на
остров вернутся исконные  его  обитатели,  ибо  между  чужеземцами  вспыхнет
раздор. Белоснежный  старец  на  белоснежном  коне  запрудит  реку  Пирон  и
ослепительно белой тростью разметит место,  на  котором  поставит  мельницу.
Кадвалладр призовет Конана  и  примет  в  союз  Альбанию.  Тогда  произойдет
избиение чужеземцев, тогда реки потекут  кровью,  тогда  в  Арморике  наружу
вырвутся родники и  будут  увенчаны  короною  Брута.  Камбрия  преисполнится
радости и зазеленеют дубы Корнубии. Остров будет наречен по  имени  Брута  и
изникнет название, данное ему чужеземцами.
     От Конана  произойдет  доблестный  вепрь,  который  в  Галльских  лесах
покажет, до чего остры его клыки. Он подсечет  самые  могучие  из  дубов,  а
меньшие станет оберегать. Арабы и африканцы вострепещут пред ним,  ибо  свой
безудержный бег он устремит в Испанию Дальнюю.
     Явится  козел  из  чертогов  Венеры;  будет  он  с  золотыми  рогами  и
серебряною бородкой и станет из ноздрей выпускать  настолько  густой  туман,
что тот окутает собою весь остров. Нерушимый мир будет царить в его время, и
благодаря плодородию почвы умножатся  урожаи.  Уподобившись  змеям,  женщины
обретут плавность в движениях, и всякий их шаг будет  исполнен  высокомерия.
Обновятся чертоги Венерины, и Купидоновы стрелы не перестанут наносить раны.
Источник Амне станет бить кровью, и два короля сойдутся в единоборстве из-за
львицы с Брода Дубинки. Вся земля погрязнет в разврате,  и  человечество  не
прекратит предаваться распутству.
     Все это увидят  три  века,  пока  не  будут  отысканы  могилы  королей,
погребенных в Лондоне. Снова вернется  голод,  снова  начнет  свирепствовать
смерть, и граждане будут скорбеть о разорении городов.
     Явится вепрь торговли, который возвратит рассеянные стада на  позабытое
пастбище. Грудь его будет пищей для алчущих, а язык его утолит жаждущих.  Из
пасти его изольются реки, которые увлажнят иссохшие глотки людей.  Затем  на
Лондонской башне вырастет дерево, которое, удовольствовавшись  только  тремя
ветвями, своею густою листвой погрузит в тень лик всего острова.  На  дерево
налетит враждебный Борей и своими неистовыми порывами  обломает  его  третью
ветвь; место уничтоженной займут две оставшиеся невредимыми,  пока  одна  из
них не задушит другую неисчислимым множеством своих листьев и  не  завладеет
местом обеих; она приютит на себе  птиц  из  заморских  стран,  но  окажется
вредоносной для отечественных пернатых, ибо те, страшась царящей здесь тьмы,
утратят свободу полета. Затем явится осел беспутства, быстрый  возле  кующих
золото и медлительный при нападении жадных волков.
     116. В эти дни в лесах запылают дубы и на ветвях лип  окажутся  желуди.
Семью  рукавами  потечет  в  море  Сабрина,  а  река  Оска  будет  кипеть  в
продолжение семи месяцев; рыбы ее погибнут от жары, и из них народятся змеи.
     Источники Бадона остынут, и их целебные воды станут смертельными.
     Лондон оплачет гибель двадцати тысяч людей,  и  Темза  потечет  кровью.
Монахи начнут вступать в браки, и их  выкрики  будут  слышны  на  альпийских
вершинах.
     В Гвинтонии городе  три  родника  вырвутся  на  поверхность,  и  ручьи,
излившиеся из них, на три части рассекут остров.
     Кто изопьет из первого, тот  насладится  долгою  жизнью  и  не  познает
горести увядания; кто  изопьет  из  второго,  тот  погибнет  от  неизбывного
голода, и на лице его выступит бледность и  печать  ужаса;  кто  изопьет  из
третьего, того похитит внезапная смерть, и тело  его  нельзя  будет  предать
погребению. Желающие избавиться от этой  напасти  будут  стараться  прикрыть
источник чем-нибудь, но какие бы груды ни навалить на него, они лишь изменят
свой облик. Ибо  насыпанная  поверх  земля  превратится  в  камни,  камни  в
древесину, древесина в пепел, пепел в воду.
     Из города, именуемого Лесом Канута, выйдет дева, дабы изыскать средство
от этого бедствия. Она, как если бы превзошла все науки, лишь своим дыханием
иссушит пагубные источники. Затем, окрепшая от целительного питья, понесет в
правой руке лес Калидона, а в левой - защитные стены Лондона. Куда ни ступит
ее нога, повсюду вспыхнут огни с сопутствующим густым серным дымом. Этот дым
разъярит рутенов и уничтожит пищу обитателей хлябей морских.  Горючие  слезы
прольет эта дева, и ее горестные рыдания огласят весь остров. Ее убьет олень
своими рогами о десяти ветвях, из которых четыре будут нести на себе золотые
венцы. Шесть остальных превратятся в  бычьи  рога  и  своим  гнусным  стуком
встревожат три острова бриттов.
     Будет разбужен Данейский лес, и  он  воскликнет  человеческим  голосом:
"Приблизься, Камбрия, и приведи сбоку себя Корнубию и скажи Винтонии:  "Тебя
поглотит земля; перенеси поэтому местопребывание пастыря туда, где  пристают
корабли, и пусть прочие члены последуют за головой.  Ибо  близится  день,  в
который погибнут за свои клятвопреступления горожане. Обрекут же их  на  это
как белоснежная шерсть, так и многоразлично окрашенная.  Горе  преступившему
свои  клятвы  народу,  ибо  из-за  него  рухнет  преславный  город.  Корабли
возрадуются такому возвеличению и из двух  останется  лишь  одно.  Рухнувший
город отстроит наново еж с ношей плодов земных, на запах которых слетятся из
разных лесов пернатые. Он возведет к тому же огромный дворец и  окружит  его
шестьюстами башнями. Этому позавидует Лондон и удлинит втрое  свои  защитные
стены.  Река  Темза  обойдет  его  отовсюду,  и  молва  об  этом  сооружении
перешагнет через Альпы. Свои плоды еж укроет в  Лондоне  и  прокопает  здесь
подземные ходы. Об эту пору возопиют камни, и море,  по  которому  плывут  в
Галлию, за краткий срок стянется. Пребывающие на том и  другом  его  берегах
будут слышать друг друга, и  площадь  острова  увеличится.  Откроются  тайны
морских глубин, и Галлия содрогнется от страха.
     После этого из Калатерского леса явится  цапля,  которая  за  два  года
облетит остров. Ночными криками она будет сзывать пернатых  и  соберет  весь
птичий род вокруг себя. Он устремится на нивы смертных и пожрет весь  урожай
хлебов до последнего зернышка. Голод накинется  на  людей  и  вместе  с  ним
жестокая смерть. А когда  это  бедствие  прекратится,  отвратительная  птица
прилетит в долину Галаб и поднимет ее на высокую гору. На вершине  горы  она
высадит дуб и на его ветвях угнездится. Три яйца отложит она в гнезде, и  из
них вылупятся лиса, волк и медведь. Лиса пожрет свою мать и напялит на  себя
ослиную голову. Преобразившись в чудовище,  она  устрашит  своих  братьев  и
прогонит их в Неустрию. А те там раззадорят против нее клыкастого  вепря  и,
вернувшись с ним вместе на кораблях, вступят в борьбу с лисой. Эта, начав  с
ним битву, прикинется поверженной насмерть, и вепрь ее  пожалеет.  Вслед  за
тем, приблизившись к трупу мнимопочившей, он подует ей в глаза и на щеки.  А
та, не позабыв о своей хитрой  уловке,  вонзит  зубы  в  его  левую  ногу  и
полностью ее отгрызет. Вскочив, она отхватит у него правое  ухо  и  хвост  и
укроется в горных пещерах. Обманутый вепрь воззовет к волку и медведю,  дабы
они  восстановили  ему  утраченные  им  члены.  Те,  узнав,  что  случилось,
пообещают ему оторвать у лисы две ноги,  уши  и  хвост  я  превратить  их  в
кабаньи. Вепрь успокоится и  станет  дожидаться  обещанного,  восстановления
того, что он потерял. Между тем лиса спустится с гор; обернувшись  волком  и
как бы намереваясь вступить с вепрем в беседу, она коварно к нему подойдет и
сожрет его без остатка. Затем она превратит себя в вепря,  лишенного  частей
тела, и станет дожидаться его  сотоварищей,  а  когда  те  к  ней  подбегут,
искусает обоих и их умертвит, после чего увенчает себя львиною головой.
     В ее дни народится змий, который станет  угрозой  для  жизни  смертных.
Растянув свое длинное тулово, он окружит им Лондон и  станет  пожирать  всех
прохожих. Горный бык обретет волчью голову и  в  стремнине  Сабрины  выбелит
свои зубы. Стада Альбании и Камбрии он присвоит себе, и те выпьют и  иссушат
Темзу. Осел призовет козла с кустистою бородой  и  позаимствует  его  облик.
Горный бык возмутится этим  и,  призвав  волка,  пойдет  на  них  в  обличий
рогатого буйвола. Поддавшись ярости, он пожрет их мясо  и  кости,  но  будет
сожжен на вершине горы  Уриана.  Искры  от  костра  превратятся  в  лебедей,
которые будут плавать на суше так же, как на воде. Они пожрут в рыбах рыб  и
проглотят в людях людей. Постарев, они станут подводными рысями  и  примутся
измышлять подводные западни. Они будут  топить  корабли  и  накопят  немалое
количество серебра.
     Снова потечет Темза и, приняв притоки, выйдет из пределов своего русла.
Она зальет ближние города и подмоет подступающие к ней горы.
     Некто,  исполненный  мерзости  и  коварства,  присвоит  себе  галабский
источник. Из-за этого вспыхнет распря, которая вовлечет венедотов  в  битвы.
Прибудут лесные дубы и вступят в бой со скалами гевиссеев. Прилетит ворон  с
коршунами и пожрет тела павших. На стенах Клавдиоцестрии угнездится сова,  и
в ее гнезде родится осел.  Возрастит  его  змей  Мальвернский  и  толкнет  к
бесчисленным хитростям. Овладев  королевским  венцом,  он  достигнет  вершин
самовластия и ужасающим ревом будет устрашать обитателей этой страны. В  его
дни задрожат горы Пахайи, и этот край лишится лесов. Ибо явится  огнедышащий
змий  и  сожжет  деревья  своим  дыханием.  Из  него  выйдут   семь   львов,
обезображенных козлиными головами.  Исходящее  у  них  из  ноздрей  зловоние
совратит женщин, и они впадут в блуд. Отец не будет знать,  кто  именно  его
сын, ибо жены будут предаваться любовным утехам подобно домашним животным.
     Явится исполин бесстыдства,  который  пронзительностью  своего  взгляда
станет устрашать всех. Ополчится на него вигорнийский дракон и  вознамерится
его истребить. В схватке, которая произойдет  между  ними,  дракон,  однако,
окажется побежденным и будет осилен подлостью победителя.  Этот  вскочит  на
спину дракона и, сбросив одежду, усядется на нем  совершенно  нагой.  Дракон
вознесет его ввысь и, подняв  хвост,  станет  хлестать  им  обнаженного.  Но
великан, собравшись с силами, поразит его мечом в глотку.  Наконец,  дракона
сожмет его собственный хвост, и он погибнет, отравленный своим ядом.
     После него грядет  тотонский  вепрь  и  примется  беспощадным  насилием
утеснять народ. Он изгонит из Клавдиоцестрии льва, который частыми схватками
будет беспокоить свирепствующего. Лев подомнет его под себя и будет  топтать
ногами и хватать своею отверстою пастью. Наконец, лев  вступит  в  борьбу  с
королевством и начнет подминать под себя знатных.  В  эту  распрю  вмешается
буйвол и ударит льва правой ногой. Он погонит  того  по  различным  областям
королевства, но обломает себе рога о стены Эксонии. Отметит за  льва  лисица
Каердубальская и, растерзав буйвола, сожрет его без остатка.  Вокруг  лисицы
обовьется линдоколинский змий и своим вселяющим  ужас  свистом  оповестит  о
себе многих драконов. Вслед за  тем  сойдутся  драконы,  и  один  растерзает
другого. Крылатый одолеет бескрылого и вонзит в его  морду  ядовитые  когти.
Схватятся между собой еще два дракона, и  снова  один  умертвит  другого.  К
умерщвленным подойдет пятый и, прибегнув к  всевозможным  уловкам,  сокрушит
тех, кто остался в живых. Он вскочит, вооруженный мечом, на спину одного  из
этих драконов и отсечет ему голову. Скинув с себя одежду, он взберется и  на
другого и примется справа и слева наносить ему удары по хвосту.  Обнаженный,
он осилит его, тогда как одетый ничего  не  добьется.  На  прочих  он  будет
нападать сзади и прогонит их на окраины королевства. Появится рыкающий  лев,
сеющий ужас  своей  беспредельной  лютостью.  Он  сведет  пятнадцать  частей
воедино и станет самодержавно властвовать над  народом.  Возблистает  белый,
как снег, великан и окрепнет белому народу  на  благо.  Наслаждения  изнежат
властителей, и, погруженные в них, они превратятся в диких  зверей.  Родится
среди них лев, налившийся человеческой кровью. В поле наткнется он на жнеца,
поглощенного своим трудом, и его растерзает.
     Укротит их эборакский  возничий,  который,  прогнав  своего  господина,
подымется на управляемую им колесницу. Обнажив меч,  он  станет  грозить  им
востоку и заполнит кровью  следы  своей  колесницы.  В  водной  хляби  будет
создана рыба, которая, будучи призвана свистом змеи, с  нею  соединится.  От
этого соединения родятся три сверкающих буйвола,  которые,  объев  пастбища,
обратятся в деревья. Первый понесет бич,  сплетенный  из  гадюк,  и  покажет
спину рожденному вторым. Этот постарается  вырвать  у  него  бич,  но  будет
схвачен рожденным последним. Они не станут друг на друга смотреть,  пока  не
выбросят кубка с ядом.
     Появится затем земледелец альбан, которому будет угрожать  сзади  змея.
Он примется вскапывать землю, дабы родные края засеребрились посевами.  Змея
будет стараться разбрызгать яд, чтобы всходы не дали колосьев. Народ  начнет
гибнуть  от  смертоносного  бедствия,  и  города  опустеют.  Стать  целебным
средством от всего этого будет предназначено городу  Клавдия,  ибо  из  него
выйдет дщерь бичующего. Она вынесет весы исцеления, и остров немного  спустя
воспрянет. Затем пожелают завладеть скипетром двое,  которым  будет  служить
рогатый дракон. Один из них,  весь  в  железе,  вскочит  на  летучего  змия.
Обнажившись, он воссядет на его спину и охватит десницею хвост. От крика его
рассвирепеют моря и устрашат второго. Тогда  этот  второй  присоединится  ко
льву, но, повздорив, они вступят в схватку. Они нанесут  друг  другу  немало
увечий, однако ярость дикого зверя возобладает. Прибудет некто с  кифарой  и
бубном и укротит ярость льва. Успокоятся народности королевства  и  призовут
льва к весам. Став у них, он  займется  отвешиванием,  но  протянет  руки  к
Альбании.   Северные   области   опечалятся   и   отопрут   двери    храмов.
Волк-знаменосец поведет за собой отряды и своим хвостом обхватит Корнубию. С
ним сразится воин на колеснице, который превратит народ этот в вепря.  Вепрь
опустошит области,  но  на  дне  Сабрины  укроет  голову.  Человек  обхватит
захмелевшего льва, и блеск золота  ослепит  взирающих  на  него.  Засверкает
вокруг серебро и станет сотрясать давильни.
     117. Налившись вином, смертные  захмелеют  и,  презрев  небо,  устремят
взоры на землю. Отвратят звезды свои лики от них и нарушат обычный бег.  Так
как они разгневаются, на небосводе  не  станет  влаги,  и  посевы  засохнут.
Поменяются местами корни с ветвями, и это будет сочтено чудом. Сияние солнца
потускнеет в янтарных лучах Меркурия, и  взирающие  на  это  будут  охвачены
ужасом. Стиль-бон Аркадский сменит свой щит, и шлем Марса  призовет  Венеру.
Марсов шлем отбросит тень, и ярость Меркурия  перешагнет  границы.  Железный
Орион обнажит меч. Разгонит тучи, поднявшись над морем, Феб. Юпитер сойдет с
определенных для него троп, и Венера  покинет  установленные  пути.  Светило
Сатурн обрушит на  землю  свинцовый  свой  свет  и  изогнутым  серпом  будет
истреблять смертных. Двенадцать чертогов небесных светил разразятся жалобами
на то, что гости их обходят. Разомкнут привычные объятия Близнецы и призовут
суд к источникам. Коромысло Весов будет  пребывать  в  наклонном  положении,
пока его не выправит Овен своими закрученными рогами. Хвост Скорпиона станет
метать молнии, и Рак затеет спор с солнцем.  На  спину  Стрельца  поднимется
Дева и унизит свои девичьи цветы. Колесница луны приведет в смятение Зодиак,
и Плеяды обольются  слезами.  Они  не  вернутся  к  своим  обязанностям,  и,
затворившись в своем чертоге, скроется Ариадна. Под ударами луча  поднимутся
воды, и древний прах обносится. В диких порывах столкнутся ветры, и  рев  их
изникнет среди светил".
     118. Так как Мерлин напророчил все это и прочее, он  удивил  окружающих
неопределенностью своих слов. Вортегирн, однако, восхитившись ими, как никто
из присутствовавших, восхваляет ум и прорицания  юноши.  Ведь  то  время  не
произвело никого, чьи уста источили бы перед ним нечто подобное. Итак, желая
узнать, каков будет исход его жизни, он предложил юноше  поведать  ему  все,
что тому  было  известно,  и  на  это  Мерлин  сказал:  "Беги  огня  сыновей
Константина, если сможешь от него убежать. Ибо уже снаряжаются корабли,  они
уже покидают берег Арморики. Паруса их уже распускаются в море; они поплывут
к острову бриттов, они нападут на племя саксов и поработят нечестивый народ,
но прежде сожгут тебя в башне, в которой ты затворишься. На свое горе предал
ты их отца и призвал саксов  на  остров.  Ты  призвал  их,  чтобы  они  тебя
защитили, а они прибыли сюда на твою погибель. Тебе угрожают две смертельные
опасности, и не ясно, какая  из  них  минует  тебя.  С  одной  стороны  твое
королевство опустошают саксы и жаждут тебя погубить, с другой  -  на  остров
высаживаются два брата, Аврелий и  Утер,  которые  постараются  отметить  за
смерть своего отца. Ищи для себя убежища, если можешь - ведь уже завтра  они
захватят тотонское побережье.  Тела  саксов  они  обагрят  кровью,  и,  убив
Хенгиста, Аврелий Амброзии возложит на себя королевский венец.  Он  успокоит
народы, восстановит церкви, но погибнет от яда.  Вслед  за  ним  взойдет  на
престол его брат Утерпендрагон, дни коего пресекутся  также  от  яда.  Твоих
потомков постигнут величайшие бедствия, и их пожрет вепрь Корнубии".
     119. И вот,  уже  на  следующий  день  Аврелий  Амброзии  высадился  на
острове. По распространении молвы о его прибытии к нему  отовсюду  собрались
бритты,  которых  столь  великие  бедствия  рассеяли  и  разогнали  по  всей
Британии, и окрепшие духом из-за объединения  с  соплеменниками,  прониклись
они небывалою радостью. Было созвано духовенство,  и  по  совершении  обряда
помазания Аврелия провозгласили королем, и все должным  образом  подчинились
ему, как своему государю. И хотя приближенные убеждали его немедленно  пойти
походом на саксов, он не дал  на  это  согласия,  ибо  прежде  всего  жаждал
расправиться с Вортегирном. Ведь тот предал его отца,  и  Амброзии  питал  к
нему такую лютую ненависть, что не мог, видимо, пересилить себя и что-нибудь
предпринять, пока  не  отметит  Вортегирну.  Итак,  порываясь  удовлетворить
поскорее свое желание, он двинул  свое  войско  на  Камбрию  и  подступил  к
крепости Генореу. В ней заперся Вортегирн, сочтя ее надежным  убежищем.  Эта
крепость находилась в земле Хергинг, на реке Вайе и на  горе,  прозывающейся
Клоарцием. Подойдя к ней и помня об измене Вортегирна его, Амброзия, отцу  и
брату,  он,  обратившись  к  наместнику  Клавдиоцестрии   Элдо-лу,   молвит:
"Погляди, благородный наместник, на здешние города и стены,  смогут  ли  они
уберечь Вортегирна от острия моего меча, от того, чтобы я его не вонзил  ему
в грудь? Ведь такая казнь будет ему по заслугам, и я полагаю, что ты  и  сам
знаешь, насколько он ее заслужил. О преступнейший из  преступников,  о  тот,
кого должно подвергнуть неслыханным доселе мучениям! Сначала он предал  отца
моего Константина, избавившего его самого и родину от вторгшихся  пиктов,  а
вслед за тем брата моего Константа, которого возвел  на  престол,  дабы  его
погубить. Наконец, сам себя изобличив  в  коварстве,  он  вместе  со  своими
сторонниками впустил в нашу страну язычников, дабы истребить всех  тех,  кто
оставался мне верен. По Божьему изволению он  неосмотрительно  угодил  в  те
силки, которые расставил для  верных  своих  соратников.  Ибо,  когда  саксы
разгадали всю его гнусность, они сбросили его с трона. Никому не следует  об
этом печалиться, но скорбеть, по-моему, нужно о том, что  нечестивый  народ,
призванный  названным  нечестивцем,  истребил  знатных  граждан,   опустошил
плодороднейшую страну, разрушил святые церкви и уничтожил христианство почти
от моря до моря. А теперь, сограждане, действуйте мужественно и отметите  за
себя прежде всего тому, из-за  кого  все  это  произошло.  А  затем  давайте
обратим оружие против угрожающих нам врагов и  вырвем  из  их  пасти  родину
нашу". Они тотчас же устремляются к осадным орудиям  и  стараются  проломить
стены, но так как ни это, ни все прочее не принесло им успеха, они подложили
огонь. Найдя для себя подходящую пищу, он не унялся  до  тех  пор,  пока  не
испепелил башню и затворившегося в ней Вортегирна.
     120. Когда об этом сообщили Хенгисту и саксам, тот сильно встревожился,
ибо его устрашили решительность и смелость Аврелия. В этом муже было столько
доблести и отваги, что, пока он воевал в Галлии, никто не решался сойтись  с
ним один на один. Ибо, если он вступал в схватку,  то  либо  сшибал  с  коня
своего противника, либо переламывал на нем собственное копье.
     К тому же он был щедр на раздачи, ревностен в делах  веры,  скромен  со
всеми, предельно правдив, отменный пехотинец, еще  лучший  всадник,  опытный
полководец. Молва об этих его превосходных качествах, пока  он  оставался  в
армориканской Британии, перелетела на остров и исподволь распространилась на
нем. Саксы переправились на ту сторону Хумбера. Там они  укрепили  города  и
поселки, ибо эти края неизменно служили для  них  убежищем.  Ведь  соседство
Скоттии увеличивало его надежность, что обычно оборачивалось бедствиями  для
населения. Эта местность, внушавшая ужас всем  обитавшим  в  ней,  покинутая
жителями, доставляла надежное пристанище чужеземцам. Из за своего  положения
и некоторых особенностей  она  была  открыта  для  пиктов,  скоттов,  данов,
норвежцев и всех, кто бы ни высаживался на сушу ради  разграбления  острова.
Чувствуя себя в безопасности благодаря близости Скоттии, они под  натис  ком
неприятеля обычно  убегали  к  ее  пределам  и,  если  в  этом  была  нужда,
укрывались в ней как в собственном лагере. Когда Аврелия об этом оповестили,
он,  обретя  решительность,  преисполнился  надеждою  на  победу.  Итак,  он
поспешно собрал сограждан, увеличил  свое  войско  и  устремился  на  север.
Проходя по этим землям и  видя  их  покинутыми  и  разоренными,  он  глубоко
сокрушался и больше всего из-за того,  что  все  церкви  были  разрушены  до
основания. Он дал обет отстроить их наново, если одолеет врагов.
     121. А Хенгист, когда  ему  сообщили,  что  Аврелий  уже  приближается,
устроил смотр своим  соратникам,  и,  воодушевляя  каждого  по  отдельности,
убеждал их мужественно сопротивляться и не  бояться  битвы  с  Аврелием.  Он
говорил, что у того не так уж много армориканских бриттов, так как число  их
не превышает десяти тысяч. Что до островных бриттов, то  он  почитал  их  за
ничто, ибо многократно одерживал над ними  победы  в  сражениях.  Посему  он
сулил победу  своим  и,  ссылаясь  на  их  большую  численность,  внушал  им
уверенность в ней. Насчитывалось  же  у  него  приблизительно  двести  тысяч
вооруженных. Вселив таким образом бодрость во всех,  он  двинулся  навстречу
Аврелию на поле, прозывавшееся Майсбели, куда намеревался прийти и  Аврелий.
Он хотел скрытно подойти к неприятелю, внезапно напасть на него и  захватить
бриттов врасплох. Однако его замысел не остался тайною  для  Аврелия,  и  по
этой причине тот не стал мешкать, но тем поспешнее вышел на упомянутое поле.
Он повелел  армориканским  всадникам  остановиться,  а  прочих  армориканцев
вперемешку с островитянами построил в боевые порядки. Деметов  он  укрыл  на
окрестных возвышенностях, венедотов -  в  ближних  лесах.  Он  поступил  так
затем, чтобы саксы, если они побегут в эти леса, наткнулись там на отпор.
     122. Между тем к  Аврелию  подошел  наместник  Клавдиоцестрии  Элдол  и
молвил: "Вместо всех остающихся дней моей жизни я бы удовольствовался  одним
единственным, когда бы Господь попустил, чтобы я сошелся  в  единоборстве  с
Хенгистом. Один из нас, буде нам доведется скрестить мечи,  конечно,  падет.
Ведь я помню тот день, в который мы собрались будто бы для заключения  между
нами мира; и вот, когда речь шла о соглашении, он предательски  поступил  со
всеми присутствовавшими,  и  их  всех,  кроме  меня,  ускользнувшего  только
благодаря тому, что я нашел  кол,  перерезал.  В  тот  день  пало  четыреста
шестьдесят  наместников  и  военачальников,   которые   все   явились   туда
безоружными. В столь великой опасности Господь даровал  мне  кол,  отбиваясь
которым, я ускользнул". Таков был рассказ Элдола. А  Аврелий  убеждал  своих
сотоварищей всецело уповать на сына Господня, отважно  кидаться  на  врагов,
единодушно биться за родину.
     123. Тем временем во вражеском стане расставлял свои отряды Хенгист  и,
расставляя, увещевал драться, а увещевая, обходил их один  за  другим,  дабы
вселить во всех одинаковую решимость храбро сражаться. После  того  как  обе
стороны  изготовились  к  битве,  сталкиваются  боевые  порядки,  противники
наносят  друг  другу  удары,  проливают  потоки  крови.  Тут  испускают  дух
пораженные насмерть бритты, там - саксы. Аврелий увещевает христиан, Хенгист
ободряет язычников.  И  пока  они  так  дрались,  Элдол  непрерывно  пытался
пробиться поближе к Хенгисту, дабы сойтись с тем один на один, но ему это не
удавалось. Ибо Хенгист, увидев, что его воины поддаются, а бритты по  Божьей
воле одолевают, ударился  в  бегство  и  устремился  к  крепости  Каерконан,
которая ныне называется Кунингебури.  Аврелий  преследует  его  по  пятам  и
настигнутых им врагов либо предавал смерти, либо обращал в рабство.  Увидев,
что Аврелий его преследует, Хенгист не пожелал войти в крепость, но, призвав
в свои ряды ее  обитателей,  решил  возобновить  сражение.  Ведь  он  хорошо
понимал, что эта крепость никак не устоит перед Аврелием и что  единственная
его защита - меч и копье. Добравшись, наконец, до противника,  Аврелий  тоже
построил своих в отряды  и  вступил  в  ожесточеннейший  бой.  Саксы  стойко
сопротивляются, и враги наносят друг другу смертельные раны. Повсюду  льется
ручьями кровь, крики умирающих распаляют ярость живых. В конце концов, саксы
одержали бы верх, если бы не подоспел на подмогу конный отряд  армориканских
бриттов.  Расположил  его  Аврелий  таким  же  образом,  как  сделал  это  в
предыдущем бою. По  прибытии  этих  всадников  саксы  отхлынули  и  частично
рассеялись, но вскоре пришли в себя и  снова  сплотились.  Еще  ожесточеннее
кидаются на них бритты, но саксы дерутся с тою  же  стойкостью.  Аврелий  не
переставал  ободрять  соратников,  наносить  раны   бросающимся   навстречу,
преследовать бегущих и тем самым вселять отвагу в своих.  Равным  образом  и
Элдол, устремлявшийся то в одну,  то  в  другую  сторону,  сокрушал  врагов,
поражая их тяжелыми ранами. Что бы он тут ни  вершил,  он  пылал  неугасимым
желанием обрести возможность сойтись с Хенгистом.
     124. После многих  и  продолжительных  схваток  между  собою  различных
отрядов  Элдол  и  Хенгист  столкнулись  лицом  к  лицу  и   стали   яростно
обмениваться ударами. О мужи, превосходившие в бою  всех  остальных!  Из  их
скрещивавшихся в единоборстве мечей сыпались искры, и их сверкание порождало
громовые раскаты. Долго оставалось  неясным,  кто  из  них  наделен  большей
мощью. Иногда брал верх Элдол и поддавался назад Хенгист, иногда  поддавался
назад Элдол и брал верх Хенгист. И вот в разгар их борьбы появился наместник
Корнубии Горлой, гнавшийся во  главе  боевого  порядка  за  отрядом  врагов.
Увидев его, Элдол стал увереннее в себе и схватил Хенгиста за носовой выступ
шлема и, приложив всю свою силу, втащил  сакса  в  гущу  своих.  Возликовав,
Элдол воскликнул во весь голос: "Господь осуществил  мои  упования;  разите,
мужи, разите окружающих вас амбронов! Победа в ваших руках  -  вы  победили,
раз  побежден  Хенгист!"  Тем  временем  бритты  не   перестают   истреблять
язычников, все чаще и чаще на них нападают, а отходя порою  назад,  обретают
снова отвагу и упорно сопротивляются. И они не успокоились, пока не одержали
решительную победу. Саксы бежали кого куда несли ноги: кто в города,  кто  в
поросшие лесом горы, а кто и на корабли. Сын  Хенгиста  Окта  со  множеством
беглецов добрался до Эборака, а его родич Эоза укрепил этот город, приведя с
собой бесчисленных вооруженных воинов.
     125. Итак, Аврелий  разгромил  неприятеля,  взял  вышеупомянутый  город
Конана и в нем пробыл три дня. Здесь он приказал предать погребению  павших,
оказать помощь раненым, а также, чтобы все как следует отдохнули и насколько
возможно  восстановили  силы  после  перенесенных   тягот.   Затем,   созвав
военачальников,  он  предложил  им  высказаться,  как  следует  поступить  с
Хенгистом. Присутствовал тут и Элдад, епископ Клавдиоцестрии и брат  Элдола,
муж величайшего разума и такой же набожности. Увидев стоявшего перед королем
Хенгиста и потребовав, чтобы  все  умолкли,  он  возгласил:  "Когда  бы  все
настаивали на освобождении этого человека, я  бы  все-таки  изрубил  его  на
куски. И в этом поступил бы не иначе, чем пророк Самуил, который, захватив в
свои руки Агага, царя амаликитян, изрубил того на куски,  сказав:  "Как  меч
твой жен лишал детей, так мать твоя между женами пусть  лишена  будет  сына.
Соответственно поступите и с тем, кто есть второй Агаг". Итак, Элдол обнажил
меч, вывел  Хенгиста  из  города  и,  снеся  ему  голову,  отправил  того  в
преисподнюю. А Аврелий, проявляя во всем умеренность,  повелел  предать  его
труп земле и насыпать над ним, как принято у язычников, намогильный холм.
     126. Затем Аврелий повел свое войско к городу Эбораку, дабы  разгромить
в нем сына Хенгиста Окту. Хотя тот и засел в названном городе,  его  все  же
одолевали сомнения, стоит ли сопротивляться и защищать  крепость  от  такого
сонма врагов. Приняв, наконец, решение, Окта вместе  с  сопровождавшими  его
наиболее знатными приближенными вышел за городские стены с цепью в руке и  с
головою, посыпанной пеплом, и, представ пред королем,  произнес:  "Мои  боги
повержены, и я убежден, что властитель мира - твой  Бог,  принудивший  столь
многих знатных прийти к тебе и заявить о своей покорности. Итак, прими нас и
вместе с нами вот эту цепь и, буде не подаришь нам милосердия, заключи  нас,
готовых безропотно претерпеть какую угодно казнь, в  оковы".  Тронутый  этой
покорностью, Аврелий повелел высказаться о том,  как  следует  поступить  со
сдавшимися врагами. И вот, когда один предлагал одно,  а  другой  -  другое,
поднялся епископ Элдад и изложил свое мнение в следующей речи: "Гаваони  ты,
придя по доброй воле к сынам Израиля, воззвали к  ним  о  милосердии  и  его
добились.  Ужели  мы,  христиане,  окажемся  кровожаднее  иудеев  и  откажем
взывающим о милосердии: да будет явлено им милосердие!  Остров  Британия  во
многих местах  пустынен.  Дозволим  же  им,  как  будущим  нашим  союзникам,
поселиться хотя бы в пустошах, и пусть они служат  нам  вечно  и  преданно".
Король согласился с Эддадом и подарил воззвавшим к нему прощение. По приказу
Окты явились  к  королю  Эоза  и  прочие  беглецы,  которые  также  добились
прощения. Аврелий предоставил им земли близ Скоттии и заключил с ними союз.
     127.  Сокрушив  неприятеля,  он   созвал   в   Эборак   наместников   и
военачальников королевства и предписал им восстановить  разрушенные  саксами
церкви; сам же принялся отстраивать архиепископство этого города и остальные
епископства области.  По  прошествии  пятнадцати  дней,  разослав  различных
работников по различным местам, он отправился в Лондон,  которого  также  не
пощадило  вражеское  нашествие.  Скорбя  о  разорении  Лондона,  он  призвал
отовсюду  его  уцелевших  граждан  и  приступил  к  восстановлению   города.
Оставаясь там же, он правит своим государством, пробуждает погруженные в сон
законы и раздает внукам поместья, утраченные еще их дедами. Что касается тех
земель, притязать на которые  было  некому  из-за  гибели  посреди  стольких
бедствий законных наследников, то он пожаловал ими своих соратников. Все его
помыслы  были  сосредоточены  на  возрождении  королевства,   восстановлении
церквей, укреплении мира  и  законности,  соблюдении  правосудия.  Некоторое
время спустя он отбыл в Винтонию, чтобы отстроить, подобно другим городам, и
ее. Уладив все, что требовалось  для  ее  восстановления,  он  по  настоянию
епископа Элдада прибыл в монастырь близ Каеркарадока, что  ныне  прозывается
Салесберией, где  покоились  наместники  и  военачальники,  которых  коварно
перебил нечестивец Хенгист.  Там  на  горе  Амбрия  существовала  обитель  с
тремястами братьями, которую, как говорят, основал  некогда  Амбрий.  Увидев
место,  где  были  погребены  усопшие,  Аврелий,  движимый  состраданием   к
убиенным,  пролил  обильные  слезы.  Представшее  перед   ним   навело   его
впоследствии на размышления  всякого  рода,  и  он  стал  обдумывать,  каким
образом подобает отметить это скорбное место; ведь он считал,  что  поросшая
дерном земля, в которой сокрыты останки стольких именитых людей,  павших  за
родину, безусловно достойна этого.
     128. И вот, созвав отовсюду  искусных  в  своем  ремесле  каменщиков  и
плотников, он повелел им хорошенько подумать  и  измыслить  новое  и  доселе
невиданное сооружение, которым он бы увековечил память столь  многих  мужей.
Но все они, как один, не доверяя своим дарованиям, отказались выполнить  его
повеление. Пред королем, однако, предстал  архиепископ  Города  Легионов  по
имени Треморин и сказал: "Если  существует  кто-либо  способный  взяться  за
приказанное тобой, то это прорицатель Вортегирна  Мерлин.  Полагаю,  что  во
всем  королевстве  твоем  нет  никого,  чей  ум  был  бы  проницательнее   и
прозорливее как в предсказаниях будущего, так и  в  придумывании  хитроумных
орудий. Прикажи доставить его к тебе. Пусть  он  покажет  свои  дарования  и
соорудит то, чего ты так страстно желаешь". Расспросив о  Мерлине  и  немало
узнав о нем, Аврелий разослал гонцов в различные области государства,  чтобы
те его разыскали и привезли к  нему.  Объездив  многие  земли,  гонцы  нашли
Мерлина в краю гевиссеев у галабского источника, который он имел обыкновение
посещать. Рассказав ему, чего от него хотят, они привезли  его  к  государю.
Тот  с  радостью  принял  Мерлина  и  повелел  ему   предсказать   грядущее,
рассчитывая услышать нечто поразительное.  На  это  Мерлин  ответил:  "Тайны
этого  рода  не  подлежат  раскрытию,  если  того   не   потребует   крайняя
необходимость. Ибо,  если  бы  я  изложил  их  ради  забавы  или  теша  свое
тщеславие, во мне бы умолк просвещающий меня дух, и, буде в нем  явилась  бы
надобность, он бы меня покинул". Сообщив Мерлину об  отказе  всех  выполнить
его, Аврелия, повеление, он не стал настаивать  на  прорицаниях  будущего  и
рассказал ему о сооружении, которое он задумал. На это Мерлин заметил: "Если
ты хочешь украсить могилу убитых мужей отменно прочным сооружением, пошли  к
Кольцу Великанов, которое находится на горе Килларао в Ибернии. Оно выложено
камнями, с которыми никто из людей нашего времени не мог бы  управиться,  не
подчинив искусства уму. Камни огромны, и нет никого, чья сила  могла  бы  их
сдвинуть. И если расположить эти глыбы вокруг площадки,  где  покоятся  тела
убиенных, так же, как это сделано там, они тут встанут навеки".
     129. Услышав эти слова, Аврелий  усмехнулся,  заметив:  "Как  это  так?
Везти столь  огромные  камни  из  столь  отдаленного  королевства,  точно  в
Британии не найдется камней для задуманного мною сооружения!" На это  Мерлин
ответил: "Понапрасну не смейся, ибо то, что  я  тебе  предлагаю,  отнюдь  не
пустое.  Камни  исполнены  тайн  и  придают  лечебные   свойства   различным
снадобьям.  Некогда  великаны  вывезли  их  из  крайних  пределов  Африки  и
установили в Ибернии, где тогда обитали. Выдолбив в этих камнях  углубления,
они устроили для себя купальни, которыми пользовались,  когда  их  одолевали
недуги. Они поливали  камни  водой,  углубления  в  них  наполнялись  ею,  и
недужные, погрузившись в нее, исцелялись. Они также примешивали  истолченные
в порошок камни к отварам из трав,  и  раны  быстро  затягивались.  Там  нет
камня, который был бы лишен лекарственных свойств". Выслушав  про  все  это,
бритты порешили послать за камнями и сразиться с жителями Ибернии,  если  те
воспротивятся их намерениям. Для выполнения этого замысла  назначается  брат
короля Утерпендрагон с пятнадцатью тысячами  вооруженных.  Вместе  со  всеми
король отправляет и Мерлина, дабы все вершилось по его указаниям и  советам.
Снарядив корабли, бритты выходят  в  море  и  с  попутным  ветром  достигают
Ибернии.
     130. В ту пору  царствовал  в  Ибернии  Гилломаурий,  юноша  редкостной
доблести. Узнав, что в его королевство прибыли  бритты,  он  собрал  сильное
войско и двинулся им навстречу. Когда же ему сообщили, чем именно вызвано их
прибытие, он рассмеялся и обратился  к  окружающим  с  такими  словами:  "Не
удивляюсь, что невежественный народ мог разорить  остров  бриттов,  ибо  они
неотесанные глупцы. Кто когда-нибудь  слышал  про  такую  нелепость?  Неужто
скалы в Ибернии лучше, чем на их острове, и в этом причина  их  вторжения  в
наше королевство? Вооружитесь, мужи, и защищайте родину вашу; пока я жив, им
не взять из Кольца Великанов ни  одного  даже  самого  ничтожного  камешка".
Обнаружив,  что  войско  короля  Ибернии   намерено   сопротивляться,   Утер
поторопился вступить с ним  в  сражение.  Возобладали  бритты;  искромсав  и
перебив неприятеля, они принудили Гилломаурия удариться в бегство.
     Одержав победу, бритты поднялись на гору Килларао и,  овладев  каменным
сооружением, возрадовались и дивились  ему.  И  вот,  когда  они  столпились
вокруг него, подошел Мерлин и сказал: "Приложите, юноши, все  свои  силы  и,
двигая эти камни, постарайтесь понять, что могущественнее, сила  или  разум,
разум или  сила".  Повинуясь  его  приказанию,  они  единодушно  взялись  за
всевозможные орудия и приступили к разборке Кольца. Иные приготовили бечеву,
иные канаты, иные лестницы, дабы довести до конца задуманное, но  ничего  не
добились. Наблюдая за бесплодными их усилиями, Мерлин рассмеялся и  измыслил
свои   собственные   орудия.   Затем,   применив    кое-какие    необходимые
приспособления, он сдвинул камни с невероятною легкостью; сдвинутые им глыбы
он заставил перетащить к кораблям и на них погрузить. Ликуя, они  отплыли  в
Британию и с попутными ветрами достигли ее,  после  чего  привезенные  камни
доставляют к могилам убиенных мужей. Когда об  этом  доложили  Аврелию,  тот
разослал гонцов в различные части Британии и повелел оповестить  духовенство
и жителей о доставке камней, а также, чтобы оповещенные им об этом собрались
на горе Амбрия и с радостью, воздавая убитым почести, украсили их могилы. По
его указу туда явились епископы и аббаты и  прочие  его  подданные  из  всех
сословий. И когда все собрались, и настал заранее назначенный день, Аврелий,
возложив на свою голову королевский  венец,  отметил  торжественно  праздник
Троицы и три последующих дня посвятил торжествам.  Между  тем  он  пожаловал
своим приближенным еще свободные почетные должности, дабы вознаградить их за
преданность и труды. Поскольку два архиепископства, а  именно  Эборакское  и
Города Легионов, не имели над собой глав, он, вняв единодушным пожеланиям их
населения, Эборакское  отдал  Самсону,  мужу  знаменитому  и  прославленному
величайшим своим благочестием, а Города Легионов -  Дубрицию,  на  которого,
как на достойного пастыря, указал божественный промысел. Уладив эти и другие
дела в своем государстве, Аврелий повелел Мерлину установить  вокруг  мо-гил
убиенных камни, привезенные им из Ибернии,  и  тот,  повинуясь  королевскому
приказанию, установил их вокруг могил не иначе, чем они были расставлены  на
горе Килларао в Ибернии, и доказал тем самым, что разум сильнее мощи.
     131. В это самое время сын  Вортегирна  Пасценций,  который  укрылся  в
Германии, горя желанием отомстить  за  отца,  возбуждал  всех  воинов  этого
королевства против Аврелия Амброзия, короля бриттов. Он сулил им горы золота
и серебра, если подчинит  с  их  помощью  своей  власти  Британию.  Наконец,
соблазнив своими  посулами  множество  юношей  германского  государства,  он
снарядил весьма сильный флот, подошел на нем к  северным  частям  острова  и
принялся их разорять. Когда об этом известили короля Аврелия, он собрал свое
войско,  выступил  навстречу  противнику  и  принудил  озверевших  врагов  к
сражению. Те, приняв его вызов, устремились на бриттов и сошлись  с  ними  в
сече, но благодарение Господу, были побеждены и обращены в бегство.
     132. Спасшись бегством, Пасценций не посмел вернуться в  Германию,  но,
подставив паруса другим ветрам, приплыл в  Ибернию  к  Гилломаурию,  который
оказал ему радушный прием. Он поведал Гилломаурию о своей  неудаче,  и  тот,
пожалев Пасценция, обещал ему помощь и посетовал на обиду, которую претерпел
от брата Аврелия Утера, лишившего его Кольца Великанов.  Заключив,  в  конце
концов, между собою союз, они снарядили корабли и, взойдя на них, прибыли  к
городу  Меневии.  Когда  об  этом  стало  известно,  Утерпендрагон,   собрав
множество вооруженных, направился в Камбрию и сразился с пришельцами. Ведь в
ту пору его брат  Аврелий,  настигнутый  тяжелым  недугом,  лежал  в  городе
Винтонии и не мог  самолично  пойти  на  врагов.  Молва  об  этом  дошла  до
Пасценция и Гилломаурия, а также до находившихся при них саксов, и  все  они
очень обрадовались,  так  как  рассчитывали,  что  его  болезнь  намного  им
облегчит покорение всего королевства. И вот, когда в народе шли  бесконечные
толки об этом, перед Пасценцием предстал один сакс по имени Эопа  и  спросил
его: "Какими дарами обогатишь ты человека, который  в  угоду  тебе  умертвит
Аврелия Амброзия?" Пасценций ответил: "О, если бы я отыскал такого,  кто  бы
взялся за это, я бы одарил его тысячей фунтов серебра  и  своей  дружбой  до
гроба. А буде счастье мне  улыбнется  и  я  овладею  королевским  венцом,  я
поставлю его центурионом и в подтверждение моих слов клянусь".
     Тогда Эопа сказал: "Я изучил язык бриттов, я знаю их нравы, я сведущ во
врачебном искусстве. Если ты и впрямь выполнишь свое  обещание,  я  назовусь
христианином и бриттом, проникну к королю как врач и дам  ему  снадобье,  от
которого он умрет. И чтобы облегчить себе доступ к  одру  больного,  я  себя
выдам за благочестивейшего  и  сведущего  во  всех  правилах  веры  монаха".
Обнадеженный словами  Эопы,  Пасценций  договаривается  с  ним  обо  всем  и
клятвенно подтверждает свои обещания. Итак, Эопа сбривает бороду и волосы на
макушке и облачается  в  монашескую  одежду;  прихватив  с  собою  сосуды  с
лекарствами, он  пускается  по  дороге  в  Винтонию.  Придя  в  город,  Эопа
отвешивает низкий поклон сановникам и встречает в их глазах  благосклонность
- ведь для них не было ничего желаннее, чем опытный врач. Итак, впущенный  в
королевскую опочивальню и приведенный к постели  короля,  он  заверяет,  что
вернет ему утраченное здоровье, если тот не откажется испить  его  снадобье.
Эопа примешал к нему яду и протянул питье государю. Аврелий взял его в  руку
и проглотил, а нечестивый амброн тотчас же велел ему закутаться в  покрывало
и поскорее уснуть, дабы его гнусное  снадобье  лучше  подействовало.  Король
поверил уговорам предателя и, надеясь, что к нему вернется здоровье, заснул.
Яд проник внутрь по жилам и жилкам тела, и во сне наступила смерть,  которая
никого не щадит. Тем  временем  мерзкий  предатель  неприметно  проскользнул
между придворными, и никто из них его больше не видел.
     133. Пока  это  происходило  в  Винтонии,  на  небе  показалась  звезда
огромной величины и яркости. Она испускала один-единственный луч, но на этом
луче висела раскаленная глыба, растянутая вширь подобно  дракону,  из  пасти
которого вырывались еще два луча, один из  коих,  как  казалось,  тянулся  в
длину дальше галльских пределов, а второй, склонявшийся  в  сторону  моря  у
берегов Ибернии, оканчивался семью  лучами  поменьше.  Появление  упомянутой
выше звезды потрясло страхом и удивлением всех, кто ее  видел.  Брат  короля
Утер, гнавшийся в Камбрии за вражеским  войском  и  потрясенный  не  меньшим
страхом, чем остальные, посетил некоторых ученых, дабы те ему сообщили,  что
именно предвещает эта звезда. Среди прочих он повелел призвать к нему  также
Мерлина - ведь тот находился при войске,  дабы  битвы  велись  согласно  его
советам.  Представ  перед  полководцем,  он  получил   повеление   изъяснить
знамение, явленное  этой  звездой.  Разрыдавшись  и  лишь  понемногу  обретя
спокойствие духа, Мерлин сказал: "О непоправимый урон! О  осиротевший  народ
Британии? Скончался знаменитый король бриттов Аврелий Амброзии,  со  смертью
которого погибнем и  мы,  если  Господь  не  придет  нам  на  помощь.  Итак,
торопись, Утер, благороднейший вождь, и не откладывай битвы  с  противником;
тебя осенит победа, и ты  станешь  королем  всей  Британии.  Ведь  это  тебя
обозначают эта звезда и дракон под  ней.  Луч,  протянувшийся  к  галльскому
побережью, возвещает, что у тебя  будет  наделенный  величайшим  могуществом
сын, господству коего подчинятся все королевства,  которые  он  возьмет  под
свою руку. Что до второго луча, то обозначает он дочь твою, сыновья и  внуки
которой будут друг за другом властителями Британии".
     134. И Утер, все еще  сомневаясь,  достоверно  ли  прорицание  Мерлина,
продолжал начатое им ранее наступление на врагов.  Он  уже  почти  дошел  до
Меневии, так что до нее оставалось не более половины дневного пути. Когда  о
его приближении стало известно Пасценцию, Гилломаурию и находившимся при них
саксам, они вышли ему навстречу и с  ним  столкнулись.  Увидев  друг  друга,
противники, каждый в своем стане, построились в боевые  порядки  и,  сойдясь
вплотную, сразились; в сражении с той и  с  другой  стороны,  как  обычно  в
подобных случаях, погибает множество воинов. Наконец, по  миновании  большой
части дня, одолел все же Утер и после того, как  были  убиты  Гилломаурий  и
Пасценций, нанес  сокрушительное  поражение  неприятелю.  Бегущие  чужеземцы
торопились добраться до своих кораблей, но и, спасаясь бегством,  гибли  под
ударами преследовавших их бриттов. Итак, по милости Христа, победа досталась
вождю, который после стольких трудов двинулся  с  наивозможною  быстротой  к
Винтонии. Но вскоре высланные к нему  гонцы  сообщили  о  случившемся  с  их
королем и что епископы всей страны предадут его погребению  возле  монастыря
Амбрия, внутри Кольца  Великанов,  которое  Аврелий  распорядился  соорудить
ранее. Услышав о смерти властителя, в Винтонию прибыли епископы и аббаты,  а
также все духовенство той области и позаботились  устроить  достойные  столь
великого государя похороны, и, поскольку он, будучи  здравым  и  невредимым,
наказал предать его тело земле на кладбище, которое он сам  и  украсил,  его
прах отнесли туда и там погребли с царскими почестями.
     135. А его брат Утер, созвав духовенство страны  и  народ,  унаследовал
королевский венец и с одобрения всех взошел на престол. Помня  истолкование,
данное Мерлином упомянутой выше звезде, он  приказал  изготовить  из  золота
двух драконов, точно таких, как тот, которого  он  увидел  на  главном  луче
звезды. По изготовлении  этих  дивной  работы  драконов  одного  из  них  он
пожертвовал архиепископской церкви Винтонии, а  второго  удержал  за  собой,
дабы его несли перед ним в сражениях.  С  того  времени  новый  король  стал
именоваться Утерпендрагоном, что переводится с языка бриттов как Утер голова
драконья. Это прозвание он присвоил себе из-за того, что Мерлин,  увидев  на
небе дракона, напророчил Утеру королевский венец.
     136. Между тем сын Хенгиста Окта, а также родич его  Эоза,  сочтя  себя
отныне  свободными  от  обязательств,  которые  налагал  на  них  договор  с
Аврелием,  замыслили  потревожить  короля  и  увеличить  численность   своих
соплеменников. В этих целях они привлекли  в  свое  войско  саксов,  которых
Пасценций привел с собою, и послали за другими  гонцов  в  Германию.  И  вот
набранные там  в  огромном  количестве  шайки  хлынули  в  северные  области
острова; свирепые и разнузданные, они не успокоились прежде, чем разрушили и
разорили города и поселки от Альбании до  Эборака.  Подступив  к  нему,  они
обложили этот город осадой, но  со  всеми  силами  своего  королевства  туда
пришел Утерпендрагон и сразился с ними.  Саксы  отчаянно  сопротивлялись  и,
отразив осаждавших бриттов, обратили тех в бегство.
     Одержав победу, они неотступно преследовали отступавших вплоть до  горы
Дамен, пока не закатилось солнце и вместе с ним не угас день.  Была  же  эта
гора  крутой  и  заросшей  у  вершины  орешником,  в  средней  части   своей
окаймленной обрывистыми  утесами,  и  служила  надежным  приютом  для  диких
зверей. Ее заняли бритты и всю ночь провели среди скал и орешника. Когда  же
Большая Медведица начала опускаться, Утер  приказал  созвать  наместников  и
военачальников, дабы обсудить вместе с ними,  как  лучше  всего  напасть  на
врага. Все не замедлили предстать пред королем, который велел  им  высказать
свое мнение; первое слово они предоставили наместнику Корнубии  Горлою.  Был
же он мужем острого разума и зрелого возраста. И он сказал так:  "Пока,  как
мы видим, все еще ночь, ни к чему пространные речи  и  препирательства.  Нам
нужно использовать отвагу и силу, если хочешь и дальше наслаждаться  жизнью,
а также свободой. Язычников - тьма, и они жаждут сразиться; нас  же  намного
меньше. Если мы станем дожидаться наступления дня, то нам, я полагаю,  будет
невыгодно затевать с ними бой. Так вот, пока не забрезжил  рассвет,  давайте
двинемся густыми рядами и внезапно  бросимся  на  врагов  в  их  собственном
лагере. Ибо, раз  они  ни  о  чем  не  подозревают  и  не  предвидят  нашего
нападения, мы, несомненно, их разгромим, буде отважно и в единодушном порыве
на них обрушимся". Королю и всем высказанное Горлоем пришлось по душе  и  их
убедило. Воины вооружились и, построившись в боевые порядки, устремляются на
неприятельский лагерь и всей душой жаждут кинуться на противника.  Но  когда
они уже почти подошли к нему, их обнаружили  часовые,  которые,  затрубив  в
рожки, разбудили своих погруженных в сон сотоварищей. Вскочившие по  тревоге
и ошеломленные  неожиданностью  враги  частью,  а  именно  там,  где  бритты
наскакивают на них, охваченные смертельным  страхом,  разбегаются  в  разные
стороны. А бритты, наступая плотными  рядами,  быстро  подходят  вплотную  к
лагерю и в него вторгаются, и, так как им  больше  не  нужно  было  таиться,
кидаются, обнажив  мечи,  на  врагов.  Те,  застигнутые  врасплох,  начинают
нерешительно сопротивляться, ибо не сразу проникаются былою отвагой.  Бритты
ожесточенно на  них  набрасываются,  намереваясь  их  перебить,  и  тысячами
истребляют язычников. Наконец, Окта и Эоза были захвачены в плен, а саксы  -
рассеяны.
     137. После этой победы Утерпендрагон направился в город Алклуд: овладев
прилегающей к нему областью, он повсюду восстановил мир. Затем он обошел все
земли  скоттов  и  укротил  этот  мятежный   народ.   Как   никто   из   его
предшественников, он заботился о строжайшем соблюдении  правосудия  во  всех
подвластных ему  краях.  В  дни  его  царствования  трепетали  все  чинившие
беззакония, ибо он их беспощадно карал. Усмирив  северные  области  острова,
Утерпендрагон прибыл в Лондон и приказал содержать  там  в  темнице  Окту  и
Эозу.  В  связи  с  приближением  праздника  Пасхи  он  повелел   сановникам
государства собраться в названном городе, так как, намереваясь возложить  на
себя корону, хотел торжественно  отметить  столь  знаменательный  день.  Все
повиновались королевскому  распоряжению  и,  выехав  кто  откуда  из  разных
городов государства, собрались ко двору  в  канун  праздника.  Итак,  король
отметил торжественный день, как задумал, и предавался  удовольствиям  вместе
со своими сановниками. Все были охвачены радостью, да  и  он,  принимая  их,
искренне был обрадован; ведь приехало вместе с  женами  и  дочерьми  столько
знатных мужей, достойных присутствовать на веселом пиршестве!
     Среди прочих прибыл ко  двору  и  наместник  Корнубии  Горлой  с  женой
Ингерной, которая своей  красотой  затмевала  всех  женщин  Британии.  Когда
король увидел ее между другими женщинами, он сразу возгорелся такой страстью
к ней, что, позабыв об остальных, все свое внимание отдал ей  одной.  Только
ей  он  беспрестанно  отправлял  всевозможные  кушанья,  посылал  со  своими
друзьями-посредниками золотые кубки с вином. Многое множество раз он, смотря
на нее, ей улыбался и, обращаясь к ней, то и дело шутил. Когда это  приметил
муж, он, не испросив разрешения, поспешно покинул двор. И  не  было  никого,
кто мог бы его там удержать, ибо ничего он так не  страшился,  как  потерять
ту, кого любил превыше всего. Разгневанный Утер повелел Горлою  вернуться  к
его двору, дабы тот принес извинение  за  нанесенную  им  обиду.  Горлой  не
пожелал повиноваться королю, и Утер,  придя  в  неистовство,  поклялся,  что
опустошит его земли, если тот не поторопится  явиться  к  нему  с  повинной.
Взаимная неприязнь не оставляла ни одного,  ни  другого,  и  король,  собрав
сильное войско, пошел на земли Корнубии и принялся жечь ее города и поселки.
А Горлой не решался сойтись с королем в битве, так как воинов  у  него  было
намного меньше, чем у  того.  По  этой  причине  Горлой  предпочел  заняться
укреплением своих городов, пока  не  подоспеет  из  Ибернии  запрошенная  им
помощь. Больше тревожась о жене, чем о себе самом, он  отослал  ее  в  город
Тинтаголь, расположенный  на  берегу  моря,  так  как  считал  его  наиболее
надежным убежищем. Сам он заперся в укреплении Димилиок, дабы,  если  грянет
беда, они оба подверглись схожим невзгодам. Когда об этом  доложили  королю,
тот подошел к укреплению, в котором укрылся Горлой, и его осадил,  преградив
в него всякий доступ.
     По прошествии недели, томясь своею страстью  к  Ингерне,  Утерпендрагон
призвал к себе Ульфина  из  Ридкарадока,  своего  друга  и  соратника,  и  в
следующих словах поведал ему о том, чего так  пылко  жаждал:  "Я  сгораю  от
страсти к Ингерне и думаю, что моему телу  не  избежать  великой  опасности,
если я не овладею этой женщиной. Так подай мне совет, каким образом я мог бы
удовлетворить мою страсть, иначе  я  погибну  истерзанный  муками".  На  это
Ульфин ответил: "Но кто же способен подать  тебе  полезный  совет?  Ибо  нет
такой силы, благодаря которой мы могли бы проникнуть к Ингерне,  пребывающей
в крепости Тинтаголь. Ведь эта крепость расположена на море и со всех сторон
омывается им; проникнуть в нее можно только узкой тропой  на  крутой  скале.
Воспрепятствовать этому не составит труда и трем  вооруженным  воинам,  будь
против них хоть все британское королевство. Однако,  если  поможет  провидец
Мерлин, думаю, что, воспользовавшись его советом, ты  добьешься  желанного".
Веря во всемогущество Мерлина,  король  приказал  вызвать  его  -  ведь  тот
находился среди осаждающих. Мерлин был немедленно вызван и,  представ  перед
королем, получил от него повеление посоветовать,  что  следует  предпринять,
чтобы король мог утолить свою страсть к  Ингерне.  Убедившись,  что  Утер  и
вправду обуреваем безудержным влечением  к  ней,  провидец,  тронутый  столь
пламенной любовью  царя,  сказал:  "Дабы  ты  достиг  чаемого  тобой,  нужно
прибегнуть к неведомым тебе и неслыханным в твое  время  способам.  Применив
различные снадобья, я могу придать тебе облик Горлоя, так  что  ты  во  всем
будешь  точным  его  подобием.  Итак,  если  последуешь  моим  указаниям,  я
преображу тебя во второго Горлоя, а Ульфина - в Иордана  из  Тинтаголя,  его
приближенного. Сам я, тоже под чужою личиной, буду сопутствовать вам,  и  ты
сможешь безопасно войти в крепость и проникнуть к Ингерке".
     Король последовал указаниям Мерлина и во всем ему  подчинился.  Повелев
приближенным  не  ослаблять  осады,  он  доверился   снадобьям   Мерлина   и
преобразился в Горлоя. Преобразился и Ульфин в Иордана, а Мерлин в Бритаэля,
так что у них не осталось ни тени сходства с самими собой. Они  пустились  в
путь в сторону Тинтаголя и  в  сумерки  подошли  к  этой  крепости.  Тут  же
объявили они привратнику, что  прибыл  наместник;  перед  ними  распахнулись
ворота, и трех этих мужей беспрепятственно пропустили.  Могло  ли  произойти
по-иному, раз все были убеждены, что перед ними не кто иной, как Горлой? Всю
эту ночь король пробыл с Ингерной и насытился желанною близостью. Ведь и  ее
обманул его облик, обманули и лживые речи,  которые  он  искусно  и  складно
строил. Он рассказал, что тайком покинул осажденную крепость,  дабы  вкусить
от любимой столь желанное наслаждение и побывать в своем городе.  И  та,  не
сомневаясь в правдивости его слов, не отказала ему ни в чем, чего бы  он  ни
пожелал. Именно в эту ночь зачала она прославленного Артура, который,  чтобы
прославиться, свершил деяния редкостной доблести.
     138. Между тем, когда стало известно, что короля Утера среди осаждающих
нет, войско сгоряча вознамерилось пробить  проломы  в  крепостных  стенах  и
заставить осажденного выйти из города и сразиться. Тот также  погорячился  и
вышел из крепости со своими соратниками, сочтя, что, хоть и с малыми силами,
все же сможет противостоять такому сонму врагов. Началась борьба, и одним из
первых пал в ней Горлой, а  его  сотоварищи  были  разгромлены  и  рассеяны.
Осажденный город был взят, и захваченная в нем победителями добыча разделена
между ними отнюдь не поровну. Ибо каждый хватал для себя жадной  лапой  все,
что доставили ему удача и смелость. После того как свершилось это дерзостное
деяние, к Ингерне явились гонцы, дабы возвестить ей и  гибель  наместника  и
исход осады. Но увидев короля, сидящего рядом с нею в облике наместника, они
смешались и поразились, так как, оставив его убитым в бою,  обнаружили,  что
он живой и невредимый перед ними. Ведь они не знали, что сотворили  снадобья
Мерлина. Узнав о толках по этому поводу, Утер усмехнулся и, обнимая Ингерну,
сказал: "Как видишь, я не убит, но живу. Скорблю, однако, о разрушении моего
города и о гибели моих сотоварищей. А нам следует опасаться, как бы сюда  не
нагрянул король и не  захватил  нас  в  крепости.  Итак,  я  отправлюсь  ему
навстречу и заключу с ним мир, дабы на нашу долю не выпало  чего-нибудь  еще
худшего". Покинув Ингерну, он направился к своему войску  и,  преобразившись
из Горлоя в себя самого, предстал пред своими  как  Утерпендрагон.  Узнав  о
происшедшем  в  его  отсутствие,  он  был   огорчен   гибелью   Горлоя,   но
возрадовался, что Ингерна освободилась от супружеских уз.  Вернувшись  вслед
за тем в Тинтаголь, он захватил город и, взяв за  себя  Ингерну,  осуществил
таким образом свои заветные чаянья.
     139. По истечении известного времени короля одолел недуг  и  долго  его
терзал. Между тем стражи темницы, в которой, как я упомянул выше, томились в
праздности Окта с Эозой, бежали вместе с  ними  в  Германию  и  переполошили
своим  побегом  все  королевство.  Молва  утверждала,  что  Окта   с   Эозой
всколыхнули Германию и снарядили огромный  флот,  намереваясь  вернуться  на
остров и беспощадно расправиться с ним. Что и  произошло.  Они  вернулись  с
огромным флотом и бесчисленными союзниками и, вторгшись  в  земли  Альбании,
принялись  жечь  города  и  истреблять  огнем  ее  жителей.  Войско  бриттов
препоручается Лоту из  Лодонезии,  дабы  тот  отбросил  врагов.  Был  же  он
правителем Лейла, отличнейшим воином, зрелым годами и наделенным  выдающимся
благоразумием. Наслышанный о его прославленной  доблести,  король  отдал  за
него дочь свою Анну и доверил его попечению  свое  королевство,  покуда  сам
одолеваем недугом.  Выступив  против  врагов,  Лот  неоднократно  бывал  ими
отброшен, так что вынужден был отсиживаться  за  стенами  городов;  впрочем,
чаще он обращал неприятеля в бегство,  нанося  ему  сокрушительные  удары  и
принуждая его устремляться в  леса  или  на  корабли.  Борьба  между  обоими
станами шла с переменным успехом, и  все  еще  оставалось  неясным,  к  кому
склонится победа. Жителям острова вредила  присущая  им  надменность,  из-за
которой они считали оскорбительным для себя повиноваться воле военачальника.
И по этой причине, уступая в силе противнику, они не могли его одолеть.
     140. И вот, когда враги успели уже почти опустошить остров  и  об  этом
сообщили  королю  Утерпендрагону,  тот  распалился   неистовым   гневом   и,
преодолевая свою болезнь,  повелел  всем  сановникам  государства  предстать
перед ним, дабы выбранить их за надменность и слабость. Увидев  перед  собою
созванных, он принялся их  упрекать  и  винить  и  поклялся,  что  самолично
поведет свое войско в бой. Итак, Утерпендрагон приказал изготовить  носилки,
лежа  на  которых  он  будет  перемещаться  вместе  со  всеми,  ибо  болезнь
отказывает ему в другом способе передвижения. Он наказал также  пребывать  в
полной готовности, дабы, как только сложатся  благоприятные  обстоятельства,
сразу же двинуться на неприятеля. Носилки были незамедлительно  изготовлены,
все приготовились, благоприятный день наступил.
     141. Уложив короля на носилки, они направились к городу Вероламию,  где
саксы мучили все его население. Когда  Окту  и  Эозу  оповестили  о  подходе
бриттов во главе с их королем на носилках, они сочли недостойным сразиться с
тем, кто приближался к ним на одре. Они говорили,  что  он  полутруп  и  что
столь великим мужам,  как  они,  непристойно  биться  с  человеком  в  таком
состоянии.
     Враги удалились в город и как если бы ничего  не  страшились,  оставили
его ворота настежь распахнутыми. А Утер, едва ему доложили об этом, приказал
спешно обложить осадою город и взять его приступом. Повинуясь  его  приказу,
бритты осадили названный город и  принялись  взбираться  на  его  крепостные
стены. Одолевая и истребляя саксов и почти сравняв с землей укрепления,  они
ворвались бы в город, если бы саксы не стали отчаянно сопротивляться. И  так
как  бритты  одерживали  над  ними  верх,  враги,  досадуя  на  свою   былую
надменность, решили обороняться до  последней  возможности.  Взобравшись  на
стены, они отражали бриттов всевозможным  оружием.  Наконец,  ночь  пресекла
ожесточенные схватки и призвала воинов отложить оружие и погрузиться в  сон.
Этого сна жаждали многие, но  еще  больше  было  жаждавших  измыслить  нечто
такое, что помогло бы им уничтожить противника. Поняв,  что  их  надменность
была им во вред и что победа склоняется на сторону бриттов,  саксы  надумали
выйти на рассвете из города и заставить врагов сразиться с ними  в  открытом
поле. Так и произошло. Ибо как только Титан выкатил день, они  выступили  из
города плотными толпами, чтобы осуществить задуманное. Заметив  это,  бритты
разделили своих воинов на отряды и, выйдя навстречу врагам,  первыми  напали
на них. Саксы упорно сопротивляются, в свою очередь нападают на  бриттов,  и
оба стана наносят друг другу жестокий урон. В  конце  концов,  по  миновании
большой части дня, победа досталась  Утерпендрагону,  а  Окта  и  Эоза  были
убиты, после чего саксы бежали. Король  преисполнился  такой  радости,  что,
хотя до этого не  мог  без  чужой  помощи  приподняться,  теперь,  употребив
небольшое усилие, распрямился и сел на носилках, как если бы к нему внезапно
пришло  исцеление.  Рассмеявшись,  он  бодрым  голосом  произнес:   "Амброны
именовали меня полумертвым королем, потому что, скованный немощью,  я  лежал
на носилках. Я и вправду таков. Но  я  предпочитаю  быть  полумертвым  и  их
разить, чем, оставаясь здравым и невредимым, терпеть от них поражения. Лучше
умереть с честью, чем жить в позоре".
     142. Побежденные саксы не отказались, однако,  от  своих  злонамеренных
замыслов и, вступив в северные  края,  непрестанно  терзали  их  обитателей.
Король Утер пылал желанием их преследовать, как задумал ранее, но окружающие
военачальники отговорили его от этого, так  как  после  победы  его  болезнь
усилилась.  Осмелев  по  этой  причине,  враги  стали  напористее  и  любыми
способами стараются  подчинить  себе  остров.  Прибегая  к  обычному  своему
коварству, они принимаются лихорадочно измышлять способы,  как  предательски
умертвить короля, и, так как других возможностей не  представлялось,  решают
погубить его ядом. Это и было приведено в исполнение. И вот, когда  недужный
Утерпендрагон лежал в городе Вероламии, они направили туда своих соглядатаев
в убогой одежде, дабы те разведали, как обстоят  дела  при  дворе.  Разведав
все, что им было поручено, они,  помимо  того,  приискали  одного  человека,
которого избрали  исполнителем  своего  вероломного  замысла.  Невдалеке  от
дворца был источник чистейшей воды, которую только и пил Утерпендрагон,  так
как из-за болезни воздерживался от всех прочих напитков. Придя к  источнику,
гнусные предатели обложили его со всех сторон ядом, так что вся сочащаяся из
него вода была им отравлена. И вот король,  выпив  ее,  скоропостижно  умер.
После него погибла еще сотня людей, пока, по раскрытии  мерзостного  обмана,
этот источник не забросали целым холмом земли. Когда распространилась  весть
о кончине властителя, прибыли ко двору епископы с духовенством и, отнеся его
тело в обитель Амбрия, погребли усопшего  с  королевскими  почестями  внутри
Кольца Великанов рядом с Аврелием Амброзией.
     143. После кончины Утерпендрагона со всех концов  острова  собрались  в
Силецестрию знатные бритты и  обратились  к  Дубрицию,  архиепископу  Города
Легионов, с просьбой увенчать королевской  короной  Артура,  сына  покойного
государя.  Их  побуждала  к  этому  настоятельная  необходимость,  так  как,
прослышав о смерти вышеупомянутого короля, саксы призвали из Германии  своих
соплеменников и под предводительством Кольгрима  пытались  изгнать  отовсюду
бриттов. Они полностью подчинили себе  все  земли,  простирающиеся  от  реки
Хумбера вплоть до  Катанензийского  моря.  Скорбя  о  бедственном  положении
родины, Дубриций созвал епископов и возложил на Артура королевский венец.
     Отроку Артуру было пятнадцать лет, и он отличался неслыханной доблестью
и такою же щедростью. Его врожденная благожелательность настолько привлекала
к нему, что не было почти никого, кто бы  его  не  любил.  Итак,  увенчанный
королевской короной и соблюдая давний  обычай,  он  принялся  осыпать  народ
своими щедротами. К нему стекалось такое множество воинов, что у него  стало
не хватать средств на  раздачи.  Кому  свойственны  от  природы  щедрость  и
доблесть, тому, хотя он порой и испытывает трудности,  никогда  не  повредит
его вечная бедность.
     И вот Артур, поскольку доблесть сопутствовала  в  нем  щедрости,  решил
потревожить саксов, дабы, завладев их  богатствами,  распределить  их  между
теми, кого он вел за собой. Ведь к этому его побуждала  уверенность  в  том,
что  он  добивается  лишь  восстановления  справедливости,  ибо   по   праву
наследования лишь ему одному принадлежала власть над  всем  островом.  Итак,
объединив вокруг себя молодежь, он направился к  Эбораку.  Когда  это  стало
известно  Кольгриму,  тот,  собрав  саксов,  скоттов  и  пиктов,  направился
навстречу ему с превеликим их множеством к  реке  Дуглас,  где  оба  войска,
сойдясь в сражении, в большей части своей были истреблены.  Победу  все-таки
одержал Артур и, преследуя бегущего Кольгрима, достиг Эборака и его  осадил.
Прослышав о бегстве брата, Бальдульф с шестью тысячами  воинов  двинулся  на
осаждающих, дабы выручить Кольгрима, запертого в названном  городе.  Сам  же
Бальдульф, пока Кольгрим сражался с Артуром, поджидал на  морском  побережье
прибытия военачальника Хельдрика, который должен был приплыть на помощь  ему
из Германии. Остановившись в десяти милях от Эборака, он решил преодолеть их
в ночное время, дабы поутру внезапно напасть на бриттов. Оповещенный об этом
замысле неприятеля, Артур приказал наместнику Корнубии Кадору выйти  той  же
ночью навстречу врагам с шестьюстами всадников и тремя тысячами пехотинцев.
     Этот Кадор, вызнав, по какой дороге идут враги, неожиданно  налетел  на
них  и,  рассеяв  и  перебив  саксов,  принудил  их  к   бегству.   Безмерно
встревоженный Бальдульф, так как не  смог  оказать  брату  помощь,  принялся
размышлять, как ему все-таки с ним повидаться. Он полагал, что,  обменявшись
мнениями, они, может быть, и придумают что-нибудь во спасение им обоим.  Так
как проникнуть к Кольгриму у него  иной  возможности  не  было,  он  обрезал
волосы на голове, сбрил бороду и принял облик странствующего певца с кифарой
в руках. Бродя по лагерю  бриттов  и  играя  на  своей  лире  сочиняемые  им
песенки, он изображал собой кифареда. И так как  этот  певец  ни  в  ком  не
вызывал ни малейшего подозрения, он мало-помалу добрался до городских  стен,
ни разу ничем не выдав себя. Наконец, узнанный осажденными,  он  на  веревке
был втащен на стены и препровожден к брату. И  тут,  оказавшись  в  объятиях
Кольгрима и обменявшись с ним горячими поцелуями,  он  стал  сам  собою.  Но
когда после бесконечных размышлений и обсуждений они пришли было в отчаяние,
возвратились  послы  из  Германии,  которые  привели  в  Альбанию   шестьсот
кораблей, заполненных отважными воинами, коих возглавлял Хельдрик. Прослышав
про это, советники убедили Артура не  продолжать  дольше  осады,  ибо,  если
нагрянет подобная тьма врагов, исход столкновения  с  ними  может  оказаться
сомнительным.
     144. Итак, Артур,  вняв  совету  своих  приближенных,  отошел  в  город
Лондон. Там, созвав духовенство и сановников всего  своего  королевства,  он
обратился к ним за советом, как лучше всего и всего надежнее  поступить  для
отражения вражеского нашествия. По единодушно принятому  решению  отправляют
послов к королю Хоелу в Арморику, дабы те сообщили ему о постигшем  Британию
бедствии. Был же Хоел сыном сестры Артура,  родившимся  от  Будиция,  короля
армориканских бриттов. Тот,  выслушав  сообщение  об  одолевавшей  его  дядю
тревоге, приказал снарядить флот  и,  собрав  пятнадцать  тысяч  вооруженных
мужей, вышел в море с первым попутным ветром и высадился  в  Гавани  Гамона.
Артур принял его с должным почетом, и они многократно заключили друг друга в
объятия.
     145.  По  прошествии  нескольких   дней   Артур   выступил   к   городу
Каерлюдкойту, осажденному упомянутыми выше язычниками;  находится  же  он  в
Линдезейской области между двух рек и высится на горе; другое его название -
Линдоколин. Придя туда со всем своим войском, дядя и племянник  сразились  с
саксами, нанеся тем неслыханные потери. В этот день их погибло шесть  тысяч,
частью утонувших в обеих реках, частью пораженных на  поле  боя.  Остальные,
потрясенные этим, бросив осаду, пустились в бегство. Артур не  прекращал  их
преследования, пока они не укрылись в Колидонском лесу.  Стянувшись  туда  и
оправившись после бегства, они вознамерились сопротивляться Артуру. Началась
битва, и, мужественно обороняясь, саксы  учиняют  бриттам  побоище.  Прячась
между деревьями, сами они укрываются от бриттских  копий  и  стрел.  Заметив
уловку их, Артур приказал срубить деревья  на  этом  участке,  а  их  стволы
разбросать вокруг и таким образом преградить врагам выход из леса. Он  хотел
заставить их запертых отовсюду биться, пока они не будут  сломлены  голодом.
Проделав это, Артур приказал своим воинам окружить лес и оставался тут  трое
суток. Когда у саксов не осталось пищи, они, дабы не  погибнуть  от  голода,
предложили Артуру заключить  соглашение:  пусть  он  разрешит  им  свободный
проход,  а  они,  оставив  все  золото  и  серебро,  а   также   заложников,
беспрепятственно возвратятся на своих кораблях в Германию. Испросив совета у
приближенных. Артур удовлетворил  эту  просьбу.  Он  удержал  за  собой  все
неприятельское имущество и в обеспечение выплаты  обусловленной  дани  также
заложников, после чего дозволил врагам удалиться.
     146. Возвращаясь на родину и бороздя водную хлябь, они стали досадовать
на заключенные перед  тем  договоры,  и,  повернув  паруса,  возвратились  в
Британию, и  пристали  к  Тотонезскому  берегу.  Высадившись  на  сушу,  они
опустошают всю область  вплоть  до  Сабрины,  поражая  жителей  смертельными
ранами. Затем они устремляются к Бадону и облагают осадою  названный  город.
Когда королю стало об  этом  известно,  потрясенный  сверх  всякой  меры  их
вероломством, он приказывает устроить суд над оставленными ими заложниками и
незамедлительно их повесить. Он прерывает поход, цель  которого  состояла  в
усмирении скоттов и пиктов, и торопится освободить от осады названный город,
терзаясь одновременно мучительным беспокойством, так как  покинул  в  городе
Алклуд  настигнутого  болезнью  Хоела,  своего  племянника.  Войдя  затем  в
сомерсетскую область и увидев с  недалекого  расстояния  картину  осады,  он
произнес  следующие  слова:  "Так  как  бесчестнейшие  и  богомерзкие  саксы
нарушили верность своему слову, я намерен,  храня  верность  моему  Господу,
сегодня же отомстить им за кровь моих соотечественников. Вооружайтесь, мужи,
вооружайтесь и давайте отважно сразимся с ними, и  с  Христовой  помощью  мы
несомненно их одолеем".
     147. После того как он это сказал, святой Дубриций, архиепископ  Города
Легионов,  взойдя  на  вершину  одной  горы,  во  весь   голос   воскликнул:
"Прославленные мужи христианского исповедания, да  живет  в  вас  неизбывная
скорбь о вашей родине и ваших  согражданах,  которых  язычники  предательски
истребляют, и да будут они вам вечным укором, если  вы  не  поторопитесь  их
защитить. Деритесь за родину вашу и претерпите за нее самую смерть, буде она
вас настигнет. Ведь она - победа души и ее исцеление. Кто приемлет смерть за
братьев  своих,  тот  отдает  себя  Богу  живою  жертвою  и  не   колеблется
последовать за Христом, который  удостоил  положить  душу  свою  за  братьев
своих. Итак, если в этом сражении смерть похитит кого-либо из вас, да  будет
она для него, если он не устрашится ее принять, как подобает, искуплением  и
прощением всех неправедных поступков его".
     Воодушевленные  напутственным  словом  святого  мужа,   все   торопятся
вооружиться  и  последовать  его  наставлениям.  Сам  Артур,  облаченный   в
достойную столь могущественного короля кольчугу, надевает на голову  золотой
шлем с изваянным на нем драконом, на плечи вешает щит, именуемый  Придвеном,
с изображенным на нем ликом Богоматери Девы  Марии,  который  постоянно  его
призывал ни на мгновение  не  забывать  о  ней.  Еще  он  препоясывает  себя
Калибурном, отличным мечом, изготовленным на острове  Аваллона,  и  берет  в
десницу свою копье, которое называлось  Рон  -  копье  это  было  длинным  и
широким, удобным в схватках.
     Затем, распределив свои силы, он отважно напал на саксов, расставленных
по их обыкновению клиньями. Те весь день мужественно сопротивлялись, в  свою
очередь кидаясь на бриттов. Наконец, когда солнце стало склоняться к закату,
они занимают гору, рассчитывая на нее, как на крепость. Понадеявшись на свою
многочисленность, они поверили, что им достаточно горы  самой  по  себе.  Но
после того, как солнце принесло с собой новый день, Артур  во  главе  своего
войска поднялся на вершину занятой врагами горы, потеряв  во  время  подъема
многих своих. Ибо саксы, сбегая сверху, с большей легкостью  наносили  раны,
ведь на спуске их бег был стремительней, чем у бриттов, взбиравшихся наверх.
Однако бритты, с величайшим трудом завладев  вершиной,  немедленно  начинают
рубиться с врагами. Те грудью встречают удары и бьются изо всех  сил,  чтобы
выстоять. По миновании значительной части дня  Артур,  раздосадованный,  что
его воины, достигнув стольких успехов, все еще не одержали победы,  обнажает
свой меч Калибурн и, воззвав к Деве Марии, врывается в густые  ряды  врагов.
Кого бы он ни настиг, того, призывая Бога  на  помощь,  он  с  одного  удара
поражал насмерть. И  он  не  успокоился  до  тех  пор,  пока  единолично  не
уничтожил мечом  Калибурном  четырехсот  семидесяти  неприятельских  воинов.
Будучи свидетелями деяний своего короля, бритты сомкнутыми  рядами  кидаются
следом за ним, повсюду опрокидывая  врагов.  Там  пали  Кольгрим,  его  брат
Бальдульф и еще многие тысячи из их войска. А  Хельдрик,  узнав  о  разгроме
своих соратников, тут же вместе со всеми прочими ударился в бегство.
     148. Одержав решительную победу,  король  приказал  правителю  Корнубии
Кадору преследовать Хельдрика, а сам поспешил двинуться  на  Альбанию.  Ведь
его оповестили о том, что скотты и пикты осадили Хоеля в городе Алклуде, где
того, как я сказал  выше,  оставили  тяжело  больным.  По  этой  причине  он
торопился ему на выручку, опасаясь, как бы иноземцы не  захватили  город.  А
правитель Корнубии  во  главе  десяти  тысяч  воинов  не  стал  преследовать
обратившихся в бегство саксов, но  решил  сначала  стремительным  нападением
захватить их корабли, чтобы воспрепятствовать им укрыться  на  них.  Овладев
ими, он поместил на этих судах своих лучших воинов, дабы те не допустили  на
них язычников. Вслед за тем он торопится настигнуть врагов, неотступно  идет
за ними и, выполняя приказ Артура, беспощадно их истребляет. Те, кто  совсем
недавно пылали прирожденною яростью,  пав  духом  и  трусливо  уповая  найти
спасение в бегстве, забираются порой в глушь лесов  или  пещеры  на  склонах
гор, лишь бы было где  продлить  себе  жизнь.  Наконец,  так  как  надежного
убежища для них не нашлось, они перебираются беспорядочною толпой на  остров
Танет. Но правитель Корнубии их не  оставляет  в  покое  и  там,  по  своему
обыкновению, расправляясь с ними, и не успокаивается до тех пор, пока  после
гибели  Хельдрика  не  принудил  всех  к  безоговорочной  сдаче  и  не  взял
заложников.
     149. По заключении мира  он  направился  в  Алклуд,  уже  освобожденный
Артуром от осады. Затем он повел свое войско к  Мурейфе,  где  находились  в
окружении скотты и пикты, которые, в третий раз выступив против короля и его
племянника, были отброшены вплоть до названной области. Добравшись до  озера
Лумоной, они в поисках  безопасных  пристанищ  заняли  разбросанные  на  нем
острова. Это озеро, на котором лежит шестьдесят островов, принимает  в  себя
шестьдесят рек, но в море не вытекает из него ни одной. Известно также,  что
на этих островах высится шестьдесят скал с орлиным гнездом на каждой  и  что
сюда  всякий  год  прилетают  орлы,  пронзительным  клекотом  оповещающие  о
событиях, которые произойдут в государстве. На эти именно острова  и  бежали
вышеупомянутые враги, рассчитывая, что их защитит само озеро, но оно мало им
помогло, ибо Артур, собрав ладьи,  спустился  в  него  по  рекам  и,  осадив
беглецов, за пятнадцать суток до того изнурил их  голодом,  что  они  начали
умирать тысячами. И пока он таким образом на  них  наседал,  король  Ибернии
Гилломаурий прибыл на кораблях с огромным числом иноземцев, дабы выручить их
из беды. Прервав осаду засевших на островах,  Артур  обратил  оружие  против
ибернцев и, беспощадно разделавшись с  ними,  принудил  их  убраться  домой.
Одержав победу, он возобновил истребление племен скоттов и пиктов,  действуя
с неумолимой жестокостью. И так как он не щадил  никого  из  тех,  кого  ему
удавалось настигнуть, собрались все епископы этой несчастной страны со  всем
подчиненным им духовенством и босые, неся мощи святых и  церковные  святыни,
вознамерились ради спасения своего народа воззвать  к  милосердию  государя.
Представ пред ним, они на коленях  стали  его  молить  о  даровании  милости
поверженному народу. Тот наказан уже предостаточно, и нет  нужды  истреблять
до последнего тех немногих, кто еще уцелел; пусть он дозволит им  -  готовым
нести на себе ярмо вечного рабства - владеть хотя  бы  частичкой  родины.  И
когда они умоляли короля описанным образом, слезы святых мужей вызвали в нем
сострадание, и он уступил смиренным их просьбам.
     150. По завершении этих деяний Хоел приступает к обозрению  упомянутого
озера и дивится тому, что  здесь  такое  множество  рек,  островов,  скал  и
орлиных гнезд.  И  хотя  все  это,  на  его  взгляд,  было  истинным  чудом,
подошедший Артур сообщил ему о еще более поразительном озерке в том же краю.
Оно находилось поблизости и было шириной в двадцать стоп при такой же  длине
и в пять стоп глубиною.  На  всем  его  равностороннем  пространстве  то  ли
благодаря ухищрениям человека, то ли по воле  природы  лишь  в  его  четырех
углах водятся четыре породы рыб, причем  все  они  держатся  своего  угла  и
никогда не заплывают в другой.
     Существует еще одно озеро на землях валлийцев вблизи  Сабрины,  которое
местные жители называют Линлигван. Сообщаясь с морем,  оно,  словно  бездна,
поглощает во время прилива морские воды,  но  никогда  не  переполняется  до
того, чтобы выйти из берегов. С началом отлива оно как бы горой изрыгает  из
себя поглощенные приливные воды, которыми заливает и покрывает свои  берега.
Между прочим, если обитатели всей этой области станут  к  нему  лицом  и  на
кого-нибудь из них попадут брызги волн, тому никогда или  почти  никогда  не
удается избегнуть поглощения озером; если же ты повернешься к  нему  спиною,
не опасно и вымокнуть, стоя у самого берега.
     151. Даровав прощение скоттам, король отправился в Эборак,  намереваясь
провести там праздники Рождества Господа нашего. Вступив  в  город  и  узрев
осквернение и  разорение  его  святых  храмов,  он  глубоко  опечалился.  По
изгнании присноблаженного Самсона архиепископа и прочих  святых  мужей  веры
христианской, в полусожженных церквах богослужение больше  не  отправлялось:
настолько возобладало безумие язычников. И вот, созвав духовенство и жителей
города, Артур назначил Пирама, своего исповедника,  тамошним  архиепископом.
Пирам отстроил все  до  единой  разрушенные  до  основания  церкви,  и  туда
начинают стекаться толпами мужчины и женщины. Знатных, бежавших от произвола
саксов он  восстановил  в  унаследованных  от  предков  почетных  званиях  и
должностях.
     152. Были там три брата  королевского  рода,  а  именно  Лот,  Уриан  и
Ангусель, которые до вторжения саксов управляли тремя областями этой страны.
Желая одарить их подобно прочим правами предков,  Артур  возвратил  Ангуселю
королевскую власть над скоттами, а брату его Уриану вручил бразды  правления
над мурефейцами; Лота же, еще во времена Аврелия Амброзия, взявшего  в  жены
его, Артура, сестру, которая  родила  ему  Вальвания  и  Модреда,  он  снова
поставил наместником Аодонезии и других земель,  коими  тот  правил  прежде.
Наконец, приведя  весь  край  в  подобающее  ему  прежнее  состояние,  Артур
сочетался браком с  Геневерой,  происходившей  из  знатного  римского  рода,
выросшей во дворце наместника Кадора и превосходившей  своей  красотой  всех
женщин острова.
     153. На следующий год Артур к наступлению лета  снарядил  свой  флот  и
отплыл на остров Ибернию,  который  хотел  себе  подчинить.  Едва  он  начал
высаживаться на сушу, как на него  двинулся  с  бесчисленным  воинством  уже
упоминавшийся царь Гилломаурий, чтобы вступить  с  ним  в  бой.  Как  только
началась битва, люди Гилломаурия, лишенные доспехов и безоружные, были сразу
рассеяны и ударились в  бегство,  кто  куда,  в  надежде  спастись.  Тут  же
Гилломаурия нагнали, и  он  был  вынужден  сдаться.  Прочие  правители  этой
страны, ошеломленные всем происшедшим, поступили по примеру короля.  Покорив
всю Ибернию, Артур направил свой флот в Исландию и,  одолев  ее  обитателей,
также покорил этот остров. Когда по всем другим островам  разнеслась  молва,
что никто не в состоянии отразить  Артура,  Долдавий,  король  Готландии,  и
Гунвазий, король Оркад, добровольно явились к нему и,  пообещав  выплачивать
дань, изъявили ему покорность.  По  наступлении  зимы  Артур  возвратился  в
Британию и, вернув нерушимый мир  своему  государству,  он  пребывал  там  в
течение двенадцати лет.
     154. Пригласив кое-каких доблестнейших мужей из дальних королевств,  он
начал увеличивать число своих приближенных и заводить такую  утонченность  у
себя во дворце, что внушил далеко отстоящим народам  желание  соперничать  с
ним во всем этом. Посему всякий отличавшийся знатностью муж,  взбудораженный
толками о новшествах при дворе  Артура,  почитал  себя  за  ничто,  если  не
обладал платьем, доспехами и вооружением  точно  такими,  как  у  окружавших
названного короля. Сверх того, слухи о его щедрости и  безграничной  отваге,
дошедшие до  крайних  пределов  мира,  внушили  государям  заморских  земель
немалый страх, как бы, подвергшись с его стороны нападению, они не  утратили
власти над пребывавшими у них в подчинении. Обуреваемые этими снедавшими  их
заботами, они принялись обновлять  городские  стены  и  башни,  возводить  в
подходящих местах укрепления, дабы, если Артур на них нападет,  располагать,
когда это понадобится, надежным убежищем.
     Когда об этом стало известно Артуру, тот,  возгордившись,  что  внушает
всем страх,  проникается  страстным  желанием  подчинить  себе  всю  Европу.
Снарядив корабли, он сперва напал на Норвегию,  чтобы  увенчать  ее  короною
мужа своей сестры Лота. Был же  Аот  внуком  норвежского  короля  Сихе-лина,
который, недавно скончавшись, отказал ему  свое  королевство.  Но  норвежцы,
отвергнув его, возвели в королевское достоинство некоего Рикульфа и, укрепив
свои города, сочли, что в состоянии сопротивляться" Артуру.  Вальваний,  сын
этого  Лота,  был  тогда  двенадцатилетним  подростком,  отданным  дядей  на
воспитание папе Сульпицию, от которого и получил оружие. И вот, когда  Артур
пристал, как я начал рассказывать, к побережью Норвегии, король  Рикульф  со
всем войском этой страны вышел навстречу ему и вступил  с  ним  в  битву,  в
которой с обеих сторон пролилось много  крови,  пока  не  одолели,  наконец,
бритты и, ринувшись на  противника,  не  убили  Рикульфа  вместе  с  многими
прочими. Одержав победу, разъяренные бритты подожгли города и их  захватили,
тогда как местные жители, рассеявшись, не  прекращали  ожесточенно  драться,
пока вся Норвегия, а вместе с нею и Дания не подчинились господству Артура.
     155. Покорив эти страны и посадив Лота  на  норвежский  престол,  Артур
отплыл в Галлию; он распределил своих  воинов  на  отряды  и  стал  разорять
повсюду эту страну. Была тогда Галлия владением Рима, состоявшим под началом
трибуна Флоллона, который правил  ею  от  имени  императора  Льва.  Узнав  о
прибытии Артура, Флоллон собрал все подчиненное  ему  войско  и  сразился  с
Артуром, но ему  не  удалось  его  отразить,  ибо  Артура  сопровождала  вся
молодежь завоеванных им островов. Благодаря этому ему  довелось  располагать
таким многочисленным войском, что сокрушить его было никому не под  силу.  К
тому же Артуру служила лучшая часть галльского воинства, повиновение коей он
купил своими щедротами. Флоллон, поняв, что  битва  оборачивается  для  него
поражением, поспешил покинуть поле боя и с немногими сопровождавшими бежал в
Паризий. Объединив там разрозненных беглецов, он  укрепил  город  и  задумал
повторно сразиться с Артуром. Но пока он тщится увеличить численность своего
войска подкреплениями от соседей, внезапно появился Артур и осадил город и в
нем Флоллона.
     Огорчаясь, что его людей  косит  голод,  Флоллон  по  истечении  месяца
известил Артура о своем желании сойтись с ним один  на  один  с  тем,  чтобы
подвластными тому и другому землями завладел победитель. Сам он был высокого
роста, могучего телосложения, отличался храбростью и, чрезмерно понадеявшись
на все это, вызвал Артура на  поединок,  представлявшийся  ему  единственным
путем ко спасению. Узнав об этом, Артур всем сердцем  откликнулся  на  вызов
Флоллона и  сообщил  о  своей  готовности  принять  вышеупомянутое  условие.
Обменявшись надлежащими клятвами соблюдать уговор, тот и другой прибывают на
находившийся  вне  города  остров,  тогда  как  собравшийся  отовсюду  народ
дожидается, чем окончится это единоборство. Оба были отменно вооружены,  под
обоими были кони поразительной резвости, и предугадать, кто из  них  возьмет
верх,  было  не  легко  и  не  просто.  Так  стояли  они,  нацелив  копья  в
противоположные стороны, как вдруг и тот и другой мощными ударами  ног  дали
шпоры своим коням. Наскочив на Флоллона, Артур изловчился ударить его копьем
в грудь у основания шеи, и, быстро пригнувшись, он увернулся от его выпада и
сбросил противника наземь. Обнажив меч, он тут же зарубил бы  его,  но  тот,
тотчас поднявшись на ноги, кинулся на него с  копьем  и  нанес  коню  Артура
смертельную рану в грудь, свалившую и коня и всадника. Бритты, увидев своего
короля поверженным ниц и опасаясь, что  он  убит,  едва  сдержались,  чтобы,
презрев уговор, не кинуться в единодушном порыве  на  галлов.  Но  пока  они
колебались, решиться ли им на нарушение перемирия, Артур  поспешно  поднялся
на ноги и, прикрываясь щитом от наклонившегося над ним  Флоллона,  мгновенно
отбежал в сторону.  Сошедшись  лицом  к  лицу,  они  обмениваются  яростными
ударами, норовя прикончить друг друга. Наконец, Флоллон,  улучив  мгновение,
ударил Артура в лоб, и не затупись острие меча о его  шлем,  нанес  бы  ему,
быть может, смертельную рану.  Потекла  кровь,  и  Артур,  увидев,  что  его
кольчуга и щит покрываются красными пятнами, возгорелся еще более  неистовым
гневом и, изо всех сил взмахнув своим Калибурном, пробил им шлем Флоллона  и
рассек ему голову надвое. Получив эту рану, Флоллон упал и, судорожно колотя
пятками  землю,  испустил  дух.  После   того   как   из   войска   Флоллона
распространилась весть обо всем  происшедшем,  сбежались  жители  города  и,
распахнув ворота, сдали  город  Артуру.  А  он,  одержав  верх  над  врагом,
разделил свое войско надвое: одну  половину  его  отдал  под  начало  Хоелу,
приказав тому выступить в поход на вождя пиктавов Гитарда, тогда как сам  со
второй половиной занялся покорением других областей. Вскоре Хоел, вступив  в
Аквитанию, захватил города этой области и принудил измотанного боями Гитарда
прекратить сопротивление и сложить оружие. Хоел же, опустоша Гасконию  огнем
и мечом, разгромил правителей этой земли. По прошествии девяти лет, взяв  за
это время под свою руку все области Галлии, Артур снова прибыл в  Паризий  и
разместил там свой двор. Призвав туда духовенство и заселив город  жителями,
он укрепил государство, поддерживая в нем мир  и  законность.  Тогда  же  он
даровал своему виночерпию Бедуеру Эструзию, которая ныне зовется Нормандией,
а своему кравчему Каю страну андекавов и роздал, кроме того, многим  знатным
мужам, находившимся у него в  подчинении,  разные  области.  Затем,  усмирив
несколько городов и племен, он в начале весны возвратился в Британию.
     156. Так как близился праздник Троицы,  Артур,  исполненный  радости  и
ликования по случаю  столь  блистательно  одержанных  им  побед,  возгорелся
желанием  держать  здесь  свой  двор  и,  намереваясь  возложить   на   себя
королевский  венец,  созвать  ко  дню  этого  знаменательного  события  всех
подчиненных ему властителей и вождей, дабы достойным образом отметить его  и
установить среди своих приближенных прочный мир и согласие.
     Поделившись с сановниками указанным замыслом, он внял преподанному  ему
совету осуществить  задуманное  в  Городе  Легионов.  Ведь  расположенный  в
Гламорганции на реке Оске в прелестной местности  невдалеке  от  Сабринского
моря, превосходя прочие города обилием всевозможных  богатств,  он  подходил
для столь великого торжества. Одна из  его  сторон  омывалась  вышеназванной
преславной рекой, по которой могли  приплыть  на  своих  кораблях  заморские
короли и правители, предполагавшие посетить Артура. Другая, упираясь в  луга
и леса, блистала зданиями королевских дворцов,  кровли  которых  с  золотыми
коньками  напоминали  Рим.  Город  Легионов  обладал  и  двумя   выдающимися
церквами, из которых  одну,  воздвигнутую  во  имя  Юлия-мученика,  премного
украшала находившаяся  при  ней  обитель  для  девушек,  отданных  по  обету
Господу, а другая, сооруженная во имя  сподвижника  Юлия  святого  Аарона  и
содержавшаяся на средства монастырей, вмещала в себе третье  архиепископство
британского государства. Кроме того, тут же находилась коллегия  из  двухсот
мудрецов, которые, превзойдя астрономию и другие науки, тщательно  наблюдали
за  движением  небесных  светил  и,  основываясь  на   достоверных   данных,
предвещали королю Артуру грядущие чудеса.
     Славный столь многими достопримечательностями своими,  этот  город  был
избран для предстоящих торжеств. Отправленные в различные государства  гонцы
приглашают тех, кому подобало прибыть ко двору,  как  из  Галлии,  так  и  с
ближних островов, лежащих на Океане.
     Итак,  прибыли:  Ангусель,  король  Альбании,  которая  ныне  именуется
Скоттией; Уриан, наместник мурефейцев; Кадваллон Аауирх, наместник венедотов
или северо-валлийцев, как их называют ныне; Статер,  наместник  деметов,  то
есть южно-валлийцев; Кадор, наместник Корнубии; главы  всех  трех  бриттских
архиепископств,  а  именно  лондонского,  эборакского  и  Города   Легионов.
Последний из них, Дубриций, первосвященник Британии и легат  апостолического
престола, отличался таким  рвением  к  истинной  вере,  что  исцелял  своими
молитвами обремененных тяжкими немощами.
     Из   правителей   знаменитых   городов   прибыли:   Морвид,   правитель
Клавдиоцестрии; Маурон - Вигорнии; Анараут - Салесберии; Артал - Каргуернии,
что ныне прозывается Варвиком: Югейн из Легецестрии; Курсалем из Кайцестрии;
Киммарк - наместник Доробернии; Гвалаук Салесберийский; Урбгений из  Бадона;
Ионатал Дорецестрийский; Бозон Ридикенский, то есть Оксенфордский.
     Помимо правителей прибыли не меньшего достоинства  витязи:  Донаут  мап
Папо; Ханеус мап Коил; Передур мап Эридур;  Грифуц  мап  Ногоид;  Регин  мап
Клауд; Эделлейн мап Кледаук; Кинкар мап Банган; Киммарк; Горбониан мап Гойт;
Клофаут; Рун мап Нетон; Кимбелин мап Трунат; Катлеус мап Катель; Кинлит  мап
Нетон и многие другие, имена коих долго перечислять.
     С ближних  островов  прибыли:  Галламуир,  король  Ибернии;  Мальвазий,
король Исландии; Долдавий, король Готландии; Гунвазий,  король  Оркад;  Лот,
король Норвегии; Асхилл, король данов.
     Из заморских стран прибыли: Холдин, предводитель  рутенов;  Леодегарий,
правитель  Болонии;   виночерпий   Бедуер,   наместник   Нормандии;   Борелл
Ценоманский;  кравчий  Кай  -  наместник   андекавов;   Гитард   Пиктавский;
двенадцать пэров из Галлии во главе с Герином Карнотским;  Хоел,  властитель
армориканских бриттов со своими сановниками,  доставившими  такое  множество
украшений, мулов и лошадей, что нелегко описать. Кроме того, и в Испании  не
осталось ни одного сколько-нибудь стоящего властителя, который не явился  бы
по указу Артура. И это неудивительно, ибо распространившаяся по всему  свету
молва о его щедрости привлекла к нему общую любовь.
     157. После того как все были собраны в городе, и настал день  торжеств,
архиепископов  ведут  во  дворец,  чтобы  они  увенчали  Артура  королевской
короной. Дубриций, поскольку двор пребывал у  него  в  епархии,  заботу  обо
всем, связанном с церемонией коронования и принесением присяги  на  верность
королю, возложил на себя. После того как король был увенчан короной,  его  с
превеликим  почетом  ведут  в  храм  архиепископства.  Слева  и  справа  два
архиепископа поддерживают Артура. Четыре  наместника,  а  именно,  Альбании,
Корнубии, Деметии и Венедотии, которым было присвоено это право, неся четыре
золотых  меча,  шли  перед  ним.  Бесчисленные   монахи,   принадлежащие   к
всевозможным братствам, оглашали  воздух  дивными  песнопениями.  По  другую
сторону шли архиепископы и епископы, провожавшие королеву  в  подобающем  ей
облачении к храму девушек, отданных по обету  на  служение  Господу.  Четыре
супруги упомянутых выше наместников также, соблюдая обычай, несли перед  ней
четырех белоснежных голубок. Все присутствовавшие тут женщины  в  величайшем
ликовании и веселии двигались позади королевы. Вслед за  тем,  по  окончании
шествия, в обоих храмах раздались звуки органов и стройное  пение,  так  что
присутствовавшие тут  рыцари,  завороженные  сладчайшей  музыкой,  пришли  в
замешательство, колеблясь, в какой из храмов им прежде войти. И  они  стали,
толпясь, устремляться то в один, то  в  другой,  и,  если  бы  торжественная
церковная служба шла непрерывно весь день, то и тогда она не породила  бы  в
них ни малейшей скуки.  По  завершении  службы  в  обеих  церквах  король  и
королева снимают с себя венцы и, украсившись более легкими  драгоценностями,
направляются к пиршественным столам, он с мужами -  в  один  дворец,  она  с
женщинами - в  другой.  Ведь,  соблюдая  древний  троянский  обычай,  бритты
привыкли  отмечать  праздники  врозь  -  мужчины  с  мужчинами,  женщины   с
женщинами. После того как  всех  рассадили  в  соответствии  с  достоинством
каждого, кравчий Кай в платье из горностая, сопровождаемый  тысячей  знатных
юношей, также в одеждах из горностая, стали  разносить  кушанья.  Виночерпий
Бедуер, за коим следовало столько же молодых людей, одетых  в  беличий  мех,
распоряжался поднесением гостям кубков со всевозможными напитками.
     А во дворце королевы бесчисленное множество обряженных по-разному  слуг
усердно, как им подобало, услужало гостям.  Если  бы  я  попытался  подробно
описать эти пиршества, мой исторический труд стал бы чрезмерно  пространным.
Ведь  Британия  достигла  тогда  такого  величия,  что   несметными   своими
богатствами,  роскошью  нарядов,  беззаботностью  своих  обитателей  намного
превосходила все прочие государства. Всякий  прославленный  своей  доблестью
рыцарь этой страны неизменно облачался в одежды и доспехи одного и  того  же
избранного им цвета. Женщины, наряженные в платья того же цвета,  веселые  и
остроумные,  удостаивали  своею  любовью  только  того,   кто   в   воинских
состязаниях не менее, чем  трижды,  выходил  победителем.  По  этой  причине
всякая женщина была целомудренна, а  стремление  рыцаря  внушить  ей  любовь
побуждало его к наивысшему душевному благородству.
     Встав от пиршественных столов и намереваясь отдаться различным играм  и
состязаниям, все направляются в  пригородные  поля.  Вскоре  рыцари,  затеяв
подобие боя, отдаются конной потехе; женщины,  смотрящие  на  нее  с  зубцов
крепостных стен и захваченные любимым зрелищем, распаляются жгучим  любовным
пламенем. А рыцари без ссор и беззлобно  проводят  остаток  дня,  соревнуясь
между собой, иные  в  бою  с  секирами,  иные  с  копьями,  иные  в  метании
тяжеловесных камней, иные, играя в шашки, иные  -  в  кости  или  предаваясь
всяким другим забавам. Кто берет верх в той игре, которою развлекался,  того
Артур награждает каким-либо щедрым подарком. По истечении трех  первых  дней
этих празднеств, в последний - четвертый день  -  созываются  все,  кого  он
возвысил и кто ему подчинен, и он жалует их всевозможными милостями, то есть
городами и замками, архиепископствами, епископствами, аббатствами,  а  также
различными почетными назначениями.
     Присноблаженный Дубриций, возжелав удалиться от  мира,  сложил  с  себя
архиепископский сан. На его место рукополагается дядя  короля  Давид,  жизнь
коего была образцом совершенства для тех, кого питала христианская вера.  На
место Самсона, архиепископа  дольского,  с  согласия  короля  арморикан-ских
бриттов Хоела назначается Телиаус, прославленный священнослужитель Аандавии,
чья жизнь и добрые нравы были  превыше  похвал.  Епископства  Сильцестрии  и
Винтонии отдаются Мауганию и Дувиану, епископство Алклуда - Эледению.
     158. И  вот,  когда  Артур  был  занят  пожалованиями  и  назначениями,
размеренными шагами входят двенадцать мужей пожилого возраста  с  почтенными
лицами, несущих оливковые ветви в руке в знак того, что они - посольство, и,
обратившись к королю с приветствием, вручают ему послание от Ауция  Гиберия,
содержавшее нижеследующее: "Луций, правитель Римского  государства,  Артуру,
королю Британии, по заслугам его. Пораженный  безмерно,  поражаюсь  наглости
твоего своеволия. Поражаюсь,  повторяю,  и  оскорблению,  нанесенному  тобой
Риму. Вспоминая, я возмущен, что ты непозволительно возвеличил себя, что  не
желаешь знать Рима и  медлишь  подумать  о  том,  что  означает  OG-корблять
неподобающими поступками Римский сенат, коему,  как  тебе  хорошо  известно,
должен  подчиняться   весь   мир.   Ведь,   пренебрегая   повелением   столь
могущественного сословия, как сенат, ты до того  занесся,  что  задерживаешь
выплату дани, которая наложена на Британию и на тебя и которую  получал  еще
Гай Юлий и на протяжении долгого времени  прочие  мужи,  облеченные  властью
Римского государства. Ты у нас отнял Галлию, отнял область аллоброгов, отнял
все острова на Океане, властители коих, пока римляне господствовали  в  этих
краях, платили подати моим предкам. И поскольку сенат решил призвать тебя  к
ответу за  множество  нанесенных  ему  тобой  оскорблений,  приказываю  тебе
прибыть в Рим к середине августа месяца ближайшего года, дабы,  удовлетворив
своих господ и повелителей, смиренно выслушать приговор, который вынесет  их
справедливость. В противном случае я сам прибуду в твою страну  и  все,  что
твое безумие отняло у Римского государства, постараюсь, прибегнув  к  мечам,
ему возместить".
     По оглашении этого послания в присутствии королей и  правителей  Артур,
сопровождаемый  ими,  удалился  в   огромную   надворотную   башню   дворца,
намереваясь обсудить с ними, как следует отнестись к изложенному в послании.
Но едва они стали всходить  по  ступеням,  как  Кадор,  правитель  Корнубии,
отличавшийся веселым и жизнерадостным нравом, разразившись смехом, обратился
с такою речью к королю: "До сих пор я опасался, как бы продолжительный мир и
нерушимый покой, в которых протекает  жизнь  бриттов,  не  превратили  их  в
трусов, и жажда воинской славы, каковая, по общему мнению, свойственна им  в
большей степени, чем другим народам, окончательно в них  не  заглохла.  Ведь
где оружие отложено в сторону и ржавеет, но в ходу такие утехи,  как  кости,
пылкие увлечения женщинами и прочее в  этом  же  роде,  там,  без  сомнения,
праздность неминуемо запятнает то, что почиталось доблестью, честью, отвагой
и славой.  Ведь  миновало  почти  пять  лет,  как,  отдавшись  перечисленным
удовольствиям, мы лишены бранных услад. И вот Господь, стремясь исцелить нас
от вялости, распалил римлян гневом,  дабы  те  вселили  в  наши  души  былую
доблесть".
     159. Слушая эти его слова и подобные им, все пришли, наконец, туда, где
были расставлены кресла, и, когда" уселись, Артур сказал нижеследующее:
     "Сотоварищи мои  в  успехах  и  неудачах!  чья  мудрость  в  преподании
полезных советов и  доблесть  в  военных  деяниях  испытаны  мною  на  деле,
изложите ныне, ничего не тая, все ваши мысли и  благоразумно  предусмотрите,
как, по-вашему, надлежит поступить, раз нам предъявили такие требования. Что
тщательно предусмотрено мудрыми, то легче осуществляется,  когда  приходится
переходить к действию. Итак, мы легче сможем  противостоять  натиску  Ауция,
если заранее сообща обдумаем, какими способами его  ослабить.  Полагаю,  что
нам не очень-то нужно страшиться, ибо он, требуя дань от Британии,  приводит
столь неразумные доводы. Ведь он утверждает, что надлежит выплачивать  ее  и
ему, ибо она  вносилась  Юлию  Цезарю  и  его  преемникам,  которые,  будучи
привлечены раздорами между нашими предками, с оружием в руках высадились  на
остров и истерзанную внутренними неурядицами страну насильственно  подчинили
своему господству. И так как римляне завладели  ею  указанным  образом,  то,
взимая с Британии дань, они  поступали  несправедливо.  Ведь  ничем  добытым
силою и насилием не владеет по праву тот, кто это насилие учинил. Неразумные
выдвигает он доводы, якобы дающие ему основание видеть в нас своих данников.
И так как он позволяет себе требовать от нас то, что несправедливо, то и  мы
с равным правом давайте настаивать перед ним, чтобы Рим  отныне  стал  нашим
данником, и тот, кто сильнее, добьется всего, чего бы ни пожелал. Ибо, если,
исходя из  того,  что  Юлий  Цезарь  и  другие  римские  императоры  некогда
завоевали Британию, они решают, что дань оттуда должна  поступать  к  ним  и
ныне, то  и  я  считаю,  что  Рим  обязан  платить  мне  дань,  ибо  и  моим
предшественникам довелось некогда его захватить. Ведь  Белин,  сиятельнейший
властитель бриттов, вместе со  своим  братом  Бреннием,  вождем  аллоброгов,
повесив на рыночной площади двадцать наиболее знатных римлян, захватили  Рим
и долгое время удерживали его за собой. И Константин,  сын  Елены,  а  также
Максимиан - оба кровные мои родичи, один вслед за другим увенчанные  короной
Британии, - добились трона римского государства. Считаете ли вы после этого,
что римляне могут требовать от  нас  дань?  Относительно  Галлии  и  ближних
островов отвечать и вовсе не нужно, ибо Рим уклонился от их защиты, когда мы
отбирали все эти земли из-под его власти".
     160. После того как Артур сказал это и другое в таком же  роде,  король
армориканских бриттов Хоел,  которому  было  предложено  высказаться  прежде
других, ответил в таких словах:
     "Хотя всякий  из  нас  должен  сосредоточиться,  подумать  обо  всем  и
обдумать все, я  не  считаю,  чтобы  он  смог  предложить  что-нибудь  более
значительное и полезное, нежели те источающие  благоухание  мысли,  которыми
только  что  подарил  твой  неиссякаемый  разум.  Ведь   твое   рассуждение,
пропитанное поистине Цицероновой убедительностью, дальновидно  предусмотрело
все:  вот  почему  нам  должно  непрерывно  превозносить   хвалами   чувства
неколебимого мужа, порождения мудрой души,  высказанные  им  благие  советы.
Если, в соответствии с приведенными тобою соображениями, ты пожелаешь  пойти
на Рим, я не сомневаюсь, что, отстаивая свою  свободу,  мы  одержим  верх  и
справедливо потребуем с наших недругов то, что  они  несправедливо  дерзнули
потребовать с нас. Кто вознамерится отобрать у другого  его  достояние,  тот
заслуженно утратит свое, поневоле отдав его тем, на кого нападает. Итак, раз
римляне норовят отнять  у  нас  наше,  мы,  вне  сомнения,  захватим  у  них
принадлежащее мм, когда представится возможность столкнуться с ними в бою. А
такое столкновение для всех бриттов не может не  быть  желанным.  Прорицания
Сивиллы, которые  почитаются  неоспоримыми,  возвещают,  что  от  бриттского
семени родятся три властителя римского государства. Относительно  двоих  это
пророчество уже сбылось,  так  как  общеизвестно,  что  преславные,  как  ты
сказал, полководцы Белин и Константин были облечены знаками римской  власти.
Ныне - ты третий, кому возвещена вершина почета. Итак, торопись принять  то,
чем не  преминет  одарить  тебя  Бог;  торопись  поработить  то,  что  велит
поработить жажда отмщения; торопись подвигнуть на это всех нас,  которые  не
будут бежать ни ран, ни самой смерти, и я предстану перед  тобой  с  десятью
тысячами вооруженных, лишь бы ты преуспел".
     161. Наместник Альбании Ангусель, лишь только Хоел  закончил,  в  таких
словах высказал все, что думал и чувствовал:
     "Меня так  взволновало  услышанное  от  моего  властелина  и  душу  мою
охватила такая радость, что мне невмочь сейчас ее выразить. Ведь  во  многих
победоносных войнах со столькими и столь могущественными  королями  мы,  как
мне кажется, ничего не достигли, поскольку римляне  и  германцы  по-прежнему
невредимы, и мы им не отметили, как подобает мужам, за те поражения, которые
они некогда нам нанесли. Но ныне, так как нам дозволено  сойтись  с  ними  в
бою, я охвачен безмерною радостью и, пылая от  нетерпения  в  ожидании  дня,
когда мы сразимся с ними, жажду их крови, как жаждал бы воды, если бы  целых
три дня был ее лишен.  О,  если  я  увижу  этот  ослепительный  свет,  сколь
сладостны будут для меня раны, которые достанутся мне и  которые  я  нанесу,
когда мы скрестим, наконец, мечи! Самая смерть, и она будет сладостна,  если
я погибну, отмщая прародителей наших, оберегая  свободу  нашу,  возвеличивая
державца нашего. Итак, накинемся на этих полумужчин и будем упорно  драться,
дабы, разделавшись  с  ними,  насладиться  блистательною  победой,  а  также
отнятыми у них богатствами. К нашему войску я добавлю две тысячи вооруженных
всадников, не считая пеших".
     162. После того как и  остальные  высказали  все  то,  что  нужно  было
сказать,  они  пообещали  Артуру  столько  людей,  сколько  каждый  из   них
предоставит в его подчинение, так  что,  помимо  обещанных  королем  бриттов
Арморики,  только  остров  Британия  выставил  шестьдесят  тысяч   полностью
вооруженных воинов. Короли других островов,  поскольку  не  имели  в  обычае
содержать пехоту, обещали сколько  кому  было  посильно,  так  что  с  шести
островов, а именно из Ибернии, Исландии, Готландии, Оркад, Норвегии и  Дании
набиралось общим счетом сто двадцать тысяч. Из галльских земель  -  рутенов,
портивенов, эструзенов, ценоманов, андекавов, пиктавов -  восемьдесят  тысяч
человек.  Из  двенадцати  их  округов  те,  что  прибыли  вместе  с  Герином
Карнотским, пообещали по тысяче двести человек с каждого  округа.  В  итоге,
таким образом, выходило сто восемьдесят три тысячи двести  всадников,  кроме
пехоты, которую было бы нелегко подсчитать.
     Король  Артур,  видя,  что  все  единодушно  готовы  повиноваться  ему,
приказал им поскорее разъехаться по домам и к августовским календам  прибыть
в гавань на реке Барбе, дабы оттуда  вместе  с  ним  направиться  в  пределы
аллоброгов и вслед за тем выступить  против  римлян.  Что  касается  римских
властителей, то с их посольством он им сообщил, что платить дань  отнюдь  не
намерен и что прибудет в Рим не ради того, чтобы удовлетворить их настояния,
но с тем, чтобы  взыскать  с  них  то  самое,  что  они  сочли  себя  вправе
потребовать  от  него.  Послы  отбывают,  отбывают  также  короли,  отбывают
сановники и, не мешкая, принимаются выполнять полученные распоряжения.
     163. Узнав об ответе Артура, Луций Гиберий по решению сената  предписал
восточным царям явиться к нему с готовыми к походу войсками, дабы  вместе  с
ними покорить Британию.  Без  промедления  прибыли  Эпистроф,  царь  греков;
Мустензар, царь африканцев; Алифатима, царь Испании; Гиртаций, царь  парфян;
Бокх, царь мидян; Серторий, царь Ливии; Сере, царь итурейцев; Пандрас,  царь
Египта;  Миципса,  царь  Вавилонии;  Политет,  властитель  Вифинии;   Тевкр,
властитель Фригии; Эвандр - Сирии; Эхион - Беотии; Ипполит - Крита вместе  с
полководцами и их  подчиненными.  Из  сенаторского  сословия  прибыли  Луций
Кателл, Марий Лепид, Гай Метелл Котта, Квинт Мильвий Катул, Квинт Каруций  и
столько других, что всего насчитывалось сорок тысяч сто шестьдесят человек.
     164. Итак, приготовив все нужное, римляне в  день  августовских  календ
выступают в поход  против  Британии.  Узнав  об  их  выступлении  и  поручив
Британию Модреду, своему племяннику, и королеве Геневере,  Артур  прибыл  со
своим войском в Гавань Гамона, дабы выйти в море с первым попутным ветром. И
пока он в окружении бесчисленных кораблей благополучно и с радостью бороздил
морские просторы, около полуночи его одолел на редкость  тягостный  сон.  Во
сне он узрел летящего в небе медведя,  от  рева  которого  вострепетали  все
берега; увидел он также дракона, подлетавшего с запада,  который  сверканием
своих глаз освещал весь простиравшийся под ним край, и вот, накинувшись друг
на  друга,  они  начинают  бой,  но  дракон,  не  давая  медведю  вздохнуть,
непрерывно кидается  на  противника,  опаляя  его  своим  извергающим  пламя
дыханием, и медведь, опаленный им, падает вниз  на  землю.  Пробудившись  от
сна, Артур рассказал окружающим свое  сновидение.  Иные,  истолковывая  его,
говорили, что дракон - это он сам, тогда как медведь  -  какой-то  неведомый
великан, с которым ему предстоит схватиться; что же касается битвы дракона с
медведем, то она предвещает схватку, которая у него произойдет с  великаном,
а победа дракона - его победу над тем. Но Артур предполагал другое,  считая,
что привидевшееся ему  касается  его  и  римского  императора.  Когда  после
ночного плаванья заалела утренняя заря, они пошли в гавань  на  реке  Барбе.
Расставив свои шатры, они оставались там до  прибытия  островных  королей  и
военачальников из сопредельных с ними земель.
     165. Между тем Артура оповещают о том,  что  из  Испании  прибыл  некий
великан предивных размеров и, отняв Елену, племянницу  полководца  Хоела,  у
приставленной к ней охраны, бежал вместе со своею добычей на  вершину  горы,
которая называется  ныне  горой  Михаила.  Воины  отца  похищенной  девушки,
преследуя похитителя, ничего не добились, ибо, когда они гнались за  ним  по
морю или по суше, он либо сбрасывал  на  их  корабли  огромные  скалы,  либо
истреблял их различным оружием; схватив нескольких из преследовавших его, он
пожрал их полуживыми.
     С наступлением ночи, взяв с собой кравчего Кая  и  виночерпия  Бедуера,
Артур выбрался потихоньку от остальных из шатра и поспешил к названной  выше
горе. Наделенный столь великой доблестью, он счел излишним повести войско на
это чудовище, опасаясь, как бы не погубить понапрасну кого-нибудь из своих и
полагая, что расправиться с великаном под  силу  и  ему  одному.  Когда  они
подошли поближе к горе,  они  увидели,  что  на  ней  пылает  костер  и  что
невдалеке от него - второй, менее яркий. Достоверно не  зная,  на  какой  из
окружающих гор засел  великан,  они  послали  Бедуера  выяснить  это.  Найдя
челнок, он поплыл сначала к меньшему из костров, ибо иначе  до  него  нельзя
было добраться, так как он горел где-то посреди моря. Подплыв к  островку  и
начав подъем на гору, он услышал сверху женские вопли и  сперва  устрашился,
так как решил, что именно там - обиталище великана. Набравшись решимости, он
обнажил меч и, взойдя на вершину, не обнаружил на ней ничего, кроме  костра.
Приглядевшись, однако, он  увидел  возле  него  свежий  могильный  холмик  и
какую-то рыдающую и горестно вопящую старую женщину. Та, заметив пришельца и
тотчас прервав рыдания, сказала ему нижеследующее: "О несчастный, какая беда
занесла тебя в это место? О обреченный на непостижимые  смертные  муки,  как
мне жаль тебя, как мне жаль, ведь мерзкое чудище этой же ночью пожрет и тебя
во цвете твоих юных лет. Явится преступнейший великан, да будет  он  проклят
во веки веков, притащивший сюда племянницу полководца  и  меня,  вскормившую
своей грудью бедняжку, ту, которую я  только  что  погребла.  Он  тотчас  же
невиданным  и  неслыханным  способом  тебя  умертвит.  О  горестная  судьба!
Целомудреннейшая моя питомица, охваченная ужасом, заполонившим ее  нежнейшую
грудь, безвременно покинула жизнь, хотя ей полагалось бы  еще  жить  долгие,
долгие годы. И так как ему не удалось осквернить ее в грязном соитии с  нею,
ее - вторую душу мою, вторую жизнь мою, вторую неизъяснимую сладость юности,
то  воспламененный   отвратительной   похотью,   он   накинулся   на   меня,
сопротивлявшуюся ему (Бог и старость моя  свидетельствуют,  что  это  святая
истина) и насильственно овладел мною. Беги, милый, беги,  ибо,  если  он  по
обыкновению своему появится здесь, чтобы принудить меня к соитию с ним, и ты
попадешься ему на глаза, он растерзает тебя и разорвет в клочья".
     Бедуер, тронутый ее дружественными словами до дозволяемых  человеческою
природой пределов, уступил ее  настояниям  и,  пообещав  вернуться  возможно
скорее и принести ей избавление, возвратился к  Артуру  и  поведал  ему  обо
всем, что узнал.
     Вздохнув  о  печальной  участи  девушки,   Артур   повелел   своим   не
препятствовать ему сойтись с великаном один на один, но,  буде  понадобится,
поторопиться к нему на помощь и мужественно сразиться с чудовищем. Итак, они
тронулись в путь к большой горе и, оставив коней на  попечение  оруженосцев,
начали на нее подниматься, причем Артур  шел  впереди.  Мерзостное  существо
сидело возле огня; рот у него был измазан жиром съеденных наполовину свиней,
которых оно частью уже пожрало, частью, нанизав на вертелы, поджаривало  над
рассыпанными под ними сливами. Как  только  чудовище,  ничего  подобного  не
ожидавшее, заметило  вновь  пришедших,  оно  потянулось  за  своей  палицей,
которую с трудом могли  бы  поднять  двое  юношей.  Король,  обнажив  меч  и
прикрывшись щитом, постарался возможно быстрее приблизиться к великану, пока
он не успел еще взять в руку палицу. Но тот, которому неведомы были раздумья
и колебания, ухватился уже за нее и нанес по щиту  короля  настолько  мощный
удар, что раздавшийся от этого грохот наполнил собою  все  берега  и  вконец
оглушил Артура. Тот, однако, распалившись безудержным гневом, взмахнул мечом
и поразил чудовище в лоб, нанеся ему рану хоть не  смертельную,  но  обильно
источавшую кровь, которая заливала ему лицо  и  глаза  и  притупила  остроту
зрения. Великан стал обороняться палицей от ударов Артура и  оберегать  свой
лоб, опасаясь новой, смертельной на  этот  раз  раны.  Ослепленный,  истекая
кровью, он в ярости поднялся на ноги и, словно  кабан,  несущийся  на  копье
охотника, ринулся на Артура и, избегнув его меча,  обхватил  короля  поперек
груди и поверг на колени. Напрягшись изо всех сил, Артур все  же  вскочил  и
кинулся на нечестивца, нанося удары мечом куда придется, и не успокоился  до
тех пор, пока не нанес тому смертельную  рану,  вонзив  острие  меча  в  его
голову, там, где  мозг  запрятан  под  черепом.  Потерявший  зрение  великан
возопил и, словно порывом ветра с корнями вырванный дуб, рухнул  с  грохотом
наземь.
     Король, рассмеявшись, повелел  Бедуеру  отсечь  у  чудовища  голову  и,
вручив ее одному из оруженосцев, доставить в лагерь, дабы подарить  занятным
зрелищем тех, кто станет ее рассматривать. Артур говорил, что ему ни разу не
доводилось встретить кого-либо столь же могучего, после того как он убил  на
горе Аравии великана Ритона, который вызвал  его  на  единоборство.  Тот  из
бород убитых им королей сделал себе меховой плащ и повелел Артуру, чтобы  он
тщательно выщипал свою бороду и выщипанные из нее волосы доставил ему и, так
как Артур одолел других государей, то, воздавая ему почет, он уложит  волосы
с его бороды поверх всех остальных. В противном случае он,  Ритон,  вызывает
его на бой, и кто из  них  возьмет  верх,  тому  достанутся  плащ  и  борода
побежденного. Они начали схватку, и в ней возобладал Артур, который захватил
бороду своего противника вместе с добычей и впоследствии утверждал,  как  мы
уже знаем, что ему никогда не встречался кто-либо столь же могучий, как этот
Ритон. Итак, одолев, как сказано выше,  чудовище,  Артур  со  спутниками  по
миновании ночи, когда едва забрезжил рассвет,  возвратился  к  своим  шатрам
вместе с головою поверженного; подивиться на нее отовсюду сбегались воины  и
возносили хвалу тому, кто избавил страну от столь ненасытной глотки.
     А Хоел, опечаленный утратой племянницы,  распорядился  воздвигнуть  над
телом усопшей на той самой горе, где она лежала, часовню,  которая,  получив
свое название от могильного холмика, под коим покоилась  девушка,  и  поныне
зовется Могилой Елены.
     166. По прибытии всех, кого он дожидался, Артур двинулся на Августодун,
где, как он полагал, находится император. Когда он подошел к реке Альбе, ему
сообщили, что тот стоит лагерем невдалеке и располагает столь многочисленным
войском, что битва с ним, как говорили, окажется для Артура пагубной. Однако
нисколько не устрашившись этих известий, Артур  не  пожелал  отступиться  от
своих замыслов, но разбил у названной выше реки свой лагерь, из которого мог
беспрепятственно пойти  на  врага  и  в  котором,  если  понадобится,  снова
укрыться. К Луцию Гиберию он направил двух ближайших королевских советников,
а именно Бозона из Бычьего Брода и Герина Карнотского,  а  также  Вальвания,
своего племянника, дабы те уведомили  римского  императора,  чтобы  он  либо
покинул пределы Галлии,  либо  уже  завтра  вышел  на  поле  сражения,  дабы
испытать на деле, кто из них располагает большим правом на Галлию.  Молодежь
при дворе Артура, возликовав, принялась подбивать Вальвания, чтобы  подобное
испытание он начал уже в лагере императора и таким образом  дал  возможность
скрестить оружие с римлянами.
     Послы Артура прибыли к Луцию и повелели ему либо покинуть Галлию,  либо
на следующий день выйти сразиться. Когда же тот заявил им в ответ, что и  не
подумает уходить и что, больше того, он пришел сюда, чтобы тут  властвовать,
в их беседу вмешался Гай Квинтилиан, племянник Луция,  который  сказал,  что
бриттам более свойственно хвастаться и угрожать,  чем  выказывать  отвагу  и
доблесть. Разгневанный его  словами,  Вальваний  обнажил  меч,  которым  был
препоясан, и, снеся обидчику голову,  устремился  вместе  с  сотоварищами  к
коням. Римляне бросились вдогонку за ними, кто  пешим,  кто  на  коне,  дабы
отметить гибель своего соплеменника послам, которые, скача  что  было  мочи,
стремились от них  ускользнуть.  А  Герин  Карнотский,  заметив,  что  некто
начинает его настигать, внезапно обернувшись  назад,  ударил  преследователя
копьем и, пронзив его через доспех посредине груди, изо всей силы поверг его
наземь. Бозон из Бычьего  Брода  проникся  завистью  к  Герину  Карнотскому,
свершившему столь доблестное деяние и, повернув  коня,  первому  попавшемуся
ему навстречу вонзил копье в горло и смертельно раненного свалил с коня,  на
котором тот гнался за ним.  Между  тем  Марцелл  Муций,  обуреваемый  жаждой
отметить  за  Квинтилиана,  уже  угрожал  Вальванию  со  спины  и  стал  его
останавливать, как вдруг тот, резко  обернувшись  назад,  своим  мечом  снес
Муцию вместе со шлемом голову по самую грудь. Он тут же  препоручил  убитому
передать Квинтилиану, которого поразил насмерть ранее  в  лагере,  дабы  тот
сообщил в преисподней, чем нередко завершаются угрозы и  похвальба  бриттов:
нагнав своих сотоварищей, он обращается к ним с увешанием, чтобы  всякий  из
них, обернувшись на всем скаку, таким же ударом поразил преследующего его по
пятам. Вняв ему, каждый уничтожает одного из преследователей. А римляне, все
же продолжавшие гнаться за ними, обрушивали на них когда мечи, когда  копья,
но им так и не удалось ни остановить кого-либо из несшихся  перед  ними,  ни
свалить кого-либо наземь. И вот, когда, не прекращая, как сказано, погони за
беглецами, они домчались до леса, оттуда вдруг появляется около шести  тысяч
бриттов, которые, заметив бегство послов с их охраною, укрылись в лесу, дабы
прийти тем на выручку. Выскочив из засады и пришпорив коней, они разражаются
огласившими  воздух  громкими  кликами  и,  закрывшись  щитами,   неожиданно
налетают на римлян и сразу же обращают тех в бегство. В  единодушном  порыве
устремившись за ними, иных  они  сбрасывают  с  коней  ударами  копий,  иных
останавливают, иных убивают. Извещенный об этом  сенатор  Петрей  с  десятью
тысячами воинов поспешил на  помощь  своим  сотоварищам  и  вынудил  бриттов
отойти в тот самый лес, из которого  они  вышли,  не  без  урона  для  своих
воинов, ибо в теснинах бритты оборачивались назад и наносили огромные потери
преследующим.
     Когда бритты описанным образом отступали,  Хидер,  сын  Нуна,  с  пятью
тысячами воинов бросился им на помощь. Отступавшие бритты снова  мужественно
сопротивляются и, недавно подставлявшие спины противнику, теперь, наскакивая
на него грудью, изо всех сил стараются наносить  мощные  удары.  Мужественно
дерутся также и римляне, то сокрушая врагов, то ими сокрушаемые.  Но  бритты
рвались в  бой  с  такой  неудержимостью,  что  их  мало  заботило,  чем  он
закончится, лишь бы только они  приняли  в  нем  участие.  Римляне,  однако,
действовали осмотрительно. Петрей Котта, как полагается хорошему полководцу,
то благоразумно увещевал их нападать, то устремляться в бегство и  благодаря
этому причинял огромный урон неприятелю.
     Когда это понял Бозон, он отобрал некоторое число из тех, чья храбрость
была ему хорошо известна, и обратился к ним с такими словами: "Так  как  эту
битву мы затеяли самовольно,  без  ведома  и  приказа  Артура,  нам  следует
принять должные меры, чтобы наша затея не обернулась бедой.  Ибо,  если  это
произойдет, мы нанесем  огромный  урон  нашим  воинам  и  навлечем  на  себя
проклятия нашего повелителя. Возродите в себе былую вашу отвагу и  вслед  за
мною ворвитесь в плотные ряды римлян, и,  если  счастье  нам  улыбнется,  мы
убьем или захватим Петрея". И вот, пришпорив коней, они все вместе врезались
в боевые порядки врагов и проникли сквозь них  до  того  места,  где  Петрей
наставлял своих сотоварищей. Стремительно налетев на Петрея,  Бозон  хватает
его за шею, как им было задумано, и, не выпуская ее  из  рук,  спрыгивает  с
коня. Сбегаются римляне, чтобы отбить у  врагов  Петрея,  сбегаются  бритты,
чтобы помочь Бозону. Между противниками завязывается  ожесточенная  схватка,
повсюду слышатся крики и возникает сумятица, когда одни пытаются  освободить
своего полководца, а другие его не выпустить. Бритты наносят римлянам  раны,
те - им; бритты убивают римлян,  те  -  их.  Там  можно  было  увидеть,  кто
искуснее поражает копьем, кто - мечом,  кто  -  дротиком.  Наконец,  бритты,
наступая сомкнутыми рядами и отражая наседающих  римлян,  выходят  вместе  с
Петреем из боя. Но они тут же снова устремились на  римлян,  уже  потерявших
своего  начальника,  по  большей  части   уже   обессилевших,   разбитых   и
обратившихся в  бегство.  Бритты  рубят  их,  настигая  сзади,  приканчивают
изрубленных, обирают приконченных, спешат покинуть обобранных, чтобы не дать
ускользнуть другим. Но и многих берут они в плен, горя желанием привести  их
пред очи короля.
     Наконец, достаточно потешившись  над  противником,  они  с  пленными  и
добычею  возвратились  в  лагерь;  охваченные  радостным  возбуждением,  они
рассказали Артуру обо всем случившемся с ними и передали ему Петрея Котту  и
остальных пленных. Король  поздравил  вернувшихся  и  обещал  пожаловать  им
угодья и увеличить владения, так как они свершили  в  его  отсутствие  столь
доблестные деяния. Решив содержать пленных в надежной темнице, он призвал  к
себе тех, с кем намеревался отправить их на следующий  день  в  Паризий  для
передачи городской страже, каковой предписывал содержать и стеречь  узников,
пока он не распорядится, как с  ними  надлежит  поступить.  Сопровождать  их
охрану, покуда она не выберется в безопасные от  римлян  места,  он  повелел
военачальнику Кадору и виночерпию Бедуеру, а также военачальникам Бореллу  и
Рикерию с их подчиненными.
     167. Но римляне, когда случайно узнали об этом, отобрали по  приказанию
императора пятнадцать тысяч своих, дабы, опередив за ночь бриттов, эти воины
напали на  них  и  отбили  пленников.  Командовать  этим  отрядом  назначили
сенаторов Вультея Кателла и Квинта Каруция, а также  царя  Сирии  Эвандра  и
Сертория, царя Ливии, которые с наступлением темноты  выступили  в  поход  с
упомянутым числом воинов и, приискав пригодное для засады место, укрылись  в
нем, полагая, что мимо них должны проследовать бритты. Те вместе с пленными,
едва рассвело, пускаются в путь и, ничего не подозревая, уже почти  подходят
к засаде, в которой коварные враги их поджидали.  Когда  они  поравнялись  с
ними, из засады неожиданно появились  римляне  и,  кинувшись  на  ни  о  чем
подобном не помышлявших, врываются  в  их  ряды.  Но  бритты,  хоть  и  были
застигнуты врагами врасплох и ими рассеяны, снова объединяются и мужественно
дерутся и, оставив  часть  воинов  возле  пленных,  распределяют  других  по
отрядам, дабы те  оттеснили  противника.  Начальниками  охраны  пленных  они
поставили Рикерия и Бедуера, тогда как Кадор, наместник Корнубии,  и  Борелл
возглавляли прочих. Римляне сражаются  беспорядочно,  не  заботятся  о  том,
чтобы расставить своих в боевые порядки,  но,  яростно  напирая,  истребляли
бриттов, пока те старались  одновременно  и  расставить,  как  должно,  свои
отряды, и защищаться. Чрезмерно ослабев, они позорно лишились бы  тех,  кого
стерегли, если бы судьба не ускорила прибытия к ним желанной подмоги.  Вождь
пиктавов Гвитард, проведав о подстроенной  римлянами  ловушке,  своевременно
подошел с тремя тысячами своих к уже изнемогавшим бриттам,  и  те,  окрепшие
благодаря этой помощи, наконец взяли верх  и,  в  свою  очередь,  разгромили
ночных разбойников и отметили  за  учиненную  ими  резню.  Однако  в  первом
столкновении они все  же  понесли  большие  потери.  Потеряли  они  славного
наместника ценоманов Борелла, который, сойдясь с сирийским царем Эвандром  и
пораженный его копьем в горло,  изошел  вместе  с  кровью  и  самой  жизнью.
Потеряли  они  также  четырех  знатных  сановников:  Хирельгаса  из  Перира.
Маврикия Кадорканского, Алидука из Тинтаголя, а  также  Гера,  сына  Гидера,
доблестнее которых нелегко было  сыскать.  Они  не  щадили  себя  не  только
увлекаемые своею отвагой,  но  изо  всех  сил  стараясь  уберечь  пленных  и
поразить врагов. Римляне, которым было невмоготу  дольше  сражаться,  вскоре
покинули поле боя и начали отходить к  своему  лагерю.  Но  бритты,  идя  по
пятам,  беспощадно  их  истребляли  и  брали  в   плен   и   не   прекратили
преследования, пока, убив Вультея Кателла и Эвандра,  царя  сирийцев,  почти
полностью не рассеяли всех остальных. Одержав верх, они отослали  в  Паризий
порученных их надзору пленников, и,  отведя  к  королю  только  что  взятых,
укрепили его надежды  на  окончательную  победу  в  этой  войне,  ибо  столь
немногие  при  таком   численном   превосходстве   врагов   добились   столь
блистательного успеха.
     168. Луций Гиберий  тяжело  переносил  эти  постигшие  его  неудачи  и,
одолеваемый  треволнениями  души,  принимал  то  одно,  то  другое  решение,
колеблясь,  продолжать  ли  начатые  против  Артура  военные  действия   или
удалиться  в  Августодун  и  там  дожидаться  помощи  от  императора   Льва.
Успокоившись после приступа страха и намереваясь выступить следующей ночью в
названный город, он занимает со  своими  войсками  Ленгрии.  Когда  об  этом
извещают  Артура,  тот  загорается  желанием  преградить  ему   путь   и   с
наступлением темноты, обойдя Ленгрии слева,  входит  в  долину,  по  которой
предстояло пройти Луцию и которая прозывалась Сиезией.
     Намереваясь расставить своих соратников отрядами,  он  приказал  одному
легиону, который возглавлял военачальник Хоел, остаться на месте, дабы, если
в этом окажется  надобность,  знать,  куда  отойти,  и,  приведя  в  порядок
расстроенные ряды, возобновить битву с врагами. Разбив всех прочих  на  семь
отрядов, он положил каждому из них состоять из пяти тысяч пятисот пятидесяти
пяти человек, полностью оснащенных оружием. Часть этих созданных им  отрядов
он располагает в конном строю, часть - в пешем и  отдает  приказание,  чтобы
конный отряд, пока пеший будет готовиться к  натиску,  обойдя  пеших  воинов
сбоку и сомкнутыми рядами налетев на врага,  старался  его  рассеять.  Пешие
отряды, как  повелось  у  бриттов,  были  расставлены  четырехугольниками  с
крыльями справа и слева. Одним из  отрядов  командовали  наместник  Альбании
Ангусель и Кадор, наместник Корнубии, первый  на  правом  крыле,  второй  на
левом; другим - два выдающихся военачальника, а именно, Герин Карнот-ский  и
Бозон из Ридикена, который на языке саксов называется Оксенфорд;  третьим  -
Асхилл, король данов, и норвежский король  Лот;  четвертым  -  Хо-ел,  вождь
армориканских бриттов, и Вальваний,  племянник  короля.  За  этими  четырьмя
отрядами были поставлены позади другие четыре,  первый  из  них  возглавляли
кравчий Кай и виночерпий Бедуер; второй находился под началом вождя  рутенов
Хольдина и вождя пиктавов Гвитарда, третий - Югена из Легецестрии и Ионатала
Дорецестрий-ского, а также Курсалема из Кайцестрии, четвертый - Урбгения  из
Бадона. Вслед за этим Артур избрал для себя и для того легиона, который, как
он пожелал, находился при нем, удобное место, где водрузил золотого дракона,
каковой был у него вместо знамени и к каковому надлежало стекаться раненым и
обессиленным, если им это понадобится, точно в лагерь.  Насчитывалось  же  в
том легионе, что был при нем, шесть тысяч шестьсот шестьдесят шесть человек.
     169.  Расставив  описанным  образом  войско,  он  обращается  к   своим
сотоварищам со  следующими  словами:  "Соотечественники  мои,  возвеличившие
Британию и повергшие к ее стопам тридцать различных  государств,  поздравляю
вас с вашей отвагою, недостатка в которой в вас отнюдь не заметно и которая,
как  я  считаю,  превыше  всяких  похвал.  Хотя  в  течение  пяти   лет   вы
бездействовали, хотя до сего  времени  предавались  в  большей  мере  утехам
праздности, чем упражнениям в ратном труде, тем не  менее  вы  не  растеряли
врожденной доблести, но, сохранив ее, принудили беспорядочно бежать  римлян,
которые, подстрекаемые своею надменностью, возжаждали лишить нас свободы  и,
наступая на нас с численным превосходством, начали навязывать нам  сражения,
однако, будучи не в силах остановить  ваш  натиск,  позорно  отошли  в  этот
город, из коего ныне собираются выступить и направиться в Августодун по этой
самой долине, где вы сможете сойтись с ними в битве и перерезать их,  ничего
не подозревающих, словно овец. Пока они тщились  превратить  вашу  родину  в
свою данницу, а вас - в подъяремных рабов, им мнилось,  что  вам  и  вправду
свойственны вялость и леность восточных народов. Ужели ничему их не  научили
войны, которые вели с данами, норвежцами и вождями галлов, каковые народы вы
подчинили моему господству и избавили от  постыдного  римского  владычества?
Одолев в более тяжелой борьбе, мы несомненно возьмем верх и в более  легкой,
если вы с равным рвением  постараетесь  раздавить  этих  полумужчин.  Какими
только угодьями не завладеет каждый из  вас,  если  вы,  как  подобает  моим
верным соратникам, будете оказывать полное  повиновение  моей  воле  и  моим
приказаниям! Разгромив врагов, с  которыми  нам  предстоит  столкнуться,  вы
дойдете до самого Рима, а дойдя до него, мы им овладеем, а овладев, захватим
в нем, как победители, золото, серебро,  дворцы,  башни,  крепостные  стены,
принадлежащие ему города и бесчисленные другие богатства".
     Выслушав его речь, все как один  громкими  кликами  выражают  ему  свое
одобрение, готовые скорее расстаться с жизнью, чем бежать с  поля  сражения,
пока он жив.
     170. Узнав о готовившейся ему западне, Луций Гиберий все  же  решил  не
уклоняться от битвы, которую он страстно  желал,  и,  набравшись  решимости,
вошел в названную долину; и,  собрав  своих  военачальников,  он  сказал  им
нижеследующее: "Достопочтенные  отцы,  чьей  воле  должно  повиноваться  как
восточным, так и  западным  королевствам,  не  забывайте  о  предках  ваших,
которые,  дабы  одолеть  противников  нашего  государства,   не   страшились
проливать  свою  кровь,  но  оставив  потомкам  образцы  доблести  и  боевых
подвигов, дрались так,  словно  Бог  сотворил  их  бессмертными.  Они  часто
одерживали победы и, побеждая, уходили от смерти, ибо она  настигает  только
того, кому предназначил ее божественный промысел. Государство наше  росло  и
крепло, росла и крепла их доблесть, а добропорядочность, честь  и  щедрость,
обычно  свойственные  благородным  мужам,  пребывали  в  них   неизменно   и
обеспечили как им самим, так и потомкам их господство  над  миром.  Стремясь
оживить в ваших душах память об  этом,  увещеваю  вас  преисполниться  вашим
обычным мужеством и, упорствуя в нем, кинуться на ваших  врагов,  устроивших
нам в долине засаду, и самоотверженно  отстаивать  то,  что  является  нашей
неотъемлемой собственностью. Никоим образом не подумайте, что я вошел в этот
город, опасаясь бриттов или сражения с ними; я это сделал в надежде, что они
легкомысленно поспешат вслед за нами, а мы, выступив им  навстречу,  нападем
на них, отделившихся от своего войска, и их разгромим.  Но  ныне,  поскольку
они поступили иначе, чем мы ожидали, поступим иначе и мы.  Итак,  устремимся
вперед и смело на них нападем, а буде они  нас  упредят,  необходимо  стойко
сопротивляться, отразить  первый  их  натиск,  и  тогда,  вне  сомнения,  мы
восторжествуем над ними. Ведь в большинстве  битв  случалось  так,  что  кто
устоял в первой схватке, тот чаще всего выходил победителем".
     По окончании его речи, в которой он говорил и о многом другом, все  как
один, выразив ему свое одобрение  и  клятвенно  заверив  его  в  преданности
союзных отрядов,  торопятся  вооружиться.  Вооружившись,  они  выступают  из
Ленгрий и входят в вышеназванную долину,  в  которой  Артур  расставил  свои
отряды. Вскоре  и  римляне  тоже  распределили  свою  конницу  и  пехоту  на
двенадцать клинообразных соединений, причем в каждом легионе, построенном по
их обыкновению  клином,  состояло  шесть  тысяч  шестьсот  шестьдесят  шесть
воинов. Одно из этих соединений они отдали под начало Луция Кателла  и  царя
Испании Алифатимы, другое - Гиртация, царя парфян, и сенатора Мария  Лепида;
третье - Бокха, царя мидян и Гая Метелла, сенатора;  четвертое  -  Сертория,
царя Ливии, и сенатора Квинта Мильвия. Эти четыре соединения были поставлены
впереди. За ними находились другие четыре,  из  которых  одно  они  поручили
Сарсу, царю итурейцев; другое - Пандрасу,  царю  Египта;  третье  -  Тевкру,
наместнику Фригии; четвертое  -  наместнику  Вифинии  Политету.  Позади  них
располагались последние четыре соединения, первым из коих командовал сенатор
Квинт Каруций; вторым  -  Лелий  Остийский;  третьим  -  Сульпиций  Субукул;
четвертым - Маврикий Сильван.  Сам  Лунин  Гиберий  переходил  из  одного  в
другое, внушая и разъясняя, как им надлежит действовать. Посредине он  велел
поставить и закрепить золотого орла,  который  был  ему  вместо  знамени,  и
наказал, чтобы всякий, кого превратности битвы оторвут  от  своих,  старался
пробраться к его орлу.
     171. После того как, изготовившись к бою, бритты и римляне  стали  друг
против друга и внезапно, по поданному трубами знаку,  соединение,  что  вели
царь  Испании  и  Луций  Кателл,  смело  кинулось  на  тот  отряд,   которым
командовали наместники Скот-тии и Корнубии, но, стремительно  бросившись  на
него, как ни старались, не могли  расчленить.  Навстречу  этому  ожесточенно
наседавшему соединению поспешно вышел отряд, во главе коего стояли  Герин  и
Бозон, и пока первый отряд отражал, как сказано, нападавших, внезапно бросил
на врагов свою конницу,  прорвавшую  их  ряды  и  налетевшую  на  соединение
парфянского царя, которое тот вел против отряда Асхилла, короля данов. И вот
уже повсюду несутся воины обеих сторон, прорывая  вражеские  ряды,  и  всюду
закипает свирепый бой. Противники беспощадно  разят  друг  друга;  раздаются
предсмертные вопли, головы и пятки умирающих судорожно бьются о землю, жизнь
из них отлетает вместе с  вытекающей  кровью.  Но  жестокий  урон  потерпели
сначала бритты, так как был убит Бедуер, виночерпий, и смертельно ранен Кай,
кравчий. Бедуер, пронзенный копьем Бокха, на которого собирался наброситься,
рухнул мертвым среди  неприятельских  воинов,  а  кравчий  Кай,  намереваясь
отметить за него и проникнув ради этого в гущу врагов,  получил  смертельную
рану. Как подобает доброму воину, он пробился со своим конным отрядом сквозь
вражеские ряды, рассеивая и рубя мидян,  и  вывел  бы  свой  отряд  целым  и
невредимым,  если  бы  не  наткнулся  на  соединение  царя  Ливии,  которое,
обрушившись на него, разметало и раскидало его доблестных всадников; тем  не
менее, вырвавшись из окружения с немногими  воинами,  Кай  с  телом  Бедуера
добрался до золотого дракона. О сколь горестны  были  стенания  эструзийцев,
когда они увидели тело своего вождя, истерзанное столькими ранами!  О  сколь
безудержны  были  рыдания  андекавов,  старавшихся  всевозможными  способами
облегчить раны своего наместника! Но было тогда не  до  жалоб,  ибо  повсюду
набрасывались друг на друга противники с окровавленными  мечами  и  остриями
копий и не  оставляли  времени  на  скорбные  вопли,  так  как  настоятельно
требовалось позаботиться и о защите себя самих.
     172. И вот племянник Бедуера  Хирельгас,  потрясенный  гибелью  дяди  и
обуреваемый жаждою мести, собрав вокруг себя триста своих, заприметил место,
где находилось знамя царя мидян и, пробиваясь сквозь  гущу  врагов,  ринулся
туда со своими всадниками, словно вепрь на стаю собак, не  помышляя  о  том,
чем это может для него обернуться. Прорвавшись к месту, которого  так  пылко
желал достигнуть, он убил названного  царя,  убитого  доставил  к  своим  и,
положив возле виночерпия труп доставленного, искромсал его ножевыми ударами.
Затем, воодушевив громким кличем отряды  своих  соотечественников,  он  стал
призывать их кинуться на врагов и неустанно наносить тем удары, пока  в  них
самих не остыла доблесть, пока у врагов,  объятых  ужасом,  трепещет  грудь,
пока  бритты,  составляя  единое  целое,  расставлены  разумнее,  чем  воины
противника, сражающегося толпами, и в состоянии непрерывно бросаться на  них
и причинять им жестокий урон. Воодушевленные  его  увещанием,  они  отовсюду
кидаются на врагов, и в происшедшем побоище погибло множество как одних, так
и других. Со стороны римлян, не говоря уже о бесчисленных прочих, пали  царь
Испании Алифатима, Миципса Вавилонский, а также сенаторы Марий Лепид и Квинт
Мильвий. Со стороны бриттов  были  убиты  Хольдин,  предводитель  рутенов  и
Леодегарий  Болонский,  а  также   три   британских   наместника:   Курсалем
Кайцестерский, Гвалаук Солесберийский и Урбгений из Бадона.
     173.  По  этой  причине  отряды,  чьи  вожди  были  перебиты,   изрядно
ослабленные  и  потрепанные,  отступили  к  своим  и  добрались   до   строя
армориканских бриттов, коими начальствовали Хоел  и  Вальваний.  Пылая,  как
пламя,  армориканские  бритты  кинулись  на  врагов  и,  увлекши  за   собой
отступивших и искавших у  них  поддержки,  обратили  в  бегство  только  что
преследовавших тех по пятам. Преследуя теперь их, в свою очередь, убегающих,
они разят, убивают и не прекращают гнаться за ними, пока  не  добираются  до
легиона самого императора, который, заметив, в каком  бедственном  положении
оказались союзники, спешит к ним на выручку.
     В начале этого  боя  бритты  понесли  большие  потери.  Пали  Химаркок,
правитель Тригерии, и  две  тысячи  его  воинов.  Пали  также  три  именитых
сановника: Рикомарк, Блоковий и  Лагвий  из  Бодлоана.  Когда  бы  они  были
королями, будущие века прославляли бы их за доблесть. Ведь в том натиске,  в
который они ринулись вместе с Хоелом и Вальванием, ни один сошедшийся с ними
враг не избежал гибели от их копья или меча. Но после того как они наскочили
на легион Луция, их вместе с названным  правителем  и  правителями  окружили
римляне и перебили.  Хоел  и  Вальваний  -  витязи,  доблестнее  которых  не
породили  и  предшествующие  века,  узнав,  в  сколь  бедственном  положении
оказались  их  сотоварищи,  стали  еще  настойчивей  пробиваться  вперед  и,
устремляясь то туда, то сюда, один с  одной  стороны,  второй  -  с  другой,
накидывались на клин императора. Все снова и  снова  воспламеняясь  отвагой,
Вальваний старался прорваться к Луцию  и  как  храбрейший  воин  налетал  на
врагов, налетая  валил  их  наземь,  поваленных  убивал.  Хоел,  не  уступая
Вальванию, крушил с другой стороны,  воодушевлял  и  звал  за  собою  своих,
поражая противника, бестрепетно принимал наносимые ему вражеские удары, и не
было ни мгновения, чтобы или на него не обрушивались враги, или  он  сам  не
обрушивался на них. И не легко было понять, кто из них превосходит другого.
     Продолжая   настойчиво,   как   сказано   выше,   пробиваться    сквозь
неприятельские ряды, Вальваний прорвался, наконец,  что  было  его  заветною
целью, туда, где стоял император и, кинувшись на него, с ним  схватился.  Но
Луций,  пребывавший  в  цвету  первой  молодости,  отличался  необыкновенной
отвагой, необыкновенной телесною силой, необыкновенною доблестью,  и  ничего
так не хотел, как сойтись в единоборстве с таким воином, который принудил бы
его проверить, чего он стоит в бою. Сопротивляясь Вальванию, он  гордился  и
радовался, что ему довелось  столкнуться  со  столь  прославленным  витязем,
каким, как он слышал, был тот.  Вступив  в  поединок,  они  мощными  ударами
осыпают друг друга, отражают их выставленными перед собою щитами,  и  каждый
стремится поразить своего противника насмерть. И в то время, как они  бьются
со  все  большим  ожесточением,  воспрявшие  духом   римляне   кидаются   на
армориканцев и, выручив своего императора, оттесняют, истребляя  их  воинов,
Хоела, а также Вальвания, пока те, неожиданно для  себя,  не  добираются  до
Артура и его легиона.
     174.  Услышав  об  избиении,  которому  только  что   подверглись   его
сотоварищи. Артур во главе легиона бросился на противника  и,  обнажив  свой
несравненный  меч  Калибурн,  во  весь  голос   стал   воодушевлять   своих,
обратившись к ним с  такими  словами:  "Как  же  вы  бьетесь,  мужи?  Почему
дозволяете этим бабам, вашим врагам,  уходить  от  вас  невредимыми?  Да  не
ускользнет живым  ни  один  из  них!  Помните  о  ваших  десницах,  которые,
закаленные в стольких битвах, подчинили мне тридцать королевств.  Помните  о
предках ваших, которых римляне, пока были  сильнее  нас,  обратили  в  своих
данников! Помните о вашей свободе, которую эти полумужи, сломив  вашу  волю,
жаждут у вас отнять. Да не уйдет ни один из них отсюда живым! Да  не  уйдет!
Как же вы бьетесь?" Выкликая это и многое другое,  он  наскочил  на  врагов,
валя их наземь, поражая насмерть, и кто бы ни попадался ему навстречу,  того
или его коня он убивал с одного удара. И враги бежали  от  него,  как  дикие
животные от свирепого льва, которого яростный голод заставляет пожирать  все
живое, что бы ему ни доставил случай. Доспехи неприятельских воинов были  им
ни к чему, ибо Калибурн, подъятый десницею столь доблестного короля,  сражал
их насмерть. Двух царей, Сертория - Ливии и Политета - Вифинии, он отправил,
на их несчастье, срубив им головы, в Тартар. Видя,  как  их  король  дерется
описанным  образом,  бритты  смелеют,  единодушно  накидываются  на  римлян,
продвигаются сомкнутыми  рядами  и,  пока  с  одного  боку  нажимают  пешие,
всадники стремятся с другого опрокинуть противника и врезаться в  его  гущу.
Однако римляне упорно сопротивляются и по призыву  Ау-ция,  славного  своего
повелителя,  силятся  отплатить  бриттам  за  нанесенный  урон.  Оба   стана
сражаются с таким пылом и рвением, точно только что начали схватку.  Все  же
Артур, разя врагов, как сказано выше, все чаще и чаще обращается к бриттам с
увещанием стойко драться. Но и Луций Ги-берий непрестанно взывал к  своим  и
многократно увлекал  их  за  собой  на  преславные  подвиги.  Он  и  сам  не
переставал наносить удары и, обходя ряды своих воинов,  когда  представлялся
случай, убивал подвернувшегося врага копьем или мечом. Те и  другие  в  этом
ужасном побоище сеяли вокруг себя смерть,  причем  порою  одолевали  бритты,
порою, напротив, римляне.
     175. Наконец, пока между ними все еще шла столь  жестокая  сеча,  вдруг
наместник Клавдиопестрии Мориуд во главе отряда, который, как я сказал,  был
размещен на холмах, стремительно кидается с тыла на  не  предвидевших  этого
неприятельских воинов, врывается во вражеские ряды,  ворвавшись,  рассеивает
их и нещадно разит. Там пало несколько тысяч римлян. Именно тогда  император
Луций, оказавшийся в гуще дерущихся, погибает, пронзенный чьим-то копьем.  И
бритты, продолжая сражаться, наконец, хотя и с величайшим трудом, одерживают
победу.
     Кучки разбитых римлян, гонимых страхом, укрываются  частью  в  пустошах
или лесах, частью бегут в города и крепости и  другие  надежнейшие,  как  им
казалось, места. Неотступно гонясь  за  ними,  бритты  предают  их  жестокой
смерти,  захватывают  в  плен,  обирают,  так  что  преобладающая  их  часть
добровольно  и  безропотно,  словно  женщины,  протягивала  им  руки,  чтобы
победители их связали, лишь бы хоть немного продлить себе жизнь. И это  было
возмездием Божьего промысла,  ибо  прародители  разгромленных  на  этот  раз
римлян терзали в давние времена своими вторжениями и злодействами  их  ни  в
чем не повинных предков, да и ныне потомки тех поработителей тщились  отнять
у бриттов свободу, но они  встали  грудью,  дабы  ее  отстоять,  отказавшись
вносить несправедливо требуемую с них дань.
     176.  Итак,  одержав  победу,  Артур  повелел   отделить   тела   своих
приближенных  от  вражеских  трупов,  обрядить   отделенных   по-королевски,
обряженных отвезти в ближние  аббатства  и  там  с  почетом  предать  земле.
Виночерпия Бедуера эструзийцы с  горестным  плачем  отвозят  в  Байоки,  его
родной город, построенный Бедуером первым, его прадедом. Там,  на  кладбище,
на южной окраине города, он был достойным образом погребен у  стены.  Тяжело
раненного Кеудона доставляют в возведенное им самим укрепление Кам,  где  он
немного спустя и  скончался  от  ран.  Его  похоронили  в  лесу,  в  обители
монахов-отшельников, невдалеке от укрепления, с подобающими вождю  андекавов
почестями. Вождь рутенов Хольдин был отвезен во Фландрию и погребен в  своем
городе Териване. Остальные наместники и сановники, как  распорядился  Артур,
были доставлены в находившиеся по соседству аббатства. Проникшись жалостью и
к врагам, он приказал местным жителям предать их трупы земле, а  тело  Луция
доставить сенату, веля ему передать, что требовать  от  Британии  какую-либо
другую дань отнюдь не следует. Затем по приходе зимы он  задержался  в  этих
краях и задумал покорить города аллоброгов. С наступлением лета,  когда  его
охватило желание пойти на Рим и начать переход через горы, ему сообщили, что
Модред, его племянник, на чье попечение он оставил  Британию,  самовольно  и
предательски возложил на себя королевский венец  и  что  королева  Геневера,
осквернив первый свой брак, вступила с ним в преступную связь.
     177.  Высокородный  властитель!  Гальфрид   Монмутский   на   этом   не
остановится, но вкратце расскажет, хоть и  низменным  слогом,  все  то,  что
нашел в упомянутом, написанном на бриттском языке сочинении, а также  слышал
во многих беседах от Вальтера, Оксенфордского архидиакона, мужа  ученейшего,
о сражениях,  в  которых  прославленный  этот  король,  возвратившись  после
одержанной им победы в Британию, бился с племянником. Когда до слуха  Артура
дошла  весть  о  гнусном  преступлении  Модреда,  он  тут  же  отказался  от
задуманного  похода  на  римского  императора   Льва   и,   оставив   короля
армориканцев Хоела с набранными из галлов  войсками,  дабы  он  усмирил  эти
края,  немедленно  со  всеми  островитянами,  как   королями,   так   и   их
подчиненными, возвратился в Британию.  Вышеназванный  коварнейший  предатель
Модред направил между тем вождя саксов Хелрика в Германию, дабы  тот  набрал
там, сколько удастся, воинов и со всеми набранными поторопился вернуться. Он
посулил, заключив с ним договор,  отдать  ему  ту  часть  Британии,  которая
простирается от реки Хумбера до самой Скоттии, а также все то, чем владели в
Кантии во времена  Вортегирна  Хоре  и  Хенгист.  Вышеупомянутый  Хелрик  во
исполнение  повеления  Модреда  пристал  к  острову  с  восьмьюстами  полных
вооруженными язычниками судов и, заключив союз с Модредом, повиновался этому
предателю, словно своему королю. Тот привлек также скоттов, пиктов, ибернцев
и еще кое-кого, кто, как он полагал, питал ненависть к  его  дяде.  Всего  у
него насчитывалось около восьмидесяти тысяч человек, как  язычников,  так  и
христиан; поддержанный  ими  и  сопровождаемый  всеми  этими  полчищами,  он
выступил навстречу Артуру, который высаживался в гавани Рутупа, и, завязав с
ним бой, нанес высаживавшимся на берег чрезвычайно тяжелый урон. В этот день
пали наместник Альбании Ангусель и королевский племянник Бальваний, а  также
бесчисленное множество прочих. Ангуселю  наследовал  сын  его  брата  Уриана
Ивен, который позднее, в битвах с Модредом, прославил себя множеством деяний
выдающейся доблести. Достигнув,  наконец,  правда  не  без  больших  трудов,
берега и воздав как следует неприятелю  за  причиненные  им  потери,  бритты
обратили в бегство Модреда и его  войско.  Не  давая  противнику  передышки,
непрерывно тревожа его нападениями,  Артур  разумно  расставил  свои  боевые
порядки, состоявшие частично из пехоты, частично из конницы, так что,  когда
он выделял пехотный отряд для наступления или для  обороны,  конный,  обойдя
врагов сбоку, стремительно налетал на них, стараясь изо всех сил  прорваться
сквозь их ряды. Этим приемом он принуждал неприятеля  к  бегству.  Вероломец
Модред,  собрав  отовсюду  своих  приверженцев,  следующей  ночью  отошел  в
Винтонию. Когда об этом узнала королева Геневера, ее  охватило  отчаяние,  и
она бежала  из  Эборака  в  Город  Легионов,  где,  возложив  на  себя  обет
целомудрия, постриглась в  монахини  и  укрылась  среди  них  в  храме  Юлия
Мученика.
     178. Воспылав  неистовым  гневом,  ибо  лишился  стольких  сотен  своих
сотоварищей, Артур, предав погребению  павших,  на  третий  день  подошел  к
Винтонии  и  осадил  укрывшегося  в  ней  негодяя.  Тот,  однако,  не  желая
отступиться  от  начатого  и  всячески  воодушевляя  последовавших  за  ним,
выступает из города со своим войском, решив  скрестить  оружие  с  дядей.  В
разразившейся битве в обоих станах погибло великое множество воинов, но  так
как потери Модреда намного превышали потери Артура,  первому  из  упомянутых
пришлось позорно покинуть поле  сражения.  Даже  не  озаботившись  преданием
земле своих мертвецов, он поспешно бежал в Корнубию, отплыв туда  на  ладье,
быстро уносимой усилиями гребцов.
     Раздраженный и встревоженный тем, что Модред снова от него  ускользнул,
Артур, не мешкая, последовал за ним по пятам в названную страну и  дошел  до
реки Камблан, где тот его уже  поджидал.  На  редкость  смелый  и  неизменно
рвущийся напасть первым, Модред сразу распределил своих  по  отрядам,  решив
победить или пасть, но впредь никоим образом не искать спасения  в  бегстве.
Из указанного выше числа его приверженцев осталось шестьдесят  тысяч,  и  он
образовал шесть отрядов по шесть тысяч шестьсот шестьдесят шесть вооруженных
в каждом. Кроме того, один отряд он составил из не вошедших в  вышеуказанные
отряды и, назначив всем этим войскам предводителей, вручил  им  командование
над ними. Итак, распределив воинов по отрядам, он воодушевляет их  обещанием
раздать владения своих недругов тем, кто будет отважно сражаться, пока он не
одержит победы. Артур тоже поставил своих лицом к неприятелю. Он разделил их
на девять пехотных соединений с правыми и  левыми  крыльями,  расставленными
четырехугольниками, и, препоручив их  начальникам,  обращается  к  воинам  с
увещанием беспощадно истреблять клятвопреступников и  разбойников,  каковые,
призванные из заморских земель  предателем  и  негодяем  и  доставленные  на
остров, жаждут их сокрушить и покрыть  позором.  Он  сказал  и  о  том,  что
всевозможные чужестранцы из всевозможных королевств  трусливы  и  в  военном
деле несведущи и никак не смогут устоять против них, доблестных и закаленных
мужей, за плечами которых опыт многих боев, если они, воспламененные  единым
порывом, отважно устремятся на тех и мужественно с  ними  сразятся.  И  вот,
после того как такие и подобные им призывы прозвучали в обоих  станах,  ряды
противников внезапно приходят в движение и, рванувшись вперед, они  сходятся
в битве и начинают осыпать друг друга ударами. С той и другой стороны гибнет
такое множество воинов, раздается  столько  стенаний  раненых  и  умирающих,
такие яростные вопли несущихся на врага, что описывать все это и горестно  и
нелегко. Ведь повсюду наносили и получали раны, повсюду убивали или валились
убитыми. По истечении большой части дня, прошедшей в ожесточенных  схватках,
Артур  во  главе  отряда,  в  котором  насчитывалось  шесть  тысяч  шестьсот
шестьдесят шесть человек, кинулся на отряд,  где,  как  он  знал,  находился
Модред, и проложив мечами дорогу сквозь толщу врагов,  нашел  его  и  предал
жестокой смерти. Пал и этот гнусный предатель и вместе  с  ним  пали  многие
тысячи, но после его гибели остальные все же не разбежались,  а,  собравшись
со всего поля битвы, пытаются, в меру своего мужества, сопротивляться. И вот
между ними завязывается  жесточайшая  сеча,  в  которой  полегли  почти  все
военачальники обеих сторон  вместе  со  своими  отрядами.  В  стане  Модреда
полегли  саксы  Хелрик,  Элафий,  Эгбрикт,  Бруниг;  ибернцы:   Гиллопатрик,
Гилламор, Гилласель, Гилларн, а также скотты и пикты, с почти  всеми  своими
начальниками; в стане Артура - король Норвегии Обрикт, король Дании  Асхилл,
Кадор Лименик и Кассибелан со многими тысячами своих,  как  бриттов,  так  и
воинов из различных племен, которых они привели с собою. Но смертельную рану
получил и сам прославленный король Артур, который,  будучи  переправлен  для
лечения на остров Аваллона, оставил после себя корону Британии  Константину,
своему родичу и сыну наместника Корнубии Кадора. Случилось же это в  пятьсот
сорок втором году от воплощения Господа.
     179. По короновании Константина, восстали саксы и два сына Модреда,  но
неудачно и одолеть нового короля не смогли; бежав после многих схваток, один
- в Лондон, другой - в Винтонию, они овладели этими городами.
     В  это  время  скончался  святой  Даниил,  благочестивейший  настоятель
бангорской  церкви,   а   Теон,   епископ   глоуцестерский,   рукополагается
архиепископом лондонским. Упокоился тогда же в городе  Меневии  и  святейший
архиепископ Города Легионов Давид, усопший в  своем  аббатстве,  которое  он
отличал своею любовью больше прочих монастырей  подвластной  ему  епархии  и
которое  основал  присноблаженный  Патрик,   предсказавший   его   рождение.
Задержавшись у собратий своих и вдруг тяжело заболев, он здесь и скончался и
по приказанию Мальгона, наместника венедотов, был погребен в той же  церкви.
Вместо него на архиепископство назначается настоятель  лампатернской  церкви
Кинок и возводится, таким образом, в более высокий духовный сан.
     180. Что  касается  Константина,  то,  погнавшись  за  саксами,  он  их
разгромил,  а  также  занял  вышеназванные  города  и,  обнаружив  того   из
Модредовых сыновей, который бежал в Винтонию  и  укрылся  в  церкви  святого
Амфибала, убил его у  алтаря,  а  второго,  затаившегося  в  обители  некиих
братьев, предал мучительной смерти в Лондоне и также около алтаря.
     На третьем году своего  царствования  он  и  сам  был  убит  Конаном  и
погребен возле каменного сооружения, поразительно искусно построенного  близ
Салесберии и на языке англов носящего название Станхенг.
     181. Наследовал  Константину  его  племянник  "Аврелий  Конан,  молодой
человек  поразительной   доблести,   который,   единодержавно   правя   всем
королевством, был бы вполне достоин королевской короны,  не  будь  он  таким
охотником до междоусобных распрей. Ведь он напал и на другого своего дядю, к
которому должен был перейти, престол Константина, и, бросив того в  темницу,
убил двух его сыновей, после чего и завладел королевством. Умер он на второй
год своего царствования.
     182. Ему наследовал Вортипорий, на которого поднялись саксы, призвавшие
из Германии своих соплеменников, приплывших в  Британию  на  огромном  числе
кораблей. Он вступил с ними в сражение и,  их  одолев,  стал  единодержавным
властителем королевства, которым ревностно правил в мире на протяжении шести
лет.
     183.  Ему  наследовал  Мальгон,  из  всех  правителей  Британии   самый
красивый,  гонитель  и  истребитель   многих   злодеев,   выдающийся   воин,
превосходивший всех свойственной ему щедростью и широко прославленный  своей
доблестью, но зараженный содомской  чумой  и  потому  ненавистный  Богу.  Он
покорил весь остров и, проведя  кровопролитнейшие  сражения,  присоединил  к
своему государству шесть островов, лежащих на океане поблизости от Британии,
а именно Ибернию, Исландию, Годландию, Оркадию, Норвегию и Данию.
     184.  Ему  наследовал  Каретик,  тоже   любитель   междоусобных   войн,
ненавистный Богу и бриттам; убедившись в его непостоянстве  и  ненадежности,
саксы переметнулись к Гормунду, царю африканцев, и  перебрались  в  Ибернию,
куда тот приплыл с огромным числом кораблей и где подчинил себе  народ  этой
земли. Затем, благодаря их предательству, он  беспрепятственно  переправился
со  ста  шестидесятые  тысячами  африканцев  на  остров  Британию,   который
опустошали и разоряли, с одной стороны,  вероломные  саксы,  а  с  другой  -
коренные его обитатели, непрерывно затевавшие между собой  братоубийственные
войны. Итак, заключив союз с саксами, он напал на короля  Каретика  и  после
многих битв обратил его в бегство, заставив покидать город за городом,  пока
не загнал в Цирепестрию, которую осадил. К Гормунду  прибыл  туда  Изембард,
племянник Лодевика, короля франков, и заключил с ним договор о дружбе. Из-за
этого соглашения и любви к царю африканцев он отрекся от христианской  веры,
которую исповедовал, дабы с помощью упомянутого царя отнять у дяди галльское
королевство, из коего тот, как он говорил, насильственно и несправедливо его
изгнал. Захватив Цирецестрию и предав этот город огню, Гормунд вступил в бой
с Каретиком и отбросил его за Сабрину в  Валлию.  Вслед  за  тем,  опустошив
пашни, он сжег некоторые ближние города. И он не  прекращал  этих  поджогов,
пока не спалил от моря до моря почти все, что было на  поверхности  острова,
так что преобладающее большинство селений, разбитых таранами, было  обращено
в развалины, а непогребенные трупы крестьян и церковнослужителей,  при  том,
что повсюду сверкали клинки подъятых мечей и ревело  пламя,  усеивали  собою
землю.  Уцелевшие  бежали  от  столь  страшных  бедствий,  уповая,   что   в
предстоящих скитаниях обретут, наконец, для себя спасение и пристанище.
     185. О несносное племя, раздавленное  грузом  чудовищных  преступлений,
постоянно алчущее междоусобных распрей,  ужели  ты  до  того  истощило  себя
междоусобицами, что  державшее  некогда  в  своей  власти  далеко  отстоящие
царства и  королевства  уподобилось  доброму,  но  одичавшему  винограднику,
который родит лишь горькие гроздья, и ныне неспособно оберегать отечество, а
также жен и детей твоих? Ну что же,  упорствуй,  упорствуй  в  раздорах,  не
понимая сказанного в Евангелии: "Всякое царство, разделившееся само в  себе,
опустеет, и дом, разделившийся сам в себе, падет". И так как царство твое  в
самом себе было разделено,  и  так  как  ярость  братоубийственной  смуты  и
пагубное дыхание зависти затемнили твой разум, и так как твоя надменность не
допустила, чтобы ты повиновалось лишь  одному  государю,  ты  и  зришь  пред
собою, что твоя родина повержена в прах нечестивейшими язычниками, что  дома
ее рушатся на дома, что потомки твои будут погружены в скорбь и печаль. Ведь
им предстоит узреть, как детеныши чужеземной  львицы  владеют  их  городами,
поселками и другим достоянием, а сами  они,  изгнанные  и  прозябающие,  или
никогда больше не обретут былого достоинства или обретут  его  нескоро  и  с
величайшим трудом.
     186. После того как беспощадный злодей вместе со  своими  неисчислимыми
африканскими воинами опустошил, о чем сказано выше, почти полностью  остров,
большую его часть,  которая  называлась  Лоегрией,  он  предоставил  саксам,
благодаря предательству коих высадился в Британии. Остатки бриттов отошли  в
западные  области  королевства,  а  именно  в  Корнубию  и  Валлию,   откуда
непрерывно  предпринимали  ожесточенные   вылазки   на   врага.   Лондонский
архиепископ Теон и эборакский - Тадиоцей, видя, что все подведомственные  им
церкви  лежат  в  развалинах,  бежали  с  уцелевшим   в   таких   испытаниях
духовенством  в  лесные  дебри  Валлии,  унеся  с  собой  мощи  святых,  ибо
страшились, как  бы  нашествием  чужестранцев  не  было  уничтожено  столько
священных останков их столь прославленных пращуров, если бы  в  час  грозной
опасности они бросили  эти  святыни  на  произвол  судьбы,  а  сами  приняли
мученический венец. Очень многие духовные лица на многих судах переправились
в Британию армориканскую, так что церковь двух областей, то есть  Лоегрии  и
Нортанумбрии, лишилась своих монастырских обителей. Но об этом я  поведаю  в
другом месте, когда переведу книгу об их исходе.
     187. Затем бритты надолго утратили господство на острове и не знали над
собой единодержавного государя; больше того, они  и  не  стремились  вернуть
себе былое  достоинство,  и  даже  та  часть  страны,  куда  они  удалились,
подчинялась не  одному  властителю,  а  трем  злодеям,  которые  непрестанно
разоряли ее распрями между собой. Но и саксы все же не  добились  господства
на острове; подчиняясь тоже трем властвовавшим над ними королям,  они  порой
ввергали в бедствия бриттов, а порой и самих себя.
     188. Между тем папа святой Григорий направил в Британию Августина, дабы
он  проповедовал  слово  Божие  англам,   которые,   ослепленные   языческим
суеверием, изничтожили  христианство  в  занятых  ими  областях  острова.  В
землях, принадлежавших бриттам, неколебимо, однако, держалась  принятая  при
папе Элевтерии христианская вера и никогда не приходила в упадок.  Прибыв  к
ним, Августин нашел  тут  семь  епископств  и  архиепископство  во  главе  с
благочестивейшими владыками, а также  многочисленные  аббатства,  в  которых
стадо Господне блюло праведность и благолепие. Среди прочих в городе  Бангор
существовало некое прославленное аббатство, в котором было столько  монахов,
что когда его разделили на семь обителей, поставив над каждой из них  своего
настоятеля, то оказалось, что ни в одной из этих обителей  не  насчитывалось
менее  трехсот  монахов,  каковые  жили  трудом   рук   своих.   Их   аббат,
именовавшийся Диноотом, был поразительно сведущ  в  свободных  науках.  Этот
Диноот, приведя  веские  доводы,  доказал  Августину,  который  требовал  от
бриттских епископов подчинения и настаивал, чтобы они разделили с ним  труды
по обращению в христианскую веру англов, что эти епископы отнюдь не  обязаны
ему подчинением и ни в малой мере  не  подобает  навязывать  своим  недругам
проповедь, не потому что  духовные  лица  бриттов  имеют  над  собой  своего
архипастыря, а потому, что племя саксов упорно стремится  отнять  у  бриттов
родину. Поэтому они питают к англам  неутолимую  ненависть,  ни  во  что  не
ставят их обряды и верования и никогда не смотрели на них иначе чем на псов.
     189. Король Кантии Эдельберт, узнав, что бритты отказали в  повиновении
Августину  и  неприязненно  отнеслись  к  его  призыву   совместно   с   ним
проповедовать  англам  слово  Господне,  воспринял  это   как   наитягчайшее
оскорбление  и  подговорил  Эдельфрида,  короля  Нортанумбрии,  и  некоторых
саксонских князьков двинуться, собрав сильное  войско,  на  город  Бангор  и
расправиться там с аббатом Диноотом и остальными духовными  лицами.  И  вот,
вняв его наущению, они набрали огромное войско и, ворвавшись в край бриттов,
подошли к Легецестрии, где правитель города Брокмайл поджидал их прихода.  В
этот город из различных областей бриттов  и  особенно  из  Бангора  стеклись
бесчисленные монахи, а также  отшельники,  дабы  вознести  молитвы  о  благе
своего  народа.  Итак,   подтянув   отовсюду   войска,   Эдельфрид,   король
Нортанумбрии, вступил в битву с Брокмайлом, который, оказав сопротивление  с
намного меньшим, чем у врагов, числом воинов  и  оставив,  в  конце  концов,
город, бежал из него, все  же  нанеся  неприятелю  тяжелый  урон.  Установив
причину  пребывания  в  Легецестрии  стольких  монахов,  Эдельфрид  приказал
обратить оружие прежде всего против них, и,  таким  образом,  тысяча  двести
бриттов, приявших в тот же день  мученический  венец,  удостоились  царствия
небесного. В дальнейшем, когда вышеупомянутый  повелитель  саксов  пошел  на
город бангорцев, против него отовсюду выступили, прослышав о его  зверствах,
военачальники бриттов, а  именно  Бледерик,  наместник  Корнубии,  Маргадуд,
король деметов, Кадван - венедотов, и, завязав с  ним  сражение,  не  только
вынудили его израненного бежать, но и перебили множество вражеских воинов, а
именно десять тысяч шестьдесят семь человек. В стане бриттов пал  властитель
Корнубии  Бледерик,  чья  гибель  предоставила   другим   начальствовать   в
последующих битвах.
     190. Вслед за тем, собравшись в городе Легецестрии, бриттские правители
избрали королем над собою Кадвана, дабы преследовать под  его  водительством
Эдельфрида за Хумбером.  После  возложения  на  Кадвана  королевской  короны
поддержанные множеством  нахлынувших  отовсюду  бриттов,  они  переправились
через Хумбер. Эдельфрид, извещенный об этом, объединился со  всеми  королями
саксов и выступил навстречу Кадвану. И вот,  когда  войска  противников  уже
стояли в готовности друг против друга, прибыли друзья обоих военачальников и
склонили их к заключению мира с  тем,  чтобы  Эдельфрид  владел  той  частью
Британии, что простирается по ту сторону Хумбера, тогда как Кадван - землями
по этому берегу. Закрепив свой договор обменом заложниками и клятвою, они до
того подружились, что все у  них  стало  общим.  Между  тем  случилось,  что
Эдельфрид, прогнав жену, взял за себя другую и, питая  к  прогнанной  жгучую
ненависть, выслал ее из  королевства  нортанимбров.  Нося  у  себя  в  чреве
ребенка, она предстала  перед  королем  Кадваном,  умоляя  его  вмешаться  и
воссоединить ее с мужем. Так как Кадвану, несмотря на его старания, добиться
этого не удалось, она осталась жить у него в покоях вплоть до рождения сына,
коим была беременна и коего произвела на свет божий. Родился же этот ребенок
немного спустя после разрешения - и тоже сыном - супруги Кадвана, ибо  и  та
была беременна одновременно  с  женой  Эдельфрида.  И  вот  обоих  мальчиков
воспитали, как приличествовало отпрыскам повелителей. Одного из них, то есть
сына Кадвана, нарекли Кадваллоном, а другого - Эдвином. Между тем, когда они
подросли и достигли возраста  юношей,  родители  отправили  их  к  Соломону,
королю бриттов Арморики, с тем,  чтобы,  находясь  у  него  при  дворе,  они
превзошли военное дело и усвоили придворные  обычаи  и  правила  утонченного
поведения. Они были радушно приняты королем Соломоном,  и  он  их  настолько
приблизил к своей особе, что при дворе не  было  ни  одного  их  сверстника,
который мог бы себе позволить так откровенно или так  шутливо  беседовать  с
государем. В последующем они часто участвовали в боях, дерясь  с  врагами  у
него на глазах, и прославили себя доблестными деяниями.
     191. По прошествии известного  времени,  после  кончины  родителей  оба
юноши вернулись в Британию и,  унаследовав  после  них  королевскую  власть,
поддерживали между собой такую же дружбу, какая объединяла ранее  их  отцов.
Два года спустя Эдвин попросил Кадваллона дозволить ему  возложить  на  себя
королевский венец и торжественно, как положено, отпраздновать это событие на
земле нортанимбров, подобно тому, как по издавна установленному  обычаю  сам
Кадваллон  увенчал  себя  королевской  короной  на  этой  стороне   Хумбера.
Случилось, что, когда возле  реки  Дуглас  шло  совещание,  на  которое  оба
государя послали своих наиболее  благоразумных  сановников,  дабы  все  было
улажено теми как можно лучше, Кадваллон лежал на другом  берегу  на  коленях
своего сидевшего на  земле  племянника,  носившего  имя  Бриан.  Пока  гонцы
сновали туда  и  сюда,  доставляя  различные  донесения  и  указания,  Бриан
расплакался, и слезы, проливаемые его глазами, стали капать на лицо и бороду
Кадваллона. Тот, подумав, что начался дождь, поднял голову  и,  увидев,  что
юноша плачет, спросил его о причине столь  внезапно  нахлынувшей  грусти,  и
Бриан сказал так: "И мне, и  всему  роду  бриттскому  подобает  плакать,  не
осушая очей. Ведь  со  времен  Мальгона  его  непрерывно  терзают  нашествия
чужеземцев, и он все еще не обрел властителя, который возвратил бы ему былое
достоинство.  А  теперь  и  та  ничтожная  доля  почета,  которая   у   него
сохранялась, из-за твоего попустительства, сокращается еще больше,  так  как
пришельцы саксы, неизменно предававшие  бриттов,  начинают  увенчивать  себя
королевской короной в их собственном  королевстве.  Возвышенные  королевским
титулом, они  успешнее  и  легче  смогут  вызывать  наиболее  славных  своих
соплеменников из страны, откуда  прибыли  сами,  и  еще  упорнее  добиваться
истребления нашего народа под корень. Ведь они привыкли постоянно обманывать
и не держать своего слова, вот почему я думаю, что надлежит  их  обуздывать,
но ни в коем случае не возвышать. Когда их впервые удержал при  себе  король
Вортегирн, они остались на острове, ведя себя какое-то время тихо и мирно  и
притворяясь, что готовы сражаться за его земли,  но  когда  сочли  возможным
открыто проявить свою подлость, то, воздав злом  за  добро,  предали  его  и
свирепо расправились с населением королевства. Вслед за тем  предали  они  и
Аврелия Амброзия, которому после страшных клятв тем  не  менее  поднесли  на
пиру отраву. Предали они и Артура, когда вместе с Модредом, его племянником,
презрев соглашения, которыми были  связаны,  обратили  против  него  оружие.
Наконец, лживо пообещав сохранять верность королю Каретику, они натравили на
него царя африканцев Гормунда, вторжение коего  лишило  соплеменников  наших
отчизны и повело к позорному изгнанию вышеназванного нашего государя".
     192.  Выслушав  сказанное  Брианом,  Кадваллон  раскаялся,  что   начал
переговоры о коронации Эдвина, и повелел  сообщить  тому,  что,  как  он  ни
старался склонить своих советников дать согласие на его просьбу, ему это  не
удалось. Они, мол, указывали ему, что подчинять остров, принадлежащий  одной
короне, двум венценосцам, - значит идти  наперекор  праву  и  установившимся
испокон веков порядкам. Разгневанный Эдвин, прекратив переговоры, удалился к
себе в Нортанумбрию, утверждая, что обойдется и без согласия  Кадваллона  и,
несмотря ни на что, увенчает себя королевской короной. Когда эти слова  были
переданы Кадваллону, он через гонцов  пригрозил  Эдвину  отсечь  ему  голову
вместе с короною, буде тот посмеет короноваться в Британии.
     193. Итак, между ними возникла распря. Началось с  того,  что  их  люди
стали часто затевать схватки друг с другом, и, наконец, оба государя сошлись
по ту сторону Хумбера; потеряв в  разразившейся  битве  много  тысяч  своих,
Кадваллон обратился в  бегство;  укрывшись  сначала  в  Альбании,  он  затем
переправился на остров Ибернию. А Эдвин,  восторжествовав  над  противником,
повел  свое  войско  по  землям  бриттов,  сжигая  их  города  и   подвергая
бесчисленным грабежам и насилиям горожан и землепашцев.  Пока  он  продолжал
свирепствовать, Кадваллон неоднократно пытался вернуться морем на родину, но
всякий раз терпел неудачу, ибо в какую бы гавань он ни пытался войти, Эдвин,
выйдя со своими полчищами навстречу, преграждал ему доступ  в  нее.  Ведь  к
нему прибыл из Испании некий премудрый гадатель по  имени  Пеллит,  который,
изучив полет птиц и  движение  небесных  светил,  предсказывал  по  ним  все
грозившие  ему  беды.  Вот  почему,  заранее  осведомленный  о   предстоящем
возвращении  Кадваллона,  Эдвин  устремлялся  ему  навстречу,  разбивал  его
корабли, так что все находившиеся на  них  тонули  в  водной  пучине,  и  не
допускал войти  в  гавань.  Не  зная,  что  ему  предпринять,  отчаявшись  в
возможности возвращения, Кадваллон задумал отправиться  к  Соломону,  королю
армориканских бриттов, и попросить у  того  помощи  и  совета,  как  бы  ему
вернуть себе королевство.
     Когда они плыли к Арморике, внезапно налетели страшные бури  и  разбили
корабли с его спутниками, которых поглотила пучина, при этом  уцелел  только
тот, на  коем  находился  он  сам.  Кормчего  королевского  корабля  охватил
неодолимый страх,  и,  дозволив  гребцам  побросать  весла,  он  предоставил
корабль на волю судьбы. Бешеные волны всю ночь  швыряли  его  туда  и  сюда,
подвергая смертельной опасности бывших на нем, пока, наконец, на заре нового
дня  они  не  приблизились  к  острову,  носящему  название  Гарнарея,  и  с
превеликим трудом не добрались до суши. Кадваллона одолели  такие  ярость  и
скорбь из-за гибели его спутников, что трое суток он отказывался от пищи  и,
вконец ослабев, лежал без движения. На четвертый день он ощутил голод, и ему
неодолимо захотелось поесть дичины. Призвав Бриана, он рассказал ему о своем
страстном желании. Тот, прихватив лук с колчаном, принялся обходить  остров,
дабы, если представится случай, добыть дичи  и  приготовить  для  Кадваллона
еду. Но обойдя весь остров, он не нашел того,  что  искал,  и  погрузился  в
горестные раздумья, так как не мог угодить  влечению  своего  господина.  Он
опасался, как бы тот  не  умер  от  слабости,  если  не  удовлетворит  своей
потребности в свежем мясе. И вот он придумал нечто  доселе  неслыханное:  он
разрезал себе бедро, отделил от него кусок и, выстругав вертел,  изжарил  на
нем этот кусок, после чего отнес к королю Кадваллону, выдав его  за  дичину.
Тот, считая, что перед ним и вправду мясо дикого зверя, принялся его есть  и
насыщаться, дивясь, что такого отменного вкуса он ни  в  каком  другом  мясе
доселе не находил. Насытившись, король повеселел и обрел подвижность, а  еще
через трое суток совершенно поправился.
     194. Дождавшись попутного ветра, они готовят снасти  своего  корабля  к
отплытию и, подняв парус, пускаются бороздить  океанские  воды  и  пристают,
наконец, к городу Кидалета. Царь Соломон, к которому они поспешили  явиться,
их благосклонно принял и воздал  им  должные  почести,  а  узнав  о  причине
прибытия Кадваллона, пообещал ему помощь, сказав нижеследующее:  "Нам  очень
прискорбно, достойные юноши, что земля пращуров наших угнетена чужестранцами
и вы бесстыдно из нее изгнаны:  при  том,  что  всем  прочим  людям  удается
оберегать свои королевства, непостижимо,  почему  ваш  народ  упустил  столь
плодородный остров и не в состоянии противиться племени  англов,  почитающих
за ничто наших единоплеменников. Когда люди этой моей Британии  жили  бок  о
бок с обитателями вашей Британии, они  господствовали  над  всеми  соседними
королевствами и, кроме римлян, не было такого  народа,  который  мог  бы  их
покорить. Римляне, хотя на время и утвердились в Британии, в  конце  концов,
были все же с позором изгнаны из нее и покинули остров, потеряв  попавших  в
плен  или  убитых  военачальников.  Но  после  того,  как   переселенцы   из
британского царства под водительством Максимиана и  Конана  прибыли  в  наши
края, на долю тех, кто  остался  на  острове,  ни  разу  не  выпало  счастья
располагать прочно сидящим на троне властителем. Хотя многие  государи  ваши
поддерживали древнее достоинство своих  предков,  однако  их  менее  стойкие
духом преемники, сломленные вражескими вторжениями, полностью его растеряли.
Я скорблю о немощности народа вашего, ибо мы происходим от одного  корня,  и
люди нашего королевства, именуя себя,  как  и  ваши  островитяне,  бриттами,
мужественно  оберегают,  как  вы  видите,  свое  государство  от  соседей  -
непримиримых наших врагов".
     195. Выслушав это и другое, высказанное королем, несколько пристыженный
Кадваллон ответил так: "О король и  потомок  царственных  предков,  премного
благодарен тебе за твою готовность помочь мне отвоевать мое королевство. Что
же касается выраженного тобой изумления, почему мой народ после  переселения
части бриттов в эти края не сохранил былого  достоинства  предков,  то  это,
по-моему, нисколько не удивительно. Ведь знатнейшие люди нашего  королевства
последовали за названными тобою вождями, тогда как оставшиеся  захватили  их
имущество и поместья. Последние, достигнув положения старой знати, занеслись
сверх всякой меры и, преисполнившись  надменности  из-за  притока  богатств,
стали предаваться такому всеобщему и чудовищному распутству, о  каком  и  не
слышали другие народы,  и,  как  свидетельствует  историк  Гильдас,  им  был
свойствен не только этот порок, но и все,  обычно  одолевающие  человеческую
природу, и особенно те, что уничтожают добропорядочность, а именно ненависть
к правде и тем, кто ее отстаивает, и любовь ко лжи и ко всем, кто ее творит,
стремление ко злу, а не к благу,  поклонение  низости,  а  не  благородству,
почитание сатаны, а не ангела света. Они венчали королевской короной не тех,
кто чтил Господа Бога,  а  таких,  которые  отличались  жестокостью,  причем
немного спустя венчавшие их с ними разделывались не потому, что те и  впрямь
дурно правили, но ради того, чтобы поставить на их место еще более  свирепых
правителей. Если кто из них казался мягче и снисходительнее  и  чуть  больше
приверженным правде, на того, как на ниспровергателя бриттского государства,
обрушивались всеобщая ненависть  и  оружие  всех.  Наконец,  все  угодное  и
неугодное Богу было  для  них  равноценным,  если  только  они  не  отдавали
предпочтения неугодному. Итак, творилось лишь то, что вредило здоровью,  как
это  бывает  при  отсутствии  сведущего  врача,  который  мог  бы   отыскать
целительное для всех лекарство. И так поступали не только  мужи,  облеченные
властью, но также вся паства Господня и, за редчайшими исключениями, все  ее
пастыри. Поэтому неудивительно, что подобные выродки,  ненавистные  Богу  за
неисчислимые  свои  преступления,  не  уберегли  родины,  оскверненной   ими
указанным образом. Господь пожелал их покарать, попустив чужеземцев  напасть
на остров, дабы те отняли у них  отеческие  поля.  Было  бы,  однако,  делом
весьма достойным возвратить, если дозволит  Господь,  согражданам  нашим  их
былое  достоинство,  дабы  не  было  народу  нашему  в  поношение,  что  мы,
правители, показали себя малодушными, не попытавшись достигнуть этого в наши
дни. Ведь у нас с тобой общий прапредок, и это дает мне основание  увереннее
просить  тебя  о   поддержке.   У   Мальгона,   великого   короля   бриттов,
царствовавшего четвертым после Артура, было два сына,  коих  звали  Эниан  и
Рун. У Эниана родился Белин, а у Белина - Ягон, у Ягона - Кадван, мой  отец.
Что касается Руна, то после кончины брата он был  вынужден  из-за  нашествия
саксов удалиться в вашу страну, и тут отдал дочь в  жены  полководцу  Хоелу,
сыну прославленного Хоела,  который  вместе  с  Артуром  подчинил  ему  нашу
родину. От этого Хоела родился Алан, от Алана Хоел, твой отец, пред  которым
трепетала вся Галлия".
     196. Когда  Кадваллон  зимовал  у  Соломона,  он  и  упомянутый  король
надумали  переправить  Бриана  в  Британию,  дабы  он  как-нибудь   умертвил
прорицателя короля Эдвина, и затем,  чтобы  этот  прорицатель,  прибегнув  к
привычному своему искусству, не предупредил венценосного  сакса  о  прибытии
Кадваллона. Приплыв в Гавань Гамона, Бриан облачился  в  лохмотья  какого-то
нищего  и  изготовил  для  себя  острый  железный   посох,   которым,   если
представится случай, мог бы убить прорицателя. Затем он направился в Эборак,
ибо Эдвин пребывал тогда в этом городе.
     Войдя в него, Бриан присоединился к  нищим,  дожидавшимся  у  дворцовых
дверей раздачи королевской милостыни.  Прохаживаясь  перед  дворцом  взад  и
вперед, он увидел, как оттуда выходит его сестра с  кувшином  в  руке,  дабы
принести воду королеве. Эта сестра Бриана была захвачена  Эдвином  в  городе
вигорнийцев, когда тот разорял  земли  бриттов  после  бегства  из  Британии
Кадваллона.  Когда  она  проходила  мимо  него,  Бриан,  сразу   ее   узнав,
прослезился и чуть слышно ее окликнул. Сначала девушка заколебалась, кто  бы
это мог быть, но, подойдя ближе и убедившись, что перед ней ее брат, чуть не
упала в обморок от изумления, страшась, как бы с ним не приключилось беды  и
он не был схвачен врагами. Воздержавшись от поцелуев и ласковых  слов,  она,
делая вид, что говорит совсем о другом, сообщила ему необходимые сведения  о
расположении дворцовых  строений  и  указала  на  прорицателя,  которого  он
разыскивал и который случайно прогуливался тогда между нищими,  собравшимися
сюда в ожидании милостыни. Запомнив облик этого  мужа,  Бриан  велел  сестре
ускользнуть следующей ночью из королевских покоев, выйти из города и  прийти
к одному старому храму, где она его найдет  на  паперти.  Вслед  за  тем  он
замешался в толпу нищих и  протискался  к  тому  месту,  где  их  расставлял
Пеллит. Улучив мгновение, он поднял посох, о котором я уже  говорил,  вонзил
его Пеллиту пониже груди и с одного удара его убил. Затем,  отбросив  посох,
он скрылся среди всех прочих  и,  не  вызвав  ни  в  ком  из  окружающих  ни
малейшего подозрения, охраняемый милостью Божьей, поспешил в упомянутый выше
тайник. А сестра с наступлением ночи много  раз  пыталась  уйти,  но  Эдвин,
устрашенный убийством Пеллита,  расставил  вокруг  дворца  стражу,  которая,
тщась раскрыть преступление, воспрепятствовала ее уходу.
     Узнав об этом, Бриан покинул свое убежище и ушел в Эксонию, где, собрав
бриттов, объявил им о том, что свершил. Отправив вслед за  тем  вестников  к
Кадваллону, он укрепил названный город и обратился ко всем  видным  бриттам,
увещевая их постараться во что бы то ни  стало  уберечь  свои  укрепления  и
города и в радостном нетерпении ожидать  прибытия  Кадваллона,  который  при
поддержке короля Соломона вскорости предстанет перед ними.  Когда  весть  об
этом распространилась по всему острову, Пеанда,  король  мерциев,  во  главе
полчища саксов подошел к Эксонии и осадил в ней Бриана.
     197. Между тем приплыл Кадваллон с десятью тысячами воинов, которые ему
были даны королем Соломоном,  и  поспешно  двинулся  к  осажденному  городу,
обложенному упомянутым выше военачальником саксов.  Приближаясь  к  Эксонни,
Кадваллон распределил своих на четыре отряда и не замедлил напасть на врагов
В завязавшейся битве тут же был захвачен Пеанда, а войско  его  перебито.  И
так как ему не оставалось другой возможности спасти свою жизнь, он сдался  в
плен Кадваллону и отдал ему заложников, пообещав участвовать на его  стороне
в борьбе против саксов. Взяв в этом столкновении верх, Кадваллон  призвал  к
себе своих приближенных,  долгое  время  скитавшихся  по  разным  местам,  и
двинулся в Нортанумбрию против  Эдвина,  беспощадно  разоряя  его  владения.
Оповещенный об этом, Эдвин собрал вокруг себя всех князьков  племени  англов
и, выйдя навстречу  Кадваллону,  столкнулся  с  бриттами  на  поле,  носящем
название Хедфельд, и вступил с ними в битву. В этом  бою  погибает  Эдвин  и
почти все бывшее при нем войско, а также  его  сын  Оффрид  и  король  Оркад
Гобольд, пришедший англам на помощь.
     198. Одержав победу, Кадваллон обошел  все  земли  англов  и  так  люто
расправлялся с саксами, что не щадил ни женщин, ни малых детей, как бы желая
стереть с лика земли весь род  англов  в  пределах  Британии,  и  всех,  кто
попадал в его руки, предавал неслыханным мучениям. Затем он дал бой  Осрику,
который наследовал Эдвину.  В  этой  битве  были  убиты  Осрик  и  двое  его
племянников, которым предстояло править после него, а  также  Задан,  король
скоттов, явившийся к ним на помощь.
     199. После их гибели царство Нортанумбрию унаследовал Освальд. Напав на
эту страну после разгрома упомянутых  выше,  Кадваллон  обратил  Освальда  в
бегство и гнался за  ним  до  самой  стены,  которую  некогда  возвел  между
Скоттией и Британией император  Север.  Затем  Кадваллон  отправил  туда  же
Пеанду, короля мерциев, и  большую  часть  своего  войска  и  начал  военные
действия против Освальда.  Тот,  осажденный  Пеандой  в  месте,  прозываемом
Хевенфельд, то есть Небесное поле, однажды ночью воздвиг в своем стане крест
Господа и наказал своим сотоварищам  громким  голосом  выкликнуть  следующие
слова:  "Давайте  преклоним  колена  и  все  вместе  помолимся  Богу  нашему
всемогущему, единосущему и истинному, дабы он защитил нас от преисполненного
надменности войска властителя бриттов и его нечестивого  полководца  Пеанды.
Ведь Господь знает, что  война,  которую  мы  предприняли  во  благо  народу
нашему, справедлива". Все  поступили,  как  повелел  Освальд,  и,  с  первым
светом, кинувшись на врагов, в воздаяние за свою веру одержали победу. Когда
об этом был извещен Кадваллон, тот, воспылав неистовым гневом,  собрал  свое
войско и бросился по пятам святого короля Освальда. Завязав с  ним  битву  в
месте, именуемом Бурне, Пеанда кинулся на него и убил.
     200. После гибели  Освальда  и  многих  тысяч  его  воинов  королевство
нортанумбров унаследовал его  брат  Осви,  который,  отдав  Кадваллону,  уже
утвердившемуся во всей Британии, груды золота и  серебра,  добился  от  него
мира и покорился  ему.  Вскоре,  однако,  против  Осви  восстали  Альфрид  и
Ордвальд, его сын и племянник, но,  будучи  осилены  им,  бежали  к  Пеанде,
королю мерциев, умоляя его собрать войско и пойти вместе с ними  за  Хумбер,
чтобы  отнять  королевство  у  Осви.  Но  Пеанда,  опасаясь  нарушить   мир,
установленный королем Кадваллоном во  всем  королевстве  бриттов,  отказался
выступить в поход без  его  дозволения  и  решил  подождать,  пока  Осви  не
разгневает чем-нибудь Кадваллона. И тот либо  сам  двинется  на  него,  либо
дозволит ему с ним сразиться. И вот однажды в  Троицын  день,  когда  король
Кадваллон, увенчанный британской короной, торжественно  справлял  в  Лондоне
этот праздник, на котором присутствовали все короли саксов,  за  исключением
Осви, а также наместники всех бриттских земель, к королю  подошел  Пеанда  и
спросил у него, почему  отсутствует  один  Осви,  тогда  как  все  остальные
властители саксов  прибыли  ко  двору.  Когда  Кадваллон  ответил,  что  тот
отсутствует по болезни, Пеанда заметил, что Осви,  насколько  ему  известно,
направил гонцов в Германию, призывая саксов, дабы отметить им обоим за брата
своего Освальда.  Он  также  добавил,  что  названный  Осви  нарушил  мир  в
бриттском королевстве, ибо он единственный  в  целой  Британии,  кто  напал,
употребив оружие, на своего сына и на племянника, которых изгнал  из  своего
королевства.  Пеанда  также  попросил  Кадваллона  дозволить  ему  либо  его
умертвить, либо свергнуть.
     Охваченный колебаниями, Кадваллон созвал своих приближенных и предложил
им  поделиться  с  ним  своими  соображениями   по   этому   поводу.   После
многочисленных  их   выступлений   Маргадуд,   правитель   деметов,   сказал
нижеследующее: "Мой государь, поскольку ты вознамерился изгнать из  Британии
все племя англов, почему, вопреки этому своему намерению, ты все же терпишь,
чтобы они наслаждались миром, пребывая бок о бок с  нами?  Раз  так,  то  не
препятствуй  им  затевать  между  собою  хотя  бы  междоусобные  распри,  и,
истерзанные взаимными избиениями, они, в конце  концов,  уберутся  из  нашей
страны. Не следует строго соблюдать  свое  слово,  данное  тобою  тому,  кто
всегда строит козни, норовя коварными своими уловками завлечь  в  сети  тех,
перед кем сам связал себя словом.  Саксы  с  той  самой  поры,  как  впервые
вторглись в нашу страну, неизменно строили  козни  и  предавали  как  только
могли наш народ. Чего ради мы должны неуклонно держаться  нашего  слова?  Не
откладывай дольше, дозволь Пеанде пойти походом на  Осви,  дабы  между  ними
вспыхнул раздор, и они, перебив друг друга, изникли на нашем острове".
     Итак, убежденный  этим  и  многим  другим,  Кадваллон  разрешил  Пеанде
напасть на Осви, и, снарядив огромное войско, тот переправился через  Хумбер
и, опустошая земли в стране названного короля,  стал  его  жестоко  теснить.
Доведенный  до  крайности,  Осви  обещал  Пеанде  бесчисленные   королевские
украшения и, сверх того, столько даров, что даже трудно  поверить,  лишь  бы
тот  перестал  разорять  его  королевство,  прекратил  военные  действия   и
возвратился к себе. Но так как Пеанда никоим образом не соглашался  на  это,
король Осви, уповая  на  Божью  помощь,  хотя  и  располагал  меньшими,  чем
противник, силами, у реки Винвед сошелся с  ним  в  битве,  в  которой  убил
Пеанду, а также тридцать военачальников его войска и  одержал  блистательную
победу.  После  гибели  Пеанды  его  сын  Вильфрид  с  согласия   Кадваллона
унаследовал отцовское королевство. Он убедил вождей мерциев  Эбу  и  Эуберта
присоединиться к нему и возобновил войну с Осви, но по приказанию Кадваллона
заключил мир с этим королем.
     201.  После  сорока  восьми  лет  правления  преславный   и   достигший
величайшего  могущества  Кадваллон,  король  бриттов,   обремененный   своим
возрастом и недугами, в пятнадцатый день от календ  декабря  ушел  из  этого
мира. Умастив его тело бальзамом и благовониями, бритты поместили  покойного
в отлитое на редкость искусно бронзовое  его  изваяние  во  весь  рост.  Это
облаченное в доспех изваяние они закрепили на бронзовом  коне  поразительной
красоты, установленном поверх западных ворот  Лондона  в  память  упомянутых
выше побед и во устрашение саксов. У подножия этих ворот они также воздвигли
церковь  святого  Маргина,  в   которой   отправляли   молебны   за   упокой
скончавшегося короля и погибших его верноподданных.
     202.  Кормило  правления  королевством  взял  в  свои  руки   сын   его
Кадвалладр, которого Беда  называет  юношею  Хедвальдой  и  который  сначала
царствовал как подобает мужчине и в мире. Но по  прошествии  двенадцати  лет
после коронации он тяжело заболел и между бриттами разгорелись распри.  Мать
его была по отцу, но не  по  матери,  сестрою  Пеанды.  Она  происходила  из
знатного рода гевиссеев. Кадваллон вспомнил о  ней  после  примирения  с  ее
братом, разделил с нею брачное ложе, и она родила ему Кадвалладра.
     203. После того как Кадваллон угас, среди бриттов, о чем  я  уже  начал
было рассказывать, возникли раздоры, и,  охваченные  отвратительной  рознью,
они принимаются разорять свою богатую родину. К этому прибавилось  еще  одно
бедствие, так как ужасный, неслыханный голод напал на безрассудный народ,  и
все области так оскудели, что не стало никакой пищи для  поддержания  жизни,
кроме дичины, добытой охотою. Вслед за голодом  налетело  моровое  поветрие,
которое в короткое время унесло  столько  народу,  что  живым  было  невмочь
погребать  мертвецов.  Из-за  этого  жалкие   остатки   населения   острова,
собравшись толпами и покидая  Британию,  с  громкими  воплями  устремлялись,
уповая на паруса,  в  заморские  страны  и,  обращаясь  к  Создателю,  пели:
"Господи, ты отдал нас  на  заклание,  словно  овец,  и  рассеял  нас  между
народов". Сам король Кадвалладр, плывя с ничтожным флотом в Арморику, такими
словами усугублял эти жалобные стенания: "Увы  нам  грешным,  ибо  несчастия
наши посланы на нас Господом за чудовищные преступления  наши,  которыми  мы
упорно и непрерывно его оскорбляли, хотя у нас было время покаяться.  И  вот
он, Всемогущий, обрушил на нас заслуженное нами возмездие, которое  вырывает
нас с корнем из родной почвы, чего не удалось добиться некогда  римлянам,  а
позднее  скоттам  и  пиктам,  ни  саксам,  несмотря  на   коварство   их   и
предательства. Но тщетно мы столько раз избавляли от них свою родину, ибо не
было воли Господней на то, чтобы мы  властвовали  на  ней  вечно.  Праведный
судия, узрев, что мы никак не  хотим  прекратить  преступления  наши  и  что
никому не  по  силам  изгнать  с  острова  наш  народ,  и  пожелав  покарать
неразумных слепцов, ополчился на нас, почему мы и бежим  целыми  толпами  от
собственного  своего  племени.  Вернитесь,   римляне,   вернитесь,   скотты,
вернитесь, амброны-саксы, перед вами  покинутая  нами  из-за  Божьего  гнева
Британия, опустошить которую вам было невмочь! Из нее нас  изгнала  не  ваша
доблесть, но всемогущество царя над царями, которому непрестанно наносили мы
оскорбления".
     204. Сокрушенный и стенающий описанным образом и по-иному, он пристал к
армориканскому берегу и со всем множеством своих соотечественников явился  к
Алану, племяннику Соломона, который оказал  ему  достойный  прием.  Британия
одиннадцать лет подряд была  опустошаема  страшными  бедствиями  и  если  не
считать малого числа  бриттов,  бежавших  в  Валлию  и  пощаженных  смертью,
вселяла ужас в исконных своих обитателей, да и  для  саксов,  умиравших  без
счета и непрерывно, времена  также  наступили  тяжелые.  Остатки  их,  когда
гибельное поветрие  прекратилось,  последовав  своему  давнему  обыкновению,
сообщили в Германию  соплеменникам,  что  коренных  жителей  на  острове  не
осталось и что завладеть им нетрудно, если они прибудут, намереваясь на  нем
поселиться. Когда об этом узнал упомянутый нечестивый народ,  собравшиеся  в
несметном числе мужчины и  женщины  отплыли  в  Британию  и,  высадившись  в
Нортанумбрии,  заселили  все  опустевшие  области  от  Альбании  вплоть   до
Корнубии. Ведь нигде не было  местного  населения  -  кроме  кучки  выживших
бриттов, ютившихся в дебрях валлийских лесов -  которое  могло  бы  им  хоть
сколько-нибудь  воспротивиться.  С  этой  поры  островная  держава   бриттов
перестала существовать, и на острове стали властвовать англы.
     205. Затем по прошествии известного времени, когда прибывшие в Арморику
бритты  окрепли  и  воспрянули  духом,  Кадвалладр,  не  забывавший   своего
отечества, которое  уже  избавилось  от  упомянутого  морового  поветрия,  и
мечтавший вернуть себе былое достоинство венценосца, обратился  к  Алану  за
помощью. Но, после того как он добился желаемого и  уже  принялся  снаряжать
флот, к нему  воззвал  ангельский  глас,  повелевший  отступиться  от  этого
замысла. Ведь Создатель не хотел, чтобы бритты  господствовали  на  острове,
пока не наступит то время, которое Мерлин напророчил Артуру. Этот глас также
наказал Кадвалладру отправиться в Рим к папе Сергию, дабы покаяться  и  быть
причисленным к лику святых. Он возвестил, сверх того, что  народ  бриттов  в
воздаяние за  свою  приверженность  к  истинной  вере  вновь  завладеет,  по
миновании  предрешенного  времени,  своим  родным  островом,  но   что   это
произойдет не раньше, чем, получив в свои руки  его,  Кадвалладра,  останки,
бритты перевезут их из Рима в Британию; и лишь разыскав также останки прочих
своих святых, сокрытые в тайниках из-за вторжения  на  их  землю  язычников,
восстановят, наконец, свое государство.  Выслушав  реченное  ему  ангельским
гласом, святой муж тотчас же предстал перед королем Аланом и рассказал  тому
о дарованном ему откровении.
     206. Тогда Алан, собрав различные книги о пророчествах орла из Цестонии
и о прорицаниях  Сивиллы  и  Мерлина,  начал  тщательно  их  изучать,  чтобы
выяснить,  совпадает  ли  откровение  Кадвалладру  с   записанными   в   них
предсказаниями и, не обнаружив между ними никаких  разногласий,  посоветовал
Кадвалладру, отложив  поход  на  Британию,  повиноваться  промыслу  Божию  и
исполнить повеление ангела, а также отправить на остров сына своего Иво-ра и
племянника  Ини,  чтобы  те  правили  уцелевшими  бриттами  и  чтобы  народ,
вознесенный чередой  предшествующих  поколений,  не  утратил  свободы  из-за
нашествия чужеземцев. А Кадвалладр, отринув мирскую  суету  ради  Господа  и
вековечного царства, прибыл в Рим и, приобщенный святых тайн папою  Сергием,
неожиданно занемог и в двенадцатый день от майских календ в год от Рождества
Господа нашего шестьсот восемьдесят девятый, покинув плотскую свою оболочку,
вступил в палаты царства небесного.
     207. Ивор и Ини,  снарядив  для  себя  корабли  и  собрав,  сколько  им
удалось, готовых отправиться с  ними  воинов,  высадились  на  острове  и  в
течение сорока девяти лет тревожили  народ  англов  частыми  и  беспощадными
нападениями. Но это мало чему помогло. Мор и голод, а также непрекращающиеся
внутренние раздоры настолько обессилили некогда гордый народ, что  ему  было
невмочь упорствовать и отражать врагов.  Погрязнув  в  невежестве,  он  стал
называть себя не бриттами, а валлийцами, присвоив  себе  это  название  либо
потому, что у них был вождь, Валлон, либо по имени королевы Валаес, либо  их
окрестили так чужеземцы. Саксы, напротив, соблюдая  благоразумие,  сохраняли
между  собой  мир  и  согласие,  обрабатывали  поля,  отстраивали  города  и
укрепления и, лишив бриттов господства при вожде Адельстане, который  первым
из них увенчал себя  королевской  короной,  держали  уже  в  подчинении  всю
Лоегрию. Утратив бриттское благородство, валлийцы впоследствии не воссоздали
древнего государства на острове; недовольные саксами, они  порой  восставали
на них и непрерывно дрались либо с ними, либо в междоусобных схватках.
     208. Об их королях, которые с этого времени  властвовали  в  Валлии,  я
предоставляю написать Карадоку Ланкарбанскому, моему современнику, о королях
саксов - Вильгельму Мальмсберийскому и  Генриху  Хунтендонскому,  каковым  я
настоятельно советую умолчать о бриттских королях, ибо  они  не  располагают
той книгой на языке бриттов,  которая,  будучи  привезена  из  армориканской
Британии архидиаконом Оксенфордским Вальтером, правдиво сообщает историю  их
и которую, чтя память названных в ней властителей, я постарался перевести на
латинский язык.


Популярность: 103, Last-modified: Thu, 01 Mar 2001 08:47:13 GMT