----------------------------------------------------------------------------
     Анонимный перевод
     Паук. - СПб.: Кристалл, 2000. (Б-ка мировой лит. Малая серия).
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------

                                                На бога мим любой похож;
                                                Они проходят без следа,
                                                Бормочут, впадают в дрожь -
                                                Марионеток череда,
                                                Покорна Неким, чей синклит
                                                Декорации движет туда-сюда,
                                                А с их кондоровых крыл летит
                                                Незримо Беда!..
                                                Но вот комедиантов сброд
                                                Замолк, оцепенев:
                                                То тварь багровая ползет,
                                                Вмиг оборвав напев!
                                                Ползет! Ползет!..

                                                      Э. А. По. "Лигейя" {*}
                                         {* Пер. В. Рогова. - (Прим. ред.).}

     Около четверти часа я смотрел с Punta  Tragara  на  море,  конечно,  на
солнце и на скалы. Потом я встал и повернулся, чтобы уходить. Вдруг  кто-то,
сидевший на той же каменной скамье, удержал меня за руку.
     - Здравствуйте, Ганс Гейнц! - произнес он.
     - Здравствуйте, - ответил я.
     Я смотрю на него.
     Конечно, я его знаю, несомненно знаю! Но кто бы это мог быть?
     - Вы, вероятно, не  узнаете  меня  больше?  -  говорит  он  неуверенным
голосом.
     Голос также мне знаком - конечно, знаком! Но он  раньше  был  другой  -
певучий, парящий, стремящийся  вперед.  А  не  такой,  как  теперь.  Этот  -
тягучий, точно на костылях.
     Наконец-то вспомнил:
     - Оскар Уайльд?!.
     - Да, - отвечает, запинаясь, этот голос, - почти! Скажите: С. 3. 3. Вот
все, что осталось после тюрьмы от Оскара Уайльда.
     Я посмотрел на него: С. З. З. представлял собой  только  грязный  след,
уродливое напоминание об О. У.
     Я хотел было протянуть ему руку, но подумал: "Пять лет тому назад ты не
подал ему руки. Это было  с  твоей  стороны  очень  глупо,  и  Оскар  Уайльд
засмеялся, когда его друг Дуглас рассердился. Если ты сегодня протянешь  ему
руку, то это будет иметь вид, будто ты даешь ее нищему, даешь ее С. З. З. из
сострадания. Зачем наступать на больного червя?"
     Я не протянул ему руки. Мне кажется, Оскар Уайльд был мне благодарен за
это. Мы спустились вниз, не говоря ни слова. Я  даже  не  смотрел  на  него.
По-видимому, это ему было приятно.
     На одном повороте он спросил:
     - Туда, наверх?
     Потом он медленно начал качать головой взад и вперед,  поднял  глаза  и
произнес с насмешкой:
     - С. З. З.?
     Нет, так нельзя было: я засмеялся.  И  О.  У.  обрадовался,  что  я  не
проявляю сострадания к нему.
     Мы обошли гору; сели на камни и стали смотреть на Арко.
     Я сказал:
     - Несколько лет тому назад я шел по этой дороге с Анни Вентнор, и здесь
мы встретили Оскара Уайльда. Тогда верхняя губа  его  приподнималась,  глаза
его сверкали и смотрели на меня так, что руки  у  меня  подергивались,  и  я
сломал палку, чтобы только не ударить ею по его лицу. На этом самом месте  я
сижу опять сегодня: леди Вентнор умерла, и рядом со мной сидит С. З. З.  Это
похоже на сон.
     - Да, - сказал О. У.
     - Это как сон, который снится кому-то другому про нас.
     - Да, что вы сказали?  -  воскликнул  Оскар  Уайльд  поспешно,  как  бы
отрываясь от мыслей, с испугом, с видимым волнением.
     Я повторил машинально:
     - Как сон, который снится кому-то другому про нас.
     Мои губы шевелились совершенно машинально, едва ли я  сознавал,  что  я
говорил и что думал.
     Оскар Уайльд вскочил; на этот раз в его голосе  зазвучали  старые  ноты
того человека, гордый дух которого так  высоко  парил  над  современной  ему
чернью.
     - Берегитесь узнать этого другого, не всякому хорошо встретиться с ним!
     Я не понял его и хотел спросить, что это значит, но  он  только  махнул
мне рукой, повернулся и ушел. Я посмотрел ему вслед.
     Потом он вдруг остановился, слегка кашлянул,  но  не  обернулся.  И  он
пошел дальше, медленно, сгорбившись, прихрамывая, чуть не  ползком,  -  этот
полубог, которого лицемерные негодяи его отечества превратили в С. З. З.!
     Три дня спустя я получил записку:
     "Оскар Уайльд желал бы поговорить с вами. Он будет ожидать вас в восемь
часов вечера в гроте Bovemarina".
     Я пошел на берег, свистнул лодочника, мы отчалили и выехали  в  море  в
этот чудный летний вечер. В гроте я увидал Оскара  Уайльда,  который  стоял,
прижавшись к скале; я вышел из лодки и отослал лодочника.
     - Садитесь, - сказал О. У.
     Последние лучи заходящего солнца падали  в  темную  морскую  пещеру,  о
стены которой разбивались зеленые волны, жалобно плача, как маленькие дети.
     Я часто бывал в этой пещере. Я хорошо знал,  что  о  камни  разбиваются
волны, и все-таки у меня  не  проходило  это  впечатление:  голые  маленькие
несчастные дети плачут по матери. Почему позвал меня О. У. именно сюда?
     Он как будто прочел мою мысль и сказал:
     - Это напоминает мне мою тюрьму.
     Он сказал "мою" тюрьму, и его дрожащий голос прозвучал так,  как  будто
он вспомнил нечто дорогое его сердцу. Потом он продолжал:
     - Вы недавно сказали нечто - не знаю, думали ли вы при этом  что-нибудь
особенное. Вы сказали: "Все это как сон, который снится кому-то другому  про
нас!"
     Я хотел ему ответить, но он не дал мне говорить, он продолжал:
     - Скажите, вероятно, многие ломали себе  голову  над  тем,  как  я  мог
позволить запереть себя? Думали: почему Оскар Уайльд пошел в тюрьму?  Почему
он не всадил себе пулю в лоб?
     - Да, многие думали так.
     - И вы?
     - Я думал: у него на это есть какая-нибудь  причина.  Ганс  Лейс  также
пошел в тюрьму.
     - Да, - Ганс Лейс! Но что у него общего со мной? Ганс Лейс  дал  ложную
клятву ради любимой женщины; он поступил благородно, и  ни  один  порядочный
человек не нашел, что он запятнал свою честь. Мало  того,  вся  образованная
чернь сделала из него мученика, потому что он пострадал за женщину!  Эти  же
самые люди оплевывают меня за то, что я презирал женщину! И потом Ганс  Лейс
здоровый, сильный фриз, молодой, помешанный на идеалах  народный  трибун,  -
разве мог он пострадать от тюрьмы? Душа его  никогда  не  страдала,  и  года
через два его тело выздоровеет после тюремного воздуха. А  Оскар  Уайльд  не
был больше молод, он  не  был  из  народа,  он  был  настолько  же  изнежен,
насколько тот был закален. Оскар Уайльд, этот аристократ  до  мозга  костей,
каких не было больше со смерти Вилье,  -  Оскар  Уайльд,  который  из  жизни
сделал искусство, как никто до него в трех королевствах. И все-таки он пошел
в тюрьму, да еще в английскую, в сравнении с которой  вашу  немецкую  тюрьму
можно назвать богадельней. Он знал, что его замучают  до  смерти,  медленно,
жестоко, и он все-таки пошел туда. А не убил себя.
     - Но почему же? - спросил я.
     О. У. посмотрел на меня; по-видимому, он ожидал от меня этого вопроса.
     Медленно он произнес:
     - Вы сами сказали, почему: потому, что все это лишь сон, который снится
другому о нас.
     Я посмотрел на него, он ответил на мой взгляд.
     - Да, - продолжал он, - так это и есть. Я  попросил  вас  прийти  сюда,
чтобы объяснить вам это.
     Он стоял с опущенными глазами и пристально  смотрел  на  воду,  как  бы
прислушиваясь к тихому всхлипыванию волн. Раза два  он  провел  указательным
пальцем левой руки по колену, как будто бы  собираясь  писать  буквы.  После
некоторого молчания он спросил, не поднимая глаз:
     - Вы хотите выслушать меня?
     - Конечно.
     О. У. раза два глубоко вздохнул:
     - Для меня не было никакой необходимости идти в тюрьму.  Уже  в  первый
день в суде мой друг незаметно передал мне револьвер, тот  самый  револьвер,
которым застрелился Кирилл Грахам. Это был прелестный  маленький  револьвер,
на котором был герб и инициалы  герцогини  Нортумберландской  из  рубинов  и
хризобериллов. Эта изящная игрушка была достойна того,  чтобы  Оскар  Уайльд
пустил ее в ход. Когда я после заседания суда снова вернулся в тюрьму, то  я
целый час играл с этой игрушкой у себя в камере. Я  положил  ее  с  собой  в
постель, положил рядом с собой и заснул со счастливым сознанием того, что  у
меня есть друг, который избавит меня от сыщиков даже в том случае, если  суд
признает меня виновным, что я тогда считал невероятным.
     В эту ночь мне приснился странный сон. Я увидал рядом с собой  какое-то
необыкновенное существо, какую-то мягкую, моллюскообразную массу, которая  в
верхней части переходила в гримасу. У этого существа не было ни ног, ни рук,
оно представляло собою большую продолговатую  голову,  из  которой,  однако,
каждую минуту  могли  вырасти  длинные,  покрытые  слизью,  члены.  Все  это
существо было зеленовато-белого цвета,  оно  было  прозрачное  и  перерезано
линиями во всех направлениях. Вот с этим-то существом я разговаривал, сам не
помню, о чем. Однако наш разговор становился все возбужденнее,  наконец  эта
рожа с презрением расхохоталась мне в лицо и сказала:
     - Убирайся вон, ты не стоишь того, чтобы с тобой разговаривать!
     - Что? - ответил я. - Это сказано довольно сильно! Что за нахальство со
стороны существа, которое не что иное, как мой безумный сон!
     Рожа скривилась в широкую улыбку, задвигалась и пробормотала:
     - Нет, как вам это нравится! Я твой сон? Извини, мой бедный друг,  дело
обстоит совсем иначе: я вижу сон, а ты только маленькая точка в моем сне.
     И рожа захихикала, вся  она  превратилась  в  громадную  маску,  широко
ухмыляющуюся. Потом она исчезла, и перед собой  в  воздухе  я  видел  только
широкую, уродливую улыбку.
     На следующий день председатель суда задал мне вопрос,  касающийся  моих
отношений с Паркером:
     - Так значит, вам нравится ужинать по  вечерам  с  молодыми  людьми  из
народа?
     Я ответил:
     - Да! Во всяком случае это приятнее этого перекрестного допроса.
     При этом ответе публика  в  зале  разразилась  громким  хохотом.  Судья
позвонил и предупредил, что  если  это  еще  раз  повторится,  то  он  велит
очистить залу. Тут только я обернулся и посмотрел в тот конец залы,  который
был предназначен для публики.  Но  я  не  увидел  ни  одного  человека,  все
пространство занимало то ужасное уродливое существо, которое я видел во сне.
Отвратительная гримаса, которая мучила меня всю ночь, расплывалась  по  всей
его роже. Я схватился рукой за голову: неужели это возможно,  что  все,  что
происходит здесь, одна  лишь  комедия,  чепуха,  которую  видит  во  сне  то
безобразное существо?
     Между тем судья сделал еще какой-то вопрос, на который ответил  Траверс
Хумпрейс,  один  из  моих  защитников.  Из  глубины  залы   снова   раздался
заглушенный смех. По-видимому, рожу передернуло, и она прыснула со смеху.  Я
закрыл глаза и с минуту судорожно сжимал веки, потом  снова  бросил  быстрый
взгляд назад. Тут я заметил наконец на скамьях людей: там сидели  Джон  Лэн,
мой издатель, леди Уэльшбери, а рядом с нею молодой Хольмс. Но среди них,  в
них, над ними - везде улыбалось странное  существо;  из  него-то  и  исходил
сдерживаемый смех.
     Я принудил себя отвернуться и не оборачивался больше.  И  все-таки  мне
было очень трудно следить за ходом дела, я все  время  чувствовал  за  своей
спиной эту подлую, улыбающуюся рожу.
     Но вот господа присяжные заседатели  сказали,  что  я  виновен.  Четыре
мелких маклера, пять торговцев бумажными  товарами,  мукой  или  виски,  два
учителя и один очень уважаемый мясник отправили  Оскара  Уайльда  в  тюрьму.
Это, действительно, было очень смешно.
     Оскар Уайльд остановился, он засмеялся; и при этом  он  бросал  в  воду
маленькие камешки.
     - Действительно, смешно! Что за идиоты!..  Знаете  ли  вы,  что  суд  -
всякий! - самое демократическое и самое плебейское учреждение из всех, какие
только существуют на свете? Только у простолюдина есть хороший суд,  который
способен судить его: судьи стоят несравненно выше его, и так  это  и  должно
быть! А мы? Ни с одним из моих судей я никогда не  мог  бы  сказать  и  двух
слов; ни один из них не знал ни единой строчки из моих  произведений-  да  и
для чего им знать их? Ведь  они  все  равно  ничего  не  поняли  бы.  И  эти
почтенные люди, эти жалкие, маленькие  червяки  осмелились  засадить  Оскара
Уайльда в тюрьму! Очень смешно, право! Только эта  мысль  и  занимала  меня,
когда я вернулся в свою камеру. Я играл с нею, я варьировал ее, я придумал с
дюжину афоризмов из нее, и каждый  афоризм  стоил  больше,  чем  жизнь  всех
присяжных заседателей в Англии за все славное царствование доброго короля! И
я заснул в прекраснейшем настроении духа и очень  довольный  собой;  уверяю,
что мои афоризмы были очень хороши, очень хороши. Для тех, кто приговорен  к
нескольким годам тюрьмы, бодрствование представляет муку - так  говорят,  по
крайней мере, - а сон, благодеяние.  Со  мной  было  другое.  Едва  я  успел
заснуть, как передо мной стояла отвратительная рожа.
     - Послушай, - сказала она мне и ухмыльнулась самодовольно, - ты - очень
забавный сон!
     - Убирайся вон, - крикнул я, - ты мне надоела! Не  могу  терпеть  таких
самодовольных рож из сновидений!
     - Все та же  упорная  глупость,  -  добродушно  засмеялось  безобразное
существо. - Ведь ты мой сон!
     - А я тебе говорю, что это как раз наоборот! - закричал я.
     - Ты очень заблуждаешься, - сказала рожа.
     Тут поднялся долгий спор, во время которого каждый хотел доказать  свою
правоту; противное существо разрушало все мои доводы,  и  чем  я  становился
возбужденнее, тем спокойнее и самоувереннее оно смеялось.
     - Если я твой сон, - крикнул я, - то как же  это  может  быть,  что  ты
говоришь со мной по-английски?
     - Как я говорю с тобой?
     - По-английски! На моем  языке,  -  сказал  я  торжествующе.  -  А  это
доказывает...
     - Какой же ты смешной! - хохотала рожа. - Я говорю на твоем языке? Нет,
само собой разумеется, что ты говоришь  на  моем!  Вот  сам  обрати  на  это
внимание!
     Тут  только  я  заметил,  что  мы,  действительно,   разговариваем   не
по-английски. Мы разговаривали на каком-то языке, которого я не знал, но  на
котором я, однако, хорошо говорил и который я понимал;  он  не  имел  ничего
общего ни с английским языком и вообще ни с каким другим на свете.
     - Теперь ты видишь, что ошибался? - хихикала круглая рожа.
     Я ничего не ответил, и несколько минут царило молчание.
     Потом опять начался разговор:
     - Ведь у тебя есть хорошенький маленький револьвер. Вынь его, мне очень
хотелось бы увидеть во сне, что ты  застрелился.  Это,  должно  быть,  очень
забавно.
     - Этого мне даже и в голову не придет! - крикнул я,  взял  револьвер  и
швырнул его в противоположный угол.
     - Подумай об этом хорошенько! - сказала рожа,  повернулась  и  принесла
мне револьвер. - Что за хорошенькое маленькое оружие! - сказала  она,  снова
кладя его рядом со мной на постель.
     - Застрелись сама, если хочешь! - закричал я в ярости, бросился  ничком
на постель и заткнул себе уши.
     Но это ни к чему не привело: я слышал и понимал  каждое  слово,  как  и
раньше. Всю ночь рожа  не  отходила  от  меня,  смеялась  и  гримасничала  и
упрашивала покончить с собой.
     Я проснулся как раз в ту минуту, когда  сторож  открывал  дверь,  чтобы
внести мне завтрак. Вне себя вскочил я с постели и дал ему револьвер:
     - Скорее, скорее уберите это! Пусть не будет так, как этого хочет рожа,
которую я видел во сне.
     На следующую ночь рожа снова появилась передо мной.
     - Как жаль, -  сказала  она,  -  что  ты  отдал  хорошенький  маленький
револьвер. Но ведь ты можешь повеситься на твоих подтяжках: это  тоже  очень
забавно.
     Утром я с величайшим трудом разорвал мои подтяжки на мелкие клочки.
     И вот я пошел в тюрьму. Принять  вызов,  который  мне  бросила  людская
глупость; разыгрывать из себя героя и мученика - такого честолюбия у  Оскара
Уайльда не было. Он жил, как жил раньше, или он не жил совсем.  Но  тут  для
него открылась новая борьба, имевшая для него новую прелесть, и такую борьбу
едва ли переносил когда-нибудь другой смертный: я хотел жить, чтобы доказать
роже, которую я видел во сне, что я живу; мое  бытие  должно  было  доказать
небытие другого существа. У карфагенян было одно наказание: ломание  костей.
Приговоренного привязывали к столбу, после  этого  палач  ломал  ему  первый
сустав мизинца правой руки и уходил. Ровно через час он  возвращался,  чтобы
сломать первый сустав соответствующего пальца на левой ноге. И  снова  через
час он ломал первый сустав мизинца левой руки, а  через  час  первый  сустав
соответствующего пальца правой ноги.  Перед  самыми  глазами  приговоренного
стояли песочные чары, таким образом он сам мог проверять время. Когда падала
вниз последняя песчинка, то он знал: снова прошел час, теперь придет палач и
сломает большой палец на руке. А потом большой палец на ноге - потом средний
палец - безымянный - один  сустав  за  другим,  очень  осторожно,  чтобы  не
сломать чего-нибудь лишнего. Потом дойдет очередь  до  носовой  кости  и  до
руки, а затем до бедренной кости, так ломали одну кость за  другой  -  очень
аккуратно, понимаете ли! Эта процедура была, конечно, несколько сложная, она
продолжалась дня два, пока наконец палач не переламывал спинного хребта.
     В настоящее время эта пытка производится иначе, гораздо лучше.  На  это
употребляют  больше  времени,  а  в  этом-то  и  заключается  искусство  при
выполнении пыток. Вот видите ли, все мои суставы целы, и все-таки все во мне
надломлено, тело и душа. В "Reading Goal" употребили два года на  то,  чтобы
надломить Уайльда; вы понимаете, в чем заключается их искусство: С. З. З.  -
хорошая реклама для них.
     Я говорю это, чтобы доказать вам, что борьба моя была не из  легких:  у
рожи было, действительно, много шансов на победу. Она являлась ко мне каждую
ночь, а иногда даже и днем, ей так хотелось увидеть во сне, что я покончил с
собой, и она предлагала мне все новые и новые средства.
     С год тому назад ее посещения начали становиться реже.
     - Ты мне надоел, - сказала она мне однажды ночью, - ты недостоин больше
того, чтобы играть главную роль в моих снах. На  свете  есть  много  гораздо
более интересного. Мне кажется, что мало-помалу я тебя забуду.
     Вот видите ли, мне тоже кажется, что  мало-помалу  она  забывает  меня.
Время от времени она еще видит меня во сне, но я чувствую,  как  моя  жизнь,
эта жизнь во сне, медленно иссякает.  Я  не  болен,  но  во  мне  истощается
жизненная сила; эта бестия не хочет больше видеть меня  во  сне.  Скоро  она
совсем забудет меня, тогда я угасну.
     Оскар Уайльд вскочил. Он крепко ухватился за выступ скалы,  его  колени
дрожали, его усталые глаза широко раскрылись и, казалось, готовы были  выйти
из орбит.
     - Вон! Вон она! - крикнул он.
     - Где?
     - Вон! Там, внизу!
     Он указывал мне пальцем в одну точку.  Зеленоватая  вода  обливала  там
круглый выступ скалы и медленно  скатывалась  с  него.  И  действительно:  в
наступивших  сумерках  казалось,  что  этот   камень   -   лицо,   что   это
насмешливо-добродушная рожа, которая широко улыбается.
     - Это скала!
     - Да, конечно, это скала! Неужели вы думаете, что я этого не  вижу?  Но
это все-таки та  же  рожа:  она  перевоплощается  в  какой  угодно  предмет.
Посмотрите, как она ухмыляется!
     Она, действительно, смеялась, этого нельзя было отрицать.  И  я  должен
был согласиться: выступ скалы со скатывающейся с нее водой очень походил  на
то существо, которое только что описал Оскар Уайльд.
     - Верьте мне, - сказал Оскар Уайльд, когда нас снова перевозили  рыбаки
на берег, - верьте мне, что это не поддается никакому сомнению. Бросьте ваши
возвышенные  мысли  о  человечестве:  человеческая  жизнь  и   вся   история
человечества не что иное,  как  сон,  который  грезится  какому-то  нелепому
существу!

                                                      Остров Капри. Май 1903

Популярность: 18, Last-modified: Sat, 01 May 2004 15:05:52 GMT