---------------------------------------------------------------
     Pascal Bruckner. Les voleurs de beaute. Пер. с фр. - Н.Хотинская.
     OCR Anatoly Eydelzon
     Spellcheck: Владислав Рунов, 6 Aug 2003
---------------------------------------------------------------


     Анне - с прибытием в этот мир

     Как-то вечером посадил я Красоту себе на колени.
     - И горькой она оказалась.
     - И я оскорбил ее.
     Артюр Рембо, "Сезон в аду"





     Я  зажег  лампочку на потолке,  взглянув  в  зеркальце, отметил,  что в
уголке  левого глаза у меня  появилась новая морщинка, и тут машину занесло.
Элен  отчаянно  надавила  на  тормоз, вывернула  руль.  Цепи  не держали.  Я
вскрикнул;  машина развернулась поперек дороги и увязла в сугробе. Было семь
часов вечера, стояла темень, густо валил снег.
     Мы  возвращались из  Швейцарии,  где отдыхали на  известном горнолыжном
курорте. Вообще-то я  ненавижу горы, доктор,  а еще пуще  ненавижу холод, он
пронизывает насквозь, кусает. Но Элен проявляла заботу о моем воспитании: ей
загорелось приобщить меня  к этому виду спорта  и показать мне Альпы во всем
их  величии.  Изломанные очертания вершин,  их  окаменелая  надменность меня
прямо-таки пришибли. Эти каменные  судьи не знают  снисхождения; слишком они
высоки, слишком заострены.  Природа создала горы в наказание людям, когда ей
захотелось  их унизить.  Целую неделю я  терпел полярную стужу  -  был конец
января  -  и,  напялив  на  себя  полное снаряжение  космонавта,  выходил на
обледенелые  трассы,  крутизна   которых  повергала  меня  в  ужас.  Вечером
возвращался в отель разбитый, не чувствуя  под  собой ног,  с красным носом,
пунцовыми щеками и задубевшими от мороза пальцами. Зато Элен блаженствовала;
она  вообще обожала  все то, от чего большинству из нас  не по себе: бураны,
резкие  перепады  температуры, головокружительные склоны. Уж не знаю,  когда
она спала, но в девять утра была  уже  на лыжах, съезжала ловко и грациозно,
вздымая искрящиеся на солнце клубы белой пыли, а по вечерам ей еще надо было
дрыгаться  на  дискотеках. Высота  приводила ее в щенячий восторг.  Она  все
упрашивала меня:  "Посмотри  же  вокруг,  проникнись  этой  красотой.  Ты  в
Швейцарии,  эта  страна - воплощение материнства, грудь  старушки Европы, из
которой  истекают мед, шоколад и  молочные  реки. Запасайся  же  здесь впрок
силой и здоровьем". Возражать ей я даже не пытался. Но к концу недели чистый
горный воздух и  красоты обрыдли мне до такой степени, что меня  мутило даже
от звона колокольчика на санях, и я взмолился; мне хотелось одного: убраться
отсюда и вернуться вниз, на равнины, они хоть приветливее.
     Элен взяла свою машину. Я не имел ничего против - сам я не умею водить.
У нее  была красивая хромированная  игрушка, шикарная  такая,  просто мечта,
чтобы пустить пыль  в  глаза; знаете  эти  немецкие  машины - плавный ход  и
мощный двигатель, внутри  сплошь  мягкая  кожа и  орех,  и  не  едут даже, а
заглатывают дорогу. Элен еще оснастила ее кое-какими мелочами, и я, полулежа
на сиденье, щуря глаза на свет приборного щитка, наслаждался комфортом каюты
океанского лайнера Урчание мотора убаюкивало.  В тот день, вместо того чтобы
ехать прямо  в Париж,  мы  еще прошвырнулись:  невзирая на  мерзкую  погоду,
задержались  в  Лозанне,  поглазели на витрины  дорогих  магазинов,  зашли в
часовню,  в музей.  Элен никак не могла  расстаться со Швейцарией,  она была
влюблена в эту страну, где училась в детстве. Женевское озеро лежало большой
зеленой лужей,  затопившей  Альпы, и только чайка над самой водой выделялась
светлым  пятном.  Часа  в  четыре  к Элен  вдруг  пришла  блажь  свернуть  с
автострады к горам Юра. Ей хотелось ехать лесной дорогой, как бы продлив тем
самым  каникулы.  Я не стал  возражать. Так  уж у  нас повелось.  Бытовые  и
материальные  заботы Элен брала на  себя, и все  остальное  тоже.  Наши лица
покрывал типичный для лыжников загар - этакий слой показного благополучия, -
или, вернее  сказать,  мы  пропеклись, подгорели на  солнце  вокруг; глаз от
очков  остались белые  круги,  а  щеки  стали  малиновыми.  Мы возвращались,
погрузив  в  багажник  полный  чемодан  кислорода,  который Элен  собиралась
маленькими дозами вдыхать в Париже.
     Мне запомнилась аспидно-черная поверхность озерца под  свинцовым небом.
Солнечный луч на мгновение прорвал толщу облаков, упал перламутровым мазком,
и почти сразу же повалил снег.  Ненастье Элен  не смущало, мы  ехали быстро,
радио орало во всю мочь композиции Джимми Хендрикса, Кертиса Мэйфилда, Джона
Ли Хукера, и  у меня от этого  гама едва не лопались барабанные перепонки. А
она знай себе  отбивала ритм пальцами  на руле, подхватывая припев. Две вещи
Элен  обожала:  негритянский  джаз и еще - записывать разговоры, незаметно и
неожиданно  включая  диктофон.  Слушая   потом  себя,  подмечая  характерные
словечки, глупости, которые, бывает, сморозишь  за обедом  или на вечеринке,
она хохотала до слез. Машина легко расправлялась с препятствиями,  превращая
шоссе в резиновый коврик.  Я съежился на  сиденье,  глаза щипало от  снежной
белизны,  и  меня клонило в сон,  несмотря  на грохот  джаза.  Элен  убавила
громкость и посоветовала мне смотреть внимательно: подъезжаем к границе, это
переходная  зона, здесь одна культура едва  намечается,  а другая постепенно
стушевывается. Я возразил,  что под этим белым шквалом одну страну от другой
не  отличить и  вообще зима границ не знает. На бензоколонке синий от холода
заправщик  продал нам  цепи  и  заметил, что благоразумнее было бы вернуться
назад.  Элен рассмеялась ему  в  лицо, а я восхитился ее  лихостью. Нарядный
домик  с  голубыми  ставнями,  где  размещались  швейцарская  и  французская
таможни, был закрыт. Дорога шла вверх, вираж за виражом, все круче.  Высокие
призрачные  ели  обступали  нас,  как  строй  солдат  с запорошенными снегом
рукавами. Ненавижу эти деревья, они  не  живут в  одиночку,  держатся всегда
стаей, точно  волки. Снег заштриховывал пейзаж, кружил  в лучах фар  и очень
скоро засыпал все дорожные  указатели. Маленькие сугробы  мелькали  во мгле,
напоминая  нам,  что  здесь были километровые  столбики,  стрелки,  названия
деревень. Скоро стало ясно, что мы заблудились и едем наобум.
     Даже  дальний  свет   мощных  фар  не   мог  пробиться  сквозь  пелену.
Молочно-белое марево  размыло очертания, сгладило  углы,  заволокло  дорогу.
Дворники надрывались, отчаянно скрипя, но не могли очистить ветровое стекло.
Несколько  раз  колеса  пробуксовывали,  несмотря на  цепи.  Элен  с  трудом
удерживала руль, нас мотало из стороны в сторону;  страшно помыслить, что бы
случилось,   попадись  нам  навстречу  какая-нибудь   машина.   Я  предложил
вернуться, Элен в ответ назвала меня трусишкой, и это словцо меня успокоило.
Но наш  гордый стальной конь кряхтел  на подъемах, как  жалкая малолитражка.
Наконец он  выдохся, забуксовал, вильнул вбок  и замер. Тщетно Элен пыталась
включить сцепление  -  лошадка не трогалась с места. Мы застряли.  Тогда она
выскочила  наружу,  принялась  танцевать под  снежными  хлопьями,  зачерпнув
пригоршню, слепила  снежок и запустила  в меня ("Бенжамен,  мы проведем ночь
здесь,  в  буран, вот  здорово!").  Энергия  горных  вершин еще била  в Элен
ключом,  приводя  ее  в  состояние  эйфории:  она  призывала  стихию,  чтобы
потягаться с нею.  Я  еще  раз внимательно рассмотрел в свете  лампочки свои
глаза. Совершенно точно: вчера этой морщинки не было, она появилась сегодня.
Жизнь  запечатлела  новую  мету  на  моей  коже.  От  перспективы   провести
беспокойную ночь в машине меня просто жуть брала: мне во что бы то ни  стало
надо было  выспаться,  чтобы  сгладить эту проклятую  складку. От налетавших
порывов ветра нас шатало, горы сомкнулись вокруг, точно карцер.
     Вскоре Элен образумилась  и уговорила меня пойти на  поиски подмоги. От
Джимми Хендрикса с его бодрящими каскадами аккордов пользы нам было мало. На
мне были крепкие ботинки на меху и теплый анорак. Я захватил несколько галет
и карманный фонарик, едва освещавший мои ноги. Элен холод не грозил: бак был
полон, мотор мог работать еще несколько часов. Сгибаясь под ветром, я шагнул
во тьму; я уже злился  на себя, что  отказался, когда  Элен  вызвалась пойти
вместо меня, и проклинал идиотские условности,  предписывающие мужчине брать
тяготы  на  себя.  В конце концов это из-за нее мы  влипли  в  эту переделку
заупрямилось балованное  дитятко, на приключения, видите  ли, потянуло. Снег
только казался  мягким;  он резал, как  стекло, каждая  снежинка вливалась в
меня  кинжалом, царапала, жгла, прежде чем растаять. Тьма сгущалась, деревья
мучительно стонали  и  трещали.  Мне  в жизни  не приходилось сталкиваться с
опасностью, - правда, жить вообще опасно, лично мне и этого достаточно. Ноги
вязли в  снегу,  дыхание перехватывало,  я  хлопал  рукавицами,  чтобы  хоть
немного  согреться.  Я старался ориентироваться, держась  черной линии елей,
тянувшейся вдоль шоссе. Они стояли  безмолвным почетным караулом, похожие на
тяжело нагруженных носильщиков: собственно,  это и была их  работа, а грузом
был снег. Время от времени порыв ветра колыхал ветви, и белые комки сыпались
хлопьями на землю. Я напевал, чтобы  приободриться, и  сам едва слышал  свой
голос. Единственным различимым звуком был шелест снега, падающего на снег.
     Спустя некоторое  время, когда глаза  попривыкли к  темноте,  я заметил
справа от себя среди деревьев нечто вроде проезжей дороги и свернул на  нее.
Я  сразу увяз  в  глубоких сугробах,  которые намело вокруг  стволов,  через
несколько шагов весь  взмок и запыхался. Не  знаю, сколько я шел  так, то  и
дело спотыкаясь и падая. В просветах между деревьями виднелись скалы - точно
обледенелые  надгробья. Я  чувствовал  себя затерянным  в  этой  бесконечной
белизне, и  в голову  лезли жуткие мысли:  я  провалюсь в расселину, на меня
нападет дикий зверь, И  какой  идиот выдумал глобальное  потепление климата?
Снег заглушал шаги, поглощал все звуки в мире. Наконец мне померещилось, что
далеко впереди мигнул  крошечный  огонек  и тут же исчез. Я бросился бежать,
два  иди три раза пропахал снег носом. Приблизившись,  я  различил очертания
горной  мызы,  утопавшей  в снегу,  только  из одного  окна на втором  этаже
пробивался свет. Я отчаянно засигналил фонариком. Потом взобрался на крыльцо
по ступенькам, очевидно совсем недавно расчищенным, и забарабанил в дверь.
     - Есть тут кто-нибудь? Прошу вас! Помогите, я заблудился!
     Никакого  ответа.  Я немного отошел и  снова принялся кричать  что было
мочи.  Единственное освещенное окно на втором этаже теперь погасло. На двери
не  было  ни  колокольчика,  ни  звонка,  ни молотка.  Я пошел вдоль темного
фасада,  надсаживая глотку ("Помогите, мы с женой попали в аварию  на шоссе,
пожалуйста,  прошу вас!"). Мой  голос  замирал, ураган уносил  слова. Кто-то
следил за мной изнутри и не  желал мне открывать. Я шарил по стенам на манер
паука, пытаясь определить расположение комнат, принюхивался в надежде учуять
присутствие человека.  Перед  каждым  окном  я вставал на цыпочки, но сквозь
закрытые ставни ничего не мог разглядеть. Тогда я повел убедительную речь, я
сложил руки рупором и громко, подробно рассказал о нашей беде. Не опустил ни
одной мелочи, назвал свое имя, фамилию, свой возраст и возраст Элен, сообщил
даже марку  и  номер машины. Я должен был во что бы то ни стало внушить  им,
что  бояться  меня  нечего.  Странно  было  говорить  в  непроглядной  тьме,
обращаясь к безмолвному дому.
     От собственного монолога  мне стало не  по себе,  и  я сдался, мысленно
проклиная  эгоиста-хозяина, который видел  меня, но даже  носа не показал. Я
окоченел и совсем пая духом. С большим трудом я  выбрался на шоссе  по своим
следам -  их еще  не совсем  замело.  Я ускорил  шаг, испугавшись,  что  так
надолго  оставил Элен  одну. И опять  эти  жуткие  ели  в  белых шубах - они
стояли, тесно сомкнув ряды,  словно  хранили тайну. У меня подгибались ноги,
все тело ломило, как после лыж, болел каждый мускул. Это приключение грозило
лишить  меня последнего здоровья.  Нет ничего  утомительнее отпуска,  вы  не
замечали?  Снежные  хлопья налетали  на меня, как  рой злобных  ос, сплетали
частую сеть, под которой я едва  мог дышать.  Наконец  я  отыскал машину под
пухлой снежной шапкой;  ее  фары  слабо светились  в кромешной тьме. Завидев
меня, Элен дала  гудок; с  запорошенными волосами  и ресницами я походил  на
затерявшегося  во  льдах  полярника.  Она  вся  извелась,  ругала  себя, что
отпустила меня  одного, а  после  моего рассказа совсем приуныла.  Дела наши
были  плохи:  на  морозе  мотор  терял силу  и через  какой-нибудь  час  мог
заглохнуть  окончательно. Температура стремительно падала. Скоро нас накроет
ледяным саваном. Придется дожидаться снегоочистительной машины, а с  собой у
нас  только  немного  галет  и  фруктов.  Элен  попросила  прощения  за  эту
неприятность и пообещала сделать мне подарок, чтобы загладить свою вину: как
насчет  недельки  на  Багамах?  Утопая  в белой вате,  которая вихрилась  от
налетавших шквалов, мы стали как  могли устраиваться  на ночлег. Машина была
вполне  надежна - хоть  это немного  утешало. Элен опустила спинки  сидений,
соорудила из сумок  две подушки. Она укутала меня  в одеяла и собралась было
поделить печенье, но  тут в меркнущем свете фар возник  человек. Не  успел я
сообразить, что мы не одни, как к стеклу со стороны водителя прижалось лицо,
растопив  налипший  снег.   Элен  взвизгнула  и  выронила  печенье.  На  нас
уставились два глаза над белесым  кругом  приплюснутой к стеклу  щеки. Глаза
смотрели то  на  Элен,  то  на  меня, жадно нас  разглядывали.  Жуткое  лицо
заговорило:
     - Простите, что напугал вас. Я живу в том доме, где вы только что были.
     Нежданному гостю приходилось  кричать,  и  он сделал нам знак  опустить
стекло,  чтобы было  лучше  слышно.  Элен лишь приспустила его  чуть-чуть  и
дверцы не разблокировала.
     - Поймите меня: мы опасаемся бродяг. Я должен был удостовериться.
     Все  это  было сказано неприветливым,  даже  агрессивным  тоном.  Элен,
осмелев, еще немного опустила стекло.
     - Вы хотите сказать, что следили за моим мужем?
     (Во  избежание кривотолков мы с Элен, когда  ездили куда-нибудь вместе,
представлялись мужем и женой, хотя и не были женаты.)
     Черты нашего собеседника разглядеть было трудно. Шерстяной шлем скрывал
половину лица, и я  видел только пухлые  губы и бороду  с  повисшими на  ней
клочьями  снега. Он  был учтив и холоден,  отвечал односложно:  он  бесшумно
следовал  за  мной  в  "рейндж-ровере",  не  зажигая   фар,  и  оставил  его
несколькими метрами  выше, за  поворотом. Он просит вас - вернее, его хозяин
просит - быть  его  гостями; сам же он  всего  лишь слуга. Мы не стали долго
раздумывать: ночь предстояла длинная, я продрог до костей, ветер все сильнее
завывал  вокруг машины.  Мы  вышли. Наш спаситель оказался совсем  маленьким
человечком, почти карликом,  и  это как-то рассеяло наши опасения. Поведение
его было,  пожалуй, немного странным, однако  же  он пришел нам на  помощь в
трудную  минуту. Он помог нам достать кое-что из вещей и столкнуть машину на
обочину, чтобы в нее не врезался другой автомобиль. Сила у  этого горца была
недюжинная. Он хмуро  приказал нам сесть в  его машину - мощную, с  четырьмя
ведущими колесами,  - сам сел за руль, слишком для  него  большой. Итак,  из
снежного плена нас освобождал какой-то филин, который, похоже, и говорить-то
едва  умел. Наш  угрюмый  благодетель  довез  нас  до  дома, не проронив  ни
словечка, с таким видом, будто выручать людей было для него привычным делом.
Мне от его немногословности  стало не  по себе. "Ну и весельчак", - тихонько
шепнула  Элен,  прижавшись  ко  мне.  Мы   могли  вздохнуть  с  облегчением,
вырвавшись  из  хаоса. Удача еще раз  улыбнулась нам. И  нам обоим грезились
жаркий огонь в камине, горячий ужин и мягкая постель.











     Были сумерки дивного  летнего дня.  Париж почти опустел, так как под 15
августа  выпадало три  выходных  [15 августа, день Успения  Богородицы, - во
Франции нерабочий  день]. Зной выгнал редких  прохожих в парки,  к фонтанам,
под   тенистые   деревья.  Я  возвращалась  с  Лионского  вокзала,  проводив
Фердинанда  - он  уезжал  в Антиб. Мы  договорились, что  я на  своей машине
приеду к  нему  на будущей неделе. Я ехала медленно,  опустив  оба стекла, с
наслаждением  вдыхал  запахи  раскаленной  улицы,  упиваясь видом  деревьев,
листья  на которых  уже тронула  желтизна.  Тротуары  были  горячие, асфальт
плавился и лип к подошвам, город томился, дыша тропической влажностью, - чем
не экзотика! Париж  был для меня вместилищем великолепия и  энергии, в  этом
городе эмоции всегда били во мне через край. И  надо же было во всей столице
выбрать  того  единственного,  ветреника  и лгуна, который теперь,  когда  я
отпустила его ненадолго одного, непременно мне изменит.  От  этой  мысли как
клещами  сжало  желудок,   перехватило  дыхание.  Я  вцепилась  в   руль   и
остановилась во втором ряду,  чтобы  отдышаться. Сзади загудели, и понеслась
ругань.  Я обливалась потом, левую ногу свело судорогой.  Я знала наверняка:
ему только дай волю, будет клеиться к незнакомым девицам и укладывать  их  в
постель. Он и не подумал предложить остаться со мной, отсрочить свой отъезд.
Я поставила машину на стоянке перед папертью собора Парижской  Богоматери  и
знакомым путем направилась в отделение  "Скорой помощи"  больницы  Отель-Дье
[старейшая  больница  в  Париже, на острове Сите, рядом с  собором Парижской
Богоматери].
     Не  успела я  войти, как  на  меня  вновь накатил  страх.  Несмотря  на
роскошно отделанный холл и аккуратный внутренний двор с французским садиком,
повсюду ощущалась болезнь.  В этом памятнике старины, смахивающем немного на
казарму и немного на монастырь, есть что-то суровое, сама не знаю почему, но
от  него у  меня леденеет кровь.  Рядом  с овеянным славой собором Парижской
Богоматери  Отель-Дье - подлинно  собор нищеты,  как  магнитом притягивающий
обездоленных. Чтобы выстоять в этом пристанище невзгод, требовалась бодрость
духа, которой у меня не было. Я с ужасом думала о том, что меня ждет: стены,
сочащиеся болью, койки, с которых несутся стоны, жуткие инструменты хирургов
-  пилы, щипцы, скальпели, полный арсенал потрошителей. Здесь бродила смерть
и  словно насмехалась над теми, кто  боролся с нею; новейшие технологии были
ей нипочем, она приходила за каждым в назначенный час.
     Чтобы представить себе, как легко было  выбить меня из колеи в те  дни,
поймите вот что:  я не  только осталась одна без Фердинанда, я слонялась как
неприкаянная  по  полупустому городу, среди ошалевших иностранцев, ничего не
соображающих  от  жары  горемык  и  спекшихся  на  солнце клошаров, пока вся
Франция гуляла и веселилась. Я одна, а страждущих  несметные полчища, и  все
на  мою  голову:  они  будут  рваться  на  прием;  а  я  изволь  выслушивать
рассуждения  меланхоликов   и  бред   сумасшедших.  Работать,  когда  другие
развлекаются, и уехать, когда большинство приступит  к работе, - такой игрой
на контрасте я мотивировала  свое  решение остаться  на праздники  в Париже.
Хвалилась  близким: мол, оттягивать удовольствие - для  меня особый смак. На
самом же деле  я бы  все  отдала, чтобы быть  сейчас вместе с  остальными на
пляжах. Дежурить  на Успение я вызвалась  из-за  нехватки  денег.  Я интерн,
закончила медицинский факультет и в двадцать шесть лет начала  специализацию
по  психиатрии.  Вдобавок  мне  всегда тревожно  в праздники: это  разрыв  в
нормальном  течении дней, брешь во  времени, лишающая его  сути,  Я  заранее
страшилась этого  провала  в три бессонные ночи. Когда  город  полон, легче:
найдется кто-нибудь, не даст пропасть. Но сейчас все мои друзья разъехались,
а  родные вообще жили  за границей. Меня ждал комендантский час праздничного
уик-энда.
     Одно  хорошо  в  отделении  "Скорой  помощи":  оно  представляет  собой
маленькую автономию в огромном больничном царстве. Здесь ты сам себе хозяин;
отчитываться, конечно, надо,  но  косвенно. И мне не придется иметь  дело  с
тяжелыми травмами,  я  избавлена  от  искромсанных тел,  гноя  и  крови. Моя
епархия   -  травмы  психические,  тоже,  быть  может,  жуткие,  но  чистые,
бескровные, как мозг  в черепной коробке. Мужчины  и женщины станут изливать
на меня свои горести, а я -  слушать и делать вид, будто  мне это интересно.
Впрочем,  утешение  обманчивое: душевный  недуг  менее зрелищен, но  тем  он
страшней, и всякий раз, сталкиваясь с ним, я чувствую себя так, будто передо
мной  внезапно  разверзлась бездна. В сущности, я никогда не ощущала тяги  к
медицине; мне понадобилось учиться семь лет, чтобы понять, что это поприще -
не мое и  что вообще-то ни одно поприще не влечет меня больше других.  Какую
вину хотела я искупить, избрав этот путь? Я знала, что мая жизнь пройдет без
неожиданностей, как по заданной программе, и ненавидела ее не за то, что она
конечна, а за то,  что предсказуема.  Я всегда носила с  собой в сумке томик
стихов Луизы Лабе и кассеты Баха. В медицинском центре, где я работала, меня
так  и прозвали:  "уокмэн" -  за  то, что  я  постоянно ходила  в наушниках.
Слушать Иоганна Себастьяна Баха в клинике или диспансере - значит отгородить
себя от мира волшебным щитом, взирать на ад с высоты рая. Я включала музыку,
и что-то  божественное  овладевало  мною.  Кто это  сказал о Бахе, что  он -
единственное весомое доказательство существования Бога?
     Меня познакомили с другими дежурными врачами,  среди них был кардиолог,
совсем  мальчишка с круглыми розовыми щеками,  анестезиолог, рыжая,  слишком
ярко накрашенная женщина, длинный, сухопарый  офтальмолог, молодой, но лысый
хирург  и  еще, конечно, больничный священник  целомудренного  вида, который
словно  извинялся перед  всеми за  то, что живет  на свете. У меня  не  было
никакого желания. общаться с ними. Никогда не любила тесного кружка интернов
и  медперсонала,  сплоченного  духом  соперничества   да   привилегированным
положением по  отношению к  массе страждущих.  Врачами  становятся не затем,
чтобы  приносить  людям облегчение, а  из  желания помучить  их на  законном
основании,   наказать   за  их   немощи.  Мне  претили   дух  ординаторской,
похотливость  иных  докторов,  подогретая  близким  соседством смерти. Я  не
хотела  слушать  пикантных откровений медсестер,  вернувшихся из отпуска, не
хотела  знать  глупых интрижек,  что  завязываются  здесь  долгими ночами. Я
заранее презирала их всех, опасаясь, что они сочтут меня некомпетентной. Что
такое  презрение?  Это  боязнь  оказаться  хуже  других  и,  как  результат,
предвзятость в оценках: их мнение о тебе ты как бы отсылаешь им авансом. Три
ночи  мне предстояло существовать в постоянной  нестыковке:  я имею  в  виду
ничтожность моих терзаний рядом с чужой  бедой. Я так погрязла в собственных
проблемах,  что  была  к ней глуха. Мне хотелось  по  возможности  свести  к
минимуму общение с  людьми: пусть меня оставят в  покое,  я укроюсь в  тихой
гавани среди всеобщего разброда.
     Все было в  тот вечер не так, как всегда: персонал сбивался с ног из-за
отпусков,  шли  реставрационные  работы,  и  мне не хватило  места на этаже,
отведенном   интернам;   да,  строго  говоря,   мне   вообще  не  полагалось
самостоятельно  нести  дежурство  -  образования  не хватало. Диссертацию по
психиатрии я  только что начала. Я была отступлением от устава. Мне выделили
в противоположном крыле здания, на пятом этаже, клетушку с койкой, туалетом,
зеркалом, стенным шкафом, запертым  на висячий  замок, и старым продавленным
креслом.   Крошечное  круглое  оконце  глядело  на  башни  собора  Парижской
Богоматери. На  карнизе  прямо  над моей каморкой  ворковали,  встряхиваясь,
голуби. Я  переоделась, разглядывая  в  зеркале свои  широкие плечи, которые
Фердинанду  нравилось  покусывать,  мускулистые  ноги,  маленькие  груди, не
набухающие даже во время  месячных,  смуглую кожу,  где-то  потемнее, где-то
посветлее,  и плоский живот, который никогда не подарит жизнь: по  приговору
врачей, я бесплодна.
     Я  родилась от  брака марокканца  из  Рабата и  валлонки из Льежа - как
выражается  Фердинанд,  терракота  с примесями, растение, пустившее корни по
обе  стороны Средиземного моря. Я  не лишена привлекательности, но много  ли
толку в красоте,  если она не может застраховать от общей злой участи? Меня,
вот  такую,  как в  зеркале, оценивают  чужие  глаза, и я  никогда не  знаю,
выдержала  ли экзамен  или провалилась. Со временем все это состарится, и ни
уход, ни  гимнастика,  ни  строгая диета  не  помогут:  кожа обвиснет, мышцы
станут дряблыми. Впадины, пустоты изменят мой  анатомический  рельеф. Бывают
дни,  когда  собственное  тело тяготит  меня, кажется неподъемной, к тому же
скоропортящейся ношей. И тогда содержать его в чистоте, питать, ухаживать за
ним  выше  моих сил. А иногда выматывают, словно крадут  меня у меня  самой,
взгляды  мужчин.  Мне  осточертела  взыскательность Фердинанда,  который все
требовал совершенства:  для него я никогда не бываю достаточно эффектной,  а
для  коллег по работе  я  эффектна чересчур. Он отсылает меня к недостижимым
канонам, а те  порицают за фривольность. Люби  он меня больше, не хотел  бы,
чтоб я  была красивой и  только красивой! В конце  концов, имею я  право  не
круглые  сутки  быть   привлекательной?  Хочется   перерывов  на  прозу,  на
обыденность.  Сколько  моих подруг  живут как в  аду из-за нескольких лишних
граммов. Вообще-то  я  с  детства мечтала  быть бабушкой,  перескочив  через
зрелые  годы. Мне бы хотелось смотреть свою  жизнь с конца, знать результаты
поступков, прежде чем совершать их.  Хочу  быть старой, чтобы больше не надо
было делать выбор. Вечер  выдался долгий, тоскливый,  полно ложных вызовов и
попыток самоубийства. Я  была  на своем посту, как капитан на мостике. В том
же  корпусе  помещалась медико-юридическая  служба, тоже относившаяся к моей
компетенции,  туда поступали  мелкие  воришки,  нелегалы,  по большей  части
марокканцы и африканцы, и мельтешня  арестованных и стражей  настраивала  на
тюремный лад. Я поняла наконец, за что не люблю остров  Сите: на этом клочке
земли  расположились  впритык  друг  к  другу  собор  Парижской  Богоматери,
Отель-Дье  и  префектура полиции  -  союз  сутаны, белого халата  и дубинки;
зловещее  трио  не могут  заглушить даже  беспечные  туристы. Я  с  тревогой
вглядывалась  в  незнакомые  лица  вновь  прибывавших  и   особенно  боялась
агрессивных подростков, таких,  знаете,  что выплевывают слова  точно  пули,
ходят враскачку и  выглядят  так, будто выскочили  из клипа в стиле рэп. Мне
было страшно ставить диагноз сходу, без полного  набора симптомов: как бы не
раздуть легкое  недомогание,  не  проглядеть  тяжелый  случай. Белый  халат,
конечно,  прибавляет авторитета, но это лишь фикция: мне не хватало апломба,
я была то безапелляционна,  то неуверенна и никак не могла найти верный тон.
По  правилам,  мне  надлежало  выслушать  пациента  и решить  после  беглого
осмотра,  оставить  его  в больнице или направить в другую клинику  по месту
жительства.  Мы  были  всего  лишь  перевалочно-сортировочным  пунктом.  Еще
полагалось все записывать в карту, и я должна была сочетать проницательностъ
медицинского  светила со сжатостью  полицейского протокола. Я  щедрой  рукой
раздавала яркие, как конфетки, капсулы  из запасов  в  аптечном шкафу, чтобы
унять беспокойных. Пациенты по большей части были не больны, а просто выбиты
из колеи и пришли за моральной поддержкой: им только и надо  было, чтобы  их
кто-то выслушал, как-то утешил. Помню, на первой своей практике  я принимала
так близко к сердцу все, что они рассказывали, что даже могла всплакнуть над
их бедами. Некоторые находили удовольствие в  самоуничижении, но большинство
являлось в Отель-Дье,  чтобы их избавили от них самих, чтобы кто-то  взял их
на  свою ответственность, - так отсидевшие срок, едва  выйдя из тюрьмы вновь
идут  на  преступление,  потому что  свобода  повергает  их в ужас.  Порой я
чувствовала почти осязаемую враждебность, подспудную агрессию. Иные норовили
обнажить свое хозяйство,  приходилось на них  прикрикивать, чтобы  спрятали.
Кое-кого  я жалела:  например,  клошар  по  имени  Антуан, сын  разорившихся
фермеров из провинции, плакался мне, что не любит  ни вина, ни пива,  потому
как с детства приучен к чаю с печеньем. Слишком грязный для чистой публики и
слишком хорошо воспитанный для улицы, он чувствовал себя изгоем среди  нищей
братии.
     После таких  бесед  я шаталась, как  пьяная, словно,  соприкоснувшись с
психической  неуравновешенностью,   сама   теряла  ориентиры.  Я  не  лечила
помешанных, а лишь  убеждалась в уязвимости собственного рассудка. Там,  где
царит  безумие,  странным  образом,  будто  в  насмешку,  аномалией  кажется
здоровье. Примерно каждый час весь персонал собирался в ординаторской, чтобы
перевести  дух. Присев  за  столы, вымотанные, похожие  на матросов, которые
пришли в кают-компанию  промочить горло  и  сейчас  снова  выйдут  навстречу
шторму, мы занимались  нудным трепом. Стаканы подрагивали всякий раз,  когда
проезжал,  громыхая,  поезд  метро. Я окидывала  критическим  взглядом  моих
ночных   спутников,   интернов   и   экстернов,   бледных   и   изможденных,
преждевременно облысевших или заплывших нездоровым  жирком,  и молилась  про
себя: "Господи,  сделай  так, чтобы я никогда не стала  такой, как они!" Что
они думали обо  мне, я  знала: и по  конкурсу-то  в интернатуру  я  прошла в
последних  рядах, и диплом-то защитила  еле-еле. Они были  правы: я ненавижу
медицину.
     Время, кажется, приближалось к полуночи;  было совершенно нечем дышать.
Я  провожала к  выходу  старичка, который пришел  с жалобами на депрессивное
состояние.  Стариков я  люблю:  они  выживают из  своей  телесной оболочки и
отрешаются от мира с достоинством. Это светочи чистого разума, преодолевшего
плоть  и чувства. Как сейчас вижу эту сцену; в  приемном покое были: пожилая
женщина, которая повредила колено, ночная красавица с  разбитым носом,  то и
дело  одергивавшая  короткую юбчонку,  два русских беженца,  не соображавших
даже, где находятся, и молодой человек с жалобой на боли в животе. И в самом
конце этой очереди - оборванец в наручниках под охраной  полицейского.  Одна
странность сразу бросалась в глаза: он  был в маске и  жалобно повторял, что
умрет  на  месте, если  ее только  попробуют  снять.  Нос и рот его закрывал
респиратор, какие носят в  больших городах  велосипедисты, чтобы не  вдыхать
бензинные пары.  А дырявая шерстяная  шапочки была натянута  так низко,  что
видны  оставались  только  глаза.  Ни  секунды  не  раздумывая  -  наверное,
пациентов  выбирают, как любимых,  с первого  взгляда, - я  шагнула к стражу
порядка  и  сказала  так  властно,  что  сама  удивилась:  "Этого  ко  мне".
Полицейский посмотрел на меня с
     - Предупреждаю вас: у  него  нет никаких документов и он не помнит, как
его зовут.
     - Все ясно, помрачение личности, амнезический синдром, я его забираю.
     Полицейский мог бы не согласиться с моим скоропалительным  заключением,
но тут  как раз машина "скорой помощи" привезла  с Шатле чернокожего парня с
пулевыми  ранениями,  и ему  стало не  до  меня.  В  больницах  каких только
оригиналов  не встретишь. Среди них попадаются трогательные,  жутковатые, но
такого  я видела впервые.  В  своем респираторе  он напоминал  японских  или
корейских бунтовщиков, которые закрывают лица при стычках с полицией. Помесь
персонажа из фантастических фильмов со  средневековым бродягой, он выделялся
среди нищего отребья, всей этой  смердящей, грязной и вшивой публики. На нем
были  мокасины на  босу  ногу, брюки в пятнах и рваная  рубашка; в  прорехах
виднелась покрасневшая  от  солнца  кожа,  тощие  бока и  выпирающие  ребра.
Полицейская бригада подобрала его на скамейке на набережной  острова Сен-Луи
- это излюбленные места клошаров и парочек. Когда его забирали, он отбивался
и так отчаянно вопил, что сорвать с него маску стражи порядка не решились. Я
представилась ему ("Доктор  Матильда Аячи"), велела снять с него  наручники,
заверила его, что ему здесь ничего не сделают  против его желания, а  сейчас
вымоют, осмотрят и положат в палату до завтра.
     Быстро посчитала его  пульс, измерила давление. Он  поднял безжизненные
пустые  глаза  -  мне  показалось,  будто  на  меня  глядят  две  прожженные
сигаретами  дыры.  Я  понятия  не  имела  как завтра  объясню  коллегам  эту
госпитализацию. В  психиатрическом отделении не было  свободных  мест,  и  я
оформила  его  в  общую  терапию,  получив  согласие  дежурной.  За  стойкой
регистратуры  распоряжалась  хорошенькая  загорелая блондинка; на  руках  ее
сверкали  кольца и браслеты,  лицо сияло улыбкой: этакая аллегория  роскоши,
живое  напоминание  о  другом  мире, который сильнее мира нищеты и  невзгод.
Лучезарная королева восседала  над толпой  отщепенцев, кумир озарял холодные
стены. Обычно  я,  стыдясь  своей  недобросовестности, в то время как каждый
здесь вкладывал  в дело  всю душу, глядела на лицо  этой молодой женщины - и
мне хотелось работать лучше. Но  сегодня, увидев моего клиента, она тихонько
обронила: "Тебе досталась дичь с душком",и это замечание меня задело.
     Пациент, ни словом не выразив согласия или протеста, дал отвести себя в
палату.  Час  спустя,  когда  его  уже  осмотрели,  помыли  и  переодели,  я
беседовала  с  ним в боксе,  заперев дверь. Он сидел, ко всему  безучастный,
уткнувшись  подбородком  в  грудь.  Несколько разя спросила его,  почему  он
прячет лицо, может быть, скрывает ожог или увечье? Но мне  так и  не удалось
ничего от него добиться.
     -  Что ж,  месье, возможно, у  вас  есть свои причины хранить молчание.
Если захотите со  мной  поговорить, скажите медсестре,  она  меня позовет. Я
дежурю всю ночь, до восьми утра.
     Он  неопределенно мотнул, головой,  и  я  разозлилась  на себя  за свою
любезность. Было  что-то  жалкое в этом маскараде, личина потому раздражает,
что застывает одним-единственным выражением на непрестанно  меняющемся лице.
Я  уже сама не  понимала,  с какой стати меня вдруг  заинтересовал  этот шут
гороховый.  В  карте,  которую  надо  было  заполнить для  дневной  смены, я
сочинила  ему  длинную историю болезни, от  души  надеясь,  что какой-нибудь
дотошный интерн не потребует от меня объяснений. Силы мои были на  исходе, а
неудача  вновь  напомнила, что  быть врачом - не  мое  призвание, и я решила
передохнуть  в саду у фонтана  за чашкой горячего  кофе.  Какой-то бессонный
воробей пил, тычась клювом в струйку воды. Здесь было единственное спокойное
место  в  этом филиале  чистилища. Ночь  стояла  жаркая, казалось, будто  мы
паримся  в  теплице;  слабые дуновения ветерка  с  трудом пробивались сквозь
духоту.  Больница раскинула  свои  широкие  черные крылья  между милосердием
небесным и карой земной. За ее стенами жил Париж, там была свобода. Пятница,
вечер.  Я слышала,  как вздыхают  в машинах басы. Музыка рокотала, для  юных
самцов наступило время гона,  для юных самок тоже. Чего бы я только не дала,
чтобы быть там с ними.  Я снова чувствовала,  как страх парализует  меня,  и
знала, что все эти трое суток мне от него не избавиться. Мне говорили: психи
становятся тихими, после  того  как их напичкают  химией. Но я помнила  свою
первую практику в больнице  М., парк, где мужчины  и женщины  спаривались  в
кустах, на скамейках, помнила, как меня жуть  взяла от  этой гремучей смеси:
Эрос в обнимку  с  безумием.  Как  сейчас  видела  аутичного беднягу из  С.,
который грыз свои  пальцы, видела, как  зомби, одурманенные  нейролептиками,
бьются головой об пол, чтобы разом положить всему конец.  И мне вспоминалась
фраза Честертона  - ее  процитировал когда-то  мой преподаватель  философии:
"Сумасшедший - это тот, кто потерял все, кроме рассудка."
     Чуть позже,  воспользовавшись затишьем, я поднялась  в  свою комнатку и
ненадолго  задремала,  даже  не раздевшись. Мне приснился  странный  сон:  я
видела, как на надувном матрасе у края бассейна Фердинанд занимается любовью
с  незнакомой мне девушкой; у нее была очень белая кожа, на  ногах  - черные
чулки с резинками и туфли на шпильках. Он шептал ей на ушко те же сальности,
что я слышу от него вот  уже который  месяц. Незнакомка вскрикивала его имя,
корчилась под  ним, а мне все никак не удавалось разглядеть  ее лицо. Теплая
волна  разлилась  у меня между ног. Я испытала такое наслаждение, глядя, как
мой любовник  трахает  эту шлюшку, что  проснулась от  оргазма, но  это  был
оргазм  ненависти,  спазм  от желания  изничтожить  Фердинанда.  Я  села  на
постели,  вся  мокрая,  липкая  от  жары, с  бешено  колотящимся  сердцем. Я
обливалась потом, мой живот был чашей, до краев  полной солоноватой влаги, и
почему Фердинанда нет рядом, кто  же пригубит ее?  Мало  того что он отравил
мои  мысли,  ему  еще  надо влезть в  мои  сны,  чтобы  я окончательно  себе
опротивела.
     Я встала, выпила стакан воды, сняла  халат и юбку. Было три  часа ночи,
луна  в последней  четверти  оплела  собор тенями.  В мою  каморку  свет  не
заглядывал.  Я пошире распахнула оконце в надежде, что повеет прохладой. Мне
было не по себе, больница давила, не вырваться из ее каменного панциря. Даже
здесь, далеко от отделения "Скорой  помощи", чудилось, будто жалобы и бредни
оседают  на стенах, застывают потеками соплей, загаживают все  вокруг. Улицы
были  почти  пусты;  со  своего насеста  я слышала,  как  проходили  группки
молодежи,  пели, смеялись. Меня отделяли от них всего-навсего несколько  лет
учебы, но  я за эти годы перекочевала в  другой мир, полный забот и  тревог,
Париж  спал  под  сенью собора Парижской Богоматери,  застывшего  в холодной
надменности  официозного  памятника.  Город  казался мне  гигантским мозгом,
миллионы его клеток день и ночь испускали сигналы, то  сильнее, то слабее, у
них были свои фазы покоя  и возбуждения.  Но я  перестала  быть частые этого
живого разума,  я всего  лишь  ревнивая женщина,  дважды  дура,  потому  что
ревность - самый  мучительный  и самый  распространенный из  всех недугов. Я
злилась на себя за эту банальность, которая низводила меня до общего уровня,
     Я   чистила  зубы,   неоновая  трубке   тихонько   гудела,  и  вдруг  я
почувствовала, что за дверью кто-то  есть.  Кто-то стоял в коридоре,  темной
кишке  с  грязно-желтыми  стенами. Я  вздрогнула, инстинктивно потянулась за
халатом  и хотела было накинуть его, но  тут дверь приоткрылась. Я забыла ее
запереть. Какая-то фигура выступила из  коридорного  полумрака. Испугаться я
не успела: я узнала его сразу. Дверь открывалась так медленно, что я, глядя,
как подрагивает створка на  петлях,  решила,  будто  вижу сон.  Он  стоял  в
проеме,   опустив   руки,   -   какое   там   привидение,   смех   один,   в
ку-клукс-клановском    капюшоне    над    белой   пижамой,   выданной    ему
благотворительной службой. Я запахнула халат и пошла на него.
     - Как вы посмели прийти сюда?
     - ...
     - Что вам от меня нужно?
     - ...
     Его молчание тяготило меня.
     - Отвечайте или я зажгу свет и позову на помощь!
     - Нет!
     Он выпалил это "нет" почти угрожающе. Правой рукой  я пыталась нашарить
на кровати бипер, не спуская глаз с незваного гостя.
     -  Я  закричу, придет санитар и  отобьет у вас  охоту шастать  ночью по
больнице.
     Умоляющим жестом он протянул ко мне руку.
     - Я вам сейчас все объясню...
     - Откуда вы узнали, где моя комната, и как смогли незаметно уйти?
     - Просто,  снял маску и шапочку.  Моего лица  никто не знает, стоит мне
открыть  его,  и я становлюсь невидимым.  Дежурная сестра вышла  на  террасу
покурить. Я проскользнул за ее спиной.
     У  него  вырвался  негромкий смешок с  придыханием.  Голос  был резкий,
неприятный.
     - Я вас искал по  всей больнице. Увидел вас в саду и узнал. Потом пошел
за вами  сюда, слонялся  по  коридору, даже  поскребся  в вашу  дверь. Вы не
отзывались, и я открыл ее.
     Только  теперь  меня  прошиб ледяной  пот.  Я  не находила  слов: чтобы
больной ушел из-под надзора и вот так запросто разгуливал повсюду!
     - Почему же вы не позвонили как полагается?
     - Никто не должен знать, что я говорил с вами.
     Я  силилась  овладеть собой,  унять  биение сердца, которое чувствовала
где-то в горле, как тяжелый камень.
     - Я хочу... Я хочу поделиться с вами одной тайной...
     - И эта сверхважная тайна, конечно, не может подождать до завтра?
     Я тут же пожалела о своем агрессивном тоне: он выдавал мой испуг.
     - А если я откажусь?
     - Вы ведь на дежурстве, не так ли? Он повысил голос.
     - Вам ведь платят за то, чтобы вы слушали людей?
     Я  улыбнулась: каков законник!  Тут  же, словно  убоявшись  собственной
напористости, мой гость сбавил тон.
     - Вы же сами забрали меня из приемного покоя. Неужели я  вас  больше не
интересую?
     Его голос резал уши, а позерство утомляло.
     -  Вы приняли  во  мне участие,  ничего обо мне не  зная. А  теперь моя
очередь:  я  выбрал  вас.  Именно вас,  потому  что  чувствую в  вас раненую
женщину.
     Такая речь мне  совсем не  понравилась:  в  конце  концов, кто  из  нас
больной, а кто врач ?
     - Вы красивая, но держитесь слишком вызывающе. Мужчины теряются в вашем
присутствии. А ведь за вашей заносчивостью кроется слабость.
     Вконец обескураженная, я присела на кровать. Я заранее чувствовала себя
вымотанной  от предстоящего  разговора, зная,  что  буду потом не  один  час
приходить в  себя. "Не выкладывайся, -  повторяла  я себе,  -  слушай, но не
принимай ничего к сердцу, все равно через три дня тебя здесь не будет".
     - Я прав, не так ли?
     Теперь этот краснобай склонился ко мне так, что мы почти соприкасались.
Вот сейчас, подумалось мне, он скажет:
     - Вы здесь не на своем месте. В прозорливости ему было не отказать, это
дар слабых людей - безошибочно угадать вашу слабину.
     - Не понимаю, что вы имеете в виду,  - пробормотала я, -  И вообще,  не
обо мне речь. От волнения у меня сел голос.
     - Может быть, пойдем в кабинет?
     - Ни в коем случае, нас могут увидеть. Прошу вас, останемся здесь!
     Психиатр  обязан  быть   осторожным   и  соблюдать   дистанцию:  нельзя
подпускать  пациентов слишком близко  и уж тем более  воспринимать сказанное
ими буквально.  Я же поступала в точности наоборот, нарушая все  правила.  В
случае чего  никто не придет мне  на  помощь, а  ведь  неизвестно, что может
взбрести  в голову этому паяцу. Мысленно я прикидывала, насколько  он силен:
тощий,  не выше меня ростом, если что, я его щелчком опрокину.  И потом, что
скрывать! Это ночное вторжение заинтриговало меня. Если  он и  чокнутый, то,
по  крайней мере, не похож на других. У человека, который так рискует, чтобы
просто поговорить, должны быть  по-настоящему веские мотивы, И  как бы то ни
было, уснуть мне все равно больше не удастся.
     - У вас не найдется чего-нибудь попить? Умираю пить хочу.
     Я  наполнила  пластмассовый стаканчик  водой  из-под крана;  мне  очень
хотелось растворить в ней хорошую дозу транквилизаторов, чтобы он вырубился.
Он отвернулся и выпил  воду,  приподняв маску: Потом почесал  ее,  точно это
была его  кожа, - ноготь издал царапающий  звук, как по коре дерева. До меня
вдруг дошло, как сильно от него пахнет; этот острый кисловатый запах был мне
знаком  -  он   боялся  не  меньше,  чем  я.  Меня  одолело  подлое  желание
воспользоваться  этим.  Я схватила его за локоть -  кости у него были как  у
цыпленка. И  еле  сдержалась, чтобы не  врезать ему, не заорать: "Убирайтесь
вон, кому другому морочьте голову вашими бреднями!" Бывают же такие существа
-  до  того  слабые, что  прямо-таки напрашиваются: ударь. А этот, старчески
сгорбленный, весь какой-то помятый, раздражал меня донельзя. И потешный же у
меня,  наверно, был  вид;  растерзанная,  полуголая,  трясу,  словно  грушу,
какого-то хлюпика в пижаме. Он не сопротивлялся, только проблеял жалобно:
     - Прошу вас, выслушайте меня, вы одна сможете меня понять!
     Ах  я стерва - мне показалось, что  он даже всхлипнул. Я швырнула его в
кресло, он  плюхнулся,  еле переводя  дыхание,  удивленный  моей вспышкой. Я
сдалась.  Заперла  дверь,  села  на кровать.  Комната была крошечная. Тесные
помещения   как-то  дисциплинируют  и  принуждают  к   вниманию:  в  них  от
собеседника никуда не деться. Я потянулась к выключателю, но он попросил  не
зажигать   свет.  И  начал  свой  рассказ.  Маска  заглушала   голос,  моему
собеседнику  приходилось  напрягаться, надсаживаться, словно он  на  костыли
опирался,  чтобы его услышали. Мне от этого закрытого лица было не по  себе.
Он меня видел, а я его нет, не было ни единой щелочки, через которую я могла
бы заглянуть в его душу.  Я ведь так  и не знала,  кто  он такой  и как  его
зовут.  Время  от времени  он брал мою  руку и, хоть  я невольно  морщилась,
сжимал  ее в  своей. Это  была не  угроза,  а выражение  солидарности,  жест
собрата по несчастью, просьба о поддержке. Мы пустились в плавание по волнам
его жизни,  и  это  пожатие было вроде глотка спиртного  для бодрости  перед
трудной  дорогой.  Он рассказал,  как  застряла машина  в горах,  как пришло
спасение, и продолжал так:






     Мы  приближались к дому, зажатые на переднем сиденье "рейндж-ровера", и
только дивились  сноровке  водителя, который безошибочно  вел машину  сквозь
метель.  Я  все думал,  что же  это за странный  хозяин и почему он  сначала
проявил  такую  подозрительность, а теперь готов оказать нам гостеприимство.
Ни я, ни Элен даже не представляли себе, что нас ожидало. Но здесь я  должен
прерваться и рассказать вам о том, как я познакомился с моей спутницей.
     Так вот, зовут меня Бенжамен, Бенжамен Толон, это имя мне дали не иначе
в  насмешку, если  учесть,  как потрепала  меня жизнь  [Benjamin -  любимец,
баловень  судьбы (фр.)]. Я с детства отмечен печатью вырождения, я и на свет
появился старым  и  усталым,  как будто принадлежу к вымирающей  породе. Мне
сейчас тридцать восемь, а выгляжу я на все пятьдесят. Во мне  скрыт труп, он
разъедает меня изнутри  и растет  за мой счет. С ранних лет я мечтал: вот бы
найти  такого  торговца, у  которого  можно покупать время  порциями,  чтобы
замедлить разрушение. Седина припорошила  мою голову еще в колыбели да так с
тех пор и осталась.
     Скромный провинциал  из Центральной  Франции,  младший сын  в небогатой
семье,  все  детство  я  прожил в болоте смертной скуки. Когда мне  стукнуло
шестнадцать, я сбежал в Париж, полный решимости  порвать со  своей средой. Я
приехал в  столицу сентябрьским днем; на каждом  перекрестке  меня ослепляли
шикарные дома и нарядная публика, опьяняли запахи богатства и свободы. В тот
день  я  поклялся себе,  что ноги моей больше не  будет в  городке Т. - отец
служил  там по  земельному ведомству,  - где бездарно  пропала моя юность. Я
проклинал ограниченность своих родителей и  всех предков,  чьим единственным
чаянием  из поколения в поколение было подняться по социальной лестнице хоть
на одну ступеньку. Один в Париже, без  гроша в кармане, я мечтал найти новую
семью, которая в утешение за годы, прожитые в старой, открыла бы передо мной
блестящие перспективы.
     Но обольщался я недолго: столица  оказалась мне  не по зубам. Ни силой,
ни интеллектом я не мог покорить  ее. Ни  одна из ролей, отведенных  в нашем
обществе беднякам -  холуя, хулигана или бунтаря, - мне не подходила. У меня
была  только  одна  страсть  - книга, единственные мои союзники  в борьбе со
временем. Людям  я предпочитаю  книги:  они  уже написаны,  их  открываешь и
закрываешь,  когда  хочется.   Ведь  к   человеку  никогда  не  знаешь,  как
подступиться,  его не отложишь и не уберешь на  полку. С грехом пополам сдав
экзамены, я засел за изучение литературы и получил возможность сравнить себя
с писателями, подавившими меня своим талантом, - таков был главный результат
моих занятий. Ценой  неимоверных  усилий  и всяческих уловок  я получил-таки
диплом, но до степени не дотянул. Сохранив  с юности допотопное благоговение
перед печатным словом, я жаждал писательской славы, а между  тем  мне нечего
было сказать, я не имел  за душой даже маленького дарования, которое мог  бы
развить. Но я  твердо  решил, что  никогда не  вернусь в глухомань, где  так
долго  прозябал,  и  изо  всех  сил  цеплялся за  Париж.  Не  год  и не  два
перебивался чем придется:  был официантом в дешевых забегаловках, посыльным,
Дедом Морозом в больших магазинах. Возил паралитиков  в  инвалидных креслах,
давал уроки грамматики  и  английского тупицам и непоседам,  которые зевали,
стоило мне открыть рот. Читал газеты старикам и старухам в богадельнях, мы с
ними  обсуждали новости, и  я всегда разделял  их  мнения. Одна пенсионерка,
бывшая  служащая  Министерства  связи  и  большая любительница  путешествий,
платила  мне за то,  что  каждый  вечер ровно в  шесть я приходил кормить  и
причесывать ее кота.  Я должен был ставить для  него  определенную музыку  -
"Шехеразаду"  Римского-Корсакова  и,  закутавшись   в  покрывало,  исполнять
несколько танцевальных  па. Только после этого котяра, благосклонно мурлыча,
соглашался съесть свой ужин.
     Еще  мне поручали  выгуливать собак.  В иные дня случалось выводить  по
четыре-пять  псин за  раз.  Вся  эта  свора  тявкала, рвалась  с  поводка  и
оставляла на своем пути пахучие метки. Часто я присаживался на скамью, чтобы
прочесть  им  новеллу или  стихи  собственного сочинения:  Если  они  виляли
хвостами и лизали мне руку -  это был хороший признак. Вообще-то  по большей
части они грызлись, обнюхивались, залезали друг  на  друга  и спаривались на
потеху окрестной детворе.
     В этом плане мы  ничем  не лучше  собак, просто  они  делают у  всех на
глазах то,  чем  мы  занимаемся  тайком, и  у них,  по  крайней  мере,  есть
оправдание: они - животные.
     Жил я в XIX  округе,  на  восьмом  этаже  обшарпанного дома, где снимал
каморку под  самой крышей, без душа  и с туалетом в  коридоре. Позволил себе
только  одну роскошь - телевизор, смотрел  его  по нескольку часов в  день и
даже  разорился  на  кабельное  телевидение. Я глотал  все передачи  подряд,
фильмы, сериалы, перескакивал  с одного канала  на другой, боясь что-нибудь,
пропустить, и так до поздней ночи. Тогда же я нашел свою стезю. Один из моих
собачников,  увидев  меня  за  чтением,  решил,  что  я  имею  какое-никакое
образование, и поделился  со мной своей проблемой. Он хотел подать жалобу  в
налоговое ведомство и не мог найти для этого нужных слов. Я составил письмо,
и его претензия была принята.  После этого я  стал  чем-то вроде писаря  для
соседей -  стариков, неграмотных,  иностранцев, которые  были  не в ладах  с
нашим  языком.  Я  писал  весточки их родным  и  близким,  заполняя  бланки,
составлял коротенькие некрологи и извещения о рождении для газет. Расценки у
меня были самые скромные, и работы хватало.  Я снискал кое-какую известность
в  квартале, ко мне даже  приходили из  соседних округов.  Но подлинным моим
призванием  стали  любовные  письма: одна  пятидесятипятилетняя  дама  вновь
встретила человека,  который сватался к ней в восемнадцать, и попросила меня
облечь  в цветистые слова переполнявшие ее чувства. Эту  задачу я выполнил с
большим  старанием. Надо  полагать,  мое  письмецо понравилось,  потому  что
посыпались новые  заказы.  Вот тогда-то  я  и разработал метод,  которым так
успешно  воспользовался потом. Ко мне приходили любовники в ссоре, супруги в
разлуке, незадачливые воздыхатели,  я вынужден был писать всегда об одном  И
том же;  но всякий раз  измышлять что-то оригинальное. И я стал обращаться к
великим  писателям,  которых  в свое  время  изучал:  у  одного  заимствовал
комплимент,  у другого  мадригал, у третьего  удачную  остроту.  Я просеивая
тексты, извлекая  разменную  монету чувств,  общепринятые враки,  милые всем
влюбленным красивости. Для каждого случая, будь то встреча, предложение руки
и  сердца  или разрыв,  у меня имелось  типовое письмо, в котором непременно
должна  была засверкать  подобно  бриллианту  среди стекляшек то  строка  из
Бодлера, то фраза из  Пруста; разумеется,  я их слегка подправлял и подгонял
под ситуацию. Клиентам же моим было невдомек. Иной раз ко мне обращались обе
заинтересованные  стороны, и следовало быть  очень  внимательным,  чтобы  не
написать  для  них  одно  и  то же. Мужчины  и  женщины приходили  ко мне за
советом, делились  самым сокровенным. Я,  не  имевший  никакой личной жизни,
стал  добрым гением  всех рогоносцев и брошенных жен.  Моя любовь к животным
внушала людям доверие. Меня ценили за то, что я в совершенстве владел языком
нежных  чувств,  умел   убедить   нерешительную   девушку,  тронуть   сердце
разгневанного мужа или обманутого жениха. Имитируя страсть, любовный пыл или
раскаяние,  я не скупился на  штампы  и банальности  - старые  как мир,  они
казались чем-то новым тем, кто не был с ними знаком.
     Известность моя скоро вышла за пределы узкого круга заказчиков.  Ко мне
обратился некий  издатель  и  строго  конфиденциально  предложил  следующее:
состряпать  фальшивку, которую он намеревался выпустить  под  именем Виктора
Гюго - как выпустили и раскрутили неизданный роман Жюля  Верна несколько лет
тому  назад.  Он  дал  мне  сюжетную канву:  солдат  наполеоновской  гвардии
возвращается из России, скитается по Европе,  сидит  в тюрьме во Франции при
Реставрации,  участвует в событиях 1830 и 1848 годов и, наконец,  умирает  в
день прихода к  власти Луи-Наполеона  Бонапарта, -  по которой я должен  был
вышить узоры  "в  духе первоисточника" достаточно  искусно,  чтобы  ввести в
заблуждение даже самых авторитетных специалистов. Он, со своей стороны, брал
на  себя всю  юридическую  сторону дела,  в том  числе возможные  проблемы с
наследниками. Подобно  тем художникам, что  поточным  методом пишут  полотна
Сезанна или Матисса, я должен был с головой окунуться в мир прозы Гюго и так
пропитаться ее сентиментальным  духом,  чтобы  все написанное мною  казалось
вышедшим  из-под  его пера.  Затем еще  один мошенник, большой специалист по
подделкам  документов,  брался  сфабриковать  рукопись,  якобы  переписанную
современником с утраченного оригинала и найденную  в подвале дома на острове
Гернси, где Гюго жил в изгнании.
     Издатель не  подписывал со мной никаких контрактов; связь мы условились
держать через абонентский ящик. Половина гонорара мне выплачивалась авансом,
половина  - по исполнении заказа. Было  также  оговорено,  что окончательная
редакция   будет   тщательно   выверена  знатоком  творчества  Гюго,   неким
преподавателем лицея, тоже желавшим округлить  свои доходы;  вдобавок он, по
счастливому  совпадению,  входил в коллегию  экспертов,  которой  предстояло
удостоверить  подлинность  рукописи.  Вся работа должна быть представлена по
возможности  не позднее чем через  полгода. Если возникнут неприятности - мы
никогда не встречались.
     Раз в месяц вся  команда собиралась в  задней комнате одной кафешки  на
площади Клиши.  Издатель  нанял  еще одного парня, долговязого пижона, моего
ровесника,  переписывать  классиков.  В  его   задачу  входило,   во-первых,
сокращать толстые романы  XIX  века до оптимального  объема в  сто пятьдесят
печатных  страниц -  максимум, что в  силах  одолеть  сегодняшний  читатель.
Во-вторых, облегчить их, очистить от архаизмов, короче, перевести на простой
и доступный всем современный французский.  Мой коллега  уже обработал  таким
образом "Братьев Карамазовых", "Войну и  мир", а также "Утраченные иллюзии",
ухитрившись  ужать их до размера брошюры. Бог весть почему, этот  специалист
по  купированию шедевров ополчился на Бальзака и  называя его  не иначе  как
тупицей, который-де  не по заслугам получил от потомков похвальную  грамоту.
Он даже  направил  во Французскую  академию письмо с  наглядными примерами и
требованием исключить  автора "Человеческой комедии"  из школьных учебников.
На  наших  Совещаниях он  тоже присутствовал,  так  как  собирался в  скором
времени приняться за Виктора Гюго и "обстругать" его  "Отверженных" и "Собор
Парижской   Богоматери".   Можно  было  не  сомневаться,  что  и  Гюго   под
взыскательным  оком  сего  беспощадного  судии  предстояло   пополнить  ряды
незаслуженно причисленных к лику славы.
     Итак, я засел за книги мэтра, чувствуя себя мухой на теле великана, и в
назначенный срок представил  рукопись  заказчику.  Преподаватель  литературы
придирчиво выверил  каждую  строчку,  счел  мой труд  значительно уступающим
оригиналу и отыскал больше сотни ляпсусов. Я впал в типичный для такого рода
затей грех "ретроспективизма", перенеся в эпоху Гюго некоторые изобретения и
термины,  появившиеся  лишь  в следующем столетии.  Выплыви хоть  одна такая
накладка,  и  все  дело погибло бы.  Я  засел за переработку: внес поправки,
переделал некоторые  эпизоды,  изменил на свой  лад концовку.  Мой финальный
аккорд всем  особенно понравился,  и я был почти уверен, что этот  заказ  не
будет последним. Роман передали  фальсификатору, чтобы тот переписал его  от
руки и превратил в манускрипт прошлого века. Он состарил бумагу, выдержав ее
в сырости,  чтобы покрыть  цвелью, а текст написал специальными  чернилами и
настоящим  допотопным  пером. Для  пущего эффекта подлинности сотня  страниц
была погрызена мышами. Наш "отделочник" имел  опыт в подобных делах: на  его
счету были десятки  старинных пергаментов, сфабрикованных с  помощью некоего
химика  так ловко, что никто не заподозрил в них фальшивки. Но кто-то на нас
донес,  и все рухнуло.  Однажды утром,  выйдя  из метро на площади Клиши,  я
увидел, что  у нашего  кафе  стоит полицейская машина. Чутье подсказало мне,
что нас засекли. Я поспешил смыться, несолоно  хлебавши - остаток гонорара я
должен был получить наличными как раз в этот день - и от души надеясь, что в
записной книжке издателя нет моей фамилии.
     Несколько недель я  отсиживался в своей каморке, выходил из дому только
затемно и с трепетом ожидал, что вот-вот за мной явятся люди в форме. Вскоре
я снова стал  промышлять эпистолярным  жанром. Я уже  зная, что  не  обладаю
самобытной  манерой  письма,  однако не  оставил  мысли  стать беллетристом,
пополнить ряды  тружеников  пера, растущие день ото  дня  за счет  убывающей
массы читателей. Как  раз тогда один  чудак предложил мне привести в порядок
его  библиотеку  и  составить  каталог богатейшего  собрания, насчитывавшего
около пятидесяти тысяч книг.  На его загородной вилле в Нормандии библиотека
занимала четыре громадных зала. Через  месяц, работая по восемь-десять часов
в день, я  не дошел еще  даже  до буквы  Д.  Я тонул в  океане  прижизненных
изданий, фолиантов всех форматов и  всех веков. Задача оказалась  мне не  по
силам,  к  я  сдался.  Но  этот  краткий экскурс в нечто бесконечно огромное
натолкнул меня на мысль: почему бы библиотекам, этим колоссальным кладбищам,
не послужить живым?  Почему бы мне не воскресить мертвецов, не поживиться  с
этих славных мощей, к которым давным-давно никто не приходит на поклон?
     Вы  только  представьте  себе  все  эти  тысячи  томов,  что  лежат  на
стеллажах, словно обломки кораблекрушения на пустынном берегу, обреченные на
забвение: исчезни они, никто и не заметит. Их  слишком  много. Это могилы, в
которых замурованы в вечном безмолвии знаки, - и  вот я решил найти им новое
применение. Коль скоро все уже написано, к чему  начинать с нуля, изобретать
новые идеи?
     Достаточно   списать,  скомпоновать,   одним  словам,  воспользоваться.
Действовал  я  следующим  образом: выбрав сюжет  -  тоже позаимствованный  у
некоего  малоизвестного труженика  пера, - отоваривался  у  великих и  малых
мастеров  и таким образом  выстраивал собственное произведение. Я  ходил  по
библиотекам  и выписывал в тетрадь сцены, метафоры и  прочее, пополняя  свои
закрома. Все материалы я сортировал по темам: лунный свет,  ссора, убийство,
весеннее утро, дождливый день, объятия влюбленных и т. д. Все было введено в
память  моего компьютера, после чего я мог  создавать из этого попурри новые
мелодии. Как правило, из каждого автора я, соблюдая осторожность, присваивал
лишь одну-две  вокабулы,  скажем, слово и эпитет к  нему. Не  грабил, а так,
поклевывал:  на  столь   микроскопическом   уровне   плагиат   не  поддается
установлению, такое мелкое мошенничество не наказуемо.  Мой  метод сбил бы с
толку любую экспертизу.
     Кроме  того,  я свято  следовал  непреложному принципу: обирать  только
покойников. Живые так обидчивы! Они готовы молиться на каждую свою закорючку
и с поистине безотказным чутьем способны отыскать ее у других. Наивные - они
мнят  себя собственниками своих текстов! Мне совсем не  улыбалось отбиваться
от  легиона  адвокатов. Еще я избегал  цитат,  которые  на  слуху у  всякого
мало-мальски  образованного человека и навели бы на  подозрения. Плагиат  не
должен бросаться  в  глаза. Итак, я, злостный мародер от литературы, украшая
свою прозу тысячами выражений, позаимствованных отовсюду  понемногу, которые
затем  шлифовал  и подгонял  друг к другу,  - это  был  кропотливый труд.  Я
вплетал чужие фразы  в свои я ухитрился  даже выдать пару-тройку собственных
оборотов, ей-Богу, не ниже среднего  уровня. Какой  безумец-сыщик  взялся бы
разобраться в сотнях запутанных нитей в этом палимпсесте и потратить годы, а
то  и всю жизнь на  то, чтобы отыскать в  мировой  литературе источник  моих
заимствований? Действуя так, стервятник, сиречь я, не убивал, а воскрешал: я
эксгумировал классиков,  извлекая их  на  свет с пыльных полок, где они тихо
дотлевали,  спасал  их от чистилища. Они  свою  долю славы  получили, теперь
наступила  моя очередь. Я  у них  ничего  не  отнимал, они же способствовали
признанию и популярности моего имени.  Мой  разбой был  на самом  деле актом
любви: они находили во мне свое продолжение, как продолжает жить покойник во
плоти пожравшего его каннибала.
     Плагиат, доктор, это не  только мой писательский метод - это стиль моей
жизни.  Я   -  существо,  целиком  состоящее  из  заимствований,  ненасытный
имитатор, я вроде птиц-пересмешников, что  умеют  подражать любому пению, но
своей песни  не  имеют.  Я всех копирую, все схватываю на лету. Даже сейчас,
разговаривая с  вами, я подлаживаюсь под вашу повадку, вашу  манеру слушать,
держать себя.  И мое лицо - оно тоже краденое,  потому я  его и  прячу.  Это
сильнее меня,  мне  хочется быть  каждым  встречным,  поставить себя  на его
место, познать его изнутри; я как вода, принимающая  любые очертания. Я даже
не подражаю, нет,  это слабо сказано - я всей душой желаю срастись с другим,
раствориться  в   нем.  Знаете  байку  про   хамелеона,  который  заполз  на
шотландский плед? Не прошло и  минуты,  как он лопнул. Не смог сделать выбор
между цветами. В этом весь я: стоит появиться в поле моего зрения интересной
личности, и я тут же устремляюсь к ней, воспроизвожу ее вплоть до мельчайших
деталей - так и только так я могу стать кем-то.
     Точно  так же я стремился  создать  роман, который был бы совокупностью
всех прочитанных мною книг, единственное в своем роде произведение, ничем не
обязанное  своему автору. Нет, я преуменьшаю свои заслуги:  я все же творил,
потому что  чужие  слова, которые  я  всячески комбинировал,  обретали новое
звучание.  Но каждая  строчка,  вышедшая из-под моего пера,  сочилась кровью
ограбленного писателя. На всю  работу у меня  ушел год.  Я подписал рукопись
псевдонимом  "Бенжамен  Норреш",  в  котором  человек  с  опытом, вроде вас,
наверняка услышит  анаграмму слова "шноррер", что значит на идише "паразит".
Как ни  странно,  роман сразу  был принят  одним маленьким  издательством на
Левом берегу: его готовы были опубликовать при  условии, что я соглашусь  на
некоторые купюры. Я не возражал и от  души смеялся, глядя, как  мой редактор
вычеркивает пассажи Мериме, Золя,  Диккенса и Дидро.  Хотите  верьте, хотите
нет, но книга даже имела настоящий, хоть и негромкий, успех. Вы, может быть,
видели  ее в  магазинах, называется "Слезы сатаны", она  еще получила премию
читателей Парижа. Нет? Вы вообще  не читаете новинок? Ладно, короче, критика
в целом была благоприятная; я  так ловко приладил и подогнал  друг  к  другу
разрозненные элементы текста, что  никто не  усмотрел ни малейшего  подвоха.
Мое лоскутное одеяло приняли  на ура;  по общему признанию, я-де "отразил" в
своей творческой манере всю вековую  историю литературы. От каждой хвалебной
статьи тепло разливалось  в моей груди,  пробегало нежной  лаской  по  всему
телу.  Наконец-то  я оправдал  свое  существование,  я нашел свою  маленькую
дверцу в литературную комедию.






     Радоваться пришлось  недолго:  в  один прекрасный  день  я  обнаружил в
почтовом ящике красивый конверт с  письмом,  написанным изящным почерком  на
голубой  веленевой  бумаге. Я  решил,  что это  от  очередной поклонницы.  В
посланий было следующее:
     "Месье, я только что дочитала ваш роман "Слезы сатаны". Не стану ничего
говорить  ни  о  сюжете,  списанном из "Птиц-чародеек", книги  Пьера д'Арси,
вышедшей  в  1895  году  в Женеве,  ни о  стиле,  который  грешит  некоторой
дисгармоничностью,  как вы ни старались привести все  к единому знаменателю.
Не  могу, однако, не упомянуть о  всевозможных  цитатах, которыми  буквально
нашпигован ваш  роман: вот уж поистине вы черпали  из общего котла всемирной
литературы. Лично я узнала отрывки - лучше бы сказать обрывки -  из  Пруста,
Золя,   Теофиля  Готье,  Софокла,   Танизаки,  Мисимы,  Моравиа...  всех  не
перечислить.  Могу  поручиться,  даже  на  беглый  взгляд,  что  из  двухсот
пятидесяти тысяч слов ваших собственных - не  больше тысячи, да и то главным
образом  союзы  и наречия.  Многовато одолжено для  книги в  двести страниц!
Почему бы нам не обсудить это в спокойной обстановке за чашечкой кофе?"
     Засим стояла  подпись - "Элен  Далиан"  - и  номер  телефона.  Я просто
остолбенел:  что же это  за гигант мысли сумел  разоблачить мой грабеж?  Все
тетради с записями я сжег; к данным, хранившимся в памяти компьютера, доступ
был  закрыт  секретным  паролем. Я уже  видел, как предстаю  перед судом  по
обвинению  в посягательстве  на  авторское  право: такой-то  эпитет  требуют
вернуть Виньи, такой-то - Стендалю, устанавливают, что семнадцатая строка на
странице  155  целиком  принадлежит  Фитцджеральду,  хоть в ней  и  изменены
глагольные  времена,  а  восемнадцатая  -  перифраз  Хемингуэя  с  небольшой
примесью Фолкнера  и т.д. Кончится  тем,  что  мою  книгу обдерут как липку,
оставив  только  то,  что  принадлежит  мне,  -  жалкую  горстку  гласных  и
согласных,  предлогов  и  вводных  слов.  Нет, это  невозможно, она блефует,
откуда ей знать?  Я решил не подавать признаков жизни - но не тут-то былоОна
продолжала бомбить  меня  письмами, почтовый  ящик ломился от  писем. Каждый
голубой конверт был  дурным  вестником.  Тон стал другим: вежливые просьбы о
встрече  сменились   форменными   приказами.   Таинственная  корреспондентка
требовала, чтобы  я отозвался. У меня не оставалось сомнений, что она пойдет
на все, если я по-прежнему буду хранить молчание.  Скрепя сердце, я позвонил
ей, и мы условились встретиться на террасе одного кафе в Пале-Рояле.
     Она  подошла ко мне  без колебаний, так,  словно всю жизнь была со мной
знакома. Молодая,  самоуверенная, в  кожаной куртке и джинсах - униформа  ее
поколения.  Заказала  себе  минеральную воду, обронила  несколько незначащих
фраз, затем перешла к  делу. Достала из сумки три листка  бумаги и протянула
мне:  это  был почти  полный список моих  источников,  так сказать, перечень
награбленного.  У  меня  перехватило дыхание: эта  женщина просто читала мои
мысли. Она улыбнулась:
     - Я понимаю ваше удивление. Успокойтесь, я вовсе не ясновидящая, у меня
всего  лишь есть терпение и  упорство. Буду  с вами откровенна. Год  назад я
заметила вас в  библиотеке Центра  Помпиду; я, кстати,  студентка, занимаюсь
антропологией. Мне тогда запомнилось ваше лицо,  но еще больше - ваша тяга к
уединению. Вы  держались  особняком, сидели в конце  ряда, отгородившись  от
всех, как стеной, высокой стопкой книг. У  вас был  вид поглощенного работой
переписчика. Вы строчили, всегда в одиночестве, ко всему глухой и нелюдимый,
не поднимая  головы  от  стола.  Мне  знакомы патологии  книгочеев,  я  знаю
психов-самоучек,   которые,  желая   овладеть  всеми   знаниями,   неустанно
переписывают толстые тома.
     Но я догадывалась, что ваш недуг иного  сорта. Я приходила каждый день,
и  каждый день вы были  там, на том же месте, всегда в одно  и то же  время,
воплощенная пунктуальность  и  прилежание. Несколько раз я, проходя у вас за
спиной, заглядывала в  ваши книги. Вы выписывали отрывки  в толстую школьную
тетрадь в зеленой  обложке. Это-то и показалось мне странным, тем более  что
по  возрасту  вы  уже  не тянули  на  студента  и  еще  меньше  походили  на
преподавателя.  Ваш  пунктик не  шел у  меня из  головы.  Заподозрив  что-то
неладное, я приходила снова и снова и всегда старалась сесть напротив вас. Я
заметила  любопытные  вещи:  вы отчеркивали  мягким  карандашом  нужные  вам
отрывки, а  потом  резинкой стирали пометки. У  меня превосходное зрение;  я
читала вверх  ногами номер страницы и запоминала его. А  после  вашего ухода
брала книга с полок,  куда вы их ставили, и находила на тех самых  страницах
следы от ластика Просто так, в подражание вам, я в свою очередь переписывала
в  блокнот те же  отрывки  с указанием тома и страницы. Я  могла  бы  годами
собирать  за  вами куски  новелл и  романов,  которые  вы  выписывали.  Я не
понимала, какой такой манией вы одержимы и каким образом заразили ею меня. В
какой-то  момент  я  чуть  было не  махнула рукой  -  слишком  много  теряла
драгоценного времени.  Но однажды  зачем-то  пошла за  вами до самого  дома.
Узнала ваше имя, подглядев, как  вы открывали и закрывали почтовый ящик.  Вы
ничего  не  заметили,  вы ведь вообще  не смотрите на женщин.  Я решила,  не
привлекая к себе внимания, выяснить, чем вы занимаетесь, сунула денег одному
мальчишке  с вашей улицы и узнала, что  вы зарабатываете составлением писем.
Потом  я  однажды  увидела вас  с этим издателем,  которого судили в прошлом
году. И вот тут нутром почуяла, что наткнулась на серьезное  дело. С тех пор
я  не  выпускала  вас  из виду;  слежка  увлекла  меня.  Я  наняла  частного
детектива, и он несколько раз проникал  к  вам  домой  в ваше отсутствие. Он
вошел в ваш текстовый редактор, расшифровал пароль, сфотографировал всю вашу
квартиру, а также множество страниц уже начатой рукописи.
     Элен  Далиан  говорила  не  спеша,  наслаждаясь  впечатлением,  которое
производили  на меня  ее слова.  А из меня, по  мере того  как она вела свой
рассказ, будто выпускали воздух.
     - Итак,  я внимательно изучала  листки, которые были у меня в руках.  Я
чувствовала, что-то здесь нечисто,  только еще не могла понять,  в чем дело.
Вы постарались рассеять награбленное по тексту, но это как нарезать петрушки
в  салат:  все равно  она  будет заметна.  Наконец  я остановилась на  одной
коротенькой фразе,  которую  точно  уже  где-то читала: "Реки я люблю бурной
любовью". Это что-то напоминало мне. Порывшись в своих записях, я наткнулась
на автора этого предложения и  тем самым нашла  ключ к вашему методу. Я была
горда и счастлива, как шпион, разгадавший шифр закодированного письма. Фраза
была взята из новеллы Мопассана "Любовь", где она звучит так: "Воду я  люблю
какой-то  бурной  любовью".  Плагиат был  налицо.  Однако  наглости  вам  не
занимать - обокрасть такого известного  писателя! Эта новелла,  надо думать,
вдохновила вас: я насчитала еще  пять цитат  из нее в той же  главе. У вашей
методики имелись слабые  места.  И я  засела  за работу,  мне было любопытно
разобраться в этой мозаике. Я  отыскала  и другие  заимствования.  Благодаря
усердию моего детектива, который запросто входил к вам, едва  вы выходили за
порог, я день за днем следила, как продвигается ваш роман. На каждой строчке
я говорила себе:  нет, не  может  быть, он бы  не посмел.  Но вы смели! Даже
междометия  и всякие там  "Добрый день!", "Как дела?" казались мне у кого-то
списанными. К вашей чести должна сказать,  что скомпоновали вы  все довольно
удачно, так  что непосвященный читатель принял бы ваш опус за чистую монету.
Через  несколько  месяцев  книга  была выпущена Она  не прошла незамеченной:
критики писали о  полифонии,  прозвучало выражение "сборная солянка", кто-то
даже  усмотрел  отдаленное  влияние  Рабле. Если  бы только  одного Рабле! Я
довела  до  конца  работу  над  вашим  текстом,  сравнивая  каждую строчку с
записями в моих блокнотах. На это ушли месяцы. Вы хорошо  запутали следы, но
отыскать концы все-таки можно,  хватило  бы только усидчивости. Совместить в
одной фразе Гофмана, Сенеку и Сартра  - это было ловко придумано и хоть кого
сбило бы  с  толку, но при всех хитросплетениях игра-то ваша была проста как
дважды  два.  Стоило  мне разгадать  прием,  и  я поняла, как  соткано  ваше
огромное  полотно. Остались, правда, кое-какие  пробелы, но, полагаю, и  эти
несколько фрагментов не более ваши, чем все остальное? Ведь в этой книге нет
ничего вашего? Разве не так?
     Я  был раздавлен: в считанные минуты она уничтожила труд,  на который я
затратил  несколько  лет.  Разбились мечты о  славе,  и теперь я  обречен на
позор,  поношение и посмешище.  Не судьба  мне  подняться выше  жалкой  доли
квартального писца. Я  внимательнее  всмотрелся  в виновницу моего провала -
мадемуазель  Далиан небрежно позвякивала льдинками  в стакане перье, закусив
кончик соломинки. Она была светлокожая, худенькая, каштановые волосы собраны
на затылке в хвост. Сережки - две голубые хрусталинки -  покачивались в ушах
в такт  ее словам. Злой рок  настиг  меня  в облике  жизнерадостной девушки.
Пусть моя визави смотрела с симпатией - но ведь она пришла  не флиртовать, а
уличать, и я ждал  приговора.  Однако  она произнесла самым  что ни на  есть
игривым тоном:
     - Экий вы проказник, месье Толон!
     Ее большие светлые глаза неотрывно смотрели на меня. Такой жестокости я
не ожидал. Лучше бы разом со всем покончила, чем так играть со мной.
     -  Имейте в  виду, денег у меня нет. Шантажировать меня бесполезно. Она
нахмурила бровки.
     - Фи, кто здесь говорит о таких гадких вещах, месье  Толон? Мне  от вас
абсолютно  ничего  не  нужно,  я  только   хотела   познакомиться  с   вами,
побеседовать. Может быть, мы будем даже, встречаться время от времени?
     И тут, наверно, какой-то  джинн-шутник обернулся порывом ветра, который
смел с нашего столика все листки.
     - Что будем делать? Вещественные доказательства  улетают!  - улыбнулась
моя собеседница.
     Я поспешил  вдогонку за бумажками и, ползая  под  ногами у посетителей,
собрал их.
     - В любом случае у меня есть копия.
     И прежде чем я нашелся, что  ответить, Элен  Далиан простилась  и ушла,
предоставив мне расплатиться по счету. Я чуть не плакал. Следующие несколько
дней я ждал прихода полиции и  был уверен, что на мою книгу наложат арест, а
мое имя смешают с грязью.
     Ничего подобного не произошло. Но я  напрочь отказался от мысли  начать
новый  роман:  дохлый  номер,  раз Элен раскусила  меня.  Неделю  спустя она
позвонила и предложила  вместе пообедать. Выбора  у  меня  не было, пришлось
согласиться.
     Мы болтали по-приятельски, только  она держалась очень непринужденно, а
я скованно. Она была одета неброско, но со вкусом; я робел перед ней. Я ведь
так  и не обтесался в столице,  остался провинциалом  до мозга костей даже в
своем стремлении порвать с провинцией. Я не привык к обществу и не знал, как
себя  вести, мне не хватало развязности тех счастливцев, что запросто  умеют
найти тему для разговора с кем угодно. Да и  внешностью я не мог похвастать:
мне  самому становилось не  по себе всякий  раз, когда в  зеркале отражалось
лицо тридцатисемилетнего старичка.  Я нервно  ерзал на стуле, не в состоянии
скрыть  свою неловкость. Дружелюбие  Элен  бесило  меня: она  тянула  время,
хотела посмаковать мои мучения, прежде чем добить, то есть сдать властям.
     Вскоре  она  пригласила  меня  к  себе  домой;  у  нее  была  роскошная
трехкомнатная квартира в доме XVII века, недалеко от Сены,  в квартале Бюси.
Все в этом гнездышке дышало  достатком  и утонченным  вкусом. Я  только  рот
разинул при  виде  высоких  потолков, дивной  красоты  обоев  и  просторных,
светлых комнат,  которые не  угнетали, не  в пример  большинству  буржуазных
интерьеров.   От  родителей,  умерших  несколько  лет   тому   назад,   Элен
унаследовала  кругленькое состояние. Она была сиротой, и это как-то сближало
меня с ней: ведь и я осиротел  душой, порвав все ниточки, связывавшие меня с
родными. Ей исполнилось 25 лет, она писала диплом по антропологии и  понятия
не  имела, чем  хочет заниматься дальше. Подлинной ее страстью были книги, я
не ожидал  увидеть столь  внушительную библиотеку у такой молодой хозяйки. В
тот  вечер я начал наконец догадываться, что Элен, как это ни странно, вовсе
не собиралась  ни  наказывать меня, ни тем более вымогать  деньги - их у нее
было вдоволь. Тогда зачем ей  было меня преследовать? Тот первый вечер у нее
был для меня  сущей пыткой;  я не  мог, как ни прикидывался равнодушным,  не
восхищаться  дорогими   коврами,  резной  мебелью,  подписями  мастеров   на
подлинных полотнах,  длинными  гардинами,  вздувавшимися,  точно губы, перед
окнами.  Паркет лоснился и ласкал глаз, меня так и подмывало разуться, чтобы
ощутить  босыми ногами его бархатистость.  Элен  была подозрительно любезна:
что,  если  она  пригласила  меня не  из  дружеского расположения,  а  чтобы
продемонстрировать мне все эти блага, напомнить, что у  меня  их никогда  не
будет? Она так запросто  шла на сближение - возможно, из  любопытства,  но с
тем  же  успехом  в   ней  могла  говорить  презрение,  желание  поиграть  с
обездоленным человеком, оказавшимся у нее в руках.
     На другой день  она нагрянула ко мне без  звонка; пришлось ее  принять,
хотя мне нелегко было решиться показать ей мое жилище, каморку  для прислуги
на последнем  этаже  типового дома  османновских  времен, между Бельвилем  и
Менильмонтаном.   На  черной  лестнице,   по  которой   приходилось  ко  мне
подниматься, все стены были исписаны похабщиной. Из единственного  окошка  я
видел Монмартр, Сакре-Кер  и весь  раскинувшийся внизу  Париж.  Летом солнце
нещадно  раскаляло комнату, и выгоревшая занавеска не  спасала от его лучей.
Зимой мой чердак скрипел и стонал от ветра, как корабль в бурю, из-под двери
нещадно сифонило по ногам. В коридорах круглый год  стоял запах пригоревшего
сала и уборной. Элен оглядела  мою конуру с вымученной улыбкой, восклицая на
каждом шагу: "ах!  ох! очень  мило!", - что  уязвило меня  до  глубины души.
Слишком  жесток  был контраст  после вчерашнего визита.  Принцесса из дворца
снизошла  до посещения  хижины,  дабы  убедиться,  что на  свете  существует
бедность.  Ее  восторги по поводу  моей  убогой клетушки,  облупившихся стен
продавленной  кровати, просьба  вымыть руки грязным обмылком над заплеванной
раковиной - все  это  было мне как острый  нож.  Лично мне в моем свинарнике
комфортно, но только при о дном условии - чтобы не было зрителей. Еще больше
я боялся, как бы она не наткнулась  на кого-нибудь из соседей: на моем этаже
обитали такие  же  маргиналы,  как  и  я  сам, вечные студенты,  безработные
сценаристы,  певички   без  ангажемента,  бездарные   актеришки  -  братство
неудачников,  что ютятся под  крышами.  Она заглянула  в  шкаф,  увидела два
поношенных  костюма - весь мой гардероб, -  порылась в  книгах ("И вы их все
прочли?"), потом долго смотрела в окно и приговаривала:
     - Что-что, а вид отсюда великолепный!
     Этот комплимент в устах Элен был высшим благоволением. Закончив осмотр,
она повернулась ко мне и с широкой улыбкой произнесла:
     - А теперь, милый Бенжамен, пригласите меня поужинать!
     И прежде чем я успел сообразить,  что происходит, мы оказались в такси,
которое везло нас к  модному  ресторану. Я запаниковал: одет я был  плохо, к
таким местам не  привык и, главное, боялся, что на этот ужин уйдут  все  мои
скудные сбережения. Но перед тем, как выйти  из такси, Элен незаметно сунула
мне в карман пятьсот франков ("Вот, Бенжамен, платить полагается  мужчине").
Мне бы швырнуть эти деньги ей в лицо и уйти,  а я лишь похрустел банкнотой в
пальцах, чтобы  убедиться,  что она  настоящая.  Жребий был брошен - с  этой
минуты я стал ее пленником.






     Позже  в тот же вечер мы оказались в  ее  квартире; я сидел  на краешке
стула, она разлеглась на софе. Два пятнышка румянца рдели на ее щеках.
     - Бенжамен, вы не очень сердитесь на меня за мои маленькие хитрости? Мы
сможем стать когда-нибудь друзьями?
     Я оцепенел, чувствуя, что назревает нечто ужасное. Она задышала чаще, и
вдруг я услышал:
     - Бенжамен, разденьте меня, пожалуйста.
     - Раздеть вас? Зачем?
     - Мне хочется быть перед вами голой.
     Только  этого  не хватало!  Должен сказать  вам правду, доктор: женщины
меня  никогда   не   интересовали.  Нет,  я   признаю,  что  они  в   чем-то
привлекательны,  но на  меня это не действует. Я дожил до тридцати семи лет,
можно сказать, девственником  -  два-три флирта не  в  счет,  да  и те плохо
кончились. Если подростком ты был робок и неуверен в себе, то преграда между
полами  становится  преградой  метафизической,  разделяющей  два  совершенно
разных вида, несхожих, как, например, лев и волк. Так  что в любовных утехах
я не силен; вдобавок слишком боюсь растратиться попусту, экономлю свое семя,
берегу  про  запас,  что ли,  ведь  это источник  жизни.  Я  умолял  Элен не
раздеваться: пусть уж лучше сдаст меня полиции, только не это.
     - Бенжамен, мы слишком далеко зашли, чтобы теперь остановиться. Я  хочу
вас, прямо сейчас, ну же!
     От ее откровенности я совсем смешался. Меня жуть взяла: неужто за  этой
близостью  -  если  у меня что-нибудь получится -  последует  длинная череда
свиданий? Дорого же мне придется заплатить за мой грешок. Уж не помню, как я
ухитрился в тот вечер преодолеть  свое полнейшее невежество. К счастью, Элен
была  нежна  и, заметив мое  смятение,  слишком  многого  не  требовала.  Ее
кругленькое тело так приятно было трогать, эта уютная нагота  и милое лицо с
тонкими  чертами  немного  успокоили  меня. Одним  словом,  мне  удалось  не
оконфузиться, но,  засыпая  в ее объятиях, я  боялся,  что умру, потому  что
отдал свою  жизненную  субстанцию. И действительно,  вскоре я заболел.  Элен
выхаживала  меня  и  проявила  поистине  чудеса   изобретательности,   чтобы
поставить  меня на ноги.  Пока  я лежал, она успела  немного  навести у меня
порядок,  привела  комнату в божеский вид. Я по-прежнему  недоумевал:  зачем
этой девушке из хорошей семьи возиться с голытьбой вроде меня?
     За эти несколько недель она  полностью взяла  меня на свое иждивение. Я
не противился, и чем меньше активности проявлял, тем она была  щедрее. Порой
я провоцировал ее на ссору.
     - Если я тебя брошу, ты выдашь меня? (Мы уже были на "ты".)
     Она насмешливо хохотала.
     -   Можешь   не  сомневаться,  твое  досье  хранится  в  сейфе.   -  И,
спохватившись, добавляла: - Но  оно мне не понадобится, ведь ты никогда меня
не бросишь!
     Со временем у меня не осталось сомнений в том, что Элен искренне ко мне
привязана.  Да  она  и  сама  призналась: все  это дело она  затеяла,  чтобы
заполучить меня наверняка.  Я совершил ошибку, за которую  мог очень  дорого
поплатиться, а она, Элен, меня спасла. В моем представлении любовь сопряжена
с заслугами, поэтому в голове как-то не укладывалось, что Элен любит меня, и
я был убежден, что в один прекрасный день она меня, негодяя, прогонит в шею.
Я всегда так  уверенно жду беды, что,  когда  приходит  счастье, попросту не
замечаю его.  Пытаясь обескуражить мою новую  подругу, я  признался  ей, как
мало успеха имел у женщин, сказал,  что  все они с презрением отворачивались
от меня. Но и это откровение отнюдь  не принизило меня в ее глазах, она лишь
обронила в ответ:
     - Значит, они просто не сумели разглядеть тебя как следует.
     Сколько я ни занимался самобичеванием, она ничего не желала слышать и с
неистощимым  красноречием  втолковывала  мне,  какой я  замечательный.  И  я
наконец понял: она задалась целью вытащить меня, что  называется, из грязи в
князи.
     - Как только я тебя увидела, уткнувшегося в книги, мне сразу захотелось
взять  тебя на ручки. Ты был такой потерянный, один-одинешенек на всем белом
свете, и я все думала, как же вообще можно жить так.
     Я слушал  ее  признания, раскрыв  от  изумления рот.  Мысль о  том, что
придется войти в эту жизнь, повергала меня в трепет: у меня просто ничего не
получится. Ее  богатство вкупе  с  красотой  слишком  ко многому  обязывали,
барьер казался непреодолимым.
     - Поверь мне, Бенжамен, я открою в тебе совсем другого человека, я тебя
переделаю.
     Ее страсть выразилась в первую очередь в  подарках,  сыпавшихся на меня
дождем.  Вкус к  роскоши  передался  Элен  с  генами,  как другим, например,
голубые  глаза; она с детства была так избалована, так заласкана жизнью, что
переросла  ячество и капризы.  Щедрость ее  поистине  не знала  границ.  Для
начала  она сняла мне премиленькую  двухкомнатную квартирку в квартале Марэ,
где мы встречались почти каждый вечер, - она называла ее  моей гарсоньеркой.
Пока она  предоставляла  мне свободу: мы-де  поселимся вместе, когда  узнаем
друг друга получше.  У меня теперь  было новое жилище  - отменное, со вкусом
обставленное,  Я о  таком и не мечтал.  Со  своей  конурой  я  расстался без
сожаления, но  на всякий случай  продолжал вносить квартплату  и оставил там
кое-какие  вещи. Я  ведь мог в любой  момент  лишиться милостей  любовницы и
вернуться в "статус-кво".
     Затем Элен занялась моим обмундированием: не забуду тот день, когда она
заставила меня раздеться догола в гостиной и сожгла в камине всю мою одежду,
от  пиджаков  до последней пары носков.  Ботинки,  туфли, сумки  и  чемоданы
выбросила на помойку.  Ничего не должно было остаться  от меня прежнего. Она
повела  меня в торговые центры, и там, под насмешливыми взглядами продавщиц,
я мало-помалу обзавелся настоящим гардеробом. Ходить с ней по магазинам было
сущим наказанием: она, пользуясь случаем, тоже мерила костюмы, юбки, жакеты,
затаскивала  меня в примерочные  кабины, пританцовывала,  полураздетая,  под
музыку  -  в дорогих магазинах  всегда  негромко  играет музыка  -  и  самым
неприличным образом  лезла ко мне целоваться. Везде она чувствовала себя как
дома,  с  продавцами  не  церемонилась, бывало,  все переберет  и ничего  не
положит на место. Как будто все на  свете ей обязаны и полчища холуев должны
постоянно быть к ее услугам. Ну вот, раньше у меня была одна пара ботинок на
все случаи, две-три пары застиранных до дыр кальсон, а теперь - десятки, и я
впервые   столкнулся  с   трудностями,   знакомыми  только  богатым:   когда
разбегаются от изобилия глаза и невозможно сделать выбор. Главное, повторяла
мне Элен,  одеваться с шиком и в то же время чувствовать себя непринужденно.
Она не  скупилась  на  советы, присматривала за моей амуницией и никогда  не
упускала  случая указать мне на промашки,  которых в первое время я совершал
много.  Ее собственные шкафы  были набиты  битком,  как пиратские сундуки, и
просто  ломились от платьев и пальто; иногда она рылась в них по полдня и ни
на  чем не могла остановиться, с восторгом обнаруживала забытые вороха льна,
шелка, мохера, кладезь дорогих тканей, у каждой из которых  была своя  душа,
свой  особый запах, извлекала  на свет прорву дорогих фирменных  вещей и  не
могла припомнить, чтобы когда-то их покупала.
     Наконец,  Элен  заставила  меня  покончить  с  нездоровым  питанием   в
закусочных и  сандвичами  всухомятку,  привычными  харчами нищего  студента.
Оказалось, что  есть и  пить  -  это целое искусство,  к  которому она  меня
приобщала. Мала того что Элен сама замечательно готовила, умела буквально из
ничего в два счета состряпатъ  такое, что пальчики оближешь, и даже  объедки
превратить  в  лакомство,  она  и  в  ресторанах  выбирала  для  меня  самые
изысканные  блюда,  приучала  к  тончайшим  букетам  вин,  со  знанием  дела
объясняла  меру и последовательность,  точно указывала  предел,  за  которым
кончается  смак и начинается  смрад. С  ней  я отведал  вина  лучших  марок,
научился отличать  Петрюс от  Медока, Латур  от Марго, Поммар от Вольне; она
составила мне  подробную карту французских виноградников с указанием хороших
и  плохих лет.  Я так жаждал усовершенствовать  свои вкусовые рецепторы, что
находил восхитительным  все, что рекомендовала Элен. Она  растолковала  мне,
чем  отличается фрикасе от консоме,  почему картофель - лучший гарнир и  для
чего, когда в овощной суп кладут порей,  надо  обязательно  срезать  зеленые
перья. Элен была убеждена, что хорошим манерам  можно научиться так  же, как
чтению и счету, и что любой человек, стоит ему только захотеть,  способен за
несколько месяцев  усвоить то, на что целым сословиям  потребовалось не одно
поколение. Я наверстывал упущенное, как отстающий ученик, проходил сразу два
курса - учился жить с  женщиной и  жить  в  обществе.  Случалось, она неделю
подряд таскала  меня по  дорогим  ресторанам, где  приходилось терпеть пытку
протоколом,  презрительную  угодливость метрдотелей и официантов, а потом ей
вдруг  хотелось в  закусочные, в сомнительные  забегаловки, и мы,  под звуки
калифорнийского  джаза,  обжирались  гамбургерами  с  жареной  картошкой   и
высоченными шапками мороженого, набивая рты, как два подростка, позабывшие о
хорошем  воспитании. В такие  минуты  я, вечный скиталец в призрачной стране
любви, где  намечается многое, но ничего  не сбывается,  переставал думать о
том,  какие  мы  разные,  и видел в  своей спутнице, которая так простодушно
лакомилась, почти ровню.
     Элен  была  воплощением  чисто  французского склада  ума,  для которого
характерно   искусство   серьезно  относиться   к  легкомысленным   вещам  и
легкомысленно -  к серьезным. По части развлечений она  была непревзойденным
знатоком и занималась ими, как делом, с  истинно кальвинистской  строгостью,
планируя выходы в  свет, как  другие  свою  карьеру.  Время  надо  проводить
весело, иначе  грош тебе цена. Ее принципы  вкратце сводились  к следующему:
бери от  жизни  лучшее и  умей  радоваться  каждому  мгновению. Она обладала
редким талантом  превращать будни  в  праздник  и  быть  благодарной каждому
отрадному пустяку. С этим нужно родиться: Элен была создана для счастья, как
я  - для ударов судьбы.  Ей не было равных  в умении  с шиком прокатиться за
город,  и  она возила меня по  таким  гостиницам, где я смог прикоснуться  к
жизни  трутней  и  толстосумов.  В  этих  хоромах я чувствовал себя ближе  к
горничным и швейцарам, чем к постояльцам, и мне все  время казалось, будто я
переметнулся  в  стан  врага.  Рядом  с  Элен  я  был  допущенным  ко  двору
простолюдином, медведем  из  глуши, на  которого  лишь  слегка  навели  лоск
светских манер. В каждом отеле моя спутница, выбиравшая уютные гнездышки для
нашей  любви,  что-то меняла в комнате  на  свой  лад, передвигала  стол или
диванчик, бросала на кресло  другую подушку, расцветкой повеселее. Настоящая
фея  -  она  могла  в  мгновение ока  украсить любое помещение, из безликого
сделать его своим.  Когда я видел счета, мне  становилось нехорошо; у меня в
голове не укладывалось,  что  можно заплатить такие деньжищи  за одну только
ночь,  что каждый час нашего сна  влетает в такую сумму.  Элен,  никогда  не
знавшая слова "надо" - в ее словаре было только "хочу", - плохо представляла
себе тот мир, в котором жил я, мир, где надо работать,  чтобы  жить, считать
каждый грош; а ведь так живет большинство моих соотечественников. Иногда она
расспрашивала  меня  о моих родных, о детстве  - вопросы ее  были наивны  до
смешного.
     Я затронул  в ней миссионерскую  жилку:  с представителем низшей  касты
приятно сознавать себя благодетельницей. Элен действительно  хотела вытащить
меня из  этого болота, своей  любовью она  мечтала изменить меня -  так иные
женщины  влюбляются  в  педерастов  в надежде  победить их  порок.  Ей  было
двадцать  пять лет,  а мне - тридцать семь, но я чувствовал себя ребенком на
ее  попечении: она радовалась моим успехам, подбадривала меня, мол, терпение
и труд все перетрут.
     Мне  понадобилась   не   одна  неделя,  чтобы  признать,  что  она,  по
общепринятым  критериям,  очень  хороша собой,  что  многие мужчины  на  нее
заглядываются,  а многие женщины ей завидуют. Все  у нее было тоненькое, шея
белая-белая и  такие  изящные  ушки -  мне  всегда  хотелось  съесть их, как
печеньица. Еще она так мило проводила языком по губам, когда ей было хорошо,
облизывалась, словно сытая кошечка, - я обожал эту  ее манеру.  Сама того не
зная, она  была  окружена  каким-то  поэтическим  ореолом,  который  казался
органичным порождением ее плоти.  Обаяние - это романтическая аура человека,
она-то и делает его  ни на кого другого  не похожим. Я обалдевал от масштаба
ее талантов  и  многогранности познаний, а  ее молодость возводила  все  эти
достоинства  в прямо-таки устрашающую степень. Со  временем я проникся к ней
известным восхищением, и со  стороны нас вполне можно было принять  за  пару
воркующих голубков.
     Разумеется, я не обманывал  себя: я был  ее игрушкой, уловом из сточной
канавы, любимой комнатной собачкой, отмытой и завитой болонкой при ее юбках,
Я был ее добрым деянием, которым она как бы искупала свое богатство, - точно
так  же она  всегда  подавала  нищим, специально запасала  с утра  пригоршни
десятифранковых монет на весь день. За  девять месяцев, что мы были  вместе,
Элен не познакомила меня ни с кем  из  своих друзей:  она выжидала, еще рано
было выводить  меня  в свет. Я был, так сказать,  новичком  на испытательном
сроке. Да я и сам побоялся бы якшаться с ее  окружением, состоявшим из людей
с достатком и  хорошего происхождения - такие мягко стелют, да жестко спать,
меня бы их злые языки уж точно не пощадили. Так что связь наша для всех была
тайной, но не потому, что Элен  стыдилась меня. Она просто ждала  того  дня,
когда сможет гордиться мной, то есть тем, кем я стану благодаря ей. Ведь это
она извлекла  меня из скорлупы, дала возможность  подняться на такие высоты,
где мне лучше дышалось,  помогла сбросить  шкуру  неотесанного  мужлана. Она
должна была стать для меня  карающим мечом, а стала избавительницей, подарив
мне второе рождение. Через несколько месяцев я был вынужден признаться себе,
что  уже не мыслю  жизни без этой женщины.  Я даже немного злился на нее  за
бесконечные щедроты. Мне  нечем было ей отплатить,  и благодарность зачастую
оборачивалась досадой.
     Труднее всего, как я  вам уже говорил, мне давалась  интимная близость.
Убедившись, что я не слишком ретиво воздаю должное ее телу, Элен предъявляла
мне  свое желание как  мандат.  Мне полагалось приносить  жертвы  на  алтарь
Венеры,  об  отказе не  могло быть  и  речи! Она  назначала мне свидания  по
телефону командным тоном, не допускающим возражений:
     - Сегодня вечером, книжный червяк, я задам тебе жару.
     У меня  от этой перспективы  заранее  подкашивались ноги. Но она  умела
целовать  меня  так нежно, что я, побежденный,  уступал.  Она заклинала меня
раздвинуть  ей ноги - так  с лихорадочной  поспешностью  раскрывают книгу на
нужной странице - и горячо шептала  мне на ухо сальности и непристойности. Я
краснел,  конфузился. И  конечно,  со  своей страстью  к  магнитофонам,  она
никогда  не  забывала  все  записывать  и  потом  прослушивать,  отчего  мне
становилось уж  совсем невмоготу.  Но когда заканчивались наши  истерические
содрогания,  я  бывал  вознагражден за все. Одни предаются свальному  греху,
другие в охотку  истязают друг друга, а у нас был  свой  пунктик  - массаж и
косметические процедуры. Однажды, когда мне было  жарко,  она  намазала  мне
лицо  каким-то  кремом;  ощущение  было  такое   дивное,  что  я  взмолился:
ещеМало-помалу она стала обихаживать меня и холить так, будто я и впрямь был
ее  маленьким сыном. Купала, намыливала, умащала всевозможными восхитительно
пахнущими  кремами,  эмульсиями, скрабами,  гелями, которые якобы  увлажняют
эпидермис,  разглаживают морщины, возвращают  коже  упругость. Она колдовала
надо  мной  с  множеством  изящных  флакончиков,  разноцветных коробочек,  к
которым прилагались инструкции длиннее  уголовного кодекса. Тонкой кисточкой
она наносила мне на щеки охровую пудру, и мое лицо приобретало цветущий вид.
Но  самым  любимым  моим  ритуалом  стали  еженедельные  сеансы  маникюра  и
педикюра.  Она  так  тщательно,  так  искусно  стригла мне  ногти,  что мною
овладевал экстаз. Столько всего  надо было отшлифовать, обточить на  руках и
на  ногах: я и не  знал, сколько у  меня тут лишнего, просто непочатый  край
заусенцев,  ороговевшей  кожи,  чешуек.  Не  могу  передать, какие  ощущения
вызывали  эти  процедуры  в моих  конечностях. Какой-то  неизвестный рефлекс
посылал изумительной силы разряды от нервных окончаний рук и ног в мой мозг,
и  я  изнемогал.  Я достигал блаженства,  когда Элен, превратив мои ногти  в
букет  из  десяти  цветков,  гладких на ощупь  и  блестящих,  как  маленькие
зеркальца,  смазывала  мне пальцы смягчающим бальзамом. После этого  я сразу
проваливался в глубокий, крепкий сон.
     Но на этом мы в своих играх  не останавливались:  Элен  обожала обирать
меня, как это делают обезьяны, вычесывать, ощипывать. Она разделила мое тело
на  зоны  разведки и  пристально изучала  каждый миллиметр  кожи,  выискивая
характерные  выпуклости  и   многообещающие   кратеры.  Она   прокалывала  и
выдавливала прыщики с каким-то маниакальным исступлением, близким к оргазму.
Тело мужчины  представлялось ей целиной, которую она без  устали расчищала и
раскорчевывала.  Ей претила растительность  - как борода,  так и  волосы  на
теле, и  я всякий раз жертвовал одним-двумя, которые она  ловко выдергивала.
Хотите верьте, хотите нет,  но в эти часы, когда  ее руки обрабатывали меня,
разминали, растирали,  массировали,  похлопывали,  я  получал  ни с  чем  не
сравнимое наслаждение. Это  было потрясающе. Я урчал от удовольствия.  Никто
никогда не нежил меня так. Руки Элен были  моим раем, в котором мне хотелось
остаться навеки.
     Что она  меня баловала - это слабо сказано; с нею я жил как у Христа за
пазухой. По утрам  она  подавала мне в постель сытный завтрак на подносе,  в
красивой посуде, с серебряными ложечками и ножиками, с моим любимым вареньем
в  хрустальных  вазочках.  Сама  намазывала   для  меня  бутерброды,  и  мне
оставалось  только  отправлять  их в  рот.  Поднимаясь  всегда  первой,  она
приносила мне  утренние газеты, усаживала  меня в постели,  подсовывала  под
спину подушки. Я, по обыкновению, ныл, жаловался на что-нибудь, а она всегда
умела  сделать  или сказать  что-нибудь  такое,  что становилось легче.  Она
пичкала меня всевозможными витаминами, микроэлементами, якобы помогающими от
истощения и упадка сил. Я катался как  сыр в масле, жил как принц, как паша,
а Элен  поминутно  висла  у меня  на  шее,  называла  своим  ангелом,  своим
маленьким, утыкалась  в  меня, щекотала,  впивалась губами в  губы  так, что
впору  было задохнуться. Не знаю,  чем  я все это  заслужил, но покажите мне
человека  настолько   черствого  душой,   чтобы   устоять   перед  подобными
излияниями. И я тоже говорил ей "люблю", машинально, не зная, что значит это
слово.  Говорил, чтобы не портить  ей  удовольствие, чтобы не  нарываться на
ссору, чтобы она продолжала меня холить, нежить и кормить.
     Пожалуй, я все-таки  был привязан  к ней, насколько я вообще способен к
кому-нибудь привязаться.  У меня было такое чувство,  что в  ее руках мне не
грозит состариться, что она спасет от разрушения мою  телесную оболочку. Я с
малых  лет  ощущал себя заскорузлым  стариком, а она окунула меня в источник
молодости. Когда я пугался примет быстро  надвигающегося распада, она сулила
мне  пластическую операцию,  обещала  перекроить мое  лицо, подтянуть  кожу,
подсадить  новые  здоровые  волосы.  Малейшие  мои  желания  удовлетворялись
прежде, чем я успевал их высказать, предупредительность моей подруги рождала
у  меня, все новые  потребности,  и я с ужасом оглядывался  на  свою прошлую
жизнь. С Элен я обрел величайшее счастье, которое даруется только в детстве:
я и не знал, что это такое, когда тебя водят на помочах, тискают и тормошат,
когда ты становишься марионеткой в любящих руках. Я даже болел исключительно
ради удовольствия:  так приятно полежать, когда за тобой  ухаживает ласковая
сестра милосердия, у которой нет иных забот, кроме тебя.






     Так  я и  жил в этом незаслуженном раю, но порой  словно  просыпался  и
понимал, до какой степени я  влип. Во-первых, я слишком презираю себя, чтобы
не презирать того, кто со мной нянчится.  А во-вторых, я не изменился  ни на
йоту: прежний Бенжамен  продолжал  жить во мне. Например,  я как  был, так и
остался мелочно скуп. Элен открыла на мое  имя счет в одном частном банке, и
мне  ежемесячно  выплачивалась сумма, которой  с лихвой хватало на  все  мои
расходы.  Но все  равно  скаредность  была  сильнее  меня:  мало того  что я
экономил каждый франк и предоставлял ей платить  везде, где только  можно, я
еще  и  часть   чаевых,  которые   она  оставляла  официантам  и  швейцарам,
прикарманивал, находя, что им  будет слишком жирно.  Если бы мог, я и у всех
уличных попрошаек отнимал бы гроши, которые она им подавала. Я таскал мелочь
у нее из карманов, подбирал все монетки, которые она роняла на кресло или на
ковер, а при случае мог даже стянуть сотню, а то и две. Я  грабил ее так же,
как  грабил  классиков, сочиняя  роман:  по крохам,  по чуть-чуть, и все это
пополняло мой счет.  Элен была транжиркой,  сорила  деньгами, не считая; она
ничего не замечала.  Без  этих  постыдных  пакостей я просто жить не мог.  В
конце концов, она должна была знать, на что идет: нельзя такому ничтожеству,
как   я,   вдыхать  богатство   полной   грудью:   если   не  принять   меры
предосторожности, возможен коллапс. Порядочным  быть легко, когда для  этого
есть средства. К колыбели Элен слетелись все добрые феи-крестные, а над моей
склонились  все злые мачехи; она-то  никогда не  чувствовала себя  лишней на
свете, теплое местечко ожидало ее задолго до рождения. Оттого, что наши пути
случайно   пересеклись,  лишь   глубже   стала  разделявшая  нас   пропасть.
Приукрашенный ее любовью, я присвоил место и положение, на которые  не  имел
права. Как ни захваливала меня Элен, я-то знал, что того чуда,  которого она
ждала,  со  мной никогда не  произойдет. И  главное -  я  ведь оставался  ее
пленником.  Глядя  в  ее  ласковые  глаза,  я  видел безжалостную тюремщицу,
готовую  сурово наказать меня  за попытку к  бегству. Я  ненавидел ее за эту
кабалу  и  еще  пуще ненавидел  себя за  то, что мне так хорошо в ее золотой
клетке.
     Вдобавок я завидовал  неизменной бодрости Элен, ее  неистощимому запасу
жизненных  сил.  Между нами была разница в двенадцать лет:  целая  вечность.
Я-то и  в двадцать уже никуда не  годился,  я ведь вам говорил.  Каждое утро
удивляюсь,  что  еще  могу  встать.  Вся  моя энергия  уходит на  то,  чтобы
поддерживать в себе жизнь, - и только. Иное дело Элен - ее сияющий вид являл
разительный контраст  с моей черной  меланхолией. А как, например, она умела
спать  - я только  диву  давался!  Я, ворочаясь,  мучился бессонницей, а она
погружалась в сон, точно  в кому, будто захлопывала  дверь перед всем миром.
Это  был уход в небытие, ни свет,  ни  звуки не могли нарушить  ее сон:  как
уложишь  ее накануне, так и найдешь восемь-девять часов спустя - лежит в той
же позе, выспавшаяся, окутанная ласковым теплом, словно младенец. Я, бывало,
среди  ночи зажигал лампу, пытаясь проникнуть в тайну Элен,  дотрагивался до
нее, проводил пальцем по краешку губ, гладил  пушок на  щеках, вслушивался в
ее ровное дыхание. Открой свой секрет, просил я, почему над тобой не властно
время? Я  млел от ее по-детски мягкой наготы, от белой  кожи  с  веснушками,
похожими на  овсяные хлопья в чашке молока. Было такое чувство, будто кто-то
оказал мне доверие, поручив  хранить  сон этого ангела. Но  из глубины моего
существа  рвался гневный крик, отчаянный,  душераздирающий  вопль. Я слышал,
как бьется у моей груди ее сердце, моторчик, которому не будет сносу во веки
веков, видел, как расцветают румянцем ее скулы - она всегда розовела во сне,
мне это очень нравилось. Откуда, Элен, откуда в тебе  столько жизни?  Как ты
смеешь так  спокойно  лежать  рядом  со мной? Тебе-то  хорошо,  тебе дарован
живительный сон, и завтра ты проснешься свежей и  красивой! Мне плевать было
на деньги,  я завидовал  другому  -  ее энергии, ее здоровью.  А ведь совсем
немного надо, чтобы эта бьющая ключом жизнь покинула ее: вот я сдавлю руками
ее  горло  или придушу  ее подушкой,  и розовое лицо  станет  серым, а глаза
остекленеют.
     Правда, изредка,  мельком  я все  же замечал,  что и  она иной раз дает
трещину  под  напором  времени.  Когда она уставала или  нервничала, ее лицо
искажал своеобразный тик: вся левая половина морщилась, как смятая бумага, а
уголок рта, быстро-быстро  подергиваясь,  тянулся  к уху.  Это длилось всего
мгновение, но мне всякий раз западало  в душу.  Хотелось, чтобы  эта гримаса
так и застыла навечно.  Увы,  после  безобразившей  ее  судороги  она  вновь
становилась прежней и  опять  подавляла  меня  своей  гармоничностью,  своим
расцветом, своей беспощадной молодостью.
     Элен сделала ставку на меня, и зря:  я-то знал,  что  никогда не  смогу
оправдать ее надежд.  Вскоре она уговорила меня начать второй роман.  Прошло
несколько месяцев, а я не мог написать ни строчки. Она советовала мне забыть
о плагиате, поверить, что я способен сочинять сам ("Заимствуй, если иначе не
можешь, но не будь рабом  своих заимствований, ищи  свои собственные слова в
чужих,  создай собственную  мелодию").  Легко  сказать:  я  чувствовал  себя
раздавленным  в лепешку массой  книг,  которые  были  написаны до  меня. Мне
казалось, будто  я сочиняю, а на самом деле я пересказывал; я был всего лишь
промокашкой:  все слова,  выходившие из-под моего пера,  оказывались чужими.
Все  же  я засел  за  книгу,  купившись  на  обещание Элен  редактировать  и
обогащать мой текст. В действительности же она писала за меня. Честолюбием я
не страдал и  довольствовался тем, что на другой  день аккуратно перекатывал
ее прозу - так же, как  раньше присваивал чужую. Я не сомневался, что, когда
роман будет закончен, без зазрения совести подпишу его своим именем.
     Тогда  же Элен  сделала широкий жест, который тронул  меня  до  глубины
души: анонимно, через подставных лиц, она  за  неделю  скупила четыре тысячи
экземпляров моего первого романа, забив пачками книг подвал своего дома. Тем
самым она подарила мне нечто большее, чем денежную прибыль: я вошел в список
бестселлеров, стал  популярным  писателем. Это было как снежный ком: публика
кинулась  раскупать  книгу, которая  так  хорошо продавалась.  Мой  издатель
растаял  от  барышей и  предложил мне процент с продаж, превзошедший все мои
ожидания. Элен помогла мне стартовать на поприще,  где все  зависит в первую
очередь от людского мнения. Чтобы отметить радостное событие, она предложила
поехать отдохнуть в Швейцарию. Дальше вы уже знаете.
     Итак, покинув застрявшую машину,  мы  приближались к этому дому - не то
шале, не то мызе, - утопавшему в снегу.
     Я жестом остановила  его:  в оконце  уже  пробивался бледный свет.  Все
монстры  собора  Парижской  Богоматери,  сновавшие  под покровом  темноты по
башням  и галереям, застыли в  своих каменных  одеяниях. Внизу, на  паперти,
фонари белели, словно  маленькие маяки. Париж выплывал из потемок, занимался
смурной рассвет, будто какой-то усталый  рабочий сцены  пытался  еще на один
день установить над крышами декорацию летнего неба. Было около пяти часов.
     - Вы должны уйти, я не хочу, чтобы вас застали здесь.
     -  Прошу  вас, дайте  мне досказать.  Мой  гость  тяжело  дышал,  точно
марафонец,  которого  остановили  посреди  дистанции.   Сейчас  он  выглядел
особенно жалко - чучело чучелом. Как я могла впустить его?
     -  Остальное  вы  расскажете  мне  сегодня  вечером  или  завтра,  если
захотите. А теперь ступайте! Я порылась в шкафу, извлекла белый халат.
     - Вот, наденьте, чтобы вас не заметили, когда пойдете по коридорам.
     Он взял халат и, понурив голову, присвистнул сквозь зубы:
     -  Вы  никогда  не  узнаете,  что было  дальше! Я закрыла за ним дверь,
дважды повернула  ключ в  замке и  с  тяжелой головой  прилегла на  кровать.
Устала  я  смертельно. Я взяла  плейер и поставила арию "Es ist  vollbracht"
("Все кончено") из "Страстей по Иоанну".
     Мне хотелось отмыться  от первой  ночи здесь, от  своей никчемности, от
этой идиотской истории. Эх ты, бедолага, твой секрет прост: ты такой же, как
все. Я камнем провалилась в  сон.  Через час запищал мой  бипер и высветился
номер: меня вызывали в отделение "Скорой помощи"  на острый случай  delirium
tremens.











     Утром 14  августа, в воскресенье, я проснулась в радужном настроении. Я
проспала, вернувшись из больницы, часа  два, не больше, но чувствовала  себя
вполне  бодрой.  Позвонил Фердинанд, и  его  обволакивающий, как сеть, голос
пролил мне бальзам на сердце. Он любит меня, скучает: этих простых слов было
достаточно,  чтобы  тени рассеялись. Погода  стояла  великолепная. Я  наспех
оделась, пошла  в бассейн у Центрального  рынка,  и  плавала до изнеможения.
Жила   я   тогда   в    однокомнатной   квартирке   в   Сантье,   на   улице
Нотр-Дам-де-Рекувранс.  Мне  хотелось  с  толком  провести день перед  новым
ночным заточением, и, кое-как побросав вещи в рюкзачок, я пешком отправилась
в Люксембургский сад. Воскресений я всегда  боялась: выходные  дни похожи на
затертые монеты, заранее знаешь, что  они пройдут  как всегда, бесцветные  и
безликие. Но это воскресенье начиналось неплохо.  Я села у фонтана Медичи, в
тени платанов, предвкушая  сразу два  удовольствия:  освежающие струи воды и
интересное чтение. Мне необходима была передышка, чтобы выдержать еще ночь в
больнице. Луизу  Лабе я оставила  дома и взяла  томик "Тысячи и одной ночи",
которую давно собиралась  почитать - мне было любопытно, за что на эту книгу
наложен запрет в большинстве арабских стран.
     Только  я села, как отбою не стало от  желающих  меня  снять - налетели
роем,  склонялись один  за другим к  моему,  так сказать, изголовью.  Бабник
сродни попрошайке: тоже следует закону больших чисел, его волнует количество
и ни в коем случае не отдельно взятая персона. Такой тип точно знает, что из
десяти  женщин,  которых он  клеит,  хотя бы  одна согласится  выпить с  ним
чашечку   кофе.  А  из  десяти,  которых  он  угостит,  неужто  не  найдется
одной-двух,  которые,  поартачившись  немного,  позволят  и  больше?  Он  не
обольщает, он осаждает, берет измором.
     Хоть  я  и  была в приподнятом  настроении,  они в то утро меня достали
своими плоскими шуточками и дурацкими подходцами.  Настырно подсаживались  и
несли какую-то  околесицу, особо не задумываясь, а сами тем временем  так  и
раздевали меня глазами. Вкрадчиво-льстивые и напористые,  все они понятия не
имели, что ухаживать  и  увиваться  -  это разные вещи. Только один  попался
ничего, кудрявый, совсем молоденький, с пухлым ртом.
     -  Знаете,  брюнетки  вообще-то не в моем  вкусе,  но  для вас  я готов
сделать исключение.
     Он мешкал,  продумывал тактику.  Ну просто  лапочка!  Я встала и  ушла,
улыбнувшись ему ("Не унывайте, будет и на вашей улице праздник"). Никогда не
держу зла на мужчину, если он мне не понравился: приятно, что попытался. Вот
Фердинанд -  тот  умеет распускать хвост. У всех  этих донжуанчиков короткое
дыхание, он  -  другое дело;  а ведь тоже когда-то подсел ко  мне в кафе, но
взял в  оборот  так  лихо,  просто наповал  сразил  своей  самоуверенностью,
заставив забыть мои предубеждения. Вроде ничего  особенного и не говорил, но
все с таким блеском, что в его устах обыденное становилось необыкновенным. С
ним  никогда не  было  скучно,  он обладал талантом,  которому я  всю  жизнь
завидовала: умел возвести самые незначительные  случаи из своей жизни в ранг
эпопеи. Через час знакомства я узнала его главный  жизненный принцип: бежать
как от огня от трех напастей - работы, родни и женитьбы.
     У Фердинанда была одна страсть -  театр, он лелеял мечту  стать звездой
сиены, и ничто не могло  заставить  его свернуть с избранного пути. Он раз и
навсегда  предпочел  бедствовать, но  гореть священным огнем на  подмостках,
нежели  с комфортом  прозябать  в какой-нибудь конторе. Я всегда восхищалась
людьми, которые  знают, чего хотят, - сама-то я  живу одним днем и обманываю
себя,  называя свою нерешительность  спонтанностью. Нравилось мне и  то, что
Фердинанд не был весь как на ладони, всегда себя контролировал; больше всего
он боялся дать волю  эмоциям, и за этим  чувствовался какой-то надлом. С ним
ни в коем случае нельзя было представлять вещи, как они есть, следовало либо
все  приукрашивать,  либо   чернить.  Над  прозой  повседневности  рождалась
легенда,  звездный  шлейф  событий.  Мы  лжем,  говорил  он, из  уважения  к
ближнему, чтобы ему не наскучить. Рассказчик  от Бога, он сыпал  анекдотами,
читал стихи, выдавал потрясающие  тирады, и я могла  слушать его бесконечно.
Это  был  лучший отдых после моей медицины! Неутомимый в пеших прогулках, он
водил меня ночами по  всему Парижу, дарил мне город,  который я с  восторгом
открывала. Изобретал замысловатые, запутанные маршруты, показывал только ему
известные  переулочки,   потайные  дворы,  которые  он  метил  надписью  или
каббалистическим  знаком на стене. Красивым его не назовешь, но в нем бездна
обаяния: в полных губах,  длинных черных вьющихся волосах, в глазах, которые
вас будто ласкают, -  под этим взглядом так и  хочется  коснуться  его лица.
Ради  него я  в считанные дни рассталась с моим тогдашним дружком. Я решила,
что встреча с ним была мне предназначена свыше: ведь даже номер его телефона
я  запомнила сразу,  как будто знала всю жизнь.  С самого  начала  я сказала
себе: не торопись, смакуй этого человека, как хорошее вино, дай ему прорасти
в тебе.
     Не  в пример нынешним любовникам, которые ложатся в  постель, не  успев
познакомиться,  мы, по обоюдному  согласию,  оттягивали  этот  торжественный
момент. Я подвергла его испытанию: отдавалась поэтапно и не просто так, а за
определенное количество увлекательных рассказов. За первый  он подучил право
пожать мои пальцы, за втором - поцеловать в щеку, за третий - погладить руку
до локтя и  так  далее.  В  лучших  республиканских  традициях  я  разделила
территорию  своего  тела  на  три  десятка "департаментов", причем  в случае
недостатка вдохновения  или  если нарушались  условия  договора, завоеванные
области  подлежали возврату. Фердинанд  имел  право только на один рассказ в
день. Таким образом, он раздевал меня постепенно, и этот пакт просуществовал
между нами полтора месяца: я обошлась ему в сорок историй, учитывая штрафные
санкции  и особо  заманчивые  места, стоившие как минимум двух рассказов. Не
раз мы оба возбуждались до того, что  едва не срывали всю затею. А под самый
конец Фердинанд нарочно допустил несколько
     промахов,  чтобы  обставить  мою  капитуляцию  с  максимальной  помпой.
Вероятно, он в то время  встречался  и  с другими женщинами, которые утоляли
его распаленное желание.
     Когда миновал этот  испытательный  срок, начался  пир  острых ощущений.
Теперь  законодателем стал  Фердинанд, это его изобретением был  наш, как он
говорил, крестный путь: он брал меня несколько раз за вечер, провожая домой,
- в подворотне, на скамейке, на капоте  машины и, наконец, в лифте, когда мы
поднимались  ко  мне. На каждой остановке  мне полагалось кончать.  Это была
наша  с ним голгофа, дивная  гамма самых неожиданных утех.  Фердинанд вообще
был мистиком от секса. Любовью он занимался истово, как иные творят молитву;
каждая  близость непременно становилась  экспериментом, открывала нам  новые
горизонты ощущений. Наслаждение женщины было  для него своеобразным культом,
в криках партнерши ему слышалась музыка  райских кущ. Оргазм же в его глазах
представлял  неповторимый  момент, когда отбрасывается  стыд  и  совершается
чудо,  в  котором  достигает   пароксизма  стремление   человека,   существа
завершенного, вырваться из своих рамок  и воспарить над временем. В  постели
свершалось  преображение,  она  становилась   алтарем,  на  котором  любимая
превращалась в божество, святую или фурию. И я восходила на алтарь, не зная,
обожествляют ли конкретно меня или вечно женственное вообще.
     Фердинанд  не  переставал  ошеломлять меня,  и  я  не  знала,  как  его
благодарить за то, что он дал  мне зайти так далеко. Он открыл во мне нечто,
о чем я прежде не подозревала: иной раз в его объятиях блаженство было таким
нестерпимо острым, что я  впадала в какой-то  транс, содрогалась  от смеха и
плача, прижимаясь к нему, как будто достигла земли обетованной. Он делал  со
мной все, что хотел. Например, мы шли в  грязную гостиницу, куда проститутки
водят  клиентов;  он   швырял   меня,   увешанную   побрякушками,  звенящими
браслетами,  на  заплеванный  пол,  где  валялись  окурки   и  упаковки   от
презервативов, и  там, под хохот шлюх и пьяные  выкрики, мы овладевали  друг
другом; омерзительная обстановка  и уверенность,  что  за нами подсматривают
завсегдатаи,  стократ усиливала наслаждение. Он пылко целовал мои  ухоженные
руки, накрашенные  ногти,  которые  царапали  его  кожу,  оставляли  на  ней
глубокие раны. Он заклинал меня  терзать его, мучить, благословлял  эти раны
как  свидетельство нашей  страсти,  нашего неистовства. Однажды  он разделил
меня   с  молоденькой  проституткой,   двадцатилетней  марокканкой,  которая
оказалась  родом  из тех же  краев,  что и моя  бабушка со стороны  отца. От
такого совпадения мне стало не по себе. Впервые я поцеловала женщину в губы,
а  потом она целовала меня  между ног. Нe скажу, чтобы  было  неприятно,  но
больше  я  не захотела, по крайней мере в таких условиях. Любовь "на  паях",
как говорит одна моя  подруга,  - это не  для меня.  Когда  я смотрела,  как
Фердинанд на диво старательно сосет эту красотку, меня  чуть не  вырвало. Он
жил в постоянном поиске новых эротических открытий, ни одного случая в жизни
не  упустил. По его несколько старомодному выражению, он отрицал любовь, эту
буржуазную комедию. Говорил: дай мне несколько месяцев, и я  научу тебя, как
изжить  ревность и  собственнические  инстинкты.  Но  я  оказалась  неважной
ученицей,  допотопные предрассудки  крепко  сидели  во  мне.  Еще  он  часто
добавлял: ты для  мужчины -  просто находка. Наконец-то  я встретил женщину,
которая никогда не потребует сделать ей ребенка. Твое бесплодие - дар Божий.
С Фердинандом было раздолье плоти, зато сердце и душу он  держал на голодном
пайке.
     Сказать по  правде, этот  незаурядный любовник был  машиной - и только.
Все начиналось дивной симфонией, а заканчивалось, как в боксерском поединке,
полным  нокаутом.  Ему  надо было одного -  чтобы  я  под  ним выложилась до
донышка.  Если уж  совсем  начистоту, в постели  он был чудовищно  серьезен,
всякий  раз  воображая себя  героем романа  де  Сада или Батая  [Жорж  Батай
(1897-1962)  -  французский  писатель,  считающийся  наследником де  Сада  в
современной литературе]. Особенно Батая: однажды  даже  повез меня в  Везле,
где тот похоронен, и заставил отдаться - зимой, под моросящим дождем - прямо
на его  могиле. После этого мне  пришлось обильно оросить  надгробье - такая
вот дань памяти усопшего. Именно в ту ночь я поняла, что движет Фердинандом:
снобизм. Бывают  снобы,  сдвинутые  на  деньгах  или  светскости,  а  бывают
сексуальные.  Он хотел  во что  бы  то  ни стало прослыть  извращением:  это
придавало ему  весу в  глазах  окружающих.  Наша с ним  комната  очень скоро
превратилась в филиал секс-шопа: наручники, плетки, резиновые члены, кожаные
маски  и прочий хлам  из порнофильмов - не могу сказать, чтобы мне  все  это
очень  нравилось.  Отрицая  условности  в  любви,  мы   оказались   в  плену
условностей разврата.
     Он доводил меня до  такой степени накала, что все разговоры становились
излишними.  Вознесенная  столь высоко, я изнывала: к  волне  вожделения  мне
недоставало волны слов. Я не ханжа, но люблю, когда после жаркого поединка в
постели за  наслаждением следует ласка  и  партнерам есть  о чем поговорить.
Увы, как телячьи нежности, так и умственные изыски были не в его вкусе, и  я
не узнавала  в  нем  ослепившего  меня  поначалу краснобая. Бывает так,  что
любовь с первого взгляда оказывается чисто физической и не находит отклика в
душе. Жаль мне любовников, которые познают друг друга только через секс!
     Фердинанд предпринял последнюю попытку привить мне свои  вкусы и как-то
в отпуске нанял для меня невольницу. Это была здоровенная девка из Тулузы, в
миру студентка филологического факультета; ее дебелые телеса выпирали из-под
кожаной сбруи. Ей полагалось исполнять все мои прихоти, а мне -  за малейшее
неповиновение бить ее хлыстом. Сама я при этом была полуголая и в туфлях  на
высоких  шпильках. Я ломала голову,  что  бы ей  приказать,  но дальше мытья
посуды и  стряпни  моя фантазия не пошла. Она проявила инициативу, забралась
под стол, когда мы ели, подползла к моему  стулу и, стянув  с меня  трусики,
принялась ублажать языком. Фердинанд тем  временем лупил ее по заду и осыпал
отборной бранью. Я не выдержала  и рассмеялась. Он вспылил,  я  извинилась и
пообещала быть суровой  и безжалостной. Но даже самые изощренные ласки  этой
любовницы по найму не могли меня возбудить. Кончилось тем, что мы с ней даже
подружились. Ей и самой эти  игрища  с клиентами давались нелегко,  особенно
когда  попадались  уроды  или  законченные  скоты.  Но  такие сеансы  хорошо
оплачивались, да и опыт порой давали незабываемый.
     Около четырех я неспешным шагом пошла из Люксембургского сада; в голове
звучал бодрый мотивчик, из тех, что выскребут  из души любую печаль. Я люблю
этот  сад -  он мнит  себя  парком,  но  даже  в его  просторах есть  что-то
интимное. Еще  больше люблю Париж, любовью, граничащей с шовинизмом,  люблю,
потому что не родилась в этом городе, а сознательно предпочла в нем  жить. Я
никогда не терзалась, разрываясь между Марокко и Бельгией, я принадлежу тому
отечеству, которое сама себе выбрала. А  Париж - это ведь не просто город во
Франции, это государство  в государстве. Я ощущала в себе радостную энергию,
была  полна  решимости  достойно проявить себя  в  своем  деле -  держитесь,
душевные недуги!  Пожалуй, я преувеличивала тяготы  дежурства в Отель-Дье, в
конце  концов, это как-никак одна из лучших столичных клиник.  На  скамейках
длинноногие  девицы  с едва  намечающимися грудками испытывали  свои чары на
прыщавых юнцах;  когда  парочки целовались,  казалось, будто они заглатывают
друг друга. Я смотрела, как две девчушки возятся с синицей, сломавшей крыло,
и вдруг меня будто громом поразило: а ведь Фердинанд мне врет. Он говорил со
мной  так  ласково  только  для  того,  чтобы  развеять мои  подозрения.  Он
успокаивал  меня  -  значит,  ему  есть  что  скрывать.  От  этой  мысли все
закружилось перед глазами. Пришлось  срочно сесть; меня прошиб пот, чересчур
обильный даже для жаркого дня. Платок промок насквозь, едва я обтерла лицо и
руки. Этого человека не удержать, он ускользал, как вода между  пальцами.  В
первый  месяц я  старательно играла  роль ненасытной Мессалины,  потакая его
пунктику,  соответствовала  стереотипу раскрепощенной женщины, притворялась,
будто презираю пары со стажем, прочные союзы. Но больше я не могу, я устала.
Я не  создана прыгать из  постели в постель, вот в чем дело; может быть, это
не  делает  мне  чести,  но  мне  плевать.  Мое  извращение  в  том,  что  я
патологически нормальна.  В  конце  концов, разве желание избежать  в  любви
избитого не избито само по себе донельзя?
     Когда Фердинанд  понял,  что  я никакая не партнерша по оргиям, а всего
лишь безнадежно обыкновенная, банально влюбленная женщина, я думала, он меня
бросит.  Молила  Бога,  чтобы  бросил.  Но нет,  он  почему-то изменил линию
поведения: оказывается, сентиментальный вертопрах прикипел ко мне. Послушать
его, так до  встречи  со мной  в его  жизни  не было  ничего стоящего,  так,
однодневки. Как  по волшебству, он вдруг стал поборником верности, заговорил
о  браке,  о  том,  чтобы  усыновить  ребенка.  Это  он-то,  ярый  противник
моногамии, вызывался  быть мужем и отцом  семейства!  Что-то  тут явно  было
нечисто. В самом деле он меня любил или  хотел, как  говорится, и невинность
соблюсти, и  капитал приобрести: не потерять  меня  и сохранить  холостяцкую
вольницу?  Беда в том,  что лгун может  иногда сказать и правду,  да  только
никто ему не поверит. Вот и я  не верила ни одному его слову, он меня совсем
заморочил.  Давал  обещания,  забывал  о  них  и  снова  обещал. Его  вольты
изматывали меня. Любовь боролась во мне с желанием докопаться до истины, и я
стала шпионить за  своим ненаглядным; больше всего мне хотелось насадить его
на  булавку, как бабочку под стеклом. Я рылась в его одежде, в нижнем белье,
шарила по карманам. Откуда  бы он ни пришел, с порога хваталась за его руки,
вынюхивала  на  подушечке среднего или  указательного пальца запах женщины -
я-то знала, какой он до этого охотник. Я была сама себе противна - как можно
пасть так низко? - но ничего не могла с собой поделать.
     Часами я расшифровывала его записную книжку: это был настоящий кладезь,
письмена,  требовавшие не  меньше терпения и прозорливости, чем какой-нибудь
старинный манускрипт. Все записи в ней поддавались двоякому, а то и троякому
толкованию, за всякой назначенной встречей могла крыться интрижка, возможная
соперница. Я копила улики, таинственные адреса, будто нарочно неразборчивые,
фамилии,  наспех, как бы в беспорядке нацарапанные имена, которые могли быть
и  мужскими,  и женскими, инициалы над номером телефона, цифры которого были
написаны  так  небрежно, что  читались и так и  эдак. И на все эти  каракули
находилось объяснение: агент, например, или директор театра, с которым нужно
срочно связаться. В этом хаосе чувствовалась система, и я ставила себе целью
выявить  ее,  вооружившись  лупой  и  карандашом.  Мне  случалось   набирать
какой-нибудь номер,  я слушала  голос и, устыдившись,  вешала  трубку.  Если
голос был женский, пыталась представить себе его обладательницу, ее возраст,
характер. Нежный голосок был для  меня признаком чувственности, и я  мечтала
слышать только стервозных  абоненток. С  Фердинандом я узнала морок красивых
слов - красивых  и  лживых. Он изъяснялся теперь на двух языках  -  любви до
гроба и независимого непостоянства,  говорил "Я люблю тебя" и "Я люблю  свою
свободу"  на  одном дыхании, и  я  терялась, не понимая, что же ему все-таки
нужнее - якорь или воля. А ведь мастером двойной игры был  в  свое время мой
родной отец. В Льеже, где мы жили, он целых пятнадцать лет содержал еще одну
жену,  родившую  ему двух  детей,  и  ухитрялся  жить  на  два  доме,  благо
расстояние между ними  было  всего несколько  километров, по разным  берегам
Мааса. Я  так и не  познакомилась с двумя моими единокровными сестрами почти
одних лет со мной, одна из которых, говорят,  вылитая я. Везет же мне: после
двуличного отца достался лживый любовник; в  обоих случаях мужчина вешал мне
лапшу на уши, и я уже не знала, можно ли вообще верить словам.






     От хорошего настроения не осталось и  следа; после Люксембургского сада
в  больницу я пришла злая  на весь свет, огрызалась на медсестер, наорала на
какого-то  интерна так,  что  тот залился  краской,  послала  куда  подальше
журналиста, который собирал материал о буднях дежурных врачей. Вечер начался
хуже  некуда,  я  срывалась  на  пациентов,  слушала  их вполуха,  не  глядя
выписывала транквилизаторы.  В эту  окаянную  жару у слабых на  голову вовсе
крыша ехала, и у  меня  в первую очередь. Некоторые из больных изводили меня
кошмарной  разговорчивостью.  Я  повторялась, дважды  задавала  одни и те же
вопросы, ставила диагнозы  наобум. О карьере я больше не помышляла. Так бы и
крикнула всем этим утопающим, которые отчаянно цеплялись за меня: да  тоните
себе, исчезните с глаз долой  раз и навсегдаА главное  - заткнитесь наконец,
скопище жалких нытиков! Философы на мою голову! Один неплохо одетый мужчина,
жаловавшийся  на  угнетенное  состояние,  многословно  винил  себя  во  всех
смертных грехах. Послушать его,  он был причиной всех невзгод своей  семьи и
всех бед Франции тоже. Твердил без конца: это все я, я мразь. Под конец я не
выдержала:  а  дыра в  озоновом  слое  -  тоже  ваша работа ? Он ошеломленно
уставился на меня: как вы догадались?
     Мне надо было на ком-то сорвать злость, и под горячую руку  подвернулся
Бенжамен  Толон.  Дежуривший  днем психиатр оставил для меня записку  в  его
карте:  вы  уверены, что  госпитализация  была необходима? Что  значит  этот
маскарад? Мой ряженый действовал  на  нервы  персоналу и  другим больным, те
дразнили его  Фантомасом,  издевались, подначивали открыть  лицо.  Двое даже
попытались сорвать с него  маску.  Желая спрятаться, он только  привлекал  к
себе  внимание. Я  зашла к нему -  во избежание инцидентов  его  поместили в
отдельную палату - и  предупредила, что  его вышвырнут на улицу, если  он не
прекратит это безобразие. Я попыталась вложить в свою тираду все отвращение,
на какое  только  была способна,  но  так нервничала, что  растеряла  слова.
Только в дверях сумела наконец выдать нечто связное:
     -  И не  вздумайте сегодня являться ко  мне  с вашими  бреднями. Только
попробуйте - я вызову санитаров и скажу, что вы набросились на меня.
     Он пожал плечами:
     - Тем хуже для вас!
     Этот ответ меня доконал.  Я  больше не могла, я готова была бежать куда
глаза глядят, они мне все осточертели. Не понимаю, почему этот ряженый довел
меня до такого состояния, но он  усугубил мою неуверенность.  Он будто видел
меня насквозь  из-под своей маски,  раскусил меня, самозванку. Я  убежала  в
туалет  и разревелась,  сил моих  не была. Все, хватит, ни  минуты больше не
посвящу человеческому отребью. Надо успокоиться, иначе мне самой впору будет
обращаться  к психиатру,  Фердинанд, пожалуйста, вытащи меня из этой клоаки!
Любовь - это чудо,  потому что  она замыкает весь  мир  на одном человеке, с
которым вам хорошо, любовь - это кошмар, потому что она замыкает весь мир на
одном человеке, без которого вам  плохо. Фердинанд  уехал и,  как крысолов с
дудочкой, опустошил  столицу, остались только я да толпа  помешанных. Десять
минут  я   слушала  кантату  "Actus   tragicus"  и   пыталась  почерпнуть  в
мрачновато-торжественном  пении  хора   урок  стойкости  и  силы.  Волшебную
математику Баха мне  открыл  в  свое время дед, отец моей матери. Я в  ответ
напевала ему обрывки арабских и андалузских  песен. Он просил перевести, а я
не могла.  Ярый антиклерикал, он любил в христианстве только богослужения на
латыни и точно  так же  обожал,  не  понимая слов, молитвы в мечети. Это он,
потом, когда родители разошлись и  отец переехал в Антверпен со своей второй
женой, посоветовал  мне уносить ноги от домашних истерик и  попытать счастья
во Франции. Когда уходишь из семьи, то бежишь от  навязанного  тебе раздора,
чтобы  создать свой, избранный  добровольно. Я должна во что бы то ни  стало
взять себя в руки, я просто не имею  права давать слабину.  В конце  концов,
свою  профессию я  выбрала сама.  Надо привыкать  работать в  открытой  ране
общества,  там,  где  все  стонет  и  воет от боли,  надо  быть  отзывчивой,
выслушивая  излияния всех этих  мужчин и  женщин, которые приходят ко мне за
помощью.  Я вышла  из туалета, вполне  успокоившись,  и с  покаянной головой
пошла извиниться  перед медсестрами за резкость. Они меня понимали,  им тоже
были  знакомы  любовные  горести, и  мне стало  досадно, что я  для  всех  -
открытая книга.
     Я  осталась  со  своими благими  намерениями,  часы  тянулись до  ужаса
медленно,  но  тут  вдруг  Париж,  большой  мастак  на  самые  романтические
случайные встречи, подарил мне маленькую радость, вознаградившую меня за всю
эту ночь. Какой-то  невыносимо вонючий клошар с окровавленной  головой  - об
нее  разбили  бутылку  -  вопил:  "Я  еле  дотягиваю до конца  месяца, а  уж
последние  четыре  недели совсем туго!" Одна молоденькая санитарка, уроженка
Пондишери с охрово-смуглой кожей, кивнув на него, сказала мне:
     - Чтобы не было противно, я всегда  представляю себе, что кто-нибудь из
этих раненых - Бог, который пришел испытать меня, переодевшись нищим.
     Я  как раз стояла, размышляя над  ее  словами, когда  в  приемный покой
вошла  старушка,  которую  вела  за  руку  девочка  лет восьми,  не  больше.
Черноглазая, с длинной косой, в плиссированной юбочке  и лаковых сандалетах,
нарядная,  словно  только что  с  детского  праздника.  Личико  у  нее  было
встревоженное.  Эта  маленькая  фея  являла  такой  разительный  контраст  с
мерзкими рожами вокруг, что  у  меня  защемило сердце.  Малышка  направилась
прямо ко мне.
     - Здравствуйте, я приехала на такси с бабушкой. По-моему, она больна.
     - Что с ней такое?
     - А вы послушайте ее и сами поймете.
     Девочка  страдальчески  сморщилась.  Я  подошла к  почтенной  даме; та,
несмотря  на жару, была одета в строгий костюм  и держала в руках  небольшой
чемоданчик. Манеры  у старушки были отменные, вот  только  ногами она слегка
шаркала. Мы  немного поговорили в кабинете, и она поведала мне  под  большим
секретом, что  немцы  уже  у  стен Парижа  и  проникают  в город  под  видом
рабочих-эмигрантов. Она приехала сюда, чтобы укрыться в надежном месте.
     - Объясните же ей, что война давно кончилась, - перебила девочка.
     - Я  знаю, что говорю,  не  слушайте ребенка. Через несколько часов над
ратушей водрузят свастику вместе с мусульманским  полумесяцем, вот  тогда вы
пожалеете, что отмахивались от меня.
     - Бабуля, сейчас конец  двадцатого века, немцы - наши союзники. Никакой
войны нет, очнись!
     Старушка заблудилась в лабиринте своей памяти,  она никого не узнавала,
путала имена и времена, порывалась позвонить давно умершим друзьям. В паузах
между  двумя  фразами  голова  ее  бессильно  падала  на  грудь,  словно  не
выдерживала тяжести сказанного.  Рассудок теплился в ней дрожащим, то и дело
гаснущим  язычком  пламени.  Малышку звали Лидой.  Ее  мать была  египтянка,
коптской веры;  родители  -  они  оба  погибли, утонули, катаясь на  яхте, -
назвали ее так из любви к Верди. Она жила вдвоем с бабушкой в ее  квартире в
Марэ. Я удивилась: это же надо было сообразить привезти старушку в отделение
"Скорой помощи".
     -  Одно  из  двух:  или  бабуля  права, тогда  ведь  нужно  кого-нибудь
предупредить, или она ошибается, тогда пусть ей это объяснят.
     После консультации с другими врачами старушку госпитализировали, а Аиду
я взяла  к себе под  крылышко,  по  крайней мере  до утра:  Мне нравилось ее
восточное  имя, оно  как-то роднило  нас.  Она оказалась не  из робких,  эта
смешливая  шалунья,  и быстро освоилась. Другая  сидела бы тихонько и ждала,
пока  ею займутся. Не нут-то было! Эта резвилась -  ну чисто щенок.  Энергия
била в  ней ключом, она вертелась юлой у нас под ногами, повсюду совала нос,
пользуясь  своим  росточком как пропуском,  трогала  пистолеты  полицейских,
запросто,  на "ты" заговаривала  с больными.  Те  ошарашенно глядели на этот
сгусток жизни,  видя  в нем  прямое  издевательство над своими немощами. Она
показывала пальцем на их  болячки,  передразнивала  хромоту,  таращилась  на
лежавших  на  носилках  ("А  что  у  тебя  за  болезнь?"  -  "Непроходимость
кишечника".  - "Фу!").  Вторжение  этого бесенка  в  гнетущий  мир  больницы
подействовало  на меня как  эликсир  бодрости. Она  будто мстила за  все мои
огорчения.  Пусть  бы все  тут  перебила,  вырвала  все  капельницы, разлила
микстуры - я бы только порадовалась,
     Она была  просто  прелесть,  длинные  ресницы  трепетали, словно крылья
бабочки,  а  ямочку на  подбородке так и хотелось чмокнуть  - я представляла
себе, сколько мужчин будут со временем гладить и  целовать эту выемку. У нее
были с собой в школьном пенале электронные игры, микадо и домино.  Запросто,
как  это  могут только дети, сразу  проникающиеся  доверием  к  посторонним,
малышка  попросила меня поиграть с ней. Если она видела, что проигрывает, то
прекращала партию  или вообще  смахивала все со стола. А когда я делала вид,
будто  сержусь, забиралась  ко мне на  колени, ластилась.  Эта  прирожденная
артистка паясничала, напевала оперные  арии,  фальшивила и сама же  хохотала
над собой до слез. Надувала щеки, широко разевала рот, била себя кулачками в
грудь  и  декламировала  нечто  невразумительное  на  смеси  французского  с
итальянским. Вконец расшалившись, она корчила  уморительные рожицы, щебетала
как  пташка,  а  ее  косичка  металась  за  ней   черной  молнией.  Девчушка
развеселила весь дежурный персонал; было уже далеко  за полночь, но никто не
решился  ее  одернуть. Наконец, выдав последнее тремоло, она  уснула, уронив
головку на руки.
     Отправить ее домой я не могла: она осталась  совсем одна; я взяла ее на
руки,  отнесла к  себе  и уложила на койку.  Это было  против  правил,  но в
отделении  "Скорой помощи", помимо внутреннего распорядка, существовали  еще
законы сердца и сострадания. Она проснулась на минутку и изобразила забавную
пародию: сморщила свою милую мордашку,  сгорбилась и забормотала дребезжащим
голосом ("Берегитесь, немцы уже здесь, я же вас предупреждала"). Краем глаза
покосилась на  меня, ожидая реакции на это  кощунство,  потом растянулась на
койке и тотчас уснула опять. Влажной губкой я вытерла ей лоб - сердце у меня
сжалось  -  и поцеловала  в  щечку. Потом  спустилась вниз  во  власти самых
противоречивых чувств; мне  еще надо было осмыслить происшедшее. На лестнице
на меня  чуть  не налетел  священник  - тот самый,  целомудренного  вида,  -
который  бегом  поднимался  наверх:  видно,  у  Бога  тоже  есть свой бипер.
Соборование, срочно, еще одного требуется спровадить в вечность!
     Едва я  спустилась на первый этаж,  в  холл с низким  потолком, как мне
снова стало не по себе. Я поняла, чего мне надо; может, это бессмысленно, но
я уверилась твердо  и  непоколебимо,  отбросив все  сомнения:  надо пойти  к
Бенжамену Т. и выпросить у него очередную порцию слов. Мне  казалось, что он
один  способен  хоть  немного утешить меня,  что рассказ  о  его  блужданиях
поможет мне разобраться в моих собственных. Он раздражал меня, но без него я
уже не могла. Сочинял ли он или говорил правду - не важно, главное, что  его
история могла стать отличным оружием;  нацеленным на Фердинанда,  а  значит,
бальзамом на  мои  раны.  Три часа назад  я чуть  ли не  плюнула ему в душу,
теперь  же сама отправилась в общую терапию и без стука вошла в  его палату.
Он лежал, притворяясь спящим.  Я потрясла его за плечо. Он открыл глаза и ни
чуточки не удивился.
     - Я знал, что вы придете! Мы с вами связаны договором, вы не забыли?
     От такой самонадеянности я оторопела.
     -  Не знаю, что там  нас связывает, но, пожалуй,  в лечебных  целях вам
будет полезно закончить исповедь.
     Он надулся.
     - Вы сегодня были грубы со мной, даже оскорбили.
     Я сглотнула слюну,
     - Ладно, мне очень жаль, я погорячилась.
     - Дело-то ведь в том, что вас увлек мой рассказ, не так ли?
     Опять он поставил все с ног на голову, повернул так, что просительницей
оказалась я.
     -  Встретимся внизу,  у  столовой. Я предупрежу дежурную сестру, что вы
хотите поговорить со мной.
     Не дожидаясь ответа, я ретировалась и захлопнула дверь. Я была уверена,
что этот паршивец  прибежит как миленький: небось рад  без памяти, что снова
сумел меня  заинтриговать. Зря я  дала ему понять, что  верю  его фантазиям.
Никак мне  не  удавалось  сохранить  пресловутую  бесстрастность, к  которой
обязывает профессия врача. В этот вечер я совершенно не отдавала себе отчета
в своих действиях.
     Через полчаса Бенжамен Толон, шаркая дырявыми тапками, спустился ко мне
на первый этаж. По дороге еще  успел натерпеться насмешек от двух санитаров.
Он  сел рядом  со  мной  на скамью  под  ажурным  сводом галереи,  ведущей в
подвальные  помещения, напротив профсоюзного комитета  и  бара, в  это время
давно  закрытого. Луна  почти дневным  светом заливала сад, разрезая  его на
большие темные  и голубоватые лоскуты. Казалось, что мы в  театре,  в  будке
суфлера. В Париже летом не спускается ночь,  просто сгущаются краски  дня, а
на рассвете он возрождается  во всем  своем сиянии. На улицах в этот  час не
было почта ни души, только  полицейские с собаками искали лежбища бездомных.
Дыхание города  овевало нас, не освежая. Жужжали  комары и мошки, с  треском
сгорая на электрических лампочках. Где-то  вдалеке хлопали двери, из подвала
доносилось  гудение  вентиляции, и  мы  подошвами  ощущали жизнь  больницы -
словно  трепетали бока  огромного  зверя,  улегшегося  у наших ног.  Тяжелый
камень давил  мне  на  грудь. Я  едва различала Бенжамена,  яркий  свет луны
сделал   еще   темнее   сумрак  под  сводами   галереи,   и  вокруг  нас   в
фантасмагорическом  балете роились  тени. Он положил руки  на колени и начал
точно  с того  места, где  остановился вчера.  Невнятный гул  поднимался  из
сердца Парижа, колокол  собора Парижской Богоматери отбивал  каждые четверть
часа.
     Мы и  сами были двумя  призраками,  беседовавшими  во  мраке. И рассказ
этого незнакомца казался  порождением темноты, как  будто  сама ночь шептала
его мне на ухо.






     Так вот,  мы подъезжали к шале; на сей раз все его окна ярко светились,
и дом походил на корабль, севший на мель  в горах. Можете себе  представить,
как  мы были довольны после тревожных часов, проведенных в машине. Продрогли
мы  до костей. Внушительный остов дома,  толстые стены, крыша, широкие скаты
которой  почти  касались земли,  - все это  выглядело  солидно. Раймон - так
звали нежданного спасителя,  - не  спрашивая,  взял  наши  чемоданы. Не знаю
почему, но перед этим угрюмым коротышкой я робел. Он широко распахнул дверь,
кивком пригласив следовать за ним. Нагретый воздух мгновенно окутал нас, как
будто мы  вошли в теплое и  мягкое  нутро  животного. За маленьким тамбуром,
специально устроенным, чтобы не напустить холоду в дом, вторая дверь  вела в
длинную  прихожую,  стены  которой  были  украшены  охотничьими  трофеями  -
оленьими рогами и кабаньими головами. На нас повеяло аппетитным духом кухни,
и мне показалось, будто я  в хорошем  отеле. В приоткрытом  стенном шкафу  в
углу я заметил теплые сапоги на меху, снегоступы, лыжные палки. Не успели мы
сделать и шагу,  как Раймон  проворно  схватил  метелку из конского волоса и
смахнул с  наших  курток  и ботинок  снег, который тотчас растаял на толстом
половике.
     После этого он провел нас в гостиную, где пылал в камине  жаркий огонь,
и сообщил, что сейчас  выйдет "сам", мол, ждите. Да уж, окажись молчун-слуга
владельцем  дома,  нас  бы  это  не порадовало.  Комната, все  стены которой
занимали  шкафы с книгами в переплетах и мягких  обложках, внушала доверие -
если хозяева любят читать,  то они  не  могут  оказаться совсем  уж  плохими
людьми. Стойкий, умиротворяющий запах  древесины приятно щекотал ноздри. Над
камином висела картина, какая-то аллегория: три черепа, нарисованные  поверх
трех лиц, - ребенка, девушки и женщины в годах. Над  черепами парили ангелы.
Вообще-то я ожидал, что попаду в  деревенский дом.  А здесь все оказалось на
диво роскошным  для такой глуши. В этом доме  была с блеском решена извечная
проблема   жилища  в  горах:  максимальный  комфорт  в  максимально  суровых
условиях. Элен расстроилась, что  ее брюки забрызганы грязью, а у меня от ее
сетований на душе потеплело: уж если она заботилась о своем туалете, значит,
жизнь  вошла  в  колею.  Она  устало  улыбалась  мне;  я  смотрел,  как  она
поглаживает ладонью стол, кресла, стенки  книжного шкафа, и видел,  что наше
случайное пристанище и на нее произвело благоприятное впечатление.
     Наконец вошел хозяин дома. Он приветствовал нас громогласно и радушно:
     - Добро пожаловать, жертвы стихии! Замерзли?
     Звали  его  Жером Стеннер,  и в  окружающую  обстановку  он  как-то  не
вписывался.   Я  приготовился  увидеть  мизантропа,  а  это  оказался  самый
обходительный человек;  какого  только  можно  себе  представить.  Здесь,  в
уединении,  высоко в горах, мы обнаружили  трогательный обломок шестидесятых
годов. Все внешние приметы эпохи были налицо: индейский жилет поверх рубашки
с круглым воротничком,  кожаные брюки  и высокие  ботинки,  на  указательном
пальце   правой  руки  большой  перстень.   Бывают  такие  люди  -  навсегда
останавливаются  на моде того  времени,  когда  они пользовались  наибольшим
успехом.  Он  был высокого  роста,  плотный; на  вид я дал ему лет пятьдесят
пять.  Гладкое,  почти  без морщин, лицо старили  только мешки под  глазами,
обтянутые тонкой, как папиросная  бумага,  кожицей. У него были великолепные
волосы, которым я с первого взгляда позавидовал: серебристые и блестящие, он
приглаживал   их   с   довольным  видом,  точно   сам   был  в  восторге  от
растительности,  украшавшей его голову.  Волосы были длинные, они падали ему
на плечи  и походили  на застывший  водопад.  Он  улыбался  нам  и  держался
непринужденно, пожалуй, даже слишком.
     - Простите за вторжение, мы, наверно, вас побеспокоили.
     - Скажу, не  хвастая, вам повезло, что вы  набрели  на мой дом.  У  нас
здесь маленькая  Сибирь, самые  холодные  места во Франции, морозы бывают до
минус сорока. И  ни одного жилья на много километров  вокруг. Иногда снег на
несколько дней  отрезает нас от всего мира, и  даже почтальон не  высовывает
носа  на  улицу. Прогноз  обещает,  что  в  ближайшие  двое  суток  снегопад
усилится.  Телефон не работает - оборваны провода,  чудо, что еще есть свет,
электричество может отключиться в любой момент. Но как вы ухитрились заехать
сюда?
     Элен  в двух словах рассказала ему о  случившейся с  нами неприятности,
поблагодарила за любезный прием и похвалила дом.
     Лицо  г-на  Стейнера  отличала  некоторая  вялость  черт,  свойственная
стареющим  красавцам.  Вокруг  него  витал ненавязчивый  аромат;  я  мог  бы
поклясться, что он  и косметикой  пользуется,  - стоило только  взглянуть на
неестественно  смуглый тон кожи,  который  ему  шел.  Холеные  руки, елейный
голос,  ухоженная  шевелюра  -  в  общем, нечто  среднее  между  прелатом  и
флибустьером. Около  часа мы беседовали о том о сем, после чего он пригласил
нас отужинать с ним. Разумеется, Раймон  уже приготовил для нас спальню. Все
это  было  несколько неожиданно,  но  возразить  у нас  не  хватило  духу. В
соседней  комнате,  побольше,  попросторнее,  был накрыт стол  -  фарфоровая
посуда, хрусталь. На  сервировочном столике стояли поднос с сырами и корзина
с фруктами. Мы и представить себе не могли, что нас ждет такое угощение, и я
возблагодарил судьбу за встречу со столь цивилизованными людьми. Во всем мне
виделись  только добрые предзнаменования.  Раймон, повар, он  же  дворецкий,
суетился  вокруг стола,  священнодействовал.  Он  подал  нам суп  с  зеленым
горошком,  затем пулярку, исключительно нежную  и  сочную,  и к  ней  сырную
запеканку, приготовленную по местному рецепту, которая таяла во рту. Это был
настоящий пир, и я,  гордый  своими недавно приобретенными гастрономическими
познаниями, воздал ему должное. Вино было подано местное, с ароматом лесного
ореха, а венцом ужина стало  шоколадное суфле - я трижды  взял себе добавки.
Элен дивилась обилию и разнообразию блюд и сделала комплимент повару.
     - Действительно, в вашу честь Раймон сегодня превзошел  себя. Вот еще в
чем вам повезло:  узнав, что надвигается метель, он с утра съездил в город и
привез большой запас сыров,  овощей и прочей  снеди.  Здесь у нас, на высоте
1200  метров,  зимой  рынка   поблизости  нет.  Так  что  если   бы  не  его
самоотверженность, вам не пришлось бы так хорошо поесть.
     Раймон  и  его  хозяин  составляли странный  дуэт; трудно было  ожидать
встретить  такую пару в этом уголке  Франции. Насколько первый был породист,
настолько второй  мужиковат.  Пучеглазый, с постоянно мокрыми  губами, слуга
почти   завораживал  своим  откровенным,   бросающимся  в  глаза  уродством.
Казалось,  его лепила из глины рука смертельно усталого творца, задремавшего
за  работой. Природа  подчас  более изобретательна в своих  промахах, чем  в
удачах;  жизнь  так  и  искрилась  в  этом  сбитом  сикось-накось  создании,
внушавшем одновременно отвращение и любопытство. Кривая ухмылка на его лице,
казалось,  была запечатлена от рождения.  Он обращался  к своему хозяину  на
"вы" - а  тот ему "тыкал", - поддакивал  каждому его  слову, хихикал над его
шутками, показывая мелкие, желтые, неровные зубы. Жером Стейнер позволял ему
вмешиваться  в разговор  до известного  предела,  сочтя  же,  что  со  слуги
довольно, приказывал замолчать, и тот  повиновался,  но ненадолго. Очевидно,
так между ними повелось с давних пор.  Раймон был и восторженной публикой, и
семьей в одном лице, но г-ну Стейнеру было явно неловко оттого, что порядки,
которые он терпел в уединении без свидетелей, видят  посторонние.  При своем
маленьком росте слуга обладал недюжинной силой,  он уносил в кухню  огромные
стопки тарелок и блюд, ни разу ничего не уронив, да еще под мышкой ухитрялся
зажать  пустую  бутылку. Мне было  не по  себе, когда он  сновал вокруг нас,
согнувшись чуть ли не пополам, как лакей из комедии, и я злился, не понимая,
что же это за человек.
     У меня разыгрался  такой  аппетит, что я предавался обжорству, не  зная
удержу,  и только  к  концу десерта  заскучал.  Ужин  не развязал  мне язык,
наоборот,  он у  меня стал слегка заплетаться. Я ел слишком быстро и  теперь
чувствовал  себя отяжелевшим;  мне  хотелось, чтобы моя  заботливая  подруга
помассировала мне живот, помогла  переварить обильную трапезу.  Я  ерзал  на
стуле,  не  зная,  что  сказать,  кроме  "да" и  "нет".  Зато  Элен  успешно
поддерживала  разговор  за   двоих,  и  наш  хозяин,  радуясь,   что   нашел
собеседницу,  не  скупился  на  комплименты.  Меня он  почти не замечал, она
всецело  завладела  его  вниманием.  Адвокат, парижанин, он  терпеть не  мог
столицу и бывал там, только когда того требовали дела чрезвычайной важности.
Он любил природу, находил здесь, высоко в горах,  радости для  души  и тела,
очищался - его слова - "от мерзостей земных в этом орлином гнезде". Жил он с
супругой, преподавательницей  философии, сказал,  что сейчас она в  отъезде,
должна со дня на день вернуться из Лиона, если Дороги позволят.
     По  некоторым  едва уловимым мелочам я  догадывался, что Стейнер  очень
хочет понравиться моей Элен: он блистал красноречием, изощрялся в остроумии.
Элен  не оставалась в  долгу  и хохотала вовсю. Однако я  чувствовал, что за
веселыми шутками  нашего  гостеприимного хозяина кроется печаль. Всякий раз,
когда Элен смеялась, - а именно тогда она бывала неотразимо хороша, ни в ком
больше я не  встречал такого дивного сплава грации и непринужденности, - так
вот, от  ее  смеха  Стейнер  мрачнел,  даже, кажется,  морщился.  И тогда  я
понимал;  он растерян,  он  пасует  перед  разделявшей их  пропастью  лет. В
какой-то момент он даже сказал ей:
     - Вы нарочно явились  ко мне, чтобы напомнить  старику, удалившемуся от
света, как много он потерял?
     Меня эти слова огорошили.
     А Элен не давала  ему роздыха, отчаянно кокетничала,  добивалась, чтобы
он открыл ей душу.
     - Вы жили в такое удивительное время, расскажите же мне.
     Стейнер  не заставил  себя долго просить: в мае шестьдесят  восьмого он
оказался в рядах  троцкистов  -  случайно,  право,  -  и с  тех пор сохранил
стойкое отвращение ко всякой несправедливости. Затем он увлекся американской
контркультурой, много странствовал по свету,  в том числе посетил  священный
треугольник -  Гоа,  Ивиса, Бали. Он  сделал  головокружительную  карьеру на
руинах идеалов, о которых и теперь вспоминал  с  нежностью, сказал нам даже,
что  подумывает  съездить  в Индию  еще  раз,  причем так  же,  как  ездил в
молодости. Элен пришла в восторг
     - Как это увлекательно! Ну почему я опоздала родиться на тридцать лет!
     -  Помилуйте, вы  просто не цените  своего  счастья: видеть  мир свежим
взглядом, создавать его заново, открывая впервые. Молодые любят миражи - что
ж, они правы.
     К моему недоумению,  Элен  на левых просто  молилась - мне это казалось
глупостью, тем более при ее положении. Лично я никогда не выносил горлопанов
того времени: они  стыдят  вас, если  вы не разделяли их иллюзии, и еще пуще
стыдят,  если вы  их  не  утратили.  Сегодня,  как  и  вчера, им нужно одно:
сохранить за собой власть, не допустить к ней следующие  поколения. Впрочем,
кипятился я зря: Стейнер и не думал набивать  себе цену. Он лишь  предавался
ностальгии, вспоминая  о былых  победах. Он легко признавал свои слабости  и
просчеты, будто хотел сказать: теперь ваша очередь, прошуДействительно,  все
мы цивилизованные люди, и нечего лезть в бутылку.
     Под  конец  ужина наш хозяин, побагровевший  от вина и тепла, мимоходом
задал и мне два-три вопроса - кто я,  чем занимаюсь, - но с таким рассеянным
видом, что я отвечал  односложно, боясь наскучить  ему. Он спросил, как мы с
Элен познакомились. Я  наспех сочинил  какую-то сказку. Он улыбнулся, лукаво
подмигнул и  долго,  слишком  долго смотрел  то  на нее, то  на меня, как бы
пытаясь понять, что нас  могло  связывать. Меня это задело: он  что, считает
меня не  парой  такой  женщине,  как  она?  Или  угадал  во мне  альфонса? Я
разозлился  и  больше  в  разговоре не участвовал; глаза закрывались, и  я с
трудом сдерживал зевоту.  А те двое разглагольствовали без умолку; казалось,
все имена, которыми они  сыпали,  все  темы, которых  касались,  нужны  были
только для того, чтобы ответить на один-единственный вопрос: из одного ли мы
мира? Элен  платила  болтовней за ужин, откровенничала так запросто,  что  я
только  диву  давался.   Она  была  великолепна,  настоящая  королева,  а  я
чувствовал  себя  ее  холопом,  желторотым пажом. Она  говорила возбужденно,
взахлеб,  а  г-н Стейнер гудел как майский  жук, неспешно и негромко. Сквозь
дремоту  мне казалось, будто я  оставил где-то включенным  радио,  но откуда
доносится  этот мерный  гул,  никак не  мог  определить. По  мере  того  как
проходили часы, лицо хозяина как-то отяжелело, глаза потускнели, даже волосы
слиплись; куда девался  фатоватый искатель приключений начала вечера? Передо
мной был пожилой господин, распустивший хвост перед девицей.
     После ужина мы с  наслаждением  развалились  в глубоких креслах; хозяин
дома ворошил поленья  в камине  и продолжал свой монолог, разгребая кочергой
рдеющие  уголья. Я  представлял себе, как, должно  быть, глубоко проминается
супружеское ложе под его грузным  телом.  Говорил  он все  более невнятно  и
теперь  напоминал мне  старого индейского вождя, совершающего тайный обряд у
огня;  он колдовал, не  обращая внимания на буран, по-прежнему бушевавший за
окнами. Раймон же, убрав со стола и подав нам  горячительные напитки  - Элен
трижды подливала себе арбуазской виноградной водки, - уселся у  ног Жерома с
подносом  на коленях и  принялся  за яйцо всмятку, обмакивая в  него длинные
ломтики хлеба с маслом. Бедняга был безобразен донельзя, но мне вдруг пришла
смешная  мысль, что, будь он животным, я счел  бы его  даже  симпатичным.  С
застывшей на губах готовностью к улыбке, он жадно ловил  каждое слово своего
хозяина, ожидал приказания, чтобы вмиг ожить. Он ел, наполовину смежив веки,
точно ящер, всем своим видом показывая, что. не слушает нас, как будто из-за
толстой кожи  - или  подчиненного  положения - был  неспособен  к общению  с
окружающими.
     Элен он пожирал глазами, но  искоса. Будто боялся обжечься. Если же она
вдруг случайно останавливала  на  нем  взгляд, его  красное лицо становилось
пунцовым. Собрав хлебом весь желток - ел  он опрятно, не ронял вокруг капель
и крошек, -  он  выскреб  остатки  белка,  ловко  разбил ложечкой скорлупу и
истолок ее в порошок  на дне  рюмочки.  Потом, как-то незаметно и  особо  не
стесняясь, положил голову  на  колени  хозяину -  ни  дать  ни взять  верная
псина-сенбернар. Тот  попытался было его  отстранить, но куда там.  Это была
его  прерогатива, он  был в своем  праве. Живя в затворничестве, господин  и
слуга,  связанные  нерасторжимыми  узами,  преодолели  разницу в  социальном
статусе. В этой допотопной парочке, уединившейся в тепле высоко в горах было
что-то смешное и трогательное одновременно. Интересно, подумалось мне, а как
на это смотрит законная супруга?
     Мы выпили  по  последней, и  "сам" наконец  подал  знак отправляться на
боковую, пожелав нам доброй ночи. Он обещал утром отбуксировать  нашу машину
и,  если  потребуется,  послать за  механиком. Нас  слегка  развезло,  и  мы
пребывали  в  блаженном  состоянии, среднем, между  усталостью и опьянением.
Коротышка проводил нас в спальню по  замысловатому лабиринту коридоров - без
него  мы  бы там  заблудились. Мы  шли мимо  множества  дверей,  расписанных
цветочным  и   звериным  орнаментом.  Нас   разместили  наверху  -  дом  был
двухэтажный, - в прекрасной комнате,  обшитой светлым деревом,  с кроватью в
алькове,  задернутом   занавесями.  Подушки  были  набиты  нежнейшим  пухом,
наволочки  с вышивкой.  Две  грелки,  спрятанные под  пухлыми,  как  брюшко,
перинами,  уже согрели  простыни.  На полу стояли меховые тапочки  - большая
пара  и  маленькая. Элен от всех этих  знаков  внимания пришла  в  восторг и
удивилась,  откуда  они смогли  хотя бы приблизительно  узнать наши размеры.
Окна с двойными рамами были закрыты окованными железом ставнями, от большой,
облицованной синим кафелем голландской дровяной печи исходило восхитительное
тепло.  А  уж ванная комната была просто мечта: ванна  походила на маленький
бассейн,  хромированные краны  сияли,  натертый  пол блестел и  приятно  пах
воском. Да, эти люди  умели жить. Даже  в дорогом отеле  мы бы  не  получили
такой отменной комнаты.
     Как я и  опасался, Элен была  чересчур  возбуждена. Наше  приключение и
цветистые  комплименты Стейнера раззадорили ее.  Едва  закрылась за Раймоном
дверь, как она прижалась  ко мне, будто в томном танце, стараясь поймать мои
губы. Вечная история: я шарахался от  ее авансов, пугаясь их, и  недоумевал,
почему  столь  утонченное  существо  позволяет  себе так  распускаться.  Она
подтолкнула меня к кровати и опрокинула навзничь на перину.
     - Элен, не сходи с ума, только не здесь, нас же услышат!
     Довод был неудачный: ведь именно перспектива быть подслушанной или даже
застигнутой посторонними возбуждала ее.
     Тогда я предпринял отвлекающий маневр.
     - Ты не находишь, что я неважно выгляжу? По-моему, я постарел.
     - Да, ужасно, я просто не решалась тебе сказать. Поцелуй меня скорее, а
то еще подумают, что ты мой папа!
     Рука ее скользнула вниз по моим брюкам.
     - О, я вижу, папочка у нас еще слаб.
     Это было сильнее меня: всей душой я отвергал саму мысль о совокуплении,
но моя  плоть неизменно  голосовала  "за".  Я  попробовал  обуздать эрекцию,
мысленно переводя швейцарские франки  во французские и затем в доллары. Элен
в  постели бывала то  хищницей, то голубкой:  в первом  случае царапалась  и
кусалась, во втором  была приторно-томной и медлительной. В  ту  ночь в  ней
взыграла страсть. Она забилась  в долгом,  как церковная проповедь, оргазме,
корчилась на подушке, словно  платила своим исступлением нашему престарелому
Казанове за гостеприимство. Не будь наслаждение у мужчины так очевидно, я бы
симулировал  его,  лишь  бы  избежать.  Потом я  смотрел на  капельки своего
семени, стекавшие по  ногам  Элен, на исторгнутую мною молочно-белую  влагу,
мою силу и молодость, растраченные впустую,  и гнев обуял меня. Из-за  нее я
скоро превращусь в развалину!
     Едва успев утолить свою похоть, моя милая вскочила и, совершенно  голая
посреди  жарко натопленной комнаты, принялась высмеивать хозяев.  Тайком  от
всех  она  записала  все  наши разговоры  на  диктофон  и  теперь  дала  мне
прослушать  пленку.  Покатываясь  от  хохота,  она  сыграла  ужин  в  лицах,
изобразила, как Стейнер, "распустивший слюни дедок",  копошился под столом в
своей ширинке, распространяясь  о Востоке; как  Раймон, "карлик, недоносок",
стучал  по яйцу; не пощадила и  меня , объевшегося и уснувшего за столом, не
пощадила и самое себя со своей болтовней  и  льстивыми восторгами. Выпячивая
попку,  которая  круглела над  ляжками,  точно второе лицо, взиравшее на мир
единственным глазом, Элен приплясывала,  выделывала немыслимые па. Пародия у
нее получилась на диво виртуозная, и я не  мог не рассмеяться, хотя мне было
чуточку неловко за ее неблагодарность  и  двуличность.  Прыснув  в последний
раз, она повалилась на наше ложе.
     - Какой кошмар - сидеть безвылазно в этой дыре, в  глухомани. А дом-то,
ну что за безобразие - какая-то помесь домика семи гномов с борделем!
     Я  был  потрясен:  лично мне дом показался  очень красивым. Стало быть,
моему вкусу нельзя доверять! Неужели я так ничему и не научился?
     -  И  этот  Стейнер,  надо же  так  застрять в  прошлом,  мумия,  да  и
толькоХуже  нет  этих  старых пердунов -  не  могут забыть  свой  шестьдесят
восьмой год и ничего другого знать не хотят.
     Я хотел было возразить, но Элен, переплетя свои ноги с моими, мгновенно
уснула. Я надел  на нее пижамную  куртку, укрыл периной, поцеловал  в плечо.
Она улыбнулась мне сквозь сон, улыбка была  ласковая, полная  нежности. Если
бы только она не доставала меня своим либидо, как все было бы прекрасно!
     Среди ночи я проснулся весь в поту, сердце колотилось, желудок крутило:
зря я так много пил и ел. Мне  послышалось,  будто  где-то  тренькал звонок,
тарахтел мотор, хлопали двери. Я зажег  свет, зная, что Элен все равно будет
спать как убитая. На подушке остались  мои волосы, я пересчитал их.  Потом в
ванной долго разглядывал себя в увеличительном  зеркале; в таком каждая пора
на коже выглядит кратером, а каждый  волосок - длинной  пикой.  Потери  были
налицо, и  немалые. Я побледнел, осунулся; желтоватая кожа  кругами обтянула
глаза,  мышцы  дряблые,  по  подбородку  сбегала  трещинка, как будто  время
шаловливо царапнуло  меня своей тросточкой. Да еще морщинка,  та  морщинка в
уголке  левого глаза никуда не  делась. И  это я возвращался с курорта! Меня
несло к  другому  берегу.  Годы  накатывали на  меня нескончаемым  приливом,
разрушали миллиметр за миллиметром. Как бы  мне хотелось быть таким гладким,
чтобы зеркала заглядывались в меня, а  не я в них. Я ощупывал себя,  пытаясь
определить, много  ли от меня осталось,  и силясь остановить разрушение моих
черт,   которые   осыпались   повсюду,   как   песок.  Я   созерцал  картину
стремительного  разрушения, и  меня  брала оторопь.  В  тридцать семь  лет я
чувствовал себя конченым человеком!






     Наутро нас  разбудил  скрежет  лопаты  за окном. Ярко  светило  солнце.
Зрелище из нашей комнаты открывалось  столь же сказочное, сколь и печальное.
Дом, затерянный в еловом лесу, стоял, прислонившись к утесу - каменной плите
высотой в добрую сотню метров, вдали виднелись вершины Альп - они обозначали
стены нашей тюрьмы.  Куда  ни глянь, глаз различал только  белизну  во  всем
многообразии  оттенков. Мороз придавал пейзажу какую-то кристальную чистоту;
на деревьях  выросли  снежные бороды,  на  водостоках - белые носы. Сосульки
сверкали на ветвях,  словно  огни  святого Эльма. Снег искрился,  его  блеск
слепил глаза  казалось,  будто  вся  земля присыпана битым стеклом. От  этой
идиллической  картинки  мне стало страшновато,  и  я  порадовался, что скоро
ступлю на  парижский  асфальт.  Мы были  отрезаны  от мира  в  этой  ледяной
пустыне, в окружении неприветливой чащи.
     Зато  перейдя  к другому  окну,  я обрадовался, увидев,  как  Раймон, в
длинных трусах и футболке, в тяжелых башмаках, надетых на шерстяные носки, с
губкой и ведром воды, мыл нашу машину - он отбуксировал ее сюда на рассвете.
Такой маленький,  коренастый, свежевыбритый  в,  наверно,  благоухающий,  он
драил  кузов,  выдыхая  клубы  пара,  и  при  виде  его  мне  стало  весело.
Решительно,  я  ошибся  в  нем вчера!  Я  оделся  и  спустился  вниз,  чтобы
поблагодарить  его  за  услугу.  Он   был,  судя  по  всему,  в  расчудесном
настроении, сообщил мне, что  температура за ночь  упала до  минус двадцати.
Сказал, что  вот-вот приедет механик.  Наш автомобильчик сверкал никелем  на
снегу,  отмытый до  блеска, - дорогая безделушка, причуда  богатых  горожан,
немного неуместная в  этой обстановке. Но он  был здесь, и  мне стало как-то
спокойнее.  Пусть он не готов пуститься  в  путь  прямо  сейчас - все равно.
Раймон принялся очищать скребком ветровое стекло; он уже успел  покопаться в
моторе и полагал, что толчок мог повредить какую-то деталь. Механик, заверил
он меня, все исправит в два счета.
     Затем, надев брюки, слуга  подал нам завтрак,  Мы  поели одни за низким
столиком в гостиной. Где-то было включено радио, играла музыка - не то Франс
Галь, не  то  Мишель  Полнареф, я  не разобрал. Раймон, шустрый,  проворный,
хлопотал,  наполняя весь дом  шорохами. Пока  мы  пили кофе, он натирал пол,
смахивал  пыль  с  мебели, по комнате  разлился запах воска  и меда.  Вскоре
пожаловал  и  "сам"  в  потертых джинсах и  непромокаемых сапогах.  Господин
Стейнер был небрит, нечесан, сутулился;  мне  показалось,  что  он спал этой
ночью не лучше меня.  Длинный, как жердь, он будто не знал, куда девать свой
остов, когда выпрямлялся во  весь рост, а свисавшие серые пряди волос делали
его похожим на какого-то облезлого гуру.
     -  Как,  вы еще  здесь?  Куда девался  вчерашний  радушный хозяин - мы,
оказывается, мешали!  Ему не терпелось  нас выпроводить. Элен  заверила его,
что мы, разумеется, уедем сразу же, как только починят машину.
     - Поспешите, пока стих буран, это ненадолго.
     Даже не попрощавшись, он оставил нас и отправился на лыжную прогулку по
снежной  целине.  По мне, так эта грубость была даже лучше: по крайней мере,
никто  не  притворялся. Он приютил нас на  ночь; как говорится, пора и честь
знать.
     Элен встала в  скверном настроении, с сильной головной  болью. Она ушла
наверх принять душ, а меня Раймон уговорил осмотреть дом. При свете дня наше
пристанище,  утопавшее  в снегу, выглядело прелестно, как  кукольный  домик;
казалось, будто зверек, свернувшись, выглядывает из-под пуховой  перины. Эта
старая горная мыза с крышей,  увенчанной высоким гребнем,  наводила на мысли
об уединении  и покое. Раймон был сама любезность - странное  дело, хозяин с
утра стал мрачнее тучи, а угрюмый слуга, наоборот, повеселел; он показал мне
кухню,  прачечную,  чердак,  где  была оборудована  комната  для отдыха, дал
мельком заглянуть в спальни хозяина и хозяйки - стало быть, они спали врозь,
- сводил меня и  в  гараж,  устроенный  в  бывшем амбаре, где имелся  полный
комплект инструментов,  блестящих, как новенькие, и разложенных в образцовом
порядке.  Он расчистил от  снега родник  - струйка  застыла ледяным конусом.
Раймон был неотделим от этого дома, даже говорил о нем как о своем, я только
и слышал:  "наша резиденция,  наш домик  в  горах";  он  поспешал  на  своих
коротких ножках, открывал передо мною двери, зажигал свет.
     Я бы искренне восхищался  всем  этим, но из-за давешних  замечаний Элен
видел все,  будто  в кривом зеркале. Дом  не  грел меня, скорее раздражал. Я
слушал  вполуха, как мой  гид распространяется  об  оконных  рамах, о резных
буковых  наличниках,  о ванильном  оттенке внутренних  переборок, о печи,  в
которой когда-то пекли хлеб, а теперь плавили смолу. Если он думал, что меня
умилят все эти деревенские штучки, так мне их с лихвой хватило в детстве! Во
всей  этой  экскурсии  случился  только  один  не лишенный  интереса эпизод,
который  должен был  бы  меня насторожить: когда  мы проходили через  кухню,
Раймон  показал  пальцем  на  вделанную  в  стену панель  в дальнем углу, на
которую я не обратил внимания.
     -  Там, в  подвале, личный кабинет  "самого", - пояснил Он  и подмигнул
мне, как будто сказал нечто скабрезное.
     Справа от  панели я  заметил большой ключ - он был на самом  виду. Я не
нашелся, что ответить, и благополучно забыл об этом.
     Вскоре приехал  на  мотосанях  механик, неопрятный  толстяк  в  анораке
поверх расстегнутой  рубашки,  и  я подивился  выносливости местных жителей,
которые выходят на улицу полуодетыми при температуре ниже нуля. Из-под майки
виднелась черная  курчавая  поросль  на груди.  Он  тут же нырнул  под капот
машины, а когда я  подошел, едва поднял  голову  - и красная же  у него была
физиономия! - чтобы  поздороваться со мной. Заляпанные машинным маслом штаны
были  ему  велики и сползали.  Меня эта неряшливость успокоила: ясно, что он
целыми  днями возился с  моторами и смазкой. Мне хотелось поскорее уехать: к
вечеру опять  обещали  снегопад.  Механик,  то  и дело  утирая  нос рукавом,
немногословно  поведал мне,  что  дорожная  служба  уже  расчищает  шоссе, а
связисты  чинят телефонную линию. Я поднялся  наверх предупредить Элен и  от
нетерпения даже вынес наши чемоданы и поставил их на крыльцо.
     Однако время шло, а мастер все копался  в моторе и вытирал руки  черной
тряпкой,  торчавшей из кармана.  Через  каждые  десять минут  он просил Элен
сесть за руль и включить сцепление. Но наша красавица не трогалась с  места.
Сам я ничего не понимаю в автомобилях,  не умею даже повернуть ключ  в замке
зажигания,  и мы приставали к механику с расспросами. Он отвечал  уклончиво:
то  будто бы аккумулятор разрядился, то искры  нет, то рулевая передача не в
порядке. Его медлительность бесила  меня, порой мне думалось, уж не уснул ли
он.  Элен  больше  опасалась, что этот  тип  мало что смыслит  в своем деле.
Прошло  больше  часа,  у  нас зуб  на зуб не попадал от торчания  на холоде.
Наконец механик  вынырнул из чрева машины  и, впервые посмотрев мне в лицо -
мне, а не Элен, - тусклым  голосом сообщил, что правое  колесо погнулось, по
всей вероятности, когда машина въехала в сугроб, и надо менять ось. У него в
гараже  такой  детали  нет,  придется  заказать  ее  в  Понтарлье, Доле  или
Беэансоне,  где  есть  мастерские  по  ремонту  автомобилей  этой  марки.  К
сожалению, на  дорогах  заносы, а телефонная линия  по-прежнему  неисправна,
поэтому  нужную  ось  он сможет получить  не  раньше  завтрашнего  утра, при
условии, что  ненастье не усилится и он сможет сегодня до вечера связаться с
поставщиками.
     Эта  лавина  новостей одна другой хуже  сразила нас наповал.  Элен даже
попыталась умаслить механика,  предложив ему большие деньги, если он починит
машину сегодня до темноты. Тот, раздраженно поморщившись, заявил, что детали
у  него нет и он не  может сотворить ее из воздуха.  "На  нет и суда нет", -
отрезал он,  и  поговорка  - тоже  мне,  кладезь  народной мудрости! - была,
однако,  более  чем справедлива.  Даже  не  вымыв руки, он  укатил на  своих
мотосанях.
     И потянулось  долгое, нескончаемое  ожидание. Элен,  ругая себя на  чем
свет стоит,  что  не  взяла с  собой мобильный  телефон  -  ей  хотелось  на
каникулах  порвать  всякую связь с  Парижем,  -  ушла,  вконец расстроенная,
обратно в  комнату, не преминув  по дороге снять трубки  со всех  телефонов,
чтобы убедиться, что гудка нет. Она все твердила, как  ужасен этот дом и как
ей здесь  не по  себе. Я  находил,  что  она преувеличивает,  верно,  просто
устала. Заносить в дом чемоданы мне не хотелось - я все еще надеялся, что мы
скоро  отчалим.  К  обеду  вернулся  с  лыжной  прогулки  Жером Стейнер; его
долговязую фигуру я увидел издали, размашистым шагом он скользил по снегу.
     - Вы все  еще здесь? Неужели вам так полюбились наши края, что  вы не в
состоянии их покинуть?
     Это уже было откровенное хамство. С высоты  своего роста он смотрел как
будто поверх вас, и хотелось стать на голову выше, чтобы взглянуть ему прямо
в  глаза.  Он  направился  к  машине, сел  на  водительское  место,  включил
сцепление и велел  Раймону подтолкнуть сзади.  На минуту во  мне затеплилась
надежда,  и  я  молил  Бога,  чтобы  нетерпение и  досада помогли  там,  где
профессиональные  знания  оказались  бессильны.  Стейнер  бранился,  колотил
кулаками по рулю, честил своего  слугу,  и я только диву давался, как быстро
давешний джентльмен превратился в ломового извозчика.
     Наконец, потеряв терпение  -  мотор так  и не соблаговолил  завестись и
только чихал,  - он  вышел из машины со свирепым лицом, в сердцах пнул ногой
переднее  колесо и,  в упор  не замечая меня,  рявкнул  Раймону, что  машина
должна  быть  починена к  вечеру во что бы то ни  стало. Дурень-недомерок не
поспевал за ним и, запыхавшись, пытался на бегу объяснить ситуацию.  Стейнер
скрылся в доме,  громко  хлопнув  по  очереди  всеми  дверьми.  Меня в дрожь
бросило  при мысли, что наш отъезд зависит теперь исключительно от коротышки
на  побегушках. Он обещал отвезти  меня в гараж,  который  был  километрах в
десяти,  но  к  часу  дня погода  резко переменилась. Северо-восточный ветер
принес  тяжелые тучи, снова  повалил снег, еще гуще вчерашнего, и ехать куда
бы то ни было на машине стало опасно.
     Раймон,  который,  похоже,   проникся   ко   мне  симпатией,  предложил
перекинуться с ним в карты у камина.
     - Вы уж на "самого"-то не обижайтесь.  Он нынче не в  духе, с ним такое
бывает, пройдет.
     Этот шельмец, когда он не говорил и не задумывался, здорово смахивал на
дебила со своей неизменной ухмылкой на лоснящейся физиономии. После того как
хозяин  его  отчихвостил, он стал мне  почти симпатичен. Я  с  важным  видом
толковал ему: мол, мы с Элен оба "не из простых",  живем душа в душу,  в эти
края нас занесло случайно, и нам необходимо как можно скорее вернуться туда,
где нам место, в круг людей деликатных,  воспитанных, культурных. Он кивал в
ответ" повторял: "Да, мсье, мы постараемся",  - но я так и не понял, удалось
ли мне его убедить. Когда он  сдавал карты, я  машинально  поднимал  глаза и
любовался танцем снежных  хлопьев в свете угасающего дня. Я впервые заметил,
как красив падающий снег - он кружит в невесомости, не то что дождь, который
тупо подчиняется  закону  земного  притяжения. Время от  времени  налетавший
порывами ветер бился в окна, снежные кристаллики шуршали о стекло, оседали в
уголках  оконного переплета.  Высокие ели колыхались, словно  их раскачивала
невидимая  рука, и я бы  ничуть не удивился,  если  бы эти полчища  деревьев
двинулись на нас и погребли под собой.  Но дом стоял прочно, не  качался, не
скрипел. Ковры,  мягкие подушки,  деревянные  панели  сплотились в  заговоре
против  разбушевавшейся стихии, образовав славный островок  уюта и комфорта.
Только  большие часы с  маятником в дальнем конце прихожей своим унылым боем
напоминали мне детство и нагоняли тоску.
     Когда  мы начали десятую партию, раздался автомобильный гудок, хлопнула
дверца машины  - это пожаловала  Франческа  Спаццо-Стейнер, супруга хозяина.
Она выехала из Лиона пять часов назад и еле добралась из-за метели. Это была
высокая,  полная  женщина  -  итальянка родом из  Ломбардии, -  с  холодными
глазами;  с ее появлением атмосфера в  доме сразу изменилась. Мне эта дама с
первого взгляда не понравилась, она смотрела сквозь вас, будто не видя, была
немногословна, и о чем бы ни зашел разговор, при  ней он быстро иссякал. Нос
у нее был  прямой, тонкий, скулы высокие, волосы каштановые; казалось, будто
молодость вот сейчас, только что ее покинула, оставив теплый отсвет, который
так не вязался с ее чопорной миной. Женщина на той узкой грани, что отделяет
расцвет от увядания.
     Кое-что в ее лице удивило меня: кожа на  веках, ее было слишком много и
она  складками лежала  над  ресницами,  точно поднятые шторы  на  окне.  Мне
невольно подумалось;  а как  она опускает  их  на ночь, когда ложится спать?
Меня   хозяйка   едва  удостоила  приветствием,  отдала   какие-то  короткие
распоряжения Раймону и поднялась к себе  в комнату переодеться. Лицо слуги в
ее присутствии разом  стало другим, хитровато-угодливым. Он бросил карты и с
озабоченным  видом заспешил  к своим  делам.  Я не мог взять в толк,  что же
связывало эту осеннюю красу с карликом-недомерком и с престарелым похотливым
хиппи. Решительно, мы в этом доме пришлись не ко двору!
     Стемнело как-то сразу, на душе у меня тоже стало мрачно, и я поднялся к
Элен - с ней все-таки  спокойнее. Она  стояла у  окна,  босиком,  в длинном,
почти  до  колен,  свитере,  и  плакала, глядя, как нашу машину  мало-помалу
заносит  снегом. "Я  хочу уехать, уехать", -  твердила она. Я утешал  ее как
мог: нам просто чертовски не повезло, завтра же,  как только доставят нужную
деталь, мы сможем вернуться в Париж. Но она не доверяла механику - шарлатан,
ни черта не умеет! - а в поведении наших хозяев ей чудилось коварство.
     - Брось, им самим не  терпится нас поскорее выпроводить. Я сейчас видел
жену  Стейнера,  она на  меня просто волком смотрела.  Сдается  мне, они уже
локти кусают, что пустили нас в дом.
     Но убедить Элен мне никак не удавалось, и ее страхи заразили меня.
     -  У  меня  здесь какое-то странное чувство: как будто  в этом  доме не
живут, я бы  сказала, его просто занимают.  Все  тут  слишком  чистенькое, с
иголочки, слишком тщательно подновленное.
     Она  разделась, легла в постель, позвала меня к себе, попросила согреть
ее,  приласкать,  и мы долго лежали обнявшись, одолеваемые  одними и теми же
сомнениями. Потом  Элен ваялась  было за очередной кошмарный детектив  - она
читала запоем все эти истории о маньяках-убийцах, садистах и психопатах и  с
каким-то  извращенным  простодушием живописала мне их подвиги  , - но книжка
выпала  у нее из рук. Ужасы на экране или  на страницах книги - это роскошь,
это для  тех, кто чувствует себя в безопасности. Часов в семь  она попросила
меня принести ей чаю.
     Я направился  в  кухню, рассчитывая застать там  Раймона, как  вдруг до
меня донеслись  отголоски  бурной ссоры.  Муж,  жена  и  их слуга  выясняли,
отношения, как я понял, из-за  нас. Я так и застыл на лестнице. Из того, что
мне  удалось  расслышать,  следовало, что мадам  из  соображений  гуманности
хочет,  чтобы  мы остались, а Стейнер настаивает на том,  чтобы  выгнать нас
вон,  в  мороз, на  ночь глядя,  Я  стоял, как  громом пораженный, ничего не
понимая:  вчерашний  гостеприимный  хозяин  жаждал  от  нас  избавиться,   а
неприветливая хозяйка защищала. Она  резко  осадила Раймона, который пытался
как-то примирить  обе стороны, и по  ее тону нетрудно было догадаться, кто в
этом доме главный. Хозяйка  с мужчинами не церемонилась, им и  вдвоем было с
ней не сладить. Ну почему мы не сообразили тогда же унести ноги!
     Дальше слушать мне не  хотелось; вконец  сбитый  с толку,  я поднялся к
Элен, но рассказать  ей  об  услышанном не решился. Соврал,  что чая в кухне
нет. Немного  погодя  к нам постучался  хмурый Раймон  с двумя подносами, на
каждом дымилась миска аппетитного супа, стояли тарелки с  местными  сырами и
фруктами. Он сказал, что хозяин  с хозяйкой устали и ужинают  у себя. Я было
стал извиняться: мол, мы их стесняем, нам очень жаль. Он опять заверил  нас,
что телефонную линию исправят к утру, машину починят, а в крайнем случае они
вызовут  из Понтарлье такси,  в  общем, в Париж нас так или  иначе отправят.
Элен чуть приободрилась, съела немного супа и надкусила ломтик сыра, который
я с  аппетитом  доел. Потом  она  уснула. Я  полистал валявшиеся  в  комнате
иллюстрированные  журналы, пожалел, что нет телевизора - хоть какая-то  была
бы  связь  с  миром.  Мысленно  я  подсчитывал  серии,  которые  не  удалось
посмотреть,  и  предвкушал,  как  наверстаю  дома   упущенное.  То-то  будет
блаженство!
     Но среди ночи меня разбудил лихорадочный шепот Элен:
     - Бенжамен, у меня нехорошее предчувствие. Давай уйдем отсюда.
     Я растерянно моргал спросонья.
     -  В такой  холод,  да  ты с ума сошла!  Мы же простудимся насмерть.  И
потом, это будет чистой воды хамство.
     - Ну  и пусть. Стейнер-то  нам тоже нахамил  сегодня утром. Они  спят и
видят, чтобы мы убрались, вот мы и уберемся! И вообще, мадам Стейнер даже не
соизволила зайти поздороваться со мной!
     Как  я ее ни урезонивал,  все было бесполезно. Единственное, в  чем она
уступила, -  еще немного повременить с  уходом (было около половины пятого).
Элен была сама не своя, в таком состоянии я никогда ее не видел. Она собрала
в  сумку самые необходимые вещи,  оделась  и не отставала от меня, пока я не
оделся тоже.  Все готова  была  бросить, машину,  чемоданы,  одежду, лишь бы
оказаться подальше от этого дома. Со страху она стала на себя не похожа.
     - Что-то  здесь неладно,  - твердила она. -  Если мы останемся, с  нами
случится несчастье.
     В четверть седьмого,  набив карманы съестными припасами  (в основном со
вчерашних  подносов),  мы  на  цыпочках  покинули  дом.  Лестница   отчаянно
скрипела,  деревянные ступени прогибались  под нами, стонали; чудо, что  нас
никто не услышал.  Большой дверной молоток поблескивал латунью на внутренней
стороне входной двери. По ошибке ли или в насмешку его повесили внутри дома,
как  будто  надо  было  стучать,  чтобы  выйти, а не  наоборот.  Нам удалось
отпереть замок  без шума - ключи,  к  счастью,  висели тут  же. Раймон забыл
погасить свет над крыльцом. Мне  было безумно стыдно, что я удираю, как вор,
не оставив даже коротенькой записки с извинениями или объяснениями.






     От холода у нас перехватило дыхание, брызнули слезы из  глаз. В сумраке
лес  смутно вырисовывался  темной трепещущей  массой.  Снег поскрипывал  под
ногами. Еще  стояла непроглядная ночь,  не  было видно  ни  зги, и  мы могли
ориентироваться  лишь приблизительно.  Элен сразу задала такой  темп, что мы
согрелись, она неслась вскачь, точно  удирала  от погони, и, благодаря своей
физической форме  - как-никак годы занятий спортом, -  оставила меня  далеко
позади. Пробежав  сотню метров, она обернулась к дому, отсалютовала,  высоко
подняв руку, и крикнула:
     - Пока, чучела! Пропадите вы все пропадом!
     Мы выбрались на шоссе, то самое, по которому ехали позавчера вечером, и
свернули  направо:  на дорожном указателе,  который  мы очистили  от  снега,
значилось, что в трех километрах находится деревня С. Элен предусмотрительно
захватала с собой зажигалку. Она заметно приободрилась, снова стала прежней,
всегда восхищавшей меня - сильной женщиной, полной энергии и решимости. Снег
окутал все вокруг,  накрыл белым плащом, сковал как броней; еще не рассвело.
Чего  бы  я  только  не  дал,  чтобы ощутить под ногами  парижскую мостовую,
вдохнуть славные  бензиновые пары, снова терпеть тычки  и ругань от  хамов в
толчее!
     Я нащупал  у  себя  в  кармане  швейцарские  банкноты -  успел  стянуть
несколько  у  Элен,  - ощутил  пальцами  их хрусткую  плотность,  прямо-таки
осязаемое богатство. Я всегда чувствую себя увереннее, имея при себе крупные
купюры. Но нашему бегству они помочь никак не могли. Да я первому, кто вывел
бы  нас  отсюда, все бы отдал. Я  вздрагивал от каждого скрипа  или  шороха,
таившего  в  себе  возможную  опасность. Мне  было  страшно;  вдруг  из чаши
выскочит лисица, или кабаны, или стая одичавших собак, которые пришли в леса
на смену волкам, и не дай Бог с ними повстречаться.
     Идти было трудно, у меня ныла левая нога, и я прихрамывал. На дороге не
было никаких следов шин или гусениц  -  дурной знак. Ботинки глубоко вязли в
свежевыпавшем снегу. Ремни сумки врезались мне в плечо - нес ее, разумеется,
я. Я дышал в воротник, пытаясь согреть подбородок, утирал катившиеся из глаз
слезы. По обеим сторонам шоссе снежное одеяло вздымалось волнами, опускалось
в низинки; ни за что на свете  я не рискнул бы ступить на него, страшно было
провалиться с головой. Элен не шла, а летела,  можно было подумать,  что она
спасается  от  смертельной  опасности,  и  мне  стоило  больших  усилий   не
отставать.  Появись  на дороге хоть  одна машина, мы остановили бы ее, пусть
даже пришлось бы для  этого броситься  под  колеса  Деревня  С. -  несколько
десятков  домиков  - показалась  вдали,  как раз когда  ночная темень начала
рассеиваться.  Ни  одна труба не  дымилась, нигде из-за закрытых ставней  не
пробивался свет.  Дома были  заперты  на  замки и  засовы. Огромные сосульки
свисали с крыш, настоящие  гарпуны, только подойди - зашибут насмерть  Корка
льда  на  фасадах  походила  на затвердевшую  слизь, и  сквозь нее отчетливо
просвечивали все швы каменной кладки. Тишина давила, и, хоть в воздухе пахло
молоком и навозом, ни единой живой души не было поблизости.
     Возможно,  все  жители  куда-то  уехали.  Во  дворах я  не  заметил  ни
велосипедов, ни мотоциклов, ни  машин. Мы звали, сложив  руки рупором, и мне
вспомнилось,  как я  двумя  днями раньше так же кричал до изнеможения у дома
Стейнеров. Осунувшаяся Элен с тревогой озиралась вокруг.
     - Пойдем, я не хочу здесь оставаться, не нравится мне все это.
     Почти бегом она  двинулась  дальше. Когда мы вышли из деревни, было уже
светло,  и  перспектива перед нами  открылась самая мрачная.  Ледяные  тиски
убили  все живое,  я не  знаю ничего  более гнетущего, чем  горный пейзаж на
рассвете  в  это время года.  Небо  расплющилось о землю, утонуло  в  свету,
белизна  стерла все краски,  и невозможно было  представить,  глядя на  этот
снежный панцирь, что  здесь когда-то  была трава, зеленые  побеги, ручьи.  И
повсюду только лес, бескрайний, непроходимый: не стройные,  как  колоннада в
готическом соборе,  ряды стволов, а толпа  великанов,  теснящихся  по  обеим
сторонам дороги, наступающих, готовых заполонить всякое пустое пространство,
- словно вернулись те далекие времена, когда  Европа  была покрыта дебрями и
кишела диким зверьем. Чуть слышный  гул поднимался  от крон, нарастая, мощно
вибрируя. Глупо, но каждое  дерево  казалось мне  воплощением Стейнера, и  я
воображал, как все они дружно хлещут нас ветвями в  наказание. Мы  брели  не
зная  куда  под  ногами  у  этих  мастодонтов,  а кроны их тонули  в тумане.
Ненавижу ели, ненавижу этих безмолвных стражей горных вершин.
     Внезапно  Элен  рухнула  на кочку у обочины дороги. Силы покинули ее, и
она  расплакалась, второй  раз за  неполные  сутки.  Я  обнял ее,  попытался
поднять
     - Мне так страшно, Бенжамен, так страшно.
     Элен и вправду  боялась - это  она-то,  которой  все было нипочем.  Мне
стало жутко. Я увещевал ее, как мог: мы ведь во Франции, не такой уж большой
стране,  с  умеренным  климатом,  в  районе  оживленного  движения,  которое
временно парализовано из-за каприза погоды. Здесь проезжают тысячи туристов,
дорожная сеть  превосходная. Мы наверняка встретим снегоуборочную машину. Не
может   быть,  чтобы  власти  за   целый   день  не  почесались   расчистить
автомобильную трассу  такого  значения.  Я  готов  был возненавидеть Элен за
слабость,  тем  более что  и  сам  ощущал нависшую  над  нами  угрозу.  Стаи
траурно-черных птиц с  карканьем проносились над головой.  В памяти  всплыли
обрывки школьных  уроков географии - что-то об  оттоке населения из сельской
местности. А может быть, какими-то злыми чарами  нас занесло в другой век, в
другой мир, не обозначенный ни в каких атласах и картах?
     Дорога вилась  белесой лентой в  уныло-тусклом свете февральского утра.
Будочка, возникшая на склоне за  поворотом - ни дать  ни взять, кусок сахара
на  краю блюдца,  -  ненадолго  вернула  нам надежду.  Это  была  автобусная
остановка, пустая, заброшенная; с  полчаса мы дрогли там в холоде и сырости.
Стенки сотрясались от порывов  ветра. Я так  устал,  что  задремал  прямо на
ледяной бетонной скамье.  Элен умоляла меня не спать, но я клевал носом. Она
вытащила меня и из этого убежища, силой заставив подняться. Я  был свинцовой
глыбой, которую едва несли слабые ноги. Кончики пальцев совсем  онемели. Что
вы  хотите  -  я горожанин, неженка, не  лесоруб  какой-нибудь и не любитель
пеших походов с накачанными мышцами. С ума  мы, что ли, сошли - смылись чуть
свет,  вместо  того чтобы в теплой  постели спокойно дождаться  механика. Мы
просто исчезнем, сольемся с белизной  -  и все. Даже Раймонова мерзкая  рожа
была мне милее, чем эта глушь.
     Я проклинал  свою спутницу; все  наши беды за эти два дня  приключились
только  оттого,  что я  шел  у  нее  на  поводу.  Эта женщина приносила  мне
несчастье. Брели мы теперь куда глаза глядят: на перекрестках бросали жребий
- направо повернуть  или  налево.  Вот уже три часа мы плутали  наугад,  так
никого и  не  встретив, захваченные  с  собой  припасы давно  съели. В  моих
ботинках - а я-то считая  их непромокаемыми - хлюпала вода. От тяжелой сумки
ломило  спину,  не знаю, что  мешало мне ее бросить.  Все  будто  ополчилось
против  нас; как  на  грех, еще заклубился туман, и  мы ничего не  видели  в
нескольких метрах от себя.  Снег неподвижными волнами накрыл  все  вокруг, и
лес застыл,  словно заколдованный. Острые  скалы торчали там  и  сям жуткими
обломанными клыками. Я до того устал, что больше не чувствовал страха.
     Мы свернули на дорогу  под высоким горным карнизом,  словно присыпанным
белой  пудрой,  ветер  сдувал  и  взметал  ее.  Мне показалось,  будто между
клочьями  тумана мелькнула крыша. Я напряг зрение, вглядываясь в ту сторону:
там  мерцал свет, поднимался кверху  дымок. Мне  не померещилось: наконец-то
люди, хоть  с  кем-то  можно будет  поговорить! Одна только надежда  на  это
придала нам сил. Туман  понемногу рассеивался, мы подходили все ближе, и эта
постройка  в окружении  высоких  елей, прилепившаяся к крутому  утесу, вдруг
показалась мне знакомой. Где-то я ее уже видел. Но где?..
     Мало-помалу стала  очевидной горькая правда: описав  огромный круг,  мы
вернулись к дому Стейнеров. Местности-то мы не знали, да  еще этот полумрак,
и лес  везде одинаковый -  немудрено  было заблудиться. Я отказывался  в это
поверить, не  может  быть, не могли  мы  дать такого  маху. Когда  Элен тоже
узнала мызу, она вскрикнула и кинулась назад, - наверно, и адское  пламя  не
напугало бы ее сильнее. На сей раз я остановил ее: довольно, до сих пор я ее
слушался,  о  том, чтобы  опять брести  наобум,  не может  быть  и речи.  Но
никакими  силами  невозможно  было  ее  переубедить.  Ее   всю   трясло   от
безотчетного ужаса перед этим местом и его обитателями. Она готова была даже
расстаться со мной, лишь бы не возвращаться туда.
     Вот тут-то, пока мы препирались - я тянул ее в одну сторону, она меня в
другую, -  и  затарахтел  мотор. Мы оба  услышали урчание мощного двигателя,
работавшего на малых оборотах. И тотчас  включились две белые фары, выхватив
нас  лучами из сумрака. Мы замерли, уставившись  на машину, - ясно,  что она
могла  принадлежать  только кому-то  из дома.  Она затормозила  в нескольких
метрах от нас, дважды мигнула фарами дальнего света. Это была  легковушка  с
откидным  верхом, кажется, шведская,  серая  с металлическим блеском,  вся в
грязи и снегу.  Ветровое  стекло до того  заляпанное,  что  лица водителя мы
разглядеть  не  могли.  Передняя дверца  распахнулась,  и  из  машины  вышла
женщина,  закутанная в анорак с меховым  воротником,  -  Франческа,  супруга
хозяина. Но это  была  совсем новая Франческа, бодрая на  удивление, энергия
так  и  била в  ней  ключом. Потом  я еще  не раз поражался  тому,  как  она
менялась. Эта женщина всякий раз  будто заново рождалась, за короткое  время
из тусклой становясь лучезарной. У меня  горло перехватило от  смущения, и я
еле выдавил из себя:
     - Мадам, нам необходимо  быть в Париже сегодня вечером.  Мы решили уйти
рано утром, чтобы не беспокоить вас.
     Она ответила не сразу, наслаждаясь нашей растерянностью:
     -  Далеко же вы ушли, как я погляжу! Много  было толку вставать ни свет
ни заря!
     Вид у нас,  наверно, был самый жалкий - встрепанные, красные, с мокрыми
носами, в съехавших  на  глаза  шапках. Элен  представилась. Стейнерша  чуть
заметно кивнула  в знак  приветствия  и  окинула ее оценивающим  взглядом  с
головы до ног. Похоже, над всеми этими церемониями она от души потешалась.
     - Если  вы хотели уйти,  вам стоило  только слово сказать. Никто вас не
держит. Да если бы я не уговорила мужа, вы вообще ночевали бы на улице!
     Я смутился еще сильнее, стал оправдываться и совсем запутался.
     - Мы это только ночью решили, просто не хотелось вас будить.
     - Весьма похвальная щепетильность. Что ж, вы правы: пора и честь знать.
Механик  уже  получил деталь  для  вашей  машины.  Раймон  вам  все  скажет.
Садитесь!
     Задним ходом она довезла  нас до  дома. Элен,  едва  усевшись,  в  свою
очередь  стала  сбивчиво извиняться,  но  получила в ответ  лишь сухое:  "Не
утруждайтесь!" Франческа ловко управлялась с машиной на изгибах дороги, сидя
вполоборота к нам и прищурив свои тяжелые веки - мне все время казалось, что
они  сейчас опустятся на глаза, как две шторы. Вообще-то  я порой удивляюсь,
как много можно прочесть по лицу - если, конечно, уметь читать. Но Франческа
Стейнер казалась закрытой книгой. Была в ней этакая осанистая неприступность
-  точь-в-точь  отвесная  стена,  не  зацепишься.  Она  прямо-таки  обдавала
неприязненным холодком, мне пришел на  ум морозильник, превращающий  воду  в
льдинки. Мы ехали  с  ней  в  машине  минуты две,  не  больше,  но  мне  они
показались вечностью.
     Возле дома она вытряхнула нас, как узлы с грязным бельем. - В следующий
раз,  когда  какой-нибудь  добрый  самаритянин  приютит  васт  хоть  спасибо
скажите.  Даже  в  гостиницах  постояльцы  с  вечера предупреждают  о  своем
отъезде.
     Она смотрела на нас с брезгливостью, в ее глазах мы, наверно, была хуже
слизняков или гусениц. Я почувствовал, что краснею. Кошмарная женщина!
     - Еще  один совет. Не попадайтесь на глаза мужу:  он вне себя от вашего
хамства.
     Только много  позже я понял всю двусмысленность этого замечания. Она не
спеша тронула машину с места, и мы остались вдвоем, совершенно раздавленные.
Опять этот  дом, который  мы несколько часов  назад  покинули, как полагали,
навсегда,  - было  отчего  пасть духом. А уж  на кого мы  были  похожи после
нашего бессмысленного марш-броска - бродяги-оборванцы, да и  только, хлюпики
несчастные. Даже известие о скорой починке  машины нас уже не обрадовало. Из
дома  вышел  Раймон и  кинулся к нам, он  был  в коротких кожаных штанишках,
какие носят баварцы. При виде карлика, осклабившегося во весь рот, нам стало
и вовсе  тошно; если бы  он хоть заикнулся  о нашей позорной эскападе, мы бы
его, наверно, убили на месте.
     Но нет, он  лишь подтвердил  слова хозяйки  и предложил нам  сейчас  же
съездить  с ним в гараж,  дабы своими  глазами посмотреть, как  продвигается
ремонт. Он распорядился  отбуксировать туда  машину. Не позже трех часов она
будет  на  ходу.  Все  это  прозвучало  вполне  убедительно,  сомнения  наши
развеялись. Да и разве могли мы теперь возражать или противиться? Но сначала
карлику приспичило  сделать снимок на  память.  Он  сходил за "поляроидом" и
щелкнул  нас два  или  три раза; помню,  как  насупилась  Элен,  вынужденная
позировать человеку, которого  на дух  не переносила. Вид у нее  был жалкий,
она зябко куталась в анорак, губы посинели. В "рейндж-ровере" я растирал ее,
чтобы согреть.
     Ехали мы недолго, и проносившихся мимо мест  я  совершенно не запомнил.
Тяжелые тучи лежали на склонах гор.  Снег в низинах превратился  в волнистую
корку, напоминавшую  безе.  Было  одиннадцать  часов, почти  середина  этого
безумного дня, -  а я даже не подозревал, чем он закончится.  После  крутого
поворота,  в какой-то полупустой деревне, Раймон затормозил перед невзрачным
домишком,  который  украшала выцветшая  вывеска. С поднятым капотом,  словно
девица, задравшая юбки, наша машинка стояла над ямой в ремонтной мастерской,
где пахло  смазкой и горелой резиной.  На стенах - календарь с красотками  в
бикини,  реклама мишленовских  шин  и прейскурант.  Куча старых  покрышек  у
дверей,  бетонный  пол   в  черных  масляных   пятнах,  повсюду   разбросаны
всевозможные  инструменты.  Подошел, шаркая ногами, хозяин гаража, все такой
же расхристанный, в  спецовке поверх  рваной фуфайки. Когда, интересно, этот
тип в  последний  раз  мылся? С  ухмылкой,  разозлившей  меня еще вчера,  он
подтвердил  слова  Раймона. Со станции техобслуживания в Доле ему  еще утром
доставили  новенькую  ось  -  он помахал  ею  перед нами, будто вещественное
доказательство  предъявлял  или клялся  частицей  Креста.  Господня.  Ему-де
придется разобрать часть двигателя, чтобы добраться до коробки передач, но к
обеду  он закончит;  к  тому же  скоро придет еще  один механик, вдвоем  они
быстро  управятся. Сейчас он  как раз заряжает  аккумулятор, который за ночь
сел.  Да  наплети  он  что  угодно,   скажи,   что  машину   надо  распилить
электропилой,  чтобы  она поехала,  мы  бы и это  проглотили. Он  похлопывал
ладонью  по  капоту, как жокей по холке лошади,  и  все повторял: "Это вещь,
отличная работа", - уж  не знаю, то ли восхищался  мастерством немцев, то ли
опасался  повредить сложную механику.  Раймон вился вокруг нас мелким бесом,
энергично кивал на каждое слово механика, сияя  от  радости:  ведь мы  могли
убедиться, что все наконец улаживается.






     Вскоре мы  поехали обратно.  Я боялся столкнуться в доме со Стейнером -
чего  доброго,  опять  спустит  собак, увидев,  что  мы  в  который уже  раз
вернулись. Но от хозяйского гнева  мы были избавлены - ни он, ни его супруга
даже не показались.  Раймон был  за хозяина: он  подал нам кофе,  приготовил
горячую ванну и предложил подождать  наверху, пока пригонят машину. Странная
деталь: кровати в нашей спальне были застелены теми же простынями, как будто
подразумевалось, что мы вернемся.  Но  за  несколько  часов с нами произошло
столько всего несуразного, что на эту  маленькую странность мы и внимания не
обратили. Потеплело,  снег подтаивал, кусочки  льда  срывались с  балконов и
маленькими кинжалами  вонзались  в  белое покрывало. Расторопный  слуга  был
настолько любезен, что принес нам перекусить - немного ветчины со сморчками,
салат из рапунцеля  с орехами, сыр, фрукты, даже  бутылку "Шато-Шалона"; при
виде такого великодушия у нас отлегло  от сердца. Мы  были совсем разбиты: к
физической усталости добавилось  еще и  унижение. Наша попытка к  бегству  с
позором провалилась, чудо еще, что хозяева не держали на нас зла. Я подумал,
что надо бы  из Парижа  послать  им  цветы,  чтобы  хоть  как-то извиниться:
все-таки наше поведение ни в какие ворота не лезло.
     Раймон сновал по  дому бесшумно, как кот, мы не слышали его шагов, а он
появлялся откуда  ни возьмись,  да так проворно,  прямо вездесущий какой-то;
этот  трудяга суетился, бегал вверх и  вниз  по лестнице то за солью,  то за
горячей  водой,  приносил нам  масло, поджаренный  хлеб,  как  самым дорогим
гостям. Элен, видно,  хотелось отыграться на нем  за наши  незадачи: ей то и
дело  чего-то  не хватало, и коротышка поспешал,  не выказывая ни  малейшего
раздражения. Я знал, что он, уж  конечно, получит от нее чаевые - это было в
ее обычае, дай Бог, чтобы  она не переусердствовала в своей  щедрости. Около
половины  третьего,  когда  мы,  покончив  с  едой,   маленькими  глоточками
потягивали  восхитительный  кофе, дом вдруг  ожил, послышались шаги.  Раймон
заглянул к  нам и сказал, что они со  Стейнерами едут  за покупками в город,
вернутся только  вечером. Через  час  или два приедет механик  с машиной. Он
попросил  нас  хорошенько  запереть  дверь, а ключ оставить  под ковриком  и
пожелал счастливого пути. Я готов был расцеловать его на радостях.
     Очень скоро вся троица покинула дом, и "рейндж-ровер"  укатил в  облако
снежной пыли. Машина Стейнерши стояла в гараже. Мы с Элен остались одни. Она
решила вздремнуть, - нам  еще  предстояло шесть  часов пути до Парижа. А мне
почему-то  спать больше  не  хотелось. В  отсутствие  хозяев у меня возникло
какое-то странное ощущение  свободы.  Однако же они были на диво доверчивы -
оставили нас в  доме  без надзора,  и это после того,  как  мы  их так грубо
оскорбили. Я спустился на первый этаж; ступеньки скрипели и трещали, но меня
это больше не волновало. Только  тиканье больших стенных  часов да бульканье
воды в трубах нарушали тишину.  Я  чувствовал себя как ребенок, пренебрегший
запретами взрослых и  знающий,  что ему за это ничего  не будет. В  гостиной
полюбовался  расставленными  на  полочках  безделушками из слоновой  кости -
стоили  они, должно  быть,  целое  состояние. Потом снял  трубку телефона  и
услышал  гудок,  но, когда набрал  наш  парижский номер,  механический голос
сообщил мне, что линия неисправна. Я маялся от безделья и не то  чтобы искал
что-то конкретное, во мне все было интересно.
     Сам не  зная как, я забрел на второй этаж  и оказался  перед  спальнями
Жерома и Франчески, расположенными  в противоположном  крыле дома, -  Раймон
вчера  показал мне  их мельком.  Я на цыпочках  проскользнул в комнату мадам
Стейнер. Скудостью  обстановки она  напоминала монашескую  келью. На большом
письменном   столе   светлого  дерева  стоял  компьютер,  лежали  пакетик  с
засахаренными  фруктами, коробочка  шоколадных  трюфелей,  а  также "Дороги,
которые  никуда  не  ведут"  Мартина  Хайдеггера.  Старенький  радиоприемник
мурлыкал  слащавую  до слез  песенку. Зашел я  и к  Стейнеру.  Кровать в его
комнате  была застелена, но  смята,  под ней  валялась пара ботинок.  Вместо
философских трудов, которые изучала его жена, я обнаружил сваленные прямо на
полу  десятки журналов  мод  за  последние  годы.  Некоторые  страницы  были
помечены  галочкой или  крестиком.  В  ящике открытого комода  мне  попались
какие-то личные письма, счета от поставщиков и за электричество. Я прилег на
минутку,  проверяя  упругость  матраса,  принюхался  к   подушке,  но  столь
характерного запаха  Стейнера  не  почувствовал.  Нашел  на ковре  несколько
мелких монет и машинально сунул их  в карман. Потом вернулся в гостиную, еще
раз пошарил взглядом по книжным полкам, по томам в кожаных  переплетах - мне
очень  хотелось  прихватить их  с собой, особенно  иллюстрированное  издание
басен Лафонтена  1875  года. Я взял две книги, попытался заполнить пустоты и
скрепя сердце поставил обе на место.
     Наконец я наведался  в кухню и  опять поразился,  до чего она огромная.
Кастрюли, сковородки, кокотницы сияли, медные блюда разных размеров висели в
ряд на стене по ранжиру. Электронная техника уживалась  здесь с классической
кухонной  утварью. В плетеной корзине  лежала на соломенной подстилке дюжина
кругленьких;  гладеньких  яиц.  Два  огромных,  размером  с  платяной  шкаф,
холодильника  стояли  друг против друга, мерно гудя,  словно огромные  белые
пчелы. Я открыл один, потом  другой - оба ломались  от всевозможной  снеди и
свежих овощей. В отделения для  молочных продуктов выбор не уступал дорогому
отелю.  С  такими запасами  можно  было выдержать  осаду.  Голода,  что  ли,
панически  боялись  эти  люди?  Я провел  рукой  по  выступам  и выемкам  на
разделочном столе - деревянная поверхность была вся в зарубках от топорика и
ножа,  но  отчищена,   оттерта,  будто  новенькая.  От  всего  этого   веяло
традиционным укладом, старой доброй французской провинцией; хорошо, наверно,
иметь  такую  работящую  прислугу...  Я был  уже в дверях  -  предварительно
заглянув  во  все  шкафчики, полюбовавшись  блеском разложенных в  идеальном
порядке столовых приборов, расцветкой тарелок и блюд, - когда вдруг зазвонил
телефон.  Я вздрогнул.  Трубка  висела на  стене над ларем для  хлеба.  Я не
решался подойти, он все звонил и звонил, раз  десять,  наверно, потом смолк.
Когда я  взял трубку, то услышал длинный гудок. И вот туг-то взгляд мой упал
на деревянную панель с ключом, о которой Раймон сказал мне  вчера,  что  это
дверь в неприкосновенные владения "самого".
     Во мне вдруг  проснулся азарт  следопыта. Пока  моя разведка не открыла
ничего нового. В конце концов, мы здесь одни, никто никогда не узнает, что я
сделал.  Я снял  ключ  с  крюка и вставил его в замочную скважину. Скрипнули
петли, и панель повернулась.  На  меня пахнуло  затхлым воздухом. Я повернул
выключатель: от крошечной площадки вырубленная в камне лестница вела вниз, в
подпол. Ступеньки были неровные, и я держался за перила, боясь оступиться. Я
оказался  в  подвале с  бетонными стенами.  В тесных каморках по обе стороны
длинного  коридора громоздились ящики, набитые старым  тряпьем  и  сношенной
обувью, кипы  газет. Немного  подальше я увидел верстак, банки  с краской  и
какую-то  сломанную мебель,  которую, очевидно, чинили. В  других  закутках,
оборудованных термостатами, хранились  десятки бутылок,  рассортированных по
маркам  и  годам. Помещение  в  конце коридора,  с более  высоким  потолком,
занимала котельная:  от толстенной утробы с множеством рычагов и индикаторов
отходили, разветвляясь, трубы. Я подивился огромным размерам бойлера. Стенки
его подрагивали, мне  даже показалось,  вздыхали, как  будто  он переваривал
пищу. Капельки влаги проступали на металле. Каждая рукоятка  соответствовала
определенной комнате, о чем свидетельствовали надписи,  сделанные от руки на
табличках.
     Так  это  и был тайный сад хозяина? Самый  обыкновенный  погреб. Раймон
надо мной просто подшутил. Я был  разочарован и поднялся бы  немедля наверх,
но вдруг кое-что  заметил:  за котлом,  у самого  пола мне почудился  слабый
свет. Вообще-то весь  дальний  конец подвала  занимали  запасы дров.  Но эта
узенькая полоска света  пробивалась  из-под охапки  хвороста, которая лежала
отдельно  у стены.  Почему-то мне стало любопытно: значит, там,  дальше есть
еще  помещение?  До  сих  пор удивляюсь,  как у меня  хватило наглости, но я
отодвинул  хворост  и  обнаружил  пыльное  шерстяное полотнище, прикрывавшее
металлическую плиту с ручкой посередине. Я повертел ее влево, вправо, но она
не поворачивалась. Наверно, от холода и  сырости ее заклинило. Долго я бился
над этим запором, дергал ручку, толкал дверь, и наконец она поддалась.
     Мне открылась  совсем  иная картина. Узкий, едва  освещенный коридорчик
полого уходил  куда-то  вниз,  теряясь  во мраке.  От каменных  стен  тянуло
сыростью подземелья. Я осторожно сделал  шаг,  другой; холодные капли падали
мне  на  голову. Скрученные провода тянулись на высоте  человеческого роста,
сходясь у  рубильника. Я не мог разглядеть, как  далеко уходит  эта галерея,
своды которой  были укреплены  наспех обтесанными  балками,  выступавшими из
камня, словно жилы  на  руках.  Тонны тверди  тяжело давили на меня. Хватит,
насмотрелся, мне здесь не место.
     Я хотел было  вернуться,  как вдруг из глубины безмолвия  донесся звук,
будто  сдавленный  хрип  прошелестел  где-то  очень далеко.  Что  это было -
отголоски горного потока,  судорога бойлера? Я замер, вслушиваясь в шорохи и
тихий гул. Сколько же шумов издавало это подземелье! Я шагнул  назад, но тут
опять тот  же  стон, на сей раз с коротким всхлипом,  пробился сквозь густой
сумрак туннеля. Слабый, но вполне отчетливый.  Мне не померещилось. По спине
побежали  мурашки.  Я  глубоко  вдохнул  и  кинулся  прочь,  натолкнулся  на
металлическую дверь,  та  стукнулась о  стену, косяк и камни вокруг заходили
ходуном. Я  занес  было ногу, чтобы перешагнуть через  хворост, и тут чей-то
голос у самого моего уха промурлыкал:
     - Вы заблудились?
     Это было как выстрел в упор. Я отпрянул.
     - О, я, кажется, напугал вас? Мне очень жаль!
     Слева от меня,  смутно различимый в  полутьме, стоял Жером  Стейнер. Он
дышал мне прямо в лицо.  Я не видел выражения его глаз,  но  знал точно, что
его  черные глазницы прямо-таки расстреливают меня на месте. Я хотел  что-то
сказать, объясниться, но только ловил ртом воздух, как утопающий, не в силах
издать ни звука. Он схватил меня за ухо, заставил опуститься на колени.
     - Франческа была права, Бенжамен! У вас чересчур длинный нос!
     Я попытался  поднять голову -  лицо хозяина дома  маячило  надо мной. Я
чувствовал себя как безбилетный пассажир, которого сцапали. На Стейнере  был
странный кожаный наряд с бахромой,  как у американских пионеров.  Я уткнулся
носом в шов на штанах. Он  нагнулся; я, решив,  что сейчас получу затрещину,
заслонил  лицо  руками.  Но он поднял  меня,  поставил на ноги, выпустил мое
горевшее огнем ухо и - я ожидал  чего угодно, только не этого - вдруг прижал
меня к груди. От тепла его  тела  мне стало жарко. С минуту мы  стояли так в
обнимку, он меня совсем расплющил. Я чувствовал себе таким тщедушным рядом с
этим верзилой. С болью в голосе он прошептал:
     - Несчастный, ну зачем, зачем вам понадобилось открывать эти двери?
     Прижимаясь своей шершавой  щекой  к  моей,  Жером  Стейнер плакал.  Его
длиннющие пальцы  все крепче вцеплялись в  мое плечо, вся долговязая  фигура
сотрясалась от рыданий.
     - Если  бы  вы знали,  что со мной  произошло, когда Элен явилась  сюда
среди ночи, что она всколыхнула во мне, какие раны открыла. Бог свидетель, я
сделал все, чтобы вы покинули этот дом!


     На  этом месте рассказ Бенжамена Т. прервал писк бипера. Было 3 часа 15
минут  пополуночи. Проклиная  все  на  свете,  я  связалась  с  дежурной  по
внутреннему телефону. Только что доставили молодого  человека  без признаков
жизни - попытка самоубийства.  С ним  приехала его невеста; несколько  часов
назад они  расстались.  Я  и не  подумала идти  туда,  отфутболила  пациента
другому  врачу. Потом вернулась  к Бенжамену,  наспех  пробормотала какие-то
извинения и взмолилась: "Дальше!"


     Хозяин, большой и  сильный, плакал, и это  было страшнее, чем  мордобой
или кулачная расправа. Обретя наконец дар речи, я попросил его позволять мне
подняться в комнату. Но он  силой увлек  меня  в тот самый коридор, откуда я
только что вышел. Меня всего колотило, ноги подкашивались. Вот ведь  попался
так попался. Стейнер вел меня, указывая, где перешагнуть лужу,  где пригнуть
голову, если пололок был  слишком низким. Долго идти  не пришлось. В глубине
темной  расщелины хозяин  остановился перед нишей в стене, достал из кармана
связку  ключей,  вставил один во  вделанную в стену  панель  с  рычажками, и
передо  мной  отворилась еще  одна железная  дверь. - Милости  прошу  в  мое
логово! Я вошел. Помещение напоминало  молельню; посередине  вырытой в земле
кельи стоял стол -  доска на козлах. Всю  столешницу  занимали видеоплейер и
компьютер,  да еще  телефон.  Включенный экран  освещал  комнату голубоватым
светом; от  порога мне его  не  было видно, но я  отчетливее  услышал  те же
жалобные вздохи, которые раздавались только что в коридоре. Стейнер, подойдя
к столу, выключил  звук и изображение. Все это напоминало подсобную  комнату
магазина, откуда наблюдают  за торговым залом. Порядком здесь  и  не  пахло.
Прибитая  к стене  конструкторская лампа с  шарнирами  косо висела на  одном
гвозде. В глубине я разглядел  полки, заставленные вперемешку видеокассетами
и  папками.  Стейнер  указал  на  вращающееся  кресло  и  устремил  на  меня
озабоченный взор.
     - Итак, вы сами вынудили меня сказать вам все!
     - Сказать мне - что? Я не понимаю.
     - Вы ведь знали, что входить сюда нельзя? Раймон вас предупредил?
     - Это  недоразумение. Я заблудился и как раз шел наверх,  когда вы меня
встретили.
     - Недоразумение? - Он расхохотался. - Вы  рылись в наших комнатах, едва
не обчистили библиотеку, открыли  запретную дверь, полезли в подвал -  и это
вы называете недоразумением?
     - Да, вы  правы, мне очень жаль, я  не должен был, но...  это  все  мое
любопытство. Мне хотелось получше вас узнать, только и всего.
     Он как-то странно посмотрел на меня и включил видео. На экране возникло
поначалу  размытое  и  дрожащее  изображение  -  заснеженное  крыльцо  дома,
прихожая,  комнаты. Меня передернуло при мысли, что на этом мониторе Стейнер
мог  наблюдать за нами с Элен в первый вечер. Он нажал еще  одну кнопку, и я
увидел что-то вроде камеры и в ней - сидящую на полу спиной ко мне  фигуру с
длинными волосами.
     - Вы сейчас слышали стоны?
     Стейнер сел  рядом со  мной на  табурет; губы его  шевелились  у самого
моего  рта.  Свет  от  лампы падал  на  его макушку, и  корни волос казались
розовыми. Такая гуща, такой каскад белых и серебристых прядей ниспадал с его
головы, что у меня защемило сердце. Мои-то волосы даже в двадцать лет были и
тоньше, и реже.
     - Это, Бенжамен, стонет вон та женщина. Она заперта в нескольких метрах
отсюда.
     Дыхание  его стало прерывистым. Он откинул назад  свою  шевелюру, и мне
бросились  в  глаза толстые, похожие на  колючки волоски, торчавшие из ушей.
Прошло некоторое время, прежде чем информация дошла до моего сознания.
     - Здесь поблизости заперта женщина?
     - А вы знаете почему? Хотя бы догадываетесь?
     Его  правое   веко  подергивалось,  какое-то  лихорадочное  возбуждение
овладело им. Нос морщился  от нервного тика. Он сжал кулаки и опустил глаза,
как будто то, что он собирался мне поведать,  не могло быть сказано  лицом к
лицу.
     -  На этой женщине  лежит вина... У меня вдруг защипало в горле.  Я  не
смел переспросить.
     - Повторяю: вина, и я сказал бы даже, тяжкая вина!
     Он  встал,  прихватив  табурет, вышел из  освещенного  круга,  выключил
видео.  Теперь я  не видел  его  лица. Только  слышал дыхание  да  негромкое
гудение приборов.  Его бестелесный голос тревожил меня, он витал, точно дух.
Мне необходимо  было пресечь эти излияния, уже тогда я предчувствовал:  если
выслушаю - окажусь в его руках.
     - Во-первых, да будет вам известно, господин проныра, что мы  находимся
на перевале между Швейцарией и Францией.  В пятистах метрах граница. В войну
эта  мыза  с  сорок  первого  года служила  базой  Сопротивления.  Партизаны
Франш-Конте  использовали особенности  этой местности - земля здесь  мягкая,
как  сыр, - прорыв целую сеть катакомб, где скрывались  беженцы и  хранилось
оружие.  Один подземный  ход вел в Швейцарию, но  он  был закончен  только к
осени  сорок   четвертого,  как  раз   когда  войска  союзников  освобождали
департамент. Ни немцы, ни полиция так его и не обнаружили, хотя получили  не
один донос. В  то время вход  в него был замаскирован и открывался с помощью
хитроумного  устройства.  А  тогдашний хозяин мызы,  член  голлистской  сети
Сопротивления,  слыл  сочувствующим  правительству  Виши,  так что  был  вне
подозрений.  Я  рассказываю вам все это, потому что  сам  провел здесь целую
зиму, когда  мне  было  шесть  лет. Мой отец, коммунист, руководитель ячейки
Сопротивления,  прятал  нас в  этом  подвале - мою мать,  сестер и меня, - а
потом переправил в Швейцарию, где  мы  жили  до конца  войны. От  тех долгих
недель  взаперти у  меня на всю жизнь  осталась  боязнь темноты. У нас тогда
были  только свечи, которые больше коптили,  чем  светили.  Я изо всех своих
силенок  помогал, когда  ставили  крепь,  таскал  мешки  с  камнями,  доски,
приносил  еду.  За  эти  месяцы  в подполье я  многому научился: маскировать
выкопанную землю, рыть ходы, укреплять своды. Я, конечно, был совсем мал, но
такие вещи не забываются. Эти навыки сослужили мне службу, когда я семь  лет
назад  разыскал  этот  полуразвалившийся  дом, купил  его  у одной семьи  из
Нешателя, которой он достался по наследству,  и привел в порядок. Почти  все
катакомбы  обвалились. Мы с  Раймоном, ценой почти  двух лет  изнурительного
труда в строжайшей тайне,  расчистили восемьдесят метров подземного  хода. А
еще вырыли два тайника  в  конце коридора и эту  нишу,  которая  стала  моим
кабинетом.
     Мне показалось, что сейчас уместно будет его перебить, и я встал.
     - Прошу прощения, месье Стейнер, но я должен подняться к Элен!
     - Сядьте на место!
     Он произнес это таким тоном, что я понял: спорить бесполезно. В сумраке
я скорее угадывал, чем видел очертания его  внушительной фигуры. А ну как он
бросится на меня и прихлопнет, точно муху?
     - Я буду краток, обещаю вам. Позвольте все же  вернуться немного назад,
я попрошу у вас еще буквально несколько минут внимания. Как вы уже знаете, я
юрист,  адвокат;  профессия  доходная,   и   благодаря  ей   я   сошелся   с
состоятельными людьми. Я  живу  в достатке, на иждивении  никого не имею. Но
работой своей я  всегда занимался лишь  ради хлеба  насущного,  истинное мое
призвание иное: я - странник по дорогам любви. Всю жизнь я менял женщин, как
перчатки. Еще в студенческие  годы меня  называли революционером  по женской
части: действительно, бороться я предпочитал в постелях. Женился  я приличия
ради, и под этим надежным прикрытием пустился во все тяжкие.  Лишь одно дело
на  свете  я любил  - тешить все новых и новых  любовниц,  у меня было  одно
чаяние  в жизни -  разжигать дивное пламя, тлеющее между ног  сменявших друг
друга  партнерш.  Одна  только  мысль, что  я повстречаю  красивую  девушку,
заставляла меня подниматься каждое утро.  Жена на  все закрывала глаза.  Эта
дура двадцать лет надеялась, что  я переменюсь. В конце концов ее терпимость
стала  тяготить  меня.  Я   задыхался   в   клетке  супружества,  совместное
существование не давало простора для маневра. Более яркая, более  насыщенная
жизнь проходила мимо. Мы развелись. Я спешил жить, время поджимало.
     Но после  развода  все пошло  не так, как я ожидал. Возраст  - коварная
штука: я сам не заметил, как стал уже не тот. Женщины мне отказывали. Раньше
я брал  их  с налету, мои  ухаживания напоминали облаву, теперь же свелись к
униженной мольбе.  И  я,  привыкший  к  легким победам,  жил  с  тех  пор  в
постоянном страхе  получить  от ворот поворот. Жена -  я слишком поздно  это
понял - в каком-то смысле служила  мне защитой от подобных щелчков. Теперь я
был невостребован, мне предстояло пополнить ряды неудачников, и  я уже видел
себя в  недалеком  будущем  сморщенным  старичком,  вынужденным  платить  за
милости,  которые доселе  сыпались на меня, как из  рога изобилия.  Говорят,
были бы деньги, и все женщины твои - это неверно:  женщина  может за  деньги
лечь в постель, но влечение, страсть  купить нельзя. Только порхая от юбки к
юбке, я находил вкус в жизни и, лишившись этой  возможности, впал в глубокую
депрессию. Юных красоток, которые холодно отворачивались от меня, я презирал
и вожделел одновременно, если мне потом случалось  увидеть  какую-нибудь  из
них подурневшей или обезображенной, то радовался  и  вздыхал с  облегчением:
одной печалью меньше.  Видя, как целуются влюбленные, слыша смех молоденькой
девушки, я чувствовал себя оплеванным, будто мне нанесли личное оскорбление.
     Вот тогда-то Раймон невольно спас  меня и наставил на путь истинный. Он
служил  мне уже десять лет, с  тех пор как я выручил его в суде - ему грозил
большой срок за  растление.  Работал он шеф-поваром  в  одном ресторане, был
занят  несколько вечеров в  неделю, а в остальное время вел мой дом. Когда я
развелся, он остался со  мной. Мой образ жизни не был для него тайной, и все
мои похождения он принимал так же близко к сердцу, как я сам. Я был для него
воплощением всего того, чем он только мечтал быть. В свое время он был женат
на  какой-то  стерве, которая его бросила. На моей памяти у него  не было ни
одной  женщины, ни единой интрижки. Оно и понятно при его внешности:  он был
до того безобразен, что порой  и меня от него с  души воротило. Как  сказала
одна моя подружка: верно, когда мать его родила, у нее молоко скисло.
     Он  любил  подсматривать за голыми  женщинами,  тайком пробирался в  их
спальни, наблюдал за ними в ванной; я  подозревал, что он шпионил и за мной,
когда  мне изредка случалось привести  очередную пассию к себе  домой. Был у
него  еще один мерзкий пунктик,  с  которым  я  пытался  бороться:  в  своем
ресторане  он  запирал  хорошеньких  посетительниц  в  туалете   при  помощи
специальной  отмычки. Они  не могли  выйти, пока кто-нибудь из  персонала не
приходил  на  их  крики. Хозяин, уволив сначала,  как  водится,  пару-тройку
иммигрантов, заподозрил  его.  Раймон  объяснил  мне свое  поведение:  он-де
столько  раз  видел, как  красотки  перепихивались в  туалетных кабинках  со
всякими скотами, что, по его мнению, лучшего они не заслуживают. Я пригрозил
выгнать его, если он не прекратит. Порой он с  такой  яростью обрушивался на
весь женский пол, что мне было не по себе.
     И вот  однажды я встретил Франческу Спаццо -  это  было девять лет тому
назад.  Встретил, уже  будучи наслышан о ней как о самом развратном создании
на свете. Она прошла,  как  говорится, огонь, воду и медные трубы, и вряд ли
кто-нибудь   еще  мог  тронуть  ее  сердце.  Для  этой   женщины,  столь  же
самовлюбленной,  сколь  и  стервозной,  ценность  человека  измерялась  лишь
удовольствием, которое  она  рассчитывала  от  него  получить.  Любовников и
любовниц  за ней числилось больше,  чем дней в  году, и  всем она  разбивала
сердца, ломала судьбы, развращала  души. Не раз ей приходилось спасаться  от
мести   ревнивых   мужчин  или   женщин,  доведенных  до  помешательства  ее
презрением.   Ее  губили  собственные  пороки  вкупе  с  теми,  которые  она
пробуждала  в  других.  Связаться с нею значило разрушить  весь  уклад своей
жизни,  пуститься в рискованное путешествие, не зная, где оно закончится.  Я
потерял  от  нее голову; я признал ее превосходство, стал рабом ее прихотей,
благоговел перед ее  образованностью  -  она  тогда  преподавала  философию.
Впервые в жизни я  пытался удержать женщину навсегда;  а  ведь мне было  уже
пятьдесят восемь лет.
     Я был слишком  влюблен,  и ей это скоро наскучило;  она бросила меня. Я
молил  ее  вернуться,  пресмыкался, на  какие  только  унижения  не  шел!  Я
преследовал  ее так неотступно, что  в конце концов она  определила  меня  в
вербовщики: я должен был поставлять ей юношей и девушек  и смотреть, как она
тешится  с ними. Умела  же она околдовать,  просто  какой-то  злой гений.  Я
попался в собственную ловушку: престарелому Казанове, влюбившемуся в женщину
моложе  годами,  с лихвой воздалось от нее за сердечные раны, которые он всю
жизнь беспечно наносил другим. А  я теперь и в объятиях юных девушек  не мог
забыть свое фиаско. Раймона моя новая роль привела в бешенство; он  жил моей
жизнью и мои несчастья воспринимал как свои. Если я уходил со сцены, он тоже
должен был уйти. Однажды вечером он явился ко мне.
     "Хозяин, помните эту Франческу, что нас продинамила?"
     "Как я могу забыть ее, дурень!"
     Я  терпеть не  мог эту  его  манеру:  он всегда  употреблял первое лицо
множественного  числа,  когда говорил о  чем-то  неприятном.  Делить  с  ним
радости - это еще куда ни шло, но горести - нет, увольте.
     "Так  вот, хозяин,  я с ней за нас расквитался. Эта тварь никому больше
не подгадит, хватит ей, дряни смазливой, по мужикам таскаться".
     Я  похолодел,  испугавшись худшего. До какого  безумства мог он  дойти?
Нет-нет, успокоил  он  меня,  он не убил ее и  не изнасиловал. Мы поехали  в
коттедж  в  Восточном  предместье,  который  он купил  на  свои  сбережения.
Спустились в  подвал.  Раймон отпер  металлическую дверь;  миновав небольшой
коридорчик,  мы оказались  перед еще одной дверью, с  зарешеченным  окошком.
Ничего  себе - настоящий  карцер  оборудовал своими  руками! Он  показал  на
окошко, и  я заглянул:  на надувном матрасе,  подле неаппетитных объедков  и
ведерка-параши,   сидела  Франческа   -  встрепанная,  разъяренная.  Даже  в
заключении она не утратила своей горделивой осанки, хотя находилась в камере
уже неделю. Этот идиот Раймон похитил ее, чтобы отомстить за меня!
     "Глядите, хозяин, уж я научу уму-разуму эту потаскуху, будет знать, как
вас  морочить! Каждый день я  ее спрашиваю: согласны  вы  вернуться к  месье
Стейнеру?  Пока упирается - будет гнить  здесь. Еще погожу  немного, а потом
вдвое урежу паек. Вот увидите, прекратит выкобениваться, сама к вам на брюхе
приползет как миленькая!"
     Я схватил Раймона за вихры и встряхнул. "Да  ты совсем  спятил? Ты хоть
понимаешь, что за  такие шутки,  да с твоей судимостью, угодишь прямиком  за
решетку?  Один  раз  я  тебя  предупредил,  дважды  повторять не  стану.  Ты
немедленно отпустишь Франческу и принесешь ей  свои извинения.  Надеюсь, она
примет от нас денежную компенсацию и будет молчать".
     Но на сей раз Раймон осмелел и показал  норов.  Ведь отпусти мы  сейчас
Франческу,  она не  преминет  донести на нас, даже если возьмет  деньги. Тут
узница,  слышавшая из-за  двери  нашу перебранку, подошла к окошку и  подала
голос,  заявив,  что хочет с нами поговорить. И  вот мы сидим  все  втроем в
омерзительной  Раймоновой  камере; мне было  мучительно  стыдно  видеть  эту
женщину, которую  я  все  еще любил,  втоптанной в  грязь.  А  она  вдобавок
оставила открытой парашу: мол, я унижена, так извольте и вы нюхать. Как ни в
чем не бывало Франческа предложила договориться.
     "Мне  более  чем понятны  мотивы,  побудившие  Раймона  похитить  меня,
понятны  потому, что я сама отчасти разделяю их. Пребывание здесь натолкнуло
меня на  мысль,  которая, как  я  догадываюсь, вызревает  и  у  вас. У тебя,
Раймон,  потому  что  ты уродлив и  всегда был чужим на празднике любви, а у
тебя, Жером,  потому что ты стареешь, и стареешь тяжело. Мне уже  далеко  за
сорок. До  сих  пор мир был  у моих  ног, ибо я  плевала  на  всех  и  умела
держаться  королевой.  Вы,  может  быть, знаете, что  у этнологов есть такой
термин "престижное  скотоводство": в  Африке и на  Мадагаскаре  пастуха  тем
больше уважают,  чем больше  у него стадо, пусть даже от  такого  количества
скота  нет проку. Так и я, окружив себя толпой жеребцов и кобылок,  щеголяла
своим стадом. У королевы должен быть двор, иначе какая же она королева? Но в
последние годы трон подо мной пошатнулся: хоть я и слежу за собой, занимаюсь
всеми    видами   спорта,   обращаюсь   время   от    времени    к   услугам
хирурга-косметолога,  время  подтачивает  меня,  и  я  перехожу в  категорию
женщин,  "сохранивших остатки былой красоты".  Каждую  весну  я вижу, как на
улицы  высыпают оравы молоденьких  девушек, и  знаю: они отодвигают  меня  в
тень. Какими  фигурками  они щеголяют - за такие  впору душу  прозакладывать
дьяволу, какими формами - женщинам постарше ничего не остается делать, кроме
как оплакивать прошлое. Их ножки будто  дразнят меня, при виде их бюстов мне
хочется спрятать  свой. В  двадцать лет красота - это естество,  в  тридцать
пять - награда,  в  пятьдесят  -  чудо.  Мне  вслед все реже  поворачиваются
головы,  я  больше  не слышу восхищенного шепотка. И чем вступать в заведомо
проигранную  битву, лучше  я  сложу оружие. Когда  читаешь  свой приговор  в
глазах  окружающих, пора откланяться. Вам угодно держать меня  в  заточении,
господа? Извольте! Но учтите: это не я вам нужна".
     Я  не понимал,  о чем толкует Франческа,  и подозревал,  что она просто
хочет выиграть время.
     "Подумайте  хорошенько, вы  оба.  Бросив  меня  в  этот карцер,  Раймон
поразил цель, но не ту".
     Мой слуга, кажется, уже все понял и слушал затаив дыхание.
     "Вы  хотите  сказать,  мадам  (надо  же, "мадам",  а  только  что  была
"потаскуха"), что нам следовало бы заняться девушками помоложе?"
     "Помоложе, конечно, тоже, но не это главное". "И покрасивее?"
     "В самую  точку, Раймон. А ты  послушай, послушай своего слугу,  Жером,
золотые слова".
     Озадаченный,  я   не  спешил   высказаться.   Ясное   дело:   Франческа
заговаривает нам зубы, лишь бы выбраться отсюда, И при этом держится-то как,
а уж рот откроет - профессор, да и только. Во мне нарастала злость.
     "Так  почему  же  мы говорим  о красавицах,  господа?  Да  потому, что,
вопреки известной цитате, красота есть не обещание счастья, но верная гибель
[хрестоматийная для  французов цитата из эссе Стендаля "О любви"]. Красавицы
и красавцы - точно  боги, спустившиеся к нам с  небес, и своим совершенством
они  бросают  нам  вызов. Повсюду  на  своем пути  они  сеют раздор и  горе,
напоминая каждому  о его невзрачности. Быть может, красота  - свет,  но этот
свет лишь сгущает тьму; она возносит нас высоко, но потом низвергает в такую
бездну, что мы горько раскаиваемся в том, что прикоснулись к ней".
     Я был шокирован, Бенжамен,  так же, как, наверно, и вы сейчас. Я слушал
эту женщину, которая отвергла меня, и понимал,  что мне нечего ей возразить.
Все во мне протестовало против ее слов, и в то же время я чувствовал за ними
то же горе, которое  настигло и меня. Франческа сказала вслух то, что я лишь
смутно чувствовал. Но облеченная  в слова, идея возмутила меня. Умела же эта
чертовка жестко назвать вещи своими именами!
     "Красота  есть высшая  несправедливость.  Одной  лишь своей  внешностью
красивые люди принижают нас,  вычеркивают из  жизни - почему им  все, а  нам
ничего? Богатым может стать каждый, а вот красивым надо родиться: красоту не
наживешь, сколько бы ни прожил. А теперь, господа, подумайте: если вы, как и
я,  готовы  признать,  что  красота  есть  гнусность и  преступление  против
человечества, надо делать выводы. Красивые люди наносят  нам оскорбление,  а
значит,  должны  быть наказаны.  Вы  согласны  со мной, не  так  ли? Раймон,
заперев меня здесь,  подсказал  мне  практическое  решение, которое  следует
воплотить в жизнь".
     Вот  теперь  я  понял  все;  мне  стало  так жутко,  что  даже  дыхание
перехватило, - план был поистине чудовищный. А Франческа, поняв, что мы, как
говорится, созрели, добила нас:
     "Правильно  делают мусульмане  -  они  прячут  лица  своих  женщин  под
покрывалом  и держат их взаперти. Они знают, как  коварна внешность. В одном
они не правы: не  делают разницы между ослепительно красивыми лицами и всеми
прочими и главное - не изолируют красивых юношей, которые не менее опасны".
     Изолируют! Слово прозвучало, все было сказано. Франческа кратко и ясно,
как  дважды  два, сформулировала то, что мучило нас обоих,  и указала выход.
Бред, гиньоль  какой-то, я не  желал больше ее  слушать. Я  отпустил ее, дал
денег  и на протяжении  многих недель отказывался с ней встречаться.  Но она
залучила  в союзники Раймона,  и  тот не давал  мне  покоя. В конце концов я
сдался. Но вы меня, похоже, не слушаете, Бенжамен! О чем вы думаете?






     Действительно, я вот уже несколько минут  демонстративно посматривал на
часы.
     - Прошу прощения, - сказал я, - но Элен, наверно, беспокоится, что меня
долго нет.
     Стейнер  встал,  подхватил  табурет  и   уселся  напротив  меня,  снова
оказавшись под лампой.
     - Элен знает, что вы со мной, ее предупредили. Милый мой Бенжамен, - он
взял мои руки  в  свои, будто хотел,  чтобы  его  мысль передалась мне через
прикосновение,  -  я  знаю,  мой  рассказ  прозвучал  невнятно,  давайте   я
объясню...
     - Нет-нет, месье Стейнер, я  все понял, но какое отношение ваша история
имеет ко мне?
     Мне казалось, что я уже достаточно заплатил за свое любопытство;  пусть
выгонит меня вон, я это заслужил - и  довольно. Стейнер  выпустил  мои руки,
встал, прошелся по тесному кабинету. Досадливая складка пересекла его лоб. В
этом крошечном помещении он казался еще выше, шире, размашистее. Я все ждал,
когда он заденет макушкой потолок.
     - Так я не убедил вас, Бенжамен?
     Он вдруг стал похож на затравленного зверя.
     - Вы не сознаете, какой пыткой может быть красота? Я говорю не только о
кумирах моды и кино  - я о той красоте, что хлещет  вас наотмашь в толпе  на
улице, бьет под дых, наповал!
     - Признаться, мне это никогда не приходило в голову.
     Стейнер, казалось, по-настоящему  расстроился. "Только не возражай ему,
только  не спорь",  - повторял  я  себе, ломая голову,  как же мне  от  него
отделаться. Вот ведь  влип! Он снова сел и уставился прямо мне  в глаза - ни
дать ни  взять учитель, пытающийся  вдолбить тупице ученику трудную теорему.
Опять взял мои руки; они были влажные и холодные, а от его пальцев  исходило
умиротворяющее  тепло.   Он  принялся   медленно  массировать  мне   ладони,
восстанавливая  кровообращение, всецело сосредоточился на этом занятии и как
будто  забыл, зачем мы здесь. Я не знал, что и  думать.  А он как воды в рот
набрал. Мне почему-то  стало трудно дышать. Он мучил меня  молчанием так же,
как только что  -  разглагольствованиями.  Чтобы прекратить эти гляделки, я,
нарушив свой же зарок, решился возразить:
     - Но ведь некрасивых куда больше?
     - Слабый аргумент, Бенжамен. Пусть даже  красота - редкость,  все равно
она слишком бросается в глаза,  наглая, оскорбительная. И  коварная: внушает
нам, будто  она хрупка,  а сама, как сорная трава, вырастает  вновь и вновь,
сколько ее ни коси.
     Теперь  Стейнер вещал, проповедовал. Он формулировал свои убеждения так
уверенно  и  невозмутимо,  что мне стало не по себе. До  чего  мы  можем так
договориться,  я  не знал: чем больше  я услышу, тем крепче он повяжет меня.
Тут я по извечной своей непоследовательности сменил тактику, решив во всем с
ним соглашаться.
     - Действительно, я никогда об этом не задумывался!
     Но этот ход конем не расположил  его  ко мне,  наоборот,  рассердил. Он
нахмурился.
     - Вы сами не верите в то, что сказали, Бенжамен, вы попросту юлите.
     Я замотал  головой, но без особого убеждения  и стушевался. Его блеклые
глаза смотрели сквозь меня.
     - Посмотрим на проблему иначе: вы не боитесь состариться?
     Я  медлил  с ответом, задетый за живое, и злился на себя, что и так уже
наговорил слишком много.
     - Сказать по правде, я всегда чувствовал себя старше своего возраста.
     - Похвальная искренность.  Так согласитесь,  ведь все  эти  совершенные
создания толкают нас в могилу, делают закат наших дней невыносимым?
     - Может, и так, но я их как-то не вижу.
     - Он их не видит!
     Голос его сорвался на крик.
     -  Поразительно,  право, поразительно. А вот я только их и вижу. Теперь
вы понимаете, какую боль причинили мне, явившись сюда с вашей Элен?
     Он перевел дыхание и рявкнул:
     - Женский  рой  достал меня  и  здесь, где я надеялся наконец-то  найти
покой!
     Стейнер выругался, брызжа слюной прямо мне в лицо. Я содрогнулся от его
воплей и в свою очередь вышел из себя.
     -  Послушайте, это ваша проблема, при  чем тут  я?  Я  хочу вернуться в
Париж и ничего больше.
     Со страху  я пустил петуха и скорее пропищал эти слова, чем произнес, а
от собственной дерзости меня прошиб озноб.
     - Ошибаетесь, Бенжамен, теперь это ваша проблема.
     Стейнер вдруг заговорил очень  мягко. Я  не поспевал за перепадами  его
настроения. Он перешел почти на шепот, отчетливо выговаривая каждый слог.
     - Вы нарушили  неприкосновенность  моего  жилища,  за  такие  веши надо
платить.
     Я  зажмурился,  сказав  себе: не может быть, это сон,  ничего этого  на
самом деле  нет. Но когда я вновь открыл  глаза, Стейнер, на миг исчезнувший
за моими сомкнутыми  веками, по-прежнему нависал  надо мной и даже как будто
стал еще больше, еще чудовищнее.
     -  Вернемся к моему первому  вопросу:  вы  поняли, почему  женщина, чьи
стоны вы слышали, заперта здесь?
     А я-то успел забыть о ней.
     - Она искупает здесь свое преступление - красоту!
     Он  помолчал,  наслаждаясь произведенным  впечатлением.  Чувствуя,  что
хладнокровия у меня надолго не хватит, я промямлил;
     - Вы хотите сказать... постойте, я вас не совсем понимаю...
     - Вы меня прекрасно понимаете. Мы держим красивых женщин в заключении в
подземелье  под  этим домом, таким образом  обезвреживая их. Они платят  нам
дань с лица.
     Я  с  трудом  сглотнул,  сердце  колотилось  часто-часто.  Стейнер  был
мертвенно-бледен, или это мне только казалось. Было  что-то неестественное в
его пафосе, как будто своими доводами он пытался  убедить  сам себя. Мне еще
хотелось верить, что вся эта речь - лишь эксцентричная выходка.
     - Да бросьте, вы меня разыгрываете, просто смеетесь!
     - Я серьезен, как никогда в  жизни, Бенжамен, и вы это знаете. Помните,
я сказал вам: тот разговор  с Франческой в подвале  Раймона возмутил меня до
глубины  души. Поначалу я и знать ничего не хотел: надо  ли  говорить, что я
обожал свежую прелесть юности; разве мог я видеть скверну в том,  что давало
мне когда-то столько счастья? Да я и не оставил надежды еще погулять на этом
пиру. Даже  сегодня к моей ненависти примешивается  ностальгическое чувство,
моя снисходительность к Элен - тому доказательство. Франческа  же требовала,
чтобы  я  навсегда отказался от  всего, ради чего  жил. Мы  спорили так, что
клочья летели.  Она  знала,  чем  меня  взять:  мол,  время моих  побед ушло
безвозвратно,  ждать мне от прекрасного пола больше нечего, светит разве что
унылое  супружество  с   какой-нибудь   серой  мышкой-ровесницей.   Я  долго
колебался,  сознание  ее  правоты  боролось во  мне  с надеждой: а  вдруг  я
все-таки  заслужу отсрочку? И все  же Франческа одержала верх: я отступился,
разом отринув все, что было мне дорого. И я стал другим  человеком, я, можно
сказать, обратился в новую веру - и прозрел. Всю жизнь  я заблуждался. Урок,
преподанный Франческой, был мучителен,  но  тем крепче я его усвоил. Я пошел
на это из  любви  к ней, а  поскольку больше  она не  могла принадлежать  ни
одному  мужчине, страсть моя  угасла и на смену  ей  пришла дружба, душевная
близость.  Месяц спустя в моей квартире мы втроем -  Раймон, она  и я - дали
торжественный  обет  посвятить нашу жизнь  искоренению  красоты во  всех  ее
видах,  вне  зависимости  от цвета  кожи  и пола.  Мы поклялись  также навек
отказаться от любовных утех, ибо  никто  не  может  быть  господином и рабом
одновременно.
     Стейнер опять вскочил, словно подброшенный  пружиной;  казалось, сидеть
при упоминании о тех судьбоносных минутах для него было кощунственно.
     -   Да,  я  знаю,  нас  мало,  жалкая  горстка,   но  мы  сильны  своей
непоколебимой решимостью. Осушить океан, свернуть горы - с самого начала для
нас не было ничего невозможного. Мы устремились в эту затею  очертя голову -
я до сих  пор удивляюсь нашей  дерзости. Но мы верили, что трудимся на благо
человечества  во имя святой  цели: очистить Землю  от скверны.  Если ты  был
когда-то   коммунистом,   это   не  проходит   бесследно.   Это  навсегда  -
непримиримость,  воодушевлявшая  вас  в былые времена, не  угасает  в  душе.
Удобства  ради  я женился на  Франческе - нет  нужды говорить, что брак  наш
чисто  фиктивный.  Мы долго  не могли решить, где лучше  прятать  узниц -  в
городе или в деревне.  Мне  пришла на память мыза в горах, где я скрывался в
войну. Здесь, на плоскогорьях Юра, безлюдно, зимой лютые морозы, к  тому  же
меня знали и уважали в округе - в общем, это место по всем статьям подходило
для осуществления нашего  плана. Да-да, я здесь в большом почете, я ведь сын
партизана, люди ценят меня за заслуги отца и за то, что я выкупил и отстроил
эту развалюху.  Со всей местной полицией я на "ты", я даже не раз возглавлял
чествования ветеранов  и тому подобные  мероприятия.  Мэр коммуны  со своими
помощниками спускался в подвал, они видели  эту расчищенную часть подземного
хода и  кабинет, где мы сейчас с вами беседуем.  Но им неизвестно,  что  вон
там,  за  металлическими  стеллажами, начинается еще  один туннель,  в конце
которого - две камеры...
     - Но зачем вы мне все это рассказываете?
     - Вы же сами попросили!
     - Неправда, ничего я не просил. Я прошу вас об одном - отпустить меня.
     - Врете, в глубине души вы умоляете меня продолжать. Я так и  слышу ваш
внутренний голос, он заклинает: дальше, месье Стейнер, расскажите мне все.
     - Клянусь вам, я ничего не хочу больше знать!
     Не  слушая меня, Стейнер включил экран. Картинка была  мутная, словно в
плохо промытом аквариуме.
     - Вот, взять хотя бы эту крошку, которая так жалобно стонет. Случай для
нас нетипичный: эту молодую американку  из Северной Каролины Раймон  похитил
сгоряча прямо на парижской улице. Она приехала на каникулы с родителями и  в
тот  вечер возвращалась  в  отель  близ  Лионского  вокзала  -  ее отпустили
погулять  до полуночи. Мой слуга поступил в высшей  степени опрометчиво.  Он
наткнулся на нее случайно  и действовал на авось: оглушил, связал, засунул в
багажник и  на всех парах  прикатил сюда.  Безумство, конечно, но теперь  уж
ничего не попишешь. Вообще-то  с иностранками мы  стараемся не  связываться,
слишком рискованно - посольства, Интерпол и все такое. При всем том в выборе
Раймон не ошибся, она  была чудо как хороша. О,  вот она  поднимает  голову,
взгляните.
     Он  прибавил звук. Я  увидел такое, что к горлу подкатила  тошнота:  на
полу в тесной камере скорчилась показавшаяся мне в  первый миг кучкой тряпья
коленопреклоненная фигурка, застывшая в безмолвной  мольбе. Я плохо видел ее
лицо, но, кажется,  оно  было какое-то  усохшее. Глаза ввалились - точно два
зверька забились по  углам с перепугу; на сероватой коже я разглядел длинные
царапины. От молодости - если эта женщина была молодой - в ней не осталось и
следа: перед нами  жалобно стонала полубезумная  старуха  с  дряблым ртом  и
тощими, костлявыми  руками. В глазах не было ни  проблеска мысли. Я узнал ее
непрерывное  тихое подвывание,  нечто  среднее между  рыданием  и  протяжным
вздохом.
     - Позвольте  вам представить  Рэчел  Олбрайт, девятнадцать с  половиной
лет,  рост  -  метр семьдесят  пять сантиметров, место жительства - Северная
Каролина, увлечения  -  танцы и верховая  езда. На  тот момент, когда мы  ее
взяли, готовилась поступить  на курсы французского  языка. Мы отпустим ее на
той неделе, после двадцати месяцев заключения. Она дозрела.
     И тут губы  жуткого привидения зашевелились, произнося какие-то  слова.
До меня не сразу дошло, что это по-английски.
     - Help, help... [Помогите... (англ.)]
     - Help!  Нет, сокровище мое, слишком поздно, тебе уже никто не поможет.
Тяжелый был случай, она целыми днями плакала и умоляла нас, просто замучила.
Я опасаюсь за  ее рассудок.  А  видели бы вы ее тогда -  загорелая, крепкая,
само изящество, само очарование.
     Я сначала  полагал,  что  Стейнер просто  чудит,  -  может,  от горного
воздуха  у  него  слегка  крыша  съехала.  Но,  узнавая  все новые  и  новые
подробности, я вынужден был признать печальную истину: он не шутит. Он самый
настоящий псих, опасный псих. То, что я успел увидеть, повергло меня в ужас.
     - Это гнусно, гнусно... - повторял я.
     - Да, Бенжамен,  это  гнусно,  согласен. Но согласитесь и  вы,  что она
виновна и заслуживала наказания.
     - Да  разве это ее вина,  если она красива? Не  могла  же она всю жизнь
прятаться.
     -  Именно!  Вы  попали  в точку.  Каждый в ответе за  свое  лицо. Мы не
успокоимся до тех пор, пока все прекрасные создания,  мужчины и  женщины, не
скроют лица или не согласятся изменить внешность с помощью хирургов.
     Я не мог произнести  ни слова: эта дичь меня  доконала.  Стейнер, видно
приняв мое молчание за скепсис, вдруг повысил голос:
     - Вы мне не верите? Вы презираете нас, считаете,  что жалкой  троице не
победить в войне против всего мира?
     Я только плечами пожал. Надо же было мне из всех психических отклонений
-  ведь  список их  бесконечен - встретить  на своем пути именно это. Передо
мной  разверзлась  бездна.  Я  не знал, как вести  себя в таких ситуациях, -
опыта не было.
     Стейнер между тем положил руки мне на плечи и  посмотрел  в упор. Я  не
осмелился встретиться с ним взглядом. На его крутом лбу билась жилка,  будто
пытался выбраться на волю спрятавшийся в мозгу  зверь.  Белые капельки слюны
застыли в уголках губ - при виде их мне вспомнились мои учителя.
     Он  мог в любую  минуту  сорваться, и  я  это  чувствовал.  Похоже,  он
опасался открыть мне слишком много, но и слишком мало сказать боялся - вдруг
я не поверю? Надо было бежать или хотя бы попытаться. А я сидел как пень, не
в силах пошевелиться от навалившегося вдруг отупения. Только жалко кашлянул,
пытаясь  скрыть  замешательство.  Стейнер снова заговорил  тоном наставника.
Пафос  его был так же невыносим,  как и его  теории.  Этот жуткий  фанатизм,
присущий  фундаменталистам:  осчастливить,  пусть  даже  против воли...  Мне
хотелось заткнуть уши, чтобы не слышать больше его софизмов.
     - Давайте выключим, Бенжамен, хорошо? Мне надо сосредоточиться.
     Свет  погас, экран  тоже,  звуки  смолкли.  Только  маленький  ночничок
остался гореть в потемках, и от вновь сгустившегося  мрака  мне стало совсем
худо.
     - Очень  любезно  с вашей стороны,  что  вы  слушаете  меня,  да-да, не
возражайте, вы на  редкость терпеливы. Вы даже  не представляете,  насколько
мне  это  необходимо. Я еще не сказал вам главного. Не  стану  утомлять  вас
подробностями, распространяться о том, как мы похищаем,  как заметаем следы,
какие принимаем предосторожности. У нас продумано все: отопительная система,
вентиляционные  трубы,  прачечная  и  мусоросжигателъ  -  ничто  отсюда   не
просочится наружу. Мы действуем в глубоком подполье, как партизаны, только у
нас  иная  война.  Принцип, на котором  основана наша  работа, прост: полная
изоляция  от  чьих бы то ни  было глаз. Знаете, отчего  дурнеют наши узницы?
Оттого, что  их никто не  видит. Ведь красота создана,  чтобы ею любовались,
она существует напоказ. Отверните  от нее взор - и она зачахнет. Именно  это
мы здесь и делаем:  божественным созданиям, заносчивым донельзя, для которых
каждый день как плебисцит, мы перекрываем источник жизни, разом отсекаем всю
подпитывающую систему - все эти взгляды, вздохи и прочие знаки внимания. Эти
надменные  идолы  страдали от алчных взоров? Там, где  они были  на виду, их
пожирали глазами? А мы подвергаем их худшему поруганию: невидимости.
     Результат: они высыхают на корню. Кстати, говорил я вам, как называется
наша мыза? "Сухоцвет". Так назвали ее пастухи, когда здесь  еще пасли стада.
Вообще-то это  растение, иначе  говоря, бессмертник. Слово понравилось  нам,
показалось знаком  судьбы. Вот мы и сделали "Сухоцвет"  темницей,  в которой
прекраснейшие из  прекрасных вянут  и сохнут как цветы, заложенные в  книгу.
Никакого насилия к нашим гостьям, а сейчас у нас преимущественно женщины, мы
не применяем. Похищаем мы их за сотни километров отсюда, ни с кем из нас они
никогда не виделись, даже  словом не перемолвились.  Мы сжигаем  их  одежду,
уничтожаем документы, расплавляем украшения, какова бы ни  была их ценность.
Здесь  отменяются  законы  и упраздняются права -  до  тех пор, пока они  не
станут такими же людьми, как все.
     Их камеры - стены  там с мягкой обивкой, в каждой есть откидная койка и
умывальник - находятся под постоянным наблюдением с помощью видеоаппаратуры.
Увы, мы  не в состоянии держать больше  двух пансионерок - нас слишком мало.
Мы -  лишь  скромные кустари-одиночки, как  здешние часовщики  -  знаете, их
много в окрестных долинах по обе стороны границы.
     Стейнер умолк. Мне это не нравилось. Я боялся темноты, подземелья, этих
застенков.  Я  ждал, но он не спешил продолжать. Когда он говорил, мне  было
спокойнее. Пока распинается, кипятится, хоть  не  тронет. А теперь  я слышал
только его прерывистое  дыхание - ну как ему стукнет в голову ни с того ни с
сего наброситься на меня?
     - И что же, этого достаточно, чтобы они состарились?
     - Ишь, какой  нетерпеливый! Не  спешите, юноша, всему свое  время! Наши
узницы не общаются ни между собой -  их разделяет  широкий слой земли,  ни с
кем-либо из нас.  Если нам случается входить в камеры, мы закрываем лица. Ни
одна не знает, почему она здесь, где находится тюрьма, в чем ее вина и долог
ли  срок  наказания. Мы окружаем их  стеной  безмолвия,  и эффект  это  дает
потрясающий: ведь  поговорить хотя бы  с тюремщиком - все-таки какое-никакое
общение. Здесь же им  остается лишь  бесконечный монолог в  пустоту. За  все
месяцы,  проведенные  у нас,  они не видят ни одного  человеческого лица, не
слышат ни единого слова. Они  лишены прогулок, света, пищи для ума, звуков -
и зеркала. Единственное, что у них есть,  -  часы на потолке камеры,  но это
часы с разлаженным механизмом: стрелки мчатся во  весь опор, минуты проходят
как секунды, часы как минуты, а сутки как  часы. Этот  бег  стрелок,  как на
секундомере,  отсчитывающем сотые  доли  секунды на  спортивных состязаниях,
олицетворяет  их стремительный  распад. И ничто не должно отвлекать узниц от
быстротекущего времени, которое делает свое дело. Время уничтожает их  - вот
для  чего они  отбывают  наказание в этом  горном мавзолее, где  мы  хороним
красоту, словно радиоактивные отходы под водами океана.
     - И как, действует?
     Я ляпнул очередной дурацкий вопрос. Любопытство пересилило страх.
     -  Поверьте,  как  нельзя  более   эффективно.  Изоляция,   оторопь  от
внезапного  заключения,  контраст с весельем  и утехами  прежней жизни - все
работает на разрушение. Совсем  недавно  они строили планы, готовились кто к
каникулам, кто к учебе, кто к помолвке. И вот они в наших катакомбах, откуда
ни одна не выйдет  прежней. Красота - лишь миг  в  вечности, рано или поздно
время все равно разрушит ее. Мы лишь ускоряем процесс.  Знаете, люди иногда,
пережив утрату или удар,  седеют за одну ночь. Нечто подобное происходит и с
нашими протеже: пройдя курс небытия, они выходят постаревшими  на двадцать -
тридцать  лет.  Никаких  ультрафиолетовых  лучей,  никакой  химии  -  вполне
достаточно  одиночного  заключения. Старость  падает на них  хищной  птицей.
Заснув   молодыми,   они   просыпаются  шестидесятилетними.   Когда   потери
становятся, на наш взгляд, необратимыми  - обычно на  это уходит от полутора
до двух лет, -  мы выпускаем их  на волю, очень  далеко отсюда, в  безлюдной
местности, ночью  и с  завязанными глазами. Они ничего не понимали, когда их
бросили  в тюрьму, и не  больше понимают, оказавшись на свободе.  На  свежем
воздухе  от  них  попахивает  плесенью,  затхлостью  богадельни,   прокисшим
временем.  А  в карман  мы  им суем маленькое зеркальце. И  вот наша  Венера
глядит  на  себя  и  видит  отражение  Мафусаила.  Этот  последний  удар  их
доканывает: они не узнают себя.  И обретенная  свобода им не в радость,  ибо
свою темницу они обречены носить в себе - темницу уродливой старости.
     Стейнер  включил  свет.  Лицо  его  было  пурпурным,  почти  малиновым;
скользнув  по мне  тревожным  взглядом,  он одним прыжком  пересек кабинет и
уселся за  компьютер. Пальцы его  забегали по  клавиатуре на  диво проворно,
клавиши зацокали приглушенным галопом.
     - Мне кажется, скепсиса в вас поубавилось, Бенжамен, я не ошибся?
     Я счел за благо промолчать. Теперь, когда горел свет, я хоть мог видеть
его.
     - Я, знаете ли, немножко медиум,  работаю на интуиции. Как в невзрачной
мордашке девочки-подростка я провижу дивные черты, так и в безупречном овале
девичьего  лица угадываю червоточинки,  будущие изъяны, которые  нарушат его
гармонию. Да,  красота  возводит человеческое существо в  ранг  произведения
искусства,  но  один  штрих  может  превратить  принцессу  в  Золушку.  Вот,
смотрите.
     На экране  в фас и в профиль, как фотография в уголовном деле, возникло
лицо Элен. По застывшей  на лице моей спутницы гримаске я узнал снимок - тот
самый, что Раймон сделал "поляроидом" сегодня утром у крыльца. Цвета немного
поблекли. Стейнер поместил мою Элен в свой банк данных!
     - Снимок неважный,  ваша подруга была  не в лучшей  форме, но все равно
она очень хороша.
     Он взял лист бумаги и мягкий карандаш, провел несколько штрихов.
     -  А теперь, глядя на  это  моментальное фото,  я набросаю вам  портрет
будущей Элен  - какой  я представляю  ее лет через тридцать. У нее  старость
затронет в первую очередь рот и щеки. Левый край  губ сместится к уху, и лет
в пятьдесят  вот здесь образуется  ямка. Губы потрескаются, утратят нынешний
округлый контур, подожмутся, а подбородок, наоборот, выдвинется вперед.
     Он поглядывал то на экран, то на бумагу, время от времени стирая что-то
ластиком на конце карандаша.
     - Заметьте,  в человеческом теле  сдает  не все  сразу.  Первой стареет
кожа,  теряя  упругость.  У  Элен  она  сморщится,  пойдет  складками.  Щеки
ввалятся, отчетливее проступят скулы, и лицо  сузится. Гармонии черт  как не
бывало - нос сразу покажется длинным, глаза  запавшими. Взгляд утратит живой
огонек. Вот, я почти закончил: сейчас подчеркну складки, заострю  черты, тон
кожи потемнее, седина... Ну, что скажете?
     Передо  мной  было  женское лицо,  почти точная  копия  матери  Элен на
фотографиях,  сделанных  незадолго  до  ее  смерти,  -  ей  тогда  было  под
шестьдесят.
     - Испугались, а? Бьюсь об заклад, что это вылитая ее мамаша! Когда наши
гостьи  возвращаются  домой,  матери  шарахаются  от них  в ужасе.  Им будто
являются их собственные двойники. Причем дочки, превратившись в седые мумии,
говорят  прежними  девичьими голосами.  Этот  контраст  делает  их  особенно
отталкивающими. Даже если  они обращаются  к  властям, никто не принимает их
всерьез. Результат - психиатрическая клиника,  или же близкие прячут их, как
постыдную семейную  тайну;  так после нашей  тюрьмы они снова  оказываются в
заключении.
     Я был ошарашен. И все  же  один вопрос  вертелся  у меня  на языке: мне
хотелось  - если  бы  я  решился  -  попросить  Стейнера  таким  же  манером
нарисовать  меня, каким  я буду  через двадцать лет. Наверно, он уловил  мое
замешательство, потому что глаза его весело блеснули.
     -  Я вижу, вас зацепило, Бенжамен. Вы  считаете меня чудовищем, но тема
вам интересна, не отрицайте.
     В каком-то  лихорадочном возбуждении он  вскочил,  взял с полки толстый
альбом в пластиковом футляре, положил на стол.
     -  Да сознают  ли они, все эти девицы, как мы их осчастливили? Сбросить
кабалу  имиджа,  диктат моды,  не краситься,  не  следить за  весом, не быть
игрушками для мужчин... Хотели  же они,  чтобы их любили ради них самих? Вот
им и шанс!
     Он придвинул табурет поближе к моему креслу и открыл альбом.
     -  Когда у нас появляется новенькая,  я рисую  ее будущее лицо, а потом
сравниваю оригинал с моим наброском. Здесь все наши прелестницы за последние
пять  лет с  указанием  роста,  возраста  и  антропометрических  данных.  На
странице  слева  -  исходный  материал,  в  центре -  мой рисунок,  а справа
фотография, сделанная два года спустя, Можете убедиться, я редко ошибаюсь.
     Стейнер ничего не таил, напротив, он был горд собой, чуть ли не похвалы
ждал: вот, мол, я каков. Собрание его трофеев с виду походило на порто-фолио
манекенщиц,   но  зрелище  это  было  жуткое.  Наклеенные   на  картон  лица
рассказывали  скорбную повесть;  я видел разрушение, будто ускоренным темпом
прокручивалась лента в кино: все они состарились, не успев  созреть, на всех
застыло одно и то же выражение растерянности и  ужаса, да еще эта мертвенная
бледность  -  так  бледны могут быть только люди, которые года два не видели
солнечного  света. Это были  не  благородные  старческие черты,  вылепленные
самой жизнью, а враз осевшие, сморщившиеся, как  проколотый воздушный шарик,
лица. Кожа не успела  ни  поблекнуть, ни покраснеть, ни  растрескаться,  как
должно. Вот снимок, рядом второй - какой недуг их  всех поразил? Беспощадная
язва разъела белоснежный мрамор этих лиц, раздробила на осколки, превратив в
мозаику  дивные статуи.  Стейнер не  скупился на  комментарии, переворачивая
страницы и демонстрируя  мне череду живых покойниц, двадцатилетних  бабушек,
чья единственная вина была в том,  что они родились красивыми.  Была  там, в
конце, и Рэчел,  последняя на сегодняшний  день, - такая  прелестная, совсем
юная, она вся будто светилась изнутри. Круглое  личико  и  удивленно-голубые
глаза лучились простодушным  счастьем и добротой. Из прошедших через этот ад
американка пострадала больше всех, она  стала совершенно неузнаваемой.  Я не
выдержал и охнул:
     - Но почему, почему...
     - Что  -  почему!  Идиот! - Стейнер вдруг грохнул  кулаком по  столу. -
Битый час я вам толкую, сколько можно? Я подвергаюсь недопустимой  агрессии,
я вынужден защищаться, вот почему.
     В следующее  мгновение  он как с  цепи сорвался, озверел, да и  только:
зарычал, засучил ногами, лицо пошло лиловыми пятнами.
     -   Серная  кислота,  Бенжамен,  серная   кислота  -   вот   чего   они
заслуживаютБудь  моя воля,  я приказал бы  обливать их кислотой  в колыбели.
Всех!
     Его  трясло, он задыхался,  захлебывался и впрямь тонул  в  собственном
чудовищном бреду.  Я съежился, внутри все оборвалось. Похоже, на сей раз  он
сорвался  по-настоящему,  это конец, он убьет  меня,  выместит  на мне  свою
злобу. Терять мне было нечего, я пошел ва-банк.
     - Все ваши картинки - фальшивка, фокусы для дураков.
     Стейнер передернулся так,  будто его иглой  укололи.  Лицо  исказилось,
рука  рванула  ворот,  потянулась  к  горлу.  Краска  залила  шею,  затылок,
расползлась широкими  пятнами у  корней волос. Я было  подумал, все, приступ
какой-нибудь или инфаркт. Он тяжело выдохнул. Медленно, с усилием повернулся
вокруг своей оси. Его безумный взгляд сдавил  меня как тисками, я похолодел.
А он вдруг рявкнул:
     -  Убирайтесь  вон,  размазня  несчастная!   Забирайте   вашу  кралю  и
исчезните, живо, чтобы я вас обоих больше не видел! Вон!
     Он  почти визжал. Я ушам своим не поверил - он гонит меня? Я стряхнул с
себя  жуткое  наваждение  и осторожно поднялся,  все  еще подозревая подвох.
Стейнер так и остался сидеть на табурете, свирепо нахмурясь и сжав кулаки. Я
шагнул к двери, приоткрыл ее.  У него на лице вдруг будто оползень случился:
глаза  скатились к самому  рту, рот обвис до подбородка,  а тот обвалился на
шею.  Со своей буйной, но блеклой шевелюрой  он походил на старую актрису  в
гриме, которой вытряхнули на голову ведро водорослей. Я тихонько пятился, не
рискуя повернуться к нему спиной.
     Переступив порог кабинета, я  побежал.  Я мчался  со всех ног назад  по
узкому проходу, споткнулся обо что-то, чуть не растянулся. Странно все-таки,
что  Стейнер выгнал меня,  - ведь после  всего, что он мне  наговорил, я для
него опасный  свидетель. Я выбрался  в подвал, пронесся через котельную, где
по-прежнему урчал бойлер, точно объевшийся дракон. Мои тяжелые ботинки гулко
стучали по бетонному полу. По  лестнице, ведущей в кухню,  я взбежал, прыгая
через две ступеньки. Но Стейнер и  не думал преследовать меня, видно, совсем
скис, да  и  вообще хотел только попугать.  Значит, у  нас есть шанс. Скорей
наверх, заберу Элен, и уносим ноги, быстро! С этой историей потом как-нибудь
разберемся. Я  толкнул дверь  в  кухню, но  что-то мешало. Я  нажал сильнее,
дверь  поддалась  с адским грохотом,  и я с  размаху влетел в груду жести  и
стали.  Кастрюли,  ложки,  вилки  -  кто-то  нарочно  нагромоздил  их  здесь
пирамидой - рассыпались и раскатились по полу, отозвавшись тысячей визгливых
и  пронзительных нот. Еще не  совсем опомнившись, я поднял голову.  У  плиты
стояла  истуканом и смотрела на меня сверху  вниз  Франческа  Спаццо-Стейнер
собственной персоной.






     Выглядела  она не лучшим образом. Я в очередной раз отметил, как сурово
обошлось  время  с  ее лицом. Желтоватые пятна - наверно, когда-то  они были
веснушками - обрамляли блестящий,  будто маслом намазанный  нос. Под глазами
мешки,  как  натеки на  оплывшей свече. На правой скуле  красовался  синяк с
хорошую  монету.  Тогда я еще не  знал,  что это  Элен  с  ней  дралась.  Но
достаточно мне было взглянуть на нее, несокрушимую скалу, дышавшую злобой, и
я понял: нам конец.
     - Он рассказал вам все, не так ли? - ворчливо произнесла она.
     Тяжелый узел волос сполз, рассыпаясь, на затылок.
     - Тем хуже для вас, Бенжамен!
     - Как это - тем хуже? Ваш муж хочет, чтобы я покинул этот дом...
     - Стейнер сам не знает, что говорит. Идемте!
     Она  схватила  меня  за  локоть  и  потащила  прочь  из  кухни. Сильная
оказалась баба, зажала руку как клещами. Я мельком увидел прихожую, зловещие
часы-саркофаг, чучела  зверей. Вот  сейчас бы  одним  прыжком - к двери!  Но
раздавшийся откуда-то сверху крик остановил  меня: Элен  звала на  помощь. Я
отчаянно рванулся.
     -  Пустите  меня! Что  вы  с ней  сделали?  Франческа  втолкнула меня в
маленькую гостиную - в этой комнате мы отогревались в первый вечер.
     Там,  оседлав  подлокотник дивана,  ждал  нас Раймон, в  красной лыжной
шапочке  с  помпоном похожий на гнома, только  недоброго.  Его придурковатая
физиономия так и сияла. Я похолодел - только его мне сейчас не хватало. Было
в этом недомерке что-то от злого мальчишки, знаете, для таких одна радость -
над  кем-нибудь поизмываться.  Весь дом  вдруг стал  враждебной территорией,
меня окружали недруги. Оставалась последняя надежда - Стейнер, только он мог
приказать  этим  двоим  отпустить  нас,  но его не было. Франческа  и Раймон
встали  передо мной, заслонив камин. Карлик глупо хихикал,  наслаждаясь моим
испугом, а эта мегера источала яд, точно огромная оса.
     - Бенжамен, - проговорила она наконец, и голос ее резанул меня, как нож
гильотины, - теперь мы не можем дать вам уйти. Вы слишком много знаете.
     - Надеюсь, это шутка...
     Они  удалились  с  неподобающей  случаю   торжественностью,  не  забыв,
разумеется,  запереть  за  собой дверь. Я машинально налил себе  стаканчик и
сел, обхватив голову руками. Мне необходимо было успокоиться. Главное сейчас
- добраться до Элен, вдвоем мы будем сильнее. Но едва у меня начал созревать
план, как  мои  судьи вернулись вместе  со Стейнером. Глупо, но  присутствие
хозяина меня как-то обнадежило.
     - Месье  Стейнер,  скажите им,  пусть нас отпустят. Вы же сами  велели,
чтобы я убирался.
     Он замялся, опустил глаза. Жирные волосы липли ко лбу.
     - Мой муж просит извинить его, Бенжамен: он сказал, не подумав.
     А Франческа-то  была у них  не только  идеологом,  но и  верховным, так
сказать, комиссаром. Те  двое  пели  с  ее  голоса,  по  струнке  ходили,  а
распоряжалась  она.  Я  с ужасом  таращил  глаза  на  дьявольскую  троицу  -
мать-командиршу, карлика-лакея и убеленного сединами подкаблучника. Увы, они
мне  не  снились.   А  тот,  кого  я  сперва  принял  за  буйно-помешанного,
единственный оказался мало-мальски  человеком. Повисло  тягостное  молчание.
Философиня чесала ногу пониже колена, как будто размышляла этим местом.
     - За ваш поступок, Бенжамен, мы могли бы вас наказать.  Но мы, пожалуй,
дадим  вам  шанс. Вы  в курсе,  Жером сказал  вам, что  на  этой  неделе  мы
выписываем  нашу  последнюю  пациентку.  "Сухоцвет"  свободен.  Вот  что  мы
предлагаем: Элен останется у нас, она вполне нам  подходит. Вы же  поедете с
Раймоном  в  Париж  и привезете  в  обмен на  нее  трех  девушек. Мы  вправе
требовать от вас компенсации. Когда они будут здесь, вам вернут Элен.
     Меня  точно обухом по голове ударили,  я  слушал и никак не мог понять,
что она такое говорит. Тут подошел Жером и опять прижал меня к груди.
     - Мне так жаль. Будь  это в  моей власти, вы бы  сейчас  ушли. Я умолял
Франческу пощадить Элен. Но она и слушать ничего не желает.
     Он шумно дышал,  стук его сердца отдавался у меня в висках. Руки у него
были такие длинные, что  могли бы обхватить  меня несколько раз. Стиснутый в
этих  лапищах, я уткнулся лицом в его рубашку, и плохо пришитая пуговица все
время  лезла в нос.  Со  стороны эту сцену, наверно,  можно  было принять за
встречу друзей.  Его жалость  была  какая-то липкая, мне стало  противно.  А
Франческа была настороже.
     - Довольно, Жером, прекрати ребячиться!
     Он вздрогнул, сморщился, будто это  не окрик был, а плевок. Я же,  пока
он  разжимал  объятия, прикидывал  свои шансы на  побег. Сейчас или никогда.
Дверь  открыта, в  несколько  прыжков  я  пересеку гостиную, потом прихожую,
пулей  наверх и запрусь в спальне с  Элен.  А  там  видно  будет.  Я  рывком
высвободился из рук хозяина и чесанул к центральной комнате, толкнув на бегу
Франческу  - та  тяжело завалилась на бок,  как рухнувшая  башня. Но надолго
меня не хватило, ноги стали ватными, отказывались повиноваться.
     Раймон  -  и быстро же бегал этот  карлик! - в  два счета настиг меня и
свалил захватом под колени. Я стукнулся головой об пол,  в глазах потемнело.
Я отбивался, колотил его по голове, лягался, но все без толку. Куда мне было
с ним  справиться,  слабак  я.  Он уселся  на  меня верхом  -  мерзкая  рожа
оказалась прямо над моей  головой  - и невозмутимо влепил  мне пощечину. Как
сейчас  вижу  его занесенную руку - не для того, чтобы убить или вырубить, а
просто чтобы проучить нашкодившего мальчишку. Я уткнулся головой в ковер. Он
силой  поднял  меня  и, железной  хваткой  сжав  локоть,  поволок обратно  в
маленькую гостиную. Франческа, вне себя - я и вправду сбил ее с ног,  - чуть
не  набросилась  на меня с  кулаками.  Стейнер,  еще весь  красный -  видно,
переживал, что его осадили при мне, - что-то бормотал, успокаивая ее.
     - Итак, ваш ответ?
     Она это  не  сказала  -  пролаяла. Я,  дурак, все еще  думал,  что  это
скверная шутка, и, разозлившись - отшлепали ведь, как пацана, - тоже заорал:
     - В гробу я видал вас всех, слышите, в гробу!
     Мне сразу несказанно полегчало: выпустил пар.
     В то же  мгновение  Раймон дал мне такого  тычка локтем в  бок,  что  я
согнулся, ловя ртом воздух, а он выхватил из кармана мешок и набросил мне на
голову. Проделал он все это спокойно, без суеты и лишних движений, в общем -
профессионально. Он  тут был на  все  руки: сторожевой  пес, лакей, повар...
Покорный раб, готовый по знаку хозяев выступить в  любом амплуа. Одной рукой
он  держал меня  за шиворот, другой заламывал мне руку за  спину. От  боли я
даже сопротивляться не мог.
     - Куда вы меня ведете? Месье Стейнер, помогите же, ради Бога!
     Карлик подгонял  меня  пинками,  я  задыхался под  жесткой  мешковиной,
кричал, брыкался. Открывались и закрывались какие-то двери, потом под ногами
оказались  ступеньки. Моя  решимость таяла с каждым шагом: я понял, что меня
ведут в  подвал.  Мой  конвоир  держал  меня  крепко,  но  агрессивности  не
проявлял. Мы миновали котельную - я услышал гул и урчание бойлера.
     Потом было еще столько дверей, которые Раймон отпирал и  запирал, гремя
тяжелыми   ключами,  столько  пропитанных   сыростью  коридоров,  поворотов,
туннелей, где приходилось идти, пригнувшись, что я совсем запутался. Неужели
под  этим  домом скрываются  такие огромные катакомбы? Мне стало жутко: ведь
здесь чахли в заточении красавицы, оглашали эти своды  криками и  рыданьями.
Мы шли  по очередному  коридору, круто  уходившему  вниз; мои зубы  выбивали
дробь. Наконец Раймон заставил  меня опуститься на четвереньки  и втолкнул в
крошечную, сырую,  затхлую каморку. Он снял  с  меня мешок и, не  сказав  ни
слова, запер дверь на ключ.
     Первое, что я увидел, -  большие  круглые часы на потолке, единственный
источник слабого  света  в этом карцере.  Механизм был явно неисправен:  там
что-то жужжало, как жужжат осы и мухи на последнем издыхании, вертясь кверху
брюхом   и   бессильно  перебирая  лапками.   Выпуклое   стекло   напоминало
уставившийся  на  меня огромный  глаз,  -  наверно, туда же,  в  часы,  была
вмонтирована  камера слежения.  Я  был один на  один  с непрестанным  мерным
скрежетом,  я сбился  с  дыхания,  торопливо глотая  застоявшийся  зловонный
воздух, не мог толком выдохнуть, сердце зачастило. Я присел на тощий  тюфяк,
торчавшие  из него  соломинки искололи мне все ляжки.  В  углу  я  разглядел
маленький душ и самый примитивный туалет.  Смотреть на часы не решался: чего
доброго,  постарею в  одночасье.  Я стал звать  на помощь  и даже  не слышал
собственного голоса, в этих совершенно непроницаемых стенах он тонул, как  в
колодце. Время от времени  тонкий дребезжащий звук будто рассекал воздух. По
моему  лицу  струился  пот,  хотя  температура  здесь  была  минусовая.  Это
подземелье представляло собой каменный мешок, что-то вроде воздушного пузыря
в толще гор.
     Мало-помалу   мною  овладевала  паника.  Рассудок  накрыло   волной,  я
барахтался  и  тонул,  теряя  всякую способность  мыслить  здраво  и  вообще
соображать.  Вдруг  схватило живот.  Я едва успел  спустить штаны и - не  до
стыда уж  было  -  опорожнил  взбунтовавшийся кишечник  прямо  на пол. Потом
отполз  в  противоположный угол  карцера,  чтобы  по  возможности  не нюхать
собственную  вонь.  Я злился на  себя - лучше  бы принял их условия, - а еще
пуще злился на  Элен. В конце  концов, все  случилось из-за нее: нечего было
заигрывать со  стариком, понятно, что его благоверная приревновала. Я  лежал
без сил, грязный, мерзкий, зажимал уши, чтобы не слышать, как бегут стрелки,
пытался  спрятаться  от сорвавшегося  с  цепи  времени,  чувствуя,  как  оно
пожирает  меня изнутри  и превращает до срока в  дряхлую  развалину.  Я  был
сломлен.  Сдался сразу, понятий чести, совести, достоинства для меня  больше
не существовало. Все, что угодно, лишь бы не гнить в этой дыре.
     Прошло, наверно,  много  времени,  и  вот  наконец лязгнул, открываясь,
замок.  Луч  фонарика  скользнул по  стене  к полу,  кто-то  шмыгнул  носом,
принюхиваясь. Я узнал  его сразу и  прямо  на четвереньках  кинулся к своему
спасителю.
     - Месье Стейнер, выпустите меня отсюда, пожалуйста! Я на все согласен.
     Я стоял перед ним на коленях, и от меня нестерпимо воняло.
     - Мне так неудобно... - пробормотал я, кивнув на свои штаны.
     Стейнер,  стоя  на  пороге, пошарил  лучом  фонарика  по  стенам, затем
осветил часы.
     - Всякий раз,  когда я спускаюсь сюда, у меня такое же чувство,  как  в
детстве, - будто меня хоронят заживо. Я понимаю, как тебе страшно.
     От его неожиданного "ты" и сочувственного тона я чуть не прослезился.
     -  Они перегнули палку, не стоило тебя так сурово  наказывать. Но ты уж
не обессудь,  их  тоже можно  понять.  Франческа  и так вся на нервах: ей от
твоей Элен  крепко досталось, это,  скажу я тебе, та еще штучка. Да еще наша
старая  распря  опять на днях  всплыла: почему-де  в "Сухоцвете"  не  бывает
мальчиков-красавчиков.  Франческа  злится, говорит,  это  дискриминация.  Но
юноши-то посильнее девушек, их  и похищать не так легко, и охранять труднее.
С этим надо будет что-то делать... Ну, и ты еще вывел ее из себя,  надо же -
с ног сшиб.
     - Я... я не хотел.
     -  Ладно,  замяли. Вот  тебе наш план: ты сейчас же уедешь с  Раймоном.
Будешь делать в точности все, что он скажет. Запомни: привезешь трех девушек
- получишь Элен.
     -  Трех девушек? Да, но...  но  почему трех? У него  вырвался  короткий
грудной смешок.
     -  Потому  что  твоя  Элен  стоит   трех,  и  вообще  наше  решение  не
обсуждается. Все, пошли.
     Обратный  путь  оказался  значительно  короче (подозреваю,  что  Раймон
нарочно  водил  меня кругами  по  одним и  тем же коридорам,  чтобы  сильнее
напугать).  Стейнер  был  настолько  деликатен,  что   даже  не  упомянул  о
случившейся со  мной неприятности.  В туалетной комнате у лестницы я  принял
душ. Хозяин дал мне чистую одежду, сам принес все из моего чемодана. Он, так
сказать, взял  меня под  крыло.  Под  горячими струями  я успокоился,  озноб
прошел. Но самое тяжкое испытание было еще впереди: сказать все Элен. Раймон
поднялся со мной наверх, повернул ключ в замке, впустил меня и запер за мной
дверь. Мне дали десять минут, чтобы попрощаться.
     Сердце у  меня  так  и  упало,  едва я переступил порог.  Зрелище  было
кошмарное: по комнате  будто смерч  пронесся, простыни  и одеяла сброшены  с
кровати,  стол и  стулья опрокинуты, отопительная  труба  помята,  все  наши
туалетные  принадлежности раскиданы  по полу.  Два  стекла  в  окне разбиты,
остальные в трещинах. Над всем этим погромом стоял  тошнотворно густой запах
духов. По ковру блестками были рассыпаны  осколки. Элен  сидела съежившись в
углу и всхлипывала.  На подбородке у  нее запеклась кровь. Лицо заострилось,
побелело и сморщилось, как подсыхающая  простыня. Она  вскочила и  бросилась
мне на шею.
     - Бенжамен, любимый, бедный мой, они хоть ничего тебе не сделали?
     Знакомый мне  нервный тик  опять подергивал ее лицо,  и  с него  словно
осыпалась   вечно   озадачивавшая  меня  юность.  Губы   оттопырились,   рот
перекосился. Жуткое дело: я уже видел не ее, такую, как есть, а тот портрет,
что набросал Стейнер. Вымышленное  лицо съело  реальное. У  всех у  нас так:
последнее  обличье  заслоняет  все  прежние. Я рассказал ей  обо  всем,  что
произошло после обеда, и о тайне "Сухоцвета", ничего не скрыл и даже сгустил
краски. Она все повторяла: не может быть, это  немыслимо. Наконец я дошел до
сделки, выложил условия и, набравшись духу, признался, что дал согласие. Она
сперва подумала, что я блефовал.
     -  Ты  правильно  сделал,  милый,  хоть  время  выиграл,  нелегко  тебе
пришлось, бедненький! Но ты ведь останешься со мной, правда?
     Вот так вопрос после всех ужасов,  которые  я ей тут расписывал, - меня
это  просто доконало. Я покачал головой:  выбора  нет, если я  не подчинюсь,
пиши пропало. Стейнер дал мне слово, все будет в порядке. Тут Элен отпрянула
от меня, и ее как прорвало:
     - Они врут, Бенжамен, врут!  А ты  знаешь, что  им известно о нас все -
где я живу, где учусь?  Попались мы с тобой, как мухи в паутину, из-за этого
снега. Случай преподнес им на блюдечке то, что всегда  приходилось искать за
сотни километров. Знаешь, что, еще когда ты в первый раз постучался  в дом и
сообщил им номер нашей машины, они сразу же навели о нас справки? Телефонная
линия  действительно  была  повреждена, но у  них есть  мобильник  в  полном
порядке.
     Она выкладывала подробности, доказывала, голос ее срывался на визг.
     - А ты не  хочешь спросить, почему здесь  такой  разгром и откуда я все
это знаю?
     Моему эгоизму она всегда дивилась.
     - Не успел  ты  выйти, я  только  прилегла отдохнуть  - вдруг  является
Франческа.  Да  с  таким  видом  -  ну  просто  карающий   меч.  И  начинает
бесцеремонно меня щупать, будто лошадь на ярмарке, волосы потрогала, даже  в
рот заглянула. Я ее  отпихиваю, а она  как пошла меня  честить - и шлюхой, и
дешевкой,  и подстилкой.  Мало  того, еще  и драться вздумала.  Злоба у  нее
сочилась  из всех пор. Я отбивалась, кидалась  в нее  чем ни попадя. Видел у
нее фонарь под глазом - это я ей мишленовским путеводителем засветила, я его
листала, искала,  где  бы нам сегодня поужинать. На сантиметр бы выше, и я б
ее без глаза оставила. Она вроде отступила и вдруг  опять как набросится - и
нокаутировала меня.  Потом  заперла  здесь, а перед  этим все мне  выложила.
"Твоя песенка  спета,  потаскушка смазливая, -  сказала, -  не  видать  тебе
больше Парижа".
     Элен молотила кулачком меня в грудь, подкрепляя свои слова,  левая щека
ее кривилась, лицо подрагивало от напряжения.
     - Подожди, это еще не все.  Стейнер, похоже,  и вправду хотел, чтобы мы
уехали, еще в первый вечер. Он на меня запал. Но карлик не дремал,  позвонил
хозяйке, та мигом примчалась из Лиона, и они вдвоем заставили старикана  нас
задержать. Вот  почему он был такой злой с утра. А сегодня они все разыграли
как  по  нотам:  специально  заманили  тебя  в  подвал,  чтобы  ты  оказался
виноватым. И уезжать никуда не думали; Раймон высадил Франческу со Стейнером
за откосом,  и они вернулись в дом через потайную дверь. А он поехал дальше,
за нашей машиной в гараж. Стейнер пошел в подвал, ждать  тебя, а Франческа -
прямо  ко  мне.  Они  специально  оставили  кое-какие мелочи в  гостиной,  в
спальнях,  в кухне, как вехи, чтобы ты  пришел куда надо. Но если  б ты даже
остался со мной, они все равно нашли бы к чему придраться.
     Итак, мы с Элен  знали каждый свою  часть правды;  то, что она сказала,
ошеломило меня.
     - Бенжамен, как ты не понимаешь, мы их пленники! Нельзя им доверять.
     От упрямства Элен впору  было свихнуться. Она стояла  передо мной живым
укором. Ладно, пусть меня обвели  вокруг  пальца, заморочили, но что это, по
сути,  меняло? Наши стражи сильнее, значит, надо покориться. Бороться с ними
равносильно самоубийству. Я  уже довольно натерпелся  в "Сухоцвете", с  меня
хватит. Как  автомат, я твердил Элен, что  сделка  честная, что  я  вовсе не
бросаю ее. Клялся, что вернусь, как только выполню договор. Обнял  было  ее,
но  она  меня  оттолкнула,  назвала олухом, рохлей.  Нервы у нее сдали, лицо
морщилось,  гримасничало,  глаза  стали  сумасшедшие. Она не знала, как меня
убедить.  Бледная была, как  на смертном  одре. Разрыдалась, сползла на пол,
обхватила мои ноги.
     - Не оставляй меня, Бенжамен, умоляю, не уезжай! - всхлипывала она.
     Тут вошел Раймон - отведенные нам десять минут истекли - и бесцеремонно
растащил нас,  отцепив руки  Элен  от моих ног, как канаты от корабля.  Элен
засмеялась; ситуация и впрямь была бы комичной, не будь она такой жуткой. Ее
отчаяние вдруг выплеснулось в припадке ярости: она набросилась  на слугу как
фурия, я ее никогда такой не видел. В первый раз он легко оттолкнул  ее. Она
схватила отломанную ножку  стула  и ринулась на него снова. Одной  рукой  он
тащил меня к двери, другой отражал ее натиск. Элен осыпала его бранью, кляла
последними словами  и  все  пыталась попасть по  голове - она  была выше его
ростом.  Молниеносным  хуком,  держа  меня  при  этом  по-прежнему  железной
хваткой, он отшвырнул ее  в  дальний угол. Вот какой я видел мою любовницу в
последний  раз: сломанная  кукла на  полу с вытаращенными  глазами,  полными
ужаса.  Вне себя я лягнул Раймона, заорал: "Элен, я люблю тебя, я  вернусь!"
Проклятый недомерок выволок  меня  в коридор, запер дверь на ключ, обернулся
ко  мне  и, заслоняя лицо -  я все еще  пытался  ударить его, - ловко свалил
подножкой и профессиональным захватом прижал к полу.
     - Ты еще драться вздумал? Мало тебе?
     Я видел мерзкую рожу совсем  близко,  его дыхание обдавало меня запахом
мятной свежести. Карлик справился со мной одной левой и даже не выплюнул при
этом жевательную резинку! Тем временем Элен,  уже  придя в себя,  колотила в
дверь и вопила:
     - Я низенькая, нескладная,  некрасивая, и еще у меня  целлюлит, шпоры и
прыщи! Я вам не подхожу! Отпустите меня!
     Подоспевшая Франческа чуть ли не бегом потащила меня вниз по  лестнице.
Синяк на ее щеке расплылся до самого глаза, и от него лучами расходились еще
сильнее безобразившие ее красные прожилки.  Она  вытолкнула меня на крыльцо.
Было темно,  сыпал  мелкий  снежок.  От  колючего  холода  в  голове немного
прояснилось -  я еще плохо  соображал  после  потасовки.  Сад в свете фонаря
казался  серебряным.  У  стены  я увидел  нашу  машину,  уже довольно  густо
припорошенную снегом.  Легковушка Стейнеров  стояла  у крыльца с  включенным
мотором и  зажженными фарами. Прислонясь к капоту и  скрестив на груди руки,
меня поджидал "сам" - в длинном кожаном пальто, волосы спрятаны под поднятый
воротник.  После царившего  в доме бедлама  странно  было  видеть  его таким
безмятежно спокойным.
     - Простите, Бенжамен, за  всю эту  нервотрепку. Не бойтесь за Элен.  Мы
обещаем  беречь  ее, как родную дочь.  Вы будете регулярно получать  от  нее
весточки.
     Я ощутил  разочарование:  широкоплечий  покровитель опять  говорил  мне
"вы".  Меня  низвели  в  ранг  простого  знакомого.  Он  снова  держался   с
отчужденностью   уединившегося  в  горной  келье  францисканца.  Но  от  его
рукопожатия  мне  стало теплее.  Так  мы и  стояли  вдвоем,  рука  в руке, в
зачарованном кругу возле этого  зловещего дома,  терзаясь  одной  и  той  же
мукой.  Наше прощание было прервано  грохотом и звоном разбитого стекла. Это
Элен наверху принялась крушить все подряд.
     - Я поднимусь, - прошипела Франческа.
     - Только без рукоприкладства, - предупредил ее Стейнер.
     Он сказал именно то, что  хотел  сказать  я. Раймон в теплом  полушубке
сидел  за  рулем.  Чемоданы уже лежали в  багажнике. Стейнер усадил  меня на
переднее  сиденье,  пристегнул  ремень  безопасности,  сунул  мне  в  карман
какую-то бумажку и потрепал по щеке.
     - Мужайтесь,  мой  мальчик. Нам еще представится  случай получше узнать
друг друга.
     Все произошло так быстро, что я никак не мог собраться с  мыслями.  Вот
уже несколько минут один вопрос пробивался в моем мозгу сквозь предотъездную
сумятицу. Сформулировал я его, лишь когда мы тронулись:
     - А где гарантия, что вы ее отпустите?
     Но машина  уже  катила,  шурша шинами и  оставляя в снегу две  глубокие
борозды. Ответа  я не  услышал, только  увидел  через заднее  стекло Жерома,
энергично махавшего мне рукой. Франческа же мне и "до свидания" не сказала.
     И  все,  что было так трудно нынче утром, вдруг стало  легко  и просто:
дороги  были  проезжими,  деревни  обитаемыми,  навстречу попадались  другие
машины,   снегоочиститель,  грузовик,  посыпавший   шоссе  солью.  Когда  мы
проезжали  через какой-то городок,  я при свете фонарей взглянул на бумажку,
которую дал мне  Стейнер,  - это был тот самый рисунок,  Элен постаревшая на
сорок  лет. Я расплакался, шепча: "Прости,  Элен, прости". Раймон  улыбнулся
мне  широкой  улыбкой слабоумного -  этот оскал стоял у меня  перед глазами,
даже когда  я  зажмуривался.  Его  лицо глянцево  блестело,  точно китайская
миниатюра. Я  зарыдал  пуще, в голос, хлюпая носом. Он выхватил из  бардачка
шоферскую фуражку и нахлобучил ее на голову:
     - К вашим услугам, месье!


     Бенжамен  Толон  умолк, как  будто у  него кончился завод.  В последние
минуты его голос превратился в еле  слышный шелест. Я вытянула ноги.  У меня
все затекло, по телу бегали мурашки.
     - А дальше? - прошептала я.
     Он  показал  пальцем на  небо.  Оно порозовело.  До  рассвета  осталось
чуть-чуть. Уже встряхивались в ветвях ранние птахи.  Был слышен плеск струй:
поливальные машины, не жалея воды, мыли асфальт  на паперти. Колокола собора
Парижской Богоматери пробили пять часов, и все  их собратья на обоих берегах
откликнулись звоном. Где-то заворковал голубь.
     - Вы не хотите рассказать, что было дальше?
     Нет, он устал, ему хотелось поспать немного до прихода  врача. Маска на
нем пожелтела  от  слюны  и напоминала  бинт, наложенный на  открытую  рану.
Шерстяная  шапочка  делала его похожим на лыжника  -  откуда  только  взялся
лыжник летом, да еще в пижаме? Было в нем что-то отталкивающее.
     - Когда я увижу ваше лицо?
     Он провел пальцем по губам - так трогают шрамы.
     - Когда я доскажу свою историю до конца.
     - Когда же вы доскажете ?
     - Скоро.
     -  Учтите,  что  мое  дежурство  кончается  завтра. У  нас  с вами тоже
договор.
     Перед служебным входом в общую терапию несколько больных уже пили кофе,
болтали, покуривая на террасе.  В первых косых лучах вспыхнули шпили, коньки
крыш,  антенны.  Над  городом  зависло ожидание.  Вслед Бенжамену  удивленно
оглядывались, послышались  смешки. У меня  тревожно заныло  сердце, когда он
уходил по коридору, ссутулясь, какой-то очень маленький.
     Я вдруг почувствовала, что очень устала, и удивилась, как  это за два с
лишним  часа  ни разу не  подумала  о Фердинанде.  Пока  я  внимала рассказу
Бенжамена,  все остальное  перестало для  меня существовать. Я  пошла спать;
бесцветное небо пребывало в нерешительности - то ли озариться солнцем, то ли
набухнуть  дождем. Что-то чернело на горизонте,  это мог быть след  уходящей
ночи или  гряда  надвигающихся  туч. На моей кровати, свернувшись клубочком,
зарывшись щекой в подушку и сцепив ручки между колен, спала Аида. Одеяло она
сбила к самым ногам и замерзла до гусиной кожи. В этой позе девочка казалась
такой беззащитной! Будто снова  стала младенчиком. Я прилегла  рядом с  ней,
накрыла  нас обеих тонким одеялом. Отвела прядку волос, прилипшую к  ее лбу.
Потом тихонько повернула ее и  обняла. Ровное  дыхание приятно  щекотало мне
шею. В маленькие ушки-раковинки хотелось нашептывать чудесные сказки. От нее
дивно пахло, так пахнут только спящие дети: теплом и молоком. Ручки  и ножки
были по-мушиному  тоненькие. Между  приоткрытыми губами  проглядывал розовый
язычок,  длинные  ресницы  чуть подрагивали. Воплощение  детства, заповедной
поры до неминуемого разделения  человечества  на  мужчин и женщин.  И  не  в
пример нам, глупым взрослым, она не запрограммирована.
     Я поцеловала ее в закрытые  глаза, нежно прижала к себе. ("Что же мне с
тобой делать, сиротка ты моя?")  И молила Бога, засыпая, чтобы не  объявился
очередной  псих  или самоубийца. Час  спустя я  проснулась от стукнувшего  в
голову вопроса: а видел ли  Бенжамен своими глазами узницу "Сухоцвета"? Ведь
картинки и видео - еще не доказательство. С этой мыслью я  снова провалилась
в сон.











     Когда на другой день около  пяти я пришла в  больницу, чтобы отдежурить
последнюю ночь, меня ждал неприятный сюрприз: Бенжамен Толон ушел. Никто его
не  задерживал, он  был  в своем праве. Подписал отказ от  госпитализации  и
освободил палату. Хуже того: уходя, он снял маску и шапочку, они валялись на
стуле. Я накинулась на дежурных:
     - У вас хоть фотография его осталась ? Как он выглядит ?
     - Обыкновенно.
     - Может, есть какая-нибудь примета - родимое пятно, шрам?
     - Да нет, он ничем не отличается от нас с вами.
     - Он оставил адрес или телефон ?
     - Нет. Сказал, что у него нет определенного места жительства.
     - Как вы могли его отпустить, не предупредив меня?
     - Но это же не ваш больной!
     Я как с ума сошла: ловко  же он провел меня своим маскарадом. Сейчас же
бежать, разыскать его, исколесить весь Париж вдоль и поперек! Но ведь я даже
не знаю, какой он из  себя. Я взяла маску с шапочкой, зачем-то понюхала их и
спрятала в  карман.  Зла  была  на весь  свет.  Рассказы,  которые интересно
послушать, - не  диво, но бывают  такие,  что раскалывают надвое вашу жизнь.
История  Бенжамена была  как раз такого сорта. Посланец из мира загадочного,
он заразил  меня  своей тайной. И  вот  теперь, когда мне предстояло  узнать
развязку, он кинул меня, вроде как  оставил одну у края бездны.  Его рассказ
подействовал  на меня  успокаивающе, он отогнал  застившую  весь  свет  тень
Фердинанда. Но Бенжамен взял и испарился, бросив меня  на растерзание мыслям
о любовнике. А меня ожидала шумная и бесцеремонная толпа страждущих, которым
не терпелось излить в мои уши переполнявшие их помои.
     Пора было заняться прочисткой собственных  мозгов:  решено, я изничтожу
моего  ненаглядного,  на  атомы  его  разложу,  и  пусть порвутся  последние
ниточки, которые  еще связывают  нас. Так лисица,  попав в капкан, отгрызает
себе лапу, чтобы освободиться. Усилием воли я убью свои чувства.
     Мало  было  Фердинанду ухлестывать  за  каждой  встречной  юбкой  ~  он
вдобавок никогда  не  упускал случая унизить меня. Когда любишь человека, то
показываешь  ему свои слабости, не боясь удара  ниже пояса; Фердинанд же мои
знал наперечет  и пользовался этим безжалостно, ох, как же он  умел оставить
от  меня мокрое  место! В общем  разговоре, стоило мне открыть рот, он  меня
осаживал:  тебе  не понять,  ты  не творческая  личность. На  мои  книги  по
психиатрии  смотрел  с ухмылкой:  ты что, и вправду думаешь, что эта  бодяга
кому-нибудь  нужна? Если, не  дай  Бог,  мне случалось ввернуть  медицинский
термин, он  тут же перебивал меня: "Матильда, Бога ради, не надо жаргона!" -
и всех вокруг приглашал  вместе с ним посмеяться над ученой дамой. Поначалу,
когда Фердинанд еще был от  меня без  ума,  ему нравилось устраивать "сеансы
прозрения" - так он это называл. Нацепив бифокальные очки, он сажал меня под
лампу  и  рассматривал  тысячекратно  увеличенные  поры  моей  кожи,  каждое
пятнышко  на  ней,  каждый  изъян  -  и  успокаивался.  Разбирал  меня,  что
называется, по  косточкам. "Самые красивые  женщины, - говорил он, - это те,
которых  еще  толком не  видел;  после такого осмотра ни  одна не  покажется
совершенством". А то еще попрекал меня моим бесплодием: "Ты и психиатрией-то
занялась, потому что не можешь иметь детей!"
     Настал день,  когда я поняла: его эстетство было лишь  позой,  удобной,
чтобы  держать  меня  в узде.  Искусством дать  понять окружающим, будто  ты
представляешь собой куда больше,  чем  может показаться на первый взгляд, он
овладел  в  совершенстве. В  компании порой  рисовался:  я,  мол, буддист  -
намекал   на  покровительство  некоего  ламы,  превознося  его  мудрость   и
проницательность. И улыбался блаженной улыбкой человека, близкого к нирване.
Вы  замечали,  что  буддисты  всегда  улыбаются?  Или  еще  строил  из  себя
неприкаянную душу, человека без родины - а всего-то навсего его мать была из
Лиможа, а отец из Лилля. Ему хотелось носить печать изгнанничества, ну прямо
как  орден  Почетного  легиона.  Вечное  его  мальчишеское  стремление  быть
особенным, жить не так, как все - "рохли", погрязшие в мещанском болоте.
     Играя  на сцене,  он заикался,  но совсем чуть-чуть; в первые  месяцы я
этих запинок даже не замечала, зато потом получила  в руки отличное  оружие.
Обратись к логопеду, твердила  я, это ведь лечится.  Как  врач я чувствовала
себя на своей территории, тут он не мог со мной тягаться. Чем чаще я об этом
заговаривала, тем  хуже слушался его  язык,  спотыкаясь на первых слогах,  -
даже жаль его  делалось, когда он никак не мог выговорить слово. В последнее
время  я радовалась каждому его  промаху, то и дело повторяла, как он скован
на  подмостках,  прятала  подпяточники, которые  он носил,  чтобы  выглядеть
повыше  - Фердинанд комплексовал  по поводу своего роста, - напоминала о его
возрасте:  36  лет, а ничего  еще не достиг, имя его известно только  узкому
кругу завсегдатаев театральных кафе.
     - Ну чем ты занимаешься? "Кушать подано", дубляж:  -  и это, по-твоему,
работа ? Когда же ты наконец  получишь настоящую  роль ? - интересовалась я,
да еще  сыпала соль на рану: - Ты вряд ли оставишь след в истории, разве что
следы спермы в постелях твоих любовниц!
     Когда  мне  удавалось  поддеть его, я  была счастлива. Сам виноват:  он
начал первым;  толика жестокости в отношениях, видите ли, обостряет чувства,
добавляет  перцу в пресные будни.  Я лишь платила ему той же монетой, просто
он этого  не ожидал. А  зря: в совместной жизни  каждый  из  двоих  наживает
капитал обид  и  предъявляет другому счет с процентами.  Сексуальные изыски,
черпая романтика -  а  сам оставляет мне свои брюки, чтобы я  их выгладила к
завтрашнему спектаклю!
     Его  поэтичное красноречие, в  свое  время покорившее меня, на  поверку
оказалось набором  банальностей. Я  была жестоко разочарована, когда один из
Фердинандовых друзей спьяну  выболтал  мне  все про его подходцы к девушкам.
Он, оказывается, попросту заучивал наизусть стихи, цитаты, забавные истории,
чтобы, щеголяя ими перед своими пассиями, выглядеть неотразимо (и обманчиво)
глубокомысленным. Стало быть,  все те перлы, что он рассыпал  передо мной  в
нашу первую встречу, - я-то думала, по вдохновению,  -  были позаимствованы;
мало того, он еще и пользовался ими давным-давно с множеством других женщин.
Он  даже записывал  их  на  листочках,  копил  "шпаргалки".  Ты меня  надул,
Фердинанд, обманщик ты и больше никто, верно  говорят, не все то золото, что
блестит, мне твои бородатые шутки осточертели.
     Как и вчера, я бесилась:  невыносимо было сознавать,  что,  сколько  ни
черни моего любовника, все равно он крепко сидит во мне, так крепко, что  не
дает  ни жить,  ни  дышать. Ну ладно же, сегодня  я отгорожусь от него  всей
своей болящей братией. Мне осталось провести в больнице четырнадцать часов -
побуду  святой,  раз  блудницей  не  получается.  Видно,  моя  молитва  была
услышана:   с  наступлением   вечера  все  чокнутые   города   Парижа,   как
сговорившись, шли и шли в приемный покой, пошатываясь под бременем невзгод и
одиночества. Они  заполонили  отделение  "Скорой  помощи", каждый  со  своей
мольбой, откуда только брались, просто сочились из стен столицы, как плесень
из  сыра. Шумные,  агрессивные,  возбужденные; все-таки психи -  это  жуткое
зрелище. Никакого уважения к моей персоне; я  была им  кругом должна: должна
свое   время,  свою  молодость,  свою  энергию;   для  них  было  совершенно
естественно, чтобы  я  всю себя посвящала этой грязной работе. И не  я одна:
интерны, терапевты, медсестры  - все сбивались с ног и не могли справиться с
нахлынувшей волной  людского горя. Страдание казалось  почти ощутимым, можно
было бы измерить его уровень, как измеряют уровень  загрязнения воздуха  над
Парижем. Вечер шел своим чередом, только жалобы  менялись: казалось, каждому
часу  соответствовала  определенная  патология.  Сознавая,   что  недостойна
избранной стези, я включила плейер, спрятав наушники под волосами и  прикрыв
проводок воротником  халата.  Больной говорил что-то, как  из-за стекла,  до
меня   долетали  отдельные  слова  -  как  раз  достаточно,  чтобы  я  могла
притвориться, будто слушаю. Глаза его глядели с мольбой,  ждали сострадания,
участия. А  я посмеивалась  про  себя:  знал  бы ты,  до  какой  степени мне
наплевать! Музыка -  это целый  мир,  в  котором  я могу  скрыться от  всех.
Слушать музыку Баха куда лучше, чем стенания людей.
     Когда выдалась минутка затишья, меня замутило: я ничего  не ела с утра.
На работу я хожу без  макияжа - здесь  это ни  к чему, - и тут мне почему-то
неудержимо захотелось накраситься. Но напрасно я накладывала слоями румяна и
наносила  разноцветные   мазки  теней.  Смотрела  в  зеркало  -  все  едино:
бесцветная,  никакая. С моим лицом вообще  сладу нет:  иной раз  забываешь о
нем, и  вдруг глядь - будто  солнышко  взошло, а  порой за  ним вроде  бы  и
следишь, а толку никакого - все равно помятое, уныло вытянутое. Я сбежала во
двор; дышать было нечем, собиралась гроза. Машины  подъезжали одна за другой
-  то  "скорая",  то  полиция.  Я  была  безутешна: Бенжамен  ушел  и некому
досказать мне историю.
     Чтобы хоть немного  приободриться, я позвонила  Аиде  - за  ней взялась
присмотреть  соседка,  пока служба по делам несовершеннолетних не  решит  ее
судьбу. Девчушка была единственным светлым пятном  в моей жизни  за  эти три
дня. По голосу я поняла, что ей страшно. Она спрашивала о бабушке; мне нечем
было ее  порадовать: почтенной даме с симптомами  первой  стадии старческого
слабоумия,  осложненного  двигательными  расстройствами, предстояло доживать
свой век в клинике. Обнаружились и сложности иного порядка: у мадам  Бельдье
-  так звали бабушку -  не  оказалось  ни гроша за душой, ее квартира в Марэ
была заложена и перезаложена. С головой у старушки давно было  не в порядке,
и это ускорило разорение. Ее имущество со дня  на день должны  были описать.
Аида, которую я знала неполные сутки, в одночасье стала  круглой сиротой без
средств к существованию. Никакой родни у девочки не было,  очевидно, ее ждал
приют. Прошлой  ночью  она  явилась  мне  маленьким  чудом  посреди  душного
августа, а теперь рыдала  в трубку и просила вернуть ей бабулю. В медицине -
как, впрочем,  и во  всем  остальном  - всегда  находятся  больные,  которым
отдаешь  предпочтение, но  сейчас  я  так вымоталась,  что  была  неспособна
сострадать. Я постарела лет на двести,  и вообще,  благотворительность - это
не мое  призвание.  Прости, Аида, не  надо плакать,  я  ничем  не могу  тебе
помочь. Пообещав навестить ее завтра, я повесила трубку.
     К полуночи стало еще тяжелее.  Приемный покой гудел как улей. Голодного
вида доходяги, пролетевшие мимо денег шлюшки-соплюшки плевались накопившимся
ядом и  на все корки честили полицейских. До  жути худой наркоман орал своей
спутнице,  девчонке  с  черными  зубами:  "Я  тебя  ...  и в рот, и  в  зад,
прошмандовка!"  -  то  ли упрашивая  ее,  то ли  угрожая. Мельтешили подонки
общества,  влачащие  жалкое подобие  жизни,  и те,  кому  досталось в драке,
нагоняли  страху  на  остальных,  выставляя напоказ  гнойные  раны.  Семерых
молоденьких   китайцев  привели  в  наручниках  на  рентген:  они  будто  бы
проглотили упакованный в презервативы героин.
     За оградой, на  паперти собора  Парижской Богоматери, облепила скамейку
компания ночных бабочек в простое,  а напротив отвратительно грязный старик,
едва  прикрытый  лохмотьями, обращался  с  речью  к  человечеству. Разбитная
бабенка отплясывала  вокруг него, задрав  юбку  и размахивая  грязным, почти
черным  бинтом.  Полицейским  -  знакомые  лица,  они  еще вечером  упрятали
какого-то  бродягу  с пулевым  ранением  в  тюремное  отделение  больницы  -
почудился  в  этой похабщине  крамольный  душок, и они усилили бдительность.
Красные и синие лучи  мигалок обшаривали больничный двор, штатские  в плащах
шастали  по коридорам, бормоча что-то в  рации, которые отзывались треском и
хрипом.
     Мне, наверно, одной из немногих, ничуть не было страшно. Вот чем хороши
сильные потрясения:  они притупляют  обычные  эмоции, на  их  фоне  выглядит
смешным то, что прочих смертных повергает в ужас. Наоборот, я ликовала:  раз
мне  плохо,  пусть  будет  плохо  и  всем вокруг. Да  скажи мне  сейчас, что
вырвавшиеся на волю психи поливают больных бензином, чтобы сжечь заживо, или
выпускают  кишки врачам и  санитарам,  я  бы и  глазом  не моргнула.  Скорее
присоединилась бы  к психам.  В довершение  всего около  часу ночи поступили
четыре  проститутки, пострадавшие  в стычке с мадридскими  фанатами какой-то
футбольной команды. Ввалились, гордые собой, громко цокая  каблуками,  все в
порезах  и синяках. Они не сплоховали в драке, обратили своих  противников в
бегство,  пустив в  ход велосипедные  цепи  и вибраторы, набитые  свинцовыми
шариками. Их  задницы  были туго обтянуты коротенькими шортами, пышные груди
упруго колыхались, словно белесое  желе; они выглядели даже  не женщинами, а
непреклонными идолами, этакие гиганты  секса, способные опустошить жертву до
донышка одним  движением  ягодиц.  Я  смотрела  на  них  не  без восхищения,
спрашивая себя, а  что бы  мне в свое время не выбрать эту стезю, что бы мне
не   стать   подстилкой,   пропитанной  спермой,  на  которой  мужчины,  вне
зависимости от возраста и общественного положения, сладострастно похрюкивая,
утоляют свою плоть?  Стражи  порядка с  автоматами наперевес  и  те казались
безоружными перед этими труженицами на ниве греха, торгующими облегчением по
сходной цене.  Перевязанные,  отмытые  и  зашитые,  девушки еще  посидели  с
медсестрами, выпили по стаканчику, покуривая американские сигареты в длинных
перламутровых мундштуках и громко смеясь, после чего отбыли на работу.
     В общем, ночь прошла, ничего особенного не произошло, роскошные бюсты и
взвинченные нервы  не в счет.  Гроза наконец  разразилась и  смыла последние
остатки  моего  бунтарского  настроения. Ливень, пенистый, как пиво,  стеной
обрушился  на  остров  Сите,  измочалил  кроны деревьев,  обломал на  крышах
телевизионные  антенны и дымоходы,  похожие на  выпавшие  зубные протезы.  Я
слонялась по больнице, стараясь  не сталкиваться с полицейскими в штатском и
все надеясь, что вот сейчас, из-за этого поворота,  из-за той двери появится
мой больной и я  снова услышу его шелестящий голос и его, только  его слова.
Он предал меня, и мне было обидно; все теперь  казалось не важным, кроме его
незаконченной исповеди.  За эти  неполные двое суток как  бы  сместился  мой
центр тяжести,  и  каждый  из персонажей его рассказа был  для  меня живее и
ближе окружавших меня людей. Мне не хотелось  подниматься к себе, ложиться в
кровать,  где  не было  больше  Аиды. Рассвет я  встретила на шестом  этаже,
облокотясь на мокрый еще парапет внешней галереи, выходившей в сад, - отсюда
открывался вид на площадь  Мобер  и холм Святой Женевьевы. Блестящие от воды
крыши  громоздились  друг  на  друга,   будто  перевернутые  лодки,  -  море
отхлынуло, и они остались кверху  килем на песчаном берегу.  Моросило, стало
прохладнее,  Эйфелева башня в тумане напоминала кофейный  пломбир. Я заснула
прямо  на  ступеньках;  здоровенный  котяра,  мерцая   светлыми  в  блестках
глазищами, задрав восклицательным знаком  хвост, пришел и примостился ко мне
под бочок. Нам обоим не хватало тепла и ласки.
     В половине восьмого мое дежурство закончилось.  Я попрощалась со всеми,
зная, что никто здесь не будет обо мне скучать. Я  чувствовала, что  смешна:
надо же было до  такой  степени выйти из колеи. Ну  что - ехать сейчас  же в
Антиб к Фердинанду, лететь на крыльях истерики и сказать ему прямо, что  все
кончено?  Но  я  терпеть не  могу  сцен. Иных женщин  как  магнитом  тянет к
блажным. Они и любят-то не человека, а постоянное ощущение неуверенности, им
в кайф игры на краю пропасти.
     Я бродила по грязной и замусоренной паперти  - ночной ливень переполнил
водостоки, выплеснул на  асфальт всякую дрянь. Разбитая, с пустой головой, я
была на той грани усталости, когда забываешь, что ты вообще живешь. Наверно,
меня   принимали  за  бродяжку:  сумка  болтается  на  плече  незастегнутая,
косметика размазана. Дисциплинированные  отряды  туристов  уже  стекались  к
собору, дружно,  как по команде, наводили объективы на фасад. Кто в  шортах,
кто  в  бермудах,  они  решительно  шли  на  штурм  святых  мест  с камерами
наизготовку, мечтая  застать Господа Бога врасплох.  Турист  не верит  своим
глазам, пока не запечатлеет увиденное на пленке.
     Я прошлась немного по  набережной, обходя лужи мочи и экскременты. Воды
Сены, маслянистые, даже  липкие на взгляд,  плескались об  опоры мостов,  от
вони  впору  было задохнуться.  В  Париже  всегда  кому-нибудь  да приспичит
сделать  содержимое  своих  кишок  общим достоянием:  ох  уж  эта  клоака  в
изысканном прикиде, Город-светоч, родина коммунизма в виде общего сортира. Я
шла под мостами, где на картонках или завернувшись в какие-то грязные одеяла
спали те самые бедолаги, что приходили за  помощью в больницу. Вообще-то мне
их будет  не  хватать. Я  зашла  в первое попавшееся кафе,  заказала  кофе с
молоком и  рогалик. Теплый  ветерок  ласково гладил  кожу. Заливались птицы,
выводя немыслимые симфонии своими крошечными горлышками, листва полнилась их
трелями,  а когда  они вспархивали  стайкой, то  казалось,  дерево  взлетает
вместе с ними. Поливальные  машины частыми струями орошали мостовую,  и было
приятно вдыхать запах мокрого асфальта.
     За восемь  лет в столице я так ни разу и не побывала в соборе Парижской
Богоматери:  для меня он всегда был  мавзолеем, памятником из путеводителей,
экспонатом  огромного  всемирного музея. Лично  я  не  люблю  общепризнанных
шедевров.   Но  в  то  утро  кое-что   в  знакомой  картине  заставило  меня
остановиться. Собор подновляли, вся  верхняя часть была в лесах, брезентовые
полотнища громко  и  как-то театрально хлопали  на  ветру.  Спеленатые башни
выглядели до странного непрочными, беззащитными  под  натиском времени. Даже
бесы, злобные химеры, гаргульи были не более чем детскими фантазиями рядом с
тем, что приходилось видеть мне за один только день приема. Я поняла, что не
могу уйти с острова, не зайдя хоть ненадолго в собор.
     Он заворожил меня,  едва я переступила порог:  внутри показалось черно,
как в  подземелье, меня  обступили  колонны,  я  шла  будто  по  лесу  среди
высоченных  стволов. Я осмотрела центральный неф, оба боковых,  клирос, мало
что понимая в этой архитектуре. Розетки-витражи казались мне  зашифрованными
посланиями, в которых каждый цвет, каждый штрих обозначали символы, понятные
лишь  посвященным.  Вопреки  тому,  что я думала раньше, в  соборе  не  было
помпезно,  скорее  интимно. Он был так огромен,  что каждый  мог чувствовать
себя вольготно,  и  даже гомон толпы замирал,  теряясь в вышине.  Я  выбрала
тихий уголок, присела  на стул  в  середине  ряда и, закрыв  глаза, вдохнула
запахи ладана,  сырого камня и старого дерева. Горели  свечи,  каждый язычок
пламени был  окружен  нимбом. Статуи святых  в нишах,  казалось, кивали мне.
Что,  думают,  так  я  и уверовала? Зря стараетесь, господа,  я здесь просто
отдыхаю. Мужчины в  черном суетились у алтаря, переставляли цветы, золотые и
серебряные вещицы, что-то наливали в чаши. Склонив голову на руки,  молились
несколько старух. Я  сидела, закрыв  глаза,  едва дыша. Очищалась  от ночных
мерзостей.
     И  тут  за  моей спиной прошелестело: - Доктор Аячи, не оборачивайтесь,
пожалуйста.
     Я вздрогнула - уж не ангел ли слетел ко мне так скоро?
     - Бенжамен?
     - Я сижу позади вас.
     - Как вы...
     - Я подкараулил  вас утром, когда вы  выходили из больницы, и пошел  за
вами.
     - Почему же вы вчера ушли, не дождавшись меня, даже записки не оставили
?
     - Струхнул, знаете:  я ведь слишком много вам сказал. Испугался, что вы
донесете на меня в полицию.
     - В полицию? - Я обиделась. - Да как вы могли такое подумать?
     - Я просто кожей чувствовал, что вы осуждаете меня.
     - Ничего подобного, совсем наоборот, вы  так интересно  рассказывали. А
маску почему сняли ?
     - Просто  понял,  что  нет  смысла ее носить. Когда я открылся вам, все
изменилось.
     - Мне можно вас увидеть?
     - Нет, не сейчас.
     - А когда же ?
     - Я должен закончить, раз уж начал. Теперь я вам доверяю.
     -  Послушайте,  я  вам не  собачонка:  захотел  - свистнул,  захотел  -
прогнал. Я очень устала и не знаю даже...
     - Пожалуйста, это очень важно для меня. Я вас долго не задержу. Давайте
останемся здесь, так будет спокойнее.
     И, не дав мне больше рта раскрыть, он продолжил свой рассказ.






     Итак,  я  оказался  с  Раймоном  в  Париже,  разлученный  с моей  Элен,
одинокий, осиротевший без единственного  на свете человека, которому было до
меня дело.  Едва водворившись в  снятую  для нас  Стейнером квартиру  в XVII
округе,  отвратительную дыру  с длинными темными  коридорами, я заболел. Все
там было холодное, безликое. Слабенькие радиаторы не могли  прогреть слишком
большие комнаты. Расшатанные половицы отчаянно  скрипели.  Я все время мерз.
Плотные занавеси на окнах не пропускали света. Темень была даже в полдень, Я
слег, и три недели меня трепала  лихорадка, мучили боли в животе и ломота. Я
совсем расклеился, лежал в какой-то прострации, пытаясь взять в толк, что же
со  мной произошло. Тысячу раз я  мысленно вновь переживал те три  кошмарных
дня, разрушившие  мою  жизнь, и  не  понимал,  за что же это злодейка-судьба
вдруг на меня  ополчилась. Меня засасывало в пучину, из западни, в которую я
попал, не было выхода.
     Раймон,  должен признать,  ухаживал  за мной  на  совесть.  Дни  и ночи
просиживал у моей  постели, пичкал  меня сиропами,  бульонами и  таблетками.
Врача  он  вызывать  поостерегся.  Жером  Стейнер звонил  ему по  мобильному
телефону каждый вечер  ровно в  шесть,  отдавал распоряжения и  сообщал, как
чувствует  себя Элен. Говорить с  ней  мне  не разрешалось, но  общаться  мы
все-таки могли: каждую субботу я получал посылочку - кассету с  пятиминутной
записью голоса моей  подруги - и отсылал  с обратной почтой ответ, тоже пять
минут и тоже на кассете. Эти весточки, наверняка прошедшие цензуру, были для
меня единственной отрадой, я слушал  их  без конца,  учил наизусть, и только
ласковый  голосок  моей  Элен помогал  мне  не пасть  духом окончательно. По
интонации я мог определить, бодра она или приуныла. Ее держали под замком на
чердаке "Сухоцвета", в комнатушке со звуконепроницаемыми стенами и без окон.
Через день  выпускали  на десять минут погулять на задворках дома, затемно и
под надзором Стейнерши. По ее словам, она не  сердилась на меня, ждала моего
возвращения  и  коротала дни  за книгами, которыми  снабжала  ее  Франческа.
Например, она говорила:
     "Бенжамен, милый, я тут все время валяюсь в кровати и от этого толстею.
Того и гляди, совсем заплыву жиром к твоему  приезду. Я  беспокоюсь, как  ты
там? Простить себе не могу, что втравила тебя в эту историю. Мне тревожно за
тебя, ты у меня такой болезненный. Я хотела бы быть с тобой, помнишь, как  я
тебя лечила?"
     Все  эти  послания  сводились  к одному: она оправдывала меня. Мне было
мучительно стыдно: я уехал, бросил ее там, на пустынном нагорье,  среди льда
и снега, оставил  на милость  двух фанатиков. Не раз я пытался поговорить  с
ней  по  телефону. Но  тщетно:  Стейнер  или  Франческа всегда перехватывали
трубку и грубо осаживали меня. Я просил, требовал, пускал слезу.
     - Прекратите, Бенжамен, вы ведь не маленький. Вам ясно говорят: нельзя.
Если хотите что-то ей сказать, воспользуйтесь магнитофоном.
     Раймон забрал у меня ключи Элен  и наведывался к  ней в  квартиру  - он
просматривал почту, прослушивал  автоответчик, платил  по счетам, подделывая
ее подпись, чтобы никого не встревожило отсутствие хозяйки. От двухкомнатной
квартиры в  Марэ,  которую сняла для меня Элен,  он  отказался и перевез мои
вещи в  комнату в XIX округе  - я на всякий  случай сохранил ее за собой. Он
знал обо мне и о ней все, вплоть до группы крови и номера страхового полиса.
Неделю за  неделей  я лелеял  мечту  о бегстве, перебирал  в  уме  возможные
способы вырвать Элен из лап этих монстров. Но квартира находилась на седьмом
этаже, я был заперт на ключ и не мог ступить и шагу  без моего надсмотрщика.
Делать нечего, пришлось смириться - другого выхода не было.
     Когда  я выздоровел, Раймон объяснил, что  от меня  требовалось: помочь
ему отыскать в Париже  трех  молодых женщин незаурядной внешности, достойных
стать  узницами "Сухоцвета".  Я  должен был  сопровождать  его в  походах по
барам, ресторанам, ночным дансингам и прочим  местам, где тусуются красотки,
а  затем  о  самых  привлекательных  предстояло собрать сведения. Мы  с  ним
выработали  язык  иносказаний: "женщины"  у  нас назывались  "экземплярами",
вместо "красота" надо было говорить "скверна".
     Работенка была не из легких. В обеденный час  мы с карликом выходили  в
город, вооружившись  видеокамерой и фотоаппаратом - со  стороны ни  дать  ни
взять туристы, - и незаметно снимали  встречавшиеся в толпе интересные лица.
Раймон заносил в блокнот время, место, краткое описание очередной незнакомки
-  рост, цвет волос, во  что одета, -  а также  предполагаемый возраст и род
занятий.  Если удавалось подслушать  какие-то обрывки  разговоров,  он  и их
записывал. Затем в  темной комнате  проявлял пленки,  показывал  мне снимки:
мол, как? А я не мог оценивать женщин, как скотину для клеймения. Фотографии
возможных  кандидаток  слуга  посылал  хозяевам  по  электронной  почте,  те
производили  первичный  отбор и возвращали нам снимки со своими пометками. Я
так  и  видел, как  два психа  в снежной тюрьме,  нацепив  очки,  придирчиво
разглядывают  каждый кадр,  выставляют  оценки, словно на  экзамене, и  ждут
новой партии милашек, да побольше.  Нам с Раймоном было также велено собрать
более подробную информацию о кандидатках, допущенных ко второму туру.
     Мне,  домоседу,  нелегко  давался  образ  жизни охотника.  Теперь я  не
принадлежал себе ни днем, ни ночью. С полудня мы шлялись по улицам, заходили
в кафе  в поисках вес новых и  новых  мордашек, в общем, вели  себя как двое
уголовников, замысливших аферу. В одиннадцать  вечера, после  сытного ужина,
Раймон извлекал меня из кресла, одевал, причесывал, сажал в такси - и швырял
в  пучину  дансингов. Всю жизнь я ненавидел эти  пристанища пошлости, гнезда
разврата,  где  самцы и самки  снюхиваются  перед  случкой.  Каждый  вечер я
подвергался пытке толчеей и децибелами. Я входил в зал с опаской, как входят
в холодную воду, я боялся рыка злобного зверя, который несся со всех сторон,
будто рычали  стены,  задыхался от  испарений разгоряченных  тел.  При  виде
маячивших у дверей вышибал мне хотелось спрятаться,  это было унизительно, а
когда  густо  накрашенные  девицы  в  чересчур   коротких  юбчонках  зазывно
улыбались мне, у меня  тряслись поджилки.  Я пятился  к выходу, но не тут-то
было - Раймон подталкивал меня сзади, заставляя войти.
     - Танцуйте, - командовал он, - держитесь непринужденнее. Вы на работе.
     И буквально выпихивал меня в круг танцующих. Днем мы с ним репетировали
какие-то  па  под рэп  или  техно, пытались копировать  видеоклипы,  которые
показывали по телевизору,  но все без толку,  танцор из меня  никакой. Среди
всех этих распаленных самцов и  лукавых самочек еще и двигаться под музыку -
ну просто мука мученическая.  Я не танцевал, а дрыгался, руки, ноги и прочее
жили своей  жизнью, согласия между ними  не было и в  помине.  Главное,  как
внушал мне Раймон, не блистать, а участвовать, быть  звеном в цепи, частицей
огромного многоногого животного, которое топталось и пыхтело  в  раскаленной
духоте.   Хочешь   не   хочешь,   приходилось   влезать  в   шкуру   этакого
гуляки-увальня,  неуклюжего  и  потому  застенчивого,  сливаться  со средой,
выглядеть своим и безобидным.
     Когда я, напрыгавшись, валился с ног, Раймон утирал  мне платком потное
лицо, давал выпить стакан соку и отправлял обратно, как  боксера на ринг. Я,
бывало, протестовал: не проще ли дежурить у агентств  по найму топ-моделей и
выслеживать подходящих? У Раймона  на  это был  всегда  один ответ: именно в
ночных клубах "экземпляры" - и женщины, и мужчины - выставляют себя напоказ,
стало быть, здесь и надо за ними охотиться. Обычно он-де выполнял эту работу
на пару с хозяйкой. На  самом же деле, как  я  потом  узнал, все эти  ночные
вылазки были совершенно ни к чему.
     Он  просто должен  был постоянно меня чем-то  занимать, все равно чем -
таков был приказ.
     Однако  мне ничего  не оставалось, как  околачиваться в  увеселительных
заведениях, где мне совсем  не было весело,  и  поневоле  якшаться с  ночным
сбродом.  Энергичность  этих  молокососов,  накачанных  всевозможной дрянью,
выматывала меня. Я был слишком стар для них - смолоду слишком стар. Юность -
это  ведь  определенный ритм, а мне не удавалось попасть в него и в двадцать
лет. Что касается шашней - тут на меня можно  было положиться, все равно как
на евнуха, я ведь уже говорил, насколько мне это не нужно, так что у меня  и
в мыслях не  было поживиться "на  работе".  Завсегдатаи,  заметив, что я  не
ходок, покровительствовали мне, вводили, так сказать, в  курс: ведь для этих
зубоскалов  и  отменных  танцоров, всегда  готовых  к  подвигам  и наглостью
компенсирующих нехватку обаяния, любовные похождения не имеют цены, если нет
свидетеля, который раззвонил бы о них всему свету. Им нужен летописец, певец
- сиречь я,  - чтобы прославлять повсюду их  доблести.  Сам-то я  - ноль без
палочки, тем  и был  им симпатичен. Так что мне открывали душу охотнее,  чем
кому бы то ни  было. Со мной у прожигателей жизни  развязывались языки,  и я
скоро  узнал  всю  подноготную  околачивавшихся  в  дансингах  девиц.   Пока
громыхала музыка и ряды юных хлыщей, движимых примитивным инстинктом самцов,
смыкались  вокруг танцевальной  площадки  -  точь-в-точь  грифы  в  ожидании
добычи,  -  мои охочие  до  клубнички  осведомители  выкладывали  скабрезные
подробности   обо   всех,  начиная   с  непременной  местной   знаменитости,
какой-нибудь актриски,  певички или фотомодели,  и я с содроганием  узнавал,
что она, когда кончает, надувает щеки, будто хочет подуть на горячий суп.
     Мне  это  скопище юных  и  безмозглых  хищников,  пиратов,  рыщущих  за
свежатинкой, было  отвратительно; зато благодаря их  фанфаронству  я получал
массу сведений, полезных для наших поисков. Только поэтому я продолжал через
силу заигрывать  со светской шушерой. После того  как мы отбирали три-четыре
лучших  "экземпляра", Раймон,  выдавая  себя  за  фотографа,  находил случай
сделать несколько снимков.  Подозрений это не  вызывало: всегда  есть тысяча
поводов щелкнуть красивую женщину. Затем мне поручалась  слежка за каждой, я
должен был узнать  ее адрес,  телефон, выяснить наличие  родни,  жениха  или
любовника. Часами, замерзая до костей,  я хоронился в подворотнях или темных
дворах,  дрожа как заяц: вдруг какой-нибудь прохожий заинтересуется, что это
я здесь делаю, и  тогда не  миновать трепки. Работа была не столько тяжелая,
сколько однообразная, и этим особенно утомляла. Сыщиком  я был неважным и не
мог  понять, какой  Стейнерам от меня  прок.  То немногое, что мне удавалось
разнюхать за день, никак не окупало  часов ожидания  и бездействия. А иногда
вдобавок приходилось мокнуть  под  дождем; меня  всего  трясло, и я мысленно
взывал  к  Элен,  заклиная  ее  простить  меня,  не забывать.  Я  то  и дело
простужался на своих наблюдательных постах, хлюпал носом и постоянно думал о
ней, о той, что обеспечила мне райскую жизнь, а я - я предал ее. Возвращался
я после слежки грязный, измочаленный, был сам себе противен в навязанной мне
роли  - роли загонщика на охоте за ни в чем  не повинными жертвами,  которых
хотят  изуродовать.  Только  мысль  о  том,  что  я  все  это  делаю,  чтобы
воссоединиться с Элен, подбадривала меня. И я, сутулясь от холода, терпеливо
ждал конца моего рабства.
     Раймон наставлял меня, учил тонкостям ремесла сыщика. В трудных случаях
он прибегал к услугам  карманника - тот, стянув документы указанной девушки,
снимал  с них копию, после чего незаметно  подбрасывал на место. Расставлять
ловушки, идти по  следу, шпионить за женщинами - для моего тюремщика не было
времяпрепровождения приятнее. В этой области он  не  имел равных. Невзрачный
коротышка  так умел менять  обличья, что я только диву давался.  Как гном из
сказки - везде  мог пробраться.  Дома у него была целая  коллекция костюмов,
позаимствованных  у  представителей различных профессий, он  надевал парики,
клеил усы. Когда  требовалось проникнуть в дом какой-нибудь  строптивицы, он
мог  с  равным   успехом  прикинуться  торговым   агентом,  водопроводчиком,
газовщиком,  монтером,  грузчиком. Маленький, неприметный - кому бы пришло в
голову  его  бояться?  Он  умел  найти   подход  к  консьержкам,  торговцам,
рассыльным,  знал,  как  с кем разговаривать,  и  предлагал, сунув  на  чай,
выполнить  за них  работу. К примеру, он  частенько  доставлял  некоторым из
наших "кандидаток" цветы: оказавшись таким образом в квартире, незаметно для
хозяйки  делал  несколько  моментальных снимков,  а если позволяло  время  -
снимал слепок дверного замка, чтобы заказать ключ. Я читал, что есть шпионы,
способные слово в слово воспроизвести текст по  звуку пишущей машинки, так и
он мог воссоздать полную  картину личной  жизни,  имея в своем  распоряжении
лишь несколько деталей.
     Как  заправский домушник,  Раймон открывал двери  отмычкой, ухитрившись
ничего не сдвинуть  с  места,  устанавливал в квартире  парочку  микрофонов,
фотографировал все,  что представляло интерес - особенно семейные альбомы, -
и  уходил,  никем  не  замеченный.  Наметив  жертву,  он узнавал о ней  все,
запечатлевал каждый  ее шаг - ни  одна не ушла  от его слежки. Это надо было
уметь   так  обложить  со  всех  сторон.  Через  несколько  недель  ему  был
досконально известен образ жизни очередной  красавицы, все  ее привычки, вся
родословная  до  седьмого  колена.  Он  трудился,  как  муравей, и  не  зря.
Составленным  им  досье  позавидовала  бы  полиция,  мы  собрали  достаточно
материалов,  чтобы шантажировать не один десяток  влиятельных  особ. Всю эту
информацию, записанную  на дискеты, хозяева  хранили  в  сейфе -  на  случай
трений с законом.
     И вот ведь парадокс:  занимаясь этим браконьерством,  я сам мало-помалу
проникся предубеждениями моих, так сказать,  работодателей и  поверил  в то,
что  красота есть преступление и коварные  происки против  человечества. Она
ранила и меня, вонзаясь, словно клинок, я уже распознавал ее, эту пагубу,  я
говорил  себе при виде той или иной женщины: хороша,  великолепна,  держится
как королева - да кто ей позволил? Каждое незаурядное лицо я воспринимал как
личное оскорбление. Я  пришел к убеждению, что красивые люди -  иной породы,
нежели мы, вроде как  инопланетяне, явившиеся на Землю сеять  смятение среди
рода  человеческого,  самодостаточные сгустки  счастья и  прямой  вызов нам,
простым смертным. Подле Раймона я стал чувствителен  к  таким вещам, которых
прежде попросту  не замечал,  - сам-то он был  ранен  красотой на всю жизнь,
любая   привлекательная  черточка  в  женском   лице,  казалось,   жгла  его
раскаленным  железом.  А мне ведь стоило  немалого труда  сглаживать  изъяны
собственной внешности - как  же тут не возмутиться, если иных даже усталость
красит?  Если  есть  лица,  которым  все  нипочем,   неизменно  совершенные,
неизменно  лучезарные?  Я  тоже ненавижу  теперь  красоту,  да-да, ненавижу,
потому что она отрицает меня.






     От Раймона  меня воротило с души еще и потому, что отношения у нас были
весьма двусмысленные. Он мне прислуживал. Для меня, выросшего в бедной семье
и сызмальства привыкшего гнуть спину, это было в новинку и, надо сказать, не
лишено приятности.  Он церемонно  величал  меня "месье"; смешно, конечно, но
мне это льстило. Этот  опытный комедиант  играл со мной в слугу и господина,
мы  даже  говорили   между  собой  вычурным   языком   наших   бабушек.   Но
почтительность его была чистой  воды притворством: ведь на самом деле я  был
узником, а он  - моим тюремщиком. Куда бы я ни пошел, он повсюду следовал за
мной  как тень, даже во сне я не  мог от него отвязаться. Поначалу я пытался
соблазнить его богатством  Элен,  сулил большие деньги, если он вызволит мою
подругу.  Знаете, что он ответил? "Выбросьте это из головы, деньги  для меня
ровным счетом ничего не значат".
     Его  преданность  Стейнерам была непоколебима  - вассал, да и только. Я
приставал к  нему  с  расспросами о "Сухоцвете":  как, например, вы  кормите
ваших  пленниц?  А если  кто-нибудь  из  них  наложит на себя руки,  что  вы
делаете? Убирается ли кто-нибудь в их камерах? А как насчет полиции? Неужели
вас никогда не вызывали хотя бы в качестве свидетелей? Он отвечал уклончиво.
Я пытался докопаться до сути их затеи - многое  для меня оставалось неясным,
- но он юлил. Да, недооценил я его: наверно, я не  умею  выспрашивать, а вот
он умел молчать. Я искал  какие-то скрытые  пружины, стоящие  за ними тайные
силы.  Но  нет, все было так,  как  рассказал  мне Стейнер.  Двое  мужчин  и
женщина,  очень разные как по возрасту,  так и по  общественному  положению,
выступили в крестовый поход против мифа.
     Убедившись, что мольбой моего стража не проймешь, равно как и деньгами,
я решил взять его измором. С  самого  утра  я только  и делал, что  ныл: и в
доме-то холод собачий, и масло горчит, и кофе - помои, и вообще я устал, мне
обрыдла такая жизнь. За  столом я от всего воротил нос, разливал на скатерть
вино  и  воду,  швырял тарелку на  пол. Нарочно  ничего  за собой не убирал,
выкидывал все из шкафов,  отключал холодильник, чтобы продукты  испортились.
Целыми днями я не разговаривал с ним, чтобы  помучить,  - пусть пассивное, а
все  же  сопротивление. Он стоически  сносил мои  капризы, прибирал за мной,
подтирал, мыл, чинил. Что бы я  ни вытворял,  он оставался  невозмутимым. Не
нравилась мне его услужливость,  была в ней какая-то невысказанная угроза. В
конце концов я сам, без единого  слова  упрека  с  его  стороны, успокоился,
пошел на мировую, и жизнь вновь вошла в колею.
     Вообще-то жить  бок о бок  с этим чучелом оказалось не так уж и  плохо,
могло быть  хуже. Он, хитрая бестия, все лез в душу, расспрашивал об Элен, о
наших  отношениях.  И я выложил  ему все. Он  стал мне  почти другом  только
потому, что было с кем поговорить о ней. Порой я даже забывал, что он заодно
с похитителями. Он проявлял деликатность, перестал прослушивать мои звуковые
письма, -  правда, я знал, что  их все равно потом  прослушают Франческа или
Стейнер. А уж  как он обхаживал меня, задабривал подарками всякий раз, когда
от  меня требовалось дополнительное усилие. Приставленный для  услуг угрюмый
недомерок  и впрямь  проникся  ко мне  симпатией  - по крайней мере, так мне
казалось.
     Прислуживал он мне до того усердно, что порой приходила на память Элен:
я получал завтрак  в  постель, свою одежду находил каждый день выстиранной и
выглаженной. Мне полагались карманные деньги, которые Раймон оставлял в моих
ботинках;  у самого у него всегда были под рукой  целые  пачки  банкнот. При
всей  своей  неотесанности по  хозяйству  он  управлялся  на диво  проворно,
избавляя меня от походов по магазинам и прочих бытовых забот. Его кулинарные
таланты тоже сыграли не  последнюю роль в моем приручении. Он был не из тех,
что  позволяют себе  подать  на обед разогретую пиццу или консервы. Все было
свежее, с пылу с жару, отлично приготовленное. Стоило мне захандрить, как на
столе тут же появлялся шоколадный торт с апельсиновой цедрой или  крем-брюле
с восхитительно  хрустящей  на  зубах  сахарной корочкой.  Его супы,  суфле,
салаты были  просто объедение, и я воздавал им должное, как прежде - стряпне
Элен. Раймон - я заметил это еще  в горах  - поистине  страдал хозяйственным
зудом: если он не возился  у плиты, то  натирал полы,  чистил  одежду, чинил
лампы или же упражнялся с гирями и гантелями, бегал на месте,  крутил педали
велотренажера.  Руки его,  чуждые праздности, были  в  постоянном  движении,
хватали,  грабастали. Спал он мало, три-четыре часа в сутки, и не знал, куда
девать избыток энергии, бившей в нем ключом.
     Наша жизнь пошла по-новому с  середины  марта,  после того как  однажды
вечером Стейнер  позвал  меня  к телефону.  Голос его звучал  глухо;  он был
простужен.
     - Бенжамен, я заказал своему  книготорговцу "Слезы сатаны" и только что
дочитал последнюю  страницу. Я  просто потрясен.  В  вас чувствуется большой
талант, хоть вы и злоупотребляете плагиатом сверх всякой меры.  Да-да, я все
знаю, Элен нам  рассказала. Вы способны  на большее. Пишите сами, оставьте в
покое  классиков,  не  цепляйтесь ни за чью  руку.  Вы  настоящий  писатель,
Бенжамен. Вам нельзя  зарывать свой талант  в землю. Мы с вами еще поговорим
об этом.
     Я так  и сел. Всю жизнь я  считал себя жалким бумагомаракой, а  Стейнер
возвел меня в ранг творца,  разом  вернув мне былые  сладостные  мечты.  Еще
много дней  я был  под  впечатлением  его  слов. Я не  ходил, а летал, будто
сбросил с  плеч  тяжелую  ношу.  Вот  тогда-то  наши  отношения  с  Раймоном
исподволь приняли  новый оборот. Я почувствовал себя увереннее. Раз в неделю
он  выводил  меня  пошиковать  в  дорогие рестораны.  Вокруг  нас  суетились
официанты, все при фраках, с длинными фалдами.  Я раздувался от гордости. На
людях я помыкал карликом: пусть все видят,  что он у меня в услужении. Но он
все равно держался непринужденнее меня: мне стоило неимоверных усилий сидеть
прямо, не путать ножи для мяса и рыбы, бокалы для вина и воды. Хороших манер
мне  катастрофически  не хватало, уроки Элен я  успел  забыть. Не знал, куда
девать руки, крошил хлеб,  устраивал на столе свинарник,  чувствуя  на  себе
насмешливый  взгляд  метрдотеля.  Я до того боялся этих  строгих  судей, что
изысканный ужин превращался для меня в экзамен. И как я ни старался,  дурные
манеры  все  равно лезли из  меня: опять  я прикарманивал  чаевые  со стола.
Раймон хватался за голову и заставлял меня вернуть мелочь.
     Тысячу  раз  я  мог бы тогда удрать от  него и  пойти  в полицию: риск,
конечно,  был  велик,  но ради  какой  цели! Он, правда, грозил  мне  самыми
страшными карами, если я только попробую отойти от него хоть на  шаг. Но я и
не пытался, ни разу. Мой  страж мне в печенки влез,  без  него в  Париже мне
было бы  совсем одиноко.  Карлик  мог пресмыкаться, унижаться,  числить себя
последним ничтожеством  -  и все равно  он был в  чем-то  выше меня.  У него
имелось  одно  неоценимое  в  моих  глазах  качество:  он  меня   слушал.  Я
признавался ему,  как боюсь состариться,  делился своими  тревогами: то язык
обложен, то лицо бледное, -  сам давал ему все козыри в руки, раскрывая свои
слабости. Он  только  кивал  да бурчал что-то невнятное.  Общение у нас было
одностороннее: в беседы на отвлеченные темы  он не вступал и вообще говорить
был не мастер. Но хоть и бука, а  все-таки  живая душа рядом - всегда рядом,
как верный пес. Когда меня мучили ночами кошмары, он устраивался на  коврике
возле моей кровати, там и спал до  утра. Такие вот мелочи в жизни бок о бок,
входящие в привычку, и роднят людей. Верно говорил Стейнер: даже  тюремщик и
заключенный могут со временем подружиться. Раймон прочно вошел в мою  жизнь,
стал моей  опорой. Он  старался  заменить  мне Элен  -  как  мог,  неуклюже,
разумеется,  сравнение с оригиналом оказывалось не в  его пользу.  В  умении
поддержать разговор,  пролить  бальзам на  мои раны, утолить мои печали  ему
было до нее далеко.
     Он даже - по совету хозяина, не иначе, - предложил свою помощь в работе
над моим  вторым  романом.  В  литературе он  мало  что  смыслил,  но  любил
"забористые  истории".  Я  был  так  тронут  его  рвением,  что  согласился.
Соображения,  которые высказывал Раймон, похоже  с  подачи Стейнера,  нельзя
было назвать полетом  мысли.  Зато он оказал на меня  благотворное  влияние:
теперь, если выдавалось  свободное время, я садился за  работу. Он заставлял
меня рыться по словарям в поисках неизбитого слова, меткого  выражения. Даже
среди ночи, случалось, будил, щекоча нос перышком:
     - Месье, я тут кой-чего надумал для вашей книги.
     Я  рвал  и  метал,  но у  шельмеца  всегда находились веские  основания
поднять меня с постели. И что ни говори, мне нравилось его почтительное "вы"
- самое наглядное проявление моего превосходства. Человек, приставленный  ко
мне  в  тюремщики,  уважал  меня  -  этого  было  достаточно,  чтобы  неволя
показалась не такой уж тяжкой, и пару месяцев я прожил с ним вполне сносно.






     К  середине  апреля, когда позади  были сотни  и сотни часов слежки, мы
отобрали  полдюжины редкостной красоты жемчужин;  на каждую  имелось  пухлое
досье. Последние весточки от  Элен  были какие-то  лихорадочные: она  теряла
терпение, допытывалась,  как наши  успехи. По голосу  чувствовалось: устала.
Она сыпала  вопросами,  на  которые я не мог  ответить. Франческа давала  ей
уроки философии, но всех немецких идеалистов она  променяла  бы на  один час
свободы со мной. Мои послания мало чем отличались друг от друга: я жаловался
на жизнь, умолял Элен дождаться меня и  заклинал понять. Я твердил одно и то
же по  три-четыре раза:  пять  минут  записи  - это  долго, попробуй тут  не
повториться.
     Когда  все  отчеты были готовы,  в  Париж прикатили на машине Стейнер с
Франческой,  а  Раймон отправился  в  Юра  надзирать  за Элен.  По  понятным
причинам троица только на мызе могла  собраться в полном составе. Супругов я
не видел два месяца и рад был бы еще век не  видеть. Они в одночасье  лишили
меня привилегированного положения, к которому я привык при Раймоне. Теперь я
завтракал, обедал и ужинал вместе с хозяевами в большой комнате;  обстановка
была напряженная, то и дело повисали тягостные паузы, особенно в присутствии
Франчески. Она  было потребовала, чтобы я  прислуживал за  столом и бегал по
магазинам, но Стейнер нанял на время приходящую прислугу.
     Я попытался  вновь  сойтись  с  хозяином  "Сухоцвета".  Он  был  внешне
приветлив со мной, но  и только. Нет, он, конечно, был очень мил, привез мне
два снимка Элен  -  я  убедился,  что  она  вполне  здорова,  только немного
расплылась. В Париже он  изменился,  стал на  диво  бодр и  жаден до  жизни.
Как-то  раз мы шли вместе  по улице; я  заговорил о  своем романе, он слушал
вполуха:  его  больше занимали  женские формы,  которые ваял ветер, облепляя
тела платьями и  блузками. Он был  возбужден,  я  это  чувствовал; глаза его
поблескивали  не  гневно, но алчно, в них читалось желание  ринуться  очертя
голову в бой.  Он  зарился  на  все эти  спелые, налитые  соком  плоды. Если
пустить лиса в  курятник, у него,  понятное дело, слюнки потекут,  даже если
лис дал зарок не есть курятины.  Меня это покоробило,  о чем я  не  преминул
сказать ему.
     - Бога ради, только не это! - осадил он меня. - Не хватало мне третьего
фарисея!
     Решительно, из всего трио я мог рассчитывать только на Раймона!
     Итак,  мы отобрали шесть "экземпляров"; теперь три  предстояло отсеять.
Стейнер с  супругой  взяли напрокат малолитражку с  темными  стеклами, и  мы
"водили" наши объекты по очереди целый день напролет. Поджидали каждую утром
возле ее дома и сидели у нее на хвосте, куда бы  она ни пошла,  до вечера, а
если она ужинала в ресторане - то  и до ночи. Жером, с трудом втиснувшись на
переднее сиденье,  вел  машину, Франческа  не сводила  с "клиентки" по-рачьи
выпученных   глаз,   а  я   снимал  на   видеокамеру.  Вечером   командирша,
тщательнейшим образом изучив каждый кадр, выносила приговор на манер римских
императоров,  только  наоборот:  опущенный вниз большой  палец  означал, что
девушка помилована, поднятый вверх - обречена.  Я  так  толком и  не  понял,
какими критериями руководствовались хозяева. У них существовала своеобразная
табель  о рангах: были чаровницы-однодневки,  звездочки  ярко вспыхивающие и
быстро  гаснущие, а  были красавицы на все времена.  Стейнерам не  подходили
лица  с  обложек модных  журналов  -  ведь  мода капризна,  -  они отвергали
стандартные  прелести, будто  сошедшие с заводского  конвейера,  браковали и
размалеванных  милашек, уже скрывающих под косметикой пометы времени.  Когда
осталось три  достойнейшие - прочие оказались недостаточно хороши, - Стейнер
с Франческой устроили судилище.
     Ареопаг заседал в гостиной с наглухо задернутыми шторами. Досье хозяева
изучили  досконально  и  теперь,  демонстрируя  видеозаписи  и  диапозитивы,
подробно   излагали   биографию  каждой  подсудимой.  Суду  надлежало   быть
беспристрастным,  даже  если вердикт был  заранее известен. В  обвинительных
заключениях,   составленных   в  результате  кропотливой  работы,  неизменно
фигурировали  "особо  тяжкие  преступления"   -  ослепительная,  изысканная,
утонченная  внешность.  Я понял:  эти  осквернители  были  не чем  иным, как
обманутыми  в лучших  чувствах обожателями,  они бичевали  прелести и  чары,
кружившие им голову. Надо было  видеть, как они ахали, глядя на свои будущие
жертвы,  -  так родители умиляются первым шагам ребенка. Три  дня  кряду они
разыгрывали - без зрителей, для собственного удовольствия и себе в назидание
-  спектакль   по  сценарию,  известному  мне  до  мельчайших  подробностей:
материал-то собирал  я. Действо, на  котором я  присутствовал,  было  чем-то
вроде  черной  мессы, посвященной  красоте  человеческого тела.  Они подолгу
изучали многократно увеличенную округлость щечки, изгиб шеи, рельеф затылка,
пушок  на  коже.   Демонстрируя   заурядных   родителей,   удивлялись,   как
"несравненная  роза могла взрасти на навозной куче". Судьи не выказывали  ни
малейшей враждебности  по отношению к этим  девушкам  - они жалели их. У них
болела душа за бедняжек, они заранее мучились мукой,  которую  готовили  для
будущих пленниц. Вот уж поистине, кого люблю, того и бью: потому красавицы и
должны  быть  принесены  в  жертву,  что  достойны  фимиама.  Панегирик  был
одновременно  обвинительной речью. Ничто не могло заставить их отказаться от
задуманного. То было не просто утоление низменных страстей -  они мнили себя
карающим мечом Фемиды, холодно вершащей свой непредвзятый суд.  И ни одна из
трепетных  ланей, взятых  под прицел,  даже  не  подозревала,  что где-то  в
обыкновенной парижской квартире гнусная парочка уже предъявила  ей обвинение
и готовит страшную казнь.
     По делу первой подсудимой выступил Жером  Стейнер, с наслаждением тасуя
колоду снимков - гарем, да и только. Звали  ее Клео Ладевска,  возраст -  22
года,  рост  -  175  см.  Полька  по  происхождению,  блондинка  с  длинными
мускулистыми  ногами, Клео отвечала самым строгим  классическим канонам. Она
была  божественна -  даже я,  равнодушный  к таким вещам, это  понимал;  лик
мадонны,  серо-зеленые миндалевидные глаза,  белоснежная, без единого изъяна
кожа. С какой  стороны ни посмотри, она походила на редкостную драгоценность
из  бархатного футляра;  все  в ней  выдавало породу.  Я помнил Клео:  мы  с
Раймоном  засекли  ее  в  марте  в  Люксембургском  саду.  Эта   девушка   с
незаурядными данными прозябала в какой-то архитектурной конторе и, по словам
Стейнера, страдала от неуверенности в себе.
     - Клео прекрасно понимает, - говорил он, - что внешность - это капитал,
который  в банк не  положишь,  и  что  королевы красоты восседают  на шатком
престоле.  Она -  наглядное  подтверждение тому,  что  с красавицей, которую
волнует, как действуют ее чары, мужчина имеет больше шансов преуспеть, чем с
дурнушкой. Поклонники  так  и вьются  вокруг  Клео, этот хоровод  кружит  ей
голову, и она уступает  им из вежливости, отдается,  можно сказать, приличия
ради.  Если  мужчина  ей  хоть  немного   нравится,  она  ложится  под  него
немедленно;  как  она  сама говорит:  "А  чего  ломаться,  не убудет".  Быть
доступной для нее - хороший тон. Ее  восхитительным  телом тешились легионы,
но ни один партнер не задержался надолго - оно и понятно, ибо в постели Клео
холодна  и  пассивна.  Она  из тех роскошных штучек, что переходят из рук  в
руки, лишь бы не оставаться в одиночестве. В свои двадцать два года Клео уже
панически  боится постареть и изнуряет себя добровольной каторгой гимнастики
и  диет. Из страха, что ее затмят  соперницы,  она избегает бывать в  модных
заведениях, а если выходит в  свет,  то нарочно не наводит красоту: пусть на
нее не обратят внимания, зато она сможет утешать себя мыслью, что сама этого
не хотела. Если ей случается  слечь с гриппом или  ангиной, она не  решается
сообщить о своей болезни никому из близких, ей страшно: вдруг никто  даже не
позвонит? Что, если она никому не нужна? Когда на Клео  нападает хандра, она
идет ночевать  к отцу -  ее родители в разводе. С собой она приносит грязное
белье,  и отец  полночи стирает  в ванне ее носки,  рубашки и  трусики. Клео
смотрит  телевизор,  держа пальчик во  рту,  а  в постели с любовником сосет
кулачок.  В этой  девушке  сексуальность  трогательным образом  сочетается с
незрелостью. Ее красота тяготеет над нею как проклятие: существо, наделенное
такой степенью совершенства, не может не  быть  бесконечно одиноким. Куда бы
она ни пришла, ее появление производит фурор, повсюду  за нею тянется  шлейф
почтительных  и  завистливых  взглядов.  Да, она  поражает, но как же быстро
наступает  разочарованиеОстается только пожалеть  красивых  женщин, господа:
они не могут дать того, что сулят. Изолировав Клео, мы совершим благое дело,
ибо нелегко ей жить с такой ношей.
     Стейнер был в ударе. Его громоздкое тело стало по-кошачьи гибким, когда
он сновал между столами, садился, вставал, подходил к экрану и комментировал
снимки  с  указкой в  руке.  Он  выступал  в  своей  коронной роли:  Великий
Инквизитор, предающий  архангелов  в руки  палача.  Через  каждые  два  часа
Франческа объявляла перерыв, звонила Раймону и справлялась об Элен. Пленница
была под надежной охраной!
     Вторую подсудимую звали Жюдит Шарбонье. Черноглазая брюнетка, студентка
юридического факультета, 24-х лет, она была окружена аурой благополучия, как
все счастливцы, что родились богатыми. По ее делу слово взяла Франческа.
     -   Жюдит,   высокая,   худенькая,   спортивного   сложения   -   живое
доказательство  того,  что сегодня красив тот,  кто  здоров,  что  стройное,
сильное тело в сочетании с гармоничными чертами лица поистине прекрасно. Эта
чистая  молодая женщина только и мечтает вываляться в  грязи.  Она замужем с
восемнадцати лет,  но с  мужем-студентом ей скучно; есть у  нее и  любовник,
главный  редактор  журнала,  на пятнадцать лет  ее  старше,  у  которого она
проводит почти все вечера Приходя  к нему, Жюдит первым делом бежит пописать
- ей кажется, что так она  облегчает свою совесть. Опытный любовник трудится
над  нею  со  знанием  дела,  а она  потом сравнивает  ощущения с  теми, что
испытывает   в   постели  с   мужем.   Тайком   от   всех  Жюдит   упивается
порнографическими книжками и фильмами. Раймон  нашел одну кассету в шкафу за
одеждой;  судя по всему, смотрели  ее  очень часто. Это пустейший  фильм под
названием  "Мойка  и  смазка":  женщина  приезжает  сдавать  в  ремонт  свой
автомобиль,  а два здоровяка-автомеханика недолго  думая заваливают клиентку
на капот машины и
     вставляют ей с двух сторон. Она носит очки, и один из парней кончает на
них, приговаривая: "Протрем-ка ветровое стекло..." Полагаю, вам ясно, какого
пошиба это кино!
     Тем  не  менее,  даже   когда   Жюдит  задирает  подол   и   произносит
непристойности, она остается образчиком  хорошего воспитания.  Распущенность
иной раз  дается  так  же  нелегко, как и воздержание.  Она  старается  быть
развратной,  ибо  так  подобает  современной  женщине.  В  настоящий момент,
например,  она  постигает  содомский грех, прилежно,  как  хорошая  ученица.
Постепенно, вдумчиво,  внимательно  прислушиваясь к  реакциям своего тела  в
предвкушении блаженства. Ей нравится,  когда  анальное отверстие  раздирают,
засаживая  с  размаху,  и она  горда тем,  что  эти  зоны  у  нее  оказались
чувствительными. Жюдит уже подумывает о лесбосе: все ведь надо  испробовать.
Она открывает для  себя извращения с  дотошностью  туриста, которому хочется
посмотреть  все  по  очереди:  Египет, Индию,  Мексику.  После  любви  Жюдит
божественно, безумно  хороша - это  свойственно  юным девушкам:  утомленная,
расслабленная,  исполненная  неги, она кажется  недосягаемой,  как астероид.
Каждый  день  этой  женщине необходимо убеждаться  в том,  что  ей уготована
необыкновенная судьба. Она хохочет по любому поводу, и смех ее, заливистый и
звонкий,  -  это ее  безоговорочное  "да" всему  сущему.  Есть лица мертвые,
застывшие, как  маски, закаменелые.  Иное дело лицо Жюдит: оно одухотворено,
оно  живет,  дышит. Жюдит  до  такой степени уверена в  своей уникальности и
неповторимости,  что  запросто  уродует себя,  не сомневаясь,  что  и  такой
останется для всех светом в окошке. В браке, который вряд ли долго протянет,
она приучилась лгать, всегда до мелочей продумывая, что  скажет мужу.  Скоро
Жюдит станет лгать  и любовнику, когда интереса ради заведет еще одного; она
живет  несколькими  жизнями  одновременно,  и  необходимость  скрывать  свои
похождения делает грех особенно сладким. Любопытно, что  брать  от жизни все
советует  ей  мать,  которая,  видимо, хочет таким  образом  прожить  вторую
молодость; она  ходит с  дочкой по танцулькам, указывает ей привлекательных,
на  ее  взгляд,  парней.  Я  думаю,  Жером,  что  у  нас  в  руках  одна  из
интереснейших находок  за  последние годы. Предлагаю именно  ей предоставить
пальму первенства.
     Настала очередь третьего "экземпляра" - это была первостатейная стерва,
изумительной красоты мулатка, дочь француженки и  камерунца, по имени Лейла.
Всегда одетая в брючки, шелковые,  льняные или атласные, в жилеты из  мягкой
шерсти, она поражала раскрепощенностью и неистощимой энергией. Легкая  ткань
облегала великолепное тело, подчеркивая  все его округлости. Эту красотку мы
выслеживали не одну неделю,  мотались за  ней по ночным кабакам и загородным
гостиницам, несколько раз теряли ее след, в общем, крепкий оказался  орешек.
Глаза у нее были такие  лучезарные,  что невольно хотелось опустить  взгляд.
Первые шаги  на  своем поприще Лейла сделала в стриптизе, еще когда  жила  у
деда с бабкой  в  Бретани. Затем один дипломат из Восточной Европы сделал ее
своей любовницей и неплохо обеспечил.  Теперь  она  жила  одна в собственной
квартирке  и  училась  на  историческом  факультете,  избрав  специальностью
колониализм.
     - Всмотритесь хорошенько в эту девушку, - начала свою речь Франческа. -
Она  не просто  хороша -  она  необычна, в ней есть  загадка.  Бывают  люди,
которые свой облик смолоду обустраивают, как  новый дом, чтобы прожить в нем
до  старости. А красота Лейлы  - как мигающий  огонь маяка,  каждый час  она
другая, она может померкнуть мгновенно, чтобы вновь воссиять ослепительно. У
Лейлы  кожа цвета черного дерева, серые  миндалевидные глаза, пышные  формы;
это настоящая владычица, но, я  бы сказала, владычица тьмы. В пятнадцать лет
ее изнасиловал отчим,  и с тех пор  она мстит за это  всему  мужскому  полу.
Внешность - ее оружие против мужчин, и оно разит без  промаха. Лейла никогда
не заводит любовников моложе пятидесяти  лет -  этакая услада для старичков.
Сойдясь с мужчиной,  она старается  перезнакомиться  со всеми его  друзьями.
Любезничает с  ними напропалую, давая  понять  каждому, что  именно  к  нему
питает слабость.  И запускается дьявольская карусель  тайных  свиданий.  Она
стравливает  своих  партнеров, играючи сталкивает  их  лбами. Лейла обожает,
простите за  неаппетитную подробность,  когда  новый любовник сосет ее лоно,
полное семени  другого, еще не опомнившегося от наслаждения. Ее звездный час
-  признание:  рано или  поздно  она объявляет избраннику своего сердца, что
спала с его близким другом, что опять снова проведет с ним ночь и что это ни
для кого не секрет. Увидеть смятение, ужас в глазах любовника - для нее верх
блаженства.  Каждая ее связь,  все встречи  - лишь прелюдия к этой финальной
сцене. Иногда она плетет  свои сети месяцами. Лейла выбирает  по возможности
людей с положением: ей доставляет особое удовольствие низвергать их с высот.
Она разоряет фирмы, разбивает семьи, рвет неразрывные узы. Она,  может быть,
и не прочь  жить с  кем-то единственным в любви  до  гроба, но потребность в
измене сильнее: ей  просто  необходимо увлекать  мужчин  за  собою  в грязь.
Признаюсь, Жером,  мне  эта  Лейла  чем-то  симпатична. Я  бы даже, пожалуй,
посвятила ее в наш замысел, рассказала  бы ей все. Чует  мое сердце, это наш
человек. Она  была бы  идеальной  приманкой для красавчиков. Жером,  сколько
можно повторять, давно пора пополнить нашу коллекцию юношами.
     Об этом Франческа  твердила то  и дело, равенство  полов  в "Сухоцвете"
было у нее прямо-таки  лейтмотивом.  Ее  возмущало,  что  "скверна"  априори
считается пороком исключительно женским. Стейнер соглашался,  кивал, обещал.
Открыто перечить супруге  он не решался. Она была лидером группы, ее мозгом,
и  он  признавал  ее главенство.  Суд  над  тремя  грациями  привел хозяев в
превосходное расположение духа. Под занавес они с умным видом сделали вывод:
красота не приносит счастья и не доводит до добра. На третий день вечером мы
все  вместе  выпили,  и меня  похвалили  за  успешную работу.  Затем парочка
отправилась  отмечать событие  в  ресторан, меня, однако,  кутить не  взяли.
Оставили одного, заперев на ключ в комнате. Вернулись они ночью, часа в три,
изрядно навеселе, натыкались на столы и стулья, давились от смеха.  В десять
утра супруги отбыли на восток, сдав меня с рук на руки вернувшемуся в тот же
день слуге.
     Сердце мне грело лишь  воспоминание об одной-единственной  прогулке  по
парку Монсо, где Стейнер, взяв меня под руку, завел речь о моих опусах.
     - Вы подаете большие надежды, я  уже говорил вам это по телефону. В вас
есть  писательская жилка.  Ваш плагиат  - ребячество, чем скорее  вы  о  нем
забудете, тем  лучше. Но и Элен оказывает вам медвежью услугу тем, что пишет
за вас. Вам никто не нужен, главное - работать, работать и работать. Знаете,
Бенжамен, я хотел бы иметь такого сына, как вы.
     Я был горд и счастлив. Не так уж много он сказал, но эти слова с лихвой
искупили все тяготы последних двух месяцев.
     Насчет трех  наших  "виновных" я знал  только, что  лишь  один приговор
будет приведен в  исполнение  в  ближайшее время.  Две  других, сами того не
подозревая,  ждали своей очереди.  Отсрочка  составляла  от полугода до двух
лет.  За  это время  осужденная могла  растолстеть, подурнеть,  заболеть или
уехать  за границу.  В таких случаях дело  пересматривалось  триумвиратом, и
бывало,  что приговор отменяли.  Выходит, что иные "несравненные"  благодаря
случайности или появившемуся  изъяну оставались на свободе. Многого я  так и
не узнал: например, каким образом  Раймон похищал намеченную жертву, когда и
где это должно было произойти.  О  Клео, Жюдит и Лейле больше не упоминалось
ни  словом, запрещалось даже произносить их имена. Горько, конечно,  было за
этих  девушек, обреченных  на  заклание;  что  ни говори, а они  были  дивно
хороши,  века  потребовались  природе  и  цивилизации, чтобы  создать  такое
совершенство.  Но в конце концов, мне-то что до них, с какой стати я  должен
их  жалеть? Им суждено состариться  до  срока? Но ведь со мной это случилось
еще в колыбели. А меня-то никто не пожалел.
     Так что я  больше  думал о том, что скоро буду свободен и кончится этот
кошмар. Ни тебе беготни по Парижу, ни бессонных ночей. Можно будет  посидеть
дома, спокойно  поработать  над  книгой.  Для меня так и осталось  загадкой,
зачем я понадобился Стейнеру. Раймон отлично справился бы и один. Но я решил
не  вникать - дело хозяйское. Несмотря на  похвалы  Стейнера,  мой роман  не
клеился:  сочинять  живых героев, правдоподобные ситуации я  не умел, и  все
тут. Была у меня одна мечта: когда я заберу Элен, мы с  ней переманим к себе
Раймона.  Я понимал,  что  это  из области фантазии; хозяева  добровольно не
расстанутся  с таким ценным  кадром.  Раймон между тем готовился  к отъезду.
Упаковывал   папки,  фотографии,  пленки,   сжег  множество  снимков,  вывез
кое-какие вещи. У него появились повадки заговорщика, по вечерам он ходил на
цыпочках,  требовал  погасить  в   квартире  свет,   из-за  задернутых  штор
выглядывал  на  улицу.  Мне  велел  ходить  только  по  черной лестнице,  не
пользоваться лифтом, по возможности не попадаться на  глаза  рассыльным:  на
первом этаже  нашего дома  помещались какие-то конторы. День  ото дня карлик
усиливал бдительность. Он снял  гараж, а в бардачке машины я нашел фонарик -
такой  включают таксисты,  когда свободны. Очевидно, "доставка"  должна была
состояться вот-вот.
     Впрочем, не мое дело: я  всего лишь мелкая сошка, какой с меня спрос! Я
и  работал-то на них не по  своей воле, а по принуждению. Дальнейшее меня не
касалось.  Наконец  установилась хорошая погода. Майское солнце вовсю  сияло
над Парижем. Я  думал о том, что скоро увижу  мою милую и мы забудем всю эту
историю как страшный сон. И она поможет мне дописать роман.
     И вот однажды вечером Раймон -  он сидел, углубившись  в тест в женском
журнале  (что-то  вроде:  "Кто  вы:  Красная  Шапочка  или  Серый Волк?")  и
посасывая леденец "Чупа-чупс",  - снял трубку зазвонившего телефона: это был
Стейнер, и  он требовал  меня. До жути елейным  голосом  хозяин поведал  мне
новость: Элен сбежала!






     Это дико, но я пришел в ужас.  Улизнув  от  Стейнеров, Элен лишила меня
долгожданной победы, она все  испортила. Это  ведь я, я должен был, выполнив
условия, освободить ее,  по какому праву она со мной  не  считается?  Я  был
почти зол на нее за то, что она перехватила у меня инициативу. Всю ночь я не
сомкнул  глаз,  вздрагивал  от малейшего шороха,  ждал:  вот сейчас  грозный
хозяин постучит в  дверь. Я не строил иллюзий  насчет доброго папочки: ясно,
кому придется отдуваться за беглянку, всыплет он мне по первое число, а то и
похлеще что-нибудь  учинит. Я чуть не плакал,  перебирая в уме самые мрачные
перспективы.  Рано  утром,  в  полвосьмого,  зазвонил телефон:  Элен  нашли,
догнали в лесу в пяти километрах от "Сухоцвета". До моего приезда ее посадят
в  подземелье. Кассеты с посланиями отменяются. Я наконец заснул, моля Бога,
чтобы ее хоть не избили.
     И еще один сбой дал наш отлаженный механизм, из-за чего отъезд пришлось
отсрочить на  несколько  недель. Дело в том, что Раймон  впервые оказался  в
Париже один, без надзора хозяина или Франчески. Гномик исправно присматривал
за мной, но за гномиком-то  некому было присматривать. Он почуял  свободу, и
кровь  взыграла  в  нем,  как  в былые времена.  Стояла  весна, время, когда
женщины  словно выходят  из чистилища,  открывая взорам роскошества, которые
были   спрятаны  всю  долгую   зиму.  Возобновлялся  хоровод  любви,  разгул
изобильной и доступной  плоти.  Но  не для  Раймона.  Длинноногие  щеголихи,
пышногрудые кокетки дефилировали мимо него, будто говоря: тебе не обломится.
На людях просто жаль его становилось, так он всем своим видом молил хотя  бы
взгляда. Да,  слабоват был карлик по женской части, тут Стейнер оплошал:  не
следовало посылать его одного в самый цветник. Это мне воздержание  давалось
легко, а в нем бродили желания, и ему трудно было совладать с нерастраченной
мощью своего  тела. Я убеждался в этом каждое утро: завтрак он подавал мне в
пижаме, выставляя на  обозрение внушительных  размеров  бугор. Сколько раз я
просил его надеть хотя бы брюки. А однажды ночью случайно  обнаружил кое-что
почище: меня замучила  бессонница, и,  встав, чтобы  попить молока -  Раймон
говорил,  что  оно  действует  лучше всякого снотворного, - я  увидел, что в
кухне почему-то горит свет и дверь  приоткрыта.  Оттуда доносились  странные
звуки,  какое-то урчание;  я  подкрался на  цыпочках и  заглянул.  Раймон, в
спущенных до щиколоток штанах, в белых перчатках,  копошился, разложив перед
собой на полу с десяток порнографических журналов. Всклокоченный, с налитыми
кровью  глазами,  он  выплевывал ругательства, брызгая слюной на страницы, с
которых непотребные девки  показывали ему все свои прелести спереди и сзади.
При виде меня он охнул, залился краской и торопливо подтянул штаны.
     Я убежал к себе  - меня чуть  не  стошнило. Наутро  он явился  ко мне с
покаянным  видом, извинялся и просил ничего не  говорить хозяевам.  У  него,
мол, бывают "рецидивы", честное слово, больше никогда. Мне бы  тогда сыграть
на этом, распалить в нем похоть,  настроить его против Стейнера и Франчески,
глядишь,  и  удалось  бы  вырваться  на  свободу.  Случай  был  -  лучше  не
придумаешь. Но я им не воспользовался. За молчание потребовал от моего гнома
только одного: пусть принесет мне все журналы с клубничкой, которые прячет в
шкафах. Я разжег огонь в камине и заставил его собственноручно сжечь всю эту
кипу  мерзостей  до последней титьки и  задницы.  Для  Раймона  это был  нож
острый. Но  я  остался  непреклонен: не хватало еще устраивать  в этом  доме
Онаново блудилище!
     Думаете, мой страж образумился? Отнюдь; так бешеным  кобелем и остался,
только дежурный звонок Жерома каждый день  ненадолго приводил его в чувство.
Просто  невозможно  стало  на улицу  выйти с этим  миниатюрным гигантом.  От
первых же стройных ножек, от  любых блеснувших  глазок он съезжал с катушек.
Хмель ударял ему  в  голову от такого  изобилия  девушек, стайками порхавших
вокруг,  и  всего  того,  что  нетрудно  было  угадать  под  одежками.   Мне
приходилось быть  бдительнее  любой дуэньи,  чтобы держать его в  рамках. Он
говорил: есть  женщины  такой  дивной красоты,  что я на них  и смотреть  не
решаюсь, боюсь  рухнуть замертво. Да  и вообще, при виде каждой понимаю, что
мне не место в этом мире. Они - совершенные творения, а я - ошибка природы.
     Беда, как  водится, подкралась  незаметно. Однажды  вечером - день  был
будний - Раймон попросил меня куда-нибудь с ним сходить: ему было одиноко. Я
согласился.  Мы  сперва  пошли  в кино,  около  полуночи  поужинали, а затем
отправились по клубам. На ночную жизнь я теперь  смотрел как будто издалека,
уверенный, что мне это больше не грозит.  Заведения  были все  на одно лицо,
везде одна и  та  же публика, юные идиоты с пустыми глазами корчились  среди
адского  грохота,  старательно  изображая  из  себя  буйно-помешанных.  Я-то
считал, что это мне в таких местах тяжко, но только теперь  понял, насколько
круче  приходилось  Раймону. С его  росточком он едва  доставал  девицам  до
груди, а иным и  вовсе до  пупка, в котором  обычно красовалось  колечко или
серьга. Бедный гном терял голову от такой близости к тайнам наготы. Заплутав
в  чаще бесконечно  длинных ног  и агрессивно торчащих бюстов,  он  звал  на
помощь.  Тот,  кто не пользуется успехом у женщин,  видит их лучше и познает
глубже,  чем неотразимый соблазнитель.  Раймону все было  как нож в сердце -
пахнуло ли  изо рта  или из-под  мышки, резанул ли слух  язвительный смешок,
задело ли его покатое плечико  или круглый животик. Когда  он  устремлялся в
эту  варварскую толпу, лавируя  среди полуголых тел -  видна была только его
высоко  поднятая  рука, точно перископ  подводной  лодки, -  у  меня  щемило
сердце.
     В ту ночь, часов около четырех, когда я уже  с  ног  валился и намекал,
что пора домой, он упросил меня зайти еще  на  одну танцульку возле  площади
Пигаль: мол, выпьем по последней. На улице Бланш какой-то громила  с финкой,
вынырнув из темноты, хотел  было заставить нас расстаться с деньгами. Раймон
свалил  его,  боднув  головой   в  живот,  и  после   этого  раунда  немного
приободрился. Дискотека на втором этаже мигала, как огромный глаз циклопа на
темной глыбе здания; женщины, одетые только в узенькие трусики, приплясывали
в свисавших с потолка корзинах, несколько амбалов плавно покачивались, точно
канатоходцы   на  проволоке,   перезрелые  матроны   дрыгали   ногами.   Был
предутренний  час, когда  в  ночных  вертепах идет в ход  залежалый  товар и
оказавшиеся  без пары мужчины и  женщины  довольствуются  тем, что осталось.
Скучал там  какой-то скелетоподобный  ходячий манекен  с прозрачной кожей  и
неестественно расширенными зрачками; чересчур пухлые губы выглядели странно,
будто их  на  живую  нитку  пришили  к  лицу  трупа.  Разбитные малолетки  с
откляченными  задницами,  толстушки  в  лохмотьях  ценою  в целое  состояние
собирались  уже отчалить  несолоно хлебавши,  во всеуслышание объявляя,  что
местечко, мол, дрянь.  Раймон устало  присел  на  продавленный  диванчик, из
которого отовсюду лез  волос;  рядом  с ним  целовались  взасос два атлета в
кожаных жилетках.  Мой слуга  совсем потерялся  на фоне высоких фигур и  вид
имел еще  более  бледный, чем обычно. Но  сработал  непреложный  закон:  кто
выделяется,  тот  рано  или  поздно привлекает  внимание,  -  и на  Раймона,
которого обычно никто в упор не видел, по крайней  мере одна  пара глаз в ту
ночь посмотрела с интересом.
     Я  еще  раньше  заметил  эту  шалаву  - спутника у  нее  не было,  зато
самоуверенности  хватало, чтобы не топтаться  в  одиночестве,  и  вокруг нее
прямо-таки хоровод вился.  Она с  потрясающей  непринужденностью висла то на
одном, то на другом, прижималась  всем  телом, и ее руки  змеями ползали  по
спине  партнера.  Разноцветные  полосы  света  скользили  по  ее  лицу;  она
притягивала  к  себе  все  взгляды  своими  умопомрачительными округлостями,
широкими  плечами, вызывающе малым количеством одежды.  И вот, виляя бедрами
под дуэт трубы и саксофона, она вдруг - кто бы мог  подумать!  - направилась
прямо  к Раймону и пригласила его на танец. Он  сперва подскочил,  как будто
его током ударило,  и чуть было не обратился в бегство. Она удержала  его за
руку, да так властно. Он еще поупирался, потом скрепя сердце подчинился. Это
надо  было  видеть:  мой  недомерок  выкатывается на площадку  и  выделывает
кренделя вокруг красавицы - ну прямо как планета вокруг Солнца. Надо думать,
ночная публика всякого насмотрелась, раз  не  выпала  в осадок при виде этой
невероятной парочки!  Тянулись минуты, Раймон  корчился, как  припадочный, а
партнерша  бросала на  него недвусмысленные взгляды.  У  него  глаза  на лоб
лезли,  он  не  понимал,  что  происходит.  Около  шести,  перед  закрытием,
диск-жокей  выдал подряд  несколько слоуфоксов, и, когда простуженный  голос
Барри  Уайта захрипел  Only want to  be with you,  девица прижала Раймона  к
груди,  умостив между двух полушарий, которые были больше его  головы. Будто
танцевала с плюшевым медвежонком. А  вскоре после  этого  она уволокла моего
спутника, увела  за ручку, как старшая сестра маленького братишку. Вот так и
заварилась эта каша.
     Идиллия  продлилась  неделю;  о  своих  обязанностях мой слуга  начисто
забыл.  Его пассию звали  Мариной; он был  ее капризом: ей взбрела  фантазия
попробовать карлика,  переспать с  человеком-фаллосом.  Захотела  игрушку  и
получила. Она клялась ему, что у нее никогда не было такого любовника, - тут
она  не  врала.  Раймон же  из этого  заключил,  что  нравится  ей, - но  он
ошибался.
     Девица им  просто попользовалась, а  он, простак, раскатал губы. Как те
бедняки,  что,  сорвав куш  в лотерею, теряют рассудок, мой приапчик  совсем
разума  лишился  от  Марины. И  неудивительно: женщина давным-давно была для
него чем-то вроде  далекого Китая,  о котором он мог только мечтать.  Оттого
что одна из них, да еще какая, положила на него глаз, он весь  завибрировал,
а  оттого что она сама выбрала  его в дансинге и чуть ли не силком  утащила,
просто спятил. Раймон кинулся очертя голову в пламя, имя которому - женщина,
и  разговенье  после  долгого  поста ударило  ему  в голову.  Наконец-то  он
сравнялся со своим хозяином  в том, в чем тот всегда мог дать ему  сто очков
вперед. Буйство  плоти подействовало  на него,  как  солнечный свет на долго
пробывшего в шахте человека. Он ослеп, ошалел и  совсем  потерял волю.  Дома
появлялся ненадолго, только переодеться и  помыться, успевал купить кое-что,
состряпать на скорую руку, позвонить  Стейнеру и  наврать ему с  три короба.
Меня он умолял помочь выбрать  костюм, причесаться,  пригладить жесткий, как
щетка трубочиста, ежик волос. Уходя, спрашивал, не пахнет ли у него изо рта,
задаривал  меня  подарками.   Изредка  откровенничал  со   мной,  живописал,
облизываясь, как не пробовавший женщины мальчишка, прелести своей любовницы,
рассказывал,  что  она  выделывает  в  постели.  В  такие  минуты  лицо  его
расплывалось от  похоти,  и мне приходили  на ум  жабы, которые  раздуваются
вдвое, когда поют брачную песню.
     Марина быстро смекнула, что Раймон рожден прислуживать;  она заставляла
его делать все по  дому,  готовить  и только  после этого  допускала к телу.
Воображаю, как карлик-субретка в одних кальсонах и носках, повязав передник,
шуровал пылесосом,  драил ванну, усердствовал в предвкушении награды. Но  на
седьмой  день  к вечеру  красавица дала ему отставку.  Наигралась и бросила,
просто сказала, чтобы он больше не приходил. Жизнь для него  утратила смысл,
как будто Бог сперва осенил его своей благодатью, а потом оставил.
     Отвергнутый гном стал еще безобразнее, просто смотреть было страшно. Он
никак не мог поверить в случившееся.  Удар был особенно жесток от того,  что
все произошло слишком быстро - еще вчера он был  на коне, а  сегодня потерял
все;  Раймона  это  сломило.  Как  он  ни  пытался  вернуть  благосклонность
любовницы,  та  и  знать  его не желала. Он был раздавлен,  не  ел, не спал,
бродил, как тень, стал заговариваться. Целыми днями кружил вокруг  телефона,
все  ждал,  что  она  позвонит, попросит прощения,  вновь  призовет  в  свои
объятия. Ходил он нечесаный, небритый, то и дело прикладывался к бутылке, от
него попахивало перегаром - в общем, совсем потерял человеческий облик. Пуще
всего он теперь боялся хозяйского  гнева, все канючил, мол, поклянитесь, что
ничего не  скажете.  Он был у  меня в  руках, я мог бы запросто  выторговать
свободу, но и  на этот раз проморгал  свой шанс. Его нытье мне  осточертело,
работу  он  совсем  забросил, дом  запустил, кормил  меня  недожаренной  или
пересоленной   дрянью,   когда  вообще  находил   в  себе   силы  что-нибудь
приготовить. Я не  выдержал,  тайком  позвонил Жерому и  выложил все про его
слугу. Хозяин ничего не подозревал; новость его огорошила. Я удостоился слов
благодарности: он знал, что на меня можно положиться.
     Долго ждать не пришлось. В  ту же ночь, около  часу,  в Париж прикатила
Франческа  -  всю дорогу  от  Безансона  мчалась на предельной скорости. Она
застала Раймона  в гостиной - в одних  трусах, пьяный, он  тупо таращился  в
телевизор. При  виде  ее  он затрясся: то был  Командор,  явившийся покарать
преступившего закон. Хозяйка с ослушником не церемонилась, с размаху влепила
ему пощечину, схватив за волосы, уволокла в другую комнату и заперлась с ним
там. Всю ночь до меня  доносились приглушенные  отзвуки  рыданий и криков. Я
почти не спал, а  ранним утром обнаружил Стейнершу в кресле в гостиной перед
полной  окурков  пепельницей  и наполовину  опустошенной бутылкой джина. Она
пожелтела, лицо стало как слоновая кость;  сидела, съежившись  в  старенькой
парке, и ее бил озноб - должно быть, переусердствовала в мордобое и  воплях.
Провинившегося слугу она заперла в спальне.
     Франческа обернула ко  мне осунувшееся лицо  и знаком пригласила  сесть
рядом с ней.
     - Бенжамен, я ценю вашу лояльность  в  истории с Раймоном. Вы  молодец,
что предупредили нас.
     Похоже,  ее  здорово  выбило из колеи,  если  она  заговорила  со  мной
по-человечески,  будто забыв,  как глубоко  меня  всегда презирала.  Я вдруг
увидел  то,  что  скрывалось  за  ее  неизменно суровой миной:  перепуганное
существо, которое барахталось в волнах накатывающих  лет и взывало о помощи.
Она  то и дело доставала из кармана  пудреницу,  быстро  обмахивала пуховкой
лицо и заплывшую жиром шею, точно хотела окутаться мучным облаком. Пудра, не
удержавшись на коже, градом сыпалась на грудь.
     - Он непростительно забылся. Но одну вещь вам следует знать.
     Франческа закрыла глаза, тяжелые веки упали, как спущенные паруса. Губы
у  нее  подрагивали, и казалось,  будто  большой  приоткрытый  рот постоянно
бормочет, но не молитву, а брань в адрес всего света.
     - Не он  один дал слабину. Жером, может быть,  рассказывал  вам: у меня
была бурная молодость, которую определяли две страсти - любовь и философская
мысль. Когда я не тешилась в объятиях юношей - или девушек, это мне было все
равно, - то  читала труды философов.  Я  люблю  их за то, что они сложны,  я
сказала  бы  даже, темны, за то, что  приходится попотеть, чтобы постичь их:
для меня это как сухой  фитиль  или  бомбы замедленного действия. Тома мирно
спят на пыльных полках библиотек, а мысль  бродит  в умах  людей  и рано или
поздно подобно взрыву потрясает  мир.  Я прерывала любовные игры лишь затем,
чтобы  вернуться  к  чтению,  и  откладывала  книгу  только  для того, чтобы
продолжить сладострастные забавы.
     В девятнадцать лет у меня  была мечта:  стать ангелом любви.  Я хотела,
чтобы тело мое принадлежало каждому, кто его захочет: это было что-то  вроде
долга, моего обязательства перед  ними всеми. Меня коробила  избирательность
желания: почему одним все,  а  другим ничего?  Нет уж,  на пир Эроса пусть и
изгои  будут  званы.  В  то время  мне  хотелось,  чтобы  вихрь удовольствий
поглотил меня. Однако очень скоро старый, как мир, любовный акт наскучил мне
своей  простотой,  а  самые разнузданные  сексуальные  фантазии  на  поверку
оказались  однообразными,  да  и  надуманными.  Каким  бы  сильным  ни  было
наслаждение, мне этого было мало, мало. И тогда я поняла, что для плоти есть
границы  -  а для мысли  нет.  Жить плотью -  значит  смириться  с  рутиной,
развивать   мысль   -   преодолеть   обыденность,   подняться   над   жалким
существованием.  Только по привычке  я продолжала  вести  прежнюю разгульную
жизнь;  тело мое  возбуждалось все так же  легко, но душа к этому больше  не
лежала. Чтобы сохранить свободу, я уже отвергла два  предназначения женщины:
брак  и потомство. Оставалось отринуть третье - собственно секс. Мало-помалу
я  отдалялась  от того  мира,  которым правит любовь, я  повернулась к  нему
спиной, прежде чем он сам  отторг меня. Я уходила со сцены, пусть  без  меня
обольщают и обольщаются, этой горячки,  этого безумия с меня довольно.  Ведь
когда я была хороша собой, я  сама этого не  знала, а когда поняла, от былой
красоты  осталось  лишь воспоминание. Я еще  держала себя  в форме, но время
брало свое. Молоденькие девчонки, чья единственная  заслуга состояла  в том,
что они родились двадцатью годами позже, чем я, уводили мужчин у меня из-под
носа,  затмевали  меня.   Недолго   мне  оставалось  покорять:  хорошенького
понемножку, побыла  в  сонме избранных, а теперь твое  место в толпе обычных
лиц.  Молодость  -  привилегия преходящая, а платишь за  нее всю  оставшуюся
жизнь.
     В ту пору я и встретила Стейнера; он думал,  что я порочна, тогда как я
была всего  лишь безучастной. Он  имел зуб  на женщин - за то,  что  слишком
нравился  им. Он их  будто всех наказывал, любовь отождествлялась для него с
местью, унижение входило  в программу,  -  на мой взгляд, это  было мелочно.
Однако я  сыграла на  его обиде,  чтобы  привлечь  на  свою сторону;  так мы
создали  нашу  коалицию,  принесли обет целомудрия и поклялись отказаться от
плотских  и  чувственных радостей.  Я  в то время  преподавала  философию  в
выпускном классе лицея. Ну так вот, я взяла отпуск без сохранения жалованья,
и мы переехали  в "Сухоцвет", веря,  что  нашли  средство, способное  помочь
бедам человечества.  Пусть  никому больше не мозолит глаза  вездесущий мираж
красоты -  вот чего мы хотели. Не прошло  и полугода, как  желания, которые,
мне казалось,  я обуздала, снова стали донимать меня. Глупо, но что есть, то
есть, никуда  не  денешься.  Сдаваться  я не собиралась. Видела, как  стойко
держатся мои союзники, и благодаря  им  держалась сама, а они в свою очередь
черпали мужество  в моей  самоотверженности. Когда  тело  властно  требовало
своего, я  прибегала к спиртному и сигаретам -  они помогали  том, где разум
помочь уже бессилен. Я стала  много есть, растолстела,  не следила за собой.
Для  кого мне было поддерживать форму? Для  Стейнера  и  этого  его придурка
Раймона? Только во сне я утоляла вожделение, которое подавляла в себе наяву.
Я сильный человек, и я не нарушила клятвы.
     А потом появилась  Элен.  Когда  вы уехали в Париж,  моей заботой номер
один было держать Стейнера от нее подальше. Уж я-то его знаю, многого он так
и не смог в себе изжить и к девушкам по-прежнему питает преступную слабость.
Признаюсь вам,  на Элен,  бледную,  исхудавшую, больно  было  смотреть.  Она
объявила голодовку и собственную  жизнь превратила в орудие шантажа. Еще она
царапала  себе лицо,  клочьями выдирала волосы, нарочно вызывала у себя этот
жуткий тик, который ее перекашивает. Словом, уродовала себя, как могла, лишь
бы  доказать  нам, что зря мы ее не  отпускаем. Но меня  такими  штучками не
проймешь: я не забыла,  как  она  чуть не выбила  мне глаз.  Элен бранилась,
поливала нас грязью,  да так изощренно,  что я  только диву давалась. Но  со
временем она присмирела и снова стала есть. Кассеты с  вашим голосом  каждую
неделю слушала по десять - двадцать раз подряд  и в конце концов  убедилась,
что вы  ее не бросили. Тогда она  заявила, что  ей скучно, потребовала книг,
журналов, телевизор, радио. Я  дала ей кое-какие  тома из своей библиотеки -
"Пир" Платона, "Разум в  истории" Гегеля, "Трактат"  Витгенштейна. Мы с  нею
обсуждали эти книги, я дивилась ее  начитанности, развитому уму.  Она запоем
читала романы, особенно обожала детективы, за которыми я специально ездила в
Доль.
     Наши отношения вступили в новую фазу под знаком мирного сосуществования
и даже заигрывания. Элен была разной со мной  и с Жеромом: его она принимала
полуодетая, приглашала  присесть на постель, делала комплименты; мол, как он
хорошо сохранился,  - вызывала  на  откровенность. Со  мной  затевала ученые
споры,  да как умно! Она  красилась,  переодевалась по нескольку раз на дню,
полировала  свои  розовые  ноготки,  покрывала  их  перламутровым  лаком.  И
кокетничала,  актерствовала  вовсю.  Ваша  подружка,  Бенжамен,   вся  такая
хрупкая, изящная, как статуэтка, но это только видимость. Бывало, она с утра
- сущий ангел,  а  к обеду - мегера.  Меня эти скачки ее настроения просто с
ума  сводили. Она  на меня фыркала: "Да приведите же себя в порядок, ну хоть
на диету сядьте, посмотрите, на кого вы похожи  - раскормленная гусыня, да и
только".
     Я сама себе удивлялась, но почему-то  слушалась  ее: ограничила  себя в
еде, сделала  прическу,  целыми днями бегала в городе  по магазинам, выбирая
новые платья.  Показывалась  ей в них,  и она решала, идет мне или  не идет.
Когда она  была в духе, то позволяла  мне ее причесать, и я могла перебирать
пряди  ее волос. Меня тянуло к ней, день ото дня все  сильнее, и я ничего не
могла с этим поделать.
     Однажды  ночью  она  приснилась  мне,  сон  был  такой...  в  общем,  я
проснулась  потрясенная. Хотела оградить от нее мужа - а  позиции-то сдавала
я.   Она,   мерзавка,   почуяла  это  и   понемногу  начала  свою  подрывную
деятельность. То ластилась, то  язвила и час за часом сеяла во мне сомнение:
а есть  ли вообще смысл  в нашей акции? Она  говорила,  что  мы сами себе не
нравимся,  вот  и  прикрылись  идеей;  что  мы  вообще  ничего не  понимаем:
существует ведь обаяние, притягательность, сексапильность, в конце концов, -
все, что привлекает в человеке куда сильнее, чем просто приятная наружность.
Смеялась над  нами: мы-де  воюем с ветряными мельницами, красота,  твердила,
понятие  относительное,  критерии меняются, на смену  устраненным красавицам
придут  другие,  те,  что  сегодня  не  блещут,  но  в свою  очередь  станут
неотразимыми, создав новые исключения из нормы.
     "Франческа,  -  повторяла  она  мне,  -  ну  что  такое красота? Просто
определенный   тип   лица,   который   по  случайному   совпадению  нравится
большинству, вот и все. Куда как интереснее искать красоту там, где ее никто
не  видит,   -  в   необычном,   непохожем,   даже  неприглядном.  Насколько
привлекательнее  может   быть   несовершенство,  чем  скучная   правильность
чертЛицо, от которого трудно  оторвать глаз,  - это же гармоничное сочетание
недостатков!"
     Эта очаровательная негодяйка сводила  на нет значение внешности, а сама
при этом была так  хороша, попробуй тут не  признать правоту ее доводов! Как
она  умела  с улыбкой  ужалить:  "Ваше время  ушло, смиритесь,  дайте дорогу
молодым.
     Доживайте ваш век в  ладу с собой, это лучше, чем лелеять  свою обиду и
упиваться ею".
     С языка у  нее  не  сходило  ваше имя, она рассказывала, как вам хорошо
вдвоем,  как  вы дивно  подходите  друг другу в постели,  - у меня в  голове
мутилось от ревности. Меня она  подкалывала по любому  поводу, чего я только
от нее  не натерпелась:  я-де  старая развалина, и одышка  у меня, и  из-под
мышек пахнет, и одета я чучело чучелом. Она  называла меня "мой шарпей" - за
мои  веки,  а  еще - "мясная туша",  из-за лишнего веса и  красного лица.  В
сердцах  переходила  со  мной на  "ты",  кричала: "От  тебя  воняет, как  от
телячьей печенки, фу, гадость какая!"
     Боже мой! Я вам, Бенжамен, от души желаю никогда не стать ее врагом. До
чего же острый у нее язычок, мне бы с самого начала ей  рот кляпом заткнуть,
на цепь  ее посадить, как злую собаку. Что бы  я  ни делала, все было  не по
ней. Я  выходила из себя, хлопала дверью, тогда она принималась плакать, а я
возвращалась и просила прощения. "Вы  ведь  знаете, Франческа, я где-то даже
люблю вас", - отвечала она.
     И  я пропускала  мимо  ушей  "где-то даже",  забывала все  оскорбления,
слышала  только  слово "люблю".  Она вертела  мной как хотела.  С Жеромом мы
отчаянно  ссорились  - кому  сегодня отнести ей поднос, кому  посидеть с ней
после обеда. Она  говорила  моему мужу гадости обо  мне, а при мне смешивала
его с грязью.  Я  ослабила бдительность, у меня рука не поднималась рыться в
ее вещах.  Я едва сдерживалась, чтобы не  схватить ее в  объятия, не осыпать
поцелуями. Захоти она только, и  я  бы тотчас  же все бросила и начала новую
жизнь с ней - где угодно.
     Потом мы  приехали  в Париж, чтобы  отобрать кандидаток. Мы скрывали от
вас наше  смятение, делали вид, что  все  в порядке. Нам  на  смену заступил
Раймон. А Элен  тем временем  припрятала кое-какие  инструменты,  готовясь к
побегу.  Когда мы вернулись, она была очень мила, и мы с ней много выпили  в
тот вечер. Знала ли я, что делаю, или это была оплошность? Понятия не  имею.
Уходя от нее  около полуночи, я плохо заперла дверь,  задвинула засов только
наполовину. Открыть его изнутри было проще простого. В три часа  я почему-то
испугалась -  поздновато,  конечно, -  и поднялась к  ней.  Захожу, смотрю -
лежит на  кровати  под одеялом. И  так меня  друг  разобрало,  была не была,
думаю,  Стейнер  спит  без задних  ног -  я  скинула с себя все  и нырнула в
постель. Но вместо теплого, нежного тела Элен я обняла  диванный валикПтичка
упорхнула! Я убить была готова - и ее за бегство, и себя за слабость. Просто
невероятно, что  мы  нашли ее раньше,  чем  кто-либо другой.  В ту ночь  шел
проливной  дождь,  наша беглянка поскользнулась на мокрой  земле и вывихнула
ногу. Она долго проплутала, вся окоченевшая, по нашим лесам, ориентируясь не
лучше, чем  вы тогда в феврале. Ну уж я отвела душу, такую задала ей трепку,
которую она надолго запомнит. Ее предательство было для нас ударом, особенно
ощутимым оттого, что маску кроткой голубки она после этого сбросила  и снова
стала поносить нас на чем свет стоит. Мы заперли ее  в  камере  в  подвале и
привязали к кровати. Теперь  она целыми  днями надрывается в крике  -  зовет
вас. Мы будем держать ее там, пока  вы не вернетесь. Надеюсь, вы на нас не в
обиде,  Бенжамен,  - она  это заслужила.  Не  стоит и  пробовать тягаться  с
красотой - ее надо изничтожать, иначе тебе крышка.
     Франческа  Стейнер сидела неподвижно, как мертвая. Вроде даже задремала
- грузная,  отяжелевшая не то от жира, не то от копившейся годами злобы. Она
признала  свое поражение. Подбородок ее отвис,  будто  державшая его сетка -
сетка морщинок, оплетавших  шею и сходившихся под челюстью, вдруг порвалась.
Здорово все-таки, что Элен сумела обернуть ситуацию в свою пользу, заставила
этих психов ползать перед нею на брюхе. Стейнерша подняла голову, ее большие
красные руки пошарили в карманах, и она протянула  мне  пачку фотографий. На
снимках, отпечатанных на хорошей бумаге, была она, Франческа, только гораздо
моложе. Я  едва узнал  ее. Она уставилась  на  меня  как-то испуганно, часто
заморгала; белки глаз напомнили мне грязноватый запекшийся желатин. Ну ясно,
от меня ждали хоть словечка утешения.
     - Недурна я была, правда?
     Этот вопрос меня доконал: выходит, только один человек из всей компании
давно и бесповоротно поставил крест на своей  внешности, и этот человек - я.
Ведь  я, уныло невзрачный, и  в детстве  был таким. А Франческа  Стейнер  не
забыла, что была когда-то желанной, теперь она  каждого готова умолять ей об
этом  напомнить.  И  эта  мумия  тасовала в своей  постели  мужчин  и женщин
несчитано,  унижала   их,  обманывала,  высмеивала...   Кто  она   теперь  -
развенчанная королева, обезвреженная бомба. Сила, властная над всеми и  вся,
и ее не пощадила, превратив  взбалмошную любовницу  в ядоточивую мегеру. Она
выстояла, но  какой  ценой - объявив войну  всему  свету,  возненавидев его.
Франческа забрала  у меня  фотографии,  поднялась и  пошла  к дверям, тяжело
волоча ноги. Напоследок она оглянулась:
     - Знаете, Бенжамен,  у нас  возникли проблемы. Одно из похищений прошло
не  совсем гладко. Иногда мне  даже хочется, чтобы до нас добралась полиция.
Судебный процесс  меня  не  страшит.  Мне  бы  представился случай  публично
выступить и привлечь тысячи сторонников к нашему делу.
     В тот же день она уехала,  а  на  смену ей  явился муж. Поначалу хозяин
обошелся со слугой не  слишком круто, он вел себя как папаша с напроказившим
сынком. Называл его сатиром, Казановой, драл за уши, выпытывал  подробности,
да такие,  что  меня с души воротило.  Ясно,  чего  Стейнер не мог  простить
Раймону: тот  отведал  удовольствий, которых сам он себя  лишил.  На гномика
жалко было смотреть:  уши его не  просто пылали,  а  раскалились аж  добела.
После  ужина  - мы  втроем поели на кухне  - атмосфера наэлектризовалась  до
предела Стейнер резко сменил  тон, дежурная  улыбка,  которую он нацепил  на
лицо, исчезла. Щеки его пошли красными пятнами - я уже  знал, это предвещало
неминуемый  взрыв. Ни  с того ни с  сего он вдруг  грохнул ладонью по столу,
схватил  Раймона за шиворот и с  размаху влепил ему две оплеухи. Тот даже не
попытался  уклониться.  Из  носа  у  него хлынула кровь. Безропотность слуги
привела  Стейнера в бешенство. Он рванул его со  стула, схватил за гениталии
и,  оторвав от пола, несколько раз боднул в  живот  с  такой силой,  что я с
одного раза загнулся бы.
     - И тебе не стыдно, дерьмо, засранец? Да как ты посмел? Ты соображаешь,
каково было хозяйке это узнать?
     Стейнер швырнул беднягу  на  пол, плюнул ему в  лицо  и принялся пинать
тяжелыми ботинками  под  ребра. Орал он, как оглашенный. Карлик выблевал  на
кафельный пол часть съеденного  ужина,  от чего хозяин взбесился  еще  пуще.
Расстегнув пряжку, он сорвал с себя ремень и занес его над своим поверженным
приспешником. Смотреть на это было невыносимо. Я не выдержал:
     - Прекратите, Жером, вы же убьете его!
     "Сам"  так  и  застыл  с  поднятой  рукой.  Ему, видно, и  в голову  не
приходило, что я  способен вмешаться. Я для него был все равно что стол  или
стул. Он обернулся и схватил меня за шиворот.
     - Ты еще тут, тля, скопец несчастный! Тоже захотел? И кто тебе разрешил
называть меня по имени?
     - Прошу вас, хватит!
     Он едва сдержался, чтобы не разразиться потоком непристойной брани,  но
занесенную  руку  все-таки  опустил.  Покачнулся,  как  насмерть  пораженный
гигант, выронил свой кожаный ремень и ушел в комнату, громко хлопнув дверью.
Я  помог  Раймону подняться, хотел обтереть ему лицо влажным полотенцем.  Он
оттолкнул меня:
     - Идите вы, знаете куда! Хозяину видней, что делать.
     Наутро, когда  я встал, господин  и слуга были в гостиной,  оба мрачнее
тучи. Стейнер сидел в кресле, глядя в открытое окно на улицу и поглаживая по
голове примостившегося у его ног Раймона; тот был в кальсонах и белой майке,
под  левым глазом у него  чернел синяк, ноздри были заткнуты ватой. У Жерома
на губе красовалась лихорадка, морщины блестели от  пота, лицо было такое же
помятое, как наброшенный на  плечи льняной пиджак. Готов поклясться,  что он
плакал. Я почувствовал  душок,  витавший над этой парочкой,  - пахло крахом.
Стейнер  поднял руку,  простер ее над городом  - рука была усеяна старческой
гречкой, такие пятна еще зовут "кладбищенскими". Он указывал на толпу внизу:
люди гуляли,  переговаривались, смеялись, радовались солнышку.  Из соседнего
дома доносилась старая  джазовая мелодия  вперемешку  с  криками  торговцев,
автомобильными гудками, и вся эта какофония рассыпалась вихрем веселых нот.
     - Смотрите, Бенжамен, они повсюду,  они вылезают изо всех щелей, словно
крысы. Потоп, потоп, вот что это такое! Я хотел стереть юность с лица земли,
как стирают помарку с листа. Но она накрыла меня с головой, я тону.
     В уличном гомоне отчетливо прозвенел на высокой ноте девичий смех, эхом
отразился от оконных  стекол, и невыносимой свежестью повеяло в этой похожей
на мертвецкую комнате. И слуга, и господин втянули головы  в плечи, будто по
ним дали автоматной очередью. На улице, как на сцене, они воочию узрели свое
поражение.  Куда  девалась  вся их заносчивость, теперь  им было все  равно,
пусть их увидят такими, какие они есть: ископаемые бунтари, ни на что уже не
способные,  коалиция,  тоже  мне  - перекисший, как  уксус,  донжуан,  кумир
недоумка  и подкаблучник  престарелой  кокетки, захлебывающейся  собственным
ядом. Великий мистификатор получил нокаут.
     У меня было тяжело  на  душе. Немного  погодя я  вышел купить кое-что в
аптеку. Они  отпустили меня одного,  слова  не сказали  - еще  неделю  назад
такого  и представить  было невозможно. На  улице гремела  музыка  в киосках
звукозаписи; я миновал мясную лавку, газетный ларек. Стоило мне только зайти
в телефонную будку, набрать 17 - номер  полиции - и  все было бы  кончено. Я
побродил  немного,  прохожие толкали  меня. Выпил  в  баре минеральной воды,
потом,  почувствовав, что  на свободе  мне  непривычно  и  неуютно, вернулся
домой. Раймон и Стейнер так  и  сидели  живой картиной в  раме окна,  даже с
места  не  сдвинулись.  Их  ноги стояли  в  солнечной лужице.  Лицо  хозяина
подергивал тик - в точности как, бывало, лицо Элен.
     Десять  дней спустя мы с Раймоном отбыли из Парижа в Юра. Стейнер уехал
раньше.






     Стояла теплая,  солнечная погода. Было 1  июня. Великий день  настал. А
настроение у  меня было хуже некуда.  Самочувствие  тоже. Я  опять старел  и
прислушивался к себе с тревогой тяжело  больного. Лицо у меня шелушилось, на
скулах и крыльях носа  звездочками  лопались  сосуды.  В уголке рта  залегла
горькая  складка. Лысина ширилась во все стороны,  расплывалась,  как  пятно
сырости  на  стене. А я больше не мог даже  пожаловаться  Раймону. После той
взбучки  -  после того, как я его  "заложил", былая  задушевность  приказала
долго жить.  Права на  почтительное обращение "месье"  я  лишился. Кончилась
игра  в верного  слугу. Губа у него  еще  была  вздута, щеки в синяках, глаз
заплыл; от него пахло мылом. Всю  дорогу  - выехали мы в шесть -  я  сидел с
несчастным видом, надеясь, что он обратит на это внимание. Он как воды в рот
набрал, наконец, не выдержав, я сам спросил:
     - Раймон, как я выгляжу? Вы не находите, что я болен?
     Даже не повернув ко мне головы, он буркнул:
     - Да вы всегда выглядите больным. Я обиделся: что за бесцеремонность, в
самом деле!
     - Но сегодня не хуже, чем всегда? Он, не отрываясь, смотрел на дорогу.
     - Извиняюсь, я не врач.
     И, как бы давая  понять, что  разговор окончен,  Раймон водрузил на нос
темные  очки.  Так  я и терзался  неизвестностью, перебирая свои  симптомы -
вдруг у меня что-то серьезное? Скорей бы увидеться  с Элен, уж она-то внесет
ясность. Раньше ее диагнозы почти всегда были верны. Я представлял себе, как
сегодня,  впервые за  три месяца,  мы с ней  наконец  уснем в одной постели.
Стейнер и его  супруга  назначили нам встречу  в  итальянском  ресторане  на
берегу  озера,  на  полпути  между  Женевой и  Лозанной,  близ  деревни  под
названием Коппет:  Элен мне обещали вернуть сегодня же, но прежде они хотели
угостить  меня  роскошным обедом  в  награду,  так сказать,  за  беспорочную
службу. Я был тронут. Мы сели за  столик в саду, в тени  большого бука,  над
самой водой. Я заказал лучшие фирменные  блюда, озерную форель под соусом из
черных  трюфелей,  но что толку -  все  равно не мог проглотить  ни кусочка.
Сотрапезники мои все  трое сияли  улыбками; судя по всему, проступок Раймона
был  забыт. Даже  враждебность слуги, еще обиженного на меня, растворилась в
радужном настроении хозяев. За  десертом Стейнер -  он вообще  был в ударе -
поднял тост:
     -  За  нашего верного Бенжамена и его скорое воссоединение с прекрасной
Элен!
     Наверно, я в эту минуту скривился, потому что Стейнер посмотрел на меня
с тревогой:
     - Что с вами, Бенжамен?  Вам нехорошо? Теперь уже все трое обеспокоенно
уставились на меня.
     - Может, вы, чего доброго, грипп подцепили? - предположила Франческа.
     - Это от волнения, его ведь ждет встреча с нареченной, - решил Стейнер.
     От  их  участливых  слов  я  вконец  перепугался.   Бросился  в  туалет
посмотреться в зеркало  и опять убедился, что старик, глядевший  на  меня, -
это я. Я  был как стекло, которое озорники забавы ради испещрили  надписями.
Озорником  в данном случае оказалось время. А  все надписи, запечатленные на
моей коже, говорили,  даже кричали одно: поздно, уже слишком поздно, а ты  и
не заметил! Лицо  было как  жеваное,  хотелось прогладить его  утюгом, чтобы
привести в  божеский вид. Вот если бы  иметь  запасное лицо и  надевать его,
когда  нам  бывает плохо! Мне стало жутко: словно день,  иду на убыль, и это
сейчас-то, на пороге лета!
     Стейнер ждал в саду. Он взял  меня под руку и увлек в аллею прогуляться
вдвоем, как  бывало.  Он  так и стоит  у  меня  перед  глазами:  струящиеся,
серебристые  в лучах солнца роскошные волосы, безупречные складки на брюках.
На  пальце сверкал  перстень. Мы  шли по берегу бухточки, вдоль излучины  за
мысом, застроенной  богатыми виллами и особняками. Время от времени у  самой
поверхности воды  скользила,  мерцая  серебром,  спинка  окуня  или  форели.
Издалека доносились отзвуки веселой музыки: в каком-то ресторане праздновали
свадьбу. Стейнер улыбался. Его поплиновая рубашка голубого цвета очень шла к
глазам. Он был в сандалиях на босу ногу.
     - Знаете, Бенжамен, вы мне чем-то симпатичны.
     Он взъерошил мне волосы; от этого фамильярного жеста я залился краской.
     - Мы с вами встретились при  таких обстоятельствах, что  вряд ли  могли
друг  другу понравиться. Но, поверьте, я о вас  самого  высокого мнения! - И
Стейнер по-отечески обнял меня за плечи. - Поэтому ваш вид тревожит меня: вы
как  в  воду  опущенный.  Я  хотел  предложить вам  кое-что,  но  боюсь,  вы
обидитесь.
     - Я что-то не понимаю...
     На самом  деле я догадывался, куда  он клонит. сейчас станет  вербовать
меня в  последователи, предложит примкнуть к ним. Я был бы даже разочарован,
если бы он не попытался.
     - Вопрос  настолько щекотливый, что  я не  знаю, как начать. -  Стейнер
повернулся ко  мне и  пристально посмотрел прямо  в глаза  - его излюбленный
прием. - Уверен, вам это покажется странным. - Он  закусил  губу,  задумчиво
потер подбородок. - Вы обратили внимание,  Бенжамен, как меняется  лицо моей
жены по нескольку раз на дню? То она выглядит молодой, то старухой.
     - Да, меня это поразило с самого начала.
     -  Вы, может быть, думаете, что она владеет каким-то  особым искусством
косметики, или что  на  нее так благотворно действует отдых, или что дело  в
особенностях обмена веществ. Но это не так.
     Он помедлил. Я, сбитый с толку, ждал, что последует дальше.
     -  Франческа молодеет на глазах, Бенжамен, потому что почти каждый день
- когда она на мызе - она прикладывается к устьям юности.
     Меня кольнуло нехорошее предчувствие.
     -  Постойте,  Бенжамен, не  перебивайте  меня, сначала  выслушайте:  вы
вообще замечали когда-нибудь,  что от  каждой женщины исходят как бы флюиды,
создавая только ей присущую атмосферу? И что атмосфера эта ощущается, влияет
на каждого, кто с нею рядом?
     - Да, что-то в этом роде...
     -  А  замечали вы,  что с возрастом эта  неуловимая аура  слабеет:  так
улетучивается букет вина, если оставить бутылку открытой?
     - М-мм...
     - Так  вот, узницы  в  нашем  подземелье тоже  выдыхаются, как пролитые
духи,  или,  знаете, как цветы, которые особенно сильно пахнут, увядая. А их
аромат  уходит через оборудованные в камерах отдушины по специальным трубам,
на  другом  конце  которых  установлены воронки.  Через  них мы - Франческа,
Раймон и я - вдыхаем пары юности. Они-то и подпитывают наши силы.
     Кажется, меня держали за дурачка и вешали на уши длиннейшую лапшу.
     - Месье Стейнер, -  сказал я, - я  сегодня не расположен шутить.  И  не
надейтесь, что я куплюсь на ваши бредни.
     -  Мне  было бы даже  обидно,  Бенжамен, если бы  вы сразу  поверили. И
все-таки это правда.
     - Чего вы добиваетесь от меня?
     Мелькнувшая  в  его  взгляде  насмешливая хитреца  мне не  понравилась.
Заложив руки за спину, он прошелся передо мной.
     -  Еще  раз  повторяю,  Бенжамен,  меня  тревожит  ваше  здоровье.   Вы
посмотрите  на себя  - краше в  гроб кладут. Я  хочу  помочь вам. Вот что  я
предлагаю. И заклинаю вас, не говорите сразу "нет".
     Стейнер прикрыл глаза, как бы собираясь с мыслями, и опустил ладони мне
на плечи.
     - Вы  уступаете нам Элен, мы оставляем  ее в подземелье, а  взамен даем
вам  вдохнуть  ее  флюиды, подзарядиться ее изумительной  жизнеспособностью,
которой вам так недостает.
     Он выпалил это  на  одном дыхании.  Я  стряхнул его руки  и  рассмеялся
каким-то нервным смехом.
     - Так вот оно что! У вас сорвалось похищение, и теперь вы не желаете ее
отпускать. Она вам, видите ли, нравится! Хотите надуть меня, как я раньше не
догадался!
     Стейнер поморщился.
     - Да... да вы... - я заикался от возмущения,  - ну вы и наглец! За кого
вы  меня принимаете?  Этот  номер  у  вас не пройдет: или вы возвращаете мне
Элен, или... или я устрою скандал прямо здесь, в ресторане.
     С меня градом лил пот.
     - Не  кипятитесь,  Бенжамен. Контракт  по-прежнему в силе. Я  предложил
только немного изменить условия.
     - И слышать об этом не желаю. Вы дали слово. Я  сделал все, что от меня
требовалось, теперь верните мне Элен.
     Стейнер улыбнулся добродушно и чуть презрительно:
     - Хорошо, Бенжамен. Считайте, что я вам ничего не говорил. Через час вы
получите вашу Элен.
     Старый  хрыч и не  думал меня уламывать,  я даже удивился, что  он  так
легко сдал позиции.
     Раймон вез  меня к французской границе через долину озера Жу. Франческа
и Жером уехали вперед  в "рейндж-ровере". Слуга сосредоточенно вел  машину и
на меня даже  не смотрел. От бесконечных виражей меня  мутило. Я все  не мог
успокоиться после разговора со Стейнером. Все эти месяцы я страшился встречи
с Элен. В голове не укладывалось, что сегодня же вечером мы, как ни в чем не
бывало,  отправимся  вместе  в Париж.  Всю  дорогу  я  готовился  к  защите,
перебирал доводы, которые приведу в свое оправдание. Это было мучительно: то
накатит раскаяние, то, отхлынув, уступит место эгоизму. В голову лезли самые
идиотские мысли. Что же все-таки за гнусность предлагал мне Стейнер, что это
за отъявленное шарлатанство?
     - Скажите, Раймон... Мне пришлось откашляться.
     - Что вы знаете об устьях юности? Он изобразил неподдельное изумление:
     - Кто вам о них сказал? Неужто хозяин? Я кивнул.
     - Это наша тайна, я не имею права о них распространяться.
     - Раймон, между нами, это ведь шутка, дурацкая шутка, да?
     - Ни в коем разе.
     Он вдруг стал подозрительно любезен. Не дожидаясь расспросов, сказал:
     - Вот, к примеру, сколько мне, по-вашему, лет?
     - Лет тридцать пять, может, сорок, а что?
     -  Не угадали. Мне пятьдесят два.  Я не  поверил - не может быть. Но он
показал мне удостоверение личности.
     - И что же?..
     - А то, что это все  благодаря  устьям юности - вот уже пять лет как  я
прикладываюсь  к  ним  раз  в  неделю.  От  всех  наших  постоялиц  принимал
ингаляцию; это лучше всякого лечения, скажу я вам!
     - Вы издеваетесь надо мной, Раймон, вы все сговорились дурачить меня!
     Я  всматривался в его  лицо, сквозь синяки и кровоподтеки, которые  уже
побледнели,  пристально  изучал каждый миллиметр кожи, даже пощупал,  провел
пальцем по мелким морщинкам, по сеточке вокруг глаз. В пятьдесят два года он
сохранился лучше, чем я.
     - Так хозяин сам предложил вам сеанс?
     - Да, а что?
     - Счастливчик вы, месье. Стало быть, и вправду ему полюбились.
     Знал, стервец, что сказать, - эти слова запали мне в душу!
     Мы приехали  задолго до вечера. Я  смотрел  и  не узнавал места; дорога
терялась в высокой траве,  ели ярко зеленели  свежей  хвоей. Одуряюще  пахло
смолой. Горы летом  выглядели  куда приветливее, чем зимой. А вот "Сухоцвет"
на фоне буйства природы  проигрывал: железная  крыша оказалась ржавой, фасад
не мешало бы подновить. Меня вновь одолели связанные с этим домом неприятные
воспоминания. В саду стояла наша  машина, блестящая,  как новенькая монетка,
готовая  к  дальнему пути. Жером и Франческа улыбались мне с крыльца. С чего
бы это им  вздумалось выйти  меня встречать? Я  покосился на окно во  втором
этаже  - в той комнате мы  ночевали  с  Элен в  феврале,  - но  занавески не
шевельнулись. Я  стоял  пень пнем, будто прирос к земле. Все происшедшее  за
эту  зиму  нахлынуло  на меня, не давая  сделать  и  шагу.  Я  снова и снова
прокручивал в  голове, как  буду оправдываться перед Элен,  готов был,  если
понадобится, упасть перед ней на колени, лишь бы вымолить прощение. Ничего я
не хотел в ту минуту, кроме одного: быть с  ней, обнять  ее. Стейнер отворил
дверь и кивнул мне.
     - Заходите, Бенжамен, Элен ждет вас. Мы опять поместили ее в комнату на
чердаке. Вот вам ключ. Ступайте, освободите ее, так сказать, своими руками.
     Я-то думал, он опять станет меня уговаривать. Ничуть не бывало. Я стоял
на  пороге  прихожей, той самой, с чучелами зверей.  Как я ни старался взять
себя в руки, меня  трясло. Осталось  только войти, подняться по  лестнице...
Элен знает, что я здесь, она не могла  не слышать, как подъехала машина, как
хлопали дверцы. Странно, что она  еще не позвала меня. Каждый вечер, когда я
приходил домой, меня окликал ее хрустальный голосок...
     - Ну, Бенжамен, что же вы медлите?
     Высокая фигура Стейнера маячила у лестницы. Лицо его сияло улыбкой - ну
просто распорядитель церемонии  счастливого воссоединения любящих сердец. За
моей  спиной, в  саду, Франческа  с  Раймоном выгружали  из машины чемоданы.
Сердце у меня бешено колотилось. Глядя в пол, я шагнул на первую, ступеньку,
на вторую...
     -  Да, вот  еще что,  Бенжамен. Совсем  забыл вам  сказать...  Элен вас
больше не любит.
     Меня будто ударили под дых. Я вцепился в перила.
     Он обронил это так небрежно, как бы между прочим.
     - Она не может вам простить, что вы бросили ее одну.
     - Я не верю, вы мне опять лжете.
     - Если угодно, спросите у нее сами. Вперед, смелее, путь открыт.
     У меня  подкосились ноги. Это был конец, Стейнер подтвердил  мои  самые
скверные предчувствия.
     - Пойдемте-ка, я дам вам кое-что послушать.
     Он  увлек  меня  в  гостиную, включил стоявший  на столе  магнитофон. Я
услышал срывающийся голос Элен:
     "Нет, Франческа,  не могу забыть... Он бросил  меня,  предал... Даже не
пытался бороться, сдался сразу. Я-то,  наивная,  все  надеялась, что он меня
вызволит... мир  перевернет ради  меня.  А  он задрал лапки кверху,  рабская
душонка. Как же он  меня разочаровал!  Слизняк, бездушный трус. Я  не  смогу
больше с ним жить... А знаете, как он таскал у меня деньги, когда я же его и
содержала? Думал,  я ничего  не замечаю! Как  только вернусь  в  Париж,  все
выложу про его плагиат газетчикам и издателям,  с доказательствами,  слово в
слово!"
     Стейнер выключил магнитофон. Я сидел как громом пораженный. Он  дал мне
прослушать  запись еще раз. Каждое  слово впечатывалось  в мой мозг смертным
приговором.
     - Ничего не понимаю. Она ведь уверяла, что простила меня.
     - Когда вы получили последнюю кассету?
     - Чуть больше трех недель назад, до ее побега.
     - А  это, Бенжамен,  мы записали сегодня  утром, перед тем как  ехать в
ресторан. За три недели многое изменилось.
     Я  не  выдержал и  разрыдался на груди у Стейнера Нет,  невозможно, это
конец  всему, Элен предала меня... Тут  подошли Франческа и Раймон. Их  руки
легли мне на плечи, и это тройное объятие взяло меня задушу сильней, чем все
происшедшее.  Я всматривался в их лица,  искал в них понимания,  сочувствия.
Франческа погладила меня по щеке, ее ладонь  была теплая,  ласковая. На меня
нашло  какое-то  отупение.  Я  уже  ничего  не  соображал.  Плакал и  не мог
остановиться. А Стейнер-искуситель нашептывал мне на ухо:
     - Она нужна мне, Бенжамен, нужна во что  бы то ни стало.  Мы  любим ее,
слышите, мы готовы  уничтожить ее, лишь бы  она не досталась  вам. Одно ваше
слово - и я изолирую ее навсегда. Просите взамен все, что пожелаете.
     Я  наконец сделал выбор - грохнулся в  обморок. Это было  все равно что
сказать "да".
     Часом  позже я сидел в уютном кабинетике без окон, где  пахло воском от
натертого  пола, погрузив  нос  и пол-лица в  раструб огромного  ингалятора.
Конической  формы  прибор  из красного  дерева, похожий на  трубу старинного
граммофона, был обтянут изнутри  полиэтиленовой пленкой и укреплен на медной
дощечке,  привинченной к  низкому  столику. Зажмурившись и приоткрыв  рот, я
блаженствовал,  овеваемый  нежнейшим  дуновением,  -  то  моя  возлюбленная,
постепенно увядая,  кадила мне  божественным  фимиамом своей  молодости.  От
этого сладкого запаха мне еще несколько дней потом  не хотелось ни  пить, ни
есть.  В  меня  будто впрыснули  свежую кровь,  летучие флюиды осели на моем
лице, обновив  его.  Я  вдыхал  ее  уходящую  жизнь и  вновь переживал через
обоняние весь наш роман, узнавая дурманящие ароматы моей подруги, ее дорогих
кремов  и  косметики,  роскошных духов  и  дезодорантов,  которыми  она себя
окропляла.  Все  это разливалось  вокруг  меня мощным хором, кружило голову;
захлебываясь  в этих дивных волнах, я даже разделся догола, чтобы  они омыли
меня  всего.  Когда  накатывало  с  особенной  силой,  я  ложился на  диван,
переводил  дыхание.  Пиршество  ароматов,  да и  только  -  жуть,  настоящий
обонятельный каннибализм. Я опьянел, словно пригубил женственность в  чистом
виде.  Я запасался энергией впрок: прекрасный цветок, умирая, возвращал меня
к  жизни.  О  том,  что  Элен  три  месяца  томилась  в  заточении  и  ждала
освободителя,  а освободитель-то ее и погубил, я больше думать не хотел. Она
ведь сама собиралась донести на меня, предательница, - я просто опередил ее.
Во мне ни на миг не шевельнулось  подозрение, что Стейнер мог обмануть меня,
и  я,  даже  не  представляя  себе,  какую  чудовищную  гнусность  совершаю,
продолжал купаться в блаженстве.
     В конце  концов, что такого?  У Элен  жизненной силы  в избытке,  пусть
уступит мне немного: сытые должны делиться с голодными. Я ведь завидовал ей,
как завидует угасающий день ясному утру. И  я  действительно чувствовал, что
оживаю:  уж не знаю,  в силу какой химической реакции, в моих жилах заиграла
кровь, мускулы стали  крепче, кожа -  свежее. Так продолжалось недели  две -
каждый день я  приникал  к раструбу и  пил, смакуя, долгими глотками,  жизнь
моей невесты.
     После этих  ингаляций я ощутил  в себе  бодрость небывалую. Я просто не
узнавал  себя: исчезли  круги под  глазами, волосы  заблестели,  выглядел  я
теперь  почти  на свои годы.  Что-то неуловимо новое появилось в  моем лице,
волшебный  налет  какой-то...   Мне  и  в  голову   не  пришло,  что  я  мог
почувствовать себя  лучше просто  оттого, что провел две недели в горах,  на
свежем  воздухе.  Я  помолодел,  я будто  принял  крещение,  и  новая  жизнь
открывалась  передо мной. Я стал другим  человеком и  обрел  семью. Я всегда
завидовал людям,  которые объединяются в братства по идеям, людям, чья жизнь
полна особым  смыслом. В любом  обществе, сказал  мне как-то  Стейнер,  есть
маленькая горстка избранных  - им законы не писаны,  им заповеди не указ,  и
видят они  дальше большинства.  Я тоже хотел стать таким и был готов на все,
чтобы снискать уважение троицы. Будущее виделось мне радужным.
     Но однажды утром,  ни с того ни с сего, Стейнер  с  Франческой  позвали
меня  в кухню  и довольно сухо  попросили покинуть их дом.  До  меня даже не
сразу дошло, что они говорят всерьез.
     - Это невозможно. А как же наш уговор? Вы обещали...
     - Мы свое слово сдержали, Бенжамен. Вы отдали нам Элен,  вы  дышали ею,
мы с вами в расчете.
     - Но почему вы гоните меня? Что я такого сделал?
     - Вы просто нам больше не нужны.
     - Но я думал... я думал, мы друзья!
     - Мы и останемся друзьями, Бенжамен... на расстоянии.
     Я  пытался вымолить хотя бы отсрочку, клянчил,  убеждал. Готов был даже
платить за проживание, вносить свою долю. Все напрасно. Они и не любили меня
никогда,  им нужна была  Элен. Меня  выпроваживали как шестерку, выбрасывали
как балласт. Невысокого же они обо мне были мнения, не  хотели взять  даже в
подручные к Раймону. Это меня  добило. Я  пожертвовал  для них всем,  а  они
бросают меня на произвол судьбы! Я вспылил, заперся на ключ в своей комнате,
это не возымело действия, и тогда я пригрозил,  что сдам их полиции.  Тут-то
Стейнер  и поймал меня на слове  - запихнул в свою машину, отвез в  соседний
городок, высадил перед жандармерией и подтолкнул к самым дверям.
     - Валяйте, выкладывайте им ваши страшные тайны.
     Из здания как раз вышел полицейский в форме. Стейнер окликнул его - они
были знакомы.
     -  Капрал, вот  этот  господин  желает  сообщить вам  о  преступлениях,
совершенных в моем доме. Капрал улыбнулся, похлопал его по  плечу и, даже не
удостоив меня взглядом, пошел своей дорогой.
     - Зарубите себе  на  носу, - прошипел  Стейнер,  - все это  выше вашего
разумения. Вы - всего лишь щепка, попавшая в водоворот.
     Он дал мне в порядке компенсации двадцать тысяч франков и пожелал всего
наилучшего. Раймон, как был, в майке  и рейтузах  - он катался на велосипеде
для поддержания формы - отвез меня на вокзал в Понтарлье. За всю дорогу этот
хорек рта не  раскрыл, только напомнил, что в моих интересах  помалкивать. У
них, мол, на меня досье собрано. Вот как они меня отблагодарили, а я-то ради
них пошел на такую подлость!
     Ну  вот почти  и конец  моей  горестной  повести.  В  Париже  я  сперва
отправился на квартиру Элен и  забрал все, что могло бы навести на мой след,
постаравшись при  этом  никому не попасться на глаза. Потом вернулся в  свою
конуру в XIX  округе - все  это  время я  продолжал за нее платить. Пришлось
опять привыкать к прежней богемной жизни. Целый год я купался в роскоши, жил
на всем готовом, и меня в дрожь бросало при одной мысли, что я снова окажусь
на мели. Я чувствовал себя жалким ничтожеством. Заставил себя сесть за новый
роман, снова занимался грабежом, обнаглел пуще  прежнего, переписывал  целые
страницы, но  дело все равно не клеилось. Стейнер лгал: никаких способностей
у меня  не было. Об  Элен я старался не думать, чтобы не завыть от  стыда  и
горя.
     Прошло два месяца.  Я кое-как  сводил концы с концами. Однажды утром  я
собирался к  своему издателю,  передать ему первый  вариант книги. Нервничал
жутко. Я брился перед зеркалом, и вдруг левую  сторону лица как прострелило;
я  стиснул зубы, рот искривился в какой-то чудной гримасе, веко задергалось,
и левый глаз  перестал видеть. Это продолжалось с полминуты.  А час  спустя,
когда издатель  восторгался фразами Набокова,  Виктора  Гюго, Андре  Жида  и
Валери  -  я  присвоил  их,  не  изменив  ни  одной запятой,  -  меня  опять
перекосило.
     - Что с вами, зубами маетесь? Вы так скалитесь, будто у вас вся челюсть
болит!
     Я удрал, оставив разбросанные  по столу  листки рукописи. Бежал, бежал,
пока не выбился из сил. И во всех витринах  видел свое  отражение, видел эту
жуткую  судорогу,  исказившую  пол-лица.  После  этого я целыми днями лежал,
забившись под одеяло. Тик временами  отпускал, но  возобновлялся, стоило мне
посмотреться в зеркало. Прошла неделя.  Однажды меня скрутило  не  на шутку,
ужасно разболелась голова,  веко  падало, как косо  прибитый  ставень, левая
щека выплясывала сарабанду не в лад с остальным лицом, морщилась, дергалась.
И вдруг мне все стало ясно: искаженное лицо,  которое  я видел в зеркале над
раковиной, -  это  не  я, это же Элен! Мне передался ее  нервный тик.  Я его
подцепил, вдыхая ее флюиды,  ее лицо наложилось на мое. Вот так: хотел взять
себе ее  юность,  а в придачу  получил эту  гримасу.  То была ее  месть. Она
настигла меня, запечатлелась на моем лице, влезла  в мое "я", вытеснила меня
из собственной шкуры. Оказывается,  раньше  я  и  не  представлял  себе всей
глубины своей низости;  а что  подумают  обо мне люди?  От  этой мысли  меня
прошиб холодный пот. Я стал жить отшельником, избегал  яркого света,  людных
мест. Я  боялся: вдруг  во  мне  узнают  Элен,  донесут  на  меня, обвинят в
похищении. Ее  безмолвный двойник следовал за мной повсюду и мог выглянуть в
самый неожиданный момент. Левая половина моего  лица корчилась в судороге, а
правая опять старела. Целительный эффект  устьев  юности сошел на нет,  хотя
кое-где, островками,  еще сохранилась здоровая, гладкая кожа.  Да как я  мог
поверить в это чудодейственное средство? в эту чушь? Теперь,  всматриваясь в
свое  отражение  в зеркале, я вижу два лица: старика, в которого  постепенно
превращаюсь я сам, и юную  шалунью, которая корчит  мне рожи. С тех пор  я -
конченый человек. В аптеке  я купил себе несколько масок, в  одной из них вы
меня видели. Хотел,  пока не встретил  вас, навсегда спрятать свое лицо, как
вор прячет  краденое, скрыть печать  моей  подлости. Писать я бросил, деньги
кончились, пришлось  сменить мой клоповник на каморку еще  теснее и грязнее.
От  людей я  прячусь, выхожу только  ночью. Так и скрываюсь  на улицах среди
парижской голытьбы.  Три дня назад  на набережной острова Сен-Луи меня взяли
полицейские и отвезли в Отель-Дье. Мне уже было все равно. Но когда я увидел
вас, то решился все рассказать. Вы были не похожи на  других, вы  показались
мне доброй, способной понять и еще - неуверенной. Мне больше  нечего терять,
я хочу  искупить свою вину, пусть  даже ценой жизни.  Несколько раз я звонил
Стейнерам, но их телефон в Юра отключен. А в справочной службе такой фамилии
не значится. Доктор, вы должны мне помочь, вы должны найти Элен.


     Бенжамен повысил голос, почти сорвался на крик. Собор гудел,  как улей,
было  уже одиннадцать. Толпы экскурсантов  текли сплошным людским потоком по
обе стороны центрального нефа. Мы были совершенно одни - так не уединишься и
на  необитаемом острове.  Из  какого-то  детского любопытства  мне  все  еще
хотелось  увидеть  его  лицо.  Он  нехотя  согласился.  Но  я  была  жестоко
разочарована. Без  маски и шапочки  Бенжамен Толон  оказался  именно  таким,
каким  он себя  описал: состарившийся ребенок  с усталым лицом и  выражением
побитого пса. Глаза были пустые, щеки очень бледные. Как-то не верилось, что
этот  невзрачный  человечек пережил  такие  удивительные приключения. Видно,
горе наложило на него отпечаток, изменило его лицо. Я попыталась представить
себе  Элен. Почему она влюбилась в  него  ?  Наверно, пожалела: у него такой
страдальческий вид.
     - Ну что, вы удовлетворены?
     Он  вцепился  в мою  руку.  Наклонился  к самому  моему  уху. Вблизи  я
заметила, как потрескались его губы.
     - Я признался во всем. Слово за вами. Очень вас прошу...
     Едва  он   открыл  рот,  как  лицо  его   скривилось.  Щека   судорожно
задергалась, левый глаз  замигал, точно  перегорающая  сигнальная  лампочка.
Припадок,  сразу  же   подумалось  мне,  и,   скорее   всего,  истерического
происхождения.  Лицо отчетливо делилось  надвое  по вертикали от переносицы.
Казалось,  будто  в  левой половине бьется кто-то живой, силясь вырваться. С
этой  гримасой  под склоненными  ликами святых  в нишах собора  он напоминал
безумцев, на которых было так падко средневековье, видевшее  в них посланцев
Божьих.
     -  Вот,  смотрите, как она резвится на моем лице.  Это  ее  час,  опять
пришла наказывать меня. Он уже не говорил - квохтал взахлеб.
     -  Умоляю  вас,  поезжайте,  найдите ее, скажите ей: я  никогда себе не
прощу, что оставил ее в лапах у этих негодяев.
     У  него  вырвался  судорожный смешок. Дрожащей  рукой он  протянул  мне
какую-то бумажку.
     - Вот, передаю вам эстафету. А я - я должен заплатить сполна.
     Глаза  его вдруг погасли, словно кто-то  выключил  ток,  лицо перестало
дергаться, да так  внезапно, что меня это поразило сильней, чем сам приступ.
Пока я приходила в себя, его и след простыл  -  я не успела заметить, как он
растворился  в толпе  экскурсантов.  Бежать  за  ним? К  чему? Я  развернула
бумажку - это оказался нарисованный от руки план местности с указаниями, как
добраться до "Сухоцвета", и  карта  дорог от самого Безансона. Наверху  было
выведено большими буквами: "Спасибо". У меня закружилась голова, и  пришлось
схватиться за спинку стула, чтобы не упасть.






     Вернувшись домой на улицу Нотр-Дам-де-Рекувранс, я легла прямо на  пол,
поставила на полную громкость пластинку египтянина  Фарида эль-Атраха  - это
один из моих любимых певцов, - свернула косячок и долго  лежала, затягиваясь
и  глядя перед  собой широко  открытыми глазами. Я  чувствовала себя пустой,
будто выпотрошенной, и мне казалось, что я  парю  над полом. Фарид  повторял
"Аввал  Ханса", завораживая, а  толпа ревела от восторга; жаль, я не понимаю
арабского,  который год обещаю себе выучить его,  ради  отца. Я вырубилась и
проспала  сутки без просыпу; автоответчик щелкал, не  переставая, - звонок я
отключила.  Фердинанд  звонил из Антиба раз  десять. Я хотела  было  набрать
номер Аиды, но в последний  момент  раздумала.  Услышь  я ее плач,  точно не
устояла бы.
     Я собрала вещи в дорожную сумку и вскоре уже катила в  своей дышащей на
ладан  малолитражке по южной автостраде. Перед Дижоном вдруг, не раздумывая,
свернула и, вместо того  чтобы продолжать путь  через Макон и Лион, покатила
на  восток. Я не хотела ехать к Фердинанду,  любовь  прошла, я сбросила ее с
себя,  как  платье. За три  дня  слова  Бенжамена  проникли  в мою  кровь  и
исподволь  делали  свое  дело,  убеждая.  Из  слушательницы  этой  сказки  я
мало-помалу  становилась  участницей. Я развернула на приборной панели  план
Бенжамена: его  мелкий,  с сильным  наклоном почерк переплетался  с  линиями
дорог и рек. Солнце стояло еще  высоко, нещадно слепило меня через  открытый
верх машины. Я запрокинула голову и подставила лицо его восхитительно жгучим
лучам.
     Что-то влекло меня в эти горы, я сама не могла объяснить, что именно. Я
миновала  Безансон   и   ехала  к   Понтарлье.  Чем  выше   взбиралась,  тем
основательнее,  плотнее  становились  попадавшиеся  по  пути  дома.  Платаны
зеленой аркой  смыкались над автострадой, создавая прохладную  тень.  Воздух
был каким-то удивительно мягким,  трава гуще, чем внизу. Я проезжала ущелья,
вместилища тьмы, никогда не впускавшие  свет,  узкие горловины, над которыми
нависали  складками  скалы, похожие  на бульдожьи  морды.  По  виадукам, как
канатоходцы   на   головокружительной  высоте,  везли  пассажиров  маленькие
вагончики.  Было что-то безумно притягательное  в этих деревушках под гнетом
тишины:  до того тихо, что зажурчит где-то ручеек -  и  заслушаешься. Вскоре
начались  альпийские  луга на каменистых нагорьях,  заросших тысячами  елей.
Шоссе  вилось узкой лентой  среди  буйной  зелени  пастбищ. Задумчиво жевали
коровы,  а над ними мерно  покачивались  сиденья застывшей  канатной дороги.
Потом шоссе углубилось в полумрак хвойного леса. Навстречу попадались машины
с хохочущими ребятишками и загорелыми отпускниками  - все отдыхали на полную
катушку. Стало почти свежо, лес  благоухал, горные речки бурлили и  пенились
под  мостиками.  Как-то  не  верилось,  что  в  этом  славном  уголке  земли
осуществляется некий чудовищный замысел.
     Меня охватило возбуждение. Жуткую авантюру я затеяла, что и говорить, -
и все же почему-то ликовала. Атмосфера была какой-то по-особому  насыщенной.
Я  свернула   на  проселок,  услышала,  как  шасси  заскребло  по  земле,  и
остановилась на опушке мелколесья. Если верить плану Бенжамена  - а пока  он
был точен, - в конце вот этой извилистой тропы находился "Сухоцвет". Остаток
пути  я  решила  пройти  пешком:  лучше,  чтобы меня не  заметили.  Я  пошла
напрямик, радуясь, что  надела  джинсы  и кроссовки. Пуловер повязала вокруг
талии. Ноги вязли в рыхлой земле. Тени  сгущались, удлинялись, низкие  ветки
елей торчали, словно шипы, из серых,  обросших мхом стволов. В небе бесшумно
парил сарыч, широко раскинув крылья и описывая круг  за кругом,  - уж  не на
меня ли он нацелился ? Солнце клонилось к закату, было почти восемь.
     Очертания гор таяли  в дымке, над землей плыли клубы тумана, и я ныряла
в них, точно пловец в  волны. Взобравшись на горку, я сразу увидела  высокий
утес, поросший сверху елями; дом под  ним  выглядел как  маленькая голова  в
большой  шапке.  Я подкралась ближе, пригнувшись во влажной траве, и наконец
как следует разглядела "Сухоцвет"  - края его двускатной крыши действительно
почти  касались земли.  Да,  дом был  передо  мной,  в  точности такой,  как
описывал его  Бенжамен, -  у меня даже  дух захватило.  Было тихо, ни  живой
души, дорога, ведущая к воротам, почти совсем заросла. Давным-давно никто по
ней  не  ездил.  Все как вымерло.  Дом казался  нежилым. Я не  знала, что  и
подумать. В конце концов, события, о которых рассказывал Бенжамен, произошли
больше года назад. Может быть, Стейнеры уехали ?
     Стемнело;  ночь полнилась  жужжанием,  стрекотанием,  шорохами,  где-то
каркали вороны.  "Сухоцвет" притаился у  кромки леса;  странно,  но  от этой
развалюхи  веяло грозной силой. Казалось, дом спит, однако  он знал,  что  я
здесь, он выпускал свои невидимые  антенны, которые распознавали людей: друг
идет или  враг? Этот дом, этот гибельный для молодости застенок ждал меня. Я
обошла вокруг, включив фонарик, который предусмотрительно захватила с собой.
Один  ставень на окне первого  этажа был закрыт неплотно. Я подняла какой-то
сучок, вставила его в щель, нажала - сучок хрустнул, но ставень приоткрылся.
Я  взяла камень и выбила стекло. Оно поддалось  не сразу. Я влезла в окно  и
спрыгнула  в  пустую комнату; пахло затхлостью,  на  полу  валялся мусор.  Я
осмотрелась, -  должно быть,  это была столовая с  большим камином в углу. Я
обшарила ее вдоль и поперек, потом вышла в прихожую. Кабанья голова без глаз
и клыков косо висела на одном гвозде. Я споткнулась о сломанный стул. Глупо,
но  мне было  не по  себе.  Деревянная лестница вела наверх.  Почему-то я не
узнавала  дом, описанный  Бенжаменом.  Сомнения одолели  меня.  Дом  скрипел
сверху донизу,  отзывался  на  каждый  шаг  короткими  стонами,  как  старая
рухлядь, с которой не церемонятся. Я  толкнула еще какую-то дверь, - похоже,
за  ней находилась кухня. Стены,  дверные  ручки  - все было покрыто  липким
налетом.  На столе,  на  прожженной клеенке,  красовалась помятая  кастрюля.
Старая плита  была  открыта,  из нее пахло мокрым  углем. Я спугнула  паука,
мирно спавшего в раковине. Пошарила фонариком по стенам и - вот так сюрприз!
-  обнаружила  деревянную панель,  о  которой  говорил  Бенжамен.  Она  была
приоткрыта.  Каменные ступеньки вели  в подвал.  Теперь все  сходилось, даже
как-то подозрительно точно. Я попыталась включить свет - выключатель остался
у меня в  руке. Здесь было  почти холодно. Луч  фонарика  дрожал, высвечивая
плинтус,  разбитую  плитку пола,  какие-то  тряпки. Показалась  в  маленькой
каморке с  низким  каменным  потолком,  заваленной  пожелтевшими  коробками,
деревянными ящиками, садовым инвентарем. Где же  бойлер, который так поразил
Бенжамена?  Вместо него я увидела  стену из  кое-как пригнанных друг к другу
кирпичей.  Подвал  замуровали. Я  постучала  по  кладке фонариком. Звук  был
гулкий.  И тут я заметила на полу,  среди перепутанных проводов и  какого-то
хлама, тюфяк. Он  был весь в пятнах и  покрыт  плесенью.  У  меня  задрожали
колени, и я присела, чтобы прийти в себя.
     Вдруг мне показалось,  что  наверху кто-то ходит. Я  погасила  фонарик,
затаилась.  Темнота  вокруг  жила,  дышала, тихие  шорохи  толпой  невидимок
обступали  меня.  Возникали  и  исчезали  какие-то  странные тени.  Я хотела
встать,  крикнуть,  позвать  на  помощь. Но  так и  сидела  на тюфяке, будто
приросла. Я чувствовала, как чьи-то глаза со всех сторон следят за мной.
     Постепенно до меня  начало доходить:  "они" послали Бенжамена ко  мне в
больницу, чтобы заманить  меня сюда и запереть  в  подземелье. "Они" выбрали
меня, выследили, выяснили  обо  мне  все  досконально,  плели  свою  паутину
терпеливо,  хитроумно, зная,  на какую  наживку  меня ловить, - и я клюнула.
Может, и Фердинанд  был  частью  этой  ловушки.  Я пошла на  поводу у самого
нелепого, самого  чокнутого  из моих  пациентов,  который наплел  мне с  три
короба  -  и ведь заинтриговал.  Я не  держала на него  зла. Мне  было  даже
лестно, что меня сочли достойной войти в список узниц.
     Да, эти люди  были  достойны восхищения,  они добились большего: я сама
захотела лишиться молодости и красоты - пусть меня  запрут. Все равно, какой
смысл ждать, пока время вынесет свой  приговор: ведь пройдет несколько лет -
и  я  померкну,  достигну  возраста,  когда   пленительное   девичье  личико
превращается в кислую и строгую мину зрелой женщины.  События последних дней
с  бешеной  скоростью  прокручивались в  моем мозгу, и, вспомнив  весь  этот
клубок  совпадений и  случайностей, я убедилась,  что он очень смахивает  на
тщательно  продуманную западню,  И  ведь  заставили  меня  поверить, что дом
необитаем, заманили прямо сюда - вот это талант!
     Что ж, пришел мой черед платить - я готова.  Я  легла на тюфяк, вытянув
руки вдоль тела: собственные кости казались  мне тяжелыми, меня тянуло вниз,
как  будто я уже рассталась с  собой,  освободилась от прежней оболочки.  Ну
вот,  сейчас  они  явятся - похотливый  старикан,  мерзкий  карлик и  жирная
ведьма. Я еще не знала, что будет означать  для меня их приход  - облегчение
или  муки. Мне бы  встать,  бежать  отсюда,  но вдруг навалилась смертельная
усталость, какая-то  непреодолимая  сила приковала меня к тюфяку. Ничего  не
поделаешь, так я и останусь погребенной в недрах горы. Я то проваливалась  в
сон, то просыпалась. Очень хотелось пить. Где я - никто не знает; наверно, я
вернусь в мир, постарев  на двадцать  лет, и мне не будет больше места среди
людей. Я звала на помощь, выкрикивала имя Фердинанда,  мне привиделась Лида,
она  плакала, а  ее  косичка  расплеталась  на  пряди,  на  локоны, а  потом
обмоталась вокруг шейки и стала душить ее.
     Наконец наверху хлопнула дверь - раз, другой.  Ну все, они идут, сейчас
заберут меня. Зубы  у меня стучали, голова кружилась, но  где-то глубоко под
этим  ужасом я  ощущала лихорадочное  нетерпение:  скорей  бы, скорей! Я так
ждала этой минуты, я  ведь всю жизнь мечтала  быть бабушкой и никем  другим.
Может быть, меня посадят вместе с Элен, мы с ней  подружимся, будем дряхлеть
вместе - две  маленькие  старушки, не  прожившие  жизнь. Я  протянула руки в
темноту -  ну  же,  давайте!  Заберите  меня,  ради  Бога,  бросьте  меня  в
подземелье!
     Но нет  - дверь хлопала от сквозняка. Она  продолжала  стучать,  глупо,
механически. Мне  стало даже обидно. Я приподнялась на локте; виски  ломило,
кровь  стучала  в  ушах, болела поясница. Мои глаза  привыкли к потемкам,  и
теперь  я  различала слабый  свет  там, где  начиналась  лестница. Надо мной
вились с жужжанием мухи. Я что, уже разлагаюсь, гнию, как падаль?
     Я чувствовала кислый  запах от моего тела -  смесь страха и испарины. В
голове мутилось. Я закусила губу. Не верилось, что я могла так заблуждаться.
Наверно, я уже  постарела и сама не  заметила как. Я провела рукой по лицу -
ну,  где же морщины, складки,  обвислости? Ничего такого я не  нащупала. Все
было на месте - нос, лоб, и волосы по-прежнему густые. Зеркало  мне, срочно!
Хотелось  есть,  просто  до ужаса,  и  мне  было  стыдно:  что  за низменная
потребность, когда я готовлюсь к переходу в новое качество.
     Я поднялась с вонючего тюфяка, меня шатало, и холод пробирал до костей.
От  затхлых запахов подташнивало. Я отряхнулась и  на ватных ногах поднялась
по скользким  ступенькам. Сколько  прошло времени, я понятия  не  имела. Все
тело ломило.  Я  толкнула  дверь  и  вышла в  кухню. Сквозь щели  в  ставнях
пробивался  солнечный свет. Лучи  пронзали густой  сумрак, освещали пляшущие
пылинки, целые галактики пыли. Я споткнулась о дохлую  мышь, увидела в углу,
в соломенном гнезде, трупик какой-то птицы с взъерошенными перышками.
     Распахнув окно и ставни,  я  перелезла  через подоконник.  Разноцветные
пятна  заплясали перед глазами, свет  обжег  меня.  Было  раннее  утро.  Все
трепетало,  шелестело,  оживало; от запаха  сырой травы  у меня защекотало в
носу. Воздух был чистый, чуть прохладный,  бодрящий - то,  что надо. Большое
оранжевое  солнце вставало  над  кронами  деревьев, пробуждая горы  во  всем
многообразии красок.
     На пригорке стояла косуля  и, склонив  головку, смотрела  на  меня  без
малейшего испуга, только тонкие ноги подрагивали. На груди белело пятнышко -
как медальон. Она хотела мне что-то сказать, ее глаза из-под длинных  ресниц
силились сообщить что-то важное. Косуля пару раз качнула головкой, поскребла
землю  копытцами  и  не  спеша удалилась  походкой  балерины - только  ветки
хрустнули.
     Вокруг  журчали  ручьи,  лаская слух своим детским  лепетом,  водопадик
разбивался о камни  в облаке  пенных  брызг.  Длинные  свечи  вспыхивали  на
верхушках  елей,  болтун-дрозд завел  на  ветке  свою серенаду.  Над головой
проносились птицы, угрюмый хвойный лес полнился щебетом. Высоко в небе плыли
большие  белые облака, пухлощекие,  как ангелы на картинках. Дивная симфония
звуков и красок.
     Поток любви  захлестнул меня.  Надо жить, говорила  мне  природа,  надо
вернуться к собратьям-людям и не  пасовать перед жизнью. В этом  заброшенном
доме  мне  было  подарено  второе рождение.  Да как  я могла  бояться? Пусть
"Сухоцвет" существовал лишь в воспаленном воображении,  мне он все равно был
дороже всего на свете.  Ведь любой рассказ  не тем  хорош, что соответствует
действительности, а  тем,  что помогает взглянуть на мир  другими глазами  и
заряжает энергией. Что с того, что Бенжамен все выдумал,  - благодаря  ему я
снова хотела жить полной жизнью. Я совершила  с ним  ту же ошибку, что  и со
всеми: поверила тому, что он мне говорил. И, оказывается, правильно сделала.
Я  чувствовала  себя  беспричинно  счастливой,  заново  родившейся.  Ветерок
обдувал  меня,  смывая  миазмы  подвала.  Небо  сулило много-много  света  и
радости.
     Пройдя несколько сот метров, я набрела на низкий заборчик, сложенный из
камней,  -  здесь проходила граница со Швейцарией. Я несколько раз пересекла
ее, просто так, в насмешку над всеми рубежами: опля - и я во Франции, оп-ля!
- в Швейцарии.  Потом побрела назад к  дому,  споткнулась по  дороге о корни
ели, выпиравшие из земли, как  жилы  на исхудавшей руке.  Я  упала ничком во
влажный  зеленый ворс, смеясь, зарылась лицом  в мягкие, жирные, плодородные
комья; прямо передо мной - сперва  мне показалось, что это плоский камень, -
торчала из  земли  перепачканная  магнитофонная кассета.  Я  вытащила  ее  и
рассмотрела с  обеих сторон. Никакой наклейки  не было. Я как могла  вытерла
находку и сунула в карман - когда-нибудь послушаю.
     Я была вольна идти  куда  мне вздумается и  несметно богата надеждами и
возможностями. Мне хотелось обнять всех живущих на этом свете. В конце тропы
я нашла  свою машину, припорошенную пылью. Долго  смотрелась в зеркальце:  я
была грязная, вся  в травинках,  на  щеках черные полоски, волосы похожи  на
джунгли, - но я не изменилась. Та же матовая кожа, те же загнутые ресницы, и
лицо    не   сморщилось,   как    старая   тряпка.   Я    осталась   прежней
двадцатишестилетней  женщиной  и  не  должна   была  искупать  грех   своего
существования. Я  трижды просигналила,  прощаясь с "Сухоцветом",  обиталищем
химер, и с нависшей над ним тяжелой известняковой плитой.
     Проехав  километров   десять,   я   остановилась  у  гостиницы;  отсюда
открывался вид на швейцарскую равнину. Вершины Альп вдали сияли, как купола.
Далеко внизу катил извилистой дорогой среди  зеленых лугов маленький красный
паровозик, выбрасывая клубы пара. Я спросила у хозяина, какое сегодня число,
- оказалось 19 августа, значит, я просидела в подвале три дня и  три ночи. Я
сняла номер, умылась и заказала в  ресторане  трапезу на десятерых, невзирая
на ранний  час.  Повар умильно косился на меня, пока я уписывала за обе щеки
рагу  из  кабана, колбасу, картофельную запеканку с кабачками,  две копченые
сосиски,  салат  и швейцарский  сыр,  запивая все это  изумительным  местным
вином. Пиршеством  я  тоже была обязана Бенжамену - это  был мой  долг перед
ним.  Два  часа  я насыщалась;  столик  мне накрыли в саду, на  террасе  над
откосом. Солнце припекало все  сильнее, и я млела от его ожогов.  Даже сесть
под зонтик не  захотела. Весь остаток дня меня рвало - еще бы, так нажраться
после  семидесятидвухчасового  поста,  конечно,  желудок  от  такой нагрузки
взбунтовался и выдал назад все, что я уплела. Ну и пусть! Меня  выворачивало
наизнанку, я блевала, согнувшись над раковиной, - чем не доказательство, что
я живу?
     Теперь мне оставалось только одно  -  разыскать  Аиду. Нельзя  было  ее
бросать, ведь  случай  свел нас,  чтобы я о ней  позаботилась. Это Аида была
перстом  судьбы, посланным мне  знаком -  она,  а не  Бенжамен. Эта  девочка
пробудила  во мне  чувство, какого я давным-давно  ни  к  кому  на  свете не
испытывала.  Счастливица, она сама  не знала,  какой это  дар  -  когда  все
впервые  и жизнь  бьет через  край,  - великий  дар детства,  перед  которым
устоять невозможно. Бог задумал  воплотить  совершенство  на  земле и создал
маленьких девочек.
     А уж Аида - такая милая, такая резвая - была подлинным шедевром. Мне не
терпелось обнять ее,  расцеловать круглые щечки, заглянуть в лукавые глазки,
посмеяться ее  выходкам.  Я  -  взрослая,  и  в  этом моя  слабость,  она  -
беззащитная девчушка, если  сложить нас  вместе, пожалуй, выйдет полноценный
человек. Наутро я уехала в Париж, от души надеясь, что еще не поздно. Аиду я
нашла у бабушкиной соседки, и мне удалось уговорить эту женщину отпустить ее
со  мной на каникулы. Мы чудесно  провели остаток лета  в горах между Юра  и
Верхней  Савойей.  Счастливый  месяц  -  мы  шептались,  как  две  подружки,
беседовали по  душам, вместе  угощались  разными вкусными  блюдами. Она то и
дело висла  у  меня  на шее, усаживалась  на  меня  и  ложилась, и  все  так
естественно, будто мое тело  было продолжением ее  собственного.  Я  для нее
была  - "мое!". Я все пыталась приручить плутовку, уже  любя ее  как  родную
дочь,  но  она-то  моей еще не  стала.  Бывало,  расплачется, отпихнет меня,
начнет упрекать,  мол, это я  отняла  у  нее  бабулю. Когда мы вернулись,  я
занялась  формальностями удочерения;  мое  бесплодие было веским основанием.
Конечно, я незамужняя, но и профессия врача, и обстоятельства, при которых я
познакомилась с  Аидой, - все это должно было помочь мне смягчить неумолимых
представителей  закона. Пока  суд  да дело, Аиду  поместили в приют,  а  мне
разрешили  забирать  ее  на два  дня  в  неделю.  Административная  комиссия
проверяла  мой моральный облик,  а я  тем временем снова  ходила на занятия,
писала диссертацию, работала в больнице.
     Полгода  спустя,  декабрьским вечером  - я к тому  времени выбросила из
головы всю эту историю и постепенно выздоравливала душой, - Аида, игравшая в
соседней  комнате,  вдруг  позвала  меня.  Сказала,  что  даст  мне  кое-что
послушать: фрагмент  той самой кассеты, которую я нашла возле "Сухоцвета"  в
то утро в августе. Я тогда сразу же поставила ее на автомагнитолу, но пленку
заело: наверно, земля  забилась в колесики.  Я бы эту  кассету выбросила, но
Аида нашла ее в бардачке и взяла себе.
     К  миру  звуков  она питала подлинную  страсть,  в старых  транзисторах
копалась с  упоением.  Часами  просиживала  у приемника,  ловила  незнакомые
станции на разных волнах и завороженно слушала  иностранную речь на десятках
языков  вперемешку. Хозяйничала Аида и в  моих кассетах, колдовала над ними,
без конца перематывала, как клубки шерсти для вязанья. Эту  кассету она тоже
сотни раз прокручивала, пытаясь разобрать хоть что-то связное сквозь треск и
хрип. Даже "чинила" ее и "подчищала" по советам  профессора электроакустики,
с  которым  она переписывалась, и  вот, потратив не одну неделю,  ухитрилась
восстановить пять минут из шестидесяти. Меня кольнуло недоброе предчувствие,
когда Аида вставила этот маленький черный прямоугольник в плейер. Я услышала
обрывки  диалога  - говорили две  женщины, одна помоложе,  другая  постарше.
Первый  голос  был тоненький, и в нем звучали слезы.  Второй  -  пожестче, с
язвительными  нотками. Слова то  и  дело  прерывались  каким-то свистом. Вот
приблизительно что они говорили:
     "- ...одни несчастья приносит, потому что слабак, чего от него ждать...
нет, как только вернусь, все выложу газетчикам, издателям... докажу... слово
в слово... плагиат...
     - ...вправду сделаете? Не смешите меня... не способны...
     - ...плохо меня знаете... мало  того, что подчинился, работал на вас не
за страх, а за совесть... ненавижу.
     -  ...жалкий человечишка... вертим им, как хотим... думала, вы  от него
без   ума...  выбросил   вас  из  головы...  плевать  хотел,  что  вас  сюда
упрятали..."
     (Тут фразы  стали совсем  неразборчивыми  из-за помех и шумов,  но чуть
дальше диалог возобновился.)
     "-  ...мечтала  отомстить   в  минуты  отчаяния...  я   уничтожила  все
доказательства его плагиата...  (рыдания) все...  не знает... правы... всего
лишен... жаль его... предает инстинктивно, не по  подлости,  а от  страха...
(всхлипывания)  люблю  его еще сильней...  помните, вы цитировали греческого
философа:  нет  злых людей, они просто не ведают, что  творят... не могу без
него... снова жить с ним... единственной местью будет прощение..."
     Я сразу поняла, кто эти собеседницы. Наверно, я побледнела как  смерть,
и мне пришлось лечь, чтобы не  потерять сознание. Аида  видела, что со  мной
неладно. Я отговорилась: мол, голова болит, съела  что-то не то. Потом я еще
несколько  раз  прослушала  кассету.  И  выбросила  ее.  Аиде  о  поездке  в
"Сухоцвет" и о рассказе Бенжамена я ни словом не обмолвилась.
     Теперь я работаю  в  психиатрической  клинике и консультирую  в частном
кабинете.  Психические  расстройства  больше  не  пугают  меня, как  прежде.
Нехорошо, конечно,  но я  теперь даже нахожу  удовольствие в  том,  что  мои
пациенты не  выздоравливают: пусть себе  пребывают в неврозах, оно  и лучше.
Мне  нравится  быть  им необходимой.  Бывает, когда  они  изливают  мне свои
пустячные  горести, я  засыпаю  под  их  бормотание.  Перед  каждым  приемом
непременно выкраиваю  минутку,  чтобы  послушать Моцарта, Баха  или Шуберта:
музыка для меня по-прежнему целительный бальзам от всех, невзгод. В общем, я
ничуть не хуже других, Аида учит арабский, в память  о матери. Я тоже засела
за  учебники,  но  она  способнее  меня.  Она  зовет  меня  "мамочка-лукум".
Несколько раз я ездила в Марокко,  виделась  с  отцом. Мужчины  меня пока не
колышут: я  излечилась, перенесла свою любовь на  Аиду, этого мне хватает. И
хочется чего-то более высокого, чем героические подвиги в постели.
     Но все это время  я  жду:  вот однажды войдет ко мне пожилая женщина  и
скажет тонким девичьим голоском:
     - Только не подумайте, что  я сумасшедшая; я выгляжу лет на шестьдесят,
правда ? А на самом деле мне  двадцать пять. Мне нечем это доказать.  Умоляю
вас, просто выслушайте мою историю и не прогоняйте меня, пока я не закончу.
     Да,  я точно  знаю:  однажды  кто-то  постучится  ко  мне в  кабинет  и
подтвердит те жуткие откровения.
     Скорее всего, это будет Элен.
     Я терпеливо жду ее, и я скажу, что верю ей и готова помочь.
     Знаю  я  и то,  что они,  осквернители,  затаились где-то  и продолжают
скрытно творить свои варварские дела.
     Я часто  заглядываю  в отделение  "Скорой  помощи"  Отель-Дье.  Так, на
всякий случай: вдруг встречу  Бенжамена. У меня остались  его маска, дырявая
шапочка и  план - чернила  на нем понемногу выцветают, Я не  сомневаюсь, что
мой пациент мог бы еще многое мне сказать.

Популярность: 14, Last-modified: Fri, 08 Aug 2003 09:30:09 GMT