-----------------------------------------------------------------------
   Saul Bellow. Mr. Sammler's Planet (1970).
   М., ООО "Издательство АСТ", 2000. Пер. - Н.Воронель.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 8 October 2000
   -----------------------------------------------------------------------




   Вскоре после рассвета или того, что могло  бы  считаться  в  нормальном
небе рассветом, мистер Артур Сэммлер открыл мохнатый глаз, окинул взглядом
все книги и бумаги своей вестсайдской спальни и  всерьез  заподозрил,  что
книги были не те и бумаги не те. Вообще-то это уже не играло никакой  роли
для праздного человека, давно перевалившего за  семьдесят.  Только  чудаки
настаивают на своей правоте. Правота в значительной степени была  вопросом
объяснения.  Интеллектуальный  человек  превратился  в  объяснителя.   Все
объясняли всем: родители детям, жены  мужьям,  лекторы  публике,  эксперты
дилетантам, коллеги коллегам, доктора пациентам, каждый самому себе. Корни
этого, пружины того, истоки событий,  историю,  структуру,  все  отчего  и
почему. В основном все это в одно ухо входило, из другого  выходило.  Душе
хотелось  своего.  У  нее  было  свое  врожденное  знание.  Она   печально
барахталась в сложных сетях объяснений - бедная птица, не знающая, куда ей
лететь.
   Глаз закрылся  поспешно.  Голландский  труд,  подумал  мистер  Сэммлер,
качают и  качают  воду,  чтобы  сохранить  несколько  акров  сухой  земли.
Наступающее  море  -  отличная   метафора   для   вторжения   умножающихся
сенсационных фактов, земля же - это земля идей.
   Уж раз у него не было  работы,  ради  которой  стоило  просыпаться,  он
подумал, что  может  дать  сну  еще  одну  возможность  разрешить  условно
кое-какие трудности его реальной жизни, и плотнее завернулся в отключенное
одеяло с электрическим подогревом, ощущая все мышцы и  сухожилия.  Кончики
пальцев с удовольствием коснулись атласного края. Хоть тело все  еще  было
полно дремотой, сон больше не приходил. Пора приходить в сознание.
   Он сел и включил электрический кипятильник. Вода была приготовлена  еще
перед сном. Он любил следить, как  преображается  пепельно-серая  спираль.
Она пробуждалась к жизни с яростью, разбрасывая  вокруг  крошечные  искры,
потом, красная и неподвижная, погружалась в недра пирексовой  лабораторной
колбы и раскалялась добела. Он видел только одним  глазом,  правым.  Левый
мог различать лишь свет и тьму. Зато зрячий глаз  был  ярко-черный,  остро
наблюдательный под нависающей, как у некоторых собак, бахромчатой  бровью.
У него было маленькое  для  его  роста  лицо.  Это  сочетание  делало  его
заметным.
   Он думал как раз об  этой  заметности:  она  беспокоила  его.  Вот  уже
несколько дней  мистер  Сэммлер,  возвращаясь  ранним  вечером  в  обычном
автобусе из библиотеки на Сорок второй улице, наблюдал  работу  карманного
вора. Тот садился  в  автобус  на  площади  Колумбус.  Свою  работу,  свое
преступление он совершал при подъезде к Семьдесят второй улице. Если б  не
рост мистера Сэммлера и не его привычка ездить стоя, держась за ремень, он
никогда бы не заметил ничего своим единственным глазом. И  вот  теперь  он
терзался, не придвинулся ли слишком близко, не был ли и он  тоже  замечен.
Хоть он и носил темные очки, чтобы защитить глаза от яркого света, его все
же нельзя было принять за слепого. Он носил не  трость,  а  лишь  складной
зонтик на английский манер. А главное, в его  облике  не  было  ничего  от
слепого. Карманный вор сам был в темных очках.  Это  был  могучий  негр  в
пальто из верблюжьей шерсти, одетый с удивительной