---------------------------------------------------------------
     © Copyright Оливия Карент
     From: vlzolx(a)mail.ru
     Date: 07 Jul 2005
---------------------------------------------------------------


     МОЕМУ СЫНУ,
     покоренному и восхищенному Шотландией,
     посвящаю эту книгу. Всегда готова разделить
     с тобой все невзгоды и удачи, интересы и
     увлечения. С надеждой, что когда-нибудь
     сбудется твоя мечта, и тебе удастся побывать и
     увидеть эту удивительную страну - Шотландию,
     твоя мама О.


     - Флора!!! Флора!!!
     Запыхавшаяся  возбужденная  Пат  Вильсон,  бывшая  однокурсница   Флоры
Маккензи, стремительно ворвалась в комнату и бросилась к Флоре, чуть не сбив
ее с ног.
     -  Кто бы  мог  подумать?!! Вот это  да!!!  Все  в шоке!!!  - удивленно
восклицала Пат, как бы заново осматривая и оценивая недоумевающую Флору.
     -  Пат,  что  случилось?  - наконец-то  смогла произнести  Флора сквозь
повторяющийся  сумбур   возгласов  подруги,   когда   та,   задохнувшись  от
переполнявших ее эмоций, переводила дыхание. - Что случилось, Пат?
     - Флора, меня послали за тобой! Идем скорей! Приехал твой муж!!!
     Флора широко открыла глаза и замерла. Потом ошеломленно промолвила:
     - Мой... муж?
     Пат нетерпеливо потянула ее за руку, увлекая за собой к двери.
     - Да, да, да! Мы все обалдели просто!!!! Да поторопись же!
     Совершенно не понимая происходящего, Флора шла за Пат.
     " Это не может быть правдой! Это какое-то наваждение! Наверное, я схожу
с ума! -  мысли проносились в  голове с  космической скоростью. -  Очевидно,
глупые девчонки придумали какой-то нелепый розыгрыш. Несносные фантазерки! "
     От этой догадки она облегченно вздохнула и вслед  за Пат шагнула в зал,
в  центре которого  располагалась  довольно  большая  группа людей.  При  ее
появлении  все повернулись и  смолкли. Флора  похолодела.  Она  сразу узнала
двинувшегося ей навстречу  мужчину.  Он, с ироничной  улыбкой глядя на  нее,
усмехнулся, а затем вдруг мягко и заботливо произнес:
     - Кэт, мне сообщили,  что ты нездорова.  Я  забеспокоился.  Тебе лучше?
Впрочем, думаю, нас извинят, если мы  сейчас уйдем. Ты что-то  очень бледна,
дорогая. Прошу!
     Он предложил Флоре  согнутую в локте  руку, на которую она оперлась, не
имея сил вымолвить ни слова.  Флора  покорна шла с ним рядом, заставляя себя
улыбаться,  прощаясь  со  всеми  едва  заметным  кивком  головы,  в  которой
назойливо пульсировал единственный вопрос: " Что же теперь будет?.. "


     Вечеринка была в самом разгаре, когда приехал Уильям Кренстон,  младший
сын  "  пластмассового"  магната  Генри  Кренстона,   в  сопровождении  двух
очаровательных девушек-моделей одного известного рекламного агентства.
     -  Билл!  Милый! Я уже  и  не надеялась,  что  ты  появишься! - хозяйка
протянула ему руку,  которую он галантно поцеловал.  - Хотя  твое оправдание
весьма убедительно.
     Она  кивнула в сторону его спутниц, а затем, взяв  под руку, подвела  к
столу с напитками. Потом, извинившись, отошла.
     Билл взял бокал и, лениво потягивая мартини, начал рассеянно оглядывать
присутствующих. Неожиданно  его взгляд остановился  на  сидящей в  отдалении
девушке.   Странным  было  то,  что  она  совсем  не  обращала  внимания  на
происходящее вокруг и что-то сосредоточенно зачеркивала  и правила в толстом
блокноте, который  держала на  коленях.  Ее  отстраненность и  серьезный вид
никак  не  вписывались  в  окружающую  обстановку.  Девушка  была  настолько
погружена в работу,  словно не слышала ни громкой музыки, ни шумного галдежа
вокруг.  Подобное  Билл  не встречал ни  разу  за  свою двадцативосьмилетнюю
жизнь. Ну и  ну! Билл удивленно покачал  головой,  теперь  более внимательно
рассматривая незнакомку и сожалея, что густые волнистые волосы наклонившейся
над записями девушки, потрясающего темно-рыжего оттенка,  закрывали ее лицо,
рассыпавшись по плечам и спине.
     На некоторое время Билла отвлек один из подошедших гостей. Снова бросив
взгляд в ту сторону, где сидела  заинтересовавшая его  девушка, он  заметил,
что она  исчезла.  Билл  внимательно окинул  глазами зал и  у  самого  входа
обнаружил   загадочную  незнакомку.  Она  торопливо  шла,  протягивая  руку,
навстречу вошедшему молодому человеку весьма необычной  наружности.  Молодой
человек был невысок ростом,  субтилен,  откровенно некрасив  внешне, что еще
больше подчеркивали огромные  очки  в  толстой  грубой  оправе.  Одет он был
как-то  уж очень нелепо  и  небрежно, даже смешно: затертые  старые  джинсы,
клетчатая яркая рубашка  и  не  по  размеру  мешковатый  объемный  пиджак  с
длиннющими рукавами, доходящими чуть ли не до середины кистей его рук. Хотя,
отметил  Билл,  пальцы молодого человека  были тонкими  и длинными, красивой
формы. Он открыто улыбался спешащей  к нему девушке. Они, о чем-то оживленно
беседуя, направились в самый конец зала и уютно устроились в уголке.
     Теперь Билл смог хорошо рассмотреть  незнакомку. Она была выше среднего
роста,  стройная,  с  красивыми  длинными   ногами.  Билл  удивился,  какими
ярко-голубыми  были   ее  большие   глаза,  обрамленные  пушистыми   черными
ресницами, почти доходящими до таких же черных тонких бровей.  Билл отметил,
что девушка практически не использовала макияж. Впрочем, это было бы лишним.
Лицо ее было смуглым,  а пухлые губы, от природы ярко-алые, открывали, когда
она  улыбалась,  ровные белоснежные  зубы.  Во  внешности  девушки  каким-то
образом  органично сочеталось не  сочетаемое. Незнакомка завораживала  своим
своеобразием,  хотя вряд ли ее можно было  назвать  красивой. Скорее, просто
необычной и, когда она улыбалась, обаятельной.
     В туфлях на  высоком  каблуке, девушка была почти на голову выше своего
нелепого спутника. И вообще, эта пара выглядела довольно комично. Но по всей
видимости, мнение  других  их  нисколько  не  волновало,  и  они  вели  себя
непосредственно, очевидно радуясь встрече.
     -  Билл, я  хочу представить тебя  одной милой девушке, -  обратилась к
нему вновь подошедшая хозяйка, слегка обнимая талию высокой яркой блондинки,
со смущенной улыбкой стоящей рядом с ней.
     Девушка  была столь  привлекательна, что  глаза  Билла  вспыхнули ярким
огнем. Он восхищенно улыбнулся и тут же отреагировал:
     - Буду счастлив!
     - Милая Нэнси, это Уильям Кренстон. Билл, перед тобой  - очаровательная
Нэнси Кастл. Ее отца, известного банкира, ты, наверное, знаешь. Нэнси  - его
единственная дочь.
     Билл поклонился и поцеловал протянутую руку обворожительной блондинки.
     - Очень рад нашему знакомству, мисс Кастл.
     -  Я  тоже,  мистер  Кренстон.  И  зовите меня,  пожалуйста,  Нэнси,  -
отозвалась девушка.
     -  О,  Нэнси!  Просто  Уильям, -  тут  же  возразил Билл, темные  глаза
которого выдавали его восторг и заинтересованность новым знакомством.
     Хозяйка весело рассмеялась и, качнув головой, иронично произнесла:
     - Нэнси, будь осторожна. Билл - самый опасный и несносный плейбой среди
молодых холостяков. Впрочем, и женатых тоже! Устоять перед ним невозможно!
     Билл усмехнулся и, наклонившись к  хозяйке, завораживающим  полушепотом
уточнил:
     -  И все же в некоторых  случаях удача  оставляет  меня!  И я вздыхаю и
мучаюсь, страдаю и бледнею,  потому что одна из самых  очаровательных женщин
бесповоротно и навсегда лишила меня даже надежды на  свою благосклонность. А
в своих оценках моей скромной персоны столь бескомпромиссна!..
     Билл с показной горечью вдохнул, что вызвало смех Нэнси и хозяйки дома.
Последняя шутливо погрозила ему пальцем и отошла.
     - Вы  здесь одна? Или я должен  быть  во всеоружии, поскольку в наличие
имеется сопровождающий? - взглянул на девушку Билл.
     - Нет-нет! - засмеялась  та, отрицательно  качая головой.  - Я пришла с
подругой.
     Нэнси  указала  на  ту необычную  пару,  которая  ранее  привлекла  его
внимание. Он удивленно вскинул брови и продолжил:
     - Судя по тому, что вы присутствуете на этой, чисто богемной вечеринке,
вы обе каким-то образом связаны с театром?
     - В некотором роде, да. Мы окончили  один и тот же университет. Потом я
продолжила  занятия  в  театральной  студии.  Флора  же  мечтает  о  карьере
театрального критика. А  пока работает в  одном агентстве.  Читает сценарии,
пьесы,  встречается с  авторами, - объяснила Нэнси, не  отводя глаз  от лица
Билла. - Мне это кажется ужасно скучным. Но Флора работает, как одержимая.
     Девушка, недоумевая, пожала плечами.
     - А этот странный молодой человек рядом с ней? - поинтересовался Билл.
     -  Ее верный рыцарь  Ронни.  Может быть,  слышали о талантливом молодом
драматурге Рональде Фармере? Так это он. Ронни  становится с каждым днем все
более  и  более  известной  и популярной  личностью. Все  уверены: его  ждет
мировая слава! - пояснила девушка. Потом  засмеялась и иронично добавила:  -
Очень надеюсь, что, благодаря  нашим  с Ронни приятельским отношениям и моей
дружбе  с  Флорой,  я получу хотя бы крошечную  ролишку в  какой-нибудь  его
пьесе!
     Билл улыбнулся в ответ о многозначительно произнес:
     - Ваш  Ронни  -  болван!  В  моей  пьесе  ваша роль была бы обязательно
главной!
     Нэнси кокетливо засмеялась. Они продолжили беседу,  откровенно флиртуя,
вполне довольные состоявшимся знакомством.
     Спустя какое-то время, когда Рональд куда-то отлучился, Нэнси подбежала
к подруге и, радостно тиская ее, затараторила:
     - Фло! Фло! Я, наконец, познакомилась с ним! Фло! Познакомилась!!!
     Флора  озадаченно смотрела на Нэнси,  пытаясь  выбраться  из  удушающих
объятий.
     - Нэнси, с кем ты познакомилась? Да Нэнси же!..
     Та удивленно воззрилась на подругу и поспешно пояснила:
     - Ну как же  ты  не помнишь, Фло? С Биллом!  Уильямом Кренстоном!!! По-
зна- ко- ми- лась!!! Ой, Фло, я так счастлива! Смотри, вон он! Да не туда!..
Видишь вот там группу мужчин? Самый  высокий из  всех  и есть он -  красавец
Уильям Кренстон. Ну посмотри же внимательно! Правда, он - прелесть?!!
     Только чтобы Нэнси перестала  ее тормошить, Флора равнодушно  взглянула
на того, о ком еще до этого дня подруга прожужжала все уши.
     Уильям Кренстон, действительно, был  значительно выше остальных мужчин.
Его  рост  был не менее  1, 90 м.  Держался Уильям прямо  и, как  показалось
Флоре, чуть надменно и иронично. Бог и родители наградили его необыкновенной
красотой. Темные выразительные глаза, густые  брови, великолепный цвет лица,
яркие, красиво очерченные губы, прямой нос, благородный высокий лоб, который
открывала взорам пышная шевелюра густых  темных  волос, модно подстриженных.
Нэнси была права. Уильям Кренстон был поразительно хорошо собой.  А главное,
что  отметила Флора,  и  глаза его,  и подвижная мимика  лица  отражали  ум,
сообразительность, живость характера  и  необыкновенное чувство собственного
достоинства.
     - Хочешь, Фло, я  вас тоже  познакомлю? -  предложила  Нэнси в каком-то
несвойственном ей ранее  порыве доброты  и участия  к подруге. Обычно  своих
приятелей и  поклонников  Нэнси ревниво оберегала от  постороннего  женского
взгляда.
     Флора отрицательно покачала головой.
     - Нет, Нэнси. Ты же знаешь, как я устала сегодня. Ведь на эту вечеринку
я   поехала  только  ради  тебя  и  твоей   сумасшедшей   страсти  к   этому
красавцу-плейбою Кренстону.
     - Фло, ты принесла мне удачу!
     Нэнси опять пылко стиснула в своих объятьях подругу. Флора асмеялась, а
потом устало сказала:
     - Нэнси, ничего, если я сейчас уйду? Меня  Ронни проводит. Ты, надеюсь,
доберешься сама?
     Нэнси махнула рукой.
     -  Пустяки!  Конечно,  доберусь!  В  крайнем  случае, вызову  такси или
позвоню домой, и за мной вышлют машину. Но знаешь, Фло, мне кажется, сегодня
меня будет кому проводить. Я очень надеюсь! Очень!!!
     И  Нэнси  страстным  взглядом  посмотрела в сторону  весело  хохочущего
Уильяма Кренстона.
     Флора опять покачала головой, улыбнулась, поцеловала разгоряченную щеку
Нэнси и встала, завидев появившегося Рональда.
     Когда они ушли, Нэнси закружилась в водовороте шумного веселья, танцев,
многообещающего и обнадеживающего флирта с Уильямом Кренстоном.
     2
     Флора сосредоточенно читала очередную пьесу, чтобы сегодня же закончить
ознакомление   с  образчиком  очевидного,   на  ее  взгляд,  графоманства  и
бездарности. Подобная макулатура  поступала в агентство буквально тоннами. И
именно ей, Флоре, приходилось выполнять неблагодарную, чаще всего, работу по
прочтению очередного "  гениального" творения и объясняться с возмущающимися
или наоборот, " убитыми горем" из-за рухнувших надежд авторами.
     Флора торопилась, потому что вечером она и Ронни собирались отправиться
на премьеру спектакля, о котором  уже до просмотра  было огромное количество
разноречивых мнений, шумихи, скандалов. Этот спектакль интересовал  и  ее, и
Рональда еще и  потому,  что режиссер,  довольно известный  в  киноиндустрии
человек,  театром увлекся  не  так  давно  и  настойчиво  вел  переговоры  с
Рональдом, желая поставить на сцене одну и его новых пьес.
     Но Флоре  так  и  не  удалось  теперь  же  завершить работу,  поскольку
появилась сияющая Нэнси.
     - Фло, привет! Я ненадолго. Очень спешу.
     - Привет, Нэнси! Как дела?
     Флора точно знала, что Нэнси только и ждала этого  вопроса, чтобы сразу
же поделиться своими новостями.
     - Фло, ты и представить не можешь, что со  мной творится! Мы с Уильямом
уже дважды были в ресторане, один раз -  на вечеринке и один раз - в манеже.
Он - великолепный наездник, хотя к лошадям  и выездке  относится  достаточно
спокойно. Фло, с  ним так весело!  Когда я  появляюсь с Уильямом, все вокруг
просто лопаются от зависти! Мама говорит, что я должна пригласить его к нам.
Я пыталась, но Уильям постоянно  чем-то  занят.  То обязательные  воскресные
обеды у родителей, то  работа, то еще  что-то... Уильям говорит, что у  него
много  работы. Он решает кучу  проблем вместе  с отцом  и  старшим братом! В
общем, пока мое  приглашение зависло  в  полной неопределенности. А  знаешь,
Фло, мама и папа считают, что Уильям Кренстон - весьма подходящая партия для
меня. Тем более, мне  он  нравится.  Папа  уверен, что союз  наших  семей  -
большая удача и хорошая перспектива.
     Свою речь Нэнси  выпалила на одном дыхании, чуть свысока посматривая на
подругу. Та улыбнулась и благожелательно произнесла:
     - Поздравляю, Нэнси. Рада за тебя. Только, знаешь, я слышала,  что твой
великолепный Кренстон - та еще штучка! Мне кажется, тебе не следует очень уж
увлекаться...
     Но Нэнси нетерпеливо прервала ее.
     - Глупости, Фло!  Вздор!  Ты не можешь объективно судить, потому что  и
понятия не имеешь,  что такое страсть,  любовь!  " Слышала" !!!  Разве можно
верить каким-то слухам?!! Вот, например, ты!
     - А что я, Нэнси? - тихо спросила Флора, заметно погрустнев.
     - Вот я и  говорю об этом! -  начала объяснять  Нэнси с некоторой долей
раздражения. - Послушала бы,  что говорят о тебе! " Синий чулок" ,  монашка,
надменная холодная затворница, феминистка... Да мало ли!
     Справившись с собой, Флора равнодушно пожала плечами и усмехнулась:
     - Какие глупости, Господи! И это все - я?!!
     -  Вот-вот! Глупости, конечно! -  горячо подтвердила  Нэнси.  - Но ведь
говорят! О  тебе, дорогая! Так почему  надо  слушать и принимать на веру то,
что тебе стало известно  об  Уильяме?  Да и вообще...  Подобное мнение о нем
вполне  объяснимо. Он  красив, богат,  всегда на виду. Конечно, он  нравится
женщинам, и, конечно, они ему не безразличны. Но, Фло!.. Ведь ему, наверное,
под тридцать. И вполне возможно, Уильяму уже надоел тот образ жизни, который
приходится   вести.  Возможно,  пришла   пора  остановить  свой   выбор   на
единственной женщине.
     - Нэнси,  не обижайся, пожалуйста, но с чего ты решила,  что это будешь
непременно   ты?  -  в  голосе  Флоры   слышалось   сомнение.   -   Подобные
легкомысленные  молодые  люди  не  отличаются постоянством  и чуть ли  не до
пятидесяти лет остаются холостяками.
     Нэнси всплеснула руками.
     -  Фло, ты судишь об Уильяме очень предвзято. Не могу понять, почему он
тебе не  нравится? Хотя ты вообще странная! И потом... А почему, собственно,
не я  буду той,  на  которой он остановит  свой выбор?  Мне  кажется, я  ему
нравлюсь. Фло, ну не будь ты такой букой!
     Нэнси так забавно надула губы и сморщила нос, что Флора рассмеялась.
     -  Ну, мне  пора!  - объявила Нэнси. -  Поеду домой. Возможно, позвонит
Уильям, и мы куда-нибудь отправимся. Жаль, что мы не  условились заранее. Но
это пустяки! Пока, Фло! Привет, Ронни!
     - Счастливо, Нэнси!
     Флора проводила подругу, потом с тоской взглянула на недочитанную пьесу
и  направилась  в  ванную. Времени оставалось  ровно столько,  чтобы  успеть
собраться в театр до прихода Рональда.
     3
     Антракт  был довольно продолжительным. Покурив,  Билл в фойе театра вел
непринужденную беседу с одним и своих знакомых, когда его внимание привлекла
пара, поразившая своей необычностью с месяц назад на одной из вечеринок.
     -  А-а,  молодой  гений со своей  постоянной  спутницей!..  -  протянул
собеседник Билла, заметив направление его взгляда. - Комичная пара. Впрочем,
они идеально подходят друг другу. Оба странные. И он, и она.
     - Ты их знаешь, Дэвид? - поинтересовался Билл, внимательно наблюдая  за
Флорой и Рональдом.
     -  Да  как  тебе сказать?  Знаком, но не  близко.  Больше знаю  так, по
слухам. Ты и сам, наверное, в курсе той давней  трагедии, случившейся десять
лет назад, когда погибли  родители  Флоры Маккензи. Об этом и газеты писали.
Потом что-то там еще трагическое произошло в ее личной жизни. То ли помолвка
расстроилась, то ли свадьба не состоялась, то  ли еще что-то.  Не помню... -
Дэвид покачал  головой.  -  Только  эта  Флора, по общему  мнению,  какая-то
колючка неприступная. Заносчивая. Но знаешь, мне несколько раз приходилось с
ней  общаться,  и  она, как  ни  странно,  показалась  мне  милой и  веселой
собеседницей. Хотя, опять же, буквально на моих глазах неоднократно так лихо
" отшивала" желающих пофлиртовать, что мне стало понятно,  почему ее считают
и  едкой занозой,  и  мужененавистницей,  и  еще  Бог  знает  кем!  -  Дэвид
засмеялся, а потом добавил: -  Честно говоря,  Билл, некоторых особо  рьяных
ухажеров, будь  я  женщиной,  тоже  "  отшивал" бы, не  раздумывая.  Те  еще
субчики! Да ты и сам знаешь, каков наш брат бывает.
     - Да уж! - усмехнулся Билл и спросил: - Она одна живет?
     -  Одна, -  подтвердил  Дэвид.  - Когда  приехала  сюда,  сняла хорошую
квартиру.  Работает. Хотя девушка она  обеспеченная. Необычная только. Да  я
смотрю, она тебя заинтересовала?
     Улыбнувшись,  Дэвид  вопросительно посмотрел  на  Билла.  Тот  согласно
кивнул и медленно и задумчиво произнес:
     - Я  их как-то встретил  на одной  из вечеринок. Она заинтриговала меня
необычностью  своего поведения.  Сидела в сторонке  и что-то  сосредоточенно
писала. Потом появился этот парень... Фармер...
     Раздался  звонок, приглашая зрителей вернуться  в зал.  Беседа осталась
незавершенной.
     Дэвид, располагавшийся  в партере неподалеку  от приятеля, заметил, что
Билл спектакль почти не смотрел и о чем-то напряженно думал.
     " А ведь Флора, кажется, прекрепко  зацепила нашего красавчика Билла! -
усмехнулся Дэвид. - Вот  это да! Ну,  Билл, держись! Туго тебе придется, мой
друг!  А  их дуэль была бы поинтереснее  любого  спектакля.  Хотя, может,  я
ошибаюсь... и мне просто показалось... "
     Дэвид сосредоточенно посмотрел на сцену и вскоре, увлеченный пьесой, на
время забыл о своем предположении.

     Дэвид  не  ошибался.   Билла,   действительно,  заинтересовала   Флора.
Размышляя,  он  понял,  что  тот  легкий  флирт,  который  время  от времени
объединял  его  и Нэнси,  те отношения,  которые  он не  хотел  окончательно
прерывать,  являлись  на  каком-то  подсознательном уровне  той  нитью,  что
связывала его, Билла, с Флорой  Маккензи. Ее необычное поведение, постоянный
нелепый  спутник, своеобразная внешность, разноречивость  и противоречивость
мнений  и  сведений  о  ней  не  оставили  Билла  равнодушным.  Ему  безумно
захотелось  разгадать   тайну  ее   невероятного  своеобразия,  которое  так
завораживало и интриговало и его самого, и окружающих.
     4
     Флора едва успела переступить  порог, как раздался  телефонный  звонок.
Она подняла трубку и услышала голос Нэнси.
     - Фло, наконец-то! Привет!
     - Привет, Нэнси!
     - Фло, ты последнее время просто неуловима.
     -  Много работы, Нэнси. А вот  ты, по-моему, забросила свои  занятия, -
укорила подругу Флора.
     -  А-а!  Ерунда!  Очень  они  мне нужны, эти занятия!  Ты же  прекрасно
знаешь, что для меня все  это - так, развлечение  от скуки. Опять же, в духе
современных  требований,  не  праздное   безделье  богатой   наследницы,   а
наполненная проблемами жизнь деловой  женщины. Пусть даже это  не бизнес или
еще что-то, а сцена. Имидж - все!
     Флора захохотала, так серьезно и убежденно говорила подруга.
     - Ох, Нэнси,  с  тобой не соскучишься! Нэнси  - деловая женщина! Имидж!
Ха-ха-ха!..
     - А вот теперь, Фло, когда ты вволю повеселилась, послушай меня. Завтра
вечером ты обязательно должна быть у меня. Обязательно.
     - Нэнси, я вряд ли завтра...
     - Что ты, Фло! Что ты! Никаких " вряд ли" ! Быть непременно.
     - Да что случилось, Нэнси?
     -  Фло,  Уильям  принял мое приглашение.  И  завтра он  будет  у меня в
гостях. Фло, я совсем уже отчаялась, уже и надеяться перестала...  Последнее
время мы лишь изредка перезванивались, да пару раз  случайно встречались  на
вечеринках. И вот при последней встрече Уильям вдруг принял мое приглашение.
Фло, Фло, я не знаю, что со мной!.. Но в этот момент я была счастлива!
     - Рада за тебя, Нэнси. Но при чем здесь я?
     - Ну как " при чем" ? Ты должна быть обязательно. Это очень важно.
     - Да почему, Нэнси?
     -  Фло,  понимаешь,   Уильям  ни  в  коем  случае  не  хотел  принимать
приглашение  на  наш  семейный   ужин   или  обед.  Это  было  бы,   ну,  ты
догадываешься, Фло, слишком... многозначительно, что ли.  Мама  говорит, что
для  начала это,  действительно, немного  чересчур  как-то... В общем, мы  с
мамой решили, что если ты, я,  Ронни и Уильям  проведем  вечер у  меня, то в
этом  ничего особенного не будет. Мама оказалась  абсолютно права!  Когда  я
рассказала Уильяму,  что завтра  у меня  соберутся  друзья  - ты и Ронни,  и
предложила ему присоединиться к нашей компании, он сразу принял приглашение,
Фло.  Он сказал, что с  радостью побеседует с умными и  интересными людьми -
тобой и Ронни.
     - Господи, Нэнси, да с чего твой Кренстон взял, что я и Ронни - умные и
интересные?   Скажите,   пожалуйста,   он  с  нами  готов  беседовать!  Этот
неотразимый Казанова! О чем, интересно?!! О голливудских последних сплетнях?
О  светских скандальных связях? О  собственных любовных победах? Ха-ха! Нет,
Нэнси. К черту и твоего сногсшибательного плейбоя Кренстона, и его беседу!!!
     - Фло, Фло... не горячись, пожалуйста... Послушай меня!
     - Да ну его к дьяволу, этого новоявленного графа Сен-Жермена! Не буду я
тратить ни на какие встречи  с ним и  секунды своего  времени! Ни за  что!!!
Ни-ког-да!!! - неистовствовала Флора. - И тебе не советую!
     - Фло, ну что ты вскинулась на Уильяма? За что? Обрушила  на его бедную
голову всю мощь своего шотландского неукротимого  духа и совершенно бешеного
итальянского темперамента!
     -  К черту, к дьяволу этого неотразимого Кренстона!  Слышать  о  нем не
желаю! Подумать только!!! Ему понадобились умные собеседники!!! Пусть поищет
их в другом месте! В ближайшем ресторане или борделе! Самое по нему!!!
     -  Фло, да что с тобой, в  самом  деле?  Угомонись! Фло,  пойми,  это я
рассказала ему о тебе и Ронни. Рассказала, какие вы умные и интересные. Я!!!
А  Уильям  совсем  не  такой,  каким  ты  его  представляешь.  Он  прекрасно
образован. Свободно говорит на нескольких языках. Он...
     -  Да  ладно,   Нэнси!..  -  миролюбиво  вздохнула  Флора.  -   Извини,
пожалуйста. Я просто что-то устала сегодня. Наверное, я не права в отношение
Кренстона. Скорее всего, не права. Ведь я его совсем не знаю. Прости.
     -  Фло,  пожалуйста,  приезжай  завтра.  Обязательно.  И  Фло,   прошу,
постарайся быть  веселой и милой. Ради меня. Если ты будешь такой несносной,
как минуту назад, Уильям и про меня подумает, что я - такая же сумасшедшая.
     - Спасибо, Нэнси! - иронично засмеялась Флора.
     -  Я  уверена, если ты,  Фло, постараешься,  то  сможешь заинтересовать
Уильяма  и, главное,  удержать. Это  важно сделать,  Фло!.. -  Нэнси глубоко
вздохнула. - Мы с Уильямом так редко видимся... Пожалуйста, Фло! Сделай, как
прошу! Ради меня!
     - Хорошо,  Нэнси. Ради тебя завтра я буду  - само обаяние и очарование.
Постараюсь  не испугать  до смерти твоего нежного  чувствительного Нарцисса.
Пока!
     - Буду ждать, Фло. Пока!
     5
     В дом  к Кастлам Билл приехал  вовремя. Других гостей не было. С каждой
минутой его  охватывало  все большее  и  большее  раздражение.  Билл редкими
мелкими  глотками  пил  мартини,  стараясь  держаться  как можно  спокойнее,
отделываясь  от болтающей  без  умолку  Нэнси  вежливыми  короткими фразами.
Однако, чем дольше длилось ожидание, тем мрачнее он становился.
     " Меня провели, как мальчишку, - думал  Билл, в упор взирая на стакан в
своей   руке.  -  Меня!!!   С  моим  опытом!!!  И   поделом!  Меня  оставило
здравомыслие,   когда  представилась   возможность   познакомиться   с  этой
удивительной  девушкой... Флорой Маккензи... И я попался! О, черт! Как будто
нельзя было найти другой способ познакомиться! Конечно, сегодня никто, кроме
меня, идиота,  не придет. Все!  Все. Сижу еще пятнадцать минут, потом  вдруг
вспоминаю  о неотложном деле  и ухожу.  Дольше этого срока  я дурака  и осла
изображать не намерен! Только пятнадцать минут. Уже четырнадцать... "

     Флора понимала,  что  безнадежно  опаздывает. До последней  минуты  она
пыталась разыскать Ронни. Но это не удавалось. Со вчерашнего дня тот куда-то
запропастился.  Флора  вызвала такси и выскочила  на  улицу, больше не теряя
времени.
     Запыхавшаяся, она влетела в  гостиную  Кастлов, испытывая неловкость за
собственное опоздание.
     Уильям Кренстон сидел в одиночестве,  лениво потягивая какой-то напиток
из  высокого  стакана,  который  он  сразу  отставил и быстро  встал при  ее
появлении.   Флора  буквально   ослепила   его  сочетанием  рыжих  волос   и
ярко-голубого   платья,   перекликающегося   своим  цветом  с  ее  огромными
сверкающими глазами.
     Она стремительно подошла к Уильяму, протянула руку и сказала:
     - Здравствуйте. Я - Флора Маккензи. А где Нэнси?
     Билл взял ее  ладонь в  свою руку и  легко пожал, отметив " про себя" ,
что сделала она  все просто, по-деловому, а не  так, как подают обычно  руку
женщины, когда предполагается мужской галантный поцелуй.
     - Здравствуйте. Очень приятно. А  я - Уильям  Кренстон. Нэнси на минуту
вышла.
     Он не спешил отпускать руку Флоры, прямо  и  спокойно глядя в ее глаза.
Флора внезапно  ощутила, что незримая, но прочная  нить  словно  протянулась
между ними. В  голове пронеслась  неотчетливая  бессвязная мысль: - " С этим
человеком... мы не пройдем... мимо... друг друга... "
     В это время в гостиной появилась Нэнси.
     - Фло! Наконец-то! Вас представить? Или вы уже познакомились?
     Уильям выпустил руку Флоры и, улыбнувшись, согласился:
     - Да,  Нэнси. Мы уже  познакомились с мисс Маккензи. Или  вы  позволите
называть вас Флорой?
     Он повернулся к девушке, которая согласно кивнула, мягко улыбнувшись  в
ответ.
     -  А  где  Ронни?  -  поинтересовалась  Нэнси,  жестом  приглашая  всех
садиться.
     -  Ронни  куда-то  исчез,  - пояснила  Флора.  -  Я со  вчерашнего  дня
разыскивала его,  сегодня  ждала  до  последней минуты.  Даже опоздала из-за
этого. Поэтому должна  извиниться перед вами,  - Флора открыто посмотрела на
Билла и Нэнси, затем продолжила: -  Я оставила запись на его  автоответчике.
Возможно, Ронни еще появится.
     -  Конечно, появится. Разве может верный страж оставить тебя без охраны
на продолжительное время?!! - засмеялась Нэнси.
     - Флора  Маккензи... - медленно произнес Билл.  - Это шотландское  имя.
Откуда?
     - От предков, - улыбнулась Флора. - Мой отец - шотландец.
     - А имя он дал вам, наверное, в честь шотландской национальной  героини
Флоры Макдональд? Она, если не ошибаюсь, в конце восемнадцатого  века спасла
шотландского  принца  Карла  Эдуарда  Стюарта.  Или,  как  его  называли,  "
красавчика Чарли" , будущего  короля  Англии. Отважная умная красавица Флора
Макдональд. По-моему, она и в Америке бывала.  Так я правильно  догадался? В
честь нее?
     Билл  вопросительно  взглянул  на  донельзя  удивленную  Флору,  широко
открытыми глазами пристально взиравшую на него.
     - Да.  Вы  правы,  Уильям.  Действительно,  в честь  нее, - подтвердила
Флора. - Папа с самого моего рождения, наверное, постоянно рассказывал мне о
ее  подвигах  и  приключениях.  В  шотландской  истории  рассказы   о  Флоре
Макдональд - одни из самых популярных. Да и песен ей посвящено немало.
     - А ваша  мама? Тоже  шотландка? -  продолжил расспросы Билл,  понимая,
что, наверное, его вопросы слишком назойливы и бестактны. Но остановиться не
мог. Он хотел узнать, пользуясь случаем, об этой необычной девушке как можно
больше.
     - Нет, - покачала головой Флора. - Итальянка. Вот такая гремучая смесь.
     Она весело посмотрела на Билла.
     - О, в этом мы с вами, Флора, похожи. Представьте, я тоже образчик, как
вы  выразились, "  гремучей  смеси"  .  Мой отец  - типичный  американец  из
типичной  американской  семьи. А  вот  мама  - наполовину немка, по бабушке,
наполовину француженка, по дедушке. Так  что в моем и вашем лице перед Нэнси
предстали значительная часть Европы и часть Америки! - захохотал Билл.
     Вслед за ним дружно засмеялись девушки.
     -  А  еще, - вдохновенно продолжил Билл, - мы представляем: капитал - в
лице Нэнси, поскольку она - дочь банкира, промышленность - в моем лице...
     - ... богему  и... как без этого,  когда  речь заходит об итальянцах!..
знаменитую " коза ностра" - в моем, - иронично дополнила Флора. - Испугались
возможной представительницы какого-нибудь мафиозного клана?
     Билл усмехнулся.
     - Очень!
     - Фло, - вступила в разговор  Нэнси, -  должна сообщить тебе  то, о чем
умолчал  Уильям. В  его  лице перед  нами предстала  не  только американская
промышленность, но и европейская аристократия.
     Флора заинтересованно взглянула на  Билла. Тот рассмеялся и с ироничным
укором заметил:
     - Нэнси, вы меня все-таки разоблачили! И  выдали страшную  тайну! Ну да
делать  нечего. Сознаюсь  чистосердечно. Действительно,  родители  мамы, мои
бабушка  и дедушка, происходят  из  старинных  и знатных европейских  семей.
Бабушка - урожденная баронесса  фон Армштайн. Дедушка - граф де  Мерсей. Они
живут в Париже. Жаль только, что оба - весьма преклонного возраста.
     Флора изумленно встряхнула волосами.
     - Вот  это  да!  Ни разу  в  жизни с  подобным не  сталкивалась! В  наш
современный  компьютерный век!.. Граф де Мерсей... баронесса фон Армштайн...
Красиво-о-о!... Аж дух захватывает! И вы, Уильям?..
     Билл понял ее вопрос и, пожав плечами, ответил:
     -  Нет.  Вряд ли. По-моему, титул переходит к  старшему брату. Я,  увы,
младший.  Впрочем,  этим вопросом я  вообще никогда не  интересовался. Хотя,
конечно,  с титулом я пользовался, наверное,  у  девушек  головокружительным
успехом. Как вы думаете, Флора?
     Флора  почувствовала  иронию  двух  его  последних  фраз.  Она  сначала
засмеялась, а потом как можно серьезнее сказала:
     -  О!.. С титулом  графа или барона вам, Уильям, не  было бы равных. Вы
никогда не  узнали бы горечь поражения. Но что  же теперь делать? Я вам могу
только посочувствовать! Хотя, признаюсь честно, меня вы  больше поразили  не
своим аристократическим  происхождением,  а  знанием шотландской  истории  и
рассказом о Флоре Макдональд.
     - Спасибо за сочувствие, Флора, - с усмешкой поблагодарил Билл. - А вот
что  касается  Шотландии...  Узнав  от  Нэнси,  что ее  подругу зовут  Флора
Маккензи... -  Билл  сделал  многозначительную паузу,  а потом  объявил: - Я
подготовился и кое-что выучил!!! - он громко захохотал.
     Флора  тоже захохотала, по достоинству  оценив его шутливое  признание.
Нэнси тактично улыбнулась.
     Их веселая  непринужденная беседа  была  прервана  внезапным появлением
родителей Нэнси.
     - Вот  что значит молодость! - несколько натянуто, но вежливо улыбаясь,
произнесла миссис Кастл.  - Громкий оживленный разговор... смех... Как мило!
Можно и нам ненадолго присоединиться к вашей компании? Не помешаем?
     Флора сразу догадалась как о причине натянутости тона миссис Кастл, так
и  о поводе вмешательства родителей  Нэнси. Ведь та практически  молчала,  и
слышны  были только ее, Флоры,  голос  и голос Уильяма  Кренстона.  Конечно,
миссис  Кастл встревожилась и поспешила на  выручку к  дочери, захватив, как
подкрепление, солидного  мужа-банкира.  Флора почувствовала себя  виноватой.
Она увлеклась беседой с Уильямом и только теперь ясно и отчетливо вспомнила,
что он совсем не обращал  никакого внимания  на Нэнси, а смотрел, не спуская
глаз, только  на  нее,  Флору,  и  по  сути беседовал  только с  ней  одной.
Странно... От сознания,  что  невольно  нарушила  планы  подруги, настроение
Флоры испортилось. Она решила впредь больше молчать и открывать рот только в
случае крайней необходимости.
     Отец Нэнси и Уильям обменялись рукопожатием,  затем мистер Кастл удобно
устроился в кресле и спокойно спросил:
     - Как папа?
     - Спасибо. Все хорошо, - вежливо отозвался Билл.
     - Я недавно встретил вашего брата с семьей, - продолжил мистер Кастл. -
Его жена, кажется, иностранка?
     - Да. - Билл назвал Родину своей невестки Елены.
     -  Помнится,  Майкл  всех  несказанно удивил  своей женитьбой. Уроженка
неблагополучной бедствующей страны... материально  необеспеченная девушка...
- со  значительной, хотя и тщательно скрываемой долей надменности вступила в
разговор миссис Кастл.
     Флора  сразу заметила,  какими  холодными и  бесстрастными стали  глаза
Уильяма,  как  напряглись мускулы  его лица.  Он явно через силу улыбнулся и
спокойно ответил:
     - Да  разве  богатство  -  основное достоинство невесты? Майкл встретил
свою единственную  любовь.  Это  главное. А  капиталов его вполне хватит  на
двоих.  Майкл позаботился об этом в брачном  контракте. Так  что его жена  -
достаточно состоятельный человек. И потом... Елена -  изумительная  женщина,
любящая жена, потрясающая мать и замечательный, добрый, умный человек.
     - Кстати, - заметил мистер Кастл, - у Майкла очень милые дети.
     Глаза Билла мгновенно потеплели, и он восторженно начал рассказывать:
     -  О!  У меня - удивительные племянники. Генри Полю только-только пошел
третий год,  а  он уже знает все  буквы родного языка  Елены,  французский и
немецкий алфавит, а по-английски  пытается складывать первые слоги. Он такой
уморительно-солидный! Из игрушек признает только  конструкторы. У Генри Поля
их огромное  количество.  А уж  беседовать с  ним!..  Я  иногда  теряюсь при
разговоре с этим двухлетним карапузом. Майкла огорчает только то, что сын не
проявляет ни малейшего интереса к  подвижным играм и обычным шумным занятиям
малышей. Этакий  увалень! А вот уж кто ртуть,  так это четырехлетняя Джулия.
Все время в движении. Веселая, живая, забавная! Прелесть, что за девчушка!..
     Билл  оборвал себя,  заметив, что его рассказ  с искренним восторгом  и
вниманием слушает одна лишь Флора. Тогда как остальные  проявляли сдержанный
интерес.
     - Уильям, вы так живо и образно описали ваших чудесных племянников, что
я  их  сразу  представила, -  мягко  и  восхищенно произнесла Флора.  -  Мне
кажется,  при встрече я  их без труда узнаю. И должна откровенно признаться,
что заочно без памяти влюбилась в мистера Генри Поля  Кренстона. Это мужчина
моей мечты!
     Она, а вслед  за ней и Уильям весело засмеялись. Семья Кастл изобразила
на лицах подобие улыбки.
     Общая  атмосфера в гостиной стала напряженной, предгрозовой.  Разрядило
ее появление Рональда Фармера.
     - Здравствуйте! Я за тобой, Флора. Очень спешил. Боялся разминуться. Ты
мне  срочно нужна. Извините, пожалуйста, что вынужден нарушить вашу беседу и
забрать Флору.
     - Нет-нет, Ронни!.. Мне, действительно, пора уходить. Ты - на машине? -
Флора встала и взяла Рональда под руку.
     - Нет. По дороге поймаем такси.
     Билл тоже встал и спокойно предложил:
     - Я - на машине. И с удовольствием вас подвезу.
     Все  попрощались.   Каждый   был  переполнен   собственными  мыслями  и
чувствами, которые тщательно скрывал за вежливыми обязательными фразами.
     6
     После  того  вечера у Кастлов  Флора  неоднократно  думала  об  Уильяме
Кренстоне. Он оказался совсем не таким,  каким  рисовало  его до  знакомства
воображение. Собираясь на встречу, Флора была готова совершенно к другому. А
перед ней  предстал  открытый  умный  человек,  с  его  невероятным чувством
гордости  и  нежности  к  своим чудесным  малышам-племянникам,  трепетным  и
уважительным   отношением   к   брату   и   его   жене.   Предстал   человек
непосредственный, ранимый.  В нем совсем отсутствовали  те  замашки плейбоя,
покорителя женских  сердец, что  отличали подобную  категорию молодых людей.
Флора честно признала: Уильям Кренстон ей понравился.
     Ход ее мыслей прервала телефонная трель. Звонил дед Маккензи. Он укорил
ее  за  то, что она  давно не звонила  и не приезжала. Флора,  сославшись на
занятость, вежливо поинтересовалась здоровьем его и бабушки. Разговор, как и
всегда,  закончился  быстро. Флора  глубоко вздохнула. Даже  просто  слышать
голоса   деда  и  бабки  Маккензи  было  огромным  испытанием  и   требовало
сверхъестественной сдержанности и усилий с ее  стороны.  Она их  ненавидела.
Ненавидела и презирала.
     На Флору  потоком нахлынули воспоминания.  Воспоминания о  том страшном
дне рождения. Двенадцатым в ее жизни...


     Этот  день они всегда  отмечали  втроем  - мама, папа и она, Флора.  Ее
гости  - друзья и  подружки - приглашались  на день  позже. Как обычно, мама
собственноручно  испекла   для   дочери   великолепный  торт.   Мама  вообще
изумительно  готовила.  И  это  был единственный вид  трудовой деятельности,
который  мама любила и вдохновенно  выполняла,  проводя остальное  время  за
чтением   книг,  отдавая  предпочтение  поэзии.  Мама  была  тонкой  хрупкой
женщиной,    невероятно   романтичной,   восторженной,    душевной,   умной,
воспитанной, с обостренным  чувством  такта. С ней всегда  было  чрезвычайно
интересно,  потому  что  мама  была кладезем  разнообразных знаний со  своим
особым,   порой  парадоксальным  взглядом  на   различные   вещи,  проблемы,
происходящие события,  взаимоотношения людей. Она бывала веселой  и забавной
выдумщицей, в одно мгновение превращаясь в юную беззаботную девчонку.


     "  Мама...  милая моя мамочка...  как же я виновата перед тобой!..  " -
опять тяжело вздохнула Флора, словно  наяву увидев счастливые  глаза матери,
ее чудесную улыбку...


     В  тот  проклятый день  рождения мама подняла  бокал и нежно произнесла
своим чудным мелодичным голосом:
     - Дорогая, единственная  наша доченька, мы  с  папой поздравляем тебя с
днем рождения.  Мы очень любим тебя! Расти  умницей,  красавицей! Здоровья и
счастья тебе, доченька!
     - Спасибо, мама, папа! Только разве я - единственная? У  вас же до меня
была  дочь! У нее  еще  какое-то смешное имя  было!..  -  Флора презрительно
фыркнула. - Мне бабушка Маккензи рассказала...
     И  Флора со всей  своей детской непосредственностью  принялась делиться
сногсшибательными  сведениями, полученными ею от бабушки, которую  она очень
похоже копировала.
     Внезапно Флора оборвала  свой рассказ, повзрослев в одно мгновение. Она
увидела, как мама,  вздрогнув, будто  смертельно раненая птица,  вскинулась,
потом сжалась и медленно и осторожно поставила свой  бокал на стол. Из  глаз
матери  неиссякаемым потоком полились слезы. Флора  заметила, как, наверное,
впервые  за свою жизнь, побледнел,  словно полотно, отец. От происходящего у
Флоры  закололо  сердце.  Она,  теперь уже со  взрослым пониманием, со  всей
очевидностью  осознала,  какой  удар нанесла  матери. Своей  любимой  нежной
мамочке.
     Мать повернулась  к  отцу и  с невероятной душевной  болью, едва шевеля
губами, промолвила:
     - Дик... Дик...
     Флора  встала и  шагнула из  столовой  за  дверь,  не в силах двигаться
дальше. Услышав мать, она совсем остолбенела.
     - Дик... за  что?.. За  что?...  Дик, прости,  но я...  я... я ненавижу
твоих родителей!.. Твою ужасную мать... Прости...
     Мама заплакала громко, навзрыд, впервые сказав подобное о родных отца.
     - Лаура... - раздался его мягкий голос. - Лаура... Лаура, постарайся не
обращать внимания... Лаура...
     Уже не сдерживаясь, мать, захлебываясь рыданиями, заговорила:
     -  Дик...  о ребенке...  которого  мы  потеряли, едва  успев  дать  ему
жизнь...  о  малютке,  которого  Бог  забрал,  лишив меня  покоя  и утешения
навсегда... никогда... никогда, Дик!..  никто  не напоминал  нам. Даже люди,
неприязненно относившиеся ко мне. И мы с тобой... по интуитивному негласному
соглашению между нами... всегда молчали об этом. Ты же помнишь, Дик, сколько
мне понадобилось  времени и  сил,  чтобы  выйти  из  депрессии,  смириться с
утратой...  Разве  легко,  после  потери  ребенка, видеть коляски,  малышей,
беременных  женщин? А я видела кругом только их! Только их... Ты же помнишь,
Дик, что мы с тобой пережили, тщательно скрывая от других горе невосполнимой
потери!  Потом Бог дал нам  Флору... Дик,  мы были с  тобой так счастливы! Я
хотела сама рассказать ей обо  всем, когда она вырастет. Все рассказать. Это
должны были сделать только мы  с  тобой, Дик. Только мы! И никто другой. Это
же наша семья! Никто не имел права вот так, грязным сапогом, бесцеремонно, с
бездумной жестокостью  растаптывать мою  душу,  твою,  Флоры. Она же  совсем
ребенок - наша дочь! Зачем твоя мать  это  сделала, Дик? Зачем? Она  долго и
целеустремленно  уничтожала меня, Дик!  И теперь может быть довольна! Ей это
удалось!!!
     После  этих  слов  двенадцатилетняя Флора  отчетливо вспомнила, сколько
бессмысленных  капризов  и  требований  приходилось  выполнять  ее   матери,
выслушивая   тупые,   бестактные,   бездумные   и   бездушные   высказывания
эгоистичной, избалованной, малообразованной бабушки, не прочитавшей  за свою
жизнь ни  единой книги,  придерживающейся принципа "  Они напишут! " , вечно
возлежавшей на диване перед телевизором в  бесконечном просмотре глупейших "
мыльных опер" и  сериалов. Все это приходилось  терпеть  ее  маме - человеку
широко образованному, тонко чувствующему.
     Флора с болью осознала, что именно с  ее помощью бабушка  нанесла самый
ужасный,  самый  беспощадный  и жестокий удар. В  голове  Флоры  проносились
отдельные,  наиболее  едкие   фразы  бабушкиного  рассказа,  доведенного  до
какого-то  абсурда  и нелепости, полностью  несоответствующего тому, о чем с
непереносимой болью и невероятной грустью  мать говорила отцу.  Именно тогда
Флора возненавидела бабушку и дедушку Маккензи.
     Что  в  сердце матери произошел надлом, Флора  почувствовала сразу.  Та
грустила, плакала, вздрагивала  от малейшего стука, хотя тщательно старалась
все это скрыть от дочери и мужа, лишь иногда,  все реже и реже становясь той
веселой и беспечной Лаурой, которую они так любили. Мама была права. Бабушка
уничтожила ее, испепелила ее душу. Флора видела, что Лаура боролась с собой,
очевидно, понимая, что огорчает дочь  и мужа.  Возможно, их  любовь и забота
отогрели бы ее сердце и душу со временем. Но спустя два года, путешествуя на
яхте, родители попали в жесточайший шторм и погибли в бушующем океане.


     И теперь, спустя многие годы, отношение Флоры к родителям отца осталось
неизменным.
     По отзывам хорошо знавших ее маму людей, по рассказам бабушки и дедушки
Сальвини,  родителей  мамы,  Флора  узнала,  какой  милой   непосредственной
хохотушкой и выдумщицей была их Лаура,  сколько замечательных молодых  людей
добивались  ее  руки,  сколько  достойных  семей  мечтали  назвать  ее своей
дочерью.
     -  А она выбрала этого своего сдержанного  невозмутимого шотландца... -
вздыхала  бабушка Сальвини.  -  Хотя  Ричард нам  нравился.  Он  был хорошим
человеком.  И   до  безумия  любил   нашу  Лауру.   Только  вот   из-за  его
самостоятельного  выбора жены  наша дочь  пришлась  не  ко  двору  Маккензи.
Сначала они отвадили всех ее друзей, потом лишили возможности даже короткого
общения по телефону с ними. И скоро наша девочка  осталась совсем одна. Если
бы не любовь Ричарда и ты,  Флора, Лаура не выдержала бы то, что ей пришлось
пережить. И чем мы прогневили Бога, что он лишил нас дочери и сделал сиротой
единственную  внучку?  Неужели   дьявольская  разрушительная  сила  Маккензи
превзошла  силу Господа? Да  нет... Их он тоже наказал, забрав единственного
сына. И как у подобной женщины мог вырасти такой замечательный сын?
     - Бабушка, папа же  почти все детство  и всю молодость жил отдельно,  -
напомнила ей Флора.
     - Да  мы  же  обе - матери! - не  успокаивалась бабушка.  - Как  она не
понимала,  что,  выражая неприязнь Лауре, делала  ее  несчастной.  А значит,
несчастными становились ее сын и внучка. Ее родная плоть и кровь! Ведь из-за
переживаний   Лауры,  ее   отчаяния   и,  порой,  раздражения  вы   лишались
беззаботных,  веселых,  радостных  минут,  которые  она  могла,  но  в  силу
обстоятельств не давала вам!
     Как и сама Флора, бабушка и  дедушка Сальвини неприязненно относились к
семье  Маккензи, не поддерживая с теми никаких  отношений. Они  очень любили
внучку. Когда она, по желанию родителей, какое-то время жила и воспитывалась
в одном из итальянских монастырей, временно переехали в Италию  и поселились
неподалеку,  чтобы  внучке  не  было  одиноко  в  чужой  стране.  Они  очень
волновались,  когда  Флора часть  каникул проводила в Шотландии,  сначала  с
отцом и матерью, а потом, согласно их завещанию, одна. Они  сожалели, что не
могли сопровождать  ее. С  трудом  пережив смерть  дочери, бабушка оказалась
прикованной к инвалидной коляске, разбитая параличом.


     Появившийся как и всегда именно в тот момент, когда  ей бывало особенно
грустно  и тяжело,  Ронни  сразу отвлек  Флору  от  неприятных  и  печальных
воспоминаний.
     Рональд  был ее верным другом на  протяжении нескольких  последних лет.
Встретились  и   познакомились   они   при   весьма  необычных   и   смешных
обстоятельствах.
     В тот год неожиданный сильный  мороз  покрыл  тротуары сплошной  тонкой
ледяной коркой. Дул сквозной пронизывающий ветер, который и подтолкнул Флору
в  спину,  и  она,  скользя,  обессилев  от  борьбы  со  шквалом,  в  полной
безнадежности затормозить или  зацепиться хоть за что-нибудь, на полном ходу
врезалась в молодого человека, скользящего впереди. Флора сбила его с ног, и
они  свалились  на  тротуар, причем  Флора  придавила  своим телом  молодого
человека и, как потом выяснилось, сломала ему руку. Флоре пришлось буквально
на четвереньках добираться до ближайшего  таксофона, вызывать скорую помощь,
сопровождать молодого человека в больницу, дожидаться, пока ему  накладывали
гипс, и  везти  его домой.  Так  они  познакомились. Но, как шутил  Рональд,
именно благодаря травме, страдая, он начал писать пьесы.
     -  Слава Богу,  Фло, что  ты сломала мне левую,  а  не правую  руку!  -
смеялся Рональд.
     - Да  уж! -  откликалась  Флора.  - В  этом  случае мне угрожала участь
Герострата  - возмущенная память потомков. Ведь мир  лишился  бы гениального
драматурга!
     - Зато теперь благодарная память  потомков  тебе  обеспечена на века, -
дополнил Рональд.
     -  Еще бы!  Благодаря твоим  интервью, я становлюсь  не менее, чем  ты,
известной личностью. Причем,  дав  себе  труд  всего  лишь в нужном месте  в
нужное время, свалившись, как снег  на голову, покалечить будущего лауреата!
-  хохотала  Флора.  -  Всего-то! Мое  имя  будет  теперь вписано в  историю
крупными  золотыми буквами. Ох, Ронни!.. Ну что у тебя за  страсть такая - в
каждом интервью говорить о моем  личном вкладе, да  еще столь драматичном, в
твое славное творчество?!!
     Рональд хохотал вместе с ней.
     - Заметь, дра-ма-ти-чес-ком! А я кто? Драматург. И как знать, стал бы я
им,  не  обрушься  ты  на  меня  со  всей  своей  несокрушимой   шотландской
решительностью и итальянской горячностью! Я и все прогрессивное человечество
навеки  благодарны  тебе,  Фло!  -  с  ироничной  торжественностью  заключил
Рональд.


     Они успели  обменяться всего лишь  несколькими фразами, когда  раздался
телефонный звонок. Флора сняла трубку. Рональд заметил, каким ярким румянцем
заполыхали ее щеки. Но отвечала она собеседнику холодными короткими фразами.
Рональд внимательно наблюдал за Флорой, о чем-то напряженно размышляя. После
своего слишком резкого и категоричного  отказа,  Флора неожиданно медленно и
осторожно положила трубку, пристально глядя на нее.
     -  Это звонил  Кренстон? -  спокойно,  как  о  само собой разумеющемся,
спросил Рональд.
     - Да. Предложил встретиться. Я отказалась.
     Ответ был коротким. В голосе Флоры звучали сомнение и неопределенность.
     -  Я  не  давала  ему  номер  своего телефона... -  почему-то,  как  бы
оправдываясь перед кем-то, добавила она.
     - Это не проблема, Фло, - мягко произнес Рональд. - Узнать номер твоего
телефона.
     - Да... не  проблема...  -  согласилась Флора, все с тем же  задумчивым
видом глядя в одну точку. - Проблема совсем в другом...
     Они помолчали. Затем Рональд уточнил:
     - Из-за Нэнси?
     Флора согласно кивнула и вздохнула.
     -  Я  сразу догадался,  что этот Кренстон "  положил на  тебя глаз" , -
объявил Рональд. - Еще в тот вечер, явившись за тобой к  Кастлам.  Когда  мы
завезли тебя и ехали к моему дому,  он  все  время  пытался хоть  что-нибудь
разузнать  о тебе. И я понял, что Кренстон заинтересовался тобой, Фло, не на
шутку.
     - Кстати, Ронни... - улыбнулась Флора. - Ты тогда так и не  сообщил мне
ту новость, с которой приехал к Кастлам.
     Рональд рассмеялся.
     - Да не было у меня никаких срочных сообщений. Я приехал на вечеринку к
Нэнси, согласно твоему  распоряжению на автоответчике, а когда  вошел, сразу
почувствовал, что что-то не так. Ну и съимпровизировал маленькую пьесу. Ведь
я - драматург. Так-то, Фло! -  и без перехода вдруг спросил: - Он понравился
тебе, Фло?
     Она пожала плечами, потом, как бы размышляя вслух, ответила:
     - Не знаю, Ронни, как тебе сказать... Нет. Если честно - понравился. Но
может  быть,  это  один  из   его   приемов  обольщения  женщин,  и  я   все
навыдумывала... Пока я его не понимаю... Впрочем, что такое одна встреча?
     - Конечно, ничего,  - согласился  Рональд. - А от других, судя по тому,
что я слышал, ты отказалась.
     - Да как это возможно,  Ронни? Нэнси - моя подруга! - горячо заговорила
Флора. - Она увлечена  им.  Хотя  Кренстон, надо  отдать ему должное, весьма
сдержан с ней и относится просто, как к симпатичной знакомой девушке, слегка
флиртуя и  оказывая  обычные  знаки  внимания.  Я  давно поняла  это  по  ее
рассказам. Но Нэнси-то  навоображала Бог знает что и о нем, и о  перспективе
их  взаимоотношений!  Ему-то   что!  Поухаживал   за   ней,   теперь   решил
приволокнуться  за мной.  И  если  я  дам  ему хоть малейшую надежду!..  Сам
понимаешь, Ронни, Нэнси решит, что это именно я разбила  их нежную  любовь и
дружбу,  о которой, на самом деле, этот Кренстон не помышлял и  не помышляет
ни сном, ни духом. Но Нэнси вбила себе в голову какую-то сумасшедшую страсть
к Уильяму, и все представляет в придуманном ею самой  свете. Но ему же этого
не  объяснишь!  А я  это хорошо понимаю. Поэтому у меня с  Кренстоном ничего
общего  нет и  не  будет  никогда!  Никогда,  Ронни!  Ни-ког-да!!! -  твердо
закончила она.

     Билла, безусловно, огорчил отказ Флоры от встречи. Все  последнее время
его  не  оставляли  мысли о ней. А после  знакомства  интерес  Билла  к этой
удивительной девушке только возрос.
     " Итак... - думал он. - Кое-какие результаты у меня уже есть. Во всяком
случае,  теперь  одной загадкой  стало меньше. Ее необычная  внешность. Цвет
глаз  и  волос,  конечно, от  шотландских предков.  А  вот  пышность  густых
вьющихся  локонов,  смуглая кожа и яркие  чувственные губы - от  итальянцев.
Действительно,  "  гремучая  смесь"  - знаменитая  шотландская  стойкость  и
неукротимый дух плюс итальянский  взрывной темперамент. У Кастлов была такой
милой и  веселой,  мягкой и  непосредственной,  что и  отличает  итальянских
женщин -  очень домашних  и  заботливых.  Я  даже  засомневался,  о  ней  ли
рассказывают  всякие  ужасы?  -  Билл вспомнил  свою беседу  с Дэвидом.  - "
Колючка"  ,  "  заноза"  ...  Теперь  точно  знаю  -  о  ней.  Вон  как  она
разговаривала  со  мной  по  телефону! Я даже  растерялся...  Но  Флора  зря
надеется, что я так быстро отступлю. Ее шотландские предки - отменные воины,
это  знает  и младенец!  Но  немцы  и французы тоже  кое-чего  стоят!  Да  и
американцы - ребята не промах. И мы еще посмотрим, чья возьмет! Хотя хочется
надеяться,  что,  как в товарищеских встречах в  спорте, победит дружба. Или
любовь... "


     В  это  кафе,  где  у нее  была  назначена встреча с  Рональдом,  Флора
приехала  вовремя. Его не  было, и  Флора устроилась  за угловым столиком  в
самом конце зала. Изредка она бросала  нетерпеливый взгляд на входную дверь,
как и  большинство ожидающих,  попавших  в подобную ситуацию. Флора заказала
стакан  сока подошедшему официанту  и  снова  посмотрела  на  дверь.  Увидев
появившегося  Уильяма   Кренстона,   Флора   удивленно  вскинула  брови.  Он
сопровождал миловидную миниатюрную  девушку в огромных очках с тонированными
стеклами. Флору  поразила грациозность  движений спутницы  Кренстона. Быстро
окинув  глазами зал,  они  выбрали  столик, что-то  заказали,  не переставая
весело болтать и смеяться. Уильям заботливо ухаживал за девушкой, отдавая ей
все  свое  внимание.  Судя  по  всему,  отношения  их были очень  теплыми  и
открытыми. Причем именно девушке  была отдана первая партия,  а  Кренстон  с
нескрываемым удовольствием подыгрывал ей.
     Неожиданно  для себя Флора почувствовала, что  ей  почему-то  неприятно
столь откровенное восхищение и внимание,  проявляемое Уильямом к спутнице. И
почему-то  испортилось   настроение,  и  захотелось   поскорее  уйти,  чтобы
немедленно забыть увиденное. Флора помрачнела, нахмурилась и тупо уставилась
на середину стола.

     - Билл, должна сообщить  вам,  - таинственным голосом заговорила Елена,
невестка Уильяма, - если вы этого не заметили, что весьма и весьма эффектная
девушка не сводит с вас глаз. Она сидит в углу за вашей спиной.
     Уильям  усмехнулся и  откинулся  на  спинку  стула,  а  потом  спокойно
спросил, даже не обернувшись:
     - Голубоглазая и рыжеволосая?
     - Да, - подтвердила Елена.
     - Заметил.
     Елена покачала головой и с легкой иронией сказала:
     - Еще  бы!.. И как только я могла подумать, что вас занимает только моя
персона и никакая  другая?!!  - затем  засмеялась и восхищенно продолжила: -
Девушка -  чудо!  Такая необычная внешность...  -  Елена немного  помолчала,
внимательно взглянула на Билла и серьезно спросила: -  Это  та, о которой вы
мне рассказывали? Я не ошиблась?
     - Та, Елена, та, - согласился он.
     -  Билл, она же вас  так заинтересовала,  по-моему...  А  сейчас вы  не
обращаете на  нее ни малейшего  внимания и делаете вид,  что не заметили  ее
присутствия  в зале.  Почему  бы  нам  не  устроиться  всем  вместе за одним
столиком? Почему, Билл? И вообще... Вдруг  она  подумает про нас, Бог  знает
что?!! Билл, вы бесповоротно испортите собственную репутацию в  ее глазах! А
ведь насколько я  помню, вы собирались продолжить с  ней знакомство? Билл, я
безнадежно скомпрометирую вас!
     Билл вдруг загадочно улыбнулся, глаза его засверкали.
     - Елена, вы - прелесть! Разрешите поцеловать вашу руку?
     Елена, удивленно посмотрев  на него, все  же  подала руку, к которой он
неожиданно пылко прижался губами.
     - Да что с вами, Билл?
     -  Елена, послушайте, вы подали замечательную идею. Позвольте, я сейчас
поухаживаю  за  вами,  а  вы  немного   пофлиртуйте  со   мной.  Прошу  вас!
Пожалуйста...
     Елена прищурила глаза, хитро взглянула на Билла и ответила:
     - Билл, мне, конечно, невероятно лестно внимание такого  красавца,  как
вы! Но, по-моему, это будет жестоко по отношению к той девушке.
     Он умоляюще посмотрел на невестку, и та, поколебавшись, все-таки  мягко
улыбнулась  и согласно кивнула.  Через  некоторое  время  Елена  встревожено
заметила:
     - Билл,  по-моему,  у  девушки испортилось  настроение. В жизни себе не
прощу,  что  позволила  вам втянуть себя  в  подобную  авантюру!  Мы  уходим
немедленно.
     Елена решительно встала  и направилась к выходу.  Билл,  расплатившись,
последовал  за  ней, не  скрывая довольную улыбку,  появившуюся  на его лице
после слов Елены.
     Когда  пришел Рональд, Флора,  не сдержавшись, сразу  обрушила на  него
ураган эмоций, переполнявших ее:
     - Представь, Ронни, -  возмущалась  Флора, - что за тип этот  Кренстон!
Такое впечатление,  что единственная цель его  жизни - это составить длинный
список своих побед, размером с толстенный телефонный справочник! Каков!..  А
ведь он показался мне совсем непохожим на Дон- Жуана. Какая же Нэнси - дура!
И я тоже! Даже хуже!
     -  Фло, по-моему, он,  несмотря ни на что,  все-таки  нравится тебе,  -
сказал, усмехнувшись, Рональд.
     - Что ты, Ронни! С чего ты взял? - всплеснула руками Флора.
     -  А с того, что подобное  неистовство  и возмущение  у тебя не вызывал
раньше  ни один  мужчина, -  пояснил  он.  - Тем  более, повод-то пустяшный.
Увидела  Кренстона  с  девушкой!  Может,  это  его  секретарша  или  деловая
партнерша. Обычное дело  - посидеть в кафе и что-то обсудить  в неформальной
обстановке.
     Флора сразу горячо возразила:
     - Она не похожа ни на секретаршу, ни на деловую партнершу! Ронни, она -
женщина! Жен-щи-на!!! Мечта любого мужчины! Жаль, что ты не видел ее.
     - Ничего не  жаль! - бурно запротестовал Рональд. - А вдруг бы  я в нее
влюбился? И что я тогда делал бы? Сама понимаешь, отбивать подобную " мечту"
у Кренстона - занятие абсолютно безнадежное. Ты желаешь моей преждевременной
смерти,  Фло?  От неразделенной любви? Или  на  дуэли?  Последнее  -  весьма
распространенное печальное  явление среди  литераторов прошлых  веков. И для
меня было бы  большой честью  -  встать с ними в один ряд.  Хотя, откровенно
говоря, пожить еще все-таки очень хочется!
     Рональд  захохотал,  заметив, что, наконец, и  Флора улыбнулась. Однако
стойкое чувство тревоги поселилось в его душе.


     На этот ужин  Флора поехала,  поддавшись  уговорам Рональда. Без нее он
присутствовать на ужине  отказывался  категорически. Явились они  одними  из
последних как раз тогда,  когда  хозяева  пригласили гостей к столу. Рональд
устроил  ее,  а потом, иронично вздохнув, направился к своему  месту в торце
стола рядом с хозяйкой дома. Флора проводила его взглядом, а потом, повернув
голову,  посмотрела  прямо  перед  собой  и  напротив  увидела  спокойно,  с
неуловимой  улыбкой, наблюдающего за ней Уильяма Кренстона, который,  слегка
привстав и поклонившись, сказал:
     - Добрый вечер, Флора.
     Она обожгла его  выразительным взглядом своих огромных голубых глаз,  и
он с усмешкой поправился:
     - Мисс Маккензи.
     - Добрый вечер, мистер Кренстон. - холодно отозвалась  Флора, а затем с
милой  сияющей  улыбкой  повернулась  к сидящему справа  молодому  человеку,
который довольно внимательно наблюдал за ними.
     И только Флора собиралась  произнести какую-нибудь вежливую стандартную
фразу, чтобы завязать разговор, как раздался голос Кренстона:
     -  Дэвид,  тебе  невероятно  повезло, по-моему.  Иметь  своей  соседкой
милейшую мисс Маккензи!..
     Дэвид улыбнулся.
     - Да, действительно. Тем более, мы немного знакомы с мисс Маккензи.
     - Флорой, - мягко поправила его она, бросив быстрый взгляд на Билла.
     -  О,  Флора, очень рад! И пожалуйста, зовите меня Дэвидом, -  произнес
Дэвил,  пряча  в  глазах  смешинки, а сам  подумал, что  вечер обещает  быть
невероятно интересным.
     Она согласно кивнула.
     За ужином Флора уделяла  Дэвиду почти все  свое внимание, едко пресекая
любые  попытки Кренстона завязать беседу. К ее удивлению, он явно забавлялся
происходящим, довольно  остроумно  парируя ей. Флору понемногу начала  злить
такая  реакция Уильяма на ее  довольно резкие ответы. Он был снисходителен и
невозмутим.  Досадуя на себя, Флора отчетливо понимала, что  на  его фоне  в
глазах окружающих выглядит какой-то несносной  сварливой и закомплексованной
старой  девой-  мужененавистницей.  Но  остановиться  не  могла, потому  что
какое-то совершенно  неуместное  раздражение  все больше и больше овладевало
ею.
     Вскоре,   как  и   следовало   ожидать,  завязался   общий  разговор  о
драматургии.
     -  Я  приношу  свои  глубокие  извинения,  Рональд. Потому что в  вашем
присутствии  это  звучит, наверное,  несколько  бестактно. Но  я, хоть  и  с
огромным   уважением  отношусь  к  современным  драматургам,  все  же  отдаю
предпочтение  Шекспиру,  как  это  ни  банально,  - признался Билл,  скрывая
лукавую улыбку.  - Особенно  в последнее время он  меня  очень занимает... -
многозначительно и иронично добавил он.
     - Я, в принципе, тоже, - согласно кивнул Рональд.
     - И я, - быстро добавил Дэвид, стараясь сдержать подступавший смех.
     - Я  недавно понял, почему  актеры так настойчиво хотят играть именно в
пьесах Шекспира. Ведь они и до сих пор весьма актуальны, - продолжил Билл. -
Я ужасно жалею, что напрочь лишен  драматических способностей  и  совершенно
бездарен, как актер, тем более,  для шекспировских пьес. Но попробовать свои
силы в каком-либо амплуа так хотелось бы!
     Уильям горестно вздохнул. Все засмеялись.
     - А мне кажется, -  иронично заговорила  Флора, -  вам вполне по плечу,
даже  при отсутствии  актерского таланта, роль  как  минимум в  одной пьесе.
Правда, не шекспировской.
     -  Да?  -  поднял брови  Билл.  - Мнение театрального критика  дорогого
стоит. Я весь - внимание. И какая же это роль?
     - Дон Жуан! - выпалила Флора.
     - О, нет! - Билл насмешливо и пристально заглянул в ее глаза.  - Только
Шекспир! И никто другой! Сейчас я в этом еще больше уверился. Вы неправильно
оцениваете мои способности, уважаемый критик. Уверяю вас. А после ваших слов
меня все  сильнее и сильнее привлекает несколько иная роль, чем предложенная
вами, мисс Маккензи, роль Дон Жуана.
     " ... зовут вас просто Кэт;
     То милой Кэт, а то строптивой Кэт,
     Но Кэт, прелестнейшей на свете Кэт.
     Кэт - кошечка, Кэт - лакомый кусочек...
     О, Кэт стройна, как прутик
     Ореховый. Смугла же, как орешек,
     Но много слаще ядрышка его. " *
     Он так многозначительно процитировал эти  строки, что Флора опешила. Ее
полное имя  было Флора Катарина  Маккензи. Но для  всех она  всегда  была  и
оставалась Флорой. Флорой Маккензи.  И  теперь  мучительно обдумывала только
одно: он знает или это - случайное совпадение?..


     Спустя несколько дней после  того  злополучного ужина  Флора откровенно
скучала в один из вечеров, казавшийся  бесконечно длинным.  Рональд  куда-то
запропастился,  работа  не  ладилась,  ничто не занимало...  Она вздохнула и
включила  ту  запись, которая всегда оказывала  исцеляющее  воздействие.  По
комнате разнеслось оглушительное тягучее звучание волынок.
     Флора опустилась в кресло, прикрыла глаза. Вскоре на  ее лице появилась
умиротворенная улыбка. Как обычно, когда звучали подобные  мелодии,  в стену
застучали  соседи.  Но  Флора  не обращала  на  это  ни  малейшего внимания,
блаженно погрузившись в волны приятнейших воспоминаний о днях, проведенных в
горной  северо-восточной  части  Шотландии,  откуда были  родом  ее  предки,
перебравшиеся в Америку почти два века назад. Флору настолько поразили стада
белоснежных овец,  что  она не  только  с энтузиазмом  ухаживала за молодыми
ягнятами, но и  научилась стричь восхитительное  мягкое руно, чем невероятно
удивляла родителей.
     - - - - - - - - - - -
     * - У. Шекспир " Укрощение строптивой" пер. П. Мелковой
     Именно  во  времена  своих  путешествий  по  Шотландии  Флора  полюбила
протяжные гулкие мелодии горцев,  вдохновенно исполняемые  на  волынках. Она
собрала целую коллекцию этих экзотических и своеобразных записей.
     - Фло! Да Фло же!!! - раздался над ней громкий голос Нэнси.
     Флора открыла глаза, с изумлением воззрившись на подругу и улыбающегося
Уильяма Кренстона.
     - Ваключи ты, Бога ради, эту какофонию! - опять закричала Нэнси.
     Флора  остановила  запись.   После  оглушительного   звучания   волынок
наступила почти  такая же оглушительная тишина. Все трое молча смотрели друг
на друга. Первой заговорила Нэнси:
     - Фло, поражаюсь  долготерпению  твоих  соседей. От  этих звуков с  ума
можно сойти! А  ты сидишь и блаженствуешь.  Дверь не заперта!.. Ты ничего не
слышишь и  не  видишь!.. Ужас!!! И если ты, наконец, пришла  в  себя,  может
быть, предложишь  нам сесть и  чего-нибудь  выпить?  Да  и  поздороваться не
мешало бы!
     Понимая,   что   от  Нэнси   быстро  избавиться  не   получится,  Флора
поприветствовала   гостей   и  знаком  указала  на  кресла  и  диван.  Потом
отправилась за льдом на кухню. Туда же влетела Нэнси и горячо зашептала:
     - Фло,  вообрази, какая удача! Я  иду, вдруг  вижу - знакомая машина. Я
чуть  приостановилась  и...  о  чудо!..  появился  Уильям.  Пришлось тут  же
выдумывать, что мне срочно надо попасть в один дом. И почему-то сказала, что
к тебе, Фло! Я сделала  вид, что опаздываю и не могу поймать такси. Конечно,
Уильям, как воспитанный человек, предложил подвезти меня. Пока ехали, я ему,
представляешь, зачем-то наболтала, что  мы  с тобой  решили провести сегодня
миленький вечерок, девичник, и напиться. В общем, Фло, я Уильяма чуть  ли не
силой заставила проводить меня сюда, к тебе. Он отказывался. Теперь ты, Фло,
должна  обязательно   уговорить  его  остаться!   И  веселый  вечерок  давай
организуем!..
     - Нэнси... -  возмущенным полушепотом заговорила  совершенно обалдевшая
от сообщения  подруги Флора. - Ты  что, с ума сошла? Вечерок...  напиться...
Бред какой-то! И Кренстона приволокла!
     - Фло, ну что же делать? - вся фигура Нэнси выражала полное отчаяние. -
Ну конечно, бред! И что ты  опять имеешь против Уильяма? Вы же  так хорошо и
мило беседовали тогда у меня! Мне показалось, что  ты вполне нормально стала
к нему относиться. Фло, представь, если ты  меня сейчас не поддержишь, как я
буду выглядеть в его глазах?!!  Фло,  вспомни, какой лапочкой  ты  была  тем
вечером! Ну  не  хмурься, Фло!  Уговори  Уильяма остаться!  По-жа-луй-ста...
Фло-о-о...
     Флора тяжело вздохнула, потерла ладонями лоб, а потом согласно кивнула.
     -  Фло. Ты  самая  лучшая подруга на свете! - объявила Нэнси,  громко "
чмокнув" Флору в  щеку. - Только обещай мне  сейчас же, что будешь веселой и
хорошей!
     Флора  на  мгновение  прикрыла  глаза,  потом  снова  медленно  кивнула
головой.
     -  Все!  Я  побежала доставать  напитки  и  бокалы,  а ты  неси  лед  и
какую-нибудь закуску! И вкусненткое что-нибудь прихвати,  - попросила Нэнси,
а потом  вдруг схватила Флору за  руку и потянула  за собой. - Нет!  Сначала
пойди и  уговори Уильяма остаться с нами. Ведь ты же - хозяйка этого дома, в
конце концов. А ты,  кроме " здравствуйте"  , и  слова еще ему не сказала. И
помни, что обещала! С тебя - улыбки, радость, веселье. Вперед!
     Она вытолкнула Флору из кухни и вышла следом за ней, искоса посматривая
на подругу. Потом для убедительности показала Флоре кулак.
     Нэнси проделала это настолько смешно, что остановившаяся перед Уильямом
Флора  неожиданно  захохотала.  Он  удивленно  воззрился  на нее, не понимая
причины, вызвавшей  столь бурную реакцию. Флора никак не могла остановиться.
Разговор  с  Нэнси  потребовал  от  нее колоссального  напряжения,  и теперь
последовала разрядка.
     - Не  ожидал,  что  вы  настолько  будете  рады моему  появлению,  мисс
Маккензи, - усмехнулся Билл. - Впрочем,  не буду вам мешать.  Кажется, у вас
намечался девичник.
     - Ну что  вы, Уильям! -  быстро возразила подошедшая Нэнси и  незаметно
для  него  пребольно  толкнула  Флору  злополучным кулаком в спину. - Вы нам
нисколько не мешаете. Наоборот!
     -  Клянусь  дьявольскими потрохами,  это  так! -  неожиданно произнесла
Флора, употребив  одно из  самых  распространенных  выражений шотландцев.  -
Скормите меня  акулам, если  с моей  стороны последует хоть одно возражение!
Уильям,  оставайтесь! И мы устроим такой славный  вечерок, что чертям станет
тошно! К  дьяволу девичники!!! Мы же все свои в доску. Посыпьте меня солью и
замаринуйте в бочке с  медузами, как распоследнюю костлявую кильку, если это
не так!
     С  этими  словами   Флора,   дождавшись  согласного  кивка   совершенно
обалдевшего  Билла,  не  знающего,  как  воспринимать  ее  поведение,  снова
отправилась на кухню.
     Нэнси и Билл посмотрели друг на друга и расхохотались.
     Флора  прикрыла  за  собой дверь и, подойдя к  окну,  прижалась лбом  к
гладкой  поверхности  стекла.  То, что происходило,  было  каким-то  театром
абсурда. Нэнси,  с  ее нелепой выдумкой  и очередной  сумасшедшей  просьбой,
поставила  Флору  в   безвыходное  положение:  отказать  невозможно,  но   и
соглашаться - безумие. Господи, ты Боже мой!
     Флора решила, что та линия поведения,  которую она выбрала, единственно
правильная.  Флора  взяла  на  себя  роль  "рубахи-парня"  ,  что  исключало
возможность  флирта или ухаживаний. И  возможно  ее  нелепое  противоречивое
поведение   настолько  разочарует   Кренстона,  что  он  навсегда  откажется
поддерживать знакомство  со столь экстравагантной и непредсказуемой  особой,
как она, Флора.  И  вообще, на ее  фоне, этакой грубоватой шотландки,  Нэнси
будет выглядеть очень выигрышно.
     Флора  облегченно вздохнула, взяла  лед, поставила на поднос закуски  и
шагнула в комнату.

     В подобном кутеже Флора давно не принимала участия. Сначала она, Билл и
Нэнси благопристойно расположились  на креслах и  диване  вокруг  небольшого
столика,  уставленного напитками и закусками. Затем зажгли  свечи и, сбросив
обувь,  устроились  на  полу. Достигнув какой-то необузданной  и бесшабашной
степени опьянения, когда  компаньоны испытывают  чувство  полного единения и
взаимопонимания, совсем незаметно для себя перешли на "ты".
     Не   на  шутку  разошедшаяся   захмелевшая   Флора  принесла  небольшую
разноцветную  щеточку на длинной ручке, которой обычно сметала пыль с мебели
и  книг,   затем   поставила  свою  любимую   запись.   В  комнате  загремел
оглушительный  марш  шотландских  гвардейцев.  Флора в  такт  музыке  начала
взмахивать щеткой, изображая тамбурмажора, и двинулась, маршируя, по кругу.
     Нэнси больше не раздражали громкие звуки волынок, и  она присоединилась
к Флоре. Вскоре затопал и Билл, замыкая процессию.
     Когда  кончился  марш,  они,  до  этого   времени   сохранявшие  полную
серьезность на лицах, буквально рухнули  на  том месте,  где каждый  из  них
остановился, и, уже не сдерживаясь, расхохотались.
     - Фло, дорогая, - Нэнси умоляюще взглянула на подругу,  - нет ли у тебя
в  фонотеке  чего-нибудь  менее возбуждающего? Я просто  изнемогаю  от  того
марш-броска, который мы только что совершили!
     - Привяжите меня на рее брошенного  корабля, если я не  найду у  себя и
другие записи! - объявила Флора, встала  и  принялась копаться  в кассетах и
дисках.
     -  Нэнси,  теперь  тебе  должно  быть  понятно,  почему  так  стойки  и
неукротимы  шотландцы, -  вступил в  их беседу  Билл. - Под  подобные  звуки
волынки  даже  последний  трус   станет  героем.  Я  после  нашего,  как  ты
выразилась, "марш-броска" чувствую в себе столько сил, что  выступил бы даже
в корриде. И без всякого  оружия! Завтра же, по  примеру Флоры, накуплю кучу
шотландских маршей, мелодий и  песен, исполняемых на волынках. И все деловые
переговоры, начиная  прямо  с завтрашнего  дня,  буду вести  только  под эти
вдохновляющие на победу звуки! Или они помогают только шотландцам, Флора?
     -  Нет,  Уильям, не  им одним. Ты  же сам в  этом  только что убедился.
Клянусь диким  рыжим  быком,  павшим от твоей  руки, Уильям, на  корриде!  -
засмеялась Флора, потом,  поставив запись, предложила:  - Для восстановления
сил  необходимо  выпить.  Или пусть сто чертей разнесут в щепки палубу нашей
старой посудины!
     Они  дружно выпили налитое Биллом в  бокалы вино, наслаждаясь покоем  и
негромко звучавшим итальянским бельканто.
     - Лучано Паваротти... великий тенор... - заметил Билл.
     - Да, гордость Италии... - согласилась Флора.
     - ... и Америки, - быстро дополнил Билл. - Солист "Метрополитен-опера",
все-таки!
     Она утвердительно качнула  головой, а  потом, обернувшись, с удивлением
обнаружила,  что Нэнси, уютно устроившись  на диванчике, незаметно для  них,
уснула. Билл,  определив  направление  взгляда Флоры, понимающе улыбнулся  и
мягко сказал:
     -  Все-таки  для  Нэнси  наш  марш-бросок  оказался  чрезмерным.  Он  в
буквальном смысле свалил ее с ног!
     - Да, - Флора  уменьшила звук.  -  А вот тебе, Уильям, с твоим ростом и
внешностью,  была  бы  прямая  дорога  в  шотландскую  гвардию,  традиционно
охраняющую резиденции английских монархов и сопровождающую их при выездах. Я
даже представила тебя в огромной медвежьей шапке и гвардейском мундире около
Виндзорского  дворца или  Эдинбургского. Ну почему ты смеешься?  Ты  был  бы
великолепен!
     - Извини,  Флора,  -  не смог  сдержать улыбку Билл. - Я польщен твоими
словами.  Но видишь ли,  в  чем дело... Когда ты весьма образно представляла
меня в медвежьей шапке и  гвардейском мундире, я, в то же самое  время, живо
представил себя... в килте и белоснежных гольфах!!! - и Билл захохотал.
     Флора  сначала  обидчиво  нахмурилась,  потом  воображение   нарисовало
описанную Биллом картину, и тоже захохотала.
     Билл  откровенно  любовался  этой  рыжеволосой  девушкой  с  изменчивым
непокорным нравом. Флора ошиблась, когда  думала, что непоследовательность и
непредсказуемость ее поступков оттолкнет Билла.  Она добилась обратного. Как
и в вечер знакомства, и потом, так и теперь, за бравадой роли "рубахи-парня"
Билл отчетливо увидел и почувствовал и ее ранимость, и ее слабость, и доброе
сердце,  и  милую  девичью беззаботность  и  открытость. Билл был достаточно
опытным  и проницательным  человеком,  поэтому,  в отличие  от  многих, смог
безошибочно  разглядеть истинную суть Флоры  Маккензи за теми отталкивающими
масками, которую она  время от времени надевала. Разглядел не совсем и не до
конца  понятную, во многом загадочную и непредсказуемую,  но подлинную Флору
Катарину Маккензи.
     -  Уильям,  ты  испортил  торжественность момента,  - замахала на  него
руками Флора.
     - Извини, Флора.  Я не нарочно, -  лукаво посмотрел  на  нее Билл и без
всякого перехода вдруг тихо  продолжил: - Я вот о чем думаю последнее время.
Вернее,  о ком. Попробуй угадать. Как человеку,  мне  импонирует  ее отвага,
находчивость  и стойкость. Как мужчине, мне нравится ее мягкость и пылкость,
обаяние и темперамент.  А как Уильяма Кренстона  меня невероятно  привлекает
совокупность  всего  вышеперечисленного,  смешавшегося  в  весьма  необычном
ассорти. Так о ком я думаю, Кэт?
     Флора  никак не ожидала  от Уильяма таких слов. Да она и не готова была
ни к чему подобному. Поэтому,  широко  открыв глаза, изумленно посмотрела  в
его лицо, пропустив и не обратив внимания на его обращение к ней.
     Он  неожиданно  внимательно  и  серьезно ответил на ее  взгляд, а потом
мягко улыбнулся и повторил свой вопрос:
     - Так о ком я думаю, Кэт?
     -  Флора... - завороженно и растерянно, механически,  не отдавая себе в
том отчета, поправила она Билла, все так же пристально взирая на него.
     - Конечно...  Флора... - спокойно согласился он.  -  Для других... А  я
хотел бы называть тебя Кэт. Это же твое имя. Правильно?
     Он взял ее за плечи и притянул к себе ближе.
     - Никто  не зовет тебя так! Никто и не знает этого твоего имени! Я буду
единственным, кто будет тебя так звать. Кэт.
     После  этих   слов  Флора  мгновенно  очнулась  от  хмельного  угара  и
завораживающего тона Уильяма и, отстранившись, довольно резко его поправила:
     - Нет. Вы  не  будете звать меня Кэт, Уильям. И вы ошибаетесь.  Вы - не
единственный, кто назвал меня Кэт. Я - Флора.
     Билл  задумался,  прикрыв  глаза.  Помолчал, потом  решительно и твердо
объявил:
     - Единственный,  не единственный!  Мне  это  безразлично. Для  меня  ты
будешь Кэт. Кэт и только Кэт.
     - Нет! Флора. Уильям, запомните, Флора и только Флора.
     -  Пока  -  да! -  усмехнулся он. -  Придется на этот  раз отступить  и
уступить, как  это ни  обидно.  Но, Флора,  учтите: отступить  -  не  значит
сдаться.
     - Да не нужны мне пленные! Тем более, подобные вам!
     Теперь Билл  видел  перед собой совершенно другую девушку, нисколько не
похожую на  ту, с которой он весело  и беззаботно проводил этот удивительный
вечер. Перед ним была гневная неистовая фурия, глаза которой метали молнии.
     - Ну что  ж! - с показной  горечью вздохнул он. - Тогда мне пора. Вы не
возражаете,  Флора, если я  воспользуюсь телефоном  и  вызову  такси?  Ехать
самостоятельно  я  не  в состоянии. А  свою  машину оставлю  у вашего  дома.
Хорошо? Утром заберу.
     Флора  согласно  кивнула  и  принялась  составлять на поднос  бокалы  и
тарелки. Билл, вызвав такси, стал усердно помогать ей. Делали они все молча,
как будто потеряв друг к другу всякий интерес.
     - А-а!..  -  вдруг  протянул  Билл. -  Подожду такси  на улице.  Свежий
воздух, говорят, отрезвляет!
     - Я провожу вас, - неожиданно для него, спокойно  произнесла Флора. - Я
должна убедиться, что с вами все будет в порядке и...
     - ... что я точно попаду на сиденье такси, а не в какую-нибудь историю!
- иронично дополнил Билл. - Ну что ж! Идемте, Флора!
     Какое-то время они  постояли  у подъезда.  Билл, увидев  приближающееся
такси, махнул рукой, делая знак остановиться там, чуть поодаль.
     - До свидания, Флора. Спасибо за приятный вечер.
     - До свидания, Уильям. Счастливо!
     Он направился  к  машине  и вдруг  услышал за спиной  короткий  громкий
возглас.
     - Билл!!!
     И  он,  и  провожавшая  его  Флора  оглянулись  и,  совершенно обалдев,
воззрились на появившуюся  в  освещенном  дверном  проеме  странную  фигуру.
Потрясенные, они в первый момент даже не узнали в ней Нэнси. И не мудрено.
     На  Нэнси  был надет нелепый мужской плащ,  явно не  соответствующий ее
размеру. На голове топорщилась старая помятая, тоже мужская, черная фетровая
шляпа.
     Флора  с  ужасом   узнала  предметы  гардероба  Ронни,  когда-то  давно
оставленные  у  нее. Они висели в прихожей,  надоедливо  мешая. Но Флора  их
почему-то не выбрасывала, хотя Рональд неоднократно предлагал это сделать.
     Нэнси шагнула на тротуар, потом сдернула с головы шляпу и пылко прижала
ее к груди. Затем вдруг упала на колени и таким странным образом поползла за
Биллом, страстно и умоляюще взывая:
     - Билл1.. Билл!..
     Флора бросилась к подруге, но та  оттолкнула ее, упрямо качнув головой,
и продолжила свое невероятное движение к Уильяму.
     Он какое-то время ошеломленно смотрел на Нэнси, потом быстро подошел  и
мягко и заботливо сказал:
     - Нэнси, встаньте. Идите с Флорой домой. Пожалуйста, Нэнси...
     Она  обхватила одной рукой его ноги, другой  по-прежнему сминая шляпу у
груди, и прижалась лбом к его коленям.
     Билл  умоляюще  посмотрел  на  Флору,  не  зная, как  поступить  в этой
абсурднейшей ситуации.
     Флора тоже растерялась, таким неожиданным был поступок Нэнси. Но все же
она,  страдая от собственной беспомощности,  подошла к ним, присела рядом  с
Нэнси и почему-то забрала у нее шляпу.
     Нэнси, сразу отпустив  ноги Билла, вцепилась в отобранный головной убор
с такой неистовой силой, с какой утопающий цепляется за спасательный круг.
     Наконец освободившись,  Билл снова  выразительно  взглянул на  Флору  и
быстро пошагал к такси. В каком-то отчаянье он махнул рукой, открыл дверцу и
исчез в машине, которая, развернувшись, мгновенно скрылась из виду.
     - Билл!!! - надрывно прокричала вслед Нэнси и безвольно  опустилась  на
тротуар. По щекам ее потекли слезы, и она горько зарыдала.
     Флора подошла к подруге, помогла ей встать и, обняв, повела к подъезду.
     - Фло!.. Фло... - всхлипывала Нэнси. - Почему он оставил меня? Почему?
     Неожиданно она, освободившись  из  рук Флоры, повернулась в ту сторону,
где скрылось такси, и пронзительно закричала:
     - Билл!!! Билл!!! Не оставляй меня!!! Би-и-илл!..
     И Нэнси,  нахлобучив шляпу  и старательно застегнув  несколько  пуговиц
узкого плаща, снова двинулась вслед за уехавшим Биллом.
     - Нэнси, прошу тебя, пойдем домой...
     Флора догнала  подругу, развернула  ее  за плечи  и,  схватив  за руку,
потянула за  собой. Нэнси покорно шла,  но  вдруг, заметив автомобиль Билла,
вырвалась, подбежала к машине и припала к ней.
     - О, Билл!.. Я люблю тебя... Люблю! Люблю! Люблю!..
     Оттащить  Нэнси  от   проклятого  автомобиля  было  невозможно.  Флора,
находясь  на  грани нервного  срыва  от  происходящей на  ее глазах  нелепой
мелодрамы, в отчаянье думала: "Все! Одно из двух: либо я, как и Нэнси, прямо
сейчас сойду с ума, либо, как  и она, начну вопить во  всю  мощь собственных
легких. Я не выдержу! Я сейчас сорвусь! Чертов Кренстон!  Чертова вечеринка!
Чертова Нэнси! Чертова я сама! Какого  дьявола ему от меня нужно? Пристал со
своими намеками и  взглядами, как репей. Как же! Кэт!!!  Чтоб ты провалился,
исчез, испарился! Сам уехал... А мне что делать? Ведь прекрасно  знает,  что
Нэнси сходит по нему с  ума, а не оставляет  ее в покое. Дьявольщина! Это  ж
она ему навязалась  сегодня. Все равно! Он виноват во всем!  Он!!! Если б  я
могла быть сторонним наблюдателем, Господи! Но они оба - и Уильям, и Нэнси -
каждый со своей стороны  втягивают  меня, как  в  омут,  в  дурацкую нелепую
ситуацию. Как я могу помочь ни о  чем не  подозревающей Нэнси? Как объяснить
всю абсурдность и бесперспективность притязаний этому Кренстону? Как?!! "
     Флора  тяжело вздохнула, взглянула на утихомирившуюся подругу и  устало
сказала:
     - Пойдем, Нэнси...
     Обе  медленно  направились  к  дому,  занятые  собственными  мыслями  и
переживаниями.

     Утром,  собираясь  на  работу,  Флора оставила короткую  записку спящей
Нэнси,  позавтракала,  быстро  оделась  и  бегом  спустилась  вниз.  Времени
оставалось в обрез. Опаздывать не хотелось.
     - Флора! - раздался голос Уильяма Кренстона. - Здравствуйте!
     Она резко и, вскинув голову, пронзила его испепеляющим взглядом.
     - Я  приехал забрать машину,  - спокойно и невозмутимо  продолжил он. -
Вижу, вы опаздываете? Могу подвезти. Прошу!
     Билл  распахнул  дверцу  и  почти  силой  затолкал  упирающуюся Флору в
машину.
     - Вам куда? - спросил он, усаживаясь за руль.
     Флора буркнула адрес, потом, справившись с собственными противоречивыми
чувствами, вдруг объявила:
     - Нет! Я доберусь сама!
     Ее  слова  были нелепы  и  неуместны, потому что автомобиль уже  плавно
тронулся с места.
     Билл усмехнулся и укоризненно заметил:
     -  Мисс  Маккензи, насколько я знаю,  и шотландцы,  и итальянцы -  люди
воспитанные.  Думаю, их объединение в совокупности должно бы только усилить,
как  минимум, вдвое,  это качество. Неужели  возможен  такой  исключительный
парадокс, что результат подобного тандема дал обратное?
     Флора искоса удивленно посмотрела на него и недовольно уточнила:
     - Вы о чем?
     И сразу обругала себя  за то, что позволила ему все-таки втянуть себя в
разговор. А ведь только минуту назад пообещала, что будет молчать, как рыба.
И вот тебе на! На кой черт понадобилось узнавать у него что бы то ни было?!!
     Билл пожал плечами, помолчал, потом иронично пояснил:
     - Могли бы и сами догадаться, Флора. Вы не ответили на мое приветствие.
Неужели  я, уж  не знаю, по какой причине,  стал вашим заклятым  врагом, сам
того не ведая?
     Сразу  признав   в  душе  правоту  его  претензии,   Флора  покраснела,
смутившись, и неловко произнесла:
     -  Здравствуйте.  Извините,  я немного...  растерялась, когда  вы  меня
позвали. Вот и...
     - Ну  что вы! - мягко перебил ее Билл. - Вы даже порадовали  меня своим
объяснением. А то я уже не знал, что и думать.
     Он  опять  немного  помолчал,  а  потом,  быстро  взглянув  на   Флору,
неожиданно заявил:
     - Флора, не буду скрывать вполне очевидное: наша сегодняшняя  встреча -
не совпадение. Я ждал вас, Флора.
     -  Зачем?  -  быстро  спросила  она,  больше  не  пытаясь усилием  воли
заставить себя не вести  с Кренстоном никакой беседы. Флора  поняла, что это
бессмысленно и глупо.
     Билл  улыбнулся и,  внимательно  глядя  вперед на  дорогу,  невозмутимо
сказал:
     -  Во- первых, просто  хотел  вас увидеть,  Флора. А  во-вторых,  хотел
узнать, как Нэнси.
     Мгновенно вспомнив все то, что произошло вчера, Флора сразу помрачнела.
Она пожала плечами и нервно, даже слегка раздраженно, ответила:
     - Спасибо, все нормально.
     - Я рад. Честно говоря, я, вернувшись домой,  то хотел вам  звонить, то
начинал собираться,  чтобы отправиться  к вам. Я волновался и беспокоился за
Нэнси. Ей, по-моему, вчера было очень плохо.
     - Да уж! - многозначительно отозвалась Флора и нахмурилась.
     Он успокаивающе продолжил:
     -  такое бывает. И довольно часто!  Особенно с людьми, редко и не очень
много пьющими. Воздействие алкоголя непредсказуемо. Я  и по себе знаю,  и по
другим!
     - М-да-а... - протянула Флора. - Воздействие... непредсказуемо...
     А  про себя  добавила:  " Только алкоголя  ли?  Надо  отдать  Кренстону
должное.  Из  ситуации,  в  которую  попал,  он выбирается  довольно удачно.
Впрочем,  чему  тут  удивляться!  -  Флора  вздохнула.  -  Ему  не  впервой,
наверное... "
     Вскоре  они  подъехали к  агентству  Флоры. Она,  быстро  попрощавшись,
стремительно скрылась за дверью.
     Задумчиво  посмотрев  ей вслед, Билл нажал  на  газ, и  машина  рванула
вперед.


     Прошло  время,  и  Флора, поостыв  от  страстей,  бушевавших  в душе, с
облегчением отметила, что  Уильям  Кренстон  о себе  не  напоминает, и  даже
никаких  случайных встреч с ним  не происходит. Это, безусловно, упрощало ее
взаимоотношения с Нэнси Кастл. После той нелепой вечеринки  Флора испытывала
какое-то непонятное  чувство  собственной вины  перед  подругой.  Теперь  же
общение  с  Нэнси стало  таким,  как и прежде. Флору огорчало только то, что
Нэнси,  несмотря  ни  на  что,  никак не  хотела выбросить  из  головы  идею
заполучить во что бы то ни стало Уильяма Кренстона. А он  явно прервал какие
бы то  ни было отношения с Нэнси. Флора поняла  это по рассказам подруги. Но
Нэнси упорно искала возможность встретиться с  ним.  Она огорченно  сообщала
Флоре, что Уильям перестал бывать на вечеринках, в ресторанах. В общем, стал
неуловим.  Лишь  иногда  до  него  удавалось  дозвониться.  Он  был  вежлив,
корректен, но не более того. Нэнси жалобно вздыхала и переживала, что Уильям
теперь  очень  занят и так загружен  работой, что  у  него нет  ни  малейшей
возможности даже  на короткую встречу  с  ней. Флора догадывалась, что  все,
рассказанное  Нэнси, далеко  не  так.  И  Уильям  попросту избегает  ее.  Но
объяснять это Нэнси было жестоко. И Флора, щадя чувства подруги, молчала.

     Уильям  Кренстон  позвонил  как раз  тогда, когда  Флора, успокоившись,
пришла  к выводу,  что  его  отношение к ней было  совсем не таким,  как  ее
показалось. Очевидно,  с его стороны был обычный легкий флирт, а она, Флора,
напредставляла Бог  знает  что! Конечно, уверяла  она себя,  это было именно
так. А ей не хватило элементарного опыта разобраться в сложившейся ситуации.
Последние годы  она близко общалась  только  с  Ронни, избегая и пренебрегая
вниманием других мужчин. Но Ронни был другом,  и их взаимоотношения не могли
помочь ей, Флоре,  когда судьба  свела  ее  с опытным  красавцем  - плейбоем
Кренстоном.  Теперь,  спустя  довольно  продолжительное  время, она  отнесла
случившееся на счет своего разыгравшегося воображения.
     Поэтому-то Флора  невероятно  и удивилась,  услышав голос  Уильяма. Они
обменялись приветствиями, а потом воцарилось долгая пауза, как будто каждому
из  них нужно  было хотя бы  несколько секунд, чтобы собраться с  мыслями  и
продолжить разговор.
     - Флора, - начал Билл, - я не помешал вам? Вы не заняты сейчас?
     Она отрицательно покачала головой,  потом, опомнившись, сообразила, что
Уильям ее не видит, и поспешно ответила:
     - Нет. Не очень...
     - Я, собственно, звоню вот по какому поводу...
     В  голосе  Уильяма  Флора  почувствовала, а  может, ей  это показалось,
какую-то неуверенность и даже робость.
     - У меня к вам, Флора, деловое предложение, - серьезно продолжил он.
     -  Слушаю,  отозвалась  Флора,  вцепившись  в  трубку  так сильно,  что
побелели пальцы.
     - Видите ли, -  заговорил,  очевидно,  окончательно собравшись с духом,
Билл, - так случилось, что  у меня появилась возможность поприсутствовать на
оперном фестивале.
     Билл  назвал   одну   из  европейских   стран,  давшую  миру  множество
прославленных  композиторов-гениев.  В   родном  городе  одного   из  них  и
проводился упомянутый Биллом ежегодный престижный фестиваль вокалистов всего
мира. Билеты на него заказывались за год, сразу же по окончании предыдущего.
Позже   приобрести  немыслимо  дорогие   билеты  было  невозможно.  Наиболее
состоятельные любители оперной  классической музыки прилетали на собственных
лайнерах со  всех  концов  света. Весьма ограниченное  количество  меломанов
попадало в зл. Для остальных любителей, собиравшихся на театральной площади,
а  таких  набиралось  несколько  десятков   тысяч,  организовывалась  прямая
трансляция на огромных экранах. И для  зрителей, и для города, и для страны,
да  и  для всего мира  этот фестиваль  всегда  оставался главным праздником.
Здесь  открывали  имена  новых  молодых  исполнителей,  многие   из  которых
становились впоследствии звездами мировой оперной сцены.
     - Есть лишний билет,  - продолжал Билл. -  Я вспомнил, что вам нравится
классическая музыка. Поэтому решил предложить билет вам, Флора.
     Он замолчал, ожидая ее  ответа. Она тоже молчала. Все  дело было в том,
что Флора не знала,  что ответить. Его предложение было крайне  неожиданным,
как и  сам  звонок. Но  уильям высказал свое  предложение  так просто, как и
делают  обычно  все люди  при  подобных обстоятельствах. И главное,  соблазн
самолично  попасть на фестиваль был столь велик, что Флора решила:  упускать
такой счастливый случай нельзя! О подобной удаче можно только мечтать.
     Согласно кивнув себе, Флора произнесла:
     -  Спасибо,  Уильям, что  вспомнили  именно  про  меня.  Я  с  огромным
удовольствием принимаю ваше предложение.
     Они подробно договорились о встрече  и, в душе радуясь  каждый  своему,
попрощались.


     Подъехав к  аэродрому, Флора,  расплатившись  с  таксистом, хотела  уже
выйти из машины, когда заметила Уильяма Кренстона. В сердце что-то неприятно
и ощутимо  кольнуло. Флора почувствовала,  как мгновенно похолодели  кончики
пальцев, а в голове сильно застучало.
     Билл стоял рядом с той изящной очаровательной девушкой, с которой Флора
видела его в кафе, и о чем-то оживленно с  ней беседовал.  Затем  неожиданно
обнял  ее, подхватил на руки и легко  закружил. Девушка шутливо отбивалась и
весело смеялась.
     Не  находя  объяснения  собственным  чувствам,   охватившим  ее,  Флора
стремительно наклонилась к таксисту, от неожиданности отпрянувшему к дверце.
Флора решила незамедлительно вернуться домой.
     В  этот момент  Билл,  взглянув  в сторону  стоящего  такси,  осторожно
опустил  девушку на землю и  быстро подошел к  машине.  Он  открыл  дверцу и
протянул Флоре руку, помогая выйти.
     - Здравствуйте, Флора, вы вовремя.
     Она, досадуя на себя  за  то, что  не  успела  сразу же уехать,  мрачно
ответила:
     - Здравствуйте.
     Флора  со  всей возможной  поспешностью искала какую-нибудь более-менее
убедительную причину  своего отказа  от  путешествия. Но ничего  в голову не
приходило, и Флора, еще больше  помрачнев, погрузилась в  глубокое молчание.
Билл  тоже  молчал, удивленно  глядя  на  нее  и  не  понимая странности  ее
поведения.  Неожиданно для  себя  Флора  почему-то  повернула  голову  в  ту
сторону, где  осталась  стоять  та  стройная хрупкая  девушка.  Брови  Флоры
изумленно взлетели вверх, потому что девушка уже была не одна. Она доверчиво
приникала к очень высокому мужчине, ласково обнимавшему ее.
     Наконец-то и Билл обратил внимание  на то, куда  был  направлен  взгляд
Флоры. Он на мгновение  прикрыл глаза и покачал головой.  Бог мой! Он совсем
забыл о том случае  в кафе! Так вот что  вызвало недовольство  Флоры!  Глаза
Билла сверкнули, и он, усмехнувшись, произнес:
     - Флора, я совсем забыл предупредить вас. Мы  полетим не одни.  С  нами
будут путешествовать мой брат Майкл и его жена Елена, -  и иронично добавил:
- Вы сейчас как раз смотрите на них.
     От его слов  Флора  покраснела до  корней волос и смутилась так, что на
глазах выступили слезы.
     Предоставив ее возможность прийти в себя, Билл отдал распоряжение  о ее
багаже, потом улыбнулся и предложил:
     - Пойдемте, я вас познакомлю. Я вижу,  что Елена полна  нетерпения.  И,
по-моему, Майклу с трудом удается удержать ее на месте.
     Они  подошли к  супругам  Кренстон, которые  с  нескрываемым  интересом
рассматривали  Флору,  впрочем,  как и  она  их.  Быстро завершив  процедуру
знакомства,  они  направились к лайнеру, который  принадлежал Майклу. Вскоре
все четверо непринужденно беседовали, удобно устроившись в креслах самолета,
ровно и плавно летящего над океаном.


     Фестиваль,  действительно,  оказался  грандиозным   праздником,  забыть
который было бы невозможно даже впав в летаргический сон или кому.
     И  Флора, и  Билл,  и  супруги  Кренстон, переполненные  впечатлениями,
пришли в состояние эйфории, возбуждения. И когда Майкл предложил, раз уж они
оказались  в  Европе, отправиться  в Париж  навестить бабушку  и дедушку  де
Мерсей, Флора,  неожиданно  для себя, с  радостью согласилась, от  чего Билл
почувствовал себя на вершине блаженства.
     Флора  даже  представить  не  могла,  что время  может пролетать  столь
незаметно,  а  общение  может   приносить  такое  огромное  удовольствие.  В
коллективе  Кренстонов- де Мерсей  она нисколько не чувствовала себя лишней,
посторонней.  Казалось,  ее появления и  присутствия  все  только  и  ждали,
радостно и открыто приняв Флору в свой семейный  клан.  Ее  удивиди какие-то
особые,  очень теплые  отношения  между  Еленой  и Полем  де  Мерсей.  Флора
заметила, что легкий  румянец покрывал щеки  графа, когда ему рассказывали о
правнуке. Причем Елена, как и  супруги де Мерсей, звала сына Полем, Майкл  -
Генри,  а  Билл  -  Генри  Полем.  Флору  даже  немного  забавляло  подобное
разночтение.  Но, очевидно,  это для всех  было  привычным и естественным, и
только  она,  Флора,  обратила на это внимание. Ну а  когда заходила речь  о
проказах и выдумках  неугомонной Джулии, Поль и  Марта де Мерсей смеялись до
слез, восхищаясь правнучкой.
     Флора отметила, что едва  Елена и граф оставались наедине, то  говорили
на неизвестном  Флоре  языке. Иногда к их беседе подключался  и Майкл. Флора
засияла от счастья,  когда Поль де Мерсей обратился к ней по-итальянски. Она
живо ответила. Разговор с графом доставил Флоре невероятное наслаждение.
     Как-то она сказала Биллу:
     - Уильям, ваш дедушка - это  что-то потрясающее!  Я никогда за всю свою
жизнь не встречала человека, подобного ему. Красив, воспитан, умен! А знаний
столько, что впору составлять энциклопедию! Я - в восторге!!!
     -  Согласен, - улыбнулся Билл. - Дед, действительно, большая умница. Он
- крупный ученый, профессор, специалист по "мертвым" языкам. И  мне приятно,
что вы дали деду столь высокую оценку.
     Помолчав, Билл лукаво взглянул на девушку и с иронией спросил:
     -  Скажите,  Флора, подобный восторженный отзыв  от вас может  получить
только обладатель  энциклопедических знаний? Или допускается  у  претендента
наличие и каких-то других качеств?
     Она засмеялась.
     - Уильям, а почему это вас интересует?
     Билл пожал плечами и, усмехнувшись, произнес:
     -  Возможно, мне придет в голову абсурдная идея попробовать свои силы и
попытаться добиться хотя бы  одного  такого изумительного  сияющего взгляда,
каким вы смотрели на Поля.
     -  Своим  силам можно найти  лучшее применение,  Уильям,  -  улыбнулась
Флора. - И вообще, с чего бы этой абсурдной идее прийти в вашу голову?
     Билл снова усмехнулся, взглянул в ее глаза и пояснил:
     -  Ну  как  "с  чего?"  ?   Я,   как  считается,  красив.   Образование
какое-никакое тоже есть.  По-моему,  и не окончательный  дурак. Как  видите,
почти  все,  перечисленное  вами,  имеется  в  наличие.  Не  хватает  только
энциклопедических знаний. Поэтому я и  уточнил:  возможна ли  замена данного
условия?
     Флора сначала засмеялась, потом, помолчав, шутливо ответила:
     -  Вы озадачили меня,  Уильям. Я об этом  как-то  раньше не думала. Но,
наверное, возможна. Потому  что  встретить такого  мужчину, как Поль, редкая
удача. Впрочем, и мой взгляд - не такая уж ценность, чтобы тратить усилия на
какие-либо попытки.
     Билл наклонился к ней и многозначительно возразил:
     - Ты заблуждаешься, Кэт. Ценность! И еще какая!
     Флора быстро перебила его:
     - А вот упрямство - именно то качество, которое шансы претендента сразу
сводит к нулю.
     - Нет, Кэт! В этом ты тоже заюлуждаешься. Не упрямство, а настойчивость
в достижении поставленной  цели. Уверяю тебя, Кэт, это  в мужчине  -  весьма
привлекательное и  ценное качество, - убежденно  заявил  Билл. -  Рекомендую
прислушаться к  совету  достаточно опытного  в  подобных вопросах  человека.
Подозреваю, Кэт, что тебе именно опыта и не хватает!
     Флора отрицательно покачала головой и категорично возразила:
     -  Во-первых, Флора,  Уильям.  А  во-вторых,  мне  моего  опыта  вполне
достаточно. И он не так уж мал, как вам представляется.
     - Возможно, что вы, Флора, думаете именно так, - усмехнулся Билл. -  Но
мне все-таки кажется по-другому. А я редко ошибаюсь!
     - Значит я отношусь к категории ошибок! - отрезала Флора.
     Билл насмешливо и коротко поправил ее:
     - Вряд ли!
     Видя,  что  Флора  хочет  что-то возразить, быстро  и  многозначительно
добавил:
     - По-моему,  есть только один способ  выяснить,  кто из  нас  прав. Так
ведь, Кэт?
     - Лучше пусть каждый  останется при своем мнении,  - сказала она, желая
быстрее закончить этот разговор.
     Билл внимательно заглянул в ее глаза и задумчиво спросил:
     - Лучше ли?..


     Майкл  и  Елена загорелись  идеей обязательно съездить в родовой  замок
Поля, с которым у них было связано множество романтичных воспоминаний.
     -  Конечно, поезжайте! -  поддержали их  супруги де Мерсей.  - И  Флоре
будет интересно посмотреть Пуату, известнейшую провинцию Франции.
     И от этого предложения Флора не смогла отказаться.
     Быстро собравшись, они на двух машинах двинулись на юг Франции. Ближе к
вечеру  рутешественники  добрались   до  замка  графа   де  Мерсей,  который
располагался между городами Шинон и Шательро на реке Вьенна. Флору привели в
восхищение  многовековые  дубы,  украшавшие  своим исполинским  видом  парк,
который окружал великолепный старинный замок.
     - Майкл отреставрировал его, - пояснил Флоре Билл. - И внутри он вполне
современен  и комфортабелен.  Когда брат привез  сюда Поля  и Марту, дед был
просто  счастлив. Майкл и  поместье Марты привел в надлежащий вид.  Он очень
хотел порадовать стариков. И ему это удалось!
     Флора одобрительно улыбнулась.
     -  Ваш брат -  очень добрый и внимательный человек,  Уильям. Это в наше
прагматичное время - большая редкость.
     - Вы проницательны,  Флора, - заметил  Билл. - Жаль только,  что иногда
она вас подводит, и некоторых людей вы оставляете без  внимания. А во многом
и неправильно оцениваете их.
     - Конечно, я - не ясновидящая и не такая  самонадеянная, как некоторые!
- с иронией произнесла Флора. -Но мне кажется, я все-таки неплохо разбираюсь
в людях. Вряд ли вы, Уильям, найдете пример, подтверждающий ваши слова.
     - Как это "вряд ли"  ,  Кэт?  Да за примером далеко ходить не надо.  Он
перед тобой! Я  -  образчик  твоего предвзятого и несправедливого  мнения! -
горячо возразил Билл.
     Флора упрямо качнула головой.
     -  Вы решили остаться в  машине? -  раздался голос подошедшего  Майкла,
который наклонился к окну. - Или все-таки пойдете вместе с нами устраиваться
в доме?
     Он помог выйти  Флоре  и, взяв под руку, торжественно повел  к замку, у
двери  которого  их с нетерпением ожидала Елена. Билл, разгоряченный спором,
направился за ними.

     Вечером  после  ужина, расположившись  около  великолепного  старинного
камина,  Билл,  Майкл  и  Флора  наблюдали  за   Еленой,  которая  методично
переставляла   различные   красивые   статуэтки,   подсвечники,  канделябры,
украшавшие камин.
     -  Последний  раз  мы  были  здесь  почти три года назад... - задумчиво
промолвила Елена.
     Билл прищурил глаза и многозначительно протянул:
     -  М-да... Чуть  меньше трех лет  назад...  Подозреваю, что это  ваше с
Майклом посещение замка весьма памятно.
     Елена удивленно  посмотрела на него,  потом, недоумевая,  повернулась к
рассмеявшемуся мужу.
     -  Эли!  -  Майкл, сдерживая душивший  его  смех,  как  можно серьезнее
произнес: - По-моему, ты только что выдала нашу семейную тайну.
     Вид Елены был  настолько растерянным, а потом таким смущенным, что все,
не выдержав,  захохотали.  Она всплеснула руками,  одну  из  которых  быстро
поймал Майкл  и, притянув  жену,  усадил к себе  на колени. Затем ласково  и
нежно зашептал, наклонившись к ее лицу:
     -  Эли, не переживай!.. Одной  тайной  больше, одной меньше... У  нас с
тобой их имеется в достаточном  количестве!.. - потом вдруг шутливо объявил:
- Нет! Эли безутешна. Поэтому мы уходим.
     Билл и Флора опять рассмеялись.
     Майкл опустил на пол счастливо улыбающуюся жену и предложил ей согнутую
в локте руку: - Прошу!
     И они, попрощавшись, подчеркнуто чинно направились к выходу. Но у самых
дверей Майкл подхватил Елену на руки и, что-то сказав ей, от чего оба весело
захохотали,  быстро  вышел. Их  голоса постепенно удалялись и вскоре  совсем
затихли.
     - Какая очаровательная пара! - Флора, проводив их взглядом и не скрывая
своего восторга, посмотрела на Билла. - Они так счастливы!
     - Да, - согласился Билл. - Очень счастливы.
     - И они не просто любят друг друга, - восхищенно продолжила Флора, - но
и  сумели сохранить  какую-то  юношескую  влюбленность. Их  отношения лишены
рутинной обыденности, в  которую,  как  правило, переходят обычно  отношения
супругов. И от этого брак теряет свою привлекательность. Становится обузой.
     - Кэт, согласись,  это зависит  от  самих людей - мужчины и  женщины, -
живо поддержал начатую тему Билл. - Они получают то, что сами выстраивают.
     Выслушав его, Флора вдруг  глубоко вздохнула и, увлеченная  разговором,
возразила:
     - Это  не всегда  так, Уильям. Ты  не учитываешь, что есть еще огромное
количество   побочных  факторов,   которые  могут   разрушить  или   сделать
несчастливым самый удачный брачный союз.
     Он внимательно и серьезно посмотрел на нее, затем медленно уточнил:
     - Что  ты  имеешь в виду, Кэт? Я не совсем понимаю. По-моему,  ничто  и
никто  не  смеет вмешиваться  в жизнь супругов.  Во  всяком случае, для меня
здесь все ясно. Лично я ничего подобного никогда не допущу и не потерплю.
     -  Нет,  Уильям.  Ты  сейчас  мыслишь  абстрактными  категориями.  А  я
совершенно точно  знаю то, о чем говорю,  - Флора опять вздохнула.  - Иногда
так бывает, что даже очень любящий муж и мужественный человек оказывается не
в  состоянии  защитить  свою  семью от постороннего, порой бесцеремонного  и
жестокого вторжения. Я завидую тебе, Уильям,  что ни с чем  подобным тебе не
приходилось сталкиваться. И ты так самоуверен и оптимистичен!
     Он усмехнулся и насмешливо сказал:
     - Кэт,  подумай  сама,  как бы  я  мог сталкиваться с описанными  тобой
проблемами,  если я никогда не был женат? Вспомни, я - холостяк, Кэт. Прости
уж мне мою неопытность и неосведомленность в супружеских вопросах!
     Билл с радостью заметил, что Флора, наконец, улыбнулась и расслабилась.
Его насторожила и удивила  позиция девушки, ее взгляды. Она преподнесла  ему
очередную загадку, которую Билл пообещал себе обязательно  разгадать. Что же
такое  произошло  в  ее   жизни?  Почему  молодая  девушка  столь  мрачно  и
пессимистично смотрит на брак?
     - В  беззаботной  и  беспроблемной  жизни столько  привлекательного!  -
засмеялась  Флора.  -  Поэтому,  наверное,  все  и  стремятся, подобно тебе,
Уильям, как можно дольше избегать супружеских оков.
     - Кэт, конечно,  ты  права, -  согласился  Билл.  - Но иногда,  заметь,
холостяцкая жизнь продляется из-за того, что никак не удается встретить того
единственного  спутника,  с  которым  до  конца   своих  дней,  без  всякого
сожаления, будешь делить стол, кров, постель.
     Флора хотела что-то сказать,  но он  не дал ей такой  возможности. Билл
быстро пересел ближе к ней и, наклонившись, многозначительно продолжил:
     - А бывает так, что один  человек,  уже  осознав, что  встретил то, что
долго ждал  и искал, понимая, что и тот, другой, на  кого  пал  выбор,  тоже
неравнодушен к нему... - Билл перевел  дыхание и, понизив голос, закончил: -
Так вот, этот человек всей душой стремится к сближению, но  тот, другой, как
будто  глух  и  слеп.  А  еще,  вдобавок,  упрямо  упирается,  вопреки  зову
собственного сердца. И что же в этом случае делать, Кэт?
     Флора задумчиво смотрела на него  и  молчала.  Сомнения захлестнули  ее
душу. Она  верила и  не  верила его  словам. То мнение об  Уильяме,  которое
складывалось в результате общения с ним, входило в явное противоречие с тем,
что она слышала о нем или о подобных ему молодых людях.
     - Кэт...
     Погрузившись в раздумья, Флора сразу даже не возмутилась и не удивилась
тому, что  он  быстро обнял  ее и пылко  прижался к ее губам. Флора какое-то
время никак не реагировала на его ошеломляющий поступок. Она подобного никак
не  ожидала  и не была к этому готова. Придя,  наконец,  в себя, Флора резко
оттолкнула Билла и возмущенно выпалила:
     - Ты сошел с ума! Уильям, зачем ты это сделал? Зачем? Зачем? Зачем?!!
     Она и  сама не  могла  объяснить,  почему  вдруг ее  зациклило на  этом
вопросе. По сути, ситуация была нелепой и глупой. Как будто ей нужен был его
ответ на этот идиотский вопрос! Флора разозлилась  на себя  даже больше, чем
на  Билла.  А  тот,  отчетливо  понимая  абсурдность  любой  попытки ответа,
настолько обалдел от  ее назойливо  повторяемого вопроса, что, помимо  воли,
почему-то начал объяснять:
     - Кэт, никуда я не сошел! Я давно хотел поцеловать тебя и поцеловал!
     -   Все?   Теперь   выполнил   всю   намеченную   программу?   -   едко
поинтересовалась Флора. - Или есть еще что-то?
     Билл, обретя, наконец, свое  обычное самообладание, иронично, в тон ей,
согласился:
     - В общем, да.
     - Да- а- а?!! - возмущенно выдохнула  Флора и, потеряв контроль,  почти
шепотом, спросила: - И что же еще тобой намечено?
     Он усмехнулся,  но взгляд от  ее разъяренных ярко-голубых огромных глаз
не отвел. Выдержав паузу, он негромко произнес:
     - Кэт, ты хочешь, чтобы я прямо сейчас сказал тебе об этом? Откровенно?
     До   Флоры,   наконец,  дошло,  что   происходящее   становится  весьма
двусмысленным  и,  в  общем,  смешным.  Она  неожиданно захохотала.  Немного
успокоившись, она вдруг заявила:
     - Господи, Боже мой!.. Глупейшая ситуация!
     Флора чуть помолчала, а потом грозно и серьезно добавила:
     - Будь  мы  в Шотландии,  я  бы  показала тебе, как  мы учили  англичан
хорошим манерам!
     Билл перевел дух и в тон ей ответил:
     -  Как же мне повезло, Господи, что мы - не в Шотландии, а во  Франции!
Только  это дало  мне  шанс  на спасение. Благодарю тебя, Господи!..  Кэт, я
счастлив, что великодушие и милосердие не чужды тебе!
     Она внимательно посмотрела на него и спокойно сказала:
     - Вы свое желание осуществили, Уильям. Счет - один ноль в  вашу пользу.
Но думаю, вы, как порядочный человек...
     Билл быстро перебил ее:
     - ... теперь обязан на тебе жениться. Я готов, Кэт!
     - О,  нет,  Уильям! -  усмехнулась Флора.  - Как порядочный человек, вы
обязаны  не  жениться  на  мне...  можете   продолжать   наслаждаться  своей
свободой!..  а предоставить возможность осуществить и мое желание. Думаю,  в
данном  случае  вполне справедливо  будет  уравнять  счет. Иначе  получается
какая-то дискриминация!
     - Согласен! - поспешно кивнул головой Билл. - И каково же оно, Кэт?
     Она загадочно и насмешливо улыбнулась.
     - Узнаете в свое  время, Уильям. Надеюсь, вы,  как благородный человек,
не забудете о своем обещании обязательно выполнить и мое желание.
     - Никогда! - горячо заверил ее Билл. - Я всегда выполняю свои обещания,
Кэт. И твое желание исполню, когда пожелаешь!
     Если бы Билл мог только предположить, что потребует  от  него Флора, он
ни  за  что  на  свете  не  стал  в  этот  вечер  целовать ее со  всей своей
опрометчивой решительностью.
     Флора даже немного  жалела Билла, да  и  себя, в  общем-то. Но,  в душе
разъяренная,  она  приняла  решение,  а  от  задуманного  Флора  никогда  не
позволяла  себе отступать.  Теперь можно было сказать только одно:  " Жребий
брошен! " .


     И  Елена,  и  Майкл  заметили,  как  огорчился  Билл, когда,  выйдя  из
самолета,  Флора   радостно  побежала  навстречу   странного  вида  молодому
человеку.
     - Ронни! Как я рада, что ты меня встретил!
     С этими словами Флора бросилась ему на шею.
     - Пойдем, я тебя познакомлю! - продолжила она и, взяв молодого человека
под руку, подвела к Кренстонам.
     Билл  и Рональд пожали  друг  другу  руки, а затем Билл представил  его
брату и Елене.
     - А  я много  хорошего слышала о  вас, - улыбнулась Елена,  обращаясь к
Рональду. -  И пьесу вашу последнюю видела. На  нас  она, честно  признаюсь,
произвела огромнейшее впечатление своей парадоксальностью. Правда,  Майкл? -
взглянула  она на  мужа,  который согласно кивнул,  подтверждая  ее слова. -
Только  знаете,  мистер Фармер,  мне ваша  пьеса  понравилась даже не  этим.
Может, мне  это  только показалось, но  она вся дышит каким-то пронзительным
лиризмом и грустью. Хотя, наверное, мои слова вам кажутся странными.
     Рональд внимательно выслушал Елену и вежливо ответил:
     - Благодарю вас. Мне  очень приятен  ваш лестный отзыв...  - он немного
помолчал, потом вдруг  приблизил  свое лицо к  ее лицу и мягким  полушепотом
добавил: -  Вам не  показалось, миссис Кренстон. Это так.  Во всяком случае,
хотелось этого добиться.  Но кажется,  мне  не совсем удалось донести это до
публики.  Пока  я  услышал подобный отзыв только  от  вас. Впрочем, это  уже
немало.  Все-таки  нас двое теперь. Заметив его погрустневший взгляд,  Елена
быстро возразила:
     - Видите  ли,  мистер  Фармер,  не всем зрителям повезло так,  как мне.
Уверяю  вас,  если бы они могли вот  так,  как я, встретиться и поговорить с
вами, то вы услышали бы море подобных отзывов.
     - Все!  Вы меня убедили! Сдаюсь! - Ронни  шутливо улыбнулся и поцеловал
руку Елены. - Был счастлив познакомиться с вами, миссис Кренстон.
     Он и Флора попрощались и, погрузив  вещи в машину, уехали. Посмотрев им
вслед,  Билл  глубоко  вздохнул. Майкл и  Елена обменялись взглядами, но оба
промолчали, сделав вид, что не обратили на происходящее никакого внимания.

     - Фло, путешествие было удачным? - поинтересовался Рональд,  когда  они
отъехали от аэродрома.  - Я,  честно говоря,  думал, что Кренстон  самолично
доставит  тебя домой.  Твой  звонок  и  просьба встретить  тебя,  Фло, очень
удивили меня. Что-то не сложилось?
     Он  вопросительно  посмотрел  на Флору.  Она немного  поколебалась,  но
потом, решившись, серьезно ответила:
     - Понимаешь, Ронни, я не знаю, что тебе сказать. Я запуталась, кажется.
Что касается путешествия... Оно было великолепным! А  супруги Кренстон - это
вообще какое-то  чудо!  И  Майкл замечательный,  а  уж Елена!.. Ронни,  она,
действительно, необыкновенная женщина!
     -  Мечта  каждого мужчины!  -  засмеялся  Рональд.  -  Я, как ее только
увидел, сразу вспомнил то кафе, где ты меня ждала. Фло, ты должна признать :
тогда все-таки я оказался прав.
     Флора улыбнулась и согласно кивнула, но затем насмешливо уточнила:
     - Прав, конечно. Но  не совсем! Ведь это  я сразу определила, что она -
не секретарша  и не деловой  партнер. Теперь  ты, Ронни,  сам убедился,  что
подумать подобное о Елене - совершеннейший абсурд!
     - Абсолютно согласен. Но  я  бы  на твоем месте, Фло, не стал  особенно
хвастаться точностью  собственных выводов. Признай, что то, что предположила
тогда ты...
     - Прекрати, Ронни, сейчас же! - перебила Флора. - Лучше послушай, что я
тебе расскажу...
     И она  принялась  подробно  делиться  своими впечатлениями. Ее рассказа
хватило на  всю дорогу,  а дома она  его продолжила. Рональд слушал Флору  с
искренним  интересом,  а потом, внимательно заглянув в ее глаза, с  тревогой
спросил:
     - И все-таки, что тебя беспокоит, Фло? Это связано с Кренстоном? Что-то
произошло?
     Флора  знала,  что Ронни  для  нее  всегда  был  и оставался  настоящим
преданным другом. Она доверяла  ему и поэтому честно  и откровенно  выложила
ему все, что касалось ее отношений с Уильямом.
     Ронни напряженно думал о чем-то, а затем серьезно спросил:
     - Фло, а тебе  не кажется, что со стороны Уильяма это не просто  флирт,
легкое увлечение? Может, это что-то более глубокое, настоящее?
     - Нет, Ронни! Что "настоящее" ?!! -  Флора всплеснула руками. -  О  чем
это ты? Неужели  ты и вправду думаешь, что он способен на настоящее чувство,
серьезные  отношения? Уж  не  считаешь  ли ты, что я  -  объект его пылких и
нежных чувств? Или даже огромной любви? Пф!..
     Флора насмешливо фыркнула,  такими нелепыми казались эти предположения.
Она, недоумевая,  вскинула  брови,  заметив, что  Рональд  в  сомнении пожал
плечами.
     -  И  вообще,  Ронни, -  горячо продолжила Флора, - эта поездка была  и
прошла. Все  было  прекрасно.  Но оно - БЫ-ЛО!!! И  теперь, Ронни, все будет
по-другому. Я приняла одно решение и выполню то, что намечено.
     - Что, Фло? Что ты придумала? - обеспокоено уточнил Рональд.
     Она загадочно улыбнулась и таинственно произнесла:
     - Этого,  Ронни, я не скажу пока даже тебе. Только не обижайся!  Потому
что ты что-то очень уж  горячо  защищаешь Уильяма! И вообще, может сработать
мужская солидарность и корпоративность. Пусть это останется моим секретом.


     После возвращения  Биллу достаточно  долго  не удавалось дозвониться до
Флоры. А когда она взяла трубку, сразу попросил о встрече. Билла удивило  ее
быстрое  согласие, как будто Флора только и ждала этого. Встречу назначили в
небольшом  тихом скверике недалеко от дома Флоры. Это тоже несколько изумило
Билла. Но в  конце  концов,  главное, что встреча состоится.  А уж  где и во
сколько - не вопрос! Хоть в полночь на крыше небоскреба! Хоть на дне океана!
Хоть на Луне!  Ведь  раньше он слышал от Флоры только категорические отказы,
не  считая  согласия  съездить на фестиваль.  Билл был очень  доволен, что с
подачи  Елены  смог и  уговорить  родителей  пожертвовать  ради  него своими
билетами,  и  добиться  на поездку  согласия Флоры.  Да и  само  путешествие
удалось  на славу!  И, кажется, о том его  опрометчивом поцелуе  Флора давно
забыла.  Во всяком случае, до  самого возвращения домой ее  отношение к нему
никак не изменилось. Конечно, было бы лучше, если бы ему удалось сделать эти
отношения чуть более открытыми, ровными, более близкими. Увы, пока дистанция
между ним и Флорой не сократилась ни на дюйм.  Но Билл и не  рассчитывал  на
молниеносный успех. Эдакий блицкриг! Флора - весьма необычная девушка, и это
он отчетливо понимал.  Но, решил  Билл, он  не отступит ни  за что. Есть уже
первые результаты. А впереди - встреча.

     Билл заметил появившуюся Флору и быстро пошел ей навстречу.
     - Кэт, я очень рад тебя видеть. Здравствуй!
     - Здравствуйте, Уильям.
     Флора  произнесла  свое  приветствие  даже  без  намека на  улыбку  или
доброжелательность.
     Билл мгновенно почувствовал ее настроение и встревожено спросил:
     - Флора, у вас что-то произошло? Неприятности?
     Она опустила голову, как бы  собираясь с  мыслями, потом подняла к нему
лицо и спокойно и серьезно ответила:
     - Нет. У меня - все хорошо.
     Флора особо подчеркнула это "у меня".
     Билл  вглядывался в  ее глаза,  пытаясь понять,  что скрывается  за  ее
холодным тоном и короткими неприязненными  фразами.  Однако присутствия духа
он не потерял, а потому несколько насмешливо поинтересовался:
     - Итак, Кэт,  как я понимаю, неприятности -  у меня, поскольку у тебя -
все хорошо. Кэт, дорогая,  я очень тронут,  что мои проблемы тебя  настолько
волнуют,  и  ты их принимаешь так близко  к сердцу, что губки  твои поджаты,
личико - огорченное,  брови - насуплены. Брось, Кэт! Не переживай! Поверь, я
справлюсь с любыми трудностями. Особенно, когда ты  будешь рядом. И не такая
хмурая,  как  теперь,  а веселая и неунывающая. Улыбнись  мне, Кэт, и я  без
труда преодолею любые  преграды! Ну а  уж если в  этот момент еще и  волынки
зазвучат!.. Кэт, Кирейн  Кройн* умрет от зависти! Я потесню его с пьедестала
самого  могучего существа на свете. Вот и славно! Ты уже  смеешься! А ведь я
еще и шага не сделал навстречу подвигам.
     / * - в мифологии шотландцев гигантский водяной змей, считавшийся самым
большим и могучим существом на свете/
     Флора, действительно, не смогла  удержаться от смеха. Особенно, при его
упоминании Кирейна Кройна. А на душе отчего-то стало теплее. Она не ожидала,
что  Уильяму  известны  подобные  сведения  о мифических  героях  Шотландии.
Вероятно, он  заблаговременно,  как и при знакомстве в гостях у Нэнси Кастл,
подготовился. Но все же ей это было приятно.
     -  Итак,  Кэт,  - бодро заговорил Билл, - куда направимся?  Или желаешь
остаться в этом дивном сквере?
     Немного  выбитая  из  колеи  легкомысленным  началом  разговора,  Флора
усилием воли заставила себя вернуться к реализации тщательно разработанного,
ранее  намеченного плана. Она  досчитала в  уме до  пяти. Но,  чувствуя, что
этого недостаточно, поскольку ощущала  всем своим существом какую-то веселую
и  беззаботную ауру, которой окружил  ее  Уильям, чуть иронично, но  ласково
смотревший,  дошла в счете до  десяти и только  тогда  подняла  к  нему свои
выразительные, голубые и бездонные, как небо, глаза.
     В это мгновение  Билл отчетливо, как никогда раньше, осознал, что тонет
в этой  сияющей  лазурью бездне. И ему,  великолепному пловцу  и ныряльщику,
впервые в  жизни не  захотелось  оказывать противодействие, спасая  себя. Он
понял,  что  утонуть  в  ее глазах теперь и навсегда - единственное и  самое
большое его желание. Он  открыто улыбнулся  и мягко напомнил молчащей  Флоре
свой вопрос:
     - Так что, Кэт? Каков наш план на сегодняшний вечер?
     Его поразила  перемена,  почти молниеносно произошедшая  в  ней.  Глаза
Флоры  стали холодными  и почти бесцветными, как лед. Зазвучавший голос  был
бесстрастен и серьезен:
     -  План и  на  сегодняшний  вечер, и на  все последующие лично для меня
всегда  будет  один.  Я буду проводить  все  вечера, начиная с  этого, с кем
угодно, но только не с Уильямом Кренстоном.
     Билл  был ошарашен неожиданностью ее заявления, но,  не теряя выдержку,
насмешливо спросил:
     -  И почему, Кэт? В  чем  виноват Уильям Кренстон? И потом,  неплохо бы
поинтересоваться и его мнением по этому вопросу. Вполне возможно,  что планы
Уильяма  Кренстона  включают как раз встречи  с мисс Маккензи. А  твое, Кэт,
заявление  входит  с  этими планами  в противоречие.  Ты  так категорична  и
уверена!.. Почему, Кэт?
     Она прямо посмотрела в его лицо и объявила:
     - Потому что у Уильяма Кренстона  нет выбора. Он дал обещание выполнить
любое мое желание. Или то были пустые слова?
     - Нет, не пустые, - возразил Билл.
     -  Так вот.  Мое желание таково:  во-первых, никогда не называйте  меня
Кэт. Во-вторых...
     - Момент! Это уже  не одно,  а два желания,  мисс Маккензи. Пожалуйста,
будьте точны. Или у меня есть право выбора между ними?
     Билл тут  же  пожалел, что слишком рано перебил  Флору, не дослушав  до
конца. В этом случае у него оставалось бы пространство для маневра. А он сам
так  глупо  лишил  себя  выбора.  Ведь неизвестно,  что  она  там  придумала
"во-вторых" !
     -  Нет-нет!  - заволновалась Флора. - Я  совсем не  то  хотела сказать!
Забудьте, пожалуйста, о  моих словах! Потому что желание, которое вы обещали
выполнить, одно-единственное.  И оно таково:  я  не хочу, по крайней мере  в
ближайшем  обозримом  будущем,  встречать,  что-либо  знать  или  слышать  о
человеке по имени Уильям Кренстон. Вы готовы выполнить обещанное?
     Флора  заметила, что Уильям неприятно поражен  ее просьбой и не  знает,
как  реагировать на  ее  условие.  Ей  и  самой  почему-то  стало  неуютно и
тревожно.  Он вглядывался в ее лицо, которое... и Флора это почувствовала...
слегка покраснело. Флора смутилась от его взгляда, но глаз не опустила.
     Билл  напряженно и сосредоточенно думал,  потом  неожиданно  брови  его
взлетели вверх, он широко и открыто улыбнулся и весело сказал:
     - Кэт, я  дал  слово и сдержу его.  Но мне хотелось бы  узнать вот что.
Неужели ты еще тогда, в замке, придумала это свое желание?
     Флора согласно кивнула.
     - Да-а!.. - Билл покачал  головой. - Подобное мне и в  голову прийти не
могло! Впрочем, если уж я обещал  превзойти своими подвигами Кирейна Кройна,
то ты,  Кэт, заткнула  за пояс страшную старуху-ведьму Бефану*, превращающую
любой подарок в золу.
     /* Бефана - итал. "богоявление" - миофологический персонаж, бродящий по
земле  с 1 по  6 января в  облике страшной старухи.  Приносит подарки детям,
проникая  через   дымоход.  Плохим   достается  зола.  Ведьма.  В  ее  честь
исполняются колядки. Куклу-Бефану сжигают на площади/
     - Но только у  плохих детей, должна заметить! У тех, кто безобразничает
и  хулиганит,  совершает плохие  поступки. Только  у  них подарок становится
золой!  - уточнила  Флора.  -  И  вы,  Уильям,  зря  надеетесь,  что  знание
итальянской  мифологии,  вкупе  с шотландской,  вам  поможет  и освободит от
выполнения вашей клятвы. Вы зря веселитесь! Я не шучу!
     - Да какие уж тут шутки! - Билл перестал улыбаться и серьезно сказал: -
Кэт,   и   последнее,   что   я  хотел   бы   узнать.  Уточни,   пожалуйста,
задекламированное   тобой  "ближайшее  обозримое  будущее"   имеет  какие-то
параметры? Какова его продолжительность?
     - Да какая разница? - Флора пожала плечами.
     Билл усмехнулся и возмущенно заметил:
     - То есть, как "какая"? Есть две договаривающиеся стороны - ты и  я. Мы
обговорили твое желание, выдвинутые тобой, Кэт,  условия. Я все это принял и
выполню, согласно обещанию. Осталось уточнить сроки. Кэт, поверь бизнесмену,
это - обязательное требование. Иначе  никак нельзя! Я даже  настаиваю, чтобы
ты пояснила, что есть это твое "ближайшее обозримое будущее".
     Флора растерянно всплеснула руками:
     - Ну какие сроки? Бессрочно!
     - Однако! - иронично высказался Билл.  - Все-таки мое желание... я имею
в  виду свой поцелуй!.. имело временное ограничение.  Ты  же сама говорила о
паритете,  Кэт!  Сама  выступала против дискриминации!  А теперь  сама  ее и
проводишь. Я протестую!
     -   Уильям!  Вы   всеми   возможными  способами   пытаетесь  увильнуть!
Придираетесь!  - возмутилась  Флора. - Будь вы  чуть-чуть  посообразительнее
обычного  куриного яйца,  поняли бы: я  ни  за  что  не  откажусь  от своего
желания.  И  поцелуй  здесь  ни  при чем!  У меня  есть другие причины. А вы
обязаны сдержать данное слово. Без всяких условий и возражений!
     Флора  так  разволновалась,  что на  глазах выступили  слезы,  а  голос
предательски задрожал.
     - Кэт,  я  же  тебе уже сказал,  что  выполню свое  обещание,  -  мягко
произнес Билл и  успокаивающе погладил ее по голове. -  Но прошу  только  об
одной уступке:  давай  оставим  вопрос о  продолжительности изгнания  с глаз
долой  Уильяма  Кренстона открытым. Согласна, Кэт, на подобный компромиссный
вариант?  -  поскольку   она   даже  не  шелохнулась,  продолжил:  -  Вот  и
замечательно! Не заскучай в одиночестве, рыжеволосая Кэт! А теперь прощайте,
мисс Флора Маккензи. Уильям Кренстон, согласно вашему желанию, покидает вас!
     Билл прощально махнул рукой, быстро подошел к своему автомобилю, бросил
взгляд на стоящую в "гробовом" молчании Флору и сразу уехал.
     Флора   вздохнула.  Она  присела  на   скамейку,  не   мигающим  взором
уставившись себе  под  ноги. Флора убеждала себя,  что поступила  правильно.
Легкомысленного флирта ей не надо, а что-то серьезное, настоящее в ее  жизни
вряд  ли возможно. Да  и не хотела  она  больше никому открывать свою душу и
сердце.  Флора давно убедилась, что для  нее  любая  привязанность кончается
невосполнимой потерей. Лучше жить, как жила.  Так спокойнее. Так  правильно.
Она  хотела  встать  и  уйти,  чтобы избавиться от  нахлынувших  мыслей.  Но
возбуждение  от  встречи  с  Уильямом,  теперешних  раздумий  не  проходило.
Воспоминания заполонили ее душу. Тягостные мрачные воспоминания...

     Винсент Макдауэлл... Винс...
     Флора  знала его с самого рождения. Их отцы дружили с  детства.  Матери
тоже  стали  добрыми   приятельницами.  Поэтому  между  семьями  Маккензи  и
Макдауэлл поддерживались прочные  многолетние  отношения.  И в то  проклятое
путешествие они отправились вместе. И не вернулись...
     Флора  выросла на глазах Винсента Макдауэлла. Он помнил, как  его отец,
крестный Флоры,  держал  при обряде крещения крохотную малютку на руках. Сам
Винсент  стоял рядом с матерью и внимательно наблюдал за происходящим. Тогда
он считал себя уже взрослым парнем. Ему было десять лет.
     Потом Винсент, уехавший учиться  в элитный закрытый колледж, лишь время
от времени встречался с Флорой, отмечая каждый раз, насколько  она менялась,
подрастая.  Она  была  с  самого рождения  внешне  нехороша  собой.  Но  это
компенсировалось ее любознательностью, подвижностью, внутренним обаянием. На
довольно  продолжительное  время  они совсем потеряли  связь друг  с другом.
Винсент   учился,  отдавая  все  свободное  время  разнообразным   юношеским
увлечениям.  Флору  на  какое-то  время  отправили  в монастырь в  Италию, а
каникулы она проводила в Шотландии.
     Смерть  родителей заставила  Винсента вспомнить  о  крестнице отца.  Он
навестил Флору в школе и удивился, как изменилась та несимпатичная отчаянная
девчонка,  которую он когда-то  знал.  14-летний "гадкий  утенок"  обещал со
временем преобразиться в весьма привлекательную  и необычную девушку. Больше
всего его поразило, что Флора оказалась  не  по  годам умна, сообразительна.
Общение  с ней  доставляло  ни с  чем несравнимое удовольствие. Винсент стал
чаще навещать Флору.
     Ей  он  тоже   понравился.   Высокий,  атлетичный,   стройный   Винсент
пользовался среди ее подруг невероятной популярностью. Они гомонящей стайкой
сбегались посмотреть на него. Флора ужасно  гордилась, что у  ней есть такой
солидный и взрослый друг. Она всегда старалась как можно медленнее подходить
к  Винсенту,  стоящему  в  ожидании  у  машины, чтобы  насладиться  завистью
одноклассниц, да и вообще всех девчонок их школы.
     Винсент  и  Флора   подружились.   Между  ними   установились  открытые
доверительные отношения. Флора  при  встрече  сразу вываливала  на  Винсента
целую  кучу  накопившихся  новостей. Как  правило, их беседа превращалась  в
длиннющий монолог Флоры.
     И однажды 16-летняя Флора неожиданно поставила Винсента в тупик.
     - Винс, знаешь, я очень хотела бы, чтобы мы хоть разочек  сняли номер в
какой-нибудь гостинице или  мотеле! - заявила  она  и  умоляюще взглянула на
Винсента.
     От ее слов он опешил, но, сдержавшись, как можно спокойнее, уточнил:
     - Не понимаю, зачем?
     - Глупый,  глупый,  глупый  Винс... А  еще юрист! - она  снисходительно
взглянула на него. Винс, пойми, у  нас почти все девчонки хвастаются, что на
уик-энд со своими парнями уезжают в  какой-нибудь мотель и  снимают номер. А
надо  мной смеются и  обзывают рыжей "белой вороной"! Я, конечно, в долгу не
остаюсь. Но Винс... что же мне делать? Ведь они правы! Парни не  обращают на
меня никакого внимания.  Никакого, Винс!!!  Поэтому я  кем я  могу поехать в
гостиницу? Меня никто никуда не  приглашает! Жизнь проходит  мимо меня!!! Ну
что я за уродина?!! Чучело рыжее!!! Образина глазастая!!!
     Винсенту стало нестерпимо смешно, так  комичны и нелепы  были и просьба
Флоры, и ее жалобы. Он изо всех сил постарался сохранить серьезный вид.
     -  Во-первых, прекрати ругаться  немедленно!  И  волосы рвать из головы
тоже прекрати!  Иначе превратишься  из "рыжего" чучела в "лысое". Во-вторых,
твое  заявление  об  уже  прошедшей   жизни  в  моем  присутствии  несколько
бестактно.  Ведь я старше тебя на десять лет. А исходя из твоих  слов  можно
заключить, что я  - дряхлый  старец.  С  чем, естественно,  категорически не
согласен. В-третьих,  и  это самое главное. Ни в какие мотели и гостиницы ни
со мной, ни с кем-либо  другим  даже  и не думай отправляться! Чтобы я этого
больше не слышал! Пойми, глупая девчонка, придет время,  и все-все  тайны  и
загадки взрослой жизни откроются  перед тобой. Только не надо торопиться. Ты
же  мне  всегда верила,  девочка, правда?  Поверь  и сейчас. Просто  поверь,
потому что это тебе говорю я. Оставайся пока  рыжей "белой вороной"! И парни
очень скоро заметят тебя. От них отбоя не будет, уж поверь мне! А сейчас дай
мне слово, что выполнишь все, о чем я сказал. Хорошо?
     Флора  обхватила  его  шею  руками, заглянула  в  его  глаза  и  хитро,
тоненьким голоском попросила:
     - Винс... А ты  не  мог бы, если я дам  обещание,  выполнить  одну  мою
малюсенькую просьбу?
     Винсент насторожился. Он знал непредсказуемый характер Флоры.
     - Какую просьбу?
     - Ма-лю-сень-кую... - протянула Флора. - Ну Винс, пожалуйста! Иначе и я
не  буду ничего обещать! А  то  получается, что ты все время командуешь, а я
только и делаю, что выполняю твои распоряжения.
     - Ну хорошо. Сдаюсь!
     - Точно выполнишь?
     - Не сомневайся, точно! - усмехнулся Винсент.
     - Тогда  я  торжественно  обещаю  не  ездить  ни  по  каким  мотелям  и
гостиницам!  Забыть  о  парнях! И не торопиться  взрослеть!  - размеренно  и
убежденно произнесла Флора,  а потом поспешно спросила:  - Все правильно? Ты
доволен, Винс?
     Он мягко улыбнулся и одобрительно сказал:
     - Все правильно. Молодец!
     Флора вопросительно посмотрела на Винсента, и он сразу отреагировал:
     - Так что у тебя за просьба? Говори!
     Флора  зажмурилась, набрала  полную  грудь  воздуха,  шумно  выдохнула,
открыла глаза и выпалила:
     - Винс, пожалуйста, поцелуй  меня! Только по-настоящему.  По-взрослому.
Ведь ты наверняка умеешь и  знаешь, как это  делать. У нас в  классе все уже
целовались. Хвастуньи!.. Но они так интересно об этом рассказывают! И я тоже
хочу  знать,  что  это  такое  -  взрослый   поцелуй.   Винс,  только  один-
разъединственный! Но настоящий!  Я, честное слово, никому  не  буду  про это
хвастать!  Просто хочу знать, что это  такое. Ну и  чтобы... среди  девчонок
наших...  поувереннее  себя чувствовать... - она  бросила на  него умоляющий
чистый  взгляд,  ненадолго  задумалась,  а  потом  вдруг  погрустнела   и  с
замиранием сердца  проговорила:  - Винс...  я  не  учла одного момента...  и
наверное,  поставила тебя  в трудное положение. Прости... Ведь я  знаю,  что
совсем нехороша собой, Винс. И вряд ли кто-либо захочет...
     Она оборвала себя, горестно вздохнула и неожиданно решительно объявила:
     - Я забираю свою просьбу, Винс! Я освобождаю тебя от обещания!
     Винсент  притянул  ее к  себе, ласково погладил ее волосы  и прошептал,
приближаясь к ее лицу:
     -  Не надо этого делать, девочка.  Потому  что  я  безумно желаю  этого
поцелуя! И я поцелую тебя теперь же... милая рыжеволосая бестия...
     И Винсент дотронулся своими губами до ее нежных, удивленно приоткрытых,
ярко-алых девичьих губ...


     После объяснения с Уильямом Кренстоном жизнь Флоры постепенно вернулась
в прежнее русло. Флора много  работала, встречалась с  Ронни. Наконец-то она
стала  спокойнее и увереннее  чувствовать себя  с Нэнси. Подруга вернулась к
своим  занятиям в  театральной  студии,  но  мысль  о  том,  чтобы  наладить
отношения с Уильямом, из головы не выбросила. Нэнси излагала Флоре различные
способы и варианты возобновления знакомства с  ним. И это было единственным,
что  не давало  Флоре возможность окончательно вычеркнуть Кренстона из своей
жизни. Впрочем, Флора лукавила даже  сама перед собой. И без рассказов Нэнси
совсем забыть об Уильяме Флора не могла себя заставить, как ни старалась.  И
чем  больше проходило времени,  тем чаще  вспоминала она  их  встречи и  то,
теперь  казавшееся  таким  давним,  путешествие.  Флоре  было  даже  немного
неприятно и странно, что Уильям, выказывавший ей  свою явную симпатию, вдруг
так  легко  и  просто  согласился  с  ее требованием.  А  в  общем,  что тут
удивительного? Можно  подумать, на ней  свет клином сошелся!  Да на кой черт
она ему сдалась? Вон сколько вокруг красивых  и  привлекательных  девушек! И
воспитанных, и с  характером мягким и добрым. А  от  нее,  Флоры, что толку?
Только время зря тратить!!!

     Флора очень удивилась, когда ей  передали, чтобы она немедленно зашла к
директору  агентства. Подобного на  ее памяти не случалось ни разу. Сам босс
хочет  видеть какую-то  рядовую  сотрудницу,  ничем  не выдающуюся,  недавно
работающую!
     - Прошу, мисс Маккензи,  садитесь, -  пригласил директор, внимательно и
пристально, как бы  оценивающе, оглядывая ее. - Вы ознакомились с пьесой "По
уши влюбленный или Оглоушенный любовью" Беда Муфа?
     Не сдержавшись,  Флора захохотала.  Потом,  заметив,  что  директор  не
разделяет ее веселья, хоть и с трудом, но все-таки взяла себя в руки.
     - Итак, мисс Маккензи, я  повторяю свой вопрос, - опять обратился к ней
шеф. - Вы прочитали "Оглоушенного..." ?
     Флора смешливо  прыснула, но тут же  ногтями  пребольно впилась в  свои
ладони, чтобы только опять не расхохотаться. Она коротко выдохнула:
     - Да.
     -  И что вы думаете об этой пьесе мистера  Муфа? - спросил директор, не
отводя от нее взгляда.
     - Да что о ней думать? - удивилась Флора. - Полный бред! Я выбросила ее
в мусорную корзину!
     Директор аж подскочил в кресле.
     - То есть как... "выбросила"?!! Когда? Куда?
     Окончательно растерявшись, Флора объяснила.
     Шеф, сняв трубку, отдал распоряжение немедленно  разыскать и  доставить
злополучную пьесу прямо в его кабинет.
     -  Ох,  мисс Маккензи! С вами  с ума сойдешь! "Выбросила"!..  Выбросила
курицу, которая несет золотые яйца!
     - Да какие там "золотые яйца"?!! - возразила,  не сдержавшись, Флора. -
Говорю  вам, это  или  розыгрыш,  или  затея свихнувшегося  графомана.  Одно
название чего стоит! "По уши  влюбленный  или  Оглоушенный любовью"!  Оно же
говорит само за  себя. И псевдоним автора какой-то дурацкий  и смешной.  Бед
Муф - Нехороший Недотепа. Обалдеть!!!
     И Флора, несмотря  на прилагаемые усилия и поцарапанные в кровь ладони,
снова захохотала.
     Директор укоризненно посмотрел на нее и заметил:
     - Во-первых, таково имя автора. Во-вторых,  мисс Маккензи, вам не будет
так весело, если пьесу не найдут. Она - в единственном экземпляре! А вы этот
экземпляр выбросили!  И теперь подумайте, какую компенсацию мы  должны будем
выплатить  автору!!!  Ведь  он  заранее  обговорил все условия,  все учел. А
благодаря вашим  усилиям,  мисс Маккензи, не только  вы и я,  но  и все наши
сотрудники пойдут по миру голые и босые с протянутой рукой!
     Теперь уже Флоре было не до смеха. Она выкрикнула, похолодев от ужаса:
     - Но  меня не предупредили!!! Я подумала,  что  это  глупый розыгрыш!!!
Поймите,  все  походило  именно  на  розыгрыш:  имя  автора, название пьесы,
содержание!..
     Она  вскочила и ринулась к  двери, но  на пороге столкнулась  со  своим
заведующим,  который  держал  в  трясущихся  от  волнения  и  радости  руках
злополучную рукопись.
     Директор облегченно  вздохнул,  налил из графина полный стакан  воды  и
залпом  выпил.  Затем  отер  платком  мокрое  от  выступившего пота  лицо  и
устроился в кресле.
     -  Садитесь,  мисс  Маккензи,  -  опять  предложил он,  отпуская знаком
начальника Флоры. - Итак, как вам этот труд?
     У Флоры после пережитых  волнений не  осталось совершенно никаких  сил.
Она упала в кресло и устало произнесла:
     - Это - бред.
     А потом уверенно и твердо повторила:
     - Я  не  изменила  за это время своего мнения, мистер  Годдарт.  Полный
бред!
     -  Вам  придется  быть  немного  посдержанней  в  своих  оценках,  мисс
Маккензи. Подобные выражения при авторе недопустимы! А вам с  ним  предстоит
длительная работа.
     - Мне?!! - Флора от удивления привстала. - Работа? Да зачем? Кому нужна
эта макулатура графоманствующего сумасшедшего?
     - Мисс Маккензи, -  терпеливо начал объяснять мистер  Годдарт,  - пькса
будет поставлена на сцене в самое ближайшее время...
     Флора изумленно перебила его, что, конечно,  при других обстоятельствах
было немыслимым делом:
     - На сцене... поставлена?!!
     - Да, мисс  Маккензи,  - подтвердил директор. -  Вот, ознакомьтесь. Это
предварительный список актеров, которых пригласил режиссер.
     Он протянул Флоре бумагу.
     Сказать, что Флора была удивлена, было бы мало. У нее перестало стучать
сердце, глаза  вылезли на лоб, когда  она  прочитала перечень фамилий  супер
известных актеров и актрис, возглавляемый прославленным режиссером.
     -  И  они...  согласны...  играть  в этой  белиберде? Ставить  ее?..  -
ошеломленно вымолвила Флора.
     Мистер Годдарт качнул в знак согласия головой и пояснил:
     - Все  согласны. У  автора могущественный финансовый спонсор. И  нашему
агентству  выпал  редкий   шанс,  который  бывает  раз   в  жизни!   Поэтому
представьте, какой удар вы нанесли мне, размечтавшемуся о  приличном доходе,
выбросив  рукопись!  Я чуть  умом не  тронулся! Так  что  приступайте,  мисс
Маккензи, к работе.
     - Я?!! - выдохнула Флора. - Почему я?
     - Таково одно  из условий  автора. Поэтому именно вам пьесу и доставили
для  прочтения.  Вы,  конечно, поняли, что она  совсем  "сырая".  Но ничего.
Поработаете с автором и потихонечку...
     - Я не смогу! - перебила его Флора. - Эта "пьеса"... - она презрительно
произнесла это  слово, -  не  поддается  и поддастся  никаким  улучшениям  и
исправлениям! Я категорически отказываюсь.
     Мистер  Годдарт  встал у  стола  в  полный  рост  и,  побагровев,  явно
сдерживая себя, отрезал:
     -  Приступайте  к  работе,  мисс Маккензи.  Нельзя же, в  конце концов,
думать только  о  себе! Нравится вам или нет, вы у нас работаете  и извольте
выполнять порученное вам без лишних дискуссий и комментариев. Вы справитесь,
я думаю. Да и потом... Ваше обязательное участие особо обговорено автором. И
еще.  За  качество  пьесы  не  беспокойтесь.  Выступить  соавтором,  кое-что
дописать и переписать согласился Рональд Фармер. Так что...
     -  Ронни?.. - ошеломленно  выдохнула  Флора. -  Ронни  будет  соавтором
"Оглоушенного  любовью..." Беда  Муфа?  Кажется, я  схожу с ума! -  объявила
Флора.
     -  Желаю успеха  и удачи, мисс  Маккензи,  - проводил ее до двери,  что
окончательно  повергло Флору в  шок, мистер  Годдарт. - Будут трудности  или
проблемы - милости прошу! Всегда буду рад помочь.
     Выйдя из кабинета, Флора прижалась лбом к холодной стене в коридоре и с
тоской подумала: "Это не Муф "оглоушенный", а я. Только,  в отличие от него,
не  любовью,  а  его  бессмертным  творением.  Теперь  для  меня  главное  -
сдерживаться,  делать серьезное лицо и стараться хоть что-нибудь  выжать  из
этого "шедевра".  Подумать только! Звездный состав, маститый режиссер, Ронни
- соавтор Недотепы!  А может, я  сплю? И это все происходит во сне?.. Точно!
Точно! Вот скоро проснусь, и весь этот театр абсурда закончится..."
     Флора решительно направилась в свой  кабинет.  Она бросилась  к столу и
быстро набрала номер телефона Рональда. Тот оказался, по счастью, дома.
     -  Ронни! Что  происходит?  Ты  спятил?  Или  это  только  я  попала  в
виртуальный мир? - возбужденно и громко заговорила Флора.
     - Фло, погоди. Давай по порядку, - отозвался он. - Что случилось, Фло?
     - Как "что случилось"?!! И ты еще спрашиваешь?!! Ронни, я схожу  с ума!
Уже сошла!
     - Это, конечно, печально, Фло, - иронично усмехнулся в  трубку Рональд.
-  Но, скорее всего, это все-таки  не так. Насколько я знаю,  сумасшедшие не
отдают обычно в этом себе отчета и сдвинутыми себя никогда  не считают  и не
называют.  Так что успокойся, Фло.  Ты  вполне нормальна. Только  возбуждена
немного.
     -  Ронни,  уверяю  тебя, мой диагноз  сейчас не  главное. Меня  волнует
другое!
     - Объясни.
     -  Ронни,  я  только  что  узнала,  что  ты согласился  быть  соавтором
какого-то Муфа. Это, действительно, так?
     - Да, Фло, согласился, - спокойно подтвердил Рональд.
     -  А  ты пьесу читал? С автором  познакомился?  -  продолжила расспросы
Флора.
     -  Нет,  не знаком. И о пьесе не имею  ни  малейшего  представления,  -
безмятежно ответил Рональд.
     -  Тогда  поздравляю!  Я, в отличие от тебя, читала  эту  пьесу. Ронни,
соавторство с  Муфом  принесет  тебе  неувядаемые лавры гения всех  времен и
народов. Ронни, ты не должен соглашаться ни в коем случае! Ты...
     Рональд перебил ее:
     - Фло, я не могу отказаться.
     - Почему, Ронни?
     - Во-первых, я уже дал слово.  Во-вторых, меня просил об участии в этом
проекте очень уважаемый мною  человек.  В-третьих, мне  обещано  грандиозное
вознаграждение.
     - Ронни, но это "творение" - полный бред!
     - Тем  лучше, Фло. Значит пьеса будет недолго  идти на  сцене.  И о ней
быстро забудут.
     -  О  ней  не забудут никогда,  Ронни!  Это будет  хит  сезона. Глупый,
нелепый, абсурдный хит! Публика  будет валить на нее валом. Долгая жизнь  на
сцене этому "шедевру" гарантирована.
     - Значит пьеса, действительно, гениальна. И значит, я правильно сделал,
что согласился. Фло, ты  редко ошибаешься в  своих  прогнозах, поэтому,  как
видишь,  зря ты из-за моего соавторства так разволновалась. Моя популярность
только возрастет и...
     Флора поспешно перебила Рональда:
     -  Ронни, уверяю тебя, гениальность этой пьесы только  в том, что она -
наглядный образчик бездарности и пошлости. А этот ненормальный Муф не только
подключил тебя, но и оговорил  особо  мое участие.  Меня  обязали работать с
этим  придурком!  Лично сам  шеф,  мистер  Годдарт. А  звездный  состав!.. А
состоятельный спонсор!.. Ронни, Ронни!..
     - М-да... - протянул Рональд.  Его озадачили последние слова Флоры.  Он
ненадолго задумался,  потом  сказал:  -  Фло,  пока ничего  не  выяснено  до
конца... В  общем,  успокойся  и не  переживай  раньше  времени.  Встретимся
вечером?
     Она ответила согласием и повесила трубку. В конце концов,  Ронни  прав.
Зачем  паниковать заранее?  И  вообще, ей-то какое дело до безумных авторов?
Разве мало  бездарнейших и глупейших  пьес  играют на сценах театров? И если
есть   богач,  готовый   оплачивать   абракадабру,   созданную   примитивным
воображением  Нехорошего  Недотепы,  то  ей-то  что  беспокоиться?  Ее  дело
отредактировать пьесу в меру своих сил и способностей. И все.
     Но что-то во всей этой истории все-таки настораживало. Интуиция  что-то
подсказывала,  но  что именно  -  Флора  пока понять  не  могла.  Завтра  ей
предстояло впервые встретиться  с этим  загадочным  графоманом  Муфом.  Даже
интересно познакомиться с подобным идиотом, "оглоушенным любовью"!


     С самого утра все как-то  не заладилось. Будильник вовремя не позвонил,
платье  было  безнадежно  испорчено  маслом и пришлось переодеваться, машина
напрочь  отказывалась заводиться,  ушла  куча  времени,  пока  она  все-таки
тронулась с  места. Почти  добравшись  до  агентства,  Флора  заметила,  что
порвала чулок. Срочно пришлось рулить к ближайшему магазину и покупать новые
чулки.
     В результате, безнадежно  опаздывая,  Флора,  громко  захлопнув  дверцу
автомобиля, вбежала в здание и стремительно влетела в кабинет.
     - Меня... никто... не спрашивал? - Флора с тайной надеждой взглянула на
сотрудницу.
     - Да.  По-моему,  какой-то  мистер Муф.  Он  сказал, что у  него с вами
назначена встреча, - пояснила та.
     - Он ушел? - поинтересовалась Флора.
     - Кажется, он у шефа.
     - Каклй ужас! - вздохнула Флора.  - Теперь получу нагоняй за опоздание.
Идиот! Какого дьявола его понесло к мистеру Годдарту? Полный придурок!..
     Проклиная все на свете и  главным образом Беда  Муфа, Флора решила, что
надо бы к его приходу приготовить рукопись. В  столе той не оказалось. Флора
вспомнила,  что накануне положила рукопись в  сейф, который стоял позади  ее
рабочего стола. Флора, нервно  перебирая папки, добралась до самого пола, но
проклятая пьеса  как будто  испарилась. Флору бросило  в жар. Не хватало и в
самом деле  потерять эту чертову рукопись!  Шефа хватит удар,  да  и  ей  не
поздоровится!!!
     Флора обессилено села прямо на пол, привалившись спиной  к столу. "Все!
-  подумала  Флора. - После  вчерашнего  скандала мне остается только одно -
выброситься прямо сейчас в окно. Немедленно!"
     Идея,  конечно, была  неплохой,  но труднореализуемой  и,  в  общем-то,
бессмысленной. Вывалиться из окна первого этажа - очевидная  глупость! Флора
зажмурилась  и постаралась  успокоиться, медленно считая  до пяти. Когда она
открыла глаза,  то сразу заметила пропажу. "Просто  не надо было дергаться и
паниковать!" - пожурила сама себя Флора.
     - Мисс Маккензи, вы здесь? - раздался голос мистера  Годдарта. - К  вам
мистер Муф. Прошу, мистер Муф, проходите, пожалуйста. Мне передали, что мисс
Маккензи пришла.  Она сейчас появится. Пожалуйста, располагайтесь. А я, если
понадоблюсь, буду в своем кабинете. Всего хорошего, мистер Муф.
     Сидя на полу, Флора увидела прошагавшие к двери ноги мистера Годдарта и
элегантные туфли  расположившегося  в кресле около  ее  стола  мистера Муфа.
Делать  было  нечего. Как и пообещал  мистер  Годдарт,  пришло  и  ей  время
"появиться".
     Флора вытянула  из сейфа рукопись,  встала на  колени и, почти упираясь
подбородком в стол, с любопытством посмотрела на таинственного мистера Муфа.
Она тут же застыла в неудобной позе, не в силах пошевелиться.
     -  Вам  помочь,  мисс  Маккензи?  - он  встал и  слегка  поклонился.  -
Позвольте представиться. Бед Муф.
     Он обошел стол и протянул ей руку.
     Игнорируя  предложенную  помощь,  Флора  резко   вскочила  и  негодующе
выпалила:
     - Вы же обещали!!! Ваш поступок - это... это...
     От возмущения Флора не находила слов. Затем она упрямо тряхнула головой
и решительно направилась к двери, больше не взглянув в его сторону.
     -  И  я его  выполняю! - услышала она  за  спиной  его  голос.  -  Мисс
Маккензи, куда вы? А наша работа?
     - Идите к черту!!!
     Флора  оглушительно хлопнула дверью и  вихрем  понеслась  по  коридору.
Увидев ее, секретарша удивленно спросила:
     - Вы к мистеру Годдарту? Одну минуту.
     Она нажала кнопку и сообщила:
     - Мистер Годдарт, к вам мисс Маккензи. Вы примете ее?
     Потом  сделала  знак  нетерпеливо  ожидающей  Флоре.  Та,  не  медля ни
секунды, влетела в кабинет директора и, бросив на стол рукопись, объявила:
     - Я отказываюсь от этой работы. Категорически! Уильям Кренстон...
     Но выскочивший из-за стола мистер Годдарт перебил ее:
     - Прошу вас! Прошу вас!...
     Он был  так  взволнован, что  Флора сразу  замолчала, изумленно  открыв
глаза.
     - Прошу вас, мисс Маккензи!.. Говорите все, что  вам угодно, только  не
произносите, Бога ради, это имя! Это недопустимо! Ни в коем случае! Иначе мы
потеряем  все права  на пьесу  мистера  Муфа. Его контракт  включает  особый
пункт,  -  мистер  Годдарт  перешел  на  таинственный шепот,  - по  которому
словосочетание "уильям кренстон"  запрещено употреблять. Категорически. И вы
его забудьте, мисс Маккензи!
     Он помолчал и, немного успокоившись, продолжил:
     - И почему вы бросили рукопись? Вы познакомились с автором?
     - Я послала его к черту!!! - пылко и горячо заявила Флора.
     Глаза мистера Годдарта вылезли на лоб.
     - Где... сейчас... мистер Муф?
     - Надеюсь, там, где я посоветовала ему быть!
     -  Мисс  Маккензи,  вы  забываетесь! Ваше поведение  выходит за  всякие
рамки! - раздраженно сказал мистер Годдарт.
     Флора равнодушно пожала плечами:
     - Ну так увольте меня.
     Он тяжело вздохнул и медленно произнес:
     -  Если  б  я мог!..  Ваше участие  - непременное условие.  Иначе  наше
агентство  выходит  из  игры.  И  вы  бессовестно  пользуетесь  сложившимися
обстоятельствами, мисс Маккензи.
     Флора почувствовала весьма ощутимый  укор  совести. В словах  шефа была
большая доля правды. В любой другой ситуации, будь автором пьесы кто угодно,
а не  Уильям Кренстон, она, Флора, никогда  не стала бы вести себя  подобным
образом.
     -  Мистер Годдарт,  -  раскаянно начала Флора,  -  пожалуйста, извините
меня. Я что-то  последнее время чувствую себя немного "не  в своей тарелке".
Извините.
     -  Да  что уж!.. - махнул рукой  мистер Годдарт. - Мистер Муф остался в
вашем кабинете?
     Флора утвердительно кивнула.
     - Пойдемте, мисс Маккензи.
     Они вошли  в  ее кабинет, но он был  пуст.  Директор устало опустился в
кресло.
     -  Все!  Это  конец.  Мы потеряли выгодный  контракт...  Можете  теперь
увольняться, мисс Маккензи. Не пойму только, чем вам не угодил мистер Муф?
     Флора задумчиво взглянула на босса и тихо спросила:
     - А связаться с ним можно?  С  мистером... Муфом? Он, наверное, оставил
свои реквизиты?
     Глаза мистера Годдарта загорелись. Он вскочил и забегал по кабинету.
     - Есть номер телефона, по которому можно  передать ему сообщение.  Мисс
Маккензи, вы должны разыскать его и объясниться с ним. Это наш  единственный
шанс! Единственный!!! Может быть, не все еще потеряно!
     - Но почему я? - растерянно уточнила Флора.
     - А  потому, мисс  Маккензи, - к мистеру Годдарту вернулись его обычное
достоинство  и  солидность,  -   что   вы  заварили  эту  кашу.  Вы!  Вам  и
расхлебывать. И мой  вам  совет, мисс Маккензи,  возьмите, наконец,  себя  в
руки. Ваши  истерики  неуместны и необъяснимы.  Надеюсь,  мы  еще поработаем
вместе. Желаю  удачи, мисс Маккензи!  Номер  телефона,  оставленный мистером
Муфом, вам сейчас сообщит мой секретарь.
     С этими словами мистер Годдарт удалился.


     Билл приехал в дом брата. Майкл отсутствовал. Елена с детьми была дома.
Билл в ее сопровождении сразу отправился в детскую.
     -  А вот  и мой  боевой  слон! -  объявила Джулия, едва  Билл ступил на
порог. - Я как раз собираюсь начать Большой Персидский Поход!
     Она взобралась на спину Билла, и они отправились в путешествие по всему
дому. Доносившиеся звуки  падающих  предметов  свидетельствовали  о том, что
Большой Персидский Поход проходил весьма успешно.
     Спустя  какое-то  время боевой  слон со своей  наездницей  вернулись  в
детскую.
     -  Мой слон должен  отдохнуть!  -  провозгласила Джулия  и стремительно
скрылась  за  дверью. Вскоре она вернулась и положила  на колени Билла пучок
травы. - Ты проголодался, мой слон! Поешь!
     - Я ЭТИМ должен подкрепить свои силы?
     Глаза  Билла округлились. Он не знал,  что предпринять, чтобы выйти  из
создавшегося положения. Помощь пришла с неожиданной стороны.
     - Слоны любят есть фрукты, а не  траву, - раздался вдруг  голос  малыша
Генри Поля.
     Джулия подскочила на месте, схватила траву и вихрем унеслась куда-то.
     - А еще мне папа говорил, что слоны едят веточки деревьев и листики. Но
это  - лишнее,  - иронично дополнил племянник, хитро посмотрев  на Билла,  и
опять занялся своим конструктором.
     - Ты  мудро поступил,  Генри  Поль.  Молодые веточки и  листики  - это,
действительно,  немного  чересчур!  -  одобрил  племянника  Билл, как всегда
восхищаясь умом и сообразительностью малыша.
     В это время появилась Джулия с большой вазой фруктов.
     - Вот! Кушай, мой слон!
     Билл съел яблоко, потом банан и взял апельсин. Джулия не сводила с него
глаз.
     - Хочешь? - предложил Билл.
     Она  согласно кивнула и  вскарабкалась  к нему на колени.  Билл  чистил
апельсин, а Джулия гладила его по голове и приговаривала:
     - Мой боевой слоник устал... Хороший!.. Кушай, слоник, кушай!
     - Боевые слоны  должны быть свирепыми, - отвлекся от конструктора Генри
Поль.
     -  Ну и что?!! - горячо закричала Джулия. -  Он  БЫЛ  боевым слоном!  А
потом постарел и стал ручным и домашним!
     - Вот так! Был  боевым,  а  стал  ручным!!!  -  прокомментировал Билл и
захохотал.
     Елена тоже рассмеялась:
     - Билл, устами младенца глаголет истина.
     Билл устроился на  полу рядом  с племянником, и  вскоре они совместными
усилиями возвели невероятное  фантастическое  сооружение.  Джулия  крутилась
рядом.
     Позже  Билл  остался  наедине  с  Еленой,   с  которой   его  связывала
доверительная   дружба.   Он  изложил   ей   всю  историю  своих   непростых
взаимоотношений с Флорой.
     Елена удивленно покачала головой:
     -  Билл,  ваш  ход бесподобен!  Бед Муф... Надо же  такое  придумать! А
пьеса...   -  она   весело  захохотала.  -   "По  уши  влюбленный...  или...
оглоушенный... любовью"!.. Ха-ха-ха!...
     Билл тоже рассмеялся и сквозь смех пояснил:
     - А  что оставалось делать?.. Я пообещал, что она ничего  не услышит об
Уильяме Кренстоне. И Уильям  Кренстон исчез.  Появился Бед Муф. Все  условия
соблюдены. А  значит есть возможность встречаться, беседовать.  Правда, уж и
не  знаю,  есть ли? О, Елена! Если  б  вы видели лицо Кэт, когда она вылезла
из-под стола! Это незабываемо!!!
     - Догадываюсь, -  сказала Елена, - что напредставляла Флора об  авторе,
прочитав  его  сногсшибательное  произведение.  А  увидела  вас!  Билл,  вы,
действительно, собираетесь ставить вашего "По уши влюбленного..."?
     Билл пожал плечами и неопределенно и задумчиво произнес:
     - Честно говоря, не знаю...  Все зависит от того, как скоро мне удастся
изменить отношения с Кэт. Вполне возможно, "Оглоушенный..." еще проявит себя
на сцене во всей красе!  Пока же все зависло в полной неопределенности.  Кэт
убежала,  я ушел.  Что  будет  дальше - не  знаю. Как  вы  думаете, Елена, у
Недотепы есть шанс вернуть расположение мисс Маккензи?
     Елена рассмеялась:
     - Можете не  сомневаться,  Билл! Директор агентства позаботится о  том,
чтобы расположение мисс Маккензи было гарантировано мистеру Муфу.
     -  А как этого  расположения ждет  Уильям  Кренстон!.. - Билл  горестно
вздохнул. - Елена, понимаете, в чем трудность: у  Кэт какой-то немыслимый по
нынешним  временам  кодекс чести.  Кэт вбила себе в голову,  что недопустимо
разбивать какие-то мифические отношения своей  подруги Нэнси со мной, и хоть
ты тресни!
     Елена насмешливо взглянула на Билла:
     - Так уж и мифические?
     - Ну... - усмехнулся Билл. - Пофлиртовали немного. Обычное дело!
     - Для вас, Билл, - многозначительно добавила Елена. - В ыдумаете так, а
вот Флора и ее подруга - по-другому.
     - Да  Боже ж мой! Я,  так мне кажется, не дал Нэнси ни малейшего повода
думать  о чем-то серьезном. Она  - милая девушка, конечно. Но  ее назойливые
попытки  во что бы  то ни  стало встретиться со мной  уже раздражают и бесят
меня!  Догадываюсь, что она прожужжала  обо мне Кэт  все  уши! И это  только
усложняет  ситуацию. Воображаю, в каком свете Нэнси описывает Кэт наши с ней
отношения,  которых  на самом деле давно нет и  не было! А Кэт ни  за что не
хочет разрушать "счастье" подруги! И что же делать?
     -  Билл,  я  вам  сочувствую.  И  Флоре  тоже.  Должна  признаться, что
неоднократно  попадала  в   подобные  ситуации  и   становилась  ненавистной
разлучницей.  Это  очень  неприятно  и  больно.  Особенно,   когда  невольно
становишься  причиной  страданий  близкой  подруги. Вам, мужчинам, этого  не
понять!.. - вздохнула Елена.
     -  Но  это же  глупо, в  конце  концов,  отказываться  от  собственного
счастья! Все пустое, если двое любят! Они же не  виноваты, что выбрали  друг
друга? Это происходит помимо воли человека. И с этим ничего поделать нельзя!
- горячо возразил Билл.
     -  Вы,  конечно,  во многом правы,  Билл,  - согласилась  Елена. -  И я
целиком и полностью на  вашей стороне. Если вам понадобится моя  помощь  или
поддержка, обращайтесь! Я сделаю для вас, Билл, все, что только будет в моих
силах. Потому что я не забыла ваше участие...
     Но Билл, засмеявшись, перебил ее:
     - Мое участие, Елена, лучше и не вспоминать!  Из-за этого моего участия
я сам чуть жизни не лишился, как и вы, и Майкл!
     Елена поняла намек Билла на давние события и тоже весело засмеялась.
     Их беседу прервал телефонный звонок. Елена взяла трубку.
     - Это вас, Билл.
     Он быстро перехватил у нее трубку и поспешно ответил:
     - Слушаю.
     Билл  удовлетворенно   улыбнулся.  Очевидно  сообщение  было  приятным.
Прервав разговор, он взглянул на Елену.
     - Я могу дать ваш номер телефона? Звонила Кэт. Она разыскивает меня.
     Елена всплеснула руками.
     - Билл, да о чем вы спрашиваете?!! Конечно, давайте.
     Когда  он положил  трубку,  глаза его  сверкали, а радостная  улыбка не
сходила с лица.
     Елена рассмеялась:
     - Видите, Билл, все  так, как я вам и  предсказывала. А вы сомневались!
Расположение мисс Маккензи вернулось к мистеру Муфу с космической скоростью.
     - Было  бы лучше, - с  горькой  иронией  добавил  Билл,  - чтобы с этой
скоростью расположение мисс Маккензи вернулось к мистеру Уильяму Кренстону.
     Елена покачала головой и чуть насмешливо сказала:
     - Какие же вы, мужчины, максималисты  все-таки.  Майкл тоже такой!  Вот
подай  ему  все  и  сразу!  Учитесь  довольствоваться  малым,  Билл.  Имейте
терпение. Впрочем,  для мужчин это невыполнимая задача. Знаю по собственному
опыту.
     - Но, Елена, согласитесь, - возразил Билл, - что мужчины по определению
- завоеватели  и покорители. Поэтому после напряженного и удачного  сражения
вполне  логично желать максимальную награду  сразу же  после победы. Иначе с
течением времени она теряет свою ценность и привлекательность.
     - Господи! - засмеялась Елена. - Как же вы с Майклом похожи! Удивляюсь,
и почему вы с ним не родились близнецами?!!
     Ответить Биллу помешал помешал раздавшийся телефонный звонок. Билл взял
трубку, а Елена встала и тихо вышла из комнаты.
     - Слушаю, - спокойно произнес Билл.
     - Это мистер... Муф?
     - Да.
     - Вас беспокоит Флора Маккензи.
     - Я узнал вас. Чем могу быть полезен?
     - Мистер... Муф... -  голос Флоры был смущенным и растерянным.  -  Наша
встреча прошла как-то так... неудачно. Я, наверное, должна извиниться.
     - О, не стоило из-за этого беспокоиться, - насмешливо отозвался Билл, а
потом добавил: - Что-то еще?
     Его то  бесстрастный, то ироничный тон сбивал Флору с толку.  Ей трудно
давался этот разговор, потому  что  он казался Флоре унизительным и нелепым.
Но отступать было нельзя. И она, собрав волю в кулак, продолжила:
     - Да, мистер... Муф, - она явно через силу  выговаривала это странное и
смешное имя. - Я хотела вас  попросить  о  встрече,  если  вы  не передумали
работать именно со мной над пьесой.
     Билл  широко  улыбнулся,  выдержал  паузу,  как  бы  раздумывая,  потом
спросил:
     - Кэт, ты, действительно, просишь о встрече с мистером Муфом?
     - Да, - нехотя выдавила Флора, стараясь быть сдержанной и невозмутимой.
     Теперь она не имела права проявлять  свои истинные чувства.  Потому что
обещала мистеру Годдарту вернуть автора пьесы. И она это сделает, чего бы ей
это  ни  стоило!  И пусть этот  Кренстон  называет  ее, как угодно! Если  он
добивается,  чтобы  она потеряла терпение,  то зря  надеется.  Партия только
начинается. И  не всегда белые  фигуры,  сделав свой первый ход, выигрывают.
Да, у нее  пока  потеря  в  темпе. Но игра предстоит  долгая. А  значит она,
Флора,  еще  сможет перехватить инициативу и, как минимум, объявить "шах", а
возможно, и "мат".
     -  Кэт,  мистер  Муф  очень  рад,  что  его  скромная  особа  настолько
заинтересовала  тебя, что ты... как я  понимаю, сгорая от нетерпения  видеть
его!.. потратила массу сил на поиски. Хотя, наверное, про потраченные силы я
зря сказал.  Ты  ведь сама назвала точный адрес моего местонахождения. Еще в
кабинете.  Покидая  меня. Не  так ли? Но  ты  напрасно  огорчилась,  Кэт.  Я
собирался вновь посетить твое агентство в самое  ближайшее время. Так как мы
договоримся, Кэт?
     Флора назвала дату и время.
     - Сожалею, но вынужден отказаться. Видишь ли, Кэт, я - довольно занятый
человек и меня не устраивают ни дата, ни время.
     - Ну так назначайте сами! - не выдержав, выпалила Флора.
     - Кэт, я свободен только вечером, - невозмутимо объявил Билл. - Поэтому
право выбора конкретного времени оставляю за тобой. Хоть в полночь!
     - Но агентство закрыто в это время! Там никого нет!
     - Сожалею,  - усмехнулся Билл,  - что мы  с  тобой попали в безвыходную
ситуацию. И что будем делать, Кэт? Все полны нетерпения увидеть "Влюбленного
по  уши..."!  А  из-за  нашей  несогласованности его  появление  на сцене  в
ближайшее время становится невозможно.
     Понимая,  что дискуссия с Уильямом заходит  в тупик,  и он непреклонен,
Флора, глубоко вздохнув, предложила:
     -  Можно  поработать  у  меня  дома,  мистер   Муф.  Хотя  это  создает
дополнительные неудобства мне. Да и рабочий день получается бессрочным!
     - О,  Кэт, не беспокойся!  Ты получишь компенсацию за свой труд. А я со
своей стороны обязуюсь приложить максимум  усилий, чтобы наше сотрудничество
и  общение были приятными и  радостными. Ты  согласна, Кэт,  что труд должен
приносить радость?
     - Да.
     - Вот я и надеюсь, что мистер Муф и его пьеса повеселят тебя, Кэт. И ты
все-таки  по  достоинству  оценишь  мои усилия изменить  твое  непоколебимое
мнение о "Влюбленном по уши..." и его авторе.
     Флора не удержалась и тихо возразила:
     - Не думаю, что оно изменится.
     - Посмотрим, Кэт.
     Они  договорились о  встрече. Билл, попрощавшись,  положил  трубку.  Он
ликовал.  Теперь  его  свидания  с  Кэт  будут  довольно частыми.  Возможно,
постоянное  общение поспособствует  сближению. Он и Кэт  лучше  узнают  друг
друга.  И Кэт,  наконец,  поймет, что их встреча  в этом  огромном мире - не
случайность! И откликнется...



     Когда появился Рональд, Флора кипела, словно чайник на огне. Разговор с
Уильямом потребовал от нее такой колоссальной выдержки и напряжения душевных
сил,  что, положив трубку,  Флора  обругала его всеми  возможными словами  и
выражениями, которые только пришли в голову.
     - Фло,  что с  тобой? Ты  - красная, как вареная свекла.  А  твои глаза
испепеляют все  вокруг!  Что с тобой, Фло?  -  встревожено спросил  Рональд,
усаживаясь рядом с ней на диван.
     Он взял ее руку и успокаивающе погладил.
     - Ах, Ронни!.. - вздохнула  Флора. - Я  сама не  знаю, что  со  мной...
Давай чего-нибудь выпьем?
     Она  встала и подошла к  бару.  Выбрав  напиток, разлила его в  высокие
стаканы и бросила лед. Приход Ронни и спиртное немного успокоили ее.
     - Фло,  как прошла встреча с Муфом? - поинтересовался Рональд, отпив из
стакана. - Как он тебе показался?
     -  Ронни,  вот что действительно удалось  Муфу, так  это удивить меня и
довести сначала до состояния  полного столбняка, потом до состояния  крайней
степени  истерии,  затем  до состояния абсолютного  унижения! А  апофеоз его
стараний ты только что воочию узрел. Вот так.
     Рональд  внимательно  посмотрел  на  Флору,  потом   немного  помолчал,
обдумывая что-то, затем спокойно произнес:
     - Фло,  последний раз  подобное состояние,  насколько  я помню, у  тебя
вызвал  Уильям Кренстон. Но Беду  Муфу, кажется, удалось его превзойти. Надо
будет по-мужски разобраться с  этим монстром.  Обижать  тебя  я  не  позволю
никому!
     Рональд расправил плечи, выпятил  грудь и изобразил устрашающую гримасу
на лице. Потом решительно объявил:
     - Нет! Я поступлю еще жестче и мстительней! Я  откажусь от  соавторства
"Оглоушенного..."!  Черт  с  ними,  успехом  и  Муфом! А заодно  и  солидным
гонораром!
     Рональд был настолько забавен, что Флора рассмеялась.
     - Ронни, ты чрезмерно  суров! Уверяю тебя, Муф  нисколько не отличается
от Уильяма Кренстона. Можно сказать, это просто братья-близнецы. Нет! Точнее
так: это - одно и то же лицо!!!
     Рональд  изумленно воззрился на Флору,  залпом  опустошил  свой стакан,
аккуратно поставил его, достал  платок, снял  и протер очки, снова надел их,
сунул платок в карман и ошеломленно спросил:
     - Фло... уж не хочешь ли ты сказать, что... Бед Муф - это...
     Флора энергичным кивком подтвердила его догадку:
     - Уильям Кренстон, собственной персоной!
     Неожиданно  Рональд  громко  захохотал,  из  глаз его  полились  слезы.
Насмеявшись, Рональд заявил:
     - Фло, дело серьезное.
     Флора всплеснула руками и воскликнула:
     -  Еще бы!  Конечно! Куда уж серьезней!  Пьесу  собираются  ставить  на
сцене!
     Рональд нетерпеливо возразил:
     -  Я не об этом, Фло!  Я о том, что, если человек пьесу написал, да еще
такую,  как  "По  уши влюбленный...", это серьезно.  Кренстон не шутит, Фло,
уверяю тебя.
     - Господи, Ронни, ты так это говоришь!.. Ну написал! И что? Ты  их тоже
пишешь. И не такие бредовые, как "Оглоушенный..."!
     -  Нет, Фло, ты  говоришь не  о  том.  Я пишу потому,  что  это  -  моя
профессия,  призвание и  так далее.  Это  понятно.  Но когда обычный человек
берется за  перо и пишет... Да еще пьесу! Это  дорогого  стоит. Я,  ей-Богу,
зауважал  Кренстона.  Вот  это  характер!  Вот это настоящий  предприимчивый
мужской ум!
     Флора недоуменно пожала плечами и насмешливо сказала:
     - Когда ты прочтешь его  творение,  то  и сам  поймешь,  каким абсурдом
звучат твои слова о настоящем мужском уме, тем более мистера Муфа. Ты будешь
не  восхищаться тем, что  бездарный Недотепа взялся за перо, а горько рыдать
из-за своего опрометчивого согласия на соавторство.
     - Фло, ты заблуждаешься! Я от этого  соавторства не откажусь ни за что!
И даже вознаграждение не возьму!
     - А я считала тебя своим другом! Предатель! - вспылила Флора.
     -  Я - не предатель,  Фло.  Я - объективный наблюдатель и твой друг,  -
возразил Рональд. -  И тебе советую быть  объективной.  Ты запретила Уильяму
Кренстону  встречаться с  тобой  и  напоминать о  себе.  Вот  теперь  изволь
общаться, причем довольно часто, с Бедом Муфом. Фло, Кренстон выполнил  твое
условие, но и нашел  весьма своеобразное решение в той  жуткой  и  тупиковой
ситуации, в  которой  оказался. Причем, нашел его с пользой для себя. Я... с
его согласия, конечно!.. возьму на заметку столь нестандартный ход. Когда ты
рассказала мне  о  своем требовании и о том,  что Кренстон  выполнил его, я,
честно говоря, растерялся.  И  выхода  не  нашел.  А Уильям  блестяще  решил
задачу, в отличие от меня, профессионального драматурга. И теперь, Фло, тебе
придется играть по его правилам. Он очень умен, этот Уильям Кренстон. Думаю,
общение с ним будет приятным и интересным.
     - Зато со мной  оно таким  для  мистера  Муфа не будет!  - едко заявила
Флора.


     Флора, периодически  посмотривая на часы,  не находила себе  места. Она
металась по  квартире  в  бесплодных поисках  хоть  какого-нибудь  дела. Она
злилась на  себя  за  то волнение  и  нетерпение, которые,  чем  дальше, тем
сильнее, охватывали ее в ожидании Уильяма Кренстона.
     Он приехал  точно в  назначенное  время.  Его звонок  совпал со звонком
телефона.
     Флора быстро распахнула дверь и стремительно схватила трубку телефона.
     - Да!
     - Фло, привет!
     Жизнерадостный  и  бодрый голос Нэнси прозвучал  для Флоры  колокольным
набатом. Она сначала нахмурилась, перевела дыхание, потом ответила:
     - Привет, Нэнси.
     - Фло, мне срочно надо тебя увидеть. Срочно! Я боялась, что не  застану
тебя, поэтому решила предварительно позвонить. Я сейчас подъеду к тебе.
     Флора  на  секунду прикрыла  глаза, стараясь собраться с мыслями. Потом
недовольно и  холодно окинула взглядом  все еще  стоящего  в дверном  проеме
Уильяма Кренстона с кейсом -  в  одной руке и огромным букетом  цветов  -  в
другой.
     Билл заметил, что лицо Флоры исказила гримаса растерянности и даже, как
ему показалось, душевной боли.
     Флора опять глубоко вздохнула и поспешно ответила:
     - Нет, Нэнси. Я сейчас занята. Давай встретимся завтра?
     -  Фло,  я  не  доживу  до  завтра!  Чем  ты  там  занята?  Во  сколько
освободишься?
     - Я не знаю, Нэнси.
     - Уж не хочешь  ли  ты  сказать, Фло,  что  у  тебя появился объект для
ночных бдений? - засмеялась Нэнси.
     Ее голос разносился по квартире громко и отчетливо.
     - Нэнси, я...
     -  Какая  же ты скрытная, Фло! Раньше у тебя от  меня не  было подобных
тайн. Фло, я же всегда была в курсе всех твоих  проделок!  И секреты, тайны,
ты  знаешь, хранить  умею. Фло,  обещай,  что  расскажешь мне  все  о  твоем
загадочном "шер ами"! Иначе я прямо сейчас приеду и...
     - Прекрати,  Нэнси!  - чуть  раздраженно перебила подругу  Флора.  -  Я
занята сейчас, потому что работаю с автором.
     - Ну-ну!.. - опять засмеялась Нэнси. - Желаю успеха и не буду отвлекать
тебя  от  твоей,  должна заметить, весьма  поздней  работы  с  "автором"! Не
сердись, Фло! Не сердись! До встречи!
     Флора  положила  трубку. Дьявольщина! Бывает же такая  замечательная  и
отчетливая связь! Кренстон, разумеется, слышал каждое слово Нэнси. Ну и черт
с ним!
     Флора  опять  посмотрела  на Уильяма, так и не перешагнувшего  порог ее
дома. Тут только она вспомнила, что, открыв дверь, не пригласила  его войти.
Флора смутилась и поспешно заговорила:
     -  Здравствуйте,  мистер  Муф!  Пожалуйста,  заходите и,  если  вас  не
затруднит, закройте дверь.
     -  Здравствуйте, мисс  Маккензи.  Конечно,  не затруднит! -  усмехнулся
Билл.
     Он закрыл дверь и вошел в комнату.
     - Это вам, мисс Маккензи!
     Билл протянул ей букет.
     -  Зачем  это?  Вы же не на  свидание пришли, мистер  Муф, а работать с
редактором, - строго заявила Флора, даже не взглянув на протянутый букет.
     - Но я же не виноват, что мой редактор - женщина, - насмешливо возразил
Билл. -  Мне  просто хотелось, чтобы начало  нашей  совместной  работы  было
приятным и дружелюбным. Вот и принес вам, мисс Маккензи, цветы.
     Он немного  помолчал,  а  потом  решительно прошагал к балкону,  открыл
дверь и, повернувшись к Флоре, иронично сказал:
     -   Простите,  мисс  Маккензи,  что  вызвал   ваше  недовольство  своим
неуместным вниманием.  Забудьте о столь неудачном начале  нашего творческого
союза. Мисс Маккензи, смотрите, "яблока раздора" больше нет!
     С этими  словами Билл  вышел на  балкон и небрежно  выбросил цветы. Они
пышным благоухающим ковром разлетелись по тротуару.
     - Вы сошли с ума, Уильям! Что за театральные жесты?!!
     Флора  сама не  заметила, что  от  возмущения  и  волнения  назвала его
"Уильям". Она выбежала на улицу и принялась собирать цветы.
     - Вам помочь, мисс Маккензи? - насмешливо предложил  стоящий на балконе
Билл.
     Глаза  Флоры  возмущенно  сверкнули,  но  она,  громко  и  презрительно
фыркнув, ничего не ответила. Вернувшись, прямо с порога объявила:
     - Что это у вас, мистер муф, за страсть такая - наводить бардак? У меня
очень аккуратные соседи.  Да и я люблю порядок. Вы вот пришли, намусорили, а
мне пришлось убирать. Хорошее дело!
     Флора поставила цветы в вазу.
     -  Кэт,  ты была так очаровательна в  роли  хозяйки,  рьяной  поборницы
чистоты, что я теперь без подобного "мусора"... - Билл кивнул на цветы - ...
ни за что не переступлю порог этого дома! - категорично заявил он.
     - Мистер Муф, мы когда-нибудь приступим к работе? Или вы надеетесь, что
я буду посвящать вам все свое время? - едко спросила Флора.
     Билл засмеялся и весело согласился:
     -  Вообще-то,  надеюсь,  Кэт!  И  к работе  готов!  Только  прошу, Кэт,
объясни,  пожалуйста, как все это делается? Я  же об этой работе  не имею ни
малейшего представления!
     Она ехидно уточнила:
     - Тогда зачем было пьесу писать? Нечем больше заняться?
     -  Есть!  Есть,  Кэт, чем  заняться, -  серьезно  ответил он. А  потом,
вздохнув, добавил: - Но и  пьесу  писать было необходимо. Знала  бы ты, Кэт,
как это не просто!
     -  Такую, как  ваша, мистер  Муф?  Не думаю!  - отрезала Флора. - Ну да
делать нечего. Итак, начнем!..


     Как и предполагала Флора, Нэнси примчалась к  ней на следующий же день.
Она с любопытством  поглядывала на Флору,  пытаясь угадать, что  за  встреча
была у той накануне и, главное, с кем.
     - Фло,  ну что ты молчишь? Скорее рассказывай! - нетерпеливо произнесла
Нэнси, устраиваясь в кресле. - Кто он, Фло?
     -  Нэнси, я же тебе вчера сказала, автор пьесы, которую я редактирую, -
невозмутимо пояснила Флора.
     Нэнси недоверчиво взглянула на нее и с сомнением в голосе заметила:
     -  Рассказывай кому другому! Дома! У тебя! Вечером!.. Для работы обычно
выбирают другое время и место.
     - Нэнси, автор  -  очень  занятый человек. Он может встречаться со мной
только вечером.  Поверь,  меня это тоже не устраивает.  Да и кому понравится
трудиться  доволнительно,  проработав  перед  этим  целый   день!  -   Флора
вздохнула, а потом  спросила, желая побыстрее перевести  разговор на  другую
тему: - Нэнси, так зачем тебе вчера понадобилась я?
     Нэнси  мгновенно  забыла о  своем  интересе к жизни  подруги. Глаза  ее
заблестели, и она таинственным полушепотом объявила:
     - Фло, есть план... Грандиозный!
     Флора вопросительно посмотрела на Нэнси, но сердце ее екнуло, предвещая
неприятности.
     - Фло, - продолжила Нэнси, - у меня скоро - день рождения.
     -  Я  помню, Нэнси, - перебила ее Флора, почувствовав, как похолодело в
груди.
     - Так вот, - Нэнси торжественно взглянула на подругу и объявила: - Фло,
я приглашаю тебя и Ронни. Будет еще несколько друзей.
     - Спасибо, Нэнси. Мы будем обязательно,  - улыбнулась Флора, вздохнув с
облегчением.
     Кажется, на этот раз  снаряд, что называется, пролетел  мимо. Или у нее
уже какая-то навязчивая идея, что все,  происходящее в ее жизни, обязательно
связано  с  Уильямом Кренстоном?  Так  и  до  шизофрении недалеко!  Подумать
только...  Свихнуться  и жить  с  единственной  мыслью. Только  с  одной!  О
Кренстоне!!! Вот он обрадуется! К счастью, пока  не все в ее жизни он  успел
заполнить своей персоной.
     - И как тебе кажется, Фло, получится?
     Голос Нэнси  прервал  раздумья Флоры. Она  одобрительно  кивнула, хотя,
занятая собственными мыслями, прослушала, о чем говорила подруга.
     - Я знала, что ты одобришь мой план. Жду вас с Ронни. Думаю, и мой день
рождения, и уик-энд будут замечательными!
     - Погоди, Нэнси... какой уик-энд?.. - растерянно уточнила Флора.
     - Фло, ну ты что?  Совсем обалдела от работы со  своим автором?!! Мы же
едем  ко мне. На  виллу! - пояснила, недоумевая и возмущаясь, Нэнси. А потом
вдруг предложила: - Фло, хочешь, бери своего "автора". Как его зовут?
     - Мистер Муф, - автоматически ответила Флора.
     Нэнси рассмеялась:
     - Не имя, а прозвище какое-то! Да не важно! Приглашай его с нами, Фло.
     - Да нет, Нэнси! Это невозможно! - горячо возразила Флора. - Это совсем
не то, что ты думаешь. Мистер Муф - автор пьесы. И все!
     Нэнси насмешливо взглянула на подругу и с иронией сказала:
     -  Ладно-ладно,  Фло.  Автор,  так автор!  Что  ты  так разволновалась?
Покраснела вся! Глаза сверкают! Ох, Фло, смотри!..  Не доведет тебя до добра
эти "авторы"!
     Флора возмущенно замахала на нее руками.
     - Ну, пока, Фло!
     - Пока, Нэнси.


     - Прошу,  Кэт, давай  сделаем  перерыв...  У  меня голова уже ничего не
соображает! - взмолился  Билл  после  двух часов  напряженной работы. Причем
работы, в  общем-то, бесполезной  и бессмысленной, поскольку не эта дурацкая
пьеса  была  главной целью его  встреч с Флорой. - Мы встречаемся уже третий
раз, а так и не продвинулись дальше первой страницы!
     Флора усмехнулась и едко заметила:
     -  Не моя вина, что некоторые  авторы  иногда бывают так бездарны! Вот,
например,  с  Рональдом  Фармером  работать  одно  удовольствие.  Его  пьесы
требуют, как правило, весьма незначительной  корректировки и редактирования.
Да и другие авторы не хуже!
     - Кэт, - взглянул на нее Билл, - а  мистер Муф и его "Оглоушенный..." в
числе тех, кто "не хуже", или среди тех, которые "иногда бывают бездарны"?
     Она наклонила голову и насмешливо ответила:
     - Догадайтесь, мистер Муф!
     Билл улыбнулся и уточнил:
     - Кэт, это уже перерыв? Или все еще работа?
     - Перерыв, - согласилась она и предложила: - Пока  мы  отдыхаем, мистер
Муф, я хотела бы договориться с вами о нашей следующей встрече.
     Билл вопросительно взглянул на нее.
     - Вы не будете  возражать, - продолжила Флора, - если мы назначим ее на
следующей неделе?
     - Почему? - он внимательно всматривался в ее лицо.
     -  Видите  ли, на этот уик-энд я уезжаю.  У Нэнси -  день  рождения,  -
объяснила Флора.
     Ее  озадачило выражение лица Уильяма. Он  как  будто  был до  крайности
удивлен ее словами. Флора даже почувствовала легкую тревогу, недоумевая, чем
вызван этот  его проницательный и внимательный взгляд, который он  бросил на
нее.
     - Так вы не против, мистер Муф? - уточнила она.
     Он немного помолчал, потом, усмехнувшись, ответил:
     - В общем-то, против. Я  мечтал бы чаще  бывать наедине с тобой, Кэт. А
этот уик-энд, честно говоря, весьма неожиданным образом нарушает мои планы.
     Флора, сожалея, посмотрела на него, вздохнула и тихо произнесла:
     - Хорошо, мистер Муф. Я позвоню Нэнси и  объясню, что не смогу приехать
на ее день рождения.
     - Да ни в коем случае, Кэт! - энергично запротестовал  Билл. - Я совсем
не это имел в виду. Конечно, поезжай! Мне хочется надеяться, что отдых будет
удачным и приятным.
     Она улыбнулась и мягко поблагодарила:
     - Спасибо, мистер Муф. Мне очень не хотелось бы огорчать Нэнси.
     - Мне тоже, Кэт, - неожиданно серьезно произнес Билл.
     Его  слова прозвучали  как-то слишком многозначительно. Они  посмотрели
друг на друга. Никто из них не отводил свой взгляд. В комнате повисла вязкая
продолжительная тишина.


     На  вилле  Кастлов все было готово  к  приезду гостей.  Выгрузившись из
машины, они с шумом и шутками ворвались  в дом и бурно принялись обсуждать и
распределять комнаты, где каждый желал разместиться.  После горячих споров и
ироничных  двусмысленных  намеков  этот   вопрос   был  решен  ко  всеобщему
удовольствию. Каждый занял отвоеванную в нелегкой  борьбе комнату, сообразно
своему вкусу, и в доме установился относительный покой.
     Разложив  вещи,   Флора  решила   немного  погулять.  После  поездки  в
автомобиле тяга к пешему передвижению была неодолимой.
     Флора тихонько стукнула в дверь Ронни  и,  не услышав ответа, осторожно
заглянула  в комнату.  Она хотела пригласить его с  собой, но он спал,  лежа
прямо в одежде поверх покрывала. Ее  всегда удивляла эта особенность Ронни -
мгновенно  засыпать.  Флора  же, прежде  чем  уснуть,  всегда  долго читала,
дожидаясь момента,  когда голова уже  не  воспринимала информацию,  а  глаза
начинали бессмысленно пробегать по одной и той же строчке.
     На пороге дома Флора встретила Нэнси, что-то высматривающую вдали.
     - Фло, ты куда?
     - Погуляю немного. Пойдем вместе? - предложила Флора.
     Нэнси отрицательно покачала головой и глубоко вздохнула.
     - Нет, Фло. Тем более, не все гости приехали. Иди одна.
     Резко развернувшись, Нэнси скрылась в доме.
     Флора пошла  по дороге, недоумевая, почему Нэнси ничего не сказала ей о
том,  что  ждет  еще   каких=то  гостей.  Флора  предполагала,   что,  кроме
собравщихся, других приглашенных не будет.
     Она  свернула на тропинку, которая привела ее к скамейке, установленной
почти на самом краю скалистого обрыва. Флора очень любила  это место. Отсюда
открывалась  широкая  панорама  и такой бескрайний  простор,  что  ей всегда
казалось, будто здесь больше воздуха, чем где бы то ни было, и поэтому легко
дышать,  мысли становятся  логичными  и  ясными,  а в душе  воцаряется мир и
покой.
     Флора уютно  устроилась на скамейке, устремила взгляд на развернувшуюся
перед ней картину, созданную Природой, и задумалась.


     Винс каждый  год устраивал Флоре по  случаю  ее  дня рождения  шумные и
веселые  праздники.  Присутствовали  почти  все одноклассницы.  Кроме  самых
противных  злючек, как утверждала Флора. Молодых людей тоже было в достатке.
К  окончанию  колледжа, повзрослев, Флора убедилась, как  прав был Винс! Она
перешагнула  стадию  "гадкого утенка", превратившись в  стройную  девушку  с
очень  своеобразной внешностью, и парни  стали  обращать на нее внимание. Не
сказать,  чтобы  Флора  пользовалась бешеным успехом,  как некоторые  из  ее
подруг, но  и ущемленной и обделенной себя,  как раньше, не  чувствовала. Но
теперь Флора и  не хотела внимания  тех молодых людей,  которые окружали ее.
Флора  жаждала  одного: чтобы  Винс понял, как дорог он  ей,  как  она хочет
видеть его, быть рядом с ним всегда. Винс стал  для нее той девичьей мечтой,
которая одна могла дать ей счастье и любовь.


     - Не помешаю?
     Флора  вздрогнула  от негромких звуков голоса, раздавшегося за  спиной.
Она резко повернулась. Перед Флорой стоял Уильям Кренстон.
     - Здравствуй,  Кэт.  Я, кажется, испугал  тебя? Пожалуйста,  извини,  -
мягко сказал он.
     Флора удивленно взирала на него.
     - Что  вы здесь  делаете? -  наконец возмущенно  спросила она  и быстро
поднялась со скамейки.
     - Наблюдаю за тобой,  Кэт, - спокойно ответил Билл и улыбнулся. - И уже
довольно давно наблюдаю. Ты с таким удовольствием оглядывала все вокруг, что
я никак не решался появиться перед тобой.
     Флора попыталась обойти  его,  но Уильям  схватил ее за руку,  пресекая
любую попытку сдвинуться с места.
     - Отпустите меня! Немедленно!
     Флора с силой выдергивала руку.
     - Кэт, погоди. Я специально  ждал, когда  ты  выйдешь из дома. Нам надо
поговорить. И я не отпущу тебя  до тех пор,  пока ты не успокоишься, и мы не
поговорим.
     Уильям  был настолько  категоричен  и  невозмутим,  что Флора  сочла за
лучшее не возражать.
     - Хорошо. Только отпустите меня, - попросила она.
     - Сядем, Кэт? - предложил Билл.
     Они устроились на скамейке рядом. Флора пристально смотрела вдаль. Билл
бросил на нее быстрый внимательный взгляд и первым заговорил:
     -  Кэт, наверное,  ты  догадываешься,  в какую двусмысленную и  нелепую
ситуацию мы попали.
     Она нервно дернула плечом, но ничего не ответила.
     - Честно говоря, я думал, что  Нэнси сообщила тебе, что пригласила меня
сюда, - продолжил он. - Поверь,  Кэт, я не  хотел принимать это приглашение.
Но Нэнси была так настойчива, что я не мог ей  отказать. А после разговора с
тобой понял, что Нэнси, видимо, обманула меня. И ты не в курсе ее планов.
     -  Нет,  - перебила его  Флора. -  Догадываюсь, что Нэнси  мне об  этом
говорила, да я прослушала!
     - Вот как...
     Билл немного помолчал, затем серьезно спросил:
     - Что будем делать? Ведь я связан  своим обещанием,  Кэт. Встречаться с
тобой может только  мистер Муф.  А у  гостей Нэнси, как и у нее  самой,  это
вызовет недоумение. Мне уехать, Кэт?
     Флора задумалась,  а  потом  повернула голову,  посмотрела  прямо в его
глаза и решительно сказала:
     -  Два дня -  не такой  уж большой срок. Мистер  Муф  должен исчезнуть,
Уильям. Да  и  вообще я  порядком устала от работы  с  ним  и его  пьесы. Не
хватало только уик-энды с ним проводить! Уж лучше с Уильямом Кренстоном.
     - Значит?.. - Билл вопросительно смотрел на нее.
     -  Придется  смириться  с  обстоятельствами!..  -  вздохнула  Флора.  -
Придется два дня потерпеть присутствие Уильяма Кренстона. Но только два дня,
Уильям! -  она вдруг звонко рассмеялась. - Нет! Это что-то  невообразимое! У
меня такое  впечатление,  что  вы  окружили меня  со  всех сторон.  Чего  ни
коснись, куда ни брось взгляд - везде вы, Уильям! Я уже  не могу представить
место, где вас нет рядом!!!
     Он усмехнулся и иронично сказал:
     - А я могу, Кэт.
     - Где же? - быстро спросила она.
     -  В  твоей постели! - объявил Билл и  сразу увидел, каким ошеломленным
стало выражение ее лица.
     Флора быстро справилась с собой и с укором заметила:
     - Вы сказали пошлость.
     -  Я  констатировал  факт, Кэт! - категорично возразил  он.  -  Поверь,
пошлости говорят обычно другим тоном. И потом... Мое отношение к тебе,  Кэт,
таково,  что  ничего двусмысленного или  непристойного я никогда  бы себе не
позволил. И главное. Это была цитата. Шекспир. "Укрощение строптивой".
     Билл вдруг обнял Флору за плечи и притянул к себе.
     -  Кэт,  - наклонившись  к ее уху  и понизив  голос,  заговорил он, - у
любого  человека...  есть мечта.  Я открыл  тебе свою.  Но пусть  это  будет
пока... нашим секретом. Хорошо?
     Флора  уперлась руками в его грудь  и, подняв к  нему  лицо, возмущенно
произнесла:
     - Не собираюсь я вступать с вами ни в какие тайные  заговоры!  Никогда!
Да еще...
     Билл вдруг быстрым и нежным поцелуем прикоснулся к губам Флоры, прервав
ее речь, и мгновенно отпрянул.
     - Да что же это такое?!!
     Флора резко встала, бросив на Билла полный гнева и негодования взор.
     -  Только одно,  Кэт,  только одно,  -  усмехнулся Билл. -  Даже угроза
выполнять очередное  твое  условие  не  может  перебороть  мое  страстное  и
неодолимое желание целовать тебя.
     Флора хотела что-то сказать, но он остановил ее:
     -  Кэт,  погоди.  У  меня  есть  смягчающее  обстоятельство.  В   твоем
присутствии у меня ум за разум заходит. А сумасшедших не судят, Кэт!
     - Их лечат! - выпалила она.
     - Умница! - засмеялся Билл. - В моем случае - ответным чувством.
     - Поищите другого доктора! - отрезала Флора и стремительно двинулась по
тропинке.
     - Кэт! - услышала она  вслед.  - Пока дойдешь до  дома, вспомни, каковы
были раньше твои  отношения с  Уильямом Кренстоном. Он скоро  появится. И не
забудь поприветствовать его, Флора! Есть за тобой такой грех  - не  отвечать
на приветствие.
     Так и не повернувшись, она пожала плечами и вскоре вскрылась из вида.
     Билл направился к оставленной машине. Спустя короткое время он подъехал
к вилле.


     Вечеринка удалась на славу. Веселые  поздравления именинницы,  шутливые
тосты, общее  радостное  настроение  создали  ту  непринужденную  атмосферу,
которая отличает компанию, где  все  друг  друга  хорошо знакомы  и  связаны
доброжелательными и дружелюбными отношениями.
     Но через  некоторое время Флора заметила, что Нэнси чем-то недовольна и
даже раздражена. Флора хорошо  знала подругу  и поэтому, кокетливо флиртуя с
одним из  гостей, внимательно  наблюдала за Нэнси,  пытаясь понять,  что  же
явилось причиной, расстроившей  ее. И  вскоре эта  причина  стала очевидной.
Уильям  Кренстон, как только все  вышли  из-за стола, устроился  в стороне с
Рональдом.  Оба  вели  какую-то  нескончаемую   оживленную  беседу,  как  бы
отстранившись  от  происходящего  вокруг.  Флора   догадалась,  что  это  не
случайно.  Уильям  выбрал,  надо заметить, весьма удачную тактику поведения,
чтобы даже  случайным  обраом  не  спровоцировать какую-либо  непредвиденную
ситуацию,  подобную  той, что  случилась  после  злополучного,  придуманного
Нэнси, "девичника".  Уильяму явно  не  хотелось вновь попасть  в то  нелепое
положение, в которое его поставил экстравагантный поступок Нэнси.
     Очевидно, Флора  слишком пристально наблюдала за  Ронни и Уильямом. Они
почувствовали  ее  взгляд, и  вдруг  оба  одновременно  помахали  ей  рукой,
предлагая  присоединиться. Это случайное  совпадение рассмешило  всех троих.
Флора, мило улыбнувшись своему собеседнику, подошла к ним и устроилась рядом
с Ронни.
     И  тут же  Нэнси,  прервав  танец  и что-то поспешно  сказав  партнеру,
поставила  на маленький поднос четыре бокала с вином и быстро  направилась к
ним.
     - Прошу!
     Они разобрали бокалы.
     - Предлагаю  выпить  зза исполнение  наших  желаний!  - провозгласила с
сияющей улыбкой Нэнси и села рядом с Биллом.
     - Великолепный тост, Нэнси! - поддержал Рональд.
     Все  дружно  выпили. Флора заметила, каким многозначительным был  почти
неуловимый взгляд Уильяма, брошенный на нее.
     - А я хочу танцевать! -  объявила Нэнси и вопросительно  посмотрела  на
Билла.
     Он секунду  помедлил, чуть  насмешливо  улыбнулся,  встал  и  с  легким
поклоном предложил Нэнси руку:
     - Разрешите, Нэнси, пригласить вас на танец?
     - С удовольствием!  -  Нэнси просто светилась от счастья.  -  Только не
пойму, почему вдруг и Флора, и ты, Уильям, стали так официальны и церемонны?
Ведь мы, кажется, перешли на "ты"! Кстати, Фло,  ты первая задала такой тон,
когда приехал Уильям, и  всех  нас сбила  с  толку! -  засмеялась  Нэнси.  -
Давайте  оставим  ненужный формализм! Помнишь, Фло, ты сама говорила, что мы
все свои в доску!
     При последних словах громко захохотал Рональд:
     - Фло так говорила? Ха-ха-ха!  Представляю, сколько  вы  выпили,  когда
проходила ваша беседа!
     - Ронни, ты ушибаешься, - возразила Нэнси, затягивая разговор и с явным
удовольствием  опираясь на  руку  Билла. - Мы  были в  тот  момент абсолютно
трезвые. Уильям, подтверди!
     - Нэнси права, Рональд! - улыбнулся Билл. - И пусть меня бросят  в яму,
кишащую скорпионами и гадюками, если я вру!!!
     Билл  настолько  похоже скопировал  интонации  Флоры,  что  все  дружно
захохотали.
     - Конечно, твои,  Флора, формулировки были более красочны и цветисты, -
пряча улыбку,  серьезно уточнил Билл, - но я  высказал первое, что  пришло в
голову. Так что не судите строго мой дебют.
     -  Уильям,  не лукавь! - все  еще продолжая смеяться,  ответила  Флора,
мгновенно  решив временно принять  предлагаемые  Нэнси  правила  игры. -  Ты
изобразил меня настолько точно, что я просто  в восторге! Не ожидала от тебя
таких замечательных актерских способностей.
     -  А  вот  я нисколько не  сомневаюсь, что  Уильям  обладает множеством
талантов! - заявила Нэнси.
     Билл быстро дополнил:
     - Один  из которых  -  хореографический! Или  мое приглашение на  танец
отвергнуто, Нэнси?
     Она кокетливо взглянула на него и с обольстительной улыбкой возразила:
     -  Нет, я не так жестока! И вообще,  я вряд  ли  смогу отвергнуть любое
твое предложение, Уильям.
     Ничего  не ответив,  Билл повел  Нэнси  в  центр зала. Флора  и Рональд
проводили их взглядами.
     -  М-да...  -  задумчиво протянул  Рональд.  - Туго ему  приходится!  Я
помогал ему изо всех сил и, кажется, впал у Нэнси в немилость.
     -  Я  тоже заметила, как  расстроена  была  Нэнси вашей продолжительной
беседой, - согласилась  Флора. - Не могу  понять  только,  почему  ты на его
стороне? Пусть сам разбирается! И вообще, так ему  и надо! Будет знать,  как
флиртовать со всеми девушками подряд!
     - Ты не  права, Фло, - покачал головой  Рональд. - И сама это знаешь. И
злишься поэтому. Хочешь выпить?
     Флора согласно кивнула. Рональд принес вино, и вскоре  они уже  от души
смеялись, потому что  он  потребовал  вспомнить и  перечислить  ему  все  те
выражения, подражать которым пытался Уильям Кренстон.
     -  Вам всегда так  хорошо вдвоем, что мы,  наверное,  зря нарушаем ваше
уединение, -  с многозначительной улыбкой произнесла Нэнси, когда,  завершив
танец,  вернулась  вместе с  Уильямом. -  Когда вы вместе,  сразу  начинаешь
ощущать себя третьим лишним. Не правда ли, Уильям?
     Рональд, понимая, что Кренстон, судя по виду, едва сдерживается, принял
удар на себя.
     - Нэнси, дорогая, наше  с Фло продолжительное и частое общение  не идет
ни  в какое сравнение  с  теми  чувствами,  которые  я  испытываю при  твоем
появлении.  И поэтому  категорически отвергаю твое замечание.  Ты никогда не
можешь быть "третьим лишним". Нэнси, ты -  то прекрасное дополнение к нашему
тандему, которое ему так необходимо!  Поэтому, прошу, хотя бы  присядь рядом
со мной. Я с удовольствием пригласил бы тебя на танец,  но, увы!.. В отличие
от Уильяма, хореография - не для меня.
     Нэнси засмеялась,  устроилась  с  ним  рядом  и звонко поцеловала ено в
щеку.
     -  Ронни,  твои слова  звучали почти как объяснение в любви! -  заявила
она, а потом взглянула на стоящего Билла: - Уильям, садись!
     Нэнси указала на место рядом с собой.
     -  Спасибо, Нэнси, но я  хотел бы пригласить на танец Флору. Позвольте,
мисс Маккензи?
     Он с церемонным поклоном  предложил  Флоре руку.  Она бросила  на  него
быстрый и рассерженный взгляд,  но все-таки встала и положила свою ладонь  в
его.
     Когда они присоединились к танцующим,  Билл обнял тонкую талию Флоры и,
максимально приблизившись, мягко заметил:
     - Кэт, это наш с тобой первый танец.
     Флора чуть отстранилась, но он снова приблизился и горячо продолжил:
     - Я впервые держу тебя в своих объятьях, Кэт!.. Я...
     Она возмущенно зашептала, перебивая его:
     -  Немедленно прекратите! И не  смотрите на меня так! Вы же видите, что
Нэнси внимательно наблюдает за нами!
     - Кэт,  - Билл вдруг сам немного  отстранился и заглянул  в ее глаза, -
это единственная причина,  которая вызывает твое недовольство? - потом  чуть
насмешливо добавил:  - Значит,  будь мы  наедине, ты не отвергала бы  меня с
таким пылом,  Кэт? Твои  слова дают мне надежду. Бог  мой!.. Кэт,  как  же я
мечтаю всегда держать  тебя  в объятьях! Пусть  даже  как  сейчас,  когда ты
насквозь  пронзаешь  меня гневными взглядами  и пытаешься отпрянуть. Кэт,  я
заранее приглашаю тебя на все последующие танцы!
     - Уильям, поймите, этот танец - единственный и...
     Билл поспешно перебил ее:
     - Конечно, Кэт! Конечно, единственный! Потому  что для нас с тобой он -
первый.
     - И последний! - отрезала Флора.
     Билл засмеялся и убежденно уточнил:
     - Уверяю тебя, Кэт, не последний. И ты, Кэт, обязательно будешь в  моих
объятьях! Обязательно. Пусть не сегодня, но будешь!
     Она упрямо наклонила голову и твердо объявила:
     - Никогда!!!


     Было  довольно поздно, когда возбужденные  и  захмелевшие  гости решили
устроить немедленное купание в бассейне.  Увидев,  что  порядком  опьяневший
Ронни  тоже  загорелся желанием  воплотить  эту  идею,  Флора  не  на  шутку
испугалась.  Она  попыталась удержать  его,  но он  с  бесшабашным  хмельным
геройством  упорно  устремился вслед  за  остальными, погружавшимися  в воду
прямо  в  вечерних туалетах. Обхватив Ронни,  Флора изо  всех  сил старалась
оттащить его  как  можно дальше от края бассейна. Ронни  упирался  и  громок
кричал:
     - Фло!.. Ты меня  задушишь!!! Отпусти!!!  Господи! Твои объятья, Фло...
такие... сильные! Можно сказать... удушающие! Дай я  лучше утону!  Ей- Богу,
лучше, Фло!..
     Изнемогая  в борьбе с отбивающимся Ронни, Флора  споткнулась и потеряла
равновесие. Оба свалились на землю, как подкошенные.
     -  История  имеет  особенность  повторяться... - глубокомысленно  изрек
Ронни,  вздохнув.  -  Первый  раз  -  это  трагедия,  потом  - фарс...  -  и
моментально уснул.
     Чьи-то  руки  осторожно  подняли растерянную  и  растрепанную  Флору  и
поставили  на  землю.  Флора  устало  подняла  голову.  Рядом  стоял  Уильям
Кренстон. Он  усмехнулся,  взглянул на безмятежно спящего Рональда и шутливо
сказал:
     - После падения Рональд поднялся до  небывалых интеллектуальных высот и
философских умозаключений.
     Билл помолчал, потом продолжил:
     -  Но   все  же   не  годится   безответственно  разбрасываться  своими
отечественными драматургами. Ни одна  страна мира не может похвастаться тем,
что литераторами, тем  более, гениями, устланы все лужайки. И мы не допустим
такую непозволительную, можно сказать, вопиющую роскошь!
     С этими  словами Билл взвалил на себя Рональда и тяжело зашагал к дому.
Флора молча двинулась за ним. Ей было приятно, что Уильям проявил внимание и
пришел на помощь. Пожалуй, впервые за  долгое  время она почувствовала  себя
надежно  защищенной от  любых  бед  и  неприятностей, противостоять  которым
всегда приходилось, рассчитывая только на собственные силы.
     Флора указала комнату  Рональда. Войдя, Уильям кивнул ей на постель,  а
сам принялся раздевать безвольно обмякшего,  как тряпичная  кукла, Рональда,
которого устроил в кресле.
     Флора сняла покрывало и откинула одеяло, а потом стала помогать  Биллу.
Затем Кренстон перенес Ронни на постель и укрыл одеялом.
     Они  стояли  рядом,  молча взирая  на по-детски посапывающего Рональда.
Наконец Флора повернула к Уильяму лицо и встревоженным шепотом спросила:
     - Как вы думаете, ему не будет плохо?  Может быть, мне лучше остаться с
ним?
     Уильям заглянул в ее  глаза, потом, после длительной паузы вдруг громко
рассмеялся и объявил:
     - Завтра, прямо с  утра, я принесу Рональду бутылку шотландского виски!
Самого лучшего, которое только смогу раздобыть!
     - Виски? Это, действительно, необходимо? Тогда я сама...
     Билл  заметил,  что  Флора была  здорово  озадачена его  заявлением  и,
тщательно скрывая иронию, пояснил:
     -  Рональд  невольно  подал мне замечательную  идею.  Теперь у  меня не
осталось сомнений. Фармер - гений!
     - Но почему?
     -  Потому  что я  только  что  узнал единственное  средство,  благодаря
которому ты, Кэт, готова остаться  с  мужчиной  на всю ночь. Оказывается, он
должен напиться!  И я  готов  сделать  это, следуя примеру  Рональда,  прямо
сейчас!
     Флора возмущенно всплеснула руками:
     - Вы говорите ерунду, Уильям! Вы - не конкурент Ронни...
     -  Согласен,  Кэт.  Совершенно  согласен!  И очень  надеюсь,  что  и  в
дальнейшем мы с ним будем выступать,  если  так можно выразиться,  в  разных
весовых категориях. Нет. Точнее сказать, в разных  ипостасях. Кэт, Рональд -
твой друг, а я хотел бы стать твоим...
     - ... бывшим знакомым, - быстро продолжила  за него Флора. - Или,  если
хотите, докучливым автором, редактором пьесы которого я была.
     - И есть, - невозмутимо дополнил Билл.
     Она вздохнула и согласилась:
     - Да. И есть.
     Билл взял ее за руку и предложил:
     - Пойдем, Кэт.
     - Но как же Ронни?
     Флора озадаченно посмотрела на кровать.
     - О, думаю,  что в подобном состоянии глубочайшего сна Рональд пробудет
до утра. Можешь не беспокоиться, Кэт!  Поверь, завтра он будет, как огурчик.
Пойдем.
     Они вышли из комнаты, плотно прикрыв за собой дверь.
     - Кэт, может  быть, погуляем  немного? - спросил Билл. -  Это  успокоит
тебя. Иначе ты не уснешь.
     Флора задумчиво смотрела себе под  ноги,  понимая, что, в  общем-то, он
прав.  Да  и нелепо после того,  как Уильям помог ей и Ронни, выказывать ему
неприязнь и  отчуждение,  без  особой причины  отвергая  его  предложение  о
прогулке.
     - Хорошо, Уильям, - согласилась она, - пойдемте.
     Они  вышли  из дома  и,  незамеченные  веселящимися  во главе  с  Нэнси
гостями, свернули на тропинку, постепенно удаляясь от  виллы.  Вскоре шум  и
хохот стали едва слышными.
     Первой заговорила Флора:
     -  Уильям,  я совсем забыла. Я  хочу поблагодарить  вас.  Поверьте,  вы
оказались, пожалуй, единственный раз как нельзя кстати в самый драматический
момент...
     -  ...твоего  падения,  Кэт,  -  иронично дополнил Билл.  -  Можешь  не
сомневаться, я сохраню это в  тайне. Это будет вторая наша общая тайна, Кэт.
Одна - твоя. Одна - моя.
     Флора сразу возразила:
     - Но я говорила совсем о другом!
     - Конечно, -  быстро согласился Билл. - У  меня - прекрасная память. Ты
говорила,  что никогда  не  станешь  вступать  со мной ни  в какие заговоры.
Ни-ког-да! А  жизнь внесла свои  коррективы.  Мы обменялись тайнами, Кэт,  и
теперь, можно считать, связаны друг с другом.
     Флора упрямо тряхнула головой:
     - Уильям, вы опять  не  о  том! С вами невозможно беседовать. Я  хотела
выразить вам свою признательность за своевременную помощь. Только и всего. А
вы уже какую-то Фронду между нами вообразили!
     Билл  вдруг остановился и, взяв за руку, остановил Флору. Она подняла к
нему лицо и заметила, что  он  вопросительно смотрит на нее. Недоумевая, что
заставило Уильяма прервать прогулку, Флора удивленно спросила:
     - Мы не пойдем дальше? Что случилось, Уильям?
     Он пожал плечами и спокойно ответил:
     - Ничего. Просто я жду.
     Флора широко открыла глаза:
     - Ждете? Чего?
     - Ну как же,  Кэт! Ты пожелала выразить мне свою признательность. Вот я
и жду. Выражай!
     Билл так забавно это произнес, что Флора звонко рассмеялась:
     - Мне казалось, я  уже это сделала! А если еще что-то требуется... Я не
знаю... Вы меня озадачили, Уильям!
     Он тоже засмеялся, а потом заметил:
     - Вот. Наконец-то признала, что я все-таки прав.
     - Погодите, Уильям. Что это я там признала? - осторожно уточнила Флора.
     Билл насмешливо пояснил:
     - Как это "что"? Мое утверждение, что тебе, Кэт, не хватает опыта. Если
он вообще имеется.
     Флора тут же горячо возразила:
     -  Ну как я  могу признать  вашу правоту, Уильям,  если  это  -  полный
абсурд! Я - взрослая  женщина. Мне 24 года.  А вы обращаетесь со мной, как с
бессмысленной девчонкой!
     Билл вдруг  стремительно и  крепко обнял ее,  прижал как можно  ближе к
себе и, понизив голос, произнес:
     - О, Кэт, если тебя это так  возмущает, я готов отказаться прямо сейчас
от  своего убеждения и,  поверь, готов немедленно признать,  что оказался не
прав. Кэт, я тоже взрослый мужчина. Мне - 28. И черт возьми, я давно пытаюсь
объяснить  тебе,  Кэт, как хочу  изменить наши отношения!  Но ты  все  время
упрямо  сопротивлялась.  И я  рад, что,  наконец, ты  поняла,  насколько это
глупо.
     Флора  растерялась  от  его слов.  Но когда он  наклонился  к ее  лицу,
взволнованно заговорила:
     - Да нет, Уильям! Вы не так поняли! То  есть, я не о том  сказала... То
есть... О, Боже мой!.. Это какой-то ужас! О чем бы мы с вами не говорили, мы
абсолютно не понимаем  друг друга. Как будто всегда ведем беседу  на  разных
языках. И все получается как-то нелепо и абсурдно!
     Билл   неожиданно   выпустил  ее  из  плотного  кольца  своих   рук  и,
усмехнувшись, спокойно ответил:
     -  Кэт,  уверяю тебя, я все  понял правильно. И общий  язык с  тобой мы
обязательно найдем.
     - Нет, Уильям, нет.  Категорически  нет. Я  уже  и так не могу  открыто
смотреть  в  глаза  Нэнси  из-за  своей  работы  с  мистером Муфом...  - она
вздохнула и продолжила: - И вообще...
     Билл улыбнулся и процитировал:
     -  "Есть  многое  на  свете,  друг  Горацио,  что  и  не  снилось нашим
мудрецам...", как  написал  мой тезка  Шекспир в "Гамлете". Догадываюсь, что
помимо вопроса о Нэнси есть и еще какие-то сложности в твоей жизни, Кэт.  Но
мы их преодолеем!
     Она резко и категорично возразила:
     - Уильям, никакого "мы" никогда не будет. Никогда!
     Билл очень внимательно и пристально вглядывался в ее глаза, долго думал
о чем-то, а потом вдруг спросил:
     -  Уж  не  вздумала ли  ты, Кэт, изображать  Старуху из Бэра в  тот  ее
период, когда она, надев монашеское покрывало, решила состариться? / Старуха
из  Бэра  -  персонаж  шотландской  мифологии.   Имеет   дар  возрождающейся
молодости.  Постарела  только  тогда, когда  одела  на  сто  лет  монашеское
покрывало. Необыкновенно мудра  и могущественна. Воспитала 50 приемных детей
на острове Бэра. Ее также звали Дигди или  Дирри. / Я этого не допущу, так и
знай! И если тебе так дорог этот образ, то будь ею! Но только той, какой она
была,   пока  сохраняла   дар  возрождающейся   молодости  -  восхитительной
красавицей  Дигди.  Поверь, я  твердо решил преобразить Старуху  из  Бэра  в
прекрасную Дигди. И я этого добьюсь!!!
     Он настолько  решительно  это заявил,  что  Флора, никак  не  ожидавшая
подобных слов, не смогла понять, известно ли Уильяму что-то о ней и ее жизни
или  это случайное совпадение.  Она не нашла в себе сил хоть что-то ответить
ему  и,  развернувшись, пошла  обратно. Билл шагал  рядом, больше не пытаясь
возобновить беседу. Сохраняя обоюдное молчание, они вернулись на виллу.
     Там  уже было  относительно тихо  и спокойно. Большинство  приглашенных
разошлись по комнатам. Мелькали лишь слуги, занятые уборкой, да пара гостей,
все еще резвившихся в бассейне.
     Билл проводил Флору до ее комнаты,  попрощался и направился к себе. Там
он сразу разделся и встал под душ.
     Билл, по озадаченному выражению на лице Флоры понял, что, изложив очень
известную  шотландскую  легенду  о  Старухе из Бэра,  попал в точку.  Что-то
случилось  в  ее жизни,  из-за чего эта  милая симпатичная девушка держалась
настороженно и отчужденно, ограждая себя и явно  боясь возникновения чувства
привязанности, любви,  близости к какому-либо другому  человеку. Она закрыла
накрепко  свой  внутренний  мир,  защищая его от  постороннего  вторжения то
резкостью, то экстравагантностью своего поведения. Но Биллу все-таки удалось
немного  приоткрыть  завесу.  И он почувствовал,  что именно  к ней, к  этой
девушке-загадке  Флоре Катарине Маккензи  стремились его  душа  и помыслы. И
наверное  поэтому столько усилий он,  как  никогда  раньше, прилагал,  чтобы
привлечь ее внимание и завоевать ее расположение.
     Билл  усмехнулся. Именно!  Завоевать!!!  Потому что  пока  их отношения
напоминали  театр  военных действий. Каждый  выбрал  и  строго придерживался
своей  тактики и стратегии.  Флора, конечно,  стойко и  с достаточной  долей
уверенности держала оборону. А он, Билл, вел широкомасштабное наступление по
всему фронту, используя  где смекалку и хитрость, где силу и напор. Впрочем,
именно так и заведено в природе. На то и мужчина, чтобы добиться, завоевать,
покорить и  получить в результате желаемое. И он  обязательно  получит  свою
награду  -  рыжеволосую  голубоглазую непокорную, но  такую желанную Кэт. Он
сорвет со Старухи из  Бэра  монашеское покрывало,  чтобы  навсегда,  на  всю
жизнь, рядом с  ним осталась восхитительная Дигди.  И это обязательное будет
так.
     Билл выключил, растерся  полотенцем, причесал мокрые волосы и, набросив
халат,  вышел  из  ванной.  Услышав  легкий  стук  в  дверь,  Билл,  немного
удивившись столь позднему визиту и недоумевая, кому  и зачем  понадобился  в
такое неурочное время, широко распазнул ее. На пороге стояла Нэнси.
     - Можно?
     Он пожал плечами и, чуть нахмурившись, сказал:
     - Прошу!
     Нэнси  шагнула в комнату  и  нетвердой  походкой  прошла  на  середину.
Остановившись, она с ног до головы оглядела Уильяма и пьяно улыбнулась.
     Несмотря на подступавшее чувство раздражения, Билл как можно сдержаннее
поинтересовался:
     - Что-то случилось, Нэнси? Чем обязан?
     - Ты даже не предложишь мне сесть, Уильям? Как же ты не гостеприимен! -
немного насмешливо произнесла Нэнси.
     Билл вздохнул, но деваться было некуда, и он обреченно сказал:
     -  Пожалуйста,  садись,  Нэнси, -  и  нетерпеливо уточнил: - Так что ты
хотела?
     Нэнси засмеялась и протянула:
     - Ну-у... Для начала я хотела бы,  чтобы ты тоже сел. Возможно,  у  нас
получится долгий разговор! -  она кокетливо и многозначительно посмотрела на
него. - Или беседа со мной не привлекает тебя? Би-и-илл... Я жду! Неприлично
заставлять женщину долго ждать...
     Билл опять глубоко вздохнул и сел на кровать напротив Нэнси.
     - Итак?
     - Итак?.. - передразнила она, потом быстро придвинулась к нему и, обвив
своими руками его шею, пылко прижалась к губам Билла.
     Не удержав равновесие, оба упали на постель...


     Флора никак не могла уснуть. После разговора с Уильямом ее все никак не
оставляла одна и та же мысль: он что-то знает  о ней  или это  совпадение? И
его заявление,  что он  обязательно  добьется  ее,  было таким  серьезным  и
решительным,  что Флора была по-настоящему озадачена.  Она уверяла себя, что
Уильям  - не  тот человек,  которому  можно  безоглядно  верить.  Что ничего
хорошего ее не ждет, если она позволит ему затянуть ее в омут тех отношений,
которые, в чем она давно  убедилась,  принесут ей только боль и страдания. И
опасность увлечься  Кренстоном,  и увлечься серьезно, была  вполне  реальна.
Флора  это честно признала. Потому что  он, чем  дальше, тем больше нравился
ей. Его предприимчивость и  спокойствие, открытость  и достоинство настолько
импонировали, что Флора уже и не могла представить, какой была  бы  ее жизнь
без Уильяма. Флора не находила какое-либо убедительное объяснение, почему ей
хотелось  видеть,  слышать,  беседовать  с  ним.  И  даже  то,  мучившее  ее
обстоятельство, что Нэнси влюблена в Кренстона, а она, Флора, встала на пути
подруги,  отошло на  второй план. Главной  стала  та незримая связь, которая
образовалась между нею, Флорой, и Уильямом.
     В  конце  концов,  Флора  решила, что отвергать категорично  Кренстона,
наверное, не  следует.  Тем  более  бороться с собой, заглушая усилием  воли
какой-то пока непонятный зов сердца, становилось все труднее и труднее.
     Флоре  стало жарко.  Она встала  и подошла к столику, на котором  стоял
графин с водой. Тот был пуст.  Флора  накинула халат,  взяла  графин,  решив
сходить  и  раздобыть какой-нибудь напиток.  Она открыла дверь  и,  не успев
сделать и шага, увидела, как  в комнату,  в  которой,  как ей было известно,
остановился Уильям,  вошла Нэнси.  Флора  закрыла  дверь и привалилась к ней
спиной. По ее щекам потекли слезы.
     "Обман, обман, обман!.. - всхлипывала она. -  Кругом обман! Я же знала,
знала,  знала, каковы они  -  эти  "кренстоны", красавцы-плейбои, покорители
женских  сердец!  Всегда  знала!  И  вот... Навоображала  Бог  знает  что!..
Размечталась,  как  глупенькая  девчонка!..  О чем?  О ком?!!  Как  я  могла
допустить даже  мысль  о  том, что  Уильям  серьезно  увлечен  мною?!!  Я!!!
Поверить, что  хоть у кого-то есть  честь и порядочность?!!  Им  нет места в
этой жизни! Все, все ушло тогда... тогда... когда...!
     Она поставила графин на столик и  прямо в халате упала в постель. Флора
долго плакала,  потому что  те, прежние,  боль  и  страдание,  лишь  недавно
немного утихшие, вновь вернулись, терзая душу горькими воспоминаниями...
     Начало светать, когда Флора, наконец, успокоилась и задремала.


     - Фло...
     Тихо постучав и осторожно приоткрыв дверь, к ней заглянул Рональд.
     - Фло, ты думаешь просыпаться? Все уже собираются завтракать.
     Флора подняла голову и встряхнула спутавшимися взлохмаченными волосами,
отгоняя остатки сна.
     - Пора  вставать,  Фло! - с улыбкой  бодро продолжил  Рональд.  - Иначе
опоздаешь на завтрак, и все съедят без тебя. Все голодные, как звери!
     - Ронни, давай сейчас... уедем? - неожиданно для него попросила Флора.
     Он внимательно и встревоженно посмотрел на нее.
     - Давай, - согласился Рональд. - Но все-таки... Что-то случилось, Фло?
     Она вздохнула и грустно ответила:
     - Да нет, Ронни... Ничего...
     - Мне так не кажется, Фло, - возразил он. - Но если ты утверждаешь, что
ничего экстраординарного не произошло,  то, может  быть, прежде, чем уехать,
все-таки поедим? Фло, я страшно голоден! Ну пожалуйста...
     Вид Ронни был таким жалким и умоляющим, что Флора через силу улыбнулась
и согласно кивнула.
     - Тогда  быстренько вставай, одевайся и приходи в столовую! - повеселел
Ронни и вышел из комнаты. Затем неожиданно вернулся, проницательно посмотрел
на Флору и объявил: - Да, совсем забыл! Представь, наши ряды понесли потери.
Утром обнаружили, что Уильям Кренстон отбыл в неизвестном направлении. Когда
- тоже неизвестно. Ты, случайно, не в курсе, Фло?
     Она серьезно взглянула на Рональда и строго сказала:
     - Нет, не в курсе. Тем более, Ронни, я НЕ ЗНАЮ человека по имени Уильям
Кренстон.
     Рональд озадаченно посмотрел на нее и задумчиво произнес:
     - Вот как... Ну ладно, я пошел. Жду тебя, Фло.
     Оставшись одна, Флора испытала невероятное чувство облегчения  от того,
что встречи с Уильямом  не будет. Она  даже вообразить не могла, как бы вела
себя с  ним, разговаривала, смотрела  на  него.  Его  отъезд снял  множество
проблем,  и  Флора успокоилась.  Она встала, убрала постель, привела себя  в
порядок, собрала свои вещи и отправилась в столовую.
     И  сама Флора,  и  гости  недоумевали,  почему  хозяйка  до  сих пор не
появилась.  Но все  были голодны и решено  было начать завтрак, не дожидаясь
Нэнси.
     Сразу  по его окончании, так и не попрощавшись с подругой, Флора вместе
с Рональдом уехала.



     Флора нервничала, потому  что с  минуты на минуту должен  был  приехать
Уильям Кренстон. Мистер  Муф. Когда  раздался  звонок,  она  суетливо,  едва
справляясь с собственными чувствами, подошла к  двери и распахнула ее. Флора
пропустила Уильяма, который сразу же весело заговорил:
     -  Здравствуй,  Кэт!  Это  -  тебе,  как   всегда,  -  он  протянул  ей
великолепный букет.
     -  Здравствуйте,  мистер  Муф, - как можно спокойнее произнесла Флора и
устало продолжила: - Прошу вас, избавьте меня от знаков вашего внимания. Они
не уместны.
     Он невозмутимо держал  в вытянутой  руке  букет и, выжидая, смотрел  на
нее. Флора вздохнула, слегка нахмурилась,  явно  недовольная собой, и  взяла
цветы.
     - Спасибо, мистер Муф.
     Билл усмехнулся:
     - Что  ты, Кэт! Мне  очень  приятно  дарить  тебе цветы.  И  почему  ты
такая... грустная? Что-то случилось?
     Флора слишком поспешно и нетерпеливо возразила:
     - Нет!
     -  Тогда, Кэт, прошу, выслушай меня, - продолжил он, сохраняя веселый и
непосредственный вид. - Кэт, я хочу предложить тебе оставить это глупейшее и
никому не нужное занятие - работу над пьесой. Я бы очень  хотел, чтобы  этот
нелепый мистер Муф исчез. Ты согласна со мной, Кэт?
     Флора быстро кивнула и одобрительно сказала:
     -  Конечно,  согласна.  Было  приятно  работать  с  вами,  мистер  Муф.
Пойдемте, я провожу вас. Прощайте! Всего вам доброго!
     С этими  словами Флора  направилась  к двери,  но  ее остановил возглас
Уильяма:
     - Кэт, погоди! То есть как "провожу", "прощайте"?
     Она повернула голову и, недоумевая по поводу его возражения, пояснила:
     - Вы же сами захотели исчезнуть, мистер Муф!
     - Да, захотел! - подтвердил Билл. - Но чтобы на месте мистера Муфа, как
Феникс из пепла, появился  Уильям Кренстон. Кэт,  мне показалось, что на дне
рождения Нэнси мы начали лучше понимать друг друга. И я посчитал, что мистер
Муф теперь - лишний!
     Флора опять нахмурилась и твердо заявила:
     - Я думаю, что это личное дело мистера Муфа  - исчезать или появляться,
возрождаясь, как вы сказали, в образе Уильяма  Кренстона. Ради Бога! Но Я, -
подчеркнула она, -  никакого Уильяма Кренстона НЕ ЗНАЮ!!! Поэтому, прощайте,
мистер Муф! Всего вам доброго.
     Билл  удивленно  слушал  ее,  не понимая, что  послужило  поводом столь
разительной перемены поведения Флоры и их отношений.
     -  Кэт, да что  с тобой? Объясни,  что произошло? Чем вызван твой гнев?
Почему  из  числа  твоих знакомых так внезапно  вычеркнут  несчастный Уильям
Кренстон?
     Флора раздраженно прервала его:
     - Я не буду обсуждать с вами ни совершенно неизвестного мне человека по
имени Уильям Кренстон, ни, тем более, его поступки. Прощайте!
     - Ну нет!
     Билл сел  в  кресло,  откинулся на  спинку, вытянул ноги,  скрестил их,
затем иронично сказал:
     -  Ты что-то  слишком  однообразна, Кэт!  "Прощайте", "прощайте"!  Нет,
дорогой редактор! Раз  не принято  мое предложение  о  замене  мистера  Муфа
другим  лицом,  даже  не  буду называть  его  имя,  чтобы  не  вызывать твое
раздражение,  Кэт, и, кстати, не нарушать условие  контракта, то  мистер Муф
остается.  И  он  будет  рядом  с   тобой,  Кэт,  столько  времени,  сколько
понадобится тебе,  чтобы  кардинально  изменить  твое  предвзятое  мнение  о
"другом лице", или пока ты, Кэт, с этим "другим  лицом" не  познакомишься. В
планах мистера  Муфа есть  задумки  еще нескольких  пьес, которым  требуется
профессиональный редактор. И именно ты, Кэт.
     - Вы  вынуждаете меня  уволиться! - возмущенно выкрикнула  Флора.  - Ну
почему вы не хотите оставить меня в покое? Почему?
     Билл ласково улыбнулся и мягко пояснил:
     -  Потому  что ты мне нравишься, Кэт.  Мне хочется видеть тебя, слышать
твой голос.  Я не видел  тебя всего-то  три дня, а заскучал так,  как  будто
разлука  длилась сто лет. И я  ехал сегодня к тебе с  огромной надеждой, что
все изменится между нами. Но  ты меня встретила  так неприязненно и холодно,
что я очень озадачен твоим отношением ко мне. И пока все не станет предельно
ясно между нами, я не отступлю, Кэт.
     Флора вдруг раздраженно поправила:
     - Да не называйте же меня так!!!
     Он внимательно посмотрел на нее и спокойно согласился:
     -  Хорошо, Флора. Давайте спокойно  работать. Уверяю вас, вы убедитесь,
что мистер Муф -  очень  серьезный работоспособный человек. И оставьте мысли
об  увольнении.  Поверьте,  мистер Муф  не перешагнет той  черты официальных
деловых отношений, которые требуются при работе автора и редактора.
     Флора пристально посмотрела  на него,  как бы оценивая сказанное, потом
вздохнула, пожала плечами и согласно кивнула:
     - Ну что ж, мистер Муф, приступим к работе. Где мы остановились?..


     Возвращаясь  домой, Билл вел машину и, сосредоточенно глядя на  дорогу,
думал об изменившемся  совершенно непостижимым образом  поведении Флоры.  Он
никак не мог найти причину этого, мысленно перебирая все эпизоды их бесед на
вилле  Кастлов.  И не  находил  объяснения. Все опять  вернулось  к  началу.
Конечно, это огорчало. Особенно то, что Флора не хотела пояснить, почему так
внезапно  предан забвению  Уильям Кренстон.  Как же он надеялся, готовясь  к
сегодняшней встрече,  что история с  пьесой уйдет  в прошлое и  останется  в
воспоминаниях   забавным   эпизодом.  А  теперь  приходится   держаться   ха
"Оглоушенного...", как за единственное средство спасения, потому что  только
работа  над  пьесой дает ему возможность встречаться с Флорой. Ну что  ж!  В
конце  концов, было бы хуже, если бы и этой  возможности он был лишен. И все
же  хотелось бы знать, черт возьми,  почему Флора  так  радикально и  жестко
изменила свое отношение к Уильяму Кренстону? Почему?
     Билл так и не нашел логичного убедительного объяснения.


     Их встречи стали  довольно редкими.  Оба старались держаться корректно,
по-деловому. Билл делал осторожные попытки  хоть что-то изменить между ними,
но Флора  вела себя так неприступно и  холодно, что он, боясь испортить  еще
больше сложившиеся отношения, не  решался форсировать события. Он хотел дать
Флоре возможность привыкнуть к нему, узнать и понять его. Иногда, увлеченная
работой, Флора весело хохотала над особо абсурдными и нелепыми сценами в его
пьесы.  И в душе Билла сразу появлялась надежда,  что, возможно,  это начало
перелома в их отношениях. Но она вдруг обрывала  смех,  хмурилась, тем самым
лишая его малейшей возможности сближения с ней.
     Приехав в очередной раз  в назначенное  время, Билл удивился, что дверь
ему открыл Рональд Фармер. Флоры не было. Рональд пригласил  Билла войти и с
усмешкой взглянул на цветы в его руке.
     -  Должен  заметить, что наличие букета, принесенного  вами,  Уильям, -
усмехнувшись, произнес  Рональд, - делает  нашу  встречу  несколько... гм...
двусмысленной.
     -  Да  уж!  -  засмеялся  Билл. -  Но где Флора?  И букет все-таки надо
куда-нибудь определить.
     Рональд принес вазу с водой, поставил в нее цветы, затем пояснил:
     - Флора просила передать свои извинения мистеру Муфу. Она уехала.
     Билл побледнел и встревожено спросил:
     - Как... уехала? Куда? Почему? Надолго?
     Рональд терпеливо  выслушал весь набор вопросов и,  вновь усмехнувшись,
ответил:
     -  Надеюсь, ненадолго.  У  нее  заболела бабушка. Может быть, Флора вам
рассказывала, что у ее бабушки слабое здоровье? Флора очень  любит ее и, как
только позвонил дед Сальвини, сразу помчалась  к ним. Но вы не беспокойтесь.
Фло попросила  меня  заменить ее  и поработать с вами над  пьесой.  И вот  я
здесь. Я готов.
     Билл раздраженно махнул рукой и резко сказал:
     -  Вы что... издеваетесь, Рональд?  Какая, к черту, пьеса?!!  Вы же все
прекрасно понимаете!
     Рональд рассмеялся и сквозь смех произнес:
     - Да уж!.. Ох, и каша заварилась!.. Ха-ха-ха!..
     Затем, немного успокоившись, добавил:
     - Но Уильям, поработать все-таки придется, иначе Фло будет поставлена в
трудное положение. Вы открыто проявите пренебрежение  к  "Оглоушенному..." и
подчеркнете свой интерес  только к  ней самой. И после этого вашего поступка
как она должна вести  себя дальше?  У нее единственное моральное  оправдание
встреч с вами - работа над пьесой. И вы, Уильям, это понимаете.
     Билл согласно кивнул и нетерпеливо попросил:
     - Рональд, сделайте, пожалуйста, сами, что возможно. Без меня. Хорошо?
     - Хорошо. Тем более, я, во-первых, соавтор. Во-вторых, вы мне абсолютно
не нужны. И вообще я люблю работать в одиночестве.
     Они помолчали, а потом Билл, серьезно взглянув на Рональда и  как будто
что-то решив про себя, произнес:
     - Рональд,  я отчетливо  понимаю,  что вы - преданный  друг Флоры. И я,
безусловно, не могу надеяться на вашу поддержку. Но я хочу,  чтобы вы знали,
Флора мне очень нравится. Очень. Это  не мимолетное увлечение. Поверьте, это
не пустые слова. Я  ни о чем  вас не прошу,  кроме  одного.  Если  вы знаете
причину, почему Флора после дня рождения Нэнси резко изменила свое отношение
ко  мне, скажите  прямо. Что там  произошло, на  этой  чертовой вилле? Может
быть, что-то случилось после моего отъезда?
     Рональд покачал головой.
     -  Уильям,  я  не  знаю. Честно,  не знаю. Я сам этим озадачен. Фло мне
ничего не сказала, кроме одного.  Что она НЕ ЗНАЕТ  человека по имени Уильям
Кренстон.
     - И мне тоже! - воскликнул Билл. - Но почему?
     Рональд пожал плечами.
     -  Повторяю,  не  знаю.  И после  вашего  отъезда,  вроде, тоже  ничего
особенного  на вилле не  происходило. Впрочем,  Фло  еще утром  удивила меня
своей просьбой о немедленном отъезде. И мы  уехали сразу после завтрака. Вот
и все события. Так что ничем больше помочь не могу.
     Билл помолчал, потом задумчиво спросил:
     - Рональд, а Флора... виделась с Нэнси?
     - По-моему, нет.  Скорее  всего, нет. Нэнси к  завтраку не  явилась,  а
потом, я уже говорил, мы с Фло сразу уехали.
     -  Ну  тогда  вообще загадка какая-то!  -  воскликнул  Билл. Он глубоко
вздохнул и развел руками. - Рональд, я зашел в тупик и не  знаю, что делать.
Вы когда-нибудь попадали в такую идиотскую ситуацию, как я?
     Рональд засмеялся и покачал головой:
     - Слава Богу, нет!
     - И  что  делать?  -  Билл  вопросительно посмотрел  на  него. -  Вы  -
драматург. Посоветуйте!
     -  Вам  бы  больше  помог писатель  детективов,  Уильям,  -  усмехнулся
Рональд. - А что  касается  меня,  то  я  с женщинами  придерживаюсь  такого
правила: не спешить и ждать. Женщины сами, как правило, начинают закручивать
такую  интригу,  совершать   такие  необычные   поступки,  которые  никакому
драматургу  и  во  сне  не привидятся! А  главное,  со  свойственной  только
женщинам  логикой, категорически отвергая,  вдруг, в один прекрасный момент,
неожиданно  окружают  вас  такой  пылкой   любовью,  что  приходится  только
удивляться своему негаданному нежданному триумфу.
     Рональд был  бы донельзя изумлен, если бы мог знать в тот момент, когда
произносил  свою  речь,  какими  пророческими окажутся  его  слова о женской
логике и умении женщин развивать интригу.


     Тревоги  Флоры  и деда  Сальвини,  слава  Богу,  оказались  напрасными.
Бабушка начала поправляться.
     -  Дорогие мои! -  шутливо объявила она. - Я пока передумала умирать! Я
вовремя вспомнила, что  обязательно должна дождаться правнуков.  И это будет
справедливо хотя бы потому, что Лаура и Ричард их не увидят. А я посмотрю на
малышей,  а потом отправлюсь к дочери  и зятю с подробным докладом. Все-таки
замечательно, что  я потеряла способность передвигаться на своих ногах, а не
способность вовремя все вспоминать. И вообще не впала в полный маразм!
     Дед  и  Флора  смеялись над  ее  словами,  отчетливо  понимая,  сколько
терпения, выносливости  и  мужества требовалось бабушке, чтобы  преодолевать
страдания, доставляемые недугом.
     - Тогда я не буду торопиться!  - весело произнесла Флора. - А то ты, не
дай Бог, слишком заторопишься со своим "докладом"!
     - Нет,  девочка, -  покачала головой бабушка.  - Ты не права. Лучше все
просчитать и  соизмерить с собственными силами. Поверь, они не беспредельны.
Подумай об этом, Катарина, - бабушка серьезно посмотрела  на  Флору, а потом
засмеялась  и закончила:  -  А спешить  я не буду. Пока все как  следует  не
увижу... как начнут ползать, ходить, говорить... с места ни тронусь!
     Флора давно  догадывалась, что  и  бабушка,  и дедушка мечтают  увидеть
единственную  внучку  надежно устроенной  в  жизни:  со сложившейся  женской
судьбой, под защитой  доброго любящего мужа, окруженную детьми. И их желание
было понятно. Но  Флора знала  и другое.  Знала, что  пока  оно, их желание,
остается только мечтой. Мечтой далекой и трудноосуществимой.

     Вскоре  Флора  вернулась  домой. Какое-то время  от Кренстона  не  было
никаких  звонков и  просьб  о встрече для  продолжения  работы  над  пьесой.
Вначале ее это удивило. Но подумав,  она догадалась,  что, очевидно, Уильяму
стало известно от Ронни о болезни бабушки, и он давал ей, Флоре, возможность
немного отдохнуть  и  прийти в  себя. Конечно,  было  приятно,  что Кренстон
проявлял такт и понимание.  Но в целом ее отношение  к нему вряд ли что-либо
могло  изменить  к лучшему.  Флора не могла  забыть ту злополучную  ночь  на
вилле.  Как  мог  он,  настойчиво ухаживая,  добиваясь внимания  и ответного
чувства,  прилагая  грандиозное  количество  сил,  демонстрируя  незаурядную
выдумку, выразив готовность  истратить кучу  денег  на постановку  абсурдной
пьесы... которую сам же  и написал!..  так безответственно  и легкомысленно,
едва  расставшись с  ней,  Флорой,  проводить  время  с  Нэнси!!!  С  Нэнси,
которой... и он это  прекрасно  знает!..  основательно вскружил голову, хотя
явно не имел серьезных намерений или желания продолжать с ней отношения.
     Поэтому  Флора держалась по-прежнему  отчужденно  и холодно  с мистером
Муфом, когда их встречи и работа над пьесой возобновились.


     Звонок Ванессы  Дэвис  сначала  удивил  Флору.  Но после  ее  слов, она
вспомнила, что  они вместе с другими однокурсницами договаривались собраться
и  отметить  годовщину  окончания  университета.  Ванесса сообщила  время  и
сказала, что встречу решено организовать у нее  дома. Она  шутливо попросила
не опаздывать и повесила трубку.
     Подвижная  и непосредственная  Ванесса теперь  была  солидной  замужней
дамой. Ее муж, человек очень богатый и невероятно серьезный, обожал Ванессу.
Он  окружал  жену  любовью, немыслимой  роскошью,  исполняя любую прихоть. И
Флора, и подруги были изумлены,  когда  доброжелательная  хохотушка Ванесса,
которую  буквально  осаждали поклонники,  неожиданно  ответила взаимностью и
остановила свой выбор  на этом флегматичном, невозмутимом человеке. Впрочем,
теперь Флора  точно знала, что эти двое сделали  правильный выбор: Ванесса и
ее муж были очень счастливой и дружной парой.

     Когда  приехала  Флора, все уже были в сборе. Некоторые  были с мужьями
или  друзьями.  Начались, как и  положено, объятья, приветствия,  расспросы.
После нескольких бокалов вина беседа стала более непосредственной, поведение
-  свободней. И конечно, начались воспоминания,  главным образом - смешные и
нелепые. И конечно, все хотели знать все обо всех и обо всем.  Дошло  дело и
до Флоры. Как всегда, ей сразу припомнили  пребывание в монастыре.  Это всех
еще со студенческих времен почему-то страшно веселило.
     -  И наша Флора, разумеется, сохраняет, как и положено  добропорядочной
монахине,  обет безбрачия! - веселились  подруги. -  Ха-ха-ха! Флора выбрала
тернистый  путь феминизма!..  Так держать, Флора! Отомстим  мужчинам  за всю
угнетенную   женскую   половину  человечества!   И   половину  лучшую!..   И
действительно,  -  разошлись  однокурсницы,  перебивая  друг  друга и громко
крича, - зачем нужен муж? Тем  более, монахине?.. Ха-ха-ха! Да и есть ли  на
этой земле  такой отважный мужчина, который не  побоится намертво обледенеть
возле нашей холодной  неприступной Флоры?.. Такого  и представить  нельзя!..
Ха-ха-ха!..
     - Вам не будет  так смешно, - отбивалась,  улыбаясь,  Флора, - когда он
появится.
     - Кто появится, Флора? Кто?!! Ха-ха-ха!.. - потешались подруги.
     -  Ну... муж,  разумеется,  -  Флора была столь  невозмутима,  что  все
удивленно воззрились на нее.
     -  И когда  же появится... этот муж?  - скептично улыбнувшись, спросила
одна из однокурсниц при общем, внезапно воцарившемся молчании.
     Флора пожала плечами и, усмехнувшись, твердо ответила:
     - Вполне возможно, что сегодня.
     Она хотела добавить, что трудно предсказать заранее повороты Судьбы, но
все так  громко засмеялись и недоверчиво  зашумели,  что Флора, желая, чтобы
интерес  к ее  персоне,  наконец,  пропал, сочла  за лучшее больше ничего не
объяснять и не продолжать этот, не  очень приятный для нее, разговор. К тому
же  у  Флоры с  самого утра  болела голова. Боль была несильной, но какой-то
назойливой  и   досаждающей.  А   теперь  вдруг   начала   так  стремительно
усиливаться,  что  Флора была вынуждена попросить у  Ванессы  лекарство.  Та
отвела  Флору в одну из комнат  на  втором  этаже, дала  какой-то новомодный
препарат,  моментально снимающий головную боль, и  заботливо порекомендовала
остаться  и полежать в тишине. Через  пятнадцать минут, заверила  Ванесса, и
следа  не  останется от  недуга.  Флора  последовала  ее совету,  а  Ванесса
возвратилась в гостиную.

     -  Мистер Кренстон?  -  услышал  незнакомый  голос  Билл,  когда поднял
трубку.
     - Да.
     - Мистер Кренстон, вам звонят из госпиталя по просьбе мистера Фармера.
     - Да-да, слушаю. Что случилось?
     - Видите ли, мистер Кренстон, произошла небольшая авария. Мистер Фармер
попал к нам.
     - Что с ним?
     - Не  беспокойтесь.  Мистер  Фармер  не  сильно пострадал.  Он попросил
разыскать вас...
     - Я сейчас подъеду. Ваш адрес, пожалуйста.
     Вскоре  Билл был  в  госпитале.  Его  сразу  проводили  в  палату,  где
находился Рональд.
     -  Уильям,  как  хорошо, что  вас разыскали! И  вы  смогли приехать!  -
обрадовался Рональд, увидев Билла.
     - Что случилось? Рональд, должен заметить, у вас очень живописный вид!
     Тот махнул рукой:
     -  А,  пустяки!  Небольшая авария. Какой-то  сумасшедший мотоциклист не
нашел ничего  лучшего, как пойти на таран  именно моей  машины. В  целом, со
мной все в порядке. Но эти врачи!.. Уильям, они - страшные деспоты. Зачем-то
уложили  меня  в  этой  палате,  утверждая,  что мои  мозги  испытали  такое
потрясение,  что  не  то  что  двигаться,  но  даже  говорить  категорически
запрещено.
     - Тогда немедленно замолчите, Рональд! - забеспокоился Билл. - Все, что
следует, мне расскажут врачи.
     Но Рональд перебил его:
     - Нет, Уильям. Погодите.  Я должен сказать вам главное, а сил почему-то
все меньше и меньше. Так вот. Я вас разыскивал, потому что необходимо, чтобы
вы заменили меня. Понимаете, у Флоры сегодня, сейчас, годовщина выпуска. Они
отмечают ее  у Ванессы Дэвис... - Рональд сообщил  адрес. - Я обещал заехать
за  Флорой.  Но  сами  видите,  в  какую  передрягу  попал.  А  позвонить  и
предупредить,  чтобы она  не  ждала  меня,  а  добиралась  сама,  я не могу.
Придется объяснять причину. Она разволнуется. Ее вечеринка будет  испорчена.
И я вспомнил о вас. Пожалуйста, Уильям, заберите Флору... Пожалуйста...
     Речь Рональда  прерывалась  все более длинными  паузами, но он старался
перебороть одолевавшую его слабость.
     - Не беспокойтесь, Рональд, - поспешно заверил его Билл. - Я съезжу  за
Флорой. Все будет в порядке. Не беспокойтесь. Выздоравливайте.
     - И пока... не говорите ей... Позже...
     - Хорошо, Рональд. Отдыхайте.
     Билл вышел из палаты, разыскал лечащего врача, уточнил, все ли так, как
рассказал  о себе  Рональд, и, успокоенный  заверениями  врача,  уже  вскоре
подъезжал к особняку Дэвисов. С ними Билл не был знаком, но  когда спросил о
мисс   Маккензи,  его  проводили   в   гостиную.   Навстречу  ему  двинулась
очаровательная молодая женщина и, доброжелательно улыбаясь, живо заговорила:
     - Здравствуйте! Я - хозяйка дома. Миссис Ванесса Дэвис.
     Билл слегка поклонился и, улыбнувшись в ответ, представился:
     - Очень приятно. Уильям Кренстон. Я хотел бы видеть Флору...
     Но хозяйка быстро перебила его:
     - Да-да, мистер  Кренстон. Флора  предупредила, что вы должны приехать.
Господа!  - громко обратилась  она  к  присутствующим,  которые, как заметил
Билл,  почему-то  с  интересом наблюдали  за ними. - Мы зря смеялись! Флора,
оказывается, не шутила. Она предупредила нас, что ее муж сегодня появится, и
вот он перед нами. Мистер Уильям Кренстон!
     Билл  был ошеломлен,  пожалуй, больше,  чем  все присутствующие, вместе
взятые. Подобная ситуация не могла присниться и в страшном сне!  И  главное,
он  не  знал,  как  ему  реагировать.  С одной  стороны,  объявление хозяйки
требовало немедленного исправления. Но с другой  стороны, слова миссис Дэвис
о том, что Флора рассказала о нем, как о муже, да еще и предупредила заранее
о его  появлении, были  полной загадкой. Отрицать  то, о чем  всем  сообщила
Флора, не  зная причин,  побудивших  ее  сделать это, значило  подвести ее и
поставить в  неловкое  положение. Этого Билл не  хотел допустить ни  в  коем
случае.  Он  мгновенно  взял  себя  в  руки,  хотя,  быстро окинув  взглядом
присутствующих, заметил людей, с которыми, пусть не близко, но был знаком. А
некоторые вполне  могли знать Майкла  или  вообще что-либо слышать  о  семье
Кренстон.  Но  выхода не  было.  И Билл  решил "держать удар",  пока  ему не
удастся поговорить с Флорой. Он взглянул вопросительно на Ванессу и спокойно
поинтересовался:
     - А где... Флора?
     Хозяйка ласково улыбнулась и мягко пояснила:
     - Видите ли, мистер Кренстон, Флора почувствовала легкое недомогание, и
я проводила ее немного отдохнуть.  Думаю, теперь с ней все в порядке. Пат, -
повернулась она к одной из девушек, - Пат, дорогая, не могла бы ты подняться
за Флорой?
     Та  согласно  кивнула  и  поспешно  вышла.  Чувствовалось,  что  эмоции
переполняли ее  и искали какой-нибудь выход. Поручение Ванессы пришлось  для
Пат как нельзя кстати.
     - Пойдемте,  мистер Кренстон, я  вас представлю  однокурсницам Флоры, -
обратилась  к  Биллу Ванесса.  - Думаю, вам интересно  будет  узнать, с  кем
провела ваша жена свои университетские годы.
     Билл  попал  в  круг  очаровательных  женщин,  глаза  которых  выражали
любопытство  и  удивление   одновременно.   На  все  вопросы  Билл   отвечал
нейтральными шутливыми фразами.
     Когда появилась  Флора,  все  сразу  смолкли. Билл  сразу же  пошел  ей
навстречу. Он заметил, как побледнела она, увидев его. Билл понял, что Флора
близка  к обмороку, так  вопиюще  нелепа и абсурдна была ситуация, в которую
они  оба  попали. Единственным  выходом  было  немедленно  увести  Флору  от
любопытных взглядов и возможных расспросов. А потом  наедине выяснить, что и
почему произошло, и искать какое-то приемлемое для обоих решение.

     Билл  усадил Флору, которая все еще находилась в полуобморочном шоковом
состоянии, в машину и сам сел за руль. Он отъехал на значительное расстояние
от особняка Дэвисов и остановился в небольшом тихом переулке.
     Билл повернулся в пол-оборота  к Флоре, положив руку на спинку сиденья,
и вопросительно и пристально посмотрел на нее, не произнося ни слова.
     Флору  его  взгляд  неожиданно  привел  в  чувство.  Она  сначала густо
покраснела,  сцепила на коленях руки и  растерянно  взглянула  на них. Потом
вдруг резко  встряхнула головой, подняла к Биллу  лицо, на котором появилось
гневное возмущенное выражение, и раздраженно заговорила:
     -  Черт  возьми! Вы что?!!  Спятили?!! Какого дьявола  вам понадобилось
называть себя моим мужем?!!
     Билл  удивленно  покачал  головой,  высоко поднял  брови  и  насмешливо
уточнил:
     - Я спятил?  Я  назвал себя мужем? Ну и ну!..  Насколько я  понял,  это
именно  ты,  Кэт,  объявила  себя  миссис  Кренстон и  пообещала  немедленно
предъявить своим однокурсницам своего мужа - мистера  Уильяма Кренстона, как
только он приедет за тобой. В принципе, я - не против. Но  все же о подобных
изменениях в собственной жизни  хотелось бы  все-таки узнавать  первым, а не
последним. Это кажется более логичным. Не правда ли, Кэт?
     - Ничего мне не кажется! - отрезала Флора. - Что вы усмехаетесь? Ничего
и никому я  не  объявляла  о вашей особе! Я, слава Богу, пока еще в  здравом
уме!
     Недоумевая, Билл перебил ее:
     -  Прости, Кэт, но тогда я  в полной растерянности. Я приехал,  спросил
тебя...
     Теперь Флора нетерпеливо перебила его:
     -  Вот именно!!!  Какого  черта вы заявились к  Дэвисам?!!  Как вы туда
попали?!! Кто вас звал?!!
     -  Кэт,  не  горячись.  Во-первых,  ни  к  каким  Дэвисам я  сегодня не
собирался ехать. Меня попросил Рональд забрать  тебя,  потому  что он не мог
этого сделать. Во-вторых,  пожалуйста, дослушай меня и не перебивай. Итак, я
приехал,  спросил  тебя.  А меня  ошарашили заявлением, что ты  предупредила
заранее о моем появлении. Мало этого, сказала, что я - твой  муж. Я не знал,
что и думать. Но подводить тебя, Кэт, не зная причины твоего поступка, я  не
стал и по возможности придерживался нейтралитета при расспросах.
     - Да поймите же вы, наконец!!! -  не  вытерпела Флора. - Я не  называла
вас своим мужем! Не называла!!! Я говорила  о  муже  вообще.  А не о  ком-то
конкретном  в частности. А девчонки  не так поняли! После моих слов, когда я
отшучивалась от  их  колкостей и насмешек, они  сделали при вашем  появлении
неправильный вывод. Как я  сразу не догадалась?!! Я должна  была сразу же...
сразу же...  Пожалуйста,  отвезите меня  обратно. Я  им  все  объясню.  Едем
немедленно!  Какой-то ужас!!! Вы...  вы сделали мою жизнь каким-то кошмаром!
КОШМАРОМ!!!
     Билл иронично усмехнулся и спокойно заговорил:
     -  А теперь, насколько  я  понимаю, ты, Кэт, мою  жизнь хочешь  сделать
таковой. Даже  уже начала! Очень мило!  Нагородила черт-  те что,  поставила
меня в идиотское положение, и теперь она поедет объясняться! Весьма недурно.
Только не мешало хотя бы иногда думать  не только о себе, но и о других. Обо
мне, в частности.
     Флора пренебрежительно фыркнула и едко сказала:
     - О вас? И не подумаю! Ни в общем, ни в частности!!!
     Билл внимательно посмотрел на нее и довольно холодно и сухо произнес:
     -  Придется, Кэт.  Ты втянула  меня в  эту нелепую историю. И именно ты
должна сделать все, чтобы мы оба вышли из нее достойно, без потерь.
     - Вот я и прошу вас отвезти меня к Дэвисам! - горячо подтвердила Флора.
- Я все расскажу и ...
     - Кэт, - перебил ее  Билл, -  никуда никто пока не поедет.  Если  ты не
понимаешь, о чем сейчас идет речь, то я готов тебе это объяснить.
     Она бросила на него недоумевающий взгляд и спросила:
     - Как это "не понимаю"? Речь идет об ошибке, которую я и хочу исправить
и объяснить!
     - Нет, Кэт,  - серьезно возразил Билл, - речь идет не  об ошибке.  Речь
идет о моей репутации.
     Флора широко открыла глаза и изумленно уточнила:
     - Почему о репутации?
     - Потому, Кэт, - вздохнул Билл, - что  я - бизнесмен. В деловом мире...
и ты  это знаешь!.. репутация - все. И как  ко мне должны будут  относиться,
если я принимаю участие в нелепых фарсах, подобных только что произошедшему?
Ведь там, у Дэвисов, были люди, которые знают меня, Майкла, нашу семью. Меня
объявили твоим мужем, и ни я, ни ты сразу не возразили!
     -  Так  что  же  делать? Что?!! - в отчаянии выкрикнула  Флора  и вдруг
заплакала,  уткнув голову  в  колени.  Она  обхватила ее  руками,  зарывшись
ладошками  в своих изумительных рыжих волосах, каскадом рассыпавшихся  по ее
спине и плечам.
     Билл  обнял  ее  за  плечи,  поднял  и,  посмотрев  в  ее  полные  слез
ослепительно-голубые глаза, невозмутимо сказал:
     - Жениться, Кэт. И немедленно. Это обязательно нужно сделать сегодня. И
если мы успеем пожениться до полуночи...  а мы должны успеть!.. то все будет
в порядке.  Наша совесть чиста. Мы  станем мужем и  женой  именно сегодня, а
значит сегодня у Дэвисов мы говорили правду.
     - Это невозможно, - с ужасом глядя на него, возразила Флора.
     - Почему? Ты замужем? - быстро уточнил Билл.
     - Разумеется,  нет.  Дело не в  этом.  Просто я  не собиралась выходить
замуж...
     - Я тоже сегодня о женитьбе не думал,  - усмехнулся Билл. - С утра  был
холостяком, некоторое время назад - мужем, теперь, кажется, перехожу в новую
фазу - жениха. Ну все шиворот-навыворот!
     - Да никуда вы  не переходи! Не собираюсь я замуж! И тем более, за вас!
- категорично заявила Флора.
     Билл задумался на какое-то время, потом грустно и тихо спросил:
     - А почему, Кэт? Почему "тем  более"? Объясни, чем вызвано твое стойкое
неприятие Уильяма Кренстона? Что в нем тебе не нравится, Кэт?
     Флора пожала плечами и как можно равнодушнее ответила:
     - Все. Все  не  нравится.  И вообще я его  не знаю, этого  надоедливого
докучливого мистера Уильяма Кренстона.
     Но Билл заметил,  что Флора, говоря  это,  отвела взгляд, уперев его  в
приборную доску. Билл вдруг открыто и широко улыбнулся и весело заявил:
     - Ну что  ж!  Не знаешь, так  узнаешь! Познакомиться -  не  проблема. А
после женитьбы сделать  это будет намного удобнее и проще. Ты  сама  сегодня
сделала свой выбор, Кэт, назвавшись миссис Уильям Кренстон. И ты ею станешь!
     -  Я  не  называлась!!!  Я  вам   объясняла,  как  все  произошло!!!  -
возмутилась Флора.
     - Теперь это уже не важно. С этой минуты, Кэт, мы - жених и невеста.
     - Хорошо, я сдаюсь, - бесстрастно и устало сказала Флора. - Но  знайте,
при первой же возможности я подам на развод. И у меня еще одно условие. Я не
хочу афишировать наш брак. И это условие - обязательное.
     - То есть? - Билл удивленно вскинул брови.
     -  То есть, кто каким-то образом о нем узнает, пусть знает.  А  кто  не
знает, тому и незачем знать. Потому  что развод последует незамедлительно! -
пояснила Флора и едко  добавила: - Как только это  будет  возможно, чтобы не
пострадала ваша безупречная репутация.
     - Ну и ну! Нет, все-таки Фармер - гений! - Билл почему-то именно сейчас
вспомнил свой  разговор  с Рональдом.  - Как же он был  прав! Закрутила-таки
интригу! Заварила кашу!  И какую!!! Просто пальчики оближешь! Ум-м!..  Чудо!
Но  жизнь  показала, что Рональд -  провидец.  Поэтому, с полным доверием  к
нему, как к гению,  и с  надеждой  на  вторую половину  его  предсказаний, я
соглашаюсь  с  твоими условиями, Кэт.  Мы не будем афишировать наш  брак. Но
Майкла придется ввести в курс дела. Его  помощь нам  необходима. Ну и Елену,
безусловно, тоже. Ну а вот  что делать  с родителями? Впрочем,  итак слишком
много посвященных. А я обещал выполнить  твое условие, Кэт. И это будет наша
с  тобой третья тайна.  Теперь  не дергайся  и  спокойно посиди. А  я должен
срочно позвонить Майклу.
     Билл стал  набирать номер телефона брата, а Флора, совершенно обессилев
и от всех событий,  и от разговора с Уильямом, откинулась на спинку кресла и
закрыла  глаза.  Возражать было  нечего,  да и  незачем.  Кренстон  усиленно
добивался своего, как и обещал. И почему-то сама Судьба была на его стороне.
Капкан, поставленный на нее, Флору, захлопнулся.

     Майкл, безусловно,  был невероятно  удивлен  сообщением Билла. Но к его
просьбе отнесся  со  всей  возможной серьезностью  и  буквально за  час,  со
свойственной ему собранностью  и ответственностью, решил все проблемы. Потом
поехал домой.
     Елена  была  ошеломлена  новостью  не меньше  мужа. Она  быстро  начала
собирать вещи, пока Майкл отдавал какие-то  распоряжения по телефону.  Затем
зашла  в детскую и  переговорила  с няней. Вскоре  присоединился  Майкл. Они
расцеловали  детей  и  с   вещами  спустились   в  холл.  Неожиданно   Елена
остановилась и заявила:
     - Майкл, погоди. А самое главное - забыли!
     Он с улыбкой посмотрел на жену и мягко возразил:
     - Нет, Эли,  все  продумано и четко  будет выполнено. Ты же знаешь, что
иначе и быть не может.
     Елена вздохнула и с сожалением взглянула на мужа:
     - Ох, какие вы, мужчины, все-таки... прагматичные, приземленные. Как же
с вами трудно!
     -  Ну почему,  Эли? - засмеялся  Майкл. -  Согласись, что  и  некоторых
положительных качеств мы не лишены. А главное, всегда готовы выполнить любое
ваше желание!  Если мы  с  Биллом чего-то  не  учли,  скажи, Эли, что. И это
немедленно будет сделано. Итак?..
     Елена  рассмеялась, таким деловым тоном Майкл произнес последнюю фразу.
Она усадила мужа в кресло, сама устроилась напротив и начала объяснять:
     - Майкл, дорогой, вы с Биллом - молодцы.  Вы все замечательно продумали
и решили. Впрочем,  как всегда.  Но Майкл...  - Елена  снисходительно и мило
взглянула на мужа. - Это же - свадьба!!!
     - Ну да,  Эли. Конечно,  свадьба, - согласился  Майкл, стараясь понять,
что хочет сказать ему жена.
     - Господи! Майкл! Ведь и для Билла, и для Флоры этот брак - первый!
     - Я это знаю, Эли. И что из этого следует?
     - А то,  мой  дорогой,  что вы  продумали с Биллом все, а самое главное
забыли!
     - А вот и нет! - засмеялся Майкл. - Ошибаешься! Кольца учтены.
     -  А  свадебные туалеты? - торжествуя,  спросила Елена.  - Ведь Флора -
невеста!  Она выходит замуж впервые.  Белое платье,  фата, цветы - это очень
важно  для  девушки,  Майкл. Все  мечтают  об  этом. И я уверена, Флора - не
исключение. Даже при сложившихся обстоятельствах.
     Майкл притянул к себе жену, усадил на колени и пылко поцеловал.
     - Эли, ты - прелесть! Как же я люблю тебя, моя маленькая жена!
     Майкл еще раз поцеловал Елену, а потом спросил:
     - И что делать, Эли?
     - Ну, с нарядом  Билла ты  сам разберешься. А я возьму  на свой страх и
риск туалет Флоры. И еще, Майкл. Надо организовать съемку. На всякий случай.
Как ни  необычен их брак,  но,  как знать, возможно  впоследствии эта пленка
будет им очень дорога.
     -  Нет, Эли,  не  зря  я все-таки всегда восхищался, восхищаюсь  и буду
восхищаться тобой! Как жаль, что сейчас мы должны ехать!..
     Елена быстро соскочила  с его  колен, шутливо погрозила ему пальчиком и
сказала:
     -  Майкл,  сейчас заедем к родителям, и ты  незаметно своруешь смокинг,
сорочку и  туфли Билла.  Ясно, что он собрал себе  все,  кроме этого. Я буду
отвлекать родителей. Потом заедем и купим свадебный туалет для  Флоры. Туфли
вот только... Какой же у нее размер?..
     - Эли, мы купим  несколько пар  разных размеров,  - усмехнулся Майкл. -
Нашла проблему!
     - А еще цветы, Майкл. Много-много цветов!
     И они вышли из дома, довольные друг другом  и тем, что ими все учтено и
ничего не забыто.

     Машины  Майкла с  Еленой и Билла  с  Флорой подъехали к аэродрому почти
одновременно.  После   короткого  взаимного  приветствия,  мужчины  занялись
багажом, а Елена и  Флора  встали  в  стороне.  Они какое-то время  молчали,
наблюдая за происходящим. Елена видела, как смущена  и растеряна была Флора,
поэтому улыбнулась и бодро заговорила:
     - Вы знаете, Флора, меня сегодня целый день не оставляло  предчувствие,
что что-то должно произойти. И оно меня не обмануло!
     Флора вздохнула и мрачно отозвалась:
     - Уж лучше бы наоборот!..
     Елена проницательно посмотрела на хмурую девушку и мягко сказала:
     -  Флора,  мне   казалось,   что  между   нами   сложились  дружелюбные
доверительные  отношения.  Скажите честно,  вам  совсем,  категорически,  не
нравится Билл? Если это так, поверьте,  я  смогу немедленно  прекратить  все
это,  - она кивнула в  сторону  готового к отлету  лайнера,  - и помочь  вам
избежать нежелательного брака. Я знаю, вы - одна. Вам неоткуда ждать помощи,
совета. Поверьте, я понимаю вас, как, наверное, никто. Потому что сама  была
в подобной ситуации.  Но я очень хорошо  отношусь к  вам,  Флора, и не хочу,
чтобы вы были несчастливы. Ответьте прямо, Билл вызывает у вас неприязнь? Он
не нравится вам?
     Флора открыто взглянула на встревоженную Елену и откровенно ответила:
     -  Вы, действительно, понимаете меня, как  никто. Я  благодарна  вам за
предложение  помочь мне. Хотя  вряд ли это возможно... Но отменять ничего не
надо. Потому  что... В общем,  не надо и все. А весь ужас, Елена, в том, что
Уильям нравится мне. Нравится! И ничего с этим я поделать не могу!
     -  Так  это же замечательно!  - улыбнулась Елена. -  Тем  более, я знаю
отношение Билла  к вам. Почему вы говорите, что  ваше ответное чувство - это
"ужас"? Взаимность в любви - это прекрасно!
     -  Потому  что  ни  о какой  взаимности не  может  идти  речь! - горько
вздохнула Флора. - Вы многого не знаете, а мне говорить об этом...
     Елена  с таким участием  и доброжелательностью  смотрела и слушала, что
Флора, решившись, откровенно рассказала о том непостижимом эпизоде,  который
произошел на вилле Кастлов.
     -  И я  не могу  об этом забыть  и  навсегда вычеркнуть  из  памяти,  -
завершила свой рассказ Флора. - Не могу!
     Наверное,  правильнее  всего   было   теперь  же  со   всей   возможной
убедительностью  попытаться как-то смягчить  или объяснить каким-то  образом
поведение Билла. Но Елена именно это сделать не могла, потому что всей своей
женской сущностью понимала и  разделяла обиду Флоры, потому что, несмотря на
свое глубокое убеждение в порядочности  Билла, а  душу ее закралось какое-то
сомнение, настолько  откровенен был рассказ Флоры.  Да и объяснения,  почему
Билл ночью оказался в комнате с Нэнси, у Елены не нашлось.
     Елена задумалась, а потом решительно сказала:
     - Знаете что, Флора? Давайте хотя  бы на время забудем об этом эпизоде?
И хотя я  целиком и полностью понимаю и разделяю ваши чувства, все  же  хочу
заметить,   что  бывают   невероятные  совпадения,  недоразумения.  Знаю  по
собственному  опыту.  Когда-нибудь  я вам  расскажу.  Уверяю вас,  вы будете
удивляться  и  не  верить,  что  такое  возможно!  Я догадываюсь, что  вы...
Впрочем, послушайте  мой совет. В любом случае,  присмотритесь  к Биллу.  Не
отвергайте  его,  не  получив  объяснения. Поверьте,  Билл  -  замечательный
человек. Присмотритесь к нему, Флора, и попытайтесь его  понять.  Тем  более
это не трудно будет сделать, потому что он вам нравится.
     Елена с сожалением  заметила, что  Флора отрицательно покачала головой,
поэтому вдруг с отчаяньем предложила:
     - А может быть, мне прямо спросить о той ночи у самого Билла?
     Флора усмехнулась и с сарказмом спросила:
     - Неужели вы думаете, что он ТЕПЕРЬ скажет правду?  Наш брак обречен на
развод, Елена. Потому что  я никогда не останусь рядом с человеком, которому
не доверяю и не смогу доверять. Никогда!
     Елена  с сомнением  посмотрела  на  разгоряченную спором  Флору,  потом
взглянула на Билла, который направлялся к ним, и загадочно улыбнулась.

     Когда лайнер приземлился, лимузин,  заказанный Майклом,  уже  ждал  их.
Флора  мрачно взглянула  на  успевшего переодеться  в смокинг  Билла, против
собственной  воли  отметив, как  невероятно красив  он  был.  Она  незаметно
вздохнула и, пытаясь справиться  со  своими чувствами, насмешливо  подумала:
"Вырядился! Зачем,  спрашивается?  Скажите,  пожалуйста,  жених!..  Сам -  в
смокинге, а невеста...  Хороши  новобрачные!  Так  ему и  надо!"  Но  и себя
неожиданно  стало жалко. Погрустнев, Флора немигающим  взглядом уставилась в
иллюминатор.
     - Флора...
     Раздавшийся рядом голос Елены вернул Флору к действительности.
     - Флора, дорогая,  Майкл просил нас поторопиться,  а нам еще  предстоит
переделать  кучу  дел. Скорее  вставайте!  Вы должны  переодеться,  а еще  -
прическа, макияж...
     Флора  удивленно  смотрела  на  Елену,   которая  быстро  распаковывала
какие-то коробки.
     -  Флора,  взгляните!  - Елена  подняла на вытянутых  руках белоснежное
платье. -  Ф выбрала по своему вкусу, но, мне кажется, вам оно подойдет.  Ну
как? Нравится?
     Флора быстро подошла к Елене и  обняла ее, благодарно уткнувшись лбом в
ее макушку.
     Елена помогла Флоре уложить ее пышные волосы в высокую  прическу, одеть
платье. Елена  очень  волновалась, что  вдруг оно  не  подойдет.  Поэтому на
всякий  случай  захватила множество булавок, иголок, ниток,  чтобы исправить
недостатки  прямо  на  невесте.  Но  платье  строгого  классического покроя,
выполненное из атласной ткани, идеально облегало безупречную стройную фигуру
Флоры. Она казалась  невероятно тонкой и  изящной. Сзади шел разрез, который
каскадом заполняли  мягкие складки,  образующие пышный шлейф. Легчайшая фата
струилась вдоль спины, соперничая своей длиной со шлейфом платья.
     Елена придирчиво осмотрела Флору и одобрительно заметила:
     - Флора, подобной красоты я в жизни не видела! Вы потрясающе выглядите!
     В  это время появился Майкл с намерением  поторопить их  со сборами и в
восхищении замер на месте. Потом обратился к жене:
     - Эли, прошу тебя, спускайся к Биллу и подготовь его. Иначе он,  увидев
свою великолепную невесту, умрет от  разрыва сердца прямо у трапа. А я выйду
с Флорой.
     Все трое рассмеялись.
     - Майкл,  ты  как раз  вовремя пришел, -  многозначительно взглянула на
мужа Елена, потом что-то  достала и  подошла к Флоре, держа руки  за спиной.
Она подождала, пока муж встанет рядом, и торжественно сказала: - Флора, мы с
Майклом  хотим вас  поздравить.  Вы теперь будете полноправным  членом семьи
Кренстон, поэтому примите, пожалуйста, наш подарок.  Мы с Майклом желаем вам
счастья, Флора!
     И Елена застегнула на шее Флоры изумительное жемчужное ожерелье.
     - Спасибо, Елена! Спасибо, Майкл! - растроганно поблагодарила Флора и с
горечью добавила: - Только это вы... напрасно...
     - И слушать ничего не хочу! - всплеснула руками  Елена.  - Сегодня ваша
свадьба. Вы - прелестная невеста, Флора! А что дальше - там видно будет!
     Ободряюще  улыбнувшись, Елена  поспешила к  Биллу, который  нетерпеливо
вышагивал между трапом и лимузином.
     У Билла широко открылись глаза, когда он  увидел появившихся в  дверном
проеме брата и Флору. Она, немного смущенная, осторожно начала спускаться по
ступеням, опираясь на руку Майкла.
     - Кэт... - только и смог вымолвить Билл.
     Он  протянул ей  руку, помогая  сойти  с последней ступени на землю,  и
горячо сжал ее руку в своей ладони.
     Майкл отошел к  Елене, которая радостно улыбалась,  довольная тем,. Что
все правильно сделала, позаботившись о нарядах жениха и невесты.
     Все  разместились в лимузине, обмениваясь  общими,  ничего не значащими
фразами. Впрочем, беседу в  основном поддерживали  Майкл и Елена. Флора была
по-прежнему смущена, поскольку Билл не сводил с нее восхищенного взгляда.

     Буря грянула, когда Флора узнала,  что  предстоит обряд  венчания.  Она
бурно запротестовала.
     -  Об этом не может  быть и  речи! - категорично  заявила она. - Вы  же
прекрасно помните наш уговор! - она взглянула на Билла. - Развод...
     Он быстро перебил ее:
     - Кэт, дорогая, не кажется ли тебе, что обсуждение предстоящего развода
за пять  минут до заключения брачного  союза несколько... неуместно?  Как мы
можем обсуждать  это, если даже не знакомы? А вдруг, познакомившись и  узнав
друг друга  ближе, мы понравимся друг другу? И не захотим разводиться? Никто
же не знает, что ждет его впереди!
     Флора хотела  что-то  сказать,  но  ей  помешала вступившая в перепалку
Елена.
     -  Флора,  Билл,  действительно, прав.  Я  поддерживаю его  предложение
перенести обсуждение вопроса о развода на будущее.
     - И я, - добавил, усмехнувшись, Майкл, одобрительно посмотрев на жену.
     -  А что касается  венчания...  -  Елена  дотронулась до  руки  Флоры и
серьезно  сказала:   -  Флора,  в  семье  Кренстон  этот  обряд  обязателен.
Пожалуйста, согласитесь.  Билл,  безусловно,  уступит  вашему  требованию  и
откажется от  венчания. Но  тем самым нарушит устоявшуюся семейную традицию.
Впрочем, я  ни на чем не настаиваю, поступайте так, как вы считаете нужным и
правильным.
     Елена повернулась к мужу и о чем-то  с  ним заговорила.  Казалось,  они
сразу увлеклись беседой,  предоставив  новобрачным возможность  договориться
самим.
     Ожидая решения Флоры, Билл думал с огромной благодарностью о том, каким
преданным другом оказалась  Елена и как  повезло брату,  что тот  нашел свою
любовь,  преодолел все  преграды,  чтобы не потерять и  удержать  ее. И если
Майкл это смог,  то  и  он, Билл,  сможет.  Кэт даже не представляет, на что
способны Кренстоны, чтобы добиться желаемого.
     - Ну хорошо,  - согласилась Флора. - Раз я взяла на  себя обязательство
сохранить незапятнанной вашу репутацию, придется позаботиться и о том, чтобы
вы  не  стали  единственным  нарушителем  незыблемости  и  святости семейных
традиций.
     -  Спасибо, Кэт,  что ты  отнеслась к этой  проблеме  с  пониманием,  -
поблагодарил Флору Билл, взял ее руку и поцеловал.

     Флора никак не ожидала, что венчание будет таким торжественным. А когда
они  вышли из  церкви,  на них, новобрачных, обрушилось  море  цветов. Флора
заметила, что их снимают на видеокамеру. "Зачем? - пронеслось в голове. - Но
все равно...  все равно  приятно, что  все происходит так... замечательно...
так радостно... как будто на самом деле..."
     Вскоре все четверо сидели в салоне лайнера.
     Майкл открыл шампанское и разлил его по бокалам.
     - Господа! - торжественно начал он. - Сегодня произошло  знаменательное
событие.  Уильям и Флора стали  мужем и  женой. Поэтому предлагаю выпить  за
новобрачных!
     Опередив  всех,  Елена  быстро сделала  глоток.  На  ее лице  мгновенно
появилось выражение невероятного отвращения. Остальные не успели поднести ко
рту  бокалы,  поэтому  все  трое  ошеломленно  воззрились на  нее,  а  Майкл
встревожено спросил:
     - Эли, что такое?
     Сохраняя на лице гримасу полного отвращения, Елена пояснила:
     - Какая гадость! Невозможно взять в рот!
     -  Эли, этого  не может быть! Это великолепное  шампанское. Хотя, может
быть, эта бутылка с браком... - Майкл осторожно  отхлебнул из своего  бокала
и, недоумевая, пожал плечами. - Эли, уверяю тебя, вино превосходно!
     -  А я уверяю тебя, Майкл,  что  оно  - гадость! -  серьезно настаивала
Елена, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не рассмеяться.
     Удивленные горячим  спором  супругов,  Флора  и  Билл  тоже  сделали по
глотку.
     - Елена, вино действительно превосходно! - заверил невестку Билл.
     Флора кивнула в знак согласия.
     Глаза Елены сверкнули:
     - У вас, возможно, да. Ау меня - гадость!
     Хорошо  зная интонации жены,  Майкл бросил на  нее быстрый внимательный
взгляд. Он, наконец, понял,  что Елена, очевидно, что-то задумала,  и больше
не стал возражать.
     Отозвался только растерянный Билл:
     - Но так быть не может! Шампанское же наливали из одной бутылки!
     - А вот тут вы ошибаетесь, Билл. Может! И еще как! И это несправедливо,
что вы все выпьете, а я - нет.
     Елена выразительно взглянула на мужа, и тот сразу отреагировал:
     - И что же теперь делать, Эли?
     - О!..  У  меня на  родине любой  младенец знает, что  нужно сделать на
свадьбе,  когда  одному  из  гостей  невыносимо  горько!  -  заявила  Елена,
наслаждаясь изумленным видом ничего не понимающих Билла и Флоры.
     Майкл  тоже  ничего   не  понимал,  но  свою  роль  играл   безупречно,
ориентируясь  только  на  собственную   интуицию  и  их   с  Еленой  обычное
взаимопонимание.
     - Эли, дорогая,  поясни, что необходимо предпринять, чтобы тебе не было
так горько?
     -  А  вот  что!  -  торжествуя,   объявила  Елена.   -  Молодые  должны
поцеловаться!  А иначе мне не выпить этого вина.  Горько!  Горько! Горько! -
поморщилась она.
     Билл быстро повернул Флору к себе и, крепко обняв, прижался к ее губам.
Она отпрянула и густо покраснела.
     Елена  осушила  свой  бокал до  дна  и  резко  бросила  его на пол.  Он
хрустальными блестящими брызгами разлетелся в стороны.
     - На счастье! - улыбнулась она.
     - Однако, Эли, - Майкл  нахмурился и сдвинул брови, - на нашей  свадьбе
ты об  этом вашем очень милом горьком обычае почему-то не вспомнила! Билл, -
обратился он к брату, - тебе больше повезло!
     - О,  обычай Елены чудо! - подхватил Билл и  живо уточнил: - А  горьким
вино в бокале бывает только один раз?
     Елена засмеялась и весело пояснила:
     - Нет знаю, Билл. Как получится. Но на наших свадьбах весь вечер хоть у
кого-нибудь, да оно оказывается горьким!
     - Замечательно! - одобрил Билл.
     - Нет! - одновременно с ним возразила Флора. - И  я надеюсь, что впредь
шампанское будет безупречным по вкусу.
     Пока она это говорила, Майкл снова наполнил бокалы.
     - Теперь мой тост! - потребовала Елена. - Он короткий. За любовь!!!
     - Тост Эли - великолепный! - объявил Майкл. - Но мне... горько. А я так
хотел бы поддержать свою жену. Горько!
     -  Горько!  Горько! -  громким  и насмешливым дуэтом закричали Елена  и
Майкл.
     Билл снова пылко  обнял Флору, не  давая  ей возможности  вырваться  из
плотного кольца своих рук. Теперь поцелуй получился более продолжительным.
     - Майкл, - заявил Билл, как только выпустил Флору из своих объятий, - я
сейчас  с  ужасом  подумал  о  том,  что  ты  мог  жениться  на  девушке  из
какой-нибудь другой страны,  где нет такого великолепного обычая.  Брат, моя
благодарность  тебе за такой удачный выбор спутницы  жизни безгранична! Но у
меня тоже есть тост.
     - Шампанское кончилось! - злорадно и саркастично отметила Флора, указав
глазами на пустую бутылку.
     - О, можете не беспокоиться, дорогая Флора! - усмехнулся Майкл. - У нас
в запасе имеется достаточное количество различных напитков.
     Он быстро достал шампанское и наполнил бокалы.
     Билл взял свой.
     - Я  предлагаю выпить за очаровательную  новобрачную, мою  невесту.  За
тебя, Кэт! Будь счастлива!
     Майкл и Елена дружно выпили, а Билл вдруг озадаченно спросил:
     - Елена, а жениху может быть горько?
     Она звонко рассмеялась и утвердительно кивнула.
     - Тогда мне горько!  Очень-очень горько! Скорей поцелуй меня, Кэт! Ведь
я так хочу выпить за твое счастье!
     Флора вздохнула  и осторожно прикоснулась  своими  губами  к его губам.
Поцелуй длился лишь  мгновение,  но Билла бросило в жар, и он одним  глотком
осушил бокал.
     Флора взглянула на Елену и с укоризной сказала:
     - А я считала вас своим другом. А вы...
     - Так отомстите мне, Флора, - лукаво улыбнулась Елена.
     Флора догадалась, что она шутит, поэтому живо спросила:
     - А как?
     - Если вдруг и в вашем бокале окажется горькое вино... - начала Елена.
     Но Флора возмущенно возразила:
     -  Ну  уж  нет! Только  этого  не  доставало!  Хорошее  мщение,  нечего
сказать!!! Не хватало, чтобы я сама себе...
     - Дослушайте, Флора, и, может быть,  идея  мщения покажется  вам  очень
привлекательной, -  перебила  ее Елена. - Вы тоже можете объявить,  что  вам
горько.  Но  потребовать "старого меда".  Когда целуются новобрачные, у  нас
говорят, что это - "молодой мед". Ну а...
     -  Понял,  поняла!!!  -  захлопала  в ладоши Флора. - Майкл,  наливайте
быстрее!!!
     - С удовольствием! - отозвался Майкл. - Ах,  Эли, что же  ты  раньше-то
молчала?!! Ох уж эти женщины!.. - шутливо ворчал  он, вновь наполняя бокалы.
- О чем угодно расскажут и сообщат, только не о главном!
     - Майкл, не увиливайте! Мне горько! - нетерпеливо напомнила Флора.
     Она  заметила,  как  влюбленно  и нежно посмотрел  на жену  Майкл,  как
отчего-то  смутилась Елена, но ее  руки обвили его шею, а он  страстно обнял
жену, и они пылко и любовно поцеловались.
     -  Кажется, мое  мщение пришлось вам по  вкусу,  - пошутила  Флора. - И
вообще "старый мед" значительно лучше. Теперь будем требовать только его!
     - Возражаю!!! - громко крикнул Билл.
     - Я тоже! - поддержала его Елена, а потом  взглянула на мужа и умоляюще
произнесла: - Майкл, можно я покурю? Одну?
     Майкл внимательно посмотрел на жену и согласно кивнул.
     - Ты пойдешь со мной? - быстро спросила она.
     - Эли, обязательно  с  тобой.  Даже не надейся  на другое!  - отозвался
Майкл, взглядом  показывая, что хорошо понял  ее. - Я тебя знаю! Получив мое
согласие, ты тут  же выкуришь  пачку.  Уж лучше  я самолично прослежу, чтобы
сигарета была только одна.
     Продолжая вести шутливую перебранку, супруги удалились.
     Как  только они в салоне  остались одни, Билл,  наклонившись, взял руку
Флоры в свою и, понизив голос, произнес:
     - Кэт, я хочу сказать...
     Но она поспешно выдернула свою руку и, перебивая его, строго сказала:
     - Убедительно  прошу вас  соблюдать дистанцию. И без того предостаточно
незапланированных событий и поступков. Я никогда...
     -  Извини,  Кэт,  но  ты слишком  часто  употребляешь это свое  любимое
"никогда"! -  Билл усмехнулся и  продолжил: - Вспомни,  ты утверждала, что я
НИКОГДА не  буду  держать  тебя  в  своих  объятьях. А сегодня я  не  только
неоднократно делал это, но и целовал тебя, Кэт!
     Флора нахмурилась и возмущенно сказала:
     - Да если бы не присутствие вашего брата и этот жуткий обычай Елены!..
     - Он  не "жуткий", Кэт, - с улыбкой поправил ее  Билл. -  Обычай  Елены
очень даже разумный и правильный.  Он дает  возможность молодоженам  за один
свадебный вечер не только познакомиться  друг  с другом, как в нашем случае,
но и поближе узнать друг друга, потому что впереди их ждет...
     Задохнувшись,   Флора  широко   открыла   глаза   и,   перебивая   его,
переспросила:
     - Что... ждет?
     - Брачная ночь, - невозмутимо пояснил Билл.
     Он заметил, как Флора покраснела до самых корней волос. Затем она резко
тряхнула головой и, глядя в его лицо прямым взором, гневно спросила:
     - Вы... сошли с ума?!! О чем вы говорите?!!
     Билл пожал плечами и спокойно пояснил:
     -  Кэт,  по-моему, мы  обсуждали  свадебный обряд,  принятый на  родине
Елены. Не понимаю твоего возмущения,  Кэт.  Что тебя удивило? Я  всего  лишь
констатировал  общеизвестный  факт,  что  после свадебного  торжества обычно
следует брачная  ночь. А  ты была  не  в курсе?  - насмешливо  спросил он. -
Впрочем, я совсем забыл! Ты же воспитывалась  в монастыре. Прости, кажется я
невольно шокировал тебя.
     - При чем здесь монастырь?!!  - возмущенно возразила Флора, недовольная
тем, что слишком прямолинейно восприняла его слова о брачной ночи, отнеся их
на собственный счет, из-за  чего сама себя и поставила в неловкое положение.
- Ничуть вы меня не шокировали! Уверяю  вас, я  давно в курсе того, о чем вы
говорили.  И  ваш насмешливый  тон совершенно неуместен. Просто я  не совсем
правильно поняла вас.
     -  Да-  а-  а?..  -  усмехнувшись,  протянул  Билл. - Это странно.  Мне
казалось, ты очень понятлива и сообразительна, Кэт. Впрочем... А вот и Майкл
с Еленой!
     Они  открыли  еще  одну бутылку  шампанского.  Каждый последующий  тост
неизбежно  завершался  настойчивыми требованиями  Майкла и  Елены  исправить
поцелуем горькое вино в их бокалах. Флора хмурилась, отбивалась от Билла, но
все-таки не выдерживала и смеялась, таким забавным и  нелепым стало казаться
происходящее.

     Вскоре  лайнер приземлился.  У трапа ждал лимузин. Как только пассажиры
устроились в машине, она плавно тронулась с места.
     - Погодите, - вдруг забеспокоилась Флора, - а куда мы едем?
     - В небольшое  свадебное путешествие, Кэт, - улыбнувшись, пояснил Билл.
-  И потом,  ты же сама  хотела, чтобы мы  не афишировали свой брак. Вот мы,
чтобы  не отвечать  ни на какие  вопросы, и  путешествуем. Пока какое-нибудь
более свежее  событие, чем наша  женитьба, не станет гвоздем сезона.  Думаю,
через несколько дней мы  с тобой интереса  вызывать не  будем.  Мы же  -  не
голливудские кинозвезды, в конце концов!
     Когда лимузин остановился,  первыми вышли Майкл и Елена.  Не  дожидаясь
новобрачных,  они  направились  к  большой  океанской яхте, где их  встретил
капитан.
     Билл помог выйти Флоре  и сразу заметил, как побледнела она. Тут только
он вспомнил о том, что произошло с ее родителями. Он посмотрел в ту сторону,
где возвышалась белоснежная яхта, и как можно спокойнее сказал:
     -  Кэт, Майкл и Елена оставили за тобой, как новобрачной, право выбора.
Хочешь,  останемся  здесь.  Хочешь,  можем отправиться  в  плавание.  Погода
прекрасная,  штормов здесь практически  не бывает,  яхта  - супернадежная. А
капитан работает у  Майкла  так давно,  что  может, по-моему, управлять ею с
закрытыми  глазами! А можно поехать  куда-нибудь  на автомобиле  и  пожить в
гостинице. В общем, выбирай, Кэт, что тебе больше  по душе! Подумай. Сегодня
уже довольно  поздно, яхта останется  у причала.  А завтра  ты мне  скажешь,
каков твой выбор. Хорошо, Кэт?
     Она  долго молчала, потом  согласно кивнула и, опираясь на руку  Билла,
пошла с ним рядом.

     А  Майкл  и Елена, наблюдая за ними, решали совершенно другую проблему,
как только ушел капитан.
     - Эли, - взглянул на жену Майкл, - наверное, будет правильно, если мы с
тобой  разместимся в одной из гостевых кают? А в нашей спальне пусть поживут
Билл и Флора.
     Елена покачала головой и вздохнула:
     -  Нет,  все-таки вы, мужчины, странный народ!..  Все у вас так просто!
Так просто!..
     Недоумевая, Майкл уточнил:
     -  А что  в  моем  предложении сложного?  Они,  все-таки,  новобрачные.
Поэтому им будет удобнее...
     - Майкл! - перебила его  Елена. - Да не в  этом же дело! Вспомни, каким
скоропалительным было их решение пожениться!
     - Ну и что? - он пожал плечами. - А при чем здесь вопрос о каютах?
     - А при том!!! - отрезала Елена. - Не  буду обсуждать эту  тему! Потому
что для меня все очевидно, а до  вас,  мужчин, доходит это очевидное  только
тогда,  когда вы  в  него своим  медным лбом упретесь! Если уж  ты ничего не
понимаешь, то  представляю, какими  мыслями  забита голова Билла!..  В общем
так, Майкл. Мы с тобой уходим погулять по причалу, а Билл и Флора пусть сами
размещаются, где захотят.
     - Ну, какую каюту выберет Билл, я знаю точно! - засмеялся Майкл.
     - А я догадываюсь, какую выберет Флора! - уверенно заявила Елена.
     - Э- ли...  Уверяю тебя, я  хорошо знаю брата.  Поэтому будет так,  как
сказал я, - усмехнулся Майкл.
     - А я не сомневаюсь, что права буду я! - не отступала Елена.
     - М- да...  - протянул Майкл. - Давай договоримся так. Если мы окажемся
в  гостевой  каюте  сегодня  ночью,  то  с  тебя  - поцелуй,  потому  что ты
проиграла!
     - А если в спальне - с тебя! Хороши  условия!  - поддержала  их  давнюю
игру Елена. - Конечно, я против!!!
     Майкл засмеялся и продолжил:
     - Ты уже не уверена, Эли, значит, с тебя поцелуй. Немедленно!
     -  Увы, Майкл!..  - вздохнула Елена. - К сожалению,  поцелуй -  точно с
тебя.
     Они подождали,  когда Билл  и  Флора поднимутся на яхту,  заявили,  что
хотят  погулять  перед  сном,  попросили  не  ждать  их,  а  размещаться  по
собственному усмотрению, и сразу ушли.

     Майкл, действительно, хорошо знал брата и поэтому не ошибся в прогнозе.
     Билл,  как  только  они с Флорой остались на палубе  одни, оживленно  и
непосредственно предложил:
     - Пойдем, Кэт, я провожу тебя в каюту. А потом, - Билл бросил взгляд на
багаж, который стоял на палубе, - я распоряжусь доставить вещи. Пойдем, Кэт!
     Он предложил ей руку и, попутно объясняя,  где что размещается на яхте,
подвел Флору к одной из кают.
     - Прошу!
     Билл  распахнул дверь и пропустил Флору  вперед. Она сделала два шага и
замерла,  оторопело глядя на огромную кровать и совершенно не замечая другой
обстановки.
     -  Полагаю, здесь  нам будет удобнее всего, - спокойно пояснил Билл, не
сводя глаз с ее стройной фигуры.
     Он с сожалением думал о  том, что тонкое плетение длинной фаты  не дает
возможности  в  полной  мере насладиться  этим  потрясающим  зрелищем.  Билл
концентрировал  свои  мысли на фате,  чтобы  справиться  с  почти неодолимым
желанием заключить Флору в свои объятья.
     Она медленно повернулась к нему и возмущенно выдохнула:
     - НАМ?!!
     -  Да, -  невозмутимо  подтвердил  Билл. -  Почему ты  остановилась  на
пороге,  Кэт? Проходи, располагайся! А я, пожалуй, прямо сейчас позабочусь о
том, чтобы сюда доставили наш багаж.
     - НАШ багаж?  -  снова переспросила она, едва  сдерживаясь.  - Мы  что,
здесь будем оба находиться?
     - А что тебя не устраивает, Кэт? - иронично спросил Билл. - Впрочем, не
нравится эта  каюта, давай  выберем любую другую. Мне  - все равно. Главное,
чтобы тебе было удобно и комфортно.
     С   трудом  справляясь  с  собственными  чувствами,  Флора  возбужденно
заявила:
     - Меня устраивает любая каюта. Дело не в этом.
     - А в чем? - быстро уточнил Билл, пристально глядя на нее.
     Она молчала,  собираясь  с мыслями.  Потом  Флора,  чтобы  успокоиться,
принялась, как обычно, считать до пяти.
     Билл шагнул к ней и осторожно обнял, стараясь поймать ее взгляд.
     -  Кэт, послушай, ну сколько  можно валять дурака? Давай оставим всякие
глупости,  -  проникновенно  и тихо  заговорил он, понизив голос. -  Кэт, мы
женаты, мы  нравимся  друг  другу,  мы,  наконец,  взрослые люди.  Зачем нам
разыгрывать какую-то нелепую комедию, финал которой предсказуем  и очевиден?
Мы же  оба, надеюсь, хорошо понимаем, почему оказались вместе здесь,  в этой
каюте.
     Флора отскочила от него и гневно перебила:
     -  Нет!  Мне  кажется, не понимаем! То есть, понимаем.  Но  по-разному!
Конечно,  мы  - взрослые  люди. И  вы  абсолютно  правы.  Зачем  разыгрывать
комедию? Тем более, мы занимались этим всю вторую половину сегодняшнего дня.
Вполне  достаточно! И я согласна, что  финал ее очевиден. Но все дело в том,
что наше СОВМЕСТНОЕ  пребывание в одной каюте... не важно, какой именно!.. в
этот финал никак не вписывается!!!
     Билл озадачено взглянул на нее и спросил:
     - Почему, Кэт? По-моему, все логично. Венчание, свадебный ужин и...
     - ... брачная ночь! - с сарказмом дополнила  Флора и  сразу продолжила,
почувствовав, что он хочет что-то сказать: - Это, действительно, логично. Но
для нормальных людей.
     - А мы - ненормальные? - усмехнулся Билл.
     - Ненормален наш брак, - поправила она. - Поэтому у него другая логика.
Венчание, свадебный ужин, развод!!!
     Билл  понял,  что  с собственными мечтами  о  том, что сегодня  удастся
изменить отношения, придется распрощаться. Он усмехнулся и иронично уточнил:
     - Не  понимаю,  а чем разводу помешает брачная ночь? И  лучше всего, не
одна. Хоть какое-то приятное воспоминание останется о нашем союзе!
     Флора насмешливо фыркнула и резко ответила:
     -  Очень  они нужны! -  заметив его многозначительную  усмешку,  быстро
уточнила: - Воспоминания! Забыть бы об этом кошмаре! И поскорее!
     -  Кэт, - все  так же иронично продолжил Билл, - во-первых, не отвергай
ты  столь категорично предлагаемый  мною этап  между ужином и  разводом, наш
союз, уверен,  не казался бы тебе  кошмаром. А во-вторых... в этом я тоже не
сомневаюсь!.. у нас обязательно все будет так, как у нормальных людей.
     - Никогда!!! - отрезала она.
     - Я  рад, что  ты так думаешь, Кэт! -  широко улыбнулся Билл. - А  то я
боялся,  что  ты  скажешь  какое-нибудь  другое  слово,  которое  лишит меня
надежды. Теперь же я полон оптимизма по поводу наших будущих отношений.
     Она немного сконфузилась, но строго и твердо произнесла:
     - Никаких отношений не будет. Никог...
     Флора оборвала себя, потому что  Билл громко рассмеялся. Она подождала,
пока он успокоится, и спросила:
     - Может быть, вы предложите мне другую каюту? Насколько я  понимаю, эта
спальня - Майкла и Елены? Не стоит доставлять им лишние неудобства.
     - Да ради Бога, Кэт! Выбирай любую!
     Билл открыл дверь, пропустил Флору и, вздохнув, вышел за ней. Он указал
на гостевые каюты, в одну из которых она и вошла. Билл принес ее вещи и, уже
собираясь уходить, вдруг сказал:
     - Кэт, ответь мне, пожалуйста, на один вопрос.
     - Да?
     -  Что послужило  поводом  твоего  изменившегося  отношения  к  Уильяму
Кренстону?  Что  произошло  тогда  на  вилле  Кастлов  после  того,  как  мы
попрощались и разошлись по комнатам?
     Флора отвернулась, долго молчала, потом взглянула на него  исподлобья и
сдержано ответила:
     - Во-первых, это  - не одни, а два вопроса. И на  оба  отвечу  так, как
обычно отвечают в интервью или на пресс-конференции: без комментариев.
     -  Почему,  Кэт? - настойчиво  спросил Билл, пытаясь  понять,  что, ЧТО
настроило таким невероятным образом против него Флору.
     - А это уже  третий вопрос. И мой  ответ  прежний. Без комментариев,  -
невозмутимо произнесла она.
     Билл вздохнул.
     - Ну что  ж!  Без комментариев,  так  без комментариев. Спокойной ночи,
Кэт. Если что-то понадобится, моя каюта рядом.
     - Не думаю, что мне придется обращаться к вам за помощью.
     Он усмехнулся и, обернувшись у порога, иронично заметил:
     -  Все-таки, Кэт, твое воспитание оставляет  желать лучшего. Мало того,
что  ты не отвечаешь на приветствие, но и не прощаешься.  Я  уж не говорю  о
том, что за весь сегодняшний день ты ни разу так и не назвала меня по имени!
     Билл закрывал  за собой дверь,  когда  услышал смущенный и тихий  голос
Флоры:
     - Спокойной ночи... Уильям.

     Приближаясь  к  яхте,  Майкл и Елена сразу  заметили  на  палубе Билла,
который задумчиво смотрел вдаль,  опираясь на  борт, и нервно курил. Услышав
их голоса, он затушил сигарету и, дождавшись, когда они поднимутся на яхту и
подойдут к нему, бесстрастно сказал:
     -  Флора и  я  разместились  в  гостевых  каютах.  Ваш багаж я  отнес в
спальню.
     -  Спасибо,  Билл, -  мягко отозвалась  Елена. -  Страшно устала. Пойду
спать. Спокойной ночи.
     - Спокойной ночи, Елена, - ответил Билл.
     Оставшись одни, братья оперлись о борт и какое-то  время молчали, глядя
на темную поверхность воды и думая каждый о своем.
     - Майкл, - заговорил  Билл, - я совсем забыл! Поблагодари,  пожалуйста,
Елену от моего имени. Она у тебя - чудо,  Майкл. И  тебе за помощь  огромное
спасибо.
     - А-а, брось!  - улыбнулся  Майкл. - Мы с  Эли получили  непередаваемое
наслаждение, как участники  такого необычного приключения. И потом, ты - мой
брат. У  тебя - свадьба.  Я очень обиделся,  если бы подобное событие прошло
мимо  меня.  По-моему,  все получилось превосходно.  Точно и четко, как мы и
планировали.
     - Угу!.. - усмехнулся Билл.
     Майкл бросил взгляд на брата, подумал, потом серьезно сказал:
     - Конечно, при подобных стремительных событиях обязательно появляются и
отрицательные  факторы. Но  думаю,  их устранение  - дело времени.  Главное,
чтобы  цель была реальной, не ошибочной. Билл, если ты уверен, что правильно
оценил ситуацию, то не теряй присутствия духа и действуй! Ну, я пошел. Иначе
Эли уснет, а я обязан кое-что ей вернуть. Спокойной ночи, Билл.
     Братья попрощались.  Майкл отправился к себе, а Билл еще долго стоял на
палубе и задумчиво курил.


     Преодолев  стойкое  чувство неприятия любых морских  путешествий, Флора
выразила желание отправиться в плаванье. Яхта ровно и динамично скользила по
водной  глади,  и  Флора  начала  испытывать  удовольствие  от  путешествия:
приятным  было  ощущение  почти  неуловимого  движения  судна, прикосновение
мягкого воздушного потока, обвевающего  кожу,  а вокруг  - спокойное дыхание
бескрайнего океанского полотна, сливающегося на горизонте с голубым небом.
     Наслаждаясь   притягательной  мощью  океана,  Флора  подолгу  стояла  у
бортика. В  такие минуты ей никто не мешал, никто не беспокоил, предоставляя
самой себе. Еще тогда,  в первое совместное путешествие на  фестиваль, Флора
заметила, как ценилось и  уважалось личное время и индивидуальные  желания в
семье  Кренстон.  Получалось абсолютно  естественным и логичным,  что  никто
никому  не докучал. Да и  вообще Флора не  ожидала,  что общество  не только
Майкла и Елены, но и Уильяма... что немного пугало, сбивало с толку и лишало
возможности полностью придерживаться  избранной  тактики  поведения... будет
настолько приятным.
     - Не помешаю, Кэт? - раздался позади голос подошедшего Билла. - Майкл и
Елена  самозабвенно играют в бильярд,  а я себе применения  никак не нахожу.
Вот и решил нарушить твое уединение. Впрочем, я уйду, если моя компания тебя
не устраивает. И нисколько не обижусь! - шутливо завершил он.
     Флора улыбнулась:
     - Наоборот, я рада, что хоть кто-то наконец  вспомнил  обо  мне. А то я
чувствую себя так, как будто попала на "Летучий Голландец". Абсолютно никому
не нужной!
     Весело посматривая на нее, Билл быстро подхватил:
     - Кэт,  удивительно, насколько совпадают наши ощущения! Я тоже чувствую
себя никому не нужным.  Вот  бы нам,  в  утешение,  объединиться! Ты  иногда
вспоминала бы обо мне, я - о тебе.
     Она засмеялась:
     -  Ну разве  что  "иногда"!..  Идея,  действительно,  не так плоха, как
показалась мне на первый взгляд.
     - Что особенно ценно в  умной женщине - это ее умение понять, осмыслить
и выделить главное, основное! Как правило, первый взгляд не очень убедителен
и  даже  обманчив. Необходимо  повнимательнее  присмотреться.  Тогда  многое
открывается  в  истинном свете. Поэтому считаем,  что мы договорились. Будем
иногда вспоминать друг о друге. Согласна, Кэт?
     Она вздохнула и с улыбкой заметила:
     - Уильям, вы поймали меня на слове. Но деться  мне некуда. Согласна. Но
только на "иногда".
     - Хорошо,  -  согласился  Билл. - А идеально  было, если  бы  эти  наши
"иногда" изредка совпадали.
     -  Вы слишком многого  хотите, Уильям,  - мягко  укорила его Флора. - А
впрочем,  не отчаивайтесь! По  теории  вероятности  может быть  и такое, что
когда-нибудь наши воспоминания друг о друге совпадут.
     Он взял ее за плечи и, заглянув в глаза, многозначительно произнес:
     - Кэт, как бы я хотел, чтобы это  произошло  как  можно скорее! Кэт.. -
его  дыхание  стало прерывистым.  - Кэт... давай  прямо сейчас  одновременно
вспомним друг  о друге... и больше  ни  на секунду  не станем  забывать... и
будем вот так...рядом...всегда... в мыслях... и наяву...
     Билл притянул Флору  к себе, осторожно обнял и нежно и лсково  приник к
ее  губам.  Он  желал,  чтобы  этот  поцелуй  длился   вечно.  Увы!..  Флора
пошевелилась в его руках, пытаясь освободиться,  и он, чуть ослабив объятья,
отпрянул  от  ее  губ  и  заглянул   в  глаза,  чуть  затуманенным  взглядом
ответившими на его  взгляд. Она смутилась,  быстро отвернулась  в сторону  и
перевела  дыхание.   Билл   погладил  ее   мягкие  волосы,  пышными  прядями
рассыпанные по плечам, зарылся ладонью в этой сияющей на солнце бронзе.
     Флора  понимала, что ведет  себя  вопиюще нелепым образом, но заставить
себя  немедленно  освободиться  из объятий  Билла  не  могла.  Ее  ошеломила
противоречивость  собственных  чувств,  а  какие-либо  здравые мысли  вообще
покинули   голову.   Напоминая   себе,   что  необходимо  действовать  самым
решительным образом,  Флора тем не менее ничего  не  предпринимала, надеясь,
что правильное решение обязательно найдется само собой.
     - Кэт,  ты еще  ни разу  не  заходила ко  мне...  посмотреть...  как  я
устроился.  Пойдем,  Кэт!  Прямо   сейчас...  пойдем!..   -   услышала   она
завораживающий шепот Уильяма, который по-прежнему обнимал ее  одной рукой за
плечи, увлекая за собой.
     Флора остановилась и отпрянула. Но Билл удержал ее за руку.
     - Уильям... куда вы меня... тащите? - почему-то тоже шепотом заговорила
Флора.
     - К себе... в каюту... - почти беззвучно ответил Билл.
     -  Зачем? - все еще  не обретя  голос, задала  Флора  глупейший  в этой
ситуации вопрос, ответ на который ей был, в общем-то, не нужен и очевиден.
     Понимая, что шанс к сближению, казавшийся минуту назад вполне реальным,
безнадежно упущен, Билл, все же надеясь на чудо, пояснил:
     -  Кэт,  я думал, что поскольку  ты - моя  жена,  то тебе небезразлично
будет узнать, как устроился твой  муж. И ты  захочешь лично убедиться в том,
что мне вполне комфортно.
     Испытывая  смешанное  чувство  неловкости   и   недовольство  на   себя
одновременно, Флора растерянно сказала:
     - По-моему,  все  каюты одинаковы.  Думаю,  что и ваша каюта достаточно
уютная и удобная. И вообще она, наверное, точно такая же, как моя!
     - Видишь, Кэт, "НА-ВЕР-НО-Е"!..  Но ты не уверена. Не  мучает  совесть,
что муж брошен на произвол судьбы и напрочь лишен даже минимальной заботы со
стороны собственной жены? - иронично поинтересовался Билл, не сводя с Флоры,
которая... и  он это заметил!.. уже справилась  со своими эмоциями и  обрела
душевное равновесие.  - Кэт,  как  ты можешь спокойно спать,  не зная точно,
есть  ли  где  спать твоему  мужу?  А  может он, несчастный, ютится на  куче
лохмотьев в грязном углу между метлой и мусорным баком? Да от такого жалкого
зрелища  разорвется на  куски сердце любой женщины! А ты, Кэт,  смеешься! Но
ведь именно ты - моя жена.
     Флора не просто смеялась. Она  хохотала, представив нарисованную Биллом
картину. Слезы катились из ее глаз. Забыв обо всем, Флора весело заговорила,
преодолевая спазмы смеха, душившие ее:
     - Билл... я знаю... чем тебе... необходимо заняться...
     Он вопросительно взглянул  на  нее,  удовлетворенно заметив, что  Флора
впервые со дня их знакомства назвала его "Билл".
     - Чем, Кэт?
     - Написанием пьес!.. В соавторстве... с мистером... с мистером... Бедом
Муфом!... - вновь захохотала она. - Вы...  друг друга... стоите! Билл, ты бы
удивился,  познакомившись  с  его  "Оглоушенным  любовью...",  насколько  он
совпадает по манере изложения с твоим живописным рассказом! Ха-ха-ха!..
     -  Честно говоря,  я хотел вызвать  у тебя, Кэт, чувство сострадания  и
жалости, А не смеха, - иронично  укорил ее Билл. - Хороша же у  меня жена!..
Заставила  влачить  убогое  существование  и  смеется-заливается!..  Кэт,  я
обиделся. Так и знай!
     Развеселившись, Флора поддержала шутку:
     - И чем я могу  заслужить  ваше  прощение, Уильям? Надеюсь только,  что
наказание не будет слишком суровым.
     Он прямо посмотрел в  ее  глаза и  неожиданно  серьезно  и одновременно
многозначительно ответил:
     - Нет. Оно не  будет суровым. Я сказал бы,  оно будет приятным. Приходи
ко мне в гости, Кэт! В любое время! Приходи!..
     Он  сразу  заметил, что Флора  моментально  сникла, опустила  голову  и
отрицательно покачала ею.  Потом внезапно подняла к нему побледневшее лицо и
категорично и тихо произнесла:
     - Я сожалею, Уильям. Это невозможно.
     Уильям открыто и прямо посмотрел на нее, а потом спокойно сказал:
     -  Кэт, оставим пока  эту тему. Тем  болле  нас зовут обедать. Забцдь о
невзгодах,  Кэт! Посмотри, как чудесно вокруг! И твои глаза, Кэт, прекрасны,
как этот океан, как это голубое небо! Улыбнись, Кэт! Улыбнись!..


     Флора и  Елена  оказались единомышленницами  в полнейшем  равнодушии  к
плаванию. Отличие состояло только в том, что Флора с удовольствием загорала,
а Елена большую часть времени проводила в тени, скрываясь о палящего солнца.
     После  продолжительного  заплыва Майкл устроился  в  шезлонге  рядом  с
женой. Загоравший рядом с Флорой Билл встал и, подойдя к бортику, объявил:
     - Все! Надо искупаться!
     Потом посмотрел на Флору и весело добавил:
     - я скоро вернусь, Кэт! И принесу тебе подарок1
     Он прыгнул за борт, далеко пронырнул, стремительно проплыл значительное
расстояние и снова нырнул.
     Билл не  заметил,  как  мертвенно  побледнела  Флора от  его  слов. Она
сначала  как будто  окаменела,  потом  резко вскочила  на ноги, подбежала  к
бортику и, вцепившись в него так, что побелели пальцы, с невероятной болью и
непередаваемым отчаяньем пронзительно закричала:
     - Билл!!! Билл!!!
     Но он  ее не услышал, именно в это мгновение  скрывшись под водой. Зато
Майкл и Елена одновременно вздрогнули, удивленно воззрившись на Флору.
     - Нет!!! Билл!!! Нет!!! Не на-до!!!
     Флора бессильно опустилась на палубу и закрыла глаза. Елена подбежала к
ней, кивком головы указав мужу в сторону водной глади, обняла Флору, прижала
к себе и начала ласково гладить ее волосы.
     Майкл  догадался, чего от  него  хотела  жена.  Он подошел  к  бортику,
ожидая, когда  вынырнет брат и посмотрит в  их сторону. Майкл изредка бросал
внимательный взгляд на женщин,  не  зная, что предпринять в этой невероятной
ситуации. Он услышал. Как жена мягко и проникновенно заговорила:
     - Флора, милая, ну что вы... Уверяю вас, Билл -  замечательный пловец и
совершенно  уникальный  ныряльщик. Его хобби - подводная  охота.  Билл может
продолжительное время находиться под водой.  Я им всегда восхищаюсь! Вам все
это  немного непривычно.  И  это вас удивило. Пойдемте, сядем  в тени,  и  я
расскажу  вам много интересного  о том,  каких экзотических  рыб добывал нам
Билл...
     Голос Елены журчал. Как маленький ручеек. Он обволакивал и успокаивал.
     Елена помогла Флоре подняться и заботливо устроила ее  в своем шезлонге
в тени. Затем села рядом в  шезлонг Майкла. Она беспрерывно что-то говорила,
сплетая из слов какую-то бесконечную вязь, ласково поглаживая Флору по руке.
     Не  понимая смысл  ее  слов  и воспринимая  лишь  спокойную  мелодичную
интонацию, Флора опять закрыла глаза.

     Ослепительное солнце... Знойный воздух... Раскаленные  камни и песок...
Лениво набегающие на берег волны...
     Она и Винс, разморенные  пеклом,  лежали  под  палящими лучами, изредка
поворачивались, чтобы загар ложился ровнее.
     - Кажется, я сейчас зажарюсь  заживо! - шутливо объявил Винс. -  Как  и
ты!  А насколько мне известно, сухофрукты  не  венчают.  Так что  немедленно
перебирайся в тень, а я искупаюсь. Или хочешь со мной?
     Флора отрицательно  покачала головой и послушно спряталась  под большим
зонтом. Винс зашагал к  воде. Она смотрела ему вслед, чувствуя себя сказочно
счастливой, потому  что  через две недели  она станет  миссис Макдауэлл. Она
станет женой Винса!  То, о  чем Флора  мечтала  долгих шесть лет,  через две
недели станет явью.
     Винс повернулся, махнул рукой и, улыбнувшись, крикнул:
     - Не скучай! Я принесу тебе чудесную раковину!
     Она тоже махнула ему рукой и улыбнулась в ответ...
     Флора  не понимала, как  могло случиться, что она не сошла с ума  и  не
умерла прямо там, на  берегу... Потому  что Винс - ее мечта,  ее счастье, ее
первая любовь - не вернулся...

     Майкл,  наконец,  смог  првлечь  внимание  Билла  и  сделал   ему  знак
возвращаться.
     - Майкл,  ты тоже помнишь этот случай! - с  подчеркнутым воодушевлением
обратилась к мужу Елена.
     Немного успокоившись. Флора постепенно начала  приходить  в себя и даже
понемногу  воспринимать смысл  рассказа  Елены. Случай,  действительно,  был
достаточно забавный. Флора даже улыбнулась. Занятая собственными ощущениями,
она не заметила, что Елена облегченно перевела дыхание.
     В это  время появился  Билл и, спрятав согнутую в локте руку за спиной,
быстро подошел к Флоре.
     - Кэт1 - весело обратился он, опускаясь около ее ног на одно  колено. -
Смотри, Кэт, какие  сокровища таят морские глубины! - шутливо объявил Билл и
с  проворством фокусника  надел свободной  рукой ей  на  палец  изумительной
красоты кольцо, украшенное сапфирами и бриллиантами.
     -  Конечно, блеск  алмазов  и лазурь сапфиров меркнут и тускнеют, когда
сияют твои  глаза,  Кэт! -  продолжил он.  - Но  не унывай!  Взгляни,  какой
подарок  я принес тебе. Это самая чудесная  раковина, которая только была на
дне!
     Он достал из-за спины и положил еще мокрую раковину на колени Флоры.
     Она с ужасом воззрилась на раковину, затем  резким жестом  сбросила ее.
Та  отлетела  в  сторону.  Оттолкнув  Билла, Флора вскочила  и, закрыв  лицо
руками, убежала.
     Недоумевая, Билл  посмотрел ей  вслед, бросил холодный  взгляд  на свой
злополучный подарок  и  снова направился  к  бортику. Он  прыгнул в  воду  и
размеренно и однообразно поплыл, удаляясь от яхты.
     Взглянув   на   изменившегося  в  лице  мужа,  Елена  догадалась,   что
оскорбительное для Билла поведение Флоры до крайности возмутило Майкла.
     - Майкл,  прошу тебя... - умоляюще заговорила Елена. - Прошу, не  делай
поспешных выводов. Прошу тебя...
     -  Эли, всякому терпению бывает предел! И нельзя же вот так... бездушно
и  жестоко! За  что  она  с ним  так? По-моему,  Билл не  заслужил подобного
отношения! Ведь он любит ее!!!
     -  Майкл, ну  пожалуйста, вспомни,  как заволновалась Флора, когда Билл
скрылся  под  водой. Вспомни, в каком  она  была отчаянье! Все это не просто
так!  - горячо убеждала мужа  Елена.  -  Поверь,  я  знаю, Билл  Флоре очень
нравится. Он  дорог  ей.  Да  ты и сам все видел,  Майкл! Пожалуйста, догони
Билла,  расскажи  ему  о том, что было в его отсутствие. А то, что произошло
сейчас, возможно,  тоже имеет  свое  объяснение. Майкл,  сделай,  как прошу!
Плыви,  расскажи все  Биллу!  А я пойду к Флоре. Ей  нужна  поддержка, а  не
скоропалительное осуждение, Майкл.
     Тот согласно кивнул, поцеловал жену и прыгнул за борт.
     Елена поспешила к Флоре. Она постучала в дверь и, не дождавшись ответа,
осторожно открыла ее.  Елена тихо подошла к сидящей прямо на полу Флоре. Та,
закрывая лицо  руками, беззвучно плакала.  Елена опустилась рядом  с  ней на
колени и, погладив по голове, мягко сказал:
     - Флора, милая, пожалуйста, успокойтесь...
     Флора подняла свое  мокрое от слез лицо, с болью посмотрела на Елену и,
глубоко вздохнув, произнесла:
     - Спасибо,  что  вы пришли, Елена... Поверьте,  я... не хотела...  Но я
ненавижу океан! И поэтому не справилась с собой.
     -  Не  переживайте,  Флора.  Я  догадываюсь,  что,  возможно,  какие-то
воспоминания  или случайное совпадение событий причинили вам боль. Поверьте,
я очень хочу, чтобы у вас все  было хорошо. Мне кажется, что мы подружились.
Тем более, я и вы, Флора, почти ровесницы. Ведь мне скоро 26.
     Флора всплеснула руками и с сомнением переспросила:
     - 26?.. Елена, я думала, вы значительно моложе!
     - Да как  вы себе  это представляете?  У меня же двое детей. И я  почти
шесть  лет замужем, -  улыбнулась Елена,  радуясь  в  душе,  что  совершенно
неожиданная  тема  явилась тем спасательным кругом, который увел обеих очень
далеко от волнующих событий и успокоил.
     - Поверить нельзя! Выглядеть, как юная  девушка! Сохранить, родив двоих
детей,  стройную  изящную  фигуру!..  Не зря  Майкл влюблен в вас  по уши! -
заметила  Флора и, в очередной раз тяжело вздохнув,  с неподдельной  горечью
добавила: - А меня он теперь возненавидит...
     Елена энергично возразила:
     - Что вы, Флора! Майкл переживает за вас, как и я, а не ненавидит.
     Беседа о Майкле снова вернула их к действительности.
     - Елена, я не  знаю, что со мной произошло! - горячо  заговорила Флора,
схватив Елену за руку. - Наваждение какое-то! Поверьте, я не  хотела обидеть
Билла.
     Флора вдруг вскочила на ноги и нервно заговорила:
     - Елена, а где раковина, которую достал для  меня Билл? Где она? Где?!!
Билл  никогда не  простит,  что я... Как я могла?!! Елена, скажите, где она?
Где  раковина?!!  Я  выброшусь  в  море,  если  не  найду  ее!!!  Клянусь!!!
Выброшусь!!!
     -  Флора, успокойтесь,  раковина  лежит  на  палубе. Хотите,  я  сейчас
прине...
     Но Флора, не дослушав, выбежала за дверь и громко прокричала:
     - Нет! Я сама!
     Оставшись  одна, Елена с облегчением вздохнула и  улыбнулась. "Кажется,
все не так уж и плохо!", - подумала она  , поднялась, вышла из каюты Флоры и
направилась к себе.

     Когда  Майкл  и Билл  поднялись на палубу яхты,  она была  пуста. Майкл
заметил,  что  брат  бросил  быстрый  взгляд в  ту сторону,  куда откатилась
подаренная Флоре раковина. Но ее там уже не было.
     -  Интересно,  а где женщины?  -  оглядел  палубу Майкл, а  потом шумно
выдохнул: - Уф-ф!..  Устал!.. Все-таки возраст сказывается. Трудно за  вами,
молодыми, угнаться.
     Он обтер лицо полотенцем и вытянулся в шезлонге.
     Билл,  расположившись  по  соседству,  оценивающе взглянул на  брата  и
засмеялся:
     -  Ты,  Майкл, так говоришь, как будто  тебе  не 35, а  все 90  лет!  И
кстати, я  что-то  не заметил, чтобы  ты  уступил мне при нашем  грандиозном
заплыве.
     - Билл!... - захохотал Майкл. - Да  я, в отличие от тебя,  на дистанции
выложился полностью и в результате лишился последних сил. А ведь у  меня, не
забывай, молодая  жена! И она в  сумасшедших авантюрах, таких, например, как
наш заплыв,  никогда не участвует. Билл, Эли тебе не  простит, что ты подбил
меня на подобные подвиги!
     - Майкл, не думаю, что  ты лишился ВСЕХ сил! И замечательно, что это не
безразлично  Елене!  -  опять  засмеялся Билл, а  потом  с  горькой  иронией
добавил:  - А вот отсутствие или наличие у меня сил мою жену, увы, абсолютно
не волнует! - а  затем  вдруг серьезно  сказал: - Майкл,  передо мной встала
очередная загадка. А их у Кэт и без  того  имеется в достаточном количестве.
То, что ты мне рассказал, я объяснить никак не могу. Ты-то сам что думаешь?
     Майкл помолчал, а потом задумчиво заговорил:
     - Знаешь, Билл, когда Флора ушла, а ты  уплыл, меня поразило, насколько
по-разному я и Эли оценили то, что произошло. И отнеслись по-разному. А ведь
мы  с Эли очень хорошо понимаем друг друга! Но я в который раз убедился, что
восприятие событий у  нас, мужчин, и у женщин  - абсолютно разное. И знаешь,
позиция  и аргументы Эли... я  тебе  приводил  их...  показались  мне  более
убедительными  и взвешенными, чем мои.  Поэтому давай прислушаемся к  словам
Эли,  доверимся  ее  интуиции  и не будем вспоминать о том,  что  произошло.
Наверное,  Эли  права.  Мы, действительно, многого не знаем о  жизни  Флоры.
Очевидно,  ее поступки имеют какое-то убедительное объяснение. И вот что еще
я  хочу  сказать  тебе, Билл.  Я  не знаю,  как сложатся  ваши  отношения  в
дальнейшем, но в том, что ты небезразличен Флоре, я уверен. И убедило меня в
этом ее искреннее отчаяние и то, с какой болью и  страхом  она кричала  твое
имя... "Билл!", "Билл!!!"...
     Тот вздохнул и грустно заметил:
     - Майкл,  пойми,  я и сам уверен, что  нравлюсь Кэт. Иначе  никогда  не
предложил бы ей пожениться. Хотя и очень люблю ее. Но поведение Кэт для меня
- загадка. Знать бы еще, что произошло на этой чертовой вилле!
     - Билл, а там, действительно, не произошло  ничего экстраординарного? -
задумчиво посмотрел на брата Майкл. - Может быть, ты что-то не то сказал или
сделал? Ты уверен, что твоя беседа с Флорой прошла без эксцессов?
     Билл пожал плечами:
     -  Наоборот.  Я  уверен, что именно  тогда мы  сделали колоссальный шаг
навстречу друг другу. Я был полон надежд. Если бы не Нэнси!..
     - А что... Нэнси? - быстро спросил Майкл.
     -  Да...  пустяки!  -  отмахнулся  Билл.  -   Непродолжительный  флирт,
несколько встреч... Обычное дело!
     - А  почему ты вдруг вспомнил о ней?  - настойчиво  продолжил расспросы
Майкл, проницательно вглядываясь в его лицо.
     - Я не хотел бы говорить об этом, - ушел от прямого ответа Билл.
     - Билл,  я интересуюсь не из простого любопытства. Меня волнует, почему
вдруг ты вспомнил о Нэнси.
     Билл криво усмехнулся и неохотно произнес:
     - Понимаешь, о Нэнси я вспомнил потому, что, когда я попрощался с Кэт и
пришел в свою комнату,  я радовался, как ребенок, тому,  что  наши отношения
изменились. Я  строил радужные планы. И тут появилась Нэнси и  прервала  мои
размышления. Вот поэтому я и вспомнил о ней.
     - Появилась... у тебя? - медленно переспросил Майкл.
     Билл энергично кивнул головой:
     - Ну да!
     - Билл, ты что, спятил?!! Она и Флора  - подруги! Вот оно в чем дело...
Ну ты и идиот! - возмутился Майкл.
     - Да почему?!! - возразил Билл. - Я...
     Он хотел что-то сказать, но Майкл перебил его:
     - Нэнси все-все разболтала Флоре. Все! Уж будь уверен. Осел!
     - Во-первых,  прекрати обзывать меня! -  решительно  потребовал Билл. -
Во-вторых, Рональд мне  сказал, что  Нэнси  с Кэт не виделись.  А в-третьих,
никакого "все" не было. НЕ БЫ-ЛО!!! И я сразу уехал. Как видишь, твоя версия
ошибочна, Майкл.
     -  Уф-ф!..  Слава Богу! - выдохнул  Майкл. -  Я  уж  решил,  что  ты  -
окончательный дурак. Но тогда я не знаю, что и думать.
     - И я не знаю, - пожал плечами Билл.
     - А может, Флору прямо спросить?
     - Спрашивал.
     - И что?
     - Без комментариев.
     Заметив удивленный и недоумевающий взгляд Майкла, Билл пояснил:
     - Это Кэт дала мне такой ответ: без комментариев.
     Братья озадаченно посмотрели  друг на друга и отправились переодеваться
к обеду.


     Флора с  облегчением  отметила, что и Майкл,  и Елена, и Билл вели себя
так, как будто ничего  не произошло.  Благодаря этому, отношения между  ними
вернулись в прежнее русло, оставаясь открытыми и  дружелюбными. И хотя Флора
не  могла окончательно  побороть  в  себе чувство  тревоги и  страха,  когда
уплывал Билл, но внешне этого никак не  проявляла. Все чаще Флора  отмечала,
как, вопреки доводам рассудка, приятны были ей постоянное внимание  и легкое
ухаживание Билла, как согревала теплом ее душу его забота, каким привычным и
необходимым  становилось  его  общество.  И если бы у  нее,  Флоры, не  было
доказательств ненадежности  и легкомыслия Билла, которые лишний раз убеждали
ее в  том, что  красавцы- плейбои,  подобные  ему, пустая  трата  времени  и
душевных сил, поломанная судьба  и вдребезги разбитое  сердце, она, Флора, с
радостью ответила бы  ему взаимностью. Флору пугало  сознание того, что  она
все больше и больше увлекается Биллом, что он все сильнее и сильнее нравится
ей.
     Но доводы  рассудка  были  столь сильны  и убедительны, что  Флора была
полна решимости не  поддаваться  душевным порывам,  а действовать  здраво  и
осмысленно.


     Поздним  вечером  Флора   сидела  в  шезлонге  на  палубе,  наслаждаясь
прохладой и  тем  особым состоянием  покоя,  когда  отступают  все  тревоги,
страхи, сомнения.
     Вышедшие на палубу Елена и Майкл ее не заметили. Флора хотела окликнуть
их, но в этот момент Майкл  страстно  обнял жену,  а та пылко приникла к его
губам. Их поцелуй  был таким долгим  и чувственным, что казалось,  будто для
них время остановилось, все вокруг исчезло, и во  всей Вселенной были только
одни они и их любовь...
     Флора  вжалась  в  кресло и  почти  не дышала, не  решаясь  нарушить то
единение,  что  связывало  Майкла и  Елену.  Да  теперь  казалось совершенно
неуместным обнаруживать свое присутствие.
     - Я люблю  тебя,  Эли... моя Альба Эстер... - нежно  произнес Майкл, не
выпуская жену из объятий. - Какое счастье, что я лучше тебя играю в бильярд!
Получаемые  мной   выигрыши   доставляют  непередаваемое   удовольствие.   А
впрочем... Что же я, глупец, выигрышами своими  так увлекся? Хорошо  вовремя
вспомнил, что  проигрывать не менее приятно. Поэтому завтра буду старательно
проигрывать. Целый день!
     -  Это нечестно, Майкл!  - засмеявшись, возразила Елена. - И вообще,  с
завтрашнего дня игра будет проходить на других условиях!
     -  Эли,  ты  жульничаешь!  -  шутливо  укорил   жену  Майкл.  -  Нельзя
произвольно  и  единолично  менять  правила.  Главное,  после  того,  как  я
признался, что мне не  терпится проиграть. И правила  останутся  прежними. С
проигравшего  -  поцелуй. Не сомневайся, Эли, это точно будет так!  Завтра я
буду целовать тебя целый день. Прямо с утра я затащу тебя  в бильярдную и не
выпущу до вечера!
     - И не  надейся! - объявила Елена, а потом  лукаво спросила: -  Знаешь,
Майкл, почему?
     - Почему, Эли?
     Его голос звучал мягко и ласково.
     - Потому что я  никогда не допущу твоего проигрыша. Потому что  мой муж
всегда, всегда,  всегда должен только выигрывать! И потому что я очень люблю
тебя, Майкл!..
     Она крепко  прижалась  к  нему  и  вновь  приникла к  его  губам. Майкл
подхватил жену на руки, но она, смеясь, начала вырываться из его объятий.
     - Майкл, вспомни, ты обещал, что мы будем долго гулять сегодня! Бродить
по палубе до утра!..
     - Будем, Эли... Но... позже...
     Майкл начал спускаться по лестнице. До Флоры донесся его голос:
     -  Эли...   прошу  тебя...   лучше  добровольно  сдавайся!...  Иначе...
предупреждаю тебя!.. до спальни мы не дойдем!..
     Ответом ему был счастливый смех жены.
     -  Интересно,  - прозвучал  таинственный  шепот  у самого  уха Флоры, -
дойдут они или нет? Как ты думаешь, Кэт?
     Раздался стук захлопнувшейся двери.
     -  Все-таки дошли! - засмеялся Билл. - Жаль, что  мы  с тобой не успели
сделать ставки, Кэт!
     - Да уж!... - немного смущенно отозвалась Флора.
     - Я могу посидеть с тобой, Кэт?
     - Конечно, Уильям. Садитесь.
     Он устроился в шезлонге рядом с ней и иронично произнес:
     - Но мы, думаю, еще успеем сделать другие ставки.  Например, как  скоро
произойдет объявленная Майклом "позже" прогулка. Или, например, состоится ли
она вообще. Твой прогноз, Кэт, каков?
     Флора засмеялась и решительно заявила:
     - Уверена, что прогулка сегодня не состоится.
     - О! Я тоже  в этом уверен. Оказывается, у нас с тобой, Кэт, наметанный
глаз  на  подобные  случаи!  Подобное  редкое совпадение  наших мнений можно
объяснить только одни  - одинаковым опытом  в  данном вопросе,  - усмехнулся
Билл. - Или я ошибаюсь? Что скажешь, Кэт?
     Глаза Флоры сверкнули, и она дерзко ответила:
     - Наверное, не ошибаетесь!
     - А почему "наверное", Кэт? - поднял брови Билл.
     - Потому, что о себе я, безусловно, знаю точно. А о вашем
     опыте  мне  трудно  судить, поскольку  я  о нем  не  имею ни  малейшего
представления. Да мне это и неинтересно!
     Билл немного наклонился, взял ее руку в свою и, понизив голос, сказал:
     -  Кэт, между прочим, обмен  опытом  - очень перспективное направление.
Этот  процесс,  как  ты знаешь, взаимно  обогащает.  И я готов поделиться  с
тобой, Кэт, своим опытом хоть сейчас!
     Флора убрала руку и спокойно возразила:
     - Вы - возможно. А я - нет.
     Билл усмехнулся и уточнил:
     - А почему "нет"?
     -  Потому  что считаю, что собственного опыта мне вполне достаточно.  И
излишества - ни к чему, - невозмутимо ответила она.
     _ Кэт, дорогая, - горячо запротестовал Билл, - ты заблуждаешься, уверяю
тебя! О каких "излишествах" ты говоришь? Прогресс  потому и  происходит, что
люди опираются на предыдущий опыт, используют его и совершенствуют, стремясь
во всем  к  идеальной  гармонии.  А  исходя из  твоих слов, Кэт,  все должно
замереть, застыть, окаменеть. В том числе, главное - мысли и чувства.
     Флора внимательно выслушала его, вздохнула и тихо заметила:
     -  Возможно,  вы правы,  Уильям. Скорее  всего, правы... Но  иногда так
складываются обстоятельства, что предпочтительней оставлять все, как есть. И
весь ужас в том, что сделать это бывает очень трудно!
     Билл наклонился к ее лицу и, обжигая кожу своим дыханием, заговорил:
     -  Кэт, послушай  меня!..  Я  не хочу оставлять все, как есть...  между
нами!.. Ну почему ты не хочешь, чтобы... наши  отношения  изменились? Почему
ты упрямишься,  Кэт?.. Мы же нравимся друг  лругу.  И это очевидно. И потом,
Кэт... Мы уже женаты. Что и кому ты хочешь доказать?.. Уверяю тебя, Кэт, все
изменится между нами... сразу изменится!..
     Он  сжал Флору в своих объятьях и так пылко и страстно поцеловал, что у
нее   закружилась  голова.   Поцелуй  был   пронзительно-неистовым,  жадным,
зовущим... взаимным...
     Билл вдруг оторвался от ее губ, встал и, взяв за руку, потянул Флору за
собой. Она покорно шла, словно находясь во сне или под гипнозом.
     Они  спустились  по лестнице, и полумрак  коридора неожиданно показался
ослепительно ярким. Это  вернуло Флору к действительности. Она остановилась,
прижалась  спиной к стене и закрыла глаза, пытаясь  сосредоточиться и  найти
правильное, необидное для Билла, решение.
     Он  тоже остановился  и удивленно  посмотрел  на  нее.  Но  воспринимая
происходящее по-своему, снова обнял и очень нежно, даже вкрадчиво, поцеловал
Флору. Билл почувствовал безответность этого поцелуя, но посчитал это вполне
естественным, поскольку,  очевидно, Флора  взволнована  и смущена.  Это было
заметно и  по  ее лицу, и  по тому, что  она не открывала глаза, пребывая  в
полной неподвижности.
     Усилием  воли сдерживая бушующие старсти, Билл приблизился губами  к ее
виску и тихо заговорил:
     -  Кэт... давай  уйдем  из этого коридора!.. Пойдем в каюту!.. Твою или
мою... Ну пойдем же, Кэт! Пойдем!..
     Билл потянул Флору за руку, но она начала неловко выдергивать ее, делая
довольно слабые  попытки освободиться. Потом Флора открыла  глаза,  умоляюще
посмотрела на него и едва слышно попросила:
     - Пожалуйста, Уильям... отпустите меня...
     Билл выполнил ее просьбу и, понизив голос, произнес:
     - Как видишь, Кэт,  я послушен. Я готов выполнять любое твое желание. И
так будет всегда. Но я рассчитываю на взаимность. Выполни  и ты мою просьбу,
Кэт, как я только что  выполнил твою. Она всего одна.  Пойдем к тебе или  ко
мне. Ну пойдем же, Кэт!
     Флора наклонила голову и, смущаясь, растерянно сказала:
     - Уильям... я... наверное... мне...
     Он нетерпеливо перебил ее несвязную речь:
     - Кэт, давай ты все это мне скажешь не  в этом чертовом коридоре! Я уже
видеть его не могу! Давай зайдем в твою или мою каюту и там...
     Флора, не дослушав, поспешно возразила:
     - Нет-нет! Лучше здесь. Пожалуйста...
     - Ну хорошо, - быстро согласился Билл. - Я слушаю тебя, Кэт.
     Флора глубоко вздохнула и выразительно посмотрела на него.
     -  Знаете  что, Уильям...  Давайте лучше... в  другой раз... завтра все
обсудим.
     Он радостно улыбнулся.
     - Кэт, да Бог с ними, этими обсуждениями! Конечно,  завтра решать любые
вопросы значительно удобнее. Кэт,  да пойми же, наконец, что твой выбор кают
слишком затянулся. Ну неужели это так сложно - определиться, где мужу и жене
провести ночь? - шутливо спросил Билл.
     - Наверное, не сложно, - согласилась Флора и вздохнула.
     - А может, решение этой проблемы мне взять на себя? - улыбнулся Билл, а
потом проникновенно добавил: -  Кэт, уверяю тебя, ты смело можешь довериться
мне. Поверь, и в этом, и в остальном ты не разочаруешься!  И давай завершим,
наконец, прения сторон.
     Он сжал в своих руках ее плечи и, почти теряя терпение, прошептал:
     - Кэт...  ну сколько можно... сводить меня с ума? Ты же  все понимаешь,
Кэт...  Наша близость доставит нам удовольствие  и радость. В этом я уверен,
Кэт. И  брак наш будет  счастливым!  Поверь, Кэт,  твои  сомнения  напрасны!
Пойдем!..
     Флора, наконец,  собралась с духом, понимая, что  ситуация, чем дальше,
тем больше только усложняется, и мягко заговорила:
     - Уильям, я, наверное, должна извиниться перед вами.  Все  так  неловко
получилось. Пожалуйста, простите меня.  Я вела себя очень глупо. Пожалуйста,
простите.
     Он, не понимая, заглянул в ее глаза и озадаченно сказал:
     - За  что ты извиняешься, Кэт? Но если  это для  тебя  так важно, то не
беспокойся. Я, хоть и не знаю, за что, давно простил тебя.
     - Да нет, Уильям, вы... вы не так поняли... - поспешила продолжить свое
объяснение Флора. - То, что  сейчас происходило, не должно было случиться. Я
не  должна  была  этого  допускать.  И  чтобы  больше  между  нами  не  было
недоразумений,  я  говорю  вам:  мы с  вами всегда  будем  в разных  каютах,
спальнях, домах. И мы никогда...
     Билл насмешливо перебил ее:
     - Можешь  не продолжать, Кэт. Я все понял. И терпеливо дожидался, когда
ты скажешь главное. Начни ты с "никогда", Кэт, и тебе не пришлось бы тратить
усилия на продолжительную  речь. А теперь послушай меня и хорошенько запомни
следующее. Мы БУДЕМ  с тобой в одной каюте,  спальне, доме или  где бы то ни
было.  И я даже могу сообщить тебе еще парочку  вариантов.  Ты будешь в моей
постели,  а  я -  в  твоей.  А  теперь  спокойной  ночи,  Старуха  из  Бэра!
Наслаждайся своим одиночеством, но  помни: я  обещал,  что в  моих  объятьях
обязательно будет прекрасная Дигди. И это будет так, Кэт. Будет.
     Он взял Флору  за локоть, подвел к каюте, потом шагнул к своей двери и,
обернувшись, повторил:
     - Спокойной ночи, Кэт!
     Флора вздохнула и тихо ответила:
     - Спокойной ночи, Уильям.
     Она зашла в каюту и медленно закрыла за собой дверь.
     34
     Как  только  Флора вернулась  домой,  она  сразу  поспешила навестить в
больнице Ронни,  о  травме  которого  сообщил  ей Билл. Но  Ронни  выписался
накануне  и  находился  дома.  Флора тут же  позвонила ему и  договорилась о
встрече тем же вечером.
     - Ронни! Как же я по тебе соскучилась!
     С этими словами Флора бросилась Рональду на шею.
     - Фло, ты меня задушишь! - засмеялся тот.
     - Ронни,  как ты себя чувствуешь? И что же с тобой приключилось? Почему
ты мне ничего не сообщил? - забросала его вопросами Флора.
     Рональд усадил ее на диван и сам устроился рядом.
     - Да все со  мной в  порядке, Фло. Не тревожься. Лучше расскажи о себе.
Куда ты исчезла? А загорела как! Чудо!
     Он улыбнулся, взял ее руки в свои и заглянул в глаза:
     - Где же ты была, Фло?
     Флора вздохнула и задумчиво ответила:
     - Ах, Ронни!.. Я тебе сейчас все расскажу. Я думаю, ты поймешь меня.
     И она  подробно изложила ему  все события,  начиная  с  той  встречи  с
однокурсницами, которая и явилась толчком дальнейших изменений в ее жизни.
     - Ну и ну! - покачал головой ошарашенный ее рассказом Рональд.  - Ай-да
Уильям!.. Значит, Фло, ты теперь - миссис Кренстон?
     - Да, Ронни. Но я не хотела бы  об этом  распространяться. И ты, Ронни,
пожалуйста, не  упоминай  нигде  об этом.  Хорошо?  -  попросила  Флора. - Я
надеюсь, что мы достаточно быстро и тихо разведемся.
     Рональд задумчиво посмотрел на нее и серьезно спросил:
     - Почему, Фло, разведетесь? Ведь тебе нравился Уильям. И  его отношение
к  тебе  мне хорошо известно. Шутка сказать! Человек ради тебя,  Фло,  пьесу
написал!!! И вдруг развод? Ты изменила свой взгляд на Кренстона,  Фло, узнав
его ближе? Он разонравился тебе?
     - Наоборот, Ронни!  - горячо запротестовала Флора.  - Понравился!  И  в
этом  весь ужас! А если  о  нашей  женитьбе еще  и Нэнси узнает?!! Я, Ронни,
чувствую  себя  последней  дрянью!  И  поверь,  теперь  горько сожалею,  что
позволила Уильяму втянуть  меня в этот  странный и нелепый брак. Мне не надо
было соглашаться с его предложением ни в коем случае. Не надо!
     Рональд озадаченно уточнил:
     -  Но я не понял главного, Фло.  Так зачем разводиться,  если вы любите
друг друга?
     Флора всплеснула руками:
     - Ронни,  ты сошел с ума! Как это  "любите"?!! Об этом вообще речь идти
не  может!  А для развода есть причины. Есть, Ронни.  Но я  об этом не  хочу
говорить. Понимаешь, Ронни? Не хочу!!!
     - Хорошо,  Фло. Желаешь, чтобы  мы к этой теме  никогда  возвращались -
пожалуйста! - согласился Рональд.  - Я уже забыл все, рассказанное тобой. Ты
для меня была и остаешься Флорой Маккензи.
     Они принялись  живо  обсуждать последние новости, которые  появились за
время отсутствия Флоры.
     35
     Прошло всего несколько дней, но и за это короткое время Флора настошько
быстро  вернулась к  своему привычному  образу жизни,  что  и замужество,  и
путешествие отошли  на второй план. Впечатления от всех событий потускнели и
стали  казаться каким-то  фантастическим  сном, ничего  общего  не имеющим с
реальностью.  Не  то, чтобы Флора  совсем забыла об этом, но, скорее, просто
смирилась со сложившимися обстоятельствами. Она принимала их, как факт своей
биографии и все. Флора убедила себя  не заниматься  душевным  самокопанием и
самобичеванием, поскольку это было в данный момент бессмысленно. Да и вообще
изменять что-либо  в прошлом -  дело абсурдное, бессмысленное,  бесполезное.
Конечно, она иногда думала об Уильяме. Но почему-то только как о человеке, с
которым  хорошо  знакома, который нравился и  нравится,  но не  более  того.
Осознание того, что Уильям Кренстон - ее муж, не было. То есть, оно было, но
спрятанное  где-то   глубоко-глубоко,   потому  что   так   было  спокойнее,
правильнее. Это был тот джинн,  выпускать которого из бутылки было нельзя ни
в коем случае. Иначе  наплыв противоречивых чувств захлестнет душу и сердце,
замолчит  разум, и  тогда  единственно  верного выхода  в этом, предложенном
жизнью, лабиринте не найти.
     36
     В  один  из  вечеров  Флора  отправилась  с Рональдом  в  театр.  Пьеса
оказалась неудачной, и Флора откровенно скучала. Единственным событием этого
вечера  явилась встреча с одной из горячих поклонниц Ронни,  которая обожала
его  пьесы  и  предпринимала  настойчивые попытки завязать с  автором  более
близкое знакомство.
     После  спектакля Флора  и Рональд направлялись к стоянке такси, когда к
ним  поспешно рванулась  крупная  пышнотелая дама,  на  высоченных  каблуках
казавшаяся кариатидой, соперничающей своей статью  с атлантами, которые, как
считалось, удерживали на своих плечах небесный свод.
     Дальнейшие события развивались невероятно быстро.
     На  глазах выходящей  из  театра  публики дама  бросилась  на Рональда,
неистово взывая:
     - Мистер Фармер! Мистер Фармер!
     Она  сгребла  растерянного Ронни,  казавшегося  на  ее  фоне  еще более
маленьким и  тщедушным, чем был  на самом деле, пылко  прижала  его  к своей
необъятной  груди  и, внезапно  покачнувшись, свалилась вместе с Рональдом в
цветочную клумбу, украшавшую вход в театр.
     Зрелище  было   настолько  нелепым,   что  окружающие  поневоле  громко
захохотали.
     Флора  тоже  засмеялась, но  мгновенно  бросилась к другу, беспомощно и
отчаянно   барахтавшемуся   среди   цветов   и   бурно    отбивающемуся   от
экстравагантной  особы,  никак  не желавшей  выпустить  его из  своих мощных
объятий.  Флора испугалась, что  недавняя травма Ронни  или вновь полученная
опять приведут его  на больничную койку. Под  непрекращающийся хохот публики
Флоре все-таки удалось освободить приятеля.
     - Нет! Женщины точно меня угробят! Интересно, после этого падения кем я
стану?  Писателем-абсурдистом?  Или   переквалифицируюсь  в  поэты?  Как  ты
думаешь, Фло? - насмешливо вопрошал Рональд, отряхивая от грязи брюки.
     -  Ронни,  с  тобой  все в  порядке?  Нигде  не  болит? -  встревоженно
распрашивала Флора. - Потряси головой! не кружится?
     - Конечно, кружится! - усмехнулся он. - А как может быть  иначе, если я
оказался  в  пылких объятьях  знойной  женщины  среди  благоуханного аромата
цветов?
     - Ронни, я тебя сейчас посажу в такси. Езжай домой и ложись. Я доберусь
сама, - распорядилась Флора.
     - Погоди, Фло. Я сейчас.
     Рональд  направился к  одному из молодых людей,  только что вышедших из
театра. Затем подвел его к Флоре, представил и сообщил,  что тот - на машине
и готов доставить Флору, куда  та пожелает. Самого  Рональда взялась довести
до дома какая-то супружеская пара, жившая с ним по-соседству.

     Молодой человек, показавшийся Флоре приятным и интересным собеседником,
в конце пути стал раздражать ее своим излишним и  настойчивым вниманием. Она
с облегчением вздохнула, когда машина остановилась у ее подъезда.
     Молодой человек вышел из автомобиля и помог выйти Флоре.
     -  Мисс  Маккензи,  было бы чудесно, если бы вы, в подтверждение  ваших
слов, угостили меня чашкой кофе, - в ответ  на ее благодарность сказал он. -
Не хочется так быстро прощаться с такой великолепной девушкой, как вы!
     - Сейчас довольно поздно, - как можно сдержанней  заговорила Флора. - Я
устала. В другой раз - с удовольствием.
     - Ну зачем же откладывать, мисс Маккензи? Тем более, кофе бодрит!
     Он взял Флору за руку и заглянул в ее глаза. Она убрала руку, отступила
к двери и с легкой долей раздражения сказала:
     - Извините, но мне пора. До свидания!
     Молодой  человек  придвинулся  вплотную,  уперся в дверь  руками с двух
сторон у головы Флоры и многозначительно спросил:
     - А может быть, передумаете, мисс Маккензи?
     Он  так  близко  наклонился  к  ее лицу, что  Флора  почувствовала  его
обжигающее дыхание. Она  отклонила,  насколько  могла,  голову  в сторону  и
категорично ответила:
     - Нет.
     - Добрый вечер...
     Знакомый тихий голос прозвучал для Флоры громовым раскатом.
     Молодой  человек  опустил руки и повернулся. Это дало Флоре возможность
отступить в сторону.
     - Добрый вечер! Здравствуйте! - с излишней  горячностью выпалила Флора.
- Рада нашей встрече! Очень рада!!!
     - И я "очень"... - иронично произнес Билл. - Надеюсь, не помешал?
     - Нет! Что вы! - поспешно возразила Флора. - Мы как раз прощались!
     Билл усмехнулся, оглядел Флору с ног до головы и все с той же иронией в
голосе сказал:
     - Я так и понял.
     Молодой человек  посмотрел на Билла, потом на Флору и, видя, что они не
обращают на  него ни  малейшего  внимания, занятые друг другом, попрощался и
быстро уехал.
     Под прицелом  пристального  взгляда  Уильяма  Флора  смутилась,  только
теперь до конца осознав, в какую двусмысленную ситуацию попала, сама того не
желая. Совсем смешавшись, она неожиданно произнесла:
     - Добрый вечер!
     Билл поднял брови и насмешливо ответил:
     -  Добрый  вечер,  Кэт.  Ты  сегодня  вежлива, как никогда  раньше. Три
приветствия при встрече - это, по-моему, чересчур! Я вижу, ты не скучаешь. В
отличие от меня, ожидающего тебя, Кэт, весь сегодняшний вечер.  Но если бы я
знал, что мою жену и  без меня находятся желающие развлечь, то, конечно,  не
сидел бы в машине до полуночи, как последний дурак! - неожиданно раздраженно
закончил Билл. Чуть помолчав, он добавил: - Сожалею, что не вовремя появился
и нарушил твои планы.
     Флора нахмурилась и категорично объявила:
     -  У  меня не  было никаких планов, кроме  одного  - попасть как  можно
скорее домой!
     Билл исподлобья бросил на нее недовольный взгляд и холодно произнес:
     - А мои планы поменялись. Теперь я хочу поговорить со своей женой.
     Он помолчал, а потом резко, почти грубо, спросил:
     - Где ты была?!!
     Возмущенная его  тоном, Флора вскинула голову, отвернулась и  ничего не
ответила.
     Билл сжал  ее плечи, развернул  к себе и,  заглянув  в лицо, теперь уже
бесстрастно и размеренно повторил:
     - Где ты была?
     - А вам что за дело? - дерзко бросила Флора, прямо глядя в его глаза. -
Что вам дался именно сегодняшний вечер? Вас же не волновало, где я проводила
предыдущие?!!
     Он отпустил ее и усмехнулся.
     - так вот  что тебя возмущает, Кэт! Ты недовольна, что муж  уделял тебе
все это время  должного внимания и, ни мало  не  медля, стала  искать его на
стороне! Очень разумно.
     Потеряв последнее самообладание, Флора резко возразила:
     - Ваше внимание  мне ни к чему! Меня возмущает ваш повелительный  тон и
неуместные расспросы! Я же не  спрашиваю  вас,  как  вы распоряжаетесь своим
временем и проводите его. Мне до этого нет дела. И вы оставьте меня в покое!
Я - самостоятельная женщина.
     - Прежде всего, ты -  замужняя женщина, - попарвил ее Билл и, больше не
сдерживаясь,  неожиданно  жестко заявил: - Я  тебя  предупреждаю.  Еще  один
подобный  милый вечер, и ты убедишься,  что я с тобой не шучу. Впредь изволь
ставить меня в известность, где ты  и с кем. Мой номер телефона у тебя есть.
Пока!
     Он зашагал к автомобилю. Машина резко рванула вперед.
     37
     Весь  следующий день Флора  была  рассеянной и раздраженной.  Заявление
Уильяма во многом было тому причиной, что усугублялось почти бессонной ночью
и, как следствие, головной болью и общим "разбитым" состоянием.
     Флора мучительно  искала решение возникшей проблемы:  звонить  или  нет
Биллу,  как он того  потребовал.  Конечно, сама Флора звонить не хотела ни в
коем  случае. Все  протестовало в ней против этого.  Но  и  не  звонить было
категорически  нельзя.  Ведь  дальнейшая  ответная  реакция   Уильяма   была
непредсказуема. А  значит и последствия его действий  могут сказаться  самым
нежелательным образом на ее, Флоры, жизни.
     И зачем только она ввязалась в эту авантюру?!!
     Флора честно признала, что  во многом потому, что Уильям ей нравился. И
еще  потому, что в его  присутствии она  теряла  здравый  смысл, наслаждаясь
общением с ним. Конечно, убеждала себя Флора, его красота, его обаяние,  ум,
опыт помогали  увлечь и  соблазнить любую женщину. Это  случилось с Нэнси...
потом с ней самой... Правда,  до "соблазнить" дело  пока не дошло и  вряд ли
дойдет, что бы Билл не предпринимал. Потому что ей, Флоре, хватило  горького
опыта  Нэнси, чтобы самой не  попасть в те же силки. Особенно,  тогда, когда
интерес Уильяма к ней, Флоре, угаснет. И если, выступая в роли очередной его
подружки, подобное развитие  событий  закономерно  и  предсказуемо,  то  для
жены...  да  еще  жены,  любящей   своего  мужа!..  измена   будет   ужасной
катастрофой.
     А   ведь   только   случай  помог   ей   убедиться  в  ненадежности   и
легкомысленности Уильяма! Иначе она, Флора, так и  пребывала бы  в идиотском
заблуждении,   что  он   всерьез  увлечен  ею.  Да  еще  сама  полюбила   бы
по-настоящему!!!
     К тому же Уильям ведет  себя так, как будто  все то, что  произошло  на
вилле  Кастлов,  само  собой  разумеющиеся.  Да  еще  без  зазрения  совести
допытывается, что изменило их отношения, в чем причина!!! Конечно, для него,
попрощавшись с одной, через минуту устремиться к другой и весело проводить с
ней время - не причина! Так, пустяк! Поэтому естественно, что Уильям давно и
думать о нем забыл. Подобный цинизм в отношениях людей, тем более, мужчины и
женщины,  Флора считала недопустимым.  Если нет доверия, если  чужды понятия
верности и  преданности, нет  уважения к чувствам друг друга, то зачем такие
отношения нужны? И  разве  при  этом можно даже заикаться о счастье и любви?
Главное,  о любви! Потому что любовь и цинизм - не совместимы и всегда были,
есть и будут  чужды друг другу.  Поэтому  чужими  друг другу  останутся она,
Флора, и Уильям.  И никогда  их жизненный  путь не станет единым, общим. Они
слишком разные - она и  Билл. Поэтому  и пойдут  разными дорогами, оставив в
воспоминаниях  свою  негаданную  и  странную,   нелепую  и  скоропалительную
женитьбу.
     Флора  вздохнула и принялась готовить себе ужин. Потом вдруг решительно
направилась к  телефону.  Каким  бы  дурацким  и  возмутительным не казалось
требование  Уильяма,  при   данных   обстоятельствах  выполнить   его   было
необходимо.
     Она нервно набрала номер и, услышав голос Уильяма, коротко объявила:
     - Дома. Одна.
     Флора  сразу положала  трубку.  Затем села  на диван и, обхватив руками
голову, зарылась ладонями в волосах. Ситуация настолько была абсурдной  и до
такой  степени  возмущала, что Флора начала задыхаться. Негодуя, она рванула
волосы с  такой силой, что от боли  слезы выступили на  глазах.  Затем сжала
кулаки и неистово застучала ими по сиденью.
     Немного успокоившись, Флора откинулась на спинку дивана, закрыла  глаза
и,  как  обычно, принялась считать. Этот пресловутый счет  до  пяти пришлось
повторять, наверное, раз десять, пока не ощутила заметный результат.
     Флора  подошла к зеркалу,  придирчиво оглядела себя, расчесала волосы и
вернулась на кухню.
     Теперь,  благополучно  выполнив  "обязательный"  звонок,  она  испытала
радость  освобождения,  избавления от проблемы,  которая мучила  ее  столько
времени.
     Флора  старательно, с  выдумкой,  приготовила ужин. Довольная,  что все
получилось аппетитно и вкусно, решила ужинать в гостиной. Флора даже достала
бутылку испанского вина  и установила  ее в центр стола, который сервировала
красивыми  приборами.  Потом  вспомнила,  что забыла главное. Флора принесла
канделябр, поставила на стол и, погасив свет, зажгла свечи.
     Она  хотела  включить  запись  своих  любимых мелодий,  исполняемых  на
волынках, но  передумала, решив провести вечер в покое и тишине. Флора сняла
фартук и  уже  направилась к  столу, но...  Все  получилось  так  красиво  и
необычно,  что  она,  мягко  улыбнувшись, переоделась в свое любимое  платье
цвета "морской волны" и переобулась в  такого же  цвета  туфли. Теперь и она
сама соответствовала великолепной сервировки стола.
     При этой мысли Флора рассмеялась и принялась откупоривать вино...
     Сделать это она не успела, поскольку в дверь позвонили. Флора никого не
ждала, а  случайных посетителей принимать не хотелось. Она решила  никому не
открывать,  но настойчивость периодически повторяющихся трелей раздражала, и
Флора, вздохнув, распахнула дверь.
     - Привет!
     Нэнси громко поцеловала подругу в щеку.
     - Добрый вечер, Нэнси.
     - Фло, ты чего вырядилась? Собралась куда-то?
     Нэнси шагнула в комнату и замерла на пороге.
     -  Ого!  Фло,  я кажется  не  вовремя?  Я  на  минуту  забежала. Хотела
пригласить тебя с собой  на одну вечеринку. Подобралась веселая компания! Но
у тебя, подруга, судя по всему, намечается "вечеринка" другого рода.
     - Да нет, Нэнси, - улыбнувшись, возразила Флора. - Я просто ужинаю.
     - У-гу!.. -  засмеялась  Нэнси.  - Да не  смущайся  ты, Фло! Что я,  не
понимаю что ли? Слушай, а у тебя есть что-нибудь покрепче,  чем это? - Нэнси
кивнула на вино. - Так выпить хочется... Для настроения!
     - Шотландское виски устроит? - предложила Флора.
     - Давай! И чего-нибудь на зуб положить! Только быстро! Меня внизу ждут.
Я же за тобой забежала, а тут...
     Флора принесла виски, лед, тарелку, бокал, столовые приборы и поставила
перед  Нэнси. Та,  пока  Флора наполняла  ее бокал, бросила на  тарелку пару
кусков ветчины и веточку зелени.
     - За удачный  для нас  сегодняшний вечер!  -  шутливо объявила Нэнси  и
опорожнила бокал. Она откусила кусочек ветчины, остаток бросила на тарелку и
резко встала. - Хорошего понемногу! Все, Фло! Исчезаю! Пока!
     Нэнси опять "чмокнула" Флору в щеку и побежала вниз по ступенькам.
     Флора закрыла дверь и вышла на балкон. Нэнси помахала ей рукой и села в
машину. Уловив доносившийся из кухни аромат, Флора  тут только вспомнили про
пирог, стоящий в духовке, о котором из-за прихода Нэнси напрочь было забыто.
     Флора поспешила  на кухню и достала пирог. К счастью, это было  сделано
вовремя. Она  уложила его на блюдо и  поставила  на  подоконник, чтобы он на
сквознячке быстрее  остыл. Ей нетерпелось  вернуться к столу  и  приступить,
наконец, к ужину.
     Увы, снова раздался звонок.
     "Наверное,  что-то случилось, и Нэнси вернулась, - подумала Флора. -  А
может, забыла что-нибудь "важное" сообщить!.."
     Улыбаясь,  Флора  широко  распахнула  дверь.  На  пороге  стоял  Уильям
Кренстон.
     - Добрый вечер, Кэт.
     В ответ на ее улыбку он тоже открыто и широко улыбнулся.
     Почувствовав   всю  неуместность  своего   радостного   вида,  случайно
совпавшего с его появлением, Флора густо покраснела и смутилась.
     - Как  я понимаю, весь запас  приветствий ты израсходовала  при прошлой
нашей  встрече,  Кэт,  -  иронично  заметил  Билл.  -  Поэтому  ждать  ответ
бессмысленно.
     -  Добрый  вечер,  -  тихо  произнесла  она,  все   еще  растерянная  и
сконфуженная.
     - Кэт,  я хотел  бы  поговорить с тобой,  -  сказал он  и вопросительно
посмотрел, ожидая приглашения войти. Но поскольку Флора молчала, невозмутимо
продолжил:  - Я  вчера  немного  погорячился  и  наговорил лишнего.  Поэтому
приехал сегодня. Извини  меня, пожалуйста, Кэт. Поверь, я  полностью доверяю
тебе и  понимаю,  что то, что  произошло  вчера, случайность. Я не хотел бы,
чтобы  у  тебя обо  мне сложилось  мнение, как  о  сумасшедшем ревнивце  или
неуравновешенном самодуре. Поверь, это не так.
     Билл немного помолчал, а потом, засмеявшись, добавил:
     - Да что же это  я?Совсем забыл  от  волнения! Это  - тебе, Кэт!  -  он
протянул Флоре цветы, которые держал в руке. - Ты так  потрясающе выглядишь,
Кэт, что я,  кажется, окончательно потерял голову от одной только мысли, что
такая великолепная женщина - моя жена!
     Флора цветы не приняла, и он с огорчением заметил:
     - Ты обиделась, Кэт...
     Она  взглянула на  него и глубоко  вздохнула.  Флора  видела, что Билл,
действительно, искренен. Она взяла букет и тихо поблагодарила:
     - Спасибо.
     Билл ласково улыбнулся и неуверенно сказал:
     - Кэт, ты такая  нарядная... Наверное, ты куда-то  собралась пойти? А я
тебя задерживаю... Может, тебя подвезти? Я - на машине.
     -  Да  ничего  не  надо!  -  поспешно  возразила  Флора. -  Я никуда не
собираюсь идти.
     Он внимательно посмотрел на нее, вздохнул и грустно сказал:
     - Ну что ж! Наверное, мне пора. Да и беседа на пороге...
     Флора  почувствовала угрызения совести, потому что Билл вел себя  очень
открыто и непосредственно. Он был явно опечален ее холодным приемом.
     -  Я,  в  общем-то, вряд  ли смогу уделить  вам много времени, - начала
Флора.  -  Но если  хотите, заходите,  пожалуйста. И  извините, что сразу не
пригласила вас войти.
     Она пропустила его и закрыла дверь.  Оба,  и Флора,  и Билл чувствовали
себя одинаково неловко.
     - Проходите, пожалуйста, в  гостиную,  - предложила Флора и отправилась
за вазой на кухню.
     Она наполнила ее  водой,  поставила  в нее  цветы  и, удерживая вазу  в
руках, вернулась к незванному гостю.
     Билл стоял посередине гостиной, ошеломленно взирая на стол. Он медленно
повернулся, услышав ее шаги, ис нескрываемым отвращением произнес:
     - Как глупо!.. Теперь  понимаю, каким идиотом выглядел только что!  Ты,
конечно, сполна насладилась, слушая мои извинения. Ты собиралась...
     Флора догадалась,  что он,  наверное, оценивает ситуацию так же, как  и
только что уехавшая Нэнси, поэтому перебила его, быстро добавив:
     - ... ужинать. Я собиралась ужинать, когда появились вы.
     -  И  конечно,  одна!  Ты же мне  именно  это сообщила по телефону! - с
сарказмом отозвался  Билл. - Я даже имею честь удостовериться в  этом лично.
Зачем ты солгала?  Я -  не мальчишка. Я понимаю, что такое личная жизнь. Она
была  у  тебя, была  у  меня.  Но  я считал,  что  после  нашей  женитьбы...
прошлое...  какое бы оно  ни было!.. должно  остаться прошлым. Я... я считал
тебя глубоко порядочным человеком, Флора. Сожалею, что ошибся.
     Флора почувствовала, сколько боли прозвучало в  гневном голосе Уильяма,
поэтому,  несмоьря  на  крайнее возмущение от  его  слов, старалась  понять,
почему ее намерение уютно и празднично поужинать вызвало подобную реакцию.
     - Погодите. Не понимаю, почему вы меня обвиняете во лжи? - взволнованно
спросила Флора. - Почему мое желание поужинать вызывает у вас такой гнев?
     Билл удивленно посмотрел на нее.
     - Потому что ты солгала, когда звонила мне. Я помню дословно то, что ты
сказала. "Дома. Одна." Заметь, "одна"! Од-на!!!
     - Да я рпекрасно помню свои слова! И я... вы же видите!.. одна.
     -  К  моему  приходу  -  да!  -  Билл  многозначительно  и выразительно
посмотрел на  стол.  -  И  по-моему, ты  не  собираешься  "начать"  ужин,  а
завершаешь его! Теперь понимаю, почему ты упорно держала меня на пороге. Мой
визит получился очень некстати.
     Изумленная  Флора  повернулась к столу. В  глаза сразу бросились бокал,
виски, тарелка с ветчиной, которые остались после Нэнси.
     Кровь ударила в голову Флоре. Ну конечно!!! Сервированный стол, горящие
свечи, ее  наряд... открытая бутылка виски... бокалы,  тарелка с  ветчиной и
веточкой зелени ... Вывод для любого здравомыслящего человека очевиден.
     - Я понимаю,  как  был  глуп, упорно  навязывая  тебе свое общество!  Я
обманывал себя. И безусловно, виноват  сам!  - холодно продолжил Билл.  - Ты
ведь откровенно говорила мне, что не хочешь иметь со мной ничего общего. А я
не понял, что это серьезно. Мне казалось... А, ладно! Что уж теперь!..
     Он развернулся и направился к выходу.
     Неожиданно для себя Флора вдруг устремилась за ним и схватила за руку.
     -  Подождите! Уильям,  вы все  неправильно  поняли!  Я,  действительно,
собираюсь ужинать. Ну хотите, убедитесь в этом сами! - она потащила Билла на
кухню. -  Вот я вам сейчас покажу, что все, что приготовила,  целехонько! Ну
что  особенного  в  том,  что человек  решил,  принарядившись,  торжественно
поужинать?  Праздник  себе  устроить!  Погурманить  немного!  А перед  вашим
приходом  ко  мне  забежала  Нэнси.  Она  выпила виски, откусила  ветчину  и
убежала. Я не успела убрать ее  приборы, потому  что была занята подоспевшим
пирогом. А потом явились вы. Вот и все! И это - правда. А совсем не  то, что
вы подумали!
     Билл вдруг крепко обнял ее и пылко и страстно поцеловал. Пото покрыл ее
лицо нежными короткими поцелуями.
     - Кэт... Какая  же ты... чудесная,  необыкновенная...  замечательная...
Кэт Кренстон... Моя жена!..
     - Да отпустите же меня... немедленно!.. - оправившись от стремительного
натиска, Флора начала вырываться из объятий  Уильяма. - Что  за  агрессивное
поведение?!!  С  вами  я не  могу находиться  рядом больше одной минуты. Как
только начинает отсчет вторая - все!.. Техника безопасности требует удаления
от вас не меньше, чем на пару миль!
     - Ну почему так далеко, Кэт? - засмеялся Билл.
     - Далеко?!! Да это - минимальное расстояние! - уверенно  заявила Флора.
- А  лучше  - на все  десять! И вообще вы чуть не раздавили вазу, во-первых.
Во-вторых, поломали  часть  цветов.  А в-третьих, расплескали  не  только на
меня, но и на себя всю воду.
     Билл только теперь  обратил  внимание  на вазу с цветами, которую Флора
все  еще  держала в руках. Он оглядел свлй  мокрый костюм и платье  Флоры  и
оглушительно захохотал. Она тоже засмеялась.
     - А я-то никак не  мог понять, почему  ты проявляешь такую холодность и
твердость при моих  жарких  объятьях! - шутливо заявил он. - К  счастью, это
всего лишь ваза и холодная вода!
     Флора немного смутилась, но тем не менее мужественно возразила:
     - И  ничего не  "всего  лишь"! Слава Богу, я, в отличие  от  вас,  умею
держать себя в руках и не таять от страсти, словно лед на солнце, в объятьях
каждого знакомого мужчины!
     Билл широко улыбнулся и весело ответил:
     - Как же ты порадовала меня своими словами, Кэт! Поверь, твое заявление
- это  для любого мужа, действительно,  как ты  выразилась,  "слава Богу"! Я
счастлив, что моя  жена так разумна и сдержанна.  Все-таки  таять в объятьях
каждого мужчины - это, действительно, немного чересчур. Достаточно одного. А
именно, мужа.
     Он снова взглянул на свой костюм. Заметив это, Флора махнула рукой.
     - Да что уж  там! Снимайте! Пусть сохнет. Хотите есть? - вдруг спросила
она. - Я  так  вообще умираю от голода!  Это безобразие, что, приготовив так
вкусно и  аппетитно, я, из-зи  различных визитеров,  не могу никак нормально
поесть. А теперь еще и переодеваться надо! Вы пока повесьте пиджак на спинку
стула и поставьте стул на кухне около духовки. Она еще не остыла. А я сейчас
вернусь.
     Вскоре  они,  наконец, сели за стол.  Билл открыл вино,  разлил  его по
бокалам.
     - Кэт, давай выпьем за восстановление мира между нами! - предложил он.
     - При  строжайшем соблюдении суверенитета каждой из сторон, - дополнила
Флора.
     -  Кэт, прости,  - живо возразил  Билл,  -  но это  невозможно.  Как ты
представляешь, чтобы в едином государстве отдельные его штаты были полностью
независимы? Как ты сказала, суверенны. Согласись, это - утопия!
     -  Ну хорошо, -  согласилась  Флора.  -  Пусть  не  суверенитет.  Тогда
строжайшее соблюдение пакта о ненападении. как вы себе  представляете, чтобы
в едином государстве один штат совершал агрессию в отношении другого штата?
     Она так похоже скопировала его, что Билл засмеялся.
     -  Все,  Кэт!  Согласен!  Пусть  будет  мир,  подтвержденный  пактом  о
ненападении. Пьем за это!
     Они осушили  бокалы  и дружно приступили к  еде. Утолив  первое чувство
голода, Билл, снова наливая вино, произнес:
     - Кэт,  а как  ты  считаешь, добровольное объединение  двух  суверенных
штатов в один возможно?
     - В принципе, да, - согласилась Флора.
     - Тогда давай выпьем за это!
     Она засмеялась и покачала головой. Он живо спросил:
     - Ну почему ты не поддерживаешь  мой  тост, Кэт?  Ты же только что сама
подтвердила, что, в принципе, это возможно!
     Билл  заметил,  как сверкнули  ее глаза.  Флора  улыбнулась,  а  потом,
вздохнув, бесшабашно произнесла:
     -  Пусть меня  сожрет Лох-Несское чудовище, если не я сама  подтвердила
ваши слова!
     - Значит, за добровольное  объединение, Кэт? - поднял свой  бокал Билл,
многозначительно заглянув в ее выразительные глаза.
     - За него! - кивнула Флора. - Или разбейте о мою голову  панцирь дохлой
черепахи!
     - А о мою, - поддержал Билл, - бочку с сырым порохом!
     - Почему с "сырым"? - засмеялась Флора.
     -   Потому   что   во  мне  в   последнюю  секунду   победило   чувство
самосохранения, - самодовольно пояснил Билл. -  Сухой ведь  может  от  удара
взорваться!
     Они дружно засмеялись.
     Когда Флора принесла пирог и кофе, Билл, попробовав, заявил:
     - Кэт, я каждый вечер буду приезжать к тебе  на ужин! Твой  пирог - это
что-то потрясающее! И кофе - чудо!
     Сменившись в  лице,  Флора  на  секунду замешкалась,  но затем,  быстро
справившись с собой, отрицательно покачала головой и пояснила:
     - Видите ли, Уильям, подобный ужин - исключение, а не правило.
     Он широко улыбнулся.
     - Следовательно, мне повезло. Вот что значит верно выбрать время визита
и, нлавное, вовремя окатить себя ушатом ледяной воды!
     Флора звонко засмеялась, настолько иронично прозвучали его слова.
     -  Кэт,  -  мягко и  проникновенно  обратился  к ней  Билл, когда  ужин
завершился, - я так соскучился...
     Он  замолчал,  заметив,  какой настороженный и предостерегающий  взгляд
бросила на него Флора.
     - ... по  звукам волынки,  - закончил  он. -  Может быть,  ты поставишь
какую-нибудь запись?
     Флора мгновенно  повеселела,  согласно  кивнула.  Через минуту  комнату
наполнили тягучие гулкие звуки. Она села на диван и прикрыла глаза. Это была
ее давняя привычка - слушать подобным образом музыку.
     Билл пересел к  ней, вытянул  нога,  скрестил их и откинулся на  спинку
дивана, забросив руки за голову.
     Так они и сидели, пока не  кончилась  запись. Теперь воцарилась тишина,
нарушаемая лишь слабым редким потрескиванием горящих свечей.
     - Хотите вина? - неожиданно предложила Флора.
     Билл взглянул на нее и коротко согласился:
     - Да.
     Он наблюдал, как  Флора подошла к столу  и наполнила бокалы. Потом один
протянула ему.
     - Спасибо, Кэт. Но почему ты стоишь? Садись, - он указал на место рядом
с собой.
     Она  чуть   настороженно  и   внимательно  посмотрела,  потом  все-таки
выполнила его просьбу.
     Они медленно пили вино, думая каждый о чем-то своем.
     - Теперь моя очередь! - объявил Билл, когда опустели бокалы. - Ты, Кэт,
принесла, а я отнесу.
     Он легко поднялся,  шагнул к столу, поставил бокалы, быстро вернулся  и
опустился на диван почти вплотную к Флоре. Билл провел раскрытой  ладонью по
ее изумительным волосам, обнял за плечи и развернул к себе. Потом заглянул в
глаза  Флоры  и нежно  прикоснулся  своими  губами к ее  губам.Билл  испытал
невероятный восторг, потому что Флора трепетно ответила на его ласку.
     Неожиданно  для  обоих,  головокружительные  поцелуи   стали  следовать
беспрерывной  чередой один за  другим, доводя до  последней  черты сжигающей
испепеляющей страсти.
     В какой-то момент разум Флоры все-таки подал предостерегающий сигнал, и
она попыталась выскользнуть из пылких объятий Билла.
     - Билл... пойми...
     Флора хотела что-то объяснить, до конца сама не осознавая,  что именно.
Она произносила слова, цепляясь за них, как за последнее средство спасения.
     Не  выпуская  ее из  кольца  своих рук,  Билл  проникновенно  зашептал,
приблизившись губами к ее виску:
     - Кэт... милая...  ты  только не  возражай  сейчас  ничего... Не  надо,
Кэт!.. пожалуйста... Мы не можем друг без друга... Кэт, согласись, зачем нам
изводить себя напрасно?.. Мы женаты... и  я  очень хочу, чтобы...  мы  стали
мужем  и женой...  Мы будем  очень  счастливы...  поверь...  Очень!.. Кэт...
милая... Кэт...
     Чувствуя,  что  она больше не  оказывает сопротивления,  Билл  страстно
приник к ее губам,  лаская волосы,  плечи, спину Флоры, сжимая все сильнее и
сильнее ее трепетное тело в своих объятьях...
     - Фло-ра!!! Фло-ра!!!
     Раздавшийся  под окнами громогласный призыв ошеломил Флору, равно как и
Билла. Она замерла в его руках, мгновенно очнувшись от любовного угара.
     - Билл... отпусти меня... пожалуйста... - прерывистым шепотом попросила
Флора.
     - Кэт... - почему-то тоже шепотом горячо заговорил  Билл.  - Не обращай
внимания! Кэт, они покричат и уйдут... Не идиоты же они, в конце концов!!!
     Флора настойчиво пыталась освободиться и встать с дивана.
     - Билл... прошу тебя!..
     Он с сожалением разжал объятья и раздраженно и гневно выдохнул:
     - Чтоб они провалились!!!
     Флора быстро  вышла на  балкон,  а Билл  шагнул  к столу, налил  вина и
залпом выпил.
     - Черт бы их  побрал!!! Кретины!!! Принесла нелегкая!!!  - ворчал он, в
ярости вышагивая по комнате.
     - Что вы  раскричались? Соседей перебудите! - укорила незваных гостей с
балкона Флора.
     - Фло! Спускайся скорее! - донесся до Билла голос Нэнси. -  Мы за тобой
приехали! Хватит киснуть дома!
     - Я не могу, Нэнси.
     -  Лентяйка!  А  хочешь,  мы  все  завалимся  сейчас  к  тебе?  Слушать
волынку!!!
     Дружный смех последовал за словами Нэнси.
     Флора не на шутку испугалась.
     - Нэнси, пойми, я не могу. Я... занята.
     - Интересно, чем? - под непрерывный хохот приятелей спросила Нэнси.
     Флора судорожно искала ответ и вдруг выпалила:
     - Я работаю с автором!
     -  Ха-ха-ха!..  Ночью!.. Ой, как  нам интересно с ним познакомиться!  -
хмельно протянула Нэнси. - А может, я его знаю?
     -  Это...  это...  мистер  Муф!  Бед  Муф.  Помнишь,   я   тебе  о  нем
рассказывала? - терпеливо пояснила Флора.
     - Конечно, помню. Какое редкое в наше время качество - постоянство! Ну,
не будем мешать вашей "работе"! Ха-ха-ха!
     Тут же раздался звук захлопнувшихся дверей и отъехавших автомобилей.
     Флора стояла на балконе, не решаясь вернуться в  комнату. "Это какое-то
наваждение! - возбужденно думала она. -  Билл  сводит меня с ума!.. Вот! Уже
"Биллом" его называю! Стоит  ему появиться - все! Я сама, словно  одержимая,
падаю  в его объятья! Он оказывает на меня какое-то магическое  воздействие.
Мне хочется быть с ним как  можно чаще и как можно больше. Господи!..  Да не
влюбилась  ли я?  Только этого не хватало!!! Как же вовремя появилась Нэнси!
Иначе..."
     А Билл, едва сдерживаясь, тоже, как ни странно, думал  о Нэнси. "Как же
она всегда появляется некстати! Чертова кукла!!! Вся обзаботилась о подруге!
Как же!!! Флора скучает! Надо заехать и  взять ее на кутеж! Гуляла бы себе в
свое удовольствие!!! Нечего Кэт делать в ее компаниях. Господи ты, Боже мой!
Ты наказываешь меня за  дурацкий  флирт с Нэнси, посылая именно  ее  в самый
неподходящий момент! Дьявольщина!!!  Сейчас Кэт была бы уже моей!.." От этой
мысли  Билл аж застонал. Флора не  появлялась, и надежда, что  все еще может
получиться так, как  того хотелось и мечталось, таяла с каждой секундой.  Ее
практически не осталось.
     Билл глубоко вздохнул  и  опустился в кресло, пытаясь успокоиться.  Ему
это почти удалось, когда, наконец, появилась Флора.
     - Это Нэнси с друзьми, - зачем-то устало пояснила она.
     -  Я  слышал,   Кэт.  Они  разговаривали  достаточно  громко,  -  мягко
улыбнувшись,  отозвался Билл.  -  По-моему, на  этот раз наличие  Беда  Муфа
сослужило тебе пользу. Оно спасло тебя, Кэт, от орды захмелевших гостей.
     - Да, -  улыбнулась в ответ Флора, оценив  его такт и находчивость. - В
данном случае это именно так. И потом... уже поздно...
     Билл  встал  с  кресла,  подошел  к  ней, растерянно  стоявшей  посреди
комнаты, обнял за плечи и, понизив голос, произнес:
     - Кэт, послушай...  Я... я не хочу уходить.  Я хочу  остаться сегодня с
тобой, Кэт.
     Флора резко отпрянула и отрицательно покачала головой.
     - Нет, Уильям. Это невозможно. Да  и  не надо  этого! Я... я не  должна
была... Только надежду... зря дала.  Но поймите, Уильям,  это  было  с  моей
стороны  ошибкой!  Я как-то...  Но  впредь  этого  допускать нельзя!  Вы  не
обижайтесь на мои слова. Все, что сегодня было между нами - объятья, поцелуи
- это все было прекрасно, замечательно! И вечер мы провели чудесно! Только с
действительностью, с реальной жизнью все это не  имеет ничего общего. Потому
что  это была прекрасная  сказка. А  я знаю, что возвращаться из сказки  мне
приходется  в жесткую и  жестокую  быль. Чтобы  не  страдать от контраста, я
больше в сказку попадать не хочу. Не хочу! Никогда!!!
     - Кэт, кое-что из твоей пылкой речи я не понял, - усмехнулся Билл. - Но
главное  до меня  все-таки дошло.  Первое. Я нисколько не  обижен. Второе. Я
счастлив, что наши ощущения от объятий и поцелуев совпадают. Третье.  Вечер,
действительно,  был  чудесным и сказочным. Хотя мог бы стать в финале вполне
реальным и  запоминающимся.  Но приходится мириться с тем, что этап "Ужин" в
нашем браке несколько затягивается, так и не переходя пока в следующую фазу.
Но  в конце концов, это дело времени и только.  Я в этом уверен,  исходя  из
соображений,  изложенных  мною  во втором пункте. И  четвертое.  Твое,  Кэт,
заключительное "никогда", как всегда внушает мне стойкий оптимизм!
     Флора хотела что-то сказать, но он жестом остановил ее.
     - Секунду, Кэт.  Теперь о том, что я не  понял. Первое. Почему "быль" -
жесткая и жестокая?  Второе. Почему ты уверена в разительном контрасте между
тем,  что  было и  могло  быть  между  нами,  то  есть, как  ты  выразилась,
"сказкой", и этой твоей загадочной для  меня "былью"?  Лично я считаю, что в
нашем случае сказка - это и есть быль. Восхитительная упоительная реальность
наших встреч, бесед,  объятий, поцелуев!.. А  в ближайшем будущем,  надеюсь,
счастье  обладания  и  близости! Ответь, что  ты  в  этой  реальности  наших
супружеских  отношений  видишь  жесткого  и  жестокого,  Кэт?  Почему упорно
возвращаешь наши отношения к "нулевому циклу"?
     Она вздохнула и спокойно ответила:
     - Как и прежде, без комментариев.
     - Ну что ж! - улыбнулся Билл. - Начнем опять сначала.
     Он надел пиджак и быстро ушел.
     Убирая в комнате, Флора боролась  с  сомнениями, назойливо одолевавшими
ее, и убеждала себя, что поступает правильно и разумно.
     38
     Дни проходили за  днями. Флора  и Билл не афишировали  своих отношений,
лишь  изредка  встречаясь  у  нее дома. Она  соглашалась на  это только  под
упорным и настойчивым давлением Билла.
     Ему  эти  встречи  приносили  горькое разочарование,  потому  что Флора
пресекала любые его попытки хоть к  какому-то сближению. Он догадывался, что
Флора стремится всеми силами сделать их отношения более  отчужденными, но  в
то  же  время, ясно  видел  и  то,  какая  борьба  идет  в  ее  душе,  какие
противоречивые  чувства  одолевают ее. Ему иногда казалось, что Флора готова
ответить  взаимностью, но,  как будто  вспомнив о чем-то, опять отдалялась и
замыкалась.  Билл никак не мог  ответить  на вопрос, что  конкретно являлось
причиной такого ее поведения, что  мешало ей и что мучило, заставляя сводить
их отношения  на "нет", подводить  их  к  разрыву. Пока  же  Билл вынужденно
принимал все условия, стараясь не осложнять то положение, в котором он сам и
Флора оказались, чтобы не  оттолкнуть Флору еще больше.  Но  с  каждым разом
быть понимающим и сдержанным становилось  все труднее и труднее, потому  что
при  виде  Флоры  в  душе  Билла разгорались  нешуточные  страсти,  а  жажда
обладания затмевала разум...
     39
     Веселая  вечеринка  только  началась, когда  приехали Флора и  Рональд.
Флора, как только вошла,  сразу  заметила Билла.  Он держал  в  руке бокал и
беседовал с одним из гостей. Наверное, Флора излишне пристально наблюдала за
ним,  потому что  Билл моментально  почувствовал  ее  взгляд. Он повернулся,
внимательно  посмотрел  в  ее   сторону  и,  встретившись   глазами,  слегка
поклонился.  Флора  вежливо наклонила  голову в  знак  приветствия и  тут же
обратилась к Рональду:
     - Ронни, Кренстон здесь. Мы должны немедленно уехать!
     Тот успокаивающе взял ее за руку и мягко улыбнулся.
     - Фло, ты не права. Глупо убегать всякий раз, как мы встречаем Уильяма.
Ты  же сама понимаешь, что совпадение наших визитов и его - закономерно. Тем
более,  у нас  с ним достаточное количество общих знакомых. И  потом, Фло...
Если ты будешь демонстративно избегать Кренстона, это обязательно бросится в
глаза и вызовет пересуды и домыслы.
     - Так что же делать, Ронни? - в отчаянье воскликнула Флора.
     - Старайся держаться естественно и нейтрально, - посоветовал он.
     Рональд подвел ее к столу с напитками и протянул бокал.
     - Выпей, Фло, и не  переживай! Бери пример  с  Уильяма. Он замечательно
держится. Вот и ты давай так же!
     Рональд очень удивился, если бы узнал,  как далек  он был  от истины  в
своей оценке поведения Билла.
     Билл  и  сам не  ожидал,  что эта  встреча  вызовет в  нем  целую  бурю
противоречивых  чувств. Впервые он  и Флора оказались вместе на людях. "Нет!
Не  "вместе",  а одновременно!"  - поправил  себя  Билл.  Он  был  ошеломлен
собственной  реакцией на  появление  Флоры  в  сопровождении Рональда. И  не
потому, что ревновал к нему. Нет. Его возмущала мысль, почему не он,  Уильям
Кренстон,  сопровождает  свою  жену,  по  которой   сходит  с  ума,  которую
обожает!!!  В результате, должен  изображать бесстрастного болвана, позволяя
себе бросать лишь редкие мимолетные взгляды в ее сторону.
     К  середине  вечера  Билл  буквально  кипел  от  терзавших его  чувств.
Стараясь  успокоиться,  он  пил  вино   бокал  за  бокалом.  Чаша   терпения
переполнилась, когда  Билл заметил, насколько весело и  непринужденно  Флора
беседует  с  одним  из  гостей,  очень  тонко  и умело,  как  отметил  Билл,
ухаживающим за ней.
     Взяв в  руки очередной бокал, Билл устроился неподалеку от них. До него
отчетливо долетали фразы их разговора.
     -  Ах, мисс Маккензи! Уверяю вас,  это  очень  увлекательно! -  убеждал
Флору  собеседник,  мягко  и восторженно  улыбаясь. - Вы  должны  непременно
попробовать!
     Флора засмеялась.
     -  Да  поймите! Я и автомобиль -  понятия  несовместимые. Как только  я
сажусь  за  руль  своей машины  -  все!!! Она  бастует самым  возмутительным
образом!
     -  О! Это поправимо! Я готов быть  посредником между вами. Уверяю  вас,
под  руководством  такого   опытного  автогонщика,  как  я,   вы  достигнете
потрясающих  успехов.  Кстати,  мисс  Маккензи,  мой автомобиль  великолепно
отлажен  и доведен  до  совершенства.  Предлагаю  вам  совместную  прогулку.
Уверен,  вы   измените  свое  отношение  к   машинам,  когда   ощутите,  что
такоенастоящая скорость! Вы когда-нибудь управляли гоночным автомобилем?
     - Нет, конечно! - встряхнула волосами Флора.
     -  Ну так соглашайтесь  с моим  предложением,  - уговаривал ее  молодой
человек.
     - Оно,  конечно, очень  заманчивое!..  - глаза Флоры сверкнули  озорным
блеском. Я, наверное, согласилась бы...
     - Так в чем дело? В чем проблема?
     - Если честно, то я... боюсь! Я видела автогонки. Это что-то страшное!
     -  Отбросьте сомения  и страх, мисс  Маккензи! Я - опытный  и  надежный
водитель. Поверьте, и вы, и я получим грандиозное удовольствие!
     Билл все-таки не выдержал и довольно резко вмешался:
     -  Мисс   Маккензи  поступает  очень  разумно,  сомневаясь  в  подобном
эксперименте! Он чрезвычайно опасен!
     Флора и ее  собеседник  удивленно повернулись на голос  Билла.  Занятые
разговором, они его присутствия не заметили.
     - Вы  преувеличиваете вероятность риска,  мистер  Кренстон.  Тем более,
будьте уверены, я позабочусь о безопасности мисс Маккензи.
     - Сомневаюсь! - едко парировал Билл и саркастично усмехнулся.
     - Полагаю,  право решать принадлежит самой мисс Маккензи. А уж никак не
вам!  -  запальчиво  произнес молодой  человек. - Она  - совершеннолетняя! И
опекун ей ни к чему. Вы ей кто? Отец или брат?
     - ... или муж, - иронично дополнил Билл.
     Флора  похолодела.  Ее  возмутило  поведение Уильяма,  явно  идущего на
обострение.  К   счастью,  молодой   человек  дополнение  Уильяма  в  запале
пропустил.
     - По-моему, вы - ни одно и ни другое! - продолжил он.
     - Я - третье... - насмешливо заключил Билл.
     Флора желала только одного - чтобы эта перепалка скорее закончилась, но
не знала, что предпринять.
     - Поэтому пусть решает сама мисс Маккензи!
     Собеседник Флоры вопросительно взглянул на нее.
     -  Интересно, что  она решит... - медленно  и  иронично произнес Билл и
немигающим взглядом воззрился на Флору.
     Она улыбнулась как можно беззаботнее и веселее.
     - Знаете,  я, наверное, должна подумать. Все-таки не хочется  принимать
скоропалительное решение, ставкой в котором - собственная жизнь.
     -  Ну  что  ж!  -  улыбнулся  ей  в  ответ  молодой  человек.  -  Можно
договориться и  потом.  А сейчас  позвольте  пригласить  вас на  танец, мисс
Маккензи.
     Он встал, поклонился и протянул ей руку. Когда Флора подавала  ему свою
руку, оба услышали холодный и категоричный отказ Билла:
     - Нет.
     - В чем  дело?!! - вспылил молодой  человек.  -  Оставьте  нас в покое!
Найдите  себе,  наконец,   какое-нибудь  другое  развлечение,   кроме  вина!
Следствие которого - ваше возмутительное поведение. Пойдемте, мисс Маккензи!
     Билл бросил на них исподлобья ледяной взгляд и упрямо повторил:
     - Нет. Этот танец принадлежит мне. И право на него я не уступлю никому.
     -  Так бы и сказали,  - миролюбиво засмеялся  молодой человек, стараясь
сгладить ситуацию, очевидно неприятную для девушки, и повернулся к Флоре.  -
Мисс  Маккензи,  извините,  пожалуйста.  Произошло  небольшое недоразумение.
Приглашаю вас на следующий танец.
     Флора поспешно кивнула.
     - Следующий тоже принадлежит мне! - невозмутимо заявил Билл.
     Флора  понимала, что  назревает скандал. На них  все болшее  количество
гостей обращало внимание.  Она растерялась и поискала глазами Ронни. Но  его
не было.
     - Извините меня, пожалуйста, - обратилась к  молодому человеку  Флора и
мягко  положила свою руку на его. - Но я сегодня не расположена танцевать. И
спасибо вам за приятную беседу.
     -  Мисс  Маккензи расположена танцевать только со мной!  -  категорично
высказался Билл и громко, на всю  гостиную, объявил: - Господа, чтобы впредб
не  было  никаких  недоразумения,  сообщаю,  что  все  танцы  мисс  Маккензи
принадлежат мне! И только мне!
     Теперь  уже  все  без исключения  смотрели на  них, прервав собственные
разговоры и танцы.
     По залу пронеслось:
     - Вот это да!
     - Интересно, почему?
     - Кренстон, как всегда, оригинален!
     - Но это только твое  заявление,  Уильям! - с сомнением  сказал один из
гостей. - Возможно, мисс Маккензи думает по-другому.
     Все тут же воззрились на  Флору. В том числе,  и Билл, который иронично
уточнил:
     - Так как думает мисс Маккензи?
     Флора собралась с духом и, широко улыбнувшись, подтвердила:
     - Это правда, господа!
     На Билла сразу же со всех сторон посыпались реплики:
     - Уильям, поделись, как это возможно?
     - Билл, как тебе это удалось?
     - Я тоже хотел бы получить все танцы своей подружки! Поделись!
     Флора обмерла, заметив,  что Билл загадочно  улыбнулся. Он посмотрел на
нее и медленно произнес:
     - Я готов поделиться своим секретом...
     Но его поспешно перебила Флора:
     - Это была шутка! То есть, спор шутливый! И я проиграла!
     - А о чем надо спорить? Чтобы получить такой выигрыш? Скажи, Билл!
     Тот опять многозначительно посмотрел на  Флору.  От этого взгляда Флора
побледнела  и больше  не старалась,  как до  этого, улыбаться.  Она  ожидала
неизбежного.
     Билл выдержал длительную паузу и заявил:
     - Я бы с удовольствием  поделился  с  вами!  НО!!!  Это  не  только мой
секрет, но  и мисс Маккензи.  А выдавать тайну женщины, тем более, публично,
для джентльмена недопустимо. Но один стопроцентный беспроигрышный совет дать
могу. Женитесь!!!
     - Ну, это слишком уж радикальный  способ, чтобы  получить  право на все
танцы! - пошутил кто-то из гостей.
     Все  засмеялись. Обстановка  разрядилась. Интерес  к Флоре и Биллу  был
потерян.
     - Что  вы себе  позволяете?!! - широко улыбаясь,  но гневно сверкнув на
Билла глазами, вполголоса спросила Флора, как только отошел молодой человек,
и они остались наедине. - Вы сошли с ума?!!
     - А что я себе позволяю, Кэт? - уточнил  Билл. - Я только поставил всех
в известность, что все твои танцы, поскольку ты - моя жена, принадлежат мне,
поскольку я- твой муж!
     -  Да  тише  вы! - возмущенно  попросила  Флора. - Господи,  ну  что за
наказание такое! За что, Господи?!!
     Билл с видом собственника обнял ее за плечи и, усмехнувшись, произнес:
     - Не отчаивайся, Кэт! Почему "наказание"? Ты так думаешь только потому,
что не даешь мне возможности доказать тебе, что я - не "наказание", а...
     Флора  нетерпеливо  отстранилась,  внимательно посмотрела  на  него  и,
осененная догадкой, воскликнула:
     - Вы... пьяны!
     Бросив взгляд вокруг, она заметила наконец-то появившегося  Рональда  и
сделала ему знак подойти.
     - Я не пьян, Кэт, - возразил Билл. - Я просто схожу с ума...
     Она перебила его, насмешливо бросив:
     - Заметно!
     - Я хочу танцевать с тобой, Кэт. Пойдем!
     Билл взял ее за руку, которую она тут же убрала.
     - Кэт, я настаиваю на своем приглашении.
     -  Нет!  -  категорично   ответила  она  и  с  надеждой  посмотрела  на
подошедшего Рональда. - Ронни!..
     Рональд  окинул  обоих  проницательным  понимающим взглядом и  спокойно
предложил:
     - Фло, по-моему ты устала. Поедем, я отвезу тебя.
     - Кэт  никуда не поедет!  Она  будет  танцевать  со мной!  -  с прежней
настойчивостью возразил Билл и снова взял Флору за руку.
     Она снова резко выдеонула свою руку и вцепилась в рукав Рональда.
     -  Уильям, возьмите  себя  в  руки,  - успокаивающе попросил Рональд. -
Зачем привлекать ненужное внимание?  Вы потом пожалеете о  своем скандальном
поведении. Хотите, поедемте с нами. Мы отвезем вас домой.
     Билл захохотал.
     - Мы... отвезем... домой!.. Мы!!! Бред какой-то!.. Меня отвезут домой -
моя жена, дом которой совсем не там, где мой, и ее преданный "друг"!!!
     -  Уильям, прошу, прекратите,  -  опять  настойчиво попросил Рональд. -
Давайте уйдем отсюда и продолжим беседу в другом месте.
     - Хорошо, - неожиданно согласился Билл.
     - Поедемте с нами, - снова предложил Рональд.
     - А вот это нет!!! - объявил Билл. - Я поеду со своей женой. А вы - как
хотите!
     - Уильям, вы пьяны, - начал  убеждать его Рональд. - Садиться за руль в
таком состоянии крайне  опасно. Поймите, вы подвергаете ненужному  риску  не
только свою  жизнь, но и жизнь Флоры. Посмотрите, она едва держится на ногах
от волнения и страха!
     Билл хмуро взглянул на бледную Флору.
     - Хорошо, - кивнул он. - Вы езжайте вдвоем, а я поеду за вами.
     - Поедемте с нами, Уильям, - настаивал Рональд.
     - Я сказал - за вами. Сам.
     Рональд с Флорой направились к выходу. Билл двинулся за ними.

     Рональд остановил автомобиль  у дома Флоры, вышел сам и помог выйти ей.
В это время затормозила машина Билла, который ехал за ними. Вскоре показался
и он сам. Билл захлопнул дверцу и подошел к молчавшим Рональду и Флоре.
     -  Рональд,  я  благодарен,  что  вы  доставили мою  жену в  целости  и
сохранности, - сразу заговорил он. - А теперь, думаю, вам пора. потому что я
желаю поговорить со своей женой наедине.
     Флора бросила умоляющий взгляд на Рональда.
     -  Уильям, - со всей  возможной убедительностью в голосе  начал  тот, -
предлагаю  все разговоры отложить  до  утра.  Давайте-ка лучше  я отвезу вас
домой!  Вашу  машину  оставим  здесь.  А завтра  вы  ее  заберете. И  заодно
побеседуете с Флорой.
     -  Ну  уж  нет!  -  категорично  отрезал  Билл.  -  Я  и  так  довольно
продолжительное время откладывал  нашу "беседу", - многозначительно произнес
он. - И больше ждать не намерен. Уезжайте, Рональд! Уезжайте!
     Потеряв всякое терпение, Флора вступила в их полемику, резко заявив:
     - Никаких  бесед не  будет!!! Ни  сегодня,  ни  завтра!  Сыта по горло!
Особенно,  сегодняшней  вечеринкой!   Я  завтра  же  начинаю  бракоразводный
процесс!!!
     -  Фло, погоди, не горячись,  - Рональд успокаивающе дотронулся  до  ее
руки.
     Но тут зазвучал тихий и угрожающий голос Билла:
     - Начинаешь бракоразводный процесс?.. И что же ты объявишь причиной? Уж
не тот ли факт, как ты исполняешь свои супружеские обя...
     Флора задохнулась от возмущения и с гневом перебила его:
     - Если вы продолжите свою речь, предупреждаю, больше вы никог.. впредь,
- быстро  поправилась  она, - не  услышите  от  меня  ни  единого слова!  И,
клянусь, не увидите меня! Я уеду из этого города немедленно!!! И сразу подам
на развод!
     Она замолчал. Билл тоже молчал. Молчал и Рональд.
     Флора постояла немного, потом попрощалась и скрылась в доме.
     -  Уильям, кажется,  вы  сваляли порядочного дурака, - с  сожалением  в
голосе заметил Рональд и снова  предложил: - Давайте все-таки  я отвезу  вас
домой!
     Билл отрицательно потряс головой и упрямо сказал:
     - Почему Кэт ушла? Я пойду за ней. Я хочу поговорить с ней!
     Он  направился к  подъезду.  Рональд  схватил  его  за  рукав,  пытаясь
удержать. Но силы были  неравны, и Билл, оттолкнув Рональда, опять шагнул  к
дому. Рональд бросился за ним.
     - Уильям,  поймите, будет только хуже! Уезжайте,  пожалуйста! Вы будете
потом жалеть!  Флора  не станет  с  вами говорить и дверь вам не  откроет! -
горячо убеждал его отчаявшийся Рональд.
     Билл остановился и исподлобья взглянул на него.
     - Откажется говорить? Вы так думаете?
     С  некоторой  долей  облегчения  Рональд  энергично закивал  головой  и
убежденно подтвердил:
     - Категорически откажется. Уверяю вас, это бесполезно.
     Билл какое-то время молчал, что-то напряженно обдумывая, потом согласно
кивнул себе и произнес:
     - Ну что ж! Тогда поехали!
     - Может, все-таки... - начал успокоенный Рональд.
     - Нет. Я сам! - отказался Билл. - До свидания, Рональд.
     - До свидания, Уильям, - отозвался тот.
     Они сели в машины и разъехались.

     Флора   беспокойно  ворочалась  в   постели.  Она  почему-то  не  могла
устроиться  так,  чтобы было  удобно. Все  мешало и досаждало.  Уснуть  было
невозможно. беспорядочные  мысли  роем проносились в  голове.  Снова и снова
Флора возвращалась к событиям сегодняшнего вечера, задыхаясь от возмущения и
гнева. Поведение Уильяма не укладывалось ни в какие рамки. Подобного от него
Флора никак не ожидала. Но обдумывая все снова и снова, пришла к выводу, что
виной всему был  хмель,  ударивший в  его  голову. Хотя, конечно, высказывал
Уильям те мысли, которые бродили в  этой самой голове и в трезвов состоянии,
что являлось бесспорным.
     Спустя  какое-то  время  Флора  все-таки  немного  успокоилась  и  даже
задремала.
     Оглушительные звуки, раздавшиеся  за окном, подбросили Флору с кровати,
как  катапульта. От волнения забыв о  халате, прямо в  ночной сорочке, Флора
выскочила на балкон.
     Перед ее  глазами предстала  невероятная по своей  абсурдности картина,
которую не смог бы вообразить даже буйнопомешанный сумасшедший.
     На тротуаре перед домом стояли три музыканта в шотландских национальных
костюмах  и  исполняли на  волынках  протяжную  мелодию. Впереди -  в килте,
белоснежных гольфах, но  почему-то в  огромной  высокой медвежьей  шапке,  с
заячьей сумкой у пояса - стоял Билл с волынкой  в руках и старательно дул  в
нее,  издавая   какие-то  противоестественные,  но  громкие  звуки,  которые
нарушали гармонию мелодии в самых неподходящих местах.
     -  Прекратите  немедленно... - почему-то шепотом произнесла  Флора  и в
отчаянье замахала руками.
     Музыка немедленно смолкла.
     - Вы что,  обалдели?  -  продолжила Флора, борясь  с  душившим  смехом,
который поневоле одолевал ее.
     - Кэт, я хочу поговорить с тобой! - объявил Билл.
     - Нет! Уходите! - теперь уже громким шепотом категорично приказала она.
- Вы подняли, наверное, весь квартал с постелей!
     Билл отрицательно покачал головой.
     - Мы не уйдем, Кэт,  до тех пор, пока  ты не согласишься пустить меня в
квартиру и не поговоришь со мной.
     - Это исключено! - заявила Флора  и сразу пожалела  об этом, потому что
по знаку Билла вновь оглушительно и протяжно зазвучали волынки.
     Флора  вновь нервно  и  судорожно замахала руками. Мелодия  оборвалась.
Последний ужасающий звук из несчастной волынки был исторгнут Биллом.
     -  Уильям,  умоляю,  прекратите,  -  горячо зашептала  Флора. - Соседи,
наверное, уже позвонилив полицию. И вас заберут.
     -  То-то  ты  будешь  рада!!!  -  иронично  отозвался  Билл,  поправляя
съехавшую на глаза шапку.  - Пока я буду сидеть в тюрьме, ты сможешь вдоволь
насладиться скоростью со своим автогонщиком. Черт бы его побрал!!!
     - Вы  говорите глупости! Немедленно  уходите! Немедленно! -  настаивала
Флора,  пристально  вглядываясь  в  пустынную  улицу, не показалась  ли  уже
полицейская машина.
     - Кэт, я не уйду, пока ты не согласишься говорить со мной. Откажешься -
весь  город  будет  наслаждаться звучанием  волынок, пока  меня  не  заберет
полиция! - твердо заявил Билл.
     - Кэт, да поговори ты с ним! Это ж невозможно слушать! Спать хочется! -
раздался откуда-то из окна мужской голос.
     - Прислушайся, Кэт! - воодушевился Билл.  -  Это звучит в мою поддержку
глас  народа! Это его вопль о сострадании и милосердии ко  мне! Кэт, не будь
жестокой!  Иначе  звуки  волынок  разорвут  от  горя сердца  твоих  соседей.
Особенно, когда волынки умолкнут, а меня заберут в тюрьму.
     - Разорвутся не сердца, а наши ушные  перепонки! - донесся  все тот  же
голос. - Кэт, давай, соглашайся быстрее!  Иначе до приезда полиции мы успеем
оглохнуть!
     -  Видишь, Кэт, какую поддержку оказывают мне народные массы!  -  бодро
объявил Билл. - Большую,  чем любому из кандидатов  в президенты на выборах.
Предупреждаю, Кэт, что жду твоего согласия 15 секунд. Потом грянут  волынки.
Время пошло!
     - Скажи "да", Кэт, кто бы ты там ни  была! - раздалось из другого окна.
- У нас же дети!
     Билл дотронулся губами до волынки, и Флора поспешно выдохнула:
     - Да!
     Тут же из разнух окон послышались комментарии:
     - Ну, слава Богу!
     - Давно бы так!
     - Настойчивый парень!
     - Интересно, о чем он хочет говорить?
     - Любовь, наверное!
     Как  оказалось, беседа  Флоры и  Билла вызвала огромный  интерес, живое
участие и даже сопереживание.
     - Ну, этот парень добьется чего угодно!
     - А что же там за "Кэт" такая?
     - Раньше не слышно было ни об одной девице с таким именем!
     - А живет в нашем доме! Кто она?
     Флора  сделала Биллу приглашающий жест и скрылась в комнате. Не хватало
только, чтобы соседи догадались, что эта загадочная "Кэт", переполошившая со
своим дружком весь квартал, она, Флора Маккензи.
     Флора  открыла дверь и впустила Билла,  который  одной рукой обхватывал
волынку, а в другой держал огромный букет цветов.
     - Это тебе, Кэт!
     Билл протянул ей цветы.
     - Спасибо, конечно, - Флора приняла букет, - только  это лишнее. Скорее
говорите, что вы хотели, и уходите!
     - То есть, как "скорее" и "уходите"? Нет, так не пойдет!
     С этими словами Билл направился к двери.
     -  Куда вы? -  встревоженно спросила Флора,  от удивления широко открыв
глаза.
     - Возвращаюсь в ансамбль волынщиков, - невозмутимо пояснил Билл.
     - Вы их не отпустили?
     - Нет,  конечно!  - усмехнулся Билл. - А вдруг они  понадобятся? Да уже
понадобились!
     Теперь  Флоре стало не до смеха.  Возмущение и  раздражение  постепенно
нарастали, вытесняя все другие чувства.
     - Хорошо, проходите в гостиную, - пригласила, вздохнув, она.
     -  Давно бы так!  - одобрил  Билл, шагнул в комнату, подошел к дивану и
сел.
     Флора стояла посреди комнаты и вопросительно смотрела на него. Молчание
затягивалось. Первой не выдержала Флора.
     -  Так что вы хотели мне сказать? - едва сдерживаясь,  поинтересовалась
она.
     - Кэт, у тебя выпить найдется? - вдруг спросил Билл.
     - Вы и так выпили больше, чем достаточно! - отрезала Флора.
     -  Кэт,  у меня от  старательного музицирования в  горле  пересохло,  -
объяснил Билл. - Не упрямься, Кэт! Пожалуйста, налей мне виски.
     Она не двигалась.
     - Что-то я давно не упражнялся... - сказал Билл и потянулся к волынке.
     - Чтоб вы захлебнулись! Или  хотя  бы подавились! - в сердцах  выпалила
Флора, налила полный стакан виски и протянула ему.
     - Грубиянка! - бросил Билл и взял стакан.
     -  Пьяница! - отрезала она. - Алкоголик! А выпьете этот стакан - "белая
горячка" вам обеспечена! - злорадно добавила Флора.
     - И выпью!!!  -  упрямо заявил Билл. - Уж лучше  пребывать в  состоянии
"белой горячки", чем рогоносца!
     На глазах изумленной Флоры он опустошил стакан.
     - Зачем вы это сделали? Вы с ума сошли? - оторопело спросила она. - Вам
будет плохо.
     -  Мне  и сейчас не слишком  хорошо! - усмехнулся  Билл.  -  Так  какая
разница?
     Флора вздохнула и нетерпеливо напомнила:
     - Вы хотели говорить со мной. Я слушаю.
     Билл прищуренными  глазами посмотрел на нее, потом насмешливо улыбнулся
и произнес:
     - Во-первых, я  хочу сказать, что  ты,  Кэт, обалденно  выглядишь!  Вот
только  ткань  твоей  сорочки...  хоть она  тонкая  и  прозрачная!... мешает
наслаждаться твоей красотой полностью!
     Флора растерянно осмотрела  себя и тут  только  вспомнила, в каком виде
выскочила из  кровати. Флора бросилась в спальню,  но рука Билла перехватила
ее. Притянув, он заставил Флору сесть рядом на диван.
     - Не беспокойся,  Кэт!  - иронично заговорил Билл.  - Моя жена нравится
мне в любом виде. А уж в таком и тем более!
     Поскольку она молчала, он продолжил:
     -  Кэт,  давай, наконец,  расставим точки  над "и".  Ну  сколько  можно
издеваться друг над другом? Почему бы нам не прийти к согласию?
     - У нас было согласие, -  отозвалась Флора, - когда мы договаривались с
вами, что разведемся. Ведь наш брак мы заключили под давлением обстоятельств
и только!
     - Нет! Не только! - запротестовал Билл. - Мы нравились и  нравимся друг
другу. А ты вбила себе в голову какую-то дурь  и упиваешься ею!!! Мы ж -  не
дети, в конце-то концов!  Ну  ладно, я соглашался  с тем, что  мы мало знали
друг друга,  поэтому  не настаивал  ни  на чем.  Я  ухаживал за  тобой,  как
влюбленный  юнец за  девственницей! Я  терпеливо  ждал, когда мы  привыкнем,
узнаем  друг друга  ближе. И  что же?!! В  результате,  ты стала от меня еще
дальше, чем в день нашей женитьбы! И я хочу понять, в чем дело. Я настаиваю,
чтобы ты немедленно объяснилась!
     -  Что  я  должна вам  объяснять?  -  холодно спросила до глубины  души
оскорбленная его словами Флора.
     - Почему ты отказываешься от... близких отношений, - уточнил Билл.
     Флора пожала плечами и бесстрастно возразила:
     - Очевидно, потому, что не хочу.
     Билл ошеломленно воззрился на нее.
     - То есть... как... "не хочу"? Почему?
     - Без комментариев, - сухо ответила Флора.
     -  К черту твои  "без комментариев"!!!  Ты... ты  и дальше... ничего не
собираешься менять в наших отношениях? - тихо спросил Билл.
     - Ну почему же? Хочу! - возразила она. - Мы оформим развод и перестанем
называться мужем и женой.
     - И только-то?!! - выдохнул Билл. - Не выйдет, дорогая!!!
     Он схватил ее  в объятья, но Флора  со всей имеющейся силой  оттолкнула
его, быстро скрылась  на кухне и заперлась там. Она подскочила к телефону  и
судорожно  принялась  набирать номер  под  непрерывное  сильное потрясывание
двери.
     Когда Флора услышала, что трубку сняли, поспешнозаговорила:
     -  Майкл, пожалуйста, приезжайте! Здесь Уильям. Он пьян! А полицию я не
хочу... Хорошо. Жду.
     В этот момент дверь распахнулась и появился Билл.
     Быстро оглядев кухню, Флора  схватила подвернувшуюся под руку массивную
разделочную доску.
     - Уильям, предупреждаю, если вы сделаете хоть  один шаг,  я разобью эту
доску о вашу голову! - решительно объявила Флора.
     - Кэт,  успокойся!  Я  не  буду  делать  никаких  шагов. Я  только хочу
получить ответ, по какой причине ты меня отвергаешь.
     Она упрямо покачала головой и предложила:
     - Прошу вас, уходите. Так будет лучше и для вас, и для меня.
     - Нет, Кэт, я останусь до тех пор, пока ты не ответишь мне!
     С этими словами Билл  вернулся  в гостиную  и сел на  диван. Он вытянул
ноги, скрестил  их, откинулся на спинку  дивана  и  обхватил руками  волынку
перед собой.
     Флора осталась на кухне, не выпуская из рук разделочную  доску.  Вскоре
тишину нарушил  раздавшийся  звонок в  дверь. Флора быстро распахнула ее. На
пороге стояла взволнованная Елена.
     - Что  случилось, Флора? Где Билл? - нервно спрашивала она, внимательно
оглядывая  с ног  до  головы Флору, которая стояла перед ней в тонкой ночной
сорочке. - Майкл идет следом за мной.
     Флора указала головой в сторону гостиной.
     - Там.
     Впрочем, это было лишним, потому что до них донесся голос Билла.
     - Кэт, кто пришел?
     Елена стремительно шагнула в комнату и замерла на пороге.
     - Елена?!!
     - Билл?!!
     Они ошеломленно, но по разным причинам, взирали друг на друга.
     - Как вы здесь оказались? - удивленно спросил он.
     Ответом  ему  был неожиданный звонкий  смех  невестки. Билл  озадаченно
смотрел на нее, не понимая причины ее веселого настроения.
     - Я... за вами... приехала... Билл... - почти  не справляясь с душившим
ее смехом, ответила Елена.
     В этот момент за ее спиной выросла фигура Майкла.
     - Что происхо... - начал он и, воззрившись в полном изумлении на Билла,
громко захохотал.
     - И ты,  брат?!! - мрачно  изрек Билл, чем  вызвал еще больший хохот по
ассоциации с известным выражением "И ты, Брут?".
     Билл недоуменно и хмуро смотрел на веселящихся непрошенных  гостей,  не
догадываясь, что его вид -  в килте, гольфах, медвежьей  шапке,  волынкой  в
объятьях - уморителен и забавен.
     Майкл  все-таки взял  себя в руки и поспешил на кухню, где  его ожидала
расстроенная Флора. Он  увидел в  ее руках большую  разделочную доску и чуть
опять не рассмеялся. Но вид Флоры, почему-то одетой только в ночную сорочку,
был столь жалким и потерянным, что веселье улетучилось в одну секунду.
     - Флора, что случилось? - встревоженно спросил Майкл.
     Тяжело  вздохнув,  Флора  принялась  излагать  ему  всю  цепь  минувших
событий.
     А Елена села рядом с Биллом, сняла с его головы огромную шапку, достала
платок, вытерла его вспотевший лоб и тихо произнесла:
     -  Что  же  вы  наделали,  Билл?..  А я  так надеялась,  что  вы будете
терпеливы! Что вы все понимаете. Ах, Билл, Билл!..
     Он схватил руки Елены и горячо заговорил:
     - Елена, я знаю, вы - мой друг! Почему Кэт так относится ко мне? Я хочу
понять и  знать только это. В  чем  камень преткновения,  черт  возьми?!!  Я
пытаюсь с ней  объясниться, но она твердит  и твердит "без комментариев, без
комментариев"! И что же делать?!!
     Елена хотела что-то сказать, но в это время появился Майкл.
     - Поехали, Билл. Переночуешь у нас. А завтра поговорим. Эли, идем.
     Майкл  направился к выходу. Билл и Елена молча  шли  за ним.  Флора  из
кухни так и не вышла.
     40

     На  следующий день Флоре позвонила Елена и  попросила о встрече.  Флора
пригласила ее к себе. Они договорились о времени и попрощались.
     От волнения Флора не находила себе места, нервно поглядывая на часы.
     Елена появилась точно  в назначенное  время.  Флора в который  уже  раз
отметила,  что Елена выглядит невероятно хрупкой и  изящной  в  своих  узких
брючках, блузке и с забранными в "хвост" волосами.
     А Елену, как всегда, восхитила необычная внешность Флоры, ее стройная и
высокая фигура, как у модели с обложки журнала.
     -Елена, пожалуйста, проходите, - пригласила Флора.
     - Спасибо.
     Елена прошла в комнату и села в кресло. Напротив устроилась Флора.
     - Я  думаю, что не  стоит  делать долгих и длинных предисловий, - сразу
начала Елена.  -  Мы  обе  понимаем, зачем  я здесь. Вы  знаете,  Флора, мое
отношение к вам.  Наверное,  догадываетесь,  что я,  как женщина,  вас очень
хорошо  понимаю  и  целиком  и полностью разделяю  ваши чувства. Но  я  хочу
говорить с вами о другом.
     -  Если вы хотите говорить об  Уильяме, -  перебила ее Флора, -  то  не
утруждайте себя, Елена. Об этом человеке я слышать не желаю!
     Елена   вздохнула,   подумала  и,   устремив  на   Флору   внимательный
проницательный взгляд, мягко сказала:
     - О  Билле не желаете слушать вы... Майкл  сегодня обрушился на него  с
таким  гневом  и  негодованием,  какого я  от него никак не ожидала! Я  и не
предполагала, что Майкл может быть таким...  жестким и бескомпромиссным. Сам
Билл без устали посыпает свою голову пеплом. И если еще я!.. Ну согласитесь,
Флора, что даже у самых отъявленных негодяев и преступников есть адвокаты. И
им дают возможность высказаться, терпеливо выслушивают...
     Елена  вопросительно  посмотрела  на  Флору.  Та  в  сомнении  покачала
головой.
     - Право, я не знаю...  У вас какой-то редкий дар убеждения, Елена. Ваши
доводы так трудно опровергать! Уильяму  повезло и  в этом. Заполучить такого
адвоката, как вы, Елена!..
     Та улыбнулась и быстро заговорила:
     - Флора, прошу вас, выслушайте Билла. Поверьте, он очень переживает. Он
в отчаянье. И потом... Майкл выдвинул категорическое требование  обязательно
уладить с вами  конфликт. Иначе, заявил мой  муж, он не  хочет ни видеть, ни
слышать Билла! А ведь они очень  дружны. И еще... - она немного помолчала. -
Жизнь  - очень непонятная  и сложная штука. Этого не знает только ребенок. В
ней много полутонов, а  не одни только  яркие, радующие глаз, краски. Есть и
темные, мрачные цвета. Я не знаю... Но может быть,  в  чем-то даже пересилив
себя, стоит принимать  жизнь такой, какая она есть? Может быть, стоит забыть
о том,  что произошло? И попытаться  все  начать  с новой  страницы, как  бы
трудно не было?
     Флора дернула плечом и возущенно и категорично произнесла:
     - Да, может быть,  так разумнее!  Но  Елена!.. Как можно забыть то, что
произошло? Когда, чуть ли не объяснившись в любви  одной, чувствуя, что тебе
отвечают взаимностью, нежно попрощавшись,  через минуту прыгают в постель  с
другой,  да  еще к тому же являющейся самой  близкой подругой первой?!! И вы
считаете,  это -  нормально?!! Или  мне, согласившись  с  нашим браком,  как
многие жены,  не  заводить  себе  подруг и знакомых? Отслеживать каждый  шаг
своего резвого ретивого мужа? Причем, зная, что это все равно бесполезно. Он
найдет и время, и  место,  и объект для выражения своих  пылких  чувств! Мне
такой  супружеской  жизни  не  надо!  А на  другую...  я  в  этом  убедилась
собственными глазами!.. Уильям не способен. Догадываюсь, какое у него бурное
прошлое! Да и настоящее!
     - У Майкла оно тоже было таким... - тихо заметила Елена.
     - О!  -  всплеснула руками Флора. -  Да  что  вы  сравниваете!  Майкл -
серьезный порядочный человек. Он безумно любит вас!
     -  И все же,  его прошлое - не менее... если  не более!.. бурное, чем у
Билла, - настойчиво повторила Елена. - К тому же, и женился Майкл в тридцать
лет.  А ваше  мнение о нем  складывается из того, что вы видите сейчас.  Так
почему вы отказываете Биллу в праве на любовь, верность, преданность теперь,
когда он  стал мужем? Может  быть,  Билл в своем  отношении к семейной жизни
похож на старшего брата?
     Флора с сомнением покачала головой и криво усмехнулась.
     -  Вы  видели  когда-нибудь  Майкла  в  постели  с  вашей  подругой?  -
неожиданно спросила она. - Ответьте правду, и тода вы поймете меня.
     - Нет! - решительно ответила  Елена. - Не видела. Но  и вы, Флора, ни с
кем Билла в постели не видели.
     Елена особо подчеркнула слово "в постели".
     - Этого еще не хватало! - фыркнула Флора.
     - Вот в этом-то все и дело.  - спокойно продолжила Елена. - И поскольку
"постель" - не факт против Билла, постарайтесь забыть об этом случае, Флора.
И пожалуйста, выслушайте Билла. Пожалуйста!..
     Флора долго думала, а потом, вздохнув, произнесла:
     - Вам,  Елена,  я  отказать  не  могу.  Я  выслушаю Билла. Что касается
осатльного... Я  скажу  вам прямо: вы меня  не переубедили.  Конечно, умом я
понимаю,  что,  возможно, вы  правы. Но  поймите  и меня,  Елена! Все во мне
протестует  и  бунтует,  когда  я  вспоминаю  то,  чему   явилась  невольным
свидетелем. Не могу смириться, хоть убейте!!!
     Флора так горячо это говорила, что Елена  неожиданно рассмеялась. Флора
удивленно посмотрела на гостью и вдруг тоже захохотала.
     -  А!..  -  махнула  рукой Елена. - Нельзя объять  необъятное, в  конце
концов! Программа-минимум выполнена,  а программу-максимум  пусть  сам  Билл
выполняет. В конце концов, я - слабая женщина! И совсем... просто напрочь!..
лишена деловых  качеств, необходимых при ведении переговоров. Я прошу только
об одном, Флора. Дайте возможность Биллу проявить себя, показать свои лучшие
качества.  Поверьте,  у  него их немало.  И друг  он  замечательный!  И дядя
племянникам из него получился удивительный,  заботливый! Билл очень умный  и
добрый. Ну и красив он чертовски!!! Флора, миллионы женщин умрут от зависти,
когда узнают, что вам удалось заарканить такого мужчину, как Билл!
     Обе весело и дружно рассмеялись.
     -  Вы, Елена, каждый раз так образно расхваливаете Уильяма, что я, если
бы не  была  лично знакома  с оригиналом, в нарисованный вами портрет по уши
влюбилась!
     - Флора, пожалуйста, прошу вас, приглядитесь к Биллу, - умоляюще сложив
руки, проникновенно произнесла Елена.
     - Хорошо! - махнула рукой та. - Пусть проявляет себя! А где он, кстати?
     -  Билл должен  был приехать следом за мной,  -  объяснила Елена.  - Мы
договорились, что я подам ему какой-нибудь знак, если он может прийти к вам.
Или вы его сами пригласите. Например,  с  балкона. Флора, - попросила она, -
может быть, действительно, лучше вам? Все-таки вы - хозяйка дома.
     - Хорошо.
     Флора  встала  и  прошла  на  балкон. Через секунду до Елены донесся ее
хохот и, сквозь спазмы смеха, призыв:
     - Елена... идите сюда... Уильям... уже проявил... себя!.. Ха-ха-ха!..
     Елена  устремилась  на  балкон  и   остолбенела.  Потом,  как  и  Флора
расхохоталась до слез.
     Около  дома  Флоры собралась  целая толпа любопытных. Остановились даже
машины. Зрелище, действительно, было потрясающим.
     Все пространство под балконом было занято посыльными, которые держали в
руках  декоративные корзины  с цветами.В центре  такой же,  но  огромной  по
размеру корзине возвышался сам  Билл. Весь его костюм был украшен  цветами и
бантами. На голове  была широкополая мексиканская шляпа, тоже вся в лентах и
цветах. В руках Билл держал великолепный букет.
     - Елена, прошу  вас... пригласите  Билла... Я не могу... - задыхаясь от
смеха, попросила  Флора.  - Мало волынок!..  Теперь уж  точно все  соседи...
будут  показывать  на  меня  пальцем!..  Благодаря  стараниям  Уильяма...  я
становлюсь знаменитой!..  И  теперь побью  своей  популярностью...  рейтинги
самых любимых телевизионных шоу и сериалов!..
     Флора стремительно убежала  с балкона. Елена, не в  силах произнести ни
слова, сделала рукой Биллу знак, что можно заходить.
     Дверь  была  настежь  открыта,  когда Билл,  в сопровождении посыльных,
поднялся по лестнице.
     - Боже мой! -  воскликнула Флора и всплеснула руками. - Куда я  все это
дену?!! Разве что на балкон... - растерянно предложила она.
     - Правильно! На балкон! - поддержала Елена.
     Поставив  корзины, посыльные удалились.  Билл же  по-прежнему  стоял на
пороге.
     - Господи, Билл, что это на  вас за экзотический костюм  "Цветка"?!!  И
почему?.. - смеясь, начала расспрашивать Елена.
     Но он, не отвечая, внимательно смотрел на Флору.
     Та поспешно сказала:
     - Здравствуйте, Уильям! Что же вы стоите? Пожалуйста, проходите!
     - Здравствуй, Кэт! - ответил тот и шагнул в комнату.
     Елена и Флора прошли за ним и сели на диван, удивленно глядя на него.
     - Билл, да объясните, наконец, в связи с чем...  - начала Елена и опять
захохотала.
     Билл снял  шляпу  и с  ожесточением  принялся срывать с костюма банты и
цветы. Когда  костюм  предстал  в  первозданном  виде,  Билл  с  облегчением
выдохнул:
     -  Уф-ф!.. - и тут же принялся объяснять: - Видите ли, Елена,  я не был
уверен,  что  Кэт  пригласит  меня. Поэтому предпринял  дополнительные меры,
чтобы  иметь возможность увидеться с ней и поговорить. И такую возможность я
получил  бы,  когда посыльные  доставили Кэт корзины  с цветами, в  одной из
которых самым большим цветком и был бы я сам.
     - Вот! Пожалуйста! Я всегда подозревала, что Уильяма одолевают приступы
"нарциссизма"! - иронично воскликнула Флора. - И кажется, я не ошиблась!
     - Ошиблась, Кэт! - живо откликнулся Билл. - Во-первых, нарциссы терпеть
не могу! Во-вторых,  этот "приступ", как ты выразилась, у  меня  - первый и,
надеюсь, последний. А в-третьих, это - тебе, Кэт!
     Билл протянул Флоре букет, который все еще держал в руке.
     -  Спасибо, - поблагодарила Флора, взяла цветы и насмешливо добавила: -
Эти  цветы  получить  гораздо приятнее, чем тот, большой  цветок  в  лентах,
который находился в огромной корзине под моим балконом.
     Елена захохотала. Билл тоже улыбнулся и мгновенно парировал:
     - Кэт, увы, история не имеет  сослагательного наклонения! Но как знать,
не ошиблась ли ты в своих предпочтениях?
     -  Уверяю  вас,  нет!  - сверкнула  глазами  Флора.  -  Здравомыслие  и
практичность - одни из главных моих достоинств.
     С этими словами она вышла за вазой.
     -  Елена,  спасибо!  -  горячо  прошептал  Билл  и  с  признательностью
поцеловал невестке руку. - Вы - моя спасительница. Я ваш должник.
     - Желаю вам удачи и счастья, Билл! - тоже шепотом ответила Елена.
     Когда появилась Флора, она встала и объявила:
     -  Извините,  но мне  пора. Уверена, Майкл  уже приехал  за мной и ждет
внизу.
     -  Я  сейчас  посмотрю!  -  откликнулась  Флора  и,  выглянув  в  окно,
подтвердила: - Действительно, ждет. Но почему он не заходит?
     - Да зачем? - улыбнулась Елена. - Поверьте, Флора, нам надо ехать.
     Она попрощалась и ушла.
     Флора  и Билл  молча смотрели  друг на друга.  Он стремительно шагнул к
ней, все еще стоявшей у окна, взял ее за руку и проникновенно сказал:
     - Кэт, извини меня, пожалуйста. Я вел  себя недопустимым образом вчера.
Клянусь, подобное никогда не повторится.
     Флора бросила на него проницательный взгляд и молча кивнула.
     -  Да...  -  протянул Билл. - Кажется, я  проявил себя  во  всей красе!
Сначала выступил в роли безумного ревнивца, потом - беспробудного пьяницы  и
дебошира! Представляю, что ты теперь обо мне думаешь!
     - Представьте,  - спокойно ответила Флора и убрала руку,  - что я о вас
не думаю вообще. Ничего!
     -  Кэт,  это  слишком жестоко!  -  живо  возразил Билл.  -  "Вообще"  и
"ничего"!..  Кэт, прошу, вспомни,  мы же договаривались иногда думать друг о
друге. А ты договор нарушаешь. Значит, с тебя - штраф!
     -  Однако!  - возмутилась Флора. - Хулиганите и безобразничаете  вы,  а
расплачиваюсь, в результате, я!
     -  Что  поделать, Кэт!.. - вздохнул Билл, пряча улыбку. -  Договор есть
договор. Ты согласилась  с  его  условиями.  Эх,  жаль,  условия  штрафов не
обговорили! Но можно теперь...
     - Ну уж нет! Раз сразу не  обговорили, то все остается, как есть! Штраф
- только как констатация факта. И все! - заявила Флора.
     Билл насмешливо взглянул на нее и иронично заметил:
     -  Не   думаю,  что  твое  заявление  было  бы  таким   категоричным  и
бескомпромиссным, если бы выплата штрафа требовалась с меня!
     Их перепалку прервал телефонный звонок. Флора взяла трубку.
     - Да?
     - Девочка моя!..
     - Бабушка! Как я рада! Как ты? Как дедушка?
     - С нами все в порядке. Но...
     - Бабушка, что-то случилось? Я слышу, ты взволнована!
     - Детонька, еще бы мне не волноваться! Приехала сноха Мальдини... ты ее
помнишь! Она училась с тобой в университете!.. и всем тут растрезвонила, что
ты вышла замуж! Мы с дедушкой в полном недоумении. Девочка моя, это правда?
     В голосе  бабушки слышалось  столько тревоги,  что  Флора, собравшись с
духом, коротко подтвердила:
     - Да.
     -  Но  почему  ты  нам  ничего не  сообщила? Мы же  волнуемся  за тебя,
девочка!
     - Бабушка, это произошло... ну... внезапно... и...
     -  Вот что,  дорогая моя! Как хочешь, но в  ближайшее  же время мы ждем
тебя! И ждем обязательно с мужем!
     - Но бабушка...
     - Никаких  "бабушка"!!! Вот  еще новости! Дедушка  и бабушка  узнают об
изменениях в жизни единственной внучки от  чужих  людей!!! И как  только Бог
допустил,  чтобы  мы  дожили до такого позора! Несчастные  те  родители, кем
пренебрегают  собственные  дети! Мадонна!!!  Почему  ты  лишила разума  нашу
единственную  внучку?!!  -  с  подлинно  итальянским   темпераментом  громко
причитала бабушка.
     -  Бабушка, послушай...  -  попыталась вклиниться  Флора между  пылкими
фразами, нараспев произносимыми бабушкой.
     - Нет! Это ты послушай! Чтоб оба были у нас! Немедленно!!!
     Бабушка в сердцах повесила трубку.
     Флора взглянула на Билла, который, безусловно,  слышал весь разговор, и
укоризненно сказала:
     - Вот видите, какую кашу вы заварили! Что теперь делать? Что?!!
     - Ехать, - спокойно ответил Билл.
     - Ехать?!! С кем?!! - воскликнула Флора.
     - С мужем. То есть, со мной, - невозмутимо заявил Билл.
     Флора села на диван и обхватила голову руками.
     - Да как вы не поймете!.. Это  же все очень серьезно!.. Меньше  всего я
хотела, чтобы о моем так  называемом  "замужестве" узнали бабушка и дедушка.
Ну как им  можно  рассказать про наш нелепый брак?!! Как?!! Поймите, Уильям,
для них женитьба - святое!  И потом... Они любят меня,  искренне желают  мне
счастья. Они  мечтали  о том,  что я  удачно выйду замуж. Выйду за  хорошего
человека! Что у них появятся правнуки! А теперь что?!!
     Флора  с  непередаваемым  отчаянием  взглянула  на  него.  Из  ее  глаз
неиссякаемым потоком полились слезы.
     При  других  обстоятельствах  слова  Флоры  Билл  счел   бы  для   себя
оскорбительными.  Но  сейчас  отнесся  к высказыванию  Флоры с  пониманием и
сочувствием. Билл подошел к ней, сел рядом и ласково погладил по голове.
     - Кэт... Ты пока не делай  скоропалительных выводов и не огорчайся.  Ни
я, ни ты не знаем, что и  как будет дальше. Мне хочется  думать и надеяться,
что ты  не  так  уж  и уверена  в необходимости нашего развода.  Тем  более,
прекрасно  зная,  что  я  категорически   против.  Ты  ведь  сомневаешься  в
правильности своей жесткой позиции. Я прав, Кэт?
     В  душе Билла  затеплилась надежда, потому что Флора промолчала. Она не
сказала "да", но и не ответила "нет".
     41
     Город, в котором жили бабушка и дедушка Сальвини, был очень спокойным и
уютным.  Когда-то  итальянские семьи  облюбовали  его,  и со  временем здесь
образовалась небольшая итальянская диаспора. Она достаточно быстро вписалась
в   местный   уклад,  привнеся  в  размеренную  жизнь  жителей  темперамент,
отерытость,  добросердечие и добрососедство. За  каких-нибудь полвека  город
приобрел свой неповторимый колорит.

     Флора  замыкала  дверь,  когда  услышала  телефонную трель.  Она  сняла
трубку,  а  Билл с вещами стал спускаться вниз.  Он  сложил их в багажник  и
принялся терпеливо ждать,  недоумевая, что послужило причиной такого раннего
звонка.  Вскоре  появилась  Флора. Билл  помог  ей  устроиться  на  сиденье,
захлопнул дверцу, сам сел за руль и плавно тронул машину с места.
     Он искоса взглянул на Флору. Та, вздохнув, пояснила:
     - Это Нэнси звонила. Сообщила, что  улетает в  Европу. Обещала прислать
мне  красочную открытку. Возможно,  и  вам тоже пришлет,  - чуть  насмешливо
добавила она.
     - Кстати, Кэт...  - начал Билл и, заметив взлетевшие вверх брови Флоры,
уточнил: -  "Кстати"  - не  предполагаемая открытка от  Нэнси, а  твои, Кэт,
слова "И вам  тоже". Ты и дальше собираешься  обращаться ко  мне на "вы"? Не
покажется  ли это странным твоим бабушке и дедушке? Или  это в вашей семье в
порядке вещей? Мне-то, в общем, все равно. Называй, как тебе удобнее, Кэт!
     - Н-нет...  Вы правы, наверное... -  задумчиво произнесла  Флора.  -  Я
постараюсь обращаться к вам на "ты" и не ошибаться.
     - Вот  и надо начинать прямо сейчас. Путешествие не  такое уж  длинное,
поэтому, Кэт,  потренироваться  лишний раз не помешает!  -  улыбнулся  Билл,
хотя,  конечно, он  кривил душой:  ему далеко не безразлично  было  то,  как
обращается к нему Флора.
     -  Хорошо, что вы,  Уильям,  вообще об этом вспомнили, а  то бы бабушка
сразу насторожилась.  Она очень проницательный  человек, - сказала  Флора, а
потом, заметив его  усмешку, быстро  поправила себя: - Хорошо,  Билл, что ты
обратил внимание на мое обращение к тебе. А я, честно говоря, так  привыкла,
что даже не замечаю, что говорю с вами... с тобой... на "вы".
     - Подумай, Кэт, может, мы еще что-то не учли? - спросил Билл. - И давай
еще раз  обговорим  все  детали  нашего  поспешного брака.  Они должны  быть
убедительны.  Конечно, самым разумным было, если бы  ты согласилась  с  моим
предложением объявить, что ты беременна.  Все другие вопросы отпали  бы сами
собой.
     Флора возмущенно замахала на него руками и отпрянула к дверце.
     - Все,  что угодно, только  не это!!! Бабушка и  дедушка  - люди старой
закалки и  современных "свободных" сексуальных отношений не  принимают и  не
понимают! Это во-первых. А во-вторых, сказать-то про беременность мы скажем.
А дальше?.. Они же правнука будут ждать, дни до его рождения отсчитывать...
     Вдруг Флора оборвала себя, заметив,  какой взгляд  бросил на нее  Билл.
Догадываясь,  что  он  собирается сказать,  снова  всплеснула  руками,  чуть
смутилась и сумбурно произнесла:
     - Ничего не говорите!.. Не говори! И даже не думай!!!
     Билл захохотал,  такой забавной, растерянной и возмущенной одновременно
была Флора.
     -  Кэт,  мысли  человека   -  все  же   его   личная   интеллектуальная
собственность.  И  потом... Я  всего  лишь хотел согласиться с  тобой,  что,
действительно,  беременность,  как  причина,  объяснит наш  скоропалительный
брак,  но создаст кучу  других  проблем и  вопросов.  Наверное,  сумасшедшая
любовь с первого взгляда, как вариант, будет самым подходящим и убедительным
объяснением. Хотя отрицательные моменты и тут есть.
     - Нет,  Билл!  - перебила  его  Флора.  -  Оставляем любовь  с  первого
взгляда.  Это покажется  старикам  даже  романтичным!  Вспыхнувшее  чувство,
внезапное решение жениться!.. А дальше будем рассказывать, как было на самом
деле - лайнер, венчание, свадебное путешествие. Покажем снимки, видеозапись.
Им понравится, я уверена.
     Билл согласно кивнул.
     - Договорились. Но я все-таки хочу сказать о минусах.
     Флора вопросительно посмотрела на него.
     - Кэт... - Билл мягко улыбнулся. - Если ты все время  будешь хмуриться,
когда я попадаю в поле твоего зрения, и будешь разговаривать со мной строгим
деловым тоном, каким,  например, ты обычно общалась с мистером Бедом  Муфом,
наша легенда моментально  рухнет, как карточный  домик. Согласись, любовь  с
первого взгляда предполагает неистовую страсть,  пылкость  чувств и нежность
отношений, как минимум. Со мной в этом плане, уверяю тебя, проблем не будет.
А вот ты-то как?
     Флора глубоко вздохнула, подумала и негромко сказала:
     - Я постараюсь быть с вами... с тобой... полюбезнее.
     Билл засмеялся:
     - Ну что ж! "Полюбезней" -  тоже  неплохо для  начала! Но к концу пути,
Кэт, постарайся быть еще хотя бы поласковей и повнимательней ко мне.
     Он немного помолчал и грустно спросил:
     - Тебе это очень трудно сделать, Кэт?
     Флора  долго  молчала.  Но  когда  Билл уже  отчаялся  получить  ответ,
неожиданно, очень тихо, произнесла:
     - Нет, не трудно... И ты об этом догадываешься, Билл...
     Он перевел дыхание. Глаза Билла радостно заблестели.
     Весь  оставшийся путь они, как  будто сбросив  тяжелый  груз, весело  и
непринужденно проболтали.
     42
     Супруги Сальвини  ждали  их  около  дома, расположившись  под  огромным
зонтом на лужайке.
     Билл  остановил  машину, вышел первым  и,  открыв  дверцу,  помог выйти
Флоре.  Билл  мгновенно  заметил,  что  миссис Сальвини сидела в  инвалидной
коляске. Муж стоял рядом. Оба с нескрываемым интересом и волнением  смотрели
на внучку и ее спутника.
     - Бабушка, дедушка, здравствуйте! - бросилась целовать стариков Флора.
     -  Здравствуйте!  -  поприветствовал  их  Билл,  спокойно  наблюдая  за
происходящим.
     Сальвини благожелательно ответили и вопросительно посмотрели на внучку.
     - Ах, да!.. - вспомнила, наконец, Флора. - Бабушка, дедушка, перед вами
-  Уильям Кренстон... мой муж. Билл, а это мои любимые  бабушка и  дедушка -
Изабелла и Бенедикт Сальвини.
     Мужчины  обменялись  рукопожатием. А потом Билл,  вежливо поклонившись,
поцеловал протянутую руку миссис Сальвини.
     - Как доехали? - спросил мистер Сальвини.
     - Хорошо, спасибо, - улыбнулся Билл.
     Мужчины продолжили общий разговор, а  Изабелла, притянув к себе за руку
Флору, громким полушепотом сказала:
     - Как же он красив, твой муж, девочка! Глаз оторвать нельзя, так хорош!
     Сначала Флора, а потом и мужчины, не выдержав, засмеялись.
     - Впервые мне говорит комплимент такая очаровательная  женщина, как вы,
миссис Сальвини, - широко улыбнулся Билл. - И  черт  побери, мне его слышать
приятно!
     - Бабушка, ты испортишь моего мужа! - шутливо укорила Изабеллу Флора. -
Вон как  засверкали его глаза!..  Если  каждая хорошенькая женщина начнет...
Это же - катастрофа!!!
     Все опять засмеялись.
     - Но дорогая моя, - озорно блеснув  глазами,  возразила Изабелла,  - не
испортило же твоего дедушку мое постоянное восхищение его внешними  данными!
Женщины нашего рода традиционно  покоряют  сердца самых  красивых  мужчин. И
этим  надо  гордиться, а  не  возмущаться,  девочка! И вообще бабушка  лучше
знает, что говорить и кому! Если человек умен, то он все понимает правильно.
Или я ошиблась? Твой муж глуп, девочка?
     Билл захохотал:
     - Что скажешь, Кэт?
     - Конечно, нет, бабушка, - улыбнулась Флора.
     - Вот! Я это сразу поняла, - удовлетворенно констатировала Изабелла.
     Билл, как только увидел миссис Сальвини,  сразу понял, от кого Флоре по
наследству достались огромные  выразительные  глаза,  обрамленные  пушистыми
ресницами,  и великолепные  роскошные  локоны.  Изабелла  Сальвини  передала
внучке свои гены.
     А Бенедикт  Сальвини...  и  в этом  его  жена была  абсолютно  права!..
обладал  той  жгучей внешностью  и пылким взглядом своих  почти  черных, как
уголья, глаз, что отличает красивых итальянских мужчин.
     -  Ой! Да что же мы! -  всполошилась вдруг  миссис Сальвини. -  Вы же с
дороги! Конечно, есть хотите. Доставайте  и несите ваш багаж в  дом. Мы  вам
приготовили самую большую и удобную комнату.
     Флора  и Билл быстро обменялись  ошеломленными взглядами.  Это  был тот
момент, который  они не учли. Флора  умоляюще посмотрела на Билла и опустила
глаза.
     - Что-то не так? - сразу насторожилась Изабелла.
     -  Видите ли,  миссис Сальвини, в  чем  дело... - медленно  начал Билл,
пытаясь  на  ходу   придумать  хоть  какое-нибудь  более-менее  убедительное
объяснение. - Все  так. Вот только...  Да что там! Мы  же -  родственники, в
конце концов!
     Супруги  Сальвини  озадаченно  смотрели  на  него.  Флора  пребывала  в
состоянии полного недоумения и растерянности.
     - Мы  с  Кэт предпочитаем  находиться в  разных комнатах. Особенно,  по
ночам! - вдохновенно объявил Билл.
     От  этих  слов  Флора  аж  поперхнулась. У нее остановилось дыхание,  а
глаза, что называется, вылезли на лоб.
     - Как...  "в разных"?!! И почему... "особенно, по ночам"? - ошеломленно
переспросила миссис Сальвини.
     - Все из-за меня!.. - горестно  вздохнул Билл. - В общем... Я во сне...
брыкаюсь  и... громко  пою! -  с  прежним вдохновением объявил он. - А Кэт с
этим  мириться не желает. Но я прохожу курс  лечения и, надеюсь, в ближайшее
время мы с Кэт окажемся в одной спальне. Но пока я - в изгнании!
     Флора  чуть  не  рухнула  на  землю,  услышав   Билла.   Она  с  трудом
сдерживалась, чтобы  громко  не  захохотать. Это  очень важно было  сделать,
потому что бабушка, резко повернувшись к ней, серьезно и осуждающе сказала:
     -  Девочка  моя, ты  не  права. Разве так  можно?  Итальянские  женщины
терпеливы  и  преданны  своим  мужьям!  Не  иначе,  это  в  тебе  непокорная
шотландская кровь сказывается!  Так  обижать мужа!!!  Бенедикт, разве  мы  с
тобой хоть  когда-нибудь спали  в разных спальнях по той пустяковой причине,
что ты, с момента нашей женитьбы, храпишь, как табун мустангов, несущихся по
прерии? Ай-яй-яй!.. Ты огорчила нас, девочка! Так обижать мужа! Изгнать его!
Как  это  ты  "не смирилась"?  У  итальянских  женщин покорность  - основное
достоинство. Это точно, неукротимый шотландский дух в тебе говорит, девочка!
Ай-яй-яй!..
     - Пожалуйста, не ругайте Кэт,  миссис  Сальвини, - улыбнулся  Билл. - Я
надеюсь,  что  как  только будут  искоренены  причины, разделяющие  нас, Кэт
вернет мне свое расположение. Правильно, Кэт? Скоро мы с тобой будем спать в
одной спальне. Не так ли?
     Флора сверкнула глазами, но быстро согласилась:
     - Да! Конечно!
     - Тогда я знаю, где вас разместить! - объявила миссис Сальвини. - У нас
есть две смежные комнаты. Одна - побольше, а вторая  - поменьше.  Это бывшая
кладовая. Но теперь там хорошо и уютно. Думаю, там вам будет удобно.
     - Спасибо, бабушка! Ты, как всегда, все замечательно организовала!
     Супруги Сальвини направились к  дому. Флора, дождавшись Билла с вещами,
нетерпеливо и торопливо зашептала:
     - Билл, ты что, не  мог придумать причину поумнее? "Брыкаюсь"! Так мало
этого, еще и "пою"! Причем, "громко"! У меня сердце чуть не остановилось. Не
говоря о том, что я еле сдержалась, чтобы не захохотать!
     Билл взглянул на нее и насмешливо сказал:
     - Я думал, ты будешь мне благодарна, Кэт. А ты недовольна! Думаешь, мне
очень хотелось возражать против  того, чтобы мы разместились в общей спальне
на  одной постели?!! Да  отказ потребовал от меня просто героических усилий!
Подумай,  Кэт,  соблазн был  велик. Но  я  устоял. Или  тебя  это как  раз и
возмущает?
     Флора серьезно посмотрела на него и откровенно призналась:
     -  Нет,  Уильям.  Я  вам  очень благодарна. Я-то  растерялась...  А  вы
оказались находчивы. Хотя, "громко пою" - это все-таки слишком!
     Флора звонко засмеялась.
     - Конечно, смешно!..  -  шутливо нахмурился Билл. - Ты-то ночью  будешь
преспокойно спать!  А мне что прикажешь делать? Всю ночь петь? Вдруг у твоих
бабушки  и  дедушки  бессонница? Слава Богу, хоть брыкаться в доказательство
своих слов не надо!
     -  Билл,  умоляю,  перестань!..  Я  сейчас...  умру...  от  смеха!..  -
попросила Флора, задыхаясь  от  удушливых  спазмов. -  Бабушка и дедушка  не
страдают бессонницей! Успокойся! И петь - не  вздумай!!! У  нас же - смежные
комнаты. А слушать ночи напролет чье-то пение... Уволь! И как только тебя не
осенило объявить,  что по  ночам  ты  любишь музицировать  на  волынке?!!  А
главное, это было бы чистой правдой!!!
     Они дружно захохотали.
     43
     Флоре и Биллу удавалось держаться естественно и непринужденно, чтобы не
вызывать и доли подозрения у бабушки и дедушки Сальвини.
     Незаметно   для  себя  Флора  втянулась   в  открытые  непосредственные
отношения  с Биллом,  отбросив на  время  свои  сомнения и преодолев чувство
недоверия  к нему.  То есть, все  неприятное, раздражающее как  бы отошло на
второй план. Она  и Билл погружались в ту любовную игру,  которая при других
обстоятельствах вряд ли была бы  возможна между ними. Теперь  же, вынужденно
поддерживая иллюзию счастливой пары молодоженов, они оба... и Флора это ясно
ощущала... испытывали удовольствие и радость общения друг с другом.

     Возвращаясь  поздним  вечером  после  прогулки,  Билл  развлекал  Флору
очередным рассказом о своих  племянниках. Флора  без устали смеялась, такими
забавными были дети Майкла и Елены.
     - ... и Джулия объявила:"Был  боевым слоном, а стал ручным!" - завершил
рассказ Билл и захохотал.
     Флора тоже весело засмеялась.
     - Как ты думаешь, Кэт, такое возможно? - вопросительно посмотрел на нее
Билл.
     Флора пожала плечами.
     - Не знаю... Боевые слоны для меня - тайна за семью печатями.
     - Джулии  это удалось.  А у тебя, Кэт, получилось бы  приручить боевого
слона? - лукаво поинтересовался Билл.
     - Не пробовала... хотя... вряд ли... - задумчиво произнесла Флора.
     - Ты неуверена в своих силах, Кэт?
     - Нет. Дело  в  другом. Я  неуверена, надо ли это  делать.  Впрочем,  я
уверена в другом. Возможно, какое-то время боевой слон будет вести себя, как
ручной.  Но  услышав призыв, он обязательно вспомнит  свое боевое прошлое  и
ринется навстречу  новым приключениям, - серьезно ответила она. - Это же его
внутренняя суть - рваться в бой. И значит, он только делал вид, пока ему это
было выгодно, что стал домашним.
     Билл внимательно посмотрел на нее.
     - Кэт, а если произошло переосмысление? Жизнь предложила новые условия?
Появились дополнительные факторы? В  какой-то момент он  понял, что  главное
для него -  не экстремальная  боевая жизнь,  а  тихая семейная гавань?  И он
хочет остаться в ней  навсегда? А победы и подвиги  отойдут в прошлое? Такое
возможно, Кэт?
     - Да, - согласилась она. - Возможно. Но ведь в тихой гавани он будет не
один?
     - Конечно, не один, - подтвердил Билл. - И в чем проблема?
     Флора немного  помолчала, как бы собираясь с  мыслями, потом негромко и
задумчиво заговорила:
     - Вот я и  думаю о том, другом, который будет рядом... Помните, Уильям,
у  Сент-Экзюпери   Маленький  Принц  говорит:"Мы   в  ответе  за  тех,  кого
приручили"? Эта ответственность должна быть четко осознанной. Если есть хоть
малейшее   сомнение  в  правильности  принимаемого  решения   -  остановись,
оглядись,  осмысли все  еще и  еще раз! Так это, если  сомнение  малейшее! А
когда  понимаешь,  что  есть  серьезные  причины,  препятствия,  с  которыми
категорически не можешь смириться, то сколько бы  чувства не  подталкивали к
скоропалительному эмоциональному решению, разум не  должен  этого допускать.
Потому что потом рвать на себе  волосы  и утверждать, что не дооценил шансы,
ошибся, передумал - нельзя. Ведь тот, кто рядом, как вы выразились,  Уильям,
стал ручным. Возможно, он, действительно,  искренен и открыт. Пусть  даже на
короткое время, не окончательно! Но  пока ему КАЖЕТСЯ, - выделила она, - что
так будет  всегда,  другому, тому,  кто  рядом,  при  всем  своем  понимании
кратковременности совместного пребывания в тихой гавани, невозможно просто и
легко отступить, что-то изменить. "Мы в ответе  за тех,  кого  приручили"...
Поэтому  лучше,   переборов  себя,  сохранять  дистанцию  и  не  поддаваться
искушению, иллюзиям.
     Билл предельно внимательно слушал ее, а потом озадаченно сказал:
     -  Я  во  многом  согласен с  тобой,  Кэт. Но  не понял  одного.  Какие
серьезные  причины и препятствия ты имела в виду? Почему они дают тебе повод
думать, что  пребывание в тихой семейной гавани - кратковременно и илюзорно?
Почему  они заставляют тебя  вести постоянную  борьбу с самой  собой,  гасят
чувства.  Сеют недоверие  и  сомнение? Объясни, Кэт, что это  за  причины  и
препятствия. Ты уверена, что они, действительно, реальны?
     Флора вздохнула и грустно и твердо ответила:
     - Уверена, Билл. Они реальны. И вряд ли их можно преодолеть.
     - Прошу, Кэт, скажи, что ты имеешь в виду? - нетерпеливо спросил  Билл.
- Я не  понимаю  тебя. Не понимаю! В чем моя вина, черт возьми?!! Ну хоть бы
что-нибудь  пришло  в  голову!   Не  могу  вспомнить  ровным  счетом  ничего
особенного! Кэт,  ты что-то  придумала,  наверное. Что-то,  что не  имеет  к
действительности  никакого отношения.  И упорствуешь в этом своем обманчивом
заблуждении. А может,  тебе  что-то приснилось,  Кэт? И ты перепутала  сон и
явь?
     Флора отрицательно покачала головой.
     - Нет, Билл, не перепутала.
     - Так скажи мне! Прошу, Кэт, скажи... - Билл остановился, взял Флору за
плечи, развернул к себе и заглянул в ее глаза. - Скажи...
     - Билл, пойми, обсуждать эту тему выше  моих сил! Да еще  глядя в глаза
друг  другу! Это невозможно!!! Давай  оставим этот разговор. Давай не  будем
ничего менять. Пусть все остается,  как  есть. Пока  остается, - Флора особо
выделила слово "пока". - Пойми,  здесь, сейчас мы  просто увлеклись  игрой в
"мужа и жену". Но  мы  скоро уезжаем.  В той  нашей, реальной жизни нас ждет
множество проблем. Одну из  них -  развод  - придется решать обязательно. Ты
был прав, Билл, когда говорил, что я не уверена в том, необходим ли он. Мне,
действительно, очень хорошо с тобой. Ты мне нравишься, Билл. А теперь, когда
мы эти дни постоянно вместе, я поняла это еще отчетливее. Но чашу весов этим
доводам  не перевесить.  В этом я  тоже убедилась.  Поэтому мы  расстанемся,
Билл, и никогда...
     Не договорив последнюю фразу, Флора вдруг расплакалась и убежала в дом.
Билл долго вышагивал по дорожке и курил, обдумывая все события и слова Флоры
снова и снова.

     Осторожно приоткрыв дверь, Билл тихо вошел в комнату Флоры.  Там царила
полная темнота.  Только  сквозь незадернутые шторы туманно  лился  спокойный
рассеянный свет луны.
     Билл  шагнул  к  кровати и  присел  на  самый краешек. Флора  спала. Он
какое-то время  пристально  вглядывался  в  ее  лицо.  Потом  ласково,  едва
касаясь,  провел  рукой  по  ее  волосам,  рассыпанным по  подушке.  Как  ни
мимолетно   и  почти  бесплотно   было   это  движение,   Флора   его  сразу
почувствовала. Она открыла глаза и заспанным голосом удивленно спросила:
     - Уильям?..
     Билл очень близко наклонился к ее лицу и таинственно прошептал:
     - Нет,  не  Уильям...  Я -  Лауру*  в  нарядном бархатном  платье. И ты
знаешь, что я могу сделать со строптивой женщиной...
     Флора засмеялась и поддержала шутку:
     -  Большего кошмара,  чем мой муж -  Уильям Кренстон, даже  ты,  Лауру,
послать не в силах! Поэтому своими угрозами ты меня вряд ли испугаешь!
     Билл тоже засмеялся, а потом уточнил:
     - Значит, угрозы не помогут, Кэт?
     Он опять наклонился почти вплотную  к ее лицу, едва касаясь ее атласной
кожи своими губами, и вкрадчиво, понизив голос, полушепотом спросил:
     - А соблазн, Кэт?.. Искушение?..
     Не дожидаясь  ответа,  Билл мягко  и нежно  поцеловал ее. Флора  лежала
совсем  неподвижно, как бы  прислушиваясь  к себе.  Билл крепко  обнял  ее и
припал к трепетным  губам Флоры пылким долгим  поцелуем,  и  почти мгновенно
почувствовал отклик  на  свою ласку.  Билл  сжимал жену в  объятьях,  ощущая
сквозь  тонкую ткань  сорочки ее  теплое  податливое тело и  сходя с  ума от
страсти  и  жажды  обладания. Оба чувствовали  взаимное  неистовое  желание,
самозабвенно  предаваясь  любовному   восторгу  поцелуев.  Когда,  казалось,
приблизился  миг полного единения и близости, которого  Билл  столько ждал и
настойчиво добивался,  Флора, упираясь руками в его грудь, чуть отстранилась
и прерывистым полушепотом, почти не справляясь с собой, произнесла:
     - Билл... я... я  сейчас... согласна на все.  Я не хочу... и не могу...
оттолкнуть тебя, Билл. И решить я... я  не могу... Мы можем... провести  эту
ночь... вместе... И все будет... замечательно... я знаю...
     - Кэт!.. - выдохнул Билл, крепко сжав Флору в объятьях.
     Она дотронулась  кончиками пальцев до  его губ,  помолчала, собираясь с
духом, и дополнила:
     - Да, замечательно. Но завтра... завтра я буду... презирать себя!
     Она вдруг обняла Билла за шею и уткнулась лбом в его плечо.
     - Билл... Билл... мне так трудно решить...
     Билл ласково погладил ее по голове и проникновенно произнес:
     - Кэт, милая, ну что ты все усложняешь?.. Ну  почему  мы не  можем быть
вместе, как любая другая супружеская пара? почему, Кэт, если мы проведем эту
ночь...  нашу  первую  ночь...  вместе,  ты  будешь презирать себя? За  что,
девочка моя? Что ты придумала? Нам так хорошо с тобой, Кэт! Почему?
     Она, так и не отрывая отего плеча своего лица, глухо ответила:
     - Я этого не могу сказать тебе, Билл. Не  могу. Но то,  что завтра  все
будет так,  как я  сказала, это  правда,  Билл.  И  это  останется  со  мной
навсегда... Но это уже не важно!!!  - вдруг горячо воскликнула Флора и прямо
взглянула в его внимательные глаза.  - Забудь  о том, что я сейчас говорила!
Не  думай  об  этом! Забудь! Я  знаю, ты хочешь, чтобы  эту  ночь мы провели
вместе. И я хочу. Как ты решишь, Билл,  так и будет! Только ты...  ты сам...
Я... я... я не могу...
     Она замолчала. Оба не  отводили своего взгляда, пристально всматриваясь
в глаза  друг друга. Билл вдруг  крепко  обнял  Флору и приник  к  ее губам.
Поцелуй был упоительным, головокружительным, любовным...
     - Мы... ты... - едва шевеля губами, прошептала Флора.
     - ... ухожу! - тоже шепотом ответил Билл и мимолетным коротким поцелуем
вновь дотронулся  до ее  губ.  - В Лауру проснулась совесть. Он отказывается
соблазнять  чужих жен и обязуется впредь не посягать на права, исключительно
принадлежащие мужу  и  только  ему  одному.  Поэтому  Лауру  покидает  тебя.
Спокойной ночи, уже не Старуха из Бэра, но еще и не Дигди!
     Флора улыбнулась и нежно произнесла:
     -  Спокойной  ночи, Лауру.  Но  хочу  заметить, -  с притворным  укором
шутливо продолжила она, - что ты все-таки  бестактен  и жесток. Я теперь  не
усну от возмущения! Скажите пожалуйста,  он  решил,  что я  - не  Дигди.  Ты
ужасен,  Лауру!  После  встречи  с тобой  даже Уильям  Кренстон  кажется мне
значительно  предпочтительней,  чем ты.  А уж поверь, Лауру, он - далеко  не
подарок!
     -  Еще одно слово,  красавица, и я передумаю!  Сравнить  меня...  МЕНЯ,
покорившего стольких женщин!.. с каким-то жалким Уильямом Кренстоном! Да еще
и предпочесть его мне! Возмутительно!!!
     Флора и Билл весело рассмеялись. Он прощально взмахнул рукой и вышел из
комнаты, плотно закрыв  за собой дверь. Дойдя до постели, Билл упал на нее и
зарылся  лицом  в  подушку.  Потом перевернулся на  спину.  Заложив  руки за
голову, уставился в потолок немигающим взглядом и задумался.
     Билл  был уверен, что поступил правильно. Но  слова  Флоры не на  шутку
озадачили его. Он чувствовал, что Флора, как и он сам, желала их близости. И
он, Билл,  не  вызывал у нее  физического  отвращения и  неприятия.  Скорее,
наоборот.  Билл  четко осознавал,  что  дело  не  в  этом.  Причина  была не
физического,  а  психологического  порядка.  И была  как-то  связана  с ним,
Биллом. Но что  это была  за причина,  Билл, сколько ни размышлял, так  и не
смог понять.
     ----------
     *  Лауру -  в  итальянской  мифологии домовой,  являющийся  в  нарядном
бархатном платье. Соблазняет женщин и насылает на них по ночам кошмары, если
они бывают неуступчивы.
     44
     На   следующий  день,   прямо  с  утра,   неожиданно   приехала  бывшая
однокурсница Флоры по университету Урсула со своим мужем Антонио.  Это  была
та самая  сноха  Мальдини, которая сообщила  бабушке и  дедушке о замужестве
Флоры. Они  не были близкими подругами, но  сохранили со студенческих времен
добрые приятельские отношения.
     Визиту  супругов  Мальдини Флора очень обрадовалась. Во-первых, потому,
что  была рада встрече с Урсулой, которую давно не видела. Во-вторых, приезд
гостей  пришелся как нельзя кстати.  После того, что произошло  ночью, Флора
была  смущена и не знала, как ей вести  себя  с  Биллом,  пребывая в  полной
растерянности и мучительно боясь остаться с ним наедине.
     Мужа Урсулы Флора  тоже знала очень  давно. Это был достойный спокойный
человек. Обладая умом и трудолюбием, он довольно успешно продвигался в своей
карьере.  Сейчас  Антонио  являлся  одним  из   самых  молодых  профессоров,
преподавателей университета.
     Флора познакомила чету Мальдини с Биллом. Вскоре мужчины нашли какую-то
общую тему и горячо принялись ее обсуждать, оставив приятельниц наедине.
     Урсула и  Флора  обменялись  новостями.  А  потом  разговор стал  более
откровенным и открытым.
     -  Флора,  должна тебе  сказать,  что  рассказы  о  твоем  удивительном
красавце-муже не  идут ни в какое сравнение  с действительностью, - заметила
Урсула.  - Он  неотразим!  Лицо,  атлетичная  фигура,  рост!..  -  она  чуть
помолчала и,  вздохнув, добавила  с горечью:  - Я  так тебе  завидую, Флора!
Должно быть, ты  очень счастлива.  Быть  в объятьях  такого  мужчины!..  Ах,
Флора!..
     Урсула снова глубоко вздохнула.
     Флора непонимающе  посмотрела на  подругу.  Та, казавшаяся  ей,  Флоре,
всегда  такой довольной  и счастливой, сидела  грустная и  печальная,  низко
опустив голову.
     - Ну что ты, Урсула, - мягко сказала Флора. - Что ты!..
     Урсула вскинула голову и прямо посмотрела в ее глаза.
     - Флора, ты единственная,  с кем  я могу  честно  поделиться.  Я очень,
очень, очень несчастна, Флора. Очень!.. Все, все в моей жизни не так!
     Она чуть помолчала, а потом решительно объявила:
     - Флора, ты  даже  не можешь себе представить,  как я мечтаю  о молодом
красивом любовнике!  Это у меня уже какая-то навязчивая идея. Но весь ужас в
том, что я не могу ее реализовать! Антонио занимает такое положение... У нас
свой,  замкнутый круг общения. Все  навиду. Да  и  муж тщательно отслеживает
каждый  мой шаг. Каждый, Флора!  Я,  как  загнанный  зверь, мечусь в поисках
выхода. А выхода-то и нет! Вот в чем весь ужас! Хоть бы  ребенок у меня был.
Так и это невозможно!
     Урсула  в  отчаянье  сжала  руки  в   крепкий  замок.  А  потом  нервно
продолжила:
     -  Ты,  Флора,  всегда  нравилась  мне  своим  чувством   такта,  своей
деликатностью.  Ты  не  задаешь  ни единого вопроса, хотя, я  это  чувствую,
сопереживаешь  мне.  Я  сама скажу тебе все. Мне  обязательно  надо  кому-то
выговориться,  иначе я сойду с ума!  Иногда я  впадаю в  такое отчаянье, что
близка к самоубийству. Только не подумай, что я - сумасшедшая!
     - Ну  что ты,  Урсула, - Флора ласково и успокаивающе дотронулась до ее
руки. - Ты - замечательная, умная, добрая, красивая.
     Урсула резко тряхнула головой и быстро сказала:
     -  Да. Наверное,  это так. Но все это не  имеет  в  моей жизни никакого
значения, Флора. Ни-ка-ко-го!!! Все бессмысленно. Уже бессмысленно. Мне - 25
лет.  А  ждать  нечего.  Все  предопределено.  Впереди  -  ни-че-го.  Я  так
радовалась, когда забеременела! Так  радовалась! Но Бог и в  этом отвернулся
от  меня.  Беременность  оказалась  внематочной.  Скорее  всего,  меня  ждет
бесплодие.  Остался  мизерный  шанс,  что,  может  быть, после  интенсивного
лечения я опять смогу забеременеть. Но весь вопрос в том - от кого? От кого,
Флора? От кого?!!
     Урсула так настойчиво повторяла этот вопрос,  что  Флора, растерявшись,
вдруг зачем-то тихо ответила:
     - От Антонио.
     - Ха-ха-ха!.. - с сарказмом рассмеялась Урсула, а потом, наклонившись к
подруге, медленно заговорила: - Флора,  вся проблема как раз в этом. Антонио
- очень хороший,  умный, добрый, заботливый, но... пока  дело  не доходит до
постели.  Я  со  дня  нашей  женитьбы  не  могу позволить  себе  не  то  что
какого-либо движения, но  даже просто пошевелиться не могу. Даже дышать  уже
боюсь!  Потому  что на  меня  в этом  случае  сыпятся  обвинения,  что  я  -
проститутка,  распущенная  женщина!  И  тут  же   Антонио  заявляет,  что  я
развращена своим первым мужем, к которому он меня безумно ревнует!
     Флора  вспомнила,  что Урсула еще в университете  неожиданно  для всех,
сходя с ума от страсти,  выскочила  замуж  за  молодого, подающего  надежды,
художника. Брак  продлился  всего два  месяца, потому  что  избранник Урсулы
оказался наркоманом, что очень тщательно скрывал от нее до брака.
     - Но  зачем эти упреки?  - продолжила Урсула. - Разве Антонио  не знал,
что я была замужем? Разве я это  скрывала?  Но  и это  все - ерунда,  Флора!
Самое  главное в том, что если после женитьбы  близость между мной и Антонио
была  хотя  бы  два-три раза в месяц, то со временем  она  стала все более и
более редкой. Сейчас мы не  спим вместе  почти  полгода.  Да я и не хочу ее!
Потому что кроме головной боли и расстроенных нервов она мне ничего не дает.
     Урсула замолчала, а Флора, подумав, неуверенно предложила:
     - А может быть, Антонио... обратиться к врачу?
     Урсула безнадежно махнула рукой.
     - Бесполезно! Он считает, что с ним все в порядке. А мои НЕ-ПО-МЕР-НЫ-Е
требования - результат развращенного ума и тела!
     Она уткнулась лицом в руки и с отчаянием произнесла:
     - Боже мой!.. Боже мой!.. Мне всего 25!!! Впереди - целая жизнь! Флора,
я готова умереть от горя, что эта жизнь и дальше будет такой, как теперь!
     - Урсула, но может быть, вам... развестись? - робко спросила Флора.
     - Нет. Ты же знаешь  взгляды наших родителей. Мы с Антонио  венчались к
тому же. Ах!.. - тяжело вздохнула Урсула.  -  Я не могу оставить Антонио. Не
могу. Он очень любит меня. Да и мне с ним, в общем-то, достаточно спокойно и
комфортно. И  потом...  Я  уже боюсь,  страшно  боюсь что-то менять в  своей
жизни!  Чтобы  чувствовать  себя  долгие  годы  счастливой,  мне  хватило бы
одной... всего одной!.. ночи с пылким страстным  любовником! Это все, чего я
хочу от жизни. Но  ты вряд ли понимаешь  меня,  Флора. Имея такого мужа, как
Уильям, подобные проблемы не возникают.
     Урсула взглянула на приятельницу. Флора прямо посмотрела ей  в  глаза и
честно признала:
     -  Да. Подобные  - не возникают. Но есть  другие, Урсула.  Как и у всех
супружеских пар.
     - Флора, скажи, ты счастлива?
     Флора пожала плечами.
     - Трудно  отвечать  на такой  вопрос,  Урсула. Что  такое счастье,  все
понимают по-разному.  Но в  общем-то,  да.  Я  счастлива,  Урсула. По-своему
счастлива.
     - Ну и слава Богу!
     В это  время  появились  мужчины,  и разговор приятельниц  был прерван.
Началась общая беседа. Флора уговаривала супругов Мальдини остаться на обед,
но те отказались и уехали.
     После  обеда  Флора  и  бабушка  Изабелла  расположились  на  аккуратно
подстриженной лужайке под большим зонтом.  Билл устроился неподалеку в  тени
великолепного  раскидистого  куста.  Он  спокойно  лежал, прикрыв глаза,  и,
казалось, спал.
     Изабелла и  Флора  долго  молчали. Бабушка не отводила глаз от Билла, а
потом по-итальянски произнесла:
     - Нет! Все-таки твой муж дьявольски  красив, девочка! Будь  я помоложе,
наверняка, встретив  такого  мужчину, не удержалась и пошла  на  адюльтер! А
ведь верность у итальянок в крови. Но я бы не устояла!
     Флора рассмеялась и тоже по-итальянски сказала:
     - Как хорошо, что дедушка тебя не слышит! Он, бедный, и не подозревает,
с какой легкомысленной особой прожил  бок о бок почти полвека.  Ах, бабушка,
бабушка!..
     -  Глупая девчонка!  Уильям  -  твой  муж. Поэтому ты относишься к  его
внешности,  как к  само собой разумеющемуся. А я тебе прямо говорю, что  для
многих  женщин  -  мечта  побывать  в  объятьях такого мужчины  и умереть! -
авторитетно и убежденно объявила Изабелла.
     Ее слова  странным образом перекликались с  тем,  что услышала Флора из
уст  Урсулы.  Почему-то  вдруг  настроение   Флоры  резко   изменилось.  Она
почувствовала горечь досады и легкое раздражение.
     - Да,  рассказ  о вашем неожиданном и романтичном браке  меня, конечно,
позабавил и развлек, - донесся до Флоры голос бабушки. - Но девочка... Уж не
думаешь ли  ты, что  мы  с дедушкой  живем  на необитаемом  острове в полной
изоляции от внешнего мира? И мы не видим, что творится вокруг?
     Бабушка искоса насмешливо взглянула на внучку. Та,  хоть и не поняла до
конца  ее  слова, отчего-то почувствовала, как внутри  образовалась пустота.
Флора  заметно  побледнела. Изабелла  сама  себе  удовлетворенно  кивнула  и
продолжила:
     - Не надо  считать нас  с  дедушкой такими  уж  глупыми ретроградами! -
потом  внезапно  спросила:  -  Ты  беременна,  девочка?   Да?  Не  смущайся,
пожалуйста! Это  известие  нас очень,  очень порадует. Мы  уже  обсуждали  с
дедушкой этот вопрос. Он безумно счастлив. Я тоже. Мы не ошиблись?  Это так,
девочка?
     Изабелла вопросительно посмотрела  на  молчавшую  внучку. Та как  будто
окаменела. По-своему истолковав  замешательство Флоры, Изабелла  не торопила
ее с ответом, давая возможность собраться с мыслями.
     А Флора  мучительно переживала и свой нелепый обман, и противоречивость
нахлынувших  чувств.  Она  никак  не  могла  решить,  что же  делать в  этой
ситуации, как поступить.
     Ее смятение  только усилилось  бы до  невообразимых  размеров,  если бы
Флора могла  предположить,  что Билл  не  спал,  слышал  каждое слово  и все
прекрасно понимал, потому что свободно говорил по-итальянски.
     Билл с  самого начала  их  беседы  хотел  встать и  уйти.  Но  разговор
проходил очень стремительно, и подходящего момента не представилось. Поэтому
он, испытывая чувство неловкости, все же остался на месте.
     -  Так когда  вы подарите нам  правнука?  - настойчиво поинтересовалась
Изабелла.
     Флора на секунду опустила глаза, а потом, решившись, объявила:
     - Никогда, бабушка.
     Та с изумлением и тревогой проницательно посмотрела на внучку.
     - Почему, девочка? У вас какие-то проблемы?
     Флора согласно кивнула головой и серьезно подтвердила:
     - Да, бабушка, проблемы есть. Но совсем не те, о  которых  ты подумала.
Скорее,  наоборот. В общем, не могу я тебя обманывать!!! Все  и так...  Этот
обман выше моих сил! Уж лучше я все честно расскажу и будь, что будет!!!
     Флора откровенно изложила бабушке все события своего поспешного брака.
     - Теперь  понятно, почему вам  понадобились две  спальни! - усмехнулась
бабушка.  -  Только не пойму, почему бы вам, раз  вы поженились, и  не спать
вместе?  И  не  подарить нам все-таки  правнука?  Уильям  тебе не  нравится,
девочка? Совсем-совсем?
     - Да нет же,  бабушка! - горячо  возразила Флора. -  В том-то  и  дело!
Нравится! И очень!!!
     -  Тогда уж я совсем ничего  не понимаю! Наверное,  слишком  долго я на
земле задержалась. Пора и на покой, раз голова  не  соображает! -  заворчала
Изабелла.
     - Бабушка, с твоей головой все в порядке, - грустно улыбнулась Флора. -
Просто ты не знаешь...
     - Да что там знать! - перебила Изабелла. - Тебе Уильям нравится. Он так
вообще  глаз  с  тебя  не  сводит, как кот с масла! Я нарадоваться на вас не
могла! Такая любовь!!! А ты о чем-то толкуешь мне, чего я понять не в силах.
Почему  вы  не вместе? Ведь  вы  любите  друг друга! Что ты  мудришь, детка?
Зачем? Живите да радуйтесь! И поскорее нам правнуков...
     - Ну бабушка! Каких "правнуков"?!! - всплеснула руками Флора.  -  Зачем
нам жить и радоваться? Чему?!! У нас развод на носу! Понимаешь?
     - Нет. Не понимаю! - категорично отрезала Изабелла. - Объясни.
     -  Бабушка,  понимаешь,  есть  причина, которая,  как водораздел, легла
между нами. Поэтому у нас с Биллом нет будущего. Нет! -  дрогнувшим  голосом
печально заявила Флора.
     - И  что это за  причина?  -  серьезно  и строго спросила  Изабелла.  -
Надеюсь, не в связи с Винсентом?
     Биллу показалось,  что его  сердце  сейчас  остановится  или, наоборот,
выскочит из груди. Ведь это было главное, что он хотел знать больше всего на
свете.  Знать  то, что являлось камнем преткновения в его взаимоотношениях с
женой.
     Флора долго молчала, а потом грустно сказала:
     - Даже тебе, бабушка, я не могу сказать об этом. Только примириться или
забыть об этом я не могу. Поэтому между мной и Биллом все так, как есть.
     Изабелла внимательно посмотрела на внучку, а потом вдруг, усмехнувшись,
произнесла:
     - Я не знаю, дорогая моя девочка, твою "причину".  И не знаю, насколько
уж там она  - "страшная" и  "ужасная". Да и знать, в общем-то, не хочу! Но я
вижу,  что  Уильям  любит  тебя,  и поняла,  что  мужчина  он  -  настоящий.
Спокойный, уверенный, достойный. Я так  скажу  тебе, девочка.  Не думай, что
это ты  диктуешь свои  условия, а он их безропотно  выполняет. Уильям... и я
это заметила!.. умеет добиваться поставленной цели. А ты его недооцениваешь,
детка! Он дает тебе возможность "наиграться" своими амбициями и фантазиями в
полной мере. Он  терпеливо ждет. Но!..  Уильям  ждет только до того момента,
пока ему это не  надоест. Или он  посчитает невозможным дальше идти в  твоем
фарватере. И тогда, девочка,  поверь мне, Уильям получит все, что  посчитает
нужным получить: и тебя, и твою любовь,  и твою душу, и твое сердце. У  него
есть  для этого все права и возможности. Потому что тебе он предлагает то же
самое. Это честный равноценный обмен. Я нисколько  не  сомневаюсь в том, что
он абсолютно уверен, что добьется своего, и потому так  спокоен и терпелив с
тобой.  Он прекрасно  чувствует,  что  нравится  тебе. Подумай,  девочка, не
делаешь ли ты ошибку?
     Флора упрямо покачала головой.
     - Нет, бабушка.  Если  бы  ты знала то, что  знаю я!.. Да не буду я это
больше обсуждать!!! Я тебе сказала правду и  ответила  на  все  вопросы. Мое
мнение о нашем браке и его перспективах не изменят даже твои слова, бабушка,
хотя я и очень уважаю тебя.
     - А жаль!.. - вздохнула Изабелла. С сожалением она взглянула на внучку,
потом  на   Билла  и  добавила:  -  У  вас  были  бы  такие  чудесные  дети!
Загляденье!!! Но я не сомневаюсь, что...
     - Бабушка!!!  Прошу тебя! - возмущенно  перебила ее Флора. - Прошу,  не
строй иллюзий! Я все решила твердо. Понимаешь?
     - Посмотрим, детка! - усмехнулась  Изабелла. - Ты-то решила,  но ведь и
Уильям твердо решил! И я догадываюсь, что именно.
     Флора  опять упрямо  качнула  головой,  и на этом  беседа прекратилась.
Изабелла и Флора направились к дому.
     Оставшись один, Билл предался размышлениям.  Конечно, он пока  не узнал
главное -  причину  неприятия Флоры.  Но  кое-что новое  для  него  все-таки
прозвучало.  Во-первых, приятное. Флора призналась бабушке, что он, Билл, ей
нравится   и   даже   очень.   Во-вторых,   Билл   по   достоинству   оценил
проницательность миссис Сальвини  и здравость ее оценок. А вот ее упоминание
какого-то Винсента Билла насторожило. тем более, Изабелла Сальвини сказала о
Винсенте,  как  об  одной  из  вероятных  причин  нежелания  внучки  строить
нормальную семейную жизнь. Флора никак не прореагировала на это. Ни "да", ни
"нет". Что же там, в прошлом, связывало ее с  этим  Винсентом?  Или и сейчас
связывает?  В  голосе миссис  Сальвини  при  упоминании этого имени  звучало
столько тревоги! Неужели?..
     Билл глубоко вздохнул, поднялся и зашагал к дому.

     Вечером  супруги  Сальвини,  Флора  и  Билл  расположились в  гостиной.
Обсуждался завтрашний отъезд Флоры и Билла.
     Неожиданно Флору позвали  к  телефону. Выяснилось, что звонил  Рональд.
Ему удалось  "пробить" для Флоры  заказ на рецензию  спектакля  в  одной  из
крупных  газет.  Флора была несказанно обрадована  его сообщением  и обещала
завтра сразу же, как только вернется, заскочить к Ронни и лично выразить ему
свою благодарность.
     Когда  Флора  шагнула  в  гостиную, то моментально  почувствовала,  как
запылало ее лицо.  Да и саму ее бросило  в жар.  Бабушка,  дедушка и Билл  о
чем-то  беседовали  по-итальянски.  Флора  почему-то  сразу  вспомнила  свой
разговор с бабушкой. И если Билл  не спал, то... Как  она могла забыть! Ведь
Нэнси говорила  ей,  что Билл  прекрасно образован и  говорит  на нескольких
языках.  Вот  что  значит  ничего... совсем ничего!.. не знать о человеке, с
которым довольно  много общаешься, но  нисколько не интересуешься им. А ведь
он - муж  к  тому же! А впрочем, ни к чему проявлять  излишнее любопытство и
внимание, если  в  ближайшее  время  их  дороги  разойдутся  в  диаметрально
противоположных  направлениях.  Хотя, конечно,  досадно  сознавать, что Билл
слышал и понял то, о чем они с бабушкой беседовали.
     -  Девочка, - обратилась к Флоре бабушка,  - как  же  приятно, что твой
муж, оказывается, превосходно говорит по-итальянски! Мы с дедушкой  получили
истинное   наслаждение.  А   что  ты  вся  какая-то...  растерянная?  Что-то
случилось?
     Все трое встревоженно посмотрели на Флору.
     - Нет! Наоборот! - улыбнулась Флора, вспомнив о  сообщении Ронни. - Мне
заказана  рецензия.В солидной газете  Это такая удача, о которой я и мечтать
не могла! Ронни удалось это  устроить. Моему чудному замечательному Ронни!!!
Я обожаю его!
     - Девочка,  не мешало бы тебе быть посдержаннее при оценке  посторонних
мужчин в присутствие мужа! - заворчала Изабелла.
     - Что вы,  миссис Сальвини! Я  нисколько не обижен, - улыбнулся Билл. -
Наоборот, я очень  рад  за  Кэт. Это, действительно, большая  удача. Дело за
малым!  -  насмешливо  добавил  он.  -  Требуется  всего-то  написать  яркую
необычную рецензию и сразу прославиться! Справишься, Кэт?
     Флора пожала плечами и, засмеявшись, сказала:
     - Ну, если уж некий мистер Бед  Муф справился с написанием пьесы, то уж
мне справиться всего лишь с отзывом о спектакле сам Бог велел!
     Все искренне пожелали  Флоре  удачи,  шутливо пообещав  мысленно быть с
ней.
     45
     Утром Флора и Билл попрощались с  супругами Сальвини и, погрузив вещи в
машину, тронулись в обратный путь.
     Они  долго  молчали.  Потом  Флора,  внимательно  посмотрев  на  Билла,
решительно объявила:
     - Я рассказала бабушке всю правду о нашем браке.
     - Да? - невозмутимо спросил  Билл. -  По отношению к нам  это никак  не
было заметно.
     Они опять замолчали.  Стараясь придерживаться  намеченного плана, Флора
собралась с духом и тихо произнесла:
     - Вот  еще что, Билл. Я  очень  благодарна тебе,  что  прошлой ночью ты
проявил такт и понимание. Спасибо.
     Пристально глядя на дорогу, Бишл усмехнулся и с иронией сказал:
     - Обычно  нормальные люди благодарят друг  друга за  проведенную вместе
незабываемую ночь любви, а не за то, что она не состоялась. Но если ты, Кэт,
считаешь именно это правильным, то твоя благодарность принимается. Счастлив,
что хоть  в  чем-то  заслужил одобрение своей  жены.  Надеюсь,  в  недалеком
будущем твои взгляды, Кэт, изменятся.
     - Нет, не изменятся. Билл, давай поговорим серьезно.
     - Давай, Кэт, - согласился он. - Давно пора это сделать.
     Флора глубоко вздохнула.
     - Билл, вот что  я хочу сказать. Когда мы вернемся домой, наши  встречи
должны  быть  прекращены.  Прекращены  совсем.  И  пожалуйста,  давай начнем
бракоразводный процесс.  Тихо, мирно  и спокойно. Согласись, Билл, что  наша
нелепая игра "муж-жена" слишком затянулась.
     - Ты считаешь,  "игра"?  -  Билл  искоса бросил  взгляд на  Флору. Лицо
его... и она это заметила... стало мрачным и напряженным. - А по-моему, игра
- не  наш  супружеский  союз,  а  твои выдуманные фантастические  "причины",
мешающие нормальным отношениям между нами.
     - Нет!  Это я  не буду обсуждать ни за что! Тем более,  с тобой. Потому
что знаю точно, что правда в этом случае все равно приведет нас к разводу. А
ложь мне не нужна!
     - А роль лжеца, как я догадываюсь, отведена  мне? -  едко уточнил Билл,
бросив на Флору холодный надменный взгляд. - Хорошего ты обо мне мнения!
     Флора повела плечом и с подчеркнутым спокойствием возразила:
     -  Мое  мнение о  тебе здесь  ни  при чем. А в общем-то...  Отказываясь
обсуждать эту неприятную тему, я забочусь прежде всего о тебе. И как раз для
того, чтобы не ставить тебя в трудное положение.
     После ее слов Билл даже подскочил от удивления.
     - С ума сойти!..  И долго ты думала,  пока не пришла к мудрому  решению
проявлять заботу обо мне подобным образом? Неужели до  тебя не доходит,  что
как  раз в данном вопросе я хочу полной ясности и определенности между нами?
А не твоей "заботы", которая у меня уже, как кость в горле, застряла! С этим
нашим чертовым браком я скоро стану окончательным неврастеником. И это будет
единственный  результат  твоей замечательной  заботы  обо  мне!  Иногда  мне
кажется,  что  ты  - не  взрослая умная  нормальная  женщина,  а какая-то...
инопланетянка  с  завиральными  идеями  в  голове  и  непонятным  инженерным
сооружением, выполненным из сверхпрочного материала, вместо сердца!
     Оскорбленная его словами, Флора почти задохнулась от возмущения.
     - Я?!!  Я...  инопланетянка?!! Я...  инженерное сооружение?!! Это ты...
ты!.. бесчувственный,  безответственный, легкомысленный... плейбой!  Им ты и
останешься!!!  А  мне  с  подобными...  красавчиками!..  не  по  пути.  Я-то
думала!.. Ну конечно!!! - словно очнувшись, Флора далее бесстрастно заявила:
- Нет, Билл. Я - не инопланетянка. Я - наивная дура. И не просто дура... тут
ты совершенно  прав!..  а дура с  завиральными  идеями  в голове!  Наивная и
доверчивая дура. Иначе я никогда не оказалась бы рядом с человеком, подобным
тебе.
     - А с Винсентом! - жестко и презрительно бросил Билл.
     Флора вздрогнула, словно от удара плети, и застыла. Потом ледянум тоном
коротко и резко отрезала:
     - Да.
     - Какая же ты!...
     Возбужденные и  расстроенные  разговором,  оба  замолчали,  недовольные
собой и другим, возмущенные и обиженные.  Внутренне  и  Флора, и  Билл  были
убеждены  в собственной правоте и непогрешимости,  считая, что действовали и
говорили все правильно и разумно.
     Но  чем  ближе  они  подъезжали  к  дому,  тем  очевиднее   становилась
поспешность  и  горячность суждений. Поэтому  к  концу пути  оба  испытывали
чувство неловкости и смущения. Но никто не сделал первым шаг навстречу, хотя
каждый ощущал внутреннюю потребность такого решительного поступка. Увы...
     Флора  вышла  из  машины,  забрала  свои  вещи,  которые Билл достал из
багажника, и  хмуро буркнула слова прощания. Билл, ответив так же односложно
и мрачно, сразу уехал.
     46
     Билл,  сколько  ни  обдумывал все, что  происходило между ним и Флорой,
сколько  ни уговаривал себя быть рассудительным и терпеливым, все-таки никак
не мог успокоиться и объективно взглянуть на события.
     "О!  Теперь я, кажется, понял, в чем дело! - с раздражением и ревностью
думал он. - Наконец-то Флора ответила  конкретно  и  четко, чего  она хочет!
Какой-то Винсент - предмет ее грез и желаний! И кто он такой, черт возьми?!!
Винсент Андерсон?..  Нет.  Он давно переехал  в Калифорнию.  Флора появилась
здесь гораздо позже. Винсент  Грант?.. Он женился не  так  давно.  Но  после
продолжительного и бурного романа. Винс Николсон?.. Этот, конечно, известный
волокита, дамский угодник. Но вряд ли Кэт  увлек бы подобный тип, во-первых.
А  во-вторых,  его похождения  всем  известны. И потом,  его имя  и  имя Кэт
никогда  не  звучали рядом.  Николсон категорически отпадает. Дьявольщина!!!
Кто же это такой?.. А как она объявила это свое "да"!  Искренне, твердо, без
тени сомнения. Хотя бы на секунду задумалась, каково мне это слышать! А я-то
думал,  что дело  во  мне. А оно  вон  как  повернулось! Она не может забыть
своего  Винсента.  Но черт возьми!  Я  же  чувствовал,  когда  держал  ее  в
объятьях, что она принадлежит мне и только мне!!!  Чувствовал, что для нее в
целом свете  есть  только  я!  Я!!! Осел! Зачем  я  ушел  в ту  ночь?.. Нет.
Правильно, что ушел. О,  черт!  Первый раз в жизни не могу решить, правильно
поступил или нет. И не знаю, что делать... Не знаю!.."

     Флора  тоже  никак не  могла забыть тот  разговор с  Биллом.  Наверное,
успокоившись, она постаралась  бы понять его позицию. Но напоминание Уильяма
о Винсе  было таким высокомерным и жестоким, что Флора мгновенно приходила в
состояние неистовой ярости, как наяву слыша голос Уильяма, когда он сказал о
Винсенте.  Самое  обидное  боло  то,  что  Уильям  сказал  подобным  тоном о
человеке,  которого уже не было на этой  земле. И если он  назвал имя Винса,
значит, знал о  нем и  их взаимоотношениях,  знал,  как был дорог ей, Флоре,
этот  человек,  знал,  как  трагично оборвалась  его жизнь.  И  все-таки  не
сдержался,  высказался  жестко  и  безжалостно,  стремясь  нанести  ей  удар
почувствительнее и побольнее.  Но странно, что  Уильям в  курсе  той  давней
истории.  Откуда  он  узнал?  Кто дал ему  подробные сведения? Почему  он не
спросил у нее самой? Она, Флора, честно  и прямо ответила бы на все вопросы.
Да и какой смысл был бы в обмане? Зачем?
     47
     Было довольно поздно. Флора уже лежала в постели, пытаясь уснуть, когда
раздался телефонный звонок. Флора взяла трубку.
     - Приветик, Фло! - услышала она голос Нэнси.
     - Здравствуй, Нэнси. Как ты?
     - Фло, послушай!..  У меня - проблема. И я сразу позвонила тебе. Фло, я
никогда про тебя не забываю! Ты - моя лучшая подруга!
     По интонициям Нэнси Флора догадалась, что та совершенно пьяна.
     -  Нэнси,  может  быть, мы  поговорим  завтра?  А  сейчас  ты  поспишь,
отдохнешь.
     - Фло, послушай!.. Какое "отдохнешь", "поспишь"?!! Я тебе говорю, что у
меня - проблема!!! Нужен твой совет.
     - Хорошо, Нэнси. Слушаю, - смирилась Флора.
     - Фло, ты знаешь, что здесь я отдыхаю с Джеком. Он меня давно любит. Ты
знаешь, Фло...
     - Да, Нэнси, знаю.
     - Слушай меня, Фло. Вдруг здесь, в Венеции я... бац!.. встречаю... Кого
бы  ты  думала?!! Мануэля,  Фло!!!  Мануэля!!!  Ты  же  знаешь, Фло, это мой
любимый мужчина. Вот он рядом со мной  сидит. Фло, я тебе рассказывала,  что
это мой любимый мужчина. Ты знаешь... Я всегда  балдею, когда Мануэль рядом!
У него такой... ну, ты знаешь!.. Фло, представь, что у меня здесь, в номере,
произошло! Представь,  Фло!.. Мы с  Мануэлем возвращаемся  после романтичной
прогулки  на  гондоле, заходим  в номер, Фло, и  идем  в  спальню.  Мы хотим
предаться  любви!!!  Ты знаешь,  Фло,  как  я  люблю,  когда меня сжимает  в
объятьях Мануэль! Это мой любимый мужчина, Фло.Так вот... Мы хотим предаться
любви, заходим в спальню... По дороге с себя все сбросили, конечно. И что же
мы видим, Фло?!! На кровати лежит Джеки! Вот он здесь, рядом сидит.  Нет! Ну
чем ты недоволен, Джек?!! - обратилась к  своему  спутнику Нэнси, отвлекаясь
от беседы с Флорой. - Ну пойми сам!.. Дурацкая ситуация!.. Ты же знаешь, что
Мануэль  - мой  любимый мужчина. У  него  такой... Не спорь!.. Фло,  - опять
обратилась к  подруге  Нэнси,  - ну  зачем оспаривать очевидное?  Мануэль  -
обалденный любовник! Вот он сидит рядом, улыбается. Прелесть моя!.. Джек, ты
не  такой! Ну  что ты  можешь возразить? -  снова отвлеклась от  разговора с
Флорой Нэнси.  - Не обижайся,  Джек! Ну  что ты нахмурился? Я хочу предаться
любви  с Мануэлем... Фло, представь,  время идет,  а  мы не можем решить эту
проблему!!! Поэтому я позвонила тебе.  Что  делать,  Фло?  Я  хочу предаться
любви с любимым человеком. Ну, ты знаешь... с Мануэлем. Вот он рядом. А Джек
почему-то тоже здесь. Вот он. Тоже рядом. Что делать, Фло?
     - Нэнси,  прошу  тебя, -  взволнованно заговорила  Флора,  -  выпроводи
обоих. До завтра хотя бы. А потом решишь свою проблему.
     - Нет! Ты что, Фло?!! Я  хочу  предаться  любви с  Мануэлем. А Джеки...
Фло! Он ушел! Все. Пока. Меня  ждет мой любимый мужчина, Фло. Мануэль! Ну ты
знаешь...
     Нэнси повесила трубку. Флора вздохнула. Уснуть было невозможно. Тревога
за Нэнси не оставляла ее.
     От вновь раздавшегося  звонка телефона Флора вздрогнула. Это была снова
Нэнси.
     - Фло, вообрази... Джек  вернулся. Вот  он в  дверях  стоит,  Фло. Мы с
Мануэлем только  собрались предаться  любви и здрасьте!!! Фло,  он  не хочет
уходить.  А  в  спальне меня  ждет  мой  любимый  мужчина.  Ну ты  знаешь...
Мануэль!.. Фло,  а может  быть, пусть Джек  останется? Он устроится здесь, в
гостиной, на диванчике. Пусть, Фло?
     - Пусть! - коротко ответила Флора, теряя терпение.
     -  Жалко же  выгонять его!.. Он  любит меня. И мне с  ним хорошо,  Фло.
Но!.. Меня ждет Мануэль! Ну, ты знаешь, Фло, у него такой... Это мой любимый
мужчина... Джек! Устраивайся на диванчике! А я пойду предаваться любви, Фло!
Пока!
     Связь прервалась.  Флора в ярости бросила трубку.  Во всей этой нелепой
истории  Флору  почему-то больше  всего возмущала и приводила  в неистовство
кошмарная фраза Нэнси "предаваться любви".
     Только под утро Флора, наконец, уснула.
     48
     Рональд ворвался  к  Флоре,  размахивая целой  кипой газет,  когда  она
ставила в вазу только что присланный ей роскошный букет цветов.
     - Фло! Фло! Поздравляю! Смотри, вот здесь твоя статья!
     Они  разложили одну из газет на  столе и, голова  к  голове,  принялись
вслух читать напечатанную, до последней  буквы знакомую,  рецензию Флоры  на
спектакль, премьера которого состоялась накануне.
     Дочитав до конца, они обнялись  и  горячо  расцеловались.  Потом  Флора
принесла шампанское,  и они  выпили  за ее первое  достижение.  Затем  опять
наполнили бокалы и осушили их до дна,  провозгласив  тост за  будущие успехи
Флоры на поприще театрального критика.
     - Фло, я так рад за тебя! - пылко произнес Рональд.
     -  А  я-то  как  рада,  Ронни!  - счастливо улыбнулась Флора. - Я очень
благодарна тебе за помощь и содействие! И за... цветы!
     Рональд удивленно посмотрел на нее.
     - Фло, спасибо, конечно. Только о каких цветах ты говоришь?
     - Да вот об этих! -  Флора указала на  вазу, потом,  с тайной надеждой,
что отправитель - не Билл, спросила: - А разве это... не ты прислал, Ронни?
     Тот отрицательно покачал головой.
     -  Нет. Я только  купил газеты и  так радовался за тебя, что  о  цветах
забыл.
     - Но... - растерянно начала Флора и сама оборвала себя.
     Рональд внимательно  посмотрел  на нее,  потом  на великолепный  букет,
затем снова на нее.
     - Я полагаю, что эти цветы тебе прислал...
     - Молчи, Ронни!!! Молчи!  - поспешно перебила его Флора. - Да и  с чего
ты это взял?
     - Ну... - Рональд неопределенно пожал плечами. - Мне так кажется...
     Флора быстро и нервно опять перебила его:
     - Ну почему обязательно? Да это может быть кто угодно! И потом, вряд ли
этот легкомысленный и бесчувственный человек... способен...
     - Фло,  это ты  зря!  -  не дослушав,  убежденно заговорил  Рональд.  -
По-моему, ты перегибаешь палку. Ты слишком... категорично, Фло.  И по-моему,
зря! Уильям - неплохой парень. Он любит тебя.
     Флора с сомнением покачала головой.
     -  Любит?  Ронни,  он  не  способен  на  это.  Пойми  же,  наконец!  Не
спо-со-бен!!!
     - А мне кажется, Фло, что ты излишне драматизируешь ситуацию. Не пойму,
зачем! Ведь  я  вижу, Кренстон тебе не  безразличен.  Да что там! -  Рональд
махнул рукой. - Ты любишь его, Фло. Только почему-то отвергаешь!
     Флора  долго молчала, а потом, прямо посмотрев в глаза приятеля, честно
признала:
     -  Да,  Ронни, люблю.  Но  отвергаю его категорически. Потому что  быть
рядом с ним я не могу. Да и не хочу! Давай оставим эту тему.
     - Давай!.. - вздохнул Рональд.

     Билл,  тоже накупив огромное количество газет с работой Флоры, поспешил
к Майклу и Елене.
     Оба были дома. Но Биллу не удалось сразу объявить им свою новость. Брат
и невестка были заняты другой проблемой, которая показалась Биллу невероятно
забавной и смешной.
     Майкл и Елена сидели в гостиной  с серьезными и грозными выражениями на
лицах. Перед ними стоял виноватый, но полный достоинства и солидности, Генри
Поль. Джулия, словно метеор, носилась по гостиной.
     Билл поприветствовал всех. Стараясь понять,  что происходит  и подавляя
усилием воли одолевавшие его приступы смеха, устроился в кресле.
     Все молчали.
     - Что произошло? - не выдержав, поинтересовался Билл.
     - Генри провинился, - строго ответил Майкл.
     - Да-а?.. - удивился Билл. - И что же он натворил?
     -  Он съел мамину губную помаду" - громко  и  радостно объявила Джулия,
подскочив к Биллу и энергично подпрыгивая на месте.
     - А закусил ее румянами и тенями Елены! - саркастично дополнил Майкл.
     Не  выдержав,  Билл  захохотал.  Потом  наклонился  к  племяннику  и  с
интересом спросил:
     - Зачем ты это сделал, Генри Поль? Ты был голоден?
     Пока малыш сосредоточенно обдумывал ответ, вмешалась Джулия:
     - Нет!  Генри есть не  хотел. Просто они красивые! Раньше  он  немножко
откусывал. Капельку!  А в  этот раз, видно, не удержался и слопал все!!!  Ну
что  ты молчишь,  Генри?  -  затормошила она брата.  - Скажи, что  больше не
будешь!  Вся  эта  мамина косметика очень красивая, но  ужасно не вкусная. Я
сама тоже пробовала! Раньше! Гадость!!! Скажи, Генри, что гадость!
     - Да. Не вкусно, - авторитетно и  солидно подтвердил малыш. - Больше не
хочу это есть. Гадость!
     Джулия  громко "чмокнула" брата  в щеку,  потом  умоляюще посмотрела на
мать и подбежала к отцу.
     - Папа, не наказывай Генри! Знал бы ты, какое это мучение - есть мамину
косметику.  Попробуй!  Съешь  хоть кусочек!  Поймешь тогда, каково  пришлось
Генри!
     Билл  опять  захохотал.  Майкл и  Елена  едва  сдерживались,  чтобы  не
присоединиться к нему.
     Джулия  приникла  к отцу, обняла  отца за  шею,  потом  заглянула в его
глаза.
     - Папа, пожалуйста, не наказывай Генри.  Открой  детскую! Ты же знаешь,
как Генри любит  свои кубики, конструкторы, книжки... Хочешь, я  вместо него
целых два  дня  туда  не буду  заходить?  Хочешь?!! А к кончтрукторам десять
дней... нет!.. сто дней не притронусь!!!
     Билл и Елена засмеялись.
     - Нет, Джулия,  - улыбнулся  Майкл. -  Если  хочешь отбывать  наказание
вместо Генри, то дай обет посидеть целых пять минут в кресле, например!
     - Ух ты какой!.. - надула губы Джулия. - Нет уж! Хитрюга...
     -  Это ты  -  хитрюга, Джулия,  а не я!  - возразил Майкл и обратился к
жене: - Что будем делать с этим обжорой, Эли? Простим?
     - Конечно,  простим,  - мягко  согласилась Елена и обняла сына. - Поль,
пожалуйста, не ешь больше ничего без спроса.  Иначе у  тебя заболит животик.
Хорошо, малыш?
     - Да, - кивнул голвой Генри Поль.
     - Все, папа! - громко закричала Джулия. - Скорее открывай детскую!
     Она схватила брата за  руку и потащила к выходу.  Майкл, смеясь, ушел с
детьми.
     По  возбужденному  виду  Билла  Елена догадалась,  что,  очевидно,  тот
приехал  с какими-то новостями  или  очередной проблемой.  Она вопросительно
взглянула на него и участливо спросила:
     - Билл, что это вы привезли?
     - Ах, да!  Из-за косметических дегуствций Генри Поля я забыл о главном!
Елена, напечатали рецензию Кэт на спектакль. И я скупил кучу газет. Вот. Это
вам!
     Билл  протянул  Елене  газету.  Невестка  с  интересом  начала  читать.
Вошедший Майкл озадаченно посмотрел  на жену. Та,  почувствовав  его взгляд,
подняла голову и восторженно произнесла:
     -  Майкл, напечатали  статью  Флоры! Это ее  первая работа театрального
критика.
     - Тогда я буду  следующим читателем. Сразу за тобой,  Эли,  - отозвался
Майкл, усаживаясь в кресло.
     -  Возьми!  -  подал  ему  газету Билл.  -  У  меня  их  в  достаточном
количестве.
     Как  и  жена, Майкл принялся  внимательно знакомиться  с работой Флоры.
Билл, не удержавшись, тоже уткнулся в газету.
     - Обязательно позвоню Флоре  и поздравлю ее! - объявила  Елена, дочитав
статью до конца. - Она -  умница. Я очень рада за нее. И спектакль этот надо
посмотреть обязательно!
     - А я его видел, - сказал Билл. - И  Кэт тоже  видел. Только  она моего
присутствия  не  заметила!..  -  вздохнул он.  -  Кэт,  как  обычно, была  с
Рональдом.
     Елена с сожалением и сочувствием посмотрела на него, а потом спросила:
     - Билл, а вы поздравили Флору?
     - Да. Я послал ей цветы. Правда, инкогнито.
     -  Флора  обязательно  догадается,  что  они  -  от  вас!  -  ободряюще
улыбнулась Елена.
     - Надеюсь! - усмехнулся Билл. - Особенно, на то, что армия поклонников,
подобных мне,  у Кэт не слишком многочисленна.  Иначе опознание моего букета
будет делом очень затруднительным.
     Елена засмеялась и успокаивающе пояснила:
     -  Билл, как вы  заблуждаетесь! Поверьте, даже  из миллиона  совершенно
одинаковых  букетов  женщина безошибочно определит  тот, который ей  прислал
возлюбленный.
     - Эли!.. - насмешливо вступил  в беседу Майкл, любовно глядя на жену. -
По-моему, ты переоцениваешь проницательность женщин.
     Елена снисходительно посмотрела на мужа и уточнила:
     - Не "проницательность", Майкл, а интуиция подскажет женщине правильный
вариант. Уверяю тебя, ни одна не ошибется.
     - Ну что, Билл, поверим Эли наслово? - спросил брата Майкл.
     Тот улыбнулся.
     - Мне-то, во всяком случае, поверить словам Елены очень хотелось бы!
     - Нисколько  не сомневайтесь, Билл! - убежденно подтвердила та. - Флора
поняла,  кто  поздравитель.  -  Елена  чуть  помолчала, а  потом  озабоченно
спросила: - Судя по вашим словам, Билл, вы так и не помирились с Флорой?
     Он отрицательно покачал головой.
     - Нет. Мы попали в какой-то тупик. Правда, у меня есть пара идей! Но не
знаю...
     - Надеюсь, эти твои "идеи", Билл, не такие сумасшедшие, как предыдущие?
- иронично поинтересовался Майкл.  - Или  опять предполагается пьяный дебош,
только на  этот раз с потерями? Одно из двух: или будет разбита твоя голова,
несмотря  на  гениальность  идей,  которыми  она  наполнена  до  краев,  или
разделочная  доска, кстати, весьма внушительных размеров! Что предпочитаешь,
Билл?
     - Да  ну  тебя,  Майкл!..  -  отмахнулся тот.  -  Лучше  посоветуй, что
предпринять? Что делать?
     - Строить, - серьезно и коротко ответил Майкл.
     - Что... "строить"? - вопросительно взглянул на брата Билл.
     - Семью, - пояснил Майкл. - А значит, свой дом. Вот так.
     - Дом? - заинтересовался Билл.
     Глаза его засверкали. Лицо осветила улыбка. Билл вскочил.
     - Свой дом!.. Майкл! Конечно! Дом!!!
     - Именно,  - улыбнулся Майкл.  -  А  куда  ты вообще собирался привести
жену? Ты же живешь с родителями! Хотя... Можно и у них, в принципе.
     - Нет. Отдельно. Своей семьей и в своем доме! - твердо заявил Билл. - И
как я раньше не подумал?!! Спасибо, Майкл!  Елена, как вы думаете, мы правы?
Нужен дом7
     -  Конечно, правы!  -  согласилась  Елена. - Вы - молодцы! И все у вас,
Билл, будет хорошо. Обязательно. Я уверена.

     Билл осторожно и  тихо шагнул сначала  в комнату, а затем на "цыпочках"
прошел в  спальню. Наклонившись,  Билл  посмотрел  в лицо безмяьежно  спящей
Флоры и положил рядом с  ней на подушку  великолепный букет белоснежных роз.
Еще раз бросив взгляд на жену, он начал красться обратно.
     -  Уильям?.. Как  вы сюда... попали?..  - услышал Билл ее  тихий,  чуть
осипший заспанный голос.
     Билл замер, потом медленно повернулся и с раскаяньем признался:
     - Через балкон.
     -  О,  Господи!..  выдохнула Флора  и  привстала,  опираясь  спиной  на
подушку. Она только  теперь заметила цветы и  почувствовала их аромат. - Это
какое-то безумие!.. Вы же могли разбиться! К чему подобные эскапады?
     Билл шагнул к кровати и невозмутимо произнес:
     - Но у меня же нет другой возможности видеть тебя, Кэт.
     - Видеть?.. - переспросила Флора. -  Интересно, как можно что-то видеть
ночью, в темноте? Ваше  объяснение не выдерживает никакой критики. И вообще,
проникать в чужой дом... тайно... Вы считаете это тактичным?
     - Кэт...  - Билл  присел на  край кровати и взял руку Флоры  в свою.  -
Кэт...  Ну  почему "чужой дом"... "тактичным"?.. Я всего  лишб  хотел видеть
свою  жену, подарить  ей  цветы.  Я поздравляю  тебя, Кэт,  с дебютом. Желаю
творческих успехов!
     - Спасибо, конечно, - строго ответила Флора. - Но  и это  объяснение не
убедительно. Потому что вы, насколько я поняла, уже поздравили меня, прислав
роскошный букет. так что во втором букете не было никакой необходимости.
     Билл удовлетворенно  отметил, как права оказалась  Елена. Кэт абсолютно
точно вычислила того, кто прислал ей цветы.
     - Неужели вы не понимаете, что ваш поступок переходит всякие границы?!!
- возмущенно  заговорила Флора.  -  У  любого человека  есть право  на  свою
частную, личную  жизнь!  А  вы  меня этого  права  лишаете.  Бесцеремонно  и
беспардонно! Я уже не могу из-за вас даже ночь провести, как хочу!
     - К твоему сведению, дорогая Кэт, - иронично отозвался  Билл, - я тоже!
И  хочу  заметить,  что  твоя  личная жизнь  стала иметь некоторые  рамки  и
ограничения,  как только ты  собственноручно расписалась  в  своем  согласии
стать миссис Кренстон. Напоминаю тебе, если ты случайно забыла, что твое имя
теперь не  мисс Флора Катарина Маккензи, а миссис Флора Катарина Кренстон. И
как только ты ею  стала, твоя личная жизнь стала  неотъемлемой частью личной
жизни мистера Уильяма Кренстона, твоего мужа.
     - К сожалению! - едко усмехнулась Флора. -  Меня утешает только надежда
на то, что, может быть, у вас достанет благородства, чтобы поскорее избавить
меня от тяжких  оков, именуемых брачными узами! И я снова стану  мисс Флорой
Катариной Маккензи.
     Жестокость ее слов возмутила Билла. Он еле сдерживал себя усилием воли.
     -  Ты ждешь от меня благородства? Ха-ха! - саркастично воскликнул он. -
Нет, дорогая моя!  Я по горло сыт этим своим благородством! Сам  потешился и
тебя  всласть потешил! Надеялся, что ты образумишься.  Хоть что-то  поймешь!
Оценишь!  А ты, словно одержимая,  упмваешься своей независимостью и  личной
неприкосновенностью! Думаю, достаточно!..
     Билл резко наклонился. Флора  отпрянула, прижалась  к спинке  кровати и
взволнованно спросила прерывистым голосом:
     - Что вы... собираетесь... делать?
     Билл заметил, каким испуганным стал  взгляд ее широко  открытых глаз, и
почему-то сразу успокоился. Он усмехнулся и иронично ответил:
     -  Совсем не то, о чем  ты подумала! Хотя, откровенно говоря,  мне этот
вариант не пришел  в голову.  Вообще-то я имел  другое  намерение.  А может,
действительно, предпочесть?..
     - Нет!  - быстро и  резко перебила его Флора. - Лучше объясните, что вы
хотели сказать... и уходите! И больше никогда...
     Флора  замолчала,  стараясь  вспомнить  хоть  ккакой-нибудь  подходящий
синоним  слову  "никогда". Но от волнения ничего в голову не приходило.  Она
совсем растерялась, не зная, как продолжить начатую фразу.
     Билл  с насмешливым  видом ждал,  что  она  скажет.  Но  Флора молчала,
сосредоточенно обдумывая что-то. Он вдруг крепко обнял ее и нежно поцеловал.
Сделал он это оченьбыстро, но невероятно чувственно. Потом Билл стремительно
встал и шагнул к двери. На пороге он повернулся и объявил:
     - Ты надеешься на выигрыш  в этой  нашей партии,  Кэт. Я  тоже.  Что ж!
Хочется  тебе  продолжить игру  - давай!  Я готов! Но  предупреждаю.  Я буду
беспощаден. Взывать к благородству, ссылаясь только  на различие между нами,
а  именно,  "мужчина-женщина"  -  бессмысленно.  Пусть  победит  сильнейший!
Спокойной ночи, Кэт.
     С этими словами Билл вышел из спальни.
     Флора была  настолько ошеломлена и озадачена его заявлением, что только
спустя какое-то время с ужасом догадалась,  что Биллу пришлось спускаться  с
ее  балкона.  Она  вскочила  с  постели,  выбежала  на  злополучный  балкон,
посмотрела  вниз. Там уже никого  не было.  Флора снова вернулась в спальню.
Как  ни  хотелось ей  проявить  твердость и стойкость,  она,  махнув на  все
принципы  рукой. легла  в  постель, прижала к себе цветы и  уткнулась  в них
лицом.  Аромат роз  пьянил  также, как до  этого  мимолетный, но упоительный
поцелуй Билла...
     49
     Весь следующий  день Флора  принимала поздравления и  комплименты.  Она
чувствовала себя счастливой и довольной от того, что смогла реализовать свою
мечту, добиться  и  доказать себе  и другим, что  эта мечта  не была  пустой
иллюзией. Конечно, это был лишь первый шаг. Впереди... и Флора это отчетливо
понимала...  предстояла большая  работа,  потому что утвердиться, найти свой
особый  неповторимый стиль, донести до  читателей свое видение, отстоять его
будет очень непросто среди многочисленной рати театроведов и критиков. Здесь
мало иметь способности или талант. Требовался стойкий,  бойцовский характер.
Он у Флоры был.
     А  вечером позвонил Рональд. По его взволнованному голосу Флора поняла,
что что-то  случилось.  Он попросил, чтобы она была дома и ждала его, никуда
не отлучаясь.
     Вскоре Рональд приехал и с порога протянул Флоре газету.
     - Фло, ты видела это?
     - Нет, Ронни. А что это?
     - Почитай! - коротко предложил он.
     Флора села в кресло и принялась внимательно изучать указанную Рональдом
статью. Кровь прилила к голове Флоры, застучало в висках. Но она мужественно
дочитала до конца.
     - Дора  Добсон...  - произнесла вслух Флора имя автора статьи. - Ронни,
кто это?
     -  Не  знаю, -  Рональд  пожал плечами.  -  Я пытался  выяснить -  пока
бесполезно. Но наверняка  это кто-то из очень способных критиков. Согласись,
Фло, рецензия написана мастерски.
     -  Да...  -  вздохнула  Флора.  -  Написано с блеском.  Но  эта  статья
полностью опровергает мое  мнение.  Аргументы достаточно  убедительны.  Хотя
лично  я и  теперь категорически  не согласна  с ними. И потом, Ронни...  Ты
обратил  внимание на то, что эта Дора Добсон пару раз нанесла мне достаточно
ощутимые уколы? Именно мне.
     - Ну, есть немного, - согласился Рональд.
     - Что же делать, Ронни? Получается, что я...
     - Фло,  - перебил ее  Рональд,  - ты должна  ответить.  Пусть последнее
слово останется за тобой. Ты же убеждена в своей правоте?
     - Конечно.
     - Вот  и  действуй!  Созвонись  с  редакцией,  договорись  и,  главное,
немедленно пиши и отстаивай свое мнение. Будь смелее, Фло!
     Ну  теперь  мне отступать нельзя!  -  решительно  заявила Флора. - Дора
Добсон разгромила меня. Но она убедится, что я - далеко не кроткая овечка!
     Они принялись горячо обсуждать план будущего ответа Флоры.

     Флора  прощалась  с  Рональдом,  который  уже  шагнул  за дверь,  когда
появился Уильям Кренстон. Как всегда, с роскошным букетом в руке.
     - Добрый вечер! - бодро поприветствовал их Билл.
     Они  дружно ответили. Воцарилась  длительная  пауза.  Первым  заговорил
Рональд.
     - Мне пора. До встречи!
     Он начал спускаться вниз. Флора  смотрела ему вслед, а потом неожиданно
произнесла:
     - Ронни, может быть, останешься?
     Рональд остановился  на ступеньках,  медленно  повернулся,  внимательно
взглянул на Билла, потом на Флору и отрицательно покачал головой.
     - Не могу, Фло. Я и так опаздываю.
     Рональд быстро ушел.
     Флора и Билл проводили его взглядами, а  затем  одновременно посмотрели
друг на друга.
     - Кэт, я пришел... - начал Билл.
     Но Флора нетерпеливо перебила его.
     - Что вы хотели? Зачем вы пришли?
     - Кэт, я пришел,  потому что  хотел видеть тебя. Ты  же сама  объясняла
мне, что в темноте это сделать невозможно. Вот сегодня я  и явился пораньше,
- скрывая  улыбку, невозмутимо пояснил  Билл. - Заметь, я очень внимателен к
любым твоим требованиям и претензиям и по мере сил старательно исполняю их.
     Флора  услышала,  что кто-то из соседей  поднимается  по  лестнице. Она
мгновенно схватила Билла за рукав, затащила в квартиру и захлопнула дверь.
     - Кэт, Бог мой!.. Такого горячего приема я от тебя в жизни не ожидал! -
иронично произнес Билл.  -  Я уже привык  проводить на пороге твоей квартиры
достаточно много времени прежде, чем  попадал в  нее. Меня радуют перемены в
твоем поведении, Кэт.
     Флора хмуро посмотрела на него и жестко ответила:
     -  Ни  о  каких  переменах и речи  быть не  может! И  вы это  прекрасно
понимаете. Поэтому ваш насмешливый тон и комментарии совершенно неуместны. И
вообще... Вы слишком часто появляетесь на пороге моего дома. Вас скоро будут
знать все соседи. Не хватало мне только лишних пересудов! Но вы все делаете,
как нарочно!!! Ваша внешность, одежда, автомобиль, букеты эти бесконечные!..
     Билл засмеялся:
     -  Кэт,  что  касается  цветов,  моего  наряда  и  машины  -  это  дело
поправимое. Я согласен надеть на себя все, что ты сочтешь нужным,  приходить
к тебе пешком,  цветы  прятать за пазуху. Но  что  делать с моей внешностью,
которая тебя не  устраивает почему-то, убей Бог,  не  знаю! И приобрел я ее,
поверь, не нарочно. Получил по наследству, так сказать. Кэт, может быть, мне
бороду  отпустить и усы?  Или нанять гримера? Тогда к тебе каждый день будут
являться самые разные молодые люди.
     - Только этого  мне не хватало! -  всплеснула руками  Флора. Но улыбку,
вызванную его словами, сдержать не смогла.
     Почувствовав перемену в ее настроении, Билл живо продолжил:
     -  Честно  говоря, меня  подобный  вариант  тоже не совсем  устраивает.
Во-первых,   не  хочется  изводить  себя  многочасовыми  экспериментами  над
собственным лицом. Оно  у меня одно, и я  к нему, в  общем-то, привык за  28
лет. Результат же  подобного опыта непредсказуем. А  во-вторых, широта  моих
воззрений  и взглядов на семейную  жизнь все-таки  ограничивается некоторыми
рамками. Иметь  женой особу, которую  каждый вечер  посещают разные мужчины,
даже  для  меня чересчур! Кэт, эта  проблема,  по-моему, требует длительного
обсуждения. В коридоре как-то... И потом, эти цветы - тебе, Кэт.
     Билл  протянул  букет.  Флора  покачала  головой,  усмехнулась,  жестом
пригласила Билла в гостиную, взяла цветы и ушла за вазой.
     Билл прошел  в комнату, сел на диван. Он  заметил  на  столике газету и
какие-то записи. Билл кивнул на столик и спросил вошедшую Флору:
     - Что это? Ты работала? Я, наверное, помешал?
     Флора  поставила  вазу,   пожала  плечами   и  несколько  неопределенно
пояснила:
     - В общем, да. Мы с Ронни кое-что обсуждали.
     А потом, не удержавшись, потому что  эта  тема  была самой актуальной и
злободневной  на  данный  момент  и  очень  волновала,  Флора  возбужденно и
подробно все рассказала Биллу.
     Он  внимательно выслушал ее,  пробежал глазами статью  Доры  Добсон,  с
которой Флора настойчиво предлагала ему ознакомиться, и спросил:
     - И что теперь, Кэт?
     - Хочу ответить этой Доре Добсон. Вот тут мы с Ронни кое-что набросали.
Но это так...  что  называется, "навскидку". А самое возмутительное, Билл...
Не знаю, обратил ты внимание или  нет, -  Флора не заметила, что, увлеченная
беседой, начала называть  его  "Билл" и на "ты", - но эта Дора  Добсон почти
отерыто задевает лично меня.
     Билл согласно кивнул:
     - Да. Заметил.
     -  Знать бы,  кто  это!  -  вздохнула  Флора. - А теперь  мне  придется
отвечать "вслепую".  К тому  же, Билл, я еще не знаю, согласится ли редакция
напечатать мою статью.
     -  Думаю,  согласятся, Кэт, - ободряюще  улыбнулся Билл. -  Полемика...
особенно,  острая  и жесткая!.. - всегда  интересна и привлекает внимание. Я
желаю тебе удачи, Кэт!  Я  не  сомневаюсь, что эту Дору Добсон  ждет  полный
разгром.
     Флора опять глубоко вздохнула.
     -  Не  все так  просто,  Билл,  как ты думаешь. Ее  рецензия  чертовски
здорово  и  талантливо  написана.  Ярко! Мастерски!  Чувствуется опыт. И  не
малый! А у меня его, увы, нет!
     Билл  притянул  ее за руку, усадил рядом  с  собой на  диван и, ласково
заглянув в глаза, мягко сказал:
     - Не унывай, Кэт! У тебя все получится. И потом... Бороться с достойным
противником всегда очень почетно и интересно. Даже если проиграешь, Кэт, то,
по крайней  мере,  приобретешь  тот  опыт,  о  котором ты  с  такой завистью
говоришь и которого тебе пока не хватает.
     Его слова  звучали очень  убедительно,  но  и ...  многозначительно. Во
всяком случае,  так показалось Флоре. Она  озадачено посмотрела на Билла, но
тот держался невозмутимо и  спокойно. Флора решила, что такое впечатление от
услышанного  сложилось  у  нее  из-за  предвзятого  отношения  к  Биллу,  ее
постоянной   настороженности   и   придирчивости.   Возможно,   при   других
обстоятельствах ее  впечатления при общении с Биллом  не  вызывали бы такого
недоверчивого  отношения к  каждому  его  слову.  Флора  почувствовала  себя
немного  винговатой   и,  желая   проявить   великодушие  и   объективность,
предложила:
     - Билл, хочешь кофе?
     - Хочу, - улыбнулся он.
     - Я сейчас!
     Флора встала и ушла на кухню.
     Билл внимательно посмотрел  ей вслед, глубоко вздохнул и задумался. Все
складывалось так  непросто  между  ними.  И выход  из  лабиринта  запутанных
отношений  где-то  был,  но  пока  найти  его  не представлялось  возможным.
Предпринимаемые шаги каждый раз приводили в какой-то  тупик. И важно было не
потерять терпение,  удержаться от соблазна идти напролом, круша все на пути.
Уж лучше забрести еще в сотню тупиков,  снова  возвращаться к  тому месту, с
которого начинал движение, сохраняя выдержку, что вот там, за тем поворотом,
обязательно будет найден выход, чем, все  разрушив, потерпеть полное фиаско.
Потому что последствия подобных действий непредсказуемы.
     - А вот и кофе!
     Флора появилась в гостиной с поднсом в руках. Она поставила его столик,
села на диван рядом с Биллом, разлила кофе по чашкам, одну протянув ему.
     - Спасибо, Кэт, - он  сделал глоток и  одобрительно заметил: - Чудесный
кофе! Действительно, Кэт, здорово сварен!
     Польщенная Флора улыбнулась.
     - Я рада,  что ты, Билл, оценил по достоинству мои старания.  Скажу без
ложной скромности, кофе  я  и в  самом деле  хорошо  готовлю. И способов его
приготовления знаю много. Как-нибудь потом я сварю тебе  такой кофе,  какого
ты в жизни не пробовал! Но на это надо  много времени. Несколько часов. Зато
вкусно-о!..
     -  Кэт, да неужели  так долго? -  удивился  Билл, сдерживая невероятное
чувство радости и счастья, переполнявшие его душу. - Я предполагаю, что если
любое  блюдо ждать столько,  сколько ты  рассказала,  оно  покажется  верхом
изысканности и жутко вкусным!
     - Ты напрасно  иронизируешь, Билл,  -  с обидой возразила Флора. -  Вот
когда попробуешь,  тогда  посмотрим,  что  ты скажешь!  Или нет.  Раз  ты  с
сомнением  и насмешкой отнесся к  моим  словам, то будешь лишен  возможности
попробовать,  что за волшебный  напиток оплучается в результате. Навсегда!!!
Потому что такой кофе варю только я! - с гордостью заключила Флора.
     -  Кэт, ну  не будь ты настолько сурова!  - Билл  умоляюще посмотрел на
нее.  - Я  раскаялся, поверь. Я буду  безропотно находиться рядом с  тобой и
терепеливо ждать, если надо, даже сто лет! Если имеется и такой рецепт.
     - Такого нет! - засмеялась Флора. - Во всяком случае, я его не знаю.
     - Жаль!..  - шутливо вздохнул  Билл. - Но я рад,  что именно моей женой
стала женщина с таким необычным  и приятным  хобби, как  приготовление кофе.
Мне только  что  пришла  в голову мысль,  что  ты,  Кэт,  могла  увлекаться,
например, коллекционированием пауков и тарантулов. Или росписью всех  стен в
доме в ядовито-зеленый  цвет. Или еще  чем-нибудь экзотическим. А  подождать
каких-то  несколько  часов  кофе  -  совершенно безобидный  пустяк!  Кэт,  я
счастлив, что мне так сказачно повезло.
     Билл притянул Флору за руку к себе и, с нежностью заглянув в ее  глаза,
ласково обнял. Он осторожно прикоснулся к ее губам своими губами...
     Билл  мгновенно почувствовал  едва уловимый отклик. Поцелуй сразу  стал
более пылким и долгим...
     От  переполнявших  чувств  оба  начали  задыхаться,   явственно  ощущая
сердцебиение друг друга.
     Флора делала слабые  и  неуверенные попытки  освободиться  из  крепкого
кольца рук Билла. Но он, не  выпуская ее из объятий, проникновенно зашептал,
почти касаясь своими губами ее губ:
     - Кэт, я схожу с ума от желания!.. Мы должны быть вместе. Кэт, не надо,
не отталкивай меня. Кэт, милая, все, все у нас будет замечательно! Ты и сама
знаешь, Кэт, как мы оба... хотим быть вместе...
     Флора все более упорно и настойчиво вырывалась из его объятий.
     - Кэт, мы же нравимся друг другу! - убежденно произнес Билл, пытыясь ее
удержать. - Ты же  сама понимаешь, как  нужна  нам... эта близость,  которая
соединит нас.  Ты  знаешь, что это  все  сразу изменит между нами.  Кэт,  мы
обязательно должны изменить наши отношения. Все сразу станет  другим. Ты это
понимаешь. Так зачем упрямишься? Скажи, Кэт, почему? Чего ты хочешь?
     - Я хочу... чтобы ты... отпустил меня, Билл. Пожалуйста... - растерянно
и смущенно попросила Флора.
     Стараясь сдержать  собственную страсть, Билл разжал  руки и внимательно
посмотрел на нее.
     -  Ты  прав,  Билл!   -  сразу  заговорила  Флора.  -  Если  мы   будем
руководствоваться  только сиюминутными чувствами, то, конечно, все изменится
между нами. Но лишь на то короткое время, пока мы будем вместе. А этого я не
хочу. То есть...  хочу. Нет!.. В общем,  это  невозможно. И ты...  А я теряю
голову...  Но  я знаю,  что надо делать!  Мы больше  не  будем встречаться с
тобой, Билл. Потому что то, что почему-то начинает происходить в этом случае
между нами, не  нужно ни тебе, ни мне. Тебе это дает  иллюзорную несбыточную
надежду,  а  меня ставит  в  тяжелое  мучительное  положение. Поэтому больше
никаких свиданий наедине!  Впредь  будет только так,  Билл.  А  лучше бы нам
вообще не видеться и  разойтись  по-хорошему. Тихо  и мирно, - печально,  но
категорично закончила она.
     Билл  вскочил с  дивана  и зашагал по комнате.  Он несколько раз прошел
туда и обратно. Потом воскликнул:
     - Дьявольщина!!! Какой-то заколдованный круг!!! Кэт, ты  что,  серьезно
все  это  говоришь?  Ты,  действительно,  так  считаешь?  Ну,  бред!  Кошмар
какой-то!!! Я!  Я могу  тебе объяснить, если  тебя это так удивляет, и ты не
понимаешь, что то,  что  "почему-то  начинает  происходить  между  нами",  -
повторил  Билл  ее  слова,  -  называется  взаимным  влечением,   симпатией,
страстью. Мы нравимся  друг  другу! Конечно, в монастыре тебя вряд  ли в это
посвятили. Но ты давно покинула  его и теперь, как взрослая женщина,  должна
бы  разбираться в  подобных  вопросах. Да пойми  ты, наконец, очевидное! Нет
между нами никаких препятствий и преград! Нет!!!
     - Это ты  так считаешь, что нет, - тихо произнесла Флора.  - А я считаю
по-другому.
     -  Объяснения  причины,  как я  понимаю,  не  будет  и  в этот  раз?  -
саркастично спросил Билл.
     - Не будет, - решительно и коротко подтвердила Флора.
     Билл  подошел к  ней,  сел  рядом, взял  ее руку  в свою  и, как  можно
спокойнее, предложил:
     -  Кэт, сейчас  я уйду. Но ты, прошу, подумай хорошо, оцени все здраво,
объективно. А главное, постарайся прийти  к заключению, что необходимо прямо
и честно  все мне объяснить. Пойми,  это  обязательно надо сделать. Я  хочу,
чтобы между нами все стало предельно ясно. До встречи, Кэт!
     Билл ушел. Флора  долго сидела,  не сводя пристального взгляда с чашки,
из которой пил кофе Билл.
     50
     Флора и предположить не могла, что полемика между нею и этой загадочной
Дорой  Добсон  примет такой грандиозный размах.  Начавшись с противоположных
точек зрения на спектакль, дискуссия  перешла на самые разные темы  и... что
было  особенно  неприятным!...  почему-то  каждый  раз  очень  болезненно  и
чувствительно обязательно задевала лично ее, Флору.
     Билл пришел  как раз тогда, когда Флора в который  уже раз перечитывала
очередной выпад в свой адрес, завершающий статью Доры Добсон.
     Как только Флора открыла дверь, Билл сразу заметил, что она расстроена,
выглядит измученно и устало, а глаза полны слез.
     - Добрый вечер, Кэт.
     - Добрый вечер. Заходи.
     Флора пропустила его,  взяла  протянутые  цветы  и вдруг, не  выдержав,
расплакалась. Она села на диван и уткнулась лицом в букет.
     - Кэт...
     Билл присел около, забрал  цветы,  отложил их  в  сторону, обнял Флору,
бережно прижал к себе и нежно погладил по голове.
     - Кэт... - повторил он.
     Она подняла к нему мокрое от слез лицо и жалобно всхлипнула:
     -  Ну что...  я ей... сделала?..  Этой  Доре... Добсон?..  Почитай!.. -
Флора  указала  на  публикацию. -  Пожалуйста, почитай!..  Ты  поймешь,  как
обидно... мне...
     Билл быстро пробежал взглядом по строчкам, а потом тихо предложил:
     - Кэт, хочешь я уничтожу эту Дору Добсон? И ты  о ней больше никогда не
услышишь! Только не расстраивайся и не огорчайся, Кэт.
     Флора отпрянула, испуганно посмотрела на него и взволнованно возразила:
     -  Нет! Что ты, Билл!  Что ты!!!  Я сама должна... Просто немного сдали
нервы... -  она вытерла ладошками  слезы  на щеках и мило улаыбнулась. - Эти
дни я много  работала. Устала. Вот и сорвалась. А  тут ты пришел...  Прости,
неудачно получилось!
     Флора  заметила,  как  встревожен и  огорчен Билл.  Поэтому  она  снова
заставила  себя  беззаботно  улыбнуться,  встала  с  дивана,  взяла цветы  и
поставила их в вазу.
     -  Наверное,  ты  заметил,  Билл, -  лукаво  взглянув  на него, шутливо
заговорила она, - что раньше в моем доме было гораздо больше  цветов. Букеты
я получала ежедневно. Иногда даже ночью. Я так привыкла к постоянному обилию
цветов в доме, что даже загрустила немного, когда их не  стало... По мистеру
Муфу, Билл!!!  По Беду Муфу!!!  - засмеявшись, уточнила Флора. -  Так что ты
напрасно вскочил с дивана, Билл!
     -  Как это "напрасно"?!! -  грозно нахмурился Билл. - Я хочу немедленно
забрать  свой  букет!   Его  принес  Уильям  Кренстон!!!  А  предмет   твоих
воздыханий, оказывается,  какой-то Бед Муф! Я  оскорблен и обижен,  Кэт. Да!
Чуть  не  забыл! Еще  ревную страшно.  О,  как же я ревную  тебя!!! И  прямо
сейчас... - Билл решительно шагнул к Флоре, - ... задушу тебя в объятьях!
     Билл обнял  хохочущую и  отбивающуюся Флоры и, найдя губы,  поцеловал с
таким  пылом и  страстью,  что у  нее  закружилась голова, а сердце неистово
забилось.
     Чувственность   поцелуя  ошеломила   обоих.  Они  замерли,  наслаждаясь
ощущением полного взаимного единения.
     Флора  напоминала  себе,  что  нарушает  самой  же  выдвинутое  условие
прекращения  встреч  с  Биллом  наедине  и  данное  себе   слово  больше  не
поддаваться соблазну его  обътий и поцелуев. Но присутствие Билла  оказывало
необъяснимое магическое воздействие. Заставить себя противостоять было очень
трудно, почти невозможно.
     Билл почувствовал,  что  Флора  едва заметным усилием  сделала  попытку
отстраниться.  Он слегка разжал руки  и, заглянув  в ее глаза, увидел, какое
внутреннее  отчаяние  и сомнение отражала они. Билл коротким нежным поцелуем
прикоснулся  к  ее губам, мягко улыбнулся,  взял Флору за руки  и, усадив на
диван и устроившись рядом, спокойно заговорил:
     - Кэт, а ведь я пришел сообщить тебе одну новость.
     Флора,  сердце  которой переполняли признательность и теплота за такт и
понимание, проявленные Биллом, с интересом спросила:
     - Что же это за новость?
     Билл немного помолчал, а потом торжественно объявил:
     -  Кэт, теперь  у нас с тобой есть свой дом. Эти  дни я не  появлялся у
тебя,   потому   что  как   раз  был  занят  его  покупкой.  Он   достаточно
комфортабельный и  благоустроенный.  Но  все-таки будет лучше, если ты,  как
хозяйка, сама  его оценишь.  Может быть, захочешь  что-то изменить. В общем,
предлагаю тебе, Кэт, провести осмотр нашего дома. Поедем прямо сейчас?
     Билл вопросительно посмотрел на Флору. Та молчала, и он продолжил:
     - А потом... Возможно,  ты захочешь купить  какую-нибудь дополнительную
обстановку  -  мебель,  ковры  и прочее. Или  заменить. Логичнее это сделать
после того, как ты увидишь дом. Итак, в путь?
     Флора  пыталась собрать в  кучу  противоречивые мысли, со сверхзвуковой
скоростью  сумбурно проносившиеся в голове.  Она с  надеждой  посмотрела  на
Билла, словно ожидая, что тот  подскажет правильное  решение. Потом опустила
голову, понимая, насколько абсурдно это было, и, высвободив свои руки из его
рук, растерянно спросила:
     - Билл, ты... купил... дом?.. Зачем?
     Он невозмутимо и спокойно ответил:
     - Кэт,  как "зачем"? Мы с тобой должны  же где-то  жить. У нас - семья.
Пусть пока маленькая, но она есть. Видишь ли, Кэт... Это, конечно, моя вина.
Я продумал все, кроме самого главного: куда я приведу свою жену. Слава Богу,
Майкл подсказал  мне, что этот вопрос я совсем упустил из виду. Конечно, дом
моих родителей большой. И они будут рады твоему появлению, Кэт. Но я  решил,
что  будет  лучше, если  у нас с тобой будет свой дом.  Поэтому теперь тебе,
Кэт, нет никакой необходимости снимать эту квартиру. Ты будешь  полноправной
хозяйкой в нашем собственном доме, Кэт. Предлагаю немедленный переезд!
     Флора всплеснула руками.
     -  Уильям! Да о чем вы? Какой переезд?  "Хозяйка"! "Наш дом"!.. Вы меня
настолько изумили своей новостью, что я до сих пор не могу прийти в себя! Ни
о каком  "нашем" доме не может быть и речи! И семьи никакой у  нас нет! И не
будет! Никогда!!! То есть...
     Билл весело  засмеялся, потому что Флора выглядела такой возмущенной  и
растерянной одновременно, когда произнесла свое  злополучное "никогда". Билл
снова взял ее руки в свои и насмешливо сказал:
     - Кэт, ты напрасно  упрямишься. И напрасно отказываешься осмотреть дом.
Я  ведь  все  устрою  по  собственному усмотрению, а  ты, Кэт, потом  будешь
недовольна,  как и большинство женщин в  подобных случаях. Выяснится, что  и
скатерть в столовой не та, и люстра в холле не  той формы, и  детская должна
быть...
     Он не успел договорить, потому что Флора поспешно перебила его:
     - Уильям, поймите, мне совершенно безразлично...
     - ... какой  будет детская? -  не давая ей договорить,  с  подчеркнутым
удивлением и иронией подхватил Билл. - Кэт, что  с тобой? Я предполагал, что
ты будешь очень заботливой и  нежной матерью. Неужели ты равнодушна к детям,
Кэт?
     Своим  вопросом  Билл поставил  Флору в затруднительное  положение.  Он
терпеливо ждал, внимательно и  насмешливо глядя на нее,  поэтому не ответить
Флора не могла.
     - Нет. Не равнодушна. Я люблю детей.
     - Замечательно! - одобрительно воскликнул Билл. - Я тоже!  Оказывается,
мы с тобой единомышленники, Кэт!
     Флора вновь всплеснула руками и нахмурилась.
     -  С вами,  Уильям, невозможно говорить!  Как всегда,  мы  абсолютно не
понимаем друг друга. Никакие мы не  единомышленники с вами! Совпадение наших
чувств к детям  объясняется  обычным  общечеловеческим  отношением к  ним. И
только. Дело не в этом. А  в том, что вам  придется искать другую  хозяйку в
свой дом, Уильям. Для меня это исключено.
     Билл быстро наклонился вплотную к ней и живо спросил:
     - Кэт, значит я правильно понимаю,  что ты никогда не переступишь порог
нашего дома?
     - Никогда!!! - твердо подтвердила Флора, прямо глядя в его глаза.
     - Именно это я и хотел услышать, Кэт! - засмеялся Билл.
     Только теперь Флора поняла, что Билл нарочно спровоцировал ее на нужный
ответ, и она попала на крючок самым глупейшим образом.
     - Уильям, вы напрасно веселитесь, - хмуро заметила Флора. - Я не шучу.
     Он перестал смеяться и серьезно заявил:
     - Я тоже не шучу, Кэт.  Мы женаты. Мы  - семья. Теперь  у нас есть свой
дом.  Я  уверен, что никакой другой хозяйки в этом доме не будет. Только ты,
Кэт. Только ты. Это обязательно будет так. До свидания, Кэт.
     Не дождавшись ответа, Билл быстро ушел.
     51
     Не теряя времени на долгое объяснение с привратником и чуть не сбив его
с ног,  Флора устремилась  к  дому и нетерпеливо  нажала  на  звонок.  Дверь
открыла молоденькая горничная.
     - Где?.. - возбужденно начала говорить Флора, потом, заметив изумленный
взлет бровей девушки, постаралась  взять себя в руки и поправилась: - Я могу
видеть мистера Уильяма Кренстона? Он дома?
     -  Да, пожалуйста, проходите, - вежливо  ответила  горничная, пропуская
Флору. - Подождите, пожалуйста. Я сейчас доложу...
     -  Нет. Лучше проводите меня к нему! - не дослушав, распорядилась Флора
и поспешно  добавила: - У  нас...  назначена  встреча. Мистер Кренстон  ждет
меня.
     -  Я  не  знаю...  -  с  сомнением   произнесла  девушка,  с  интересом
посматривая на огромный загадочный предмет, который посетительница с усилием
тащила за собой, едва удерживая в руке. - Мистер Уильям не предупреждал...
     Флора нетерпеливо уточнила:
     - Он, очевидно, забыл. Пожалуйста, проводите меня к нему.
     - Хорошо. Пойдемте.
     Едва справляясь с собственными  чувствами,  Флора шла за  горничной, не
выпуская из рук громоздкую тяжелую ношу.
     Горничная, подойдя к одной из дверей, остановилась и сказала:
     - Мистер Уильям - у себя.
     Она хотела постучать и доложить о посетительнице, но Флора,  решительно
отстранив ее, толкнула дверь и ворвалась в комнату.
     Горничная замерла, растерявшись от неожиданного поступка гостьи, с виду
вполне воспитанной и приличной.
     Билл поднял голову и удивленно произнес:
     - Кэт?..
     Он встал, вышел из-за стола, за которым сидел, и двинулся навстречу.
     Дальнейшее  происходило  так  быстро,  что  горничная  ото  всего,  что
увидела, оторопела.
     - Вы!!! Вы!!!
     Флора  стремительно бросилась к Биллу  и сбила его с ног. В  результате
оба  упали на  ковер.  Флора,  придавив  Уильяма,  который  даже не  пытался
оказывать  оказывать какого-либо сопротивления, коленом,  раскрыла  чехол, с
трудом вытянула оттуда солидных размеров старинный клеймор и положила клинок
поперек груди почти  у самого горла Билла,  удерживая  его  таким  образом в
полной неподвижности на полу.
     Горничная ахнула и устремилась по коридору,  от волнения потеряв голос.
Она влетела в кабинет матери Уильяма, Нелли, и прохрипела:
     - Миссис... Кренстон... там... какая-то девушка... ворвалась к  мистеру
Уильяму... и угрожает ему... Она сумасшедшая...
     Нелли поспешно направилась в кабинет  мужа. Тот  сидел в кресле и читал
газету.
     - Генри, какая-то девушка ворвалась к  нашему сыну  и  угрожает ему!  -
взволнованно сообщила она.
     - Только одна? Удивительно!  - флегматично, с  иронией, произнес  Генри
Кренстон.
     - Надо немедленно звонить в полицию! Сейчас не время для  шуток, Генри!
- возмущенно воскликнула Нелли.
     - У нее... огромный нож в руках! - вдруг дополнила горничная.
     Мгновенно утратив свою обычную невозмутимость, Генри вскочил с кресла и
устремился к комнате сына. Жена едва поспевала за ним. Они вбежали к Уильяму
и застыли от увиденной картины на пороге.
     Сын лежал  на полу  и хохотал. Рыжеволосая девушка,  упираясь коленом в
его грудь, угроающе и возбужденно кричала:
     - Я  требую  сатисфакции! Я  вызываю  вас на  дуэль!  Хватит  валяться!
Вставайте! Мы будем драться!!!
     С этими словами она с трудом вытянула из чехла второй меч.
     У Нелли глаза вылезли на лоб. Она выдохнула:
     - Генри...
     Тот громовым голосом спросил:
     - Что происходит?!! Кто вы такая?!!
     Билл и Флора, наконец, обратили внимание на то, что давно не одни.
     Флора  повернула  голову  и  увидела  стоящую в  дверях  необыкновенной
красоты строгую женщину и вышедшего вперед солидного высокого  мужчину.  Она
догадалась, что это - родители Уильяма, и густо покраснела.
     - Билл! - обратился к сыну Генри Кренстон. - Что это за девушка? Что ей
надо?
     Придавленный клеймором и коленом Флоры, Билл, не шелохнувшись, лежал на
ковре. Заметив смущение Флоры, Билл невозмутимо пояснил:
     - По-моему, девушка жаждет  моей  крови. Вы  же  слышали,  она  требует
сатисфакции.  Могу  вас обрадовать,  дорогие родители, мне предстоит  сейчас
драться на дуэли!
     -  Билл, прошу, не иронизируй! -  строго  сказала Нелли. - У  нее же  в
руках оружие! Кто она такая, Билл? Ты ее знаешь?
     Билл усмехнулся. Видя,  что  Флора даже и не думает  менять ту  позу, в
которой замерла при появлении его родителей, весело и решительно ответил:
     - В общем-то, знаю. Это - моя жена.
     Нелли и Генри Кренстон  широко открыли глаза, изумленно  воззрившись на
сына и гостью.
     - Ты... серьезно? - медленно уточнила Нелли.
     - Мама,  конечно, серьезно. Разве могу я  лгать перед  лицом смерти?  И
вообще, вы вовремя появились. Мы теперь хотя бы сможем попрощаться!
     Нелли всплеснула руками.
     - Билл, прошу тебя!  Будь  серьезнее! В конце концов, давайте  спокойно
поговорим.
     - Только покороче, мама. Ты же видишь, Кэт полна нетерпения убить меня.
И она это сделает, уверяю вас!
     Родители  одновременно воззрились на мрачную смущенную Флору. Нелли, до
конца не  веря  в серьезность  происходящего, обратилась  к  ней  как  можно
сдержаннее:
     - Скажите, мисс... Это правда?
     - Что? - хмуро уточнила Флора.
     - Ну... что вы - жена Билла?
     - Увы, да! Но надеюсь, что скоро стану вдовой!
     - Вы что, оба сошли  с ума? Немедленно отпустите  нашего сына и отдайте
оружие! - решительно потребовала Нелли.
     Флора отрицательно покачала головой и заявила:
     - Нет!  Не  отдам!  Мы будем драться. Можете попрощаться с вашим сыном,
если хотите, и уходите! Я долго ждать на намерена. Да и не хочу!
     Нелли повернулась к мужу.
     - Генри! Ну что ты молчишь? Надо что-то делать!
     Генри пожал плечами и с печальными интонациями серьезно сказал:
     - Делать сейчас мы можем только одно, Нелли. Прощаться с сыном.
     - Сказал!!! Ты что, тоже спятил?
     - Нет, Нелли. Не спятил, -  продолжил Генри Кренстон, внимательно глядя
на  сына, глаза которого сверкали озорным блеском.  - Если они - муж и жена,
то пусть разбираются сами.
     - Но она может убить Билла!
     - Может.  Но мы не знаем, Нелли, что он натворил. Наверное, его есть за
что  убивать.  Поэтому   я  и  предлагаю  попрощаться  с  сыном,  пока  наша
новоиспеченая невестка не лишила нас этой возможности.
     Недооумевая, Нелли посмотрела на мужа. Тот ободряюще ей улыбнулся, взял
под руку и подвел к лежащему на полу сыну.
     -  Билл,  мы вынуждены в  силу сложившихся обстоятельств, - невозмутимо
объявил Генри  Кренстон,  - оставить тебя с этой женщиной, твоей женой. Если
дуэль завершится примирением или будет отложена, милости  просим в гостиную.
Пока, Билл!
     - Пока, мама, папа! - горестно откликнулся тот.
     Бросив проницательный взгляд на Флору, Генри, преодолевая сопротивление
жены, вышел с ней из комнаты.

     - Генри!  - сразу  заговорила Нелли. - Мы не должны оставлять Билла! Ты
уверен, что ему не угрожает серьезная опасность? А тебя не удивляет, что наш
сын вдруг оказался женат? Да к тому же на какой-то сумасшедшей особе?
     Генри  усадил жену  в кресло,  сел напротив и с обычной, присущей  ему,
невозмутимостью произнес:
     -  Я уверен только в  одном, Нелли,  что  наш  сын  - самостоятельный и
здравомыслящий человек.  Не думаю, что Билл нас  разыгрывал, когда  объявил,
что женат. А уж зная  его  прошлые похождения,  если  он решился на подобный
шаг,  то сделал  это осознанно и продуманно. Вряд ли его выбор ошибочен. Его
жена - не сумасшедшая, Нелли. Просто несколько... экстравагантная.
     Нелли с сомнением покачала головой и вздохнула.
     -  Дай  Бог,  чтобы ты оказался прав, Генри.  мне  казалось, что  после
необычной женитьбы Майкла меня вряд ли что сможет удивить. Но Биллу и его...
жене это, кажется, удалось.
     Генри спокойно посмотрел на жену и мягко заметил:
     - Нелли, признай, что выбор Майкла очень удачен. Майкл счастлив.
     - Да, - согласилась Нелли.
     - А как все начиналось!..  - засмеялся Генри. - Надеюсь, что и у  Билла
все сложится хорошо, Нелли.
     - И я надеюсь, Генри!.. - вздохнула та. - Что  еще остается, если нас с
тобой поставили перед фактом. Интересно, а Майкл знает о женитьбе брата?
     - Думаю, да! - усмехнулся Генри. -  О  подобных вещах только  родители,
увы, узнают последними, Нелли. Кстати, надо позвонить Майклу.
     Переговорив  со старшим сыном,  генри  сообщил  жене, что Майкл  обещал
немедленно подъехать с Еленой.

     А ведь  еще утром Флора и предположить не могла, что попадет в подобную
ситуацию.
     Она заехала в  редакцию того издательства, которое печатало ее полемику
с  Дорой  Добсон. Дверь в кабинет редактора была откоыта. Флора увидела, что
тот занят  с какой-то  посетительницей, и устроилась в  кресле неподалеку от
двери, ожидая, когда редактор освободится.
     Флору  поразил  очень  и  очень  преклонный  возраст  дамы,  беседующей
довольно громко с редактором. По  всей видимости, эта импозантная седовласая
посетительница была чуть глуховата. Поэтому до Флоры долетали четкие и ясные
фразы их разговора,  и она, помимо воли, услышала такое,  от чего у нее, что
называется, волосы на голове зашевелились.
     Эта дама была та самая загадочная Дора Добсон, с которой вела дискуссию
Флора, и которая делала жесткие выпады в ее, Флоры, адрес.
     Но не это  было тем  главным, что  поразило Флору.  И  дама, и редактор
несколько   раз  называли   имя  Уильяма  Кренстона.  Поэтому  Флора   сразу
догадалась, что именно он организовал всю их полемику.
     Флору захлестнул неистовый  прилив  ярости и  возмущения. Она вскочила,
выбежала  из  редакции,  поймала такси  и  поехала  домой.  Там  она достала
семейную  реликвию -  два  старинных  клеймора, переходящих по наследству от
предклв из поколения в поколение семейства Маккензи. Флора тщательно уложила
их в чехол и с этой невероятной тяжестью в руках отправилась домой к Уильяму
Кренстону с единственной целью - отомстить за нанесенную  обиду.  В запале и
гневе Флора совсем не подумала о том, что Уильям жил в доме  родителей, и ей
неизбежно придется с ними встретиться. К дальнейшему развитию  событий Флора
оказалась совершенно не готова.

     - Кэт... - Билл  умоляюще взглянул на Флору. - Хочу заметить,  что если
эта  штуковина...  -   он  указал   глазами   на  клеймор,   своей  тяжестью
придавливающий  его грудь,  - ... полежит на мне еще немного, то  наша дуэль
может не состояться ввиду того,  что  один  из дуэлянтов... а  именно,  я!..
скончается  до ее  начала  от удушья. А  вот против того,  чтобы  твое, Кэт,
колено находилось  там,  где  оно чейчас находится,  я не возражаю.  Хотя, в
принципе, можно устроиться и поудобнее.
     Флора  чуть  смутилась,  но, тем  не  менее, бросив  на  Билла  гневный
испепеляющий  взгляд, встала в полный рост и убрала с его груди меч. Теперь,
когда она стояла, возвышаясь над Биллом и опираясь каждой рукой на клейморы,
вид ее был величественен и грозен.
     Билл повернулся  на  бок, оперся  головой на  согнутую в  локте  руку и
восхищенно  оглядел  Флору.  Он любовался  ее стройной  фигурой,  безбрежной
лазурной  глубиной  ее  выразительных...  в  данный  момент,  ненавидящих  и
испепеляющих!..  глаз,  великолепными  локонами...  сейчас -  спутавшимися и
взлохмаченными... роскошных длинных  бронзовых волос. Флора очень  удивилась
бы, если  бы  только могла предположить хоть на миг, насколько женственно  и
чувственно  выглядит. И это еще больше  подчеркивалось  мощью и великолепием
старинных клейморов, на которые она опиралась.
     - Кэт, ты настолько потрясающе выглядишь, что  я, кажется, окончательно
потерял от восхищения голову!
     - Пока  - нет, -  мрачно возразила она.  - Но через минуту-другую,  как
только вы соизволите, наконец, встать, это будет так.
     -  Кэт,  прошу,  прояви должное  терпение и  понимание  к смертнику.  А
кстати, -  живо  поинтересовался  Билл,  -  я  могу  объявить свое последнее
желание?
     Флора согласно кивнула, а потом, едва сдерживаясь, заметила:
     -  Вы напрасно веселитесь.  Лучше помолитесь. Потому  что  оскорбление,
нанесенное вами, может быть смыто только кровью!
     Билл поднял брови и уточнил:
     - Кэт, ты бы хоть  объяснила, по  какой причине требуешь сатисфакции. Я
же должен, в  конце концов, знать, что послужило поводом  моей  безвременной
кончины!
     - Это - ваше последнее желание? - мрачно и невозмутимо спросила Флора.
     - Конечно, нет!  -  быстро  возразил  Билл.  -  Это твое  объяснение  -
обязательное условие при вызове на  дуэль.  А мое желание  - совсем  другое.
Кэт, а оно будет исполнено?
     - Смотря, какое, - поспешно уточнила она.
     -  Нет!  Так  не  пойдет!  Последнее  желание  должно  быть  непременно
исполнено.  Иначе  я не  согласен  быть  смертником!  Вся прелесть моей роли
именно в том, что я смогу реализовать свое желание.
     -  Ну  что вы  за  человек!  -  теряя  терпение,  воскликнула Флора.  -
Обязательно  разворачиваете  дискуссии  по  любому  поводу,  ищете  какие-то
лазейки, что-то  выторговываете и выгадываете  в любой  ситуации  лично  для
себя! Выходите на честный бой!!! И погибните, как подобает мужчине!
     Флора говорила очень серьезно, но ее слова вызвали  у Билла нестерпимый
приступ смеха. Не сдержавшись, он захохотал. Это привело Флору в ярость.
     - Довольно! Вставайте немедленно! Вы  бессовестно  пользуетесь тем, что
того, кто лежит, бить нельзя. Вставайте же!!!
     Билл отрицательно покачал головой и категорично объявил:
     - Нет.  Пока не узнаю причину - нет. Это первое.  Второе. Мой последнее
желание. Ты должна дать обещание, что оно будет выполнено. И третье. Кэт, ты
сводишь меня с ума! Ты великолепна, Кэт!
     Флора тяжело вздохнула, помолчала и презрительно произнесла:
     - Вы струсили!
     - Ты тоже! - быстро откликнулся Билл.
     - Я?!! - Флора удивленно воззрилась на него.
     - Да. Ты.
     - Интересно, когда? - едко спросила Флора.
     - Ясно, когда!  - насмешливо  пояснил Билл.  - Когда всеми возможными и
невозможными  способами   пытаешься  увильнуть  от  обещания  выполнить  мое
последнее  предсмертное желание. Ты даже  не  знаешь,  какое оно, но заранее
трусишь, боишься! Так чем ты лучше меня? К тому же, объяснить причину своего
вызова на дуэль не желаешь.
     Флрора  долго молчала, потом  аккуратно  положила на пол клейморы, села
около них и устало сказала:
     - Сегодня я все узнала о Лоре Добсон... Зачем вы это сделали?
     Билл  приподнялся,  устроился  рядом  с  Флорой,  обнял  ее  за  плечи,
развернул к себе и, заглянув в глаза, мягко ответил:
     - Я помогал тебе, глупышка! Дора Добсон - профессионал высокого класса,
яркий и своеобразный полемист старой закалки. Ее школа дорогого стоит. Тебя,
Кэт,  благодаря  дискуссии с  ней, заметили.  Это  во-первых. Во-вторых,  ты
приобрела опыт. В-третьих, узнала, каким несгибаемым  характером и стальными
нервами  должен обладать критик. Ну  а в-четвертых, лично  я чувствовал себя
хоть капельку отмщенным, уговорив Дору вставлять в  статьи мелкие уколы, так
досаждающие тебе!
     - Да кто вас просил!!! - возмущенно воскликнула Флора,  освобождаясь из
его рук.
     - Никто. Как хороший бизнесмен,  я все просчитал и сделал тебе рекламу,
которой любой позавидует! Ты  должна благодарить меня, Кэт, а не убивать  за
это. И потом... Как муж, я считал своим долгом  помочь своей жене. И не вижу
в этом  ничего  плохого  или необычного, Кэт. По-моему, мой поступок  вполне
логичен и естественен.
     Она горько усмехнулась и хмуро произнесла:
     - Ну  как вы не  поймете!.. Мне  от  вас ничего не нужно. Ничего. Кроме
одного, - добавила она.  - Чтобы  вы  оставили меня в покое. Забыли обо мне.
Навсегда. То есть, совсем.
     - Это невозможно, Кэт. Ты уже факт моей биографии,  хочешь ты этого или
нет, - усмехнулся Билл.
     Флора  собиралась  что-то сказать, но не успела.  В это время  в дверях
появился Майкл, из-за спины  которого с  нескрываемым интересом  выглядывала
Елена.
     - Здравствуйте! - дружно произнесли они.
     Билл и Флора ответили таким же дружным дуэтом.
     - Ой! Что это? - спросила Елена, подойдя к клейморам  и  с любопытством
разглядывая их. - Я такое никогда не видела!
     -  Это  клейморы.  Шотландские  двуручные  мечи, - пояснила  Флора  и с
гордостью добавила: - Они - наша семейная реликвия.
     - Чудо! - восхищенно отозвалась Елена и попыталась взять один из мечей.
- Какой тяжелый!..
     - Эли, немедленно положи клеймор! - тут же потребовал Майкл. - Оружие в
руках женщины - опасная вещь.
     - Это точно! - засмеялся Билл. - Я в этом только что убедился.
     -  А  дуэль  состоялась? - со  смешинками  в  глазах,  скрывая  улыбку,
спросила Елена.
     - Нет, - мрачно ответила Флора.
     - Ввиду трусости обоих дуэлянтов, - живо добавил Билл.
     - О?.. - Майкл удивленно поднял брови.
     Билл лукаво взглянул на Флору и спросил:
     - Я прав, Кэт?
     Она  долго  молчала,  чувствуя, что все  взгляды  направлены на  нее, а
потом, глубоко вздохнув, признала:
     - Да.
     -  Ну  и слава Богу! - радостно воскликнула Елена. - Теперь складывайте
эти драгоценные  реликвии  и  спускайтесь  в  гостиную.  Родители ждут  вас.
Пойдем, Майкл.
     Супруги ушли. Билл и Флора принялись упаковывать клейморы.
     - Уильям, я хочу уйти. Ну зачем мне встречаться с вашими родителями?  -
Флора растерянно взглянула на Билла.
     Она никак не могла решить,  как правильно  поступить  в  этой ситуации.
Ведь  родители  Билла  и  не   подозревают,  что  брак  их  сына  -  явление
недолговечное, временное, фиктивное. И что делать ей, Флоре? как себя вести?
Что говорить?  От  того,  что  ответов на все  эти  вопросы  у нее не  было,
настроение Флоры окончательно испортилось.  Появилось чувство раздражения на
Уильяма.
     -  Никуда  ты не  уйдешь.  Ты сейчас  обязательно познакомишься с моими
родителями.
     Тон Билла не допускал никаких возражений.
     - Идем, Кэт.
     Билл взял чехол с клейморами в  одну руку,  второй сжал в  своей ладони
руку Флоры и направился  в гостиную, где  их с  нетерпением ждали  родители,
Майкл и Елена.
     При  их появлении  общий разговор сразу  прекратился.  Все одновременно
повернулись и посмотрели на вошедших Флору и Билла.
     Флора  испытывала  и  смущение,  и  растерянность,  и  возмущение из-за
нелепости ситуации, в которую попала, и негодование на Билла, из-за которого
и происходит весь этот кошмар в ее жизни.
     - Итак, - бодро начал говорить Билл, по-прежнему не выпуская руку Флоры
из своей руки. - Специально для тех, кто еще не в курсе, поясняю. Перед вами
- моя жена. Миссис Флора Катарина Кренстон. До замужества - Маккензи. Кэт, -
обратился он к Флоре, - это мои родители - Нелли и Генри Кренстон. С Майклом
и Еленой ты знакома.
     - Очень рады! Очень приятно! - дуэтом отозвались родители, теперь более
внимательно рассматривая свою новую невестку.
     Билл усадил Флору и сам устроился рядом, уложив у ног клейморы.
     Находясь  под прицелом  пристальных  взглядов  родителей  Билла,  Флора
только  теперь вспомнила  о своем растрепанном и взъерошенном  виде. Надо же
было хотя  бы причесаться!  Но решительно взяв себя в руки, она сосчитала до
пяти, приняла невозмутимый и независимый вид и спокойно посмотрела на миссис
и мистера Кренстон.
     Мать  Билла и Майкла,  Нелли,  была необыкновенно хороша собой. Ее лицо
отражало  ум  и  властность  характера.  Флора  вспомнила,  что  Нелли  была
профессором,  возглавляла  в  университете  кафедру филологии. Об  этом  ей,
Флоре, рассказывала  Елена.  А еще о  том, что миссис Кренстон, в отличие от
своего невозмутимого флегматичного  мужа, имела  нрав твердый и решительный.
Но  Елена  особо  отметила,  что  свекровь была невероятно  умной  и  мудрой
женщиной.
     Генри  Кренстон был, как и сыновья, высок ростом,  солиден, импозантен,
обладал очень мужественной внешностью,  за которой скрывался  его  спокойный
уравновешенный характер.
     - Давно вы женаты? - вопросительно взглянула на сына и Флору Нелли.
     Билл коротко назвал дату.
     - Но...  я  и подумать не  могла! - удивленно  и растерянно  произнесла
Нелли. - Никаких  изменений в  твоей жизни  мы с папой не замечали. Хотя ты,
Билл,  живешь  с нами.  А  позвольте спросить, Флора,  -  взглянула  она  на
невестку, - где живете вы? Выши родите...
     Билл быстро вмешался и объявил:
     - Моя жена живет в квартире, которую сняла еще до замужества.
     - Да?..  - Нелли изумленно вскинула брови. -  Должна  заметить, что  не
только ваша скоропалительная женитьба, но и сам брак очень необычны. Или это
современные веяния моды?
     Нелли так  и не услышала ответа, потому что в беседу неожиданно вступил
муж.
     -  Флора, вы работаете  или  учитесь?  - перевел разговор  Генри. - Мне
можно называть вас "Флорой"?
     - Да, пожалуйста, - улыбнулась Флора.
     От волнения  она прослушала его вопрос. Билл взглянул на жену, понял ее
замешательство и ответил сам:
     - О! Вы удивитесь, но Кэт тоже связана с театром.
     - Вот  как?  - усмехнулась  Нелли.  - Вы танцуете?  Или поете? Или, как
Елена, играете на рояле?
     Флора  почувствовала иронию ее  слов и  нахмурилась.  Вместо  нее опять
ответил Билл.
     -  Нет,  мама.  Кэт  работает  в  агентстве.  Читает  пьесы,  сценарии,
знакомится  с  авторами,  помогает им.  Кэт хочет  стать хорошим театральным
критиком.
     С появившимся интересом, Нелли заново оглядела Флору.
     - Это очень трудная и серьезная работа.
     - У  Флоры  уже  есть  первые успехи,  -  вмешалась  Елена.  -  Недавно
напечатали  ее  рецензию. Мы с  Майклом читали. А потом  развернулась  целая
полемика  с  каким-то  оппонентом.  А  Билл  скупал  грандиозное  количество
экземпляров каждого тиража и каждый раз  презентовал  нам по несколько штук!
Флора замечательно писала!
     Билл повернулся к Флоре и весело сказал:
     - Вот видишь, Кэт, уже  есть восторженные отзывы благодарных читателей!
Согласись, в твоем успехе есть и моя  доля. А  ты за это  едва  не укоротила
меня на голову!
     -  И очень жалею, что ваш  рост  остался  неизменным,  - тихо  и мрачно
отозвалась Флора.
     Эту фразу не услышал никто, кроме Билла.
     - Кэт, не хмурься! - вдруг невозмутимо и громко сказал он. - Иначе мама
и папа подумают, что у меня - сварливая жена. А ведь это не так!
     - Прекратите  немедленно...  -  прошептала  Флора,  заметив,  насколько
недоуменно и удивленно смотрят на них присутствующие.
     - А как вы планируете свою дальнейшую семейную жизнь? - вернулась Нелли
к волнующей ее теме. - Будете продолжать вести раздельное хозяйство?
     Она строго взглянула на сына, затем  вопросительно посмотрела на Флору,
ожидая ее ответа.
     Та молчала, потому что не могла найти в себе силы правдиво и решительно
рассказать  все родителям  Билла, а что-то  выдумывать,  врать не  хотелось.
Флора помрачнела.
     -  А  почему  бы  вам  не  поселиться у нас? - спокойно предложил Генри
Кренстон. - Дом большой.  Всем места хватит. Да и нам с Нелли будет веселее.
Особенно, когда появятся внуки.
     - Папа, - вмешался Майкл, - можешь оставить мечту о веселье. Билл купил
дом.
     - Тогда почему?.. - начала Нелли.
     Билл быстро перебил ее:
     -  Надо  все  подготовить к  переезду,  мама. Поэтому  пока  нам  с Кэт
приходится жить раздельно.
     -  Но до  переезда  можно пожить у нас, - резонно  и логично предложила
Нелли и устремила проницательный взгляд сначала на Билла, потом на Флору.
     Та по-прежнему упорно молчала.
     - Мама, - догадываясь, что Флора не  знает,  как  отвечать  на вопросы,
градом  обрушившиеся на них,  начал  объяснять  Билл, -  у нас  с  Кэт  есть
некоторые проблемы, сложности. Сейчас я не  хочу говорить  о них. Дело не  в
этом.  В общем, в силу  некоторых  причин мы не  хотели  бы  какое-то  время
афишировать наш брак. Пока вы с папой забудьте о моей женитьбе.
     От изумления Нелли и Генри широко открыли глаза.
     - Как... "забудьте"?!!  -  возмущенно  переспросила  Нелли.  -  Что  за
новости? Билл, что за выдумки? Тебе что, лавры брата покоя не дают?
     Нелли  намекала на  необычные  обстоятельства женитьбы  старшего  сына.
Майкл  и  Елена дружно  рассмеялись.  К  ним присоединился  Генри  Кренстон.
Недоумевая, Флора оглдывала  всех по очереди,  задержав выразительный взгляд
на Билле.
     -  Ну  да! - живо согласился тот.  А чем  я хуже? И потом,  проторенной
дорогой всегда идти легче и проще.
     - Вот именно, - иронично согласилась Нелли. - Только хочу заметить, что
самая легкая  и  простая дорога та, по которой шли  и идут миллионы людей. А
совсем  не та,  по  которой  с  редкой настойчивостью и  упорством  двинулся
Майкл... слава Богу, все у него сложилось хорошо!.. а  теперь и ты почему-то
желаешь повторить его подвиг. Генри, -  обратилась она  к мужу и категорично
заявила: - Наши сыновья должны были родиться японцами!
     - Почему, Нелли? - засмеялся Генри Кренстон.
     - Потому, Генри, что у обоих явно просматривается тяга выступать в роли
камикадзе! - объявила она,  потом встала и, посмотрев на  сыновей и  их жен,
спросила: - Надеюсь, останетесь на ужин?
     Когда все, кроме Флоры, согласно кивнули, позвала мужа:
     - Пойдем, генри.
     Как только родители ушли, Флора сразу вскочила и нервно воскликнула:
     - Все! Я ухожу! Выносить этот ужас выше моих сил!
     Билл тоже встал, слегка обнял за плечи и успокаивающе произнес:
     - Кэт, самое страшное позади. Родителей в известность поставили, на все
вопросы убедительно  ответили. О нашем браке они  не проговорятся.  Так что,
все в порядке, Кэт.
     Флора резко  высвободилась  из  его  рук  и  хотела  что-то сказать, но
вмешалась Елена:
     - Флора, если вы сейчас уйдете, это будет неуважением к родителям Билла
и  Майкла. Не переживайте! Все  образуется!  И потом... Мы  с  вами,  Флора,
обязательно  должны  воспользоваться редчайшей возможностью провести вечер в
обществе двух японских камикадзе американо-немецко-французского образца!
     Слова Елены вызвали дружный взрыв смеха. Хохотала даже  Флора, согласно
махнув рукой и кивнув головой.
     Ужин,  как  ни  странно,  прошел  в  очень  приятной  и  непринужденной
обстановке.  Очевидно, за то  короткое время, что предшествовало ужину,  все
сумели  немного   успокоиться,  переосмыслить  события   и  взглянутьна  них
объективно. В  целом, и у Нелли  и Генри, и у  самой Флоры осталось неплохое
впечатление  от знакомства.  Хотя,  конечно, родители Билла и  Майкла смогли
уснуть  далеко  за полночь,  снова  и  снова  обсуждая неожиданную  женитьбу
младшего сына, его экстравагантную, но достаточно интересную и умную жену, а
также непонятную просьбу не разглашать сведения о браке.
     Как Флора не отказывалась и не требовала вызвать такси, Билл решительно
объявил, что сам отвезет ее домой.
     Когда  машина  остановилась  у  подъезда, в  салоне  автомобиля повисла
напряженная тишина. Билл и Флора сидели молча, откинувшись на спинки сидений
и   смотрели  прямо  перед  собой.  Затем  Билл  слегка  повернул  голову  и
внимательно взглянул на Флору. Она сразу почувствовала его взгляд, вздохнула
и тихо, не отводя глаз от переднего стекла автомобиля, произнесла:
     - Спасибо, что проводили меня, Уильям.
     Билл  усмехнулся  и так  же тихо, но,  как  показалось Флоре,  грустно,
ответил:
     -  Ну что ты, Кэт... В конце концов, это моя обязанность - сопровождать
жену.
     Они опять замолчали.
     -  Я  пойду...  -  не  очень уверенно  сказала  Флора  и  вопросительно
посмотрела на Билла.
     Не произнося ни слова, он вышел из автомобиля, помог выйти ей и  достал
чехол с клейморами.
     - Кэт, давай все-таки я донесу их, - предложил Билл и кивнул на мечи. -
Удивляюсь,  и  как  только ты  их  дотащила!  Они  же весят страшно  сказать
сколько!
     Флора улыбнулась и согласно кивнула.
     - Я и  сама не знаю, как мне это удалось, - сказала она,  направляясь к
подъезду.
     Билл с клейморами шел за ней и иронично заметил:
     - Очевидно, в критической ситуациии в тебе, Кэт, проявились шотландская
выносливость  и  воля к победе.  А  меня  спасло только то, что  не  звучали
волынки, и в тебе заговорило итальянское миролюбие и добросердечие.
     Они вошли  в квартиру. Флора показала Биллу, куда сложить мечи. Теперь,
когда и  это  дело  было  выполнено,  оба  испытывали  какое-то необъяснимое
чувство неловкости. Они одновременно посмотрели друг на друга и  застыли, не
двигаясь и не отводя взгляда.
     Билл  решительно шагнул к  Флоре,  обнял за  плечи, притянул  к себе и,
прямо глядя в ее глаза и понизив голос, убежденно заговорил:
     -  Кэт,  послушай  меня,  прошу.   Мы  должны...  понимаешь,  должны!..
отбросить все, что  нас разделяет - сомнения, недомолвки,  ссоры.  Мы должны
сделать  последний шаг  навстречу друг  другу. Кэт, мы должны  изменить наши
отношения. Должны. Кэт, я не понимаю, зачем мы мучаем и изводим  друг друга.
Для чего? Мы же оба сходим  с ума от желания! Мы хотим и должны быть вместе.
Прошу  тебя, Кэт,  примирись  и согласись с тем,  что все равно... рано  или
поздно!.. произойдет  между нами.  Решайся, Кэт.  Прямо сейчас.  И я, Кэт...
останусь... с тобой... Мы будем... очень счастливы... Кэт... очень... Кэт...
     Билл  покрывал легкими мимолетными поцелуями растерянное  лицо Флоры, а
потом  с неистовой  страстью  приник  своими  горячими  губами  к  ее губам.
Казалось, что только какое-то  чудо спасало  обоих от того, чтобы не сгореть
до  тла  в  этом  чувственном  пылающем пожаре.  Казалось,  никакая сила уже
никогда не сможет оторвать их друг от друга.
     Ощущая в своих  руках податливое отзывчивое тело  Флоры, Билл сходил  с
ума  от  предчувствия  обладания  и  невероятного желания.  Флора  была  той
наградой, которой он столько времени настойчиво добивался и  терпеливо ждал.
И вот теперь упоительный момент любовного торжества был реален и близок...
     Раздавшаяся мелодичная трель телефонного звонка прозвучала оглушительно
для  обоих.  Флора попыталась освободиться из жарких объятий Билла, но он не
хотел отпускать ее и проникновенно прошептал:
     - Давай... отключим его... и все...
     Телефон продолжал настойчиво звонить.
     - Билл... пожалуйста...  -  умоляюще,  едва слышно, попросила Флора.  -
Вдруг что-то с бабушкой.
     Билл  почувствовал  ее  тревогу и  разжал  руки.  Флора быстро схватила
телефонную трубку.
     - Да! Слушаю!
     -  Фло,  это  я!  -  раздался  радостный голос  Нэнси.  -  Ты там  что,
окончательно впала в спяку?
     - Нет,  Нэнси... - начала  говорить Флора, но больше ничего сказать  не
упела.
     -  Опять  Нэнси?!! -  раздраженным  полушепотом воскликнул  Билл.  -  К
черту!!!
     В гневе Билл отключил телефон.
     - Зачем вы это сделали? - возмутилась Флора.
     Негодуя, Билл принялся вышагивать по комнате.
     -  Я  это   сделал  потому,  что  хотел  бы  задушить  эту  твою  Нэнси
собственными руками!  Не имея такой  возможности,  хотя бы отключил  связь с
ней!
     Флора упрямо наклонила голову и осуждающе произнесла:
     -  Вы  поступили  бестактно.  Какое  право вы имели  вмешиваться  в мои
разговоры?
     Потеряв  терпение,  Билл заговорил  вдруг таким  холодным  и  надменным
тоном, какого Флора от него никогда не ожидала.
     -  "Вы",  "вы"  !.. Сколько  можно?!!  Минуту  назад  ты  была  не  так
официальна. Мы  были на "ты", насколько  я помню. Ты даже  снизошла до того,
что называла меня "Билл". Ты бы уж решила, наконец, и выбрала что-то одно. А
право вмешиваться в твои "разговоры"  у меня есть. Ночью они неуместны.  Для
"разговоров" с  подругами есть другое  время. Прошу поставить  их  об этом в
известность. А подобные неурочные звонки - вторжение в нашу с тобой частную,
личную жизнь.  Я этого не потерплю.  Ночное время  принадлежит нам -  тебе и
мне. Прошу  тебя правильно  понять меня и доходчиво объяснить все это  своим
без меры назойливым подругам.
     -  Да что  вы  распоряжаетесь?!!  Это  - моя  квартира.  Правила  здесь
устанавливаю  я.  И  только  я!!!  - решительно  объявила  Флора.  - Поэтому
разговаривать в своем доме  я буду с кем хочу, сколько  хочу и когда хочу! В
какое угодно время!
     Оба воинственно и непримиримо посмотрели друг на друга.
     Билл направился к выходу,  потом обернулся  у  самой двери и,  прищурив
глаза, все так же надменно и холодно сказал:
     - Я понял  тебя, Кэт. И понял  свою ошибку. Впредь буду осмотрительнее.
До свидания.
     Он  ушел,  а Флора  так и  не  смогла объяснить себе, почему  его слова
прозвучали так многозначительно и совсем не как извинение за свое поведение.
     52
     Снова между Флорой и Биллом пролегла полоса отчуждения. Флора, ссылаясь
на усталость  или занятость, отказывалась видеться с Биллом. Он настаивал на
ежедневных встречах. Поначалу они проходили настолько натянуто и напряженно,
что оба чувствовали и разочарование, и неловкость, и раздражение, и взаимное
недовольство друг другом.
     Но вскоре Билл ощутил, наконец,  что отношения между ним и Флорой пусть
медленно,  едва  заметно, но выравниваются.  Неприязнь  и  отчуждение Флоры,
которые  приводили  Билла  то  в  состояние  отчаянья  и  безысходности,  то
нетерпения  и  ярости,  были  постепенно  вытеснены постепенно  появившимися
чувствами  доброжелательности и открытости. Биллу порой казалось,  что Флора
усилием воли заставляет себя выказывать ему равнодушие и холодность, вопреки
зову сердца погашая усилием воли душевные порывы.
     Билл  каждый раз предлагал Флоре посмотреть дом,  который был полностью
готов и ждал  появления хозяев. Но Флора под  благовидными,  иногда не очень
убедительными  предлогами категорически  отказывалась.  Это  огорчало Билла,
потому что ему почему-то казалось, что дом - это то, что, наконец, объединит
их, и за порогом останутся недомолвки, ссоры, обиды.
     53
     Вернувшись с работы, Флора приготовила ужин, без особого аппетита поела
и, устроившись в кресле, с  каким-то отвращением подумала о том, что впереди
- выходные, надо себя чем-то занять, чтобы не скучать.
     Но ничего толкового в голову не приходило. Было бы здорово  отправиться
куда-нибудь с Ронни,  но  как раз сейчас у него начался какой-то сумасшедший
роман с одной молоденькой  актрисой.  Девушка  была хороша  собой, но глупа,
словно фарфоровая  говорящая кукла.  Именно это почему-то  привлекало Ронни.
Его приводили в восторг ее всегда неуместные заштампованные фразы. Флора  не
уставала удивляться,  насколько непредсказуемы  и  необычны  мужчины в своем
выборе подруги.  Утешало только то,  что для Рональда  эти  взаимоотношения,
впрочем, как и для его подруги, были проходным сиюминутным эпизодом.
     От  раздумий Флору отвлек раздавшийся телефонный звонок. Она удивилась,
услышав  голос Майкла. Он  приглашал отправиться на  рыбалку вместе  с  ним,
Еленой и  Биллом.  Как объяснил Майкл, Билл, который был в отъезде,  сегодня
должен был вернуться. Если Флора согласна,  то  завтра утром они будут ждать
ее  внизу около дома. Майкл  сообщил  время. Флора ответила согласием, и они
попрощались.
     Из разговора с Майклом Флора неожиданно выяснила то, что мучило  ее два
последних  дня: почему  Билл  куда-то исчез.  Оказывается, он в  отъезде.  А
она-то, Флора, не знала  что и  думать!  Как ни  убеждала она себя,  что  ей
совершенно  безразлично  - встречаться или нет  с Биллом, это был самообман.
Флора, пусть вынужденно, но признала это.  Она  ощутила  прилив  радости  от
сообщения Майкла  и  принялась  собирать вещи  к завтрашнему  путешествию. А
потом,  сама не зная,  почему, почти  до  полуночи  пекла торт. Конечно,  на
рыбалке он вряд ли уместен, но Флора почему-то была убеждена,  что без торта
ехать никак нельзя. Нельзя и все!

     Они выгрузились на берегу реки. Майкл занялся надувной лодкой.  Елена с
видом  знатока осматривала снасти.  Билл  и Флора установили тент, поставили
столик и шезлонги. Было решено, что Билл и Флора будут ловить рыбу с берега,
а Елена и Майкл - с лодки.
     -  Кэт,  ты  правильно  сделала, что  согласилась  на  эту  поездку,  -
таинственным голосом обратился Билл к  Флоре. - Уверяю  тебя, эту рыбалку ты
не забудешь никогда!
     -  Да я совсем не умею ловить рыбу. Это  будет мой дебют! -  улыбнулась
Флора. - Я  не уверена, что у  меня что-нибудь  получится,  и стану ли  я  в
результате рыбаком.
     -  Это  не важно, Кэт! - в ответ улыбнулся Билл. - Я буду рядом. Вместе
мы, надеюсь, какую-никакую рыбешку добудем! Но даже если это нам не удастся,
Кэт, то зрелище,  которое  мы  с  тобой сейчас  будем  наблюдать,  уж  точно
позабавит тебя. Впрочем, и меня тоже. Предлагаю занять места в  первом ряду!
-  шутливо  предложил Билл. -  Я сейчас принесу нам по шезлонгу и по удочке,
потому что хотя бы для вида они у нас в руках должны быть. Все внимание - на
Елену и Майкла!
     Флора и  Билл удобно устроились в шезлонгах на берегу, забросив в  воду
снасти.  Их взгляды были прикованы к Майклу  и Елене, которые  находились  в
лодке.
     Перегнувшись через борт, Елена пристально всматривалась в воду.
     - Сейчас начнется шоу! - загадочным тоном шепнул Флоре Билл.
     - Майкл, встать нужно правее! - звонко заявила Елена.
     Майкл послушно отгреб на указанное место.
     - Так, Эли? - серьезно спросил он.
     Но Флора заметила, что Майкл с трудом сдерживает улыбку.
     - Да, все правильно, - отозвалась Елена. - Бросай якорь!
     Она опять перегнулась через борт, пытаясь что-то рассмотреть в воде.
     - Майкл, место -  чудо! - объявила  Елена.  - Но забросить здесь удочку
невозможно!
     После ее слов  Майкл надел маску, сунул  в рот трубку и прыгнул за борт
так стремительно, что только ласты мелькнули в воздухе.
     Билл засмеялся, заметив изумление на лице Флоры.
     - Кэт, я же тебе говорил, что рыбалка с Еленой - потрясающее зрелище.
     - Билл, а зачем Майкл прыгнул за борт? - с интересом спросила она.
     - Кэт, ты же видела, что Елена выбрала именно это место. А там, на дне,
растения. Вот Майкл их и прореживает! - не сдержавшись, захохотал Билл.
     Флора тоже рассмеялась.
     Вскоре Майкл забрался в лодку и объявил:
     - Эли,  выбранное тобой  место, конечно,  неплохое. И  ловить ты теперь
можешь без боязни зацепиться крючком за траву. Но рыбы  больше все-таки там,
где я  предлагал тебе остановиться. И кстати, грядки там пропалывать мне  не
придется!
     Елена умоляюще посмотрела на мужа.
     - Майкл, давай здесь ловить? Хорошо?
     - Давай, конечно.
     Флора заметила, что и насаживал червяка, и снимал пойманную рыбу Майкл.
А вот остальное делала Елена, причем очень ловко и умело.
     Прошло меньше получаса, а супруги уже отправились на ранее предложенное
Майклом место. Дальнейшее повергло Флору в шок.
     Майкл опять прыгнул за  борт.  В  этом  месте  было неглубоко. Высокому
Майклу вода едва доставала до груди. Елена забросила удочку. Майкл с трубкой
во  рту опустил лицо в воду, взял в руки  леску удочки Елены. Через какое-то
время он махнул жене рукой, и она ловко подсекла рыбу.
     - Что это они делают?
     Флора вопросительно и удивленно посмотрела на Билла.
     - О! Это особый, совершенно новый, изобретенный Майклом и Еленой способ
рыбалки!  - засмеялся Билл.  -  Майкл  подводит крючок  с  наживкой  ко  рту
выбранной рыбы,  которую хорошо  видит через маску, и  как  только та клюет,
делает знак Елене. Остальное для нее - пара пустяков! Дело техники.
     - Это фантастика какая-то! - покачала головой Флора и засмеялась.
     -  Объективности   ради  замечу,  -  продолжил  Билл,  -  что  подобный
аттракцион  - забава,  шалость для  Елены  и  Майкла.  А  вообще-то Елена  -
удачливый  и  фанатичный  рыбак.  Теперь они  избороздят  всю  реку и  будут
рыбачить до тех  пор, пока Майкл  не проголодается.  Елену только  это может
заставить выпустить  из  рук удочку. Так что, если  хочешь,  Кэт,  мы  можем
продолжить ловить рыбу. А можем искупаться. Выбор за тобой.
     Флора пожала плечами,  посмотрела вслед скрывшейся за поворотом лодке с
Майклом и Еленой и неуверенно сказала:
     -  Наверное,  лучше все-таки  отправиться  купаться.  Пока  я что-то не
чувствую в себе ни малейшей тяги к рыбалке.
     - Договорились. Бросай удочку, переодевайся! Я подожду тебя.
     Флора скрылась в машине и вскоре появилась  в бикини. Она и Билл прошли
по  берегу,  выбирая наиболее удобное место для купания.  Билл сразу нырнул,
потом его голова  показалась  на середине реки, вдоль  которой он  и поплыл,
быстро и стремительно.
     Флора  довольно  долгое  время  стояла  в  воде, затем тоже поплыла, не
удаляясь далеко  от  берега.  Неожиданно  она  оказалась в  объятьях  Билла,
незаметно для нее оказавшегося рядом.
     -  Мы... утонем... Билл...  -  прерывисто запротестовала  она, отчаянно
барахтаясь в воде.
     - Не утонем,  Кэт,  не  бойся,  - улыбнулся он. - Здесь  совсем  мелко.
Смотри, я стою на дне. Не бойся, Кэт!
     Он держал  ее на руках, наслаждаясь каждым движением ее  гибкого  тела.
Прикосновение к  ее коже обжигало.  Билл  поцеловал  Флору  нежно и пылко, с
восторгом ощущая взаимность этого поцелуя.
     Билл с  сожалением почувствовал,  что  Флора  отпрянула, делая  попытки
выскользнуть из его объятий.
     -  Уверяю  тебя,  Кэт, что  здесь  тебе  встать  на  дно не  удастся! -
насмешливо заметил Билл. -  Я  пока все-таки...  до очередной нашей дуэли!..
сохраняю  свой  прежний  рост. А  он  превышает  твой  минимум  на  двадцать
сантиметров.  Поэтому прекрати  вырываться и успокойся! Я  доставлю тебя  на
берег в целости и сохранности.
     - Я и сама могу доплыть! - возразила  Флора. - С  чего  ты решил, что я
собираюсь шагать по дну? С какой стати?
     Тем не менее,  говоря все это,  никаких попыток выскользнуть из его рук
она  не делала.  Билл вышел на берег, донес Флору  до  шезлонга и  заботливо
усадил ее. Затем сам расположился рядом. Флора откинулась на спинку кресла и
прикрыла глаза.
     Билл  заметил,  как непрерывные хрустальные  капельки  воды  стекали  с
волнистых  прядей  бронзовых  волос   и  катились  по  телу,  распадаясь  на
мельчайшие струйки, которые сверкали на солнце  бриллиантовой россыпью. Она,
его жена, была обворожительна, восхитительна, великолепна, как богиня!
     Почувствовав пристальный взгляд,  Флора  сразу  открыла глаза  и  прямо
посмотрела на Билла.
     Неожиданно для самого себя он вдруг схватил  полотенце и, наклонившмсь,
стал старательно вытирать насухо ее плечи и руки.
     -  Билл?.. -  недоумевая, засмеялась Флора. - Оставь меня  в  покое! Ты
что, перегрелся на солнце?!! Тогда перейди в тень или надень панаму.
     Билл немного растерялся, настолько нелеп и неуместен был его  поступок.
И зачем в его руках оказалось полотенце Билл объяснить не мог.
     - Ах, Кэт!.. - насмешливо произнес Билл. - Поверь, не  солнце - причина
моих безумств. Да! Прав я был! Прав! Ты, Кэт, не можешь поставить правильный
диагноз,  потому что  наивна  и  неопытна.  Насколько  я  помню,  раньше  мы
обсуждали эту тему. Я теперь с уверенностью могу сказать что тогда не ошибся
в  своем  прогнозе.  Кэт, признай, что  это так. Прямо сейчас. Честно.  Билл
бросил на Флору  внимательный взгляд и заметил, что она сначала отвернулась,
как будто что-то решая про себя, потом тряхнула волосами, с которых в разные
стороны полетели мельчайшие  капли воды и, открыто  посмотрев в глаза билла,
спокойно чуть иронично, сказала:
     - Ответе мой  все тот же. Ты ошибаешься, Билл.  Твой диагноз мно  давно
ясен. Но как любой врач я не имею  права разглашать тайну  пациента. Поэтому
всегда и говорю о каких-нибудь других причинах его недомогания, но только не
о реально существующих.
     -  Кэт!  -  засмеялся  Билл.  -  Тебе надо  бы  мечтать  не  о  карьере
театрального критика, а о  дипломатическом  поприще. Вот где ты достигла  бы
выдающихся  успехов!  Это ж  подумать  только!..  Ты подробно и  убедительно
ответила  на заданный  вопрос, но так,  что в результате ответа-то  я  и  не
получил. Ведь я хотел услышать, в общем-то, не о себе.
     Флора тоже засмеялась и весело прокомментировала:
     - Значит, надо быть точнее и конкретнее. Каков вопрос - таков ответ!
     Их легкая  непринужденная  беседа  продолжалась  до самого  возвращения
Майкла и Елены. Все сразу же начали доставать припасы о накрывать на стол.
     Билл, Флора  и Елена заняли свои места,  а Майкл  принес бокалы, что-то
незаметно  передал  жене,  снова вернулся  к  машине  и появился  с бутылкой
шампанского, которое сразу же принялся открывать.
     - Ой! Я совсем забыла!
     Флора вскочила и бросилась к автомобилю.
     Она принесла коробку, открыла ее и водрузила в центр стола.
     -  Флора!.. - удивленно и восхищенно всплеснула руками  Елена.  - какой
чудный торт! Вы сами его приготовили?
     - Да!
     Польщенная  ее словами, Флора согласно кивнула, удовлетворенно отметив,
что и мужчины разделяют восторг Елены.
     - Итак,  -  заговорил  Майкл, разлив  вино по  бокалам и поднимая  свой
бокал, - замечательный  повод собрал нас всех  сегодня  за этим столом! Мы с
Эли рады,  что  имеем  честь  быть  непосредственными  участниками  и  этого
знаменательного события.
     Майкл многозначительно посмотрел на жену, и она сразу достала небольшую
коробочку,  которую он  ранее  передал  ей,  и поставила ее перед  Флорой  и
Биллом.
     - Это наш с  Майклом подарок вам,  дорогие!  -  торжественно произнесла
Елена.
     - Как... подарок?.. - недоумевая, спросила Флора. - Зачем?
     Майкл и  Елена  сначала посмотрели друг  на друга, потом поочередно  на
Билла и Флору.
     - Вы что...  забыли?  - растерялась Елена.  - Мы  с Майклом думали... И
торт...
     Она совсем смутилась и смолкла.
     Неожиданно раздался спокойный голос Билла:
     - Нет, Елена. Не  забыли. И очень рады, что и вы с Майклом вспомнили об
этом. А за подарок - спасибо!
     Билл встал,  отошел к  машине  и, вернувшись,  протянул Флоре небольшую
изящную шкатулку.
     - Это - тебе, Кэт. В дополнение к тому кольцу, которое я раньше подарил
тебе, - сказал он.
     Флора подняла крышку.  На темно-синем  бархате лежали  золотые серьги и
колье, украшенные сапфирами и бриллиантами, выполненные точно  так же, как и
кольцо, которое одел ей Билл на яхте.
     - Спасибо,  Билл, - тихо произнесла Флора и подняла к нему лицо. - Но я
не понимаю, почему... да и вообще...
     Она хотела еще что-то  сказать,  но раздавшийся дружный  смех  Майкла и
Елены не  дал такой возможности. Тем более, к брату и невестке присоединился
Билл.
     - Нет!  Ну что вы смеетесь?!! - возмутилась  Флора. -  Да  объясните же
мне, в конце концов, что происходит?!!
     -  Ой, Флора!.. Мы и  подумать...  не могли...  -  едва  справляясь  со
спазмами смеха, откликнулась Елена. - А тут еще... кстати... ваш торт!..
     Она махнула рукой, не в силах больше бороться с собой, чтобы продолжить
объяснения, и захохотала.
     - Нет! Ну что вы за люди! Билл, ну хоть ты...
     Флора повернулась к  Биллу. Он взял ее за руку, поцеловал и, заглянув в
глаза, мягко и проникновенно сказал:
     -  Кэт,  сегодня  ровно  месяц,   как  мы  женаты.  И  видишь,  как  мы
замечательно его празднуем! Ты даже торт испекла.  Я восхищен, что моя  жена
такой выдающийся великолепный кулинар! Я горжусь тобой, Кэт!
     Флора  настолько смутилась,  что покраснела  до  корней волос.  Она  не
знала, куда себя деть. Как можно было забыть о том, о чем помнили все, кроме
нее?!! К тому же, попасть со своим тортом в такую нелепую ситуацию!!!
     - А нам  с Майклом  обидно, что  наш  подарок  остался без внимания!  -
заявила Елена. - А мы так  старались! Флора, Билл, немедленно открывайте эту
чудную коробочку, которая лежит перед вами! Вместе открывайте! Вместе!
     Просьба Елены помогла Флоре справиться с охватившими ее чувствами. Билл
и  Флора  сняли  крышку  и   рассмеялись.  Внутри  лежали  два   хрустальных
сапога-стаканчика. Каждый взял в руки по сапогу, удивленно рассматривая.
     - Два сапога - пара! - шутливо пояснила  Елена, с  радостью наблюдая за
Флорой и Биллом. - Теперь вы, не ругаясь и не скандаля, можете показать друг
другу свое отношение. Если сапоги стоят параллельно - все хорошо. Ну  а если
кто-то из вас развернул свой в сторону, другой сразу должен насторожиться  и
немедленно  выяснить,  что не  так,  что случилось,  объясниться и добиться,
чтобы  сапог обиженного вернулся в прежнее положение. Пусть в вашей семейной
жизни  эта  пара  обуви  будет  самым надежным барометром  ваших супружеских
отношений! Мы с Майклом желаем вам, Флора и Билл, счастья!
     - Поэтому давайте, наконец, выпьем за это! - поддержал жену Майкл.
     Флора покачала головой, вздохнула, но протянутый Биллом бокал  все-таки
взяла. Все дружно выпили.
     Майкл и  Елена быстро  переглянулись. Все сложилось так, как ими и было
намечено. Оба были довольны, что в своих ожиданиях не обманулись.
     - Эх!.. -  вздохнул Билл. - Жаль, что  у  вас, Елена, в честь подобного
юбилея не принято объявлять, что вино горькое!
     - Билл, ну судите  сами! - засмеялась  Елена.  -  Ведь  через месяц мед
смело можно назвать если уж не старым, то вполне... зрелым, что ли!
     - Так это, смотря какой! -  усмехнулся Билл  и бросил многозначительный
взгляд на Флору. - Вы не поверите, Елена, но иногда бывают просто уникальные
случаи! Вот не стареет этот чертов мед и все!!!
     -  Ну  так  давайте выпьем за то,  чтобы паранормальные  явления впредб
обходили нас стороной! - предложил Майкл, снова наполняя бокалы. - Чтобы все
мы жили долго и счастливо! В мире и согласии!

     С  пикника  они  вернулись  поздно  вечером.  Всю  дорогу  не  смолкали
разговоры, шум и смех. Когда Майкл остановился около дома  Флоры, Билл вышел
из машины и достал из  багажника сумку жены,  пока Флора весело прощалась  с
Майклом и Еленой. Билл протянул ей руку и помог выйти.
     Они стояли напротив друг друга и молчали. Только спустя  какое-то время
оба заметили, что машина исчезла.
     -  Кажется,  тост  Майкла, который мы все с  энтузиазмом поддержали, не
помог!  - шутливо объявил  Билл. - Паранормальные  явления преследуют  нас с
редкой  настойчивостью. Интересно, а мне-то  что теперь делать? Транспортное
средство  непонятным  образом   растворилось   в  пространстве,   ты,   Кэт,
отправишься домой. А я?
     Флора улыбнулась и спокойно произнесла:
     - Билл, ты тоже отправишься домой.
     Он усмехнулся и иронично спросил:
     - Да? И каким образом?
     Флора пожала плечами и невозмутимо предположила:
     - Ну, на метро или такси.
     - Без денег? Вряд ли! - насмешливо отозвался Билл. - Скорее всего, меня
ждет двухчасовая прогулка пешком.
     Флора внимательно посмотрела на него и уточнила:
     - Погоди, Билл. Ты это серьезно? Не шутишь?
     Он пожал плечами и вывернул карманы.
     - Увы!..
     - Тогда вот что. Поднимемся ко  мне, и я  дам тебе денег. Можно вызвать
такси по телефону. Идем! - решительно сказала Флора.
     Билл заказал машину, а потом зашел на кухню, где Флора уже варила кофе.
Она разлила его в крохотные чашечки, одну предложила Биллу, но  заметив, что
он никак не прореагировал, вопросительно взглянула на него.
     Билл решительно шагнул  к Флоре,  ласково  провел  рукой по  ее длинным
пышным волосам, взял ее руку и нежно поцеловал. Потом, прижав ладошку жены к
своей  пылающей жаром груди, крепко обнял Флору и вкрадчиво прикоснулся к ее
губам. Сделал он  все это настолько  пронзительно  и  чувственно,  что Флора
мгновенно ощутила тот прилив  ответной страсти, который  всегда испытывала в
объятьях Билла. Они не  могли оторваться друг от друга, забыв и о кофе, и  о
такси, да и вообще обо всем на свете...
     Но,  в  который  уже  раз,  вернул  их к действительности,  как всегда,
телефонный звонок. Билл выпустил  Флору из своих  рук.  Она  сняла трубку, а
затем тихо произнесла:
     - Это такси...
     Билл сжал ее плечи в своих ладонях и с надеждой предложил:
     - Кэт... давай отпустим машину...
     Она долго молчала, потом выразительно посмотрела и решительно сказала:
     -  Нет, Билл.  Нет.  Я  знаю, что все, все,  все  делаю  неправильно! И
тебя... и сама... совсем запуталась... Послушай, Билл!!! Оставь меня! Забудь
про меня! Просто забудь и все!!! Пойми, мы не будем вместе никогда! Ты пойми
главное,  Билл. Я никогда не смогу  забыть то...  Нет! Не  хочу  говорить об
этом! И вспоминать не хочу! Уезжай Билл! Уезжай навсегда!!!
     Билл  выслушал ее  в  полном молчании, мрачно попрощался  и ушел. Флора
упала на диван и горько зарыдала. Сомнения и незабываемая обида разрывали ее
душу.
     54
     Билл,  разумеется,  очень  обидели слова  Флоры,  но  и  озадачили.  Он
догадался, что Флора хотела объяснить  причину,  столько времени  являвшуюся
преградой  между  ними,  но  почему-то  так  и не  решилась  сделать это. Ее
молчание оставалось  для Билла неразрешимой  тайной, и  он не знал,  что  же
предпринять,  чтобы  все стало понятным, ясным,  определенным. Если причина,
действительно,  убедительна, реальна и непреодолима, что ж! Придется принять
неизбежное - развод, как  ни  протестовало все внутри против подобного шага.
Пока  же ему, Биллу, приходилось  бороться с какими-то ветряными мельницами,
призраками,  фантомами,  что,  конечно,  заранее было  делом  проигрышным  и
абсурдным.  Больше  так  продолжаться  не  могло.  Билл  пришел  к  твердому
убеждению,  что надо  действовать  самым  решительным  образом  и  выяснить,
наконец, что являлось камнем преткновения в  их с Флорой взаимоотношениях. И
либо убрать его с дороги, либо...
     Подтолкнул Билла к действию неожиданный звонок Нэнси.
     Поначалу Билл воспринял его с раздражением и недовольством, но все-таки
заставил себя держаться спокойно и корректно.
     Они обменивались какое-то время  ничего не значащими фразами,  а  затем
Нэнси насмешливо сказала:
     - Уильям, мне сообщили интересные сведения. Я даже не поверила сначала.
Поэтому мне  любопытно узнать правду,  что называется, "из первых рук". Твою
машину видят довольно часто перед домом Флоры...
     Нэнси многозначительно замолчала.
     - И что? - невозмутимо уточнил Билл.
     - Да, в общем, ничего.  Хотела узнать, если ты ее, действительно, часто
встречаешь, как она. Мы же подруги все-таки.
     - Хорошо, - односложно ответил Билл.
     Нэгси засмеялась:
     - Ты  сказал это таким тоном, что у  меня создалось впечатление,  будто
Флора, как минимум, при смерти! И почему ты так  мрачен? Уж не увлекся ли ты
нашей холодной неприступной затворницей? А, Уильям?
     - Допустим, это так.  Тебя-то, Нэнси, почему это волнует? - саркастично
усмехнулся Билл.
     - Меня?!! Нисколько! Впрочем, мне жалко тебя, Уильям.
     - Это почему же?
     -  Напрасная  трата  времени и сил!  - опять  едко  засмеялаь  Нэнси. -
Уильям, прими мой  ссовет: оставь в покое Фло и найди поскорее другой объект
для  сердечной привязанности. Уверяю тебя,  я хорошо знаю Флору. Знаю давно.
Все  притязания бессмысленны.  Вряд ли кому-нибудь удастся растопить  сердце
нашей ледяной неприступной монахини. Думаю, и тебе, в том числе!
     - Спасибо за  совет, Нэнси. Ну,  а что мне по силам, а что - нет, я сам
знаю лучше всех.
     - В случае сс Фло ты их явно переоцениваешь, Уильям! - иронично заявила
Нэнси.  -  Ах, Билл,  Билл!..  - вздохнула она.  - Ты многого не  знаешь,  и
поэтому  так самоуверен.  Поверь,  Фло - безнадежный случай! Она никогда  не
будет  принадлежать ни  одному  мужчине  на свете,  потому  что безраздельно
отдала  всю себя единственному возлюбленному на свете - Винсенту Макдауэллу.
Винсу. Для нее равных ему не было, нет и не будет. Никогда!
     От слов  Нэнси кровь прилила к голове  Билла и больно запульсировала  в
висках. Он едва сдерживался, чтобы не бросить трубку. Разочарование, ярость,
боль,  обида,  ревность... Эти чувства захлестнули  его,  как вырвавшаяся на
волю из жерла вулкана лава, сжигая его душу, испепеляя ее.
     - Ты  так  уверена, Нэнси...  -  медленно,  с сомнением, произнес Билл,
усилием воли заставляя себя продолжать разговор. - Возможно, ты ошибаешься.
     -  Ошибаюсь?!! Ха-ха!.. -  усмехнулась Нэнси. - Да она с 14 лет сходила
по  нему с ума! От нее другого не слышали, только "Винс,  Винс,  Винс..."! И
конечно, единственной мечтой  Фло была мечта о  замужестве. Им  понадобилось
шесть лет, чтобы, наконец, приблизилась мечта Фло  стать  миссис  Макдауэлл.
Но... не судьба! - с нарочитой горечью вздохнула Нэнси.
     - М-да?.. - неопределенно протянул Билл, больше не  находя  в себе  сил
вымолвить ни слова и борясь с неодолимым желанием немедленно бросить трубку.
     - Винс погиб перед самой свадьбой. Он утонул на глазах Фло. Она впала в
продолжительную  депрессию, а  потом стала  затворницей и посвятила все свое
время сначала учебе, потом работе и постоянным воспоминаниям о своем любимом
незабвенном Винсе. Так что, подумай сам, Билл, есть ли у  тебя хоть малейший
шанс на выигрыш  в  этой,  на мой взгляд, бессмысленной  дуэли  с Винсентом?
Уверяю тебя, что нет. Фло до сих  пор душой и телом безраздельно принадлежит
ему, своему драгоценномц Винсенту.
     - Ну, в  конце  концов, это личное дело Флоры,  кому принадлежать, кого
любить, - бесстрастно произнес Билл.
     -  Да,  конечно,  -  согласилась  Нэнси и достаточно  быстро  завершила
беседу, попросив передать от нее Флоре горячий привет, если он  ее встретит,
и сообщила, что скоро вернется из своего затянувшегося путешествия.
     После разговора  с Нэнси Билл метался по комнате,  не находя себе места
от переполнявших ег разноречивых  чувств. Ему хотелось сокрушить и разрушить
все  кругом,  как были разрушены его любовь,  его надежды, его  счастье, его
жизнь.
     Значит, вот в чем причина! Все-таки в этом загадочном Винсе! Но почему,
почему, почему  она  не сказала  прямо?!!  Зачем  согласилась на его, Билла,
предложение о женитьбе? Почему с таким пылом и страстью отвечала  и отвечает
на  его ласки, объятья, поцелуи?!! Отвечает... Ну, конечно, отвечает!!! Нет!
Не все так однозначно в жизни Флоры, как следовало из рассказа Нэнси.
     Билл сел в кресло и задумался.
     "В  конце концов, понять  Кэт можно,  - немного  успокоившись, принялся
рассуждать он. - Очевидно, она любила этого Винса. Их  связывали многолетние
отношения. Конечно, это  не просто вычеркнуть из жизни. Да  и  незачем!  Тем
более, все  так трагично сложилось. Разумеется,  Кэт трудно. Я чувствую, она
меня любит, но, очевидно, психологически никак не может перейти те грань, за
которой навсегда оставит свое  прошлое. А возможно, ей мешает ложное чувство
вины  перед  погибшим  Винсентом.  Поэтому  она  никак  не  может   признать
очевидное: мы любим друг друга и должны быть вместе. Не  может... А я могу и
должен взять  решение этой  проблемы на себя. Хотя, черт побери, я ничего не
могу с собой поделать!!!  Я все понимаю.  Все!!! Но, как это  ни  глупо и не
бессмысленно, я ревную, дьявольски ревную Кэт к этому парню!!! Кэт... - Билл
вдруг вспомнил настойчивую  просьбу Флоры не называть ее этим именем. -  "Вы
не  единственный,  кто  называл   меня   так"  -  сказала   тогда   она.  Не
"единственный"...  Я уверял ее, что  мне  это безразлично.  Черта  с  два!!!
Тогда, возможно, я считал  именно так. А теперь... Нет!  Надо  успокоиться и
постараться избавиться от этого  мучительного чувства  ревности  к  прошлому
Кэт.  Это - ее прошлое и только ее касается. Мне нет  до этого  дела,  до ее
прошлого.  Оно было у нее, было у меня. Было... А нас объединит настоящее. А
впереди - совместное будущее".
     55
     Джулия,  как  только увидела  Билла, со  всех ног  бросилась к нему. Он
подхватил племянницу на руки и покружил. Она весело и звонко хохотала. Генри
Поль  невозмутимо  наблюдал за ними. Билл  опустил Джулию и, взяв  за  руку,
подошел с ней  к племяннику.  Поприветствовав его и  няню,  Билл обратился к
малышу:
     - Ты что такой насупленный, Генри Поль?
     Едва тот успел открыть рот, как вмешалась Джулия:
     - У нас прогулка. Папа  велел играть в  мяч и бегать. А Генри гулять не
любит. В мяч играть отказывается.  Он хочет поскорее вернуться в  детскую. А
этого сделать нельзя. Иначе папа  будет  недоволен. На прогулке  Генри хочет
сидеть  на  скамеечке. А папа распорядился их убрать. Вот Генри и  страдает,
что приходится  гулять. А  еще  ему  обязательно придется бегать!  Он обещал
папе!
     Билл оглядел несчастного удрученного Генри Поля и серьезно спросил:
     - Генри Поль, а вот до того дерева кто  быстрее доберется: Джулия и ты,
если побежите, или я, если буду идти? Как ты думаешь?
     - Джулия, - глубоко вздохнув, убежденно ответил малыш.
     - А я не уверен! - заявил Билл. - Проведем эксперимент? Научный?
     -  Давайте!  Давайте!  -  радостно  закричала  Джулия,   от  нетерпения
подпрыгивая на месте.
     Билл  многозначительно  взглянул  на  племянницу  и  подмигнул  ей.  Та
согласно кивнула и понимающе улыбнулась.
     Втроем они выстроились в линию и по команде Билла устремились к дереву:
Билл   широко  шагал,   а   дети   бежали.   Гордая   возложенной   на   нее
ответственностью,  Джулия старательно изображала,  что  рвется к  победе изо
всех сил.  Но первым  у дерева оказался  все-таки Генри Поль.  Он  с сияющей
улыбкой посмотрел на Билла.
     - Какой же ты молодец, Генри Поль!
     Билл поцеловал раскрасневшуюся  щеку малыша,  потом обнял  племянницу и
быстро шепнул ей на ухо:
     - Ты все сделала правильно, Джулия! Умница!
     Оставив счастливых племянников, Билл направился к дому.

     Майкл и Елена  обрадовались приходу Билла.  Обменявшись  приветствиями,
они расположились в гостиной. Билл и Елена закурили.
     -  Нет!  В конце  концов,  я все-таки получу  никотиновое отравление! -
недовольно поморщившись, заворчал Майкл. - Эли, я и не предполагал, что тебя
не оставляет идея остаться вдовой.
     -  Да нет у меня подобных мыслей, Майкл.  В доказательство этого я тушу
свою сигарету, - возразила Елена.
     - Я тоже, - поддержал ее Билл. - Потому что, на мой взгляд, образ вдовы
совсем не подходит Елене. Ее призвание быть женой!
     Майкл засмеялся и с иронией сказал:
     - Как правило, я бываю уверен  в этом. Но!.. до того момента, когда Эли
берется за сигарету.
     - Ах, так!..  - шутливо-угрожающим тоном произнесла Елена. - Значит, ты
сомневаешься!!! Почему  же  тогда женился на  мне? Мог бы  подыскать и более
безопасный для себя вариант, чем я!
     -  Вот она,  женская  логика,  во  всей  красе! -  усмехнулся Майкл.  -
Полюбуйся, Билл! Всегда и во всем виноваты мы, мужчины.
     Билл вздохнул и насмешливо произнес:
     - Майкл, да я только и делаю, что любуюсь и наслаждаюсь этой знаменитой
женской "логикой". Ты даже представить не можешь, до какой степени!
     Майкл захохотал, а потом многозначительно объявил:
     - А вот тут, Билл, ты ошибаешься. Могу. И еще как могу!
     Билл озадаченно взглянул на брата, затем  на слегка смущенную смеющуюся
Елену и удивленно спросил:
     - Ты хочешь сказать... Не может быть! Елена?..
     - Может, Билл, - с  улыбкой подтвердила та. -  Придется признаться, что
мы с Майклом не сразу нашли взаимопонимание.
     - Да еще  как "не сразу"! - дополнил Майкл. - Наши отношения были очень
не  простыми,  Билл. Временами  я думал,  что маниакальное стремление  Эли к
разрыву  нашего  союза  сведет  меня  с  ума.  Мы  так  запутались,  столько
наговорили  друг другу, что и  в  страшном сне  не  увидишь!!! Я как вспомню
диван в  своем кабинете, так меня аж в дрожь бросает! Впрочем, нет! Тут я не
совсем прав.
     - Майкл, -  перебила  мужа  Елена, - пожалуйста, оставь диван в  покое!
Биллу твои экскурсы совершенно не интересны.
     -  Эли,  я  только хотел сказать, что все-таки совместное пребывание  в
одном доме объединяет. Люди привыкают друг к другу. А потом...
     - Майкл! - засмеялась Елена.  - Прошу тебя,  не продолжай!  Мы с Биллом
догадываемся, что "потом"!
     - Кстати, я хотел об этом  поговорить  с вами, -  произнес Билл. - Не о
"потом", конечно, - уточнил он, - а о доме. Я очень бы хотел, чтобы Кэт хотя
бы  раз  побывала  в  нашем  доме,  посмотрела...  Может  быть,  если он  ей
понравится, она  согласится  на  переезд. Но  я  не могу  затянуть  ее туда,
сколько  ни  бьюсь! Она отказывается даже  переступать  порог  нашего  дома.
Категорически.
     Елена улыбнулась и мягко произнесла:
     - Билл, если вы хотите, чтобы Флора оказалась в  вашем доме,  это легко
можно устроить.
     - Конечно, хочу! Но как?
     -  Переезжай  от  родителей,  Билл,  -  спокойно  сказал  Майкл,  сразу
догадавшись, что  имела ввиду жена. - Закати грандиозное новоселье. Пригласи
нас  с Эли.  Поставь  перед фактом  Флору.  Думаю, четыре человека -  вполне
достаточная компания, чтобы праздник удался на славу!
     -  Все.  Решено.  Считайте,  что вы уже приглашены!  -  объявил Билл. -
Новоселье будет устроено в самое ближайшее время. Спасибо вам за идею!
     - Удачи тебе, Билл! Счастья! - дуэтом отозвались супруги.
     56
     Билл внимательно смотрел  на Флору, которая после его сообщения надолго
задумалась. Он  догадывался, что Флора не знает, какое  решение  ей принять,
какой дать ответ.
     Она бросила на него выразительный, полный сомнения  взгляд и неуверенно
сказала:
     - Уильям,  поймите  меня правильно... Я хорошо к вам отношусь, но... Вы
настойчиво повторяете "наш дом", "переезд", "хозяйка"! А это очень далеко от
реальности,  от  тех отношений, которые сложились между  нами. Вы  же знаете
обстоятельства,  вынудившие меня принять ваше предложение. Это было какое-то
умопомрачение!  Согласие на  брак - моя ошибка. Я  ее  признаю. Из-за  моего
умственного затмения мы  оба попали  в какой-то  виртуальный мир.  Поэтому я
предлагаю определиться и, наконец, принять разумное правильное решение.
     - Ну, что касается меня, я давно определился. А главное, в правильности
своего решения нисколько не сомневаюсь!  - серьезно  ответил Билл, а  потом,
усмехнувшись,  продолжил:  - Не понимаю  одного!  Почему  ты  не  даешь  мне
однозначного  ответа?   Будешь  ты  на   новоселье  или   нет?  Давай,  Кэт,
"определимся и примем правильное разумное решение" хотя бы по этому вопросу.
Вполне  возможно,  если  здесь  мы  найдем  согласие  и  понимание,  то и по
остальным  вопросам нам будет легче договориться.  Согласись,  это логично и
разумно. Итак, что ты ответишь, Кэт?
     Флора вздохнула, долго молчала, потом тихо произнесла:
     -  Уильям,  да  поймите же, ну  зачем еще  больше усложнять собственную
жизнь? Зачем? Подумайте, как мне себя вести? Какова моя роль? Кто я?
     - Хозяйка. Моя жена, - убежденно сказал Билл.
     Флора всплеснула руками.
     - Об  этом  не может  быть  и речи! Какая "жена"?!! Какая  "хозяйка"?!!
Нет-нет-нет!!! Я... я... я не  приеду, Уильям. Не приеду!!!  Это невозможно.
Нет!!!
     Билл заметил,  в какое отчаянье  пришла  Флора.  Ее  глаза  наполнились
слезами, дыхание стало  прерывистым, на щеках появился лихорадочный румянец,
голос задрожал.
     Билл взял ее руку в свою и проникновенно заговорил:
     - Кэт,  пожалуйста, успокойся. Все будет  хорошо,  Кэт. Не хочешь  быть
хозяйкой - что ж!.. А в качестве гостьи ты примешь мое приглашение? Согласна
с таким компромиссным предложением? Ведь ты сама недавно сказала, что хорошо
ко мне относишься. Вот и порадуй меня, Кэт!
     Она глубоко вздохнула, потом мило улыбнулась и согласно кивнула.
     57
     Майкл  и Елена понимали волнение Билла, который беспрестанно поглядывал
на часы и прислушивался к каждому звуку за окном. Поэтому они  не удивились,
когда  именно  он  первым услышал  шум подъехавшего автомобиля.  Билл  сразу
бросился за дверь. Подошедшие к окну супруги увидели Билла, широко шагавшего
навстречу  Флоре,  которая вышла из такси. Майкл  и  Елена  переглянулись  и
засмеялись.
     - Ну, что, Эли?  - прищурив глаза, многозначительно спросил жену Майкл.
- Ты меня будешь целовать? Или опять считаешь, что поцелуй - с меня?
     - Майкл!..
     Елена укоризненно, но со смешинками в глазах, посмотрела на мужа.
     - Э-ли... - протянул тот. - Не увиливай от ответа!
     Елена опять засмеялась и покачала головой.
     - Майкл, кажется,  тебе  не  придется  утруждать  себя.  Судя по всему,
именно мне не избежать проигрыша.
     - Тогда я желаю получить свой выигрыш прямо сейчас! -  потребовал Майкл
и обнял тонкую талию жены.
     - Как это "сейчас"? Ты слишком торопишься,  Майкл! - шутливо отбивалась
Елена. - Может быть, все будет совсем не так, как мы предполагаем!
     - Нет, Эли, - категорично  возразил Майкл. - На этот раз никаких "может
быть"! Уж поверь мне. Не сомневайся и скорее целуй меня!
     Елена улыбнулась и, обвив шею мужа руками, приникла к его губам...
     - Полюбуйся, Кэт! Они опять целуются! - раздался голос Билла.
     Майкл и Елена поспешно отпрянули друг от друга и одновременно выпалили:
     - Здравствуйте, Флора!
     Происходящее было так забавно, что все четверо дружно засмеялись.
     - Ну что? Приступим к осмотру дома? Или отложим экскурсию и проведем ее
после ужина?
     Билл поочередно взглянул на присутствующих.
     - А других гостей не будет? - быстро уточнила удивленная Флора.
     - Нет, - улыбнулся Билл. - Так что решим? Экскурсия или ужин?
     -  Ужин!  Ужин! - закричали  Майкл  и Елена,  а потом,  переглянувшись,
весело захохотали.
     - Не  возражаешь,  Кэт? - посмотрел на  растерянную  Флору  Билл, очень
довольный поддержкой и пониманием брата и невестки.
     - Конечно, не возражаю.
     Она  пожала   плечами,   озадаченная  поведением   супругов   Кренстон,
одновременно испытывая чувство облегчения  от того, что других  приглашенных
не будет, а значит ей не придется играть совершенно непонятную роль.

     Ужин прошел в непринуждунной и веселой  обстановке.  Было выпито  много
вина. Настроение у всех было беззаботным и радостным.
     Флору невероятно забавляло, что каждый раз Майкл и Елена, едва взглянув
друг на  друга, начинали  громко  хохотать.  Она не  понимала,  чем  вызвано
подобное веселье супругов и относила его на счет выпитого спиртного и общего
отличного настроения.
     После ужина Майкл и Флора расположились в гостиной, а Билл и Елена ушли
курить. Как только они вернулись,  началась  обещанная  экскурсия  по  дому.
Осмотрев   первый  этаж,  все   четверо  начали   подниматься  по  лестнице.
Споткнувшись на верхней ступеньке, Елена громко объявила:
     - Кажется, я пьяна, друзья мои!
     - А  по-моему, не  очень! -  возразил Майкл. - Я точно знаю,  когда ты,
Эли, достигаешь предельной нормы.
     Все остановились в  коридоре. Билл и Флора вопросительно посмотрели  на
Майкла, и тот объяснил:
     - Эли пьяна только тогда, когда  переходит к труднопроизносимым словам.
Пока она не сказала ни одного подобного слова.
     Майкл нежно обнял жену и крепко прижал  к себе. Билл и Флора засмеялись
и двинулись вперед. Супруги Кренстон отстали. Флора, увлеченная разговором с
Биллом, этого не заметила.
     - Прошу! - пригласил Билл.
     Как  только  Флора  переступила порог комнаты, он вошел следом и плотно
прикрыл за собой дверь.
     После  ярко  освещенного  коридора Флора на  какое-то  время  абсолютно
ослепла.  Она  моргала  глазами,  пытаясь сфокусировать  зрение  на  смутных
очертаниях предметов, находящихся в комнате.
     Возможно, это ей и удалось бы, но Билл неожиданно сжал ее в объятьях  и
пылко приник к ее губам. Поцелуй был упоительным, страстным, взаимным. Флора
наслаждалась  прикосновениями  Билла,  который   гладил  ее  волосы,  плечи,
спину... Хотелось только одного: навсегда остаться в его объятьях, забыв обо
всем. Обо всем... обо всем...
     Эта мысль отрезвила Флору. Она вспомнила, что они с Биллом - не одни, и
в любой момент могут появиться Майкл и Елена.
     - Билл!.. - выдохнула Флора, пытаясь освободиться из рук  Билла,  таких
крепких и удивительно нежных одновременно. - Билл...
     Он не откликался, покрывая короткими поцелуями ее лицо.
     Флора настойчивым шепотом повторила:
     -  Билл...  -  она  быстро отворачивалась, стараясь  уклониться  от его
поцелуев. - Билл... отпусти меня... Сейчас... войдут... Майкл и Елена!..
     Он заглянул в ее глаза и с мягкой улыбкой ответил:
     - Нет, Кэт, не войдут. Ни они и никто  другой не перешагнет порог нашей
спальни. Только мы с тобой, Кэт. Ты и я.
     - Как... "спальни"?!! - ошеломленно произнесла Флора.
     Наконец, привыкнув к темноте, она более внимательно осмотрелась вокруг.
Флора стремительно выскользнула из рук Билла и сумбурно заговорила:
     - Билл, мне пора! И Майкл с Еленой... Да-да! Мне пора домой!
     Билл шагнул к ней и проникновенно поправил:
     - Кэт, твой дом теперь здесь. Твой и мой. Наш дом. Он понравился тебе?
     -  Да!  Понравился!  -  нервно  ответила Флора и  добавила:  -  Но мне,
действительно, пора, Билл. Уже поздно.
     Он притянул ее к себе и ласково сказал:
     - Кэт, останься еще хоть и ненадолго. Пожалуйста, Кэт, останься.
     Билл дотронулся своими губами до ее мягких губ, а затем поцеловал Флору
чувственно,  страстно, призывно. Но она начала вырываться из его рук с такой
силой, что Билл сразу отпустил ее.
     - Все. Ухожу.  Немедленно! -  решительно объявила Флора, направляясь  к
двери.
     - И даже  не попрощаешься, Кэт? -  усмехнулся Билл.  - Впрочем,  чему я
удивляюсь? Это же твоя обычная манера!
     Флора притормозила и повернулась к нему.
     - А почему я должна здесь прощаться? Разве вы не проводите меня?
     - Нет, Кэт. Не провожу. ПОКА не  провожу, - невозмутимо отозвался Билл.
- Я хотел бы поговорить с тобой, Кэт. Серьезно поговорить. Давай сядем?
     Он указал на кресла.
     Флора с сомнением пожала плечами и неуверенно спросила:
     - А нельзя отложить этот разговор? На завтра, например...
     -  Нет, Кэт,  нельзя. Но я ни  в коем случае не  хочу принуждать  тебя.
Решай  сама. Хочешь уйти - уходи!  Но Я, - подчеркнул он,  - сейчас желал бы
говорить с  тобой.  Не завтра, не потом когда-нибудь,  а  именно  сейчас!  -
твердо заявил Билл.
     - Хорошо, - согласилась Флора.
     Она покорно подошла к креслу и села. Билл устроился в соседнем кресле.
     - Я слушаю вас.
     Флора вопросительно взглянула на него.
     - О чем вы хотите говорить?
     Он спокойно ответил на ее взгляд и пояснил:
     -  О  том,  чтобы ты осталась, Кэт. О  том,  чтобы  мы провели эту ночь
вместе.
     Флора резко вскочила и возмущенно воскликнула:
     - Так я и знала!!! Так и знала!!!
     - Замечательно, что мы настолько хорошо понимаем друг друга. Даже мысли
друг друга знаем заранее. У нас  с  тобой, Кэт,  на  редкость удачный  союз!
Значит, я  правильно понимаю, что  беседа, едва успев  начаться,  завершена?
Так, Кэт?
     - Конечно! - энергично подтвердила Флора.
     Тут  же Билл схватил ее за руку, притянул и попытался усадить к себе на
колени.
     - Что вы делаете?!!
     Возмущенная Флора начала отбиваться.
     -  Кэт, ты же только что согласилась с тем, что беседа завершена  ввиду
полного взаимопонимания  между  нами  по  вопросу  о  сегодняшней ночи. Даже
обсуждения не потребовалось, поскольку мыслим мы, как выяснилось, совершенно
одинаково. Так почему ты вырываешься, Кэт?
     - Да потому, что вы, как всегда, меня совсем не так понимаете! Я говорю
одно,   а   вы   все  перетолковываете   по-своему!  И   получается   что-то
невообразимое!   Казуистика  какая-то!  Крючкотворство!!!  Представляю,  как
тяжело вести с вами переговоры!
     Билл захохотал и согласился:
     - Да! Нелегко! Поэтому,  Кэт,  довольно вырываться.  Я  хочу поцеловать
тебя! Кэ-э-эт...
     - Никто  не собирается  целоваться с вами! Отпустите меня немедленно! -
строго потребовала Флора.
     Билл  выпустил  ее  из  своих  объятий и откинулся на спинку кресла. Он
вытянул ноги, скрестил  их  и  иронично оглядел  стоящую  перед ним  Флору с
головы до ног.
     - Ну, раз мы не поняли друг друга, значит  придется нам снова вернуться
к  обсуждению  предложенной  мной  темы.  Садись, Кэт! - снова пригласил он,
указав на кресло.
     Она отрицательно покачала голвой и настойчиво сказала:
     - Я должна идти.
     - Кэт, это мы уже обсудили несколько минут  назад, - спокойно отозвался
Билл. - По-моему, ты согласилась выслушать меня. А теперь снова хочешь уйти.
Кэт, сядь, пожалуйста, - повторил он приглашение.
     Флора  глубоко вздохнула и  вновь послушно опустилась  в  кресло.  Билл
молчал. Переполненная собственными чувствами, Флора возбужденно заявила:
     - Если вы хотите обсуждать то,  о чем сказали, я сразу  отвечаю  "нет".
Категорически.  Нет! И давайте навсегда оставим эту тему. Для меня здесь все
ясно, определенно и однозначно.
     -  Вот как?  -  Билл  приподнял  брови  и  насмешливо  уточнил:  -  ты,
действительно, так думаешь, Кэт?
     Флора согласно кивнула.
     - Тогда, Кэт, послушай меня.
     Билл немного помолчал, а потом решительно и твердо заговорил:
     - То, как складываются наши отношения, дальше продолжаться не может. Ты
отказывалась от того, чтобы мы  провели  ночь в  моей постели,  отказывалась
провести  ее в твоей  постели.  Но теперь  у нас  с  тобой есть  наша  общая
постель.
     Билл указал в сторону кровати.
     - И сегодня мы...
     - Никогда!!! - громко и категорично отрезала Флора.
     - И сегодня мы  проведем ночь вместе, -  невозмутимо продолжил Билл.  -
Согласись, я  был терпелив, внимателен,  старался понять тебя, Кэт.  Я давал
тебе  время узнать  меня,  привыкнуть.  Больше  я ждать не хочу. Мы  женаты.
Поэтому  сегодня этап "ужин" нами  завершен. Постарайся  понять меня, Кэт, и
оставь свои сомнения.
     Билл вдруг слегка наклонился и осторожно взял руку Флоры в свою.
     - Кэт, мы - взрослые люди. Давай  говорить прямо.  Я - мужчина. Но я не
могу, да и не хочу заводить любовницу. Потому что я женат. Потому что я хочу
быть  со  своей женой.  С тобой,  Кэт. Я очень  хочу нашей близости. И ждать
больше не в силах. Ну пойми же меня, наконец!  Пойми, как  взрослая разумная
женщина. Мы же оба сходим с ума от взаимного желания. Я это чувствую, Кэт. Я
безумно хочу, чтобы ты стала моей!
     Флора резко убрала руку решительно произнесла:
     - Это невозможно.
     Билл снова взял ее руку в свою и проникновенно продолжил:
     - Кэт, я знаю причину, по которой ты отвергаешь меня.
     Билл почувствовал, как  напряглась  Флора. Успокаивающе сжав ее пальцы,
он снова негромко заговорил:
     -  Поверь, Кэт,  я  все  понимаю.  Понимаю твои  чувства,  переживания,
сомнения.  Уверяю  тебя,  они  напрасны.  Пусть все,  что не  касается нашей
совместной жизни, останется в прошлом.  Им, прошлым, жить нельзя. У нас есть
настоящее. А впереди ждет счастливое будущее.
     - Нет! - коротко выдохнула она. - То, что вы  предлагаете вычеркнуть из
памяти, это не просто прошлое. Это, во многом, показатель будущего.
     Билл не совсем понял высказывание Флоры, поэтому , решившись, пояснил:
     - Кэт, я не хочу скрывать от тебя  то, что мне стало известно. Я знаю о
Винсенте Макдауэлле, о твоей любви к нему, о той трагедии. Мне рассказала об
этом Нэнси. Она звонила не так давно. Поверь, Кэт, я  все  понимаю. Но  и ты
постарайся  понять,   что  наши  отношения  пора  изменить.  Вместе  мы  все
преодолеем. Давай жить настоящим и будущим. Ты должна остаться со мной, Кэт.
Мы станем  мужем и женой, проведем нашу  первую брачную ночь в нашем доме, в
нашей спальне, в нашей супружеской постели. Я же все равно не отступлю, Кэт.
И  ты это хорошо понимаешь.  Я хочу нашей  близости  и добьюсь ее. Так зачем
мучить себя и меня дальше? Почему  нам не провести  сегодняшнюю ночь вместе?
Тем более, мы давно женаты.
     Флоре  было нестерпимо больно и обидно слышать  то,  что Билл  и  Нэнси
обсуждали ее, Винса, их отношения. Так  вот оно в чем  дело! Билл решил, что
она, Флора, никак не может расстаться с прошлым и  поэтому упорствует. Флора
вдруг  отчетливо поняла, что  Билл  говорит совершенно  серьезно,  открыто и
искренне. Он  настойчиво и упорно добивался и добивается  ее. Их брак  будет
продолжаться  до  тех  пор,  пока  Билл  не  достигнет  желаемого. Он  полон
решимости и не отступит  ни за  что. Поэтому  Флора  с каким-то необъяснимым
хладнокровием  и  немыслимым  самообладанием,  подавляя  внутреннее  чувство
презрения к  себе  за  собственное  малодушие, за растоптанное  и  попранное
женское  самолюбие и гордость, приняла  то решение,  которого так настойчиво
добивался от нее Билл. Ей показалось, что  это - единственный выход, который
даст ей свободу из запутанного лабиринта ее взаимоотношений с Биллом. В этой
грустной и  драматической  истории Флору  утешало  только  то,  что  Билл ей
нравился.  Больше того,  несмотря  ни на  что Флора  его... любила. И любила
совсем  не  той  любовью,  больше  походившей  на  привязанность  и  девичью
увлеченность,  которую  испытывала когда-то к Винсу, а глубоко и осмысленно,
по-настоящему.
     - Кэт,  почему ты молчишь? - донесся до нее голос Билла. - Кэт, я...  я
сойду с ума, если ты уйдешь!!! Я не могу без тебя... - тихо добавил он.
     Флора  закрыла  глаза, досчитала  до  пяти,  а  потом  едва слышно,  но
решительно, произнесла:
     - Я останусь с вами, Уильям.
     - Кэт!.. - выдохнул Билл, не веря своему счастью.
     Он стремительно встал, подошел к ней, опустился у ее ног на одно колено
и, взяв ее руки в свои, прижался к ним горячими губами...

     Близость ошеломила обоих.
     -  Кэт...  - прошептал Билл.  -  Почему  ты не  сказала?  все  было  бы
по-другому. Я и предположить не мог... То есть,  я так  и думал поначалу. Но
ты   так  убедительно  блефовала.   И  еще  эта  чертова   Нэнси  со  своими
рассказами!!! Я чувствую себя виноватым.
     - Нет, Уильям. Все в порядке.  Конечно, я должна была вам сказать...  -
тихо произнесла Флора.
     - Кэт, поверь, все у нас будет великолепно. Моя, только моя Кэт!!!
     Он немного помолчал, а потом задумчиво спросил:
     - Этим именем тебя называл Винсент?
     - Нет. Мама. Иногда.
     -  Все-таки  я  не  ошибся  тогда!  -  радостно  заключил  Билл. - Я  -
единственный! Кэт, моя Кэт!!!
     Он  пылко  расцеловал  ее,  а затем, прямо глядя  в  ее глаза, серьезно
сказал:
     - Кэт,  я  люблю  тебя. Ты  -  моя единственная  любовь. Моя прекрасная
восхитительная Дигди! Помнишь, я обещал,  что сорву монашеское покрывало  со
Старухи из Бэра? Я сделал это. Я буду всегда очень нежно любить тебя, Кэт. Я
невероятно счастлив сегодня! Фантастически счастлив! Кэт... любимая Кэт...

     Проснувшись  утром, Билл обнаружил, что Флоры рядом нет.  Осмотревшись,
он заметил,  что ее одежды тоже не  было.  Билл  принялся искать записку, но
вскоре   понял,  что  это  бессмысленно.   Флора  исчезла.   Только  измятая
супружеская  постель  служила  неопровержимым  подтверждением  того, что  их
первая брачная нось с Флорой не была сновидением или плодом его необузданной
фантазии.
     58
     Флора  позвонила в агентство  и  предупредила, что не  сможет выйти  на
работу. Она  отключила телефон, не желая разговаривать ни с кем. Ей хотелось
побыть одной, чтобы разобраться  с  собственными  противоречивыми чувствами.
Флора  даже  не включала  свет,  потому что он  выдал  бы  ее присутствие  в
квартире.
     Она лежала на диване в гостиной,  лишь изредка выходя  на кухню,  чтобы
приготовить кофе. О еде не хотелось даже вспоминать.
     Флора  с сожалением думала о том, что все в ее  жизни  складывается  не
просто. Любые  мечты и надежды  кончаются полным крахом.  Ну почему, почему,
почему  ей  не  дано  изведать  даже  крошечной,  мизерной  доли  счастья?!!
Родители...  Винсент...  Они  искренне  любили ее.  А  она, Флора,  отвечала
взаимностью.  Но  Судьба распорядилась  так, что самые дорогие люди покинули
ее. Казалось, встреча с Биллом опять  дала надежду  найти в  жизни  счастье,
любовь, преданность, верность. И что же?!! Все  рухнуло, рассыпалось в прах,
оказалось  обманом.  Она,  Флора, поверила  в  искренность  чувств  Уильяма.
Искренность!!!  Какая наивность  с ее стороны!!! На самом деле Уильям просто
привык  получать желаемое  во что бы то ни стало. Она, Флора, заинтересовала
его. Разумеется, он проявил чудеса изобретательности  и  предприимчивости...
даже женился!.. чтобы  только добиться  своего.  Что  ж! Уильям  может  быть
доволен собой. Развлексся с Нэнси и бросил без сожаления! Теперь провел ночь
с ней, Флорой. Последующий финал очевиден и предсказуем.
     Флора  с  болью  думала  о том, что найти  хоть какой-нибудь  баланс  в
собственных чувствах она не в состоянии. Унижение от сознания того, что она,
Флора, оказалась вслед за подругой в постели  Уильяма,  было непереносимым и
невероятно  сильным.  Этого   никогда,   никогда,  никогда  не  должно  было
случиться!!!  Ее согласие  было решением  неправильным,  глупым, малодушным!
Потому  что подобное  решение она,  Флора, не  приняла бы никогда,  если  бы
опрометчиво  не  влюбилась в  Уильяма. Да  что там  "влюбилась"! Полюбила!!!
Полюбила  пылко, страстно,  глубоко, серьезно,  по-настоящему. И  продолжала
любить вопреки всему.  Каким неведомым образом  в  ней соединялись неистовая
любовь  к Уильяму и полное недоверие к  нему, Флора объяснить себе не могла.
Все,  что она  делала,  было  сплошной цепью  ошибок:  и когда  она,  Флора,
отталкивала Уильяма, и когда, забыв обо всем, стремилась к  нему всей душой.
И  то, и  другое в ее поведении было неправильным,  нелогичным.  Ей,  Флоре,
давно надо было сделать однозначный выбор. Надо было... надо!.. Но именно на
это она и не решилась. Потому что хотела быть с  Уильямом и категорически не
могла  быть с  ним.  Но если  и раньше  этот выбор было  сделать колоссально
трудно, то теперь вообще оказалось за гранью человеческих возможностей.
     Мысли Флоры метались в поисках выхода и не находили его.

     Билл  весь день  пытался дозвониться до Флоры. Трубку никто не брал. На
работе  ее тоже не оказалось.  До позднего вечера  в  нем теплилась надежда,
что,  возможно,  Флора придет,  а  ее внезапный уход и длительное отсутствие
будет  иметь  какое-то  очень  простое  объяснение.   Но  надежда  оказалась
напрасной.  Он поехал к  Флоре  и,  остановив  машину, взглянул  на  окна ее
квартиры. Там  быо темно. Билл долго не уезжал, надеясь,  что  Флора вот-вот
появится.  Но  и это ожидание  оказалось  напрасным.  Далеко  заполночь Билл
вернулся  домой.  Уснуть он  таки не  смог,  снова и снова  обдумывая разные
причины такого поведения Флоры.
     На  следующий день  он  опять позвонил в агентство,  но получил  тот же
ответ,  что и накануне. Флоры на работе не  было.  Ее телефон по-прежнему не
отвечал. Билл позвонил Рональду. Но тот ничем помочь не мог,  потому что был
совершенно не в  курсе местонахождения  Флоры. Поосле  долгих раздумий Биллу
пришла  в голову  мысль, что,  возможно, Флоре пришлось срочно отправиться к
бабушке и дедушке Сальвини. Он позвонил им и,  беседуя на нейтральные  общие
темы, догадался, что Флоры у них нет.
     В голову приходили  самые разные, даже фантастические и абсурдные идеи.
Но в  конце концов,  одно решение...  пусть  и сумасшедшее!..  было  принято
Биллом.

     Было довольно  поздно,  когда Билл подъехал к дому Флоры.  Ее окна были
по-прежнему  темны. Он забрался  на  балкон и осторожно  тронул  дверь.  Она
оказалась  не заперта.  Билл шагнул в  гостиную  и  сразу увидел Флору.  Она
крепко спала. Около нее на полу лежали та злополучная раковина, добытая им в
океане,  и  открытая  шкатулка с подаренными им, Биллом,  украшениями.  Билл
достал  из кармана браслет,  выполненный, как  и весь  гарнитур, из  золота,
сапфиров и  бриллиантов, положил его в шкатулку к остальным драгоценностям и
закрыл крышку.
     Билл посмотрел на  жену, глубоко  вздохнул  и тихо  вышел на  балкон, с
прежней осторожностью прикрыв за собой дверь. Он быстро спустился вниз и сел
в машину. Какое-то время Билл раздумывал, а потом решительно нажал на газ.
     Вернувшись домой,  он  буквально рухнул в  постель  и сразу  же  крепко
уснул.
     Только утром Билл вспомнил, что букет, который он принес Флоре, остался
лежать на балконе...

     Флора  открыла  глаза  и поняла,  что проспала до  полудня. Она встала,
приняла  душ  и сварила кофе. Флора подошла к дивану, на  котором вчера  так
внезапно уснула, взяла раковину и отнесла ее в спальню, положив, как всегда,
на тумбочку в изголовье кровати.  Затем  подняла  шкатулку,  но прежде,  чем
поставить на место, не удержалась и с горьким вздохом открыла ее.
     Брови Флоры удивленно взлетели вверх.  Немигающим взглядом она какое-то
время  смотрела  внутрь шкатулки,  потом  резко  захлопнула  крышку и плотно
закрыла глаза.  Постояв  так  достаточно долго, Флора снова  открыла глаза и
осторожно приподняла крышку. Все оставалось так, как и было. Никакой мистики
или волшебства с появлением и исчезновением предметов! И браслет в  шкатулке
не  был  галлюцинацией  или  миражом. Флора  взяла  его  в  руки. Вне всяких
сомнений,  браслет был самый  что  ни  на есть  настоящий  и реальный! Флора
стремительно  бросилась   на  балкон  и  сразу  увидела  великолепный  букет
белоснежных роз. Из  глаз Флоры полились  слезы.  Она  догадалась,  что Билл
все-таки разыскал ее!

     Открыв дверь, Флора  даже не удивилась, увидев  на пороге Билла. Она не
сомневалась, что сегодня вечером он придет обязательно. И не ошиблась.
     -  Здравствуй,  Кэт,  - спокойно, но  не  очень  уверенно произнес  он,
всматриваясь в ее лицо.
     - Здравствуйте, Уильям, - Флора вздохнула. - Заходите.
     Она закрыла дверь,  жестом пригласила Билла в гостиную, села на диван и
устало предложила:
     - Садитесь, пожалуйста...
     Билл подошел, положил на диван цветы и сел рядом с Флорой.
     Оба долго молчали. Прервал продолжительную паузу Билл.
     - Кэт, ты так внезапно исчезла... Я искал тебя.
     Он посмотрел на Флору,  пытаясь поймать ее взгляд. Но  она отвернулась,
так и не сказав  в ответ  ни слова. Билл взял ее  руку  в свою  и  удрученно
заметил:
     - Ты все-таки обиделась...
     Он вдруг крепко сжал ладони Флоры и горячо заговорил:
     -  Кэт,  мы  должны...  Я  должен  объясниться  с  тобой!  Обязательно.
Пожалуйста, выслушай меня!
     -  Да все  и  так ясно...  -  бесцветным голосом  произнесла  она  и  с
нескрываемым отчаяньем добавила:  -  Если бы вы знали, как мне тяжело видеть
вас, встречаться с вами! Господи!.. Ну зачем вы пришли? Я... я...
     Флора  замолчала,  невероятным  усилием  справляясь с  подкатывающими к
горлу рыданиями. Она попыталась убрать свою руку из его руки, но Билл не дал
ей такой возможности.
     - Кэт, прошу тебя, успокойся, -  заговорил он снова.  - Выслушай меня и
постарайся понять. Я признаю, что вел себя... неправильно. Я прошу у тебя за
это  прощения.  Я  прекрасно  понимаю,  что...  моя  излишняя  пылкость и...
чрезмерная  горячность  были  несколько  неуместны,  учитывая  твой  опыт...
вернее, его отсутствие!.. в отношениях мужчины и женщины.
     Флора оказалась совсем не готова к такому повороту событий. Она ожидала
всего, чего угодно, но только не  такого! Господи! Билл решил, что  вел себя
как-то  не так, и мучительно  переживает из-за этого, пытаясь объясниться  и
оправдаться.  Что же делать? Его восприятие того, что  произошло, совершенно
далеко от истины. Как же он заблуждается в  своей оценке той ночи! Да у нее,
Флоры, подобных мыслей, о которых он говорит, в голове не было и нет!
     Сердце Флоры  сжалось  от  неведомо  откуда появившегося  сочувствуя  к
Биллу, к  его  искренней  и  открытой попытке объясниться с ней,  Флорой. Но
найти  хоть  какие-то  приемлемые  слова,  чтобы   разуверить  Билла  в  его
заблуждении, исправить  ошибочность  его  восприятия событий,  Флора пока не
могла.
     От  собственного  бессилия  ее  охватило  невероятное  отчаянье.  Флора
опустила голову,  глядя  на  пол,  стараясь  сосредоточиться  и  найти  хоть
какой-нибудь выход.
     Заметив,  что  Флора  упорно  избегает  смотреть  в его  сторону,  Билл
расценил  это, как  большую и  горькую  обиду на него. А отсюда и  нежелание
отвечать ему хоть что-нибудь. Билл глубоко вздохнул и решительно продолжил:
     - Кэт, пойми, так обстоятельства сложились. Ты удачно блефовала и... не
предупредила.  Нэнси с ее  идиотскими  рассказами!!!  -  Билл,  сжав  кулак,
стукнул им около себя по дивану. - В общем,  все одно  к одному! Пооэтому, я
понимаю,  что,   наверное,  ты  теперь  испытываешь   ко  мне...  неприязнь,
считаешь...  несдержанным и... грубым. Я понимаю, что тебе все именно  так и
показалось. Но, Кэт, поверь, это... не совсем так. То есть... совсем не так!
     Он опять крепко сжал ее руку и с отчаяньем сказал:
     - Кэт, я признаю свою ошибку. Я не знаю, что сделать, чтобы ты поняла и
простила меня.
     Флора подняла голову, посмотрела в его глаза, полные раскаяния, и мягко
и нежно произнесла:
     -  Билл, ты говоришь  совсем не о  том. Я нисколько не  обижена. Мне...
мне...  я... В общем, все было замечательно. И ты...  замечательный. Никакой
неприязни к тебе у меня нет, Билл...  - она глубоко вздохнула и совсем тихим
голосом честно признала: - Скорее, наоборот.
     Билл стремительно обнял ее и прижал к себе.
     - Кэт,  любимая!.. А  я  так  мучился!  Я  боялся,  что  ты  обиделась,
разочаровалась во мне.  Я счастлив, Кэт, что это не так!  Очень  счастлив! Я
очень люблю тебя!
     он приник к  губам  Флоры  нежным  пылким  поцелуем.  А она, после  его
искренних  радостных слов, так и  не смогла заставить себя оттолкнуть Билла.
Потому   что   при  данных  обстоятельствах  это  было  бы   очень  жестоко.
Неоправданно жестоко!
     Уже без  всяких нелепых предположений и надуманных обид эта  ночь стала
ночью упоительной любви, нежности, страсти...

     Утром, проводив Билла, Флора долго стояла в  прихожей  у двери, а потом
медленно прошла в гостиную, села на  диван и, обхватив  голову руками, вдруг
заплакала.  Заплакала   от  отчаянья,   мучительного   чувства  раскаяния  и
невероятного презрения  к себе. Она с болью  и  грустью признала, что вместо
одной проблемы перед ней, Флорой, как снежный ком, наслаиваются и нарастают,
чем  дальше,  тем  больше,  множество  других.  И  однозначного  решения  не
находилось.  Узел  ее взаимоотношений с  Биллом  затягивался  все сильнее  и
сильнее. Она, Флора, попала в какой-то тупик, выхода из которого не было.
     59
     Теперь Билл каждый вечер приезжал к  Флоре и оставался  у  нее до утра.
Его,  безусловно,  не   устраивало,  что  их  супружеские  отношения  скорее
напоминали отношения любовников. Но изменить пока  ничего не  мог. Он видел,
что  Флору что-то  мучает,  что  иногда  она без видимой причины  становится
печальной и грустной. Но объяснения  не находил,  сколько ни раздумывал и не
анализировал. Билл  чувствовал, что Флора отвечает отвечает ему взаимностью,
но словно  что-то  постоянно мешало ей, имелся какой-то загадочный для него,
Билла, сдерживающий фактор. Билл замечал, что с каждым днем Флоре становится
все   труднее  бороться   с   собственными,   непонятными  ему,  внутренними
противоречиями. Она  даже  похудела  и  немного  осунулась.  Каждый раз Билл
приносил  Флоре  цветы и  какие-нибудь забавные подарки.  Она им радовалась,
глаза ее  светились от  счастья.  Билл понимал,  что в этот  момент, как и в
минуты их упоительной любовной близости, Флора забывала обо всем, что мучило
и тревожило ее. Билл старался быть заботливым и внимательным, надеясь,  что,
возможно, все изменится и само собой встанет на свои места.
     60
     Однажды утром Билл таинственным тоном  объявил  Флоре, что этот уик-энд
будет необычным, и ее, Флору, ждет сюрприз.
     Они быстро собрались и вскоре выехали из города.
     Флора  удивилась, когда  они затормозили  около большой благоустроенной
фермы. Хозяин вышел им навстречу, показал, где можно  поставить машину.  Он,
как заметила Флора, почему-то обменялся с Биллом многозначительным взглядом.
     - Кэт, ты хочешь есть? - поинтересовался Билл.
     Флора отрицательно покачала головой.
     - Тогда предлагаю сразу идти  смотреть сюрприз! - предложил Билл.  - Не
возражаешь?
     - Возражаю?..  Да я с  самого  утра ни о чем другом  думать не  могу! -
улыбнулась Флора.
     Билл взял ее за руку, и они направились куда-то вслед за хозяином.
     Как только в их поле зрения попала большая зеленая лужайка,  обнесенная
изгородью, Флора  остановилась,  как  вкопанная, и  широко открыла  глаза от
удивления. Потом так  быстро побежала вперед, что  Билл и хозяин  фермы едва
поспевали за ней.
     Добежав  до  изгороди, Флора  повернулась,  вопросительно посмотрела и,
когда хозяин согласно кивнул, открыв ворота, шагнула внутрь загона.
     - Чудесные мои!  Ах, вы, красавицы! Ну разве вы не чудо?!! - восклицала
она, лаская  белоснежных овец, зарываясь  ладонями в их  мягкое густое руно.
Дождавшись, когда  подошли Билл и фермер, с интересом спросила последнего: -
Вы их разводите? Давно? какой же вы счастливый! Я вам так завидую! Вы можете
любоваться на них каждый день!
     Хозяин засмеялся и покачал головой. За него ответил Билл.
     - Кэт,  эти красавицы - твои! Хозяин их не разводит. По нашему договору
он ухаживает за ними. Их только-только  доставили. Я специально заказал тех,
которым  необходима  срочная  стрижка. Насколько  я  помню  твой  рассказ  о
каникулах  в Шотландии, именно  стрижка овец - самое большое твое увлечение.
Так что можешь приступать!
     Флора подскочила к Биллу и бросилась ему на шею. Обхватив ее за талию и
оторвав от земли, он покружился вместе с ней.
     - Все, Билл! Все! Отпусти! Меня ждет работа, - деловито объявила Флора.
     Билл с нескрываемым  изумлением наблюдал,  как она и  хозяин  фермы  со
знанием дела обсуждали  какие-то специальные, незнакомые ему, приспособления
и   инструменты   для   стрижки   овец,   потом,   переодевшись,  приступили
непосредственно к самому процессу стрижки. Билл видел, что Флора, увлеченная
работой,  была  довольна и счастлива. Поэтому и себя чувствовал довольным  и
счастливым.
     Когда работа была завершена, и Билл, и  Флора сразу  ощутили, насколько
успели  проголодаться, и поспешили к  дому. Дожидаясь после того, как  Флора
приняла душ, когда  накроют  на стол,  они вышли во двор.  Вскоре к  Флоре и
Биллу  подошел хозяин.  На его руках Флора  увидела  крошечного симпатичного
щенка.
     - А вот и сторож для ваших овечек! - произнес фермер. - Иди к  хозяйке,
Аргус! Познакомься с ней!
     -  Это тоже  мне?!! - радостно  воскликнула Флора,  принимая  щенка.  -
Аргус, малыш, ты прелесть! Красавец!.. Билл, ты - тоже прелесть.
     -  Угм...  - усмехнулся  Билл. -  Одно утешает! Занять  второе место на
конкурсе красоты тоже очень почетно и приятно.
     Флора засмеялась и шутливо отозвалась:
     - А ты на что надеялся? Всегда и во всем быть первым?
     -  Ну, не  всегда и не во всем,  - многозначительно произнес Билл,  - а
только в том, что касается моей жены. То есть, тебя, Кэт.
     -  Можешь  считать  с  этой минуты,  что  это невозможно! - категорично
заявила Флора. - Как видишь, нашелся-таки более обворожительный мужчина, чем
ты, Билл. И я покорена им, можно сказать, с первого взгляда!
     - Я вызову его  на дуэль! - грозно объявил Билл. - Я застрелю  его, как
собаку!
     Флора звонко и весело рассмеялась.
     - Билл, оставь свои кровожадные помыслы! Лучше скажи,  я могу взять его
с собой?
     - Нет, Кэт. Не сейчас. Пусть Аргус немного подрастет, - пояснил Билл. -
А кстати, Кэт,  ты  в курсе, что колли - превосходные  няньки?  Как думаешь,
Кэт, ты,  как хозяйка, сможешь обеспечить Аргуса  работой? Ведь через год он
вполне сможет  приступить к своим  обязанностям.  Значит, Кэт, тебе придется
поторопиться  и не откладывать решение этого вопроса в долгий ящик.  Собачий
век короток!
     билл заметил,  как  смутилась  от  его  слов Флора.  Она  покраснела  и
уткнулась  лицом  в  мордочку  щенка. Потом,  справившись  с  собой,  весело
возразила:
     -  Аргус, объясни  хоть ты этому  Нехорошему Недотепе, что  шотландские
овчарки, замечательным представителем  которых ты являешься, прежде  всего -
сторожа. Их служба заключается  в том, чтобы все овцы были целы, а  уж потом
все  остальное...  Ой!..  Объяснил,  называется!!!  так-то ты  поступаешь  с
хозяйкой?!! А во что я переоденусь, ты подумал, негодник?
     Флора  передала щенка Биллу и поспешила  к крану с водой. Билл хохотал,
любуясь ее забавным и растерянным видом.
     60
     В этот вечер Билл, как обычно,  приехал к Флоре. Ее не было.  Он  знал,
что  она  вместе  с Рональдом  отправилась в театр. Билл  решил  пошутить  и
позабавить Флору своим внезапнум появлением.  Он отогнал машину  подальше от
дома,  потом, оглядев улицу,  привычно взобрался на  балкон  и  устроился  в
небольшом раскладном кресле, положив на столик рядом роскошный букет цветов.
Билл прикрыл глаза и расслабился.  Ожидание оказалось долгим, и он задремал.
Разбудили его раздавшиеся голоса Флоры и Рональда, которые, войдя в комнату,
продолжали ранее начатый разговор.
     - Ронни, ты - мужчина, - нервно произнесла Флора. - Скажи, когда Уильям
бросит меня? Когда?!!
     От  этого вопроса Флоры Билл оторопел. Он не  мог  и представить, что в
голове жены могут быть подобные мысли.
     - Фло, о чем ты? - растерянно уточнил Рональд. - Я не понимаю тебя.
     - Ронни,  я хочу знать, когда Билл бросит меня, наконец?!! Что же здесь
непонятного?!! - возбужденно переспросила Флора.
     - Но  с чего ты это взяла, Фло?  - удивился  Рональд. - Давай сядем, и,
пожалуйста, успокойся.
     - Ронни, я хочу знать только  это. Я  день и ночь думаю только об этом.
Потому что ответ на  этот  вопрос - самое  главное для меня. Ронни, пойми же
меня, наконец!!! - нервно пояснила Флора.
     - Фло,  а что...  Кренстон  дал  тебе... какой-то повод так  думать?  -
задумчиво спросил Рональд.
     Ответ Флоры обескуражил Билла своей неожиданностью.
     -  Да,  Ронни, -  тихо  подтвердила она. -  Верность  и постоянство для
Уильяма исключены.
     - Фло, ты уверена? - недоверчиво  уточнил  Рональд. - Мне казалось, что
все у вас... налаживается понемногу. А ты такое говоришь!
     - Ах, Ронни!.. - вздохнула Флора. -  Конечно, уверена. А потом... Что у
нас,  Ронни, "налаживается"? Что?!!  Ни  о чем  таком и  речи быть не может!
Нечему налаживаться,  Ронни.  Все так плохо, что ты и представить не можешь!
Ронни... Ронни... мне так... тяжело!..
     Уткнувшись в его плечо, Флора горько заплакала.
     Рональд растерялся. Он гладил волосы Флоры и негромко приговаривал:
     -  Фло,   ну  что  ты,   Фло...   что   ты...  Успокойся...  успокойся,
пожалуйста... Фло...
     - Ронни,  я...  запуталась совсем!..  - всхлипнула Флора. -  Ты  -  мой
единственный  друг... единственный!.. Посоветуй, что мне делать? Что делать,
Ронни?
     -  Фло, я не  знаю... - растерялся  Рональд. -  Я не понимаю,  о чем ты
хочешь мне сказать, о  чем  спрашиваешь.  Поэтому советовать ничего не могу.
Но... может быть, ты... не совсем права, Фло?
     - Я не права только в одном, Ронни, - она подняла к нему мокрое от слез
лицо. -  Только  в одном.  Я живу  с  человеком,  жить  с  которым  не  могу
категорически. Все бунтует во мне против  этого! Душа разрывается  на части!
По-моему,  у  меня  начинается  раздвоение  личности. Ронни, иногда мне  так
страшно!  Так страшно!!! Мне порою кажется, что  я схожу с ума.  Весь ужас в
том, что, когда  появляется Уильям, все для меня  становится другим. Я бываю
даже счастлива, когда он  рядом.  Счастлива, Ронни!!!  От этого еще тяжелее.
Потому  что  потом, когда я  остаюсь одна, меня охватывает такое презрение к
себе  за  собственное малодушие, что хочется умереть! Я  ненавижу и презираю
себя,  Ронни. Презираю  за  собственную нерешительность. Я точно  знаю,  что
должна расстаться с Уильямом,  и не  могу этого сделать, сколько ни  убеждаю
себя. Живу одной лишь надеждой,  что, возможно, он сам бросит меня. Сам!  Но
когда это будет, Ронни? Когда?!! Поверь, мои силы на исходе. И  я... я сойду
с ума, если этот кошмар наших встреч будет продолжаться!!!
     -  Господи,  Фло!  -  встревожился  Рональд.  - Ты  говоришь ужасные  и
страшные вещи. Ты пугаешь меня! Хочешь, я поговорю  с Уильямом? Хочешь, Фло?
Только скажи!
     Она отрицательно покачала головой.
     -  Нет, Ронни. Это должна  сделать  я. Я сама. Но... не могу! Не  могу,
Ронни! Не могу!!!
     Флора опять горько заплакала.
     Билл  был  настолько  изумлен словами Флоры,  что  буквально  прирос  к
креслу,  в  котором  сидел.  Обида  и  боль  от  того,  что   услышал,  была
нестерпимой.  Как же так? Он не дал Флоре ни малейшего повода для подозрений
в неверности. А  именно это она  назвала Рональду  главной  причиной  своего
нежелания  быть с ним,  Биллом.  Так  значит,  вот что  являлось поводом  ее
странного  поведения! Но почему?  Что за выдумки?.. Билл вдруг вспомнил, что
однажды  Флора откровенно сказала  ему, что, если они вместе  проведут ночь,
она будет презирать  себя.  Оказывается, это  так и  есть! Флора считает  их
встречи "кошмаром"!
     От этого слова гнев и возмущение захлестнули рассудок Билла. Да как она
могла с подобными мыслями и чувствами проводить с ним,  Биллом, ночи, сгорая
от страсти в его объятьях?!!
     Билл  сжал кулаки.  Значит, единственная  мечта Флоры, чтобы  он, Билл,
бросил ее?  А то ей,  бедняжке, самой  трудно решиться!  Что ж! В отличие от
нее, он, Билл, не страдает малодушием.
     Как  же он  ошибся в своем выборе! Но как же сльно он любт  эту женщну,
Флору Катарину Кренстон... Кэт... свою жену!
     Но теперь,  как ни горько было это сознавать, решение могло быть только
одно.
     "Эх, Кэт,  Кэт!.. - вздохнул Билл. - Что  же ты  наделала?  Можешь жить
теперь  спокойно.  Как когда-то, согласно  твоему  желанию, Уиильям Кренстон
покдает тебя!"
     Не заботясь о  том, услышат его Рональд и Флора  или  нет, и больше  не
таясь, Билл спустился с балкона и решительно зашагал к своей машине.

     После  ухода Рональда  Флора  долго ждала Билла.  Потом  приняла  душ и
легла.  Но уснуть  не  могла.  Она не  находила  объяснения, почему  Билл не
пришел, не позвонил, не предупредил. Уснула Флора только под утро.
     61
     Собираясь на работу, Флора вдруг с ужасом подумала, что с Биллом  могло
что-нибудь случиться. Она быстро набрала номер его телефона.
     - Да?
     Услышав голос Билла, Флора вздохнула с облегчением.
     - Доброе утро. Это я... - немного неуверенно произнесла Флора.
     - Доброе утро, - бесстрастно ответил Билл. - Слушаю.
     -  Я  позвонила... я хотела... узнать... -  совсем растерялась Флора от
его холодного неприветливого тона. - Я хотела узнать... все ли в порядке?
     - "В порядке"? С кем? Со  мной? Да. В порядке. Что-то еще? - все так же
бесстрастно спросил Билл.
     - Нет... больше... ничего...
     Совершенно не понимая ни холодного тона Билла,  ни его поведения, Флора
повесила трубку.
     Когда прошло первое  чувство растерянности и  недоумения, Флора ощутила
такой  прилив обиды  и гнева  от  унизительности того положения,  в  которое
попала, что слезы выступили на глазах.
     "Вот! - с возмущением думала она. - Так я и знала! Только вчера об этом
с Ронни поговорили и вот, пожалуйста! Игрушка надоела!!! Я готова убить себя
за то,  что натворила!!! Боже, Боже!.. Какое унижение! Как я  могла увлечься
человеком, основное занятие  которого - прыгать  из постели одной доверчивой
дуры в постель другой?!! Самое обидное, что я,  все прекрасно понимая, стала
одной из них.  А что еще хуже, стала его  женой.  Он бросил меня  без всяких
объяснений.  Как до  этого без них бросил Нэнси.  Конечно, я хочу,  чтобы мы
расстались, потому что  меня  мучает то положение, в котором я нахожусь. Оно
стало невыносимым  для меня. Мне очень, очень, очень тяжело! Но он... он мог
бы... как-то... по-другому... не так, как теперь..."
     Флора  и  сама не знала, как "по-другому", и не могла понять, почему ей
так  больно из-за изменившегося отношения к ней Билла. До этого ей казалось,
что разрыв принесет желанное  освобождение от  груза душевных мук. Но теперь
убедилась,  что  этого  не  произошло.  Наоборот.  К  имевшимся  проблемам и
переживаниям добавились новые. Узел не распутался, а затянулся еще туже.
     62
     В конце недели  Флоре позвонила Елена. Они обменялись  приветствиями, и
Елена сказала:
     - Флора, я вам звоню вот по какому вопросу.
     Она сделала небольшую паузу.
     - Только не  сочтите меня слишком  назойлвой  бестактной, пожалуйста, -
сразу же извинилась она.
     - Что вы, Елена! - возразила Флора. - Я слушаю вас.
     Елена  опять  немного  помолчала, словно собираясь  с мыслями, а  потом
медленно заговорила:
     - Флора, вас не было на воскресном  обеде у родителей Билла и Майкла. Я
поняла, что Билл выдумал какое-то не слишком  убедительное  объяснение. Меня
это  встревожило.  Только не подумайте, ради Бога,  что я  вмешиваюсь в ваши
супружеские отношения с Биллом. Это далеко не так. В семье всякое бывает. Но
я не думаю, что будет правильно посвящать в какие-либо неурядицы  родителей.
Они  довольно  болезненно переживают все, что  касается их  сыновей. Я  вам,
Флора, уже говорила, что воскресные  обеды обязательны. Для  свекрови  очень
важно, чтобы раз в неделю  собиралась вся семья. Это устоявшаяся  традиция в
семье Кренстон. В  это воскресенье вы обязательно  должны быть с  Биллом  на
обеде у родителей. Обязательно, Флора.
     - Я... Нет, Елена, это вряд ли возможно!.. - вздохнула Флора. - Да и не
разумно это при сложившихся обстоятельствах.
     -  Нет, Флора. Позвольте не согласиться с вами, - возразила Елена. - Не
разумно  афишировать,  особенно перед  родителями,  ваши с  Биллом проблемы.
Уверяю вас, Флора, что  это,  действительно,  не разумно. У  вас  все вскоре
наладится, а...
     - Елена! -  нетерпеливо перебила ее Флора. - О чем вы? Мы  расстались с
Биллом. Расстались!
     -  Но ведь официально этого не  произошло? - уточнила Елена, до глубины
души  пораженная  его  словами,  но  старавшаяся  держаться   бесстрастно  и
невозмутимо.
     - Пока нет, - подтвердила Флора.
     -  Значит, пока  вы  - миссис Уильям  Кренстон.  Поэтому, прошу вас, не
пренебрегайте обязательным визитом к родителям Билла. Убедительно прошу вас,
Флора.
     - Но... - начала та.
     - Билл заедет за вами, - твердо объявила Елена и быстро  попрощалась: -
До встречи на обеде, Флора. До свидания.
     Флора  повесила   трубку  и,   задумавшись,   села  на  диван.  Принять
окончательное решение она так и не смогла.

     - Как это прикажете понимать, Билл?
     Елена  возмущенно посмотрела на  Билла,  едва  тот переступил  порог их
дома.
     Он удивленно воззрился на нее.
     - Здравствуйте, Елена. Я не понимаю, о чем вы?
     - Здравствуйте. Как это "о чем"? Я только что звонила Флоре  и испытала
настоящий шок. Я попала в идиотское положение!
     Билл нахмурился, но ничего не ответил.
     -  Почему вы молчите, Билл? - нетерпеливо спросила Елена.  - Поймите, я
не хочу вмешиваться, но так  получилось. Я позвонила Флоре,  потому что меня
ваши  объяснения по поводу ее отсутствия на  обеде  у  родителей не убедили.
Думаю, их тоже. И что я слышу? Оказывается, вы расстались. Это правда, Билл?
     - Да, - коротко подтвердил он.
     Елена схватилась за голову и опустилась в кресло.
     - Какой ужас! Ведь я... я...
     На глаза  Елены навернулись слезы. Билл растерялся. Подобного он совсем
не ожидал.
     - Елена...
     -  Я  думала... - прерывисто произнесла Елена, - я думала, что у вас...
произошла... небольшая размолвка. Такое бывает у супругов. И не хотела,  что
родители...  и  позвонила  Флоре.  Почему  вы не предупредили  меня, Билл? Я
думала,  что  Флора... не  совсем  понимает...  недооценивает  ситуацию... а
родители могут решит, что с ее стороны... пренебрежение.  А  главное, я была
так... категорична. Флора теперь...
     -  А что...  Флора?  -  быстро  переспросил  Билл.  -  В  чем  вы  были
категоричны, Елена?
     Она в отчаянье махнула рукой.
     -  Я  потребовала,  чтобы  в  это  воскресенье  Флора  была  на   обеде
обязательно.  Я сказала, что  вы непременно заедете за  ней. А вы...  Она же
подумает, что мой звонок согласован с вами! Но вы подтвердили,что расстались
с Флорой. Сказали об этом так... жестко и категорично. Боже мой! Я поставила
себя и, главное,  Флору в дурацкое положение! Какой ужас!  Какой ужас!!! Что
же делать?.. Я прямо сейчас поеду к  Флоре, объяснюсь и извинюсь перед  ней!
Конечно, это глупо, я понимаю, но другого выхода нет!
     Елена вскочила с кресла и засуетилась.
     - Елена, - задумчиво произнес Билл, - никуда не надо ехать. Пожалуйста,
сядьте.
     Она  бросила на  него  внимателный взгляд и опустилась на самый краешек
кресла.
     -  Вы - замечательный  друг, Елена.  Майклу невероятно повезло,  что он
встретил  такую  женщину,  как  вы.  А мне, потому что у меня есть настоящий
преданный  друг. Я очень благодарен вам, Елена, за заботу и внимание  к моим
проблемам. Вы  поступили  абсолютно  правильно. Но... Как  это  ни тяжело, я
должен   подтвердить   то,  что   сообщила  вам  Флора.  Мы,  действительно,
расстались.  Увы, это так!.. - вздохнул  Билл. -  Но  вы  совершенно правы в
одном.  Пока  не получен развод, родителей  не  стоит  лишний  раз дергать и
заставлять переживать.  Поэтому  я заеду за Флорой в  воскресенье. Если  она
согласиться, на обеде у мамы мы появимся вместе.
     Елена  пристально  смотрела  на Билла. С ее лица не  сходило  горестное
сожалеющее выражение.
     63
     Флора, хотя и не пришла к определенному решению, в воскресенье все-таки
ждала Билла.  Она  не сомневалась, что Елена позвонила ей по просьбе  Билла.
Конечно, он  это сделал только потому, что раньше времени не хотел  огорчать
родителей сообщением о разводе.  А  после  того,  как  скоропалительно,  без
объяснений, разорвал отношения  с ней, Флорой,  не решился без  посредников,
напрямую,  сам  обратиться  к   ней   с   просьбой  о  сохранении  видимости
супружества.
     Заметно волнуясь  и испытывая неодолимую потребность в действиях, Флора
вышла на балкон, чтобы посмотреть, не подъехал ли Билл.
     Она  случайно  бросила  взгляд на складное кресло и заметила около него
засохший  букет  некогда  роскошных  цветов.  Флора   оторопела.  Откуда  он
появился? Когда?..
     Кровь  прилила к голове  Флоры. Балкон... цветы... разговор  с Ронни...
непонятное отсутствие Билла... его тон и поведение...
     Все вдруг стало очевидным  и понятным. Билл в  тот вечер  был здесь! Он
слышал все, что она, Флора,  говорила, и ушел... исчез из ее жизни, как  она
того и хотела. Она, Флора, говорила, что не может решиться на разрыв, и Билл
сам... О, Боже!!!
     Нестерпимая боль сжала сердце Флоры. Она, вдруг обессилев, опустилась в
кресло и  взяла цветы.  Флора отчетливо  представила, что  чувствовал  Билл,
когда слушал ее признание  Ронни. Она вспомнила, какой заботой  и  вниманием
окружал ее Билл, как старался радовать ее. Да, то, что  она, Флора, говорила
тогда - правда. Конечно,  они должны расстаться. Но  не так, как получилось.
Бездушно и жестоко. Флора испытала неподдельное сожаление.
     До  нее  донеслась трель  звонка. Флора взглянула вниз и увидела машину
Билла. Он все-таки приехал, и звонил, конечно, он.
     Не  выпуская  букет  из  рук, Флора встала, подошла  к двери  и  широко
распахнула ее.
     Билл замер на  пороге, моментально  воззрившись  на засохшие цветы.  Он
сразу узнал букет, который принес в подарок Флоре в тот злополучный вечер.
     - Здравствуй, Кэт, - произнес Билл.
     - Здравствуй, Билл, - отозвалась Флора. - Проходи.
     Они прошли в гостиную и остановились друг против друга.
     - Ты... все слышал, - медленно сказала Флора, прямо глядя в его глаза.
     - Да, - коротко подьвердил Билл.
     Она как будто ничего не замечала вокруг, занятая внутренними ощущениями
и размышлениями.
     - Я должна... должна сказать  тебе... - прерывисто заговорила Флора, ни
на мгновение не отводя свой выразительный взгляд от его лица. - Билл, все...
не совсем  так... То есть... ты, наверное, понял не так...  То  есть...  все
так, но... все... совсем по-другому...
     Окончательно запутавшись в изложении собственных противоречивых  мыслей
и чувств, Флора растерянно замолчала.
     Билл  внимательно  всматривался в  ее  глаза,  а  потом,  усмехнувшись,
произнес:
     -  Я благодарен  тебе, Кэт, за твое объяснение. Оно очень убедительно и
понятно.  Думаю, Цицерон,  если бы не  умер  несколько  веков  назад, именно
теперь, услышав твою замечательную речь, скончался бы  от зависти на  месте!
Ты потеснила его с пьедестала  лучшего оратора. В  награду  прими вот это! -
Билл  протянул Флоре  великолепные цветы. - Правда,  это - не лавровый венок
победителя,  но за неимением лучшего... -  Билл улыбнулся,  заметив смущение
Флоры, и  иронично закончил: - Ну, а  ты, по всей видимости, хочешь  вручить
мне  приз  зрительских  симпатий.  Он,  действительно,  соответствует  моему
красноречию.
     Билл быстро обменял букеты.  Он  скептически  окинул  взглядом  свой  и
прокомментировал:
     - Утешает только одно - этот  гербарий в теперешнем виде все-таки ближе
к лаврововму засушенному листу, чем роскошные цветы в твоих, Кэт, руках.
     Очнувшись,  Флора  поочередно оглядела букеты и  неожиданно засмеялась.
Билл тоже засмеялся и шутливо сказал:
     - Видишь, Кэт, как я великодушен: разделяю с тобой триумф победителя.
     Флора вдруг погрустнела и печально повторила:
     - Да... великодушен...
     Билл бросил на нее мимолетный взгляд и невозмутимо предложил:
     - Кэт, если ты готова, то поехали. Нас ждут.
     Она молчала и не двигалась с места. Билл подождал и повторил:
     - Поехали?
     - Да.

     После обеда все расположились в гостиной. Нелли проницательно взглянула
на Флору и спокойно спросила:
     - Как ваша работа, Флора? Есть успехи?
     Флора улыбнулась.
     - Пока особенно  похвастать  нечем. Но один журнал заказал мне  большую
статью. Я  над  ней  сейчас  работаю.  Если  им  понравится,  то,  наверное,
напечатают. Все свободное время отдаю этой работе. Устаю очень.
     -  То-то  я смотрю,  вы  даже  похудели немного, -  заметила  Нелли.  -
Отдыхать  все-таки  необходимо.  По  себе   знаю,  что,   когда  увлекаешься
каким-либо  делом,  оторваться от  него  -  большая  проблема.  Хочется  все
поскорее  завершить,   Увидеть   результат.  И  все   же  полноценный  отдых
обязателен. Причем, отдых активный.
     -  Мама, ты  даже  не  представляешь, насколько  он  таковой у  Кэт,  -
вмешался Билл.
     Нелли удивленно подняла брови, вопросительно взглянув на сына.
     - Кэт  лично  занимается  разведением  белоснежных овец  на  ферме,  их
выпасом и стрижкой, - серьезно пояснил Билл.
     - Да?!!
     Изумлению Нелли и остальных не было предела.
     - Да,  мягко  согласилась Флора. - Я этим  увлекласьеще со времени моей
учебы в колледже, когда проводила каникулы в Шотландии.
     - Генри, - обратилась Нелли  к мужу, - хочу тебя обрадовать. Мы с тобой
будем теперь  не  только  рыбаками, но и пастухами!  Поскольку наши невестки
увлекаются  именно этим. А так как  мы  с тобой - единственные родители  для
обоих  семей... а родители  должны  разделять интересы  своих детей!..  то в
следующий уик-энд мы отправляемся на ферму  Флоры осваивать новое для нас  с
тобой ремесло пастуха овец!
     Генри с невозмутимым видом  кивнул головой, выражая согласие со словами
жены. Он сделал это так солидно и серьезно, что все дружно засмеялись.
     Флора не ожидала, что обстановка в доме родителей Билла будет настолько
непринужденной, поэтому чувствовала себя абсолютно  комфортно  и раскованно,
вопреки своему первоначальному настроению.

     Отъехав от дома родителей, Билл остановил машину и повернулся к Флоре.
     - Кэт, нам надо серьезно поговорить, - спокойно произнес он.
     Она глубоко вздохнула и согласно кивнула, заметно помрачнев.
     - Давай поедем домой? - предложил он.
     - Об этом не может быть и речи! - категорично возразила Флора.
     - Почему, Кэт? Ты чего-то опасаешься?
     Билл заглянул в ее глаза.
     - Нет. Просто...
     Флора не знала, что и как говорить дальше.
     - но ты же понимаешь,  Кэт, что нам  необходимо объясниться. А в машине
это делать не совсем удобно, - терпеливо пояснил Билл. - Пожалуйста, поедем,
Кэт.
     Флора долго молчала. Безусловно, Билл был прав.
     Разговор предстоял серьезный и  тяжелый. Решалась  их судьба.  Конечно,
обсуждение  взаимоотношений  в машине было  неуместно.  Как  бы  не хотелось
избежать  повторного посещения дома Билла... своим она этот дом, конечно, не
считала...  но  приходилось  смириться   с  обстоятельствами.  Она  согласно
кивнула, и Билл тронул машину.
     За  всю  дорогу ими не  было  произнесено ни  слова. Так  же молча  они
расположились в  гостиной: Флора села  на диван,  а  Билл устроился в кресле
напротив, почти вплотную пододвинув его.
     -  Кэт, - решительно начал Билл, - давай  говорить  прямо и откровенно.
Честно скажу, что  то, что  я услышал  тогда, поразило меня до глубины души.
Ты, действительно, не можешь быть  моей женой и хочешь, чтобы  наш  брак как
можно скорее завершился разводом?
     - Да, - коротко ответила Флора.
     Он помолчал, справляясь с собственными чувствами и собираясь с мыслями,
потом спокойно уточнил:
     - Почему? В чем причина?
     Флора  упорно молчала, глядя  в одну точку прямо перед собой. Билл ждал
какое-то время, но осознав, что ответа не будет, заговорил сам:
     - Кэт, ты  тогда назвала Рональду эту  причину. Ты  сказала,  что  я...
неверен тебе. Кэт, но это же не так! Уверяю тебя, у меня и в мыслях  не было
изменять  тебе! Пойми  же , наконец,  одно. Я  люблю тебя. Люблю!  Мне нужна
только ты. Только ты, Кэт!
     Никакой  реакции со стороны  Флоры  не  последовало, и Билл,  вздохнув,
продолжил:
     - Подумай сама,  Кэт, какая глупость это твое  утверждение!  Вспомни, я
каждый вечер приезжал к  тебе. Каждую ночь мы были вместе. О  каких  изменах
вообще может  идти  речь?!! Что за  фантазии пришли тебе  в голову?  Я готов
поклясться, что даже мыслей об измене у меня не было и нет. Поверь, для меня
есть только ты. Ты, Кэт, моя жена. Мы  венчались с тобой. Мы дали друг другу
обет верности и любви. Это было, есть и будет так.
     -  Билл, я... не обвиняла тебя... в измене. Ну... после того, как мы...
стали мужем и женой, - медленно,  словно с  трудом  подбирая слова, уточнила
Флора. - Речь шла совсем не об этом.
     Билл удивленно посмотрел на нее и, не давая договорить, воскликнул:
     - А-а! Вот  ты о чем!.. Кэт, я признаю,  что  у меня...  были  связи  с
женщинами. Отрицать это глупо. Но!.. Кэт,  к  измене это не  имеет  никакого
отношения.  И  к  тебе тоже. Все это  осталось в  прошлом. В прошлом, Кэт! Я
догадываюсь,  что тебе  мое признание  слышать... неприятно. Я  все понимаю,
Кэт. И твои чувства  понимаю. Но, повторяю, это  ни  в коем случае не измена
тебе.  Ни в коем случае! Я  даже больше скажу тебе, Кэт. После  знакомства с
тобой я... прервал все старые связи. Я очень надеялся,  что мы - ты  и  я  -
обязательно  будем вместе.  Я очень  ждал  этого. Очень!  Поверь,  это  было
нелегко. Особенно,  после  нашей женитьбы. Ты должна знать, Кэт, что со  дня
нашего знакомства  у меня  не было связи ни с одной женщиной.  Ни с одной!!!
Только ты, Кэт. Только ты!
     Флора недоверчиво посмотрела на него и тихо, но твердо, произнесла:
     - Я не верю тебе, Билл. Не верю.
     Билл  вглядывался  в  ее  лицо,  стараясь   понять,  почему  Флора  так
категорична. Ведь он сказал ей  правду!  Открыто и откровенно. Откуда же это
недоверие к нему?
     Флоре было нестерпимо обидно и больно слушать  его слова. Если бы  Билл
признал те  отношения, которые были между ним и Нэнси, то, как ни тяжело это
было, она, Флора, во всяком случае, оценила  бы  его  честность. Но этот его
обман и фальшивые клятвы в верности со  дня их  знакомства были  невыносимы,
возмутительны и циничны.
     - Не веришь? - переспросил Билл. - Почему? Объясни.
     - Потому, Билл, что я убеждена в обратном, - категорично заявила Флора.
     - Не  понимаю, как  это  возможно? Я убежден  в  одном. а ты  - в прямо
противоположном,  - задумчиво произнес Билл. -  Один  из  нас ошибается  или
заблуждается.
     - Только не я! - воскливнула Флора.
     - Но и не я! - возразил Билл. - Почему ты так уверена, Кэт?
     - Потому что верю, как правило, в то,  что вижу собственными глазами, -
с сарказмом пояснила она.
     - Собственными глазами? Мою измену? - Билл озадаченно смотрел на нее. -
Прости, Кэт, пожалуйста, но ты... в своем уме?
     Флора усмехнулась и подтвердила:
     - В  своем, Билл. С рассудком, как  и со зрением, у меня все в порядке,
слава Богу!
     - Но с моим  рассудком и зрением тоже!  - воскликнул он. - Объясни, как
это возможно, что ты собственными  глазами видишь мою  измену,  о которой я,
непосредственный участник, и понятия не имею?!!
     Флора нетепрпеливо тряхнула головой и решительно попросила:
     -  Билл, мы хотели  обсудить причину, которая  делает  невозможным  наш
брак.  Ты  хотел  знать  ее.  Я   тебе  ее  назвала.  Давай   закончим  этот
бессмысленный разговор, пожалуйста. Я очень устала и чувствую себя не лучшим
образом. Ты отвезешь меня?
     Билл встал и, вздохнув, ответил:
     - Конечно,  отвезу.  Хотя  лучше было  бы выяснить  все  до конца. Я не
удовлетворен  нашей  беседой. Но согласен отложить  ее на  более  подходящее
время. Отложить, Кэт,  а  не  отменить!  Потому  что  хочу  понять,  что  за
фантастические события преследуют нас. Я не страдаю лунатизмом или провалами
памяти.  Поэтому  как  я  мог  совершить  то, о чем  не  имею  ни  малейшего
представления,  а  ты  уверяешь,  что  видела   меня  собственными  глазами,
объяснению не поддается! Двойник тоже маловероятен  при моих внешних данных.
Но я надеюсь, что эта загадка в конце концов будет решена.
     Флора с сомнением покачала головой.
     Они вышли из дома  и  сели  в машину. Опять воцарилось  продолжительное
молчание. Оба обдумывали каждое слово и  каждую фразу только что завершенной
беседы.
     64
     Вскоре Флоре позвонила Елена и пригласила ее в гости.
     - Вы ни  разу не были у  нас, Флора,  - заметила Елена.  - Поэтому мы с
Майклом были бы очень рады, если бы вы приняли  наше приглашение. Тем более,
как я знаю, вы хотели увидеть наших детей.
     - Соблазн познакомиться с умницей Генри Полем и озорницей Джулией очень
велик! - засмеялась Флора. - Конечно, я согласна.
     -  Вот и славно!  -  обрадовалась  Елена.  -  Билл заедет за  вами.  До
встречи, Флора! Ждем вас.
     - До свилания, Елена.

     Этот  вечер навсегда запомнился Флоре. Майкл  и Елена разушно встретили
ее и Билла, и они, все вместе, срезу отправились в детскую.
     - Здравствуйте! - подскочила к Флоре светловолосая подвижная малышка. -
А меня зовут Джулия!
     - Здравствуй! - улыбнулась Флора. - А меня - Флора.
     - А еще  Кэт! Да?  Так вас дядя  Билл зовет. Я  слышала. Вы - его дена?
Здорово! - тараторила Джулия, с интересом рассматривая Флору. - А у вас есть
дети?
     -  Нет, Джулия! Детей у  меня нет!  -  слегка  оторопев от  расспросов,
засмеялась Флора и попросила: - Пожалуйста, познакомь меня со своим братом.
     Джулия согласно кивнула, подюежала к малышу, сидевшему поодаль и что-то
сосредоточенно строившему, схватила его за  руку и буквально силой притащила
к гостье.
     - Вот! Это - Генри Поль! Генри, это - Флора. - Она - жена дяди Билла.
     -  Здравствуйте,  Флора,  -  серьезно  и  солидно произнес  пухленький,
щекастый и очень красивый малыш.
     -  Здравствуй, Генри Поль, -  улыбнулась ему Флора. - Я  отвлекла тебя?
Наверное, ты занят?
     - Я строю космодром. Для ракет, - пояснил Генри Поль.
     -  О!  Это  очень трудное  дело.  Я  понимаю.  Поэтому  больше не  буду
задерживать  тебя. Желаю  тебе успеха, Генри  Поль!  - старательно сдерживая
улыбку, сказала Флора.
     Малыш  тут же  поспешил вернуться к прерванному занятию.  А Джулия  уже
была около Билла и громко кричала:
     - Давай бороться, кто сильнее! Ну давай! А папа, мама и  твоя Кэт будут
судить, чтобы все было по правилам!
     - Хорошо,  Джулия,  давай! -  согласился Билл. - Только  какая же у нас
будет борьба? А?
     - Предлагаю щотландскую национальную, - вмешалась Флора.
     - Это как? - загорелись глаза Джулии. - Я такую не знаю!
     - Для нее нужен очень длинный шарф, - пояснила Флора.
     Джулия подбежала к матери.
     - У нас есть длиный шарф, мама? Есть?!!
     - Найдется! - засмеялась Елена.
     Она встала, куда-то ушла, а вскоре вернулась с длинным шарфом в руках.
     - Такой подойдет?
     - Подойдет! - кивнула головой  Флора. - А теперь Джулия и Билл выходите
на середину!
     они послушно встали друг против друга,  и  Флора  связала концами шарфа
левые запятья каждого из них.
     Майкл  и  Елена  смеялись,  такой   комичной  была  эта  пара  -  почти
двухметровый Билл и маленькая хрупкая Джулия.
     - Итак, по моей команде начинайте! - объявила Флора и подала им сигнал.
     Борьба между дядей и племянницей была такой забавной, что все  хохотали
до упаду. Что удивило Флору, Джулия, несмотря на то, что казалась  тоненькой
и  изящной, обладала неожиданной  для  своего возраста  силой,  ловкостью  и
стойкостью. Конечно, силы борцов были  изначально не равны. Но тем не менее,
Биллу не удавалось расслабиться ни на секунду.
     - А  дядя Билл сильнее Джулии...  - услышала Флора у своего  уха  шепот
незаметно подошедшего к ней Генри Поля.
     - Самую капельку... - тоже шепотом согласилась она.
     Малыш и Флора переглянулись  с  видом заговорщиков  и  снова  принялись
наблюдать за борьбой.
     -  Все! Время! - воскликнула Флора.  - Я, как  главный  судья, объявляю
ничью!
     Она принялась развязывать борцов. Джулия весело и радостно смеялась.
     -  А это не  такое уж простое  дело -  бороться свазанным с  соперником
шарфом!  -  заметил  Билл.  -  Отступить  ведь  нельзя!  Вот  так  веками  и
вырабатывается знаменитая шлтландская стойкость и воля к победе.
     -  А  теперь  пусть  папа  с  тобой  поборется!  Пожалуйста!  -  начала
упрашивать Джулия. - Папа! Согласись! Дядя Билл! Пожалуйста!
     - Что ж! Это и правда интересно! - махнул рукой Майкл. - Согласен!
     Флора с  помощью Джулии связала шарфом запястья Майкла  и Билла и  дала
команду начинать борьбу.
     Все  замерли,  с интересом  наблюдая необычное  захватывающее  зрелище.
Болельщики разделились  на  две  группы: Флора  и  Генри  Поль  поддерживали
Майкла, Елена - Билла, а Джулия металась от  одной группы к  другой, успевая
"поболеть" и за папу, и за дядю.
     Билл  превосходил  Майкла  горячностью,  подвижностью, молодым задором,
тогда как Майкл отличался  спокойной вдумчивостью  и выверенностью действий,
самообладанием  и  трезвым  расчетом.  В  целом,  силы  были  равны,  и  бой
завершился ничейным результатом по общему признанию болельщиков.
     Сидя  на  полу, братья  принялись возбужденно обсуждать свой  поединок.
Джулия крутилась около них. Елена ушла распорядиться об ужине.
     Генри Поль взглянул на Флору и спросил:
     - А вы знаете французские буквы?
     - Нет, - покачала головой Флора.
     -  Мама тоже не  знает.  Она  знает только свои буквы  и  английские, -
пояснил малыш.
     -  А  я  знаю  английские  и  итальянские.  Генри  Поль,  а  ты  знаешь
итальянские буквы?
     - Нет. Еще не знаю, - серьезно ответил тот.
     - Я показала  бы тебе, но... Впрочем, неси бумагу  и карандаш.  Я  буду
тебе их писать и называть, - предложила Флора. - А лучше бы книжку!
     Он  вдруг потянул ее за руку за собой  и  подвел к  шкафам, заполненным
самыми   разнообразными   детскими  изданиями.  Флора  нашла  там   красочно
иллюстрированную  итальянскую азбуку. Она  посадила малыша  на колени, и они
сосредоточенно склонились над книгой.
     Вернувшаяся в детскую Елена  сразу  заметила, каким взглядом смотрит на
Флору и Генри Поля Билл.
     Майкл  тоже давно обратил на это  внимание,  потому что брат все  время
терял нить разговора, явно занятый собственными мыслями.
     Елена  обменялась  с мужем понимающими взглядами и довольно улыбнулась.
Ей  хотелось  надеяться,  что  объявленное  Биллом  расставние  все-таки  не
состоится.

     Билл  и  Флора засиделись у Майкла и Елены допоздна.  Дети давно спали.
Флора с удовольствием  помогла Елене уложить  их,  поцеловав  на прощание их
сонные мордашки.
     -  Билл  много  рассказывал мне  о  Джулии  и  Генри  Поле.  Но  как ни
замечательно  он  это  делал, действительность  превзошла  мои  ожидания,  -
объявила Флора. - Майкл, Елена, ваши дети - чудо!
     - Спасибо, Флора, - улыбнулась довольная Елена.
     - Ну,  не  такие  уж  они  и  хорошие,  -  заворчал, тщательно  скрывая
отцовскую  гордость за своих детей,  Майкл.  - Вот  если бы  их  соединить в
единое  целое,  тогда,  действительно, было  бы  чудесно. А так!..  Генри  -
флегматичный, невозмутимый, весь в  своего деда Генри Кренстона. А  Джулия -
это вообще какой-то никогда не затухающий вулкан!
     - Вы не правы, Майкл, - возразила Флора. - Это же замечательно, что они
- такие разные! А в вашего сына я давно влюблена. Эх, родиться бы  мне  хотя
бы лет на 25 позже! Уж я бы!..
     Все засмеялись.
     - Кэт,  не огорчайся!  Приглядись повнимательнее!  Среди  мужчин  семьи
Кренстон  есть  не  менее   достойные  представители,  чем  Генри  Поль,   -
многозначительно и шутливо намекнул Билл.
     -  Ты  говоришь  о Майкле?  -  вскинула  брови  Флора, изображая полное
непонимание его слов. -  Увы!..  Если в случае  с  Генри  Полем я  появилась
слишком рано, то здесь - слишком поздно!
     Майкл и Елена опять засмеялись.
     - А  я? Кэт,  я почему  не учтен?  - притворно-обидчивым тоном  уточнил
Билл. - Я - тоже Кренстон.
     -  Причем,   выставочный   экземпляр!  -  быстро  добавила   Елена.   -
Показательный. Можно сказать, лицо семьи!
     Майкл, Флора и Билл весело захохотали.
     - Вот,  Кэт,  прислушайся! Вкусу и мнению Елены можно доверять  на  сто
процентов. Ведь  именно она  окружена  двумя мужчинами, которых ты, Кэт, так
высоко  оценила! - заявил Билл. - А главное,  в  моем случае ты появилась не
рано и не поздно, а как раз вовремя!
     -  А вот  в  этом  позволь  усомниться...  - тихо, заметно  погрустнев,
ответила Флора и встала:  -  Мне  пора. Майкл,  Елена,  спасибо за  чудесный
вечер. Я давно так не веселилась и не отдыхала душой. Еще раз спасибо.
     Майкл и  Елена проводили  гостей, а  потом огорченно посмотрели друг на
друга, но оба промолчали, задумчиво глядя вслед отъехавшей машине с Флорой и
Биллом.

     - Кэт, может быть... - начал Билл.
     Флора категорично перебила его:
     - Нет!
     Билл бросил на нее проницательный взгляд и сдержанно спросил:
     - Ты  не  хочешь продолжить обсуждение  того  вопроса,  который  мы  не
завершили прошлый раз?
     - Завершили, Билл, - возразила Флора. - Больше я не хочу возвращаться к
этой  теме. Все  решено.  Решено  окончательно.  Поэтому,  давай  подадим на
развод, Билл. Пожалуйста...
     - Без обстоятельного объяснения - нет! - отрезал он.
     Флора долго  молчала,  а потом, стараясь быть максимально убедительной,
заговорила:
     - Билл, но то, что происходит сейчас, ненормально. Согласись, так жить,
как живем мы,  невозможно.  Мы  мучаем друг  друга. Согласия мы не достигнем
никогда.  Это  ясно.   Тогда   зачем  продолжать   бессмысленные,  абсолютно
бесперспективные отношения? Ты же видишь, что мы зашли в тупик.
     - Давай  вернемся к  началу, - невозмутимо  предложил  Билл. - И пойдем
другой дорогой.
     Флора покачала головой.
     - Нет, Билл. Пойми, для  нас с  тобой есть только один путь. Развод.  Я
убеждена, что ты обязательно встретишь хорошую девушку, которая сделает тебя
по-настоящему  счастливым, с которой  у тебя  не будет  проблем  и...  Билл,
почему мы остановились?!!
     Она удивленно посмотрела на него. Билл  стремительно притянул ее к себе
и приник  к ее губам пылким долгим  поцелуем. Потом  выпустил Флору из своих
объятий и, усмехнувшись, сказал:
     - В том-то все и дело,  Кэт, что я встретил ту, о которой мечтал. И она
отвечает мне взаимностью. Понимаешь, Кэт, ОТВЕЧАЕТ!!!  От этого я невероятно
счастлив.  Я согласен,  пока  она  создает  кучу  проблем  своей безудержной
фантазией и жутким упрямством.  Но расстанусь я с ней только  в  том случае,
если буду уверен, что не вызываю ответного чувства. Пока я  абсолютно уверен
в  обратном.  Никакие  другие  доводы никогда меня не  убедят  и не заставят
отступить. Поэтому не трать напрасно свое красноречие, Кэт. Твои глаза, наши
поцелуи, наша близость - свидетельство моей правоты, а не твоей.  Подумай об
этом, Кэт!
     65
     Флора долго размышляла о том, какое решение принять. Было много доводов
как "за",  так и  "против". Но  время  бежало неумолимо быстро.  Откладывать
дальше возникшую проблему было нельзя, и она позвонила Биллу, попросив его о
встрече.  Не прошло  и часа,  как он  появился  на пороге ее  квартиры,  как
всегда, с роскошным букетом цветов.
     Билл  очень  внимательно заглянул  в  ее  глаза  и  сразу  взволнованно
спросил:
     - Кэт, что-то случилось? С тобой все... в порядке?
     Его  многозначительный тон и проницательный  взгляд  повергли  Флору  в
состояние  невероятного смущения. Только  теперь она догадалась о том, какая
именно мысль пришла в голову Билла, когда она обратилась к нему с просьбой о
неотложной   встрече.  Флора  покраснела   до   корней  волос  и  растерянно
произнесла:
     - Ничего не случилось... со мной... в порядке...
     Флора  заметила,  какое разочарование отразилось на  лице Билла. Но  он
быстро справился с собой и спокойно сказал:
     - Вот и хорошо.
     А потом весело пошутил:
     - Просто мы давно не виделись,  и ты,  Кэт, пожелала  как можно  скорее
исправить  это,  потому  что  соскучилась.  Я  тоже.  Поэтому,  как  видишь,
примчался по первому твоему зову.
     В ответ Флора мило улыбнулась.
     - Ой! А что же мы здесь стоим?!! Пожалуйста, проходи.
     Они сели в кресла друг против друга, и Билл  вопросительно посмотрел на
жену. Флора собралась, наконец, с мыслями и произнесла:
     - Билл, я понимаю, что при сложившихся между нами отношениях то,  что я
хочу сказать, не совсем тактично и удобно. Но у меня возникла проблема. Я не
знаю, что делать, как правильно поступить. Поэтому обратилась к тебе.
     -  Я  слушаю,  Кэт.  Уверяю  тебя, ко мне ты всегда можешь обращаться с
любой  просьбой.  Всегда.  С любой! И  это всегда "тактично"  и "удобно",  -
спокойно сказал  Билл. - Я думаю, твою проблему мы  обязательно решим. В чем
она, Кэт?
     Флора помолчала, а потом, вздохнув, объявила:
     -  Билл, понимаешь,  у дедушки Бенедикта  - день рождения.  Юбилей. Ему
исполняется  75 лет. Приглашено много гостей. Звонила  бабушка. В общем, я -
единственная внучка... Все знают, что я  замужем... и одна... не могу... А у
нас с тобой...
     Флора  смутилась,  недовольная  собственным сумбурным  объяснением,  и,
нахмурившись и помрачнев, замолчала.
     Билл широко улыбнулся и уточнил:
     - Кэт, так я не понял, в чем проблема?
     Флора всплеснула руками и нетерпеливо пояснила:
     - Ну как "в чем"? У дедушки Бенедикта юбилей... - снова начала она.
     Билл покачал головой и, усмехнувшись, перебил ее:
     - Кэт, про дедушку Бенедикта и его юбилей  я все усвоил. Не считай меня
таким уж болваном! Лучше объясни поконкретнее свою "проблему".
     -  Так я  же  объясняю! -  воскликнула Флора.  -  Дедушку не поздравить
нельзя.  А  на  банкете  надо  быть обязательно.  Я -  единственная  внучка.
Главное, все знают, что я замужем.
     Билл захохотал:
     - Кэт...  честное слово, ты  это... уже тоже мне излагала! Уверяю тебя,
я,  как  никто  другой,  знаю,  что  ты замужем.  Можешь  меня  в  этом  так
старательно не убеждать!
     Он вдруг серьезно посмотрел на нее и спокойно спросил:
     - Когда мы должны ехать, Кэт?
     Флора перевела дыхание и сразу повеселела.
     - В этот уик-энд.
     - Все! Едем на юбилей. Проблема решена. Ты довольна, Кэт?
     - Да,  Билл. Спасибо, что ты отнесся с  пониманием.  Поверь,  мне  было
очень нелегко просить тебя об этой поездке. Очень нелегко! Эти  дни я искала
ну хоть какое-нибудь приемлемое  решение. Но так и не нашла. Вот и позвонила
тебе. Ты,  пожалуйста, извини, что все так... по-дурацки получается.  Требую
развода и одновременно сама же прошу быть моим мужем!
     Билл видел, насколько переживает Флора, которая, договорив, погрузилась
в глубокую задумчивость.  Он  хорошо  понимал, что  деликатная  умная  Флора
измучена  внутренними  сомнениями  в  целесообразности  своей  просьбы.   Он
наклонился к жене, обнял, прижал к себе и погладил ее роскошные волосы.
     - Кэт,  пожалуйста, не переживай! Ну что ты нашла необычного в том, что
мы  должны  быть  на вечеринке вместе? Мы же  - муж и жена.  Как иожет  быть
иначе? Какое отношение  твоя  просьба имеет  к обсуждаемому нами  вопросу  о
разводе?  Мы, супруги, можем  обсуждать все, что угодно! И как угодно долго!
Что же нам из-за этого нигде  не  появляться, сидеть взаперти  или посвящать
всех  и  каждого  или  родственников  в  свои внутрисемейные проблемы? Давай
договоримся так. Мы женаты. А значит, что и кому из нас ни понадобилось  бы,
сразу, без  всяких сомнений и  раздумий обращаемся друг к другу за  помощью.
Согласна, Кэт?
     Она подняла к нему лицо, мило и открыто улыбнулась и тихо произнесла:
     - Да.
     Билл хотел поцеловать ее, но выразительные глаза Флоры были полны таким
отчаяньем  и  внутренней борьбой  противоречивых  чувств,  что  он,  вопреки
собственному желанию, этого делать не стал. Билл ласково улыбнулся в ответ и
спокойно сказал:
     - Я заеду за тобой, Кэт. Если что-то понадобится, звони.
     Флора проводила Билла,  испытывая прилив  невероятной  благодарности  и
признательности за его понимание, участие и деликатность. Если бы только это
было  возможно, она навсегда осталась с Биллом. Любовь  к нему, когда он был
рядом,  затмевала доводы рассудка. Но оставаясь одна, Флора признавала,  что
ее гордость и  ущемленное женское самолюбие никогда не позволят  ей быть  до
конца счастливой  с Биллом. Жить  с  человеком,  не  доверяя  ему полностью,
нельзя. Она это четко понимала. Поэтому, как ни тяжело и мучительно это было
признавать, но расстаться с Биллом ей придется обязательно.
     66
     Как только Флора и Билл вошли в  дом, к  ним навстречу тут же поспешила
Изабелла Сальвини.
     - Ну, наконец-то!  Здравствуйте,  мои  дорогие! Мы уже  заждались  вас.
Обещали вчера приехать. Мы заволновались!
     -  Здравствуй,  бабушка.  Мы  и  собирались приехать  вчера,  но  Билла
задержали дела, - объяснила Флора, целуя бабушку.
     - Как доехали? - взглянула Изабелла на Билла.
     - Спасибо, миссис Сальвини, хорошо, - улыбнулся Билл.
     Изабелла повернулась к внучке и придирчиво осмотрела ее.
     - А что это ты, девочка, такая бледная и измученная?
     - Ничего страшного, бабушка, -  успокаивающе  произнесла Флора. -  Меня
немного "укачало" в дороге.
     Билл  заметил, какой  надеждой вспыхнули огромные  глаза  Изабеллы.  Он
догадался, что именно предположила миссис Сальвини.
     -  Да? - многозначительно  протянула  она, проницательно  посмотрев  на
Билла, потом на внучку.
     А Флора продолжала говорить, не обращая внимание на реакцию бабушки:
     - Просто сегодня очень душно. Мы торопились, выехали достаточно рано, я
даже  поесть не  успела. А  все  последнее время  очень много  и  напряженно
работала.  Я  готовлю большую статью для одного журнала. Это отнимает  массу
сил! Я  даже отсыпаюсь на основной работе.  По-моему,  меня скоро уволят!  -
шутливо заявила она и засмеялась.
     -  Тебе  надо  как   следует   отдохнуть,  девочка.   И  Уильяму  тоже.
Располагайтесь-ка вы в  большой спальне!  там  уютно и удобно, -  предложила
Изабелла, не скрывая переполнявшей ее радости.
     Флора чуть помолчала, а потом неуверенно и смущенно попросила:
     - Бабушка, можно мы... разместимся... там же, где и прошлый раз?
     Изабелла мгновенно помрачнела, разочарованно вздохнула, бросила  теперь
уже  недовольный  взгляд  на  Билла,  затем  на  внучку  и   с  подчеркнутым
равнодушием бросила:
     - Да размещайтесь, где хотите!!!
     Билл заметил, что глаза  Изабеллы наполнились  слезами,  что  она  едва
сдерживает свои  чувства. Миссис Сальвини резко развернула коляску и  быстро
уехала.
     Флора удивленно проводила бабушку взглядом и, недоумевая,  обратилась к
Биллу:
     - Что это с бабушкой?
     Билл пожал плечами и невозмутимо предложил:
     - Пойдем, Кэт?
     -  Да-да...  пойдем...  -  растерянно  согласилась  Флора. -  Билл, нам
непременно надо  отдохнуть  с  дороги. Честно говоря,  я страшно хочу спать.
Сейчас приму душ и упаду в постель.
     -   А   я  спать  не  хочу.  Предложу   свою  помощь  хозяевам.  Думаю,
какое-никакое применение они мне найдут, - сказал Билл.
     Они направились в ту комнату, где останавливались в первый свой приезд.
     67
     Праздник удался  на  славу.  Бенедикт  Сальвини  светился  от  счастья,
принимая многочисленные поздравления. Вино лилось рекой. Гости веселились от
души.
     Флора  заметила,  с каким  удовольствием присуттвующие женщины  общаютя
Биллом. Они наперебой кокетничали с ним, откровенно флиртовали, окружая  его
постоянным  вниманием.  Неожиданно для  себя  Флора  отчетливо ощутила,  что
неизвестно откуда появившееся, необъяснимое здравым смыслом чувство ревности
все сильнее и сильнее овладевает ею.
     Терпение  дошло  до  предела,  когда Билл,  протанцевав  с  одной очень
привлекательной  девушкой,   продолжил   с  ней   оживленную  беседу,   явно
наслаждаясь ее обществом, как показалось Флоре. Она нахмурилась, недовольная
и собственными чувствами,  и поведением Билла.  Флора  убеждала себя, что ей
совершенно  безразлично,  как  проводит время Уильям.  Но делала это...  что
вынуждена была честно признать сама перед собой!.. неискренне. На  самом  же
деле ей безумно хотелось, во-первых, подойти и  вылить стакан сока,  который
она, Флора, держала в руке, на голову милой  собеседницы Билла. А во-вторых,
высказать,  хоть  и  не  понятно  что,  но  от души,  этому  легкомысленному
субъекту, своему так называемому мужу.
     С  неведомым до этого  упоением  и наслаждением Флора рисовала в  своем
воображении  то,  как она  неспешно подойдет и  медленно  окатит  соком  эту
несносную любительницу флирта. Причем, флирта с чужим мужем!!!
     Представленная картина была  настолько живописна  и реальна, что Флора,
крайне довольная своей воображаемой местью, рассмеялась.
     -  Я  счастлив, что  ты всегда так  радуешься моему  появлению,  Кэт, -
услышала Флора ироничный голос Билла.
     Увлеченная собственной необузданной фонтазией,  она  не заметила, когда
Билл успел подойти к ней.
     Он слегка обнял Флору за талию и предложил:
     - Потанцуем, Кэт?
     Флора хмуро взглянула на него и согласно кивнула. как только они начали
танец, она едко заметила:
     - Ну, теперь, можно считать, все женщины охвачены твоим вниманием!
     -  Кэт?!!  -  удивленно  поднял  брови  Билл  и  улыбнулся.  -  Ты  ...
ревнуешь?!!
     -  Еще чего! - категорично возразила она. - Я всего лишь констатировала
факт, что мною список представительниц прекрасного пола завершился.
     -  О, Кэт!  Это  истинная правда! - засмеялся  Билл. -  Именно тобой! И
именно "завершился"!
     Озадаченная Флора  быстро взглянула на Билла, оценивая его слова. Когда
до нее дошел смысл сказанного, она весело рассмеялась и уточнила:
     - Я имела в виду сегодняшний вечер.
     - А я - не только его, - многозначительно отозвался Билл.
     Они  вдруг  одновременно  посмотрели  друг  на  друга.  Это  совпадение
неожиданно смутило Флору. Она опустила глаза и перевела дыхание. Ее удивило,
что Билл вдруг крепко взял ее за  руку  и направился к выходу  из  гостиной.
Флора покорно шла за Биллом, совершенно не понимая  его  действий,  но и  не
возражая.
     Как только они вышли  в  коридор, он толкнул одну  из  дверей и  шагнул
вместе  с  Флорой внутрь какой-то  комнаты. Билл  крепко обнял  жену и пылко
приник к ее губам. Оба сгорали от неведомого до этого, какого-то немыслимого
урагана  страсти,  охватившей их.  Поцелуи  были  неистовыми,  чувственными,
трепетными, взаимными...
     - Кэт...  прошу... пойдем  к  себе...  - чуть  охрипшим низким  голосом
произнес Билл.
     Едва  справляясь  с собственными  чувствами,  Флора прерывистым шепотом
возразила:
     - Но Билл... это... невозможно...
     - Почему, Кэт?  - нетерпеливо  уточнил он, покрывая поцелуями ее  лицо,
шею, плечи.
     Флора пыталась отпрянуть,  что было невероятно трудно и из-за того, что
делать этого ей как раз и не хотелось, и из-за объятий Билла, который крепко
прижимал ее к себе.
     - Билл, мы... не можем. Я...
     Он вдруг немного отстранился сам и внимательно посмотрел на нее.
     - Ты... плохо себя чувствуешь, Кэт?
     Флора  слегка смутилась и отрицательно  покачала  головой. Билл  тут же
снова  притянул  ее  к  себе и, с  трудом  преодолевая собственную неистовую
страсть, пылко зашептал, обжигая кожу Флоры своим горячим дыханием:
     -  Кэт,  любимая,  я  не могу  без  тебя!.. Пожалуйста,  пойдем в  нашу
комнату! Я уже... думать ни о чем не могу!!! Пойдем, Кэт!..
     -  Билл, мы...  не можем... гости... дедушка...  -  сбивчиво  бормотала
Флора,  изо  всех сил мобилизуя последние остатки разума,  почти заглушенные
желанием, бушующим в крови.
     - О, черт!.. - выдохнул Билл. - Я совсем забыл!
     Он приблизился губами к ее виску и проникновенно, едва слышно, спросил:
     - Кэт, но  потом... после того,  как гости разойдутся... мы... проведем
ночь вместе? Да, Кэт? Да?
     Флора молчала, и он снова настойчиво повторил:
     - Кэт, мы... будем вместе... сегодня ночью? Кэт, почему ты молчишь?
     Она вздохнула и тихо попросила:
     -   Билл,  пожалуйста,  пойдем  к   гостям.  Мы  и  так  слишком  долго
отсутствуем.
     - Кэт, ты не ответила мне.
     Билл  внимательно всматривался в ее лицо. Флора отвела в сторону взгляд
и снова повторила:
     - Билл... гости...
     - К черту  гостей!!! Кэт, я  хочу знать  твой  ответ! - теряя терпение,
Билл  едва  сдерживал собственные чувства. - Кэт,  почему ты не говоришь мне
"да"? В чем дело? Ведь минуту назад...
     Флора выразительно посмотрела в его глаза и умоляюще сказала:
     - Билл, пожалуйста, пойдем к гостям. Прошу тебя!
     -  Хорошо, Кэт, пойдем,  - с неожиданным  спокойствием вдруг согласился
Билл.
     Они вышли в коридор, почему-то одновременно оглядели друг друга, отчего
Флора страшно смутилась, а Билл весело  рассмеялся. Но у распахнутых настежь
дверей  гостиной  он  вдруг  остановился,  придержал   Флору  за  локоть  и,
наклонившись к ее уху, многозначительно произнес:
     - Кэт,  ты  не  ответила  на  мой вопрос. Ты  промолчала.  А  поскольку
молчание  -  знак  согласия,  я буду  с  нетерпением  ждать, когда  праздник
наконец-то закончится.  Я  безумно  хочу как  можно  скорее попасть  в  нашу
комнату.
     Лицо  Флоры вспыхнуло  ярким румянцем.  Она  обожгла  Билла возмущенным
взглядом и укоризненно, как показалось ему, покачала головой.

     Весь вечер, до самого ухода гостей, Флора чувствовала горящие любовью и
страстью  взгляды  Билла,  который,  где бы  ни находился  и  с  кем  бы  ни
беседовал, ни на секунду не вырускал ее из своего поля зрения. Она смущалась
и отворачивалась,  одновременно  и довольная,  и недовольная его  постоянным
вниманием.
     Когда   приглашенные  разошлись,   Флора  предложила  помощь   бабушке,
отдававшей распоряжения по дому. Изабелла, весь вечер незаметно  наблюдавшая
за внучкой и Биллом, от любых услуг категорически отказалась.
     - Иди, девочка, отдыхай, - мягко сказала она.
     Флора вздохнула  и  согласно  кивнула.  О чем-то напряженно  думая, она
направилась к лестнице, потом остановилась и неуверенно произнесла:
     - Я... лучше я пойду немного погуляю...
     - Вот еще  выдумки! - воскликнула Изабелла. - Ты и без того весь  вечер
на  высоких  каблуках  ноги ломала!  А  теперь гулять собралась!  Иди спать,
девочка. Иди! - строго потребовала она. - Спокойной ночи.
     Флора не стала больше возражать  и, попрощавшись  с  бабушкой, медленно
направилась в те комнаты, которые занимали она и Билл.
     Как  только Флора  перешагнула  порог, Билл стремительно  захватил ее в
кольцо своих рук и крепко прижал к себе.
     - Кэт, ну  где ты ыбла так долго?!! Я жду-жду, а  тебя все нет и нет! Я
уже хотел идти разыскивать тебя! Кэт...
     Он  хотел  поцеловать  Флору,  но  она быстро  отвернулась  и  поспешно
заговорила:
     - Билл... отпусти меня... пожалуйста!.. Отпусти!
     - Нет, Кэт, нет!.. - выдохнул он, пытаясь найти ее губы.
     Флора упиралась  руками в его грудь, стараясь  восстановить между ним и
собой хоть какую-то дистанцию.
     - Билл... Да Боже ж мой!!! Уильям, поймите же, наконец!..
     Он удивленно, оторопев, посмотрел на нее:
     - Кэт, милая, почему вдруг "Уильям" и на "вы"?
     -  Потому  что мы - почти чужие  люди.  Мы почти  разведены... - начала
объяснение Флора.
     - О, Господи!.. -  застонал Билл. - Опять  за  старое  принялась!  Кэт,
вспомни, мы же договорились недавно, что проведем эту ночь вместе, а ты...
     Флора резко перебила его:
     - Ничего мы не "договорились"!!! Это вы!!! А я...
     Флора  вдруг   замолчала,  почувствовав  всю  неуместность  собственной
горячности  и   категоричности.  Она  напомнила  себе,  что  Билл  подобного
отношения не заслужил. Флора глубоко вздохнула и сдержанно произнесла:
     - Билл, извини меня, пожалуйста. Пойми, мы не можем...  быть вместе. Ты
знаешь причину. А я... я не хочу осложнять ни свою жизнь, ни твою.
     Он усмехнулся и иронично заметил:
     - Не хочешь? Да ты только  это и делаешь, Кэт. Да еще выдумывая невесть
что!  Кэт, прошу, поверь  мне. Ну  как убедить  тебя в том, что я не изменял
тебе ни наяву, ни в помыслах? Не изменял! Клянусь!!!
     Билл   немного  помолчал,  затем  проникновенно   и  мягко   заговорил,
по-прежнему не выпуская Флору из своих объятий:
     - Я люблю тебя, Кэт. Очень люблю. Кэт, давай сейчас забудем обо всем...
Кэт,  ты  не  можешь отрицать,  что  мы  безумно  желаем друг  друга. Кэт...
любимая...
     Билл очень нехно поцеловал Флору и заглянул в ее глаза.
     - Кэт...
     Она вдруг уткнулась лбом в его плечо и глубоко вздохнула. Потом подняла
к нему  лицо,  и Билл заметил, как  длинные  густые ресницы  плотной завесой
закрыли восхитительную лазурь ослепительно сияющих глаз жены...
     68
     Утром супруги Сальвини провожали уезжавших Флору и Билла.
     Изабелла еще  за завтраком удовлетворенно  отметила и любовные  взгляды
Билла, которые он бросал  на слегка смущенную  Флору, и темные круги  под ее
глазами  - явное свидетельство о проведенной ночи любви. Изабелла  ликовала,
что не ошиблась в своих предположениях, наблюдая за внучкой и ее мужем,  что
их отношения  изменились с того,  первого, приезда. Билл понравился и  самой
Изабелле,  и  Бенедикту, поэтому оба были уверены, что он сделает  их внучку
счастливой.
     Они сердечно попрощались с Биллом и  Флорой.  А  когда машина отъехала,
Изабелла  заплакала  от  переполнявших  ее  чувств.  Бенедикт  с  пониманием
взглянул на жену и крепко сжал ее руку.

     - Билл, немедленно останови машину! - вдруг громко воскликнула Флора.
     Он сразу затормозил и с тревогой посмотрел на жену.
     - Кэт, тебя опять укачало? Тебе нехорошо?
     - Наоборот! -  возразила Флора и  почти  по пояс высунулась из окна.  -
Билл, чувствуешь, какой аромат?.. М-м-м!.. Волшебный!..
     Билл  скептически  взглянул на придорожный  ресторанчик, около которого
они остановились, и медленно потянул носом воздух.
     -  Кэт,  мне  кажется, этот  аромат  -  не  только  не  "волшебный",  а
слишком... реальный и... малоаппетитный!
     - Ничего подобного! Все! Я хочу здесь поесть!
     Флора решительно начала выбираться из машины.
     - Кэт, у  нас же полно  провизии,  благодаря  заботам твоей бабушки!  И
вообще,  надо  было  завтракать,  как и  все нормальные  люди. Тогда тебе от
голода не мерещилось  волшебство ароматов  в каких-то забегаловках! - заявил
Билл  и добавил:  - Если ты  хочешь есть, давай поедим то, что нам собрали в
дорогу.
     Она  отрицательно  покачала  головой  и  направилась   к  ресторанчику.
Обернувшись, Флора категорично объявила:
     - Нет. Ты как хочешь, а я собираюсь есть именно здесь.
     Билл  пожал  плечами,  вышел  из  машины  и пошел  вслед  за женой. Они
устроились за столиком. Когда подошел официант, Флора сразу спросила:
     - Это у вас котлетами так замечательно пахнет?
     Тот согласно кивнул.
     - Тогда... принесите две! И побыстрее! - распорядилась она.
     - Я не буду! - поспешно выкрикнул Билл.
     - А я заказала только себе. Можешь не беспокоиться! - заявила Флора.
     - Кэт, ну что за безумие  этот твой заказ! Ты собралась покончить жизнь
самоубийством? Отравиться? - усмехнулся Билл.
     -  Ох!..  -  вздохнула  Флора,  заметно погрустнев. - Если бы это  было
возможно!
     В  этот  момент появился официант и  поставил перед  Флорой  заказанные
котлеты. Она сразу повеселела  и с  аппетитом, довольно  быстро, поела. Билл
хотел расплатиться, когда Флора вдруг обратилась к официанту:
     -  Пожалуйста,  заверните  нам  с  собой  две...  нет!..  три  котлеты.
Обязательно горячие! мы подождем в машине.
     Билл засмеялся.
     - Кэт, ну и  аппетит  у  тебя! Позавидовать можно! Хотя, конечно, выбор
блюд оставляет желать  лучшего. Впрочем,  так  же,  как и заведения,  где их
готовят.
     Они сели в машину. Вскоре принесли заказ, и они сразу тронулись в путь.
     Через некоторое  время Флора распаковала сверток и принялась  поглощать
горячую котлету. Когда  она  приступила  к  следующей,  Билл  не выдержал  и
остановил автомобиль.
     -  Кэт,  ты  так  вкусно  жуешь,  что я  не  могу удержаться, чтобы  не
попросить  у  тебя  на   пробу  хоть  небольшой  кусочек  этого  невиданного
лакомства.
     - Еще чего! - возразила Флора. - Раньше надо было думать!
     -  Кэт, не жадничай! Дай  попробовать хоть капельку... - попросил Билл,
сдерживая улыбку.
     - Ну хорошо, - согласилась она, отломила от последней котлеты половину,
протянула ему и с укором сказала: - Вот уж не знала, что ты - такой обжора и
гурман!
     - Гурман?!! - удивился Билл, съев выделенную ему часть котлеты. - Да от
этой... гм... пищи можно, по-моему, навсегда лишиться вкусовых качеств. Кэт,
я понять не  могу,  как ты ухитрилась  съесть  такое количество  подобной...
продукции?!!
     - Очень просто!
     Флора  с  блаженной  улыбкой на  лице  откинулась  на  спинку сиденья и
закрыла глаза.
     Билл плавно тронул машину. Вскоре Флора уснула.

     Они подъезжали  к городу, когда Флора вдруг открыла глаза и едва слышно
попросила:
     - Билл... пожалуйста...
     Билл  съехал к обочине и  остановился.  Он взглянул  на  бледную Флору,
быстро выбрался из автомобиля и помог выйти ей.
     - Я так и знал!!! - воскликнул он.  - Надо немедленно ехать в госпиталь
и делать тебе промывание желудка! А заодно и мне, как  поддавшемуся соблазну
испытывать собственный организм на прочность!
     - Уже... не... надо... - едва шевеля губами, произнесла Флора и повисла
на руках Билла.
     Так плохо ей не было ни разу в жизни.

     Билл остановился  у подъезда Флоры, поднял жену на руки и отнес в  дом.
Он уложил ее на диван, затем спустился к машине и забрал багаж.
     Когда он вернулся, Флора, стараясь держаться бодро, с многозначительной
интонацией сказала:
     - Билл, спасибо тебе за заботу. Мне уже значительно лучше. Значительно.
Поэтому...
     Билл догадался, на что намекала Флора, и категорично возразил:
     -  Нет,  Кэт.  Я не уйду. Даже  не помышляй  об этом. Как тебе подобное
вообще могло прийти в голову? Моя жена больна, а я брошу ее! Нет, нет и нет.
     Флора вздохнула и настойчиво произнесла:
     - Билл, прошу, давай поговорим серьезно.
     - Сейчас?!! - удивился он.
     Ее измученный вид, бледное, без кровинки, лицо свидетельствовали о том,
что чувствует себя  Флора  не самым лучшим  образом. Но почему-то заставляет
себя усилием воли вести беседу. Причем, явно беседу напряженную и неприятную
для обоих.
     -  Да. Больше откладывать нельзя, - упрямо продолжила она и категорично
объявила: - Билл, эта наша совместная поездка была последней. Как и... ночь,
которую  мы  вместе  провели.   На   этом   наши   отношения   прекращаются.
Окончательно. Я не хочу больше мучить тебя. И себя тоже. Прошу, пойми меня и
согласись на развод. Пожалуйста.
     Билл сел около нее, взял ее руки в свои и серьезно спросил:
     -  Кэт,  объясни хотя бы  теперь, что ты видела и почему не веришь мне.
Что тебя мучает, Кэт?
     - Презрение к себе за малодушие!  - резко  ответила  она.  - Я презираю
себя!!!
     Она замолчала и закрыла глаза. По ее лицу потекли слезы.
     Билл долго думал, потом решительно сказал:
     - Вот  что, Кэт. Сегодня я  никуда не уеду, что бы ты ни говорила. Я не
могу оставить тебя одну, больную. Ничего не возражай! Сейчас примешь душ и в
постель! А  я  приготовлю крепкий  чай, напою тебя,  потом  тоже  приму душ.
Сегодня я останусь с тобой.
     Она  молчала,  обессиленная  и  своим   болезненным  самочувствием,   и
напряженным разговором.
     Билл  ласково смотрел  на нее,  такую  несчастную, измученную,  жалкую,
очень и очень любимую...
     Он мягко улыбнулся и иронично сказал:
     - Иди-ка сюда, горе мое! Ох, не я - наказание, как ты утверждала, а ты,
Кэт! Да к тому же, наказание с фантазиями!..
     Билл поднял Флору на руки и понес в ванную.
     69
     Они проспали до обеда.  Билл находился в ванной, когда раздался звонок.
Флора, как была, в халате, открыла дверь. На пороге стояла Нэнси.
     - Привет, подруга! - с усмешкой сказала она и стремительно  прошла мимо
Флоры в гостиную. - Муж дома?
     Флора растерялась и автоматически согласилась:
     - Да.
     Потом вдруг покраснела и неуверенно переспросила:
     - Какой... муж?..
     Не обращая внимания на ее слова, Нэнси резко воскликнула:
     - Ну ты и дрянь!!! Какая же ты все-таки дрянь!!!
     - Нэнси... погоди... я  тебе сейчас... все объясню...  Я... - бессвязно
бормотала Флора.
     В этот момент появился Билл, услышавший громкий голос Нэнси.
     - Здравствуй, Нэнси, - невозмутимо сказал он. - Как отдохнула?
     - Привет, красавчик! - насмешливо отозвалась та,  иронично оглядев его.
- Вот уж не знала, что ты - извращенец, оказывается!
     - О?.. Даже так? - вскинул брови Билл.
     -  Да! Так! -  жестко  согласилась  Нэнси. -  А как  иначе  тебя  можно
назвать, если ты предпочел нормальной, пылкой  и страстной  женщине какую-то
холодную  монахиню!!!  Не  мудрено, что тогда,  на  вилле, тебе понадобилось
после ледяных  объятий  твоей жены принимать  горячий душ!  Не жалеешь,  что
отверг меня? - с сарказмом спросила она.
     Билл громко рассмеялся:
     - Не жалею! И ты ошибаешься,  Нэнси. Как раз наоборот! Чтобы не сгореть
до тла в жарких объятьях своей жены, я вынужден спасаться под ледянум душем!
     Нэнси  насмешливо  и  недоверчиво  с  головы  до  ног  окинула взглядом
молчавшую Флору и с подчеркнутым сомнением произнесла:
     -  Надо  же! А  по виду не скажешь!.. Ты, подруга, хотя бы предупредила
тогда,  на вилле,  что  Билл  - твоя собственность. Я ни за что не стала  бы
пытаться  соблазнить  его!  Идти по стопам подруг -  не  мое амплуа. Мужчин,
слава Богу, хватает. И к счастью, не таких верных и морально устойчивых, как
твой  муж!  Только  ты-то  не такая верная, как  Билл,  моя  дорогая Фло! Не
раздумывая, ты предала Винсента!!!
     - Нэнси!!! Не смей!!!  - с болью в  голосе  крикнула  Флора. - Зачем ты
так, Нэнси?
     Больше не обращая на  нее внимания,  Нэнси повернулась к  Биллу и  едко
сказала:
     - А ты,  Уильям, в отличие  от меня, оказывается,  не  возражаешь  быть
преемником. Получить эстафету, так сказать! Переданную покойничком! Ну-ну!..
Желаю счастья! "Молодожены"!!! - презрительно  бросила Нэнси и вышла, громко
хлопнув дверью.
     Флора была  ошеломлена не столько неожиданным появлением Нэнси, сколько
ее  заявлением, что,  оказывается, никакой  измены Билла  не  было. То,  что
мучило ее, Флору, столько времени, что делало ее жизнь невыносимым кошмаром,
оказалось всего лишь ее, Флоры, домыслом.
     Кровь прилила к голове Флоры. Казалось,  сердце  навсегда остановилось.
Она  виновато  взглянула  на   спокойно  улыбавшегося  Билла  и,  решившись,
произнесла:
     - Билл,  я...  я... я видела тогда, на вилле, как Нэнси  вошла  в  твою
комнату и подумала, что... Поэтому я...
     Лицо  Билла  застыло. Он  проницательно посмотрел на  нее, помолчал,  а
потом холодно и бесстрастно сказал:
     - Вот оно в чем дело...
     - Билл, пойми, я... - сумбурно начала Флора.
     Не дослушав, он перебил ее:
     - Нет. Я очень  долго  старался понять  тебя,  Флора. Согласись,  я был
терпелив и внимателен к тебе. Я был открыт и откровенен с тобой, как никогда
и ни с кем. И  теперь буду честен  и скажу  прямо: ты отвергала меня, потому
что считала  невозможным  быть  рядом с тем, кому  нельзя доверять.  Но я же
клялся... КЛЯЛСЯ!.. тебе в своей верности! А  ты!.. Я не  могу оставаться  с
женщиной, которая мне не верит, и называть  женой ту, для  которой МОЕ слово
ничего не значит. Поэтому  ты права. Совместная жизнь для нас невозможна. Ты
столько  времени добивалась моего  согласия  на развод, Флора,  и  ты своего
добилась! Я согласен. Завтра же я начну бракоразводный процесс.
     Билл оделся  и ушел.  Флора упала на диван и  горько заплакала. Что она
могла возразить? Билл был прав абсолютно во всем! Прав. Во всем.
     70
     Флора приехала к Елене, и ее сразу проводили в детскую.  Елена сидела в
кресле с расстроенным  видом.  Перед  ней стояли Джулия и  Генри Поль. Елена
повернула голову в сторону вошедшей Флоры и приветливо произнесла:
     - Флора, здравствуйте! Очень рада вас видеть. Проходите, пожалуйста.
     Елена  указала  на  кресло  рядом с собой  и,  когда Флора  устроилась,
вздохнула:
     - Ох, Флора!.. Взгляните на этих несносных бандитов! Ну что это?!!
     Флора внимательно посмотрела на  детей  и, не сдержавшись, рассмеялась.
Голова Генри Поля была выстрижена немыслимыми зигзагами и клоками. Надо лбом
Джулии нелепо  топорщился  неровно  обрезанный  "ежик"  волос,  что  при  ее
длинных, слегка вьющихся локонах  сразу  бросалось в глаза. Флора  перестала
смеяться, глубоко, с явным сожалением вздохнула и вопросительно взглянула на
Елену. Ты огорченно развела руками и пояснила:
     - Представьте,  Флора...  Джулия  раздобыла  мои маникюрные  ножницы, и
конечно, игра в парикмахеров пошла полным ходом. Результат перед вами! Поль,
- обратилась она к сыну, - ну почему ты это сделал?
     -   Джулия  попросила,  -   серьезно,   с  неизменным  достоинством   и
солидностью, пояснил малыш. - Я согласился. Было интересно.
     -  Ну конечно,  Джулия!!! - воскликнула Елена. -  И что теперь  делать?
Майкл упадет в  обморок,  когда  увидит  этих  цирюльников! Вы  понимаете, -
горестно взглянула на детей Елена, - что папа будет сердиться?
     - Мама, а ты ему скажи, что это ты сама нас так красиво  подстригла!  -
живо предложила Джулия. - На тебя папа никогда не сердится!
     Генри Поль  согласно  кивнул,  поддерживая  замечательную  идею сестры.
Елена всплеснула руками  и засмеялась.  Засмеялась  и Флора. Джулия  и Генри
Поль сразу повеселели, подошли к матери и прижались к ней.
     - Ну  вот  что! Идите,  одевайтесь! -  решительно сказала Елена.  - Вас
сейчас отвезут  к парикмахеру.  А я постараюсь подготовить  папу, чтобы  при
вашем появлении он не потерял сознание от неземной красоты ваших причесок.
     Вскоре  дети  с няней  уехали,  и Елена с Флорой остались  наедине. Они
перешли в гостиную и сели в кресла.
     - Видите, Флора, какие проблемы приходится решать, -  улыбнулась Елена.
-  Ведь кому-то  же  достаются  послушные нормальные дети!  Мы с Майклом  со
своими  отпрысками  живем  в  постоянной  экстремальной  ситуации. А  вы еще
хвалили Джулию и Поля!
     - Я и сейчас  от своих слов не отказываюсь! - засмеялась  Флора. -  Они
такие забавные! Чудо!!! И парикмахеры великолепные! С выдумкой!
     Елена тоже рассмеялась, а потом спросила:
     -  Флора,  мы давно  не виделись.  Я  так рада,  что вы заехали ко мне.
Расскажите, как ваши успехи? Как работа?
     Флора грустно посмотрела на нее и тихо ответила:
     - В общем, все хорошо.
     Елена почувствовала печальные интонации в голосе  Флоры и  встревоженно
уточнила:
     - Флора, у вас что-то случилось? Неприятности?
     Флора  догадалась,   что  Елена   не  в  курсе  того,  что  Билл  начал
бракоразводный процесс,  и  того, что они расстались. С тяжелым вздохом  она
произнесла:
     - Да как вам сказать, Елена!..
     Она немного помолчала, а потом, решившись, объявила:
     - Елена, я к вам вот почему приехала. Во-первых, попрощаться...
     - Как "попрощаться"?!! - не  дослушав, воскликнула Елена. - Флора,  как
"попрощаться"? Почему вдруг? Да что происходит?!!
     -  Елена,  мы  расстались с Биллом. На  этот раз окончательно. Он начал
бракоразводный процесс и скоро, думаю, сообщит дату, когда это произойдет, -
пояснила Флора.
     - Начал... развод?!! Билл?!!  - уливилась Елена. - Билл... сам?!! Этого
не может быть!!!
     Флора покачала голвой и грустно подтвердила:
     - Это так, Елена.
     Флора откровенно  изложила всю цепь  событий, вплоть до  прихода Нэнси,
когда выяснилась вся беспочвенность подозрений самой Флоры.
     - А  теперь  я  уезжаю,  Елена. Из  агентства я ушла. От  квартиры  уже
отказалась. Думаю, недели через две я смогу уехать, - закончила свой рассказ
Флора.
     - Куда вы хотите  ехать, Флора? - растерянно поинтересовалась Елена, до
конца не веря в происходящее.
     - Пока к бабушке  и  дедушке Сальвини. Они будут рады  меня принять.  А
дальше... не знаю... - неуверенно ответила Флора.
     - Но может быть, - с тайной  надеждой взглянула на нее Елена, - все еще
наладится? Почему вы торопитесь уехать, Флора?
     - А это вторая причина, почему я оказалась здесь, у вас, Елена, - Флора
серьезно посмотрела в глаза Елены. - Мне не с кем  посоветоваться. А вы, как
мне кажется,  всегда относились ко  мне дружелюбно и  участливо. Елена, я не
знаю, какое решение мне принять, что сделать!
     Елена взяла ее руки в свои и ласково произнесла:
     - Флора, поверьте,  я готова вам  помочь всем,  чем  смогу, что  только
будет в моих силах! вы мне всегда нравились и нравитесь. Независимо от ваших
дальнейших взаимоотношений  с Биллом,  я хотела  бы  остаться  вашим другом,
Флора.  Что  вас  тревожит? Может  быть,  нам  удастся  сообща  решить  вашу
проблему? О какой второй причине вы говорите?
     Флора глубоко вздохнула и прямо сказала:
     - Елена, понимаете, выяснилось, что я... беременна.
     Реакция Елены  стала  для  Флоры полной неожиданностью. Елена  отчаянно
всплеснула руками и резко вскочила с кресла.
     - Да  что же это?!! Да как Билл посмел  начинать развод?!! Он спятил?!!
О, Боже!!! - вдруг с ужасом воскликнула она. - Билл начал развод. А у него и
Майкла одни и те же адвокаты. Значит, Майкл не может об этом не знать! И мне
ничего  не сказал! Да как же так?!!  Ну  Билл - ладно! До него, возможно, не
все доходит! Но Майкл  же сам -  отец!!!  Да  неужели?..  Какой  ужас! Какой
ужас!!!
     Елена без  сил  опустилась  в кресло. Флора заметила, что  глаза  Елены
наполнились слезами.  Флора,  до  этого не  имея  возможности  вклиниться  в
быструю возмущенную речь Елены, торопливо начала объяснять:
     -  Елена, погодите, не ругайте  Билла. И уж  тем более, Майкла!  Дело в
том, что Билл не знает о моей беременности.  Не знает. Я сама узнала об этом
недавно.
     - Господи! - выдохнула Елена.  -  Значит, надо  ему  немедленно об этом
сказать! Флора, я уверена, он обрадуется, и никакого развода не будет!
     Флора покачала головой.
     - Я поэтому и  приехала  к вам,  Елена. Сама я  решить эту  проблему не
смогла. Понимаете, я не  знаю, как правильно поступить. Я не  знаю, говорить
или нет  Биллу, что жду ребенка. Если я скажу  об этом,  то мы оба  сразу же
попадаем  в непонятную  ситуацию.  Вместе жить  не  можем,  скоро  предстоит
развод,  а тут!.. А  если  я уеду, и Билл ни о чем не  будет знать,  то  все
пройдет  так, как  им и намечено.  Без  ненужных  мук  и угрызений  совести,
сомнений и вопросов. А когда-нибудь потом... позже... Билл, возможно, узнает
о ребенке. А может быть, и не следует ставить его в известность!
     Елена опять всплеснула руками и возмущенно возразила:
     -  Флора,  да что  вы  такое говорите!!! Что  меня всегда  возмущает  в
женщинах,  так  это их собственнические  взгляды  на  детей!  Нам, женщинам,
почему-то кажется,  что  ребенок принадлежит исключительно нам.  Но ведь это
неправильно.  Нельзя  не понимать,  что мать и  отец абсолютно равны в своих
правах.  И вынашивают  двое,  и  рожают  тоже.  Не  удивляйтесь,  Флора!  Не
удивляйтесь!  Да  мужчине в  каком-то  смысле даже  труднее! Если  женщина -
непосредственный  участник  самого  процесса,   то  мужчина   -  всего  лишь
наблюдатель,  бессильный  что-либо  изменить  или  чем-либо  помочь. Как  вы
думаете, кто  получает  больший  стресс  на  соревнованиях -  спортсмен  или
тренер? Ответ  общеизвестен.  Тренер.  Так и здесь. Мужчине при  вынашивании
ребенка приходится во всем полагаться на жену. Здоровье его ребенка напрямую
зависит от того, что ест женщина, достаточно  ли двигается, что  читает, что
слушает, волнуется или  нет! Даже если  мужчина  с чем-то  не согласен,  ему
приходится  мириться  с  этим.  Малыш ведь  в  животе женщины, а  не в  его!
Задумайтесь, не переоцениваем ли мы, женщины, сверх всякой меры свою роль?..
Поэтому я, Флора, без  всяких сомнений  твердо убеждена в одном. Билл должен
узнать, что станет отцом. И  узнать  как  можно скорее! Не надо мучить себя.
Флора,  раздумьями.  Уверяю  вас,  у вашей  проблемы  только  одно  решение.
Одно-единственное!
     - Ох,  Елена!..  -  вздохнула Флора. - Когда я  вас слушаю, ваши доводы
кажутся мне убедительными. Но все же...
     -  Флора, - перебила  Елена, - если вы не хотите или... не решаетесь...
Давайте я все расскажу Биллу?
     - Нет, Елена! Пожалуйста! - горячо возразила Флора.
     -  Я  тоже считаю,  что  будет  лучше, если вы  сделаете  это  сами,  -
согласилась  Елена. - Это же - ваша семья. Все проблемы, их решение касаются
только  вас и Билла. Но прошу, Флора, не уезжайте, не объяснившись с Биллом.
Обязательно сообщите ему, что ждете ребенка.
     - Я  пока  не знаю, Елена, как  правильно  поступить,  - пожала плечами
Флора. - Не знаю! И пожалуйста, помните, что вы мне обещали.
     Елена горестно вздохнула и печально ответила:
     - Я буду молчать, Флора. Даю вам честное слово.
     Вскоре  они  попрощались.  Флора  уехала,  а  Елена,  полная  раздумий,
занялась домашними проблемами.

     Вернувшись домой,  Майкл был очень удивлен тем, что  Елена, как обычно,
его не встретила. Ему сообщили, что она куда-то  ушла. Майкл зашел к  детям,
выслушал объяснения няни по поводу экзотических  стрижек на головах Джулии и
Генри  Поля,  но озадаченный непонятным отсутствием жены, к  изумлению няни,
даже не рассердился на проказу детей.
     Майкл  без аппетита поужинал в одиночестве. Подобное,  на  его  памяти,
было дважды, когда Елена рожала. Впрочем, тогда и ему было не до ужинов!
     Когда  сумерки  сгустились,  Майкл  не  на  шутку заволновался и  решил
отправиться  на  поиски жены. Он  вышел из дома и сразу же  в  отдалении  на
скамейке  увидел  Елену. Она  сидела,  ничего не замечая  вокруг,  и  нервно
курила.
     Майкл осторожно подошел к жене и  тихо,  чтобы  не напугать ее, ласково
позвал:
     - Э-ли...
     Она подняла голову и удивленно откликнулась:
     - Майкл?!! Ты приехал?
     Елена только теперь заметила, что вокруг потемнело.
     - Боже! - воскликнула она. - Который час? Я...
     Майкл сел рядом с женой и встревоженно спросил:
     - Эли, что случилось?
     - Ах, Майкл!.. - вздохнула Елена и уткнулась лбом в его плечо.
     Она вновь достала сигарету и щелкнула зажигалкой.
     -  Эли,  немедленно  потуши сигарету!  - решительно потребовал Майкл. -
Посмотри, это уже шестая!
     Он указал на лежащие вокруг ее ног окурки.
     - Объясни, Эли, что случилось? Где ты была? - повторил он свои вопросы.
     Елена вздохнула и грустно пояснила:
     -  Майкл, я не могла  сидеть  дома!  Не  могла!!! Пошла гулять. Куда-то
забрела. И  конечно,  как ты  догадываешься, заблудилась,  как всегда. Потом
все-таки сориентировалась  и вернулась домой. Решила покурить. Задумалась. И
тут появился ты.
     - Замечательно! - усмехнулся Майкл. - Но я хотел  бы услышать  ответ на
главный вопрос. Что случилось, Эли?
     Она немного подумала, затем внимательно и пристально посмотрела на мужа
и серьезно спросила:
     - Майкл, скажи, у вас с Биллом одни, общие, адвокаты?
     -  Да,  -  подтвердил  Майкл,  крайне озадаченный и  обескураженный  ее
вопросом.
     - Значит, ты в курсе того, что делает  твой брат! -  грустно  заключила
она и глубоко вздохнула.
     - В общем, да, - согласился Майкл. - А что такое?
     - И ты согласен с Биллом, Майкл? - все так же грустно спросила Елена.
     - В чем согласен? - осторожно уточнил он.
     - В том, что Билл начал бракоразводный процесс.
     Елена проницательно посмотрела в глаза мужа и сразу заметила, насколько
изумлен Майкл ее сообщением.
     - Билл... разводится?!! -  переспросил он. - Эли, с чего ты это  взяла?
Откуда такие сведения?  Почему я об этом обсолютно ничего не знаю?  Объясни,
Эли, каким образом тебе стал известен этот факт?
     - Майкл,  - терпеливо и  печально заговорила Елена,  -  сегодня  ко мне
приезжала  Флора. Она рассказала о том,  что  они с  Биллом разводятся. Билл
давно вплотную  занимается этим  вопросом.  Скоро он  должен  сообщить Флоре
дату, когда это  случится...  - Елена опять вздохнула. - И еще, Майкл. Флора
навестила  меня, чтобы попрощаться. Она  ушла  из  агентства. Отказалась  от
квартиры.  Флора навсегда уезжает, Майкл. И все так ужасно и страшно, Майкл,
что я тебе передать не могу!.. Как жаль!..
     Елена горько заплакала. Майкл обнял жену,  погладил ее по голове. Когда
она успокоилась, он решительно встал, взял ее под руку и предложил:
     - Пойдем, Эли.
     Как только они вошли в дом, Майкл тут же позвонил брату.
     - Билл, ты начал бракоразводный процесс? - прямо спросил он.
     - Майкл, ты о чем?
     - Я жду ответ на свой вопрос, Билл, - настойчиво потребовал Майкл.
     - Да с чего ты это взял?
     - С чего?!! Мне  об этом только  что сообщила Эли. А ей об этом сказала
Флора. Они ждут, когда ты  назовешь  им  дату  развода. Я  тоже хотел бы это
знать. Так что скажешь, Билл?
     - Майкл, уверяю  тебя, это все  не так. Какая дата? Какой процесс? Пока
ни о чем подобном и речь не идет!
     - Тогда надо сообщить это Флоре. Если, конечно, ты успеешь поставить ее
в известность, что развод откладывается, - иронично заметил Майкл.
     - Погоди, Майкл! Что значит "если успеешь"?!! - встревожился  Билл. - О
чем ты?
     -  Ну  как же!..  Флора  сегодня была  у Эли с  прощальным визитом. Она
уволилась с работы, отказалась от квартиры и уезжает. Как уверяет  меня Эли,
навсегда.
     - Уезжает?!! Куда?!! Когда?!! - прокричал Билл.
     - Эли сказала, что скоро.  И вообще, Билл, не кажется ли тебе странным,
что ты меня об этом спрашиваешь? В конце концов, это тебе, мужу, должно быть
известно лучше  всех, когда и куда отправляется твоя жена. Впрочем, полагаю,
Флора убеждена в том, что может считать себя практически свободной женщиной,
поскольку скоро ты сообщишь ей дату развода. А о переменах в своей жизни она
может  ставить  в известность  только того,  кого  сочтет  нужным.  В данном
случае,  она  сочла  нужным  поставить  в  известность  о  своем  отъезде  и
попрощаться только с  Эли. И  я  не  знаю, правильно ли поступил, сообщив об
этом тебе, Билл. Ну уж как вышло, так вышло! Пока!
     Майкл положил трубку и  повернулся к жене, которая слышала каждое слово
их с Биллом беседы. Майкла озадачило выражение лица жены. Оно было радостным
и загадочным одновременно.
     71
     Билл позвонил  в квартиру  Флоры,  но  ее,  очевидно не было  дома.  Он
спустился вниз, какое-то время вышагивал по тротуару, потом  сел в  машину и
приготовился к долгому ожиданию.  Билл все  время  посматривал по сторонам и
довольно скоро заметил Флору.
     Она  торопливо  шла  по  улице  и несла  небольшой  сверток,  постоянно
перекладывая  его из одной руки  в  другую.  Причина этого  озадачила Билла.
Объяснению эти странные действия жены не поддавались.
     Билл вышел из машины и, когда Флора подошла к подъезду, позвал ее:
     - Кэт!..
     Она замерла,  потом  медленно повернулась в  его  сторону  и  удивленно
произнесла:
     - Билл?!!
     - Здравствуй, Кэт.
     - Здравствуй.
     Она  переложила  из  одной  руки  в другую сверток,  посмотрела на него
каким-то странным непонятным взглядом, потом подняла глаза на Билла.
     - Кэт, я хочу поговорить с тобой, - прямо сказал он.
     -  Хорошо,  - согласилась она и снова переложила загадочный  сверток из
одной ладошки в другую. - Пойдем.
     Они зашли в  квартиру.  Билл шагнул в гостиную, а Флора быстро скрылась
на кухне и сразу вернулась.
     Они стояли друг против друга и молчали. Первой заговорила Флора.
     - Садись, пожалуйста, - предложила она и указала на кресло.
     - Спасибо.
     Оба  сели,   испытывая  одновременно  и  неловкость,   и  смущение,   и
растерянность.
     - Кэт, - решительно начал Билл, - ты уезжаешь?
     - Да, - коротко согласилась она.
     - Но почему ты мне об этом ничего не сказала? Что за внезапное решение?
- спросил он.
     Флора вздохнула, прямо посмотрела в его глаза и грустно пояснила:
     - Оно не внезапное, Билл. Времени было достаточно, чтобы все обдумать и
принять его. Я не могу остаться, поэтому уезжаю.  Ты все бумаги  подготовил?
Как долго...
     Билл не дал ей договорить.
     - Я ничего не подготовил, Кэт. И не начинал даже!
     -  Как?!!  - выдохнула Флора.  - Как... не начинал?!! Но ты же тогда...
заявил, что... начинаешь...
     - Тогда заявил, да,  - подтвердил Билл. -  Но решиться на это оказалось
совсем не просто, Кэт! И я не решился.
     Флора вдруг встала с кресла  и,  нетерпеливо  взглянув в сторону кухни,
произнесла:
     -  Билл, извини,  пожалуйста,  но я должна... В  общем, ты посиди!  А я
сейчас! Пожалуйста, извини!
     Билл удивленно воззрился на нее,  но ничего не сказал. Он лишь согласно
кивнул, и Флора мгновенно выскочила из гостиной.
     Какое-то время Билл  пребывал в одиночестве, затем встал и двинулся  за
женой. Его брови от изумления взлетели вверх, когда он зашел на кухню.
     Флора сидела за столом. Перед ней лежал тот загадочный сверток, который
она несла.  Флора быстро извлекла оттуда горячую котлету  и  с  нескрываемым
удовольствием на лице поспешно начала ее есть.
     - Опять  котлеты?!!  - воскликнул  Билл. - Кэт, ты все-таки  настойчиво
хочешь умереть  в муках от отравления! Завидное упорство в  достижении цели.
Оказывается, я приехал вовремя! Интересно, через  какое время мы на этот раз
отправимся в госпиталь делать промывание желудка?!!
     Флора возмущенно махнула рукой.
     -  Билл, пожалуйста, не порть мне аппетит! Оставь  котлеты в покое! Они
совершенно ни при чем.
     -  Кэт,  как же "ни при  чем"? Эти  злосчастные  котлеты,  к которым ты
испытываешь  неодолимую страсть, скоро  приведут  тебя на больничную  койку!
Или,  хуже  того,  в  кремационную  печь!!!  Роль  безутешного  вдовца  меня
совершенно не привлекает. Поэтому, прошу, прекрати потреблять эту отраву!
     - Нет, Билл. Не могу!  - категорично возразила  она. -  Уверяю тебя, ты
напрасно  с такой яростью обрушился на котлеты. И тогда, и теперь они ни при
чем. И есть я их не прекращу, сколько бы ты меня в этом ни убеждал.
     - Но почему, Кэт? - озадаченно посмотрел он на жену.
     - Потому, Билл, что это желание - не мое! - заявила Флора.
     -   Кэт...  -  Билл,  недоумевая,  не  отводил   от  нее   пристального
проницательного взгляда. - А чье же тогда... это желание?
     - Пока не  знаю, - невозмутимо пожала плечами Флора, с аппетитом доедая
очередную котлету.
     Билл поменялся в лице, подошел к ней, взял за руку и тихо спросил:
     - Кэт, и когда... мы узнаем... кто этот страстный любитель котлет?
     Не дожидаясь ответа, он крепко обнял жену и прижал к себе.
     - Кэт, ты, как мне сообщили, отказалась от этой квартиры. Поэтому самое
время прямо сейчас продолжить осмотр  нашего  дома. Особенно актуально,  как
выяснилось, заглянуть в детскую. Ведь прошлый  раз мы до нее так и не дошли.
Впрочем,  это  вполне закономерно  и логично:  сначала  - спальня,  потом  -
детская. Поедем домой, Кэт?  А  по дороге накупим  нашему обжоре  целую кучу
котлет!
     Билл заглянул в лучистые глаза звонко смеющейся жены и тоже  засмеялся,
потому что именно теперь оба поняли, что, наконец, стали настоящей семьей. И
семьей счастливой.
     ЭПИЛОГ
     Первыми, кому позвонил Билл, были брат и Елена. Трубку снял Майкл.
     -  Майкл! - быстро заговорил Билл. - Наконец, хоть в чем-то  я все-таки
превзошел тебя!
     - Да неужели? - усмехнулся тот.
     -  Майкл, тебе понадобилось  три года  на то, с чем я, как  выяснилось,
справлюсь всего за  девять месяцев! - радостно объявил Билл. - Мы с Кэт были
сечас у врача.  Майкл, у  нас  скоро появятся две дочери. Я их видел! Они  -
красавицы!!!
     - Не может быть! - насмешливо отозвался Майкл.
     Но Елена, очевидно, перехватила у него трубку. Она радостно закричала:
     - Билл!  Не слушайте  Майкла!  Конечно, ваши дочери - красавицы!  разве
может  быть иначе?!!  У таких родителей!!! Билл, передавайте привет Флоре  и
поцелуйте ее за нас!
     - Обязательно, Елена. Я сделаю  это  с удовольствием.  А мы, пока ехали
домой, решили, как назовем дочек, - загадочно произнес Билл.
     - Это, наверное, секрет?
     - Напротив! - возразил он. - Имя одной - Лаура, а  другой... Попробуйте
угадать!
     - Билл, из меня плохая гадалка! - засмеялась Елена.
     - Пре-крас-на-я... - многозначительно начал Билл.
     - Елена!!! - выдохнула она и заплакала.
     Тут же раздался голос Майкла:
     -  Билл,  мы очень рады  за тебя и Флору. Мы будем с  нетерпением ждать
появления очаровательных Лауры и Елены.
     - Все, Майкл, пока! Мне срочно надо ехать... за продуктами! - засмеялся
Билл и повесил трубку.
     Он  посмотрел на Флору,  обнял ее, нежно поцеловал  и  чуть  насмешливо
спросил:
     - Так сколько привезти котлет, моя восхитительная Дигди?
     Флора звонко засмеялась и весело объявила:
     - Как обычно, три! Мне, Елене и Лауре!


Популярность: 18, Last-modified: Thu, 11 Aug 2005 07:18:26 GMT