========================================
     Перевод с немецкого Софьи Львовны Фридлянд
     Издательство "Азбука" 2000г.
     OCR и вычитка Валянский С.В.
     Корректура: Ирина, 28.08.2008
========================================




     Сейчас,  на  пороге  нового   столетия,  когда  подводятся  итоги  века
уходящего, в том числе в сфере художественной, можно, не боясь пышных  слов,
назвать "Жестяной барабан" великим произведением мировой литературы XX века.
В 1959 году мало кому известный автор "абсурдистских" пьес и сборника стихов
под  странноватым  для  тех  лет  названием  "Преимущества  воздушных  кур",
каменотес, джазист,  график и скульптор, учившийся в Художественной академии
Дюссельдорфа,  а  потом  -- в  Институте изобразительных искусств  Западного
Берлина, после нескольких лет  пребывания в Париже издал в возрасте тридцати
двух  лет роман  "Жестяной  барабан", тем самым стремительно и со  скандалом
ворвавшись прямо на литературный олимп ФРГ. Роман, сразу же ставший объектом
ожесточенных  критических схваток, очень  скоро принес автору мировую славу,
сделав его не только  одной из центральных фигур  на литературной сцене ФРГ,
но  и чем-то  вроде  "диктатора литературной моды", хотя сам он себя никогда
таковым не считал, а на причудливую разноголосицу критики,  доброжелательной
или резко враждебной, реагировал внешне спокойно.
     У  родившегося  в  1927  году  в Данпиге  Гюнтера  Грасса  была  весьма
характерная  для юноши его  возраста биография: в 1944 году призван в армию,
1945-м -- ранен, потом попал в американский плен. Позднее -- через сорок лет
после крушения нацистского рейха -- он скажет: "Благодаря легкому... ранению
осколком   гранаты   я   встретил    день   без    оговорочной   капитуляции
великогерманского  рейха  на  больничной   койке.  До  того  мое  воспитание
сводилось  к  муштре,  которая должна  была приобщить  меня к идеям и  целям
национал-социализма". Конечно,  замечает  Грасс,  к  концу  войны "кое-какие
смутные сомнения" у него уже  возникли, но  о сопротивлении не  могло быть и
речи":  на  том  этапе  его  возмущали  главным  образом  "цинизм   военного
командования,  партийные  бонзы, отлынивающие  от  фронта,  а  также  плохое
снабжение. Кроме  умения убивать  с помощью военной техники  я выучился двум
вещам: узнал, что такое страх, и понял, что остался в  живых лишь  по чистой
случайности, -- два урока, которые не забыты до сих пор...".
     Такова   предыстория,  многое   объясняющая  в  характере  грассовского
творчества  и  в самом  формировании его  творческой  личности.  За  романом
"Жестяной барабан" последовала повесть "Кошки-мышки" (1962), а  через год --
роман  "Собачьи годы".  Все эти произведения составили,  по признанию самого
Грасса,  "данцигскую  трилогию":  основным  связующим  элементом  этих  трех
произведений  является  место   действия  --  город  Данциг,  на  всю  жизнь
оставивший    у   автора    яркие    впечатления    детства.    Неповторимые
фарсово-гротескные картинки  этого  города  еще  не  раз  будут возникать  в
романах, стихах, публицистике автора.
     Если  уже  "Жестяной  барабан"  принес  ему   --  наряду  с  признанием
редкостного таланта -- грубые упреки и  чуть ли не площадную брань читателей
и   критиков,   увидевших  в  нем  "осквернителя   святынь",   "безбожника",
"сочинителя порнографических мерзостей, совращающих  немецкую  молодежь", то
трилогия  в  целом  и  вовсе озлобила  "вечно  вчерашних",  как именовали  в
последние годы тех, кто  ничему не научился и  продолжал вздыхать по "добрым
старым временам", когда так славно жилось "при Адольфе". У этих людей романы
Грасса, в  пародийно-гротескном виде  изображавшие  нацизм  и  тех, кто  его
поддерживал, могли вызвать только ненависть,  которую  они пытались прикрыть
религиозными, эстетическими и псевдоморальными аргументами. Таких нападок на
автора  "Жестяного барабана"  было  великое множество.  Почтенным  бюргерам,
отцам  семейств  он представлялся чудовищем,  к книгам  которого прикасаться
можно  разве что в перчатках.  Ореол аморальности окружал его с того  самого
момента,  как сенат  вольного ганзейского города Бремена отказался присудить
ему литературную премию из-за "безнравственности" его романа.
     Весьма  активный  в те  годы публицист  Курт Цизель,  не расставшийся с
нацистским  идейным  багажом,  подал  на  Грасса  в  1962  году   в  суд  за
распространение  "развратных  сочинений". После  того  как  прокурор  города
Кобленца  прекратил  дело,  Цизель  обжаловал  его  решение,  обратившись  к
генеральному прокурору. Он же послал премьер-министру  земли Рейнланд-Пфальц
письмо,   в   котором   требовал,  чтобы  "глава  христианского   земельного
правительства  воздействовал на министра юстиции", дабы  тот  "положил конец
скандальной  деятельности" Грасса. Иначе, пригрозил Цизель,  он обратится "к
дружественным  депутатам ландтага с просьбой подать запрос министру юстиции"
и   тем  решительно  противодействовать  неунимающемуся   автору  "фекальных
сочинений".
     В  итоге  противники  Грасса,  именовавшие  его  "монстром  похабщины",
автором "непристойностей", вызывающих "сексуальный шок", и прочее, и прочее,
получили от  судебных инстанций нечто вроде  индульгенции. И хотя  ПЕН-центр
позднее  выступил  в защиту Грасса,  некоторые его  коллеги  --  писатели  и
критики  --  не без  злорадства наблюдали за  тем,  как поносят  выдающегося
художника.
     Спустя годы  Грасс  скажет  об этом:  "Для меня  зло  воплощалось не  в
судебном решении, а в молчании немецкой  интеллектуальной  общественности, с
каким  она  встретила  решение суда.  Частично  эта реакция, как я ее понял,
означала: ну  что ж,  Грасс, получил  по зубам; и  только немногие, я думаю,
поняли,  что  тем самым и они  получили по  зубам... Я полагаю, -- продолжал
Грасс,  --  что такая  нетолерантная,  ханжеская  позиция  распространена  в
интеллектуальной среде так же широко, как и в обывательской".
     Оставляя   в   стороне   совершенно   очевидные   мотивы,   заставившие
пронацистски   настроенных   коллег  обливать   помоями   писателя,  яростно
осуждавшего   националистическое   чванство,   бредовые   расовые   идеи   и
кровопролитную войну,  заметим, что эротические пассажи в сочинениях Грасса,
выписанные мастерской рукой, уже через короткое время -- на фоне сексуальной
революции и молодежного движения  на  Западе,  а  также рядом с  сочинениями
многих  других  европейских  и  американских  авторов  --  оказались  скорее
наивно-лукавыми и уж ни в коем случае не имеющими отношения к порнографии.
     Они   просто   были   частью   изображаемого  им  мира,   изображаемого
абсурдистски и гротескно.
     Что же  касается его "аморализма",  то  любому, кто внимательно прочтет
его  произведения,  станет  ясно,  что  Грасс выступает  не против морали, а
против  ее  выхолощенного,  лживого,  застывшего  образа,  укоренившегося  в
обыденном сознании.
     Заметим  попутно,  что  многое  из  того,  за  что  лицемеры и  бездари
обрушивались на  Гюнтера Грасса, как  раз и  явилось причиной, что "Жестяной
барабан"  нельзя  было издать у нас. Впрочем, главным  препятствием  были не
только  "порнографические  мерзости",  но  прежде  всего  полное  отсутствие
пиетета  по  отношению к  стране  "реального  социализма", представавшего  у
Грасса в неизменно пародийно-фарсовом виде.
     В  "Жестяном  барабане"  все  было  ново  --  и фигура  рассказчика,  и
гротескный взгляд на Германию XX века. И все же этот роман, прочно связанный
с традицией прежде всего  плутовского  романа; недаром Грасс, говоря о своих
предшественниках,   всегда   упоминает   крупнейшего   писателя  XVII   века
Гриммельсхаузена  с   его   "Симплициссимусом".   Учителей  и   эстетических
наставников  у  Грасса  было  немало  -- например, одну из своих повестей он
назвал  "Мой  учитель Деблин",  подчеркивая  роль  автора знаменитого романа
"Берлин,  Александерплац"  (1929)  в  становлении  собственных  эстетических
взглядов. Грасса не привлекает масштабное изображение  больших событий.  Для
него важнее внимание  к камерной сцене и выразительной детали. Даже трагедия
войны  предстает порой в фарсовом исполнении, что отнюдь не  свидетельствует
ни  о  бесчувственности, ни о цинизме  автора. При  всем абсурдизме эпизодов
войны,  они   по-настоящему  трагичны,  выдают  глубокую  боль  художника  и
органически присущее ему чувство ответственности за преступления немцев.
     Но  более  всего поразил  "Жестяной  барабан"  совершенно  непривычной,
гениально  придуманной  фигурой  героя  --  юного Оскара  Мацерата,  который
родился  на  свет  уже  с  невыносимым отвращением  к окружающему  миру и  с
решением никак и никогда не участвовать в делах и делишках этого мира. В три
года он перестает расти в знак  протеста против неаппетитной жизни взрослых.
И  только  подаренный матерью дешевенький  детский  барабан примиряет  его с
жизнью,  позволяя найти  в барабанной дроби свое призвание, прибежище,  свой
особый, не  соприкасающийся со  взрослыми мир. Яростный поклонник барабанной
дроби не расстается с игрушкой никогда, выстукивает палочками все, что видит
и слышит вокруг. Иными словами, он выражает свое миросозерцание не  в слове,
не в поэзии или  живописи, а в форме  непрерывного постукивания палочками по
гладкой поверхности этого ударного инструмента. История Германии XX века как
соло на барабане и герой, наблюдающий  мир со своеобразной дистанции, снизу,
"из-под  трибун",  --  вряд  ли  кто оспорит оригинальность  и  эстетическую
новизну подобной художественной идеи.
     Оскар с  его сугубо  негативным  отношением к  миру взрослых  (ведь они
лгут, распутничают, затевают войны, убивают себе  подобных) отвечает на зло,
творимое ими, "мания разрушения".  На жестокость абсурдного мира он отвечает
абсурдной  жестокостью,  на аморализм окружающих --  отрицанием любых  табу,
низвержением  любых  авторитетов.  Его  "тотальный  инфантилизм"  --  маска,
прикрывающая лицо обиженного и, по сути, несчастного человека.
     В  интервью   1970  года  Грасс  сформулировал   главную  тему   своего
творчества,   доминирующую   над  остальным   при   всем  разнообразии   его
художественных мотивов, --  это  тема  вины  немцев. Во всем, "что  касается
эпохи, которую я описываю,  с которой  веду спор  и которую хочу осмыслить",
"во всем, что с этим связано, -- верой, сомнениями,  переходом от одной веры
к другой, обычно называемым оппортунизмом", -- всегда главной темой остается
вина   нацизма,   вина   тех,  кто  его  поддерживал,  кто   соучаствовал  и
сочувствовал.   После  "данцигской   трилогии"  Грасс  напишет   еще   много
замечательных произведений -- романов, пьес, стихов, публицистических статей
и эссе. В романе "Под  местным наркозом" (1969) он, в  середине 60-х активно
включившийся в политическую борьбу, обратится  к теме молодежного  движения,
поняв и выразив главную его опасность -- экстремизм и склонность к  террору.
Отголоски  его политического предвыборного  турне,  предпринятого  в  пользу
социал-демократов, в сочетании  со столь характерным для него возвращением к
эпизодам   нацистского   прошлого,    станут    предметом   изображения    в
художественно-публицистическом произведении "Из дневника улитки" (1972), где
решительно    выскажется    против    насильственного,   немирного   способа
преобразования общества. В метафоре "улитки", передвигающейся, как известно,
не  с самой  большой скоростью, он выразит  свое  представление о  подлинном
прогрессе, несовместимом с революционными потрясениями. В 70--80-е годы, как
и  многие  писатели  в  разных  уголках мира,  он  обратился  к  теме  судеб
человечества,  над которым в те годы  отчетливо  нависла опасность тотальной
ядерной  войны.  Будущее человека,  пути  цивилизации не могли  не  занимать
Грасса -- об этом он в присущей ему гротескно-абсурдистской,  фантастической
форме  написал  в романах  "Палтус" (1977) и  "Крысиха"  (1986). Быть может,
самый внимательный  и  зоркий, самый  тонкий и  афористичный  наблюдатель  и
комментатор немецкой истории, человек, который любит свою страну и желает ей
добра, Грасс  в последние годы  выступил с множеством публицистических эссе,
откликнувшись,  в частности,  на  проблему  объединения  Германии.  И  здесь
преобладающей  нотой   стали   опасения  и   тревога:   не  вернутся   ли  к
объединившимся   немцам   былое   националистическое  чванство   и  ощущение
превосходства  над  остальными  народами?  Ведь  уже выплеснулись  на  улицы
некоторых  городов волны  неонацистской  ксенофобии, жертвами которой  стали
турки и цыгане, румыны и вьетнамцы. По его мнению, неоднократно высказанному
в  публицистике   последних   лет,  слово  "Освенцим",  понятие  "Освенцим",
преступление   геноцида   позорным  грузом  лежит  на   ставшем  уже  единым
государстве.  "Тот,  кто  сейчас думает о Германии  и ищет ответ на немецкий
вопрос,  должен  включить в  круг  своих размышлений  "Освенцим" как  пример
незаживающей травмы..."  Впрочем, когда и кто хотел слышать то, что  слышать
неприятно? Не потому  ли одна из статей  Грасса  называется "Зачем я говорю?
Кто  еще  меня  слушает?".  Для  него  очевидно:  "державность",  тем  более
"великодержавность", "великодержавный дух" не принесут народу и  человеку ни
процветания, ни спокойствия, ни  достоинства. Как бы  ни обрушивались  --  в
прошлом  и  настоящем  --  недруги и  недоброжелатели на Гюнтера Грасса,  он
остается крупнейшим писателем  современности, оказавшим заметное  влияние не
только на духовную жизнь ФРГ, но и на художественно-эстетическое развитие XX
века.   Его  взнос   в  сокровищницу  искусства  уходящего  столетия  трудно
переоценить. И главным, самым замечательным его  художественным  достижением
был и остается эпический первенец -- "Жестяной барабан".




     Действующие лица и события в книге выдуманы автором.  Любое сходство  с
живыми либо умершими людьми является чисто случайным.











     Не  скрою: я  пациент специального  лечебного  учреждения,  мой санитар
следит за мной, он почти не спускает с меня глаз, ибо в двери есть смотровое
отверстие, а глаз  моего  санитара  --  он  того карего  цвета,  который  не
способен видеть  насквозь  голубоглазого меня.  И следовательно, мой санитар
никак не  может быть моим  врагом. Я даже полюбил  его, этого  соглядатая за
дверью, и, едва  он  переступает порог моей комнаты,  рассказываю ему всякие
эпизоды из своей жизни,  чтобы он узнал меня поближе,  несмотря на  помеху в
виде смотрового глазка. Добряк, судя по всему, ценит мои рассказы, ибо стоит
мне сочинить для него  очередную  побасенку, как  он,  желая  выразить  свою
признательность,  демонстрирует  мне   очередной,  новейший  образец  своего
рукоделия. Оставим в стороне  вопрос, можно назвать  его художником или нет,
хотя  не  исключено,  что  выставка  его творений стяжала  бы  одобрительные
отклики в прессе и даже привлекла бы несколько покупателей. Он вывязывает из
обыкновенной бечевки,  которую подбирает и  затем распутывает  в  палатах  у
своих  пациентов, когда тех  покинут  посетители, многоузловых чудищ,  затем
обмакивает  их  в  гипс, дает  высохнуть  и  накалывает на вязальные  спицы,
укрепленные  на деревянных брусочках.  Порой он носится с мыслью делать свои
творения  цветными, но я его  отговариваю. Я указываю  на  мою  крытую белым
лаком  металлическую  кровать и  прошу  его  мысленно  представить  себе это
совершенство в размалеванном виде. Тогда он в ужасе всплескивает над головой
своими  санитарскими  руками,  пытается   одновременно   выразить  на  своем
несколько неподвижном лице все мыслимые формы  ужаса и отрекается  от  своих
многоцветных  планов. Итак,  моя казенная, металлическая, крытая белым лаком
кровать служит образцом. Для меня она даже нечто большее: моя кровать -- это
наконец-то  достигнутая  цель, мое утешение, она могла бы стать  моей верой,
дозволь начальство моего заведения предпринять некоторые усовершенствования:
я бы сделал  повыше решетку кровати,  чтоб никто  не подходил ко мне слишком
близко. Один раз в неделю день  посещений разрывает мою переплетенную белыми
металлическими  прутьями тишину.  Тогда приходят  они, те,  кто желает  меня
спасти, те, кому доставляет удовольствие любить меня, те, кто ценит, уважает
и хотел  бы  поближе узнать  во  мне  самих  себя.  До  чего  ж  они  слепы,
неврастеничны, невоспитанны.  Они царапают маникюрными  ножницами по  белому
лаку  моей  решетки,  они рисуют  ручками и  синим  карандашом продолговатых
непристойных   человечков.  Мой   адвокат,  взрывая   комнату   громогласным
"привет!", всякий раз  напяливает свою нейлоновую шляпу  на левый столбик  в
изножье  кровати. И ровно  на столько, сколько продолжается его  визит, -- а
адвокаты  могут  говорить  долго, -- он  подобным  актом насилия лишает меня
равновесия  и  бодрости  духа.  После  того  как  посетители  разложили свои
гостинцы на белой, крытой клеенкой тумбочке под акварелью с анемонами, после
того как им удалось  поведать  мне о своих текущих либо планируемых идеях по
спасению  и убедить меня,  кого они  без  устали  рвутся спасать,  в высоком
уровне своей любви к ближнему, их снова начинает тешить собственное бытие, и
они  прощаются  со  мной. Затем приходит  санитар  --  проветрить и  собрать
бечевку от пакетов  с гостинцами. Нередко у  него еще остается время, чтобы,
присев  после  этого  на  мою кровать  и  распутывая бечевку, распространять
вокруг  себя тишину  до тех пор,  пока  я не начинаю  называть тишину именем
Бруно, а  Бруно  --  тишиной.  Бруно  Мюнстерберг  --  я имею в виду  своего
санитара -- на мои  деньги купил мне  пятьсот  листов  писчей бумаги. Бруно,
неженатый, бездетный и родом  из Зауэрланда, готов, если запасов не  хватит,
снова наведаться  в  маленькую лавчонку  писчебумажных товаров,  где торгуют
также и детскими  игрушками, дабы  обеспечить меня необходимой, нелинованной
площадью для моей,  будем надеяться, надежной памяти.  Никоим образом не мог
бы я попросить об этой  услуге  своих визитеров, скажем адвоката или Клеппа.
Хлопотливая, прописанная  мне любовь наверняка не позволила  бы моим друзьям
приносить с собой нечто столь опасное, как  бывает опасна  чистая бумага,  и
предоставлять ее в распоряжение  моему непрерывно  извергающему слова  духу.
Когда  я  сказал  Бруно: "Ах,  Бруно,  не  купишь  ли  ты мне пятьсот листов
невинной  бумаги?" --  тот  возвел глаза  к  потолку  и,  воздев  в  том  же
направлении  указательный  палец,  что невольно  устремляло мысли к небесам,
ответил: "Вы подразумеваете белую бумагу, господин Оскар?"
     Я  остался при своем словечке "невинная" и  попросил Бруно употребить в
лавочке именно его. Вернувшись ближе к вечеру с пачкой,  он  предстал передо
мой как  Бруно,  обуреваемый мыслями. Многократно и  подолгу  задерживал  он
взгляд на  потолке, откуда  черпал  все свои откровения,  и  немного  спустя
высказался: "Вы порекомендовали мне должное слово. Я попросил у них невинной
бумаги, и  продавщица сперва залилась краской  и лишь  потом  выполнила  мою
просьбу". Опасаясь  затяжной  беседы о продавщицах  писчебумажных  лавок,  я
раскаялся, что  назвал  бумагу невинной, а  потому молчал,  дожидаясь, когда
Бруно  выйдет  из  комнаты,  и  лишь после этого вскрыл упаковку, содержащую
пятьсот листов бумаги. Я  не стал слишком долго держать и взвешивать на руке
упругую, неподатливую пачку.  Я отсчитал десять листов, запрятал  в тумбочку
остальные, авторучку я обнаружил в ящике рядом с альбомом  фотографий; ручка
заправлена, недостатка в  чернилах  быть не должно, как  же мне  начать? При
желании  рассказ  можно начать с  середины и, отважно  двигаясь вперед  либо
назад,  сбивать всех с толку. Можно работать под модерниста, отвергнуть  все
времена и  расстояния,  дабы  потом  возвестить самому или  передоверить это
другим,  что наконец-то только что удалось разрешить проблему пространства и
времени. Еще можно в первых же строках заявить, что в наши дни вообще нельзя
написать роман, после чего, так сказать, у себя же за спиной сотворить лихой
триллер,  чтобы  в результате предстать перед миром как единственно мыслимый
сегодня романист. Я выслушивал также слова о том, что это звучит хорошо, что
это  звучит скромно,  когда  ты  для начала  заявляешь: нет больше  романных
героев, потому что нет больше индивидуальностей, потому что индивидуальность
безвозвратно  утрачена,  потому  что  человек одинок, каждый  человек  равно
одинок, не имеет права на индивидуальное одиночество и входит в безымянную и
лишенную  героизма  одинокую толпу.  Так оно,  пожалуй, и  есть и имеет свой
резон.  Но  что касается меня,  Оскара, и моего  санитара Бруно,  я бы хотел
заявить: мы с ним оба герои, герои совершенно различные, он  -- за смотровым
глазком, я  -- перед глазком; и  даже когда он  открывает мою дверь, мы оба,
при всей нашей дружбе  и одиночестве, отнюдь не пре вращаемся  в безымянную,
лишенную героизма толпу. Я начинаю задолго до себя, поскольку никто не смеет
описывать  свою  жизнь, если  он не  обладает достаточным терпением,  чтобы,
перед  тем  как  наметить  вехи собственного бытия,  не  упомянуть, на худой
конец, хоть половину своих дедов и  бабок.  Позвольте же  мне всем вам,  мои
друзья и мои еженедельные посетители, принужденным вести запутанную жизнь за
стенами моего специализированного лечебного учреждения,  всем вам, даже и не
подозревающим о  моих  запасах  писчей  бумаги, представить  бабку Оскара  с
материнской стороны.
     Моя бабка Анна Бронски сидела на исходе октябрьского дня  в своих юбках
на  краю картофельного поля. До обеда  можно было наблюдать, как бабка умело
сгребает  вялую  ботву в аккуратные бурты, к  обеду  она  съела подслащенный
сиропом  кусок  хлеба с  жиром,  затем  последний раз  промотыжила  поле  и,
наконец, осела в своих  юбках между  двух почти  доверху наполненных корзин.
Рядом с подметками ее сапог,  что стояли  торчком,  устремясь носками друг к
другу,  тлел  костерок  из ботвы, порой  астматически  оживая  и старательно
рассылая дым понизу над едва заметным уклоном земной коры. Год на  дворе был
девяносто девятый, а сидела бабка в самом сердце Кашубской земли, неподалеку
от Биссау, до  еще того ближе к  кирпичному заводу перед Рамкау, за Фиреком,
где шоссе между Диршау и Картхаусом вело на Брентау; сидела спиной к черному
лесу  Гольдкруг  и  обугленной на  конце  ореховой  хворостиной  заталкивала
картофелины под горячую золу.
     Если я только что с особым  нажимом помянул юбки моей бабушки,  если я,
будем надеяться,  вполне отчетливо сказал: "Она сидела в  своих юбках", да и
главу  назвал  "Просторная юбка", значит,  мне  известно, чем я  обязан этой
части  одежды. Бабка  моя  носила не одну юбку, а целых  четыре, одну поверх
другой.  Причем она не  то чтобы носила одну верхнюю и три нижних юбки, нет,
она  носила четыре  так  называемых  верхних,  каждая  юбка  несла  на  себе
следующую,  сама же  бабка носила  юбки по  определенной  системе,  согласно
которой их  последовательность  изо  дня  в  день менялась.  То,  что  вчера
помещалось на самом верху, сегодня  занимало место  непосредственно под этим
верхом, вторая юбка оказывалась третьей, то, что вчера  было  третьей юбкой,
сегодня  прилегало  непосредственно к  телу,  а юбка, вчера самая  близкая к
телу, сегодня выставляла на свет свой узор, вернее, отсутствие такового: все
юбки моей бабушки Анны Бронски предпочитали один и тот же картофельный цвет,
не  иначе этот цвет был ей к лицу. Помимо такого отношения к цвету юбки моей
бабушки отличал непомерный  расход  ткани. Они  с  размахом  круглились, они
топорщились, когда задувал  ветер, сникали, когда ветер отступал, трепетали,
когда он уносился  прочь, и все четыре летели перед моей бабкой, когда ветер
дул ей в спину.  А усевшись, она группировала все четыре вокруг себя. Помимо
четырех  постоянно  раздутых,  обвисших,  падающих  складками  либо  пустых,
стоящих колом  возле ее  кровати, бабка имела  еще и пятую  юбку. Эта  пятая
решительно ничем не отличалась от прочих четырех картофельного цвета. К тому
же  пятой юбкой не  всегда  была одна  и та же  пятая  юбка.  Подобно  своим
собратьям -- ибо  юбки наделены мужским характером, -- она тоже подвергалась
замене, входила в число четырех  надеванных и, подобно всем остальным, когда
наставал ее черед, то  есть каждую пятую пятницу, шла прямиком  в корыто, по
субботам висела на веревке за кухонным окном, а потом ложилась на гладильную
доску. Когда моя бабка после такой  приборочно-пирогово-стирально-гладильной
субботы,  после дойки  и  кормления  коровы  целиком  погружалась  в лохань,
сообщала  что-то мыльному раствору, потом давала  воде снова опасть, чтобы в
цветастой простыне  сесть на  край  постели,  перед ней  на полу  пластались
четыре надеванные юбки и одна свежевыстиранная. Бабка подпирала указательным
пальцем правой руки нижнее веко правого глаза,  ничьих советов  не  слушала,
даже своего брата Винцента и то нет, а потому быстро принимала решение. Стоя
босиком,  она  пальцами  ноги отталкивала в  сторону ту юбку, которая больше
других утратила  блеск набивной картофельной краски, а освободившееся  таким
образом место занимала свежевыстиранная. Во славу Иисуса, о котором у  бабки
были  вполне четкие  представления, воскресным утром для похода  в церковь в
Рамкау бабка  обновляла  измененную последовательность юбок.  А где же бабка
носила стираную юбку? Она  была женщина не только опрятная, она была женщина
тщеславная, а потому и выставляла лучшую  юбку на показ, да еще по солнышку,
да при хорошей погоде! Но у костерка, где пеклась картошка, бабка моя сидела
после обеда в  понедельник. Воскресная юбка в понедельник стала  ей  на один
слой  ближе,  а  та,  что  в  воскресенье  согревалась  теплом  ее  кожи,  в
понедельник с  самым понедельничным  видом тускло облекала  ее бедра.  Бабка
насвистывала, не имея в виду какую-нибудь песню, и одновременно выгребала из
золы  ореховой  хворостиной первую испекшуюся картофелину. Картофелину бабка
положила подальше, возле тлеющей ботвы, чтобы ветер  мог  овеять  и остудить
ее.  Затем острый  сук  наколол  подгорелый, с лопнувшей  корочкой клубень и
поднес  его  ко  рту, и рот теперь  перестал свистеть,  а  вместо того начал
сдувать золу и землю с зажатой между пересохшими, треснувшими губами кожуры,
при этом бабушка  прикрыла глаза. Потом же, решив,  что сдула  сколько надо,
она  открыла сперва  один,  потом другой глаз, куснула хотя  и редкими, но в
остальном  безупречными  резцами,  снова  раздвинула  зубы,  держа половинку
слишком горячей  картофелины, мучнистой и курящейся паром, в распахнутом рту
и глядя  округленными  глазами поверх раздутых, выдыхающих  дым и окружающий
воздух  ноздрей,  на  поле  до   близкого  горизонта   с  рассекающими   его
телеграфными столбами и  на верхнюю  треть  трубы кирпичного  завода.  Между
телеграфных  столбов  что-то двигалось. Бабушка  закрыла рот,  поджала губы,
прищурила  глаза и пожевала картофелину. Что-то двигалось  между телеграфных
столбов. Что-то там прыгало. Трое мужчин скакали между телеграфных  столбов,
трое летели к трубе, потом обежали ее спереди,  а один,  с  виду  короткий и
широкий, повернул, разбежался по новой  и перемахнул через штабеля кирпичей,
а двое  других,  тощие  и длинные, не  без труда, но  тоже перемахнули через
кирпичи  и опять  припустили между столбов, а широкий и короткий петлял, как
заяц, и явно спешил больше, чем тощие  и длинные, чем те прыгуны, а тем двум
пришлось снова броситься к  трубе,  потому что короткий уже перемахнул через
нее, когда те на  расстоянии  в два прыжка  от него еще только разбегались и
вдруг исчезли, махнув рукой, так это все выглядело со стороны, да и короткий
на  середине  прыжка рухнул с трубы  за  горизонт.  Там они все и  остались,
сделали перерыв, или, может  быть,  переоделись,  или начали ровнять  свежие
кирпичи, получая за это жалованье. Когда же моя бабка, решив воспользоваться
перерывом, хотела наколоть вторую  картофелину, она промахнулась. Потому как
тот,  что вроде  был  широкий  и короткий,  перелез в  том  же обличье через
горизонт,  будто через обычный забор, будто оставив обоих преследователей по
ту сторону забора, между кирпичей, либо на шоссе на Брентау, но все равно он
очень  спешил,  хотел   обогнать   телеграфные  столбы,   совершал  длинные,
замедленные прыжки через поле, так что от его ног во все стороны разлетались
комья грязи,  а сам он  выпрыгивал прочь из  этой грязи, и как размашисто он
прыгал, так  же упорно лез он  и  по  глине. Иногда он,  казалось, прилипает
ногами, потом зависает в воздухе ровно настолько, чтобы хватило времени ему,
короткому и широкому,  утереть лоб, прежде чем снова упереться опорной ногой
в  то свежевспаханное поле, которое всеми своими  бороздами  вместе  с пятью
моргенами под картофель сбегало в овраг. И он добрался до оврага, короткий и
широкий,  но  едва  исчез в нем, как оба других,  тощие и длинные,  которые,
вероятно, успели тем временем заглянуть на  кирпичный завод, тоже перевалили
через линию горизонта  и  начали оба, тощие  и длинные, но не сказать  чтобы
худые,  вязнуть  в  глине,  из-за  чего бабка моя опять не  смогла  наколоть
картофелину, потому  что не каждый  день  можно увидеть,  как трое  взрослых
людей,  хоть  и  разного роста, скачут  между телеграфных  столбов, чуть  не
обламывают  трубу  на  кирпичном  заводе, я  потом  друг за  дружкой, сперва
короткий и широкий, догом тощие и длинные, но все трое с  одинаковым трудом,
упорно,  таща все больше глины на подметках, скачут во всем параде по  полю,
вспаханному два  дня  назад Винцентом, и исчезают  в овраге. Итак, все  трое
исчезли, и моя бабка  могла наконец  перевести дух и наколоть почти остывшую
картофелину.  Она  небрежно сдула  с кожуры  землю и золу,  целиком засунула
картофелину в рот, подумала, если, конечно, вообще  о чем-нибудь думала: они
не  иначе  как с кирпичного,  --  и  начала  двигать челюстями,  когда  один
выскочил из  овражка,  над  черными усами  дико сверкнули глаза,  сделал два
прыжка  --  до  костра, возник сразу  и  перед, и сзади, и рядом с  костром,
выругался, задрожал от  страха, не знал,  куда  бежать, назад нельзя, потому
что сзади надвигались из  овражка тощие  и  длинные,  и рухнул  на колени, и
глаза его чуть не  выскочили из орбит,  и пот  выступил на лбу. Задыхаясь, с
дрожащими усами, он  позволил себе подползти  поближе, доползти до самых  ее
подметок,  почти  вплотную  подполз  он к  бабке,  поглядел на  нее,  словно
маленький  и  широкий зверь, так  что  бабка  вздохнула,  перестала  жевать,
опустила подметки на землю, не думала больше ни о  заводе, ни о кирпичах, ни
об обжигальщиках,  ни о  загладчиках, а просто-напросто  подняла  юбку, нет,
подняла сразу все четыре, подняла достаточно высоко, чтобы тот,  который был
вовсе  не с кирпичного,  короткий,  но широкий, мог юркнуть под них, под все
четыре, и он скрылся вместе со своими усами, и не походил больше на зверя, и
был не из Рамкау и не из Фирека, а был заодно со своим страхом под юбками, и
больше  не падал на  колени, и стал не коротким и не  широким, и, однако же,
занял свое  место, забыл про дрожь, и про пыхтение,  и про руку на колене, и
стало тихо, как в первый день, а может, как в день последний, слабый ветерок
лепетал  в  тлеющей ботве, телеграфные  столбы беззвучно  рассчитывались  на
первый-второй, трубы кирпичного  завода вернулись в  исходное положение, она
же,  моя бабка,  благоразумно разгладила первую юбку поверх второй, почти не
чувствовала его под четвертой юбкой и вместе со своей третьей юбкой никак не
могла  взять в толк, что там совершается нового и удивительного для ее кожи.
И   поскольку  это  было   удивительно,  хотя  поверху  все   лежало  вполне
благопристойно, а  во-вторых и  в-третьих,  нельзя было  взять в  толк,  она
выгребла  из золы  две-три картофелины, достала из корзины,  что под  правым
локтем, четыре  сырых, по очереди сунула каждую сырую бульбу в горячую золу,
присыпала сверху  еще  больше  золы,  поворошила, отчего костер  вновь начал
чадить,  -- а  что  ей еще  оставалось  делать?  Но едва  юбки  моей бабушки
успокоились, едва  густой чад тлеющей ботвы, сбитый с толку сильным падением
на колени, переменой места и помешиванием,  снова желтизной заволок поле  и,
сообразуясь  с  направлением  ветра,  пополз  на юго-запад,  как  из  оврага
выплюнуло обоих  тощих  и длинных, которые гнались  за коротким  и  широким,
обитающим ныне под ее юбками, и тут выяснилось,  что они худые, длинные и по
долгу службы носят мундиры полевой жандармерии. Они  чуть не промчались мимо
бабки.  Никак  один  из   них  перемахнул   через  костерок?  Но  вдруг  они
спохватились, что  на них форменные сапоги, а стало быть,  есть  чем думать,
притормозили, повернулись,  затопали сапогами  --  оказались при  сапогах  и
мундирах  в дыму,  кашляя, спасли мундиры из дыма, увлекая дым  за собой, не
перестали кашлять, заговорили с моей бабкой и поинтересовались, не видела ли
она  Коляйчека, потому что  она непременно должна  была его видеть,  раз она
сидит здесь у оврага, а Коляйчек как раз ушел по оврагу. Бабка моя Коляйчека
не  видела, потому что  никакого  Коляйчека  не знала.  Она  спросила, не  с
кирпичного ли он, часом, завода, потому  что никого, кроме  тамошних, она не
знает.  Мундиры  описали ей  Коляйчека как  человека,  который  не  имеет  к
кирпичному  никакого  отношения,  а  из  себя  короткий  и  широкий.   Бабка
вспомнила,  что  вроде  бы  видела,  как  бежал  один  такой,  и,  определяя
направление   побега,  указала  дымящейся  картофелиной  на  остром  суку  в
направлении  Биссау,  которое, если  верить  картофелине,  лежало, считая от
завода,  между шестым и седьмым столбами. Но был ли этот бегун Коляйчек, моя
бабка не  знала,  она извинилась  за  свою неосведомленность,  сославшись на
огонь, что тлел перед подошвами ее  сапог: у нее-де и без того хватает с ним
хлопот, он горит еле- еле, вот почему ее не занимают люди, которые пробегают
мимо  либо стоят и глотают  дым, а уж тем паче ее не  занимают люди, которых
она не  знает, ей  известны лишь  те, кто  из Биссау, Рамкау,  Фирека или  с
кирпичного, с нее  и довольно. Сказав эти слова, бабка вздохнула, слегка, но
достаточно  громко, так что мундиры  полюбопытствовали,  с чего  это она так
развздыхалась. Она кивком указала на свой  костерок, очевидно, в том смысле,
что вздыхает она из-за слабого  огня да малость  из-за  людей в дыму,  потом
откусила своими  редкими резцами  половину  картофелины,  всецело  отдавшись
жеванию,  а глаза  закатила  вверх  и  налево.  Мундиры  полевой жандармерии
решительно не могли истолковать отсутствующий взгляд бабки, не  знали, стоит
ли поискать за телеграфными  столбами в направлении Биссау, и  поэтому время
от  времени тыкали  своими  карабинами в  соседние, еще не  занявшиеся  кучи
ботвы.  Потом, следуя  внезапному  побуждению, разом  опрокинули обе  полные
корзины, что  стояли под локтями у бабки, и никак не могли уразуметь, почему
из  плетенок покатились  им  под  ноги  сплошь  картофелины,  а  никакой  не
Коляйчек.  Исполненные  недоверия,  они  обошли  картофельные  бурты, словно
Коляйчек мог за такое короткое  время укрыться соломкой  на зиму, они кололи
уже  с  умыслом,  но  так и не дождались  крика  проколотого.  Их подозрения
устремлялись  даже  на самый чахлый  кустарник, на  каждую мышиную норку, на
целую  колонию кротовых холмиков и -- снова и снова -- на мою бабку, которая
сидела, словно приросши к месту, испускала вздохи, закатывала глаза, но так,
чтобы  белок  оставался виден, перечисляла  имена всех кашубских  святых, но
слабо тлеющий костерок и две  опрокинутые корзины навряд  ли могли объяснить
слишком  скорбные и слишком громкие  вздохи. Мундиры простояли около бабки с
полчаса,  не  меньше.  Порой  они   стояли  поодаль,  порой  ближе  к  огню,
прикидывали  на  глаз  расстояние  до  трубы кирпичного завода, намеревались
прихватить и Биссау, но отсрочили атаку, подержали  над огнем  лиловые руки,
пока не  получили от моей  бабки, которая все  так  же  непрерывно вздыхала,
каждый  по лопнувшей картофелине на  палочке. Но  в  процессе  пережевывания
мундиры вспомнили,  что  носят  мундиры, отбежали  на расстояние  брошенного
камня  через  поле,  вдоль  стеблей  дрока  по краю оврага, спугнули  зайца,
который тоже  не был  Коляйчеком.  У костра  они снова обнаружили мучнистые,
исходящие  горячим паром  бульбы,  а потому  из миролюбия  и  слегка утомясь
приняли решение снова покидать картошку в корзины,  опрокинуть которые сочли
ранее  своим долгом. Лишь когда вечер  выдавил  из октябрьского неба тонкий,
косой дождь и чернильные сумерки, они торопливо и без всякой охоты совершили
атаку на темнеющий вдали межевой камень, но после этого броска отказались от
дальнейших попыток. Еще недолго переминались с ноги на ногу, благословляющим
жестом подержали руки над полузалитым, во все стороны чадящим костерком, еще
закашлялись  от зеленого  дыма,  залились  слезой от дыма желтого,  потом  с
кашлем  и слезами  сапоги двинулись  в сторону Биссау... Раз Коляйчека здесь
нет, значит, Коляйчек  в  Биссау. Полевые жандармы всегда допускают лишь две
возможности.  Дым от  медленно  умирающего  огня окутал мою  бабку наподобие
пятой юбки, до того просторной, что бабка в своих четырех юбках, со вздохами
и с именами всех святых на устах, тоже оказалась под юбкой, словно Коляйчек.
Лишь когда  мундиры обратились  в подпрыгивающие  точки, медленно уходящие в
вечер между  телеграфными столбами,  бабка поднялась,  да  с  таким  трудом,
словно успела за это время пустить корни, а теперь, увлекая за собой корешки
и комья земли, прерывает едва начавшийся процесс роста.
     Коляйчеку  стало холодно, когда  внезапно он  оказался  без крыши,  под
дождем, широкий  и короткий.  Он  поспешно застегнул штаны,  которые страх и
безграничная  потребность  в  укрытии  повелели  ему  держать  под  юбкой  в
расстегнутом  виде.  Опасаясь слишком быстрого охлаждения своего прибора, он
торопливо пробежал пальцами по пуговицам, ибо в такую  погоду легче  легкого
подцепить осеннюю простуду.
     Бабка моя обнаружила под  золой еще четыре горячие картофелины. Три  из
них она дала Коляйчеку, одну -- самой себе и, прежде чем надкусить свою, еще
спросила,  не  с кирпичного  ли он завода,  хотя уже могла  бы  понять,  что
Коляйчек  взялся не с кирпичного, а из  другого места. Потом она, не обращая
внимания  на его  ответ,  взвалила  на  него  корзинку,  что  полегче,  сама
согнулась под той,  что тяжелее,  одна  рука у  нее осталась  свободной  для
граблей  и  для  мотыги,  и  в  своих  четырех  юбках,  помахивая  корзиной,
картошкой, граблями и мотыгой, двинулась по направлению Биссау-Аббау.
     Собственно, это  было  не  само Биссау. Это было  скорее в  направлении
Рамкау. Кирпичный завод они вставили по левую руку, двигаясь к черному лесу,
где  располагался Гольдкруг,  а за ним  уже  шло Брентау.  Но перед лесом  в
ложбине как раз и  лежало Биссау-Аббау. Вот туда и последовал за моей бабкой
короткий и широкий Йозеф Коляйчек, который уже не  мог расстаться с четырьмя
юбками.




     Отнюдь не  так  просто,  лежа  здесь,  на промытой  мылом металлической
кровати специального  лечебного заведения,  под прицелом стеклянного глазка,
оснащенного взглядом Бруно, воспроизвести полосы  дыма над горящей кашубской
ботвой  да  пунктирную  сетку  октябрьского  дождя.  Не  будь у  меня  моего
барабана,   который,  при  умелом  и   терпеливом  обращении,  вспомнит   из
второстепенных деталей все необходимое для  того,  чтобы отразить на  бумаге
главное, и не располагай  я  санкцией  заведения  на  то, чтобы от  трех  до
четырех  часов  ежедневно  предоставлять  слово  моей  жестянке,  я  был  бы
разнесчастный  человек  без документально  удостоверенных деда  и  бабки. Во
всяком  случае барабан мой  говорит следующее:  в тот  октябрьский день года
девяносто девятого,  покуда дядюшка  Крюгер в Южной Африке с  помощью  щетки
взбивал  свои  кустистые  англофобские  брови,  между  Диршау и  Картхаусом,
неподалеку от кирпичного завода в Биссау, под четырьмя одноцветными юбками в
чаду, страхах, стонах, под  косым  дождем и  громким поминанием всех святых,
под скудоумные  расспросы  и затуманенные дымом взоры двух полевых жандармов
короткий, но широкий Йозеф Коляйчек зачал мою мать Агнес. Анна  Бронски, моя
бабушка,  успела  еще  под черным покровом той  же ночи переменить имя:  она
позволила  стараниями  щедро  расточающего святые дары  патера переименовать
себя  в Анну  Коляйчек и  последовала за  своим Йозефом хоть и  не  совсем в
Египет, но все же в центральный  город провинции,  что на  реке Моттлау, где
Йозеф нашел  работу плотогона, а вдобавок -- правда, на  время -- укрылся от
жандармов. Лишь  с  тем, чтобы несколько  усилить  напряжение, я покамест не
называю город в устье Моттлау -- хотя он  вполне заслуживает  упоминания  по
меньшей мере как то место, где родилась  моя матушка.  Под конец июля в году
ноль-ноль  --  тогда  как  раз  было  принято решение  удвоить  кайзеровскую
программу по строительству военного флота --  моя  матушка под  знаком  Льва
явилась на свет.  Вера  в  себя и мечтательность,  великодушие и  тщеславие.
Первый дом, именуемый также Domus vitae1, асцендент: впечатлительные

     1 Дом жизни (лат.).

     рыбы.  Констелляция такая: Солнце  в  оппозиции к Нептуну, седьмой дом,
или  Somus  matrimonii uxoris2,  судит  осложнения.  Венера  в  оппозиции  к
Сатурну,  который,   насколько  известно,  вызывает  заболевания  печени   и
селезенки,  именуется  "кислой"  планетой,  властвует в Козероге и празднует
поражение во Льве, который потчует Нептуна угрями, а  взамен получает крота,
который  любит красавку, лук и свеклу, изрыгает лаву и подбавляет  кислоты в
вино;  совместно с  Венерой он обитал в восьмом  доме, доме  смерти, навевал
мысли  о  беде,  в  то  время  как  зачатие  на   картофельном  поле  сулило
дерзновеннейшее счастье под покровительством Меркурия в доме родственников.

     2 Дом семейный/супружеский (лат.).

     Здесь  я не могу не вставить протест  матушки,  которая  во все времена
решительно отрицала, что была  зачата  на картофельном поле. Правда, ее отец
-- это  она не  могла  не признать  -- уже там предпринял первые попытки, но
само его  положение,  равно как и поза Анны Бронски, были  слишком  неудачно
выбраны, чтобы создать Коляйчеку необходимые условия для оплодотворения.
     --  Думаю, это случилось в ночь  бегства или на возу у дяди Винцента, а
то  и  вовсе  на  Троиле, когда  мы нашли у сплавщиков  прибежище и кров. --
Такими  речами  матушка  обычно датировала  свое  зачатие, и бабушка,  кому,
казалось бы, следует это лучше знать, кротко кивала и сообщала миру: -- Само
собой,  донюшка, твоя  правда,  не иначе  на возу  это было, а то и вовсе на
Троиле, только уж никак не  на поле, тогда и ветер дул,  и дождь лил как  из
ведра.  Винцентом   звали  брата  моей  бабки.  Рано  овдовев,  он  совершил
паломничество в Ченстохову, и Матка Боска Ченстоховска повелела ему признать
ее будущей королевой Польши.  С той поры Винцент только и делал, что рылся в
диковинных книгах, отыскивал в каждой фразе подтверждение прав Богоматери на
польский  престол,  а сестре передоверил  все  хлопоты по  двору и полю. Сын
Винцента Ян, в то время четырех лет от роду, хилый, плаксивый мальчишка, пас
гусей, собирал пестрые картинки и -- на  удивление  рано -- почтовые  марки.
Вот  на этот  самый  двор,  благословенный небесной  королевой Польши, бабка
доставила  корзины с картофелем,  а заодно  --  и Коляйчека, таким  образом,
Винцент тоже узнал, что произошло, а узнав, помчался в Рамкау и там принялся
барабанить  в дверь  к патеру, дабы тот,  вооружась святыми  дарами, вышел и
обручил девицу Анну Йозефу.  Не успел еще заспанный служитель Бога преподать
свое  благословение,  чрезмерно  затянувшееся из-за неудержимой  зевоты,  и,
вознагражденный хорошим  шматом  сала,  обратить к  публике  свою  священную
спину,  как Винцент запряг свою кобылу,  разместил новобрачных  на соломе  и
пустых мешках, усадил озябшего и хнычущего  Яна возле себя  на  козлы, после
чего сказал  лошади, чтобы та  ехала,  никуда не сворачивая, прямо,  в ночь:
новобрачные  торопились. Среди все еще  темной, но уже изрядно поистраченной
ночи  наши ездоки достигли лесоторгового  порта,  что лежал в главном городе
провинции.  Дружки, которые,  подобно  Коляйчеку, сплавляли  плоты,  приняли
парочку беглецов. Винцент мог повернуть и гнать свою конягу назад  в Биссау;
корова, коза, свинья с  поросятами, восемь  гусей  и дворовая собака  ждали,
когда им зададут корм, а сын Ян ждал, когда его уложат в постель, потому что
у него была  небольшая температура. Йозеф  Коляйчек  скрывался  три  недели,
приучил свои  волосы к  другой прическе,  с  пробором, сбрил  усы, обзавелся
безупречными бумагами и получил работу как  плотогон  Йозеф Вранка. Но зачем
понадобилось  Коляйчеку  предъявлять  лесоторговцам  и   хозяевам  лесопилок
документы на имя сброшенного -- о чем власти не были  проинформированы -- во
время  драки  с  плота и утонувшего в  Буге пониже Модлина Йозефа Вранки?  А
затем, что Коляйчек, некоторое время назад покинувший сплавное дело, работал
на  лесопильне  под  Швецем  и  там  повздорил  с мастером  из-за  вызывающе
размалеванного в  бело-красный  цвет  его,  Коляйчека, рукой забора. И чтобы
некоторым  образом придать  убедительность своим  забористым  ругательствам,
хозяин  выломил  из забора две планки, одну красную, другую белую, измочалил
сугубо польские планки о кашубскую хребтину Коляйчека, отчего возникло такое
количество щепок  для  растопки, что избитый счел себя  совершенно  вправе в
следующую же,  скажем  так, яснозвездную  ночь  пустить  красного  петуха на
свежевыстроенную и чисто выбеленную лесопильню, во славу хоть и разделенной,
но именно  из-за  раздела  единой Польши.  Итак,  Коляйчек  был поджигатель,
поджигатель-рецидивист,  ибо  в  последовавший  затем  период  лесопильни  и
дровяные  склады по  всей  Западной  Пруссии служили отличной растопкой  для
двухцветья национальных чувств. И, как всякий раз, когда речь идет о будущем
Польши,  Дева Мария была и во время  этих  пожаров на стороне  поляков, есть
даже  очевидцы,  причем  некоторые, возможно, живы  и по  сей  день,  своими
глазами видевшие увенчанную короной Богоматерь  на горящих стропилах  многих
лесопилен. А толпа,  которая всегда  собирается  при больших  пожарах, якобы
запевала  хорал  во  славу  Богородицы,  Матери  Божией, -- отсюда  нетрудно
предположить,  что на Коляйчековых пожарах царила торжественная обстановка и
приносились  клятвы. И сколь отягощен прошлым  был разыскиваемый поджигатель
Коляйчек,  столь беспорочен, бесприютен, безобиден, слегка ограничен,  никем
на  свете не  разыскиваем,  почти  никому  не  известен был  плотовщик Йозеф
Вранка,  регулярно деливший  свой  жевательный табак  на  ежедневные порции,
покуда  река  Буг не  приняла его  в свои воды, а три дневные  пайки  табака
остались у него в  куртке  вместе с документами. Поскольку  утонувший Вранка
никак не  мог объявиться вновь  и никто не  задавал заковыристых вопросов по
поводу его исчезновения, Коляйчек, имевший  примерно ту же стать и  такой же
круглоголовый, как и  утопленник, залез  поначалу в его куртку, потом  в его
официально-документальную  с  незапятнанным прошлым шкуру,  отучился  курить
трубку, перешел на жевательный табак, позаимствовал даже сугубо личные черты
Вранки,  дефекты произношения к примеру,  и  все  последующие годы изображал
надежного,  бережливого,  малость  заикающегося  плотогона,  который  пускал
вплавь по воде целые  леса с берегов  Немана, Бобра, Буга и Вислы.  Остается
лишь добавить,  что  этот  Вранка  у  лейб-гусар  кронпринца,  возглавляемых
Маккензеном, дослужился  до ефрейтора, поскольку настоящий Вранка на  службе
еще не был, тогда как Коляйчек,  четырьмя годами старше,  чем утонувший, уже
успел очень плохо проявить себя у артиллеристов под Торном. Наиболее опасная
часть  всех  грабителей,  убийц  и  поджигателей, еще  не  перестав грабить,
убивать и  поджигать,  ждет,  когда  подвернется возможность  заняться делом
более  почтенным.  И  многим  выпадает  шанс  --  иногда отысканный,  иногда
случайный: Коляйчек,  став  Вранкой, стал  одновременно хорошим и  настолько
исцеленным от своего огневого порока супругом, что его приводил в дрожь даже
вид  обычной спички.  Спичечные  коробки, свободно и  безмятежно лежавшие на
кухонном столике, никогда не  были застрахованы от его посягательств,  хотя,
казалось  бы,  именно он способен изобрести спички.  Подобное  искушение  он
выбрасывал в окно. Бабке приходилось  очень стараться,  чтобы вовремя подать
на стол теплый обед.  Порой семья и  вовсе  сидела в  потемках,  потому  что
керосиновая лампа осталась без огня. И  однако, Вранка вовсе не был тираном.
По  воскресеньям он водил свою Анну в  Нижний город  и при этом позволял ей,
обрученной  с ним также  и официально, надевать, как  тогда, на картофельном
поле, четыре юбки, одну  поверх другой. Зимой, когда реки затягивались льдом
и  для плотогонов  наступали  тощие времена, он исправно сидел в Троиле, где
жили лишь плотогоны, грузчики да рабочие с верфи,  и  присматривал за  своей
дочкой Агнес, которая  явно уродилась в отца,  потому что если и не залезала
под  кровать, то  уж, верно, забиралась в платяной  шкаф,  а когда приходили
гости, забивалась под стол, и вместе с ней ее тряпичные куклы. Итак, девочка
Агнес любила укрываться от глаз и в  этом укрытии чувствовала  себя столь же
надежно,  как и Йозеф, хоть и находила там иные  радости, нежели те, которые
нашел  он  под  юбками у Анны. Поджигатель Коляйчек  был достаточно  опытен,
чтобы понять  тягу  своей дочери к укрытиям, и  поэтому на заменяющем балкон
выступе,  которым  завершалась  их  полуторакомнатная  квартира,  он,  когда
мастерил закут для  кроликов,  пристроил  к нему еще и конурку как раз по ее
росту. В этой пристройке матушка моя  ребенком сидела, играла в  куклы и тем
временем  подрастала. Позднее, уже школьницей, она,  по рассказам, забросила
своих кукол и, забавляясь стеклянными бусинами и пестрыми  шариками, впервые
проявила  тягу  к хрупкой красоте. Надеюсь,  мне, горящему желанием поскорее
обозначить истоки  собственного бытия,  будет  дозволено снять  наблюдение с
семейства Вранка, чей супружеский плот спокойно скользит по  течению, вплоть
до тринадцатого года, когда под Шихау сошел со стапелей "Колумб", ибо именно
в тринадцатом  полиция,  которая  никогда ничего не забывает, напала на след
лже-Вранки. Началось с того, что Коляйчек, как на исходе каждого лета, так и
в августе  тысяча девятьсот тринадцатого, должен был перегонять большой плот
из Киева по Припяти, через канал  по  Бугу до  Модлина, а уж оттуда вниз  по
Висле.  Дюжина  плотогонов вышла  на  буксире  "Радауна", который  дымил  по
велению их  лесопильни, от Западного  Нойфера  на Мертвую Вислу  до Айнлаге.
Потом вверх  по  Висле мимо  Кеземарка, Лецкау,  Чаткау,  Диршау и Пикеля  и
вечером пристала  к  берегу в Торне. Там  на  борт  поднялся  новый  хозяин,
который должен был в Киеве проследить за покупкой древесины. Когда "Радауна"
в  четыре утра отчалила,  стало известно,  что  на  борту  хозяин.  Коляйчек
впервые  увидел его  за завтраком  на баке. Они сидели как  раз  друг против
друга,  жевали и  прихлебывали ячменный  кофе,  Коляйчек  сразу  его  узнал.
Кряжистый, уже  облысевший человек велел подать водки и разлить ее по пустым
кофейным  чашкам. Не  переставая жевать, когда  в конце  бака  еще разливали
водку,  он  представился: --  Чтоб  вы знали: я  новый  хозяин,  звать  меня
Дюкерхоф, и я требую от  всех порядка! По требованию хозяина плотогоны в той
последовательности, в какой  сидели за столом, называли  себя и опрокидывали
свои чашки, так что кадыки подпрыгивали. Коляйчек же сперва опрокинул, потом
сказал "Вранка",  пристально  глядя  на  Дюкерхофа. Тот кивнул, как кивал  и
предыдущим, и повторил "Вранка", как  повторял и имена других  сплавщиков. И
все же Коляйчеку почудилось, будто Дюкерхоф выделил имя утонувшего плотогона
не то чтобы резко, скорее  задумчиво. Искусно  уклоняясь от песчаных отмелей
при   помощи   сменяющих   друг    друга   лоцманов,   "Радауна"   одолевала
мутно-глинистую струю, знающую лишь одно направление. По левую и правую руку
за валами  лежала  одна и та  же  плоская  либо  чуть всхолмленная земля,  с
которой  уже  собрали  урожай. Живые изгороди, овраги,  котловина,  поросшая
дроком, равнина между  хуторами, прямо созданная для кавалерийских атак, для
заходящей слева  на  ящике  с  песком уланской  дивизии,  для  летящих через
изгородь  гусар, для  мечтаний молодых  ротмистров, для битвы,  которая  уже
состоялась и повторится вновь  и вновь, и для  полотна: татары, припавшие  к
луке,  драгуны,  выпрямясь,  рыцари-меченосцы,  падая  на  скаку,  орденские
магистры  в   цветных   плащах,   на  кирасе   целы   все  застежки,   кроме
одной-единственной, которую отсек герцог  Мазовецкий,  и кони, кони  -- ни в
одном цирке не сыщешь таких арабских скакунов, -- нервные, под великолепными
темляками, все жилки натянуты, как по линеечке, ноздри раздуты,  карминовые,
из них облачка, пронзаемые копьями, на копьях перевязь, пики опущены и делят
небо,  вечернюю зарю,  еще  сабли, а  там, на заднем  плане  -- ибо у каждой
картины есть свой задний план, -- прочно прильнув к горизонту, мирно курится
деревенька между задними ногами вороного, приземистые хатки, обросшие мохом,
крытые  соломой,  а  в  хатках  --  танки, красивые,  законсервированные,  в
ожидании грядущих  дней,  когда им тоже дозволят возникнуть на этом полотне,
на  этой  равнине,  за  дамбами Вислы, подобно  легконогим  жеребятам  среди
тяжелой  кавалерии.  У  Влоцлавека  Дюкерхоф  ткнул  Коляйчека  пальцем:  "А
скажите-ка, Вранка, вы, часом, сколько-то лет назад не  работали в Швеце  на
лесопильне?  Она еще тогда сгорела, лесопильня-то?" Коляйчек упрямо,  словно
преодолевая  сопротивление, покачал  головой,  и  ему удалось придать  своим
глазам усталое  и  печальное выражение,  так что Дюкерхоф, на  которого упал
этот взгляд, воздержался от  дальнейших расспросов. Когда под Модлином, там,
где Буг впадает в Вислу и  "Радауна"  поворачивает,  Коляйчек,  перегнувшись
через релинг, трижды  сплюнул,  как это  принято  у всех плотовщиков,  рядом
возник  Дюкерхоф  с сигарой и  попросил у него  огня.  Это  словечко, как  и
"спички", пронзило  Коляйчека. "С чего это вы краснеете, когда я прошу огня?
Девушка вы, что  ли?" Они успели оставить Модлин далеко позади, когда с лица
у  Коляйчека наконец сошла краска,  которая была вовсе  не  краска  стыда, а
запоздалый отблеск подожженных им лесопилок. Между Модлином и Киевом, короче
-- вверх по Бугу, через канал, соединяющий Буг с Припятью, покуда "Радауна",
следуя по Припяти,  вышла в Днепр, не произошло ничего, что можно  бы счесть
переговорами между  Коляйчеком-Вранкой и Дюкерхофом. Само собой,  на буксире
между  плотогонами,   между  кочегарами   и  плотогонами,  между  штурманом,
кочегарами  и  капитаном,  между  капитаном  и вечно  меняющимися  лоцманами
что-нибудь  да происходило, как следует быть,  а может,  как и  бывает между
мужчинами. Я  мог бы  вообразить  нелады  между  кашубскими  плотовщиками  и
штурманом,  уроженцем Штеттина, возможно даже зачатки бунта: общий  сбор  по
левому борту,  тянут жребий, выдумывают пароль,  натачивают ножички.  Но  не
будем  об  этом. Не  случилось ни  политических акций,  ни  польско-немецкой
поножовщины,  ни приличествующего данному кругу развлечения в виде хорошего,
порожденного  социальной  несправедливостью бунта.  Исправно пожирая  уголь,
"Радауна" шла своим путем, один раз -- сдается мне, это было сразу за Плоком
--  села на  песчаную отмель,  но  смогла высвободиться собственными силами.
Короткий, ядовитый обмен репликами между капитаном Барбушем из Нойфарвассера
и украинцем  лоцманом --  вот и все, даже и  судовой  журнал  не мог  больше
ничего добавить. Но, имей я обязанность -- и желание -- вести судовой журнал
для   мыслей    Коляйчека,    а    то   и    вовсе   хронику    дюкерхофской
лесопильно-внутренней  жизни,  в нем достаточно говорилось бы о переменах  и
приключениях, подозрениях и подтверждениях, недоверии и -- почти сразу --  о
поспешном устранении этого недоверия. Бояться боялись оба, и  Дюкерхоф  даже
больше,  чем Коляйчек, ибо находились они  в России, и Дюкерхоф мог запросто
свалиться за борт, как некогда бедный Вранка, или -- а мы тем временем уже в
Киеве -- на одном из лесоторговых  складов, которые так велики и необозримы,
что в этом столпотворении  вполне можно  потерять  своего  ангела-хранителя,
угодить  под  штабель  внезапно пришедших в движение  балок, которые уже  не
остановишь, -- угодить  или  быть спасенным. Спасенным  благодаря Коляйчеку,
который сперва  выудит хозяина из Припяти либо  из Буга, который в последнюю
минуту выдернет Дюкерхофа на  лишенном  ангелов-хранителей киевском дровяном
складе  из  неотвратимо надвигающейся лавины. Ох, до чего  ж было бы хорошо,
сумей  я  на   этом   месте   поведать,  как  полузахлебнувшийся  или  почти
раздавленный Дюкерхоф, еще тяжело дыша и с приметами смерти во взоре, шепнул
на  ухо  лже-Вранке: "Спасибо, Коляйчек,  спасибо!"--  и  после  необходимой
паузы: "Теперь мы с тобой квиты и забудем обо всем!"
     И  они,  сурово-дружески и смущенно  улыбаясь, чуть  не  со слезами  на
глазах  поглядели  бы  друг на друга как мужчины и обменялись бы робким,  но
мозолистым рукопожатием.
     Эта  сцена  превосходно  нам  знакома  по  снятым  с  умопомрачительным
мастерством  фильмам, когда режиссеру вдруг втемяшится превратить упоительно
актерствующих братьев-врагов в друзей-соратников, которым еще суждено пройти
огонь и воду в тысяче совместных приключений.
     Но  Коляйчеку так и не представился ни случай  дать Дюкерхофу пойти  на
дно, ни  случай  вырвать его  из когтей накатывающейся  смерти под  балками.
Внимательно, радея  о благе родной  фирмы,  Дюкерхоф закупил в  Киеве партию
леса,  проследил,  как  вяжут  и  спускают на воду девять  плотов, по обычаю
разделил между  плотовщиками  изрядную  толику  русских  денег на  карманные
расходы для обратной дороги, после чего сам уселся  в поезд, доставивший его
через Варшаву--Модлин--Дойч--Эйлау--Мариенбург--Диршау на  фирму, лесопильни
которой   располагались  вдоль  дровяной   пристани  между  Клавиттерской  и
Шихауской верфями.
     Прежде   чем  дать  плотогонам  возможность  после   нескольких  недель
серьезнейшей работы пройти через все реки, каналы и, наконец, вниз по Висле,
я задаюсь  вопросом:  а  точно ли  Дюкерхоф был  уверен,  что  Вранка и есть
поджигатель  Коляйчек? И  хочу сказать, что, пока  хозяин  лесопилки плыл  с
безобидным, добродушным и, несмотря на известную ограниченность,  снискавшим
всеобщую любовь Вранкой, он  надеялся, что его попутчик  никак не  Коляйчек,
способный  на любой дерзкий проступок. От этой надежды он отрекся, лишь сидя
на подушках железнодорожного купе.  Но пока поезд достиг  конечной  станции,
въехав под  своды главного вокзала  в  городе Данциге --  теперь  я  наконец
произношу это название,  --  Дюкерхоф  пришел к своим  дюкерхофским выводам,
приказал перенести свои чемоданы в  экипаж,  а экипажу ехать домой,  сам  же
бойко -- благо уже без багажа -- помчался к близлежащему президиуму полиции,
на Вибенвалл,  там  вприпрыжку взбежал по ступеням  главного  портала, нашел
после недолгих,  но тщательных поисков ту  комнату,  где  царила  обстановка
достаточно  деловая, дабы выслушать короткий, приводящий  лишь  факты  отчет
Дюкерхофа. Из этого не следует, что хозяин лесопильни сделал заявление. Нет,
он  просто  попросил заняться  делом Коляйчека-Вранки,  что  и было  обещано
полицией.  За последующие недели, покуда плоты из закупленного лесоматериала
с  камышовыми  шалашами и  плотогонами  медленно скользили вниз по реке,  во
множестве  управлений  исписали множество бумаги. Взять,  к примеру, военное
дело  Йозефа  Коляйчека, рядового  канонира  в западнопрусском полку полевой
артиллерии под  номером таким-то и  таким-то.  Дважды по  три дня умеренного
ареста  отсидел  дурной канонир  за  громогласно выкрикиваемые  в  состоянии
алкогольного опьянения  анархистские лозунги отчасти на немецком, отчасти на
польском  языке. Словом, позорные  пятна, которых  не  удалось обнаружить  в
бумагах  ефрейтора Вранки,  служившего  во  втором  лейб-гусарском  полку  в
Лангфуре.  Напротив,  ефрейтор Вранка  проявил себя  с хорошей  стороны, при
маневрах   произвел  приятное   впечатление  на  кронпринца  и  получил   от
последнего, всегда носившего в кармане талеры, кронпринцев талер. Однако сей
талер  не  был  зафиксирован  в военных бумагах  ефрейтора Вранки,  о  чем с
громкими рыданиями поведала моя бабка  Анна,  когда ее  допрашивали вместе с
братом  Винцентом. Но  не только с помощью этого талера сражалась  моя бабка
против  словечка "поджигатель". Нет, она могла предъявить документы, которые
многократно  подтверждали,  что  Йозеф Вранка уже в  одна  тысяча  девятьсот
четвертом году вступил в добровольную пожарную дружину Данцига-Нидерштадта и
зимними месяцами, когда у плотогонов мертвый сезон, боролся против множества
малых   и   больших   пожаров.   Была  среди   бумаг  и   грамота,   которая
свидетельствовала, что пожарный Вранка в большом железнодорожном депо Троила
в  году  тысяча  девятьсот девятом не просто тушил пожары, но и спас из огня
двух  учеников  слесаря.  Точно  так же высказался  и  вызванный в  качестве
свидетеля  брандмейстер  Хехт.  Для  протокола  он показал следующее: -- Как
может быть поджигателем тот, кто сам тушит пожары! Да я до сих пор вижу, как
он  стоит на  пожарной лестнице,  когда  горит  церковь  в  Хойбуде! Феникс,
возникающий из пепла и огня, гасящий не  только огонь, но и пожар этой земли
и жажду Господа  нашего  Иисуса Христа! Истинно говорю я  вам:  кто обзывает
поджигателем этого великолепного феникса, человека в пожарной каске, который
пользуется  правом  преимущественного  проезда,  которого  любят   страховые
компании,  который  всегда носит в кармане горстку золы как символ  или  как
знак  профессии, тому  бы лучше  повесить на  шею мельничный  жернов...  Вы,
верно,  уже заметили, что брандмейстер  Хехт, капитан  добровольной пожарной
дружины, был красноречивый патер,  из воскресенья в воскресенье он  стоял на
кафедре приходской церкви Святой Барбары в Ланггартене и не упускал  случая,
покуда шло расследование  против Коляйчека-Вранки, в  подобных же выражениях
вбивать  в  головы   своей  паствы  притчи  о  небесном  пожарном  и  адском
поджигателе. Но поскольку чиновники уголовной полиции не  посещали церковь в
приходе  Святой  Барбары да вдобавок  усмотрели  в  словечке "феникс" скорее
оскорбление   его   королевского  величества,  нежели   оправдание   Вранки,
деятельность  последнего   в  добровольной   дружине  была   воспринята  как
отягчающее   обстоятельство.   Собирали   показания   различных   лесопилен,
свидетельства родных общин: Вранка  увидел  свет в  Тухеле, Коляйчек  же был
родом из  Торна.  Некоторые  нестыковки в  показаниях пожилых  плотогонов  и
отдаленных родственников. Повадился кувшин по воду ходить,  там ему и голову
сломить, потому как ничего  другого кувшину  не остается. Покуда допросы шли
своим  чередом,  большая связка плотов  как  раз  пересекла  государственную
границу и, начиная с Торна, находилась под тайным наблюдением, а на стоянках
ей просто садились на хвост.
     Дедушка заметил это лишь  после  Диршау, чего,  впрочем,  и ожидал.  Но
овладевшая  им  в ту пору пассивность, граничащая с  меланхолией,  вероятно,
помешала ему  предпринять  попытку бегства  в  Лецкау  или  в Кеземарке, что
вполне  могло увенчаться  успехом в  столь  знакомой местности  и  с помощью
некоторых расположенных к нему плотовщиков. Начиная  с  Айнлаге, когда плоты
медленно,  толкая друг  друга, входили  в  Мертвую Вислу,  какой-то рыбацкий
катер  с  показной  незаметностью бежал  рядом,  имея  на  борту слишком  уж
многочисленную  команду.  Сразу за Пленендорфом из  камышей прытко выскочили
оба моторных баркаса портовой полиции и принялись вдоль и поперек вспарывать
воды   Мертвой   Вислы,   что   своим    гниловатым   запахом   все   больше
свидетельствовали о близости порта. А уж  за мостом после Хойбуде начиналась
заградительная цепь  "синих  мундиров".  Штабеля леса напротив Клавиттерской
верфи,  маленькие  лодочные  верфи,  все  расширяющиеся  к Моттлау  дровяные
пристани, причальные мостки всевозможных лесопилок, мостки собственной фирмы
с пришедшими встречать родственниками, и повсюду  "синие мундиры", только  у
Шихау  их нет, там все  было разукрашено  флажками, там совершалось какое-то
другое действо, не иначе что-то должно было сойти со стапелей. Там собралось
много народу, это взволновало чаек, там давали праздник  -- уж не в честь ли
моего дедушки?
     Лишь когда мой дедушка  увидел запруженную "синими" дровяную  пристань,
когда все более  зловещим стал  выглядеть курс, взятый  баркасами,  волны от
которых  уже  захлестывали  плоты,  он  постиг  смысл  этой   расточительной
концентрации сил ради него, в  нем проснулось сердце  поджигателя Коляйчека,
он исторг из себя незлобивого Вранку,  выскочил  из шкуры члена добровольной
пожарной дружины, во весь голос и без запинки отрекся от заикающегося Вранки
и побежал,  побежал  по  плотам,  по обширным  шатким поверхностям,  побежал
босиком по неструганому "паркету", с одного хлыста на другой, по направлению
к Шихау, где веселые флажки на ветру, побежал  вперед по  доскам, туда,  где
что-то лежало на стапелях -- а вода, она ведь может и поддержать, -- где они
произносили  красивые  речи,  где  никто  не  выкликал Вранку,  а тем  более
Коляйчека, где говорили так: я  нарекаю тебя  именем "Его Величества Корабль
"Колумб"", Америка,  водоизмещение  свыше  сорока тысяч тонн, тридцать тысяч
лошадиных  сил. Его Величества Корабль, курительный салон первого класса, на
корме кухня второго класса, спортивный зал из  мрамора, библиотека, Америка,
Его  Величества  Корабль, коридор гребного  вала, прогулочная палуба, "Слава
тебе  в  победном  венке", праздничный  флажок родной гавани,  принц  Генрих
взялся за штурвал, а  мой дед  Коляйчек босиком, едва касаясь ногами бревен,
-- навстречу духовой  музыке.  Народу дан  великий князь, с одного плота  на
другой, приветственные клики  толпы,  "Слава тебе  в победном венке", и  все
сирены на  верфи, и  все сирены стоящих в порту  судов, буксиров и пароходов
для увеселительных прогулок, Колумб, Америка, свобода, и два баркаса, ошалев
от радости,  вслед за ним,  с  одного плота  на другой, плоты Его Величества
перекрывают дорогу и портят игру, так что он должен остановиться, а ведь так
хорошо разбежался, и он стоит один-одинешенек на плоту и видит  уже Америку,
а баркасы заходят с длинной стороны,  ну что ж, надо оттолкнуться -- вот уже
мой  дед  плывет,  плывет  к  плоту, который  входит  в  Моттлау.  А  теперь
приходится  нырять -- из-за  баркасов,  и  оставаться  под  водой  --  из-за
баркасов,  а плот надвинулся на него, и конца  этому плоту нет, он порождает
все новые и новые плоты: плот от твоего плота и во веки веков -- плот.
     Баркасы заглушили моторы, и  неумолимые  пары глаз принялись обшаривать
поверхность воды. Но Коляйчек распрощался  раз и навсегда, ушел от жестяного
воя сирен,  от  судовых колоколов, от Корабля Его  Величества и  от  речи по
поводу  крещения,  произнесенной  принцем  Генрихом,  от  безумных  чаек Его
Величества, от "Славы тебе в победном венке", от жидкого мыла Его Величества
для вящего  скольжения по стапелям  Корабля Его Величества, от Америки, и от
"Колумба", и от полицейских расследователей -- ушел навсегда под не  имеющим
конца плотом.
     Тело моего деда так никогда и не  было обнаружено. Я, твердо убежденный
в том, что  он нашел смерть  под плотами, должен, однако, дабы не поколебать
доверия  к сказанному, взять на себя труд  и  изложить все варианты чудесных
спасений. Итак, люди рассказывали, что под плотом ему удалось отыскать  щель
между бревнами, снизу достаточно широкую, чтобы держать над водой нос и рот,
а  кверху  эта  щель  настолько   сужалась,  что  оставалась  невидимой  для
полицейских,  которые  до поздней ночи  обыскивали плоты  и  даже  камышовые
шалаши на них.  Затем  под покровом  темноты -- так говорилось далее --  дед
отдал  себя на волю  волн, и хоть и  выбившись из  сил, но с известной долей
везения  достиг  противоположного  берега  Моттлау на  территории  Шихауской
верфи, там укрылся в горе отходов,  а позднее,  возможно с помощью греческих
матросов,  попал  на  один  из  тех  грязных танкеров, которые,  по  слухам,
предоставили убежище уже не одному беглецу.  Другие говорят так: Коляйчек  и
пловец  был хороший, а  легкие  у  него  были и того  лучше, и проплыл он не
только  под плотом, нет, он  прошел под водой и оставшуюся, довольно широкую
часть  Моттлау,  благополучно достиг берега на  территории  Шихауской верфи,
там, не привлекая к себе внимания, затесался в толпу рабочих, а попозже -- и
в  ликующую публику,  вместе с народом пел:  "Слава тебе в победном  венке",
поаплодировал после речи принца  Генриха на крещение "Колумбом"  Корабля Его
Величества,  после  удачного  схода  его  со  стапелей  вместе  с  толпой  в
наполовину высохшей одежде покинул празднество и уже на другой день -- здесь
первая  версия смыкается со второй -- бесплатным пассажиром вступил  на борт
славно-пресловутого  греческого танкера. Для полноты картины  надлежит также
вспомнить  третью бессмысленную  версию,  согласно которой  моего  деда, как
сплавной лес, вынесло в  открытое море,  где его не мешкая выудили рыбаки из
Бонзака   и  за  пределами  трехмильной  зоны   передали  шведскому  катеру,
приспособленному для  океанского плавания. Там,  на шведском  катере, версия
давала ему возможность чудесным образом, хоть и медленно, восстановить силы,
добраться  до  Мальме -- ну  и  так далее и  тому подобное.  Все это вздор и
рыбацкие байки. Точно так же я и гроша ломаного  не дам за рассказы равно не
заслуживающих доверия очевидцев  из  разных портовых  городов, которые якобы
видели  моего деда в  Буффало  (США) вскоре после  окончания  Первой мировой
войны. Звали его вроде бы Джо Колчик,  и  вел он,  по  их  словам,  торговлю
дровяным  товаром  с  Канадой.  Акции спичечных фирм.  Основатель  страховых
компаний  -- страхование от  огня. Описывали его  как  человека  чрезвычайно
богатого  и  одинокого: сидит-де он  в  небоскребе  за  огромным  письменным
столом, на всех пальцах --  перстни со  сверкающими  камнями, муштрует своих
телохранителей,  которые  одеты в пожарную форму,  умеют  петь  по-польски и
называются Гвардией Феникса.




     Некий человек  оставил все, что имел, переплыл океан, попал в Америку и
разбогател -- на этом  я хочу завершить все разговоры о моем дедушке, как бы
он  себя  ни  называл:  Голячек  по-польски, Коляйчек  на  кашубский лад или
по-американски -- Джо Колчик.

     Не  очень-то  легко  на простом  жестяном  барабане,  какие  продают  в
магазинах игрушек и в  универсальных магазинах, выбить деревянные,  уходящие
почти за горизонт плоты. И  однако  же,  мне удалось  пробарабанить  на  нем
дровяную  гавань,  весь  плавник,  что  качается на волне в излучинах  реки,
измочаливается в камышах;  чуть  легче удалось  мне пробарабанить эллинги на
Шихауской  верфи, на  Клавиттерской,  на  многочисленных,  по большей  части
занятых  мелким  ремонтом  лодочных верфях, свалку  металлического лома  при
вагонном  заводе,  склады  прогорклых  кокосов при  маргаринной фабрике, все
знакомые мне закоулки острова Шпайхер. Дед умер, он не  даст мне  ответа, не
проявит интереса к  кайзеровскому сходу со  стапелей, к затягивающейся порой
на десятилетия и начинающейся  уже в момент схода  гибели корабля, который в
нашем случае нарекли "Колумбом", называли  также  гордостью флота,  который,
натурально, взял  курс  на Америку, а  позже был затоплен  либо  сам утонул.
Возможно, его подняли со дна, перестроили, переименовали или пустили на лом.
А может, "Колумб" просто ушел под  воду, как в  свое время поступил мой дед,
может,   он   и  по   сей   день  дрейфует  со  всем   своим  сорокатысячным
водоизмещением,   курительным   салоном,  спортивным   залом   из   мрамора,
плавательным бассейном и кабинетами  для массажа на  глубине, скажем,  шесть
тысяч метров где-нибудь в Филиппинской впадине либо  на  траверзе Эмдена; об
этом можно прочесть в  "Вейере" или в морских календарях, -- помнится, не то
первый, не то второй "Колумб" добровольно ушел на дно, потому что капитан не
сумел пережить некий  связанный с  войной  позор. Часть плотовой  истории  я
вслух  зачитал   Бруно,  после  чего   задал   свой  вопрос,   настаивая  на
объективности.  --  Прекрасная  смерть,  -- мечтательно  промолвил  Бруно  и
принялся не мешкая с помощью упаковочной  бечевки превращать моего дедушку в
одно из  своих  узелковых творений.  Пришлось  мне  удовольствоваться  таким
ответом  и  не устремлять  дерзновенный  полет мыслей  в Америку,  чтобы там
выхлопотать себе наследство. Навестили меня мои друзья Витлар и Клепп. Клепп
принес с собой  пластинку,  где на обеих сторонах -- Кинг  Оливер, а Витлар,
жеманясь, протянул мне шоколадное сердце на розовой ленточке. Они по-всякому
дурачились, пародируя  сцены из  моего процесса. Я  же,  дабы  доставить  им
удовольствие, изображал, как и во все дни посещений, превосходное настроение
и способность смеяться даже самым глупым шуткам. Как бы вскользь, прежде чем
Клепп успел приступить к своей неизбежной лекции о взаимосвязях между джазом
и марксизмом,  я поведал им историю  человека, который  в тринадцатом  году,
незадолго до того, как все  это разразилось, угодил под воистину бесконечный
плот, можно сказать не имеющий конца, и уже  не выбрался  из-под него,  даже
тело его  так  никогда и  не было  найдено. На  мой вопрос  --  я задал  его
непринужденно, как бы  скучливым  тоном -- Клепп с  неудовольствием  помотал
головой  на толстой  шее, расстегнул  все пуговицы,  потом опять  застегнул,
сделал несколько плавательных движений,  -- короче, повел себя так, будто он
сам  находится  под плотом. В конце концов он  отмахнулся от  моего вопроса,
взвалив вину за отсутствие ответа  на  слишком  ранние сумерки. Витлар сидел
неподвижно, закинув  ногу  на  ногу  и не забывая при  этом про  складку  на
брюках,   сидел   и   демонстрировал   то  изысканно-полосатое   причудливое
высокомерие, которое присуще разве что ангелам на небесах. --  Я нахожусь на
плоту.  Находиться на плоту прекрасно.  Меня кусают комары. Это неприятно. Я
нахожусь под плотом. Под плотом прекрасно. Комары меня больше не кусают. Это
приятно. Сдается  мне,  под плотом вполне можно  жить, если, конечно, у тебя
нет намерения в то  же время  находиться на плоту и разрешать комарам кусать
тебя. Тут  Витлар  сделал  свою  испытанную паузу и внимательно поглядел  на
меня, затем поднял, как всякий раз, когда хотел походить на сову, свои и без
того высокие брови и, театрально интонируя, изрек:
     -- Сдается мне, что  в случае с этим утопленником, с этим человеком под
плотами, речь идет о  твоем двоюродном, а то и вовсе о твоем родном дедушке.
Поскольку он, будучи твоим  двоюродным дедушкой, а тем паче -- будучи родным
дедушкой,  сознавал свои  перед  тобой обязанности, он и  нашел  смерть, ибо
ничто на  свете не может  быть для тебя  более тягостным, чем наличие живого
дедушки. Итак, ты не просто убийца  своего  двоюродного дедушки, ты вдобавок
еще  и убийца своего родного  дедушки. Но поскольку сей  последний,  как это
вообще  принято  у дедушек, хотел  бы  тебя  наказать,  он  лишил тебя  того
удовлетворения, которое  испытывает внук,  гордо  указывая на  раздувшееся в
воде тело и  произнося  таковые слова: "Взгляните на моего мертвого дедушку.
Он был героем! Он прыгнул  в воду, когда увидел, что  его  преследуют". Твой
дедушка лишил весь мир  и  собственного  внука  возможности  своими  глазами
увидеть его тело с единственной целью принудить  оставшихся, и  в том  числе
внука, еще долго им заниматься.
     Потом, ударившись из  одной патетики в другую, мне явился  хитрый, чуть
наклоненный вперед и разыгрывающий примирение Витлар:
     -- Америка! Возрадуйся,  Оскар! У тебя  есть цель и есть задача!  Здесь
тебя натурально оправдают и выпустят. Так  куда ж тебе  и податься, как не в
Америку, где снова можно сыскать все, даже и без вести пропавшего дедушку!
     Как ни язвителен и  даже обиден  был ответ  Витлара, он вселил  в  меня
большую  уверенность, чем почти не делающая  разницы  между жизнью и смертью
болтовня моего  друга Клеппа или ответ  санитара Бруно, который лишь  потому
назвал смерть моего дедушки прекрасной смертью, что сразу после нее, разводя
волны,  сошел со стапелей "ЕВК Колумб". И потому я воздаю хвалу витларовской
Америке, консервирующей дедушек,  намеченную цель, образец, соизмеряя себя с
которым я  могу  выпрямиться, когда,  наскучив  Европой,  захочу отложить  в
сторону  барабан  и  перо.  Пиши  дальше,  Оскар,  сделай  это  ради  твоего
неслыханно  богатого, но  усталого  дедушки  Коляйчека,  который  торгует  в
Буффало  древесиной,  а в  недрах своего  небоскреба  играет спичками. Когда
Клепп  и  Витлар  наконец откланялись и ушли,  Бруно, решительно  проветрив,
удалил из  комнаты назойливый запах  моих  друзей. После  этого я снова взял
свой барабан,  но выбивал на нем не  бревна  украшающих смерть плотов, а тот
быстрый, прыгучий ритм, которому должны были  повиноваться  все  люди  после
августа одна тысяча  девятьсот четырнадцатого.  Потому  мой текст вплоть  до
часа  моего рождения  может лишь  в  общих чертах  набросать  путь  траурной
процессии, оставленной в Европе моим  дедушкой.  Когда  Коляйчек  исчез  под
плотами,   среди  тех,  кто  поджидал   на  причальных  мостках  лесопильни,
встревожились  моя  бабушка  с  дочерью  Агнес,  Винцент   Бронски   и   его
семнадцатилетний  сын Ян. Немного в стороне стоял старший брат Йозефа Грегор
Коляйчек,  которого  вызвали  в  город  на допросы.  Грегор  неизменно давал
полиции  один и тот же  ответ:  -- Я своего брата почти и не знаю.  Знаю, по
правде говоря, только, что  звать его Йозефом, а когда я его видел последний
раз,  лет ему было десять или, скажем, двенадцать. Он мне еще ботинки чистил
и за  пивом  бегал,  коли нам с  матерью хотелось  пивка. Хотя  при  этом  и
выяснилось, что моя прабабка любила  пиво, полиции  от такого ответа особого
проку не было. Зато от  наличия старшего  Коляйчека  сыскался  прок для моей
бабушки Анны. Грегор, проживший много лет в Штеттине, Берлине и  под конец в
Шнайдемюле,  осел  теперь  в  Данциге, нашел работу  на  пороховой  мельнице
бастиона  "Кролик"  и, когда  истек  положенный год траура, а все сложности,
например  история с выходом замуж за лже-Вранку,  были улажены, разъяснены и
сданы  в архив, женился на  моей бабушке, которая  не пожелала  расстаться с
Коляйчеками и  никогда  или,  по крайней мере,  так  быстро  не  вышла бы за
Грегора,  не  будь  он  Коляйчеком. Работа  на  пороховой мельнице  избавила
Грегора от необходимости перелезать  в  пестрый, а  потом  сразу в  походный
мундир. Жили они втроем все в  той же квартирке из полутора комнат,  которая
много  лет  служила  прибежищем  поджигателю.  Но  вскоре   выяснилось,  что
Коляйчеки не все на одну стать,  ибо не прошло и года, как они поженились, а
моей  бабке уже  пришлось снять пустующий подвал доходного дома в  Троиле и,
торгуя  всякой  мелочью  -- от английской  булавки до капустного кочана,  --
малость подрабатывать, потому что Грегор, хоть и получал кучу денег на своей
мельнице,  домой  не  приносил  даже самого необходимого,  а  все  как  есть
пропивал. В то  время  как Грегор, возможно  уродившийся в мою прабабку, был
пьяницей,  мой дедушка Йозеф  лишь изредка охотно  пропускал рюмочку. Грегор
пил  не  от плохого  настроения.  Даже когда  у  него, казалось бы,  хорошее
настроение, а  это случалось нечасто, ибо он питал склонность к  меланхолии,
он пил  не для того, чтобы развеселиться, а потому, что хотел дойти до  сути
всякого предмета, в том числе и до сути алкоголя. Покуда Грегор Коляйчек был
жив, никто ни разу не видел, чтобы он оставил недопитой стопку можжевеловки.
Матушка,  в  то время кругленькая пятнадцатилетняя девочка,  тоже не  сидела
сложа руки,  она помогала  в лавке, наклеивала продовольственные талоны,  по
воскресеньям  разносила  товар  и  писала  хоть  и  не  очень  складные,  но
продиктованные богатой  фантазией письма-напоминания должникам. Жаль, у меня
не сохранилось ни одного из  ее писем. Как  было бы хорошо процитировать  на
этом   месте   несколько   полудетских-полудевичьих   призывов,   сочиненных
полусироткой,  потому  что Грегор  Коляйчек  оказался не  совсем полноценным
отчимом. И даже более того,  моей бабушке и ее дочери стоило  немалых трудов
укрывать  их  наполненную  медью  и лишь  малым количеством  серебра  кассу,
состоявшую  из  двух  опрокинутых  одна  на  другую  жестяных   тарелок,  от
меланхолических  Коляйчековых взглядов  вечно томимого  жаждой  пороховщика.
Лишь когда Грегор в  девятьсот семнадцатом году умер  от гриппа,  доходы  их
возросли, хоть  и не слишком, потому  как чем  было торговать  в семнадцатом
году? В спальню полуторакомнатной квартиры, которая после смерти пороховщика
осталась пустой,  потому  что матушка  моя из страха перед адскими муками не
захотела  туда  перебраться,  въехал   Ян  Бронски,  на  ту  пору   примерно
двадцатилетний  ее кузен, покинувший и родной город  Биссау,  и своего  отца
Винцента, чтобы  с  хорошим свидетельством  об  окончании  средней  школы  в
Картхаусе и завершив ученичество на  почте окружного города начать теперь на
главном  почтамте Данцига карьеру служащего среднего класса. Помимо чемодана
Ян привез в квартиру своей тетки весьма объемистую коллекцию марок. Марки он
собирал с самого раннего детства, а потому имел к почте не только служебное,
но и чисто личное, очень бережное отношение. Тщедушный, чуть сутулый молодой
человек являл миру  приятное,  овальное, возможно  чуть  приторное,  лицо  и
голубые глаза,  -- словом,  вполне  достаточно, чтобы моя  матушка,  которой
тогда минуло семнадцать  лет, в него влюбилась.  Яна уже трижды призывали на
военное  освидетельствование  и  всякий  раз  браковали  из-за  болезненного
состояния, что  в  те  времена,  когда все  мало-мальски  стройное  прямиком
отправлялось  к  Вердену,  дабы  потом на  французской  земле  навек принять
горизонтальное  положение,  весьма  красноречиво  говорило о конституции Яна
Бронски.   Роман  должен   был,  собственно,  начаться  уже  за   совместным
рассматриванием марок, за изучением голова к голове зубчиков на особо ценных
экземплярах. Но начался он или, скажем, прорвался, лишь когда Яна вызвали на
четвертое  освидетельствование. Матушка  его  провожала, потому  что ей  все
равно надо  было в город, и  дожидалась  там перед  постовой будкой, которую
охранял  резервист; вместе  с Яном они решили, что уж на сей-то раз ему надо
отправиться во Францию, дабы исцелить свою  хилую грудную клетку  в  богатом
железом  и  свинцом воздухе  этой страны. Возможно, моя матушка  многократно
пересчитывала  пуговицы  на  мундире  ополченца,   и  всякий  раз  с  другим
результатом. Я  вполне могу себе представить, что  пуговицы на любом мундире
расположены таким  образом,  что  последняя  по счету  пуговица  всякий  раз
подразумевала  Верден,  либо  одну из  многочисленных вершин  Вогезов,  либо
речушку   --   Сомму   или   Марну.  Когда   в   четвертый   раз   прошедший
освидетельствование паренек  спустя почти час выскочил  из  портала окружной
комендатуры,  скатился вниз по лестнице  и,  бросаясь на шею  Агнес, то есть
моей матушке, шепнул ей на ушко  столь распространенную тогда присказку  "Ни
кожи, ни рожи, на годик отложим", матушка впервые обняла Яна Бронски, и я не
уверен,  что ей  и в будущем доводилось быть столь  же счастливой, когда она
обнимала  Яна. Подробности этой  юной  любви военных лет мне не известны. Ян
продал  часть  своей  коллекции  марок,  чтобы   соответствовать  претензиям
матушки,  имевшей  ярко  выраженную  тягу  ко  всему  красивому,  модному  и
дорогому,  кроме  того,  он  в  ту  же  пору  вел дневник,  впоследствии,  к
сожалению,  утерянный. Бабушка, судя  по  всему, снисходительно относилась к
связи молодых  людей -- нетрудно догадаться, что эта связь выходила за рамки
чисто родственных  отношений, --  поскольку  Ян  Бронски все так же обитал в
тесной квартирке на Троиле. Он выехал лишь вскоре после войны, да и то когда
уже никак нельзя  было замалчивать  существование некоего господина Мацерата
и,   следовательно,  пришлось  таковое  признать.  Матушка,   надо   думать,
познакомилась с  упомянутым  господином  летом  восемнадцатого  года,  когда
служила помощницей сестры в лазарете Зильберхаммер у Оливы. Альфред Мацерат,
родом из  Рейнланда,  лежал  там со сквозным ранением мягких  тканей бедра и
благодаря своей рейнландской жизнерадостности вскоре заделался любимцем всех
сестер, не  исключая сестры  Агнес. Едва выздоровев, он ковылял по  коридору
под ручку с  какой-нибудь из сестер и  подсоблял  на кухне  сестричке Агнес,
потому что уж  очень шел к ее круглому личику сестринский чепец, а  вдобавок
потому, что он страстно увлекался стряпней и  умел претворять свои чувства в
супы.
     После выздоровления Альфред  Мацерат  остался в Данциге и  тотчас нашел
работу  как  представитель  своей  рейнской фирмы  --  крупного  предприятия
бумагоделательной  индустрии.  Война  шла  на убыль,  и, создавая повод  для
грядущих  войн,  народ  сел за составление мирных договоров: область  вокруг
устья Вислы примерно от Фогельзанга на Свежей  косе  вдоль по реке Ногат  до
Пикеля, там, следуя вниз по течению Вислы, до Чаткау, потом влево под прямым
углом  до Шенефлиса,  там, выгорбясь  дугой,  вокруг Заскошинского  бора  до
Оттоминского озера, оставляя в стороне Маттерн, Рамкау и Биссау моей бабушки
и  выходя  к   Балтийскому  морю  возле  Кляйн-Каца  --  эта  область   была
провозглашена Вольным  городом  Данцигом  и переподчинена Лиге Наций. Польша
получила  в  черте  города  свободный  порт  --  Вестерплатте  с  арсеналом,
правлением железной дороги и собственной почтой на Хевелиус-плац.
     В   то   время  как  марки   Вольного  города   предлагали  для   писем
красно-золотую  ганзейскую пышность с  изображением торгового судна и герба,
поляки клеили  на  письма  жуткие фиолетовые картины, иллюстрирующие истории
про Казимира и Батория.
     Ян Бронски перешел  служить  на Польскую  почту. Переход  его  выглядел
неожиданным, равно  как и выбор польского  гражданства. Одной из  причин, по
которой он принял польское подданство, многие сочли поведение  моей матушки.
В двадцатом  году, когда маршал Пилсудский разбил под Варшавой Красную Армию
и за это чудо на  Висле люди, подобные Винценту Бронски, возблагодарили Деву
Марию,  а  сведущие в  военном  деле  приписали  все заслуги  либо  генералу
Сикорскому,  либо генералу Вейгану,  -- словом, в том  польском году матушка
моя обручилась с имперским немцем Мацератом. Мне хочется думать, что бабушка
Анна так же мало одобрила это обручение, как и  сам Ян. Она  уступила дочери
подвальную лавочку  на  Троиле,  которая  тем  временем  достигла известного
расцвета,  перебралась  в Биссау  к  своему брату  Винценту  --  короче,  на
польские земли  -- и, как  в доколяйчековские  времена,  взяла на себя двор,
поля  свеклы  и картофеля, предоставив своему  осененному  благодатью  брату
больше времени для общения и диалога с девственной королевой Польши, сама же
удовольствовалась  возможностью в  своих  четырех  юбках  сидеть  у осеннего
костерка  с  горящей  ботвой  и  глядеть в  сторону  горизонта,  по-прежнему
расчлененного  телеграфными  столбами.  Лишь  когда Ян  Бронски  нашел  свою
Хедвиг, кашубскую девушку, хоть и  горожанку, но имеющую пашню под Рамкау, а
найдя, женился, отношения между  моей матушкой и Яном  несколько улучшились.
На танцах  в кафе  Войке, где они случайно встретились, матушка  представила
Яна Мацерату.  Оба  столь различных, но  применительно к  моей матушке столь
единодушных человека приглянулись друг другу, хотя Мацерат на своем рейнском
диалекте обозвал переход Яна на Польскую почту дурацкой блажью. Ян  танцевал
с  матушкой, Мацерат -- с  ширококостой дылдой Хедвиг, наделенной загадочным
коровьим взглядом, что побуждало ближайшее  окружение  неизменно считать  ее
беременной.  Они еще  много  танцевали друг с  другом  и крест-накрест и при
каждом новом танце уже думали о следующем, при звуках уанстепа опережая друг
друга, а  при  звуках английского  вальса чувствуя себя  раскрепощенными  и,
наконец, обретая веру  в себя  при чарльстоне, а при медленном  фокстроте --
чувственность, граничащую с религиозным экстазом. Когда  Альфред  Мацерат  в
двадцать третьем году  --  а в том году за  стоимость  одного коробка спичек
можно было  обклеить  целую  спальню  орнаментом из нулей -- женился на моей
матушке, Ян был одним  из  свидетелей, а владелец лавки колониальных товаров
Мюлен -- другим. О свидетеле  Мюлене я могу  поведать немного.  Упомянуть же
его  следует  потому,  что  матушка  и   Мацерат   откупили  его  разоренную
неисправными должниками  лавку в пригороде  Лангфур  как  раз в  тот момент,
когда ввели рентную марку. За короткое время матушке, усвоившей в подвальной
лавке на  Троиле формы искусного обращения со всякого рода берущими в кредит
покупателями  да  вдобавок наделенной  от природы  деловой хваткой, чувством
юмора и бойкостью  в разговоре, удалось настолько  поднять захиревшую лавку,
что  Мацерату  пришлось  оставить место  представителя  в  бумагоделательной
отрасли,  тем  более что там  и без него толклась уйма народу,  и помогать в
лавке.
     Оба  великолепно  дополняли  друг  друга. То,  чего  достигла  матушка,
общаясь с  покупателями  за  прилавком,  рейнландцу  удавалось  в  общении с
представителями фирм  и при оптовых закупках. Прибавьте еще  тягу Мацерата к
кухонному фартуку, к работе на кухне, включавшей в себя и мытье посуды,  что
весьма  разгрузило  матушку, предпочитавшую  блюда, состряпанные  на  скорую
руку.
     Хотя квартира, примыкавшая к лавке,  была  тесной  и  заставленной, но,
если  сравнить с жильем на  Троиле, которое, впрочем, известно  мне лишь  по
рассказам, она была достаточно мещанской,  чтобы матушка, по  крайней мере в
первые годы супружества, благоденствовала на Лабесвег.
     Помимо длинного, с небольшим изгибом коридора,  где  по  большей  части
громоздились пачки стирального  порошка, существовала еще просторная, однако
так же наполовину загроможденная товарами -- типа консервных банок, мешков с
мукой  и пачек с овсяными хлопьями  -- кухня. Основу же всей этой квартиры в
первом  этаже составляла гостиная  с двумя окнами,  глядевшими на выложенный
летом балтийскими раковинами палисадник и на  улицу. Если в обоях преобладал
винно-красный  цвет,  шезлонги  были   обтянуты   разве   что  не  пурпуром.
Раздвижной, с закругленными  углами  обеденный стол,  четыре  черных, крытых
кожей стула  и  круглый курительный столик,  который  то и дело менял место,
упирались черными ножками в голубой ковер. Черные с золотом напольные часы в
простенке. Черное, прильнувшее к  пурпурному шезлонгу пианино  сперва  брали
напрокат, но постепенно выкупили, вертящийся табурет на изжелта-белой шкуре.
Напротив пианино -- буфет. Черный буфет с раздвижными  дверцами шлифованного
стекла в обрамлении черных пузатых  столбиков,  с  массивно-черным фруктовым
барельефом на нижних, скрывающих посуду и столовое белье  дверцах, с черными
лапами-ножками, черной резной насадкой, а между хрустальной вазой с фруктами
из папье-маше и  зеленым, выигранным  в  лотерею кубком  -- тот самый проем,
который благодаря активной  коммерческой  деятельности матушки  был  немного
спустя заполнен светло-коричневым радиоприемником. Спальня  была выдержана в
желтых тонах,  окнами смотрела  на  двор четырехэтажного доходного  дома.  И
поверьте мне,  пожалуйста, на слово,  что  балдахин над  широким супружеским
ложем  был  нежно-голубого  цвета,  что  над  изголовьем среди  этой  нежной
голубизны в  рамочке  и  под  стеклом  лежала в  пещере  кающаяся  Магдалина
телесного  цвета, вознося вздохи  к правому верхнему  углу картины  и  ломая
перед  грудью руки с таким количеством пальцев, что из-за  подозрения, будто
их больше десяти,  хотелось на всякий случай пересчитать. Против супружеской
кровати -- крытый белым лаком платяной шкаф с зеркальными дверцами, слева --
туалетный столик, справа -- комод под  мраморной крышкой, с потолка  свисает
не  обтянутая   тканью,  как  в  гостиной,  а  на   двух  медных   цепях  со
светло-розовыми  фарфоровыми  плафонами,  так   что  видны  изливающие  свет
лампочки, спальная люстра. Сегодня я пробарабанил всю долгую первую половину
дня, задавал своему барабану вопросы, спрашивал, какие лампочки были у нас в
спальне, на сорок свечей или на шестьдесят. Я уже не первый раз задаю себе и
своему  барабану этот  столь важный для меня вопрос.  Иногда проходят  часы,
прежде чем я отыщу  путь к  этим лампочкам, ибо разве не  следует всякий раз
предварительно забыть  про те тысячи источников света,  которые, посещая или
покидая тысячи  квартир,  я оживлял либо усыплял с  помощью  соответствующих
выключателей, дабы затем уже, без  запинки барабаня, отыскать путь из  этого
леса  определенной  мощности  лампочек  к  светильникам  нашей   спальни  на
Лабесвег.  Рожала  матушка дома.  Когда начались схватки, она  еще стояла  в
лавке, рассыпая песок по синим фунтовым и полуфунтовым кулькам. А потом было
уже  поздно везти  ее  в  женскую  клинику,  пришлось  сбегать  на  соседнюю
Герташтрассе за  старой акушеркой, которая  время от времени  еще бралась за
свой чемоданчик с инструментами. В  спальне  она помогла мне и моей  матушке
отделиться  друг  от  друга. Итак,  я  впервые  увидел  свет  в  образе двух
шестидесятиваттных  лампочек.  А потому  и по сей день библейский текст  "Да
будет свет, и стал свет"  представляется  мне чрезвычайно  удачным рекламным
лозунгом  фирмы  Осрам.  Если  не считать  неизбежного разрыва  промежности,
рождение  меня прошло гладко.  Я без всякого труда  вышел головкой вперед --
положение, столь высоко ценимое роженицами, эмбрионами и акушерками. И чтобы
сразу же поставить вас в известность: я принадлежу к числу тех восприимчивых
младенцев, чье духовное развитие уже завершено к моменту  появления на свет,
в дальнейшем же его надлежит только подтверждать. Сколь  самостоятельно я на
стадии  эмбрионального  развития  внимал  лишь  самому  себе и,  отражаясь в
околоплодных водах,  испытывал самоуважение,  столь  же критически внимал  я
первым  спонтанным  репликам  моих  родителей  под  светом  упомянутых  двух
лампочек. Мое ухо  проявляло редкую остроту слуха. Пусть оно было маленькое,
приплюснутое,  слипшееся   и  во  всяком   случае  заслуживало  наименования
"прелестное", оно  сохранило  каждую из тех столь  важных для  меня  --  как
первые  впечатления  -- фраз.  Более  того,  все  воспринятое ухом я  тотчас
оценивал  своим крохотным мозгом  и, должным  образом  обмыслив  услышанное,
решил  сие непременно  делать,  то же, без  сомнения, оставить. "Мальчик, --
сказал тот господин Мацерат, которого я счел своим отцом. --  Когда-нибудь к
нему отойдет лавка. Теперь наконец мы знаем, чего ради так надрываемся".
     Матушка про лавку думала меньше, а  больше про  экипировку своего сына.
"Так  я и  знала,  что  будет  мальчик, хоть  и говорила  не раз, что  будет
Мариэль".
     Так я  раньше срока познакомился с женской логикой, после  чего услышал
еще  такие слова: "Когда маленькому Оскару  исполнится три  года,  он у  нас
получит жестяной барабан".
     Долгое  время  сравнивая  материнские и  отцовские  посулы,  я,  Оскар,
наблюдал и следил за ночным мотыльком, которого ненароком занесло в комнату.
Не  очень крупный,  мохнатый,  он  облетал  кругами обе  шестидесятисвечовые
лампочки, отбрасывая  тени,  значительно  превосходящие истинный размах  его
крыльев. Они  перекрывали  всю комнату  своим подрагиванием, наполняли  ее и
расширяли. На мою долю, однако, выпала не столько игра света и тени, сколько
тот звук, который  возникал между  мотыльком  и  лампой:  мотылек стрекотал,
словно торопился избавиться  от своего знания, словно на  будущее у него уже
не  осталось времени для  бесед  с источниками  света,  словно беседа  между
мотыльком и  лампой была во всяком  случае последней исповедью мотылька,  и,
получив   своего  рода   отпущение,  которое  могут   даровать   лишь  лампы
накаливания, он больше никогда не сподобится ни грешить, ни увлекаться.
     Нынче Оскар говорит просто: мотылек барабанил. Я  слышал, как барабанят
кролики,  лисы  и сони.  Лягушки  могут  набарабанить  непогоду.  Про  дятла
поговаривают, будто, барабаня, он выгоняет червей из дерева. В конце концов,
и  человек бьет  в литавры,  в  тарелки, в  барабаны,  он ведет разговоры  о
револьверах  с барабаном,  о  барабанной  дроби  выстрелов;  барабанным боем
человека  вызывают,  барабанным  боем  скликают по тревоге,  барабанным боем
провожают в  могилу.  Это  делают барабанщики,  маленькие  барабанщики. Есть
композиторы, которые пишут концерты для смычковых и ударных  инструментов. Я
позволю себе напомнить вам также про вечернюю зорю, обычную и торжественную,
про уже имевшие место усилия Оскара, но все перечисленное не идет ни в какое
сравнение с  той барабанной  оргией, которую  учинил ночной  мотылек в честь
моего рождения на двух примитивнейших  лампочках по шестьдесят ватт  каждая.
Возможно,  в  самой  темной  Африке встречаются  негры, как встречаются и  в
Америке  негры, еще не позабывшие Африку,  возможно, этим  людям, от природы
наделенным чувством ритма, дано так  же, как и моему -- или подобно моему --
мотыльку или  в  подражание африканским  мотылькам, которые,  как  известно,
много  крупнее  и  роскошней,  чем  мотыльки  Восточной  Европы,  барабанить
дисциплинированно  и  в  то  же  время раскрепощенно,  я  же  держусь  своих
восточноевропейских  масштабов, --  иными  словами,  держусь своего  средних
размеров  с  коричневой  пыльцой  ночного мотылька  в час  моего рождения  и
называю его  "наставник Оскара". Все  это происходило в первые дни сентября.
Солнце  стояло под знаком  Девы. Издалека  наползала  сквозь ночь запоздалая
гроза, сдвигая ящики и шкафы. Меркурий даровал мне критический настрой. Уран
сделал  гораздым на  выдумки,  Венера позволила мне поверить  в  свою  малую
удачу, а Марс  -- в свое честолюбие. Близились к восходу Весы,  что наделяло
меня  чувствительностью  и  подталкивало  к  преувеличениям.  Нептун  достиг
десятого дома, середины жизни, и поместил меня между чудом и разочарованием,
Сатурн  же  в  третьем доме, противостоя  Юпитеру, поставил под  вопрос  мое
существование.  Но   кто   наслал   мотылька,  кто  дозволил   ему,   как  и
наставительному  рокоту  грозы на исходе  лета,  усилить  во  мне  любовь  к
обещанному матушкой жестяному барабану,  делая этот инструмент все более для
меня сподручным  и  желанным?  Для отвода  глаз  крича и  изображая лилового
новорожденного, я принял  решение  наотрез отклонить предложение моего отца,
то есть  все  связанное  с лавкой  колониальных  товаров,  зато желание моей
матушки в  указанное время, то есть в третью годовщину рождения, подвергнуть
благосклонному  рассмотрению. В  ходе  всех  этих  раздумий касательно моего
будущего  я  убедился:  матушке, как и Мацерату,  не дано  воспринимать  мои
возражения  и выводы  и  --  в  случае  надобности  -- относиться  к  ним  с
уважением. Одинокий, никем не понятый,  лежал Оскар под лампочками  и сделал
для  себя  вывод,   что  так  все  и   останется  до  тех  пор,  пока  через
шестьдесят-семьдесят  лет  завершающее  короткое  замыкание не обесточит все
источники света, а потому и вообще расхотел  жить, еще  раньше, чем началась
эта жизнь  под лампами; только обещанный  барабан помешал  мне  тогда  более
активно  выразить  свое желание  вернуться в  нормальное положение  эмбриона
головкой  вниз. Вдобавок и повитуха уже перерезала пуповину, так  что больше
ничего нельзя было поделать.




     Я  храню  сокровище. Все эти  тяжкие, состоящие липа из календарных дат
годы  я хранил  его,  прятал,  снова доставал; во время  поездки  в товарном
вагоне я, как драгоценность, прижимал его к груди, а когда я  засыпал, Оскар
спал  на своем сокровище,  на фотоальбоме.  Ну что бы я делал  без этого все
ставящего на свои  места,  открытого  доступу фамильного склепа? В  нем  сто
двадцать страниц. И на каждой странице  одна  подле другой, одна под другой,
прямоугольные,   тщательно   распределенные,  то   соблюдая  симметрию,  то,
напротив,  ее нарушая, приклеены фотографии, по четыре, по  шесть,  а иногда
всего  по две.  Альбом  переплетен в  кожу, и чем старше он становится,  тем
сильнее  пахнет  кожей. Были времена,  когда альбому сильно вредили  ветер и
непогода.   Фотографии  отставали  от  страниц  и  своим  беспомощным  видом
вынуждали  меня  искать  покоя  и  удобного случая,  чтобы  клеем обеспечить
исконное место чуть не потерявшемуся снимку. Есть ли хоть что-нибудь  в этом
мире, есть  ли роман,  способный  достичь эпической  широты фотоальбома? Наш
милосердный  Господь,   Который,  словно  прилежный   фотолюбитель,   каждое
воскресенье щелкает  нас сверху, то  есть  в крайне укороченном ракурсе  при
более  или  менее удачном  освещении, после чего наклеивает  снимок  в  свой
альбом,  наверняка  мог  бы,  пресекая  любые  попытки  помешкать,  хоть и с
наслаждением, но  до неприличия долго, твердой рукой провести меня через мой
альбом, не давая пищи для тяги Оскара ко всякой запутанности; я же предпочел
бы снабдить наличные снимки оригиналами.  Попутно  заметим: тут  встречаются
разнообразнейшие мундиры, тут  меняются моды и прически, матушка  становится
толще,  Ян худосочнее,  тут попадаются люди, которых я  вовсе и не знаю, тут
можно   только  гадать,  кто  делал  снимок,   потом   все   деградирует,  а
художественная фотография на рубеже веков  вырождается в бытовую фотку наших
дней. Взять хотя  бы тот памятник  моему  деду  Коляйчеку и  этот снимок  на
паспорт моего друга Клеппа. Даже если просто положить рядом портрет дедушки,
отретушированный  коричневым, и  гладкое, ждущее  печати  клепповское  фото,
сразу  станет  ясно,  куда  нас  завел  прогресс  в  области  фотографии.  В
частности, все эти  штучки моментальной фотографии.  Причем я должен сделать
себе больше упреков, чем  делаю  их Клеппу, ибо на правах  владельца альбома
мне следовало бы заботиться о сохранении уровня. Если в один прекрасный день
перед нами разверзнется пасть ада, одна из утонченнейших мук будет выглядеть
так:  обнаженного  человека   запирают  в  одном  помещении   со  всеми  его
фотографиями. Быстренько  подбавим  немного  пафоса:  "О ты, человек,  между
моментальными  снимками,  срочными  снимками,  фотографиями  на  паспорт!  О
человек,  освещенный  лампой-вспышкой,  человек,  выпрямившийся перед  косой
Пизанской  башней, человек из кабинки фотоателье,  который должен подставить
свету свое  правое ухо, дабы снимок годился для  паспорта!"  А теперь уберем
пафос:  возможно,  этот ад окажется вполне терпимым, ибо самые гадкие снимки
существуют  лишь в воображении, а  сделаны никогда  не были, или хоть и были
сделаны, но не были проявлены.
     Клепп и я, мы оба в наши  первые  дни на  Юлихер-штрассе, когда, поедая
спагетти, свели дружбу, не только давали  себя  фотографировать, но давали и
проявить пленку.  Я в ту пору вынашивал планы путешествий. Иными  словами, я
так тосковал, что надумал совершить  путешествие, а для этой цели должен был
заказать паспорт.
     Но  поскольку  у  меня  все  равно не хватило бы денег, чтобы  оплатить
полноценное путешествие, включающее Рим, Неаполь или, на худой конец, Париж,
я невольно порадовался отсутствию  наличности, ибо нет ничего печальнее, чем
уезжать в таком подавленном настроении. А поскольку, с другой стороны, у нас
обоих  все же хватало  денег,  чтобы ходить в кино, мы  с Клеппом  принялись
посещать кинотеатры, где, учитывая вкусы Клеппа, смотрели вестерны, а следуя
моим потребностям -- фильмы, в которых проливала слезы  Мария Шелл -- сестра
милосердия,  а Борше как  главный  врач, едва  завершив сложнейшую операцию,
играл  у  распахнутой балконной двери сонаты  Бетховена  и  проявлял чувство
ответственности. Мы очень страдали от того, что сеанс длится всего два часа,
ибо  некоторые  программы  вполне  можно  бы  посмотреть  по  второму  разу.
Частенько после  окончания  мы вставали и прямиком  шли в кассу, чтобы снова
взять билет на то же самое представление. Но когда, выйдя из зала, мы видели
перед кассой очередь, порой побольше, порой поменьше, у нас пропадала всякая
охота.  Мы  слишком  стеснялись, и  не  только  кассирши,  но  и  совершенно
посторонних   типов,  которые   с   откровенным  бесстыдством  изучали  наши
физиономии, чтобы рискнуть и увеличить очередь перед окошечком.
     Вот почему мы почти после каждого сеанса шли в фотосалон неподалеку  от
площади  Графа  Адольфа, чтобы заказать  снимки для  паспорта.  Нас  уже там
знали, улыбались,  когда мы входили,  покорнейше просили садиться,  мы  были
клиенты, а значит, пользовались уважением. И едва освобождалась кабинка, нас
туда по  очереди заталкивала барышня, о  которой я только  и помню,  что она
была  миленькая; сперва она одергивала и несколькими движениями  приводила в
порядок  меня, потом  Клеппа,  велела смотреть в определенную точку,  покуда
световые вспышки  и  связанный с ними звонок не  извещали, что мы шесть  раз
подряд запечатлены на пленке.
     Едва  снявшись, еще  чувствуя  легкую  оцепенелость в уголках  губ,  мы
препровождались  в  удобные плетеные кресла той же барышней, которая любезно
просила  нас  -- очень милая и  мило одетая  --  пять  минут подождать. Мы с
удовольствием  соглашались  подождать. В  конце концов, нам было чего ждать:
снимков на паспорт, которые  вызывали у нас живой интерес. Всего  через семь
минут от силы все такая же миленькая, а в остальном трудно описуемая барышня
протягивала нам два конвертика, и мы расплачивались.
     О,  это  чувство  торжества  в  чуть выпученных  глазах Клеппа...  Едва
получив конвертик, мы получали также и повод направиться в ближайшую пивную,
ибо никто не захотел бы разглядывать собственные фотографии посреди шумной и
пыльной улицы,  создавая  помехи  для  потока пешеходов. И  так  же, как  мы
хранили верность одному и тому же  фотосалону,  мы всегда посещали одну и ту
же пивную  на Фридрихштрассе. Заказывали  пиво, кровяную колбасу с  луком  и
черным хлебом,  раскладывали еще до того,  как  принесут заказ, чуть влажные
снимки по  всему кругу столешницы и  за поданной без  промедления колбасой и
пивом углублялись в напряженные черты собственного лица.
     Вообще  мы  всегда  имели  при себе  фотокарточки, сделанные  по поводу
последнего похода  в кино, и тем самым получали возможность для сравнения; а
там, где  есть  возможность  для сравнения, есть  и  законное право заказать
вторую, третью,  четвертую кружку пива, чтобы развеселиться или, как говорят
рейнландцы, прийти  в  настроение. Однако  из  этого вовсе  не следует,  что
человеку тоскующему возможно при помощи собственной  фотографии для паспорта
сделать  свою  тоску  беспредметной,  ибо истинная тоска  уже  сама по  себе
беспредметна,  моя во  всяком  случае,  да  и для  Клепповой  тоски тоже  не
находилось  сколько-нибудь внятного  объяснения,  и  своей,  можно  сказать,
бодро-веселой беспредметностью она  являла ничем  не умаляемую силу. Если  и
была   возможность  поладить  с  собственной  тоской,  то  лишь  при  помощи
фотографий,  поскольку в  серийно  изготавливаемых  моментальных  снимках мы
видели  себя  пусть  и  не очень  отчетливо,  но  --  а  это было  важней --
пассивными и  нейтрализованными.  Мы  могли  обходиться  с  собой,  как  нам
заблагорассудится, при этом пить пиво, терзать кровяную колбасу, приходить в
настроение  и  --  играть.  Мы  перегибали  снимки,  складывали  их,  резали
ножницами, каковые  постоянно  имели  при  себе для  этой цели. Мы совмещали
изображения  постарше  и  помоложе, делали  себя  одноглазыми,  трехглазыми,
приставляли  носы  вместо ушей,  молчали  либо вещали правым ухом и заменяли
подбородок лбом. Подобный монтаж совершался не только на основе собственного
портрета:  Клепп часто  заимствовал  у моего детали  для своего лица, я брал
характерное у него: нам удавалось создать новые и,  как мы  полагали,  более
счастливые  существа.  Время  от  времени мы  дарили  кому-нибудь  очередной
снимок. У нас -- я ограничиваюсь мной и Клеппом, а смонтированные физиономии
оставляю в  стороне, --  у нас  вошло в привычку в каждый  свой приход --  а
пивная эта видела нас не реже чем раз  в неделю -- дарить кельнеру, которого
мы называли Руди, по  фотографии, и Руди, человек достойный иметь двенадцать
собственных  детей  и опекать  еще  восьмерых, входил в  наше  положение  и,
обладая уже дюжинами снимков в профиль, а того больше -- анфас, тем не менее
каждый раз, когда после долгого обсуждения и напряженных поисков  мы вручали
ему очередной снимок, изображал на лице участие и благодарил.
     Буфетчице  и  рыжеволосой  девушке  с  лотком сигарет на ремне Оскар не
подарил  ни  одной своей фотографии, женщинам  нельзя дарить фотографии, они
используют твой подарок во зло. Клепп же, который при всей своей вальяжности
в отношениях с женщинами никогда  не мог вовремя остановиться, сообщительный
до  безрассудства и готовый ради каждой  менять рубашку, в  один  прекрасный
день  без моего  ведома  явно подарил  девушке,  торгующей сигаретами,  свою
фотографию, ибо обручился с этой задорной  соплюхой, а  позднее даже женился
на ней, дабы вызволить у нее свою карточку.
     Но я  забежал вперед и посвятил слишком много слов последним  страницам
альбома. Дурацкие  моментальные снимки  такого внимания не  заслуживают  или
заслуживают  лишь  как  предмет для  сравнения,  долженствующего  лишний раз
показать,   насколько   великим  или   недостижимым,   насколько  высоким  в
художественном смысле  и  по сей день  представляется мне портрет моего деда
Коляйчека на первой странице альбома.
     Короткий и  широкий,  стоит он возле фигурного  столика.  К  сожалению,
снялся он не как  поджигатель, а  как добровольный член  пожарной дружины по
имени  Вранка,  и,  следовательно, у него нет усов,  хотя  ловко  пригнанная
пожарная форма с медалью  за спасение и пожарной каской, превращающей столик
в  алтарь, до  некоторой степени  заменяют  усы  поджигателя. Как  серьезно,
предвидя грядущие  скорби на  рубеже веков,  умеет  он смотреть  в объектив.
Этот,  несмотря на весь трагизм, гордый взгляд, вероятно, был весьма любим и
распространен в период  второй империи,  недаром  же мы наблюдаем  его  и  у
Грегора Коляйчека, выпивохи с Пороховой мельницы, который на снимке выглядит
вполне трезвым. С уклоном в мистику -- ибо  снимали в Ченстохове --  аппарат
запечатлел Винцента Бронски с освященной свечой в руках. Фото молоденького и
тщедушного  Яна  Бронски,  без  сомнения,  можно  воспринимать  как  добытое
средствами  начального  периода  фотографии  доказательство меланхолического
возмужания.
     Женщинам того периода  этот  взгляд при  соответственной  позе  давался
реже. Даже моя бабка  Анна, а уж она-то, видит Бог, была личностью, украшает
себя  на  карточках  перед  началом  Первой   мировой  войны  глуповатой   и
ненатуральной улыбкой и не  дает ни малейшего представления  о ширине  своих
четырех  дарующих прибежище и  падающих одна на  другую столь немногословных
юбок.
     Даже  в  войну  они  улыбались  фотографу,  который,  щелкая  затвором,
суетливо выплясывал  под  своим  черным платком.  Я имею  также  на  твердом
картоне  форматом в две почтовые  открытки двадцать  три боязливых сестрички
милосердия,  среди  них  --  моя  матушка  как  вспомогательный  персонал  в
госпитале Зильберхаммер, где все они теснятся вокруг сулящего надежную опору
штаб-лекаря. Чуть непринужденнее ведут себя госпитальные дамы в поставленной
сцене костюмированного бала, где принимают участие и почти исцеленные воины.
Матушка  позволяет себе  прищурить глаза и выпятить губки,  как для поцелуя,
что, несмотря на ангельские  крылышки и  волосы из мишуры, должно  означать:
ангелы  тоже не бесполы. Стоящий перед ней на коленях Мацерат избрал костюм,
который с превеликой  охотой сделал бы своим повседневным: в  накрахмаленном
поварском  колпаке  он взмахивает  шумовкой.  Зато в мундире,  при  Железном
кресте второй степени, он, подобно Коляйчеку и  обоим Бронски, смотрит прямо
перед собой, полный трагического самосознания,  и превосходит женщин на всех
фотографиях.
     После войны входят  в моду другие лица. У мужчин,  глядящих в объектив,
трафаретный вид, теперь именно женщины умеют подать себя на карточке, именно
у  них есть причины серьезно глядеть в объектив,  именно они, даже улыбаясь,
не способны  отринуть  подмалевку познанной боли. Она  была им очень к лицу,
печаль  женщин  двадцатых   годов.  Неужели  они,  сидя,  стоя,  полулежа  с
приклеенными к вискам  крендельками черных волос, не сумеют  найти  гармонию
между  Мадонной  и  продажной  женщиной?  Карточка  моей  двадцатитрехлетней
матушки  --  снятая, вероятно, до  ее беременности -- показывает нам молодую
женщину,  которая  слегка  наклоняет  круглую, аккуратной  формы  голову  на
гладкой круглой шее,  при этом, однако, смотрит прямо на возможного зрителя,
которая смягчает  чувственность черт уже упоминавшейся горестной  улыбкой  и
парой скорее серых, нежели голубых глаз, привыкших, судя по всему, созерцать
души людей и свою собственную тоже, как рассматривают некий твердый предмет,
скажем  кофейную  чашку  или  кончик  сигареты.  Словечко  "проникновенный",
пожелай я описать взгляд своей  матушки соответственным прилагательным, едва
ли покажется  удовлетворительным.  Не более  интересны,  но легче  поддаются
оценке,  а  потому более поучительны групповые снимки  тех  лет. Просто диву
даешься,  насколько красивее  и новобрачнее  выглядели  подвенечные  платья,
когда был подписан  Раппальский договор.  У Мацерата на свадебной фотографии
жесткие  воротнички, выглядит  он  хорошо,  элегантно, почти  интеллигентно.
Правая нога выставлена вперед, возможно от желания походить на какого-нибудь
киноактера  той  поры, на  Харри  Лидтке  к  примеру.  Платья  тогда  носили
короткие. Подвенечное платье моей  подвенечной матушки, белая плиссированная
юбка в  тысячу складок, едва заходит за колено, открывая ее стройные ножки и
изящные ступни в белых туфельках с пряжками. На остальных снимках  собрались
все свадебные гости. Среди одетых и позирующих по-городскому бабушка Анна  и
ее  взысканный  Божией  милостью  брат  Винцент неизменно  выделяются  своей
провинциальной  строгостью  и  внушающим   доверие  смущением.  Ян  Бронски,
который, подобно моей  матушке, родом с  того же  самого картофельного поля,
как  и его тетка  Анна  и его преданный  Деве Небесной  отец, умеет, однако,
скрыть  свое  деревенское,  свое  кашубское   происхождение  за  праздничной
элегантностью  секретаря на Польской почте. Как ни мал и хрупок  кажется он,
когда стоит  среди занимающих  много места  здоровяков, его необычные глаза,
почти  женская  пропорциональность  его  лица, даже когда  он стоит с  краю,
создают центр любого  снимка. Уже долгое время я  рассматриваю некую группу,
сфотографированную  вскоре  после свадьбы.  Мне  надо  взяться за  барабан и
попытаться,  глядя на  этот матовый коричневый четырехугольник, заклинаниями
палочек  по лакированной жести  оживить  узнаваемое на  картоне трехзвездие.
Возможность  сделать этот снимок представилась на углу  Магдебургерштрассе и
Хересангер  возле  общежития  для  польских  студентов, -- иными  словами, в
квартире  семейства Бронски, ибо  он демонстрирует заднюю сторону озаренного
солнцем, на половину закрытого вьющейся фасолью балкона той  модели, которую
строители любили  налеплять  на квар  тиры Польской слободы. Матушка  сидит.
Мацерат и Ян Бронски стоят. Но любопытно поглядеть, как она сидит  и как они
оба стоят!  Было время, когда я по наивности пытался  с помощью  циркуля, за
которым посылал Бруно  в лавку, линейки и угольника измерить расстановку сил
в этом  триумвирате  -- да,  да,  триумвирате, ибо матушка  вполне  заменяла
мужчину.  Угол наклона  шеи -- неравнобедренный  треугольник, это привело  к
будущему смещению параллелей, к  насильственному совпадению при наложении, к
оборотам  циркуля,  каковые   судьбоносно  встречались   уже   за  пределами
треугольника,  то  есть  на  фоне  зеленых  побегов  фасоли,  образуя  точку
пересечения, а я и отыскивал точку, был исполнен веры в точки, исполнен тяги
к  точкам  опоры,  исходным   точкам,  а  то  и  вовсе  точкам  зрения.  Эти
дилетантские  обмеры  не привели ни  к  чему, кроме едва заметных и в то  же
время  раздражающих  дырок,  которые произвела  ножка циркуля  на  важнейших
местах  столь  бесценного снимка.  Что ж в  нем  такого  особенного,  в этом
снимке?  Что  побудило  меня  искать математические  и --  того  нелепее  --
космические ассоциации,  не только искать,  но и находить,  если угодно. Три
человека, сидящая женщина, двое  стоящих мужчин. У нее -- укладка на  темных
волосах,  у  Мацерата  --  светлые  кудри, у  Яна  гладко  зачесанные  назад
каштаново-русые волосы. Все трое  улыбаются, Мацерат больше, чем Ян Бронски,
оба вместе открывают верхние зубы в пять  раз больше, чем матушка, у которой
лишь тень  улыбки притаилась в уголках рта,  а в глазах  нет и следа улыбки.
Мацерат возложил левую  руку  на правое плечо матушки, Ян же  довольствуется
легким  возложением на спинку стула своей правой руки. Она, повернув  колени
вправо,  сидя  вполне прямо,  на коленях держит некую  тетрадку,  которую  я
долгое  время принимал за альбом Яна с марками, позднее -- за модный журнал,
наконец  --  за коллекцию портретов знаменитых актеров  из сигаретных пачек.
Руки матушки  выглядят  так,  словно надумали  перелистнуть  страницу,  едва
изображение  окажется  на фотопластинке  и снимок  будет  сделан.  Все  трое
выглядят вполне  счастливыми, поддерживая друг друга, дабы быть  неуязвимыми
при неожиданностях, которые могут  возникнуть, если кто-нибудь  из партнеров
по  тройственному союзу заведет  собственные  тайны  или  уже скрывает  их с
самого  начала.  Будучи  связаны друг с  другом, они не могут  обойтись  без
четвертого  участника,  а  именно  без  жены Яна Хедвиг Бронски,  урожденной
Лемке,  которая об эту  пору уже, возможно, ждала родившегося позже Стефана,
не  могут в  том  смысле,  что она должна направлять  на них, и тем самым на
счастье этих троих, объектив фотоаппарата, дабы удержать это тройное счастье
по крайней мере средствами фотографии.
     Я извлекал  из  альбома  и другие  четырехугольники и  прикладывал их к
этому. Снимки,  на  которых  можно  узнать  либо  матушку с Мацератом,  либо
матушку с Яном Бронски. Но ни на одном  из снимков неотвратимое, единственно
оставшееся  решение  не  читается так  отчетливо,  как  на  этом "балконном"
снимке.  Ян  и   матушка   на  одной  карточке  --  здесь   веет  трагедией,
золотоискательством,  чрезмерностью,  которая  оборачивается пресыщением,  и
пресыщением, которое влечет за собой чрезмерность. Мацерат рядом с матушкой:
тут сочится по капле  потенциал воскресений, тут скворчит шницель по-венски,
тут немного воркотни  перед  трапезой,  тут немного  зевоты  после  еды, тут
необходимость  перед сном  рассказать  друг  другу  анекдоты  или припомнить
налоговую  декларацию,  дабы брак обрел  духовную основу.  И  однако  же,  я
предпочитаю  эту запечатленную на  фотографии тоску отвратному моментальному
снимку более поздних лет, запечатлевшему матушку на коленях у Яна Бронски на
фоне Оливского  леса  неподалеку  от Фройденталя. Эта  непристойность  -- Ян
запустил руку  матушке  под  платье  --  выражает лишь безрассудную  страсть
несчастной, с первого же дня  брака с Мацератом  прелюбодействующей парочки,
для которой, как  я предполагаю,  Мацерат  выступил  в качестве безучастного
фотографа. Нет и следа того спокойствия, тех осторожно  сознательных жестов,
которые мы  наблюдаем  на  "балконном"  снимке и которые, вероятно, возможны
лишь тогда, когда оба мужчины стоят позади матушки, рядом с  ней, либо лежат
у ее ног, как на пляже в Хойбуде, -- см. фотографию.
     Есть  и еще один  четырехугольник,  который показывает мне  трех  самых
главных людей  моих  первых  лет, образующих  треугольник. Пусть здесь и  не
достигнута  та степень  концентрации,  что на "балконном" снимке,  он тем не
менее излучает все тот же чреватый напряжением мир, который, пожалуй, нельзя
ни заключить, ни подписать иначе как между тремя участниками.  Можно сколько
угодно браниться  по поводу излюбленной темы треугольника на театре, но если
на  сцене  всего  два  человека, то что. им прикажете делать,  кроме как  до
смерти  задискутироваться  или  втайне мечтать о третьем.  Так вот,  на моей
картинке их трое. Они  играют в скат. Вернее сказать, они держат свои карты,
как хорошо подобранные  веера, но смотрят не на свои козыри, как полагается,
чтобы назначить  игру,  а в объектив.  Рука Яна, если  не  считать воздетого
указательного пальца, плоско лежит на столе, рядом с мелочью, Мацерат впился
ногтями в  скатерть.  Матушка позволяет себе небольшую и, как  мне думается,
вполне удачную шутку: она приоткрыла одну карту и показала ее  фотографу, но
так,  что  другие  игроки  не  могли  ее увидеть.  Как  легко,  оказывается,
одним-единственным  жестом, одной  лишь  приоткрытой  дамой червей возродить
древний  таинственный  символ: кто из нас не  клялся  в верности  своей даме
сердца?
     Скат -- а в него, как известно, можно играть лишь втроем -- для матушки
и  обоих  ее  партнеров  был  не  только  наиболее подходящей  игрой,  но  и
прибежищем, той самой  тихой гаванью,  в которой они укрывались всякий  раз,
когда жизнь соблазняла их наконец создать пару, все равно в каком сочетании,
и играть в дурацкие игры типа "шестьдесят шесть" или "пьяница".
     Но теперь оставим тех троих, что произвели меня  на свет, хотя  у них и
так всего было достаточно. Прежде чем перейти к  самому себе, несколько слов
про  Гретхен  Шефлер,  мамину подружку, и ее пекаря, равно как  и  законного
супруга Александра Шефлера. Он --  лыс, она демонстрирует в улыбке лошадиную
челюсть,  состоящую преимущественно из золотых  зубов.  Он --  коротконог и,
сидя на  стуле,  никогда  не достает ногами ковра. Она в платьях собственной
вязки, на которых всегда слишком  много  узоров. Позднее -- фотографии обоих
Шефлеров в  шезлонгах  или  на фоне  спасательных шлюпок парохода "Вильгельм
Густлов", принадлежащего обществу "Сила через  радость", либо на прогулочной
палубе "Танненберга" от  морского  судоходства Восточной Пруссии. Каждый год
они совершали  путешествие на  пароходе и привозили из Пиллау,  Норвегии,  с
Азорских  островов, из  Италии  в целости и  сохранности сувениры домой,  на
Кляйнхаммервег,  где он пек  булочки, а она  отделывала наволочки  кружевами
"мышиные зубки". Когда Александр  Шефлер молчал, он безостановочно  увлажнял
кончиком языка верхнюю губу, а друг Мацерата зеленщик Грефф, живущий  от нас
наискосок, осуждал такую манеру держать себя как непристойную.
     Хоть  Грефф и  состоял  в браке,  он был  более  вождь скаутов,  нежели
супруг.  Фотография показывает его, широкоплечего,  поджарого, здорового,  в
форме с короткими штанами, со шнурами, как положено вождю, и в шляпе скаута.
Рядом,  в такой  же экипировке, стоит белокурый, пожалуй чересчур глазастый,
мальчуган лет примерно тринадцати; Грефф положил левую  руку ему на плечо и,
в знак благосклонности, прижимает к себе. Мальчишку я не знал,  а Греффа мне
еще предстояло узнать и понять через его жену Лину.
     Я  увяз  в  снимках  туристов,  путешествующих  с помощью  "Силы  через
радость",  и свидетельствах нежной эротики скаутов. Хочу  быстро перевернуть
несколько страниц и обратиться  к себе,  к своему  первому  фотографическому
изображению.
     Я был красивым ребенком. Снимок сделан на Троицу в двадцать пятом году.
Мне  исполнилось  тогда  восемь месяцев, меньше на два месяца,  чем  Стефану
Бронски,  который  изображен  на  соседней  странице,  на  карточке того  же
формата, и излучает несусветную заурядность. У открытки -- волнистый, как бы
искусно  оборванный  край,  обратная  сторона  разлинована  для  адреса,  --
вероятно,  было отпечатано  много  экземпляров  для семейного  употребления.
Вырез на странице альбома демонстрирует посреди горизонтально расположенного
прямоугольника   овал   чересчур   симметричного   яйца.   Голый,   очевидно
символизируя  желток,  я лежу на животе, на белой  шкуре, которую, вероятно,
какой-нибудь   белый   медведь   ссудил  какому-нибудь  восточноевропейскому
фотографу-профессионалу, специализирующемуся на  детских снимках. Для  моего
первого изображения, как и для многих  снимков того времени, был безошибочно
избран  теплый коричневатый  тон, который не спутаешь  ни  с каким  другим и
который мне  хотелось  бы  назвать  человечным,  в  отличие от  бесчеловечно
гладких  черно-белых  снимков  наших дней. Тускло-расплывчатая,  должно быть
прорисованная, листва создает темный,  кое-где разбитый бликами света задний
план. В то время как мое гладкое здоровое тельце в  плоском спокойствии чуть
наискось  возлежит на шкуре,  поддаваясь воздействию  полярной родины белого
медведя, сам я с усилием поднимаю круглую, как шар, детскую головку  и гляжу
на  потенциального  наблюдателя  блестящими  глазами.   Можно  бы   сказать:
фотография -- как все детские фотографии. Но посмотрите, пожалуйста, на  мои
руки,  и  вам  придется признать, что  мое  первое изображение принципиально
отличается от бесчисленных  изображений, в  равной  мере  демонстрирующих по
разным  альбомам  очарование  детства:  я  лежу  со   сжатыми  кулаками.  Не
пухленькие пальчики-сардельки, которые самозабвенно, повинуясь хватательному
инстинкту, играют  космами  медвежьей  шкуры,  а серьезно  сжатые  маленькие
хваталки парят  по обеим  сторонам  головы,  вечно  готовые  в любую  минуту
опуститься, задать тон. Какой, спрашивается, тон? Да барабанный же! Покамест
его нет еще в поле  зрения, его, который при свете лампочек был мне обещан к
третьему дню рождения, но для специалиста по фотомонтажу не составило бы  ни
малейшего труда приделать соответственное,  то есть  уменьшенное изображение
детского  барабана, не предпринимая никаких изменений  в моей позе. Пришлось
бы  разве  что убрать глупого и ненужного  тряпичного зверя.  Он и без  того
выглядит как чужеродный элемент  в этой, в общем-то,  удавшейся  композиции,
чьей темой  является тот проницательный,  сметливый  возраст, когда  режутся
первые зубки.  Впоследствии  меня  больше  не  укладывали  на  шкуру  белого
медведя.  Мне  было,  надо  полагать, полтора года, когда  меня в  коляске с
высокими  колесами  поставили  на  фоне дачного забора, зубцы  и  поперечник
которого столь точно повторены снежным покровом,  что  я должен отнести этот
снимок  к  январю  двадцать  шестого. Грубая,  пахнущая просмоленной  доской
конструкция  забора, если долго  ее  рассматривать,  ассоциируется  у меня с
пригородом   Хохштрис,   в   чьих   обширных  казармах   первоначально  были
расквартированы гусары маккензеновского  полка, а уже в мое время -- полиция
Вольного  города. Но  поскольку моя память  не  сохранила ни  одного  имени,
связанного с этим  пригородом, остается  предположить, что снимок сделан  во
время  разового визита моих родителей к людям, которых я позже не видел либо
видел лишь мельком.
     Ни матушка,  ни Мацерат,  поставившие коляску  между собой, несмотря на
холодное время  года, не  надели  зимних  пальто. Напротив,  на  матушке  --
русская  блуза  с длинными рукавами  и вышитым орнаментом,  которые  придают
зимнему снимку вот какой вид: это в глубинах России снимают царскую фамилию,
Распутин держит аппарат, я --  царевич, а за забором притаились меньшевики и
большевики и, мастеря  самодельные бомбы, принимают  решение о гибели  моего
самодержавного семейства. Корректное,  среднеевропейское и,  как станет ясно
лишь впоследствии, судьбоносное мещанство Мацерата смягчает  остроту насилия
у притаившейся  в снимке злодейской баллады. Люди посетили мирный  Хохштрис,
ненадолго, даже  не надевая зимних пальто,  вышли из гостеприимной квартиры,
попросили  хозяина сфотографировать  их  с веселым, как и положено,  Оскаром
посредине,  чтобы сразу после  этого вернуться в  тепло, к сластям  и прочим
приятностям жизни за кофе с пирожными и взбитыми сливками.
     Сыщется  еще  добрая  дюжина моментальных  снимков  лежащего, сидящего,
ползущего, бегущего,  годовалого, двухлетнего, двухсполовинойлетнего Оскара.
Все  снимки  более или  менее  удачные и представляют  собой предварительную
стадию того портрета во весь рост, который заказали по поводу моего третьего
дня рождения.
     Здесь, на этом снимке, я уже получил его, свой барабан. Здесь  он висит
у  меня  на  животе,  с  белыми  и  красными  зубцами. Здесь  я  с  чувством
собственного  достоинства и  с  серьезной решимостью  на лице скрещиваю  над
жестью деревянные палочки. Здесь на мне полосатый пуловер. Здесь я щеголяю в
блестящих  лаковых  туфельках.  Здесь  и  мои волосы,  как  щетка,  желающая
что-нибудь  почистить, ежиком  стоят у  меня  на  голове, а  в  моих голубых
глазах, в каждом  из них, светится  жажда  власти,  не желающая ни  с кем ее
делить. Здесь мне удалось занять  позицию,  изменять которой  у меня нет  ни
малейшего повода.  Здесь  я сказал,  здесь я  решился, здесь принял  решение
никоим  образом  не  становиться  политиком  и   уж  подавно   не  торговать
колониальными  товарами, а  напротив, поставить  точку  и навсегда  остаться
таким --  вот  таким я  и остался,  задержался  на  этих  размерах,  в  этой
экипировке  на долгие годы.  Большие люди и маленькие люди, Большой Бельт  и
Малый Бельт, буквы большие и  буквы маленькие, карлики и Карл Великий, Давид
и Голиаф, Мальчик-с-пальчик и  гвардейцы-великаны;  я же остался трехлеткой,
гномом, карапузом, вечным недомерком, чтобы меня не заставляли разбираться в
малом и  в большом катехизисе, чтобы мне  не  стать большим, достигнув роста
метр семьдесят два,  не стать так называемым  взрослым и  не  угодить в руки
человека, который, бреясь  перед зеркалом,  сам  себя  называет моим  отцом,
чтобы  не взваливать на себя обязательства перед лавкой, которая  по желанию
Мацерата в  качестве лавки колониальных  товаров  должна была  означать  для
Оскара, когда тому минет  двадцать один год, мир взрослых. Чтобы не пришлось
мне  щелкать кассовым аппаратом, я  уцепился за барабан  и  с  третьего  дня
рождения не вырос ни на один дюйм, остался  трехлетним, но по  меньшей  мере
трех  пядей во лбу,  которого  все  взрослые  превзошли ростом, который всех
взрослых превзошел умом, который не хотел сравнивать свою тень с их  тенями,
который завершил  свое развитие,  как внутреннее,  так  и внешнее, тогда как
взрослые и  в глубокой старости продолжают  лепетать о развитии, который без
усилий постигал то, что другим давалось с превеликим трудом, а порой и через
мучения, у которого не было надобности каждый год носить штаны и ботинки все
больших размеров с единственной целью подтвердить процесс роста. Но при этом
-- тут даже сам Оскар не может отрицать процесса развития -- у него все-таки
росло  не все,  и  не  всегда мне на пользу, росло, достигло в конце  концов
мессианских размеров; только кто из взрослых в мое время присматривался, кто
прислушивался к неизменно трехлетнему барабанщику Оскару?




     Если я  только  что дал  описание  снимка, где во весь рост представлен
Оскар, его барабан  и барабанные палочки, и попутно открыл вам,  какие давно
вызревшие  решения  окончательно  --  покуда его  фотографировали --  принял
Оскар,  созерцая  праздничное застолье  вокруг  пирога  с тремя  свечками, я
считаю своим  долгом, когда альбом уже безмолвно лежит возле меня в закрытом
виде, упомянуть  о  тех  обстоятельствах, которые  хоть  и не объясняют  мое
затянувшееся трехлетие, однако же -- спровоцированные мной -- имели место.
     Мне  с  первой минуты было  ясно: взрослые не  поймут  тебя, если ты не
будешь  расти  так,  чтобы они это могли видеть,  припишут  тебе  задержку в
развитии и начнут  таскать тебя и свои  деньги от одного  врача  к другому в
поисках если  и не твоего выздоровления, то по крайней мере объяснения твоей
болезни. Стало быть, чтобы свести консультации к терпимому минимуму, от меня
требовалось,  прежде  чем врач даст  какое-то объяснение, подыскать со своей
стороны уважительную причину для задержки роста.
     Солнечный  сентябрьский   день,  мой  третий   день   рождения.  Нежные
стеклянные пузыри позднего  лета, даже  смех Гретхен Шефлер  звучит  не  так
резко.  Матушка за  фортепиано  наигрывает из  "Цыганского  барона",  позади
стула-вертушки,  за спиной у  матушки,  стоит Ян, касаясь ее плеча  и  якобы
изучая  ноты.  Мацерат уже собирает  ужин  на  кухне.  Бабушка Анна с Хедвиг
Бронски и Александром Шефлером  плотней придвигаются к зеленщику Греффу, ибо
тот  знает  много историй,  скаутских  историй, по  ходу  которых  неизменно
проявляются верность  и сила духа; прибавьте к этому напольные часы, которые
не пренебрегают ни единой четвертью часа в тончайшей вязи сентябрьского дня.
А поскольку все, подобно часам, были заняты делом и от венгерской земли, где
подвизался  цыганский барон,  через шагающих  по греффовским Вогезам скаутов
протянулась  незримая  линия  мимо  Мацератовой   кухни,  где  на  сковороде
устрашающе шипели кашубские лисички с яйцом и шпиком, по коридору к лавке, я
двинулся  туда же, тихонько  погромыхивая на своем  барабане,  и оказался за
прилавком, подальше  от пианино,  лисичек  и Вогезов,  приметив, что  крышка
погреба откинута, -- видно, Мацерат, который лазил туда, чтобы достать банку
со  смешанным компотом  на  сладкое,  забыл  ее  захлопнуть.  И  все  же мне
понадобилась  целая  минута,  прежде  чем  я  понял, чего  от  меня  требует
незахлопнутая крышка нашего погреба. Не самоубийства. Боже избави!  Это было
бы чересчур  просто. Но другое было трудным, было болезненным,  требовало от
меня  жертвы,  и уже в тот  день, как и потом  всякий  раз,  когда  от  меня
требовалась очередная жертва, лоб мой покрылся испариной.  Самое  главное --
чтобы не пострадал барабан, поэтому  для начала следовало снести его вниз по
шестнадцати щербатым ступеням и разместить  между мешков  с  мукой, объясняя
этим впоследствии, почему барабан остался невредим. Потом снова подняться до
восьмой ступеньки, нет, пожалуй,  на одну  ниже,  или нет, сгодится и пятая.
Но, падая  с  этой  ступени,  трудно  сочетать надежность  с убедительностью
увечий. Поднимемся выше, нет, это слишком высоко -- десятая снизу ступенька,
и наконец  я  рухнул  с  девятой,  головой вперед, на цементный  пол  нашего
погреба,  увлекая за собой целую батарею бутылок с малиновым сиропом. Еще до
того,  как  задернулась гардина,  закрывшая  мое сознание, я мог убедиться в
успехе своего эксперимента: умышленно сброшенные бутылки с малиновым сиропом
произвели  шум,  достаточный для  того,  чтобы выманить  Мацерата из  кухни,
матушку -- от пианино, остальную часть общества  -- с Вогезов в нашу  лавку.
Но прежде, чем подоспели они, сам я успел поддаться запаху пролитого сиропа,
удостовериться, что из головы у меня течет кровь,  а вдобавок, когда они уже
вступили на лестницу, поразмышлять  над вопросом, что нагоняет на меня такую
усталость, то  ли  кровь Оскара, то ли сладкий  сироп,  и,  однако, испытать
величайшую радость,  поскольку  все удалось  как  нельзя  лучше,  а барабан,
благодаря  предпринятым  мерам предосторожности,  остался  цел  и  невредим.
Помнится, Грефф вынес  меня наверх. Лишь в гостиной Оскар  выплыл из  своего
облака,  которое, вероятно,  наполовину  состояло  из малинового  сиропа,  а
наполовину  -- из его детской крови. Врач еще  не подоспел, матушка кричала,
несколько раз ударила пытавшегося ее  успокоить Мацерата ладонью, а  потом и
тыльной ее стороной  по лицу и  обозвала  убийцей. Итак  --  и врачи снова и
снова  подтвердили мою  правоту,  --  благодаря  единственному,  хоть  и  не
безболезненному,  но хорошо рассчитанному,  падению с лестницы  я получил не
только крайне важное  для взрослых объяснение  приостановки моего роста,  но
вдобавок превратил доброго и безобидного Мацерата в Мацерата повинного.  Это
он не захлопнул крышку погреба, это на  него матушка взвалила всю вину, и он
пронес сознание этой  вины, в которой матушка упрекала  его хоть и не часто,
но неуклонно, через вереницу лет. Мне же падение обеспечило четыре недели на
больничной  койке,  а потом, если  не считать  визитов  по  средам к доктору
Холлацу, относительную  свободу от врачей; уже в первый мой  барабанный день
мне удалось  подать миру  знак, и случай мой  был разъяснен еще прежде,  чем
взрослые смогли  уразуметь истинное, мною предопределенное  положение дел. В
дальнейшем  говорилось так: как  раз в  день  своего  рождения наш маленький
трехлетний Оскар свалился с лестницы, и хотя ничего себе не сломал, но расти
после этого перестал. И  начал я барабанить. В нашем доходном доме было пять
этажей, и от первого этажа  до чердачных закоулков я барабанил  вверх и вниз
по  лестнице.   От   Лабесвег  к   Макс-Хальбеплац,  оттуда  на  Нойшотланд,
Антон-Меллервег,  Мариенштрассе,  Кляйнхаммерпарк,  Акционерную   пивоварню,
Акционерный пруд, Фребелевский луг, школу Песталоцци, Новый базар и снова --
Лабесвег. Мой  барабан  хорошо это  выдерживал, взрослые -- хуже, они хотели
заткнуть глотку  моему барабану, хотели подставить ножку моим палочкам -- но
обо мне  позаботилась  природа. Способность при  помощи  жестяного  детского
барабана набарабанить  необходимую  дистанцию между мной и взрослыми вызрела
вскоре после моего падения  с лестницы, и  почти сразу же у  меня прорезался
голос, давший  мне  возможность  петь вибрато на таких  высоких  нотах,  или
кричать, или  петь  крича,  что никто  не  рисковал  более отбирать  у  меня
барабан, от которого закладывало уши, ибо, если  кто-нибудь пытался схватить
его, я начинал кричать, а когда я  кричал, ценные вещи разлетались на куски:
мой  крик  убивал  цветочные  вазы,  мое  пение  крушило  оконные  стекла  и
передавало  власть сквозняку,  мой голос, подобно целомудренному, а потому и
не  ведающему  сострадания  алмазу,  резал  стеклянные  горки,  чтобы  в  их
глубинах, не теряя при этом своей  невинности, надругаться над гармоничными,
благородно  закругленными,  подаренными  любящей  рукой  и покрытыми  легким
налетом пыли ликерными  рюмочками. Прошло немного времени, и мои способности
стали  широко  известны  на  нашей  улице, от  Брезенервег  до  поселка  при
аэродроме, -- короче,  во всем квартале. Стоило  соседским  детям, чьи  игры
типа "Раз, два, три,  четыре, пять, я иду искать", либо "Где у нас  кухарка,
Черная  кухарка?", или  "Что я  вижу,  ты  не  видишь"  меня не  привлекали,
завидеть меня, как целый хор немытых рож начинал вопить:

     Стекло, стакан, стопарик
     Сахар есть, пива нет -- очень жаль
     Госпожа Метелица зажжет свой фонарик
     И сядет за рояль.

     Без  сомнения,  дурацкие, лишенные  смысла  припевки.  Но  меня  они не
смущали, когда вместе с моим  барабаном я  шагал сквозь "Госпожу  Метелицу",
заимствуя  примитивный,  но не лишенный  приятности ритм,  выбивал  "Стекло,
стакан, стопарик" и, не будучи крысоловом, увлекал за собой детей.
     Впрочем, и сегодня, когда Бруно намывает окно в моей комнате, я выделяю
этой песенке и этому ритму местечко на своем барабане.
     Куда  несноснее,  чем  дразнилки соседских  детей,  куда огорчительнее,
особенно  для моих  родителей, оказался тот дорогостоящий факт, что на  меня
или, точнее сказать, на  мой  голос начали  сваливать любое окно, разбитое в
нашем   квартале  наглыми,   невоспитанными  хулиганами.  Поначалу   матушка
добродетельно оплачивала все,  по большей части разбитые  с помощью рогаток,
кухонные окна, потом, уразумев наконец особенности моего голоса, она, прежде
чем  возмещать  убытки,  начала требовать доказательств,  и при  этом у  нее
делались холодные деловые глаза. А люди, живущие по соседству, и впрямь были
ко мне несправедливы. Ничто в этот период не  могло быть несправедливее, чем
утверждать,  будто виной всему -- живущий во мне детский дух разрушения, что
я  испытываю ничем  не объяснимую ненависть к стеклу и стеклянным  изделиям,
как  и другие дети  порой  в приступах бешенства дают  выход своим  темным и
бессмысленным антипатиям. Лишь тот, кто занят  игрой, разрушает умышленно. Я
же никогда  не  играл, я работал  на своем  барабане,  а что до  голоса,  то
первоначально я  употреблял его лишь в  пределах необходимой обороны. Только
опасения за мою работу на барабане вынуждали меня целенаправленно пускать  в
ход  голосовые  связки. Будь я наделен способностью тем же методом и теми же
звуками   резать   унылые,   закрытые   сплошной    вышивкой,    порожденные
художественной  фантазией   Гретхен   Шефлер  скатерти   или   отслаивать  с
поверхности пианино темный лак, я бы  куда как  охотно  оставил в покое  все
стеклянное. Но скатерти и лак были  равнодушны к моему  голосу. Точно так же
не мог  я даже с помощью нескончаемого крика  стереть  узоры с обоев, как не
мог с  помощью двух  протяжных,  нарастающих, трущихся друг о друга, будто в
каменном веке, тонов добыть тепло,  потом жар и, наконец, искру, необходимую
для  того, чтобы  на  обоих  окнах  гостиной  занялись декоративным пламенем
пересохшие,  пропитанные табачным  духом  гардины. Ни  у  одного  стула,  на
котором сидел Александр Шефлер или Мацерат, я не мог своим  голосом "отпеть"
ножку.  Право же,  я  предпочел бы  защищаться не столь  чудесными  и  более
безобидными средствами, но безобидных средств в моем  распоряжении не  было,
одно  только  стекло  покорялось  мне  и несло свой  крест. Первую  успешную
демонстрацию этой  способности  я  провел вскоре после  своего  третьего дня
рождения. Барабан  принадлежал мне уже четыре недели с  хвостиком, и за  это
время при  моем  усердии я  пробил его  до  дыр. Правда, бело-красные  зубцы
обечайки еще удерживали вместе верх и низ, но дыру в центре звучащей стороны
уже трудно было не заметить, и -- поскольку я презирал нижнюю сторону -- эта
дыра становилась все больше, по краю пошли острые зазубрины, стертые от игры
частички  жести  осыпались  и провалились  внутрь  барабана,  где недовольно
звякали при каждом  ударе, и  повсюду, на ковре гостиной  и на  красно-бурых
полах в спальне, поблескивали белые частички лака, которые не пожелали долее
удерживаться на истерзанной жести моего барабана. Родители боялись, как бы я
не порезал себе руки  об  угрожающе острые жестяные края.  Особенно Мацерат,
который после  моего падения с лестницы громоздил одну меру предосторожности
на другую. Поскольку, активно размахивая руками, я мог и в самом деле задеть
острые края,  опасения  Мацерата были  хоть  и  преувеличены, но  не  лишены
оснований. Правда,  с  помощью  нового  барабана  можно было избегнуть  всех
грозящих  мне опасностей, но они вовсе  и  не  помышляли о новом барабане, а
просто  хотели отобрать у меня мою добрую старую жестянку, которая вместе со
мной  падала,  вместе  лежала  в больнице и была оттуда выписана, вместе  --
вверх-вниз  по  лестнице,  вместе --  на булыжной мостовой  и на  тротуарах,
сквозь "Раз, два, три, четыре, пять, я иду искать", мимо "Что  я вижу, ты не
видишь", мимо "Где у нас кухарка, Черная кухарка?", --  отобрать и ничего не
дать взамен. Дурацкий шоколад должен был служить приманкой. Мама протягивала
его  мне и  при этом складывала губки  бантиком. Именно Мацерат с  напускной
строгостью ухватился  за  мой  раненый инструмент,  а  я  вцепился  в  моего
инвалида. Мацерат потянул его к себе, а силы мои, достаточные лишь для того,
чтобы барабанить, были уже на  исходе. Один красный язычок пламени за другим
медленно  ускользал  из моих рук, вот и круглая обечайка готовилась покинуть
меня,  но  тут Оскару, который  до того  дня слыл  вполне спокойным и, можно
сказать, слишком благонравным ребенком,  удался его первый  разрушительный и
действенный   крик.   Круглое   граненое  стекло,  защищавшее  медово-желтый
циферблат  наших  напольных часов от пыли и  умирающих  мух, разлетелось  на
куски,  упало  -- причем  некоторые куски в падении сломались еще раз  -- на
красно-коричневый  пол,  ибо  ковер не доставал до подножия часов.  Впрочем,
внутреннее  устройство  дорогого механизма  ничуть  не  пострадало.  Маятник
спокойно продолжал свой  путь -- если про  маятник  можно так сказать, то же
делали  и  стрелки. И даже механизм  боя, обычно крайне  чувствительно, я бы
даже сказал  истерически, реагирующий на каждый толчок, на проезжающие  мимо
пивные  фургоны,  даже он никак  не воспринял  мой крик;  разлетелось только
стекло, но уж зато оно разлетелось вдребезги.
     "Часы пропали!" -- вскричал Мацерат и выпустил  барабан из  рук. Беглый
взгляд убедил  меня, что  мой крик не  причинил  собственно  часам  никакого
вреда,  что  погибло лишь стекло.  Однако для Мацерата, как и для матушки, и
для  дяди Яна, который  в тот день нанес  нам  воскресный визит,  судя по их
поведению,  погибло нечто  большее, нежели  простое  стекло.  Побледнев, они
смотрели друг на друга беспомощно растерянным взглядом, ощупывали изразцовую
печь, держались  за буфет и  за пианино,  не смели сдвинуться  с места, и Ян
Бронски, умоляюще закатив глаза, шевелил сухими  губами, так что я и  по сей
день полагаю, будто  усилия дяди  Яна  были адресованы молитве, взывающей  о
помощи  и  сострадании, как,  например, "О  агнец Божий, ты искупаешь  грехи
мира,  смилуйся  же над  нами", -- и это  три  раза  подряд, а потом  и еще:
"Господи, я не достоин, чтобы ты вошел под кров мой, но скажи хоть слово..."
     Господь, разумеется, не сказал ни слова, да и  не часы это сломались, а
только  стекло.  Однако  взрослые очень  странно  относятся к  своим  часам,
странно и по-детски в том смысле, в котором лично я никогда ребенком не был.
Хотя часы, быть может, самое великолепное творение взрослых, но дело обстоит
так: в  той же мере, в какой взрослые способны быть творцами и, при  наличии
усердия, честолюбия и некоторой доли везения, таковыми становятся, они, едва
сотворив нечто, сами превращаются в творения своих эпохальных открытий.
     Притом часы, как  сейчас, так и прежде,  ничего не стоят  без взрослого
человека.  Он  их  заводит, переводит  вперед,  отводит назад,  несет  их  к
часовщику,  чтобы  тот  проверил  правильность  хода, почистил  и,  в случае
надобности, починил. Как и  крику  кукушки, который слишком рано обрывается,
опрокинутой солонке, пауку поутру, черным  кошкам, перебежавшим дорогу слева
направо, писанному маслом дядиному портрету, который падает со стены, потому
что  разболтался крюк, вбитый в штукатурку, разбитому зеркалу, так и часам и
тому,  что  за  ними стоит,  взрослые придают  большее значение,  чем  имеют
собственно часы.
     Матушка,   несмотря  на   некоторые  мечтательно-романтические   черты,
наделенная  трезвым  взглядом  и  по  склонности   к   легкомыслию   умеющая
истолковать  любую  сомнительную примету в  положительном для  себя  смысле,
нашла спасительное  слово. "Стекло  бьется к счастью!" --  воскликнула  она,
прищелкивая пальцами, затем принесла совок и  метелочку и вымела все осколки
или  все  счастье.  Если принять  на  веру слова  матушки,  я  принес  своим
родителям,  родственникам,  знакомым,  а  также  незнакомым  людям  премного
счастья, ибо у каждого, кто пытался отнять мой барабан, я раскричал, распел,
расколол  оконные  стекла,  пустые  бутылки  из-под   пива,  дышащие  весной
флакончики духов, хрустальные вазы с искусственными плодами -- короче,  все,
что  было стеклянным, все,  что  было  произведено  дыханием  стеклодува  на
стекольных  заводах,  порой имея стоимость  простого стекла, порой,  однако,
расцениваясь как произведение искусства.  Чтобы не  натворить слишком  много
бед, ибо мне и  тогда нравились,  и по сей день нравятся  изящные стеклянные
изделия, я,  когда  у  меня  вечером хотели отнять  мой барабан,  хотя  ему,
барабану, следовало ночью  лежать вместе  со мной в кроватке, разрушал  одну
или  несколько  лампочек  в  нашей  четырежды  проливающей  свет люстре  под
потолком.  Именно  так на свой  четвертый день  рождения, в  начале сентября
двадцать восьмого  года, я  поверг  все праздничное  общество  -- родителей,
супругов Бронски, бабушку Коляйчек, Шефлеров и Греффов, которые натащили мне
кучу  всяких  подарков, оловянных  солдатиков,  парусный  кораблик, пожарную
машину, но  только  не барабан, -- словом, поверг их  всех,  предпочитавших,
чтобы я  забавлялся с оловянными  солдатиками, чтобы я  счел  достойной игры
бессмысленную  пожарную машину, не желавших оставить  меня при  моем старом,
дырявом,  но  верном барабане,  отбиравших  у меня  жесть,  но  вместо  того
совавших  мне в руки кораблик, помимо всего  прочего еще и непрофессионально
оснащенный, всех, имеющих глаза лишь затем, чтобы не видеть моих желаний, их
всех  я  поверг своим  криком, который, обежав  по кругу, убил четыре  лампы
нашего  висячего светильника, в допотопную тьму. Но уж таковы они, взрослые:
после первых испуганных криков, после исступленного желания вернуть свет они
освоились с темнотой, и, когда моя бабушка Коляйчек, единственная -- если не
считать маленького  Стефана, -- кто  не знал, на кой ей сдалась эта темнота,
вместе с  хныкающим Стефаном, который держался за ее подол,  сходила в лавку
за свечами и озарила комнату их светом, остальная, изрядно подвыпившая часть
компании оказалась  разбитой на  странные парочки.  Ну,  мамаша  моя,  как и
следовало ожидать, в расхристанной блузке сидела  на коленях  у Яна Бронски.
Крайне неаппетитное зрелище являл коротконогий пекарь, почти  исчезнувший  в
Греффихе, Мацерат облизывал  золотые и лошадиные зубы Гретхен  Шефлер.  Одна
лишь Хедвиг Бронски  сидела в пламени  свечи  с  набожным коровьим взглядом,
руки сложила на  коленях, сидела близко, но  отнюдь  не  слишком к зеленщику
Греффу, который  хоть и не  выпил, но все же пел,  пел сладким голосом, пел,
распространяя  грусть  и  меланхолию,  пел,  подбивая  Хедвиг   Бронски  ему
подпевать. Они пели на два голоса песню скаутов, где некий Рюбецаль вынужден
бродить в Исполиновых горах. А про  меня  забыли.  Оскар сидел под  столом с
останками своего барабана, он извлек еще несколько ритмов из пробитой жести,
и  вполне  возможно,  что нечастые, но  равномерные  звуки барабана  были не
лишены известной приятности для тех, кто, перемешавшись в упоении, лежал или
сидел в комнате. Ибо барабан словно защитным слоем перекрывал все  чмокающие
и сосущие  звуки, невольно издаваемые теми, кто демонстрировал напряженные и
лихорадочные доказательства своих усилий. Я оставался под  столом, когда  со
свечами вернулась бабушка, подобно гневному архангелу узрела в пламени свечи
Содом, признала в пламени свечи Гоморру и с задрожавшими в  ее руках свечами
подняла крик, устроила скандал и, назвав все  это свинством, положила  конец
идиллии  о  том, как прогуливается Рюбецаль  по  Исполиновым  горам,  потом,
расставив свечи  по блюдечкам, достала карты из буфета, кинула их на стол и,
попутно  утешая  все  еще  хнычущего  Стефана,  провозгласила  вторую  часть
праздника. Вскоре Мацерат  ввинтил новые лампочки  в старые  патроны  нашего
висячего  светильника,  наверху задвигались стулья, защелкали,  подпрыгивая,
пробки от пивных бутылок, и  над  моей головой зашлепали  по  столу карты --
скат  по одной десятой пфеннига.  Матушка сперва предложила по  четверти, но
дяде Яну это показалось слишком рискованным, и, если бы не очередные партии,
да при  случае  гранд  с четырьмя время  от  времени  весьма значительно  не
повышали ставки, все так бы и остались при крохоборской одной десятой.
     Я  неплохо себя  чувствовал  под  столешницей,  укрытый  от  сквозняков
свисающей скатертью,  легким барабанным  боем  отвечал кулакам,  которые над
моей  головой  грохотали  по  столу, я  подчинился ходу игры и  вылез наружу
примерно через час. Ян Бронски проиграл. Карты ему достались хорошие, тем не
менее  он проиграл.  И не диво, что он  был так рассеян: голова  у него была
занята не бубнами без двух. Ведь  в начале игры, еще беседуя со своей теткой
и стараясь как-то оправдать предшествующую их разговору небольшую оргию,  он
скинул  с левой  ноги полуботинок, протянул над  моей  головой левую  ногу в
сером  носке, поискал  колено  матушки,  которая  сидела как раз напротив, и
нашел  его. После прикосновения левой ноги Яна  матушка  подсела  поближе  к
столу,  так что Ян, которого как  раз  провоцировал Мацерат и  который решил
пасовать при тридцати трех, приподнял край ее платья, сперва пальцами, потом
всей ступней в носке, а носок, к слову  сказать,  был почти чистый, надет не
далее  как сегодня, и устроился у нее между ногами. Можно только восхищаться
моей  матушкой, которая,  несмотря  на шерстяные  прикосновения  под столом,
выиграла  над столом, поверх  туго  натянутой скатерти самую что ни  на есть
рискованную  игру, в  том числе -- трефы без четырех,  выиграла уверенно и с
юмористическими  комментариями,  в то время  как  Ян,  становясь  все  более
предприимчивым внизу, проиграл несколько  партий  наверху, да таких, которые
даже  Оскар  довел бы до победного конца с  уверенностью сомнамбулы. Позднее
усталый Стефан  тоже перебрался под стол, где вскоре заснул,  так и не поняв
перед сном, что это делает брючина его папаши под юбкой у моей мамаши.
     Ясно, временами облачно. Во  второй половине дня незначительные осадки.
На  другой день  снова  пришел  Ян Бронски, забрал  предназначенный для меня
подарок, парусный кораблик, выменял  эту унылую игрушку у Сигизмунда Маркуса
в Цойгхаус-пассаже  на  жестяной  барабан,  явился  ближе  к вечеру,  слегка
промокший, с тем самым бело-красным, столь любезным моему  сердцу барабаном,
протянул  его мне  и одновременно  схватил  мою  добрую старую жестянку,  на
которой сохранились лишь чешуйки  бело-красного  лака.  И  покуда Ян  хватал
отслужившую свое  жесть,  а я хватался  за  новую,  все  они,  Ян,  матушка,
Мацерат,  не  сводили  глаз  с  Оскара -- я даже не  мог сдержать  невольной
улыбки: неужели они думают, что  я держусь за устаревшее, что я таю в  груди
какие-то принципы?
     Не издав ожидаемого всеми крика, не испустив громкого,  режущего стекло
пения, я  отдал  старый  барабан  и  тотчас  обеими  руками взялся за  новый
инструмент. Через два часа тщательной работы я с ним вполне освоился.
     Но не все взрослые из моего окружения проявили такое же  понимание, как
Ян Бронски. Вскоре  после моего пятого дня рождения, в двадцать девятом году
--  тогда еще шло  много  разговоров про  панику  на Нью-йоркской  бирже и я
размышлял о том, не понес ли убытков мой дедушка, торгующий  лесом в далеком
Буффало,  -- матушка не могла дольше не замечать отсутствия у меня признаков
роста и, встревоженная этим обстоятельством, принялась по средам водить меня
за руку на прием к доктору Холлацу, что на Брунсхефервег. Я терпеливо сносил
все крайне  докучные  и бесконечно  долгие  обследования, потому что мне уже
тогда нравилась белая, ласкающая глаз форма  сестрички Инги, которая  стояла
рядом  с  Холлацем  и  помогала  ему,  напоминая  мне  о   запечатленной  на
фотоснимках  сестринской поре моей матушки во время войны, и еще потому, что
интенсивное  разглядывание всякий раз по-новому ложившихся складок на халате
помогало мне  отвлечься от гулкого, подчеркнуто  энергичного, а потом  снова
неприятно покровительственного словоизвержения из уст доктора.
     Отражая в стеклах очков обстановку своего кабинета --  а там было много
хрома,  никеля и  лака,  вдобавок  много  полок  и витрин,  в которых стояли
аккуратно  надписанные   склянки  со  змеями,  ящерицами,  жабами,  свиными,
человеческими и  обезьяньими зародышами, -- и  вбирая стеклами очков все эти
заспиртованные  фрукты, доктор  Холлац  после обследования  задумчиво  качал
головой,  листал  мою  историю  болезни,  снова  и  снова заставлял  матушку
рассказывать  о  том,  как  я упал  с  лестницы,  и успокаивал ее,  если она
принималась без удержу  ругать Мацерата, не захлопнувшего крышку  погреба, и
предавать его проклятию на все времена.
     Когда спустя несколько месяцев во время очередной консультации в среду,
желая продемонстрировать то ли себе, то ли сестре  Инге успех проводимого им
лечения, доктор  захотел  взять мой барабан,  я  разрушил большую  часть его
коллекции  жаб  и  змей,  а  также  всех  собранных  им эмбрионов различного
происхождения.
     Если  не считать полных,  но не  закрытых  кружек  пива  и  матушкиного
флакончика с духами, Оскар ни разу еще не пробовал силы на таком  количестве
наполненных и тщательно закрытых  стеклянных сосудов. Успех был уникальный и
для всех участников, даже для  матушки, которая  уже знала мои отношения  со
стеклом, потрясающий и убедительный. Первым же еще не в полную силу звуком я
взрезал вдоль и  поперек витрину, где Холлац хранил  свои мерзкие экспонаты,
потом  заставил почти квадратное стекло с внешней стороны упасть  на  крытый
линолеумом  пол,  куда  оно  легло  и,  не  теряя  своей  квадратной  формы,
растрескалось на тысячу кусков, далее я придал своему крику более выраженные
черты и почти чрезмерную настойчивость и этим столь щедро оформленным звуком
проделал путь от одной колбы к другой.
     Колбы  разлетались  со звоном, зеленоватый,  слегка сгустившийся спирт,
увлекая  за  собой  свое  препарированное,  бледное,  тоскливое  содержимое,
разбрызгивался,  растекался  по  красному  линолеуму  кабинета  и   наполнял
помещение своим, я  бы даже сказал -- осязаемым, запахом до  такой  степени,
что  матушке  стало  дурно,  а  сестре  Инге  пришлось  распахнуть  окна  на
Брунсхефервег. Но доктор Холлац ухитрился обратить в достижение потерю своей
коллекции.  Через  несколько  недель  после  моего  злодеяния в  медицинском
вестнике  "Врач  и  мир" появилась  принадлежащая  ему  статья  о  голосовом
феномене Оскара М., разрезающем стекло.  Позиция доктора Холлаца, изложенная
там, вызвала в  профессиональных кругах  широкий отклик,  как внутри страны,
так  и  за  ее  пределами,  встретила  и  приятие  и  неприятие  со  стороны
компетентных лиц. Матушка, которой было прислано сразу несколько экземпляров
журнала, испытала прилив странной гордости, заставившей меня  призадуматься,
и не могла отказать  себе в  удовольствии зачитывать  отрывки из этой статьи
Греффам,  Шефлерам,  своему Яну и -- снова  и  снова, после  обеда -- своему
супругу  Мацерату. Даже  покупатели,  приходившие  в лавку,  вынуждены  были
заслушивать выдержки из статьи и при этом восхищались матушкой, которая лихо
произносила различные термины, демонстрируя хоть и неправильные ударения, но
зато  богатую  игру воображения. Лично меня то  обстоятельство,  что мое имя
впервые  появилось на страницах  печати,  ничуть не  трогало. Мой тогда  уже
недремлющий скептицизм побудил меня  считать  статью доктора Холлаца  именно
тем, чем  она,  если  вникнуть, и была  на самом  деле:  многостраничные, не
лишенные   ловкости    разглагольствования   врача,    имеющего   виды    на
университетскую кафедру.
     Сегодня  в своем специальном лечебном учреждении Оскар,  чей  голос  не
способен  более  сдвинуть с места  даже стаканчик для  чистки  зубов,  когда
врачи, подобные  Холлацу, одолевают  его  своими визитами,  учиняют над  ним
ассоциативные,  так  называемые  роршаховские  и  прочие  тесты,  чтобы  его
принудительное   пребывание   в  данном   учреждении   наконец-то   получило
благозвучное  наименование,  --  сегодня  Оскар  с удовольствием  вспоминает
архаические,  ранние времена своего голоса. Если в тот  начальный  период он
разрезал  изделия из кварцевого песка хоть и  основательно,  но лишь бывая к
тому вынужден,  то  впоследствии,  когда его искусство достигло  расцвета, а
затем пошло на  убыль, он уже  пользовался своими способностями без  всякого
внешнего принуждения. Поддавшись на  искусы позднего маньеризма,  ради  игры
как  таковой,  служа  искусству  для  искусства,  Оскар  проникал  голосом в
структуру стекла и при этом взрослел.




     Порой Клепп часами  напролет  составляет для  себя распорядок  дня.  То
обстоятельство, что  во  время  этого  составления  он непрерывно  поглощает
кровяную  колбасу  с  разогретой  чечевицей,  лишь подтверждает  мой  тезис,
гласящий:  все мечтатели  --  обжоры. А  то,  что  Клепп, заполняя отдельные
рубрики,  проявляет совершенно очевидное прилежание, подтверждает другой мой
тезис:  лишь истинные ленивцы способны  совершать  открытия, делающие работу
менее трудоемкой.
     Вот и в этом году Клепп  две недели подряд  тщился  составить почасовое
расписание дня.  Навестив меня  вчера  вечером,  он первым делом напустил на
себя  таинственность,  затем  достал  из  нагрудного   кармашка  многократно
сложенный лист бумаги  и протянул его мне, сияя, даже с выражением гордости:
он снова сделал открытие, позволяющее экономить рабочее время.
     Я пробежал его записи глазами, но ничего такого уж нового не обнаружил:
в десять --  завтрак, до  обеда -- работа мысли,  после обеда --  тихий час,
далее -- кофе,  по возможности -- в постель; не вылезая из постели, час игры
на флейте, затем  встать и еще час маршировать по комнате под звуки волынки,
еще полчаса волынки во дворе на свежем воздухе, потом --  чередуя каждые два
дня:  либо два часа  кровяной  колбасы под пиво, либо  два часа в кино, но в
любом случае перед  кино или за пивом незаметно поагитировать за нелегальную
КПГ,  не более  получаса, чтобы  не переборщить. Три  вечера в неделю займет
производство  танцевальной  музыки в "Единороге", по субботам послеобеденное
пиво вкупе с агитацией за КПГ  переносится  на вечер, поскольку день отведен
бане  с массажем на  Грюнштрассе,  после  бани --  бросок  в  "U9", где  три
четверти часа  гигиенических упражнений  с одной  девушкой,  потом  с той же
девушкой и  ее подружкой  -- кофе и  пирожные  у  Шваба,  незадолго до конца
трудового дня -- бритье, а если понадобится, то и стрижка, наскоро сняться в
фотоавтомате,   потом  пиво,   колбаса,   агитация   за   КПГ   и   приятное
ничегонеделание.
     Я похвалил тщательно выполненный Клеппом хронометраж,  попросил сделать
для меня копию, полюбопытствовал, как он  преодолевает  минуты  изнеможения.
"Сплю или думаю о КПГ", -- после кратчайших раздумий ответил Клепп.
     Рассказывал  ли   я  ему,  как  Оскар  впервые  столкнулся  с  понятием
"распорядок дня"?
     Все  началось вполне  безобидно в  детском саду  у тети  Кауэр.  Хедвиг
Бронски  каждое утро заходила за мной и отводила  меня вместе со  Стефаном к
тете  Кауэр  на Посадовскивег, где  вместе с  шестью-десятью ребятишками  --
некоторые  вечно  пропускали  по болезни --  мы должны были  играть, пока не
затошнит. К  счастью, мой барабан шел по разряду  игрушек, а поэтому  мне не
навязывали  кубиков, да  и лошадку-качалку  подсовывали, лишь  когда по ходу
игры  требовался барабанящий  рыцарь  в  бумажном шлеме.  Клавиром  для меня
служило черное шелковое  платье тети  Кауэр,  тысячекратно  застегиваемое  и
расстегиваемое. Я  с полным основанием могу утверждать, что при помощи моего
барабана мне удавалось по нескольку раз на  дню одевать  и раздевать щуплую,
морщинистую фройляйн, когда барабанным боем я  застегивал  и  расстегивал ее
платье, даже и в мыслях не держа ее тело.
     Послеобеденные прогулки по  каштановым  аллеям до Йешкентальского леса,
вверх по Эрбсбергу,  мимо  памятника Гутенбергу  были так  приятно скучны  и
беззаботно   глупы,  что  я  и  по  сей   день  мечтаю   совершать  подобные
хрестоматийные прогулки, держа тетю Кауэр за пергаментную ручку.
     Восемь  нас было  или  двенадцать,  все  равно нам  полагалось  войти в
упряжку.  Упряжка эта состояла  из вязаной голубой ленты, заменяющей  дышло.
Слева и справа от шерстяного дышла  отходило по шесть шерстяных уздечек  для
двенадцати  -- если пришли все -- детей. Через  каждые десять сантиметров на
уздечках висело по бубенчику. Перед  тетей Кауэр, которая держала вожжи, мы,
звякая и брякая, а я упорно барабаня, топали по улицам пригорода. Порой тетя
Кауэр  заводила  песню  "Иисусе,  тобой живу  я,  Иисусе, тобой умру  я" или
"Привет  тебе, звезда  морская", и  прохожих  умиляло, когда мы  воссылали в
ясный октябрьский воздух "О помоги мне, Дева Мария!" и "О  сладостная Матерь
Божия!". Если мы переходили  через главную улицу, транспорт  останавливался.
Скапливались трамваи,  машины, экипажи, пока  мы вели свою  "морскую звезду"
через  мостовую. И всякий  раз тетя Кауэр своей хрусткой  ручкой благодарила
переведшего нас через улицу полицейского.
     "Господь  наш Иисус  вознаградит  вас", --  сулила  она и шуршала прочь
своим шелковым платьем.
     Сказать  по  правде,  я очень сожалел, когда весной, после шестого  дня
рождения,  Оскар вместе со  Стефаном и, собственно,  из-за  Стефана  покинул
фройляйн Кауэр, которую  можно было застегивать и расстегивать. Как и всякий
раз, когда в дело  замешивалась  политика, не обошлось без актов насилия. Мы
поднялись на Эрбсберг, тетя Кауэр сняла  с нас  упряжь. Поблескивали молодые
деревца, в ветвях царил веселый гомон. Тетя Кауэр сидела  на замшелом камне,
который  указывал различные направления  для  одно- и двухчасовых  прогулок.
Подобно молоденькой девушке, не понимающей, что с ней творится по весне, она
напевала песенку, встряхивая  головой,  как это можно наблюдать у цесарок, и
одновременно вязала для нас  новую сбрую, сбруя предполагалась  дьявольского
красного цвета, жаль  только, мне так и  не  довелось  ее носить:  в  кустах
раздался крик, фройляйн Кауэр вспорхнула и, увлекая за собой  красную нить с
вязаньем,  ринулась на крик, в кусты.  Я последовал  за ней и за  нитью, мне
предстояло  увидеть еще  больше красного: из носа у  Стефана текла кровь,  а
мальчишка по имени Лотар, кудрявый и с голубыми  жилками на висках, сидел на
груди  у  слабенького и  жалкенького Стефана и вел  себя так,  словно  хотел
вогнать его нос внутрь лица.
     "Полячишка! -- шипел он между ударами. -- Полячишка!"
     Когда пять минут спустя тетя Кауэр снова надела на  нас голубую упряжку
--  только я бежал  сам по себе,  разматывая красную нить, -- она начала для
всех нас молитву,  которую обычно произносят  между жертвой  и претворением:
"Посрамлен я, полон раскаяния и боли..."
     Потом  --  вниз с  Эрбсберга  и остановка перед  памятником Гутенбергу.
Длинным  пальцем  указывая  на  Стефана, который хныкал  и  прижимал  к носу
платок, она мягко пояснила: "Стефан  не виноват, что он маленький поляк". По
совету тети Кауэр Стефану не следовало больше ходить в ее сад, и Оскар, хоть
и не был поляком и не так уж  чтобы любил Стефана, тут проявил солидарность.
Когда пришла Пасха, решили рискнуть, и доктор Холлац в своих очках с толстой
роговой оправой заключил, что повредить это не  может. Он даже высказал свое
заключение вслух: "Маленькому Оскару это не повредит".
     Ян  Бронски,  который  после   Пасхи  тоже  намеревался  отдать  своего
маленького Стефана  в  польскую  народную  школу, не давал себя  отговорить,
снова  и снова твердя  матушке  и  Мацерату,  что он  чиновник  на  польской
государственной службе  и что  за  достойную  работу на  Польской  почте  он
получает от польского государства достойное вознаграждение. В  конце концов,
он поляк,  и  Хедвиг  тоже  станет  полячкой,  как  только  удовлетворят  ее
заявление.  К тому  же такой  умный и  одаренный выше среднего  ребенок, как
Стефан,  вполне способен  изучать  немецкий  язык  в  семье,  ну  а  что  до
маленького Оскара -- всякий раз, произнося  имя "Оскар", он слегка  вздыхал,
-- так Оскару, как и Стефану, шесть лет, он,  правда, и говорить еще  толком
не умеет, и вообще  для своих лет довольно неразвит, и расти  не  растет, но
попробовать  тем  не менее  стоит:  обязательное  обучение  --  оно  и  есть
обязательное  обучение,   если,  конечно,  школьное  начальство   не  станет
возражать.
     Школьное  начальство  сперва  засомневалось и  потребовало  медицинское
заключение.  Холлац  назвал   меня  здоровым  мальчиком,  который  ростом  с
трехлетнего  ребенка,  однако умом,  если  отвлечься от того, что он пока не
умеет как следует говорить, ни в чем не уступит пяти-шестилетним. Еще Холлац
говорил что-то про мою щитовидку.
     В   ходе   всех   обследований,   во  время  уже  привычного  для  меня
тестирования, я вел себя спокойно, от "равнодушно" до "доброжелательно", тем
более  что  на  мой  барабан  никто не  покушался.  Разрушение  холлацевской
коллекции  змей, жаб  и  эмбрионов  было еще свежо в памяти у  тех, кто меня
обследовал и тестировал, и внушало опасения.
     Только  дома,  причем  в  первый  день  занятий,  я  оказался  вынужден
продемонстрировать  алмаз  в  своем голосе, поскольку  Мацерат, не наученный
прежним  горьким   опытом,  потребовал,  чтобы  я  проделал  путь  до  школы
Песталоцци через Фребелевский луг без своего барабана и чтобы я  не брал его
с собой в школу.
     Когда же он дал волю рукам, захотел взять то,  что ему  не принадлежит,
то, с чем он и  обращаться-то  не  умеет, то, для  чего у  него  отсутствует
понимание, я раскричал пополам пустую вазу, о которой говорилось, будто  она
подлинная. Когда подлинная ваза в виде подлинных осколков оказалась на полу,
Мацерат, высоко ее ценивший, чуть меня не ударил. Но тут подскочила матушка,
да  и Ян, который вместе со Стефаном и школьным подарочным набором наскоро и
как  бы случайно  заглянул к нам, тоже вмешался. -- Прошу тебя, Альфред,  --
произнес он  в своей спокойной, чуть елейной  манере, и  Мацерат, пораженный
голубым взглядом  Яна и серым  --  матушки, опустил  занесенную было  руку и
сунул  ее   в  карман.  Школа  имени  Песталоцци  представляла  собой  новое
кирпично-красное,  в  современном  духе  украшенное  граффити   и  фресками,
трехэтажное  продолговатое  здание  с  плоской  крышей,  построенное сенатом
богатого на детей пригорода по шумному  настоянию  еще весьма активных тогда
социал-демократов.  Мне  этот  ящик  понравился,  если  не  считать запаха и
занимающихся  спортом  мальчиков  в  стиле  модерн на  граффити  и  фресках.
Неестественно  крохотные  и,  однако  же,  зеленеющие деревца  стояли  между
защитными, похожими на епископский  посох железными прутьями на гравии перед
порталом.  Со   всех  сторон  к  школе  стекались   мамаши,   держа  пестрые
остроконечные фунтики и волоча за собой орущих либо  примерных мальчиков. Ни
разу еще Оскар  не видел так много матерей,  направляющихся в одну  сторону.
Казалось, будто они совершают паломничество  к некоему  рынку, где  намерены
выставить  на продажу  своих первенцев  либо  вторых по  старшинству. Уже  в
вестибюле --  этот школьный запах, неоднократно описанный и превосходящий по
своей интимности любые известные на земле ароматы. На каменных плитах пола в
живописном беспорядке  стояло не  то четыре, не то пять  гранитных  чаш, где
одновременно из  многих  источников  била вверх вода. Окруженные мальчиками,
включая моих ровесников, чаши напоминали мне  свинью  моего дяди  Винцента в
Биссау,  та  тоже  ложилась  порой на  бок и подвергалась столь же свирепому
натиску со стороны своих жаждущих поросят. Мальчики наклонялись над чашами и
над неизменно  сникающими фонтанчиками, позволяли своим волосам попадать под
струю,  а  струе  попадать  им в рот. Уж  и не  знаю, пили  они  или  просто
забавлялись.  Порой  два  мальчика  одновременно выпрямлялись,  раздув щеки,
чтобы неприлично громко прыснуть друг другу в лицо согревшейся во рту водой,
наверняка перемешанной  со слюной  и хлебными крошками.  Я,  который сразу у
входа по недомыслию  бросил взгляд в  примыкающий слева к вестибюлю открытый
спортивный зал, увидев  там кожаную кобылу, шест и канаты, а  также ужасный,
требующий  раскрутить на нем "солнце" турник, вдруг почувствовал  настоящую,
ничем не  заглушаемую жажду и, подобно другим  мальчикам, был  бы  рад  хоть
немного попить. Но не мог же я попросить маму, которая держала меня за руку,
чтобы она подняла малышку Оскара до края чаши. Даже став  на свой барабан, я
и  то  не сумел бы дотянуться  до  фонтанчика. Но когда, чуть  подпрыгнув, я
бросил взгляд через край одной из  этих  чаш  и  заметил,  как жирные крошки
почти  перекрыли  сток,   отчего   чаша  заполнилась  какой-то  неаппетитной
похлебкой,  жажда,   которую,  блуждая   среди  гимнастических   снарядов  в
спортивной  пустыне, я вызвал хоть и мысленно, но очень ощутимо, тотчас меня
покинула.  Матушка повела меня  наверх  по монументальным, изготовленным для
великанов  ступеням, по гулким  коридорам  в помещение,  над дверью которого
висела  табличка  с  надписью:  "1А".  Помещение  кишело  мальчиками   моего
возраста.  Матери  этих  мальчиков  жались  к стене,  что  напротив  окон, и
скрещенными руками  прижимали  к груди традиционные  пестрые, остроконечные,
затянутые   сверху   шелковой   бумагой   фунтики   больше    меня   ростом,
предназначенные для первого дня  занятий. У матушки тоже был при себе такой.
Когда я вошел, держась за ее руку, народ рассмеялся и матери этого народа --
тоже. Толстого мальчика, который тотчас захотел постучать по моему барабану,
мне,  чтобы  не  сразу  резать  голосом  стекло,  пришлось  ударить ногой по
косточке, причем ударить не один  раз, мальчишка упал, испортив прическу  от
соприкосновения со школьной скамьей, за что и я схлопотал от матушки хороший
подзатыльник. Мальчишка  вопил, я, разумеется, нет,  я кричу,  лишь когда  у
меня хотят отобрать барабан.  Матушка, которой эта стычка на глазах у других
матерей была крайне неприятна, сунула меня за первую парту в  тот ряд, что у
окна. Парта, конечно же, была слишком для меня велика. Но дальше, назад, где
народ становился все крепче и веснушчатей, парты были еще больше. Я  со всем
примирился,  я сидел спокойно,  потому что причин для беспокойства у меня не
было.  Матушка,  по-моему все  еще в  смущении,  примешалась  к толпе других
матерей  Возможно, она  стыдилась себе подобных из-за  моей  так  называемой
задержки в развитии. А  те, напротив, вели себя так, будто у них есть веские
причины   гордиться  своими  слишком   быстро,  на  мой  взгляд,  подросшими
оболтусами. Я не мог бросить  взгляд из окна на фребелевский  луг, поскольку
высота подоконника так  же  мало соответствовала моему росту,  как и размеры
парты. А  мне очень  хотелось поглядеть  на луг,  где,  как я знал,  скауты,
предводительствуемые зеленщиком  Греффом, разбивают палатки,  играют в войну
и,  как и положено скаутам, творят  добро. Дело не  в  том, что мне хотелось
принять  участие в этой  чрезмерно  возвеличенной лагерной  жизни, нет, меня
занимала  фигура самого  Греффа  в  коротких  штанах. Столь  велика была его
любовь  к  щуплым, большеглазым, хотя и бледным мальчикам, что он облек ее в
форму   зачинателя  скаутского   движения   Бадена-Поуэлла.  Лишенный  из-за
подлостей архитектуры весьма занятного зрелища, я мог глядеть лишь на небо и
в  конце концов  вполне удовольствовался  этим. Все  новые  и  новые  облака
проплывали  с  северо-запада на  юго-восток, словно именно  это  направление
сулило облакам какие-то неслыханные радости.  Свой барабан,  который  до сих
пор ни единым  ударом не намекнул на  уход, я зажал между коленями и  ящиком
парты.  Доска,  предназначенная  для спины,  защищала затылок Оскара. Позади
меня гоготали, ревели,  смеялись,  плакали  и бушевали  мои  так  называемые
одноклассники. В  меня  кидали  бумажными шариками,  но  я  не оборачивался,
считая вид целеустремленных облаков более эстетичным, чем зрелище целой орды
гримасничающих, совсем  сдуревших оболтусов.  После того как вошла  женщина,
назвавшаяся  "фройляйн Шполленхауэр",  в  классе "1А" сделалось чуть потише.
Мне же  становиться потише было незачем, я и без того сидел вполне  тихо  и,
уйдя  в себя,  ждал грядущих событий. А если уж быть честным до конца: Оскар
вообще не считал необходимым  ждать  грядущих событий,  ему  не  требовалось
развлечений,  а  значит, он ничего  и  не ждал, а просто сидел,  ощущая лишь
прикосновение своего барабана,  за партой и радовался виду  облаков за  или,
вернее сказать, перед пасхально намытыми окнами класса.
     Фройляйн  Шполленхауэр  носила грубо скроенный  костюм, придававший  ее
облику что-то мужское. Это впечатление лишь усугублялось жестким, пристежным
и, как  мне показалось, целлулоидным воротничком с пуговицей у горла, отчего
шея у нее пошла складками. Едва переступив в своих туристских башмаках порог
класса, она захотела снискать всеобщую любовь и потому задала вопрос:
     -- А ну, милые дети, вы можете спеть какую-нибудь песенку?
     Ответом  ей  был  всеобщий рев,  который  она истолковала,  однако, как
утвердительный  ответ,  ибо  тотчас же  на  нарочито  высоких  нотах  завела
весеннюю песенку "Май наступил", хотя дело происходило в середине апреля. Но
едва она  провозгласила приход мая, разразился  настоящий ад.  Не  дожидаясь
знака начинать, не зная толком  слов, не обладая ни малейшим чувством ритма,
даже столь простого, как в этой  песенке, банда у меня  за  спиной принялась
горланить кто в лес, кто по дрова, так что со стен попадала штукатурка.
     Несмотря на желтоватую кожу,  стрижку  под мальчика и мужской  галстук,
выглядывающий между углами воротника, Шполленхауэр  вызывала у меня жалость.
И, оторвавшись  от  облаков, у  которых  сегодня  явно  не  было  занятий, я
собрался с  духом, одним движением извлек палочки из-за  подтяжек и громко и
доходчиво  отбил на  барабане ритм песенки. Но  у  банды  за моей спиной  не
имелось   ни  понимания,  ни   слуха.  Одна   только  фройляйн  Шполленхауэр
одобрительно  мне  кивнула,  улыбнулась подпиравшей  стенку группе  матерей,
наградила  особым  взглядом  мою  матушку, побудив меня  воспринять это  как
призыв  спокойно  продолжать барабанную  дробь,  все  более  ее  усложняя  и
демонстрируя  все  мое  мастерство.  Банда  позади меня уже давно  перестала
сопровождать варварскими воплями голос моего барабана. Я уже возомнил, будто
мой барабан выступает в роли преподавателя, учит, превращает моих соучеников
в  моих  учеников,  но  тут  перед  моей  партой  воздвиглась  Шполленхауэр,
внимательно и даже не натянуто, а скорее самозабвенно улыбаясь, поглядела на
мои руки и на мои палочки, попыталась даже отбить такой же такт, на короткое
мгновение предстала  не  лишенной приятности  немолодой  девушкой,  которая,
позабыв  о  своем педагогическом  предназначении,  отринув  предписанный  ей
карикатурный рисунок бытия, становится человечной, иными словами ребячливой,
любопытной, непростой, ненаставительной.
     Когда  же  фройляйн  Шполленхауэр  не  удалось  сразу  же  и  правильно
повторить мой барабанный такт, она вернулась к  своей прежней,  прямолинейно
глупой, а вдобавок и плохо оплачиваемой, роли, взяла  себя в руки, как время
от времени приходится всем учительницам, и сказала:
     --  Ты, конечно,  маленький Оскар,  мы уже много  про тебя слышали. Как
красиво  ты  барабанишь!  Правда,  дети?  Ведь  правда,  наш  Оскар  хороший
барабанщик?
     Дети  заревели,  матери сдвинулись  плотнее, Шполленхауэр  тем временем
совершенно собой овладела.
     -- А  теперь,  -- фальцетом произнесла она, -- мы положим барабан в наш
шкаф,  он  уже наверняка  устал  и  хочет  отдохнуть. Потом,  когда  занятия
кончатся, ты получишь его обратно.
     Еще раскручивая эту полную фальши речь, она продемонстрировала мне свои
коротко  подстриженные  учительские  ногти, десятикратно  попытавшись  этими
коротко подстриженными ногтями  схватить мой барабан, который, видит  Бог, и
устать  ничуть не устал, и спать не собирался. Сперва  я держался,  обхватил
пальцами, укрытыми в  рукавах пуловера, бело-красный круг, поглядел  на нее,
увидел,  что она неизменно  сохраняет  исконный  стандартный  облик школьной
учительницы,  поглядел сквозь нее,  углядел внутри  у фройляйн  Шполленхауэр
много такого, чего хватит для  пересказа на три полных аморальных главы, но,
поскольку речь шла о моем барабане, отвлекся от ее внутренней жизни и, когда
мой взгляд  пронзил  ее  между лопатками, обнаружил на хорошо  сохранившейся
коже большое, с гульден, поросшее длинными волосами родимое пятно.
     То ли она почувствовала, что я вижу ее насквозь, то ли дело было в моем
голосе, который, уже предостерегая, но еще не причиняя вреда, царапал правое
стекло  ее  очков,  --  короче,  она  отказалась от  применения грубой силы,
заставившей побелеть костяшки ее пальцев, вероятно,  не вынесла царапания по
стеклу, из-за чего покрылась гусиной кожей, с зябкой дрожью выпустила из рук
мой барабан,  сказав  только:  "Какой же ты злой,  Оскар!"  --  бросила моей
матушке,  которая  и  без  того не  знала,  куда  глаза девать, укоризненный
взгляд, оставила  в покое мой ни капельки  не  сонный  барабан, повернулась,
стуча  низкими, широкими  каблуками, взошла на  кафедру,  достала из  своего
портфеля  другие очки, вероятно  для  чтения, решительным  движением сняла с
носа то  устройство, которое  поскреб  мой  голос,  как скребут  ногтями  по
оконному  стеклу,  словно  я  голосом  осквернил его,  оттопыривая  мизинец,
насадила  себе на нос вторые очки, затем потянулась,  так  что внутри у  нее
что-то хрустнуло, и, снова запустив руку в свой портфель, сказала:
     -- А сейчас я зачитаю вам расписание занятий. Из вместилища свиной кожи
она  достала  стопку бумажек, одну взяла себе,  остальные  раздала  матерям,
стало быть  и  моей тоже, и наконец-то  растолковала шестилеткам, начинающим
терять терпение, с чем его едят, это расписание:
     --  Понедельник:  закон  Божий,  письмо,  счет,  игры;  вторник:  счет,
чистописание,  пение,  природоведение;   среда:  счет,   письмо,  рисование,
рисование; четверг: краеведение, счет, письмо, закон  Божий;  пятница: счет,
письмо, игры, чистописание; суббота: счет, пение, игры, игры.
     Вот что возвестила  нам Шполленхауэр  как  неумолимый рок; она снабдила
это детище учительской конференции своим строгим, не проглатывающим ни одной
буквы  голосом,  потом,  припомнив  семинарские занятия, стала "прогрессивно
ласковой", ахнула, разражаясь воспитательской веселостью:
     -- Ну, дорогие детки, теперь все вместе повторим. Итак: понедельник?
     Стая заревела:
     -- Понедельник!
     Она, тотчас:
     -- "Закон Божий!"
     Крещеные язычники проревели  слова "Закон Божий". Я  свой голос щадил и
вместо того выбил религиозные слова на барабане.
     С подачи фройляйн Шполленхауэр они орали у меня за спиной:
     -- "Письмо?!" -- (Мой барабан отвечал дважды.)
     -- "Счет!"  --  (Еще один удар.) Так продолжался  крик позади меня, так
запевала Шполленхауэр впереди меня, и я  размеренно, делая  хорошую мину при
плохой игре, отбивал счет на моей жестянке, пока Шполленхауэрша -- уж  и  не
знаю,  какая  муха  ее  укусила,  -- не вскочила с  места, явно  озлясь,  но
озлилась она  вовсе не на придурков, что сидели позади меня,  нет, это из-за
меня ее  щеки вспыхнули лихорадочным румянцем, это безобидный барабан Оскара
стал  для   нее   камнем  преткновения,   достаточным,  чтобы  приняться  за
наделенного чувством ритма барабанщика.
     -- Оскар, а теперь слушай меня. Четверг: краеведение!
     Пренебрегая словом "четверг", я шесть раз ударил по барабану, обозначив
"краеведение", два раза -- "письмо" и один раз -- "счет", а "закон  Божий" я
отметил, как и  положено, не четырьмя ударами, а вразбивку, два раза по два,
исключительно благодетельными ударами барабана. Но Шполленхауэрша не оценила
моей точности. Ей вообще надоел барабанный бой. Десятикратно, как и немногим
раньше, она показала мне свои коротко обрезанные ногти и десятикратно хотела
схватить барабан. Однако,  прежде чем она успела  коснуться моей жестянки, я
уже издал  свой  стеклоразрушительный  крик, который лишил  три  превышавших
размерами обычные классных окна их верхней части. Жертвой второго крика пали
средние стекла. Мягкий  весенний воздух беспрепятственно ворвался в комнату.
То обстоятельство, что третьим криком я изничтожил и нижние стекла, было, по
сути, излишней  наглостью, потому  что уже после падения  верхних  и средних
стекол Шполленхауэрша втянула  свои когти. Вместо того чтобы из чистого и --
с точки зрения искусства --  бессмысленного озорства расправиться с  нижними
стеклами,  Оскар,  видит  Бог,  поступил  бы  куда  умней,  проследи  он  за
отпрянувшей  Шполленхауэршей.  Черт  знает,  откуда   она  наколдовала  свою
камышовую  трость.  Но  трость   вдруг  возникла,  подрагивая  в  том  самом
перемешавшемся с дуновением  весны воздухе, и сквозь эту воздушную смесь она
со  свистом  взмахнула  тростью,  сделала  ее  гибкой,  голодной,  жаждущей,
одержимой  мечтой  о  лопающейся под  ударами коже,  о  свисте "с-с-с-с",  о
множестве  завес,  которые  способна  заменить быстрая  трость  при  полном,
всеобщем удовлетворении. И она ударила тростью по крышке моей парты, так что
фиолетовым язычком  подпрыгнули чернила в чернильнице. И когда  я не пожелал
подставить ей руку, она ударила по моему барабану, ударила по моей жестянке.
Она, какая-то Шполленхауэрша, ударила по моему жестяному барабану! Какое она
имела право ударить? Ладно, если ей так уж  хотелось ударить, пускай, но при
чем  тут мой барабан? Ей что, не  хватает чисто  намытых оболтусов у меня за
спиной?  Ей понадобилась именно моя жесть? Ей, которая ничего, ровным счетом
ничего не смыслит в барабанном  бое, ей обязательно  надо было лезть к моему
барабану? А что это блестит у нее в глазах? Как называется зверь, пожелавший
ударить? Из какого он сбежал зоопарка, какой алчет пищи, чего ищет? В Оскаре
нечто поднялось, его  толкало нечто, возникшее  неизвестно из каких  глубин,
сквозь  подметки,  сквозь  подошвы наверх, нечто,  овладевшее его голосовыми
связками,  и оно побудило Оскара испустить  истошный  крик, которого  вполне
хватило  бы,  чтобы   оставить  без  единого  стекла   целый,  великолепный,
прекраснооконный, вбирающий свет, преломляющий свет готический собор. Короче
говоря, я сотворил двойной крик, поистине обративший в прах оба стекла очков
Шполленхауэрши.  Моргая  под  слегка кровоточащими бровями сквозь совершенно
пустую  оправу,  она отступила  назад и  под  конец  начала некрасиво и  для
учительницы  слишком несдержанно рыдать, а  банда за моей спиной примолкла в
страхе, частично скрываясь  под скамейками,  частично выбивая зубами  дробь.
Некоторые даже  переползали со  скамейки на скамейку, поближе к матерям. Те,
однако, поняв, что я натворил, начали искать виноватого,  хотели наброситься
на мою матушку и непременно набросились бы, если бы я, прихватив барабан, не
сполз  со  скамьи.  Мимо полуослепшей  Шполленхауэрши  я  пробился  к  своей
окруженной фуриями матери, схватил ее  за руку  и  увлек из класса "1А", где
гуляли сквозняки. Гулкие коридоры. Каменные  ступени  для великанских детей.
Крошки хлеба в гранитных чашах с фонтанчиками. В открытом спортзале тряслись
под перекладиной мальчики. Матушка все  еще  держала в руках  бумажку. Перед
порталом  школы  имени  Песталоцци я  отобрал  у  нее бумажку  и  скатал  из
расписания уроков лишенный  смысла бумажный шарик. Однако фотографу, который
между  колоннами портала караулил  первоклассников в сопровождении матерей и
фунтиков, Оскар  разрешил сфотографировать себя и свой  не  потерявшийся  во
всей  этой сумятице  фунтик. Выглянуло солнце, над  головой  у  нас  жужжали
классные  комнаты.  Фотограф  поставил  Оскара  на  фоне  классной  доски  с
надписью: "Мой первый день в школе".




     Повествуя  моему  другу Клеппу и  вполуха внимающему  санитару  Бруно о
первой встрече Оскара с  расписанием,  я только  что  сказал: на  той доске,
которая  давала  фотографу  традиционный  задник  для того, чтобы снимать  в
формате  почтовой открытки  шестилетних  мальчиков при ранцах  и  фунтиках с
гостинцами, было написано: "Мой первый день в школе".
     Разумеется, эту надпись могли прочесть лишь мамаши, стоявшие  за спиной
у фотографа и  еще более взволнованные, чем их  дети.  А  мальчишки на  фоне
доски могли лишь через год, когда новые первоклассники приступали на Пасху к
занятиям,  либо  по  оставшимся  у  них   фотографиям   догадаться,  что  те
неслыханной красоты снимки были сделаны по поводу их первого учебного дня.
     Буквы   зюттерлиновского   шрифта    с   ложными,   подбитыми   изнутри
закруглениями  ползли по доске злобными остриями, выводили меловую  надпись,
возвещавшую  новый  отрезок  жизни.  На  самом  деле зюттерлиновская  готика
годится  лишь  для  всего броского,  кратко сформулированного,  например для
лозунгов дня. Существуют  также известные  документы, которых мне  хоть и не
довелось видеть, но которые я тем не менее могу себе представить написанными
только этим шрифтом.
     Мне  видятся справки о прививках,  спортивные грамоты и  написанные  от
руки смертные приговоры. Уже в тот день, когда я сумел проникнуть в сущность
этого  шрифта, хоть и  не  умел  еще читать, двойная  петля зюттерлиновского
готического "М",  с  которого  начиналась пропись,  коварно,  издавая  запах
пеньки, напомнила мне эшафот. И однако  же, я  был бы куда как рад не только
догадываться о смысле написанного, но  и читать букву за буквой. Пусть никто
не подумает, будто  свою встречу с  фройляйн  Шполленхауэр,  когда я  пением
резал  стекло  и мятежно  барабанил в знак  протеста,  я  провел  с  позиций
превосходства, ибо уже овладел  азбукой.  Нет и  еще  раз  нет. Я  прекрасно
понимал, что, проникнув в  скрытый смысл зюттерлиновского шрифта, ничего еще
не  достиг, что мне  не хватает элементарных  школьных знаний.  Жаль только,
Оскару  не понравился  метод, с помощью которого некая фройляйн Шполленхауэр
надумала  вести его к этим  знаниям.  А  потому,  покидая школу, я вовсе  не
принял твердого  решения:  мой первый  школьный  день да будет  и последним.
Последний  день,  учиться  лень.  Ничего  подобного!  Уже  в то время, когда
фотограф  увековечивал меня,  я думал: "Вот ты стоишь перед школьной доской,
возможно, под  очень важной,  возможно,  под  судьбоносной  надписью.  По ее
внешнему  виду  ты,  конечно,  можешь  судить  о  надписи,  перечислить  все
ассоциации  типа  "одиночная  камера",  "предварительное  заключение",  "под
надзор  полиции"  и  "раз-два-взяли", но  растолковать  ее ты  не  способен.
Вдобавок, несмотря на  все  твое  вопиющее  к облачному небу  невежество, ты
решил  никогда  более  не  переступать   порога  этой  школы  с  ее  твердым
расписанием.  Итак,  Оскар, где ты собираешься  изучать прописные и строчные
буквы  алфавита?"  К  выводу, что  на  свете существуют большие и  маленькие
буквы, я,  которому за глаза хватило бы одних маленьких, пришел на основе не
поддающегося  замалчиванию  факта,  что существуют большие  люди, сами  себя
величающие взрослыми.  Мы  не  устаем подтверждать  право  на  существование
больших  и маленьких букв  наличием  большого и малого катехизиса, большой и
малой  таблицы  умножения,  а  во  время  государственных  визитов  речь,  в
зависимости от количества  задействованных дипломатов в  парадных мундирах и
сановников, идет о большом либо о малом вокзале.
     Ни Мацерат, ни  матушка в  течение последующих месяцев не думали о моем
образовании.   Родители  решили  ограничиться   первой,  столь  тягостной  и
постыдной  для матушки,  попыткой отдать  меня в школу. Теперь они вели себя
как дядя  Бронски,  вздыхали,  глядя  на меня сверху  вниз,  ворошили старые
истории, например мой третий день рождения. "Незахлопнутая крышка! Это ты ее
не захлопнул, верно? Ты был на кухне, а потом спустился в погреб,  верно? Ты
достал на десерт банку с фруктовым  компотом,  верно? А  крышку за собой  не
захлопнул, верно?"
     Верно было все, в чем матушка упрекала Мацерата, и -- как  мы  знаем --
все было неверно. Но  Мацерат нес  бремя вины  и даже иногда плакал, ибо дух
его  способен  был смягчаться. Тогда матушке  и Яну Бронски приходилось  его
утешать, и  меня,  Оскара,  называли крестом,  который надо нести,  судьбой,
которую нельзя умолить, испытанием, про которое  невозможно сказать,  за что
оно тебе ниспослано.
     Иными словами, от этих тяжко испытуемых, задавленных неумолимой судьбой
крестоносцев помощи ждать  не следовало. Тетя  Хедвиг Бронски, которая часто
заходила  за мной,  чтобы  я поиграл в песочнице штеффеновского парка  с  ее
двухлетней  Маргой,  как  учительница  в  счет  не  шла:  она  хоть  и  была
добродушная, но глупа прямо до святости. Одновременно мне пришлось  выкинуть
из головы Ингу, сестру у доктора Холлаца, хоть  та и не была ни добродушной,
ни глупой: дело в том,  что она была  умная, не просто  помощница  во  время
приемных часов, а незаменимая ассистентка, поэтому времени у нее для меня не
оставалось.
     По  нескольку  раз  на  дню  я  одолевал  более  ста   ступенек  нашего
пятиэтажного  дома, ища подмоги,  барабанил  на  каждой площадке, нюхал, что
будет сегодня  на обед  у каждого из девятнадцати семейств, и, однако же, не
стучал ни  в одну  дверь,  так  как  ни в старике  Хайланде, ни в  часовщике
Лаубшаде и уж  подавно ни в толстой фрау Катер или -- при всей симпатии -- в
мамаше Тручински не видел своего будущего наставника.
     Правда, под самой крышей обитал музыкант и трубач  Мейн. Господин  Мейн
держал четырех кошек и всегда был пьян.  Он играл танцевальную музыку в кафе
"Цинглерова горка", а  в сочельник вместе с пятеркой таких же забулдыг месил
снег по улицам и с помощью хоралов пытался одолеть жестокий мороз. Я  как-то
застал его на чердаке: в черных брюках и  белой нарядной рубашке он лежал на
спине, перекатывая необутыми ногами пустую бутылку из-под можжевеловой водки
и дивно играя на трубе. Не отрывая жесть от губ и лишь  чуть поведя глазами,
чтобы искоса  поглядеть  в мою сторону  -- а стоял  я как раз за ним,  -- он
воспринял  меня вполне уважительно как барабанщика-аккомпаниатора. Его жесть
была ему  не более дорога,  чем моя.  Наш дуэт загнал  на  крышу его четырех
кошек и заставил черепицу слегка вибрировать.
     Когда  мы завершили  игру  и опустили  жесть,  я  извлек  из-под своего
пуловера  старую  газету  "Новейшие  вести",  разгладил  бумагу,  присел  на
корточки перед трубачом,  сунул ему под нос это чтиво и потребовал преподать
мне большие и маленькие буквы.
     Но господин Мейн, едва покончив с трубой, погрузился в сон. В его жизни
существовало лишь три  истинных состояния: бутыль с можжевеловкой,  труба  и
сон.  Мы  еще не раз, точнее  говоря,  вплоть  до  тех самых пор, пока он не
поступил в качестве музыканта к конникам СА и не отрекся на несколько лет от
можжевеловки,  разыгрывали  с  ним  на  чердаке  дуэты  без  предварительных
репетиций,  разыгрывали  для  труб, черепиц,  голубей  и  кошек,  но на роль
учителя он никак не годился.
     Тогда я  попытал счастья у зеленщика  Греффа. Без  барабана, потому что
Грефф  не  жаловал барабан,  я неоднократно посещал  подвальную  лавку,  что
расположилась наискось  против  нашей. Казалось бы,  здесь  наличествуют все
предпосылки  для углубленных  занятий,  недаром  же  по  всей  двухкомнатной
квартире, на прилавке, под прилавком,  даже в сравнительно сухом погребе для
картошки  лежали  книги  --  книги  приключений,  книги песен,  "Херувимский
странник", труды Вальтера Флекса, "Простая  жизнь" Вихерта, "Дафнис и Хлоя",
монографии  о художниках, кипы  спортивных журналов, иллюстрированные тома с
полуобнаженными мальчиками, которые бог весть почему гонялись за мячом, чаще
всего между дюнами, на  берегу, демонстрируя  умащенную маслом  мускулатуру.
Уже  в  те  времена у  Греффа  были  неприятности  с  лавкой.  Контролеры из
Пробирной палаты обнаружили при  проверке его весов и гирь кой-какие изъяны.
Прозвучало словечко  "обвес". Пришлось Греффу  платить штраф и  обзаводиться
новыми гирями.  И  в таком горестном состоянии Греффа могли развеселить лишь
книги, да вечерние встречи со скаутами, да походы  с  ними по выходным дням.
Он почти не обратил внимания на мой приход и продолжал  заполнять ценники, я
же, используя благоприятную ситуацию, схватил три или  четыре белые картонки
и красный карандаш, после чего с великим  тщанием, используя уже надписанный
картон как основу, начал усердно имитировать  на нем зюттерлиновский  шрифт,
чтобы  привлечь внимание  Греффа. Но Оскар  был, должно быть, на его взгляд,
слишком  мелкий, не  большеглазый и  не бледный.  Тогда  я  отложил  красный
карандаш,  выбрал себе книжку, полную  бросающихся  Греффу в  глаза голышей,
постарался привлечь его внимание, держа снимки нагибающихся, подтягивающихся
мальчиков, которые,  как  мне казалось, чем-то  привлекательны  для  Греффа,
наклонно, чтобы и он мог их видеть. А поскольку зеленщик,  когда в лавке  не
было  покупателей,  желавших  купить  свеклы,  слишком старательно выписывал
цифры на ценниках, мне пришлось  более звучно шлепать переплетами либо шумно
и  быстро перелистывать  страницы,  чтобы  он вынырнул  наконец из-за  своих
ценников и принял участие во мне, не умеющем читать. Скажу прямо: Грефф меня
так  и не понял. Когда в  лавке находился кто-нибудь из его скаутов, а после
обеда  там всегда  толпилось двое-трое  младших  командиров,  он  и вовсе не
замечал Оскара. Когда же Грефф был один, он  мог, осердясь на  то,  что  ему
мешают заниматься ценниками, вскочить  с нервическим  раздражением и сердито
скомандовать:  -- Оскар! Оставь книгу  в покое! Тебе с  ней все равно делать
нечего. Ты  для нее слишком мал  и слишком  глуп.  Еще испортишь. Она стоила
больше  шести  гульденов.  Если  хочешь играть,  здесь  хватает  картошки  и
капусты. Затем он  отобрал у меня  книжку,  полистал  ее, не меняя выражения
лица, а меня бросил посреди капусты савойской, капусты брюссельской, капусты
красной, капусты белокочанной, посреди репы и бульбы изнывать в одиночестве:
ведь у  Оскара  при себе  барабана  не было. Существовала еще, правда,  фрау
Грефф,  и, отвергнутый  зеленщиком,  я  чаще всего прокрадывался  в  спальню
супругов. Фрау Грефф в ту пору уже несколько  недель не  вставала с постели,
вид у  нее был  больной, от  нее пахло  прелой ночной  рубашкой, и, хотя она
много чего брала в руки, книг, по которым мне можно бы учиться, она не брала
вовсе.  С налетом  легкой зависти Оскар  разглядывал на  спинах у ровесников
школьные  ранцы, по бокам  которых  болтались  губки  и тряпки для  аспидной
доски. И однако же,  он не припомнит, чтобы хоть  раз у него мелькнули мысли
такого рода: "Ты сам заварил  эту кашу,  Оскар. Мог бы сделать хорошую  мину
при  школьной  игре.   Мог  бы  не  портить  на  веки  вечные  отношения  со
Шполленхауэршей.  Эти  оболтусы тебя обгоняют! Они  уже  знают  назубок весь
алфавит, а  ты  даже  не умеешь правильно держать в руках "Новейшие вести"".
Как  я уже сказал,  легкой зависти,  но не  более  того. Ибо достаточно было
элементарной пробы на запах, чтобы  навсегда отвергнуть эту самую школу. Вам
хоть раз доводилось принюхиваться  к плохо промытым полуискрошившимся губкам
и  тряпкам  около  пожелтевшей  по  краям,  облупившейся  доски,  которые  в
наидешевейшей   коже   школьных   ранцев   хранят   испарения   всевозможных
чистописании,  запах  большой  и   малой   таблицы   умножения,  осклизлость
скрипящих, застревающих, выскальзывающих из  рук, увлажненных слюной мелков?
Порой, когда  ученики, возвращаясь из  школы,  неподалеку  от меня скидывали
ранцы, чтобы поиграть в  футбол или просто в мяч, я наклонялся к сохнущим на
солнце губкам  и представлял себе, что,  ежели существует  на свете  сатана,
именно у  него под мышками вызревает такой  кисловатый дух. Короче, школа  с
аспидными досками была мне никак  не  по вкусу. Хоть Оскар  и не рискнул  бы
утверждать,  что   Гретхен   Шефлер,  которой  в  непродолжительном  будущем
предстояло  взять   на  себя   заботу  об  его  образовании,  воплощала  его
представления о  хорошем вкусе.  Вся обстановка  шефлеровской  квартиры  при
пекарне  на Кляйнхаммервег  оскорбляла  меня. Эти  салфеточки,  эти  вышитые
гербами  подушечки, эти  притаившиеся  в  углах  дивана куклы,  эти плюшевые
зверушки, куда  ни ступи, этот фарфор, при  виде  которого хотелось призвать
слона, туристские сувениры, куда ни глянь, начатое вязанье крючком, спицами,
вышивки,  плетение, макраме, кружева  на коклюшках,  кружевные окантовки. По
поводу этого  премиленького,  очаровательно  уютненького, удушающе  тесного,
зимой чересчур натопленного, летом отравленного  цветами жилья я нахожу лишь
одно объяснение: Гретхен  Шефлер  не  имела детей, а  была бы куда как  рада
иметь их, чтобы  обшивать и  обвязывать,  куда как рада, кто бы ни  был тому
причиной, сам ли Шефлер,  она ли, ах, как бы она хотела -- прямо так и съела
бы -- ребеночка для обвязывания, для  украшения бисером, для  окантовки, для
вышивки крестиком. И тут  явился я, чтобы изучать большие и маленькие буквы.
Я  очень старался не повредить какой-нибудь туристский сувенир, какое-нибудь
фарфоровое  изделие. Мой стеклоубийственный  голос я,  так  сказать, оставил
дома, я  как  бы пропустил  мимо  ушей  заявление  Гретхен,  что  хватит уже
барабанить, после чего,  улыбаясь золотыми  и  лошадиными зубами,  она взяла
барабан  у меня с  колен и положила мою жестянку между плюшевых  медведей. Я
подружился  с   двумя  кукляшками,  прижимал  их   к  себе,  перебирал,  как
влюбленный,  реснички  этих всегда  с  удивлением  взирающих  дам, чтобы моя
неискренняя, но  выглядящая  тем подлиннее дружба с куклами сумела оплести и
вязаное сердце Гретхен -- две лицевых, две изнаночных. План оказался неплох.
Уже  при  втором  моем визите  Гретхен распахнула мне  свое  сердце,  верней
сказать, она распустила его, как распускают чулки, показала мне всю длинную,
уже непрочную, с  узелками  в нескольких местах нить,  распахнув передо мной
все  шкафы,  сундуки и ларцы,  разложила передо мной расшитый  бисером хлам,
продемонстрировала  мне  столько  детских  кофточек,  детских  нагрудничков,
детских штанишек, что их хватило бы  на целую пятерню, прикладывала  ко мне,
надевала на меня и опять  снимала. Далее она продемонстрировала  мне награды
Шефлера,  полученные  им  в стрелковом ферейне,  затем  фотоснимки,  отчасти
совпадающие с теми, что у нас, и, наконец -- поскольку  она еще  раз взялась
за детские  вещи, ища что-нибудь  типа ползунков,  -- и,  наконец,  на  свет
выглянули книги; Оскар так и рассчитывал найти среди детского барахла книги,
он ведь  слышал, как она разговаривает с  матушкой про книги,  он ведь знал,
как  активно обе,  когда  еще  только обручились и  почти в одно время вышли
замуж,  брали  книги в  библиотеке,  возле Дворца  кино, чтобы, подпитавшись
начитанным,  придать  браку с торговцем колониальными  товарами и с  пекарем
больше широты, кругозора и блеска. Много мне Гретхен  предложить  не смогла.
Она,  совсем переставшая читать с тех пор, как  занялась вязаньем, вероятно,
как  и  матушка, которой больше  некогда  было  читать  из-за  Яна  Бронски,
раздарила  внушительные тома книжного общества,  членами которого обе долгое
время являлись, людям, еще не переставшим читать, поскольку они и вязать  не
вязали, и Яна  Бронски  при  себе не  имели.  Даже плохие  книги  все  равно
остаются  книгами  и потому священны.  То,  что я  обнаружил,  трактовало  в
основном  сорта капусты и брюквы и, вероятно, было родом из книжных  запасов
ее  брата  Тео,  который нашел свою  моряцкую смерть  в  районе Догтеровской
банки. Семь или восемь томов келлеровского морского календаря, полного давно
затонувших  кораблей,  чины  и  звания на королевском  флоте, Пауль  Бенеке,
герой-моряк,  --  едва  ли это была  именно  та пища, которой алкало  сердце
Гретхен. История города Данцига, написанная  Эрихом Кейзером, и та  битва за
Рим,  которую  предположительно  вел некий  человек  по имени Феликс  Дан  с
помощью  Тотилы  и Тейи, Велизария и Нарсеса, тоже, наверное,  утратили  под
руками ушедшего затем в море брата свой блеск, а иногда и свои корешки. Одну
из  книг  я  приписывал  запасам   самой  Гретхен,  книгу,   рассуждавшую  о
приходе-расходе, и  еще  что-то  про  "избирательное родство" Гете, а  также
богато  иллюстрированный  толстый  том: "Распутин  и  женщины". После долгих
раздумий -- выбор был слишком мал, чтобы я мог быстро принять решение,  -- я
выхватил, даже  и не  зная,  что  выхватываю, и  повинуясь  лишь  привычному
внутреннему голосишке, сперва Распутина, а потом  Гете. И этот двойной  улов
был призван определить мою жизнь и воздействовать на нее, на ту ее часть, во
всяком случае, которую я дерзал вести в отрыве от барабана. И по сей день --
ибо Оскар, исполнясь  тягой  к образованию,  мало-помалу переманивает в свою
комнату  библиотечные   фонды  специального   лечебного   учреждения  --  я,
пренебрегая Шиллером и иже с ним,  колеблюсь между Гете и  Распутиным, между
целителем  и всеведущим,  между  одним, сумрачным, околдовывающим  женщин, и
другим,  светлым  королем  поэтов, который  столь  охотно  позволял женщинам
околдовывать  себя. И если порой я считал себя подлежащим  более Распутину и
страшился  гетевской  нетерпимости,  это  объяснялось  смутным  подозрением:
доводись тебе,  Оскар, барабанить  в эпоху Гете,  он угадал бы  в  тебе лишь
антиестество,  он  отверг  бы тебя  как  воплощение  антиестества,  свое  же
естество --  которым ты всегда восторгался, к которому всегда тянулся,  даже
если  оно топорщилось самым неестественным образом, -- свое  естество  он бы
подкармливал   переслащенными  конфетками,   а   тебя,   убогого  недомерка,
пристукнул бы пусть и не "Фаустом", то уж, верно, каким-нибудь толстым томом
своего  "Учения  о  цвете". Впрочем, вернемся к Распутину. С помощью Гретхен
Шефлер он научил меня буквам  большим и  маленьким, научил меня с  вниманием
относиться к женщинам и  утешал  меня, когда  Гете  меня оскорблял.  Учиться
читать и одновременно строить из себя незнайку  было совсем  не так  просто.
Это давалось мне с еще большим  трудом, чем необходимость  годами изображать
по ночам детское недержание. Ведь недержание сводилось к  тому, чтобы каждое
утро демонстрировать недостаток, без которого я вполне  мог обойтись.  А вот
изображать  незнайку  для меня  означало  таить  свои  быстрые успехи, вести
постоянную  борьбу   с  пробуждающимся   интеллектуальным  тщеславием.  Если
взрослые считали, что я писаю в постель, я лишь пожимал плечами,  но вот то,
что из года в год я должен был разыгрывать перед ними придурка, оскорбляло и
самого Оскара, и его учительницу. Стоило мне спасти книги из  горы  детского
белья, как  Гретхен  тотчас, с  веселыми  охами  и вздохами,  осознала  свое
педагогическое призвание. Мне удалось выманить обвязавшую себя  с  головы до
ног бездетную Гретхен из ее  пряжи  и сделать почти счастливой. Ну  конечно,
она предпочла  бы,  чтобы я  избрал  в качестве  учебника приходно-расходную
книгу, но я желал Распутина, настаивал на Распутине, когда ко второму  уроку
она купила  настоящую  книгу  для  первоклассников,  когда  же она принялась
потчевать  меня  романами  о  жизни  шахтеров, сказками типа  "Карлик-Нос" и
"Дюймовочка", я даже решился наконец заговорить.  "Расупин! -- кричал я или:
--  Рашушин!" А порой совсем уж по-глупому: "Рашу, Рашу!"  -- лепетал Оскар,
чтобы  Гретхен, с одной стороны, поняла, какая литература для меня приятней,
с другой  стороны  -- ни за  что не догадалась  о  его  проснувшейся,  так и
склевывающей буквы гениальности. Я учился  быстро, не слишком обременяя себя
мыслями. Через год я ощущал  себя как дома в  Петербурге, в семейных  покоях
самодержца   всех   россиян,   в  детской  вечно   хворого  царевича,  среди
заговорщиков  и попов и,  не в последнюю очередь, -- свидетелем распутинских
оргий. Это имело импонирующий мне колорит, ибо все тут группировалось вокруг
центральной  фигуры.  О  том  же  свидетельствовали  разбросанные  по  книге
современные  гравюры,  изображавшие бородатого  Распутина  с угольно-черными
глазами в  окружении  обнаженных  дам  в  черных  чулках.  Смерть  Распутина
преследовала меня.  Сперва его травили отравленными пирожными и  отравленным
вином, а  когда  он потребовал еще  пирожных, расстреляли из  пистолетов,  а
когда свинец в груди разбудил в нем  желание поплясать, связали и утопили  в
проруби на  Неве. Все это  сделали мужчины, офицеры.  Дамы столичного города
Петербурга ни за  что бы не  дали Распутину отравленных пирожных, зато, если
не считать пирожных, дали бы ему все, чего он от  них потребует. Дамы верили
в него, тогда как офицерам необходимо было сперва убрать его с дороги, чтобы
снова поверить в себя. Стоит ли удивляться, что не только я увлекся жизнью и
смертью этого атлетического знахаря? Вот и сама Гретхен снова нашла дорогу к
чтению первых  лет  супружеской жизни;  читая вслух,  она приходила в бурное
волнение, трепетала,  наткнувшись  на слово  "оргия", произносила  волшебное
слово  "оргия" с особым придыханием, а произнося, была вполне готова к оргии
и, однако же, не могла себе представить оргию при слове "оргия".
     Хуже  было,   когда   на  Кляйнхаммервег   заявлялась  матушка,   чтобы
присутствовать  при  моих занятиях  в  квартире  над  пекарней.  Вот  это  и
выливалось порой в оргию, это и становилось самоцелью, а отнюдь не занятия с
маленьким  Оскаром,  от этого пересыхали и трескались  губы,  это заставляло
обеих  замужних дам, стоило  Распутину того  пожелать, сесть поближе друг  к
другу, это заставляло их беспокойно ерзать на диванных подушках, наводило на
мысль  поплотнее  сжать  ляжки,   первоначальное  дурачество  перерастало  в
завершающие  вздохи,  вот   что  получалось  после   двенадцати  прочитанных
страничек Распутина, чего,  может быть, они вовсе и не хотели,  и  навряд ли
ожидали, но безропотно  принимали  средь  бела  дня и против чего  Распутин,
конечно же,  не  стал  бы возражать, а,  наоборот, до  скончания  века будет
раздавать   задаром.  Под  конец,   когда   обе   женщины   уже   простонали
"обожебожебоже"  и  смущенно  поправили   растрепавшиеся  прически,  матушка
выразила охватившие ее сомнения:
     -- А  Оскархен и в самом деле ничего не  понимает? -- Да  где ж ему, --
успокаивала ее Гретхен, -- я и так старалась, и эдак, а он ничему не учится,
и  читать,  я  боюсь,  он  тоже   никогда  не  научится.  Чтобы  лишний  раз
засвидетельствовать мое ничем не сокрушимое невежество, она еще добавила: --
Ты  только  подумай,  Агнес,  он вырывает  страницы  из нашего  "Распутина",
скатывает их в шарик,  и  потом они куда-то исчезают. Иногда мне хочется все
бросить, но потом,  когда я вижу, как он радуется этой книге, я не мешаю ему
рвать и  портить. Я уж  и Алексу сказала,  чтоб он подарил  нам  к Рождеству
нового  "Распутина".  Итак, мне  удалось  (и вы,  верно,  это  уже заметили)
мало-помалу,  в  течение трех-четырех лет  --  столько времени,  а то  и еще
дольше занималась со мной Гретхен Шефлер -- извлечь из "Распутина" не меньше
половины страниц, осторожно,  выказывая при этом признаки досады,  скатывать
из  них  шарики, чтобы позднее дома, в  моем  барабанном  уголке,  доставать
листочки  из-под пуловера, разглаживать, раскладывать по порядку, а уж потом
употреблять  для тайного, не  нарушаемого  женщинами чтения.  Точно  так  же
обошелся я  и с Гете,  которого  на  каждом четвертом уроке с  воплем "Дете"
требовал у Гретхен.  Полагаться только  на Распутина  я не хотел,  поскольку
очень скоро понял, что в этом мире каждому Распутину противостоит свой Гете,
что Распутин  приводит за собой  Гете или Гете  -- Распутина,  и  не  просто
приводит, а, если  понадобится,  и творит, дабы потом подвергнуть  его суду.
Когда  Оскар пристраивался  где-нибудь  на  чердаке или в  сарае  у  старого
господина  Хайланда,  за стояками  для  велосипедов, и перемешивал выдранные
листы  "Избирательного  сродства" с  пачкой  "Распутина", подобно  тому  как
тасуют карты, он читал  заново возникшую книгу  со все растущим, но вместе с
тем смешливым удивлением, он видел, как  Оттилия  благопристойно  вышагивает
под  руку  с  Распутиным  через  средненемецкие  парки,  тогда  как  Гете  с
неслыханно  аристократичной  Ольгой мчится в санях по  зимнему  Петербургу с
одной  оргии на  другую. Но вернемся еще  раз  в мою  классную комнатку,  на
Кляйнхаммервег.  Хотя  я с  виду вроде бы не делал никаких  успехов, Гретхен
радовалась мне совершенно как молоденькая девушка. Она заметно расцветала не
только  от моего присутствия,  но и под  благословляющей, невидимой,  хоть и
волосатой  рукой русского  чудодея, заражая даже комнатные липки и  кактусы.
Ах, догадайся Шефлер в  те годы  хоть раз  вынуть пальцы из муки и променять
булочки  в пекарне  на совсем иную булочку! Гретхен  охотно позволила бы ему
замесить себя, раскатать, смочить кисточкой и выпечь. Поди знай, какая сдоба
вышла бы из этой печки. Может, и детенок в конце концов? Видит Бог,  Гретхен
заслуживала таких выпечных радостей. Ну а так она  сидела после утомительной
работы  над  текстом с  пылающими  глазами,  слегка взлохмаченной прической,
выставляла  напоказ свои  золотые  и лошадиные зубы, твердила:  "О  Боже,  о
Боже",  но укусить  ей  было нечего, и  речь  шла  про  перестоявшую  опару.
Матушка, у которой был  ее Ян, помочь ничем не могла, а  потому минуты после
этой части занятий могли бы завершиться самым печальным  образом,  не будь у
Гретхен  ее веселого нрава. Она быстро  убегала на кухню, приносила кофейную
мельницу,  бралась за  нее, как  за  любовника, и,  размалывая кофе, пела  с
горестной  страстью при  поддержке  матушки  "Черные  глаза"  либо  "Красный
сарафан", уводила "Черные глаза"  за  собой на кухню, ставила воду на огонь,
пока вода  грелась,  бегала в пекарню, набирала там  -- иногда под  протесты
Шефлера --  свежую  и  старую  выпечку,  ставила  на стол  сборные  чашки  в
цветочек,  сахарницу,  вилки для пирожных,  между ними рассыпала по скатерти
анютины глазки, потом наливала  кофе,  переходила  к мелодиям из "Царевича",
подавала  эклеры и  медовую  коврижку,  запевала  "Стоит  солдат на волжском
берегу",  укладывая на  тарелках обсыпанный миндальной крошкой франкфуртский
крендель, а под "Много ли там у тебя ангелят?" -- безе со взбитыми сливками,
такие  сладкие-пресладкие, жуя, снова заводила  разговор о Распутине, только
теперь   уже   соблюдая  необходимую   сдержанность,   и   спустя  некоторое
нашпигованное пирожными время  можно было от чистого сердца возмущаться этим
ужасным, этим порочным царским временщиком. В  те годы  я и впрямь  поглощал
слишком много пирожных. Как можно судить по снимкам, Оскар хоть и не стал от
этого выше,  но зато стал толще  и  бесформенней.  Порой  после  слишком  уж
переслащенных уроков на Кляйнхаммервег он не ведал другого выхода, кроме как
взять за прилавком на Лабесвеге, если, конечно, поблизости не было Мацерата,
кусок черствого хлеба, обвязать его  ниточкой, опустить в норвежский бочонок
с селедкой и вытащить, лишь когда  хлеб до отказа пропитается рассолом.  Вы,
пожалуй,  не  поверите,  что после  неумеренного  потребления  пирожных  эта
закуска  действовала как  рвотное  средство.  Порой, чтобы  похудеть,  Оскар
исторгал  из  себя  в  нашей  уборной  пирожных  от  Шефлера  больше чем  на
данцигский гульден, а  это  тогда были  немалые  деньги. И  еще кое-чем  мне
приходилось  оплачивать уроки Гретхен. Она, столь  охотно шившая  и вязавшая
детские вещи, превратила меня в портняжный манекен: я должен был примерять и
терпеть курточки, шапочки, штанишки,  пальтишки с  капюшоном  и без,  любого
фасона  и любого  цвета.  Уж и не  знаю, кто именно,  матушка  или  Гретхен,
придумает нарядить меня в честь  моего  восьмилетия  маленьким, обреченным к
расстрелу царевичем. Распутинский культ у обеих женщин достиг к тому времени
апогея.   Снимок,  сделанный  тем   днем,  показывает,  как   я  сижу  возле
праздничного  пирога, украшенного восьмью неоплывающими  свечами, в расшитом
русском  кафтанчике,  лихо  заломленной  казацкой   шапке,   со  скрещенными
патронташами, в  белых галифе  и  коротких сапожках. Великая удача, что  мой
барабан был тоже допущен на фотографию. И другая удача, что  Гретхен Шефлер,
уступая, возможно, моим настояниям, скроила, сшила и, наконец, подогнала для
меня  по  мерке  костюм,  который,  будучи  в  равной мере  свидетельством и
мещанских вкусов,  и  "Избирательного сродства",  по сей  день  заклинаниями
вызывает в моем альбоме дух Гете и свидетельствует о том, что две души живут
во  мне, -- словом,  дает мне  возможность  с  помощью  одного-единственного
барабана  в  Петербурге  и  Веймаре  нисходить   к  матерям  и  одновременно
устраивать оргии с дамами.




     Фройляйн доктор Хорнштеттер, которая почти каждый день  заходит ко мне,
чтобы выкурить  одну  сигарету, вроде  бы  должна  как  врач меня лечить, но
вместо этого я  сам ее  лечу,  и  она покидает комнату менее нервная, -- так
вот,  эта  самая фройляйн доктор  Хорнштеттер, до того робкая, что  способна
вступать в  тесный  контакт  лишь со своими сигаретами, не устает повторять:
мне с  детских лет недоставало  контактов,  я слишком  мало играл  с другими
детьми.  Ну, насчет других  детей она  не  так уж и не  права. Но  занятия с
Гретхен Шефлер  настолько меня поглотили, настолько  раздирали между  Гете и
Распутиным, что  я при всем желании  не мог бы выбрать время  для считалок и
хороводов. А  всякий раз, когда я, подобно  истинному ученому, отвращал свой
лик от чтения,  даже  проклинал книги  как  место  захоронения  букв и искал
контактов с  простым  народом, я  наталкивался  на малышню из нашего  дома и
после  некоторых контактов  с этими  каннибалами был  рад-радехонек  живым и
невредимым  вернуться  к  своим  книгам. Квартиру своих родителей  Оскар мог
покинуть  либо  через  лавку,  тогда  он  оказывался  на  Лабесвег,  либо он
захлопывал за собой дверь квартиры и оказывался в подъезде, откуда мог выйти
влево прямо на улицу, или подняться, миновав четыре этажа, на чердачный, где
обитал музыкант Мейн,  и, наконец,  последнюю  возможность предоставлял двор
нашего дома.  Улица  --  ну это булыжник...  На  утрамбованном  песке  двора
выбивались ковры  и размножались кролики.  Чердак  помимо дуэтов с  хмельным
господином Мейном предлагал вид из окна, дальние пейзажи и то прекрасное, но
обманчивое  чувство свободы, которого  ищут  все,  восходящие  на  башню,  и
которое превращает обитателей мансард в романтиков. Если двор был для Оскара
полон опасностей, чердак сулил ему надежность, до тех  пор пока Аксель Мишке
со своей компанией не  вытеснил его  и с чердака. Двор  по ширине совпадал с
домом,  но в глубину насчитывал всего семь  шагов, после чего  просмоленным,
поросшим  сверху колючей проволокой  дощатым  забором упирался  в три других
двора.  С чердака  весь этот  лабиринт был виден как на  ладони: дома  вдоль
Лабесвег, на поперечных улицах  -- Герташтрассе и Луизенштрассе  и подальше,
вдоль  Мариенштрассе,  замыкали  весьма  обширный,   состоящий   из   дворов
четырехугольник,  где помимо  всего  прочего располагались  еще  и  фабрика,
производящая пастилки от кашля, и несколько мастерских по переработке  трав.
Там и сям из дворов  выбивались  деревья и  кусты,  обозначая время года.  В
остальном  же  хоть дворы и различались по  величине, но  что до  кроликов и
стоек  для  выколачивания  ковров --  были все на одну стать. Впрочем,  если
кроликов можно  было наблюдать круглый год, то  ковры, согласно  заведенному
порядку, выколачивали только по  вторникам и  пятницам. В такие дни величина
двора находила свое оправдание.  С чердака  Оскар мог это видеть  и слышать:
более  сотни  ковров,  дорожек,  прикроватных ковриков  натирались  квашеной
капустой,  потом их  чистили  щеткой и выбивали,  принуждая рано  или поздно
продемонстрировать  свой  исконный   узор.  Сотни  домохозяек   выносили  из
подъездов  трупы  ковров, вздымали при  этом  круглые голые  руки,  защищали
волосы  и прически с помощью завязанных  узлом платков, перебрасывали  ковры
через перекладину, хватались за плетеные выбивалки и взрывали сухими ударами
тесноту дворов. Оскар терпеть не мог этот единодушный гимн порядку. На своем
барабане он пытался  бороться против  шума и, однако, был  принужден даже на
чердаке, обеспечивавшем необходимое  удаление, признать свое  бессилие перед
домашними хозяйками. Сотни  выбивающих ковры  женщин могли опрокинуть  небо,
могли  затупить крылья молодых  ласточек  и  несколькими ударами  заставляли
рухнуть  маленький  храм,  воздвигнутый  Оскаром  в  апрельском  воздухе  из
барабанного  боя.  В те дни, когда ковров не выбивали,  ребята  нашего  дома
кувыркались на деревянных перекладинах. Я во двор выходил редко.  Лишь сарай
господина  Хайланда предоставлял мне более или менее надежное  убежище,  ибо
старик допускал меня в кладовую, а  прочей ребятне не позволял даже  бросить
взгляд  на полуистлевшие  швейные машины,  некомплектные  велосипеды, тиски,
подъемники,  хранящиеся  в   коробках  из-под  сигарет  кривые,   подлежащие
выпрямлению гвозди. Это было такое занятие: если  он не вытаскивал гвозди из
досок,  то  прямил на наковальне вытянутые днем ранее. Помимо того что он не
давал  пропасть ни одному  гвоздю, он еще  и  помогал  людям при  переездах,
забивал  перед  праздниками  кроликов,  сплевывая табачную  жвачку  по всему
двору,  на  лестнице  и  на чердаке. Однажды  ребятня, как  это делают дети,
варила суп рядом с его сараем, и Нухи Эйке попросил старика трижды плюнуть в
варево. Старик сделал  это с большого расстояния, после  чего  снова исчез в
своей берлоге,  где  продолжал стучать по гвоздям, а  Аксель Мишке добавил в
суп еще  один  компонент -- толченый кирпич.  Оскар с любопытством  наблюдал
этот кулинарный процесс, но  стоял в  сторонке.  Из тряпок и покрывал Аксель
Мишке  и  Харри  Шлагер  соорудили  некое  подобие палатки,  чтобы  никто из
взрослых  не заглянул в их  суп.  Когда кирпичный  порошок  выкипел, Хенсхен
Коллин,  опорожнив свои карманы,  пожертвовал для супа  двух  живых лягушек,
пойманных в пруду. У Сузи  Катер,  единственной среди них девочки, скривился
рот  от горького разочарования, когда лягушки безропотно и беззвучно исчезли
в  супе, даже не  попытавшись совершить  последний прыжок.  Тогда  Нухи Эйке
расстегнул штаны  и написал в варево, не считаясь с присутствием Сузи, потом
Аксель, Харри и  Хенсхен Коллин последовали его  примеру.  Маленький  Кесхен
тоже хотел  достойно проявить себя перед десятилетками, но из его маленького
краника  ничего  не  потекло.  Тут  все  уставились на Сузи, и Аксель  Мишке
протянул ей  голубую,  как  персиль,  эмалированную  кастрюльку,  отбитую по
краям.  Оскар уже  тогда  хотел  уйти,  но почему-то дождался,  покуда Сузи,
ходившая,  вероятно,  без  штанишек,   присела,  обхватив   руками  коленки,
задвинула кастрюлю под себя,  уставилась  вперед пустыми  глазами, наморщила
нос,  и  кастрюля  жестяным звоном известила, что  и Сузи внесла  в суп свою
лепту.
     И вот  тогда я побежал. Лучше  бы мне не убегать, а спокойно уйти,  но,
раз уж  я  побежал,  все, кто  до  тех пор стоял уставив  глаза  в  котелок,
поглядели мне вслед, и я услышал за спиной голос Сузи: "Чегой-то он побежал,
верно, продать  нас хочет". Это кололо  меня,  даже когда я одолел  все пять
этажей,  и  отдышался  я только  на  чердаке.  Мне  было  в ту  пору семь  с
половиной, Сузи примерно девять, маленькому Кесхену едва исполнилось восемь,
Акселю,  Нухи,  Хенсхену  и Харри --  по десять-одиннадцать.  Оставалась еще
Мария  Тручински.  Она была немногим старше  меня, но  никогда не играла  во
дворе, а играла в куклы на кухне у своей матери фрау Тручински либо со своей
взрослой сестрой Густой, прислуживавшей в евангелическом детском саду.
     Стоит ли удивляться, что я и по сей день не могу  слушать,  как женщины
мочатся  в  горшок.  Когда в тот раз  на чердаке  Оскар, с помощью  барабана
успокоив свой слух, мнил себя спасенным от  этого варева, они заявились туда
гурьбой,  одни  босиком,  другие в  ботинках,  все,  кто  внес свою лепту  в
изготовление супа, а Нухи принес и суп. Все они расположились вокруг Оскара,
последним приполз маленький Кесхен.  Они подталкивали  друг  друга,  шипели:
"Ну,  давай!" -- пока  наконец Аксель  не обхватил  Оскара сзади, прижал его
руки, вынуждая к послушанию, а Сузи с влажными, ровными зубами -- между ними
язык -- весело хохотала, нимало тем не смущаясь. Она  взяла ложку у Нухи, до
блеска натерла ее о свои ляжки, окунула  в исходящий паром котелок, медленно
помешала,  наслаждаясь густотой варева и напоминая при этом хорошую хозяйку,
подула, желая остудить полную ложку, и накормила Оскара, накормила меня, я в
жизни никогда больше  ничего подобного не пробовал и никогда  не забуду этот
вкус.
     Лишь после того, как чрезмерно озабоченный моим здоровьем народ покинул
меня,  потому что Нухи вырвало прямо в котелок, я, забившись в угол чердака,
где сушилось несколько простынь, тоже исторг из себя это красноватое варево,
не приметив в исторгнутом лягушечьих останков.  Потом я  взобрался на сундук
под слуховым  окном,  посмотрел  на отдаленные дворы, со скрежетом перетирая
между  зубами  крошки  кирпича,  ощутил   потребность  к  действию,  оглядел
сверкающие  стеклами  окна  домов на  Мариенштрассе,  закричал,  запел в  ту
сторону  и, хоть  и не мог  наблюдать  результаты, был, однако, столь твердо
убежден  в  дальнобойном  воздействии своего голоса, что  отныне двор и  все
дворы  сделались  тесны  для  меня,  что, алкая дали, отдаленности и дальних
видов,  я пользовался каждой возможностью, уводившей меня  -- одного  ли, за
руку  ли  матушки -- прочь с  Лабесвег, из пригорода, от козней всех поваров
нашего двора.
     Каждую неделю по четвергам матушка делала покупки  в городе. Чаще всего
она брала меня с собой. И всегда брала меня с собой, когда предстояло купить
у Сигизмунда Маркуса в Цойгхаус-пассаже на Угольном  рынке новый барабан.  В
те времена,  примерно между  седьмым и десятым годом моей  жизни, я  добивал
барабан  ровно за четырнадцать  дней. С  десяти  до четырнадцати  мне  уже и
недели  не  требовалось, чтобы пробить  жесть. Позднее  мне иногда удавалось
превратить барабан в рухлядь с первого удара, иногда же,  при уравновешенном
состоянии  духа,  --  три,  а то и четыре месяца  бережно  и  вместе  с  тем
энергично барабанить,  не  причиняя своей жестянке  никакого  вреда, если не
считать небольших трещин на лаке.
     Впрочем,  здесь речь пойдет  о  том периоде, когда я покидал наш двор с
перекладиной  для выбивания ковров, со стариком Хайландом, прямившим гвозди,
с сорванцами, изобретавшими супы, чтобы  каждые  две  недели в сопровождении
матушки появляться  у  Сигизмунда  Маркуса и в  богатом ассортименте детских
барабанов выбирать  для себя новый. Иногда матушка брала меня с собой, когда
и старый  еще  вполне прилично  выглядел, и  я наслаждался этими выходами  в
пестроту  Старого   города,  всегда  смахивавшего  на  музей  и   непременно
трезвонившего каким-нибудь из своих колоколов.
     По  большей  части  наши  выходы  протекали  в  приятном  единообразии.
Кой-какие  покупки у  Ляйзера,  Штернфельда или  Махвица,  потом к  Маркусу,
который взял за правило говорить матушке изысканные и  лестные учтивости. Он
явно ухаживал за  ней, но,  сколько мне помнится,  никогда не  позволял себе
более пылкого изъявления своих  восторгов,  нежели,  с  горячностью  схватив
золотую, как он выражался, ручку, беззвучно  ее поцеловать, -- никогда, если
не считать одного-единственного коленопреклонения, о котором сейчас и пойдет
речь. Матушка, унаследовавшая от бабки Коляйчек статную подбористую фигуру и
приятное  легкомыслие, соединенное  с  добродушием,  тем  охотнее  принимала
восторги  Сигизмунда Маркуса, что время  от времени  он скорее одаривал, чем
снабжал  ее  практически  бесплатно  шелковыми  нитками  либо  превосходными
чулками,  купленными  им  по случаю  на развале. Не  говоря уж о  подаваемом
каждые две недели через прилавок  жестяном  барабане. И в каждый свой приход
матушка ровно  в  половине  пятого просила  у Сигизмунда разрешения доверить
Оскара его  заботам, потому что ей  надо уладить еще несколько  спешных дел.
Маркус с непонятной  усмешкой склонял голову и  в самых цветистых выражениях
обещал  матушке  беречь  ее  Оскарчика  как зеницу  ока,  покуда  она  будет
улаживать  свои столь  важные  дела. Едва заметная, хоть и не оскорбительная
ирония,  придававшая его словам особую  интонацию, порой заставляла  матушку
краснеть и  подозревать, что  Маркус знает, какие это дела. Я, впрочем, тоже
знал, какого рода  дела,  столь усердно  улаживаемые матушкой, она  называет
важными. Недаром же  мне поначалу какое-то время дозволялось сопровождать ее
в дешевый пансион на Тишлергассе, где она исчезала на подступах к лестнице и
не возвращалась примерно сорок пять минут,  заставляя меня  дожидаться возле
неизменно  потягивающей ликер  хозяйки  за стаканом  без  слов  поданного  и
отвратительного  на  вкус лимонада,  пока  матушка,  почти  не  изменившись,
возникала передо мной, прощалась с хозяйкой, которая  не  поднимала глаз  от
своей рюмки, и брала меня за руку, не догадываясь, что даже температура руки
ее  выдает.  Потом, держась за горячие  руки, мы шли  в кафе  Вайцке, что на
Вольвебергассе. Матушка заказывала себе чашечку  кофе мокко, Оскару лимонное
мороженое и ждала, пока вдруг и как бы случайно Ян Бронски не пройдет  мимо,
не подсядет к нам за стол и точно так же не велит поставить чашечку мокко на
успокоительно холодный  мрамор  столешницы. Они разговаривали  при  мне  без
всякого стеснения, и  речи их лишь подтверждали  то, что  я уже давно  знал:
мама и  дядя Ян  встречались  почти  каждый четверг  в снятой за  деньги Яна
комнате на Тишлергассе, чтобы там  сорок пять минут грешить  друг  с другом.
Может  быть,  именно  Ян  и  высказал  желание  не  водить  меня  больше  на
Тишлергассе, а оттуда в кафе Вайцке. Он порой бывал очень стыдлив, стыдливее
даже  матушки,  не  видевшей  ничего  особенного  в  том, что  я  становлюсь
невольным  свидетелем  истекающего  часа  любви, в  законности  которого она
всегда, и потом тоже, была глубоко убеждена. Вот так получилось, что я почти
каждый четверг по желанию Яна с половины пятого до без малого шесть торчал у
Сигизмунда   Маркуса,  мог  разглядывать  его  ассортимент   барабанов,  мог
испробовать, мог -- а где еще  предоставлялись Оскару  такие возможности? --
барабанить на  нескольких  барабанах зараз и  глядеть  при  этом в печальное
собачье лицо Маркуса. Пусть даже я не знал, откуда приходят  его мысли, зато
я  догадывался, куда они идут, что идут они на Тишлергассе, скребутся  там о
нумерованные  двери или, подобно бедному  Лазарю, прикорнули  под  мраморным
столиком  кафе Вайцке, дожидаясь...  чего же? Крошек  со стола? Но мама и Ян
Бронски не  оставляли  крошек. Они  все  подчистую  съедали  сами.  Они были
наделены отменным аппетитом, который нельзя утолять, который сам себя кусает
за хвост.
     Они были так заняты, что даже мысли сидящего под столом Маркуса приняли
бы за докучную нежность легкого сквознячка.
     В  один из тех дней  -- дело,  по-моему,  было в сентябре, ибо  матушка
покинула лавку  Маркуса  в осеннем  костюме ржаво-красного  цвета, --  меня,
поскольку  я  знал,  что  Маркус,   позабытый,  позаброшенный  и,  наверное,
потерянный,  сидит  за прилавком, весело  вместе  с только что приобретенным
барабаном в Цойгхаус-пассаж,  темный и прохладный тоннель, по обеим сторонам
которого изысканные  магазины  --  ювелирные,  деликатесные  -- и библиотеки
жались друг к другу  витринами.  Впрочем, меня не влекло к заведомо дешевым,
но для  меня  недоступным выкладкам в витринах:  нет, меня влекло  прочь  из
тоннеля,  на Угольный  рынок. Выйдя под этот пыльный  свет,  я застыл  перед
фасадом Цойгхауса, чья базальтовая серость была нашпигована пушечными ядрами
различных размеров, из различных времен осады,  для  того чтобы эти железные
полусферы вызывали в памяти у каждого прохожего историю города. Мне эти ядра
ничего не говорили, хоть я и знал, что торчат они в  стене не  сами по себе,
что  есть в этом городе каменщик, которого содержит  и оплачивает управление
наземного строительства на пару с управлением по охране памятников, чтобы он
вмуровывал оружие минувших веков в фасады церквей, ратуш, а также в переднюю
и заднюю стену Цойгхауса.
     Я хотел пройти в Городской театр, что  выставлял напоказ свой портал по
правой стороне, отделенный от Цойгхауса узкой, полутемной уличкой. Поскольку
театр, как я и  предполагал, оказался  об  эту пору закрыт -- вечерняя касса
открывалась  лишь  в  семь  часов,  --  я  нерешительно,  уже  подумывая  об
отступлении и  барабаня, начал  смещаться влево,  покуда  Оскар не  оказался
между  Ярусной  башней  и  Ланггасскими  воротами.  Пройти через  ворота  на
Ланггассе и потом свернуть налево, в Большую  Вольвебергассе, я  не рискнул,
потому что там сидели  матушка и Ян Бронски, а если даже  еще не сидели, то,
может, как раз управились на Тишлергассе и были на пути  к освежающей  чашке
мокко на  мраморном столике.  Уж  и  не помню,  как я перешел через проезжую
часть Угольного  рынка, где постоянно сновали трамваи,  либо желая  проехать
через ворота, либо со звонками уже выезжали из них и, скрежеща на поворотах,
сворачивали  к  Угольному  рынку,  к Дровяному  рынку,  в  сторону  Главного
вокзала.  Наверное,  меня  взял  за  руку  какой-нибудь  взрослый,  возможно
полицейский, и заботливо провел сквозь транспортные опасности. И вот я стоял
перед круто  упершимися в небо кирпичами башни и, собственно, лишь по чистой
случайности,  из-за  одолевающей меня  скуки, сунул барабанные палочки между
кирпичом и  железной  притолокой двери, ведущей  в башню. Но, возведя взгляд
вверх  по кирпичам,  я уже  не  мог вести его  вдоль  фасада,  потому что  с
выступов  и  из  бойниц  башни  то  и  дело обрушивались  голуби,  чтобы без
промедления  и по-голубиному  недолго  отдохнуть  на  водосточных желобах  и
эркерах,  а потом снова,  низринувшись с  камня, увлечь мой взор  за  собой.
Возня голубей меня раздражала. Мне было слишком  жалко собственного взгляда,
я отвел его и серьезно, чтобы избавиться от злобы, использовал свои  палочки
как рычаг, дверь поддалась,  и  Оскар, еще не успев  до  конца  открыть  ее,
оказался  внутри  башни --  и  уже на  винтовой лестнице, и уже  поднимался,
вынося  вперед  правую  ногу  и  подтягивая  к  ней  левую,  достиг  первых,
зарешеченных  темниц,  ввинчивался  выше, оставил  позади  камеру пыток, где
помещались   бережно   сохраняемые   и  снабженные  поучительными  надписями
инструменты,  поднимался  дальше,  шагал  теперь  с левой ноги  и подтягивал
правую, бросил  взгляд сквозь  узкие  зарешеченные оконца, прикинул  высоту,
оценил толщину каменной стены,  спугнул голубей, встретил тех же  голубей за
очередным витком лестницы, снова зашагал с правой ноги, подтягивая левую, и,
когда в очередной раз  сменил ногу, Оскар оказался наверху,  он мог  бы  еще
подниматься и  подниматься,  хотя  и правая  и  левая  ноги  у него  заметно
отяжелели.  Но  сама  лестница  сдалась  раньше  времени.  И он  постиг  всю
бессмысленность и все бессилие башенной архитектуры.
     Не  знаю,  какой высоты  башня  была --  а также  есть, потому  что она
пережила войну. Нет у меня и охоты просить  Бруно, моего  санитара, принести
мне  какой-нибудь  справочник  по  восточнонемецкой кирпичной готике.  Но уж
свои-то сорок пять метров до шпиля она, пожалуй, имела.
     Мне -- и причиной тому была до срока  утомившаяся  лестница -- пришлось
задержаться на галерее, опоясывающей крышу башни. Я сел, просунул ноги между
столбиками  балюстрады,  наклонился вперед  и мимо столбика, который я обвил
правой рукой,  поглядел  вниз, на  Угольный  рынок,  тогда  как  левая  рука
удостоверивалась тем временем в наличии моего барабана, проделавшего со мной
весь подъем.
     Я  не  намерен  докучать   вам   описанием   многобашенного,   гудящего
колоколами, древнего  и  якобы до сих пор  хранящего  дыхание средневековья,
отображенного на тысячах вполне  приличных гравюр  города  Данцига  с высоты
птичьего полета. Не займусь я  и голубями, сколько бы ни твердили, будто про
голубей легко писать. Лично  мне голубь вообще ничего не  говорит, уж скорее
чайка. Выражение "голубь мира",  может быть, справедливо  лишь как парадокс.
Благую весть мира я бы скорее доверил ястребу, а то и вовсе стервятнику, чем
голубю, сварливому  жильцу поднебесья. Короче говоря, на  Ярусной башне были
голуби. Но голуби, в конце концов, есть и  на любой  мало-мальски  приличной
башне, которая при поддержке положенной ей охраны памятников следит за своей
внешностью.
     Нет, взгляд мой был  нацелен  совсем на  другое:  на  здание Городского
театра,  двери  которого я,  выходя из пассажа,  нашел  закрытыми. Этот куб,
увенчанный  куполом, являл пугающее  сходство  с  увеличенной до  несуразных
размеров классической  кофейной мельницей, хотя, конечно, куполу недоставало
рукоятки, необходимой для того, чтобы в ежевечерне переполненном храме муз и
просвещения перемалывать  в отвратительные  отруби пятиактную драму вместе с
лицедеями,   кулисами,   суфлерами,  реквизитом  и  всеми  занавесами.  Меня
раздражало это здание, где идущее к закату и разливающее все больше багрянца
пополуденное  солнце никак не желало покинуть обрамленные колоннами окна.  В
тот  час, на  высоте  примерно  тридцати  метров  над  Угольным рынком,  над
трамваями,  над   радующимися  концу  рабочего  дня  служащими,  высоко  над
источающей сладкий  запах мелочной лавкой Маркуса, над прохладой  мраморного
столика в кафе  Вайцке, возвышаясь над двумя чашками мокко, над мамой и Яном
Бронски,  оставив внизу  наш дом, двор, все дворы, гвозди, прямые и  кривые,
соседских детей с  их супом из кирпича, я, который до сих пор кричал лишь по
необходимости, стал  крикуном без  причин и без принуждения. Если до подъема
на башню я лишь тогда рассылал свои пронзительные звуки в структуру стакана,
в  нутро  лампочки,  в  застоявшиеся  пивные  бутылки,  когда у меня  хотели
отобрать барабан, то теперь я издал крик с башни, хотя мой барабан здесь был
решительно ни при  чем. Никто не  собирался отнимать у Оскара барабан, и все
же он  закричал, не потому даже,  что какой-нибудь  голубок  сбросил ему  на
барабан свой  помет, желая выманить из  него крик.  Поблизости, правда, была
патина на  листах  меди, патина, но не стекло.  И все  же  Оскар закричал. У
голубей были блестящие  глаза с  краснотой, но  ни один  стеклянный  глаз не
устремлялся на него, а он все же кричал. Куда же он кричал, какое расстояние
манило  его? Может,  здесь предстояло целеустремленно наверстать  то, что на
чердаке после кормления кирпичным супом без толку разлетелось над дворами? В
какое  стекло метил Оскар?  Над каким стеклом  --  речь  могла идти только о
стекле -- он желал провести эксперимент?
     Это  Городской  театр,  это  драматическая  кофемолка  своими закатными
окнами притянула  мои  новоявленные,  мои  впервые  испробованные  у нас  на
чердаке, я  бы  даже  сказал  --  граничащие  с  маньеризмом,  звуки.  Через
несколько минут различной силы крика, который, однако, ни к чему не  привел,
мне удалось  издать  крик  почти беззвучный,  и  с радостью, с предательской
гордостью Оскар мог отрапортовать себе: два средних стекла в левом окне фойе
вынуждены  были  отказаться от  солнечного  света и  представили  взору  два
черных, требующих скорейшего застекления четырехугольника.
     Теперь  следовало  закрепить  успех. Я  выступал  подобно  современному
художнику, который являет  свой  найденный после  многолетних поисков стиль,
одаряя  потрясенный  мир  целой  серией равнопрекрасных,  равнодерзновенных,
равноценных, а порой даже и равновеликих проявлений своей творческой манеры.
     Менее  чем  за  четверть часа мне удалось лишить стекол все окна фойе и
часть дверей. Перед театром  начала собираться взволнованная, как можно было
судить  отсюда,  толпа.  Зеваки всегда найдутся. Почитатели  моего искусства
меня  не слишком занимали,  Оскара  же  они побудили действовать  еще  более
строго  и более  формально.  Только я вознамерился, проведя еще один дерзкий
эксперимент, обнажить потайную суть  вещей, а  именно  через  открытое фойе,
сквозь  замочную  скважину  в дверях  направить в еще темный зрительный  зал
совершенно особый крик,  дабы поразить гордость всех держателей  абонементов
-- театральную люстру со всеми ее отшлифованными, зеркальными, преломляющими
свет  многогранными  висюльками,   как   углядел  в   толпе   перед  театром
ржаво-красную ткань: это  матушка  совершала  обратный путь из кафе  Вайцке,
выпив кофе и покинув Яна.
     Впрочем, нельзя  не признать, что Оскар адресовал свой крик и роскошной
люстре. Но успеха  он, судя по всему, здесь не имел,  ибо на  следующий день
газеты сообщали только  о треснувших по загадочным  причинам  окнах и дверях
фойе. Полунаучные и научные изыскания в фельетонном разделе прессы еще много
недель  заполняли  столбцы   невероятной   чепухой.  Так,  "Новейшие  вести"
использовали для объяснения  идею космических  лучей. Люди из  обсерватории,
иными словами высококвалифицированные  деятели умственного труда, рассуждали
о пятнах на солнце.
     Со всей  возможной скоростью,  которую только  допускали  мои  короткие
ноги,  я  скатился  вниз  по  винтовой  лестнице  и,  немного  задохнувшись,
применился  к  толпе  перед  театральным  порталом.  Ржаво-красный   осенний
комплект матушки не сиял  больше сквозь толпу, --  не иначе,  она в  лавке у
Маркуса, возможно, рассказывает там о  бедах, которые  натворил мой голос, а
Маркус, принимающий  и  мое запоздалое  развитие, и алмаз  в моем голосе как
нечто  вполне  естественное,  думалось  Оскару,  двигает  кончиком  языка  и
потирает изжелта-белые руки.
     Но от порога лавки моему  взору  представилась такая  картина,  которая
сразу  же заставила меня позабыть  про  голос, режущий стекло на расстоянии,
ибо:  Сигизмунд Маркус стоял да коленях перед  моей матерью  и все  плюшевые
звери, медведи, обезьяны, собаки, даже куклы с закрывающимися глазами, равно
как и пожарные машины, и лошадки-качалки, и все паяцы, охраняющие его лавку,
казалось, тоже готовы вместе с ним рухнуть на колени. Он сжимал двумя руками
обе руки матушки, демонстрируя  коричневатые, поросшие светлым пушком  пятна
на тыльной стороне ладони, -- и плакал.
     У матушки тоже был серьезный, соответствующий ситуации взгляд.
     --  Не надо,  Маркус, -- говорила  она, -- пожалуйста, не надо здесь, в
лавке.
     Но Маркус  не унимался, и в речи его  звучала не  забываемая  для меня,
заклинающая и в то же время утрированная интонация:
     --  Не делайте этого  больше с Бронски, ведь  он  работает  на Польской
почте, на  Польской, добром оно  не  кончится, верьте  мне, потому что  он с
поляками.  Не  делайте  ставку на поляков,  если уж  хотите  делать  ставку,
ставьте  на немцев, потому что они поднимутся не сегодня, так  завтра, они и
сегодня уже поднимаются, их уже видно, а фрау Агнес все еще делает ставку на
Бронски. Ставьте тогда на Мацерата, он у  вас есть, если уж  хотите ставить,
или,  если,  конечно,  пожелаете, ставьте на Маркуса и  будьте  с  Маркусом,
потому что он недавно окрестился. Поедем с вами в Лондон, фрау Агнес, у меня
есть там свои люди и есть документы, если только пожелаете уехать, а если вы
не хотите с Маркусом, потому что его презираете, ну тогда презирайте. Только
он  просит  вас  от  всего  сердца,  чтоб  вы  не  делали  ставку  на  этого
психованного  Бронски, который так и останется  при Польской почте, а Польше
скоро конец, потому что скоро они придут, немцы-то.
     Но именно когда  матушка, потрясенная таким количеством возможностей  и
невозможностей, хотела  разрыдаться, Маркус увидел меня  в дверях  лавки  и,
выпустив одну руку матушки, указал на меня пятью красноречивыми пальцами:
     -- Вот, пожалуйста, его мы тоже  возьмем в  Лондон, пусть как принц там
живет, как принц!
     Тут и матушка на  меня поглядела и чуть улыбнулась. Может, подумала про
пустые  окна  фойе,  а  может,  виды  на  другую   столицу,  на  Лондон,  ее
развеселили. Но, к моему великому удивлению,  она замотала головой и сказала
небрежно, словно отказывалась от приглашения на танцы:
     -- Благодарю вас, Маркус, но  ничего у нас  и в самом деле не получится
-- из-за Бронски.
     Восприняв  дядино  имя как  сигнал,  Маркус  быстро  поднялся с  колен,
сложился, будто нож, в поклоне и произнес: -- Вы уж не серчайте на  Маркуса,
я  так и  думал, что вы  из- за него не хотите.  Когда мы вышли  из лавки  в
пассаже, Маркус, хотя время еще не подошло, запер ее снаружи и проводил  нас
до  остановки пятого трамвая. Перед  фасадом  Городского  театра до  сих пор
стояли прохожие и несколько полицейских. Но я не боялся и почти не вспоминал
о своих  победах над стеклом. Маркус нагнулся ко мне и прошептал скорее  для
себя, чем для  нас: --  Как он все  у нас  умеет,  маленький  Оскар!  Бьет в
барабан и  устраивает  скандал  перед театром. Матушку, проявившую при  виде
осколков заметную тревогу, он утешил движением руки, а  когда пришел трамвай
и  мы сели в прицепной  вагон, он  еще раз произнес  свои заклинания,  тихо,
опасаясь чужих ушей:
     -- Ну ладно уж,  оставайтесь  с Мацератом,  который у вас  есть,  а  на
Польшу больше не ставьте...
     Когда  сегодня,  лежа  или  сидя на  своей  металлической  кровати,  но
барабаня  в  любом   из  этих  положений,  Оскар  вновь  отыскивает  путь  к
Цойгхаус-пассажу, каракулям  на стенах темниц  в Ярусной башне, самой башне,
смазанным маслом орудиям пытки, за колоннами -- трем окнам в фойе Городского
театра и снова к Цойгхаус-пассажу и лавке  Сигизмуида Маркуса,  чтобы суметь
точно  воспроизвести отдельные детали того сентябрьского дня, ему приходится
одновременно искать страну поляков. Но чем он ищет ее? Да своими барабанными
палочками. Ищет ли  он страну поляков также и  своей душой? Он ищет ее всеми
органами чувств -- но ведь душа не орган.
     Я  тоже  ищу  страну  поляков, которая  "сгинела",  которая еще раз  не
"сгинела". Другие говорят: скоро сгинет, уже сгинела,  снова сгинела. Здесь,
в  этой  стране,  начали заново искать страну  поляков  с помощью  кредитов,
фотоаппаратов, компасов, радаров, волшебных палочек  и делегаций, гуманизма,
лидеров оппозиции  и союзов изгнанников, что до  поры,  до времени уложили в
нафталин свои национальные костюмы. Покуда здесь, в этой стране, ищут страну
поляков душой, наполовину с Шопеном в сердце, наполовину  с  идеями реванша,
покуда они  ставят крест на четырех разделах Польши и  уже замышляют  пятый,
покуда  они летят  в Варшаву на самолетах "Эр Франс" и  выражают  сожаление,
возлагая  веночек на  том месте, где некогда было варшавское гетто, покуда в
этой стране намерены искать  страну поляков с помощью ракет, я ищу Польшу на
моем  барабане, я выбиваю: сгинела, еще не сгинела, снова сгинела, ради кого
сгинела,  скоро  сгинет,  уже сгинела.  Польска сгинела,  все сгинело,  "Еще
Польска не сгинела".




     Разрезая пением окна в фойе нашего Городского театра, я искал и впервые
обрел контакт со сценическим искусством. Несмотря на то что внимание матушки
было  полностью отдано Маркусу, она явно  догадалась о моем непосредственном
отношении  к театру,  потому что  перед ближайшим Рождеством  купила  четыре
билета -- для Стефана,  Марги Бронски,  а также для  Оскара -- и в последнее
воскресенье перед Рождеством взяла нас троих на представление рождественской
сказки.  Второй  ярус,  первый  боковой ряд.  Роскошная  люстра, нависая над
партером,  старалась изо всех сил, и  я был  рад, что не  распилил  ее своим
пением с башни. Уже и  в те времена детей было чересчур много.  На ярусах их
насчитывалось  больше, чем  матерей, тогда как в  партере,  где сидели  люди
состоятельные и более осторожные в детопроизводстве, соотношение  между теми
и  другими составляло примерно  один  к одному. Это ж надо, до  чего дети не
умеют  себя  вести.  Марга  Бронски,  сидевшая  между  мной  и  сравнительно
воспитанным Стефаном, сползла  с  откидного  сиденья, хотела  залезть снова,
потом предпочла  кувыркаться перед  балюстрадой,  подол ее платья застрял  в
откидном  механизме,  Марга   завопила,  хотя,  по  сравнению  с  остальными
горлопанами  вокруг нас, вопль ее звучал вполне терпимо  и не слишком долго,
потому что матушка заткнула этот глупый  детский рот конфетами. Сося конфету
и до срока выбившись из сил от ерзанья на мягком стуле,  маленькая сестричка
Стефана уснула вскоре  после начала представления, а после каждого  действия
ее приходилось  будить для  аплодисментов, которым она предавалась с великим
усердием. Показывали сказку про  Мальчика-с-пальчик, которая с первой  сцены
увлекла меня и, что вполне понятно, лично касалась. Сделано все  было вполне
искусно.  Мальчика и вовсе не показывали, давали лишь услышать  его голос, а
взрослых заставляли бегать за хоть и невидимым, но вполне  активным забавным
героем. Вот он сидит в ухе у лошади, вот он  разрешает отцу  продать себя за
большие деньги двум жуликам,  вот он проказничает на полях шляпы у одного из
жуликов, потом  забивается в мышиную  норку, потом --  в домик улитки, потом
действует заодно с  ворами, попадает в сено, а вместе с сеном  -- в живот  к
корове,    но   корову    забивают,   потому   что   она   говорит   голосом
Мальчика-с-пальчик. А коровий сычуг вместе с проглоченным пареньком попадает
на  мусорную  кучу,  где его проглатывает волк. Но разумными речами  Мальчик
заманивает волка  в дом своего  отца, в кладовую, и  там, когда волк  только
собрался  было  заняться грабежом, поднимает страшный шум. Ну а конец именно
такой, как и положено в сказках: отец  убивает злого  волка, мать  вскрывает
ножницами брюхо  обжоры. Мальчик-с-пальчик выходит на волю,  иными  словами,
слышно, как  он  кричит:  "Ах,  папочка, я  побывал и в  мышиной норке,  и в
коровьем сычуге,  и  в  волчьем брюхе,  а теперь  я  останусь  у  вас". Меня
растрогал  такой  конец, а  бросив взгляд  на матушку,  я  заметил, что  она
спрятала лицо в носовой платок, потому что, подобно мне, восприняла действие
на  сцене как глубоко личное переживание. В последующие недели матушка легко
приходила  в  умиление  и, пока  шли рождественские  праздники,  то  и  дело
прижимала меня  к  себе,  целовала  и  называла Оскара,  наполовину шутливо,
наполовину  грустно, -- мой  Мальчик-с-пальчик.  Или  же: мой  бедный-бедный
Мальчик-с-пальчик.  Лишь летом  тридцать  третьего  мне вторично  предложили
поход  в  театр. Из-за некоторого недоразумения, мною вызванного, получилось
не совсем  так, как надо, но все равно спектакль произвел на меня глубокое и
длительное впечатление. Еще и по сей день во мне  все гудит и колышется, ибо
приключилось  это в  Лесной опере Сопота, где  под открытым ночным небом, из
лета в лето поверяли природе музыку Вагнера.
     Вообще-то  матушка  жаловала оперы, а Мацерат  и оперетты едва выносил.
Ян, конечно же, ориентировался на матушку и обожал арии, хотя при всей своей
музыкальной внешности  был начисто  лишен музыкального слуха для  восприятия
дивных звуков. Зато он был лично знаком  с братьями Формелла, бывшими своими
одноклассниками из средней  картхаусской школы, которые  проживали теперь  в
Сопоте,  ведали освещением  променада, фонтанов  перед курзалом и  казино, а
также трудились осветителями на оперных фестивалях в Сопоте.
     Дорога в Сопот шла через Оливу. Утро в  Дворцовом парке. Золотые рыбки,
лебеди, матушка и Ян Бронски в знаменитом Гроте шепотов. Потом опять золотые
рыбки  и опять  лебеди,  тесно  сотрудничавшие  с  фотографом. Когда  делали
снимок, Мацерат усадил  меня  к себе  на  плечи.  Барабан я возложил ему  на
голову, что неизменно,  даже и тогда, когда снимок был уже наклеен в альбом,
вызывало всеобщий  смех. Прощание  с  рыбками,  лебедями  и Гротом  шепотов.
Воскресенье  было не  только  в  Дворцовом парке, но  и за железной решеткой
ограды,  и  в трамвае  на Глеткау, и в курзале Глеткау, где мы обедали, пока
Балтийское море  непрестанно, словно больше ему и заняться нечем, приглашало
искупаться,  --  решительно повсюду царствовало  воскресенье. Когда променад
вывел нас к Сопоту, воскресенье выступило  против  нас,  и Мацерату пришлось
уплатить курортный сбор.
     Купались мы  в  Южной купальне, по  слухам, там было свободнее,  чем  в
Северной. Мужчины  переодевались в мужском гардеробе, меня же матушка завела
в  кабинку при дамском  и  настояла, чтобы я  купался  в  семейной  купальне
голышом,  тогда  как  она, изрядно  к  тому  времени  вышедшая  из  берегов,
погрузила свои телеса  в соломенно-желтый купальный костюм. Чтобы не слишком
светить  наготой  в  тысячеглазой  семейной  купальне, я  прикрыл  барабаном
причинное  место, потом  упал животом на песок и  предпочел не  окунаться  в
зазывную  морскую  воду,  а,  напротив,  хранить  срам  в  песке,  исповедуя
страусиную   политику.  Мацерат   да  и  Ян  Бронски,  оба  с  намечающимися
животиками,  имели вид до того уморительный  и почти, можно сказать, жалкий,
что я  был  рад, когда  ближе к концу дня они посетили кабинки,  где  каждый
натер кремом свой загар, после чего,  как помазанники "Нивеи", влезли в свою
обычную  воскресную  одежду. Кофе с  пирожными  в "Морской  звезде". Матушка
возжелала получить еще  одну, третью, порцию пятиэтажного торта. Мацерат был
против, Ян и за и против сразу. Матушка заказала, скормила кусочек Мацерату,
малость подбросила Яну, -- словом, ублажила обоих мужчин и лишь  после этого
ложечку за ложечкой переправила  к  себе  в желудок  приторный клин.  О  ты,
священный масляный крем, ты, усыпанный сахарной пудрой, ты, ясный, временами
с небольшой облачностью, воскресный день!  Польская  аристократия сидела под
синими  солнечными   очками   за   крепким  лимонадом,  к  которому  она  не
прикасалась. Дамы поигрывали лиловыми  ноготками  и  при посредстве морского
ветра потчевали нас запахом нафталина, исходящим от меховых накидок, взятых,
надо полагать, напрокат к соответствующему сезону. Мацерат счел это дурацким
кривлянием.  Матушка  тоже не  отказалась бы хоть на  полдня взять  напрокат
такую  пелерину. Ян утверждал, будто скука, овладевшая польским дворянством,
достигла  нынче  такого  расцвета, что, даже  невзирая  на безудержный  рост
долгов, оно больше не дает себе труда говорить на  французском, а из чистого
снобизма изъясняется исключительно по-польски. Но нельзя было так и сидеть в
"Морской звезде" до скончания века, неотрывно созерцая лиловые ногти и синие
очки  польских аристократов. Набитая  тортом матушка возжаждала  движения, и
приморский парк принял нас  в свои объятия, мне пришлось поездить на  осле и
остановиться для очередного снимка. Золотые рыбки, лебеди -- чего  только не
выдумает природа  --  и снова  золотые рыбки  и  лебеди,  придающие ценность
пресной воде.
     Между подстриженными  кустами тиса,  который вовсе  и не думал шептать,
как  гласит  молва,  мы  повстречали  братьев  Формелла, осветителей  казино
Формелла, осветителей Лесной оперы Формелла. Младший Формелла должен был для
начала  извергнуть  из  себя  все  анекдоты,  которых  наслушался  на  посту
осветителя. Старший Формелла знал все эти анекдоты наперечет, но из братской
любви заразительно  смеялся  в нужных местах, демонстрируя при этом на  один
золотой зуб больше, чем имелось у младшего брата, а имелось у младшего всего
лишь  три. Все пошли к Шпрингеру  выпить  рюмочку  можжевеловки. Матушка  же
предпочла "Курфюрста". Далее, по-прежнему рассыпая остроты из своих запасов,
щедрый  младший  Формелла  пригласил  нас  всех  отужинать  у  "Попугая".  В
"Попугае"  мы встретили Тушеля, а Тушелю  принадлежала половина Сопота  плюс
Лесная опера  и  пять  кинотеатров. К  тому  же он был шефом  обоих  братьев
Формелла и был весьма рад, как и мы были весьма рады,  познакомиться с нами,
познакомиться с  ним.  Тушель без устали вращал  кольцо у себя на пальце, но
это  навряд ли было  кольцо желаний  или волшебное  кольцо,  так как  ровным
счетом ничего  не случилось,  если не считать, конечно,  что Тушель  в  свою
очередь начал рассказывать анекдоты, и не какие-нибудь, а именно те, которые
нам уже рассказал Формелла,  только  еще подробнее из-за меньшего количества
золотых зубов.  И  однако  же,  весь  стол  хохотал, потому что  рассказывал
Тушель. Только  я держался  серьезно, пытаясь своей серьезной миной погубить
соль  анекдота.  Ах, какой уют вкупе с круглыми утолщенными стеклами в окнах
того уголка, где мы  обедали,  создавали эти, пусть  и не совсем  искренние,
взрывы  смеха.  И  Тушель  сумел  доказать  свою  признательность:  все  еще
рассказывая  анекдот, он  велел подать  "Золотой  ликер", а  плавая в волнах
смеха и блестках ликера, на радостях вдруг по-другому повернул кольцо. И тут
в самом деле кое-что  произошло: Тушель  пригласил нас всех  в Лесную оперу,
ну, поскольку ему принадлежит кусочек оперы, сам он, правда, к сожалению, не
может, у него  встреча и тому подобное, но он надеется, что мы не побрезгуем
его местами, ложа обита бархатом, ребеночек может поспать, если он устал,  и
Тушель  записал серебряным карандашом  Тушелевы слова на Тушелевой  визитной
карточке, она распахнет перед вами все двери, пояснил он -- и оказался прав.
     А то, что было потом, можно изложить в нескольких словах: теплый летний
вечер,  опера битком  набита  и  все  сплошь  иностранцы.  Еще до  того, как
началось представление,  прилетели  комары. Но лишь  когда  последний комар,
тот,  что всегда прилетает последним, считая  это аристократичным, возвестил
кровожадным звоном  о своем появлении, все  и  началось  -- в самом  деле  и
одновременно.  Ставили  "Летучего  голландца".  Из того леса, который  и дал
опере название  "Лесная", выдвинулся  скорее браконьерский, нежели пиратский
корабль. Матросы  пели, адресуясь  к  деревьям, я  уснул  на мягких сиденьях
тушелевской ложи, а когда  проснулся,  матросы все еще пели -- или уже опять
пели "Штурман на вахте стоит...",  но тут  Оскар  снова заснул и порадовался
при  этом,  что  матушка  его так активно участвует  в судьбе  голландца,  и
скользит, словно на  волнах,  и делает вдох и выдох, сообразуясь с Вагнером.
Она совсем не замечала,  что Мацерат и  Ян, заслонившись  ладонями, издавали
звуки, похожие на звук  пилы, распиливающей деревья разной толщины: у одного
--  звук  пониже, у другого -- повыше, что и сам я то и  дело выскальзывал у
Вагнера из  рук, покуда  Оскар окончательно не стряхнул сон, ибо среди  леса
стояла  женщина  и  громко кричала. У  женщины  были  желтые волосы,  и  она
кричала,  потому, может  быть,  что осветитель,  а  это, надо  полагать, был
младший из братьев Формелла, слепил и раздражал ее своим прожектором. "Нет!"
-- кричала женщина. "О горе мне! -- кричала женщина, и еще:  -- Кто причинил
мне это зло?"  Но  Формелла, который  именно  что и причинил ей это зло,  не
отвел прожектор,  и вопли  одинокой женщины, которую матушка позже  обозвала
солисткой,  перешли  в  изредка  вскипающее  серебряной  пеной  хныканье, от
которого  хоть и поблекли  до срока листья на  деревьях сопотского  леса, но
которое  ничего не могло  поделать с прожектором Формеллы. Перед прожектором
голос, хоть и не лишенный силы, спасовал. Требовалось вмешательство  Оскара,
чтобы   отыскать    невоспитанный    источник    света    и    при    помощи
одного-единственного  крика  с дальним  радиусом  действия, крика  еще более
неслышного, чем  тихая настырность комаров, убить прожектор.  Что  при  этом
возникнет короткое замыкание,  тьма, россыпь искр и  лесной пожар,  который,
хотя его скоро удалось потушить, успел вызвать панику,  я совершенно  не мог
предвидеть  -- я ведь и сам потерял в толчее  не только  матушку, но и обоих
грубо разбуженных господ, да и мой барабан пропал в этой  сумятице. Матушку,
которая  после  лесного  пожара начала осваивать Вагнера в  переложении  для
нашего пианино, эта третья моя встреча с театром навела на мысль весной одна
тысяча  девятьсот тридцать четвертого года  приобщить меня к воздуху  цирка.
Оскар  не намерен  разглагольствовать о  серебряных  дамах на  трапециях,  о
тиграх из цирка Буш и о ловких тюленях.  Никто не рухнул вниз из-под купола,
ни  у одного дрессировщика ничего не откусили. И  тюлени делали все, чему их
учили: жонглировали мячами и ловили на лету живых селедок в награду. Цирку я
благодарен  за веселые представления  для детей  и  за столь для меня важное
знакомство   с  Беброй,  музыкальным  клоуном,  который  играл  на  бутылках
"Джимми-тигра"  и  руководил  группой  лилипутов.  Встретились мы  с  ним  в
зверинце. Мама и двое мужчин при ней решили подвергнуться оскорблениям перед
обезьяньей   клеткой.   Хедвиг  Бронски,  тоже  составившая   нам  компанию,
показывала своим детям пони. После того как лев  разинул на меня пасть, я по
легкомыслию решил заняться  совой и попытался победить  взглядом  птицу,  но
птица  сама  меня   победила,  и   Оскар  сконфуженно,  с  красными   ушами,
оскорбленный  до  глубины  души,  забился куда-то  между  бело-синими жилыми
фургончиками, потому что там, кроме карликовых коз -- да и те на привязи, --
других зверей  не  имелось.  В подтяжках,  в домашних  туфлях он прошел мимо
меня, неся ведро воды. Наши  взгляды  бегло  встретились,  но мы узнали друг
друга немедля. Он поставил ведро на землю, наклонил к плечу  большую голову,
подошел ко мне, и я прикинул, что он выше меня сантиметров на девять.
     -- Вы только поглядите, --  проскрежетал  он сверху вниз,  -- нынче уже
трехлетки не желают больше расти.
     Поскольку я не отвечал, он сделал второй заход:
     -- Мое  имя Бебра,  происхожу по прямой  линии от  принца Евгения, чьим
отцом  был  Людовик  Четырнадцатый,  а   отнюдь  не  какой-то  савояр,   как
утверждают.
     И поскольку я все так же молчал, он сделал третий заход:
     --  Прервал  свой  рост  в  десятый   день  рождения.  Поздновато,   но
все-таки...
     Раз он был со мной так откровенен, я и сам представился, но расписывать
свое родословное древо не стал и назвал себя просто: Оскар.
     --  Скажите-ка,  дорогой мой  Оскар,  вам  теперь  должно  быть  годков
четырнадцать-пятнадцать,  а  то  и вовсе  шестнадцать.  Просто  не  верится,
неужели всего девять с половиной, как вы говорите?
     Теперь и мне следовало определить его возраст, и я нарочно занизил.
     -- Да вы  льстец, дорогой мой друг.  Тридцать пять --  это  осталось  в
прошлом. В августе я  отпраздновал  пятьдесят  третий  день рождения.  Я  бы
вполне мог быть вашим дедушкой.
     Оскар  сказал ему  несколько учтивостей по  поводу  его  акробатических
номеров  как  клоуна,  высоко  оценил  его музыкальность  и, повинуясь  зову
тщеславия, тоже  продемонстрировал некий  фокус.  Три  лампочки из циркового
освещения послужили убедительным тому доказательством, после  чего  господин
Бебра вскричал: "Браво, брависсимо!"-- и выразил готовность зачислить Оскара
в  свою  труппу.  Еще  и  по  сей  день  я порой сожалею,  что не принял его
предложения, что придумал какую-то отговорку и сказал:
     --  Видите  ли,  господин  Бебра, я  предпочитаю  быть среди  зрителей,
предоставляя своему скромному искусству  возможность цвести втайне, вдали от
шумных звуков одобрения, но  я никогда не буду среди тех,  кто  не  наградит
аплодисментами ваше выступление.
     Господин Бебра поднял морщинистый указательный  палец и воззвал ко мне:
-- Дражайший Оскар,  поверьте на слово опытному коллеге.  Наш  брат не имеет
права находиться среди зрителей. Наш брат обязан  быть на сцене, на эстраде.
Наш брат должен задавать тон и  определять  ход действия, не то зритель  сам
будет воздействовать  на тебя и куда как  охотно устроит тебе пакость. Почти
влезая  мне  в  ухо, он шептал,  делая  древние глаза:  -- Они  придут!  Они
рассядутся на почетных местах! Они устроят факельные шествия! Они воздвигнут
трибуны, они заполнят трибуны и возвестят нашу погибель. Вы еще увидите, мой
юный друг, что будет твориться  на этих трибунах! Вот  и постарайтесь всегда
сидеть среди тех, кто на трибунах, и  никогда не стоять перед ними. Но  тут,
поскольку меня окликнули, господин Бебра схватил свое ведро.
     -- Вас ищут,  дорогой друг! Но мы еще увидимся. Слишком мы малы,  чтобы
потерять друг друга. Бебра всегда твердит одно: "Маленькие люди вроде нас  с
вами  отыщут местечко даже  на самой переполненной  сцене. А если не на ней,
то, уж верно, под  ней, но ни  за что -- перед ней.  Это говорит вам  Бебра,
происходящий по прямой линии от принца Евгения".
     Матушка,  которая,  крича "Оскар", вышла из-за  фургончика, еще  успела
увидеть, как господин Бебра поцеловал меня в лоб, затем подхватил свое ведро
и, загребая плечами, взял курс на один из фургончиков.
     --  Вы  только подумайте! -- так  немного спустя  матушка выражала свое
возмущение перед Мацератом и  семейством Бронски. --  Он был у  лилипутов. И
какой-то  гном поцеловал  его  в  лоб.  Будем надеяться, что это  ничего  не
значит. Но поцелуй, запечатленный Беброй на моем челе, значил для меня очень
много. Политические события ближайших лет подтвердили его правоту:  началась
пора факельных шествий и маршировки перед трибунами. Подобно тому как я внял
советам  господина  Бебры, матушка близко  приняла к  сердцу по крайней мере
часть   тех  предостережений,   которыми  осыпал   ее  Сигизмунд   Маркус  в
Цойгхаус-пассаже и неизменно их повторял  с  тех пор при каждом ее визите по
четвергам. Пусть  даже матушка и не уехала  вместе  с  Маркусом в  Лондон --
лично  я  не  возражал бы  против  такого переезда, -- но она  осталась  при
Мацерате,  а Яна Бронски видела  не так чтобы часто,  -- другими словами, на
Тишлергассе за счет  Яна  либо играя  дома в  скат,  каковой с  каждым разом
обходился Яну все дороже, поскольку он неизменно проигрывал. Мацерат  же, на
которого матушка  поставила,  вняв  совету Маркуса,  и  на чье имя сохранила
вклад, не удвоив его, вдруг в одна тысяча девятьсот тридцать четвертом году,
то есть  сравнительно рано признав силы порядка, вступил в партию, хотя и не
смог  там подняться  выше  целленляйтера.  В связи  с производством  в  чин,
явившимся, как и все нестандартные события, поводом для очередного вечера за
картами,  Мацерат   впервые  изложил   свои  предостережения,  которые   уже
неоднократно высказывал  Яну Бронски по поводу его деятельности на  Польской
почте, с более строгой,  но  и более  озабоченной интонацией. В остальном же
сколько-нибудь заметных  перемен  не  произошло.  С гвоздя  над  пианино был
удален сумрачный Бетховен, подарок Греффа, и на тот же самый гвоздь водружен
для всеобщего  обозрения Гитлер с  не менее  сумрачным взглядом. Мацерат, не
испытывавший особой любви  к  серьезной музыке, явно намеревался подвергнуть
глухого композитора  окончательному изгнанию. Однако матушка, очень ценившая
медлительные пассажи Бетховена, разучила два  или три в еще  более медленном
темпе, чем  положено, и время от времени выдавала  их по капле и настояла на
том, чтобы Бетховена перевесили на другое место, если не над кушеткой, то уж
по  крайней  мере над буфетом. Возникло наиболее мрачное из  всех  возможных
противостояний: Гитлер и гений висели теперь друг против друга, глядели друг
на друга  и  видели  друг  друга насквозь, но никакой радости друг другу  не
доставляли.  Мало-помалу  Мацерат  докупил  все составные части  формы. Если
память мне не изменяет, он начал с приобретения форменной партийной фуражки,
которую  носил  даже  в   ясную  погоду,  опустив  вниз  ремень,  натирающий
подбородок. Какое-то  время он носил к этой фуражке белые сорочки  с  черным
галстуком  или ветровку  с повязкой  на  рукаве. Когда же он приобрел первую
коричневую рубашку,  ему неделю спустя захотелось обзавестись бриджами цвета
фекалий и сапогами. Матушка  этому  воспротивилась,  и опять  прошел месяц с
лишком,  прежде  чем  Мацерат  собрал  наконец полное обмундирование.  Повод
обрядиться  в  форму  выпадал  по  нескольку  раз  на  неделе,  но   Мацерат
ограничивался лишь участием в воскресных манифестациях на Майском лугу возле
спортзала. Зато уж тут он стоял как скала, отказываясь брать зонтик даже при
самой  пакостной  погоде, и  нам  нередко  доводилось  слышать  из  его  уст
присказку,  которая  стала  для  него  постоянной.  "Служба есть  служба, --
говорил Мацерат, --  а водка  есть водка", после чего, приготовив жаркое, он
каждое воскресное утро покидал матушку, ставя  меня  в щекотливое положение,
ибо Ян  Бронски,  умевший  правильно оценить  новую воскресную  политическую
ситуацию,  наносил  моей  покинутой  матушке по-штатски однозначные  визиты,
покуда  Мацерат  стоял в строю. Что ж мне  еще оставалось делать, кроме  как
скрыться  с глаз? Я не  желал ни мешать парочке на кушетке, ни  наблюдать за
ней. И едва мой облаченный  в форму  отец  исчезал  из  поля  зрения,  а  на
горизонте маячил визит гражданского лица, которого я уже в  ту  пору называл
своим  предполагаемым отцом,  мы с барабаном  двигались из  дома  к Майскому
лугу. Вы,  пожалуй, спросите, а почему  обязательно туда? Поверьте на слово,
что по воскресеньям в порту почти ничего не  происходило,  что предпринимать
лесные  прогулки  я как-то не осмеливался и что внутреннее  убранство церкви
Сердца Христова  тогда  еще ничего  не  говорило моему  сердцу.  Оставались,
правда,  скауты  господина   Греффа,  но  тамошней   подавленной  эротике  я
предпочитал, уж признаюсь честно, суету на Майском лугу, даже если вы за это
назовете меня  попутчиком.  Выступали  там либо Грайзер, либо  гауляйтер  по
идеологии Лебзак. На Грайзера я никогда не обращал особого внимания,  он был
слишком умеренный,  и вскоре его заменили на  куда более шустрого баварца по
имени Форстер, которого  и сделали гауляйтером. Зато Лебзак был таков, что и
сам вполне мог заменить Форстера. Не будь Лебзак горбат, этому типу из Фюрта
было бы куда как сложно  утвердиться в портовом городе. По  достоинству ценя
Лебзака и видя в его горбе примету высокой  интеллигентности, партия сделала
его  гауляйтером по идеологии. И  дело свое  этот  человек  понимал.  Покуда
Форстер  с  нелепым баварским  акцентом только и знал что орать: "В  объятия
рейха!"  --  Лебзак  уделял  больше  внимание  подробностям, говорил на всех
разновидностях   данцигского   нижненемецкого,   рассказывал  анекдоты   про
Боллермана  и  Вульсудского,  умел  разговаривать и с портовыми  рабочими  в
Шихау, и с простым народом в Оре, и с жителями Эмауса, Шидлица, Бюргервизена
и Прауста. Я  просто  испытывал наслаждение, слушая,  как этот  человек, чей
горб становился особенно заметен под коричневым сукном гимнастерки, отвечает
уныло-серьезным  коммунистам  и на  слабые  выкрики  отдельных  социалистов.
Лебзак  умел острить, эти остроты он извлекал из  своего  горба, а свой горб
называл по имени, людям такое  всегда нравится. Уж скорее у него,  мол, горб
исчезнет, утверждал  Лебзак,  чем  коммунары  отпразднуют победу.  С  самого
начала было ясно, что  горб никуда не денется, что горб сидит несокрушимо, а
стало быть, горб прав  и вместе с ним --  вся партия,  на  основе чего можно
сделать вывод, что горб -- идеальная  основа для любой идеи.  Когда Грайзер,
Лебзак, а позднее Форстер выступали, они всякий раз  поднимались на трибуны.
Речь  шла о  тех трибунах, которые нахваливал  мне маленький господин Бебра.
Поэтому  я довольно  часто принимал оратора Лебзака, одаренного  и горбатого
Лебзака, каким он был на трибунах, за посланца Бебры, который, облачившись в
коричневую  форму, отстаивает свое,  а, по  сути, также и мое дело. Что  это
вообще такое: трибуны? Неважно, для  кого и перед кем их воздвигнут, они, во
всяком случае, должны быть симметричны. Вот и трибуны на Майском  лугу перед
спортивной  школой  отличались подчеркнутой  симметричностью.  Пойдем сверху
вниз:  шесть знамен со свастикой, одно подле другого. Ниже  флаги, вымпелы и
штандарты. Потом ряд черных эсэсовцев с подбородными ремнями. Потом два ряда
штурмовиков, которые во время  песнопения и говорения держали руки на пряжке
ремня. Потом --  эти сидели -- члены партии в несколько  рядов, все в форме,
за спиной у  оратора  на кафедре, то есть  те же партайгеноссен и фюрерши из
женской  организации с материнским выражением лица, представители  сената  в
гражданском платье,  гости из рейха и  полицайпрезидент или его заместитель.
Подножие  трибун омолаживали  своим  присутствием  гитлерюгенд  или,  вернее
говоря,  территориальный взвод  фанфаристов  из  юнгфолька,  а  также  взвод
барабанщиков  и  трубачей  из гитлерюгенда. Во время некоторых  манифестаций
слева  и  справа,  то  есть  опять-таки   строго  симметрично,  располагался
смешанный  хор,  который  либо  скандировал  лозунги,  либо  воспевал  столь
излюбленный балтийский ветер, тот, что, если верить песне, лучше всех других
ветров   приспособлен   для   разворачивания   знаменного   кумача.   Бебра,
поцеловавший меня в лоб, сказал также: "Оскар, никогда не стой перед сценой.
Наш брат  должен быть  на  сцене". По  большей  части мне удавалось отыскать
место  между  руководительницами женских  организаций. К сожалению,  дамы не
упускали  случая  во  время  манифестаций  из  пропагандистских  соображений
гладить меня по головке. Я  с  моим  жестяным барабаном не мог примешаться к
литаврам,  фанфарам  и  большим  барабанам  у подножия трибуны, мой  барабан
отвергал  дробь ландскнехтов. Да и надежды, которые я возлагал на гауляйтера
по  идеологии Лебзака,  тоже  пошли прахом. Я жестоко  разочаровался в  этом
человеке. И посланцем  Бебры,  как я предполагал, он не был,  и ни малейшего
представления  о  моем  истинном возрасте он  не  имел. Во время  одного  из
политических воскресений я попался ему перед  самой кафедрой,  приветствовал
его  партийным  приветствием,  посмотрел ему  прямо  в  глаза,  после  чего,
подмигивая, шепнул: "Бебра -- наш фюрер!" -- но никакой мысли у  Лебзака при
этом не возникло, и он погладил меня по головке точно так же, как это делали
фюрерши из женских организаций, а под конец велел даже -- ему ведь надо было
произносить  речь  --  спустить Оскара на землю, после чего  Оскара  с  двух
сторон  зажали   две  фюрерши  Союза  немецких  девушек  и  во  время   всей
манифестации выспрашивали про "папочку и мамочку".  Поэтому никого не должно
удивлять,  что  уже  летом  тридцать  четвертого  года и  безотносительно  к
рэмовскому путчу партия начала мало-помалу меня разочаровывать. Чем больше я
разглядывал трибуны, стоя перед ними,  тем подозрительнее мне  казалась  вся
эта симметрия,  которую  смягчал лишь горб Лебзака. Нетрудно догадаться, что
мой критический настрой разжигали  барабанщики и фанфаристы, и вот в августе
тридцать   пятого,  в   душное   воскресенье   с   очередной  манифестацией,
сопровождаемой  взводом  барабанщиков и трубачей, я  пристроился у  подножия
трибун. Мацерат вышел из дому  уже в девять  часов. Я еще помогал ему драить
коричневые кожаные краги, чтобы  он  не опоздал. Даже в этот ранний утренний
час стоял  невыносимый зной, и, прежде чем  попасть на воздух, Мацерат успел
напотеть под мышками на своей коричневой рубашке темные, все увеличивающиеся
полукружья. Ровно в половине десятого явился Ян Бронски  в легком  и светлом
летнем  костюме,  в ажурных, жемчужно-серых полуботинках  и  при  соломенной
шляпе.  Ян  немножко поиграл со  мной, но  и во время  игры не сводил глаз с
матушки, которая как раз накануне вымыла голову.  Я  быстро заметил, что мое
присутствие  мешает  их  разговору,  делает  их  поведение неестественным, а
движения  Яна скованными. Легкие летние брюки явно начали стеснять  Яна. Я и
выкатился из дому, пошел по стопам  Мацерата,  отнюдь не считая его образцом
для   подражания.   Из  осторожности  я  обходил  стороной   улицы,   полные
устремляющихся   к   Майскому  лугу  людей  в  форме,  и  подоспел  к  месту
манифестации со стороны  теннисных кортов, расположенных  возле  спортивного
зала. Благодаря этому кружному пути я мог полюбоваться видом трибун сзади.
     Вам   когда-нибудь  доводилось  смотреть  на  трибуны  сзади?  Поистине
следовало  бы всем  людям --  это  просто такое предложение -- показать, как
выглядят трибуны сзади, прежде чем собирать их перед трибунами. Кто хоть раз
посмотрел на  них сзади, и  посмотрел внимательно,  тот будет с этого самого
часа взыскан  судьбой и не доступен ни для какого колдовства, в той или иной
форме подносимого с трибун. То же  можно сказать и о  виде церковных алтарей
сзади; впрочем, это уже из другой оперы.
     Однако Оскар, которого  во все времена отличала тяга к основательности,
не  удовольствовался  разглядыванием  неприкрытого   и   истинного  в  своем
безобразии  помоста,  он  припомнил  слова  своего  магистра Бебры, зашел  с
грубой,    оборотной   стороны   возвышения,   предназначенного   лишь   для
разглядывания спереди, протиснулся вместе с барабаном,  без которого никогда
никуда не ходил, между стропилами,  ударился о  выступающую балку,  разодрал
колено  о  предательски  торчащий  из дерева гвоздь, услышал, как у него над
головой шаркают сапоги партайгеноссен и туфельки фюрерш, и, наконец, забился
туда,  где было  всего жарче в полном соответствии с месяцем августом: перед
внутренним подножием  кафедры  за  распоркой он  нашел  достаточно удобное и
безопасное место, где мог наслаждаться акустическими соблазнами политической
манифестации,  не позволяя знаменам отвлекать  себя,  а  мундирам оскорблять
свой взор.
     Итак, я присел как раз под тем местом, где была кафедра. Слева и справа
от меня и надо мной  стояли, расставив ноги и,  как я догадывался,  зажмурив
ослепленные солнцем глаза, самые юные барабанщики из юнгфолька и постарше --
из гитлерюгенда. А потом --  толпа. Я носом чуял ее сквозь щели обшивки. Все
это  стояло, соприкасаясь  локтями и  воскресными  одеждами, все это прибыло
пешком либо на трамвае,  все это частично  побывало на утренней мессе, но не
получило  полного  удовлетворения, все  это пришло,  чтобы,  ведя под  ручку
невесту, что-то ей предложить, все это желало присутствовать, когда делается
история, пусть даже убив на это полдня.
     Нет, внушал себе Оскар, пусть не окажется, что  они напрасно били ноги.
И  он  устремил глаза  сквозь  дырку  в  обшивке сцены,  заметил беспокойное
движение со стороны Гинденбургаллее.  Они приближаются!  Над ним  громыхнули
слова команды, предводитель взвода барабанщиков и фанфаристов взмахнул своим
жезлом, музыканты чуть дохнули в свои  фанфары, приладились  к  мундштукам и
вот  уже разом  на  самый  сквернейший ландскнехтовский  лад  дунули  в свои
надраенные сидолом медяшки, так что у Оскара заболели уши, и он сказал себе:
"Бедный штурмовик Бранд,  -- и еще: -- Бедный  гитлерюнге  Квекс, вы погибли
зазря".
     Словно желая подтвердить прощальное слово по адресу  жертв движения,  к
звукам  фанфар примешался тяжелый грохот по телячьей коже барабанов. Проход,
ведущий сквозь толпу  к сцене, позволял  угадывать приближение  мундиров,  и
Оскар промолвил:  "Вот теперь,  мой народ, слушай меня, народ".  Барабан уже
лежал в  должной позиции, с  небесной  раскованностью  я  дал взыграть обеим
палочкам,  нежным  движением  запястий извлек  из  своей  жести  прекрасные,
веселые такты вальса и, все горячей заклиная Вену и голубой Дунай, придал им
нужную  громкость,  покуда  наверху,  надо  мной,  первому   и   второму  из
ландскнехтовских барабанов вдруг тоже не полюбился  мой вальс, да  и плоские
барабаны  старших  мальчиков  с  большей  или  меньшей  степенью  искусности
подхватили мою прелюдию. Конечно, нашлись и  среди них несгибаемые, лишенные
слуха,  которые знай себе бумкали и бумкали, а я ведь задавал столь  любимый
народом  счет на три четверти. Оскар уже готов был прийти в отчаяние, но тут
фанфаристов  наконец  осенило, и поперечные флейты тоже запели --  о  Дунай,
голубой Дунай.  Лишь оба  командира  -- фанфарного  и барабанного взводов --
никак  не  желали уверовать  в короля  вальсов  и выкрикивали свои  докучные
команды, но  я  их сместил, теперь пошла моя музыка. И народ был мне за  это
благодарен.  Перед  трибуной  послышался  уже  громкий  смех,  кто-то  начал
подпевать:  "День золотой, чуть блещет река", и  по всей площади  растекался
голубой  Дунай, до Гинденбургаллее, --  такой  голубой, и  до  Стеффенспарка
голубой  скакал  мой   ритм,  усиленный  раскрученным  на  полную  громкость
микрофоном  у меня над головой.  А глянув в  мою дырочку и не переставая при
этом барабанить, я заметил, что людям мой вальс доставляет удовольствие, что
они взволнованно подпрыгивают, что он передался им в  ноги, и вот уже девять
пар танцевали на лугу, и еще одна, и свел их король вальсов. Только Лебзаку,
который вместе с  крайсляйтерами, штурмбаннфвдрерами, с Форстером, Грайзером
и Раушнингом, который с длинным  хвостом  из  руководящих деятелей варился в
гуще  толпы, перед которым грозил  сомкнуться проход  к сцене, вальс, как ни
странно, пришелся не по вкусу. Лебзак уже привык, что прямолинейная маршевая
музыка сквозь все шлюзы выводит его к трибунам. А легковесные звуки отняли у
него веру  в народ. Сквозь  дырку я наблюдал его страдания. В дырку  задувал
ветер. И  хотя  у меня  даже  глаз воспалился,  Лебзак почему-то  внушал мне
жалость,  и я  сменил  вальс на чарльстон "Джимми-тигр", я воспроизводил тот
ритм,  который  клоун  Бебра  выбивал  на  бутылках из-под  сельтерской;  но
мальчишки перед трибуной  не поняли чарльстон, это  было другое поколение, и
оно, конечно  же, не имело ни  малейшего  понятия  ни  о  чарльстоне,  ни  о
"Джимми-тигре". Они барабанили -- о мой добрый друг Бебра --  не Джимми и не
тигра -- они молотили кто в лес,  кто по дрова, они выдували из своих фанфар
Содом  и Гоморру. А поперечным флейтам это было безразлично. Командир взвода
фанфаристов крыл их  последними словами. Но мальчики из взвода фанфаристов и
барабанщиков  барабанили, свистели,  трубили, наяривали что есть мочи, и это
для Джимми обернулось великой радостью среди жаркого тигрового августа, а до
соотечественников,   которые  тысячами  тысяч  столпились  перед   трибуной,
наконец-то дошло: это Джимми-тигр приглашает людей на чарльстон! И  те,  кто
на Майском лугу  еще не танцевал,  принялись, пока  не поздно,  расхватывать
последних свободных дам.  Только  Лебзак принужден был танцевать на  пару со
своим  горбом,  ибо по соседству  все  носившее юбку было  уже  давным-давно
ангажировано,  а  те  дамы  из  женских  организаций,  которые могли бы  его
выручить, ерзали далеко от одинокого Лебзака на жестких скамьях сцены. И тем
не менее  -- это, конечно, присоветовал ему его горб -- он  танцевал,  желая
сделать  хорошую мину  при  плохом  чарльстоне и  спасти то,  что  еще можно
спасти. Но спасти  уже  ничего было нельзя.  Народ оттанцевал с луга, и тот,
хоть и весь истоптанный, стал совершенно пустым и зеленым. Народ за компанию
с  "Джимми-тигром" рассеялся  по  просторным  куртинам примыкающего  к  лугу
парка. Именно там открывались джунгли, которые посулил им Джимми, там  тигры
мягко  выступали на  бархатных  подушечках, заменяя  первобытный лес  людям,
которые еще совсем недавно теснились на Майском лугу. Закон и дух порядка --
все пошло к черту. Те же, кто отдавал предпочтение культуре, вполне могли на
широких  ухоженных  променадах  той  Гинденбургаллее,  которая впервые  была
насажена в восемнадцатом веке, спилена в одна тысяча восемьсот седьмом году,
при осаде города войском Наполеона, и в одна тысяча восемьсот десятом  вновь
насажена теперь  уже в честь  Наполеона,  короче  --  танцоры  вполне  могли
наслаждаться  моей музыкой на исторических  землях, потому что микрофоны над
моей головой  так и не выключили, потому  что  меня было  слышно до Оливских
ворот, потому что я не  сдавался, покуда мне и молодцам у подножия трибун не
удалось при  посредстве выпущенных на свободу тигров Джимми очистить Майский
луг решительно от всего -- если не считать лютиков.
     И даже когда я предоставил своей жести давно ею заслуженный покой, юные
барабанщики все еще не унимались.  Потребовалось некоторое время, прежде чем
утратило свою силу мое музыкальное воздействие.
     Остается добавить, что Оскар не мог сразу покинуть внутренности трибун.
Группы  штурмовиков  и  эсэсовцев  больше часа  простукивали сапогами доски,
выдирали  клочья из синих и коричневых гимнастерок, явно отыскивая что-то во
всем  устройстве  трибуны  --  может,  социалиста,  а  может,  целую  группу
вредителей  из коммунии. Не перечисляя здесь  все уловки  и хитрости Оскара,
заметим коротко: они его не нашли. А не нашли они его потому, что не доросли
до него.  Наконец  тишина и спокойствие воцарились  в  деревянном лабиринте,
размерами, пожалуй, равном тому киту, во чреве которого  сидел, пропитываясь
рыбьим  жиром,  Иона.  Оскар  не  был  пророком, и он  захотел  есть. Но  не
случилось рядом  Господа  Бога,  который  сказал  бы  ему: "Встань  и иди  в
Ниневию, город  великий, и  проповедуй  в нем!" И  не  дал Господь  возрасти
растению,  которое потом по Божию велению подточил бы червь. Я не скорбел ни
о том библейском растении, ни о городе Ниневия, пусть даже этот город звался
Данциг.  Мой барабан, совсем  не библейский, я  засунул под пуловер, у  меня
хватало забот и о самом себе; ни на что не наткнувшись, не зацепившись ни за
один  гвоздь,  я  выбрался  из   внутренностей  трибун,   воздвигнутых   для
манифестаций  всякого  рода и лишь по случайному  совпадению имевших размеры
заглатывающего пророков кита.
     И  никому  не было дела до маленького мальчика, который  насвистывал  и
медленно,  как   трехлетка,  двигался  по  краю   Майского  луга  в  сторону
спортивного зала. Позади  теннисных кортов прыгали  мои  ребятишки,  те, что
раньше  стояли  у  подножия трибун, держа перед  собой  солдатские барабаны,
малые барабаны,  поперечные флейты, фанфары.  Штрафные  учения, подумал  я и
лишь  умеренно  посочувствовал им,  прыгающим  по  свистку  гебитсфюрера.  В
стороне от своего  штаба прохаживался Лебзак со своим  одиноким  горбом.  На
конечных   пунктах   целенаправленного   маршрута,   который   он   совершал
разворачиваясь на каблуках, ему уда лось изничтожить всю траву и все лютики.
     Когда Оскар  вернулся домой, обед уже  стоял на столе.  Подавали мясную
запеканку  с картошкой и  красной капустой, а на десерт шоколадный  пудинг с
ванильным  соусом.  Мацерат не проронил за  обедом ни  слова, матушка витала
мыслями где-то в другом месте, зато после обеда был семейный скандал на тему
"ревность  и  Польская  почта".  Под  вечер  освежающая  гроза  с  ливнем  и
великолепной  барабанной  дробью   града  дала   длительное   представление.
Утомленной жестянке Оскара дозволили отдыхать и внимательно слушать.




     Долго, в  течение очень долгого  времени, а точнее сказать -- до ноября
тридцать восьмого,  стоя  со  своим барабаном под  разными подмостками,  я с
большим  или  меньшим  успехом   срывал  манифестации,  заставлял  заикаться
ораторов, преобразовывал марши, а также хоралы в вальсы и фокстроты.

     Нынче,  будучи  частным  пациентом специального  лечебного  учреждения,
когда все описанное стало  достоянием истории  и разрабатывается пусть  даже
усердно, но как новости вчерашнего дня,  я наконец сумел достичь необходимой
дистанции  между собой и моим барабанничаньем под трибунами. Ничто  не может
быть ошибочней, чем из-за шести либо  семи сорванных манифестаций, трех либо
четырех сбившихся с  ноги на подходе и на проходе колонн  провозгласить меня
борцом Сопротивления. Толкуют о духе Сопротивления, об очагах Сопротивления.
Сопротивление можно даже сделать чисто внутренним,  и тогда это  называется:
внутренняя эмиграция. Не говоря уже о тех библейской твердости мужах  чести,
которые  за  недостаточное затемнение окон  спальни  во время войны получили
разнос  от люфтшуцварта  и уплатили  штраф, а теперь  называют  себя борцами
Сопротивления,  мужами  Сопротивления.  Попытаемся  еще  раз  заглянуть  под
сценические  площадки Оскара. Оскар  ли задавал ритм на своем барабане? Брал
ли он  по совету  своего наставника  Бебры  действие в  собственные  руки  и
заставлял  народ  отплясывать  перед  трибунами?  Расстроил  ли  он  замысел
Лебзака, столь  языкастого, прошедшего огонь, воду и медные трубы гауляйтера
по идеологии? Сорвал ли он в августе тридцать пятого года, в то воскресенье,
когда  полагался обед  из  одного блюда, первый раз, а потом и еще несколько
раз манифестацию в коричневых  тонах  при помощи  хоть  и бело-красного,  но
отнюдь не  польского барабана? Да, вам придется признать,  все это я сделал.
Но можно ли  утверждать,  что я,  пациент специального лечебного учреждения,
стал  из-за  этого   борцом  Сопротивления?   На   такой   вопрос  я  отвечу
отрицательно,  прошу  также   и   вас,  отнюдь   не  являющихся   пациентами
специального лечебного учреждения, видеть во  мне не более чем  чудаковатого
человека, который из сугубо личных и вдобавок эстетических соображений, да и
приняв близко к  сердцу наставления  своего учителя  Бебры,  отверг  цвет  и
покрой мундиров, ритм и громкость принятой на трибунах музыки и лишь поэтому
с помощью обыкновенной детской игрушки пробарабанил своего рода протест.
     В те времена с людьми перед рядами трибун и на них можно было совладать
при посредстве жалкого барабана, и скажу вам честно: я до совершенства довел
свой номер, равно как и разрезание голосом стекол на расстоянии. Я барабанил
не только против коричневых манифестаций. Оскар сидел также под  трибунами у
красных и у черных, у скаутов и  у  молодых католиков в салатных рубашках, у
свидетелей Иеговы и у союза Кифхойзер,  у вегетарианцев и у  младополяков из
движения ультранационалистов. Что бы они ни собирались пропеть,  протрубить,
вознести в молитве, возвестить миру -- мой барабан умел лучше, чем они.
     Итак,  мое  дело  есть дело  разрушителя. И  то, что  я не мог  одолеть
барабаном, я убивал голосом, почему наряду с мероприятиями,  проводимыми при
свете  дня и  направленными против  трибунной симметрии, я приступил также к
ночной  деятельности:  зимой  тридцать  шестого--тридцать  седьмого  года  я
разыгрывал  искусителя.  Первые  уроки  в науке  искушения  ближних  своих я
получил от бабушки Анны  Коляйчек, которая той суровой  зимой открыла ларек,
иными словами,  в  своих четырех юбках она  сидела  за рыночным прилавком  и
жалобным голосом предлагала к празднику: "Свежие яечки, маслицо желтенькое и
гусятки,  не  жирны,  не постны!" Базарные  дни  бывали  по  вторникам.  Она
приезжала из Фирека по  узкоколейке,  снимала перед самым Лангфуром валенки,
надетые на дорогу, меняла их  на  бесформенные галоши, продевала руки в  обе
корзины  и топала на Банхофштрассе к своему прилавку,  где  висела табличка:
"Анна Коляйчек, Биссау". Ах,  как дешевы были  тогда яйца! За  гульден можно
было  купить  целых полтора десятка, а  кашубское масло стоило  дешевле, чем
маргарин.  Моя бабушка стояла между двух рыбных торговок,  которые наперебой
выкликали:  "А  вот  кому камбалы!" и  "Треска-тресочка, подходи!" Благодаря
морозу  масло  каменело,  яйца  не портились,  рыбья  чешуя  превращалась  в
тончайшие бритвенные  лезвия,  а  одноглазый  человек  по  имени  Швердфегер
получал  работу  и,  соответственно,  заработок: он  разогревал  кирпичи над
открытым костерком из древесного  угля, после чего, завернув их  в  газетную
бумагу,   выдавал   напрокат  базарным  торговкам.   Моя   бабка  наказывала
Швердфегеру каждый час  подсовывать ей под юбки  горячий кирпич,  Швердфегер
производил эту операцию железным заступом. Он  совал под  слегка приподнятые
юбки дымящийся сверток  --  разгрузочное  движение,  затем погрузочное, -- и
заступ  Швердфегера с почти остывшим кирпичом выползал из-под бабкиных юбок.
Ах, как  я завидовал этим  накапливающим и  раздающим тепло  кирпичам!  Я  и
сегодня мечтаю теплым кирпичом лежать под  юбками у своей бабушки, чтоб меня
снова и снова  меняли на меня же. Вы, пожалуй, спросите: а  чего  ищет Оскар
под юбками  у  своей  бабушки? Уж не хочет ли он  в подражание  своему  деду
Коляйчеку надругаться  над  старой женщиной? Или,  может, он ищет  забвения,
родину,  завершающую нирвану?  И  Оскар отвечает: Африку искал я у  нее  под
юбками,  возможно, Неаполь, который, как известно, надо увидеть. Там воедино
сливались потоки, там проходил водораздел,  там дули особые  ветры, но могло
царить и безветрие, там шумели дожди, но человеку там было сухо, там корабли
становились  на  якорь, а  может,  и  выбирали  якоря, там рядом  с  Оскаром
восседал  Господь  Бог, который всегда любил тепло,  там черт  начищал  свою
подзорную  трубу,  а  ангелочки играли в жмурки;  под юбками у  моей бабушки
всегда  стояло лето, даже когда горели свечи  на  рождественской  елке, даже
когда  я отыскивал в  саду пасхальные яички или праздновал День всех святых.
Нигде более я не мог жить так спокойно и в полном соответствии с календарем,
как под  юбками у своей бабушки. Однако  бабушка не пускала  меня  к  себе в
базарный  день,  да  и вообще пускала очень  редко. Я  сидел рядом с ней  на
ящике, ее рука заменяла мне источник тепла, я глядел, как приходят и  уходят
кирпичи, и  учился у бабушки  на искусителя. Она выбрасывала старый  кошелек
Винцента  Бронски  на   веревочке  в  утоптанный  снег  тротуара,  до   того
испачканный  посыпанным песком, что  веревочку видели  только мы с бабушкой.
Хозяйки приходили, уходили,  покупать ничего не  желали, хотя все было очень
дешево, может, они желали вообще получать это  в подарок да еще и в  придачу
что-нибудь, ибо вот одна дама нагнулась за подброшенным кошельком  Винцента,
уже коснулась кожи пальчиками, но  тут бабушка подтаскивала к себе удочку со
слегка смущенной  милостивой госпожой, прямо к своему ящику подтаскивала она
хорошо одетую рыбку и была при этом само дружелюбие: "Ну, мадамочка, маслица
не желаете, желтенькое, как золото, а то яечки, полтора десятка за гульден?"
Таким манером Анна Коляйчек распродавала  свои  натуральные продукты. Я тоже
постиг    магию   искушения,   не   того   искушения,   которое   заманивало
четырнадцатилетних  оболтусов в подвал  с Сузи  Катер, чтобы поиграть там во
врача и больного. Меня это не искушало, от этого я уклонялся, после того как
ребятня из нашего дома, Аксель Мишке  и Нухи Эйке как производители вакцины,
а Сузи Катер  как врач, однажды сделала меня пациентом  и заставила  глотать
лекарство, в котором хоть и не было столько песка,  как в супе из  кирпичной
крошки, зато оно оставляло по себе вкус тухлой рыбы. Нет, мое искушение было
почти бестелесным  и действовало  на расстоянии от  партнера.  Много  спустя
после того, как стемнеет, через час или два после того, как закроются лавки,
я ускользал от матушки и  от Мацерата.  И занимал место посреди зимней ночи.
На  тихих,  почти безлюдных улицах, в укрытых от ветра  подъездах я наблюдал
расположенные  напротив  витрины  гастрономических магазинов,  галантерейных
лавок,  вообще  всех  магазинов,  выставивших на  обозрение  ботинки,  часы,
драгоценности -- словом,  все удобное  и желанное. Далеко  не каждая витрина
была  освещена. Я  даже предпочитал  те лавки, что  предлагали свой  товар в
стороне  от  уличных  фонарей,  ибо  свет  привлекает  всех,  даже  и  самых
заурядных, тогда как полумрак замедляет шаги избранных.
     Меня не интересовали  люди, которые  на ходу, мельком бросали взгляд  в
ярко освещенную витрину, причем скорее на ценник, чем  на товар, или те, кто
проверял в зеркальном стекле, не криво ли сидит шляпа. Нет, клиенты, которых
я дожидался то в  сухой безветренный мороз,  то  за пляской снежных хлопьев,
под густым  беззвучным  снегопадом  или под  ясной луной, растущей  вместе с
морозом, мои клиенты замирали перед  витриной  как  по  команде и  не шарили
долго глазами  по  выкладке, а, напротив, через  короткое  время  либо сразу
устремляли взгляд на один-единственный предмет.
     И замысел мой был замыслом охотника. Чтобы осуществить его, требовалось
терпение, хладнокровие, свободный и острый глаз. Лишь при  наличии всех этих
предпосылок  моему голосу  дозволялось  бескровным и безболезненным способом
подстрелить дичь, соблазнить дичь -- но на что?
     На кражу: ибо своим беззвучным криком я как  раз на уровне нижнего ряда
товаров,  а  если  удастся, то  прямо напротив  желанного  предмета  вырезал
круглую  дыру, последним  взлетом голоса  заталкивал  вырезанный круг внутрь
витрины, так что можно было услышать приглушенное звяканье, которое, однако,
не  было звяканьем разбитого  стекла, -- можно было услышать,  но  только не
мне. Слишком далеко стоял Оскар, но вот молодая женщина с кроличьим мехом на
воротнике  коричневого, наверняка уже лицованного  зимнего пальто, она могла
услышать и увидеть круглый вырез, она вздрогнула всем своим кроличьим мехом,
хотела уйти прочь, по снегу, но не ушла, может быть, потому, что валил снег,
а  еще потому,  что  при снегопаде,  если  только он  достаточно густой, все
дозволено. И она все оглядывалась, сердясь на снежные  хлопья, оглядывалась,
словно за этими хлопьями не было других хлопьев, все еще оглядывалась, когда
ее  правая рука  вылезла из муфты, тоже  кроличьей. Но  потом она  больше не
оглядывалась,  а  просто сунула  руку  в  круглую дыру, сперва  отодвинула в
сторону стекло, которое упало  как раз на вожделенный предмет,  вынула через
дыру  сперва  одну матово-черную туфлю, потом -- левую, не поцарапав каблук,
не порезав руку об острые края дыры. Туфли исчезли в правом и левом карманах
пальто. Одно мгновение  продолжительностью  в пять снежных хлопьев Оскар мог
видеть приятный, но не слишком выразительный  профиль, уже подумал было, что
это чудесным  образом оживший манекен  из торгового дома  Штернфельд, но тут
она  растворилась  в  снежной  пелене,  еще  раз  возникла  в  желтом  свете
ближайшего фонаря и  скрылась  из светового круга, то  ли  недавно  вышедшая
замуж молодая  женщина, то  ли  оживший манекен.  Мне же  после  проделанной
работы --  а ожидать,  подкарауливать,  не  иметь возможности  барабанить и,
наконец, резать пением и оттаивать замерзшее стекло было  работой, и работой
нелегкой -- не оставалось  ничего другого,  кроме как,  подобно  все той  же
воровке, но без  ее добычи и с  душой столь же воспаленной, сколь и озябшей,
уйти  домой.  Не  всегда  мне удавалось,  как  в изложенном  выше образцовом
случае, завершить столь несомненным успехом уловки совращения. Вершиной моих
честолюбивых замыслов было превращение парочки влюбленных в парочку воришек.
Иногда оба не хотели, иногда он уже протягивал руку, а она тянула его назад,
или,  напротив, она  проявляла должную смелость, а  он пасовал  и хныкал,  в
результате  она повиновалась, но потом начинала его  презирать. А один раз я
совращал перед витриной парфюмерного магазина одну парочку, казавшуюся из-за
снегопада совсем уж юной, он изображал героя и похитил одеколон. Она хныкала
и изъявляла готовность отказаться от всех ароматов мира. Все равно он хотел,
чтобы она  благоухала, и смог утвердить свою  волю до ближайшего фонаря. Там
же эта юная  особа с вызывающей откровенностью,  словно мне назло, поднялась
на цыпочки и целовала  его до тех пор,  пока  он  не  побежал по собственным
следам  обратно и не вернул  витрине  похищенное. Точно  так же получалось у
меня порой с пожилыми господами, от которых я ожидал даже большей прыти, чем
сулил их  молодцеватый  шаг в зимней ночи.  Благоговейно останавливались они
перед магазином сигар, уносились мыслями куда-то в Гавану, в Бразилию, а  то
на острова Бриссаго,  и,  когда мой голос, как по  мерке, производил надрез,
после чего вырезанный кусок аккуратно шлепался на коробку "Черной мудрости",
в таких господах словно бы защелкивался перочинный нож. Они поворачивали  и,
размахивая тростью, пересекали улицу, пробегали мимо меня и моей подворотни,
меня  не  замечая, и  давали  возможность  Оскару  усмехнуться над смятенным
выражением стариковского лица, как бы искаженного усилиями дьявола, впрочем,
к его усмешке примешивалась  легкая озабоченность, ибо все эти господа, чаще
всего преклонных лет  любители  сигар,  обливались  то холодным,  то горячим
потом,  --  короче,  особенно  при  неустойчивой  погоде рисковали  серьезно
простудиться.  Страховым  компаниям пришлось  той зимой  выплатить  изрядные
суммы по большей части застрахованным от взломов магазинам нашего пригорода.
Пусть даже я  ни разу не доводил дело до крупных грабежей, намеренно вырезая
дыры такого размера, что из витрины можно было вытащить один, ну от силы два
предмета, случаи, именуемые "кража со взломом", участились до такой степени,
что криминальная полиция просто сбилась с ног, хотя все равно пресса бранила
ее за бездеятельность. С  ноября тридцать шестого до марта тридцать седьмого
года, когда полковник Коц образовал  в Варшаве  правительство  национального
единства,  набралось шестьдесят  четыре попытки и  двадцать восемь  успешных
хищений  подобного  рода.  Правда,  служащим полиции  либо  удавалось  снова
отобрать  добычу  у  части  этих  пожилых  женщин, франтоватых  приказчиков,
горничных и учителей на  пенсии, которые не были  ворами по  призванию, либо
этих неквалифицированных  витринных мародеров на другой день после того, как
предмет их вожделений обеспечил  им бессонную  ночь, осеняла  идея сходить в
полицию с повинной: "Ах, ах, простите меня, больше это не повторится. Просто
в  стекле вдруг  возникла дыра, когда же  я опомнился  от испуга, а разбитая
витрина уже осталась за три квартала от меня,  вдруг выяснилось, что в левом
кармане моего пальто лежит пара превосходных и наверняка очень дорогих, если
не сказать вообще  бесценных,  кожаных перчаток". Поскольку полиция в чудеса
не верит, всех пойманных, даже тех, кто сам пришел с повинной, препровождали
в тюрьму на срок от одного до двух месяцев. Мне же в ту пору тоже доводилось
сиживать  под домашним  арестом, ибо  матушка  наверняка  подозревала,  хотя
благоразумно не признавалась в том ни себе самой, ни  тем более полиции, что
мой  более сильный,  чем  стекло, голос был каким-то боком  причастен к этой
преступной игре.  А вот Мацерату, который,  изображая  из  себя мужа  чести,
учинил мне допрос,  я  не  сказал  ни словечка; я со все  большей  ловкостью
прикрывался своим жестяным барабаном и  обликом  недоразвитого трехлетки. --
Во  всем виноват тот лилипут, который поцеловал  нашего  Оскархена в лоб, --
снова и снова  восклицала матушка после таких допросов, -- чуяло мое сердце,
что он недаром его поцеловал, ведь раньше Оскар был совсем не такой.  Должен
признать,  что   господин  Бебра   все   время  продолжал  в  какой-то  мере
воздействовать  на  меня. Ведь даже и домашние аресты не могли удержать меня
от  того, чтобы при удачном стечении  обстоятельств без спросу отлучиться на
часок,  который  давал возможность  пропеть  в витринном стекле  пресловутое
круглое   отверстие  и  сделать  исполненного  надежд   молодого   человека,
засмотревшегося  на витрину, обладателем винно-красного галстука  из чистого
шелка.  Если вы  спросите меня, не  само  ли зло  повелевало Оскару  усилить
соблазн,  который  и без того  исходил  от  ослепительно  чистой витрины,  с
помощью отверстия  величиной в ладонь, я  буду  вынужден  ответить: да, само
зло.  Это  было  злом хотя  бы потому,  что я  стоял в темных  подъездах,  а
подъезд,  как всем  должно  быть известно, есть  излюбленное местопребывание
зла. С другой стороны, отнюдь не желая умалить зло моих  искушений, сегодня,
когда  у меня нет  более  ни  возможности,  ни желания  вводить  кого-либо в
искушение, я обязан сказать себе и своему санитару Бруно:
     --  Оскар,  ты  не  просто  утолял  малые  и  средние пожелания  зимних
фланеров, влюбленных в предмет своей мечты, ты  вдобавок помогал людям перед
витринами познать  самих  себя. Ни  одна солидная и элегантная дама, ни один
добропорядочный дядюшка,  ни одна  престарелая,  но  сохранившая  свежесть с
помощью веры  девица никогда не признали бы в себе воровских задатков, когда
б  твой голос не подбил их на  воровство  и, сверх  того,  не посодействовал
перевоспитанию  горожан,  готовых ранее в  каждом  маленьком  и  неудачливом
воришке видеть подлого и опасного негодяя.
     После того  как я  из вечера в  вечер  подкарауливал его, а  он  трижды
отказывался от совершения кражи, прежде чем сдаться и стать так никогда и не
пойманным вором, доктор Эрвин Шолтис, прокурор  и внушающий страх обвинитель
при  Верховном суде, сделался,  по слухам,  снисходительным, кротким и почти
человечным  в  своих  приговорах  юристом,  потому  что  принес  жертву мне,
маленькому полубогу воров,  и  похитил кисточку  для бритья  из  натуральной
барсучьей щетины.
     В январе тридцать  седьмого я долго  мерз напротив ювелирного магазина,
который, несмотря на укромное местоположение на аккуратно обсаженной кленами
пригородной аллее,  был  весьма  известен и пользовался хорошей  репутацией.
Перед  витриной с украшениями  и  часами появлялась, правда, кой-какая дичь,
которую я без раздумий и немедля подстрелил  бы перед всякой другой витриной
-- с дамскими  чулками, велюровыми шляпами, бутылками  ликера.  Но украшения
оказывают воздействие на человека: он становится разборчив, неспешно следует
он за бегом бесконечных цепочек, измеряет время не по минутам, а по возрасту
жемчужин,  исходит  из  того, что  жемчужное  ожерелье  переживет  шею,  что
исхудает запястье, но отнюдь  не браслет, что порой в захоронениях удавалось
обнаружить  перстни, внутри которых  не сохранилось  пальца; короче,  одного
созерцателя   витрин  он   признает  чересчур  кичливым,  другого   чересчур
мелкотравчатым, чтобы унизывать его драгоценностями.
     Витрина  ювелира  Банземера  не  была  перегружена  товаром.  Несколько
изысканных  часов швейцарской  ручной  сборки, россыпь обручальных колец  на
голубом бархате, в центре выкладки -- шесть или, верней, семь  изысканнейших
экспонатов:  завившаяся в три  кольца, сработанная  из разноцветного  золота
змейка, чью  филигранно  отделанную  головку  украшали,  придавая ей  особую
ценность, топаз, два бриллианта и, вместо глаз, два сапфира.  Вообще-то я не
люблю черный  бархат, но змейке господина Банземера пристал этот  фон, равно
как и серый бархат, который благодаря умопомрачительно простым, привлекающим
своей  пропорциональной  формой  серебряным  украшениям   излучал  пикантное
спокойствие. Кольцо, державшее столь изящную гемму,  что  по нему сразу было
видно: оно выберет лишь руки столь же  изящные,  само будет становиться  все
изящнее  и под  конец  достигнет той  высокой  степени  бессмертия,  которая
дарована лишь  драгоценностям.  Цепочки, которые  нельзя носить невозбранно,
цепочки,  навевающие  усталость,  и,  наконец,  на  изжелта-белой  бархатной
подушечке, упрощенно  повторявшей  формы  дамской шеи, --  легчайшее  колье.
Изысканное членение, причудливая  оправа --  ажурная паутина.  Что  за  паук
исторг  из  себя эту золотую нить,  чтобы в  нее угодили шесть малых  и один
большой рубин? И где он сидел, этот паук, чего дожидался? Уж верно, не новых
рубинов,  а скорее кого-нибудь, чей  взгляд  притянули  бы  угодившие в сеть
рубины, напоминая затвердевшие капли  крови, -- другими словами, сообразуясь
с собственным настроением либо с настроением  паука, плетущего золотую нить,
кому должен был я преподнести это колье?
     Восемнадцатого января тридцать седьмого года  на скрипучем,  утоптанном
снегу, в ночь, которая сулила еще больше снега, столько снега, сколько может
лишь пожелать себе тот, кто  хотел  бы все отдать во власть снега, я увидел,
как Ян  Бронски правее и выше моего  наблюдательного поста пересекает улицу,
проходит,  не  поднимая глаз,  мимо  ювелирного магазина, потом то ли просто
мешкает,  то  ли останавливается, как по приказу, поворачивает -- или что-то
поворачивает его, -- и вот уже Ян стоит  перед витриной между укрытыми белой
ношей безмолвными кленами.
     Изящный,    всегда   чуть   вызывающий   жалость,    на    службе    --
смиренно-покорный,  в  любви -- тщеславный, равно  глупый  и  помешанный  на
красоте Ян Бронски, который жил плотью моей  матушки, который -- во что я до
сих пор верю, в чем я  до  сих пор  сомневаюсь --  произвел меня на свет  от
имени Мацерата, Ян стоял теперь в своем зимнем пальто, элегантном, словно из
ателье  варшавского портного,  стоял  перед  витриной,  обратясь  в памятник
самому себе, таким окаменелым казался он мне, таким живым символом, устремив
взгляд  -- подобно Парсифалю, который вот так же стоял  в снегу  и видел  на
снегу кровь, -- на рубины золотого колье.
     Я  мог бы отозвать, отбарабанить  его прочь.  Ведь  мой барабан был при
мне.  Я  ощущал  его  под  пальто.  Всего-то и надо  было  расстегнуть  одну
пуговицу, и он бы сам выскочил на мороз. Сунь я руки в карманы --  и палочки
оказались бы у меня  в руках.  Ведь и  охотник Губерт  не стрелял, когда  на
мушке у него оказался совершенно необычный олень.  И Савл сделался Павлом. И
Аттила повернул вспять,  когда  Папа  Лев  воздел палец  с  перстнем.  Я  же
выстрелил,  не  перевоплотился,  не повернул  вспять,  я  остался  охотником
Оскаром, я  желал  поразить цель,  я  не  расстегнул пуговицу,  не  выставил
барабан  на  мороз,  не  скрестил  палочки на  белой  по-зимнему  жести,  не
превратил  январскую ночь  в  барабанную, а вместо того беззвучно  закричал,
закричал,  как, может быть, кричит звезда  или рыба в самой глубине,  сперва
вторгся своим криком в структуру мороза,  чтобы наконец выпал свежий снег, а
уж  потом  закричал в стекло, в толстое  стекло,  в  дорогое стекло, дешевое
стекло, в  прозрачное стекло, в разъединяющее стекло, в  стекло между  двумя
мирами,  и в  девственном,  в  мистическом,  в витринном  стекле между  Яном
Бронски и  рубиновым  колье я выкричал отверстие по  известному мне  размеру
Яновых  перчаток  и предоставил  стеклу  упасть,  подобно  откидной  крышке,
подобно небесным вратам, подобно вратам ада; и Ян не вздрогнул,  Ян выпустил
на свободу свою руку  в тонкой лайке и  дал ей из кармана пальто подняться в
небо, и перчатка покинула ад, отъяла у  неба -- или у ада  -- колье,  рубины
которого пришлись  бы  к  лицу  любому ангелу, даже  падшему, после чего  он
опустил пригоршню рубинов и золота в карман, продолжая, однако, стоять перед
дырявым  стеклом, хоть это  и было чревато  опасностью,  хоть  и не истекали
больше кровью  рубины, чтобы навязать единственное  направление  его --  или
Парсифалеву -- взгляду. О Отец, Сын и Святой Дух! С духом должно было что-то
произойти,  раз уж не  произошло оно  с  Яном,  отцом. И тогда  Оскар,  сын,
расстегнул  пальто,  поспешно ухватился за  барабанные палочки  и воззвал на
своей  жести  "Отец, отец!", пока Ян Бронски не обернулся, медленно, слишком
медленно не перешел через улицу  и не обнаружил  в  подворотне меня, Оскара.
Как  прекрасно, что именно  в тот миг, когда Ян все  еще  без  выражения, но
незадолго  перед оттепелью взглянул на меня, начал падать снег. Он подал мне
руку -- руку, а не  перчатку, которая прикасалась к рубинам, и молча, но без
уныния  повел меня домой, где матушка уже  обо мне беспокоилась, а Мацерат в
своей  обычной  манере,  с  подчеркнутой  строгостью, хотя едва  ли всерьез,
пригрозил мне полицией. Ян не дал никаких объяснений, не стал засиживаться и
не  пожелал  играть в скат, хотя Мацерат для вящего соблазна уже поставил на
стол пиво. Уходя, Ян  погладил  Оскара,  но тот  так  и не  понял,  чего  он
взыскует -- молчания или дружбы.
     Немного  спустя  Ян  преподнес  это колье  матушке.  Явно догадываясь о
происхождении колье,  она  носила его неподолгу, когда  Мацерат уходил, либо
для себя, либо для Яна, а может, и для меня.
     Вскоре после войны  я выменял это колье на черном рынке в  Дюссельдорфе
на дюжину американских сигарет "Лаки страйк" и кожаную папку.




     Сегодня, лежа  на кровати  моего  специального  лечебного  заведения, я
часто с тоской вспоминаю о силе, которой тогда был наделен, о силе, которая,
одолевая ночь и холод, заставляла таять  морозные узоры, вскрывала витринные
стекла и за руку подводила к ним похитителя.
     Ах, как бы мне хотелось удалить стекло из глазка, помещенного в верхней
трети моей двери  с  тем,  чтобы  Бруно,  моему  санитару,  было  сподручней
наблюдать за мной.
     Ах, как  за год до водворения в  эту  лечебницу  я страдал от  бессилия
своего  голоса. Когда в стремлении  к  успеху я  издавал свой крик на ночной
улице, но  успеха, однако ж, не имел, могло  случиться, что  я,  ненавидящий
всякое  насилие,  хватался  за  камень,  избрав  себе  мишенью  какое-нибудь
кухонное  окно на убогой  окраинной  улице Дюссельдорфа. С особой радостью я
продемонстрировал бы что-нибудь эдакое Витлару, оформителю.  Когда далеко за
полночь я  узнавал его, закрытого  сверху  шторами, снизу по  красно-зеленым
носкам за стеклом магазина мужской одежды на Кенигсалле либо -- парфюмерного
неподалеку от бывшей Тонхалле, я бы, хоть он и мой ученик или мог им  стать,
охотно разрезал для него стекло витрины, ибо до сих пор не знаю, как мне его
называть.  Иудой  или  Иоанном.  Витлар благородного  происхождения, имя его
Готфрид. Когда  после постыдно  тщетных певческих усилий  я  привлек к  себе
внимание оформителя легкой барабанной дробью по невредимому стеклу  витрины,
когда он на  четверть часика вышел ко мне, поболтал со мной  и посмеялся над
своими оформительскими изысканиями, мне пришлось называть его Готфридом, ибо
мой голос не  сотворил  того чуда,  которое давало бы  мне  право наречь его
Иудой или Иоанном.  Пение перед  ювелирным магазином, сделавшее  Яна Бронски
вором, а мою матушку -- обладательницей рубинового колье, на время  положило
конец  моим вокальным упражнениям перед витринами с соблазнительным товаром.
На матушку нашла набожность. По какой такой  причине?  Связь с Яном Бронски,
краденое  колье,  сладостные  жизненные  тяготы  неверной  жены  сделали  ее
благочестивой, алчущей святости. А грех можно упорядочить наилучшим образом:
по четвергам --  встретиться в городе, маленького Оскара оставить у Маркуса,
предпринять  некоторые усилия,  приносящие  удовлетворение  на  Тишлергассе,
отдохнуть  в  кафе  Вайцке  за кофе  и  пирожными,  забрать сыночка у еврея,
получить от него  несколько комплиментов и в придачу почти  задаром  пакетик
шелковых ниток,  отыскать свой  номер трамвая --  номер пять,  с  улыбкой  и
витающими где-то далеко мыслями насладиться поездкой мимо Оливских ворот, по
Гинденбургаллее,  почти не заметить возле  спортивного зала Майский луг, где
Мацерат проводит свои воскресные утра, порадоваться объезду вокруг спортзала
-- до чего ж безобразно может выглядеть эта коробка, когда ты совсем недавно
пережил нечто прекрасное,  -- еще поворот,  теперь  налево,  и  за  пыльными
деревьями Конрадова гимназия с гимназистами в красных шапочках, как красиво,
ах, если бы и Оскархена украшала такая же красная шапочка с золотым "К", ему
было  бы  уже двенадцать с  половиной, и сидел бы он в  четвертом  классе, и
скоро начал бы изучать латынь, и вел  бы  себя как  настоящий "конрадист" --
маленький, прилежный, хотя дерзковатый и  заносчивый. После железнодорожного
переезда -- на пути к рейхсколонии и школе Елены Ланг -- мысли госпожи Агнес
Мацерат  по поводу гимназии и упущенных  возможностей для ее  сыночка Оскара
улетучиваются.  Еще  один   поворот   налево,   мимо   Христовой  церкви   с
куполом-луковкой, мимо площади Макса Хальбе и кофейной лавки Кайзера,  потом
выйти, окинуть беглым взглядом витрины конкурентов и одолеть тяжелый путь по
Лабесвег,  как  одолевают  крестный  путь:  подступающая  досада,  рядом  --
неполноценный  ребенок,  нечистая  совесть,  страстное желание повторить,  с
ненасытностью и  с  пресыщением,  с  неприязнью  и добродушной  симпатией  к
Мацерату,  --  так  одолевала  моя матушка  вместе  со  мной,  с моим  новым
барабаном, с пакетиком почти дармовых ниток дорогу по Лабесвег до  лавки, до
овсяных  хлопьев, до  керосина подле бочек с селедкой, к коринке, к кишмишу,
миндалю,  пряностям для  пряников,  пекарскому порошку от  доктора Эткера, к
"Персиль -- он  всюду Персиль",  к порошку  "Урбин --  вот что вам  надо", к
Магги и Кнорру, к желудевому кофе от Катрайнера и  кофе  Хаага,  к  постному
маслу  "вителло"  и  "пальмин",  к  уксусу  от  Кюне  и  к  мультифруктовому
мармеладу, к  обеим  жужжащим  в  разной  тональности  мухоловкам  вела меня
матушка, к мухоловкам, источавшим над нашим прилавком медово-сладкий запах и
подлежащим в  летние  месяцы  замене через  каждые два  дня; по  субботам же
матушка  со  столь  же  приторно-сладкой душой, которая и зимой, и  летом, и
вообще круглый год притягивала  жужжащие на  высоких и низких  нотах  грехи,
ходила в церковь Сердца Христова, где исповедовалась у его преподобия Винке.
Как матушка водила меня с собой в город по  четвергам и делала, так сказать,
соучастником, так водила  она меня и по  субботам, через портал, на холодные
католические  плиты, засунув  мне предварительно мой барабан под пуловер или
под  пальтишко, потому что  без  барабана я решительно не  мог обойтись, без
жести на  животе я  никогда  бы не сумел осенить себя  католическим крестом,
коснувшись лба, груди  и живота, и согнуть колено, словно надевая ботинки, и
спокойно  сидеть  на отполированной церковной скамье,  в  то  время  как  на
переносице у  меня  медленно  высыхает святая вода. Церковь  Сердца Христова
запомнилась мне  еще с моих  крестин: тогда из-за языческого имени  возникли
известные  трудности, но все-таки  настояли на  Оскаре, и Ян, крестный отец,
так и объявил о  том  в церковном портале. Далее его преподобие Винке трижды
дунул мне в  лицо,  дабы изгнать  из меня сатану,  осенил  крестом, возложил
руку,  посыпал  солью и предпринял еще  какие-то меры против сатаны. В самой
церкви -- очередная  остановка перед  собственно  крестильницей. Покуда  мне
преподносили  "Отче  наш"  и  Символ  веры,  я  вел  себя спокойно.  Но  его
преподобие  счел  уместным  еще  раз возгласить "Изыди, сатана!" и  полагал,
будто отныне отверзает мне --  который и без того все знал -- органы чувств,
прикоснувшись к носу  и ушам Оскара.  Затем  он  возжелал услышать  все  это
громко  и отчетливо и вопросил: "Противостанешь ли ты сатане? И делам его? И
пышности его?" Но еще прежде, чем я успел отрицательно помотать головой, ибо
даже и не думал отрекаться, Ян трижды  вместо меня произнес: "Противостану!"
И его преподобие помазал мне грудь  и между  лопатками, хоть я и не испортил
дальнейших отношений с  дьяволом. Перед крестильницей еще раз провозглашение
Символа веры,  потом наконец троекратное окропление водой, помазание темечка
святым  мирром, белые  одежды -- дабы сажать пятна, свеча для  темных  дней,
отпущение --  Мацерат расплачивается, -- и, когда Ян вынес меня через портал
церкви  Сердца  Христова,  где  при  погоде  "ясно,  временами  облачно" нас
дожидалось  такси,  я спросил сатану во мне: "Ну как, ты  в порядке?" На что
сатана, подпрыгнув, шепнул: "А ты обратил внимание на церковные окна, Оскар?
Кругом  стекло, сплошное стекло". Церковь Сердца  Христова была сооружена  в
годы  грюндерства, а потому  с  точки  зрения  стиля отдавала неоготикой. Но
поскольку  сложили ее из быстро темнеющего кирпича, а обшитый медью шпиль  в
два счета  покрылся  традиционной патиной,  различия  между староготическими
кирпичными  церквами и новой кирпичной готикой были доступны и несносны лишь
взгляду знатока. А исповедовались что в старых, что  в новых церквах на один
манер.  Подобно  его  преподобию Винке, сотни других  преподобий по субботам
после  закрытия контор  и магазинов садились  в исповедальню и  прижимали  к
блестящей почернелой решетке волосатое пастырское ухо, в то время как паства
силилась сквозь зазоры  решетки впустить в пастырское ухо ту нить грехов, на
которую   --   жемчужиной  к  жемчужине  --  нанизывалось   греховно-дешевое
украшение.  Покуда  матушка  сквозь слуховой канал  его преподобия в строгой
последовательности доводила до сведения высших инстанций, что  она сделала и
что упустила, что случалось в мыслях, словах  и делах,  я, которому не в чем
было  исповедоваться,  сползал со слишком истертой,  на мой вкус,  церковной
скамьи и становился на каменные плиты. Не скрою,  что и плиты в католических
церквах, и запах католической  церкви, и весь  католицизм даже и по сей день
влекут меня, как влечет,  к примеру,  рыжеволосая девушка, хоть я и не прочь
бы  перекрасить  ее  рыжие  волосы, а  католицизм  внушает мне  всевозможные
богохульства,  которые снова и снова напоминают, что я пусть  и напрасно, но
тем   не  менее  нерушимо  крещен   в  католическую  веру.  Порой  во  время
банальнейших занятий, скажем за чисткой зубов либо даже испражняясь, я ловлю
себя на том, что  снабжаю комментариями литургию, например:  на святой мессе
обновляется кровопролитие  Христово, дабы кровь текла ради  твоего очищения,
вот  чаша крови Его, вино  становится истинным и  реальным,  едва  прольется
кровь Христова, истинная кровь Христова с нами,  благодаря созерцанию святой
крови, душа окропляется кровью Христовой, драгоценная  кровь, омытая кровью,
при претворении течет кровь, запятнанный кровью плат, голос  крови Христовой
пронзает  все небеса,  кровь Христова источает аромат пред  ликом Господним.
Вы, верно,  согласитесь, что  в известном  смысле  я  сохранил  католические
интонации.  Раньше я не мог даже просто дожидаться трамвая,  не  помянув при
этом Деву Марию.  Я называл ее --  любвеобильная, блаженная, благословенная,
дева всех дев,  мать  милосердия, о ты, к святым причисленная, ты, достойная
любых почестей,  ты, породившая того, о сладостная  мать, девственная  мать,
прославленная дева, позволь мне наслаждаться сладостью имени Иисуса,  как ты
наслаждаешься им в глубине твоего материнского сердца, это воистину достойно
и   праведно  есть,  подобающе   и   целебно,   о   Царица   благословенная,
благословенная... Временами,  особенно  когда  матушка  и  я каждую  субботу
посещали  церковь  Сердца  Христова,  это  словечко   "благословенная"   так
услаждало  и  отравляло меня, что я признателен сатане,  который внутри меня
претерпел  обряд  крещения  и   снабдил  меня  противоядием,   дававшим  мне
возможность  хоть  мысленно  и богохульствуя,  но  все  же  гордой  поступью
вышагивать  по плитам церкви Сердца Христова. Иисус,  чье  сердце и дало имя
церкви,    многократно   появлялся,   помимо    Святых   Даров,    благодаря
изобразительному искусству,  на  пестрых  станциях крестного пути, трижды --
объемно и вместе с тем  в цвете  и в различных позах. Например,  один был из
раскрашенного гипса. Он стоял с длинными волосами, в одеждах прусской синевы
и  в сандалиях  на золоченом цоколе. Он  раздирал одежды  у себя  на груди и
посредине  грудной  клетки,  вопреки  всем законам  природы,  демонстрировал
помидорно-красное, в ореоле,  истекающее  стилизованной кровью сердце,  дабы
церковь   оправдывала   свое   название.   При   первом  же   знакомстве   с
разверстогрудым  Иисусом  я  должен   был   констатировать,  сколь  тягостно
совершенным было сходство Спасителя с моим крестным отцом, он же дядя, он же
предполагаемый  отец Ян  Бронски.  Эти  наивно-самоуверенные  голубые  глаза
мечтателя! Этот цветущий, вечно готовый скривиться в плаче рот для поцелуев,
эти брови,  ставшие средоточием мужской скорби. Округлые  полнокровные щеки,
жаждущие  поругания. У обоих было то соблазняющее женщин на ласку глуповатое
лицо для  пощечин, вдобавок по-женски усталые, холеные и  чурающиеся  работы
руки, которые выставляли  напоказ свои  язвы,  как работающий  при княжеском
дворе  ювелир  --  свои шедевры.  Меня  терзали  нарисованные  кисточкой  на
Иисусовом  лице, по-отцовски не понимающие меня глаза Яна. Ведь и у меня был
тот  же самый голубой  взгляд, который мог  восхищать, но не мог убедить. От
Сердца Христова в  правом  нефе,  спеша вдоль  станций  крестного  пути,  от
первой, где  Иисус  взваливает на Себя крест, до седьмой, когда Он  вторично
падает под тяжестью креста, Оскар проследовал к главному алтарю, над которым
висел очередной, тоже скульптурный, Иисус. Впрочем, этот то ли от усталости,
то ли чтобы лучше  сосредоточиться глаза  закрыл. Ну и мускулы  были у этого
Иисуса!   Атлет   с   фигурой  десятиборца   заставил  меня   тотчас  забыть
Яна-Сердце-Христово,  и  всякий  раз,  когда  матушка  исповедовалась у  его
преподобия  Винке, я, благоговейно  созерцая  гимнаста, собирался  с мыслями
перед главным алтарем. Поверьте слову, я молился! О  мой  сладостный учитель
гимнастики, обращался я к нему, о  спортсмен всех  спортсменов, о чемпион по
висению на кресте, хотя и не без помощи дюймовых гвоздей. И  ведь он ни разу
не  дрогнул!  Вечный свет  дрожал,  он  же выполнял упражнение,  зарабатывая
максимальное количество очков. Тикали хронометры. Замеряли время. В  ризнице
грязноватые  пальцы  служки уже  начищали  заслуженную  спортсменом  золотую
медаль.  Но  Иисус  занимался  этим видом спорта не  ради почестей. Вера мне
вспомнилась,  и  я, насколько это  позволяло  какое-нибудь  из  моих  колен,
преклонял его, выбивая крест на своем барабане, и пытался увязать слова типа
"благословенный"  и "скорбящий"  с именами Джесси Оуэна и Рудольфа  Харбига,
героев прошлогодней берлинской Олимпиады,  но это  мне не всегда  удавалось,
потому что тогда мне пришлось бы  назвать  поведение  Иисуса непорядочным по
отношению к  разбойникам. Поэтому  я  его просто-напросто дисквалифицировал,
повернул  голову  влево  и,  исполнясь   новой  надежды,  узрел  там  третье
скульптурное  изображение небесного олимпийца. "Позволь мне вознести молитву
не ранее, чем я трижды узрю тебя", --  пролепетал я, снова ощутил подметками
каменные плиты, использовал шахматный узор  пола,  чтобы  попасть  к  левому
алтарю  в  боковом приделе,  и на каждом  шагу чувствовал:  он  смотрит тебе
вслед, святые  смотрят тебе вслед, Петр, которого они  распяли головой вниз,
Андрей, которого они прибили к косому кресту  -- отсюда и Андреевский крест.
А кроме  того, существует и Греческий крест наряду с Латинским или Страстным
крестом.  Кресты с поперечинами, кресты с  перекладинами на  каждом конце  и
ступенчатые кресты  изображают на тканях,  картинах и книгах. Якорный крест,
крест  с   перекладинами  и  Клеверный  крест  мне  доводилось  встречать  в
скульптурных  изображениях.  Очень хорош  крест  с  лилиями,  очень  желанен
Мальтийский,   запрещен  крест-свастика,  Деголлевский  крест,  Лотарингский
крест,  в  морских  сражениях Антониев крест  называют  Crossing the  Т.  На
цепочке  висит  крест с  ушком,  безобразен крест-вилка, по-папски  выглядит
крест  Папы, а русский крест называют также Лазарев  крест.  Ну, есть  еще и
Красный  Крест.  Синие, хоть и не от спирта, скрещиваются перекладины синего
креста, "Желтый крест" отравит  тебя, один крейсер потопит другой, крестовые
походы обратят меня в другую веру,  пауки-крестовики пожирают друг друга, на
перекрестках  я перекрещивался  с тобой, крест-накрест, перекрестный допрос,
крестословица призывает: разгадай меня. Паралич крестца,  я свернул, оставил
крест позади, повернулся спиной  к спортсмену на кресте, рискуя, что он пнет
меня ногой в  крестец, ибо  я приближался  к  Деве Марии, держащей  мальчика
Иисуса на правом своем  колене.  Оскар  сидел  перед левым боковым алтарем в
левом приделе. У Марии было такое же выражение лица, какое, вероятно, бывало
у его матушки, когда семнадцатилетней девушкой,  помогая в мелочной лавке, в
Троиле, она не  имела денег на кино, но взамен  углубленно созерцала афиши с
Астой Нильсен.  Однако Мария не занималась Иисусом, она разглядывала другого
мальчика у своего правого колена, которого я во избежание дальнейших  ошибок
сразу  назову Иоанном Крестителем. Оба мальчика были моих  размеров. Иисусу,
если  уж  быть совсем  точным, я  бы  дал  сантиметра на  два больше,  хотя,
согласно   Писанию,   он  был  моложе  Крестителя.  Скульптора  явно  тешила
возможность  представить трехлетнего  Спасителя голым и розовым.  На Иоанна,
поскольку он впоследствии удалился в пустыню,  была  накинута косматая шкура
шоколадного  цвета, прикрывавшая  половину его груди,  живот  и поливалочку.
Оскар предпочел  бы находиться возле главного  алтаря или  уж  не  мудрствуя
лукаво возле исповедальни,  а  не  возле  этих  двух мальчиков, не  по летам
разумных и вдобавок  до  ужаса  на него похожих. У  них,  конечно  же,  были
голубые  глаза  и   его  каштановые  волосы.   Не  хватало   только,   чтобы
цирюльник-ваятель снабдил  обоих стрижкой под бобрик, как  у Оскара,  срезав
предварительно спиральки локончиков. Впрочем,  я  не хочу без нужды  мешкать
возле Крестителя,  который  левым  указательным  пальцем  тычет  в  младенца
Иисуса, словно  намерен начать считалку: "Аты-баты, шли солдаты..." Не желая
участвовать в  этой считалке,  я сразу  называю Иисуса по имени  и прихожу к
выводу: двойняшка! Однояйцевый  близнец! Вполне мог быть моим братом. У него
мой  рост, моя фигура, моя  поливалка,  на  ту  пору  еще  не  знавшая иного
применения. Моими  глазами  кобальтовой  синевы  --  глазами Яна Бронски  он
взирал на мир и  демонстрировал -- что меня больше всего раздражало --  даже
мою жестикуляцию. Мой  двойник  вздымал обе длани и сжимал их в кулак  таким
манером, что туда можно было  без труда что-нибудь засунуть,  мои барабанные
палочки к примеру; догадайся  скульптор это сделать, прикрепи он  вдобавок к
розовым  бедрам  мой  красно-белый  барабан,  из  Иисуса   получился  бы  я,
воплощенный  Оскар, который сидит на коленях у  Богородицы и сзывает  паству
барабанным боем.  Есть  многое на свете, друг  Горацио,  во  что -- сколь ни
свято оно  в нашем представлении -- лучше не вникать.  Три ступени, влекущие
за  собой ковровую  дорожку,  вели  к серебристо-зеленому  облачению Девы, к
шоколадного  цвета  косматой звериной  шкуре на плечах Иоанна  и  к младенцу
Иисусу цвета  сырокопченого  окорока.  Был  там  алтарь  Марии с чахоточными
свечками  и  цветами на  любые цены.  У зеленой  Богородицы,  у  коричневого
Иоанна,  у  розового  Иисуса  к  затылку  были  прилеплены нимбы  с  тарелку
величиной. Сусальное  золото  увеличивало стоимость  тарелок. Не  будь перед
алтарем этих  трех  ступеней, я никогда бы туда  не  полез. Но  ступени,  но
дверные  ручки, но витрины вводили тогда Оскара  в соблазн. Даже  и сегодня,
когда он, казалось бы, вполне может довольствоваться казенной  кроватью, они
не оставляют его равнодушным. Вот он и позволял каждой ступеньке  соблазнять
себя на очередную, все это время не  сходя с дорожки. От алтаря Марии статуи
были совсем близко и дали  Оскару возможность костяшками пальцев простукать,
отчасти пренебрежительно,  отчасти  благоговейно,  всю троицу. А его  ногтям
удалось произвести соскоб, который обнажает гипс под краской. Складки вокруг
Девы  закручивались, ниспадали до кончиков ее пальцев на гряде облаков. Чуть
намеченная голень Девы наводила на мысль, что сперва  скульптор лепил плоть,
а  уж  затем драпировал ее  складками. Когда  Оскар внимательнейшим  образом
ощупал поливалочку  младенца Иисуса, по ошибке не обрезанную, затем погладил
и  осторожно стиснул,  словно  хотел  привести ее  в движение, он  отчасти с
удовольствием,  отчасти  с  непривычным смятением  ощутил  свою  собственную
поливалочку, а  потому оставил  в  покое поливалочку Иисуса,  чтобы  за  это
собственная тоже оставила  его в покое. Ну обрезанный  или  необрезанный  --
этим я пренебрег, извлек из-под пуловера барабан, снял его с шеи, перевесил,
не повредив при этом нимб, на шею Иисусу. При моих размерах это оказалось не
так-то  просто.  Пришлось взбираться на  самое скульптуру, чтобы уже с гряды
облаков,  заменяющей постамент, наделить Иисуса инструментом. Оскар совершил
это не по случаю своего первого посещения церкви после крестин, то есть не в
январе тридцать  седьмого года,  а на Страстной  неделе  того  же  года. Его
матушка всю зиму прилагала усилия, чтобы при посредстве исповеди разобраться
в  своих  отношениях  с Яном  Бронски. А потому у Оскара  оказалось  вдоволь
времени  и вдоволь  суббот,  чтобы  продумать  свою  запланированную  акцию,
проклясть ее, оправдать, спланировать  заново,  осветить  со всех сторон и в
результате, отвергнув все предшествующие планы, просто-напросто  осуществить
ее  с помощью  молитвы-беседы  в  Страстной понедельник.  Поскольку  матушка
изъявила желание  исповедаться  еще  до пика  пасхальной  суеты, она вечером
Страстного понедельника взяла меня за  руку,  повела через Лабесвег --  угол
Нового базарного рынка на  Эльзенштрассе, потом  --  на Мариенштрассе,  мимо
мясной лавки Вольгемута, свернула у Кляйнхаммерпарка налево, под  путями, по
пешеходному  тоннелю, где сверху всегда сочилось что-то желтое и мерзкое, --
к  церкви Сердца Христова, в церковь Сердца Христова, что  как раз  напротив
железнодорожной насыпи.  Пришли мы поздно. Всего  лишь две старухи да робкий
молодой человек дожидались перед исповедальней. И покуда матушка предавалась
мыслям  о  своих  грехах -- она листала реестр  грехов, как листают амбарную
книгу, слюня  большой палец, заполняя налоговую декларацию, -- я выскользнул
из объятий  дубового сиденья и, стараясь не  попадаться  на глаза ни  Сердцу
Христову, ни спортсмену на кресте, шмыгнул  к  алтарю  в левом приделе. Хотя
действовать следовало как можно быстрее, я  не  обошелся без Introitus1. Три
ступени -- Introibo ab altare  dei2.  К Богу, который даровал мне  радость с
первых дней моего бытия. Снять барабан с шеи и, растягивая Kyrie3, влезть на
гряду облаков, не задерживаться у поливалки, даже, напротив, незадолго перед
Gloria перевесить жестянку  на Иисуса, осторожнее с нимбом, вниз -- с гряды,
расслабление,  отпущение,  прощение, но до  того  еще надо  сунуть палочки в
сложенные  как  раз  для этой цели руки Иисуса, одна  ступенька, две, три, я
возвожу   очи  горе,  еще  немного  дорожки,  наконец-то  каменные  плиты  и
молитвенная скамеечка для Оскара, который тотчас встал коленями на подушечку
и, закрыв лицо  сложенными руками барабанщика -- Gloria in excelsis Deo4, --
мимо этих сложенных  рук все поглядывал на Иисуса и  его барабан,  дожидаясь
чуда:  будет  он барабанить, или  он не умеет  барабанить,  или  ему  нельзя
барабанить, или он забарабанит,  или он не настоящий Иисус, скорее уже Оскар
настоящий  Иисус, чем  этот, если, конечно, он так  и не станет  барабанить.
Тот, кто хочет чуда,  должен запастись терпением.  Вот  я и ждал, и поначалу
делал  это терпеливо,  но, может, без  должного  терпения, ибо  чем дольше я
повторял слова: "Очи всех уповают на тебя", заменив, в

     1 Вводная молитва (лат.).
     2 К алтарю Господню хочу приблизиться (лат.).
     3 Помилуй, Боже (греч.).
     4 Слава в вышних Богу (лат.).

     соответствии   с  моими  намерениями,   глаза  на   уши,  тем   большее
разочарование испытывал Оскар  на  своей молитвенной  скамеечке.  Правда, он
предоставлял Богу разнообразные возможности: закрывал глаза, дабы тот скорей
решился, пусть  еще неумело, начать, поскольку за ним никто не наблюдает, но
наконец после третьего "Верую", после Отец,  Творец, зримый и незримый, Сына
единородного, от  Отца, истинный от истинного, зачатый, не сотворенный, он и
Отец -- одно,  через него,  ради нас и во  имя  наше он сошел, принял облик,
покинул, стал  и даже был, внизу  был  он, погребен, воскрес,  как  сказано,
вознесся, восседает одесную Бога и вершит  суд над, и судимы будут  мертвые,
несть конца, верую во, с ними тот, одновременно, рек устами, верую во единую
святую католическую...  Нет, тут я ощущал только запах  католицизма. О  вере
едва ли можно было говорить. Но и запах был мне ни к чему, я жаждал другого:
я  хотел  услышать  свою  жесть,  Иисус  должен был кое-что  ниспослать мне,
маленькое  негромкое чудо! Не обязательно становиться ему  громом, с бегущим
во всю прыть  викарием Рашцейей,  с его преподобием Винке, одышливо влекущим
свой тук по направлению к  чуду, с протоколами  -- в епископат,  в  Оливу, с
епископским докладом  по направлению к  Риму, нет, тут  я не имел амбиций, и
Оскар  не хотел, чтобы его  причислили к лику святых. А хотел он маленького,
сугубо  личного  чуда,  чтобы  увидеть  и  услышать,  чтобы раз  и  навсегда
определить,  как  ему,  Оскару,   барабанить:   за  или   против,  чтобы  во
всеуслышание установить,  кто  из  двух голубоглазых  однояйцевых  близнецов
сохраняет  на  будущее  право  числиться  Иисусом.  Я  сидел  и  ждал.  Меня
тревожило, что  матушка  тем временем  вошла, наверное, в исповедальню и уже
миновала  шестую заповедь.  Старичок,  который всегда ковыляет  по  церквам,
проковылял мимо главного  алтаря  и наконец мимо  того, что в левом приделе,
приветствовал  Богородицу с мальчиком,  может, даже углядел  барабан, но  не
понял, что это, а зашаркал  дальше, старясь на ходу. Время  уходило, а Иисус
все  еще не ударил по барабану. С хоров я  слышал голоса.  Как бы они там не
вздумали  играть  на   органе,  тревожился  я.  С   них  станется   устроить
предпасхальную  репетицию, и тогда своим грохотом и громом  они заглушат как
раз начавшуюся тоненькую дробь младенца Иисуса. Но  они  не стали  играть на
органе.  Иисус  не стал  барабанить. Чуда  не произошло, и  я  приподнялся с
подушечки,  хрустнув  коленками,  и  потащился,  смурый  и  недовольный,  по
ковровой дорожке, и  влачился от ступеньки  к ступеньке, хотя на сей раз  не
стал повторять те  же  молитвы, влез на облачную  гряду, опрокинув при  этом
некоторое количество  цветов по  умеренным  ценам, с  целью  изъять  у этого
дурацкого голыша свой барабан. Сегодня я могу прямо сказать и повторяю снова
и снова:  я совершил ошибку,  когда надумал учить его. Ну что  меня побудило
сперва отобрать у  него  палочки,  оставив  барабан  при  нем,  чтобы  этими
палочками  сперва  едва  слышно,  далее  --  подобно  нетерпеливому  учителю
наставить лже-Иисуса,  наиграв что-нибудь, потом  снова сунуть палочки ему в
руки, чтобы он мог показать, чему  выучился у Оскара. Но прежде чем я успел,
не щадя нимб, отобрать  у самого тупого из всех  учеников палочки и барабан,
за спиной у меня возник его преподобие Винке --  моя дробь заполнила церковь
в высоту и в ширину, -- за спиной у меня возник викарий Рашцейя, за спиной у
меня возникла  матушка, за спиной у меня возник  старичок, и  викарий дернул
меня, и  его  преподобие  шлепнул  меня,  и  матушка  оплакала  меня, и  его
преподобие  шепотом воззвал  ко мне, и  викарий упал на  колени,  вскочил  с
колен, отобрал у Иисуса палочки, с палочками еще раз упал на колени, вскочил
--  за барабаном,  отнял у  Иисуса  барабан,  повредил  нимб  Иисуса,  задел
поливалочку Иисуса,  обломил  кусочек облака  и  на  коленях  -- еще раз  на
коленях  --  скатился  назад по ступенькам, не  пожелал вернуть мне барабан,
сделал  меня  еще  злей, чем я был, принудил  меня  лягнуть  его преподобие,
устыдить  матушку, которая и в самом деле устыдилась,  потому что я лягался,
кусался, царапался,  наконец вырвался от его  преподобия,  викария, матушки,
старичка,  очутился перед  главным алтарем, почувствовал, как скачет  во мне
сатана, и  услышал его голос, словно тогда при  крестинах. "Оскар, -- шептал
сатана, --  ты только взгляни,  всюду окна  и  все из стекла,  все сплошь из
стекла".
     И поверх  спортсмена на кресте  --  а  спортсмен  даже  и  не  дрогнул,
спортсмен  промолчал  -- я  поразил  своим пением три высоких  окна  апсиды,
изображавших красным, желтым и  зеленым на синем фоне двенадцать  апостолов.
Но ни в Марка,  ни в  Матфея  я не метил. А метил  я в  голубя над ними, что
стоял на голове  и  праздновал  Троицу,  и  в Святого Духа  я  метил,  начал
вибрировать,  вступил  своим  алмазом в  бой  против птицы  и  --  я  ли был
причиной?  Или  спортсмен,  который  был против,  раз  он  не  дрогнул?  Или
совершилось  чудо,  но никто того  не  понял?  Они  видели, как  я  дрожу  и
беззвучно устремляюсь в апсиду, все истолковали мое поведение -- все,  кроме
матушки,  -- как молитву,  хотя  я просто  хотел получить  осколки; но Оскар
сплоховал, его время еще не приспело. И я рухнул на плиты и зарыдал в голос,
потому  что Иисус  сплоховал,  потому  что Оскар сплоховал,  потому что  его
преподобие и  Рашцейя  неправильно меня  поняли,  начали  бормотать что-то о
раскаянии.  Не  сплоховала  только  матушка.  Она  поняла мои  слезы,  хотя,
казалось бы, должна радоваться, что дело обошлось без осколков.
     И тут матушка взяла меня  на руки, попросила викария вернуть барабан  и
палочки, пообещала его  преподобию  возместить убытки, в результате получила
от них  -- я ведь не дал ей исповедаться  до конца -- отпущение. Оскару тоже
перепало немножко благодати, но моему сердцу это ничего не говорило.
     Покуда матушка на руках выносила меня  из церкви, я  считал по пальцам:
сегодня -- понедельник, завтра -- Страстной вторник, среда, Чистый  четверг,
потом Страстная пятница -- тут ему и конец, ему, который  даже барабанить не
умеет, который  даже  осколков для  меня пожалел, который похож на  меня  и,
однако, ненастоящий, который  должен сойти в гроб,  я же  могу барабанить  и
барабанить дальше, но уже никогда не возжелаю чуда.




     Двоякие  -- вот подходящее слово, чтобы  обозначить мои  чувства  между
Страстным понедельником и Страстной пятницей. С одной стороны, я сердился на
гипсового младенца Иисуса, который не захотел барабанить, с другой  стороны,
барабан  все-таки  оставался  при мне.  Если, с  одной  стороны,  мой  голос
оказался  бессилен против церковных  окон, то, с другой стороны,  Оскар  при
виде  невредимого и  пестрого стекла сохранил  те остатки католической веры,
которым  еще  предстояло подвигнуть  его  на  изрядное количество  отчаянных
святотатств.  Но продолжим разговор об  этой  двоякости: пусть мне,  с одной
стороны,  посчастливилось  на  обратном пути  из церкви ради пробы разрезать
пением  какое-то  мансардное  окно,  успехи  моего  голоса  по  отношению  к
повседневному усугубляли горькое сознание провала в сакральной сфере. Двояко
-- так я выразился. И этот надлом сохранился, не поддавался лечению, зияет и
сегодня, когда  я не принадлежу более  ни к сакральному, ни к повседневному,
а,  напротив,  пребываю где-то в  стороне, в специальном лечебном заведении.
Матушка  оплатила  урон,  нанесенный  правому  алтарю.  Пасхальная  торговля
протекала  весьма  успешно, хотя на  Страстную пятницу Мацерат, будучи лицом
протестантской веры, приказал закрыть лавку. Матушка, которая  обычно  умела
настоять  на  своем,  по  Страстным  пятницам  всякий  раз  уступала,  лавку
запирала, но взамен, уже как католичка, настаивала на своем  праве закрывать
лавку колониальных товаров в праздник Тела Христова, заменять  пачки персиля
и  всякие  витринные заманки,  вроде  кофе Хааг, пестрым  изображением  Девы
Марии, подсвеченным  лампочками, а также участвовать в  Оливской  процессии.
Имелась картонка,  на одной стороне которой можно было прочесть: "Закрыто по
случаю  Страстной  пятницы". Другая сторона картонки  сообщала:  "Закрыто по
случаю праздника Тела Христова". В ту Страстную  пятницу, первую  пятницу за
Страстным понедельником без барабана и без алмаза в  голосе, Мацерат вывесил
в витрине картонку: "Закрыто по случаю Страстной пятницы", и мы  отправились
трамваем  в Брезен. Чтобы  еще  раз  вернуться к употребленному выше  слову:
Лабесвег тоже  выглядел двояко,  протестанты шли в церковь, а  католики  тем
временем  мыли  окна  и   выбивали  на  задних  дворах  все  хоть  отдаленно
смахивающее  на  ковер  с такой силой и  с  таким грохотом,  что  можно было
подумать, будто по  всем дворам доходных домов библейские  рабы одновременно
прибивали многократно размноженного  Спасителя  к  многократно размноженному
кресту.  Мы же,  оставив  позади выбивание  ковров,  возвещающее приближение
страстей Господних,  уселись в  привычном составе  -- матушка,  Мацерат,  Ян
Бронски и Оскар -- в трамвай девятой линии и  поехали  вдоль по Брезенервег,
мимо аэродрома,  мимо старого и мимо  нового армейского плаца, на  стрелке у
кладбища Заспе дождались встречного трамвая со стороны Нойфарвассер-Брезена.
Ожидание на стрелке матушка  использовала,  чтобы довести до нашего сведения
ряд  соображений,  высказанных хоть и с улыбкой, но тоном, свидетельствующим
об известной  житейской усталости.  Маленький  заброшенный  погост,  где под
узловатыми  соснами раскинулись растущие вкривь и вкось  замшелые  могильные
плиты  прошлого  века,  она  назвала   прелестным,  романтическим  и  полным
очарования. -- Вот где я  хотела бы лежать, если его до  тех пор не закроют,
--   размечталась   матушка.  Мацерат   же  нашел  почву  слишком  песчаной,
отрицательно высказался о забивших всю прочую растительность береговом осоте
и глухом овсе. Ян Бронски со своей стороны добавил, что и шум с аэродрома, и
расходящиеся  на  стрелке  подле кладбища  трамваи неизбежно будут  нарушать
покой этого  в  остальном  столь  идиллического  уголка.  Встречный  трамвай
проехал мимо,  кондуктор  дважды  позвонил,  и  мы, оставив  позади  Заспе и
заспенское кладбище, тронулись в сторону  Брезена, морского курорта, который
об эту пору,  в конце марта, выглядел каким-то похилившимся и унылым. Киоски
забиты  гвоздями,  в  курзале заколочены  окна,  с мостков  сняты  флажки, в
купальне  --  ряды  пустых кабинок  числом двести  пятьдесят. На  доске, где
указывают  температуру,  --  следы  мела  еще  с  прошлого года:  воздух  --
двадцать,  вода -- семнадцать,  ветер  -- норд-ост,  прогноз  --  переменная
облачность. Сперва мы  думали дойти пешком до Глеткау,  но потом без  всяких
обсуждений вдруг пошли в прямо противоположную  сторону,  к молу: Балтийское
море широко накатывало на берег и лениво облизывало песок. До самого входа в
гавань,  где  по  одну  сторону  --  белый  маяк,  а  по  другую  --  мол  с
навигационной  вышкой,  не  было  видно  ни души.  Прошедший накануне  дождь
нарисовал на песке ровный узор, разрушать который, оставляя на нем отпечатки
босых ног, было очень  приятно.  Мацерат подбирал  облизанные морем  осколки
кирпича  величиной с монетку, бросал  их, чтобы прыгали по зеленоватой воде,
проявляя  при этом  изрядное  честолюбие.  Ян  Бронски,  не  столь  искусный
метатель, в промежутках между  бросками  отыскивал янтарь,  нашел  кой-какие
кусочки, один  даже  размером  с  вишневое  зернышко,  каковой  и  преподнес
матушке, что, подобно мне, бежала  босиком, то и дело оглядываясь, словно из
любви  к своим следам.  Солнце пригревало  весьма сдержанно. Было прохладно,
безветренно  и  ясно,  так  что  можно  было видеть  на  горизонте  полоску,
означающую  полуостров  Хела,  еще  два-три  исчезающих  дымовых хвостика да
палубные  надстройки  торгового   парохода,  вприпрыжку  одолевающего  линию
горизонта.
     Поочередно, через  неравные промежутки мы  подошли к  первым  гранитным
глыбам, лежащим в  широком основании мола. Матушка и я снова надели  чулки и
ботинки. Матушка  помогла мне зашнуровать их,  а Ян и Мацерат уже  прыгали с
камня  на  камень  по неровной  поверхности  мола в сторону моря.  Осклизлые
бороды водорослей беспорядочно торчали между камнями в основании мола. Оскар
хотел бы расчесать их. Но матушка взяла меня за руку, и мы побежали догонять
мужчин, которые  шли впереди  и резвились,  как  школьники.  На каждом  шагу
барабан  ударял  меня по колену, но даже здесь  я не хотел, чтобы его с меня
сняли.  На  матушке  было голубое весеннее  пальто  с  малиновыми обшлагами.
Гранитные  глыбы  причиняли  множество неудобств ее  высоким каблукам. Как и
всегда по воскресеньям и праздникам,  я мыкался в своем матросском пальтишке
с  золотыми  якорными  пуговицами.  Старая ленточка  из  сувенирных  запасов
Гретхен Шефлер с  надписью "ЕВК Зейдлиц" обвивала мою бескозырку и трепетала
бы  на  ветру,  если  бы,  конечно, был  хоть  какой-нибудь  ветер.  Мацерат
расстегнул коричневое пальто. Ян был,  как  всегда, элегантен, в ульстере, с
переливчатым бархатным воротником.
     Мы добрались почти  до навигационной  вышки на самом  конце  мола.  Под
вышкой сидел пожилой мужчина  в шапке грузчика и ватнике. Рядом лежал мешок,
который  все  время  вздрагивал  и  двигался. А человек, по всей вероятности
житель Брезена  или  Нойфарвассера,  держал в руках  конец бельевой веревки.
Опутанная  морской травой  веревка  уходила в затхлую воду Моттлау, которая,
еще не осветленная и без помощи морских волн, билась в устье о камни мола.
     Мы полюбопытствовали,  почему этот человек удит рыбу  с помощью обычной
бельевой  веревки  и  явно без поплавка. Матушка  задала  свой  вопрос тоном
добродушной насмешки и назвала его дядей. Дядя хмыкнул, обнаружив побуревшие
от табака  пеньки на месте  зубов, и  без  иных объяснений  послал  длинный,
перемешанный  с  крошками  хлеба, растекающийся  на  лету плевок  в  месиво,
кипевшее между нижними, покрытыми смолой и нефтью  гранитными горбылями. Там
плевок  и  качался  до  тех  пор,  покуда  не  прилетела  чайка  и,  искусно
уклонившись от  встречи с камнями, не подхватила его, после  чего увлекла за
собой остальных крикливых чаек. Мы уже собрались уходить, потому что на молу
было холодно и  солнце  ничуть не грело, но тут человек в  грузчицкой  шапке
начал понемногу выбирать веревку. Матушка все равно хотела уйти, но Мацерата
было невозможно сдвинуть с места. Да и  Ян, который обычно  повиновался всем
высказанным вслух пожеланиям матушки, на  сей раз заупрямился,  ну а  Оскару
было все равно, уйдем мы или останемся. Но раз мы остались, я глядел. Покуда
грузчик равномерными рывками выбирал веревку и при каждом рывке очищал ее от
водорослей,  зажимая  между коленями, я  убедился, что торговый пароход, чьи
надстройки  каких-то  полчаса  назад едва  выглянули  из-за  горизонта,  при
глубокой осадке  сменил курс  и теперь  входил  в  гавань.  Раз у него такая
осадка, значит,  это швед, груженный рудой, смекнул Оскар.  Но я отвлекся от
шведа, когда грузчик медленно привстал с камней. -- А ну-ка посмотрим чуток,
чего  там  у  него есть.  Это  он  сказал Мацерату,  который  с  готовностью
согласился,  хоть  ничего  и  не  понял.  То  и  дело  приговаривая:  "Чуток
посмотрим!" и  "Чего там у него есть!" -- грузчик  продолжал выбирать канат,
хотя сейчас уже с натугой, потом он полез вниз по камням к канату и запустил
-- матушка не успела вовремя отвернуться, -- широко раскинув,  запустил руки
в клокочущую воду  бухты между гранитных глыб, пошарил, нащупал,  схватил и,
громко требуя  посторониться, швырнул что-то мокро-тяжелое, что-то  бурлящее
жизнью  на  землю  перед  нами:  лошадиную  голову,  свежую, совершенно  как
настоящую,  голову вороного коня, то есть черногривой лошади, которая  вчера
еще,  позавчера еще, возможно, заливалась ржанием, потому что она  совсем не
разложилась, эта голова, и не издавала зловония,  разве что  речной водой от
нее пахло, но этой  водой пахло все на молу. И вот уже человек в шапке стоит
широко  расставив  ноги  над  останками  коня,  из  которого  яростно   прут
светло-зеленые  маленькие угри. Грузчик не без труда  ловил  их, потому  что
угри быстро и  ловко скользили на гладких, мокрых еще камнях.  Вдобавок  над
нами тотчас  возникли чайки со  своим обычным криком. Они налетели  играючи,
втроем-вчетвером подхватывали  маленького  либо среднего угря, и отогнать их
не было никакой возможности, потому что мол принадлежал им. Однако грузчику,
который бросился между чаек, удалось кинуть дюжины две угрей к себе в мешок,
поддерживаемый  Мацератом,  который  любил изображать  готовность  помочь. А
потому  Мацерат  и не  мог  видеть,  что  у  матушки  лицо  вдруг  сделалось
изжелта-бледное, что  она  положила  сперва  руку, а потом и вовсе голову на
плечо  и на бархатный  воротник Яна. Но  когда  все мелкие  и  средние  угри
проследовали в мешок, а грузчик,  у которого во время этой процедуры слетела
с головы  шапка, начал  выдавливать из дохлой головы темных угрей покрупнее,
матушке и вовсе пришлось сесть, Ян даже хотел повернуть ее голову в сторону,
но она не давалась,  она продолжала неподвижно и тупо смотреть вытаращенными
глазами  на возню грузчика  с  этими змеями.  -- Посмотри-ка! --  стонал тот
время  от  времени.  --  Ну-кась,  ну-кась!  --  И,  подсобляя себе рыбацким
сапогом,  распялил лошадиный рот,  вставил палку  между челюстями,  так  что
могло показаться, будто лошадь скалит в ухмылке  желтые целые зубы. Но когда
грузчик --  лишь теперь стало видно,  что  голова у него  лысая  и похожа на
яйцо, -- запустил  обе руки глубоко в лошадиную пасть  и извлек оттуда сразу
двух угрей толщиной по меньшей мере в  руку, да  и длины такой же, у матушки
тоже развело челюсти,  и она исторгла из себя весь завтрак: комковатый белок
и тягучие  нити  желтка среди  комьев белого  хлеба  в  струе кофе с молоком
обрушились на камни мола, рвотные позывы еще давали себя знать, но больше из
нее ничего не, вышло, не так  уж и много съела она  за завтраком, потому что
набрала лишний вес и непременно хотела  похудеть,  ради этого  перепробовала
множество диет, хотя до конца ни одну не выдерживала -- тайком она, конечно,
ела,  -- и только  от одного никак  не могла отказаться,  от  гимнастики  по
вторникам  в женском  объединении, хотя Ян и даже Мацерат над  ней смеялись,
когда, прихватив мешочек со спортивным  костюмом, она  ходила к этим смешным
теткам  в синей блестящей одежде, делала упражнения с булавой -- и все равно
не худела.
     Вот  и  в тот раз  матушка исторгла из  себя  на камни  мола  не  более
полуфунта, она могла  давиться  сколько  угодно,  похудеть еще больше ей  не
удалось. Ничего,  кроме  зеленой слизи,  из  нее не вылетало, а тут налетели
чайки, налетели, едва  она начала давиться, кружились все ниже, падали вниз,
жирные, гладкие, дрались из-за завтрака моей матушки, ни капельки не боялись
растолстеть, не давали  себя отогнать, да и кто стал бы их отгонять, если Ян
Бронски сам их боялся и даже закрыл руками свои красивые голубые глаза.
     Впрочем, и  Оскару,  когда  тот  пытался  выдвинуть  против  чаек  свой
барабан, когда дробью по белому лаку  он начал войну  против их белизны, они
не  подчинились,  ничуть его барабан не помог, он разве что  сделал чаек еще
белей.  А Мацерат, тот  и  вовсе  не  заботился  о матушке.  Он  смеялся, он
подыгрывал грузчику, изображал человека с крепкими нервами, и, когда грузчик
почти завершил свое дело  и под  занавес извлек из  уха у  коня здоровенного
угря, а заодно с угрем выпустил белую кашу из лошадиных мозгов, Мацерат хоть
и сам позеленел от дурноты, но хорохориться не перестал и откупил у грузчика
почти задаром два средних и два больших угря, да еще пытался сбить цену.
     Тут я  не мог  не похвалить Яна  Бронски.  Тот хоть и  сам выглядел как
будто вот-вот зарыдает, однако помог матушке  выпрямиться, обхватил ее одной
рукой  за плечи,  другой -- спереди и  повел прочь, что со стороны выглядело
смешно, ибо матушка ковыляла на своих высоких  каблуках с камня на камень по
направлению к  берегу,  ноги  у нее подгибались  на каждом шагу, однако  она
ухитрилась ничего себе не сломать.  Оскар остался с грузчиком и с Мацератом,
поскольку  грузчик,  несколько  ранее  повторно водрузивший на  голову  свою
шапку, подробно объяснял нам, почему мешок из-под картошки до половины набит
солью  грубого  помола.  Итак, соль в  мешке  служила  для того, чтобы  угри
убегались в  ней  до смерти, чтобы соль  впитала  слизь с  их кожи, а  также
изнутри. Потому как если угри попадают в соль,  они не  перестают двигаться,
пока вся слизь не перейдет в соль и  пока  сами они не уснут. Так поступают,
если  хотят их  потом закоптить.  Правда, полиция это запрещает, и  общество
защиты животных -- тоже, но без соли не обойтись. Как иначе очищать угрей от
наружной слизи, да  и от внутренней? Потом мертвых  угрей  начисто  обтирают
сухим  торфом  и  подвешивают  в  коптильной  бочке  над  горящими  буковыми
поленьями. Мацерат счел вполне разумным, что угрей суют в соль.
     -- Они ведь и сами  залезают  в лошадиную голову, -- сказал он. -- И  в
мертвецов, -- добавил грузчик. -- Говорят, после сражения в  Скагерраке угри
сделались  наособицу  жирные.  А   врач  из  моего  специального   лечебного
учреждения как раз на днях  рассказывал  про одну замужнюю женщину,  которая
надумала позабавиться  с живым угрем, а угорь так вцепился в нее зубами, что
женщину пришлось отправить в больницу, и детей у нее теперь больше не будет.
Грузчик затянул мешок с угрями  и солью и перекинул его через плечо,  хотя в
мешке все время что-то двигалось.  Высвободившуюся  веревку он  обмотал себе
вокруг  шеи  и  затопал  в  сторону  Нойфарвассера.  Тут  и  торговое  судно
приблизилось. Водоизмещением оно было примерно в  тысячу восемьсот  тонн,  и
оказалось оно не шведским, а вовсе даже финским,  и привезло оно не  руду, а
лес. Грузчик с мешком, надо полагать, имел знакомых на "финне", он замахал в
сторону  этой ржавой  посудины и что-то  прокричал.  А с "финна" замахали  и
закричали в ответ. Но  вот почему  замахал Мацерат и почему выкрикнул  такую
ерунду,  как "Эй, на корабле, ахой!", я  так и  не смог понять. Ведь, будучи
уроженцем Рейнланда, он вообще ничего не смыслил в морском деле, и ни одного
знакомого у него среди финнов  не было.  Но такая уж у  него  была привычка:
махать, если другие  машут,  кричать,  смеяться,  аплодировать, если кричат,
смеются, аплодируют другие.  Потому он сравнительно рано и вступил в партию,
когда  в  этом  еще  не было  особой необходимости,  когда это еще ничего не
давало, только отнимало у него воскресные утра.
     Оскар медленно следовал за  Мацератом,  грузчиком  из  Нойфарвассера  и
перегруженным судном. Время от времени  я оборачивался,  потому что  грузчик
так и бросил лошадиную голову под навигационной вышкой. Но сама  голова была
уже не видна, потому что чайки ее облепили. Белая, едва заметная дырка среди
бутылочной   зелени   моря.   Свежевымытое   облачко,   ежеминутно   готовое
аккуратненько взмыть в  воздух,  громкими криками укрывая  лошадиную голову,
которая издавала теперь не ржание, а крик.
     Вдосталь наглядевшись, я убежал  и от Мацерата, и от чаек, бил  на ходу
кулаком  по жести своего барабана, обогнал грузчика, успевшего тем  временем
раскурить  свою носогрейку, догнал Яна Бронски  и  матушку у начала мола. Ян
обнимал матушку, как и  раньше,  только одна из его рук  находилась теперь у
нее за пазухой. Впрочем, ни  этого, ни того, что и  матушка со своей стороны
запустила руку в карман Яновых  брюк, Мацерат видеть не мог:  он был слишком
далеко  от нас  и как раз  заворачивал в газету, подобранную между  камнями,
четырех угрей, которых грузчик по его просьбе предварительно оглушил камнем.
Догнавший нас Мацерат размахивал свертком с угрями и бахвалился:
     -- Запросил полтора, но я дал ему гульден, и хватит с него. Матушка уже
выглядела лучше,  и  обе руки  у  нее были теперь  на  виду,  и она ответила
Мацерату: -- Только не воображай, что  я  стану есть твоего угря! Я вообще в
жизни не  съем  больше  ни куска  рыбы, а  уж про угрей  и говорить  нечего.
Мацерат засмеялся:  --  Да будет тебе, девочка. Ты ведь и раньше знала, куда
лазят угри, а сама их всегда ела, свежих тоже. Вот поглядим, что ты скажешь,
когда твой покорный слуга отменно их приготовит со всеми штучками-дрючками и
немного  зелени  в  придачу.  Ян  Бронски, своевременно выдернувший  руку  у
матушки  из-за пазухи, ничего  не  сказал. Я начал барабанить, чтобы они  не
заводили  снова  речь  про своих  угрей,  и барабанил,  пока мы не пришли  в
Брезен. На трамвайной  остановке и  потом в прицепном вагоне я не давал трем
взрослым заговорить. Угри вели себя  довольно спокойно. Стоять на разъезде у
Заспе не  пришлось,  потому что встречный  уже  прошел.  Сразу за аэродромом
Мацерат,   несмотря   на  мой  барабан,   начал  рассказывать,  до  чего  он
проголодался. Матушка не реагировала и смотрела куда-то мимо нас, пока Ян не
предложил  ей  одну  из  своих "Регат". Когда он  дал ей огня, она,  зажимая
губами  золотой  мундштук, улыбнулась  Мацерату, так  как  знала, что он  не
любит, если она курит на людях. Мы  вышли из трамвая  на Макс-Хальбе-плац, и
матушка против  моих  ожиданий взяла под руку Мацерата,  а  не Яна, Ян пошел
рядом со мной  --  он вел меня за руку и докурил  до  конца ее сигарету.  На
Лабесвег  домохозяйки  католической веры  все  еще выколачивали свои  ковры.
Покуда  Мацерат возился с замком, я увидел фрау Катер, что жила по соседству
с трубачом Мейном. Мощными сине-красными  руками она поддерживала на  правом
плече скатанный бурый ковер. Под мышками у нее сверкали белокурые, слипшиеся
от соленого пота волосы. Ковер свисал  спереди и сзади. С тем же успехом она
могла бы нести, перекинув  через  плечо, пьяного  мужа, только ее муж  давно
умер.  Когда она  проносила  мимо  меня  свои  телеса  под черной  юбкой  из
блестящей  тафты,  мне ударили в  нос  испарения ее тела: нашатырь,  огурец,
карболка --  не  иначе у  нее были  месячные.  Вскоре со  двора донесся  тот
равномерный   стук   палок  по  коврам,  который  гонял  меня  по  квартире,
преследовал меня так, что под конец мне пришлось укрыться от него в платяном
шкафу  нашей  спальни, поскольку  висящие  там зимние  пальто  перехватывали
большую часть предпасхальных  шумов. Но не  только от фрау Катер, выбивающей
ковры,  укрывался  я в шкафу. Мама,  Ян и Мацерат еще не успели скинуть свои
пальто, как уже завязался спор по поводу обеда на Страстную пятницу. Тема не
ограничилась одними лишь  угрями,  пошло  в ход и  мое знаменитое падение  с
лестницы:  "Ты  виноват,  ты во всем  виноват,  а  вот я сейчас сварю суп из
угрей, и  перестань ломаться, можешь варить что угодно, только не угрей, как
будто  в  погребе не хватает  консервов, достань банку  с  лисичками, только
крышку  потом  захлопни,  чтоб  опять не  случилось  беды,  да  хватит  тебе
талдычить одно и  то  же,  на  обед будут  угри  --  и баста, с  молочком, с
горчицей,  с картошечкой, и  лавровый листик туда положим, и гвоздичку, нет,
будет тебе, Альфред, раз она не хочет, а ты, между прочим, не  вмешивайся, я
ведь  не  зря купил  угрей,  я  их выпотрошу  как следует и в воде  подержу,
нет-нет-нет, вот когда  я их  подам  на стол, тут мы и  поглядим,  кто будет
есть, а  кто нет".  Мацерат захлопнул за  собой  дверь  гостиной,  скрылся в
кухне, и мы  услышали,  как он  на удивление  громко  там  возится. Угрей он
убивал поперечным надрезом  позади головы,  а  матушка,  наделенная  слишком
большим воображением, вынуждена была опуститься на кушетку, что вслед за ней
проделал и  Ян. И  вот  они  уже ухватили  друг друга  за руки  и  принялись
шептаться  на  кашубском наречии.  Когда  трое  взрослых  распределились  по
квартире таким образом,  я  еще не  сидел в  шкафу,  а  сидел, как и они,  в
гостиной. Возле изразцовой печки стоял детский стульчик. Я  поболтал ногами,
подставив себя пристальному взгляду Яна и отлично  сознавая, до чего я мешаю
обоим, хотя едва ли они могли учинить  что-нибудь серьезное, когда за стеной
пусть даже  невидимый отсюда,  но вполне  реальный Мацерат грозил полудохлым
угрем, которым размахивал, словно кнутом. Они  сплетались руками, сжимали до
хруста  в суставах все двадцать  пальцев и этим  хрустом  окончательно  меня
доконали.  Разве  ударов  Катерихи  по  ковру  было  недостаточно?  Разве не
проникали  они со двора  сквозь  стены,  разве  не приближались, хоть  и  не
становясь при этом громче?
     Оскар соскользнул со своего стульчика, помешкал мгновение возле  печки,
чтобы  уход его не выглядел слишком  демонстративным, затем, всецело занятый
своим барабаном, шмыгнул в спальню.
     Желая  избегнуть каких  бы то ни  было звуков, я даже  оставил  дверь в
спальню полуоткрытой и с удовлетворением констатировал, что меня так никто и
не окликнул. Я  все еще прикидывал, куда лучше залезть Оскару  -- то  ли под
кровать, то ли в платяной шкаф.  Я предпочел  шкаф,  потому что под кроватью
мог испачкать свой синий и очень маркий костюмчик. Я еще  смог дотянуться до
ключика,  повернул  его, развел зеркальные створки  и  с  помощью барабанных
палочек сдвинул  в сторону висящие на перекладине плечики с  пальто и прочей
зимней одеждой. Чтобы  дотянуться до тяжелых тканей да  еще сдвинуть их, мне
пришлось встать ногами на барабан. Возникшая посреди шкафа брешь была хоть и
невелика, но все же достаточно  просторна,  чтобы принять  залезшего туда  и
присевшего  на  корточки  Оскара. Мне  даже  удалось, правда  не  без труда,
закрыть  за  собой  зеркальные дверцы и так засунуть  между  створками шаль,
которую  я  обнаружил  на  дне  шкафа,  что  возникла щель с палец  шириной,
обеспечивавшая  как  возможность наблюдения,  так  и приток свежего воздуха.
Барабан я положил на  колени, но барабанить  не стал,  даже тихо -- и то  не
стал,  а, напротив, безвольно  позволил испарениям зимних пальто окутывать и
пронизывать себя.
     Как хорошо, что  был  у нас этот  шкаф и тяжелые,  слабо дышащие ткани,
которые  почти позволяли  мне  собраться с  мыслями,  увязать их  воедино  и
вручить  некоему  идеалу,  достаточно богатому, чтобы воспринять  мой дар со
сдержанной, едва заметной радостью.
     Как и  всякий раз, когда мне удавалось сосредоточиться и жить в ладу со
своими возможностями, я переносился мыслями в  приемную  доктора  Холлаца на
Брунсхефервег и заново  переживал  ту часть еженедельных визитов по  средам,
которая меня привлекала. Поэтому мысли мои устремлялись не столько к  врачу,
сколько к сестре  Инге, его ассистентке. Ей дозволялось  раздевать и одевать
меня, ей  одной  -- измерять,  взвешивать, испытывать  меня; короче, все  те
эксперименты,  которые учинял надо мной доктор Холлац, сестра Инга выполняла
очень  точно,  хоть  и  не  без  досады,  после  чего  с  оттенком  ехидства
рапортовала об отсутствии  успехов,  что  доктор  Холлац,  со своей стороны,
именовал  известными  успехами.  На чистой  крахмальной белизне сестринского
облачения,   на  невесомой  конструкции,  которую   она  носила  в  качестве
сестринского чепца, на скромной, украшенной красным крестом брошке частенько
отдыхал  мой  взгляд  и  мое,  порой затравленное, сердце  барабанщика.  Как
отрадно  было  следить за  все новым  и  новым  расположением складок на  ее
сестринском  одеянии! А имелось ли тело  под этими складками?  Ее  стареющее
лицо, ее грубые, несмотря  на тщательный уход, руки  позволяли догадываться,
что сестра  Инга все-таки женщина. Однако  запахов, способных подтвердить ее
телесную суть,  запахов, которые, к  примеру, предъявляла моя матушка, когда
Ян  или  Мацерат у меня  на глазах помогали ей скидывать одежды, такого рода
ароматов сестра Инга не источала.  А исходил от нее запах  мыла  и наводящий
усталость запах лекарств.  Сколько раз, покуда она обследовала мое маленькое
и, как  все полагали, больное  тельце,  меня мог сморить сон -- сон  легкий,
рожденный складками белой ткани, овеянный карболкой сон, сон без сновидений,
разве что брошка  ее в этом сне  разрасталась  бог  весть до чего:  до  моря
знамен, до отблеска зари на  снежных  вершинах Альп, до  полей дикого  мака,
изготовясь  к  мятежу  против  бог  весть  чего:  против   индейцев,  вишен,
кровотечений  из  носа,  петушиных  гребешков,  скопления  красных  кровяных
шариков, покуда все поле зрения не заливалось краснотой, являя достойный фон
для  некоей страсти, которая тогда,  равно как и  сегодня, представлялась  и
представляется мне вполне естественной, хотя  поименовать  ее очень  трудно,
ибо само  по себе словечко "красный" еще ничего не означает, текущая из носу
кровь здесь ничем не поможет. И кумач знамен  со временем блекнет, и, если я
все  равно  говорю  "красный",  эта  краснота  меня  не  приемлет,  краснота
выворачивает  свои покровы наизнанку: они  черные,  здесь  она,  здесь  она,
Черная кухарка, пугает меня желтый цвет, обманывает синий, я не верю синему,
не лжет  мне  и не зеленит мне -- зеленый,  зелен гроб, в котором я  пасусь,
зелень укрывает  меня, с  зеленью я сам  себе бел. Это крестит меня в черный
цвет, а черный  пугает меня желтым, а желтый обманывает синим, а синему я не
верю в зеленый, а зеленый расцветает красным, а красной была брошка у сестры
Инги,  она  носила красный  крест,  точнее  сказать  --  носила  на  съемном
воротничке своего  сестринского халата; но редко, даже и в  платяном  шкафу,
мне удавалось задержаться на этом самом одноцветном из всех впечатлений.
     Многоцветный шум, проникнув из гостиной, ударился о дверцы моего шкафа,
пробудил меня  от начавшегося и  посвященного сестре Инге полусна.  Я  сидел
вполне  бодрый,  с   распухшим   языком,  барабан   --  на  коленях,   между
разноокрашенных  зимних  пальто,  вдыхал   запах  мацератовского  партийного
обмундирования, соседствовал с кожей портупеи, ремня, петли для карабина, не
видел  больше  ничего из белых  складок  на сестринском халате: здесь падала
шерсть, здесь висели шерстяные  ткани,  здесь вельвет сминал фланель, а надо
мной -- шляпные  моды  последних  четырех  лет,  а у  моих ног  --  ботинки,
туфельки,  начищенные голенища,  каблуки с подковками  и  без, полоса света,
падая из комнаты, позволяет мне все увидеть, Оскар пожалел, что оставил щель
между  дверцами шкафа. Ну чего мне  ждать  от  них,  от  тех,  кто  сидит  в
гостиной.  Допустим,  Мацерат  застукал  обоих  на  кушетке,  что навряд  ли
возможно, поскольку Ян всегда, а не только за  игрой в скат соблюдал остатки
осторожности. Вероятно  --  так  оно  впоследствии  и оказалось,  -- Мацерат
водрузил  на  стол  посреди  гостиной  большую  суповую  миску  с  готовым к
употреблению картофельным  супом из умерщвленных, выпотрошенных, вымоченных,
отваренных  со  специями  угрей и  даже позволил  себе,  поскольку  никто не
садился за  стол,  нахваливать  свою стряпню, перечисляя все  приправы и все
премудрости рецепта. Матушка закричала. По-кашубски, а кашубского  Мацерат и
не понимал, и не выносил, и, однако же, принужден был слушать,  да, верно, и
понял, о чем  это она: речь могла идти  только об угрях, и,  как всякий раз,
когда матушка кричала о моем падении с лестницы,  Мацерат ответствовал.  Оба
хорошо  заучили  свои  роли. Ян подавал  реплики.  Без него  театр просто не
получился  бы.  И вот  наконец второе действие: с  грохотом откинута  крышка
пианино,  без  нот,  по  памяти, ноги  на обеих педалях,  отставая,  забегая
вперед,  сливаясь --  хор  охотников из "Волшебного стрелка",  -- "Что может
прекраснее  быть  на земле". И на  самой  середине, где  "Эгей-эге-гей!",  с
грохотом   падает   крышка   пианино,  ноги   прочь   с  педалей,  опрокинут
табурет-вертушка, матушка приближается, еще один взгляд в зеркальные дверцы,
и вот она  уже  бросилась -- я все мог  видеть через свою щелку -- бросилась
поперек на  супружескую  постель  под синим балдахином,  рыдала  и  столь же
многопальцево  ломала руки,  как  это  делала кающаяся  Магдалина с  цветной
литографии в золотой рамке над изголовьем супружеской крепости. Долгое время
я  мог  слышать,  как  скулит  матушка,  легкое  поскрипывание   кровати  да
приглушенный шепот из гостиной.  Ян успокаивал  Мацерата. Мацерат просил Яна
успокоить  матушку. Шепот мало-помалу  иссяк,  в спальню вошел Ян.  Действие
третье:  он постоял перед  кроватью, переводя взгляд с  матушки на  кающуюся
Магдалину и обратно, осторожно присел  на край, погладил спину и зад лежащей
на животе матушки, успокоительно заговорил по-кашубски и -- поскольку  слова
на нее больше не действовали --  запустил руку ей под юбку, пока наконец она
не перестала скулить, а Ян смог отвести взгляд от многопальцевой  Магдалины.
Стоило  посмотреть,  как Ян  встал  после выполненной  работы,  отер  пальцы
носовым платком и громко, но уже  не по-кашубски, чтобы и Мацерат в гостиной
либо  на  кухне мог  услышать и  понять, произнес,  отчетливо выделяя каждое
слово:
     --  Ну пошли, Агнес, и  забудем эту  историю. Альфред  давно уже  вынес
угрей и  утопил в сортире. А мы сейчас  закрутим  хороший скат, по  четверть
пфеннига, я  не против, и,  когда  все  останется  позади и  мы  успокоимся,
Альфред поджарит нам грибы с яйцом и картофелем.
     Матушка  ничего  не  ответила,  съехала  с постели,  разгладила  желтое
стеганое одеяло, перед  зеркальными  дверцами  снова привела в  порядок свою
прическу  и  вслед за  Яном покинула спальню. Я отвел  глаз от щели и вскоре
услышал,  как  они  тасуют  карты.  Маленький, робкий смешок,  Мацерат  снял
колоду,  Ян сдает карты, и начался торг. Сдается мне, Ян  предложил Мацерату
заказывать игру, но тот спасовал уже на двадцати трех. Тогда матушка подняла
заказ  до тридцати шести,  после чего Яну  тоже пришлось пасовать, и матушка
разыграла  гранд, который едва не продула. Следующий кон  выиграл Ян  --  на
простой бубне,  без сучка-задоринки, а  за  ним матушка заказала  черву  без
прикупа, и хоть и с трудом, но вылезла.
     В  твердой уверенности,  что этот семейный  скат  продлится  до поздней
ночи,  единожды  прерванный  на яичницу  с грибами  и жареным картофелем,  я
перестал  уделять  внимание  последующим  партиям  и даже  --  более того --
попробовал  вернуться мыслями  к сестре  Инге  и  ее  белым, навевающим  сон
одеждам.  Но мои предстоящие визиты к доктору Холлацу  были  омрачены.  И не
потому  только,  что  зеленый,  синий,  желтый  и  черный  цвета  то  и дело
вторгались  в красный  цвет  красного  креста,  но  и  потому,  что  события
минувшего  утра вклинивались  туда же; всякий  раз, когда отворялась дверь в
приемную доктора, к  сестре  Инге,  мне  являлся не  чистый и  легкий  облик
сестринского  халата,  нет,  это  грузчик  на  молу   в  Нойфарвассере   под
навигационной  вышкой вытаскивал угрей из мокрой,  кишащей живностью конской
головы, а  то, что виделось  белым, то, что  я хотел отнести  на счет сестры
Инги,  оказывалось  крыльями чаек, которые  на  какое-то  мгновение  обманно
закрыли и падаль, и угрей в этой падали, покуда вновь  не  разверзлась рана,
но она не кровоточила,  порождая  красный  цвет,  а,  напротив,  лошадь была
черной, бутылочно-зеленым -- море, немного ржавчины примешал к общей картине
груженный  лесом  "финн" и чайки  -- не говорите мне больше  про  голубей --
облаком закрыли жертву, обмакнули концы крыльев  и  подбросили  одного  угря
моей  сестре Инге, а Инга перехватила угря, воздала ему почести и сама стала
чайкой, приняла образ, нет,  не  голубя,  а если даже Святого Духа,  то  все
равно  в  обличье,  которое  зовется  чайкой,  облаком  налетает  на  мясо и
празднует Троицу.  Отказавшись от  усилий,  я  отказался  тогда и  от шкафа,
неохотно распахнул изнутри зеркальные дверцы, вылез  из ящика, увидев себя в
зеркале, нашел, что  нисколько не изменился, но все же порадовался, что фрау
Катер уже перестала выколачивать ковры. Правда, для Оскара Страстная пятница
закончилась, но хождению по мукам предстояло начаться лишь после Пасхи.




     Лишь когда миновала пятница угреносной  лошадиной  головы,  лишь  после
Пасхи,  которую  мы вместе с семейством Яна  Бронски провели  в  деревенском
Биссау, у бабушки и у дяди Винцента, хождение по  мукам должно было начаться
и для моей  матушки, и даже  приветливая майская погода тут ничем  помочь не
могла.

     Неправда, что Мацерат заставил матушку снова есть рыбу. По доброй воле,
охваченная загадочной прожорливостью спустя  недели две после Пасхи, она, не
заботясь больше о своей фигуре,  начала  поглощать рыбу в таких количествах,
что Мацерат сказал:
     -- Да не ешь же ты столько этой рыбы, будто тебя заставляют.
     Но  она начинала сардинками в масле -- к завтраку, часа через два, если
в лавке не  было  покупателей, набрасывалась  на фанерный ящик с бонзакскими
шпротами,  на обед требовала жареную камбалу или треску в горчичном соусе, а
после обеда ее уже  снова можно было  увидеть с консервным  ножом  в  руках:
угорь в желе, рольмопс, сельдь жареная; когда же Мацерат отказывался  жарить
или варить рыбу еще и  к ужину, она  не тратила лишних слов, не бранилась, а
просто спокойно  вставала со своего  места и возвращалась с куском копченого
угря из  лавки,  отчего  у  нас  у  всех  пропадал аппетит, потому  что  она
соскребала  весь жир  с  угриной  шкурки изнутри и снаружи,  да и вообще ела
теперь  рыбу  только  при помощи  ножа. За день  ее  по нескольку раз рвало.
Встревоженный Мацерат спрашивал растерянно:
     -- В чем дело? Ты, часом, не беременна?
     --  Не  мели вздор,  --  отвечала матушка, если  вообще хоть что-нибудь
отвечала,  и  бабка  Коляйчек,  когда  в  воскресенье на  обед у нас  подали
отварного  угря с картофелем и все это плавало  во взбитых сливках, хлопнула
ладонью  по столу и сказала: -- Ну, Агнес, объясни наконец,  что с тобой? Ну
чего ты ешь рыбу,  если тебя  от нее воротит,  и  не говоришь ни словечка, и
ведешь  себя  как  незнам  кто.  Матушка  лишь  покачала головой,  картофель
сдвинула в сторону, угря обмакнула в сливки и принялась есть как заведенная,
словно ей задание такое дали. Ян Бронски ничего не говорил. Когда я  однажды
застал  обоих на  кушетке,  они хоть  и держались  по обыкновению за  руки и
одежда у  них была в  беспорядке, но  меня поразили заплаканные  глаза Яна и
апатия  матушки,   которая,   однако,  сменилась  вдруг   на   полную   свою
противоположность.  Она  вскочила,  схватила  меня,  стиснула,  подняла,  на
мгновение  открыв  передо  мной  бездну, которую  нельзя было заполнить даже
горами жареных, пареных, маринованных и копченых рыб.  Несколько дней спустя
я мог наблюдать,  как  она не только  набросилась в кухне на  уже  привычные
чертовы сардины,  но даже  слила  масло из множества старых  банок,  которые
сохранила,  в  маленькую сковородку для соусов, разогрела на  газу  и начала
пить, отчего у меня, стоявшего в дверях кухни, выпали из рук палочки. Тем же
вечером  матушку  доставили в городскую клинику. Мацерат плакал и  причитал,
поджидая "скорую помощь":  -- Ну почему  ты не  хочешь  ребеночка? Не все ли
равно,  от  кого он. Или ты все еще из-за  этой дурацкой лошадиной головы? И
что нас туда понесло?! Забудь ты про это, Агнес. Я  ведь не нарочно.  Пришла
машина, матушку вынесли, на улице собрались дети и взрослые, матушку увезли,
и впоследствии нам  предстояло  узнать, что  матушка  не забыла  ни  мол, ни
лошадиную голову, что  воспоминание об этом коне, все равно как его звали --
Ханс или Фриц,  -- она унесла с собой. Ее органы  с болезненной наглядностью
вспоминали о прогулке в Страстную пятницу и  тем вынудили мою мать,  которая
разделяла точку  зрения своих органов,  умереть  из страха перед повторением
подобной прогулки. Доктор Холлац толковал о желтухе и о рыбной интоксикации.
В больнице установили, что матушка на третьем месяце беременности, отвели ей
отдельную палату, где  четыре дня  подряд  она демонстрировала нам,  которым
разрешили  ее  навещать,  полное   отвращения,   но  порой  улыбающееся  мне
измученное  судорогами  лицо.   Хоть   она   и  старалась  доставлять  своим
посетителям  маленькие  радости,  как  нынче  стараюсь  я  в  дни  посещений
изображать перед своими  друзьями чувство глубокого удовлетворения, не  в ее
силах было помешать регулярно возникающим рвотным позывам сотрясать медленно
отступающее тело, пусть даже  оно ничего больше не могло из себя исторгнуть,
кроме как уже под конец, на четвертый день этого трудного умирания, -- малую
толику  дыхания, того, что в  конце должен исторгнуть каждый, чтобы получить
право на свидетельство о смерти.
     Мы все, можно  сказать, вздохнули, когда в  матушке не осталось  больше
причин для уродующих ее позывов. Едва она,  обмытая,  улеглась  в саване, мы
вновь  увидели  ее  родное,  круглое,  наивно-лукавое  лицо.  Старшая сестра
отделения закрыла ей  глаза,  поскольку Мацерат,  как  и Ян Бронски,  совсем
ослеп от слез.
     Я не мог плакать именно  потому, что  плакали  все остальные, мужчины и
бабушка, Хедвиг Бронски и Стефан, которому было уже без малого четырнадцать.
К тому же лично меня смерть матушки ничуть не удивила. Разве Оскару, который
по четвергам сопровождал ее во время поездок  в Старый город, а по  субботам
--  в церковь  Сердца  Христова,  не казалось, что  она  вот уже  много  лет
судорожно ищет способа разрушить треугольник отношений таким  образом, чтобы
Мацерату, которого она, может быть, ненавидела, досталась в  наследство вина
за ее смерть, тогда как Ян Бронски, ее Ян, мог и впредь  служить на Польской
почте с мыслью:  она умерла ради меня,  она не хотела стоять  у меня поперек
дороги, она принесла себя в жертву.
     При всем хитроумии, которое умели проявить как матушка, так и Ян, когда
речь шла о том,  чтобы обеспечить своей любви ложе в спокойных условиях, они
одновременно проявляли  и склонность к  романтике:  при желании в  них можно
видеть Ромео и Джульетту или, если угодно,  двух королевских детей,  которые
по сюжету никак не могли встретиться, потому что вода была слишком  глубока.
Покуда матушка,  успевшая своевременно причаститься  Святых Тайн, холодная и
чуждая отныне любым волнениям, лежала  под  молитвой священника,  я нашел  в
себе   не  только  время,  но  и  желание  наблюдать  за  сестрами,  которые
исповедовали  по большей части протестантскую веру.  Они складывали руки  не
так, как  это делали католики, с  большей уверенностью, сказал бы я,  читали
"Отче наш", с некоторыми отклонениями от оригинального католического текста,
и не осеняли себя крестом, как это, к примеру, делали бабушка  Коляйчек, все
семейство  Бронски, да и я сам.  Мой отец Мацерат  -- в данном случае назову
его  так,  хоть  у  меня и  нет уверенности,  что  именно  он зачал меня, --
протестант, отличался от других протестантов, потому что во время молитвы не
складывал руки перед грудью, а,  напротив, держа сцепленные пальцы  примерно
на уровне причинного  места, как  бы  совершал  переход от  одной религии  в
другую и  явно  стыдился  своей  молитвы.  Бабушка  вместе  со  своим братом
Винцентом стояла на коленях у смертного  одра, молилась  громко и безоглядно
на кашубском наречии, тогда  как ее  брат  Винцент  лишь шевелил  губами, на
польском надо полагать, зато до предела распахивал глаза на зрелище духовных
свершений.  Я  был бы не  прочь побарабанить. В конце концов, это ей, бедной
моей  маме,  я был  обязан множеством  бело-красных барабанов.  Это  она,  в
противовес пожеланиям Мацерата, положила мне в колыбель материнское обещание
барабана, вдобавок ее красота время  от времени, когда она еще была стройной
и не бегала на гимнастику, служила темой для моего барабана. Под конец я уже
не мог больше сдержать  себя: в комнате, где умерла моя  матушка, я еще  раз
воплотил  на барабане идеальный образ  ее сероглазой прелести и  был  крайне
удивлен, что именно Мацерат укротил немедленно за  тем последовавший протест
старшей медсестры, что он встал на мою сторону, прошептав:  -- Оставьте его,
сестра, они ведь так  любили друг друга. Мама могла быть очень веселой. Мама
могла  быть очень  робкой.  Мама могла скоро забывать.  Однако  у  мамы была
хорошая память. Мама  выплеснула вместе с  водой и  меня, и она же сидела со
мной в одной ванне.  Я  иногда терял маму, но ее искатель ходил рядом с ней.
Если  я пением разрезал стекла, мама подавала  замазку. Будучи неправа, мама
часто стояла на своем, хотя вокруг хватало стульев, чтобы  сесть. Даже когда
мама была застегнута на все пуговицы, она оставалась для меня открытой. Мама
боялась сквозняков и, однако, то и дело поднимала бурю. Она жила на издержки
и не любила накладных расходов.  Я был  рубашкой  верхней карты в ее колоде.
Когда  мама  ходила  с  червей,  она  всегда выигрывала. Когда  мама умерла,
красные языки  пламени на обечайке моего  барабана несколько  поблекли, зато
белый  лак стал еще белее  и  до того ослепительным,  что  сам  Оскар  порой
невольно жмурился.
     Погребли  мою  бедную  маму,  вопреки  ее  несколько  раз  высказанному
желанию, не на кладбище Заспе, а на маленьком тихом кладбище Брентау. Там же
покоился и ее умерший в семнадцатом году от гриппа  отчим, пороховщик Грегор
Коляйчек.  Погребальная процессия,  что  вполне  естественно,  когда хоронят
любимую  всеми хозяйку лавки,  оказалась весьма  длинной, в ней  мелькали не
только  физиономии  постоянных  покупателей, но  и  торговых посредников  от
различных фирм и даже представителей от конкуренции, как, например, торговец
колониальными товарами  Вайнрах и фрау Пробст из продовольственной  лавки на
Герташтрассе. Кладбищенская часовня  даже не смогла  вместить всю эту толпу.
Пахло цветами, пахло нафталином от  черных  костюмов. В  гробу у бедной мамы
было  желтое, измученное  лицо.  За все  время длительных церемоний я не мог
отказаться от чувства: вот сейчас у нее вскинется голова  и ее снова вырвет,
у  нее в  теле еще  кое-что осталось, и это кое-что хочет  выйти  наружу: не
только трехмесячный зародыш,  который,  подобно  мне, не  знал, какому  отцу
будет обязан жизнью,  не только  он хотел  выйти наружу  и,  подобно Оскару,
потребовать в дар себе барабан, нет, там  есть еще рыба, конечно не сардинки
в масле,  про камбалу я  и  говорить не хочу, нет, по-моему,  там  есть  еще
кусочек угря, несколько бело-зеленых волокон угрятины, угря  с морской битвы
в  Скагерраке,  угря с мола в Нойфарвассере,  угря Страстной  пятницы, угря,
вышедшего  из  лошадиной  головы,  возможно  даже, угря из  ее  отца  Йозефа
Коляйчека, который угодил под плоты и стал добычей для угрей, угорь от угря,
ибо угорь ты и в угря возвратишься... Но нового приступа рвоты не случилось,
она  решила унести угря  под землю, чтобы  наконец-то  обрести покой.  Когда
мужчины  подняли  крышку  гроба,  чтобы  прикрыть  лицо  моей  бедной  мамы,
одновременно полное и решимости, и отвращения, Анна Коляйчек ухватила мужчин
за руки, потом, топча цветы перед гробом, рухнула на тело дочери, и плакала,
и разрывала белый дорогой саван, и  громко кричала по-кашубски. Многие потом
говорили, что она осыпала проклятиями моего предполагаемого  отца Мацерата и
называла его убийцей своей дочери. Не осталось без упоминания и мое  падение
в погреб.  Она унаследовала выдумку матушки и  не позволила Мацерату  забыть
про его предполагаемую  вину в моем предполагаемом несчастье. Она и потом не
переставала его винить, хотя он, несмотря на все политические перемены, чуть
ли  не  против  воли,  чтил  ее  и во  время  войны  поддерживал  сахаром  и
искусственным  медом,  кофе  и  керосином.  Зеленщик  Грефф  и  Ян  Бронски,
плакавший высоким тонким голосом, отвели мою бабушку прочь от гроба. Мужчины
наконец-то могли  закрыть  крышку и принять то  выражение  лица, которое они
принимают  всегда,  когда  изготовляются  нести   гроб.  На  полудеревенском
кладбище Брентау, где было два  поля  -- по одному  с каждой стороны вязовой
аллеи, --  где  стояла  часовня,  которая скорее  походила  на  поделку  для
рождественского  представления,  где был  колодец с журавлем  и  на редкость
оживленный птичий мир, на вычищенной  граблями близлежащей аллее, возглавляя
вслед за Мацератом траурную процессию, я впервые залюбовался формой гроба. В
жизни мне еще не раз представится возможность скользнуть взглядом по черному
с   коричневатым  оттенком   дереву,  которое   используют   для   последней
потребности. Гроб моей  бедной матери был черного цвета и на диво гармонично
суживался к изножью. Сыщется  ли на целом свете другая форма, которая  столь
же удачно соответствовала бы пропорциям человеческого тела?
     Ах,  если  бы  и кровать  так же сужалась  к  изножью! И  все наши  как
привычные, так и случайные ложа столь же недвусмысленно суживались  к ногам!
Ибо,  как бы мы ни  растопыривались, нашим ногам в конечном итоге  достается
лишь  эта  узкая  основа, и, начиная с той ширины, которую требуют  для себя
голова, плечи и тело, гроб становится к ногам все уже и уже.
     Мацерат  шел  сразу за гробом.  Цилиндр он  нес  в руке и,  несмотря на
великую скорбь, старался на каждом медленном  шаге выпрямлять колено. Всякий
раз, когда мой  взгляд падал на затылок Мацерата, мне становилось  его жаль:
выпяченный  затылок  и  две  толстые  жилы, которые вырастали у него  из-под
воротничка и шли до края волос.
     Почему  меня  взяла  за руку мамаша Тручински, а не Гретхен Шефлер и не
Хедвиг Бронски?  Она жила на третьем  этаже нашего дома, а имени у нее, надо
полагать, не было, потому что  ее повсюду так и звали: мамаша Тручински. Над
гробом -- его преподобие Винке со служкой и с  ладаном. Мой взгляд перебежал
с Мацератова затылка  на  вкривь  и вкось испещренные складками затылки тех,
кто  нес  гроб.  Мне  предстояло подавить в себе дикое  желание: Оскар желал
вскочить на  гроб. Он хотел сидеть на крышке гроба и барабанить. Не по жести
-- по крышке  желал Оскар стучать своими палочками. Когда они,  покачиваясь,
несли гроб, Оскар желал оседлать его. Когда они  позади него повторяли вслед
за его преподобием слова  молитвы,  Оскар желал  задавать ритм. Когда  они с
помощью   досок  и  канатов  опускали  его  в  яму,  Оскар  желал  сохранять
спокойствие,  сидя  верхом на  дереве. Когда  была  проповедь, колокольчики,
ладан и  святая вода, он желал отбарабанить свою латынь на деревянной крышке
и дожидаться,  пока они на канатах  опустят его  в  могилу. Оскар хотел туда
вместе с  матерью и зародышем. Быть внизу,  когда  оставшиеся наверху  будут
забрасывать его пригоршнями земли, не вылезать наверх желал Оскар, сидеть на
узком конце и барабанить, если удастся, барабанить  даже  под  землей до тех
пор, пока палочки  не выпадут у него из рук, дерево --  из-под палочек, пока
его матушка ради него, пока он ради нее, пока все ради друг друга не сгниют,
не предадут свою плоть земле  и обитателям ее; даже костяшками пальцев Оскар
с превеликой  радостью барабанил бы для нежных хрящиков  зародыша -- если  б
это было возможно, если б это было дозволено.
     Но никто  не сидел на крышке. Неотягощенный гроб колыхался под вязами и
плакучими ивами на  кладбище в Брентау. Пестрые куры служки отыскивали между
могил червей, сеять не сеяли, однако собирали в житницы.  Потом между берез.
Я позади Мацерата, меня  держит за руку мамаша  Тручински, сразу позади меня
--  моя бабушка, ее  вели Грефф и  Ян; Винцент Бронски  под руку  с  Хедвиг,
малышка Марга  и  Стефан,  держась  за руки, --  перед  Шефлерами.  Часовщик
Лаубшад, старый господин Хайланд, Мейн,  трубач, однако без трубы и даже  до
известной степени трезвый.
     Когда все кончилось и  люди начали выражать  соболезнование, я  завидел
Сигизмунда  Маркуса.  Черный и смущенный, он присоединился  ко всем тем, кто
подавал руку Мацерату, мне, моей бабушке и семейству Бронски, и желал что-то
пробормотать. Поначалу я даже не понял, чего потребовал от Маркуса Александр
Шефлер.  Они едва  были  знакомы, если вообще были.  Потом  и музыкант  Мейн
заговорил  с хозяином  игрушечной  лавки.  Они  стояли  за  невысокой  живой
изгородью  из  той  зеленой  штуковины, которая,  если  растереть  ее  между
пальцами, пачкает руки и горькая на вкус.  Фрау  Катер  со своей скрытой под
носовым платком ухмылкой и слишком быстро повзрослевшей дочерью Сузи как раз
выражали  Мацерату соболезнование  и  не могли отказать себе  в удовольствии
погладить  меня по  головке.  Голоса  за  изгородью  стали громче, оставаясь
такими же непонятными. Трубач Мейн тыкал Маркусу  указательным пальцем в его
черный костюм, толкал его перед собой, затем подхватил его под руку слева, а
Шефлер тем же  манером -- справа,  и оба, внимательно  следя  за  тем, чтобы
Маркус, двигаясь спиной вперед, не споткнулся о могильные ограды, вывели его
на  кладбищенскую  аллею и показали  Сигизмунду, где находятся  ворота.  Тот
вроде бы поблагодарил за ценные сведения  и  двинулся к выходу, даже цилиндр
надел, а оглядываться не стал,  хотя и Мейн, и пекарь глядели ему вслед.  Ни
Мацерат, ни  мамаша Тручински  не заметили, что  я  ускользнул от них  и  от
соболезнователей. Сделав вид, будто ему надо в  одно место,  Оскар попятился
задом  мимо могильщика и его помощника, дальше  побежал, не  щадя плюща  под
ногами, добежал до  вязов и настиг Сигизмунда Маркуса еще  перед выходом. --
Оскархен!  --  удивился  Маркус. --  Скажи на  милость,  чего они  хотят  от
Маркуса?  Чего он  им  такое сделал, почему  они  так делают? Я не знал, что
сделал  Маркус,  я  взял  его  за  потную руку, провел  его  через  чугунные
распахнутые  ворота, и  оба  мы,  хранитель моих  барабанов и я, барабанщик,
возможно -- его барабанщик, наткнулись на Лео Дурачка, который, подобно нам,
верил в  существование  рая.  Маркус знал  Лео,  потому что  Лео вообще  был
городской знаменитостью, я же о нем слышал,  слышал, что Лео,  еще когда был
семинаристом, однажды в прекрасный солнечный  день до того обезумел от мира,
Святых Даров, конфессий, небес и ада,  жизни и  смерти,  что его собственное
представление  о мире  сделалось  хоть и  безумным,  но зато  безукоризненно
полным. Занятия Лео Дурачка сводились к тому, чтобы после каждых  похорон --
а  он был  осведомлен обо  всех  -- поджидать  траурную  процессию в черном,
лоснящемся, слишком свободном одеянии и  при белых перчатках. Маркус,  как и
я, понял, что к чугунного литья воротам  кладбища его  привели, так сказать,
профессиональные  обязанности  и  он  стоит   здесь  в  выражающих  глубокое
соболезнование  перчатках, закатив светлые водянистые глаза и  пуская  слюни
навстречу процессии.
     Середина мая, ясный солнечный день. Ограды  и  деревья унизаны птицами.
Кудахчут  куры,  символизируя с помощью своих яиц и  в  них  --  бессмертие.
Жужжание в  воздухе. Свежая зеленая  краска -- без  пыли. Лео Дурачок, держа
свой дряхлый цилиндр в левой руке, что с перчаткой, легко приплясывая, ибо и
в самом деле взыскан милостью, вышел навстречу, протянув мне и  Маркусу пять
растопыренных пальцев в пахнущей плесенью перчатке,  и, как бы колыхаясь под
ветром, хотя в  воздухе  не было ни малейшего ветерка, воздвигся перед нами,
голову  прижал к плечу, что-то невнятно бормотал,  пуская слюни, пока Маркус
-- сперва неуверенно, потом решительно -- не положил свою обнаженную  руку в
ухватистую перчатку.
     -- Какой прекрасный день. А она уже там, где все так дешево. Вы Господа
не видели? Habemus ad Dominum1. Он прошел мимо нас, и он торопился. Аминь.
     Мы сказали "аминь", Маркус согласился с Лео, что день и впрямь хороший,
и признался, что тоже видел Господа.

     1 Воспрянем к Господу (лат.).

     За  спиной  у  себя  мы  услышали,  как  близится  жужжание  похоронной
процессии. Маркус  выручил свою руку из  перчатки Лео,  нашел еще  время для
чаевых,  бросил  на меня  свой,  Маркусов, взгляд и затравленно  поспешил  к
такси, которое дожидалось его перед брентауской почтой.
     Я  еще  провожал  глазами   пыльное  облако,  которое  укрыло  от  меня
исчезающего  Маркуса, когда  мамаша Тручински уже  перехватила меня за руку.
Они возвращались группами и группками. Лео выразил всем свое соболезнование,
проинформировал  общество, что нынче прекрасный день, каждого спросил, видел
ли  тот Господа,  а в ответ,  как обычно, получил малые,  большие  или вовсе
никакие   чаевые.  Мацерат  и   Ян  Бронски  расплатились  с   носильщиками,
могильщиками,  со  служкой  и  с  его  преподобием  Винке,  который  не  без
смущенного вздоха позволил Дурачку Лео поцеловать свою руку, после чего этой
своей  поцелованной  рукой  воссылал  благословляющие  жесты   расходящемуся
обществу.  Мы же, моя бабушка, ее  брат Винцент, семейство Бронски с детьми,
Грефф без  жены и Гретхен  Шефлер, разместились  на  двух  обтянутых простой
тканью  возах,  и  повезли нас  мимо трактира Гольдкруг,  через  лес,  через
близлежащую  польскую  границу в  Биссау-Аббау  на  поминки.  Двор  Винцента
Бронски  лежал  в  ложбине. Перед ним росли  тополя -- чтобы  отводить удары
молний.  Ворота сняли с петель,  уложили их на  деревянные  козлы,  а сверху
застелили  скатертями. Подтянулись и еще люди -- из  соседних дворов. На еду
ушло  много времени. Мы  сидели как раз в проеме ворот. Гретхен держала меня
на коленях. Еда была жирная, потом сладкая, потом опять жирная, картофельный
шнапс,  пиво,  гусь и  поросенок, пироги  с колбасой,  тыква маринованная  с
уксусом  и с сахаром, ягодное желе со сметаной, под вечер сквозь  ригу задул
небольшой ветерок, шебаршили мыши и дети семейства Бронски, которые вместе с
сорванцами из соседних домов заполонили двор. С керосиновыми лампами на стол
подали  карты. Шнапс  так  на нем  и  остался. Да плюс  к тому яичный  ликер
собственного изготовления. От  ликера все развеселились. Грефф,  который  не
пил, начал петь песни. Кашубы тоже запели, а Мацерат начал сдавать карты. Ян
был вторым, а подрядчик с  кирпичного завода третьим.  Лишь здесь я заметил,
что  нет моей бедной мамы. Играли  до поздней ночи, но  никому из  мужчин ни
разу не удалось выиграть с  червями без прикупа. Когда Ян Бронски непонятным
для  меня образом  не сыграл черву без  четырех,  я услышал,  как  он шепчет
Мацерату:  --  Уж  Агнес-то наверняка бы  выиграла. Тут я  соскочил  с колен
Гретхен,  отыскал во  дворе  свою  бабку и  ее  брата Винцента.  Оба  сидели
рядышком  на  тележной  оглобле.  Винцент  вполголоса  по-польски  взывал  к
звездам. Бабушка  уже не могла плакать, но запустила меня к себе под юбки. А
кто нынче возьмет меня под юбки? Кто закроет от меня свет дня и  свет лампы?
Кто  вернет  мне  запах того  оплывающего желтого, чуть  прогорклого  масла,
которое,  чтобы  подкормить  меня,  бабушка  накапливала у себя под  юбками,
хранила, сберегала и  при случае  подсовывала  мне,  чтобы пошло  на пользу,
чтобы пришлось по вкусу. Я заснул под четырьмя юбками, неподалеку от истоков
бедной моей мамы, и  мне было так же тихо, хоть и  не так же бездыханно, как
ей в ее ящике, что суживался к ногам.




     Говорят, ничто  на  свете не  заменит  родную  мать.  Уже  вскоре после
похорон  мне  начало  недоставать моей  бедной  матушки.  Отпали  визиты  по
четвергам  к Сигизмунду Маркусу,  никто  не водил меня  больше на встречи  с
белым халатом сестры Инги, но  всего болезненней напоминали мне о матушкиной
смерти  субботы;  она больше не ходила к  исповеди.  Короче,  я остался  без
Старого города, без приемной доктора  Холлаца, без  церкви  Сердца Христова.
Интерес к манифестациям  у  меня  пропал. Как  мог я  подманивать прохожих к
витринам,  когда даже профессия искусителя  для  Оскара  сделалась пресной и
утратила свою  привлекательность? Больше не  было  матери, которая водила бы
меня в Городской театр  на представление рождественской сказки, в цирк Кроне
или Буша.  Регулярно,  хоть и мрачно  я продолжал посещать  только  занятия,
уныло брел по прямым  улицам пригорода до Кляйнхаммервег,  заходил к Гретхен
Шефлер, которая рассказывала мне о путешествиях, организованных "Силой через
радость" в  край  полуночного солнца, а я  тем временем неуклонно  сравнивал
Гете с Распутиным, сравнивал  и все не мог  остановиться и по  большей части
спасался от  этого  мрачно сияющего круговращения, уходя в занятия историей.
Битва  за Рим, кайзеровская  история  города Данцига,  келлеровский  морской
календарь   --  мои   испытанные,  образцовые  произведения   наделяли  меня
полузнанием  обо всем на  свете.  Я и  сегодня  еще могу  сообщить вам самые
точные сведения о толщине  брони, оснащении,  спуске  со стапелей, выходе  в
море  и  судовой  роли  всех  кораблей, которые участвовали  в Скагерракской
битве, там же  пошли ко  дну  либо получили  повреждения.  Мне было уже  без
малого четырнадцать, я  любил одиночество и  много гулял. Мой  барабан  тоже
гулял со мной, но я очень редко  беспокоил его жесть,  ибо из-за  матушкиной
смерти своевременная замена представлялась  весьма сомнительной,  так оно  и
оказалось на самом деле. Когда это было, осенью тридцать седьмого или весной
тридцать  восьмого? Во всяком  случае, я брел  вдоль по  Гинденбургаллее  по
направлению к  центру  и находился  примерно на уровне кафе "Четыре  времени
года",  при этом  не то падали  листья, не то лопались  почки, --  словом, в
природе  что-то совершалось, и  тут я повстречал своего  друга и  наставника
Бебру, который происходил по прямой линии от  принца Евгения и тем самым  от
Людовика Четырнадцатого.  Мы не виделись три года, но узнали  друг друга  за
двадцать шагов. Бебра был не один,  под ручку с ним шла изящная, южного вида
красотка,  сантиметра  на  два  меньше  Бебры,  пальца  на  три  выше  меня;
знакомясь, красотка назвала себя: Розвита Рагуна  -- известнейшая сомнамбула
Италии. Бебра пригласил меня на чашечку мокко в  кафе "Четыре времени года",
мы  сели  в "аквариум", и  кумушки по  соседству зашептались:  --  Ты только
погляди, лилипуты, Лизбет, Лизбет, ты  видела? Будут они выступать  в цирке?
Надо будет сходить. Бебра  улыбнулся мне, показав  при этом  тысячу  тонких,
едва  заметных морщинок.  Кельнер, принесший нам  кофе, был  очень  большой.
Когда Розвита заказала  к  кофе кусочек  торта, она поглядела на человека во
фраке, как глядят на башню. Бебра наблюдал за мной.
     --  Боюсь, ему сейчас плохо, нашему покорителю стекла.  В чем беда, мой
друг? Стекло больше не поддается или голоса не хватает?
     Юный и пылкий, каким я был, Оскар хотел немедля продемонстрировать свое
неувядаемое  искусство.  Я оглянулся по сторонам,  уже зафиксировал взглядом
большую стеклянную  плоскость перед декоративными  рыбками и водорослями, но
прежде, чем я успел запеть, Бебра сказал:
     -- Нет,  мой  друг!  Мы  вам  поверим  на  слово.  Ради  Бога,  не надо
разрушений, наводнений, рыбьей смерти.
     Я пристыженно извинился, прежде всего перед синьорой Розвитой, которая,
достав миниатюрный веер, взволнованно им обмахивалась.
     -- У меня мама умерла, -- пробовал я объяснить свое поведение, -- ей не
следовало так  поступать. Я на  нее очень сердит. Ведь говорят же люди: мать
все видит, все чувствует, все  прощает. Сплошь фразы  для  Дня матери! А она
видела  во мне  гнома. И избавилась  бы от  гнома,  если б только могла.  Но
избавиться не  могла, потому  что  дети,  даже если это  гномы,  занесены  в
бумаги, от них нельзя просто так взять и избавиться. И еще потому, что я был
ее  собственный гном,  потому что, избавившись от меня, она избавилась бы от
самой себя. Погубила бы себя. Так  как же,  я или гном,  спросила  она себя,
после  чего  уничтожила себя, начала  есть одну  рыбу,  и  при  этом даже не
свежую,  дала  отставку  своим любовникам,  а теперь,  когда  она  лежит  на
кладбище в  Брентау, и любовники, и покупатели  в  один голос  твердят: "Это
гном своим  барабаном  свел ее  в  гроб.  Она не  хотела больше  жить  из-за
Оскархена, он убил ее!"
     Я здорово преувеличивал, желая,  может быть, произвести впечатление  на
синьору  Розвиту.  Ведь  на самом  деле большинство людей обвиняли в  смерти
матушки Мацерата и пуще того Яна Бронски. Но Бебра разгадал меня.
     -- Преувеличиваете,  мой дорогой.  Из чистой  ревности вы сердитесь  на
свою мертвую матушку. Так как она сошла в гроб не столько из-за вас, сколько
из-за утомительных любовных отношений, вы чувствуете, что вами  пренебрегли.
Вы злы, и вы тщеславны, как,  собственно,  и положено гению. -- Далее, после
вздоха и взгляда искоса на синьору Розвиту: --  Нелегко  проявлять терпение,
будучи наших размеров.  Оставаться человечным  без внешних  примет роста  --
сколь высокая это задача, сколь благородное призвание!
     Розвита  Рагуна,  неаполитанская  сомнамбула  с  кожей  одновременно  и
гладкой, и морщинистой, та, которой я давал лет восемнадцать, не более того,
и которой  уже  в ближайшее мгновение  восхищался как восьмидесяти-,  а то и
девяностолетней  старухой,  эта  самая  синьора  Розвита  провела  рукой  по
элегантному, английского покроя  костюму господина Бебры,  послала  мне свои
вишнево-черные  средиземноморские глаза  и  далее  темным,  обещающим  плоды
голосом,  который  взволновал  меня  и  заставил  оцепенеть:  --  Кариссимо,
Оскарнелло!  Как я ее понимаю,  вашу боль! Андиамо,  поехали с  нами: Милан,
Париж, Толедо,  Гватемала! У меня началось легкое  головокружение. Я схватил
цветущую свежестью и древнюю как мир ручку Рагуны.  Волны Средиземного  моря
бились о мой берег,  оливы  зашептали мне  в ухо:  -- Розвита станет для вас
матерью,  Розвита  будет  вас понимать.  Она,  Розвита,  великая сомнамбула,
которая все видит насквозь, все понимает, только себя самое не может понять,
о мама миа, только себя  нет, дио!  Странным образом, едва начав видеть меня
насквозь и пронизывать меня своим сомнамбулическим взглядом, Рагуна внезапно
и  со  страхом  выдернула  у   меня  свою  руку.   Не  ужаснуло  ли  ее  мое
четырнадцатилетнее изголодавшееся  сердце? Не открылось ли ей,  что Розвита,
все равно девушка или старуха, для меня  означала лишь  одно:  Розвита?  Она
вздрагивала, и шептала по-неаполитански, и  так  часто осеняла себя крестом,
будто страхи, которые она вычитала во мне, не имели конца, а после всего она
безмолвно скрылась за своим веером. Я растерянно попросил просветить меня, я
попросил  объяснений у  господина  Бебры, но  даже Бебра,  происходивший  по
прямой  линии  от  принца  Евгения,  судя  по  всему  сам   потерял  обычную
уверенность, он что-то лепетал, и под  конец  я мог разобрать следующее:  --
Ваш  гений,  мой юный  друг, божественное, но и, без  сомнения,  дьявольское
начало  вашего  гения  несколько  смутили  мою  добрую  Розвиту,  да  и мне,
признаюсь честно, присущая вам спонтанная безмерность представляется чуждой,
хотя и не совсем непонятной. Но все равно, -- Бебра успел собраться с духом,
-- все  равно, как бы ни был устроен ваш характер, поезжайте  с нами, будете
выступать  в  "Волшебном шоу" Бебры.  При известной  доле  самовоспитания  и
самоограничения вы вполне способны даже при сложившихся сегодня политических
обстоятельствах найти свою публику. Я тотчас смекнул, что  Бебра, который  в
свое  время посоветовал мне всегда быть на сцене и никогда -- перед ней, сам
приобщился  к  сонму стоящих  перед, пусть  даже  он по-прежнему выступал  в
цирке. Вот  по этой  причине  он  и  не  был разочарован,  когда я,  с видом
вежливого сожаления, отклонил его предложение. А синьора Розвита даже звучно
вздохнула за своим веером и вновь показала мне свои средиземноморские глаза.
Мы еще немного поболтали, я попросил кельнера принести мне пустой стакан для
воды,  голосом вырезал в стакане сердечко, выпел вокруг  прихотливую надпись
"От  Оскара --  Розвите", подарил стакан ей, чем очень ее порадовал, а Бебра
расплатился и щедро дал на чай, прежде чем мы ушли. Оба проводили меня почти
до самого спортзала. Я указал барабанной палочкой в сторону пустых трибун на
противоположном конце Майского луга и  --  теперь я припоминаю, что было это
весной  тридцать  восьмого  года,  -- рассказал  своему  наставнику  Бебре о
собственной деятельности в качестве барабанщика под трибунами.
     Бебра смущенно  улыбнулся, синьора  Розвита  продемонстрировала строгое
лицо. А когда синьора  на несколько шагов отошла в сторону, Бебра, прощаясь,
шепнул мне на ухо:
     -- Я сплоховал,  дорогой друг, как  же я могу и впредь оставаться вашим
наставником? Ох уж эта грязная политика!
     После таких слов он,  как и много лет назад, когда я впервые повстречал
его  между  жилыми фургончиками цирка,  поцеловал  меня в  лоб, дама Розвита
протянула мне  словно бы  фарфоровую ручку,  я  церемонно  склонился --  для
четырнадцатилетнего  это  выглядело  чересчур  отработанным  жестом  --  над
пальчиками сомнамбулы.
     --  Мы  еще  увидимся,  сын  мой! -- помахал  мне  господин  Бебра.  --
Увидимся,  как  бы  ни   сложилась  жизнь.  Люди,  подобные  нам,  не  могут
потеряться.
     -- Не  держите зла  на  своих  отцов! -- наставляла  меня  синьора.  --
Привыкайте к собственному существованию,  дабы сердце  ваше обрело покой,  а
сатана злобствовал.
     Мне почудилось, будто синьора еще раз, хоть и снова напрасно, окрестила
меня. Изыди,  сатана,  -- а сатана  не уходил.  Я печально,  с  опустошенным
сердцем поглядел обоим вслед, помахал,  когда они сели в такси  и совершенно
исчезли в нем, ибо "форд" был построен для взрослых, а с ними внутри казался
пустым и, когда помчался прочь, унося моих друзей,  выглядел так, будто ищет
седоков.
     Впоследствии  я,  правда,  пытался  уговорить Мацерата  сходить в  цирк
Кроне, но Мацерат  не поддавался на уговоры, он  с головой  ушел в скорбь по
моей  бедной  матушке,  которая,   по  сути,   никогда   ему  полностью   не
принадлежала. Да и кому она принадлежала полностью? Даже Яну Бронски -- и то
нет,  разве  что  мне,  ибо  Оскар больше  всех  страдал  от ее  отсутствия,
нарушавшего  нормальный  ход его  повседневной жизни и даже поставившего эту
жизнь под сомнение. Мать ужасно меня подвела.  От отцов и вовсе ожидать было
нечего.  Наставник  Бебра  сам обрел своего  наставника  в  лице  Геббельса,
министра пропаганды. Гретхен  Шефлер  с  головой  ушла  в  "зимнюю  помощь".
Говорилось так: никто не должен  голодать,  никто не должен  мерзнуть.  Я же
держался  за свой барабан и окончательно покорился  одиночеству, работая над
истончившейся  под  ударами палочек белой  некогда жестью. По  вечерам мы  с
Мацератом сидели  друг  против  друга, он  листал свои поваренные  книги,  я
изливал жалобы на своем инструменте. Иногда Мацерат плакал, уронив голову на
поваренные книги. Ян Бронски бывал  у нас  все  реже. Учитывая  политические
обстоятельства,   мужчины  пришли  к  выводу,  что  надо  соблюдать  сугубую
осторожность, кто его знает, как оно все обернется. Поэтому вечера со скатом
и с меняющимся третьим игроком устраивались все реже, а если и устраивались,
то в поздний час, без разговоров о политике, у  нас в гостиной, под  висячей
лампой. Бабушка моя Анна, казалось,  начисто забыла дорогу из Биссау к  нам,
на Лабесвег.  Она  сердилась на Мацерата, возможно, сердилась  и на меня,  я
ведь сам слышал, как она говорит: "Моя  Агнешка, она померла, ей из-за этого
барабана больше жить не хотелось". Пусть даже и повинный в смерти матушки, я
тем  судорожнее цеплялся за  свой  охаянный барабан, он  ведь не умирал, как
умирают матери, барабан  можно  купить  новый либо отдать в починку  старому
Хайланду  или  часовщику  Лаубшаду,  барабан  меня  понимал,  на  все  давал
правильный  ответ и держался за меня,  как я держался за него. В тот период,
когда собственное  жилище  становилось  для меня  слишком  тесным, улицы  --
слишком короткими либо слишком длинными для моих четырнадцати  лет, когда  в
течение  дня мне ни разу не представлялась  возможность разыграть искусителя
перед  витриной,  а  по  вечерам  само искушение  не  получалось  достаточно
сильным, чтобы изображать правдоподобного искусителя в темной подворотне, я,
задавая  такт,  топал  на пятый  этаж,  отсчитав  по  пути  сто  шестнадцать
ступеней, делал  остановку  на  каждом  этаже,  ловя  носом  запахи, которые
просачивались через  все пять  дверей  на каждой лестничной площадке, потому
что запахам, как и мне самому, было слишком тесно в двухкомнатной квартире.
     Поначалу мне хоть изредка да везло с  трубачом Мейном. Валяясь в пьяном
виде  на чердаке  между сохнущих  простынь, он  мог на  удивление музыкально
дышать в  свою  трубу,  доставляя  тем великую радость моему барабану. В мае
тридцать восьмого  Мейн отказался от можжевеловки,  возвестив людям: "Сейчас
начнется  новая жизнь".  После  этого он стал  членом музыкантской  роты при
кавалерийских частях штурмовиков. В дальнейшем я  мог  наблюдать,  как  он в
сапогах и с подбитым  кожей задом  за  один шаг  одолевает на лестнице сразу
пять ступенек. Четырех  кошек, из  которых одна  звалась Бисмарк, он  держал
по-прежнему,   ибо,   как  можно   было  предположить,  можжевеловка   порой
торжествовала и настраивала его на музыкальный лад.
     Лишь изредка я стучал в двери часовщика Лаубшада, тихого человека среди
сотен шумливых часов. Но  столь  расточительное  обращение со временем я мог
себе позволить не более раза в месяц.
     Старик Хайланд по-прежнему держал свою берлогу во дворе доходного дома.
И по-прежнему он прямил  кривые гвозди.  И еще были,  как в прежние времена,
кролики  и  крольчата от  кроликов. Только ребятня во  дворе  стала  другая.
Теперь они ходили в мундире, при черном галстуке и не варили больше супов из
кирпичной пыли. Явилось другое  поколение, а мое уже одолело школу и пошло в
ученье: Нухи Эйке стал парикмахером, Аксель Мишке собирался  стать сварщиком
на  Шихауской  верфи,  Сузи  Катер училась на  продавщицу  в  торговом  доме
Штернфельд, и у нее уже был постоянный кавалер. До чего все может измениться
за  какие-нибудь  три-четыре  года!  Правда,  во  дворе  по-прежнему  стояла
перекладина,  чтобы  выбивать  ковры, и  в домовом  распорядке  так  и  было
записано:  вторник  и  пятница  --  выбивание  ковров;  но  в  эти  два  дня
раздавались только редкие и какие-то смущенные  удары: с тех  пор как Гитлер
пришел  к  власти, в  хозяйствах появлялось все  больше и больше  пылесосов,
перекладины  стояли в  одиночестве  и  годились теперь  лишь  под  воробьев.
Словом,  мне  оставалась  только   лестничная  клетка  да  еще  чердак.  Под
черепичной крышей я читал мои испытанные  книги, а на лестнице, когда  хотел
пообщаться  с людьми,  стучал в первую дверь слева на третьем  этаже. Мамаша
Тручински  всегда мне  открывала. С тех пор как  на Брентауском кладбище она
держала  меня за руку и за руку же  подвела к гробу моей  бедной матери, она
открывала  всякий раз,  когда  перед  ее  дверью возникал  Оскар  со  своими
палочками. -- Только не барабань так громко, Оскархен. Герберт-то наш  спит,
потому как ночь у него  опять выдалась крутая и пришлось его на машине везти
домой. После  этих  слов она  затягивала меня к  себе  в  квартиру, наливала
солодового кофе с молоком, а в придачу давала кусочек коричневого леденца на
ниточке,  чтоб макать  и  облизывать.  Я  пил, сосал  леденец, а барабан  не
трогал.  У  мамаши  Тручински  была  маленькая, круглая  головка,  обтянутая
тонкими пепельно-седыми волосами до того  скудно,  что  сквозь них светилась
розовая кожа. Жидкие пряди стремились  к дальней точке на ее  затылке  и там
образовывали узел, который, несмотря на малые размеры  -- меньше бильярдного
шара,  -- был виден с любой стороны, как она ни крутилась, как ни вертелась.
Держался  этот  узел  с  помощью вязальных  спиц.  Свои  круглые, казавшиеся
накладными  --  когда  она смеялась --  щечки  мамаша  Тручински каждое утро
натирала оберткой от пачки цикория, обертка была красная и линючая. Взгляд у
мамаши Тручински был как у  мыши, четверо  ее детей звались: Герберт, Густа,
Фриц, Мария. Мария была одних  со  мной лет, только  что  окончила начальную
школу  и теперь жила и училась на экономку  в Шидлице, в  чиновничьей семье.
Фриц, работавший на вагонном заводе, дома  появлялся  редко.  При нем всегда
было  две-три девушки,  которые расстилали для него постель и с  которыми он
ходил  в  Ору  на  танцы. Во дворе нашего дома  он держал  кроликов, голубых
венских, но заботы о кроликах падали на мамашу Тручински, потому что у Фрица
и без того хватало дел с многочисленными девушками. Густа, симпатичная особа
лет  примерно тридцати, служила горничной в отеле "Эдем" у главного вокзала.
Будучи все  еще  не замужем,  она,  как и положено  персоналу первоклассного
отеля,  жила там  же,  в  верхнем этаже  многоэтажного  здания.  И  наконец,
Герберт,  старший из всех, единственный, кто жил вместе с матерью,  -- если,
конечно,  не считать редких  ночевок монтера Фрица,  -- служил  кельнером  в
портовом пригороде Нойфарвассер.  Речь здесь пойдет именно о нем. Потому что
после  смерти моей матушки Герберт  был короткое, но счастливое время  целью
моих  устремлений,  да я и по сей день  называю  его  своим  другом. Герберт
служил  у  Штарбуша.  Так звали хозяина,  которому  принадлежал  трактир  "У
шведа".  Он  был расположен напротив  протестантской церкви  для моряков,  и
посетители его,  как  легко  угадать  по  названию, были  по  большей  части
скандинавы. Впрочем, захаживали туда и русские, и поляки из Вольного города,
и  грузчики  из  Хольма,  и матросы  только  что  пришедшего  с  визитом  из
Германского рейха боевого корабля. Служить кельнером в этом,  можно сказать,
европейском трактире было отнюдь не безопасно, и лишь опыт, которого Герберт
поднабрался в "Бегах  Ора"  -- прежде  чем перекочевать в Фарвассер, Герберт
послужил какое-то время кельнером в этой третьеразрядной  танцульке,  -- дал
ему возможность в вавилонском смешении языков, царящем "У  шведа", утвердить
свой  нижненемецкий   диалект  из  пригорода,  перемешанный  с  вкраплениями
польского  и  английского.  И  однако  же,  раз  или  два  раза в месяц  его
доставляла домой санитарная машина, хоть  и против его воли, зато бесплатно.
Тогда Герберту приходилось  лежать  на животе, громко  пыхтеть -- потому что
весу  в нем было килограммов  сто  --  и  несколько  дней  обременять  своей
тяжестью  кровать. По этим дням мамаша Тручински бранилась без передышки, по
этим  же дням  неутомимо  заботилась о нем  и, завершив очередную перевязку,
всякий раз указывала выдернутой из волос спицей на  отретушированный  снимок
под стеклом, как  раз  напротив  кровати, а  изображал этот снимок мужчину с
серьезным и неподвижным взглядом, усатого и  весьма походившего на часть тех
усачей, что населяют первые страницы моего фотоальбома.
     Однако господин,  на  которого  указывала  спица мамаши  Тручински,  не
принадлежал  к числу  членов моей семьи, а  был  вовсе даже  отцом Герберта,
Густы, Фрица и Марии.
     -- Ты еще когда-нибудь кончишь так, как кончил твой отец, -- язвительно
шипела  она  на  ухо пыхтящему  и стонущему Герберту, но  так  ни  разу и не
сказала, где  и когда этот мужчина обрел -- или, может быть, отыскал -- свой
конец.
     -- Ну и кто он был на этот раз? --  допытывалась седенькая мышка поверх
скрещенных рук.
     -- Да как всегда, шведы и норвежцы. -- Герберт поворачивался, и кровать
его кряхтела. -- Как всегда, как всегда! Не делай вид, будто это вечно шведы
или норвежцы, вот давеча это были ребята с учебного судна, как его звали-то,
дай Бог памяти, ну  да, со "Шлагетера", вот,  а  ты  мне знай  талдычишь про
шведов  и про норвежцев. Ухо Герберта --  лица я  видеть  не мог -- залилось
краской до самого края.
     -- Гады, вечно из  себя строят незнамо что и нос дерут. -- Ну и не лезь
к ним, не твое это вовсе дело. В городе,  когда они сойдут  на  берег, вид у
них вполне приличный. Ты  небось  опять разводил рацеи про  Ленина или совал
нос в  испанскую войну? Герберт ничего больше не отвечал, и мамаша Тручински
трюхала на  кухню  к своему кофе. Как только спина у Герберта подживала, мне
разрешалось  ее разглядывать. Герберт  садился на кухонный  стул,  сбрасывал
помочи, которые падали на  синее сукно,  обтягивавшее его ляжки, и медленно,
словно  тяжелые  мысли ему  мешали, снимал  шерстяную  рубашку.  Спина  была
круглая  и  подвижная.  По  ней  неустанно  перекатывались мускулы.  Розовый
ландшафт, усеянный веснушками. Пониже лопаток по  обе  стороны  утопающего в
жире  позвоночника кустились  рыжие волосы.  Они кудрявились  вниз по спине,
пока не  исчезали в подштанниках, которые Герберт  носил даже  летом.  А над
краем подштанников и вверх  до  мускулов шеи спину Герберта покрывали рубцы,
вздутые, мешающие росту  волос, прерывающие  россыпь  веснушек,  оставляющие
вокруг  себя складки,  зудящие  перед переменой  погоды, многоцветные  -- от
иссиня-черных  до зеленовато-белых.  И  вот  эти рубцы  мне  было  дозволено
трогать. Была  ли у меня,  лежащего  в постели, глядящего в  окно  невидящим
взглядом,  вот уже  несколько  месяцев созерцающего  хозяйственные постройки
специального лечебного заведения, а  за ними Оберратский лес, была ли у меня
до этого дня  возможность потрогать  что-нибудь столь  же  твердое, столь же
чувствительное  и  столь  же туманящее разум, как рубцы на спине  у Герберта
Тручински? Разве что некоторые части тела  у некоторых девушек и дам, да еще
мой собственный член, да еще гипсовую поливалочку у младенца Иисуса, да  тот
безымянный  палец, который  без  малого  два года  назад собака  притащила с
ржаного поля и который  целый год  мне дозволялось хранить, правда  только в
банке и чтоб  не трогать, но зато я так  отчетливо его видел, что до сих пор
могу ощутить  и отсчитать каждый  суставчик  того  пальца, дайте  мне только
взяться за мои палочки.  Всякий  раз, когда мне хотелось вспомнить про спину
Герберта  Тручински, я начинал  барабанить, барабанным боем взбадривать свою
память, сидя перед  банкой с пальцем.  Всякий раз -- а это случалось  весьма
редко, -- изучая тело женщины,  я,  не  до конца убежденный его  похожими на
рубцы  частями,  возвращался мысленно  к рубцам Герберта Тручински. С тем же
успехом  я мог бы сказать и по-другому: первые прикосновения к этим вздутиям
на необъятной спине моего друга уже тогда  сулили мне знакомство и временное
обладание  теми затвердениями,  которые ненадолго  появляются у открытых для
любви женщин. Одновременно знаки на спине у Герберта уже в тот ранний период
сулили мне в будущем заспиртованный указательный палец, но  еще  задолго  до
рубцов Герберта, еще с третьего дня рождения, барабанные  палочки сулили мне
рубцы, органы размножения и, в конце концов, указательный палец.
     Хочу,  впрочем,  вернуться к временам еще более отдаленным: даже будучи
зародышем, когда Оскар  еще  не стал Оскаром,  игра с собственной  пуповиной
поочередно  сулила мне  то барабанные  палочки,  то  рубцы Герберта,  то при
случае  разверзающиеся кратеры дам помоложе и дам  постарше,  то  безымянный
палец и  снова -- начиная с поливалки  младенца  Иисуса  --  мой собственный
член,  который  я  неизменно таскаю  при себе  как  капризный  символ  моего
бессилия и ограниченных возможностей.
     Сегодня  я  вновь  обратился  к барабанным палочкам.  К рубцам и мягким
частям  тела,   к   моей   собственной  снасти,   лишь   время  от   времени
демонстрирующей   прилив  силы,  я  прошел  окольным   путем   воспоминаний,
предписываемых  мне  моим  барабаном.  Чтобы  получить  возможность  еще раз
отпраздновать свой третий день рождения, я должен достичь тридцати  лет. Вы,
верно, уже  догадались: высшая  цель Оскара --  возвращение к пуповине; ради
этого  затеяна  вся история, ради  этого  -- возвращение  к рубцам и  шрамам
Герберта Тручински.
     Прежде  чем  продолжить  описание  и расшифровку спины моего  друга,  я
должен  заявить,  что,  если  не считать  следов  от укуса  на левой голени,
нанесенного зубами одной проститутки в Оре, на передней стороне его мощного,
довольно  уязвимого,  словом  представляющего  собой отличную  мишень,  тела
вообще  никаких рубцов не  было. Враги  могли подступиться к нему  только со
спины. Только  со  спины он был  уязвим, только  спину  разметили  финские и
польские ножи, выкидные  ножи портовых грузчиков со Шпайхеринзель и ножи для
парусов,  принадлежащие кадетам  с учебных кораблей. Когда  Герберт, бывало,
поест -- три раза в  неделю у  них подавались  картофельные оладьи,  которые
никто  не  мог  почти  без  жира  сделать  такими  тонкими и  все  же такими
хрустящими,  как  мамаша  Тручински, -- короче, когда он отодвигал тарелку в
сторону,  я подавал ему  "Новейшие  вести". Он  сбрасывал  с  плеч подтяжки,
вылуплялся  из своей рубашки и разрешал мне  выспрашивать свою спину, покуда
сам  он  занимался  чтением.  Во  время  этого часа вопросов-ответов  мамаша
Тручински тоже по большей части сидела за столом, распутывая шерстяную пряжу
из   старых   чулок,   сопровождая   всю   процедуру   одобрительными   либо
уничижительными репликами и  не упуская случая время от времени напомнить об
ужасной   --   как   можно   догадаться   --  смерти   ее   мужа,   который,
сфотографированный  и  отретушированный, висел под стеклом на  стене как раз
напротив Гербертовой кровати.  Опрос начинался, когда я тыкал пальцем в один
из рубцов. Иногда вместо пальца я тыкал барабанной палочкой. -- Нажми-ка еще
разочек. Не пойму, про какой ты спрашиваешь.  Не иначе  он  у  меня  сегодня
спит. И я нажимал еще раз, повыразительнее.  --  Ах  этот! Это был украинец.
Они сцепились с одним  типом из  Гдингена. Сперва сидели за одним столом все
равно как братья.  А потом который  из  Гдингена  сказал  украинцу: русский.
Украинец этого  стерпеть не  мог,  его как  хочешь  назови, только  чтоб  не
русский. Они спустились вниз по Висле с  лесом, а до того прошли две  другие
реки,  и у  него была прорва денег в  сапоге, и  полсапога он уже спустил  у
Штарбуша, всем  ставил выпивку, а тут ему говорят: русский, и мне приходится
их разнимать, культурненько, как я всегда разнимаю. А дел  у меня и без того
полно,  и  тут украинец мне говорит: полячишка ты, говорит,  а другой поляк,
который землечерпалкой  цельный  день  вынимает  тину, тот  чего-то  мне еще
сказал  вроде  как  "наци". Ну, Оскархен,  ты-то ведь знаешь,  каков  у  нас
Герберт  Тручински, а  который с  землечерпалки,  бледный  такой  тип  вроде
кочегара,  тоже у меня в два счета улегся перед гардеробом,  а сам  я только
было  собрался  объяснить  украинцу,  какая  разница  между   полячишкой   и
данцигским  хлопцем,  как он взял  да и подколол меня сзади: вот  этот самый
рубец  и есть. Когда Герберт произносил  "вот  этот самый  рубец и есть", он
всякий раз, как бы в подтверждение своих слов, переворачивал страницу газеты
и отхлебывал глоток солодового кофе, прежде чем мне дозволялось раз  или два
нажать на очередной рубец. -- Ах этот!  Ну,  он совсем ерундовый.  Это было,
когда  года  два  назад флотилия торговых катеров  из  Пиллау стала здесь на
якорь. Они тут корчили  из  себя... Играли "Синие мундиры", все девки по ним
прямо с ума посходили.  Как этот забулдыга попал на флот, мне и по сей  день
непонятно. Он из Дрездена был, ты только подумай, Оскархен,  -- из Дрездена.
Впрочем,  ты  и  ведать не  ведаешь, что  это такое, когда моряк оказывается
родом из Дрездена. Чтобы отвлечь мысли Герберта, которые упорно возвращались
к прекрасному  городу  на Эльбе, и переместить их в Нойфарвассер, я еще  раз
нажал на этот, как он полагал, ерундовый рубец.
     --  Ну  да,  я  уже  говорил.  Он  был сигнальщик на  торпедном катере,
изображал из себя крутого парня и хотел всласть покуражиться над одним тихим
таким шотландцем, чья  посудина  стояла  в сухом  доке.  Насчет  Чемберлена,
зонтика и тому подобное. Я ему спокойненько посоветовал -- ты ведь знаешь, я
такой, -- посоветовал заткнуться, тем более шотландец ни слова не понимал  и
только разводил шнапсом узоры на столешнице.  А  как  я ему  сказал: уймись,
говорю, сынок,  ты не  у себя дома, тут у нас  Лига  Наций, этот  придурок с
торпедного и говорит мне: немец ты, говорит, трофейный, да еще говорит-то на
своем саксонском  диалекте, ну, конечное дело, он тут и схлопотал у меня  по
морде и сразу успокоился. А спустя эдак с полчасика -- я как раз нагнулся за
гульденом, что  упал  под стол, --  саксонец  вытащил свою  колючку  да  как
кольнет!
     Герберт, смеясь, продолжал листать "Новейшие вести" и  сказал еще: -- А
вот он и есть, этот рубец, -- после чего придвинул  газету  бормочущей  себе
под нос мамаше Тручински и изготовился встать. Но прежде чем Герберт уйдет в
сортир  --   я  по  его  лицу  видел,  куда  он  собрался,  недаром  он  уже
протискивался вверх  над краем  стола,  --  я  быстро ткнул  в лилово-черный
зашитый шрам, шириной с длинную сторону игральной карты.
     -- Мальчик, Герберту нужно в сортир, а потом я все тебе расскажу.
     Но я  все тыкал и тыкал и, топоча ногами, изображал из себя  трехлетку:
это всегда помогало. -- Ну ладно. Чтоб ты отвязался. Но только коротко. -- И
Герберт снова  сел. -- Было это в  тридцатом году на  Рождество. В порту все
затихло. Грузчики стояли на каждом  углу и соревновались, кто дальше плюнет.
После  полуночной  мессы  --  а  у нас уже и пунш был готов --  из  моряцкой
церкви, что  напротив,  потекли причесанные, все  в  синем  и в лаке шведы и
финны. Я сразу почувствовал,  что дело пахнет керосином, стою себе в дверях,
гляжу на эти уж до того благочестивые рожи, думаю, чего это они все пуговицы
теребят, -- а тут  оно и началось. "Ножи-то длинные, а ночь-то короткая!" Ну
финны и шведы, они всегда не  больно жало  вали друг дружку.  Только  причем
здесь Герберт Тручински, я, хоть  убей, не пойму. Просто он такой  заводной.
Где какая каша заварится -- а он уже тут как тут, словно его шилом кольнуло.
Я прыг от дверей, а Штарбуш мне и кричит вдогонку: "Осторожней, Герберт!" --
но  и у Герберта есть своя боевая задача, он хочет вызволить пастора, щуплый
такой парнишка, только-только приехал из Мальме, из семинарии, и ни разу еще
не служил рождественскую мессу с  финнами и  шведами в одной церкви, Герберт
хочет ему помочь, чтобы  тот живехонек и здоровехонек вернулся домой, но  не
успел я ухватить  Божия человека  за суконце,  как у меня уже в спине что-то
торчало.  Я  еще подумал:  "С  Новым годом  вас!"  --  хотя  на  дворе  было
Рождество.  А как  пришел в себя, лежу это я  у нас прямо  на  стойке, и моя
распрекрасная  кровь задаром льется в пивные кружки,  и Штарбуш уже спешит с
аптечкой  от  Красного Креста  и  желает оказать мне  так называемую  первую
помощь.  --  И  чего  было  соваться? --  рассердилась  мамаша  Тручински  и
выдернула спицу  из своего пучка. -- Сам-то ведь никогда в церковь не ходил.
Наоборот даже.  Герберт отмахнулся,  затем, не поднимая подтяжек и волоча за
собой рубашку, побрел в уборную. Сердито побрел и сердито  сказал по дороге:
"Вот он, этот шрам", словом, двинулся  в путь так, словно этим походом хотел
раз и навсегда отмежеваться от церкви и  связанной с ней поножовщины, словно
сортир  был именно тем  местом, где  человек  становится  вольнодумцем  либо
укрепляется в своем вольнодумстве. Несколько недель спустя я застал Герберта
неразговорчивым  и не готовым отвечать на вопросы. Мрачным показался он мне,
хотя на спине у него и не было привычной повязки. Более  того, я увидел, что
он вполне нормально лежит на спине, в  гостиной, на софе, а не как раненый в
своей постели, но  тем не менее он производил впечатление  тяжелораненого. Я
слышал,  как Герберт вздыхает,  как  он  обращается к Богу,  к  Марксу  и  к
Энгельсу и клянет все на свете. Время от времени он выбрасывал кверху кулак,
потом  ронял его на грудь, проделывал то же с другим кулаком, -- словом, бил
себя в  грудь,  словно  католик, когда он кричит:  "Меа  culpa,  mea  maxima
culpa!"1 Герберт, оказывается,  убил  одного латвийского капитана.  Впрочем,
суд оправдал  Герберта --  он, как  это часто бывает у людей  его профессии,
действовал   в  пределах  необходимой  обороны.   Но   латыш,   несмотря  на
оправдательный приговор, так и остался мертвым

     1 "Мой грех, мой тягчайший грех!" (лат.)

     латышом и лег на кельнера тяжким  грузом, хотя люди  говорили,  что это
был  щуплый человек,  да еще с больным желудком. На работу Герберт больше не
ходил. Он уволился. Хозяин трактира Штарбуш часто заглядывал к нему, садился
на  софу  либо к мамаше  Тручински  за  кухонный стол, доставал  из портфеля
бутылку  можжевеловки  для  Герберта,  а  для  мамаши  полфунта необжаренных
кофейных  зерен родом из  Вольной  гавани. Потом  он пытался  либо уговорить
Герберта, либо уговаривал мамашу Тручински уговорить своего сына. Но Герберт
оставался  тверд  -- либо  мягок,  можно называть и так и эдак -- и  служить
кельнером  больше  не  желал,  а  уж тем паче --  в Нойфарвассере,  напротив
моряцкой церкви. И вообще  не желал больше  служить  кельнером.  Кто  служит
кельнером, того режут  ножом, а кого  режут ножом, тот рано или поздно убьет
маленького латвийского капитана только потому,  что захочет оттолкнуть этого
капитана,  только  потому, что не  захочет, чтобы  латвийский нож  наряду со
всеми  финскими, шведскими, польскими, вольногородскими  и имперскими ножами
прибавил  латвийский шрам  на  вдоль и поперек исполосованной  спине некоего
Герберта Тручински.  -- Уж лучше я пойду в таможенники, чем снова  заделаюсь
кельнером в Нойфарвассере, -- сказал Герберт. Но он не пошел в таможенники.




     В тридцать  восьмом  году были повышены  таможенные пошлины  и временно
закрыты  границы между Польшей и Вольным городом Данциг. Теперь  моя бабушка
не могла  по базарным дням приезжать на пригородном поезде  в Лангфур, и  ей
пришлось закрыть  свою палатку.  Она,  если  можно так  выразиться, осталась
сидеть на своих яйцах, не  имея,  однако,  особого желания их  высиживать. В
порту возносилась к небу  вонь  от селедок,  товар копился,  государственные
мужи проводили встречи и были едины в своих решениях, только мой безработный
друг  Герберт  страдал  разочарованностью,  лежа  на софе,  и  как  истинный
мыслитель предавался раздумьям.
     Между  тем  таможня давала  жалованье  и  давала хлеб. Еще  она  давала
зеленые мундиры и зеленую границу, которую стоило охранять. Герберт не пошел
в  таможню, Герберт не вернулся в кельнеры, Герберт желал  лежать на софе  и
размышлять.
     Но у человека должна быть работа. Не одна  мамаша Тручински так думала.
Она хоть и не пыталась по наущению хозяина Штарбуша уговорить Герберта снова
начать  в Фарвассере, зато она тоже  считала, что  Герберта  надо поднять  с
софы. Да  ему и  самому прискучила  их двухкомнатная квартира, он  размышлял
теперь  только для виду,  в один  прекрасный  день начал читать объявления в
"Новейших вестях" и -- хоть и не  без отвращения --  в "Форпосте", отыскивая
работу в порту.
     Я был бы рад ему подсобить. Разве такому  человеку, как Герберт, нужно,
кроме достойных его занятий в портовом пригороде,  искать источники побочных
доходов? Поиски места, случайная работенка, закапывание протухших селедок? Я
не  мог  представить себе  Герберта, стоящего  на молу,  плюющего  на  чаек,
балующегося табачком. У меня возникла идея, я вполне мог бы создать вместе с
Гербертом  совместное  предприятие:  два часа  напряженнейшей работы  раз  в
неделю  или даже  в месяц --  и  мы стали бы  обеспеченными  людьми.  Оскар,
приобретший большой опыт в этой сфере, мог бы своим все еще алмазным голосом
взрезать  витрины  с  достойной  внимания выкладкой,  а  заодно стоял бы  на
стреме, Герберт же тотчас, как это говорят,  оказывался бы под рукой. Нам не
понадобились бы сварочные аппараты, дубликаты ключей, ящики с инструментами.
Мы обходились бы без кастета и  без огнестрельного оружия. "Черный  ворон" и
мы   --  это  были  два  отдельно  существующих  мира,  которым  не  к  чему
соприкасаться. А Меркурий, бог торговли и воровства, благословил бы нас, ибо
я,  рожденный под  знаком Девы, обладал  его  печатью,  которой  при  случае
припечатывал твердые предметы.  Не  имеет смысла замалчивать данный  эпизод.
Изложу его вкратце -- и не надо считать это добровольным признанием: Герберт
и я за то время, пока он ходил без работы, предприняли два обычных масштабов
вторжения в деликатесные лавки и одно чрезвычайное -- в меховой магазин: три
чернобурки, одна нерпа, одна каракулевая муфта и красивое, хоть и не слишком
дорогое  пальто  из  жеребка, которое,  наверное, с превеликим удовольствием
носила  бы  моя  бедная  матушка, --  так выглядел  наш  улов. И  если мы  в
дальнейшем отказались от хищений, то не столько из-за неуместного, однако же
временами докучливого  чувства  вины,  сколько из-за растущих трудностей  со
сбытом нашего  улова. Чтобы выгодно продать  добро, Герберту надо было снова
ездить в  Нойфарвассер, ибо только  в портовом пригороде водились подходящие
посредники. Но поскольку упомянутая местность снова и снова напоминала ему о
щуплом и страдающем болезнью желудка латвийском капитане, он  сбагривал наше
добро где попало:  на  Шихаугассе,  у Хакелевского завода,  на  Бюргервизен,
везде -- только не в Фарвассере, где меха ушли бы за  милую душу. Вот почему
сбыт добычи настолько затягивался,  что товары из деликатесных лавок оседали
в  конце концов на кухне у мамаши Тручински,  и даже каракулевую муфту он ей
подарил,  вернее  --  пытался  подарить.  Завидев  муфту,  мамаша  Тручински
настроилась на серьезный лад. Хотя она безропотно принимала продукты, думая,
может быть,  о не запрещенной законом краже для  утоления голода,  но  муфта
означала роскошь, а  роскошь  означала  легкомыслие,  а легкомыслие означало
тюрьму.  Так  просто --  и  так  верно -- рассуждала  мамаша Тручински,  она
сделала мышиные глазки,  выдернула спицу из своего узелка волос и сказала со
спицей  в руках: "Ты  еще кончишь так  же, как кончил твой отец", после чего
подсунула  Герберту не  то  "Новейшие  вести",  не то  "Форпост",  что, если
выразить  словами, означало:  а сейчас ты пойдешь  и подыщешь себе приличное
место, не какую-нибудь там случайную халтурку, не то я  для тебя стряпать не
стану. Герберт  еще  с  неделю  провалялся  на  диване,  предназначенном для
размышлений,  брюзжал и  не желал  беседовать  ни о рубцах, ни об  искушении
многообещающих витрин. Я отнесся к своему другу с полным пониманием, дал ему
возможность  избыть до  дна остатки душевных терзаний,  сам  околачивался  у
часовщика  Лаубшада, среди  его  пожирающих время  часов,  еще  раз  попытал
счастья  у музыканта  Мейна,  но  этот  не  позволял себе  больше ни  единой
рюмашки,  скакал  со  своей  трубой  лишь  по  нотам  кавалерийской  капеллы
штурмовиков,  был с  виду ухоженный  и бодрый,  тогда как  четыре его кошки,
пережиток хоть  и запойных, но  чрезвычайно  музыкальных  времен,  хирели от
плохого  питания.  Зато Мацерата,  который, пока жива была матушка,  выпивал
только за компанию,  я частенько заставал по вечерам с остекленелым взглядом
за маленькой стопочкой. Он листал альбом с фотографиями, как делаю сейчас я,
пытаясь  оживить бедную матушку  на  маленьких,  лучше или  хуже  освещенных
квадратиках, к полуночи приходил от слез  в должное настроение и взывал то к
Гитлеру,  то  к  Бетховену, которые по-прежнему  мрачно  висели друг  против
друга, взывал, переходя  на доверительное "ты", и  вроде бы получал ответ от
глухого  гения,  в то время как  трезвенник  фюрер  помалкивал, ибо Мацерат,
мелкий,  пьяный  целленляйтер, был недостоин забот  провидения.  В  один  из
вторников -- такие точные воспоминания  дарует  мне барабан -- дело  вызрело
само  собой. Герберт  вырядился,  иными словами,  позволил мамаше  Тручински
вычистить холодным кофе синие, узкие сверху, широкие внизу брюки,  втиснулся
в  свои  тихоступы,  влился в пиджак с  якорными  пуговицами, опрыскал белое
шелковое кашне, добытое  им  в Вольной гавани, одеколоном,  который  в  свою
очередь возрос на беспошлинном перегное той же гавани, и вскоре возник перед
нами квадратный и неподвижный, под синей фуражкой. -- Пойду погляжу, как там
насчет халтурки. --  И хлопком,  для вящего удальства, сдвинул влево фуражку
памяти принца Генриха. Мамаша Тручински опустила газету.  Уже на другой день
у Герберта появилась и служба, и  форма. Он теперь ходил в темно-сером, а не
в  таможенно-зеленом;  он  стал  смотрителем  при  Морском музее. Как и  все
достойное  сохранения  в  этом  самом по  себе достойном сохранения  городе,
сокровища   Морского  музея  заполняли   старинный,   тоже   музейного  вида
патрицианский дом, сохранивший  спереди каменное крыльцо и причудливый, хотя
и сочный орнамент  на фасаде, а  внутри -- резьбу по темному дубу и винтовые
лестницы. Здесь демонстрировали специально увековеченную в каталогах историю
торгового города, неизменно ставившего себе в заслугу умение среди множества
могущественных,  но  по большей  части  бедных  соседей достичь  немыслимого
богатства и, достигнув, сохранить. О эти выкупленные у орденских магистров и
польских королей, увековеченные в грамотах  привилегии! Эти пестрые  гравюры
-- изображение многочисленных осад, которьм подвергалась морская  крепость в
устье Вислы! Вот в стенах  города пребывает несчастный  Станислав Лещинский,
спасаясь от саксонского короля. Картина маслом отчетливо показывает, до чего
ему страшно. И примас  Потоцкий, и французский  посланник де  Монти ужас как
боятся, ибо русские  под предводительством генерала Ласки осадили город. Все
это  точнейшим  образом  описано, и  названия стоящих на  рейде  французских
кораблей под флагом с лилиями тоже вполне можно прочесть. Стрелка указывает:
на  этом  корабле  король  Станислав  Лещинский  бежал  в  Лотарингию, когда
третьего августа  город  пришлось сдать. Однако большую  часть  выставленных
экспонатов  составляли трофеи, привезенные  с победоносных  войн, ибо  войны
проигранные  лишь  очень редко,  а то  и  вовсе  никогда не передают  музеям
трофеи.
     Гордость собрания составляла галионная фигура с флорентийского галеаса,
который  хоть и  был  приписан к порту Брюгге,  принадлежал  двум  уроженцам
Флоренции, купцам  Портинари и Тани.  Данцигским  пиратам и  капитанам Паулю
Бенеке и Мартину Бардевику удалось в апреле одна тысяча  четыреста семьдесят
третьего года, курсируя у зеландского  берега перед гаванью Слагельсе, взять
этот галеас. Сразу после захвата они прикончили многолюдную  команду вкупе с
офицерами и капитаном,  а самое  судно  и  его содержимое  были доставлены в
Данциг.   Складень  со  "Страшным   судом"   художника  Мемлинга  и  золотая
крестильница -- то и другое по заказу флотентийца Тани изготовлено для одной
флорентийской церкви -- были выставлены в Мариенкирхе; сколько мне известно,
"Страшный суд"  и по сей день услаждает католическое око Польши. Что сталось
с галионной фигурой  после войны, покамест не выяснено. В  мое  же время  ее
хранил Морской музей.
     Пышная  деревянная  зелено-голая  баба,  которая  из-под  воздетых рук,
небрежно  скрещенных  и  демонстрирующих все пальцы  поверх целеустремленных
грудей,  смотрит прямо перед собой янтарными глазами.  И  вот эта баба,  эта
галионная фигура  приносила несчастье. Заказывал  ее купец  Портинари, велев
воспроизвести  пропорции фламандской  девушки, любезной его сердцу,  некоему
резчику по дереву,  составившему  себе  имя на  изготовлении подобного  рода
фигур.  Но  едва  зеленая  фигура возвысилась над  бугшпритом галеаса, самое
девушку, как тогда было  заведено, обвинили в колдовстве. А  прежде  чем  ей
сгореть  ясным  пламенем,  она под  пыткой  показала на своего  покровителя,
флорентийского купца, и  уж заодно  -- на  скульптора,  который  так  хорошо
воспроизвел  ее  размеры.  Портинари,  говорят, повесился,  поскольку боялся
костра,  а  скульптору  отрубили его  даровитые руки,  дабы ему  впредь было
неповадно.  Процесс  в Брюгге,  привлекший  к  себе  большое  внимание,  ибо
Портинари  был  очень богатый человек, еще не подошел к концу,  как  судно с
галионной  фигурой угодило в  руки  пиратской  шайки Пауля Бенеке. Когда его
брали на абордаж,  синьор  Тани, второй купец, рухнул под ударами пиратского
топора, да и сам  Пауль Бенеке вскоре за ним последовал: через несколько лет
патриции  родного  города сочли его не достойным  помилования  и утопили  во
дворе,  рядом  с  Ярусной  башней.  Суда, на  которые  после  смерти  Бенеке
водружали эту  фигуру,  сгорали  еще в  гавани,  сразу  же  после сборки,  и
вдобавок  перебрасывали огонь  на другие суда, кроме фигуры,  разумеется, --
фигура была неуязвима для огня, а благодаря своим соразмерным пропорциям она
снова и снова  находила любителей среди судовладельцев.  Но стоило этой бабе
занять свое место на носу корабля, как у нее за спиной поднимался бунт среди
доселе миролюбивой команды,  отчего численность команды изрядно уменьшалась.
Бесславный поход данцигского  флота  против  Дании  под водительством весьма
способного Эберхарда  Фербера  в  году одна тысяча  пятьсот  двадцать втором
привел к падению Фербера и кровавой  смуте  в самом городе. История, правда,
толкует о религиозных разногласиях -- в двадцать третьем году протестантский
пастор  Хегте повел  толпу  иконоборцев  на  штурм семи  приходских  церквей
города,  --  мы  же  возложим  вину  за  это  столь затянувшееся бедствие на
галионную фигуру: именно она украшала бугшприт ферберовского корабля.
     Когда пятьюдесятью годами позже  Стефан Баторий тщетно  осаждал  город,
Каспар  Йешке,  настоятель  Оливското  монастыря,   прямо  обвинил  во  всем
галионную фигуру, эту  греховную бабу. Король поляков получил ее от города в
дар, увез  к себе на бивуак  и  внимал ее  плохим советам.  До какой степени
деревянная  дама  воздействовала  на   шведские  походы  против  города,  на
многолетнее  заточение  религиозного  фанатика  доктора  Эгидиуса   Штрауха,
который  вел тайные  переговоры  со  шведами  и настаивал  на  предании огню
зеленой бабы,  снова  возвратившейся  в город,  нам не известно. Если верить
недоказанным слухам, бежавший из Силезии поэт по имени Опиц на несколько лет
нашел приют  в городе, однако умер до срока, ибо набрел в каком-то складе на
пагубную  фигуру и  попытался  воспеть  ее  в  стихах. Лишь  ближе  к  концу
восемнадцатого века, в период  разделов  Польши,  пруссаки, которым пришлось
брать город силой, издали королевско-прусский запрет на "деревянную Ниобею".
Впервые  ее документально назвали по имени и  одновременно эвакуировали или,
вернее, заточили в Ярусную башню, именно во  дворе которой был утоплен Пауль
Бенеке,  именно  с галереи которой я  впервые  --  и  успешно  --  опробовал
действие  своего голоса  на расстоянии,  заточили  с тем,  чтобы  она  подле
изысканнейших образцов человеческой фантазии, то есть орудий пыток, спокойно
пережила  девятнадцатый век.  Но  когда  в тридцать втором  году  я влез  на
Ярусную башню и своим голосом поразил окна в фойе Городского театра, Ниобею,
именуемую в народе Зеленая  Маричка  или Марья Зеленая, уже много лет назад,
благодарение Богу, удалили из башенной камеры пыток.  Поди знай,  удалась бы
мне в  противном случае атака на классическое  строение  или  нет.  То  был,
верно,  неосведомленный, пришлый  директор музея, который  извлек  Ниобею из
благотворно действующей на нее  камеры  пыток  и,  вскоре  после образования
Вольного города, поместил ее во вновь основанный Морской музей. Вскоре  этот
энтузиаст умер от заражения  крови, которое заработал, прикрепляя табличку с
надписью,  что  здесь  выставлена  галионная  фигура, откликающаяся  на  имя
Ниобея. Его преемник, осмотрительный знаток городской истории, пожелал вновь
спровадить  Ниобею  куда-нибудь подальше.  Он  надумал подарить эту  опасную
деревянную  девицу городу Любеку,  и, лишь потому, что любекцы  отвергли сей
дар,  город в  устье  Траве,  если не считать его  кирпичных церквей, вполне
благополучно  пережил  бомбардировки. Ниобея, она  же Зеленая Маричка, так и
осталась в музее и за  период без малого  четырнадцать  лет споспешествовала
смерти   двух  директоров,  не  того  осмотрительного   --  тот  получил  по
собственной просьбе перевод  в другое  место, гибели  у  ее ног престарелого
священнослужителя,   насильственного   ухода   из   жизни   одного  студента
Технического института, двух старшеклассников из Петровской гимназии, только
что  успешно  сдавших  экзамены  на  аттестат  зрелости,  и  четырех  вполне
достойных, по большей части женатых смотрителей.
     Всех  их,  включая  студента,  обнаружили   с  просветленным   лицом  и
вонзенными в грудь острыми предметами той разновидности, которую можно найти
лишь в Морском музее: резаки для парусов, абордажные крючья, гарпуны, тонкой
чеканки наконечники  копий  с Золотого  берега,  иглы для  сшивания парусов;
только последний гимназист прибег сперва к перочинному ножу, а уж потом -- к
обычному школьному циркулю, ибо незадолго до его смерти все острые экспонаты
были либо прикреплены цепями, либо упрятаны под стекло.
     Хотя  криминалисты  из  комиссии по  убийствам  всякий раз  твердили  о
трагическом самоубийстве, по городу и даже  по страницам  газет бродил слух,
согласно которому "это все учиняет Зеленая  Маричка собственными руками". На
Ниобею пали  серьезные  подозрения, что именно  она  спровадила на тот  свет
мужчин и  мальчиков. Шли  жаркие дебаты,  под тему  "Ниобея"  многие  газеты
учредили специальную колонку для свободного  обмена мнениями; речь там шла о
фатальных  происшествиях.  Городское  управление  толковало   об  устаревших
суевериях: никто не намерен предпринимать опрометчивые шаги, покуда не будет
доказано, что здесь действительно совершается нечто загадочное.
     Вот почему зеленая деревяшка оставалась  украшением музея,  поскольку и
Краеведческий  музей  в  Оливе,  и  Городской на  Флайшергассе,  и  дирекция
Юнкерского двора наотрез отказались приютить  у себя  эту охочую до  мужиков
персону.
     Музею не  хватало смотрителей.  И  не  только  смотрители  отказывались
караулить деревянную  деву.  Даже  посетители  и те стороной  обходили зал с
янтарноглазой.  Долгое   время  за   ренессансными  окнами,  которые  давали
пропорциональной  скульптуре  необходимое  боковое освещение, царила тишина.
Пыль  оседала  на ней.  Уборщицы  перестали сюда  приходить.  Некогда  столь
докучные  фоторепортеры, из которых  один вскоре после того,  как навел свой
объектив  на  галионную  фигуру, умер  хоть  и  естественной,  но,  учитывая
сделанный перед этим снимок, не совсем понятной смертью, не только перестали
поставлять   фотографии  убийственного  творения  газетам  Вольного  города,
Польши, Германского рейха и даже Франции, но, напротив,  уничтожили портреты
Ниобеи в  своих архивах, впредь же запечатлевали  исключительно  прибытие  и
убытие различных президентов, глав государств и королей в изгнании, жили под
знаком стоящих в плане мероприятий -- выставок домашней птицы, партсъездов в
рейхе, автогонок и весенних паводков.
     Так все и  оставалось, пока Герберт Тручински,  который не желал больше
служить кельнером и  ни за что не хотел  идти в  таможенники, в мышино-серой
форме музейного работника не занял место на кожаном стуле перед входом в тот
зал, который именовался в народе Маричкиной горницей.
     В первый же  рабочий день  я проводил  Герберта до остановки трамвая на
Макс-Хальбе-плац.  Я очень за него  тревожился. -- Ступай назад, Оскархен! Я
не могу  тебя туда  взять.  Но я  вместе с  моим  барабаном и палочками  так
старательно мозолил  Герберту глаза,  что он наконец сказал: -- Ну уж ладно.
Дойдешь  со  мной  до  Высоких  ворот.  А  потом  поедешь  домой и не будешь
озорничать. Но  у  Высоких ворот  я не пожелал  возвращаться домой на  пятом
номере,  и  Герберт довел меня  до  улицы  Святого Духа, еще раз  попробовал
отвязаться  от меня уже  на крыльце,  потом  с тяжким вздохом купил для меня
детский входной билет.  Мне, правда, было уже четырнадцать, и  я должен  был
проходить по взрослому билету, но их  это не касалось. Мы провели спокойный,
дружественный  день.  Посетителей  нет,   контролировать  нечего.  Иногда  я
барабанил с полчасика, иногда Герберт задремывал на часик, Ниобея таращилась
прямо перед  собой янтарными глазами и устремляла свои груди к цели, которая
отнюдь не была нашей целью. Мы о ней почти  и не думали. -- Вообще не в моем
вкусе, -- отмахивался Герберт, -- ты глянь  только на эти складки жира  и на
двойной  подбородок. --  Герберт чуть  склонил  голову  к плечу  и продолжал
обследование. --  А эта поясница, это же шкаф двустворчатый,  а  Герберт, он
уважает  изящных  дамочек, таких,  знаешь ли, куколок. Я слушал, как Герберт
расписывает свои  предпочтения  по  этой  части,  я наблюдал,  как он своими
мощными лапами лепит очертания стройной особы  женского пола, которая долгое
время, да, собственно, и по сей  день, даже скрытая под сестринским халатом,
остается для меня идеалом женщины. Уже  на третий  день нашей службы в музее
мы рискнули покинуть стул у дверей. Под предлогом уборки --  а зал и в самом
деле выглядел ужасно, -- сметая пыль, паутину и сенокосцев с дубовых панелей
и  в  прямом  смысле  слова  пролагая  путь к  "чистой горнице  Марички", мы
приблизились к  освещенной и  отбрасывающей  тени зеленой  фигуре деревянной
женщины. Нельзя сказать, будто  Ниобея оставила нас совершенно равнодушными.
Уж  слишком наглядно  она демонстрировала свою хоть и пышную,  но  отнюдь не
бесформенную  красоту. Но  мы созерцали ее  не глазами тех,  кто стремится к
обладанию. Скорей мы примеряли к себе роль трезвых, все взвесивших знатоков.
Герберт  и  я, два  хладнокровных,  холодно-восторженных  эстета, измерили с
помощью  больших пальцев женские пропорции,  приняв за  классическую  основу
высоты  восьмикратно  повторенные  размеры головы;  этим  требованиям Ниобея
вполне соответствовала, если не считать  чуть коротковатых  бедер, тогда как
применительно  ко всем поперечным размерам  -- таз, плечи, грудная клетка --
она соответствовала  канонам  голландским, а не  греческим.  Герберт опустил
большой палец книзу:
     --  На  мой вкус, она была  бы  слишком уж  активная в  постели.  Такие
сражения Герберт знает по Оре и по Фарвассеру. Мне не нужна женщина, которая
меня эдаким потчует. -- О да, Герберт был у нас человек опытный. -- Вот будь
она  только  чуть-чуть в теле, такая хрупкая, когда  прямо страх берет из-за
талии, вот тут бы Герберт не прочь. Конечно, дойди оно до дела, мы бы против
Ниобеи возражать не стали и против ее воинственной натуры  -- тоже.  Герберт
прекрасно  понимал, что желанная  или  нежеланная пассивность или активность
голых  или  полуодетых  женщин вовсе  не  есть  непременный  дар стройных  и
грациозных,  как  не  есть  и непременный  изъян полных  или  даже  толстых;
встречаются тихие на  вид  девушки, которые секунды  не  полежат спокойно, и
дородные тетехи,  которые, подобно  сонным  водам  залива,  почти  не  имеют
течения. Мы  намеренно  упрощали,  намеренно  сводили  всю сложность  к двум
знаменателям и  намеренно оскорбляли  Ниобею, намеренно и все  низкопробнее.
Так, например, Герберт поднял  меня на руки, чтобы я побарабанил  у  нее  на
груди, покуда облака древесной муки не посыпались  из необитаемых  благодаря
опрыскиванию, но,  однако  же, многочисленных  ходов  древоточца. А  когда я
барабанил, мы оба глядели  в куски  янтаря,  заменяющего  ей глаза. Ничто не
дрогнуло,  не  мигнуло,  не  пустило слезу. Ничто  не сузилось  угрожающе до
дышащих ненавистью  глаз-щелок.  Полноценно, хотя исказив преломлением,  оба
шлифованных,  скорее желтоватых, чем красноватых  камня  отразили обстановку
зала  и часть освещенных окон. Янтарь обманчив, кто же этого не знает? Вот и
мы  знали  о  коварстве этой  возвышенной  до  уровня драгоценности смолы. И
однако,  продолжая  с  мужским недомыслием делить  все  женское  по принципу
активность-пассивность, мы истолковали безучастность Ниобеи в свою пользу  и
почувствовали себя уверенней. Герберт с наглым хмыканьем забил ей  гвоздь  в
колено, в  моем  колене  каждый удар отдавался  болью,  она  же  и бровью не
повела. Каких  только глупостей мы ни  вытворяли под взглядом  этой  зеленой
деревяшки: Герберт накинул на себя  шинель английского адмирала,  вооружился
подзорной трубой, встал под подходящую к случаю адмиральскую треуголку.  А я
с   помощью  аллонжевого  парика   и   красной  жилетки  превратил  себя   в
адмиральского  пажа.  Мы  играли   в  Трафальгар,  обстреливали  Копенгаген,
рассеивали флотилию  Наполеона под  Абукиром, обходили на парусах  тот  либо
иной мыс,  принимали исторические позы, потом снова вполне современные перед
глазами  этой,  как  мы  полагали,  все  одобряющей  или  просто  ничего  не
замечающей галионной фигуры с  пропорциями голландской  ведьмы. Сегодня-то я
знаю, что глядит  решительно все, что  ничему  не дано остаться неувиденным,
что даже  у простых  обоев  память лучше,  чем  у  человека. И это  вовсе не
всевидящий Боженька! Кухонного табурета,  плечиков  для  одежды,  наполовину
заполненной  пепельницы или деревянного изображения женщины  по имени Ниобея
вполне достаточно, чтобы для каждого поступка сыскались ничего не забывающие
свидетели. Четырнадцать дней, а то  и  еще дольше несли  мы службу в Морском
музее.  Герберт  подарил  мне  барабан и  вторично  принес мамаше  Тручински
недельное  жалованье  с надбавкой  за  опасность.  Но  однажды  во  вторник,
поскольку  по понедельникам  музей  закрыт, мне отказались  продать в  кассе
детский билет и вообще меня не  пропустили. Герберт пожелал  узнать причину.
Мужчина  в  кассе  хоть  и  ворчливо, но  не  без приветливости  заговорил о
поданной жалобе, и что пора этому положить конец, и что детей больше пускать
нельзя. Отец мальчика против, то есть он не против, если я буду сидеть внизу
у кассы, раз сам он, как хозяин лавки и как вдовец, не располагает временем,
чтобы следить  за сыном, но в  зал, в Маричкину горницу, мне больше незачем,
потому как безответственно.
     Герберт уже готов был  сдаться, но я толкал его, подначивал, и тогда он
сказал, что, с  одной стороны,  кассир более  чем прав, но с другой -- я для
него  все  равно  как  талисман,  ангел-хранитель,  он  толковал  о  детской
невинности, которая служит ему защитой,  -- короче,  Герберт, можно сказать,
подружился с кассиром и добился, чтобы меня пропустили, в последний раз, как
сказал кассир.  И  вот, держась за руку  своего большого  друга,  я еще  раз
поднялся  по  причудливой,  как  всегда  свеженатертой  винтовой лестнице на
третий этаж, где обитала Ниобея. Выдалось тихое утро и еще более тихий день.
Герберт сидел,  полузакрыв глаза, на своем кожаном стуле с золотыми шляпками
гвоздей. Я притулился у его ног. Барабан хранил молчание. Задрав  голову, мы
разглядывали военно-торговые суда, фрегаты, корветы, пятимачтовики, галеры и
шлюпы, каботажные парусники и клиперы, которые висели  под  дубовой обшивкой
потолка,  дожидаясь  свежего  бриза, мы  боялись  штиля, царившего  в чистой
горнице, и все это с единственной целью: чтоб не надо было глядеть на Ниобею
и бояться ее.  Ах, чего бы мы не отдали за трудовые шорохи  жука-древоточца,
которые доказали бы нам,  что нутро  зеленого дерева истачивается и пустеет,
медленно,  но  неуклонно,  что  Ниобея тоже не вечна. Но  ни  один жучок  не
работал у нее внутри. Реставратор надежно защитил деревянное тело от жучка и
тем  обрек  на  бессмертие.  И  остались  нам  только  модели   кораблей  да
безрассудная  надежда на попутный  ветер, причудливая игра  со страхом перед
Ниобеей, которую мы отвергли,  тщились не замечать и, может,  даже  позабыли
бы, когда  бы пополуденное солнце быстрым и  метким ударом не  поразило и не
заставило вспыхнуть янтарь левого глаза.
     Причем  пожар этот отнюдь не должен  был  нас  удивить. Мы уже  изучили
солнечные пополуденные часы на третьем этаже  музея, знали, сколько  пробило
или сейчас пробьет, когда свет падает  с карниза и озаряет корабли. Вдобавок
и церкви  Правого города, Старого города, Порохового  города привносили свою
лепту,  чтобы  привязать   к  точному  времени  движение  поднимающего  пыль
солнечного  света и  усладить нашу историческую  коллекцию  историческим  же
звоном. Не диво, что для нас и солнце  приобрело исторические черты, созрело
очевидно, чтобы стать экспонатом, и вступило в сговор  с  янтарными  глазами
Ниобеи.
     Но в тот самый день, когда у нас не стало ни охоты, ни смелости для игр
и дерзких  глупостей, вспыхнувший взгляд обычно безжизненного дерева вдвойне
поразил нас.  С тяжелым чувством мы  дожидались,  когда пройдет еще полчаса,
которые нам полагалось отсидеть. Ровно в пять музей закрывался.
     А  на другой день Герберт в  одиночестве заступил на службу. Я проводил
его  до  музея,  но дожидаться у кассы  не  пожелал и  отыскал себе местечко
напротив патрицианского дома.  Вместе с барабаном я сидел на гранитном шаре,
из  которого  сзади рос хвост,  используемый взрослыми  как  перила. Излишне
добавлять, что и второе ответвление лестницы охранялось аналогичным  шаром с
аналогичным  чугунным хвостом.  Я барабанил лишь изредка,  зато с  ужасающей
громкостью в знак протеста против пешеходов женского пола, которых  увлекала
возможность помешкать возле меня, узнать мое имя и погладить потной ладошкой
мои  уже тогда красивые,  хоть  и  короткие, но слегка вьющиеся волосы. Утро
проходило.   В  конце  улицы  Святого   Духа  кирпичной  наседкой  восседала
красно-черная, с маленькими зелеными башенками  под толстой разбухшей башней
церковь  Святой Марии.  Голуби  то  и дело выталкивались из  разверстых стен
башни, падали на землю неподалеку от меня, болтали всякий  вздор и не знали,
не ведали,  сколько  еще времени  наседка  будет кого-то высиживать,  и кого
именно, и не превратилось ли это высиживание за сотни лет в самоцель.
     К обеду Герберт вышел на улицу. Из коробки с завтраком, которую матушка
Тручински набила так, что она с трудом закрывалась, он достал для меня хлеб,
намазанный  по  разрезу жиром и переложенный куском кровяной колбасы в палец
толщиной.  Он  подбадривающе и механически кивнул мне, потому что я не хотел
есть. Под конец я все же начал, а Герберт,  ничего не евший, курил сигарету.
Прежде чем  музей снова принял его в свои объятия, он  скрылся в кабачке  на
Бротбенкенгассе, где пропустил два или три стаканчика можжевеловки. Когда он
пил,  я  не  сводил глаз  с  его  кадыка.  Не  понравилось мне,  как  он  их
опрокидывает, эти стаканчики. И  даже когда он уже одолел винтовую  лестницу
музея, а я  снова уселся на свой гранитный  шар, перед  глазами у Оскара все
еще стоял подрагивающий кадык его друга Герберта.
     День наплывал на бледно-пестрый  фасад  музея. Он крался от завитушки к
завитушке,  скакал  верхом  на нимфах  и  рогах  изобилия,  пожирал  толстых
ангелов,  что  тянулись  за цветами, делал переспелыми нарисованные  гроздья
спелого  винограда,  ворвался в  сельский  праздник,  поиграл  там в жмурки,
взгромоздился  на увитые розами  качели, облагородил бюргеров, что в  пышных
штанах  совершали торговые  сделки,  поймал  оленя,  гонимого  собаками,  и,
наконец, достиг того окна на третьем этаже, которое позволило солнцу коротко
и, однако же, навеки осветить некий янтарный глаз.
     Я медленно съехал  со  своего шара. Барабан жестко ударился о камень на
постаменте.  Лак  белой  обечайки  и  частицы  лакированных  языков  пламени
отскочили и легли белыми и красными пятнышками на ступени крыльца.
     Может, я что-то твердил про себя, творил молитву, вел отсчет: сразу  же
после  этого  перед порталом  музея  остановилась  карета  "скорой  помощи".
Прохожие выстроились  по  обе стороны от входа. Оскару удалось проскользнуть
внутрь вместе с  санитарами, а  уж  лестницу  я нашел скорее, чем  они, хотя
после всех  несчастных случаев им  следовало бы  свободно  ориентироваться в
музее.
     Увидев Герберта, я с  трудом удержался от смеха.  Он  висел  на  Ниобее
спереди,  он  затеял совокупиться с этим деревом. Его  голова  закрывала  ее
голову, его руки обхватывали ее воздетые и скрещенные руки. Рубахи на нем не
было.  Позднее  рубаху  обнаружили  аккуратно сложенной  на кожаном стуле  у
дверей. Его  спина зияла всеми рубцами  и шрамами. Я читал эту  тайнопись, я
подсчитывал  знаки. Все были  на  месте.  Но нигде  не смог я отыскать  даже
наметок нового рисунка.
     Санитарам, хлынувшим  почти  сразу вслед за мной в зал,  стоило немалых
трудов  оторвать Герберта  от Ниобеи. Короткий, заостренный с  обеих  сторон
корабельный топорик он в порыве страсти  сорвал с цепи, одно лезвие всадил в
Ниобею, другое, одолевая бабу, в самого  себя. Как ни безупречно удалось ему
соитие наверху, снизу, где у него были расстегнуты штаны, из которых все еще
торчало нечто,  торчало бессмысленно и  твердо, он так и  не  сумел отыскать
подходящий грунт для  своего  якоря. Когда  они  накрыли  Герберта одеялом с
надписью:  "Городская  служба скорой  помощи",  Оскар, как  и  после  каждой
утраты,  вернулся  к  своему  барабану.  Он  продолжал  барабанить  по жести
кулаками, когда служащие вывели его из Маричкиной горницы вниз по лестнице и
наконец доставили домой на полицейской машине.
     Вот и сейчас, в лечебном заведении,  воскрешая эту попытку  любви между
деревом  и  плотью,  Оскар  принужден   работать  кулаками,  дабы  еще   раз
предпринять  странствие  по  спине  Герберта  Тручински,  пестрой,  покрытой
рубцами, дабы  еще раз пройти лабиринт шрамов, твердый и чувствительный, все
предвещающий,   все  предсказующий,  все   превосходящий   по   твердости  и
чувствительности. Подобно слепцу, читает Оскар письмена на этой спине.
     Лишь  теперь, когда  они оторвали Герберта  от этого не ведающего любви
резного дерева,  приходит Бруно, мой санитар, и вся  его  грушевидная голова
выражает отчаяние. Он бережно снимает мои кулаки с барабана, вешает жестянку
на левый столбик в ногах моей металлической кровати, расправляет мое одеяло.
-- Но, господин Мацерат, -- увещает он меня, -- если вы и впредь  будете так
громко  барабанить, как бы в  другом месте не услышали, что  здесь барабанят
слишком  громко. Не желаете ли вы  отдохнуть или хотя  бы барабанить потише?
Ладно, Бруно, я попробую продиктовать своему барабану очередную, более тихую
главу,   хотя   именно   очередной   теме   скорее   пристал  свирепый   рев
изголодавшегося оркестра.




     Давным-давно  жил да был один  музыкант по имени Мейн, и  он умел дивно
играть на трубе. Обитал он у нас на пятом этаже доходного дома, под  крышей,
держал  четырех кошек, из которых одну звали Бисмарк, а сам с утра до вечера
прикладывался к бутылке с можжевеловкой.  Так он все пил  да пил до тех пор,
пока беда не заставила его протрезветь. Сегодня Оскар еще не согласен верить
в  предзнаменования.  Хотя  тогда   накопилось   уже  более  чем  достаточно
предзнаменований беды, которая  натягивала сапоги  все  большего размера и в
сапогах  все большего размера делала все большие шаги, вознамерясь  разнести
беду по белу свету. А тут как раз умер мой друг Герберт Тручински от ранения
в грудь, нанесенного ему деревянной женщиной. Сама-то женщина  не умерла. Ее
опечатали и переправили в музейные подвалы якобы для реставрации. Но беду не
упрячешь в  подвал.  Вместе  со сточными водами она  попадает в канализацию,
перетекает  в  газовые  трубы,  распределяется  по всем  кухням,  и никто из
ставящих свой супчик на бледно-синее пламя горелки не знает и не ведает, что
пища его варится на беде. Когда Герберта хоронили на Лангфурском кладбище, я
второй раз увидел Дурачка Лео, с которым познакомился на кладбище в Брентау.
И всем нам -- мамаше Тручински, Густе, Фрицу и Марии Тручински, толстой фрау
Катер,  старику Хайланду, который по праздникам забивал для мамаши Тручински
Фрицевых  кроликов,  моему предполагаемому  отцу  Мацерату, который  в своем
великодушии,  охотно  выставляемом напоказ, взял  на  себя  добрую  половину
расходов  по  похоронам,  а  также Яну  Бронски,  который  почти  и не  знал
Герберта,  а пришел лишь затем, чтобы повидать Мацерата и, может  быть, меня
на  нейтральной территории, -- нам всем,  пуская слюни и протягивая дрожащие
руки  в белых  перчатках, Лео  Дурачок выразил свое  безумное, не отличающее
радость от горя соболезнование. Но  когда перчатки Лео Дурачка протянулись к
музыканту Мейну, который пришел наполовину в гражданском, наполовину в форме
штурмовика, нам было явлено еще одно предзнаменование грядущей беды.
     Бледная  ткань  перчаток  испуганно  взмыла  кверху  и полетела  прочь,
увлекая за собой Лео через могильные холмы. Мы услышали его крик, однако то,
что обрывками слов  оседало на  кладбищенских  кустах, ничем  не  напоминало
соболезнование.
     Люди вовсе не отхлынули от  трубача Мейна, и все  же среди пришедших на
похороны он стоял  как  бы одиноко, опознанный и  отмеченный  Лео  Дурачком,
стоял, смущенно возился со свой трубой, которую нарочно принес  с собой и на
которой перед этим дивно играл над могилой Герберта. Дивно потому, что Мейн,
чего  уже давно  не делал, заранее хлебнул можжевеловки, потому,  что смерть
Герберта, с  которым  он  был одних лет, больно его задела, тогда как меня и
мой барабан смерть Герберта заставила умолкнуть.
     Давным-давно жил  да был один музыкант  по имени Мейн, и он  умел дивно
играть на трубе. Обитал он у нас на пятом этаже  доходного дома, как раз под
крышей, держал четырех  кошек, из  которых  одну звали  Бисмарк, и с раннего
утра до позднего вечера пил  можжевеловку,  пока году, думается,  в тридцать
шестом или тридцать седьмом не вступил в конные части штурмовиков и там, уже
как трубач музыкантской роты, начал трубить хоть и грамотнее, но  совсем  не
дивно,  ибо, влезши в подбитые кожей кавалерийские рейтузы, он принужден был
отречься от своей бутылочки и впредь уже только в трезвом виде дудел  в свою
трубу. Когда у штурмовика Мейна умер друг его молодости Герберт Тручински, с
которым  он  в  двадцатые годы  принадлежал  к  коммунистической  молодежной
группе,  а позднее  платил членские взносы "Красным соколам", когда Герберта
опускали в могилу, Мейн схватился за свою трубу и  одновременно  за бутылку.
Ибо  он хотел  трубить дивно, а  не трезво, ибо,  восседая верхом  на гнедом
коне, не утратил свой музыкальный слух, а потому, уже на кладбище, отхлебнул
еще глоток и потому,  даже трубя, оставался в штатском плаще, надетом поверх
формы, хотя первоначально собирался  трубить по-над  кладбищенской землей  в
коричневом мундире, правда  с непокрытой  головой.  Давным-давно жил  да был
штурмовик,  который не снял плаща,  надетого поверх  формы,  когда  дивно  и
просветленно -- от можжевеловки --  трубил над могилой друга юности. А когда
тот самый Дурачок  Лео, который является непременной принадлежностью  любого
кладбища, пожелал выразить собравшимся  свое  соболезнование,  каждый из нас
услышал эти соболезнования. Только штурмовику Мейну не довелось прикоснуться
к белой перчатке  Лео, ибо  Лео опознал штурмовика,  испугался и  с  громким
криком  отказал  ему  в своей  перчатке  и в  своем соболезновании.  И тогда
штурмовик  без соболезнования  и держа в руках  холодную трубу побрел домой,
где  и застал у себя в  квартире под самым  чердаком  нашего доходного  дома
четырех своих  кошек.  Давным-давно  жил да был штурмовик  по имени Мейн. Со
времен, когда Мейн ежедневно пил можжевеловку и дивно играл на трубе, у него
сохранились четыре кошки, из которых одну звали Бисмарк. Однажды, воротясь с
похорон  Герберта  Тручински,  друга  молодости,  печальный и  снова  вполне
трезвый,  потому что  кто-то  не пожелал выразить  ему  соболезнование, Мейн
увидел себя в полном одиночестве и с  четырьмя кошками.  Кошки терлись о его
кавалерийские  сапоги, и Мейн дал им на куске газеты селедочные головы,  что
заставило кошек забыть про его ноги. В тот день здесь стоял особенно сильный
запах  от  четырех  кошек,  которые, собственно говоря,  все  были коты,  из
которых одного звали Бисмарк, и ходил он в черной шкурке на белых лапках. Но
дома  у Мейна как на грех не оказалось  можжевеловки. А от этого в  квартире
все сильней  пахло  кошками, вернее говоря -- котами. Мейн,  конечно, мог бы
прикупить бутылочку и у нас, в  лавке  колониальных товаров,  не  живи он на
пятом  этаже, под самой крышей. А так он  боялся лестницы и боялся  соседей,
перед  которыми не  раз  и  не два торжественно  клялся,  что ни  одна капля
можжевеловки не увлажнит больше  его музыкальные губы, что для него началась
новая  жизнь,  что отныне и впредь  жизнь его будет посвящена порядку,  а не
хмельным  утехам разгульной и  бесшабашной юности. Давным-давно  жил  да был
человек  по  имени Мейн. И  как-то  раз,  когда  он  обнаружил себя  в своей
квартире  под крышей наедине  со своими  четырьмя  кошками, из которых  одну
звали Бисмарк, кошачий запах показался  ему совсем уж несносным,  потому как
утром того же дня с ним произошло нечто постыдное, а еще потому,  что в доме
не сыскалось ни капли можжевеловки.  Но  поскольку постыдность и  жажда  все
крепли,  усиливая  тем  кошачий  запах, Мейн,  будучи  музыкантом  и  членом
кавалерийской духовой  капеллы  у  штурмовиков, схватил кочергу, что  стояла
возле холодной печки, и до тех пор охаживал своих  котов, пока не решил, что
все четверо, включая кота по имени Бисмарк, уже испустили дух, подохли, хотя
кошачий  запах,   надо  сказать,  не  стал  от  этого  менее  пронзительным.
Давным-давно жил да был часовщик по имени Лаубшад, и жил  он на втором этаже
нашего дома,  в двухкомнатной квартире окнами во двор. Был этот часовщик  не
женат.  И   еще  он  был   член   национал-социалистской   благотворительной
организации,  а  также  общества  защиты животных.  У  Лаубшада  было доброе
сердце,  и  он помогал снова  встать  на  ноги всем усталым людям,  больному
зверью и  сломанным часам.  Когда  однажды  после обеда  часовщик в глубокой
задумчивости, вспоминая состоявшиеся утром похороны одного из соседей, сидел
у окна, он  увидел, как  музыкант Мейн,  проживающий  на пятом этаже того же
дома, вынес во двор мешок из-под картошки, заполненный до середины, а  снизу
явно влажный,  так что из  мешка даже  капало, вынес  и сунул в один из двух
мусорных  ящиков,  но,  поскольку  мусорный  ящик  был уже  на  три четверти
заполнен, музыканту лишь с трудом удалось закрыть  крышку. Давным-давно жили
да были четыре  кота, из  которых  одного  звали  Бисмарк. Принадлежали коты
одному музыканту по имени Мейн. Поскольку  коты не были кастрированы, от них
сильно пахло, и этот запах пересиливал все остальные, в день, когда запах по
особым  причинам  стал  музыканту особенно  невыносим,  он  взял да  и  убил
кочергой всех четырех котов, сунул их в мешок из-под картошки, снес мешок по
лестнице с пятого этажа и очень торопился как можно скорей затолкать мешок в
мусорный ящик  возле перекладины для выбивания ковров, потому  что мешковина
была редкая  и уже  на  третьем этаже  из мешка  начало капать.  А поскольку
мусорный ящик и  без  того  уже был  набит, музыканту Мейну пришлось  сильно
утрамбовать  мусор мешком, чтобы  крышка снова закрылась. Но  едва  он успел
выйти со  двора на улицу, потому что  возвращаться  в пропахшую  кошками, но
лишенную  кошек  квартиру  ему   не  хотелось,  как   примятый  мусор  начал
расправляться, приподнял мешок,  а вместе с мешком  и  крышку  от  мусорного
ящика. Давным-давно жил да  был музыкант,  который убил своих четырех кошек,
засунул  их в мусорный ящик  и ушел из дому, чтобы навестить  своих  друзей.
Давным-давно жил да был один часовщик, который в задумчивости сидел у окна и
наблюдал,  как музыкант Мейн засунул  в мусорный ящик неполный  мешок, после
чего  ушел  со  двора,  а  крышка  от ящика  вскоре после его  ухода  начала
подниматься и поднималась все  выше и выше.  И еще давным-давно жили да были
четыре кота, которых убили за то, что в один особенный день от них  особенно
сильно пахло,  убив, сунули  в  мешок, а  мешок сунули  в мусорный ящик.  Но
кошки,  из  которых  одну звали  Бисмарк,  были  еще  не  совсем  мертвые, а
оказались  живучими,  как   и  все  кошки  Они  двигались  в  мешке,  отчего
задвигалась  и крышка  мусорного ящика  и  тем  поставила  перед  часовщиком
Лаубшадом,  который  все так  же  в  глубокой  задумчивости  сидел  у  окна,
следующий вопрос: а ну  угадай-ка, что лежит в  мешке, который музыкант Мейн
засунул в мусорный ящик? Итак,  жил да был часовщик, который не мог спокойно
видеть,  как  в мусорном ящике  что-то  шевелится. И  тогда он  покинул свою
квартиру на  втором этаже доходного  дома,  и  отправился во двор, и  поднял
крышку мусорного ящика, и открыл мешок, и достал четырех избитых, но все еще
живых  котов,  чтобы их  выходить. Но  уже на следующую ночь коты умерли под
пальцами часовщика, и не осталось у него иного выхода, как принести жалобу в
общество защиты  животных, членом которого он  состоял, а вдобавок известить
руководство местной партгруппы об издевательстве над животными, пагубном для
партийной репутации. Давным-давно жил да был один  штурмовик,  который  убил
четырех котов, но, поскольку  коты не совсем чтобы умерли, они его выдали, а
один  часовщик на  него донес. Дело  кончилось судебным разбирательством,  и
штурмовику пришлось платить штраф. А вдобавок у штурмовиков этот случай тоже
обсуждался,  и было решено за недостойное поведение изгнать штурмовика Мейна
из рядов СА. И  хотя наш  штурмовик в  ночь  с  девятого на  десятое  ноября
тридцать  восьмого года,  ту  самую,  что  позже  была названа  "хрустальной
ночью",  проявлял чудеса храбрости, вместе с другими  поджигая  синагогу  на
Михаэлисвег, а также  не щадил сил, когда на  другое утро следовало очистить
предварительно помеченные  лавки,  его изгнание из рядов СА осталось в силе.
За  бесчеловечное  отношение к  животным его  разжаловали  и  вычеркнули  из
списков. Лишь год  спустя ему  удалось  вступить в  ополчение, перешедшее  в
дальнейшем под  начало  частей  СС. Жил да был  владелец лавки  колониальных
товаров,  который неким  ноябрьским днем  закрыл свою  лавку,  потому что  в
городе  кое-что происходило,  взял своего сына  Оскара  за руку и поехал  на
трамвае номер  пять до Лаштассовских ворот, ибо там, как  и в Сопоте, горела
синагога. Синагога уже почти  догорела, и пожарники  следили, чтобы огонь не
перекинулся на соседние дома.  Перед дымящимися развалинами люди в форме и в
штатском  сносили  в кучу священные предметы  и диковинные ткани. Потом кучу
подожгли, и лавочник, воспользовавшись  случаем, отогрел свои пальцы  и свои
чувства над общедоступным огнем.  Сын его Оскар, видя отца столь деловитым и
увлеченным, незаметно исчез и поспешил  по направлению Цойгхаус-пассажа, ибо
судьба его барабанов  из лакированной,  белой  с красным жести  внушала  ему
опасения. Давным-давно  жил  да  был продавец  игрушек,  звали его Сигизмунд
Маркус,  и в числе прочего он торговал также барабанами,  покрытыми  белым и
красным  лаком.  А Оскар, о  котором  шла  речь,  был основным  потребителем
жестяных  барабанов,  потому  что он по роду  занятий  был барабанщик  и без
барабана не мог жить, не мог и не хотел.  Вот он и помчался прочь от горящей
синагоги к пассажу, ибо там обитал хранитель его барабанов, но хранителя  он
нашел  в  том  состоянии,  которое  делало  для  него  торговлю   барабанами
невозможной впредь  и вообще на этом  свете.  Они же,  те самые поджигатели,
которых  Оскар мнил опередить,  уже успели  наведаться  к  Маркусу. Обмакнув
кисточки  в  краску,  они уже  успели  готическим шрифтом  написать  поперек
витрины   "еврейская   свинья",  потом,  возможно   недовольные  собственным
почерком,  выбили  стекло  витрины  каблуками  своих  сапог,  после  чего  о
прозвище,  которым  они  наградили Маркуса,  можно было  лишь  догадываться.
Пренебрегая дверью, они  проникли в лавку через  разбитую  витрину и там  на
свой лад начали забавляться  игрушками. Я еще застал  их за этими  забавами,
когда, подобно им, вошел через  витрину. Некоторые спустили штаны и навалили
коричневые колобашки, в которых можно было увидеть  непереваренный горох, на
парусники,  обезьян,  играющих  на  скрипке,  и  на  мои барабаны.  Все  они
напоминали музыканта  Мейна, носили, как и  он, коричневую форму штурмовика,
но самого  Мейна среди  них не  было, как и тех,  кто  был здесь,  не было в
каком-нибудь другом месте. Один из них, достав свой кинжал, вспарывал животы
куклам  и  всякий  раз  вы глядел  донельзя  разочарованным,  когда из  туго
набитого тельца,  из  рук и ног  сыпались лишь опилки. Судьба моих барабанов
внушала мне опасения. Барабаны им не понравились. Моя жесть не устояла перед
их яростью, она безмолвствовала, она пала на колени. Зато Маркус сумел от их
ярости  уклониться. Пожелав с ним побеседовать в  его конторке, они, конечно
же, не  стали  стучать,  а  просто  выломали дверь, хоть она  и так не  была
заперта. Продавец игрушек  сидел у себя за письменным столом. Как и  обычно,
на нем были нарукавники поверх темно-серого  повседневного костюма.  Перхоть
на  плечах свидетельствовала о болезни волос. Один из вошедших, с кукольными
головками  всех  членов  семьи Касперле  на  всех пальцах,  толкнул  Маркуса
деревянной головой Касперлевой бабушки, но  Маркус был уже недоступен ни для
бесед,  ни  для оскорблений.  Перед ним  на письменном  столе  стоял стакан,
который нестерпимая  жажда заставила  его выпить до дна именно в  ту минуту,
когда вскрикнувшая всеми осколками витрина его лавки вызвала сухость  у него
во  рту. Давным-давно  жил да был  барабанщик  по имени Оскар. Когда  у него
отняли продавца игрушек и разгромили игрушечную  лавку,  он почуял, что  для
барабанщиков  ростом  с  гнома  --  а он был именно таков -- настают тяжелые
времена. Поэтому  он,  перед тем как  покинуть  лавку, выковырял из обломков
один совсем  целый и два лишь чуть  подпорченных барабана и, обвешанный ими,
покинул  лавку,  чтобы  поискать  на  Угольном рынке  своего отца,  который,
возможно,  и сам его  искал.  Был  конец ноябрьского  дня. Возле  Городского
театра  неподалеку  от   трамвайной  остановки  стояли  верующие  женщины  и
уродливые замерзшие девицы, которые раздавали религиозные брошюрки, собирали
подаяние  в жестяные кружки  и  демонстрировали  плакат с текстом из Первого
послания к Коринфянам,  глава  тринадцатая. "Вера  -- Надежда -- Любовь", --
прочитал   Оскар  и  принялся  играть  этими  словами,  как  жонглер  играет
бутылками:  легковерие -- мыс  Доброй  Надежды  -- любомудрие -- верительные
грамоты  --  вотум  доверия.  А  ты веришь, что  завтра будет  дождь?  Целый
легковерный  народ верил в Деда  Мороза.  Но Дед Мороз  на поверку  оказался
газовщиком.  Я верил,  что это пахнет орехами и  миндалем,  а  на деле пахло
газом.  Скоро  будет,  по-моему,  первое предрождественское воскресенье,  во
всяком случае  так говорят. Потом отвернут  кран на первом, втором  и так до
четвертого воскресенья, как отворачивают газовый кран, чтобы  запах орехов и
миндаля  выглядел вполне достоверно,  чтобы  все  щелкунчики  могли спокойно
уверовать: Он идет! Он на подходе! И кто ж это у нас пришел? Младенец Иисус?
Спаситель?  Или  это  пришел  небесный газовщик,  неся  под  мышкой  газовый
счетчик, который непрерывно  тикает? И он рек:  "Я спаситель этого мира, без
меня  вы  не сможете  стряпать".  Он  проявил готовность  к  переговорам,  и
запросил вполне разумную  цену,  и отвернул свеженачищенные газовые краны, и
пустил по трубам Святого Духа, дабы отварить голубя. Еще он раздавал орехи и
миндаль, чтобы их тут же расколоть, и они тоже начали источать -- дух и газ,
так что для легковерных не составило труда сквозь плотный и синеватый воздух
увидеть во всех газовщиках  перед торговыми домами Дедов Морозов и младенцев
Иисусов на любую цену и любого размера. А увидев, они уверовали во всеблагой
газовый завод,  который при помощи счетчиков  с  падающими и  поднимающимися
стрелками   символизирует  судьбу   и  за  умеренную  цену   организует   те
предрождественские  воскресенья, когда хоть многие и веровали  в предстоящее
Рождество, однако утомительные  дни праздника сумели пережить лишь  те,  для
кого недостало  запасов миндаля и орехов, хоть все и верили, будто их хватит
с  лихвой. Но  после  того,  как  вера  в  Деда  Мороза  обернулась верой  в
газовщика, было  решено пренебречь последовательностью Послания к Коринфянам
и начать с любви. Говорилось так: я  тебя люблю, о,  я люблю тебя. А ты себя
любишь? Любишь ли ты меня, скажи, ты меня и в самом деле любишь? Я себя тоже
люблю.  И  от сплошной  любви  они  называли  друг друга  редисками,  любили
редиску, кусали редиску,  одна редиска из любви откусывала редиску у другой.
Они  приводили  примеры  дивной, неземной, но  также  и земной  любви  между
редисками  и, перед  тем как  впиться зубами,  голодные,  острые  и  свежие,
шептали: редисочка, скажи, ты меня любишь? Я себя тоже люблю. Но после того,
как они исключительно  из любви  откусили  друг у друга  редиску,  а  вера в
газовщика была вознесена  на уровень государственной религии,  после веры  и
предвосхищенной любви в лавке залежался только третий ингредиент из Послания
к Коринфянам:  надежда.  И,  хрумкая  редиской,  орехами и миндалем, они уже
надеялись, что скоро будет конец, чтобы можно было то ли начать снова, то ли
продолжить  в  том  же  духе  после  финальных аккордов,  либо уже  во время
финальных аккордов в надежде, что концу скоро придет конец. Хотя они все еще
не знали, чему  именно конец. Они только  надеялись,  что конец скоро, прямо
завтра, но  уж никак не сегодня, ибо что им  прикажете делать  с неожиданным
концом? А когда  и  в самом деле пришел  конец, они обратили его  в  богатое
надеждами начало, ибо в этих краях конец всегда означает начало  и надежду в
каждом,  даже  самом окончательном  конце.  Ибо  сказано  в Писании:  покуда
человек не утратил надежды, он будет начинать снова  и  снова в  исполненном
надежды финале...
     Но вот  я, я не  знаю. Я не знаю, например, кто сегодня скрывается  под
бородой Деда  Мороза,  не знаю, что  спрятал  в мешке разбойник  Рупрехт, не
знаю, как  заворачивают  газовые краны, как  перекрывают газ, ибо уже  снова
струится  по трубам  предрождественское  воскресенье -- или не снова,  а все
еще, не знаю, не знаю, может, ради пробы, не знаю,  кому понадобилась проба,
не знаю, могу  ли я верить,  что они,  будем надеяться, с любовью  прочищают
горлышки горелок, чтобы те кукарекали, не знаю, в какое утро, в какой вечер,
не  знаю, при чем здесь вообще время дня,  ибо любовь  не знает  времени,  а
надежда не  имеет  конца, а  вера  не знает границ, лишь знание  и  незнание
привязаны ко времени  и к границам и по большей части уже до срока кончаются
бородами, заплечными мешками и миндалем, так что я снова вынужден повторять:
я  не  знаю, о,  я не знаю, чем они,  к  примеру, начиняют кишки и чьи кишки
потребны, чтобы  их  начинять,  и не  знаю,  чем начинять,  пусть даже  цены
начинки  выписаны изящно или грубо,  но вполне отчетливо, не  знаю, из  чего
складывается цена,  в  каких словарях  они  подыскивают  названия для  видов
начинки, не знаю, чем они начиняют словари и чем кишки, не знаю, чье мясо, и
не  знаю,  чей  язык;  слова  обозначают,  мясники  замалчивают,  я  нарезаю
кружками, ты открываешь  книги, я читаю то, что мне по вкусу,  ты не знаешь,
что тебе по  вкусу -- кружки  колбасы  и цитаты из книг  и кишок,  -- и  нам
никогда  не доведется узнать, кому пришлось умолкнуть  навек,  кому онеметь,
чтоб было  чем начинить  кишки,  чтоб книги  обрели  голос, набитые, сжатые,
густо исписанные, но я не знаю, я догадываюсь: одни и те же мясники начиняют
книги и кишки словами и колбасным фаршем, нет на свете никакого Павла, этого
человека звали Савл, он и был Савлом и как Савл рассказывал людям из Коринфа
о неслыханно дешевых сортах колбасы, которые он именовал верой,  надеждой  и
любовью,  о  колбасах, которые  якобы прекрасно усваиваются, которые он и по
сей день  навязывает людям в  неизменно переменчивом  облике Савла. А у меня
они  отняли  торговца игрушками, желая вместе  с  ним изгнать  из  мира  все
игрушки.  Давным-давно жил на свете музыкант, которого  звали Мейн и который
умел  дивно  играть на трубе. Давным-давно жил  на свете торговец игрушками,
которого звали  Маркус и  который продавал  лакированные жестяные  барабаны,
красные с белым. Давным-давно  жил  музыкант по  имени Мейн,  и у него  были
четыре кошки, из которых одну звали Бисмарк.  Давным-давно жил барабанщик по
имени Оскар,  и он не  мог  обойтись  без  того  человека, который  продавал
игрушки.  Давным-давно  жил  музыкант  по  имени Мейн, и  он  насмерть забил
кочергой четырех своих кошек. Давным-давно жил часовщик по имени  Лаубшад, и
он состоял в обществе защиты животных. Давным-давно жил барабанщик по  имени
Оскар, и они отняли у  него  торговца игрушками.  Давным-давно жил  торговец
игрушками  по имени Маркус, и  он унес с собой  все  игрушки  из этого мира.
Давным-давно жил музыкант  по имени Мейн, и если он не умер, то жив и по сей
день и опять дивно играет на трубе.









     День посещений:  Мария  принесла мне  новый  барабан.  Когда  вместе  с
жестянкой она хотела протянуть над решеткой кровати чек из магазина игрушек,
я отмахнулся и нажимал  кнопку звонка в  изножье, пока не пришел  Бруно, мой
санитар, и не сделал  того, что  делает всякий раз, когда Мария приносит мне
новый,  завернутый в синюю бумагу жестяной барабан.  Он развязал  бечевку на
пакете,  чтобы  разошлись  края  обертки и чтобы  после почти торжественного
появления барабана на свет  Божий снова аккуратно  ее  сложить.  Лишь  после
этого  Бруно  прошествовал  -- а когда  я  говорю "прошествовал",  я  именно
шествие и  подразумеваю,  -- прошествовал  к  раковине с новым  барабаном  в
руках,  пустил  струйку  теплой воды и осторожно, не  повредив ни  белый, ни
красный лак, отлепил ценник от обечайки.
     Когда  после   недолгого   и  не  слишком  утомительного  визита  Мария
вознамерилась уйти, она взяла  старый барабан, который я окончательно добил,
описывая  спину  Герберта  Тручински,  деревянную галионную фигуру и  толкуя
слишком  вольно, может быть,  Первое послание  к Коринфянам, взяла  с собой,
чтобы  у  нас  в подвале  присоединить  его  ко  всем  использованным  ранее
барабанам, послужившим  отчасти деловым,  отчасти сугубо  личным  целям.  Но
перед уходом она сказала:
     -- В  подвале-то  и  места  почти не осталось.  Ума  не  приложу,  куда
покласть картошки на зиму.
     Я  с улыбкой  пропустил мимо ушей  упрек  домохозяйки, вещающей  устами
Марии,  и  попросил  ее  тщательно пронумеровать  отслуживший  свое  барабан
черными чернилами, а затем перенести записанные мною на листочке бумаги даты
и краткие сведения о жизненном пути данного барабана в тот гроссбух, каковой
уже много лет  висит  на внутренней стороне подвальной двери и знает все про
мои барабаны, начиная с сорок девятого года.
     Мария покорно кивнула и ушла, поцеловав меня  на прощание. Моя любовь к
порядку и впредь останется для нее чувством  непостижимым и слегка пугающим.
Оскар хорошо понимает сомнения Марии, тем более он  и сам не мог бы сказать,
почему такого рода педантизм превращает  его в  собирателя  отслуживших свое
барабанов. Вдобавок  он, как и прежде, желал  бы никогда более не видеть эту
гору обломков  в  картофельном  подвале их билькской  квартиры.  Он ведь  по
собственному опыту знает,  что дети с пренебрежением относятся к  коллекциям
своих отцов и что, стало  быть, однажды  приняв  наследство, сын  его Курт в
лучшем случае плевать захочет на все эти злополучные барабаны.
     Тогда чего ради каждые три  недели при  встречах с  Марией я высказываю
пожелания,  которые, если их  скрупулезно выполнять,  в один прекрасный день
приведут к переполнению  нашего подвала и не оставят  места для картофеля на
зиму?
     Ведь редко,  все реже и реже, вспыхивающая у меня идея, что,  возможно,
когда-нибудь какой-нибудь музей заинтересуется моими инвалидными барабанами,
возникла, уже когда в  подвале их скопилось несколько дюжин. Стало быть,  не
здесь кроется причина  моей коллекционной страсти. Уж скорей -- и чем больше
я  об  этом  размышляю,  тем  убедительнее  выглядит  как   объяснение  моей
коллекциомании  простейший  комплекс:  настанет  день  и  жестяные  барабаны
иссякнут, сделаются редкостью,  попадут  в  опалу, подвергнутся уничтожению.
Настанет день, и Оскару, может быть, придется отнести в починку кой-какие не
слишком  разбитые барабаны, чтобы жестянщик помог  мне с помощью  залатанных
ветеранов пережить безбарабанное, пережить страшное время.
     Схоже, хотя, конечно, в других выражениях высказываются о причинах моей
собирательской мании  врачи  из  нашего  специального  лечебного  заведения.
Фройляйн доктор Хорнштеттер даже пожелала узнать,  какой  именно день  можно
считать днем рождения моего комплекса. Я мог весьма точно назвать ей десятое
ноября одна тысяча девятьсот тридцать восьмого года, ибо  в этот день у меня
отняли Сигизмунда Маркуса,  управлявшего  складом моих барабанов.  Если даже
после смерти моей  бедной матушки мне стало очень  нелегко  вовремя получать
новый  барабан,  поскольку  четверговые визиты  в  Цойгхаус-пассаж  поневоле
прекратились, а  Мацерат не  слишком-то пекся  о  моих  инструментах,  а  Ян
Бронски  все  реже к  нам приходил,  нетрудно  себе  представить,  насколько
безнадежнее стало мое положение, когда  игрушечную  лавку разгромили  и  вид
сидящего  за прибранным письменным столом  Маркуса  убедительно мне показал:
Маркус больше не подарит тебе ни одного  барабана,  Маркус больше не торгует
игрушками,  Маркус навек  порвал деловые отношения с той фирмой, которая  до
сих пор производила и поставляла  красивые барабаны,  крытые белым и красным
лаком.
     Однако тогда я еще не осознал,  что, коль  скоро пришел конец  торговцу
игрушками, вместе с ним завершился и тот начальный, сравнительно беззаботный
период игры, более того, я выбрал из обращенного в  груду развалин  магазина
один целый  и два слегка  погнутых барабана,  унес свою добычу домой  и мнил
себя вполне обеспеченным на будущее.
     К этим барабанам  я  относился очень бережно,  барабанил  лишь изредка,
только  при  острой необходимости, отказывался от барабанного боя во  второй
половине  дня  и, хоть и не  без  насилия  над  самим  собой, от  барабанных
завтраков, которые единственно  скрашивали мне дальнейшее течение дня. Оскар
упражнялся  в  аскетизме,  он  исхудал, его  показывали  доктору  Холлацу  и
ассистенту  доктора, сестре  Инге, которая  становилась все костлявее.  Меня
пичкали сладкими  или кислыми, горькими или вообще  безвкусными лекарствами,
обвиняли во  всем мои  железы, которые,  по словам доктора, своей гипо- либо
гиперфункцией попеременно ухудшали мое самочувствие.
     Чтобы уклониться  от встреч с  Холлацем,  Оскар несколько поумерил свой
аскетизм, прибавил в  весе, летом одна  тысяча девятьсот  тридцать  девятого
года  снова  стал  примерно  таким же,  как и прежде, трехлетним  Оскаром  и
окончательно добил последний, оставшийся от Маркуса барабан, уплатив этим за
возвращение детской пухлости. Жесть непрерывно дребезжала,  звякала, осыпала
белый и красный лак, ржавела и неблагозвучно висела у меня на животе.
     Просить  о помощи Мацерата не имело смысла, хотя  тот по природе всегда
был  человеком  отзывчивым и  даже добрым. После смерти моей  бедной матушки
этот человек думал только о своих  партийных благоглупостях, отводил душу на
встречах  целленляйтеров либо  за полночь,  изрядно  нагрузившись, беседовал
громко и  доверительно с изображениями  Гитлера и Бетховена в черных рамках,
что висели у нас в гостиной,  дабы гений открыл ему дальнейшую его судьбу, а
фюрер -- пути провидения,  в трезвом же виде  принимал сбор зимней помощи за
единственно уготованную ему судьбу.
     Лишь неохотно вспоминаю я отданные сбору воскресенья, недаром же в один
из  таких дней  я предпринял  попытку  разжиться новым  барабаном.  Мацерат,
собиравший  по утрам  на  Главной улице  перед  кинотеатром, а  также  перед
торговым домом Штернфельда, к обеду вернулся домой и разогрел для себя и для
меня кенигсбергские тефтели. После  этого, как я до  сих пор помню, вкусного
обеда -- даже овдовев, Мацерат стряпал с превеликой охотой и очень хорошо --
усталый  сборщик  лег на  кушетку, чтобы  малость вздремнуть.  Но  едва  его
дыхание  стало дыханием спящего,  я  снял  с пианино наполовину  заполненную
кружку для сборов, после чего вместе  с ней, имевшей форму консервной банки,
исчез в магазине, под прилавком, где и начал глумиться над самой забавной из
всех жестянок. Вовсе  не потому, что хотел разжиться парой грошей, нет, нет,
просто  какой-то  дурацкий  искус  заставил  меня  попробовать  ее  на  роль
барабана. Но  как я ни колотил по ней, как ни перекладывал  палочки из одной
руки в другую,  ответ всегда звучал  одинаково: "Жертвуйте на зимнюю помощь!
Никто не должен голодать,  никто  не  должен мерзнуть!  Жертвуйте на  зимнюю
помощь!"
     Промучившись  с  полчаса,  я сдался, вынул  из  кассы  пять  гульденов,
пожертвовал их на зимнюю помощь и унес обогащенную таким образом жестянку на
пианино, чтобы Мацерат мог ее там увидеть и затем убить остаток воскресенья,
бренча в пользу зимней помощи.
     Эта неудавшаяся попытка навсегда меня исцелила. С тех пор я уже ни разу
не пробовал  всерьез использовать как барабан консервную банку,  опрокинутое
ведро или дно корыта. А если даже и пробовал, то прилагаю теперь все усилия,
чтобы выкинуть из головы эти бесславные эпизоды и отвожу им в своих записках
либо очень мало места, либо вовсе не отвожу. Ибо консервная банка -- это  не
барабан, ведро -- это ведро, а в корыте можно помыться самому либо выстирать
носки. Как  нет никакой замены  сегодня, так не  было ее  и  тогда, жестяной
барабан в бело-красных языках лакового пламени говорит сам за себя, и ему не
надо, чтобы за него говорили другие.
     Оскар остался один, проданный и  преданный. Как  прикажете ему и впредь
сохранять  лицо  трехлетнего  младенца,  коль  скоро   у  него   нет  самого
необходимого, нет барабана? Все эти  многолетние уловки, ну, например, время
от  времени напрудить в постель, каждый  вечер по-детски  лепетать  вечернюю
молитву,  испугаться при виде Деда Мороза, которого, вообще-то, звали Грефф,
без устали задавать типичные для трехлетки  забавные вопросы типа: "А почему
у  автомобилей есть колеса?"  -- словом, все  эти судорожные потуги, которых
ждали от меня взрослые, я должен был предпринимать без барабана, я уже готов
был сдаться и отчаянно,  из последних сил разыскивал того, кто хоть и не был
моим отцом, однако же,  очень может быть, произвел меня  на свет. Неподалеку
от Польской слободы на Рингштрассе Оскар ждал Яна Бронски.
     Смерть  моей  бедной матушки, несмотря  на  множество  прекрасных общих
воспоминаний,  пусть даже  и  не вдруг и  не  сразу,  но  мало-помалу,  а  с
обострением политической ситуации тем  бесповоротное прекратила порой  даже,
можно  сказать,  дружеские  отношения, сложившиеся между Мацератом и  дядей,
которого, кстати,  за  это  время  успели произвести в секретари почтамта. С
распадом стройной души и пышного тела моей матушки  распалась и дружба между
двумя мужчинами, которые  оба отражались в  зеркале  этой души, которые  оба
пожирали  ее  плоть  и которые  теперь,  лишась этой  пищи и  этого  кривого
зеркала,  не  могли найти  сколько-нибудь существенной замены,  кроме  своих
мужских посиделок, в обществе мужчин хоть и противоположных  по взглядам, но
курящих   одинаковый   табак.   Однако  ни   Польская   почта,  ни   встречи
целленляйтеров  с  засученными  рукавами  оказались  не   способны  заменить
красивую и -- несмотря на супружескую  неверность -- чувствительную женщину.
При всей осторожности -- Мацерат должен был считаться со своими покупателями
и своей партией, а Ян с почтовым начальством -- в короткий период, прошедший
между   смертью   бедной   матушки   и   концом  Сигизмунда   Маркуса,   мои
предположительные отцы все же встречались.
     В  полночь  раза два-три  в месяц  можно было  услышать, как  Ян стучал
костяшками пальцев в  окно нашей гостиной. После  того как Мацерат сдвигал в
сторону  гардину  и  чуть  приоткрывал  окно,  оба  приходили в  неописуемое
смущение, покуда один либо другой не отыскивал спасительное слово, предложив
в столь поздний час  партию в скат. Из овощной лавки они извлекали Греффа, а
коли  Грефф не  желал, не желал из-за  Яна, не желал,  потому что как бывший
предводитель скаутов --  группу  свою  он за  это  время успел распустить --
должен был вести себя осмотрительно, вдобавок плохо и без особой охоты играл
в скат,  тогда  третьим садился пекарь Александр Шефлер. Правда, Шефлер тоже
без  всякой  охоты  сидел за  столом напротив  моего дяди  Яна, но известная
приязнь к моей бедной матушке, которая  как бы по наследству была перенесена
на Мацерата, и вдобавок тезис Шефлера о том, что  розничные торговцы  должны
держаться  заодно,  заставляли  коротконогого  пекаря  по  призыву  Мацерата
спешить с  Кляйнхаммервег,  занимать  место за  столом  у  нас  в  гостиной,
тасовать карты бледными, будто изъеденными червоточиной мучнистыми  пальцами
и раздавать их словно булочки голодному народу.
     Поскольку эти  запрещенные игры по большей части начинались за полночь,
а в три, когда Шефлеру надо было спешить  в пекарню, прекращались, мне  лишь
редко удавалось в ночной рубашке, и по возможности бесшумно, выскользнуть из
постельки  и незаметно, к тому же без барабана, пробраться  в  темный уголок
под столом.
     Как вы,  полагаю, уже смогли заметить ранее, для меня с давних  пор под
столом  располагался наиболее удобный  наблюдательный  пункт; там  я и делал
сравнения. До чего  ж все  изменилось  после  кончины  моей  бедной матушки!
Никакой  Ян  Бронски,  осторожный поверх  стола  и, однако же, проигрывающий
партию за партией, не пытался  больше под  столом  разутой ногой  произвести
героические завоевания у нее между ногами. Под столом тех лет больше не было
эротики, а о любви и говорить нечего.  Шесть штанин,  демонстрируя различной
интенсивности  рисунок  в  елочку,  обтягивали  шесть   либо   голых,   либо
предпочитающих кальсоны в большей или меньшей степени волосатых ног, которые
под  столом  шестикратно силились  избегнуть  какого  бы  то ни  было,  даже
мимолетного, соприкосновения, а поверх стола превращались  самым примитивным
образом   в  туловища,  головы  и  плечи  и  предавались  игре,  которая  из
политических соображений  вообще подлежала  запрету, но отнюдь  не исключала
после   каждой  выигранной   или  проигранной  партии  слов  сожаления  либо
торжества:  Польша  продула  гранд,  Вольный город  Данциг лихо отхватил для
Великого немецкого рейха бланковую бубешку.
     Без труда можно было  предсказать, что  настанет  день, когда игральные
маневры  подойдут  к  концу --  как рано или поздно  подходят к концу  любые
маневры, дабы  в так  называемом  случае  реальной  опасности  обратиться  в
конкретные факты уже на расширенном уровне.
     Ранним  летом   тридцать  девятого   выяснилось,  что  на  еженедельных
посиделках  целленляйтеров  Мацерат  подыскал  партнеров  по   скату   более
нейтральных, чем служащие Польской почты  и бывшие предводители скаутов. Яну
Бронски пришлось хочешь не хочешь вспомнить, где его шесток, теперь он водил
дружбу  преимущественно  с  почтовиками,   например   с  комендантом  здания
инвалидом  Кобиеллой, который,  послужив  свое  время в  легендарном легионе
маршала  Пилсудского,  хоть и  сохранил обе  ноги,  но  одна из них стала на
несколько сантиметров  короче  другой.  Несмотря  на  эту укороченную  ногу,
Кобиелла  был  вполне  исправный  комендант,  вдобавок  с  золотыми   руками
ремесленника, на  чье предполагаемое  добросердечие я  и  возлагал надежды в
деле  реставрации  моего  недужного  барабана.  И лишь потому,  что  путь  к
Кобиелле пролегал  через  Яна Бронски, я почти каждый день часов около шести
(даже  в самую невыносимую жару) занимал  наблюдательный пост неподалеку  от
Польской слободы и дожидался  Яна, который имел обыкновение  возвращаться  с
работы минута в минуту. Но  Ян  все не появлялся. Вместо того чтобы задаться
вопросом:  а что  это делает  твой предполагаемый  отец  после  работы? -- я
частенько ждал  до  семи, до половины восьмого. Но  он все не  шел. Я мог бы
сходить к тете  Хедвиг:  а вдруг  Ян заболел, а вдруг у него температура,  а
вдруг  он  лежит с  закованной  в гипс ногой? Но Оскар стоял, не двигаясь  с
места,  и довольствовался  тем,  что время  от времени оглядывал гардины  на
окнах секретаря Польской  почты. Непонятная робость мешала Оскару наведаться
к тете  Хедвиг, чьи коровьи глаза своей материнской теплотой настраивали его
на грустный лад.  Вдобавок он не слишком жаловал детей семейства Бронски, то
есть своих предположительно сводных  брата и сестру.  Они обращались  с  ним
будто  с  куклой.  Они  желали с  ним  играть,  желали  использовать его как
игрушку.   Кто  дал   пятнадцатилетнему  Стефану,  ровеснику  Оскара,  право
обращаться с  ним  по-отцовски,  наставительно,  свысока?  А их десятилетняя
Марга,  с косичками и с лицом  похожим на круглый  и жирный месяц,  она что,
видела в Оскаре  безвольную куклу  для  одевания-раздевания, куклу,  которую
можно часами причесывать, приглаживать, одергивать и воспитывать? Ну конечно
же, оба видели во мне достойного сожаления аномального ребенка-карлика, себе
же  казались  вполне  здоровыми  и  подающими  надежды, недаром они ходили в
любимчиках  у моей  бабушки  Коляйчек,  которой я, к сожалению,  не давал ни
малейшего повода произвести в любимчики и меня. Со мной нельзя было поладить
при помощи сказок и книжек с картинками. А я ждал от своей бабушки -- и даже
сегодня  подробно  и  с  наслаждением  это  расписываю  --   чего-то  вполне
однозначного  и  поэтому  едва  достижимого:  едва   завидев   бабку,  Оскар
непременно хотел, идя по стопам своего деда Коляйчека, найти у нее прибежище
и, если повезет, никогда больше не дышать иначе как под ее сенью.
     Ах,  к каким  только  ухищрениям  я  ни  прибегал,  чтобы  залезть  под
бабушкины юбки. Не могу  сказать, чтобы ей так уж  не нравилось, когда Оскар
сидит у  нее под юбкой.  Но  она была  в  нерешительности,  по большей части
отвергала меня, хотя любому другому, вероятно, без колебаний предоставила бы
это убежище, любому, хоть отдаленно  смахивающему на Коляйчека,  только мне,
не наделенному ни статью, ни всегда  лежащими наготове спичками поджигателя,
приходилось изобретать троянского коня, чтобы проникнуть в эту крепость.
     Оскар  видит себя играющим в мяч, словно настоящий трехлетка; замечает,
как  у  того  Оскара  мяч  случайно закатывается  под юбки, потом  он  и сам
устремляется  за этим круглым  предлогом,  прежде чем  бабка,  разгадав  его
хитрость, успевает  вернуть  мяч. Если  при  этом были  взрослые,  бабка  не
позволяла  мне  засиживаться  под  юбками.  Потому  что  взрослые  над   ней
подшучивали,  недвусмысленно намекая  на  то,  как  она невестилась  посреди
осеннего картофельного поля, и заставляя ее, хоть она и без того не страдала
бледностью, надолго заливаться  краской, что  ей, шестидесятилетней,  да еще
при седых-то волосах было очень даже к лицу.
     Когда же моя бабушка Анна бывала одна  -- а это  случалось редко, после
смерти моей  матушки  я ее видел  все реже и почти перестал видеть, когда ей
пришлось забросить свой ларек на Лангфурской ярмарке, -- она охотней, дольше
и  добровольней  держала меня  под своими юбками картофельного  цвета.  И не
нужно было прибегать к глупой уловке с  таким  же  глупым мячом, чтобы  меня
впустили.  Скользя  по  полу  вместе  с  барабаном,   поджав  одну   ногу  и
отталкиваясь от мебели другой, я продвигался  к бабушкиной  горе, добравшись
до  ее подножия,  приподнимал палочками  четырехслойную оболочку, оказывался
под  ней,  давал занавесу  четырехкратно и одновременно  упасть,  на минутку
застывал в неподвижности и, дыша всеми порами своего тела, отдавался резкому
запаху  чуть прогорклого масла, который постоянно и  независимо  от  времени
года  властвовал  под  этими  четырьмя  юбками.  И  лишь тогда Оскар начинал
барабанить. Уж он-то знал, что будет приятно его бабушке, и вот я выбивал на
барабане звуки октябрьского дождя,  напоминающие те, что она, надо полагать,
слышала  у  костра,  на  котором  горела  ботва,  когда  Коляйчек с  запахом
преследуемого поджигателя забежал под ее юбки. Я  бил по жести тонким  косым
дождем, пока не заслышу вздохи и имена святых,  а  опознать вздохи и  имена,
что громко звучали в том девяносто девятом году, когда моя бабушка мокла под
дождем, а Коляйчеку было тепло и сухо, я предоставляю вам.
     Когда  в августе  тридцать  девятого я  дожидался  Яна Бронски напротив
Польской слободы, мне часто вспоминалась бабушка. Ведь она вполне могла быть
в  гостях  у тети Хедвиг. Но как ни  заманчиво казалось,  сидя под  юбками у
бабушки, вдыхать запах чуть прогорклого масла, я не поднялся тогда на третий
этаж, я не позвонил  у дверей с табличкой:  "Ян Бронски".  Да  и  что мог бы
Оскар предложить своей бабушке? Его барабан был разбит, его  барабан утратил
свои  способности,  его барабан забыл, как  звучит октябрьский  дождь, когда
падает,  мелкий и  косой,  на  костер, в  котором  горит  ботва. А поскольку
подступиться к бабушке  можно было только  со звуковым оформлением  осеннего
дождя,  Оскар так  и  остался стоять на  Рингштрассе,  встречал,  а потом  и
провожал глазами трамваи, которые со звоном поднимались на Хересангер, потом
спускались с него и все как один шли по пятому маршруту.
     По-прежнему  ли я ждал Яна? Разве я уже не  отказался от  своей затеи и
разве не продолжал стоять на прежнем месте лишь потому, что  мне покамест не
подвернулся благовидный  предлог,  дабы  отречься  от  нее.  Долгое ожидание
оказывает  воспитательное  воздействие.  Но  оно  же  может  и  подстрекнуть
ожидающего   загодя   расписывать  сцену  предстоящей   встречи   с   такими
подробностями,  что ожидаемое  лицо теряет возможность подать свое появление
как приятный  сюрприз. И однако же, Ян сумел  устроить мне  этот сюрприз. Во
власти  честолюбивой  надежды  первым  увидеть  его,  не  подготовленного  к
встрече, и приветствовать на остатках своего барабана, я стоял в напряженной
позе на посту и держал наготове палочки. Я собирался без долгих разговоров с
помощью  одного   лишь  громкого   удара  и  вскрика   жести  выразить   всю
безнадежность  моего положения  и говорил себе: "Ну  еще пять трамваев,  еще
три,  еще  этот,  последний", рисовал  всякие  страхи, представлял себе, что
семейство  Бронски по желанию  Яна было  переведено в Модлин или Варшаву,  я
видел его старшим секретарем  в Бромберге или Торне, дожидался, нарушая  все
предыдущие  клятвы, еще  одного трамвая и уже  развернулся лицом  в  сторону
дома,  когда Оскара  схватили сзади и  кто-то  взрослый закрыл  ему глаза. Я
ощутил  мягкие, пахнущие изысканным мылом сухие мужские  руки, я ощутил  Яна
Бронски.
     Когда  же он отпустил меня и с  ненатурально громким смехом развернул к
себе  лицом, было  уже поздно изображать  с помощью  барабана  мое отчаянное
положение. Поэтому я сразу засунул обе палочки за полотняные бретельки своих
коротких, весьма  в ту пору  грязных и обтрепанных вокруг карманов штанишек,
поскольку  никто больше об этом  не заботился.  Высвободив  руки,  я  высоко
поднял свой висящий на жалкой бечевке барабан, осуждающе высоко, над уровнем
глаз,  высоко, как  его  преподобие  Винке  поднимал в ходе  мессы священную
остию,  подобно ему, я тоже мог бы сказать:  "Это плоть моя и кровь моя", но
не проронил ни слова, я  только  поднял кверху истерзанный  металл, причем я
отнюдь не требовал коренных,  а то и вовсе чудесных  превращений, я требовал
только, чтобы мне починили мой барабан, -- и больше ничего.
     Ян тотчас оборвал свой неуместный и,  как я  мог расслышать, нервически
напряженный смех. Он увидел то,  что не увидеть было никак нельзя, он увидел
мой барабан, отвел взгляд от помятой жести, отыскал мои все  еще  выглядящие
вполне искренне трехлетние глаза, поначалу ничего не разглядел в них,  кроме
двойного повтора  ничего не  говорящей  голубизны,  в голубизне  -- огоньки,
зеркальное отражение  --  словом,  все  то,  что  приписывают  человеческому
взгляду, если  ведут речь о его выразительности, а потом,  когда  уже нельзя
было  не  признать, что взгляд мой, по сути, ничем  не отличается  от первой
попавшейся лужи, которая с готовностью отражает все и вся, он собрал воедино
свою добрую  волю --  самое доступное в  глубинах  памяти -- и заставил себя
увидеть в моих глазах хоть и  серые, но точно с таким же разрезом глаза моей
матушки,   которые,  как-никак,   много   лет   подряд  отражали  для   него
благосклонное расположение вплоть до страсти.
     А может быть, Яна потрясло его собственное отражение в моих глазах, что
отнюдь  не означало, будто  Ян  и впрямь мой отец, точнее  сказать, виновник
моего  бытия.  Ибо  его,  матушкины  да  и  мои  собственные  глаза  роднила
одинаковая,  наивно  скрытая,  сияюще  глуповатая красота, которая  пристала
почти  всем Бронски, вот  и Стефану тоже,  Марге несколько  меньше, зато тем
больше -- моей бабушке и ее брату Винценту. Мне при всем моем черноресничном
голубоглазии  была присуща и  малая толика коляйчековского  поджигательского
духа --  вспомним хотя  бы разрезание голосом стекла, -- а  вот домыслить на
моем лице рейнско-мацератовские черты стоило бы больших трудов.
     Сам Ян, который ох как любил уклоняться, спроси его кто-нибудь напрямик
в  ту  минуту, когда  я поднял  барабан и  пустил в ход  свои глаза,  был бы
вынужден признать: да, это его мать Агнес смотрит на  меня. А может,  это  я
сам на себя смотрю. У  его матери  и  у меня было много общего. Не исключено
также, что это  смотрит на  меня мой дядя  Коляйчек, который сейчас то  ли в
Америке, то ли на дне морском. Вот Мацерат, тот уж точно на меня не смотрит.
Да так оно и лучше.
     Ян  снял с  меня барабан, повертел его, простукал. Он, непрактичный Ян,
который и  карандаш-то  не  мог  толком  очинить, сделал вид,  будто  что-то
смыслит в починке барабанов, он явно принял какое-то решение, а это с ним не
часто бывало, он схватил  меня за  руку  -- мне это сразу бросилось в глаза,
потому что особой спешки тут не было, -- пересек вместе со мной Рингштрассе,
добрался вместе  со  мной до  островка  безопасности  на  остановке  трамвая
Хересангер и, когда трамвай подошел, влез в передний вагон для курящих линии
номер пять, влез и затащил меня следом.
     Оскар  предчувствовал:  мы едем  в  город,  до  Хевелиусплац, к  зданию
Польской  почты,  где  комендантом   Кобиелла,   наделенный  инструментом  и
сноровкой, по которым уже несколько недель тоскует барабан Оскара.
     Эта  поездка  на трамвае  могла  бы  вылиться  в  ничем  не  омраченную
увеселительную  прогулку,  когда  б   моторный  и  прицепной  вагоны  пятого
маршрута, оба битком набитые утомленными, но достаточно шумными купальщиками
с  брезенского  пляжа,  не  поднимали оглушительного  трезвона  на  пути  от
Макс-Хальбе-плац  к  центру  как  раз  накануне  первого  сентября  тридцать
девятого года. Какой  великолепный вечер  на исходе лета  предстоял бы нам в
кафе  Вайцке после отдачи барабана, за лимонадом через соломинку, не стой на
якоре  у  входа  в  гавань  как раз напротив  Вестерплатте  два  линкора  --
"Силезия" и  "Шлезвиг-Голыптейн",  не  демонстрируй  они  красной  кирпичной
стене, за  которой помещались оружейные склады, свои стальные  корпуса, свои
сдвоенные  поворотные  башни,  и тяжелые орудия!  Ах, как было бы  прекрасно
позвонить  у  дверей  Польского  почтамта  и  доверить  коменданту  Кобиелле
безобидный  детский барабан,  не будь почтамт изнутри --  и  так уже который
месяц подряд -- выложен кусками защитной брони, не превратись безобидные  до
тех пор операторы, чиновники, почтальоны после недельных сборов в Гдингене и
Оксхефте в гарнизон крепости.
     Мы подъезжали к Оливским воротам. Ян Бронски обливался потом, неотрывно
глядел в пыльную зелень  деревьев вдоль Гинденбургаллее и  курил куда больше
сигарет с золотым мундштуком, чем ему обычно  позволяла  бережливость. Оскар
никогда еще  не  видел,  чтобы  его  предполагаемый отец так потел,  если не
считать тех  двух-трех случаев, когда  он наблюдал  их с  матушкой возню  на
кушетке.
     Но  бедная матушка уже давно лежала в могиле. Так  почему  же  потел Ян
Бронски? Лишь когда я уже не мог не замечать, как перед каждой остановкой на
Яна нападает непреодолимое желание выйти, как в  то мгновение,  когда он уже
готов покинуть  вагон,  ему припоминается, что с  ним еду я,  что  я  и  мой
барабан принуждают его снова занять место, лишь после  всего этого мне стало
ясно,  что потом  он обливается  из-за  Польского почтамта, который он,  как
государственный чиновник,  по  идее обязан  защищать.  Ведь  он уже  однажды
убежал, потом  обнаружил меня и мой инвалидный барабан на углу Ринпптрассе и
Хересангер, решил  вернуться, выполнить долг чиновника, потащил меня, хоть я
и чиновником не был, и для защиты почтамта не годился, за собой, и потел,  и
курил всю дорогу. Почему же  он  все-таки не попытался выйти из трамвая?  Уж
я-то не стал  бы ему мешать.  Он  был мужчина в самом расцвете  сил, еще нет
сорока пяти, и глаза у него были голубые, и волосы русые, и дрожащие руки --
вполне ухоженные, и если бы он не обливался так постыдно холодным потом, то,
сидя рядом со своим предполагаемым отцом, Оскар вдыхал бы запах одеколона, а
не пота.
     У Дровяного рынка  мы  вышли  и  направились пешком по  Грабену, что  в
Старом городе. Безветренный вечер на  исходе лета. Колокола  Старого города,
как и  всегда,  часов  около  восьми,  заливали бронзой небо.  Перезвон,  от
которого облаками взмывали кверху  голуби.  "Будь честен и верен до  хладной
могилы".  Это  звучало  красиво, это  вызывало слезы.  Но  вокруг  смеялись.
Женщины  с загорелыми  детьми,  с  пушистыми купальными халатами, с пестрыми
пляжными  мячами  и  корабликами  выходили из  вагонов трамвая, доставлявших
тысячи свежевыкупанных с  пляжей  Глеткау и Хойбуде. Молодые  девушки со все
еще сонным взглядом  лизали  быстрыми  язычками  малиновое  мороженое.  Одна
пятнадцатилетка уронила  вафлю, хотела  нагнуться и снова поднять лакомство,
но  замялась и  оставила  на  мостовой и подметках будущих пешеходов  тающую
сласть: вот-вот она будет совсем взрослой и не станет лизать мороженое прямо
на улице.
     У Шнайдемюленгассе мы свернули налево. Хевелиусплац,  в который впадала
эта  улица,  был перекрыт группами людей из местного  эсэсовского ополчения:
молодые  парни  и  почтенные  отцы  семейств   с  нарукавными  повязками   и
полицейскими карабинами. Было  бы проще простого  окольным  путем обойти эту
преграду  и достичь здания почты со  стороны Рема. Но  Ян  Бронски  двинулся
прямо  на  нее.  Замысел  его  не  вызывал  сомнений: он  желал,  чтобы  его
остановили на глазах у начальников, которые, конечно же, наблюдают из здания
почты, что происходит на Хевелиусплац, остановили  и  отправили назад, тогда
бы он  как отвергнутый герой мог, вполне достойно выглядя, уехать домой  тем
же трамваем номер пять, который привез его сюда.
     Но   ополченцы   нас  спокойно  пропустили,  они,  верно,  даже   и  не
заподозрили, что этот  хорошо  одетый господин, ведущий  за руку трехлетнего
мальчика,  намерен проникнуть  в здание почты. Они лишь вежливо посоветовали
нам  быть  осторожными, а  "стой!" крикнули  лишь тогда, когда мы уже прошли
сквозь  решетчатый  портал  и стояли перед  главным входом.  Ян нерешительно
обернулся, но тут тяжелая дверь  слегка  приоткрылась, и нас втащили внутрь:
мы оказались в полутемном, прохладном операционном зале Польской почты.
     Нельзя сказать, что коллеги  встретили  Яна  Бронски  с  распростертыми
объятиями. Они ему не доверяли, они уже махнули на него рукой и без обиняков
сообщили  ему,   что  заподозрили,  будто  он,   секретарь  Бронски,   хотел
просто-напросто улизнуть. Яну  стоило больших трудов  отвести эти упреки. Но
его особенно и слушать никто не стал, его просто заткнули в цепочку, которая
неизвестно  зачем  перетаскивала  мешки  с   песком  из   подвала   к  окнам
операционного зала. Эти мешки и тому подобную ерунду  они  громоздили  перед
окнами, а тяжелую мебель, например канцелярские шкафы, передвигали поближе к
главному  порталу,  чтобы  в  случае  надобности  можно  было  в  два  счета
забаррикадировать входную дверь.
     Один  человек пожелал узнать, кто  я такой, но времени дожидаться, пока
Ян ответит, у него не было. Люди нервничали, говорили то чересчур громко, то
-- проявляя ненужную  осторожность  -- еле  слышно. И про мой барабан, и про
его нужды  явно позабыли.  Комендант Кобиелла, на которого я  возлагал такие
надежды и  который должен был вернуть достойный вид болтавшемуся  у  меня на
животе инвалидному барабану, вообще не показался, должно быть, на втором или
третьем  этаже   почтамта  он  с  той  же  судорожной  поспешностью,  что  и
почтальоны, и  служащие в  операционном зале, громоздил туго набитые мешки с
песком,  которые по идее могли защитить от пуль. Присутствие Оскара тяготило
Яна. Поэтому,  едва  человек, которого все они называли доктор Михон,  начал
давать Яну указания, я, не мешкая, скрылся из  виду. После недолгих поисков,
старательно  избегая  встреч с  господином Михоном,  который носил на голове
польскую стальную каску и явно  был директором почтамта, я отыскал лестницу,
ведущую на второй этаж,  а там, почти в конце коридора,  -- средних размеров
помещение без окон,  где  не было ни мужчин, таскавших ящики с боеприпасами,
ни мешков с песком.
     Зато там повсюду стояли впритирку плетеные  ящики на  колесиках, полные
обклеенных  пестрыми  марками  конвертов. Помещение  было  низкое,  обои  --
охряного цвета.  Слегка  пахло  клеем. Горела голая, без абажура,  лампочка.
Оскар слишком устал, чтобы отыскивать  выключатель. Где-то вдали колокола со
Святой  Марии, Святой  Катерины,  Святого  Иоанна,  Святой  Бригитты, Святой
Барбары, Троицы  и Святого Тела вызванивали: уже девять, Оскар,  уже девять,
тебе пора  спать! И тогда я  лег  в один из ящиков для писем,  уложил  рядом
такой же, как и я, усталый барабан и заснул.




     Я заснул в  корзине для  белья,  наполненной письмами,  которые  хотели
попасть в Лодзь, Люблин, Львов, Торун,  Краков и Ченстохову, которые прибыли
из Лодзи, Люблина, Лемберга, Торна, Кракау и Ченстохау. Но во сне я не видел
ни  Матку  Боску Ченстоховску, ни Черную  мадонну, не жевал  ни хранящееся в
Кракау сердце маршала Пилсудского,  ни те пряники, которые прославили  город
Тори. Даже  и  свой до сих пор не починенный барабан я во сне не  видел. Без
снов  покоясь на письмах в  корзине, Оскар ничего не слышал из того  шепота,
шипения, болтовни,  из тех  нескромных признаний,  которые якобы  становятся
слышны,  когда  в  одной куче лежит сразу  много писем.  Лично мне письма не
сказали ни словечка, я ниоткуда не ждал писем, никто не мог принять  меня за
получателя, а то и вовсе отправителя. Вполне самодостаточно я втянул антенну
и  забылся сном на  горе  почты, которая  по  перенасыщению  новостями могла
означать для меня весь мир.
     И вполне понятно, что  разбудило меня не  то  письмо, которое некий пан
Лех  Милевчик  из Варшавы  отправил своей  племяннице  в  Данциг-Шидлиц,  --
короче,  не письмо, достаточно  тревожное,  чтобы  пробудить  ото  сна  даже
тысячелетнюю черепаху; нет, меня разбудил то ли близкий пулеметный огонь, то
ли раскаты дальних залпов из сдвоенных орудийных башен на линкорах в Вольной
гавани.
     Но это  легко написать: пулеметы, орудийные башни. А разве это не мог с
тем же успехом быть внезапный дождь, град, вспышка запоздалой грозы, подобно
той,  что состоялась по поводу моего рождения? Слишком  я  был заспанный, не
способный  на такие  рассуждения, а потому,  еще сохраняя в ушах эти  звуки,
сделал  правильный вывод  и,  как все  люди спросонок,  правильно  обозначил
ситуацию: "А теперь они стреляют!"
     Едва  выбравшись  из бельевой корзины, еще неуверенно стоя  на обутых в
сандалии ногах, Оскар позаботился о благе своего чувствительного барабана. В
той корзине, которая прежде хранила его сон,  он вырыл обеими руками  яму  в
хоть  и подвижных, но сложенных стопками письмах, но рыл он  не безжалостно,
разрывая,  сминая, а  то и вовсе  сдирая  марки, нет,  он  крайне  осторожно
разделял слипшиеся письма,  заботился о  каждом  снабженном по большей части
лиловым штемпелем "Польская почта" письме, даже об открытках и то заботился,
следил,  чтобы  ни  один  конверт  не  расклеился,  ибо   даже  перед  лицом
неотвратимых, все меняющих событий тайну переписки надлежало хранить свято.
     В  той же степени,  в какой  крепчал  пулеметный огонь,  расширялась  и
воронка  в  полной писем  корзине.  Наконец, удовлетворясь  результатами,  я
уложил  свой  смертельно  занемогший  барабан на  свежеприготовленное  ложе,
надежно  укрыл  его  не  просто  троекратно,  а  десятикратно,  может,  даже
двадцатикратно, соединяя конверты так, как каменщик соединяет кирпичи, когда
надо вывести особенно прочную стену.
     Но  едва  я  осуществил свою затею, способную,  по-моему,  защитить мою
жестянку  от  пуль  и  осколков,  как  у   фасада  почтамта,  выходящего  на
Хевелиусплац,    примерно   на    уровне   операционного   зала   разорвался
противотанковый снаряд.
     Польская почта, массивное кирпичное здание, могла без всякого риска для
себя  выдержать энное  количество  таких разрывов, не опасаясь, что людям из
ополчения  удастся  в  два  счета  пробить  брешь  достаточных размеров  для
многократно отработанной лобовой атаки.
     Я покинул  свое  надежное,  лишенное  окон, замкнутое  со  всех  сторон
коридором и тремя служебными кабинетами убежище для хранения писем на втором
этаже,  чтобы поискать  Яна Бронски. Но,  ища своего предполагаемого отца, я
тем самым и с еще большим рвением отыскивал хромого  коменданта Кобиеллу. На
кануне, отказавшись от ужина, я ведь затем и доехал трамваем до Хевелиусплац
и  вошел в до той поры  ничуть меня не интересовавшее здание  почтамта, дабы
отдать  в починку  свой барабан.  Стало  быть,  если я  не  сумею  разыскать
коменданта своевременно, иными словами до начала более чем неизбежной атаки,
о тщательном ремонте моего занедужившего барабана и думать не приходится.
     Итак, Оскар разыскивал Яна, но подразумевал Кобиеллу. Скрестив руки  на
груди, он вымерял шагами длинный, выложенный  плиткой коридор, но  шаги  эти
совершались  в полном одиночестве.  Он,  правда, отличал  по  звуку  редкие,
наверняка   звучащие  из  здания  почты  выстрелы  от  расточительной  траты
боеприпасов, которой предавались  ополченцы, но,  видимо, экономным стрелкам
из кабинетов пришлось  сменить почтовые печати на совсем другие инструменты,
которые, впрочем, тоже  могли  припечатать. В коридоре не стояло, не лежало,
не пребывало  наготове ничего пригодного  для  возможной контратаки. Коридор
патрулировал  лишь  Оскар,  безоружный,  лишенный  барабана,   ввергнутый  в
судьбоносную интродукцию слишком раннего  утра, которое к тому же дарило  не
золотом, а свинцом.
     В рабочих  комнатах, выходящих во двор,  я  тоже не обнаружил  ни души.
Какое легкомыслие, отметил я. Надо же было  обезопасить здание и  со стороны
Шнайдемюленгассе. Находящийся там полицейский участок, отделенный всего лишь
жалким  дощатым   забором  от  почтового  двора   и  пандуса   для  посылок,
предоставлял такие отменные возможности для нападения, какие можно встретить
разве  что в  иллюстрированных пособиях. Я  прочесал все  помещения  --  для
заказных отправлений,  для денежных переводов, кассу, телеграфное отделение:
тут они все  и лежали! Лежали за железными плитами, за мешками с песком,  за
опрокинутой мебелью, неуверенно, почти скупо постреливая.
     Окна в  большинстве комнат уже свели знакомство с пулеметами ополчения.
Я окинул  их  беглым взглядом и сравнил с теми стеклами, что разлетались  от
алмаза в моем голосе под глубокое  и  размеренное дыхание мирного времени. И
если бы  теперь от  меня потребовали  внести свой  вклад  в оборону Польской
почты, если  бы, к примеру,  маленький подвижный  доктор Михон  уже  не  как
почтовый, а как военный  директор почты подошел ко мне, чтобы, взяв меня под
защиту, одновременно взять и на службу  Польше, в  моем голосе ему бы отказа
не было: ради Польши  и цветущего  шалым  цветом,  но неизменно  приносящего
плоды  польского  хозяйства  я бы с  превеликой  охотой  за несколько  минут
превратил в черные, открытые  сквозняку дыры  окна  противоположных домов на
Хевелиусплац, все стекла  на Реме, стеклянную анфиладу  на Шнайдемюленгассе,
включая  полицейский  участок,  и  -- расширив, как никогда  прежде,  радиус
действия  -- блестящие стекла  витрин вдоль  Грабена  в  Старом городе и  на
Риттергассе. Это вызвало бы смятение и в рядах ополченцев, и среди глазеющих
горожан. Это заменило бы по  эффективности множество тяжелых  пулеметов, это
заставило бы уже с самого начала войны уверовать в наличие чудесного оружия,
но это все равно не спасло бы Польскую почту.
     Но никто не призвал Оскара. Тот самый доктор Михон с польской каской на
своей директорской  голове  не стал меня  защищать, даже напротив: когда  я,
спеша вниз по лестнице к операционному залу, прошмыгнул у него между ногами,
он залепил мне очень болезненную затрещину, чтобы тотчас после этого, громко
бранясь  по-польски, снова  обратиться к проблемам обороны Мне не оставалось
ничего другого, кроме  как  стерпеть  затрещину. Люди,  среди  них и  доктор
Михон,  который в  конце концов за  все отвечал, были возбуждены, испытывали
страх и потому заслуживали снисхождения
     Часы в операционном зале доложили мне, что уже двадцать минут пятого. А
когда они показали двадцать  одну минуту, я мог убедиться, что первые боевые
действия не нанесли вреда часовому  механизму.  Часы продолжали идти, и я не
понимал,  как воспринимать эту невозмутимость времени -- как добрый знак или
как плохой.
     Однако для начала я  задержался в операционном зале, поискал  там Яна и
Кобиеллу,  избегая при этом встреч с  доктором Михоном, не нашел ни дядю, ни
коменданта, обнаружил, что  стекла вестибюля все-таки пострадали,  обнаружил
также  трещины и безобразные  дыры в  штукатурке возле  портала  и  оказался
свидетелем  того,  как  внесли двух  первых  раненых. Один из  них,  пожилой
господин со все еще аккуратным пробором в седых волосах,  покуда накладывали
повязку  на его правое плечо, задетое по  касательной, говорил без  умолку и
возбужденно. Едва  его  не слишком серьезную  рану  замотали белым,  он  уже
попытался  вскочить,  схватить свою  винтовку  и  снова  занять  позицию  за
песочными  мешками,  которые, получается,  не  так уж и надежно защищали  от
пуль. К счастью,  легкий приступ слабости, вызванный большой потерей  крови,
заставил  его  снова  лечь  и принудил  к тому  покою, без которого  пожилой
человек  не  может  оправиться  сразу   после  ранения.  Вдобавок  маленький
нервический господин лет пятидесяти пяти, хоть и носивший на голове стальную
каску,  но  оставивший  уголок  джентльменского   платочка   выглядывать  из
нагрудного  кармана,  --  словом,  этот  господин  с  изысканными   манерами
чиновного  рыцаря,  имевший степень  доктора и носивший имя  Михон, приказал
пожилому раненому господину от имени Польши не двигаться.
     Второй раненый лежал, тяжело дыша, на соломенном тюфяке и не  выказывал
ни малейшего желания снова занять место позади мешков с песком. Через равные
промежутки  времени он  громко и  без стеснения  вскрикивал,  потому что был
ранен в живот.
     Оскар  только  было собрался еще  раз проинспектировать  цепь мужчин за
мешками, чтобы  наконец-то найти тех, кого  он ищет,  как  два одновременных
разрыва снарядов над главным порталом и рядом с  ним  заставили задребезжать
весь  операционный  зал.   Шкафы,  передвинутые  к  дверям,  распахнулись  и
выпустили  на свободу целые  стопки прошнурованных папок,  которые и  впрямь
взлетели на воздух, утратив строгий порядок, чтобы, скользя и приземляясь на
каменных  плитах,  коснуться бумажек, с  каковыми при упорядоченном  ведении
бухгалтерского  учета  им  соприкасаться   никак  не  следовало.  Нет  нужды
говорить, что раскололись и  оставшиеся стекла, что большие и  меньшие куски
лепнины попадали  с окон и с  потолка. Сквозь облака гипса и мела еще одного
раненого протащили в центр зала, но затем  по приказу стальной каски доктора
Михона понесли вверх по лестнице на второй этаж.
     Оскар  последовал за несущими и за раненым, который на каждой ступеньке
издавал стон, и никто не велел ему  вернуться, никто ни о чем не спросил,  и
уж  тем  более никто  не счел необходимым, как совсем  недавно Михон, грубой
мужской рукой залепить ему оплеуху. Хотя и он со  своей стороны прилагал все
усилия,  чтобы  не  прошмыгнуть  между  ногами  у  кого-нибудь  из  взрослых
защитников почты.
     Когда  же  я  вслед  за  медленно  преодолевающими  лестницу  мужчинами
поднялся на  второй  этаж,  мои  дурные предчувствия  оправдались:  раненого
отнесли именно в то лишенное окон, а потому надежное складское помещение для
почтовых отправлений, которое я, собственно говоря, считал своим. Мало того,
поскольку тюфяков на всех не  хватало, было  решено,  что в ящиках для писем
имеется  подстилка  для  раненых, хоть и короткая, но достаточно  мягкая.  Я
пожалел,  что  пристроил свой  барабан в  один из этих  передвижных  ящиков,
набитых недоставленной почтой. А вдруг кровь из  продырявленных письмоносцев
просочится через десять или двадцать слоев  бумаги и  придаст  моей жестянке
тот цвет, который она до  сих пор знала лишь  как лаковую краску? Что общего
между моим барабаном  и польской кровью? Пусть лучше  окрашивают этим  соком
свои  бумаги  и свои  промокашки!  Пусть  лучше  выплеснут  синеву из  своих
чернильниц и  зальют туда красноту! Пусть  лучше  покроют  красным  польскую
часть своих платков, своих  белых  накрахмаленных сорочек. Ведь  речь-то,  в
конце концов, шла о Польше, а  не  о моем барабане! И  если уж им так важно,
чтобы  Польша,  коль  скоро  она  сгинела,  по  меньшей  мере сделала это  в
бело-красном  цвете, то  неужели  и мой барабан, весьма подозрительный из-за
свежей раскраски, тоже должен сгинуть вместе с ней?
     Во мне медленно  укоренялась мысль: речь идет вовсе  не  о Польше, речь
идет о моей помятой жести. Ян заманил меня в почтамт, чтобы предоставить тем
служащим, для которых слово "Польша" не тянуло на сигнальный огонь, еще один
воспламеняющий знак. Ночью,  покуда я  вместе  с письмами  спал  в ящике  на
колесиках, но кататься не катался и снов тоже не видел, дежурившие чиновники
нашептывали друг другу, словно пароль:  умирающий детский барабан попросил у
нас убежища. Мы -- это Польша, мы обязаны его защитить, тем более что Англия
и Франция заключили с нами договор о взаимной помощи.
     Покуда  эти  абстрактные  размышления  перед   полуоткрытой  дверью   в
хранилище  писем ограничивали  для меня  свободу действий, со двора  впервые
подал голос пулемет. Как  я и предсказывал, эсэсовское ополчение предприняло
первый бросок именно со стороны полицейского участка,  со  Шнайдемюленгассе.
Вскоре после этого ноги у всех у нас отделились от земли: людям из ополчения
удалось  взорвать дверь к хранилищу посылок над пандусом для почтовых машин.
Сразу после этого  они возникли  в складе  посылок,  потом в  отделе  приема
посылок,  а  дверь  в  коридор,  ведущий  к  операционному  залу,  уже  была
распахнута настежь.
     Люди, которые втащили  наверх раненого и уложили в тот  самый ящик, где
скрывался мой барабан, бросились прочь, за ними побежали другие. Если судить
по звукам,  борьба шла  уже в коридоре нижнего  этажа, потом в отделе приема
посылок. Ополченцам пришлось отступить.
     Сперва  нерешительно,  потом  все  целеустремленнее  вступил   Оскар  в
хранилище  писем.  У  раненого стало изжелта-серое лицо, он  скалил  зубы  и
вращал глазами под сомкнутыми  веками. Еще  он  сплевывал, и в слюне у  него
были кровяные прожилки. Но поскольку  голова у него  свешивалась  над  краем
корзины, можно было не опасаться, что он закапает почтовые отправления.
     Оскару пришлось встать на цыпочки, чтобы запустить руку в корзину.  Зад
раненого лежал как раз  там,  где  был зарыт барабан. И Оскар  сумел, сперва
осторожно, щадя  раненого и  письма, потом  дергая сильней, потом,  наконец,
разрывая, вытрясти из-под стонущего многие десятки конвертов.
     Сегодня я готов утверждать, будто уже прощупал край своего барабана, но
тут люди затопали вверх по  лестнице, вдоль  по коридору. Они вернулись, они
выгнали ополченцев из склада посылок, покамест  они были победителями,  и  я
слышал их смех.
     Укрывшись  за одной  из корзинок с письмами, я  поджидал  неподалеку от
двери,  пока  они  стояли  подле  раненого.  Сперва  громко  разговаривая  и
размахивая руками, потом тихо чертыхаясь, они перевязали его.
     На уровне операционного зала  разорвалось два противотанковых  снаряда,
потом  еще два, дальше -- тишина.  Залпы линкоров в Вольной гавани, напротив
Вестерплатте,  рокотали   добродушно-ворчливо  и  равномерно  и  мало-помалу
становились привычными.
     Так и не попавшись  на  глаза тем,  кто  хлопотал  вокруг  раненого,  я
выскользнул из  хранилища писем, я бросил на произвол судьбы свой  барабан и
снова пустился разыскивать Яна, своего предполагаемого отца  и дядю, а также
Кобиеллу, коменданта здания.
     На третьем этаже располагалась  служебная квартира  старшего  секретаря
почты  по  фамилии Начальник, который своевременно  отправил  семью не  то в
Бромберг, не то  в Варшаву.  Для начала я  обследовал  складские  помещения,
выходившие во двор,  потом  обнаружил  Яна  и Кобиеллу в служебной  квартире
Начальника, в детской.
     Приветливая светлая  комната,  только обои, к  сожалению,  в нескольких
местах  повреждены  шальными пулями. За любым из двух окон  в мирные времена
можно бы постоять, с удовольствием разглядывая Хевелиусплац.
     Вполне исправная лошадь-качалка, всевозможные мячи, рыцарская крепость,
полная  опрокинутых  оловянных  солдатиков,  раскрытая  коробка,  где  полно
рельсов  и  миниатюрных  товарных  вагончиков,  множество  более  или  менее
поврежденных кукол, кукольные домики, где царил дикий беспорядок, -- короче,
неописуемое изобилие  игрушек, дававшее понять, что  секретарь Начальник, по
всей видимости, приходился отцом двум весьма избалованным деткам, мальчику и
девочке. Как хорошо, что их эвакуировали в Варшаву, что  встреча с братцем и
сестричкой, смахивающими на дегей из семейства Бронски, здесь мне не грозит.
С  налетом злорадства  я представил  себе,  как  потомку секретаря,  по всей
видимости, было жалко расставаться с эдаким раем для детей, полным оловянных
солдатиков. Возможно, он сунул себе в карман несколько улан, чтобы  позднее,
когда разгорятся бои за  крепость  Модлин, с  их  помощью  усилить  польскую
кавалерию.
     Хоть Оскар слишком много разглагольствует  об  оловянных солдатиках, он
не  может  утаить от  вас: на верхней  полке открытого стеллажа для игрушек,
книг с картинками и  разных игр  выстроились в рядок музыкальные инструменты
уменьшенного размера  -- медово-желтая  труба безмолвно стояла  подле набора
колоколов,  отражающих  ход  боевых  действий,  иными словами  -- затевающих
перезвон  при  каждом  очередном  разрыве  снаряда.  С   правого  края  косо
примостилась, вытянувшись  во  всю  длину,  пестрая гармоника.  У  родителей
достало тщеславия, чтобы приобрести для своего  отпрыска настоящую маленькую
скрипку с четырьмя  настоящими струнами.  А уж возле скрипки, хотите верьте,
хотите  нет, стол,  демонстрируя  нетронутый  круг белой жести  и  подпертый
чурбачками, чтобы никуда не укатился,  жестяной барабан, крытый бело-красным
лаком.
     Я  даже  и  не пытался снять барабан с полки собственными силами. Оскар
сознавал, сколь  ограничены его возможности, и в тех случаях, когда сходство
с  гномом  оборачивалось  беспомощностью,  не  гнушался   звать  на  подмогу
взрослых.
     Ян Бронски  и Кобиелла лежали за мешками с песком, закрывавшими  нижнюю
треть больших, до самого пола, окон, Яну досталось левое окно, Кобиелла взял
на себя  правое. Я  тотчас смекнул, что  у Кобиеллы едва ли  найдется  время
доставать и чинить мой барабан, который  все  больше  проседает под тяжестью
раненого,  что  лежит на нем и плюется кровью. Дело  в  том,  что Кобиелла с
головой ушел в  свое занятие, через  равные  промежутки  времени  он стрелял
сквозь  оставленный между  мешками зазор  поверх  Хевелиусплац в направлении
Шнайдемюленгассе,  где  на углу  перед  самым Радаунским  мостом  установили
противотанковую пушку.
     Ян лежал  скрючившись,  закрыв голову и  дрожа всем телом. Я  узнал его
только  по  элегантному,  хоть  и  осыпанному  теперь  известкой  и   песком
темно-серому костюму. Шнурки на его правом, тоже сером, ботинке развязались.
Я наклонился и  завязал их бантиком.  Когда я  затягивал узел, Ян вздрогнул,
поднял свои  слишком  уж голубые глаза над левым рукавом и скользнул  по мне
непонимающе голубым  и водянистым взглядом. Он  беззвучно  плакал, хотя, как
Оскар  мог убедиться после беглого осмотра, вовсе не был  ранен.  Ян Бронски
плакал  от страха.  Я пренебрег его хныканьем. Я указал на жестяной барабан,
принадлежащий  эвакуированному  сыну  Начальника, и  недвусмысленным  жестом
призвал Яна, соблюдая сугубую осторожность и используя необстреливаемый угол
комнаты, подползти к стеллажу и  снять для меня жестянку с верхней полки. Но
мой дядя  ничего не понял.  Но мой предполагаемый  отец  ничего не уразумел.
Любовник  моей  бедной  матушки  был  так  поглощен  своим  страхом, так  им
заполнен, что мои взыскующие подмоги жесты только усугубили его страх. Оскар
уже готов  был поднять на  него голос, но побоялся, как бы Кобиелла, занятый
исключительно своей винтовкой, не заметил присутствия постороннего.
     Тогда я лег слева от Яна за мешки  и  прижался  к  нему, чтобы передать
часть своей  обычной невозмутимости несчастному дяде и предполагаемому отцу.
Немного спустя он и впрямь показался мне более спокойным.
     Моему равномерному дыханию удалось сообщить и его пульсу почти такую же
равномерность. Но когда потом я, хоть и преждевременно, во второй раз указал
Яну  на  жестяной барабан Начальника-сына,  поворачивая  его  голову  сперва
медленно  и ласково, а  потом  весьма  решительно  в  сторону перегруженного
игрушками  стеллажа, Ян  снова  меня  не  понял.  Страх заполнял  его  снизу
доверху, потом стекал обратно, сверху вниз, но внизу, вероятно из-за толстых
подметок  со стельками, встречал до  того мощное  противодействие,  что ему,
этому страху, становилось тесно и тогда, отпрянув через желудок, селезенку и
печень, он захватывал столько пространства в бедной голове  Яна, что голубые
глаза прямо выкатывались  из орбит, демонстрируя ветвистые красные  прожилки
по белому фону, которых Оскару ни  разу до тех пор  не  доводилось видеть на
глазных яблоках своего предполагаемого отца.
     Я  приложил немало  времени  и  трудов,  чтобы  вернуть дядины глаза  в
исходное  положение,  чтобы напомнить его сердцу  о  приличиях. Но  все  мои
усилия на службе у эстетики пошли прахом, когда люди из ополчения первый раз
пустили в ход полевую гаубицу и прямой  наводкой, контролируемой  с  помощью
оптики, уложили  на землю  чугунную  ограду перед почтамтом, с поразительной
точностью -- что свидетельствовало о высоком  уровне  выучки  --  ударяя  по
кирпичным  столбам и принуждая их, один  за другим,  окончательно рухнуть на
колени и увлечь за собой железную  решетку. Бедный  мой дядя  Ян  всей душой
переживал  каждое падение  каждого из  не  то  пятнадцати,  не  то  двадцати
столбов, переживал с таким страстным участием, словно то повергали в прах не
только постаменты,  но -- вместе с  постаментами -- и стоящие  на них фигуры
воображаемых, близких его сердцу и столь необходимых в жизни богов.
     Лишь так можно  понять, почему Ян отмечал каждое попадание криком столь
пронзительным,  что,   будь  этот  крик  сформирован  более  сознательно   и
целеустремленно, ему, как и моему убийственному для окон крику, вполне можно
бы приписать свойства режущего стекло  алмаза. Ян же кричал хоть  и нутряным
голосом,  но бессистемно и достиг лишь того,  что Кобиелла переместил  к нам
свое костлявое, искалеченное тело, поднял свою худую птичью голову с глазами
без  ресниц и  провел водянисто-серыми зрачками над нашим сотовариществом по
несчастью. Он  встряхнул Яна, Ян  заскулил.  Он  расстегнул  сорочку  Яна  и
торопливо ощупал его тело в поисках раны -- я с трудом  удержался  от смеха,
-- потом, не обнаружив ни малейших следов ранения, перевернул Яна  на спину,
схватил за  подбородок, двинул так, что хрустнули челюсти,  заставил голубые
Яновы  глаза,  фамильные  глаза семейства Бронски, выдержать водянисто-серые
всполохи огней  Кобиеллы, выругал  его по-польски, обрызгав слюной его лицо,
и,  наконец, перекинул ему  винтовку,  которую Ян  до той  поры  держал  без
употребления  перед специально  устроенной  для  него  бойницей,  потому что
винтовка даже  не  была снята  с  предохранителя. Приклад сухо ударил Яна по
левому  колену. Мимолетная  и  -- после  всех душевных  терзаний  --  первая
физическая боль  явно пошла  Яну на пользу, потому  что он схватил винтовку,
хотел было испугаться,  когда ощутил под  пальцами --  и сразу же в крови --
холод  металла, однако,  повинуясь  полупроклятиям,  полууговорам  Кобиеллы,
занял место за своей бойницей.
     Мой предполагаемый  отец имел настолько точное и при всей его податливо
богатой фантазии настолько реалистичное представление о войне, что  ему было
крайне тяжело, пожалуй и невозможно, держаться храбро по одной лишь скудости
воображения. Даже не восприняв сквозь отведенную ему бойницу поле обстрела и
не подыскав сколько-нибудь  подходящей цели, он косо  задрал  ствол  к небу,
подальше от себя, по-над крышами домов  на Хевелиусплац  и  принялся  палить
быстро,  вслепую, так что в  два счета  расстрелял  весь  магазин,  дабы уже
вторично  с   пустыми  руками  скрючиться  позади  мешков.  Тот   молящий  о
снисхождении взгляд,  который  Ян  из своего  укрытия адресовал  коменданту,
напоминал смущенное покаяние надувшего губы школьника, который не удосужился
выполнить домашнее задание. Кобиелла несколько раз щелкнул  нижней челюстью,
потом  громко,  словно бы неудержимо  захохотал,  но  с  пугающей  резкостью
оборвал смех и трижды, а то и четырежды пнул Яна -- который был секретарь, а
стало  быть,  лицо  вышестоящее -- в  ногу,  снова изготовился,  намереваясь
засадить  Яну в бок  свой  бесформенный  ортопедический  башмак,  но,  когда
пулеметный  огонь  пересчитал  еще  уцелевшие фрамуги  детской  и расковырял
потолок, опустил башмак, занял место за своей амбразурой, после чего хмуро и
неспешно, словно  хотел  наверстать упущенное из-за  Яна время, начал делать
выстрел за выстрелом, что тоже надлежит  причислить к расходу боеприпасов во
время Второй мировой войны.
     А  меня, значит,  комендант не  заметил?  Он, который  обычно вел  себя
строго  и неприступно, как умеют  одни лишь  инвалиды  войны, желая  создать
определенную, почтительную  дистанцию,  он  оставил  меня в этом пронизанном
сквозняками  углу,  где  воздух  был  напоен  свинцом.  Может,  он  про себя
рассуждал так: это  детская комната, значит, Оскар может оставаться  здесь и
даже играть в минуты затишья.
     Не знаю,  сколько мы  так пролежали, я  --  между Яном и  левой  стеной
комнаты,  мы  оба  --  позади  мешков с  песком,  Кобиелла  -- позади  своей
винтовки, где  он стрелял за двоих. Часов около десяти пальба пошла на убыль
и стало  до  того тихо,  что я  услышал  жужжание мух, голоса  и  команды  с
Хевелиусплац и мог даже время от времени внимать глухим раскатистым  усилиям
линкоров  в  порту.  Сентябрьский  день, облачный  с  прояснениями,  солнце,
обмакнув  кисточку,  покрывало все  слоем старого  золота,  все тонкое,  как
дыхание,  чуткое  и  в то же время тугоухое. Близился  мой пятнадцатый  день
рождения, и,  как всякий раз  в сентябре,  я  желал  себе  жестяной барабан:
отрекаясь от  всех  сокровищ  мира, чувства  мои  неуклонно  устремлялись  к
барабану из бело-красной лакированной жести.
     Ян  не  шевелился.  Кобиелла  дышал до того равномерно,  что Оскар  уже
решил,  будто он  спит, использовав краткое затишье для освежающего сна, ибо
всем  людям,  даже  и  героям,  время  от  времени необходима  малая  толика
освежающего сна. Лишь я был вполне бодр и  с неумолимостью  своего  возраста
изнывал по барабану.  Не потому, что  именно сейчас  среди растущей тишины и
замирающего  жужжания  мухи, утомленной  солнцем,  мне снова  пришел  на  ум
барабан,  жестяной барабан юного Начальника. Нет, даже  и во время сражения,
среди боевого  грохота Оскар  не  терял  барабан  из виду.  А теперь  у меня
появилась возможность, упустить которую я и мысли не допускал.
     Оскар медленно встал, тихо, стараясь не наступать на осколки стекла, но
целеустремленно  передвигался он в  сторону стеллажа, где стояли игрушки,  в
мыслях он  уже воздвиг  из детского стульчика и ящика  с кубиками подставку,
которая была  бы и достаточно высока, и достаточно устойчива,  чтобы сделать
Оскара  обладателем новенького  барабана, но тут голос  Кобиеллы и  вслед за
голосом  жесткая рука  коменданта  остановили меня. Я в отчаянии указывал на
столь близкий барабан. Кобиелла рванул меня назад. Обеими руками я тянулся к
жестянке. Инвалид задумался, хотел уже протянуть руку наверх  и осчастливить
меня,  но  тут  в  детскую  вторглась  пулеметная  очередь,  перед  порталом
разорвались противотанковые снаряды. Кобиелла отшвырнул меня в  угол  к  Яну
Бронски, закатился на свою боевую позицию и успел вторично перезарядить, а я
все еще не отрывал глаз от жестяного барабана.
     И вот Оскар лежал, а Ян Бронски, мой милый голубоглазый дядя, не поднял
даже и носа, когда птичьеголовый, с искалеченной ногой и водянистыми глазами
без  ресниц уже  перед самой заветной целью отбросил меня в сторону, в угол,
позади  мешков  с  песком. Не надо думать, что  Оскар заплакал! Нет, во  мне
закипела  ярость  Множились жирные безглазые  личинки,  подыскивая достойную
падаль.  Какое мне дело  до Польши? Да и  что  это  такое,  Польша? В  конце
концов, у них же есть своя кавалерия, вот пусть она и скачет! А то они
     целуют дамам ручки и слишком поздно замечают, что  поцеловали отнюдь не
усталые дамские пальчики, а ненакрашенную пасть полевой гаубицы.  После чего
девственница,  урожденная  Крупп, немедля  разрешается от  бремени. Вот  она
причмокнула губами,  воспроизведя  хоть  и плохо, но похоже звуки боя, какие
можно услышать в еженедельных выпусках "Вохеншау", она принялась забрасывать
несъедобными леденцами парадный  вход почты, она желала пробить брешь, и она
пробила ее,  эту  брешь,  возжелала пройти через развороченный  операционный
зал, обглодать лестничную клетку, чтобы никто впредь не мог подняться, никто
впредь не мог спуститься. А ее свите за пулеметами и той, что намалевала  на
элегантных разведывательных  бронемашинах  красивые имена типа  "Остмарк"  и
"Судеты", им все было  мало, и они с грохотом разъезжали в своей броне перед
почтой взад и вперед, словно две молодые  любознательные барышни, надумавшие
осмотреть некий  замок,  а замок-то еще  был закрыт на замок.  Это усиливало
нетерпение избалованных, всегда  жаждущих допуска  красоток  и принуждало их
бросать взгляды, серые как свинец, пронзительные взгляды все того же калибра
в поддающиеся обозрению покои замка, дабы хранителей его бросало в жар  и  в
холод, дабы у них сжималось сердце.
     Как раз одна  из бронемашин, помнится мне, это был "Остмарк", выехав  с
Риттергассе, устремилась на здание почты, и  Ян,  мой весьма продолжительное
время  как бы безжизненный дядюшка,  выставил в  бойницу свою  правую ногу и
задрал ее в надежде, что разведывательная машина ее разведает, ее обстреляет
либо что заплутавшийся снаряд чиркнет его по голени либо пятке и нанесет ему
такое ранение, которое позволяет солдату отступить, преувеличенно хромая.
     Но долго  держать ногу  в  такой  позиции, должно быть,  показалось Яну
слишком утомительным. Время от времени он ее опускал. Лишь перевернувшись на
спину,  он  нашел в себе  достаточно силы,  чтобы, поддерживая  ногу  обеими
руками под коленом, уже  дольше  и  с большими шансами на успех  подставлять
птку и голень прицельному огню, а также случайным выстрелам.
     Хоть я и отнесся к Яну с полным пониманием и до  сих пор таковое храню,
не  мог я  не понять и ярость  Кобиеллы,  когда тот узрел  свое  начальство,
секретаря Яна Бронски, в этой постыдной, в этой отчаянной позе.
     Комендант одним прыжком вскочил с пола, вторым оказался  возле нас, над
нами, дал волю рукам,  схватил  костюмную ткань, а  вместе с тканью и самого
Яна, приподнял этот узел, швырнул его обратно,  снова схватил, так что ткань
затрещала,  ударил  слева,  перехватил  справа,  замахнулся справа, отбросил
слева,  перехватил справа на лету, хотел одновременно соединить лево и право
в большой кулак, а затем нанести этим кулаком могучий удар и поразить им Яна
Бронски,  моего  дядю  и  предполагаемого  отца  Оскара,  но   тут  раздался
дребезжащий звон, как,  возможно, дребезжат ангелы во славу Господню, но тут
раздалось  пение, как по  радио поет эфир, но  тут угодило --  только  не  в
Бронски,  но  тут угодило  в коменданта,  тут один снаряд  решил  хорошенько
пошутить,  тут  кирпичи хохотали  до осколков,  а  осколки --  до  пыли, тут
штукатурка стала мукой, а  дерево нашло  свой  топор, тут вся  эта  забавная
детская  комната подпрыгнула  на  одной ноге,  тут  раскололись  куклы,  тут
лошадь-качалка понесла и была бы куда  как рада заполучить  всадника,  чтобы
его можно было сбросить, тут в конструкторе сложились ошибочные сочетания, а
польские уланы  захватили  одновременно все четыре  угла  детской  --  и тут
наконец опрокинуло весь  стеллаж,  и  колокола  заблаговестили  к  Пасхе,  и
гармонь вскрикнула, не  иначе  труба что-то кому-то протрубила,  все звучало
разом,  будто   настраивался  оркестр,  все   закричало,  лопнуло,  заржало,
зазвонило, разлетелось,  треснуло, заскрежетало, взвизгнуло,  дернуло струну
очень высоко и подрыло фундамент на глубине. Мне же, который, как и подобает
трехлетке, находился во  время разрыва снаряда в уголке ангела-хранителя как
раз под  окном детской, мне досталась  жестянка, достался барабан, несколько
трещинок было на лаке, но ни единой дыры на новом жестяном барабане Оскара!
     Подняв взгляд от только  что обретенного,  так  сказать  тытолькоглянь,
подкатившегося к моим  ногам  барабана, я  счел своим долгом помочь Яну.  Ну
никак  ему не удавалось стряхнуть  с себя грузное тело  Кобиеллы.  Сперва  я
подумал, что Яна тоже ранило: уж очень он натурально скулил. Но потом, когда
мы откатили в сторону столь же натурально стонущего Кобиеллу, оказалось, что
повреждения Яна  совершенно  незначительны:  осколки стекла расцарапали  ему
правую щеку  и тыльную сторону  ладони, только  и всего. Быстро  проведенное
сравнение  помогло мне  прийти к  выводу,  что  у моего предполагаемого отца
кровь  светлее,  чем  кровь  у  коменданта,  чьи  брючины  на  уровне  бедер
окрасились в сочный и темный цвет.
     А вот кто изорвал и вывернул наизнанку элегантный серый пиджак Яна, уже
нельзя  было  установить.  Кобиелла или снаряд? Кто  оборвал плечи,  отделил
подкладку, оторвал пуговицы, распорол швы, вывернул карманы?
     Прошу  отнестись снисходительно к  моему  бедному Яну, который поначалу
сгреб воедино все исторгнутое из его  карманов жестокой бурей и лишь потом с
моей помощью  вытащил Кобиеллу  из  детской. Ян снова  нашел  и  расческу, и
фотографии  родных и  близких  --  среди них  поясной  портрет  моей  бедной
матушки, а кошелек даже и не расстегнулся. Затруднительно, да и небезопасно,
поскольку защитные  мешки  разметало  взрывом, оказалось  для  него  собрать
разлетевшуюся по комнате колоду карт, ибо  он  непременно хотел отыскать все
тридцать  две  и,  не  найдя  тридцать  второй,  почувствовал  себя  глубоко
несчастным,  а  когда Оскар между двух развороченных кукольных домиков нашел
ее и протянул Яну, тот разулыбался, хоть и была это семерка пик.
     Когда мы выволокли Кобиеллу из детской и наконец-то затащили в коридор,
комендант  сумел собраться с  силами, чтобы пробормотать  несколько понятных
для Яна слов. -- Как  там,  все на месте? -- тревожился инвалид. Ян запустил
руку ему  в штаны между стариковскими ногами, ладонь его явно наполнилась, и
тогда он кивнул Кобиелле.
     До  чего же  счастливы были все трое: Кобиелле  удалось сохранить  свою
мужскую  гордость, Яну  Бронски -- все тридцать две карты для ската, а Оскар
обзавелся  новым жестяным барабаном, который на  каждом шагу ударял  его  по
колену,  покуда  Ян  и  еще  один  человек,  которого  Ян  называл Виктором,
перетаскивали ослабевшего  от кровопотери коменданта  этажом  ниже, в  склад
почтовых отправлений.




     Виктор  Велун помогал нам переносить  коменданта, который,  несмотря на
усиливающееся кровотечение,  становился все более грузным.  К этому  времени
чрезвычайно близорукий  Виктор еще  носил  свои  очки  и  не  спотыкался  на
каменных ступенях лестницы.  По профессии, как ни  странно такое занятие для
близорукого,  он  был доставщиком денежных переводов.  Сегодня,  когда  речь
заходит  о  Викторе,  я  называю его  бедный Виктор.  Как  матушка после той
семейной  прогулки  к  молу  превратилась  в бедную матушку,  так и  Виктор,
лишившись очков --  хоть были тут  и другие причины, -- стал бедным Виктором
без очков. -- Ты не встречал бедного Виктора? --  спрашиваю я у своего друга
Витлара в дни  посещений.  Но после той поездки на  трамвае  от Флингерна до
Герресхайма,  о чем  будет поведано в свое время, мы потеряли Виктора Велуна
из виду.  Остается лишь надеяться, что и  преследователи  ищут его столь  же
безуспешно, что он нашел  свои  очки  либо  подобрал другие, подходящие,  и,
может  быть,  словно в  былые времена, пусть больше не на службе у  Польской
почты, но по крайней мере как разносчик денежных переводов на службе у почты
федеральной, близоруко и при очках, осчастливливает людей пестрыми бумажками
и  твердыми монетами.  -- Ну  разве это не ужасно?  --  пыхтел Ян, подхватив
Кобиеллу слева. -- А что будет, если не придут ни англичане, ни французы? --
тревожился Виктор,  нагруженный Кобиеллой справа. -- Ну  как это не придут?!
Ризсмиглы еще вчера сказал по радио: "У нас есть гарантии, что, когда дойдет
до  боя,  вся Франция  поднимется  как  один человек!" -- Яну  нелегко  было
сохранять  уверенность  до  конца   фразы,  ибо  вид  собственной  крови  на
расцарапанной    руке    хоть    и    не    подвергал    сомнению   гарантии
польско-французского  договора, но заставлял опасаться, что  он, Ян,  успеет
истечь кровью, прежде чем вся  Франция поднимется  как один человек и верная
данным гарантиям  ринется через Западный вал. -- Они наверняка уже в пути! А
британский флот уже бороздит волны Балтийского  моря! -- Виктор  Велун любил
сильные,  звучные выражения,  он  остановился  на  лестнице, прижатый справа
телом раненого коменданта,  и воздел левую руку,  как на  театре,  чтобы все
пять пальцев сказали свое слово: -- Придите вы, о гордые британцы!
     И  покуда  оба  медленно  доставляли  Кобиеллу  во  временный  лазарет,
рассуждая по пути о  польско-англо-французских  отношениях,  Оскар  мысленно
перелистывал  книги  Гретхен  Шефлер --  отыскивая  подходящие по содержанию
места.  Кейзеровская история города Данциг: "В ходе французской  войны  одна
тысяча  восемьсот семидесятого--семьдесят  первого годов  пополудни двадцать
первого августа  одна тысяча восемьсот семидесятого года в  Данцигский залив
вошли четыре французских боевых корабля; остановясь на  рейде, они направили
свои орудия на город и порт, но винтовому корвету  "Нимфа" под водительством
капитана  Вейкмана  удалось  в   последовавшую  за  тем  ночь   принудить  к
отступлению стоящую на якоре в Путцигской бухте флотилию".
     Незадолго до того, как мы  достигли склада для корреспонденции, что  на
втором  этаже,  я не  без  труда пришел  к выводу, получившему  впоследствии
подтверждение: покуда  Польская почта  и вся  равнинная  Польша подвергались
осаде, флот Его Величества пребывал в одном из фиордов  Северной Шотландии в
большей или  меньшей  безопасности; великая французская армия  засиделась за
обеденным  столом,   убежденная,  что,  проведя  несколько  разведывательных
операций  за линией Мажино, она выполнила все обязательства франко-польского
договора. Перед складом,  он же  походный  лазарет,  нас встретил  и  доктор
Михон,  все  еще  в стальной  каске  и  с уголком  платка,  по-джентльменски
выглядывавшим из  кармашка, и  некто Конрад,  уполномоченный из  Варшавы.  И
тотчас  ожил  страх  Яна  Бронски,  на  разные  лады  рисовавший  перед  ним
ужаснейшие увечья. В то время как Виктор Велун, совершенно невредимый да еще
при очках, должен  был спуститься в  операционный зал,  желая быть исправным
стрелком,  нам  дозволили остаться в  помещении  без окон, скупо  освещенном
сальными свечами, ибо электростанция города Данциг не считала для себя более
возможным снабжать энергией Польскую почту.
     Доктор Михон хоть и не испытывал особого  доверия к серьезности ранений
Яна,  однако,  с другой  стороны,  не слишком дорожил своим  секретарем  как
надежным  защитником  почты и  потому отдал  ему  приказ на правах  санитара
приглядывать  за ранеными и попутно  и  за мной, кого он бегло,  но, как мне
кажется,  с  отчаянием  погладил  по  голове,  дабы  ребенок   не   оказался
вовлеченным в боевые действия.
     Прямое  попадание гаубицы на уровне операционного зала. Нас подбросило,
будто игральные кости. Михон при стальной каске,  посланник Варшавы Конрад и
разносчик денежных переводов Велун ринулись на свои  боевые позиции. Ян и я,
оба мы вкупе с семью-восьмью ранеными,  оказались в лишенном окон помещении,
которое приглушало звуки боя. Даже  пламя свечей  и то не слишком трепетало,
когда на  улице  серьезничала гаубица.  Здесь  было тихо, несмотря на  стоны
раненых  или из-за  них. Ян поспешно и неумело обмотал полосы от разорванных
простыней вокруг  бедра Кобиеллы,  после  чего решил заняться собой,  но  ни
щека,  ни  тыльная  сторона  ладони  больше не кровоточили.  Порезы молчали,
покрывшись корочкой  запекшейся крови, но, надо думать, болели и  тем питали
страх  Яна,  не  находившего  себе выхода в душном  и  низком  помещении. Ян
суетливо ощупал свои карманы, нашел полную колоду: скат! И до самого прорыва
обороны все мы играли в скат.
     Перетасовали тридцать две карты,  сняли, раздали, приступили. Поскольку
все корзины для писем уже были заняты другими ранеными, нам пришлось усадить
Кобиеллу,  прислонив его  к корзине,  потом, так  как  он  время  от времени
норовил  рухнуть,  мы  привязали  его  подтяжками, заимствованными у другого
раненого,  тем придали ему  устойчивое положение  и  наказали  ни за что  не
выпускать карты  из рук, потому  что  Кобиелла  был нам нужен.  Куда  бы  мы
годились  без необходимого  для  ската  третьего  игрока?  Тем, кто лежал по
корзинам, уже было трудно  отличать красную  масть  от черной, они больше не
хотели играть в скат.  Кобиелла, по правде  говоря, тоже не хотел.  Он хотел
лечь,  предоставить  событиям  идти  своим  чередом,  ни  во  что больше  не
вмешиваясь,  -- вот чего  хотел наш комендант.  Сложить  непривычно праздные
руки, сомкнуть  лишенные ресниц  веки и в этой позиции  наблюдать завершение
работ по сносу. Но мы не потерпели подобного  фатализма,  мы крепко-накрепко
привязали  его,  мы заставили  его быть у нас третьим,  а Оскар  --  тот был
вторым, и никого не удивило, что такой малыш умеет играть в скат.
     Правда, когда  я первый  раз заговорил  на языке взрослых  и мой  голос
произнес: "Восемнадцать!" -- Ян, оторвавшись от своих карт, хоть и глянул на
меня бегло,  с  недоумением, но утвердительно кивнул,  после  чего  я снова:
"Двадцать?" -- Ян без  запинки: "Тоже", я: "Два! А три? Двадцать четыре?" --
Ян  с  сожалением:  "Пас". Ну а  Кобиелла? Кобиелла  уже  собирался рухнуть,
несмотря на  подтяжки. Но  мы подняли его, мы  переждали,  пока уляжется шум
разорвавшегося далеко от нашей  комнаты снаряда, и тогда Ян мог прошептать в
возникшую  вслед за  тем  тишину:  "Двадцать  четыре, Кобиелла. Ты  разве не
слышал, что заказывает мальчик?"
     Уж и не  знаю, откуда, из каких глубин вынырнул комендант. Казалось, он
поднял домкратом отяжелевшие веки.  Наконец его водянистый взгляд  скользнул
по десяти картам, которые благородно  и без малейшей попытки запустить в них
глаза вложил ему в руки Ян. -- Я пас, -- сказал Кобиелла, вернее, мы считали
эти слова с его  губ, слишком,  наверное, пересохших, чтобы он мог  говорить
нормально.
     Я сыграл простую трефу. Чтобы разыграть первые взятки, Яну, объявившему
"контру", пришлось рявкнуть на коменданта, добродушно, но грубо толкнуть его
в бок, пусть  тот очнется и не забывает про свои обязанности, потому что для
начала я выбил у обоих все козыри. Затем отдал им трефового короля, которого
Ян взял  на валета пик,  но,  поскольку бубей у  меня не  было, побил у  Яна
бубнового  туза и снова забрал ход -- валетом червей выбил у него десятку --
Кобиелла тут сбросил девятку бубен  -- после чего мне оставалось лишь добить
их                    длинной                   червой                    --
а-одним-играешь-два-контра-три-шнайдер-четыре-на-трефах-это-сорок-восемь-очков-или-двенадцать-пфеннигов!
Лишь в очередной кон,  когда  я заказал более чем рискованную игру  -- гранд
без двух, -- Кобиелла, у которого хоть и были на руках оба валета, рисковать
не решился, спасовал  уже  на тридцати трех и  взял  трефовым валетом валета
бубен,  игра несколько оживилась. Комендант,  словно  взятый своей  взяткой,
зашел вдогонку бубновым тузом, на  который мне пришлось отдать  мою бубну, а
Ян  подкинул  еще и десятку.  Кобиелла  подгреб  взятку и  зашел  с  короля,
которого  я и мог, и  должен был взять, но  вместо того сбросил им восьмерку
треф;
     Ян честно старался подкинуть  ему хоть что-нибудь, а потом даже зашел с
пиковой  десятки, которую я  чуть не взял  козырем, но  этот чертов Кобиелла
перебил  меня пиковым  валетом, вот о  нем  я  то ли вообще позабыл,  то  ли
считал, что он у Яна, а он возьми да и окажись у Кобиеллы, и тот, загоготав,
его выложил.  Потом он, само собой, разыграл свою пику, я только и знал, что
отдавать,  а Ян все подкидывал да  подкидывал, и, когда они наконец зашли  в
черву, мне это уже было без надобности, я насчитал всего пятьдесят  два очка
и
без-двух-играешь-три-гранд-это-шестьдесят-проигрыш-это-двадцать-или-тридцать-пфеннигов.
Ян подбросил мне два гульдена мелочью, я расплатился, но  Кобиелла, несмотря
на выигрыш,  снова обмяк, деньги получать не стал, и даже снаряд, первый раз
разорвавшийся на лестничной  клетке, ничуть его не встревожил, хотя это была
его лестничная клетка, хотя именно  он без устали начищал и натирал ее много
лет подряд.
     А  Яном,  едва  дверь  нашей  комнаты  содрогнулась  и  огоньки  свечей
решительно  не знали, как им быть и в какую сторону клониться, вновь овладел
страх.  Даже  когда  на  лестничной  клетке  опять воцарилась  относительная
тишина, когда очередной снаряд разорвался перед удаленным от нас фасадом, Ян
Бронски начал как безумный тасовать карты, два раза сбился со счета, но я не
стал ему ничего  говорить. Покуда там стреляли, Ян оставался недоступен  для
слов, пребывал  в странном возбуждении, бестолково завышал торг,  ходил не в
ту масть,  забывал  даже  сбросить прикуп  и все время прислушивался  своими
маленькими,  красивыми,  чувственно  пухлыми  ушками  к  тому,  что творится
снаружи, а мы тем  временем с нетерпением ожидали, когда он наконец займется
игрой. Но  в отличие  от  Яна, который все  больше отвлекался,  Кобиелла все
время был при  деле, разве  что  снова  обмякнет  на своих  подтяжках и  его
придется  подбадривать пинком в бок.  Играл он,  надо сказать, совсем не так
плохо,  как, судя по  виду, было  ему  самому. А  обвисал  он,  лишь выиграв
очередную партию,  либо  посадив  на  контре  меня  или  Яна.  Выиграть  или
проиграть -- это уже не  составляло  для него разницы. Он теперь существовал
только для самой игры. А  когда мы считали  и пересчитывали, он косо повисал
на  чужих подтяжках, дозволяя лишь  своему  кадыку испуганно подергиваться и
тем подавать признаки жизни от имени коменданта Кобиеллы.
     Оскара тоже  утомляла эта игра втроем. Не  то  чтобы  звуки сотрясения,
связанные с осадой и штурмом почты, так уж досаждали его нервам. Дело скорее
было  в  этом  первом, внезапном  и,  как я  про  себя  решил,  ограниченном
временными рамками  отказе  от  всякого  притворства.  Если до  сего  дня  я
представал  без  личины   перед   одним  лишь  наставником  Беброй   и   его
сомнамбулической дамой по  имени Розвита, то сегодня перед дядей,  он же мой
предполагаемый  отец,  и  перед инвалидом Кобиеллой, то  есть  перед людьми,
которые  на будущее  совершенно исключались  как  свидетели,  я  выступал  в
соответствии  с  документами  пятнадцатилетним подростком,  который  хоть  и
рискованно,  но  очень  недурно играет в  скат.  И  вот эти усилия, которые,
соответствуя моим намерениям, решительно не  соответствовали моим карликовым
размерам, вызвали  через без малого час  игры сильнейшую  боль  в голове и в
суставах.
     Оскар был не прочь бросить игру, он вполне мог бы найти повод и сбежать
между  двумя  почти одно за  другим попаданиями, сотрясавшими все здание, не
прикажи  ему  неведомое  до  тех  пор  чувство  ответственности  выдержать и
ответить на страхи предполагаемого отца единственно действенным средством --
игрой в скат.
     Итак, мы продолжали играть и не давали умереть  Кобиелле. У него просто
руки до этого не доходили. Недаром же я старался, чтобы карты все время были
в движении, и, когда свечи  после разрыва на лестнице  упали и утратили свои
огоньки, не кто иной,  как я, с полным самообладанием сделал самое разумное,
а именно достал спички из Янова кармана, там же прихватил сигареты с золотым
мундштуком,  вернул  на землю свет, зажег  для Яна успокоительную "регату" и
восстановил  в  темноте  один  огонек  за   другим,  прежде   чем  Кобиелла,
воспользовавшись ею, успел уйти навсегда.
     Оскар укрепил две  свечи на своем  новом  барабане,  положил  сигареты,
чтобы они всегда  были под рукой,  сам  выказал  полнейшее  пренебрежение  к
табаку,  зато Яну предложил  еще одну сигаретку, даже Кобиелле  сунул одну в
искаженный рот,  и дело пошло на лад, и  игра оживилась, табак утешал, табак
успокаи вал, но не мог воспрепятствовать Яну Бронски проигрывать одну партию
за другой. Он потел и, как и всякий раз, когда сильно увлечется, проводил по
верхней губе кончиком  языка. Распалился он  до того, что в пылу игры назвал
меня  Альфредом и Мацератом, а  в  Кобиелле увидел как партнера  мою  бедную
матушку.  И когда  в коридоре  кто-то  выкрикнул: "Конрада убило!" --  он  с
укором поглядел на меня и промолвил: --  Альфред, прошу тебя, выключи радио!
А то собственного голоса не слышно!
     Но уж совсем рассердился бедный Ян, когда кто-то рывком распахнул дверь
хранилища  и  втащил испускавшего дух Конрада.  --  Закройте двери, дует! --
возмутился Ян. И впрямь дуло. Подозрительно  заморгали свечи, а успокоились,
лишь  когда люди, оттащившие Конрада в угол, снова затворили за собой дверь.
Вид у  нас троих был  более  чем фантастический.  Снизу  нас  озаряло  пламя
свечей, придавая  нам  вид  всемогущих  волшебников.  И  когда  после  этого
Кобиелла решил  сыграть черву без двух  и сказал: "Двадцать семь",  а потом:
"Тридцать",  даже не сказал, а пробулькал, причем глаза у него то и дело шли
враскос и в  правом плече  у него сидело нечто  такое, что просилось наружу,
вздрагивало, проявляло бессмысленную живость, а потом наконец  смолкало,  но
зато  не  удерживало  больше  Кобиеллу от  падения  вперед,  отчего  поехала
корзина, полная  писем  и  с мертвецом  без подтяжек, когда Ян одним  рывком
задержал  и  Кобиеллу,  и  корзину,  когда  Кобиелла,  чей  уход  снова  был
приостановлен, наконец прохрипел: "Черва без прикупа",  а Ян смог прошипеть:
"Контра", а  Кобиелла проговорить:  "Ре", Оскар понял, что оборона  Польской
почты  прошла  успешно,  что  те, кто сейчас наступает, уже  проиграли  едва
начавшуюся  войну, пусть даже в ходе ее им удастся захватить Аляску и Тибет,
острова Пасхи и Иерусалим.
     Плохо было лишь одно:  Ян так и не смог довести до победного конца свой
великолепный,  свой  железный  гранд  с  четырьмя  валетами,  с  объявленным
шнайдером и шварцем.
     Для начала он разыграл длинную трефу, теперь он называл меня Агнес, а в
Кобиелле  видел  своего  соперника Мацерата  --  с  невинным  видом  выложил
бубнового валета -- я предпочитал заменять ему свою бедную матушку --  потом
червового валета -- а чтоб меня принимали за Мацерата, я решительно не желал
-- Ян же нетерпеливо дожидался, пока Мацерат, а в действительности инвалид и
комендант  по имени Кобиелла сбросит  карты,  на это ушло  время, а потом Ян
шлепнул по полу червонным тузом и не мог и не хотел понять, так никогда и не
смог, оставаясь столь  же голубоглазым, благоухая тем же одеколоном,  был ну
совсем без понятия  и потому не догадался, с чего это вдруг Кобиелла выронил
карты, поставил  на дыбы  корзину с письмами,  пока  сперва  лежащий  в  ней
покойник,  за ним партия писем и, наконец, вся тщательно сплетенная  корзина
не рухнули, осыпав  нас  кучей корреспонденции, словно  мы и  есть адресаты,
словно и мы теперь должны в  свою очередь отбросить карты и заняться чтением
эпистол либо собиранием марок. Но  Ян не  желал читать, Ян не желал собирать
марки, он  уже в детстве  насобирался,  а теперь он хотел  играть,  доиграть
гранд, хотел выиграть, хотел  победить.  И  он  поднял  Кобиеллу,  и  поднял
опрокинутую корзину, и поставил ее на колесики. Но покойника трогать не стал
и собирать рассыпанные письма тоже не  стал,  -- иными словами, недостаточно
нагрузил  корзину,  но тем не  менее  был крайне  удивлен,  когда  Кобиелла,
подвешенный к легкой подвижной корзине, проявляя  неусидчивость,  все больше
клонился вперед,  пока  Ян не  закричал  на него: --  Альфред,  прошу  тебя,
Альфред,  не порти  нам  игру! Вот  докончим этот  кон  и  пойдем  домой! Ну
послушай, Альфред!
     Оскар устало  поднялся с  места,  превозмогая все усиливающуюся боль  в
голове и в суставах, положил  на  плечи  Яну свои маленькие, ухватистые руки
барабанщика  и выдавил из себя негромкие, но  убедительные  слова:  -- Папа,
оставь его  в  покое.  Он  умер, он больше не будет  играть. Если хочешь, мы
могли бы сыграть в очко.
     Ян,  которого  я   как  раз  назвал  отцом,  отпустил   смертную  плоть
коменданта,  уставился  на  меня  растекающейся  голубизной и  заплакал:  --
Нетнетнетнет.
     Я   погладил   его,   но   он   по-прежнему   твердил  "нетнетнет".   Я
многозначительно поцеловал его,  но он не мог ни  о чем больше думать, кроме
как  о  недоигранном  гранде. -- Я  бы выиграл, поверь,  Агнес. Я  наверняка
явился бы домой с победой.
     Так  он  жаловался  мне вместо  моей  бедной  матушки, а  я,  его  сын,
согласился с  этой ролью, я поддакивал,  я клялся, что он наверняка  выиграл
бы, что, по  правде говоря, он уже выиграл, пусть твердо в это верит и пусть
во  всем  слушается своей  Агнес. Но  Ян  не  верил ни мне, ни моей матушке,
сперва  он  в  голос  заплакал,  громко  жалуясь,  потом  перешел  на  тихое
нечленораздельное бормотание, выскреб карты из-под холодеющей горы -- из-под
Кобиеллы, порылся у  него между ногами,  лавина писем кое-что ему вернула, и
он не успокоился,  пока не собрал все тридцать две карты. Потом он отскреб с
них  клейкую жижу,  которая сочилась  из  брюк Кобиеллы, тщательно обработал
каждую  карту, перетасовал колоду, снова хотел сдавать, и лишь тогда под его
благообразным  лбом,  даже  и   не  низким,  хоть  и   с  чересчур  гладкой,
непроницаемой кожей, родилась  мысль, что на  этом свете не  осталось больше
третьего партнера для ската.
     В складском помещении  стало очень тихо.  Видно, и  на  улице  надумали
почтить  длительной минутой молчания последнего игрока и  третьего партнера.
Но  Оскару почудилось, будто дверь  тихо  приоткрылась. Глянув через  плечо,
готовый к любым проявлениям неземного, он увидел на редкость слепое и пустое
лицо Виктора Велуна. -- Ян, я потерял очки, Ян, ты еще  здесь?  Надо бежать!
Французы то ли вообще не придут, то ли придут слишком поздно. Пошли со мной,
Ян, веди меня, я потерял очки!
     Может,  бедный Виктор решил, что попал не в ту комнату, ибо, не получив
ни ответа,  ни  очков, ни протянутой руки,  готовой к побегу, он  убрал свое
лишенное очков лицо,  затворил дверь, и  я  еще  мог слышать несколько шагов
Виктора, который ощупью, одолевая туман, начал свой побег.
     Что уж такого забавного творилось в головенке у Яна,  отчего он  сперва
тихо,  еще со слезами в голосе, но потом громко и весело рассмеялся, заиграл
своим свежим розовым  язычком, заостренным  для всякого рода ласк, подбросил
карты в воздух, поймал и наконец, поскольку в хранилище с безмолвными людьми
и безмолвными  письмами  стало  тихо  и  по-воскресному  торжественно, начал
осторожными,   выверенными   движениями,   задерживая   дыхание,   возводить
сверхчувствительный  карточный  домик:  семерка  пик и  дама  треф  легли  в
основание  фундамента, их  покрыл бубновый король. Из девяти  червей и  туза
пик, использовав восьмерку треф как  крышу, он соорудил подле первого второй
фундамент, затем связал оба  фундамента поставленными на  ребро десятками  и
валетами,  положенными поперек  дамами  и тузами так, чтобы  все они взаимно
поддерживали друг друга. Затем он решил воздвигнуть на втором этаже и третий
и делал это  заклинающими  движениями руки, которые, должно  быть подчиняясь
схожим  процедурам, знала и  моя бедная матушка. И  когда он прислонил  даму
червей  к  аналогичному  королю  тоже  с  красным сердцем, здание отнюдь  не
рухнуло,  нет,  оно  продолжало  стоять, воздушное, чувствительное,  стояло,
легко  дыша, в помещении, полном бездыханных тел и живых, затаивших дыхание,
дозволяя  нам  сложить  руки,  заставляя  скептически  настроенного  Оскара,
который по всем  правилам оглядывал карточный домик, забыть  про едкий чад и
вонь,  что извилисто  и  скупо  сочились  сквозь  дверные  щели  и создавали
впечатление,  будто  каморка  с карточным домиком  непосредственно,  дверь в
дверь, примыкает к преисподней.
     Те, на улице, пустили в ход  огнеметы, боясь  лобовой атаки, они решили
просто выкурить последних защитников и довели доктора Михона до того, что он
снял  стальную  каску,  схватил  простыню,  посчитав  простыню  недостаточно
убедительной,   добавил  к  ней  свой  вытащенный  из   нагрудного  кармашка
джентльменский  платочек  и,  размахивая  обоими  флагами,  возвестил  сдачу
Польской почты.
     И все они, примерно тридцать полуслепых, опаленных  людей, скрестив  на
затылке  поднятые руки, покинули здание почты через левый  подсобный выход и
подошли к стене,  где  ждали  медленно  подступающих  эсэсовских ополченцев.
Потом возникли слухи, что в тот короткий промежуток времени, когда защитники
почты уже  выстроились во дворе, а нападающие хоть и надвигались, но еще  не
подошли, трое  или четверо спаслись  бегством: через  почтовый гараж,  через
примыкающий к нему  гараж полиции, через пустые, покинутые  жителями дома на
Реме. Там  они нашли себе одежду, даже  и  с партийными  значками,  умылись,
припарадились  для выхода, а потом ушли поодиночке, причем про одного из них
говорили даже так: на Грабене в Старом городе он наведался в магазин оптики,
велел подобрать ему очки, ибо потерял свои в ходе боевых действий на  почте.
И,  обзаведясь новыми очками, Виктор Велун -- а  это был именно он  --  даже
позволил себе  на  Дровяном  рынке выпить  кружечку пива, потом и еще  одну,
потому  что  огнеметы вызвали  у него сильную жажду,  после  чего  с  новыми
очками,  которые хоть и разогнали  отчасти туман перед его взором, но далеко
не  в  той  мере, в какой это  сделали бы старые,  начал свой побег, который
продолжается до сего дня, -- такое упорство проявляют его преследователи.
     Остальные же -- а, как я сказал, их было около тридцати не осмелившихся
убежать -- уже стояли  у стены против  бокового входа,  как раз в ту минуту,
когда Ян  прислонил даму червей к  королю  той же масти и с блаженным  видом
отвел руки.
     Ну  что  тут еще  можно  добавить?  Они нас нашли,  они  заорали: "А ну
выходи!"  --  они  дали  себе  волю,  они пустили  сквозняк,  отчего  рухнул
карточный  домик.  Они не  понимали  подобную архитектуру. Они  предпочитали
бетон.  Они  строили  для  вечности.  Они   даже  не  обратили  внимания  на
оскорбленное, негодующее лицо  почтового секретаря Бронски. А вытаскивая его
из комнаты, они не заметили, что он еще раз  за пустил руку в карты и что-то
прихватил,   что  я,  Оскар,  отколупнул  свечные  огарки  со  своего  вновь
обретенного  барабана,  увлек  барабан  за  собой, пренебрег  огарками,  ибо
карманные фонарики и без того слишком много для нас  высветили; и еще они не
заметили, что их  лампы нас  ослепили  и не дают нам отыскать  дверь. Позади
своих  командирских  фонарей,  держа карабины  на взводе,  они орали: "А  ну
выходи!" Они продолжали орать, когда мы с Яном  давно уже стояли в коридоре.
Их "Выходи!" адресовалось Кобиелле, и  Конраду из  Варшавы, и Бобеку тоже, и
маленькому Вишневски,  что при жизни сидел на  приеме телеграмм. Тут они все
перепугались, раз их не желают слушаться, и, лишь когда ополченцы уразумели,
что выставили себя на посмешище перед Яном  и передо мной,  потому что на их
рев "Выходи!" я отвечал громким смехом, они  перестали  реветь, они сказали:
"Ах вот оно что!"  -- и  вывели  нас во двор почты, к тем тридцати,  которые
стояли,  подняв руки  и скрестив  пальцы на затылке, и  погибали от жажды, а
"Вохеншау" их снимала.
     Едва нас вывели через боковой вход,  люди из "Вохеншау" повернули к нам
свои укрепленные на машинах камеры и сняли о нас тот короткий фильм, который
потом крутили во всех кино.
     Меня  отделили от  группы,  стоявшей у стены. Оскар  вспомнил  о  своих
карликовых  размерах,  о  своем все оправдывающем трехлетнем возрасте, снова
ощутил докучливые  боли в голове и  суставах, упал вместе с барабаном, начал
дергаться,  наполовину  испытывая,  наполовину  разыгрывая приступ, но и  во
время приступа не выпустил из рук своего барабана. Когда же они его схватили
и  затолкали  в  служебную  машину  эсэсовских  ополченцев,   когда   машина
тронулась, дабы  отвезти его в городскую больницу, Оскар  успел еще увидеть,
что  Ян,  бедный Ян,  улыбается бессмысленной и блаженной  улыбкой, держа  в
поднятых руках  несколько карт, и машет  левой, где, по-моему,  была  зажата
дама червей, -- вслед Оскару, своему уезжающему сыну.




     Только что  я перечитал последний  абзац,  и  пусть  даже  я не доволен
прочитанным,  оно  тем  более принадлежит перу Оскара, ибо  ему, этому перу,
удалось,  кратко  резюмируя,  кое-где преувеличить в духе умышленно краткого
резюме, а то и вовсе солгать.
     Я  же  намерен держаться  правды,  нанести перу  Оскара  удар в спину и
поведать  на этом  месте, что, во-первых, последняя игра Яна, которую  он, к
сожалению, не мог довести до конца и выиграть, была вовсе не гранд, а  бубны
без двух, что, во-вторых, покидая хранилище писем, Оскар прихватил не только
новый барабан, но и  помятый,  который вместе с  покойником  без подтяжек  и
письмами  вывалился из  корзины. И вот что  еще следует добавить: едва мы  с
Яном покинули  хранилище,  потому  что ополченцы своими  криками  "Выходи!",
карманными  фонарями и  карабинами  на этом  настаивали, Оскар, ища  защиты,
вклинился  между  двумя  дядьками-ополченцами более или менее доброго  вида,
изобразил жалобный плач и указал на Яна, своего отца,  обвинительным жестом,
каковой сразу превратил беднягу в злодея, затащившего невинное дитя в здание
Польской почты, дабы  с истинно польской бесчеловечностью  превратить  его в
мишень для пуль.
     От такого иудиного поведения Оскар явно ждал выгоды для своего нового и
своего помятого барабана,  и  он не ошибся  в расчетах: ополченцы пинали Яна
ногами в спину, били его прикладами, зато  мне оставили оба барабана, и один
уже немолодой ополченец, со  скорбными складками озабоченного отца семейства
возле  рта и носа, потрепал меня  по щеке, в то время как другой, белобрысый
парень  с вечно  улыбающимися, а  потому  узкими  и  спрятанными от  взгляда
глазами взял меня на руки, что тягостно тронуло Оскара.
     Сегодня, когда  мне порой бывает стыдно за это недостойное поведение, я
то и дело повторяю: так ведь Ян все равно ничего не заметил, его  мысли были
заняты картами,  он и позднее ни о чем  другом не думал, его больше ничто на
свете,  даже   самые  забавные  или  самые  дьявольски   изощренные  выдумки
ополченцев,  не могло  бы отвлечь от карт.  В то время как Ян уже пребывал в
горнем царстве карточных домиков и блаженно обитал в доме, воздвигнутом ради
этого  счастья,  мы, то есть  ополченцы и  я --  ибо  Оскар причислял себя к
ополченцам, -- все  еще стояли среди кирпичных  стен  на выложенных  плиткой
полах,  под потолками  с  лепниной, которые  столь  судорожно переплелись со
стенами  и  перегородками,  что  в  этот день  можно  было опасаться  самого
ужасного -- как бы картонажные  работы, именуемые архитектурой, не надумали,
повинуясь тем  либо  иным  обстоятельствам, отречься от  желания держать все
вместе.
     Конечно  же, этот запоздалый вывод никак меня не оправдывает, тем более
что мне,  который при виде строительных  лесов неизбежно думает о работах по
сносу, не чуждо  было представление о  карточных домиках как  о  единственно
достойном  человека обиталище.  К  этому  можно присовокупить  и  отягчающее
семейное обстоятельство.  Ведь был  же я в тот день твердо убежден,  что  Ян
Бронски не только мой дядя, но и  самый настоящий, а не предполагаемый отец.
Своего рода прогресс, на все времена отделивший его от Мацерата: ибо Мацерат
был либо моим отцом, либо вообще никем.
     Первым сентября тридцать девятого  года -- а я исхожу из предположения,
что и вы в этот злополучный день узнали в благополучно забавляющемся картами
Яне Бронски моего  отца,  --  я датирую  вторую свою большую вину. Я не могу
больше скрывать  от  себя,  даже будучи  в самом жалостном  настроении:  мой
барабан, да нет, куда там барабан,  я сам, барабанщик Оскар, сперва  свел  в
могилу свою бедную матушку, а потом Яна Бронски, своего отца и дядю.
     Но в  те  дни, когда грубое  чувство вины, которое никак не выгонишь из
комнаты,  прижимает меня к подушкам  больничной кровати, я, как и все  люди,
прячусь за свое входившее тогда в моду, да и по сей  день украшающее не одну
голову, словно лихая шапочка, неведение.
     Оскара,  ни о  чем  не  ведающего хитреца,  невинную  жертву  польского
варварства, Оскара с высокой температурой и воспаленными нервами доставили в
городскую  клинику. Известили Мацерата.  О моем  исчезновении  он заявил еще
накануне вечером, хотя все  еще  нельзя было с уверенностью сказать,  что  я
принадлежу именно ему.
     А  те тридцать человек, к которым  надо еще причислить Яна, с поднятыми
руками и скрещенными на затылке ладонями,  после того как "Вохеншау" сделала
необходимые снимки, отвели сперва в школу Виктории, очищенную для этой цели,
потом их приняла  тюрьма Шисштанге и, наконец, в  начале  октября --  рыхлый
песок за стеной заброшенного, отслужившего свой век кладбища Заспе.
     Откуда  это  знает  Оскар? Я  знаю  это  от  Лео  Дурачка, потому  что,
разумеется, не было никаких официальных сообщений о том, за какой стеной, на
каком песке расстреляли тридцать одного  человека,  в какой  песок  тридцать
одного зарыли.
     Сначала  Хедвиг  Бронски  получила повестку  с  требованием  освободить
квартиру  на  Рингштрассе, в которую должно было въехать семейство какого-то
высокого офицера  авиации.  Покуда она  с  помощью Стефана  укладывала вещи,
готовясь  переехать  в Рамкау,  где им принадлежало несколько гектаров леса,
пашня  и  вдобавок  жилье арендатора, вдове прислали  извещение, которое  ее
глаза,  хоть  и  отражающие,  но  не  постигающие  скорбь этого  мира,  лишь
медленно,  да  и  то  с помощью  сына  Стефана смогли  уразуметь, добравшись
наконец до смысла, который официально, черным по белому, объявлял ее вдовой.
А говорилось там следующее:

     Судебная канцелярия группы Эберхарда Ст. Л.41/39 Сопот, 6 октября 19Э9

     Госпожа Хедвиг Бронски,
     согласно инструкции  сообщаем Вам,  что Бронски Ян  по решению военного
суда  за  противозаконные действия  приговорен  к  смертной  казни,  каковой
приговор приведен в исполнение.

     Целевски (Инспектор полевого суда)

     Как видите, про Заспе там ни звука. Это они так позаботились о родных и
близких,  избавив   тех  от  издержек  по  уходу  за  слишком  объемистой  и
поглощающей  уйму  цветов  братской  могилой,  взяли  и  уход,  и  возможные
перезахоронения  на себя,  разровняли  кладбищенский  песок,  подобрали  все
патронные гильзы  --  кроме одной, --  потому что одна  всегда где-нибудь да
заваляется,  ибо  валяющиеся   повсюду  гильзы  искажают  облик   приличного
кладбища, пусть даже на нем давно уже никого не хоронят.
     И вот эту единственную гильзу, которая  всегда где-нибудь да заваляется
и в которой заключена вся суть, нашел Дурачок Лео, от чьих  глаз не укроются
ни  одни  хоть самые рассекретные похороны. Он, запомнивший меня  с  похорон
моей бедной  матушки, с  похорон  моего  покрытого  рубцами  друга  Герберта
Тручински,  он,  без сомнения,  знающий также,  где  забросали  землей  тело
Сигизмунда Маркуса -- впрочем, об этом я его никогда не спрашивал, -- просто
блаженствовал, был вне себя от радости, когда в конце ноября -- меня как раз
выписали из больницы -- смог вручить мне эту предательскую гильзу.
     Но прежде, чем, следуя за Лео с той уже чуть  проржавевшей скорлупой, в
которой, может,  находилось  предназначенное именно  для Яна свинцовое ядро,
отвести вас на кладбище Заспе, я должен попросить вас сравнить металлическую
кровать  в городских клиниках  Данцига с  металлической же кроватью местного
лечебного  заведения.  Обе  кровати крыты белым  лаком  и  все-таки несхожи.
Кровать из  детского отделения пусть короче,  если измерить  длину, но  зато
выше,  если  приложить метр  к решетчатой  огородке. И  хотя  я  предпочитаю
короткий и  высокий решетчатый ящик  тридцать девятого года, именно  в  моей
сегодняшней, предназначенной для взрослых компромиссной  кровати мне удалось
обрести  мой ставший  весьма уязвимым  покой, и потому я всецело передоверяю
начальству моего заведения право отклонить  или, наоборот, удовлетворить уже
несколько месяцев назад поданное  мною заявление на более  высокую, но такую
же металлическую и крытую белым лаком кровать с решеткой.
     Если   сегодня   я,   можно  сказать,   совершенно   беззащитен   перед
посетителями,  то  в  данцигской  клинике  высокий  забор  отделял  меня  от
посетителя Мацерата, от посетителей супругов Грефф и от посетителей супругов
Шефлер,  а под  конец моего  пребывания в больнице  та  же решетка делила на
горестные,  тяжело  дышащие полосы  некую  гору, передвигавшуюся  в  четырех
юбках, одна  поверх другой, и носящую имя моей бабушки -- Анна Коляйчек. Она
приходила,  вздыхала,  вздымала  время  от  времени свои большие морщинистые
руки, демонстрируя  розовые  потрескавшиеся ладони,  потом с  тоской  роняла
руки, и  ладони ее хлопали по  бедрам, так  что звук этого хлопка до сих пор
хоть   и   живет   во   мне,  но  поддается   лишь  самому  приблизительному
воспроизведению на моем барабане.
     В первый приход она привела своего брата  Винцента, который, уцепившись
за решетку кровати, тихо, но безостановочно и проникновенно повествовал, или
пел, или  повествовал пением  о  царице польской, о  Деве Марии. Оскар бывал
очень  рад,  если  одновременно  с  обоими  поблизости оказывалась  палатная
сестра. Ведь оба  меня  обвиняли.  Оба являли мне  свои незамутненные  глаза
породы Бронски; оба надеялись  услышать  от меня, который с трудом  одолевал
нервную  лихорадку  -- последствие карточной игры  в Польской почте, -- хоть
намек, хоть слово сочувствия, щадящую слушателей повесть о  последних  часах
Яна, пережитых между страхом и скатом. Они хотели услышать признание, хотели
оправдания Яна, как  будто я мог  его очистить, как будто  мое свидетельство
могло быть весомым и убедительным.
     Да и что мой отчет мог внушить судейской коллегии под председательством
Эберхарда?  Мол,  я, Оскар Мацерат,  признаю, что  вечером накануне  первого
сентября перехватил  Яна Бронски, когда тот направлялся к  себе  домой,  и с
помощью  барабана,  требовавшего починки, заманил его именно  в  то  здание,
которое Ян Бронски перед тем покинул, так как не желал его защищать.
     Оскар не сделал этого признания, не снял вину со своего предполагаемого
отца, однако, едва  он  пожелал выступить  свидетелем, на него напали  такие
корчи,  что  по требованию сестры время посещений  для него было на  будущее
ограничено, а посещения его  бабушки Анны и предполагаемого дедушки Винцента
и вовсе запрещены.
     Когда оба старичка  --  они пешком пришли  ко  мне из  Биссау, принесли
яблок  -- с преувеличенной  осторожностью, растерянные,  как это свойственно
деревенским жителям, покидали детское  отделение клиники, с той скоростью, с
какой удалялись колышущиеся  юбки бабушки и черный, пропахший навозом костюм
ее брата, росла и моя вина, моя великая вина.
     До чего  же много может произойти в одно  и то же время!  Покуда  перед
моей  кроватью  теснились Мацерат, Греффы,  Шефлеры с  фруктами и пирожными,
покуда  из  Биссау ко мне  шли пешком через Гольдкруг  и  Брентау, поскольку
дорога  от  Картхауса  до  Лангфура  еще  не  была  свободна,  покуда сестры
милосердия, белые  и одурманивающие, передавали друг другу всякие больничные
сплетни и заменяли ангелов  в детском отделении,  Польша все еще не сгинела,
потом она все-таки  сгинела, и, наконец, после знаменитых восемнадцати  дней
Польша  сгинела окончательно, хотя  вскоре выяснилось, что Польша до сих пор
не сгинела, как и  нынче, назло  силезским и  восточнопрусским землячествам,
Польша все равно не сгинела.
     Ох  уж эта  лихая кавалерия! Верхом, на лошадях,  охочая до  черники. С
бело-красными вымпелами на  остриях пик. Эскадроны, скорбь и традиция! Атаки
словно из книжек с  картинками. По полям  --  по лугам,  под Лодзью и Кутно.
Прорвать кольцо  осады вокруг крепости Модлин. О, какой талантливый галоп! В
постоянном ожидании вечерней зари.  Кавалерия атакует,  лишь когда обеспечен
роскошный передний и роскошный задний план, ибо битва живописна,  ибо смерть
--  это  достойная  модель  для  художника,  стоять сразу  на  опорной  и на
вынесенной вперед ноге, потом ринуться,  лакомясь на скаку черникой, плодами
шиповника, а плоды падают и лопаются, они вызывают зуд, без того кавалерия и
с  места  не  стронется. Уланы  --  у  них  уже снова  зуд;  там, где  стоят
соломенные скирды, они поворачивают  --  и это  тоже законченная картина  --
своих коней  и группируются позади одного, в Испании зовется  Дон-Кихотом, а
этот здесь зовется  пан  Кихот, он чистокровный  поляк печально-благородного
образа, именно  он выучил своих улан целовать  ручку  не спешиваясь, так что
они снова и снова галантно  целовали ручку смерти,  словно  это не смерть, а
дама, но для начала они сгруппировались, имея за спиной вечернюю зарю -- ибо
их  резерв зовется  настроением,  --  а  впереди -- немецкие танки,  впереди
жеребцы  из  скаковых  конюшен господина  Крупна фон Болен и  Хальбах, ничто
более  породистое  еще   не  хаживало  под  седлом.  Но  тут  полуиспанский,
полупольский заплутавшийся  в смерти рыцарь -- одарен пан Кихот, ох и одарен
же! --  опускает  пику с вымпелом,  бело-красный вымпел вас призывает  ручку
поцеловать, и  он кричит, что  вот она, заря  вечерняя,  бело-красные  аисты
трещат на крышах,  что  вишни выплевывают свои косточки,  и он кричит  своей
кавалерии: "О вы, благородные ляхи верхами, то не танки перед вами  стальные
-- то мельницы ветряные либо и вовсе овцы, я вас призываю ручку поцеловать".
     И  вот  эскадроны  заходят крупповской стали  в серые фланги, заставляя
зарю вечернюю еще краснее стать.
     Надеюсь,  Оскару   простят   неумышленную  и   одновременно   известную
поэтичность этого описания битвы. Возможно, было бы разумнее, назови я цифры
потерь в польской кавалерии и приведи статистические данные, которые с сухой
пронзительностью почтили бы память так называемого польского  похода.  Я мог
бы, идя навстречу  запросам, поставить здесь звездочку, посулив дать в  свое
время сноску, а поэму мою не трогать, пусть ее останется.
     Сентября  примерно до двадцатого, лежа в  своей больничной кроватке,  я
слышал  орудийные залпы тех  батарей,  что занимали высоты Йешкентальского и
Оливского  лесов.  Потом  сдался последний оплот  сопротивления,  полуостров
Хела,  Вольный  город Данциг  мог праздновать присоединение  своей кирпичной
готики к  Великому Германскому рейху  и безотрывно, ликуя, глядеть в голубые
глаза, имеющие один общий успех с голубыми глазами Яна -- успех у женщин, --
тому  разъезжающему стоя в черном  "мерседесе", тому,  почти без  передышки,
воздевающему руку под прямым углом фюреру и рейхсканцлеру.
     В  середине  октября Оскара выписали из городской клиники.  Прощание  с
тамошними сестрами было мне тяжело. И когда сестра, ее звали не то Берни, не
то Эрни, когда, значит, эта сестра Берни  либо Эрни протянула  мне два  моих
барабана, покалеченный, сделавший  меня виновным, и  целый, добытый мной при
защите Польской почты, я  четко осознал,  что  для меня на этом  свете кроме
жестяных барабанов существует и еще одно: медицинские сестры.
     Оснащенный свежим инструментом и вооруженный новым знанием, я, взяв  за
руку Мацерата, покинул клинику, чтобы, еще не очень твердо держась  на ногах
вечного трехлетки,  отдать себя будням, будничной скуке и еще  более скучным
воскресеньям первого военного года на Лабесвег.
     Поздним ноябрем, во вторник -- после  недели щадящего режима я  впервые
вышел из дому, -- на углу Макс-Хальбе-плац и Брезенервега, угрюмо барабаня и
почти  не замечая  промозглого  холода, Оскар  повстречал бывшего  слушателя
Духовной семинарии Лео Дурачка.
     Долгое время мы со смущенной улыбкой стояли друг против друга, но, лишь
когда  Лео  достал  лайковые  перчатки  из  карманов  своего  пальто и  стал
натягивать  эту  изжелта-бледную, сходную с  человеческой  кожей оболочку на
пальцы и  ладони,  я сообразил, перед кем стою, -- и тут Оскар  почувствовал
настоящий  страх.  Мы  еще  окинули  взглядом  витрины  в  кофейном магазине
Кайзера, проводили глазами несколько трамваев пятой и девятой линии, которые
как   раз  скрещивались  на   Макс-Хальбе-плац,  проследовали  далее   вдоль
однообразных  домов  на  Брезенервег,  несколько  раз обошли вокруг  афишной
тумбы,  изучили объявление, возвещавшее  об обмене  данцигских гульденов  на
немецкую рейхсмарку, поскребли ногтями рекламу персил, доскребли под белым и
синим  до  красного,  удовольствовались  этим,  хотели  снова  вернуться  на
площадь,  но тут Лео обеими перчатками затолкал Оскара  в  какой-то подъезд,
сперва отвел назад затянутые в перчатку пальцы левой руки, потом запустил их
под полы своего  пальто,  порылся в  кармане  штанов,  перетряс его,  что-то
обнаружил, ощупал свою находку еще в пределах кармана, найдя хорошим то, что
было им обнаружено, извлек из  кармана сомкнутый кулак,  вновь  опустил полу
пальто, медленно вытянул вперед облаченный в  перчатку кулак,  выдвигал  его
все дальше и дальше, припер Оскара к стенке, а рука у него  была  длинная, а
стена была неподатливая, и лишь тогда разжал пятипалую оболочку, когда я уже
подумал:   сейчас  рука   Лео   вырвется  из   плечевого   сустава,   начнет
самостоятельную жизнь, ударит  в  мою грудь, пронзит ее, выйдет наружу между
лопатками  и войдет в  стену  этой затхлой лестничной клетки  -- а Оскар так
никогда и не увидит, что было зажато у Лео в  кулаке, хоть и запомнит  текст
правил  для  жильцов  в  доме на  Брезенервег, который практически ничем  не
отличался от такового же в доме на Лабесвег.
     Потом  перед  самым моим матросским  пальтишком, уже прижав  пуговицу с
якорем,  Лео разжал перчатку с такой скоростью, что я услышал, как хрустнули
у  него суставы:  на пятнистой  от старости блестящей ткани, покрывавшей его
ладонь, лежала патронная гильза.  Когда Лео  вновь сжал руку в  кулак, я уже
был готов  за ним последовать. Кусочек металла  без  околичностей воззвал ко
мне. Рядышком  -- Оскар по левую сторону -- спустились мы вдоль Брезенервег,
не  задерживаясь  больше  ни перед одной  витриной, ни перед  одной  афишной
тумбой, пересекли Магдебургерштрассе, оставили  позади  два высоких, похожих
на ящики и замыкающих улицу дома, на которых по ночам горели сигнальные огни
для  взлетающих  и  садящихся  самолетов,  потом долго  пробирались по  краю
огороженного летного  поля, перешли на более  сухое асфальтированное шоссе и
двинулись по направлению к Брезену, вдоль рельсов девятого маршрута.
     По дороге мы не обменялись ни словом, но Лео все так же держал гильзу в
перчатке.  Когда  я начинал  колебаться, когда хотел из-за холода и  сырости
повернуть обратно,  он разжимал  кулак, он  подбрасывал кусочек  металла  на
ладони, заманивая  меня таким образом  на сто  шагов, и  потом еще на сто, и
даже проявил некоторую музыкальность, когда перед  городским владением Заспе
я окончательно  решил вернуться. Он развернулся на каблуках, выставив гильзу
открытой стороной кверху, прижал  это  отверстие, будто  мундштук флейты,  к
нижней,   изрядно  отвисшей  слюнявой   губе  и   примешал  хриплый,   порой
пронзительный, порой словно приглушенный туманом, звук ко все усиливающемуся
шуму дождя. Оскар  замерз, не только игра на патронной гильзе заставляла его
мерзнуть, нет, отвратительная, как на заказ, под настроение погода тоже тому
способствовала, так что я даже и не пытался скрывать свое жалкое состояние.
     Что  же  влекло  меня  в  Брезен?  Ну  хорошо,  крысолов  Лео,  который
насвистывает  на  патронной  гильзе.  Но  не только  он мне насвистывал.  Со
стороны рейда и со стороны Нойфарвассера, что лежал за ноябрьскими туманами,
словно поднявшимися  из прачечной,  до меня доносились  пароходные  гудки  и
голодный вой  стоявшей то ли под  разгрузкой, то ли под  погрузкой торпедной
лодки, доносились  через Шотландию, Шелмюль  и Рейхсколонию сюда  к нам. Так
что  Шутгеру  Лео  было  ничуть  не трудно  туманными  гудками,  сиренами  и
свистящей патронной гильзой увлекать за собой мерзнущего Оскара.
     Примерно в том месте, где проволочный забор, отделяющий летное поле  от
Нового плаца  и крепостного рва, сворачивает на  Пелонкен, Лео остановился и
какое-то время, прижав голову к плечу,  созерцал поверх слюней, стекавших по
патронной  гильзе,  полет  моего  дрожащего тела.  Втянув  гильзу  в  рот  и
поддерживая  ее  нижней  губой,  он  вдруг  дико  замахал руками  и,  словно
повинуясь указанию свыше, стянул с себя хвостатый  черный сюртук  и  накинул
тяжелую, пахнущую сырой землей ткань мне на голову и на плечи.
     Мы снова двинулись  в путь.  Не  могу сказать, меньше теперь мерз Оскар
или нет. Иногда Лео забегал шагов на пять вперед,  останавливался, напоминая
в своей мятой-перемятой,  но до  ужаса  белой  сорочке фигуру,  таинственным
образом явившуюся нам из средневековых темниц, из Ярусной башни к примеру, в
пронзительно-яркой   рубашке,  согласно   предписаниям   новейшей  моды  для
безумцев. Завидев спотыкающегося  Оскара  в  черном сюртуке,  Лео  неизменно
разражался смехом и всякий  раз под взмахи крыльев обрывал свой смех, словно
каркающий ворон.  Должно быть, я  и в  самом деле походил на нелепую  птицу,
пусть даже  не на  ворона,  но  по  меньшей  мере на  ворону,  тем более что
какую-то часть пути мои фалды тащились по земле подобно шлейфу, вытирая пыль
с асфальтового  покрытия; словом, я оставлял за  собой широкий,  царственный
след,  который  уже после второго  взгляда, брошенного Оскаром  через плечо,
наполнил его  гордостью  и наметил, а то и  вовсе воплотил дремлющий в нем и
еще не выношенный до конца трагизм.
     Уже на Макс-Хальбеплац я  почувствовал, что  Лео вовсе и  не собирается
вести меня в Брезен или Нойфарвассер. Этот пеший переход с самого начала мог
иметь   конечной   целью  только   кладбище   Заспе  и  крепостной   ров,  в
непосредственной  близости  которых располагалось  современно  оборудованное
полицейское стрельбище.
     С конца октября и  до конца апреля трамваи  пляжных линий ходили только
раз в тридцать пять минут. Когда мы оставили позади последние дома пригорода
Лангфур,  навстречу нам попался  моторный вагон без прицепа.  Сразу же после
этого нас обогнал тот трамвай,  который  на  стрелке Магдебургерштрассе  его
дожидался.  И уже перед  самым кладбищем Заспе, где была установлена  вторая
стрелка, нас  сперва со звоном  обогнал  трамвай из  города, потом мимо  нас
прошел  встречный, который  давно  уже  дожидался,  как  мы могли разглядеть
сквозь  туман, потому  что  из-за плохой  видимости  он зажег  влажно-желтый
передний фонарь.
     Покуда Оскар еще сохранял перед глазами сумрачно плоское лицо  вожатого
со  встречного трамвая, Лео стащил его с  асфальтовой дороги в рыхлый песок,
уже   свидетельствовавший  о  близости   прибрежных  дюн.  Кирпичная   стена
правильным  квадратом обступала кладбище. Калитка  на южную  сторону, вся  в
ржавых за витушках,  лишь делала  вид, будто она заперта, и легко пропустила
нас  внутрь. К сожалению,  Лео не  дал  мне времени пристальней  рассмотреть
покосившиеся, готовые  упасть  или уже шлепнувшиеся  ничком могильные камни,
сделанные по большей части из грубо  отесанного  сзади и с  боков, а спереди
отполированного черного шведского  гранита  либо  диабаза.  Пять  или  шесть
убогих,  окольным путем  угодивших  сюда  сосен только и  составляли зеленый
наряд кладбища. Матушка,  еще  при жизни,  из окна  трамвая  отдавала  этому
запущенному уголку  предпочтение  перед  всеми прочими  тихими  местами.  Но
теперь она покоилась в Брентау. Там земля была плодородней, там росли вязы и
клены.
     Через распахнутую, без решеток, калиточку в  северной ограде  Лео вывел
меня  с  кладбища,  еще   прежде   чем   я  успел   освоиться  среди   этого
меланхолического  запустения.  За  оградой  мы  сразу  очутились  на  ровной
песчаной почве.  Дрок,  сосна,  кусты шиповника  отчетливо  плыли к берегу в
бурлящем вареве тумана. Оглянувшись на кладбище, я тотчас заметил, что часть
его северной стены свежевыбелена.
     Перед  этой стеной, что выглядела как новая и была ослепительно  яркой,
будто смятая рубашка Лео, сам Лео вдруг засуетился,  начал делать напряженно
большие шаги,  судя по всему он считал их, считал  громко и --  так думается
Оскару и  по сей день --  на  латыни.  Еще  он  пропел  текст, который, надо
полагать, выучил в семинарии. Метрах примерно в десяти от стены Лео приметил
какое-то место,  положил  почти  рядом со свежепобеленной и, на  мой взгляд,
восстановленной  штукатуркой  кусочек  дерева, причем  делал  все  это левой
рукой, а правой сжимал патронную гильзу,  наконец после длительных поисков и
обмеров он поместил возле куска дерева ту пустую, несколько суженную впереди
металлическую емкость, которая некогда заключала в себе свинцовое ядро -- до
тех самых пор, пока некто, согнув указательный палец, искал, куда нажать, не
со рвавшись  раньше времени, после чего отказал свинцу от  дома и настоял на
чреватом чьей-то смертью переезде.
     И вот мы стояли и стояли. Лео Дурачок  пускал  слюни, тянущиеся нитями.
Он  сложил  перчатки, пропел еще  что-то на латыни,  потом смолк,  поскольку
поблизости не сыскалось никого,  кто мог бы, как и положено в литургии, петь
с ним на  пару. Далее он повернулся, с досадливым нетерпением  глянул поверх
стены  на  Брезенское шоссе, всякий раз наклоняя голову в  ту сторону, когда
трамваи,  по   большей  части  пустые,  пережидали  на   разъезде,  звонками
уклонялись от столкновения и увеличивали  дистанцию между собой. Может быть,
Лео  поджидал людей, постигнутых  горем,  но  ни  пешком,  ни  на трамвае не
приехал никто, кому Лео своей перчаткой мог бы выразить соболезнование.
     Один раз  над  нами пророкотали  заходящие на  посадку самолеты.  Мы не
подняли  глаз, мы  вытерпели рев моторов, мы не  желали удостовериться, что,
мигая бортовыми огнями  на  кончиках крыльев, заходят на  посадку три машины
типа "Юнкерс- 52".
     Вскоре после того, как моторы оставили нас в покое -- тишина была столь
же  мучительной, сколь белой была  ограда  против нас,  -- Лео, засунув руку
себе под рубашку, извлек оттуда  нечто, сразу очутился рядом со мной, сорвал
свое воронье  одеяние  с  Оскаровых  плеч,  рванулся  в  направлении  дрока,
шиповника, прибрежных сосен к берегу и в своем рывке отчаянным, рассчитанным
на очевидца жестом выронил что-то из рук.
     Лишь  когда  Лео  исчез  окончательно  -- он  призрачно  мелькал  среди
равнины, пока его не поглотили молочные, липнущие к земле полосы  тумана, --
короче, лишь оказавшись в полном одиночестве на пару  с  дождем,  я  схватил
торчащий из  песка кусочек картона: это  была карта из колоды для ската, это
была семерка пик.
     Через несколько дней после встречи на кладбище в Заспе Оскар повстречал
свою бабушку Анну Коляйчек на Лангфурском воскресном базаре. С тех пор как у
Биссау упразднили таможенный  и пограничный контроль, она снова могла возить
на рынок яйца, масло, капусту и зимние  сорта яблок. Люди  покупали охотно и
помногу, ибо  предстоящее в ближайшем будущем  введение продуктовых карточек
побуждало их делать запасы. Завидев бабушку, прикорнувшую  за своим товаром,
Оскар  ощутил  на  голой  коже   под  пальто,  под  пуловером,  под  маечкой
прикосновение  игральной  карты.  Поначалу, когда  кондуктор  предложил  мне
проехать даром и я возвращался в трамвае  домой  от Заспе к Макс-Хальбеплац,
мне хотелось разорвать эту семерку пик.
     Но Оскар не стал рвать карту. Он  передал ее бабушке. Завидев его из-за
кочанов  своей  капусты,  бабушка  чуть  не испугалась.  Может, она про себя
подумала,  что  Оскар никогда  не  приходит  с добром.  Потом,  однако,  она
подозвала  трехлетку,  полу скрытого  за  корзинами с  рыбой. Оскар не сразу
откликнулся  на  ее  зов,  сперва  он разглядывал живую треску, лежавшую  на
мокрых  водорослях  рыбину  почти в метр длиной, хотел  еще полюбоваться  на
мелких рачков из Оттоминского озера, которые десятками,  уже сидя в корзине,
все еще прилежно  разучивали рачий способ передвижения, потом  и Оскар,  его
разучивая, приблизился к бабкиному лотку спиной своего матросского пальтишка
и  лишь  тогда продемонстрировал ей свои золотые пуговицы, когда  налетел на
деревянные козлы у нее под прилавком, отчего яблоки покатились врассыпную.
     С горячими, обернутыми  газетной бумагой кирпичами заявился Швердфегер,
подсунул  их  под  юбки  моей бабушки, как и всегда выгреб клюшкой холодные,
проставил палочку  на  шиферной доске,  которая на нем висела, перекочевал к
следующему лотку, и тогда моя бабушка протянула мне блестящее яблоко.
     А что мог Оскар предложить бабушке, раз она дала ему яблоко?  Сперва он
протянул ей карту, потом  патронную гильзу, которую точно так же  не пожелал
оставить  в  Заспе. Долго, с недоумением разглядывала Анна Коляйчек эти  два
столь  различных предмета, но тут губы Оскара приблизились к ее  хрящеватому
старушечьему уху под платком, и, забыв про всякую осторожность, я прошептал,
вспоминая  розовое,  маленькое,  но  мясистое  ухо  Яна  с длинными, красиво
вырезанными мочками:  "Он лежит в  Заспе", -- и ринулся  прочь, опрокинув на
бегу тачку с капустой.




     Покуда история, во всеуслышание извергая важные сообщения, будто хорошо
смазанный  экипаж  катилась,   плыла,   летела,  завоевывая  дороги,  водные
магистрали,  воздушное  пространство   Европы,  дела   мои,   сводившиеся  к
неустанному  разбиванию детских  лакированных  барабанов, шли плохо,  шли ни
шатко  ни валко, вообще не  шли.  Покуда  другие  расточительно разбрасывали
вокруг  себя дорогой металл, моя очередная  жестянка снова подошла к  концу.
Правда, Оскару  удалось спасти  из  здания Польской почты новый,  почти  без
царапин барабан и тем придать хоть какой-то  смысл ее обороне, но что значил
для   меня,  для   Оскара   иными   словами,  жестяной   барабан   господина
Начальника-младшего,  когда  в свои лучшие  времена  я тратил  от  силы  два
месяца, чтобы превратить жесть в металлический лом.
     Сразу же после  выписки из городской клиники я,  оплакивая  утрату моих
медицинских  сестер,  начал  работать,  выбивая  дробь,  и  выбивать  дробь,
работая.  Дождливый  день на  кладбище  в  Заспе  отнюдь  не  заставил  меня
забросить свое  ремесло, напротив, Оскар удвоил усилия и  все  свое  усердие
бросил   на  решение   одной-единственной  задачи:   уничтожить  барабан  --
последнего  оставшегося  в   живых  свидетеля  своего   позора  перед  лицом
ополченцев.
     Но  барабан не  поддавался, он отвечал мне, и, когда я ударял  по нему,
отвечал обвиняющим  меня ударом. Как  ни странно, всякий  раз во  время этой
потасовки,  которая  преследовала  единственную  цель --  стереть  из памяти
определенный, четко ограниченный  во времени  отрезок моего прошлого, -- мне
неизменно  приходил на ум разносчик денежных переводов Виктор Велун, хотя уж
он-то, человек близорукий, навряд ли  смог бы против меня свидетельствовать.
Но разве  не ему, близорукому,  удалось  совершить побег? И не следует ли из
этого, что близорукие больше  видят,  что Велун, которого  я  обычно называю
бедным Виктором, сумел разглядеть мои  жесты  как черно-белые тени,  осознал
мой  поступок Иуды, после  чего  совершил побег,  прихватив с собой  тайну и
позор Оскара, и разблаговестил их по всему свету?
     Лишь к середине декабря обвинения висящей  на мне лакированной совести,
расписанной красными  языками пламени,  утратили  прежнюю убедительность: по
лаку тонкими волосками пробежали трещины, он начал лупиться, жесть измялась,
стала тонкой и прорвалась, еще не достигнув  прозрачности. Как и всякий раз,
когда  нечто  страдает и  с  трудом близится к своему концу,  свидетель этих
страданий хотел бы сократить их и по возможности ускорить конец. В последние
недели перед Рождеством Оскар очень  спешил, он  работал  так, что  соседи и
Мацерат  хватались за  голову, он  хотел  до сочельника управиться  со своим
обвинителем, ибо к Рождеству я надеялся получить новый, ничем не отягощенный
барабан.
     И я уложился в срок. Накануне двадцать четвертого декабря я мог скинуть
с  шеи  и   души  груз  помятого  нечто,  неистово  дребезжащего,   ржавого,
напоминающего полуразбитую автомашину, скинуть, надеясь,  что тем самым  для
меня была окончательно сломлена оборона Польской почты.
     Но ни одному человеку -- если только вы  готовы видеть во  мне человека
-- не доводилось испытывать разочарования более жестокого, чем то Рождество,
которое  пережил  Оскар,  обнаруживший под  елкой пакеты  с  рождественскими
подарками, где наличествовало решительно все -- все, кроме барабана.
     Там лежала коробка с конструктором,  которую я так никогда и не открыл.
Лебедь-качалка   был  призван  изображать   подарок  совсем  особого   рода,
превращавший меня в  Лоэнгрина.  Не иначе чтобы окончательно меня разозлить,
на столик для  подарков выложили целых три книжки с картинками. Мало-мальски
годными к употреблению я  счел лишь перчатки, башмаки со шнуровкой и красный
пуловер,  который связала  для меня  Гретхен  Шефлер.  Обескураженный  Оскар
переводил  взгляд  с  конструктора  на  лебедя, внимательно  разглядывал  на
страницах  книги задуманных  как весьма забавные медвежат, которые держали в
лапах  всевозможные  музыкальные инструменты. И представьте себе, одна такая
очаровательно  лживая тварь  держала  барабан  и  делала  вид,  будто  умеет
барабанить, будто вот-вот выдаст  раскатистую  дробь, будто уже приступила к
делу,  а у меня  был лебедь, но не было барабана, у меня было, может, больше
тысячи строительных  кубиков, но не  было  ни единого  барабана, у меня были
варежки на случай особенно холодных зимних ночей, но ничего в этих варежках,
такого  круглого, гладкого, жестяного, под ледяной корочкой лака, что я  мог
бы прихватить с собой в морозную ночь, дабы и мороз услышал нечто белое!
     Помнится,  Оскар еще  подумал: Мацерат, верно,  прячет жестянку. Или не
он,  а  Гретхен Шефлер, заявившаяся со своим пекарем для уничтожения  нашего
рождественского гуся, сидит  на нем. Сперва они хотят получить удовольствие,
глядя,  как я  радуюсь  лебедю, строительным кубикам и книжкам с картинками,
прежде  чем выдать мне  истинное сокровище.  Я принял  условие, я как  дурак
листал  книжки,  я  уселся  верхом  на  спину лебедю,  с чувством  глубокого
отвращения я прокачался целых полчаса, не меньше. Потом,  хоть  у нас стояла
несусветная  жара,  я позволил  примерить на себя пуловер, с помощью Гретхен
Шефлер засунул ноги  в шнурованные  ботинки; тем временем  подоспели Греффы,
потому  как  гусь  был  рассчитан  на  шесть  персон,  а  после  уничтожения
начиненного сухофруктами и  мастерски приготовленного Мацератом гуся, уже за
десертом  --  мирабель  и  груши,  --  он  в  отчаянии  перелистал  книгу  с
картинками,  которую Грефф приложил к остальным четырем книжкам, после супа,
гуся,  красной  капусты, картофеля,  мирабели и груш,  под  теплым  дыханием
изразцовой  печи, а  печка  у нас  была не простая, мы все запели -- и Оскар
тоже подпевал -- рождественскую песню, и еще одну строку из "Дево, радуйся",
и  "Оелочкаоелочкасзеленымиветвямидиньдиньдиньдиньдиньзвенитколокольчик",  и
хотел -- на улице уже взялись  за  дело колокола -- получить наконец барабан
-- пьяная  духовая капелла, к  которой некогда  принадлежал и музыкант Мейн,
трубила  так, что  сосульки с карнизов... но я хотел, хотел  получить, а они
мне его  не давали, не выкладывали свой подарок, Оскар: "да!" -- все прочие:
"нет!" -- и тут я закричал, я давно уже не кричал, но тут  после длительного
перерыва  я снова  наточил свой голос  до  уровня  острого, режущего  стекло
инструмента, только я убивал не  вазы, и не пивные кружки, и не  лампочки, я
не взрезал ни одной витрины, не лишил зрительной  силы ни одни очки -- нет и
нет,  мой голос почему-то устремился против рассиявшихся на  оелочкеоелочке,
распространявших   праздничное  настроение  шаров,   колокольчиков,  хрупких
надутых пузырей из серебристого стекла, елочных верхушек; делая трень-брень,
украшения рассыпались в пыль, и -- что уж совсем  лишнее -- обрушились  горы
-- если считать  на совки для мусора --  горы  еловых  иголок, вот свечи, те
по-прежнему горели, тихо и свято, но Оскар так и не получил барабана.
     Мацерат  же, как и всегда, проявил тупое непонимание. Уж и  не знаю, то
ли он хотел таким образом меня воспитать, то ли просто-напросто не подумал о
том, что надо своевременно и в изобилии снабжать меня барабанами.
     Дело неотвратимо шло к катастрофе; лишь то обстоятельство, что наряду с
грозящей мне гибелью"  и в самой лавке  колониальных товаров  тоже с большим
трудом удавалось скрывать все крепнущий беспорядок, ниспослало мне, а заодно
и   нашей  торговле  --  как  принято   рассуждать  в  годину  испытаний  --
своевременное спасение.
     Поскольку  и ростом  Оскар  не  вышел, и  желания  не  имел  стоять  за
прилавком, продавая хрустящие хлебцы, маргарин и искусственный мед, Мацерат,
которого я для простоты снова буду называть  отцом, взял  на  подмогу  Марию
Тручински, младшую сестру моего бедного друга Герберта.
     Марию  не просто так звали, она и была Мария.  Не говоря уже о том, что
менее чем  за  две недели ей  удалось вернуть  нашей лавке былую  славу, она
наряду с  дружественно строгим  ведением дела -- чему Мацерат  подчинился  с
большой охотой -- проявила изрядную проницательность в оценке моей ситуации.
     Еще прежде,  чем занять  свое  место  за прилавком,  Мария  многократно
предлагала мне, который, держа  на  животе кучу  металлолома, с видом немого
укора топал по лестнице, больше ста ступеней вверх, больше  ста вниз, старый
таз  для  стирки  в  качестве замены.  Оскар  замены не  пожелал,  он упорно
отказывался барабанить по  дну таза.  Но,  едва освоившись  в магазине,  она
сумела   против  воли   Мацерата  сделать   так,  чтобы  с  моими  желаниями
посчитались.  Правда, Оскар ни за что не соглашался ходить в ее обществе  по
игрушечным лавкам. Обстановка этих пестро обильных лавок наверняка заставила
бы  меня  делать  мучительные  сравнения  с  разгромленной лавкой Сигизмунда
Маркуса.  Мария,  нежная  и покорная, оставляла меня  дожидаться снаружи или
вовсе делала покупки одна и  приносила мне каждые четыре-пять недель, смотря
по  потребностям, новый  барабан, а  в  последние  годы  войны,  когда  даже
барабаны стали редким  товаром и подлежали распределению, Марии  приходилось
подсовывать продавцам сахар либо пол-осьмушки кофе в зернах, чтобы те из-под
прилавка,  так  сказать по  блату,  достали барабан для  меня. И все это она
делала без вздохов, не покачивая сокрушенно головой, не  закатывая  глаза, а
со внимательной серьезностью, с той же естественностью, с какой она надевала
на меня свежевыстиранные, аккуратно залатанные штанишки, чулки и курточки. И
хотя  отношения между  мной и  Марией в последующие годы постоянно менялись,
хотя они и по сей день остаются не до конца проясненными, та манера, с какой
она  вручала мне каждый очередной барабан, оставалась неизменной, пусть даже
цена  на детские жестяные барабаны сегодня значительно выше, чем в сороковом
году. Сегодня Мария выписывает модный журнал. С каждым очередным визитом она
делается  все элегантней.  А как тогда? Была ли  Мария хороша собой? Круглое
свежевымытое личико, прохладный,  но не холодный  взгляд серых чуть навыкате
глаз с короткими, но пушистыми ресницами под густыми, темными, сросшимися на
переносице бровями.  Отчетливо  выступающие скулы -- кожа  на них  синела  в
сильный мороз  и болезненно  трескалась  -- придавали лицу вид успокоительно
воздействующей плоскости, и  вид  этот не  нарушал маленький, хотя отнюдь не
некрасивый и тем паче не смешной, а главное -- при всей своей мелкости четко
вырезанный  нос.  Лоб  у  нее   был  округлый,  невысокий  и  рано  покрылся
горизонтальными складками над заросшей переносицей. Русые волосы,  что  и по
сей день блестят,  как мокрые  стволы  деревьев,  столь  же  округло и  чуть
кудряво  начинались  от  висков,  чтобы  затем  гладко  обтянуть  маленькую,
аккуратную и --  как у матушки Тручински -- почти  лишенную затылка  голову.
Когда Мария, облачась в белый  халат, встала за наш прилавок, она еще носила
косы позади быстро наливающихся кровью, беспородно здоровых ушей, чьи мочки,
к сожалению,  не  висели свободно,  а прямиком  переходили в щеку над нижней
челюстью, и, хотя при этом возникала довольно красивая складка, это наводило
на мысль об известной дегенеративности и  позволяло сделать некоторые выводы
о ее характере. Позднее Мацерат  подбил Марию на перманент, что закрыло уши.
Сегодня  из-под  модной  короткой  стрижки на  своей кудрявой  головке Мария
выставляет напоказ приросшие мочки, но сглаживает  этот небольшой изъян  при
помощи больших и довольно безвкусных клипсов.
     Подобно тому как обхватистая головка Марии демонстрировала пухлые щеки,
выступающие скулы, щедро прорезанные глаза  по обе стороны глубоко сидящего,
почти  незаметного носа,  телу ее скорее  маленького, нежели  среднего роста
были даны слишком широкие  плечи,  начинающиеся прямо  из-под  мышек  полные
груди и -- соответственно с размерами таза -- пышный зад, что в свою очередь
покоился на слишком тонких, однако же крепких ногах, между которыми виднелся
зазор пониже причинного места.
     Не исключено, что в те  времена Мария была самую малость кривонога. Вот
и руки,  вечно тронутые  краснотой, в отличие  от  вполне сформировавшейся и
пропорциональной фигуры казались детскими, а пальцы пухлыми, словно сосиски.
От этой  расшлепанности  рук она не  сумела избавиться  и по сей день.  Зато
ступни ее, которые сперва мыкались в грубых  походных башмаках, позднее же в
едва ли ей подходящих, старомодно  элегантных туфельках бедной моей матушки,
несмотря на  вредную  для них и  уже бывшую в употреблении обувь, постепенно
утратили детскую красноту и забавность, приспособившись к вполне современным
моделям западногерманского и даже итальянского производства.
     Мария  говорила  немного,  но  охотно  пела за  мытьем  посуды, а также
развешивая сахар  -- фунт или полфунта -- по голубым пакетикам. Когда  лавку
закрывали и Мацерат производил  подсчеты, также  и  по  воскресеньям, Мария,
если могла  выкроить хоть  полчаса  отдыха,  хваталась  за  губную гармошку,
подаренную  братом  Францем,  когда   того  взяли  в  армию  и  отправили  в
Гросс-Бошполь.
     Мария  играла на  своей  гармошке  почти все.  Песни  туристов, которые
разучила  на вечерах  СНД, мелодии из оперетт,  шлягеры, которые услышала по
радио либо  от своего брата  Фрица,  -- того  на  Пасху сорокового служебная
поездка на несколько дней привела в Данциг. Оскар еще припоминает, что Мария
играла "Капли дождя", прищелкивая  язычком, и умела также  извлечь из  своей
гармошки "Мне  ветер песню рассказал",  отнюдь  не  подражая  при  этом Заре
Леандер.  Но ни  разу Мария  не извлекала свой инструмент  когда лавка  была
открыта. Даже если в лавке никого не было, она воздерживалась от музыки; она
выписывала  по-детски круглыми буквами ценники и  перечень товаров.  И  хотя
трудно было  не заметить, что  именно она  ведет дело, что именно она сумела
вернуть  ту  часть покупателей,  которые  после смерти моей  бедной  матушки
перекинулись  к конкурентам, она, даже сделав их нашими клиентами, сохраняла
по отношению к Мацерату уважение, граничащее с подобострастием, что  у него,
всегда в себя верившего, не вызывало ни тени смущения.
     "В конце концов, это  я ее  нанял и обучил" -- так звучали его доводы в
ответ на подковырки со стороны зеленщика  Греффа  либо Гретхен Шефлер. Столь
примитивно  выглядел ход  мыслей  у  этого человека, который,  по сути  лишь
занимаясь   любимым  делом  --   стряпней,   --  становился  более   чутким,
восприимчивым  и  поэтому достойным внимания. Ибо при всем желании Оскар  не
может отрицать: его ребрышки по-кассельски  с квашеной  капустой, его свиные
почки  в горчичном соусе,  его панированный венский шницель и -- главное  --
его карпа со сливками  и под хреном стоило  посмотреть, понюхать и отведать.
Пусть даже он мало чему мог научить Марию по части торговли, ибо, во-первых,
девушка обладала врожденным коммерческим чутьем для мелкорозничной торговли,
во-вторых,  сам  Мацерат  не  слишком  разбирался  в  тонкостях  продажи  за
прилавком и  годился лишь для оптовых закупок на рынке,  зато  он научил  ее
варить, тушить  и  жарить,  потому  что  она хоть  и проходила  два  года  в
служанках у одного чиновничьего  семейства из Шидлица, но, придя к нам, даже
воду не умела вскипятить толком.
     Уже  очень  скоро  Мацерат  мог  держаться  как при жизни  моей  бедной
матушки: он царствовал на кухне, он с очередным воскресным жарким поднимался
на  одну ступень  выше,  он мог  часами блаженствовать  на  кухне  за мытьем
посуды,  он   походя  осуществлял   закупки,  что  с  каждым  военным  годом
становилось все  затруднительнее,  делал предварительные заказы и  расчеты с
фирмами  на оптовом  рынке и в хозяйственном управлении, довольно  лихо  вел
переписку с управлением налоговым, каждые две недели  оформлял --  и даже не
сказать чтобы  примитивно, а проявляя изрядную долю фантазии и вкуса -- нашу
витрину, с чувством глубокой  ответственности выполнял свою партийную ерунду
и, поскольку  Мария  незыблемо стояла  за  прилавком, был загружен целиком и
полностью.
     Вы можете задать  вопрос:  к чему  все  эти подходы,  это  подробнейшее
описание  таза,  бровей, ушных  мочек, рук  и  ног молодой  девушки?  Будучи
совершенно  одного с вами  мнения,  я так  же,  как и  вы, осуждаю  подобное
вхождение  в  детали.  Недаром  Оскар  твердо убежден, что до  сей поры  ему
удалось исказить образ Марии, а то и вовсе очернить  на все времена. Поэтому
еще одна, последняя и, надеюсь, все объясняющая, деталь:  если  отвлечься от
множества безымянных сестер, Мария была первой любовью Оскара.
     Это обстоятельство я осознал, когда в  один прекрасный день сделал  то,
что  делал  нечасто,  а  именно сам вслушался в барабанный  бой и  не мог не
заметить,  как по-новому,  проникновенно и  в  то же время бережно,  поверял
Оскар барабану свою страсть. Мария охотно слушала барабанный бой,  но мне не
очень нравилось, когда она при этом вынимала свою губную гармошку,  уродливо
морщила лоб и считала своим долгом мне  подыгрывать. Но  часто, штопая чулки
или  развешивая по кулькам сахар, она вдруг опускала  руки, бросала  на меня
серьезный и внимательный взгляд между палочками,  причем лицо  ее оставалось
совершенно  безмятежным, и,  прежде чем возобновить прерванную работу, вдруг
мягким, полусонным движением скользила по моим коротко остриженным волосам.
     Оскар,  вообще-то  не  терпевший ничьих  прикосновений,  даже  и  самых
ласковых,  сносил  руку  Марии на своих  волосах  и  до  такой степени этому
отдавался,  что  порой  часами  уже  вполне  сознательно  выбивал  на  жести
подстрекающие к поглаживанию ритмы, пока наконец рука Марии не откликнется и
не потешит его.
     Вдобавок  ко всему  сказанному Мария  каждый вечер  укладывала  меня  в
постель. Она раздевала меня, мыла, помогала  надеть пижамку, напоминала  мне
перед сном, что надо еще  раз отлить  водичку, молилась со мной, хоть и была
протестантской веры, читала. Как  ни  хороши были эти последние минуты перед
тем,  как погасят свет -- я постепенно  с нежным намеком переделывал и "Отче
наш", и "Иисусетыжизньмоя" в "Звездаморскаяприветтебе"  и "Любить-Марию", --
ежевечерние приготовления ко сну стали мне в тягость, почти,  можно сказать,
расшатали  мое  самообладание,  навязав  мне,  во  все  времена   способному
сохранить  лицо,  предательский румянец  подростков  и  неуверенных  молодых
людей. Оскар  честно признает; всякий  раз, когда Мария  собственными руками
раздевала  меня, ставила в цинковую  ванну и с помощью махровой  рукавицы, с
помощью  щетки  и  мыла  растворяла на моей  коже  пыль  барабанного  дня  и
отскребала ее, -- словом, всякий раз, когда до моего сознания  доходило, что
я, почти  шестнадцатилетний, нагишом стою перед семнадцатилетней девушкой во
всей своей красе, мои щеки надолго заливал яркий, жгучий румянец.
     Но Мария, судя по всему,  не замечала, как у меня изменяется цвет лица.
Может, она думала,  что меня до такой степени  разгорячили  щетка и махровая
рукавичка?  Или  она  убеждала  себя,   что   Оскар  так   багровеет   из-за
гигиенических  мероприятий?  Или  была настолько стыдлива  и тактична,  что,
угадав истинную причину моего ежевечернего румянца, как бы не замечала его?
     Я  и  по  сей день подвержен  этой  внезапной,  не  поддающейся утайке,
длящейся  порой  целых пять минут, а то  и  дольше  красноте.  Подобно моему
деду-поджигателю  Коляйчеку,  который  багровел  как  пожарный  петух,  едва
кто-нибудь  произнесет  при нем  слово "спички",  у  меня кровь приливает  к
щекам, когда кто-нибудь, с кем я вовсе не обязательно должен быть  знаком, в
моем присутствии заведет речь о  малых детях, которых каждый вечер растирают
в  ванне  махровой рукавичкой и  щеткой.  Тогда  Оскар  делается похожим  на
индейца,  окружающие  посмеиваются, называют  меня странным, даже  не вполне
нормальным, ибо какое значение в глазах окружающих имеет то  обстоятельство,
что  маленьких  детей  намыливают,  отскребают и  проводят  у  них  махровой
рукавичкой по всяким сокровенным местечкам?
     Однако Мария,  это дитя природы, ничуть не  смущаясь, позволяла  себе в
моем  присутствии самые  рискованные шутки. Так,  например,  она каждый раз,
прежде  чем  мыть  полы  в  гостиной и  в спальне,  скатывала  вниз от бедра
шелковые чулки,  которые подарил  ей Мацерат и которые она боялась  порвать.
Как- то раз в субботу, уже после закрытия -- Мацерат ушел по каким- то своим
партийным делам, и мы оказались  дома одни, -- Мария сбросила  юбку и блузку
и, оказавшись  в плохонькой, но опрятной нижней юбке  возле меня  за столом,
принялась  оттирать  бензином пятна с юбки и  вискозной блузки. И как же оно
так  получилось,  что,  едва  Мария сняла  верхнюю  одежду, а запах  бензина
улетучился,  от  нее  приятно, с  наивным очарованием запахло ванилью? Уж не
натиралась ли она этой  пряностью?  или  существовали  дешевые духи с  таким
ароматом? Или  это  был  ее собственный запах, так  же  ей присущий, как  от
некоей  фрау Катер всегда разило нашатырем, как моя бабка Коляйчек хранила у
себя  под юбками запах чуть прогорклого  масла?  Оскар, которому хотелось во
всем  дойти  до  самой  сути,  занялся  проблемой  ванили.  Итак,  Мария  не
натиралась ванилью. Она просто издавала запах ванили. Более того, я и по сей
день убежден, что Мария даже и не  сознавала присутствие этого запаха, ведь,
когда у  нас по  воскресеньям после телячьего жаркого с картофельным пюре  и
цветной  капустой,  политой  растопленным  маслом,  на  столе  колыхался  --
колыхался потому, что я ударил башмаком по ножке стола, -- ванильный пудинг,
Мария, обожавшая манный  пудинг с  фруктовой подливкой,  съедала  от пудинга
самую  малость, да  и  то без всякой охоты, тогда  как Оскар  и по  сей день
буквально влюблен в этот самый простой и, вероятно, самый банальный  из всех
существующих  пудингов.  В  июле  сорокового,  после  того  как чрезвычайные
сообщения  поведали  нам  о  поспешно-победоносном  завершении  французского
похода, начался купальный  сезон на  побережье Балтийского моря. Покуда брат
Марии Фриц, ставший  обер-ефрейтором, посылал нам первые открытки из Парижа,
Мацерат и Мария  совместно решили, что Оскара  надо возить  на пляж, так как
морской воздух  несомненно  пойдет ему на пользу.  В обеденный перерыв  -- а
лавка  была  закрыта  с  часу  до  трех --  Марии предстояло возить меня  на
брезенский пляж, а если она даже и до четырех задержится, говорил Мацерат, в
том  беды  тоже  нет,  он  иногда  не прочь  для  разнообразия  постоять  за
прилавком,  показаться  на  глаза  покупателям. Для Оскара  приобрели  синий
купальный костюм с нашитым якорем, а у Марии уже  был свой зеленый с красной
каемкой, его подарила ей  сестра Густа к первому  причастию. В пляжной сумке
еще с матушкиных времен сыскался белый и мохнатый купальный халат, точно так
же оставшийся после матушки, а к  халату самым ненужным  образом прибавилось
ведерко, совочек и  всевозможные формочки. Мария несла сумку.  Барабан я нес
сам.  Оскар  слегка побаивался проезжать  на  трамвае  мимо кладбища  Заспе.
Возможно,  ему следовало опасаться, что вид этого столь безмолвного и однако
же столь  красноречивого места вконец испортит и без  того не слишком рьяное
купальное настроение.  Оскар невольно  задавался  вопросом, как поведет себя
дух  Яна  Бронски, когда  его погубитель в легкой летней  одежде  проедет на
звенящем  трамвае  мимо его  могилы?  Девятка остановилась, кондуктор громко
выкрикнул: "Заспе!"  Я  сосредоточенно  глядел  мимо  Марии туда, где  лежал
Брезен  и  откуда,  медленно  увеличиваясь в  размерах,  наплывал  встречный
трамвай. Только  не отводить  взгляд.  Да  и что  там можно  увидеть? Чахлые
прибрежные  сосны,  переплетенные ржавые оградки,  неразбериха  покосившихся
могильных  плит, надписи  на  которых  мог бы прочесть  разве что  береговой
репейник  да глухой овес.  Уж лучше бросить взгляд из открытого окна кверху:
вот они гудят, пузатые Ю-52, как могут гудеть лишь трехмоторные самолеты  да
очень  жирные  мухи.  Звонок -- и мы  тронулись с  места, и  встречный вагон
загородил наши окна. Но сразу за  прицепным  мою голову  словно вывернуло: я
увидел  целиком  все  это  заброшенное  кладбище  и  кусок  северной  стены,
вызывающе белое  пятно на которой хоть и лежало в тени, но все равно до чего
ж тягостно...
     А потом мы это  место  миновали и подъехали к  Брезену,  и я снова  мог
глядеть на Марию.  Она  заполнила  собой легкое,  цветастое  летнее  платье.
Вокруг полной, матово  блестевшей  шеи, на  хорошо  подбитых жирком  изнутри
ключицах прилегали одна к другой густо-красные вишни деревянных бус, все они
были  одинаковой величины и демонстрировали лопающуюся зрелость. Так как же,
чудилось  мне или я обонял  это на  самом  деле? Оскар чуть нагнулся --  да,
Мария  прихватила  с собой  на пляж  свой  запах ванили,  --  глубоко втянул
ноздрями  воздух  и  на какое-то время  одолел  разлагающегося  Яна Бронски.
Оборона  Польской  почты  стала  историей, прежде  чем у  ее защитников мясо
отстало от костей.  А у Оскара Уцелевшего в носу царили совсем  иные запахи,
нежели  те, которые мог бы  издавать  его некогда  столь элегантный,  а ныне
гниющий предполагаемый отец.
     В Брезене Мария купила фунт вишен, взяла меня за руку -- она знала, что
Оскар  разрешает это  только  ей, -- и новела себя и  меня  через прибрежные
сосны к купальне.  Несмотря на мои почти  шестнадцать -- но  смотритель  при
купальнях ничего в этом не  смыслил, -- меня пропустили в дамское отделение.
Температура воды --  восемнадцать, воздуха -- двадцать шесть, ветер  -- ост,
без осадков  -- стояло  на черной доске, возле щита  спасательной станции, с
инструкциями  по   оживлению  утопленников  и  с  нескладными,  старомодными
картинками. На всех  утопленниках  были полосатые  купальные костюмы, у всех
спасателей -- усы, а по коварной и опасной воде плавали соломенные шляпы.
     Босоногая смотрительница купален  шла первой  и, словно некая грешница,
подпоясалась вервием, на котором висел здоровенный ключ, подходивший ко всем
кабинкам. Деревянные мостки. Перила  вдоль  мостков. Сухой кокосовый половик
вдоль всех дверей. Нам отвели  кабинку номер пятьдесят  три. Дощатые стенки,
сухие  и теплые, того естественного  синевато-белого цвета, который я назвал
бы тусклым. У  окошка --  зеркало,  которое  уже  и само  себя  не принимало
всерьез.
     Сперва раздеваться должен был Оскар. Я и разделся лицом к стене и  лишь
с великой неохотой принимал при этом чужую помощь. Потом Мария с присущей ей
практической  хваткой  развернула  меня, протянула  мне  новый  купальник  и
заставила меня, ни с чем не считаясь, втиснуться в плотно облегающую шерсть.
Едва застегнув мои бретельки, она усадила меня  на скамейку,  что  у  задней
стены кабинки,  плюхнула мне на колени барабан и палочки и начала  быстрыми,
сильными движениями снимать с себя одежду.
     Сперва  я так, самую малость, побарабанил, затем  подсчитал все сучки в
досках  пола, а  потом перестал и  считать,  и барабанить.  Я  никак не  мог
понять, с  чего это Мария, забавно  выпятив губы, свистит прямо перед собой,
сбрасывая  туфли,  она просвистела  два высоких, два низких тона,  сбрасывая
носочки,  она  свистела, как возчик  пива,  снимая  с  тела цветастую ткань,
повесила, насвистывая, нижнюю юбку поверх платья, дала упасть лифчику и  все
еще,  так и  не  найдя  мелодии,  натужно  свистела,  опуская до колен  свои
трусики,  которые,   собственно,  были  никакие  не  трусики,  а  спортивные
шаровары, уронила их на ноги, вышла  из  закатанных  штанин и пальцами левой
ноги отбросила шаровары в угол.
     Мария напугала Оскара своим треугольником, который  зарос волосами.  Со
времен бедной матушки он знал, что женщины снизу не безволосы, но ведь Мария
была не женщина в том смысле, в каком его матушка являлась женщиной Мацерату
или Яну Бронски.
     И  тут  я  немедля  опознал  ее.  Ярость,  стыд,  возмущение, досада  и
начавшееся под купальником одеревенение моей поливалки, наполовину забавное,
наполовину  болезненное, заставили меня  ради  этой внезапно объявившейся  у
меня палочки забыть и барабан, и барабанные палочки.
     Оскар вскочил  и ринулся к Марии. Она приняла его в свои волосы. Он дал
своему  лицу обрасти волосами. Волосы проросли  у  него  между губами. Мария
засмеялась, хотела оттащить его, я же  все больше вбирал  ее в себя, я напал
на след ванильного аромата. Мария не переставала смеяться. Она не отнимала у
меня свою  ваниль;  верно,  это  ее  забавляло, недаром она  не  переставала
смеяться.  Лишь когда у меня  заскользили ноги и мое скольжение причинило ей
боль -- потому что волос я так  и не отпустил, а может, это они не отпускали
меня, -- лишь  когда ваниль  исторгла слезы из моих глаз, когда я почуял уже
не ваниль, а,  скажем, лисички или что-то столь же забористое,  но только не
ваниль, когда этот земляной запах, который Мария скрывала под своей ванилью,
пригвоздил к моему лбу  истлевающего  Яна Бронски и на всю оставшуюся  жизнь
отравил меня привкусом преходящести, лишь тогда я отпустил ее.
     Оскар оскользнулся на крашенных  тусклой  краской  досках кабинки  и не
перестал плакать, даже когда Мария, уже снова  смеясь, подняла его, взяла на
руки, погладила  и  прижала к  тому  самому  ожерелью  из  деревянных вишен,
которое сохранила на себе как единственный предмет одежды.
     Покачивая  головой,  она собрала  свои  волосы  с моих губ и  удивленно
промолвила:
     --  Ну  и типчик же ты,  лезешь,  сам  не знаешь  куда, а  потом  еще и
плачешь.




     Вы знаете, что  это  такое? Раньше его можно  было купить в любое время
года в плоских пакетиках. Моя  матушка продавала  у нас  пакетики со  вкусом
ясменника такого до отвращения  зеленого цвета. А  пакетик, позаимствовавший
окраску  у  недозрелых   апельсинов,   именовался:  порошок  для  шипучки  с
апельсиновым вкусом,  а еще был порошок с  малиновым вкусом, а еще  порошок,
который,  если полить его чистой водой  из крана, шипел, булькал, приходил в
волнение, а  когда  его  пьешь, прежде  чем  успокоиться,  отдаленно,  очень
отдаленно пах лимоном и цвет принимал соответственный, даже больше того: это
была ведущая себя как яд искусственная желтизна.
     Что еще было написано на пакетике, кроме того, какой у него вкус? А вот
что:  натуральный  продукт,  защищен  законом,  беречь  от  сырости;  а  под
пунктиром стояло: надорвать здесь.
     Где еще можно  было  купить  такой порошок? Не только в  лавке  у  моей
матушки, а в любой лавке колониальных товаров -- только не  в кафе Кайзера и
в  крупных продовольственных  магазинах -- можно было  приобрести  описанный
выше пакетик. И там, и во всех киосках он продавался за три пфеннига.
     Мы с  Марией  получали эти  пакетики задаром. Только  когда мы не могли
дотерпеть до дому, нам приходилось покупать их в лавках колониальных товаров
или  в  киосках с напитками, выкладывая за  это три пфеннига,  а  то и вовсе
шесть,  потому что одного пакетика нам было недостаточно, мы хотели получить
два.
     Кто из нас начал  первым? Известный спор двух любящих сердец. Я говорю:
начала Мария, а вот Мария никогда не утверждала, что первым начал Оскар. Она
оставила  вопрос открытым, а если б допросить ее с  пристрастием,  ответила:
"Это порошок сам начал". И конечно же, любой человек согласился бы с Марией.
Только Оскар не желал принять этот обвинительный приговор. Я ни  разу так  и
не смог  признаться; пакетик порошка для  шипучки по цене  три  пфеннига  за
штуку  сумел  совратить Оскара.  Мне  было  в  ту пору шестнадцать лет,  и я
придавал  большое  значение тому, чтобы вина легла на  меня или хотя  бы  на
Марию, но уж никак не на порошок, который положено защищать от сырости.
     Все  началось  через  несколько  дней  после моего  рождения.  Согласно
календарю  купальный  сезон  подходил  к  концу.  Однако  погода  не  желала
признавать приближение сентября. После сплошь дождливого августа лето выдало
все, на что оно способно, и его запоздалые  достижения можно  было перечесть
на доске возле плаката  спасательной станции, прибитого к кабине смотрителя:
воздух  двадцать   девять  --  вода  двадцать  --  ветер   юго-восточный  --
преимущественно ясно.
     Покуда Фриц Тручински как обер-ефрейтор авиации посылал нам открытки из
Парижа, Копенгагена, Осло и Брюсселя -- его все время переводили  с места на
место, --  мы с Марией недурно загорели. В  июле у нас с ней было постоянное
место  на солнечной  стороне семейных  купален. Но поскольку Марии там вечно
докучали плоские шуточки красноштанных семиклассников из гимназии Конрада  и
занудно  многословные излияния какого-то девятиклассника из  Петришуле, мы к
середине  августа отказались  от  семейных купален и  перекочевали  на более
спокойное  местечко в детскую  купальню  почти у самой воды,  где толстые  и
одышливые,  подобно  балтийскому  прибою,  дамы  заходили  в  воду до  самых
венозных  узлов  в  подколенных  ямках,  где  малые   дети,  голые  и  дурно
воспитанные,  боролись с  судьбой,  --  иными словами,  воздвигали  на песке
крепости, которые тут же неизбежно рушились.
     Дамская купальня: когда женщины находятся в сугубо  женском  обществе и
уверены, что за ними  никто  не  наблюдает, юноше, которого умело скрывал  в
себе Оскар,  остается  только  закрыть глаза, дабы  не  сделаться  невольным
соглядатаем бесцеремонного женского естества.
     Мы лежали на песке, Мария -- в зеленом купальнике с красной окантовкой,
я напялил  свой  синий. Песок уснул, море уснуло, раковины были растоптаны и
не могли нас слышать.  Янтарь, который обычно отгоняет сон,  пребывал,  надо
полагать, в другом месте, ветер, который, если верить черной доске, приходил
к нам  с  юго-востока,  тоже  медленно уснул,  и  все  просторное, наверняка
утомленное  небо  не  могло  сдержать  зевоту,  да  и  мы  с  Марией  что-то
притомились.  Купаться  мы  уже  купались,  после купания,  а  не  перед ним
подкрепились.  Теперь вишни в виде  еще  влажных косточек лежали рядом с уже
высохшими до белизны косточками прошлого года.
     Наблюдая подобную недолговечность,  Оскар разрешил  песку  сочиться  на
свой  барабан  вместе  с  годовалыми,  тысячелетними и  совсем  еще  свежими
вишневыми косточками, устроил таким манером песочные часы и пытался, играя с
костями,  вообразить себя в роли  смерти. Под теплой  сонной  плотью Марии я
представлял  себе  части  ее  наверняка  бодрствующего   скелета,  радовался
промежутку  между  локтевой  и лучевой костью, затевал считалку, продвигаясь
вверх и вниз по ее позвоночнику,  проникал через оба  отверстия в ее тазу  и
ликовал,  созерцая  мечевидный  отросток.  Но  наперекор  забаве,  которую я
сотворил  для   самого  себя  в  роли  смерти   с  песочными  часами,  Мария
шевельнулась,  вслепую,  полагаясь  только  на свои пальцы,  сунула  руку  в
пляжную  сумку  и  что-то там  поискала,  покуда я пропускал остатки песка с
последними косточками на свой уже полузасыпанный барабан. А  поскольку Мария
не  отыскала того, что  хотела,  свою губную  гармошку,  надо  полагать, она
опрокинула  сумку,  и  тотчас  на  купальной  простыне оказалась никакая  не
гармошка, а пакетик шипучего порошка.
     Мария изобразила удивление. А может, она и впрямь удивилась.  Вот я так
был удивлен на самом деле, не уставал повторять и повторяю по  сей день: как
попал этот порошок, эта дешевка, которую покупают только дети безработных да
грузчики,  потому  что  у  них нет  денег  на  настоящий  лимонад,  как этот
совершенно  неходовой  товар угодил в нашу сумку? Впрочем,  покуда Оскар еще
предавался  размышлениям на сей счет, Мария  захотела пить. Пришлось и  мне,
против  воли прервав  нить  размышлений,  признаться, что  я  тоже испытываю
сильнейшую  жажду. Стакана мы  с  собой не взяли, до крана с  питьевой водой
было не меньше тридцати пяти шагов, если бы к воде  пошла Мария, и не меньше
пятидесяти, если бы отправился я. Что означало: если сходить к смотрителю за
стаканом либо  отвернуть кран рядом с его же кабинкой, придется страдать  от
раскаленного песка между блестящими кремом "Нивея", лежащими на спине или на
животе горами мяса.
     Нас обоих отпугивал  этот далекий путь, а потому мы оставили пакетик на
простыне.  Под конец  я  схватил его,  прежде чем Мария успела сделать то же
самое. Но  Оскар положил  пакетик  на прежнее  место, чтобы Мария  могла его
взять. А Мария  не  брала. Тогда я взял  его сам  и протянул Марии. А  Мария
вернула его  Ос кару.  А я поблагодарил и подарил его Марии. А она не желала
принимать от Оскара никаких подарков.  Пришлось  положить пакетик на прежнее
место, где он и пролежал довольно долго, не шевелясь.
     Оскар  отмечает про себя, что именно Мария после  тягостной паузы взяла
пакетик.  Мало  того,  она  оторвала полосу бумаги как  раз  там, где пониже
пунктира  было  написано: отрывать здесь!  Потом она протянула мне  вскрытый
пакетик.  На  сей  раз  Оскар  с  благодарностью  отказался.  Марии  удалось
напустить на себя обиженный вид, и она с величайшей  решительностью положила
вскрытый  пакетик на простыню.  Что  мне еще оставалось делать,  кроме как в
свою очередь схватить пакетик, прежде чем туда насыплется песок, и, схватив,
предложить Марии?
     Оскар констатирует, что именно Мария запустила один палец в надрыв, что
именно она  вытащила  оттуда  палец  и выставила его  напоказ в вертикальном
положении: на кончике пальца виднелось что-то бело-голубоватое, порошок  для
шипучки.  Она предложила мне свой палец, и я, разумеется, взял предложенное.
Хотя  мне  ударило  в  нос, лицу  моему удалось  отразить вкусноту.  А Мария
подставила  ладошку.  А  Оскар не мог  удержаться и насыпал  в  эту  розовую
мисочку немного порошка. Она не знала, что ей дальше делать с этой горсткой.
Холмик посреди ладони был  для нее слишком нов и слишком удивителен. Тогда я
наклонился,  собрал во рту всю слюну, какая там была, и увлажнил ею порошок,
повторил маневр и принял  прежнюю позу, лишь когда у  меня во рту совсем  не
осталось слюны.
     На ладони  у  Марии порошок  начал шипеть  и  пениться.  Ясменник начал
извергаться,  словно вулкан. Здесь вскипала зеленоватая ярость уж и не  знаю
какого народа.  Здесь совершалось нечто,  чего Мария  еще  и не  видывала и,
возможно, не испытывала  тоже, ибо рука ее  вздрогнула,  задергалась, хотела
улететь, потому  что ясменник оказался кусачий, потому что ясменник проникал
сквозь  ее кожу,  потому  что  ясменник  волновал ее, будил  в ней  чувства,
чувства, чувства...
     Хотя масса  зелени  неудержимо  множилась, Мария  покраснела,  поднесла
ладонь к губам, облизала  ее, далеко  высунув  язык, повторила  это действие
несколько раз  и с таким  исступлением,  что Оскар  уже  готов был подумать,
будто  язык  Марии не  уничтожает  столь  волнующее ощущение  ясменника,  а,
напротив, возвышает его до того предела или за пределы того предела, который
обычно положен всем нашим чувствам...
     Потом чувство ослабло. Мария захихикала, огляделась по сторонам, нет ли
там свидетелей ясменника, и, поскольку увидела, что морские коровы, пыхтящие
в своих купальниках, распластались кругом,  безучастные и загорелые от крема
"Нивея",  вновь рухнула на свою простыню.  На столь белом фоне краска  стыда
медленно ее покинула. Возможно, купальной  погоде  того полуденного часа еще
удалось бы погрузить Оскара в сон, не надумай  Мария примерно через  полчаса
вторично выпрямиться  и предпринять атаку на теперь уже неполный пакетик. Не
могу сказать, боролась ли она с собой, прежде чем высыпать остатки порошка в
пустую  ладонь,  освоившуюся с его  воздействием. Примерно столько  времени,
сколько  требуется,  чтобы  протереть  очки,  она держала пакетик  слева,  а
розовую ладошку справа,  как неподвижный противовес. И не  сказать,  что она
устремила  взгляд  на пакетик или на  пустую  ладонь, что ее  взгляд блуждал
между полупустым и вообще пустым: нет, Мария глядела куда-то между пакетиком
и рукой, и глаза у нее при этом были строгие и темные. Но мне еще предстояло
узнать,  насколько  этот  взгляд  слабее,   чем  наполовину  израсходованный
пакетик. Пакетик приблизился к  подставленной горсти, горсть вышла навстречу
пакетику,  взгляд  потерял  свою  насыщенную  мрачным  раздумьем  строгость,
наполнился  поначалу  жадным  интересом,  а  потом  и  просто  жадностью.  С
напускным равнодушием Мария высыпала остатки порошка в свою пухлую, несмотря
на  жару, сухую  ладошку,  отбросила  затем пакетик  вместе  с  равнодушием,
подперла освободившейся рукой наполненную  горсть, задержала серые глаза  на
порошке,  потом  взглянула  на  меня, перевела на меня серый взгляд, чего-то
потребовала  от меня  серыми глазами,  пожелала моей слюны, почему  бы ей не
взять  собственную, у Оскара слюны  почти не осталось, у нее  наверняка было
больше,  так быстро слюна  не  скапливается, взяла бы лучше  свою,  ее слюна
ничуть не хуже, а может, и лучше, и,  уж конечно, у нее сейчас больше слюны,
чем  у меня, ведь не мог  же я так быстро накопить много слюны, да к тому же
Мария была крупнее, чем я.
     Но  Марии  хотелось получить  мою слюну.  То есть с  самого начала было
ясно,  что речь может  идти  только о  моей  слюне. Она не  отводила от меня
требовательного взгляда, и вину за эту жестокую неуступчивость я возлагал на
ее  ушные  мочки,  не  свободные,  а  приросшие.  И  Оскар  сглотнул,  начал
представлять  себе  предметы, от которых  у  него обычно  текли  слюнки,  но
виноват оказался морской воздух, соленый воздух, соленый морской воздух, что
слюнные  железы  не  подействовали,  и,   подстрекаемый  взглядом  Марии,  я
принужден был  встать  и отправиться в  путь. Если не  глядеть ни  влево, ни
вправо, предстояло сделать пятьдесят шагов  по раскаленному песку, подняться
по  еще  более раскаленным ступеням  к  кабине  смотрителя,  отвернуть кран,
разинув рот, подставить  запрокинутую голову под струю, пить, полоскать рот,
глотать, чтобы во рту у Оскара снова набежала слюна.
     Когда я одолел  бесконечное расстояние между кабиной смотрителя и нашей
белой  простыней,  как  ни  бесконечно  оно   было,  какие  гадкие  виды  ни
открывались  по обеим  сторонам моего  пути,  я  увидел,  что Мария лежит на
животе, запрятав голову  между скрещенных рук.  Косы устало распластались по
круглой спине.
     Я  толкнул  ее,  потому  что  у  Оскара  теперь  была слюна.  Мария  не
шелохнулась. Я толкнул еще раз. Ни ответа, ни привета. Я осторожно разжал ее
левую ладошку. Она не  сопротивлялась:  ладошка оказалась пустой,  словно  в
жизни не  видывала  никакого порошка. Я  силой выпрямил  ее пальцы на правой
руке: линии влажные, ладошка розовая, горячая и пустая.
     Может, Мария  пустила  в  ход собственную слюну? Может, не  смогла меня
дождаться? Или просто  сдула с  ладони порошок, затушила чувство, не испытав
его, насухо оттерла руку о  простыню, прежде чем снова обнажилась привычная,
пухлая ладошка со  свидетельствующей  о  суеверности  лунной  горой,  жирным
Меркурием и туго набитым Венериным холмом.
     Вскоре после этого мы пошли домой, и Оскару  так и не доведется узнать,
заставила ли  Мария в тот день вторично вспениться шипучий порошок, или лишь
несколько дней спустя та смесь из порошка и моей слюны, повторившись,  стала
грехом, ее грехом и моим.
     Случай  или, скажем, случай, подвластный нашим желаниям, подстроил так,
чтобы Мацерат  вечером того же купального дня -- мы как раз успели пообедать
черничным супом и картофельными оладьями -- растолковал мне и Марии со всеми
подробностями,  что  стал членом  небольшого клуба любителей  ската в рамках
городской партийной организации, а потому дважды на неделе будет встречаться
в  пивной  со  своими новыми партнерами, которые все, как и он,  возглавляют
низовые  ячейки,  да  и  сам  Зельке,  новый  ортсгруппенфюрер, будет иногда
заглядывать к ним на огонек, и хотя  бы по одной этой причине ему, Мацерату,
придется бывать там, нас же,  к сожалению, оставлять в одиночестве. Лучше бы
всего по вечерам, посвященным скату, оставлять Оскара у мамаши Тручински.
     Мамаша Тручински  не возражала, тем более что этот вариант куда  больше
приходился ей по душе, чем предложение, которое Мацерат, не  посоветовавшись
с Марией, сделал накануне. Согласно его варианту не  я должен был ночевать у
мамаши  Тручински, а сама  Мария два раза  в неделю проводить  ночь у нас на
кушетке.
     Поначалу Мария спала на той широкой постели, где во времена  оны покоил
свою  изрубленную  спину мой друг Герберт Тручински. Этот  массивный предмет
меблировки  стоял в дальней, в маленькой комнате, а мамаша Тручински спала в
гостиной. Густа Тручински, которая по-прежнему подавала  холодные закуски  в
отеле  "Эдем",  там  же и жила,  изредка приходила в свободные дни,  на ночь
редко когда оставалась, а если  уж и оставалась, то  спала  на  софе.  Если,
однако,  увольнительная  заносила из дальних стран прямо  в  квартиру  Фрица
Тручински с  подарками, наш  то  ли фронтовик, то ли  командированный спал в
постели  Герберта,  Мария -- в постели  матушки  Тручински, а  сама  старуха
стелила себе на софе.
     Мои  потребности  нарушали  заведенный  порядок.  Поначалу  они  решили
стелить мне на  софе.  Этому намерению я воспротивился -- кратко, но твердо.
Тогда  мамаша  Тручински  решила  уступить мне  свою  старушечью  кровать  и
удовольствоваться софой, но тут начала возражать Мария. Она не желала, чтобы
эти неудобства помешали личному покою ее старой матери,  и  со своей стороны
изъявила  готовность  разделить со мной  бывшее  кельнерское  ложе Герберта,
причем выразила свою мысль в таких словах:
     -- Ну дак и посплю с ним в одной постели, он же у нас восьмушка порции.
     Так получилось,  что со следующей недели  Мария  по два раза переносила
мои  постельные  принадлежности из  нашей квартиры в первом  этаже к ним  на
третий и раскладывала постель для меня и для моего барабана слева от себя.
     В  первую  картежную ночь  Мацерата  ничего ровным счетом не произошло.
Кровать Герберта показалась мне слишком большой. Я  лег первым, Мария пришла
позже.  Она   умылась   на  кухне  и  появилась  в  до  смешного  длинной  и
по-старомодному каляной ночной сорочке. Оскар, ожидая, что  она явится голой
и с волосатым треугольником, поначалу был разочарован, но потом даже испытал
удовлетворение, потому что ткань из прабабушкиного  сундука легко  и приятно
перекинула мост к белым складкам на сестринском халате.  Стоя перед комодом,
Мария распускала  волосы  и  при этом  насвистывала. Всякий раз,  одеваясь и
раздеваясь,  заплетая  и  расплетая  косы, Мария насвистывала.  Даже  просто
расчесывая волосы, она неустанно выталкивала через выпяченные губы  эти  две
ноты, но никакой мелодии у нее не получалось.
     Отложив   гребень   в   сторону,   она    переставала   свистеть.   Она
поворачивалась, еще раз встряхивала головой, несколькими движениями наводила
порядок на своем комоде,  наведенный  порядок  наполнял  ее веселым задором:
своему  сфотографированному  и  ретушированному  усатому   папаше  в  черной
эбеновой рамочке она посылала воздушный поцелуй, потом с излишней грузностью
прыгала  в  кровать, несколько раз подскакивала  на  матрасе,  на  последнем
прыжке  перехватывала верхнюю  перину,  скрывалась  до  подбородка  под этой
пуховой горой, никак не задевая меня, лежащего под  собственной периной, еще
раз выныривала из-под  перины круглой рукой,  отчего у нее  задирался рукав,
искала  у себя  над  головой  шнур, чтобы, дернув  за него,  погасить  свет,
находила,  дергала и уже в  темноте говорила  мне чересчур громким  голосом:
"Покойной ночи!" Дыхание Марии очень скоро делалось ровным.  Возможно, она и
не  притворялась  вовсе,   а  засыпала  на   самом  деле,  поскольку  за  ее
повседневными трудовыми  достижениями могли и должны были  последовать столь
же значительные достижения по части сна. Оскару же еще долгое время являлись
заслуживающие внимания и прогоняющие сон картины. Как ни тяжко нависала тьма
между стенами и светозащитной  бумагой  на окне, все  равно белокурые сестры
милосердия склонялись над испещренной шрамами  спиной Герберта, смятая белая
рубашка Лео Дурачка -- что напрашивалось само собой -- превращалась в  белую
чайку и летала, летала, пока не  разобьется о  кладбищенскую  стену, и стена
после  этого  казалась  свежевыбеленной,  ну  и  так  далее. Лишь  когда все
крепнущий, навевающий истому запах ванили заставлял мерцать, а потом и вовсе
обрывал ленту перед сном, у Оскара устанавливалось  то же  спокойное, ровное
дыхание, которое уже давно обрела Мария.
     Столь   же  хрестоматийно  благопристойное  представление   о   девице,
отходящей  ко сну,  явила  мне  Мария три  дня спустя. Она  пришла в  ночной
сорочке, свистела, распуская  косы, свистела, когда  причесывалась, отложила
гребень,  перестала свистеть, навела  порядок на комоде, послала  фотографии
воздушный поцелуй,  совершила  утрированный  прыжок  в постель,  покачалась,
схватила перину  и увидела -- я мог  наблюдать  только ее спину  --  увидела
пакетик -- я восхищался  ее  длинными волосами  -- она обнаружила на  перине
нечто зеленое -- я закрыл  глаза, решив подождать, пока она освоится с видом
порошка для шипучки, -- но тут под телом откинувшейся назад  Марии скрипнули
пружины,  тут  щелкнул выключатель, и, когда щелканье заставило меня открыть
глаза, Оскар мог убедиться в том, что и без того знал: Мария выключила свет,
она неровно дышала в темноте, она  не сумела освоиться с видом пакетика,  но
оставался  открытым   вопрос:   не   усугубляет  ли  созданная   ею  темнота
существование  пакетика, не заставляет ли эта  темнота  более  пышным цветом
расцвести ясменник, не насыщает ли она ночь пузырьками углекислоты?
     Я  уже готов был  поверить,  что темнота заодно  с  Оскаром. Ибо спустя
всего  несколько минут -- если в совершенно  темной  комнате  вообще уместно
говорить о минутах -- я ощутил движение в изголовье постели: Мария принялась
выуживать шнур,  шнур закусил  наживку, после  чего я  снова мог восхищаться
длинными волосами  поверх стоящей колом  сорочки. Как ровно и желто осветила
спальню лампочка под гофрированным  абажуром! Откинутая и  неприкосновенная,
горбатилась  в ногах перина.  А  вот пакетик на  этом взгорке  не  посмел  в
темноте сдвинуться  с  места.  Зашуршала  бабкина  ночная сорочка  на Марии,
задрался  рукав с  принадлежащей  ему  пухлой  ладошкой,  и  Оскар  принялся
накапливать во рту слюну.
     В последующие недели мы опустошили с дюжину пакетиков, по большей части
со вкусом ясменника, потом, когда ясменник кончился,  с лимонным и малиновым
вкусом, причем одним  и тем  же способом:  заставляли шипеть с  помощью моей
слюны, что  вызывало  у Марии  ощущения  с каждым разом  все  более  для нее
приятные.  Я  понаторел  в накапливании  слюны, я прибегал  ко  всевозможным
уловкам, чтобы слюна  собиралась  во рту быстро  и обильно, и вскоре уже мог
содержимым  одного-единственного  пакетика три  раза подряд вызывать у Марии
желанное ощущение.
     Мария была  вполне  довольна  Оскаром,  иногда прижимала его к себе,  а
насладившись шипучкой, даже целовала два-три раза  куда-нибудь в лицо, после
чего скоро  засыпала,  но перед этим Оскар еще слышал в  темноте ее короткое
хихиканье.
     А вот мне с каждым днем становилось все труднее засылать. Я уже  достиг
шестнадцати  лет,  обладал живой  фантазией  и  отгоняющей сон  потребностью
выразить  любовь к  Марии в  еще неведомых  формах, других,  нежели те, что,
таясь в  шипучем  порошке, пробуждались  от моей слюны и неизменно взывали к
одному и тому же чувству.
     Размышления Оскара не ограничивались лишь тем моментом, когда гас свет.
Целые дни напролет я корпел  за своим  барабаном и предавался  размышлениям,
листал  зачитанные   до  дыр   распутинские   выпуски,   вспоминал   прежние
образовательные  оргии  при участии Гретхен  Шефлер и  моей бедной  матушки,
вопрошал также и Гете, из которого в отдельных выпусках -- как и "Распутина"
--  имел  "Избирательное  сродство"; короче, брал бурную активность чудодея,
приглушал  ее  с помощью  объемлющего всю землю естественным чувством короля
поэтов, то наделял Марию внешностью царицы и отчасти чертами великой княгини
Анастасии, подбирал дам из аристократически-эксцентрической свиты Распутина,
чтобы  немного спустя,  не приемля  слишком бурных страстей, узреть  Марию в
неземной  прозрачности  Оттилии  либо   за   искусно  подавляемой  пылкостью
Шарлотты. Себя  же Оскар видел  то самим  Распутиным, то  убийцей Распутина,
очень  часто атаманом, куда реже --  этим мямлей, мужем Шарлотты, а однажды,
признаюсь честно --  гением, который в общеизвестном облике  Гете витает над
спящей Марией.
     Странным   образом  я  больше  черпал  импульсы  в  литературе,  чем  в
неприкрашенной  реальной  жизни.  И потому  Ян Бронски, которого я  куда как
часто заставал в трудах над телом моей бедной  матушки, почти ничему  не мог
меня научить. Хоть я и знал, что именно этот порой составленный из матушки и
Яна,  порой из  матушки  и Мацерата  бурно,  потом  обессиленно  вздыхающий,
кряхтящий, распадающийся, протягивающий  за  собой нити  клубок тел означает
любовь,  Оскар  не желал верить,  что такая любовь  и есть любовь,  из любви
отыскивал  другую  любовь,   неизменно   наталкивался  на  любовный  клубок,
ненавидел эту  любовь еще прежде, чем сам успел ей предаться, и вынужден был
защищать ее от самого себя как любовь единственно истинную и возможную.
     Мария  наслаждалась порошком лежа. Поскольку она, едва порошок зашипит,
начинала  дрыгать  и сучить ногами, ночная сорочка уже  при первом  ощущении
задиралась  у нее до бедер.  Когда  порошок  начинал шипеть по второму разу,
сорочке  чаще  всего удавалось задраться  вверх по животу  до самых  грудей.
Импульсивно,  не  проконсультировавшись  для  начала  с текстами из  Гете  и
"Распутина", я,  после того  как  неделю подряд  наполнял порошком ее  левую
ладонь, высыпал порошок с малиновым вкусом в ее пупочную ямку, полил все это
сверху слюной, и, когда  в маленьком кратере начало бурлить  и шипеть, Мария
разом  утратила  все  потребные  для протеста  аргументы: шипящий и бурлящий
пупок был много лучше, чем  ладонь. Пусть и порошок был тот же  самый, и моя
слюна оставалась моей слюной, и чувство было  то  же самое,  только сильней,
гораздо  сильней.  Оно  было  столь  безмерным,  что  Мария больше  не могла
выдержать. Она подалась вперед, хотела  остановить  кипение  малины у себя в
пупке, как останавливала ясменник у себя на ладони, когда  тот выполнит свою
миссию, но длины  языка для этого не  хватало, пупок был для нее недосягаем,
как Африка или Огненная Земля, зато для меня он был очень даже  близко, и  я
запустил  в  него язык,  искал  малину  и находил ее  все больше, совершенно
углубился в сбор ягод, угодил в  те края,  где властвовал  лесничий, имеющий
право потребовать с меня  квитанцию  на сбор,  я сознавал свои обязательства
перед каждой отдельной ягодкой, не имел ничего, кроме ягод в глазах, на уме,
на сердце, на слуху, воспринимал лишь малиновый запах. Я до того углубился в
сбор ягод, что Оскар мельком про себя отметил: Мария одобряет твои старания.
Вот почему  она выключила свет. Вот почему она с полным доверием отдалась во
власть сна,  не  мешая  тебе продолжать поиски, ибо Мария  была  переполнена
ягодами. А когда ягоды иссякли,  я как  бы  невзначай  и уже в других местах
обнаружил лисички. И поскольку  лисички были  глубже  запрятаны  и росли под
слоем мха, мой язык с этой задачей уже  не  мог справиться, и тут я отрастил
себе одиннадцатый палец, поскольку уже имевшиеся десять тоже не справлялись.
Вот так Оскар  обзавелся третьей барабанной палочкой -- по возрасту она была
ему  уже в самый раз. Только барабанил я не по жести, а по моховой  подушке,
барабанил и сам не знал, я ли там барабаню  или  Мария.  Мой это мох или ее?
Может, и мох, и одиннадцатый  палец  принадлежат кому-то  другому, а лисички
только мне?  А  этот тип  внизу,  у него  что,  свой разум,  своя  воля? Кто
зачинает дитя, Оскар, он или я?
     А  Мария,  которая наверху  спала,  а  внизу принимала  живое  участие,
безобидная  ваниль, а  под  мхом  -- пряные лисички, которая  хоть  и хотела
шипучки,  но  не   хотела   того,  кого  не  хотел  и  я,  кто  начал  вести
самостоятельный  образ  жизни,  кто доказал  наличие  собственного ума,  кто
выдавал то,  чего я в него  не вкладывал, кто встал, когда я лег, кто  видел
другие сны,  чем  видел  их я, кто не  умел ни  читать, ни писать, однако же
расписывался  за  меня,  кто  и  по  сей  день идет  собственным путем,  кто
отделился от  меня в тот  самый день,  когда я  впервые  ощутил его, кто мой
враг,  с которым я  то  и  дело должен заключать союз,  кто  предает  меня и
бросает в беде,  кого я сам готов предать и продать, кого я стыжусь, кому  я
надоел, кого  я мою, кто  меня грязнит, кто ничего не видит  и все чует, кто
настолько мне чужд, что я готов обращаться к нему на "вы", у  кого и  память
совсем  не такая,  как  у Оскара: ибо, если сегодня Мария заходит ко  мне, а
Бруно деликатно исчезает в коридоре, он  явно не узнает Марию,  не хочет, не
может,  флегматично лоботрясничает,  тогда  как взволнованное  сердце Оскара
заставляет мои губы лепетать:
     "Выслушай, Мария, слова нежности: я  мог бы купить циркуль, обвести нас
обоих кругом, мог бы тем же циркулем  измерить угол наклона твоей шеи, когда
ты читаешь, шьешь или, вот  как теперь, возишься с моим транзистором. Оставь
транзистор в  покое, выслушай  любовное предложение: я мог бы  пустить капли
себе в  глаза,  чтобы снова обрести  способность к слезам, я мог  бы  отдать
первому  же мяснику свое  сердце для мясорубки, если ты сделаешь то же самое
со своей душой. Мы  могли бы купить плюшевую  зверушку, чтобы между нами все
оставалось спокойным. Когда я  соглашусь на червей, а ты --  на терпение, мы
могли бы отправиться на рыбалку и стать  счастливее, А тогдашний порошок для
шипучки -- ты еще помнишь?
     Ты называешь меня ясменником, я начинаю шипеть и бурлить, ты хочешь еще
и еще, я отдаю тебе все без остатка -- Мария, шипучка,  нежные предложения!"
Ну чего  ты  все  время крутишь радио,  слушаешь  только радио, словно тобой
овладела безумная страсть к чрезвычайным сообщениям?




     На белой окружности моего барабана трудно экспериментировать. И мне это
следовало учесть.  Моя  жесть требует, чтоб  дерево все время было одно и то
же.  Она хочет выслушивать вопросы в  барабанном бое и в  бое  давать ответы
либо барабанной дробью, непринужденно стрекоча, оставлять открытыми и вопрос
и  ответ.  Итак,  мой  барабан  --  это  вам  не  сковорода,  которая  после
искусственного  подогрева  заставляет  румяниться  сырое  мясо,  это  и   не
танцплощадка для парочек, которые еще  не  знают, парочка  они или  покамест
нет.  Вот  почему  Оскар  никогда,  даже в часы  полнейшего одиночества,  не
посыпал  поверхность  своего барабана порошком  для шипучки, не примешивал к
порошку свою слюну и не устраивал представление, которого не видел уже много
лет  и   которого  мне  очень  недостает.  Правда,  Оскар   не  мог  так  уж
безоговорочно отказаться от опытов с вышеуказанным  порошком, но тут  он шел
прямым путем  и барабан  к делу не примешивал, -- иными словами, я  выставил
себя на посрамление, ибо без своего барабана пребуду посрамленным вовек.
     Поначалу добывать  порошок было весьма  затруднительно. Я посылал Бруно
по  всем графенберговским лавкам колониальных товаров, заставлял  его ездить
на трамвае в Герресхайм.  Просил я его также попытать счастья в  городе,  но
даже  в тех  киосках прохладительных  напитков, что можно найти  на конечной
остановке любого маршрута, Бруно не мог приобрести для меня шипучий порошок.
Продавщицы помоложе вообще не  знали, что это такое, пожилые хозяева киосков
многословно припоминали, о чем идет речь, задумчиво -- по рассказам Бруно --
терли лоб и отвечали: "Что вам надо-то? Порошок для шипучки? Так его с каких
уж пор не бывает. При Вильгельме он  был и при Адольфе тоже, в самом начале.
Да, это были времена! Но если вы пожелаете лимонаду или, скажем, колу..."
     Мой санитар выпил за  мой счет  много бутылок лимонада и кока- колы, но
так и не  раздобыл для  меня того,  о чем я просил.  И все же желание Оскара
исполнилось, ибо Бруно проявил в этом деле неутомимость: вчера он принес мне
белый  ненадписанный пакетик. Лаборантка специального  лечебного  заведения,
некая  фройляйн  Кляйн,  исполнившись понимания, изъявила готовность открыть
все  свои коробочки, ящички и  справочники,  взяла  несколько граммов  того,
несколько  граммов  этого  и  наконец,  после  множества  попыток,  намешала
порошок,  описанный  в  рассказах  Бруно:  порошок  умел  шипеть,  пениться,
зеленеть  и даже слегка пахнуть  ясменником.  А сегодня  как  раз  был  день
посещений. Пришла Мария. Но сперва пришел Клепп. Мы вместе с ним просмеялись
три  четверти часа  над  какой-то чепухой,  недостойной  упоминания. Я щадил
Клеппа и ленинистские  чувства Клеппа, не поднимал в  разговоре злободневных
тем,  --  короче, ни слова не  сказал  об экстренном  сообщении,  которое  с
помощью маленького транзистора  -- Мария подарила мне  его несколько  недель
назад  -- поведало о  смерти  Сталина.  Однако Клепп, судя  по всему,  был в
курсе, потому  что на рукаве  его коричневого в клеточку  пальто  топорщился
неумело пришитый  траурный  креп.  Потом Клепп  встал,  а  Витлар вошел. Оба
друга,  очевидно,  снова  перессорились, ибо Витлар со  смехом приветствовал
Клеппа и сделал ему пальцами рожки.
     --  Смерть  Сталина сокрушила меня сегодня  утром, когда  я  брился, --
ерничал Витлар, помогая Клеппу надеть пальто.
     С сальным блеском благоговения  на широком лице Клепп  приподнял черную
ткань у себя на рукаве.
     -- Вот поэтому я и ношу траур, -- вздохнул он и, подражая Армстронговой
трубе, изобразил первые погребальные такты в духе Нью-Орлеанского диксиленда
-- тра-та-ра-ра-та-ра-ра-ра-ра, после чего протиснулся в дверь.
     А Витлар  остался, садиться  не пожелал, более того, начал приплясывать
перед зеркалом,  и мы  с четверть  часа  обменивались понимающими  улыбками,
отнюдь не подразумевая Сталина.
     Уж и не  помню,  хотел  ли  я сделать  Витлара  своим поверенным  либо,
напротив, ставил себе  целью поскорей его выжить. Я подманил Витлара к своей
кровати, я  подманил его ухо  к своим  губам  и  зашептал  в эту разлапистую
раковину:
     -- Порошок для шипучки? Скажи, Готфрид, ты знаешь, что это такое?
     Он  в ужасе отскочил  от решеток моей кровати, он  прибег к патетике  и
присущей ему театральности,  он выставил навстречу мне  указательный палец и
зашипел:
     -- О Сатана, почему ты вознамерился совлечь меня с пути истинного своим
порошком? Неужто ты до сих пор не знаешь, что я ангел?
     И, подобно ангелу, Витлар улетел  на своих крыльях, не отказав  себе  в
удовольствии еще  раз  допросить "свет мой,  зеркальце" над раковиной. Право
же, молодые люди за стенами специального лечебного учреждения -- престранный
народ и тяготеют к манерности.
     А тут пришла Мария.  На  ней  был новый  весенний костюм  от  портного,
элегантная  мышино-серая  шляпка   с  изысканно   скромной  соломенно-желтой
отделкой, и сооружение это она даже у  меня в комнате снимать  не стала. Она
рассеянно меня приветствовала,  подставила мне щеку  и немедля  включила тот
самый  приемник,  который хоть  и подарила мне, но,  судя  по всему, считает
предназначенным для собственного употребления, ибо этот гадкий пластмассовый
коробок призван заменять часть наших разговоров по приемным дням.
     -- Ты сегодня утром слушал радио? Здорово, верно? Как ты думаешь?
     -- Да, Мария,  -- кротко ответил я, -- от меня тоже не  захотели скрыть
смерть Сталина, а теперь прошу тебя, выключи радио.
     Мария  безмолвно повиновалась, села, все так же не снимая шляпку, и мы,
как обычно, поговорили о Куртхене.
     --  Ты  только подумай, Оскар,  этот негодник не желает  носить длинные
чулки, а на дворе март, будут еще холода, они по радио предсказывали.
     Я пропустил мимо  ушей предсказание радио и  принял сторону Куртхена  в
вопросе о длинных чулках.
     -- Мальчику двенадцать, --  сказал  я, -- он  стесняется из-за школьных
товарищей ходить в шерстяных чулках.
     -- А мне его здоровье важней, и пусть носит чулки до Пасхи.
     Срок  был назначен столь решительным голосом, что я попытался осторожно
возразить:
     -- Уж лучше купи ему тогда лыжные штаны,  потому  что длинные шерстяные
чулки и в самом деле выглядят ужасно. Ты только вспомни себя в его возрасте.
Вспомни  наш двор  на Лабесвег. Что они тогда сделали  с маленьким Кесхеном,
которого тоже  до  самой Пасхи заставляли носить  длинные  чулки? Нухи Эйке,
который  так и остался на Крите,  Аксель Мишке, который  незадолго до  конца
гикнулся в Голландии,  и Гарри  Шлягер, что они  все сделали с Кесхеном? Они
обмазали  его  длинные  чулки дегтем,  чулки  пристали  к  ногам, и  Кесхена
пришлось  отправить  в больницу. --  Это все Сузи Катер, это она виновата, а
никакие не чулки!  -- Мария выкрикнула это с яростью. Хотя Сузи уже в  самом
начале войны пособляла на телеграфе, а потом вроде бы вышла замуж в Баварии,
Мария  испытывала к Сузи, бывшей всего  несколькими годами ее  старше, такой
стойкий  гнев,  как  умеют  одни  только  женщины,  которые  сохраняют  свои
антипатии с  молодых  лет  до  глубокой старости.  И  все  же напоминание  о
намазанных дегтем чулках  Кесхена не  прошло для нее совсем бесследно. Мария
пообещала купить Куртхену лыжные  шаровары, и мы вполне могли  сменить  тему
разговора.   О    Куртхене   можно   было,   оказывается,   сообщить   много
положительного.  Штудиенрат  Кенне-манн на  последнем родительском  собрании
отозвался о нем с похвалой.
     --  Ты только  подумай,  он по  успеваемости  второй  в классе.  А уж в
лавке-то он мне помогает, прямо слов нет как.
     Я одобрительно кивнул и изъявил готовность  выслушать отчет  о новейших
приобретениях  в  деликатесной  лавке.  Я  подбивал  Марию открыть  филиал в
Оберкасселе.   Сказал  ей,  что   ситуация  благоприятная,  что  конъюнктура
устойчивая -- последнее я,  кстати, услышал по  радио, -- после  чего решил,
что уже самое время вызвать звонком Бруно. Бруно явился и протянул мне белый
пакетик с порошком.
     План Оскара был  хорошо продуман.  Без  всяких объяснений я  попросил у
Марии  ее левую  руку.  Сперва она  протянула  мне правую,  потом  исправила
ошибку,  качая головой  и посмеиваясь, подставила  мне тыльную сторону левой
ладони, ожидая, возможно,  что  я  поцелую  ей ручку. Удивление она выказала
лишь  тогда,  когда  я развернул ее руку ладонью  вверх и между Венериным  и
лунным бугром всыпал порошок из пакетика. Она и это позволила, а испугалась,
лишь  когда Оскар склонился  над ее ладонью  и щедро сдобрил  слюной  холмик
шипучего порошка.
     -- Брось эти глупости, Оскар! -- возмутилась она, вскочила, отпрянула и
с ужасом воззрилась на шипящие пузырьки зеленого порошка.  Потом  она начала
заливаться  краской от лба и вниз. Я уже начал испытывать некоторую надежду,
но она  тремя прыжками  достигла  раковины,  пустила  на  наш  порошок воду,
отвратительную воду, сперва  холодную, потом теплую, после  чего вымыла руки
моим мылом.
     -- Ты иногда бываешь и в самом деле несносен, Оскар! Что подумает о нас
господин Мюнстерберг?
     Прося о  снисходительном  ко мне  отношении,  она взглянула  на  Бруно,
который  наблюдал за  моим опытом,  заняв  позицию  в  ногах  кровати. Чтобы
избавить  Марию  от  смущения,  я  попросил  Бруно  выйти  и,  едва  за  ним
захлопнулась дверь, еще раз подозвал Марию к своей кровати.
     --  Ты  что,  не  помнишь? Умоляю, вспомни,  порошок  для шипучки,  три
пфеннига  пакетик!  Вернись  мыслями  в прошлое:  ясменник,  малина,  как он
прекрасно шипел и пенился, а чувство, Мария, а чувство!
     Но Мария не  желала  вспоминать. Я внушал ей нелепый  страх,  она  даже
немножко задрожала, спрятала свою левую руку,  судорожно пыталась переменить
тему,  еще  раз  поведала о школьных успехах Куртхена, о  смерти  Сталина, о
новом  холодильнике  в магазине деликатесов фрау  Мацерат, о  предполагаемом
открытии  филиала  в  Касселе, но  я сохранял  верность  шипучему порошку, я
говорил:  шипучий  порошок,  она  встала,  шипучий  порошок  -- молил я, она
торопливо  попрощалась, поправила шляпку, не знала,  то ли ей уходить, то ли
нет, начала крутить ручку настройки, в аппарате  затрещало, я  заглушил этот
треск своим голосом:
     -- Шипучий порошок, Мария, вспомни шипучий порошок.
     Но она  уже  стояла в  дверях, плакала, мотала головой и оставила  меня
наедине  с  трескучим  радио,  притворив  дверь  до  того  осторожно, словно
оставила в комнате умирающего.
     Итак, Мария  не может больше вспомнить  порошок. Для меня же, покуда  я
готов дышать и барабанить, порошок не перестанет шипеть и пениться, ибо  это
моя слюна  в сороковом  году  на  исходе  лета оживляла  ясменник и  малину,
пробуждала чувства,  пославшие  мою плоть  на поиски, научила  меня собирать
лисички, сморчки и другие хоть  и неведомые  мне, но вполне съедобные грибы,
сделала меня отцом,  да-да, отцом, совсем еще  молодым  отцом, от слюны -- в
отцы, пробуждая чувства, в отцы, собирая и оплодотворяя, ибо к началу ноября
уже не осталось сомнений: Мария беременна, она на втором месяце, а я, Оскар,
-- будущий отец.
     В этом я убежден и по сей день, ибо история с Мацератом  произошла лишь
много  позже,  спустя две недели,  нет, спустя десять дней после того, как я
оплодотворил спящую  Марию в постели ее  покрытого  шрамами  брата Герберта,
среди открыток от ее младшего брата обер-ефрейтора Франца, в темной темноте,
между стенами и светонепроницаемой  бумагой на окнах, я застал ее же, но уже
не спящую,  а  хватающую  ртом  воздух  у  нас  на  кушетке, она  лежала под
Мацератом, а Мацерат лежал на ней.
     Неся  свой барабан, Оскар  вошел  в  гостиную  из подъезда, а  туда  он
спустился  с  чердака, где  сидел  и  предавался размышлениям.  Оба  меня не
заметили.  Головы  у  них  были  повернуты  к  печке.  Они  даже  толком  не
раздевались.  Мацерат  спустил подштанники  до колеи, а  брюки горбились  на
полу.  Платье  и комбинация Марии  закатились выше  бюстгальтера,  до  самых
подмышек. Трусики болтались у нее на правой доге, которая свисала с кушетки,
уродливо вывернутая. А левая -- как будто она тут ни  при чем -- надломленно
лежала на спинке  кушетки. Между  ногами у  ней  и пребывал Мацерат.  Правой
рукой  отворачивая в сторону ее  голову, он  левой расширял отверстие, чтобы
сподручней туда влезть. Между растопыренными пальцами Мацерата Мария глядела
куда-то вбок, на ковер, словно бы изучая убегающий под стол узор. Он закусил
зубами  бархатную обивку  подушки и оставлял бархат в покое,  лишь когда они
обменивались  словами.  Ибо время от времени  они действительно обменивались
словами,  не прерывая, однако, своего занятия. Лишь когда  часы  начали бить
три четверти, оба притормозили на  то время, покуда звучал бой. Начав  снова
-- как и до боя часов -- ее обрабатывать, Мацерат обронил:
     -- Уже без четверти.
     Затем  он  пожелал узнать,  нравится  ли  ей,  как  он это  делает. Она
несколько  раз   ответила  утвердительно,   но   попросила   его   соблюдать
осторожность.  Он  пообещал ей быть предельно осторожным. Она приказала ему,
нет,  она  воззвала  к  нему  с  просьбой   на  сей  раз   проявить  сугубую
осторожность. Тогда он поинтересовался, скоро ли она кончит. А она ответила:
сейчас-сейчас. А потом у нее, надо полагать, свело ногу, ту, которая свисала
с кушетки, потому что она помахала ею, но  трусики так и болтались  на ноге.
Тогда Мацерат снова закусил зубами бархат, а она закричала: хватит, уходи, и
он  действительно  хотел  уйти,  но  уже  не  мог,  потому что Оскар  сверху
взгромоздился на обоих, прежде чем Мацерат ушел, потому что барабаном ударил
его по пояснице, а палочками -- по жести, потому что я больше не мог слышать
это "уйди"  да "уйди", потому что моя  жесть звучала громче, чем ее  "уйди",
потому что я не желал, чтобы он уходил так же,  как Ян Бронски всегда уходил
от матушки, потому что матушка  тоже вечно твердила "уйди"  да "уйди", и Яну
--  уйди, и  Мацерату  -- уйди. После чего они  размыкались,  а  слизь  свою
куда-нибудь  сбрасывали, может в  специально припасенную  тряпочку,  а  если
тряпочки под рукой не было, тогда прямо на кушетку или на ковер. Я просто не
мог больше  на это смотреть.  В  конце концов, я  ведь  тоже не ушел.  Я был
первым, кто  не  ушел,  вот  почему я отец, а  вовсе не  тот  самый Мацерат,
который неизменно и вплоть до  конца своих дней был убежден, будто он и есть
мой отец. А отцом-то был Ян Бронски.  И, подобно  Яну, я еще до Мацерата  не
пожелал  уйти, остался в ней и все оставил в ней,  и то, что из этого вышло,
-- то был мой сын, а не его сын. У него и вообще сыновей не было! И  отец он
был не настоящий.  Хоть  он десять раз  подряд женись  на  бедной матушке, а
потом на Марии, потому как Мария  оказалась беременна. Он думал, что люди на
улице и в доме, конечно,  уверены. Они  и впрямь  были уверены,  что Мацерат
обрюхатил Марию, а теперь женится на ней, а Марии-то семнадцать с половиной,
ему  же скоро стукнет сорок пять.  Впрочем,  для своего возраста  она вполне
деловая,  а что до маленького Оскара, то он  может только поблагодарить Бога
за такую мачеху, потому что Мария относится к бедняжке не как мачеха, а  как
родная мать, хотя, конечно, у  Оскархена не все дома, и, вообще-то, всего бы
разумней отправить его в лечебницу в Зильберхаммер либо в Тапиау.
     Мацерат,  поддавшись  на уговоры Гретхен Шефлер, решил жениться на моей
возлюбленной. Следовательно, если называть отцом моего предполагаемого отца,
картина получается следующая: мой  отец женился на моей будущей жене,  затем
назвал моего  сына Курта своим сыном Куртом,  -- короче, потребовал от меня,
чтобы я признал в  его внуке  моего единокровного брата и мирился с тем, что
моя  возлюбленная, источающая запах ванили  Мария, лежит на правах мачехи  в
его постели, пропахшей рыбьими  молоками.  Если  же  я,  напротив, сам  себе
заявляю:  Мацерат тебе не отец, даже и не предполагаемый отец, он совершенно
чужой человек, не симпатичный, но и не вызывающий антипатии, он умеет хорошо
готовить,  и вот так, хорошо готовя,  он  до сих пор  худо-бедно заботился о
тебе как отец, потому что твоя бедная матушка оставила его тебе, а теперь на
глазах у всего  честного народа  он уводит у тебя  из-под носа лучшую в мире
жену, тебя  же заставляет быть сперва свидетелем на свадьбе, а  пять месяцев
спустя -- на крестинах, иными  словами, гостем на двух  семейных торжествах,
организовать которые скорей  пристало бы  тебе, ибо это ты должен был  вести
Марию в магистрат, это тебе следовало  выбирать крестных родителей;  словом,
если, изучая главные роли в этой трагедии, я невольно прихожу  к выводу, что
постановка весьма пострадала от ошибочного распределения  главных ролей, мне
впору  разочароваться  в театре, ведь Оскару, истинно  характерному  актеру,
отвели роль статиста, которую с  тем же успехом можно было вообще вычеркнуть
из текста.
     Прежде чем дать своему  сыну имя Курт, прежде  чем наречь его  так, как
ему зваться никоим образом не следовало -- ибо я  нарек бы  мальчика в честь
истинного дедушки  Винцента  Бронски, -- словом,  прежде  чем  примириться с
именем  Курт, Оскар не  хочет  скрывать, как он во время  беременности Марии
противился предстоящим родам.
     Уже вечером того самого дня, когда я застиг обоих на кушетке, барабаня,
оседлал  мокрую  от  пота  спину Мацерата и тем самым  помешал ему  соблюсти
необходимые  меры  предосторожности,  как того  требовала  Мария, мною  была
предпринята отчаянная попытка вновь отвоевать свою возлюбленную.
     Мацерату удалось  стряхнуть меня, когда  уже  было  слишком поздно. Вот
почему он меня  ударил.  Мария заступилась за  Оскара и  начала выговаривать
Мацерату,  потому  что тот не сумел проявить  должную осторожность.  Мацерат
защищался, как  немолодой мужчина.  Во всем-де  виновата Мария, оправдывался
он, с  нее вполне  бы  хватило и одного  раза,  но, видно,  она из тех, кому
подавай еще да еще и все будет  мало. Тут Мария за плакала и ответила, что у
нее так не получается, чтобы р-раз  --  и готово, что тогда пусть он  поищет
себе другую, она, конечно, не имеет опыта,  но ее сестра Густа, ну которая в
"Эдеме",  все знает, и  Густа ей  говорила,  что так быстро  не получается и
чтобы Мария следила, потому как бывают мужчины, которым  только  бы сбросить
свои сопли, а он, Мацерат,  тоже, видно, из  этой породы, только пусть тогда
больше на нее  не рассчитывает, ей надо, чтобы у обоих получалось сразу.  Но
все  равно  следить  было  надо,  уж  такую-то  малость  она  вправе от него
потребовать,  это его  долг по отношению  к ней.  Потом  она заплакала, но с
кушетки так и не встала. А Мацерат в своих подштанниках заорал, что не может
больше  слушать это хныканье,  после  чего сразу раскаялся  в своем взрыве и
снова хотел приступиться к Марии, -- иными  словами, хотел  погладить ее под
юбкой по голому месту, отчего Мария вконец рассвирепела.
     Оскар ни разу еще не видел ее такой, лицо у нее пошло красными пятнами,
и она назвала Мацерата слабаком, после  чего тот  взял свои штаны,  нырнул в
них  и  застегнулся.  И  пусть  катится  куда хочет,  вопила  Мария, к своим
целленляйтерам, они небось тоже из породы пульверизаторов. А Мацерат схватил
свой пиджак, потом ручку двери и сообщил,  что отныне будет играть на других
струнах, а бабскими штучками он-де сыт по горло и,  уж если она такая падкая
на мужчин, пусть подберет себе иностранного рабочего, ну хоть того француза,
что  развозит пиво, француз, верно,  мастак по  этой части,  он же, Мацерат,
представляет себе под словом "любовь" не только пакости, но и другое, теперь
он пойдет перекинется в скат, уж там-то все обойдется без сюрпризов.
     И  мы  остались  с Марией  вдвоем.  Она больше  не  плакала, задумчиво,
чуть-чуть  слышно  насвистывая,  она  натягивала  свои трусики. Потом  долго
разглядывала свое платье, которое пострадало от соприкосновения с  кушеткой.
Потом  включила  радио,  старалась  внимательно  слушать, когда сообщали  об
уровне воды на Висле и Ногате, когда  же  после информации об уровне воды  в
нижнем  течении Моттлау были объявлены и  даже прозвучали ритмы вальса,  она
вдруг снова сняла трусы, прошла на кухню, загромыхала тазом, пустила воду, я
услышал, как пыхнул газ, и догадался:  Мария  решила  устроить  себе сидячую
ванну.
     Чтобы  избавиться  от  этого несколько постыдного представления,  Оскар
сосредоточился на звуках вальса. Если память мне  не изменяет,  я даже выбил
несколько  тактов Штрауса  на  барабане  --  и  не без  удовольствия.  Потом
радиостанция оборвала звуки вальса и возвестила экстренное  сообщение. Оскар
ждал  вестей  с  Атлантики,  и не  ошибся. Бригаде подводных  лодок  удалось
западнее   Ирландии  пустить   ко  дну   семь   или  восемь  кораблей  общим
водоизмещением во  столько-то и столько-  то  тысяч брутто-регистровых тонн.
Мало того,  другой бригаде подводных лодок  удалось в Атлантике отправить на
дно почти столько же тонн. При этом особенно отличилась подводная лодка  под
командованием  капитан-лейтенанта Шепке, впрочем, не  исключено, что это был
капитан-лейтенант Кречмер, во  всяком  случае  один  из двух, а то  и  вовсе
третий, не менее  прославленный капитан-лейтенант имел теперь на своем счету
больше всего брутто-регистровых тонн, а сверх  всего  или вдобавок ко  всему
еще потопил английский эсминец класса Икс- Игрек.
     Покуда  я  на  своем  барабане  пытался  изобразить   последовавшую  за
экстренным сообщением  песню  про Англию  и почти  преобразовал ее  в вальс,
вошла Мария с махровым полотенцем под мышкой. Она сказала вполголоса:
     --  Ты слышал, Оскархен, опять экстренное сообщение! Если  и дальше так
пойдет...
     Не  сообщив, впрочем, Оскару, что тогда может  произойти,  она села  на
стул,  через спинку которого Мацерат обычно перекидывал свой  пиджак. Мокрое
полотенце она свернула  в колбасу и довольно громко, причем даже не фальшиво
насвистела песню про Англию.  Конец она повторила еще раз,  когда радио  уже
смолкло, потом  выключила стоящий  на комоде  ящик,  едва  из него  полились
нестареющие звуки вальса, махровую колбасу она положила на стол, сама села и
опустила свои пухлые ладошки на колени.
     Очень тихо сделалось у нас в комнате,  одни  лишь стоячие часы говорили
все громче и громче, и Мария,  верно, задумалась, не включить  ли  ей  снова
радио, но потом решила  по- другому: она прижала голову к  махровой колбасе,
лежащей  на столе, сняв руки с  колен, свесила их почти до ковра и заплакала
беззвучно и равномерно.
     Оскар  спрашивал себя, не стыдится  ли Мария, поскольку он  застал ее в
столь постыдной ситуации. Я решил ее развеселить, выскользнул  из гостиной и
в  темной лавке, среди  пакетиков пудинга  и  пластинок желатина,  обнаружил
пакетик, который при рассмотрении в  полутемном  коридоре оказался пакетиком
шипучего порошка со вкусом ясменника. Оскар очень порадовался своей находке,
ибо  временами  я  полагал,  будто Мария отдает ясменнику предпочтение перед
всеми прочими разновидностями порошка.
     Когда я вернулся в гостиную, щека Марии все так  же лежала на свернутом
в  колбасу махровом полотенце. И  руки  у нее все  так же висели, беспомощно
покачиваясь, вдоль бедер. Оскар зашел слева и был  весьма разочарован, когда
увидел, что  глаза у нее закрыты и сухи. Я  терпеливо  ждал, пока  она снова
поднимет веки с чуть слипшимися  ресницами, протянул ей пакетик, но она даже
не взглянула на мой ясменник и, казалось, смотрит сквозь  пакетик  и  сквозь
Оскара.
     Верно, она ничего не  видит от  слез, пытался я оправдать Марию и после
короткого  внутреннего  совещания  с  самим  собой решил  действовать  более
непосредственно.  Оскар  залез  под  стол,  подполз  к  ногам Марии,  слегка
повернутым носками внутрь, схватил ее левую  руку, почти достающую кончиками
пальцев  до  пола,  развернул  ее  так, чтобы мне была видна  ладонь, вскрыл
пакетик  зубами,  высыпал половину  содержимого в  безвольно доверенную  мне
мисочку, прибавил слюны, пронаблюдал первый взрыв шипения и получил от Марии
весьма болезненный пинок ногой в грудь, отбросивший  Оскара на ковер,  почти
под середину стола.
     Несмотря  на  боль, я  тотчас  снова вскочил на ноги и выбрался  из-под
стола. Мария теперь тоже  стояла. Мы стояли  друг против друга, тяжело дыша.
Мария схватила  полотенце,  оттерла свою левую ладонь, швырнула оттертое мне
под ноги и обозвала меня гадким пакостником, ядовитым  карликом, обнаглевшим
гномом,  которого давно пора отправить  в психушку. Потом она схватила меня,
стукнула по затылку, обругала мою  бедную матушку, которая произвела на свет
такого выродка, когда же я захотел закричать, когда нацелился на все  стекла
в комнате и в целом  мире, заткнула мне  рот тем  самым полотенцем, которое,
если его кусать, оказывается жестче говядины.
     Лишь когда Оскар сумел побагроветь и посинеть, она меня отпустила. Я бы
мог теперь  без всякого труда раскричать своим голосом все рюмки, все стекла
и -- по второму разу -- стекла, закрывавшие циферблат напольных  часов. Но я
не стал  кричать,  я позволил  ненависти  овладеть собой,  такой  устойчивой
ненависти, что и по сей день, когда Мария переступает порог  моей комнаты, я
ощущаю ее между зубами, как ощущал тогда махровое полотенце.
     Мария,  переменчивая, какой она умела быть, отпустила  меня, добродушно
засмеялась, одним движением снова включила радио, насвистывая вальс, подошла
ко мне,  чтобы в знак примирения потрепать меня по  голове, что я, вообще-то
говоря, любил.
     Оскар подпустил  Марию  совсем близко и  обоими  кулаками  ударил снизу
вверх, в то самое  место, куда она впускала Мацерата. И когда она, перед тем
как я успел нанести второй удар, перехватила мои кулаки, я вцепился зубами в
это проклятое место и, не разнимая зубов, упал вместе с ней на кушетку, хоть
и слышал краем уха, как они  там  сулят очередное  экстренное сообщение,  но
Оскар не  желал никаких сообщений,  а потому  не  сообщит  вам, кто кого и в
каком количестве тонн сумел утопить, ибо приступ судорожных рыданий заставил
меня разжать зубы, и я остался неподвижно  лежать на Марии, а та  плакала от
боли, а Оскар плакал от ненависти и от любви,  и, хотя на смену любви пришло
свинцовое беспамятство, конца ей не было.




     Его,  то  есть Греффа, я не любил.  Он, то есть Грефф, не любил меня. И
позднее, когда Грефф соорудил  для меня барабанную  машину, я его  не любил.
Впрочем,  и  по  сей  день,  когда у Оскара  уже  не  осталось сил для столь
устойчивых антипатий,  я недолюбливаю  Греффа, хотя его и на свете-то больше
нет.
     Грефф торговал зеленью. Но пусть этот факт не введет вас в заблуждение.
Он не  верил ни в картошку,  ни в савойскую  капусту,  был, однако,  наделен
большими   познаниями   в  овощеводстве  и  охотно  представал  перед  всеми
садоводом, любителем природы и вегетарианцем. Но поскольку Грефф не ел мяса,
он  все-таки  не  мог  считаться  настоящим  зеленщиком.  Ему  не дано  было
рассуждать о плодах земных как о плодах земных.  "Вы только взгляните на эти
редкостные картофелины, -- частенько слышал я, как Грефф обращается к  своим
покупателям. -- Взгляните на  этот полнокровный,  налитой,  принимающий  все
новые  формы  и в то  же  время  столь целомудренный  клубень!  О,  я  люблю
картофель, ибо он говорит  со мной на своем языке". Ну конечно же, настоящий
зеленщик не должен так говорить и смущать подобными речами своих покупателей
Моя  бабушка   Анна   Коляйчек,  которая  и   выросла  и  состарилась  среди
картофельных полей, даже в самые урожайные годы  могла произнести  разве что
такую фразу: "Н-да, сей год картошки малость побольше, как прошлым годом". А
ведь  и  Анна Коляйчек,  и брат  ее Винцент Бронски куда больше зависели  от
урожая  картошки,  чем  зеленщик  Грефф,  которому уродившаяся  слива вполне
возмещала неуродившуюся картошку. Вообще, в Греффе все было  чрезмерным.  Ну
кто заставлял его носить в лавке зеленый фартук?  Что за напыщенность, если,
демонстрируя  покупателям зеленый, как шпинат,  кусок ткани, он улыбался и с
умным видом называл его "Зеленый  фартук милостивого Господа Бога нашего". К
тому  же он  никак не мог  развязаться  со своими следопытскими увлечениями.
Правда,  ему  уже  в  тридцать  восьмом  пришлось распустить  свой отряд  --
мальчишек обрядили в коричневые рубашки и ладную зимнюю  форму, но все равно
вчерашние  скауты, пусть в штатском, пусть в  новой форме, часто и регулярно
наведывались  к  своему  вчерашнему  предводителю,  дабы  совместно  с  ним,
обряженным в позаимствованный у милостивого Господа  Бога фартук и теребящим
струны гитары, распевать  утренние песни, вечерние песни, туристские  песни,
песни ландскнехтов, песни урожая, песни во славу Девы Марии, народные песни,
местные   и  зарубежные.  Поскольку  Грефф   своевременно  заделался  членом
национал-социалистских силовых отрядов  и  начиная  с сорок первого именовал
себя не  только зеленщиком, но и  люфтшуцвартом, а кроме того, в любое время
мог сослаться на  двух бывших скаутов, которые тем временем  успели кое-чего
достичь в рядах юнгфолька,  став один фенляйнфюрером, другой -- штамфюрером,
окружное   управление   гитлерюгенд   официально   разрешило   проводить   в
картофельном  подвале Греффа  вечера  песен.  Более  того,  гаушулунгсляйтер
Лебзак призвал Греффа  устраивать такие  же вечера песен  в  учебном  центре
Йенкау. Сов местно с учителем народной  школы Грефф в начале сороковых годов
получил  задание  составить  для округа  Данциг --  Западная Пруссия сборник
молодежных песен под девизом "Пойте с нами!". Книга вышла отменная. Зеленщик
получил послание из Берлина за подписью  рейхсюгендфюрера и был приглашен  в
Берлин на встречу хормейстеров.
     Короче,  Грефф всем взял. И не только  потому, что знал  наизусть текст
любой песни, вдобавок он умел разбивать палатки, разводить, а потом и гасить
бивачные костры, чтобы не возник лесной пожар, он целеустремленно маршировал
по компасу,  знал,  как называются все видимые  невооруженным глазом звезды,
излагал  веселые и занимательные истории,  помнил все легенды, родившиеся  в
бассейне  Вислы,  проводил  патриотические  вечера под  лозунгом  "Данциг  и
Ганза",   мог  перечислить  всех  великих   магистров  рыцарского  ордена  с
относящимися  к  делу  датами  и фактами,  но и этим не ограничивался, а мог
заодно поведать много всякой всячины о миссии германства в рыцарской земле и
лишь изредка  вплетал  в свои выступления какую-нибудь забавную присказку из
жизни скаутов.
     Грефф  любил  молодежь.  Мальчиков  больше,  чем  девочек.  Девочек,  в
сущности,  вообще не любил, а любил только  мальчиков.  Порой он  даже любил
мальчиков больше, чем можно было выразить с помощью песен. Возможно, это его
жена, распустеха  в неизменно засаленном лифчике  и  дырявых трусах, короче,
это Греффиха  вынуждала  мужа  отыскивать чистые идеалы  среди подтянутых  и
опрятных  мальчиков. Можно было подкопать и другой  корень  этого дерева, на
ветвях которого  в  любое время года  цвело-расцветало  грязное  белье  фрау
Грефф. Я вот о чем: Греффиха потому и  прозябала в небрежении, что зеленщик,
он  же  люфт-шуцварт,  решительно  не  воспринимал  беззаботную  и   малость
тупоумную пышность ее форм.
     Грефф  любил  подтянутое,  мускулистое,   закаленное.  Произнося  слово
"природа",  он   подразумевал  аскетизм.  Произнося   слово  "аскетизм",  он
подразумевал  особую  форму  ухода  за  телом,  а  уж  в  теле  своем  Грефф
разбирался. Он тщательно о нем заботился, подвергал его воздействию жары  и,
проявляя  незаурядную  смекалку,  -- воздействию холода. Покуда  Оскар резал
своим пением стекло как вблизи, так и  на  расстоянии, при  случае заставляя
таять морозные узоры на стекле, таять и со звоном падать сосульки, зеленщик,
напротив,  боролся  со льдом  подручными средствами.  Он проделывал  дыры во
льду. В декабре,  январе, феврале он вырубал  во  льду дыры.  Он  рано,  еще
затемно  доставал  из  подвала велосипед,  заворачивал пешню в мешок  из-под
лука, ехал  через Заспе в Брезен, из Брезена  по заснежен  ному  променаду в
сторону Глеткау, между  Брезеном  и Глеткау  слезал  с велосипеда  и, покуда
медленно  надвигался  рассвет,  толкал  велосипед с  ледорубом  в  мешке  по
промерзшему  песку пляжа, потом метров  двести,  а то и триста  по замерзшей
поверхности моря. Над  морем висел прибрежный туман, и с берега никто не мог
бы  увидеть,  как  Грефф  укладывал велосипед,  вынимал  из  лукового  мешка
ледоруб, несколько минут стоял, безмолвно и  благоговейно внимая доносящимся
с  рейда  туманным  сигналам со  вмерзших  в  лед фрахтовых  судов. Затем он
скидывал куртку, какое-то  время занимался  гимнастикой, после чего  начинал
сильными равномерными ударами прорубать в море круглую дыру.
     На  дыру  у  Греффа  уходило   три  четверти  часа  с  лишком.  Только,
пожалуйста, не  спрашивайте  у  меня, откуда  я  это  знаю. Оскар  тогда,  в
общем-то, знал все. Потому я и знал, сколько времени уходило у Греффа на эту
дыру. Он потел, и его соленый  пот  падал каплями  с высокого крутого  лба в
снег.  Он  делал  все  искусно,  он  аккуратно  вел  надрез  по  окружности,
окружность  за   мыкалась,  после  чего  он  без  перчаток  вынимал  ледяшку
сантиметров   в    двадцать   толщиной   из   ледяного    поля,   доходящего
предположительно  до  Хелы,  а   то  и  вовсе  до  Швеции.  Древняя,  серая,
перемешанная с ледяной кашей вода стояла  в вырубленной дыре и чуть курилась
паром, но это отнюдь  не был  горячий источник. Дыра привлекала рыбу. Вернее
сказать, это так говорят  про дыры во льду, будто они привлекают рыбу. Грефф
при  желании  мог  выудить  миногу  или  двадцатифунтовую навагу.  Но он  не
занимался рыбной ловлей, а, напротив, начинал раздеваться, причем раздевался
догола, ибо уж если Грефф раздевался, то всегда раздевался догола.
     Впрочем, Оскар вовсе не хочет, чтобы у  вас по спине от холода забегали
мурашки.  Будем кратки:  все  зимние  месяцы  зеленщик Грефф по  два раза на
неделе купался в Балтийском море. По средам он купался один ни свет ни заря.
В шесть выезжал из дома,  в половине седьмого прибывал на место, до четверти
восьмого  делал  прорубь,  быстрыми, размашистыми движениями срывал  с  тела
одежду, бросался  в прорубь, предварительно растерев тело снегом, в  проруби
громко кричал, иногда я даже  слышал,  как  он поет  "Дикие  гуси  шуршат  в
ночи..." или "Любы нам бури, любы нам штормы...", и купался и кричал две, от
силы  три минуты,  после чего  вдруг  одним  прыжком с предельной  четкостью
обозначался на ледяной коре;  плоть, пышущая  паром, красная как рак, гоняла
вокруг проруби,  все  еще крича, остывала потихоньку и, наконец, проделывала
обратный путь --  в одежду и на велосипед. Без малого восемь  Грефф прибывал
на Лабесвег и минута в минуту открывал свою зеленную лавку.
     Вторую ванну Грефф  принимал  по воскресеньям в сопровождении множества
мальчишек. Оскар не берется  утверждать,  что сам все  видел,  он  не  видел
ничего. Это уже потом рассказывали люди.  Музыкант  Мейн мог  бы много  чего
порассказать  про зеленщика. Он трубил это на  всю  округу, и  одна  из  его
трубных  историй  гласила: каждое  воскресенье, хотя бы и в  самый трескучий
мороз, Грефф купался  в сопровождении  множества мальчиков.  Впрочем, даже и
Мейн  не  стал бы  утверждать, будто  зеленщик  принуждает мальчиков голышом
лезть  вслед  за  ним  в  ледяную купель. Его  вполне устраивало, когда они,
полуголые  или почти голые,  поджарые и  мускулистые,  возились  на  льду  и
растирали  друг дружку  снегом. Да-да, и уж такую  радость доставляли Греффу
мальчики  на  снегу, что он  то  ли до, то ли после купания  нередко начинал
дурачиться вместе с ними,  помогая растирать того или иного мальчика, а то и
разрешая всей банде растирать себя:  музыкант Мейн якобы своими глазами мог,
невзирая на прибрежный туман, наблюдать с променада в Глеткау, как до  ужаса
голый, поющий, кричащий  Грефф привлек к себе двух своих голых  же питомцев,
поднял в воздух -- нагота, нагруженная наготой, -- и вся разнузданная тройка
бушевала на толстой ледяной коре.
     Нетрудно понять, что Грефф не был рыбацким сыном, хотя и в Брезене, и в
Нойфарвассере  обитало  множество рыбаков  по фамилии  Грефф,  но  Грефф  --
зеленщик  был   родом  из  Тигенхофа,  хотя  Лина  Грефф,  урожденная  Барч,
познакомилась  со своим  будущим  мужем  в Прусте. Он там  помогал  молодому
деятельному викарию  руководить католическим клубом  друзей, тогда  как Лина
из-за  того  же самого викария каждую  субботу ходила в  общинный  дом. Если
верить снимку, который,  надо полагать,  она  же  мне  и подарила, поскольку
снимок этот и по сей день  наклеен на одной  из  страниц  моего фотоальбома,
двадцатилетняя   Лина  была  крепенькая,  веселая,   круглая,   добродушная,
легкомысленная,   глупая.    Отец    ее   держал   большое   садоводство   в
Санкт-Альбрехте. Двадцати  двух лет, совершенно  неопытной девочкой, как она
не  уставала  повторять впоследствии, Лина по совету викария вышла  замуж за
Греффа и на деньги своего отца  открыла в Лангфуре зеленную лавку. Поскольку
большую  часть  своего  товара,  к  примеру  почти все  фрукты, они задешево
получали  в отцовском садоводстве,  дело  у  них пошло хорошо,  как  бы само
собой, и Грефф не мог здесь так уж много напортить.
     Впрочем, и без того, не будь зеленщик Грефф наделен детской страстью ко
всяким  поделкам, не  стоило  бы  большого  труда  превратить  столь  удачно
расположенную лавку -- в кишащем детьми  пригороде, и никаких конкурентов по
соседству -- в золотое дно. Но когда чиновник из пробирной палаты в третий и
четвертый  раз  проверил весы, конфисковал гири,  запечатал  весы  пломбой и
наложил на Греффа штрафы разной величины, часть постоянных  покупателей  его
покинула,  начала делать покупки на воскресном базаре, говоря при этом  так:
правда,  товар у Греффа  всегда первого сорта  и  не  дорогой вовсе, но  уж,
верно,  там что-нибудь да не  так,  люди из пробирной палаты  опять  у  него
побывали.
     При  этом  я совершенно убежден:  Грефф  никого  не  хотел  обманывать.
Недаром  же большие картофельные  весы, напротив,  обвешивали  Греффа, после
того как он  в них кое-что усовершенствовал. Так,  незадолго до начала войны
Грефф пристроил именно к  этим весам куранты, которые в зависимости  от веса
покупки  исполняли какую-нибудь песенку. Купивший  двадцать фунтов  получал,
так сказать, в придачу "На Заале светлых берегах", пятьдесят фунтов выдавали
"Ты честен будь и верен будь", а уж центнер картофеля зимних сортов извлекал
из курантов наивно завораживающие звуки песенки "Наша Энхен из Тарау".
     И хотя  я сознавал,  что  пробирной палате могут  прийтись не по  вкусу
подобные  музыкальные  шуточки,   Оскар  относился  с  полным  пониманием  к
дурачествам зеленщика. Вот и Лина Грефф  снисходительно принимала странности
мужа,  поскольку,  да,  именно  поскольку  брачный  союз  Греффов  на  том и
держался, что каждый  из  супругов  был  снисходителен  ко  всем странностям
другого. Это  дает  нам  право  утверждать,  будто  брак Греффов был  вполне
удачным.  Зеленщик  не  бил  свою жену,  никогда  не изменял  ей  с  другими
женщинами, не  был  ни  пьяницей, ни  забулдыгой,  а, напротив, был веселый,
пристойно одетый господин, весьма любимый за отзывчивость и общительный нрав
не только  молодежью,  но и той частью покупателей, которые охотно  покупали
вместе с картофелем музыкальное сопровождение.
     Вот почему Грефф спокойно и  с пониманием наблюдал, как его Лина год за
годом превращалась в  грязную  халду,  издающую  все  более дурной запах.  Я
видел, как  он улыбается, когда люди, желавшие  ему добра, открыто  называли
халду халдой.  Я порой  слышал, как, дыша  на  свои,  несмотря  на  возню  с
картофелем, холеные  руки  и  потирая  их, он говорит  Мацерату,  на дух  не
переносившему Греффиху:
     -- Ну само собой, Альфред, ты  прав.  Она  у нас малость  неаккуратная,
наша добрая Лина. Но разве мы с тобой совсем уж без единого пятнышка?
     Если же Мацерат не унимался, Грефф обрывал дискуссию решительно, хотя и
вполне дружелюбно:
     -- Ты, конечно, судишь правильно, но сердце у нее доброе.  Уж я-то свою
Лину знаю.
     Очень может быть, что он ее и в самом деле знал. Зато она его  почти не
знала. Точно так же, как соседи и покупатели, она объясняла отношения Греффа
с  теми  мальчиками и  юношами, которые нередко  к  нему захаживали, обычным
преклонением молодых  людей перед хоть и  не имеющим специальной подготовки,
но все равно страстным другом и воспитателем молодежи.
     Зато у меня  Грефф не мог вызвать  преклонения и воспитывать меня своим
примером он тоже не мог. Оскар и вообще был не в его вкусе. Конечно, надумай
я возобновить свой рост, я, может, и стал бы в его вкусе, потому что мой сын
Курт,   которому  сейчас  около  тринадцати,  всем  своим  видом  костлявого
переростка  точно соответствует вкусу Греффа,  хотя уродился-то он  вообще в
Марию,  от меня  почти ничего  не  унаследовал,  а про  Мацерата  и говорить
нечего.
     Грефф вместе с Фрицем  Тручински, который как  раз приехал на  побывку,
был в свидетелях, когда заключался  брак  между Марией Тручински и Альфредом
Мацератом.
     Поскольку Мария,  равно как и ее супруг, была протестантской  веры, они
ограничились  походом  в  магистрат.  Происходило  это  в середине  декабря.
Мацерат  при партийной форме произнес свое "да", а Мария уже была на третьем
месяце.
     Но по мере того, как моя  возлюбленная становилась все толще, ненависть
Оскара все крепла. Впрочем, против самой беременности я ровным счетом ничего
не имел.  И  лишь то обстоятельство,  что  некогда  зачатый  мною плод будет
носить фамилию Мацерат, лишало меня радости по поводу предстоящего появления
на свет продолжателя  рода. Поэтому, когда  Мария  была  на  пятом месяце, я
предпринял,  хотя и  слишком  поздно, первую  попытку устроить  ей  выкидыш.
Случилось  это  во  время карнавала,  и Мария  хотела  развесить  на  медной
перекладине, где обычно висят колбасы и шпик, бумажных змей и прикрепить еще
две  клоунские  маски с  большим  красным  носом.  Лестница, обычно  надежно
упиравшаяся  в  полки, была на сей раз прислонена к прилавку и покачивалась.
Мария --  высоко  наверху,  руки  между  бумажных  змей, Оскар --  внизу,  у
основания  лестницы. Используя барабанные палочки как  рычаг, подсобляя себе
плечом и  твердым намерением, я чуть приподнял ступеньку  и двинул ее  вбок:
Мария  среди  бумажных  змей  и  клоунских  масок  тихо  и  очень  испуганно
вскрикнула, лестница  зашаталась,  Оскар отпрянул в сторону, и совсем рядом,
увлекая за собой цветную бумагу, колбасу и маски, рухнула Мария.
     На вид  все  получилось куда страшнее, чем оно было в действительности.
Она всего подвернула ногу, ей  пришлось слечь и вообще вести себя осторожно,
а больше  с  ней ровным  счетом  ничего  не произошло, она  становилась  все
бесформенней, но даже Мацерату не рассказала, кто помог ей подвернуть ногу.
     Лишь когда  в мае следующего  года, недели примерно за три до ожидаемых
родов,  я предпринял вторую попытку устроить ей  выкидыш, она, не  открывая,
впрочем, всей правды, переговорила с Мацератом, своим супругом. За обедом, в
моем присутствии, она вдруг сказала:
     --  Чегой-то Оскархен у нас  такой бедовый стал, того  и гляди, съездит
мне по животу,  может, нам до родин отдать его  матери,  у  ней там  и место
есть.
     Мацерат ее выслушал и все принял на веру. На самом же деле убийственный
замысел помог мне осуществить совсем иную встречу с Марией.
     В обеденный перерыв она прилегла  на кушетку Мацерат остался в лавке и,
перемыв  после обеда посуду, украшал витрину. В комнате стояла тишина. Разве
что  жужжит  одинокая муха да тикают  часы  и  радио  чуть  слышно  передает
сообщения об успехах  наших парашютистов на  Крите.  Я начал слушать, только
когда к микрофону  подошел  великий  боксер  Макс Шмелинг.  Насколько я  мог
разобрать, он, приземлившись после прыжка на скалистой земле Крита, повредил
свою  чемпионскую ногу,  должен  был лечь в постель и щадил  себя, точно как
Мария, которая  после падения  с  лестницы  тоже  должна  была щадить  себя.
Шмелинг  вещал  спокойно,  скромно, потом  выступали  парашютисты  не  столь
знаменитые, и Оскар  перестал  слушать: тишина,  может быть,  одинокая муха,
часы -- как всегда, радио -- чуть слышно.
     Я сидел перед окном на своей скамеечке  и  созерцал  чрево Марии --  на
кушетке. Она дышала тяжело и лежала с закрытыми глазами. Изредка я с досадой
ударял  по своей жестянке. Однако Мария не  шевелилась  и все  же принуждала
меня дышать  одним воздухом  с ее животом. Правда, тут же были  и часы, муха
между гардиной и стеклом и радио с каменистым островом Крит на заднем плане.
Но все это  исчезло в мгновение ока,  я видел только  живот,  уже не знал, в
какой комнате бугрится этот живот  и кому он, собственно, принадлежит, почти
позабыл, кто сделал этот живот таким огромным, и испытывал одно-единственное
желание: живот должен  исчезнуть, это  ошибка, он застит тебе белый свет, ты
должен встать, ты должен что-то сделать.  И  я встал. Ты  должен сообразить,
что  здесь можно сделать.  И  я направился к  животу,  кое-что прихватив  по
дороге. Надо выпустить лишний воздух, это недобрая опухоль. Тут я поднял то,
что прихватил по дороге,  отыскал местечко между пухлыми ладонями,  дышащими
на животе и вместе  с  ним. Оскар, тебе пора наконец принять решение,  не то
Мария  откроет  глаза.  Тут  я  почувствовал,  что  за  мной уже  наблюдают,
продолжая, однако,  неотступно следить за чуть  дрожащей левой рукой  Марии,
хоть и заметил,  что она  убрала правую руку, что у правой  руки недоброе на
уме, а потому не слишком удивился, когда Мария правой рукой вывернула ладонь
Оскара и выдернула из нее ножницы. Возможно,  я еще некоторое время простоял
с  занесенной, хотя  и  пустой рукой,  слышал  часы,  муху, по  радио  голос
диктора,  завершавшего отчет о высадке на Крит,  потом развернулся и, прежде
чем могла начаться очередная передача --  бодрые мелодии от двух до трех, --
покинул  нашу гостиную, которая стала слишком  для меня тесна из-за  всю  ее
заполнившего  чрева.  Два дня спустя  Мария  снабдила меня новым барабаном и
отвела к мамаше Тручински в пахнущую эрзац-кофе и жареной картошкой квартиру
на третьем этаже. Сначала я спал на софе, поскольку Оскар наотрез  отказался
спать в бывшей  кровати Герберта, до сих пор, как  я мог опасаться, хранящей
ванильный  аромат  Марии.  Спустя  неделю  старый  Хайланд втащил  вверх  по
лестнице   мою  деревянную  детскую  кроватку.  Я  разрешил  установить  это
сооружение подле того ложа, которое в свое время хранило молчание подо мной,
Марией и нашим  общим порошком для шипучки.  У мамаши Тручински  Оскар  стал
спокойнее или, скажем так, равнодушнее. Благо теперь я больше не видел этого
живота, поскольку Мария боялась лестницы. А я обходил стороной нашу квартиру
на первом этаже,  нашу  лавку,  улицу и даже двор  нашего  дома,  где  из-за
трудностей со снабжением  снова появились кроличьи вольеры. По большей части
Оскар сидел перед набором почтовых  открыток, которые прислал  или привез из
Парижа унтер-офицер Фриц Тручински. Я много чего представлял себе под словом
"Париж" и, когда мамаша Тручински дала мне открытку с видом Эйфелевой башни,
начал, проникая мыслью  в железную конструкцию  смелого сооружения, отбивать
на барабане  Париж, начал отбивать мюзет, хотя до сих пор ни разу  не слышал
никакого мюзета.
     Двенадцатого июня,  по моим  расчетам на две  недели раньше  срока, под
знаком Близнецов, а не Рака, как я предполагал, явился на свет мой сын Курт.
Отец --  в год Юпитера, сын --  в год Венеры. Отец -- во власти Меркурия под
определяющим знаком Девы, что наделяет скептицизмом и находчивостью,  сын --
тоже  во  власти Меркурия,  но под  знаком  Близнецов,  наделяющих  холодным
целеустремленным умом. То, что  у меня смягчала Венера под  знаком  Весов  в
Доме восходящего светила, Овен в том же Доме портил у моего сына,  и мне еще
предстояло почувствовать его Марса.
     Мамаша Тручински взволнованно и с ужимками мыши сообщила мне новость:
     -- Ты  только подумай, Оскархен, аист все ж таки принес тебе братика. А
я уже думала, вот думаю, чтоб не Маричка была, с ней потом столько забот.
     Я почти не стал прерывать  барабанный  бой по  нотам  Эйфелевой башни и
недавно присоединившегося к  ней вида  Триумфальной арки. Мамаша Тручински в
качестве бабушки Тручински тоже не ждала  от меня поздравлений.  И хотя было
вовсе не  воскресенье, она решила малость  подрумяниться, схватилась  за уже
давно  зарекомендовавшую себя  обертку из-под цикория,  натерла щеки  чистой
свежей краской и  покинула комнату,  дабы  там,  на  первом этаже, подсобить
Мацерату, предполагаемому отцу.
     Как уже говорилось,  был июнь. Июнь -- обманчивый месяц. Успехи на всех
фронтах -- если только успехи на Балканах можно обозначить как таковые. Зато
предстояли  успехи  еще  более  весомые --  на востоке.  В  том  направлении
выдвигалось  огромное войско.  Железная дорога работала  как  никогда. Вот и
Фрицу Тручински, которому  до  сих пор так весело жилось в  Париже, пришлось
начать путешествие на восток, и путешествие это не обещало скоро завершиться
и отнюдь  не походило на увеселительную прогулку. А Оскар продолжал спокойно
сидеть перед глянцевыми открытками, он  все так же пребывал в теплом  Париже
раннего лета,  слегка барабанил "Три юных барабанщика", не имел ни малейшего
отношения  к немецкой оккупационной армии,  а стало  быть,  мог не опасаться
партизан, которые только о том и думали, как бы спихнуть его с моста в Сену.
Нет, с головы  до ног в партикулярном платье я карабкался со своим барабаном
на Эйфелеву башню, сверху, как и  полагается, любовался  обширной панорамой,
чувствовал себя  отменно, без  малейшего признака сладостно-горьких мыслей о
самоубийстве -- несмотря на  затягивающую высоту, так что лишь после спуска,
когда  я, ростом  в девяносто четыре сантиметра,  стоял у подножья Эйфелевой
башни, мне снова припомнилось рождение моего сына.
     Voila, вот вам и сын! -- подумалось мне. Когда ему исполнится три года,
он у меня  получит жестяной барабан.  Вот  тут  мы  и посмотрим,  кто из нас
настоящий отец -- некий господин Мацерат или я, Оскар Бронски.
     В жарком месяце августе -- нам,  помнится, как  раз снова  сообщили  об
успешной ликвидации одного котла, смоленского -- крестили моего  сына Курта.
Но как получилось, что на крестины  пригласили мою бабку Анну Коляйчек  и ее
брата Винцента Бронски?
     Если я снова приму ту версию, согласно которой Ян Бронски  -- мой отец,
а  тихий  и всегда  малость  чудаковатый Винцент  Бронски --  мой  дедушка с
отцовской стороны, тогда, конечно, для приглашения  были все основания. Ну и
в конце концов, мои дед и бабка были прадедом и прабабкой моего сына Курта.
     Впрочем,  такая линия доказательств была, разумеется, совершенно  чужда
Мацерату, от которого и исходило приглашение.  Ибо даже в самые сомнительные
моменты, например  после  с позором проигранной партии в скат, он мнил  себя
дважды производителем, еще вдобавок отцом и кормильцем. Так что своих деда и
бабку Оскар увидел совсем по другой  причине. Обоих стариков  онемечили. Они
больше  не  считались  поляками, они только сны видели теперь по-кашубски. А
именовались  они "фольксдойче, группа  три". Вдобавок Хедвиг  Бронски, вдова
Яна, вышла за балтийского немца, который служил в Рамкау  ортсбауэрнфюрером.
И уже  были поданы заявления, чтобы в  случае положительного ответа Марга  и
Стефан Бронски могли впредь носить фамилию своего отчима и называться Элерс.
Семнадцатилетний Стефан пошел добровольцем,  находился  теперь  на  плацу  в
Гросс-Бошполе, где проходили подготовку пехотные части,  -- словом, имел все
шансы своими глазами увидеть европейские театры  военных действий,  -- тогда
как  Оскар, который тоже близился к призывному возрасту, принужден был ждать
за  своим  барабаном,  покуда в  армии, либо на флоте,  или,  предположим, в
авиации   не  сыщется   возможность  применения   такого   вот   трехлетнего
барабанщика.  Начало положил ортсбауэрнфюрер Элерс. За две недели до крестин
он запряг  пару и со своей  Хедвиг приехал на Лабесвег. У него  были  кривые
ноги, больной желудок,  и он не шел ни в какое сравнение с Яном  Бронски. На
голову ниже, чем его Хедвиг с коровьими глазами,  сидел  он у нас в гостиной
за столом.  Его  приезд даже Мацерата поверг в смятение.  Разговор никак  не
завязывался.  Поговорили  о  погоде,  отметили,  что  на востоке  много чего
происходит, что  там все идет  как  по маслу  и вообще куда успешнее, чем  в
пятнадцатом году,  по словам  Мацерата,  который в  пятнадцатом году  и  сам
участвовал.
     Все  старались  не заговорить ненароком  про Яна  Бронски,  пока  я  не
перечеркнул все их планы умолчания и, выпятив губы,  как дитя, многократно и
громко  позвал  Оскарова  дядю  Яна.  Мацерат  взял  себя в руки и  произнес
несколько  задумчивых и  добрых  слов про  своего былого друга и  соперника.
Элерс тотчас с  ним согласился,  хотя сам  он своего  предшественника вообще
никогда не  видел.  Хедвиг выдавила  из себя несколько  искренних,  медленно
катящихся по  щеке слезинок, и --  наконец  -- заключительные  слова по теме
"Ян":
     -- Хороший  был человек.  Он бы и мухи не обидел. Кто мог подумать, что
он так погибнет, когда он был такой робкий, а вот дал себя застрелить зазря,
ну как есть зазря.
     После  этих  слов  Мацерат  велел  стоящей  позади него  Марии принести
бутылочку пива, а  у Элерса спросил, умеет ли тот играть в  скат. Элерс, как
выяснилось,  не  умеет,  о  чем   крайне  сожалел,  но  у  Мацерата  хватило
великодушия,  чтобы простить ортсбауэрнфюреру этот небольшой изъян.  Он даже
похлопал  его по плечу и,  когда пиво уже было  разлито по бокалам, заверил,
что,  если даже  Элерс ничего  не смыслит в скате, это, вообще-  то  говоря,
пустяк и они все равно могут остаться друзьями.
     Вот  как  Хедвиг  Бронски  уже под именем  Хедвиг Элерс снова проторила
дорожку  в нашу квартиру,  приведя  на крестины моего  сына Курта не  только
своего ортсбауэрнфюрера,  но и  своего бывшего  свекра  Винцента  Бронски  и
сестру его Анну. Мацерат,  судя  по  всему, был в  курсе,  он громко и очень
сердечно приветствовал обоих стариков прямо на улице,  под окнами у соседей,
а когда бабушка уже в гостиной запустила руку под свои четыре юбки и достала
оттуда крестильный гостинец -- откормленного гуся, сказал:
     -- Зря беспокоилась, мамаша. Я тебе всегда рад, хоть с гусем, хоть без.
     Формулировка, однако, моей бабке  не понравилась. Она, напротив, желала
услышать,  чего  стоит  ее гусь, она хлопнула  ладонью  по  жирной  тушке  и
сказала:
     --  Да  ты не кочевряжься,  Альфред. Это тебе  не  кашубский гусь,  это
фольксдойчер гусь, и на вкус он будет точно как до войны.
     Тем самым были решены все как  есть национальные проблемы, и лишь перед
самыми крестинами возникли некоторые трудности, ибо Оскар не пожелал войти в
протестантскую  церковь. Даже  когда  они  достали  из  такси  мой  барабан,
подманивая меня  как  на  живца  и  заверяя,  что  в  протестантской  церкви
разрешается  ходить с  барабаном, я  продолжал оставаться  католиком  чернее
черного  и  готов  был уж  скорее произнести краткую  обобщающую  исповедь в
волосатое   ухо  его  преподобия  Винке,  нежели   выслушать  протестантскую
крестильную проповедь Мацерат  уступил.  Может быть, опасаясь моего голоса и
связанного  с ним  неизбежного возмещения  убытков. Вот почему я,  покуда  в
церкви совершался обряд крещения, сидел в такси, разглядывал затылок шофера,
изучал  физиономию  Оскара  в  зеркале заднего  вида, вспоминал собственные,
случившиеся  уже много лет назад крестины и все попытки его преподобия Винке
изгнать сатану из младенца Оскара.
     После  обряда сели  за угощение.  Сдвинули вместе два  стола и начали с
черепашьего супа. Ложка и -- край тарелки. Деревенские громко хлебали. Грефф
отставил  мизинец. Гретхен  Шефлер  откусывала  суп. Густа широко  улыбалась
поверх ложки. Элерс говорил поверх ложки. Винцент,  дрожа, вслепую отыскивал
свою ложку. Одни  только старухи, бабушка  Анна  и мамаша Тручински, уделяли
ложкам должное внимание, а Оскар, если можно так выразиться,  выпал из своей
ложки, он встал из-за  стола, покуда все они  работали ложками,  и отыскал в
спальне колыбель своего  сына, так как  хотел  поразмышлять о своем сыне,  а
остальные со своими ложками тем временем скукоживались, все более бездумные,
все более вычерпанные, хоть и вливали в себя суп ложками.
     Светло-голубой  тюлевый  полог  над  плетенкой  на  колесах.  Поскольку
плетенка   была   слишком   высока,   я   поначалу    углядел   лишь   нечто
лилово-сморщенное.  Я  подставил  себе  барабан, после  чего мог  разглядеть
своего  спящего и  нервно  подергивающегося  во  сне сына. О  ты,  отцовская
гордость,  которая  неизменно алчет  высоких  слов!  Но поскольку  при  виде
младенца мне ничего  не пришло в голову,  кроме  короткой  фразы: "Когда ему
исполнится  три  года,  он  получит барабан", и поскольку мой  сын  никак не
информировал меня о ходе своих мыслей, и поскольку я мог лишь надеяться, что
он, подобно мне, принадлежит к числу прозорливых младенцев, я еще раз, снова
и снова, посулил ему на  третий  день  рождения барабан,  после чего слез со
своего барабана, чтобы снова попытать счастья среди взрослых в гостиной.
     Там они как  раз  успели разделаться с супом.  Мария  принесла  зеленый
горошек в масле. Мацерат же, ответственный за свиное жаркое, сам  сервировал
блюдо,  он сбросил  пиджак, в  одной  рубашке  начал  отрезать  пластину  за
пластиной, и лицо у него над мягким и сочным мясом стало  до того раскованно
нежным, что я невольно отвел глаза.
     А зеленщику Греффу подавали особо.  Он получил  баночную спаржу, крутые
яйца  и хрен  со сметаной, поскольку вегетарианцы не  едят  мяса. Как и  все
остальные, он взял себе  шматок пюре, но поливал его не соусом от жаркого, а
растопленным маслом, которое  заботливая  Мария  принесла  ему  из  кухни  в
шипящем  ковшике.  Все пили  пиво,  тогда как в стакане у Греффа  был  налит
фруктовый сок.  Разговор шел  об окружении под  Киевом, считали  на  пальцах
число пленных. Прибалт Элерс оказался  в  подсчетах  всех  проворнее,  после
каждых  ста  тысяч  он  задирал  кверху  один  палец,  чтобы   потом,  когда
растопыренные пальцы обеих рук обозначат миллион, снова  загибать один палец
за   другим,   продолжая   счет.   Когда   была   исчерпана   тема  "русские
военнопленные", которая из-за растущих цифр постепенно утрачивала ценность и
интерес, Шефлер  поведал о подводных лодках в Готенхафене, а Мацерат  шептал
на  ухо моей бабке, что на  Шихауской верфи каждую  неделю должны сходить со
стапелей  две  подводные лодки. В ответ зеленщик Грефф  поведал всем гостям,
почему подводные  лодки должны  сходить  со стапелей бортом, а не кормой. Он
хотел  изобразить это  как  можно  более наглядно, с  помощью  целого набора
жестов,   которым  гости,  восторгавшиеся   подводными   лодками,   пытались
внимательно  и  неискусно  подражать.  Когда  левая  рука  Винцента  Бронски
надумала изобразить лодку, уходящую под воду, он опрокинул при этом кружку с
пивом.  Бабушка хотела  его хорошенько  выбранить,  но Мария  ее  успокоила,
сказала,  что это пустяки, что скатерть завтра все равно пойдет  в  стирку и
что на угощение в честь крестин всегда бывают пятна, это же само собой ясно.
Тут и мамаша Тручински подоспела  с  тряпкой, промокнула лужу, а левой рукой
она держала  хрустальную вазу с  шоколадным  пудингом, посыпанным миндальной
крошкой.
     Ах,  будь к этому пудингу подана другая подливка -- или вообще никакой!
Но  подали ванильную!! Густую, тягуче-желтую  ванильную подливку. Банальную,
заурядную и, однако же,  единственную в своем  роде ванильную.  На земле нет
ничего более  веселого, но в то же  время и более  печального, чем ванильная
подливка.  Ваниль издавала нежный запах,  все  больше и  больше окружая меня
Марией,  так что ее, зачинщицу всей и  всяческой  ванили, ее, сидящую  возле
Мацерата и державшую  Мацерата  за  руку,  я  не  мог больше  ни  видеть, ни
выносить.
     Оскар  сполз  со  своего  детского  стульчика,  придерживаясь  за  юбку
Греффихи, остался лежать у  ног Греффихи, которая наверху  усердно  работала
ложкой,  и впервые  воспринял  тот  источаемый  Линой  запах,  который сразу
перекричал, поглотил, уничтожил всю и всяческую ваниль.
     Хотя  это  новое  для меня  направление запаха  отдавало  кислятиной, я
оставался при  нем,  пока, как мне показалось, он не забил все  связанные  с
ванилью  воспоминания.  Медленно,  беззвучно,  без  спазм  накатил  на  меня
избавительный позыв к  рвоте.  И покуда из меня  исторгался черепаховый суп,
кусочки свиного жаркого, зеленый  горошек --  почти в неизмененном виде -- и
те самые несколько ложек шоколадного пудинга с ванильной подливкой, я постиг
смысл своего беспамятства, уплыл  в  свое беспамятство, беспамятство  Оскара
распласталось  у ног Лины Грефф -- и я решил отныне и  впредь изо дня в день
носить свое беспамятство к фрау Грефф.




     Вязьма   и  Брянск,  потом  дороги  развезло,  начался  сезон  грязи  и
бездорожья. Вот и Оскар к середине октября сорок первого года начал усиленно
рыться в грязи. Прошу не судить меня строго за то, что  я сравниваю грязевые
успехи группы  Центр со своими успехами в  непроходимых и столь  же  грязных
дебрях  Лины  Грефф. Точно так  же,  как там, перед самой  Москвой, танки  и
грузовики вязли в жидкой грязи, увяз и  я, правда колеса там еще  крутились,
взрывая грязь,  правда и я здесь не отступал, мне в буквальном  смысле слова
удалось взбить пену  на  жидкой  Греффовой  грязи  --  но о  территориальных
успехах не могло быть и речи ни под Москвой, ни в Греффовой спальне.
     Мне все  еще  жалко  отказываться от  своего  сравнения:  как  стратеги
будущего извлекут, надо полагать, свои уроки из  операции,  увязшей в грязи,
так  и  я сделал  определенные  выводы  по итогам  борьбы против греффовских
явлений природы. Не  надо при этом недооценивать тыловые свершения последней
мировой войны. Оскару было в  ту  пору семнадцать лет, и  при  столь молодом
возрасте он  сумел выучиться на  мужчину благодаря предательски необозримому
полигону Лины Грефф. Отказавшись от сравнений военного характера, я  намерен
в дальнейшем  измерять  успехи Оскара понятиями из сферы  искусства и говорю
так: если Мария в наивно  одурманивающем ванильном тумане познакомила меня с
малыми формами, с  лирическими проявлениями, такими, как порошок для шипучки
или  поиск грибов, то в кругу  пронзительно-кислых,  многослойно  сплетенных
испарений Греффихи я  обрел  то широкое  эпическое дыхание,  которое сегодня
дает мне возможность объединить в одной фразе успехи фронтовые и постельные.
Музыка! От по-детски сентиментальной  и, однако  же, столь сладостной губной
гармошки  у  Марии  --  прямиком  за  дирижерский  пульт,  ибо   Лина  Грефф
предоставила  в  мое  распоряжение  целый  оркестр, столь  широко и  глубоко
эшелонированный,  что  подобный  можно   сыскать  разве  в  Байройте  или  в
Зальцбурге. Тут я выучился трубить, брать аккорды, дудеть, играть пиццикато,
водить смычком, все равно -- в басовом ключе или полифонически, все равно --
шла ли речь о додекафонии, о новой тональности или о вступлении  при скерцо,
или  об избрании темпа для адажио, пафос мой был сухо сдержан и одновременно
мягко напевен:  Оскар извлекал из Греффихи все, что  можно было  извлечь, и,
хоть и  нельзя сказать, что был неудовлетворен, все же  оставался недоволен,
как и положено истинному художнику.
     От нашей лавки  колониальных товаров до греффовской зеленной лавки надо
было проделать двадцать шажков.  Зеленная  была расположена чуть наискось от
нашей, очень удачно, куда удачнее, чем жилье пекаря  Александра  Шефлера  на
Кляйнхаммервег.   Не   исключено,   что  именно  преимущество   расположения
объясняет,  почему  в  изучении женской  анатомии  я  продвинулся  несколько
дальше, чем при изучении своих наставников Гете и Распутина.  Допускаю,  что
это и  по сей день  зияющее  расхождение  можно объяснить,  а то и оправдать
несходством  обеих моих  учительниц.  В то время  как  Лина  Грефф отнюдь не
собиралась  меня учить, а лишь бесхитростно и пассивно  предоставляла  в мое
распоряжение  все свои  сокровища  как  наглядный  познавательный  материал,
Гретхен  Шефлер   относилась  к   своей  учительской  миссии   с  чрезмерной
серьезностью. Она желала наблюдать мои  успехи, желала, чтобы я внятно читал
вслух, желала видеть, как  мои пальцы барабанщика изощряются  в каллиграфии,
желала  сдружить меня с нежной грамматикой и одновременно получать дивиденды
от этой дружбы. Но когда выяснилось, что Оскар отказывается предоставлять ей
какие бы  то ни было внятные доказательства успеха,  Гретхен Шефлер потеряла
всяческое  терпение,  вскоре  после  смерти  моей бедной матушки и -- как ни
крути -- после семи лет занятий вернулась к своему вязанию, а поскольку брак
ее  по-прежнему  оставался бездетным,  снабжала меня, правда  лишь  изредка,
преимущественно по большим  праздникам,  самодельными пуловерами,  чулками и
варежками. О Гете и  Распутине мы с ней больше не говорили, и лишь отрывками
из трудов обоих мастеров,  которые я до сих  пор хранил  то здесь, то там, а
чаще всего на чердаке нашего дома, Оскар был обязан тем, что по крайней мере
эта часть  его занятий не пропала совсем уж втуне: я  сам себя образовывал и
приходил к собственным выводам.
     А  вот хворая Лина  Грефф была прикована к  постели, не могла  от  меня
уклониться,   не  могла   меня   оставить,  ибо  болезнь  ее  была   хоть  и
продолжительной, но не настолько серьезной,  чтобы ее смерть  могла до срока
отнять у  меня мою учительницу Лину. Но поскольку на этой планете нет ничего
неизменного, именно Оскар  покинул  прикованную к  постели Лину,  когда счел
курс занятий завершенным.
     Вы можете сказать:  в каком ограниченном мирке получал свое образование
молодой человек! Снаряжение для позднейшей,  для  мужской жизни он принужден
был  собирать  на  малом  пространстве  между лавкой  колониальных  товаров,
пекарней и зеленной лавкой. Но  хоть я и не могу отрицать, что своих первых,
столь  важных  впечатлений  Оскар  набирался  в  весьма  затхлом,  мещанском
окружении,  был  у него,  в конце  концов, и третий наставник.  Вот на этого
наставника и легла задача открыть перед Оскаром врата мира, сделать его тем,
кем  он  является сегодня, сделать  его личностью, которую я  за недостатком
лучшего определения обозначу не совсем подходящим именем "космополит".
     Как наиболее  внимательные из  вас уже, вероятно, заметили, я  говорю о
своем учителе и наставнике Бебре, о происходящем по  прямой линии от  принца
Евгения, об отпрыске  дома Людвига  Четырнадцатого, о лилипуте и музыкальном
клоуне Бебре. Но, произнося имя "Бебра", я, конечно  же, подразумеваю и даму
рядом  с ним,  великую  сомнамбулу Розвиту  Рагуну, красавицу без  возраста,
которую  я часто вспоминал в те мрачные годы, когда Мацерат отнял у меня мою
Марию. Интересно, сколько ей  лет, этой синьоре? -- спрашивал я сам себя. То
ли она цветущая, двадцатилетняя или вовсе девятнадцатилетняя  девушка, то ли
девяностодевятилетняя  старуха,  которая  и  в  сто  лет  будет  несокрушимо
воплощать облик вечной юности в миниатюре.
     Если не ошибаюсь, я встретил этих двух столь близких моему сердцу людей
после смерти  моей бедной  матушки. В  кафе "Четыре времени года" мы  вместе
выпили  по чашечке кофе, после чего наши дороги  разошлись. При этой встрече
между нами возникли  чуть заметные, хотя и весомые разногласия политического
характера;  Бебра  оказался  весьма близок  к  рейхсминистерству пропаганды,
выступал, как  нетрудно было  заключить по его намекам,  в приватных угодьях
господ Геббельса и Геринга и пытался  всеми доступными способами объяснить и
оправдать  в  моих  глазах  подобную  перемену  курса.  То  он   толковал  о
влиятельнейшей позиции какого-нибудь придворного  шута времен средневековья,
демонстрировал   репродукции  с  картин   испанских  мастеров,  изображавших
какого-нибудь Филиппа или Карлоса со всем придворным штатом, причем в центре
этого чопорного общества можно было углядеть одетых в жабо,  кружева и штаны
с  буфами придворных шутов, имеющих размеры Бебры или, возможно, Оскара, мои
размеры.  Именно потому, что картинки  мне нравились  --  ибо сегодня я могу
назвать себя страстным почитателем гениального мастера Диего Веласкеса, -- я
не желал  упрощать Бебре жизнь. Он мало-помалу и перестал  сравнивать участь
карликов при дворе испанского короля Филиппа Четвертого со  своим положением
в штате  рейнского  выскочки  Иосифа  Геббельса.  Он  завел речь  о  тяжелых
временах, о  слабосильных, которые порой должны  уступать,  о  совершающемся
тайно  сопротивлении,  -- короче,  именно  тогда  прозвучало  словосочетание
"внутренняя эмиграция", а потому пути Оскара и Бебры разошлись.
     Не сказать  что я рассердился на своего наставника.  На  всех тумбах во
все  последующие годы я обшаривал глазами афиши цирков  и варьете,  ища  его
имя,  и действительно обнаружил дважды вместе с синьорой Розвитой, однако не
ударил палец  о палец,  чтобы повидаться  с друзьями. Короче, я положился на
волю случая, а случай не подвертывался, ибо, если бы наши пути, мой и Бебры,
Скрестились уже осенью сорок второго,  а не  годом позже, Оскар ни за что не
стал бы учеником Лины Грефф, а стал бы он учеником наставника Бебры. А так я
изо  дня в день порой уже ранним утром пересекал Лабесвег, переступал  порог
зеленной лавки,  приличия  ради задерживался  на  полчасика подле лавочника,
который все больше  превращался в чудаковатого изобретателя, глядел,  как он
мастерит  свои  диковинные,   звякающие,  воющие,   визжащие   механизмы,  и
подталкивал его, когда  в  лавку заявлялись  покупатели, ибо в  ту  пору сам
Грефф едва  ли воспринимал окружающий его мир. Что же произошло? Что сделало
некогда столь открытого,  всегда готового к шутке садовода и  друга молодежи
столь замкнутым,  что повергло его в такое одиночество, что превратило его в
чудака, в неухоженного, стареющего мужчину?
     Так  вот,  молодежь  к  нему больше  не  приходила. Та, что  подрастала
теперь, его не  знала.  Прежнюю компанию времен скаутства война разметала по
всем  фронтам.  Полевая  почта доставляла  письма,  потом лишь  открытки,  а
однажды Грефф  окольными  путями  получил известие, что  его  любимец  Хорст
Донат,  некогда  скаут,  позднее фенляйнфюрер  юнгфолька,  пал  --  уже  как
лейтенант -- у реки Донец.
     С  того  дня Грефф и начал стареть, не обращал  больше внимания на свою
внешность,  с головой  ушел в свои самоделки, так  что в  его зеленной лавке
было теперь  больше машин со  звоночком и  устройств с воем,  чем картошки и
капусты. Да и то сказать, проблемы снабжения тоже сыграли свою  роль, потому
что товар  в лавку доставлялся  редко и нерегулярно, а Грефф не умел подобно
Мацерату,  пустив в  ход старые  связи, прослыть на  оптовом  рынке  хорошим
клиентом.
     Словом, лавка  выглядела очень  уныло, и можно было  только радоваться,
что бесполезные звуковые самоделки Греффа хоть как-то, пусть даже нелепо, но
зато декоративно, украшают и заполняют ее. Лично мне нравились труды его все
больше заверявшегося рассудка. Когда сегодня я разглядываю макраме, вышедшее
из рук моего санитара Бруно, мне невольно вспоминается Греффова выставка.  И
точно  так  же  как  Бруно  радуется моему  насмешливому, но  в то же  время
серьезному интересу к его  искусным  забавкам, так и Грефф радовался на свой
рассеянный лад, когда  видел, что мне  доставляет удовольствие та  либо иная
музыкальная  самоделка.  Он,  годами  не  обращавший  на меня ровным  счетом
никакого  внимания,  теперь  бывал разочарован,  когда  спустя  с полчаса  я
покидал превращенную в мастерскую лавку, чтобы нанести визит его жене Лине.
     Ну а  о тех визитах, которые длились по большей части от двух до двух с
половиной  часов,  особо  и  рассказать  нечего.  Когда  Оскар  входил,  она
подзывала его с постели:
     -- Ах, Оскархен,  это ты.  Подь сюда поближе,  если хочешь, залезай,  в
комнате холодина, а Грефф натопил еле-еле.
     И я нырял к ней под перину,  барабан и те две палочки, которыми  только
что  пользовался, я  оставлял перед кроватью,  а в  кровать, чтобы вместе со
мной нанести визит Лине,  брал только третью, уже истертую и слегка жилистую
палочку.
     Причем  я даже и не раздевался, прежде чем  залезть в постель,  нет,  я
залегал  в постель в  шерсти, бархате  и кожаных  башмаках и  через изрядное
время,  несмотря на проделанную мной утомительную  и бросающую в жар работу,
вылезал из свалявшихся перьев в том же почти не смятом одеянии.
     После  того как, покинув  Линину  постель,  я  несколько  раз,  хотя  и
недолго,  досаждал  Греффу запахом  его  жены,  у  нас  установился  обычай,
которого я придерживался с величайшей охотой. Еще покуда я лежал в постели у
Греффихи и  завершал свои  упражнения, зеленщик  входил  в  спальню с полным
тазом теплой воды, таз ставил  на табуретку, рядом клал полотенце и мыло,  а
затем безмолвно покидал комнату, не удостоив кровать ни единым взглядом.
     Оскар,  как  правило, вскоре отрекался от предложенного  ему  перинного
тепла, спешил к тазу,  где  подвергал и себя,  и  столь активную  в  постели
барабанную палочку основательному омовению; я вполне мог понять,  что Греффу
был невыносим запах его жены, даже полученный из вторых рук.
     А в свежевымытом  виде  я был вполне  приемлем  для нашего  умельца. Он
демонстрировал  мне все свои машины и различные голоса этих машин, так что я
и  по  сей  день не  перестаю удивляться,  почему между  Оскаром  и Греффом,
несмотря  на  эти  поздно  возникшие доверительные отношения,  не завязалась
дружба,  почему Грефф оставался чужим для меня, почему, будя мое участие, он
тем не менее не вызывал во мне симпатии.
     В сентябре сорок  второго -- я как раз без шума,  без гама справил свой
восемнадцатый день  рождения, а по радио Шестая армия занимала Сталинград --
Грефф  соорудил  барабанную  машину.  В  деревянной  рамке  он подвесил  две
уравновешенные  картофелинами  чашки, потом брал одну  картофелину  из левой
чашки, весы  приходили в движение  и отмыкали запорное устройство, которое в
свою  очередь  высвобождало  прикрепленный  к  рамке   барабанный  механизм,
механизм  вращался, трещал, ухал,  скрежетал, чашки ударялись  друг о друга,
гулко  гудел  гонг,  и  все  это   приходило  к  завершающему  дребезжащему,
трагически дисгармоничному финалу.
     Мне новая машина очень понравилась, я снова и снова заставлял Греффа ее
запускать. Недаром же Оскар думал,  что зеленщик-умелец  изобрел и смастерил
свою  машину именно  для него. Но слишком скоро  я осознал свою  ошибку.  Не
исключено, что  именно  я  побудил Греффа сделать  машину,  но сделал  он ее
все-таки для себя, ибо ее конец знаменовал и его конец.
     Было раннее  и  опрятное октябрьское утро, какое может  принести только
северо-восточный ветер. Я рано  покинул жилище  мамаши Тручински  и вышел на
улицу,  как раз  когда Мацерат поднимал  железные шторы над дверью  лавки. Я
встал  рядом с  ним,  когда  он отцепил  крашеные  зеленые  планки  и  они с
перестуком взлетели  кверху, я  был награжден  облаком колониальных запахов,
накопившихся  за  ночь внутри  лавки,  после  чего получил утренний  поцелуй
Мацерата.
     Еще прежде чем  показалась Мария,  я  пересек  Лабесвег,  отбрасывая  к
западу   длинную   тень   на   мостовую,  ибо  справа,   на   востоке,   над
Макс-Хальбе-плац,  собственными  силами  затаскивало  себя  наверх   солнце,
используя  при этом тот  же прием, который,  надо полагать, применил  в свое
время барон Мюнхгаузен, когда за косу вытащил себя из болота.
     Тот, кто подобно  мне  знал  зеленщика  Греффа,  был  бы  точно так  же
удивлен, увидев, что об эту  пору витрины и двери его лавки  еще завешены  и
заперты.  Правда, последние  годы мало-помалу превратили Греффа  в  человека
чудаковатого, однако  официальные  часы  работы  он до  сих пор  пунктуально
соблюдал.  Уж не заболел ли он,  подумал Оскар, но тотчас отогнал эту мысль.
Ибо как мог Грефф, который еще  минувшей  зимой, пусть даже менее регулярно,
чем в былые  годы, все-таки вырубал дыры  во льду и принимал морскую  ванну,
как мог этот сын природы,  несмотря на некоторые признаки старения, взять  и
заболеть за одну ночь? Право отлеживаться в  постели широко использовала его
жена,  к тому  же  я  знал,  что Грефф  вообще  презирает  мягкие постели  и
предпочитает  спать  на походных раскладушках  либо на жестких  нарах.  Да и
вообще  на свете  не  было  и не  могло  быть  болезни,  способной приковать
зеленщика к постели.
     Я  встал перед запертой  лавкой Греффа, оглянулся на нашу, заметил, что
Мацерат там, внутри, и  лишь после этого осторожно  выбил  несколько тактов,
рассчитывая  на  тонкий слух Греффихи.  Шуму понадобилось немного, и вот уже
открылось второе окно справа  от двери. Греффиха -- в ночной сорочке, голова
вся в папильотках, к груди прижата подушка --  возникла над цветочным ящиком
с ледянками.
     --  Дак  заходи,  Оскархен!  Чего  ты  ждешь,  когда  на   улице  такая
холодрынь?!
     Вместо  объяснения я ударил барабанной палочкой  по  жестяному  ставню,
закрывавшему витрину.
     -- Альбрехт! -- закричала она. -- Альбрехт, ты где? Что с тобой?
     Не переставая звать своего мужа, она покинула оконный проем, захлопнула
двери, я услышал, как  она  громыхает внутри лавки,  и сразу после этого она
завела свой крик.  Она кричала  в  подвале,  но  я  не мог со  своего  места
увидеть, почему она кричит,  поскольку подвальный  люк, куда в дни завоза --
все реже  за  последние военные годы -- засыпали картофель, тоже был закрыт.
Прижавшись глазом к пропитанным  смолой балкам  вокруг люка, я увидел, что в
подвале горит свет. Еще я  увидел кусок  лестницы,  ведущей в подвал,  и там
лежало что-то белое, не иначе подушка Греффихи, догадался я.
     Наверное,  она обронила  подушку на  лестнице,  потому  что  самой ее в
подвале не  было, а  крик ее уже доносился  из лавки и,  немного  спустя, из
спальни. Она  сняла  телефонную трубку, она кричала  и набирала номер, потом
кричала в трубку, но Оскар  не понял, о чем  она кричит, он только подхватил
слово "несчастье", адрес "Лабесвег, 24" она выкрикнула  несколько раз, потом
повесила  трубку,  не прекращая крик,  все  в той  же  ночной  сорочке,  без
подушки, но с папильотками заполнила  оконный проем, перелив и самое себя, и
все свои столь хорошо  мне знакомые богатства в цветочный ящик с  ледянками,
хлопнула  обеими  руками  по  мясистым, бледно-красным стеблям  и  закричала
поверх ящика,  так  что улица стала тесной,  и Оскар уже подумал: вот сейчас
она тоже начнет резать голосом стекло, но все окна остались целы. Они просто
распахнулись,  и к лавке начали стекаться  соседи,  женщины громко вопрошали
друг  друга,  мужчины спешили,  часовщик  Лаубшад, успевший  лишь наполовину
засунуть руки в  рукава  пиджака, старик Хайланд, господин Райсберг, портной
Либишевски, господин Эш из ближайшего  подъезда и даже Пробст, не парикмахер
Пробст, а торговец углем, явился со своим сыном.  В белом халате прямо из-за
прилавка примчался Мацерат, в то время как Мария с маленьким Куртом на руках
осталась стоять в дверях нашей лавки.
     Мне не  стоило труда затеряться в толпе  возбужденных  взрослых,  чтобы
таким образом не угодить в руки Мацерату, который меня разыскивал. Он  и еще
часовщик  Лаубшад были первыми,  кто  решился подойти к двери. Люди пытались
залезть в  квартиру через окно. Но Греффиха никому не давала залезть наверх,
не говоря  уже о том, чтобы внутрь. Царапаясь, кусаясь и рассыпая удары, она
находила,  однако, время,  чтобы кричать все громче и громче и  отчасти даже
вполне членораздельно. Сперва должна прибыть "скорая помощь", она уже  давно
туда позвонила, звонить больше незачем,  уж  она-то знает,  как  поступать в
таких случаях.  А им всем лучше позаботиться о собственных делах. И без того
одна  срамота,  чистое любопытство, ничего, кроме любопытства, сразу  видно,
куда деваются друзья, когда нагрянет  беда. Но в ходе своих  причитаний она,
видно, углядела меня среди собравшихся перед ее окном, ибо окликнула меня и,
стряхнув с  подоконника  мужчин,  протянула ко мне  голые руки. И  кто-то --
Оскар по сей день уверен, что это был часовщик Лаубшад -- поднял меня, хотел
против воли Мацерата  передать  ей, но  перед самым цветочным ящиком Мацерат
чуть не перехватил Оскара,  а тут в него уже вцепилась Лина Грефф, прижала к
своей  теплой  сорочке и перестала  кричать,  лишь  плакала,  поскуливая,  и
вздыхала, все так же поскуливая.
     Как  вопли  фрау  Грефф  подбили соседей превратиться  в  возбужденную,
бесстыдно  жестикулирующую  толпу,  так ее  тонкое хныканье превратило  их в
толпу молчащую, смущенно шаркающую ногами, почти не смевшую  смотреть в лицо
рыданиям и все  свои надежды, все любопытство, все  участие  возлагавшую  на
поджидаемую карету "скорой помощи".
     Вот  и Оскару  хныканье  Греффихи было неприятно. Я  попытался  съехать
вниз,  чтобы  не  внимать  ее  страдальческим  всхлипам  с  такого  близкого
расстояния. Мне удалось  отцепиться от нее и полуприсесть на ящик с цветами.
Но  Оскар слишком глубоко сознавал, что за ним следят, потому что  в  дверях
нашей лавки стояла Мария  с  ребенком на руках. Тогда я отказался и от этого
сидения,  понял всю неловкость  своей позы, думал при этом лишь про Марию --
соседи меня не интересовали, -- оттолкнулся от греффовского берега, который,
на мой взгляд, слишком уж сотрясался и символизировал кровать.
     Лина Грефф  не заметила моего бегства,  либо не нашла в себе сил, чтобы
удержать маленькое тельце, которое долгое время усердно служило ей  заменой.
Может, она смутно  чувствовала, что Оскар навсегда от нее ускользает, что от
ее крика  родился на свет звук,  который, с  одной стороны,  воздвиг стену и
шумовую кулису между ней, прикованной к постели, и ее барабанщиком, с другой
-- обрушил уже существовавшую стену между мной и Марией.
     Я стоял посреди  греффовской  спальни. Барабан  висел  на мне  криво  и
неуверенно.  Оскар  знал эту  комнату, он  мог бы наизусть  продекламировать
ярко-зеленые  обои хоть  в  длину, хоть  в ширину. На табуретке  еще остался
тазик для умывания с серой мыльной пеной после вчерашнего. Все вещи остались
на  прежних   местах,   и  однако  захватанные,  просиженные,   пролежанные,
поцарапанные  предметы меблировки казались мне свежими или  по  меньшей мере
освеженными,  словно  все,  что  на  четырех  столбиках либо ножках недвижно
лепилось  к стенам, только и ждало,  когда  Лина  Грефф  сперва издаст крик,
потом  заскулит  высоким голосом,  чтобы  обрести  новый,  пугающе  холодный
глянец.
     Дверь в лавку была  распахнута. Оскар,  правда,  не  хотел,  но  все же
позволил  увлечь себя  в пропахшее сухой землей  и  луком помещение, которое
дневной свет, что проникал сквозь щели в  закрытых ставнях, нарезал на части
с  помощью  плясавших  в этих  полосах  света  пылинок.  Поэтому большинство
шумовых  и музыкальных  поделок  Греффа оставалось  в полумраке,  и  лишь на
некоторые  детали,  на  колокольчик,  на  фанерные  распорки,  на  основание
барабанной  машины  падал  свет,  демонстрируя мне  застывшие  в  равновесии
картофелины.
     Откидная  дверца, которая,  точно  как  у нас, закрывала вход  в погреб
позади  прилавка,  была  открыта,  ничто  не  поддерживало  дощатую  крышку,
вероятно  откинутую Греффихой в  ее  вопящей спешке,  только крючок  она  не
засунула в скобу на прилавке. Легким толчком  Оскар мог  бы уронить крышку и
тем запереть подвал.
     Я недвижно  стоял за  досками, источающими  запах  пыли и тлена, вперив
глаза в тот освещенный резким светом четырехугольник, который обрамлял часть
лестницы и часть  бетонного пола.  В этот квадрат сверху  и справа вторгался
ступенчатый помост, вероятно новое приобретение Греффа, ибо при моих прежних
случайных визитах в погреб  я  этого сооружения ни  разу не видел.  Впрочем,
ради одного  только помоста Оскару едва ли стоило так долго и так неподвижно
устремлять свой  взгляд  в недра погреба, когда бы  из правого верхнего угла
картины  не  выдвинулись  два  наполненных  изнутри  и  странно  укороченных
шерстяных носка  в черных  шнурованных  башмаках.  Я сразу признал  походные
башмаки Греффа, хоть и не мог разглядеть подметки. Не  может быть, чтобы это
Грефф, готовый к походу, стоял там в подвале, подумал я, потому  что ботинки
у  него совсем не стоят, потому что они свободно  парят над помостом,  разве
что  вертикально развернутым книзу носкам башмаков удается, хоть и с трудом,
касаться  досок. Итак,  в течение одной секунды я  представлял  себе Греффа,
стоящего на цыпочках, ибо от такого спортивного, близкого к природе человека
вполне  можно  было  ожидать,  что он способен на это хоть и  комическое, но
весьма трудное упражнение.
     Чтобы убедиться в  справедливости своего предположения и затем  от души
высмеять  зеленщика, я, проявляя предельную осторожность на крутых ступенях,
спустился  по  лестнице вниз и -- если память  мне  не изменяет -- выбил  на
своем  барабане  нечто  устрашающее и отгоняющее  страх: "Где у нас кухарка,
Черная кухарка? Здесь она, здесь она быть должна, быть должна!"
     И,  лишь уже стоя обеими ногами на бетонном полу, Оскар сперва  обшарил
взглядом все кругом: связку пустых луковых мешков, сложенные штабелями, тоже
пустые  ящики из-под фруктов, пока, скользнув взглядом по не виденному ранее
скрещению балок, приблизился  к тому месту, где  висели  --  либо  стояли на
носках -- походные башмаки Греффа.
     Ну конечно  же, я понимал,  что Грефф  висит.  Висели  башмаки,  внутри
башмаков висели темно-зеленые носки грубой вязки.  Голые мужские коленки над
краями  носков, волосатые  ляжки -- до края штанов;  тут от моего причинного
места  по  ягодицам, немеющей спине, вверх по позвоночнику пробежали колючие
мурашки, они продолжились в  шее, ввергали меня попеременно в жар и в холод,
снова  ринулись оттуда вниз, ударили между ног,  заставили сморщиться  и без
того жалкий мешочек,  снова проскочив по  чуть согнутой спине,  оказались  в
шее, там ее сжали, -- и по сей день Оскара колет и душит, когда кто-нибудь в
его присутствии  говорит о повешении или просто о развешивании белья. Висели
не только походные башмаки Греффа, шерстяные  носки,  коленки и шорты, висел
весь Грефф, подвешенный за шею, и поверх веревки  демонстрировал напряженное
лицо, не лишенное, впрочем, театральности.
     После взгляда на Греффа  колотье и мурашки на удивление быстро исчезли.
И сам вид Греффа нормализовался! Ведь если вдуматься, поза висящего человека
столь же нормальна и естественна, как, например, вид человека, который ходит
на руках, человека, который стоит на голове, человека, который действительно
имеет  жалкий  вид,  когда  карабкается  на  четвероногого  жеребца,   чтобы
пуститься вскачь.
     К этому  прибавилась  и  сценография. Лишь  теперь  Оскар  понял, какой
пышностью окружил  себя Грефф. Рамка, то  есть  окружение,  в  котором Грефф
висел, была изысканного, я бы даже сказал -- экстравагантного вида. Зеленщик
отыскал для себя приличествующую ему форму смерти,  нашел смерть продуманную
и гармоничную. Он, кто при жизни имел столько трений с чиновниками из палаты
мер  и  весов  и  вел с ними  тягостную  переписку, он, у  кого неоднократно
изымались весы и гири, он, кому из-за неточностей  при взвешивании фруктов и
овощей  приходилось  выплачивать  штрафы,  теперь  с   точностью  до  грамма
уравновесил себя при помощи картошки.
     Тускло   поблескивающая,   возможно  намыленная,   веревка   по  блокам
перебегала через две балки, специально им приколоченные ради его  последнего
дня, поверх  каркаса,  созданного  с  единственной  целью:  стать  последним
каркасом  для Греффа.  По расходу  строительного  дерева дорогих пород я мог
заключить, что зеленщик не пожелал мелочиться. Нелегко ему, наверное, было в
бедное  на  стройматериалы  военное  время раздобыть  нужные балки и  доски.
Должно быть, он их наменял  -- дерево за фрукты. Вот почему этот каркас имел
множество не очень нужных, чисто декоративных  деталей.  Трехчастный, идущий
ступенями помост -- угол его Оскар мог углядеть уже из лавки -- поднимал все
сооружение в сферы почти возвышенные.
     Как  и  в  барабанной  машине, которая  явно  послужила моделью  нашему
умельцу, Грефф и  его противовес висели в пределах каркаса.  Резко отличаясь
от четырех  беленых угловых балок,  между  ним и точно так  же  подвешенными
плодами земными стояла изящная зеленая лесенка. А  корзины  с  картофелем он
при помощи искусного узла, как его умеют вывязывать одни скауты, прикрепил к
основной веревке. Поскольку  изнутри каркас  был  подсвечен четырьмя, правда
закрашенными в белый цвет,  но все  же ярко сияющими, лампочками, Оскар мог,
не  поднимаясь  на  торжественный помост и,  стало быть, не  оскверняя  его,
прочесть белую табличку, прикрученную  проволокой к скаутскому узлу  как раз
над корзинами с картофелем: "Семьдесят пять килограммов (без 100 граммов)".
     Грефф висел  в форме предводителя скаутов.  В свой  последний  день  он
вновь  вернулся к  одежде  довоенных времен. Она  стала ему  чуть тесна. Обе
верхние  пуговицы  и ту,  что  на поясе,  он  так и не сумел застегнуть, это
вносило какой-то неприятный оттенок в его всегда подобранный вид. Два пальца
левой руки Грефф скрестил по обычаю скаутов. К правому запястью повесившийся
--  перед тем как повеситься  --  привязал скаутскую  шляпу. От галстука ему
пришлось отказаться.  Поскольку ему,  так  же  как  и  на поясе, не  удалось
застегнуть  верхние пуговицы  сорочки,  из  нее  выбивались  кудрявые черные
волосы, росшие на груди.
     На  ступенях  помоста  лежало  несколько  астр  и -- вот уж некстати --
стебельков петрушки. Верно, ему  не хватило цветов, потому что большую часть
астр и несколько роз он извел на то, чтобы  обвить цветами каждую из четырех
картинок,  прикрепленных к каждому из четырех опорных столбов. Слева впереди
под стеклом  висел  сэр  Баден-Поуэлл,  основатель  движения скаутов. Слева,
сзади,  без  рамки  -- Святой Георгий. Справа,  сзади,  без стекла -- голова
микеланджеловского Давида. В рамке и под стеклом улыбался с переднего столба
вызывающе  красивый мальчик, примерно  шестнадцати лет.  То было раннее фото
его любимца Хорста Доната, который уже лейтенантом пал на реке Донец.
     Может, мне стоит еще упомянуть четыре клочка бумаги на ступенях,  между
астрами и петрушкой. Лежали клочки так, что их без труда можно было сложить.
Оскар  и  сложил,  после  чего  сумел  прочесть  вызов  в  суд,  многократно
проштемпелеванный печатью полиции нравов.
     Мне остается только добавить к  вышеизложенному,  что от размышлений  о
смерти  зеленщика меня  оторвала сирена "скорой помощи". Немного  спустя они
загрохотали вниз по лестнице, вверх по помосту  и занялись  висящим Греффом.
Но едва  они  его приподняли,  служившие  противовесом корзины  с картофелем
упали  и  опрокинулись: как  и  в  случае с  барабанной  машиной,  заработал
высвобожденный  механизм,  искусно  запрятанный  Греффом  поверх  каркаса  и
прикрытый  фанерой.  И  покуда  внизу картофелины  с  грохотом  сыпались  на
бетонный  пол,   наверху  било   по  жести,  дереву,   стеклу,   бронзе:  то
высвобожденный барабанный оркестр отстучал великий финал Альбрехта Греффа.
     На сегодня для Оскара почти нет задачи труднее,  чем  воспроизвести  на
своей жестянке рокот картофельной лавины -- отчего, к слову сказать, неплохо
поживились некоторые санитары -- и весь упорядоченный  шум барабанной машины
Греффа. Но потому, вероятно, что мой  барабан оказал решающее воздействие на
постановку  Греффовой  смерти,  мне  порой  удается переложить для  барабана
завершенную,  воспроизводящую  смерть Греффа пьесу, которую, если друзья или
санитар  Бруно  спрашивают меня о названии,  я  называю так: "Семьдесят пять
килограммов".




     В середине июня сорок второго моему  сыну  Курту исполнился год. Оскар,
отец Курта,  отнесся  к этому  событию  спокойно,  думая про  себя: еще  два
годика.  В  октябре  сорок  второго  зеленщик  Грефф   повесился   на  столь
совершенной  по  форме  виселице,  что  я, Оскар,  начал  с тех пор  считать
самоубийство наиболее возвышенным видом смерти. В январе сорок третьего было
много  разговоров  про  город  Сталинград.  Но поскольку Мацерат  произносил
название  этого города  тем  же  тоном,  что -- в  свое  время  --  названия
Пирл-Хар-бор, Тобрук или Дюнкерк, я уделял событиям в этом далеком городе не
больше внимания, чем другим  городам, известным мне из экстренных сообщений,
ибо для Оскара  сводки вермахта и  экстренные сообщения  служили своего рода
уроком географии. Как мог бы я иначе узнать, где протекают реки Кубань, Миус
и Дон, кто мог бы лучше  растолковать мне географическое положение Алеутских
островов  Атту, Киска  и  Алак,  чем это делали  подробные  радиопередачи  о
событиях на Дальнем Востоке. Вот так  в  январе сорок третьего года я узнал,
что  Сталинград  лежит  на  реке  Волге, но  все  равно  судьба Шестой армии
занимала меня куда меньше, чем Мария, у которой в ту пору был легкий грипп.
     Покуда грипп Марии шел на убыль, дикторы продолжали давать мне по радио
уроки географии: Ржев и Демьянск и по сей день остаются для Оскара городами,
которые он без долгих  раздумий отыщет на любой карте Советской России. Едва
Мария  выздоровела,  мой  сын  Курт  подцепил  коклюш. И  покуда  я  силился
запомнить трудные  названия оазисов  Туниса,  ставших центром  жарких  боев,
нашему африканскому корпусу, равно как и коклюшу, пришел конец.
     О,  прекрасный месяц май: Мария, Мацерат и Гретхен  Шефлер были  заняты
подготовкой  второго  дня  рождения  Куртхена.  Этому  празднику  Оскар тоже
придавал  большое значение, ибо после двенадцатого  июня сорок третьего года
оставался всего лишь  год. Будь  я  дома, я мог бы прошептать на ушко своему
сыну Куртхену: "Подожди немного, выбьешь дробь и ты". Но сложилось так,  что
двенадцатого июня сорок  третьего  года Оскар  находился  не  в  Данциге  --
Лангфуре, а в старинном римском городе Метц. Причем отсутствие его настолько
затянулось, что  ему  стоило  больших  трудов  своевременно попасть в  милый
сердцу и все еще не подвергавшийся бомбежке родной город, чтобы двенадцатого
июня сорок четвертого года отпраздновать третий день рождения Куртхена.
     Какие  же  дела  привели  меня  в  Метц?  Да  будет  здесь  без  всяких
околичностей поведано: перед школой Песталоцци, которую превратили в казарму
для  летчиков, я  повстречал  своего  наставника Бебру. Впрочем,  будь Бебра
один, он не сумел бы  подбить меня на это путешествие. Но  Бебру держала под
руку Рагуна, синьора Розвита, великая сомнамбула.
     Оскар  как раз шел  с Кляйнхаммервег, где  нанес визит Гретхен  Шефлер,
полистал там недолго популярную "Битву за Рим", обнаружил, что уже тогда, во
времена Велизария, историческая жизнь выглядела весьма пестро, что уже тогда
с  большим  размахом либо торжествовали победы,  либо  утирались по  причине
поражения на речных переправах и у городов.
     Я  пересек  Фребелев  луг,  превращенный  за последние годы  в барачный
поселок,  принадлежащий  организации Тодта, оставаясь мыслями  возле Тагине,
где в  пятьсот  пятьдесят втором году Нарсес  разгромил  Тотилу. Но  не  эта
победа  заставляла мои  мысли  задерживаться  на  великом  армянине по имени
Нарсес, а скорей  уж сама фигура полководца: Нарсес был уродцем, был горбат,
мал ростом, карлик,  гном, лилипут. Может, Нарсес  был  на  одну  голову, на
детскую  головку  выше,  чем  Оскар,  думал  я,  остановился   перед  школой
Песталоцци  и поглядел, сравнивая, на  орденские  колодки некоторых  слишком
быстро выросших офицеров авиации. Нарсес орденов наверняка не носил, не имел
в  том надобности,  --  и тут в главном  подъезде  школы возник  собственной
персоной тот  самый полководец, на  руке у него висела дама, -- а  почему бы
Нарсесу и не иметь при себе дамы? -- они  двигались мне навстречу, крохотные
рядом с авиавеликанами, и все же  оставались  центром и средоточием картины,
овеянные дыханием  истории,  древние  как  мир среди свежеиспеченных  героев
воздуха, -- чего  стоила  вся  казарма,  полная Тотилами  и  Тейями,  полная
долговязых остготов против одного-единственного армянского карлика  по имени
Нарсес, а этот Нарсес шажок за шажком приближался к Оскару, махал ему рукой,
и дама  рядом с ним  тоже  махала:  то приветствовали меня  Бебра  и синьора
Розвита Рагуна --  воздушный  флот  почтительно уступал  нам  дорогу,  --  я
приблизил губы к уху Бебры и прошептал:
     --  Дорогой учитель,  я принял  вас  за  великого  полководца  Нарсеса,
которого ценю гораздо выше, чем атлета Велизария.
     Бебра смущенно  отмахнулся,  однако Рагуне мое  сравнение  пришлось  по
вкусу. Как она красиво шевелила губами, когда начала говорить!
     -- Бебра,  прошу тебя! Разве он так уж и не прав, наш юный amico? Разве
не течет в твоих  жилах кровь принца Евгения?  Е  Lodovico  quattordicesimo?
Разве он не твой предок?
     Бебра  взял меня  под  руку,  отвел в сторону, потому  что авиаторы  не
переставали восхищенно на  нас пялиться, чем уже начали нам докучать.  Когда
после этого лейтенант, а  вслед за ним два  унтер-офицера  вытянулись  перед
Беброй в струнку  -- у моего наставника  на погонах  были  капитанские знаки
различия,  а  на  рукаве  полоска с надписью  "рота  пропаганды",  --  когда
орденоносные юноши попросили и получили  у Рагуны  автограф,  Бебра подозвал
свою  служебную машину,  мы сели в нее и, уже отъезжая, слышали восторженные
аплодисменты авиаторов.
     Мы ехали по Песталоцциштрассе,  Магдебургерш-трассе,  Хересангер. Бебра
сидел  возле  шофера.  Уже  на Магдебургерштрассе  Рагуна  использовала  мой
барабан как предлог для разговора.
     --  Вы  все еще верны своему барабану, дорогой  друг? -- прошептала она
своим  средиземноморским голосом, которого я так давно не слышал. -- А как у
вас вообще обстоит дело с верностью?
     Оскар не дал ответа, не стал докучать ей длинными историями про женщин,
однако  с  улыбкой  дозволил великой сомнамбуле гладить  сперва его барабан,
потом  его  руки, судорожно сжимавшие барабан, гладить и гладить, все  более
по-южному.
     Когда мы  свернули на Хересангер, следуя по пятой линии трамвая, я даже
ответил,  другими  словами -- я  погладил  своей левой рукой ее левую, в  то
время   как  ее   правая  нежничала  с  моей   правой.   Мы   уже   миновали
Макс-Хальбе-плац, теперь уже  Оскар не мог вылезти, но тут в зеркале заднего
вида я  увидел  умные светло-карие древние  глаза Бебры, следившие за нашими
нежностями. Однако  Рагуна  придержала мои  руки,  которые я,  щадя друга  и
наставника, хотел у нее отнять. Бебра улыбнулся в зеркале, потом отвел глаза
и начал разговор с  шофером,  тогда как  Розвита,  со  своей  стороны горячо
пожимая и поглаживая мои  руки, заговорила своим средиземноморским  ротиком,
который  сладостно  и неприкрыто подразумевал меня, вливался  Оскару  в ухо,
потом снова стал деловитым и  конкретным, чтобы  облепить этой сладостью все
мои  сомнения и попытки к бегству. Мы  проехали рейхсканцелярию, направление
-- клиника женских болезней, и Рагуна призналась Оскару, что все  время, все
эти годы думала  о нем, что она до сих  пор  хранит  бокал из  кафе  "Четыре
времени года", на котором я вырезал своим голосом посвящение, что Бебра хоть
и отменный друг  и  отличный партнер по работе, но о браке здесь и думать не
приходится, Бебра должен  оставаться  одиноким, шепнула она в ответ  на  мой
вопрос, она  предоставляет ему полную свободу, но и он, хоть и весьма ревнив
от природы, за все эти годы понял, что Рагуну невозможно связать, вдобавок у
доброго Бебры как руководителя  фронтового театра  и времени-то нет, чтобы в
случае  брака  выполнять  супружеские  обязанности,  зато  уж театр  у  него
первосортный, с такой бы программой да  в мирные годы вполне можно выступать
в "Зимнем саду" или в "Ла Скала", так вот, не испытываю ли я, Оскар, желания
при наличии пропадающего впустую божественного дара, причем мой возраст мне,
вероятно,  это дозволяет, один  годик  ну хоть  попробовать,  она  ручается,
впрочем,  у меня, у Оскара,  есть, возможно, другие  обязательства, ах нету?
Тем  лучше, ехать надо прямо сегодня, сегодня они давали последнее, дневное,
представление в военном округе Данциг  -- Западная Пруссия, теперь  их  путь
лежит в Лотарингию, потом во Францию, про Восточный фронт сейчас и речи нет,
это,  к счастью, уже позади, и я, Оскар,  вполне могу признать счастьем, что
Восточный  фронт уже пройден, что теперь у  них впереди Париж,  без сомнения
Париж,  приводил  ли мой путь меня хоть когда-нибудь  в  Париж? Итак, amico,
если  уж Рагуна не способна  соблазнить суровое  сердце  барабанщика,  тогда
пусть вас соблазнит Париж.
     При  последних  словах  великой сомнамбулы  машина остановилась.  Через
равные промежутки --  зеленые, истинно прусские деревья на  Гинденбургаллее.
Мы вышли из машины, Бебра велел шоферу дожидаться, но я не хотел идти в кафе
"Четыре  времени года",  поскольку голова моя от всего этого пошла кругом  и
требовала свежего воздуха. Мы  начали  прохаживаться до Штеффенспарку, Бебра
--  справа  от  меня,  Розвита  слева.  Бебра  разъяснял  мне смысл  и  цели
пропагандистской роты, Розвита рассказывала анекдоты из  жизни той же  роты.
Бебра умел поговорить и о военных художниках, и о военных корреспондентах, и
о своем фронтовом театре. Розвита же выпускала из своего  средиземноморского
ротика  названия  дальних  городов,  о  которых  я слышал  по  радио,  когда
передавали  экстренные   сообщения.   Бебра  говорил:   Копенгаген.  Розвита
вздыхала:  Палермо.   Бебра   выпевал:   Белград.  Розвита  причитала,   как
трагическая актриса: Афины. Но оба они то  и дело восторженно возвращались к
Парижу, утверждали, будто Париж способен перевесить все только что помянутые
города,  вместе  взятые,  и,  наконец,  Бебра  --  я  почти  готов  сказать:
официально  и  по всей форме,  как  капитан и как глава фронтового театра --
сделал мне предложение:
     -- Присоединяйтесь  к  нам,  молодой человек, барабаньте,  режьте своим
голосом пивные кружки и лампочки! Немецкая оккупационная армия  в прекрасной
Франции, в вечно юном Париже, будет ликуя приветствовать вас.
     Время  на раздумье  Оскар  испросил  лишь  для проформы.  С  полчаса  я
прошагал в стороне от Рагуны, в стороне от  друга и наставника  Бебры  среди
по-майски зеленеющих  кустов, напускал на себя вид задумчивый  и измученный,
тер лоб,  внимал -- чего никогда раньше не делал -- птицам в  молчании бора,
притворялся, будто жду от какой-нибудь красноголовки информации и совета, и,
когда среди зелени нечто заверещало особенно звучно и приметно, сказал:
     --  Добрая и мудрая природа посоветовала  мне, почтеннейший  наставник,
принять ваше предложение.  Отныне  и впредь можете считать меня членом вашей
фронтовой труппы.
     После чего мы  все-таки пошли  в "Четыре времени года", выпили по чашке
жидкого мокко и обсудили детали моего побега,  который мы, однако, именовали
не побегом, а уходом.
     Перед кафе мы еще раз  повторили все  детали запланированного действия.
После чего я попрощался с  Рагуной и с капитаном Беброй, причем последний не
мог отказать себе  в удовольствии: он  предоставил  в  мое распоряжение свой
служебный   автомобиль.   Покуда   оба    решили   пешком   прогуляться   по
Гинденбургаллее в сторону города, шофер капитана, уже  не  первой  молодости
обер-ефрейтор, отвез меня  назад  в Лангфур, до Макс-Хальбе-плац,  ибо  я не
желал  и не мог ехать до  Лабесвег: Оскар, подъехавший  на служебной  машине
вермахта, вызвал бы слишком пристальный и неуместный интерес.
     Времени у меня оставалось в обрез. Прощальный визит к Марии и Мацерату.
Я долго простоял  возле манежика моего  сына Курта, и, если не  ошибаюсь, во
мне  возникли некоторые  сугубо отцовские мысли, я  даже  пытался  погладить
белокурого  малыша,  но  тот  не  позволил,  зато позволила  Мария,  которая
удивленно принимала  и добродушно возвращала  мои уже много  лет непривычные
для нее нежности. Трудней, как ни странно, далось мне прощание  с Мацератом.
Он стоял на кухне  и готовил почки в горчичном соусе,  слившийся  воедино со
своей поварешкой и, возможно,  вполне счастливый.  Вот почему я и  не посмел
ему  мешать.  Лишь когда он завел руку назад и  почти  вслепую  начал искать
что-то  на  кухонном  столе,  Оскар поспешил  на помощь, схватил  дощечку  с
нарезанной петрушкой и  протянул ему  -- и  я считаю вполне  возможным,  что
Мацерат  долго, когда меня  давно  уже  не  было на кухне, держал дощечку  с
петрушкой удивленно  и  растерянно, ибо до  тех пор Оскар  никогда ничего не
подавал Мацерату, не держал, не поднимал.
     Я  перекусил у мамаши Тручински, позволил ей  вымыть  себя  и уложить в
постель, дождался, когда сама она  окажется на  перине и  захрапит  с  тихим
присвистом,  потом сунул  ноги в шлепанцы, взял свою одежду, прокрался через
комнату, где  посвистывала  и  похрапывала  седоволосая  мышка, становясь  с
каждой  минутой все старше,  повозился с  запорами в коридоре, сумел наконец
открыть дверную защелку, прокрался -- все еще босиком и в ночной  сорочке, с
узлом одежды -- наверх по лестнице, на чердак, где в своем укрытии за горкой
черепицы и пачками старых газет, которые там продолжали складывать, несмотря
на   правила  противовоздушной   обороны,   несколько   раз   споткнулся   о
противовоздушную  кучу  песка и противовоздушное ведро,  отыскал  новенький,
блестящий барабан, припрятанный мной  в свое время тайком от Марии, там же я
нашел литературу для Оскара,  Гете и Распутина в одном томе. Брать ли мне  с
собой моих любимых авторов?
     Надевая  костюм  и  ботинки, вешая барабан  на  шею, пряча  палочки  за
подтяжки,  Оскар  вел  переговоры  одновременно  с  двумя  своими  богами --
Дионисом и Аполлоном. Покуда бог хмельного беспамятства советовал  мне то ли
вообще не  брать  с  собой  никакого чтива,  а  если  уж  брать, то стопочку
"Распутина",   сверххитрый  и  чрезмерно   разумный  Аполлон  хотел   вообще
отговорить  меня от поездки во  Францию, но,  когда  понял, что Оскар твердо
решил  ехать,  настоял на безукоризненном подборе дорожной клади:  итак, мне
надлежало  взять с  собой ту благопристойную зевоту, которой предавался Гете
столетия  назад, но из чистого  вызова, а также сознавая, что "Избирательное
сродство"  не способно разрешить все  сексуальные проблемы, я взял  заодно и
"Распутина" с его нагим, хотя  и  при  черных чулках  бабьим воинством. Если
Аполлон  стремился к гармонии,  а  Дионис  к  хаосу  и  хмелю, то Оскар  был
маленький полубог, наделяющий хаос гармонией и превращающий разум в хмельной
угар,  превосходящий, если отвлечься от его смертности,  всех с незапамятных
времен  канонизированных  богов  в  одном; Оскар  имел  право читать то, что
доставляло ему удовольствие, боги же сами себя подвергали цензуре.
     До чего  ж, однако,  можно  привязаться  к доходному дому  и к кухонным
запахам  девятнадцати  съемщиков.  Я  прощался  с каждой  ступенькой, каждым
этажом, каждой дверью,  где на  каждой висела дощечка с именем: о,  музыкант
Мейн,  которого как  непригодного  к службе отправили домой  и который снова
играл на трубе, снова  пил можжевеловку и ждал, что они снова придут за ним,
впоследствии  они  и впрямь  пришли,  только  взять  с собой  трубу  ему  не
разрешили. О  ты, бесформенная фрау Катер, чья дочь, Сузи,  теперь именовала
себя девушка-молния, о, Аксель  Мишке, на что  ты выменял свой хлыст? Герр и
фрау  Войвут, которые  изо  дня в  день  ели  брюкву.  Герр Хайнерт  страдал
желудком, поэтому он и был на верфи в Шихау, а не в пехоте. А рядом родители
Хайнерта, они же семейство Хаймовски.  О,  мамаша Тручински -- мышка  кротко
спала за  дверями своей квартиры. Мое ухо,  прижатое к дереву, слышало,  как
она  посвистывает. МалышКесхен, фамилия  которого  была, собственно  говоря,
Ретцель,  дослужился до  лейтенанта, хоть его  и заставляли носить в детстве
длинные шерстяные  чулки. Сын Шлагера  погиб,  сын  Эйке  погиб, сын Коллина
погиб. Зато  часовщик Лаубшад был жив  и возвращал  к жизни погибшие часы. И
старый Хайланд  был жив и все так же прямил кривые гвозди. А фрау Швервински
по-прежнему была  больна, а герр Швервински был здоров, но тем не менее умер
раньше, чем она. А вот напротив, в первом этаже, кто же там жил? А  жили там
Альфред и Мария Мацерат  и с ними почти  двухлетний сынишка по имени Курт. А
кто  покидал ночной порой большой, тяжко дышавший  дом? Это был  Оскар, отец
Куртхена. А  что  же  он выносил на  затемненную  улицу? А  выносил  он свой
барабан  и  свою  толстую книгу, по  которой получал  образование. Почему же
среди одинаковых, затемненных домов, веривших в противовоздушную оборону, он
помедлил перед одним затемненным, верящим в противовоздушную оборону  домом?
Да потому что там жила вдова Грефф, которой он  хоть  и не был  обязан своим
образованием, но зато был обязан некоторыми чувствительными навыками. Почему
же он снял шапку перед  этим черным домом? Да потому  что вспомнил зеленщика
Греффа,  у которого  были  курчавые  волосы  и орлиный нос, который сам себя
взвесил и одновременно повесился, который и в повешенном виде сохранял те же
курчавые волосы  и  тот  же орлиный  нос,  только карие глаза, обычно  мирно
сидящие в глазных  впадинах, выкатились от чрезмерного напряжения. Почему же
тогда  Оскар снова  надел матросскую шапку с  летящими ленточками  и  уже  с
покрытой головой зашагал дальше? Потому что у него была назначена встреча на
товарной  станции Лангфур. А прибыл ли он вовремя на условленное место?  Да,
прибыл.
     Вернее  сказать,  в  самую последнюю  минуту  я  еще  успел  влезть  на
железнодорожную насыпь неподалеку от подземного перехода Брунсхефервег. И не
сказать чтобы я задержался  перед  находящимся  поблизости кабинетом доктора
Холлаца.  Правда,  мысленно я попрощался  с сестрой  Ингой,  послал  приветы
квартире пекаря, что на Кляйнхаммервег, но  все это совершил на ходу, и лишь
портал  церкви Сердца Христова заставил  меня сделать  ту  остановку,  из-за
которой я чуть не опоздал  к поезду. Двери церкви были заперты. Однако же  я
очень  отчетливо  представил себе голого  розового младенца  Иисуса на левом
колене  у Девы  Марии.  И  вновь  она  явилась  мне, моя  бедная матушка Она
преклоняла  колена, она пересыпала в  ухо его  преподобию  Винке  все грехи,
которые совершила хозяйка лавки колониальных товаров, как  имела обыкновение
пересыпать  сахар  в голубые  фунтовые  и  полуфунтовые  кулечки.  Оскар  же
преклонял  колена перед  алтарем в  левом  приделе,  хотел научить  младенца
Иисуса барабанить, а этот сорванец не пожелал явить мне чудо. Оскар поклялся
тогда и  вторично поклялся теперь перед закрытым порталом: я  еще выучу  его
барабанить. Если не сегодня, то, уж верно, завтра!
     Но  поскольку  впереди у  меня  было длительное путешествие, я  заменил
завтра на послезавтра, повернулся  к порталу спиной,  убежденный,  что Иисус
никуда  от меня не  денется,  вскарабкался на железнодорожную  насыпь  возле
подземного  перехода, потерял  при этом  малость  Гете  и Распутина,  однако
большую  часть своих учебных пособий  сумел поднять  наверх,  между рельсами
споткнулся еще раз о шпалы и щебенку и чуть  не сбил с ног поджидавшего меня
Бебру -- до того было темно.
     -- А вот и наш виртуоз на жести, -- вскричал капитан, он же музыкальный
клоун.  Потом, взаимно призвав  друг друга к осторожности, мы начали  ощупью
пробираться через рельсы, стрелки, заплутались между перегоняемыми товарными
вагонами и наконец отыскали поезд с  отпускниками, где для фронтового театра
Бебры было выделено специальное купе.
     На трамвае Оскару  уже не раз доводилось ездить, теперь  ему предстояло
ехать поездом.  Когда Бебра затолкал  меня в  купе, Рагуна  подняла глаза от
какого-то  шитья,  улыбнулась  и  с  улыбкой  поцеловала  меня  в  щеку.  Не
переставая  улыбаться  и  в то же время не отрывая  пальцев  от  шитья,  она
представила  мне остальных членов  фронтового  ансамбля: акробатов Феликса и
Китти. Кипи,  медовокудрая,  с чуть сероватой  кожей, была  довольно мила, а
размером примерно с  синьору. Легкие признаки саксонского диалекта усиливали
ее привлекательность. Акробат Феликс был из всей труппы самый высокий. В нем
насчитывалось  добрых  сто  тридцать  восемь  сантиметров.  Несчастный очень
страдал из-за  своего  непомерного роста.  Появление моих  девяносто четырех
сантиметров еще пуще усугубило его комплексы.
     К тому же профиль акробата демонстрировал известное сходство с профилем
племенного скакуна,  почему Рагуна  и  называла его в  шутку "Cavallo"  либо
"Феликс-Cavallo". Подобно  капитану Бебре акробат носил серую полевую форму,
только по знакам различия он был обер-ефрейтор. Обе дамы -- что их отнюдь не
красило -- тоже облачались в серое походное сукно, из которого были сшиты их
дорожные  костюмы. Да  и шитье  под  пальчиками  Розвиты тоже  оказалось  на
поверку  сукном  серого,  полевого цвета; позднее  оно  стало  моей  военной
формой,  на которую скинулись для меня  Феликс и Бебра. Розвита  и Китти  по
очереди ее шили, отрезая за ненужностью все больше и больше  серого,  покуда
китель,  брюки  и кепи не пришлись мне  впору. Зато обувь по ноге  Оскара не
удалось  отыскать  ни  в одной из  каптерок  вермахта. Так я  и остался  при
гражданских ботинках на  шнуровке, а короткие  солдатские сапоги  выкинул из
головы.
     Бумаги мои  пришлось  подделывать,  и акробат  Феликс  проявил  в  этом
сложном деле недюжинный талант. Уже хотя  бы  из чистой вежливости  я не мог
возражать:  великая сомнамбула выдала меня за  своего брата,  за  старшего к
слову  сказать.  Оскарнелло Рагуна,  родился двадцать первого  октября  одна
тысяча девятьсот двенадцатого года в  Неаполе. До сего  дня  мне приходилось
существовать  под разными именами, Оскарнелло  Рагуна было одним из  них, и,
видит Бог, звучало отнюдь не хуже прочих.
     А потом мы, как это говорится, тронулись в путь.  Поехали через Штольп,
Штеттин, Берлин, Ганновер, Кельн --  в Метц. От Берлина я практически ничего
не  увидел.  Мы  там провели пять  часов. И  конечно же, как раз в это время
объявили  воздушную  тревогу.  Нам пришлось спрятаться  в  погребке  Томаса.
Отпускники набились под  его своды, будто сардинки. Когда  кто-то из полевой
жандармерии   попытался  провести  нас   вперед,  раздались   приветственные
возгласы. Некоторые солдаты, возвращавшиеся с Восточного фронта, знали Бебру
и  его  труппу  по  прежним  гастролям  на  передовой,  люди зааплодировали,
засвистели,  Рагуна  принялась  посылать  в  толпу  воздушные  поцелуи.  Нас
уговорили выступить.  За  несколько  минут в  углу бывшей пивнушки соорудили
некое подобие сцены. Бебра вообще  не умел отказывать,  тем более  что  один
майор  из  противовоздушной  обороны  сердечно  и  с подчеркнутой  выправкой
попросил его чем-нибудь порадовать людей.
     Оскару впервые предстояло принять участие  в обычном  представлении.  И
хотя  я  не то чтобы был  совсем  уж  неподготовлен -- пока  мы ехали, Бебра
многократно отрабатывал со мной мой номер, -- меня все-таки охватил мандраж,
так что  Рагуна  улучила возможность погладить мои руки. Едва следом за нами
приволокли наш  артистический реквизит  --  солдаты  прямо из кожи лезли  от
усердия, -- Феликс и Китти  начали  свой акробатический номер.  Оба работали
программу  человек-каучук,  сплетались   в  узел,  сами  себя  сквозь   него
продевали, сами себя расплетали, вокруг себя обматывались, от себя вычитали,
к  себе  прибавляли, выменивали то на это, вызывая у теснящихся и  глазеющих
солдат  сильные боли  в суставах  и мышцах, продолжавшиеся  потом  несколько
дней. Покуда Феликс и  Китти сплетались  и  расплетались, Бебра выступал как
музыкальный  клоун.  На  по-разному налитых  бутылках, от полной  до  совсем
пустой,  он играл самые популярные  шлягеры тех военных лет, играл "Эрику" и
"Мамаша, купи  мне лошадку", заставлял горлышки бутылок звенеть и вспыхивать
"Звездами Родины", но когда все это не произвело должного эффекта, обратился
к своему  испытанному,  к своему  коронному  номеру,  и  между бутылок начал
свирепствовать "Джимми-тигр". "Тигр" понравился не только  отпускникам, тигр
проник  даже  в  избалованное  ухо Оскара,  и,  когда Бебра после нескольких
неуклюжих,  но гарантирующих успех фокусов объявил Розвиту  Рагуну,  великую
сомнамбулу, и ее  брата  Оскарнелло Рагуна,  убивающего стекло  барабанщика,
зрители оказались  уже  достаточно  подогреты:  Розвита  и  Оскарнелло  были
обречены на успех. Легкой дробью я предварил наше выступление, я подчеркивал
кульминацию,  усиливая дробь, а  после завершения номера искусным барабанным
боем потребовал  аплодисментов.  Некоторых  солдат  и даже  офицеров  Рагуна
вызывала  из толпы зрителей, просила старых, закаленных обер-ефрейторов  или
дерзких от робости юнкеров сесть, заглядывала тому или другому в сердце -- а
уж это она умела --  и сообщала  публике, кроме неизменно совпадающих данных
из    солдатских   книжек,   кой-какие   интимные   подробности   из   жизни
обер-ефрейторов  и  юнкеров.  Делала  она  это  вполне  деликатно, при своих
разоблачениях проявляла остроумие,  одному из  разоблаченных подарила  --  в
завершение, как  полагали зрители, --  полную бутылку пива,  затем попросила
одаренного  поднять  бутылку повыше, чтоб все могли ее видеть, и подала знак
мне, Оскарнелло:  нарастающая барабанная дробь -- детская  забава  для моего
голоса, который  решал задачи и  потрудней, --  и пивная бутылка с  грохотом
раскололась, в  результате  растерянное,  забрызганное пивом лицо прошедшего
огонь  и  воду не то обер-ефрейтора,  не то  желторотого юнкера,  после чего
восторг, продолжительные аплодисменты, к которым  примешались звуки тяжелого
воздушного налета на столицу рейха.
     Разумеется, то, что мы  им предлагали, было  не высшего сорта,  но  это
забавляло  людей, помогало им  забыть и фронт,  и отпуск, это вызывало смех,
нескончаемый смех, ибо когда у нас над головой разорвались бомбы,  встряхнув
и завалив подвал  со всем его  содержимым, погасив и  нормальное и аварийное
освещение, когда все валялось  вперемешку, сквозь этот темный удушливый гроб
все еще просачивался смех.
     -- Бебра! -- кричали  люди. -- Хотим Бебру! И добрый несокрушимый Бебра
откликнулся   на  зов,  изображал  в  полной  темноте  клоуна,  исторгал  из
засыпанной  массы  взрывы  хохота,  а  когда публика  потребовала  Рагуну  и
Оскарнелло, пророкотал:
     --  Синьор-ра Р-р-рагуна очень устала, дорогие мои оловянные солдатики.
Да и малютка Оскарнелло должен малость вздремнуть во имя  Великого немецкого
рейха и окончательной победы.
     На самом  же  деле  Розвита  лежала со мной  и ужасно  боялась. А Оскар
совсем не боялся, но лежал с Розвитой. Ее страх и моя храбрость свели вместе
наши руки. Я собирал повсюду признаки ее  страха, она собирала признаки моей
храбрости.  Под конец я и сам начал  слегка бояться, она же расхрабрилась. И
когда  я  первый раз прогнал ее страх и вселил  в нее храбрость, моя мужская
храбрость  восстала  вторично.  В  то время как  моя  храбрость  насчитывала
прекрасные  восемнадцать  лет,  она,  уж  и не знаю,  на  каком  году  жизни
пребывая, в  какой раз лежа, отдалась своему  натренированному, вселяющему в
меня бодрость страху. Ибо ее изготовленное с минимальным расходом материала,
но, однако же, вполне пропорциональное  тело точно так же, как и ее лицо, не
являло  ни  малейших примет оставляющего глубокие  следы времени. Со страхом
вне времени и  храбростью вне времени отдавалась  мне некая Розвита. И никто
никогда не узнает, сколько лет  было  той  лилипутке, которая благодаря моей
храбрости утратила свой  страх во время  большого  налета на столицу  рейха,
когда нас  засыпало в погребке Томаса, пока люди из противовоздушной обороны
не  откопали нас, сколько, девятнадцать  или девяносто девять; Оскару же тем
легче  хранить молчание, что он  и сам не  знает,  кем  ему было даровано то
первое, соответствующее его  физическим размерам объятие --  то  ли  храброй
старушкой, то ли податливой от страха девушкой.




     Три недели  подряд из  вечера в  вечер  мы  играли  в почтенных древних
казематах гарнизонного и римского города  Метц. Ту же самую программу мы две
недели показывали  в Нанси. Шалон-сюр-Марн  гостеприимно  принимал нас целую
неделю. С  языка  у  Оскара  уже  соскакивали порой французские  словечки. В
Реймсе  мы еще могли  полюбоваться разрушениями времен Первой мировой войны.
Каменный зверинец всемирно известного  собора  из отвращения, внушаемого ему
человечеством,  непрерывно сплевывал воду на  камни мостовой,  что означало:
дождь в  Реймсе  шел  изо  дня в день,  и  по ночам тоже. Зато в Париже  нам
достался ослепительный,  теплый сентябрь. Под руку с Розвитой я мог  бродить
по  набережным Сены  и  так  отметить свое  девятнадцатилетие. Хоть я и знал
столицу  Франции  по  открыткам  унтер-офицера Фрица  Тручински,  Париж меня
никоим образом  не  разочаровал.  Когда  Розвита  и я  впервые  оказались  у
подножия  Эйфелевой  башни  и --  во  мне девяносто  четыре, в ней девяносто
девять сантиметров -- подняли глаза,  нам обоим, стоявшим рука к руке, стали
очевидны и наша уникальность, и наше истинное величие. Мы поцеловались прямо
на улице, что в Париже, впрочем, ничего не значило.
     О ты, прекрасное общение с искусством и с историей! Когда,  все  так же
держа Розвиту под руку, я нанес визит Дому инвалидов и вспомнил великого, но
не  высокого  ростом  и  по  этой  причине   столь  близкого  нашему  сердцу
императора, я заговорил словами Наполеона. Как тот сказал на могиле Фридриха
Второго, который, к слову говоря, тоже не вышел ростом: "Живи он сегодня, мы
бы здесь не стояли!" Вот так же и я нежно прошептал на ушко своей Розвите:
     -- Живи корсиканец сегодня, мы бы здесь не стояли, не целовались бы под
мостами на набережных, sur Ie trottoir de Paris.
     В рамках гигантской концертной программы мы выступали и в зале Плейель,
и  в  Театре  Сары  Бернар. Оскар скоро  освоился со сценическими  условиями
большого города,  усовершенствовал свои  репертуар,  приспособился  к  вкусу
избалованных  оккупационных  частей:  я  больше  не  разрезал  своим  пением
примитивные немецкие  бутылки с пивом, о  нет, я  резал  и обращал в осколки
изысканнейшие,  дивно закругленные,  выдутые  тончайшим  дыханием  вазы  для
цветов  и  вазы  для фруктов родом  из французских замков. Программу  свою я
строил  по  принципам  культурно-историческим, я начинал  с  бокалов  времен
Людовика  Четырнадцатого, обращал в  стеклянную пыль изделия  эпохи Людовика
Пятнадцатого.  Со стремительностью,  характерной  для революционной поры,  я
расправлялся со стеклянными кубками несчастного Людовика Шестнадцатого и его
безголовой  Марии-Антуанетты,  потом  немножко Луи  Филиппа, а  в завершение
разбирался со стеклянными изделиями французского модерна.
     Пусть  даже  походно-серого цвета публика  в  партере и  на  ярусах  не
способна была постичь  историческую  последовательность моих  выступлений  и
награждала  аплодисментами осколки как нечто вполне  заурядное,  встречались
иногда штабные офицеры и журналисты из рейха, которые  восхищались не одними
лишь осколками, но  и  моим  чувством истории. Некий ученого вида субъект  в
военной форме  наговорил мне  немало комплиментов по поводу моего искусства,
когда  после гала-концерта для комендатуры мы были ему  представлены. Особую
признательность  испытывал Оскар  к  корреспонденту  одной из  ведущих газет
рейха, который  обитал в городе на Сене, назвал себя специалистом по Франции
и весьма деликатно указал мне на небольшие ошибки, вернее, даже не ошибки, а
погрешности стиля в моей программе.
     Мы  провели в Париже всю зиму. Нас селили в первоклассных отелях, и  --
не буду скрывать -- всю долгую  зиму Розвита  бок о бок  со  мной  неустанно
проверяла  и  подтверждала  преимущества французских постелей. Был ли  Оскар
счастлив в Париже? Окончательно ли он забыл своих оставшихся дома близких --
Марию, Мацерата, Гретхен и Александра Шефлер и, наконец, своего сына Курта и
бабушку Анну Коляйчек?
     Пусть даже и не забыл, но скучать  я ни по одному из  них не скучал. По
этой причине  я  не  послал им полевой почтой  ни единой открытки,  не подал
никаких признаков жизни, напротив, дал им возможность прожить без меня целый
год,  ибо,  уже уезжая,  твердо  решил вернуться, и  мне было любопытно, как
устроилась вся эта компания  за время моего отсутствия. На улице, а также во
время представлений я порой искал среди  солдат  знакомые лица Может,  Фрица
Тручински  или  Акселя  Мишке отозвали с  фронта и перевели  в Париж,  думал
Оскар, раз или два ему даже  казалось,  будто он углядел  в толпе пехотинцев
лихого братца Марии, но он ошибался: походная форма сбивает с толку.
     Тоску по  родине  пробуждала во мне только Эйфелева  башня. И не в  том
дело,  что,  вскарабкавшись на  нее  и соблазнясь открывшейся  панорамой,  я
испытал желание двинуться по направлению к родине. На почтовых открытках и в
мыслях Оскар  уже столько раз восходил на  башню, что  реальное  восхождение
могло привести  лишь к  сулящему  разочарование спуску.  Но когда я  стоял у
подножия  башни, в одиночку, без Розвиты, стоял, а то  и сидел на  корточках
среди смелых изгибов металлической  конструкции, это хоть и ажурное,  однако
закрытое  сооружение  превращалось во  все накрывающий  колпак  моей бабушки
Анны:  сидя  под  Эйфелевой  башней,  я одновременно  сидел под ее  четырьмя
юбками. Марсово поле оборачивалось кашубским картофельным полем, октябрьский
парижский дождь сеялся косо и  неутомимо между Биссау и Рамкау, весь Париж и
даже  парижское  метро пахло  по таким  дням  чуть  прогорклым  маслом, а  я
становился  задумчивым и  тихим. Розвита по  таким дням  обходилась со  мной
бережно, чтя мою боль, ибо была человеком очень чутким.
     В апреле  сорок  четвертого  --  когда,  по  сводкам,  на всех  фронтах
происходило успешное  сокращение  линии фронта -- нам  пришлось уложить свой
артистический  багаж, оставить  Париж и осчастливить  гастролями  Фронтового
театра Бебры  Атлантический вал. Мы начали турне  с Гавра.  Бебра, по-моему,
выглядел тогда рассеянным и несловоохотливым. Правда, во время представления
он  ни разу не сплоховал и  по-прежнему завоевывал любителей посмеяться, но,
едва  занавес  падал  в  последний  раз,  его  древнее  лицо,  лицо Нарсеса,
каменело. Поначалу я  полагал в нем  ревнивца или, что того  хуже, человека,
капитулирующего перед  превосходящей силой молодости.  Розвита  шепотом меня
просветила, она, правда, сама ничего не знала толком, но говорила что-то про
офицеров, навещавших Бебру после представления при закрытых  дверях.  Похоже
было, что  мой наставник  собирается  выйти из своей  внутренней  эмиграции,
словно он замыслил нечто конкретное, словно в нем заиграла кровь его предка,
принца Евгения. Планы Бебры  увели его так далеко от нас, завели его в столь
высокие  сферы,  что  интимная   связь  Оскара  с  Розвитой,   некогда   ему
принадлежавшей,  вызывала лишь усталую улыбку на морщинистом лице. Застигнув
нас  -- дело было в Трувиле, нас разместили в курортном  отеле, и мы лежали,
сплетясь в объятии, на ковре нашей общей гримуборной, -- он лишь отмахнулся,
когда  мы  хотели  разомкнуть объятие,  и  сказал  прямо  в  свое  гримерное
зеркальце:
     -- Обладайте друг другом, детки, целуйтесь, завтра мы будем осматривать
бетон, а послезавтра бетон захрустит у вас на зубах, так что целуйтесь, пока
охота.
     Это происходило в июне сорок четвертого.  Мы успели тем временем пройти
весь Атлантический вал вверх от Бискайи до самой Голландии, по большей части
находились  в  тылу,  мало что повидали  из легендарных  бункеров,  и лишь в
Трувиле мы первый раз давали представление непосредственно на побережье. Нам
предложили для начала осмотреть бетонный вал, и  Бебра согласился. Последнее
выступление в Трувиле. Ночью нас перевели  в  деревушку Бавен неподалеку  от
Кана и  за четыре километра  от  береговых  дюн.  Разместили нас у крестьян.
Много пашни, живых изгородей,  яблонь. Там гонят яблочную водку,  кальвадос.
Мы  выпили  этого  кальвадоса и потом  очень  хорошо спали.  Колючий  воздух
струился в окно, лягушачья лужа без  передыху  квакала  до  самого рассвета.
Встречаются лягушки,  которые  умеют барабанить.  Я слышал  их сквозь сон  и
внушал  себе:  тебе пора домой, Оскар. Скоро  Курту, твоему сыну, исполнится
три года, ты должен  обеспечить его  барабаном.  Ты  это  ему  обещал! После
такого  внушения  Оскар несколько раз просыпался,  как  измученный  заботами
отец,  начинал  щупать  подле  себя, убеждался, что  Розвита тут, вдыхал  ее
запах: Розвита чуть-чуть, самую малость, пахла корицей, толченой гвоздикой и
-- немножечко -- мускатом, она издавала предрождественский запах пряностей и
сохраняла этот запах даже летом.
     С рассветом  к  крестьянскому  двору  подъехал  бронетранспортер.  Нас,
стоящих  в  подворотне,   пробирала  дрожь,   было  рано,  было   свежо,  мы
разговаривали,  одолевая ветер с моря: Бебра, Рагуна, Феликс, Кипи, Оскар  и
тот обер-лейтенант Херцог, который собирался  отвезти нас  на  свою  батарею
западнее Кабура.
     Говоря, что вся Нормандия зеленого цвета, я  тем самым не упоминал  тот
пятнистый  бело-коричневый  скот,  который по  левую  и  по  правую руку  от
прямого,   как  стрела,   шоссе   выполнял  свои  профессиональные   жвачные
обязанности на  мокрых от росы, слегка туманных пастбищах  и воспринимал наш
бронированный  экипаж с той невозмутимостью, которая заставила бы покраснеть
от  стыда покрывавшие его листы  брони, не  сообрази  кто-то заблаговременно
закамуфлировать  их.  Тополь,  живые изгороди, стелющийся  кустарник, первые
прибрежные  отели,  неказистые, пустые, с  хлопающими на ветру ставнями:  мы
свернули на променад, вылезли и вслед за обер-лейтенантом, который выказывал
капитану  Бебре  хоть  и  снисходительное,  но  вполне  форменное  почтение,
затопали через дюны, навстречу ветру, насыщенному песком и шумом прибоя.
     О  нет,  это  было  не кроткое  Балтийское  море,  поджидавшее меня,  с
девическими всхлипами бутылочной зеленью своей волны. Тут Атлантика прибегла
к своему исконному маневру: в прилив бросалась вперед, в отлив отступала.
     И вот мы  его увидели, этот  бетон.  Нам  было дозволено гладить его  и
восхищаться; бетон молчал.
     -- Смирно!  -- закричал кто-то  внутри  бетона,  затем некто долговязый
выскочил  из того бункера, который походил на  приглаженную сверху черепаху,
располагался между двумя дюнами, носил  имя  "Дора-семь" и наблюдал прилив и
отлив  бойницами, смотровыми щелями,  а также металлическими  частями малого
калибра. Человека,  который отдавал рапорт обер-лейтенанту  Херцогу, а также
нашему капитану Бебре, звали обер-ефрейтор Ланкес.
     Ланкес (отдавая честь). Дора-семь, один обер-ефрейтор, четверо рядовых.
Никаких особых происшествий.
     Херцог.  Спасибо!  Обер-ефрейтор Ланкес,  вольно. Вы слышали,  господин
капитан: никаких особых происшествий. И это продолжается уже много лет.
     Бебра. По крайней мере есть прилив и отлив. Выступления самой природы.
     Херцог.  Вот  это  и есть главная забота наших людей.  Вот  потому мы и
строим один  бункер подле другого. Мы, если можно так выразиться, сами лежим
друг  у друга в поле обстрела. Придется  вскоре взорвать несколько бункеров,
дабы освободить место для нового бетона.
     Бебра (потопывая по бетону, причем люди из его труппы проделывают то же
самое). А господин обер-лейтенант верит в бетон?
     Херцог. Ну  это не совсем  подходящее  слово. Мы здесь почти ни  во что
больше не верим. Вам чего, Ланкес?
     Ланкес. Так точно, господин лейтенант, ни во что.
     Бебра. Но они замешивают и трамбуют.
     Херцог.  Совершенно  между нами:  при этом  набираются  опыта. Раньше я
ничего не смыслил в строительстве, малость поучился  в университете, а потом
все и началось.  Надеюсь,  после войны  мне  пригодится  мой  опыт  работы с
цементом. На родине-то все  придется отстраивать заново. Вы только поглядите
на бетон вблизи. (Бебра и его люди утыкаются носами  в бетон.)  Ну  и что вы
видите?  Ракушки. Материал просто лежит под ногами. Бери и замешивай. Камни,
ракушки,  песок,  цемент...  Что  вам  сказать,  господин капитан... Вы  как
артист, как человек искусства должны это понять. Ланкес,  а ну расскажите-ка
господину капитану, что мы утрамбовываем в бункер.
     Ланкес.  Слушаюсь,   господин   обер-лейтенант.   Приказано  рассказать
господину капитану, что мы утрамбовываем  в бункер. Мы в него забетонировали
молоденьких собачек. В основании каждого бункера -- вот где зарыта собака.
     Люди Бебры. Щеночка?!
     Ланкес. На всем побережье от Кана до Гавра скоро  не останется ни одной
собаки.
     Люди Бебры. Ни одного щеночка.
     Ланкес. Вот какие мы старательные.
     Люди Бебры. Такие старательные! Ланкес.  Скоро нам придется перейти  на
котят.
     Люди Бебры. Мяу!
     Ланкес.  Но  кошки не так  полноценны,  как  собаки. Вот  почему  мы  и
надеемся, что скоро начнутся события.
     Люди Бебры. Гала-представление! (Аплодируют.)
     Ланкес.  Мы уже  довольно  натренировались.  И если у  нас не останется
больше собак...
     Люди Бебры. О-о-о!
     Ланкес. ...мы больше не сможем строить бункеры. Потому что кошки -- это
добром не кончится.
     Люди Бебры. Мяу-мяу!
     Ланкес.  Но  если  господин  капитан  пожелает вкратце  узнать,  почему
молодых собак...
     Люди Бебры. Щеняток!..
     Ланкес. Могу сказать одно: я в это не верю!
     Люди Бебры. Фу!
     Ланкес. Но наши солдаты, они по большей части из деревни. А у них  и по
сей  день так  заведено, что, когда  строят дом, или там амбар, или церковь,
надо замешать в основание какую-нибудь живность и...
     Херцог.  Хватит вам, Ланкес. Вольно. Короче, как господин  капитан  уже
изволили заметить,  здесь, у Атлантического вала, мы,  так  сказать,  отдаем
дань  суевериям.  Ну все  равно как  у вас на театре, перед премьерой нельзя
свистеть или артист перед началом должен сплюнуть через левое плечо.
     Люди Бебры. Тьфу-тьфу-тьфу! (Плюют через плечо друг другу.)
     Херцог. Впрочем, оставим шуточки. Нельзя отнимать у людей удовольствие.
Даже  и к  тому обстоятельству, что  за последнее время они  начали украшать
выходы  бункеров  мозаикой  из ракушек  либо  орнаментом  из  бетона, ведено
относиться   снисходительно  --  высочайшим  приказом.  Люди   хотят  чем-то
заняться. И я не устаю  твердить  нашему  шефу, которого раздражают бетонные
завитушки: лучше завитушки из бетона, господин майор, чем завитушки в мозгу.
У нас, немцев, золотые руки, и с этим ничего не поделаешь!
     Бебра. Вот  и  мы  со своей стороны попытаемся развлечь  армию, которая
ждет за Атлантическим валом...
     Люди  Бебры.  Фронтовой  театр  Бебры поет  для вас,  играет  для  вас,
помогает вам добиться окончательной победы.
     Херцог. Вы  и  ваши люди  рассуждаете совершенно правильно.  Но  одного
только  театра здесь мало.  По  большей части  мы  находимся здесь  в полном
одиночестве, вот и помогаем себе как умеем. Что скажете, Ланкес?
     Ланкес. Так точно, господин обер-лейтенант. Помогаем себе как умеем!
     Херцог. Вот слышите? И -- надеюсь, господин капитан меня извинит -- мне
нужно  еще  на Дору-четыре и Дору-пять. А  вы  можете  спокойно разглядывать
бетон, здесь есть на что посмотреть. Ланкес вам все покажет.
     Ланкес. Есть все  показать, господин  обер-лейтенант.  (Херцог и  Бебра
обмениваются  воинскими приветствиями. Херцог уходит направо, Рагуна, Оскар,
Феликс и Китти, которые все  это  время держались позади Бебры,  выскакивают
вперед. Оскар  держит свой  жестяной  барабан,  Рагуна корзинку с провизией,
Феликс и  Китти  карабкаются  на  бетонную  крышу  бункера  и  начинают  там
акробатические упражнения.  Оскар и Развита  играют с ведерком и  совочком в
песке возле бункера, изображают взаимную любовь, шумят и  дразнят Феликса  и
Китти.)
     Бебра (небрежно,  осмотрев бункер со всех сторон). Скажите, пожалуйста,
обер-ефрейтор, а кто вы, собственно, по профессии?
     Ланкес. Живописец, господин капитан, но это уже давно было.
     Бебра. Вы хотите сказать, маляр?
     Ланкес. Маляр тоже, но больше -- картины.
     Бебра.  Слушайте,  слушайте! Из этого  следует,  что вы,  чего доброго,
идете по стопам великого Рембрандта или, скажем, Веласкеса.
     Ланкес. Лучше скажем: между тем и другим.
     Бебра. Но, человече, чего ради вы тогда мешаете бетон, трамбуете бетон,
охраняете  бетон? Вам надо  в  роту  пропаганды. Нам позарез  нужны  военные
художники.
     Ланкес. Я вам навряд ли  подойду, господин капитан. По нынешним вкусам,
я  рисую  в  раскос. А  не  найдется ли  у господина  капитана сигаретка для
обер-ефрейтора? (Бебра протягивает ему сигарету.)
     Бебра. В раскос -- это означает современное искусство?
     Ланкес. При чем тут современное? Еще до  того, как явились эти со своим
бетоном, раскос уже долгое время считался современным.
     Бебра. Ах вот как?
     Ланкес. Да, вот так.
     Бебра. Вы пишете по цементному тесту, может быть, мастихином?
     Ланкес. И это тоже. Я и  большим  пальцем пробую, чисто  автоматически,
наклеиваю пуговицы и гвозди, а до тридцать третьего был у меня такой период,
когда  я  пускал  колючую  проволоку  по  киновари. В  газетах были  хорошие
отклики.  Теперь  они  висят  в  частной  коллекции  у  одного  швейцарского
коллекционера. Он мыльный фабрикант.
     Бебра.  Ах,  эта   война,   эта   ужасная  война.   Значит,  нынче   вы
утрамбовываете  бетон!  Тратите  свой  талант  на  фортификационные  работы!
Правда,  в   свое   время  то  же  самое  делали  Леонардо  и  Микеланджело.
Проектировали  машины для сабель и возводили бастионы, когда не было заказов
на мадонну.
     Ланкес. Вот видите!  Какая-нибудь  лазейка всегда отыщется. И если  кто
истинный творец,  он себя проявит,  так  или иначе. Может, господин  капитан
пожелает взглянуть на орнамент над входом в бункер, его, между прочим, делал
я.
     Бебра  (после   основательного  изучения).  Просто  удивительно!  Какое
богатство форм, какая строгая сила выражения.
     Ланкес. Этот стиль можно бы назвать "Структурные формации".
     Бебра. А ваше творение или картина -- у него есть название?
     Ланкес. Я  ведь  сказал уже: формации,  по  мне,  можете  называть  это
скошенные формации. Новый стиль. Такого еще никто не делал.
     Бебра.  И все же именно потому, что  вы творец, вам следует дать своему
произведению какое-нибудь уникальное название.
     Ланкес. Названия, названия, к чему они? Их потому только и придумывают,
что для выставок нужны каталоги.
     Бебра.  Вы  просто  ломаетесь,  Ланкес.  Постарайтесь  увидеть  во  мне
поклонника искусств, а не капитана. Еще сигарету? (Ланкес хватает.) Итак?
     Ланкес. Ну,  если вы с этой стороны  заходите...  Ладно. Короче, Ланкес
рассуждал так: когда  здесь  все  кончится,  а  рано или поздно  все  должно
кончиться так ли, эдак ли,  бункеры  останутся  стоять,  потому что  бункеры
остаются  всегда, даже  если все остальное рушится. И тогда  придет время! Я
хочу  сказать (он  прячет  последнюю  сигарету), придут века. А  у господина
капитана не найдется еще одной сигаретки? Благодарю  покорно! Века придут  и
века пройдут -- как ни в чем не бывало,  но бункеры  останутся, как остались
пирамиды. И тогда в один прекрасный день явится так называемый исследователь
древности и  подумает:  до чего ж обделено искусством  было  то время, время
между  Первой и  Седьмой  мировыми  войнами: тупой  серый бетон  --  изредка
беспомощные, дилетантские завитушки в  народном духе над входами  в бункеры,
--  и вдруг у Доры-четыре, Доры-пять,  Доры-шесть и Доры-семь он увидит  мои
структурные  формации  и  скажет себе:  а  это  у  нас что такое? Любопытно,
любопытно. Я даже берусь утверждать:  магически, грозно и  в то  же время --
пронзительная духовность. Тут творил гений, возможно, это единственный гений
двадцатого столетия высказался  однозначно  и на все  времена.  А  есть ли у
этого творения имя? А не увидим  ли мы где-нибудь  мастера?  И если господин
капитан приглядится повнимательней, наклонив голову к плечу, то увидит между
двумя формациями с насечкой...
     Бебра. Мои  очки... Помогите мне, Ланкес. Ланкес.  Итак,  там написано:
Герберт Ланкес,  году  в  одна тысяча девятьсот сорок  четвертом.  Название:
МИСТИЧЕСКИ-ВАРВАРСКИ-СКУЧЛИВО.
     Бебра. Этими словами вы обозначили все наше столетие.
     Ланкес. Вот видите!
     Бебра.  Возможно, при  реставрационных  работах спустя пятьсот или даже
тысячу лет в бетоне будут обнаружены собачьи косточки.
     Ланкес. Что лишний раз подчеркнет мое название.
     Бебра (взволнованно). Ах, что такое время и что такое мы, дорогой друг,
когда  б  не  наши произведения... Однако  взгляните:  Феликс  и  Китти, мои
акробаты. Они кувыркаются на бетоне.
     Китти (какая-то бумажка уже долгое время ходит  по кругу от  Развиты, к
Оскару,  от  Феликса к  Китти,  на  ней  они что-то пишут.  Китти  с  легким
саксонским акцентом). Вот видите, господин Бебра, чего только не сделаешь на
бетоне. (Ходит на руках.)
     Феликс. А сальто-мортале на бетоне вы еще и не видывали. (Кувыркается.)
     Китти. Вот такую бы нам сцену на самом деле.
     Феликс. Только уж больно здесь ветрено.
     Китти. Зато здесь не  так жарко, да и не воняет,  как  в  этих дурацких
кино. (Свивается узлом.)
     Феликс. Нам здесь, наверху, даже пришло в голову одно стихотворение.
     Китти. Почему "нам"? Оскарнелло это пришло в голову и синьоре Розвите.
     Феликс. Но когда не получалось в рифму, мы ведь тоже помогали.
     Китти. Нам не  хватает  только  одного  слова,  и  стихотворение  будет
готово.
     Феликс.  Оскарнелло хотел  бы знать, как  называются  эти  стебельки на
берегу.
     Китти. Потому что их надо вставить в стихотворение.
     Феликс. Не то не будет чего-то очень важного.
     Китти. Ну скажите  же нам, господин солдат, ну как  они называются, эти
стебельки?
     Феликс. А может, ему нельзя, потому как враг слышит тебя.
     Китти. Так мы ведь больше никому не расскажем.
     Феликс.  Мы потому только и  спрашиваем,  что без  этого  с  искусством
ничего не получится.
     Китти. Он ведь так старался, наш Оскарнелло.
     Феликс. А как он красиво умеет писать готическими буквами.
     Китти. И где только он так выучился, хотела бы я знать.
     Феликс. Он одного только не знает: как называются стебли.
     Ланкес. Если господин капитан не будет возражать...
     Бебра. Ну если только это не военная  тайна,  которая может повлиять на
исход войны.
     Феликс. Раз Оскарнелло интересуется...
     Китти. Раз без этого стихотворения не получается...
     Рознита. Раз нам всем так любопытно...
     Бебра. Раз я вам приказываю...
     Ланкес. Ну так  и быть.  Мы  их  соорудили  для  защиты  от  возможного
появления танков  и  десантных лодок.  И  поскольку  они  так  выглядят,  мы
называем их "спаржа Роммеля".
     Феликс. Роммеля...
     Китти. Спаржа? Тебе это подходит, Оскарнелло?
     Оскар. Да еще как! (Записывает слова на  бумаге, передает стихотворение
Китти, стоящей на бункере. Она еще больше свивается узлом и декламирует, как
у доски на уроке, следующие стихи):
     Китти.  "НА АТЛАНТИЧЕСКОМ ВАЛУ" Еще мы зубья  маскируем, Бетон и спаржу
мы трамбуем, Но  держим  путь в страну жилетов, Нет воскресенья без омлетов.
По пятницам -- обед из  рыбы.  Мы к бидермайеру  пришли бы. Еще мы  спим  за
огражденьем, Еще в  сортире топим мины, Но уж мечтаем о  беседках, О кеглях,
голубях, соседках. Труб водосточных зрим изгибы. Мы к бидермайеру пришли бы.
Еще  земля  кого-то  спрячет, И  чья-то мать еще  заплачет, Под  парашютными
шелками,  Где рюши собраны пучками,  Смерть перьями  украсит  грудь. Мы  ж в
бидермайер держим путь. (Все аплодируют, Ланкес в том числе.)
     Ланкес. А  сейчас у нас отлив. Розвита. Тогда самое время позавтракать.
(Она  поднимает большую  корзинку с  провизией. Корзина  украшена  бантами и
искусственными цветами.)
     Китти. Браво! Пикник на свежем воздухе!
     Феликс. Это природа возбуждает наш аппетит.
     Розвита.  О священнодействие  еды, соединяющее народы, пока не кончится
трапеза.
     Бебра. Будем есть  прямо на бетоне. Это надежное основание! (Все, кроме
Ланкеса,  карабкаются на  бункер.  Развита  расстилает  скатерть  в  веселый
цветочек. Из своей необъятной корзины  она  извлекает подушечки с кистями  и
бахромой.  Раскрыт  зонтик  от  солнца,  розовый  со светло-зеленым, заведен
миниатюрный  граммофон  с  трубой.  Розданы  тарелочки, ложечки,  ножички  и
рюмочки для яиц, салфетки.)
     Феликс. Я бы поел печеночного паштета.
     Китти. А у вас не осталось той икры, которую мы спасли из Сталинграда?
     Оскар. Розвита, зря ты так толсто намазываешь датское масло.
     Бебра. Очень разумно, мой сын, что ты заботишься о ее фигуре.
     Розвита. А если  мне  вкусно и полезно, тогда что? О-о! Как вспомню про
торт со взбитыми сливками, которыми нас угощали летчики в Копенгагене...
     Бебра. А голландский шоколад в термосе совсем не остыл.
     Китти. А я так просто влюблена в американские галеты.
     Розвита.  Только  когда  их  можно  намазать  южноафриканским  имбирным
повидлом.
     Оскар. Не так густо, Розвита, прошу тебя.
     Розвита. А  сам ты какие толстые куски  берешь  от  этой отвратительной
английской тушенки.
     Бебра. Эй,  господин солдат! Не  желаете ли  тоненький кусочек хлеба  с
изюмом с джемом из мирабели?
     Ланкес. Не будь я на службе, господин капитан...
     Розвита. Тогда отдай ему приказ!
     Китти. Да-да, приказ!
     Бебра.  Итак, обер-ефрейтор Ланкес,  я приказываю вам употребить в пищу
хлебец  с  изюмом, намазанный  французским джемом из  мирабели, датское яйцо
всмятку, советскую икру и чашечку голландского шоколада.
     Ланкес. Слушаюсь,  господин капитан! Есть употребить  в пищу! (Как все,
усаживается на бункер.)
     Бебра. Разве у нас нет подушечки и для господина солдата?
     Оскар. Пусть возьмет мою. А я сяду на барабан.
     Розвита. Только  не простудись,  мое сокровище! Бетон штука коварная, а
ты к этому не привык.
     Китти.  Пусть  тогда возьмет  мою  подушку,  я слегка закручусь  узлом,
заодно и хлебец с медом лучше проскочит.
     Феликс. Только делай все над скатертью, чтобы не испачкать бетон медом.
Иначе это будет подрыв боевой мощи. (Все прыскают.)
     Бебра. Ах, до чего ж полезен морской воздух.
     Розвита. Да, очень полезен.
     Бебра. Грудь расправляется.
     Розвита. Да, расправляется.
     Бебра. Сердце меняет оболочку.
     Розвита. Да, меняет.
     Бебра. Душа выпархивает из кокона.
     Розвита. До чего все хорошеет под взглядом моря.
     Бебра. Взор становится свободным и летучим...
     Розвита. Он летит...
     Бебра.  Уносится  вдаль  над  морем, безбрежным морем... А  скажите-ка,
обер-ефрейтор Ланкес, что это за пять черных пятен я вижу на берегу?
     Китти. И я вижу. С пятью зонтиками!
     Феликс. Их шесть!
     Китти. Пять! Раз, два, три, четыре, пять!
     Ланкес.  Это  монахини из Лизье. Их эвакуировали сюда  вместе с детским
садом.
     Китти. Но деточек Китти не видит! Она видит пять зонтиков.
     Ланкес.  Ребяток они  всегда  оставляют  в деревне,  в  Бавене, а  сами
приходят,  когда отлив,  и собирают ракушки и крабов, которые застряли среди
Роммелевой спаржи.
     Китти. Ах они бедняжки!
     Розвита. Может, предложить им тушенки и галет?
     Оскар.  Оскар предложил бы хлебцы с  изюмом и вареньем из мирабели, раз
сегодня пятница, и тушенку монашкам есть не полагается.
     Китти. А вот они побежали! Прямо поплыли с ихними зонтиками!
     Ланкес.  Они  всегда так делают, когда соберут сколько  надо. Потом они
начинают  играть.  Больше  всех  --  новообращенная, сестра  Агнета,  совсем
молоденькая  девочка, она еще ничего  не смыслит, а вот если бы  у господина
капитана нашлась еще одна сигаретка для обер-ефрейтора... благодарю покорно!
А  которая  позади, толстая, она  еще не поспевает  за ними,  так  это  мать
игуменья Схоластика. Она не желает, чтобы сестры играли на берегу. Возможно,
это против правил их ордена.
     (На  заднем  плане  пробегают  монашки  с  зонтиками.  Развита  заводит
граммофон. Раздается  "Катание на санках в Петербурге". Монашки  танцуют под
него и перекликаются.)
     Агнета. Эй, сестра Схоластика!
     Схоластика. Агнета! Сестра Агнета!
     Агнета. Да-да, сестра Схоластика!
     Схоластика. Поворачивайте, дитя мое! Сестра Агнета!
     Агнета. Не могу! Ноги сами меня несут.
     Схоластика. Тогда помолитесь, сестра, чтобы сделать поворот.
     Агнета. Болезненный?
     Схоластика. Нет, благодатный!
     Агнета. Дарующий радость?
     Схоластика. Так молитесь же, сестра Агнета!
     Агнета. Я и так молюсь, молюсь! А ноги несут меня все дальше и дальше.
     Схоластика (чуть тише). Агнета! Сестра Агнета!
     Агнета. Эгей, сестра Схоластика!
     (Монашки исчезают. Лишь время  от  времени на  заднем плане мелькают их
зонтики.  Пластинка кончается. У  входа  в  бункер звонит  полевой  телефон.
Ланкес  соскакивает с крыши  бункера, снимает  трубку, остальные  продолжают
есть.)
     Розвита. Подумать  только, чтобы здесь, в сердце беспредельной природы,
был телефон!
     Ланкес. Дора-семь слушает. Обер-ефрейтор Ланкес.
     Херцог  (медленно выходит  с телефонной трубкой с правой стороны, часто
останавливается на ходу и говорит  в трубку). Вы что, заснули, обер-ефрейтор
Ланкес?!   Когда   перед   Дорой-семь  такое   оживленное  движение!   Видно
невооруженным глазом!
     Ланкес. Это монашки, господин обер-лейтенант.
     Херцог. Какие еще монашки?! А что, если это вовсе не монашки?
     Ланкес. Но это монашки. Видно невооруженным глазом.
     Херцог. Вы что,  ни разу  не  слышали о  маскировке?  О пятой  колонне?
Англичане уже не первое столетие так поступают. Приходят вроде бы с Библией,
и вдруг -- здрасте -- раздается взрыв.
     Ланкес. Они собирают крабов, господин обер-лейтенант...
     Херцог. Чтоб немедленно очистить берег, ясно?
     Ланкес.  Слушаюсь,  господин  обер-лейтенант.  Но   только  они  просто
собирают крабов.
     Херцог. Обер-ефрейтор Ланкес! Вам давно уже пора нажать гашетку!
     Ланкес. Но  они просто ищут крабов, потому что отлив, а им для детского
сада...
     Херцог. Приказываю вам как вышестоящий...
     Ланкес.  Слушаюсь,  господин  обер-лейтенант!  (Скрывается  в  бункере.
Херцог с телефоном снова уходит направо.)
     Оскар.  Розвита, зажми, пожалуйста,  уши. Сейчас  начнут стрелять как в
"Вохеншау".
     Китти. Ах, какой ужас! Я еще пуще заплетусь узлом.
     Бебра. Я даже думаю, что мы кое-что услышим.
     Феликс.  Надо  снова  завести  граммофон.  Граммофон кое-что  смягчает.
(Заводят  граммофон, группа Platters поет  "Великого обманщика". В унисон  с
медленной, тягучей музыкой стрекочет пулемет. Развита зажимает  уши.  Феликс
становится  на голову. На заднем  плане  возносятся к небу  пять  монашек  с
зонтиками. Иголка застревает, повторяет одно и  то же, потом тишина.  Феликс
опускается  с  головы  на ноги. Китти расплетает  собственное тело.  Развита
поспешно убирает в корзинку для провизии остатки завтрака.  Оскар и Бебра ей
помогают.  Все  спускаются  с крыши  бункера.  Из  входа  в бункер возникает
Ланкес.)
     Ланкес.  Может, у  господина капитана сыщется  еще  одна сигаретка  для
обер-ефрейтора?
     Бебра. (его труппа  робко  жмется  за ним).  По-моему,  господин солдат
слишком много курит.
     Люди Бебры. Слишком много курит.
     Ланкес. А все из-за бетона, господин капитан.
     Бебра. А если однажды бетона вовсе не станет?
     Люди Бебры. Бетона вовсе не станет.
     Ланкес. Бетон бессмертен, господин капитан. Лишь мы да наши сигареты...
     Бебра. Знаю, знаю. Вместе с дымом уносимся и мы.
     Люди Бебры (медленно отступая). Вместе с дымом!
     Бебра. А вот бетон люди смогут осматривать и через тысячу лет.
     Люди Бебры. Через тысячу лет!
     Бебра. И будут находить в нем собачьи кости.
     Люди Бебры. Собачьи кости.
     Бебра. И косые формации из бетона.
     Люди  Бебры.  МИСТИЧЕСКИ-ВАРВАРСКИ-СКУЧЛИВО.  (Ланкес   остается  один,
курит.)
     Пусть даже  Оскару во время  завтрака  на  бетоне  мало  или  почти  не
приходилось говорить,  он не мог  не записать этот разговор на Атлантическом
валу, ведь подобные слова были  произнесены накануне высадки союзников, да и
того  обер-ефрейтора и  художника по бетону  Ланкеса  мы еще снова встретим,
когда на других страницах  будет воспето послевоенное время и наш расцветший
нынче пышным цветом бидермайер.
     На морском  променаде все еще дожидалась бронемашина. Большими скачками
приблизился  к  своим  подчиненным  обер-лейтенант Херцог.  Тяжело дыша,  он
извинился перед Беброй за этот небольшой  инцидент. "Запретная зона -- она и
есть  запретная  зона",  -- сказал  он,  после чего  помог  дамам  влезть на
броневик, дал какие-то указания  водителю, и  мы тронулись в обратный путь в
Бавен.  Приходилось  спешить.  Мы с  трудом улучили время, чтобы  пообедать,
поскольку уже  на  два часа  было назначено представление  в  Рыцарском зале
симпатичного нормандского замка, лежавшего за тополями на краю деревни.
     У нас оставалось всего полчаса, чтобы  опробовать освещение, после чего
Оскару  предстояло  под  барабанный  бой  открыть  занавес.  Мы  играли  для
унтер-офицеров  и   солдат.  Смех  звучал  часто   и   грубо.   Мы  тоже  не
деликатничали. Я разрезал голосом стеклянный ночной горшок, в котором лежало
несколько сосисок с горчицей. Густо нарумяненный  Бебра  проливал  клоунские
слезы над разбитым горшком, потом вынул из него сосиски, подбавил горчички и
с аппетитом съел, вызвав у солдатской массы шумное ликование. Китти и Феликс
с некоторых  пор  выступали в кожаных штанишках  и тирольских шапочках,  что
придавало их акробатическим  номерам особую окраску. Розвита  надела  плотно
облегающее  серебряное платье, светло-зеленые перчатки  с крагами и расшитые
золотом сандалии на крохотные ножки, ни разу не подняла чуть подсиненных век
и своим сомнамбулическим  средиземноморским голосом демонстрировала присущий
ей  демонизм.  Говорил  ли я,  что  Оскару  незачем  было переодеваться  для
концерта?  Я надел  мою старую добрую  бескозырку  с вышитой  надписью  "ЕВК
Зейдлиц"  и  рубашку  цвета  морской  волны,  а поверх -- куртку  с золотыми
якорями  на  пуговицах, из-под  куртки  выглядывали  брюки гольф, закатанные
носки  в порядком изношенных ботинках и  крытый бело-красным  лаком барабан,
который в точности пятикратно воспроизведенный хранился в моем артистическом
багаже как резервный фонд.
     Вечером  мы  повторяли  представление для  офицеров и  телефонисток  из
службы  связи  в  Кабуре. Розвита почему-то нервничала, и хотя  не допускала
ошибок,  но  посреди  своего  номера  вдруг  надела  очки  в  синей  оправе,
переменила  интонацию,  стала  откровеннее  в  своих  прорицаниях,  сказала,
например, одной бледной и дерзкой  от смущения связистке,  что у той роман с
начальником. Откровенность эта произвела на меня тягостное впечатление, хотя
в зале вызвала дружный смех, не иначе начальник сидел рядом с девушкой.
     После  представления расквартированные  в замке штабные  офицеры  полка
давали банкет. Бебра,  Китти, Феликс  остались,  а Рагуна и Оскар  незаметно
откланялись, легли в постель, быстро  заснули после этого богатого событиями
дня и проснулись лишь в пять утра, разбуженные начавшейся высадкой.
     Ну что вам об этом рассказывать? На нашем участке,  неподалеку от устья
Орны, высадились канадцы. Пришлось оставить Бавен. Свои вещи мы уже уложили.
Нас предполагалось отправить назад вместе со штабом. Во дворе замка курилась
паром  моторизованная походная  кухня. Розвита попросила принести ей чашечку
кофе,  потому что она  не  успела  позавтракать.  Слегка нервничая  и  боясь
упустить грузовик, я отказался и был даже несколько груб с ней. Тут она сама
спрыгнула с  машины,  в своих туфлях на высоком  каблуке, с посудой  в руках
помчалась к полевой кухне и угодила к горячему утреннему кофе одновременно с
упавшим туда же снарядом.
     О Розвита, я  так и не знаю, сколько тебе было лет,  знаю  только,  что
росту  в  тебе было девяносто девять сантиметров,  что твоими  устами вещало
Средиземное  море,  что  от  тебя пахло  корицей  и мускатом,  что ты  могла
заглянуть в сердце любому человеку, и только в свое собственное ты заглянуть
не могла, иначе ты осталась бы со мной, а не побежала за тем слишком горячим
кофе.
     В Лизье Бебре удалось раздобыть для нас предписание следовать в Берлин.
Вернувшись из комендатуры, он заговорил -- впервые после гибели Розвиты:
     -- Нам, карликам  и шутам,  не след танцевать  на затвердевшем  бетоне,
который  был утрамбован для великанов. Лучше бы  нам  оставаться под сценой,
где никто не догадывался о нашем присутствии.
     В Берлине я расстался с Беброй.
     --  Что  ты будешь делать  во всех бомбоубежищах без своей Розвиты?  --
спросил он с тонкой паутинной усмешкой,  после  чего поцеловал меня в лоб  и
дал мне в  провожатые до Главного вокзала  Данцига Китти  и Феликса со всеми
дорожными  документами,  а  также  подарил  мне  из  артистического   багажа
оставшиеся пять барабанов. Снаряженный таким образом,  по-прежнему имея  при
себе  свою  книгу, я  одиннадцатого  июня  сорок  четвертого года,  накануне
третьего дня рождения моего  сына, прибыл в свой родной город,  который, все
так  же невредимый  и  средневековый,  каждый  час  разражался  гулом  своих
различного размера колоколов с колоколен различной высоты.




     Итак, вот оно,  возвращение домой! В двадцать часов четыре минуты поезд
с фронтовиками  прибыл на  Главный вокзал  города  Данцига. Феликс  и  Китти
доставили  меня   на  Макс-Хальбе-плац,   попрощались,  причем  Китти   даже
всплакнула,  потом наведались в  свое  управление на Хохштрассе, а  Оскар  в
двадцать один без малого зашагал со своим багажом по Лабесвег.
     Возвращение домой. Весьма распространенная и прескверная традиция нынче
превращает в  Одиссея наших  дней любого юнца,  который  подделал  пустяшный
вексель, из-за  этого  пошел в  иностранный  легион,  а через  годик-другой,
повзрослев,  вернулся  домой и  рассказывает  всякие  байки.  Кто-нибудь  по
рассеянности садится не в тот поезд, едет в Оберхаузен вместо Франкфурта, по
дороге испытывает кой-какие приключения -- да и как же иначе, -- а воротясь,
так и сыплет вокруг себя такими именами, как Цирцея, Пенелопа и Телемак.
     Оскар не был  Одиссеем уже  хотя бы потому, что, воротясь, застал все в
прежнем виде. Его возлюбленную Марию, которую он на правах Одиссея должен бы
называть Пенелопой, отнюдь не осаждали сластолюбивые женихи, она по-прежнему
оставалась  при своем  Мацерате,  которого  избрала  еще  задолго до отъезда
Оскара. К  тому  же  надеюсь, что  тем  из  вас,  кто  получил  классическое
образование, не  придет  мысль в  бедной моей Розвите  лишь  из-за ее  былых
сомнамбулических занятий увидеть  Цирцею, сводящую мужчин  с ума. И наконец,
что до моего  сына Курта, то он ради своего отца не ударил бы палец о палец,
стало быть, Телемак из него никакой, хотя и он не узнал Оскара.
     А  уж если  без аналогий  никак  не  обойтись  -- причем я понимаю, что
человек, вернувшийся  домой,  вынужден терпеть аналогии, -- то пусть  я буду
для  вас блудным сыном, ибо Мацерат  распахнул свои двери и принял  меня как
отец, а  не  как  предполагаемый  отец.  Да,  ему  удалось  так порадоваться
возвращению  Оскара  -- он даже молча заплакал, настоящими  слезами,  -- что
начиная с того дня я  именую себя не исключительно Оскаром Бронски, но также
и Оскаром Мацератом.
     Мария  встретила   меня  много  спокойней,  хоть   и   не  сказать  что
неприветливо.  Она сидела  за столом и  наклеивала  талоны продовольственных
карточек  для  Хозяйственной  управы, а  на  курительном  столике  уже  было
выложено  несколько  еще  не  развернутых  подарков  для  Куртхена.  При  ее
практическом  складе ума  она,  разумеется,  прежде всего  подумала  о  моем
физическом  состоянии,  раздела  меня,  искупала,  как в  былые  времена, не
замечая, что  я залился  краской, надела на меня  пижамку и усадила за стол,
где Мацерат тем временем приготовил  для меня глазунью с жареным картофелем.
Все это я запил молоком, а покуда я ел и пил, на меня сыпались вопросы.
     -- Ты гдей-то пропадал, уж мы искали-искали, и полиция тоже искала, как
очумелая, и на суду нас приводили к присяге,  что  мы  тебя не тюкнули. А ты
вот  он где! Но  неприятностей ты нам устроил ух сколько,  и  еще  устроишь,
потому как нам надо про тебя сообщить. Авось они не захотят засунуть  тебя в
заведение, хоть ты этого и заслуживаешь. Ни словечка не сказал -- и смылся!
     Мария оказалась прозорливой. Неприятности и впрямь были. Пришел человек
из министерства здравоохранения, пришел, доверительно заговорил с Мацератом,
но Мацерат громко закричал в ответ, так что всем было слышно:
     -- Об этом и речи быть  не может, это  я  обещал своей жене,  когда она
лежала на смертном одре, я ему отец, а не врачебная полиция!
     Итак, меня не сдали в заведение. Но с того  дня к нам каждые две недели
приходило  официальное  письмо, и Мацерат должен  был  расписаться. Мацерат,
правда,  не  желал расписываться, но на лице  у  него всякий раз  появлялось
озабоченное выражение.
     Оскар  не желал это так оставить, он должен был стереть с лица Мацерата
озабоченное выражение, недаром  же он  сиял  в тот  вечер, когда я  вернулся
домой,  и  сомнений высказал меньше,  чем Мария, и  вопросов меньше задавал,
вполне  удовольствовавшись  моим  благополучным возвращением, -- словом, вел
себя  как  истинный  отец  и,  когда  меня укладывали  в  постель  у малость
растерянной мамаши Тручински, сказал:
     -- Ну и рад же будет наш Куртхен, что  у него снова объявился братик. А
вдобавок мы справляем завтра его третий день рождения.
     На подарочном столике мой сын  Курт  обнаружил  помимо  пирога  с тремя
свечками  винно-красный  пуловер работы  Гретхен Шефлер,  на который  он  не
обратил ни малейшего внимания, еще там был премерзкий желтый мяч, на который
Куртхен тотчас сел и поскакал верхом, после чего пырнул его  кухонным ножом.
Потом он высосал из резиновой раны ту мерзостно приторную жидкость,  которая
оседает  во всех наполненных воздухом мячах. Едва мяч  обзавелся хроническим
желваком,  Куртхен  начал  разносить  на  части  парусник,  превращая  его в
развалину. В  неприкосновенности, хотя и угрожающе,  еще лежали  у него  под
рукой волчок и кнутик.
     Оскар,  который уже  задолго до торжества  держал  в уме  день рождения
своего сына, который сквозь  жесточайшие события времени  спешил на  восток,
чтобы  не прозевать  третий  день рождения своего наследника, стоял теперь в
сторонке,  глядел  на   торжество   разрушения,  восхищался   решительностью
мальчика, сравнивал свои размеры с размерами сына и, несколько  задумавшись,
признался себе: покуда ты  отсутствовал, Куртхен  тебя перерос, те девяносто
четыре сантиметра, которые  ты умел сохранить со своего отстоящего  почти на
семнадцать лет трехлетия, малыш превзошел на два-три сантиметра, стало быть,
пора  сделать  его барабанщиком и  решительно приостановить этот  чрезмерный
рост.
     Из своего артистического багажа, который я спрятал на чердаке за рядами
черепиц  вместе  со  своей большой  хрестоматией,  я  извлек  ослепительную,
совершенно новую жестянку, дабы предоставить своему сыну -- раз  уж взрослые
этого не сделали -- тот же шанс, который моя бедная матушка, держа данное ею
слово, дала мне в мой третий день рождения.
     У   меня   были   основания   предполагать,   что   Мацерат,    некогда
предназначивший для своей  лавки меня, теперь, после того как я  не оправдал
надежд, видит будущего торговца колониальными товарами в Куртхене. И  если я
сейчас  говорю: "Этому  надо воспрепятствовать",  не  считайте,  пожалуйста,
Оскара заклятым  врагом розничной  торговли. Обещанный мне  или  моему  сыну
фабричный  концерн или наследственное  королевство  с прилагающимися  к нему
колониями  заставили бы  меня поступать точно так  же. Оскар не желал ничего
получать  из  вторых рук,  а  потому и стремился подтолкнуть  своего сына на
аналогичные поступки, сделать  его -- и  в этом  заключалась  моя логическая
ошибка  -- барабанщиком  вечного трехлетия, как будто принять  в  наследство
жестяной  барабан  не  столь  же  отвратительно для полного надежд  молодого
человека, как принять в наследство лавку колониальных товаров.
     Так Оскар рассуждает сегодня. Но тогда  у него было  лишь одно желание:
следовало поставить рядом с барабанщиком-отцом  барабанщика-сына,  следовало
основать способную к размножению династию барабанщиков, ибо дело моей жизни,
жестяное и крытое бело-красным лаком, должно было переходить из поколения  в
поколение.
     Ах, что за жизнь нас  ожидала! Мы могли бы друг подле друга, но также и
в  разных комнатах, мы могли бы бок о  бок, но также он на Лабесвег, я -- на
Луизенштрассе, он в  подвале, я -- на чердаке, Куртхен на кухне, Оскар --  в
уборной, отец и сын  могли бы при случае на пару бить по жести, при  удобном
случае могли бы вдвоем  юркнуть под юбки моей бабушке -- его прабабушке Анне
Коляйчек, там  жить, там барабанить и вдыхать запах чуть прогорклого  масла.
Пристроившись  пред ее вратами,  я  сказал бы Куртхену:  "Ты только  загляни
внутрь,  сын мой. Мы все оттуда вышли,  и, если ты будешь хорошо себя вести,
нам на  часок,  а то и больше чем на часок дозволят вернуться туда и нанести
визит собравшемуся там обществу".
     И  Куртхен  под  юбками наклонился бы, рискнул глянуть  одним глазком и
вежливо  попросил  объяснений у  меня,  своего отца.  "Та красивая дама,  --
прошептал бы Оскар, -- она еще  сидит  в самой  середине, поигрывает  своими
красивыми руками, и у нее такой нежный овал лица, что прямо плакать хочется,
так вот, та красивая дама -- это моя бедная мать, а твоя добрая бабушка, она
умерла из-за одного блюда -- это был суп с угрями, или из-за своего чересчур
сладкого сердца".
     "Дальше, папа, дальше,  -- попросил  бы  меня  Куртхен, --  а  кто этот
человек с усами?"
     И в ответ я бы таинственно  понизил голос: "А это твой прадедушка Йозеф
Коляйчек. Ты только взгляни, как полыхают глаза у этого поджигателя, взгляни
на  божественную  польскую напыщенность и  практичное кашубское  лукавство у
него на  лбу, над самой переносицей. Да не упусти из виду  перепонки у  него
между пальцами ног. В тринадцатом году,  когда "Колумб" сходил со  стапелей,
твой  прадедушка угодил под сплавной плот,  он должен  был долго-долго плыть
под ним, пока не приплыл в Америку и  не заделался там миллионером. Но порой
он снова идет к воде, плывет обратно и выныривает как раз здесь, где однажды
обрел защиту как  поджигатель  и внес свою  лепту в появление  на свет  моей
мамы".
     "А тот красивый господин, который до сих пор  прятался позади дамы, что
приходится  мне  бабушкой, а теперь  подсаживается  к  ней и  гладит ее руки
своими руками? У него такие же голубые глаза, как и у тебя, папа!"
     И тут  мне  пришлось бы  собрать в кулак все свое  мужество, чтобы  как
дурной сын, как сын-предатель ответить своему достойному ребенку:
     "А  это,  мой  Куртхен,  глядят  на  тебя  удивительные  голубые  глаза
семейства Бронски. Правда, у тебя глаза серые.  Они у  тебя от твоей мамы. И
тем  не менее  ты  точь-в-точь как тот  Ян, который  сейчас целует руку моей
бедной  матушке,  как и  его отец  Винцент, человек очень  даже странный, но
по-кашубски он самый взаправдашний  Бронски.  Настанет день, и  мы  все туда
вернемся,  обратимся  к   тому  истоку,  от  которого   исходит  запах  чуть
прогорклого масла. Радуйся же!"
     Лишь в чреве у моей бабушки Коляйчек, или, как я в шутку это называю, в
бабушкиной  кадушке для  масла, началась бы, согласно моим  теориям, истинно
семейная жизнь.  И по сей день, когда я на правах Бога Отца одним махом могу
достичь  и даже  превзойти Сына своего единородного и -- что  еще важней  --
Святого Духа, когда я безрадостно  сознаю  свои обязанности, которые влачу и
как преемник Христа, и во имя прочих своих профессий, я, для кого нет ничего
более  недостижимого,  нежели  возвращение  к  вратам  бабушки,  рисую  себе
прекраснейшие семейные сцены в кругу моих предков.
     И вот как я себе это представляю, особенно в дождливые дни: моя бабушка
рассылает приглашения и мы собираемся у нее внутри. Приходит Ян  Бронски, он
украсил цветами,  гвоздиками к примеру, дырки от пуль в своей груди -- груди
защитника Польской почты. Мария, которая по моей  рекомендации тоже получила
приглашение,  робко  приближается  к  моей  матушке, ища благосклонности,  и
показывает начатые еще при ней и безукоризненно продолженные Марией амбарные
книги, а матушка разражается своим кашубским смешком, притягивает к себе мою
возлюбленную, целует ее в щеку и говорит, подмигивая:
     "Ну, Марихен, Марихен,  чего  уж тут стыдиться, когда мы обе  вышли  за
одного Мацерата и вскормили одного Бронски".
     Предаваться и дальше размышлениям, например строить догадки о том сыне,
который был зачат  Яном, выношен моей матушкой в недрах у бабушки Коляйчек и
наконец  произведен на свет в  бочонке  для  масла, я  себе  строго-настрого
запрещаю. Ибо повествование об этом  случае неизбежно повлекло бы за собой и
повествование о другом случае. И как  бы тогда мой единокровный  брат Стефан
Бронски, который, в конце концов, тоже принадлежит к этому клану, не надумал
глянуть одним глазком на идею общего семейства, а  потом и вторым глазком --
на  мою  Марию.  Поэтому  я  предпочитаю  ограничить  полет  своей  фантазии
безобидной  семейной встречей. Я  отказываюсь  от третьего  барабанщика и от
четвертого,  довольствуюсь двумя -- Оскаром и Куртхеном, вкратце, с  помощью
своей жести,  рассказываю присутствующим кое-что об Эйфелевой башне, которая
в чужих  краях  заменяла мне  бабушку,  и  радуюсь,  когда гости, включая  и
приглашающую сторону, то  есть Анну Коляйчек, получают удовольствие от нашей
совместной игры на барабане и, повинуясь заданному ритму, хлопают друг друга
по коленкам.
     Как  ни  заманчива   перспектива,  сидя  внутри  собственной   бабушки,
постигать  мир  и  царящие в  нем  взаимосвязи,  проявлять  многослойность в
ограниченном пространстве, Оскару надо  теперь -- ведь он, подобно Мацерату,
всего лишь предполагаемый отец --  снова вернуться к событиям, имевшим место
двенадцатого июня сорок четвертого, на третий день рождения Куртхена.
     Повторяю: один пуловер,  один мяч, парусник и волчок с кнутиком мальчик
уже  получил,  а  от  меня  должен  был получить  бело-красный  лакированный
жестяной  барабан.  Едва  он  управился   с  такелажем   парусника,  к  нему
приблизился  Оскар,  пряча жестяной  подарок у себя за спиной, а подержанный
барабан висел у него  ниже живота. И вот мы  оказались друг против  друга на
расстоянии   одного   шага:   Оскар,   Мальчик-с-пальчик,   и   Курт,   тоже
Мальчик-с-пальчик, но двумя  сантиметрами выше. У  Курта сделалось злобное и
испуганное  лицо  -- он, видно, не завершил еще  разгром парусника, -- и как
раз в ту минуту,  когда я  вынул барабан  из-за  спины и поднял  его кверху,
доломал последнюю мачту "Памира" -- так называлось это парусное бедствие.
     Курт уронил обломки, схватил  барабан,  подержал его, покрутил, и черты
лица  у  него  сделались   чуть  спокойнее,  хотя   и   остались  такими  же
напряженными. Самое  время  вручить ему барабанные  палочки. К сожалению, он
ложно истолковал это сдвоенное движение, почувствовал угрозу, краем барабана
выбил палочки  у меня из рук, а когда я хотел нагнуться за палочками, что-то
нашарил  у  себя  за спиной и, едва я поднял  палочки  и  снова  ему  подал,
хлестнул меня своим  подарком, меня,  а  не волчок Оскара  хлестнул он, а не
волчок,  на котором  специально  была для этого  сделана бороздка, он  желал
научить своего отца,  а не волчок крутиться  и гудеть, он хлестал меня и при
этом, верно, думал: а ну держись, братец; так Каин хлестал Авеля, покуда тот
не завертелся волчком, сперва заваливаясь на бок, потом все быстрей и четче,
сперва  низко, потом  поднимаясь  из недовольного гудения  к  высокоголосому
исполнению  песни волчка. И  все выше  поднимал меня Каин своим хлыстом, вот
уже и  голос у меня стал сладкий-пресладкий, вот  уже  и  некий тенор  завел
утреннюю молитву, так могут петь ангелы,  отштампованные из серебра, Венский
хор мальчиков,  обученные кастраты,  --  видно, и  Авель  так пел,  пока  не
рухнул, как несколько позднее рухнул и я под кнутом мальчика по имени Курт.
     Когда  же Курт увидел,  как я  лежу на полу, услышал, как сходит на нет
горестное  гудение, он несколько раз  рассек кнутом  воздух, словно рука его
все еще не насытилась. И, не сводя с меня недоверчивого взгляда, он детально
занялся  изучением  барабана.  Для  начала  он грохнул бело-красным лаком  о
спинку стула, затем мой подарок  упал  на  пол,  а Куртхен  начал искать  и,
конечно же, нашел массивный корпус бывшего  парусника. И вот этой деревяшкой
он принялся бить по барабану. Он не барабанил,  он ломал барабан. Ни одного,
даже  самого  простого,  ритма не  попыталась выбить его рука.  С  судорожно
напряженным лицом  он равномерно и монотонно  колотил по жести,  которая  не
рассчитывала  на подобного  барабанщика,  которая  хоть  и переносила  дробь
легчайших ласточек,  но отнюдь не таранные удары тяжелого  корпуса.  Барабан
прогнулся, хотел избежать расправы, вырвавшись  из креплений, хотел скрыться
с глаз, отказавшись от красного и белого лака и предоставив серо-синей жести
в центре молить о пощаде. Но  к отцовскому  подарку сын оказался неумолим. А
когда  отец еще  раз  хотел наставить сына  на  путь истинный и, пренебрегая
одновременной болью в  разных местах, устремился к нему по лежащему  на полу
ковру,  плеть  снова преградила ему  дорогу.  О, эту  даму утомленный волчок
хорошо знал, он перестал  крутиться  и  гудеть,  да  и барабан  окончательно
отказался от надежды на  чуткого, с легкостью выбивающего дробь и сильно, но
не грубо работающего палочками барабанщика.
     Когда вошла Мария, барабан уже годился только на свалку. Она взяла меня
на руки, она поцеловала мои заплывшие глаза и рассеченное ухо, слизала кровь
с моих исполосованных ударами рук.
     О,   если  бы   Мария  догадалась  поцеловать   не   просто   избитого,
недоразвитого,  к великому сожалению неполноценного, ребенка!  Если  бы  она
признала избитого отца и в каждой ране увидела  возлюбленного. Каким  бы это
было утешением, каким тайным,  но истинным супругом сумел бы я стать для нее
в мрачные после дующие месяцы!
     Поначалу  -- хотя  это и не обязательно касалось Марии -- беда настигла
моего только-только  произведенного в  лейтенанты на Северном флоте сводного
брата Стефана  Бронски, который  к  тому времени  уже  носил фамилию  отчима
Элерс,  и  это положило  конец  его офицерской  карьере.  Но  если  Ян, отец
Стефана, по  причине  своего  расстрела  на  кладбище  Заспе  как  защитника
Польской  почты  держал  под рубашкой карту  из  колоды  для  ската,  мундир
лейтенанта украшал Железный крест второй степени, штурмовой значок пехотинца
и так называемый Орден мороженого мяса.
     А  в конце июня легкий удар поразил мамашу Тручински,  поскольку  почта
принесла  ей недобрую весть. Унтер-офицер  Фриц Тручински  пал за  три  вещи
одновременно  --  за  фюрера,  за  народ  и  отечество.   Произошло  это  на
Центральном участке, и  бумажник  Фрица со снимками хорошеньких, по  большей
части смеющихся  девушек  из Гейдельберга, Бреста, Парижа, Бад-Кройценаха  и
Салоников,  а также  Железные кресты  первого  и второго  класса, и не помню
какую нашивку за  ранение, и бронзовый знак за  ведение  ближнего боя, и две
отпоротые лычки за подбитые танки, и несколько писем пересылал некий капитан
по имени Канауер прямиком с Центрального фронта в Лангфур, на Лабесвег.
     Мацерат  по  мере сил помогал,  и мамаша Тручински вскоре почувствовала
себя  лучше,  хотя  по-настоящему  хорошо она  уже  больше  никогда себя  не
чувствовала.  Она  плотно сидела в  кресле у окна и выспрашивала  нас обоих,
меня  и  Мацерата,  который  по  два-три раза  на  дню  поднимался к  ней  и
что-нибудь приносил, где он  находится, этот  "Центральный фронт", далеко ли
он отсюда и можно ли в воскресенье съездить туда на поезде.
     Мацерат, как бы ни старался, не мог ее просветить на этот счет. Поэтому
обязанность в долгие полуденные часы пробарабанить мамаше Тручински, сидящей
хоть  и  неподвижно,  но с  трясущейся головой, несколько  версий все  более
подвижного Центрального участка была возложена на меня,  весьма подкованного
по части географии благодаря военным сводкам и экстренным сообщениям.
     А вот  Мария, очень привязанная  к  лихому Фрицу,  теперь  ударилась  в
благочестие. Поначалу, то  есть  весь  июнь, она  держалась выученной  веры,
ходила по воскресеньям к пастору Хехту в  Христову  церковь, и Мацерат порой
составлял ей компанию, хотя она предпочитала ходить одна.
     Но  протестантского богослужения  ей  показалось  недостаточно. Посреди
недели -- то ли в четверг, то ли в пятницу, -- еще до закрытия, бросив лавку
на Мацерата, Мария взяла меня, католика, за  руку,  и мы двинулись  к Новому
рынку, потом свернули  на Эльзенштрассе, с Эльзенштрассе  на  Мариенштрассе,
мимо Вольгемута, мясника, до Кляйнхаммерпарка  --  Оскар уже решил было, что
идут они  на  Лангфурский вокзал, чтобы  совершить небольшое  путешествие  в
Биссау, например к кашубам, -- но  тут  мы свернули  влево, перед  подземным
переходом  остановились,  из суеверия пропустив товарный  поезд, пошли через
переход,  где мерзко капало с потолка,  и, выйдя из него,  устремились  не к
Дворцу кино, а налево, вдоль железнодорожной насыпи. Я раздумывал: то ли она
тащит меня на Брунсхефервег, к доктору Холлацу, то ли надумала сменить веру,
а потому идет в церковь Сердца Христова.
     Церковь Сердца  Христова смотрела  порталом  как  раз на  насыпь. Между
насыпью и  незапертым порталом мы остановились. Поздний августовский день  с
жужжанием в воздухе. Позади нас, на гравии, между рельсами работали лопатами
и  заступами  восточные  работницы  в белых  платках. Мы стояли  и глядели в
тенистое, источающее  прохладу  чрево  церкви,  в самой  ее глубине  искусно
манило  воспаленное  око  --  вечный  свет. Позади нас,  на насыпи, украинки
перестали копать и разгребать. Прогудел сигнальный рожок, приблизился поезд,
подошел, был уже  здесь, оставался  здесь, но все еще не прошел  мимо, потом
исчез, и снова загудел рожок. Украинки взялись за лопаты. Мария замялась, не
знала, верно, с какой ноги идти  дальше,  взвалила ответственность  на меня,
который с рождения и крестин ближе всего стоял к ней, к единственно дарующей
благодать  церкви;  после  нескольких  лет,  с тех  двух недель, наполненных
шипучим порошком и любовью, Мария опять доверилась руководству Оскара.
     Мы  оставили   позади  железнодорожную  насыпь  и  ее  шумы,  август  и
августовское  жужжание. Не без печали, слегка  работая пальцами на  барабане
под курточкой,  но  не  пытаясь  повлиять  на равнодушное  выражение лица  и
предоставив его самому себе, я вспоминал мессы, епископскую службу, вечерние
и субботние  исповеди  рядом  с бедной  моей  матушкой, которая незадолго до
смерти  из-за   чрезмерно  тесного  общения  с  Яном   Бронски  ударилась  в
благочестие:  каждую  субботу  --   легкая   исповедь,  по  воскресеньям  --
подкрепить исповедь  Святыми Дарами, чтобы получить не только облегчение, но
и поддержку в ближайший четверг  повстречаться со своим Яном на Тишлергассе.
Кстати, как звали тогда его преподобие?  Его преподобие звали Винке, и он до
сих  пор  оставался  настоятелем  церкви  Сердца  Христова, произносил  свои
проповеди отрадно тихим  и невнятным  голосом,  пел "Верую"  до того тонко и
жалобно, что  даже меня осенило  бы тогда нечто похожее  на веру,  не будь в
этой церкви приснопамятного левого алтаря с Девой  Марией, младенцем Иисусом
и младенцем Крестителем.
     Впрочем,  именно  алтарь  и  побудил   меня  сейчас  затащить  Марию  с
солнцепека в портал, а затем по каменным плитам в церковный неф.
     Оскар не спешил,  спокойно, все  более остывая сидел  он подле Марии на
дубовой  скамье. Миновали  годы,  и, однако, мне казалось, будто  все те  же
самые  люди,  планомерно  листая  перечень  своих  грехов,  ждут, когда  его
преподобие Винке преклонит  к ним свое ухо.  Мы сидели  чуть  сбоку, ближе к
среднему нефу. Я хотел  предоставить  выбор  Марии и облегчить  его. С одной
стороны, она не настолько приблизилась к исповедальне, чтобы эта близость ее
смущала,  а  потому могла, так  сказать,  без шума,  неофициально перейти  в
другую веру,  с  другой  же --  могла перед  этим понаблюдать,  как оно  все
происходит  перед исповедью, наблюдая, принять  окончательно  решение, найти
путь к  исповедальне и  к уху его преподобия и обсудить с  ним детали своего
перехода  в  лоно единственно благодатной церкви. Мне было жаль ее, когда  я
видел, как  она,  такая  маленькая, стоит  на  коленях среди  запахов, пыли,
лепнины, под извивающимися ангелами, в преломленном свете, среди окаменевших
святых,  перед, под  и  среди  сладостных  мук  католицизма и  впервые,  еще
неумело, осеняет  себя крестом,  хоть  и не в  той последовательности. Оскар
толкнул  Марию, продемонстрировал,  как  это надлежит  делать,  показал  ей,
любознательной,  где -- за ее лбом, где -- глубоко у нее в груди, где именно
в ее плечах  обитает  Отец, Сын  и Святой  Дух, еще  он показал ей, как надо
складывать руки, чтобы дойти до "аминь". Мария повиновалась, оставила руки в
этом  положении и  вознесла после  "аминь"  новую молитву.  Поначалу и Оскар
пытался  помянуть  кой-кого из умерших, но, взывая  к  Богу о своей Розвите,
дабы вымолить для нее вечный покой и доступ к небесным радостям, он до такой
степени увяз в земных деталях, что и вечный покой, и  Царствие  Небесное под
конец обосновались в одном парижском отеле. Тогда я спасся бегством  в обмен
формулами, поскольку это не налагает особых  обязательств,  сказал "во  веки
веков", и  "воспрянем  духом", и "достойно  есть",  тем  ограничился и начал
искоса наблюдать за Марией.
     Ей было к лицу католическое богослужение. Она выглядела очень мило, она
так и просилась  на  полотно. Молитва  удлиняет ресницы, подчеркивает брови,
наливает  жарким румянцем  щеки,  делает  лоб выразительным,  шею  гибкой  и
приводит в  движение крылья  носа. Скорбно расцветающее  лицо  Марии чуть не
соблазнило меня на попытки сближения. Но молящимся  нельзя мешать, молящихся
нельзя соблазнять, как нельзя  и поддаваться  на  исходящий  от них соблазн,
пусть   даже  молящемуся  лестно  показаться  достойным  внимания  в  глазах
наблюдателя, да и молитве это идет на пользу.
     И тогда я съехал с полированной церковной скамьи и послушно сложил руки
на  барабане,  топорщившем  мою курточку.  Оскар  бежал Марии, он  ступил на
каменные  плиты,  проследовал вместе со  своим  барабаном мимо всех  станций
крестного  пути  в левом  приделе,  не задержался возле  святого  Антония --
помолись за нас, -- ибо мы не потеряли ни кошелька, ни ключа от  двери, да и
святого  Адальберта  Пражского,  которого  лишили  жизни старые  пруссы,  мы
оставили по  левую руку  и,  не задерживаясь, запрыгали дальше,  от  плиты к
плите -- выходило что-то вроде шахматной доски, --  пока коврик не возвестил
о начале ступеней к левому алтарю.
     Надеюсь,  вы поверите,  что  в  новоготической кирпичной  церкви Сердца
Христова и соответственно  перед левым алтарем все осталось точно таким  же,
как и прежде. Голо-розовый  младенец Иисус все еще сидел на  левом  колене у
Девы, которую  я умышленно не  называю Девой Марией, чтобы  ее  не спутали с
моей Марией,  как раз переходящей в иную веру. К правому колену Девы все так
же прижимался младенец Креститель, кое-как прикрывший свою наготу  косматой,
шоколадного цвета  шкурой. Сама же  она, как и встарь, устремляла  на Иисуса
правый указательный перст, а глядела при этом на Иоанна.
     Но и после многолетнего отсутствия гордость девственной матери занимала
Оскара куда меньше,  чем сложение обоих мальчиков. Иисус был ростом с  моего
сына  Курта,  когда тому исполнилось три  года, то  есть  двумя сантиметрами
выше, чем  Оскар.  Иоанн  же,  который, по  всем свидетельствам, был  старше
назаретянина, оказался моего роста. Причем у обоих было старчески умудренное
выражение  лица,  присущее  и  мне,  вечному  трехлетке.  Словом,  ничего не
изменилось. И взгляд у них  был  такой же хитрющий,  как и много лег  назад,
когда вместе со своей  бедной матушкой я посещал церковь Сердца Христова. По
ковровой дорожке  вверх по  ступенькам,  только без  Introitus'a.  Я  изучил
каждую  складку одежды,  и своей  барабанной  палочкой, в которой было  куда
больше  чувства, нежели  во  всех  пальцах,  вместе  взятых,  я  прошелся по
размалеванному гипсу обоих  голышей, медленно,  ничего не  пропуская: бедра,
живот,  руки,  подсчитал жировые складки, ямочки, рост был точь-в-точь как у
Оскара, моя  здоровая плоть, мои сильные, чуть  заплывшие жирком колени, мои
короткие, но мускулистые руки барабанщика. Да и держал  он их  точно так же,
этот пацан. Сидел на коленях  у Девы и вздымал  руки и сжимал кулаки, словно
надумал постучать по жести, словно барабанщиком был Иисус, а вовсе не Оскар,
словно он только и дожидался  моего барабана, словно  всерьез решился на сей
раз  изобразить на  своей  жести  перед  Девой,  Крестителем  и  мной  нечто
ритмическое и благозвучное.
     И я сделал то, что уже делал много лет назад. Я снял барабан со  своего
живота и  вторично подверг Иисуса  испытанию. Осторожно, чтобы  не повредить
расписной гипс, я возложил ему бело-красную жесть Оскара на розовые коленки,
но  возложил исключительно  для вящего удовлетворения, не испытывая дурацкой
надежды на чудо, скорей уж я хотел  наглядно убедиться в его бессилии,  ибо,
пусть он  даже так вот  сидел вздымая кулаки,  пусть даже  у него  были  мои
размеры  и мой  неизменный рост,  пусть даже он  был  сделан из гипса и  без
малейших  усилий  изображал  трехлетку,  что мне давалось ценой  мучительных
трудов и  величайших  лишений, --  барабанить  он  все равно не умел, а умел
только делать вид, будто умеет, и, верно, думал про себя: вот будь у меня, я
бы сумел; и  тут я сказал: хоть и будет, все равно не  сумеешь,  воткнул ему
обе палочки, перегнулся от смеха, -- воткнул в его пухлые пальчики, в десять
пальчиков, а ну  давай,  а ну  барабань,  сладчайший Иисус, расписной  гипс,
стучи  по  жести,  Оскар пятится назад, три ступеньки, с дорожки  на  плиты,
барабань же, младенец Иисус,  Оскар отступает еще дальше. Создает дистанцию,
криво усмехается, потому  что  Иисус знай себе сидит, барабанить  не  умеет,
хотя, может, и хочет. Скука уже принялась грызть меня, словно шкварку, а тут
он как ударит, а тут он как забарабанит!
     Итак,  покуда  все  пребывало  в состоянии  полной  неподвижности: он и
левой,  он и правой, а потом сразу обеими палочками, а потом крест-накрест и
очень даже недурственно выбивал дробь, и сохранял при этом  серьезный вид, и
не пренебрегал  разнообразием, и с  простым ритмом справлялся так же хорошо,
как и выдавая более сложный, потом вдруг отказался от  всяческих выкрутасов,
держался только своей жести, воспринимался мной не  как  религиозное явление
или как вошедший  в раж  ландскнехт, а с чисто музыкальной  точки зрения, не
пренебрегал хитами, среди прочих  вещиц исполнил и то, что было тогда у всех
на  слуху,  --  "Все пройдет", ну  и, конечно, "Лили Марлен", медленно,  но,
может быть, чуть судорожно  повернул ко  мне свою кудрявую голову с голубыми
фамильными  глазами Бронски,  улыбнулся  весьма  надменно,  после чего  свел
любимые  вещи Оскара в одно попурри: сначала выдал "Стекло-стакан-стопарик",
мельком  задел  "Расписание уроков", этот тип  точно,  как я,  разыграл Гете
против Распутина, он поднялся вместе  со  мной  на Ярусную  башню,  забрался
вместе со мной под трибуны, ловил  угрей на молу, шагал подле меня за гробом
бедной моей матушки, что заметно сужался к изножью, а затем снова и снова --
и это поразило меня больше всего -- нырял под четыре юбки моей бабушки  Анны
Коляйчек. Тут  Оскар подошел  поближе. Тут  его  притянуло  поближе. Тут  он
пожелал вступить на ковровую  дорожку, не хотел больше  стоять  на  каменных
плитах.  Ступеньки перед алтарем передавали его  одна  другой,  одна другой.
Итак, я поднялся к нему, хотя предпочел бы видеть, как он спускается вниз.
     -- Иисус, -- соскреб я воедино  остатки моего голоса, -- Иисус, так  мы
не уговаривались, немедленно  верни мне  мой барабан.  У тебя  есть крест, и
хватит с тебя.
     Не обрывая резко на полузвуке, он довел игру до конца, с преувеличенной
осторожностью скрестил палочки поверх жестянки и  без спора протянул мне то,
что Оскар по легкомыслию выдал ему напрокат.
     Я совсем уж собирался  без слов благодарности, торопливо, будто за мной
гонится дюжина чертей,  сбежать по ступенькам и прочь из католицизма, но тут
приятный, хотя и повелительный голос коснулся моего плеча: "Оскар, любишь ли
ты меня?"
     Не оборачиваясь, я бросил через плечо:
     -- Вот уж не думаю. На что он, таким же голосом, нимало не возвысив:
     -- Оскар, любишь ли ты меня? Я, с раздражением:
     -- Сожалею, но чего нет, того нет. В третий раз он прицепился ко мне:
     -- Оскар, любишь ли ты меня? И тут Иисус мог наконец увидеть мое лицо.
     -- Я тебя терпеть не могу, тебя и все твои штучки-дрючки.
     Мой грубый ответ, как ни странно, помог восторжествовать его голосу. Он
воздел указательный палец, что твоя учительница из Народной школы, и дал мне
поручение:
     -- Ты, Оскар, камень,  и на сем камне я создам  Церковь мою. Следуй  за
мной.
     Вы  только представьте  себе всю глубину моего возмущения. От злости  у
меня  кожа  пошла  мурашками.  Я отломал гипсовый палец у него  на  ноге, но
больше он не двигался.
     -- А ну повтори, -- прошипел Оскар, -- и я соскребу с тебя всю краску.
     Но в ответ  не прозвучало ни  словечка, а  прозвучали шаги того старца,
что испокон веку  шаркает подметками  по всем церквам. Он поклонился  левому
алтарю,  меня  же  вовсе  не  заметил, зашаркал  дальше,  приблизился уже  к
Адальберту  Пражскому,  но тут я припустил  вниз  по ступенькам, с  ковровой
дорожки -- на каменные плиты,  не оглядываясь, по шахматному узору плит -- к
Марии,  которая именно в эту минуту исправно, как  я и учил ее, осеняла себя
католическим крестом.
     Я взял ее за руку и подвел к кропильнице, заставил ее в  центре церкви,
уже  почти  у  самого  портала,  еще  раз осенить  себя  крестным знамением,
обратись лицом к алтарю, но сам ее движение  повторять не стал и, более того
-- когда она пожелала опуститься на колени, выволок ее из церкви на солнце.
     Был ранний вечер. Исчезли с железнодорожной насыпи восточные работницы.
Зато перед загородным вокзалом Лангфур маневрировал  товарный состав. Комары
гроздьями висели  в воздухе,  зазвонили  колокола,  но стук поезда  заглушил
звон.  Комары все  так же висели гроздьями.  У Марии было заплаканное  лицо.
Оскар  готов был  закричать во все горло. Ну как мне быть с Иисусом? Я готов
был пустить в ход свой  голос.  К чему мне его  крест? Впрочем, я  прекрасно
понимал, что моему  голосу не совладать с окнами его Церкви. Пусть и  впредь
строит  свою Церковь на  людях по  имени Петр, или Петри, или уж  совсем  на
восточнопрусский лад -- Петрикайт.
     --  Берегись, Оскар, не  трогай церковные  стекла!  -- шепнул сатана во
мне. -- Смотри, как бы он не погубил твой голос!
     Поэтому я лишь  бросил наверх  один-единственный  взгляд,  смерил  одно
новоготическое  окно,  потом отвел глаза, но не стал петь, не последовал  за
своим взглядом,  а кротко  зашагал подле  Марии к подземному  переходу через
Банхофштрассе, сквозь  туннель,  где с потолка падали капли, потом наверх, в
Кляйнхаммер-парк, направо, к Мариенштрассе, мимо лавки  мясника  Вольгемута,
налево  по Эльзенштрассе, через Штрисбах  к Новому рынку, где как раз копали
пруд  для нужд противовоздушной обороны. Лабесвег был длинной улицей,  и все
же  мы наконец  пришли; тогда Оскар  покинул  Марию и бегом одолел девяносто
ступенек -- на чердак. Там сохли простыни, а за простынями громоздились кучи
песка все  для той  же  противовоздушной обороны,  а за песком и ведрами, за
пачками  старых газет  и штабелями  черепицы  лежала моя книга  и  мой запас
барабанов со времен  фронтового театра. И еще в коробке из-под  обуви лежало
несколько  хоть и  отслуживших  свой век,  но  сохранивших грушевидную форму
электрических лампочек. Оскар взял  первую, разрезал ее своим  голосом, взял
вторую, превратил ее в  стеклянную пыль, у  третьей бережно отделил верхнюю,
утолщенную  часть, на  четвертой  вырезал красивыми  буквами  слово "Иисус",
после  чего превратил и  стекло, и  надпись  в порошок, хотел повторить этот
подвиг  еще раз, но тут  у него, как  на грех, кончились лампочки.  В полном
изнеможении я опустился на кучу противовоздушного песка:  выходит, у  Оскара
еще сохранился голос. И значит, у Иисуса еще сохранился возможный  преемник.
Что до чистильщиков, то им предстояло сделаться моими первыми учениками.




     Пусть Оскар и  не годился в  преемники Христа хотя  бы  уже потому, что
собрать  вокруг себя учеников  мне крайне трудно, -- однако тогдашний призыв
Иисуса разными  окольными путями достиг  моих ушей и сделал меня преемником,
хоть  я и не верил в  своего  предшественника. Но в соответствии с правилом:
кто сомневается, тот верует, а кто не верует, тот верует дольше всех  -- мне
не  удалось  зарыть под бременем сомнений  малое  чудо, явленное лично мне в
церкви  Сердца  Христова,  более  того  --  я  попытался  подбить  Иисуса на
повторение концерта с барабаном.
     Оскар много  раз наведывался  в упомянутую церковь без Марии. Я снова и
снова ускользал от  мамаши  Тручински,  которая была прикована  к креслу,  а
потому и не могла  последовать за  мной. Чем же  мог меня попотчевать Иисус?
Почему я проводил целые ночи в левом приделе, позволяя служке запереть меня?
Почему в левом  приделе  у Оскара стекленели уши и каменели все  члены? Ибо,
несмотря на сокрушительное смирение и  столь же сокрушительное богохульство,
я не мог услышать ни свой барабан, ни голос Иисуса.
     Смилуйся, Господи!  В жизни  мне не  доводилось слышать, чтобы я стучал
зубами  так, как стучал на плитах в полуночной церкви Сердца Христова. Какой
дурак смог бы  в  ту пору найти  трещотку  лучшую,  чем  Оскар? Я имитировал
фронтовой эпизод, заполненный расточительной трескотней пулеметов, я зажимал
у  себя между верхней  и нижней челюстью целое правление страховой  компании
вкупе  с девушками-секретаршами  и  пишущими машинками.  Звуки разлетались в
разные стороны, находя отклик  и аплодисменты.  И колонны сотрясал  озноб, и
своды  покрывались гусиной  кожей,  и мой кашель скакал  на  одной ножке  по
шахматному  узору плит,  крестный путь  -- но в обратном  направлении, затем
наверх  --  из среднего  нефа на  хоры,  шестьдесят откашливаний,  баховский
ферейн,  который  не  пел,  а  скорее  репетировал  кашель;  и  когда я  уже
исполнился надежды, что кашель Оскара переполз в трубы органа и  даст о себе
знать лишь при исполнении воскресного хорала -- кашель раздавался в ризнице,
сразу  после  этого -- с  кафедры и наконец затихал за алтарем, то  есть  за
спиной у спортсмена на  кресте, исторгнув в  кашле свою душу. Свершилось, --
кашлял мой кашель, а ведь на самом деле ничего не свершилось. Младенец Иисус
без  стыда и совести держал у себя мои палочки,  держал на розовом гипсе мою
жесть, держал, но  не барабанил и не подтверждал мое право следовать за ним.
Оскар же предпочел  бы иметь  подтверждение в  письменном  виде,  письменный
наказ следовать за Христом.
     С тех  самых  пор  у меня выработалась хорошая или дурная привычка: при
осмотре любых церквей -- пусть  даже самых знаменитых соборов -- сразу, едва
ступив   ногой  на  каменные  плиты,  даже  и  при   отменном  самочувствии,
разражаться длительным кашлем,  который,  в  зависимости  от  стиля  церкви,
высоты и ширины, предстает  готическим либо романским, а то и вовсе барочным
и даже спустя много лет позволяет мне воспроизвести  на барабане  Оскара мой
кашель в соборе  то ли Ульма, то ли  Шпейера. Но в те времена,  когда жарким
августовским днем  я подвергался могильно-холодному воздействию католицизма,
думать о туризме и о посещении церквей в  дальних  странах можно  было, лишь
облачась в военную форму, участвуя в планомерном отступлении и, может  быть,
даже   записывая  в  неизменном   дневничке:   "Сегодня  оставили   Орвьето,
удивительнейший  церковный  фасад, съездить  после войны вместе  с Моникой и
осмотреть повнимательней".
     Мне  нетрудно было стать церковным завсегдатаем, ибо дома меня ничто не
удерживало.  Правда, дома была Мария, но у Марии  был Мацерат.  Правда, дома
был мой сын  Курт,  но малыш  с каждым днем становился все более  несносным:
швырял мне песок в глаза, царапал меня  так, что ломал ногти о мою отцовскую
плоть. Да и кулаки мне сынок показывал с  такими побелевшими косточками, что
при одном только виде этой агрессивной двойни у меня текла кровь из носу.
     Как ни странно,  Мацерат за  меня вступался, неуклюже, но от всей души.
Оскар с  удивлением терпел, когда этот до сей поры  безразличный ему человек
сажал его к себе на  колени, прижимал, разглядывал, даже  поцеловал однажды,
сам  при этом растрогался и сказал, обращаясь больше  к самому  себе,  чем к
Марии:
     -- Нельзя же  так. Нельзя же родного сына. Да пусть он хоть десять раз,
и  пусть  все врачи нам говорят. Они просто так  пишут.  У них, верно, своих
детей нет.
     Мария, которая  сидела за  столом и, как и каждый вечер, наклеивала  на
газетные развороты талоны от продовольственных карточек, подняла взгляд:
     -- Да не волнуйся, Альфред. Можно подумать, будто мне на это наплевать.
Но  если они говорят,  что сегодня все так делают, я  уж  и не знаю, как оно
верней.
     Мацерат  ткнул указательным  пальцем  в сторону пианино, которое  после
смерти бедной матушки и думать позабыло про музыку:
     -- Агнес и сама бы этого никак не сделала, и другим бы не позволила.
     Мария  глянула на  пианино,  подняла плечи и, лишь заговорив, снова  их
опустила.
     -- Чего ж  тут  диковинного,  когда она мать и всегда надеялась, может,
ему получшеет. Дак ты  сам  видишь: ничего  не получшело,  его все гоняют, и
жить как все он не может, и помереть тоже нет.
     Уж  не  черпал ли  Мацерат  силы в портрете Бетховена,  который все еще
висел над пианино и сумрачно взирал на сумрачного Гитлера?
     --  Нет!  -- вскричал Мацерат. -- Ни за  что!  -- И грохнул  кулаком по
столу,  прямо  по сырым липким газетным листам, затем велел Марии подать ему
письмо от директора  заведения,  прочитал раз,  и другой, и третий, разорвал
письмо и разбросал клочки среди талонов на хлеб, талонов на жиры, талонов на
прочие  продукты,  талонов  для   транзитников,  и  для  занятых  в  тяжелом
производстве, и  еще  среди талонов  для будущих и для  кормящих матерей.  И
пусть  даже Оскар благодаря  Мацерату не  попал в руки врачей, он  с тех пор
представлял себе --  и представляет по сей день, едва на глаза ему попадется
Мария -- на  редкость красивую, расположенную  среди высокогорного  приволья
клинику,  а  в  этой клинике  -- светлую,  приветливую  на  современный  лад
операционную,  видит,  как  перед  ее  обитой  дверью  Мария  с  робкой,  но
исполненной доверия  улыбкой передает меня в руки врачей, которые точно  так
же, вызывая  доверие,  улыбаются  и  прячут  под своими  белыми  стерильными
халатами вызывающие доверие шприцы мгновенного действия. Итак,  мир  покинул
меня и лишь тень моей бедной матушки, что сковала пальцы Мацерату,  когда он
уже  собрался было подписать бумагу, присланную из  министерства  по  охране
здоровья,  не  раз и  не два  воспрепятствовала тому,  чтобы я,  многократно
покинутый, покинул этот мир.
     Оскар не хотел быть неблагодарным. У меня еще  оставался мой барабан. И
оставался голос, который едва  ли мог  предложить что-нибудь  новенькое вам,
знающим  мои  победы  над  стеклом,   и  который  тем  из   вас,  кто  любит
разнообразие, вполне мог наскучить, но для  меня голос Оскара в дополнение к
барабану навсегда оставался  немеркнущим подтверждением моего существования,
ибо,   покуда  я   резал  пением   стекло,   я  и  существовал,  покуда  мое
целенаправленное  дыхание отнимало дыхание у стекла, во  мне еще сохранялась
жизнь.
     В те времена  Оскар  много пел. Пел много  -- до  отчаяния. Всякий раз,
выходя  поздней  порой   из  церкви  Сердца  Христова,  я  непременно  резал
что-нибудь своим голосом. Я шел домой, я даже  не искал ничего особенного, я
избирал   целью  плохо  затемненное   оконце   какой-нибудь   мансарды  либо
выкрашенный  в синий цвет  и  горящий  в строгом  соответствии  с  правилами
противовоздушной обороны фонарь. Всякий раз, побывав в церкви, я возвращался
другой дорогой. Однажды Оскар  пошел к  Мариенштрассе через Антон-Меллервег.
Другой  раз он  избрал  Упхагенвег,  вокруг  Конрадовой  гимназии,  заставил
дребезжать  ее   застекленный   портал  и   через   рейхсколонию   вышел   к
Макс-Хальбеплац.  Когда в  один  из последних августовских  дней  я  слишком
поздно добрался  до церкви и увидел закрытый портал,  я  решил сделать  крюк
больше обычного, чтобы дать выход своей досаде. Я пробежал по Банхофштрассе,
казня  по  пути  каждый третий  фонарь, за  Дворцом кино свернул  направо, в
Адольф-Гитлер-штрассе, оставил по левую  руку ряды окон в пехотных казармах,
однако сумел остудить свой пыл на приближающемся со стороны Оливы полупустом
трамвае, левую сторону которого я начисто лишил затемненных стекол.
     Но Оскар не уделил своему успеху никакого внимания, он заставил трамвай
заскрежетать, остановиться, заставил пассажиров выйти из него, выругаться  и
снова войти, сам же искал для своей ярости какое-то подобие десерта, лакомый
кусочек  в это  столь скудное на лакомства время  и остановил движение своих
шнурованных башмаков,  лишь когда добрался до первых домов Лангфура  и подле
столярной   мастерской  Беренда,  в   лунном   свете,  увидел  перед  широко
раскинувшимся барачным поселком аэропорта главный корпус шоколадной  фабрики
"Балтик".
     Впрочем,  ярость  моя  уже  была   не  настолько  велика,  чтобы  сразу
испытанным методом доложить фабрике о своем присутствии. Я решил не спешить,
я  пересчитал уже  подсчитанные  луной  стекла,  мои  расчеты  совпали с  ее
расчетами, и я мог, стало быть,  начать представление, но для начала пожелал
узнать, какие  это подростки  шли за мной по  пятам,  начиная от Хохштриса и
даже, может быть, уже под каштанами Банхофштрассе, шестеро или семеро стояло
под  навесом  на  трамвайной остановке Хоенфридбергервег.  Еще пятерых можно
было разглядеть за первыми деревьями шоссе на Сопот.
     Я  уже  решил  было отложить  визит  на  шоколадную  фабрику,  избежать
встречи, выбрав окольный путь, и прошмыгнуть через железнодорожный мост,  по
краю  аэродрома,  сквозь  дачный   поселок,  к   акционерной   пивоварне  на
Кляйнхаммервег, когда Оскар уже  с моста услышал согласованные,  похожие  на
сигнал свистки. Сомнений не  оставалось:  все это имеет прямое  отношение ко
мне.
     В  такой  ситуации,  в   тот   короткий   промежуток   времени,   когда
преследователи уже обнаружены, а охота еще не  началась, можно  не спеша и с
удовольствием изучить последние возможности спасения. Итак, Оскар мог громко
закричать "папа" или  "мама". Это привлекло  бы  внимание пусть не всех,  но
хоть какого-нибудь  полицейского.  Что, учитывая мой внешний вид,  наверняка
обеспечило  бы мне  поддержку со  стороны взрослых,  но  решительно -- каким
бывал порой Оскар -- я отказался от помощи взрослых прохожих и от содействия
полиции, надумав  из любопытства и ради самоутверждения  пройти через все, а
потому  избрал самый  глупый вариант:  в измазанном смолой заборе шоколадной
фабрики я  начал отыскивать какую-нибудь дырку, не нашел ее, мог видеть, как
эти самые  подростки выдвинулись из-под навеса  на трамвайной остановке,  из
тени  деревьев на Сопотском  шоссе. Оскар следовал  дальше вдоль забора, тут
они  спустились  с  моста,  а  дыры  в  дощатом  заборе  все  не  было,  они
приближались не слишком быстро, скорее -- вразвалочку, при желании Оскар мог
бы  и  еще поискать, они предоставили  мне ровно  столько  времени,  сколько
нужно,  чтобы найти дыру, но когда  наконец оказалось, что в одном месте все
же  не хватает одной-единственной планки и  я,  выдрав где-то  клок  одежды,
протиснулся сквозь  узкую  щель,  по  ту  сторону  забора меня уже поджидало
четверо  парней  в ветровках,  а лапы они засунули  в карманы  лыжных  брюк,
изрядно их оттопырив.
     Сразу  поняв неотвратимость сложившейся ситуации, я для начала принялся
отыскивать ту дыру  в своей одежде,  которая возникла, когда я протискивался
через  слишком  узкую  щель.  Дыру  я  обнаружил  на штанах  сзади,  справа.
Растопырив  два  пальца,  я ее измерил,  нашел,  что  она куда  как  велика,
напустил на себя равнодушный вид и не спешил поднять глаза, пока все парни с
трамвайной  остановки, с шоссе  и с моста не перелезут через забор, ибо дыра
для них не подходила.
     Дело  было в последние дни  августа.  Месяц время от времени заслонялся
облачком.  Парней  я  насчитал до двадцати.  Младшим примерно  четырнадцать,
старшим -- шестнадцать,  почти семнадцать. В сорок четвертом году у нас было
теплое сухое лето.  На  четырех из  тех,  что постарше, была  форма зенитных
вспомогательных номеров.  Еще  я припоминаю, что сорок  четвертый год принес
хороший  урожай вишен. Парни  группками стояли  вокруг  Оскара  и вполголоса
переговаривались,  употребляя жаргон, понять  который я  не  давал  себе  ни
малейшего труда. Еще они называли друг друга диковинными именами, из которых
я кой-какие  запомнил.  Так, например, одного пятнадцатилетнего  парнишечку,
имевшего глаза с лепкой поволокой, все равно  как  у лани, звали попеременно
Колотун или Рвач. Того, что рядом с ним, звали Путей. Самый  маленький -- по
росту, но наверняка не по возрасту, -- шепелявый, с выпяченной нижней губой,
прозывался Углекрад.  Одного из  зенитчиков звали Мистер,  другого, и  очень
метко,  надо сказать, Суповой Курицей, попадались также исторические  имена:
Львиное Сердце,  некий  бледный тип  именовался  Синей Бородой,  удалось мне
расслышать и привычные для моего уха имена,  как, например, Тотила и Тейя, и
даже  --  дерзновенно,  на мой  взгляд -- Велизарий  и Нарсес; Штертебекера,
имевшего  на  голове  сильно помятую  вельветовую  шляпу  и слишком  длинный
дождевик,  я  разглядывал  внимательней,  чем  других:   несмотря  на   свои
шестнадцать годков, он явно был предводителем этой компании.
     На Оскара никто не обращал  внимания,  хотели,  наверное, истомить  его
ожиданием,  а  потому я,  наполовину забавляясь, наполовину  злясь  на  себя
самого за  то, что  ввязался в  эту  дурацкую дворовую романтику,  присел от
усталости на свой барабан, поднял глаза к уже почти полной  луне и попытался
направить хотя бы часть своих мыслей в церковь Сердца Христова.
     А вдруг именно сегодня он  бы стал барабанить?  Вдруг промолвил бы хоть
словечко,  а я тут  сижу во  дворе шоколадной фабрики и  принимаю участие  в
разбойничьих забавах рыцарей круглого  стола. Вдруг именно  сегодня он  ждет
меня  и собирается после  короткого вступления на барабане вновь разверзнуть
уста и более  четко провозгласить меня преемником, а теперь разочарован, что
я  не  иду, и надменно поднимает брови?  Интересно,  что подумал бы Иисус об
этих  парнях? И как  должен Оскар, его подобие, его  подражатель и преемник,
вести  себя  с этой бандой? Может  ли он  обратиться  к  подросткам, которые
величают  себя  Путя,  Колотун, Синяя  Борода,  Углекрад  и Штертебекер,  со
словами Иисуса: "Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко мне"?
     Приблизился Штертебекер. С ним рядом -- Углекрад, его правая рука.
     Штертебекер:
     -- Встань!
     Глаза Оскара все так  же устремлены  к луне, мысли -- к левому  приделу
церкви, поэтому он не встал, и Углекрад  по знаку Штертебекера  выбил из-под
меня барабан.
     Встав, я  спрятал жестянку под своей курткой, чтобы надежнее уберечь ее
от дальнейших повреждений.
     Смазливый паренек, этот Штертебекер, подумал Оскар, глаза, правда, чуть
глубже посажены и чуть ближе расположены, чем  надо, зато  нижняя часть лица
подвижная и смышленая.
     -- Ты откуда идешь?
     Итак,  начинается выспрашивание, и, поскольку  это приветствие пришлось
мне  не  по душе, я снова возвел глаза  к лунному  диску, вообразил луну  --
которая  готова  стерпеть  что  угодно --  барабаном  и  сам  удивился столь
непритязательной мании величия.
     -- Штертебекер, гляди, он лыбится.
     Углекрад внимательно  следил за мной и предложил  своему шефу то, что у
них  именовалось "чисткой".  Другие,  на заднем плане, а  именно  прыщеватый
Львиное Сердце, Мистер, Колотун и Путя, -- все были за чистку.
     Все так же  не  отрывая глаз от луны,  я разбирал слово -- чистка -- по
буквам. Красивое словечко, только вряд ли оно сулит что-нибудь приятное.
     -- Здесь я решаю, когда чистить! -- так  подытожил Штертебекер воркотню
своей банды,  после чего обратился  ко  мне: --  Мы тебя не  раз  видели  на
Банхофштрассе. Чего ты там делал? Откуда пришел?
     Сразу два вопроса. Оскару следовало ответить по меньшей  мере на  один,
если он по-прежнему хотел оставаться хозяином положения.  Отвратив  лицо  от
луны, я поглядел на  Штертебекера своими  голубыми  магнетическими глазами и
спокойно произнес:
     -- Я пришел из церкви.
     Смутный рокот позади, за плащом Штертебекера. Они решили дополнить  мой
ответ.  Углекрад  смекнул, что под церковью  я  подразумеваю церковь  Сердца
Христова.
     -- Как тебя звать?
     Это был неизбежный вопрос. Характер встречи его предполагал.  Расспросы
занимают важное место  в человеческом  общении. Ответом на этот вопрос живут
многие более, а также менее продолжительные пьесы, как, впрочем, и  оперы --
возьмем, к примеру, "Лоэнгрина".
     Я дождался, пока между  двумя облаками блеснет лунный  свет,  дал этому
свету возможность в течение времени, потребного,  чтобы проглотить три ложки
супа, воздействовать  на  Штертебекера голубизной моих глаз  и потом  отверз
уста,  назвал себя,  завидуя  воздействию этого  слова, ибо имя  "Оскар"  не
вызвало  бы у  них ничего, кроме хихиканья,  итак, Оскар изрек:  "Меня зовут
Иисус", после чего наступило продолжительное молчание, пока Углекрад наконец
не откашлялся:
     -- Шеф! Пора его почистить!
     Не только  Углекрад был  за чистку. Сам Штертебекер,  щелкнув пальцами,
дал  разрешение,  и  Углекрад схватил меня, прижал костяшки пальцев к  моему
правому  плечу и начал  их двигать, быстро,  деловито,  горячо,  болезненно,
покуда  Штертебекер не скомандовал отбой, вторично щелкнув пальцами. Значит,
вот что они называют "чистить"!
     -- Ну так как же тебя звать?
     Господин  в  велюровой  шляпе напустил  на себя скучливый  вид,  справа
сделал  боксерское  движение,  отчего немного задрался слишком длинный рукав
его плаща и на свет выглянули часы, а слева шепнул куда-то мимо меня:
     -- Даю одну минуту на размышление, потом Штертебекер скажет "баста".
     Ну что ж,  хотя бы  одну минуту  Оскар  мог невозбранно созерцать луну,
искать  выход  в ее кратерах  и до  конца обдумать единожды принятое решение
стать  преемником  Христа. Поскольку словечко "баста" мне  не понравилось, а
вдобавок  я не желал,  чтобы эти  парни распоряжались  мной по  своим часам,
Оскар примерно через тридцать пять секунд сказал;
     -- Я Иисус.
     То, что  за  этим  воспоследовало, выглядело вполне эффектно, хоть и не
мной было инсценировано. Сразу после  моего  вторичного  провозглашения себя
преемником  Христа, еще  прежде  чем  Штертебекер успел щелкнуть пальцами, а
Углекрад приступить к чистке, раздался сигнал воздушной тревоги.
     Оскар сказал "Иисус",  снова вздохнул, и сирены подтвердили  мои  слова
одна  за другой, сперва та, что по  соседству, у аэродрома, потом сирена  на
главном здании пехотной казармы в Хохштрисе, сирена на крыше гимназии Хорста
Весселя, что перед самым Лангфурским лесом, сирена на Универсальном магазине
Штернфельда  и   совсем  далеко,  от  Гинденбургаллее,   --  сирена   Высшей
технической  школы. Потребовалось некоторое  время,  прежде  чем  все сирены
пригорода  протяжно и  пронзительно,  словно  трубы  архангелов,  восприняли
принесенную  мной  благую  весть,  заставили  ночь вздуться  и  опасть,  сны
замелькать  и  разорваться,  залезли  в  уши  спящих,  а  луне,  на  которую
решительно  никак  нельзя  было  воздействовать,  придали  зловещий смысл не
поддающегося затемнению небесного тела.
     Но  те  же  сирены, которые,  как  сказал  Оскар,  были всецело  на его
стороне,  заставили  поволноваться  Штертебекера,  ибо  по  служебной  линии
тревога  непосредственно  касалась части его  банды. Для начала ему пришлось
отпустить  четверых зенитчиков прямо через забор  к их  батареям, к позициям
восемь запятая восемь между трамвайным депо  и аэродромом. Трое, в их  числе
Велизарий, несли дежурство в Конрадовой гимназии, иными словами, тоже должны
были немедля  уйти. А остаток,  человек примерно пятнадцать, он задержал при
себе и, поскольку в небе ничего не происходило, продолжил допрос.
     -- Итак, если мы правильно тебя поняли, ты Иисус.  Хорошо, оставим это.
Второй  вопрос:  как   ты  это  устраиваешь  с  фонарями  и  окнами?  И   не
выкручивайся, мы в курсе.
     В курсе они, положим, не были. Но какие-то успехи моего голоса  им, без
сомнения, довелось наблюдать. Оскар присоветовал себе известную сдержанность
с теми недорослями, которых сегодня  коротко и ясно назвали бы хулиганами. Я
постарался   извинить   их   откровенную   и   --    отчасти   --   неловкую
целеустремленность, дабы судить  их  снисходительно и  объективно. Итак, это
были пресловутые чистильщики, про которых  уже несколько недель говорил весь
город, шайка  малолеток, за которыми  охотилась  уголовная полиция и патрули
гитлерюгенд. Как  выяснилось впоследствии --  сплошь гимназисты  из гимназии
Конрада,  Петришуле  и  Хорствесселыпуле.  Существовала  и  еще  одна  банда
чистильщиков, в Нойфарвассере,  которую  хоть и  возглавляли  гимназисты, но
состояла она на две трети из учеников с Шихауской  верфи и вагонного завода.
Обе  группы  сотрудничали  редко, собственно  лишь в  тех  случаях, когда от
Шихаугассе  совместно  прочесывали  Штеффенспарк  и ночную Гинденбургаллее в
поисках   фюрерш  СНД,  которые  после   вечерних  занятий  возвращались  из
Молодежного центра через Бишофсберг. Конфликтов группы  старались  избегать,
сферы действия  были  строго  разграничены,  и  Штертебекер  считал  главаря
нойфарвассерской банды скорее  другом,  чем  конкурентом. Банда чистильщиков
была против всего на свете. Они обчищали служебные центры гитлерюгенда, пуще
всего  охотились  за  знаками  различия  и  наградами  фронтовиков,  которые
занимались  в  парке  любовью со своими девушками,  крали  оружие, амуницию,
бензин с зенитных батарей при  содействии входящих в состав банды зенитчиков
и   с  самого  начала  своей  деятельности  планировали   большой  налет  на
хозяйственное управление.
     Ничего не зная ни о самой организации, ни о планах чистильщиков, Оскар,
который  в  ту пору чувствовал себя заброшенным и несчастным, надеялся среди
этих подростков  почувствовать  себя под надежной защитой. В  глубине души я
уже был заодно с этими парнями, пренебрег  чрезмерной разницей в возрасте --
мне  было  без  малого  двадцать -- и  сказал  себе:  "Почему  бы  тебе и не
продемонстрировать этим парням образчики своего искусства? Подростки -- люди
любознательные. Тебе тоже  когда-то было  пятнадцать  и шестнадцать. Яви  им
образец,  продемонстрируй  им  что-нибудь.  Они  будут  тобой  восторгаться,
возможно, когда-нибудь покорятся  тебе.  Ты вполне способен испробовать свое
отточенное опытом воздействие, так  не  мешкай  же, следуй своему призванию,
собери вокруг себя учеников и стань преемником Христа".
     Штертебекер,  вероятно, догадывался,  что моя задумчивость имеет веские
причины. Он дал мне время, и я признателен ему за это. Конец августа. Лунная
ночь,  почти  безоблачная. Воздушная  тревога. Два-три прожектора на берегу,
возможно,  самолет-разведчик. Как  раз  в  те  дни пришлось  оставить Париж.
Напротив  меня   многооконное  здание  шоколадной  фабрики  "Балтик".  После
продолжительной  пробежки  группа  "Центр"  остановилась на  Висле.  Фабрика
"Балтик", во всяком  случае,  не работала  больше  на розничную  торговлю, а
производила шоколад исключительно для авиации. Пришлось и Оскару принять как
данность, что солдаты генерала Паттона  выгуливают свои американские мундиры
под  Эйфелевой башней. Эта  мысль причиняла мне боль,  и  Оскар воздел  свою
барабанную палочку. Столько совместных часов с Розвитой! Штертебекер заметил
это движение, его  взгляд последовал за палочкой, а с палочки соскользнул на
шоколадную фабрику. В то время как в Тихом океане средь бела дня очистили от
японцев целый  остров, здесь одновременно отражался  месяц  во всех окнах. И
Оскар сказал всем, кто желал его слышать: --  Сейчас Иисус  разрежет голосом
стекло. Еще прежде, чем я разделался с первыми тремя окнами, мой слух уловил
высоко над головой жужжание мухи. Когда еще два стекла утратили лунный свет,
я подумал: не иначе это умирающая муха,  раз она так громко жужжит.  Далее я
своим  голосом  окрасил в  черный  цвет остальные стекла  верхнего  этажа  и
убедился,  что большинство  прожекторов страдает бледной немочью, прежде чем
вынуть отражение  огней родом, по  всей вероятности,  с батареи,  что  возле
Нарвикского  склада,  из  окон  среднего  и  нижнего  этажа.  Сперва  палили
береговые батареи, потом я довел до конца средний этаж.  Сразу  после  этого
батареи  Старой Шотландии,  Пелонкена  и  Шеллмюля  получили приказ  открыть
огонь.  В  нижнем  этаже было  три  окна,  и  ночные штурмовики,  взлетев  с
аэродрома,   пронеслись   прямо  по-над  крышей  фабрики.  Я  не  успел  еще
разделаться  с нижним этажом, как  зенитная артиллерия смолкла,  предоставив
ночным  истребителям право  сбивать четырехмоторный бомбардировщик  дальнего
действия, который уже вели три прожектора.
     Поначалу Оскар чуть опасался, как бы совпадение во времени его номера с
эффективными  усилиями противовоздушной  обороны  не  отвлекло часть  общего
внимания, а то и вовсе не переключило его с фабрики на ночное небо.
     Тем сильнее было мое удивление, когда  после завершения работы банда не
покинула  оставшуюся без  окон фабрику. Даже  когда  с  лежащего  поблизости
Хоенфридебергвег донеслись крики "браво" и аплодисменты, прямо как в театре,
потому что  бомбардировщик  удалось  подбить, потому  что, горя  и тем даруя
людям   красивое  зрелище,  он   скорее   рухнул,   нежели   приземлился   в
Йешкентальском лесу,  лишь немногочисленные члены банды -- и среди них  Путя
--  ушли от лишенной  стекол  фабрики. Но ни Штертебекер, ни  Углекрад  -- а
интересовали  меня  именно они --  не  удостоили  сбитый самолет ни малейшим
вниманием.
     После всего  этого  на  небе, как и  раньше,  остались только месяц  да
мелкая россыпь звезд.  Истребители снова  сели.  Вдали подала голос пожарная
охрана.  И  тогда  Штертебекер  развернулся, показал  мне свой  презрительно
изогнутый  рот, повторил  то боксерское движение, от которого из-под слишком
длинного рукава выглядывали часы, снял их, протянул мне без  слов, но тяжело
дыша, хотел что-то сказать, переждал сперва, пока смолкнут возвещающие отбой
сирены, и под аплодисменты своих людей сделал признание:
     --  Хорошо,  Иисус. Если  хочешь, мы  тебя примем,  можешь оставаться с
нами. Мы -- чистильщики, если только ты знаешь, что это такое.
     Оскар взвесил часы на ладони и передарил эту довольно изысканную штучку
со светящимся циферблатом, который показывал ноль часов двадцать три минуты,
пареньку  по  кличке Углекрад. Тот  вопросительно поглядел на  своего  шефа.
Штертебекер  кивком выразил  согласие.  И тогда,  поудобней  пристроив  свой
барабан для обратного пути, Оскар сказал:
     -- Иисус поведет вас. Следуйте за мной.




     В  ту пору много  говорили о чудесном оружии и об окончательной победе.
Мы,  чистильщики, ничего не  говорили  ни о том, ни о другом,  хотя у нас-то
чудесное оружие было.
     Когда Оскар взял на себя руководство бандой в тридцать-сорок человек, я
попросил  Штертебекера,  чтобы  тот   для   начала  представил  мне  главаря
нойфарвассерской  группы.  Мооркене,  хромой  паренек  лет  семнадцати,  сын
крупного  чиновника   в  Нойфарвассеровском  союзе  лоцманов,   по   причине
физического  недостатка -- правая нога  у него была на два сантиметра короче
другой  --  не  стал  ни  вспомогательным номером  на  зенитной  батарее, ни
солдатом. И  хотя  этот самый Мооркене сознательно и гордо выставлял напоказ
свою хромоту, был он человек робкий и  говорил тихим голосом. Этот все время
коварно улыбающийся  молодой человек считался  лучшим  учеником  в выпускном
классе Конрадовой гимназии и имел все шансы -- если,  конечно, русская армия
не станет  возражать  --  с отличием  сдать  экзамены на  аттестат зрелости.
Мооркене собирался изучать философию.
     Так же безоговорочно, как почитал меня Штертебекер, хромой видел во мне
Иисуса,  ведущего  за  собой  чистильщиков.  Для начала  Оскар  велел  обоим
показать  ему их склад и кассу, поскольку обе группы хранили все  добытое  в
ходе своих разбойничьих набегов в одном  и том же подвале. А подвал, сухой и
просторный, располагался под тихой и изысканной виллой на Йешкенталервег. На
этом укрытом  всеми мыслимыми  видами  вьющихся растений  и,  благодаря чуть
наклонному  газону  перед  домом,  как  бы  отгороженном  от  улицы  участке
проживали родители  Пути,  именовавшие себя "фон Путкаммер", точней сказать,
господин Путкаммер находился  в прекрасной Франции, где командовал дивизией,
и   был  померанско-польско-прусского  происхождения   кавалером  Рыцарского
креста;  фрау  же Элизабет фон Путкаммер,  напротив, была дама болезненная и
уже несколько месяцев находилась в Верхней Баварии, дабы там выздороветь.
     Вольфганг  фон Путкаммер, которого  чистильщики переименовали в "Путю",
единолично распоряжался  виллой,  ибо  ту старую, полуглухую  служанку,  что
этажом выше  пеклась  о благе молодого  господина, мы никогда не видели, так
как проникали в подвал через прачечную.
     На   складе  громоздились  горы   консервных  банок,   курева,   рулоны
парашютного шелка. С полки свисало до двух дюжин офицерских часов, а Путя по
приказу Штертебекера должен был исправно заводить  их и следить за точностью
хода. Кроме того, он был обязан  регулярно чистить  два  пулемета, автомат и
пистолеты.  Мне  продемонстрировали  фаустпатрон,  боезапас  для пулеметов и
двадцать пять гранат. Все это плюс солидный ряд наполненных бензином канистр
было предназначено  для  штурма хозяйственного управления.  И  потому первый
приказ Оскара, который я произнес уже  на  правах Иисуса,  гласил: "Оружие и
бензин закопать в саду, бойки сдать Иисусу. Наше оружие другого рода".
     Когда ребята приволокли мне  ящик из-под  сигар,  заполненный крадеными
орденами  и прочими знаками отличия,  я  с улыбкой разрешил им  оставить эти
игрушки себе.  Вот парашютные ножи  я  у  них  зря  не отобрал. Впоследствии
ребята пользовались этими лезвиями, потому что они  очень  удобно  лежали  в
руке и просто упрашивали, чтоб их пустили в ход.
     Потом мне  принесли  кассу. Оскар велел  подсчитать, проверил и записал
наличность в  две тысячи  четыреста двадцать рейхсмарок. А  когда в середине
января сорок четвертого года Конев  и  Жуков  совершили прорыв на Висле, нам
пришлось сдать всю эту наличность. Путя сделал добровольное  признание, и на
стол  Верховного  суда  в  пачках  и  кучках  легло   тридцать  шесть  тысяч
рейхсмарок.
     Соответственно своему характеру Оскар держался во время всех этих акций
на заднем плане. Днем по  большей части один, а если и  не  один, то лишь  в
сопровождении Штертебекера я подыскивал достойные цели для ночных свершений,
затем  передоверял  Штер-тебекеру и Мооркене  организационную сторону  дела,
после  чего,  не  покидая  квартиру мамаши Тручински, поздней порой из  окна
спальни с расстояния, еще более отдаленного, чем когда бы то ни было,  резал
своим  голосом  -- вот я и  назвал его, наше чудесное оружие -- окна  нижних
этажей, где располагались многочисленные отделения партии, выходящее во двор
окно типографии, где печатались продуктовые  карточки, а один раз, с большой
неохотой  идя   навстречу  просьбам,  кухонные   окна   в  квартире  некоего
штудиенрата, которому ребята хотели отомстить.
     Дело было уже  в ноябре. Наше оружие возмездия Vi и  Va было  на пути в
Англию,  а  я послал  свой  голос  поверх  всего  Лангфура,  вдоль  деревьев
Гинденбургаллее, через вокзал, Старый город и Правый город, на Фляйшергассе,
отыскал там музей, велел ребятам залезть  туда и отыскать Ниобею, деревянную
галионную фигуру.
     Только они  ее  не нашли. А рядом со мной плотно сидела в кресле мамаша
Тручински, голова у нее тряслась, и  все же мы с  ней занимались практически
одним  делом,  ибо,  покуда Оскар  посылал  на  расстояние  свой  голос, она
посылала на расстояние свои  мысли, отыскивала в  небе своего сына Герберта,
на участке группы  Центр  -- своего сына  Фрица. Да и  старшую дочь,  Густу,
которая  к  началу  сорок  четвертого  вышла  замуж  в  Рейнланде,  ее  тоже
приходилось  отыскивать на расстоянии, в Дюссельдорфе, потому что именно там
проживал  обер-кельнер  Кестер,  хотя  в  настоящее  время  он  находился  в
Курляндии, так что Густа могла держать его  при себе и  познавать всего лишь
две недели отпуска.
     Наши  вечера  протекали  очень  мирно.  Оскар сидел  в  ногах у  мамаши
Тручински, немножко импровизировал на  своем барабане, вынимал  из духовки в
изразцовой печке яблоко, скрывался с морщинистым плодом, предназначенным для
старух  и  детей,  в  темной  спальне,  поднимал  затемняющую  бумагу,  чуть
приоткрывал   окно,  впускал  малую  толику   ночи  и  мороза,  после   чего
целенаправленно  посылал свой  голос  дальнего  действия,  но  посылал не  к
дрожащей  звезде,  да  и  Млечный  Путь нисколько  его не  привлекал,  а  на
Винтерфельд-плац, не к  радиостанции,  а  через  дорогу, к  той коробке, где
сплошняком один за другим шли кабинеты Управления.
     При ясной  погоде для  моей работы  не требовалось и минуты. Яблоко тем
временем успевало слегка остыть на  подоконнике. Жуя, возвращался я к мамаше
Тручински и к своему барабану, а вскоре ложился спать и мог не  сомневаться,
что, покуда Оскар спит, чистильщики именем Христовым грабят партийные сейфы,
похищают отпечатанные  продовольственные  карточки и -- что  того важней  --
служебные  печати,  заполненные  формуляры  или  поименный  список  патрулей
гитлерюгенда.
     Я благоразумно давал Мооркене и Штертебекеру возможность вытворять все,
что им заблагорассудится, с поддельными  документами. Врагом номер  один был
для  банды  патруль.  Так  пусть они отлавливают  своих  противников сколько
пожелают,  пусть очищают их от пыли, пусть, как выражался  -- и как поступал
-- Углекрад, полируют им яйца.
     От этих мероприятий, которые были не более чем прелюдией  и не выдавали
моих истинных планов,  я  держался в стороне и  потому  не  могу утверждать,
чистильщики это были или нет, кто в  сентябре сорок четвертого  изловил двух
высоких чинов патруля, в  том числе -- внушавшего страх  Хельмута Нойтберга,
связал их и утопил в Моттлау повыше Коровьего моста.
     А вот  что  между  чистильщиками и  пиратской  группой  "Эдельвейс"  из
Кельна-на-Рейне   существовали   тесные  связи,  что  польские  партизаны  с
Тухольской  пустоши влияли,  и  не  только влияли,  но  даже направляли наши
действия, я, возглавлявший банду в  двойном качестве  -- и как  Оскар, и как
Иисус, -- решительно отвергаю и должен отнести это в область преданий.
     В  ходе  процесса  нам  приписывали  также  связи  с  заговорщиками  от
двадцатого  июля,  потому  лишь, что  Путин  отец, Август фон Путкаммер, был
очень близок фельдмаршалу Роммелю и кончил жизнь самоубийством.
     Путя, который за всю войну видел своего отца раза четыре-пять,  бегло и
всякий раз с новыми знаками  различия, узнал лишь во время процесса об этой,
по  сути  глубоко  нам безразличной,  офицерской  истории и  расплакался так
жалобно и  так неприлично, что Углекраду,  сидевшему возле него, пришлось на
глазах у всех судей хорошенько его почистить.
     Лишь  один-единственный  раз за все  время  нашей деятельности взрослые
попытались установить с нами контакт. Рабочие  с верфи --  коммунисты, как я
сразу же заподозрил, -- надумали утвердить свое влияние через наших учеников
с Шихауской верфи и превратить нас в движение красных  подпольщиков.  Причем
ученики  даже  и  не особенно  возражали,  но  гимназисты  самым решительным
образом  отвергли  какую  бы то ни было политическую окраску.  Мистер, он же
вспомогательный номер зенитной батареи,  циник и теоретик  чистильщиков, так
сформулировал свои взгляды на одном из собраний банды:
     -- Мы вообще не имеем  отношения ни  к каким партиям, мы боремся против
наших родителей и прочих  взрослых, независимо от того, за кого эти взрослые
или против кого.
     И  если  даже  Мистер  здорово  преувеличивал,  гимназисты  дружно  его
поддержали, после чего в  банде произошел раскол. Ученики  с Шихауской верфи
-- и  я  очень об  этом  сожалел,  потому  что ребята  они были толковые, --
основали  собственный  союз,  но,   несмотря  на   возражения   со   стороны
Штертебекера  и Мооркене, продолжали  именовать себя бандой  чистильщиков. В
ходе  процесса -- потому что погорели  они на пару  с нами --  их обвинили в
поджоге базового корабля  подводных  лодок  на  территории  верфи. Более ста
человек   команды  и  фенрихов   морской  службы,  которые   проходили  курс
подготовки, погибли тогда в огне ужасной смертью. Огонь вспыхнул на палубе и
преградил спящим под палубой членам  команды дорогу, а когда едва  достигшие
восемнадцати  лет   фенрихи  попытались  через  иллюминаторы  выпрыгнуть   в
спасительную воду гавани, они все как один застряли в бедрах, бушующее пламя
охватило их сзади, и  пришлось их пристреливать  с  моторных  баркасов -- уж
слишком отчаянно звучал их непрекращающийся крик.
     Но устроили пожар не мы, может, это были ученики с Шихауской  верфи,  а
может, люди из объединения  "Вестерланд". Чистильщики не были поджигателями,
хотя  я, их духовный наставник,  вполне  мог  унаследовать  от  своего  деда
Коляйчека страсть к поджигательству.
     Еще  я хорошо запомнил монтера,  которого  перевели с немецких верфей в
Киле к нам на Шихаускую. Незадолго до раскола банды он побывал у нас. Эрих и
Хорст  Питцгеры,  сыновья  одного   докера,  привели  его  к  нам  в  подвал
путкаммерской  виллы.  Он  внимательно  изучил  наш  арсенал,  посетовал  на
отсутствие  пригодного оружия, не сразу, но все же вымолвил слово одобрения,
после чего спросил, кто командует бандой, и, когда Штертебекер без раздумий,
а  Мооркене нерешительно указали на меня, разразился таким продолжительным и
таким заносчивым  хохотом,  что еще  бы  немного,  и  по приказу  Оскара его
передали в руки чистильщиков.
     -- Это что за гном такой? -- спросил он у Мооркене, тыча в меня пальцем
через плечо. Но прежде, чем смущенно улыбающийся Мооркене собрался ответить,
прозвучал пугающе четкий ответ Штертебекера:
     -- Это наш Иисус.
     Монтер по имени  Вальтер не мог это спокойно  слышать, он даже позволил
себе разгневаться -- в нашем-то подвале.
     -- Вы в политике хоть что-нибудь петрите или вы все как есть  церковные
служки и готовитесь к церковному представлению?
     Штертебекер распахнул дверь подвала, подал знак Углекраду, тот выпустил
из рукава лезвие парашютного ножа и сказал,  адресуясь скорей к банде, чем к
монтеру:
     -- Мы служки, и мы готовимся к рождественскому представлению.
     Впрочем, боли господину монтеру никто не причинил. Ему завязали глаза и
вывели  прочь из  виллы.  А вскоре мы  остались одни, потому  что  ученики с
Шихауской верфи  от нас откололись,  под руководством монтера  основали свою
собственную банду, и я твердо убежден, что именно они подожгли базовое судно
под водного флота.
     Так  что,  на  мой взгляд,  Штертебекер  дал  правильный  ответ. Мы  не
занимались политикой, а после того, как запуганные нами патрули гитлерюгенда
почти  не  осмеливались  более  покидать служебные помещения, ну  разве  что
проверяли  на  Главном  вокзале  документы  у  мелкотравчатых девиц  легкого
поведения, мы решили переместить поле  своей  деятельности  в церковь, дабы,
пользуясь выражением леворадикального  монтера, готовиться к  рождественским
праздникам.
     Для  начала  предстояло  подыскать замену довольно активным ученикам  с
верфи, которых от нас сманили. В конце  октября Штертебекер привел к присяге
двух  служек из церкви  Сердца Христова, а  именно братьев  Феликса  и Пауля
Реннванд. Штертебекер  вышел на братьев через  их сестру  Люцию. Несмотря на
мои возражения, эта еще не достигшая семнадцати лет девица присутствовала на
церемонии присяги. Братьям велели возложить левую руку на барабан, в котором
оба  с  присущей  мальчишкам  игрой   воображения  видели  некий  символ,  и
произнести  формулу  чистильщиков:  текст  до того нелепый  и полный  всяких
вывертов, что я при всем желании не могу его сейчас воспроизвести.
     Оскар  мог  наблюдать за  Люцией во  время присяги. Она  высоко подняла
плечи,  в  левой руке  держала  подрагивающий  бутерброд с колбасой,  кусала
нижнюю  губу,  выставляла  свою  треугольную  и неподвижную  лисью мордочку,
сверлила горящим взглядом спину Штертебекера, и я всерьез начал беспокоиться
за судьбу чистильщиков.
     Начали  мы  с  переоборудования  нашего  подвала.  Из  квартиры  мамаши
Тручински я, работая  на пару со служками, возглавлял пополнение запасов. Из
церкви Св. Катерины мы добыли высотой в половину человеческого роста  и, как
выяснилось впоследствии, подлинного Иосифа  работы  шестнадцатого  века,  не
сколько  подсвечников,  кой-какую церковную утварь  и  стяг к празднику Тела
Христова. Ночной  визит  в  церковь  Троицы принес нам  деревянного  ангела,
лишенного, однако, художественной  ценности, и  пестрый гобелен -- на стену.
Копия, сделанная по  старинному  образцу,  изображала некую жеманную  даму с
преданным ей сказочным зверем.  И хотя Штертебекер не без основания заметил,
что  тканая  улыбка  особы  с ковра напоминает своей  глубокой  бездумностью
улыбку  на  треугольной  лисьей  мордочке  Люси,  я  все еще  не  переставал
надеяться, что мой непосредственный заместитель окажется неспособен на такую
же преданность, как  сказочный  единорог. Когда ковер  занял свое  место  на
передней  стене подвала,  где прежде была изображена всякая чепуха, например
"Черная рука" или  "Мертвая  голова", когда тема единорога начала определять
все наши совещания,  я задался вопросом: "Скажи на милость, Оскар,  зачем ты
-- раз уж живая Люси приходит и уходит когда ей вздумается, да еще  хихикает
у  тебя за спиной, -- зачем  ты хранишь вторую,  тканую,  которая превращает
твоих помощников в  единорогов,  которая все  равно,  живая  или  тканая, по
правде говоря, положила глаз на одного тебя, ибо только  ты, Оскар, поистине
сказочное  существо, единственный в  своем роде зверь со слишком причудливым
рогом".
     Хорошо еще, что  подошла  предрождественская пора,  адвент, и с помощью
больших -- в человеческий рост -- и примитивной резьбы фигур рождественского
действа,  эвакуированных нами из  окрестных церквей,  мне удалось так плотно
загородить ковер, что сказка не выступала более на передний план, подстрекая
к  подражательству.  В середине  декабря  Рундштедт начал свое наступление в
Арденнах, да и мы завершили подготовку к грандиозному прорыву.
     После  того  как, держась за руку  Марии, которая, к великому огорчению
Мацерата, с головой ушла  в католицизм, я несколько воскресений подряд ходил
к  десятичасовой  мессе, да  и  всей  банде  посоветовал  исправно  посещать
церковь, мы достаточно изучили местность и с помощью  служек Пауля и Феликса
Реннвандов  -- так что  Оскару даже не пришлось  резать голосом стекло  -- в
ночь с восемнадцатого  на девятнадцатое  декабря вломились  в церковь Сердца
Христова.
     Снег падал, но  тут же  таял. Три  тачки мы оставили  позади ризницы. У
младшего из Реннвандов  были ключи от главного входа. Оскар  шел впереди, по
очереди подвел ребят к кропильнице, в среднем нефе приказал им опуститься на
колени  лицом  к  главному  алтарю, а  потом сразу же  распорядился завесить
статую  пологом, чтобы голубой взгляд не  слишком  отвлекал нас  от  работы.
Колотун и Мистер доставили в  левый  придел весь необходимый инструмент. Для
начала надо было  переместить в  средний  неф хлев и  ясли с рождественскими
фигурами, а  также еловый лапник. Пастухов,  ангелов,  овец, ослов и коров у
нас и так было больше  чем достаточно.  Статистами кишел весь погреб, а  вот
актеров на главные роли пока еще не было.  Велизарий убрал цветы с алтарного
столика. Тотила и Тейя скатали ковер. Углекрад выложил  инструмент. Оскар же
все сто  ял на коленях позади молитвенной скамеечки и  наблюдал за процессом
демонтажа.
     Сперва мы  отпилили  Иоанна Крестителя  в накинутой на  плечи  косматой
шкуре  шоколадного  цвета. Как хорошо, что у  нас  нашлась  пила по металлу.
Металлические прутья с  палец  толщиной  внутри  гипсовой  фигуры  соединяли
Крестителя  с облаком. Углекрад пилил, как может пилить только гимназист, то
есть плохо.  И снова  я  пожалел, что нет здесь учеников с Шихауской  верфи.
Штертебекер сменил  Углекрада.  У него  дело  пошло несколько лучше, и через
полчаса ужасного  шума  мы  смогли опрокинуть  Крестителя,  завернуть его  в
шерстяной плед и отдаться на волю тишины, которая царит в полуночной церкви.
     На отпиливание младенца Иисуса, который всем задом соприкасался с левым
бедром Девы, ушло больше времени. Колотун, Реннванд-старший и Львиное Сердце
потратили на это добрых сорок минут.  Интересно, почему еще нет Мооркене? Он
ведь собирался прибыть со своими людьми прямо из Нойфарвасеера и встретиться
с нами уже  в церкви, чтобы наше передвижение по городу не слишком бросалось
в глаза. Штертебекер был  явно не в духе,  по-моему  он нервничал. Несколько
раз он спрашивал у  братьев Реннванд, куда подевался  Мооркене. Но  когда  в
конце  концов,  как мы  все, собственно,  и  предполагали,  прозвучало слово
"Люси", Штертебекер перестал  задавать вопросы, вырвал пилу из  неловких рук
Львиного  Сердца  и,  исступленно  работая,  управился наконец  с  младенцем
Иисусом.
     Когда младенца укладывали, у него отломился нимб. Штертебекер извинился
передо  мной.  Лишь с трудом  мне  удалось подавить  овладевшее также и мной
раздражение, а обломки нимба я  велел собрать в две шапки. Углекрад полагал,
что  обломки  вполне  можно  будет  склеить. Отпиленного Иисуса  уложили  на
подушки и укутали в два шерстяных пледа.
     Деву мы предполагали отпилить выше таза, второй же разрез сделать между
ее ступнями и  облаком. Облако решили оставить на месте и лишь обе половинки
Девы, само собой -- Иисуса, а если удастся,  то и  Крестителя переправить  в
путкаммеровские  подвалы.  Вопреки  ожиданиям, мы переоценили  вес  гипсовых
фигур. Вся группа оказалась внутри полая, верхний же слой был толщиной всего
в два пальца, и лишь с железным каркасом пришлось повозиться.
     Парни,  особенно  Углекрад и  Львиное Сердце,  совсем выбились из  сил,
следовало дать  им передышку, потому  что остальные,  включая  даже  братьев
Реннванд,  вообще пилить  не умели. Банда рассыпалась по  церковным скамьям,
сидела там и мерзла. Штертебекер стоял и все глубже проминал  свою велюровую
шляпу, которую снял, войдя в церковь.  Мне не понравилось общее  настроение.
Что-то должно было произойти. Ребят угнетал по-ночному пустынный Божий  дом.
Да и отсутствие Мооркене тоже не улучшало настроения.
     Реннванды  явно  побаивались  Штертебекера,  они стояли  в  сторонке  и
шушукались, пока Штертебекер не велел им замолчать.
     Медленно, со  вздохом  как мне кажется, поднялся я со своей молитвенной
подушки  и двинулся прямиком к оставшейся  Деве.  Взгляд ее, направленный по
первоначальному  замыслу на Иоанна Крестителя,  падал  теперь  на засыпанные
гипсовой крошкой ступени алтаря. Ее правый указательный  палец, устремленный
ранее на Иисуса,  теперь  устремлялся в пустоту,  в темный левый  придел.  Я
поднимался со ступеньки на ступеньку, оглядываясь, искал  глубоко посаженные
глаза  Штертебекера,  не находил,  пока  Углекрад  не подтолкнул  его  и  не
заставил  откликнуться  на   мой  призыв.   Штертебекер  поглядел  на   меня
неуверенно,  таким я еще  никогда его  не  видел,  сперва  не  понял,  потом
наконец,  может, понял, но не до  конца, подошел медленно, слишком медленно,
потом  разом  перемахнул через все ступеньки и усадил  меня  на белый,  чуть
зазубренный  из-за  неумелых  движений  пилы  срез  на  левом  колене  Девы,
повторявшем, хотя и неточно, выпуклости Иисусова зада.
     Штертебекер сразу повернулся, одним шагом очутился на каменных  плитах,
хотел  снова погрузиться в раздумья, но  все же оглянулся, сузил свои близко
посаженные глаза до ширины контрольных лампочек  и, подобно остальной банде,
рассевшейся  на церковных  скамьях, был потрясен тем, до чего естественно  и
достойно преклонения сижу я на месте Иисуса.
     Вот ему и не  понадобилось  много  времени,  он быстро понял мой план и
даже   сумел  усовершенствовать   его.   Оба   карманных  фонаря,   которыми
пользовались  Нарсес и Синяя Борода  во время разборки, он сразу направил на
меня и на Деву, затем, поскольку лампочки меня слепили, приказал переключить
их  на красный свет, знаком подозвал Реннвандов, пошептался с ними,  они  не
хотели  того,  чего хотел  он, подошел Углекрад,  хотя Штертебекер вовсе  не
подзывал его, показал группе свои уже готовые к чистке костяшки пальцев; тут
братья перестали сопротивляться и скрылись в ризнице под охраной Углекрада и
Мистера. Оскар спокойно ждал,  приладил как следует свой барабан и ничуть не
удивился,  когда  долговязый Мистер  вернулся в облачении священника, а  оба
брата  --  одетые  служками,  в  бело-красном.  Углекрад,  наполовину одетый
викарием,  принес  с собой все, что  нужно,  для  богослужения, возложил это
добро на облако и  скрылся. Старший Реннванд  держал  кадильницу, младший --
колокольчик. Мистер, хоть и в слишком широком  облачении,  недурно изображал
его преподобие Вилке, поначалу -- с цинизмом первоклассника, но потом  текст
и  священнодействие увлекли его, и  он явил всем, но  главным образом мне не
какую-то  жалкую  пародию, а  истинную мессу, которую позднее, на суде  уже,
всякий раз и называли мессой, пусть даже черной.
     Все  трое начали  с вводной молитвы.  Банда  на  скамьях и  на каменных
плитах  преклонила  колени,  осенила себя крестом,  и  Мистер,  до известной
степени знакомый с текстом и при  профессиональной  поддержке  служек, запел
молитву. Уже во время вступления я едва заметно шевельнул палочками. Kyrie я
сопровождал более активно. Gloria in excelsior Deo -- я воздал хвалу Богу на
своем барабане. Я воззвал к молитве, но вместо эпистолы  из дневной литургии
сделал небольшую увертюру, аллилуйя мне  особенно удалась,  во время Credo я
заметил,  как верят в  меня ребята, немного приглушил  свою жесть,  во время
Offertorium'a, дав  Мистеру возможность  преподнести  хлеб,  смешать вино  с
водой, позволил кадить на  себя и на чашу, проследил, как ведет себя Мистер,
умывая руки.  Молитесь,  братие,  барабанил  я  в  свете  красных фонариков,
подводя   к  перевоплощению.   Это   плоть  моя.   Oremus,  пропел   Мистер,
подстрекаемый к тому святым распорядком службы, парни на  скамьях выдали мне
два варианта "Отче наш", но Мистер сумел  объединить за причастием католиков
и протестантов, а покуда они причащались, я пробарабанил им Confiteor.  Дева
пальцем указывала  на Оскара,  на  барабанщика.  Я  стал преемником  Христа.
Богослужение катилось как по  маслу. Голос Мистера вздымался и опадал, а как
же  красиво преподал он благословение: помилование,  прощение и отпущение, а
уж когда  он бросил в неф слова:  Ite  messa est, ступайте же, отпускаю вам,
свершилось поистине духовное отпущение, после чего чисто мирское  взятие под
стражу  могло бы  теперь  совершиться  лишь для  банды, укрепленной в  вере,
усиленной во имя Оскара и Иисуса.
     Я услышал  шум машины еще во  время молитвы,  да и Штертебекер повернул
голову, так что только  мы двое не были удивлены, когда со стороны  главного
портала, ризницы и, одновременно, правого  придела послышались голоса, а  по
церковным плитам загрохотали сапоги.
     Штертебекер  хотел  снять  меня с  колен  Девы.  Я отказался. Он  понял
Оскара,  он кивнул,  он  заставил банду не  вставать с  колен и  на  коленях
встретить  уголовную полицию,  и все остались  внизу, хоть  и  дрожали, хоть
кое-кто опустился сразу на оба колена, но все безмолвно ждали, покуда  те не
вышли  на  нас через  левый  придел и  со стороны ризницы  и  окружили левый
алтарь.
     Множество  ярких, не переключенных  на красный  свет карманных фонарей.
Штертебекер  встал,  осенил  себя  крестом,  выставил  себя на свет фонарей,
передал  свою  велюровую  шляпу  все  еще  коленопреклоненному  Углекраду  и
двинулся в своем плаще к какой-то расплывчатой тени, к его преподобию Винке,
извлек из-за этой  тени нечто тонкое, размахивающее руками,  вытащил на свет
Люцию  Реннванд и бил по хитрому  треугольному девичьему лицу под беретиком,
пока удар полицейского кулака не швырнул его в проход между скамьями.
     --  Эй,  Йешке!  --  услышал  я  с высот своей  Девы  вопль  одного  из
полицейских. -- Дак это же сын нашего шефа.
     Так  Оскар с  явным удовлетворением узнал, что в  лице своего надежного
заместителя  имел  дело  с  сыном  самого полицейпрезидента, после чего  без
сопротивления,  изображая  хнычущего,  совращенного  скверными   мальчишками
трехлетку, позволил заняться собой: его преподобие Винке взял меня на руки.
     Кричали  только полицейские.  Ребят увели, его преподобие  был вынужден
опустить меня на пол, ибо внезапный приступ слабости заставил его  поникнуть
на ближайшую скамью. Я стоял  рядом с нашим снаряжением и обнаружил за ломом
и молотками корзину, наполненную бутербродами с колбасой, которые приготовил
Колотун, перед тем как идти на дело.
     Корзину я живо подхватил,  подошел к тощей, зябнущей  в тонком пальтеце
Люции  и  передал  бутерброды ей. Она подняла меня, усадила  на правую руку,
слева повесила бутерброды, вот уже один -- у нее в пальцах, еще немного -- и
в зубах,  а я  разглядывал ее пылающее,  разбитое, сжатое, но полное лицо: в
черных  щелках  беспокойно  шныряют  глаза,  кожа   словно  кованая,  жующий
треугольник, кукла,  Черная кухарка,  поедает колбасу вместе с кожицей, жуя,
становится еще тоньше, еще голодней, еще треугольной, еще кукольней, -- вид,
который навсегда отметил  меня своей  печатью. Кто уберет этот треугольник с
моего лба, из-под моего лба? Как долго во мне будет продолжаться это жевание
--  колбаса,  кожура,  люди  -- и эта улыбка, какой  могут  улыбаться только
треугольники да еще  дамы на тканых коврах, воспитывающие единорогов себе на
по требу.
     Когда двое полицейских уводили Штертебекера и он обратил к Люции, как и
к Оскару,  свое измазанное кровью лицо, я, перестав  узнавать его, посмотрел
мимо  и на руках пожирающей колбасу Люции в окружении пяти-шести полицейских
был вынесен следом за моей бывшей бандой.
     А  что  же осталось?  Остался  его  преподобие  Винке с  обоими  нашими
фонарями,  которые все еще  были переключены на красный свет, остался  между
наскоро  сброшенными  одеждами  служек  и  облачением  священника.  Чаша   и
дарохранительница остались на ступенях алтаря, а спиленный Иисус и спиленный
Иоанн остались при Деве,  которая была предназначена для того, чтобы создать
противовес ковру с дамой и с единорогом в  подвале у Пути. Оскара же понесли
навстречу процессу, который я и по сей день называю  вторым процессом Иисуса
и который завершился моим оправданием, -- следовательно, оправданием Иисуса.




     Вообразите  себе плавательный  бассейн,  выложенный лазурной плиткой, в
бассейне  плавают  загорелые  люди,  исполненные спортивного  духа. На  краю
бассейна перед купальными кабинками сидят исполненные того же духа мужчины и
женщины.   Из  прикрученного  громкоговорителя,   возможно,  звучит  музыка.
Здоровая скука,  легкая, ни  к  чему не  обязывающая, распирающая купальники
эротика. Плитки  скользкие, и, однако же, никто  на них  не  оскальзывается.
Лишь  немного  табличек  с  запретами, впрочем, и  они  не нужны,  поскольку
купальщики приходят всего на  два  часа, а стало быть, нарушают все  запреты
уже за пределами бассейна. Время  от  времени кто-то прыгает с  трехметровой
вышки, но  не  может привлечь  к себе  взгляды  плавающих,  отвлечь  взгляды
лежащих  на  берегу  купальщиков  от иллюстрированных журналов. Вдруг легкое
движение!   Это   молодой   человек,   который   медленно,  целеустремленно,
перехватывая  одну   перекладину  за  другой,  поднимается  по  лестнице  на
десятиметровую  отметку. Опущены журналы с репортажами из Европы и  Америки,
все глаза поднимаются вместе с ним, лежащие тела становятся длинней, молодая
женщина козырьком  приставляет  ладонь к  глазам, кто-то забывает,  о чем он
только что думал,  какое-то слово остается непроизнесенным, едва  начавшийся
флирт до срока обрывается  на  середине  фразы  -- ибо вот уже он, прекрасно
сложенный,  исполненный сил, стоит  на доске, припрыгивает, откидывается  на
слегка закругленную огородку из стальных  труб, как бы скучливо глядит вниз,
элегантным  движением  бедер  отрывается  от  огородки,   смело  ступает  на
пружинящий  при  каждом  шаге трамплин, смотрит  вниз,  дает своему  взгляду
опуститься вниз, в узкие пределы лазурного, удивительно маленького бассейна,
в  котором  снова  и снова перемешиваются  красные,  желтые, зеленые, белые,
красные, желтые, зеленые, белые, красные, желтые шапочки пловчих. Там должны
сидеть  знакомые,  Дорис  и  Эрика Шюлер и  Юта  Даниельс со своим  дружком,
который совсем ей не пара. Они машут, Юта тоже машет. Он тоже машет в ответ,
боясь потерять равновесие. Они кричат. Чего им надо? А чтоб не стоял, кричат
они, чтоб  спрыгнул,  кричит Юта. Но  он  вовсе и не собирался  прыгать,  он
просто хотел посмотреть, как оно там, наверху, после чего медленно, одолевая
перекладину за  перекладиной,  снова спуститься  вниз. А они кричат так, что
всем слышно, громко кричат:
     -- Прыгай! Прыгай же! Прыгай!
     И  это --  думаю,  вы согласитесь со  мной, как  ни приблизился к  небу
стоящий на вышке, -- дьявольски сложная  ситуация. Вот точно так  же, хотя и
после  закрытия  купального сезона, в январе сорок  пятого,  обстояло дело с
членами банды чистильщиков  и  со  мной. Мы  все,  можно  сказать,  дерзнули
подняться  на  самый  верх, а теперь толкались на трамплине, внизу  же,  под
нами,  образуя  торжественную подкову вокруг лишенного воды бассейна, сидели
судьи, заседатели, свидетели и судейские чиновники.
     И тут на пружинящий трамплин без ограды вступил Штертебекер.
     "Прыгай", -- ревел судейский хор.
     Но Штертебекер не прыгал.
     И  тогда внизу,  со скамей  для  свидетелей,  поднялась  узкая  девичья
фигурка в берхтесгаденской вязаной жакетке и  серой плиссированной юбке. Как
светящееся обозначение  цели, подняла она белое, но не  расплывчатое лицо, о
котором я и по сей день  утверждаю, что оно имело форму  треугольника; Люция
Реннванд не закричала, а прошептала: "Прыгай, Штертебекер, прыгай!"
     И  Штертебекер  прыгнул,  а  Люция  вновь опустилась на  жесткое дерево
скамьи  для свидетелей и  вытянула  рукава своей вязаной жакетки, закрыв ими
кулаки.
     Мооркене  прихромал на  трамплин.  Судьи  призывали  его  прыгнуть.  Но
Мооркене не хотел, смущенно улыбался, разглядывая свои ногти, подождал, пока
Люция отпустит рукава,  выставит наружу кулаки и  обратит к нему обрамленный
черным  треугольник   с  узкими  прорезями   глаз.   И   тогда  он  прыгнул,
целеустремленно прыгнул на этот треугольник, но так и не достиг его.
     Углекрад  и Путя, которые во время подъема  были уже настроены довольно
мирно, наверху вдруг снова сцепились. Углекрад  начал  чистить Путю и даже в
прыжке не отпустил его.
     Колотун, у которого были длинные шелковистые ресницы, закрыл, перед тем
как  прыгнуть,   свои   бездонные  грустные   глаза   лани.  Перед   прыжком
вспомогательным номерам было велено снять форму.
     Вот  и  братьям  Реннванд не  дозволили  прыгнуть с трамплина  к небу в
одежде служек. Их сестрица Люция, которая в  редкой  вязке  военного времени
восседала  на скамье для свидетелей и радела о  прыжках с трамплина, никогда
бы им этого не позволила.
     В отличие  от исторического хода событий,  сперва  прыгали Велизарий  и
Нарсес и лишь после -- Тотила и Тейя.
     Спрыгнул Синяя Борода, и Львиное Сердце спрыгнул, и  ландскнехты банды,
всякие там Нос, Бушмен, Танкер, Свистун, Горчичник, Ятаган и Бондарь.
     Когда спрыгнул Штухель, до удивления косоглазый шестиклассник, который,
собственно, лишь наполовину  и по случайности  принадлежал к банде, на доске
остался  только  Иисус,  и все  судьи  хором призывали его  уже  как  Оскара
Мацерата прыгнуть,  каковому призыву Оскар не  внял. И когда  со  скамьи для
свидетелей поднялась неумолимая Люция с тонкой  моцартовской  косичкой между
лопаток и распростерла свои вязаные  рукава  и, не шевеля  поджатыми губами,
шепнула: "Иисус сладчайший, прыгай, ну прыгай же!"  -- лишь  тогда я  постиг
предательскую натуру десятиметрового  трамплина, тогда в подколенных ямках у
меня  завозились маленькие  серые котята,  тогда  под  ногами у меня  начали
плодиться ежи, тогда ласточки у меня под мышками изготовились в полет, тогда
весь мир лежал у моих ног,  а не одна только Европа. Тогда американцы вместе
с японцами затеяли факельную пляску на острове Лусон,  тогда и косоглазые, и
лупоглазые потеряли пуговицы  со  своих  мундиров. Но  вот в Стокгольме  тем
временем объявился портной, который пришивал пуговицы к вечернему  костюму в
едва  заметную  полоску,  тогда  Маутбаттен кормил  слонов  Бирмы  снарядами
всевозможного калибра.  Тогда -- и в то же самое время -- некая вдова в Лиме
научила  своего попугая говорить словечко  "карамба". Тогда по волнам Тихого
океана  один  навстречу другому проплыли два мощных авианосца, разукрашенных
наподобие готических храмов, дали своим самолетам стартовать со своих палуб,
после чего пустили друг друга ко  дну. А самолетам теперь некуда было сесть,
и они беспомощно и чисто аллегорически  зависли в воздухе подобно ангелам, с
гудением расходуя  запас горючего. Но это в  свою  очередь  не  произвело ни
малейшего впечатления на некоего трамвайного кондуктора в Хапаранде, как раз
завершившего свой рабочий день. Он  разбил  над сковородой яйца,  два -- для
себя, два -- для  своей  нареченной, прихода которой  ждал,  улыбаясь и  все
загодя обдумав.  Конечно, не  грех бы предвидеть  и то,  что  армии Конева и
Жукова снова придут в движение, и, покуда в Ирландии шел дождь, они прорвали
фронт на Висле, взяли Варшаву, хотя и слишком поздно, и Кенигсберг -- хотя и
слишком рано,  но даже они не смогли воспрепятствовать  тому,  что  у некоей
женщины из Панамы, имевшей  пятерых детей и одного мужа, подгорело  на плите
молоко.  Неизбежно было и  то, что из  нити  текущих событий, спереди еще не
насытившейся,  петлявшей и  делавшей  историю,  сзади уже вязали  эту  самую
историю. Еще  я обратил внимание,  что такие виды  деятельности, как крутить
большими пальцами, морщить лоб, клонить голову, пожимать руки, делать детей,
печатать  фальшивые деньги, гасить  свет, чистить  зубы,  убивать наповал  и
перепеленывать, осваивались  повсюду, хотя  и  с разной степенью искусности.
Меня сбивали с толку эти многочисленные целеустремленные действия. И  потому
мое внимание вновь обратилось на процесс, проводимый в мою честь у  подножия
вышки. "Прыгай, Иисус сладчайший, прыгай!" -- шептала эта до срока созревшая
свидетельница Люция Ренкванд. Она сидела на руках у сатаны, что еще  сильней
подчеркивало  ее  девственность. Ей доставляло явное наслаждение получить из
рук  сатаны  бутерброд  с колбасой. Она  впивалась в  бутерброд зубами -- но
сохраняла  девственность.  "Прыгай, Иисус сладчайший!" --  жевала она, являя
мне свой  невредимый  треугольник.  Но я  не прыгнул и  впредь не  собираюсь
прыгать с вышек. Для Оскара это был не последний процесс.
     Меня не раз  и не два даже и в  последнее  время  пытались  подбить  на
прыжок.  Как  на  процессе  над  бандой  чистильщиков,  так  и  на  процессе
безымянного пальца, который  я, пожалуй,  назову  третьим процессом  Иисуса,
было предостаточно зрителей по краям лазурного бассейна без воды. На скамьях
для свидетелей сидели они, намереваясь жить и после моего процесса.
     Я  же повернулся,  я  придавил шустрых  ласточек  у  себя  под мышками,
растоптал свалявшихся у меня под  башмаками ежей, уморил голодом серых котят
у себя в подколенных ямках -- и на негнущихся ногах, презрев высокие чувства
прыгуна,  подошел   к  перилам,  слез  на  лестницу,   спустился,  и  каждая
перекладина по дороге вниз  подтверждала мне, что с  вышек можно  не  только
прыгать, но и спускаться, не прыгнув.
     Внизу  меня   поджидали  Мария  и  Мацерат,  а  его  преподобие   Винке
благословил меня, хотя никто его об этом не просил. Гретхен Шефлер  принесла
мне пирожные и зимнее пальтишко. Куртхен подрос и не желал теперь признавать
во мне ни  отца, ни сводного брата. Бабушка Коляйчек держала под руку своего
брата Винцента. Этот хорошо знал мир и вел несвязные речи.
     Когда  мы  покидали   здание  суда,  к   Мацерату  подошел  чиновник  в
гражданском платье, вручил ему какой-то документ и сказал:
     --  Советуем  вам  еще раз  все  взвесить,  господин  Мацерат.  Ребенка
необходимо забрать с улицы. Вы же видите, какие элементы могут  использовать
это беспомощное существо!
     Мария, плача, повесила на меня барабан, который его преподобие во время
процесса  держал у  себя.  Мы пошли к  трамвайной  остановке, что у Главного
вокзала, и последний участок пути меня нес Мацерат. Через его плечо я глядел
назад, искал в толпе треугольное лицо,  хотел узнать, пришлось ли и ей лезть
на вышку,  прыгнула ли  она  вслед за Штертебекером  и Мооркене или, подобно
мне, избрала  вторую возможность,  которую предоставляет каждая лестница, --
возможность спуска.
     Я и по  сей  день не сумел отделаться от привычки на улицах и  площадях
искать  глазами мозглявую девочку-подростка, не  красивую и не уродливую, но
все же непрестанно убивающую мужчин. Даже лежа в кровати своего специального
лечебного  заведения, я  пугаюсь, когда Бруно докладывает  мне о  незнакомом
посетителе. Мой ужас, если выразить его словами, звучит так: сейчас ввалится
Люция Реннванд  и  в  последний  раз,  как  пугало  детских лет,  как Черная
кухарка, потребует, чтобы ты спрыгнул.
     Десять  дней Мацерат  раздумывал, подписывать ли письмо и отправлять ли
его  в  министерство  здоровья.  Когда на  одиннадцатый день  он его наконец
отправил, по городу уже била артиллерия и было сомнительно, удастся ли почте
доставить  это   письмо  по   адресу.   Передовые   танковые  части  маршала
Рокоссовского уже дошли до  Эльбинга.  А Вторая  армия, армия Вейса,  заняла
позиции на высотах вокруг Данцига. Для нас началась жизнь в подвале.
     Как нам всем хорошо  известно, наш подвал находился  прямо под  лавкой.
Попасть в него  можно было прямо из подъезда,  через дверь напротив туалета,
спустясь  на  восемнадцать ступенек, за подвалом  Хайланда и Катеров,  перед
подвалом  Шлагера.  Старый  Хайланд  еще  был здесь,  однако  фрау Катер,  и
часовщик Лаубшад,  и семья Эйке, и семья Шлагеров исчезли, прихватив с собой
несколько узлов. Про них, а также про Гретхен и Александра Шефлеров говорили
потом, что  в  последнюю  минуту им удалось подняться  на  борт  корабля  из
бывшего общества "Сила через радость" и выйти в море то ли на Штеттин, то ли
на  Любек,  то  ли вовсе на  мину --  и в  воздух.  Во всяком  случае больше
половины квартир и подвалов стояли теперь пустые.
     У  нашего  подвала было  одно  важное преимущество  --  наличие второго
выхода, представлявшего собой, как мы опять-таки уже знаем, откидную  крышку
позади прилавка. Поэтому никто и не мог видеть, что Мацерат несет в погреб и
что  достает  оттуда.  Люди  умерли  бы от зависти, доведись  им  увидеть те
припасы,  которые Мацерат успел натаскать  за  время войны.  Сухое  и теплое
помещение было  сверху  донизу набито продуктами, здесь на  полках,  которые
практичный  Мацерат изготовил  собственными  руками и  закрепил на  вбитых в
стенку   дюбелях,   располагались  бобовые   и  макаронные  изделия,  сахар,
искусственный мед,  пшеничная мука, маргарин, здесь  ящики хрустящих хлебцев
соседствовали с ящиками растительного масла, консервные  банки с лейпцигским
рагу громоздились  подле  банок  с мирабелью,  зеленым горошком  и  сливами.
Несколько вставленных примерно в середине войны по настоянию Греффа распорок
между  бетонным полом  и  потолком  должны были придать  продуктовому складу
надежность  оборудованного согласно  инструкции бомбоубежища. Мацерат уже не
раз  хотел выбить эти распорки, поскольку Данциг, если не считать нескольких
показательных налетов, серьезной  бомбежки  не видел.  Но когда  люфтшуцварт
Грефф  уже не мог больше  воздействовать  на Мацерата, сама  Мария попросила
сохранить балки. Чтобы быть спокойней за Куртхена, а отчасти и за меня.
     При   первых  бомбежках  в  конце   января  старик  Хайланд  и  Мацерат
объединенными усилиями сносили кресло, на котором сидела мамаша Тручински, в
наш  подвал.  Потом  то  ли по ее  просьбе, то ли боясь  нелегкой работы они
начали  оставлять ее  в  квартире,  у окна. После большого  налета на Старый
город  Мария  и  Мацерат застали  старуху с  отвисшей  челюстью  и  до  того
закатившимися глазами, словно ей залетела туда маленькая липкая мушка.
     Тогда сняли с петель  дверь  в спальню, старый  Хайланд извлек из своей
сараюшки  инструмент  и   несколько  досок.   Покуривая  сигареты   "Дерби",
презентованные ему Мацератом,  он  начал снимать  мерку.  Оскар ему помогал.
Остальные  снова  нырнули   в  подвал,  потому  что  с   горки  возобновился
артиллерийский обстрел.
     Хайланд  хотел  управиться  как  можно  скорее,  сколотив  простой,  не
суживающийся гроб. Оскар же предпочитал традиционную форму, он не унимался и
так  подставлял доски под  пилу, что в  конце концов Хайланд  решился сузить
гроб к ногам, чего вправе потребовать для себя любое человеческое тело.
     Гроб в  результате получился  вполне благородного вида. Греффиха обмыла
мамашу Тручински, достала из шкафа свежевыстиранную ночную сорочку, обрезала
ей  ногти,  привела  в  порядок пук  волос  на  затылке, укрепив  его  двумя
шпильками, --  короче, приложила все усилия,  чтобы мамаша Тручински и после
смерти напоминала  ту  серую  мышь, которая  при жизни охотно пила солодовый
кофе и ела картофельные драники.
     Но поскольку мышь во время налета судорожно скрючилась в своем кресле и
желала  лежать  подтянув колени к животу,  пришлось  старику Хайланду, когда
Мария с Куртхеном на руках на  несколько минут вышли из комнаты,  сломать ей
обе ноги, чтобы можно было спокойно забить гроб.
     К сожалению, у нас была только желтая краска, а черной не  было. Вот  и
пришлось  нести  мамашу Тручински  из  квартиры,  потом  вниз  по лестнице в
некрашеном, хоть и суживающемся к ногам гробу. Оскар нес следом свой барабан
и             читал             надпись              на              крышке:
"Маргарин-Вителло-Маргарин-Вителло-Маргарин-Вителло" было написано там через
равные  промежутки,  что  задним  числом  напоминало  нам  о  вкусах  мамаши
Тручински.  При  жизни  она  предпочитала  хороший маргарин "Вителло" любому
маслу,  потому  что  маргарин  полезный,  потому  что он  придает  бодрость,
насыщает и поднимает настроение.
     Старый  Хайланд  поволок тачку,  взятую в зеленной лавке Греффа,  через
Луизенштрассе,  Мариенштрассе,  через Антон-Меллервег -- там как  раз горели
два  дома  --  в  сторону клиники женских болезней. Куртхен остался в  нашем
подвале со вдовой Грефф. Мария и Мацерат толкали, Оскар сидел  на тачке, был
бы  не прочь вскарабкаться  на  гроб, но  не  смел.  Дороги  были  запружены
беженцами  из Восточной Пруссии и  из Вердера. По подземному переходу  перед
спортивным  залом  навряд ли  можно  было пройти.  Мацерат предложил  вырыть
могилу во дворе Конрадовой гимназии. Мария возражала.  Старый Хайланд, а был
он примерно  одних  лет с  мамашей Тручински,  отмахнулся. Я  тоже  возражал
против школьного  двора. От  городского  кладбища  во всяком случае пришлось
отказаться,  потому  что,   начиная   со  спортзала  и   дальше,  проезд  по
Гинденбургаллее был разрешен только для машин военного назначения. Так  мы и
не смогли похоронить мышь рядом с ее сыном Гербертом, зато подыскали для нее
местечко  в Штеффенспарке за  Майским  лугом,  как раз  напротив  Городского
кладбища.
     Земля  оказалась  промерзшая.  Покуда  Мацерат  попеременно  со  старым
Хайландом  работал  киркой,  а  Мария пыталась  выкопать  плющ,  что обвивал
каменные скамьи, Оскар, проявляя полную  самостоятельность, оказался  вскоре
среди  деревьев  Гинденбургаллее.  Какое  оживленное  движение. Отведенные с
холмов и из Вердера танки тащили друг друга на буксире. На деревьях --  если
память мне не изменяет, это  были липы -- висели солдаты и ополченцы, вполне
разборчиво  надписанные картонные таблички  у  них на  груди поверх  мундира
извещали,  что на  всех  этих деревьях --  или на  всех этих  липах -- висят
сплошь предатели.  Я заглядывал  в  напряженные  лица  многих  удавленников,
сравнивал и просто так, но больше  всего с повесившимся  зеленщиком Греффом.
Еще я увидел целую связку висящих пареньков  в больших не по росту мундирах,
несколько раз мне виделся в том или другом висящем Штертебекер, впрочем, все
повешенные  мальчики  выглядят  одинаково,  и,  однако  же,  я сказал  себе:
"Значит, Штертебекера они повесили; интересно, а Люцию они тоже вздернули?"
     Эта мысль  окрылила Оскара.  Он начал обследовать деревья  с  левой и с
правой стороны, ища тощую повешенную девочку, рискнул даже перебраться между
танками на  другую  сторону аллеи,  но  и там обнаружил  ополченцев,  старых
резервистов да мальчиков,  похожих на Штертебекера. В полном разочаровании я
прочесал  аллею  до полуразрушенного кафе "Четыре  времени года",  с великой
неохотой вернулся назад и даже над могилой мамаши Тручински, вместе с Марией
посыпая  холмик листьями  и плющом,  все  еще твердо и отчетливо представлял
себе висящую Люцию.
     Тачку вдовы Грефф мы  не стали возвращать в зеленную лавку.  Мацерат  и
старик Хайланд разобрали ее на части и  сложили перед прилавком,  после чего
торговец  колониальными  товарами,  сунув  старику  еще  три  пачки  сигарет
"Дерби", сказал:
     -- Может, еще пригодится. Отсюда по крайней мере она никуда не денется.
     А  старик Хайланд, тот вообще ничего не сказал, зато прихватил с  почти
пустых полок  несколько пакетов с макаронами и две пачки сахара, после  чего
зашаркал своими войлочными шлепанцами, в которых, кстати, был на  погребении
--  и по дороге  туда, и на  обратном  пути,  -- зашаркал прочь, предоставив
Мацерату сносить жалкие остатки продуктов из лавки вниз в погреб.
     Теперь  мы  почти не  покидали подвал.  Ходили слухи, что русские уже в
Циганкенберге,  Пицгендорфе  и перед Шидлицем.  Во  всяком  случае они  явно
занимали  высоты,  потому  что  стреляли по  городу  прямой наводкой. Правый
город. Старый город, Перечный город, Пригород, Молодой город.  Новый город и
Нижний город  -- все,  что возводилось в течение семи столетий,  выгорело за
три  дня. Но  это  был не первый пожар  города  Данцига. Люди из  Померании,
бранденбуржцы, орденские рыцари, поляки,  шведы  и еще  раз шведы, французы,
пруссаки, русские, а также саксонцы,  уже и раньше,  творя историю, примерно
каждые двадцать лет приходили к выводу, что город недурно бы сжечь, а теперь
русские,  поляки, немцы  и  англичане сообща  в  сотый раз  обжигали кирпичи
готических  строений, отчего  кирпичи все же  не обращались в сухари. В огне
стояла  Хекергассе,  Ланггассе,  Брайтгассе,  Вольвебергассе,  и  Большая, и
Малая,  горела  Тобиасгассе,  Хундегассе. Грабен в  Старом городе, Грабен  в
предместье, горели валы и горел Длинный мост -- Крановые ворота были сделаны
из  дерева,  а  потому  горели  особенно красиво.  На Хозеннеергассе,  Малой
Портновской  огонь  снял для себя мерку на  пошив нескольких на  диво  ярких
брюк.  В  церкви Марии огонь шел  изнутри наружу,  демонстрируя  праздничное
освещение  сквозь  стрельчатые  окна.  Остальные,   не  эвакуированные  пока
колокола Св. Катарины, Св. Иоанна, Св. Бригитты, Барбары, Елизаветы, Петра и
Павла, Троицы  и Святого Распятия  плавились на своих  колокольнях  и капали
вниз, без  стона, без  звона.  На Большой мельнице мололи алую  пшеницу,  на
Фляншергассе --  Мясницкой  -- пахло  подгоревшим жарким, в городском театре
шла премьера, давали двусмысленную, одноактную пьесу "Мечты  поджигателя". В
ратуше  Правого  города намеревались  после пожара  задним  числом  повысить
оклады пожарным. Улица  Святого Духа пылала  во имя Святого Духа,  монастырь
Святого Франциска весело пылал во имя Святого Франциска, который любил огонь
и воспевал его. А  Фрауенгассе горела  сразу во имя  Отца и Сына. И конечно,
нет нужды говорить, что Дровяной  рынок  сгорел, и Угольный  рынок сгорел, и
Сенной  сгорел тоже.  А на Хлебной  улице  хлебы так и остались в печи, а на
Молочной убежало молоко, и лишь здание  Западнопрусского страхового общества
"Страхование от огня" по причинам сугубо символическим сгореть не пожелало.
     Оскар никогда  особенно не  увлекался пожарами. Поэтому я так и остался
бы сидеть в подвале, когда  Мацерат взлетел по ступеням,  чтобы посмотреть с
чердака на горящий Данциг, если бы на  этом самом чердаке я по недомыслию не
хранил  свои  малочисленные, легко  воспламеняющиеся  сокровища.  Надо  было
спасать как  последний барабан,  сохранившийся со времен фронтового  театра,
так и Гете с Распутиным.  Кроме того,  я хранил  между страницами тончайший,
нежно  разрисованный веер, которым моя Розвита, моя Рагуна так  изящно умела
обмахиваться,  когда была жива.  Мария  осталась  в  подвале,  а вот Куртхен
пожелал вместе с Мацератом и  со мной залезть на  крышу, чтобы посмотреть на
огонь.  С  одной стороны, меня  рассердила  безудержная восторженность моего
сына,  с  другой  же  --  Оскар сказал  себе: "Верно,  это  у  него  от  его
прадедушки,  а моего дедушки, поджигателя  Коляйчека".  Но Мария  не пустила
Куртхена с нами, мне же позволила идти с Мацератом наверх, там я собрал свои
вещички, бросил взгляд  сквозь чердачное окно и подивился на брызжущую живую
силу, которую смог проявить столь старый и почтенный город.
     Когда  поблизости начали  рваться снаряды,  мы  спустились  с  чердака.
Мацерат  хотел  потом  еще  раз  подняться, но Мария ему  это  запретила. Он
повиновался, он заплакал, когда подробно расписывал Греффовой вдове, которая
оставалась внизу, как горит город. Потом он еще раз поднялся, в  квартиру, и
включил  радио, но радио  теперь молчало.  Не слышно  было даже, как  трещит
огонь в горящем здании радиоцентра,  а об  экстренных  сообщениях и говорить
нечего.
     Робко, как ребенок,  который не  знает, верить ли ему  и дальше в  Деда
Мороза,  стоял  Мацерат посреди  подвала,  теребил  свои  подтяжки,  впервые
усомнился  в окончательной  победе  и  -- по совету вдовы  Грефф  --  снял с
лацкана партийный значок, хоть и не знал, куда его теперь пристроить: полы в
подвале  были  бетонные,  взять  его  к  себе  Греффиха  не пожелала,  Мария
предложила запрятать значок в картошке, но картошка представлялась  Мацерату
не слишком надежным убежищем, а подниматься наверх он не рискнул, потому что
они скоро придут, если уже вообще не пришли, если уже не  направляются сюда,
не ведут уже бои у  Брентау и Оливы, покуда он болтался на чердаке, и он  не
раз  и  не  два  вслух  пожалел,  что   не  оставил  эту   конфетку  там,  в
противовоздушном песке, потому  что если они найдут его здесь, внизу, с этой
конфеткой в  руке...  и  он  выронил  ее на бетон,  хотел наступить  на нее,
изображая порыв  ярости,  но мы оба,  Куртхен и я, одновременно бросились за
ней,  и  я  первым перехватил  ее  и  не  выпускал  из  рук,  когда  Куртхен
размахнулся и ударил, как ударял всякий раз, желая что-нибудь получить, но я
не отдал сыну партийный значок, я  не  хотел  принести ему вред, потому  что
русские -- они ведь шутить не любят. Это Оскар запомнил еще со времени своих
распутинских чтений,  и  все время,  покуда Куртхен  колотил  меня, а  Мария
старалась нас разнять,  я  задавался вопросом, кто именно обнаружит значок у
Куртхена,  если Оскар не устоит под градом  сыновних ударов, то ли белорусы,
то  ли великороссы, то  ли казаки,  то  ли  грузины, то  ли  калмыки,  то ли
крымские татары, то ли русины, то ли украинцы, а может, и вовсе киргизы.
     Когда Мария с помощью вдовы  Грефф  развела нас, я  торжественно  зажал
конфетку  в  левой  руке.  Мацерат порадовался, что  его орден исчез.  Марии
хватало хлопот с ревущим Куртхеном.  Расстегнутая  булавка вонзилась  мне  в
ладонь. Ни раньше, ни  теперь я не находил в этой штучке никакого  вкуса. Но
как раз  когда я хотел приколоть ее сзади к пиджаку Мацерата -- какое мне, в
конце концов, дело до его партии, -- они оказались над нами, в лавке, а если
судить по визгу женщин, то, очень может быть, что и в соседнем подвале.
     Когда  они подняли откидную  крышку, игла партийного значка  все так же
впивалась  мне в  ладонь. Ну  что  я  мог  сделать,  кроме как, прикорнув  у
дрожащих коленей  Марии, наблюдать  на бетонном полу за возней муравьев, чья
магистральная  дорога  пролегала  наискось  от зимней  картошки  к  мешку  с
сахаром. Вполне нормальные,  чуть смешанных  кровей русские, решил я,  когда
они  примерно  вшестером  ворвались на лестницу, ведущую в подвал,  и начали
разглядывать  нас   поверх  своих   автоматов.  При  всех  криках  и  воплях
успокоительным  казалось  то  обстоятельство,  что муравьи  не  обратили  ни
малейшего внимания на представителей русской армии. У  муравьев  только одно
было  на  уме  -- картошка да  сахар,  тогда как люди с автоматами  поначалу
стремились к другим завоеваниям.  Что взрослые подняли  руки, я  счел вполне
нормальным.
     Это мы знали  по кинохронике, да и  после обороны Польской  почты сдача
происходила точно так же. Но вот почему Куртхен  надумал подражать взрослым,
я понять не могу. Ему бы следовало брать пример с меня, своего  отца, а если
уж не с отца, то по крайней мере с муравьев. Но поскольку сразу три носителя
неуклюжих мундиров воспылали  интересом к вдовице  Грефф, общество несколько
расслабилось.  Греффиха,  навряд  ли ожидавшая  такого  натиска после  столь
долгого вдовства и предшествовавшего ему говения, сначала, правда, закричала
от неожиданности, но потом вполне освоилась с почти забытым ею положением.
     Я еще у Распутина вычитал, что русские любят детей. В  нашем  подвале я
мог в  этом убедиться. Мария дрожала  без всякой причины  и  никак  не могла
понять,  почему остальные четверо, не заинтересовавшиеся Греффихой, оставили
Куртхена  сидеть у  нее на  коленях, вместо  того  чтобы  самим  по  очереди
угнездиться там, и, более того,  почему  они  гладили Куртхена, говорили ему
"да-да-да" и даже самое Марию потрепали по щечке.
     А меня и мой барабан кто-то поднял с бетона и взял на руки, помешав мне
тем  самым и дальше  наблюдать за  муравьями и  поверять текущие  события их
усердием. Барабан висел у меня на животе, и  коренастый,  грубо  сколоченный
парень выбил своими толстыми пальцами --  для взрослого даже весьма  искусно
-- несколько тактов, под  которые  вполне можно было танцевать. Оскар охотно
уплатил  бы  услугой  за  услугу,  изобразил бы  на  жести  несколько  своих
шедевров, но не мог, потому что значок Мацерата все еще вонзался ему в левую
ладонь.
     В   подвале,   можно  сказать,  установилась  мирная,   почти  семейная
обстановка. Греффиха, становясь все тише и тише, лежала под тремя сменяющими
друг  друга парнями, и  когда один из  них  насытился, одаренный  барабанщик
передал Оскара ему, употевшему, с чуть раскосыми  глазами. Будем считать его
калмыком. Держа меня левой рукой, калмык правой застегивал  штаны, нимало не
смущаясь  тем, что  его предшественник,  он же мой  барабанщик, делал совсем
обратное. А вот для  Мацерата так ничего  и  не  менялось. Он все еще  стоял
перед белыми жестяными банками, полными лейпцигского рагу, стоял подняв руки
и  наглядно демонстрируя все линии  своей  ладони,  хотя никто  не собирался
гадать  у  него по руке.  Зато женщины проявили удивительную смекалку. Мария
уже подхватила несколько русских словечек, колени у нее  больше не  дрожали,
она  даже  улыбаться начала и вполне могла бы изобразить что-нибудь на своей
губной гармошке, окажись эта гармошка под рукой.
     А вот Оскар, который не умел так скоро приспосабливаться, теперь, чтобы
чем-то заменить  наблюдения  над муравьями, принялся разглядывать  множество
плоских  серовато-коричневых   зверушек,  которые  паслись  на  воротнике  у
калмыка. Я бы с удовольствием отловил такую вошь и обследовал, потому  что и
в моих книгах, не столько у Гете, сколько -- и тем чаще -- у Распутина, речь
шла именно  о вшах. Но одной рукой мне трудно было схватить вошь, и потому я
задался целью избавиться от партийного  значка. А чтобы как-то объяснить мое
поведение,  Оскар сказал: раз у калмыка на груди и без того много орденов, я
все так же,  не  разжимая  руки, протянул  колючую, мешавшую мне ловить вшей
конфетку  стоящему  сбоку  от меня  Мацерату.  Теперь  задним  числом  можно
сказать, что этого мне делать не следовало. Но можно сказать и по-другому: а
зачем тогда Мацерат взял значок?
     Он  ведь  взял.  А я избавился от конфетки. Страх постепенно завладевал
Мацератом, едва тот ощутил  между пальцами  значок  своей партии.  Освободив
руки, я больше не интересовался, как  поступит Мацерат со  своей  конфеткой.
Слишком отвлекшись,  чтобы спокойно наблюдать  за вшами, Оскар решил еще раз
сосредоточиться  на  муравьях,  но  краем  глаза  ухватил  все-таки  быстрое
движение Мацератовой руки и,  поскольку сейчас он  не  может  вспомнить, что
подумал  тогда,  говорит  так:  всего  разумнее  было оставить  эту  пеструю
кругляшку в сжатой ладони.
     Но Мацерат хотел от кругляшки избавиться, и, несмотря на всю свою столь
часто проявленную богатую фантазию, фантазию повара и оформителя витрины, он
ничего умней не придумал, кроме как сунуть ее себе в рот.
     Ах, до чего ж  важным может оказаться беглое  движение руки! Просто  из
руки в рот -- этого вполне хватило, чтобы оба Ивана, сидевшие слева и справа
от Марии, вдруг всполошились  и вскочили с  защитного матраца и оказались  с
автоматами  прямо перед Мацератовым животом,  причем  любой  мог видеть, как
Мацерат силится что-то проглотить.
     Ох, если  бы он по  крайней мере успел  вовремя  закрыть тремя пальцами
булавку значка.  Теперь же он давился  неудобоваримой конфеткой, побагровел,
глаза у него выкатились из орбит, он кашлял, плакал, смеялся и при всех этих
одновременных явлениях ну никак не мог удержать руки поднятыми кверху. А вот
этого Иваны  допустить  не желали. Они  заорали,  они  потребовали, чтобы он
предъявил  им свои  ладони, но  Мацерат целиком и полностью  переключился на
свои  органы дыхания. Теперь он  уже  и  кашлять как  следует  не мог, начал
вместо  того приплясывать  и дико  махать руками,  смахнув с полки несколько
банок лейпцигского  рагу, а  в результате  мой  калмык, который  до  тех пор
вполне спокойно наблюдал происходящее своими раскосыми глазами, спустил меня
с рук,  пошарил позади  себя,  привел  нечто  в горизонтальное  положение  и
расстрелял от бедра целый магазин, еще прежде чем Мацерат успел задохнуться.
     Чего   только   не  сделаешь  в  судьбоносные   мгновения!  Покуда  мой
предполагаемый отец  проглотил свою партию и умер, я, сам того не замечая  и
не желая, раздавил между пальцами вошь, которую  незадолго перед тем изловил
на калмыке. Мацерат упал  как раз поперек муравьиной тропы. Через  лестницу,
что  вела  в лавку,  Иваны  покинули подвал, прихватив  несколько  пакетиков
искусственного меда. Последним уходил мой калмык, но меда он не брал, потому
что перезаряжал тем временем свой  автомат.  Вдова Грефф, вся перекрученная,
лежала раскорякой между ящиками маргарина, Мария так крепко прижимала к себе
Куртхена,  словно вознамерилась его раздавить.  А у  меня  не шла  из головы
некая сложная конструкция, которую я вычитал  у Гете. Муравьи  заметили, что
ситуация изменилась, но не побоялись окольных дорог и проложили новую трассу
вокруг скрюченного Мацерата,  ибо  сахарный  песок, струящийся из лопнувшего
мешка, не стал менее сладким от того, что армия маршала Рокоссовского заняла
город Данциг.




     Первыми пришли  ругии, за ними готы и гепиды, следом кашубы, от которых
по  прямой  линии  и  происходит  Оскар.  Затем  поляки  наслали  Адальберта
Пражского. Тот пришел с крестом,  но не то кашубы, не то пруссы зарубили его
топором.  Произошло  это  в  рыбацкой  деревушке,  а  звалась эта  деревушка
Гидданич. Гидданич люди превратили  в Данчик, из Данчика  сделался  Дантциг,
позднее название стали писать без "т" --  Данциг,  сегодня же Данциг зовется
Гданьск.
     Но покуда  люди  дошли  до этого написания,  в Гидданич  после  кашубов
заявились герцоги  из  Поммерелии. Они носили такие имена: Субислав, Самбор,
Мествин и Святополк. Из деревни получился городок. Потом пришли дикие пруссы
и  малость его  разрушили.  Потом  откуда-то издалека пришли бранденбуржцы и
тоже  слегка поразрушали. Затем и Болеслав польский не мог  отказать себе  в
удовольствии немножко поразрушать,  далее  рыцарский орден  порадел  о  том,
чтобы  едва  устраненные  следы разрушений снова  явственно  проступили  под
ударами рыцарских мечей.
     Вот так, ведя разрушительно-восстановительную войну, герцоги Поммерелии
и  гроссмейстеры  рыцарского  ордена,  короли  и  антикороли  Польши,  графы
Бранденбургские  и  епископы Влоцлавские  несколько столетий подряд  сменяли
друг  друга,  Строители  и разрушители звались: Отто  и  Вальдемар,  Богуша,
Генрих  фон  Плоцке  -- и Дитрих фон  Альтенберг, воздвигший свой  рыцарский
замок как  раз  на том месте, где в  двадцатом веке на  Хевелиусплац держала
оборону Польская почта.
     Пришли гуситы, кой-что подожгли здесь,  кой-что там и  удалились. Потом
из города выгнали рыцарский орден, разрушили  замок, не  желая  иметь  замок
посреди  города,  заделались  поляками  и  неплохо себя чувствовали. Король,
которому удалось  этого достичь,  носил  имя Казимир,  прозывался Великий  и
приходился сыном  Владиславу  Первому. Потом  уже пришел Людвиг, а  вслед за
Людвигом пришла Ядвига. Ядвига  вышла замуж за Ягайло Литовского, и началась
эпоха Ягеллонов. За  Владиславом Вторым  последовал  Владислав Третий, потом
вдруг еще  один Казимир, которому не  очень-то и хотелось править, но тем не
менее он вполне успешно целых тринадцать лет  профукивал  добрые  купеческие
деньги на войну с рыцарским орденом. Иоганн  Альбрехт в отличие от него имел
больше  дело с турками. За  Александром последовал  Сигизмунд Старый, он  же
Жигмонт Стары. За главой исторической книги, посвященной Сигизмунду Августу,
следует глава про того самого Стефана Батори, в честь которого поляки  любят
называть свои океанские лайнеры.  Баторий долгое время осаждал и обстреливал
город -- как можно  узнать из книг, -- но взять его  не  сумел. Потом пришли
шведы и повели себя точно  таким  же манером.  Причем осада  города  до того
пришлась им по вкусу, что они предпринимали ее снова и снова. В тот же самый
период голландцам, датчанам и  англичанам настолько  понравилась  данцигская
бухта,  что многим  иностранным  капитанам,  бросающим  якорь  на данцигском
рейде, удалось стать морскими героями.
     Оливский  мир.  Ах, как мирно  и  как красиво  это  звучит!  Именно там
великие державы  впервые заметили, что страна  поляков буквально создана для
того, чтобы  ее  делить.  Шведы, шведы  и  еще раз  шведы -- отсюда шведский
бастион, шведский пунш, шведская стенка. Далее нагрянули русские и саксонцы,
потому что в городе прятался бедный король  Станислав Лещинский. И вот из-за
одного-единственного короля  была разрушена тысяча восемьсот домов, когда же
бедный  Станислав  бежал  во Францию,  поскольку  там жил  его зять Людовик,
горожанам пришлось выложить целый миллион.
     После этого  Польшу делили три раза. Пришли пруссаки,  хотя их никто не
звал,  и на всех  городских воротах заменили  польского орла  своей  птицей.
Школьный учитель Иоганн Фальк едва успел сочинить  рождественскую  песню  "О
ты, прекрасная...", как  нагрянули французы. Наполеоновского генерала  звали
Рапп, причем именно ему бюргеры Данцига  были вынуждены после тяжелой  осады
отвалить двадцать  миллионов франков.  Пожалуй,  не стоит  сомневаться,  что
французский период в  жизни  Данцига  был  ужасным  периодом. К счастью,  он
продолжался  всего семь лет.  Тут  пожаловали русские  и  пруссаки и  зажгли
снарядами Шпейхеринзель. Не стало Вольного города,  придуманного Наполеоном,
а для  пруссаков вновь открылась  возможность намалевать свою птичку на всех
городских воротах, чем они и занимались вполне усердно и -- на свой прусский
манер  --  для  начала  разместили  в  городе  4-й  гренадерский  полк,  1-ю
артиллерийскую  бригаду,  1-й саперный батальон  и 1-й лейб-гусарский  полк.
30-й пехотный полк, 18-й пехотный  полк, 3-й гвардейский пехотный полк, 44-й
пехотный полк  и  стрелковый  полк номер 33  в  городе не  задержались. Зато
знаменитый пехотный полк номер 128 проторчал в нем до одна  тысяча девятьсот
двадцатого  года.  Чтобы  ничего не упустить,  следует  еще добавить,  что в
прусское время 1-я артиллерийская бригада  была увеличена и  преобразована в
1-й  крепостной  гарнизон и 2-й  пехотно-артиллерийский  батальон  в составе
восточно-прусского артиллерийского полка за номером Первым.
     Прибавим  к  этому  еще  померанский пехотный артиллерийский полк номер
два,  смененный впоследствии  западнопрусским пехотно-артиллерийским  полком
номер 16. За 1-м лейб-гусарским полком последовал 2-й лейб-гусарский полк. А
вот 8-й уланский полк провел в стенах города лишь очень короткое время. Зато
вне  этих самых стен в  пригороде под названием  Лангфур был  расквартирован
западнопрусский обозный батальон номер 17.
     Во  времена  Брукхарда, Раушнинга  и Грейзера в Вольном городе  имелась
только  зеленая  полиция.  Но  в  тридцать девятом  при  Форстере  положение
изменилось. Все кирпичные казармы снова заполнились весело смеющимися людьми
в  мундирах, и  люди эти жонглировали различными видами оружия. Теперь можно
бы  перечислить,  как  назывались  все эти  соединения,  которые  с тридцать
девятого по сорок  пятый стояли  в Данциге  и окрестностях или поднимались в
нем  же  на  борт  корабля,  чтобы  двинуться к  Северному  фронту,  но  эти
подробности Оскар намерен опустить, он скажет просто: а  потом, как  нам уже
известно,  пришел  маршал  Рокоссовский.  При  виде  невредимого  города  он
вспомнил о своих великих, о своих международных предшественниках, для начала
с помощью  артиллерии  зажег все,  что  могло гореть, дабы  те,  кто  придет
следом, в свою очередь не щадили сил, восстанавливая город.
     Как  ни странно, на сей  раз после  русских не пришли  ни пруссаки,  ни
шведы, ни саксонцы, ни французы: пришли поляки.
     Со  всем своим скарбом нахлынули поляки из Вильнюса, Белостока и Львова
и  начали  подыскивать   себе  жилье.  К  нам   заявился   некий   господин,
представившийся как  Файнгольд,  был он совершенно одинок,  но вел себя так,
будто  его  окружает  многолюдное  семейство,  которому   он  должен  давать
указания.  Господин  Файнгольд  немедля  взял  на  себя  лавку  колониальных
товаров, показал своей жене Любе, которая по-прежнему оставалась невидимой и
не давала ответов, десятичные весы, бак с керосином, медную перекладину, где
развешивали  колбасы, пустую кассу и --  с большим удовольствием -- запасы в
подвале. Мария же, которую он без раздумий  нанял продавщицей и много словно
представил  своей  воображаемой  жене  Любе,  в   свою  очередь  представила
Файнгольду  нашего  Мацерата, уже три дня лежавшего в подвале под брезентом,
потому что  из-за  множества  русских,  что кишели  на всех улицах, проверяя
качество  велосипедов,  швейных машинок и  женщин, его до сих пор  не смогли
похоронить.
     Увидев  тело  Мацерата,  которое  мы  перевернули  на  спину,  господин
Файнгольд так выразительно всплеснул руками над головой, как Оскар много лет
назад мог неоднократно наблюдать у  своего торговца игрушками, у  Сигизмунда
Маркуса. Господин Файнгольд созвал в погреб всю свою семью, а не одну только
жену Любу  и,  без сомнения, увидел,  как все  они поспешили на  зов, ибо он
обращался к каждому по имени, говорил: Люба, Лев, Якуб, Берек, Леон, Мендель
и Соня, растолковал всему  семейству,  кто это  лежит и  кто это умер, после
чего  сразу  объяснил, но теперь уже нам,  что все, кого он созвал в погреб,
лежали точно так же, прежде  чем попасть в печи Треблинки, и не  только они,
но и его невестка, и  зять невестки, у  которого было  пятеро деточек, и вот
все они  лежали, не лежал  только он, господин  Файнгольд, потому что должен
был все посыпать хлоркой.
     А потом он  помог нам перенести  Мацерата наверх  по лестнице в  лавку,
после чего  собрал вокруг себя свое  семейство, а жену  Любу попросил помочь
Марии обмыть  тело. Но Люба помогать не  стала,  чего  господин Файнгольд не
заметил, поскольку он перетаскивал  запасы из  подвала в лавку. И  Греффиха,
которая  в  свое время  обмывала мамашу Тручински, тоже  не  пришла  нам  на
помощь, потому что в квартире у нее было полным-полно русских, и мы слышали,
как они поют.
     Старый  Хайланд,  который  уже в  первые дни оккупации  нашел  сапожную
работу  и  подкидывал  подметки на  русские  сапоги,  прохудившиеся  в  ходе
наступления,  поначалу  отказался выполнить  роль  гробовщика.  Но  когда  в
переговоры с ним вступил  господин Файнгольд  и за  электромотор из сараюшки
старого Хайланда  предложил  сигареты "Дерби"  из  нашей лавки,  тот отложил
сапоги  в  сторону,  взял в руки  другой инструмент и последние оставшиеся у
него доски.
     Жили мы  тогда, прежде чем  нас  оттуда выперли  и  господин  Файнгольд
предоставил в наше распоряжение подвал, в квартире мамаши Тручински, которую
до того полностью очистили  соседи и пришлые  поляки.  Старый Хайланд снял с
петель дверь  на кухню, поскольку  дверь между гостиной и спальней уже пошла
на гроб для  мамаши Тручински.  Внизу, во дворе, он курил сигареты "Дерби" и
сколачивал гроб. Мы же остались наверху, и я взял единственный стул, который
остался в квартире, распахнул разбитые окна и разозлился на старика, который
сколачивал гроб абы как, даже и не думая о  том, что гробу положено сужаться
к ногам.
     Мацерата  Оскар  больше  так  и не увидел, ибо когда  гроб погрузили на
тачку  вдовы  Грефф,  он  уже был заколочен  сверху  планками  от  ящиков  с
маргарином "Вителло", хотя при жизни Мацерат  не только  не ел маргарина, но
даже и для готовки не употреблял.
     Мария попросила господина Файнгольда сопровождать нас, так как  боялась
русских солдат на улице. Файнгольд же,  который по-турецки сидел на прилавке
и   ложечкой   черпал  искусственный   мед  из   пакетика,  сперва   отвечал
нерешительно, боялся, как бы его жена Люба не приревновала, но потом, верно,
получил  от нее разрешение идти с нами, потому что сполз с прилавка, передал
мед мне, а я в свою очередь передал его Куртхену, который и  вылизал пакетик
до конца,  покуда  господин  Файнгольд позволил  Марии  подать себе  длинное
черное пальто на сером кроличьем меху. Прежде чем запереть лавку и приказать
своей жене никому не открывать, он водрузил на себя цилиндр, который был ему
маловат  и который Мацерат надевал в свое время  на всевозможные похороны  и
свадьбы.
     Старый Хайланд не пожелал тащить тачку до Городских кладбищ. У  него-де
сапоги еще  неподбиты, ему надо  спешить. На  Макс-Хальбе-плац, где все  еще
чадили развалины, он свернул влево, на Брезенервег, и я смутно почувствовал,
что  он  держит  курс  на  Заспе.  Русские  сидели перед  домами  на  скупом
февральском солнышке, сортировали  ручные и  карманные часы, начищали песком
серебряные  ложечки,  надевали  лифчики  на  голову,   чтобы  согреть   уши,
упражнялись в фигурной езде на  велосипедах, воздвигнув баррикады из картин,
напольных часов, ванн, радиоприемников, вешалок для пальто, выписывали между
ними восьмерки, спирали,  змейки, с отменным присутствием духа уклонялись от
таких  предметов, как  детские коляски и люстры,  которые  кто-то  швырял из
окон, и получали аплодисменты в награду за свое искусство. В том месте, мимо
которого  проезжали  мы,  игра  на  несколько секунд прерывалась.  Некоторые
солдаты, напялившие поверх формы женское белье, помогали нам толкать тележку
и протягивали руки к Марии, но господин Файнгольд, который говорил по-русски
и имел при себе удостоверение личности, одергивал их. Солдат в дамской шляпе
подарил  нам клетку, где сидел  на жердочке  волнистый попугайчик,  Куртхен,
вприпрыжку  следовавший за  тележкой, тотчас  захотел  выдрать  у птички  ее
пестрые  перышки,  Мария  же, не  посмевшая  отказаться от  подарка, подняла
клетку,  чтобы  Куртхен  не мог  ее достать, и  поставила ко мне на тележку.
Оскар,  который  счел  попугайчика  чрезмерно  пестрым, поставил  клетку  на
увеличенный  ящик  из-под маргарина, где лежал Мацерат.  Сам я сидел позади,
свесив ноги, и  глядел в лицо господину Файнгольду, а лицо было морщинистое,
выражение от  задумчивого  до  скорбного,  отчего  казалось, будто  господин
Файнгольд силится решить сложную задачу, которая никак у него не получается.
     Я самую  малость постучал по  своей жестянке, я постучал  весело, желая
спугнуть  мрачные  мысли  господина  Файнгольда, но  он  сохранил  все  свои
морщины,  взгляд устремил неизвестно  куда,  возможно в далекую  Галицию,  а
барабан мой он  так и не увидел. И  тогда  Оскар отказался от своих попыток,
чтобы  впредь  одни  только  колеса  ручной  тележки да плач  Марии нарушали
тишину.
     Какая мягкая зима, подумал  я, когда  последние дома  Лангфура остались
позади,  и даже уделил  внимание волнистому попугайчику,  который встопорщил
перышки под лучами полуденного солнца, стоящего над аэродромом.
     Аэродром  охранялся,  дорога  на Брезен была перекрыта. Какой-то офицер
поговорил с  господином Файнгольдом, который во  все  время разговора держал
цилиндр  на  растопыренных  пальцах,   открыв  редкие  светло-рыжие  волосы,
раздуваемые ветром. Коротко, словно для проверки, постучав по ящику Мацерата
и подразнив пальцем попугайчика, офицер пропустил  нас да  еще дал в придачу
двух пареньков лет от силы шестнадцати, в  слишком маленьких пилотках  и  со
слишком большими автоматами, то ли как сопровождение, то ли как конвой.
     Старый Хайланд тянул, ни  разу и не оглянувшись. Вдобавок он ухитрялся,
даже и  не останавливая  тележку, раскуривать  сигареты одной рукой. В  небе
висели  самолеты, и гул их моторов слышался очень отчетливо,  потому что был
то  ли  конец  февраля,  то  ли  начало  марта.  Лишь перед солнцем  плавало
несколько облачков, постепенно утрачивая окраску. Бомбардировщики летели  на
Хелу и возвращались с полуострова, потому что там до сих пор дрались остатки
Второй армии. Меня погода и гудение самолетов настроили на грустный лад. Нет
ничего более  тоскливого и усиливающего  досаду, чем  безоблачное мартовское
небо, полное то громкого, то замирающего  гудения  самолетов. К  тому же оба
русских солдата всю дорогу тщетно пытались шагать в ногу.
     Наверное, кой-какие доски наскоро сколоченного гроба при езде сперва по
булыжнику, потом  по асфальту с выбоинами немного  разболтались,  вдобавок и
ехали мы против ветра, во всяком случае от мертвого Мацерата исходил сильный
запах, и Оскар был рад, когда мы добрались до кладбища Заспе.
     Подняться к чугунной ограде  мы  так  и не смогли,  потому  что поперек
дороги стоял  обгорелый танк Т-34, преграждая  подступы к  кладбищу.  Другим
танкам пришлось на пути в Нойфарвассер его объезжать, они и оставили следы в
песке  по  левую и  по  правую  сторону дороги,  а  попутно  обвалили  часть
кладбищенской  стены.  Господин  Файнгольд попросил  старого  Хайланда  идти
сзади, и они понесли гроб, который  слегка прогибался  в середине, по колеям
от  танковых   гусениц,  далее  --  с  превеликим   трудом  --  через  осыпь
кладбищенской  стены  и,  уже  из  последних  сил,  --  отрезок  пути  между
могильными плитами, что лежали  пластом либо грозили рухнуть. Старый Хайланд
жадно сосал  сигарету,  выпуская дым в ноги гроба. Я нес  клетку с волнистым
попугайчиком  на жердочке, Мария тащила  за собой  две лопаты,  Куртхен  нес
кирку,  верней  сказать  размахивал  ею,  а  на   кладбище,  подвергая  себя
опасности, начал колотить по серому граниту, покуда  Мария не  отняла у него
кирку, чтобы, будучи вполне сильной женщиной, помочь обоим мужчинам копать.
     Как  хорошо, что почва здесь песчаная и не промерзшая, подумал я, после
чего решил  отыскать место Яна Бронски за северной стеной.  То  ли  это было
здесь, то ли вот там. Отыскать точно  уже не удавалось,  поскольку сменяющие
друг друга времена года сделали некогда предательски свежую  побелку серой и
облупленной, как и вес стены вокруг Заспе.
     Через решетчатую калитку  в задней стене я снова  вернулся на кладбище,
поднял взгляд к вершинам  искривленных сосен и,  чтобы не давать ходу пустым
мыслям,  подумал:  вот  сейчас  они зароют  и Мацерата. Потом я начал искать
некий смысл и нашел его в том, что здесь, под гнетом одного и того же песка,
будут лежать два партнера по скату, Бронски и Мацерат, пусть даже и без моей
бедной матушки.
     Всякие похороны неизбежно вызывают в памяти другие похороны!
     С песчаной  почвой было  нелегко  справиться, здесь  требовались  более
опытные землекопы.  Мария  сделала  перерыв, тяжело  дыша,  оперлась на свою
кирку  и снова  заплакала,  когда увидела, как Куртхен с большого расстояния
забрасывает камнями попугайчика в клетке.  Попасть Куртхен не мог, он бросал
дальше,  чем надо,  Мария  плакала искренне и громко,  потому  что  потеряла
Мацерата, потому что видела Мацерата  таким, каким он,  по-моему, навряд  ли
был, а для нее  это  воспоминание навсегда  останется отчетливым  и дорогим.
Господин Файнгольд бормотал слова утешения, чтобы, воспользовавшись случаем,
передохнуть,  потому  что  выбился  из  сил. А старый  Хайланд вел себя  как
золотоискатель -- так размеренно работал он своей лопатой, перекидывал землю
назад  через плечо,  да  при этом еще  ухитрялся  выпускать дым через равные
промежутки   времени.  Чуть  поодаль   оба   русских   паренька  сидели   на
кладбищенской  стене и  о чем-то болтали  -- против ветра. Прибавьте к этому
самолеты и солнце, которое все больше наливалось багрянцем.
     Они  углубились  примерно  на один метр, а Оскар  все так же праздно  и
растерянно  стоял  между старым гранитом,  между скрюченными соснами,  между
вдовой Мацерата и Куртхеном, который швырял камнями в попугайчика.
     Надо или не надо? Итак, Оскар, тебе пошел двадцать первый год. Надо или
не надо? Ты сирота.  Значит, надо. С тех пор  как нет  больше на свете твоей
бедной  матушки,  ты сирота  наполовину.  Тебе  уже тогда следовало  принять
решение. Потом они неглубоко зарыли твоего предполагаемого отца Яна Бронски.
И ты стал предполагаемым круглым сиротой, и стоял здесь, на этом  песке, имя
которому  Заспе,  и держал в  руках чуть  позеленевшую патронную гильзу. Шел
дождь, и  "Юнкерс-52" заходил  на посадку. Не тогда ли уже ясно  прозвучало,
пусть не сквозь легкий шум дождя, пусть сквозь гул садящегося  транспортного
самолета, "Надо или не надо?". Ты говорил себе:  это всего  лишь шум дождя и
всего  лишь  гул моторов, к этим монотонным  звукам  можно  примыслить любой
текст.  Ты хотел  услышать это  в более отчетливой форме, а  не  только  как
догадку.
     Итак,  надо или  не  надо? Вот  они  готовят  яму для  Мацерата, твоего
второго предполагаемого отца. Сколько тебе известно, предполагаемых отцов  у
тебя  больше  нет.  Так  чего  ради ты все жонглируешь  и  жонглируешь двумя
зелеными  бутылками "надо"  и "не надо"? Кого еще ты намерен спросить? Уж не
искривленные ли сосны, который и сами под большим вопросом?
     Тут  я нашел  тонкий литой крест  с полустертыми завитушками и  ржавыми
буквами -- не то Матильда  Кункель, не то Матильда Рункель.  Еще  я нашел --
надо или не надо? -- в песке между репейником и песчаным  камышом -- надо --
три  или  четыре  -- не надо --  ржавых рассыпающихся  металлических  венка,
примерно с  тарелку величиной,  которые в свое время  --  надо, -- возможно,
изображали  дубовые либо лавровые листья -- а  может, все-таки  не  надо, --
покачал их на руке -- а вдруг надо, -- прицелился -- надо -- конец креста --
или не  надо  --  имел  в длину --  надо  -- сантиметра четыре -- нет, --  я
наметил сам себе  расстояние  в два метра -- надо -- и бросил  -- не надо --
рядом -- надо ли -- слишком косо был врыт железный крест -- надо -- Матильда
Кункель, хотя, может, и Рункель --  надо,  Кункель, надо, Рункель -- это был
шестой бросок, а  я  разрешил себе  сделать семь, если шесть раз -- не надо,
бросил семь -- надо, накинул на крест -- надо --  Матильда  с венком -- надо
-- лавры для фройляйн Кункель -- надо? -- спросил  я у  молодой фрау Рункель
-- да, отвечала Матильда;  она умерла молодой, двадцати семи лет, а родилась
в шестьдесят восьмом. Мне же шел двадцать первый год, когда бросок  удался с
седьмой попытки, когда  то  самое "надо -- не  надо" я  обратил, упростив, в
доказанное, увенчанное, целенаправленное, выигранное "надо!".
     И когда Оскар с новым "надо!"  на языке  и  "надо!" в сердце поспешил к
могильщикам, попугайчик  громко закричал, роняя желто-голубые перья,  потому
что Куртхен  в него попал. Я  спрашивал  себя, над  каким вопросом бился мой
сын,  какой  вопрос заставил его так  долго  швырять  камнями  в  волнистого
попугайчика, пока последний бросок не дал ему ответ.
     Они подтолкнули гроб к могиле глубиной примерно в метр двадцать. Старый
Хайланд очень  спешил, но пришлось ему подождать, потому что Мария возносила
католическую  молитву, а  господин Файнгольд  держал  цилиндр перед  грудью,
взгляд же устремил в Галицию. Вот и Куртхен подошел поближе. Возможно, после
удачного броска  он  принял  какое-то  решение  и теперь  по тем  либо  иным
причинам, но так же решительно, как и Оскар, приближался к могиле.
     Неопределенность  меня терзала. Мой ли  это сын принял сейчас решение в
пользу чего-то  или против чего-то? Принял ли он решение отныне признавать и
любить во  мне  своего единственного отца?  Или решил именно сейчас, что для
жестяного барабана время, пожалуй, упущено. Или его решение означало: смерть
моему   предполагаемому   отцу  Оскару,   который  потому  лишь  убил  моего
предполагаемого отца Мацерата партийным значком, что  вообще не желал больше
никаких  отцов?  А  вдруг  он  не  мог  выразить  детскую  приязнь,  каковая
желательна между отцами и сыновьями, иначе как с помощью убийства?
     В то  время как старый Хайланд  больше  столкнул, чем  опустил в могилу
гроб с Мацератом,  с партийным значком в трахее у Мацерата, с полным зарядом
из русского автомата в животе у Мацерата, Оскар признался себе, что умертвил
Мацерата  умышленно, ибо  тот, судя  по  всему,  был не  только его, Оскара,
предполагаемый отец,  но  и настоящий, ибо  ему,  Оскару, надоело всю  жизнь
таскать за собой какого-то отца.
     И неправда,  что  булавка  на  значке  уже  была  расстегнута, когда  я
подобрал эту конфетку с  бетонного пола. Расстегнута она была  только в моей
сжатой ладони. И я  передал эту неудобную,  колючую конфету  Мацерату, чтобы
они  нашли у него орден,  чтобы  он  положил  партию себе на язык, чтобы  он
подавился -- партией, мной, своим сыном, ибо пора было положить этому конец.
     Старый  Хайланд  принялся  засыпать  могилу.  Куртхен  помогал  ему  --
неумело,  но старательно. А я Мацерата никогда  не  любил. Порой  он был мне
симпатичен.  Он заботился обо мне больше  как  повар, чем как отец. Повар он
был отменный.  И если сегодня мне  порой недостает Мацерата,  все дело в его
кенигсбергских  клецках,  в свиных почках  под кислым соусом,  в его карпе с
редькой и сливками, в таких его блюдах,  как суп из угрей с зеленью,  свиная
корейка с кислой капустой и незабываемое воскресное жаркое, которое я до сих
пор ощущаю на языке и между зубами. Но ему, кто обращал чувства в супы, люди
забыли дать с собой на тот свет половник. Забыли дать колоду карт для ската.
Готовил он лучше,  чем  играл  в скат,  но  играл  он  все же  лучше, чем Ян
Бронски, и почти  так же хорошо, как  моя бедная матушка.  В этом  было  его
богатство, в  этом была его  трагедия. И  еще я  так и не  смог простить ему
Марию,  хотя он хорошо с ней обращался, никогда не  бил и  по большей  части
уступал,  если  она  заводила  свару.  Вот  и  меня  он не  передал  в  руки
министерства  здравоохранения,  а письмо подписал лишь после того, как почту
уже перестали разносить. Когда я  родился при свете электрических  ламп,  он
определил  меня  в  торговлю.  Чтобы  не стоять за  прилавком,  Оскар  более
семнадцати  лет простоял  примерно за  сотней блестящих  барабанов, покрытых
белым и  красным лаком. Теперь  вот  Мацерат  лежал и стоять больше не  мог.
Старый  Хайланд  засыпал  его  землей, куря  при  этом  Мацератовы  сигареты
"Дерби".  Теперь  во владение  лавкой  должен  был  вступить Оскар,  но  тем
временем  вступил   господин  Файнгольд  со  своим  многочисленным  незримым
семейством. Остатки  получил я:  Марию,  Куртхен и  ответственность  за  них
обоих.
     Мария  плакала и  молилась  искренне и  католически. Господин Файнгольд
пребывал  в Галиции  либо был  занят  решением  заковыристых  арифметических
задач. Куртхен, хоть  и устал, непрерывно работал лопаткой. На кладбищенской
стене сидели двое русских и болтали. Хайланд равномерно и хмуро бросал песок
кладбища  Заспе на доски от маргаринных ящиков. Оскар мог  еще  прочесть три
буквы слова "Вителло", потом снял с шеи  барабан, но не произнес в очередной
раз "надо или не  надо?",  а произнес "Да будет  так" и бросил барабан туда,
где  на  гробе уже  лежало достаточно  песка, чтобы  грохота было  поменьше.
Палочки я отправил вслед за барабаном, и они воткнулись в песок. Это был мой
барабан  периода  чистильщиков.  Родом  из фронтового  театра  Бебры.  Бебра
подарил  мне  много  барабанов.  Как  бы  оценил  наставник  мое  теперешнее
поведение? По  этой  жестянке бил  Иисус  и  коренастый,  грубо  сколоченный
русский. Больше ничего такого с ней не  приключилось, но, когда лопата песка
ударила по ее поверхности, она подала  голос. После второй  лопаты она  тоже
подала голос.  А  уж  после третьей  она больше не  издала  ни  звука,  лишь
выставила напоказ  немного белого лака, пока песок не  сровнял и это место с
другим песком, со все большим количеством песка, он все множился и множился,
песок на  моем  барабане, куча росла, и я  тоже начал расти, что дало о себе
знать обильным кровотечением из носа.
     Куртхен первый заметил кровь.
     --  А у него  кровь течет, кровь течет! -- закричал он и криком  вернул
господина Файнгольда из Галиции,  оторвал Марию от  молитвы,  и даже русских
парней, которые по-прежнему сидели на  стене и болтали, он заставил быстро и
испуганно вскинуть глаза.
     Старый Хайланд оставил лопату в песке,  поднял кирку и приложил к моему
затылку  иссиня-черное железо. Холод  оказал  свое действие,  кровь  немного
унялась, старый Хайланд снова взялся за лопату, рядом с могилой уже почти не
было  песка,  а тут кровь и  совсем перестала течь, но  рост не завершился и
заявил о себе каким-то скрипом, треском и шорохом у меня внутри.
     Когда старик Хайланд управился с могилой, он  выдернул из другой могилы
трухлявый  деревянный крест  без  надписи и  воткнул  его  в  свежий  холмик
примерно между головой Мацерата и моим погребенным барабаном.
     -- Готово! --  сказал старик, взял Оскара, который  не мог сам идти, на
руки, понес его, увлек остальных, даже и русских с автоматами, прочь,  через
заваленную  стену,  вдоль  по  танковым  колеям  к тележке,  оставленной  на
трамвайных путях, перекрытых танком. Я глядел через плечо назад, на кладбище
Заспе, Мария  несла клетку с волнистым попугайчиком, господин  Файнгольд нес
инструмент, Куртхен не нес ничего, оба русских несли слишком маленькие шапки
и слишком большие автоматы, а береговые сосны корчились и гнулись.
     С песка -- на асфальт. На подбитом  танке сидел Лео Дурачок. Высоко над
головой летели самолеты, со стороны Хелы, в сторону Хелы. Лео очень старался
не  запачкать  свои  белые перчатки об обгорелый танк Т-34. Солнце вместе  с
набухшими облачками падало на  Турмберг  -- гору возле  Сопота.  Дурачок Лео
соскользнул с танка и держался очень прямо.
     Вид Лео развеселил старого Хайланда.
     -- Ну вы где-нибудь такое видели? Мир летит в тартары, а с Лео Дурачком
им никак не совладать.
     Свободной  рукой   он   добродушно   похлопал  по   черному  сюртуку  и
проинформировал господина Файнгольда:
     --  А  вот  это  у  нас  Дурачок  Лео.  И  он  желает  теперь  выразить
соболезнование и пожать ручку.
     Так  все и было. Лео  взмахнул своими перчатками, пуская слюни, выразил
всем присутствующим обычное соболезнование, спросил:
     --  Вы видели Господа?  Видели  вы Господа? Никто, как  оказывается, не
видел. Мария, уж и не знаю почему, передала ему клетку с попугайчиком.
     Когда Лео  приблизился  к Оскару, которого  старый  Хайланд  уложил  на
тележку,  лицо у него распалось  на  куски, ветры  раздули его одежду, танец
вселился ему в ноги.
     -- Господь, Господь! -- кричал он,  потрясая попугайчиком в  клетке. --
Взгляните на Господа, как он растет, взгляните, как он растет!
     И  тут его вместе  с  попугайчиком подбросило в  воздух, и  он побежал,
полетел, заплясал, зашатался, упал, улетучился вместе с кричащей птицей, сам
обернулся птицей, способной наконец к полету, замахал крыльями,  наискось, в
сторону полей орошения. И сквозь голоса обоих автоматчиков до  нас доносился
его  крик "Он растет, он растет!". Крик этот не прервался, когда оба русских
перезаряжали  свои автоматы.  "Он  растет!" -- и даже когда  снова автоматы,
когда Оскар уже падал  по лестнице без ступенек в растущее, все  поглощающее
беспамятство, я еще  слышал  голос птицы, голос ворона --  то  Лео  возвещал
миру:
     -- Он растет! Он растет! Он растет!..




     Горячечные сны  одолевали меня в  минувшую ночь. Все выглядело так  же,
как  в дни  посещений,  когда ко мне  приходят друзья. Сны  передавали  один
другому  ручку  двери  и уходили, успев рассказать мне  то, что сны  считают
достойным рассказа: дурацкие  истории, полные повторов, монологи, которые, к
сожалению,  нельзя  пропустить  мимо  ушей,  ибо  их  преподносят достаточно
назойливо,  с  жестами  плохих  актеров.  Когда  я  попытался  за  завтраком
пересказать  Бруно эти истории, мне все равно не удалось от  них избавиться,
потому что я все позабыл. Ну не умеет Оскар смотреть сны.
     Покуда Бруно  убирал  посуду  после завтрака,  я  попросил его  как  бы
невзначай:
     -- Дражайший  мой  Бруно, а  сколько  во мне, собственно говоря, росту?
Бруно   поставил  блюдечко  с  конфитюром  на  кофейную  чашку  и  промолвил
сокрушенно:
     -- Ах, господин Мацерат, господин Мацерат, вот вы и опять не съели свой
конфитюр.
     Ну, этот  упрек мне  знаком. Он неизменно звучит  после  завтрака. Ведь
недаром  же Бруно каждое  утро исправно приносит  мне  малость  земляничного
конфитюра, чтобы  я немедля  прикрыл  его  бумагой,  газетой, которую согнул
домиком. Я не могу ни смотреть на конфитюр, ни есть его, а потому я твердо и
решительно отвел упрек Бруно:
     --  Ты знаешь, какого я мнения о конфитюре, скажи лучше, сколько во мне
росту.
     У Бруно глаза как  у вымершего чудища.  И  всякий  раз,  когда ему надо
подумать,  он возводит этот  доисторический  взгляд к  потолку,  после  чего
начинает  вещать, глядя  туда. Вот и сегодня  утром его ответ  был адресован
потолку:
     -- Но ведь это земляничный  конфитюр! И лишь после  долгой паузы -- ибо
благодаря моему  молчанию завис и  мой вопрос о росте Оскара -- взгляд Бруно
оторвался от потолка, вперился в железную решетку моей кровати, и я услышал,
что мой рост составляет один метр и двадцать один сантиметр.
     -- А не  хочешь ли ты, любезнейший мой  Бруно, порядка ради смерить еще
раз?
     Сохраняя направление взгляда, Бруно достал из  заднего брючного кармана
складной  метр,   с  почти  жестокой  силой  отбросил  мое  одеяло,  натянул
соскользнувшую ночную сорочку на причинное место,  развернул ядовито-желтый,
обломанный на делении  сто семьдесят восемь метр,  приложил ко мне, сдвинул,
проверил, руками делал все очень основательно, взглядом, однако, пребывал во
временах динозавров,  и  наконец,  притворяясь, будто  считывает  результат,
оставил метр лежать на мне.
     --  Все еще один метр двадцать один сантиметр!  Зачем ему понадобилось,
складывая метр и убирая завтрак, так шуметь?
     Ему что, мой рост не нравится?
     Когда  Бруно  покидал  комнату,  унося  на  подносе остатки  завтрака с
возмутительно натуральным  по  цвету земляничным конфитюром  и  со  складным
метром цвета яичного желтка, он уже из коридора еще раз прильнул к глазку  в
моей двери, -- древним как  мир  стал  я под этим  взглядом, прежде  чем  он
наконец  оставил  меня  наедине с  моим  ростом  в  один метр двадцать  один
сантиметр.
     Значит,  вот  какого роста у  нас Оскар. Для карлика,  гнома, лилипута,
пожалуй,  великоват.  На какой высоте располагался  пробор у моей Розвиты, у
моей Рагуны? На каком  росте остановился  мой наставник Бебра, происходивший
по прямой линии от принца Евгения? Даже на Китти, даже на Феликса я  мог  бы
сегодня глядеть сверху вниз. А ведь  все,  кого  я здесь  перечислил, в свое
время  с дружелюбной завистью  глядели  сверху  вниз на  Оскара,  который до
двадцать  первого  года  своей  жизни   насчитывал  всего  девяносто  четыре
сантиметра.
     И лишь когда во время похорон Мацерата камень на кладбище Заспе  ударил
меня в затылок, я начал расти.
     Оскар  произнес  слово  "камень".  Итак,  я  принял  решение  несколько
дополнить рассказ о событиях на кладбище.
     После того как я, играя, обнаружил, что вопроса  "надо -- не надо?" для
меня больше не  существует,  что  осталось  только одно:  "надо -- должен --
хочу",  я снял с  живота  барабан, вместе с палочками бросил его  в могилу к
Мацерату,  решил  начать расти, сразу  почувствовал крепнущий  шум в ушах, и
лишь потом меня ударил в затылок камешек величиной с грецкий орех, брошенный
рукой моего сына  Курта  со всей силой мальчика четырех  с  половиной лет от
роду. И пусть этот удар не застал меня врасплох -- я и без того догадывался,
что мой сынок что-то затеял, -- я тем не менее свалился в могилу к Мацерату,
где уже лежал мой барабан. Сухой стариковской хваткой Хайланд извлек меня из
могилы,  но так  и оставил там барабан с палочками и, поскольку кровотечение
из носа стало теперь вполне очевидно, уложил  меня затылком на железо кирки.
Кровотечение,  как мы  уже  знаем, скоро прекратилось, а вот  процесс  роста
делал успехи, которые, однако, были столь ничтожны, что заметил их один лишь
Лео Дурачок, о чем и возвестил с птичьей легкостью громким криком и взмахами
рук.
     Таково мое дополнение, в котором, вообще-то говоря, нет надобности, ибо
расти я начал еще до брошенного камня и до падения в могилу. А вот для Марии
и для  господина Файнгольда существовало  лишь  одно-единственное объяснение
росту,  который  они считали  болезнью: камень в затылок,  падение в могилу.
Мария отшлепала Куртхена прямо на кладбище. Мне было  жаль мальчика, ибо  не
исключено, что он бросил в  меня  камень, желая  помочь, желая ускорить  мой
рост. Может, он  хотел наконец получить настоящего, получить  взрослого отца
или хотя  бы замену Мацерату, ибо отца во мне он никогда  не признавал  и не
почитал.
     В ходе  моего растянувшегося  почти  на  год  роста  было предостаточно
врачей и врачих,  которые  подтверждали  вину брошенного  камня  и неловкого
падения, которые говорили и писали в мою историю болезни: Оскар Мацерат есть
патологически растущий  Оскар,  поскольку камень... ну  и так далее  и  тому
подобное.
     Здесь  следовало  бы  припомнить мой третий  день  рождения. Что  могли
взрослые поведать об  истинном начале моей истории:  в  трехлетнем  возрасте
Оскар Мацерат упал с лестницы на бетонный пол в подвале. Это падение привело
к приостановке его роста -- ну и так далее и тому подобное...
     В этих  объяснениях  можно  угадать  вполне  понятное  желание человека
отыскать для любого чуда естественную причину. Оскар должен честно признать,
что и  сам он доскональнейшим  образом  изучает любое волшебство, прежде чем
отбросить его как неправдоподобную выдумку.
     Вернувшись с кладбища в  Заспе, мы обнаружили у  мамаши Тручински новых
жильцов.  Польское  семейство о восьми головах заняло  кухню и обе  комнаты.
Люди оказались весьма приличные, они даже изъявили  готовность пустить нас к
себе, пока  мы не подыщем ничего  другого, но  господин Файнгольд решительно
восстал против такого общежития  и хотел снова уступить нам  спальню, самому
же до поры, до времени  довольствоваться  гостиной. Этого в  свою очередь не
захотела Мария. Она сочла,  что ей при ее недавнем вдовстве не подобает жить
бок о бок с одиноким мужчиной. Файнгольд, который порой не сознавал, что нет
рядом с  ним ни жены Любы, ни остальной семьи, который куда как часто ощущал
за спиной  присутствие  энергичной  супруги, счел  возможным принять  доводы
Марии. Итак, во имя приличий  и во имя жены Любы этот вариант  не прошел, но
вот подвал он решил предоставить в полное наше распоряжение. Он даже помогал
нам при перевооружении склада, но категорически  воспротивился тому, чтобы и
я тоже  жил в подвале. Поскольку я был болен, очень серьезно болен, для меня
устроили временное ложе в гостиной, рядом с пианино моей бедной матушки.
     Найти врача оказалось крайне  сложно.  Большинство  врачей своевременно
покинули город вместе с уходящей армией, поскольку больничную кассу Западной
Пруссии уже в январе перевели на запад, сделав  тем самым понятие  "пациент"
чем-то нереальным для многих врачей. После долгих поисков господин Файнгольд
отыскал в школе имени Елены Ланге, где бок о  бок лежали раненые вермахтовцы
и  красноармейцы, врачиху из Эльбинга, которая проводила там ампутации.  Она
пообещала  зайти к нам  и действительно  зашла через  четыре дня, села возле
моего ложа,  выкурила,  обследуя меня, три  или четыре сигареты подряд,  а с
четвертой во рту заснула.
     Господин  Файнгольд не посмел ее разбудить. Мария робко ее толкнула, но
очнулась врачиха, лишь когда обожгла догоревшей сигаретой указательный палец
левой руки. Проснувшись, она встала, ногой растерла окурок и сказала коротко
и с досадой:
     -- Извините. Три недели не  спали.  В Кеземарке была на пароме с детьми
из  Восточной  Пруссии.  Не переправились. Только  войска.  Тысячи  примерно
четыре. Все погибли.
     Потом она потрепала меня  по  растущей детской  щечке так же скупо, как
скупо  поведала о погибших детях, ткнула себе в рот новую сигарету, закатала
свой левый рукав, достала  ампулу из портфеля  и, делая подбадривающий  укол
самой себе, сказала Марии:
     --  Трудно сказать,  что  с мальчиком. Надо бы  его в  больницу. Но  не
здесь.  Постарайтесь уехать отсюда.  Направление -- запад. Колени, запястья,
плечи распухли.  С  головой наверняка  будет то же  самое. Кладите  холодные
компрессы. И  таблеток несколько вам оставлю, на случай если будут боли и он
не сможет заснуть.
     Мне понравилась эта немногословная врачиха, которая не понимала, что со
мной,  и  честно в этом  призналась. В последующие  недели  Мария и господин
Файнгольд сделали мне множество холодных компрессов, что было очень приятно,
но,  несмотря  на  компрессы,  колени,  запястья,  плечи и голова продолжали
болеть  и пухнуть. С особым  ужасом наблюдали Мария и господин Файнгольд мою
все  раздувающуюся вширь голову.  Она давала  мне  оставленные  таблетки, но
таблетки скоро кончились.  Он  начал выводить с помощью линейки и  карандаша
мою  температурную  кривую, но потом  слишком  увлекся экспериментированием,
заносил в смелые  конструкции мою температуру, которую мерил  по пять раз за
день с помощью термометра, добытого на черном рынке в обмен на искусственный
мед,  что  затем  на таблицах  господина  Файнгольда  выглядело как  пугающе
рваная, изодранная цепь гор, -- я представлял себе Альпы, снежную гряду Анд,
а в температуре  моей ничего такого  уж  необычного не было:  по утрам  чаще
тридцать восемь и одна, к вечеру  удавалось достичь тридцати девяти,  за все
время моего роста выше, чем тридцать девять и четыре, температура никогда не
поднималась. В жару  я  слышал и видел много всякой  всячины:  то я сидел на
карусели, хотел слезть, но мне не разрешали.  Со множеством  детей сидел я в
пожарных машинах  и  в  лебедях  с дыркой для  сиденья, на кошках,  собаках,
свиньях  и  оленях  катался, катался, катался,  хотел  вылезти,  но  мне  не
позволяли. Тут и  детки тоже начинали плакать, хотели, подобно мне, слезть с
пожарных  машин и лебедей  с дыркой, слезть с коней, собак, оленей и свиней,
не  хотели больше  кататься, но  им не позволяли.  Потому как  Отец Небесный
стоял рядом с хозяином и  оплачивал еще один круг  и  потом еще  один.  А мы
молились:  "Ах,  Отче  наш,  мы  знаем,  что у тебя много мелочи,  что  тебе
нравится,  когда мы  катаемся на карусели,  что  тебе  приятно показать  нам
округлость этого мира. Но  только спрячь, пожалуйста,  свой  кошелек,  скажи
"стоп", довольно,  хватит, конец, баста, вылезайте, закрываемся, стой! --  у
нас, у  бедных  детишек,  кружится  голова, нас всех,  числом четыре тысячи,
привезли в Кеземарк на Висле, но переправиться  мы  так и  не смогли, потому
что твоя карусель, твоя карусель..."
     Но  милосердный  Боженька,  но  Отче  наш,  но хозяин  карусели  только
улыбнулся,  как сказано  в  писании, и  выудил очередную монетку  из  своего
кошелька,  чтобы все четыре тысячи маленьких деточек и  Оскара за компанию в
пожарных машинах и лебедях с  дыркой, на кошках, собаках,  свиньях  и оленях
гнало и гнало по  кругу и всякий  раз, когда мой олень  -- мне и по сей день
кажется, что я сидел на олене, -- проносил меня мимо Отца нашего Небесного и
хозяина карусели, он  являл  мне  другое  лицо: то это был Распутин, который
своими  зубами  колдуна впивался в монетку  за  очередной  круг, то это  был
король поэтов Гете,  достававший из изысканного расшитого  кошелька монетки,
лицевая сторона  которых неизбежно изображала  его  отченашевский профиль, и
снова  Распутин  -- завораживающий,  и снова  Гете  --  сдержанный.  Немного
безумия  -- с Распутиным, потом --  из соображений здравого  смысла -- Гете.
Экстремисты  группируются  вокруг Распутина,  силы порядка --  вокруг  Гете.
Толпа, мятеж -- вокруг Распутина, календарные мудрости -- вокруг  Гете...  и
наконец нагнулся --  и  не  потому,  что жар упал, а потому, что всякий  раз
кто-нибудь, смягчая, нагибался в этот жар, -- господин Файнгольд  нагнулся и
остановил карусель.  Пожарную  машину,  лебедя  и  оленя  остановил господин
Файнгольд, он обесценил монеты Распутина, а Гете отправил вниз к матерям, он
дал четырем тысячам  детей, у которых кружится голова, взлететь, в Кеземарк,
через  Вислу, в Царствие Небесное, он поднял Оскара с  его  жаркого ложа, он
усадил Оскара на  облако лизола, --  другими  словами,  он продезинфицировал
меня.
     Поначалу это  было связано со вшами, а потом вошло  в привычку. Вшей он
сперва обнаружил  у Куртхена, потом у  меня,  потом  у Марии,  потом у себя.
Должно быть, вшей занес к нам  тот калмык,  который  отнял у Марии Мацерата.
Ах, как кричал  господин Файнгольд, когда обнаружил вшей. Призывал свою жену
и своих  детей, заподозрил во  вшивости всю свою семью, наменял целые пакеты
различных дезинфицирующих  средств на искусственный  мед и  овсяные хлопья и
принялся ежедневно дезинфицировать себя, свою семью, Куртхена, Марию и меня,
а также и постель, на которой я лежал. Он натирал нас, он обрызгивал нас, он
присыпал нас. А покуда  он обрызгивал, посыпал и натирал,  мой жар расцветал
пышным  цветом, его  речь  лилась,  и  я  узнал  о товарных  вагонах, полных
карболки,  хлорки  и  лизола,  которые он разбрызгивал,  разливал, рассыпал,
когда еще был дезинфектором в лагере  Треблинка,  и каждый день в два  часа,
как дезинфектор Мариус Файнгольд обрызгивал лизолом дороги в лагере, бараки,
душевые, печи  крематориев,  узлы одежды, ожидающих,  которые еще не приняли
душ, лежащих,  которые уже побывали в душе, все, что выходило из печей, все,
что должно было попасть  в печь. И он  перечислял мне все имена, ибо он знал
все имена, он рассказал о Билауэре, который однажды жарким августовским днем
посоветовал полить  улицы лагеря не лизолом, а керосином. Господин Файнгольд
так и сделал, а у Билауэра были спички. И старый Зев Курланд, что из  СОБ'а,
взял со  всех клятву. А  инженер Галевски взломал оружейный склад. А Билауэр
застрелил   господина  гауптштурмфюрера  Курнера.  А   Штульбах  и  Варински
бросились  на Цизениса. А остальные -- на людей из Травника, а еще остальные
обвалили забор и рухнули с ним вместе. Но унтершарфюрер Шепке, который уж до
того любил отпускать  шуточки, когда вел людей  в душевые, этот самый  Шепке
стоял в лагерных  воротах и стрелл. Только  ему это не помогло, остальные на
него набросились  --  Адек  Каве, Мотель Левит,  и еще  Хенох Лерер, и  Херц
Ротблат  тоже,  и  Летек Зайгель, и Тобиас  Баран со  своей Деборой. А Люлек
Бегельман кричал: "Пусть Файнгольд идет  с нами, пока не налетели самолеты".
Но  господин  Файнгольд  не желал уходить.  Он ждал свою жену Любу. Впрочем,
Люба уже и тогда не приходила, если он звал ее. Тут они подхватили его слева
и справа,  слева  Якуб Гелернтгер, справа Мордехай  Шварцбард, а перед  ними
бежал маленький доктор Атлас, который уже  в лагере Треблинка и потом  еще в
лесах  под Вильной  за  делался самым рьяным  лизольщиком  и всегда заявлял:
лизол  важнее,  чем жизнь. Господин Файнгольд  может только  подтвердить его
слова,  ибо  он  опрыскивал  лизолом  покойников,  не  одного  покойника,  а
покойников, чего ради приводить цифры, говорю же я, были покойники,  которых
он  опрыскивал  лизолом. А  уж  сколько имен он  мог бы  перечислить, скучно
слушать, но  мне, плавающему  в лизоле, вопрос о жизни  и смерти сотен тысяч
был   менее   важен,   чем   вопрос,   можно   ли   достаточно   и   вовремя
продезинфицировать жизнь дезинфекционными средствами господина Файнгольда, а
если не жизнь, то, на худой конец, смерть.
     Потом жар спал,  и наступил апрель, потом температура  снова поднялась,
карусель снова  завертелась, а господин  Файнгольд поливал лизолом мертвых и
живых. Потом температура снова упала, и апрель подошел к концу. В начале мая
шея у меня стала короче, грудная клетка раздалась в ширину и поехала кверху,
так что  я мог теперь  не опуская головы потереться  под  бородком о ключицу
Оскара. Опять немножко вернулась температура и с ней опять  немножко лизола.
Еще я мог расслышать плавающие в лизоле слова Марии: "Как бы он у нас уродом
не  стал! Как бы у него горб не  вырос! Как бы у него  не сделалась  водянка
головы!"
     Но господин Файнгольд утешил Марию, рассказывая ей о людях, которых  он
знал и которые,  несмотря на водянку и  на горб, сумели  кой-чего достичь  в
жизни. Он  поведал  ей  о  неком  Романе  Фридрихе,  который  эмигрировал  в
Аргентину вместе со  своим горбом, открыл  там торговлю  швейными машинками,
торговля эта впоследствии очень разрослась, и он сделал себе на этом имя.
     Повесть  о  преуспевшем  горбатом Фридрихе, правда, ничуть  не  утешила
Марию, зато повергла рассказчика, господина Файнгольда, в такой восторг, что
он  решил изменить  лицо  нашей лавки. К середине мая,  вскоре  после  конца
войны, в лавке колониальных товаров  появился новый  ассортимент,  появились
первые  швейные машинки  и запасные части к ним, но продовольственные товары
тоже  оставались  некоторое  время и  помогли  осуществить переход.  Райские
времена! Наличными  почти  никто не платил. Меняли все на все, искусственный
мед, овсяные  хлопья, последние  пакетики содового порошка  доктора  Эткера,
сахар, мука  и маргарин превращались  в  велосипеды,  велосипеды и  запасные
части к  ним  превращались  в  электромоторы,  электромоторы в  инструменты,
инструменты  в  пушной  товар,  а  пушнину  господин  Файнгольд  волшебством
превращал в  швейные машинки. При этих  обменных  операциях Куртхен приносил
большую пользу, приводил покупателей, служил  посредником, гораздо  быстрей,
чем Мария,  освоился с  новой  специализацией.  Все выглядело  почти как при
Мацерате. Мария стояла за прилавком и обслуживала ту часть старой клиентуры,
которая еще  не покинула страну,  пытаясь одновременно  на  ломаном польском
узнать, чего желают  новые покупатели. У Куртхена были способности к языкам.
Куртхен оказывался  всюду.  Господин  Файнгольд мог положиться на  Куртхена.
Неполных пяти лет от  роду  Куртхен сделался специалистом и умел среди сотен
плохих и  посредственных моделей,  представленных  на  черном  рынке, что по
Банхофштрассе, сразу углядеть отличные зингеровские и пфаффовские машинки, а
господин  Файнгольд  со  своей стороны умел оценить знания Куртхена. Когда в
конце  мая моя бабушка Анна Коляйчек пешком пришла навестить нас  из  Биссау
через  Брентау  в Лангфур  и, тяжело дыша, опустилась на  кушетку,  господин
Файнгольд очень ей расхваливал Куртхена, да и для Марии нашел  добрые слова.
Когда же он со всеми подробностями поведал ей историю моей болезни, всячески
упирая  при  этом  на полезность  его дезинфекционных  средств, Оскару  тоже
перепала  толика его похвал, потому что я вел себя так  тихо и так разумно и
за всю болезнь ни разу не заплакал.
     Собственно говоря, бабке был нужен керосин, потому что в Биссау  больше
не  было  света.  Файнгольд  поделился   с  ней  своим  керосиновым  опытом,
приобретенным  в лагере Треблинка,  а также  поведал  о  своей  многогранной
деятельности  в  качестве  лагерного  дезинфектора,  затем  он  велел  Марии
наполнить керосином две литровые бутылки, дал в придачу пакет искусственного
меда и целый набор дезинфицирующих средств и, кивая, хоть и  с отсутствующим
видом,  выслушал  рассказ  бабки  о  том, что и как  выгорело  в Биссау и  в
Биссау-Аббау за  время боевых  действий. И о разрушениях  в  Фиреке, который
теперь  называют по-старому Фирога, она тоже  ему поведала. А Биссау теперь,
как  до войны, Бизево. А Элерса, который  был в  Рымкау  ортсбауэрнфюрером и
очень работящим человеком --  и еще был женат на жене сына  ее брата, короче
говоря, на Яновой Хедвиг, того самого Яна, что остался  на почте, -- так вот
этого  Элерса  сельские  рабочие повесили  прямо  перед его конторой. Они  и
Хедвиг чуть не  повесили, потому как она, жена  польского  героя,  вышла  за
ортсбауэрнфюрера,  ну  и потому еще,  что  Стeфана произвели в лейтенанты, а
Марга, так та и вовсе состояла в СНД.
     -- Ну, -- сказала  бабушка, -- со Стефаном они ничего сделать не могут,
потому как Стефан погиб  на Ледовитом океане, там, наверху. Но вот Маргу они
хотели захапать и отправить в  лагерь.  Только тут Винцент наконец-то открыл
рот  и заговорил, да  так,  как в жизни не говорил.  Теперь Хедвиг  с Маргой
живут  у нас и помогают в поле.  Только сам-то Винцент от  говоренья до того
повредился, что навряд ли он долго протянет.  Ну а сама бабка, у той  тоже и
сердце, и  вообще всюду, и  голова, потому  как один дурень по  ней  стучал,
думал, дак как же не постучать.
     Так жаловалась Анна Коляйчек, и сжимала  руками свою  голову, и гладила
меня по моей все растущей голове, и в конце поделилась своими наблюдениями:
     -- С кашубами оно завсегда так, Оскархен, их завсегда ударяет в голову.
Но  вы  теперь  переберетесь туда,  где  получше будет, а  старая бабка,  та
останется. Потому как с  кашубами  нельзя куда ни то переезжать,  они должны
оставаться  там, где они есть, и  подставлять головку, чтоб другие могли  по
ней колотить, потому как наш брат  и  поляк не  настоящий, и  немец  тоже не
настоящий -- а  уж  если кто и  вовсе  из  кашубов, этого  и немцам мало,  и
полякам мало. Им подавай все точно!
     Бабка  громко  засмеялась,   спрятала  керосин,  искусственный   мед  и
дезинфекционные  средства  под  те четыре  юбки,  которые,  несмотря  на все
чрезвычайные  события,  военные,  политические и  всемирно-исторические,  не
утратили своей картофельной окраски.
     Когда  бабка уже собралась уходить и господин Файнгольд попросил ее  на
минуту задержаться, поскольку он хочет познакомить ее со своей женой Любой и
прочими  членами семьи,  а  жена Люба  так  и не вышла,  Анна  Коляйчек  ему
сказала:
     -- Ну и Бог с ней.  Я и сама все кричу: Агнес, кричу, доченька, шла  бы
ты сюда да помогла своей старой матери белье выкручивать. А она не приходит,
все равно как ваша Люба не приходит. А Винцент, ну который мой брат, он хоть
и больной, встает  среди ночи, когда темно,  идет к дверям и  будит соседей,
потому как громко зовет своего сына, Яна зовет, а Ян как был на почте, так и
остался там.
     Она  уже стояла в  дверях  и обматывалась платком,  когда я  закричал с
постели: "Бабка! Бабка!"  -- то есть "бабушка, бабушка!". И она повернулась,
уже  приподняла  малость свои  юбки,  словно  хотела там меня  и оставить, и
забрать  с  собой,  но,  верно,  вспомнила про  бутылки с  керосином,  и про
искусственный мед,  и про дезинфекционные  средства,  которые все вместе уже
заняли мое место, -- и ушла, ушла без меня, ушла без Оскара, просто ушла.
     В начале июня  двинулись  на запад первые  транспорты с  переселенцами.
Мария ничего не говорила, но я мог заметить, что  и она прощается с мебелью,
лавкой, всем доходным домом,  с могилами по обе стороны  Гинденбургаллее и с
холмиком на кладбище в Заспе.
     Прежде чем спуститься с Куртхеном в подвал, она порой сидела по вечерам
возле моей кровати, у пианино  бедной моей матушки, левой рукой держала свою
губную гармошку, а правой  пыталась одним пальцем наигрывать сопровождение к
своей песенке.
     Господин Файнгольд страдал от  ее музыки, просил Марию  перестать,  но,
едва  она  опускала руку с гармошкой и собиралась захлопнуть крышку пианино,
просил поиграть еще немного.
     Потом он  сделал ей предложение. Оскар догадывался,  что к  этому идет.
Господин Файнгольд все реже призывал свою жену Любу, и одним летним вечером,
полным  мух и  жужжания, убедившись,  что  Любы  нет  как нет, сделал  Марии
предложение.  Он  готов  был  взять и ее,  и  обоих детей, включая  больного
Оскара. Он предлагал ей квартиру и долю в лавке.
     А Марии  было  тогда  двадцать  два  года.  Ее  первоначальная,  как бы
случайно  возникшая   красота  за   это  время  окрепла,  чтобы  не  сказать
затвердела. В последние месяцы войны и первые послевоенные она  осталась без
перманента, за который  раньше платил  Мацерат, и хоть  она больше не носила
косы,  как  было в мое  время,  ее длинные  волосы, спадая на  плечи, давали
возможность увидеть в ней чуть слишком серьезную, может, даже ожесточившуюся
девушку   --  и  эта  самая  девушка  ответила   "нет",  отказала  господину
Файнгольду. На  бывшем нашем ковре  стояла  Мария,  прижимала Куртхена левой
рукой,  указывала  большим  пальцем правой на  кафельную  печку,  и господин
Файнгольд, равно как и Оскар, услышал ее слова:
     --  Ничего  из этого  не  будет.  Здесь  все кончилось.  А  мы поедем в
Рейнланд,  к  моей  сестре Густе. Она  там за оберкельнером  по  ресторанной
части, звать его Кестер, и пока мы поживем у него все трое.
     На другой  же день она  подала заявление, а три  дня спустя мы получили
наши документы.  Господин  Файнгольд  больше  ничего не говорил,  он  закрыл
торговлю, покуда Мария укладывала вещи, сидел  в темноте на  прилавке  возле
весов и даже  не черпал ложкой искусственный мед.  Лишь когда Мария хотела с
ним попрощаться,  он соскользнул  с  прилавка,  взял  велосипед с прицепом и
предложил проводить нас до вокзала.
     Оскар и багаж -- а нам разрешили взять  с собой по  пятьдесят фунтов на
человека -- были погружены в двухколесный прицеп на резиновом ходу. Господин
Файнгольд толкал велосипед, Мария держала Куртхена за руку,  и когда на углу
Эльзенштрассе  мы  сворачивали налево, еще раз оглянулись. А вот я больше не
мог  оглянуться на Лабесвег, потому что  всякий поворот головы причинял  мне
боль.  Вот почему  голова  Оскара  сохраняла неизменное  положение. Лишь  не
утратившими  подвижность  глазами  я послал привет Мариенштрассе, Штрисбаху,
Кляйнхаммерпарку,  все еще сочащемуся мерзкими каплями подземному переходу к
Банхофштрассе,  моей уцелевшей  церкви Сердца Христова  и  вокзалу пригорода
Лангфур, который теперь назывался Вжешч -- почти непроизносимое название.
     Нам пришлось ждать.  Когда подали поезд,  оказалось, что  это товарный.
Людей было много, детей  --  чересчур  много.  Багаж  проверили и  взвесили.
Солдаты забросили  в каждый товарный  вагон  по  охапке  соломы.  Музыка  не
играла,  но  и  дождя тоже  не  было. А  было  облачно с прояснениями, и дул
восточный ветер.
     Мы  попали в  четвертый  от конца вагон.  Господин Файнгольд  со своими
редкими рыжеватыми  летящими волосами  стоял  внизу, на путях;  когда мощным
рывком дал знать  о своем  прибытии  паровоз,  он подошел поближе,  протянул
Марии пакетик маргарина и два пакетика искусственного меда,  а когда команды
на польском языке, когда крик и плач возвестили отправление, он присовокупил
к дорожному  провианту пакет с  дезинфицирующими средствами -- лизол важней,
чем жизнь, -- и мы тронулись, оставили позади господина Файнгольда, он же по
всем  правилам  -- словом, как оно  и положено при отправлении  поездов,  --
становился со своими летящими рыжеватыми волосами все меньше и меньше, потом
виделся лишь как машущая рука, потом и вовсе пропал из виду.




     Это и  по  сей  день  причиняет  мне боль. Это только что отбросило мою
голову на  подушки. Это заставляет меня ощущать  свои  суставы, голеностоп и
колено, это превращает меня  в скрипуна,  что иными  словами означает: Оскар
вынужден скрипеть  зубами, чтобы заглушить таким  образом  скрип собственных
суставов.  Я разглядываю свои десять пальцев и  должен  честно признать: они
распухли. Последняя  попытка на  барабане подтверждает: пальцы у  Оскара  не
просто распухли, в  настоящее время они вообще не пригодны для  человека его
профессии -- они не способны удержать палочки.
     Вот  и авторучка  не желает больше  мне повиноваться. Придется  просить
Бруно,  чтоб   он  сделал  мне  холодный  компресс.  И  потом,  с  холодными
компрессами на  руках,  ногах, коленях, с мокрым платком на лбу мне придется
вооружить  моего санитара Бруно карандашом и бумагой, ибо мою авторучку я не
люблю давать чужим.
     Но  готов  ли Бруно хорошо слушать  --  и способен ли? Окажется ли  его
пересказ достойным той  поездки  в  товарном вагоне, начавшейся двенадцатого
июня  одна тысяча девятьсот сорок пятого  года?  Бруно сидит за столиком под
картинкой с анемонами.  Вот  он поворачивает голову, демонстрируя мне ту  ее
сторону, которую именуют лицом,  а сам глазами сказочного зверя глядит  мимо
меня,  слева или справа. Подняв карандаш  над  тонкими с  кислым  выражением
губами, он изображает ожидание. Но если даже допустить, что он действительно
ждет  от  меня слова, ждет  знака, чтобы приступить к своему  изложению,  --
мысли  его  все равно  вьются вокруг макраме. Он  будет  вывязывать узлы  из
бечевок, тогда как задача Оскара,  не  жалея слов, распутать  мою запутанную
историю. Итак, Бруно пишет:
     Я,  Бруно  Мюнстерберг, родом  из  Алтены,  что в  Зауэрланде,  холост,
бездетен, служу  санитаром в  частном отделении  данного специализированного
лечебного  заведения.  Господин   Мацерат,  который  более  года  назад  был
госпитализирован, считается моим пациентом. У меня есть  и  другие пациенты,
но  сейчас речь не о них.  Господин Мацерат  --  самый  безобидный  из  моих
пациентов.  Он никогда  не  выходил  из  себя  до  такой степени, чтобы  мне
вызывать других санитаров. Правда, он несколько больше, чем следует, пишет и
барабанит.  Чтобы  пощадить свои  перетруженные  пальцы,  он  попросил  меня
сегодня писать вместо него и не заниматься плетением. Тем не менее я засунул
в карман  немного  бечевки, и, покуда  он рассказывает,  я  начну с  помощью
нижних конечностей новую фигуру, которую, согласно теме его рассказа, назову
"Беженец с востока". Это будет не первая фигура, которую я создам на  основе
рассказов моего пациента.  До  сего времени  я  уже  вывязал  из бечевки его
бабушку,  которую  назвал:  "Яблоко  в  четырехслойной  одежке",  выплел его
дедушку, плотогона,  назвав его, может быть, чересчур смело --  "Колумб";  с
помощью  моей   бечевки  его  бедная  матушка  превратилась  в   "Прекрасную
рыбоедку"; из обоих его  отцов, Мацерата и Яна Бронски, я сплел целую группу
"Два любителя ската", вот и всю испещренную шрамами спину его друга Герберта
Тручински я выразил  в  бечевке и  назвал  свой  рельеф  "Неровная  дорога".
Отдельные здания,  такие как Польская почта. Ярусная башня, Городской театр,
Цойгхазный пассаж, Морской музей, зеленная  лавка  Греффа, школа Песталоцци,
Брезенские купальни,  церковь Сердца Христова,  кафе "Четыре  времени года",
шоколадная  фабрика "Балтик", многочисленные  бункеры на Атлантическом валу,
Эйфелева башня в Париже, Штеттинский вокзал  в Берлине, Реймский собор  и --
не  в последнюю  очередь --  тот доходный  дом, где господин Мацерат впервые
увидел  свет, я  воспроизвел, узел  к  узлу;  решетки и могильные  камни  на
кладбищах  Заспе и Брентау одарили  своим  орнаментом  мою бечевку, петля за
петлей я пустил по руслу воды Вислы и Сены, дал волнам Балтийского моря, дал
валам Атлантического океана разбиваться о плетеные берега, превратил бечевку
в кашубские картофельные  поля  и  нормандские  пастбища, населил  возникший
таким образом уголок земли, который я простоты ради назову Европой, группами
фигур, как, например, Защитники почты. Торговцы колониальными товарами. Люди
на трибунах. Люди  перед трибунами. Первоклассники с  подарочными фунтиками.
Вымирающие  смотрители  музеев.  Малолетние  преступники  за  подготовкой  к
Рождеству. Польская кавалерия на фоне вечерней зари. Муравьи делают историю.
Фронтовой театр играет для унтер-офицеров и солдат.  Стоящие люди, которые в
лагере Треблинка дезинфицируют лежащих людей. А теперь я  приступаю к фигуре
восточного беженца, который, что вполне возможно, превратится в целую группу
восточных беженцев.
     Примерно в одиннадцать часов утра двенадцатого июня сорок  пятого  года
господин Мацерат  выехал  из Данцига, который  к тому времени уже  назывался
Гданьском.  Его  сопровождали  вдова  Мария  Мацерат,  которую  мой  пациент
обозначает как свою прежнюю возлюбленную, и Курт Мацерат, предполагаемый сын
моего  пациента. Кроме  того, в  этом  товарном вагоне  находились,  по  его
словам,  еще  тридцать  два  человека,  среди них  -- четыре  францисканских
монахини в одежде своего ордена  и молодая  девушка  в платке, в каковой, по
его же  словам, он  опознал некую  Люцию Реннванд.  Но после  ряда вопросов,
заданных  мной, господин  Мацерат признал, что ту  особу звали  Регина Рекк,
хотя он и в дальнейшем не перестанет твердить о безымянном треугольном лице,
которое он неизменно  называет  именем Люция, что и мешает мне  вплести сюда
эту девицу под именем Регина. Регина Рекк ехала вместе со своими родителями,
дедушкой, бабушкой и  больным дядей, который помимо собственной семьи вез за
собой на  запад запущенный  рак желудка,  много  разговаривал  и, едва поезд
тронулся, назвал себя бывшим социал-демократом.
     Насколько  мой  пациент  может сейчас  припомнить,  поездка  до  Гдыни,
которая четыре  с  половиной года называлась  Готенхафен,  протекала  вполне
спокойно.  Две  женщины из  Оливы,  множество детей  и  пожилой  господин из
Лангфура плакали, по его словам, до и  после Сопота, в то время как монахини
предавались молитве.
     В Гдыне была остановка  на пять часов. В вагон поместили двух  женщин с
шестью  детьми. Социал-демократ  протестовал,  потому  что,  во-первых,  был
болен,  а  во-вторых, как социал-демократ  еще  с довоенных  времен требовал
особого  отношения. Но польский  офицер,  возглавлявший транспорт,  дал  ему
оплеуху, когда  тот не  захотел подвинуться, и  на довольно  беглом немецком
объяснил,  будто понятия не имеет, что это вообще  такое -- социал-демократ.
Во  время войны  ему пришлось побывать во  многих местах  Германии, так  вот
слово "социал-демократ" он ни разу ни от кого не слышал. Страдающий желудком
социал-демократ  не успел объяснить польскому офицеру смысл, суть и  историю
социал-демократической  партии  Германии, поскольку  офицер ушел из  вагона,
двери задвинул и снаружи запер на засов.
     Я забыл написать, что все люди сидели либо лежали на  соломе. Когда уже
к  концу дня  поезд снова  тронулся,  многие женщины  закричали:  "Нас везут
обратно в Данциг". Но они ошибались, поезд просто перевели на другой путь, и
он тронулся дальше на  запад, в направлении  города Штольп. До Штольпа ехали
четыре дня, потому что поезд то и дело останавливали в чистом поле то бывшие
партизаны,  то  польские  подростковые  банды.  Подростки  раздвигали  двери
вагонов,  впуская  немного   свежего  воздуха,  а  вместе  с  воздухом,  уже
испорченным, они уносили  из вагона также некоторую часть багажа. Всякий раз
когда  подростки врывались  в  вагон  господина  Мацерата,  четыре  монахини
вставали с пола и поднимали кверху висящие  на них кресты. Эти четыре креста
производили на мальчишек сильнейшее впечатление. Они осеняли себя крестом  и
лишь после этого выбрасывали на насыпь рюкзаки и чемоданы пассажиров.
     А вот когда социал-демократ предъявил мальчишкам бумагу, в  которой еще
польские власти не то  в Данциге, не то в Гданьске подтверждали, что  он как
член  социал-демократической  партии платил  взносы  с  тридцать  первого до
тридцать седьмого, они не стали  осенять себя крестом,  а вместо того выбили
бумагу у него из рук, забрали у  него два  чемодана, рюкзак его жены, и даже
дорогое зимнее пальто в  крупную клетку,  на  котором социал-демократ лежал,
они вынесли на свежий воздух Померании.
     И  однако же, по словам господина Оскара  Мацерата, грабители произвели
на  него  весьма  благоприятное  впечатление  своей   дисциплинированностью,
каковую  он приписывает влиянию их предводителя, который,  несмотря  на юный
возраст,  уже  в  шестнадцать  без  малого  лет  выглядел  личностью  весьма
значительной, что мучительно и в то  же время приятно для господина Мацерата
напоминало ему предводителя банды чистильщиков, того самого Штертебекера.
     Когда  тот  столь  похожий  на  Штертебекера  молодой  человек  пытался
выдернуть рюкзак  у  Марии Мацерат, что  ему  и удалось, господин Мацерат  в
последнюю  минуту выхватил  из  рюкзака  альбом  с  семейными  фотографиями,
лежавшими,  по счастью, на  самом верху. Сперва  предводитель уже готов  был
озлиться, но когда мой пациент открыл альбом и показал тому фотографию своей
бабушки  Коляйчек,  тот,  вспомнив,  возможно,  собственную бабку,  выпустил
рюкзак  Марии,  приветственно  приложил два  пальца  к  своей  остроугольной
польской конфедератке, обратясь к семейству Мацератов, сказал "До видзенья!"
и,  подхватив   вместо   мацератовского  рюкзака  чемодан  каких-то   других
пассажиров, покинул вагон.
     В  рюкзаке,  который благодаря  альбому с фотографиями  сохранился  для
семейства Мацерат, помимо нескольких штук белья лежали хозяйственные книги и
налоговые квитанции из лавки  колониальных товаров, сберегательные  книжки и
рубиновое   колье,   принадлежащее  некогда  матушке  господина  Мацерата  и
спрятанное  моим   пациентом   в  пакете  с   дезинфекционными   средствами;
хрестоматия, половину которой составляли отрывки из  Распутина,  половину --
из Гете, так же совершала вместе со всем семейством переезд на запад.
     Мой  пациент утверждает,  что  большую  часть  пути  держал  на коленях
фотоальбом,  изредка  -- книгу, перелистывая ее,  и обе  книги,  несмотря на
сильнейшие боли в суставах, доставили ему  много  приятных, но много также и
раздумчивых часов.
     К  этому мой пациент хотел бы  добавить: тряска и  качка, переезд через
стрелки  и перекрестки, лежание  навытяжку  над вечно содрогающейся передней
осью товарного вагона,  ускорили его  рост. Причем теперь он не раздавался в
ширину,  а  наращивал высоту. Распухшие,  но  не воспаленные суставы  обрели
некоторую гибкость.  Даже  его  уши, нос  и  половые  органы, как мне  здесь
сообщают, пошли в рост от вагонной тряски. Покуда эшелон двигался без помех,
господин  Мацерат  явно не испытывал боли.  Лишь когда поезд останавливался,
потому что очередные партизаны  или  подростковые  банды  хотели нанести  им
визит, он, по его словам, опять чувствовал колющую и тянущую  боль, которой,
как уже было сказано выше, противостоял с помощью болеутоляющего альбома.
     Помимо польского Штертебекера, семейными  фотографиями заинтересовалось
еще  множество  несовершеннолетних  бандитов, а  кроме  того,  один  пожилой
партизан. Старый воитель  даже сел,  раздобыл сигарету и  принялся задумчиво
перелистывать  страницы  альбома, не  пропуская ни одного  четырехугольника,
начал с  портрета  дедушки  Коляйчека,  изучил  расцвет  семейства,  богатый
снимками,  включая   любительские,  изображающие  госпожу  Марию  Мацерат  с
годовалым,  двух-,   трех-  и   четырехлетним   сыном  Куртом.  Мой  пациент
собственными глазами  видел, как  тот  даже улыбался, созерцая  ту либо иную
семейную  идиллию. Лишь некоторые  слишком отчетливо видные партийные значки
на  костюмах  покойного господина  Мацерата,  лацканах  у господина  Элерса,
который был ортсбауэрнфюрером в Рамкау и женился на вдове защитника Польской
почты Яна  Бронски, вызвали неудовольствие партизана.  Кончиком ножа пациент
должен  был на глазах у этого критически настроенного  господина и к полному
удовольствию последнего соскрести с фотографий партийные значки.
     Этот партизан -- как  мне пытается  втолковать господин Мацерат --  был
самый  настоящий  партизан  в отличие  от множества ненастоящих.  Ибо  далее
последует такое утверждение:  партизаны не  бывают партизанами на время, они
--   партизанят   вечно  и  неизменно,  они  приводят  к  власти  свергнутые
правительства и, соответственно, свергают правительства, именно с их помощью
пришедшие к власти. Неисправимые, подверженные саморазрушению  партизаны, по
мысли  господина  Мацерата  --  что  я и  сам  мог  бы понять,  --  наиболее
художественно одаренные люди среди  всех по святивших себя политике, ибо они
немедля отрекаются от только что ими же сотворенного.
     То  же самое я  мог бы сказать  и про себя. Разве не  случается, причем
довольно  часто,  что,  едва  закрепив  в  гипсе свое очередное  плетение, я
разрушаю  его  ударом кулака. Здесь мне особенно памятен  заказ,  полученный
мной от моего  пациента тому уже несколько месяцев и состоявший в том, чтобы
из простой бечевки я  сплел Распутина, русского чудодея,  и  Гете, немецкого
короля  поэтов,  в одном лице, каковое  плетение по настоянию моего пациента
должно было  иметь редкостное  сходство с ним, с  заказчиком. Уж  и не знаю,
сколько километров бечевки  я извел, прежде чем  эти две  крайности  наконец
удовлетворительно соединились в одном плетении. Но подобно  тому  партизану,
которого  господин Мацерат ставит  мне  в пример, я  растерян и недоволен: я
распускаю слева то, что  плету справа, а то, что делает моя левая, разрушает
ударом кулака моя правая.
     Впрочем,  и  господин  Мацерат не  может  вести свой рассказ  ровно  по
прямой.  Не говоря  уж  о тех  четырех  монахинях,  которых  он  попеременно
называет то францисканками,  то винцентинками, особую роль играет та девица,
которая,  являясь  под   двумя  именами,   но  с  одной-единственной,  якобы
треугольной  мордочкой  --  как  у  лисы, -- то  и  дело взрывает ткань  его
повествования и явно вынуждает меня, пересказчика, зафиксировать две, а то и
больше версий путешествия с  востока на запад. Но это не мое прямое занятие,
а потому я лучше буду держаться  того  социал-демократа, который  ни разу не
менял  лица  во время всей поездки и, более того, по словам моего  пациента,
почти до Штольпа снова и снова пытался втолковать остальным пассажирам, что,
расклеивая плакаты  вплоть до тридцать седьмого  года,  он  расходовал  свое
свободное  время и  рисковал  своим здоровьем, потому  что был одним из  тех
немногих социал-демократов, кто расклеивал даже и в дождь.
     Вот так  он все и говорил, пока незадолго до Штольпа  наш состав не был
уже в  который раз остановлен,  так как  препожаловала с визитом очередная и
довольно  многочисленная  банда  подростков. Багажа  у  пассажиров почти  не
осталось, а потому юные бандиты  начали  стягивать с них одежду, но -- и это
вполне  благоразумно -- ограничились  верхним  мужским  платьем. Чего в свою
очередь  не  мог  понять  социал-демократ,  полагавший,  что  из  просторных
монашеских  одеяний  хороший  портной  может  сшить  несколько  превосходных
костюмов. Сам социал-демократ с молитвенным выражением поведал при этом, что
лично он -- атеист. А юные бандиты, хоть ничего и не сообщали  с молитвенным
выражением,  однако принадлежали едино-спасающей церкви и возалкали не щедро
отмеренной  шерстяной  ткани  с  монахинь,  а  однобортного,  грубошерстного
костюма с атеиста. Атеист же,  со  своей стороны, не захотел снимать пиджак,
жилетку и брюки, а, напротив, в очередной раз  поведал о своей короткой,  но
успешной  карьере социал-демократического расклейщика  плакатов, и поскольку
он   никак  не  мог  завершить  свое   повествование  да   вдобавок  еще   и
сопротивлялся,  когда с него  снимали костюм,  его  пнули солдатским, бывшим
вермахтовским, сапогом в живот.
     Тут у социал-демократа открылась сильная, неудержимая рвота, потом даже
кровью.  И  он  совершенно не заботился  теперь о  своем костюме,  а бандиты
утратили всякий интерес к  этой ткани, которая хоть  и  была  запачкана,  но
основательная химическая чистка без труда могла бы ее спасти. Отказавшись от
мужского верхнего платья, они взамен сняли с Марии Мацерат голубую блузку из
искусственного  шелка,  а  с  юной  особы,  которую  звали  отнюдь  не Люция
Реннванд,  а Регина Рекк, ее  берхтесгаденский  вязаный жакетик.  Потом  они
задвинули  дверь  вагона,  хоть   и  не  до  конца,  и  поезд  тронулся  под
надвигавшееся умирание социал-демократа.
     За  два-три  километра  от Штольпа наш транспорт перегнали  на запасной
путь,  где  он простоял  целую ночь,  хоть  и  ясную,  но,  по словам  моего
пациента, холодноватую для июня.
     В  ту  июньскую  ночь, по  рассказу  господина  Мацерата, непристойно и
громко богохульствуя, призывая рабочий класс к борьбе, напоследок -- как это
можно  наблюдать  в фильмах  -- провозгласив здравицу  в  честь  свободы  и,
наконец,  сотрясшись  от страшного приступа рвоты,  которая наполнила ужасом
весь  вагон,  умер   социал-демократ,  сверх   всякой  меры   ценивший  свой
однобортный костюм.
     Рыданий,  как утверждает  мой  пациент,  не было.  Тишина  наступила  и
повисла в  вагоне. Лишь госпожа Мария Мацерат громко стучала  зубами, потому
что  замерзла без блузки, а всеми еще оставшимися у нее вещами укрыла своего
сына  Курта  и   господина  Оскара.  Под  утро  две   неустрашимые  монахини
спохватились,  что  дверь снаружи  не  заперта, и, воспользовавшись случаем,
почистили  вагон, выбросили на  насыпь мокрую солому,  испражнения  детей  и
взрослых, рвотные массы социал-демократа.
     В  Штольпе  поезд  контролировали  польские  офицеры.  Одновременно  по
вагонам разнесли горячий суп и какой-то напиток, похожий  на солодовый кофе.
Опасаясь инфекций,  из  вагона,  где ехал  господин Мацерат, извлекли труп и
велели  санитарам  унести  его  на  досках. По  ходатайству монахинь  офицер
позволил родственникам усопшего вознести короткую  молитву. Кроме  того,  им
разрешали снять с покойного ботинки, носки и костюм.
     В  ходе этого  раздевания -- позднее  труп на  доске  прикрыли  пустыми
мешками из-под цемента -- мой пациент наблюдал племянницу раздетого. И снова
девушка, хотя  и  звали ее  Рекк,  напомнила  ему,  отталкивая  и притягивая
одновременно, ту самую Люцию Реннванд, которую я изобразил с помощью бечевок
как  плетение под названием "Пожирательница бутербродов с колбасой". Правда,
при виде своего обираемого дяди  она не схватилась за бутерброд с колбасой и
не проглотила  его вместе с  кожурой,  но зато  приняла  активное участие  в
разграблении, получила в наследство жилет от дядиного костюма, надела вместо
конфискованного жакетика и  проверила достоинства  своего нового, даже можно
сказать идущего  ей наряда с помощью карманного зеркальца, причем  вобрала в
это зеркальце -- чем и  объясняется сохранившаяся по сей день  тревога моего
пациента  --   его  самого  и   его  ложе   и  холодно  скользнула  по  нему
глазами-щелками с треугольной мордочки.
     Дорога  от  Штольпа  до  Штеттина  заняла  два  дня.  Правда, было  еще
достаточно  вынужденных остановок и уже  почти привычных визитов вооруженных
ножами и автоматами подростков, но визиты эти становились  раз  от разу  все
короче, потому что взять у пассажиров было, в общем-то, нечего.
     Мой пациент утверждает, что по пути из Данцига-Гданьска до Штеттина, то
есть  примерно  за  одну неделю,  он вырос  на  девять, если  не  на  десять
сантиметров. Больше всего вытянулись  бедра и голени, а вот грудная клетка и
голова почти не изменились.  Зато, хотя мой пациент во все время  пути лежал
на спине,  никак не удалось приостановить рост несколько смещенного  влево и
кверху горба. Господин Мацерат говорил также, что после  Штеттина  -- теперь
поезд  вели немецкие железнодорожники -- боли настолько усилились, что  даже
перелистывание страниц  альбома от них  уже  никак не  отвлекало.  Ему  даже
несколько раз приходилось громко и долго кричать  от боли, только теперь его
крик не приносил никакого ущерба стеклам вагона, Мацерат: "Мой голос утратил
всякую способность к  разрезанию  стекла",  однако  собрал у  его ложа  всех
четырех монахинь, которые с тех пор уже не прерывали своей молитвы.
     Больше  половины   попутчиков,   в   их   числе   и   родня   покойного
социал-демократа, вышли в Штеттине. Господин Мацерат крайне об этом сожалел,
поскольку вид молодой девушки казался ему очень приятен  и даже необходим, а
после  ее исчезновения у  него начались сильные, судорожные, сотрясающие его
тело  приступы  с  высокой  температурой.  По  словам госпожи Мацерат, он  в
отчаянии  звал  некую  Люцию,  называл себя  сказочным  зверем и единорогом,
выказывал  страх  перед  прыжком  и  страсть  к  прыжку   с  десятиметрового
трамплина.
     В  Люнебурге господина Мацерата поместили в  больницу. Лежа в  жару, он
успел узнать несколько  сестер, но его перевели  в  университетскую  клинику
Ганновера.  Лишь  там удалось сбить  у него температуру. Госпожу Марию и  ее
сына Курта господин Мацерат видел редко,  а ежедневно стал видеть лишь с тех
пор, как она устроилась в клинику уборщицей.  Но поскольку для госпожи Марии
и для маленького Курта не было подходящего жилья  ни в самой  клинике, ни по
соседству,  а  жизнь  в  лагере для  беженцев становилась все невыносимей --
госпоже  Марии  приходилось  ежедневно проводить  три  часа  в переполненных
поездах, часто даже  ездить на  подножке, до  того  далеко отстояли  друг от
друга клиника  и лагерь, --  врачи, несмотря на большие сомнения,  разрешили
перевести пациента в Дюссельдорф, в одну из городских больниц, тем более что
у госпожи  Марии было разрешение на переезд в Дюссельдорф:  ее сестра Густа,
которая  уже в войну вышла замуж за живущего там обер-кельнера, предоставила
в распоряжение госпожи Мацерат комнату в  своей трехкомнатной квартире,  ибо
самому  обер-кельнеру  места  пока  не  требовалось: он  находился в русском
плену.
     Квартира была очень удачно расположена: любым трамваем, который шел  от
Билькского вокзала к Веретену или Бенрату, можно было удобно, без пересадок,
доехать до больничного городка.
     Господин  Мацерат  пролежал  там с августа сорок  пятого до  мая  сорок
шестого. И вот уже целый час он рассказывает мне о нескольких сестрах зараз.
Звали их:  сестра Моника, сестра Хельмтруд, сестра Вальбурга, сестра Ильзе и
сестра  Гертруд.  Он припоминает подробнейшие  больничные  сплетни,  придает
чрезмерное значение  деталям сестринского житья-бытья, сестринской форменной
одежде.  Ни одного слова не уделяет он плохому, как мне помнится, тогдашнему
питанию, нетопленным  больничным палатам. Сплошь медицинские сестры, история
о сестрах, унылая  сестринская жизнь.  Там шушукались  и там рассказывали по
секрету, что именно сестра Ильзе вроде  бы сказала старшей сестре, а старшая
сестра  посмела  пойти с обходом по  дортуарам  девушек с сестринских курсов
сразу  после  обеденного  перерыва,   и  там  вроде  бы  пропало  что-то,  и
беспричинно заподозрили  одну сестру из Дортмунда  -- мой пациент, помнится,
назвал  ее  Гертруд. Вот  и истории про молодых врачей,  которые вымогали  у
сестер  талоны  на  сигареты,  он  тоже  рассказывает  очень   подробно.   И
расследование случая, когда одна лаборантка, даже и не сестра, сделала аборт
то ли  сама себе,  то ли с  помощью ассистента,  он тоже  считает  достойным
подробного  рассказа.  Я  решительно  не  понимаю  своего  пациента, который
расточает свой ум на подобные банальности.
     А теперь господин Мацерат просит меня  описать его. Я рад выполнить эту
просьбу и перескакиваю через энное количество историй, которые он, поскольку
речь в них идет о сестрах, так подробно расписывает вескими словами.
     В  моем пациенте  один метр двадцать один сантиметр  росту. Голова его,
что была бы чересчур велика даже для человека нормального роста, сидит между
плечами  на  несколько  искривленной  шее,  грудная  клетка сильно  выдается
вперед,  так же и  спина, которую  можно обозначить как горб. У него  сильно
светящиеся, умные, подвижные,  порой мечтательно расширенные  голубые глаза.
Еще  у  него  густые,  слегка  волнистые   темно-русые  волосы.  Он   охотно
демонстрирует свои сильные по сравнению  с остальным телом руки с красивыми,
по его  же словам,  кистями. Особенно  когда господин Мацерат барабанит -- а
руководство заведения разрешает  ему барабанить от трех до  максимум четырех
часов  в  день,  --  так  и  кажется,  будто  его  пальцы  действуют  вполне
самостоятельно  и  принадлежат  другому,  пропорциональному  телу.  Господин
Мацерат  очень  разбогател  на  пластинках,  он  и  сегодня  хорошо  на  них
зарабатывает. В дни посещений  у него бывают интересные люди. Еще до  начала
его  процесса, еще прежде, чем его поместили  к нам, мне  было  известно его
имя, ибо господин Мацерат -- знаменитый артист.
     Лично я верю в его невиновность, а потому и не знаю, останется он у нас
или еще  раз  выйдет  на свободу, чтобы  снова, как и  прежде,  выступать  с
большим  успехом. Но теперь я должен его измерить, хотя всего  два дня назад
это делал...
     Отнюдь не собираясь проверять написанное моим санитаром Бруно, я, Оскар
Мацерат, снова берусь за перо.
     Бруно только что измерил меня  своим складным  метром.  Оставив метр на
мне и  громко выкрикивая результат, он  покинул мою комнату.  Он даже уронил
плетение, над которым тайно работал во  время моего рассказа. Надо полагать,
он побежал за фройляйн доктор Хорнштеттер.
     Но  прежде  чем  приходит фройляйн  доктор, чтобы сообщить мне, до чего
домерился  Бруно, Оскар хочет  обратиться к вам: за те три дня, в которые  я
излагал санитару историю моего  роста, мне посчастливилось прибавить -- если
только это можно назвать счастьем -- целых два сантиметра.
     Итак, с этого дня в Оскаре один метр и  двадцать три сантиметра. Теперь
он  расскажет, как ему жилось  после войны, когда его, говорящего,  с трудом
пишущего,  бегло  читающего,  и  хоть  и  с  деформированной фигурой,  но  в
остальном  вполне здорового молодого человека, выпустили из  Дюссельдорфской
городской больницы,  с  тем чтобы я -- как принято говорить  при  выписке из
лечебных учреждений -- начал новую, теперь уже взрослую жизнь.









     Сонные добродушные телеса: Густе Тручински незачем было меняться, когда
она стала Густой  Кестер,  тем  более что и  воздействию  Кестера она  могла
как-то подвергаться лишь во время их двухнедельной помолвки, перед отправкой
его на Северный фронт, и  потом, когда  они обвенчались, во время фронтового
отпуска, да и то по большей части в  бомбоубежищах. И хотя после капитуляции
Курляндской армии  от Кестера больше никаких новостей не поступало, Густа на
вопросы  о  супруге  отвечала уверенно,  причем всякий раз  указывая большим
пальцем на кухонную дверь: "Он там, в плену, у Ивана. Вот ужо вернется и все
тут переменит".
     Перемены, которых ждали от Кестера в их билькском жилище, подразумевали
в  основном  образ жизни  Марии и  отчасти Куртхена. Когда я  был выписан из
больницы,  попрощался   с  больничными  сестрами,  пообещав  иногда  к   ним
наведываться, и поехал  трамваем  в  Бильк,  к обеим сестрам и к моему  сыну
Курту, я  обнаружил на третьем этаже доходного дома, выгоревшего от крыши до
четвертого  этажа,  некий филиал  черного рынка, возглавляемый Марией и моим
шестилетним сыном, который бойко считал на пальцах.
     Мария,  верная  душа,  преданная Мацерату даже  в нелегальной торговле,
посвятила  себя искусственному меду.  Она черпала  из  ведерок  без надписи,
шмякала произведение искусства на кухонные весы и -- едва я переступил порог
и  освоился  в  этих  новых обстоятельствах  --  передоверила  мне  упаковку
четвертьфунтовых лепех.
     Куртхен же восседал за  ящиком персиля,  словно  за  прилавком,  и хотя
удостоил  взглядом своего выздоровевшего, возвратившегося домой отца, однако
его, как обычно, по-зимнему серые глаза были устремлены  в  нечто такое, что
вполне можно было увидеть и  стоило разглядывать сквозь меня. Перед собой он
держал лист бумаги, громоздил на  нем колонки воображаемых цифр;  проведя от
силы полтора месяца в переполненных, плохо отапливаемых школьных классах, он
приобрел вид мыслителя и карьериста.
     Густа Кестер  пила кофе, между прочим  натуральный, как заметил  Оскар,
когда она и мне придвинула чашку. Пока  я занимался искусственным медом, она
с  любопытством  и  не  без  сострадания   к  горькой  участи  своей  сестры
разглядывала мой горб. Ей трудно  было усидеть на  месте и не  погладить мой
горб, ибо для женщины  погладить горб сулит счастье,  а счастье  в  Густином
случае подразумевало: возвращение  Кестера,  который все здесь переменит. Но
она  удержалась,  вместо горба,  хоть  и  без  счастья,  погладила  чашку  и
испустила несколько вздохов из тех,  что в течение  последующих месяцев  мне
предстояло  слышать  ежедневно:  "Голову  даю  на отсечение, вот  ужо Кестер
вернется, он здесь все переменит, да еще как переменит-то, вы увидите!"
     Густа решительно  осуждала  подпольную  торговлю,  а  между тем  весьма
охотно  пила  натуральный  кофе,  добытый   из  искусственного  меда.  Когда
приходили покупатели, она  покидала  гостиную, шлепала на кухню  и громыхала
там кастрюлями в знак протеста.
     А  покупателей приходило  много.  Сразу  после девяти, после  завтрака,
начинался перезвон: короткий --  длинный -- короткий. Поздним вечером, часов
примерно в  девять и часто против  воли  Куртхена, который из-за  школы  мог
уделять торговле лишь половину рабочего дня, Густа отключала дверной звонок.
Люди спрашивали:
     -- Искусственный мед?
     Мария приветливо кивала и спрашивала в свою очередь:
     -- Четвертушку или половинку?
     Впрочем, были и такие  люди, которые  меда  не хотели.  Эти спрашивали:
"Кремни?" -- а в ответ Куртхен, у которого занятия были  попеременно  день с
утра,  день после обеда,  выныривал  из-за своих  столбиков, выуживал из-под
пуловера мешочек  и звонко-дерзким мальчишеским голосом  выталкивал цифры  в
комнатный воздух: "Три или, может, возьмете четыре? На вашем месте я взял бы
пять. Скоро  будут по двадцать  четыре, самое малое. Еще прошлую неделю  они
шли  по восемнадцать, сегодня  утром мне уже пришлось  говорить двадцать,  а
приди вы хоть  двумя часами  раньше, когда я как раз вернулся из школы, я бы
еще мог сказать: двадцать один".
     На четыре  улицы  вдоль  и на  шесть  поперек Куртхен  был единственным
продавцом кремней. У него имелся свой источник, источник этот он не выдавал,
но вечно, и даже перед сном, твердил как молитву: "У меня есть источник!"
     Как отец,  я считал себя вправе  интересоваться, что  это  за  источник
такой  у моего сына. И когда он, даже не скрываясь,  а скорее  самодовольно,
возвещал: "У меня есть источник", я неизменно задавал вопрос: "Откуда у тебя
кремни? Сию же минуту скажи мне, что это за источник!"
     И столь  же  неизменная реакция  Марии  в продолжение всех тех месяцев,
когда  я  еще  как-то  пытался  выяснить  источник,  выглядела так:  "Оставь
мальчишку  в  покое. Во-первых,  это вовсе не твое дело, во-вторых,  уж коли
спрашивать, так спрашивать  буду я, а в-третьих, не строй из себя отца. Пару
месяцев назад ты еще лежал пластом и рта не мог раскрыть".
     Если же  я не унимался и  слишком настойчиво  выспрашивал Куртхена  про
источник, Мария шлепала  ладонью по ведерку  с медом и  возмущалась до самых
локтей, выступая  одновременно и против  меня,  и против Густы, которая тоже
иногда  поддерживала мои по пытки выявить  источник: "Оба вы  хороши. Хотите
испортить мальчику всю торговлю.  А сами, между прочим, с  нее живете! Как я
подумаю про парочку калорий, которые выдают Оскару по болезни и которые он в
два дня подметает, так мне прямо плакать хочется, а я не плачу, я смеюсь".
     Оскар не  может не признать: в  ту пору у меня был  отменный аппетит, и
лишь  благодаря  источнику Курта, который приносил больше, чем искусственный
мед, Оскар мог набраться сил после скудного больничного рациона.
     Вот почему отец должен был сконфуженно помалкивать и с приличной суммой
карманных денег,  которые он получал  благодаря детскому великодушию того же
Куртхена, стал как  можно  чаще покидать квартиру в  Бильке,  чтобы не  быть
свидетелем этого позора.
     Многочисленные  благоденствующие критики экономического чуда утверждают
сегодня  --  и  чем   меньше  воспоминаний  у  них  сохранилось,  тем  более
восторженно звучат их  голоса:  "О, это  удивительное время  перед  денежной
реформой! Тогда была хоть какая-то жизнь! Люди  с пустым  желудком стояли --
несмотря  ни на что --  в очереди за театральными билетами! А на скорую руку
сымпровизированные вечера под картофельную водку были  просто  изумительны и
удавались куда лучше, чем всякие там фуршеты с шампанским и дю-жарденом, как
их устраивают сегодня".
     Так рассуждают романтики упущенных  возможностей. Мне, по совести, тоже
надо бы так причитать, ибо в те годы, когда бил кремневый источник Куртхена,
я  почти  бесплатно  с тысячами таких же желающих наверстать  либо пополнить
свое  образование  посещал  курсы при  общеобразовательной  школе,  сделался
завсегдатаем Британского культурного центра, именуемого "Мост", дискутировал
с  католиками  и  протестантами по поводу коллективной  вины,  сознавал себя
совиновным со всеми,  кто  думал:  надо  разобраться  именно  сейчас,  чтобы
спихнуть это с  плеч и  не мучиться угрызениями  совести потом,  когда  дела
снова пойдут в гору.
     Школе, во всяком случае, я обязан своим хоть и весьма скромным, но зато
блистательно неполным образованием.  Я  много тогда читал. Те книги, которых
до тех пор, пока  я начал  расти, вполне хватило бы, чтобы поделить весь мир
пополам  между Гете  и  Распутиным, мои знания, почерпнутые из  келеровского
Морского  календаря  с девятьсот четвертого по  девятьсот шестнадцатый, меня
уже  не  удовлетворяли. Чего я только не читал  тогда! Я читал в туалете.  Я
читал,  стоя в часовых  очередях  за  театральными  билетами, зажатый  между
читающими  девушками  с  моцартовскими  косичками,  я  читал,  пока  Куртхен
торговал кремнями, читал,  расфасовывая искусственный мед.  А  когда не было
света, читал  между сальными  свечами:  благодаря  источнику Куртхена, у нас
водились и свечи.
     Стыдно  признаться, но чтение тех лет не  входило  в меня, а  проходило
сквозь  меня.   Впрочем,  некоторые  обрывки   слов,   тексты  на   клапанах
суперобложек во мне осели.  Ну а театр? Имена артистов: Хоппе, Петер  Эссер,
"р"  в устах Фликкеншильд, ученицы театральной школы,  которые на подмостках
студий пытались произносить это "р" лучше, чем сама Фликкеншильд, Грюндгенс,
который  весь  в черном играл  Тассо, снимал с  парика предписанный  автором
лавровый венок, ибо "он волосы сжигает", и тот же самый Грюндгенс опять-таки
в черном, но уже как Гамлет. А Фликкеншильд еще говорит, что Гамлет тучен. И
череп Йорика произвел на меня  впечатление, ибо  Грюндгенс говорил про  него
очень убедительные слова. Затем  они играли перед  потрясенной публикой "Там
за дверью" в нетопленных  театральных залах, а я  представлял себе  на месте
Бекмана со сломанными  очками Густиного  мужа,  вернувшегося  домой Кестера,
который, по словам Густы, все здесь переменит и перекроет кремневый источник
моего сына Курта.
     Сегодня, когда  все это осталось позади,  когда я понимаю, что хмельные
послевоенные годы именно хмельные и были и  привели  за  собой похмелье,  от
которого на душе скребут кошки  и,  надрывно мяукая, провозглашают  историей
то, что  еще вчера было для нас деянием либо  злодеянием, кровавым и свежим,
сегодня я воздаю хвалу урокам Гретхен Шефлер между сувенирами от "Силы через
радость" и всевозможным самовязом: Распутина -- не слишком,  Гете -- в меру,
кейзеровская  история   города   Данцига   в  ключевых   словах,   оснащение
давным-давно затонувшего  линкора,  скорость  в узлах всех задействованных в
битве  под Цусимой  японских торпедных катеров,  далее Велизарий  и  Нарсес,
Тотила и Тейя, битва за Рим Феликса Дана.
     Уже весной сорок  седьмого  я бросил и  школу,  и Британский культурный
центр,  и  пастора  Нимеллера,  попрощался   из  второго  яруса  с  Густавом
Грюндгенсом, который все еще числился в программе Гамлетом.
     И двух лет не прошло  с  тех пор,  как  я над  могилой  Мацерата  решил
продолжить  свой  рост,  а жизнь  взрослых  меня  уже больше не  занимала. Я
тосковал по утраченным пропорциям трехлетки, снова  хотел заиметь неизменные
девяносто  четыре сантиметра, быть меньше,  чем мой друг Бебра, чем покойная
Розвита. Оскару не хватало его барабана. Длительные прогулки приводили его в
окрестности больничного городка. Поскольку Оскар и без того должен был раз в
месяц  показываться  профессору  Ирделлу,  который  считал  его  "интересным
случаем", он всякий  раз наведывался к знакомым  сестрам и, даже когда у них
совершенно не  было для  него времени, чувствовал себя  рядом с этой  белой,
летящей  тканью,  сулящей  выздоровление  либо  смерть,  спокойным  и  почти
счастливым.
     Сестры  меня  любили,  по-детски, но  беззлобно  подшучивали  над  моим
горбом, старались подсунуть  мне что-нибудь вкусненькое  и посвящали  в свои
нескончаемые, запутанные, навевающие приятную истому  больничные  истории. Я
выслушивал,   давал  советы,  при   не   очень  серьезных  ссорах   выступал
посредником,   ибо   пользовался  благосклонностью   старшей   сестры.   Для
двадцати-тридцати  спрятанных под  сестринскими халатами  девушек Оскар  был
единственным и даже -- странным образом -- желанным мужчиной.
     Бруно  уже  упоминал:  у  Оскара  красивые  выразительные  руки, легкие
волнистые волосы и --  достаточно голубые --  все еще  обольстительные глаза
семейства  Бронски. Возможно, мой горб и  начинающаяся сразу под подбородком
столь же выгнутая, сколь  и узкая грудная клетка создают  противовес, только
подчеркивающий красоту моих рук, моих глаз, привлекательность моих волос, во
всяком случае не раз случалось,  что сестры, когда я  сидел у них в комнате,
хватали меня за  руки, играли моими пальцами,  проявляли  нежность и  к моим
волосам,  а  выходя,  говорили  друг другу:  "Когда заглянешь  ему в  глаза,
остальное как-то перестаешь замечать.
     Короче, я  был сильнее,  чем  мой горб, и, без  сомнения,  попытался бы
одерживать  победы  в больничных стенах, владей  я  тогда по-прежнему  своим
барабаном, будь я по-прежнему уверен в своих  уже многократно подтвержденных
талантах   барабанщика!   Пристыженный,   смятенный,   не   доверяя  смутным
побуждениям своего тела, я после таких  нежных прелюдий -- и уклонившись  от
главного действия --  покидал больничный городок,  давал себе волю, гулял по
саду  либо  вокруг проволочной  ограды, обегавшей всю  больничную территорию
мелкоячеисто и равномерно и насылавшей на меня наплевательское равнодушие. Я
провожал глазами трамваи, которые шли в Веретен и Бенрат, испытывал приятную
скуку на  променадах  рядом  с  велосипедными  дорожками  и посмеивался  над
расточительностью  природы,  которая разыгрывала  весну  и  -- как обещано в
программе  --  раскрывала  почки словно  хлопушки. А через дорогу наш  общий
художник-любитель  с каждым  днем  выдавливал из  тюбика все  больше  сочной
зелени на  деревья  Верстенского кладбища.  Кладбища и  раньше  весьма  меня
привлекали.  Они  ухоженные,  они  недвусмысленные, логичные,  мужественные,
живые. На кладбище можно собраться с духом  и принимать решения, лишь  здесь
жизнь приобретает четкие  очертания -- я, конечно,  имею в виду не окантовку
могил -- и, если угодно, приобретает смысл.
     А  вдоль  северной  кладбищенской  стены шла  дорожка  для  молитвенных
процессий, и  на  этом  пути  между собой  конкурировали  семь  каменотесных
мастерских. Крупные, как,  например,  Ц. Шноог или Юлиус  Бебель. Между ними
всякая мелюзга, именуемая Ф. Найденрайх, Ю. Бойс, Кюн и Мюллер и П. Корнефф.
Нечто  среднее  между  бараком  и  мастерской  скульптора,   большие  то  ли
свежеокрашенные,  то ли  еще разборчивые вывески  на  крышах с надписями под
именем владельца, к примеру: "Могильные камни. Мастерская", или "Памятники и
ограды",   или  "Оформление   натуральных  и   искусственных  камней",   или
"Надгробная живопись". Над  будкой Корнеффа  я сумел  разобрать "П. Корнефф.
Каменотес и скульптор".
     Между  его мастерской и ограничивающей  территорию кладбища проволочной
оградой  громоздились доступные взгляду  образцы памятников на  одинарных  и
двойных  постаментах   от  одноместных  до  четырехместных,  так  называемых
семейных. Сразу позади ограды, терпеливо  отражая в солнечную погоду ромбики
ее  узора,  шли  подставки  из  ракушечника  для  более  скромных  запросов,
полированные диабазовые стены, где матовыми  оставлены лишь пальмовые ветви,
типичные  --  в восемьдесят  сантиметров  высотой  --  ограненные камни  для
детских могилок из силезского, чуть слоистого мрамора, с рельефами, выбитыми
на верхней его  трети и по большей части изображающими стебель  надломленной
розы. Потом,  ряд стандартных штучных камней из красного майнского песчаника
--  заимствованный  из разбомбленных  фасадов банков  и торговых  домов,  он
торжествовал  здесь   свое  воскресение,  если  только  слово  "воскресение"
применимо  к  могильному  камню. А посреди  этой выставки  -- ее  жемчужина:
памятник, составленный  из  трех  постаментов, двух  боковых плит и большой,
обильно изукрашенной центральной плиты из голубоватого  тирольского мрамора.
Над плоскостью главной плиты возвышалось  то,  что каменотесы именуют словом
"торс". Колени  и голова этого торса развернуты  влево,  терновый венец, три
гвоздя,  бороды нет, ладони раскрыты, рана  на груди стилизованно кровоточит
-- капель, по-моему, всего пять.
     Хотя вдоль  Молельной тропы  этих памятников с развернутым влево торсом
было  полным-полно  --  к  началу весеннего сезона порой целый десяток таких
торсов  распахивал свои объятия, но корнеффовский Иисус Христос пришелся мне
особенно  по  душе, потому,  ну  да, потому, что  он больше других напоминал
моего  атлетически  сложенного спортсмена,  который,  напруживая  мускулы  и
раздувая грудь,  висел над  главным алтарем в церкви Сердца Христова. Часами
простаивал  я  у этого забора. Я засовывал  палку через мелкоячеистую сетку,
испытывал смутные желания,  думал о всякой всячине -- и ни о чем. Корнефф же
долгое время оставался для меня невидим. Из одного окошка его будки выходила
многоколенная,  поднимающаяся  над  крышей печная труба. Скудный  желтоватый
дымок от  плохого угля тянулся вверх, падал на толь, сочился из окон, стекал
по  водосточному   желобу,   пропадал  среди  необработанных  камней,  между
обломками  мраморных  плит  с Лана.  Перед задвижной  дверью  мастерской под
множеством брезентовых  чехлов, словно замаскировавшись от атаки  пикирующих
бомбардировщиков,  стояла  машина  о трех  колесах. Звуки из  мастерской  --
дерево било  по  железу,  железо  стучало по  камню  -- выдавали присутствие
каменотеса.
     В  мае  исчез  брезент, покрывающий автомобиль, и дверь была сдвинута в
сторону. В глубине мастерской я увидел  громоздящиеся камни, серые на  сером
фоне, виселицу шлифовального  станка, полки с гипсовыми моделями и, наконец,
самого  Корнеффа.  Он ходил  сгорбившись и согнув  колени, выдвинутую вперед
голову  держал  неподвижно.  Розовые,  пропитанные  черным  жиром   пластыри
покрывали его  шею.  Корнефф вышел  с  граблями и начал чистить  землю между
выставленными  напоказ памятниками,  потому что  пришла весна. Он делал  это
очень  тщательно,  оставляя  на  гравии разнообразные  следы,  собирал также
прошлогоднюю листву,  приставшую  к некоторым  памятникам. Уже  перед  самым
забором, когда он бережно вел грабли между  цветочницами  из  ракушечника  и
базальтовыми глыбами, меня неожиданно поразил его голос:
     -- Ну, парень, тебя, поди, из дому выжили или как?
     -- Мне очень нравятся ваши камни, -- польстил я.
     --  Не говори  громко, не  то я схлопочу за  это