-----------------------------------------------------------------------
   Heinrich Boell. Die verlorene ehre der Katharina Blum, oder:
   Wie gewalt entsteht und wozu sie fuhren kann (1974).
   Пер. с нем. - Е.Кацева.
   В кн.: "Генрих Белль. Избранное". М., "Радуга", 1988.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 7 November 2001
   -----------------------------------------------------------------------




                             Персонажи и сюжет этой повести - вымышленные.
                          Если  при  описании  определенных  журналистских
                          приемов обнаружится сходство с  приемами  газеты
                          "Бильд",  это  сходство  ни  преднамеренное,  ни
                          случайное, но неизбежное.




   Нижеследующий отчет основан  на  нескольких  побочных  и  трех  главных
источниках, которые будут названы сразу,  чтобы  потом  о  них  больше  не
упоминать. Главные источники: полицейские протоколы допросов, адвокат  д-р
Хуберт Блорна, а также его друг со школьных и студенческих времен прокурор
Петер  Гах,  который  -  разумеется,  доверительно  -  дополнил  протоколы
допросов,  разъяснил  некоторые  меры  следственных  органов   и   сообщил
результаты расследований, не фигурировавшие в протоколах; сделал он это  -
необходимо  добавить  -  не  для  официального,  а  для  сугубо   частного
использования, так как очень близко принял к сердцу  скорбь  своего  друга
Блорны, который не знал, чем все это  объяснить,  но  считал,  что,  "если
хорошенько подумать, это вполне объяснимо и даже почти логично". Поскольку
дело Катарины Блюм все равно останется более или менее сконструированным -
ввиду поведения обвиняемой и очень трудного положения ее  защитника,  д-ра
Блорны,   -   некоторые   мелкие,   по-человечески   очень    естественные
некорректности, допущенные Гахом, не только понятны,  но  и  простительны.
Побочные источники - одни более, другие менее значительные - здесь незачем
упоминать,   ибо   их   запутанность,   перепутанность,    пристрастность,
сопричастность, сомнительность и убедительность выявятся из самого отчета.





   Если отчет - поскольку здесь много говорилось  об  источниках  -  порой
покажется  "растекающимся",  читателю  приносятся  извинения:   это   было
неизбежно. Так как мы имеем дело с "источниками" и "текучестью",  говорить
о композиции не приходится, может быть, вместо нее следовало бы прибегнуть
к понятию "сведение" (в качестве  замены  предлагается  иностранное  слово
"кондукция"), и это понятие  было  бы  доступно  всякому,  кто  когда-либо
ребенком (или даже взрослым) играл в лужах, возле них или с ними, соединял
их каналами, опорожнял, отводил, переводил, пока наконец не  _сводил_  все
имеющиеся в его распоряжении водно-лужные ресурсы в  единый  канал,  чтобы
отвести или  перевести  его  на  более  низкий  уровень,  в  изготовленный
официальными  властями  сточный  желоб  или  канал,  -  причем  надлежащим
порядком, по правилам, как полагается. То есть  производится  лишь  своего
рода дренаж, или осушение, - ничего более.  Чистейшее  наведение  порядка.
Так что,  если  местами  повесть  станет  "растекаться"  -  из-за  разницы
уровней, - читателя просят быть снисходительным, ведь бывают же,  в  конце
концов, застои, заторы, обмеления, неудачные кондукции  и  источники,  "не
могущие соединиться", а кроме того, и подземные течения и т.д., и т.д.





   Факты, которые, наверное, следует изложить  прежде  всего,  жестоки:  в
неком городе, в среду, 20.II.1974, в канун предшествующего великому  посту
карнавала, молодая женщина двадцати семи лет в 18:45 отправляется из своей
квартиры на частный танцевальный вечер.
   Спустя четыре дня после - приходится выразиться  именно  так  (указывая
тем самым на необходимую для течения  разницу  уровней)  -  драматического
развития событий, в воскресенье вечером, почти в то же самое время, точнее
говоря - в  19:04,  она  позвонит  в  дверь  квартиры  старшего  комиссара
уголовной полиции Вальтера Мединга, который как  раз  занят  тем,  что  по
служебной,  а  не  личной  надобности   переодевается   шейхом,   и   даст
ошеломленному Медингу официальные показания для занесения в протокол,  что
в полдень, в 12:15, она застрелила в  своей  квартире  журналиста  Вернера
Тетгеса; пусть он распорядится взломать  дверь  ее  квартиры  и  "забрать"
оттуда  тело;  сама  она  с  12:15  до  19:00  бродила  по  городу,  чтобы
почувствовать раскаяние, но никакого  раскаяния  не  почувствовала;  кроме
того, она просит ее арестовать, она хочет находиться там, где находится ее
"дорогой Людвиг".
   Мединг, который знает молодую особу по различным допросам  и  питает  к
ней некоторую симпатию, ни минуты не сомневается в ее показаниях,  отвозит
ее на своей собственной машине в  управление  полиции,  уведомляет  своего
начальника, главного комиссара уголовной полиции Байцменне, велит  отвести
молодую женщину в камеру, через четверть часа встречается  с  Байцменне  у
двери ее квартиры, где специально обученная команда  взламывает  дверь,  и
убеждается в правильности показаний молодой женщины.
   Здесь не следует много говорить  о  крови,  ведь  только  _необходимая_
разница уровней должна считаться неизбежной, и потому читатель  отсылается
к телевидению и кино, к соответствующим боевикам и  мюзиклам;  если  здесь
что и потечет, то не кровь. Может быть, следует  указать  на  определенные
цветовые эффекты: застреленный Тетгес был одет в импровизированный  костюм
шейха, сметанный из весьма ветхой простыни, а каждый ведь знает, что может
натворить красная кровь  на  белой  ткани,  если  того  и  другого  много;
пистолет в таком случае неизбежно становится почти что краскораспылителем,
и поскольку в случае с костюмом  речь  идет  о  _полотне_,  то  ссылки  на
современную живопись и декорации здесь уместнее, чем  на  дренажи.  Ладно.
Таковы, стало быть, факты.





   Был ли жертвой Блюм также и фотокорреспондент Адольф Шеннер, найденный,
тоже застреленным, в перелеске западнее веселившегося города лишь в  среду
на первой неделе великого поста, считалось некоторое время не исключенным,
но  после  того,  как  восстановили   хронологическую   последовательность
событий, было признано, что это "не соответствует  фактам".  Один  таксист
позднее показал, что он подвозил переодетого тоже шейхом Шеннера вместе  с
переодетой в костюм андалузки молодой особой как раз к тому перелеску.  Но
Тетгес был застрелен уже в воскресенье днем, а Шеннер -  лишь  во  вторник
днем. И хотя скоро было установлено, что орудие убийства, найденное  около
Тетгеса, никак не может  быть  оружием,  из  которого  убит  Шеннер,  Блюм
несколько часов находилась под подозрением -  из-за  мотива  преступления.
Если у нее были причины мстить Тетгесу, то  по  меньшей  мере  столько  же
причин у нее было мстить Шеннеру. Но чтобы Блюм имела два пистолета -  это
следственным  органам  показалось  все  же  маловероятным.  Свое  кровавое
злодеяние Блюм совершила с холодным расчетом; на вопрос о том, не убила ли
она и Шеннера, она дала уклончивый ответ в форме вопроса же: "А почему  бы
и не этого?" Однако потом ее перестали подозревать в убийстве Шеннера, тем
более что проверка алиби почти полностью доказала ее  невиновность.  Никто
из тех, кто знал Катарину  Блюм  или  узнавал  ее  в  ходе  следствия,  не
сомневался,  что,  соверши  она  убийство  Шеннера,  она   бы   непременно
призналась. Во всяком случае, таксист,  подвозивший  парочку  к  перелеску
("Я, скорее, назвал бы это зарослями кустарника", - сказал он),  не  узнал
на фотографиях Блюм. "Господи, - сказал он,  -  эти  хорошенькие  стройные
шатенки ростом 1,63-1,68 в возрасте 24-27 лет - да их тут  в  карнавальные
дни бегает сотни тысяч".
   В квартире  Шеннера  не  нашли  никаких  следов  Блюм,  никаких  следов
андалузки. Коллеги и знакомые Шеннера могли лишь сказать, что  во  вторник
около полудня он из пивной, где собираются журналисты, "смылся с  какой-то
гуленой".





   Один   высокопоставленный   учредитель   карнавала,   виноторговец    и
представитель фирмы шампанских вин, который мог похвастать,  что  возродил
юмор, облегченно вздохнул в  связи  с  тем,  что  оба  преступления  стали
известны только в понедельник и среду. "Случись такое в начале  праздника,
и хорошему настроению вместе с торговлей  конец.  Если  люди  узнают,  что
переодевания  использовали  для  уголовных  дел,   настроение   сразу   же
испортится, и торговле крышка. Это чистое кощунство.  Легкость  и  веселье
требуют доверия, это их основа".





   После того как стало известно  об  убийстве  двух  ее  корреспондентов,
ГАЗЕТА повела  себя  несколько  странно.  Неслыханный  переполох!  Крупные
заголовки. Титульные  полосы.  Специальные  выпуски.  Сообщения  о  смерти
огромными буквами. Словно в мире, где стреляют, убийство журналиста -  это
нечто из ряда  вон  выходящее,  более  важное,  к  примеру,  чем  убийство
директора, служащего или грабителя банка.
   Этот факт сверхвнимания прессы здесь следует отметить,  потому  что  не
только ГАЗЕТА, но и другие газеты действительно подали убийство журналиста
как нечто особенно ужасное, страшное, почти предопределенное, чуть  ли  не
как ритуальное убийство.  Говорили  даже  о  "жертве  профессии",  и  сама
ГАЗЕТА, конечно, упрямо держалась версии, будто Шеннер тоже жертва Блюм, и
если приходится признать,  что,  будь  Тетгес  не  журналист  (а,  скажем,
сапожник или пекарь), его, вероятно, и не застрелили бы, то  надо  все  же
попытаться выявить, не правильнее  ли  говорить  о  смерти,  обусловленной
профессией,  ибо  ведь  будут  еще  разбираться,  почему  такая  умная   и
сдержанная особа, как эта Блюм, не только запланировала, но и  осуществила
убийство - в решающий, ею самой избранный момент не только  схватилась  за
пистолет, но пустила его в ход.





   Поднимемся сразу же с этого  крайне  низкого  уровня  в  более  высокие
сферы. Довольно о крови. Забудем волнения прессы. Квартира  Катарины  Блюм
убрана, ставшие непригодными ковры выброшены на помойку, мебель протерта и
расставлена по местам -  все  по  распоряжению  и  за  счет  д-ра  Блорны,
получившего  полномочия  от  своего  друга  Гаха,  хотя  пока   совершенно
неизвестно, будет ли Блорна распорядителем имущества.
   Как-никак эта Катарина Блюм  за  пять  лет  вложила  в  квартиру  общей
стоимостью в сто тысяч марок  семьдесят  тысяч  наличными,  так  что,  как
выразился ее брат, в данное время отбывающий  небольшой  срок  заключения,
"тут есть чем поживиться". Но кто тогда  выплатит  проценты  и  оставшийся
долг в тридцать тысяч, даже если учесть довольно значительное  подорожание
квартир? Остается не только актив, но и пассив.
   Тетгес тем временем давно похоронен (с неподобающей помпой,  по  мнению
многих). Смерть же и похороны Шеннера, как ни странно, были  обставлены  с
куда меньшей пышностью и сенсационностью и не привлекли  такого  внимания.
Почему бы это? Потому, что он был не "жертвой профессии", а, скорее всего,
жертвой  ревности?   Костюм   шейха   хранится   в   складе   вещественных
доказательств, равно как и пистолет (08),  происхождение  которого  ведомо
только Блорне - полиции и прокуратуре выяснить это не удалось.





   Расследование действий Блюм в те четыре неясных  дня  поначалу  шло  на
лад, но, когда дошло до воскресенья, дело застопорилось.
   В среду вечером Блорна самолично выплатил Катарине  Блюм  жалованье  за
две полные недели - по 280  марок  за  каждую,  за  текущую  неделю  и  за
следующую, - так как в среду вечером он вместе с женой  уезжал  на  зимний
отдых. Катарина не просто обещала Блорнам, она прямо-таки  поклялась,  что
наконец возьмет отпуск и будет развлекаться на карнавале, а  не  наймется,
как делала все  эти  годы,  на  сезонную  работу.  Она  радостно  сообщила
Блорнам,  что  вечером  приглашена  на  небольшой  домашний  бал  к  своей
крестной, подруге, близкому другу Эльзе Вольтерсхайм, чему она очень рада,
так как давно уже не имела случая потанцевать. На что  госпожа  Блорна  ей
сказала: "Ничего, Катринхен, вот когда вернемся, мы тоже устроим вечер,  и
ты сможешь потанцевать". С тех пор как она живет в городе,  вот  уже  пять
или  шесть  лет,  Катарина  все  жаловалась  на   отсутствие   возможности
"куда-нибудь просто пойти потанцевать". Как она рассказывала Блорнам,  тут
были только лачуги, где какие-то жалкие студенты искали  бесплатных  шлюх,
да еще богемного  типа  заведения,  в  которых  тоже  одно  беспутство,  а
конфессиональные танцевальные мероприятия она просто ненавидела.
   Как было установлено, в среду вечером Катарина еще два часа проработала
у супругов Хиперц, которым она время от времени по  их  просьбе  помогала.
Так как Хиперцы тоже на дни карнавала уезжали  из  города  -  к  дочери  в
Лемго, - Катарина в своем "фольксвагене" отвезла пожилую чету  на  вокзал.
Хотя и трудно было найти место для машины,  она  настояла  на  том,  чтобы
проводить их на перрон, да еще и вещи отнесла. ("Не  за  деньги,  нет,  за
такие одолжения нельзя было даже предлагать ей что-нибудь, это ее  глубоко
обидело бы", - объяснила госпожа Хиперц.) Поезд, как установлено, отошел в
17:30.  Если  5-10  минут  дать  Катарине  на  то,  чтобы  в  начинающейся
карнавальной сутолоке найти свою машину, еще 20 или даже 25  минут,  чтобы
доехать до своей квартиры, которая расположена за городом в  лесном  жилом
массиве и в которую она, таким образом, могла войти только в  18:00-18:15,
то не остается ни одной невыясненной минуты, да еще  надо  дать  ей  время
помыться, переодеться и перекусить, ибо  уже  в  19:25  она  появилась  на
вечере у госпожи Вольтерсхайм, причем  ехала  туда  не  на  машине,  а  на
трамвае и одета была не бедуинкой и не андалузкой, а просто была с красной
гвоздикой в волосах, в красных  чулках  и  туфлях,  в  закрытой  чесучовой
блузке медового цвета и  обычной  юбке  из  твида  того  же  цвета.  Может
показаться несущественным, ехала Катарина на  вечер  в  своей  машине  или
трамвае, но здесь об этом сказать необходимо, так как в ходе расследования
это имело немаловажное значение.





   Начиная  с  того  момента,  как  Катарина  вошла  в  вольтерсхаймовскую
квартиру, вести расследование стало легче, ибо с 19:25 она, не  подозревая
об этом, находилась под полицейским наблюдением. Весь вечер,  с  19:30  до
22:00,  она  танцевала,  как  позднее  выразилась  в   своих   показаниях,
"самозабвенно и исключительно" с неким Людвигом Геттеном, вместе с которым
и покинула квартиру.





   Здесь  необходимо  принести  благодарность   прокурору   Петеру   Гаху,
поскольку одному лишь ему мы обязаны сообщением, граничащим с разглашением
юридической тайны, о том, что с момента,  когда  Блюм  вместе  с  Геттеном
покинула квартиру Вольтерсхайм, комиссар уголовной полиции Эрвин Байцменне
распорядился  прослушивать  телефоны  Вольтерсхайм  и  Блюм.  Это  сделано
способом, достойным, пожалуй, сообщения. В таких случаях Байцменне  звонил
соответствующему начальнику и говорил: "Мне опять понадобились мои язычки.
На сей раз - два".





   Из Катарининой квартиры Геттен, очевидно, не звонил. Во всяком  случае,
Гах ничего об этом не знал. Известно, что квартира Катарины находилась под
строгим наблюдением, и когда в четверг утром до  10:30  Геттен  оттуда  не
звонил и не выходил, в квартиру ворвались  начинавший  терять  терпение  и
выдержку  Байцменне  с  восемью  вооруженными   до   зубов   полицейскими,
прямо-таки  взяли  ее   штурмом,   обыскали,   строжайше   соблюдая   меры
предосторожности, но нашли не Геттена, а только "совершенно расслабленную,
почти счастливую" Катарину, которая стояла у кухонного серванта и пила  из
большой  чашки  кофе,  жуя  белый  хлеб,  намазанный   маслом   и   медом.
Подозрительно было лишь то, что она казалась не ошеломленной, а спокойной,
"чуть ли не  торжествующей".  Она  была  в  купальном  халате  из  зеленой
хлопчатобумажной ткани с вышитыми по ней маргаритками, под халатом на  ней
ничего не было, и когда комиссар Байцменне спросил ("довольно грубо",  как
она потом рассказывала), куда  подевался  Геттен,  она  ответила,  что  не
знает, в какое время Людвиг покинул квартиру. Она проснулась в 9:30, и  он
уже ушел. "Не попрощавшись?" - "Да".





   Здесь следует кое-что сказать о том в высшей степени щекотливом вопросе
Байцменне, который Гах однажды воспроизвел, потом  опроверг,  потом  снова
воспроизвел и вторично опроверг. Блорна считает этот  вопрос  важным,  ибо
думает, что если он действительно был задан, то именно он, и ничто другое,
положил начало озлоблению, стыду и ярости Катарины. Поскольку Блорна и его
жена характеризуют Катарину Блюм в сексуальных вопросах в  высшей  степени
щепетильной,  можно  сказать,  неприступной,  надо  взвесить,   _мог   ли_
Байцменне, впавший  в  ярость  из-за  исчезновения  Геттена,  которого  он
мысленно держал уже в  руках,  задать  тот  щекотливый  вопрос.  Байцменне
_якобы_  спросил  вызывающе  спокойно  прислонившуюся  к  своему  серванту
Катарину: "А он тебя употребил?", на что Катарина, покраснев, но с  гордым
торжеством, будто бы ответила: "Нет, так я бы это не назвала".
   Можно с уверенностью предположить, что, _если бы_ Байцменне задал  этот
вопрос, никакого доверия между ним и Катариной возникнуть не могло бы.  Но
тот факт, что доверия  между  ними  действительно  не  установилось,  хотя
Байцменне, слывущий "совсем не таким уж дурным человеком", по  достоверным
сведениям,  стремился  к  этому,  вовсе  не  следует   рассматривать   как
окончательное доказательство того, что одиозный вопрос  действительно  был
задан. Во всяком случае, Гах, присутствовавший при  обыске,  слывет  среди
друзей и знакомых "сексуально озабоченным", и  вполне  возможно,  что  ему
самому пришла в голову такая грубая мысль,  когда  он  увидел  чрезвычайно
привлекательную Блюм, небрежно прислонившуюся к серванту,  и  что  он  сам
охотно задал бы тот вопрос или охотно занялся бы с  ней  той  столь  грубо
названной деятельностью.





   Затем   квартира   была   тщательно   обыскана,   некоторые    предметы
конфискованы, в первую очередь бумаги. Катарине Блюм разрешили  одеться  в
ванной в присутствии женщины - служащей полиции Плецер.  Но  дверь  ванной
оставалась  приоткрытой  -  под  строжайшей   охраной   двух   вооруженных
полицейских. Катарине позволили взять с собой сумочку и - ввиду возможного
ареста - принадлежности ночного туалета, косметичку и книги для чтения. Ее
библиотека состояла из четырех любовных романов, трех детективных романов,
а также биографий  Наполеона  и  королевы  Кристины  Шведской.  Все  книги
принадлежали  одному  клубу  любителей  книги.  Поскольку  она  без  конца
спрашивала: "Но как так, как же так,  что  я  такого  сделала?",  служащая
уголовной полиции Плецер в конце концов в вежливой форме сообщила ей,  что
Людвиг  Геттен  -  давно  разыскиваемый  бандит,  почти   изобличенный   в
ограблении банка и подозреваемый в убийстве и других преступлениях.





   Когда наконец в 10:15 Катарину Блюм уводили из ее квартиры  на  допрос,
наручники на нее все же не надели. Байцменне, правда, склонен был настоять
на наручниках, но после краткого  диалога  между  служащей  Плецер  и  его
ассистентом Медингом согласился обойтись без них. Поскольку  в  этот  день
начинался карнавал, многочисленные обитатели дома не пошли на работу, но и
на ежегодные, подобные древнеримским торжествам,  шествия,  празднества  и
т.п. они еще  не  отправились,  и,  когда  Катарина  Блюм,  сопровождаемая
вооруженными полицейскими, с Байцменне и Медингом по  бокам,  выходила  из
лифта,  в  вестибюле  десятиэтажного  дома  с  малогабаритными  квартирами
толпилось десятка три жильцов в капотах, пижамах, купальных халатах,  а  в
нескольких  шагах  от  лифта  стоял  фоторепортер  Шеннер.  Ее  много  раз
сфотографировали - спереди, сзади, сбоку, а напоследок, когда она,  сгорая
от стыда, в смятении пыталась прикрыть  лицо  руками,  занятыми  сумочкой,
косметичкой,  пластиковым  пакетом  с   двумя   книжками   и   письменными
принадлежностями, - с растрепанными волосами и весьма сердитым  выражением
лица.





   Полчаса спустя, после  того  как  ей  напомнили  о  ее  правах  и  дали
возможность немного привести себя  в  порядок,  в  присутствии  Байцменне,
Мединга, госпожи Плецер, а также прокуроров д-ра Кортена  и  Гаха  начался
допрос, внесенный в протокол: "Меня зовут Катарина Бреттло, урожд. Блюм. Я
родилась 2 марта 1947 года  в  Геммельсбройхе,  округ  Куир.  Мой  отец  -
горнорабочий Петер Блюм. Он умер, когда мне было  шесть  лет,  в  возрасте
тридцати семи лет, вследствие легочного  ранения,  полученного  на  войне.
После войны отец снова работал в сланцевом карьере, и у  него  подозревали
пневмокониоз. Когда он умер, у матери были трудности с пенсией, потому что
отдел обеспечения и объединение горняков не могли прийти к соглашению. Мне
очень рано пришлось начать работать по  домашнему  хозяйству,  потому  что
отец часто болел и зарабатывал нерегулярно, а мать  работала  уборщицей  в
разных местах. Учеба в школе давалась легко, хотя и в  школьные  годы  мне
приходилось много заниматься домашним хозяйством, не только дома, но  и  у
соседей, и у других жителей нашей деревни,  -  я  помогала  печь,  варить,
консервировать, забивать скот. Я много работала по  дому  и  помогала  при
уборке урожая. С помощью моей  крестной,  госпожи  Эльзы  Вольтерсхайм  из
Куира, я после окончания школы в 1961  году  получила  место  помощницы  в
мясной лавке Герберса в Куире, где при случае работала и за  прилавком.  С
1962 по 1965 год я училась в школе домоводства в Куире - с помощью  и  при
финансовой поддержке моей крестной, госпожи Вольтерсхайм,  работавшей  там
мастером-воспитателем; школу я окончила на "отлично". С 1966 по 1967 год я
работала экономкой  в  детском  саду  продленного  дня  фирмы  "Кешлер"  в
соседнем местечке Офтерсбройх, затем получила место домашней  работницы  у
врача, д-ра Клутена, тоже  в  Офтерсбройхе,  где  оставалась  только  год,
потому что господин доктор становился  все  более  назойливым,  а  госпожа
доктор не желала этого терпеть. Мне эта назойливость  тоже  не  нравилась.
Она была мне противна. В 1968 году, когда  я  несколько  недель  была  без
работы и помогала матери по хозяйству, а  при  случае  -  на  собраниях  и
вечеринках корпорации барабанщиков в Геммельсбройхе, мой старший брат Курт
Блюм познакомил  меня  с  рабочим-текстильщиком  Вильгельмом  Бреттло,  за
которого через несколько месяцев я вышла замуж. Мы жили в  Геммельсбройхе,
где в выходные дни при большом  наплыве  отдыхающих  я  время  от  времени
помогала на кухне гостиницы Клоога, иногда и в  качестве  официантки.  Уже
через полгода я стала  испытывать  неодолимую  антипатию  к  своему  мужу.
Подробнее я не хотела бы говорить об этом. Я оставила мужа и  переехала  в
город. При разводе я была  признана  виновной  стороной  как  злонамеренно
бросившая мужа и снова взяла девичью фамилию. Сначала  я  жила  у  госпожи
Вольтерсхайм, пока через  несколько  недель  не  нашла  место  экономки  и
домашней работницы в доме налогового инспектора  д-ра  Фенерна,  где  я  и
жила. Господин д-р Фенерн дал  мне  возможность  посещать  вечерние  курсы
повышения квалификации и сдать экзамены на  дипломированную  экономку.  Он
был очень мил и очень великодушен, и я  осталась  у  него  и  после  сдачи
экзаменов. В конце 1969 года господина д-ра Фенерна арестовали в  связи  с
сокрытием имущества от обложения налогами, обнаруженным у крупных фирм, на
которые  он  работал.  Прежде  чем  его  увели,  он  дал  мне  конверт   с
трехмесячным жалованьем и просил меня и впредь присматривать за домом,  он
скоро вернется,  сказал  он.  Я  оставалась  еще  месяц,  обслуживала  его
сотрудников,  которые  работали  в  его  конторе  под  надзором  налоговых
инспекторов, держала в чистоте дом и в порядке сад, заботилась и о  белье.
Я всегда приносила в следственную тюрьму свежее белье для  господина  д-ра
Фенерна, а также еду, в особенности арденнсхий паштет,  который  научилась
готовить  у  мясника  Герберса  в  Куире.  Позднее  контору  закрыли,  дом
конфисковали, мне пришлось освободить комнату. По-видимому, господина д-ра
Фенерна обвинили также в присвоении имущества и подлогах,  он  попал,  уже
по-настоящему, в тюрьму, но я продолжала его навещать.  Я  хотела  вернуть
жалованье за два месяца, которое оставалась ему должна. Он строго-настрого
запретил это. Очень скоро я нашла место в  доме  д-ра  Блорны,  с  которым
познакомилась через господина Фенерна.
   Блорны занимают бунгало в поселке Зюдштадт, расположенном в парке. Хотя
мне предлагали там жилье,  я  отказалась:  я  хотела  быть  независимой  и
работать по своей специальности, как человек свободной профессии.  Супруги
Блорна были очень добры ко мне. Госпожа  д-р  Блорна  помогла  мне  -  она
работает в большом архитектурном бюро  -  купить  собственную  квартиру  в
городе-спутнике на юге, рекламируемом в проспектах под девизом "Элегантная
обитель  у  реки".  Господин  д-р  Блорна,  как   юрист,   консультирующий
промышленные фирмы, госпожа д-р Блорна, как  архитектор,  были  знакомы  с
проектом. Вместе  с  господином  д-ром  Блорной  мы  высчитали  стоимость,
проценты и размеры постепенного погашения долга за двухкомнатную  квартиру
с кухней и ванной на восьмом этаже, и, так как 7 тысяч марок сбережений  у
меня было, а на 30 тысяч марок кредита супруги Блорна дали поручительство,
я смогла уже в начале 1970 года въехать в свою квартиру.  Мой  минимальный
месячный взнос вначале составлял около 1100 марок, но,  поскольку  супруги
Блорна не вычитали у меня за питание,  госпожа  Блорна  каждый  день  даже
совала мне какую-нибудь еду  и  питье,  я  могла  жить  очень  экономно  и
погашать свой кредит даже быстрее, чем мы сперва рассчитали. Четыре года я
веду  у  них  хозяйство,  мой  рабочий  день  начинается  в  семь  утра  и
заканчивается  в  16:30,  когда  я  управляюсь   с   уборкой,   покупками,
приготовлением ужина. Я забочусь также обо всем белье. Между 16:30 и 17:30
я занимаюсь собственными домашними делами и потом еще  1,5-2  часа  обычно
работаю у пенсионеров Хиперцев. За работу в  субботу  и  воскресенье  я  в
обоих домах получаю дополнительную плату. В свободное время я  при  случае
работаю у ресторатора Клофта или помогаю на  приемах,  вечерах,  свадьбах,
званых обедах, балах, чаще всего как нанятая на свободных началах экономка
с оплатой за всю работу в целом, на свой риск, иной раз по поручению фирмы
"Клофт".  Я  занимаюсь  калькуляцией,  организацией,  при  случае  работаю
кухаркой или официанткой. Мои доходы брутто в среднем составляют 1800-2300
марок в месяц. В финансовом  управлении  я  считаюсь  человеком  свободной
профессии. Налоги и страховки я выплачиваю сама. Все  бумаги  -  налоговые
декларации и т.п. - мне составляют бесплатно в  конторе  Блорны.  С  весны
1972 года я владею "фольксвагеном" выпуска 1968 года, который  мне  продал
по сходной цене работавший в фирме "Клофт" повар Вернер Клормер. Мне стало
трудно  добираться  общественным  транспортом  до  различных,  к  тому  же
меняющихся мест работы. С  машиной  я  получила  возможность  работать  на
приемах и празднествах, проводившихся в отдаленных отелях".





   Эта часть допроса продолжалась с 10:45 до  12:30  и  -  после  часового
перерыва - с 13:30 до 17:45. В обеденный перерыв Блюм отказалась от кофе и
бутербродов с сыром за счет полицейского управления, и  усиленные  уговоры
явно расположенных к ней госпожи Плецер и ассистента  Мединга  тоже  ни  к
чему не привели. Как говорил Гах, она, очевидно,  не  могла  рассматривать
раздельно  служебное  и  личное,  понять  необходимость   допроса.   Когда
Байцменне, с расстегнутым  воротничком  и  расслабленным  узлом  галстука,
поглощавший с аппетитом кофе и  бутерброды,  похожий  на  доброго  папашу,
действительно повел себя по отношению к Блюм по-отечески, она настояла  на
том, чтобы ее отвели в  камеру.  Оба  полицейских,  приставленных  для  ее
охраны, потом тоже пытались предложить ей  кофе  и  хлеб,  но  она  упрямо
качала головой, сидя на нарах, курила сигарету  и,  морща  нос,  гримасами
всячески выказывала отвращение к заблеванному унитазу  в  камере.  Позднее
она поддалась уговорам  госпожи  Плецер  и  обоих  молодых  полицейских  и
позволила пощупать пульс, оказавшийся нормальным, снизошла  до  разрешения
принести из соседнего кафе песочное пирожное и чашку чая, настояв на  том,
что сама это оплатит, хотя один из молодых полицейских,  охранявший  утром
дверь ее ванной, пока она одевалась,  изъявил  готовность  "угостить  ее".
Мнение обоих полицейских и госпожи Плецер о Катарине Блюм в связи  с  этим
эпизодом: лишена чувства юмора.





   В  13:30  допрос  был  продолжен  и  длился  до  17:45.   Байцменне   с
удовольствием обошелся бы более кратким допросом, но  Блюм  настаивала  на
обстоятельности, право на которую признали за ней и  оба  прокурора,  и  в
конце  концов  Байцменне  сперва  неохотно,  но  затем,   узнав   причину,
показавшуюся ему важной, тоже согласился с ними.
   В 17:45 стали решать, продолжить или прервать  допрос,  отпустить  Блюм
или отправить в камеру. Правда, в 17:00 она  снова  милостиво  согласилась
выпить еще  чаю  и  съесть  бутерброд  (с  ветчиной),  изъявив  тем  самым
готовность продолжать допрос, так как Байцменне обещал после его окончания
отпустить ее  домой.  Теперь  речь  зашла  об  ее  отношениях  с  госпожой
Вольтерсхайм. По словам Катарины Блюм, это ее крестная, кузина ее  матери,
она всегда заботилась о ней, и когда  Катарина  перебралась  в  город,  то
сразу же вступила с ней в контакт.
   "20.II меня пригласили  на  этот  домашний  бал,  который,  собственно,
намечался на 21.II, на карнавальную ночь, но потом его перенесли  на  день
раньше, так как в карнавальную ночь госпожа Вольтерсхайм  была  занята  по
службе. За четыре года это был первый танцевальный  вечер,  на  котором  я
была. Нет, я должна уточнить это показание: несколько раз  -  может  быть,
два, три, а то даже и четыре раза - я немного танцевала у  Блорнов,  когда
помогала принимать гостей. В поздний час, управившись с уборкой  и  мытьем
посуды, я подавала кофе, а напитками занимался д-р Блорна,  и  тогда  меня
звали в салон, где я танцевала с господином д-ром Блорной,  а  также  и  с
другими господами из университетских, экономических и политических кругов.
Потом я эти приглашения принимала очень неохотно, колеблясь,  пока  совсем
не перестала их принимать, потому что гости, часто  навеселе,  здесь  тоже
становились назойливыми.  Точнее  говоря:  с  тех  пор  как  я  обзавелась
машиной, я отказалась от этих  приглашений.  Прежде  я  зависела  от  этих
господ: кто-нибудь из них подвозил меня домой. Вон и с тем  господином,  -
она показала на Гаха, который покраснел, - я иной раз танцевала". Бывал ли
и Гах назойливым? - такой вопрос не задавался.





   Продолжительность допроса объясняется тем, что Катарина с поразительной
педантичностью  контролировала  каждую  формулировку,  просила  зачитывать
каждую фразу, заносимую  в  протокол.  Например,  упомянутая  в  последней
главке "назойливость" сперва вошла в протокол как "нежности",  то  есть  в
первоначальной редакции говорилось, что  "господа  становились  "нежными".
Это вызвало возмущение и энергичный протест Катарины. Дошло  до  настоящей
дискуссии по поводу этих определений между нею и прокурорами, между нею  и
Байцменне, так как  Катарина  утверждала,  что  нежности  -  это  действие
двустороннее, в то  время  как  назойливость  -  одностороннее,  а  именно
последнее всегда имело место. Когда господа  заявили,  будто  все  это  не
столь уж важно и она сама виновата, что допрос так затянулся, она сказала,
что протокола, где вместо назойливости будут значиться  нежности,  она  не
подпишет. Разница имеет для нее решающее значение, и  одна  из  причин  ее
разрыва с мужем как раз с тем и связана, что он никогда не бывал нежен,  а
всегда только назойлив.
   Подобные дискуссии возникли и в связи со словом "добры" применительно к
супругам Блорна. В протоколе стояло: "были любезны по отношению  ко  мне".
Блюм настаивала на слове  "добры",  а  когда  ей  вместо  него  предложили
"добродушны", поскольку "добры" звучит так старомодно, она  возмутилась  и
заявила, что любезность и добродушие не имеют ничего общего с добротой,  а
именно ее она ощущала в отношении к ней Блорнов.





   Тем временем были допрошены и обитатели  дома,  большинство  которых  о
Катарине Блюм или вообще никаких показаний  дать  не  могли,  или  сказали
очень мало: встречались иногда с ней в лифте, здоровались, знают, что  это
она  владелица  красного  "фольксвагена";  одни  считали  ее   секретаршей
какого-нибудь крупного босса, другие - заведующей отделом универмага;  она
всегда опрятна, приветлива, хотя и сдержанна. Только двое из жильцов  пяти
квартир восьмого этажа, в одной из  которых  жила  Катарина,  смогли  дать
более подробные сведения. Одна - владелица парикмахерской  госпожа  Шмиль,
другой - пенсионер, бывший служащий электростанции  по  фамилии  Рувидель,
причем поразительно, что в обоих показаниях утверждалось,  будто  Катарина
принимала или приводила с собой мужчину.  Госпожа  Шмиль  утверждала,  что
визитер приходил регулярно, примерно раз в две-три недели,  с  виду  очень
изящный господин лет  сорока,  явно  из  "приличной  среды";  господин  же
Рувидель характеризовал визитера как довольно  молодого  хлыща,  несколько
раз он приходил один, а несколько раз - вместе с фройляйн  Блюм.  Приходил
за два минувших года раз восемь или девять, "это только те визиты, которые
я наблюдал, о тех же, которых я не наблюдал, я, конечно, сказать ничего не
могу".
   Когда Катарине предъявили в конце дня  эти  показания  и  попросили  ее
высказаться по поводу них, именно Гах, прежде чем  сформулировать  вопрос,
попытался пойти ей навстречу, спросив, не те ли это господа,  которые  при
случае  подвозили  ее  домой.  Катарина,  покраснев  от  стыда  и  злости,
язвительно ответила вопросом, разве запрещено принимать в  гостях  мужчин,
и, поскольку она не пожелала вступить на доброжелательно построенный Гахом
мостик, а возможно, вовсе и не сочла его мостиком, Гах посуровел и сказал,
что она должна отдавать себе отчет, сколь серьезно  рассматриваемое  здесь
дело,  дело  Людвига  Геттена,  широко  разветвленное  и  уже  более  года
обременяющее  полицию  и  прокуратуру,  и  он  спрашивает  ее,  раз   она,
по-видимому, не отрицает, что визиты имели место, идет ли речь об одном  и
том же господине. Но тут грубо вмешался Байцменне: "Стало быть, вы  знаете
Геттена уже два года".
   Это заявление ошеломило Катарину, она не нашлась, что ответить,  только
смотрела, качая головой, на  Байцменне,  а  когда  она  удивительно  робко
пролепетала: "Нет же, нет,  я  только  вчера  познакомилась  с  ним",  это
прозвучало не  очень  убедительно.  В  ответ  на  требование  назвать  имя
визитера она "чуть ли не с испугом" покачала  головой  и  отказалась  дать
показания на сей счет. Тогда Байцменне снова повел себя по-отечески и стал
уговаривать ее, сказав, что ведь нет ничего дурного, если она имеет друга,
который - и тут он совершил непоправимую психологическую ошибку  -  был  с
нею не назойлив, а, возможно, нежен; она  ведь  в  разводе  и  не  обязана
соблюдать  верность,  и  это  даже  не  предосудительно,  если  -   третья
непоправимая  ошибка!  -  неназойливая  нежность,  может  быть,  приносила
определенные материальные блага. Это окончательно испортило дело. Катарина
Блюм отказалась отвечать на вопросы и потребовала доставить  ее  в  камеру
или домой. К удивлению всех присутствующих, Байцменне  мягко  и  устало  -
было уже 20:40 - заявил, что прикажет служащему отвезти ее домой. Но когда
она встала, быстро собрала сумочку, косметичку  и  пластиковый  пакет,  он
неожиданно и жестко спросил: "А каким образом он ночью выбрался  из  дома,
ваш нежный Людвиг? Все входы и выходы охранялись; вы знаете какой-то  путь
и показали его, и я это выведаю. До свидания".





   Мединг, ассистент Байцменне, отвозивший Катарину домой, говорил  потом,
что он очень обеспокоен состоянием молодой женщины и боится,  как  бы  она
чего-нибудь не сделала с собой; она совершенно разбита, подавлена, но, как
ни странно, именно в этом  состоянии  у  нее  обнаружилось  или  развилось
чувство юмора. Когда они ехали по городу, он шутливо сказал:  "Как  славно
было бы где-нибудь просто, без всяких задних мыслей, выпить сейчас рюмочку
и потанцевать", на что она кивнула и ответила, что это  было  бы  недурно,
вероятно, даже славно, а когда он у ее дома предложил проводить ее  наверх
до дверей квартиры, она саркастически сказала: "Ах, лучше не надо,  вы  же
знаете, у меня достаточно визитеров, но все равно спасибо".
   Весь вечер и полночи Мединг пытался  убедить  Байцменне,  что  Катарину
Блюм надо арестовать - ради ее безопасности. Байцменне  даже  спросил,  не
влюблен ли он, на что он ответил: нет, она только нравится ему, и она  его
ровесница, и он не верит в теорию Байцменне о большом заговоре, в  котором
замешана Катарина.
   О чем он не рассказал и что тем  не  менее  стало  известно  Блорне  от
госпожи Вольтерсхайм - о двух советах, которые он дал  Катарине,  провожая
ее все-таки через вестибюль к лифту; эти два довольно  деликатных  совета,
смертельно опасные для него и его коллег, могли бы  ему  дорого  обойтись;
стоя около лифта, он сказал Катарине: "Не прикасайтесь завтра к телефону и
не раскрывайте газеты", причем неясно, имел он в виду  ГАЗЕТУ  или  просто
газеты.





   Было примерно 15:30 того  же  дня  (четверг,  21.II.74),  когда  Блорна
впервые на  отдыхе  встал  на  лыжи  и  собрался  отправиться  на  большую
прогулку. С этого момента его отпуск, который  он  так  долго  предвкушал,
пошел насмарку.  Как  прекрасна  была  накануне,  вскоре  после  прибытия,
длинная вечерняя прогулка, два часа по глубокому снегу, потом бутылка вина
у пылающего камина и крепкий сон  при  открытом  окне;  первый  на  отдыхе
завтрак, неспешный, долгий, потом несколько часов, тепло  закутавшись,  на
террасе в плетеном кресле; и вот в тот самый момент, когда он уже встал на
лыжи, перед ним возник этот субъект из ГАЗЕТЫ  и  без  всякого  вступления
заговорил о Катарине. Считает ли он ее способной на преступление? "То есть
как? - сказал он. - Я адвокат и знаю, кто способен  на  преступление.  Что
еще за преступление?  Катарина?  Немыслимо,  с  чего  вы  взяли?  Что  вам
известно?" Узнав в конце  концов,  что  долго  разыскиваемый  бандит,  как
доказано, переночевал у Катарины и ее примерно  с  11  часов  утра  строго
допрашивали, он собрался было лететь обратно  и  заступиться  за  нее,  но
субъект из ГАЗЕТЫ - действительно ли тот выглядел таким мерзким,  или  это
ему лишь потом  представлялось?  -  сказал,  что  настолько  скверно  дело
все-таки не  обстоит  и  не  назовет  ли  он  несколько  характерных  черт
Катарины. А когда он уклонился и субъект заметил,  что  это  плохой  знак,
который может быть плохо истолкован, ибо молчание по поводу ее характера в
подобном случае - а речь ведь  идет  о  "front-page-story"  [первополосный
материал (англ.)] - однозначно свидетельствует о дурном характере,  Блорна
вышел из  себя  и  очень  раздраженно  сказал:  "Катарина  очень  умная  и
сдержанная особа", но разозлился на себя, ибо  это  тоже  было  неверно  и
нисколько не выражало того, что он хотел и мог бы сказать.
   Он еще никогда не имел дела с газетами, тем более с  ГАЗЕТОЙ,  и  когда
этот субъект уехал на своем "порше", Блорна отстегнул лыжи и понял, что  с
отпуском покончено. Он поднялся на балкон к Труде, которая, закутавшись  в
одеяла, нежилась в полудреме на солнце. Он ей все рассказал. "Позвони же",
- сказала Труда, и он пытался позвонить, три раза, четыре,  пять  раз,  но
все  время  слышал  одно  и  то  же:  "Абонент  не  отвечает".  Вечером  в
одиннадцать часов он снова пытался позвонить, но опять никто  не  ответил.
Он много пил и плохо спал.





   Когда он в пятницу утром  около  половины  десятого  мрачный  явился  в
завтраку, Труда  протянула  ему  ГАЗЕТУ.  На  первой  полосе  -  Катарина.
Огромная фотография, огромные литеры.

   ВОЗЛЮБЛЕННАЯ БАНДИТА КАТАРИНА  БЛЮМ  ОТКАЗЫВАЕТСЯ  ДАВАТЬ  ПОКАЗАНИЯ  О
ГОСПОДАХ ВИЗИТЕРАХ.
   "Разыскиваемый в течение полутора лет бандит и убийца Людвиг Геттен мог
бы вчера быть арестован, если  бы  его  возлюбленная,  домашняя  работница
Катарина Блюм, не замела его следов и не  прикрыла  его  бегства.  Полиция
предполагает,  что  Блюм  уже  длительное  время   замешана   в   заговоре
(продолжение см. на обороте под заглавием "ГОСПОДА ВИЗИТЕРЫ")".

   На  обороте  он  прочитал,  что  его  высказывание  "Катарина  умна   и
сдержанна" ГАЗЕТА  превратила  в  "холодна  и  расчетлива",  а  его  общее
замечание  о  преступности  -  в  слова,  что  "она  вполне  способна   на
преступление".

   "Священник из Геммельсбройха сказал: "От этой всего можно ожидать. Отец
был тайным коммунистом, а мать, которую я из  милосердия  некоторое  время
держал уборщицей, воровала церковное вино и учиняла  в  ризнице  оргии  со
своими любовниками".
   Последние два года Блюм  регулярно  принимала  визитеров.  Была  ли  ее
квартира конспиративным центром, бандитской  явкой,  перевалочным  пунктом
для транспортировки  оружия?  Каким  образом  двадцатисемилетняя  домашняя
работница  могла  стать   владелицей   собственной   квартиры   стоимостью
приблизительно в  110000  марок?  Участвовала  ли  она  в  дележе  добычи,
полученной при  банковских  грабежах?  Полиция  продолжает  расследование.
Прокуратура работает на полную мощность. Завтра  сообщим  больше.  ГАЗЕТА,
КАК ВСЕГДА, ДЕРЖИТ РУКУ НА ПУЛЬСЕ! Вся  информация  о  закулисной  стороне
дела - в завтрашнем воскресном выпуске".

   После  полудня  Блорна  на  аэродроме  реконструировал  дальнейший  ход
событий.
   10:25. Звонок очень взволнованного Людинга, который заклинал немедленно
возвратиться и  связаться  с  тоже  очень  взволнованным  Алоизом.  Алоиз,
по-видимому совершенно растерявшийся, каким  я  его  никогда  не  видел  и
представить  не  мог,  в  данный  момент  находится  в   Бад-Беделиге   на
конференции христианских предпринимателей, где он должен  делать  основной
доклад и руководить дискуссией.
   10:40. Звонок Катарины, которая спросила, действительно ли я сказал то,
что стоит в ГАЗЕТЕ. Обрадованный возможностью  объясниться,  я  рассказал,
как было дело, и она сказала (записано по памяти) примерно  следующее:  "Я
вам верю, верю, теперь я знаю, как работают эти сволочи. Сегодня утром они
добрались даже до моей тяжелобольной матери, до Бреттло и  других  людей".
На мой вопрос, где она сейчас, она ответила: "У Эльзы, а сейчас мне  опять
надо на допрос".
   11:00. Звонок Алоиза, который - я почувствовал это впервые в  жизни,  а
мы знакомы двадцать лет - был взволнован и напуган. Он  сказал,  я  должен
немедленно возвратиться, чтобы выступить его  поручителем  в  одном  очень
щекотливом  деле.  Ему  надо  сейчас  делать  доклад,  затем   обедать   с
предпринимателями, потом вести дискуссию, а вечером  участвовать  в  одной
дружеской встрече, но между 7:30 и 9:30 он может  приехать  к  нам  домой,
откуда потом и махнет на эту дружескую встречу.
   11:30.  Труда  тоже  считает,  что  мы  должны  немедленно   уехать   и
заступиться за Катарину. По ее иронической улыбке вижу, что у нее уже есть
(впрочем, как всегда) соответствующая теория о сложностях Алоиза.
   12:15.  Заказал  билеты,  упаковал  вещи,  заплатил  по  счетам.  После
неполных сорока часов отпуска - на  такси  в  И.  Там  с  14:00  до  15:00
пережидали на аэродроме туман. Долгий разговор  с  Трудой  о  Катарине,  к
которой, Труда знает, я очень, очень привязался. Говорили и о том, как  мы
подбадривали Катарину, чтобы она не была такой скованной, чтобы  забыла  о
своем  несчастливом  детстве  и  злополучном  браке.  Как   мы   старались
преодолеть ее щепетильность, когда речь шла о деньгах, и предоставить ей с
нашего счета более дешевый кредит, чем в банке. Даже наше объяснение, что,
если она вместо 14%, которые надо платить банку, даст нам 9%, это вовсе не
будет нам в убыток, а она сэкономит много денег, ее не переубедило. Как мы
обязаны ей: с тех пор как она спокойно и приветливо, очень экономно  ведет
наше хозяйство, не только значительно сократились наши расходы - она  дала
нам обоим возможность полностью посвятить себя работе, чего в деньгах и не
исчислить. Она освободила нас от пятилетнего хаоса, так обременявшего  наш
брак и нашу работу.
   Поскольку туман не рассеивался, мы в 16:30  решаем  ехать  поездом.  По
совету Труды я не звонил Алоизу Штройбледеру. На такси едем на вокзал, где
еще поспеваем на поезд 17:45 на  Франкфурт.  Ужасная  поездка  -  тошнота,
нервозность. Даже Труда серьезна и взволнованна. Она предчувствует большую
беду. Совершенно измученные, делаем пересадку в Мюнхене, где достали места
в спальном вагоне. Оба предвидим огорчения с Катариной  и  по  поводу  ее,
неприятности с Людингом и Штройбледером.





   В субботу утром, совершенно подавленные  и  разбитые,  они  на  вокзале
города, все еще по-карнавальному веселого, и сразу на  перроне  -  ГАЗЕТА:
снова на первой полосе Катарина, на сей раз спускающаяся  в  сопровождении
чиновника  уголовной  полиции  в   штатском   по   лестнице   полицейского
управления. НЕВЕСТА УБИЙЦЫ ВСЕ ЕЩЕ  НЕ  РАСКОЛОЛАСЬ!  НИКАКИХ  СВЕДЕНИЙ  О
МЕСТОПРЕБЫВАНИИ ГЕТТЕНА! ПОЛИЦИЯ В ПАНИКЕ.
   Труда купила номер, и они молча поехали на такси  домой,  а  когда  он,
пока Труда открывала двери, расплачивался, таксист  показал  на  ГАЗЕТУ  и
сказал: "Там и про вас  есть,  я  сразу  вас  узнал.  Вы  ведь  адвокат  и
работодатель этой потаскушки". Он дал чересчур много чаевых, и шофер,  чья
ухмылка была вовсе не так злорадна, как голос,  отнес  чемоданы,  сумки  и
лыжи в прихожую, приветливо бросив на прощание: "Пока".
   Включив кофеварку, Труда мылась в ванной.  ГАЗЕТА  лежала  на  столе  в
гостиной,  и  там  же  -  две  телеграммы:  одна  от  Людинга,  другая  от
Штройбледера.  От  Людинга:  "Мягко   говоря,   разочарованы   отсутствием
контакта. Людинг". От Штройбледера: "Не могу  поверить,  чтобы  ты  подвел
меня. Жду тотчас звонка. Алоиз".
   Было как раз восемь часов пятнадцать минут - почти точно  то  время,  к
которому Катарина подавала  им  завтрак:  всегда  красиво  накрытый  стол,
цветы, свежая скатерть и салфетки, хлеб, булочки, мед, яйца и кофе, а  для
Труды гренки и апельсиновый джем.
   Даже Труда, принеся кофеварку, немного хрустящих хлебцев, мед и  масло,
стала почти сентиментальной. "Никогда больше так не  будет,  никогда.  Они
изведут девочку. Если не полиция, то ГАЗЕТА, а когда ГАЗЕТА потеряет к ней
интерес, за нее примутся люди. Иди сюда, прочти это сначала,  а  уж  потом
звони визитерам". Он прочитал:

   "ГАЗЕТЕ, всегда старающейся широко вас информировать,  удалось  собрать
новые данные, освещающие характер этой самой Блюм  и  ее  мутное  прошлое.
Репортерам ГАЗЕТЫ удалось разыскать тяжелобольную мать  Блюм.  Сперва  она
пожаловалась, что дочь  давно  не  навещала  ее.  Потом,  ознакомленная  с
неопровержимыми фактами, она сказала: "Это и должно было случиться, этим и
должно было кончиться". Бывший  супруг,  простодушный  рабочий-текстильщик
Вильгельм Бреттло,  с  которым  Блюм  в  разводе,  поскольку  злонамеренно
бросила его, с еще большей готовностью сообщил ГАЗЕТЕ: "Теперь,  -  сказал
он, с трудом сдерживая слезы, - я знаю  наконец,  почему  она  сбежала  от
меня. Почему бросила меня. Вот чем она занималась. Теперь мне все понятно.
Ей было мало нашего скромного счастья. Ей  хотелось  в  верхи,  а  где  же
честному, скромному рабочему взять  "порше".  Может  быть,  -  добавил  он
мудро, - вы передадите читателям ГАЗЕТЫ мой совет: вот этим-то и кончаются
ложные представления о социализме. Я  спрашиваю  вас  и  ваших  читателей:
каким образом прислуге достаются такие богатства? Ведь честным путем их не
получишь. Теперь я знаю, почему всегда боялся ее радикальности и нелюбви к
церкви, и я благословляю решение всевышнего не даровать нам детей. И когда
я еще узнаю, что нежности убийцы и грабителя ей были милее моей немудрящей
привязанности, то и эта сторона дела становится ясной. И тем  не  менее  я
хочу воззвать к ней: моя маленькая Катарина, лучше бы ты осталась со мной.
Мы ведь тоже с годами обзавелись бы собственностью и небольшой машиной, я,
конечно, никогда не смог  бы  предложить  тебе  "порше",  только  скромное
счастье, какое может дать честный работяга, не доверяющий профсоюзам.  Ах,
Катарина...".

   Под заголовком "Супруги-пенсионеры потрясены, но не удивлены" Блорна на
последней полосе увидел отчеркнутый красным столбец:

   "Находящийся на пенсии штудиендиректор д-р Бертольд  Хиперц  и  госпожа
Эрна Хиперц потрясены  деятельностью  Блюм,  но  "не  особенно  удивлены".
Сотрудница ГАЗЕТЫ разыскала их в Лемго у замужней дочери, управляющей  там
санаторием; филолог-античник и историк Хиперц, у  которого  Блюм  работает
три года, сказал: "Радикальная во всех отношениях особа, которая нас ловко
обманула".

   (Хиперц, которому потом позвонил Блорна, клялся, что сказал  следующее:
"Если Катарина радикальна, то она  радикально  услужлива,  хозяйственна  и
разумна, или я уж очень ошибаюсь, а у меня за  плечами  сорокалетний  опыт
педагога, и я редко ошибался".)
   Продолжение первой полосы:

   "Полностью сломленный бывший супруг Блюм, которого  ГАЗЕТА  посетила  в
связи с репетицией барабанщиков и  дудочников,  отвернулся,  чтобы  скрыть
слезы.   Остальные   члены   союза   тоже   отвернулись,   как   выразился
крестьянин-старожил Меффельс, с ужасом от Катарины, которая всегда была  с
причудами  и   прикидывалась   такой   недотрогой.   Во   всяком   случае,
бесхитростные карнавальные радости честного рабочего испорчены".

   В заключение -  фотография  господина  Блорны  и  Труды  в  саду  возле
плавательного  бассейна.  Подпись:  "Какую  роль  играют  женщина,  прежде
известная как "красная Труда",  и  ее  муж,  при  случае  называющий  себя
"левым"?  Высокооплачиваемый  адвокат-консультант  промышленных  фирм  д-р
Блорна с женой Трудой у плавательного бассейна роскошной виллы".





   Здесь  следует,  воспользовавшись  гидротехническим  термином,  сделать
своего рода  "обратный  подпор",  нечто  наподобие  того,  что  в  кино  и
литературе именуется  ретроспекцией:  с  субботнего  утра,  когда  супруги
Блорна, подавленные  и  расстроенные,  вернулись  из  отпуска,  к  утру  в
пятницу,  когда  Катарину  снова  доставили  на   допрос   в   полицейское
управление; на сей раз ее привезли госпожа Плецер и пожилой чиновник, лишь
легко вооруженный, и не из ее квартиры, а из квартиры госпожи  Вольтере  -
хайм, к которой Катарина приехала в пять часов утра на собственной машине.
Служащая не скрывала, что ей известно, где они найдут Катарину: не дома, а
у Вольтерсхайм. (Справедливости ради следует еще раз  вспомнить  жертвы  и
тяготы четы Блорна: прекращение отпуска, поездка в такси на аэродром в  И.
Задержка из-за тумана. В такси на вокзал. Поезд во Франкфурт, пересадка  в
Мюнхене. Тряска в спальном вагоне. И рано утром,  едва  они  добрались  до
дома, ГАЗЕТА! Позднее - слишком  поздно,  конечно,  -  Блорна  жалел,  что
вместо Катарины - он ведь знал от парня из ГАЗЕТЫ, что она на  допросе,  -
не позвонил Гаху.)
   Все, кто участвовал во втором допросе Катарины  в  пятницу,  -  Мединг,
госпожа Плецер, прокуроры д-р Кортен и Гах,  протоколистка  Анна  Локстер,
которую раздражала чувствительность Блюм к  слову,  охарактеризованная  ею
как "выпендривание", - все  заметили,  что  у  Байцменне  было  прямо-таки
сияющее настроение. Он вошел в зал заседаний  потирая  руки,  с  Катариной
обращался предупредительно, извинился  за  "некоторые  грубости",  в  коих
повинна не его должность, а его характер - такой уж он неотесанный  малый,
- и сперва занялся списком конфискованных вещей. В нем значились:
   1.  Небольшая  потрепанная  зеленая  записная  книжка  малого  формата,
содержащая одни  только  телефонные  номера,  которые  тем  временем  были
проверены, и ничего подозрительного при  этом  не  обнаружилось.  По  всей
видимости,  Катарина  пользовалась  записной  книжкой  почти  десять  лет.
Эксперт-почерковед, искавший письменные следы Геттена (Геттен, кроме всего
прочего, дезертировал из бундесвера и работал в  одной  конторе,  то  есть
оставил много письменных следов), назвал развитие ее  почерка  образцовым.
Запись  шестнадцатилетней  девушки  -  номер  телефона  мясника  Герберса,
семнадцатилетней - врача д-ра  Клутена,  двадцатилетней  -  д-ра  Фенерна,
позднее - номера и адреса кулинаров, рестораторов, коллег.
   2. Выписки из счета в сберкассе, с  отмеченными  на  полях  рукою  Блюм
перерасчетами и списаниями. Поступления, списания - все точно, ни одна  из
сумм не вызывает подозрений. Так же выглядят всякие бухгалтерские расчеты,
заметки и извещения в небольшом скоросшивателе,  куда  она  заносила  свои
обязательства  и  расчеты,  касающиеся  фирмы  "Хафтекс",  в  которой  она
приобрела свою "Элегантную обитель у реки".  Тщательнейшей  проверке  были
подвергнуты  ее  налоговые  декларации,  налоговые  извещения,   налоговые
платежи, просмотревший их затем  финансовый  эксперт  нигде  не  обнаружил
какой-нибудь "скрытой  более  или  менее  значительной  суммы".  Байцменне
особое значение придавал проверке ее финансовых сделок  за  последние  два
года, которые он  шутя  называл  "периодом  мужских  визитов".  И  ничего.
Выяснилось, правда, что Катарина ежемесячно переводила матери  150  марок,
что она поручила по абонементу фирме "Кольтер" в  Куире  уход  за  могилой
отца в Геммельсбройхе. Покупки мебели,  домашней  утвари,  одежды,  белья,
счета за бензин - все проверено,  и  нигде  ни  одной  зацепки.  Возвращая
Байцменне документы, финансовый эксперт сказал:  "Послушай-ка,  когда  она
выйдет на свободу и будет искать место, дай мне знать. Таких всегда  ищешь
и не находишь". Ничего подозрительного не оказалось и в телефонных  счетах
Блюм. Междугородные переговоры она, судя по всему, вряд ли вела.
   Отмечено было также, что время от времени Катарина Блюм  переводила  на
карманные расходы небольшие суммы - от 15  до  30  марок  -  своему  брату
Курту, в настоящий момент сидевшему за кражу со взломом.
   Церковных  податей  Катарина  не  платила.  Судя   по   ее   финансовым
документам, она еще в возрасте 19 лет, в 1966 году, вышла из  католической
церкви.
   3. Еще одна небольшая записная книжка с  различными  записями,  главным
образом расчетного характера, содержала четыре рубрики. Одна для домашнего
хозяйства Блорны с записями расходов и подсчетов - на  закупки  продуктов,
моющих  и  чистящих  средств,  на  химчистку,  прачечную.  При  этом  было
установлено, что белье Катарина гладила собственноручно.
   Во вторую рубрику  записывались  соответствующие  расходы  и  подсчеты,
относящиеся к домашнему хозяйству Хиперцев.
   Следующая рубрика относилась к домашнему хозяйству самой Блюм,  расходы
по  которому  были   очень   скромными;   случались   месяцы,   когда   на
продовольствие она тратила лишь 30-35 марок. Но,  по-видимому,  она  часто
ходила в кино - телевизора у нее не было - и иногда покупала себе  шоколад
и даже конфеты.
   Четвертая рубрика содержала доходы и расходы, связанные с  одноразовыми
работами Блюм, покупкой и чисткой профессиональной одежды,  паевые  взносы
за "фольксваген". Когда дошли до счетов за бензин, вмешался Байцменне и  с
удивившей всех любезностью  спросил,  откуда  такие  относительно  большие
расходы на бензин,  которые,  кстати,  соответствуют  чрезвычайно  большим
цифрам на спидометре. Ведь установлено, что расстояние до Блорны и обратно
составляет  около  6  км,  до  Хиперца  и  обратно  около  8,  до  госпожи
Вольтерсхайм - около 4 км, и если в среднем, при  самом  щедром  раскладе,
исходить из одной разовой работы в неделю и прибавить  на  это,  тоже  при
очень щедром раскладе, еще 20 км и разделить их на  все  дни  недели,  что
составит еще по 3 км, то получится примерно 21-22 км в день. Наверное, она
не каждый день навещала госпожу Вольтерсхайм, но на это мы закроем  глаза.
Таким образом, получается примерно 8000  км  в  год;  как  свидетельствует
письменное соглашение с поваром Клормером, она,  Катарина  Блюм,  получила
"фольксваген" 2 года тому назад и на спидометре  было  56000  км.  Если  к
этому добавить 2x8000, то на спидометре теперь должно быть примерно  72000
км, в действительности же на нем почти 102000 км.  Правда,  известно,  что
время от времени она навещала свою мать  в  Геммельсбройхе,  а  позднее  в
санатории в Куир-Хохзаккеле, вероятно, иногда и своего брата в тюрьме,  но
расстояние до Геммельсбройха  или  Куир-Хохзаккеля  и  обратно  составляет
примерно 50 км, до ее брата - около 60 км, и если исходить из  одной,  при
щедром раскладе - двух поездок в месяц, а брат  ее  сидит  только  полтора
года, до этого он жил у матери в Геммельсбройхе, то, умножив на все те  же
два года, получится еще 4000-5000 км, а  оставшиеся  25000  км  так  и  не
выяснены, так и не объяснены. Куда же она так часто ездила? Может  быть  -
он, право же, не хочет опять выступать с грубыми намеками, но  она  должна
понять его вопрос, - она где-нибудь (где именно?) встречалась с кем-то,  с
одним или несколькими?
   Не только Катарина, а и все присутствующие слушали как  зачарованные  -
но и потрясенные - эти расчеты, преподнесенные Байцменне ласковым голосом,
и казалось, будто Блюм все эти подсчеты и выкладки Байцменне  воспринимала
не с раздражением, а лишь с  напряжением,  смешанным  с  потрясенностью  и
зачарованностью, потому что, пока он говорил, она не объяснения этим 25000
км искала, а самой себе хотела  уяснить,  куда,  и  когда,  и  почему  она
ездила. Еще тогда, когда Катарина усаживалась для  допроса,  она  не  была
больше неприступной - скорее мягкой, казалось даже, робкой, - выпила  чай,
не настаивала на том, чтобы самой  за  него  заплатить.  А  теперь,  когда
Байцменне покончил со  своими  вопросами  и  расчетами,  воцарилась  -  по
свидетельству многих, _почти_ всех, присутствующих - мертвая тишина, будто
они почувствовали, что на основе одного факта, который, не будь счетов  на
бензин, легко можно было не заметить, кто-то здесь в самом деле  проник  в
интимную тайну Блюм, чья жизнь до сих пор представлялась такой ясной.
   "Да,  -  сказала  Катарина,  и  с  этого  момента  ее  показания  стали
заноситься в протокол, в виде которого и существуют,  -  верно,  я  сейчас
быстро про себя подсчитала, это составляет более 30 километров в  день.  Я
никогда не задумывалась над этим, никогда не  прикидывала  и  затраты,  но
иной раз я ездила просто так, просто вперед, без цели, то есть цель как-то
сама собой возникала, то есть я ехала в каком-нибудь направлении,  которое
определялось просто само по себе: на юг в  направлении  Кобленца,  или  на
запад в направлении Ахена, или вниз к Нижнему Рейну. Не каждый день. Я  не
могу сказать, как часто и на какие расстояния. Большей  частью  когда  шел
дождь, и у меня был свободный вечер, и я была одна. Нет, вношу поправку  в
свое показание: только когда шел дождь, я ездила; точно не знаю -  почему.
Должна сказать, что иной раз, когда мне не нужно было ехать к  Хиперцам  и
не случалось разовой работы, я уже в пять часов была  дома  и  мне  нечего
было делать. Мне не хотелось часто ездить к Эльзе,  в  особенности  с  тех
пор, как она  так  подружилась  с  Конрадом,  а  одной  идти  в  кино  для
незамужней женщины довольно рискованно. Иногда я заходила в церковь, не по
религиозным причинам, а потому, что там  можно  спокойно  посидеть,  но  в
последнее время и в церквах пристают - не  только  прихожане.  Конечно,  у
меня есть несколько друзей - например, Вернер Клормер, у которого я купила
"фольксваген", и его жена, и еще  другие  служащие  Клофта,  но  приходить
одной  довольно  трудно  и  чаще  всего  неприятно,  тем  более  если   не
обязательно, а  лучше  сказать  -  не  безоговорочно,  принимаешь  всерьез
знакомство или ищешь его. Лучше  уж  сесть  в  машину,  включить  радио  и
поехать куда глаза глядят, но всегда - по проселочным дорогам, всегда -  в
дождь,  больше  всего  мне  нравились   проселочные   дороги,   обсаженные
деревьями; иной раз я доезжала до Голландии или Бельгии, выпивала там кофе
или пива и ехала обратно.  Да.  Я  это  поняла  только  теперь,  когда  вы
спросили меня. И если вы спросите, как часто,  я  скажу:  два-три  раза  в
месяц, иногда  реже,  а  иногда  даже  чаще,  и  обычно  это  продолжалось
несколько часов, пока я в девять или в десять, а то  и  около  одиннадцати
возвращалась, до смерти уставшая, домой. Возможно, сказывался и  страх;  я
знаю много незамужних женщин, которые вечером перед телевизором в одиночку
напиваются допьяна".
   По мягкой  улыбке,  с  которой  Байцменне  без  комментариев  принял  к
сведению это объяснение, догадаться о его мыслях было  нельзя.  Он  только
кивнул, и если снова потер руки, то, возможно, лишь потому, что  сообщение
Катарины Блюм подтвердило одну  из  его  теорий.  Некоторое  время  стояла
тишина, словно присутствующие были  поражены  или  испытывали  неловкость;
казалось, будто Блюм впервые приоткрыла  некоторые  свои  тайны  интимного
свойства.  Обсуждение  остальных  конфискованных  вещей  заняло  не  много
времени.
   4. Фотоальбом с фотографиями  людей,  которых  легко  идентифицировать.
Отец Катарины Блюм - производит впечатление  болезненного  и  озлобленного
человека и выглядит гораздо старше того возраста, в каком он тогда был. Ее
мать, которая, как выяснилось, больна раком и при  смерти.  Ее  брат.  Она
сама, Катарина, в четыре года, в шесть лет, в десять -  во  время  первого
причастия, новобрачная в двадцать; ее муж,  священник  из  Геммельсбройха,
соседи, родственники, разные фотографии Эльзы  Вольтерсхайм,  затем  один,
сперва не установленный,  пожилой  господин,  очень  бодро  выглядящий,  -
оказалось, что это д-р Фенерн,  преступивший  закон  налоговый  инспектор.
Никаких фотографий личности, которую можно было бы  соотнести  с  теориями
Байцменне.
   5. Заграничный паспорт на имя  Катарины  Бреттло,  урожденной  Блюм.  В
связи с паспортом возникли вопросы о поездках, и выяснилось, что  Катарина
еще ни разу "по-настоящему не выезжала" и, за исключением нескольких дней,
когда болела, всегда работала. Фенерн и  Блорна,  правда,  выплачивали  ей
отпускные, но она  или  продолжала  у  них  работать,  или  нанималась  на
временные должности.
   6. Старая коробка от конфет. Содержимое: несколько  писем,  едва  ли  с
десяток, от матери, брата, мужа, госпожи Вольтерсхайм. Ни одно  письмо  не
заключало в себе ничего такого, что было  бы  связано  с  тем,  в  чем  ее
подозревали. Кроме того, в коробке было несколько любительских  фотографий
ее отца - ефрейтора вермахта, мужа в форме барабанщика; несколько  листков
отрывного календаря с пословицами; довольно обширное собрание собственных,
написанных от  руки  рецептов  и  брошюра  "Об  использовании  хереса  при
приготовлении соусов".
   7. Папка  со  свидетельствами,  дипломами,  удостоверениями,  со  всеми
документами    по    разводу,    нотариальными    бумагами,    касающимися
квартировладения.
   8.  Три  связки  ключей,  тем  временем  проверенных,  -  ключи  от  ее
собственной квартиры и шкафов, от квартир Блорны и Хиперца.
   Было  установлено  и  внесено  в  протокол,  что  в   вышепоименованных
предметах не обнаружено ничего подозрительного; объяснения  Катарины  Блюм
об  израсходованном  бензине   и   наезженных   километрах   приняты   без
комментариев.
   Лишь в этот момент Байцменне вынул из  кармана  усыпанное  бриллиантами
рубиновое кольцо, которое, видимо, лежало там незавернутым, и, потерев его
о рукав, протянул Катарине.
   - Вам знакомо это кольцо?
   - Да, - ответила она без промедления и смущения.
   - Оно принадлежит вам?
   - Да.
   - Вы знаете, сколько оно стоит?
   - Точно не знаю. Но недорого.
   - Так вот, - сказал Байцменне приветливо, - мы  его  оценили  -  и  для
верности не только у нашего специалиста  здесь  в  управлении,  но  еще  и
дополнительно, чтобы ни в коем случае не оказаться несправедливыми к  вам,
- у ювелира в городе. Это кольцо стоит от восьми до десяти тысяч марок. Вы
этого не знали? Я даже верю вам, но вы должны мне объяснить, откуда оно  у
вас.  Когда  ведется  расследование  по  делу  изобличенного   в   грабеже
преступника, серьезно подозреваемого в убийстве, такое кольцо не мелочь  и
не личное,  интимное  обстоятельство,  как  сотни  наезженных  километров,
многочасовые автомобильные поездки под дождем. От  кого  вы  получили  это
кольцо - от Геттена или  некоего  визитера,  или  Геттен  все  же  не  тот
визитер, и если нет, куда вы, в качестве визитерши, да будет позволено мне
это  шутливое  определение,  ездили  под  дождем  тысячи  километров?  Нам
нетрудно установить, у какого ювелира это кольцо куплено или украдено,  но
я хочу предоставить вам шанс, ибо считаю вас  не  прямой  преступницей,  а
только наивной и немножко  романтичной  женщиной.  Как  вы  мне  -  нам  -
объясните, что  вы  -  вы,  которая  известна  как  недотрога,  прямо-таки
неприступная  особа,  прозванная  знакомыми   и   друзьями   "монашенкой",
избегающая дискотек, потому что там беспутничают,  разошедшаяся  с  мужем,
так  как  он  стал  "назойливым",  -  как  же  вы  нам   объясните,   что,
познакомившись с этим Геттеном якобы только позавчера, вы в тот  же  день,
можно сказать - не присев, ведете его к себе  домой  и  там  очень  быстро
вступаете с ним - ну, скажем так  -  в  интимные  отношения?  Как  вы  это
назовете?   Любовью   с   первого   взгляда?   Влюбленностью?   Нежностью?
Согласитесь, тут какая-то неувязка, и она никак не может снять подозрения.
И вот еще. - Он сунул руку в карман пиджака и вытащил оттуда большой белый
конверт,  из  которого  извлек  довольно  экстравагантный,  фиолетовый,  с
подкладкой кремового  цвета,  конверт  обычного  формата.  -  Этот  пустой
конверт мы нашли вместе с кольцом  в  ящике  вашего  ночного  столика,  он
проштемпелеван  12.II.74  в  18:00   в   вокзальном   почтовом   отделении
Дюссельдорфа и адресован вам. Господи, - сказал в заключение Байцменне,  -
да если у вас был друг и он время от времени навещал вас, а иной раз вы  к
нему ездили и он писал вам письма и иногда дарил что-нибудь -  скажите  же
нам, это ведь не преступление. Обвинения против вас возникнут только в том
случае, если это связано с Геттеном.
   Все присутствующие понимали, что Катарина кольцо узнала,  но  стоимость
его была ей неизвестна; что снова возникла щекотливая тема визитов некоего
господина. Испытывала она чувство стыда, что репутация ее под угрозой, или
же она испугалась, что угроза нависает  над  кем-то,  кого  она  не  хочет
подвергать опасности? На сей раз она покраснела лишь слегка. Не потому  ли
она не показала, что получила кольцо от Геттена, что  знала:  представлять
Геттена кавалером такого класса бессмысленно? Она  была  спокойной,  почти
кроткой, когда говорила под протокол: "Это верно, что на домашнем  балу  у
госпожи Вольтерсхайм я танцевала самозабвенно и исключительно  с  Людвигом
Геттеном, которого видела впервые в жизни и фамилию которого узнала только
во время полицейского допроса в четверг утром. Я испытала к  нему  большую
нежность, и он ко мне тоже. Часов в десять  я  покинула  квартиру  госпожи
Вольтерсхайм и поехала с Людвигом Геттеном к себе домой.  О  происхождении
кольца я не могу, нет, вношу поправку: не хочу говорить. Поскольку оно мне
досталось не незаконным путем, я не считаю себя  обязанной  объяснять  его
происхождение.  Отправитель  предъявленного   конверта   мне   неизвестен.
Вероятно,  это  был  обычный  рекламный   проспект.   В   профессиональных
гастрономических кругах меня уже немного знают.  Объяснить  же  факт,  что
рекламное письмо послано без  указания  отправителя  в  довольно  вычурном
конверте с дорогой подкладкой, я не могу. Хотела бы  только  сказать,  что
некоторые гастрономические фирмы любят создавать видимость изысканности".
   На вопрос о том, почему она, так  охотно,  по  ее  словам,  ездящая  на
машине, в тот день отправилась к госпоже Вольтерсхайм на трамвае, Катарина
Блюм ответила, что не знала, много или мало выпьет, и сочла более надежным
обойтись без машины. На вопрос, много ли она пьет и бывает ли пьяной,  она
ответила: нет, пьет мало, пьяной никогда не была, только один раз,  причем
в присутствии и по инициативе мужа, ее  напоили  на  вечеринке  корпорации
барабанщиков каким-то анисовым снадобьем, по вкусу  напоминающим  лимонад.
Позднее ей сказали, что эта довольно дорогая штука - излюбленное средство,
чтобы напоить человека допьяна. Когда ей заявили, что такое  объяснение  -
будто она боялась, не слишком ли много выпьет, - неосновательно, поскольку
она никогда много не пьет, и не в том ли дело, что она с Геттеном  заранее
договорилась, то есть знала, что им не понадобится ее машина, так как  они
поедут обратно на его машине, она покачала головой  и  сказала:  все  было
точно так, как она сообщила. У нее как раз было  настроение  напиться,  но
потом она все же этого не сделала.
   Еще один пункт следовало выяснить до обеденного перерыва: почему у  нее
нет сберегательной или чековой книжки?  Нет  ли  все  же  где-то  лицевого
счета? Нет, у нее нет другого счета, кроме как в сберкассе.  Всякую,  даже
малейшую, поступающую в ее распоряжение сумму она тотчас  же  использовала
на выплату кредита, полученного под большие проценты; проценты  за  кредит
иной раз почти вдвое выше процентов, выплачиваемых по вкладам, а  жиросчет
вообще почти не дает процентов. Кроме того, чековое обращение  кажется  ей
слишком сложным и дорогим. Текущие расходы, домашнее  хозяйство  и  машину
она оплачивала наличными.





   Определенные заторы, которые  можно  назвать  и  подспудными  помехами,
неизбежны, ибо не все источники можно разом и одним  движением  отвести  и
перевести в другое русло так, чтобы  тотчас  же  перед  глазами  предстало
осушенное пространство. Но ненужных подспудных помех надо избегать, и  тут
следует объяснить, почему в эту пятницу утром и Байцменне, и Катарина были
такими мягкими, почти кроткими, чуть  ли  не  смирными,  а  Катарина  даже
пугливой или запуганной. Правда,  ГАЗЕТА,  которую  одна  доброжелательная
соседка подсунула под двери госпожи Вольтерсхайм, вызвала у  обеих  женщин
гнев и возмущение, стыд и страх, но телефонный разговор с Блорной  немного
успокоил их, и так как вскоре после того,  как  обе  расстроенные  женщины
пробежали глазами ГАЗЕТУ и Катарина  поговорила  с  Блорной  по  телефону,
появилась госпожа Плецер и откровенно призналась, что  квартира  Катарины,
конечно, находится  под  наблюдением,  почему  она  и  знала,  где  искать
Катарину, и что теперь им нужно, к  сожалению  -  к  сожалению,  вместе  с
госпожой Вольтерсхайм, - на допрос, то откровенная  и  приветливая  манера
госпожи Плецер отодвинула на задний  план  вызванный  ГАЗЕТОЙ  ужас,  и  в
Катарине ожила радость, доставленная ей ночным событием:  Людвиг  позвонил
ей, позвонил оттуда! Он был так мил, что она ничего не  рассказала  ему  о
своем злоключении, чтобы у него не  возникло  чувства,  будто  он  причина
каких-то бед. Они и сейчас не говорили о любви, это она ему  категорически
- еще когда они ехали в машине к ней домой - запретила. Нет-нет, у нее все
в порядке, конечно же, она бы предпочла быть у него, с ним,  навсегда  или
по крайней мере  надолго,  конечно,  лучше  даже  навечно,  она  за  время
карнавала отдохнет и никогда больше не будет танцевать с другим  мужчиной,
кроме как с ним, и всегда только по-южноамерикански и только с ним, и  как
у него там  все  сложилось.  Он  очень  хорошо  устроен  и  обеспечен,  и,
поскольку она запретила ему говорить о любви, он все-таки  хочет  сказать,
что она ему очень-очень-очень нравится и когда-нибудь - когда, он пока  не
знает, может быть, через несколько месяцев, или через год, или даже  через
два года - он заберет ее, куда - он пока не знает. Ну, и в том же  духе  -
как обычно разговаривают по телефону люди, питающие друг к другу  глубокую
нежность. Ни слова об интимных делах, тем более о  том  событии,  которому
Байцменне (или, что кажется все более вероятным,  Гах)  дал  такое  грубое
определение. И все в том  же  духе.  То,  что  говорят  друг  другу  люди,
исполненные нежности. Довольно  долго.  Десять  минут.  Может  быть,  даже
больше, сказала Катарина Эльзе. Что касается конкретного словарного запаса
обоих нежных собеседников,  то  можно  указать  на  известные  современные
кинофильмы, где довольно много и _по видимости_  бессодержательно  болтают
по телефону, часто на далеком расстоянии.
   Этот  телефонный  разговор,  который  Катарина  вела  с  Людвигом,  был
причиной расслабленности и Байцменне, его дружелюбия и  мягкости,  и  если
он-то  догадывался,  почему  Катарина  отказалась  от  своего  заносчивого
упрямства, то Катарина, конечно, не могла догадаться, что он весел по  той
же  причине,  хотя  и  не  на  том  же  основании.   (Да   послужит   этот
знаменательно-примечательный факт поводом к тому, чтобы  чаще  звонить  по
телефону, в крайнем случае и без нежного перешептывания, потому  что  ведь
никогда  не  знаешь,  кому  таким  телефонным  разговором  на  самом  деле
доставишь  радость.)  Но  Байцменне  была  ведома  и  причина  боязливости
Катарины, ибо он знал и о следующем анонимном звонке.
   Просьба не  доискиваться  источников  доверительных  сведений,  которые
содержатся в этой главе, - речь идет только о пробоине в  запруде  боковой
лужи; дилетантски сооруженная плотина будет пробита и  даст  течь,  прежде
чем слабая плотина рухнет и все напряжение спадет.





   Во избежание недоразумений надо сказать, что  как  Эльза  Вольтерсхайм,
так и Блорны знали, разумеется, что Катарина действительно нарушила  закон
тем,  что  помогла  Геттену  исчезнуть  незамеченным   из   ее   квартиры;
способствуя  его  бегству,  она  становилась   соучастницей   определенных
преступлений, пусть даже и не зная в данном случае,  каких  именно!  Эльза
Вольтерсхайм твердила ей об этом незадолго до  того,  как  госпожа  Плецер
увела обеих на допрос. Блорна  воспользовался  первым  же  случаем,  чтобы
растолковать Катарине наказуемость ее  действий.  Ни  перед  кем  не  надо
скрывать и того, что Катарина  сказала  госпоже  Вольтерсхайм  о  Геттене:
"Боже мой, он как раз тот, кого я должна была встретить,  я  бы  вышла  за
него замуж и родила ему детей - пусть даже пришлось бы ждать годы, пока он
выйдет из кутузки".





   Допрос Катарины Блюм можно было считать оконченным, она  только  должна
быть  готова  в  случае  надобности  к  сопоставлению   показаний   других
участников танцевального вечера у  Вольтерсхайм.  Следовало  выяснить  еще
один вопрос, немаловажный в связи  с  теорией  Байцменне  о  существовании
договоренности и заговора: каким образом Людвиг Геттен попал  на  домашний
бал госпожи Вольтерсхайм?
   Катарине Блюм предоставили выбор: отправиться  домой  или  подождать  в
каком-либо приемлемом для нее месте, но домой  идти  она  отказалась,  ибо
квартира, сказала она, внушает ей отвращение, она предпочитает  ожидать  в
камере, пока допрашивают госпожу Вольтерсхайм, чтобы потом вместе пойти  к
ней домой. Лишь в этот момент Катарина вытащила из сумки оба номера ГАЗЕТЫ
и спросила, не может  ли  государство  -  так  она  выразилась  -  сделать
что-нибудь, чтобы защитить ее от этой грязи и  вернуть  потерянную  честь.
Она теперь хорошо знает, что ее допрос был вполне  обоснован,  хотя  и  не
понимает, к чему это копание в мельчайших деталях ее  жизни,  но  для  нее
совершенно непостижимо, каким  образом  подробности  допроса  -  например,
визиты некоего господина - могли стать достоянием ГАЗЕТЫ, да еще  все  эти
лживые и обманом  добытые  свидетельства.  Тут  вмешался  прокурор  Гах  и
сказал, что в связи с  огромным  общественным  интересом  к  делу  Геттена
следовало, конечно, дать сообщение прессе; пресс-конференции пока не было,
но ее, вероятно, не избежать в связи с  волнением  и  страхом,  вызванными
бегством Геттена, -  бегством,  которому  она,  Катарина,  способствовала.
Впрочем,  благодаря  своему  знакомству  с  Геттеном  она   стала   теперь
"исторической личностью", а значит,  и  объектом  понятного  общественного
интереса. Оскорбительные и,  возможно,  клеветнические  детали  она  может
обжаловать в порядке  частного  обвинения,  и  если  обнаружится,  что  из
следственных органов просачивается информация, то, она может быть уверена,
они заявят протест по поводу нарушения закона и помогут ей добиться своего
права. Затем Катарину Блюм отвели в камеру. От строгой охраны  отказались,
к ней приставили лишь молодую  невооруженную  сотрудницу  полиции,  Ренату
Цюндах, которая потом  рассказала,  что  Катарина  Блюм  в  течение  всего
времени, то есть приблизительно два с половиной часа, только и делала, что
читала и перечитывала ГАЗЕТУ. Она отказалась от чая, хлеба, от всего -  не
агрессивно, а "почти дружелюбно, но с какой-то апатией". Всякие  разговоры
о моде, фильмах, танцах,  которые  она.  Рената  Цюндах,  заводила,  чтобы
отвлечь Катарину, не были поддержаны.
   Потом, чтобы помочь этой Блюм, прямо-таки с ожесточением вцепившейся  в
ГАЗЕТУ, она временно передала охрану коллеге Хюфтену и принесла из  архива
сообщения  других  газет,  в  которых  вполне  объективно  говорилось   об
обстоятельствах дела и допросе Блюм, о  ее  возможной  роли.  На  третьей,
четвертой полосах - краткие сообщения, где даже фамилия  Блюм  приводилась
не полностью, а говорилось лишь о некой Катарине Б.,  домашней  работнице.
"Обозрение", например,  дало  десятистрочную  информацию,  без  фотографии
разумеется, где говорилось  о  злополучном  стечении  обстоятельств  некой
абсолютно незапятнанной особы. Все это - а ей принесли пятнадцать газетных
вырезок - ее не утешило, она только сказала: "Да кто это читает? Все, кого
я знаю, читают ГАЗЕТУ!"





   Для того чтобы выяснить, каким образом Геттен сумел попасть на домашний
бал госпожи Вольтерсхайм, сперва допросили саму  госпожу  Вольтерсхайм,  и
сразу же стало очевидно, что госпожа Вольтерсхайм настроена  по  отношению
ко всей допрашивающей коллегии если  не  явно  враждебно,  то,  во  всяком
случае, враждебнее, чем Блюм. Она показала, что родилась в 1930  году,  то
есть ей 44 года, не замужем, по  профессии  экономка,  диплома  не  имеет.
Прежде чем дать показания по делу, она "бесстрастным,  сухим,  как  порох,
голосом, что выразило ее возмущение с  большей  силой,  чем  если  бы  она
ругалась или кричала", высказалась об обращении ГАЗЕТЫ с Блюм, а  также  о
том факте, что прессе такого  рода  передаются  подробности  допроса.  Она
понимает, что следует выяснить роль Катарины, но, спрашивается,  допустимо
ли "разрушать молодую жизнь". Она знает Катарину  со  дня  ее  рождения  и
видит, как уже со вчерашнего дня это разрушение и  растерянность  приносят
свои плоды. Она не психолог, но тот факт,  что  Катарина  потеряла  всякий
интерес к своей квартире, которую так любила  и  ради  которой  так  много
работала, она считает в высшей степени тревожным.
   Прервать обвинительный поток слов Вольтерсхайм  было  невозможно,  даже
Байцменне не преуспел  в  этом,  лишь  однажды  ему  удалось  перебить  ее
упреком, что она принимала у себя Геттена, на что она ответила, что сам он
не представлялся и не был ей представлен другими. Она только знает, что  в
ту самую среду он появился  около  19:30  в  сопровождении  Герты  Шоймель
вместе с ее подругой Клаудией Штерм,  а  ее  в  свою  очередь  сопровождал
какой-то мужчина в костюме шейха, о котором  она  знает  только,  что  его
называли Карлом, и который потом вел себя весьма странно. О договоренности
Катарины с этим Геттеном  не  может  быть  речи,  и  госпожа  Вольтерсхайм
никогда прежде не слышала его имени,  а  жизнь  Катарины  ей  известна  до
мельчайших деталей. Ей, правда, пришлось признаться,  что  она  ничего  не
знает о "странных автомобильных поездках"  Катарины,  чьи  соответствующие
показания ей предъявили, что нанесло решающий удар по  утверждению,  будто
все детали жизни Катарины ей известны. Вопрос о визитах мужчины смутил ее,
но она ответила: раз  Катарина  ничего  об  этом  не  сказала,  то  и  она
отказывается говорить. Единственное, что она может заметить: это "довольно
пошлое дело", и, "когда я говорю "пошлость", я имею в виду не Катарину,  а
визитера". Если Катарина ее уполномочит, она скажет все,  что  знает;  она
исключает  возможность  того,  что  поездки  Катарины   связаны   с   этим
господином. Да, такой господин существует, и если она не желает говорить о
нем, то потому, что не хочет выставить его на  посмешище.  Как  бы  то  ни
было, роль Катарины в обоих случаях - и в отношении Геттена, и в отношении
визитера,  -  вне  всяких  сомнений,  благородна.  Катарина  всегда   была
трудолюбивой, честной, немножко пугливой, вернее - запуганной, девушкой, в
детстве даже набожной и благочестивой. Но потом ее мать, уборщицу церкви в
Геммельсбройхе,  неоднократно  уличали  в  бесчестности,  а  однажды  даже
поймали на месте преступления - вместе со служкой она распивала в  ризнице
церковное вино. Это раздули в "оргию" и  устроили  скандал,  а  приходский
священник в школе стал плохо обращаться с  Катариной.  Да,  госпожа  Блюм,
мать Катарины,  была  очень  неустойчивой  особой,  временами  предавалась
запою, но надо  представить  себе  этого  вечно  брюзжащего,  болезненного
человека - отца Катарины, который вернулся с войны  полнейшей  развалиной,
затем озлобившуюся мать и, можно сказать, злополучного брата. Ей  известна
также история неудачного  брака  Катарины.  Она  с  самого  начала  ей  не
советовала, Бреттло,  да  простят  ей  это  выражение,  типичный  слизняк,
ползающий на брюхе перед всеми светскими и церковными властями, к тому  же
отвратительный хвастун. Брак Катарины был бегством из  кошмарной  домашней
атмосферы, и, как только она избавилась от этой атмосферы и от опрометчиво
заключенного брака, она, как известно, стала  превосходным  человеком.  Ее
профессиональные достоинства вне всяких сомнений, это  она,  Вольтерсхайм,
может не только устно, но, если понадобится, и письменно подтвердить - она
член экзаменационной комиссии ремесленной палаты.  При  нынешнем  развитии
новых форм гостеприимства, все более склоняющегося к форме так называемого
организованного буфета, шансы такой женщины, как  Катарина  Блюм,  которая
имеет   прекрасную   организаторскую,   калькуляторскую   и   эстетическую
подготовку и опыт, поднимаются. Но если теперь ГАЗЕТА  не  исправит  дела,
вместе с утратой интереса к  своей  квартире  Катарина  утратит,  конечно,
интерес и к профессии. По этому пункту  госпоже  Вольтерсхайм  разъяснили,
что  не  дело   полиции   или   прокуратуры   "учинять   уголовно-правовое
преследование определенных  определенно  порочных  методов  журналистики".
Нельзя походя посягать на свободу печати, но она может быть  уверена,  что
частное обвинение будет рассмотрено  по  всем  правилам  и  будет  заявлен
протест о правонарушении в связи с  использованием  незаконных  источников
информации. С пламенной, можно сказать, речью в защиту  свободы  печати  и
тайны информации выступил молодой прокурор д-р Кортен,  который  вместе  с
тем особо подчеркнул, "что если человек не вращается в плохом обществе или
не связывается с ним, то он никакого повода к кривотолкам в  прессе  и  не
дает.
   А вот такие факты, как, скажем, появление Геттена и пресловутого  Карла
в костюме шейха,  позволяют  сделать  вывод  о  странной  беспечности  при
общении с людьми. Тут ему еще не все ясно, и он рассчитывает  при  допросе
обеих попавших в  дом  или  попавшихся  молодых  дам  получить  приемлемые
объяснения. Ее же, госпожу Вольтерсхайм, нельзя не упрекнуть  в  том,  что
она не слишком разборчива в выборе своих гостей. Госпожа  Вольтерсхайм  не
могла позволить себе выслушивать поучения от человека  значительно  моложе
ее и сослалась на то, что  пригласила  обеих  молодых  дам,  предложив  им
прийти вместе со своими друзьями, и далека от  мысли  требовать  у  друзей
своих гостей удостоверения личности и справки полиции  о  благонадежности.
Ей пришлось выслушать замечание и принять к сведению, что возраст здесь не
играет никакой роли, роль играет лишь положение  прокурора  д-ра  Кортена.
Как бы то ни было, здесь ведь  расследуется  серьезное,  тяжкое,  если  не
тягчайшее, уголовное преступление, в котором замешан Геттен. И она  должна
оставить на усмотрение представителя государства,  какие  детали  и  какие
поучения считать важными. В ответ на повторный вопрос, может ли  Геттен  и
визитер быть  одним  и  тем  же  лицом,  Вольтерсхайм  сказала:  нет,  это
совершенно  исключено.  Но  поскольку  на  вопрос  о  том,  знает  ли  она
"визитера" лично, видела ли его, встречалась ли  когда-нибудь  с  ним,  ей
пришлось ответить отрицательно и поскольку она не знала и о  такой  важной
интимной детали, как странные  автомобильные  поездки,  то  присутствующих
допрос не удовлетворил, и ее  нелюбезно  отпустили  до  поры  до  времени.
Явственно раздраженная, она, прежде чем  покинуть  помещение,  потребовала
занести в протокол, что переодетый шейхом Карл  показался  ей  по  меньшей
мере столь же подозрительным, как и Геттен. Во всяком случае, он в туалете
все время произносил монологи и исчез не попрощавшись.





   Поскольку   было   установлено,   что   Геттена   на   вечер    привела
семнадцатилетняя продавщица Герта Шоймель,  следующей  допросили  ее.  Она
была явно напугана, сказала, что никогда еще не имела дела с полицией,  но
все-таки дала более или менее приемлемое объяснение  своего  знакомства  с
Геттеном. Она показала: "Я живу вместе с  моей  подругой  Клаудией  Штерм,
которая работает на шоколадной фабрике, в однокомнатной квартире с  кухней
и душевой. Обе мы  из  Куир-Офтерсбройха  и  обе  дальние  родственницы  и
госпожи Вольтерсхайм, и Катарины Блюм. - (Хотя  Шоймель  хотела  подробнее
разъяснить, в каком именно дальнем родстве они состоят, и  стала  называть
дедушек и бабушек, которые  были  двоюродными  и  троюродными  братьями  и
сестрами других дедушек и  бабушек,  ей  предложили  не  уточнять  степень
дальнего родства, сочтя выражение "дальние" достаточным.)  -  Мы  называем
госпожу Вольтерсхайм тетей и считаем Катарину  кузиной.  В  тот  вечер,  в
среду, 20 февраля 1974 года, мы обе, Клаудия и я, находились  в  некотором
затруднении. Мы обещали тете Эльзе привести на  небольшой  праздник  наших
приятелей, потому что иначе будет  не  хватать  партнеров.  Но  мой  друг,
который служит сейчас в бундесвере, точнее сказать -  в  саперных  частях,
неожиданно был опять назначен в наряд, и, хотя  я  советовала  ему  просто
сбежать, мне не удалось уговорить его,  потому  что  он  уже  неоднократно
сбегал и боялся крупных дисциплинарных  взысканий.  Друг  Клаудии  к  тому
времени был настолько пьян, что нам пришлось уложить его в постель.  И  мы
решили пойти в кафе "Полькт"  и  подцепить  там  каких-нибудь  симпатичных
парней, потому что не хотели осрамиться перед тетей Эльзой. В карнавальный
сезон в кафе "Полькт" всегда оживленно. Там встречаются до и после  балов,
до и после заседаний, и можно быть уверенной,  что  всегда  найдешь  много
молодых людей.  К  вечеру  настроение  в  кафе  "Полькт"  было  уже  очень
приподнятым. Этот молодой человек, о котором я только сейчас  узнала,  что
его зовут Людвигом Геттеном и он разыскивается как опасный преступник, два
раза пригласил меня потанцевать, и во время второго танца я  спросила,  не
хочет ли он пойти со мной на вечеринку. Он тут же с  радостью  согласился.
Он сказал, что находится здесь проездом, нигде не  остановился,  не  знает
даже, где ему провести вечер, и с удовольствием пойдет со  мною.  Как  раз
когда я, можно сказать, договорилась с этим  Геттеном,  Клаудия  танцевала
рядом со мной с каким-то мужчиной в костюме шейха,  и  они,  должно  быть,
слышали наш разговор, потому что шейх, которого,  как  я  позднее  узнала,
зовут Карлом, сразу же в шутливо-робком тоне спросил, не  найдется  ли  на
этой вечеринке местечко и для него, он тоже одинок и толком не знает, куда
деться. Ну, мы, стало быть, достигли  своей  цели  и  вскоре  после  этого
поехали к тете Эльзе в Людвиговой - простите,  я  имею  в  виду  господина
Геттена  -  машине.  Это  был  "перше",  не  очень  удобный  для   четырех
пассажиров, но путь ведь был недальний. На вопрос, знала ли Катарина Блюм,
что мы пойдем в кафе "Полькт" кого-нибудь подцеплять,  я  отвечаю:  да.  Я
утром позвонила Катарине на квартиру адвоката Блорны, где она работает,  и
рассказала, что нам с Клаудией придется прийти одним, если мы  кого-нибудь
не найдем. Сказала я и о том, что мы пойдем  в  кафе  "Полькт".  Она  была
против и сказала, что мы слишком доверчивы и легкомысленны. Катарина  ведь
строгая в этих делах. Тем более меня  удивило,  что  она  почти  сразу  же
полностью завладела Геттеном и весь вечер с ним танцевала, будто  они  век
знакомы".





   Показания Герты Шоймель почти дословно подтвердила ее  подруга  Клаудия
Штерм. Разошлись они лишь в одном-единственном  незначительном  пункте.  А
именно: она танцевала с шейхом Карлом не два, а три раза, потому что  Карл
пригласил ее раньше, чем Геттен Герту. И ее, Клаудию Штерм, тоже  удивило,
как быстро Катарина Блюм, известная своей неприступностью,  познакомилась,
можно сказать сблизилась, с Геттеном.





   Пришлось допросить еще  трех  участников  домашнего  бала.  Текстильный
коммерсант Конрад Байтерс, 56 лет, друг госпожи  Вольтерсхайм,  и  супруги
Хедвиг  и  Георг  Плоттен,  36  и  42  лет,  оба  по  профессии   служащие
административных учреждений, - все  трое  одинаково  описали  ход  вечера,
появление Катарины Блюм, появление Герты Шоймель в  сопровождении  Людвига
Геттена и Клаудии Штерм в сопровождении  одетого  в  костюм  шейха  Карла.
Вообще-то вечер был приятный, танцевали, болтали  друг  с  другом,  причем
особенно остроумным оказался Карл. По словам  Георга  Плоттена,  несколько
мешало - если можно так выразиться, ибо сами  они  наверняка  это  так  не
воспринимали, - "тотальное присвоение Катарины  Блюм  Людвигом  Геттеном".
Это сообщило вечеру некую серьезность,  чуть  ли  не  торжественность,  не
вполне подходящую обычным карнавальным увеселениям. Госпожа Хедвиг Плоттен
подтвердила, что, когда она после ухода Катарины и Людвига пошла на  кухню
за мороженым, ей тоже показалось, будто введенный в дом под  именем  Карла
шейх произносил в туалете монологи. Кстати,  этот  Карл  вскоре  удалился,
толком не попрощавшись.





   Снова доставленная  на  допрос  Катарина  Блюм  подтвердила  телефонный
разговор с Гертой  Шоймель,  но  по-прежнему  отрицала,  что  у  нее  была
договоренность с Геттеном. Вовсе не Байцменне, а более  молодой  прокурор,
д-р Кортен, настоятельно рекомендовал ей признаться, что после телефонного
разговора с Гертой Шоймель ей позвонил Геттен и  она  хитроумно  направила
его в кафе "Полькт", велев заговорить с  Шоймель,  чтобы  потом  незаметно
встретиться у Вольтерсхайм. Осуществить это  было  очень  легко,  так  как
Шоймель яркая, разодетая в пух и прах блондинка. Почти  впавшая  в  полную
апатию Катарина Блюм только покачала головой, по-прежнему сжимая в  правой
руке оба номера ГАЗЕТЫ. После этого ее отпустили, и она вместе с  госпожой
Вольтерсхайм  и  ее  другом  Конрадом   Байтерсом   покинула   полицейское
управление.





   Еще раз просматривая подписанные протоколы допросов,  чтобы  проверить,
нет ли каких-нибудь упущений, д-р Кортен  поставил  вопрос,  не  стоит  ли
всерьез заняться этим шейхом по  имени  Карл  и  расследовать  его  крайне
подозрительную  роль  в  деле.  Он  очень  удивлен,  что  до  сих  пор  не
предприняты меры для розыска  Карла.  Ведь,  в  конце  концов,  этот  Карл
появился в кафе "Полькт" одновременно, если не вместе,  с  Геттеном,  тоже
втерся в дом на вечеринку, и  роль  его  кажется  ему,  Кортену,  довольно
странной, если не подозрительной.
   Тут все присутствующие разразились хохотом,  даже  сдержанная  служащая
уголовной полиции Плецер позволила себе улыбнуться. Протоколистка, госпожа
Анна Локстер, смеялась так вульгарно, что Байцменне пришлось призвать ее к
порядку. И так как Кортен все еще не понимал,  в  чем  дело,  коллега  Гах
наконец просветил его. Разве Кортену не ясно, разве не бросилось в  глаза,
что комиссар Байцменне умышленно оставил в  стороне,  не  упомянул  шейха?
Ясно же, что он один "из наших" и его мнимые монологи  в  туалете  не  что
иное, как - правда, неуклюже сработанное - оповещение  коллег  посредством
мини-радиопередатчика, чтобы они занялись  слежкой  за  Геттеном  и  Блюм,
адрес которой к тому  времени  был  уже,  естественно,  известен.  "И  вы,
конечно, понимаете также, коллега, что в карнавальный сезон  костюм  шейха
наилучшая маскировка, ведь по само собой разумеющимся причинам шейхи нынче
популярнее ковбоев. Естественно, -  добавил  Байцменне,  -  нам  с  самого
начала было ясно, что карнавал поможет бандитам скрыться  и  осложнит  нам
задачу идти по горячим следам, ведь мы тридцать шесть часов  следовали  по
пятам Геттена. Геттен, который, кстати, не облачился в маскарадный костюм,
ночевал в автобусе марки "фольксваген"  на  стоянке,  откуда  потом  угнал
"порше"; он позавтракал в кафе, там же в туалете побрился и переоделся. Мы
ни на минуту не теряли его из виду, за каждым  его  шагом  следил  десяток
наших  людей,  переодетых  шейхами,  ковбоями  и   испанцами,   снабженных
мини-радиопередатчиками,    прикидывающихся    подгулявшими    участниками
карнавала, - они  тотчас  же  сообщали  о  всех  его  попытках  установить
контакт. Нами охвачены и проверены все, с кем Геттен соприкасался до того,
как переступил порог кафе "Полькт":
   кельнер из пивной, где он пил пиво;
   две девушки, с которыми он танцевал в ресторанчике старого города;
   рабочий на бензоколонке неподалеку  от  Хольцмаркта,  где  он  заправил
угнанный "порше";
   мужчина у газетного киоска на Маттиасштрассе;
   продавец в табачной лавке;
   служащий банка, где он обменял семьсот американских долларов,  добытых,
вероятно, при ограблении какого-нибудь банка.
   Установлено, что все это были случайные, а не запланированные  контакты
и ни одно слово, каким он обменялся с каждым из этих людей, не  похоже  на
код. Но я не поверю, что Блюм -  тоже  случайный  контакт.  Ее  телефонный
разговор с Шоймель, пунктуальность, с какой она появилась у  Вольтерсхайм,
да и треклятая самозабвенность и нежность, с какой они  оба  с  первой  же
секунды танцевали - и как быстро они потом  вместе  отвалили!  -  все  это
говорит, что случайности не было. Но прежде всего об этом  свидетельствует
тот факт, что она якобы позволила ему  уйти  не  попрощавшись,  совершенно
очевидно, что она показала ему путь  из  жилого  квартала,  не  охваченный
контролем. А ведь мы ни на  минуту  не  выпускали  из  поля  зрения  жилой
квартал, то есть дом в этом квартале, где она живет. Конечно, мы не  можем
установить полный контроль над  территорией  почти  в  полтора  квадратных
километра. Она, должно быть, знает запасный выход  и  указала  его,  кроме
того, я уверен, что она играет роль квартирьера для него,  а  возможно,  и
для других и точно знает, где он  находится.  Дома  ее  работодателей  уже
обложены, мы произвели разведку в ее родной деревне, еще раз  основательно
обыскали квартиру госпожи Вольтерсхайм, пока ее тут  допрашивали.  Ничего.
Мне кажется, лучше всего позволить  ей  свободно  разгуливать,  чтобы  она
совершила ошибку;  и,  вероятно,  путь  к  его  квартире  пролегает  через
пресловутого визитера, я уверен, что запасный  выход  из  жилого  квартала
связан с госпожой Блорна, которая, как мы теперь знаем,  и  есть  "красная
Труда", а она участвовала в проектировании квартала".





   Здесь следует заметить, что первый "обратный подпор" почти закончен,  с
пятницы перешли опять к субботе. Все  сделано  для  того,  чтобы  избежать
новых заторов, в том числе и излишних скоплений  напряженности.  Полностью
избежать их, видимо, невозможно.
   Примечательно, что  в  пятницу  после  полудня,  после  заключительного
допроса, Катарина Блюм попросила Эльзу  Вольтерсхайм  и  Конрада  Байтерса
сперва отвезти ее  домой  и  -  пожалуйста,  пожалуйста  -  вместе  с  ней
подняться в квартиру.  Она  призналась,  что  боится,  потому  что  в  тот
четверг, ночью, вскоре после телефонного разговора  с  Геттеном  (по  тому
факту, что она, пусть и не на допросе, открыто говорила о своих телефонных
контактах с  Геттеном,  любой  непредвзятый  человек  может  судить  о  ее
невиновности), случилось нечто совершенно ужасное. Сразу после разговора с
Геттеном, как только она положила трубку, телефон  снова  зазвонил,  и  "в
безумной надежде", что это опять Геттен, она тотчас же сняла трубку, но на
проводе был не Геттен, а  "жутко  тихий"  мужской  голос  "почти  шепотом"
наговорил ей "всякие гадости",  сплошные  мерзости,  но  самое  мерзкое  -
парень выдавал себя за обитателя дома и сказал, что раз уж ей так по  душе
нежности, то зачем далеко искать, он готов и  в  состоянии  предложить  ей
любой, ну просто любой вид нежности. Да, этот звонок и заставил  ее  ночью
приехать к Эльзе. Она боится, боится даже  телефона,  и,  так  как  Геттен
знает ее номер, а она его номера  не  знает,  она  все  надеется,  что  он
позвонит, но в то же время и боится телефона.
   Не стоит скрывать, что Катарине Блюм предстояли и другие ужасы.  Ну,  к
примеру,  почтовый  ящик;  до  сих  пор  он  играл  в   ее   жизни   очень
незначительную роль, она заглядывала туда в основном лишь потому, что "так
уж принято", но безрезультатно. В  эту  пятницу  утром  он  был  набит  до
отказа, и отнюдь не на  радость  Катарине.  И  хотя  Эльза  В.  и  Байтерс
всячески пытались перехватить письма, печатные издания, она не отступалась
и просмотрела - наверное, в надежде получить весточку от  своего  дорогого
Людвига - все почтовые отправления, в общей сложности штук  двадцать,  но,
по всей видимости ничего не найдя от Людвига, затолкала весь хлам  в  свою
сумку. Даже поездка в лифте оказалась мучительной, так как с  ними  вместе
поднимались двое жильцов. Один из них (звучит  невероятно,  но  приходится
сказать)  -  господин  в  костюме  шейха,  который,  в  явном   стремлении
отгородиться от них, забился в угол, но, к счастью, вышел уже на четвертом
этаже, и дама  (с  ума  сойти,  но  что  правда,  то  правда),  переодетая
андалузкой, в маске, - она  не  отпрянула  от  Катарины,  а  стала  к  ней
вплотную  и  с  бесцеремонным  любопытством  разглядывала   ее   "наглыми,
осуждающими карими глазами". Она поехала выше восьмого этажа.
   Надо  предупредить:  дальше  будет  еще  хуже.  Едва  они  очутились  в
квартире, при входе в которую Катарина прямо-таки вцепилась в  Байтерса  и
Эльзу В., зазвонил телефон, и на сей раз госпожа  В.  оказалась  проворнее
Катарины, она ринулась вперед, схватила  трубку,  ужаснулась,  побледнела,
пробормотала:  "Проклятая  свинья,  проклятая  трусливая   свинья"   -   и
благоразумно положила трубку не на рычаг, а рядом с ним.
   Тщетно госпожа В. и Байтерс  пытались  отнять  у  Катарины  почту,  она
крепко сжимала всю  стопку  писем  и  печатных  изданий  вместе  с  обоими
номерами ГАЗЕТЫ, которые тоже извлекла из сумки, и настояла на том,  чтобы
вскрыть  всю  корреспонденцию.  Ничего  нельзя  было  поделать.  Она   все
прочитала!
   Не все послания  были  анонимными.  Одно  неанонимное  письмо  -  самое
большое - пришло от предприятия,  которое  называло  себя  "Домом  рассыла
предметов интимного  обихода"  и  предлагало  всевозможные  принадлежности
сексуальной жизни. Это уж совсем добило Катарину,  да  кто-то  еще  сделал
приписку от руки: "Вот настоящие нежности".
   Коротко,  или  еще  лучше  -  статистически,  говоря:  среди  остальных
восемнадцати корреспонденции были:
   семь анонимных, от руки написанных  открыток  с  грубыми  предложениями
сексуальных  услуг,  в  каждой  из   них   как-либо   обыгрывались   слова
"коммунистическая свинья";
   четыре анонимные открытки, содержащие  политические  оскорбления  -  от
"красной крысы" до "кремлевской тетки" - без сексуальных предложений;
   пять писем с вырезками из ГАЗЕТЫ, в трех или четырех из них -  красными
чернилами  на  полях  комментарии,   среди   прочего,   например,   такого
содержания: "Что не удалось Сталину, то и тебе не удастся";
   два письма, содержащие религиозные  наставления,  в  обоих  случаях  на
приложенных трактатах написано: "Научись снова молиться, бедное  заблудшее
дитя" и "Стань на колени и исповедуйся, Бог еще не оставил тебя".
   Лишь сейчас Эльза В. обнаружила подсунутую под дверь  записку,  которую
она, к счастью, действительно сумела скрыть от  Катарины:  "Почему  ты  не
воспользуешься моим каталогом нежностей? Должен ли  я  принуждать  тебя  к
твоему счастью? Твой сосед, которого ты так пренебрежительно  отвергла.  Я
тебя предупреждаю". Это  было  написано  печатными  буквами,  которые,  по
мнению Эльзы В., выдавали высшее, возможно врачебное, образование.





   Удивительно, что ни госпожа В., ни Конрад Б. не удивились и даже  и  не
подумали вмешаться, когда Катарина подошла к небольшому домашнему  бару  в
гостиной, вынула бутылки хереса, виски, красного вина  и  початую  бутылку
вишневого сиропа и без особого волнения стала швырять их  в  незапятнанные
стены, о которые они разбивались.
   То же самое она сделала в маленькой кухне, использовав  для  этой  цели
кетчуп, салатный соус, уксус, острый соус для приправы. Надо ли добавлять,
что то же она сотворила в ванной с тюбиками  и  флаконами  крема,  пудрой,
порошками, солями для ванны, а в спальне - с флаконом одеколона?
   Действовала она при этом  планомерно,  а  вовсе  не  взволнованно,  так
убежденно  и  так  убедительно,  что  Эльза  В.  и  Конрад  Б.  ничего  не
предпринимали, чтобы ее остановить.





   Существует, конечно, довольно много теорий, с помощью которых  пытались
определить  момент,  когда  Катарина  впервые  вознамерилась   убить   или
разработала план  убийства  и  решила  привести  его  в  исполнение.  Одни
полагают, что достаточно было уже первой статьи в ГАЗЕТЕ в четверг, другие
же считают решающим днем пятницу, потому что в этот день ГАЗЕТА все еще не
утихомирилась и обнаружилось, что добрососедские отношения и  квартира,  к
которой  Блюм  была  так  привязана,  разрушены  (субъективно,  во  всяком
случае); анонимный абонент, анонимная почта, а потом еще субботняя  ГАЗЕТА
и, кроме того (здесь мы забегаем вперед), ВОСКРЕСНАЯ ГАЗЕТА. Но  разве  не
излишни  подобные  умозрительные  рассуждения:  она  задумала  убийство  и
осуществила его - и хватит! Можно с уверенностью утверждать: в ней  что-то
"поднялось", высказывания бывшего мужа ее особенно вывели из себя; и уж  с
абсолютной уверенностью можно утверждать: все, что потом было напечатано в
ВОСКРЕСНОЙ ГАЗЕТЕ, если и не послужило причиной,  то,  во  всяком  случае,
оказало отнюдь не успокаивающее воздействие.





   Прежде чем покончить с "обратным подпором" и снова  сосредоточиться  на
субботе, следует сообщить еще о том, как прошли вечер в пятницу и  ночь  с
пятницы  на  субботу  у  госпожи  Вольтерсхайм.  Общий  итог:   неожиданно
спокойно.  Правда,  отвлекающие  маневры  Конрада  Байтерса,   включившего
танцевальную музыку,  южноамериканскую  даже,  и  пробовавшего  разохотить
Катарину потанцевать,  потерпели  неудачу,  неудачу  потерпела  и  попытка
разлучить Катарину с ГАЗЕТОЙ и анонимной почтой; также  потерпела  неудачу
попытка представить все преходящим и не так уж страшно  важным.  Разве  не
пришлось пережить куда более ужасные вещи:  нищее  детство,  брак  с  этим
дрянным Бреттло, запои, "мягко  говоря,  опустившейся  матери,  которая  в
конечном счете повинна в том, что Курт сбился  с  пути"?  Разве  Геттен  в
настоящий момент не в безопасности и  его  обещание  забрать  ее  дано  не
всерьез? Разве сейчас не карнавал и разве она не  обеспечена  материально?
Разве нет на свете таких ужасно милых людей, как  Блорны,  как  Хиперцы  и
даже этот "тщеславный кривляка" - назвать по имени  визитера  все  еще  не
решались, - разве не был он, в сущности, забавным и уж никак не удручающим
явлением? Тут Катарина возразила  и  напомнила  про  "идиотское  кольцо  и
дурацкий конверт", которые поставили их обоих в тяжелое положение  и  даже
навлекли подозрение на Людвига. Могла ли она знать, что этот  кривляка  не
постоит за ценой, только бы потешить свое тщеславие? Нет-нет, забавным она
его вовсе не находит. Нет. А когда стали  обсуждать  практические  вещи  -
например, не поискать ли ей новую квартиру и не подумать ли уже  сейчас  -
где, - Катарина уклончиво сказала: единственное практическое  дело,  каким
она собирается заняться, - это соорудить карнавальный костюм, и она просит
Эльзу одолжить ей большую простыню, потому что она  хочет  ввиду  моды  на
шейхов в субботу  или  воскресенье  "двинуться  в  путь"  бедуинкой.  Что,
собственно, случилось плохого? Если хорошенько подумать, почти ничего, или
лучше сказать - почти только хорошее, ибо как-никак Катарина действительно
встретила того, "кого она должна была  встретить",  провела  с  ним  "ночь
любви", ну, хорошо, ее опрашивали или допрашивали и, судя по всему, Людвиг
в самом деле "не божья коровка". Затем была эта обычная  грязь  в  ГАЗЕТЕ,
несколько свиней анонимно позвонили, другие анонимно написали. Разве жизнь
не продолжается? И разве Людвиг не устроен - она, только одна  она  знает,
как прекрасно, прямо-таки комфортабельно он устроен. А  теперь  мы  сошьем
карнавальный костюм, в котором  Катарина  будет  восхитительно  выглядеть,
белый женский бурнус; в нем она славненько "двинется в путь".
   В конце концов природа заявляет свои права,  и  вот  ты  уже  дремлешь,
засыпаешь, просыпаешься, снова дремлешь. А не выпить ли нам по стаканчику?
Почему бы нет? Наимирнейшая  картина:  молодая  женщина,  задремавшая  над
шитьем; пожилая дама  и  пожилой  господин  осторожно  обходят  ее,  чтобы
природа "вступила в свои права". Природа так основательно вступила в  свои
права, что Катарину не разбудил даже  телефонный  звонок,  прозвучавший  в
половине третьего ночи. Почему вдруг  задрожали  руки  у  трезвой  госпожи
Вольтерсхайм, когда она схватила трубку?  Уж  не  ждет  ли  она  анонимных
нежностей, наподобие тех, что она услышала несколько часов назад? Конечно,
половина третьего ночи жутковатое время для  телефонного  звонка,  но  она
хватает трубку, которую у нее сразу же отбирает Байтерс, и как  только  он
произносит "Да?", на другом конце провода трубку вешают. И снова раздается
звонок, и снова - как только он снимает трубку, еще прежде, чем он  сказал
"Да?", - отбой. Конечно,  есть  люди,  которые  хотят  потрепать  человеку
нервы, раз они узнали из ГАЗЕТЫ его имя и адрес, и потому лучше не  класть
больше трубку на аппарат.
   Было решено оберечь Катарину хотя бы от субботнего выпуска  ГАЗЕТЫ,  но
она, воспользовавшись несколькими минутами,  когда  Эльза  В.  заснула,  а
Конрад Б. брился в ванной, выскользнула на улицу, где в утренних  сумерках
рванула дверцу первого попавшегося автомата  с  ГАЗЕТОЙ,  совершив  своего
рода кощунство, ибо обманула ДОВЕРИЕ ГАЗЕТЫ, поскольку вынула  ГАЗЕТУ,  не
заплатив за нее! Можно считать, что с "обратным подпором" пока  покончено,
потому что как раз в это время, в эту самую субботу, Блорны,  подавленные,
раздраженные и грустные, вышли из ночного поезда и раздобыли тот же выпуск
ГАЗЕТЫ, который они потом изучат дома.





   Неуютно было у Блорнов в субботу утром, крайне неуютно, не только из-за
почти бессонной, с тряской и качкой ночи в поезде, не только из-за ГАЗЕТЫ,
о которой госпожа Блорна сказала, что эта зараза настигает человека всюду,
нигде от нее  не  спрячешься;  неуютно  не  только  из-за  полных  упреков
телеграмм влиятельных друзей и клиентов, но  также  из-за  Гаха,  которому
рано, слишком рано (и вместе с тем слишком поздно, если учесть, что  лучше
было бы сделать это еще  в  четверг)  позвонили  днем.  Он  был  не  очень
приветлив, сказал, что допрос Катарины  закончен,  он  не  может  сказать,
будет ли возбуждено против нее дело, но в  настоящее  время  ей,  конечно,
требуется защитник, хотя еще и не судебный защитник. Разве они забыли, что
сейчас карнавал и прокуроры тоже имеют право на отдых, а  иной  раз  и  на
праздник? Но как бы то ни было, ведь знакомы  уже  двадцать  четыре  года,
вместе учились, вместе зубрили,  пели  песни,  даже  совершали  туристские
походы,  и  потому  не  обращаешь  внимания  на  первые   минуты   плохого
настроения, тем более что и сам чувствуешь себя  крайне  неуютно,  но  тут
вдруг просьба - от прокурора! - дальнейшее обсуждать  не  по  телефону,  а
лучше при встрече. Да, обвинения против нее выдвинуты, многое  чрезвычайно
запутано, но хватит, может быть, потом, после обеда, при встрече.  Где?  В
городе. Лучше всего на ходу. В фойе  музея.  В  половине  пятого.  Никаких
телефонных  связей  с  квартирой  Катарины,  с  госпожой  Вольтерсхайм,  с
супругами Хиперц.
   Неуютно еще и  потому,  что  так  быстро  дало  себя  знать  отсутствие
упорядочивающей руки Катарины. Даже  непонятно,  как  это  всего  лишь  за
полчаса словно воцарился хаос, хотя всего только заварили кофе, достали из
шкафа хрустящие хлебцы, масло и мед и поставили в прихожую багаж; в  конце
концов даже Труда раздражилась, потому что он беспрестанно, снова и снова,
спрашивал,  какую  связь  она  видит  между  делом  Катарины   и   Алоизом
Штройбледером, тем более Людингом, и она нисколько не  пыталась  успокоить
его, а только в своей наигранной наивно-иронической манере, которая обычно
так нравилась ему, но в это утро была не по душе, все время отсылала его к
обоим номерам ГАЗЕТЫ, потом спросила,  обратил  ли  он  внимание  на  одно
слово, но на какое именно, говорить не стала, саркастически  заметив,  что
хочет проверить его сообразительность, и  он  снова  и  снова  читал  "эту
мерзость, эту отвратительную мерзость, которая всюду настигает  человека",
читал и перечитывал, не в силах сосредоточиться, потому что его всякий раз
выводили из себя фальсифицированные  его  высказывания  и  слова  "красная
Труда", пока он наконец не капитулировал и смиренно не попросил Труду  ему
помочь; он настолько вне себя, что сообразительность изменяет  ему,  кроме
того, он уже много лет практикует как  адвокат  по  индустриальным,  а  не
уголовным делам, в ответ на что она сухо  произнесла:  "К  сожалению",  но
затем все-таки сжалилась и сказала: "Разве ты  не  заметил  слов  "господа
визитеры" и не заметил, что я их  соотнесла  с  телеграммами?  Посмотри-ка
внимательно на фотографию этого Геттинга, нет,  Геттена,  -  разве  станет
кто-нибудь говорить о нем как о господине визитере, как бы ни был он одет?
Нет, ни в коем случае, на языке добровольно  шпионящих  обывателей  такого
всегда назовут мужчиной, а не господином, и я предсказываю  тебе,  что  не
позже чем через час  нам  тоже  нанесет  визит  господин,  и  еще  я  тебе
предсказываю неприятности,  конфликты  и,  возможно,  конец  одной  старой
дружбы, неприятности и с твоей  красной  Трудой  и  кое-что  поболее,  чем
просто неприятности с  Катариной,  имеющей  два  очень  опасных  свойства:
верность и гордость, - она никогда, ни за что не признается, что  показала
этому парню запасный выход, который мы  обе,  она  и  я,  вместе  изучали.
Спокойно, дорогой, спокойно: ничего не обнаружится, но,  в  сущности,  моя
вина, что этот Геттинг, нет, Геттен, смог  исчезнуть  незамеченным  из  ее
квартиры. Ты наверняка уже не помнишь, что в моей спальне висел план  всей
системы отопления, вентиляции, канализации и проводок "Элегантной  обители
у реки". Шахты отопления помечены на  нем  красным  цветом,  вентиляции  -
синим,  кабельные  линии  -  зеленым,  канализация  -  желтым.  Этот  план
настолько привлекал к себе Катарину - ведь она сама такая аккуратная,  все
планирующая, почти гениально планирующая особа, - что она  подолгу  стояла
перед ним и то и дело спрашивала о значении  линий  на  этой  "абстрактной
картине", как она его называла, и я готова была раздобыть  и  подарить  ей
копию. Слава богу, что я этого не сделала; представь себе,  что  было  бы,
если бы у нее нашли копию плана, - хорошенькая база была бы подведена  под
теорию заговора, перевалочного  пункта  под  сочетание:  красная  Труда  и
бандиты - Катарина и визитеры.  Такой  план  был  бы,  конечно,  идеальным
руководством для всех сортов любителей незримо поживиться чужим добром или
чужим теплом. Я сама ей объяснила, какой высоты  различные  переходы,  где
при разрыве труб и проводок можно пройти во весь рост, где - согнувшись, а
где и ползком. Так, и только так, этот милый молодой  джентльмен,  о  чьих
нежностях ей остается теперь только мечтать, мог улизнуть  от  полиции,  и
если он действительно грабитель банков, он разгадал эту систему. Возможно,
и господин визитер входил и выходил тем же  путем.  Для  этих  современных
жилых  кварталов  требуются  совсем  иные  методы  наблюдения,   чем   для
старомодных  доходных  домов.  Подскажи  это  при   случае   полиции   или
прокуратуре. Они караулят главные входы, может быть, вестибюли и лифты, но
ведь есть еще и грузовые лифты, они ведут прямиком в подвал, а  там  стоит
только проползти несколько сот метров, поднять где-то крышку люка - и  был
таков! Поверь мне, теперь остается только молиться,  крупные  заголовки  в
ГАЗЕТЕ по тому или иному поводу ему не нужны, нужно ему  сейчас  точное  и
уверенное расследование и информация о нем в прессе,  а  еще  больше,  чем
крупных заголовков, он боится злого и недовольного  лица  некой  Мод,  его
законной, богом данной жены, от которой у него, кроме того, четверо детей.
Разве ты  не  заметил,  как  он  резво,  "по-мальчишески  весело",  должна
сказать, действительно мило несколько раз танцевал с Катариной, и  как  он
прямо-таки  навязывался  провожать  ее  домой,  и  как  он  по-мальчишески
досадовал,  когда  она  обзавелась  своей   машиной?   Ему   нужно   такое
исключительно милое создание, как Катарина, не легкомысленное и все-таки -
как вы это называете - чуткое на ласку, серьезное  и  все-таки  молодое  и
такое прелестное, что она и сама этого не знает, -  вот  чего  жаждет  его
сердце. А разве она и твое мужское сердце не радовала немножко?"
   Да, было это, она радовала его мужское сердце, он признался в  этом,  и
еще он признался, что она ему  не  просто  нравится,  это  нечто  большее,
гораздо большее, и она. Труда, знает ведь,  что  на  любого  человека,  не
только мужчину, иной раз находит что-то такое, хочется кого-то обнять, да,
может быть, и не только обнять, но Катарину - нет, тут  было  что-то,  что
никогда, ни за что не позволило бы ему стать "визитером",  и  если  что-то
мешало, даже исключало всякую возможность  стать  "визитером",  или  лучше
сказать - попытаться это сделать, то не уважение к ней, Труде, не  оглядка
на нее - она ведь понимает, что он имеет в виду, - а уважение к  Катарине,
да, уважение, почти благоговение, больше даже - нежное благоговение  перед
ее, да-да, черт возьми,  невинностью,  которая  даже  больше,  больше  чем
невинность, он не знает подходящего выражения. Возможно, дело  в  этой  ее
необычайной сердечной сдержанности, и хотя он  на  пятнадцать  лет  старше
Катарины и, видит бог, кое-чего в жизни добился, то, как  она  взялась  за
свою испорченную жизнь,  выправила,  организовала  ее,  помешало  бы  ему,
возникни у него вообще мысли подобного рода, потому  что  он  побоялся  бы
разрушить ее жизнь, ее самое, ведь она так ранима, так дьявольски  ранима,
и если бы выяснилось, что Алоиз и впрямь  тот  визитер,  он  бы,  попросту
говоря, "дал ему по морде"; да, ей надо помочь, помочь, ей не справиться с
этими уловками, допросами, опросами, теперь слишком поздно, но  в  течение
дня ему необходимо разыскать  Катарину...  В  этом  месте  его  интересные
рассуждения были прерваны Трудой, которая со  своей  бесподобной  сухостью
заявила: "Визитер только что подъехал".





   Здесь  следует  сразу  же  отметить,  что  Блорна  не  дал   по   морде
Штройбледеру,  который  действительно  подъехал  в  архироскошном  наемном
автомобиле. Пусть здесь не только по  возможности  мало  крови  течет,  но
пусть и изображение физического насилия, если без него никак не  обойтись,
будет сведено до того минимума, к которому обязывает отчет. Это совсем  не
означает, что обстановка у Блорнов мало-мальски  разрядилась,  напротив  -
стало еще неуютнее, ибо Труда Блорна, продолжая помешивать в  чашке  кофе,
не смогла удержаться, чтобы не встретить старого друга  словами:  "Привет,
визитер". "Я полагаю, - смущенно заметил Блорна, - Труда  опять  попала  в
точку". "Да, - сказал Штройбледер, - спрашивается только,  всегда  ли  это
уместно".
   Здесь можно отметить, что отношения между  госпожой  Блорна  и  Алоизом
Штройбледером однажды достигли  почти  невыносимого  накала  -  когда  тот
попытался если не соблазнить, то всерьез пофлиртовать и она в своей  сухой
манере дала ему понять, что, хотя он считает себя неотразимым, он вовсе не
таков, во всяком случае для нее. При этих  обстоятельствах  можно  понять,
что Блорна предпочел сразу же увести Штройбледера в свой кабинет, попросив
жену оставить их одних и в промежутке ("Между  чем?"  -  спросила  госпожа
Блорна) сделать все, все, чтобы разыскать Катарину.





   Почему   собственный   кабинет   может   показаться   человеку    таким
отвратительным, захламленным и грязным, хотя нигде ни  пылинки  и  все  на
своем месте? Почему красные кожаные кресла, в которых улажено столько  дел
и проведено столько  доверительных  разговоров,  в  которых  действительно
удобно сидеть  и  слушать  музыку,  вдруг  становятся  такими  противными,
книжные полки - омерзительными и даже Шагал на  стене  с  собственноручной
надписью - подозрительным, словно изготовленная самим художником подделка?
Пепельница, зажигалка, штоф для  виски  -  что  можно  иметь  против  этих
безобидных, хотя и дорогих, предметов?  Что  делает  такой  окаянный  день
после такой окаянной ночи столь невыносимым и  напряжение  между  тобой  и
старым другом столь сильным, что чуть ли не искры летят? Что  можно  иметь
против нежно-желтых стен, украшенных современной графикой?
   "Да-да, - сказал Алоиз Штройбледер, - я  пришел,  собственно,  сказать,
что в _этом_ деле мне твоя помощь уже не нужна. У тебя опять сдали  нервы,
там, на аэродроме, во время тумана. Через час после того, как вы  потеряли
самообладание или терпение, туман рассеялся, и вы могли бы еще успеть сюда
к 18:30. Вы могли бы даже, если б  спокойно  подумали,  позвонить  еще  из
Мюнхена на аэродром и узнали бы, что самолеты уже летают. Но оставим  это.
Не будем играть краплеными картами - не  будь  никакого  тумана  и  вылети
самолет по расписанию, ты бы все равно прибыл слишком поздно,  потому  что
решающая часть допроса давно была закончена и ничему уже  нельзя  было  бы
помешать".
   "Я все равно не могу тягаться с ГАЗЕТОЙ", - сказал Блорна.
   "ГАЗЕТА, - сказал Штройбледер, - не представляет никакой опасности, это
в руках Людинга, но ведь есть еще и другие газеты, и я могу примириться  с
любыми заголовками, но  только  не  с  теми,  где  я  фигурирую  вместе  с
бандитами. Романтическая история с женщиной доставила  бы  мне  в  крайнем
случае семейные неприятности, но не общественные. Даже фотография с  такой
привлекательной особой, как  Катарина  Блюм,  не  причинила  бы  вреда,  в
остальном же теорию о мужских визитах оставят без  внимания,  а  украшение
или письмо - ну да, я подарил ей довольно дорогое кольцо, которое нашли, и
написал несколько писем, от которых нашли лишь один конверт, - все это  не
доставит осложнений. Скверно, что этот Тетгес пишет  для  иллюстрированных
газет под другой фамилией вещи, которые ему нельзя напечатать в ГАЗЕТЕ,  и
что - ну да - Катарина обещала ему интервью. Я  узнал  об  этом  несколько
минут назад от Людинга,  который  тоже  за  то,  чтобы  дать  Тетгесу  это
интервью,  потому  что  на  ГАЗЕТУ  можно  повлиять,  но  не   на   другие
журналистские действия Тетгеса, которые он осуществляет  через  подставное
лицо. Ты что, вообще не в курсе?" - "Понятия ни о чем не имею",  -  сказал
Блорна.
   "Странное состояние для адвоката, чьим мандантом я  как-никак  являюсь.
Вот что происходит, когда бессмысленно транжирят время в тряских и  валких
поездах, вместо того чтобы  вовремя  связаться  с  метеослужбами,  которые
сообщили бы, что туман скоро рассеется. Ты,  по-видимому,  так  еще  и  не
связался с нею?"
   "Нет, а ты?"
   "Нет, непосредственно нет. Я только знаю, что примерно  час  назад  она
звонила в ГАЗЕТУ и договорилась  с  Тетгесом  о  специальном  интервью  на
завтра после обеда.  Он  согласился.  Но  есть  еще  одно  обстоятельство,
которое причиняет  мне  больше,  значительно  больше  огорчений,  вызывает
настоящую боль в желудке, - (тут лицо Штройбледера прямо-таки исказилось и
голос задрожал), - ты можешь  с  завтрашнего  дня  бранить  меня,  сколько
захочешь, потому что я действительно злоупотребил вашим  доверием,  но,  с
другой стороны, мы  ведь  действительно  живем  в  свободной  стране,  где
дозволена и свободная любовная жизнь, и, можешь  мне  поверить,  я  сделаю
все, чтобы ей помочь, я даже поставлю  на  карту  свою  репутацию,  ибо  -
смейся, если угодно, - я люблю эту женщину, но: ей нельзя уже помочь,  мне
еще можно помочь, а она попросту не позволяет ей помочь..."
   "А в отношении ГАЗЕТЫ ты тоже не можешь ей помочь, против этих свиней?"
   "Господи, да не принимай ты так близко к сердцу ГАЗЕТУ, хотя она и  вас
уже взяла в оборот. Не время теперь спорить о  бульварной  журналистике  и
свободе печати. Короче говоря, я хотел  бы,  чтобы  ты  присутствовал  при
интервью в  качестве  моего  _и_  ее  адвоката.  Дело  в  том,  что  самое
щекотливое до сих пор не всплыло ни при допросах,  ни  в  прессе:  полгода
назад я чуть ли не силком навязал ей ключ от  нашего  домика  на  двоих  в
Кольфорстенхайме. Ни при обыске квартиры, ни при личном досмотре ключа  не
нашли, но он у нее _есть_ или по крайней мере был, если она  его  попросту
не выкинула. Пускай это было сентиментальностью, назови как угодно,  но  я
хотел, чтобы у нее был ключ от дома, я не хотел отказываться  от  надежды,
что она приедет ко мне туда. Поверь же мне, я бы ей  помог,  вступился  за
нее, даже пошел бы туда и признался: смотрите, я и есть тот визитер, но  я
ведь знаю: от меня она отречется, от своего же Людвига - никогда".
   Что-то  совсем  новое,  неожиданное  появилось  в  лице   Штройбледера,
вызвавшее у Блорны почти сочувствие, по меньшей мере любопытство: какая-то
чуть ли не покорность -  или  то  была  ревность?  "Что  это  там  было  с
украшениями, с письмами, а теперь вот с  ключом?"  "Черт  побери,  Хуберт,
разве ты все еще не понимаешь? Об этом я не могу сказать  ни  Людингу,  ни
Гаху, ни полиции: я уверен, что она дала ключ своему Людвигу и этот парень
уже два дня там торчит. Я просто боюсь, боюсь за Катарину, за  полицейских
чиновников, да и за этого глупого мальчишку, который, может быть, торчит в
моем доме в Кольфорстенхайме. Мне хочется, чтобы он исчез  оттуда  прежде,
чем его найдут, и в то же время мне хочется, чтобы его  поймали,  лишь  бы
все кончилось. Теперь понимаешь? И что же ты мне посоветуешь?"
   "Ты можешь позвонить туда, я имею в виду - в Кольфорстенхайм".
   "И ты думаешь, если он там, он подойдет к телефону?"
   "Тогда ты должен позвонить в полицию, другого пути  нет.  Хотя  бы  для
того, чтобы предотвратить несчастье. В крайнем  случае  позвони  анонимно.
Если существует хоть малейшая вероятность того, что Геттен в  твоем  доме,
ты должен немедленно известить полицию. Иначе это сделаю я".
   "Чтобы мой дом и мое имя все-таки фигурировали вместе с этим бандитом в
заголовках? Я думал о другом... Я думал, не съездил бы ты туда, я  имею  в
виду - в Кольфорстенхайм, ну, как мой адвокат, чтобы посмотреть, все ли  в
порядке".
   "В такой момент? В карнавальную субботу, когда ГАЗЕТА уже знает, что  я
спешно прервал отпуск - для  того  только,  чтобы  посмотреть,  все  ли  в
порядке на твоей даче? Не испортился ли холодильник, да? Отрегулирован  ли
термостат масляного отопления, не разбиты ли стекла, загружен ли бар и  не
отсырело  ли  постельное  белье?  Ради  этого  и   сорвался   из   отпуска
высокочтимый юрист-консультант, владеющий роскошной виллой с  плавательным
бассейном и женатый на "красной Труде"? Ты  и  впрямь  считаешь  эту  идею
здравой, при том что господа репортеры ГАЗЕТЫ наверняка следят  за  каждым
моим шагом, - едва, так сказать, выйдя из спального вагона, я еду на  твою
виллу, чтобы поглядеть, скоро ли пробьются крокусы  и  показались  ли  уже
подснежники? Ты и впрямь считаешь это хорошей идеей, не говоря уже о  том,
что этот милый Людвиг доказал, что умеет неплохо стрелять?"
   "Черт возьми, ну к чему сейчас твоя ирония и шуточки? Я прошу тебя  как
адвоката  и  друга  оказать  мне  услугу  не  столько   личного,   сколько
гражданского  характера,  а  ты  толкуешь  о  каких-то  подснежниках.   Со
вчерашнего дня дело держится в таком секрете,  что  сегодня  мы  не  имеем
оттуда никакой информации. Все, что мы знаем, мы знаем из  ГАЗЕТЫ,  где  у
Людинга, к счастью, есть хорошие связи. Прокуратура и  полиция  не  звонят
даже в министерство внутренних дел, где у Людинга тоже  есть  связи.  Речь
идет о жизни и смерти; Хуберт".
   В этот момент вошла,  не  постучав,  Труда  с  транзистором  в  руке  и
спокойно сказала: "О смерти речь уже не идет, только о жизни, слава  богу.
Они поймали этого парня, он сдуру стрелял и в него стреляли, ранили, но не
смертельно. В твоем саду, Алоиз, в  Кольфорстенхайме,  между  плавательным
бассейном и беседкой. Говорят о роскошной вилле, стоимостью в полмиллиона,
одного из  компаньонов  Людинга.  Кстати,  джентльмены  действительно  еще
существуют: первое, что сказал наш славный Людвиг, - это то, что  Катарина
вообще никакого отношения к делу не  имеет;  это  чисто  личная,  любовная
история, не имеющая ни малейшего отношения к преступлениям, в которых  его
обвиняют, но которые он по-прежнему  отрицает.  Тебе,  наверное,  придется
вставить несколько стекол, Алоиз, - там была хорошенькая пальба. Твое  имя
пока не упоминалось, но, может быть, тебе все-таки  стоит  позвонить  Мод,
которая наверняка волнуется и нуждается в утешении. Кстати, одновременно с
Геттеном в других местах поймали еще трех его  предполагаемых  сообщников.
Все в целом считается триумфальным успехом некоего комиссара Байцменне.  А
теперь, дорогой Алоиз, проваливай-ка отсюда и нанеси,  разнообразия  ради,
визит своей любимой жене".
   В этот момент в кабинете Блорны дело вполне могло бы дойти чуть  ли  не
до рукоприкладства, никоим  образом  не  соответствовавшего  назначению  и
обстановке помещения. Штройбледер якобы - _якобы_  -  попытался  вцепиться
Труде Блорна в горло, но вмешался ее муж: не станет же тот поднимать  руку
на даму. Штройбледер якобы - _якобы_ - на это ответил, что он  не  уверен,
подходит ли определение "дама" к такой  злоязычнице,  и  что  есть  слова,
которые при определенных обстоятельствах, в особенности когда  сообщают  о
трагических событиях, нельзя применять в ироническом смысле, и если он еще
хоть один раз, один-единственный раз услышит то одиозное  слово,  тогда  -
да, что тогда? - тогда все будет кончено. Едва он покинул дом и Блорна еще
не успел сказать Труде, что все-таки она, пожалуй, далековато  зашла,  как
она буквально оборвала его и сказала: "Ночью умерла мать  Катарины.  Я  ее
разыскала - в Куир-Хохзаккеле".





   Прежде чем приступить к последним маневрам  по  вы-,  от-,  переведению
потока, следует сделать одно попутное замечание, так сказать, технического
свойства. В этой истории происходит слишком многое. Переизбыток  действия,
с которым трудно совладать, ей во  вред.  Разумеется,  весьма  прискорбно,
когда  работающая  как  человек  свободной  профессии   прислуга   убивает
журналиста, и подобный случай необходимо исследовать или  хотя  бы  как-то
объяснить. Но как быть с популярными адвокатами, которые ради домработницы
прерывают  заслуженный   тяжким   трудом   отдых   в   лыжный   сезон?   С
промышленниками (по совместительству являющимися профессорами и партийными
заправилами), которые в приступе перезрелой сентиментальности чуть  ли  не
силком навязывают именно этой домработнице ключи от домиков  на  двоих  (в
придачу с самим собой); как известно, то и другое - безуспешно; которые, с
одной стороны, жаждут publicity [реклама (англ.)], но, с  другой  стороны,
publicity лишь определенного рода; сплошь вещи и люди, которые попросту не
синхронизируются  и  постоянно  мешают  течению  (иначе  говоря,   ровному
развертыванию действия), потому что они, так сказать, неприкосновенны. Как
быть с чиновниками уголовной полиции, которые постоянно требуют "язычки" и
их получают? Короче говоря, слишком много просачивается и вместе с  тем  в
решающий для автора отчета момент просачивается недостаточно,  потому  что
хотя кое-что и можно узнать (скажем, от  Гаха  или  некоторых  полицейских
чиновников и чиновниц), однако ничего, ну ничегошеньки из  того,  что  они
говорят, не имеет силы, даже тени доказательств, потому что никакой суд не
получал подтверждения, ни перед каким судом не давались показания. Это  не
имеет силы свидетельских показаний! Ни малейшего  общественного  значения.
Например, вся эта  афера  с  "язычками".  Подключение  к  телефонной  сети
помогает, конечно, расследовать, но поскольку подключение производится  не
следственными органами, то при открытом судопроизводстве не только  нельзя
использовать результаты, о них даже упоминать нельзя. Прежде всего: какова
психология человека, подслушивающего телефонные разговоры?  О  чем  думает
безупречный чиновник, который исполняет только свой долг, исполняет  свою,
так сказать, обязанность (возможно, даже неприятную для него) если и не по
чрезвычайной  необходимости,  в  приказном  порядке,   то   наверняка   из
соображений выгоды, - о чем он думает, когда слушает  телефонный  разговор
того незнакомого обитателя дома, которого мы здесь краткости ради  назовем
сулителем нежности, с такой исключительно  милой,  привлекательной,  почти
безупречной  особой,  как  Катарина   Блюм?   Охватывает   его   моральное
возмущение, или половое возбуждение, или  то  и  другое?  Возмущается  он,
сочувствует, получает своеобразное удовольствие,  когда  особу  по  кличке
Монашенка оскорбляют до глубины  души  гнусными  предложениями,  угрожающе
произносимыми с хриплыми стонами? Ну, много чего случается  на  виду,  еще
больше - в тени. О чем думает  безобидный,  тяжким  трудом  зарабатывающий
хлеб свой насущный подслушиватель, когда, например,  некий  Людинг,  здесь
упоминавшийся, звонит в главную редакцию ГАЗЕТЫ и  говорит  приблизительно
следующее: "Немедленно Ш. целиком вынуть, Б. целиком  вставить"?  Конечно,
Людинга не потому подслушивают, что за _ним_ ведется наблюдение, а потому,
что есть  опасность,  как  бы  ему  не  позвонили  -  скажем,  шантажисты,
политические гангстеры и т.п. Откуда  безупречному  подслушивателю  знать,
что под Ш. подразумевается  Штройбледер,  а  под  Б.  -  Блорна  и  что  в
ВОСКРЕСНОЙ ГАЗЕТЕ ничего не доведется прочитать про Ш., зато много  -  про
Б. И тем не менее - кто же может это  знать  или  хотя  бы  подозревать  -
Блорна в высшей степени ценимый Людингом адвокат, множество раз доказавший
свою искусность как в национальных, так и интернациональных масштабах. Что
имеется в виду, когда в другом разговоре  упоминаются  источники,  которые
"не могут встретиться",  как  те  королевские  дети,  для  которых  мнимая
монашенка не поставила свечу, и кто-то там погружается  довольно  глубоко,
тонет? А тут еще госпожа Людинг велит своей кухарке  позвонить  секретарше
мужа и узнать, чего бы Людинг хотел в воскресенье на  десерт:  блинчики  с
маком? клубнику с мороженым _и_ взбитыми сливками, или только с мороженым,
или только со взбитыми сливками? - в ответ на что секретарша,  которая  не
желает докучать своему шефу, но знает  его  вкус  и,  возможно,  не  прочь
создать повод для  раздражения  или  неприятностей,  довольно  язвительным
тоном говорит кухарке, что она совершенно уверена, господин Людинг  в  это
воскресенье предпочел бы карамельный пудинг с миндальным соусом;  кухарка,
которая, конечно, тоже знает вкус Людинга, возражает и  говорит,  что  это
новость для нее, и не перепутала ли секретарша собственный вкус со  вкусом
Людинга,  и  пусть  она  переключит  аппарат   и   даст   ей   возможность
непосредственно с самим  господином  Людингом  обсудить  его  пожелания  в
отношении десерта. На это  секретарша,  которая  при  случае  сопровождает
господина Людинга в поездках на конференции и питается  с  ним  во  всяких
палас-отелях или интербазах, заявляет, что, когда _она_ с ним в  поездках,
он всегда ест карамельный  пудинг  с  миндальным  соусом;  кухарка:  но  в
воскресенье-то он не будет с ней, секретаршей, в поездке, и разве не может
быть так, что пожелания Людинга в отношении десерта зависят от общества, в
котором он находится? И т.д. И т.д. После чего  идет  еще  долгий  спор  о
блинчиках  с  маком,  и  весь   этот   разговор   записывается   за   счет
налогоплательщиков на пленку! Не думает ли тот, кто прослушивает пленку и,
разумеется,  должен  внимательно  следить,  не  применен  ли   здесь   код
анархистов, не означают ли блинчики, скажем, ручные гранаты, а мороженое с
клубникой - бомбы; или же: ну и заботы у них; или: мне бы ваши заботы, ибо
возможно, у него только что дочь сбежала, или  сын  стал  наркоманом,  или
опять повысилась квартирная плата, - и все  это,  эти  записи  на  пленку,
из-за того  только,  что  когда-то  Людингу  пригрозили  бомбой;  таким-то
образом какой-нибудь невинный чиновник или служащий  узнает  наконец,  что
такое блинчики с маком, он, у которого они - даже  один  такой  блинчик  -
сошли бы за целый обед.
   Слишком многое случается на виду, и мы  ничего  не  знаем  о  том,  что
случается в тени. Если бы  можно  было  прослушать  пленки!  Чтобы  что-то
узнать наконец - ну, например,  как  осуществляется,  если  таковая  имеет
место,  интимная  связь  Эльзы  Вольтерсхайм  с  Конрадом  Байтерсом.  Что
означает слово  "друг",  когда  речь  идет  об  отношениях  этой  парочки?
Называет она его своим сокровищем, миленьким или просто говорит ему Конрад
или Конни; какого рода словесными нежностями они обмениваются, если вообще
обмениваются? Не поет ли он ей по телефону песни - ведь  известно,  что  у
него хороший,  почти  концертный,  по  меньшей  мере  годящийся  для  хора
баритон?  Какие  именно?  Серенады?  Шлягеры?  Арии?  А  может  быть,  они
обсуждают ядреными словами прошлые или предстоящие интимные дела? Ведь так
хочется  знать  про  это,  а  поскольку  большинству  людей   в   надежных
телепатических свойствах отказано, они прибегают к телефону  как  к  более
надежному средству. Отдают ли руководящие органы себе отчет в  том,  какие
психические нагрузки  они  взваливают  на  своих  чиновников  и  служащих?
Предположим,  временно  находящаяся  под  подозрением  особа   вульгарного
склада,  которая  взята  на  "язычок",  звонит  своему   нынешнему,   тоже
вульгарному, партнеру по любовной игре. Поскольку  мы  живем  в  свободной
стране и можем свободно и открыто разговаривать друг с другом, также и  по
телефону, - что тут вспорхнет с пленки и влетит в ухо скромному, а то даже
и строгих правил, человеку, все равно какого пола?  Разве  это  допустимо?
Разве это обеспечивает психологическую безопасность? Что говорит по  этому
поводу   профсоюз   общественных   служб,   транспорта   и   движения?   О
промышленниках, анархистах, о банковских директорах, грабителях и служащих
всячески   заботятся,   а   кто   позаботится   о    наших    национальных
магнитофонно-пленочных вооруженных силах? Неужели церкви нечего сказать по
этому поводу? Неужели не может ничего предпринять конференция епископов  в
Фульде или центральный комитет немецких католиков? Почему  молчит  римский
папа? Неужели  никто  не  догадывается,  что  тут  приходится  выслушивать
невинным ушам - от обсуждения карамельного пудинга  до  грубейшего  порно?
Молодых людей призывают на поприще чиновников, - а в чьи руки их отдают? В
руки телефонных нарушителей морали. Вот область, где церковь  и  профсоюзы
могли бы наконец сотрудничать. Можно было бы по  меньшей  мере  выработать
своего рода программу просвещения подслушивателей. Пленки  с  лекциями  по
истории. Стоит недорого.





   Только-только вернувшись покаянно к  событиям,  происходящим  на  виду,
снова занявшись неизбежной работой в каналах, приходится сразу же начать с
заявления. Здесь было обещано, что кровь  больше  течь  не  будет,  причем
можно обратить внимание, что смертью госпожи Блюм,  матери  Катарины,  это
обещание впрямую не нарушается. Ведь речь идет не  о  кровавом  злодеянии,
хотя и о не совсем нормальном смертном случае. Смерть  госпожи  Блюм  была
вызвана насильственным путем, хотя и  непреднамеренно  насильственным.  Во
всяком случае - это надо подчеркнуть, - вызвавший смерть не имел намерения
ни умерщвлять, ни убивать, ни даже причинять  телесные  повреждения.  Речь
идет, как было не только установлено, но даже им самим подтверждено, о том
Тетгесе, которого и самого постиг кровавый, насильственный  конец.  Еще  в
четверг Тетгес разыскивал в Геммельсбройхе адрес госпожи Блюм, узнал  его,
но тщетно пытался пробраться  к  ней  в  больницу.  Привратник,  медсестра
отделения Эдельгард и заведующий отделением д-р Хайнен предупреждали  его,
что госпожа Блюм нуждается в полном покое после тяжелой, хотя  и  удачной,
операции по поводу рака, что любые волнения могут губительно сказаться  на
ее выздоровлении и ни о каком интервью не может быть и речи. На  замечание
о том, что благодаря связи дочери с Геттеном госпожа Блюм тоже  становится
"действующим лицом современной истории", врач возразил, что и  действующие
лица современной истории для него в первую очередь пациенты. Но  во  время
этой беседы Тетгес приметил, что в доме работают маляры, и  потом  хвастал
перед коллегами, что посредством "простейшей  из  всех  уловок,  а  именно
уловки мастерового", ему удалось, раздобыв халат, ведро с краской и кисть,
в пятницу утром пробраться к госпоже Блюм, ибо ничто так не обогащает, как
матери, в том числе и больные. Он изложил госпоже Блюм факты,  хотя  и  не
был уверен, что до нее все дошло, ибо, по всей видимости, имя  Геттена  ей
ничего не говорило, и она сказала:  "Почему  должно  было  так  кончиться,
почему должно было так случиться?", что он в ГАЗЕТЕ  перевернул  следующим
образом: "Так и должно было  случиться,  так  и  должно  было  кончиться".
Небольшую поправку, внесенную в высказывание  госпожи  Блюм,  он  объяснил
тем, что как репортер он обязан и привык "помогать простым людям  выразить
свои мысли".





   Нельзя точно установить, действительно ли Тетгес проник к госпоже Блюм,
или же он соврал, выдумал историю о посещении  больницы  для  того,  чтобы
преподнести процитированные в ГАЗЕТЕ слова матери Катарины  как  интервью,
дабы доказать свою журналистскую  ловкость  и  прихвастнуть.  Д-р  Хайнен,
сестра Эдельгард, медсестра-испанка по фамилии Уэльва, уборщица-португалка
по фамилии Пуэлко - все они считают  невозможным,  чтобы  "этот  парень  и
впрямь позволил себе такую наглость" (д-р Хайнен). Несомненно, что  это  -
возможно, даже выдуманное, но подтвержденное - посещение  матери  Катарины
имело решающее значение, однако при этом возникает,  естественно,  вопрос,
не отрицает ли попросту больничный персонал то,  чего  он  не  имел  права
допустить, или же Тетгес выдумал это  посещение,  чтобы  обосновать  слова
Катарининой матери. Здесь должна господствовать абсолютная справедливость.
Считается доказанным, что Катарина сшила себе костюм, чтобы  пойти  в  тот
самый кабачок, из которого злосчастный Шеннер "смылся с какой-то гуленой",
и произвести  собственное  дознание  _после  того_,  как  договорилась  об
интервью с Тетгесом, и _после того_, как  ВОСКРЕСНАЯ  ГАЗЕТА  опубликовала
новую  корреспонденцию  Тетгеса.  Так  что  надо  подождать.  Установлено,
доказано, что д-р Хайнен был ошарашен неожиданной смертью своей  пациентки
Марии Блюм и что он "не может исключить, если не доказать,  непредвиденные
воздействия". Во всяком случае, невинные маляры здесь  совершенно  ни  при
чем. Нельзя пятнать честь немецкого рукомесла;  ни  сестра  Эдельгард,  ни
иностранные дамы Уэльва и Пуэлко не могут поручиться, что все маляры, а их
было четверо от фирмы "Меркенс" из Куира, действительно были малярами,  и,
поскольку все четверо работали в разных местах, никто и  впрямь  не  может
знать, не прокрался ли кто-нибудь в халате,  с  ведром  краски  и  кистью.
Установлено: Тетгес _утверждает_ (о подтверждении не может быть речи,  так
как его посещение недоказуемо), что был у Марии Блюм и интервьюировал  ее,
и  это  утверждение  стало  известно  Катарине.  Господин  Меркенс   также
подтвердил, что, конечно  же,  не  все  четверо  маляров  были  на  работе
одновременно и что, _если бы_ кто-нибудь  захотел  прокрасться,  он  бы  с
легкостью это осуществил. Д-р Хайнен потом сказал, что  заявит  протест  в
связи с опубликованием в ГАЗЕТЕ слов  матери  Катарины,  устроит  скандал,
потому что если это правда, то это ведь неслыханно; но его угроза не  была
выполнена, так же как и угроза Блорны "дать по морде" Штройбледеру.





   Около полудня той субботы, 23 февраля 1974 года,  в  Куире,  в  кафе  у
Клоога (речь идет о племяннике того трактирщика, у которого Катарина время
от времени работала на кухне  и  официанткой),  собрались  наконец  вместе
Блорны, госпожа Вольтерсхайм, Конрад Байтерс и Катарина.  Были  объятия  и
слезы, даже  у  госпожи  Блорна.  Разумеется,  и  в  кафе  "Клоог"  царило
карнавальное настроение, но владелец, Эрвин Клоог, который Катарину  знал,
ценил и говорил ей "ты",  предоставил  собравшимся  свою  личную  комнату.
Оттуда Блорна позвонил сперва Гаху и отменил встречу в вестибюле музея. Он
сообщил Гаху, что мать Катарины внезапно  умерла  -  очевидно,  вследствие
посещения Тетгеса, сотрудника ГАЗЕТЫ. Гах был мягче, чем  утром,  попросил
передать Катарине, которая наверняка не сердится на него, да  и  не  имеет
для этого оснований, его личное соболезнование. Кстати, она  всегда  может
им  располагать.  Он,  правда,  сейчас   занят   допросами   Геттена,   но
освободится; кстати, из допросов Геттена ничего изобличающего Катарину  не
обнаружилось.  Он  говорил  о  ней  и  про  нее  с  большой  симпатией   и
корректностью. Разрешения на свидание  ожидать,  конечно,  не  приходится,
поскольку родства тут нет, а  определение  "невеста"  наверняка  покажется
слишком шатким и необоснованным.
   Похоже, будто весть о смерти матери не так уж сильно потрясла Катарину.
Кажется даже, что она испытала  облегчение.  Конечно,  Катарина  соотнесла
д-ра  Хайнена  с  номером  ГАЗЕТЫ,  где  упоминалось  интервью  Тетгеса  и
приводились слова ее матери, но она никоим образом не разделяла возмущения
д-ра Хайнена по поводу интервью; она считала, что  эти  люди  -  убийцы  и
клеветники, она их, конечно, презирает, но, видимо, это-то и  есть  прямая
обязанность подобного рода  газетчиков  -  лишать  невинных  людей  чести,
доброго  имени  и  здоровья.  Д-р  Хайнен,  ошибочно  принимавший  ее   за
марксистку (вероятно, он прочитал в ГАЗЕТЕ намеки Бреттло, бывшего супруга
Катарины), был несколько обескуражен ее сдержанностью и  спросил,  считает
ли она это - художества ГАЗЕТЫ - порождением строя.  Катарина  не  поняла,
что он имеет в виду, и покачала головой. Затем сестра Эдельгард  проводила
ее в морг, куда она вошла вместе с госпожой  Вольтерсхайм.  Катарина  сама
стянула покрывало с лица матери, сказала "Да",  поцеловала  ее  в  лоб;  в
ответ на предложение сестры  Эдельгард  произнести  короткую  молитву  она
покачала головой и сказала "Нет". Она снова  натянула  покрывало  на  лицо
матери, поблагодарила монахиню и, только покинув морг, заплакала,  сначала
тихо, потом сильнее и наконец безудержно.  Может  быть,  она  вспомнила  и
своего покойного отца, которого шестилетним ребенком увидела  в  последний
раз тоже в морге.  Госпожа  Вольтерсхайм  подумала,  вернее,  ей  внезапно
пришло в голову, что она еще никогда не видела Катарину плачущей,  даже  в
детстве, когда ей приходилось столько страдать. В  очень  вежливой  форме,
чуть ли не любезно, Катарина настояла на том, чтобы поблагодарить и  обеих
иностранных дам, Уэльву и Пуэлко, за все, что они сделали для  ее  матери.
Она  покинула  больницу,  полностью  владея  собой,  не  забыв   попросить
администрацию больницы телеграфно уведомить находящегося  в  тюрьме  брата
Курта.
   Такой она и оставалась весь конец  дня  и  вечером:  полностью  владела
собой. Хотя она то и дело доставала оба номера  ГАЗЕТЫ,  излагая  Блорнам,
Эльзе Вольтерсхайм и Конраду Байтерсу все детали и  свое  толкование  этих
деталей, казалось, что ее отношение к ГАЗЕТЕ тоже стало другим.  Выражаясь
в духе времени - менее эмоциональным, более аналитическим. В этом  близком
ей, дружески настроенном кругу, в комнате Эрвина  Клоога,  она  откровенно
говорила и о своем  отношении  к  Штройбледеру:  однажды  после  вечера  у
Блорнов он подвез ее домой, проводил до  самых  дверей,  потом,  хотя  она
категорически, чуть ли не с отвращением, запретила  это,  зашел,  попросту
вставив  ногу  в  двери,  в  квартиру.  Ну,  он,  конечно,  пробовал  быть
назойливым, вероятно, был оскорблен тем, что  она  вовсе  не  считала  его
неотразимым, и в конце концов - уже после полуночи - ушел. Начиная с этого
дня он прямо-таки преследовал ее,  все  время  приходил,  присылал  цветы,
писал письма, несколько раз ему удавалось проникнуть к ней в  квартиру,  и
однажды он просто навязал ей кольцо. Это все. Она потому не  призналась  в
его визитах и не выдала его фамилии,  что  считала  невозможным  объяснить
допрашивающим чиновникам, что ничего,  ну  совершенно  ничегошеньки,  даже
одного-единственного поцелуя между ними не было. Кто же поверит,  что  она
устояла  перед  таким  человеком,  как  Штройбледер,  который  не   только
состоятелен, но в политических, экономических и научных кругах чуть ли  не
знаменит своим неотразимым очарованием, почти как  киноартист,  и  кто  же
поверит домашней работнице, что она устояла перед киноартистом, причем  из
соображений не морали, а вкуса. Он ничуть ее  не  привлекает,  и  всю  эту
историю с визитером она  считает  отвратительнейшим  вторжением  в  сферу,
которую она не потому не хочет назвать интимной, что это можно неправильно
понять,  -  ведь  между  нею  и  Штройбледером  не  было  даже  намека  на
интимность, - а потому, что  он  поставил  ее  в  положение,  которое  она
никому, а уж тем более целой допрашивающей команде не могла бы  объяснить.
Но в конечном счете - и тут она рассмеялась - она все же испытывала к нему
определенную благодарность, ибо ключ от его дома был важен для Людвига или
по крайней мере его адрес, так как - тут она снова  рассмеялась  -  Людвиг
наверняка и без ключа проник бы туда, но ключ, конечно, облегчил  дело,  а
она знала, что во время карнавала вилла будет пустовать, поскольку как раз
двумя днями  раньше  Штройбледер  опять  ужасно  надоедал  ей,  прямо-таки
преследовал и предложил провести там конец карнавальной недели, прежде чем
он дал согласие участвовать в конференции в Бад-Б. Да, Людвиг  ей  сказал,
что полиция его разыскивает, но только  он  сказал,  что  дезертировал  из
бундесвера, собирается бежать за границу, и - она в третий раз рассмеялась
- ей доставило удовольствие собственноручно отправить его  в  отопительную
шахту и показать запасный выход, который в  конце  "Элегантной  обители  у
реки" на углу Хохкеппельштрассе выводит на свет божий. Нет, она правда  не
думала, что полиция следит за нею и Геттеном, она смотрела на это  как  на
своего рода романтическую игру, и только утром - Людвиг действительно ушел
в шесть часов - ей дали почувствовать, насколько все серьезно. Видно было,
что она испытывает облегчение  от  того,  что  Геттен  арестован;  теперь,
сказала она, он не  сможет  больше  натворить  глупостей.  Она  все  время
пребывала в страхе, так как в этом Байцменне есть что-то зловещее.





   Здесь следует зафиксировать и запомнить, что вторая половина субботнего
дня и вечер протекали довольно мило, настолько мило,  что  все  -  Блорны,
Эльза Вольтерсхайм и удивительно тихий Конрад Байтерс - почти успокоились.
В  конце  концов  решили  -  даже  сама  Катарина,   -   что   "обстановка
разрядилась". Геттен арестован,  допросы  Катарины  закончены,  Катаринина
мать, хотя и преждевременно, избавилась от тяжких страданий, формальности,
связанные с похоронами, идут своим чередом, все необходимые документы один
из куирских административных  чиновников  любезно  согласился  выписать  в
понедельник, несмотря  на  то  что  это  предпоследний  праздничный  день.
Некоторым  утешением  были  и  слова   владельца   кафе   Эрвина   Клоога,
категорически отказавшегося принять какую бы то ни было плату за съеденное
и выпитое (речь шла о  кофе,  ликерах,  картофельном  салате,  сосисках  и
пирожных), он сказал на прощание: "Выше голову, Катринхен,  здесь  не  все
думают о тебе плохо". Утешение, таившееся в этих словах, возможно, было  и
относительным, ибо что уж значит "не все"? - но тем не менее все-таки  "не
все". Решили поехать к Блорнам и  провести  там  остальную  часть  вечера.
Катарине самым категорическим образом запретили приложить к чему бы то  ни
было свои неутомимые руки - она в отпуске и должна  расслабиться.  Госпожа
Вольтерсхайм готовила на кухне бутерброды, а  Блорна  и  Байтерс  занялись
камином.  Катарина  в  самом  деле  позволила  "побаловать  себя".   Вечер
получился на славу, и, не будь одной смерти и ареста одного очень дорогого
человека, наверняка бы попозже рискнули потанцевать, ведь что ни  говорите
- время карнавала!
   Блорне не удалось уговорить Катарину отказаться от намеченного интервью
с Тетгесом. Она была спокойна и очень приветлива, и  позднее,  после  того
как интервью оказалось "интервью", у Блорны мороз по коже пробегал,  когда
он вспоминал, с каким исключительным хладнокровием Катарина настаивала  на
интервью и как решительно отвергла его помощь. И все-таки он потом не  был
полностью уверен, что именно в этот вечер Катарина задумала убийство.  Ему
казалось куда  более  вероятным,  что  решающую  роль  сыграла  ВОСКРЕСНАЯ
ГАЗЕТА. Послушав и серьезную, и легкую музыку, рассказы Катарины  и  Эльзы
Вольтерсхайм о жизни в Геммельсбройхе и Куире, расстались дружески,  снова
были объятия, но на  сей  раз  без  слез.  Было  только  пол-одиннадцатого
вечера, когда  Катарина,  госпожа  Вольтерсхайм  и  Байтерс  со  взаимными
заверениями  в  большой  дружбе  и  симпатии   попрощались   с   Блорнами,
счастливыми тем, что своевременно - своевременно для Катарины -  вернулись
из отпуска. Перед угасающим камином они за бутылкой вина  обсуждали  новые
отпускные планы и характер своего друга Штройбледера и его жены Мод. Когда
Блорна попросил жену  впредь  при  его  посещениях  не  употреблять  слова
"визитер",  поскольку  -  она  ведь  сама  видела  -  оно  вызывает  такую
болезненную реакцию, Труда Блорна сказала: "А мы его увидим не скоро".





   Достоверно известно, что остаток вечера Катарина провела спокойно.  Она
еще раз примерила костюм бедуинки, закрепила швы и решила  чадру  заменить
белым носовым платком. Потом  послушали  вместе  радио,  поели  печенья  и
отправились  почивать:  Байтерс  -  впервые  открыто  вместе  с   госпожой
Вольтерсхайм в ее спальню, Катарина - удобно устроившись на тахте.





   Когда Эльза Вольтерсхайм и Конрад Байтерс в воскресенье  утром  встали,
стол для завтрака был уже мило накрыт, кофе процежен и налит в  термос,  а
Катарина, завтракая  с  видимым  аппетитом,  сидела  за  столом  и  читала
ВОСКРЕСНУЮ  ГАЗЕТУ.  Дальше  мы  будем  не   столько   излагать,   сколько
цитировать. Правда, Катаринина  "история"  вместе  с  фотографией  уже  не
занимала первую полосу. На сей раз на первой полосе был  Людвиг  Геттен  с
надписью: "Нежный возлюбленный Катарины Блюм взят на вилле промышленника".
Сама "история" подавалась пространнее, чем прежде, на  седьмой  -  девятой
полосах с многочисленными фотографиями: Катарина после первого  причастия,
ее отец - возвратившийся с  фронта  ефрейтор,  церковь  в  Геммельсбройхе,
опять  вилла  Блорны.  Мать  Катарины  лет  в  сорок,  довольно   угрюмая,
опустившаяся, перед маленьким домишком в  Геммельсбройхе,  в  котором  они
жили, наконец фотография больницы, где Катаринина мать  умерла  в  ночь  с
пятницы на субботу. Текст:

   "Первой доказуемой жертвой непостижимой, все еще находящейся на свободе
Катарины Блюм  можно  теперь  назвать  ее  собственную  мать,  которая  не
пережила потрясения, вызванного деятельностью своей дочери. Если уже  само
по себе достаточно странно, что дочь с самозабвенной  нежностью  танцевала
на балу с грабителем и убийцей в  то  время,  когда  умирала  мать,  то  с
крайней извращенностью граничит факт, что эта смерть не исторгла у нее  ни
слезинки. Действительно ли эта женщина только "холодна и расчетлива"? Жена
одного из ее прежних работодателей, уважаемого сельского врача,  описывает
ее так: "У нее повадки настоящей потаскухи. Я вынуждена была ее уволить  -
ради моих подрастающих сыновей, наших пациентов, а  также  ради  репутации
моего мужа". Может быть, Катарина Блюм участвовала и в аферах пресловутого
д-ра Фенерна? ("ГАЗЕТА в свое время сообщала об этом деле.) Не был  ли  ее
отец симулянтом? Почему ее брат стал уголовником? Все еще не выяснены:  ее
быстрая карьера и ее  большие  доходы.  Теперь  окончательно  установлено:
Катарина Блюм помогла бежать запятнанному кровью  Геттену,  она  бесстыдно
злоупотребила дружеским доверием и спонтанной  готовностью  помочь  одного
высокочтимого ученого и промышленника. Тем  временем  в  ГАЗЕТУ  поступили
сообщения, которые достаточно убедительно  доказывают:  не  она  принимала
визитера, а сама выступала в роли непрошеной визитерши,  чтобы  вынюхивать
все на вилле. Таинственные автомобильные поездки Блюм теперь  уже  не  так
таинственны.  Она  без  зазрения  совести  поставила  на  карту  репутацию
почтенного человека, его семейное счастье, его политическую карьеру (о ней
ГАЗЕТА уже неоднократно информировала читателей), безразличная к  чувствам
преданной супруги и четверых детей. Совершенно очевидно, что  Блюм  должна
была по заданию одной левой группы разрушить карьеру Ш.
   Неужто полиция, неужто прокуратура и впрямь поверят  покрытому  позором
Геттену, который выгораживает Блюм? ГАЗЕТА в который раз поднимает вопрос:
не слишком ли мягки наши методы допроса? Надо ли  по-людски  относиться  к
нелюдям?"

   Под фотографиями Блорны, госпожи Блорна и виллы:

   "В  этом  доме  Блюм  самостоятельно,  без  надзора,  пользуясь  полным
доверием д-ра Блорны и  госпожи  д-р  Блорна,  работала  с  семи  утра  до
шестнадцати  тридцати.  Что  могло  здесь  твориться,   пока   ничего   не
подозревающие Блорны занимались своей профессией? Или они не так уж  ни  о
чем не подозревали? Их отношения с Блюм называют очень близкими,  чуть  ли
не доверительными. Как  рассказывали  соседи  газетным  репортерам,  можно
говорить чуть ли не о дружеских отношениях. Мы опускаем здесь определенные
намеки, так как они не относятся к делу.  Или  все-таки  относятся?  Какую
роль  играла  госпожа  д-р  Гертруд  Блорна,  которая  в  анналах  некоего
технического института еще и по сей день  известна  как  "красная  Труда"?
Каким образом Геттен  мог  ускользнуть  из  квартиры  Блюм,  хотя  полиция
следовала за ним по пятам? Кто знал до последней детали планы коммуникаций
благоустроенного  дома  "Элегантная  обитель  у  реки"?  Госпожа   Блорна.
Продавщица Герта Ш. и работница Клаудия Шт. единодушно сказали ГАЗЕТЕ: "О,
они танцевали друг с другом (имелись в виду Блюм  и  бандит  Геттен)  так,
словно знакомы целую вечность. Это не была  случайная  встреча,  это  было
условленное свидание".





   Когда потом при закрытых дверях порицали Байцменне за то, что он,  зная
о пребывании Геттена на вилле Штройбледера еще с 23:30 вечера  в  четверг,
почти сорок восемь часов оставлял его безнадзорным и тем  самым  рисковал,
что тот снова сбежит, он засмеялся  и  сказал,  что  с  полуночи  четверга
Геттен не имел больше шанса  бежать.  Дом  стоит  в  лесу,  но  совершенно
идеально окружен охотничьими вышками, "как сторожевыми  башнями",  министр
внутренних дел полностью в курсе и одобрил все меры;  вертолетом,  который
приземлился, разумеется, вне зоны слышимости, на охотничьи вышки сразу  же
направили специальную группу, а  на  следующее  утро  местную  полицейскую
службу секретнейшим порядком усилили двумя  десятками  сотрудников.  Важно
было установить, с кем у Геттена будут контакты,  и  риск  оправдал  себя.
Отмечено пять контактов. И, прежде  чем  арестовать  Геттена,  надо  было,
конечно, установить личности этих пятерых, задержать и обыскать  квартиры.
За Геттена взялись лишь тогда, когда обезвредили тех, с кем  у  него  были
контакты, а сам он, то ли по легкомыслию, то ли по  наглости,  повел  себя
так беспечно, что за ним можно было наблюдать снаружи. Кстати,  некоторыми
деталями мы обязаны репортерам ГАЗЕТЫ, принадлежащему  ей  издательству  и
связанным с этим концерном органам, у которых в ходу довольно свободные  и
не очень формальные методы добывания подробностей, остающихся скрытыми  от
официальных  следователей.  Так,   например,   выяснилось,   что   госпожа
Вольтерсхайм столь же малобезупречна, как и госпожа Блорна. Вольтерсхайм -
внебрачное дитя одной работницы, родившееся в 1930 году в Куире. Мать  еще
жива, но где она живет? В ГДР, причем отнюдь не вынужденно, а добровольно;
ей неоднократно - первый раз в 1945-м, вторично в 1952-м, потом еще раз, в
1961-м, незадолго до постройки стены, - предлагали вернуться на родину,  в
Куир, где у нее есть  домик  и  один  морген  земли.  Но  она  отказалась,
отказалась  трижды,  и  все  три  раза  наотрез.   Еще   интереснее   отец
Вольтерсхайм, некий Лумм, тоже рабочий, к тому же член  тогдашней  КПГ,  в
1932 году он эмигрировал в Советский Союз и там якобы  пропал  без  вести.
Он, Байцменне, полагает, что в списках вермахта подобного  рода  пропавшие
без вести не значатся.





   Поскольку нельзя быть уверенным, что определенные,  относительно  ясные
указания  на  взаимосвязи  поступков  и  действий  не  потеряются  или  не
истолкуются превратно, а то и воспримутся  просто  как  намеки,  да  будет
позволено здесь обратить внимание  еще  на  одно  обстоятельство:  ГАЗЕТА,
вызвавшая    посредством    своего    репортера    Тетгеса,    безусловно,
преждевременную  смерть  матери  Катарины,  теперь  в  ВОСКРЕСНОЙ   ГАЗЕТЕ
представила Катарину виновной в смерти собственной матери и,  кроме  того,
обвинила ее - более или менее открыто - в  краже  ключа  от  второй  виллы
Штройбледера! Это следует еще раз подчеркнуть, поскольку тут  нельзя  быть
полностью уверенными. Как нельзя  быть  уверенными,  что  правильно  будут
поняты все клеветнические, лживые, фальсифицированные утверждения ГАЗЕТЫ.
   Стоит  хотя  бы  на  примере  Блорны  показать,  _как_   ГАЗЕТА   может
подействовать даже на сравнительно разумного человека. В аристократическом
предместье, где живут Блорны, ВОСКРЕСНАЯ ГАЗЕТА, разумеется, не продается.
Там бульварщину не читают. И случилось так, что Блорна, который решил, что
все уже прошло, и только с некоторой опаской  ждал  разговора  Катарины  с
Тетгесом, узнал о статье в ВОСКРЕСНОЙ ГАЗЕТЕ лишь позднее, когда  позвонил
госпоже Вольтерсхайм. Вольтерсхайм же считала само собой разумеющимся, что
Блорна уже прочел ВОСКРЕСНУЮ ГАЗЕТУ. Блорна -  как,  надеемся,  уже  понял
читатель - был сердечным, искренне беспокоящимся о Катарине, но и  трезвым
человеком.  Когда  госпожа  Вольтерсхайм   прочитала   ему   по   телефону
соответствующие пассажи  из  ВОСКРЕСНОЙ  ГАЗЕТЫ,  он,  как  говорится,  не
поверил своим ушам;  он  попросил  зачитать  это  еще  раз,  вынужден  был
поверить, и тут его - так это, кажется, называется - взорвало. Он  кричал,
орал, бегал по кухне в поисках пустой бутылки,  нашел,  кинулся  с  нею  в
гараж, где его, к счастью, перехватила  жена  и  помешала  ему  изготовить
зажигательную смесь, которой он хотел сначала взорвать редакцию ГАЗЕТЫ,  а
потом - "главную виллу" Штройбледера. Надо зримо представить себе: человек
с высшим образованием, сорока двух лет, в течение  семи  лет  пользующийся
уважением Людинга, почитаемый  Штройбледером  за  свое  трезвое  и  четкое
ведение переговоров - в международном масштабе,  будь  то  в  Бразилии,  в
Саудовской Аравии или в Северной Ирландии, - то есть речь идет отнюдь не о
провинциальном, а об  истинно  светском  человеке,  и  вот  _он-то_  хочет
изготовить зажигательную смесь!
   Госпожа Блорна с ходу назвала это стихийно-мелкобуржуазно-романтическим
анархизмом, стала подробно обсуждать ситуацию, как _обсуждают_ больную или
вызывающую боль часть тела, взялась сама  за  телефон,  попросила  госпожу
Вольтерсхайм прочитать ей соответствующие пассажи,  и  надо  сказать,  она
побледнела - даже она побледнела - и сделала нечто такое,  что,  возможно,
еще хуже, чем то, к  чему  могла  бы  привести  зажигательная  смесь:  она
схватилась за телефон, позвонила Людингу (который  в  это  время  как  раз
сидел за своей клубникой со взбитыми сливками и с ванильным  мороженым)  и
сказала ему: "Вы  свинья,  вы  просто  жалкая  свинья".  Она,  правда,  не
назвалась, но можно полагать, что все  знакомые  Блорны  знали  голос  его
жены, не очень-то ими любимой за ее меткие и  острые  замечания.  Это,  по
мнению мужа, было уж слишком - он думал, что она звонила Штройбледеру. Ну,
тут было еще много скандалов, между  самими  Блорнами,  между  Блорнами  и
другими, но, поскольку при сем никто не был убит, да будет  позволено  это
обойти. Эти несущественные, хотя и  закономерные,  последствия  публикации
ВОСКРЕСНОЙ ГАЗЕТЫ лишь для того упоминаются,  чтобы  читатели  знали,  что
даже образованные и  утвердившие  себя  в  жизни  люди  были  возмущены  и
обдумывали насильственные меры самого ужасного свойства.
   Как выяснилось, в это время - примерно  около  двенадцати  -  Катарина,
пробыв неузнанной полтора часа в журналистском  погребке  "Золотая  утка",
чтобы, по-видимому, собрать там сведения о  Тетгесе,  отправилась  к  себе
домой ждать Тетгеса, явившегося туда через четверть часа.  Об  "интервью",
пожалуй, говорить не стоит. Известно, чем оно закончилось (см. с. 584).





   Чтобы  проверить  истинность  ошеломительного  -  ошеломившего   _всех_
участников этой истории - сообщения священника  из  Геммельсбройха,  будто
отец Катарины был  тайным  коммунистом,  Блорна  поехал  на  один  день  в
деревню. Поначалу священник подтвердил  свое  высказывание,  признал,  что
ГАЗЕТА процитировала  его  дословно  и  точно,  доказательств  для  своего
утверждения он представить не может, да и не хочет, сказал даже,  они  ему
_не нужны_, поскольку он может положиться на свое чутье, а он просто нюхом
чуял, что Блюм коммунист. Разъяснить, что это за чутье, он не  захотел,  в
ответ на просьбу Блорны, раз уж он не хочет разъяснить, что это за  чутье,
все же сказать,  _каков_  запах  коммуниста,  так  сказать,  _чем_  пахнет
коммунист, священник не изъявил готовности откликнуться и - приходится,  к
сожалению, отметить - стал довольно невежлив, спросил у Блорны, католик ли
он, а получив подтверждение, напомнил ему о долге послушания, чего  Блорна
не понял. С этого момента у него, конечно, возникли трудности  в  розысках
сведений о Блюмах, судя по всему не  слишком  здесь  любимых;  он  услышал
немало дурного о матери Катарины, которая однажды действительно  выпила  в
ризнице в обществе уволенного потом служки _одну_ бутылку церковного вина,
слышал немало дурного  о  брате  Катарины,  который  вообще-то  был  сущим
наказанием, но  единственным  обоснованием  заявления  о  коммунизме  отца
Катарины была брошенная им крестьянину Шоймелю в 1949 году в одном из семи
кабачков деревни фраза, якобы гласившая: "Социализм - это вовсе  не  самое
скверное". Больше раздобыть  ничего  не  удалось.  Единственный  результат
злополучных розысков в деревне состоял в том, что к их  концу  Блорна  сам
был не то чтобы прямо обруган, но, во всяком случае,  назван  коммунистом,
причем - что его особенно больно задело - это сделала дама, которая сперва
в  известной  мере   ему   помогала,   почти   даже   симпатизировала,   -
пенсионерка-учительница  Эльма   Цубрингер;   прощаясь,   она   насмешливо
улыбнулась, даже подмигнула ему и сказала: "Почему вы не признаетесь,  что
сами один из этих, а уж ваша жена тем более?"





   К сожалению, нельзя умолчать о некоторых актах насилия, имевших место в
период, когда Блорна готовился к процессу против Катарины.  Самую  большую
ошибку он совершил, когда согласился по просьбе  Катарины  взять  на  себя
защиту также и Геттена и все время пытался добиться для  обоих  разрешения
на свидание, настаивая на  том,  что  они  обручены.  Будто  бы  обручение
состоялось в тот самый вечер двадцатого февраля и в  последующую  ночь.  И
т.д. и т.д. Можно себе представить, чего только не написала ГАЗЕТА о  нем,
о Геттене, о Катарине, о госпоже Блорна. Здесь незачем это  упоминать  или
цитировать. Определенные нарушения или смену уровня следует  предпринимать
лишь в  том  случае,  когда  это  необходимо,  а  в  данном  случае  такой
необходимости нет, поскольку  тем  временем  стало  хорошо  известно,  что
представляет  собой  ГАЗЕТА.  Был  распущен  слух,  будто  Блорна  намерен
развестись с женой, слух, который ничего, ну совершенно  ничего  общего  с
истиной не имел, но тем не  менее  он  посеял  между  супругами  известное
недоверие. Утверждалось, будто его финансовые дела неважны, что плохо, ибо
верно. Он и впрямь многовато взял на себя, поскольку, кроме всего прочего,
перенял своего рода опеку над  квартирой  Катарины,  которую  трудно  было
сдать внаем или продать, так как она считалась  "запятнанной  кровью".  Во
всяком случае, цена ее упала, и Блорне пришлось разом выплатить  полностью
очередной взнос, проценты и т.д. Появились даже первые признаки того,  что
фирма "Хафтекс", ведавшая жилым комплексом "Элегантная  обитель  у  реки",
взвешивала, не подать ли на Катарину Блюм жалобу с требованием  возместить
убытки в связи с  причинением  ущерба  наемной,  торговой  и  общественной
ценности  комплекса.  Как  видим,  неприятности,  сплошные   неприятности.
Попытка уволить госпожу Блорна из архитектурной фирмы  за  обман  доверия,
состоящий в ознакомлении Катарины  с  субструктурой  жилого  комплекса,  в
первой инстанции, правда, была отклонена, но никто  не  знает,  что  решат
вторая и третья инстанции. И еще: вторая машина уже продана, а  недавно  в
ГАЗЕТЕ была фотография в самом деле довольно элегантного "супердрандулета"
Блорны с подписью: "Когда же красному адвокату придется пересесть в машину
маленького человека?"





   Конечно, отношения  Блорны  с  "Люштрой"  (Людинг-Штройбледер-Компания)
тоже нарушены, если не прерваны. Речь теперь ведется только о  "завершении
дел". Правда, недавно Штройбледер сообщил по телефону: "Умереть  с  голоду
мы вам не дадим". Блорну удивило, что  вместо  "тебе"  Штройбледер  сказал
"вам". Он еще, разумеется, работает на  "Люштру"  и  "Хафтекс",  но  не  в
интернациональной сфере и  даже  не  в  национальной,  а  лишь  изредка  в
региональной, чаще всего в локальной, а это означает, что  ему  приходится
биться с жалкими нарушителями договоров и кляузниками, которые предъявляют
иски, скажем, на то, что им обещали облицовку из  мрамора,  а  сделали  из
зольнхофенского сланца, или с типами, которые, если им  обещали  три  слоя
шлифовального лака на двери  ванной,  ножом  отскребают  краску,  нанимают
экспертов, устанавливающих, что  нанесено  только  два  слоя;  протекающие
краны в ванной, попорченные мусоропроводы,  используемые  как  предлог  не
платить обусловленные договором деньги, - вот те дела, которые ему  теперь
поручают вести, в то время как раньше он, если не постоянно,  то  довольно
часто, курсировал между Буэнос-Айресом и Персеполисом, чтобы участвовать в
обсуждении больших проектов. На военной службе это называют разжалованием,
связанным чаще всего с намерением унизить.  Следствие:  язвы  желудка  еще
нет, но желудок Блорны уже дает о себе знать. На беду, он еще предпринял в
Кольфорстенхайме собственные розыски,  чтобы  узнать  у  местного  мастера
полиции, торчал ли ключ снаружи или внутри,  когда  арестовывали  Геттена,
или обнаружены признаки  того,  что  Геттен  вломился.  К  чему  все,  раз
дознание закончено? Это - следует отметить - никоим образом не лечит  язвы
желудка, хотя мастер полиции Херманс был очень любезен, никоим образом  не
заподозрил  его  в  коммунизме,  но  настоятельно   посоветовал   ему   не
впутываться в это дело. Единственное утешение Блорны: жена становится  все
более милой с ним, острый язык она, правда, сохранила, но обращает его уже
не против мужа, а только против других, хотя и не  против  всех.  Ее  план
продать виллу, выкупить квартиру Катарины, переехать туда не  осуществился
пока из-за величины квартиры, то есть из-за ее малости,  поскольку  Блорна
хочет отказаться от своей городской конторы и  завершить  дела  дома;  он,
слывший либералом с повадками бонвивана, приятный, жизнерадостный коллега,
чьи  вечера  охотно   посещались,   начал   обнаруживать   черты   аскета,
пренебрегать одеждой, которой всегда придавал большое значение, и так  как
он пренебрегает ею _действительно_, а не на  модный  манер,  иные  коллеги
утверждают, что он даже перестал следить за собой и  от  него  попахивает.
Так что на новую карьеру надежды мало, ибо в самом деле  -  здесь  ничего,
совершенно ничего не должно быть утаено - запах его тела уже  не  прежний,
не  запах  человека,  утром  бодро  устремляющегося   под   душ,   обильно
потребляющего мыло, дезодоранты и туалетную воду.  Короче  говоря:  с  ним
происходит существенная перемена. Его друзья - а у него еще есть несколько
друзей, в их числе Гах, с которым ему, кстати,  приходится  иметь  дело  в
связи с Людвигом Геттеном и Катариной Блюм, - его друзья обеспокоены,  тем
более что его ярость - скажем, против ГАЗЕТЫ,  то  и  дело  одаряющей  его
небольшими корреспонденциями, - уже не  прорывается  наружу,  а,  по  всей
видимости, проглатывается им. Беспокойство его друзей доходит до того, что
они просили Труду Блорна  незаметно  проверить,  не  обзавелся  ли  Блорна
оружием или не изготавливает ли он  взрывной  механизм,  ибо  застреленный
Тетгес нашел преемника и продолжателя по  имени  Эгинхард  Темплер;  этому
Темплеру удалось сфотографировать Блорну  при  входе  в  частный  ломбард,
затем, сфотографировав его, по-видимому,  через  витрину,  дать  читателям
ГАЗЕТЫ представление о переговорах между Блорной  и  владельцем  ломбарда:
обсуждалась  залоговая  стоимость  какого-то  кольца,   которое   владелец
ломбарда рассматривал в  лупу.  Подпись  под  снимком:  "Действительно  ли
иссякли красные источники, или же здесь инсценируется нужда?"





   Самая большая забота Блорны - уговорить Катарину сказать на  суде,  что
решение отомстить Тетгесу - причем никоим образом не с намерением убить, а
только напугать - она приняла лишь в воскресенье утром. Правда, в субботу,
приглашая его на интервью, она намеревалась недвусмысленно  высказать  ему
свое мнение и обратить его внимание на то, что он  натворил  с  нею  и  ее
матерью, но  убивать  она  не  собиралась  и  в  воскресенье,  даже  после
прочтения статьи в  ВОСКРЕСНОЙ  ГАЗЕТЕ.  Следовало  избежать  впечатления,
будто  Катарина  целыми  днями  планировала  убийство  и  планомерно   его
осуществила. Он пытается объяснить Катарине, утверждающей, что  уже  после
прочтения первой статьи у нее возникли _мысли об убийстве_, что у  многих,
в том числе и у него, иной  раз  возникают  мысли  об  убийстве,  но  есть
разница между мыслями об убийстве и планированным  убийством.  И  еще  его
беспокоит, что Катарина до сих пор не  чувствует  раскаяния  и  потому  не
сможет его обнаружить и перед судом. Она вовсе не удручена, а  в  какой-то
мере даже счастлива, что живет "в таких же условиях, как и милый  Людвиг".
Она считается образцовой заключенной, работает на кухне,  и,  если  начало
судебного разбирательства отложится, ее переведут  в  хозяйственный  отдел
(экономический); но там, как удалось узнать, ее ждут вовсе не с восторгом,
а с опаской - как в аппарате управления, так и в среде арестантов -  из-за
ее репутации честного человека, и  слухи  о  том,  что  весь  срок  своего
заключения - а предполагают, что обвинение потребует  пятнадцать  лет,  но
получит  она  от  восьми  до  десяти  лет,  -  Катарина   проработает   по
хозяйственному ведомству, распространились по всем  тюрьмам  как  страшное
известие. Вот и видно: честность в сочетании с умением  планировать  нигде
не желательна, даже в тюрьмах и даже в управлении.





   Как доверительно сообщил Гах  Блорне,  обвинение  Геттена  в  убийстве,
вероятно, нельзя будет доказать, и потому не будет и  предъявлено.  Однако
считается доказанным, что он не только дезертировал из  бундесвера,  но  и
нанес значительный ущерб (также и материальный, не  один  лишь  моральный)
этому благословенному органу. Не ограбил банк, а полностью обчистил  сейф,
содержавший  жалованье  для  военнослужащих  двух  полков  и  значительные
денежные запасы; кроме того, подделал балансовую ведомость и украл оружие.
Ну, надо полагать, он тоже получит от восьми до десяти лет. Таким образом,
он выйдет на свободу лет тридцати четырех, Катарина - тридцати пяти, и она
в самом деле строит планы на будущее: она  рассчитывает,  что  ко  времени
освобождения ее капитал даст значительные  проценты  и  тогда  она  сможет
"где-нибудь, конечно не здесь", открыть "ресторан с  кулинарией".  Вопрос,
может ли она считаться невестой Геттена, вероятно, будет  решаться  не  на
более высоком, а на  самом  высоком  уровне.  Соответствующие  ходатайства
составлены и совершают свой долгий путь по инстанциям. Кстати,  телефонные
контакты, которые Геттен установил с виллы Штройбледера,  ведут  только  к
служащим бундесвера или их женам, среди них  офицеры  и  офицерские  жены.
Скандал, видимо, будет среднего размера.





   В то время как Катарина почти безмятежно, ограниченная лишь в  свободе,
глядит  на  свое  будущее,  Эльза  Вольтерсхайм  впадает  во  все  большее
ожесточение. Ее очень задело, что бросили тень  на  ее  мать  и  покойного
отца,  считавшегося  жертвой  сталинизма.  У  Эльзы   Вольтерсхайм   можно
обнаружить усилившиеся общественно враждебные тенденции, смягчить  которые
не удается  даже  Конраду  Байтерсу.  Поскольку  Эльза  специализировалась
главным образом по части холодных закусок - как в области калькуляции, так
и приготовления и контроля, - ее агрессивность обращается главным  образом
на  гостей  званых  вечеров,  будь  то   иностранные   или   отечественные
журналисты,    промышленники,    профсоюзные    деятели,    банкиры    или
высокопоставленные чиновники. "Иной раз, - сказала она на днях  Блорне,  -
мне приходится силком сдерживать себя,  чтобы  не  швырнуть  какому-нибудь
субчику на фрак миску с картофельным салатом или  опрокинуть  какой-нибудь
потаскухе в декольте поднос с ломтиками семги - пусть они наконец  узнают,
что такое страх. Представили бы они себе, как выглядят со стороны, с нашей
стороны: как они стоят с разинутыми ртами, лучше сказать - пастями, и  как
сразу толпой набрасываются, конечно же, на бутерброды с икрой,  а  то  еще
есть типы - даже миллионеры или жены миллионеров, - которые набивают  себе
карманы сигаретами, спичками и печеньем. А в другой раз они  еще  приносят
какие-то пластмассовые сосуды, в которых утаскивают с собой  кофе;  и  все
это, все-все ведь как-то оплачивается из наших  налогов,  так  или  иначе.
Есть типы,  которые  экономят  на  завтраке  или  обеде  и,  как  коршуны,
накидываются на закуски, но я, конечно, не хотела бы обидеть коршунов".





   Из явных актов насилия известным стал пока один, но он привлек к  себе,
к сожалению, довольно большое внимание общественности. В связи с открытием
выставки художника Фредерика Ле  Боша,  чьим  меценатом  считался  Блорна,
последний впервые снова встретился со  Штройбледером,  который  ринулся  к
нему с сияющим лицом, а когда Блорна не подал ему  руки,  Штройбледер  сам
буквально схватил руку Блорны и зашептал ему: "Господи, не принимай же  ты
все это так близко к сердцу, мы не дадим вам пропасть, вот  только  ты,  к
сожалению, сам пропадаешь". К сожалению, истины ради надо сообщить, что  в
этот момент Блорна действительно дал Штройбледеру по  м...  Скажем  сразу,
чтобы сразу же и забыть: потекла кровь, кровь  из  носа  Штройбледера,  по
разным наблюдениям -  от  четырех  до  семи  капель,  но,  что  еще  хуже,
Штройбледер отшатнулся, однако тут же сказал: "Я прощаю тебе, прощаю  тебе
все - ввиду твоего состояния". И так как это замечание  почему-то  вызвало
крайнее раздражение Блорны, произошло нечто такое,  что  очевидцы  назвали
"рукопашной  схваткой",  и  как  это  всегда  бывает,  когда   люди   типа
Штройбледера  и  Блорны  появляются  на   публике,   здесь   же   оказался
фоторепортер ГАЗЕТЫ, некий Коттензель, преемник застреленного  Шеннера,  и
не стоит, наверное, обижаться на ГАЗЕТУ, тем более уже зная  ее  характер,
за то,  что  она  опубликовала  фотографию  этой  "рукопашной  схватки"  с
надписью:  "Нападение  левого  адвоката  на   консервативного   политика".
Разумеется, лишь на следующее утро. Во время выставки произошла  еще  одна
встреча - между Мод Штройбледер и Трудой Блорна. "Можешь  быть  уверена  в
моем сочувствии, дорогая Труда", в ответ на что Труда Б. сказала  Мод  Ш.:
"Засунь быстренько свое сочувствие обратно в холодильник, где хранятся все
твои  чувства".  Когда  же  Мод   Ш.   снова   предложила   ей   прощение,
добросердечие, сочувствие, даже чуть ли  не  любовь  со  словами:  "Ничто,
абсолютно ничто не в силах уменьшить мою симпатию, даже твои злые выпады",
Труда Б.  ответила  словами,  привести  которые  здесь  не  представляется
возможным, о них можно сообщить лишь в реферативной  форме,  они  не  были
дамскими, эти слова, какими Труда Б. намекала  на  многочисленные  попытки
Штройбледера  к  сближению  и  среди  прочего  -  в  нарушение  правила  о
неразглашении  доверенных  тайн,  которое  распространяется  и   на   жену
адвоката, - упомянула кольцо,  письма  и  ключ,  который  "этот  постоянно
получавший от ворот поворот ухажер оставил в некоей квартире". Но тут  дам
разлучил Фредерик Ле Бош, который, сохраняя присутствие духа,  не  упустил
возможности  подхватить  кровь  Штройбледера  промокательной  бумажкой   и
переработать ее - как он назвал - в "One minute piece  of  art"  [экспромт
(англ.)], наименовал это "Концом многолетней мужской дружбы" и,  подписав,
подарил не Штройбледеру, а Блорне со словами: "Можешь это сплавить,  чтобы
пополнить немножко свою кассу".  По  этому  упомянутому  последним  факту,
равно как  и  по  описанным  вначале  актам  насилия,  можно  судить,  что
искусство все-таки еще несет социальную функцию.





   Конечно, в высшей степени огорчительно, что к концу сообщается так мало
гармоничного и так  мало  остается  надежды  на  гармонию.  Получилась  не
интеграция,  а  конфронтация.  Конечно,  можно  позволить  себе   задаться
вопросом: как так или почему, собственно? Молодая женщина в хорошем, почти
веселом настроении отправляется на мирный  танцевальный  вечер,  а  спустя
четыре дня она - поскольку здесь должно иметь место не осуждение, а только
сообщение, то и сообщать следует одни лишь факты -  становится  убийцей  -
собственно  говоря,  если  вдуматься,  только  из-за  газетных  сообщений.
Возникает раздражение, напряжение, а  потом  и  рукопашная  схватка  между
двумя  очень-очень  давними  друзьями.   Язвительные   реплики   их   жен.
Отвергнутое  сочувствие,  даже  отвергнутая  любовь.  Крайне   безотрадные
явления.  Веселый,  общительный  человек,  любящий   жизнь,   путешествия,
комфорт, настолько пренебрегает собой, что начинает источать  запах!  Даже
запах изо рта у него учуян. Он дает  объявление  о  продаже  своей  виллы,
обращается даже в ломбард.  Его  жена  осматривается  "в  поисках  чего-то
другого", так как уверена, что вторая инстанция лишит ее места;  она  даже
готова, эта одаренная женщина готова поступить в крупную мебельную фирму в
качестве продавщицы разрядом повыше, с титулом "консультант по интерьеру",
но там ей заявляют, что "круги, которые обычно у нас покупают,  -  это  те
круги, сударыня, с которыми вы рассорились". Короче  говоря,  плохо  дело.
Прокурор Гах уже  доверительно  шепнул  друзьям  то,  чего  самому  Блорне
сказать еще не решился: по всей вероятности, его как защитника отклонят  -
ввиду его очевидной пристрастности. Что будет дальше,  чем  это  кончится?
Что станется с Блорной, если он лишится возможности навещать Катарину и  -
не стоит больше скрывать! - держать ее  за  ручку.  Нет  сомнений:  он  ее
любит, она его - нет, у него нет ни малейшей надежды, ибо все, все  отдано
ее "милому Людвигу"! И надо добавить,  что  "держать  за  ручку"  означает
здесь действие одностороннее, оно  заключается  лишь  в  том,  что,  когда
Катарина передает ему документы, или записи, или документальные записи, он
задерживает ее руку несколько дольше - возможно, на три,  четыре,  ну,  не
больше пяти десятых секунды, -  чем  принято.  Черт  возьми,  ну  как  тут
создашь гармонию, если даже его горячее расположение к Катарине  не  может
заставить его - скажем же это наконец -  несколько  чаще  мыться.  Его  не
утешает даже тот факт, что он, он один,  установил  происхождение  оружия,
которым было совершено преступление, чего  не  удалось  ни  Байцменне,  ни
Медингу, ни их помощникам. Ну, "установил", возможно, и не  совсем  точное
слово, поскольку имеется в виду добровольное признание  Конрада  Байтерса,
который как-то заметил, что он старый нацист и, возможно, только благодаря
этому на него до сих пор  не  обращали  внимания.  Был  он  в  свое  время
политическим руководителем в Куире и кое-что смог тогда сделать для матери
Эльзы Вольтерсхайм, ну а пистолет - это старый служебный пистолет, который
он спрятал, но по глупости однажды показал Эльзе и  Катарине;  как-то  они
даже отправились втроем  в  лес  и  устроили  там  стрелковые  упражнения;
Катарина оказалась очень хорошим стрелком, она объяснила, что еще  молодой
девушкой прислуживала за столом в кружке стрелков и  ей  иногда  позволяли
палить из ружья. А в ту субботу вечером  она  попросила  у  него  ключ  от
квартиры, сказав, что ей хочется побыть одной,  ее  же  квартира  для  нее
мертва, мертва... однако в субботу она все же осталась у Эльзы  и,  должно
быть, пистолет взяла в его квартире в воскресенье, когда после завтрака  и
чтения ВОСКРЕСНОЙ ГАЗЕТЫ поехала, переодевшись бедуинкой, в этот треклятый
журналистский кабак.





   Под конец остается  сообщить  все-таки  кое-что  до  некоторой  степени
отрадное: Катарина рассказала Блорне,  как  было  совершено  преступление,
рассказала также, как она провела те семь  или  шесть  с  половиной  часов
между убийством и ее появлением у Мединга. Поскольку Катарина все изложила
письменно и передала  это  Блорне  для  использования  на  процессе,  есть
счастливая возможность процитировать это описание дословно.
   "В журналистский погребок я пошла лишь затем, чтобы поглядеть на  него.
Мне хотелось знать, как такой человек выглядит, какие у него повадки,  как
он говорит, пьет, танцует - этот человек, который разрушил мою жизнь.  Да,
я сначала зашла в квартиру Конрада и взяла пистолет,  даже  сама  зарядила
его. Когда мы были однажды в лесу, я попросила показать, как это делается.
В погребке я прождала полтора или два часа, но он  не  пришел.  Я  решила:
если он окажется уж очень противным, то не пойду давать  ему  интервью,  и
если бы я прежде увидела его, то и не пошла бы. Но он не пришел в кабачок.
Чтобы  избежать  приставаний,  я  попросила  хозяина  -  его  зовут  Петер
Краффлун, мы вместе иногда работали по найму, он был обер-кельнером,  -  я
попросила его разрешить мне поработать за стойкой. Петер,  конечно,  знал,
что про меня писала ГАЗЕТА, он  обещал  подать  мне  знак,  если  появится
Тетгес. Время-то карнавальное, и меня несколько раз приглашали  танцевать,
но  Тетгес  все  не  появлялся,  и  я  занервничала,  так  как  не  хотела
встретиться с ним неподготовленной. Ну, и в двенадцать я поехала домой,  с
души воротило, так изгажена и измарана была квартира.  Но  ждать  пришлось
всего несколько минут, пока позвонили в дверь, - как раз  хватило  времени
отвести предохранитель пистолета и положить его наготове в сумочку. И  тут
позвонили, я открыла, он стоял уже у двери, я же думала, что  он  позвонил
снизу и у меня будет еще несколько минут, но он поднялся на лифте,  и  вот
он стоял передо мной - я испугалась.  Я  сразу  увидела,  что  он  свинья,
настоящая свинья. К тому же красавчик. Таких обычно называют красавчиками.
Да вы ведь видели фотографии.  Он  сказал:  "Ну,  Цветочек  [фамилия  Блюм
созвучна слову Blume - цветок], чем мы сейчас займемся?" Я  не  произнесла
ни слова, отступила в комнату, он вошел следом за мной и сказал:  "Ну  что
ты смотришь так растерянно, мой Цветик, я предлагаю сперва  поразвлечься".
Тем временем я уже взялась за сумочку, а он подступился к моему платью,  и
я подумала: поразвлечься - что ж, пожалуйста, вынула  пистолет  и  тут  же
выстрелила в него. Два раза, три раза, четыре. Не знаю точно - сколько. Вы
можете прочесть об этом в полицейском отчете. Не думайте, что для  меня  в
новинку, чтобы мужчина хватался за мое платье, - если вы с тринадцати лет,
а то и раньше, работаете прислугой, вы кое-чего  насмотрелись.  Но  _этот_
парень, да еще и "поразвлечься", и  я  подумала:  хорошо,  сейчас  я  тебя
развлеку. Он, конечно, не  ожидал  этого  и  с  полсекунды  так  удивленно
смотрел на меня, ну прямо как в кино, когда  в  кого-то  вдруг  неожиданно
стреляют. Потом он упал, я думаю, он был уже мертвый. Я бросила около него
пистолет и вышла, спустилась на лифте вниз и вернулась  в  кабачок;  Петер
удивился, ведь я отсутствовала едва ли полчаса. Я снова встала за  стойку,
больше не танцевала и беспрестанно думала: это же неправда;  но  я  знала,
что это правда. Петер иногда подходил ко мне и  говорил:  "Сегодня  он  не
придет, этот твой приятель", а я отвечала: "Похоже на то". И напускала  на
себя безразличие. До четырех я  наливала  водку,  цедила  пиво,  открывала
бутылки с шампанским и подавала рольмопсы. Потом ушла, не  попрощавшись  с
Петером, сперва зашла в церковь поблизости, с полчаса там сидела и  думала
о матери, о проклятой, жалкой жизни, выпавшей  ей  на  долю,  и  об  отце,
который вечно, вечно брюзжал, брюзжал на государство и церковь, на  власти
и чиновников, на офицеров и всех  поносил,  но  когда  ему  приходилось  с
кем-нибудь из них иметь дело, он пресмыкался, чуть  ли  не  повизгивал  от
раболепства. И о муже, Бреттло, о тех отвратительных гадостях, которые  он
рассказал Тетгесу, и, конечно, о брате, который всегда, всегда  оказывался
тут как тут, стоило мне заработать несколько марок, и выманивал их у  меня
для какой-нибудь ерунды, на одежду, или мотоцикл, или игорные  салоны;  и,
конечно,  о  священнике,  который  всегда  называл  меня  в  школе  "нашей
красноватой Катринхен", а я понятия не имела, что он хочет этим сказать, и
весь класс хохотал, потому что я и впрямь тут же краснела. Да. И,  конечно
же, о Людвиге. Потом я ушла из церкви  и  заглянула  в  первое  попавшееся
кино, но не осталась там, опять пошла в церковь, потому что в карнавальное
воскресенье это было единственное место, где можно обрести немного  покоя.
Я думала, конечно, и о застреленном там, в моей квартире.  Без  раскаяния,
без сожаления. Он ведь хотел поразвлечься, и я  устроила  развлечение,  не
так ли? У меня мелькнула мысль, не тот ли это парень, который  звонил  мне
ночью и надоедал также бедной Эльзе. Я  подумала:  да  это  же  тот  самый
голос, надо  было  дать  ему  возможность  еще  немного  поболтать,  чтобы
убедиться; но что бы мне это дало? Потом мне захотелось крепкого кофе, и я
пошла в кафе Бекеринга, не в зал, а на  кухню,  потому  что  я  знаю  Кете
Бекеринг, жену владельца, по школе домоводства. Кете была  очень  мила  со
мной, хотя ее ждало довольно много дел. Она дала  мне  чашку  собственного
кофе, который заваривает правильно, совсем на бабушкин лад, заливая  водой
размолотые зерна. Но потом она завела разговор о всей этой чуши из ГАЗЕТЫ,
мило, но так, будто все-таки немножко верит ей, да и откуда  людям  знать,
что все сплошная ложь. Я попробовала ей это объяснить, но она не поняла, а
только подмигнула и сказала: "А ты, стало быть, в самом деле любишь  этого
парня", и я сказала: "Да". Потом я поблагодарила за кофе, на  улице  взяла
такси и поехала к этому Медингу, который был тогда так мил со мной".

Популярность: 62, Last-modified: Mon, 12 Nov 2001 15:33:17 GMT