----------------------------------------------------------------------------
     Перевод Н. Н. Амосовой
     Легенда о докторе Фаусте. Серия "Литературные памятники"
     М., "Наука", 1978
     OCR Бычков М.Н.
----------------------------------------------------------------------------

                                Входит Хор.

                                    Хор

                  Не шествуя полями Тразимены,
                  Где Марс вступил с пунийцами в союз {1},
                  Не тешась праздной негою любви
                  В сени дворцов, с причудливой их жизнью,
                  Не в подвигах, не в блеске смелых дел
                  Свой черпать стих стремится наша Муза.
                  Мы, господа, должны изобразить
                  Лишь Фауста изменчивый удел.
                  Ждем вашего вниманья и суда
                  И скажем вам о юности его.
                  Родился он в немецком городке
                  Названьем Родс {2}, в семье совсем простой;
                  Став юношей, поехал в Виттенберг {3},
                  Где с помощью родных учиться стал.
                  Познал он вскоре тайны богословья,
                  Всю глубину схоластики постиг,
                  И был он званьем доктора почтен.
                  Всех превзойдя, кто диспуты с ним вел
                  О тонкостях божественных наук.
                  Его гордыни крылья восковые,
                  Ученостью такою напитавшись,
                  Переросли и самого его.
                  И небеса, их растопить желая,
                  Замыслили его ниспроверженье
                  За то, что он, безмерно пресыщенный
                  Учености дарами золотыми.
                  Проклятому предался чернокнижью.
                  И магия ему теперь милей
                  Любых утех и вечного блаженства.
                  Таков тот муж, который здесь пред вами.
                  Сидит один в своей ученой келье.
                                 (Уходит).


                                 [СЦЕНА I]

                        Фауст входят в свой кабинет.

                                   Фауст

                    Пересмотри свои занятья, Фауст,
                    Проверь до дна глубины всех наук.
                    По-прежнему будь богословом с виду,
                    Но знаний всех ты цель определи.
                    Живи, умри в творениях бессмертных.
                    Которые оставил Аристотель.
                    О, логика святая, это ты
                    Меня в восторг когда-то привела!
                    Bene disserere est finis logices *.
                    {* Хорошо рассуждать - цель логики (лат.).}
                    Цель логики - уменье рассуждать?
                    И это все? И нет в ней чуда выше?
                    Так чтенье брось! Ты цели той достиг.
                    Достоин ты предмета выше, Фауст!
                    On cai me on *, прощай! Приди, Гален {4} -
                    {* Сущее и не сущее (греч.).}
                    Раз Ubi desinit philosophus, ibi incipit medicus *,
                    {* Где кончается философ, там  начинается врач (лат.).}
                    Врачом ты стань и золото копи.
                    Увековечь себя лекарством дивным.
                    Summum bonum medicinae sanitas *.
                    {* Высшее благо медицины - здоровье (лат.).}
                    Так! Здравие телес - цель медицины.
                    Но разве ты той уели не достиг?
                    Не стала ли звучать повсюду ныне
                    Крылатыми словами речь твоя?
                    Иль не висят, как память о тебе.
                    Везде твои рецепты, что спасли
                    От злой чумы немало городов
                    И тысячи недугов излечили?
                    И все же ты - лишь Фауст, человек!
                    Коль мог бы ты бессмертье людям дать
                    Иль мертвого поднять из гроба к жизни,
                    То стоило б искусство это чтить.
                    Прочь знахарство! А где ж Юстиниан {5}?,
                                 (Читает).
                    Si una eademque res legatur duobus.
                    Alter rem, alter valorem rei *... и т. д.
                    {* Если одна и та же вещь завещана двоим, то
                    один - вещь, другой - стоимость вещи... (получает) (лат.).}
                    Вот крючкотворства мелкого образчик.
                                 (Читает).
                    Exhaereditare filium non potest pater nisi * и т. д.
                    {* Лишить сына наследства не может никто, кроме отца                      лат.).}
                    В том содержанье всех судебных актов
                    И целого собрания законов.
                    Достойно это слуг и торгашей,
                    Кого влечет один наружный блеск.
                    Как низменно и тесно для меня!
                    В конце концов не лучше ль богословье?
                    Вот библия Иеронима {6}, Фауст.
                                 (Читает).
                    Stipendium peccati mors est *. Ха! Stipendium... в т. д.
                    {* Возмездие за грех есть смерть (лат.).}
                    Возмездие за грех есть смерть. Как строго!
                                 (Читает).
                    Si pecasse negamus, fallimur, et nulla est in nobis
                                                                   veritas
                    {* Если мы отрицаем, что согрешили, мы ошибаемся и в
                    вас нет никакой истины (лат.).}
                    Коль говорим, что нет на нас греха,
                    Мы лжем себе, и истины в нас нет.
                    Зачем же нам грешить, а после гибнуть?
                    Да, гибелью должны мы гибнуть вечной!
                    Ученье хоть куда! Che sera, sera *!
                    {* Что будет, то и будет (итал.; sera вм.
                    sara, старая форма будущего времени).}
                    Что быть должно, то будет! Прочь, писанье!
                    Божественны лишь книги некромантов
                    И тайная наука колдунов.
                    Волшебные круги, фигуры, знаки...
                    Да, это то, к чему стремится Фауст!
                    О, целый мир восторгов и наград,
                    И почестей, и всемогущей власти
                    Искуснику усердному завещан!
                    Все, что ни есть меж полюсами в мире.
                    Покорствовать мне будет! Государям
                    Подвластны лишь владенья их. Не в силах
                    Ни тучи гнать они, ни вызвать ветер.
                    Его же власть доходит до пределов,
                    Каких достичь дерзает только разум.
                    Искусный маг есть всемогущий бог.
                    Да, закали свой разум смело, Фауст,
                    Чтоб равным стать отныне  божеству.
                              (Входит Вагнер).
                    Моим друзьям снеси привет мой, Вагнер,
                    Корнелию и Вальдесу скорей
                    И упроси прийти ко мне.

                                   Вагнеp

                                            Да, сударь.
                                 (Уходит).

                                   Фауст

                    Советы их помочь мне могут больше,
                    Чем все мои ученые занятья.
                        (Входят ангелы добра и зла).

                                Ангел добра

                    Проклятую оставь ты книгу, Фауст!
                    Закрой ее, не искушай души,
                    Чтоб божий гнев не грянул над тобой!
                    Читай, читай писанье! Не кощунствуй!

                                 Ангел зла

                    Нет, далее в искусстве упражняйся,
                    В котором вся сокровищница мира!
                    Стань на земле, как на небе Юпитер,
                    Владыкою, властителем стихий!
                              (Ангелы уходят).

                                   Фауст

                    Я этого и жажду всей душою!
                    Смогу ли я незримых духов слать
                    За чем хочу, во все концы земли?
                    Я прикажу все тайны мне открыть,
                    Осуществлять все замыслы мои
                    За золотом мне в Индию летать,
                    Со дна морей сбирать восточный жемчуг,
                    И, обыскав все уголки земли,
                    Чудесные и редкие плоды
                    И царские мне яства приносить!
                    Велю открыть нездешнюю премудрость
                    И тайны иноземных королей;
                    Германию укрыть стеной из бронзы
                    И быстрый Рейн направить в Виттенберг;
                    Наполнить школы я велю шелками {7},
                    В которые студенты облекутся;
                    Найму войска, какие захочу,
                    На золото, что духи мне доставят;
                    И изгоню отсюда принца Пармы {8}
                    И стану всех земель отчизны нашей
                    Единственным отныне государем!
                    Военные снаряды похитрее.
                    Чем огненный антверпенский корабль {9},
                    Изобрести велю я духам-слугам!
                     (Входят Вальдес и Корнелий) {10}.
                    Корнелий мой и Герман Вальдес, жду вас!
                    Порадуйте меня советом мудрым!
                    Друзья мои! Корнелий, милый Вальдес,
                    Узнайте же, что вашими словами
                    Я побежден и, наконец, решился
                    Наукою таинственной заняться.
                    Но не одни слова - воображенье
                    Меня влечет, ничем не насыщаясь.
                    Мой полон ум мечтой о колдовстве.
                    Постылы мне обманы философий;
                    Для мелких душ - и знахарство, и право,
                    А низменней всех трех их - богословье,
                    Ничтожное, суровое, тупое {11}.
                    Лишь магия одна меня пленяет!
                    Друзья мои, мне помогите в этом,
                    И я, который сжатым силлогизмом
                    Умел смущать отцов германской церкви
                    И заставлял ученых Виттенберга
                    Вокруг моих проблем кружиться роем,
                    Как адский сонм толпится вкруг Мусея {12}
                    Прекрасного, когда сошел он в ад, -
                    Я стану всех мудрей, как встарь Агриппа {13},
                    Европою столь чтимый за сиденья.

                                  Вальдест

                    Твой, Фауст, ум, наш опыт, эти книги
                    Молиться нам заставят все народы!
                    Как дикари индейские испанцам,
                    Так будут нам покорствовать все силы.
                    Оберегать, как львы, они нас станут,
                    Сопутствовать они нам будут вечно
                    Как рейтары с их пиками у седел,
                    Иль мощные лапландские гиганты {14},
                    Иль в образе невинных дев и жен,
                    В чьем облике красы таится больше.
                    Чем в белых персях у любви царицы.
                    Огромные тяжелые суда
                    Пригонят из Венеции нам духи,
                    Возьмут руно в Америке златое,
                    Что каждый год доныне притекало
                    В сокровищницу старого Филиппа {15},
                    Коль будет тверд в решенье мудрый Фауст.

                                   Фауст

                    В решении своем я тверд не меньше,
                    Мой Вальдес, верь, чем ты в решенье жить!

                                  Корнелий

                    Те чудеса, что магия свершает,
                    Увидевши, ты клятву принесешь
                    Не изучать других наук отныне.
                    Тот, кто знаком с учением о звездах.
                    Обогащен познаньем языков
                    И выучил все свойства минералов,
                    Тот изучил основы колдовства.
                    Верь, будешь чтим ты всеми ныне, Фауст,
                    И толпами усердней посещаем,
                    Чем в древности оракул был Дельфийский.
                    Поведали мне духи, будто могут,
                    Все высушив моря, достать богатства
                    Из кораблей, когда-то затонувших;
                    А из глубин неведомых земли
                    Сокровища, что прадедами скрыты.
                    К чему ж еще стремиться нам троим?

                                   Фауст

                    Да, не к чему, Корнелий! Как я счастлив!
                    Явите ж мне магические действа.
                    Чтоб где-нибудь, в глухой далекой роще,
                    Я мог начать учиться волхвованью
                    И радости могущества познать.

                                  Вальдес

                    Так поспешим в заброшенную рощу!
                    Возьми с собой ты Бэкона, Альбана {16},
                    Евангелье и с ним Псалтырь еврейский,
                    А что еще для волхвованья нужно,
                    Поведаем тебе в беседе позже.

                                  Корнелий

                    Пусть выучит он заклинанья, Вальдес,
                    А там, когда узнает все приемы,
                    Пусть силы сам испытывает Фауст.

                                  Вальдес

                    Я научу сперва тебя основам,
                    И ты меня в искусстве превзойдешь.

                                   Фауст

                    Пойдемте же со мною отобедать
                    И лишь затем обсудим все подробно.
                    Сегодня в ночь, до сна, устрою пробу.
                    Пусть я умру, а волхвовать начну!
                                 (Уходят).


                                 [СЦЕНА II]
                            Входят два студента.

                                1-й студент

     Что это случилось с Фаустом? Бывало,  он  наполнял  наши  школы  звоном
своих sic probo {Так доказано (лат.; средневековая школьная формула).}!

                                2-й студент

     Сейчас узнаем, вот его слуга!
                              (Входит Вагнер).

                                1-й студент

     Эй, ты, как тебя, где твой хозяин?

                                   Вагнер

     Бог его знает!

                                2-й студент

     А ты что ли не знаешь?

                                   Вагнер

     Нет, знаю - одно из другого не вытекает.

                                1-й студент

     Иди ты со своими шутками! Скажи, где он?

                                   Вагнер

     Это  не  вытекает  ни  из  какого  аргумента,  на  котором   вам,   как
лиценциатам, надо бы основываться. А потому признайте свою ошибку  и  будьте
впредь внимательнее.

                                2-й студент

     Так ведь ты же сказал, что знаешь!

                                   Вагнер

     У вас есть свидетели?

                                1-й студент

     Ну да, я же тебя слышал!

                                   Вагнер

     Вы же не стали бы спрашивать у моего приятеля, вор я или нет!

                                2-й студент

     Ну, так не скажешь?

                                   Вагнер

     Скажу, сударь. Только, если бы вы не были тупицами, вы  ни  за  что  не
задали бы мне такого вопроса. Разве доктор Фауст не  corpus  naturale  {Тело
природы (лат.).}, и разве оно не mobile {Подвижное  (лат.).}?  Зачем  же  вы
задаете такой вопрос? Не  будь  я  по  природе  флегматик,  которого  трудно
рассердить, более склонный к распутству (к любви, я бы сказал),  опасно  вам
было бы подходить и на сорок шагов к месту вашей возможной  казни!  Впрочем,
не сомневаюсь, что все равно в будущую судебную  сессию  я  увижу,  как  вас
вздернут! Итак, одержав над вами верх, приму вид пуританина и заговорю  так:
воистину, возлюбленные братья мои, хозяин мой  пребывает  в  доме  своем  за
трапезой с Вальдесом и Корнелием, что подтвердило бы вам это вино,  если  бы
могло говорить... Итак, да благословит и сохранит вас господь,  возлюбленные
братья, возлюбленные братья! (Уходит).

                                1-й студент

     Боюсь, не предался ли он тому проклятому искусству, за которое  поносят
везде этих двоих!

                                2-й студент

     Будь он и посторонний, а не был бы мне близок, и то бы я скорбел о нем.
Пойдем-ка, расскажем  обо  всем  ректору;  может  быть,  его  мудрые  советы
образумят Фауста.

                                1-й студент

     О, боюсь, его ничто не может образумить.

                                2-й студент

     И все-таки попытаемся сделать все, что можем.


                                [СЦЕНА III]
                       Входит Фауст для волхвованья.

                                   Фауст

                    В унылый час, в который тень земли.
                    Чтоб влажный лик увидеть Ориона,
                    На небо из Антарктики восходит,
                    Туманя их своим дыханьем мглистым,
                    Произнеси свои заклятья, Фауст,
                    И посмотри, тебе покорны ль бесы.
                    За то, что ты им поклоняться начал.
                    Здесь Иеговы {17} в кругу волшебном имя
                    Начертано обратной анаграммой {18}
                    И имена святых, но сокращенно,
                    И образы всех атрибутов неба,
                    И символы блуждающих светил,
                    Что духов вызывать способны силой.
                    Мужайся же, о Фауст, будь же тверд.
                    И магии ты силу испытай!

     Sint mihi dei Acherontis propitii! Valeat numen triplex lehouae! Ignis,
aeris,  aquae, terrae spiritus, saluete! Orientis princeps Belsibub, inferni
ardentis  monarcha  et  Demogorgon,  propitiamus  vos, ut appareat et surgat
Mephistophilis!  Quid tu moraris? Per lehouam, Gehennam et consecratam aquam
quam  nunc spargo, signumque crucis quod nunc facio, et per vota nostra ipse
nunc  surgat nobis dicatus Mephistophilis {Да будут благосклонны ко мне боги
Ахеронта!  Да  здравствует  тройственная  божественность  Иеговы! Духи огня,
воздуха,   воды,  земли,  привет  вам!  Владыка  Востока  Вельзевул,  монарх
пылающего  ада, и Демогоргон, молим Вас, да явится и поднимется Мефистофель!
Что же ты медлишь? Заклинаем Иеговой, геенной и святой водой, коей кроплю, и
крестным  знамением,  которое  ныне  творю,  и молитвами нашими, да появится
здесь и сейчас обреченный нам Мефистофель! (лат.).}!
                              (Входит дьявол).
                    Исчезни, бес, явись в ином обличье,
                    Ты чересчур уродлив, чтоб служить мне!
                    Прими-ка вид монаха-францисканца.
                    Для дьявола подходит вид святоши.
                              (Дьявол уходит).
                    Есть, видимо, в заклятьях этих сила!
                    Как не хотеть владеть таким искусством?
                    Как боязлив со мною Мефистофель!
                    Как полон он угодливости робкой!
                    Вот чар моих таинственная власть!
                    Ты, Фауст, маг, венчанный лавром маг,
                    Которому сам Мефистофель служит!
                    Quin regis Mephistophilis fratris imagine *!
                    {* Ты правишь даже во образе брата Мефистофеля! (лат.).}
                            (Входит Мефистофель)

                                Мефистофель

                    Что хочешь ты, чтоб совершил я, Фауст?

                                   Фауст

                    Слугой мне будь всегда, пока я жив;
                    Все исполняй, что Фауст повелит,
                    Хотя б велел луну низвергнуть с неба
                    Иль затопить всю землю океаном!

                                Мефистофель

                    Я лишь слуга смиренный Люцифера
                    И не могу прислуживать тебе;
                    Пока на то приказа нет владыки,
                    Мы ничего не можем совершить.

                                   Фауст

                    Что ж, это он велел тебе явиться?

                                Мефистофель

                    Нет, здесь теперь по собственной я воле.

                                   Фауст

                    Так вызвали тебя мои заклятья?

                                Мефистофель

                    Причина - в них, верней, случайный повод.
                    Коль слышим мы, что кто-то имя бога
                    Использует во зло и отрекаясь
                    От господа Христа и от писанья,
                    Бросаемся, дабы схватить ту душу,
                    Но лишь тогда, когда он применяет
                    Грозящие проклятьем вечным средства.
                    А потому, чтоб поскорей нас вызвать,
                    От троицы отречься надо смело
                    И ревностно молиться князю тьмы.

                                   Фауст

                    Но Фауст ведь уже признал всем сердцем
                    Владыкою единым Вельзевула!
                    Ему навек душой предался Фауст
                    И не страшит его словцо "проклятье".
                    Ад для него - Элизиум {19}, где встретит
                    Его душа всех древних мудрецов.
                    Но праздные оставив рассужденья
                    О гибели, о душах и о прочем,
                    Скажи, кто твой владыка Люцифер?

                                Мефистофель

                    Верховный вождь и повелитель духов.

                                   Фауст

                    Был ангелом когда-то Люцифер?.

                                Мефистофель

                    Да, ангелом - любимейшим у бога!

                                   Фауст

                    А почему стал ныне князем тьмы?

                                Мефистофель

                    Тому виной предерзость и гордыня -
                    За них его низвергнул бог с небес.

                                   Фауст

                    А кто же вы, посланцы Люцифера?

                                Мефистофель

                    Сподвижники владыки Люцифера,
                    Восставшие когда с Люцифером,
                    И прокляты навеки с Люцифером.

                                   Фауст

                    Присуждены к чему вы?

                                Мефистофель

                                           К аду - вечно.

                                   Фауст

                    Так как же ты из ада отлучился?

                                Мефистофель

                    Мой ад везде, и я навеки в нем.
                    Ты думаешь, что тот, кто видел бога,
                    Кто радости небесные вкушал,
                    Не мучится в десятке тысяч адов,
                    Лишась навек небесного блаженства?
                    О, свой допрос оставь, лукавый Фауст,
                    Не мучь мою слабеющую душу!


                                   Фауст
                    Как? Страждет сам великий Мефистофель,
                    Лишившийся божественных восторгов?
                    Ты мужеству у Фауста учись
                    И презирай потерянное счастье!
                    Неси же весть немедля Люциферу,
                    Что мыслями кощунственными Фауст
                    На вечную себя обрек погибель.
                    Скажи, что он ему уступит душу,
                    Но требует двадцать четыре года
                    Наполненной роскошествами жизни
                    И чтобы ты все годы мне служил,
                    Мне добывал, чего ни захочу я.
                    Ответ давал на все, о чем спрошу,
                    Карал врагов и помогал друзьям
                    И слепо мне всегда повиновался.
                    Ступай теперь к владыке Люциферу
                    И в кабинет мой в полночь возвратись
                    Поведать мне решенье господина!

                                Мефистофель

                    Да, Фауст.
                                 (Уходит).

                                   Фауст

                    Будь столько душ во мне, как звезд на небе,
                    Я отдал бы их все за слуг подобных!
                    Я вместе с ним владыкой мира стану;
                    По воздуху я перекину мост,
                    Чтоб проходить над океаном с войском;
                    Я Африки прибрежные холмы
                    С Испанией солью в сплошную сушу,
                    И дань сбирать я с них обеих буду!
                    И никакой ни князь, ни император
                    В Германии не должен будет жить
                    Без моего на то соизволенья!
                    А ныне я, желанного добившись,
                    Над новою наукой поразмыслю,
                    Пока ко мне вернется Мефистофель.
                                 (Уходит).


                                 [СЦЕНА IV]
                            Входят Вагнер и Шут.

                                   Вагнер

     Эй, мальчик, иди сюда!

                                    Шут

     Это я мальчик? Ну и мальчик! Ты что,  много  видал  мальчиков  с  такой
бородой, как у меня? Вот еще! Мальчик!

                                   Вагнер

     А ну, скажи, есть у тебя доходы?

                                    Шут

     Да, и выходы тоже бывают, вот как видишь!

                                   Вагнер

     Ах ты, бедняга, смотри-ка - как есть голь, а еще шутит! Гол как  сокол,
работы нет, а голоден так, небось, что наверняка продал бы душу  дьяволу  за
кусок баранины и притом даже сырой!

                                    Шут

     Это мою-то душу - за кусок баранины и притом даже сырой? Не так дешево,
приятель! Ей-богу, я бы обязательно потребовал, чтобы его  хорошо  зажарили,
да еще полили соусом, если я плачу так дорого!

                                   Вагнер

     А хочешь служить у меня? Будешь щеголять как qui mihi discipulus  {Тот,
кто мне ученик (лат.).}!

                                    Шут

     Это как же, в стихах?

                                   Вагнер

     Да нет, весь в шелку и во вшивом корне!

                                    Шут

     Как это, на Мошенничьем Поле {20}? Так  это-то  поместье  оставил  тебе
отец? Понимаешь, мне жалко было бы лишать тебя последних средств пропитания!

                                   Вагнер

     Да я говорю "во вшивом корне"!

                                    Шут

     Ого, ого, во вшивом корне! Видно, будь я твоим слугой, я  был  бы  весь
обсыпан вшами!

                                   Вагнер

     И будешь, со мной или без меня, все равно! Ну,  шутки  прочь,  заключим
договор на семь лет или я превращу всех твоих вшей в нечистых  духов  и  они
разорвут тебя в куски!

                                    Шут

     Не трудитесь, сударь, я и сам настолько нечистый, что  они  пренахально
ведут себя на моем теле, будто заплатили мне за еду и питье.

                                   Вагнер

     Ну, так вот, держи эти желтяки!
                             (Дает ему деньги).

                                    Шут

     Это что, раскаленные угольки?

                                   Вагнер

     Да нет же, французские кроны!

                                    Шут

     Служить ради французских крон? Ведь человеку от них такой же прок,  как
от английских фишек, да и с теми-то что мне делать {21}?

                                   Вагнер

     Ну, теперь, малый, тебя предупредят за  час,  когда  и  куда  за  тобой
явится дьявол!

                                    Шут

     Нет, нет, берите-ка свои угольки назад!

                                   Вагнер

     А вот и не возьму!

                                    Шут

     А вот и возьмете!

                                   Вагнер

     Сим свидетельствую, что я их ему отдал.

                                    Шут

     Сим свидетельствую, что я вам их вернул.

                                   Вагнер

     Ну, так я велю двум бесам, Балиолу и Белчеру, утащить тебя!

                                    Шут

     Пусть-ка сунутся сюда ваши Балиол и Белчер, я им так всыплю, как  никто
им не всыпал с тех пор, как они стали бесами, даже одного убью! И люди будут
говорить: "Глянь-ка вон на того высокого парня в  широких  штанах,  он  убил
беса!". И во всем приходе меня будут звать "Убей-бес"!
              (Входят два дьявола. Шут бегает взад и вперед).

                                   Вагнер

     Балиол и Белчер, духи, прочь!
                             (Дьяволы уходят).

                                    Шут

     Что, ушли? Будь они прокляты, у них такие  гадкие  длинные  когти!  Это
были бес и бесовка, их вот как можно распознать,  я  вам  объясню:  у  бесов
рога, а у бесовок - раздвоенные копыта.

                                   Вагнер

     Ну, ладно, ступай за мной!

                                    Шут

     Слушайте, а если я буду служить вам, вы научите меня вызывать Баниоса и
Белчеоса?

                                   Вагнер

     Я научу тебя оборачиваться во что угодно - в собаку, в кошку, в мышь, в
крысу - во что хочешь!

                                    Шут

     Ну, вот! Христианин - и вдруг в собаку, или кошку, или мышь, или крысу.
Ну, нет, сударь, если уж вы превратите меня во что-нибудь, так  уж  лучше  в
маленькую, миленькую, прыгающую блошку, чтоб я мог быть сразу и тут, и  там,
и всюду. О, я проберусь во все прорехи к хорошеньким бабенкам, ей-богу!

                                   Вагнер

     Ну, идем!

                                    Шут

     Так слышите же, Вагнер!

                                   Вагнер

     Эй, Балиол и Белчер!

                                    Шут

     О, господи, прошу вас,  сударь,  пусть  себе  отдыхают  ваши  Балиол  и
Белчер!

                                   Вагнер

     Негодяй,  зови  меня  "господин  Вагнер"  и  держи  свой   левый   глаз
диаметрально устремленным на мою правую  пятку  с  quasi  vestigias  nostras
insistere {Как бы ступая по нашим следам (лат., искажено).}.
                                 (Уходит).

                                    Шут

     Господи прости, он говорит, как шелками вышивает! Ну, я пойду  за  ним,
буду служить ему, конечно!


                                 [СЦЕНА V]
                    Фауст входит в свой кабинет. Фауст.

                   И вот теперь ты проклят безвозвратно,
                   И не спастись от этого ничем.
                   Прочь, праздное отчаянье и думы,
                   Зачем теперь раздумывать о боге?
                   Отчайся  в нем и веруй в Вельзевула!
                   Не отступай, о нет! Будь, Фауст, тверд.
                   Зачем дрожишь? В ушах звенят слова;
                   "Брось магию и к богу возвратись".
                   Да, к господу вернется снова Фауст!
                   Вернется ли? Но он тебя не любит!
                   Твой бог теперь - одни твои желанья,
                   И в них любовь сокрыта Вельзевула!
                   Воздвигну я ему алтарь и храм
                   И совершу там жертвы детской кровью!
                        (Входят ангелы добра и зла).

                                Ангел добра

                   О, Фауст мой, отвергни чернокнижье!

                                   Фауст

                   Раскаянье, молитвы... Что в них пользы?

                                Ангел добра

                   Они тебя вернут обратно небу!

                                 Ангел зла

                   Обман лишь чувств, безумия плоды,
                   Кто верит в них, бывает одурачен.

                                Ангел добра

                   О небесах и о небесном думай!

                                 Ангел зла

                   Нет, помышляй о славе и богатстве!
                              (Ангелы уходят).

                                   Фауст

                   Богатство! Да! Моим ведь станет Эмден {22},
                   Когда служить мне будет Мефистофель!
                   Какой бог может Фаусту отмстить?
                   Опасность - вздор!.. Довольно колебаний!
                   Явись ко мне, неси мне, Мефистофель,
                   Благую весть скорей от Люцифера!
                   Не полночь ли уже? Где ж Мефистофель?
                   Veni, veni. Mephistophile *!
                   {* Приди, приди, Мефистофель! (лат.).}
                           (Входит Мефистофель).
                   Ну, что сказал владыка Люцифер?

                                Мефистофель
                   Чтоб Фаусту, пока он жив, служил я,
                   Коль купит он ценой души услуги.

                                   Фауст

                   Отважился уже на это Фауст!

                                Мефистофель

                   Торжественно ее ты завещать
                   И написать бумагу должен кровью.
                   Гарантии желает Люцифер.
                   Откажешься - я возвращаюсь в ад.

                                   Фауст

                   Стой, подожди! Скажи мне, Мефистофель,
                   Зачем нужна душа моя владыке?

                                Мефистофель

                   Чтоб царствие умножить Люцифера.

                                   Фауст

                   Так это - цель бесовских искушений?

                                Мефистофель

                   Solamen miseris socios habuisse doloris *.
                   {* Утешение несчастных - иметь товарищей в скорби (лат.).}

                                   Фауст

                   Так ведомы и вам, как людям, муки?

                                Мефистофель

                   Такие же, как в душах у людей.
                   Но получу ль твою я душу, Фауст?
                   Я буду раб тебе, слуга послушный,
                   И дам тебе с лихвой, чего попросишь!

                                   Фауст

                   Да, Мефистофель, отдаю ее!

                                Мефистофель

                   Так уколи ты смело руку, Фауст,
                   И подпишись, что в некий день и час
                   Твой примет дух великий Люцифер,
                   И будь велик, как он!

                                   Фауст
                            (Пронзая себе руку).

                                         Вот, Мефистофель!
                   Я из любви к тебе своею кровью
                   Скрепляю свой обет пред Люцифером,
                   Властителем и князем вечной ночи.
                   Струится кровь из раненой руки,
                   Да освятит она мои желанья!

                                Мефистофель

                   Но следует все это написать
                   По правилам, как дарственную запись.

                                   Фауст

                   Я напишу. (Пишет). Взгляни-ка, Мефистофель,
                   Сгустилась кровь, я не могу писать!

                                Мефистофель

                   Я принесу огонь расплавить сгусток.
                                 (Уходит).

                                   Фауст

                   В чем тайный смысл такой задержки крови?
                   Не должно мне подписывать обет?
                   Застыла кровь, чтоб я не мог писать?
                   "Вручается душа"... тут запеклось...
                   Моя душа ведь мне принадлежит?
                   Пиши же вновь: "Вручается душа...".
                 (Входит Мефистофель с жаровней и углями).

                                Мефистофель

                   Вот и огонь, прижги же рану, Фауст.

                                   Фауст

                   Вот кровь опять светлеет и бежит!
                   Не мешкая, я кончу то, что начал.
                                  (Пишет).

                                Мефистофель
                                (в сторону)

                   Все сделаю, чтоб эту душу взять!

                                   Фауст

                   Вот, consummatum est *, написан акт,
                   {* Окончено (лат.).}
                   И Фауст им дал душу Люциферу.
                   Но что это за надпись на руке?
                   Вот: homo, fuge *! Но куда бежать?
                   {* Человек, беги (лат.).}
                   Не к богу же, меня он ввергнет в ад!
                   Нет, это бред... Не видно ничего!
                   Ах, вот опять! На том же месте вижу.
                   Да: homo, fuge! Нет, не дрогнет Фауст!

                                Мефистофель

                   Развлечь его мне нужно! Чем? Поищем!
  (Уходит и возвращается с дьяволами; они подносят Фаусту золотые венцы и
                    богатые уборы, пляшут и удаляются).

                                   Фауст

                   Я не пойму, скажи мне, Мефистофель,
                   Что зрелище такое означает?

                                Мефистофель

                   Оно должно тебя потешить, Фауст,
                   И показать, что магии доступно.

                                   Фауст

                   А вызывать теперь смогу я духов?

                                Мефистофель

                   Да, и творить побольше чудеса.

                                   Фауст

                   Нет, это стоит много тысяч душ!
                   Мой свиток здесь, возьми же, Мефистофель,
                   Вот договор о теле и душе,
                   С условием, однако, что исполнишь
                   По пунктам все, записанное в нем.

                                Мефистофель

                   Клянусь тебе великим Люцифером,
                   Что все свои исполню обещанья!

                                   Фауст

     Послушай же, я перечту условья:
     "...на таких условиях: первое, чтобы Фауст  мог  становиться  духом  по
образу и плоти. Второе, чтобы  Мефистофель  был  его  слугой  в  его  полном
распоряжении. Третье, чтобы Мефистофель делал для него и доставлял ему  все,
что ему будет угодно. Четвертое, чтобы он пребывал невидимым в  его  комнате
или доме. Наконец, чтобы он являлся к помянутому Джону Фаусту в любое время,
в том виде и образе, как ему будет приказано. Я, Джон Фауст из  Виттенберга,
доктор, за это вручаю душу и тело свои Люциферу, повелителю Востока,  и  его
слуге Мефистофелю, и впредь  предоставляю  им  по  истечении  24  лет,  если
вышеуказанные пункты не будут нарушены,  полную  власть  унести  или  увлечь
оного Джона Фауста с телом и душой, с плотью, кровью  и  имуществом  в  свое
обиталище, где бы оно ни было.
                                               Подписано мною - Джон Фауст".

                                Мефистофель

                   Ты это мне даешь, как вексель, Фауст?

                                   Фауст

                   Да, да, бери, и жди наград от ада!

                                Мефистофель

                   Теперь проси, чего желаешь, Фауст!

                                   Фауст

                   Сначала я спрошу тебя об аде.
                   Где место то, что адом мы зовем?

                                Мефистофель

                   Под небом.

                                   Фауст

                              Да, как все. Скажи точней!

                                Мефистофель

                   Среди стихий, в пучине мирозданья.
                   Где страждем мы и где пребудем вечно.
                   У ада нет ни места, ни пределов:
                   Где мы - там ад, где ад - там быть нам должно.
                   В конце времен, по разрушеньи мира,
                   Любая тварь очистится земная,
                   И будет ад повсюду, кроме неба.

                                   Фауст

                   Ну, думаю, что ад - пустая басня!

                                Мефистофель

                   Да, думай так, покуда горький опыт
                   Не убедит потом тебя в ином.

                                   Фауст

                   Ты думаешь, что Фауст будет проклят?

                                Мефистофель

                   Еще бы нет! Тут предо мной твой свиток -
                   Им душу ты вручаешь Люциферу.

                                   Фауст

                   И тело с ней, но что же тут такого?
                   Не мнишь ли ты, что Фауст склонен верить,
                   Что может быть страданье после смерти?
                   Старушечьи все выдумки!

                                Мефистофель

                                           Но, Фауст,
                   Примером я обратного служу:
                   Я проклят был, и вот теперь - в аду я!

                                   Фауст

     Что, ты теперь в аду? Так если это ад, я охотно  соглашусь,  чтоб  меня
прокляли. Как же так! Разгуливаешь, ведешь споры и т. д.?  Впрочем,  оставим
это. Достань мне жену, самую красивую  девушку  в  Германии;  я  распутен  и
похотлив и не могу быть без жены.

                                Мефистофель

     Как, жену тебе? Прошу тебя, Фауст, не говори о жене.

                                   Фауст

     Нет, достань мне жену, милый Мефистофель, хочу иметь жену.

                                Мефистофель

     Так ты ее получишь. Подожди здесь моего  возвращения,  я  приведу  тебе
жену во славу Сатане.
            (Уходит и возвращается с дьяволом во образе женщины.
                                Фейерверк).

                   Ну, нравится ль тебе твоя жена?

                                   Фауст

                   Чума ее возьми! Ведь это девка!

                                Мефистофель

                   Брак, Фауст, вздор, бессмысленный обряд!
                   Коль любишь ты меня, о нем не думай {23}.
                   Я приводить к твоей постели буду
                   Прелестнейших наложниц  по утрам.
                   Какая бы тебе ни приглянулась.
                   Ответствовать твоим желаньям будет,
                   Хоть будь она чиста, как Пенелопа,
                   Как Савская царица {24} хитроумна,
                   Блистательна, как светлый Люцифер
                   До своего печального паденья.
                   Возьми себе, как дар мой, книгу, Фауст,
                                (дает книгу)
                   Внимательно ее ты посмотри.
                   Коль повторишь вот эти строки громко -
                   То золота получишь, сколько хочешь.
                   Круг очерти вот этот по земле -
                   И вызовешь гром, молнию и бурю.
                   Произнеси вот это трижды внятно -
                   И воины предстанут пред тобой,
                   Готовые исполнить все, что хочешь.

                                   Фауст

     Спасибо, Мефистофель {25}, но  мне  хотелось  бы  иметь  такую  книгу,,  в
которой я мог  бы  найти  всякие  заклинания  и  магические  формулы,  чтобы
вызывать духов когда угодно.

                                Мефистофель

     Они в этой книге есть.
                         (Переворачивает страницы).

                                   Фауст

     Так дай еще такую книгу, где мог бы я видеть все светила, чтобы изучить
их движение и свойства.

                                Мефистофель

     И это здесь есть.
                         (Переворачивает страницы).

                                   Фауст

     Нет, дай еще мне одну книгу - и это будет все - в которой я мог бы также
найти все растения, травы и деревья, какие только бывают на свете.

                                Мефистофель

                   Вот здесь они.

                                   Фауст

                   Не может быть!

                                Мефистофель

                   Ручаюсь.
                     (Переворачивает страницы. Уходит).


                                 [СЦЕНА VI]
                        Входят Фауст и Мефистофель.

                                   Фауст

                     Когда смотрю на небеса, я каюсь,
                     Кляня тебя, коварный Мефистофель,
                     За то, что ты лишил меня блаженства.

                                Мефистофель

                     Ну, полно, Фауст. Иль ты вправду веришь,
                     Что небеса - такая прелесть, что ли?
                     Прекрасней их ты вдвое сам, как всякий,
                     Здесь на земле живущий человек.

                                   Фауст

                     Как это ты докажешь?..

                                Мефистофель

                                            Очень просто:
                     Ведь создано для человека небо,
                     Так, значит, человек прекрасней неба.

                                   Фауст

                     Коль создано оно для человека -
                     Я человек - и для меня оно!
                     Я магию отвергну и покаюсь!
                        (Входят ангелы добра и зла).

                                Ангел добра

                     Покайся, Фауст! Бог тебя простит!

                                 Ангел зла

                     Ведь ты же дух, тебя нельзя простить!

                                   Фауст

                     Кто в уши мне жужжит здесь, будто дух я?
                     Будь я хоть бес, меня простил бы бог!
                     Да, бог меня простит, когда покаюсь!

                                 Ангел зла

                     Но каяться вовек не станет Фауст!
                              (Ангелы уходят).

                                   Фауст

                     Все кончено, и никогда не вспыхнет
                     Раскаянье в окаменелом сердце!
                     Чуть вспомню я о вере, о спасенье,
                     Как страшное в ушах грохочет эхо:
                     "Ты проклят, Фауст!". Вдруг передо мной
                     Являются кинжалы, шпаги, ружья,
                     С отравою бокалы и веревки,
                     Чтоб мог я вмиг покончить с этой жизнью.
                     И я себя давным-давно убил бы.
                     Но радости земные побеждают
                     Отчаянье глубокое во мне.
                     Не пел ли мне по моему веленью
                     Слепой Гомер о страсти Александра,
                     О гибели Эноны {26}? Не играл ли
                     Мелодии на арфе сладкозвучной
                     С тем, кто воздвиг когда-то стены Фив {27},
                     Однажды здесь мой верный Мефистофель?
                     Так стоит ли терзаться или гибнуть?
                     Я снова тверд и каяться не стану!
                     Давай, начнем мы снова, Мефистофель,
                     Беседовать с тобой о тайнах неба.
                     Есть много ль над луною сфер небесных?
                     И все ль тела небесные в той сфере,
                     Что и земля, центральная планета {28}?

                                Мефистофель

                     Светила все, как элементы мира.
                     Входящие орбитами друг в друга,
                     Вращаются вокруг одной оси.
                     Концы ее мы полюсами мира
                     Привыкли звать. Блуждающих светил,
                     Юпитера, Сатурна или Марса,
                     Названия не вымышлены.

                                   Фауст

     Но, скажи мне, у них единое движение, как situ, так и tempore  {Как  по
месту, так и по времени (лат.).}?

                                Мефистофель

     Все вместе передвигаются с востока на запад  за  24  часа  относительна
полюсов мира, но имеют различное движение относительно полюсов зодиака.

                                   Фауст

                     Такой пустяк и Вагнеру известен,
                     Но должен быть ученей Мефистофель!
                     Кто о двойном не ведает движенье
                     Небесных тел? Одно лишь сутки длится,

     Другое - так: у Сатурна 30 лет, у Юпитера - 12, у Марса  -  4  года,  у
Солнца, Венеры и Меркурия - год; у Луны - 28 дней.  Это  -  просто  азбучные
истины! А скажи, у каждого светила есть своя власть или intelligentia {Разум
(лат.).}?

                                Мефистофель

                     Да.

                                   Фауст

                     А сколько есть небес или сфер?

                                Мефистофель

                     Девять - семь планет, небосвод и высшее небо.

                                   Фауст

     Ну ответь мне  на  такой  вопрос:  почему  не  бывают  все  соединения,
противостояния, фазы, затмения сразу в одно время, а так - в некоторые  года
их больше, в другие - меньше?

                                Мефистофель

                     Per inaequalem motum respectu totius *.
                     {* Из-за неравномерного движения по
                     отношению к целому (лат.).}

                                   Фауст

                     Хорошо, я удовлетворен. Скажи, кто создал мир?

                                Мефистофель

                     Я не скажу.

                                   Фауст

                     Милый Мефистофель, скажи!

                                Мефистофель

                     Не принуждай меня, я не скажу.

                                   Фауст

                     Негодяй, разве ты не обязался все мне объяснять?

                                Мефистофель

     Да, но лишь то, что не враждебно  аду.  А  твой  вопрос  враждебен.  Ты
подумай об аде, Фауст, ибо ты ведь проклят!

                                   Фауст

                     О боге, мир создавшем, думай, Фауст!

                                Мефистофель

                     Ну, погоди!
                                 (Уходит).

                                   Фауст

                                 Да, уходи, проклятый,
                     В свой мрачный ад! Уйди! Несчастный Фауст
                     Из-за тебя обрек проклятью душу
                     Не поздно ли теперь?
                        (Входят ангелы добра и зла).

                                 Ангел зла

                                           Да, слишком поздно!

                                Ангел добра

                     Нет, никогда не поздно, если Фауст
                     Раскается!

                                 Ангел зла

                                Раскаешься, так бесы
                     Тебя в куски со злости разорвут!

                                Ангел добра

                     Раскаешься - они тебя не тронут.
                              (Ангелы уходят).

                                   Фауст

                     Спаситель мой, Христос, молю, спаси
                     Ты Фауста измученную душу!
                 (Входят Люцифер, Вельзевул и Мефистофель).

                                  Люцифер

                     Христос тебе помочь уже не может,
                     Он справедлив. Души твоей не нужно
                     Уж никому - лишь мне она нужна!

                                   Фауст

                     О, кто ты, страшный гость?

                                  Люцифер

                                                Я - Люцифер,
                     А это, как и я, властитель ада.

                                   Фауст
                     Ах, за душой твоей явились, Фауст!

                                  Люцифер

                     Явились мы, дабы сказать тебе,
                     Что оскорбил ты нас сейчас, нарушив
                     Наш договор, болтая о Христе.
                     О боге не мечтай - мечтай о черте -
                     И бабушке его {29}.

                                   Фауст

                     Я виноват! Прости меня, и Фауст
                     Клянется впредь не помышлять о  небе {30},
                     Не поминать и не молиться богу.
                     Священное писание сжигать,
                     Всех истреблять служителей господних
                     И духов слать для разрушенья храмов!

                                  Люцифер

     Поступай так, и мы щедро наградим тебя! Фауст, мы пришли из ада,  чтобы
кое-что тебе показать. Садись, ты увидишь все  семь  смертных  грехов  в  их
собственном обличье.

                                   Фауст

                     Мне зрелище приятно это будет,
                     Как божий рай приятен был Адаму
                     В тот самый день, как был он сотворен.

                                  Люцифер

     Не говори ни о рае, ни о сотворении мира,  а  гляди  на  наше  зрелище,
говори о дьяволе и больше ни о чем. Эй, сюда!

                       (Входят Семь смертных грехов).

     Вот, Фауст, спроси их об их именах и характерах.

                                   Фауст

     Кто ты, первый?

                                  Гордыня

     Я Гордыня. Я считаю ниже своего достоинства иметь каких бы то  ни  было
родителей. Я вроде Овидиевой блохи {31}, я могу забираться в любые  местечки
к женщине: то, как парик, я облегаю ее чело, то, как веер с перьями, я целую
ее губы - истинная правда! Чего только я  не  делаю!  Но...  Фу!  Какой  тут
запах! Я больше не скажу ни слова, если  пол  не  будет  опрыскан  духами  и
покрыт аррасской тканью {32}.

                                   Фауст

     Кто ты, второй?

                                  Алчность

     Я Алчность. Родилась от старого скряги, в старом  кожаном  мешке.  Будь
моя воля, я хотела бы, чтобы этот дом и все люди в нем превратились в золото
Я заперла бы тебя тогда в мой добрый сундук, о мое милое золото!

                                   Фауст

     Кто ты, третий?

                                    Гнев

     Я Гнев. У меня нет ни отца, ни матери. Я выскочил из пасти льва,  когда
мне отроду было всего полчаса, и с тех пор я все ношусь по белу свету с этой
парой рапир, нанося удары самому себе, если больше не  с  кем  сразиться.  Я
родился в аду и крепко на него надеюсь - кто-нибудь из вас станет мне отцом!

                                   Фауст

     Кто ты, четвертый?

                                  Зависть

     Я Зависть, родилась от трубочиста и торговки  устрицами.  Читать  я  не
умею и потому хочу, чтобы все книги были сожжены. Я худею, когда  вижу,  как
едят другие. О, пусть бы во всем мире настал голод  и  все  поумирали,  а  в
живых осталась я одна! Посмотрел бы ты тогда, какой я стану жирной! А почему
ты сидишь, а я стою? А ну-ка подвинься! Вот еще!

                                   Фауст

     Прочь, завистливая негодяйка! А ты кто, пятый?

                                Чревоугодие

     Кто я, сударь? Я Чревоугодие, все мои родные померли и, ну  их  совсем,
оставили мне прямо нищенские средства -  их  хватает  на  то  только,  чтобы
кушать тридцать раз в день,  а  выпивать  -  так  всего  десять  раз,  сущие
пустяки, чтобы удовлетворить натуру!  Я  царской  породы:  мой  дедушка  был
Свиной окорок, бабушка - Бочка кларета. Крестными отцами у меня были Питер -
Маринованная селедка и Мартин  -  Мартеновская  солонина  {33}.  А  крестная
моя... это была веселая дама, ее нежно любили во всех городах и селах. Звали
ее Марджери - Мартовское пиво. Слыхал, какова  у  меня  родословная,  Фауст?
Угостишь меня ужином?

                                   Фауст

     Ну, нет, хоть убей, - ты сожрешь все мои припасы!

                                Чревоугодие

     Так пусть тебя дьявол задавит!

                                   Фауст

     Сам задавись, обжора! Кто ты, шестой?

                                  Леность

     Я Леность. Я родилась на солнечном бережку, где так и лежу с тех  самых
пор. Зря ты меня потревожил, пусть Чревоугодие и  Сластолюбие  отнесут  меня
назад. Больше не скажу ни слова ни за полцарства.

                                   Фауст

     А ты кто, госпожа вертихвостка? Ты, седьмая и последняя!

                                Сластолюбие

     Кто я, сударь? Я некто,  кто  предпочитает  один  дюйм  сырой  баранины
целому аршину вяленой трески! А имя мое начинается с Ссс.. Сластолюбие.

                                  Люцифер

     Прочь, в ад, в ад! (Грехи уходят). Ну, что же, Фауст? Понравилось тебе?

                                   Фауст

                     О, для души так много пищи в этом!

                                  Люцифер

                     А вот в аду - получше развлеченья!

                                   Фауст

                     Как мне взглянуть на ад и возвратиться?
                     Как счастлив бы я был!

                                  Люцифер

     Так и увидишь. Я пришлю за тобой в  полночь.  А  пока  что  возьми  эту
книгу, внимательно прочти и сможешь принимать, какой захочешь облик.

                                   Фауст

                     Благодарю, великий Люцифер!
                     Как жизнь свою ее беречь я буду!

                                  Люцифер

                     Пока прощай и дьяволу будь верен!

                                   Фауст

                     Да, Люцифер! Прощай! Эй, Мефистофель!
                               (Все уходят).

                             (Входит Хор) {34}.

                                    Хор

                     Премудрый Фауст,
                     Дабы познать все тайны звезд, какие
                     Начертаны в далекой горней книге
                     Небесного юпитерова свода,
                     На самый верх Олимпа поднялся
                     В блистающей огнями колеснице.
                     Драконами могучими влекомой {35}.
                     Отправился он в дальние края
                     Проверить космографию на деле.
                     По-моему, сперва прибудет в Рим,
                     Чтоб папский двор и папу повидать
                     И побывать на празднике Петра {36},
                     Что по сей день справляется так пышно.
                                 (Уходит).


                                [СЦЕНА VII]
                        Входят Фауст и Мефистофель.

                                   Фауст

                   Итак, теперь, мой добрый Мефистофель,
                   Прекрасный Трир {37} с восторгом посетив,
                   Высокими горами окруженный,
                   Глубокими искусственными рвами,
                   Кремневыми стенами огражденный,
                   Каких врагам вовек не одолеть.
                   Затем Париж и Франции пределы,
                   Мы видели, как Майн впадает в Рейн,
                   Чьи берега - все в виноградных лозах;
                   Мы видели Неаполь и Кампанью {38}.
                   Где здания прекрасно-величавы
                   И улицы замощены камнями
                   И делят город на четыре части;
                   Мы видели гробницу золотую
                   Мудрейшего Марона и дорогу,
                   Что прорубил он за ночь чрез скалу
                   Длиной не менее английской мили {39}.
                   Мы Падую, Венецию видали;
                   Мы были там, где пышный храм стоит {40}.
                   Далеких звезд достигнуть угрожая
                   Стремительным и дерзновенным шпилем.
                   Так проводил доныне время Фауст.
                   Но где же мы сейчас остановились?
                   Привел ли ты меня, как повелел я,
                   В конце концов теперь в пределы Рима?

                                Мефистофель

     Да, Фауст, и так как нужно же нам устроиться, я занял  для  нас  личные
покои его святейшества.

                                   Фауст

                   Святой отец нам будет рад, надеюсь.


                                Мефистофель

                   А, все равно, мы сами себе устроим угощенье!
                   Ну, а теперь послушай, милый Фауст,
                   Что в Риме есть достойного вниманья:
                   Он на семи холмах расположен,
                   Которые ему опорой служат,
                   И пополам его перерезает
                   Струящийся посередине Тибр.
                   Четыре чрез него ведут моста
                   В любую часть, во все кварталы Рима.
                   У моста Ангела - могучий замок,
                   В нем - арсенал, и столько там хранится
                   Оружия, литых из бронзы пушек
                   С узорчатой резьбой, с двойным стволом, -
                   Не меньше счетом их, чем дней в году.
                   Там есть еще врата и пирамиды41,
                   Которые великий Юлий Цезарь
                   Из Африки, как победитель, вывез.

                                   Фауст

                   Тогда клянусь я Стиксом, Ахеронтом
                   И озером огнистым Флегетона {42},
                   Что жажду я воочию увидеть
                   Блистательный, великолепный Рим.
                   Итак, идем скорей!

                                Мефистофель

                                      Нет, Фауст, стой!
                   Ведь знаю я - ты хочешь видеть папу
                   И побывать на празднике Петра {43},
                   Где скопище монахов ты увидишь
                   С плешивыми башками, для которых
                   Все summum bonum * в набиванье брюха.
                   {* Высшее благо (лат.).}

                                   Фауст

                   Да, я бы рад проделать с ними шутку,
                   Над глупостью потешиться их вволю.
                   Так чарами своими, Мефистофель,
                   Невидимым меня ты сотвори,
                   Чтоб мог я все, что пожелаю, делать,
                   Не видимый никем, пока я в Риме.
                      (Мефистофель околдовывает его).

                                Мефистофель

                   Отныне ты, что хочешь, делай, Фауст -
                   Тебя никто не может увидать.
     (Звуки трубы {44}. В сопровождении монахов входят папа и кардинал
     Лотарингский и садятся за накрытый стол. Монахи прислуживают им).

                                    Папа

     Придвиньтесь-ка поближе, кардинал.

                                   Фауст

     Беритесь за угощенье, черт вас удави.

                                    Папа

     Что такое? Кто это сказал? Взгляните, братья!

                                   Монах

     Здесь, с позволения вашего святейшества, нет никого.

                                    Папа

     Монсиньор, вот отменное блюдо, присланное мне епископом Миланским.

                                   Фауст

     Спасибо, сударь.
                              (Хватает блюдо).

                                    Папа

     Что такое! Кто это выхватил у меня  блюдо?  Посмотрите  же  кто-нибудь!
Монсиньор, а вот это блюдо прислано мне кардиналом Флорентийским.

                                   Фауст

     Верно, я его съем!
                              (Хватает блюло).

                                    Папа

     Как, опять? Монсиньор, пью за вашу милость!

                                   Фауст

     Сохраните ко мне вашу милость!
                              (Хватает кубок).

                           Кардинал Лотарингский

     Ваше святейшество, может быть, это какой-нибудь дух,  ускользнувший  из
чистилища, чтобы вымолить у вашего святейшества прощение грехов?

                                    Папа

     Может быть! Братья,  приготовьтесь,  нужно  отслужить  панихиду,  чтобы
утихомирить этого неистового духа. Еще раз прошу, монсиньор, кушайте!
                             (Папа крестится).

                                   Фауст

                   Ты крестишься? Советую тебе,
                   Любезный мой, оставить эти штуки!
                          (Папа снова крестится).
                   Как, и опять? Ну, если в третий раз -
                   То жди беды, смотри! Предупреждаю!
             (Папа снова крестится, и Фауст дает ему затрещину.
                               Все убегают).
                   Что далее нам делать, Мефистофель?

                                Мефистофель

     Уж и не знаю - нас проклянут с колоколом, книгой и свечой {45}.

                                   Фауст

                   Как?
                   Колокол, свечка и книжка; колокол, книжка и свечка.
                   И вперед и назад, гонят Фауста в ад?
                   Скоро услышишь, как хрюкают свиньи, как блеют овечки,
                   Как телята мычат, как ослята кричат -
                   Уж такая пора - это праздник Петра {46}.
                (Входят все монахи для совершения панихиды).

                                   Mонах

     Братия, отдадимся делу нашему с усердием!

                               Монахи (поют)

     Будь проклят тот, кто унес блюдо со стола его  святейшества!  Маledicat
Dominus {Да проклянет господь! (лат.).}! Будь проклят  тот,  кто  нанес  его
святейшеству удар по лицу! Maledicat Dominus! Будь проклят  тот,  кто  нанес
удар по тонзуре брату Сандело! Maledicat  Dominus!  Будь  проклят  тот.  кто
нарушает нашу святую панихиду! Maledicat Dominus! Будь проклят тот, кто унес
вино  его  святейшества!  Maledicat  Dominus!  Et  omnes  sancti!  Amen  {Да
проклянет господь и все святые. Аминь (лат.).}!
  (Мефистофель и Фауст бьют монахов и швыряют в их толпу фейерверк, затем
                                 убегают).

                             (Входит Хор) {47}.

                                    Хор

                      Когда осмотр закончил Фауст свой
                      Всех редкостей и царственных дворов,
                      Из странствия домой он воротился,
                      Где близкие, товарищи, друзья,
                      Разлуку с ним сносившие в печали,
                      Все радостно друг друга поздравляли
                      С его благополучным возвращеньем.
                      Беседуя о том, что было с ним
                      В скитаниях его по всей вселенной,
                      Они его расспрашивали жадно
                      О тайнах звезд, и Фауст отвечал
                      С ученостью такой и знаньем дела,
                      Что всех умом своим он восхитил.
                      И слух о нем повсюду прогремел.
                      И вот сейчас великий император
                      Карл Пятый {48} сам его к себе зазвал.
                      Как редкий гость, пирует ныне Фауст
                      В его дворце, среди его вельмож.
                      Как доказал он там свое искусство,
                      Рассказывать не стану, ибо  это
                      Представлено здесь будет перед вами.
                                 (Уходит).


                                [СЦЕНА VIII]
                 Входит Робин, конюх, с книгой в руке {49}.

                                   Робин

     Ох, вот так славно! Я стащил одну из колдовских  книг  доктора  Фауста.
Ей-богу, отыщу-ка я в ней какие-нибудь магические фигуры! Теперь-то заставлю
всех девушек у нас в приходе плясать  передо  мной  голыми  -  так  я  увижу
больше, чем когда бы то ни было раньше!
                        (Входит Ральф, зовя Робина).

                                   Ральф

     Робин, пожалуйста, ступай-ка, там один господин  дожидается  лошадей  и
требует, чтоб ему почистили платье! Он там  препирается  с  хозяйкой  насчет
этого. Она послала меня разыскать тебя. Ступай-ка туда, пожалуйста!

                                   Pобин

     Не лезь ко  мне,  Ральф,  а  то  взорвешься  и  разлетишься  на  куски!
Убирайся, я принимаюсь сейчас за одну великолепную работенку.

                                   Ральф

     Постой, что ты делаешь с этой книжкой? Ты и читать-то не умеешь!

                                   Робин

     Уж хозяин и хозяйка убедятся, что умею: он - по своему лбу,  она  -  по
своим прелестям, которые ей суждено мне уступить, если только мое  искусство
не провалится.

                                   Ральф

     А что же это за книжка, Робин?

                                   Робин

     Что за книжка? Да самая что ни на есть богопротивная колдовская  книга,
какую когда-либо сочинил дьявол!

                                   Ральф

     А ты умеешь колдовать по ней?

                                   Робин

     С ее помощью мне ничего не стоит делать разные штуки!  Первое:  я  могу
напоить тебя током ипокрасы в любом кабачке Европы - и задаром. Это один  из
моих фокусов.

                                   Ральф

     Только за рассказы? Наш священник сказал бы, что это не штука {50}!

                                   Робин

     Ну, пусть так, Ральф. Но ведь это еще что! А вот, если по  сердцу  тебе
Нэн Спит, кухарка, так ты сможешь крутить ею, как тебе угодно, хотя бы  и  в
полночь.

                                   Ральф

     Ох, Робин, дружище, неужто я получу Нэн  Спит?  Коли  так,  я  уж  буду
кормить твоего дьявола лошадиным хлебом {51}, пока он не  помрет,  и  притом
бесплатно!

                                   Робин

     Ну, хватит, друг Ральф, пойдем, почистим башмаки, которые висят  у  нас
на руках, а там примемся за колдовство во имя самого дьявола.
                                 (Уходят).


                                 [СЦЕНА IX]
           Входят Робин и Ральф с серебряным кубком в руках {52}.

                                   Робин

     Вот, Ральф, не говорил я тебе, что мы на весь век обеспечены  благодаря
этой книжке доктора Фауста Ессе signum {Вот знак (лат.).}, вот  так  находка
для честных конюхов, наши лошади сена и в рот брать не будут, пока она будет
действовать.
                            (Входит трактирщик).

                                   Ральф

     Гляди, Робин, вот и трактирщик!

                                   Робин

     Т-с-с-с, я его сверхъестественно надую! Хозяин, надеюсь, мы  с  вами  в
расчете! Ну, бог с вами, идем, Ральф.

                                 Трактирщик

     Одно словечко, сударь! Прежде чем уйти, заплатите мне за кубок!

                                   Робин

     За кубок? Ральф, что это значит? За какой кубок? Ах, ты, да знаешь, что
ты... и т. д.!.. Обыщи меня!

                                 Трактирщик

     Этого-то я и хочу, сударь, с вашего позволения.
                            (Обыскивает Робина).

                                   Робин

     Ну, что скажешь?

                                 Трактирщик

     Мне нужно кое-что сказать вашему приятелю, вот вам, сударь,

                                   Ральф

     Мне,  сударь?  Мне,  сударь?  Обыщите  себе  брюхо  лучше!  (Трактирщик
обыскивает его). И не стыдно вам, сударь, обременять честных людей  поисками
правды?

                                 Трактирщик

     Ну, кубок-то у кого-то из вас!

                                   Робин

     Врешь, хозяин! Он не у меня, он передо мной. (В сторону). Эх, покажу  я
тебе, как порочить честных людей! Убирайся подобру-поздорову, а то  я  шкуру
тебе спущу за твой кубок! Суди тебя Вельзевул! (Ральфу).  Гляди  за  кубком,
Ральф!

                                 Трактирщик

     Эй, что это значит?

                                   Робин

     Я тебе покажу, что это значит! (Читает).  Sanctobulorum  Penphiasticon.
Погоди, хозяин,  я  уж  тебя  потешу!  (Ральфу).  Гляди  за  кубком,  Ральф.
(Читает). Polypragmos Belseborams framanto pacostiphos tostu, Mephistophilis
{Набор бессмысленных слов, напоминающих латинские и  греческие.},  и  т.  д.
{53}
          (Входит Мефистофель и прицепляет им на спины фейерверк.
                           Все бегают по сцене).

                                 Трактирщик

     О, nomine Domine {Именем  господа!  (лат.,  неправильно).},  чего  тебе
надо, Робин! Ладно, пусть нет у тебя кубка!

                                   Ральф

     Peccatum peccatorum {Грех из грехов  (лат.).}.  Вот  тебе  твой  кубок,
добрый трактирщик!
                 (Отдает кубок трактирщику, и тот убегает).

                                   Робин

     Misericordia pro nobis {Милосердие к нам  (т.  е.  смилуйся  над  нами)
(лат.).}, что мне делать? Добренький дьявол, прости меня на этот  раз,  и  я
больше никогда не заберусь в твою библиотеку!
                       (Мефистофель подходит к ним).

                                Мефистофель

                    О, ада царь, под чьею черной властью
                    Великие властители земли
                    Склоняются в благоговейном страхе!
                    О ты, на чьих зловещих алтарях
                    Лежат горой погубленные души!
                    Как зол я на заклятье этих тварей!
                    Покинуть мне пришлось Константинополь
                    По вызову каких-то дураков!

                                   Робин

     Неужто Константинополь? Вам пришлось проделать долгий путь, возьмите-ка
себе в кошелек  шесть  пенсов,  чтоб  заплатить  за  ужин,  и  отправляйтесь
восвояси!

                                Мефистофель

     Негодяи, за вашу наглость превращаю одного  в  обезьяну,  а  другого  в
собаку, и убирайтесь!
                                 (Уходит).

                                   Робин

     Как, в обезьяну? Вот здорово, я-таки позабавлюсь с мальчишками!  Орехов
и яблок у меня будет вдоволь!

                                   Ральф

     А я стану собакой!

                                   Робин

     Ей-богу, твоя башка никогда не будет вылезать из горшка с похлебкой!
                                 (Уходят).


                                 [СЦЕНА X]
        Входят император, Фауст и рыцарь в сопровождении свиты {54}.

                                 Император

     Господин доктор  Фауст,  до  меня  дошли  удивительные  слухи  о  твоих
познаниях в черной магии. Говорят, в моей империи и даже в целом мире  никто
не может сравниться с тобой в искусстве магии. Говорят, у тебя есть знакомый
дух, с помощью которого ты можешь исполнять все, что ни  пожелаешь.  Поэтому
прошу тебя: покажи мне свое искусство; пусть глаза мои  получат  возможность
подтвердить истинность того, о чем  слыхали  мои  уши.  Клянусь  тебе  своей
императорской короной, что бы ты ни сделал, ты не потерпишь ни поношения, ни
ущерба.

                                   Рыцарь
                                (в сторону)

     Право, он очень похож на фокусника.

                                   Фауст

     Всемилостивейший государь, хоть я должен признать себя ниже той  славы,
какую разнесли по свету люди,  и  хоть  мое  искусство  недостойно  внимания
вашего величества, но я счастлив исполнить все, что ваше величество повелит.
К этому обязывают меня любовь и долг.

                                 Император

                     Тогда меня послушай, доктор Фауст.
                     Подчас, когда я остаюсь один
                     В безмолвии пустынном кабинета,
                     Печальные ко мне приходят мысли
                     О доблести моих далеких предков,
                     О том, что встарь они свершить успели, -
                     Сокровища такие накопили
                     И столько стран сумели покорить,
                     А мы, что здесь наследовали им, -
                     Мы никогда, боюсь, достичь не сможем
                     Величия и власти, равных этим.
                     Среди других ушедших государей
                     Мне вспомнился и Александр Великий,
                     Чьих подвигов чудесное сверканье
                     Животворит и освещает мир.
                     Когда о нем упоминанье слышу,
                     В душе моей родится сожаленье,
                     Что никогда его я не видал.
                     Поэтому, коль ты своим искусством
                     Его вернешь из-под могильных сводов,
                     Под коими покоится сей муж,
                     И с ним его возлюбленную вместе,
                     Обоих в их обличье настоящем,
                     С движеньями, им свойственными, в платье,
                     Которое они носили в жизни.
                     Тогда мое заветное желанье
                     Исполнишь ты и дашь мне этим повод,
                     Пока я жив, тебя повсюду славить.

                                   Фауст

     Всемилостивейший государь, я готов исполнить ваше повеление,  насколько
мне позволят мое искусство и власть моего духа.

                                   Рыцарь
                                (в сторону)

     Ну, это-таки немного!

                                   Фауст

     Но позвольте сказать, ваша милость, что не  в  моих  силах  представить
пред ваши взоры настоящие, вещественные тела обоих этих царственных усопших,
которые уже давным-давно обратились в прах.

                                   Рыцарь
                                (в сторону)

     Право, господин доктор, вы  начинаете  обнаруживать  признаки  небесной
благодати, раз хотите открыто во всем признаться!

                                   Фауст

     Но перед вашей милостью появятся духи, в точности похожие на Александра
и его возлюбленную в том виде, какой те имели при жизни,  в  самом  расцвете
сил и красоты. Без сомнения,  ваше  императорское  величество,  будете  этим
удовлетворены.

                                 Император

     Начинайте же, господин доктор, я хочу сейчас же их видеть!

                                   Рыцарь

     Слышите, господин доктор? Пусть Александр и его возлюбленная предстанут
перед императором!

                                   Фауст

     Что такое, сударь?

                                   Рыцарь

     Ей-богу, это все такая же правда, как и то, что Диана превратила меня в
оленя!

                                   Фауст

     Этого-то не было, сударь, но, когда  Актеон  умер,  он  оставил  вам  в
наследство свои рога {55}. Ступай-ка, Мефистофель!
                           (Мефистофель уходит).

                                   Рыцарь

     Ну, нет, если вы, действительно, собираетесь вызывать  духов,  я  лучше
уйду!
                                 (Уходит).

                                   Фауст

     Я еще рассчитаюсь с вами за то, что  вы  вмешивались  в  наш  разговор!
(Входит  Мефистофель  с  Александром  и  его  возлюбленной).  Вот   и   они,
всемилостивейший государь!

                                 Император

     Господин доктор, слыхал я, что у  этой  дамы  при  жизни  была  на  шее
бородавка или родинка. Как бы узнать, верно это или нет?

                                   Фауст

     Ваше величество, можете смело подойти и посмотреть.

                                 Император

     Да это вовсе не духи, это настоящие живые Александр и его  возлюбленная
с плотью и кровью!
                               (Духи уходят).

                                   Фауст

     Не соблаговолите ли теперь, ваше величество, послать  за  тем  рыцарем,
который только что был так любезен со мной?

                                 Император

     Кто-нибудь, позвать его! (Один из придворных выходит. Входит  рыцарь  с
рогами на голове). Это еще что, господин рыцарь? А  я  ведь  думал,  что  ты
холостяк! А теперь вижу - у тебя есть жена, которая наделяет тебя рогами, да
еще вдобавок заставляет тебя носить их! Пощупай себе голову!

                                   Рыцарь

                    Ты, негодяй, проклятый, гнусный пес,
                    В расселине ужасных скал взращенный,
                    Как смеешь ты позорить дворянина!
                    Все уничтожь, что натворил, наглец!

                                   Фауст

     О, не так скоро, сударь, торопиться некуда!  Ну  да  ладно,  теперь  вы
будете помнить, как прекословили мне во время  моей  беседы  с  императором.
Думаю, что мы теперь квиты.

                                 Император

     Добрый господин доктор, прошу вас, избавьте его от рогов, он достаточно
наказан!

                                   Фауст

     Всемилостивейший государь, Фауст по заслугам отомстил этому  клеветнику
не столько ради отплаты за те оскорбления, которыми он осыпал меня  в  вашем
присутствии, сколько для того,  чтобы  позабавить  вас.  Это  все,  что  мне
хотелось, и потому я с удовольствием избавлю его от рогов.  А  вы,  господин
рыцарь, отныне отзывайтесь об ученых  почтительнее!  Мефистофель,  преобрази
его сейчас же! (Мефистофель снимает  рога  с  головы  рыцаря).  Теперь,  мой
добрый государь, я исполнил свой долг, разрешите мне удалиться.

                                 Император

     Прощайте, господин доктор, но, прежде чем уехать отсюда, ждите от  меня
щедрой награды {56}.
                                 (Уходят).


                                 [СЦЕНА XI]
                      Лужайка, затем дом Фауста {57}.

                                   Фауст

                     Извечный бег, что совершает время
                     Спокойною, бесшумною стопой,
                     Нить бытия упорно сокращая,
                     Расплаты час все боле приближает,
                     А потому, любезный Мефистофель,
                     Мы поспешим с тобою в Виттенберг.

                                Мефистофель

     Пойдем пешком или верхом поедем?.

                                   Фауст

     Прелестную пройдем лужайку эту.
                        (Входит лошадиный барышник).

                                  Барышник

     Весь день сегодня ищу одного тут доктора Фустиана. Где же это он? Спаси
вас боже, господин доктор.

                                   Фауст

     Ну, что ж, хозяин, добро пожаловать!

                                  Барышник

     Вот что, сударь. Я принес вам сорок долларов за вашу лошадь.

                                   Фауст

     Я ее так не продам. Нравится она тебе, давай пятьдесят.

                                  Барышник

     Ах, сударь,  у  меня  больше  и  денег-то  нет!  Заступитесь  за  меня,
пожалуйста!

                                Мефистофель

     Прошу вас, уступите ему, это честный малый, и у него столько расходов -
нет ни жены, ни детей.

                                   Фауст

     Ну давай сюда твои деньги. (Лошадиный  барышник  дает  Фаусту  деньги).
Лошадь получишь от моего слуги. Но должен тебя предупредить: ни  за  что  не
въезжай на ней в воду.

                                  Барышник

     А что, сударь, разве она совсем воды не пьет?

                                   Фауст

     Пить-то пьет, но не въезжай на ней в воду. Наезжай  хоть  на  изгородь,
хоть в канаву, словом, куда угодно, только не в воду!

                                  Барышник

     Ладно, сударь! Ну, теперь дела мои устроены. (В сторону). Я уж не отдам
этой лошадки за сорок долларов. Даже будь она качеством вроде балаболки, все
равно я наживу на ней целое состояние: у  нее  круп  гладкий,  как  у  угря.
(Фаусту). Ну, прощайте, сударь, значит, ваш слуга передаст мне лошадку.  Но,
чур, если она заболеет или заартачится, я принесу вам  ее  мочу,  и  вы  мне
скажете, что с ней такое!

                                   Фауст

     Пошел вон, негодяй! Ты что  думаешь,  я  коновал?  (Лошадиный  барышник
уходит).

                  Ты, Фауст, что? Приговоренный к смерти!
                  Твой срок течет и близится к концу...
                  Отчаянье родит в душе неверье,
                  Терзаньями врывается в мой сон!
                  Но ведь Христос и на кресте воззвал
                  К разбойнику? Так будь покоен, Фауст!
 (Засыпает в своем кресле. Входит лошадиный барышник, весь мокрый, плача).

                                  Барышник

     Ой, ой, ой! Вот так доктор Фустиан! Вот  доктор  Лопус  был  совсем  не
такой доктор {58}. А этот дал мне такое очистительное, которое очистило меня
от сорока долларов! Только я их и видел! А я, как осел, не  послушался  его,
когда он велел, чтобы я не въезжал на ней в воду. Я решил, что  в  ней  есть
какое-то свойство, которое он хотел от меня скрыть. И вот  я,  как  ветреный
мальчишка, въехал на ней в глубокий пруд, что на краю  города.  Не  успел  я
доехать до середины пруда, как моя лошадь исчезла, и оказалось, что  я  сижу
верхом на охапке сена. Никогда в жизни не был я так близок  от  того,  чтобы
утонуть. Но я разыщу своего доктора и верну свои  сорок  долларов,  или  это
будет самая дорогая лошадь на свете! А, вон его шалопай! Эй,  ты,  где  твой
хозяин?

                                Мефистофель

     В чем дело, сударь? Что вам нужно? С ним нельзя говорить!

                                  Барышник

     А я хочу говорить с ним!

                                Мефистофель

     Да он спит крепким сном, приходите в другой раз.

                                  Барышник

     Я поговорю с ним сейчас, или я разобью ему окна над самым его ухом!

                                Мефистофель

     Говорю тебе, он не спал целых восемь ночей.

                                  Барышник

     Да хоть восемь недель - я поговорю с ним!

                                Мефистофель

     Вот, посмотри, как он крепко спит.

                                  Барышник

     Ах, вот он! Господь с вами, господин доктор, господин доктор,  господин
доктор Фустиан, сорок долларов, сорок долларов за охапку сена!

                                Мефистофель

     Ты же видишь, он тебя и не слышит!

                                  Барышник

     Эге-гей! Эге-гей! (Орет Фаусту в ухо). Проснетесь  вы  или  нет!  Уж  я
добужусь вас! (Тянет Фауста за ногу  и  отрывает  ее).  Ох,  беда,  что  мне
делать!

                                   Фауст

     О, моя нога, моя нога! На помощь,  Мефистофель!  Зови  стражников!  Моя
нога! Моя нога!

                                Мефистофель

     Идем к приставу, негодяй!

                                  Барышник

     О господи! Сударь, отпустите меня, и я дам вам еще сорок долларов!

                                Мефистофель

     Где они?

                                  Барышник

     Со мной их нету, идемте на мой постоялый двор, и я их вам отдам!

                                Мефистофель

     Ну, беги, живо!
                       (Лошадиный барышник убегает).

                                   Фауст

     Что,  убрался?  Счастливого  пути!  У  Фауста  опять  есть  нога,  а  у
барышника, будем считать, охапка сена за труды! Что ж, эта шутка  будет  ему
стоить еще сорок долларов! (Входит Вагнер). А, Вагнер, что нового?

                                   Вагнер

     Сударь, герцог Вангольтский {59} настоятельно приглашает вас к себе.

                                   Фауст

     Герцог Вангольтский? Это большой вельможа, перед ним  нечего  скупиться
на свое искусство! Идем к нему, Мефистофель!
                     (Фауст и Мефистофель уходят) {60}.


                                [СЦЕНА XII]
        Входят герцог и герцогиня Вангольтские, Фауст и Мефистофель.

                                   Герцог

     Право, господин доктор, мне очень понравилось это зрелище.

                                   Фауст

     Всемилостивейший  государь,  я  рад,  что  оно  доставило   вам   такое
удовольствие. Но, может быть, вам, государыня, все  это  было  неприятно?  Я
слыхал, что беременным женщинам часто хочется разных лакомств. Чего  бы  вам
хотелось, государыня? Только скажите и сразу все получите.

                                 Герцогиня

     Спасибо, добрый господин доктор! Я вижу ваше любезное желание доставить
мне удовольствие и не скрою от вас, чего желает душа  моя.  Будь  сейчас  не
январь, глухая зимняя пора, а лето, я ничего бы так не хотела видеть  здесь,
как блюдо зрелого винограда.

                                   Фауст

     Ну, государыня, это пустяк! Ступай, Мефистофель! (Мефистофель выходит).
Пожелай вы чего-нибудь и поважнее, и то бы получили. (Входит  Мефистофель  с
виноградом). Вот и виноград! Отведайте, пожалуйста!

                                   Герцог

     Права, господин доктор, вот это изумляет меня более  всего  остального!
Как это вы достали виноград такой глухой зимней порой, в январе месяце?

                                   Фауст

     С вашего позволения, государь, год во всем мире делится на  два  круга,
так что, когда зима у нас, в противоположном кругу - лето, например в Индии,
Саве {61} и более далеких восточных странах.  Я  и  велел  проворному  духу,
который мне служит, доставить мне оттуда винограду, как видите. Как  вы  его
находите, государыня? Вкусен ли он?

                                 Герцогиня

     Право,  господин  доктор,  это  лучший  виноград,  какой  я  когда-либо
пробовала в жизни {62}!

                                   Фауст

     Я счастлив, что он так вам нравится, государыня.

                                   Герцог

     Идемте же, сударыня, вы должны щедро наградить этого  ученого  мужа  за
любезность, которую он оказал вам.

                                 Герцогиня

     Непременно, государь, и пока я живу, не забуду этой любезности.

                                   Фауст

     Почтительно благодарю вашу милость.

                                   Герцог

     Следуйте за нами, господин доктор, и получите вашу награду.
                               (Все уходят).


                                [СЦЕНА XIII]
                  Входит Вагнер solus {Один (лат.).} {63}.

                                   Вагнер

                    Хозяин, знать, собрался помирать?
                    Свое добро он все теперь мне отдал,
                    Но если б смерть была и вправду близко.
                    Мне кажется, что он не пировал бы
                    Средь школяров так буйно, как сейчас.
                    И ужинов таких не задавал бы,
                    Каких вовек не видел раньше Вагнер.
                    Смотри, идут! Окончен, видно, пир!
                 (Уходит. Входит Фауст с двумя студентами).

                                1-й студент

     Господин доктор Фауст, обсудив вопрос о том,  которая  из  женщин  была
красивее всех в мире, мы порешили, что  прекраснейшей  женщиной,  когда-либо
жившей на свете, была Елена Греческая. А потому, господин доктор,  мы  сочли
бы себя глубоко вам обязанными, если бы вы сделали милость  и  показали  нам
эту несравненную греческую жену, величием которой восхищается весь мир.

                                   Фауст
                    Господа,
                    Ведь знаю я, что дружба непритворна
                    У вас ко мне, а Фауст не привык
                    Отказывать друзьям в их скромных просьбах.
                    Узрите вы красавицу-гречанку
                    В величии, в каком она являлась,
                    Когда Парис с ней пересек моря,
                    В Дарданию {64} везя свою добычу.
                    Молчите же! Слова несут опасность.
                (Слышна музыка, и по сцене проходит Елена).

                                2-й студент

                    Мой слишком ум и немощен и прост,
                    Чтоб вознести достойную хвалу
                    Той, что навек восторг снискала мира!

                                3-й студент

                    Нет дива в том, что целых десять лет
                    Вели войну воинственные греки,
                    Чтоб отстоять прекрасную царицу,
                    Чьей красоте нет равной на земле.

                                1-й студент

                    Увидевши венец непревзойденный
                    Творения природы, удалимся!
                    Благословен будь Фауст наш вовеки
                    За славное деяние его!

                                   Фауст

                    Прощайте же и вам желаю счастья.
                     (Студенты уходят. Входит старик).

                                   Старик

                    Ах, где найти мне силы, доктор Фауст,
                    Стопы твои направить на стезю,
                    Которая тебя бы привела
                    К небесному покою и блаженству?
                    Ах, разорви себе на части сердце
                    И кровь его смешай ты со слезами
                    Раскаянья под тяжестью греха
                    И мерзости твоей, смрад от которой
                    До глубины пропитывает душу
                    Пороками, злодействами, грехами!
                    Его изгнать не в силах состраданье -
                    Спасителя лишь милосердье, Фауст,
                    Чья кровь одна твою греховность смоет65!

                                   Фауст

                    Что сделал ты, несчастный, жалкий Фауст!
                    Отвержен ты! Отчайся и умри!
                    Ад требует расплаты справедливой
                    И голосом громовым вопиет:
                    "Твой близок час, иди, иди же, Фауст!".
                    И Фауст долг идет исполнить свой...
                      (Мефистофель подает ему кинжал).

                                   Старик

                    О Фауст, стой, опомнись, погоди.
                    И не свершай отчаянного шага!
                    Здесь над тобой, я вижу, реет ангел
                    И щедро льет из чаши милосердье.
                    О милости моли, оставь унынье!

                                   Фауст

                    Ах, добрый друг, я чувствую, врачуют
                    Слова твои измученную душу.
                    Покинь меня на время, чтоб я мог
                    Грехи мои вновь обозреть и взвесить!

                                   Старик

                    Я ухожу с печалью в сердце, Фауст,
                    Погибели души твоей страшась!
                                 (Уходит).

                                   Фауст

                    Отверженный! Где ж милосердье, Фауст?
                    Вот каюсь я и все же полон страха.
                    В моей душе ад борется с молитвой.
                    Как избежать сетей жестокой смерти?

                                Мефистофель

                    Изменник ты! За непокорность злую
                    Верховному владыке моему
                    Я требую твою до срока душу.
                    Вновь отрекись от бога, или я
                    В куски твое здесь растерзаю тело!

                                   Фауст

                    О, умоли владыку, Мефистофель,
                    Мою простить безумную предерзость.
                    Я подтвержу своею кровью снова
                    Мной принятый обет пред Люцифером!

                                Мефистофель

                    Да, сделай так скорей, с открытым сердцем,
                    Чтоб избежать за колебанья кары!

                                   Фауст

                    Так старика, ехидного и злого,
                    Посмевшего порочить Люцифера,
                    Мучениям предай страшнее адских!

                                Мефистофель

                    Сильна его бесхитростная вера -
                    Я не могу души его коснуться,
                    Но плоть его измучу, как смогу,
                    Хоть нет цены для ада в этих муках.

                                   Фауст

                    Я к одному стремлюсь, слуга мой добрый:
                    Дай утолить тоскующее сердце!
                    Возлюбленной моей пусть станет та.
                    Которую недавно здесь я видел -
                    Прекрасная Елена, чьи объятья
                    Божественные в силах погасить
                    Сомнения мои в моем обете -
                    И буду верен Люциферу!

                                Мефистофель

                                           Это
                    И что бы ты еще ни пожелал
                    Исполнится в одно мгновенье ока!
                              (Входит Елена).

                                   Фауст

                    Вот этот лик, что тысячи судов
                    Гнал в дальний путь, что башни Илиона
                    Безверхие {66} сжег некогда дотла!
                    Прекрасная Елена, дай изведать
                    Бессмертие в одном твоем лобзанье!
                                (Целует ее).
                    Ее уста всю душу исторгают!
                    Смотри, летит! Верни ее, Елена!
                    Я жить хочу - в устах твоих все небо!
                    Все, что не ты - один лишь тлен и прах!
                    Я - твой Парис! Из-за тебя, как Трою,
                    Весь Виттенберг отдам на разграбленье.
                    И я сражусь со слабым Менелаем
                    И преданно на оперенном шлеме
                    Твои цвета одни носить я стану.
                    Я снова поражу в пяту Ахилла {67}
                    И возвращусь к Елене за лобзаньем.
                    О, ты прекрасней, чем вечерний воздух,
                    Пронизанный сияньем тысяч звезд!
                    Ты солнечней, чем пламенный Юпитер,
                    Пред бедною Семелою представший {68}!
                    Милее ты, чем радостный царь неба
                    В объятиях лазурных Аретузы {69}!
                    Возлюбленной мне будешь ты одна!
            (Фауст, Мефистофель и Елена уходят. Входит старик).
                    Ах, господа! Что с Фаустом?

                                   Старик

                    Отчаянный и низкий человек {70}!
                    Небесную ты отвергаешь благость
                    И от суда небесного бежишь!
                              (Входят демоны).
                    Вот сатана меня проверить хочет!
                    Но веру мне господь мой закалит
                    В горниле сем, и верх она одержит
                    Над кознями твоими, черный ад!
                    Вы, демоны кичливые! Вон небо
                    Над вашими усильями смеется!
                    Прочь, мерзкий ад! Я богу предаюсь!
                               (Все уходят).


                                [СЦЕНА XIV]
                        Входит Фауст со студентами.

                                   Фауст

     Ах, господа!

                                1-й студент

     Что с Фаустом?

                                   Фауст

     Ах, дорогой мой товарищ! Живи я по-прежнему с тобой, я был бы невредим!
А теперь я гибну навеки! Взгляните, его еще нет? Его еще нет?

                                2-й студент

     Что Фауст хочет сказать?

                                3-й студент

     Похоже, что он помешался из-за своего постоянного одиночества.

                                1-й студент

     Когда так, мы пришлем к  нему  врачей.  Это  просто  переутомление,  не
бойтесь.

                                   Фауст

     Переутомление смертными грехами, из-за которых прокляты и тело и душа!

                                2-й студент

     И все же, Фауст,  подними  взоры  к  небу  и  вспомни,  что  бесконечно
милосердие божие.

                                   Фауст

     Нет, преступления Фауста нельзя простить. Змей, искушавший  Еву,  может
быть, спасется, но не Фауст. Ах, господа, выслушайте  меня  терпеливо  и  не
дрожите от моих речей! Хоть сердце мое трепещет и рвется при воспоминании  о
том, что долгих тридцать лет я занимался здесь учеными трудами, но лучше  бы
мне никогда не видеть Виттенберга, никогда не читать книг!  Какие  чудеса  я
совершал, видела вся Германия, весь мир! И вот ради этих чудес Фауст утратил
и Германию, и весь мир, да, и даже само небо, небо,  обитель  бога,  престол
блаженных, царство радости, и должен погрузиться в  ад  навеки!  Ах!  В  ад!
Навеки в ад! Друзья, что будет с Фаустом в аду, в бесконечном аду?

                                3-й студент

     И все же, Фауст, призывай бога!

                                   Фауст

     Бога, от которого отрекся Фауст? Бога, которого Фауст поносил?  О  боже
мой, как я рыдал бы! Но дьявол  высушивает  мои  слезы.  Пусть  вместо  слез
хлынет кровь, а с нею вытекут и жизнь и душа! О, он удерживает мне  язык!  Я
воздел бы руки к небу... но, смотрите, они держат их, держат!

                                    Все

     Кто, Фауст?

                                   Фауст

     Люцифер и Мефистофель! Ах, господа! Я отдал им душу за тайные познанья!

                                    Все

     Не допусти, господь!

                                   Фауст

     Бог и не хотел этого допустить, но  Фауст  все-таки  это  сделал.  Ради
пустых наслаждений в течение  двадцати  четырех  лет  Фауст  потерял  вечное
блаженство. Я написал им обет собственной своею кровью... Срок истек...  Час
наступает, они утащат меня!

                                1-й студент

     Почему же, Фауст, ты не сказал нам об  этом  раньше,  чтобы  священники
могли молиться за тебя?

                                   Фауст

     Я часто помышлял об этом, но дьявол грозился разорвать  меня  в  куски,
если я буду призывать имя божье, и утащить и тело и душу мою,  если  я  хоть
раз склоню слух свой к словам священного писания. А теперь - слишком поздно!
Уйдите, господа, чтобы не погибнуть вместе со мной.

                                2-й студент

     О, как нам спасти Фауста?..

                                   Фауст

     Не думайте обо мне, спасайтесь сами и уходите.

                                3-й студент

     Бог укрепит меня, я останусь с Фаустом.

                                1-й студент

     Не испытывай терпенья божьего, друг мой, пойдем в  соседнюю  комнату  и
помолимся там за него.

                                   Фауст

     Да, молитесь за меня, молитесь за меня, и какой бы шум вы ни  услыхали,
не входите ко мне, ибо все равно ничто мне не поможет.

                                2-й студент

     Молись и ты, а мы  будем  молить  господа,  чтобы  он  явил  над  тобой
милосердие свое.

                                   Фауст

     Прощайте, господа! Если я доживу до утра, я приду к  вам.  Если  нет  -
значит Фауст уже в аду.

                                    Все

     Прощай, Фауст!
               (Студенты уходят. Часы бьют одиннадцать) {71}.

                                   Фауст

                       Ах, Фауст!
                    Один лишь час тебе осталось жизни.
                    Он истечет - и будешь ввергнут в ад!
                    О, станьте же недвижны, звезды неба,
                    Чтоб навсегда остановилось время.
                    Чтоб никогда не наступала полночь!
                    Взойди опять, златое око мира.
                    Заставь сиять здесь вековечный день!
                    Иль пусть мой час последний длится год.
                    Иль месяц хоть, неделю или сутки,
                    Чтоб вымолил себе прощенье Фауст!
                    О, lente, lente currite noctis equi *!
                    {* О, медленно, медленно бегите, кони ночи!
                    (лат.; Овидий, Amores, I, 13).}
                    Но вечное движенье звезд все то же...
                    Мгновения бегут, часы пробьют,
                    И дьяволы придут, и сгинет Фауст!
                    Я дотянусь до бога! Кто-то тянет,
                    Неведомый, меня упорно вниз...
                    Вон кровь Христа, смотри, струится в небе!
                    Лишь капля, нет, хотя б всего полкапли
                    Мне душу бы спасли, о мой Христос!..
                    За то, что я зову Христа, мне сердце
                    Не раздирай, о сжалься, Люцифер!..
                    Взывать к нему я все не перестану!
                    Где он теперь? Исчез!.. О, вон, смотри,
                    Бог в вышине десницу простирает
                    И гневный лик склоняет надо мной.
                    Громады гор, обрушьтесь на меня,
                    Укройте же меня от гнева бога!
                       Нет? Нет?
                    Тогда стремглав я кинусь в глубь земли.
                    Разверзнись же, земля! Она не хочет
                    Мне дать приют, о нет!.. Вы, звезды неба,
                    Что над моим царили гороскопом {72},
                    Чья власть дала мне в долю смерть и ад,
                    Втяните же меня туманной дымкой
                    В плывущую далеко в небе тучу!
                    Когда ж меня извергнете вы снова,
                    Пусть упадет на землю только тело
                    Из вашего курящегося зева,
                    Но пусть душа взлетит на небеса!..
                                (Бьют часы).
                    Ах, полчаса прошло... Вмиг минет час...
                       О боже!
                    Коль надо мной не смилуешься ты,
                    Хоть ради всех святых страстей Христа,
                    Чья кровь мой грех когда-то искупила,
                    Назначь конец моим страданьям вечным!
                    Пусть тысячу в аду томлюсь я лет,
                    Сто тысяч лет, но наконец спасусь!..
                    Но нет конца мученьям грешных душ!
                    Зачем же ты бездушной тварью не был?
                    Иль почему душа твоя бессмертна?
                    Ах, если б прав был мудрый Пифагор
                    И если бы метампсихоз был правдой {73},
                    Душа моя могла б переселиться
                    В животное! Животные блаженны!
                    Их души смерть бесследно растворяет.
                    Моя ж должна для муки адской жить.
                    Будь прокляты родители мои!..
                    Нет, самого себя кляни, о Фауст!
                    Кляни, кляни убийцу Люцифера,
                    Лишившего тебя блаженства рая!
                            (Часы бьют полночь).
                    Бьют, бьют часы! Стань воздухом ты, тело,
                    Иль Люцифер тебя утащит в ад!
                              (Гром и молния).
                    Душа моя, стань каплей водяною
                    И, в океан упав, в нем затеряйся!
                    Мой бог, мой бог, так гневно не взирай!
                           (Появляются дьяволы).
                    О, дайте мне вздохнуть, ехидны, змеи!
                    О, не зияй так страшно, черный ад!
                    Не подходи же, Люцифер! Я книги
                    Свои сожгу! Прочь, прочь! О, Мефистофель! {74}
                          (Дьяволы увлекают его).

                               (Входит Хор).

                                    Хор

                    Обломана жестоко эта ветвь.
                    Которая расти могла б так пышно.
                    Сожжен побег лавровый Аполлона,
                    Что некогда в сем муже мудром цвел.
                    Нет Фауста. Его конец ужасный
                    Пускай вас всех заставит убедиться,
                    Как смелый ум бывает побежден,
                    Когда небес преступит он закон.
                                 (Уходит).
                    Terminal hora diem, terminal Author opus *.
                    {* Кончает день час, кончает автор труд (лат.).}


        ^TПРИМЕЧАНИЯ^U

     The Tragicall History of D. Faustus. As it hath bene acted by the Right
Honorable the Earle of Nottingham his servants. Written by Ch. Marl. London,
Printed by V. S. tor Thomas Bushel), 1604.

                            Критические издания:

     Marlowes  Werke.  Historisch-kritische  Ausgabe.  II.  Doctor  Faustus,
herausg. v. Hermam" Breymann. Heilbronn, 1889 (параллельные  тексты  изданий
1604 и 1616 годов).
     Old English Drama. Select  Plays:  Marlowe.  Tragical  History  of  Dr.
Faustus. - Greene. Honourable history  of  Friar  Bacon  and  Friar  Bungay,
edited by Adolphus William Ward. Oxford, 1878 (изд. 3-е, 1892)  (с  обширным
филологическим комментарием).

                                 Переводы:

     С. Уваров, Русское слово, 1859, I, стр. 27-29 (песня ангела).
     Мих. Михайлов. Русское слово, 1860, II,  стр.  416-418  (заключительная
сцена).
     Д. Минаев. Дело, 1871. май. стр.  1-106  (полный  перевод;  отд.  изд.:
СПб., 1899).
     К. Д. Бальмонт. Жизнь, кн. 7 и 8 (отд. изд.: М., 1912).
     Перевод под ред. Т. Кудрявцевой, предисловие Л. Пинского, ГИХЛ, 1949.
     См.  также:  Кристофер  Mapло.   Эдуард   II.   Перев.   А.   Радловой,
вступительная статья и комментарий А. Смирнова. М., 1957.

                               Исследования:

     Frederick S. Boas. Chistopher Marlowe. Oxford, 1940.
     Eieanor Grace Clark.  Raleigh  and  Marlowe.  A  Study  in  Elizabetian
Fustian. New York, 1941.
     John Bakeless. The Tragical History of  Christopher  Marlowe.  2  vls.,
Harvard University Press, 1942 (с полной библиографией).
     Harry Levin. The Overreacher, A Study of Christopher  Marlowe.  Harvard
University Press. 1952.
     Charles Dedeуan. Le theme de Faust dans la litterature europeenne, vol.
I. Paris, . .1954. .

                             На русском языке:

     H. И. Стороженко. Предшественники Шекспира, т. I (Лили и Марло).  СПб.,
1872 (изд. 4-е, 1916).
     А. А. Смирнов. Творчество Шекспира. Л., 1934, стр. 48-51.
     История английской литературы. - Изд. АН СССР, т. I, вып. 1,  1943  (ч.
II, изд. 3-е, гл. 6: А. К. Дживелегов. Марло).
     История  западноевропейской  литературы  под  обшей  редакцией  В.   М.
Жирмунского. Учпедгиз, 1947 (гл. 47: М.  П.  Алексeeв.  Развитие  английской
драмы до Шекспира, стр. 548-564. - 2-е изд. М., 1959, стр. 499-515).
     См. также: Комментарии, стр. 312-321.

                                   -----

     Авторская рукопись "Фауста", как и прочих произведений Марло, до нас не
дошла. Не известно также ни  одно  прижизненное  его  издание.  По-видимому,
такого и не было. Первое из известных в  настоящее  время  изданий  трагедии
датировано 1604 годом; следовательно, оно увидело свет  лишь  через  11  лет
после смерти  автора.  Издание  это,  к  сожалению,  нельзя  считать  точным
воспроизведением  авторского  текста"   В   записной   книжке   театрального
предпринимателя Филиппа Хенсло 22 ноября  1602  года  была  отмечена  уплата
крупной суммы в 4 фунта "Вильяму Берду и Самуэлю Раули за  их  добавления  к
доктору Фаусту".  Вполне  вероятно,  что  авторы  этих  добавлений  частично
пользовались материалом английского перевода  народной  книги  о  Фаусте.  В
дальнейшем трагедия еще несколько раз подвергалась значительным  переделкам.
Такие переделки популярных пьес вообще в те времена  нередко  практиковались
антрепренерами ради оживления интереса публики к приевшейся пьесе.
     Изменения, вносимые в трагедию  Марло,  преследовали  несколько  целей.
Главной их целью  было  придание  трагедии  большей  развлекательности,  что
отвечало бы вкусам самой широкой публики. Поэтому  переделки  "Фауста"  были
направлены на усиление в нем шутовского  и  фантастического  элементов,  что
неизбежно приводило к антихудожественному снижению и ослаблению трагического
пафоса основной его линии. Второй, не менее важной целью этих изменений было
смягчение резкости некоторых  мест,  звучавших  слишком  вызывающе  с  точки
зрения  господствовавшей  церковной  идеологии.   Наконец,   третьей   целью
переделок являлось обновление  вкрапленных  в  текст  трагедии  политических
намеков путем изъятия тех из них,  которые  уже  утратили  свою  остроту,  и
введения тех или иных злободневных шуток. Никого не смущал тот факт, что эти
злободневные намеки звучали как  анахронизм  в  трагедии,  действие  которой
развертывается в первую половину XVI  века.  По-видимому,  и  сам  Марло  не
считал нужным избегать подобных анахронизмов (см., например,  упоминание  об
"огненном антверпенском корабле", прим. 9, и др.).
     Ниже,  в  соответствующих  местах,  приводятся  наиболее   существенные
расхождения  в  тексте  между  самым   ранним   из   сохранившихся   изданий
"Трагической истории доктора Фауста" и первым из следующих за  ним,  которое
несет на себе следы значительной позднейшей доработки текста.
     Мы  располагаем  двумя  основными  редакциями   трагедии   Марло:   так
называемым текстом А и текстом В. Текст А представлен изданием 1604  года  и
повторяющими его двумя последующими изданиями. Текст В впервые появляется  в
издании 1616  года  и  затем  повторяется  с  незначительными  вариациями  и
разночтениями до 1631 года. Наконец, в 1663 году текст В подвергается  новой
существенной переработке. С этого времени начинаются  переделки  "Фауста"  в
чисто развлекательные  фарсы  с  буффонадой,  пиротехническими  эффектами  и
фокусами, почти полностью вытеснившими трагические сцены.
     Первые издания трагедии не  дают  деления  ее  на  акты  и  явления.  В
последующих изданиях была введена разбивка  на  сцены,  которая  намечена  в
настоящем издании в квадратных скобках. Деление на традиционные пять  актов,
в значительной мере произвольное,  появляется  в  позднейших  и  современных
изданиях. Ремарки относительно  места  действия  в  ранних  изданиях  даются
только в трех случаях, хотя смена места действия  происходит  не  менее  чем
четырнадцать  раз  на  протяжении  пьесы.  В  более  поздних  изданиях  были
добавлены указания об обстановке всех сцен.
     Таким образом, обе редакции трагедии - А и В - оказываются  искаженными
отражениями подлинного творения Mapло.
     Однако  текст  А,  несмотря  на  имеющиеся  в  нем  следы   посторонней
обработки, еще относительно чист от более грубых наслоений, характерных  для
позднейших редакций. Поэтому современная критика вынуждена принять  его  как
единственно заслуживающий внимания текст трагедии.
     С  другой  стороны,  и  текст  А  не  лишен  существенных  недостатков.
Во-первых, и он; как сказано  выше,  отражает  создание  Марло  в  несколько
переработанном виде. Это подтверждается еще и многозначительной надписью  на
титульном листе quarto - 1604 года: "Трагическая история доктора  Фауста,  я
том виде как ее играют слуги его светлости  герцога  Ноттингемского"  (нужно
иметь при этом в виду, что лорд-адмирал, патрон труппы Хенсло, стал герцогом
Ноттингемским только в 1597 году). Во-вторых, текст А несет  на  себе  явные
признаки записи на слух или копировки актерских экземпляров пьесы  и  потому
не избежал многих невольных искажений. Запись пьесы на слух использовалась в
те времена  как  для  "пиратских"  изданий,  так  и  для  внутритеатрального
употребления в тех  случаях,  когда  почему-либо  требовался  дополнительный
рукописный экземпляр пьесы. Нетрудно видеть,  что  некоторые  погрешности  в
написании отдельных слов и выражений, имеющиеся  в  издании  1604  года,  не
могли  быть  скопированы  с   подлинной   рукописи   Марло.   Так,   формула
аристотелевской логики "on cai me on" - "сущее и не сущее", встречающаяся  в
первом  монологе  Фауста,  не  понятая  ни  произносившим  ее  актером,   ни
записавшим  текст  лицом,  ни  издателем,  в  тексте  А   изображается   как
"oncaimaeon"  (в  позднейших  изданиях  делается   попытка   придать   смысл
непонятному слову, и  оно  превращается  в  Оесоnomy).  Герцог  Ангальтский,
упоминаемый в народной книге о  Фаусте,  становится  герцогом  Вангольтским;
"concise syllogisms" искажается в "concissylogismes"; имя Иеговы оказывается
не "anagrammatized" (т. е. "написанным анаграммой"),  а  "and  Agramathist",
что совершенно лишено смысла, и др.
     Тем не менее, если устранить эти мелкие ошибки и отвлечься от некоторых
позднейших  изменений  текста,  которые  в  quarto  1604  года   затрагивают
преимущественно второстепенные  моменты  трагедии,  главные  сиены  "Фауста"
выступают перед нами в их полном блеске и силе.

     1 Тразимена - Тразименское озеро  в  Италии,  при  котором  во  времена
второй Пунической войны карфагенский полководец Ганнибал  одержал  блестящую
победу над римским войском (217 г. до н. э.). Пунийцы - карфагеняне.
     2 Родс (Rhodes) представляет собой искаженное Rhoda, название города  в
Тюрингии, являющегося, по народной книге о Фаусте, местом  рождения  Фауста.
См.: Комментарии, стр. 272.
     3 Виттенберг в тексте А -  Вертенберг  (Wertenberg);  в  последующих  -
Виттенберг. По-видимому, первоначальное  написание  объясняется  неточностью
первой записи трагедии, которая затем была исправлена.
     4 Клавдий Гален (131-201) - древнеримский врач, оставивший  после  себя
труды, по анатомии,  физиологии  и  фармакологии.  У  средневековых  медиков
считался высшим авторитетом по всем вопросам медицины.
     5 Юстиниан Великий (483-565) - император Восточной Римской  империи,  в
царствование  которого  был  создан  свод  законов  римского  права  -   так
называемый "Юстинианов  кодекс",  в  средневековых  университетах  служивший
основой юридического образования.
     6 Библия  Иеронима.  Фауст  обращается  к  латинскому  переводу  Библии
блаженного Иеронима (IV  век),  канонизированному  католической  церковью  в
качестве  официального  текста  Библии.  Этот  перевод  известен  также  под
названием Вульгаты (Vulgata Versio).
     7 Наполнить школы я велю шелками. В разных изданиях трагедии эта строка
читается по-разному: "Ilе haue them fill the publicke  schooles  with  silk"
или "with skill". При втором варианте смысл значительно изменяется:

                       Наполнить школы я велю наукой,
                       В которую студенты облекутся.

     8 Принц  Пармы  -  Алессандро  Фарнезе  (1545-1592),  герцог  Пармский,
полководец,  и  государственный  деятель,   наместник   короля   Испании   в
Нидерландах с 1578 года.
     9 Огненный антверпенский корабль. Во время восстания Нидерландов против
испанского владычества герцог Пармский, осадив в 1585 году Антверпен,  занял
оба берега р. Шельды ниже города и возвел мощные  береговые  дамбы  и  мост,
соединявший оба берега, чтобы преградить осажденным выход из города по реке.
Для уничтожения этой преграды инженеры восставших  построили  корабль,  трюм
которого был наполнен бочками с порохом (брандер). Корабль был пущен вниз по
течению Шельды и взорван, когда подошел к мосту. В результате  этого  взрыва
все осадное сооружение взлетело на воздух, 800 испанских солдат  и  офицеров
были убиты, река,  выйдя  из  берегов,  захлестнула  и  смыла  все  земляные
укрепления испанцев.  Сам  герцог  Пармский  был  ранен.  Во  времена  Марло
"огненный антверпенский корабль" считался чудом боевой техники.
     10   Вальдес   и   Корнелий.   Некоторые    комментаторы    высказывают
предположение, что под Германом  Вальдесом  Марло  подразумевал  знаменитого
немецкого врача и алхимика Парацельса (1493-1541), а под Корнелием - Генриха
Корнелия Агриппу Неттесгеймского (1486-1535). Обоих  суеверные  современники
подозревали в сношениях с дьяволом  (см.:  Комментарий,  стр.  270).  Однако
никаких  убедительных  оснований  для  отождествления  этих   персонажей   с
какими-либо  историческими  лицами  нет.  В  народной  книге   этот   эпизод
отсутствует, однако есть упоминание, может  быть,  использованное  Марло,  о
друзьях молодого Фауста, вместе с ним занимавшихся магией (см. гл.  1,  стр.
38).
     11 Буквально:

                 Diuinitie is basest of the three.
                 Unpleasant, harsh, contemptible and vile.

     Эти строки в тексте В опущены.
     12 Мусей - мифический  древнегреческий  поэт  и  прорицатель.  Считался
учеником Орфея. Марло намекает на  следующие  строки  Виргилия  в  VI  книге
Энеиды, где рассказывается о посещении Энеем подземного мира в сопровождении
пророчицы Сибиллы:

               Оным, обставшим кругом, Сибилла так провещала.
               Больше всего же Мусею: в толпе многолюдной средину
               Он занимал, что взирала, как он выдается плечами.
                                    (Энеида, кн. VI. 660-665, пер.
                                 В. Брюсова и С. Соловьева, 1933).

     13 Агриппа Неттесгеймский см. прим. 10.
     14 Мощные лапландские гиганты  (Lapland  Gyants)  -  непонятный  образ,
который Марло использовал уже ранее в "Тамерлане" (ч. II, акт I, явл. 1):

                     Обширная Гренландия, что морем
                     Окружена со всех сторон замерзшим,
                     Населена высокими людьми.
                     Огромными, как Полифем-гигант.

     Неясно, почему Марло считает для лапландцев характерными огромный  рост
и силу. По-видимому, образ этот  вызван  реминисценциями  античного  мифа  о
гиперборейцах,  вечно  юных,  сильных,  свободных   и   бессмертных   людях,
населяющих "край света" ("по ту сторону северного ветра"),
     15 Старый  Филипп.  Подразумевается  Филипп  II  (1527-1598)  -  король
Испании,  под  властью  которого  были  объединены,  помимо  самой  Испании,
владения в Португалии, Нидерландах, Сицилии, Азии, Африке и Америке.
     16  Возьми  с  собой  ты  Бэкона.  Альбана.  О  Роджере  Бэконе  (около
1214-1292) см.: Комментарии, стр. 267. Неясно, кого имел в  виду  Марло  под
именем  Альбана:   либо   Пьетро   д'Абано   (около   1250-1316),   крупного
средневекового ученого-философа в богослова,  также  пользовавшегося  славой
волшебника благодаря своим занятиям естественными науками (см.: Комментарии,
стр. 267), либо Альберта  Великого  (около  1193-1280),  также  считавшегося
волшебником   вследствие   своих   занятий   естественными   науками   (см.:
Комментарии, стр. 268). Предположение, что Марло упоминает именно  Альберта,
принято всеми  позднейшими  издателями  трагедии.  По-видимому,  имя  Альбан
является результатом искажения во время записи трагедии на слух. Груз  книг,
которые по совету наставников Фауст должен захватить с собой, весьма  велик,
так как имеются свидетельства, что сочинения Роджера Бэкона насчитывали  101
том, Альберта Великого - 21 том,
     17 Иегова - одно из имен бога в библии.
     18 Анаграмма (греч.) - перестановка букв в слове,  посредством  которой
слову придается новое значение.
     19  Элизиум  (иначе  Елисейские   поля)   -   в   греческой   мифологии
местопребывание  душ  праведников  и  героев   после   смерти.   По   учению
христианской церкви  души  язычников,  в  том  числе  и  древних  философов,
обречены пребывать в аду. Отсюда Фауст делает вывод, что в аду  находится  и
Элизиум, где можно встретить мыслителей древности.
     20 В подлиннике - непереводимая игра  слов:  Вагнер  говорит  о  вшивом
корне или дельфиниуме (staves-acre),  употреблявшемся  в  качестве  средства
против паразитов. Шут, делая вид, что не дослышал, употребляет слова Knave's
acre - название узкой и грязной  лондонской  улицы,  которая  была  населена
старьевщиками, бутылочниками и прочим мелким людом  (ныне  Poultney-street).
Это название буквально  означает  "Подлецово  поле",  "Мошенничье  поле".  В
тексте В эта игра слов опушена.
     21 В подлиннике "Mas but for the name of french crownes, a man were  as
good haue as many e'nglish counters, and what  should  I  do  with  these?".
Неясно,  что  значит  начальное  слово  "mas".  Возможно,  что  это  "my"  -
восклицание, эвфемистически заменяющее упоминание  имени  бога  (my  God!  -
"боже мой!"). В позднейших изданиях  иногда  заменяется  словом  "was",  что
нисколько не делает яснее  его  значение.  Пренебрежительный  отзыв  шута  о
французских  кронах  объясняется  тем,  что  в  самом  конце  XVI   столетия
французские финансы находились в  плачевном  состоянии.  Эту  фразу  следует
признать позднейшей вставкой, сделанной не ранее 1597 года. В тексте  В  эта
острота опущена как устаревшая.
     22 Эмден - богатый торговый порт в Германии на р. Эмс; во времена Марло
его процветанию особенно способствовало разрешение пиратам заходить в него и
иметь в городе рынок сбыта награбленных ими товаров.
     23 В народной книге о Фаусте  Мефистофель  яростно  противится  желанию
Фауста вступить в законный брак (см.: Комментарии,  стр.  296).  В  споре  с
Фаустом дьявол  чуть  не  убивает  его  (см.  стр.  46  наст.  изд.).  Марло
заставляет Мефистофеля действовать с помощью хитрости.
     24 Савская царица по библейскому преданию  усомнилась  в  прославленной
мудрости иудейского царя Соломона и  явилась  к  нему,  чтобы  испытать  его
загадками, которые, однако, Соломон разгадал без труда (Книга  царств,  III,
гл. 10).
     25 В тексте В  словами  Фауста  "Спасибо,  Мефистофель"  кончается  эта
сцена.
     26 Александр - иначе Парис, похититель Елены,  жены  спартанского  царя
Менелая, по преданию, в юности был обручен с нимфой Эноной, которая обладала
даром исцелять раны. Будучи тяжело ранен  в  бою  под  стенами  Трои,  Парис
обратился за помощью к Эноне, но та, оскорбленная  его  изменой,  отказалась
исцелить его, и он умер от ран. Энона,  терзаемая  раскаянием,  покончила  с
собой при виде его мертвого тела.  Сюжет  этот  использован  римским  поэтом
Овидием в "Героинях" ("Посланиях").
     27 С тем,  кто  воздвиг  когда-то  стены  Фив.  Имеется  в  виду  Кадм,
мифический основатель древнего города Фивы.
     28  В  своей  беседе  о  мироздании  Фауст   и   Мефистофель   излагают
геоцентрическую систему древнегреческого математика и астронома Птолемея (II
век н. э.), еще считавшуюся во времена  Марло  непререкаемой  истиной,  хотя
гелиоцентрическая система Коперника уже была известна. Марло  следует  здесь
за народной книгой о Фаусте (см. гл. 21).
     29 Мечтай о черте - и бабушке его. В подлиннике "thinke of  the  deuil,
and his dame too". Это  неуместное  добавление,  вероятнее  всего,  является
позднейшей актерской вставкой.
     30 В тексте В последующие 4 строки отсутствуют.
     31 Я вроде Овидиевой блохи. Намек на средневековое произведение "Carmen
de Pulice" ("Песнь о блохе"), которое долгое время приписывалось Овидию.
     32 Аррасская ткань. В XIV-XV веках в  г.  Аррасе  (Франция)  процветала
ткацкая  промышленность.  В  Англию   импортировалось   большое   количество
аррасских тканей, так что имя собственное Arras  превратилось  в  английском
языке  того  времени  в  нарицательное  и  стало  употребляться  как   общее
наименование обивочных тканей, гобеленов, занавесей и т. п.
     33 Мартин - Мартиновская солонина (Martin Martiemas-biefe). Во  времена
Марло в день св. Мартина - 11 ноября - начиналась заготовка пищевых  запасов
на зиму. Англичане  XVI  века  весной  ели  только  солонину,  заготовленную
осенью, так как  мясо  скота,  находившегося  на  зимних  кормах,  считалось
непригодным для еды.
     34 В Тексте В после этого добавлена еще одна сцена.  В  ней  происходит
разговор между двумя слугами -  Робином  и  Диком.  Робин  каким-то  образом
достал колдовскую книгу  Фауста,  с  трудом  разбирает  содержащиеся  в  ней
магические заклинания и хвастливо обещает Дику показать ему  разные  чудеса,
например напоить его бесплатно в таверне. В тексте А вариант  той  же  сцены
следует за другой сценой между Робином и Диком (ср. сц. IX и прим. 49).
     35 В тексте В после этого вставлены следующие строки:

                      Он видит тучи, звезды и планеты,
                      И зоны тропиков, и сферы неба
                      От светлого пути луны рогатой
                      До самых Primum Mobile высот.
                      Крутясь как вихрь, под куполом той сферы
                      В ее округе; с запада к востоку
                      Без устали скользят его драконы
                      И чрез неделю мчат его домой.
                      Недолго дома он вкушал покой
                      И отдыхал от тяжкого труда.
                      Уж новые манят его деянья,
                      И. сев верхом на быстрого дракона,
                      Крылами рассекающего воздух.
                      Отправился он в дальние края

     и далее по тексту,
     Primum Mobile - перводвигатель (лат.),  по  системе  Птолемея,  которая
лежит  в  основе  изложенного   здесь   описания   строения   вселенной,   -
расположенная над  всеми  сферами  вселенной  высшая  сфера,  дающая  начало
движению всех остальных.
     36 И побывать на празднике Петра. Глава  католической  церкви,  римский
папа, считается наместником на земле апостола Петра. Поэтому день св. Петра,
29 июня, в Риме происходили пышные торжества.
     37 Трир - старинный город в  Германии,  на  правом  берегу  р.  Мозель.
Славился  многочисленными  памятниками  римской   архитектуры.   Последующее
описание путешествия  Фауста  в  ряде  мелких  подробностей  отклоняется  от
немецкой народной книги, совпадая с английским переводом (см.:  Комментарии,
стр. 318).
     38 Кампанья - область в Италии; ее главным городом был Неаполь.
     39 Римский поэт Публий Виргилий Марон (70-19) в средние  века  считался
мудреном, волшебником и прорицателем. Основанием для этого мнения  послужили
некоторые темные и аллегорические места в его поэзии. Этой традиции  следует
Данте в "Божественной Комедии", изобразив Виргилия своим проводником по  аду
и чистилищу. О совершенном Виргилием чуде, о котором упоминает здесь  Марло,
сообщает  Петрарка:  "Недалеко  от  Путеол  поднимается   Фалернский   холм,
известный своим прославленным виноградником. Между  Фалерном  и  морем  есть
каменистая гора, прорытая человеческими руками. По поводу нее  бессмысленная
толпа считает, что "то совершено Виргилием с помощью магических  заклинаний"
(Itinerarium Syriacum. См.: A.  Dусе.  The  Works  of  Christopher  Marlowe.
London, 1870. стр. 91). Средневековые сказания о  волшебнике  Виргнлни  см,:
Von Virgil, dem Zauberer. Kloster, II, стр. 123-135.
     40 Мы были там, где пышный  храм  стоит.  По-видимому,  подразумевается
собор св. Марка в Венеции. В соответствующем отрывке народной книги о Фаусте
говорится о посещении Фаустом собора св. Марка.
     41 Пирамиды. Вряд ли Марло  предполагает,  что  Юлий  Цезарь  вывез  из
Египта пирамиды. Вероятно, имеются  в  виду  обелиски.  Поход  в  Африку,  о
котором упоминает Марло, относится к 48-47 годам, когда Юлий  Цезарь,  после
поражения своего противника Помпея, вступил  в  Александрию  и  вмешался  во
внутренние дела Египта с целью подчинить его влиянию Рима.  Покидая  Египет,
Цезарь вывез из него богатые трофеи.
     42

                     Тогда клянусь я Стиксом, Ахеронтом
                     И озером огнистым Флегетона.

     Фауст прибегает здесь к самой страшной клятве,  нарушить  которую,  как
его сообщается в древнегреческих мифах, не смели даже боги. Стикс и  Ахеронт
- в греческой мифологии  -  реки  подземного  царства  мертвых.  Флегетон  -
огненный поток, омывающий царство мертвых. У Марло - "озеро огнистое" (fiery
lake). В тексте В за этой строкой следует:

                    Справляемом сегодня с блеском всюду
                    И в Риме, и в Италии в честь папы
                    И власти торжествующей его.

                                   Фауст

                    Друг Мефистофель, это мне по вкусу.
                    Пока я на земле, пусть я упьюсь
                    Всем тем, что может сердце веселить.
                    Свои двадцать четыре года воли
                    Я проведу в усладах и забавах,
                    И имя Фауста, пока стоит наш свет,
                    Пусть прогремит до самых дальних стран.

                                Мефистофель

                    Прекрасно сказано! Стой здесь, где я,
                    И ты увидишь все; сейчас придут.

                                   Фауст

                    Нет, подожди, мой милый Мефистофель!
                    До этого мою исполни просьбу.
                    Ты знаешь ведь, в течение недели
                    Мы осмотрели небо, ад и землю.
                    Но в вышине неслись драконы наши:
                    При взгляде вниз казалась мне земля
                    Не больше как с ладонь мою размером.
                    Мы видели все государства мира;
                    Я созерцал все то, что тешит взор.
                    Теперь в спектакле дай мне быть актером,
                    Чтоб власть мою увидел гордый папа!

                                Мефистофель

                    Пусть будет так, мой Фауст, но сначала
                    Процессией ты пышной полюбуйся.
                    А там придумай, как потешить душу:
                    Твоим искусством папе насолить ли
                    Или расстроить это торжество;
                    Заставить ли монахов и аббатов
                    Мартышками стоять и тыкать пальцем
                    По-скоморошьи на его венец;
                    Бить четками монахов по башкам
                    Иль кардиналов наградить рогами -
                    Какую ни придумаешь ты пакость,
                    Я все исполню, Фауст. Чу! Идут!
                    Сегодня всех ты удивишь здесь в Риме.

     Затем следует большая сцена, в которой,  кроме  Фауста  и  Мефистофеля,
участвуют папа, епископы и кардиналы,  король  Венгрии  Раймонд,  саксонский
герцог Бруно, монахи. Бруно закован в цепи. Папа  гневно  обвиняет  Бруно  в
том, что тот незаконно  посягает  на  папскую  власть.  Папа  посылает  двух
кардиналов  просмотреть  Свод  декреталий  и   выяснить,   какое   наказание
предусмотрено для  того,  кто  претендует  на  папский  престол,  не  будучи
избранным. Кардиналы уходят, и Фауст шлет им вслед  Мефистофеля,  чтобы  тот
усыпил их за чтением "этих книг, полных суеверий". Пока они  спят,  Фауст  и
Мефистофель, приняв их облик, появляются перед папой. Фауст  объявляет,  что
по закону  Бруно  подлежит  казни  на  костре,  как  еретик-Папа,  продолжая
принимать их за кардиналов, приказывает им отвести Бруно в темницу, а заодно
отнести в церковную сокровищницу папскую тиару. Фауст и  Мефистофель  уводят
Бруно и, освободив его от цепей, отдают ему тиару, сажают на  "быстрого  как
мысль" коня, и он "летит через Альпы в цветущую Германию". Затем Мефистофель
делает  Фауста  невидимым,  и  они  возвращаются  в  папские  покои.   Когда
появляются проснувшиеся кардиналы и уверяют папу, что он вовсе не приказывал
им отвести Бруно в темницу и не давал им никакой  тиары,  разгневанный  папа
велит схватить их и судить за измену. После этого тут  же  начинается  сцена
пиршества у папы, почти в  точности  совпадающая  с  соответствующей  сценой
текста А, за исключением того, что  здесь  в  пиршестве  участвуют  Раймонд,
архиепископ Реймский и др.
     44 Звуки трубы. В подлиннике  употреблено  слово  "Sonnet".  Слово  это
встречается только  в  сценических  ремарках  в  драматургии  шекспировского
времени и, по-видимому, означает особую музыкальную  фразу,  исполняемую  на
трубе  или  кларнете  и  отмечающую  особую  торжественность   изображаемого
момента.
     45 Нас проклянут с колоколом, книгой и  свечой  (wich  bell,  book  and
candle) - английское идиоматическое выражение, в котором сохранился намек на
католический обряд отлучения от церкви. Особый звон колокола давал  знать  о
совершении этого обряда; книга  символизировала  приговор  об  отлучении;  в
конце обряда тушилась свеча, что обозначало  ту  духовную  тьму,  в  которую
погружается душа отлучаемого.
     46 В тексте В насмешливая антирелигиозная песенка Фауста опущена.
     47 В тексте В этот монолог Хора отсутствует.
     48  Сцена  при  дворе   императора   Карла   V   близко   воспроизводит
соответствующий эпизод народной книги (см. гл. 33).
     49 В тексте В эта сцена здесь отсутствует. Ср. прим. 34.
     50 В подлиннике игра слов с антицерковной тенденцией:

                                   Robin

I can make thee druncke with ipocrase at any taberne in Europe for nothing...

                                   Ralph

                   Our Master Parson says thats nothing.

     Робин говорит об  ипокрасе  (ipocrase),  напитке,  приготовлявшемся  из
красного или белого вина, сахара н различных специй (слово это, по-видимому,
представляет собой видоизменение  первоначального  названия  -  Hippocrate's
sleeve  -  "Гиппократов  рукав";  напиток  этот  употреблялся  как  лечебное
снадобье и во время приготовления процеживался через шерстяной мешок). Ральф
же слышит созвучное слово "hypocrisy" ("ханжество", "лицемерие")  и  думает,
что Робин собирается бесплатно угостить  его  с  помощью  одного  ханжества.
Отсюда его реплика: "Наш священник сказал бы, что "то не штука".
     51  Я  уж  буду  кормить  твоего   дьявола   лошадиным   хлебом   (with
horse-bread).  Во  времена  Елизаветы  и  позднее  в  Англии  было   принято
подкармливать лошадей хлебом.
     52 Тот факт, что предыдущая сцена кончается уходом Робина и  Ральфа,  а
непосредственно за нею следующая открывается их вторичным появлением,  может
быть объяснен двояко: либо тем, что между этими двумя  сценами  существовала
еще какая-то промежуточная, либо тем, что Ральф и Робин уходили в одну дверь
и сейчас же возвращались через другую, давая этим знать о  смене  времени  и
места действия.
     53 Очевидно, актеру предоставлялось право импровизировать и далее  этот
бессмысленный набор слов; на это указывает стоящее в тексте "и т. д.".
     54 В тексте В ремарка к этой сцене гласит: "Звуки трубы.  Входят  Карл,
император  Германский,  Бруно  Саксонский,  Фауст,  Мефистофель,   Фредерик,
Мартино и свита". Вступительные слова императора изменены  по  содержанию  и
превращены в стихи:

                    Великий маг, кому весь мир дивится.
                    Привет тебе, трижды ученый Фауст!
                    Освобождение из плена Бруно
                    У нашего заклятого врага
                    Твое искусство более прославит,
                    Чем колдовская власть над целым светом.
                    Навеки будешь ты любезен Карлу.
                    А если сей, тобой спасенный, Бруно
                    К тому ж еще венец получит папский
                    И на престол Петра воссядет с миром.
                    По всей Италии ты станешь славен
                    И императором германским чтим.

     И только вслед за тем  как  Фауст  выражает  готовность  исполнить  все
желания императора с помощью своего искусства, император  в  кратких  словах
просит Фауста показать ему Александра и его возлюбленную.
     55 Актеон в греческой мифологии -  охотник,  Который  подстерег  богиню
охоты Диану" когда она купалась с нимфами в реке, за что был он превращен  в
оленя, и его собственные псы разорвали его.
     56 После сцены с императором  Карлом  в  тексте  В  следует  эпизод,  в
котором рыцарь, названный  здесь  Бенволио,  безуспешно  пытается  отомстить
Фаусту за то, что тот украсил его оленьими рогами. Бенволио  и  его  друзья,
Мартин и Фредерик, отрубают Фаусту голову, но он приставляет  ее  обратно  к
туловищу. В следующей сцене на Фауста совершается нападение из засады, но он
вызывает демонов, которые прогоняют напавших.  В  наказание  Фауст  наделяет
рогами также двух друзей Бенволио. Им остается только  удалиться  от  света,
ибо "лучше умереть с горя, чем жить в позоре" (ср. народную книгу, гл. 35).
     57 Обращает на себя внимание ремарка к этой сцене: в начале сцены Фауст
находится так далеко от Виттенберга, что  Мефистофель  даже  предлагает  ему
ехать туда лошадьми, а в  конце  без  какого  бы  то  ни  было  перехода  он
оказывается сидящим у себя  дома  в  кресле.  По-видимому,  актер,  игравший
Фауста, переходил с авансцены, изображавшей лужайку,  на  заднюю  внутреннюю
сцену, которая в елизаветинском театре представляла собой  глубокую  нишу  и
задней стене сцены и  использовалась  для  эпизодов,  требовавших  комнатной
обстановки.
     58 Доктор Лопус, о котором  говорит  лошадиный  барышник,  по-видимому,
доктор Лопес, врач  королевы  Елизаветы.  Был  обвинен  в  попытке  отравить
Елизавету по наущению испанского двора и повешен в 1594  году.  Сомнительно,
чтобы эта фраза принадлежала самому Марло. Имя  Лопеса  стало  популярным  в
Англии только после его казни, которая совершилась через  год  после  смерти
Марло.  Странно  звучит  также  употребление  формы  прошедшего  времени  по
отношению к Лопесу, который был еще жив в  момент  написания  трагедии.  Эти
соображения заставляют считать эту фразу позднейшей злободневной вставкой. В
тексте В она опущена.
     59  Герцог  Вангольтский   -   герцог   Ангальтский,   фигурирующий   в
соответствующем эпизоде немецкой народной книги и ее  английского  перевода.
Искажение слова вызвано, вероятно, записью на слух. В тексте В оно  осталось
невыправленным. Ср., однако: Тексты, 1, 18, прим.
     60 В тексте  В  после  этого  идет  добавочная  сиена,  в  которой  все
испытавшие на себе действие  магического  искусства  Фауста  рассказывают  о
своих бедах: Робин - о том, что Фауст  обратил  его  в  обезьяну,  лошадиный
барышник  -  о  неудачной  покупке  лошади  у  Фауста,  возчик   (ранее   не
фигурировавший на сцене) - о том, как Фауст у него на глазах съел целый  воз
сена (см. народную книгу, гл. 39-40).
     61 Сава (Saba) или Сабейское царство  -  древнее  государство  в  южной
Аравии (ср. прим. 24).
     62 В тексте В сцена во дворце герцога Вавгольтского имеет  продолжение:
в герцогский дворец врываются конюхи, возчик, лошадиный  барышник.  Все  они
предъявляют Фаусту претензии за его  проделки  с  ними,  требуют,  чтобы  их
угостили пивом; изумляются, видя, что у Фауста обе ноги целы, хотя  одну  из
них недавно оторвал лошадиный барышник. Появляется  трактирщица,  требующая,
чтобы ей заплатили за выпитый конюхами эль. Фауст  околдовывает  возчика,  и
тот теряет дар речи. Сцена кончается удалением всех жалобщиков и  выражением
благодарности Фаусту со стороны герцога и герцогини.
     63 Ремарка, вводящая эту сцену, в тексте В изменена следующим  образом:
"Гром и молния. Входят дьяволы, неся закрытые блюда; Мефистофель вводит их в
кабинет Фауста; затем входит Вагнер", Слова Вагнера изменены в прозу.
     64 Дардания или Троя (Илион) - название, происходящее от  имени  одного
из древних легендарных троянских царей - Дардана.
     65  В  тексте  В  обращение  старика  к  Фаусту   дано   в   совершенно
переработанном виде:

                     Оставь проклятое искусство, Фауст,
                     Оно тебя до ада доведет,
                     И ты спасения души лишишься.
                     Хотя ты согрешил, как человек,
                     В грехе ты не упорствуй, словно дьявол.
                     Душа твоя нежна и благородна.
                     Коль грех еще не стал твоей натурой.
                     С раскаяньем не медли, будет поздно.
                     Ты будешь изгнан из небесных кущ.
                     Никто из смертных описать не в силах
                     Мучений адских. Речь моя жестока
                     И тягостна, но говорю, мой сын,
                     Я это не из зависти, не в гневе,
                     А из любви, из жалости к тебе.
                     Верь, что укоры дружеские эти
                     Спасительны для гибнущей души.

     66 башни Илиона безверхи". В подлиннике "tbe toplesse Towres of Ilium".
Вероятно, подразумевается "не имеющие вверху конца", т. е. "высокие".
     67 Ахилл, согласно преданию, погиб в бою под Троей  от  стрелы  Париса,
направленной Аполлоном, которая попала ему в  пяту.  Миф  рассказывает,  что
мать  Ахилла,  морская  богиня  Фетида,  погрузила  новорожденного  в   воды
священной реки  Стикс,  чем  сделала  его  неуязвимым  для  стрел.  Уязвимой
осталась только пятка, за которую его держала мать.
     68

                    Ты солнечней, чем пламенный Юпитер,
                    Пред бедною Семелою представший.

     Семела - возлюбленная Зевса (Юпитера). Согласно  греческому  мнфу,  она
потребовала от Зевса, чтобы он явился перед ней во всем своем величии. Из-за
ранее данной клятвы Зеас вынужден был исполнить ее просьбу, и она сгорела  в
пламени его молний.
     69

                        радостный царь неба
                        В объятиях лазурных Аретузы,

     т. е. как солнце, погружающееся в реку. Аретуза - нимфа, превращенная в
источник.
     70 В тексте  В  заключительная  реплика  старика  опущена  (она  вообще
оказывается несколько неожиданной,  так  как  выше  в  ремарке  указан  уход
старика). Вместо этого после  сцены  с  Еленой  идет  короткая  сцена  между
Люцифером, Вельзевулом и Meфистофелем, которые готовятся унести Фауста,  так
как срок для этого настал. Следующий за этим разговор Фауста  со  студентами
сохранен полностью при незначительных изменениях в тексте.
     71 В тексте В после ухода студентов вставлена сцена  появления  ангелов
добра и зла:

             (Из резных дверей входят ангел добра и ангел ала)

                                Ангел добра

                    Когда б речам моим внимал ты, Фауст,
                    Ты радость бесконечную познал бы.
                    Но ты любил одну земную жизнь,

                                 Ангел зла

                    Ты мне внимал - вкуси же адских мук!

                                Ангел добра

                    К чему теперь твои богатства, роскошь!

                                 Ангел зла

                    Они тебя терзать сильней лишь будут -
                    По ним в аду ты будешь тосковать!
                     (Слышна музыка и спускается трон).

                                Ангел добра

                    Ты счастие небесное утратил,
                    Невыразимых радостей блаженство!
                    Любил бы богословье, над тобой
                    Ад или дьявол не имели б власти,
                    Когда б ты устоял, взгляни, о Фауст,
                    В какой блистательной воссел бы славе
                    На этот трон, как светлые святые.
                    Ад победив. И вот что ты утратил!
                    Твой добрый ангел, бедная душа,
                    Теперь тебя навеки покидает.
                    Перед тобой уж ада пасть зияет.
                                 (Уходит).

                             (Открывается ад).

                                 Ангел зла

                    Пусть с ужасом глаза твои глядят
                    В застенок этот, вечный и огромный.
                    Там фурии на вилах раскаленных
                    Подкидывают души осужденных,
                    Тела их вечно жарятся на углях,
                    Не умирая никогда; сиденье
                    Там есть горящее для этих душ.
                    Вон те, кого огня кусками кормят.
                    Обжоры были, лакомства лишь ели
                    И насмехались зло над бедняками.
                    Глядевшими на них у их ворот.
                    Но все это еще ничто; увидишь
                    Ты десять тысяч мук, еще ужасней!

                                   Фауст

                    Я увидал довольно, чтоб страдать!

                                 Ангел зла

                    Нет, должен ты изведать все мученья!
                    Тот должен пасть, кто любит наслажденья!
                    Тебя я покидаю, Фауст. Вскоре
                    В ад полетишь в отчаянье и горе.
                      (Уходит, часы бьют одиннадцать).



                      ...Вы, звезды неба,
                      Что над моим царили гороскопом.

     По средневековым верованиям, звездам приписывалось  влияние  на  судьбу
народов  и  отдельных  личностей.  В  момент  рождения  человека   астрологи
составляли предсказание его судьбы  или  гороскоп,  на  основании  взаимного
расположения планет и положения звезд относительно знаков зодиака.
     73

                     Ах, если б прав был мудрый Пифагор
                     И если бы метампсихоз был правдой.

     Метампсихоз - учение о переселении душ, согласно которому душа умершего
возрождается в другом человеке, животном или даже  камне  в  зависимости  от
проявленных умершим душевных качеств  в  прежней  жизни.  Греческий  философ
Пифагор (около 580-500) был сторонником этого учения.
     74 В тексте В после заключительного монолога Фауста добавлена еще  одна
короткая сцена. Вошедшие в кабинет Фауста студенты находят растерзанное тело
Фауста, После этого следует финальное выступление Хора.

                                                     Составлено Н. Амосовой.

Популярность: 20, Last-modified: Mon, 20 Oct 2003 13:58:45 GMT