---------------------------------------------------------------
     © Copyright Жоржи Амаду
     © Copyright Елена Белякова (belena(a)metacom.ru), перевод с португальского
     Date: 10 Oct 2005
---------------------------------------------------------------




     Перевела с португальского Елена Белякова



     Живые глаза,  быстрые движения, воровской  жаргон, изможденные  голодом
лица - эти мальчишки  бродят по улицам города, попрошайничая, иногда  воруя.
Более сорока лет  назад я написал о них книгу.  Те,  кого я знал в то время,
стали    теперь   взрослыми    людьми:   бродягами,   фабричными   рабочими,
профессиональными  ворами,   но  капитаны  песка   по-прежнему   существуют,
заполняют  городские  улицы, спят под  открытым  небом.  И это не  случайное
событие,  но непреходящее  явление  в  жизни города,  порожденное голодом  и
нищетой  беднейших  слоев  населения.  Число  беспризорных  детей  постоянно
растет. Газеты регулярно сообщают о  преступлениях этих  подростков, которые
знают   только  одно   к  себе   отношение  -  жестокость;  и   только  одну
воспитательную  меру - побои в полиции. Они похожи  на маленьких агрессивных
зверьков, не боятся  никого и ничего, но при случае легко пускают слезу; они
очень сообразительны и остры на язык. Им известны все горести мира уже в том
возрасте, когда другие  дети верят в сказки и думают, что их принес в  клюве
аист. Печальное зрелище на улицах Баии, эти капитаны песка.
     Но никого я  не  люблю  такой глубокой  и искренней  любовью, как  этих
маленьких бродяг, одиннадцатилетних воришек и налетчиков, которым не на кого
надеяться, кроме самих себя. Они живут в гавани, под причалами, в  подъездах
домов; попрошайничают,  оказывают мелкие услуги, а теперь еще водят туристов
в  мангровые заросли. Они жертвы социальной системы,  и благотворительностью
эту проблему не решить. Что могут изменить приюты  или колонии, рассчитанные
на 15-20 человек?  Капитаны песка по-прежнему существуют. Одни вырастают, на
их место  приходят другие, их  с  каждым  годом все больше  и больше. Только
уничтожив голод и нищету  можно изменить  безрадостную  жизнь этих детей,  у
которых никогда не было игрушек, школы, домашнего очага,  материнской ласки,
самого детства.
     Капитаны песка, изголодавшиеся, но непокоренные.



     Глава из книги Жоржи Амаду "Бухта Всех Святых", 1977г.







     Странные совпадения бывают иногда в этом мире.
     Много лет назад, выступая на  Втором  съезде советских писателей, Жоржи
Амаду сказал: "С сердцем, полным благодарности, вспоминаю я сейчас глубокое,
неизгладимое впечатление,  которое произвел на  меня первый прочитанный мною
советский роман ("Железный поток" Серафимовича - прим. перев.) ...
     С тех пор я чувствую себя  связанным с романом и писателем, связанным с
этим миром,  рождающимся в буре, я  чувствовал свою связь с идеями,  которые
дают людям, защищающим их, эту героическую силу гигантов".
     Примерно то же самое произошло со мной. Только перевернула мою жизнь не
книга,  а  фильм американского режиссера  Холла  Бартлета "Генералы песчаных
карьеров". Помню,  как я выходила из кинотеатра оглушенная, протрясенная его
силой и красотой. Душу переполняли гнев против социальной несправедливости и
восхищение его героями. Эти беспризорные, выброшенные из общества мальчишки,
лишенные   дома,  семьи,  человеческого  тепла,   обреченные  на   нищету  и
преступления, вопреки всему  не только не утратили своего достоинства, но  и
воплотили  в  себе   лучшие   человеческие  качества:   душевную  чистоту  и
благородство, стойкость и  мужество, верность в дружбе и способность любить.
Нечеловеческие условия жизни, жестокость окружающих и постоянные унижения не
сломили их, не поставили на колени - они не хотят быть жертвами, они борются
за свою свободу, за право называться человеком, право жить и любить. Кстати,
в оригинале этот фильм так и называется: "The Defiant"-"Непокоренные".
     А какая в этом фильме музыка!  Поют на незнакомом  языке, но,  кажется,
каждое  слово понятно, и самые чуткие душевные струны отзываются ей, и уже в
самом сердце звучит эта печальная и мужественная мелодия:
     "Моя жангада уплывает вдаль,
     Судьба моя, ты так трудна..."
     (Позднее я узнала, что  автор этой и других песен  из кинофильма - друг
Жоржи Амаду, Доривал Каирмми, который, кстати, сыграл роль Жоана де Адама).
     "По роману Жоржи Амаду "Капитаны песка" - было написано в  титрах. В то
время я, еще школьница, не знала  этого  имени  и понятия не имела, на каком
языке он пишет. Но в ту минуту, когда  в  зале зажегся свет,  я  поняла, что
судьба моя  решена. Эти прекрасные  сильные  люди  и земля, вскормившая  их,
стали  моей жизнью.  И  я  дала  себе клятву, что  когда-нибудь  обязательно
переведу эту  книгу, на  каком бы языке она  ни была  написана.  И  если ты,
дорогой читатель, держишь ее  в  руках, значит,  мечты иногда  сбываются,  а
упорство чего-нибудь да стоит.
     ... А потом были книги Жоржи Амаду и его письма. Да, да...
     Три  с лишним  года переписки и несколько десятков  писем,  от  которых
кружилась голова. Удивительное чувство: на другом конце  земного шара  живет
человек, который думает и  чувствует так же, как и  я, ставит перед собой те
же вопросы и отвечает на них так же и теми же словами, как это сделала бы я.
И тогда близкой стала далекая  Бразилия, страна  мужественного, неунывающего
народа, стал родным Салвадор  да Баия, загадочный город на холмах, который я
не видела, да,  наверное, и не увижу. Но шли годы, и мне стало казаться, что
не жгут мою душу "капитаны", что я забыла о них: занималась нелюбимым делом,
писала никому не нужную диссертацию.
     И  тут  снова  вышли  на  экраны  "Генералы песчаных  карьеров" и снова
перевернули   мою   жизнь.   Защищать   диссертации,  делать  карьеру,  быть
благополучной и довольной собой  -  это нехорошо, это  ... неправильно!  Это
было бы предательством "капитанов", предательством себя. Потому что
     капитаны  песка - это  не выдумка автора, это суровая реальность. Жоржи
Амаду  написал эту книгу в 1937 году. За прошедшие годы в Бразилии произошли
серьезные  изменения:   на  смену  военному  режиму  пришло  демократическое
правительство, но положение "капитанов" не стало от этого лучше, напротив...
Если 55 лет назад их было несколько тысяч, то в 1990 году по данным ЮНИСЕФ в
стране насчитывалось уже 12 млн. беспризорных детей.
     Несмотря  на  все  попытки  правительства  стабилизировать  обстановку,
экономическое положение Бразилии ухудшается, растет нищета, а вместе с нею -
беспризорность  и  детская  преступность.  Полиция оказалась  не в состоянии
справиться  с  валом подростковых правонарушений, и  тогда  обыватели  стали
по-своему  защищать  свой  покой  и  свою  собственность.   Так   называемые
"эскадроны   смерти",  которые  раньше  занимались  убийствами  политических
противников  режима,  теперь за деньги  уничтожают  беспризорников. Убийство
уличного подростка стоит от  40 до 50 долларов.  У федеральной  полиции есть
доказательства,  что  предприниматели и  торговцы  в штатах  Рио-де-Жанейро,
Сан-Паулу, Амазонас и  Баия  не  только  финансировали,  но и организовывали
"эскадроны".  По  данным "Национального  движения  в защиту  детей  улиц", с
января 1988 года по декабрь 1990  года от  рук наемных  убийц  погибли 4 611
детей. Другая  правозащитная  организация считает, что 16%  бездомных  детей
погибает от  рук самих полицейских, хотя более половины не совершают никаких
противозаконных  поступков. Иногда  подростков убивают только за то, что они
беспризорные. В  1989 году в  Рио-де-Жанейро  было  найдено  тело  9-летнего
Патрисио Илирио да Силва. К  его шее  была привязана записка: "Я  убил тебя,
потому что ты не учился, у тебя не  было  будущего. Правительство  не должно
позволять, чтобы  подростки захватывали  улицы нашего  города". В общем,  по
меткому выражению английской газеты "Индепендент", "Бразилия решила проблему
беспризорных - они попросту уничтожаются".
     Но, самое  ужасное,  то, что происходит сейчас в  Бразилии, это не наше
прошлое, это наше будущее. И если мне скажут, что это условия моей  свободы,
я от  такой свободы отказываюсь. И я говорю вслед за Жоржи Амаду: "Капитаны,
капитаны песка, моя вечная любовь, моя вечная боль!" Уже много лет вы живете
в  моем сердце, порой мне кажется, что вы зовете меня. Вы  дали мне  счастье
общения с Жоржи  Амаду и  счастье творчества, вы поддерживали  меня в минуты
отчаяния.  Но что я могу для вас  сделать? Только заставить других  полюбить
вас так же, как люблю я.


     Матильди1

     Мы играли в фанты.
     Мы катались на повозке, запряженной быками.
     Мы жили в доме, полном привидениями.
     Мы разговаривали с девушками и чародеями.
     Для тебя Баия была загадочной и огромной.
     Вся поэзия этой книги исходит от тебя.
     --------------------
     1 Первая жена Жоржи Амаду.









     М А Л О Л Е Т Н И Е Г Р А Б И Т Е Л И
     ПРЕСТУПЛЕНИЯ  "КАПИТАНОВ  ПЕСКА"  -  ГОРОД   НАВОДНЕН  БЕСПРИЗОРНИКАМИ,
ЖИВУЩИМИ  ВОРОВСТВОМ - СУДЬЯ ПО ДЕЛАМ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ И НАЧАЛЬНИК ПОЛИЦИИ
ДОЛЖНЫ ПРИНЯТЬ БЕЗОТЛАГАТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ - ВЧЕРА ПРОИЗОШЕЛ ЕЩЕ ОДИН НАЛЕТ.
     Уже не первый раз  наша газета как  истинный выразитель чаяний и надежд
жителей Баии публикует  сообщения о преступных действиях "капитанов песка" -
так называется  банда несовершеннолетних  налетчиков и грабителей, буквально
заполнивших наш город.
     Эти дети, так рано вступившие на скользкий путь преступлений, не  имеют
постоянного  пристанища, по крайней мере,  до сих  пор таковое обнаружить не
удалось. Также не удалось найти и  место, где они прячут свою добычу - плоды
налетов,   ставших  теперь   ежедневными,   что   требует  незамедлительного
вмешательства судьи по делам несовершеннолетних и начальника полиции.
     По  достоверным  источникам, эта  банда  несовершеннолетних  грабителей
насчитывает более  100 мальчишек  разных возрастов - от 8 до  16 лет.  Дети,
которым с рождения не были привиты христианские добродетели, естественно, по
молодости  лет встали на  путь преступления. Их называют "капитанами песка",
потому что их штаб-квартирой стали песчаные пляжи гавани. За командира у них
- 14 летний парень, безусловно, самый опасный из всех:  за  ним числятся  не
только  грабежи,  но  и  нанесение  тяжких  телесных  повреждений  во  время
вчерашнего налета. Личность главаря, к сожалению, не установлена.
     От  полиции  и   суда  по   делам   несовершеннолетних  ждут   принятия
безотлагательных  и самых  решительных мер, которые помогут  уничтожить  эту
банду, а  малолетних преступников, безнаказанно  терроризирующих наш  город,
отправить за решетку.
     А сейчас сообщаем подробности вчерашнего  разбойного нападения, жертвой
которого стал  всеми  уважаемый коммерсант, владелец крупного мануфактурного
магазина на улице Португал. Нанесенный ему ущерб превышает миллион рейсов. К
тому же его садовник ранен жестоким главарем шайки малолетних бандитов.


     На аллее Витории, которая по  праву считается сердцем аристократической
части  Баии, возвышается особняк комендадора Жозе Феррейры,  одного из самых
состоятельных  и  респектабельных   негоциантов  нашего  города.  Вид  этого
утопающего в зелени  старинного особняка доставляет  истинное наслаждение. И
вот вчера  этой обители  покоя и  честного труда  пришлось  пережить  минуты
неописуемого волнения и страха, вызванного нападением "капитанов песка".
     Часы пробили три по полудни, и город буквально изнемогал от жары, когда
садовник  заметил,  что  несколько оборванных мальчишек  крутятся  у  ограды
особняка   комендадора.   Садовник   прогнал  непрошенных   гостей.  Те,  не
задерживаясь, пошли своей дорогой,  а Рамиро, садовник комендадора,  занялся
делами  во внутреннем  дворике.  Однако  не прошло  и  пяти  минут,  как был
совершен



     Вдруг садовник Рамиро услышал доносившиеся из дома пронзительные крики.
Так кричат смертельно напуганные люди. Вооружившись  серпом, садовник вбежал
в дом и едва успел заметить нескольких мальчишек, которые, как чертенята (по
меткому замечанию Рамиро), выскакивали  из окон, унося с собой все ценное из
столовой. Служанка,  поднявшая  крик, пыталась  привести  в  чувство супругу
комендадора, упавшую в обморок из-за пережитого ею ужаса. Садовник, не теряя
времени, выбежал в сад, где произошла
     СХВАТКА.
     А  в  это время  прелестный  одиннадцатилетний  малыш, внук комендадора
Рауль Феррейра,  гостивший  у бабушки  с  дедушкой,  разговаривал  в  саду с
главарем банды, которого опознали по шраму на лице. По своей наивности Рауль
мирно  беседовал  со  злодеем,  который наверняка  собирался  его  ограбить.
Садовник,  не  раздумывая,  бросился  на грабителя,  не  ожидая,  что парень
мастерски  владеет приемами обороны и  даст  ему такой отпор.  В результате,
пытаясь задержать главаря шайки, садовник получил  удар ножом в плечо, затем
в предплечье и вынужден был отпустить преступника, который тут же скрылся.
     О случившемся тут же сообщили в полицию, однако до сего момента никаких
следов "капитанов песка" не обнаружено. Комендадор Жозе Феррейра  в интервью
нашему  корреспонденту  оценил  нанесенный  ему  ущерб  более чем в  миллион
рейсов, т.к. только часики, украденные у его супруги, стоили 900 крузейро.
     НУЖНО СРОЧНО НАВЕСТИ ПОРЯДОК
     Обитатели  особняков  этого   аристократического  района  не  на  шутку
встревожены  участившимися  грабежами,  т.к.  это  отнюдь  не первый  налет,
успешно  осуществленный  "капитанами   песка".  Поэтому  необходимо  срочное
вмешательство правоохранительных органов для того, чтобы преступники понесли
справедливое наказание и  был гарантирован покой  самым  достойным гражданам
нашего города. Мы надеемся, что многоуважаемый  начальник полиции и не менее
знаменитый судья по делам несовершеннолетних собираются принять должные меры
против столь юных, но дерзких преступников.
     СВЯТАЯ НАИВНОСТЬ
     Наш корреспондент взял также интервью у маленького Рауля, которому, как
сообщалось,  одиннадцать лет,  но  он уже один  из самых прилежных  учеников
колледжа  им. Антонио Виейры. Рауль продемонстрировал незаурядное  мужество,
сообщив нам о своем разговоре с опасным главарем "песчаных капитанов".
     - "Он сказал,  что  я дурачок и не  знаю, что такое  настоящие игры.  Я
ответил, что у меня есть велосипед и  много  игрушек. Он засмеялся и сказал,
что зато ему принадлежат порт и улица. Мне он очень понравился, он был похож
на тех мальчиков, которые в фильмах убегают из дома на поиски приключений".
     Полагаем,  над  этим  стоит  задуматься.  Почему  кино  внушает  нашему
юношеству столь превратные представления  о  жизни?  Эта деликатная проблема
также заслуживает внимания судьи по делам несовершеннолетних. И мы к ней еще
вернемся.
     (Репортаж опубликован в  газете  "Вечерняя Баия" в разделе криминальной
хроники  с фотографией  дома комендадора  и его самого в  момент награждения
орденом).



     "ВЕЧЕРНЕЙ БАИИ"
     Сеньор главный редактор!
     Начальник  полиции  ознакомился  со статьей,  опубликованной  вчера  во
втором выпуске вашей газеты, где сообщается о  преступной деятельности банды
малолетних правонарушителей, известной  под названием "капитаны  песка", и о
нападении  этой банды  на  особняк комендадора Жозе Феррейры. В  этой  связи
начальник  полиции спешит  довести  до вашего сведения, что  решение  данной
проблемы входит  в  компетенцию  скорее судьи по  делам  несовершеннолетних,
нежели начальника полиции. В такой ситуации полиция может действовать только
в соответствии с указаниями судьи по  делам  несовершеннолетних. Но, тем  не
менее, нами будут приняты серьезные меры для того, чтобы подобные  злодеяния
больше не повторялись,  а  виновные были арестованы  и  понесли  заслуженное
наказание.
     Из  выше  изложенного  становится  ясно,  что  полиция  не  заслуживает
обвинений в свой адрес за невнимание к данной проблеме.  Мы не предпринимали
решительных мер, потому что не получили соответствующих указаний от судьи по
делам несовершеннолетних.
     Примите   наилучшие    пожелания,    секретарь   начальника    полиции.
(Опубликовано на  первой  странице "Вечерней Баии" с  фотографией начальника
полиции и пространными хвалебными комментариями.)



     В РЕДАКЦИЮ "ВЕЧЕРНЕЙ БАИИ"
     Его превосходительству сеньору  главному  редактору "Вечерней Баии"  г.
Салвадор, штат Баия.

     Дорогой земляк.
     Просматривая  вашу великолепную газету в редкие минуты досуга, которого
почти  не  остается  из-за  многочисленных  и  разнообразных   обязанностей,
налагаемых  на  меня  моей  должностью, я  ознакомился с письмом неутомимого
начальника полиции штата, в котором он  объясняет, почему полиция  не смогла
до сего дня организовать как следует  похвальную кампанию против  малолетних
преступников, наводнивших город. Начальник полиции пытается оправдаться тем,
что не получил соответствующих указаний от суда по делам несовершеннолетних.
Совершенно не желая обвинить выдающегося и неутомимого начальника полиции, я
обязан во имя истины (той самой истины, которая как  светоч озаряет весь мой
жизненный  путь своими  животворящими лучами)  заявить,  что это всего  лишь
отговорка. Она  не имеет  под собой никаких  оснований, т.к.  розыск и арест
малолетних  преступников  не  входит   в  компетенцию  суда.  Его  задачи  -
определить  исправительное учреждение,  где они будут отбывать наказание,  и
назначить куратора  для наблюдения за ходом судебного процесса. Суд по делам
несовершеннолетних не должен ловить малолетних преступников, его дело
     - заниматься их дальнейшей судьбой.  И многоуважаемый начальник полиции
должен знать, что я всегда исполняю то, что велит мне мой долг. Я никогда не
уклонялся от этого за все 50 лет моего незапятнанного жизненного пути.
     Только  за  несколько  последних  месяцев  я  отправил  в  колонию  для
несовершеннолетних множество малолетних преступников и беспризорников. Но не
моя  вина,  что  они  бегут  оттуда,  что   их  не  вдохновляет  возможность
исправиться, которую предоставляет им наше учебное заведение.
     Они живут  в  этой  обители, окруженные величайшей заботой, наслаждаясь
покоем и честным  трудом. Но они  убегают и  ожесточаются еще больше, словно
полученный опыт пошел  им во вред. В чем причина? Решение этой проблемы  под
силу разве что профессиональным психологам, а не таким философам-дилетантам,
как ваш покорный слуга.
     В  заключение  со   всей  определенностью  хочу  заверить  вас,  сеньор
редактор,  что  начальник   полиции  всегда   может   рассчитывать  на  нашу
всестороннюю  поддержку  для  усиления  кампании  по  борьбе  с  малолетними
правонарушителями.
     С   искренним   восхищением  и   признательностью,   судья   по   делам
несовершеннолетних.
     (Опубликовано в "Вечерней Баии" вместе с  фотографией судьи с небольшим
хвалебным комментарием.)


     В РЕДАКЦИЮ "ВЕЧЕРНЕЙ БАИИ"

     Сеньор редактор.
     Простите  за  ошибки и плохой почерк  - не мастерица  я письма писать и
если  сейчас  обращаюсь к вам то для  того  только чтобы  вы знали правду. Я
увидела  в  газете  заметку  о  кражах "капитанов  песка",  а потом  полиция
заявила,   что   будет   их   ловить,   и   тогда   судья,   что  занимается
несовершеннолетними,  сказал,  что жаль, что они не исправляются в  колонии,
куда  он отправляет этих несчастных.  Вот для того, чтобы рассказать об этой
самой колонии,  я и пишу  вам, как  умею.  Я бы  хотела, чтобы  ваша  газета
послала человека  в эту колонию посмотреть как обращаются с детьми бедняков,
которые на свою беду  попали в руки бессердечных  тюремщиков. Мой сын Алонсо
пробыл  там  полгода, и если бы мне не удалось вытащить его оттуда,  не знаю
продержался  бы бедняжка еще столько  же. Самое малое, что выпадает  на долю
наших детей, это порка два, а  то и три  раза в день.  Тамошний вечно пьяный
директор  любит смотреть,  как кнут пляшет по спинам несчастных мальчишек. Я
сама много раз это видела, они нас не  стесняются и говорят, что урок только
на  пользу пойдет. Поэтому я  и забрала оттуда своего сына.  Если вы пошлете
туда  кого-нибудь  то узнаете чем их там кормят, и какой у них рабский труд,
не  всякий взрослый  мужчина  выдержит, и какие  побои  они терпят. Но нужно
сделать  это  тайно,  а  то они сумеют  вам  очки  втереть. Идите  туда  без
предупреждения  и увидите, кто  из нас прав. Из-за всего  этого и существуют
"капитаны  песка". И я предпочитаю видеть своего сына среди них, чем в такой
колонии.  Так  что если  вы  хотите увидеть нечто  такое, что может  разбить
сердце, сходите  туда. Также если  хотите,  можете  поговорить  с падре Жозе
Педро, который был там духовником и все видел. Он вам расскажет то же самое,
только лучше меня.
     Мария Рикардина, швея.

     (Напечатано на  пятой странице "Вечерней  Баии", в  разделе объявлений,
без фотографий и комментариев).


     РЕДАКЦИЮ "ВЕЧЕРНЕЙ БАИИ"
     Да хранит вас Господь.
     Сеньор редактор.
     Прочитав  в  Вашей  уважаемой  газете  письмо Марии Рикардины,  которая
считает меня человеком, способным разъяснить, каковы  условия жизни детей  в
исправительной  колонии   для   несовершеннолетних,  я  счел   своим  долгом
откликнуться  и  заявить   вам,   что,  к  сожалению,  Мария   Рикардина  не
преувеличивает.  Дети  в упомянутой колонии содержатся, как дикие звери, это
чистая  правда. Воспитатели  забыли заповеди  милосердного Учителя и  вместо
того,  чтобы завоевывать  доверие  детей  добрым  к ним отношением, они  еще
больше озлобляют их, подстрекая к сопротивлению
     бесконечными побоями и бесчеловечными физическими наказаниями. Я пришел
в колонию, чтобы нести  этим детям  утешение и  веру, но вижу, что  они мало
расположены к восприятию христианского  учения из-за ненависти, накопившейся
в  этих юных  сердцах, столь достойных  сострадания. Из того, что  я  видел,
сеньор редактор, получилась бы целая книга.
     Благодарю за внимание.
     Падре Жозе Педро, слуга Божий.
     (Письмо опубликовано на третьей странице "Вечерней Баии" под заголовком
"Неужели это правда?" без всяких комментариев).




     В РЕДАКЦИЮ "ВЕЧЕРНЕЙ БАИИ".

     Многоуважаемый сеньор редактор.
     С огромным интересом я слежу  за кампанией, которую ваша  газета,  этот
выдающийся  представитель  Байянской  прессы,  руководимый  столь блестящими
умами,   ведет   против  ужасных   преступлений  "капитанов   песка",  банды
беспризорников, которая держит в страхе весь город, лишая его покоя.
     Прочел  я  также  и  письма с  обвинениями в  адрес  руководимого  мною
учреждения, которое из-за скромности (и только скромности, сеньор редактор!)
я не буду называть образцовым.
     Что  касается  женщины из  простонародья,  то ее письмо не стоит  того,
чтобы на  него  обращали внимание и  удостаивали ответом.  Без сомнения, она
одна  из  тех,  кто пытается  помешать исполнению нашего священного долга по
воспитанию их же собственных детей. Эти дети растут  на улице, где привыкают
к  паразитическому образу  жизни,  и  когда здесь, в колонии,  им  прививают
уважение  к  законам  нашего  общества,  их  матери первые  поднимают  крик,
возмущаясь строгостью порядков, хотя им следовало бы целовать руки  тем, кто
пытается  сделать  из  их  сыновей  порядочных  людей. Сначала они  приходят
просить места для  своих сыновей. Потом понимают, что не могут  обойтись без
детей,  вернее,  без их добычи, и тогда начинают  жаловаться на колонию. Но,
как я  уже сказал, господин главный редактор, не стоит  обращать внимание на
это  письмо.   Разве   малограмотная   простолюдинка   может  понять,  какую
титаническую работу провожу я во главе данного учреждения?
     Что повергло  меня в изумление, сеньор  редактор, так  это письмо падре
Жозе  Педро.   Этот  священник,  забыв  о  своем  звании,  выдвинул   против
руководимого  мною учреждения  серьезные обвинения.  Этот  служитель  церкви
(которого  я  назвал бы  прислужником  дьявола, если бы  здесь  были уместны
каламбуры, сеньор редактор) злоупотребил  своим положением, чтобы проникнуть
в наше  учебное заведение  в часы, запрещенные  уставом, и  я могу выдвинуть
против  него серьезное обвинение: он подстрекал  несовершеннолетних, которых
Государство  вверило  моим  заботам,  к   неповиновению,  к  мятежу.  С  его
появлением случаи неподчинения  и нарушения  дисциплины резко возросли. Этот
падре  -  всего лишь растлитель  трудных  подростков,  находящихся  под моей
опекой.  Поэтому я вынужден закрыть  для  него  двери нашего воспитательного
учреждения.
     Тем  не  менее,  сеньор  редактор,  я  присоединяюсь  к  словам   швеи,
написавшей  в  вашу  газету,  и   также  прошу  прислать  в  колонию  вашего
корреспондента. Я  просто настаиваю  на  этом. Таким образом, и  вы,  и ваши
читатели  получат  точную и объективную  информацию о том, как обращаются  с
воспитанниками  Байянской  исправительной  колонии  для   несовершеннолетних
преступников и беспризорников. Я жду вашего сотрудника в понедельник. И если
я не приглашаю его  посетить  нас в любой день, то потому лишь, что подобные
визиты  должны  осуществляться  в  дни,  разрешенные уставом, и  не  в  моих
правилах  нарушать  устав по  какой бы то ни было причине. Поэтому и  только
поэтому  я приглашаю вашего  корреспондента именно  в  понедельник.  Заранее
благодарен вам за это, как и за  публикацию  моего письма.  Этим вы устыдите
новоявленного лжепророка.
     Ваш   покорный  слуга   и  постоянный   читатель,  директор   Байянской
исправительной колонии для малолетних преступников и беспризорников.
     (Опубликовано на третьей странице "Вечерней Баии" с фотографией колонии
и уведомлении о  том,  что в  ближайший понедельник ее посетит корреспондент
"Вечерней Баии")
     ОБРАЗЦОВОЕ  УЧРЕЖДЕНИЕ,  ГДЕ  ЦАРЯТ   МИР  И  ТРУД.  ДИРЕКТОР   -  ДРУГ
ВОСПИТАННИКОВ. -  ПРЕКРАСНАЯ ЕДА. -  ДЕТИ РАБОТАЮТ И ОТДЫХАЮТ. -  МАЛОЛЕТНИЕ
ВОРИШКИ  НА ПУТИ ПЕРЕВОСПИТАНИЯ. -  НЕОБОСНОВАННЫЕ  ОБВИНЕНИЯ. - ПОЖАЛОВАЛСЯ
ТОЛЬКО ОДИН, НЕИСПРАВИМЫЙ.-  БАИЯНСКАЯ КОЛОНИЯ - ЭТО ОДНА  БОЛЬШАЯ СЕМЬЯ.  -
ВОТ ГДЕ ДОЛЖНЫ НАХОДИТЬСЯ "КАПИТАНЫ ПЕСКА".
     (Заголовки репортажа о  Байянской  колонии, напечатанного во вторник во
втором  выпуске  "Вечерней  Баии"  и  анимающего   всю  первую  страницу,  с
несколькими фотографиями здания и одной фотографией директора).







     ПОРТОВЫЙ СКЛАД.
     Под луной  в  старом  заброшенном  портовом складе  спят дети. Когда-то
здесь было море. Волны то  с грохотом разбивались, то нежно лизали  огромные
черные камни в фундаменте здания.  Под причалом, там, где  раньше плескалось
море,  спят дети, залитые желтым  светом луны.  К  этой  изъеденной морем  и
ветром дощатой  пристани причаливали  раньше бесчисленные  парусники,  порой
огромные, каких-то  немыслимых расцветок,  чтобы  заполнить  свои  трюмы.  И
отсюда уходили они, тяжело груженые, навстречу опасности морских дорог.
     Тогда перед  складом простиралась  таинственная гладь  океана,  и  ночи
здесь были темно-темно зеленые, почти  черные, того загадочного цвета, каким
бывает море после захода солнца.
     Теперь  ночи  здесь светлые. Белый морской песок делает их  такими.  На
многие метры  простирается теперь  перед складом песчаная полоса пляжа.  Под
причалом уже не бьется волна:  всем завладел песок.  Медленно, шаг за  шагом
отвоевывал он все новые и новые территории. И море отступило. Не причаливают
больше к  этой  пристани разноцветные  парусники,  не  работают  мускулистые
негры, словно  сошедшие со старинной гравюры.  И  не  поет  больше на старом
причале  свою песню  тоскующий  по  родной  земле моряк. Белый, белый  песок
простирается перед складом. И уже никогда больше не заполнится этот огромный
склад  тюками,  мешками  и ящиками.  Люди  оставили  его.  Так и  стоит  он,
заброшенный, полуразрушенный, - черная точка на белом полотне песка.
     Долгие  годы единственными обитателями склада были крысы. Они  с визгом
носились  друг за другом, грызли массивные  деревянные  ворота и чувствовали
себя здесь безраздельными хозяевами.  Как-то в поисках  убежища  от дождя  и
ветра туда забрел  бездомный пес. Первую ночь он совсем не спал,  охотясь на
бегающих крыс. Он провел там  несколько ночей, воя перед рассветом на  луну:
уже  тогда часть кровли  обвалилась, и лунный  свет свободно лился внутрь на
толстые доски настила. Но бродячий пес не привык к постоянному жилью и скоро
ушел искать пристанище в другом месте: в темноте пустого подъезда, под аркой
моста, у теплого тела суки.
     И  опять  хозяйничать  здесь  стали крысы,  пока заброшенный  склад  не
попался на  глаза капитанам  песка. К тому времени  ворота  уже  сорвались с
петель,  и кто-то  из  капитанов,  обходя однажды  свои  владения  (ведь все
побережье Байянской гавани, впрочем, как и сам  город, принадлежит капитанам
песка), забрался внутрь.
     Он  сразу сообразил, что  гораздо  удобнее ночевать здесь, чем на голом
песке или под  причалами других складов, откуда  в  любую минуту может смыть
волной. И с этого  дня большая часть капитанов  песка спит в старом портовом
складе,  под желтой  луной, в компании с крысами.  Впереди  - громады песка,
белизна без конца и  без  края. Вдали  бьется  о берег море. Сквозь  дверной
проем  видны огни  причаливающих и  покидающих порт кораблей, сквозь дырявую
крышу - звездное небо и луна, освещающая пристанище "капитанов".
     Вскоре  они перетащили сюда свои пожитки. Странные вещи появились тогда
в  складе. Впрочем,  не  более странные,  чем  сами  ребята, мальчишки  всех
возрастов  и цветов кожи от  9 до 16 лет, которые спят на полу  или прямо на
песке,  под причалом, не обращая внимания ни  на ветер, что, завывая, кружит
по бараку, ни на проливной дождь. Зато с каким вниманием всматриваются они в
сигнальные  огни  кораблей,  с  какой жадностью  ловят  слова доносящихся  с
парусников песен ...
     Здесь  вы найдете и вожака песчаных капитанов, Педро Пулю. Это прозвище
он получил рано -  в пять лет.  От полицейской  пули погиб его  отец. Матери
своей он не знал. Сейчас Педро пятнадцать. Уже десять лет бродяжничает он по
улицам  Баии,  изучив ее вдоль  и поперек.  Сейчас  в  городе нет  ни одного
переулка,  магазина или кафе,  о которых ему  не было бы известно. Когда  он
попал к капитанам песка (в то время только что построенный порт притягивал к
себе всех  беспризорников города), вожаком у них  был  Раймундо  по прозвищу
Кабокло1, здоровый меднокожий мулат.  Но недолго  пробыл Раймундо
вожаком песчаных капитанов. Педро Пуля
     ----------------------------------------------------------------------
     1 Кабокло - метис от брака индейца с белым.















     был  гораздо решительнее и умнее, мог лучше спланировать "дело", умел с
каждым наладить контакт. Он  был  прирожденным лидером: какая-то особая сила
светилась в  его глазах, звучала в  голосе. Однажды  они сцепились. На  свою
голову  Раймундо выхватил  нож и  полоснул  Педро по лицу (след  этой  битвы
остался у него на всю жизнь). А поскольку Педро был безоружен, ребята встали
на его  сторону  и положили  конец драке.  Все  понимали, что  этим дело  не
кончится, и стали  ждать реванша.  И  не ошиблись. Однажды  вечером Раймундо
хотел  задать  трепку  Бузотеру.  Педро  вступился  за  негритенка,  и драка
началась.   Впервые   песчаные   дюны  пристани  стали   свидетелями   столь
грандиозного сражения,  Раймундо был  намного выше  и старше.  Однако  Педро
Пуля,  с  развевающимися  белокурыми волосами  и  багровым шрамом  на  лице,
обладал необыкновенной ловкостью, и с  этого  дня Раймундо утратил не только
лидерство над  капитанами, но  и  сами  песчаные пляжи.  Вскоре  он  нанялся
матросом на какой-то корабль и навсегда покинул Баию.
     Все безоговорочно признали Педро Пулю вожаком, и скоро город услышал  о
капитанах песка - беспризорных мальчишках, промышляющих воровством.  Их было
около  сотни (точнее не знал никто),  и почти половина ночевала в развалинах
бывшего портового склада.  Оборванные,  грязные, полуголодные, дерзкие, то и
дело  сыплющие  ругательствами,  с  неизменным  окурком  в  зубах,  они были
настоящими хозяевами города, в совершенстве  знавшими и беззаветно любившими
его, они были его поэтами.
     НОЧЬ КАПИТАНОВ ПЕСКА
     Величественная  мирная  ночь  спустилась на Баию.  Она пришла  с  моря,
окутала  парусники, форт  и волнолом,  простерлась  над  холмами и  куполами
церквей. Колокола не поют уже "Аве Мария": время службы давно прошло.
     Склад  отчетливо  выделяется  на  белом  фоне  песка,  хранящего  следы
"капитанов", собравшихся  к этому часу в  своем убежище. С такого расстояния
слабо мерцающий  свет  фонаря  над  входом  в таверну  "Приют  моряка"  едва
различим.  Резкий  холодный  ветер бьет  в лицо, поднимает  песчаные  вихри,
сбивает  Жоана  Длинного  с  ног.  Он идет согнувшись, с трудом  преодолевая
сопротивление ветра, и его рубашка надувается пузырем и бьется на ветру, как
парус рыбачьей  лодки. Жоан  -  высокий и  сильный негр  с короткой курчавой
шевелюрой и  стальными мускулами. Он самый  высокий и сильный  в банде, хотя
ему  только тринадцать  лет,  четыре  из которых  он  пользуется  абсолютной
свободой,  бродяжничая с капитанами песка по улицам Баии. В тот  самый день,
когда  его отец,  здоровенный ломовой извозчик,  попал под грузовик, пытаясь
перевести лошадь на другую сторону улицы, Жоан решил не возвращаться  домой.
Перед  ним лежал  загадочный  город, и он отправился завоевывать его.  Город
Баия,  языческий и  благочестивый:  почти  такой же  таинственный, как  само
зеленое море. И Жоан Длинный не вернулся в лачугу на холме.
     В девять лет он попал к капитанам песка, когда вожаком был еще Раймундо
и о  них мало  кто знал, потому что  Кабокло не любил рисковать. Очень скоро
Длинный стал одним из главных в банде, и его никогда  не забывали позвать на
совет, где  обсуждалось очередное "дело". Но  не потому, что он  был хорошим
организатором  или  отличался  живым  умом.   Напротив,  всякий  раз,  когда
приходилось шевелить мозгами, у него от напряжения болела голова. Зато каким
огнем загорались его  глаза, когда при нем обижали слабых. Тогда у него сами
собой сжимались кулаки, и негр  не  раздумывая бросался в  драку,  как бы ни
были  велики  силы  противника. В  любом случае его огромная физическая сила
внушала страх, и с ним не решались связываться.
     Хромой говорил про него:
     - Этот негр глуп, как пробка, но силища, как у быка.
     А новенькие, малыши, с опаской вступавшие в шайку, видели в нем  самого
надежного своего защитника. Педро,  вожак, тоже  любил его и прислушивался к
его мнению. И Жоан Длинный знал, что вовсе не своей силой заслужил он дружбу
Пули. Педро считал негра добрым и не уставал повторять:
     -  Ты хороший парень, Длинный. Ты лучше нас всех. Ты мне нравишься, - и
хлопал Жоана по плечу, чем очень смущал его.
     Жоан  Длинный торопится  в склад, сгибаясь  под  порывами  ветра. Ветер
хочет  помешать ему,  бросает  в  лицо  песок.  Он возвращается  из  "Приюта
моряка",   куда   зашел   выпить   стопку   кашасы1    с   Божьим
Любимчиком2,  вернувшимся  сегодня с уловом из южных морей. Божий
Любимчик -  самый знаменитый  капоэйрист3 города. Кто  в  Баии не
знает  и не уважает его? В искусстве ангольской капоэйры4 нет ему
равных, никто не  может соперничать с ним, даже Зе Задира, оставивший о себе
громкую  славу  в  самом  Рио де  Жанейро. Божий  Любимчик  поделился с  ним
последними новостями и пообещал на следующий день появиться в складе,  чтобы
продолжить  уроки  капоэйры,  которые берут у него  Педро Пуля,  Кот  и  сам
Длинный.  Подходя  к  складу,  Длинный закуривает  сигарету.  Ветер  тут  же
заметает  следы его больших ног.  Негр  думает, каково приходится  тем,  кто
вышел в море в эту штормовую ночь.
     Жоан  Длинный проходит под причалом - ноги вязнут в песке - стараясь не
потревожить  тех,  кто   уже  заснул,  заходит  в  склад.  Несколько   минут
нерешительно осматривается, пока не замечает Профессора. Вот он там, в самом
дальнем углу  барака,  читает при  свете свечи. Пламя  колеблется  на ветру,
вот-вот  погаснет. Жоан  Длинный  думает,  что свету от  этого  огарка  даже
меньше,  чем  от  фонаря  "Приюта  моряка",  и что Профессор совсем испортит
глаза,  читая  книги  с  такими  мелкими  буковками.  Жоан  Длинный  идет  к
Профессору, хотя сам  он  спит у входа, как  сторожевой  пес, и  нож у  него
всегда  под рукой  -  мало ли  что случится. Осторожно обойдя  спящих,  Жоан
садится  на корточки  рядом с  Профессором,  долго наблюдает за  ним. А  тот
настолько поглощен книгой, что ничего вокруг не замечает.
     Жоан Жозе,  по  прозвищу  Профессор,  с того  самого дня,  когда стащил
сборник рассказов из библиотеки одного дома на Барре,1 не упускал
случая  стянуть  очередную книгу. Но он никогда не  продавал их, а прятал  в
своем  углу под кирпичами, чтобы не изгрызли крысы. Он читал книги запоем, с
какой-то  лихорадочной, почти  болезненной страстью.  Ему хотелось знать обо
всем  на   свете.  И   часто  долгими   вечерами  он  рассказывал  капитанам
удивительные истории о моряках и путешественниках, о легендарных храбрецах и
героях.  Взволнованные   его  рассказами,  еще   пристальнее   всматривались
мальчишки в морскую даль, в огни на холмах загадочного города. И такая жажда
героических подвигов и приключений светилась в этих живых глазах! Из всех
     ----------------------------------------------------------------------
     1 кашаса - водка из сахарного тростника.
     2 Божий Любимчик, настоящее имя - Самуэль Франсиско де Соуза
Баретто (1892 -1950),. реальное лицо. Жоржи Амаду пишет в книге  "Бухта Всех
Святых", что познакомился с ним, когда тот был уже пожилым человеком, но его
мастерство даже тогда было поразительным.
     3 капоэйрист - мастер капоэйры
     4  капоэйра - уникальный, существующий только в Бразилии вид
боевого единоборства, синтез  акробатики, борьбы и танца. Исполняется всегда
под  аккомпанимент  музыкального  инструмента  -  беримбау.  Содержит  много
оригинальных приемов, в  частности удары  ногами из  стойки на руках. В свое
время капоэйра была  грозным оружием самообороны  для черных  рабов. Поэтому
была официально запрещена.
     1 Барра-авенида - улица в богатых кварталах Баии.

     капитанов только Жоан Жозе умел бегло читать, хотя пробыл в школе всего
полтора   года.  Книги   разбудили   его  воображение,  и,  может  быть,  он
единственный из  всех сознавал героику их  собственной жизни. За эти знания,
за  умение интересно  рассказывать  Профессора  уважали в группе.  Но многое
знание  рождает многие  печали. Поэтому, наверное, с  такой грустью смотрели
из-под  черной челки его близоруко прищуренные глаза. Жоан Жозе был  прозван
Профессором за умение показывать  фокусы  с платком  и монеткой (ему  как-то
попалась  книга с описанием несложных трюков). Но, наверное, настоящее  чудо
он совершал, когда  своими рассказами, иногда прочитанными в книгах,  а чаще
придуманными, он переносил слушателей в другие миры, и живые глаза капитанов
сверкали, как самые яркие звезды в небе Баии. Педро Пуля ничего  не решал не
посоветовавшись с  ним, и часто как раз  воображение Профессора подскаэывало
наилучший план ограбления. Но никто тогда и  представить не  мог, что спустя
годы, именно ему суждено будет рассказать своими картинами, которые потрясут
всю  страну,  историю жизни капитанов и многих других  людей, всех  тех, кто
боролся и страдал.
     Может   быть,  это  известно  лишь   дон'  Анинье1,   матери
святого2 на
     ----------------------------------------------------------------------
     1 дон' Анинья - Еужения Ана дос Сантос (1969 -1939).
     2  мать святого -  старшая жрица, наивысший  сан  в иерархии
афро-бразильского религиозно-фетишистского  культа кандомблэ, завезенного  в
Бразилию неграми-рабами из Африки.
     террейро1  Крус  де  Опо  Афонжа,  потому что она  узнает  о
будущем  от  самой  богини  Ийа2,  гадая  на  ракушках в  грозные
штормовые ночи.
     Жоан Длинный  долго смотрел, как читает Профессор. Ему самому эти буквы
ничего  не говорили. Его  взгляд  перебегал  с книги на  колеблющееся  пламя
свечи,  а  оттуда  - на  растрепанную шевелюру  Профессора. Наконец ему  это
надоело, и он спросил своим глубоким теплым голосом:
     - Интересная, Профессор?
     Только тут,  оторвавшись  от  книги,  Профессор заметил  негра,  самого
пылкого своего почитателя, и хлопнул его по плечу:
     - Отличная история, Длинный. - Глаза Профессора сверкали.
     - О моряках?
     - О таком же негре как ты. Вот это молодчина!
     - Расскажешь?
     - Когда кончу читать - расскажу. Увидишь, какой это был негр...
     И  снова уткнулся в книгу. Жоан Длинный  зажег дешевую сигарету, другую
молча  протянул  Профессору и курил, сидя на корточках, словно охраняя покой
товарища.
     ----------------------------------------------------------------------
     1 террейро - место, где совершаются обряды кандомблэ.
     Баиянские террейро делятся на четыре основные группы,  в зависимости от
того, к  какому африканскому племени  принадлежали их основатели: жеже-наго,
конго, ангола. К четвертой группе относятся кандомблэ кабокло, т.е. метисов.
Церемонии на террейро,  принадлежащих к разным  группам несколько отличаются
друг  от  друга.  Террейро  Крус  де  Опо  Афонжа,  принадлежащее  к  группе
жеже-наго,   обладает   рядом  уникальных   черт,   т.к.  мать  Анинья,  его
основательница,  происходила из  племени  грунси.  В  частности  только  там
сохранился титул оба - жреца-распорядителя.
     2 Ийа - главное женское божество кандомблэ.
     В складе смеялись,  разговаривали,  спорили. В этом  гуле Жоан  Длинный
ясно различал голос Хромого, гнусавый и резкий. Хромой громко говорил, много
смеялся. Он  был  разведчиком  в банде,  мог проникнуть  в приличный  дом  и
остаться  там  на неделю, притворяясь мальчиком из хорошей семьи, потерявшим
своих родителей в огромном  враждебном городе. Хромой с детства приволакивал
ногу,  из-за чего  и получил свое  прозвище.  Но этот  физический недостаток
помогал  ему разжалобить добродетельных  сеньор.  Да и  у  кого  не  дрогнет
сердце, когда увечный мальчик, такой испуганный и несчастный, стоит у  твоих
дверей, моля о куске хлеба и пристанище на одну ночь.
     Сейчас  посреди  барака Хромой высмеивал Кота, который  потратил  целый
день  на  то,  чтобы  украсть  массивное  кольцо  с  камнем  винного  цвета,
оказавшимся подделкой, ничего не стоящей стекляшкой.
     Еще неделю назад Кот во всеуслышание объявил:
     - Видел  я, братцы,  здоровое  кольцо, прямо, как  у епископа.  Отлично
будет сидеть у меня  на пальце. Шикарная  штучка. Сами  увидите, когда я его
уведу.
     - В какой же витрине эта драгоценность?
     - У одного фраера на пальце. Этот толстяк ездит каждый день на  трамвае
из Бротас на Байшу-ду-Сапатейро.
     И Кот не успокоился, пока не  добился своего: в трамвайной  давке в час
пик ему  удалось  не  только снять кольцо,  но и улизнуть  в  суматохе, хотя
хозяин перстня почти сразу спохватился. Очень довольный, Кот показал надетое
на палец кольцо.
     Хромой рассмеялся:
     - Рисковать головой из-за такого дерьма. Ведь вещица-то - дрянь.
     - Ну и что? Лично мне оно нравится.
     - Ты настоящий осел. У барыги за него и гроша ломаного не дадут.
     - Зато как смотрится! Может, подцеплю на него какую-нибудь цыпочку. Кот
имел в виду,  конечно, женщину, и остальные поняли это, хотя самому старшему
едва  исполнилось  шестнадцать.  Очень  рано узнавали  капитаны песка  тайны
любви.
     Появление   Педро   Пули   предотвратило  назревавшую  драку,  спорщики
разошлись.  Только Хромой  все никак не  мог успокоиться,  с  усмешкой цедил
сквозь  зубы что-то  язвительное в адрес Кота. От этого  занятия  его отвлек
Педро, позвав вместе с Длинным и Профессором на совет.
     ...  Какое-то  время  все четверо сидели молча.  Хромой, смакуя,  курил
бычок дорогой  сигары. Жоан Длинный вглядывался  вдаль, туда,  где в дверном
проеме за кромкой песка виднелась узкая полоска моря.
     Наконец Педро Пуля сказал:
     - Сегодня я говорил с Гонзалесом, хозяином 14-го ломбарда...
     - Что, ему опять нужна золотая цепочка?  В  прошлый раз... - не дал ему
договорить Хромой.
     - Нет, сейчас ему нужны шляпы. Только фетровые. Соломенные не подходят,
на них нет спроса. И еще...
     - Чего еще ему надо? - снова вмешался Хромой.
     - Он говорит, что слишком поношенные тоже не нужны.
     - Много хочет. Если бы хоть платил, как следует.
     - Ты  же  знаешь, Хромой,  Гонзалес  -  парень  надежный, трепаться  не
станет. Может, платит он и не больно хорошо, зато нем, как могила. Из него и
крючком ничего не вытянешь.
     -  Но платит-то  он всего ничего. А трепаться не в его интересах.  Если
раскроет рот, то никакая "лапа" не вытащит его из тюряги.
     - Ладно,  Хромой,  не хочешь  участвовать в деле, уходи,  не мешай  нам
обмозговать все как следует.
     - Да нет, я не отказываюсь. Просто я думаю, не стоит связываться с этим
мошенником-гринго1. Но если ты хочешь...
     - На  этот раз он обещал заплатить лучше.  Это  дело  выгодное.  Только
шляпы должны быть фетровые и новые. Вот ты,  Хромой,  и  занялся  бы этим  с
кем-нибудь из ребят. Завтра вечером сюда придет человек Гонзалеса и принесет
деньги.
     - Хорошее место для этого - кинотеатр, - сказал, обернувшись к Хромому,
Профессор.
     -  Нет,  уж  лучше  на Витории.  -  презрительно хмыкнул Хромой.  - Там
публика шикарная. Полчаса - и шляпы обеспечены.
     - Охраны там тоже хватает.
     - Дворника  испугался? Если б  хоть легавые...  А дворник - это так,  в
догонялки поиграть. Идешь со мной, Профессор?
     - Иду. Да мне и самому нужна шляпа.
     Педро Пуля подвел итог:
     - За операцию отвечаешь  ты, Хромой. Бери, кого хочешь, только Длинного
и Кота оставь - мне они завтра нужны для другого дела. -  Педро повернулся к
Длинному. - Это дело Божьего Любимчика.
     -  Да,  он мне  говорил. И  еше сказал, что придет завтра на  капоэйру.
Хромой  уже собрался уходить (он хотел обсудить с Фитилем,  кого они возьмут
завтра с собой за шляпами), когда Педро напомнил ему:
     -  Слушай,  Хромой,  предупреди  ребят:  если кто-то  засыплется, пусть
смывается в другую сторону. Не вздумайте привести сюда хвост.
     Педро попросил  у Длинного сигарету и отправился на  поиски Кота, чтобы
обговорить завтрашнее дело. Вернувшись, он  лег рядом с Профессором, который
опять уткнулся в книгу, и читал до тех пор, пока свеча не догорела и темнота
окутала
     ----------------------------------------------------------------------
     1 гринго - иностранец.



     барак. Жоан Длинный не  спеша  пошел  на  свое место  и  лег у двери  с
кинжалом за поясом.
     Хромой  нашел Фитиля в его углу.  Фитиль был очень  худым и  высоким, с
изможденным   желтоватым   лицом,   глубоко  запавшими  глазами   и  большим
неулыбчивым ртом. Для начала  Хромой  язвительно  поинтересовался, успел  ли
Фитиль  помолиться,  и только потом  приступил к  делу.  они обсудили,  кого
возьмут завтра с собой, наметили план действий и разошлись.
     Фитиль отправился на свое  обычное место. Он обосновался в углу барака,
где аккуратно разложил свои  пожитки: старое одеяло, подушку,  украденную из
отеля,  куда он  проник, поднося чемоданы какому-то туристу, брюки,  которые
надевал по  праздникам  с линялой,  но  довольно  чистой  рубашкой.  К стене
маленькими  гвоздиками  были прибиты два образка: один  - святого  Антония с
младенцем Иисусом на руках  (христианское  имя  Фитиля  было  Антонио, и  он
слышал, что  его святой был бразильцем), а другой - Богородицы Семистрельной
с  пронзенной  стрелами грудью.  За эту  иконку был засунут  увядший цветок.
Убедившись, что цветок уже ничем  не пахнет, Фитиль положил  его в  ладанку,
которую носил  на  груди,  а  из  кармана  старого  пиджака  достал  красную
гвоздику,  сорванную  в  одном саду  прямо  на  глазах  у  сторожа,  в  этот
неопределенный час на границе дня  и ночи,  когда  сумерки стирают очертания
предметов.  Фитиль  засунул  цветок  за  иконку  и,  не сводя  с  Богородицы
благоговейного  взгляда, опустился на  колени.  Вначале  капитаны, видя, как
Фитиль  молится,  стоя на коленях,  смеялись,  но потом привыкли и перестали
обращать  внимание.  Фитиль начал молится. Он побледнел  и осунулся,  и  эта
недетская суровость, простертые к иконе  худые руки еще больше усиливали его
сходство с юным аскетом. Его лицо излучало какое-то необыкновенное сияние, а
в голосе слышались интонации и волнение, непонятные его товарищам. Словно он
был в каком-то ином мире и видел перед собой не старый разрушенный
     склад, а саму  Деву Марию. И молитва его не была заучена по катехизису,
она была проста  и шла из  самого  сердца:  он просил Богородицу помочь  ему
поступить в тот колледж, где учат на священников.
     Вернулся  Хромой, чтобы  обсудить кое-какие детали завтрашней операции.
Он хотел было отпустить  очередную шуточку и  посмеивался,  предвкушая,  как
разозлится этот  святоша. Но,  увидев  простертые  к небу  руки,  отрешенный
взгляд,  восторженное  выражение  лица  (Фитиль  словно  светился счастьем),
Хромой замер, язвительная ухмылка сбежала с губ, он следил за Фитилем  почти
со страхом, охваченный каким-то странным чувством,  в котором были и зависть
и  отчаяние. Хромой  смотрел,  как  зачарованный. Фитиль не двигался, только
губы слегка  шевелились. Хромой  привык насмехаться над  Фитилем, как и  над
всеми остальными ребятами:  даже над Профессором, которого  любил, даже  над
Педро  Пулей,  которого  уважал. У  новичка,  попавшего  к капитанам,  сразу
складывалось  о  нем  самое  нелестное  мнение,  потому  что  Хромой  тут же
награждал его прозвищем, высмеивая какую-нибудь фразу или жест. Он издевался
надо всем  на свете, часто лез в драку.  Многие считали его  очень жестоким.
Однажды он долго мучил забравшуюся в склад кошку. В другой  раз ударил ножом
официанта только за  то, что тот не хотел отдавать жареную курицу. Когда  на
ноге у него образовался нарыв, он хладнокровно разрезал его перочинным ножом
и  выдавил  на  виду  у  всех.  Многие  не любили его,  но те,  кому удалось
преодолеть неприязнь  и  подружится  с  Хромым,  говорили, что  он  неплохой
парень. Просто он острее других переживал их  общее сиротство  и загонял эту
боль в глубину своего сердца. Эти шуточки, громкий смех были его спасением -
так он  пытался  убежать  от  своей  тоски.  Сейчас Хромой, затаив  дыхание,
наблюдал  за  Фитилем,  поглощенным  молитвой. На  лице  молящегося  застыло
какое-то  странное выражение,  вначале Хромой подумал, что  это  счастье или
радость.  Но,  поразмыслив,  решил,  что  это иное,  неведомое  ему чувство,
название  которому он  вряд ли сможет подобрать. У  него самого  никогда  не
возникало  потребности  помолиться,  обратится   к  богу,  о  котором  часто
рассказывал  приходивший к ним падре Жозе Педро. Возможно,  потому,  что  не
нужно ему вечное  блаженство на  небесах. Он хотел  счастья, хотел радости в
этой жизни,  на земле. Хотел убежать от горя, от душившей их нищеты. Правда,
у капитанов была безграничная свобода уличных мальчишек. Зато  никто никогда
не погладил  их по голове, не  сказал доброго слова. Фитиль искал счастья на
небе,  в  иконах,  увядших  цветах,  которые  он  приносит  Богородице,  как
романтический влюбленный  - своей  невесте. Но Хромой не  понимал, как можно
довольствоваться этой жалкой заменой. Он хотел - и немедленно - чего-то, что
сделало бы его счастливым, освободило  от  необходимости смеяться над всем и
вся, спасло от тоски, от непрошеных слез дождливыми зимними ночами. Но того,
в чем находит утешение Фитиль, ему не нужно. Ему хотелось радости, хотелось,
чтобы  кто-нибудь погладил его  по  голове,  заставил  своей любовью  забыть
увечье и долгие годы (может быть, это были всего  лишь месяцы или недели, но
Хромому  они казались годами), когда  он  скитался в  одиночестве по  улицам
города. Его толкали прохожие, гнали дворники, били старшие мальчишки.
     У него никогда не было семьи. Раньше он жил в доме булочника,  которого
называл  "крестный",  и который  часто  его  бил. Хромой убежал оттуда,  как
только понял, что бегство - это свобода. Он голодал, однажды попал в тюрьму.
Он мечтал  о ласке, о  том, чтобы  кто-то нежно  провел  рукой по его лицу и
прогнал  прочь  воспоминания  о  той  ночи  в тюрьме,  когда пьяные  солдаты
заставляли  его, хромого,  бегать по  камере,  подгоняя  длинными резиновыми
дубинками. Раны  на спине затянулись,  но боль  в  душе жива до сих пор.  Он
бегал тогда  по  камере,  как  затравленный  собаками  зверь.  Больная  нога
отнималась, и  дубинка  гуляла по его спине  всякий  раз, когда он падал  от
усталости. Сначала  он горько  плакал, но  потом, неизвестно  почему,  слезы
высохли.  Наступил  момент, когда силы  оставили его,  он повалился  на пол,
истекая кровью... И по сей день он не может забыть,  как веселились солдаты,
и как смеялся тот человек в сером жилете с дорогой сигарой в зубах.
     Потом он  попал к капитанам  песка (его привел Профессор,  встретив  на
скамейке в парке)  и остался с ними. Очень скоро он  выдвинулся,  потому что
умел, как никто, изображать неизбывное горе и дурачить богатых сеньор, в чьи
дома   наведывались  потом  капитаны,  прекрасно   осведомленные  обо   всех
обитателях  и  о  том,  где  хранятся  ценности. А Хромой испытывал истинное
удовольствие,  представляя  себе,  какими  словами ругали  его  сердобольные
сеньоры, приютившие бедного сироту. Так он мстил им,  потому что  его сердце
было полно ненавистью. Подсознательно ему хотелось иметь бомбу (вроде той, о
которой  однажды рассказывал  Профессор), чтобы стереть  с  лица земли  весь
город. Тогда он был бы счастлив. Но, может быть, для счастья  ему нужно было
совсем другое - чтобы нашелся  кто-нибудь, например, седая сеньора с нежными
руками, которая прижала бы его  к груди,  погладила по  лицу и освободила от
тюремных кошмаров. Тогда  он узнал бы, что такое  счастье,  тогда ушла бы из
сердца  ненависть. И  он не испытывал бы больше презрения  и злобы к Фитилю,
который с помощью  веры убегает  из мира страданий в чудесный  мир рассказов
падре Жозе Педро.
     До Хромого долетают возбужденные голоса, нарушая  воцарившуюся в складе
тишину. Хромой вздрагивает. Фитиль  по-прежнему молится,  не  замечая ничего
вокруг. Хромой  бросает  ему в  спину смешок, потом  пожимает плечами, решив
отложить  разговор  на  завтра.  В  склад  вошли  четверо мальчишек,  громко
обсуждая свои похождения. Хромой не хочет ложиться,  он  боится своих  снов.
Поэтому  он идет навстречу четверке,  просит закурить, отпускает язвительные
замечания насчет их хвастливых рассказов:
     - Ну кто поверит, что такие  сосунки, как вы,  способны снять девчонку.
Наверняка это был переодетый гомик.
     Те кипятятся:
     - Ты что, придурок? Если не  веришь, пойдем завтра с нами. Сам увидишь,
какую шикарную штучку мы отхватили.
     Хромой язвительно смеется:
     - Я не люблю педерастов, - и идет дальше по складу.
     Кот  еще не спит. Он  всегда  уходит после одиннадцати. Среди капитанов
только Кот  тщательно  следит за своей одеждой. Когда он появился в  складе,
белокожий,  с нежным румянцем,  Сачок попытался  заполучит его. Но уже тогда
Кот  отличался  необыкновенной ловкостью  и попал к капитанам не  из хорошей
семьи, как думал Сачок,  а  из  банды беспризорников, обитающих  под мостами
Аракажу. Путь до Баии он  проделал на крыше товарняка. Коту шел  пятнадцатый
год, он  отлично знал  жизнь уличных мальчишек и сразу понял,  что на  уме у
Сачка, и почему этот некрасивый приземистый мулат так предупредителен с ним:
угостил сигаретой, поделился ужином и предложил прогуляться по городу. Потом
они стащили пару новых ботинок из обувной лавки на Байша ду Сапатейро. Сачок
сказал:
     - Не волнуйся, я знаю, где их пристроить.
     Кот оглядел свои старые башмаки:
     - Я хочу взять их себе. Мне нужны новые.
     -  Да у  тебя  и  эти хорошие,  - удивился Сачок,  который очень  редко
надевал ботинки, и в тот вечер тоже был босиком.
     - Я отдам тебе твою долю. Сколько ты хочешь?
     Сачок  внимательно посмотрел на него. Кот был в  рваном пиджаке, но при
галстуке и даже - подумать только - в носках!
     - Хочешь шикарно выглядеть, да? - улыбнулся Сачок.
     -  Эта жизнь не  по  мне.  Я рожден для  большого света, - повторил Кот
фразу, услышанную однажды от какого-то коммивояжера в Аракажу.
     Сачок решил, что  Кот очень хорош собой. И, хотя в его красоте не  было
ничего  женственного, он определенно нравился Сачку, которому,  кроме  всего
прочего, не везло с  женщинами,  потому что он, невысокий, сутулый,  казался
гораздо моложе своих 13  лет. Кот же в  свои  четырнадцать был высок, и  над
верхней губой у него появился нежно лелеемый пушок.
     В эту минуту Сачок действительно любил его и поэтому сказал:
     - Можешь взять их себе. Дарю.
     - Заметано. Не беспокойся, за мной не пропадет.
     Сачок   тут   же  решил   воспользоваться  обстоятельствами   и   начал
наступление. Он  попытался погладить Кота по бедру, но  тот ловко уклонился.
Кот  усмехнулся про себя, но  ничего  не сказал. Сачок  решил не настаивать,
чтобы не испугать  мальчишку. Он ничего не знал о Коте и представить себе не
мог, что тот разгадал его игру.
     Они  бродили по  городу, любуясь вечерней  Баией (Кот  был поражен!), и
около  одиннадцати вернулись в  склад. Сачок  представил Кота Педро  Пуле  и
отвел в свой угол:
     - У меня есть одеяло. Обоим места хватит.
     Кот улегся. Сачок растянулся  рядом. Решив, что Кот уснул, Сачок  одной
рукой обнял его, а другой начал стягивать штаны. В мгновение ока Кот уже был
на ногах:
     - Ты ошибся, приятель, я настоящий мужчина.
     Но  Сачок  уже  ничего не  видел, его ослепляло желание овладеть  белым
телом Кота, зарыться лицом  в его кудри, ощутить крепкую плоть его  бедер. И
он  бросился на  Кота, намереваясь опрокинуть его и овладеть  силой.  Но Кот
ловко увернулся, поставил подножку, и Сачок грохнулся носом  об пол.  Вокруг
них уже собралась толпа.
     Кот объяснил:
     - Он решил, что я гомик. Ну и придурок же ты.
     И, захватив одеяло Сачка, ушел спать в другое место. Какое-то время они
были  врагами,  но  потом   помирились.  И  теперь,   когда  Коту  надоедает
какая-нибудь девчонка, он уступает ее Сачку.
     Как-то  вечером Кот  прогуливался  по улице, где  обитают определенного
сорта женщины. Его волосы блестели от дешевого  бриллиантина, вокруг шеи был
повязан  галстук.  Он  шел  развязной походкой, насвистывая,  явно  подражая
замашкам профессионального сутенера. Женщины разглядывали его и одобрительно
улыбались:
     - Посмотрите-ка на этого петушка. Интересно, что ему здесь нужно?
     Кот  отвечал  на  улыбки  и шел  дальше. Он  надеялся, что какая-нибудь
позовет его в свою постель. Но бесплатно. Платить он не собирался. Не только
потому, что в кармане звенела одна мелочь, просто капитаны песка не привыкли
платить женщинам. У них хватало молоденьких негритянок для забав на берегу.
     Проститутки без стеснения  разглядывали Кота. Им нравился этот красивый
юнец с задатками альфонса, и многие хотели бы заняться с ним любовью,  но им
надо думать о  завтрашнем  дне, о куске  хлеба и крыше над головой, а  в это
время появляются клиенты с деньгами. Вот  почему женщины не приглашали Кота,
ограничиваясь  смехом и шуточками. Они чувствовали, что  из него выйдет один
из  тех проходимцев,  которые  отбирают  у  женщин  деньги, награждая взамен
оплеухами, но  они же  скрашивают им  жизнь,  даря любовь.  Многие хотели бы
стать первой  женщиной этого столь юного  мошенника. Но было десять вечера -
час мужчин,  которые платят за  любовь. И Кот  без толку бродил  по улице из
конца в конец. Тут-то  он и увидел впервые Далву. Она шла по улице, кутаясь,
несмотря  на  летний вечер, в  меховой палантин. Она  прошла  мимо,  даже не
взглянув на Кота. Это была женщина лет тридцати пяти с крепким телом и очень
чувственным лицом. Кот тут же потерял голову. Он пошел за нею следом, видел,
как  она вошла в  дом, даже не оглянувшись.  Кот не уходил,  ждал, что будет
дальше. Вскоре она появилась в окне. Кот стал расхаживать взад-вперед под ее
окном,  но Далва не обращала  на него  никакого  внимания.  Вскоре  какой-то
старик  принял  ее приглашение  и  вошел в  дом.  Кот ждал.  Но, даже  когда
старикашка вышел, стараясь остаться незамеченным, она не появилась. Вечер за
вечером возвращался Кот на свой пост, чтобы только увидеть ее. Теперь на все
добытые деньги он покупал поношенную одежду, чтобы произвести впечатление на
Далву.
     Коту  природой дано было особое изящество,  характерное  для  карточных
шулеров и альфонсов. Оно проявлялось скорее в походке, манере носить  шляпу,
умение небрежно завязывать галстук, чем в выборе одежды. Кот хотел во что бы
то  ни  стало завоевать Далву. Он  страстно мечтал о ней,  как голодный  - о
куске хлеба, как  умирающий от жажды - о глотке воды. Кот уже  не откликался
на зов других женщин, когда, после полуночи, заработав на  завтрашний  день,
они  искали  юной  любви  маленького  мошенника.  Только однажды  он  принял
предложение, но лишь для того, чтобы
     побольше  разузнать  о  жизни  Далвы. Оказалось,  у  нее есть любовник,
флейтист  из  ресторана,  который  отбирает  у  нее   деньги  и   устраивает
колоссальные попойки, мешая работать проституткам всего дома.
     Кот каждый вечер возвращался на свой наблюдательный пост. Далва ни разу
даже  не  взглянула на  него.  Но он  только сильнее  любил  ее.  Он томился
мучительным  ожиданием примерно до  половины  первого ночи, когда  появлялся
флейтист, целовал сидящую у окна Далву и заходил в темный подъезд. Тогда Кот
возвращался в склад,  и каждый  раз в  голове у него вертелась одна  и та же
мысль:  а  вдруг  однажды флейтист не  придет? Вдруг  он умрет?.. Флейтист -
парень хлипкий, наверное,  с ним нетрудно справиться. Так думал Кот и крепко
сжимал рукоятку своего ножа.
     И вот однажды флейтист не пришел.  В эту ночь Далва бродила  по улицам,
как безумная, вернулась домой  поздно, мужчин не принимала и сейчас  стоит у
окна,  хотя уже давным-давно  пробило двенадцать.  Улица постепенно пустела,
вскоре  они остались вдвоем: Кот на улице и Далва у  окна.  Кот понимал, что
эта  ночь  -  его,  и  ликовал  в  душе. Далва  была  в  отчаянии. Кот  стал
прохаживаться под  ее  окнами. Наконец  женщина  заметила  его  и  подозвала
жестом. Он тотчас подошел, улыбаясь.
     - Послушай, мальчик, это ты стоишь каждую ночь на углу?
     - На углу - это точно, я. А что касается мальчика...
     Она улыбнулась невесело.
     -  Сделай одолжение...  Я хочу  кое о  чем тебя попросить... - но потом
передумала и махнула рукой.
     - Хотя нет, ты наверняка ждешь свою  подружку и не станешь терять время
попусту.
     - Да нет, отчего же... Та, кого я жду, сегодня не придет.
     - Тогда, сынок, сходи на улицу Руя  Барбозы.  Дом 35. Найди там сеньора
Гастона. Он живет на втором этаже. Скажи, что я его жду.
     Никогда еще Кот не  испытывал такого  унижения. Сначала он решил никуда
не  ходить  и  больше  не  видеть  Далву. Но потом  ему  захотелось  увидеть
человека, у  которого  хватило духу бросить такую красивую женщину. Он нашел
нужный дом  (грязное многоэтажное  здание), поднялся  по лестнице на  второй
этаж и  спросил у  дремавшего  в коридоре  мальчишки, в какой  комнате живет
сеньор Гастон. Комната  оказалась  в  конце коридора.  Кот  постучал.  Дверь
открыл флейтист. Он был  в  кальсонах,  а  на кровати Кот  заметил  какую-то
женщину.
     Я от Далвы, - сказал Кот.
     Скажи этой шлюхе, чтоб  она наконец оставила меня  в покое. Во  как она
мне  осточертела!  -  он  провел  ребром  ладони  по  подбородку. Из комнаты
раздался голос женщины:
     - Кто этот сопляк?
     - Не твое дело, - отрезал флейтист, но тут же добавил, - парня прислала
эта шлюха Далва. Мечтает, что я к ней вернусь.
     Женщина рассмеялась бесстыжим пьяным смехом:
     -  Но теперь  ты  любишь  только  свою  Пьянчужку, правда? Ну, подойди,
поцелуй меня, мой падший ангел.
     Флейтист тоже засмеялся.
     - Сам видишь, парень, что тут у меня... Так и скажи Далве.
     -  Ну,  вижу,  гремит  костями  какая-то  кляча. Ну и  ворону  ты  себе
подцепил, приятель!
     Флейтист вдруг серьезно посмотрел на него:
     - Не  смей так  говорить о моей  невесте,  - и  тут же,  - у  меня есть
неплохая кашаса. Хочешь сделать глоток?
     Кот вошел. Женщина на кровати прикрылась простыней.
     Флейтист засмеялся:
     - Он же совсем мальчишка, не обращай внимания.
     -  Этими мощами меня  не  соблазнишь, - ответил  Кот, -  я на кости  не
бросаюсь.
     Кот выпил кашасы. Флейтист уже сидел на кровати и  целовал женщину. Они
не видели, как Кот вышел,  прихватив с собой сумочку проститутки, забытую на
стуле под ворохом одежды. На улице Кот пересчитал деньги - шестьдесят восемь
милрейсов. Он выбросил сумочку под лестницу, сунул  деньги в карман и пошел,
насвистывая, к дому Далвы.
     Далва ждала у окна. Кот пристально посмотрел на нее:
     - Я зайду... и вошел, не дождавшись ответа.
     Далва еще в коридоре спросила:
     - Так что он сказал?
     - Скажу в комнате. Показывай, куда идти.
     Они вошли в комнату. Коту сразу же бросилась в глаза фотография: Гастон
в смокинге, играет на  флейте.  Кот  сел на кровать, не  отрывая взгляда  от
портрета. А Далва испуганно смотрела на Кота и едва смогла повторить вопрос:
     - Что он тебе сказал?
     - Сядь сюда, - Кот показал на кровать.
     - Каков петушок... - прошептала она.
     -  Слушай, крошка, он путается с другой, поняла? Ну, я им обоим сказал,
что надо,  а потом обчистил эту шлюху.  - Кот  сунул руку в  карман, вытащил
деньги. - Мы это разделим поровну.
     - Значит, он  с другой. Но господь их накажет. Обоих разобьет  паралич.
Господь Бонфинский - мой покровитель.
     Она подошла к иконке Господа Бонфинского, дала обет и вернулась.
     - Оставь деньги себе. Ты их заработал.
     - Садись, - повторил Кот.
     На этот раз она села. Кот обхватил ее и опрокинул  на постель. А потом,
после того, как ласки и оплеухи, которыми он ее награждал, сорвали стон с ее
губ, она прошептала:
     - Да ты настоящий мужчина.
     Кот  встал, поддернул брюки и, подойдя к портрету  флейтиста,  разорвал
его в клочья.
     - Теперь поставишь сюда мой портрет.
     Женщина рассмеялась:
     - Иди ко мне, мой котеночек. Ах, какой же любовник из тебя получится! Я
тебя этому научу.
     И заперла дверь. Кот сбросил с себя одежду.
     Вот почему Кот уходит каждый вечер около полуночи и возвращается только
утром, чтобы вместе с остальными участвовать в дневных похождениях.


     Подойдя к Коту, Хромой съязвил:
     - Собираешься ослепить ее этим перстнем, да?
     - Не твое дело, -  отрезал  Кот, закуривая. - Хочешь,  пойдем  со мной,
посмотрим, найдется ли такая, что захочет иметь дело с тобой, хромоногим.
     -  Не  беспокойся,  если понадобится,  найду  себе  что-нибудь  получше
уличной девки.
     Кот был явно не расположен к обмену любезностями, и Хромой ушел. Хромой
привалился к стене, не  зная, как убить время. Он видел, как около  половины
двенадцатого ушел Кот. Хромой  усмехнулся: Кот умылся, намазал бриллиантином
волосы и  направился  к выходу, покачиваясь, -  походкой бродяг  и  моряков.
Потом  Хромой  долго  глядел  на  спящих  мальчишек.  Здесь  их  было  около
пятидесяти  - беспризорных детей без отца,  без матери, без наставника.  Что
было у  них? - Только  безграничная свобода,  только  улицы  и  пляжи  этого
города,  где  они  вели не  всегда легкую жизнь, добывая еду и одежду  всеми
возможными способами: подносили чемоданы, воровали бумажники и шляпы. Иногда
грабили, иногда просили милостыню. Вообще-то в банде было около сотни ребят,
но  остальные  не  ночевали  в   складе.   Они  разбредались  по   подъездам
небоскребов, устраивались под причалами или перевернутыми баркасами на песке
у Дровяной  пристани.  Они никогда ни на что  не  жаловались. Случалось, они
болели и  умирали от неизвестной болезни.  Если  в это время в склад заходил
падре  Жозе  Педро, или  дон'  Анинья, или  Божий  Любимчик, больной получал
какое-нибудь лекарство. Но никто не заботился о них, как о других детях,
     у которых есть  дом, семья. Хромой задумался. Нет, слишком высокую цену
приходится  им  платить  за  радость  свободы. И  она не  окупает  нищеты  и
убожества их жизни.
     Размышления Хромого  прервал какой-то шорох.  Он обернулся:  негритенок
Бузотер на цыпочках  крался  к  выходу. Хромой подумал,  что мальчишка хочет
спрятать свою добычу, чтобы не сдавать ее в общий котел. А  это преступление
против законов капитанов. Хромой решил выследить негритенка и  последовал за
ним, лавируя между  спящими.  Небо  было усыпано звездами,  и Хромой  хорошо
видел,  как Бузотер вышел  из  барака и торопливо свернул  за  угол.  Хромой
понял,  что он  направляется к  противоположному концу здания, где песок еще
мельче, и решил обойти склад с другой стороны. Он успел вовремя: Бузотер как
раз  подходил   к  кому-то.  Хромой  сразу   же  узнал   Алмиро,  пухлого  и
медлительного  двенадцатилетнего  парня.  Они  улеглись  вместе,  негр  стал
ласкать Алмиро. Хромой подошел поближе и  услышал шепот:  "Мой сыночек,  мой
сыночек." Хромой отпрянул. Неизбывная  тоска  снова навалилась  на него. Все
ищут  человеческого тепла, чего-то такого, что заставило бы забыть убожество
их  собственной  жизни:  Профессор  - в  книгах,  которые  он читает  ночами
напролет, Кот - в постели уличной женщины, которая дает ему деньги, Фитиль -
в преображающей его молитве, Бузотер и Алмиро - в ласках на песчаном берегу.
Хромой  почувствовал,  как  тоска  все  сильнее  сжимает  ему   сердце.  Как
избавиться от нее? Спать нельзя: если уснет, вернутся тюремные кошмары. Если
бы он  мог  выместить  на ком-нибудь свою боль: избить,  исхлестать до крови
кнутом. Он  подумал, не поджечь ли спичкой ногу кому-нибудь из  спящих.  Но,
заглянув  в склад, Хромой  почувствовал только жалость  и  безумное  желание
убежать. И  он  бросился бежать  по берегу,  не разбирая дороги, спасаясь от
своей тоски.
     Педро Пулю разбудил  какой-то  шорох. Он спал ничком  и  мог видеть все
происходящее не поднимая головы.  Какой-то мальчишка поднялся и, стараясь не
шуметь, пробирался в угол Фитиля. Спросонья Педро Пуля подумал было, что это
какой-нибудь гомик. Он насторожился, приготовившись выгнать виновных, законы
банды не допускали педерастии среди капитанов. Но, окончательно проснувшись,
он  сообразил,  что это невозможно, ведь Фитиль не из  таких. Тут явно пахло
кражей.  Действительно,  парень  уже  открыл  сундучок  Фитиля.  Педро  Пуля
бросился на  него.  Борьба  была  короткой.  Кроме  Фитиля,  никто  даже  не
проснулся.
     - У товарищей воруешь?
     Виновник молчал, потирая ушибленное место.
     Педро Пуля продолжил:
     - Завтра же  уберешься  отсюда. Видеть тебя не хочу. Нечего тебе с нами
делать. Ступай к ребятам Эзекиела, это они воруют друг у друга.
     - Я только хотел посмотреть...
     - Что это ты хотел посмотреть руками?
     - Клянусь, я только хотел посмотреть его медальон.
     - Выкладывай все по- честному, а не то получишь, как следует.
     Тут вмешался Фитиль:
     - Оставь его, Педро.  Может,  он  и  вправду  только  хотел  посмотреть
медальон. Тот, что мне подарил падре Жозе.
     - Это правда, - подтвердил мальчишка, - я только хотел посмотреть.  Вот
честное слово!
     Он трясся от страха, понимая, как трудно приходится  тому, кого выгнали
капитаны песка. У  него только два пути: либо  вступить в банду  Эзекиела (а
его ребята что ни день - в тюрьме), либо подыхать в исправительной колонии.
     Фитиль снова вступился за парня, и Педро вернулся на свое место рядом с
Профессором. Тогда мальчишка сказал Фитилю все еще дрожащим голосом:
     -  Я  скажу, чтобы ты знал. Я  познакомился сегодня с девочкой.  Там, в
Соломенном Городке. Я забрался в магазин, хотел стащить пиджак. Но тут вошла
она  и спросила, что я  хочу купить. Мы разговорились. Я сказал,  что  приду
завтра с  подарком для нее. Потому,  что она добрая, она хорошо отнеслась ко
мне, понимаешь? - теперь он кричал и, казалось, вот-вот забьется в истерике.
     Фитиль  повертел в руках  подаренный падре  медальон, внезапно протянул
мальчишке:
     - Возьми! Подари ей. Только Пуле не говори.
     Сухостой1 вернулся в барак на заре.  Его темный силуэт четко
вырисовывался в предрассветном воздухе:  волосы мулата-сертанежо2
всклочены,  на  ногах  -  альпаргаты4, как  будто он  только  что
приехал  из  каатинги5.   Он  перешагнул  через  Жоана  Длинного,
сплюнул, растер  ногой плевок. В руке он сжимал газету. Сухостой внимательно
осмотрелся. Увидев Профессора, направился прямо  к нему и, несмотря на столь
ранний час, стал будить:
     - Профессор... Профессор...
     - Что случилось? - Профессор никак не мог проснуться.
     - Проснись, у меня к тебе дело.
     Профессор сел. В темноте он едва различал хмурое лицо Сухостоя. 
1 2 3 4 5 Антонио дос Сантос (род. в 1914 г.), по прозвищу Сухостой,реальная личность. Родился в штате Сержипи. сертанежо - уроженец сертана3. сертан - внутренние засушливые районы Бразилии. альпаргаты - сандалии из кожаных ремешков. каатинга - полупустыня с низкорослыми деревьями и кустарниками.
- Это ты, Сухостой? Что тебе? - Прочти мне заметку про Лампиана1. В "Диарио" напечатана. Там и фотография есть. - Оставь, завтра прочту. - Прочти сейчас, а завтра я научу тебя свистеть канарейкой. Профессор поискал свечу, зажег и стал читать газетную заметку: банда Лампиана ворвалась в поселок в штате Баия, убиты восемь полицейских, изнасилованы женщины, ограблен сейф префектуры. Мрачное лицо Сухостоя просияло. Сжатые губы расплылись в улыбке. Он ушел, счастливый, и унес газету, чтобы вырезать портрет Лампиана. И в сердце у него расцвела весенняя радость. РАЙОН ПИТАНГЕЙРАС. Они ждали, когда полицейский наконец уйдет. А тот не торопился: то окинет взглядом пустынную улицу, то посмотрит на небо. Трамвай исчез за поворотом. Сегодня это последний трамвай на линии Бротас. Полицейский закуривает. Из-за сильного ветра ему это удается только с третьей попытки. Потом поднимает воротник плаща: из садов, где ветер качает мангейры и сапотизейро2, тянет холодом и сыростью. Трое ребят ждут, когда уйдет полицейский, чтобы перебежать на другую сторону улицы и юркнуть в немощеный переулок. Жаль, что с ними нет Божьего Любимчика. --------------------------------------------------------------------- 1 Виргулино Феррейра да Силва, по прозвищу Лампиан (1898-1938) - знаменитый главарь бандитов-кангасейро, действовавший на северо-востоке Бразилии. 2 мангейра, сапозитейро - фруктовые деревья, приносящие плоды манго и сапоти. Весь вечер капоэйрист прождал в "Приюте моряка" одного человека, а тот так и не появился. Если бы тот человек пришел, все было бы намного проще: с Божьим Любимчиком он не стал бы спорить, хотя бы потому, что слишком многим ему обязан. Но он не пришел, сообщение было ошибочным. А Божий Любимчик больше не мог ждать, он должен был везти груз в Итапарику. Весь вечер на маленькой площадке в глубине таверны он обучал ребят капоэйре. Кот со временем обещал заткнуть за пояс самого Божьего Любимчика. Педро Пуля тоже был очень способным. Хуже всех усваивал эту науку Жоан Длинный. Хотя в обычной драке, где он мог применить свою огромную физическую силу, равных ему не было. Все же и он усвоил достаточно, чтобы освободиться от более сильного противника. Устав, они перешли в зал. Там они заказали по стаканчику кашасы, Кот вытащил из кармана колоду карт. Старую колоду истрепанных, засаленных карт. Божий Любимчик уверял, что человек, которого они ждали, обязательно придет. Ему сообщил об этом один надежный парень. Дельце было выгодное, и Божий Любимчик предпочел позвать своих друзей, капитанов песка, чем каких-нибудь портовых жуликов. Он знал, что капитаны стоят многих взрослых, и рот у них всегда на замке. В этот час "Приют моряка" был почти пуст, только двое матросов с корабля Байянской судоходной компании пили в глубине зала пиво и разговаривали. Кот выложил колоду на стол: - Сыграем разок в ронду? Божий Любимчик взял карты в руки: - Они хуже крапленых. Уж больно старые. - Если у тебя есть другие, пожалуйста. - Нет, давайте этими. Кот открыл две карты, и игра началась, Педро и Божий Любимчик поставили на одну, банк был на другой. Вначале Педро Пуля и Божий Любимчик выигрывали. Жоан Длинный играть отказался (он слишком хорошо знал колоду Кота), а только наблюдал и белозубо улыбнулся, когда Божий Любимчик сказал, что ему везет, потому что сегодня день Шангу1, его святого. Длинный знал, что везение продлится недолго: когда Кот начнет выигрывать, его не остановишь. И такой момент наступил. Выиграв в первый раз, Кот сказал с печалью в голосе: - Давно пора. Мне чертовски не везло! Жоан Длинный улыбнулся еше шире. Кот снова выиграл. Педро Пуля поднялся, собрал выигранные деньги. Кот подозрительно посмотрел на него: - Ты что, больше не играешь? - Сейчас нет. Пойду отолью..., - и ушел в глубь бара. Божий Любимчик опять проиграл. Длинный откровенно смеялся, а капоэйрист шел ко дну. Вернулся Педро Пуля, но играть не стал. Смеялся вместе с Длинным. Божий Любимчик уже спустил весь свой выигрыш. Жоан Длинный процедил сквозь зубы: - Теперь вытрясет из него и остальное... Тут он заметил, что Педро вернулся. - Рискнешь еще разок? Ставь на даму. - Надоело играть, - Педро Пуля подмигнул Коту, намекая, что ему придется довольствоваться Божьим Любимчиком. Божий Любимчик проиграл уже пять мильрейсов из своего кармана. В последних партиях он выигрывал всего дважды, и в душу ему закрались сомнения. Кот снова перетасовал колоду и вытащил две карты - короля и семерку. - Ну, кто будет играть? - спросил он. Но никто не захотел. Даже Божий Любимчик, которому колода казалась все более и более подозрительной. 1 Шангу - бог молнии и грома в афро-бразильской мифологии. Кот спросил обиженно: - Думаешь, крапленая? Можешь проверить. Я веду честную игру. Тут Жоан Длинный не выдержал и расхохотался во весь голос. Педро Пуля и Божий Любимчик тоже засмеялись. Кот зло глянул на Длинного: - Ты что, совсем идиот? Не видишь разве..? Он не закончил, так как оба матроса, довольно давно наблюдавшие за игрой, подошли к их столу. Один из них, тот, что пониже ростом и попьяней, обратился к Божьему Любимчику: - Можно вступить в игру? Божий Любимчик указал на Кота: - Спрашивайте у этого парня. Банк у него. Моряки недоверчиво посмотрели на мальчишку. Тот, что пониже, пихнул своего приятеля локтем в бок и что-то прошептал на ухо. Кот усмехнулся про себя, потому что точно знал, что тот говорит: мол, легко вытянуть деньги у такого сосунка. Матросы подсели к столу, и, к удивлению Божьего Любимчика, к ним присоединился Педро Пуля. Напротив, Жоан Длинный, не только не видел в этом ничего странного, но и сам подсел к играющим. Он знал: для того, чтобы надуть моряков, свои ребята тоже должны проигрывать. Матросы, как это было и с Божьим Любимчиком, поначалу выигрывали. Но скоро колесо фортуны повернулось, и выигрывать стал один только Кот. Педро Пуля повторял время от времени: - Уж если этому Коту пошла масть, то надолго... - Но если начнет проигрывать - тоже на всю ночь, - возразил Жоан Длинный, и это его замечание успокоило моряков, внушив веру в честность банкомета и возможную удачу. И они снова ставили и снова проигрывали. Только низенький все время повторял: - Должно же нам повезти... Другой, с усиками, играл молча и каждый раз поднимал ставки. Педро Пуля - тоже. Наконец этот, с усиками, обратился к Коту: - Примешь ставку в пять мильрейсов? Кот почесал затылок, делая вид, что колеблется, чего, естественно, не было и в помине. - Ладно, приму. Только для того, чтобы вы смогли отыграться. Усатый выложил пять мильрейсов. Низенький - три. Оба поставили на туза. Кот - на валета. Педро Пуля и Жоан Длинный тоже поставили на туза. Кот стал открывать карты. Первой была девятка. Низенький барабанил пальцами по столу, другой нервно теребил усы. Второй была двойка, и низенький сказал: - Теперь туз. Двойка, потом единица, потом... - и барабанил пальцами. Но выпала семерка, потом десятка и, наконец, валет. Кот сгреб выигрыш, а Педро Пуля, притворяясь огорченным, пообещал: - Вот увидишь, завтра тебе не повезет, и я тебя разделаю под орех. Низенький признался, что он на мели. Усатый пошарил в карманах: - У меня только мелочь - за пиво заплатить. Ну, этот парень - хват. Они поднялись, попрощались со всеми, заплатили за пиво. Кот предложил встретиться на следующий день. Но низенький ответил, что их корабль уходит этой ночью в Каравелас. Вот когда вернутся... И они ушли под руку, обсуждая постигшую их неудачу. Кот подсчитал выигрыш. Не считая денег, проигранных Педро Пулей и Жоаном Длинным, получилось тридцать восемь мильрейсов, Кот вернул деньги Пуле, потом Длинному. Подумав немного, вытащил из кармана пять мильрейсов, которые раньше проиграл ему Божий Любимчик. - Держи, мастак. Не хочу прикарманивать твои медяки, я ведь мухлевал. Довольный, Божий Любимчик поцеловал бумажку, хлопнул Кота по спине: - Далеко пойдешь, парень. Эти карты тебя озолотят. Но солнце уже село, а человек, которого они ждали, так и не пришел. Они заказали еще по рюмке. С наступлением сумерек ветер с моря усилился. Божий Любимчик начал терять терпение. Он курил одну сигарету за другой. Педро Пуля следил за дверью. Кот разделил выигрыш на троих. Жоан Длинный спросил: - Интересно, как там у Хромого дела со шляпами? Никто не ответил. Похоже, этот человек уже не придет. Наверное, приятель Божьего Любимчика ошибся, и они понапрасну потратили время. В этот час в "Приюте моряка" пусто и тихо. Даже песня, долетавшая с моря, больше не слышна. Сеу Фелиппе, хозяин кабачка, клюет носом за стойкой. Но очень скоро таверна заполнится посетителями, и тогда ничего у них не выгорит. Тот парень наверняка не захочет говорить о деле, если в зале будет полно народу: ведь больше всего он боится, что его могут узнать. А уж капитанам известность и вовсе ни к чему. По правде, Кот вообще не представляет, о чем пойдет речь. Да и Педро Пуля с Длинным знают не больше - только то, что сообщил им Божий Любимчик, но и у него самого сведения весьма неопределенные. Ему предложили выгодное дельце, и Божий Любимчик согласился в расчете на Педро Пулю и капитанов песка. А суть дела должен был изложить человек, назначивший встречу в "Приюте моряка". Но уже шесть часов, а его нет. Ребята совсем было собрались уходить, но тут появился посредник, тот, что раньше договаривался с Божьим Любимчиком. Он объяснил, что его клиент не смог прийти, но будет ждать Божьего Любимчика в час ночи на своей улице. Божий Любимчик ответил, что сам он прийти не сможет, но пошлет вот этих ребят, капитанов песка. Посредник недоверчиво посмотрел на мальчишек. Ты что, никогда не слышал о капитанах песка? - спросил Божий Любимчик. Как же, слышал. Только... Как бы то ни было, делом займутся они. Значит... Посредник вроде бы согласился. Договорились на час ночи и разошлись. Божий Любимчик отправился на свой баркас, капитаны песка - в склад, а посредник затерялся в толпе на пристани. Хромой еще не вернулся. В складе вообще никого не было. Должно быть, еще бродят по улицам города, добывая себе пропитание. Троица снова вышла: они решили поесть в дешевой закусочной на рынке. В дверях Кот, ужасно довольный выигрышем, внезапно обхватил Педро и попытался сбить его с ног. Но тот легко освободился и уложил Кота на обе лопатки: - Вот болван, я же этот прием знаю. Так с шумом, хохотом они вошли в закусочную. Старик-официант подошел к ним с опаской. Он знал, что капитаны песка не любят платить, а этот, со шрамом, самый опасный. И несмотря на то, что в закусочной было много народу, старик сказал: - У нас все кончилось, больше ничего нет. - Брось трепаться, дядя. Мы есть хотим, - ответил Педро Пуля. Жоан Длинный стукнул кулаком по столу: - А не то перевернем эту забегаловку вверх тормашками. Старик не знал, на что решиться. Тогда Кот выложил на стол деньги: - Сегодня мы гуляем. Довод подействовал: официант принес сарапател, затем фейжоаду. Кот заплатил за всех. Педро Пуля предложил сразу отправиться к месту встречи, так как путь туда неблизкий. - Не стоит садиться на трамвай, - заметил Педро, - лучше, чтобы никто нас не видел. Тогда Кот сказал, что у него есть еще кое-какие дела и он придет попозже, прямо на место. Ему надо было предупредить Далву, чтобы не ждала этой ночью. И вот они здесь, в районе Питангейрас, ждут, когда полицейский уйдет. Мальчишки притаились в подворотне. Очень тихо. Слышно, как стаи летучих мышей атакуют деревья, чтобы полакомиться спелыми плодами сапоти. Наконец-то полицейский сдвинулся с места. Дождавшись, когда он скроется за поворотом, капитаны перебегают дорогу, сворачивают на аллею между рядами загородных вилл и снова прячутся в подворотне. Тот человек не заставил себя ждать. Он вылез из автомобиля на углу, расплатился с шофером и зашагал по аллее. Ночную тишину нарушали только его шаги да шелест листвы в садах, где гуляет ветер. Когда мужчина приблизился, Педро Пуля вышел из укрытия. Следом - двое других. Они встали у Педро за спиной, как телохранители. Мужчина испуганно прижался к стене. Педро пошел навстречу и, поравнявшись, спросил: - Сеньор, огоньку не найдется? - В руке зажата потухшая сигарета. Ни говоря ни слова, мужчина достал коробок спичек, протянул парню. Прикуривая, Педро внимательно разглядывал мужчину. Потом, возвращая коробок, спросил: - Это вы сеньор Жоэл? - А в чем, собственно, дело? - Нас прислал Божий Любимчик. Тут Жоан Длинный и Кот подошли ближе. Мужчина не скрывал изумления: - Но вы же совсем дети. А у меня дело серьезное. - Говорите, что вам нужно. А уж мы сумеем все сделать, как надо, - возразил Педро Пуля. - А если дело такое, что, может, не всякий взрослый?.. - и он зажал рот рукой, испугавшись, что сказал больше, чем следует. - Да вы не беспокойтесь, мы умеем хранить секреты, у нас - как в сейфе. Капитаны песка всегда делают работу хорошо. - Капитаны песка? О которых столько шумят газеты? Банда беспризорников? Это вы? - Да это мы. И мы там главные. Мужчина, похоже, задумался. Наконец он решился. - Я бы предпочел поручить дело взрослым. Но у меня осталось только одна ночь, выбирать не приходится. - Все будет нормально. Не бойтесь. - Пойдемте со мной. Только держитесь от меня в нескольких шагах. Так будет лучше. Ребята повиновались. У ворот своего дома мужчина остановился, отпер их, но не вошел, ждал чего-то. Потом к нему подбежала огромная собака и стала лизать руки. Только тогда хозяин впустил мальчишек, провел их по аллее к дому. В гостиной сеньор Жоэл бросил на стул плащ и шляпу и сел сам. Ребята переминались перед ним с ноги на ногу. Хозяин знаком велел садится, но они только недоверчиво разглядывали большие удобные кресла. Вернее, разглядывали Педро Пуля и Длинный, потому что Кот тут же уселся, нисколько не стесняясь, небрежно закинув ногу на ногу. Еще один знак, и Педро с Длинным тоже садятся, причем Жоан - на самый краешек стула, словно боится его испачкать. Сеньор Жоэл слегка улыбнулся. Вдруг он поднялся и заговорил, обращаясь к Педро, в котором безошибочно признал лидера: - Это дело - и трудное и легкое одновременно. Самое главное, чтобы никто ничего не узнал. - Все останется между нами, - заверил Педро Пуля. Мужчина достал из кармана часы: - Сейчас четверть второго. Он вернется только в половине третьего, - и снова с сомнением посмотрел на капитанов. - Тогда у нас не так много времени, - сказал Педро. - И если вы хотите, чтобы мы успели, лучше расскажите все как есть. Сеньор Жоэл наконец решился: - Это в двух кварталах отсюда, предпоследний дом справа. Нужно отвлечь собаку, ее наверняка спустили с цепи. Собака злая. - А кусок мяса у вас найдется? - вмешался Жоан Длинный. - Зачем? - Для собаки. Одного куска хватит. - Сейчас поищу. Он снова испытующе посмотрел на ребят, словно прашивая, можно ли им доверять: - Надо обойти дом кругом. Во дворе, рядом с кухней, в пристройке над гаражом - комната слуги. Но сам он должен сейчас быть в доме, дожидаться там хозяина. Вот в эту комнату над гаражом вы и проберетесь. Там вы должны найти сверток - такой же, как этот (из кармана плаща он вытащил маленький пакетик, перевязанный розовой ленточкой), в точности такой же, запомните. Я не знаю, там ли еще этот сверток. Может быть, слуга носит его в кармане. Если так - все пропало, тогда сделать уже ничего нельзя. - Внезапно его охватило отчаяние. - Если бы пораньше. Тогда он наверняка был еще в комнате. А теперь, кто знает? - и сеньор Жоэл закрыл лицо руками. - Даже если он у слуги, его ведь можно вытащить, - заметил Педро. - Нет. В этом-то все и дело: никто не должен заподозрить, что сверток украден. А ваша задача - поменять свертки, если тот еще в комнате. - А если он у слуги? - Тогда... - мужчина снова изменился в лице. (Жоану Длинному показалось, что он прошептал какое-то имя, вроде бы Элиза. Но, может быть, это было плодом его воображения? Порой Длинный слышал и видел такое... Негр был большой выдумщик). - Тогда мы все равно поменяем свертки. Не беспокойтесь. Вы еще не знаете капитанов песка. Сеньор Жоэл, хоть и был ужасно расстроен, не мог не улыбнуться, услышав похвальбу Педро Пули: - Что ж, идите. Вам надо успеть до двух. Потом возвращайтесь сюда. Но только тогда, когда на улице не будет ни души. Я буду вас ждать. Тогда и рассчитаемся. Но хочу вас честно предупредить: если вас заметят и поймают, вы меня в это дело не впутывайте. Я ничего для вас делать не буду. Мое имя вообще не должно упоминаться. Постарайтесь уничтожить этот пакет и никогда ко мне не обращайтесь. Тут уж либо пан, либо пропал. - Если так, - сказал Педро Пуля, - лучше договориться заранее. Сколько вы нам заплатите? - Даю сто мильрейсов. По тридцатке на каждого и десять тебе, - он указал на Педро. Кот заерзал на стуле. Педро сделал знак, чтобы он помолчал. - Вы даете нам по полсотни на брата, всего сто пятьдесят монет на троих. И, похоже, для такого дела это совсем не много. Иначе свертка не будет. Сеньор Жоэл взглянул на часы и не стал долго раздумывать: - Хорошо. Но тут вмешался Кот: - Не то, чтобы мы вам не доверяли, сеньор. Но может случиться так, что мы загремим. А вы останетесь в стороне, сами сказали. - Ну, и что? -Если по-честному, вы бы должны заплатить нам вперед, хотя бы часть. Жоан Длинный одобрительно кивнул. Педро Пуля тоже поддержал Кота: - Да, так будет по-честному. Ведь потом мы не сможем к вам обратиться. - Справедливое требование, - согласился Жоэл. Он достал бумажку в сто мильрейсов, протянул Педро: - Теперь пора. А то опоздаете. Уходя, Педро сказал: - Не беспокойтесь. Через час мы вернемся со свертком. Уже у самого дома (вокруг не было ни души, все давно спали. Только в одной комнате на втором этаже горел свет. В окне четко вырисовывался силуэт женщины, нервно расхаживающей из угла в угол.) Длинный хлопнул себя по лбу: - Мясо для собаки забыл! Педро Пуля, смотревший на освещенное окно, обернулся: - Ладно, обойдемся. А тут пахнет любовными делишками. Этот наш типчик спутался со здешней кралей, а слуга нашел письма, которые они писали друг другу, и теперь хочет поднять шум. Этот сверток пахнет духами. Значит, и другой тоже. Пуля велел Длинному и Коту оставаться на месте, а сам пересек улицу и подошел к воротам усадьбы. Не успел он к ним прикоснуться, как с лаем подбежала огромная собака. Не обращая внимания на пса, который бегал вдоль ограды, негромко лая, Педро привязал к засову веревку и подозвал остальных. - Ты, - указал он на Кота, - стой здесь. В случае чего - свистнешь. А ты, Длинный, пойдешь со мной. Они забрались на ограду. Педро Пуля, потянув за веревку, поднял засов, и ворота открылись. Кот завернул за угол. Собака, увидев открытые ворота, выскочила на улицу и стала рыться в мусорном ящике. Ребята спрыгнули во двор, заперли ворота, чтобы собака не смогла вернуться, и пошли через сад к дому. В окне все так же метался женский силуэт. - Жалко мне ее, - шепнул Жоан Длинный. - А кто ей велел ложиться с другим? Негр остался у фасада, чтобы в случае чего предупредить Пулю об опасности (для таких случаев существовал особый свист), а Педро, обогнув здание, направился к кухне. Дверь в кухню была открыта, и Педро, прежде чем подняться в комнату над гаражом, заглянул туда. В буфетной горел свет, какой-то человек раскладывал пасьянс. "Наверное, это и есть тот самый слуга", - подумал Педро и бросился к гаражу. Перепрыгивая через четыре ступеньки, поднялся в комнату. Света не было. Педро закрыл дверь и зажег спичку. Кроме кровати, сундука и вешалки на стене в комнате ничего не было. Спичка погасла, но Педро уже сориентировался: обыскал постель, пошарил под матрацем. Ничего. Потом зажег еще одну спичку и, держа ее в зубах, тщательно перебрал всю одежду в сундуке. Тоже ничего. Педро выплюнул спичку (но, подумав, что слуга может быть некурящим, поднял ее и сунул в карман) и направился к вешалке. Пошарил в карманах, но и там ничего не нашел. Педро Пуля зажег новую спичку и еще раз внимательно оглядел всю комнату: - Наверняка пакет у слуги. Вот теперь-то начнется самое трудное. Педро спустился с лестницы и снова заглянул в кухню. Слуга был еще там. Тут Педро заметил, что он сидит на пакете - был виден уголок. Педро решил, что все пропало. Как можно стащить пакет, если человек на нем сидит? Если только они с Длинным отнимут пакет силой. Но тогда наверняка поднимется шум, и все раскроется. Этого как раз и не хотел сеньор Жоэл. И вдруг его осенило. Вернувшись на то место, где он оставил Длинного, Педро тихонечко свистнул. Жоан тут же появился. - Слушай, Длинный. Этот чертов слуга сидит на свертке. Ты сейчас иди к воротам, позвони, а потом сматывайся. Он пойдет открывать, а я подменю сверток. Только смывайся сразу, чтобы он тебя не видел. Тогда он решит, что ему просто почудилось. Только не сразу звони, дай мне дойти до кухни. Педро быстро вернулся к кухонным дверям. Через минуту раздался звонок. Слуга сразу поднялся, застегнул пиджак и направился по коридору к парадному входу. Педро Пуля проскользнул в буфетную, поменял пакеты и стремглав бросился из усадьбы. Перепрыгнув через ограду, он свистнул своих товарищей. Кот появился сразу, зато Жоан Длинный исчез. Они походили по улице взад-вперед, но негр не появился. Педро забеспокоился: вдруг слуге удалось схватить Длинного? Но ведь он не слышал никакого шума. Педро сказал Коту: - Если через минуту не появится, придется снова туда лезть. Они опять посвистали и не получили ответа. - Пошли, - решил Педро Пуля. Но тут они услышали ответный свист, а через минуту и сам Длинный стоял рядом. - Куда ты запропастился? Кот схватил собаку за ошейник и втолкнул во двор. Потом они сняли с засова веревку и быстро пошли прочь. Только теперь Жоан Длинный объяснил: - Когда я нажал на звонок, эта дама наверху ужасно испугалась. Подбежала к окну, распахнула. Я подумал: хочет выброситься. А взгляд такой, что даже страшно. И плачет. Мне так жалко ее стало... Я взял и забрался по трубе, сказал, что б не плакала - не из-за чего. Сказал, что стянули мы эти бумаги. Ну, пока объяснял все, задержался малость. Кот, очень заинтересованный, спросил: - Ну и как она? Хороша? - Да, очень хорошая. Погладила меня по голове, сказала: спасибо, благослови тебя бог. - Ну и осел же ты. Я тебя спрашиваю, хороша ли она в постели. Ну, бедрастая ли и все такое... Негр не ответил. Педро Пуля хлопнул его по плечу, и Жоан Длинный понял, что вожак одобряет его поступок. Тогда его лицо расплылось в довольной улыбке. В эту минуту к дому подъехал автомобиль. - Хотел бы я посмотреть, какая физиономия будет у этого португалишки, когда его хозяин развернет пакет, а там совсем не то, что они думают, - негромко заметил Длинный. И капитаны (они были уже на другой улице) громко расхохотались. И смех этот - такой заразительный, безудержный и свободный - звучал, как гимн простого народа Баии. ОГНИ КАРУСЕЛИ "Большая японская карусель" была всего лишь маленькой отечественной каруселью, вернувшейся из печального странствия по сонным провинциальным городкам штата, где она скрашивала едва теплившуюся жизнь в долгие зимние месяцы, когда дождь льет не переставая, а до рождества еще так далеко1. Из-за того, что яркие прежде краски выцвели, и синий стал грязно-белым, а красный - бледно-розовым, а некоторые лошадки поломались, хозяин карусели, папаша Франса, решил поставить ее не в центре города, а на окраине - в Итапажипи. Люди там не такие богатые, есть чисто рабочие кварталы, а ---------------------------------------------------------------------- 1 не следует забывать, что в южном полушарии рождество приходится на середину лета. ребятишки из бедных семей будут рады и такой старой облезлой карусели. Кроме всего прочего, парусиновый тент разорвался в нескольких местах, в центре зияла огромная дыра, и работа карусели зависела теперь от погоды. Ах, какой красивой была когда-то карусель - гордость детворы в Масейо1. В то время она стояла рядом с колесом обозрения и театром теней на одной из центральных площадей. По воскресеньям и праздникам дети из богатых семей - мальчики, в матросских и бархатных костюмчиках, и девочки, в тонких шелковых платьях или фламандских народных костюмах с белыми передничками - приходили покататься на своей лошадке, а самые маленькие садились на скамейки, вместе с гувернантками. Их отцы шли на колесо обозрения или в театр теней, где в толкучке могли, будто случайно, прижаться к бедру соседки. В те времена луна-парк папаши Франсы был радостью города. И больше всего прибыли давала карусель, крутясь без устали и сверкая разноцветными огнями. В то время папаша Франса считал, что жизнь - отличная штука, что все женщины - красавицы, а мужчины - верные друзья. К сожалению, еще он считал, что выпивка - тоже вещь неплохая: она делает женщин еще красивее, а мужчин - дружелюбнее. И он пропил сначала театр теней, потом - колесо обозрения. Затем подошла очередь карусели. Но поскольку папаша Франса испытывал к карусели особую привязанность и ни за что не хотел с ней расставаться, то однажды ночью с помощью друзей разобрал ее и отправился в странствие по городам Алагоаса и Сержипи2. А многочисленные кредиторы отводили душу, кляня его последними словами. Много поездил папаша Франса со своей каруселью. Побывав во всех городишках обоих штатов, не ---------------------------------------------------------------------- 1 город в штате Алагоас. 2 штаты северо-востока Бразилии. пропуская по пути ни одного бара, он добрался наконец до штата Баия, где и произошла его встреча с бандой Лампиана. Папаша Франса застрял тогда в одном бедном поселке, в глубине штата. У него не было денег не только на перевозку карусели: он не мог заплатить за жалкий номер в единственной в городке гостинице, за глоток кашасы, за кружку теплого пива - он был бы рад и такому. Карусель, сооруженная на траве Соборной площади, стояла без дела целую неделю. Папаша Франса наделся, что в субботу и воскресенье ему удастся собрать какую-нибудь мелочь, чтобы перебраться в местечко получше. Но в пятницу в поселок вторгся Лампиан с двадцатью двумя головорезами, и карусели пришлось покрутиться. Известные своей жестокостью бандиты, на совести которых были десятки загубленных жизней, восхищались красотой карусели и были счастливы, как дети, любуясь ее кружащимися огоньками, слушая старинную мелодию пианолы, взбираясь на поломанных лошадок. И карусель папаши Франсы спасла городок от разграбления, девушек - от позора, мужчин - от смерти. Только двоих солдат Байянской полиции застрелили кангасейро, когда те чистили ботинки у полицейского поста, но и то до того, как увидели карусель на Соборной площади. Потому что в эту ночь, испытав наивысшее счастье, Лампиан мог помиловать даже полицейских. Да, они радовались, как мальчишки, потому что в детстве, в глухом и нищем сертане им не довелось узнать, какое это счастье - забраться на деревянную лошадку и покататься на карусели под звуки пианолы, любуясь разноцветными огнями - синими, зелеными, желтыми, фиолетовыми, красными... Красными, как кровь замученных жертв. Все это папаша Франса рассказал Сухостою (тот был ужасно взволнован) и Хромому, в тот вечер, когда познакомился с ними в "Приюте моряка" и пригласил в помощники на все время, пока карусель будет стоять в Итапажипи. Он не мог назначить им твердого жалованья, но, возможно, милрейсов по пять за вечер они и получат. А когда Сухостой продемонстрировал свое умение подражать разным животным, папаша Франса пришел в совершеннейший восторг, поставил еще бутылку пива и заявил, что Сухостой будет зазывать у входа публику, а Хромой помогать ему с машиной и следить за пианолой. Он же будет продавать входные билеты во время остановок, а во время работы карусели, этим займется Сухостой. "А время от времени, - сказал папаша Франса, - один сходит промочить горло, пока другой работает за двоих". Никогда ни одно предложение мальчишки не встречали с таким восторгом. Они и раньше много раз видели карусель, но всегда издали, в ореоле тайны, а на ее быстрых лошадках восседали богатые капризные мальчишки. Хромой однажды (в тот день, когда ему удалось пробраться на площадку аттракционов в Городском саду) дошел даже до того, что купил билет на карусель, но сторож прогнал его, потому что он был в грязных лохмотьях. Потом кассир не хотел возвращать ему деньги за билет, и Хромому не оставалось ничего другого, как сунуть руку в открытый ящик билетной кассы, схватить мелочь и как можно быстрее исчезнуть из парка. Везде раздавались крики: "Вор!", "Держи вора!", поднялась ужасная суматоха, а Хромой преспокойно спустился к Гамбоа де Сима, унося в карманах по крайней мере раз в пять больше, чем он заплатил за билет. Но Хромой, без сомнения, предпочел бы прокатиться на карусели, верхом на сказочном коне с головой дракона - самом загадочном и притягательном элементе того чуда, каким была для него карусель. С этого самого дня он еще сильнее возненавидел сторожей и полюбил недоступные карусели. И вот теперь, вдруг, появляется человек и совершает чудо: предлагает провести несколько дней рядом с настоящей каруселью, кататься на ее лошадках, видеть вблизи, как кружатся ее разноцветные огни, да еще угощает за это пивом. Для Хромого папаша Франса не был жалким пьяницей, которого он встретил в дешевой забегаловке. В его глазах он был существом сверхъестественным, чем-то вроде Христа, которому молится Фитиль, или Шангур, в которого верят Жоан Длинный и Божий Любимчик. Ни падре Жозе Педро, ни мать святого дон' Анинья не могут совершить этого чуда: байянской ночью на площади в Итапажипи по воле Хромого закружатся, как сумасшедшие, огни карусели. Это какой-то сон, но совсем не похожий на те кошмары, что обычно терзают его бесконечными тоскливыми ночами. Хромой почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы, впервые в жизни вызванные не болью или ненавистью. И он взирал сквозь слезы на папашу Франсу, как на божество. Ради него он был готов... любому перерезать горло ножом, который носил за поясом под черным жилетом, служившим ему пиджаком. - Красотища, - сказал Педро Пуля, разглядывая карусель. Жоан Длинный тоже смотрел во все глаза. Уже были развешаны лампочки - синие, зеленые, желтые, красные. Да, карусель папаши Франсы и старая, и облезлая, но есть в ней какое-то особое очарование. Может, оно скрывается в разноцветных лампочках, в музыке пианолы (забытые вальсы ушедших времен), или в деревянных лошадках и уточках для самых маленьких. В ней есть свое очарование, это признают все, но, по единодушному мнению капитанов песка, она великолепна. Пусть она старая, разбитая и облезлая, какое это имеет значение, если она приносит радость детям? Это была потрясающая новость! Когда Хромой сообщил, что они с Сухостоем будут несколько дней работать на карусели, многие не поверили, думая, что это очередная шуточка Хромого. Решили спросить у Сухостоя, который, как всегда, молча сидел в своем углу, нечесаный, с растрепанными курчавыми волосами, и вертел в руках револьвер, украденный в оружейной лавке. Сухостой утвердительно кивнул и добавил: - На ней катался сам Лампиан. Лампиан - мой крестный. Хромой сказал, что завтра к вечеру карусель установят, и тогда можно будет на нее посмотреть. Он пригласил капитанов полюбоваться каруселью и ушел на встречу с папашей Франсой. В эту минуту все в складе почувствовали в глубине своих маленьких сердец зависть к Хромому, к его невероятному счастью. Даже Фитиль, у которого были его иконы, даже Жоан Длинный, который должен пойти вечером с Божьим Любимчиком на кандомблэ Прокопиу в Матату, даже Профессор, у которого были его книги, и, кто знает, может быть, даже Педро Пуля, который не питал зависти никогда и ни к кому, потому что он был вожаком. Да, все завидовали ему и Сухостою, который не обращал на товарищей никакого внимания. Презрительно щурясь и скаля зубы в злобной гримасе, он целился из своего револьвера то в кого-нибудь из мальчишек, то в пробегавшую мимо крысу, то в усыпанное звездами небо. На следующий вечер все капитаны вместе с Хромым и Сухостоем (которые целый день помогали папаше Франсе) пошли посмотреть на собранную карусель. И мальчишки замерли, ахнув от восхищения, до глубины души пораженные ее красотой. Хромой показал им все, каждую деталь. Сухостой подводил одного за другим к лошадке, на которой катался его крестный отец, Виргулино Феррейра Лампиан. Их было около сотни - столько мальчишек любовались старой каруселью папаши Франсы, пьянствовавшего в этот час в "Приюте моряка". Хромой показывал механизм, приводящий в движение карусель, с такой гордостью, словно маленький, часто выходивший из строя мотор был его собственностью. Сухостой не мог расстаться с лошадкой Лампиана. Хромой очень боялся, как бы ребята не испортили карусель, и не давал к ней даже прикоснуться. Вдруг Профессор спросил: - А ты уже умеешь управляться с машиной? - Нет еще, - с явной неохотой признался Хромой, - завтра сеу Франса меня научит. - Значит, завтра, когда все разойдутся, ты сможешь пустить ее только для нас. Включишь - и мы покатаемся. Педро Пуля с энтузиазмом поддержал эту идею. Остальные, затаив дыхание, ждали, что ответит Хромой. И когда тот согласился, многие захлопали в ладоши, другие закричали "ура!". Сухостой оставил, наконец, лошадь Лампиана и подошел к ним: - Хотите, покажу кое-что? Конечно, все хотели. Сертанежо забрался на карусель, завел пианолу, и полилась мелодия старинного вальса. Суровое лицо Сухостоя потеплело. Он смотрел на пианолу, смотрел на счастливые лица мальчишек. Как в храме внимали они звукам, что лились из самого сердца карусели. И только для них, нищих и отважных капитанов песка, звучала волшебная музыка, умножая магию этой Байянской ночи. Все молчали, потрясенные. Какой-то рабочий, увидев на площади группу мальчишек, подошел к ним и замер, покоренный старинной мелодией. И тут из-за тучи выплыла огромная луна, и звезды заблистали еще ярче, и море совсем успокоилось (может быть, сама Йеманжар вышла на берег послушать музыку?), и город казался огромной каруселью, где на невидимых конях кружились капитаны песка. И в эти минуты они чувствовали себя хозяевами города. И любили друг друга, как братья, потому что им, никогда не знавшим ни заботы, ни ласки, музыка дала и нежность, и человеческое тепло. И Сухостой наверняка забыл сейчас о Лампиане. Педро Пуля не мечтал стать когда-нибудь вожаком всех бродяг Баии. А Хромому не хотелось броситься в море, чтобы видать прекрасные сны. Потому что музыка льется из сердца карусели только для них и для этого рабочего. Это был вальс, старинный и печальный, всеми забытый в этом городе. Люди стекаются со всех улиц. Сегодня субботний вечер, завтра не нужно идти на работу, поэтому они не торопятся домой. Многие сидят в барах: в "Приюте моряка" полно народу, но те, у кого есть дети, идут на площадь. Она плохо освещена, зато лучше видны летящие огни карусели. Дети любуются ими и хлопают в ладоши. У входа Сухостой подражает голосам зверей, зазывая публику. На нем надет патронташ, крест-накрест, словно он только что из сертана. Папаша Франса подумал, что это привлечет внимание публики, и Сухостой в самом деле похож на настоящего кангасейро в кожаной шляпе, с патронташем на груди. Он кричит на разные голоса, пока перед ним не соберется толпа: мужчины, женщины, дети. Тогда он продает желающим билеты. Площадь охвачена весельем: огни карусели радуют всех. В центре Хромой, на корточках, помогает папаше Франсе завести мотор. И карусель крутится вместе с детьми, пианола играет свои старинные вальсы, Сухостой продает билеты. По площади гуляют парочки влюбленных. Матери семейств покупают пломбир и эскимо. Какой-то поэт, сидя у моря, сочиняет поэму об огнях карусели и радости детей. Карусель освещает всю площадь и все сердца. Ежеминутно с улиц и переулков вливаются на площадь все новые и новые толпы народа. Сухостой, одетый кангасейро, зазывает публику. Когда карусель останавливается, дети гурьбой бросаются к ней, на ходу показывая билеты, их невозможно сдержать. Если кому-то не хватает места, он остается, чуть не плача, и с нетерпением ждет своей очереди. А когда карусель останавливается, многие не хотят слезать, и тогда приходится вмешиваться Хромому: - Ну-ка, давай, давай отсюда. Или покупай другой билет. Только так дети покидают полюбившихся лошадок, без устали бегущих по кругу. Их место занимают другие, и вновь несутся неутомимые скакуны, летят разноцветные огоньки, сливаясь в один удивительный нимб, и пианола играет свои старинные мелодии. На скамейки садятся влюбленные, и пока карусель крутится, шепчут друг другу слова любви. А некоторые даже целуются, когда мотор выходит из строя, и огни гаснут. Тогда папаша Франса и Хромой склоняются над мотором и ищут неисправность, пока бег не начнется снова, положив конец возмущенным крикам детей. Хромой узнал уже все тайны мотора. Наступает момент, когда папаша Франса велит Хромому подменить Сухостоя на продаже билетов, чтобы тот мог покататься на карусели. И мальчишка всегда выбирает лошадку, которая служила Лампиану. Карусель вращается, Сухостою кажется, что под ним настоящий конь, а в руках - карабин. Он целится в тех, кто сидит впереди, нажимает на курок и видит, как, сраженные пулей, они падают, умытые кровью... А лошадь бежит все быстрей и быстрей, и Сухостой снова и снова нажимает на курок и убивает всех вокруг, потому что все они полицейские на службе у богатых фазендейро. Потом он грабит деревни, города, поезда, всегда верхом на своем коне, не выпуская винтовки из рук. Теперь очередь Хромого. Он идет молча, весь во власти какого-то странного чувства. Идет, как верующий к мессе, как любовник - в объятия любимой, как самоубийца - навстречу смерти. Идет, бледный, еще сильнее волоча ногу. Взбирается на синюю лошадку со звездами на деревянном крупе. Губы его плотно сжаты, уши не слышат музыки пианолы. Он видит только огни карусели, которые крутятся вместе с ним, и ему кажется, что он такой же, как все эти дети, у которых есть дом, отец и мать, которые целуют и любят его. Хромой представляет себе, что он один из них, и закрывает глаза, чтобы надежнее сохранить эту иллюзию. Он уже не видит ни мучивших его солдат, ни того человека в жилете, который смеялся. Сухостой убил их всех. Хромой, как натянутая струна, боится шелохнуться. Теперь он летит над морем прямо к звездам, это самое чудесное путешествие на свете, даже Профессор не рассказывал о таком. И сердце его бьется, бьется, словно вот-вот выскочит из груди. В эту ночь капитаны песка не пришли. Не только потому, что карусель работала допоздна (в два часа ночи на ней еще катался народ), но и потому, что многие из них, в том числе Педро Пуля, Сачок, Бузотер и Профессор, были заняты своими делами. Решили пойти на следующий день часа в три-четыре утра. Педро Пуля спросил Хромого, умеет ли он обращаться с мотором: - Не хорошо, если ты что-нибудь сломаешь, - убыток твоему хозяину, - объяснил он. Да я уже знаю все, как свои пять пальцев. Это для меня пара пустяков. Профессор, игравший в шашки с Длинным, заметил: - Не заглянуть ли нам на площадь сегодня днем? Вдруг что-нибудь выгорит? - Я, пожалуй, схожу, - ответил Педро Пуля. - Но думаю, что всем вместе идти нельзя. Могут заподозрить неладное, если увидят такую ораву. Кот сказал, что днем пойти не сможет: ему надо кое с кем встретиться, предупредить, что ночью он будет занят. Хромой ухмыльнулся: - Ты дня не сможешь прожить, чтобы не трахнуться со своей шлюхой. Смотри, еще подхватишь что-нибудь. Кот не ответил. Жоан Длинный тоже отказался: они с Божьим Любимчиком были приглашены к доне Анинье на фейжоаду. В конце концов, решили, что днем на площади будет действовать небольшая группа капитанов. Остальные идут, куда хотят. И только ночью все вместе пойдут кататься на карусели. - Ребята, нужно принести бензин для мотора. Профессор (он обыграл Жоана Длинного уже в трех партиях) собрал со всех деньги на два литра бензина: -Я принесу. Но в воскресение днем пришел падре Жозе Педро, один из тех избранных, кому было известно постоянное убежище капитанов песка. Падре Жозе Педро довольно давно стал их другом. А началось все из-за Сачка. Однажды Сачок пробрался в ризницу церкви после мессы, которую служил падре Жозе Педро. Он сделал это скорее из любопытства, чем с какой-то определенной целью: Сачок был не из тех, кто утруждает себя заботами о хлебе насущном. Он предпочитал не вмешиваться в течение жизни и ни о чем не заботиться. Он был самым злостным паразитом в группе. Изредка, когда у него появлялось желание, Сачок забирался в какой-нибудь дом и уносил ценную вещь или снимал часы с прохожего. Он почти никогда не сбывал краденное перекупщикам - отдавал Педро Пуле как свой вклад в общий котел. У него было много друзей среди портовых грузчиков, в домах бедняков в Соломенном Городке, повсюду в Баие. Он ел то в одном доме, то в другом. В общем-то, он никому не докучал. Довольствовался женщинами, которых сплавлял ему Кот, и как никто другой знал город, все его улицы и достопримечательности, все праздники, где можно выпить и потанцевать. Когда после его взноса в общий котел проходило значительное время, он делал над собой усилие, добывал что-нибудь ценное и отдавал Педро Пуле. Он в принципе не любил никакой работы: честной или нечестной. Зато ему нравилось лежать на песчаном берегу, часами наблюдая за кораблями, просиживать на корточках все вечера у ворот портовых складов, слушая рассказы о подвигах и приключениях. Он ходил в лохмотьях и не пытался раздобыть себе одежду, пока старая не истлевала окончательно. Он любил бесцельно бродить по городу, выкурить сигарету на скамейке в парке, любоваться позолотой старинных церквей, фланировать по улицам, вымощенным большими черными камнями. В то утро, увидев, что месса кончилась, Сачок вошел в церковь и беспрепятственно пробрался в ризницу. Он все там осмотрел: алтари, святых, посмеялся над очень черным святым Бенедиктом. В ризнице никого не было, а ему приглянулась золотая вещица, на которой он мог бы хорошо заработать. Он еще раз огляделся и, никого не увидев, протянул руку. Но тут кто-то тронул его за плечо. Это был падре Жозе Педро. - Зачем ты это делаешь, сын мой?- спросил он с улыбкой, забирая из рук Сачка золотую дарохранительницу. - Я только хотел посмотреть, ваше преподобие. Красивая штучка,- выкручивался порядком напуганный Сачок. - Вот красотища-то, правда ? Только не подумайте, что я хотел унести. У меня и в мыслях такого не было: поставил бы на место. Я из хорошей семьи. Падре Жозе окинул Сачка взглядом и улыбнулся. Сачок тоже посмотрел на свои лохмотья: Это потому, что у меня умер отец, понимаете ? А до этого я даже ходил в школу... Я говорю правду. Зачем мне воровать эту штуку ? - он указывал на дарохранительницу. - Да еще из церкви. Я ведь не язычник. Падре Жозе Педро снова улыбнулся. Он прекрасно понимал, что Сачок врет. Но он давно искал возможность установить контакт с городскими беспризорниками. Он считал, что таково предназначение, уготованное ему Богом. Он несколько раз посетил с этой целью исправительную колонию для несовершеннолетних, но там ему чинили всевозможные препятствия, потому что он не разделял некоторые весьма странные представления директора о воспитании. Иными словами, он не считал, что детей надо бить, чтобы удержать от греха. Падре не раз слышал о капитанах песка и мечтал познакомиться с ними, чтобы привести их сердца к Богу. У него было огромное желание работать с этими детьми, помочь им исправиться. Поэтому он разговаривал с Сачком как можно мягче. Кто знает, может, его помощью он попадет к капитанам песка? Так и вышло. Падре Жозе Педро не считался выдающейся личностью в среде духовенства. Напротив, он был едва ли не самым жалким из целого легиона байянских падре. До поступления в семинарию он пять лет проработал на ткацкой фабрике простым рабочим. Однажды эту фабрику посетил епископ, и хозяин, желая продемонстрировать свое великодушие, заявил: - Сеньер епископ, вы жаловались, что сейчас мало истинных пастырей. Поэтому я готов оплатить учебу одного семинариста или того, кто хочет стать священником, если у него есть призвание. Жозе Педро, стоявший за станком, услышал это и сказал, что хочет стать падре. Как для епископа, так и для хозяина фабрики это было полной неожиданностью. Жозе Педро был уже не в том возрасте и не имел никакого образования. Но хозяину было неудобно перед епископом отступать от своего слова, и Жозе Педро поступил в семинарию. Большинство семинаристов смеялись над ним. Ему никак не удавалось стать хорошим учеником. Он был очень старательным, это так. К тому же одним из самых преданных церкви, искренне верящих. Но он часто не соглашался с тем, что творилось в семинарии, и другие ученики его третировали. Ему не удалось проникнуть в тайны философии, теологии и латыни, но сердце его было открыто чужой боли, и он хотел наставлять в вере детей или индейцев. Жозе Педро пришлось многое вытерпеть, особенно когда через два года хозяин фабрики перестал платить за него, и он был вынужден подрабатывать педелем1, чтобы продолжить учебу. Однако, не смотря ни на что, ему удалось закончить семинарию и получить сан. Теперь, в ожидании собственного прихода он служил в одной из байянских церквей. Но больше 1 Педель-младший воспитатель в учебных заведениях, следящий за дисциплиной учащихся. всего на свете он хотел стать наставником городских беспризорников, мальчишек без отца и матери, которые живут среди всяческих пороков, добывая свой хлеб воровством. Падре Жозе Педро мечтал открыть им свет истинной веры, привести их сердца к Богу. С этой целью он стал посещать исправительную колонию для несовершеннолетних преступников, где вначале директор встретил его с распростертыми объятиями, но когда падре решительно высказался против телесных наказаний, против того, чтобы детей по нескольку дней морили голодом, все сразу изменилось. Ему даже пришлось написать по этому поводу письмо в газету. В результате дорога в колонию была для него закрыта, а в архиепископство направлена жалоба. Поэтому у него до сих пор и нет своего прихода. Однако больше всего ему хотелось познакомиться с капитанами песка. Проблема малолетних преступников и беспризорников, не волновавшая, казалось, никого в целом городе, была главной заботой падре Жозе Педро. Он пытался сблизиться с этими детьми не только для того, чтобы обратить на путь истинны - он хотел просто помочь им, улучшить их жизнь. Попытка падре как-то повлиять на капитанов не приносили большого успеха. Вернее вообще никакого. Он даже не представлял, что нужно сделать, чтобы завоевать доверие маленьких воришек. Но он знал, что эти мальчишки лишены любви и заботы, зато с лихвой хлебнули голода и бесприютности. И если падре не мог дать им кров, еду и одежду, то, по крайне мере, у него всегда было для них доброе слово и сердце, исполненное любви. В одном заблуждался в начале падре Жозе Педро : он полагал, что капитаны согласятся променять свою безграничную уличную свободу на сытую жизнь. Конечно, падре не собирался агитировать этих ребят за исправительную колонию: слишком хорошо он знал ее законы, писаные и неписаные, и прекрасно понимал, что это учреждение никого не может сделать ни лучше, ни честнее. Падре рассчитывал на своих пожилых прихожанок, с которыми у него сложились дружеские отношения. Они могли бы взять на себя заботу о капитанах песка, об их обучении и воспитании. Но тогда капитанам пришлось бы отказаться от всего того, что было для них главным: от свободы, от полных опасности приключений на улицах самого таинственного и прекрасного города в мире - Баии Всех Святых. И познакомившись через Сачка с капитанами песка, падре Жозе Педро тут же отверг эту идею, понимая, что, сделав подобное предложение, он навсегда утратил бы их доверие. Мальчишки просто уйдут из склада, и он никогда больше их не увидит. К тому же у него не было абсолютного доверия к этим одиноким старым богомолкам, которые буквально не вылезали из церкви, а в перерывах между мессами сплетничали и злословили. Он помнил, как они обиделись на него в первый день его службы в этой церкви. Когда обедня закончилась, группа богомолок окружила его с явным намерением помочь ему снять облачение. Раздались взволнованные голоса: - Преподобненький... Архангел Гавриил... Одна тощая старая дева молитвенно сложила руки: - Мой Христосик... Это было невыносимо, и падре Жозе Педро взорвался. Хотя он знал, что большинство священников не возражают против такого обожания и получают неплохие подношения в виде кур, индюшек, вышитых носовых платков, а иногда даже старинных золотых часов, которые передаются в семье из поколения в поколение. Но у падре Жозе Педро было иное представление о своей миссии, он осуждал подобное поведение святых отцов и поэтому реагировал чересчур страстно: - Вам что, нечего делать? У вас нет дома, вам не о ком заботиться? И я не Иисусик и не Архангел Гавриил... Идите домой... работать, готовить обед, ужин. Богомолки смотрели на него так, словно он был самим Антихристом. - Работая по дому, вы лучше послужите Богу, чем здесь, нюхая подолы священников. Идите, идите...- закончил падре. И даже когда они ушли, напуганные, он все повторял скорее с болью, чем злостью: - Христосик... Поминают имя Господа всуе. А старые святоши побежали прямиком к падре Кловису, своему любимому духовнику, который был толст, лыс и всегда находился в прекрасном настроении, и рассказали, стеная и охая, о том, что пришлось им только что претерпеть. Падре Кловис ласково смотрел на них и утешал, как мог: У него это скоро пройдет. Это поначалу. Потом он увидит, что вы просто святые, истинные дщери Господни. Это пройдет. Не печальтесь. Прочтите "Отче наш" и не забудьте про вечернюю службу. Когда они ушли, он рассмеялся и пробормотал самому себе: - Ох, уж эти новоявленные падре. Портят жизнь себе и людям. Позднее прихожанки снова сблизились с молодым священником. Но, по правде говоря, полного взаимопонимания им достичь не удалось. Суровый вид, сдержанность, отвращение к церковным интригам были причиной того, что его скорее уважали, чем любили. Тем не менее, с некоторыми, в основном с вдовами и с теми, кому не повезло в семейной жизни, он все-таки подружился. И еще одно препятствовало их сближению: падре Жозе Педро был никудышным проповедником. Никогда не удавалось ему описать ад с такой убедительной силой, как падре Кловису, говорил он бесцветно и путано, зато был человеком глубоко верующим. А вот верил ли падре Кловис хотя бы в черта, сказать трудно. Вначале подре Жозе Педро хотел отвести капитанов песка к этим прихожанкам. Он думал, что спасет этим не только детей от голода и нищеты, но и богомолок от губительной пустоты их существования. Он мог бы добиться, чтобы они заботились о детях с такой же пылкой преданностью, с какой служат церкви, всем этим толстым священникам. Падре Жозе Педро догадывался (скорее догадывался, чем знал), что, проводя все дни с утра до вечера за пустыми разговорами в церкви или вышивая платки для падре Кловиса, богомолки пытаются придать хоть какой-то смысл своей неудавшейся жизни, ведь у этих старых дев никогда не было ни мужа, ни сына, которым они могли бы отдать свою заботу и нежность. А теперь у них появятся сыновья. Долгое время лелеял Жозе Педро этот проект. Он даже привел в дом одной из своих прихожанок мальчишку из исправительной колонии. Это случилось еще до того, как падре познакомился с капитанами песка, когда он знал о них только понаслышке. Опыт закончился плачевно: мальчишка удрал из дома старой девы, стащив столовое серебро. Он предпочел уличную свободу, пусть голодную и бесприютную, хорошей одежде и гарантированному обеду: уж лучше умирать с голоду и ходить в лохмотьях, но быть свободным, чем громко молиться три раза в день и торчать в церкви с утра до вечера. Потом падре Жозе Педро понял, что опыт провалился скорее по вине старой девы, чем мальчика. Ведь, очевидно, - думал падре, - невозможно превратить беспризорника в святошу. А вот честным, работящим человеком он стать может. И падре собрался, еще не зная капитанов, свести их с одинокими прихожанками, надеясь, что на этот раз, хорошо все спланировав, он добьется успеха. Но, попав в банду и немного узнав капитанов, он понял, что нелепо даже мечтать об этом, потому что любовь к свободе - единственная страсть, владеющая сердцами этих мальчишек. Тогда он решил искать другие пути. Вначале капитаны смотрели на него с недоверием. Они много раз слышали, что со священниками лучше не связываться, что ходить в церковь - не мужское дело. Но падре Жозе Педро был раньше рабочим и знал, как найти к ним подход. Он обращался с ними, как со взрослыми, как с друзьями и таким образом сумел завоевать доверие даже тех, кто, как Педро Пуля и Профессор, не любил молиться. Труднее всего ему было с Хромым. Если Профессор, Педро Пуля и Кот были просто равнодушны к словам падре (Профессору однако он нравился за то, что приносил почитать книги), а Сухостой, Жоанн Длинный и, особенно, Фитиль внимательно к ним прислушивались, то Хромой все воспринимал в штыки, оказывая поначалу упорное сопротивление. Однако, в конце концов, падре победил: теперь все капитаны доверяли ему, а у Фитиля открылось призвание к служению Богу. Но в тот вечер падре был встречен без особого энтузиазма. Фитиль поцеловал ему руку, Сухостой тоже. Остальные просто поздоровались. - Сегодня я хочу всех вас пригласить в одно место, - объяснял падре Жозе Педро. Мальчишки навострили уши: Пришел звать вас к вечерне. Хотелось бы посмотреть, кого соблазнит.., - хотел сострить Хромой, но прикусил язык, встретив грозный взгляд Педро Пули. Но падре улыбнулся по-доброму. Он уселся на ящик, и Жоан Длинный увидел, какая у него старая и пыльная сутана. Заштопанная в нескольких местах черной ниткой, она была слишком велика для его худой фигуры. Жоан ткнул локтем Пулю, но Педро и сам это заметил. - Ребята,- сказал Пуля, -падре Жозе Педро - наш друг. У него что-то для нас есть. Ура падре Жозе Педро ! Жоанн Длинный понял, что Пуля сказал так из-за рваной и слишком большой сутаны. Остальные ответили громким "ура!" Падре улыбнулся, жестом требуя тишины. Не сводя глаз с сутаны падре, Длинный думал, что Педро Пуля - настоящий вожак. Он все видит и все понимает. За Педро Пулю Жоан Длинный дал бы изрубить себя на куски, как тот негр из Ильеуса за Барбозу, знаменитого предводителя кангасейро. Падре Жозе Педро вытащил из кармана молитвенник в черном переплете, а из него несколько бумажек по 10 мильрейсов: - Это вам... Приглашаю всех вас покататься сегодня на карусели на площади в Итапажипи. Он представлял себе, какая радость вспыхнет в их глазах, какое необыкновенное веселье воцарится в бараке. Это помогло бы падре убедить себя, что содеянное им - угодно Богу, что он совершил не слишком большой грех, когда из пятисот мильрейсов, что дона Гильермина Сильва дала на свечи к алтарю Пресвятой Богородицы, он взял пятьдесят, чтобы повести капитанов на карусель. Но этого не произошло, мальчишки смущенно молчали, и падре, растерянный, с деньгами в руке, беспомощно обвел взглядом толпу мальчишек. Педро Пуля запустил пятерню в длинные, закрывающие уши волосы, хотел что-то сказать, но, не найдя слов, вопросительно посмотрел на Профессора. Он-то все и объяснил. -Вы хороший человек, падре, - Профессор хотел было сказать, что падре такой же хороший, как Жоан Длинный, но подумал, что священник может обидеться, если его сравнить с негром. - Но дело в том, что Хромой и Сухостой работают сейчас на карусели. И мы приглашены, - здесь он сделал небольшую паузу, - хозяином, их другом, покататься ночью бесплатно. Мы не забудем вашего приглашения...- Профессор говорил медленно, тщательно подбирая слова, чувствуя всю деликатность момента, Педро Пуля при этом одобрительно кивал головой. - Но лучше в другой раз. Вы не обидитесь на нас, за то, что мы отказались? Не обидитесь, правда? -Профессор пристально вглядывался в лицо заметно повеселевшего священника. - Конечно, не обижусь. В другой раз, - он смотрел на мальчишек с улыбкой. - Так даже лучше. Ведь эти деньги...- и умолк на полуслове, пораженный внезапно пришедшей в голову мыслью: ведь это сам Господь решил преподать ему урок, указать, какой грех он совершил. У падре было такое выражение лица, что мальчишки невольно сделали шаг вперед. Они смотрели на него, ничего не понимая. Перо Пуля наморщил лоб, как обычно, когда ему надо было решить какую-то сложную проблему. Профессор безуспешно пытался найти нужные слова. И только Жоан Длинный понял все, хотя считался самым глупым: - Это из церкви, падре? - и с досадой хлопнул себя по губам. Другие тоже поняли. Фитиль подумал, что это великий грех, но решил, доброта падре искупает его. Тогда Хромой, приволакивая ногу сильнее обычного, вплотную подошел к священнику. Голос выдавал его внутреннюю борьбу: вначале он кричал, а закончил почти шепотом: - Мы можем положить их на место. Для нас это пара пустяков. Не печальтесь...- и улыбнулся. Эта улыбка Хромого и те чувства, которые он читал на лицах капитанов (неужели в глазах Длинного слезы?), вернули падре Жозе Педро покой, душевную ясность и уверенность в правоте своего поступка и своего Бога. Тогда он сказал уже обычным голосом: - Одна старая вдова дала мне на свечи пятьсот мильрейсов. Я взял пятьдесят, чтобы вы могли покататься на карусели. Господь рассудит, хорошо ли я поступил. Теперь куплю на эти деньги свечи. Педро Пуля чувствовал, что обязан чем-то отплатить священнику. Он хотел, чтобы тот знал, что они все понимают. И, не найдя ничего лучшего, чем отказаться от дела, которое они запланировали на этот вечер, пригласил падре: - Мы сейчас идем к карусели посмотреть на Сухостоя и Хромого. Хотите с нами, падре? Падре согласился, понимая, что это еще один шаг к сердцам капитанов песка. Группа ребят вместе с падре отправилась на площадь. Некоторые не пошли: Кот, например, которому надо было повидаться с Далвой. Но те, кто пошел, были похожи на мальчиков из хороших семей, возвращающихся из воскресной школы. Если бы они были хорошо умыты и одеты, их можно было бы принять за учащихся колледжа, так дисциплинированно они себя вели. Вместе с падре они обошли всю площадь. С гордостью продемонстрировали, как Сухостой, одетый кангайсейро, кричит на разные голоса, а Хромой самостоятельно управляется с каруселью, потому что папаша Франса ушел в бар выпить пива. Жаль, конечно, что днем лампочки не горят. Поэтому карусель не такая красивая, как вечером, когда кружатся разноцветные огни. Но все равно они гордились Сухостоем, который так здорово подражал разным животным, и Хромым, который приводит в движение карусель и управляется с оравой ребятишек; одни, при этом, рвались на карусель, а другие не хотели слезать. Профессор огрызком карандаша нарисовал на куске картона Сухостоя, одетого кангасейро. У него был особый дар к рисованию, и иногда он зарабатывал деньги, рисуя мелом на тротуаре портреты проходящих мимо мужчин и сеньорит, гуляющих со своими женихами. Парочки останавливались на минутку, улыбались, разглядывая незаконченный рисунок. - Как похоже...- восхищались девушки. Профессор собирал монетки, и дальше совершенствовал рисунок, вводил новые персонажи - моряков и проституток, пока полицейский не прогонял его с тротуара. Иногда вокруг него собиралась толпа зрителей, и кто-нибудь обязательно говорил: - Этот мальчик подает большие надежды. Жаль, что правительству нет никакого дела до способных детей. И зрители вспоминали случаи, когда уличные мальчики при определенной поддержке становились великими поэтами, певцами, художниками. Профессор закончил рисунок (он изобразил еще карусель и упившегося до бесчувствия папашу Франсу ) и подал его священнику. Они стояли тесной группой и рассматривали рисунок, который священнику очень понравился, как вдруг услышали: - Да ведь это же падре Жозе Педро...- Какая-то старая карга навела на них свой лорнет, как боевое оружие. Падре Жозе Педро от неожиданности потерял дар речи, а ребята озадаченно разглядывали жилистую шею старухи и костлявую грудь, где сверкала в лучах солнца очень дорогая брошь. Несколько секунд никто не проронил не звука. Наконец падре Жозе Педро пришел в себя и сказал: - Добрый день, дона Маргарида. Но вдова Маргарида Сантос снова навела на них золотой лорнет: - Как вам не стыдно, падре? Служитель Господа Бога, уважаемый человек, и здесь, среди этого сброда! - Это дети, сеньора. Старуха смотрела надменно, презрительно скривив губы. Падре продолжил: - Христос сказал: "Пустите детей приходить ко мне..." - Тоже мне, дети...- словно выплюнула старуха. - "Горе тому, кто причинит зло одному из малых сих"- так сказал Спаситель, - падре Жозе Педро возвысил голос над злобным шипеньем старухи. - Это не дети, это преступники. Мошенники, воры, но не дети. Может быть, это даже капитаны песка... Ворье,- повторила она с ненавистью. Мальчишки уставились на нее, ничего не понимая. Только в глазах Хромого сверкнула злоба. Педро Пуля шагнул вперед, пытаясь объяснить: - Падре просто хочет помо... Но старуха отпрянула от него и буквально завизжала: - Не смей, не смей приближаться ко мне, мразь. Если бы не падре, я бы уже давно позвала полицию. Тут Педро Пуля расхохотался, подумав, что если бы не падре, то у старухи уже давно не было бы ни брошки, ни лорнета. Старуха удалилась, всем своим видом демонстрируя чванливое превосходство и презрение ко всякому сброду, не преминув сказать падре Жозе Педро: - Так вы не далеко пойдете, падре. Вам следует быть разборчивее в своих знакомствах. Педро Пуля хохотал все громче, и священник тоже рассмеялся, хотя ему было совсем не весело из-за этой старухи, ее злобного непонимания. Но карусель по-прежнему вращалась, все так же бегали деревянные лошадки с нарядно одетыми мальчиками и девочками на спинах, и глаза капитанов песка опять обратились к ней, горя желанием взобраться на этих скакунов и лететь по кругу вместе с огнями карусели. - Настоящие дети, - подумал падре. А вечером вдруг пошел проливной дождь. Но потом ветер разогнал черные тучи, и засверкали звезды, заблестела полная луна. На рассвете пришли капитаны. Хромой включил мотор. И они забыли, что они не такие, как большинство детей, что у них нет дома, нет ни отца, ни матери, что они, как взрослые, должны воровать, чтобы жить, что все в городе боятся их как грабителей и бандитов. Они забыли злобные слова старухи с лорнетом. Они забыли обо всем, и стали такие же, как все другие дети, летя по кругу на деревянных лошадках вместе с огнями карусели. Сверкали звезды, сияла полная луна. Но еще ярче сверкали в байянской ночи синие, зеленые, желтые, красные огни Большой японской карусели. ПОРТ Педро Пуля кинул монетку в четыреста рейсов в стену таможни. Отскочив, она упала дальше монеты Сачка. Потом Фитиль кинул свою, и она оказалась между монетами Сачка и Педро Пули. Сачок следил за игрой, сидя на корточках. Он вынул изо рта сигарету: - Так даже лучше. Хорошая примета - начинать с проигрыша. И игра продолжалась. Но Сачок и Фитиль все время проигрывали, и монеты, одна за одной, попадали в карман Педро Пули: - В этом деле я мастак, - заметил он. Перед ними стояли на якоре многочисленные парусники. С рынка выходили мужчины и женщины. Ребята ждали, когда появиться парусник Божьего Любимчика. Капоэйрист ушел в море, ведь он зарабатывал на жизнь рыбной ловлей. Игра в "крузаду" продолжалась до тех пор, пока Педро Пуля не обчистил обоих до нитки. Шрам на лице Педро блестел. Ему нравилось побеждать в честной игре, особенно с такими сильными соперниками, как Фитиль (который долгое время был чемпионом среди капитанов) и Сачок. Тогда Сачок вывернул карман наружу: - Одолжи мне хотя бы крузаду. А то я совсем на мели. - Потом поглядел на море, на парусники у причала: - Что-то Божий Любимчик запаздывает. Пошли в порт? Фитиль, сказал, что останется ждать Божьего Любимчика, а Педро Пуля и Сачок пошли в порт. Они пересекли набережную, ноги увязли в прибрежном песке. Какой-то корабль отошел от причала пятого пакгауза. Там взад и вперед сновали люди. Педро Пуля спросил Сачка: - Ты хотел бы стать моряком? - Не знаю... Мне и здесь хорошо. Нет, я отсюда ни ногой. - А я бы хотел. Взобраться на мачту. Да еще в шторм. Здорово, а? Помнишь ту историю, что читал нам Профессор, ну, ту, про бурю? Красотища... - Да, здорово было. Педро Пуля стал вспоминать историю, а Сачок подумал, какая ужасная глупость - уплыть из Баии, если здесь можно вести легкую и красивую жизнь бродяги и бездельника: нож за поясом, гитара в руках, смуглянка для забав на песке. Вот о чем он мечтал. Они подошли к воротам седьмого пакгауза. Жоан де Адам, портовый грузчик, необычайно сильный негр, старый забастовщик, которого любили и боялись все в порту, сидел на ящике и курил трубку. Видно было, как под рубашкой играют его мускулы. Увидев ребят, он радостно их приветствовал: - Гляди-ка! Дружище Сачок. И капитан Педро. Он всегда называл Пулю только "капитан Педро" и любил разговаривать с ним. Жоан де Адам подвинулся, чтобы дать место Пуле. Сачок присел перед ними на корточки. В углу продавала апельсины и кокарду1 пожилая негритянка, одетая в национальный костюм байянки: цветастую ситцевую юбку и белую кофту, не скрывавшую крепкую для ее возраста грудь. Недолго думая, Сачок взял с лотка апельсин и стал чистить, разглядывая пышный бюст негритянки: - Грудь-то у тебя еще вполне, а, тетушка? Негритянка улыбнулась: Эти нынешние мальчишки совсем не уважают старших, 1кокада - десерт из кокосового ореха кум Жоан. Где это видано, чтобы такой постреленок обсуждал грудь такой старой карги, как я? - Брось, тетушка. Ты еще хоть куда... Негритянка задорно рассмеялась. - Я уже свое отгуляла, Сачок. Прошли те времена. Спроси вон его, - она указывала на Жоана де Адама. - Помню, как он, почти совсем мальчишка, немногим старше тебя, устроил первую забастовку здесь в порту. В ту пору никто и не знал, что это за чертовщина такая - забастовка. Ты помнишь, кум? Жоан де Адам утвердительно кивнул и закрыл глаза, вспоминая давние времена первой забастовки. Он был одним из самых старых докеров, хотя никто не давал ему его лет. - Если негр не седой, он до ста лет молодой, - заметил Педро Пуля. Тут негритянка сняла с головы косынку, и все увидели, что шевелюра у нее совершенно белая. - Понятно, почему ты носишь платок. Тщеславная негритянка...- пошутил Сачок. Жоан де Адам спросил: - Ты помнишь Раймундо, кума Луиза? - "Блондина", что погиб в забастовке? Как не помнить! Ведь он почти каждый день останавливался чуток поболтать со мной, любил пошутить... - Его убили как раз в этом самом месте в тот день, когда на нас напала конная полиция, - он глянул на Педро Пулю. - Ты никогда не слышал о нем, капитан? - Нет. Тебе было тогда года четыре. После этого, примерно с год, ты переходил из одного дома в другой, пока не сбежал. А потом мы услышали о тебе, когда ты стал главным у капитанов песка. Но мы знали, что ты сумеешь за себя постоять. Сколько тебе сейчас лет? Педро принялся высчитывать, но сам же Жоан де Адам остановил его: - Тебе пятнадцать, правильно, кума? Та кивнула. Жоан де Адам продолжил: - Как только пожелаешь, ты получишь место здесь, в порту. Мы храним его для тебя. - Почему? - спросил Сачок, поскольку сам Педро растерялся и только вопросительно смотрел на грузчика. - Потому что его отец - тот самый Раймундо, и он погиб здесь, борясь за нас, за наши права. Настоящий был человек, стоил десяти нынешних. - Мой отец? - Переспросил Педро Пуля, до которого доходили об этом какие-то смутные слухи. - Да, твой отец. Все звали его Блондином. Когда на демонстрации он произносил речь, ни за что не подумаешь, что он простой грузчик. Его настигла пуля, но для тебя всегда найдется место здесь, в порту. Педро Пуля, опустив голову, водил веткой по асфальту, потом вдруг взглянул на Жоана де Адама: - Почему ты никогда не рассказывал мне об этом? - Ты был слишком мал, чтобы понять. Теперь ты становишься взрослым, - он одобрительно рассмеялся. Педро Пуля тоже засмеялся, довольный, что узнал о своем отце, и что тот был храбрым человеком. А потом с заминкой спросил: - А мою мать ты знал? Жоан де Адам задумался: - Нет. Когда я познакомился с Блондином, у него не было жены. Но ты жил с ним. - Я ее знала, - вмешалась негритянка. - Красивая была женщина. Ходили слухи, что твой отец выкрал ее из родительского дома, что она была из богатой семьи вон оттуда, - она указала на Верхний город. - Она умерла, когда тебе не было и шести месяцев. В то время Раймундо работал на табачной фабрике в Итапажипи. Это потом он перешел в порт. - Ты всегда найдешь здесь работу, если пожелаешь, - повторил Жоан де Адам. Педро кивнул. А потом спросил: - Хорошее было дело - забастовка, верно? И Жоан де Адам стал рассказывать про забастовку. Когда закончил, Педро Пуля сказал: - Да, хотел бы я устроить какую-нибудь забастовку. Вот было бы здорово! К причалу подошел иностранный корабль, и Жоан де Адам поднялся: - Сейчас будем грузить этого голландца. Пароход гудел, маневрируя у причала. Со всех сторон собирались к пакгаузу грузчики. Педро Пуля смотрел на них, и в сердце его рождалась нежность. Его отец был одним из этих людей, он погиб, защищая их. Здесь были белые, мулаты, но большинство - негры. Они идут грузить трюмы судна мешками с какао, табаком, сахаром - всеми дарами байянской земли, которые отправятся потом в дальние страны, где другие докеры, может быть высокие и белокурые, разгрузят корабль, и опустеют его трюмы. Его отец был один из этих сильных людей. Только теперь Педро узнал об этом. Для них он произносил речи, взобравшись на какой-нибудь ящик, боролся за них и получил пулю в грудь, когда против бастующих бросили конную полицию. Может быть, именно здесь, где сидит он сейчас, пролилась кровь его отца. Педро Пуля внимательно рассматривал асфальт под ногами. Под ним должна быть кровь, бежавшая из груди его отца. Поэтому для него всегда найдется место в порту, среди этих людей, место его отца. И ему тоже придется тогда таскать шестидесяти- килограммовые мешки на спине. Это тяжелый труд. Но он тоже может устроить забастовку, как отец и Жоан де Адам, и сражаться с полицией и погибнуть. Так он отомстил бы за своего отца, помог бы этим людям отстаивать свои права (Педро смутно представлял себе, что это такое). Он уже видел себя на баррикадах, сражающимся с полицией. Его мечтательный взгляд был устремлен вдаль, на губах блуждала задумчивая улыбка. Сачок, приканчивающий уже третий апельсин, вернул Педро на грешную землю: - Хватит витать в облаках, приятель. Старая негритянка посмотрела на Педро Пулю с нежностью : - Ну, просто одно лицо с отцом. Только волосы волнистые, от матери. Если бы не этот шрам на лице, не отличить от Раймундо. Красивый мужчина ... Сачок хмыкнул. Спросил, сколько он должен, заплатил двести рейсов. Потом еще раз поглядел на грудь негритянки : - Нет ли у тебя дочери, тетушка ? - А тебе на что, проклятущий ? Сачок засмеялся: - Уж я бы нашел, о чем с ней потолковать. - Если и есть, то не про твою честь, пройдоха, - негритянка запустила в него шлепанцем, но Сачок увернулся. Потом вдруг вспомнила : - Ты не идешь сегодня на Гантуар1? Очень весело будет. И танцы тоже. Сегодня праздник Омулу. - Много еды ? И алуар 2? - Еще бы, - она посмотрела на Педро Пулю. - Почему бы тебе тоже не пойти, белый ? Омулу - богиня не только негров, она 1 На Алто ду Гантуа, 33 находится еще одно кондомблэ племени жеже-наго 2 алуа - слабоалкогольныцй напиток богиня всех бедняков. (Услышав имя богини черной оспы, Сачок поднял руку в ритуальном приветствии). Наступил вечер. Какой-то мужчина купил кокады. Внезапно зажглись огни. Негритянка поднялась, Сачок помог ей поставить на голову лоток. Вдали появился Фитиль с Божьим Любимчиком. Педро Пуля еще раз поглядел на докеров, таскавших тюки на голландское судно. На широких черных и смуглых спинах блестели капли пота. Мускулистые торсы сгибались под тяжестью мешков. С шумом и скрежетом вращались подъемные краны. Когда-нибудь, как отец, он устроит забастовку, будет бороться за правое дело ... И тогда какой-нибудь старый докер, такой как Жоан де Адам, расскажет другим мальчишкам о его подвигах, как сейчас рассказывают об отце. И глаза Педро сверкали в наступивших сумерках. Ребята помогли Божьему Любимчику разгрузить лодку. Богатый улов. Верно, ему помогала сама Йеманжа. Хозяин рыбной лавки на базаре купил все оптом. Потом они поели в ближайшем ресторанчике, и Фитиль отправился к падре Жозе Педро, учившему его читать и писать. По пути он завернул в склад за коробкой с перьями, которую стащил утром в писчебумажном магазине. А Педро Пуля, Сачок и Божий Любимчик пошли на кандоблэ на Гантуа (Любимчик был оганом1), где в красных одеждах появилась Омулу и исполнила свою лучшую песнь. Она оповестила своих бедных сынов, что нищета скоро кончится, потому что она нашлет оспу в дома богачей, а бедные будут сыты и счастливы. В ночи, посвященной Омулу, гремят атабаке2. Богиня возвестила, что бедняки скоро отомстят богатым за все. Негритянки танцевали, все радовались. День отмщения грядет. --------------------------------------------------------------------- 1 оган - жрец 2 атабаке - африканский барабан С праздника Педро Пуля возвращался в одиночестве: Сачок и Божий Любимчик пошли на какую-то вечеринку. Педро спускался по улицам, ведущим в Нижний город. Он шел медленно, сутулясь и низко опустив голову, словно невыносимая тяжесть вдруг навалилась ему на плечи. Педро вспомнил разговор с Жоаном де Адамом. Конечно, он был рад узнать, что его отец - настоящий герой, что о нем до сих пор помнят в порту и рассказывают легенды. Жоан де Адам сказал, что его отец боролся за справедливость, за права рабочих. За это он отдал свою жизнь, но разве что-нибудь изменилось? Разве жизнь бедняков стала лучше? А потом на макумбе1 Омулу, облаченная в красные одежды, возвестила о грядущем возмездии. Неужели отец погиб напрасно? Неужели надежда только на богов? Эти мысли давили на сердце Пули, как шестидесятикилограммовые мешки на спины грузчиков. Спустившись с холма, Педро направился прямо на берег, чтобы поскорее вернуться в склад и попытаться уснуть. Его облаял какой-то пес, опасаясь, что человек может покуситься на его кость. В конце улицы Педро Пуля заметил силуэт. Кажется, это женщина. Он вздрогнул, как молодой зверь при виде самки, и быстрым шагом устремился за женщиной, уже ступившей на песчаный берег. Песок заскрипел у него под ногами, и женщина заметила, что ее преследуют. Педро Пуля успел хорошо рассмотреть женщину, когда та проходила под фонарями: это была совсем юная негритяночка, лет , наверное, пятнадцати, его ровесница. Но ее острые груди прыгали под блузкой, а ягодицы двигались из стороны в сторону, как в танце. (Такова особенность негров: даже когда они спокойно идут, кажется, что они пляшут). Педро Пуля почувствовал, как внутри него растет желание, рожденное стремлением сбросить давящую на сердце тоску. Ведь думая о танцующих бедрах 1 макумба - то же, что и канломблэ негритянки, он забыл о погибшем отце, об Омулу, требующей возмездия в ночь макумбы. Он думал о том, как повалит негритянку на мягкий песок, как будет ласкать ее крепкую юную грудь, как овладеет ее горячим черным телом. Педро ускорил шаги, потому что негритяночка, свернув на пляж, уходила все дальше от освещенных улиц. Но, заметив преследователя, она пошла быстрее, почти побежала. Педро понял, что каброша1 направляется к одной из улочек, затерявшихся за пакгаузами между морем и склоном холма. Вероятно, она пошла через пески, чтобы сократить путь, а сейчас надеется спастись бегством, но с каждым шагом Педро все ближе. На берегу не было ни души. Только скрип песка у них под ногами заставлял трепетать сердце негритяночки от страха, а сердце Педро Пули - от нетерпения. Педро шел гораздо быстрее негритянки, он настигнет ее через какой-нибудь десяток шагов. А ей еще долго нужно бежать по берегу, чтобы достичь спасительных пакгаузов и улиц за ними. Педро оскалил зубы. Он был похож на хищного зверя, преследующего в пустыне жертву. Когда он уже протянул руку, чтобы схватить ее за плечо и заставить повернуться, негритянка побежала. Педро Пуля бросился за ней и скоро настиг. Не рассчитав, он со всей скоростью налетел на девушку, и оба покатились по песку. Педро вскочил на ноги и, улыбаясь, подошел к пытавшейся подняться негритяночке : - Не нужно, красотка. Так даже лучше. На лице негритянки был написан ужас. Но, увидев, что ее преследователь - мальчишка лет шестнадцати, она немного пришла в себя и спросила со злостью : - Что тебе от меня надо ? 1каброша - очень темная мулатка - Не горячись, смуглянка. Давай поболтаем немножко. Он схватил девчонку за руку, опять повалил на песок. Девушка почти обезумела от страха. Она возвращалась от бабушки домой, где ее ждали мать и сестра. Почему она вышла так поздно, почему рискнула идти через пески? Разве не знала она, что прибрежные пески - это любовное ложе для бродяг и матросов, для босяков, и капитанов песка - всех тех, кто не может заплатить женщине и томится любовным голодом в священном городе Баия? Она не знала этого, ей едва исполнилось пятнадцать, и совсем недавно она стала девушкой. Педро Пуле тоже только пятнадцать лет, но он давно знает не только побережье гавани и его тайны, но и тайны любви. Потому что мужчины постигают эти тайны гораздо раньше женщин, а капитаны песка узнают их гораздо раньше любого мужчины. Педро желал негритянку, потому что ему давно знакомы мужское желание и любовные ласки. Она не желала его, потому что совсем недавно стала девушкой и хотела сохранить себя для любимого ... Она не собиралась отдавать свою невинность первому встречному. Глаза девушки были полны страха. Педро Пуля провел рукой по курчавой голове негритянки : - Ты чертовски хорошенькая, смуглянка. Представляешь, какой сыночек у нас получится? Она вырывалась, отталкивала его: - Пусти. Пусти меня, проклятый. Она искала глазами, не появится ли кто-нибудь, чтобы прийти ей на помощь и спасти ее невинность, которая, как ее учили, была главным сокровищем. Но по ночам, на песчаных байянских пляжах не видно никого, кроме слившихся в объятиях теней, не слышно ничего, кроме любовных стонов. Педро Пуля ласкал ее грудь, и она почувствовала, что из глубины ее страха пробивается желание, как слабый ручеек, что бежит между гор, набирая силу, пока не превратится в полноводную бушующую реку. И поняв это, девушка испугалась еще больше. Если она уступит этому желанию, если позволит овладеть своим телом, она будет обесчещена, она оставит на песке пятно крови, над которым будут смеяться на следующее утро грузчики. Осознание своей слабости придало ей мужества и новые силы. Она наклонилась и укусила руку Педро, сжимавшую ее грудь. Педро вскрикнул, отдернул руку, она вырвалась и побежала. Но Педро снова поймал ее. Теперь к его желанию примешивалась злость: - Хватит резину тянуть, - крикнул Педро и попытался снова повалить ее на песок. - Пусти меня, проклятый. Ты хочешь моего бесчестья, негодяй ? Пусти, пусти меня, я здесь случайно ... Педро не отвечал. Он знал других, которые поначалу тоже строил из себя. В основном потому, что боялись, как бы об этом не узнал любовник. Ему и в голову не приходило, что эта негритяночка может быть невинной. Но она сопротивлялась, кричала, кусалась, колотила своими слабыми руками в грудь Педро Пули: - Ты что же думаешь, я отпущу тебя просто так? Брось ломаться. Твой парень ничего не узнает. Никто ничего не узнает. А ты поймешь, что значит настоящий мужчина. Теперь он пытался ласками победить в ней ненависть, пробудить чувственность. Его руки скользили вдоль тела девушки, он с силой прижимал ее к себе. А она все повторяла одно и то же: Пусти меня, негодяй ... Пусти меня ... Педро задрал подол ситцевой юбки, заголив крепкие бедра негритянки. Однако ее ноги были крепко сжаты, и, когда Педро попытался раздвинуть их, негритянка стала вырываться. Но, поскольку парень не переставал ласкать ее, девушка вдруг почувствовала, как на нее обрушивается желание, и потому не проклинала его больше, а только умоляла: - Пожалуйста, отпусти меня, ведь я девственница. Пожалей меня, дай мне уйти. А ты можешь встретить другую... Я девушка, ты лишишь меня невинности. Она плакала от страха еще и потому, что воля ее ослабевала под натиском растущего в груди желания. Педро был озадачен: - Ты в самом деле девушка? - Клянусь Господом Богом и Пресвятой Богородицей, - негритянка поцеловала сложенные крестом пальцы. Педро Пуля заколебался. Но он чувствовал, как расцветают под его пальцами груди негритянки, ощущал ее гладкие бедра и волосы в низу живота. - Ты говоришь правду? - переспросил Педро, не переставая, однако, ласкать ее. - Да, клянусь. Позволь мне уйти, меня ждут дома. Она плакала, и Педро почувствовал жалость. Но желание не затухало, и он прошептал, щекоча языком ухо негритянки: - Я знаю, как сделать, чтобы ты осталась невинной. - Нет! Нет! - Ты по-прежнему останешься девушкой. Ничего с тобой не случится. - Нет, нет, будет больно. Но он все ласкал негритяночку, и она почувствовала, как ее захлестывает волна страсти. Она начинала понимать, что, отказываясь таким образом удовлетворить его желание, она потеряет свою невинность здесь, на берегу. Поэтому, когда он пообещал (и при этом возбуждал ее, лаская языком ее ухо): - Если будет больно, я перестану ... - она согласилась. - Поклянись, что ты не лишишь меня невинности. - Клянусь. Но, испытав наслаждение (негритяночка при этом кричала и кусала руки), он увидел, что она еще охвачена желанием, и попытался овладеть ею по-настоящему. Она почувствовала и, вскочив на ноги, закричала, как сумасшедшая: - Тебе мало того, что ты со мной сделал, негодяй ? Ты хочешь погубить меня ? Она громко рыдала и заламывала руки - была и впрямь, как сумасшедшая. Эти слезы, крики и проклятия были единственной защитой негритяночки от вожака капитанов песка. Но лучшей защитой были ее полные ужаса глаза, глаза затравленного животного, у которого нет сил для сопротивления. Поскольку желание в основном было удовлетворено, и вернулась прежняя тоска, Педро проговорил: - Если я тебя отпущу, ты придешь завтра ? - Да, приду. - Я сделаю то же, что и сегодня. Ты останешься девушкой. Она молча кивнула. Глаза у нее были совсем безумные. В этот момент девушка чувствовала только боль и страх, ей хотелось скорее убежать. Теперь, когда руки, губы, плоть Педро не прикасались больше к ее телу, желание исчезло, и она думала только о том, чтобы спасти свою девственность. Поэтому она вздохнула с облегчением, когда Педро сказал: - Ладно, иди. Но если не вернешься завтра ... Я тебя все равно найду. Узнаешь тогда, почем фунт лиха. Она словно не слышала. Но парень не отставал : - Я провожу тебя. А то еще привяжется какая-нибудь сволочь. Они шли рядом, негритянка плакала. Педро хотел взять ее за руку, но она отпрянула. Он сделал еще одну попытку, и снова она вырвала руку. - Какого черта? - возмутился Педро, и дальше они пошли, взявшись за руки. Каброша громко рыдала, и ее плач тревожил душу, нагоняя неизбывную тоску, заставляя вспомнить о погибшем отце, о пророчествах Омулу. Теперь он уже проклинал в душе встречу с этой девчонкой и думал только о том, чтобы поскорее выбраться на освещенную улицу. Она все время всхлипывала, и, наконец, не выдержав, он сказал со злостью: - Ну, чего ты ревешь? Что я тебе сделал? В ответ она только глянула на него, и в ее глазах Педро прочел ненависть и презрение. Он опустил голову, не найдя подходящих слов. Теперь в его сердце не было ни желания, ни злости - только печаль. До них долетела мелодия самбы. Девчонка зарыдала еще громче. Педро еле волочил ноги, теперь он чувствовал себя гораздо слабее этой негритянки, ее рука казалась ему свинцовой. Педро разжал пальцы. Каброша тут же отдернула руку, но Педро не воспротивился. Сейчас он больше всего на свете хотел, чтобы не было в его жизни ни встречи с этой негритянкой, ни разговора с Жоаном де Адамом, ни праздника в Гантуа. Когда они вышли на освещенное место, Педро Пуля сказал: - Дальше пойдешь одна. Теперь никто тебя не тронет. Она снова обожгла его ненавидящим взглядом и бросилась бежать. Но на ближайшем углу остановилась, повернулась к Педро (который смотрел ей вслед) и бросила ему в лицо страшное проклятие: - Чтоб ты всю жизнь знал только бедность и болезни ! Чтоб ты никогда не снял с себя эти лохмотья! Грязный подонок ! Будь ты проклят ! Ее одинокий голос пронзил тишину пустынной улицы, ранив Педро Пулю в самое сердце. И, прежде чем исчезнуть за углом, негритянка сплюнула с величайшим презрением и еще раз повторила: - Будь ты проклят, подонок. Несколько минут Педро стоял оглушенный, не в силах пошевелиться. Потом повернулся и бросился бежать по берегу, спасаясь от проклятий негритянки, а ветер хлестал его в лицо. Ему хотелось броситься в море, чтобы смыть с себя эту тоску, в которой смешались и желание отомстить за погибшего отца, и ненависть к городу богачей, что раскинулся на другой стороне залива - в Барре, Витории, Грасе; и ощущение безысходности, которое он так рано испытал в своей жизни, жизни беспризорного и преследуемого мальчишки, и чувство вины перед этой негритяночкой, тоже по сути дела, ребенком. " Тоже ребенок" - слышал он в свисте ветра, в мелодии самбы, в голосе своего сердца. ПРИКЛЮЧЕНИЯ ОГУНА Однажды ночью, ненастной зимней ночью, когда затянутое свинцовыми тучами небо освещали вспышки молний и ни один парусник не рискнул выйти в море, ночью гнева Шангу и Йеманжи, Педро Пуля, Хромой и Жоан Длинный провожали мать святого дону Анинью до ее далекого дома. Она пришла к ним за помощью, и пока рассказывала, в чем дело, на город опустилась ночь, грозная и ужасная. - Это Огун1 разгневался, - объяснила дон'Анинья. Дело, связанное с Огуном, и привело ее к капитанам. Во время облавы на одном кандомблэ, которое хотя и не принадлежало ей ( потому что полиция не осмелится устраивать обыск на кандомблэ Аниньи), но находилось под ее покровительством, полицейские унесли из алтаря статуэтку ---------------------------------------------------------------------- 1 Огун - бог войны Огуна. Дон'Анинья использовала все свое влияние на одного полицейского, чтобы добиться возвращения божества. Она даже просила помощи у профессора медицинского факультета, который приходил на кандомблэ для изучения религии негров и считался другом Аниньи, но безрезультатно. Этот профессор и в самом деле пытался вызволить Огуна. Но совсем не для того, чтобы вернуть его в алтарь на далеком кандомблэ. На самом деле он хотел пополнить свою коллекцию африканских идолов. А теперь из-за того, что Огун до сих пор находился в полиции, Шангу мечет громы и молнии. В конце концов, дон'Анинья пришла к капитанам песка, своим давним друзьям, потому что ее друзья - все негры, все бедняки Баии. Для каждого находит она дружеское, теплое слово. Она лечит болезни, соединяет влюбленных, ее чары убивают злых людей. Дон'Анинья рассказала обо всем Педро Пуле. Вожак капитанов песка редко ходил на кандомблэ, не чаще чем слушал проповеди падре Жозе Педро. Но и падре, и жрица были его друзьями, а у капитанов песка закон: если друг в беде - помоги ему. Теперь они провожали Анинью домой. Ночь была штормовая, грозная. Спасаясь от яростного ливня, мальчишки жались друг к другу под большим белым зонтом матери святого. На всех кандомблэ сейчас гремят барабаны, чтобы умилостивить Огуна. И, возможно, на одном или нескольких Омулу возвестила о грядущей мести бедняков. Дон'Анинья сказала ребятам: - Не дают беднякам жить ... Даже богов их не оставляют в покое. Бедняк не имеет права танцевать и петь в честь своего бога, не может просить у него милости. - И столько горечи было в ее обычно ласковом голосе, что он казался каким-то чужим. - Они морят бедняков голодом, но им этого мало. Теперь они забирают их святых... - дон'Анинья воздела к небу сжатые кулаки. Педро Пуля почувствовал, как его захлестывает волна гнева. У бедняков ничего нет. Падре Жозе Педро говорит, что бедняки попадут в царствие небесное, где нет ни бедных , ни богатых : перед лицом Господа все равны. Но пытливый молодой ум не находит в этом справедливости. Пусть на небе они будут все равны. Но на земле-то они не были равны, и чаша весов все равно склоняется в сторону богачей. Проклятия жрицы наполняют грозовую ночь, они звучат громче агого и атабаке1, прославляющих Огуна. Дон'Анинья, худая и высокая, держалась с необыкновенным достоинством и благородством (настоящая африканская аристократка) и умела, как ни какая другая негритянка в городе, носить национальный костюм байянки. Лицо у Аниньи веселое, хотя достаточно было одного ее взгляда, чтобы внушить абсолютное уважение. Этим она похожа на падре Жозе Педро. Но сейчас гнев ее был ужасен, и проклятия в адрес полиции и богачей заполняют байянскую ночь и сердце Педро Пули. Прощаясь с дон'Аниньей, окруженной младшими жрицами, которые целовали ее руки, Педро Пуля пообещал: - Не волнуйся, мать Анинья, завтра я принесу тебе Огуна. Она не могла сдержать улыбки и легонечко хлопнула его по белокурой голове. Жоан Длинный и Хромой поцеловали руку негритянке. Ребята спускались с холма под звуки агого и атабаке, взывающих к милости Огуна. Хромой ни во что не верил, но многим был обязан дон'Анинье. Он спросил: - Ну, и что мы будем делать? Ведь штуковина-то в полиции. Жоан Длинный сплюнул и сказал с опаской: - Не называй так Огуна, Хромой. Он накажет... Он арестован и нечего не может сделать, - рассмеялся Хромой. 1 агого - негритянский барабан Жоан Длинный промолчал. Он-то знал, что Огун очень силен и, даже находясь в тюрьме, может покарать Хромого. Педро Пуля почесал подбородок, попросил папироску: - Дайте мне подумать. Этим делом надо серьезно заняться. Мы же обещали Анинье. Значит, надо держать слово. Они вошли в склад. Сквозь дырявую крышу лил дождь, и мальчишки сгрудились там, где кровля была целее. Профессор пытался зажечь свечу, но ветер, словно смеясь над ним, тут же гасил ее. Наконец Профессор отказался от этой затеи, отложил книгу и стал наблюдать, как ребята в углу играют в "семь с полтиной". Кот сдавал карты, Сачок ему помогал. Ударяясь об пол, звенели монеты, но ни какой шум не отвлекал Фитиля от молитв перед ликом Богородицы и Святого Антония. В такие ненастные ночи капианам не удавлось уснуть. Время от времени вспышки молний освещали барак, и тогда были видны худые и грязные лица капитанов песка. Многие были еще так малы, что боялись драконов и сказочных чудовищ. И они жались к старшим, которые страдали только от холода и бесприютности. А негры слышали в раскатах грома глас Шангу. Для всех эти грозовые ночи были ужасны. Даже для Кота у которого была женщина, на чьей груди он прятал свою молодую голову. Потому что в такие ночи мужчины, у которых нет ничего, кроме холостяцкой постели, хотят в объятьях женщины забыть свой страх. Они платят за то, чтобы провести эту ночь с Далвой, и платят хорошо. Поэтому Кот остается в бараке и сдает свои крапленые карты, а Сачок помогает ему жульничать. Испуганные, мальчишки жались друг к другу, но в глубине души каждый чувствовал себя бесконечно одиноким и понимал, что им недостает не столь теплой постели и крыши над головой, сколько ласковых слов матери или сестры, которые прогнали бы страх прочь. Они сбились в кучу и дрожали от холода, едва прикрытые лохмотьями. Некоторым верхней одеждой служили пиджаки, украденные или подобранные на свалках. И только у Профессора было настоящее пальто, такое большое, что волочилось по земле. Однажды (дело было летом) какой-то господин в громоздком пальто остановился выпить лимонаду в кабачке Нижнего города. Видно было, что он приезжий. Перевалило за полдень, и солнце палило невыносимо. Но человек, одетый в новое пальто, похоже, не замечал жары. Профессору он показался ужасно забавным: огромное пальто жило как бы своей собственной жизнью, словно этот человек был не его владельцем, а только состоял при нем. К тому же Профессор сразу понял, что этот тип при деньгах, и начал рисовать мелом на тротуаре его портрет. Профессор даже засмеялся от удовольствия, представляя, сколько получит за работу - никак не меньше двух мильрейсов. Господин повернулся и посмотрел на рисунок. Портрет был почти закончен. Профессор улыбался, потому что рисунок очень ему нравился: пальто получилось у него главным действующим лицом, а маленький человечек был только дополнением к нему. Но господину это совсем не понравилось. Он прямо рассвирепел, физиономия налилась кровью, будто его вот-вот хватит удар. Поднявшись со стула, он дважды, изо всех сил, пнул Профессора по почкам. Мальчик со стоном повалился на тротуар. Однако владельцу пальто этого показалось мало: он еще раз ударил Профессора ногой в лицо и бросил, уходя: Вот тебе, оборванец. Будешь знать, как издеваться над порядочными людьми. Потом стер рисунок ногой и ушел, звеня зажатыми в кулаке монетами. Тут на улицу вышла официантка и помогла Профессору подняться. Она с сочувствием смотрела на мальчика, потиравшего больное место. А разглядев рисунок, сказала: Вот скотина! Ведь портрет-то похож... Дурак! Она сунула руку в карман, где хранила чаевые, достала монетку в один мильрейс и хотела дать ее Профессору. Но он только махнул рукой, зная, что она сама еле сводит концы с концами. Профессор посмотрел на стертый рисунок и пошел своей дорогой, все еще держась за почки. Он брел, как в тумане, в горле стоял комок. Он хотел порадовать человека и заработать монетку. А получил пинки и брань. За что? Он не мог понять этого. За что их так не любят в городе? Ведь они просто обиженные судьбой бездомные дети, без отца, без матери... Почему эти хорошо одетые господа так их ненавидят? Несправедливость ранила больше, чем пинки, чем грубые слова. Профессор нес эту боль в своем сердце. Однако случилось так, что спустя какое-то время, возвращаясь в склад по пустынному песчаному пляжу, Профессор снова встретил того типа в пальто. Похоже, он направлялся к одному из кораблей, стоявших на якоре в порту. Солнце палило нещадно: даже этому сеньору стало жарко, он снял свое пальто и теперь нес его на руке. Зной прогнал с пляжа всех загорающих, а этот, в пальто, чтобы срезать путь, решил идти в порт через пески. Профессор достал из кармана нож (которым почти не пользовался) и бесшумно следовал за своим обидчиком. Потом обогнал и встал перед ним, лицом к лицу. Профессор глянул на своего врага, и все чувства, теснившиеся в душе, слились в одно - жажду мести. Мужчина с ужасом смотрел на мальчишку, словно выросшего из-под земли, с раскрытым ножом в руках. Он процедил сквозь зубы: - Уйди, парень. Профессор сделал шаг вперед, хозяин пальто побелел. - Что тебе? Чего надо? - повторил он, оглядываясь по сторонам, в надежде увидеть хоть кого-нибудь. Но пляж был пуст. Только далеко в порту мелькали чьи-то силуэты. Тогда тот, в пальто, бросился бежать. Но Профессор догнал его и ударил ножом в плечо. Мужчина выронил пальто и повернул в сторону порта, за ним тянулся кровавый след. Профессор подобрал брошенное пальто и побрел в противоположную сторону. Он не знал, что предпринять. Скоро хозяин пальто вернется с полицейскими и не успокоиться, пока не найдет его и не упечет в тюрьму. Хорошо, если корабль этого типа скоро уйдет, тогда поиски прекратятся. А если нет? Тут Профессор вспомнил официантку. Он направился прямо к кабачку, из палисадника подал ей знак. Девушка вышла, и, увидев пальто, сразу все поняла. Профессор предупредил: - Я его ранил ножом. Девушка рассмеялась: - Отомстил, значит, да? Она взяла у него пальто и отнесла в кабачок. Профессор прятался до тех пор, пока корабль не покинул гавань. Но из своего укрытия он видел облаву, которую полицейские устроили на пляже и на прилегающих улицах. Так Профессор добыл это пальто, с которым не захотел расстаться ни за какие деньги. Но вместе с пальто он приобрел кое-что еще: умение ненавидеть. И много лет спустя, когда его фрески потрясли всю страну (это были сцены из жизни беспризорных детей, нищих стариков, рабочих и докеров, разрывающих цепи), заметили, что толстые буржуа на них всегда появлялись в огромных пальто, в которых было больше индивидуальности, чем в их владельцах. Войдя в склад, Педро Пуля, Хромой и Жоан Длинный сразу направились к игрокам. Когда они подошли, игра на мгновение прекратилась. Кот окинул взглядом всех троих: - Сыграем разок в семь с полтиной? - Что я, дурак что ли? - вопросом ответил Хромой. Жоан Длинный остался с игроками, а Педро Пуля отозвал Профессора, чтобы обмозговать, как выкрасть статуэтку Огуна из полиции. Они довольно долго обсуждали этот вопрос, и уже в одиннадцать вечера, перед тем, как уйти, Педро Пуля обратился ко всем капитанам песка: - Ребята, мне предстоит трудное дело. Если не вернусь до утра, знайте, что я в полиции и скоро окажусь в колонии. Придется посидеть, пока не сбегу, или пока вы меня оттуда не вытащите... И вышел. Жоан Длинный проводил его до ворот. Профессор снова подсел к Коту. Малыши были напуганы словами своего вожака. Они очень верили Педро Пуле и не могли представить, как будут жить без него. Фитиль вышел из своего угла, прервав молитву в середине: - Что случилось? - Педро пошел на трудное дело. Если до утра не вернется, значит, попал за решетку. - Мы его вытащим оттуда, - очень спокойно сказал Фитиль, словно и не он только что стоял на коленях перед иконой Божьей Матери, моля о спасении своей маленькой воровской души. Сказал, и вернулся к своим святым - молиться за Педро Пулю. Игра возобновилась. По-прежнему лил дождь, и сверкали молнии. Небо было затянуто тучами. Капли дождя падали на дрожащих от холода мальчишек. Но теперь игра шла как-то автоматически, без азарта. Даже Кот забывал подтасовывать карты. Всем было явно не по себе. Наконец Профессор не выдержал: - Пойду посмотрю, как там дела. Жоан Длинный и Кот пошли вместе с ним. На этот раз у входа в барак лег Фитиль с кинжалом под головой. А рядом с ним, как всегда суровый, сидел Сухостой и вглядывался в ночь, думая о том, в какой стороне необъятной каатинги находится сейчас банда Лампиана. Может быть, в эту штормовую ночь борются они с полицией, как Педро Пуля. Сухостою приходит в голову, что Педро Пуля, когда вырастет, станет таким же храбрым, как Лампиан. Лампиан - хозяин сертана, бескрайней каатинги. А Педро Пуля станет хозяином города, его улиц и переулков, побережья и гавани. И Сухостой, хотя и родом из сертана, всегда будет своим и в каатинге, и в городе. Потому что Лампиан - его крестный, а Педро Пуля - друг. И он издал боевой петушиный крик - знак того, что он счастлив. Поднимаясь по Ладейра да Монтанья, Педро Пуля еще раз проиграл в уме намеченный план. Они разработали его вместе с Профессором, и, похоже, из всех дел, в которых он когда-нибудь принимал участие, это было самое опасное. Но для дон'Аниньи стоило рисковать: когда кто-нибудь из банды болел, она готовила снадобья из трав, лечила больного и часто спасала от смерти. А когда на ее террейро появлялся капитан песка, она обращалась с ним, как с оганом, угощала лучшей едой и напитками. План был очень рискованный, в любой момент мог произойти сбой, и тогда Педро Пуля проведет несколько дней в тюрьме и в конце концов окажется в исправительной колонии, где жизнь хуже собачьей. Есть только один шанс из тысячи, что дело кончится успешно, и Педро все поставил на эту карту. Педро Пуля вышел на Театральную площадь. Дождь лил как из ведра, полицейские кутались в плащи. Педро Пуля не спеша поднялся по Сан Бенто. Свернул в сторону Сан Педро, пересек площадь Милосердия, прошел по Розарио и оказался на улице Мерсес, напротив Главного полицейского управления. Педро какое-то время наблюдал за окнами, за тем, как входят и выходят полицейские и сексоты. Мимо с грохотом и свистом пролетали трамваи, заливая светом и без того хорошо освященную улицу. Полицейский, знакомый дон'Аниньи, сказал, что Огун находится в камере предварительного заключения. Он заброшен на шкаф вместе с другими вещами, захваченными во время обысков в воровских притонах. В этой камере держат всех, кого арестовали в течение ночи. Утром их допросит либо полицейский инспектор, либо дежурный комиссар и решит, кого посадить в тюрьму, а кого - отправить восвояси. Здесь, в углу камеры, стоял шкаф, до верху забитый не представляющими никакой ценности предметами, захваченными во время обысков. Потом вещи стали складывать на шкаф или рядом с ним. План Педро Пули состоял в том, чтобы провести ночь или часть ночи в камере предварительного заключения, а уходя (если удастся выбраться), захватить статуэтку Огуна. У Педро было огромное преимущество: он не был известен в полиции. Конечно, некоторые стражи порядка знали его как уличного мальчишку, но никто и представить себе не мог, что это - опасный преступник, тот самый главарь банды песчаных капитанов, арестовать которого страстно мечтали все полицейские и даже сексоты. В полиции знали только, что у него на лице шрам (Педро коснулся пальцами щеки), но считали, что главарь беспризорников старше, выше ростом и к тому же мулат. Если в полиции докопаются, что он - вожак капитанов песка, то, пожалуй, отправят не в исправительную колонию для малолетних преступников, а прямо в каторжную тюрьму. Из колонии еще можно убежать, а из тюрьмы трудно. Но, в конце концов...- и Педро Пуля направился к Кампо Гранди. Но теперь в нем нельзя было узнать вольного уличного мальчишку: он шел в развалку, как сын моряка, надвинув на лоб кепку, подняв воротник слишком большого для него пиджака (должно быть, раньше он принадлежал очень крупному человеку). Полицейский прятался от дождя под деревом. У Педро был вид испуганного грозой ребенка. И когда он обратился к полицейскому, голос его дрожал: - Господин полицейский... Полицейский едва глянул: - Чего тебе, парень? - Я не здешний, я из Мар Гранди. Приплыл сегодня с отцом... - Ну и что? - прервал его полицейский. - Мне некуда пойти. Позвольте мне переночевать в полиции. - Ишь, чего захотел, это тебе не гостиница, мошенник. Давай, давай, проваливай...- полицейский махнул рукой. Когда Педро снова попытался заговорить, полицейский пригрозил ему дубинкой: - Спи в саду, на скамейке. Пошел отсюда. Педро отошел с таким видом, будто сейчас расплачется. Полицейский смотрел ему в след. Педро встал у трамвайной остановки и стал ждать. Из первого вагона не вышел никто, из второго выпрыгнула парочка. Педро бросился к женщине, ее спутник, увидев, что мальчишка хочет вырвать у нее сумочку, схватил Педро за руку. Все было проделано так неумело, что, случись кому-нибудь из капитанов песка проходить сейчас мимо, он ни за что не узнал бы своего вожака. Полицейский, на глазах которого произошла эта сцена, был тут как тут. - Так вот какой ты нездешний! Воришка. Он схватил Педро и потащил за собой. Тот покорно шел за полицейским и как-то испуганно улыбался: - Я сделал это нарочно, чтоб вы меня схватили. - Чего? - Все, что я вам сказал,- правда. Мой отец - моряк, у него парусник в Мар Гранди. Сегодня он оставил меня здесь, и не смог вернуться из-за бури. Я не знал где переночевать, хотел в полиции. Но вы не разрешили. Тогда я сделал вид, что хочу обокрасть женщину. Но только для того, чтобы вы меня забрали. Теперь у меня есть ночлег. - И надолго, - только и сказал полицейский. Они вошли в Главное управление. Полицейский пересек коридор, втолкнул Педро Пулю в камеру предварительного заключения. Там уже было пять или шесть человек. - Ну, теперь спи на здоровье, сукин сын. А когда придет комиссар, посмотрим, сколько времени тебе придется здесь ночевать...- сказал, ухмыляясь, полицейский. Педро промолчал. Остальные арестованные не обратили на него внимания, они развлекались, подшучивая над арестованным гомосексуалистом, который называл себя "Мариазиньей". В углу Педро увидел тот самый шкаф. Статуэтка Огуна стояла сбоку, рядом с мусорной корзиной. Педро подошел, снял пиджак, набросил его на статуэтку. И пока никто не смотрел в его сторону, завернул Огуна в пиджак (статуэтка была небольшая, обычно их делают гораздо большего размера). Потом улегся на полу, положив сверток под голову, и притворился спящим. Остальные арестованные по-прежнему смеялись над педерастом, и только один старик молча сидел в углу и дрожал, непонятно, от холода или от страха. Педро услышал голос молодого негра, обратившегося к "Мариазинье": - Так кто лишил тебя невинности? - Да ну, отстань, - отнекивался педераст, хихикая. - Нет, расскажи, расскажи, - требовали остальные. - Ах! Это был Леопольдо... Ах! Старик молча дрожал в своем углу. Тут его заметил какой-то бродяга с изможденным чахоткой лицом. - Почему бы тебе не заняться этим старикашкой? - спросил он "Мариазинью". Ты что не понимаешь, меня старики не интересуют, - обиженно надул губы "Мариазинья". - Не буду больше с вами разговаривать, не хочу... Полицейский, стоя в дверях, теперь хохотал вместе со всеми. Парень с изможденным лицом обернулся к старику, съежившемуся в углу: - А ты бы хотел с ним поразвлечься, а, папаша? - Я старый человек... Я нечего не сделал...- бормотал едва внятно старик. - Я не в чем не виноват, меня ждет дочь... Педро понял, что старик плачет, но по-прежнему делал вид, что спит, хотя лежать на жестком свертке было ужасно неудобно. Арестованные продолжали отпускать шутки в адрес педераста и старика, пока того не вызвал другой полицейский: - Эй, ты, старикашка. Пошли... Я ни в чем не виноват, - повторил старик. - Меня ждет дочь, - обратился он сразу к полицейским и арестованным. И дрожал так, что всем стало его жалко, даже бродяга с чахоточным лицом опустил голову. Только "Мариазинья" ухмылялся. Старик не вернулся. Потом вызвали педераста. С ним разбирались долго. Чахоточный парень объяснил, что "Мариазинья" из хорошей семьи, поэтому полицейские станут звонить родственникам, чтобы его забрали и не выпускали из дома, а то полиции опять придется возиться с ним этой ночью. Время от времени "Мариазинья", нанюхавшись кокаина, устраивал скандалы в общественных местах, и полиции приходилось его арестовывать. Вскоре "Марианья" вернулся, но только для того, чтобы забрать шляпу. Тут-то он и увидел лежащего на полу Педро: - Смотри-ка, новенький. Какой душка... Не открывая глаз, Педро процедил сквозь зубы: - Вали отсюда, гомик поганый, пока не врезал тебе, как следует. Арестованные расхохотались и только теперь обратили внимание на Педро. - А ты что здесь делаешь, церковная крыса? - спросил чахоточный. - Не твое дело, обезьяна, - бросил ему в лицо Педро Пуля. Даже полицейский рассмеялся и рассказал историю, придуманную Пулей. Но тут вызвали негра, и арестованные примолкли. Все знали, что негр ранил ножом человека на какой-то вечеринке. Когда негр вернулся, руки у него распухли от ударов дубинкой. - Сказали, что меня будут судить за нанесение легких телесных повреждений. Ну и вздули, как следует...- объяснил он. Больше он не балагурил, молча сидел в углу. У остальных тоже пропала охота шутить. Арестованных одного за другим вызывали на допрос к комиссару. После этого одних выпускали на свободу, других отправляли в тюрьму. Некоторые возвращались избитыми. К рассвету гроза стихла. Педро вызвали последним. Пиджак с завернутой в нем статуэткой он оставил в камере. Полицейский комиссар был недавним выпускником юридического факультета, о чем свидетельствовал сверкающий на пальце рубин1. Когда полицейский ввел Педро в кабинет, комиссар раздраженно требовал, чтобы ему принесли кофе. Педро остановился у письменного стола прямо перед комиссаром. - Это тот парень, что попался на попытке ограбления на Кампо Гранди...- начал было полицейский, но комиссар остановил его нетерпеливым жестом: - Узнай, получу ли я в конце концов этот чертов кофе. Полицейский вышел. Комиссар прочел рапорт постового, задержавшего Пулю, глянул на парня: - Ну, что скажешь? Да не вздумай врать, не то... Педро рассказал прерывающимся от волнения голосом длинную историю. О том, что его отец - владелец парусника из Мар Гранди. Утром отец взял его с собой в Баию. А затем вернулся за другим грузом, оставив его погулять по городу, потому что парусник должен был приплыть в Баию еще засветло. Но шторм помешал отцу вернуться, и мальчик остался совсем один, в незнакомом городе, без ночлега и без денег. Он спросил какого-то прохожего, где можно переночевать, а тот ответил: в полиции. --------------------------------------------------------------------- 1Внешним признаком окончания высшего учебного заведения в Бразилии является не нагрудный ромбик, как у нас, а кольцо с соответствующим камнем. Тогда он попросил полицейского отвести его в участок, но постовой не захотел. Поэтому ему пришлось сделать вид, что он собирается ограбить женщину - только для того, чтобы его арестовали, и у него была крыша над головой. - Так что никакой я не вор и убегать не собирался, - закончил Педро свой рассказ. Комиссар, получив наконец свой кофе, пил его маленькими глотками, а потом сказал самому себе: - Не может быть, чтобы ребенок мог придумать всю эту историю. Из этого получился бы замечательный рассказ (у комиссара была склонность к беллетристике), - и улыбнулся. - Как зовут твоего отца? - спросил он Педро Пулю. - Аугусто Сантос, - назвал он имя лодочника из Мар Гранди. - Если ты сказал правду, я тебя отпущу. Но если ты собрался меня одурачить, смотри... Комиссар звонком позвал полицейского. Педро ждал, затаив дыхание, его нервы были напряжены до предела. Когда полицейский вошел в кабинет, комиссар спросил, имеется ли в управлении регистрационный журнал владельцев парусников из Мар Гранди, которые швартуются на Рыночной пристани. - Да, есть такой. - Тогда посмотри, зарегистрирован ли там некий Аугусто Сантос, и доложи мне. И побыстрее, пожалуйста, мое дежурство кончается. Педро взглянул на часы - была половина шестого утра. Полицейский отсутствовал несколько минут. Комиссар не обращал на Педро никакого внимания. Только когда полицейский вернулся и сказал: - Да, сеньор комиссар, зарегистрирован. Как раз сегодня он был на причале, но сразу уплыл обратно...- комиссар остановил его жестом и произнес: - Выпусти мальчишку. Педро попросил разрешения сходить за пиджаком. Он пристроил его под мышкой так, что завернутая в него статуэтка совсем не была заметна. Полицейский снова провел его по коридору и выпустил наружу. Педро вышел на Ларго дос Афлитос, обогнул бывшую казарму, выбрался на Гамбоа де Сима. И тут бросился бежать, но услышал за собой топот. Похоже, за ним гнались. Педро оглянулся. Его догоняли Профессор, Жоан Длинный и Кот. Педро подождал их и озадаченно спросил: - А вы-то что здесь делаете? Профессор почесал затылок: Видишь ли, мы сегодня вышли пораньше. Так, бродили без дела... Случайно занесло в эти края. А тут ты, несешься со всех ног... Педро развернул пиджак, показал статуэтку Огуна. Жоан Длинный даже рассмеялся от удовольствия: - Как же ты их обдурил? Капитаны спускались по скользкому после дождя склону. Педро рассказывал о своих приключениях в тюрьме. Кот спросил: - И ты ни капельки не боялся? Сначала Педро Пуля хотел сказать "нет", но потом признался: - Если честно, перетрусил я здорово. И засмеялся, увидев какое у Жоана Длинного сделалось довольное лицо. Теперь небо было голубое без единого облачка, ярко светило солнце, и с холма им хорошо было видно, как от Рыночной пристани уходят в море разноцветные парусники. БОГ УЛЫБАЕТСЯ, КАК НЕГРИТЕНОК Младенец Иисус был для него слишком большим искушением. Погода стояла великолепная - и не скажешь, что зима. Солнце заливает улицы мягким светом, не обжигая, а лаская, как женская рука. В ближайшем саду расцвел пестрый живой ковер: маргаритки и медуница, розы и гвоздики, георгины и фиалки. Кажется, в воздухе разлит аромат дорогих, очень тонких духов. Фитиль полной грудью вдыхает пьянящие запахи и чувствует, как кружится у него голова. У дверей богатых португальцев Фитиль съел остатки завтрака, который показался ему настоящим банкетом. Служанка вынесла ему полную тарелку и, глядя на залитую солнцем улицу, по-летнему одетых прохожих, сказала: - Хороший сегодня денек. Мысленно он снова и снова повторяет эти слова: хороший денек. И мальчик идет по улице, беззаботно размахивая руками и насвистывая самбу, которой научил его Божий Любимчик. У Фитиля отличное настроение: падре Жозе Педро обещал сделать все возможное, чтобы добиться для него места в семинарии. Падре объяснил ему, что вся эта красота - дар Божий, и люди должны быть Ему благодарны. Фитиль смотрит на голубое небо, где должен находиться Господь, и благодарит Его улыбкой за безграничную доброту. И тут мысли Фитиля переходят почему-то на капитанов песка. Они воруют, дерутся, сквернословят, забавляются на пляже с негритянками, иногда пускают в ход нож или кинжал. И все же они хорошие, они настоящие друзья. У них нет ни дома, ни отца, ни матери. И живут они в бараке почти без крыши, и едят не каждый день. Но если бы капитаны не воровали и не грабили, они просто умерли бы с голоду, потому что редко в каком доме дадут еду или одежду. Да и все равно - всех не накормишь. Фитиль думает, что всем капитанам суждено гореть в вечном огне. Педро Пуля и Профессор не верят в ад и смеются над его страхами. Жоан Длинный верит в Шангу, в Омулу и других негритянских богов, которых привезли из Африки черные рабы. Божий Любимчик, храбрый моряк и несравненный капоэйрист, тоже верит в них и путает с христианскими святыми, прибывшими из Европы. Падре Жозе Педро говорит, что это суеверие, ошибка, но этот грех можно простить. У Фитиля сразу портится настроение. Неужели всем им место а аду? Ад - это геенна огненная, где грешники будут корчиться в муках до скончания веков. Таких мучений, как в аду, нет ни в полиции, ни в исправительной колонии. Несколько дней назад, в церкви Милосердной Божьей Матери, Фитиль слышал проповедь немецкого монаха, в которой тот описал ад. Вжавшись в скамейки, прихожане, мужчины и женщины, внимали бичующим речам проповедника. Монах побагровел от напряжения, по лицу его градом катился пот. Он говорил с акцентом, и от этого ад выходил еще ужаснее, Языки пламени лизали юные прекрасные тела, предававшиеся на земле любви, и ловкие руки, привыкшие к кражам, пускавшие в ход нож или кинжал. Господь в проповеди монаха был карающим неумолимым судией, во всем непохожим на Бога любви и всепрощения, творца всей этой красоты, о котором говорил падре Жозе Педро. Потом Фитилю объяснили, что Бог - это не только высшее милосердие, но и высшее Правосудие. И поэтому в душе Фитиля любовь к Богу соседствовала со страхом перед Ним. Безрадостное существование отверженного мальчишки полно греха: Фитилю приходилось почти ежедневно воровать, нагло врать, выпрашивая милостыню у порога богатых домов. Вот почему в это чудесное утро Фитиль смотрит на небо полными страха глазами и просит у Бога, такого доброго, но справедливого прощения за свои грехи и грехи всех капитанов песка. В этом нет их вины. Виновата жизнь... Так объяснил ему падре Жозе Педро, который помогал им, чем мог, зная, что только так можно спасти их от греха. Однажды вечером падре встретился с Жоаном де Адамом, и докер сказал, что виновато несправедливо устроенное общество, богачи. И пока все не изменится, мальчишки не станут порядочными людьми. И еще сказал, что падре ничего не сможет для них сделать - богачи не дадут. В тот день падре был очень печален. Пытаясь его утешить, Фитиль просил не обращать внимания на Жоана де Адама. Но падре ответил, качая головой: Иногда я прихожу к мысли, что он прав, что мир вокруг несправедлив. Но Господь добр и сможет все изменить. Падре Жозе Педро верил, что Бог простит несчастных детей, и со своей стороны хотел сделать все возможное для их спасения. Но падре не представлял, как этого добиться, и встречал на своем пути одни препятствия (остальные считали капитанов песка либо преступниками, либо обычными детьми, у которых есть дом, семья), поэтому у него часто опускались руки. А иногда он просто приходил в отчаяние. Но все же священник надеялся, что в один прекрасный день Господь вдохновит его, научит, что сделать, а пока просто дружил с ребятами и по возможности предотвращал дурные поступки. Именно ему удалось искоренить педерастию в группе. Кроме всего прочего, для падре это был отличный урок в том смысле, как надо действовать, чтобы найти общий язык с капитанами. Пока он их убеждал, что мужеложство - грех, занятие безнравственное и непристойное, парни смеялись за его спиной и продолжали спать с новенькими и симпатичными. Но когда падре, на этот раз при поддержке Божьего Любимчика, заявил, что тот, кто этим занимается, - не мужчина, Педро Пуля предпринял самые решительные меры, изгнав замеченных в пороке из банды. И хотя священник пытался заступиться за них, Педро был непреклонен: - Если они вернуться, вернется эта мерзость, падре. Таким образом, Педро Пуля, если можно так выразиться, очистил банду от гомосексуализма, как хирург - рану от гноя. Очень трудно бывало падре улаживать некоторые проблемы, но он делал все, что мог, и, случалось, добивался успеха. Тогда падре казалось, что он на правильном пути, что усилия его не пропали даром. Но это чувство исчезало, когда священник встречался с Жоаном де Адамом. Докер посмеивался над ним и уверял, что только революция может решить проблему беспризорности. Там, в Верхнем городе, богатые мужчины и женщины хотели бы всех капитанов песка засадить в тюрьму или исправительную колонию, что еще хуже. Здесь, внизу, в доках, Жоан де Адам хотел изменить мир, покончить с богачами, сделать всех равными. А падре Жозе Педро хотел дать мальчишкам крышу над головой, школу, заботу и любовь без революции и радикальных перемен. Но повсюду натыкался на непреодолимые препятствия. Падре чувствовал, как тает его уверенность в правильности выбранного пути, и молил Бога научить и направить его. Иногда, размышляя на эту тему, падре невольно признавал правоту докера Жоана де Адама. И тогда священника охватывал страх, потому что такие мысли противоречили всему, что внушалось ему с детства, и он молился часами, чтобы Господь просветил его, наставил на путь истинный. Фитиль был самым большим завоеванием падре Жозе Педро. У него была слава отъявленного злодея. Рассказывали, что Фитиль приставил кинжал к горлу мальчишки, который не хотел отдавать ему деньги, и стал медленно, без всякого волнения, вонзать, пока не брызнула кровь и он не получил все, что хотел. Но рассказывают также, что в другой раз Фитиль бросился с ножом на Шико Борова, увидев, что тот мучает кошку, охотившуюся на складе на крыс. Когда падре Жозе Педро начал говорить об Иисусе Христе, рае, о доброте и милосердии, Фитиль стал меняться. Бог звал его, в бараке раздавался его властный призыв. Фитиль видел Господа в своих снах, слышал глас Божий и всей душой обратился к Нему. Теперь он подолгу молился перед образками, подаренным падре Жозе Педро. Поначалу над ним смеялись. Тогда он поколотил одного из младших, остальные притихли. На следующий день падре объяснил ему, что он поступил плохо, что за Бога надо страдать. И Фитиль отдал свой перочинный нож, почти новый, пострадавшему. И больше никогда никого не бил, избегал участвовать в драках, и если воровал, то лишь потому, что это был единственный способ не умереть с голоду, другого не существовало. Фитиль слышал властный глас Божий в своей душе и хотел страдать за Него. Он часами, борясь со сном, стоял на коленях в своем углу, спал на голом полу и избегал негритянок, предлагавших свою любовь на теплом прибрежном песке. Но тогда Спаситель был для него богом любви и всепрощения, и Фитиль страдал, чтобы искупить его земные муки. Потом он открыл для себя, что Бог - это правосудие (для Фитиля правосудие означало возмездие), и страх перед Господом заполнил его сердце и смешался с любовью к Нему. Его молитвы стали еще длиннее, в них ужас перед адом перемешивался с благодарностью за ту красоту, которую создал Господь. Он постился неделями, лицо его стало худым и бледным, как у святого отшельника, в глазах горел фанатический огонь. Чтобы увидеть своего Бога во сне, он отводил взгляд от бедер и грудей негритянок, которые, как бы танцуя у всех на виду, ходили по бедным улицам Баии. Фитиль мечтал стать когда-нибудь священником, чтобы служить Богу, чтобы жить ради Него. Размышляя о бесконечной милости Божьей, он верил, что его мечта осуществится. Но потом Фитиль вспоминал о том, что Господь - суровый судия и воздаст ему за грехи. И страх перед мстительным Богом лишал его надежды. Любовь и страх удерживают Фитиля в этот чудесный день у витрины магазинчика церковной утвари. Светит ласковое солнышко, в саду благоухают цветы, в мире царят покой и красота. Но прекраснее всего лик Богородицы с младенцем на руках. Ее гипсовая статуэтка стоит на полке в этой самой лавке с единственным входом. В витрине выставлены статуи святых, молитвенники в роскошных переплетах, золотые четки, серебряные дарохранительницы. Но внутри лавки, на полке у самого входа стоит скульптура Пречистой с младенцем на руках. И Фитилю кажется, что Дева Мария протягивает ему Христа, маленького, голого и такого же тощего, как сам Фитиль. Таким сделал его скульптор, и Богоматерь печальна, потому что ей стыдно показывать худобу своего сыночка всем этим богатым и сытым людям. Поэтому хозяину и не удается продать статуэтку. Обычно младенца изображают пухлым, упитанным, у него вид ребенка из богатой семьи, это Бог богатых. А этот - Бог бедных, голодный и худенький мальчик, такой же, как Фитиль, как другие капитаны. Но еще больше он похож на того грудного младенца, нескольких месяцев от роду, который остался сиротой, когда его мать умерла от сердечного приступа прямо на улице. Этого ребенка Жоан Длинный принес в склад, где младенец оставался до позднего вечера ( ребята смотрели и смеялись над Профессором и Длинным, которые сбивались с ног, добывая молоко и воду для питья), пока мать святого Дон'Анинья не унесла его, прижимая к груди. Только тот мальчик был черным, а Святой младенец - белый. В остальном же - сходство абсолютное. Даже личико такое же - плаксивое, изголодавшееся. Поэтому Фитилю кажется, что Богородица протягивает ему своего худенького, бледного сыночка, поручая заботиться и любить его. Там, снаружи, чудесный день, ярко светит солнце, благоухают цветы. И только Христу - младенцу сейчас голодно и холодно. Фитиль унесет его с собой, в склад, где живут капитаны. Он будет молиться за него, заботиться о нем, питать его своей любовью. Разве не видно, что в отличие от других скульптур, Богоматерь не прижимает к себе Младенца, а протягивает его, поручая заботам Фитиля. Фитиль делает шаг вперед. В глубине лавки единственная продавщица, пользуясь отсутствием покупателей, пробует новую губную помаду. Унести младенца легче легкого. Фитиль делает было еще один шаг, но тут его пронзает страх перед Господом. И он останавливается, задумавшись. Он поклялся Господу, в страхе своем, что будет воровать только, чтобы не умереть с голоду или когда этого потребуют законы банды (например, когда Педро Пуля возьмет его для участия в налете). Потому что, по мнению Фитиля, нарушение законов капитанов песка, пусть неписаных, но существующих в сознании каждого из них, - тоже великий грех. А сейчас он собрался украсть только для собственного удовольствия, потому что ему хочется взять для себя этого Младенца и заботиться о нем. Если воруешь не для того, чтобы спастись от голода и холода, это грех. Господь неумолим и отправит его в преисподнюю. Его плоть будет вечно гореть на костре, языки адского пламени будут лизать руки, унесшие Младенца, потому что Христос принадлежит хозяину лавки. Но у него столько других Младенцев. Все они толстые и розовые. Хозяин и не заметит пропажу одного из них, такого худого и дрожащего. Другие младенцы завернуты в покрывала, всегда голубые, из дорогой ткани. А этот совсем голый, он замерз на ветру, он бедный и худой, видно, даже скульптор не любил его. И Богородица предлагает Младенца Фитилю, он едва держится у нее на руках. У хозяина этой лавки столько этих Младенцев, столько... И зачем ему этот? Может, он и внимания не обратит, а, может, посмеется, что украли именно этого Младенца, которого никак не удается продать, и про которого приходившие в лавку богомолки говорили с брезгливостью: - Только не этого... Он такой противный, прости меня Господи. Да еще, того и гляди, свалится с рук нашей Владычицы. Упадет на пол - и готово... Нет, только не этого. И Младенец оставался в лавке. Дева Мария предлагала его всем прохожим, но он никому не был нужен. Богомолки не хотели брать его в свои алтари, где стояли Младенцы, обутые в золотые сандалии, с золотыми коронами на голове. Только Фитиль увидел, что Младенец мучается от холода и жажды, что он совсем замерз, и хотел унести с собой. Но у Фитиля нет денег и нет привычки что-либо покупать. Фитиль мог бы взять Младенца, накормить и обогреть его, потому что он любит Бога. Но если он это сделает, Господь накажет его. Адский огонь будет до скончания веков пожирать руки, что унесли младенца, голову, в которой зародился этот план. Тут Фитиль вспомнил, что грешно даже думать об этом. Тот немецкий монах говорил, что для Господа нет разницы, грешишь ты в мыслях или поступках. А сейчас Фитиль совершает грех. Он чувствует это. Фитиль испугался и бросился бежать - от греха подальше. Но далеко не убежал, остановился на углу: Христос-младенец не отпускал его. Он разглядывал другие витрины, пытался думать о чем-нибудь другом и даже сунул руки в карманы... от соблазна. Мимо него проходили возвращавшиеся с обеда служащие, и тут его словно ударило: скоро в лавку вернутся другие продавцы, и тогда украсть Младенца будет уже невозможно. Невозможно! И Фитиль вернулся к магазинчику церковной утвари. Вот он, Младенец-Иисус, и Дева Мария протягивает его Фитилю. Часы пробили один раз. Очень скоро вернутся другие продавцы. Сколько их? Даже если всего один, лавка такая маленькая, что незамеченным туда не проберешься. Кто это сказал? Неужели сама Богородица? Да, это сама Дева Мария предупреждает Фитиля: если он не унесет Младенца сейчас, позже этого сделать не удастся. Она сама так сказала! И конечно это она сделала так, чтобы продавщица ушла за перегородку, оставив лавку без присмотра. Сама Богородица протягивает Младенца Фитилю и говорит своим нежным голосом: Возьми и заботься о нем ... Заботься хорошо ... Фитиль приближается. Перед его взором встает ад, геенна огненная, он видит, как пылают в вечном огне его руки. Он трясет головой, прогоняя видение прочь, берет Младенца из рук Девы Марии, прижимает к груди и выбегает на улицу. Он не видит Младенца, но чувствует, что сейчас на его груди Христос улыбается, потому что его не мучают ни голод, ни жажда, ни холод. Он улыбается, как улыбался тот негритенок нескольких месяцев от роду, когда в складе Жоан Длинный своими ручищами осторожно поил его с ложечки молоком, а Профессор прижимал к груди, согревая своим теплом. Христос улыбается так же. Это Сачок рассказал Педро Пуле о том, что в одном доме в Грасе золота-куры не клюют. По всей видимости, хозяин был коллекционером. Сачок слышал, как какой-то бродяга говорил, что в доме есть комната, набитая золотыми и серебряными вещами, за которые скупщик отвалит кучу денег. Вечером Педро Пуля решил взглянуть на этот дом. Это был современный, просторный, элегантный особняк - жилище богатых людей. Сачок сплюнул и, растерев плевок в виде цветка, сказал: - И в этаком дворце живут двое стариков, каково? - Шикарная берлога,- заметил Педро Пуля. Служанка, выйдя в сад, оставила парадную дверь открытой. С улицы мальчишкам был виден холл, развешенные по стенам картины, статуэтки на маленьких столиках. Педро Пуля рассмеялся: - Профессор с ума бы сошел, если б увидел столько картин. Он до них сам не свой. - Он нарисует мой портрет, во-от такой... - и Сачок продемонстрировал величину картины, разведя руки в стороны. Педро Пуля еще раз окинул взглядом дом и, насвистывая, подошел к садовой ограде. Служанка рвала цветы и наклонилась так, что грудь почти выскакивала из декольте. Педро наблюдал, прищурившись. Белоснежные груди заканчивались розовыми сосками. Сачок восхищенно выдохнул: - Какой бампер, Пуля!.. - Заткнись. Но служанка уже заметила их и взглядом спрашивала, что им нужно. Педро Пуля стянул с головы кепку: - Не дадите ли нам напиться? Солнце так и печет... - и улыбался, вытирая кепкой пот со лба. Педро сильно загорел на солнце, длинные белокурые волосы небрежно спадали на лоб непокорными волнами, и служанка смотрела на него с интересом. Рядом дымил окурком Сачок, поставив ногу на садовую решетку. Служанка сначала презрительно бросила Сачку: - Убери отсюда свою лапу. Потом улыбнулась Педро Пуле: - Сейчас принесу воды. Она вернулась с двумя стаканами необыкновенной красоты. Ничего подобного ребятам еще видеть не доводилось. Они напились, и Педро поблагодарил: - Большое спасибо... - и, понизив голос, добавил - красотка. Служанка парировала шепотом: - Нахал. - В котором часу ты уходишь отсюда? - Осторожней на поворотах. У меня есть парень. Он ждет меня в девять вечера вон на том углу. - Ну, так сегодня я буду ждать на этом. Они вышли на улицу. Сачок докуривал свой бычок, обмахиваясь соломенной шляпой. Педро Пуля заметил: - Верно, я и в самом деле ничего себе. Эта вон - клюнула. Сачок презрительно сплюнул: - Еще бы... Волосы, как у девчонки, весь в кудряшках. Педро рассмеялся и показал Сачку кулак: - Брось завидовать, ленивый мулат. Сачок перевел разговор на другое: - А что с золотишком? - Это работа для Хромого. Завтра он попытается проникнуть в дом и задержаться там на несколько дней. А когда все как следует разузнает, наведаемся мы, человек пять или шесть, и унесем самое ценное. - И ты упустишь птичку? - Эту? - Сегодня же будет моей. К девяти я сюда вернусь. Педро оглянулся. Служанка, облокотившись на ограду, смотрела им вслед. Он помахал ей рукой. Она ответила. Сачок процедил сквозь зубы: - Везет же некоторым... На следующий день, около половины двенадцатого Хромой стоял у входной двери. Когда он позвонил, служанка все еще вспоминала ночь, проведенную с Педро в своей комнате в Гарсии, и не услышала звонка. Мальчишка позвонил снова, и в окне второго этажа показалась седая сеньора, которая смотрела на него, близоруко щурясь. - Чего тебе, сынок? - Дона, я бедный сирота... Сеньора сделала знак рукой, чтобы он подождал, и через несколько минут стояла у ворот, не слушая извинений служанки. - Говори, сын мой,- она не отрывала взгляда от лохмотьев Хромого. - Дона, отца у меня нет, а несколько дней назад Господь призвал на небо мою мать, - он показал черную повязку на рукаве (это была лента, снятая с новой шляпы Кота, который потом очень возмущался).- Я один на всем белом свете. И никто не хочет брать меня на работу - я ведь хромаю. А я совсем голодный: два дня у меня крошки во рту не было, и жить мне негде... Казалось он сейчас расплачется. На женщину речь Хромого произвела сильное впечатление: - Ты калека, мой мальчик? Хромой продемонстрировал увечную ногу, прошелся перед сеньорой, подчеркивая свой физический недостаток. Женщина смотрела на него с состраданием: - От чего умерла твоя мать? - Сам не знаю. С ней сделалось что-то странное, какая-то лихорадка. Бедняжка сгорела за пять дней. И оставила меня одного на свете. Если б я мог выносить тяжелую работу, я бы устроился. А при таком увечье - разве что по дому... Вам, сеньора, не нужен мальчик, чтобы ходить за покупками? Если нужен, дона... И поскольку Хромой думал, что она колеблется, он для пущей убедительности добавил, чуть не плача: - Если бы я захотел, то связался с какими-нибудь воришками, с этими песчаными капитанами. Но я не из таких. Я хочу честно зарабатывать свой хлеб. Только тяжелой работы мне не вынести. Я бедный сирота, сеньора, умираю с голоду. Но женщина не раздумывала. Она вспомнила своего сына, умершего в таком же возрасте. Эта смерть убила радость жизни в ее душе и душе ее мужа. Но у мужа, по крайне мере, есть работа, его коллекции, а ей остались только воспоминания о сыне, так рано их покинувшем. Поэтому так ласково смотрела она на Хромого, едва прикрытого какими-то жуткими лохмотьях, и обращалась к нему с необычной нежностью. Служанка удивилась, впервые услышав в голосе своей хозяйки радостные нотки: Входи, сынок. Я найду для тебя какое-нибудь дело в саду, а пока ты просто поживешь у нас...- она положила свою тонкую аристократическую руку, на которой сверкало кольцо с крупным драгоценным камнем, на грязную голову Хромого и сказала служанке: Мария Жозе, приготовь комнату над гаражом для этого мальчика. Отведи его в ванную, дай халат Рауля, а потом накорми. - А как же ваш завтрак, дона Эстер? - Ничего. Сначала накорми мальчика. Ведь он два дня ничего не ел, бедняжка. Хромой молчал и лишь вытирал кулаком лицемерные слезы. - Не плачь, все будет хорошо, - сказала сеньора и погладила его по лицу. - Вы такая добрая. Дай вам Бог, сеньора... Потом хозяйка спросила, как его зовут, и Хромой выпалил первое, что пришло в голову: - Августо...- и поскольку он повторял про себя это имя, чтобы не забыть, как его зовут, то не сразу заметил, как оно взволновало дону Эстер. - Августо... Возможно ли? Боже мой...- шептала она. Но, заметив, с каким удивлением смотрит на нее мальчик, сказала звонким голосом: - Моего покойного сына тоже звали Августо. Он был примерно твоих лет. Но входи же, входи, сынок. Умойся перед завтраком. Взволнованная донна Эстер не отходила от него ни на шаг. Когда служанка, показав ванную, дала ему халат, а потом ушла прибирать комнату над гаражом (шофер уволился, и комната пустовала), она сказала остановившемуся в дверях ванны Хромому: - Можешь выбросить эту одежду. Мария Жозе потом принесет другую...- и ушла. Хромой смотрел ей вслед и чувствовал, как в душе у него поднимается злость, но не понимал на нее или на себя самого. Дона Эстер сидела за своим журнальным столиком и, замерев, смотрела в одну точку. Со стороны можно было подумать, что она всматривается в даль. Но она всматривалась в себя, в свое прошлое, и перед ее глазами оживали воспоминания, которые она много лет назад похоронила в душе. Она видела мальчика в матросском костюмчике, такого же возраста, как этот сирота. Мальчик бегал по саду другого дома, из которого они переехали после его смерти. Он был полон жизни, любил смеяться и прыгать. Когда он уставал бегать за котом, качаться на качелях, играть во дворе с овчаркой, он приходил к доне Эстер, обнимал за шею, целовал и садился рядом; разглядывал книги с картинками, учился читать и писать. Чтобы не расставаться с ним как можно дольше, они решили дать сыну начальное образование дома. Но в один ужасный день (глаза доны Эстер наполнились слезами) он заболел, и через несколько дней из ворот вынесли маленький гробик. А она изумленно смотрела вслед, не в силах поверить, что ее сын умер. Его портрет висит в ее комнате, но он всегда прикрыт занавесью: она не хочет снова смотреть в лицо сына, не хочет будить свою тоску. Вся его одежда заперта в маленьком чемоданчике, и дона Эстер никогда до него не дотрагивается. Но сейчас она достает из шкатулки с драгоценностями ключ. И медленно, очень медленно подходит к чемоданчику. Пододвигает стул. Садится. Дрожащими руками открывает крышку. Рассматривает брюки и рубашечки, матросский костюм, маленькие пижамы и футболки. Дона Эстер прижимает к груди матросский костюмчик, словно обнимает своего сына. И плачет в голос. Сегодня бедный беспризорный мальчик постучал в ее дверь. После смерти сына она не хотела больше иметь детей, не хотела даже видеть их, чтобы не оживлять воспоминаний. Но сегодня несчастный ребенок, бедный и одинокий, увечный и печальный, которого зовут Августо, как и ее сына, постучался в дверь ее дома, моля о хлебе, приюте и любви. Поэтому у нее хватает мужества открыть чемоданчик, где хранится одежда сына. Поэтому она достает этот синий матросский костюмчик, который он так любил. Ведь к доне Эстер в образе этого оборванного хромого ребенка, без отца, без матери, вернулся сегодня ее сын. Он вернулся, и она плачет не только от горя. Вернулся ее сын, худой, изголодавшийся, в лохмотьях. Но скоро он станет прежним Августо - веселым, счастливым. Он опять прибежит, и обнимет ее за шею, и будет читать слова по букварю. Дона Эстер встает. Она уносит с собой синий матросский костюм. И одетый в него Хромой съедает лучший в своей жизни завтрак. Если бы матроска была сшита специально для него, и то она не сидела бы лучше. Когда Хромой посмотрелся в гостиной в зеркало, то не сразу узнал себя. Он вымылся, служанка напомадила ему волосы, надушила. Рассматривая себя в зеркале, Хромой пригладил волосы, поправил одежду. Матроска была просто прелесть! Тут Хромой вспомнил Кота и улыбнулся. Многое он отдал бы сейчас за то, чтобы Кот увидел его таким франтом. На ногах у Хромого были новые туфли, но, по правде, они ему не очень нравились. Туфли были украшены бантиками и напоминали женские. Ну, на что это похоже - матросский костюм с женскими туфлями? Ему захотелось покурить, и он вышел в сад. Хромой никогда не отказывал себе в удовольствии выкурить папироску после завтрака. Очень часто у него не было не только завтрака, но и обеда, а вот окурок сигареты или сигары находился всегда. Здесь приходилось обладать осторожностью, не курить открыто. Если бы его оставили на кухне вместе с прислугой, как это бывало в других домах, он мог бы курить, говорить на жаргоне песчаных капитанов. Но на этот раз его вымыли, одели во все новое, напомадили волосы и надушили. А потом накормили в столовой. Во время завтрака сеньора разговаривала с ним, как с мальчиком из хорошей семьи. И теперь отправила его поиграть в саду, где рыжий кот по кличке Брелок грелся на солнышке. Хромой уселся на скамейку, вытащил из кармана пачку дешевых сигарет. Переодеваясь, он не забыл о них. Он зажег сигарету и с наслаждением затянулся, размышляя о своей новой жизни. Он уже не однократно проделывал подобное: проникал в богатые дома под видом бедного и убогого сироты и в таком качестве проводил там несколько дней, чтобы как следует все разведать: где хранятся ценные вещи, как удобнее скрыться в случае опасности. Потом в этот дом наведывались капитаны и уносили все самое ценное. В это время Хромой в складе ждал их возвращения. Это были самые счастливые минуты в его жизни - его переполняла радость, радость мщения. Потому что, если его и пускали в те дома, если давали еду и ночлег, то делали это с таким видом, словно исполняли неприятную и обременительную обязанность. Хозяева дома старались не приближаться к нему, не предлагали помыться, никогда не находилось у них доброго слова. Они смотрели на него так, будто спрашивали, когда же он наконец уберется. И очень часто хозяйка, растроганная его историей, рассказанной у дверей со слезами в голосе, даже не пыталась скрыть, как она раскаивается в своем необдуманном поступке. Хромой чувствовал, что, давая ему приют, они стараются искупить свои грехи. Потому что все они виноваты в несчастьях беспризорных детей. И он ненавидел этих приличных господ всепоглощающей ненавистью. Он испытывал огромную радость (пожалуй, единственную в своей жизни), представляя, как негодуют эти люди, когда понимают, что изголодавшийся, тощий, нищий мальчишка был лазутчиком, который указал другим голодным мальчишкам, где хранятся самые ценные вещи. Но сейчас все по-другому. Его не кормили, как нищего, на кухне, не выставляли на ночь во двор. Ему дали одежду, комнату, еду в столовой. Его встретили словно гостя, словно дорогого гостя. И прячась от хозяйских глаз (он спрашивает самого себя, почему бы ему не курить открыто), Хромой думает о том, что же, в конце концов, с ним происходит, - и не понимает. Он хмуриться, вспоминая дни в тюрьме, побои, кошмары, которые возвращаются каждую ночь. Внезапно его охватывает страх: вдруг эти люди будут добры к нему. Да, он ужасно боится, что они отнесутся к нему по-человечески. Он не понимал даже, откуда у него этот страх, но он боялся. Хромой поднимается, покидает свое укрытие и идет прямо под окна сеньоры. Пусть видит, что он пропащий мальчишка, что не заслуживает ни комнаты, ни новой одежды, ни завтрака в столовой. Пусть отошлет его на кухню, тогда он сможет мстить дальше, сможет сохранить ненависть в своем сердце. Если он лишится ее, то погибнет, потому что тогда его жизнь потеряет всякий смысл. И Хромой как наяву видит того человека в жилете, слышит его садистский смех. Этот смех всегда будет стоять между ним и добротой доны Эстер, милосердием падре Жозе Педро, солидарностью мускулистых грузчиков, друзей забастовщика Жоана де Адама. Он всегда останется одиноким и будет ненавидеть их всех - белых и негров, мужчин и женщин, богатых и бедных. И не нужна ему ни любовь, ни доброта. Ближе к вечеру вернулся со службы хозяин дома, сеньор Рауль. Он был очень известным адвокатом, составившим имя и состояние успешным ведением дел, профессором юридического факультета, но прежде всего - коллекционером. Он собрал прекрасную коллекцию картин, старинных монет, редких произведений искусства, Хромой видел, как сеньор Рауль вошел в дом. Сам Хромой в это время рассматривал картинки в детской книжке и смеялся над глупым слоном, которого обманула обезьяна. Не замечая его, сеньор Рауль поднялся по лестнице. Однако вскоре за Хромым пришла служанка и отвела его в комнату доны Эстер. Сеньор Рауль уже без пиджака, курил сигарету и ободряюще улыбнулся мальчику, поскольку тот замешкался в дверях, делая вид, что ужасно стесняется: - Входи же, входи... Хромой вошел, заметно припадая на ногу, не зная, куда девать руки. Садись, мой мальчик, и ничего не бойся, -ласково сказала дона Эстрер. Хромой присел на краешек стула в ожидании и неизбежных вопросов. Адвокат пытливо вглядывался в его лицо, но делал это доброжелательно. Когда, повторяя выдуманную утром историю, Хромой зарыдал, сеньор Рауль велел ему прекратить, поднялся и подошел к окну. Хромой понял, что адвокат старается скрыть волнение, и преисполнился гордости за свой актерский талант. Он ухмыльнулся про себя, но, когда хозяин подошел к доне Эстер и поцеловал ее в лоб, а потом в губы, опустил глаза. Сеньор Рауль подошел к мальчику и положил руку ему на плечо: - Успокойся, больше тебе не придется голодать. А теперь иди. Поиграй, посмотри книжки. Вечером мы пойдем в кино. Ты любишь кино? - Да, сеньор, люблю. Адвокат жестом отослал его из комнаты. Уходя, Хромой слышал, как адвокат сказал доне Эстер: - Ты святая. Постараемся сделать из него человека. Наступили сумерки, зажглись фонари, и Хромой подумал, что капитаны песка бродят сейчас по городу в поисках какой-нибудь еды. ... Жаль, что в этом кинотеатре нельзя ни шуметь, ни топать ногами, как он обычно делал, пробравшись на галерку в "Олимпию" или в кинотеатр в Итапажипи. Здесь, в "Гуарани", в роскошном зале с удобными креслами фильм полагалось смотреть молча. И все же в самый волнующий момент, когда главный герой задал наконец трепку одному подлецу, Хромой не удержался и свистнул. Тогда сеньор Рауль вопросительно взглянул на него. Правда, он улыбнулся, но при этом показал жестом, что так делать нельзя. Потом Хромого повели в кафе-мороженое рядом с кинотеатром. Он ел мороженое и думал, что чуть было не совершил непростительную глупость: когда адвокат спросил, чего бы ему еще хотелось, Хромой уже открыл рот, чтобы попросить холодного пивка, но вовремя спохватился и сказал: "Мороженого". На обратном пути, сидя рядом с доной Эстер на заднем сидении (адвокат сам вел машину), Хромой подвергся еще одному испытанию. Разговаривая с сеньорой, ему приходилось постоянно быть начеку, чтобы, не дай бог, не вылетело неприличное слово. Дона Эстер расспрашивала его о матери, и Хромой отвечал, как мог, всеми силами стараясь удержать в памяти выдуманные детали, чтобы потом не запутаться. Наконец они подъехали к дому в Грасе, и дона Эстер проводила мальчика в комнату над гаражом: - Ты не боишься спать один? - Нет, сеньора. - Это всего на несколько дней. Потом я помещу тебя наверху, в комнате Августо ... - Не надо, дона Эстер, мне и тут хорошо. И тут она наклонилась и поцеловала его в щеку: - Спокойной ночи, мой мальчик, - и вышла, прикрыв дверь. Хромой застыл без движения. Он словно лишился дара речи, даже не попрощался в ответ. Он прижимал ладонь к щеке, к тому месту, куда его поцеловала дона Эстер, и ни о чем не думал, ничего не чувствовал. - Только нежное прикосновение губ, неведомую ему ласку матери. Ему казалось, что в эту минуту мир перевернулся и стал иным, преображенный силой этого поцелуя. А потом вернулись тюремные кошмары, снова глумливо смеялся тот человек в жилете, а солдаты избивали его, заставляя бегать по камере. Но вдруг появилась дона Эстер, и его палачи погибли в страшных мучениях, потому что теперь на нем был матросский костюм, а в руке - кнут, как у того молодого героя из фильма. Прошло восемь дней. Педро Пуля неоднократно прогуливался перед домом, в надежде получить от Хромого весточку. Хромому уже давно бы пора вернуться в склад, у него было достаточно времени, чтобы узнать, где хранятся ценные вещи и как их оттуда вынести. Но вместо Хромого Пуля всякий раз сталкивался со служанкой, уверенной, что Педро приходит из-за нее. Однажды, разговаривая со служанкой, он очень умело перевел разговор на интересующую его тему и как бы невзначай спросил: - А что, у твоей хозяйки есть сын? - Приемный. Очень милый мальчик. Педро усмехнулся, он то знал, что Хромой при желании может быть лучшим мальчиком на свете. Служанка продолжала: - Он не намного моложе тебя, но совсем еще ребенок. Не то что ты, развратник, уже спишь с женщиной, - и улыбнулась Педро. - Но ведь это ты лишила меня невинности. - Фу, какие ты говоришь пошлости. К тому же это вранье. - Клянусь. Ей очень хотелось, чтобы это было правдой. И хотя у нее были веские причины сомневаться, слова Педро ее порадовали. Она чувствовала себя не только его любовницей, но и немного матерью. - Приходи сегодня, я тебя научу одному очень приятному способу. - Тогда до вечера ... Только скажи мне одну вещь: ты не путаешься с этим парнем? - Да он еще не знает, что это такое. Совсем глупенький. Настоящий младенец. А ты что, совсем дурак? Не видишь разве, что я не ложусь с каждым?.. В другой раз Педро Пуле удалось-таки встретиться с Хромым. Тот рассматривал книгу с картинками, лежа на траве, а рядом урчал рыжий кот. Увидев, что Хромой одет в кашемировые брюки, шелковую рубашку да к тому же аккуратно причесан, Педро буквально лишился дара речи, забыв подать сигнал. Наконец он пришел в себя и свистнул. Хромой сразу вскочил. Увидев Пулю на другой стороне улицы, он знаком велел подождать и вышел из ворот, убедившись предварительно, что никого из домашних нет поблизости. Педро Пуля завернул за угол, Хромой шел следом. Когда он приблизился, Педро поразился еще больше: - Черт! Да ты надушен! Хромой сделал недовольную гримасу, но Педро Пуля не отставал: - Ты раз в десять наряднее Кота. Вот это да! Если ты появишься в таком виде "на лежке" (так они называли склад), тебе от ребят достанется, ты прямо как куколка ... - Да отстань ты ... Я пока присматриваюсь, где тут что. Скоро слиняю, тогда заявишься сюда с ребятами. - Что-то долго ты на этот раз. - У них все стоящее заперто, - соврал Хромой. - Я еще не выкрал ключи. Ладно, только не тяни, - закончил Педро. Потом вдруг вспомнил: - Гринго заболел. Чуть в ящик не сыграл. Вовсе кончался. Дон' Анинья его еле травами отпоила, а то бы ты не застал его в живых. Он теперь тоньше зубочистки. С этим известием Педро простился, еще раз поторопив Хромого. Хромой вернулся в сад и снова растянулся на траве. Но теперь он не видел рисунки - перед его глазами стоял Гринго. Этому парню доставалось от Хромого, пожалуй, больше всех в банде. Родители у него были арабы, он говорил с ужасным акцентом, что давало Хромому пищу для бесчисленных злых шуток. Гринго не был сильным и не мог играть в банде сколь-нибудь значительной роли, хотя Педро Пуля и Профессор старались выдвинуть его: им нравилось, что среди капитанов есть иностранец или почти иностранец. Но Гринго довольствовался мелкими кражами, избегал рискованных дел. Мечты его не шли дальше лотка бродячего торговца, полного всякой мелочевкой, которую он станет продавать служанкам из богатых домов. Хромой буквально житья ему не давал, безжалостно высмеивая его акцент, его трусость. Но сейчас, лежа на мягком газоне перед богатым особняком, хорошо одетый, причесанный и надушенный, с книжкой в руках, он думал о том, что Гринго умирал от голода, пока он сытно ел и хорошо одевался. И не только один Гринго. В течение этих восьми дней все капитаны песка голодали, носили лохмотья, спали под дождем в складе или под причалом. А в это время он, Хромой, спал на мягкой постели, ел всякие деликатесы. Его даже целовали и называли сыном. Парень чувствовал себя предателем. Как тот докер, о котором если и говорили, то с презрением, и плевали на землю. Этот докер во время большой забастовки переметнулся на другую сторону, на сторону богачей: срывал забастовку, вербуя для работы в порту людей со стороны. И никогда больше никто в порту не подал ему руки, не назвал другом. Если для кого и делал исключение Хромой в своей ненависти, охватывавшей весь мир, то только для капитанов песка. Они были его товарищами, были такими же, как он, жертвами всех этих приличных господ. А сейчас он покидает их, переходит на сторону врага. Хромой резко поднялся - так эта мысль поразила его. Нет, он никогда не предаст их. Превыше всего для Хромого законы капитанов песка, законы товарищества. Тех, кто нарушал эти законы, изгоняли из банды, и ничего хорошего не ждало их в жизни. Но никто еще не совершал такого подлого предательства, какое задумал Хромой. И это для того, чтобы стать маменькиным сынком, одним из тех "воспитанных мальчиков", которые служили капитанам постоянным поводом для насмешек. Нет, он не станет предателем. Ему хватило бы трех дней, чтобы разузнать все, что нужно. Но еда, одежда, теплая постель и, самое главное, нежность доны Эстер задержали его на целую неделю. Его купили этой нежностью, как того докера - хозяйскими подачками. Нет, он ни за что не предаст капитанов. Но тут ему пришло в голову, не предает ли он тогда дону Эстер. Ведь она верит ему. В ее доме тоже есть закон: платить добром за добро. Он хочет нарушить этот закон, заплатить за добро злом. Хромой помнит, что раньше, исчезая из очередного дома, выбранного для налета, он испытывал безграничную радость. В этот раз ничего подобного не было. Нет, его ненависть не исчезла. Но она не распространялась на обитателей этого дома, потому что дона Эстер целовала его и называла сыном. В душе Хромого шла жестокая борьба. Ему очень хотелось остаться в этом доме навсегда. Но как же тогда капитаны? Ведь он один из них. Он всегда будет одним из них, потому что уже не сможет забыть, как издевались над ним в полиции, и как смеялся тот человек в жилете. И Хромой решился. Но не мог удержаться и с нежностью посмотрел на окна доны Эстер. Она наблюдала за ним и заметила, что он плачет: - Ты плачешь, мой мальчик? - дона Эстер исчезла из окна. Только теперь Хромой заметил, что он действительно плачет. Он вытер слезы и укусил себя за руку, чтобы успокоиться. Сеньора Эстер была уже рядом: - Ты плачешь, Августо? - Нет, сеньора, я не плачу. - Но я же вижу, что плачешь. Ну, скажи мне, что с тобой, что случилось? Наверное, о своей маме вспомнил? Дона Эстер села на скамейку и привлекла Хромого к своей материнской груди: - Не надо плакать. Ты же теперь наш любимый сынок, наш Августо. Я сделаю все, чтобы заменить тебе твою мать...(...а я сделаю все, чтобы заменить сына, которого вы потеряли, - хотелось ответить Хромому.) Дона Эстер целовала его залитое слезами лицо: - Ну, успокойся, а то я тоже заплачу. Тогда губы Хромого разомкнулись, и он зарыдал в голос, прижавшись к груди своей матери. И, позволяя обнимать и целовать себя, он думал о том, что собирается покинуть ее и, хуже того, обокрасть. Но, самое главное, он понимал, что обкрадывает прежде всего самого себя! Возможно, она никогда не узнает, что чувствовал он в эту минуту, как и того, что эти слезы были мольбой о прощении. События стали стремительно развиваться, так как сеньор Рауль должен был поехать в Рио по адвокатским делам, и Хромой решил, что лучшего случая капитанам не представится. В последний вечер Хромой обошел весь дом, приласкал кота Брелка, поговорил со служанкой, полистал книжки с картинками. Потом зашел в комнату доны Эстер сказать, что хочет прогуляться до Кампо Гранди. Дона Эстер сказала, что Рауль привезет для него из Рио велосипед, тогда он сможет кататься по Кампо Гранди, а не ходить пешком. Хромой опустил голову. Но прежде чем уйти навсегда, он подошел к доне Эстер и поцеловал ее. Он впервые сам поцеловал ее, и сеньора была очень рада. Потом сказал очень тихо, с трудом выдавливая из себя слова: - Вы такая хорошая. Я вас никогда, никогда не забуду. Он вышел и больше не вернулся. Этой ночью он спал на своем месте в складе, а Педро Пуля с несколькими ребятами отправились на дело в дом сеньоры Эстер. Оставшиеся столпились вокруг Хромого, восхищаясь его одеждой, прической, запахом одеколона. Но Хромой врезал как следует одному и ушел в свой угол, бормоча ругательства. Там он лежал без сна, грызя ногти, с тоскливым нетерпением дожидаясь возвращения Педро Пули. Наконец ребята вернулись с плодами налета. Пуля сообщил Хромому, что все прошло, как по маслу, никто в доме даже не проснулся. Вероятно, до завтра пропажу не обнаружат. И показал золотые и серебряные монеты: - Завтра Гонзалес отвалит за это кучу денег... Хромой зажмурился, а после того, как все разошлись спать, подошел к Коту: - Хочешь провернуть дельце? - Какое? - Я дам тебе эту одежду, а ты мне свою. Кот изумленно уставился на него. Конечно, у него была лучшая одежда в банде. Но она была старая и не шла ни в какое сравнение с отличным кашемировым костюмом Хромого. "Чокнутый", - подумал Кот, но, тем не менее, сказал: - Заметано. О чем разговор. Они поменялись. Тогда Хромой вернулся в свой угол и попытался заснуть. ... По улице идет доктор Рауль с двумя полицейскими. Это те самые, что избивали его в тюрьме. Хромой пытается убежать, но Рауль показывает на него, полицейские хватают его и приводят в ту самую камеру. Дальше все происходит как в его обычных кошмарах: полицейские, развлекаясь, заставляют его бегать по камере, бьют, и так же смеется тот человек в жилете. Только теперь в камере Хромой видит еще и дону Эстер. Она печально смотрит на него и говорит, что он больше не ее сын, он вор. И взгляд доны Эстер заставляет страдать сильнее, чем удары полицейских дубинок, чем мерзкий смех того человека в жилете. Он проснулся весь в поту, выбежал ночью из барака и до рассвета бродил по берегу. На другой день Педро Пуля принес ему деньги - долю за участие в грабеже. Хромой без объяснений отказался. А потом Сухостой принес газету с известиями о Лампиане. Профессор прочитал заметку Сухостою и стал просматривать другие. Вдруг он позвал: - Хромой! Хромой! Тот подошел. Остальные капитаны потянулись за ним, окружили Профессора. - Тут вот есть кое-что про тебя, Хромой, - сказал Профессор и прочитал вслух: "Вчера из дома номер... по улице... в Грасе исчез мальчик, сын хозяев по имени Августо. Должно быть, он потерялся в незнакомом городе. Ему тринадцать лет хромает на одну ногу, очень застенчив, одет в серый кашемировый костюм. Полиция разыскивает мальчика, чтобы вернуть его обеспокоенным родителям, но безуспешно. Семья хорошо вознаградит того, кто может сообщить что-нибудь о маленьком Августо или привести его домой." Хромой не проронил ни звука, только кусал губы Профессор сказал: - Значит, еще не обнаружили... Хромой кивнул. Когда пропажа откроется, его уже не будут искать как сына. Бузотер скорчил насмешливую гримасу и закричал: - Твоя семья ищет тебя, Хромой. Мамочка хочет дать тебе титьку. Но больше ничего сказать не успел, потому что Хромой одним прыжком сбил его с ног и занес кинжал. И, без сомнения, ударил бы негритенка, если бы Жоан Длинный и Сухостой не оттащили его. До смерти напуганный Бузотер убежал от греха подальше, а Хромой бросил на собравшихся полный ненависти взгляд и отправился в свой угол. К нему подошел Педро Пуля, тронул за плечо: - Может, они вообще не обнаружат пропажу. Никогда и не догадаются... Не переживай. - Когда доктор Рауль вернется - обнаружат... И зарыдал в голос. Капитаны остолбенели. Только Педро Пуля и Профессор поняли. Но Профессор лишь руками развел: мол, что уж тут поделаешь? Педро же начал разговор о всяких посторонних предметах. А ветер на берегу стонал и плакал, как ребенок, надрывая душу. УТРО КАК КАРТИНА. Педро Пуля, поднимаясь по Ладейре да Монтанья, думает, что в целом свете нет ничего лучшего, чем бродить вот так, без дела, по улицам Баии. Некоторые улицы заасфальтированы, но неизмеримо большая часть вымощена огромными черными камнями. Из окон старинных зданий выглядывают девушки, и невозможно понять, то ли это мечтательная швея ждет богатого жениха на украшенном цветами балконе, то ли проститутка высматривает очередного клиента. Женщины в черных накидках спешат к мессе. Солнце льется на камни и асфальт мостовых, освещает крыши домов. На балконе одного дома в старых жестяных банках растут цветы. Их разноцветные головки тянутся к солнцу, и оно питает их своим живительным теплом. Колокола собора Пресвятой Богородицы призывают женщин в черном ускорить шаг. Прямо посреди улицы над игральными костями склонились негр и мулат. Педро Пуля, проходя мимо, поприветствовал негра: - Как дела, Белая Сова? - Привет, Пуля! Как жизнь? Но тут его партнер бросил кости, и негр уже ничего, кроме игры, не видел. Педро Пуля идет дальше. Рядом с ним худенький Профессор резко наклоняясь вперед с трудом преодолевает подъем. Но он тоже улыбается этому праздничному утру. Педро Пуля оборачивается к нему и ловит его улыбку. Город полон солнца и радости. "Баия - как праздник", - думает Педро Пуля, чувствуя, что его тоже переполняет радость. Заливисто свистнув, он хлопает Профессора по плечу, и оба радостно хохочут. Пусть в карманах у них лишь несколько медяков, пусть одеты они в лохмотья и не знают, что будут есть завтра, зато их сердца полны красотой этого утра, свободой и любовью к своему городу. Педро Пуля обнимает Профессора за плечи, они идут рядом и смеются без всякой причины. Отсюда, с холма, им хорошо видны и Рынок, и лодочная пристань, и даже их старый склад. Педро, опершись на парапет, смотрит на город внизу и говорит Профессору: - Тебе нужно это нарисовать... Красотища... Лицо Профессора мрачнеет: - У меня не получится - Почему? - Иногда я ловлю себя на мысли...- Профессор смотрит на пристань внизу, на кажущиеся игрушечными парусники, на крошечных людей с мешками на спинах. Голос мальчика дрожит, словно его ударили: - Мне хочется нарисовать много-много таких картин... - Ты сможешь, у тебя ведь талант. Если б ты еще поучился... - Но я знаю, что никогда мне не передать эту радость, никогда... (Профессор словно не слышал замечание Пули. Он смотрел куда-то вдаль и казался совсем слабым и худеньким.) - Почему? - удивился Педро Пуля - Разве ты не видишь эту красоту? Все вокруг радуется ... Потом показал на крыши Нижнего города: - Смотри, цветов больше, чем в радуге... - Это верно... Но люди... Лица у всех печальные. Я не о богатых говорю, ты же знаешь. Я о других - из доков, с рынка. Печальные, изможденные лица. Понимаешь, я не знаю, как выразить словами... Просто я это чувствую. Педро Пуля больше не удивляется: - Вот поэтому Жоан де Адам устраивал забастовки в порту. Он говорит, что когда-нибудь все изменится, мир станет другим. - Я тоже читал об этом в одной книге... Мне дал ее Жоан де Адам. Конечно, хорошо бы поучиться в школе, как ты говоришь. Тогда я бы нарисовал замечательную картину: чудесный день, счастливые люди смеются, дарят женщинам цветы, понимаешь? Но я не умею. Я пытаюсь нарисовать веселую картину, да ничего из этого не выходит: и солнце светит, и в городе праздник, но лица у людей всегда печальные, не знаю почему... А мне так хочется нарисовать радость. - Как знать, может, так даже лучше? Мне кажется, у тебя получается ярче, сильнее. - Что ты понимаешь? И что я понимаю? Мы ведь никогда ничему не учились. Я хочу рисовать лица людей, город. Но я не умею. Есть куча вещей, о которых я и не подозреваю. Профессор сделал паузу, посмотрел на внимательно слушающего Педро Пулю: - Ты не бывал в Академии изящных искусств? Ох, и красотища там, парень. Я разок пробрался туда, в одну залу. Никто меня не заметил. Все там были в длинных рубахах и рисовали обнаженную женщину. Если б я когда-нибудь смог... Педро Пуля задумался. Он внимательно смотрел на Профессора, что-то прикидывая в уме. Потом очень серьезно спросил: - Ты знаешь цену? - Какую цену? - Ну, сколько нужно платить за учебу. Преподавателю. - А чего это вдруг? - Мы бы сложились, заплатили за тебя. Профессор засмеялся: - Ты даже не представляешь... Там такие сложности... Это невозможно, брось глупости. - Жоан де Адам говорит, что когда-нибудь все смогут учиться... Они пошли дальше. Но теперь прелесть утра не радовала Профессора. Казалось, все это было бесконечно далеко от него. Тогда Педро легонько ткнул его в бок кулаком: - Придет день, и ты выставишь кучу картин в лучшем зале на улице Чили, браток. И без всякой школы. Ни один из этих ученых болванов не нарисует так, как ты. У тебя же талант. Профессор засмеялся. Педро тоже: - И ты нарисуешь мой портрет, правда? А внизу напишешь: капитан Педро Пуля, настоящий мужчина. Он встал в боксерскую стойку, сжав кулаки. Профессор снова засмеялся, за ним Пуля. Они хохотали, пока не увидели толпу зевак, окруживших гитариста. Он пел известную в Баии песенку: "Она сказала мне "прощай", И сердце превратилось в камень..." Мальчишки подошли поближе. И скоро стали подпевать музыканту. И вместе с ними пели все, кто там был: лодочники, бродяги, грузчики и даже какая-то проститутка. Но гитарист, поглощенный своей музыкой, никого не видел. И если бы музыкант не поднялся и не пошел прочь, играя и напевая на ходу, мальчишки так и стояли бы рядом, позабыв, что шли в Верхний город. Но музыкант ушел и унес радость своей музыки. Толпа разошлась. Пробежал продавец газет, выкрикивая заголовки утренних изданий. Профессор и Педро Пуля пошли дальше. С Театральной площади они поднялись на улицу Чили. Вытащив из кармана мелок, Профессор присел на тротуар, Педро Пуля - рядом. Издали заметив парочку, Профессор начал быстро рисовать. Когда парочка приблизилась, Профессор уже заканчивал лица. Девушка улыбалась. Сразу видно, что это жених и невеста. Молодые люди были так поглощены разговором, что не заметили рисунка. Пришлось Педро Пуле привлечь их внимание: - Не наступите девушке на лицо, сеньор. Молодой человек недовольно взглянул на Педро и уже хотел сказать какую-нибудь грубость, но девушка посмотрела под ноги и захлопала в ладоши, как маленькая девочка, которой подарили куклу: - Ой, как красиво! Теперь молодой человек тоже заметил рисунок и улыбнулся. Потом обратился к Педро Пуле: - Это ты нарисовал, парень? - Это мой друг, художник Профессор. Профессор тем временем наносил последние штрихи на щегольские усики молодого человека. Потом перешел к фигуре девушки. Тогда она стала специально ему позировать. Девушка опиралась на руку возлюбленного, Оба весело смеялись. Когда рисунок был закончен, молодой человек вытащил из кошелька монету в два мильрейса, которую Пуля поймал на лету. Влюбленные пошли своей дорогой, а рисунок остался посреди тротуара. Какие-то девушки, выйдя из магазина, издали увидели его, и одна сказала: - Пойдем скорее, похоже, это афиша нового фильма с участием Бэрримора. Говорят, фильм - прелесть. А Бэрримор - это сила! Педро Пуля и Профессор от души расхохотались. И обнявшись, пошли дальше, свободные, как птицы. Следующую остановку они сделали совсем рядом с губернаторским дворцом. Профессор с мелом в руке поджидал, когда с трамвая сойдет какой-нибудь подходящий тип... Пуля, насвистывая, стоял рядом. Скоро они заработали на хороший обед и даже на подарок для Клары, возлюбленной Божьего Любимчика, у которой был день рождения. Одна старушка дала десять тостанов1 за свой портрет. Она была очень уродливая. Такой и изобразил ее Профессор. Педро Пуля заметил: - Если бы ты нарисовал ее красивее и моложе, она бы дала больше. Профессор засмеялся. Так прошло утро: Профессор рисовал портреты прохожих, Педро собирал медные и серебряные монетки, которые им бросали. Почти в полдень на улице появился мужчина, куривший сигарету в красивом, наверняка дорогом мундштуке. Педро Пуля поспешил предупредить Профессора: - Нарисуй вон того. Похоже, у этого фраера денег куры не клюют. Профессор принялся рисовать худую фигуру прохожего: длинный мундштук, волосы крупными кольцами спадают из-под шляпы на лоб. Мужчина нес в руке книгу, и Профессору ужасно захотелось изобразить его читающим. Мужчина чуть было не прошел мимо, но Педро Пуля окликнул его: - Посмотрите на свой портрет, сеньор. - Что, сынок? - мужчина вытащил мундштук изо рта. Педро Пуля показал на рисунок, над которым трудился Профессор. Человек на портрете сидел (хотя под ним не было ни стула, ни другого сиденья, он словно плыл в невесомости), курил свою сигару и читал книгу. Кудри разлетались из-под шляпы. Мужчина внимательно изучал рисунок, рассматривая его под разными углами, не проронив при этом ни слова. Когда Профессор закончил работу, он спросил: ---------------------------------------------------------------------- 1 тостан = 1000 рейсов - Где ты учился рисовать, мой дорогой? - Нигде... - Нигде? Как это? - Да вот так, сеньор... - Как же ты рисуешь? - Когда хочется, беру мел и рисую. Сначала мужчина не поверил, но потом припомнил нечто подобное и, чтобы удостовериться, переспросил: - Ты хочешь сказать, что никогда не учился живописи? - Нет, сеньор, никогда. - Могу подтвердить, - вмешался Педро Пуля, - мы живем рядом, я все о нем знаю. - Тогда это истинное призвание, - пробормотал мужчина. Он стал снова рассматривать рисунок, не выпуская изо рта сигарету. Мальчишки смотрели на мундштук, как зачарованные. Наконец, мужчина спросил Профессора: - Почему на портрете я сижу с книгой в руках. Профессор почесал в затылке, не зная, что ответить. Педро Пуля хотел что-то сказать, но не нашелся, совершенно сбитый с толку таким вопросом. Наконец, Профессор объяснил: - Я думал, что так вам больше подходит, - он снова почесал в затылке. - Не знаю даже... - Да, это истинное призвание, - прошептал мужчина совсем тихо с таким видом, словно сделал какое-то открытие. Педро Пуля ждал, когда же мужчина заплатит за работу, тем более, что полицейский уже с подозрением на них поглядывал. Профессор не мог оторвать глаз от мундштука, длинного, богато украшенного - просто чудо! Но хозяин мундштука продолжал расспросы: - Где ты живешь? Педро Пуля не дал Профессору ответить: - Мы живем в Соломенном Городке... Мужчина достал из кармана визитную карточку: - Ты умеешь читать? - Да, сеньор. - Вот мой адрес. Я хочу, чтобы ты меня нашел. Может быть, я смогу что-то для тебя сделать. Профессор взял визитку. Заметив, что к ним направляется полицейский, Педро Пуля поспешил проститься: - До свидания, доктор. Тот уже вытащил портмоне, но перехватил взгляд Профессора, прикованный к его мундштуку. Тогда он выбросил сигарету и протянул мундштук мальчику: - Держи. Это тебе за портрет. Приходи ко мне... Но мальчишки бросились бежать, потому что полицейский был совсем рядом. Мужчина даже не сразу понял, что это к нему обращается полицейский: - У вас ничего не украли, сеньор! - Нет. А почему вы спрашиваете? - Потому что возле вас крутились эти мошенники. - Это дети... к тому же у одного удивительные способности к рисованию. - Это воры, - возразил полицейский, - капитаны песка. - Капитаны песка? - Мужчина пытался вспомнить. - Кажется, я что-то про них читал... Это не беспризорные дети? - Воры, вот кто они. Будьте осторожны, сеньор, если они оказались рядом. Посмотрите, не пропало ли чего... Мужчина отрицательно мотнул головой и поискал глазами мальчишек. Но их уже и след простыл. Мужчина поблагодарил полицейского, еще раз заверив его, что у него ничего не пропало, и стал спускаться по улице, бормоча: - Вот так и гибнут великие таланты. Каким художником он мог бы стать! Полицейский долго смотрел ему вслед. А потом заметил, обращаясь неизвестно к кому: Правду говорят, что все поэты немного того. Профессор достал из кармана мундштук. Теперь они сидели во дворе небоскреба, на первом этаже которого находился шикарный ресторан. Педро Пуля знал тамошнего повара и мог достать кое-какую еду. На улице в этот час не было ни души. После обеда Педро угостил Профессора папироской, и тот решил испробовать подаренный мундштук. Он поискал, чем бы его почистить: - Этот тип тощий, как спичка. Вдруг больной... Не найдя ничего лучше, он свернул визитную карточку в трубочку и засунул ее в мундштук. А потом бросил на землю. Педро спрсил: - Зачем ты ее выбросил? - На что она мне? - и Профессор рассмеялся. Педро Пуля тоже. На какое-то время их хохот заполнил тихий дворик. Они смеялись без всякой причины, просто ради удовольствия. Педро Пуля вдруг посерьезнел: - Похоже, этот человек может помочь тебе стать художником...- он поднял карточку и прочел напечатанное на ней имя. - Ты бы лучше сохранил ее. Как знать ... Профессор опустил голову: - Брось прикидываться дураком, Пуля. Ты же прекрасно знаешь, что из нас может выйти только вор... Только вор! Кому мы нужны? Всем же плевать на нас. Всем! Всем! - его голос сорвался на крик, полный ненависти и боли. Педро Пуля только кивнул и разжал пальцы. Визитная карточка упала в сточную канаву. Больше они не смеялись. Их уже не радовала прелесть этого напоенного солнцем утра, словно нарисованного кистью студента Академии изящных искусств. После скудного обеда на фабрики возвращались рабочие. Это все, что мальчишки видели в то утро, - все, что могли увидеть. Омулу наслала на город черную оспу. Но там, в Верхнем городе, богачи сделали прививки, а Омулу была богиней диких африканских лесов и ничего ни о какой вакцине не слышала. И оспа спустилась в город бедняков и стала валить людей с ног, покрывая их страшными язвами. Тогда появились санитары из департамента здравоохранения. Они засовывали больных в мешок и увозили их в инфекционные бараки далеко за город. Женщины плакали, потому что знали: эти люди уже не вернуться. Омулу наслала черную оспу на Верхний город, город богачей. Она ничего не знала о вакцине. Омулу была необразованной африканской богиней. Что она могла знать о прививках и прочих чудесах науки? Но поскольку она уже выпустила оспу (и это была ужасная черная оспа), Омулу пришлось позволить ей спуститься в город бедняков. Раз оспа выпущена, она должна исполнить свое предназначение. Но Омулу жалела своих бедных сыновей, поэтому она отняла силу у черной оспы, превратив ее в глупую белую оспу, опасную не более, чем корь. Несмотря на это люди из департамента здравоохранения засовывали заболевших в мешки и увозили в инфекционные бараки. Родственникам не разрешали навещать больных и никогда не сообщали об их смерти. Никто там за ними не ухаживал, лишь изредка заходил врач. Считалось, что попавшие в барак обречены. А если кому и удавалось вернуться, то на него смотрели, как на воскресшего из мертвых. Газеты писали об эпидемии оспы и обязательной вакцинации. А на кандомблэ день и ночь гремели барабаны в честь Омулы, чтобы смягчить ее гнев. Отец святого Паим с Алто ду Абакаши, любимый жрец Омулы, вышил для нее блестками белое шелковое покрывало. Но Омулу отказалась принять его. Она боролась против вакцины. В бедных домах плакали женщины. Из страха перед оспой, из страха перед инфекционным бараком. У капитанов песка первым заболел Алмиро. Однажды ночью, когда негритенок Бузотер пробрался к нему, чтобы заняться любовью (той любовью, которую Педро Пуля категорически запретил), Алмиро сказал ему: - У меня все тело чешется. Он показал негритенку руки, покрытые волдырями: - Я весь словно в огне горю. Бузотер был храбрым негритенком, это знали все капитаны. Но перед оспой, болезнью Омулу, он испытывал настоящий ужас, безумный страх, который достался ему в наследство от многих поколений его африканских предков. Не заботясь о том, что откроются его тайные отношения с Алмиро, Бузотер заметался между спящими крича на весь склад: - У Алмиро оспа!.. Ребята, у Алмиро оспа! Мальчишки один за другим поднимались и в испуге отодвигались подальше от Алмиро. Тот зарыдал. Педро Пуля еще не вернулся. В складе не было ни Профессора, ни Кота, ни Жоана Длинного. Поэтому Хромой чувствовал себя хозяином положения. Хромой в последнее время становился все нелюдимее, почти ни с кем не разговаривал. Он издевался надо всем на свете, из-за любого пустяка лез в драку и считался только с Педро Пулей. Фитиль молился за него чаще, чем за кого бы то ни было, но порой ему казалось, что в Хромого вселился дьявол. Падре Жозе Педро был очень терпелив с ним, но Хромой отдалился и от священника. Он не желал никого знать, и любой разговор, в который он вмешивался, заканчивался дракой. Когда Хромой проходил по складу, все расступались. Его боялись как оспы. В это время у Хромого появилась собака, и он был занят только ею. Вначале, когда этот огромный изголодавшийся пес появился в складе, Хромой издевался над ним, как только мог. Но в конце концов приласкал пса и взял себе. Теперь он только им и жил. Поэтому он решил увести собаку, всюду следовавшую за ним, подальше от Алмиро. Потом вернулся к мальчишкам. Они стояли полукругом на приличном расстоянии от Алмиро и показывали на волдыри, высыпавшие у него на груди. Хромой начал с того, что припугнул Бузотера: - Теперь, глупый негр, волдырь вскочит у тебя на этом самом месте, - прогнусавил он. В глазах Бузотера был ужас. Потом Хромой обратился к собравшимся, указывая на Алмиро пальцем: - Здесь никому не охота подцепить оспу из-за этого гомика. Остальные молча глядели на Хромого и ждали, что он еще скажет. Амиро, прижавшись к стене, рыдал, закрыв лицо руками. - Ты сию же секунду уберешься отсюда, - продолжал Хромой,- пристроишься где-нибудь на улице, пока тебя не подберут легавые. - Нет! Нет! - рыдал Алмиро. - Пойдешь, как миленький. Мы не станем звать сюда санитаров, не то вся полиция узнает, где мы скрываемся. Ты уберешься по-хорошему, или мы вышвырнем тебя отсюда вместе с твоим шмотьем. Отправляйся к черту, а то мы все тут перезаразимся. И все из-за тебя, педик проклятый. Алмиро только повторял "нет!", "нет!" и рыдал на весь склад. Негритенок Бузотер трясся от страха, Фитиль возвестил о том, что это кара Божья за их грехи, остальные же молча стояли, не зная, что делать. Хромой уже был готов вышвырнуть Алмиро силой, когда Фитиль снял со стены иконку Богоматери и воззвал: - Помолимся всем миром, ведь это кара Божья за наши грехи. Мы много грешили, и Господь решил нас наказать. Нужно просить у Него прощения...- его голос звучал, как проклятье, как предвестник кары небесной. Некоторые сложили ладони, и Фитиль начал было читать "Отче наш", но Хромой оттолкнул его: - Вали отсюда, пономарь. Фитиль стал молиться потихоньку, прижимая икону к груди. Странную они представляли картину: на заднем плане рыдал Алмиро, повторяя одно только слово: "нет!". Фитиль молился, остальные топтались в нерешительности, не зная, что предпринять. Бузотер дрожал от страха, думая, что тоже заразился. Хромой заговорил снова: - Парни, если он сам не уберется, придется вышвырнуть его силой. Или мы все сдохнем от оспы, все... Вы что, не понимаете этого, придурки? Мы вытащим его на улицу, там его заберут в лазарет. - Нет, нет,- твердил Алмиро.- Ради Господа Бога... - Это кара Божья...- не унимался Фитиль. - Закрой пасть, поповский ублюдок, - оборвал его Хромой и продолжил, - Давай, берись за него, ребята, раз он не хочет идти по-хорошему. И поскольку остальные все еще колебались, он подошел к Алмиро, намереваясь дать ему пинка: - Слышишь ты, малохольный, пошли. Алмиро еще больше съежился и вжался в стену: - Нет, ты не имеешь права. Я такой же, как все. Пуля вот-вот должен прийти. - Это кара... Это Божья кара... - голос Фитиля окончательно вывел из себя Хромого, и он что есть силы пнул Алмиро: - Убирайся прочь, немочь заразная. Вали отсюда, гомик. Но в этот момент его схватила чья-то рука и отшвырнула в сторону. Между Хромым и Алмиро вырос Сухостой с пистолетом в руке. Глаза его сверкали: - Клянусь, этот пистолет заряжен, и пусть только кто-нибудь тронет Алмиро,- он с угрозой обвел собравшихся взглядом. - А тебе-то что здесь надо, кангасейро? - пытался вновь овладеть ситуацией Хромой. - Он не полицейский, чтобы с ним так обращались. Он один из нас, это он правильно сказал. Мы подождем, пока вернется Пуля, и пусть он решит, что с ним делать. А того, кто хоть пальцем его тронет, я уничтожу, как полицейскую обезьяну, - и Сухостой навел на собравшихся пистолет. Толпа стала расходиться. Хромой плюнул с досадой: - Все вы трусы...- и пошел к своей собаке. Он уселся рядом с ней, и те, кто поближе, слышали, как он бормотал: "трусы", "трусы". Сухостой охранял Алмиро с пистолетом в руке. Амиро рыдал все громче и громче, глядя, как волдыри покрывают все его тело. Фитиль молил Господа проявить милосердие и не судить их слишком строго. Потом Фитиль вспомнил о падре. Он выскользнул из склада и направился к дому священника. Но по дороге он по-прежнему молился, и глаза его были полны страха перед мстительным Богом. Педро Пуля вернулся в склад вместе с Профессором и Жоаном Длинным. Им удалось провернуть весьма удачное дельце, и они вспоминали свой успех, то и дело прерывая обсуждение взрывами хохота. Кот вместе с ними участвовал в деле, но в склад не пошел, остался у Далвы. Первым, кого увидели друзья, войдя в склад, был Сухостой с пистолетом в руке. - Что тут у вас такое? - спросил Пуля. Хромой вышел из своего угла, за ним по пятам следовал пес: - Этот придурок, строящий из себя конгасейро, не дает нам сделать одно дело, - и указал на Алмиро.- У этого малохольного оспа. Жоан Длинный невольно отступил назад. Педро Пуля смотрел на Алмиро, а Профессор подошел к Сухостою. Мулат не опустил пистолет. Тогда Педро сказал: - Расскажи ты, Сухостой. - Вот он подхватил чертову оспу, - Сухостой указал на рыдающего мальчишку. - А эта горилла, словно полицейский, хочет вышвырнуть его на улицу, чтобы "скорая помощь" забрала его в больницу. Я не собирался вмешиваться, но парень не хотел уходить. Тогда они все вместе (Сухостой сплюнул) хотели побить его, чтобы заставить уйти. Но Алмиро сказал, что он один из капитанов, и что нужно дождаться тебя. Я решил, что он говорит правильно, и взял его сторону. Он ведь не полицейский какой-нибудь, чтобы так с ним обращаться. - Ты поступил правильно, Сухостой. - Педро Пуля хлопнул мулата по плечу. Потом посмотрел на Алмиро. - У тебя действительно оспа? Мальчишка только кивнул в ответ и снова зарыдал. Хромой закричал: - Я же говорю: нам ничего другого не остается. Мы не можем вызвать сюда "скорую помощь" - все на свете узнают, где мы прячемся. Надо оставить его на какой-нибудь улице, где много прохожих. Нам придется это сделать, хочешь ты этого или нет. - Кто здесь главный, ты или я? Ты что, хочешь по шее схлопотать? - пришлось повысить голос Педро Пуле. Хромой отошел, что-то бормоча себе под нос. Пес бросился ему в ноги, но Хромой дал ему пинка. Однако тут же спохватился и стал гладить его, издали наблюдая за происходящим. Педро Пуля подошел к Алмиро. Жоан Длинный хотел сделать то же самое, но не смог сдвинуться с места: слишком глубоко сидел в нем страх перед оспой, он был так же велик, как и его доброта. Только Профессор остался рядом с Пулей. Он-то и сказал Алмиро: - Дай-ка я посмотрю... Алмиро протянул руки, покрытые волдырями. Профессор сказал: - Это белая оспа. Настоящая сразу чернеет. Педро Пуля обдумывал ситуацию. В складе стояла полная тишина. Жоану Длинному удалось взять себя в руки и подойти поближе. Он шел, едва переставляя ноги. Казалось, для этого ему пришлось собрать всю свою волю, преодолеть самого себя. В этот момент в склад вошел Фитиль, а за ним - падре Жозе Педро. Падре поздоровался и спросил, кто заболел. Фитиль показал на Алмиро. Священник подошел, взял его за руку, внимательно осмотрел. Потом сказал Педро Пуле: - Его в больницу надо... - В оспенный батрак? - Да. - Нет, ни за что, - отрезал Педро Пуля. Хромой снова поднялся и подошел к ним: - Я уже давно говорю: нужно отправить его в больницу. - Я его не отдам в больницу, - повторил Педро Пуля. - Но почему? - удивился падре Жозе Педро. - Вы же знаете, падре, никто оттуда не возвращается. Никто. А ведь он наш товарищ, один из нас. Я не могу этого сделать... - Но ведь существует закон... - Обрекающий на смерть? Падре во все глаза смотрел на Педро Пулю. Эти мальчишки то и дело ставят его в тупик, они намного умнее, чем можно предположить, и в глубине души падре знает, что они правы. - Нет, падре, я его не отдам в больницу, - твердо сказал Педро Пуля. - Тогда что же ты собираешься делать, сын мой? - Лечить его здесь. - Но как? - Позову дону Анинью. - Но она же не врач... Педро Пуля смутился, но через минуту сказал: - Лучше пусть умрет здесь, чем в больнице. Тут снова вмешался Хромой: - Он же всех перезаразит...- он указал на мальчишек. - Все слягут. Этого нельзя допускать. - Заткнись, сволочь, не то всыплю как следует, - оборвал его Педро. Но тут вмешался падре: - Он прав, Пуля. - Он не пойдет в больницу, падре. Вы хороший человек и прекрасно понимаете, что его туда нельзя отправлять. Там такое творится... Это верная смерть. Падре хорошо знал, что все сказанное Пулей - правда, и поэтому молчал. И тут Жоан Длинный спросил: - А разве у него нет дома? - У кого? - У Алмиро. Ведь есть. - Я не хочу туда возвращаться, - всхлипывал Алмиро, - я оттуда сбежал. Педро Пуля подошел к нему и очень мягко сказал: - Не плачь, Алмиро. Сперва я схожу туда, поговорю с твоей матерью. А потом мы тебя отведем. Это все-таки лучше, чем больница. А падре добудет нам врача, он тебя вылечит. Ведь правда, падре? - Да, правда, - пообещал падре Жозе Педро. Существовал закон, обязывающий граждан извещать органы здравоохранения обо всех случаях заболевания оспой. Падре Жозе Педро прекрасно об этом знал, но в который уже раз он был на стороне капитанов песка, а не на стороне закона. Педро Пуля нашел мать Алмиро. Она была прачкой, жила с мелким землевладельцем за Соломенным Городком. Узнав о случившемся, мать мальчика чуть с ума не сошла. Алмиро тут же забрали домой, позднее падре привел туда врача. Но, оказалось, что этот врач добивался места в департаменте здравоохранения и поэтому донес на падре Жозе Педро как на укрывателя. В результате Алмиро все равно забрали в инфекционный барак, а падре оказался в весьма затруднительном положении. Власти не привлекли священника к ответственности, но пожаловались на него архиепископу, и падре Жозе Педро вызвали для беседы к канонику, возглавлявшему канцелярию архиепископства. Падре был сильно напуган. Тяжелые портьеры, стулья с высокими спинками, портрет святого Игнатия Лойолы на одной стене, распятие - на другой. Большой стол, дорогие ковры. С бьющимся сердцем вошел падре Жозе Педро в эту залу. Он не знал точно, зачем его сюда вызвали. Получив извещение, предписывающее ему явиться в архиепископский дворец, он подумал было, что речь пойдет о приходе, которого он тщетно дожидался в течение двух лет. Неужели собственный приход? Падре радостно улыбнулся. Наконец-то он станет настоящим священником, будет нести ответственность за вверенные ему души. Действительно станет служить Богу. Вдруг на него нахлынула грусть: его дети, беспризорные дети с улиц Баии, капитаны песка, - как он оставит их? Он был их другом, одним из немногих. Других священников не волновали проблемы этих детей. Они довольствовались тем, что изредка служили мессу в исправительной колонии, чем вызывали у тамошних мальчишек еще большую неприязнь, так как из-за богослужения их скудный завтрак откладывался. А падре Жозе Педро посвятил беспризорным детям всего себя. Нельзя сказать, что он достиг хороших результатов. Иногда он делал какой-то неверный шаг, и все приходилось начинать с начала. Все же ему удалось завоевать доверие этих ребят. Они стали относиться к нему, как к другу, даже если не воспринимали всерьез как духовного пастыря. Падре на многое закрывал глаза, лишь бы не утратить доверие капитанов. Ему часто приходилось поступать совсем не так, как его учили, мириться с тем, что церковь осуждала. Но другого способа спасти этих детей не было. А падре Жозе Педро считал, что даже из-за одного Фитиля и открывшегося в нем призвания стоило рисковать! И тут падре пришло в голову, что из-за этого его и вызывают в архиепископство. Наверняка из-за этого. Богомолки уже давно шепчутся у него за спиной о его подозрительных связях с малолетними воришками. А тут еще случай с Алмиро. Ну конечно, причина в этом. Падре испугался: его наверняка накажут, придется расстаться с мечтой о приходе. А падре Жозе Педро очень нужен приход. Он должен содержать старую мать и сестру, которая учится в педагогическом училище. Вдруг ему пришло в голову, что он мог и ошибаться. Церковные власти не одобряют его поступков, а в семинарии его всегда учили повиноваться. Но он вспомнил о капитанах. Перед его мысленным взором прошли Фитиль, Педро Пуля, Профессор, Хромой, Сачок, Кот. Нужно помочь этим мальчишкам ... Дети были главной заботой Христа. Он должен сделать все для спасения этих детей. Не по своей вине они ведут такую жизнь. В залу неслышно ступая вошел каноник. Погруженный в свои мысли, падре не заметил его, он вообще забыл, где находится. Каноник был высокий, очень худой и угловатый, редкие волосы тщательно причесаны, губы резко очерчены, сутана сверкала чистотой. На шее висели четки. Он казался воплощением святости и чистоты. Однако это не делало его симпатичным: аскетичная фигура каноника, суровые черты лица отталкивали людей. Как будто чистота было броней, отделявшей его от стального мира, погрязшего в грехе. Он считался человеком исключительного ума, выдающимся проповедником, известным строгостью своих принципов. Каноник остановился перед падре Жозе Педро и какое-то время внимательно его рассматривал. Своим острым взглядом он тут же отметил и грязную, в нескольких местах залатанную сутану, и неуверенность в себе, и страх. А простоватость и доброта были просто написаны у него на лице. Каноник изучал отца Жозе Педро всего несколько минут, но этого было достаточно, чтобы проникнуть в глубину его бесхитростной души. Каноник кашлянул. Падре поднял глаза, вскочил, смиренно поцеловал руку: - Каноник... - Садитесь, падре, нам нужно поговорить. Каноник окинул падре бесстрастным, ничего не выражающим взглядом, потом спустился на стул, стараясь не коснуться своими одеждами грязной сутаны падре Жозе Педро, и медленно сцепил пальцы. Голос каноника никак не вязался с его обликом. Этот голос можно бы было назвать вкрадчивым, даже нежным, если бы не жесткие интонации то и дело в нем проскальзывающие. Падре Жозе Педро, опустив голову, ждал, когда каноник заговорит. Тот начал так: - У нас имеются серьезные жалобы на вас, падре. Отец Жозе Педро хотел сделать вид, что не понимает, о чем речь. Но на такие хитрости прямодушный падре был явно не способен. Он тут же подумал о капитанах песка. Каноник прочел его мысли и едва заметно улыбнулся: - Полагаю, вы догадываетесь, о чем идет речь ... Падре взглянул в лицо каноника, но тут же опустил голову: - Наверное, о детях... - Грешник не может скрыть свой грех, он написан у него на лице, - от былой мягкости в голосе каноника не осталось и следа. От этих слов у падре мурашки побежали по спине. Он всегда боялся, что церковные иерархи, те, у кого хватает ума, чтобы понять Божью волю, не одобрят его методов, его отношений с капитанами песка. В душе у него рос страх, но боялся он не каноника или архиепископа - он боялся оскорбить Бога. У него даже руки слегка задрожали. Голос каноника вновь обрел свою мягкость. Этот голос был нежный и вкрадчивый, как у женщины, но без капли человеческого тепла: - К нам поступило достаточно жалоб, отец Жозе Педро, но до поры до времени мы закрывали на них глаза в надежде, что вы осознаете свои ошибки и исправитесь... - Каноник сурово взглянул на падре, и тот опустил голову. - Совсем недавно нам пожаловалась вдова Сантос: вы позволили шайке уличных мальчишек осмеять ее. Более того, вы их подстрекали... Что вы можете сказать на это, падре ? - Это неправда, каноник. - Вы хотите сказать, что вдова Сантос лжет? - Каноник буравил священника взглядом, но на этот раз Жозе Педро не опустил голову, а только повторил: - То, что она говорит, - неправда... - Разве вы не знаете, что вдова Сантос - одна из самых щедрых наших прихожанок? Не знаете о ее дарах церкви? - Я могу рассказать, как все было на самом деле. - Не перебивайте меня. Разве в семинарии вас не учили смирению и покорности ? Впрочем, там вы никогда не были в числе лучших. Падре Жозе Педро всегда помнил об этом. Не было нужды напоминать, что он был одним из худших учеников семинарии по теоретическим дисциплинам. Как раз поэтому отец Жозе Педро так боялся ошибиться, оскорбить Бога. Должно быть, каноник прав, он гораздо умнее, и поэтому ближе к Богу, который есть наивысшая мудрость. Каноник сделал такой жест, словно отмахнулся от случая с вдовой Сантос, и продолжил все так же вкрадчиво: - Однако сейчас речь пойдет о деле гораздо более серьезном. По вашей вине, падре, у архиепископа была весьма неприятная беседа с властями. Вы понимаете, что вы сделали? Отдаете себе отчет? Падре и не пытался оправдываться: - Это из-за мальчика, заболевшего оспой? - Вот именно, сеньор, оспой. А вы скрыли этот случай от эпидемиологической службы. Падре Жозе Педро верил в доброту и милосердие Господа. Ему казалось, что Бог одобряет его поступки. Он и сейчас так думает. Уверенность в своей правоте вдруг заполнила сердце падре. Он расправил плечи и посмотрел канонику прямо в глаза: - Вы знаете, что такое инфекционный барак? Каноник не ответил. - Так вот, почти никто не возвращается оттуда. А что говорить о ребенке? Отправить туда ребенка - значит обречь его на верную смерть. - Это не наше дело, - заявил каноник бесстрастным, но не терпящим возражения тоном. - Это дело департамента здравоохранения. Наша обязанность - подчиняться законам. - Даже если они противоречат заповедям Господа нашего Иисуса Христа? - Что вы об этом знаете? Каким таким умом вы обладаете, чтобы судить о Божественном промысле ? Вас обуял демон тщеславия! Падре Жозе Педро попытался объясниться: - Я знаю, что необразован и глуп, что недостоин служить Господу. Но у этих детей никого нет, они брошены на произвол судьбы. У меня было намерение ... Благими намерениями вымощена дорога в ад, - вынес приговор каноник. Падре Жозе Педро снова засомневался. Но он мысленно обратился к Богу, и к нему вернулось душевное равновесие: - Разве эта дорога ведет в ад? С этими мальчишками никогда не говорили серьезно о Боге. Они путают Господа с негритянскими идолами1, не имеют никакого представления о религии. Я хотел спасти их души ... - Я уже сказал вам, что цели были благими, а результат получился противоположный. - Но вы не знаете этих мальчишек. (Каноник бросил на него суровый взгляд). Они совсем, как взрослые. Они знают жизнь, всю ее подноготную, всю грязь. Нужно считаться с этим, идти на уступки... - И поэтому вы послушно плясали под их дудку. - Чтобы достичь цели, мне приходилось кое с чем мириться... - Например, с грабежами, преступлениями этих подонков. - Разве это их вина? - падре вспомнил Жоана де Адама. - Кто заботится о них? Кто наставляет? Кто помогает? Что хорошего видят они в жизни? (Отец Жозе Педро перестал сдерживаться и каноник отодвинулся подальше от него, не сводя осуждающего взгляда). Им приходится воровать, чтобы не умереть с голоду, потому что богачи, которые швыряют деньги на ветер или жертвуют церкви, не хотят знать о голодных детях... В чем их вина? ---------------------------------------------------------------------- 1 Байянские негры отождествляют с католическим богом верховное божество Ошала, которое выступает сразу в двух лицах: молодой - Ошагиан и старый - Ошулуфан. - Прекратите,- в голосе каноника зазвучал металл. - Если бы кто-нибудь услышал вас, он решил бы, что это говорит коммунист. И не мудрено. Общаясь с этим быдлом, вы набрались соответствующих идей. Вы коммунист, враг Церкви! Падре с ужасом смотрел на каноника. Тот поднялся, простер к падре руку: - Да простит вам Господь дела ваши и слова ваши. Вы оскорбили Бога, опорочили свой сан, попрали законы Церкви и Государства. Вы вели себя, как коммунист. Поэтому мы вынуждены отказать вам в приходе, о котором вы просите. Идите (Тут голос опять стал мягким, но эта мягкость не допускала возражений), покайтесь в грехах, посвятите себя богобоязненным прихожанам церкви, где вы служите, и забудьте эти коммунистические идеи. В противном случае нам придется принимать более серьезные меры. Неужели вы всерьез полагаете, что ваши поступки угодны Богу? Не забывайте, что вы совсем не так умны, чтобы проникнуть в Божьи помыслы... Каноник повернулся к падре спиной и направился к выходу. Падре Жозе Педро сделал вслед за ним два шага и глухо сказал: - Один из этих мальчишек хочет стать священником... Каноник резко обернулся: - Наша беседа окончена, отец Жозе Педро. Идите и молитесь о том, чтобы лучше понять Божье слово и лучше служить Божьей церкви. Ступайте. Да поможет вам Бог. Но падре не сдвинулся с места, и все силился что-то сказать. Но не смог. Он тупо смотрел на дверь, в которую вышел каноник. Сейчас у него не было в голове ни единой мысли. Он был смешон в этой нелепой позе: руки простерты к потолку руки; губы дрожат, в глазах - страх. Тяжелые портьеры на окнах не пропускали в залу свет. Какое - то время падре стоял в темноте. Коммунист... Бродячие музыканты на удивление правильно и красиво исполняли на улице старинный вальс: "На сердце такая тоска, смилуйся Господи Боже..." Падре Жозе Педро прислонился к стене. Каноник сказал, что ему не дано постичь божественных предначертаний - он слишком для этого глуп. И еще каноник сказал, что Жозе Педро - коммунист. Именно это слово особенно терзало душу падре. Все священники со всех амвонов предают анафеме коммунистов. И вот теперь он сам... Каноник очень умен, поэтому ближе к Господу, ему легче услышать глас Божий. Выходит, он ошибался. Два года, целых два года упорного труда потрачены впустую! Он хотел наставить на путь истинный этих детей... Заблудших детей... Неужели это их вина? "Пустите детей приходить ко мне..." Христос... Светозарный и юный лик... Ведь фарисеи и его называли революционером. Он любил детей. "Увы тому, кто причинит вред одному из малых сих..." Вдова Сантос щедро жертвует церкви... Неужели она тоже слышит глас Божий? Два вычеркнутых из жизни года... Он на многое закрывал глаза, да, это так! Но по-другому было нельзя. Капитаны песка не похожи на других детей... Они знают о жизни все, даже тайны любви... С самого детства они ведут жизнь взрослых мужчин. Разве можно обращаться с ними, как с учениками иезуитского колледжа, идущими к первому причастию? У этих есть мать, отец, сестры, духовники, и еда, и одежда - у них есть все... Но ему ли учить каноника? Каноник образован и очень умен. Он может услышать глас Божий. Каноник ближе к Богу... А сам падре никогда не был хорошим учеником... Напротив, одним из худших... Господь не станет открывать свои помыслы невеже. Он слушал Жоана де Адама... Значит, он тоже коммунист, как Жоан де Адам? Коммунисты - плохие люди, враги веры. Но Жоан де Адам - хороший человек... Коммунист... А Христос? Он тоже коммунист? Нет, даже думать об этом нельзя... Канонику следовало бы понять, что бедный священник в грязной сутане... Каноник умен, но Господь умнее, Он - высшая мудрость. Фитиль хочет стать падре. Да, это истинное его призвание. Но он постоянно грешит: ворует, грабит. Только это не их вина... Он говорит, как коммунист... А почему вон тот тип разъезжает в автомобиле и курит дорогую сигару? Говорит, как коммунист... Каноник сомневается в том, что Господь сможет простить его. Падре Жозе Педро привалился к стене, чтобы не упасть. Издали до него долетают последние аккорды старинного вальса. Падре окинул улицу застывшим невидящим взором. Мысли его путались. Да, падре Жозе Педро, Бог иногда говорит с самыми невежественными, самыми ничтожными. Да, я необразован и глуп. Но услышь меня, Господи! Это несчастные дети... Что знают они о добре и зле? Ведь их никто никогда и ничему не учил. Никогда не знали они материнской ласки. Не слышали доброго слова отца. Господи, они не ведают, что творят. Поэтому я на их стороне, поэтому не осуждаю их. Падре простер к небу сжатые кулаки. Неужели он поступает, как коммунист? Но он только хочет дать немного тепла этим маленьким душам. Спасти их, улучшить их жизнь. Раньше из них выходили только воры, карманники, жулики. В лучшем случае - бродяги... Самое достойное занятие... А он хотел, чтобы они выросли порядочными людьми, честно зарабатывали свой хлеб... Тут надо действовать исподволь. Принуждением ничего не добьешься... Из колонии они выходят еще хуже... Только не жестокими наказаниями, слышишь, Господи? В колонии наказания ужасны... Только терпением, только любовью... Христос думал так же... Почему как коммунист?.. Даже самый ничтожный может услышать глас Божий... Отказаться от этих детей? Приход потерян... Старая мать будет плакать... А учеба сестры в педучилище? Она тоже хочет учить детей... Но это совсем другие дети, у них есть книги, отец, мать... Они не похожи на беспризорников, которые живут на улице, спят под открытым небом, на причалах, в заброшенных складах... Он не может предать их... На чьей стороне Господь? На стороне каноника или бедного священника? Вдова Сантос... Нет, Бог на моей стороне. На моей! Но я слишком глуп, чтобы услышать Его глас... (Падре скрывается в портале какой-то церкви). Но иногда Господь говорит и с глупцами... (Он выходит из церкви и идет дальше, держась за стены домов). Он не бросит капитанов. Если он ошибался, Господь простит ему... "Благими намерениями вымощена дорога в ад"... Но Господь - высшее милосердие... Он продолжит начатое... И, может быть, капитаны песка не станут ворами. Разве это не будет наибольшей радостью для Христа?.. Да, Христос улыбается, у него светозарный лик. Он улыбается падре Жозе Педро. Благодарю тебя, Господи, благодарю. Падре опускается на колени прямо на улице, простирает руки к небу. Но тут замечает, что над ним смеются прохожие. Он поднимается, испуганный, и, сгорая со стыда, вскакивает на подножку трамвая. Какой-то человек замечает: - Смотрите-ка, пьяный падре. Какой стыд... На трамвайной остановке все смеются. Сачок надавил черным ногтем - волдырь прорвался. Потом посмотрел на руку - там их полно. Вот почему у него такой жар, слабость во всем теле. Это оспа. Она буквально опустошила бедные кварталы Баии. Врачи говорят, что эпидемия идет на убыль, но все еще много новых случаев заболевания, каждый день людей отвозят в инфекционные бараки. "И никто оттуда не возвращается", - думает Сачок. Даже Алмиро, из-за которого в складе поднялся такой шум, попал в барак. И не вернулся... Он был хорошим парнем. Говорили, правда, что он и Бузотер... Но он не был вредным, никому не надоедал. Хромой устроил весь этот скандал. А когда узнал, что Алмиро умер, стал еще угрюмее. Считает себя виноватым в его смерти. Ни с кем не разговаривает, только со своей собакой. - Спятит в конце концом, - думает Сачок. Он закурил сигарету и побрел к складу. Там был только Профессор. В эти полуденные часы все капитаны заняты "делом", трудно застать кого-нибудь на месте. Профессор сразу заметил его: - Дай сигаретку, Сачок. Тот бросил одну. Потом пошел в свой угол, связал в узел пожитки. Профессор наблюдал за ним: - Ты что, уходишь? Сачок подошел к Профессору с узелком под мышкой: - Не говори никому... Только Пуле... - Куда ты идешь? Мулат рассмеялся: - В барак... Профессор увидел, что его руки, грудь усыпаны волдырями. - Не ходи туда, Сачок... - Почему, брат? - Ты же знаешь... Это верная смерть... - Думаешь, я останусь здесь, чтобы заразить остальных? - Мы тебя вылечим... - Все умрут. У Алмиро все-таки был дом. У меня - никого. Профессор молчал. Ему так много хотелось сказать Сачку. Мулат стоял перед ним с узелком в руке, покрытой волдырями. Сачок попросил: - Ты скажи Педро Пуле. Другим не надо. - Пойдешь все-таки? - только и мог выговорить Профессор. Сачок кивнул, и они вместе вышли из склада. Сачок посмотрел на город и махнул рукой, словно прощался с ним навсегда. Сачок был бродяга, и никто не любит свой город сильнее, чем они. Потом взглянул на Профессора: - Когда будешь рисовать мой портрет... Ведь будешь, правда! (Профессор кивает. Ему хочется сказать Сачку какие-то теплые слова, как брату, но они не идут у него с языка). Не рисуй меня с волдырями, не надо... Его силуэт пропал в песках. Профессор смотрит ему вслед, с комком в горле, так и не сказав нужных слов. Но поступок Сачка кажется ему прекрасным, потому что он ушел вот так, навстречу смерти, чтобы спасти остальных. У тех, кто жертвует собой ради людей, в груди вместо сердца горит звезда. И когда герои умирают, их сердца остаются на небе. Так появляются новые звезды, - говорил Божий Любимчик. Сачок был совсем еще мальчишкой, но в груди у него горела звезда. Пропал из виду его силуэт. И Профессор вдруг понял, что никогда больше не увидит своего друга. Он ушел навстречу смерти. На макумбах в честь Омулу негритянский народ, отмеченный оспой, пел: "Кабоно, Азиелло енгома! Пусть кожа задубеет у меня! Омулу в сетан ступай, Оспу там распространяй". Омулу наслала оспу на Баию. Это была месть городу богачей. Но у богатых есть вакцина, что могла знать об этом Омулу? Она была богиней бедных негров, пришла из диких африканских лесов. Что она знала о прививках? И тогда оспа спустилась в Нижний город и стала косить подданных Омулу. Омулу сделала все, что могла: она превратила черную оспу в белую, болезнь глупую и неопасную. Но все равно умирали негры, умирали бедняки. Омулу сказала, что их убивает не оспа, их убивают инфекционные бараки. Омулу только хотела пометить своих черных сынов. А убивал их барак. Но на макумбах просили увести оспу из города в сертан к богатым фазендейро. У них много денег и много земли, но они тоже ничего не знают о вакцине. И Омулу пообещала уйти. Поэтому негры, жрецы и жрицы Омулу, поют: "Она поистине нам мать, Она нам станет помогать..." Омулу обещает уйти. Но чтобы ее черные дети не забывали о своей богине, предупреждает в прощальной песне: " Ну, сыночки, до свидания, Ухожу я, но вернусь..." И однажды ночью, когда на всех макумбах гремели атабаке, таинственной байянской ночью Омулу вскочила в восточно-бразильский экспресс и умчалась в сертаны Жуазейро. Оспа отправилась вместе с ней. Сачок вернулся из инфекционного барака страшно худой, одежда болталась на нем, как на коле. Лицо было изрыто оспой. Когда он появился в складе, капитаны смотрели на него со страхом. Но Профессор сразу же подошел к Сачку: - Выздоровел, мулат? Сачок улыбнулся. Ребята подходили, жали ему руки. Педро Пуля обнял его: - Вернулся? - Молодчина. Даже Хромой подошел. Жоан Длинный стоял с ним рядом. Сачок окинул друзей взглядом. Попросил закурить. Руки у него были, как у скелета. Глаза ввалились. Он молчал, с нежностью рассматривая старый склад, мальчишек, собаку, которую Хромой прижимал к груди. Тогда Жоан Длинный спросил: - Как там было, в бараке? Сачок резко обернулся. Лицо исказила горькая гримаса. Он ответил не сразу. Потом все-таки выдавил, хотя каждое слово давалось ему с трудом: - Как о таком расскажешь? Это выше человеческих сил... Там как в могиле. Он оглядел напуганных его словами ребят и повторил с горечью: - Все равно, что в гроб лечь да отправиться на кладбище. Все равно, что в гроб... Сачок не знал, что еще сказать. Хромой процедил сквозь зубы: - Что еще? - Ничего. Ничего. Я ничего не знаю... Ради Бога, не спрашивайте...- Сачок опустил голову, и она бессильно поникла на тощей шее. Он говорил едва слышно, словно этот кошмар стоял у него перед глазами. - Там, как на кладбище. Кругом одни мертвые. Сачок умолял взглядом не задавать ему вопросов. Жоан Длинный сказал остальным: - Не будем ни о чем его спрашивать... Сачок только махнул рукой: - Не надо. Слишком жутко... Профессор смотрел на грудь Сачка. Она вся была изрыта оспой. Но слева, там, где сердце, он увидел звезду. Звезда вместо сердца. Они заняли столик в углу. Кот вытащил колоду, но ни Педро Пуля, ни Жоан Длинный, ни Профессор, ни тем более Сачок на это не отреагировали. Им нужно было дождаться Божьего Любимчика. Все столики в "Приюте моряка" были заняты. Долгое время таверна пустовала. Оспа была тому причиной. Теперь, когда она убралась из города, люди вспоминали умерших. Кто-то заговорил об инфекционных бараках. "Горе родиться бедняком", - сказал какой-то матрос. Кто-то попросил кашасы. Все замолчали, раздавался только звон стаканов. И тогда какой-то старик сказал: - Никто не может изменить свою судьбу. Она творится там, наверху, - он указал на небо. Но с другого столика раздался голос Жоана де Адама: - Придет день, и мы изменим свою судьбу. Педро Пуля вскинул голову. Профессор молча улыбался. Жоан Длинный и Сачок, похоже, были согласны со стариком, который снова повторил: - Нельзя изменить свою судьбу. Уж кому что на роду написано... - Придет день, и мы изменим ее, - сказал вдруг Педро Пуля, и все повернулись в его сторону. - Ты-то что в этом понимаешь, парень? - спросил старик. - Это сын Блондина, в нем говорит отцовская кровь, - объяснил Жоан де Адам, и все посмотрели на Пулю с уважением. - Его отец погиб за то, чтобы изменить нашу судьбу. Жоан де Адам обвел всех взглядом. Старик замолчал и тоже посмотрел на Педро с уважением. У людей снова появилась надежда. В таверну с улицы долетели звуки самбы: кто-то настраивал гитару. НОЧЬ ВЕЛИКОГО ПОКОЯ ТВОИХ ГЛАЗ ДОЧЬ УМЕРШИХ ОТ ОСПЫ На холме снова звучала музыка. Бродяги играли на гитаре, пели песни, сочиняли самбы, которые продавали потом популярным городским музыкантам. В кабачке Диоклесио снова каждый вечер стали собираться люди. Из-за оспы жизнь на холме замерла. Веселье уступило место слезам и причитаниям женщин и детей. Мужчины проходили, опустив голову, домой или на работу. И каждый день по неровным склонам холма несли на дальнее кладбище черные гробы взрослых, белые гробы невинных девушек, маленькие детские гробики. Но этим еще посчастливилось умереть дома. Страшнее, когда санитары засовывали в мешки еще живых людей и увозили их в инфекционные бараки. Родные оплакивали их, как покойников, потому что знали: домой они не вернутся. Ни гитарный аккорд, ни сочный голос негра не нарушали скорбной тишины. Только молитвы часовых да судорожные рыдания женщин. Таким был холм, когда Эстевана увезли в инфекционный барак. Он не вернулся, и однажды Маргарида, его жена, узнала, что он умер. В тот же день у нее самой начался жар. К счастью, заболела она легко, ей удалось скрыть болезнь и не попасть в барак. Понемногу ей становилось лучше. Двое детей под ее руководством делали всю домашнюю работу. От Зе Худышки, правда, было мало пользы: ему недавно исполнилось шесть лет, и он ничего не умел делать. Но Дора, которой шел четырнадцатый год, была настоящей маленькой хозяйкой, очень серьезной; она доставала матери лекарства, ухаживала за ней. Маргарида стала выздоравливать, когда на холме снова заиграли гитары, потому что эпидемия оспы закончилась. Снова ночи на холме были заполнены музыкой. А Маргарида, хотя и не выздоровела окончательно, отправилась по домам своих постоянных заказчиц за бельем. Вернулась с узлом на спине и пошла стирать к источнику. Она работала весь день под палящим солнцем и под дождем, который начался вечером. На следующий день закончить работу она не смогла, потому что заболела снова, и рецидив был ужасен. А через два дня на кладбище снесли последнюю жертву белой оспы. Дора не плакала. Слезы катились по щекам, но, когда похоронная процессия спускалась с холма, она думала только о Зе Худышке, который просил есть. Брат плакал от страха и голода. Он был слишком мал, чтобы понять, что остался совсем один в этом огромном городе. В тот день соседи накормили сирот. А на следующее утро араб, которому принадлежали все лачуги на холме, велел все в доме облить спиртом для дезинфекции и очень скоро сдал его новым жильцам, потому что домишко был очень удобно расположен - на самой вершине холма. И пока соседи обсуждали, что делать с сиротами, Дора взяла брата за руку и стала спускаться с холма в город. Она ни с кем не простилась, ее уход был похож на бегство. Зе Худышка шел за сестрой, ничего не понимая. Дора была спокойна. В городе наверняка она найдет кого-нибудь, кто даст ей приют, кто, по крайней мере, позаботится о брате. Она нашла бы где-нибудь место служанки. Ей совсем еще мало лет, но во многих домах предпочитают брать на работу девочек, чтобы меньше платить. Мать как-то говорила о том, чтобы устроить ее в дом одной своей заказчицы. Дора знала адрес и отправилась туда. Холм, звон гитар, самба, которую пел какой-то негр, остались далеко позади. Босые ноги Доры обжигал раскаленный асфальт. Зе Худышка шел веселый, с интересом разглядывая незнакомый ему город, битком набитые трамваи, гудящие автобусы, пеструю уличную толпу. Однажды Дора была с матерью в этом доме. Он находился в Барре, и они добирались туда с тюком выстиранного белья на платформе грузового трамвая. Хозяйка была очень приветлива с Дорой, спросила, не хочет ли та у нее работать. Но Маргарида ответила, что девочке надо сначала подрасти. Вот туда-то и решила пойти Дора. Она спрашивала дорогу в Барру то у одного, то у другого прохожего. Путь был ужасно длинный, раскаленный асфальт жег босые ноги. Зе Худышка начал просить есть и жаловаться на усталость. Дора утешала его, как могла, и они шли дальше. Но на Кампо Гранди силы малыша кончились. Слишком трудной была дорога для его шести лет. Тогда Дора пошла в булочную и на последние пятьсот рейсов купила два вчерашних батона. Потом посадила Зе на скамейку, дала ему хлеб: - Ешь и жди меня здесь, слышишь? Я скоро вернусь. Только никуда отсюда не уходи, не то потеряешься. Зе Худышка, кусая черствую булку, очень серьезно пообещал ей не двигаться с места. Дора поцеловала его и ушла. Полицейский, у которого она спросила дорогу, похотливо рассматривал ее наметившуюся грудь, развевающиеся на ветру белокурые распущенные волосы. Дора чувствовала усталость во всем теле, обожженные ступни саднили, но она не останавливалась. Номер нужного дома был 611. Дойдя до 59 она остановилась, чтобы передохнуть и подумать, что она скажет хозяйке. Потом снова двинулась в путь. Теперь в довершение ко всем мучениям ее еще терзал голод, ужасный голод тринадцатилетнего подростка, требующий немедленного удовлетворения. Доре хотелось заплакать, упасть прямо на раскаленный асфальт и не двигаться. На нее нахлынула тоска по умершим родителям. Но она собрала все свои силы и пошла дальше. Дом под номером 611 был огромен. Настоящий дворец. Под окнами росли деревья. На качелях, привязанных к стволу мангейры, сидела девочка, ровесница Доры. Парень лет семнадцати раскачивал ее, оба смеялись. Это были дети хозяев. Дора некоторое время с завистью смотрела на них, потом нажала кнопку звонка. Парень увидел ее, но не двинулся с места. Дора позвонила еще раз, тогда появилась служанка. Дора объяснила, что хотела бы поговорить с хозяйкой, доной Лаурой. Служанка подозрительно смотрела на нее. Но тут парень оставил качели и подошел к воротам. Он внимательно оглядел Дору, отметив про себя ее наметившуюся грудь, голые коленки. Потом спросил: - Что тебе нужно? - Я бы хотела поговорить с доной Лаурой. Я дочь Маргариды, которая стирала здесь белье... Видите ли, она умерла... Парень не сводил глаз с груди девочки. Дора, внучка итальянца и мулатки, была очень красива: огромные глаза, золотистые волосы. Маргарида говорили, что она вся пошла в деда, белокурого итальянца. Дора опустила голову: слишком откровенно парень пялил глаза на ее грудь. Тот тоже смутился и сказал служанке: - Иди, позови маму. - Хорошо, сеньор. Парень достал сигарету, закурил. Выдохнув кольцо дыма, еще раз бросил взгляд на грудь Доры: - Ты ищешь работу? - Да, сеньор. Ветер задрал чуть-чуть подол ее платья, приоткрыв ноги выше колен. У парня сразу появились подлые мысли: вот он еще в постели, Дора приносит ему кофе, а потом... - Я попрошу маму взять тебя... Дора поблагодарила, но ей было не по себе от его липких взглядов, хотя она и не понимала их истинный смысл. Подошла дона Лаура, седовласая матрона, следом за ней - дочь, веснушчатая, как кукушечье яйцо, но довольно хорошенькая и смерила Дору подозрительным взглядом. Дора сказала, что у нее умерла мать: - Вы хотели взять меня на работу, сеньора... - От чего умерла Маргарида? - От оспы, сеньора. Дора не знала, что, произнеся эти слова, она лишилась возможности получить работу. - От оспы? Девчонка испуганно отшатнулась. Даже парень отступил на шаг, подумав, что маленькие груди Доры уже отмечены оспой, и плюнул с отвращением. - Дело в том, что я уже наняла горничную. Больше мне никто не нужен, - дона Лаура сделала вид, что ей очень жаль отказать, но другого выхода нет. Дора подумала о Зе Худышке: - А вам не нужен маленький мальчик для разных поручений - за покупками ходить и все такое? У меня есть брат... - Нет, дочь моя, не нужен. - А вы не знаете кого-нибудь, кто ищет прислугу? - Нет. Если б знала, я бы тебя порекомендовала. Хозяйке хотелось побыстрее закончить разговор. Она обернулась к сыну: - У тебя есть с собой два милрейса, Эмануэл? - Зачем тебе, мама? - Дай сюда. Мальчик протянул ей монету, сеньора положила ее на ограду, боясь даже прикоснуться к Доре. Она хотела только одного: чтобы та поскорее ушла, не успев заразить дом: - Возьми деньги. Да поможет тебе Бог... Дора повернулась и пошла назад. Парень глядел ей вслед, не в силах отвести глаз от округлостей, брисовывающихся под тесной юбкой. Голос матери, ворвавшийся в столь приятные размышления, вернул его на землю. Она говорила служанке: - Дос Рейс, протри спиртом все, к чему прикасалась эта девочка. С оспой шутки плохи. Парень вернулся к мангейре и снова начал качать сестру, время от времени вздыхая про себя: "а грудь у нее хороша..." Зе Худышки на скамейке не было. Дора испугалась. Что, если он ушел в город и потерялся? И где теперь его искать? Она ведь тоже совсем не знает города. Да тут еще на нее навалилась жуткая усталость, отчаяние, боль утраты. Она едва не разрыдалась. Болели ноги, ужасно хотелось есть. Дора подумала было купить хлеба (теперь у нее было две тысячи четыреста рейсов), но вместо этого отправилась на поиски брата. Она нашла его в саду под деревьями, где он ел зеленые сливы. Дора шлепнула брата по руке: - Ты что, не знаешь, что от этого заболит живот? - Так ведь есть хочется... Дора купила хлеба, они поели. Потом до самого вечера Дора ходила по городу из дома в дом в поисках работы. И везде ей отказывали: боялись оспы. К концу дня Зе Худышка от усталости уже валился с ног. Дора была в отчаянии. Она уже думала, не вернуться ли ей на холм. Но тогда они станут обузой для соседей, которым и самим-то нечего есть. Дора не хотела возвращаться: с холма ее мать спустилась в гробу, отец - в мешке. Дора опять оставила своего брата одного, чтобы до закрытия купить чего-нибудь в булочной. Там она истратила последние гроши... Зажглись фонари. Сначала залитые огнями улицы показались Доре необыкновенно красивыми. Но скоро она поняла, что город - ее враг. Он обжег ее ноги и лишил сил. В этом красивом городе ей не было места. Она брела, опустив голову, вытирая ладонями слезы. И снова Зе Худышки не было на месте. Обойдя весь сад, она нашла наконец брата: он смотрел, как двое мальчишек - высокий негр и худенький белый, сидя на корточках играют в гуде1. Дора села на скамейку, позвала брата. Мальчишки тоже поднялись. Она развернула батоны, дала один брату. Мальчишки смотрели на нее во все глаза. Негр был голоден, это она поняла сразу. Тогда Дора отломила кусок и протянула мальчишкам. Они молча ели черствый хлеб (он намного дешевле). Закончив, негр хлопнул в ладоши и сказал: - Твой брат сказал, что ваша мать умерла от оспы. - Отец тоже... - У нас тоже умер... - Твой отец? - Нет, Алмиро, один из наших. Молчавший до этого худенький белый спросил: - Ты нашла работу? - Никто не хочет брать дочь умерших от оспы. Больше она не смогла сдерживаться и заплакала. Зе Худышка играл под деревьями шариками, которые ребята там оставили. Негр почесал в затылке. Худой посмотрел сначала на него, потом на Дору: - Ночевать-то тебе есть где? - Нет. Худенький сказал негру: - Давай, отведем ее в склад. - Девчонку?.. Что скажет Пуля? 1гуде-очень популярная в Бразилии детская игра, немного напоминающая наш "чижик", только играют разноцветными стеклянными шариками. - Но ведь она плачет, - проговорил худенький едва слышно. Негр озадаченно смотрел на девочку. Белый почесал шею, согнав муху. Потом тихонько, даже с опаской коснулся плеча девочки: - Пойдем-ка с нами. Мы ночуем в складе... Негр попытался улыбнуться: - Конечно, это не дворец, но все-таки лучше, чем улица. Они поднялись. Жоан Длиный и Профессор шли впереди. Обоим хотелось поговорить с Дорой, но они не знали, с чего начать: еще ни разу не оказывались мальчишки в таком затруднительном положении. Свет фонаря играл в Дориных волосах цвета старинного золота - казалось, нимб сияет над ее головой. Негр прошептал: - Какая красавица, - Необыкновенная, - подтвердил Профессор. Но они не разглядывали ни ее грудь, ни ноги - любовались золотым нимбом ее волос. На берегу Зе Худышка совсем выбился из сил и не мог идти дальше. Тогда негр (это был Жоан Длинный) подхватил малыша и посадил на плечи, хотя и сам был по сути дела ребенком. Профессор шел рядом с Дорой, но не решился нарушить молчание. В склад они вошли не очень уверенно. Жоан Длинный опустил Зе Худышку на пол, подождал, когда войдут Профессор и Дора. Потом все прошли в угол к Профессору, где тот сразу зажег свечу. Капитаны изумленно глядели на вошедших. Собака Хромого залаяла. - Новые люди, - пробормотал Кот. Он как раз собрался уходить, но все же подошел к ним. - Кто это, Профессор? - Их родители умерли от оспы. Они остались на улице, без крыши над головой. Кот посмотрел на Дору, продемонстрировав одну из самых обворожительных своих улыбок, поклонился (он видел, как это делал герой в каком-то фильме) и произнес однажды услышанную фразу: - Добро пожаловать, мадам...- но, забыв, что дальше, слегка смутился и отправился на свидание с Далвой. Зато к ним потянулись все остальные. Хромой и Сачок были впереди. Дора со страхом смотрела на приближающуюся ватагу. Измученный Зе Худышка уже спал. Жоан Длинный вышел вперед, заслоняя собой Дору. Колеблющийся огонек свечи озарял золотистые волосы Доры, время от времени бросая отблески на ее грудь. Профессор поднялся, прислонился к стене. Теперь сквозь дырявую крышу в склад заглядывала луна. Первым шел Сачок. Потом, волоча ногу - Хромой. За ним - остальные. Все взгляды были прикованы к Доре. Сачок спросил: - Что это за цыпочка? Профессор шагнул вперед: - Она была голодная. Она и брат. Оспа убила у них отца и мать. Сачок расправил плечи и захохотал: - Красотка... Хромой вторил ему издевательским смешком, указывая на столпившихся за его спиной мальчишек: - Вы все словно урубу над падалью... Дора пыталась успокоить Зе Худышку, он проснулся и дрожал от страха. Из толпы раздался чей-то голос: - Профессор, ты хочешь, чтобы девчонка досталась вам двоим, тебе и Длинному. Оставь и нам... Другой крикнул: - У меня уже огнем горит... Многие рассмеялись. Еще один подошел к Жоану Длинному и расстегнул ширинку: - Смотри, как ему хочется, Длинный. Ждет не дождется... Загораживая собой Дору, Жоан Длиный молча вытащил кинжал. Хромой крикнул: - Этим ты ничего не добьешься. Она должна быть для всех. - Вы что, не видите, она же еще девчонка? - попытался образумить их Профессор. - Но грудь у нее - что надо, - крикнули из толпы. Вперед вышел Сухостой: в глазах мрачный огонь, зубы оскалены: - Лампиан тоже не больно с ними цацкался. Отдай ее нам, Длинный. Все знали, что Профессор - слабак, и разделаться с ним - пара пустяков. Они были безумно возбуждены, но боялись Жоана Длинного, сжимавшего в руке кинжал. Сухостой воображал себя одним из бандитов Лампиана, в руки которого попалась дочка фазендейро. Свет падал на золотистые волосы Доры. В ее глазах застыл ужас. Жоан Длинный не проронил ни звука, только еще крепче сжал рукоятку кинжала. Профессор раскрыл складной нож, встал рядом с Длинным. Тогда Сухостой тоже вытащил нож и пошел на Профессора. За ним - остальные. Захлебывалась лаем собака. - Лучше отойди, Длинный, - повторил Сачок. Профессор пожалел, что Кот ушел: он был бы на их стороне, ведь у него уже есть женщина. Дора с ужасом смотрела, как на нее наступает ватага парней. Страх заставил ее позабыть горе и усталость. Зе Худышка плакал. Дора не могла отвести взгляда от Сухостоя. Лицо мулата, на котором была написана откровенная похоть, исказилось гримасой нервного смеха. Тут Сачок встал против света, и Дора увидела следы оспы у него на лице. Она вспомнила умершую мать и зарыдала в голос. Это на какое-то мгновение остановило толпу. Профессор крикнул: - Вы что, не видите? - она плачет. Наступавшие толпились в замешательстве. Но тут раздался голос Сухостоя: - А нам-то что? Хуже у нее не станет... И парни снова стали наступать, медленно, как загипнотизированные, переводя взгляд с лица Доры на кинжал в руке Длинного. Вдруг, сделав рывок, оказались совсем рядом. Тут Жоан Длинный впервые заговорил: - Я продырявлю первого... Сачок захохотал. Сухостой нервно играл кинжалом. Зе Худышка плакал. Не помня себя от страха, Дора прижала брата к себе и в этот момент увидела, как Жоан Длинный сбил Сачка с ног. Сухостой бросился на Профессора... И вдруг раздался голос Педро Пули: - Что тут у вас происходит, черт побери?! Профессор медленно поднялся: Сухостой успел поранить ему плечо. Сачок, с распоротой щекой, лежал без движения на полу. Жоан Длинный по-прежнему загораживал собой Дору. - В чем дело? - снова спросил Педро Пуля. Ответил Сачок не вставая: - Эти ублюдки добыли девчонку и хотят, чтобы она досталась только им. Она должна быть для всех, как заведено... - Правильно, - взвизгнул Хромой, - лично я хочу заняться этим делом прямо сейчас. Педро бросил на Дору беглый взгляд. Заметил наливающуюся грудь, золотистые волосы. - Они правы, - сказал он, - отойди, Жоан. Такого негр не ожидал. Он смотрел на друга, не понимая, что происходит. Ватага опять наступала, теперь во главе с Педро Пулей. Протягивая к нему руки, Жоан Длинный крикнул: - Пуля, клянусь, я прикончу любого, кто сунется. Педро Пуля сделал еще шаг: - Уйди, Длинный. - Это же девочка, Пуля! Ты что, не видишь? Педро Пуля остановился. Парни замерли у него за спиной. Теперь Педро по-другому смотрел на Дору: увидел ужас в ее глазах, бегущие по щекам слезы. Услышал плачь Зе Худышки. Жоан продолжил: - Мы друзья, Пуля. Я всегда был с тобой. Но если прикоснешься к ней, я тебя убью. Это мы с Профессором привели ее сюда. И никто не причинит ей зла. - Мы тебя прикончим, а потом... - встрял Сухостой. - Заткнись! - оборвал его Педро Пуля. Жоан Длинный снова заговорил: - И отец, и мать у нее умерли от оспы. Ей совсем некуда деться. Мы встретили ее на улице и привели сюда. Она не шлюха, она девочка. Она невинна, неужели ты не видишь? Никто не посмеет ее тронуть, слышишь, Пуля? - Невинна, - повторил про себя Педро Пуля. Потом шагнул вперед и встал плечом к плечу с Жоаном Длинным и Профессором: - Ты хороший парень, Длинный. Ты правильно поступил. Потом обратился к остальным: - Ну, кто смелый, - подходи. - Ты не имеешь права так поступать, Пуля, - Сачок пощупал рану на щеке. - Теперь ты хочешь пользоваться девчонкой вместе с Длинным и Профессором. - Клянусь, что не собираюсь этого делать, они - тоже. Она невинна. И пусть кто-нибудь хоть пальцем ее тронет! Ну, кто хочет попробовать, - давай подходи. Помладше и потрусливее стали расходиться первыми. Сачок поднялся и пошел в свой угол, утирая кровь рукавом. Сухостой произнес раздельно: - Я не буду пробовать, Пуля, но не потому, что испугался. Просто ты сказал, что она невинна. Педро Пуля подошел к Доре: - Не бойся, никто тебя не тронет. Дора вышла из своего укрытия, оторвала кусок от подола, перевязала Профессору рану. Потом подошла к Сачку (тот весь сжался, словно ждал, что его ударят), промыла его рану, наложила повязку. Весь ее страх, вся усталость куда-то исчезли - Дора сразу поверила Педро и чувствовала себя в полной безопасности. Потом спросила Сухостоя: - Ты тоже ранен? - Нет, - ответил мулат, не понимая толком, что ей нужно, и поскорее ретировался. Казалось, он боялся Доры. Хромой внимательно следил за происходящим. Собака соскочила с его колен, подошла к Доре, лизнула ее ногу. Дора погладила пса, потом спросила Хромого: - Это твой? - Да. Но можешь взять его себе. Дора улыбнулась. Педро Пуля прошелся по складу. Потом сказал так, чтобы все слышали: - Завтра же она уйдет отсюда. Мне здесь девчонки не нужны. - Нет, - возразила Дора, - я останусь, буду заботиться о вас. Я умею готовить, шить, стирать. - По мне, так пусть остается, - подал голос Сухостой. Дора вопросительно взглянула на Педро Пулю: - Ты же сказал, что никто не сделает мне ничего плохого... Педро Пуля смотрел, как светятся ее волосы. В склад заглядывала луна. ДОРА, МАТЬ Кот шел вразвалку, особой своей походкой. Он потратил уйму времени, безуспешно пытаясь вдеть нитку в иголку. Дора уложила Зе Худышку спать и теперь приготовилась слушать, как Профессор читает ту чудесную историю из книги в синей обложке. Кот, раскачиваясь всем корпусом, медленно подошел к ним: - Дора... - Да, Кот? - Хочешь сделать мне любезность? - Да. Кот разглядывал иголку с ниткой с таким видом, словно перед ним стояла невероятно сложная задача, решение которой невозможно найти. Профессор отложил книгу, и Кот сменил тему разговора: - Совсем глаза испортишь, Профессор, если будешь столько читать. Если б хоть электричество было... Кот нерешительно смотрел на Дору. - Что случилось, Кот? - Эта нитка, что б ее... Никак на вдену. Никогда ничего труднее не видел... - Дай-ка сюда. Дора вдела нитку в иголку, завязала узелок. Кот заметил Профессору: - Только женщина может справиться с этой штукой... Кот хотел забрать у нее иголку, но Дора не отдала, спросила, что нужно зашить. Кот показал разорванный карман пиджака. Это был тот самый кашемировый костюм, который носил Хромой, когда вдруг превратился в сына богачей из Грасы. - Шикарный костюмчик, - похвастался Кот. - Красивый, - согласилась Дора. - Сними-ка пиджак. Профессор и Кот следили за ней с каким-то благоговением. По правде говоря, это не было шедевром портновского искусства, но никто никогда в жизни ничего им не чинил. Только Кот и Фитиль имели привычку зашивать свою одежду. Кот - потому, что хотел выглядеть элегантным, и у него была женщина, а Фитиль - из любви к порядку. Остальные таскали свои лохмотья, пока они не превращались в непригодную для носки рвань. Тогда они выпрашивали или воровали другие штаны и пиджаки. Дора закончила работу: - Еще есть что-нибудь? Кот пригладил блестящие от бриллиантина волосы: - Рубашка на спине. Он повернулся. Рубашка была располосована снизу доверху. Дора велела Коту сесть и стала зашивать рубашку прямо на теле. Когда он в первый раз ощутил прикосновение ее пальцев, по его телу пробежала дрожь. Совсем, как в те минуты, когда Далва, лаская его, легонько царапала его спину длинными накрашенными ногтями, повторяя: - Кошечка царапает своего котика... Но Далва никогда не чинила его одежду. Наверное, и нитку-то в иголку не могла вдеть. Ей нравилось развлекаться с ним в постели, и она намеренно царапала его, стараясь возбудить, вызвать чувственную дрожь, чтобы их любовь была более пылкой. А Дора - нет. Ей такого и в голову бы не пришло. И прикосновения ее рук, с кое-как подстриженными ногтями были совсем другими, материнскими. Мать у Кота умерла, когда он был еще совсем маленький. Она была хрупкой красивой женщиной. У нее тоже были шершавые руки: жене рабочего не приходится думать о маникюре. И она точно так же зашивала ему рубашки - прямо на спине. Рука Доры снова прикоснулась к нему. Но на этот раз дрожь не пробежала по его телу; он почувствовал совсем иное: нежную ласку, ощущение безопасности, которое дарят материнские руки. Дора стояла у него за спиной, Кот не мог ее видеть. И он представил себе, что это вернулась его мать. Он снова стал маленьким, на нем надета пестрядевая рубашонка, которую он порвал, играя на холме. И тогда появляется мама, усаживает его перед собой, и ее проворные пальцы ловко управляются с иглой, время от времени прикасаются к нему, и его переполняет ощущение безграничного счастья. Никакого желания. Только счастье. Мама вернулась и чинит ему рубашку. Как хочется положить голову к ней на колени и услышать, как она напевает колыбельную, как когда-то в детстве. Кот вдруг вспоминает, что он еще ребенок. Но только по возрасту, в остальном же - взрослый мужчина. Он ворует, чтобы не умереть с голоду, спит каждую ночь с проституткой, берет у нее деньги. Но сегодня вечером он опять чувствует себя ребенком, забывает Далву, ее возбуждающие руки, губы, впивающиеся в него долгим поцелуем, ее ненасытную плоть. Он забывает о том, что он - начинающий карманник, владелец крапленой колоды, карточный шулер. Он забывает обо всем, он просто четырнадцатилетний мальчишка, и мама зашивает ему рубашку. Как хочется, чтобы она пела, убаюкивая его. Одну из тех колыбельных песен про буку: " Спи, сынок, мое сердечко, Чтобы бука не пришел... " Дора наклоняется, откусывает нитку. Ее золотистые волосы скользнули по плечу Кота. Но у него не возникает другого желания, кроме того, чтобы она оставалась его матерью. В эту минуту он до абсурда, до головокружения счастлив. Как будто не было всех этих лет после смерти матери. Как будто он был таким же, как все дети. Потому что сегодня вечером вернулась его мать. Поэтому случайное прикосновение ее волос не возбуждает его, а только усиливает это ощущение счастья. И когда Дора произнесла: "Готово, Кот", ему показалось, что он слышит нежный, музыкальный голос своей матери, поющий ему колыбельную. Кот встает, с благодарностью смотрит в глаза Доры. - Теперь ты наша мама... - начал он срывающимся от волнения голосом, но смешался и замолчал, испугавшись, что она не поймет, потому что увидел улыбку на ее серьезном, как у взрослой, лице. Но она поняла... И Профессор тоже все понял. И эта сцена: Кот стоит перед Дорой и счастливым голосом называет ее матерью, а она улыбается материнской улыбкой - кажется ему живописным полотном и так остается в его памяти навсегда. Кот закидывает пиджак за спину и уходит своей щеголеватой походкой. Он чувствует, что с ними произошло нечто необыкновенное: они нашли свою мать, материнскую ласку и заботу. А Далва удивленно допытывалась у него этой ночью: - Что такое с моим Котиком? Что случилось? Но он хранит свою тайну. Слишком много это значит для него - встретить на земле мать, которая давно умерла. Далва его бы не поняла. Когда после ухода Кота Профессор снова раскрыл книгу, к ним подошел Жоан Длинный и уселся рядом. На улице шел дождь. В истории, которую читал Профессор, тоже лил дождь, на море свирепствовал шторм, и парусник мог в любую минуту пойти ко дну. Капитан был настоящий зверь: офицерский кнут то и дело гулял по голым спинам матросов... Жоан Длинный слушал, затаив дыхание, с гримасой страдания на лице. С газетой в руке подошел Сухостой, но не стал прерывать Профессора, решил послушать... Сейчас на матроса Джона обрушился град ударов только за то, что он поскользнулся и упал во время бури. Сухостой не выдержал: - Был бы там Лампиан, он бы с этим капитаном разделался. Так и поступил матрос Джеймс, человек сильный и смелый. Он бросился на капитана, и на судне вспыхнул мятеж. На улице шел дождь, шел он и в книге, которую читал Профессор. В ней рассказывалось о буре и мятеже. Один офицер перешел на сторону восставших. - Молодчина! - воскликнул Жоан Длинный. Он любил мужество и отвагу. Сухостой испытующе наблюдал за Дорой. Ее глаза сверкали: ей тоже нравились героические поступки. Это открытие обрадовало сертанежо. Матрос Джеймс победил капитана в жестокой схватке. Сухостой от удовольствия засвистел, как птица. Дора засмеялась, довольная. Они смеялись вдвоем, потом к ним присоединились Профессор и Длинный. И они звонко хохотали несколько минут, как это принято у капитанов песка. Тогда к ним стали подходить другие капитаны, как раз вовремя, чтобы услышать конец истории. Они вглядывались в лицо Доры, серьезное, такое взрослое лицо, и читали в ее глазах материнскую нежность. Мальчишки улыбались. Когда матрос Джеймс вышвырнул капитана с палубы в спасательную шлюпку и назвал его "гадюкой без жала", все смеялись вместе с Дорой и смотрели на нее с обожанием, как дети смотрят на горячо любимую мать. Когда история закончилась, они стали расходиться, обсуждая услышанное: - Здорово... - Вот это парень! - Силен мужик... - Представляю рожу этого капитана... Сухостой протянул газету Профессору. Заметив вопросительный взгляд Доры, он несколько сконфуженно улыбнулся: - Тут заметка про Лампиана, - его неулыбчивое лицо просветлело. - Ты знаешь, что Лампиан - мой крестный отец? - Правда? - Ну, это моя мать выбрала его, потому что Лампиан - настоящий мужчина, никого не боится. Моя мать была храброй женщиной, умела ружье в руках держать. Один раз так встретила двух полицейских - они еле ноги унесли. Она сильная была - стоила любого мужчины. Дора восхищенно слушала и с теплотой всматривалась в хмурое лицо мулата. Сухостой замолчал, но было видно, что ему хочется сказать что-то важное. Наконец, он решился: - Ты тоже храбрая... Знаешь, моя мать была высокой и сильной. Она была мулаткой. У тебя волосы золотистые, а у нее жесткие и курчавые. Да и по возрасту она могла бы быть твоей бабкой... Но ты так на нее похожа. Сухостой посмотрел Доре в глаза и опустил голову: - Можешь мне не верить, но я смотрю на тебя и вижу ее. В это трудно поверить, но ты так на нее похожа! Профессор наблюдал за ним, близоруко щурясь. Сухостой почти кричал, его неулыбчивое лицо сияло счастьем. "Он тоже нашел свою мать", - подумал Профессор. Дора стала серьезной, но глаза ее светились нежностью. Сухостой засмеялся, Дора тоже. Но как ни заразительно звучал их смех, Профессор не присоединился к ним. Он стал торопливо читать газетное сообщение. В заметке говорилось, что при въезде в один поселок Лампиан попал в засаду. Водитель грузовика, встретивший его по дороге, помчался в поселок и предупредил о приближении банды. Жители поселка попросили подкрепления в соседних городках, подоспел и летучий полицейский отряд. Когда Лампиан вошел в поселок, его встретили градом пуль, что было для него полной неожиданностью. Единственное, что оставалось в такой ситуации Лампиану, - это уйти в каатигу, где он, как у себя дома. Один из его людей остался лежать на земле с пулей в груди. Ему отрубили голову, а затем отправили ее в Баию как доказательство славной победы. Тут же была фотография: какой-то человек держит за волосы отрезанную голову, рот открыт, глаза выколоты... Дора содрогнулась: - Несчастный... Какое зверство!! Сухостой посмотрел на нее с благодарностью, глаза его налились кровью, на мрачном лице появилось скорбное выражение. - Сукин сын, - сказал он негромко, - сукин сын этот шофер... Ну, попадешься ты мне... Далее в заметке говорилось, что, по всей видимости, еще несколько бандитов Лампиана ранены, поскольку отступление было чересчур поспешным. Сухостой сказал негромко, словно самому себе: - Ну вот, пора и мне... собираться... - Куда? - спросила Дора. - К моему крестному. Теперь я ему нужен. Она посмотрела на него с грустью: - Ты твердо решил, Сухостой? - Да. - А если полиция схватит тебя, отрубит голову? - Клянусь, живым я им не дамся. Прихвачу одного на тот свет, но живым они меня не возьмут. Не бойся. Он убеждал свою мать, сильную и храбрую мулатку из сертана, способную обратить в бегство нескольких солдат, куму Лампиана, возлюбленную кангасейро, в том, что будет сражаться до последнего вздоха, в этом она может быть уверена... Дора слушала с гордостью. Профессор прищурился и вместо Доры увидел сильную мулатку, защищающую от полковников свой клочек земли, - мать Сухостоя. Сейчас он видел то же, что и мулат: золотые волосы превратились в жесткую курчавую шевелюру, нежные голубые глаза - в раскосые индейские глаза жительницы сертана. Вместо юного серьезного лица они видели угрюмое лицо измученной жизнью крестьянки. Но улыбка осталась прежней - это была улыбка матери, которая гордится своим ссыном. Фитиль встретил появление Доры с опаской. Для него она была сосудом греха. Он давно стал избегать податливых негритянок, жарких объятий на песчаном берегу. Он постепенно избавлялся от своих грехов, чтобы незапятнанным предстать пред очами Господа и заслужить сутану священника. Он подумывал даже о том, чтобы устроиться разносчиком газет и тем самым избежать греха воровства. Фитиль следил за Дорой с недоверием: женщина была грехом. Конечно, она только ребенок, беспризорный ребенок, такой же, как он сам. Она не смеялась, как те негритянки на берегу, дерзким зовущим смехом. И лицо у нее было серьезное, как у взрослой порядочной женщины. Но ее маленькая грудь заметно обрисовывалась под платьем, а колени были белыми и округлыми. Фитиль боялся. Но не того, что Дора станет соблазнять его. Видно, что она не из таких. К тому же совсем ребенок, наверное, и не понимает, что это такое. Он боялся поддаться греховному желанию, которое вложил в него дьявол. Поэтому при ее приближении, он пытался спастись молитвой. Дора рассматривала прикрепленные к стене иконки. Профессор стоял за ее спиной. У образа Христа-младенца, которого украл когда-то Фитиль, лежали цветы. Дора подошла поближе. - Как красиво... Страх испарился из сердца Фитиля: она проявила интерес к его святым, на которых никто раньше не обращал внимания. Дора спросила: - Это все твое? Фитиль кивнул и улыбнулся. Потом показал ей все свои сокровища: иконы, катехизис, четки, все-все. Дора рассматривала их с неподдельным интересом и улыбалась. А Профессор не сводил с нее близоруких глаз. Фитиль рассказал историю о святом Антонии, который находился в двух местах одновременно, чтобы спасти от висилицы своего ни в чем не повинного отца. Он говорил с таким воодушевлением, с каким Профессор читал героические истории о мужественных и непокорных моряках. И Дора слушала с таким же вниманием и интересом. Разговаривали они вдвоем, Профессор молча слушал. Фитиль рассказывал о своей вере, чудесах святых и доброте падре Жозе Педро: - Он тебе понравится, вот увидишь... Дора была в этом уверена. Фитиль уже забыл, что она может ввести в грех своей юной грудью, своими голыми коленками, белокурыми волосами. Теперь он разговаривал с ней как со взрослой женщиной, которая слушала его с пониманием и сочувствием. Как мать... Только сейчас это пришло ему в голову. И в ту же минуту ему захотельсь сказать ей, что он хочет стать священником, что в этом его призвание, потому что он слышит в своей душе глас Божий. Об этом можно рассказать только матери. И она стояла перед ним. - Знаешь, я хочу стать падре, - проговорил Фитиль. - Вот здорово! - ответила Дора. Фитиль прямо просиял. Посмотрел Доре в глаза и спросил взолнованно: - Думаешь, я заслуживаю? Господь добр, но он может и наказать... - За что? - Разве ты не видишь, что наша жизнь полна греха? Каждый Божий день... - Разве в этом наша вина? - возразила Дора,- ведь у нас никого нет. Но теперь у Фитиля была она - его мать. И он счастливо рассмеялся: - Падре Жозе Педро говорит то же самое. Может быть... - Он снова рассмеялся, Дора тоже улыбнулась, радуясь за него.- ... может быть, я когда-нибудь стану падре. - Обязательно станешь. - Хочешь взять себе Христа-младенца? - предложил он вдруг. Так ребенок угощает свою мать лакомством, которое она же ему и купила. И Дора приняла этот дар, как мать берет конфету у любимого сына, чтобы порадовать его. И Профессор видел перед собой мать Фитиля, хотя и не знал, какой она была. Он видел ее на месте Доры. И почувствовал зависть к счастью Фитиля. Они нашли Педро Пулю на берегу. Вожак капитанов песка не вернулся этой ночью в склад. Он лежал на мягком песке и глядел на луну. Дождь уже кончился, теплый ветер разогнал тучи. Профессор лег рядом с Пулей, Дора села между ними. Педро Пуля наблюдал за ней краешком глаза, сильнее надвинув кепку на лоб. - Вчера ты защитил нас с братом...- обратилась к нему Дора. - Ты должна уйти отсюда, - ответил Пуля. Она ничего не сказала, только опустила голову. Тогда Профессор сказал: - Нет, Пуля. Она останется. Она нам как мать. Да, как мать. И повторил: - Она как мать... Для всех... Педро Пуля сел, сдвинув кепку на затылок. Посмотрел сначала на Профессора, потом на Дору. Она ответила ему полным нежности взглядом. Для него... Для него она была всем: матерью, сестрой, возлюбленной. Он смущенно улыбнулся Доре: - Я думал, из-за тебя все будут с ума сходить... (Она решительно замотала головой). А потом, когда нас не будет, воспользуются случаем... Дора рассмеялась, а Профессор еще раз повторил: - Нет. Она нам как мать. - Ладно, оставайся пока,- сказал Педро. Дора улыбнулась ему. Это был Он. Тот, кого она ждала всегда, всю жизнь. Даже не осознавая этого, в глубине души она знала, что придет день, и она обязательно встретит Его. Она любила его как сына, лишенного ласки, как отважного брата, как возлюбленного, единственного на всем свете. Профессор заметил, как они улыбаются друг другу, и сказал еще раз, с ударением: - Она как мать! Он произнес это с печалью в голосе, потому что для Профессора она тоже не была матерью. Для него Дора тоже была Любимой. Платье мешало ей принимать участие во многих "делах" капитанов, и Дора сменила его на брюки, которые дали Бузотеру в одном доме в Верхнем городе. Брюки были непомерно велики негритенку, и он предложил их Доре. Но и ей пришлось их укоротить, чтобы были как раз. Дора подвяза- ла брюки веревкой, как это делали все капитаны, а платье служило блузой. Если бы не длинные белокурые волосы, да не наметившаяся грудь, ее можно было бы принять за мальчишку, одного из капитанов песка. Когда она предстала в такой одежде перед Педро Пулей, тот просто покатился со смеху. Наконец он сумел выговорить: - Какая ты смешная. Она опечалилась. Педро Пуля перестал смеяться. - Несправедливо, что вам приходится кормить меня. Теперь я быду участвовать в ваших делах. Удивлению его не было предела: - Ты хочешь сказать...(Дора спокойно ждала, когда он закончит фразу). ... что пойдешь с нами на улицу, воровать? - Вот именно, - ее голос был полон решимости. - Ты с ума сошла! - Почему это? - Ты что, не понимаешь? Тебе нельзя. Это занятие не для девчонок. Это дело для настоящих мужчин. - Как будто вы взрослые мужчины. Вы - мальчишки. Педро Пуля задумался. - Но мы, по крайней мере, носим брюки, а не юбку... - Я тоже, - Дора продемонстрировала брюки. На это ему сказать было нечего. Желание смеяться пропало. Педро задумчиво смотрел на девочку. - Если полиция нас поймает, нам ничего не будет. А если схватят тебя? - Тоже ничего. - Тебя отправят в сиротский приют. Ты не представляешь, что это такое. - Ну и что? Теперь я буду везде с вами. Педро пожал плечами, как бы говоря, что он за последствия не отвечает. Он предупредил, и пусть она поступает, как хочет - ему все равно. Но Дора знала, что это не так, и попыталась его успокоить: - Вот увидишь, я стану такой же, как любой из вас. - Ты когда-нибудь видела, чтобы женщины делали то же, что и мужчины? Ты не выдержишь и одного удара... - Но я могу другое. Педро Пуля в конце концов согласился. В глубине души ему нравилась ее решимость, хоть он и опасался последствий. Теперь Дора стала вместе со всеми участвовать в "делах" капитанов песка. Она уже не считала город своим врагом, она полюбила его и не хуже любого капитана знала все улицы, склоны и переулки. Она научилась на полном ходу вскакивать на подножку трамвая или на буфер автомобиля. Стала такой же ловкой и проворной, как самые ловкие мальчишки. Ходила она всегда вместе с Педро Пулей, Жоаном Длинным и Профессором. Жоан Длинный не отходил от Доры ни на шаг, был ее тенью и буквально таял от счастья, когда она по-дружески называла его "братец". Негр не уставал восхищаться Дорой и считал ее такой же храброй, как Педро Пуля. И он говорил Профессору с удивлением: - Смелая, как мужчина. Но Профессор предпочел бы совсем другое. Он мечтал, чтобы она взглянула на него с нежностью. Но не с материнской нежностью, как на самых младших и печальных, таких как Сухостой и Фитиль. И не по-братски, как она смотрела на Жоана Длинного, Хромого, Кота и на него самого. Он мечтал об одном из тех взглядов, полных любви, которые она дарила Педро Пуле, когда он убегал от полиции, а вслед ему летели крики хозяина какой-нибудь лавки: - Вор! Держи вора! Меня обокрали! Но так она смотрела только на Педро Пулю. А он этого даже не замечал. Профессор слушал восторги Длинного, но не улыбался. В тот вечер Педро Пуля вернулся в склад с фонарем под глазом и разбитой кровоточащей губой. Так закончилось его столкновение с Эзекиэлом, главарем конкурирующей банды беспризорных мальчишек, промышляющих нищенством и воровством, значительно меньшей, чем капитаны песка и хуже организованной. Эзекиэл шел навстречу Пуле, а с ним еще трое, в том числе парень, которого капитаны изгнали, когда застукала на воровстве у товарищей. Педро только что проводил Дору и Зе Худышку до подножия Ладейры ду Табуан, оттуда совсем близко до их склада. Жоан Длинный был занят и не мог пойти с Дорой. Педро Пуля подумал было, что нельзя отправлять ее одну через пески, но потом решил, что никакой опасности нет: днем никто не станет к ней приставать. К тому же ему нужно было получить кое-какие деньжата у Гонзалеса, хозяина 14 ломбарда. Он был им должен за золотые украшения, которые они стащили у одного богатого араба. По дороге Педро Пуля думал о Доре. О спадающих на плечи золотистых волосах, о ее глазах. Красивая... Прямо как невеста! Невеста... Нельзя даже думать об этом... Он не хотел, чтобы кто-нибудь держал в голове грязные мысли в отношении Доры. Если он скажет Доре, что она для него как невеста, любой другой посчитает себя вправе сказать ей тоже самое. И тогда не будет больше ни закона, ни порядка среди капитанов. Педро Пуле нельзя забывать, что он - вожак. Педро был настолько погружен в свои мысли, что чуть не налетел на Эзекиэла. Вся четверка остановилась, преградив ему путь. Эзекиэл, высокий мулат, держал в зубах окурок. Педро тоже остановился, ождая, что будет дальше. Эзекиэл сплюнул: - Не видишь, куда прешь? Ослеп, что ли? - Чего тебе? Парень, который раньше был у капитанов, спросил: - Как там твои подлюги? - Ты еще не забыл, как тебе там набили морду? Следы, наверное, еще остались. Парень заскрежетал зубами и кинулся было на Педро Пулю, но Эзекиэл остановил его и обратился к Педро: - На днях я загляну к вам в гости. - Зачем это? - спросил Педро подозрительно. - Говорят, у вас там завелась маленькая шлюшка - для всех... - Прикуси язык, сукин сын! От удара Эзекиэл покатился по земле. Но трое других навалились на Педро и сбили с ног. Эзекиэл пнул Педро в лицо. Тот, кто раньше был у капитанов, крикнул: - Держи крепче, - и изо всей силы ударил его в зубы. Эзекиэл еще дважды с размаху пнул его в лицо: - Будешь знать, сволочь, кто здесь хозяин. - Вчетвером... - начал Педро, но мощный удар заткнул ему рот. К ним приближался полицейский, и нападавшие бросились наутек. Педро Пуля поднялся, подобрал кепку, погрозил кулаком вслед убежавшему Эзекиэлу. Полицейский сказал: - Проваливай, парень. Мотай отсюда, пока я не забрал тебя в кутузку. Педро сплюнул чистой кровью и, вытерев злые слезы, побрел в склад, позабыв про Гонзалеса и деньги. Медленно спускаясь с холма, он бормотал про себя: "Сволочи...четверо на одного... Тут они смелые..." и обдумывал план мести. В складе он нашел только Дору с братишкой. Зе Худышка спал. Последние лучи заходящего солнца создавали в помещении атмосферу какой-то удивительной чистоты. Дора сразу же подошла к нему: - Ну как, получил деньги? - но увидела заплывший глаз, разбитые губы, - Что случилось, брат? - Эзекиэл и еще трое. Смелые очень - четверо на одного. - Это они тебя так? - Их было четверо. К тому же они застали меня врасплох. Я-то, дурак, думал, что Эзекиэл будет драться один на один. А они вчетвером... Дора усадила его, сходила к Фитилю в угол, принесла воды. Куском ткани промыла раны, Педро строил планы мщения. Дора поддержала его: - В следующий раз мы им покажем. Педро засмеялся: - Ты тоже пойдешь? - Конечно. Смывая кровь с его губ, Дора склонилась ниже, их лица сблизились, ее золотистые волосы смешались с волосами Педро. - Из-за чего была драка? - Да так... - Скажи. - Слишком он язык распустил... - Это из-за меня, да? Педро кивнул головой. Тогда она наклонилась к нему, поцеловала в губы и убежала. Педро бросился за ней, но она спряталась. А потом один за другим стали возвращаться капитаны. Дора издали улыбалась Педро Пуле. В ее улыбке не было ни капли кокетства. Но все же, когда она смотрела на него, выражение ее глаз менялось: в них была не только сестринская привязанность, в них была нежность невесты, доверчивой и робкой. Может быть, они даже не понимали, что это любовь, но все было поэтично, как в настоящем колониальном романе, не хватало только луны. Дора улыбалась и опускала глаза. И сердце ее билось быстрее, когда их взгляды встречались. Они не знали, что это любовь. Наконец взошла луна, разлив по бараку свой желтый свет. Педро Пуля лежал на песке и даже с закрытыми глазами видел Дору. Он почувствовал, как она подошла и села рядом. Тогда он сказал: - Теперь ты моя невеста. Когда-нибудь мы поженимся. - Ты мой жених. Даже не зная, что это любовь, они были счастливы. Когда вернулись Хромой и Жоан Длинный, Педро Пуля позвал ребят. Они собрались в углу Профессора. Дора тоже пришла и села между Жоаном Длинным и Сачком. Тот закурил и сказал Доре: - Я разучиваю сейчас мировую самбу, сестренка. Бренчу помаленьку... - Ты отлично играешь, брат. - Есть вроде кое-какой успех на праздниках. Педро Пуля прервал их разговор. И тут все увидели его разбитые губы, синяк под глазом. Педро рассказал, как было дело: - Четверо против одного... - Нужно их как следует проучить, - сказал Хромой, - Всыпать им по первое число. Они разработали план операции. И около полуночи человек тридцать вышли из склада. Банда Эзекиэла проводила ночи около Дровяной пристани под перевернутыми баркасами. Дора шла рядом с Педро Пулей, и в руке у нее был нож. - Прямо как Роза Палмейрао1,- заметил Хромой. 1 История Розы Палмейрао рассказана в романе Ж. Амаду "Мертвое море". Не было на свете женщины храбрее Розы Палмейрао. Однажды она сражалась сразу с шестью полицейскими. И не было в байянском порту моряка, который не знал бы преданий о ней. Поэтому Доре понравилось такое сравнение, и она улыбнулась: - Спасибо, брат. Брат... Хорошее слово, дружеское. Они привыкли называть Дору сестрой. Она тоже называла их "братец", "брат". Для младших она была как мать, как настоящая мать. Заботилась о них. Для старших была сестрой, у которой всегда найдется ласковое слово. Она участвовала в их приключениях и делила все трудности и опасности их жизни. Но никто не знает, что для Педро Пули она - невеста. Даже Профессор не знает. И в глубине своего сердца тоже считает ее своей невестой. Собака Хромого с лаем бежит за ними. Сухостой подражает собачьему лаю, все смеются. Жоан Длинный насвистывает самбу. Сачок запевает ее в полный голос. "Мулатка бросила меня..." Все смеются. У каждого в кармане нож, но первыми они никогда не пустят его в ход: у этих беспризорных мальчишек тоже есть закон и благородство, и чувство человеческого достоинства. Вдруг Жоан Длинный крикнул: - Это здесь. Услышав шум, Эзекиэл вылез из-под баркаса: - Кто там еще? - Капитаны песка, аоторые не прощают наглости,- ответил Педро Пуля. И они бросились на противника Возвращение было триумфальным. Кроме Хромого, который получил удар ножом, и Бузотера, которого избили так, что он едва мог идти, других потерь не было. Оставшиеся в складе встретили их криками "ура!". Они еще долго не ложились спать обсуждали сражение. Все говорили о мужестве Доры, которая сражалась на равне с мальчишками. "Прямо как мужчина!"- говорил Жоан Длинный. Она была как сестра, совсем как сестра. Как невеста, совсем как невеста,- думал Педро Пуля, растянувшись на песке. Луна посеребрила берег, звезды отражались в зеленом байянском море. Дора пришла, легла рядом. Они стали болтать о всяких пустяках. Как невеста... Он не обнял ее, не поцеловал. Только ее золотистые волосы слегка касались щеки Педро Пули. - Какие красивые у тебя волосы,- сказал он. Она засмеялась, посмотрела на него: - У тебя тоже. Они рассмеялись. И смеялись звонко и задорно, как это принято у капитанов песка. Она рассказывала ему о жизни на холме, о соседях, он вспоминал о жизни капитанов, полной опасности и приключений. Я пришел сюда, когда мне было пять лет. Меньше, чем твоему брату. Они невинно рассмеялись, счастливые просто от того, что они рядом. Потом пришел сон. Они лежали совсем близко, но страсть не проснулась в них. Просто он сжимал ее руку в своей. Они заснули, как брат и сестра. ИСПРАВИТЕЛЬНАЯ КОЛОНИЯ "Вечерняя Баия" опубликовала это сообщение на первой странице. Заголовок, набранный самым крупным шрифтом, занимал целую строку: "АРЕСТОВАН ГЛАВАРЬ КАПИТАНОВ ПЕСКА". Ниже, под фотографией, на которой были видны Педро Пуля, Дора, Жоан Длинный, Хромой и Кот в окружении полицейских и секретных агентов, более мелко было написано: Девочка в банде - ее история - она отправлена в приют.- Главарь капитанов песка - сын забастовщика.- Остальным удалось сбежать.- "Колония наставит его на путь истинный", - заверил нас директор. Под фотографией напечатано следующее: "После того, как был сделан этот снимок, главарь банды устроил свалку, что позволило остальным убежать. Главарь отмечен на снимке крестом, рядом с ним - Дора, новая муза байянских беспризорников." В заметке говорилось: "Вчера байянская полиция добилась выдающегося успеха. Ей удалось задержать главаря банды несовершеннолетних преступников, известных под названием "капитаны песка". Уже не раз на страницах нашей газеты обсуждалась проблема беспризорников, промышляющих воровством, которые буквально заполонили улицы нашего города. Мы также неоднократно сообщали о налетах, совешенных этой бандой. Поистине город был буквально затерроризирован мальчишками, обитающими неизвестно где, и главарь которых до сих пор был неизвестен. Несколько месяцев назад у нас была возможность опубликовать письма начальника полиции, судьи по делам несовершеннолетних и директора Байянской исправительной колонии. Все они обещали усилить кампанию борьбы с малолетними преступниками, в частности, с "капитанами песка". Это достойная всяческих похвал кампания принесла вчера первые плоды: арестован вожак этой банды и несколько ее участников, в том числе одна девочка. К сожалению, благодаря потасовке, затеянной главарем банды Педро Пулей, остальным арестованным удалось ускользнуть из рук полицейских. Как бы то ни было, полиция и так достигла многого, задержав главаря и романтическую вдохновительницу краж - Дору, интереснейшую фигуру в среде малолетних преступников. Теперь переходим к подробностям: НЕСОСТОЯВШЕЕСЯ ОГРАБЛЕНИЕ Вчера поздно вечером пять мальчишек и одна девочка проникли в особняк д-ра Алсебиадеса Менезеса на Лайдере де Сан-Бенто. Однако они были замечены сыном хозяина, студентом медицинского факультета, который позволил им проникнуть в комнату и там запер. А затем вызвал полицию. Репортер "Вечерней Баии", узнав о случившемся, немедленно отправился в дом д-ра Алсебиадеса. Когда корреспондент прибыл, малолетних преступников уже увозили в полицейское управление. Мы попросили разрешения сфотографировать арестованных, и полиция любезно согласилась. И вот в тот самый момент, когда фотограф сделал вспышку, Педро Пуля, опасный главарь банды, устроил своим товарищам ПОБЕГ Продемонстрировав сверхестественную ловкость, Педро Пуля вырвался из рук полицейского агента и сбил его с ног премом капоэйры. Естественно, все полицейские и агенты бросились на него. В этом-то и состоял план главаря песчаных капитанов: вместо него, чтобы убежать самому, он крикнул товарищам: "Бегите, ребята!". Остальных задержанных охранял единственный полицейский. Тогда один из беспризорников очень ловко сбил его с ног тоже приемом капоэйры, и все бросились наутек в сторону Ладейры да Монтанья. В ПОЛИЦИИ В полицейском управлении мы хотели поговорить с Педро Пулей, но он отказался отвечать на наши вопросы, так же как отказался сообщить властям место, где обитают капитаны и где прячут краденое. Он лишь назвал свое имя и сказал, что он сын известного бунтовщика, убитого на митинге во время знаменитой забастовки в порту в 191... году, и что у него нет никого на свете. Что касается Доры, то она дочь прачки, которая умерла от оспы во время последней эпидемии. В банде она не более четырех месяцев, но уже приняла участие в нескольких ограблениях. И, похоже, очень этим гордиться. ЖЕНИХ И НЕВЕСТА Дора заявила нашему корреспонденту, что она невеста Педро Пули, и что они собираются пожениться. Она совсем еще ребенок и заслуживает скорее сострадания, нежели кары. Она говорит о своей любви с величайшей наивностью. Ей не более 14 лет, тогда как Педро Пуле почти шестнадцать. Дору отправили в церковный сиротский приют Милосердной Божьей Матери. В этой святой обители она скоро забудет Педро Пулю, своего романтического жениха, и свое преступное прошлое среди капитанов песка. Что касается Педро Пули, то он будет отправлен в исправительную колонию для несовершеннолетних, как только сообщит, где скрывается банда. Полиция надеется, что она добьется этого еще сегодня. МНЕНИЕ ДИРЕКТОРА ИСПРАВИТЕЛЬНОЙ КОЛОНИИ Директор Баиянской исправительной колонии для несовершеннолнтних преступников и беспризорников - старый друг "Вечерней Баии". В свое время наш репортаж положил конец мутному потоку клеветы, направленному против этого учебного заведения и его директора. Сейчас он находится в полицейском управлении, дожидаясь, когда можно будет забрать несовершеннолетнего Педро Пулю. На наш вопрос он ответил так: - Он исправится. Ведь учереждение так и называется: "Исправительная колония". Мы его перевоспитаем. Отвечая на другой наш вопрос, директор улыбнулся: - Убежать? Не так-то просто убежать из колонии. Заверяю вас, это ему не удастся. Вечером Профессор прочитал заметку вслух. Хромой сказал: - Он уже в колонии. Я сам видел, как его выводили из участка. - А Дора в приюте...- добавил Жоан Длинный. - Мы их освободим,- уверенно заявил Профессор. Потом повернулся к Хромому.- Пока Пуля не вернется, ты, Хромой, будешь за главного. Жоан Длинный, протянув руки к капитанам, сказал: - Ребята, пока Пуля не вернется, Хромой будет главным. Хромой сказал: - Пуля остался, чтобы мы могли убежать. А мы должны освободить его. Правильно? Все были настроены решительно. По дороге в кабинет Педро прикидывал, что там его ждет. Конвоя не было. Вошли двое полицейских, следователь и директор исправительной колонии. Дверь заперли. Следователь сказал, улыбаясь: - Ну вот, журналисты ушли, парень, и теперь ты скажешь все, что тебе известно, хочешь ты этого или нет. Директор колонии засмеялся: - Еще как скажет... - Где вы ночуете? - спросил следователь. Педро глянул на него с ненавистью: - Думаешь, я заговорю? - Не сомневаюсь. - Не дождешься. Педро отвернулся. Следователь подал полицейским знак. Педро почувствовал два удара кнутом одновременно. И пинок следователя в лицо. Он покатился по полу, чертыхаясь. - Не скажешь, значит? - крикнул директор колонии. - Это только начало. - Нет, - только и ответил Педро Пуля. Теперь за него взялись всерьез. Удары сыпались со всех сторон: его били, пинали ногами, стегали кнутом. От удара директора колонии Педро отлетел к противоположной стене. И не поднялся. Полицейские заработали кнутами с удвоенной силой. Педро видел перед собой, словно наяву, Жоана Длинного, Профессора, Сухостоя, Хромого, Кота. Все они зависели от него. Их свобода зависела от его мужества. Он их вожак, он не может предать. Педро вспомнил вчерашние события. Ему удалось спасти товарищей, хотя он сам был арестован. Сердце Пули наполняется гордостью. Он ничего им не скажет. Он убежит из колонии. Освободит Дору. И отомстит... Отомстит... Педро кричит от боли, но ни слова не срывается с его губ. Свет в глазах меркнет. Он уже не чувствует боли, не чувствует ничего. Солдаты по-прежнему избивают его, следователь пинает в лицо. Он не реагирует. - Без сознания, - констатировал склонившийся над ним следователь. - Знаете что, доверьте это дело мне, - попросил директор колонии. - Я заберу его с собой. В колонии у него развяжется язык. Это я вам гарантирую. О результатах я вас извещу. Следователь согласился. Директор ушел, пообещав прислать завтра за Педро Пулей конвоира. На рассвете, когда Педро Пуля пришел в себя, заключенные пели. Это была печальная песня. В ней говорилось о залитых солнцем улицах и о том, как дорога и прекрасна свобода. Педель Ранулфо привел его из полиции к директору колонии. Все тело у Педро невыносимо болело от вчерашних побоев, но он был доволен собой, потому что ничего не сказал, потому что не выдал места, где скрываются капитаны. Ему вспомнилась песня, которую пели на рассвете заключенные. В мире нет ничего лучше свободы - говорилось в ней. И еще о том, что на воле светит солнце, а в тюрьме всегда темно, там нет свободы. Свобода. Жоан де Адам был на воле, но тоже мечтал о ней. Он говорил, что не только из-за зарплаты они устраивали и будут устраивать забастовки в порту. Они борются за свободу. За свободу погиб его отец. За свободу своих товарищей, - думает Педро Пуля, - он терпел побои в полиции. Сейчас он избит так, что не может пошевелиться от боли, а в ушах до сих пор звучит песня, которую пели заключенные. Там, за тюремной решеткой - пелось в старинной песне - солнце, и свобода, и жизнь. Через оконную решетку Педро видит солнце. От массивных кованых ворот исправительной колонии вдаль убегает дорога. Здесь, за решеткой, вечная ночь. Там снаружи - свобода и жизнь. "И месть", - думает Педро Пуля. Вошел директор. После приветствия педель Ранулфо указал на Пулю: вот, привел. Улыбаясь и потирая руки, директор садится за массивный письменный стол. Несколько минут молча разглядывает Педро Пулю. - Наконец-то. Давненько я поджидаю эту птицу, Ранулфо. Педель подобострастно улыбается. - Это главарь пресловутых капитанов песка. Смотри... Тип прирожденного преступника. Правда, ты не читал Ломброзо... Но если бы читал, то знал бы. На нем же клеймо висельника. В таком возрасте и уже шрам на лице. Обрати внимание на его глаза. С ним нельзя обходиться, как с простым смертным - воздадим ему особые почести... Педро Пуля следил за директором воспаленными глазами. Он валился с ног от усталости, безумно хочет спать. - Отвести его в общую камеру? - поинтересовался Ранулфо. Ничего подобного. Сначала - в карцер. Посмотрим, не задумается ли он там о смысле жизни. Педель кивает и выводит Педро из кабинета. Директор кричит им вслед: - Режим номер три. - Вода и фасоль... - бормочет педель, кидая на Пулю оценивающий взгляд, и качает головой. - Выйдет оттуда немного отощавшим. За этими стенами - свобода и солнце. Побои, тюрьма, песня заключенных научили Педро, что свобода - высшая в мире ценность. Теперь он знает, что отец отдал свою жизнь не для того, чтобы о нем рассказывали легенды в порту, на рынке, в "Приюте моряка", - он погиб за свободу. Свобода - как солнце. Лучше нее нет ничего на свете. Надзиратель втолкнул Педро Пулю в карцер. Он услышал, как снаружи в замке повернулся ключ. Педро оказался в крошечной комнатушке под лестницей, такой тесной, что нельзя ни встать во весь рост, ни вытянуться на полу - только сидеть или лежать, скорчившись в неудобной позе. Педро подумал, что здесь может поместиться разве что человек-змея, которого он видел однажды в цирке. Все же он попытался кое-как устроиться, хотя для этого ему пришлось согнуться в три погибели. В помещении не было ни одного окна, даже луч света не проникал внутрь. Воздух поступал через узкие и редкие щели между половицами. Педро Пуля лежал не шевелясь: со всех сторон он был буквально зажат стенами и не мог сделать ни малейшего движения. Тело болело, безумно хотелось вытянуть ноги. Все лицо было в синяках и кровоподтеках, но на этот раз не было рядом Доры, которая промыла бы и залечила его раны. Свобода - это и Дора тоже. Свобода - не только солнце, не только возможность бродить по улицам города, смеяться заразительным смехом капитанов. Быть свободным - значит касаться ее золотистых волос, слушать всякие истории о жизни на холме, чувствовать ее губы на своих израненных губах. Невеста... У нее тоже отняли свободу. Ноет избитое тело, раскалывается от боли голова. Дора, как и он, без свободы, без солнца. Ее отправили в сиротский приют. Невеста... До того, как она вошла в его жизнь, у него и в мыслях не было сказать кому-нибудь это слово: невеста. Ему нравилось опрокидывать молоденьких негритянок на мягкий прибрежный песок, ощущать под собой их податливые тела, упругие груди, жаркую плоть. Но он никогда не думал, что можно просто так лежать рядом с девочкой, такой же юной, как он сам, сжимать ее руку в своей, болтать о всяких пустяках, даже не помышляя о том, чтобы заняться с ней любовью. Наверное, это какая-то другая любовь, думает он растерянно. Он не представлял себе, что любовь бывает такой. Он был просто уличным мальчишкой, который благодаря своей силе, ловкости и отваге возглавил самую дерзкую банду беспризорников - капитанов песка. Что мог он знать о любви? Он всегда считал, что любовь - это те приятные мгновения, когда какая-нибудь негритянка или мулатка стонет от наслаждения в его объятиях на песчаном берегу. Это он узнал очень рано, когда ему не было еще и тринадцати. О такой любви знают все капитаны песка, даже самые маленькие, которые не могут овладеть женщиной. Но они знают, что это такое, и с нетерпением ждут того дня, когда станут мужчинами. ... Тело невыносимо ломит, голова раскалывается. Страшно мучает жажда, сегодня он еще ничего не ел и не пил... С Дорой все было по-другому. Когда она впервые появилась в складе, он, как и все остальные, хотел переспать с ней, заняться той единственной любовью, о которой имел представление. Но она была невинна, и они ее не тронули. А потом она стала для всех матерью и сестрой - правильно сказал Длинный. Но для него с самого первого взгляда все было по-другому. Да, как и все капитаны, он любил ее как товарища, как сестру. Но глядя на нее, он испытывал счастье, которое не может дать сестра. Невеста. Любимая. Бесполезно обманывать самого себя - он хотел обладать ею. Правда, он ничего для этого не делал, он был счастлив, когда просто разговаривал с нею, слышал ее голос, робко касался ее руки. Но в глубине души он мечтал слиться с нею, услышать, как срываются с ее губ стоны любви. Да, он желал ее. Но не одну ночь, нет. Навсегда, на всю жизнь. Есть же у других жены, которые им и матери, и сестры, и подруги. Дора была матерью, сестрой и подругой капитанам песка. Для него она - невеста. Когда-нибудь она станет его женой. Они не смеют держать ее в приюте как сироту. У нее есть жених, множество братьев и сыновей, которым нужна ее забота и ласка. Педро не чувствует больше усталости. Нужно что-то делать, бежать, спасать Дору. Здесь в этой темноте он бессилен. Но нельзя же просто сидеть и ждать, зная, что она в тюрьме! Педро пытается подняться, и сразу же его голова упирается в ступени лестницы, которые служат потолком этой каморки. По карцеру бегали крысы. Он давно привык к крысам, ему все равно. А Дору, наверное, напугает их бесконечая возня. Она может свести с ума любого. Тем более девочку. Правда, Дора - самая смелая из всех женщин, что родились в Баие, которая славится храбростью своих дочерей. Дора отважнее Розы Палмейрао, которая расправилась с шестью полицейскими, отважнее бесстрашной Марии Кабасу, и даже Марии Бониты, возлюбденной Лампиана, владевшей ружьем не хуже любого кангасейро. Дора храбрее их, потому что она совсем еще девочка, только начинает жить. И Педро Пуля улыбается с гордостью, несмотря на раны, на усталость, на терзавшую его жажду. Хорошо бы стакан воды. Перед складом, за полоской пляжа - море, безграничная водная гладь. Море, которое Божий Любимчик, великий капоэйрист, бороздит на своем паруснике. Божий Любимчик - хороший парень. Это он научил Педро Пулю искусству ангольской каноэйры, самой красивой борьбы в мире, потому что она и танец тоже. Благодаря ей Педро помог убежать Жоану Длинному, Коту и Хромому. Но здесь в карцере, где нельзя пошевелиться, капоэйра ему не поможет. Как хочется пить. Неужели Дору тоже мучает сейчас жажда? Наверное, она сейчас в карцере. Этот приют ничем не лучше колонии. Жажда... Она хуже гремучей змеи, страшнее оспы. Трудно дышать, путаются мысли. Воды... Дайте воды! И света, хотя бы чуть-чуть. Тогда он мог бы увидеть улыбку на губах Доры. Сейчас, в темноте, ее лицо искажено страданием и болью. Глухая, бессильная ярость поднимается в душе Педро. Он что есть силы колотит кулаком в двери карцера. Но, кажется, его никто не слышит. Перед глазами Педро встает мерзкая рожа директора колонии. Он вонзит кинжал ему в грудь, в самое сердце. Без дрожи в руке, без угрызений совести, с наслаждением. Но его кинжал остался в полиции. Ничего, Сухостой даст ему свой, у него еще есть пистолет. Сухостой хочет уйти в банду Лампиана, своего крестного. Лампиан убивает полицейских, убивает подлецов. Сейчас Педро Пуля любит Лампиана, как героя, как мстителя. Он - карающая длань бедняков сертана. Может быть, Педро тоже попадет в его отряд. И однажды они захватят Баию и снимут с плеч голову директора. Посмотреть бы, какая будет у того физиономия, когда Педро Пуля ворвется в колонию во главе отряда кангасейро. Уж тогда-то этот тип выронит из рук бутылку. А Педро проломит ему череп. Нет, сначала он посадит его в этот самый карцер, не давая ни есть, ни пить. Пить...От жажды путаются мысли. Ему мерещится в темноте измученное и печальное лицо Доры. Она страдает... Эта мысль сводит его с ума, терзает больше, чем жажда, чем боль от побоев. Педро закрывает глаза. Пытается представить, как Профессор, Сухостой, Жоан Длинный, Кот, Хромой, все капитаны спасают Дору. Но не может. Даже с закрытыми глазами Педро видит ее лицо, измученное жаждой. Он снова кидается на дверь, стучит кулаками, выкрикивает ругательства. Никто не обращает на него внимания. Никто не видит, не слышит. Таким должен быть ад. Не зря Фитиль боится его. Это ужасно. Так страдать от жажды и темноты. В песне заключенных говорится, что за стенами тюрьмы - свобода и солнце. И вода. Полноводные реки, бегущие по камням прозрачные ручьи, низвергающиеся водопады, таинственное море. Профессор, который знает все на свете, потому что читает по ночам ворованные книги, портя зрение, сказал как-то, что на земном шаре больше воды, чем суши. Он вычитал это в какой-то книге. Но в карцере нет ни капли. В камере Доры - тоже. Какой смысл биться в дверь, если никто не обращает внимания, хотя у него уже болят руки? Накануне его избили в полиции. Спина теперь сплошной синяк, раны на груди кровоточат, лицо распухло. Поэтому директор назвал его прирожденным преступником. Неправда! Ему нужна только свобода. Однажды какой-то старик сказал, что судьбу изменить нельзы. А Жоан де Адам утверждал, что можно. Он верит Жоану де Адаму. Его отец отдал жизнь за то, чтобы изменить судьбу докеров. Когда он выйдет отсюда, он тоже станет докером, будет бороться за свободу, за солнце, за воду и еду для всех. Педро сплевывает вязкую слюну. Жажда петлей сжимает ему горло. Фитиль хочет стать священником, чтобы избежать ада. Падре Жозе Педро знал, что такое колония. Он не хотел, чтобы мальчишки попадали сюда. Но что может сделать бедный падре без прихода, один против всех? Потому что все остальные ненавидят беспризорных мальчишек. Когда Педро выйдет отсюда, он попросит донью Анинью напустить на директора чары такой силы, что тот умрет в страшных мучениях. Это она умеет. Ей помогает сам Огун, а Педро когда-то вызволил Огуна из полиции. Для своих лет он многое успел совершить: Дора тоже сделала много за те месяцы, что была с капитанами. Теперь они оба умирают от жажды. Педро Пуля тщетно колотит в дверь. Жажда, как несметные полчища крыс, грызет его внутренности. Силы оставляют Педро, он падает на пол и, несмотря на жажду, забывается тяжелым сном: он видит, как крысы грызут родное лицо Доры. Педро проснулся от легкого стука. Он приподнялся, на сколько ему позволил потолок, и тихонько спросил: - Эй, кто там? Его охватывает безумная радость, когда он слышит в ответ чей-то голос: - Кто тут сидит? - Педро Пуля. - Ты главный у капитанов песка? - Ну, я. Раздался свист, и тот же голос торопливо произнес: - У меня для тебя весточка, просил тут один передать. - Давай. - Сюда идут. Я вернусь позже. И Педро услышал удаляющиеся шаги. Но сейчас ему было гораздо веселее. Сначала он подумал, что весточка от Доры, но понял, что глупо даже мечтать об этом. Как может Дора что-то ему передать? Должно быть, это один из капитанов. Они наверняка пытаются вытащить его отсюда. Но сначала нужно выбраться из карцера. Пока он здесь, капитаны ничего не смогут сделать. Когда ему разрешат свободно ходить по всей колонии, убежать будет легко. Педро постарался усесться поудобнее, чтобы как следует все обдумать. Сколько сейчас времени? Какой сегодня день? Здесь постоянно ночь, никогда не блеснет луч света. Педро с нетерпением ждет, когда вернется его собеседник. Но тот все не идет, и Педро начинает волноваться. Что они там делают без него? Профессор наверняка придумает какой-нибудь план, чтобы вытащить его из колонии. Но пока он в карцере, ничего не выйдет. А без него ребята не смогут спасти Дору. Скрипнула дверь. Педро бросился вперед, думая, что его собираются выпустить, но чья-то рука отшвырнула его к стене: - Ну, ты, потише... В дверях стоял педель Ранулфо с кружкой воды. Педро вырывает кружку из его рук и пьет большими глотками. Как мало... Этим жажду не утолишь. Педель протягивает ему глиняную миску с мутной жидкостью, в которой плавает несколько фасолин. - Дайте еще воды, - просит Педро. - Завтра, - ухмыляется педель. - Ну, хоть чуть-чуть. - Завтра получишь еще. А если и дальше будешь шуметь, вместо восьми дней просидишь тут одиннадцать, - и захлопнул дверь перед носом Пули. Педро услышал, как поворачивается в замке ключ. Он нащупывает в темноте тарелку, пьет мутный отвар, не замечая, что он жутко пересолен. Потом глотает жестокие фасолины. Жажда снова набрасывается на него. От соленой фасоли пить хочется еще больше. Что такое для него кружка воды? Чтобы утолить его жажду мало кувшина. Педро лег. Теперь он ни о чем не думает. Проходят часы. Он видит перед собой печальное лицо Доры и чувствует боль во всем теле. Прошло очень много времени, прежде чем он снова услышал стук. - Это ты?- спрашивает Педро. - Какой-то Хромой велел передать, что они вытащат тебя, как только ты выйдешь из карцера. - Сейчас что, ночь? - Почти. - Я умираю от жажды. Ответа не было. Педро разочарованно думает, что мальчишка, наверное, уже ушел. Но он не слышал шагов на лестнице. Голос раздается снова... - Воду дать не могу. Никак не просунуть. Сигарету хочешь? - Хочу. - Тогда подожди. Через несколько минут в дверь тихонько постучали. Из-под нее раздался голос: - Подставь руки. Я просуну сигарету под дверь, здесь щель пошире. Педро делает, что ему велят. Он нащупывает мятую сигарету, потом спичку и кусочек коробка. - Спасибо, - говорит Педро Пуля. Но в этот момент за дверью раздаются шаги, звук пощечины, стук падающего тела. И незнакомый голос произносит: - Попытаешься заговорить с посторонним, просидишь здесь еще неделю. Педро чувствует себя виноватым: теперь парня из-за него накажут. Он возмет этого парня с собой к капитанам песка. К свободе и солнцу. Осторожно, чтобы не пропала единственная спичка, Педро закуривает. Прячет огонек сигареты в кулаке, чтобы не увидели с лестницы. Его снова окутывает тишина, а вместе с ней - мысли, видения. Покурив, Педро сворачивается на полу. Если бы он мог заснуть... Тогда, по крайней мере, он не видел бы страдающих глаз Доры. Сколько он здесь часов? Или дней? Все та же темнота, все та же жажда. Ему уже трижды приносили воду и фасоль. Он понял, что лучше не пить фасолевый отвар, который только усиливает жажду. Он совсем ослаб, любое движение дается ему с трудом. Параша издает ужасное зловоние, ее не выносили ни разу. Страшно болит живот, словно все внутренности у него разрываются. Ноги не слушаются. Единственное, что придает ему силы - это переполняющая сердце ненависть. - Сволочи... Суки... Это все, что он может сказать. Да и то едва слышно. Уже нет сил ни кричать, ни бить в дверь. Теперь ему ясно, что живым он отсюда не выйдет. С каждым днем живот болит все вильнее. Перед глазами стоит Дора, страдающая, умирающая от жажды. Она зовет его. С нею рядом Педро видит Длинного, но тот ничего не может сделать, их разделяет решетка. Профессор и Фитиль плачут. Принесли воду и фасоль в четвертый раз. Воду он выпил, а фасоль есть не стал, удержался. Сил хватило только на то, чтобы прошептать: - Суки... Однажды, еще до того, как принесли еду (если это можно назвать едой), Педро окликнул знакомый голос. Пуля спросил, даже не пытаясь подняться: - Сколько дней я уже тут? - Пять. - Дай закурить. Сигарета немного подбодрила его. Мысли прояснились. Но он понял, что еще столько ему не выдержать. Такая пытка не под силу и взрослому мужчине. Его сердце готово разорваться от ненависти. Здесь всегда ночь. Дора медленно умирает у него на глазах. Жоан Длинный ничего не может сделать - их разделяет решетка. Профессор и Фитиль плачут. Во сне это или наяву? Жутко болит живот. Сколько еще продлится эта ночь? И агония Доры? Вонь от параши невыносима. Дора умирает в страшных мучениях у него на глазах. Неужели он тоже умирает? Теперь рядом с Дорой он видит директора колонии. Он пришел, чтобы мучить ее, умирающую. Когда это кончится? Педро Пуля молит, чтобы ей была дарована мгновенная смерть. Так будет лучше. Но директор пришел, чтобы родлить пытку. Педро слышит его голос: - Эй, ты, поднимайся, - и чувствует пинок. Педро с трудом открывает глаза. Теперь он видит только ухмыляющуюся рожу директора: - Ну что, будешь теперь сговорчивее? Педро не может смотреть на льющийся из окна свет. Ноги не держат его. Педро падает посреди коридора. "Жива Дора или умерла?" - думает он, теряя сознание. Педро Пуля снова в кабинете директора. Тот смотрит на него с ухмылкой: - Ну как, понравились апартаменты? Не пропала охота воровать? У меня большой опыт - и не таким обламывали крылышки. Педро нельзя узнать, настолько он худ - кожа да кости. Лицо не просто бледное, а какое-то зеленоватое. Рядом с директором стоит педель Фаусто, чей голос Педро слышал как-то раз в карцере, - здоровенный жлоб, пользующийся славой отъявленного злодея. Он спрашивает: - Куда его? В кузнечный цех? - Думаю, лучше на плантации сахарного тростника. Поближе к природе, - смеется директор. Фаусто кивает. - Смотри за ним в оба, - напоминает директор.- Та еще пташка. Ничего, он у нас узнает... Педро Пуля с ненавистью смотрит прямо ему в глаза. Педель выталкивает Педро из кабинета. Только теперь он мог рассмотреть здание колонии. Посреди двора парикмахер стрижет его под "ноль". Педро видит на полу свои белокурые волосы. Ему дают штаны и куртку из грязно-синей материи. Педро переодевается прямо во дворе. Потом педель ведет его к кузнице: - Есть у вас нож? А серп? Он вручает все это Педро Пуле и ведет его на плантацию, где работают другие мальчишки. Педро так слаб, что с трудом удерживает в руках нож. Поэтому надсмотрщики подгоняют его палкой. Педро не издает ни звука. Вечером в строю он разглядывает мальчишек, стараясь угадать, кто приходил к нему и приносил сигареты. После проверки все поднимаются в спальню, расположенную на четвертом этаже, что, по мнению директора, должно исключить даже мысль о побеге. Двери запирают. Педель Фаусто говорит: - Граса, давай молитву. Мальчишка с красноватой кожей крестится и затягивает громко "Отче наш" и "Аве Мария". Все повторяют слова и жесты. Наконец все кончилось. Педро бросается на кровать. Его ждет грязная простыня, да наволочка на жесткой, как камень подушке - белье в колонии меняют раз в две недели. Педро уже засыпал, когда кто-то тронул его за плечо. - Ты Педро Пуля? - Да. - Это я передал тебе весточку. Педро увидел рядом с кроватью мулата лет десяти. - Они приходили еще? - Каждый божий день. Хотели узнать, когда ты выйдешь из карцера. - Скажи им, что я на плантации. - Хочешь сейчас петуха? Тут есть такие, у нас по ночам... - Я до смерти спать хочу. Сколько я там пробыл? - Восемь дней. Один там помер. Мальчишка ушел. Педро не спросил даже, как его зовут. Он мечтал только об одном - спать. Но педерасты подняли возню, и педель Фаусто вышел из своей комнаты за перегородкой: - Что за шум? В ответ - молчание. Он хлопнул в ладоши: - Всем встать!- Фаусто объвел мальчишек взглядом.- Ну, кто-нибудь скажет, в чем дело? Опять молчание. Педель трет глаза, идет между рядами коек. Большие настенные часы пробили десять. - Что, никто ничего не знает? Молчание. Педель заскрипел зубами: - Тогда будете стоять час на ногах. До одиннадцати. Первый, кто попытается лечь, пойдет в карцер. Он сейчас свободен... Тишину нарушает голос какого-то мальчишки: - Сеньор педель... Мальчишка был маленький, с желтоватым лицом. - Говори, Энрике. - Я знаю. Все взгляды прикованы к доносчику. - Ну, говори, что ты знаешь,- поощрил его Фаусто. - Это Жеримиас. Он забрался в кровать к Берто заниматься гадостями. - Жеремиас, Берто! Оба делают шаг вперед. - Встаньте к дверям! До полуночи. Остальные могут лечь.- Он еще раз оглядел всех парней. Наказанные остались у дверей. Когда педель ушел, Жеремиас погрозил Энрике кулаком. Мальчишки еще долго обсуждали случившееся. Педро Пуля спал. Утром в столовой, когда они пили жидкий кофе и грызли необыкновенно твердую галету, к Педро обратился сосед по столу. - Это ты главный у капитанов песка? - спросил он шепотом. - Ну, я, а что? - Я видел в газете твою фотографию. Ну, ты силен! А здорово они тебя отделали, - замечает он, разглядывая исхудавшее лицо Пули. Потом, прожевав галету, продолжает: - Ты здесь останешься? - Удеру. - Я тоже. У меня уже есть план... Слушай, а когда я сделаю отсюда ноги, ты примешь меня к себе? - Конечно. - А где ваша лежка? Педро Пуля бросает на него недоверчивый взгляд: - Найдешь нас на Кампо Гранди. Мы там бываем каждый вечер. - Думаешь, проболтаюсь? Педель Кампос хлопает в ладоши. Все встают из-за стола и направляются в мастерские или на плантацию. Около полудня Педро Пуля видит у ворот колонии Хромого. Какой-то педель гонит его прочь. Наказания... Наказания... Наказания... Это слово слышит Педро в колонии чаще всего. За любую провинность их бьют, наказывают по поводу и без повода. В душах мальчишек накапливается ненависть. На краю плантации Педро передает Хромому записку, а на следующий день находит в зарослях тростника веревку. Наверняка ее положили ночью. Веревка тонкая и прочная. И совсем новая. В середине мотка спрятан кинжал, который Педро сует в карман. Трудность в том, как пронести моток в спальню. Днем бежать нельзя, слишком много надзирателей. Под рубашку тоже не спрячешь - сразу заметят. Ему помогло неожиданное происшествие: Жеремиас бросился с ножом на педеля Фаусто. За ним - остальные. Но тут подоспела группа надзирателей, Жеремиаса схватили. Педро засунул моток веревки под куртку и бросился к спальному корпусу. По лестнице спускается надзиратель с револьвером в руке. Педро успевает юркнуть за дверь. Педель торопливо проходит мимо: кажется, пронесло. Педро сует веревку под матрац и возвращается на плантацию. Жеремиаса уже отправили в карцер. Надзиратели согнали ребят в кучу. Ранулфо и Кампос преследовали Агостиньо, который, воспользовавшись неразберихой, перепрыгнул через ограду. Педеля Фаусто с раной на плече отправили к врачу. Директор уже на месте происшествия - глаза так и горят ненавистью. Педель, который пересчитывал мальчишек, спросил Педро: - А ты где шатался? - Ушел, чтобы не соваться в драку. Педель подозрительно взглянул на него, но ничего не сказал. Ранулфо и Кампос приводят Агостиньо. Беглеца избивают на глазах у всех. - В карцер его, - говорит директор. - Так ведь там Жеримиас, напоминает Ранулфо. - Ничего, посидят вдвоем. Им есть о чем поговорить. Педро Пуля вздрагивает. Как они поместятся в такой тесноте? Этой ночью охраны слишком много, и Педро решает не рисковать. Мальчишки от ненависти скрипят зубами. Две ночи спустя, когда все давно спали, а педель Фаусто ушел в свою комнату за перегородкой, Педро Пуля встал, вытащил из-под матраца веревку. Его койка стояла рядом с окном. Педро Пуля открыл его, привязал один конец веревки к крюку в стене, а другой выбросил наружу. Веревка оказалась слишком короткой. Пришлось втянуть ее обратно. Он старался шуметь как можно меньше, но все-таки его сосед проснулся: - Ты что, сматываешься? Об этом парне ходила дурная слава. Говорили, что он стукач. Поэтому ему и отвели место рядом с Пулей. Педро вытащил кинжал, приставил к горлу доносчика: - Слышь ты, поганый стукач, ложись на свое место и спи. Тебе что-то во сне привиделось. А если пикнешь - пощекочу тебя перышком - навек замолкнешь. А если поднимешь тревогу... Слышал когда-нибудь о капитанах песка? - Да. - Они за меня отомстят. Держа кинжал под рукой, Педро смотал веревку, привязал к ней простыню морским узлом, как его учил Божий Любимчик. Потом пригрозил еще раз парню, вылез из окна и стал спускаться. Еще на полдороге он услышал крики предателя. Тогда он разжал руки и прыгнул. Лететь пришлось высоко. Но Педро тут же вскочил на ноги и побежал, опережая спущенных с цепи полицейских собак. Потом перемахнул через забор - и он уже на улице. У него в запасе несколько минут: пока надзиратели оденутся, бросятся в погоню, пока выпустят за ворота собак. Зажав в зубах кинжал, Педро на бегу срывает с себя одежду, чтобы собаки не могли взять след. И голый, в холодном предрассветном тумане бежит навстечу солнцу, навстречу свободе. Профессор прочел на первой станице "Вечерней Баии": "Побег из колонии главаря песчаных капитанов". Далее следовало длинное интервью с взбешенным директором. Смеялся весь склад. Даже падре Жозе Педро хохотал, словно был одним из капитанов песка. СИРОТСКИЙ ПРИЮТ Одного месяца в приюте хватило, чтобы убить радость жизни и здоровье Доры. Она родилась на холме, играла на его склонах. Потом свобода городских улиц, полная приключений жизнь среди капитанов песка. Она не была оранжерейным цветком - любила солне, свободу, улицы Баии. А здесь ее непокорные локоны заплели в две косы, завязали розовыми лентами. Дали ей синее платье с темным фартуком. Заствили слушать уроки вместе с пяти-шестилетними девочками. Плохо кормили, часто наказывали: оставляли без обеда, лишали прогулок. Потом Дора заболела. С высокой температурой ее положили в изолятор. Вернулась она оттуда совсем без сил. У нее постоянно был жар, но она никому не говорила об этом, потому что ненавидела тишину изолятора, куда не проникал солнечный свет, чтобы развеять вечные сумерки - тот час, когда агонизирующий день сменяется ночью. Как только выдавалась такая возможность, Дора подходила к ограде, потому что иногда видела Профессора или Жоана Длинного, бродивших поблизости. Однажды ей передали записку: Педро Пуля сбежал из колонии. Скоро ее освободят. В тот день она не чувствовала жара. Другой запиской ее предупредили, чтобы она нашла возможность лечь в изолятор. Но Доре и выдумывать ничего не пришлось, потому что одна монахиня заметила нездоровый румянец у нее на щеках. Она положила ей руку на лоб и ахнула: - Ты же вся горишь. В изоляторе - всегда сумерки, словно в склепе. Тяжелые шторы не пропускали солнечный свет. Врач, осматривавший ее, только печально покачал головой. Но солнечный свет ворвался в изолятор вместе с капитанами. "Как Педро похудел!" - думает Дора, когда он склоняется над ее кроватью. Рядом стоят Жоан Длинный, Кот, Профессор. Профессор показал сестре нож, и та подавила крик. Девочку, лежащую на соседней койке с ветрянкой, бил озноб, несмотря на несколько одеял. Дора пылала в лихорадке, едва стояла на ногах. - Ей нельзя... - прошептала сестра. - Я иду с тобой, Педро, - ответила Дора. Они вместе покинули изолятор. Во дворе Сухостой держал за ошейник огромного пса: они предусмотрительно захватили кусок мяса. Кот открыл ворота и на улице сказал: - Всего и делов-то. - Пошли скорей, пока там не подняли тревогу, - отрезвил его Профессор. Они стали быстро спускаться с холма. Дора теперь не чувствовала жара, ведь Педро был рядом, держал ее за руку. Побег прикрывал Сухостой: кинжал в руке, улыбка на мрачном лице. НОЧЬ ВЕЛИКОГО ПОКОЯ Капитаны песка вновь видят Дору - мать, сестру и невесту. Профессор видит Дору - свою любимую. Капитаны песка смотрят, не проронив ни звука. Мать святого дон'Анинья молит своих черных богов отогнать лихорадку, пожирающую Дору. Веткой бузины она приказывает болезни убраться прочь. Лихорадочно блестевшие глаза Доры улыбаются. Кажется, в них отражается покой этой байянской ночи. Капитаны песка молча глядят на свою мать, сестру и невесту. Не успели они обрести ее вновь, как лихорадка грозит отнять ее навсегда. Как изменила ее болезнь. Куда девалась ее жизнерадостность? Почему она не играет со своими младшими сыновьями? Почему не идет навстречу опасным приключениям вместе со своими братьями - неграми, мулатами, белыми? Почему нет радости в ее глазах? - Только покой, вселенский ночной покой. Ей хорошо, потому что Педро рядом, он держит ее за руку. Но нет покоя в сердцах капитанов песка. Они боятся потерять Дору. Но в ее глазах - великий покой этой мирной ночи. Дора спокойно закрывает глаза, пока дон'Анинья прогоняет лихорадку, пожирающую ее. Ночная тишина окутывает склад. ДОРА, ЖЕНА На берегу пес воет на луну. Хромой провожает дону Анинью через пески. Она говорит, что лихорадка скоро уйдет, Дора поправится. Фитиль тоже уходит, чтобы привести падре Жозе Педро. Фитиль верит в падре, он должен спасти Дору. В складе капитаны песка не спят, сидят молча, опустив головы. Дора уговаривает их лечь спать. Они ложатся, но уснуть не могут. Во всеобъемлющей ночной тишине они думают о лихорадке, пожирающей Дору. Дора поцеловала Зе Худышку, уложила его спать. Он не понимает толком, что происходит. Он знает, что сестра больна, хотя ему и в голову не приходит, что она может его покинуть. Но капитаны песка боятся, что это случится. Тогда они снова останутся без матери, без сестры, без невесты. Теперь только Жоан Длинный и Педро Пуля бодрствуют рядом с нею. Негр улыбается, но Дора знает, что его улыбка вымучена, эта улыбка - чтобы ободрить ее, эта улыбка вырвана у грусти, которая владеет негром. Педро Пуля сжимает ее руку. Поодаль, уткнувшись в колени, обхватив голову руками, сидит Профессор. Дора говорит: - Педро! - Что? - Иди сюда. Голос ее - тонкая нить. Педро пододвигается и спрашивает с нежностью: - Тебе что-нибудь нужно? - Ты любишь меня? - Ты же знаешь... - Ляг здесь. Педро ложится рядом. Жоан Длинный отодвигается, уходит к Профессору, но они не разговаривают, оставаясь верными своей печали. Мирная ночь окутывает барак. Покой этой ночи - в больных глазах Доры. - Ближе. Он пододвигается, их тела совсем рядом. Она берет его руку, прижимает к своей груди. Педро чувствует, что она пылает в лихорадке. Рука Педро - на ее груди. Дора хочет, чтобы он ласкал ее. - Ты знаешь, что я уже девушка? Его рука замирает, тела совсем рядом. Безграничный покой в ее глазах: - Это случилось в приюте... Теперь я могу стать твоей женой. Он испуганно смотрит на нее: - Нет, ты слишком больна... - Прежде чем я умру. Приди... - Ты не умрешь! - Если ты придешь, не умру. Их тела сливаются, страсть обрушивается, как лавина, всесильная и пугающая. Педро боится причинить ей боль, но она не показывает, что ей больно. Один огромный мир в едином существе. - Ты моя теперь, - говорит он взволнованно. Кажется, она не чувствует боли обладания. Лицо, горящее в лихорадке, освящается радостью. Теперь покой только в ночи, с Дорой - радость. Тела разъединяются. Дора шепчет: - Как хорошо... Я твоя жена. Он целует ее. Покой возвращается на лицо Доры. Она с любовь всматривается в Педро. - Теперь я усну. Он ложиться рядом, сжимает ее пылающую руку. Жена... Ночной покой окутывает супругов. Любовь всегда сладостна и прекрасна, даже когда рядом - смерть. Тела уже не движутся в ритме любви, но в сердцах влюбленных нет больше страха - только покой, покой этой байянской ночи. На рассвете Педро кладет руку на лоб Доры. Холоден. Нет пульса, сердце не бьется. Его крик пронзает тишину барака. Жоан Длинный смотрит на Дору застывшим от ужаса взором. Говорит Педро Пуля: - Ты не должен был... - Она сама так хотела,- пытается объяснить он и уходит, чтобы не разрыдаться. Подходит Профессор. Смотрит и не может отвести взгляд. У него не хватает мужества прикоснуться к ней. Но он сознает вдруг, что прежняя жизнь для него кончилась, больше ему здесь нечего делать. Входит Фитиль вместе с падре Жозе Педро. Падре пытается найти пульс, кладет руку на ее лоб: - Она мертва. И начинает читать молитву: "Отче наш, иже еси на небеси...". Почти все подхватывают. Педро Пуля вспоминает ежевечерние молитвы в колонии. Он втягивает голову в плечи, затыкает уши. Он не может этого слышать! Поворачивается, видит тело Доры. Фитиль вложил ей в руку лиловый цветок. Педро Пуля рыдает в голос. Пришла мать святого дона Анинья, пришел и Божий Любимчик. Педро Пуля не участвует в разговоре. Анинья говорит: - Она прошла по этой жизни, как тень. В другой жизни она станет святой. Зумби дос Палмарес1- святой на кандомблэ кабокло, Роза Палмейрао - тоже. Отважные мужчины и женщины становятся святыми негров. - Она прошла, как тень, - эхом отзывается Жоан Длинный. Она была для всех тенью, чудом, которому нет объяснения. Для всех, кроме Педро Пули, который обладал ею, кроме Профессора, который ее любил. Падре Жозе Пендро говорит: - Ее душа в раю. Она безгрешна, не знала, что такое грех. Фитиль молится. Божий Любимчик знает, чего от него ждут: чтобы он вывез тело на своем паруснике и бросил в море за старым фортом. Разве может похоронная процессия выйти из склада? Очень трудно втолковать все это падре Жозе Педро. Хромой торопливо пытается это сделать. Падре поначалу приходит в ужас. Это грех, он не может потворствовать греху. Но в конце концов соглашается, что нет другого способа похоронить Дору, не раскрывая убежища капитанов песка. Педро Пуля безучастен, словно вообще ничего не слышит. Все вокруг объято тишиной. Безграничный покой в мертвых глазах Доры - матери, сестры, невесты и супруги. Многие плачут. Решили, что тело понесут Сухостой и Жоан Длинный. Но Сухостой не в силах поднять руки, Жоан ---------------------------------------------------------------------- 1 Зумби дос Палмарес - легендарный вождь республики беглых рабов, созданный в 17 веке на северо-востоке Бразилии. Длинный плачет, как женщина. Педро Пуля неподвижно стоит перед Дорой. Дон'Аниня отводит его в сторону и заворачивает тело Доры в белую кружевную накидку: - Она уйдет к Йеманже и станет святой. Но никто не может вынести Дору: Педро Пуля обнял ее и не отпускает. Тогда Профессор говорит: - Пусти, я тоже любил ее. Теперь... Они уносят ее в ночную тишину, в таинство океана. Падре читает молитву. Необычная процессия направляется к паруснику Божьего Любимчика. С берега Педро смотрит, как парусник уходит все дальше и дальше в море. Он кусает пальцы, простирает руки вслед удаляющейся лодке. Все возвращаются в склад. Белый парус баркаса теряется в просторах океана. Луна освещает прибрежный песок. Звезды сверкают на небе и отражаются в море. Все во власти покоя. Покоя, который отдали этой ночи глаза Доры. СВЕТЛОВОЛОСАЯ ЗВЕЗДА В байянском порту рассказывают, что отважный человек после смерти становится звездой. Так было с Зумби, Лукасом да Фейра, Безоуро, со всеми храбрецами. Но ни разу еще не случалось, чтобы женщина, какой бы храброй она ни была, стала после смерти звездой. Самые смелые из них, такие как Роза Палмейрао или Мария Кабасу, стали святыми на кандомблэ кабокло. Но никогда ни одна женщина не стала звездой. Педро Пуля бросается в море. Он больше не может оставаться в складе среди скорби и слез. Он хочет уйти вслед за Дорой, хочет вновь встретить ее и всегда быть вместе в Бескрайних Землях Йеманжи. Педро плывет все дальше и дальше от берега, пытаясь догнать парусник Божьего Любимчика. Вперед, только вперед. Там его ждет Дора, его супруга, она протягивает к нему руки, зовет его. Педро плывет, пока силы не оставляют его. Тогда он переворачивается на спину, устремляя взгляд на звезды, на огромную желтую луну. Смерть? Ну и пусть! Какое это имеет значение, если ты идешь на встречу с любимой, если тебя ждет Любовь! И пусть астрономы утверждают, что в ту ночь над Баией пронеслась комета. Педро Пуля знает, что это Дора, ставшая звездой, поднялась на небо. Она была бесстрашнее всех женщин мира, отважнее, чем Роза Палмейрао, чем Мария Кабасу. Она была совсем еще девочка, но перед смертью она не испугалась подарить ему свою любовь, всю себя. И стала звездой. Звездой с длинными золотистыми волосами, какой еще не знали мирные байянские ночи. Счастье озаряет лицо Педро Пули. В его сердце вернулся покой. Потому что теперь Педро знает: отныне и навсегда она будет сиять для него среди тысяч звезд в небе негритянского города, равных которому нет в целом мире. Парусник Божьего Любимчика на обратном пути подбирает его. ПЕСНЬ БАИИ, ПЕСНЬ СВОБОДЫ. СУДЬБЫ. Совсем немного времени прошло после смерти Доры. Ее образ, память о ее столь кратком, но ярком пребывании в складе и о ее смерти были живы в сердцах капитанов. Многие, входя в склад, все еще ищут глазами Дору на ее любимом месте рядом с Профессором и Длинным. Ее появление было необыкновенным чудом, фантастическим счастьем: неожиданно они обрели мать и сестру, одно присутствие которой согревало душу. Вот почему они надеются найти Дору, хотя собственными глазами видели как Божий Любимчик отвез ее на своем паруснике в пучину моря. Только Педро Пуля не ищет ее в складе. На небе, среди тысяч звезд, он ищет ту, единственную, с длинными золотистыми волосами. Однажды, войдя в склад, Профессор не зажег, как обычно, свечу, не раскрыл книгу, не стал рассказывать истории. Для него прежняя жизнь кончилась в тот день, когда Дору унесла смерть. Когда она появилась в складе, все вокруг приобрело для Профессора новый смысл. Склад стал как бы рамой для сменяющих друг друга картин, в центре которых всегда была Дора. На одной она зашивает Коту рубашку, светлые волосы скользят по его плечу. На другой - укладывает спать братишку, поет ему колыбельную. На третьей она возвращается в склад после приключений на улицах Баии: волосы развеваются, она смеется. На четвертой - глаза, полные любви, горящее в лихорадке лицо, руки, зовущие любимого для первого и последнего обладания. Теперь Профессор смотрит на склад, как на раму без холста - бесполезную, никому не нужную деревяшку. Он перестал что-либо значить, или наоборот, приобрел слишком страшное значение. Профессор очень изменился за эти несколько месяцев после смерти Доры. Стал молчаливым, суровым, разыскал того человека, который как-то раз на улице Чили разговаривал с ним и подарил мундштук. В тот вечер Профессор не зажег свечу, не открыл книгу. И даже когда к нему подошел Жоан Длинный, Профессор не поднял головы, молча собирая свои вещи. В основном книги. Жоан Длинный ничего у него не спросил, он все понял без слов, хотя все говорили, что нет на свете негра глупее. Но, когда вернулся Педро Пуля и сел рядом, угостив их сигаретой, Профессор наконец заговорил: - Я ухожу, Пуля... - Куда, брат? Профессор окинул взглядом барак, мальчишек, которые смеялись и бродили, как тени, не обращая внимание на снующих между ними крыс. - Что нас ждет в этой жизни? Только побои в полиции да тюрьма. Сколько раз я слышал о том, что наша жизнь когда-нибудь изменится. От падре Жозе Педро, от Жоана де Адама, да и от тебя тоже... А я решил сам изменить свою судьбу. Профессор прочел в глазах Педро немой вопрос. - Я буду учиться у одного художника в Рио. Доктор Дантас, ну тот, с мундштуком, помнишь? - написал ему, послал мои рисунки. Тот велел приезжать. Когда-нибудь я покажу нашу жизнь. Нарисую портрет всех наших. Ты как-то говорил, помнишь? Так вот, я сделаю это... Голос Педро звучал ободряюще: - Наша жизнь изменится и с твоей помощью тоже. - Как это? - удивился Жоан Длинный. Профессор тоже не понял. Педро Пуля чувствует это, но словами объяснить не может. Просто он верит в Профессора, в его будущие картины. Верит, что он через всю жизнь пронесет в своем сердце ненависть к несправедливости и любовь к свободе, которыми был отмечен в детстве. Годы, проведенные среди капитанов песка, не могут пройти бесследно, даже для того, кто потом станет художником, а не вором, убийцей или бродягой. Педро Пуля не мог всего этого объяснить. Он сказал только: - Мы никогда не забудем тебя, брат... Ты столько рассказывал нам, был самым смышленым. Самым умным. Профессор опустил голову. Жоан Длинный встал. Его голос - как прощальный крик: - Ребята! Ребята! Все пришли, окружили их. Жоан Длинный протянул к капитанам руки: - Ребята, Профессор уходит. Он будет художником в Рио-де -Жанейро. Ребята, ура Профессору! У Профессора сжалось сердце. Он окинул взглядом склад. Теперь он не казался ему пустой рамой: перед его глазами мелькало множество картин. Словно кадры киноленты. Жизнь, полная мужества и борьбы. И нищеты тоже. Профессору вдруг ужасно захотелось остаться. Но какой в этом смысл? Он принесет больше пользы, если станет художником и всему миру расскажет об их жизни. Капитаны жмут ему руку, обнимают. Сухостой печален, словно погиб кто-нибудь из банды Лампиана. Вечером человек с мундштуком, известный поэт, вручил Профессору письмо и деньги: - Он встретит тебя в порту. Я дал телеграмму. Надеюсь, ты не обманешь ожиданий, которые я возлагаю на твой талант. Никого из пассажиров третьего класса не провожало столько народу. Сухостой подарил ему кинжал. Педро Пуля изо всех сил старался казаться веселым, смеялся, шутил. Но Жоан Длинный не скрывал грусти, владеющей его сердцем. И долго еще видел Профессор кепку Пули, которой тот махал ему с причала. Среди всех этих незнакомых людей: офицеров в форме, коммерсантов и чопорных барышень - Профессор чувствовал себя одиноким и потерянным, словно все его мужество осталось с капитанами песка. Но душа его, как клеймом, была отмечена любовью к свободе. Той любовью, что заставит его покинуть старого художника, научившего его академической живописи, чтобы рисовать на свой страх и риск картины, которые, прежде чем восхитить, повергнут в ужас всю страну. Прошла зима, прошло лето, наступила следующая зима, зима с длинными холодными дождями и пронизывающими ветрами. Теперь Фитиль продает газеты, чистит на улице обувь, подносит багаж пассажирам. Так ему удается заработать на жизнь и отказаться от воровства. Педро Пуля разрешил ему остаться в складе, хотя он вел теперь совсем другую жизнь. Педро Пуля не понимает, что творится у Фитиля в душе. Педро знает, что он хочет стать священником, хочет убежать от этой жизни. Но он считает, что такой поступок ничего не решит, ничего не исправит в жизни капитанов. Падре Жозе Педро делает все, что в его силах, чтобы изменить их жизнь. Но он один такой, никто его не поддерживает. Нет, это не выход. Только все вместе, как говорит Жоан де Адам. Но Бог звал Фитиля. По ночам в складе он слышал Его голос. Он звучал в душе мальчика. Он был мощным, как голос моря, как голос ветра, вздымающего вокруг склада песчаные вихри. Фитиль слышал этот зов не ушами - он слышал его своим сердцем. Этот голос звал его, одновременно суля счастье и внушая ужас. Этот голос требовал отречься от всего земного ради счастья служить Ему. Фитиля звал Господь. И зов Бога в душе Фитиля был такой же властный, как голос ветра, как могучий голос моря. Фитиль хотел целиком посвятить себя Богу, жить только для Него в уединении и покаянии, жить так, чтобы очиститься от грехов и быть достойным созерцать Господа. Бог зовет его, и Фитиль думает о своем спасении. Он хочет удалиться от мира, чтобы не участвовать больше в ежедневном празднике жизни. Он откажется от всего мирского, чтобы сохранить свою душу в чистоте и иметь право лицезреть Бога. Потому что для тех, кто не сохранил свою душу, лик Господа ужасен, как бушующее море. Но для тех, у кого глаза и сердце чисты от всякого греха, лик Господа ласков и кроток, как морская волна солнечным безветренным утром. Фитиль был отмечен Богом. Но он отмечен и жизнью беспризорного мальчишки тоже. И он отрекается от своей свободы, от участия в празднике жизни, от принадлежности к капитанам песка ради того, чтобы слышать зов Бога. Он будет молиться за капитанов песка в своей келье затворника, но он должен следовать этому зову, потому что сильнее его нет ничего на свете. Когда дождливыми зимними ночами Фитиль слышит этот голос, все вокруг преображается, словно в склад пришла весна. Падре Жозе Педро снова вызвали в архиепископство. На этот раз каноник был вместе с главою ордена капуцинов. Падре трепетал, думая, что его опять будут упрекать во всех грехах. Он много раз нарушал закон, чтобы помочь капитанам песка. Но больше каноника, больше наказания падре боится, что все было напрасно, потому что ему так и не удалось улучшить жизнь этих мальчишек. Лишь изредка, в минуты тяжелых испытаний он приносил немного утешения их маленьким сердцам. И еще был Фитиль... Это была его победа. Если он и не достиг своей цели, не сделал всего, что хотел, для улучшения их жизни, то, по крайней мере, не потерпел полный крах. Иногда ему удавалось заменить им семью, стать отцом и матерью, которых у них никогда не было. Теперь вожаки капитанов уже взрослые парни, почти мужчины. Ушел Профессор, да и остальные недолго останутся в складе. И хотя они были ворами, вели жизнь полную греха, иногда падре удавалось скрасить убожество их существования каплей утешения и тепла. И пониманием. Но на этот раз каноник не упрекал его. Он объявил, что архиепископ решил дать ему приход. В заключение каноник сказал: - Вы доставили нам массу хлопот, падре, своими порочными идеями о воспитании. Надеюсь, что доброта сеньора архиепископа, дающего вам приход, заставит вас больше думать о своем долге и отказаться от всяких там советских нововведений. В этом приходе никогда не было священника, потому что архиепископу никогда не удавалось найти падре, который решился бы поехать в самое бандитское гнездо, в крошечную деревушку, затерянную где-то в глубине Бразильского плоскогорья. Но падре Жозе Педро обрадовало название этого местечка. Он отправится в самую гущу кангасейро. А кангасейро - это ведь большие дети. Падре хотел что-то сказать, поблагодарить, но глава ордена капуцинов жестом остановил его. - Синьор каноник говорил мне, что среди этих детей есть один, который хочет служить Богу. - Как раз об этом-то я и хотел сказать,- ответил Жозе Педро.- Никогда не видел столь ярко выраженного призвания. Капуцин улыбнулся: - Дело в том, что нашему ордену нужен брат. Конечно, это не совсем то же самое, что и падре, но довольно близко. И если его призвание истинно, орден может послать его учиться, чтобы потом он мог принять сан. - Он будет безумно рад. - Вы ручаетесь за него? Фитиль станет монахом. И, может, когда-нибудь примет сан. Падре возблагодарил за это Бога. Они проводили падре на станцию. Гудок паравоза - как плач. Здесь собрались многие капитаны. Падре Жозе Педро смотрит на них с любовью. Педро Пуля сказал: - Вы хорошо относились к нам, падре. Вы добрый человек. Мы вас не забудем... Когда появился Фитиль, одетый в монашескую сутану, подпоясанный длинной веревкой, они его не узнали. Падре Жозе Педро спросил: Вы знакомы с братом Франсиско из монастыря Святого Семейства? Капитаны чувствуют какую-то неловкость, но Фитиль улыбается. В монашеской рясе он кажется еще выше и тоньше и выглядит настоящим аскетом. - Он будет молиться за вас, - говорит падре Жозе Педро. Падре прощается, поднимается в вагон. Гудок паравоза - плач расстающихся навсегда. Из окна падре видит, как мальчики машут руками и кепками, старыми шляпами, какими-то тряпками, которые служат им платками. Старуха-соседка, сгорающая от желания начать разговор, пугается, видя, что падре плачет. Сачок теперь редко заглядывает в склад. Он играет на гитаре и сочиняет самбы. Он вырос, и еще одним бродягой стало больше на улицах Баии. Нет ничего лучше такой жизни. Сачок проводит целые дни в беседах с хорошими людьми в порту или на рынке, а вечером идет на макумбу или на праздник куда-нибудь на холм или Соломенный городок. Играет там на гитаре, ест и пьет все самое лучшее, сводит с ума красивых мулаток, очаровывая их своим голосом и своей музыкой. Он устраивает потасовки на праздниках и, когда его преследует полиция, прячется на складе у капитанов песка. Тогда он играет для них, смеется вместе с ними, словно он все еще один из капитанов. Но с каждым годом Сачок все больше отдалятся от них. Когда ему исполнится девятнадцать, он уже не вернется. Станет законченным бродягой, одним из тех мулатов, которые любят свой город больше всего на свете и ведут прекрасную жизнь на его улицах. Еще один враг богатства и честного труда, любитель музыки, веселья и молоденьких мулаток. Босяк. Забияка. Мастер капоэйры, ловко орудующий ножом. А по необходимости и вор. Но с добрым сердцем, как поется в одном АВС1, которое сочинил Сачок о другом байянском бродяге. Он обешает каброшам исправиться и устроиться на работу, но остается вечным бродягой. Одним из городских "героев", которого будущие капитаны песка будут любить и боготворить, как сам Сачок ---------------------------------------------------------------------- 1 АБС - куплеты, каждый из которых начмнается с очередной буквы алфавита. любил и боготворил Божьего Любимчика. Однажды, много времени спустя, Педро Пуля и Хромой бродили по городу. Они зашли в храм Милосердной Божьей Матери полюбоваться золотыми украшениями и заодно, если удастся, стащить сумочку у какой-нибудь погруженной в молитву сеньоры. Но в этот час в церкви никого не было, кроме монаха-капуцина, окруженного группой бедно одетых детей. Тот обучал их катехезису. - Это же Фитиль, - удивился Хромой. Педро взглянул повнимательнее. Пожал плечами: - Ну и что? Хромой кивнул на столпившихся вокруг Фитиля мальчишек: - Какой в этом прок? Любовь ничего не изменит, - и добавил, - только ненависть. Фитиль их не видел. С необыкновенной теплотой и терпением обучал он непоседливых мальчишек закону Божьему. Оба капитана вышли, качая головой. Пуля положил руку на плечо Хромому: - Не ненависть и не любовь. Только борьба. Ласковый голос Фитиля звенит в церкви. Исполненный ненавистью голос Хромого звучит рядом. Но Педро Пуля не слышит ни того, ни другого. Он слышит голос докера Жоана де Адама, голос своего отца, погибшего в борьбе. ПЕСНЬ ЛЮБВИ СТАРОЙ ДЕВЫ Кот сказал, что у этой старой девы куча денег. Она была лет примерно сорока пяти, уродливая и истеричная. Ходили слухи, что в доме есть комната, битком набитая золотом, брильянтами и прочими драгоценностями, накопленными многими поколениями очень богатой семьи, единственной наследницей которой она являлась. Педро Пуля решил, что дельце выгодное: - Сможешь туда пробраться? - спросил он Хромого. - Спрашиваешь... - А потом наведаемся мы. В складе раздался смех. - Завтра утром и пойду, - заверил Хромой. Старая дева сама открыла дверь. В доме была только одна служанка - древняя негритянка, которая считалась чем-то вроде части наследства, потому что жила в доме уже лет пятьдесят. Старая дева держалась с достоинством: - Что тебе нужно? - Я бедный сирота и калека, - он показал ей больную ногу. - Я не хочу воровать или просить милостыню. У вас найдется для меня работа, сеньора? Я могу ходить за покупками. Старая дева не отрывала от него глаз. Мальчик... Но не доброта говорила в ней. Это был голос плоти, последний ее всплеск. Очень скоро ее женское естество умолкнет навсегда, тогда, как говорят врачи, прекратятся и истерические припадки. Очень давно, когда она была совсем молоденькой девушкой, у них в доме тоже был мальчик, который ходил за покупками. Как было хорошо... Но брат обо всем узнал и выгнал мальчишку. Брат давно умер, и вот другой мальчик стоит у ворот ее дома... - Ладно. Она велела ему вымыться как следует. После обеда дала денег на покупки и еще на одежду для него самого. Хромому удалось прикарманить из этих денег тысячу двести рейсов. - Здесь я подзаработаю деньжат, - подумал он. На кухне негритянка путано рассказывала ему какие-то странные истории. Хромой делал вид, что слушает с интересом, чтобы завоевать ее доверие. Но когда он спросил, есть ли в доме золото, служанка не ответила. Хромой не стал настаивать. Он знал, что в таких делах торопиться нельзя. В комнате старая дева вышивала крестом скатерть и с интересом поглядывала через дверь на Хромого. Она была некрасива, но фигура, несмотря на возраст, сохранила определенную привлекательность. Она позвала Хромого посмотреть на свою работу, а когда он подошел, наклонилась так, что стал виден ее бюст. Но Хромой не подумал, что она сделала это с умыслом. - Вы очень искусны, сеньора, - похвалил он ее работу. Он кажется воспитанным мальчиком. Пожалуй, красивым его не назовешь, да и хромает к тому же, но старой деве нравится. Конечно, лучше бы он был чуть помоложе. Но и так... Она снова наклонилась, демонстрируя Хромому грудь. Он отвел взгляд, не догадываясь, что это делалось специально. Когда он снова похвалил ее вышивку, она погладила его по щеке и сказала томным голосом: - Спасибо, сынок. Старая негритянка положила для Хромого матрац в столовой. Застелила простыней, дала подушку. Хозяйка ушла поболтать к соседке и вернулась, когда Хромой уже лег. Он слышал, как она прощалась с кем-то: - Извините, что вам пришлось провожать до дому старую деву. - Дона Жоана, о чем вы говорите... Она вошла, заперла входную дверь, вынула ключ. Негритянка уже ушла в свою комнату рядом с кухней. Старая дева подошла к дверям столовой, посмотрела на Хромого, который притворился спящим. Вздохнула и прошла в свою спальню. Скоро во всем доме потух свет. Хотя Хромой не привык так рано ложиться, он вскоре заснул. Поэтому он не знал, когда пришла старая дева. Вдруг он почувствовал, что кто-то гладит его по голове. Сначала он подумал, что ему снится сон. Рука скользнула по его груди, животу, еще ниже и замерла. Хромой окончательно проснулся, но боялся открыть глаза. Она гладила его, потом подняла подол ночной рубашки, притянула его руку к своему телу. Хромой прижался к ней, хотел что-то сказать, но она зажала ему рот рукой, мотнула головой в сторону кухни: - Услышать может. Потом еще тише: - Ведь ты будешь нежным со мной, правда? Она всем телом прижалась к нему, стянула с него штаны. Потом они накрылись простыней. Но когда Хромой захотел всего, она сказала: - Нет. Только не это. Такая незавершенность приводила Хромого в ярость. Старая дева тихонько стонала от наслаждения, прижимая его к своей необъятной груди. Хромой каждое утро встает невыспавшимся и разбитым. Эти ночи - как сражения. Никогда он не получает настоящего удовольствия. Старой деве нужен лишь суррогат любви. Она боится настоящей близости, боится скандала, боится, что будет ребенок. Ее сжигает любовная жажда, поэтому она рада даже этим крохам. Но Хромой хочет заниматься любовью по-настоящему, подмена раздражает его. И в это же время его тянет к телу старой девы, к ее полу-ласкам, к ночным забавам. Только это и удерживает Хромого в доме Жоаны. Если, просыпаясь, он испытывает к ней ненависть, бессильную ярость, желание задушить ее за все унижения, если находит старой и некрасивой, то вечером он дрожит от нетерпения, представляя ласки старой девы, руки, ласкающие его, грудь, где покоится его голова, ее мощные бедра. Он изобретал всевозможные планы, как овладеть ею, но старая дева расстраивала их, отталкивая его в последний момент, и ругала шепотом. Хромым овладевает глухая злоба. Но ее рука снова тянется к его телу, и он не может противиться желанию. И снова начинается это бесконечное сражение, из которого он выходит измотанным и опустошенным. Днем он отвечает Жоане сквозь зубы, грубит, старая дева плачет. Он в глаза называет Жоану старухой, грозит уйти. Она дает ему деньги, умоляет остаться. Он остается, но не из-за денег. Остается, потому что его удерживает желание. Он уже знает, каким ключом открывается комната, где Жоана хранит золотые вещи. Знает, как стащить этот ключ, чтобы передать его капитанам. Но желание удерживает его здесь, удерживают грудь и бедра старой девы, ее руки... Хромому всегда не везло с женщинами. Если ему и доставалась какая-нибудь негритянка, то только с помощью других, силой. Ни одна не посмотрела на него зазывным взглядом. Другие парни были тоже некрасивы, но он со своей изуродованной ногой, ковыляющий как краб, был просто отвратителен. В конце концов он возненавидел всех женщин и довольствовался тем, что доставалось силой. И вот появляется женщина, белая и богатая, правда, старая и некрасивая, но еще вполне "съедобная" и ложится с ним. Ласкает его, прижимается к нему всем телом, кладет его голову на свою грудь. Хромой не может уйти из этого дома, хотя с каждым днем становится все грубее и беспокойнее. Его страсть требует полного удовлетворения, но старая дева довольствуется крохами, жалкой подделкой любви. Днем Хромой ненавидит ее, ненавидит себя, ненавидит весь мир. Педро Пуля упрекает его за задержку - давно пора Хромому выведать в доме все секреты. Хромой уверяет, что скоро все будет сделано. В ту ночь любовное сражение между ними было еще ожесточеннее. Старая дева стонет от любви, наслаждаясь ее крохами, но не уступает, отстаивая свою "честь". Это придает Хромому решимости, и на следующий день он удирает вместе с ключом. Старая дева ждет его для любви. Она чувствует себя так, словно ее бросил муж. Она плачет и сетует. Он не возвращается, а ведь ей тоже нужна любовь, как всем этим молоденьким девушкам, которые идут в красивых платьях мимо ее окон. Ограбление приводит ее в бешенство. Она думает, что Хромой проводил с ней долгие, полные сладострастия ночи для того, чтобы обокрасть. Унижена ее жажда любви. Словно ей плюнули в лицо, заявив, что она старая уродина. Она рыдает, она не поет больше песнь любви. Да она задушила бы Хромого, если б он попался к ней в руки. Потому что он насмеялся над ее чувством, над жаждой любви в ее крови. А она была счастлива, всю эту неделю, наслаждаясь крохами любовного пиршества. Этого нельзя пережить. Она катается по полу в припадке бешенства. В складе Хромой со смехом рассказывает о своих приключениях. Но в глубине души он знает, что старая дева сделала его еще хуже, что своей порочностью она разбудила дремавшую в его душе ненависть. Теперь неудовлетворенная страсть заполняет его ночи, не дает заснуть, сводит с ума. ЗАЙЦЕМ НА ПОЕЗДЕ Пароходы привозят в Ильеус все новых и новых женщин. Они приезжают из Баии, Аракажу, Ресифи и даже самого Рио-де-Жанейро. Толстые полковники стоят на причалах, наблюдают за прибытием кораблей. Женщины - белые, негритянки, мулатки - приехали из-за них. Потому что известие о повышении цен на какао облетело всю страну. Известие о том, что в таком сравнительно маленьком городе, как Ильеус, открылось четыре кабаре, что за ночь там проигрывают в карты целые состояния, что шампанское льется рекой, а полковники прикуривают от пятисотенных купюр. Что на рассвете устраивают процессии по улицам города, все участники которых - в чем мать родила. Известия эти в мгновение ока облетели кварталы продажных женщин. Их разносили коммивояжеры. Кабаре "Брама" в Аракажу опустело. Все женщины перебрались в Ильеус, в кабаре "Эльдорадо". Все проститутки отплыли из Ресифи на нескольких кораблях компании "Ллойд Бразилейро". И жители Пернамбуку остались без женщин: все они перекочевали в кабаре "Батаклан", которое приехавшие на каникулы студенты прозвали "школой". Проститутки из Риоде-Жанейро обосновались в "Трианоне"1, бывшем "Везувии", самом шикарном заведении столицы какао. Даже Рита Саранча, знаменитая своими шикарными бедрами, покинула родную Эстаньсию, где она была царицей маленького мирка женщин легкого поведения и прекрасно со всеми ладила, чтобы стать королевой "Дикого Запада", кабаре на улице Жабы, где звуки поцелуев и хлопки откупориваемых бутылок шампанского раздавались вперемежку с выстрелами и оплеухами. "Дикий Запад" посещали в основном надсмотрщики да внезапно разбогатевшие мелкие фазендейро. На улице, где жила Далва, в районе продажных женщин, дома опустели. Женщины перебрались в "Батаклан", "Эльдорадо", в "Дикий Запад". Некоторые обосновались в "Трианоне", где танцевали с полковниками. В "Батаклане" проститутки из Пернамбуку и Сержипе отдавали часть, и немалую, вытянутых у полковников денег студентам, которые расплачивались с ними любовью. "Эльдорадо" оккупировали коммивояжеры. Даже в "Диком Западе" женщины получали в подарок драгоценности. Случалось, правда, что они получали пулю в грудь - экзотическую алую брошь. Рита Саранча танцевала чарльстон на столе, уставленном бутылками шампанского, под аккомпанемент выстрелов. Так было, когда ---------------------------------------------------------------------- 1 Трианон - название одного из дворцов Версаля несколько лет назад цены на какао неожиданно взлетели вверх. Когда Далва узнала, что Изабел обзавелась брильянтовым перстнем и колье, хотя "работала" даже не в "Трианоне", а в "Батаклане", она не выдержала и стала собирать чемоданы. Она самая шикарная женщина на своей улице, ее место в "Трианоне". Далва одела Кота в дорогой, сшитый на заказ кашемировый костюм, и Кот внезапно из мальчишки превратился в мужчину, самого юного из байянских сутенеров. В тот вечер, когда в новом костюме, лакированных туфлях, модной шляпе и с галстуком-бабочкой он появился в складе, Жоан Длинный даже присвистнул от изумления: - Неужто это Кот? Коту не исполнилось еще и восемнадцати. Уже четыре года он жил с Далвой. Он повернулся к Жоану Длинному: - Теперь начнется настоящая жизнь. Он достал дорогой портсигар, угостил ребят, пригладил тщательно уложенные волосы. Потом обнял Педро Пулю: - Браток, уезжаю в Ильеус. Моя хозяйка собирается делать деньги. Я вместе с ней. Может, еще разбогатею. Подцепим какого-нибудь фазендейро и такой кутеж устроим! Педро улыбнулся: еще один уходит. Не могут они всю жизнь оставаться мальчишками. Да они никогда и не были детьми. С самого раннего детства в рискованной уличной жизни они вели себя, как взрослые, как мужчины. Вся разница в росте. В остальном они были равны: с юных лет занимались любовью с мулатками на берегу, воровали, чтобы не умереть с голоду. А когда попадали в тюрьму, получали побои, тоже как взрослые мужчины. Случалось, нападали с оружием в руках, как самые отъявленные байянские бандиты. Они и разговаривали, как взрослые, и чувствовали, как взрослые мужчины. Когда другие дети еще играют в песочнице и учатся читать, им приходится решать проблемы, которые не каждому взрослому под силу. Ведя эту нищенскую, полную опасностей жизнь, они рано повзрослели. Да по сути дела, у них никогда и не было детства. Потому что ребенка делает ребенком домашняя атмосфера, отец, мать, отсутствие забот. А капитаны песка всегда должны были заботиться о себе и сами за себя отвечать. У них никогда не было ни дома, ни отца, ни матери. Они всегда были взрослыми. Теперь самые старшие, те, кто последние годы возглавлял банду, уходят навстречу своей судьбе. Ушел Профессор, теперь он художник в Рио-де- Жанейро. Все реже появляется в складе Сачок. Он зарабатывает на жизнь игрой на гитаре, ходит на кандомблэ, устраивает потасовки на ярмарках. Еще один городской бродяга... Его имя даже упоминалось в газетах. Сачка взяли на заметку полицейские агенты, которые не спускают глаз с этой братии. Фитиль стал монахом. Его призвал Бог. Никогда больше не пересекутся их пути. А теперь уходит Кот. Будет вытрясать деньги из ильеуских полковников. Божий Любимчик сказал как-то, что Кот может разбогатеть благодаря ловкости своих рук. Жизнь уличного мальчишки сделала из него шулера, мошенника, сутенера. Скоро уйдут остальные. Только Педро Пуля не знает, что ему делать. Он уже не мальчик, совсем скоро станет взрослым мужчиной, должен будет передать другому руководство капитанами песка. Но куда он пойдет? У него нет такого таланта, как у Профессора, чьи руки созданы для того, чтобы держать кисть, он не рожден бродягой, как Сачок, который любит только разгуливать по улицам, часами сидеть на корточках в порту, обсуждая городские новости, веселиться на праздниках. Но Сачка не волнует полная драматизма борьба миллионов людей за свое существование. А Педро чувствует свою причастность к этой борьбе, он понимает, что вольная жизнь бродяги не утолит жажду свободы в его душе. Еще меньше привлекает Педро судьба Фитиля. Проповеди падре Жозе Педро всегда были для него простым сотрясением воздуха, хотя сам священник ему нравился, он был хорошим человеком. Только слова Жоана де Адама находят отзыв в душе Педро Пули. Но Жоан де Адам и сам знает мало. Если что у него и было, так это железные мускулы да голос - властный и одновременно внушающий доверие, как раз то, что нужно, чтобы возглавить забастовку. Не завидует Педро Коту, который собирается обжуливать ильеусских полковников. Он сам еще не знает, чего хочет, и поэтому остается с капитанами. Весь склад криками провожает Кота. Он улыбается - шикарно одет, волосы тщательно уложены, на пальце кольцо с камнем винного цвета, которое он когда-то украл. Педро Пуля прощается с Котом в порту. Он машет кепкой вслед уходящему пароходу и чувствует, что этот молодой шикарно одетый мужчина, который стоит на палубе рядом с красивой женщиной, бесконечно далек от него, оборванного уличного мальчишки. У Педро как-то смутно на душе, ему хочется убежать куда-нибудь, уехать на корабле или зайцем на поезде. Но уехал не он, а Сухостой. Однажды полиция накрыла его в тот момент, когда мулат пытался вытащить бумажник у какого-то торговца. Сухостою было тогда шестнадцать. Его забрали в полицию, избили, потому что он крыл последними словами всех подряд: полицейских и инспекторов с тем безграничным презрением, которое сертанцы испытывают к полиции. А когда его били, не издал ни единого звука. Через восемь дней его вышвырнули на улицу, и он был почти счастлив, потому что теперь у него появилась цель - убивать полицейских Он просидел несколько дней в складе, насупившись и о чем-то усиленно размышляя. Сухостоя звал сертан, звала борьба кангасейро. Однажды он сказал Педро Пуле: - Я пробуду какое-то время с беспризорниками Аракажу. "Беспризорные индейцы" были капитанами песка Аракажу. Они жили под причалами, воровали, дрались на улицах. Судья по делам несовершеннолетних Олимпио Мендоса был хорошим человеком. Не переставая удивляться недетскому уму этих мальчишек, он искренне пытался помочь им, но скоро понял, что решить эту проблему невозможно. Он рассказывал писателям об этих мальчишках и в глубине души любил их. Но у него опускались руки, потому что он ничем не мог им помочь. Когда среди "беспризорных индейцев" появлялся новенький, он знал, что это байянец, приехавший на поезде зайцем. А если пропадал один из его подопечных, судья не сомневался, что тот отправился в Баию. Однажды на рассвете поезд на Сержипи дал гудок на станции Калсада. Никто не провожал Сухостоя, потому что он не собирался уезжать навсегда. Он хотел провести какое-то время среди "беспризорных индейцев" в Аракажу, чтобы Баиянская полиция, взявшая его на заметку, забыла о нем, и вернуться. Сухостой проскользнул в открытый багажный вагон и спрятался за мешками. Поезд отошел от станции, постепенно набирая ход. Теперь он идет по самому сердцу сертана. В дверях глинобитных хижин стоят женщины и девочки. Полуобнаженные мужчины мотыжат землю. Вдоль железнодорожного полотна бредут стада быков. Пастухи подгоняют их криками. На станциях продают местные лакомства: мингау1, мунгунзу2, памонью3, канжику4. ---------------------------------------------------------------------- 1 Мингау - сладкая каша из пшеничной муки. 2 Мунгунза - блюдо из кукурузных зерен, сваренных в сахарном сиропе, иногда с кокосовым или коровьим молоком. 3 Памонья - пирожок из кукурузной муки, кокосового молока и сливочного масла, корицы, аниса, сваренный в листьях кокосовой пальмы или банана. 4 Канжика - сладкая молочная каша из кукурузной муки с добавлением корицы. Запахами, красками, звуками возвращается к Сухостою родной сертан. На маленьких станциях с лотков продают сыры и рападуру. Снова открываются взору сертанежо родные, никогда не забываемые сельские пейзажи. Долгие годы, проведенные в городе, не убили в его сердце любовь к нищему и прекрасному краю. Никогда он не был городским мальчишкой, таким как Педро Пуля, Сачок или Кот. Он всегда оставался чужим в городе, со своей странной речью, рассказами о Лампиане, "моем кресном", с умением подражать голосам зверей и птиц. Когда-то у них с матерью был клочек земли. Она была кумой Лампиана, и полковники не решались ее трогать. Но когда Лампиан перебрался в Пернамбуку, землю отобрали. Она отправилась в город за справедливостью, но умерла в дороге. Сухостой один добрался до Баии. Многое узнал он в городе среди капитанов песка. Узнал, что не только в сертане богачи не дают жить беднякам. В городе тоже. Он узнал, что нищие дети везде несчастны, что богачи всюду преследуют их и всюду чувствуют себя хозяевами. Сухостой научился улыбаться, но никогда ненависть не покидала его сердце. Познакомившись с падре Жозе Педро, Сухостой понял, почему Лампиан уважал священников. Он и раньше считал Лампиана героем, но теперь, приобретя опыт городской жизни, любил своего крестного отца больше всех на свете. Больше даже, чем Педро Пулю. Теперь Сухостой снова в сертане. Запах цветов сертана. Родные поля. Пение знакомых с детства птиц. Тощие собаки у дверей глинобитных хижин. Старики, похожие на индейских жрецов, негры с длинными четками на шеях. Аппетитный запах пищи из кукурузы и маниоки. Худые мужчины трудятся, не покладая рук за те жалкие гроши, которые им платят хозяева земли. Только у каатинги нет хозяев, потому что Лампиан освободил каатингу, выгнал оттуда богачей, сделал ее землей кангасейро, которые борются против помещиков. Лампиан - герой. Герой сертана, всех пяти штатов. Говорят, что он преступник, злодей, убийца, насильник, грабитель. Но для Сухостоя, для мужчин, женщин и детей сертана он - новый Зумби дос Палмарес, он - освободитель, главнокомандующий народного войска. Потому что свобода, как солнце, - наивысшее благо. За свободу Лампиан сражается, убивает и грабит. За свободу и справедливость для угнетенных крестьян огромного сертана пяти штатов: Пернамбуку, Параибы, Алагоаса, Сержипи и Баии. Сертан волнует душу Сухостоя. Поезд не летит, а медленно врезается в земли сертана. Все здесь исполнено очарования и поэзии. Только нищета сертана ужасает. Но эти люди так сильны, что им удается творить красоту вопреки нищете. Что же смогут создать эти люди, когда Лампиан освободит всю каатингу, установит там справедливость? Проносятся мимо нищие музыканты, пастухи, погоняющие стада, крестьяне, сажающие кукурузу. На станциях полковники выходят из вагонов размять ноги. У каждого на боку огромный револьвер. Слепые гитаристы просят милостыню. Негр в короткой расстегнутой рубахе с длинными четками на груди бродит по платформе, бормочет что-то на непонятном языке. Когда-то он был рабом, теперь он здешний юродивый. Все боятся его, боятся его проклятий. Он много страдал, кнут надсмотрщика исполосовал его спину. На спине Сухостоя тоже остались следы, оставленные полицейскими, прислужниками богачей. Когда-нибудь его тоже станут бояться. Просторы каатинги, аромат полевых цветов, неспешный ход поезда. Мужчины в альпаргатах и кожаных шляпах. Дети, которые учатся на бандитов в школе нищеты и гнета. Внезапно поезд останавливается посреди каатинги. Сухостой высовывается из вагона. Поезд окружен вооруженными людьми, рядом стоит грузовик, телеграфные провода перерезаны. Помощи ждать неоткуда. Какая-то барышня падает в обморок, коммивояжер прячет бумажник. Толстый полковник выходит из вагона и обращается к кому-то: - Капитан Виргулино... Человек в очках вскидывает свой карабин: - Назад! Сухостою кажется, что сейчас сердце у него разорвется от радости. Он встретил своего крестного, Виргулино Феррейру Лампиана, кумира всех сертанских мальчишек. Сухостой подходит к Ламипиану. Какой-то кагасейро хочет остановить его, но Сухостой зовет: - Крестный... - Ты кто? - Я Сухостой, сын твоей кумы... Лампиан узнает его, улыбается. Бандиты ( их немного, всего человек двенадцать) поднимаются в вагоны первого класса. Сухостой просит: - Крестный, позволь мне остаться с тобой, дай мне ружье. - Ты еще совсем мальчик, - Лампиан смотрит на него сквозь темные очки. - Нет, я ужу взрослый, я уже дрался с полицей. Лампиан кричит: - Зе Байяно, дай карабин Сухостою... Потом говорит крестнику: - Охраняй эту дверь. Если кто-нибудь попытается бежать - стреляй. Лампиан поднимается в вагон за данью. Слышны плач, крики, раздается одинокий выстрел. Бандиты выходят, вытаскивают двух полицейских, ехавших этим поездом. Лампиан делит между всеми добычу. Получает свою долю и Сухостой. Из одного вагона бежит струйка крови. Аромат сертана щекочет Сухостою ноздри. Полицейских ставят к дереву. Зе Баияно заряжает карабин, но тут раздается голос Сухостоя: - Оставь их мне, крестный. Они били меня в полиции. И других мальчишек тоже. Сухостой поднимает карабин. Какой сертанежо не умеет держать в руках ружье? Хмурое лицо Сухостоя освещает улыбка - отблеск переполняющей его радости. Один полицейский сразу упал, второй пытался бежать, но и его настигла пуля. Потом Сухостой бросается на них с кинжалом, утоляя жажду мести. Зе Баияно говорит: - Этот мальчишка стоит десятерых. - Мать у него была молодчина. Моя кума... - вспоминает Лампиан с гордостью. - Вот зверюга, - думает коммивояжер, когда поезд наконец медленно трогается, после того, как проводники убрали с рельсов наваленные деревья. Отряд кангасейро исчезает в каатинге. Сухостой полной грудью вдыхает воздух сертана, останавливается и кинжалом делает на прикладе две зарубки. Две первые... Вдали раздается тоскливый гудок паровоза. КАК ГИМНАСТ ПОД КУПОЛОМ ЦИРКА Конечно, слишком рискованно было устраивать налет на этот дом на улице Руя Барбозы. Совсем рядом на Дворцовой площади полно охранников, тайных агентов и полицейских. Но капитаны становились старше с каждым разом отчаяннее и жаждали приключений. Но на этот раз все получилось неудачно: в доме было много народу, подняли тревогу, быстро подоспела охрана. Педро Пуля и Жоан Длинный убежали по Ладейре да Праса. Бузотер тоже сумел удрать. Хромой оказался в ловушке. Полицейские решили оставить в покое остальных и сосредоточить свои усилия на этом колченогом - будет хоть какой-то результат. Хромой словно играл с ними в салки, перебегая с одной стороны улицы на другую. Он ловко обошел одного полицейского, но, вместо того, чтобы бежать к Байше ду Сапатейро, бросился к Дворцовой площади. Хромой знал, что на людной улице его наверняка поймают. Полицейские - сильные мужики, с длинными, к тому же здоровыми ногами. Ему с его увечьем далеко не убежать. Но они не возьмут его. Слишком хорошо он помнит, что было с ним в полиции в прошлый раз, кошмары до сих пор преследуют его по ночам. И пытаясь уйти от полицейских, Хромой думает только об одном: сейчас он им в руки живым не дастся. Полицейские буквально наступают ему на пятки. Хромой знает, что они очень хотят догнать его, что поимка одного из капитанов песка - большой успех для любого полицейского. Но он не позволит арестовать себя, они к нему не притронутся. Это будет его месть. Хромой ненавидит полицейских, ненавидит весь мир, потому что в этом мире для него не нашлось и крупицы человеческого тепла. А случайно обретя его, Хромой вынужден был сам от него отказаться, потому что жизнь уже отметила его своим клеймом. У него не было детства. С девяти лет он борется за самое жалкое в мире существование - существование беспризорного ребенка. Он никогда никого не любил, кроме этого пса, который и сейчас бежит рядом. В те годы, когда сердца большинства детей чисты от низких страстей, его сердце уже было полно ненависти. Он ненавидел город, людей, жизнь. Он любил только свою ненависть. Она делала его смелым и сильным, несмотря на физический недостаток. Однажды появилась женщина, которая была нежна с ним, но любила она не его, а своего умершего сына, которого она давно потеряла, и которого пыталась в нем обрести вновь. Потом другая женщина ложилась с ним в постель, ласкала его, использовала его, чтобы получить крохи любви, которой обделила ее жизнь. И никто никогда не любил его таким, каким он был на самом деле - беспризорным мальчишкой, увечным и печальным. Многие его ненавидели, а он ненавидел всех. Однажды его забрали в полицию, и человек в жилете смеялся, когда его истязали. Это он преследует сейчас Хромого. И если его поймают, будет смеяться опять. Но они не поймают. Они наступают ему на пятки, но не поймают. Полицейские думают, что Хромой остановится у большого подъемника, соединяющего Верхний город с Нижним. Но Хромой не останавливается. Он забирается на невысокую стену, поворачивается к подбежавшим полицейским, смеется, вложив в этот смех всю свою ненависть, плюет в лицо тому, кто подбежал ближе всех и уже протянул к нему руки, отталкивается и летит с шестидесятиметровой высоты. Площадь на мгновение замерла. Какая-то женщина вскрикнула и потеряла сознание. Хромой разбивается у подножия холма, как воздушный гимнаст, не успевший поймать трапецию под куполом цирка. Просунув морду сквозь решетку ограды, заливается лаем собака Хромого. ГАЗЕТНЫЕ НОВОСТИ "Вечерняя Баия" опубликовала телеграмму из Рио, сообщавшую о феноменальном успехе выставки молодого, еще неизвестного художника. Несколько дней спустя эта же газета перепечатала из столичного издания критическую статью, посвященную этому художнику, поскольку он - байянец, а "Вечерняя Баия" ревностно блюдет славу своего города. После разбора достоинств и недостатков нового социального художника, в статье, изобилующей такими терминами, как "атмосфера", "свет", "цвет", "перспектива", "экспрессия" и многое другое, говорилось: "Все, кто побывал на этой необычной выставке портретов и сцен из жизни беспризорных детей, обратили внимание на одну деталь: всегда все доброе и светлое воплощает худенькая девочка с золотистыми волосами и лихорадочно горящими щеками, а силы зла - человек в громоздком черном пальто, по виду путешественник. Что означает с точки зрения психоаналитика такое почти бессознательное повторение этих персонажей во всех картинах? Известно, что у Жоана Жозе весьма необычная судьба..." И дальше опять потоком шли слова "цвет", "экспрессия", "перспектива" и другие более сложные термины. Через несколько месяцев "Вечерняя Баия" в статье под заголовком "ТРОЯНСКИЙ КОНЬ. ПОЛИЦИЯ БЕЛЬМОНТЕ ВОЗВРАЩАЕТ МОШЕННИКА КОТА" сообщила о том, что "полиция Бельмонте получила от полиции Ильеуса настоящего троянского коня. Известный, несмотря на молодость, мошенник, действовавший в Ильеусе под кличкой "Кот", после ряда махинаций, жертвами которой стали многие помещики и коммерсанты, был выслан в Бельмонте. Там он продолжал мошенничества, в которых был большим специалистом. Например, ему удалось продать несколько земельных участков, как нельзя более пригодных для возделывания какао. Когда же покупатели приехали посмотреть эти земли, оказалось, что они лежат на дне реки Кашоэйры. Полиции Бельмонте удалось пресечь деятельность опасного мошенника и отправить его снова в Ильеус. Ильеусцы намного богаче нас, - заканчивает с определенной долей иронии автор заметки, - и могут содержать с борльшим комфортом элегантного Кота, чем сыны прекрасного Бельмонте. Потому что, если Бельмонте называют Принцем Юга, то Ильеус справедливо считается Королем". Среди второстепенных новостей полицейской хроники "Вечерняя Баия" известила однажды, что "некий бродяга, по кличке Сачок, устроил драку на празднике в Соломенном Городке, бутылкой раскроил хозяину голову и скрылся. Его разыскивает полиция". Перед Рождеством "Вечерняя Баия" вышла с огромными заголовками. Известие произвело такую же сенсацию, как история женщины-кангасейро, любовницы Лампиана. И не удивительно, потому что население пяти штатов - Баии, Сержипи, Алагоаса, Параибы и Пернамбуку - напряженно следит за Лампианом. С ненавистью или любовью, но только не с безразличием. Заголовок был набран аршинными буквами: ШЕСТНАДЦАТИЛЕТНИЙ МАЛЬЧИШКА В БАНДЕ ЛАМПИАНА, а ниже - чуть мельче: ОДИН ИЗ САМЫХ СТРАШНЫХ БАНДИТОВ - ТРИДЦАТЬ ПЯТЬ НАСЕЧЕК НА ЕГО ВИНТОВКЕ - ОН БЫЛ КАПИТАНОМ ПЕСКА - ИЗ-ЗА НЕГО ПОГИБ МАШАДАН Репортаж был очень подробным. В нем говорилось, что жители ограбленных поселков давно заметили в банде Лампиана мальчишку лет шестнадцати по имени Сухостой. Несмотря на свой юный возраст, бандит наводил ужас на весь сертан как один из самых жестоких в банде. Известно, что на его ружье тридцать пять насечек. А каждая такая насечка означает одного убитого. Потом шел рассказ о смерти Машадана, давнего соратника Лампиана. Однажды банда схватила на дороге старого сержанта полиции. Лампиан велел Сухостою прикончить его. Сухостой делал это не торопясь, с видимым наслаждением вырезая у своей жертвы полоски кожи острием кинжала. Машадан пришел в ужас от такой жестокости и поднял карабин, чтобы застрелить Сухостоя. Но не успел нажать на курок, потому что Лампиан, чрезвычайно гордившийся крестником, первым выстрелил в Машадана. А Сухостой продолжил свое занятие. Дальше в статье говорилось о других преступлениях шестнадцатилетнего бандита. Автор статьи также вспомнил, что среди капитанов песка был мальчишка по имени Сухостой. Возможно, это одно и то же лицо. Далее шли рассуждения морального плана. Тираж газеты разошелся полностью. Еще раз газета добилась такого же успеха через несколько месяцев, когда опубликовала сообщение об аресте Сухостоя. Летучий полицейский отряд, охотившийся за Лампианом, застал его врасплох, во время сна. Сообщалось, что скоро бандита доставят в Баию. Текст сопровождался многочисленными фотографиями, запечатлевшими хмурое лицо Сухостоя. "Лицо прирожденного преступника", - как заметила "Вечерняя Баия". Впрочем, это утверждение опровергла, пусть и невольно, сама газета, когда, освещая ход процесса в нескольких экстренных выпусках, опубликовала на своих страницах часть доклада судебно-медицинского эксперта. Суд приговорил Сухостоя к тридцати годам тюремного заключения за пятнадцать доказанных убийств1. Тем не менее на его карабине было шестьдесят зарубок. И газета напомнила об этом факте, настойчиво повторяя, что каждая зарубка - убитый человек. Что касается судебно-медицинского эксперта, то он, человек неподкупный и высокообразованный, один из самых видных социологов и этнографов страны, в своем выступлении доказывал, что Сухостой - человек абсолютно нормальный. И если он стал бандитом и совершил столько убийств, причем с чрезвычайной жестокостью, то не по причине врожденной порочности. Виновата социальная среда... и далее следовали научные рассуждения. Впрочем, у публики это выступление не вызвало никакого интереса. Другое дело - великолепнейшая, чрезвычайно трогательная и страстная речь прокурора, которая до слез взволновала присяжных. Даже судья поднес платок к глазам, когда прокурор с исключительным ораторским искусством описывал страдания жертв малолетнего бандита. Более всего публика негодовала из-за того, что во время суда Сухостой не проронил ни слезинки. Его хмурое лицо было на удивление спокойным. ---------------------------------------------------------------------- 1 Прототип, Антонио дос Сантос, просидел в тюрьма 20 лет Что-то новое появилось в атмосфере города. Педро Пуля вышел из склада с Жоаном Длинным и Бузотером. В порту непривычно пусто, только полицейские охраняют огромные склады. Сегодня суда не разгружают, потому что докеры с Жоаном де Адамом во главе, заявили о своей солидарности с бастующими водителями трамваем. Кажется, что в городе праздник, но праздник особый, не похожий на другие. Люди на улицах собираются группами, что-то горячо обсуждают. Автомобили развозят на работу служащих. В дверях магазинов смеются приказчики. По Ладейра да Монтанья поднимаются и опускаются толпы людей: лифты сегодня тоже не работают. Городские автобусы набиты битком, двери не закрываются. Отряды забастовщиков группами идут в профсоюзный комитет, чтобы послушать заявление докеров, которое несет в своих ручищах Жоан де Адам. У дверей комитета толпятся люди, стоят на посту полицейские. Педро Пуля идет по улице с Жоаном Длинным и Бузотером. - Здорово! - восхищается он. Жоан Длинный улыбается. - Будет сегодня заваруха, - замечает негритенок Бузотер. - Не хотел бы я быть ни кондуктором, ни вагоновожатым,- добавляет Жоан Длинный,- Зарабатывают всего ничего, а работа адская. Правильно делают, что бастуют. - Поглядим?- предлагает Педро Пуля. Они подходят к дверям профсоюза. Туда входят негры, мулаты, испанцы, португальцы. Мальчишки видят, как во главе докеров вышел из здания Жоан де Адам, и как кричали ему "ура!" рабочие-трамвайщики. Мальчишки тоже кричали "ура!". Жоан Длинный и Бузотер - потому что им нравился докер Жоан де Адам. А Педро Пуля еще и потому, что ему нравилась сама забастовка, словно это одно из самых прекрасных приключений капитанов песка. В здание вошла группа хорошо одетых людей. Стоя в дверях, капитаны слышат чью-то речь, которая прерывается криками: "предатель!", "желтый!". - Здорово! - повторяет Педро Пуля. Ему хочется войти туда, смешаться с забастовщиками, кричать и бороться вместе с ними. Город уснул рано. Светит луна. С моря доносится голос негра. Он поет о том, как горька его жизнь, потому что его покинула любимая. Капитаны уже спят. Даже Жоан Длинный храпит, растянувшись у дверей, с кинжалом под головой. Только Педро Пуля не спит. Он лежит на песке, смотрит на луну, слушает негра, который поет о своей тоске по неверной мулатке. Ветер доносит обрывки песни, ее слова заставляют Педро искать Дору на небе среди тысячи звезд. Она тоже стала звездой, необыкновенной звездой, с длинными белокурыми волосами. У героев вместо сердца - звезда. Но никто никогда не слышал, чтобы у какой-нибудь женщины в груди, как цветок, расцвела звезда. Самые отважные женщины земли и моря Баии после смерти становятся святыми негров. Роза Палмейрао стала святой на кандомблэ в Итабуне, потому что в этом городе она впервые проявила свое мужество. Это были здоровые, сильные женщины. С мускулистыми, как у забастовщиков, руками. Роза Палмейрао была красавицей, ходила, покачиваясь, как моряк. Она была женщиной моря. Когда-то у нее был парусник, и на бороздила на нем волны у входа в гавань1. Мужчины в порту любили ее не только за смелость, но и за красоту. Мария Кабасу была некрасивой... Темная мулатка, дочь негра и индианки, она была мощной и хмурой. Мужчинам, считавшим ее некрасивой, здорово доставалось от этой женщины, но она всем сердцем была ---------------------------------------------------------------------- 1 Об этом рассказывается в романе Жоржи Амаду "Мертвое море". предана одному желтолицему и щуплому сеаренцу1, который любил ее так, словно она была красавицей с прекрасным телом и горящими страстью глазами. Они были отважными женщинами и стали святыми на кандомблэ кабокло, потому что на этих кандомблэ время от времени появляются новые святые, там нет той ритульной строгости, что отличает церемонии негров наго. Но Дора была отважнее этих женщин. Она была девочкой, но делила все трудности жизни капитанов песка. А все знают, что любой капитан стоит взрослого мужчины. Дора была им матерью и сестрой. Потом для Педро Пули она стала невестой и женой, когда лихорадка уже пожирала ее, когда смерть кружила вокруг в ночь великого покоя, родившегося в ее глазах. Она была в приюте, сбежала оттуда, как Педро Пуля сбежал из колонии. У нее хватило мужества, умирая, успокаивать своих сыновей, братьев, жениха и супруга, всех капитанов песка. Дон'Анинья завернула ее в белое покрывало, расшитое, как для святой. Божий Любимчик отвез ее на своем баркасе к Йеманже. Падре Жозе Педро читал молитвы. Все любили Дору, но только Педро Пуля хотел уйти вместе с ней. Профессор бежал из склада, потому что не мог оставаться там после смерти Доры. Но только Педро Пуля бросился в воду, чтобы разделить ее судьбу, чтобы и в смерти быть вместе с нею и совершить волшебное путешествие в глубину зеленого моря, куда Йеманжа берет самых отважных. Поэтому только он видел, что Дора стала звездой и пролетела по небосводу. Она появилась для него одного, засверкала над его головой, когда он хотел покончить с собой, когда уже тонул. Она дала ему новые силы, и парусник Божьего Любимчика, возвращаясь, подобрал его. Теперь Педро смотрит на небо, ищет глазами звезду Доры. Звезду с длинными золотистыми волосами, другой такой нет в целом мире. Потому что не было ---------------------------------------------------------------------- 1сеаренец - житель штата Сеара. во всем мире другой такой женщины, как Дора, хотя она была такая юная, совсем девочка. Ночное небо усыпано звездами, они отражаются в уснувшем море. Сочный голос негра летит к звездам, кажется, к ним обращена его жалоба, его тоска. Он тоже ищет любимую, которая исчезла в ночи. Педро Пуля думает, что звезда, которой стала Дора, скользит сейчас над улицами, переулками и холмами Баии, ищет его. Может быть, она думает сейчас о том, что происходит в городе? Но сегодня героями этих необыкновенных событий стали не капитаны песка, а рабочие-трамвайщики: сильные негры, веселые мулаты, испанцы и португальцы, приехавшие из дальних стран. Это они поднимают вверх сжатые кулаки и кричат, совсем как капитаны песка. В городе забастовка, самое лучшее из приключений. Педро Пуля хочет участвовать в ней, кричать во всю силу своих легких, прогонять продажных ораторов. Его отец выступал на митингах и был сражен пулей. В жилах Педро течет кровь забастовщика. К тому же жизнь уличного мальчишки научила его любить свободу. Тогда в тюрьме заключенные пели о том, что свобода, как солнце,- самое драгоценное, что есть в жизни. Педро знает, что забастовщики борются за свободу, за то, чтобы было больше хлеба и больше свободы. Эта борьба - как праздник. Педро заметил вдали чьи-то силуэты и насторожился. Но вскоре он узнал огромую фигуру грузчика Жоана де Адама. Рядом с ним какой-то паренек, хорошо одетый, а волосы растрепаны. Педро Пуля стащил с головы кепку. - Как тебя сегодня встречали, а? - говорит он Жоану де Адаму. Жоан де Адам смеется, играя мускулами: - Капитан Педро, хочу познакомить тебя с товарищем Альберто. Молодой человек протягивает Педро руку. Вожак капитанов песка сначала вытирает ладонь о свой рваный пиджак, потом пожимает руку студента. Жоан де Адам объясняет: - Он студент юридического факультета, но он - наш товарищ. Педро смотрит на студента без недоверия. Тот улыбается: - Я уже много слышал о тебе и твоих ребятах. Ты молодчина. - Это ребята - молодцы,- отвечает Педро Пуля. Жоан де Адам подходит ближе: - Капитан, нам нужно с тобой поговорить. У нас к тебе дело. Очень важное. Вот товарищ Альберто... - Зайдем внутрь?- предлагает Педро Пуля. Входя в склад, они разбудили Жоана Длинного. Негр подозрительно смотрит на студента, думает, что он из полиции и осторожно тянется за кинжалом. Только Педро Пуля замечает это движение и говорит: - Это друг Жоана де Адама. Пойдем с нами, Длинный. Они идут вчетвером, садятся в углу. Некоторые капитаны проснулись. И с интересом наблюдают за ними. Студент окидывает взглядом склад, спящих на полу мальчишек и вздрагивает, как от холодного ветра: - Какой кошмар! Но Педро Пуля говорит Жоану де Адаму: - Замечательная это штука - забастовка. В жизни не видел ничего лучше. Это как праздник. - Забастовка - это праздник бедняков,- замечает студент. Голос Альберто как-то необыкновенно располагает к себе, и Педро слушает с восхищением, как раньше - голос негра, поющий песню моря. - Мой отец погиб в забастовке, знаешь? Если не веришь, спроси Жоана де Адама. - Красивая смерть,- отвечает студент.- Значит, он был борцом за дело рабочего класса. Это, случайно, не Блондин? Выходит, студент слышал о его отце. Он был борцом... Все его знают. Смерть на баррикадах - красивая смерть. Отец участвовал в забастовке. Забастовка - праздник бедняков... Голос студента вернул его к действительности: - Ты считаешь, что забастовка - хорошее дало, Педро? - Товарищ, этот парень - молодчина, - говорит Жоан де Адам.- Ты не знаешь еще капитана Педро. Он - наш товарищ... Товарищ... Товарищ... Педро Пуле кажется, что это лучшее слово на свете. Студент произносит его так же, как Дора говорила слово "брат". - Так вот, товарищ Педро, нам нужен ты и твои ребята. - Для чего? - озадаченно спрашивает Жоан Длинный. Педро Пуля представляет его: - Это Жоан Длянный, хороший негр. Может, и есть такие же, как он, но лучше не бывает. Альберто протягивает негру руку. Жоан Длинный какое-то время колеблется: не привык он к рукопожатиям. Но потом пожимает руку, слегка смущенный. - Вы молодцы,- повторяет студент и вдруг с интересом спрашивает - это правда, что Сухостой был одним из ваших? - Когда-нибудь мы его вытащим оттуда,- таков был ответ Пули. Студент потрясен. Он еще раз обводит взглядом склад. Жоан де Адам пожимает плечами, как бы говоря: "Ну, разве я не предупреждал?" Педро Пуля хочет поговорить о забастовке, узнать поскорее, что от него хотят: - Мы нужны тебе для забастовки? - Ну, а если так? - Если для того, чтобы помочь забастовщикам - я согласен. Можешь на нас расчитывать. Педро поднимается, он уже взрослый юноша, в лице его читается готовность к борьбе. - Видишь ли, в чем дело...- начал было Жоан де Адам, но тут вмешался студент: - Забастовка проходит очень организованно. Мы хотим, чтобы везде был полный порядок, потому что только в этом случае мы победим, и рабочие получат прибавку к зарплате. Мы не хотим устраивать беспорядки. Нужно показать, что рабочие самостоятельно могут поддрживать дисциплину. ("Жаль",- думает Педро Пуля, который любит беспорядки). Но получилось так, что директора компании наняли штрейкбрехеров, и они приступают завтра к работе. Если рабочие разгонят штрейкбрехеров, это даст полиции повод вмешаться. И тогда вся наша работа пойдет насмарку. Вот тут-то Жоан де Адам и вспомнил о вас... - Надо разогнать штрейкбрехеров? Заметано, - говорит Педро Пуля радостно. Студент вспоминает, какой спор разгорелся вечером на собрании, когда Жоан де Адам предложил обратиться к капитанам песка. Многие высказывались против, смеялись над самой идеей. Жоан де Адам сказал только: - Вы не знаете этих ребят. Такая убежденность произвела впечатление на Альберто и других товарищей. В конце концов за предложение Жоана де Адама проголосовало большинство: стоит попробовать, ведь они ничего не теряют. Теперь Альберто очень рад, что пришел сюда. Он уже обдумывал, как можно использовать капитанов песка в борьбе. Для чего только не сгодятся эти изголодавшиеся, оборванные мальчишки. Альберто вспомнил другие примеры, вспомнил антифашистскую борьбу в Италии, мальчишек Луссу1. Он улыбается Педро, объясняет план: штрейкбрехеры придут на рассвете в три больших трамвайных депо, чтобы подготовить трамваи для работы. Капитанам песка нужно разделиться на группы и охранять входы в депо. И во что бы то ни стало помешать вывести трамваи на линию. Педро Пуля согласно кивает головой, потом поворачивается к Жоану де Адаму: - Если бы Хромой был жив, и Кот не уехал... Потом вспоминает Профессора: - Профессор в минуту придумал бы отличный план. А потом нарисовал бы сражение. Но он сейчас в Рио. - А кто это? - спросил студент. - Один парень по имени Жоан Жозе... Мы его называли Профессором. Теперь он рисует картины в Рио. - Художник Жоан Жозе? - Он самый, - подтвердил Пуля. - Я всегда думал, что вся эта история - вымысел. Ты знаешь, что он теперь - наш товарищ? - Он всегда был хорошим товарищем, - убежденно говорит Педро Пуля. Педро Пуля разбудил всех капитанов и объяснил, что надо делать. Потом в нескольких словах подвел итог. - Забастовка - праздник бедняков. Все бедняки - товарищи, наши товарищи. Студент был восхищен парнем. - Ты молодчина, - сказал он Пуле. - Посмотришь, как мы разделаемся с предателями. 1 Эмилио Луссу - один из руководителей итальянской антифашистской организации "Справедливость и свобода", созданной в 1929 году Потом Педро объяснил Альберто свой план: - Я пойду с ребятами к самому большому депо. Жоан Длинный - с другой группой. Бузотер, с третьей, - к депо поменьше. Штрейкбрехеры туда не войдут. Мы знаем, как это сделать. Вот увидишь. - Я приду посмотреть, - заверил студент. - Значит, завтра, в четыре утра? - Договорились. Студент поднимает сжатый кулак: - До завтра, товарищи. "Товарищи. Хорошее слово", - думает Педро Пуля. Спать никто не ложится. Капитаны готовят оружие. Брезжит рассвет, и звезды на небосклоне гаснут. Но Педро Пуле кажется, что он видит одну летящую в небе звезду. Это звезда Доры, она радуется вместе с ним. Товарищ. Она тоже была хорошим товарищем. Это слово не сходит у него с уст, это самое лучшее слово из всех, какие он когда-либо слышал. Педро попросит Сачка написать о забастовке самбу, чтобы какой-нибудь негр пел ее ночью у моря. Капитаны идут, вооруженные самыми разнообразными предметами: ножами, кинжалами и просто палками. Они идут как на праздник, потому что забастовка - это праздник бедняков, - повторяет про себя Педро Пуля. У подножия Ладейры да Монтанья они разделились на три группы. Одну возглавил Жоан Длинный, Бузотер пошел с другой, с самой большой идет Педро Пуля. Капитаны песка идут на праздник, первый настоящий праздник в их жизни. Конечно, забастовка - праздник взрослых, но, прежде всего, это праздник бедняков, таких же, как они сами. Раннее, холодное утро. Когда Педро Пуля расставлял у депо мальчишек, к нему подошел Альберто. Педро Пуля радостно улыбается ему. - Они уже идут, товарищ, - предупреждает студент. - Подожди, увидишь, что сейчас будет. Теперь уже студент улыбается. Он явно восхищен капитанами. Он попросит ячейку поручить ему работу с ними. Вместе они горы свернут. Штрейкбрехеры идут к депо плотной толпой. Их возглавляет хмурый американец. Они подходят к воротам, и вдруг из темноты, из каких-то закоулков, неизвестно откуда, появляются оборванные мальчишки с оружием в руках. Ножи, кинжалы, палки. Штрейкбрехеры останавливаются. Эти дьяволята сразу же бросаются на них, как лавина. Мальчишек больше, чем штрейкбрехеров. Капитаны сбивают их с ног приемами капоэйры, лупят палками, некоторые уже бегут. Педро Пуля бросается на американца. Штрейкбрехерам кажется, что это черти, вырвавшиеся из преисподней. Вольный и громкий смех капитанов песка звенит в утреннем вохдухе. Они победили! Сорвать забастовку не удалось. Жоан Длинный и Бузотер тоже возвращаются с победой. Студент смеется вместе со всеми смехом капитанов. - Вы даже не представляете, какие вы молодцы! - говорит он к радости ребят. - Товарищи, - говорит Жоан де Адам. Это слово слышит Педро Пуля в завывании ветра, это слово повторяет голос его сердца. Это слово звучит для него, как песня того негра: - Товарищи. АТАБАКЕ ЗВУЧАТ, КАК ВОЕННЫЕ ГОРНЫ После окончания забастовки студент по-прежнему приходит в склад. Он ведет долгие разговоры с Педро Пулей о том, как превратить капитанов песка в штурмовую бригаду. Однажды вечером Педро Пуля, надвинув на глаза кепку, что-то насвистывая, не спеша брел по улице Чили. - Пуля! - окликнул его чей-то голос. Педро обернулся. Перед ним стоял Кот, в шикарном голубом костюме. Жемчужная булавка в галстуке, кольцо на мизинце. Фетровая шляпа лихо заломлена. - Кот, ты ли это? - Пойдем, поговорим. Они сворачивают на тихую улочку. Кот объяснил, что вернулся из Ильеуса несколько дней назад, вытянув у тамошних олухов кучу денег. Он совсем взрослый мужчина, надушенный и элегантный. - Да тебя не узнать, - говорит Пуля. - А как Далва? - Спуталась с каким-то полковником. Но я уже давно ее бросил. Теперь у меня такая смугляночка - закачаешься. - А где то кольцо, над которым издевался Хромой? Кот рассмеялся: - Загнал за пятьсот монет одному полковнику, которому деньги некуда девать. Проглотил не пискнув. Они разговаривали и смеялись. Кот расспрашивал обо всех, потом сказал, что на следующий день отправляется со своей смуглянкой в Аракажу, потому что сахар приносит большие деньги. Педро Пуля смотрит, как уходит Кот, разодетый в пух и прах, и думает, что, задержись Кот еще немного в складе, он, может, и не стал бы мошенником. Может, благодаря Альберто, он понял бы что-то очень важное, то, о чем только догадывался Профессор. Революция зовет Педро Пулю, как когда-то Бог звал Фитиля. Этот голос звучит в его сердце, мощный, как голос моря, как голос ветра, ему нет равных по силе. Педро слышит этот голос так же ясно, как голос негра, поющий на паруснике самбу, которую сочинил Сачок. "Товарищи, пробил наш час..." Этот голос зовет его. Он наполняет душу радостью, заставляет быстрее биться его сердце. Этот голос зовет изменить судьбу бедняков. Этот голос заполняет собой все улицы и переулки, как гром атабаке на запрещенных негритянских макумбах. Он слышит этот голос в грохоте трамваев, которые ведут недавние участники забастовки. Этот голос рождается в порту, рвется из груди докеров, из груди Жоана де Адама. Это голос его отца, павшего в борьбе. Это голос матросов, лодочников и шкиперов. Это голос капоэйристов, он звенит в ударах Божьего Любимчика. Это и голос падре Жозе Педро, бедного священника, в глазах которого - страх за судьбу капитанов песка. Этот голос звучал на кандоблэ дон'Аниньи в ту ночь, когда полиция унесла Огуна. Этот голос доносится из склада капитанов песка, из колонии и сиротского приюта. Это голос ненависти Хромого, который тюрьме предпочел смерть. Этот голос - в стуке колес поезда, идущего через сертан. Это голос Лампиана, который борется за права нищих крестьян. Это голос Альберто, студента, требующего образования и культуры для всех. Этот голос звучит в выставочном зале на улице Чили, где на картинах Профессора сражаются оборванные мальчишки. Это голос Сачка и других бродяг, голос их гитар, их печальных самб. Этот голос рвется из груди всех бедняков. Это голос дружбы и солидарности. Он зовет на праздник борьбы. Он - как веселая самба негра, гром барабанов на макумбе. Это голос его верности Доре. Этот голос зовет Педро Пулю, как голос Бога звал Фитиля, голос ненависти - Хромого, голос сертана - Сухостоя. Но голос, который зовет Педро Пулю, сильнее, ему нет равных во всем мире. Потому что он зовет на борьбу за счастье всех людей на земле, всех без исключения. Этот голос летит над городом, над всем миром. Он несет с собой праздник, он изгоняет зиму и возвещает приход весны. Весны человечества. Этот голос рвется из груди всех голодных, всех угнетенных. Этот голос несет наивысшее благо, огромное, как солнце, большее, чем солнце, - свободу. Город в этот весенний день ослепительно прекрасен. Какой-то женский голос поет песню о Баие, о красоте Баии. Песню о старинном негритянском городе, о перезвоне его колоколов, его одетых камнем улицах. В душе Педро Пули звучит голос, он поет песнь Баии, песнь свободы. Этот властный голос зовет его, ведет на борьбу. Это голос всех бедняков Баии, голос свободы. Голос Революции зовет Педро Пулю. Педро Пулю приняли в партию в тот самый день, когда Жоан Длинный нанялся матросом на грузовой корабль компании Ллойда. В порту Педро прощается с негром, который уходит в свое первое плавание. Но теперь все по-другому, не так, как с другими ребятами, которые ушли раньше. Сейчас Педро не прощается с другом навсегда. Он просто говорит: - До свидания, товарищ! Теперь Педро командует штурмовой бригадой, созданной из капитанов песка. Их жизнь изменилась, все теперь по-другому. Они принимают участие в митингах, забастовках, стачках. Теперь у них другая судьба. Их судьбы изменила борьба. В ячейку пришел приказ от самого высшего руководства: оставить Альберто с капитанами песка, а Педро Пулю направить для работы с беспризорниками Аракажу. Он должен организовать их в штурмовые бригады, как капитанов песка в Баие. А потом заняться судьбой беспризорных детей в других городах страны. Педро Пуля входит в склад. На город опустилась ночь... С моря доносится сочный голос негра. Звезда Доры светит почти так же ярко, как и луна в несравненном байянском небе. Педро смотрит на мальчишек. К нему подходит Бузотер, негритенку ужу пятнадцать. Педро Пуля обводит взглядом склад, словно хочет унести все это в своем сердце. Мальчишки укладываются, кто-то уже спит, другие разговаривают, курят, смеются громким смехом капитанов песка. Педро Пуля зовет их, кладет руку на плечо Бузотера: - Ребята, я ухожу, оставляю вас. Теперь вожаком станет Бузотер. Альберто будет постоянно приходить к вам, делайте все, что он скажет. Слушайте все: Бузотер теперь главный! Негритенок Бузотер говорит: - Ребята! Педро Пуля уходит. Ура Педро Пуле! Сжатые кулаки капитанов песка взмывают вверх. - Пуля! Пуля!- раздаются прощальные крики. Эти крики наполняют ночь, заглушают голос негра, потрясают звездное небо и сердце Пули. Этот миг он запомнит навсегда: сжатые кулаки капитанов, прощальные крики "Пуля!", "Пуля!". Бузотер впереди всех. Теперь он вожак. Педро кажется, что рядом с Бузотером он видит Хромого, Кота, Профессора, Фитиля, Сачка, Жоана Длинного, Дору. Они все вместе - те, кто ушел и кто остался. Теперь у капитанов песка другая судьба. Голос негра поет самбу Сачка: "Товарищ, вперед на борьбу..." Вскинув кулаки, капитаны прощаются с Педро Пулей. Он уходит, чтобы изменить судьбу других мальчишек, в других городах, во всей стране. Бузотер - впереди, он теперь новый вожак. Педро Пуля оглядывается и видит капитанов песка. Под луной в старом заброшенном складе мальчишки прощаются с ним, сжав кулаки. Они поднялись с колен, их судьба изменилась. В эту торжественную ночь, ночь макумбы, атабаке гремят, как военные горны, они зовут на борьбу. РОДИНА И СЕМЬЯ Спустя годы рабочие газеты, многие из которых были запрещены и печатались в подпольных типографиях, маленькие неброские листки, которые передавались на фабриках из рук в руки и читались при свете коптилок, постоянно публиковали сообщения о борце за дело рабочего класса, товарище Педро Пуле, которого разыскивала полиция пяти штатов как организатора забастовок, руководителя подпольных ячеек, как опасного врага сущестствующего строя. В тот год, когда всем заткнули рты, год, который казался одной бесконечной ночью террора и страха, эти газеты (только их не заставили молчать) требовали свободу для Педро Пули, лидера своего класса, брошенного в концлагерь. И в тот день, когда он бежал, в миллионах домов в час скудного ужина лица людей при этом известии осветились радостью. И хотя по всей стране свирепствовал террор, двери домов были открыты для Педро Пули, скрывающегося от полиции. Потому что революция - это родина и семья. Комендадор - кавалер военного ордена. Звание это, однако, можно было приобрести за деньги. Когда-то поселится на аллее Витории считалось наивысшим шиком: здесь строила особняки знать времен империи. Теперь же, как пишет Жоржи Амаду, "эта некогда красивейшая улица Бразилии превратилась в невообразимый и устрашающий лес небоскребов" ( "Бухта Всех Святых", Рио-де-Жанейро, 1977, с.70 Иезуитский колледж, где в 1922 -1924 годах учился сам Жоржи Амаду Сеу - сокращение от слова " сеньор" сарапател - блюдо из свиной крови и ливера фейжоада - блюдо из фасоли и мяса Калсада - центральная железнодорожная станция города Салвадора. Рападура - неочищенный тростниковый сахар в плитках.

Популярность: 82, Last-modified: Sun, 09 Oct 2005 20:45:32 GMT