---------------------------------------------------------------
     © Copyright Оливия Карент
     From: vlzolx(a)mail.ru
     Date: 07 Oct 2005
---------------------------------------------------------------


     Моей дочери...

     Я написала  эту  книгу  для  тебя, моя девочка. В  ней нет  вымышленных
персонажей и придуманных судеб.  Я хочу,  чтобы ты задумалась и  поняла, как
порой трудно бывает найти  верное  решение, сделать правильный выбор, потому
что непросто и запутано складывается мозаика Реальной Жизни.
     С огромной надеждой на твою счастливую  женскую  судьбу, с безграничной
любовью и нежностью

     твоя мама О.




     Как странно!.. Теперь я много старше тебя. Тебе я не посвятила ни одной
из своих книг и не знаю, сделаю ли это, успею ли. Когда эта мысль пришла мне
в  голову,  я по-настоящему  испугалась.  У меня  -  замечательная семья.  Я
счастлива. Но  в моменты отчаянья, боли, одиночества  я всегда чувствовала и
чувствую,  как из БЕЗГРАНИЧНОСТИ  ВСЕЛЕННОЙ, из  БЕЗМЕРНОСТИ ПРОСТРАНСТВА  и
ВРЕМЕНИ,  из  НЕПОЗНАВАЕМОСТИ и ЗАГАДОЧНОСТИ  НЕБЫТИЯ ты всегда  приходила и
приходишь  мне на помощь. Спасибо, МАМА! Я безмерно благодарна тебе. Прости!
Прости! Прости!..  Ты точно знаешь,  что тебя всегда помнила, помнит и будет
помнить
     твоя дочь О.


     Она приходила  сюда всегда  в одно и то же время, усаживалась на одну и
ту же скамейку и подолгу смотрела вдаль, наслаждаясь  шуршащим шумом гальки,
увлекаемой бурлящей и кипящей волной.
     Море  который день штормило. Большинство отдыхающих были недовольны. Но
Она  радовалась  и  этим  одновременно  волнующим  и  успокаивающим   звукам
необузданной  стихии,  и  возможности вот  так, в  одиночестве,  предаваться
воспоминаниям и  раздумьям. Эта  возможность - побыть  наедине с собой - все
последние годы была ее самой  большой  мечтой. И  теперь,  когда многолетняя
мечта   стала  явью,   Она   почему-то  никак   не  могла   сосредоточиться,
сконцентрироваться,  собраться.  Казалось,  мозг  вдруг  отказался  мыслить,
отключился  на  какое-то   время,  поддавшись  бездумной  лени  и  праздному
безделью.  Наверное, так  было правильно.  И Она подчинилась этому защитному
подсознательному  требованию,  на  время  избавившись  от  чувств,  проблем,
мыслей.  Она  будто  впала  в  какой-то  гипнотический  транс,   завороженно
прислушиваясь каждый вечер к однообразной монотонной мелодии накатывающих на
берег волн,  уносящих за собой погромыхивающую галечную  россыпь,  и подолгу
вглядываясь в размеренные непрекращающиеся колебания моря...
     - Вы позволите?..
     Спокойный негромкий  голос  заставил  ее оторваться от  притягательного
зрелища бушующего морского безбрежья. Она медленно повернула голову, бросила
рассеянный взгляд на стоящего рядом  со скамейкой... только ее, как  Она уже
считала,  скамейкой!..  мужчину,  делая  слабые  попытки  сосредоточиться  и
заставляя  себя сверхъестественным усилием  воли осознать  обращенный  к ней
вопрос.
     Она  смотрела  с  таким неподдельным  недоумением,  что  Он,  указав на
скамейку, спокойно уточнил:
     - Вы не будете возражать?.. Не помешаю?
     Она,  наконец, поняла смысл  его  вопроса.  Равнодушно,  едва  заметно,
пожала  плечами,  слегка наклонила голову в знак согласия и,  будто  тут  же
забыв о собеседнике,  отвернулась и снова устремила неопределенно-задумчивый
взгляд на море...
     Довольно  продолжительное  время  оба  молчали. Она пребывала в  полной
неподвижности,  совершенно  не замечая его  присутствия, а  Он бросал  в  ее
сторону  редкие проницательные  взгляды, выдававшие  его  заинтересованность
незнакомкой.
     В очередной раз посмотрев на нее, Он тихо произнес:
     - Я вот  уже  который  вечер  наблюдаю  за  вами. Не нарочно. Случайным
образом совпало время наших прогулок к морю. Вы внесли в этот  унылый пейзаж
разнообразие,  и  я  поневоле  слежу  за  вами.  Поэтому  извините   за  мое
непреднамеренное  внимание  к   вам.  Должен  честно  признаться,   вы  меня
заинтересовали.
     Он почувствовал, что его слова не вызвали никакой ответной реакции. Она
как  будто даже  не  слышала  их. Он  чуть заметно  улыбнулся  и невозмутимо
продолжил:
     -  Очевидно, я  кажусь  вам слишком назойливым. Но...  Необычные  люди,
неординарные поступки и поведение вызывают у  меня профессиональный интерес.
Вынужден признаться, мой интерес у вам достиг за последнее время грандиозных
масштабов. Тем более, я не только здесь, на берегу, обратил на вас внимание.
И  вот  сегодня   решил  подойти.   Я  хотел   бы  познакомиться   с   вами,
побеседовать...
     Он не договорил,  потому что Она едва уловимым движением повернулась  в
его сторону, подняла руку и раскрыла ладонь.
     За  долю секунды в его голове промелькнула мысль о том, какой изящной и
тонкой была ее рука, насколько элегантным был этот загадочный жест.
     - Что это?.. - изумленно  спросил Он,  всматриваясь в ее ладонь, словно
на ней можно было прочитать ответ.
     - Цена, - спокойным ровным голосом пояснила Она.
     - Цена?!! - недоумевая, уточнил Он. - Цена... чего?
     - Одной минуты, - последовал бесстрастный ответ.
     Она опустила руку и снова устремила взгляд куда-то далеко за горизонт.
     Он какое-то время ошеломленно молчал, а потом переспросил:
     - Простите, но я не понял. Цена одной минуты ЧЕГО?
     Она, как ему показалось, немного устало отозвалась, так  и не переменив
позы:
     - Беседы. Со  мной. И хочу заметить,  что мы УЖЕ, - подчеркнула Она,  -
разговариваем три минуты. А  ведь я -  на  отдыхе... Наверное,  следовало бы
назначить двойной тариф.
     Он надолго задумался, потом достал деньги и протянул ей.
     - Вы правы. Отдых есть отдых. И двойной тариф вполне уместен. Поверьте,
я понимаю,  что  нарушаю ваши  планы. Но вы интересны  мне. Очень интересны!
Сожалею, что  сумма, которую я  захватил, отправившись сегодня  на прогулку,
столь незначительна. Но прошу вас, пожалуйста, давайте побеседуем!
     Она снова медленно чуть развернулась в его сторону, заглянула в глаза и
спокойно спросила:
     - Тема?
     - Простите, что?..
     - Тема. Которая вас интересует, - негромко пояснила Она.
     - Вы! - коротко и решительно бросил Он, повторно протягивая ей деньги.
     Она равнодушно посмотрела на них и категорично возразила:
     - Нет. На эту тему - нет.
     Он  немного  помолчал  и  со  всей  возможной убедительностью в  голосе
произнес:
     -  Очевидно, вы меня  не  так  поняли. Я не  собирался  и не  собираюсь
вторгаться в вашу жизнь. В вашу  душу.  В  ваши сокровенные  мысли. Нет-нет!
Никакого   примитивного    обывательского   любопытства,    бестактного    и
бесцеремонного. Уверяю вас, подобного ни в  коем случае не будет! Прошу вас,
не обижайтесь на объявленную мною тему. Прошу вас...
     Она вновь проницательно и задумчиво посмотрела в его глаза. Сколько раз
за  последнее  время  ей  приходилось  выслушивать  подобную  просьбу!  Быть
"объявленной темой"! И всякий раз с ее стороны следовал один и тот же ответ.
Неизменный. Постоянный. Отрицательный...




     1
     Тина точно  знала, что ей  здорово  попадет, и  наказание,  как всегда,
будет неизбежным и  очень строгим. Но удержаться не могла.  Она со всех  ног
мчалась сюда, в этот загадочный, волшебный, удивительный мир. Мир, где можно
было  мечтать  и  чувствовать  себя принцессой  -  могущественной,  богатой,
красивой.
     Это были редкие, но невероятно сладостные часы ее счастья. Она забывала
обо всем  на свете. Даже о неотвратимом возмездии за свое долгое отсутствие.
Да ради  того, чтобы хоть  какое-то время  наслаждаться  этой сказкой,  Тина
готова была вытерпеть все, что  угодно! Никому она  не открывала свою тайну.
Даже  подругам.  Это  был  только  ее Секрет.  Секрет  с большой буквы. Тина
хранила его, как самую большую святыню. Именно поэтому никто до  сих пор ине
мог узнать,  куда  она исчезает. А  от нее дожидаться правдивого ответа было
делом абсолютно безнадежным.  Тина упрямо  молчала, какими бы  хитроумными и
изощренными способами не добивались от нее признания.
     - Привет! Что тебя здесь так заинтересовало? - услышала Тина удивленный
голос рядом с собой. - Я  давно за тобой наблюдаю и  понят не могу, что тебе
тут так понравилось?
     Тина быстро повернулась и, восторженно улыбаясь, воскликнула:
     - Все!!! Все нравится! Все-все!!!
     - Все-о-о?!!
     Тина  не понимала, чем  вызвано подобное удивление. Не понимала, почему
собеседник  так спокоен, даже равнодушен,  не разделяет ее восхищения  всем,
что их окружает,  и  прореагировал с  искренним  недоумением  только  на  ее
восторженные слова.
     - Ну конечно, все!
     Тина подтвердила свое глубокое убеждение энергичным кивком головы.
     Он как-то странно, как ей показалось, оглядел ее с ног до головы, потом
задумался и неожиданно заявил:
     -  А я разочарован. Все здесь, по-моему, не меняется. Поэтому  скучно и
неинтересно. Впрочем, это ерунда! Меня зовут Филипп. А тебя?
     - Валентина. Тина, - открыто улыбаясь, радостно представилась она.
     - Ты здесь одна?
     - Да.
     Оба  внимательно  разглядывали  друг  друга,  делая  каждый  про   себя
собственные выводы относительного нового знакомого.
     - А сколько тебе лет, Тина?
     - Восемь. А тебе?
     - Двенадцать.
     - Ой!.. Какой... вы... взрослый!.. - вдруг робко воскликнула она.
     Филипп засмеялся.
     - Тина, с чего это ты решила на "вы" со  мной разговаривать? Подумаешь,
велика разница! Каких-то четыре  года!  Глупышка!.. Хочешь мороженое? -  без
всякого перехода предложил он.
     Тина неуверенно пожала плечами и с сомнением произнесла:
     - Хочу, наверное... но... Нет-нет! Спасибо, Филипп! Не хочу.
     - Все понял. У  тебя нет денег.  Это бывает. Со  мной такое очень часто
случается.  Поэтому  тебе,  как  временно  попавшей   в  полосу  безденежья,
предлагаю  товарищескую  помощь. Сейчас пойдем есть  мороженое  за мой счет.
Надеюсь, что и ты мне поможешь, когда я попаду в ту же полосу. Согласна?
     Он весело посмотрел на Тину.
     - Согласна, конечно.  Только...  - она горестно вздохнула. -  Деньги  у
меня появятся очень не скоро, Филипп!..
     - Я  подожду.  Тем более,  ты мне кажешься  надежным человеком. Поэтому
свой долг, я уверен, не забудешь.  А  поскольку из моих рук деньги утекают с
бешеной скоростью,  то мой кредит  тебе делает мое будущее  более надежным в
финансовом отношении. Ну что, Тина? Договор подписан? Идем есть мороженое?
     - Идем! - решительно согласилась она.
     Они устроились за столиком. Пока Филипп  делал заказ, Тина не сводила с
него   восхищенного   взгляда.   Филипп  был  Прекрасным  Принцем,   который
обязательно  должен был  появиться  и  появился в  этой  Волшебной  Стране -
Большом  Магазине  Игрушек.  Нет,  не  зря  мчалась  она  сюда,  как  только
подворачивался  удобный случай! какая редкая счастливая удача  выпала на  ее
долю:  познакомиться   с  таким   воспитанным,   хорошим,  добрым,  красивым
мальчиком! Филиппом!!!
     А Филипп  и сам  не  мог ответить себе,  почему вдруг заговорил  с этой
малышкой. Такой, в  общем-то,  обыкновенной,  не очень симпатичной, что  еще
больше подчеркивал ее весьма непритязательный, даже бедный наряд. Но девочка
с таким искренним  восторгом  и  радостью  смотрела  на все вокруг,  что он,
неожиданно  для  себя,  подошел  к  ней.  Тина  оказалась  непосредственной,
смышленной,  открытой.  Поэтому  Филипп  ни капли  не жалел  теперь о  своем
поступке.
     Когда принесли заказанное, он спросил:
     - Тина, а где ты живешь? Где учишься?
     Она  с  аппетитом  ела мороженое и,  неохотно  отложив ложечку,  быстро
пояснила:
     - Я и живу, и учусь в приюте. Для сирот.
     Она снова вернулась к прерванной его вопросом еде.
     Филипп  растерялся.  Он  не  знал,  как  правильно  реагировать  на  ее
сообщение, поэтому промолчал и тоже принялся есть мороженое.
     Тина справилась со своей порцией  быстрее,  чем  он. Она  откинулась на
спинку стула, покачала ногами и вдруг произнесла:
     - Меня нашли в  церкви. В  день  Святого  Валентина. Поэтому  и назвали
Валентиной. И отдали в приют. Многих детей забрали в семьи. А меня не берут.
Да теперь и не возьмут! Я слишком большая уже. А раньше не взяли, потому что
некрасивая. И характер у меня плохой.
     - Как это... "плохой"? - опешил Филипп.
     Она неопределенно пожала плечами.
     - Ну... непоседливая я, взбалмошная. Непослушная. Сюда, в этот магазин,
все время  убегаю  без спроса. Только  это тайна! Я  ее никому... никогда! -
быстро заговорила она и умоляюще посмотрела на него. - Филипп, пожалуйста...
Я нечаянно проговорилась!
     - Что ты, Тина!  Я ни за что  не выдам  тебя! Честное  слово!  - горячо
пообещал Филипп. - Клянусь!!!
     Она радостно улыбнулась:
     - Спасибо! Я верю тебе, Филипп.  А мне  пора! - Тина сменилась в лице и
огорченно добавила: - Попадет теперь! Ужас!!!
     - Мне тоже пора!.. - вздохнул Филипп. - Ты когда еще придешь сюда?
     - Не знаю. Как получится, -  грустно, с сожалением, сказала Тина. -  До
свидания, Филипп. Спасибо тебе!
     - До свидания, Тина. Надеюсь, встретимся!
     Она прощально взмахнула рукой и быстро убежала.
     Филипп проводил ее взглядом, затем посмотрел в сторону, слегка кивнул и
тоже направился к выходу.
     Тину уже скрылась из виду,  когда он  вышел  из магазина. Телохранитель
распахнул перед ним дверь лимузина,  и Филипп,  вздохнув, быстро "нырнул"  в
машину.

     О  неожиданном  знакомстве  Филиппа, конечно,  было  подробно  доложено
родителям.  Так  делалось  всегда,  потому  что  Филипп  был  Старшим Сыном,
Наследником.  Его  ожидало   Высокое  Предназначение.   Поэтому  с  рождения
тщательным образом  отслеживался каждый его шаг, каждое действие. Чем старше
становилсяФилипп,   тем  все  большее  и  большее   беспокойство  овладевало
родителями, потому  что Филипп, правда,  пока еще не  слишком  явно,  но уже
ощутимо тяготился  своей  Особой  Ролью.  У  сына  формировался  независимый
характер, непокорный нрав. Он всячески пытался хотя бы иногда выйти за рамки
установленных строжайших требований и  правил.  Родители старались с должным
пониманием относиться ко  всем необычным поступкам Филиппа, делая  скидку на
то, что ребенок при всех условиях и любых обстоятельствах остается ребенком,
поэтому предоставляли сыну хоть и относительную,  но все-таки  свободу,  тем
более, сознавая, что Филипп,  как Наследник, самим фактом своего  рождения с
первых мгновений  своей жизни был  подчинен и  предназначен  Высокому Долгу,
поэтому и Обязанностей  с раннего детства у  него было  огромное количество.
Ему не  всегда  доставало  времени даже на непродолжительные детские  игры и
забавы.  Родители  где-то  даже  сочувствовали  сыну, но изменить  ничего не
могли. Жизнь Филиппа принадлежала не  ему одному. Его старательно приучали к
этой мысли, постоянно напоминая о Долге и Ответственности.
     Сообщение телохранителя Филиппа о знакомстве в  магазине  игрушек  было
принято к сведению и, в  общем-то, оставлено без должного внимания, чему сам
Филипп  страшно  обрадовался.   потому  что  его   до  крайности  раздражало
постоянное вмешательство всех и вся в его, Филиппа, личную жизнь.

     Знакомство с Тиной необъяснимым образом запало  в  душу.  При  малейшей
возможности  Филипп  ежедневно отправлялся  в  магазин игрушек,  ожидая,  не
появится  ли Тина. Но  поездки  оказывались напрасными.  Филипп догадывался,
что, очевидно, Тину держат под бдительным присмотром. Но надежда  на встречу
с  этой  странной и непосредственной  девочкой не  оставляла его. Поэтому он
снова и снова упорно посещал магазин.
     Через  некоторое  время  Филипп,  порой  без   всякого   повода,   стал
раздражительным  и  нервным. Окружающие не  понимали  причину.  А  она  была
проста:  каникулы  подходили  к  концу,  надо было уезжать,  а Тина  все  не
появлялась.
     Филипп обдумывал различные варианты,  большинство из которых  сам  же и
отвергал, встречи с Тиной. Оставалось всего два дня до отъезда. Филипп прямо
с утра  отправился  в магазин  игрушек. Если  сегодня  Тина  не  придет,  то
завтра...  Завтра  он наплюет на  все условности  и  отправится  в приют,  и
разыщет Тину.
     Но этот безумный  вариант остался,  к счастью, неосуществленным. Потому
что не прошло и  часа  тоскливого ожидания,  как в  магазин вихрем ворвалась
Тина и быстро подбежала к нему.
     -  Привет! - как  можно более  невозмутимо,  сдерживая  радость при  ее
появлении, бросил Филипп.
     -  Здравствуй...  Филипп...  -   с  трудом  переводя  дыхание,  открыто
улыбаясь,  откликнулась  девочка.  - А  я...  не надеялась...  что...  увижу
тебя... сегодня!
     Ее   глаза  сверкали  озорным  блеском.   вся  она  излучала   какую-то
удивительную мягкую теплоту и радость.
     - Я тоже не думал, что встречу тебя сегодня, - спокойно сообщил Филипп.
Это, в общем-то, было правдой. Но прозвучало почему-то  слишком бесстрастно,
даже холодно. Он заметил,  что Тина это почувствовала, и, желая  хоть как-то
сгладить  свои  слова, уже  мягче добавил:  - Я  тоже рад видеть тебя, Тина.
Правда!
     Она все  еще  немного настороженно и  растерянно  смотрела  на  него, и
Филипп, решительно махнув рукой, честно признался:
     -  А-а!..  Я каждый  день  приез...  приходил сюда, Тина,  и ждал тебя.
Каждый день! А  тебя все не было.  А завтра  кончаются каникулы. Я уезжаю. Я
очень боялся, что ты не сможешь прийти.
     Тина сразу же открыто и ласково улыбнулась.
     -  Нет, Филипп. Я все равно пришла бы.  Если  не сегодня,  то  завтра -
точно. Я же знаю, что каникулы кончаются. Поэтому все-таки удрала сегодня из
приюта. Они думали,  что  у меня не получится на этот раз... И, как  всегда,
ошиблись! -  она,  довольная  собой, рассмеялась. - Я  ужасно  хитрая!  Всех
обманула! Ха-ха-ха!..
     Филипп тоже рассмеялся и предложил:
     - Идем есть мороженое?
     - Идем!
     Они  весело  болтали,  ели и мороженое,  и пирожные.  Пили соки.  Время
бежало незаметно.  Единственный час долгожданной  встречи  закончился,  увы,
слишком быстро.
     - Тина, пожалуйста, напиши мне, - попросил  Филипп при прощании. -  Вот
бумага, конверты и  адрес. Это  - не мой адрес. просто  сделай  на  конверте
пометку "для Филиппа", и мне передадут письмо. Ты все поняла? Все запомнила?
Обязательно  пиши.  Думаю, этих  конвертов  тебе  надолго хватит.  Если нет,
сообщи. Договорились?
     Она согласно кивнула и засмеялась:
     - Ой, Филипп! Какой ты деловой! солидный! Ужас просто!.. Не беспокойся,
я все запомнила. Все поняла. Жаль все-таки, что ты уезжаешь!
     - Жаль!.. - вздохнул Филипп. Он немного помолчал, внимательно посмотрел
на нее и не  совсем уверенно предложил: - Тина, давай я...  оставлю  тебе...
немного денег?
     Ответ Тины был тверд и категоричен:
     - Нет, Филипп. Нет. Да  и зачем они  мне?  А за  конверты  и  бумагу  -
спасибо! Я включу их в кредит, выданный мне тобой.
     - Хорошо! Включай! - весело согласился Филипп. - До встречи, Тина?
     - До встречи, Филипп!
     Довольные и собой, и друг другом, они расстались.
     2
     Тина  старательно отвечала  на  все письма  Филиппа,  подробно  излагая
мельчайшие события  своей жизни. Она больше не  убегала из  приюта, чтобы не
вызывать  недовольства и  раздражения  воспитателей.  Это  было  необходимо,
потому что впереди были каникулы, и уж тогда!..
     Тина знала точно, что могла бы быть в  приюте всеобщей любимицей,  если
бы не  ее непоседливый характер. Потому  что  она  превосходно  училась, все
быстро  усваивала, была сообразительна и любознательна.  Особо отмечалась ее
любовь к литературе.  Тина "запоем" читала.  В отличие  от других детей, она
предпочитала проводить время в библиотеке, а не у телевизора, компьютера или
в игровой.
     Переписка с Филиппом была для нее несказанной радостью и счастьем. Ведь
ее жизнь ограничивалась скудными событиями приютской жизни. А  Филипп был из
Другого Мира.  Мира притягательного,  неизвестного,  загадочного.  Этот  Мир
почти  не  пересекался   с  ее,   Тины,  привычным  мирком  родного  приюта.
Единственной точкой соприкосновения являлось теперь  знакомство  с Филиппом,
переписка с ним.
     Тина с нетерпением ждала каникул. Ждала встречи с  Филиппом,  встречи с
Прекрасным Принцем из Прекрасной Жизни.
     3
     Они заранее подробно договорились  в письмах  о  встрече.  Тина  пришла
первой. Как только  появился Филипп, и  они  обменялись  приветствиями, тина
потянула его за руку за собой.
     - Пойдем, Филипп, я тебе что-то покажу! - попросила она.
     Они подошли к витрине.
     - Смотри! Это медвежонок Паддингтон! - заявила Тина, указав на забавную
игрушку. - Присмотрись повнимательнее!.. Ну?.. - нетерпеливо спросила она и,
заметив его недоумение, смеясь, пояснила: -  Да он же  - твоя копия, Филипп!
Правда-правда!
     Филипп пожал плечами и с сомнением в голосе возразил:
     - Во-первых, почему это он - медвежонок Паддингтон?  Во-вторых, не  так
уж мы с ним и похожи! Даже совсем не похожи! Придумаешь тоже! Я и  этот, так
называемый медвежонок Паддингтон! С ума  сойти!!! Глупая выдумщица ты, Тина!
Фантазерка!
     Она обидчиво надула губы и отвернулась.  Филипп заметил, как огорчилась
Тина, поэтому сразу же, как можно веселее и беззаботнее, добавил:
     -  А впрочем... Почему  бы и нет? Имя у  него подходящее  - Паддингтон.
Сокращенно - Тон. Прислушайся, как созвучны это имя и твое. А раз мы с ним -
копия друг друга, с этой минуты ты будешь - Тин, а я - Тон!
     - Тин-Тон! Тин-Тон!  - звонко захохотав, подхватила Тина. - Как здорово
ты это придумал, Филипп! Тин-Тон! Тин-Тон!..

     А когда каникулы кончились, и  Филипп  уехал, в приют неожиданно явился
посыльный  и попросил пригласить Тину. Как только она появилась, он отдал ей
красиво упакованный сверток. Тина удивленно поблагодарила и быстро убежала в
спальню.  Там она  нетерпеливо развернула подарок  и  радостно ахнула.  В ее
руках оказалась та смешная и забавная игрушка, которая  привлекла в магазине
ее внимание  - медвежонок Паддингтон. А еще была записка:" Тин! Надеюсь, моя
копия заменит меня и не даст тебе скучать! Теперь ты не одна. Тон."
     Душа  Тины  наполнилась теплотой  и признательностью.  Из  глаз потекли
слезы.  Это   была  ее...  только   ее!..  первая  игрушка!!!   Собственная!
Единственная.
     4
     Как  ни  странно  это  было,  но  их отношения  с течением  времени  не
прервались. Наоборот, стали более открытыми, необходимыми для обоих. Встречи
были не  частыми и,  как  правило,  непродолжительными, тогда как  переписка
оставалась стабильной и постоянной.
     Филиппа  особенно радовало  то,  что  о переписке  с  Тиной,  благодаря
конспиративным   мерам,  заблаговременно  продуманным   и  предпринятым  им,
Филиппом, ничего  никому  известно не  было. Эта тайна сохранялась  вот  уже
четыре года.
     Тина, хотя  по-прежнему  и  жила  в  приюте,  теперь, благодаря  помощи
благотворительных  организаций,  училась в  гуманитарной  специализированной
школе и поэтому могла более-менее  свободно  распоряжаться  личным временем.
Больше не надо было  хитрить,  нарушать дисциплину, выслушивать  назидания и
укоры из-за  того, что она  по  собственному  желанию  и усмотрению покидала
стены приюта.
     За эти годы Тина ни разу не проявила излишнего  любопытства ни к самому
Филиппу, ни к его семье. Она воспринимала его просто как хорошего знакомого.
Она даже не знала его фамилии,  довольствуясь тем, что он сам считал  нужным
сообщать ей о себе.
     Но однажды, случайно задержавшись  у телевизора, Тина увидела на экране
Филиппа вместе  с семьей. Тина  не  могла  и  не хотела  верить  собственным
глазам! Сердце выскакивало из груди, в  голове стучали тысячи молоточков, по
телу  бежали  нескончаемые  "мурашки".  Тину  начал  бить озноб.  Она  резко
развернулась,  добежала до  спальни  и упала на постель, уткнувшись пылающим
лицом в подушку. Наверное, ей только показалось, что это был Филипп, ее тон,
убеждала  она себя. Потому что увиденное не  могло,  не могло, не могло быть
правдой!!! Но сама Тина уже точно знала, что тратит усилия напрасно. Ее Тон,
ее Филипп был не обычным мальчиком. Он был Наследником. Тину до глубины души
удивляло только одно: как она ухитрилась раньше не узнать об этом?!!

     Филипп долго ждал Тину сверх назначенного времени. Она так и не пришла.
Он, хотя и огорчился, но решил, что, очевидно, какие-то причины помешали ей.
Но  когда Тина не появилась ни  на  следующий  день, ни  потом, Филипп не на
шутку заволновался. В голову приходили самые  фантастические  предположения:
катастрофы,  страшные болезни,  невообразимые травмы.  Он ни  о  чем  другом
думать  не мог,  кроме  того, что с  Тиной, почему она куда-то  так внезапно
исчезла. Филипп  поручил своему охраннику  съездить в приют, все  выяснить и
передать Тине записку.

     Тина удивилась, увидев перед собой неизвестного  мужчину, который сразу
же поинтересовался  ее  здоровьем. Она  вежливо отвечала  на все  вопросы, с
недоумением  и  любопытством  всматриваясь в его  лицо. Очевидно, незнакомец
получил всю интересующую  его  информацию.  Он помолчал, потом протянул Тине
записку, попрощался и ушел.
     Тина развернула послание. Ее лицо вспыхнуло. Она сразу узнала до каждой
буквочки  знакомый почерк. Глаза  быстро побежала  по  строчкам:  " Тин! Что
случилось?  Куда ты исчезла? Почему не  приходишь? Я беспокоюсь.  Буду ждать
тебя в назначенном месте каждый день. Тон."
     Она глубоко вздохнула, потом  в раздумье долго стояла у  окна. Не пойти
было нельзя. Как нельзя было окончательно вычеркнуть Филиппа из своей жизни,
хотя Тина все эти дни мужественно пыталась это сделать.

     Как только она появилась, Филипп бросился навстречу.
     - Ну, ты и заставила меня поволноваться, Тин! Исчезла куда-то!
     Сразу   заметив  ее   растерянный   и   расстроенный   вид,   замолчал,
проницательно всматриваясь в ее лицо.
     - Тина, что случилось? Что с тобой?  - взволнованно заговорил он и взял
ее за руки.
     Она оглядывала  его так, словно до этого момента не была с ним знакома.
Тина  вдруг отметила, что  Филипп стал  очень симпатичным  высоким 16-летним
юношей. Что черты его лица приобрели  за эти годы мужественность.  Изменился
голос.  В  характере   появились   несвойственные  ему  ранее  властность  и
решительность.
     Тина почувствовала себя неуверенной девчонкой,  хотя, до этого момента,
в свои 12 лет считала себя вполне взрослой и самостоятельной.
     -  Тина,  почему ты молчишь?  Что с тобой? -  настойчиво повторил  свой
вопрос Филипп.
     Она пристально посмотрела в его глаза и прямо ответила:
     - Я видела тебя... то есть... вас по телевизору. Я теперь знаю,  кто...
вы.
     Она убрала  свои руки из  его рук, спрятала их за спину и отступила  на
шаг назад.
     Филипп  на  несколько  секунд  закрыл  глаза,  потом  открыто  и  прямо
посмотрел в ее лицо и проникновенно произнес:
     -  Я  рад, что ты теперь все знаешь обо мне,  Тина. Но я хочу, чтобы ты
поняла  главное.  К той моей жизни  наше  знакомство и наша дружба  не имеют
никакого отношения. Я не  хочу,  чтобы  между  нами даже в малой доле что-то
изменилось. Забудь об этой стороне моей жизни, Тина. Забудь и все! Пусть все
останется, как прежде. Ты - Тин. Я - Тон. Хорошо?
     - Я... я не знаю... - неуверенно и очень тихо откликнулась она.
     - Ну, пожалуйста, Тина, давай плюнем на все эти условности и сложности!
Зачем они нам? Лучше пойдем поедим  мороженое! Как всегда. Пойдем? -  весело
предложил он.
     Она  немного  помолчала  в  раздумье,  затем  улыбнулась  и  беззаботно
согласилась:
     - Пойдем, Филипп! Если, конечно, ты не закрыл мой кредит!
     - Пока - нет, Тина, - улыбнулся Филипп.
     - И о чем я только думаю? - засмеялась она. - Сумма  моего долга просто
огромна!  Хорошо хоть,  что проценты не набегают! Иначе я никогда  с  тобой,
Филипп, не расплатилась бы!
     - Да! тут я промашку дал! - поддержал он шутку. - Какие капиталы уплыли
мимо! Эх, не деловой я человек!
     Они  отправились  есть  мороженое, решив,  как  им казалось,  наилучшим
образом все проблемы.
     На   какое-то   время,  до  той  поры,  когда   оба  повзрослеют,  это,
действительно, будет так.
     ВЕРА
     Они дружили с раннего детства. Вера была старше Тины  всего на полгода.
Только  поэтому  раньше  нее  попала в приют.  Они были совсем разными  -  и
внешностью, и характером.
     Тина была худенькой, подвижной, любознательной. Не  очень  симпатичной,
но  обаятельной,  с выразительным  умным  взглядом  серых глаз.  От  природы
натуральная пепельная  блондинка,  Тина контрастировала  со жгучей брюнеткой
Верой,  которой  шла  любая  стрижка,   любая  прическа.  Волосы  Веры  были
послушными, густыми,  в  меру жесткими.  Тогда как  пушистые  мягкие, слегка
вьющиеся локоны  Тины можно было либо традиционно забирать в  "хвост",  либо
просто позволять им распадаться  по плечам  и спине.  Ничего  другого  Тина,
сколько ни мучилась, придумать не могла.
     Между   Верой  и   Тиной  сложились  особые,  теплые  и  доверительные,
отношения, как у сестер. Единственной  тайной Тины, которую она не открывала
никому, даже Вере, был Филипп.
     Вера, едва ей исполнилось 18 лет, выскочила замуж по огромной стростной
любви. Сразу родила сына. Ее муж  был неплохим человеком, но слабовольным  и
слабохарактерным. Он считался великолепным дизайнером. Но, как и большинство
талантливых,  неординарных людей,  пристрастился к алкоголю.  Вера  какое-то
время самоотверженно боролась  с "зеленым змием", но  проиграла. Вера подала
на развод.
     Оставшись с  сыном на  руках, без  средств к существованию, работала то
продавщицей в магазине, то официанткой в ночных клубах, то секретаршей.
     Именно последняя работа свела ее с состоятельным, но невероятно  скупым
и не  очень приятным в общении человеком.  Тину удивило, что Вера неожиданно
согласилась жить  с ним в гражданском браке. Тем более, что сына Веры он  не
воспринимал и не  любил. Поэтому, хоть и скрепя сердце, оплачивал пребывание
мальчика  в  одном  из  интернатов. Вера  переживала из-за  этого. Но ничего
изменить  не могла. Детей  у ее избранника,  за  плечами  которого  было два
развода, не было, и заводить их он не хотел.
     Неизвестно,  чем  закончился  бы  и  сколько  еще продолжался  бы  этот
странный  союз,  но внезапная  смерть этого человека нарушила устоявшееся за
несколько  лет  течение  Вериной  жизни. Родственники  покойного  немедленно
выгнали Веру  из дома. Она  попыталась  отстоять  через  суд свои  права, но
потерпела неудачу. Снова  ее жизнь вернулась в прежнее русло. Основной целью
стало лишь одно - зарабатывание средств для сына и себя.
     Несмотря на то,  что жизнь развела Веру и Тину, едва они покинули стены
приюта, на долгие годы  в разные стороны, и шли  они  каждая своей  дорогой,
изредка встречаясь и перезваниваясь, а пути их пересеклись спустя длительное
время,  между  ними сохранилось полное  взаимопонимание  и  та доверительная
дружба, которая когда-то связала их в приюте.

     Сюда, на море, отринув все заботы, они отправились вместе. Обе давно не
отдыхали,  у  обеих  за  плечами  была  тяжелая  ноша  нерешенных   проблем,
трудностей. Но  они договорились забыть обо всем и наслаждаться возможностью
беззаботного времяпрепровождения. Именно  поэтому они  выбрали дорогостоящий
престижный  пансионат,  предоставлявший  отдыхающим   комфортные  условия  и
высококлассное обслуживание.
     Первые  несколько дней Вера буквально не вылезала из воды, а Тина ждала
на  берегу,  предаваясь  покою,  размеренному течению  абсолютно  бессвязных
отрывочных легковесных мыслей.
     Каждая воплощала собственную мечту об отдыхе, и обе были довольны.


     Ужинали в пансионате довольно поздно.  Потом  часть отдыхающих смотрела
фильмы или отправлялась танцевать. Другие переходили в бар, где иногда шумно
дискутировали,   иногда  размеренно  беседовали.  Завязывались   знакомства,
начинался ни к чему не обязывающий кратковременный флирт.
     Вере...  и  Тина об этом  догадалась...  уже  наскучило  их  постоянное
уединение. Поэтому в этот вечер она и затащила  Тину в бар. Они устроились у
стойки и  заказали коньяк. Тина равнодушно смотрела вокруг, мелкими глотками
отпивая согревающий напиток.
     - Тина,  тебе не кажется, что нам пора немного развлечься? - улыбнулась
Вера.
     Тина неопределенно пожала плечами и вопросительно взглянула на подругу.
     - Тина, ну не будь ты такой эгоисткой! - шутливо укорила ее  Вера. - Ты
каждый вечер часами сидишь у моря. Может, тебя это и устраивает. А меня нет.
Я  скучаю и  не  знаю, куда себя деть. Пора  приступить к более активному  и
интересному отдыху! - засмеялась Вера.
     - Что предлагаешь? - весело отозвалась Тина.
     -   Предлагаю?..   -  загадочно  протянула   Вера.  -  О-о!..  У   меня
сногсшибательное  предложение!!!  Меня заинтересовал один мужчина.  Он здесь
многих женщин интересует, по-моему. Догадываешься, о ком я?
     Тина засмеялась и утвердительно кивнула головой:
     - Догадываюсь!
     Понять  Веру было  не  трудно.  Тот,  о  ком шла  речь,  со  дня своего
появления в пансионате вызывал повышенный интерес.
     Импозантный,  высокий,   атлетичный  мужчина   лет  сорока,  обладатель
привлекательной  внешности,  он  одним  взглядом  своих жгучих  темных  глаз
заставлял трепетать  женские сердца. Одно огорчало. Он приехал с симпатичной
молодой спутницей. Но сегодня после обеда большинство отдыхающих... кто - со
злорадством, кто -  с  удовлетворением... наблюдали,  как  она,  погрузив  в
машину свои вещи, уехала. Предмет грез прекрасной части пансионата остался в
одиночестве. Дамы взохнули с облегчением.
     Поэтому этим вечером, как сочувственно отметила Тина, бедолагу-красавца
атаковали со всех сторон. Он непосредственно,  хотя и равнодушно, реагировал
на проявляемые по  отношению к  нему знаки внимания, которые, очевидно, были
для него привычными и заранее предсказуемыми.
     - Что скажешь? - прервала Вера раздумья подруги.
     - А-а!.. - неопределенно отмахнулась Тина.
     -  Да ничего не "а-а!.."!.. Он кажется вполне подходящей  кандидатурой,
чтобы развеять мою ежевечернюю  скуку,  пока ты  прозябаешь у моря! - игриво
пояснила Вера, бросив мимолетный взгляд в сторону того, о ком говорила.
     Тина насмешливо улыбнулась и иронично отозвалась:
     - Ну так вперед! В атаку!
     Вера всплеснула руками.
     - Тина, ты что, не понимаешь?!! В какую "атаку"?!! Ты  только посмотри,
что вокруг него творится! Здесь, что называется, "без шансов".
     - А раз так, то и говорить не о чем! - заключила Тина.
     Вера в упор воззрилась на подругу, многозначительно помолчала,  а потом
объявила:
     - Тина, "без шансов", если действовать буду я!  Ну сама подумай,  каким
образом я могу познакомиться?  Все возможные  и невозможные способы, если ты
заметила,  уже  вовсю  используются  моими соперницами.  И  он, как  видишь,
безучастен. Все  банально. Я от них в этом мало чем отличаюсь. Такая же, как
они.  Обычная. Да  к тому же, и помоложе меня имеются претендентки. Мне ведь
за тридцать перевалило!
     - Вера,  ну что за глупости?!! Ты -  красавица! А  возраст - ерунда!  -
горячо  возразила  Тина.  - Для взаимной симпатии  это - не  причина, -  она
сделала паузу и внимательно посмотрела на подругу: - Он тебе, действительно,
нравится?
     - Нравится, конечно, - согласилась  Вера. -  Но дело  даже  не в  этом.
Просто  "натянуть  нос"  всем  этим  богатеньким  дамочкам,  оставив  их "за
бортом", безумно хочется!
     Вера  с  такой кровожадностью и  злорадством произнесла эту тираду, что
Тина захохотала. Идея  Веры  была  нелепой  и  смешной. Однако Тина,  хорошо
понимая,  какие  мстительные  чувства испытывает подруга... по своей сути  -
добрая,  заботливая, внимательная... к сильным  мира  сего, с мягкой улыбкой
произнесла:
     - Ну, что ж! Попытайся! Удачи тебе, Вера.
     - Нет, Тина! Иногда ты просто невыносима! Ты будто не слышишь меня! - с
укором  заговорила  Вера. - Я  же тебе объясняю,  что  мне познакомиться  не
удастся. А вот если ты...
     Тина возмущенно перебила подругу:
     - Вера! Ты сошла с ума! Я не...
     Та не дослушала и сразу возразила:
     - Тина, с тебя,  кроме знакомства, никто  ничего не требует. Сделай это
для меня и ступай себе  к  своему морю.  Хоть все ночи и дни сиди  там! Ради
Бога!!! Ни о чем больше  до конца отпуска не попрошу тебя. Ты только  завяжи
знакомство  и все. Ведь для тебя это - детская задачка! Ты же - профессионал
все-таки.  В  отличие от меня. О, как же я хочу отомстить этим  высокомерным
задавакам!!! Чтоб знали!..
     Вера умоляюще взглянула  на Тину, с разочарованием  отметив, что  та ее
словно совсем не слушает, устремив неподвижный взгляд в стойку бара.
     Неожиданно  Тина  медленно  развернулась, внимательно осмотрела  группу
отдыхающих,  среди которых находился заинтересовавший Веру  мужчина,  затем,
глядя прямо на него, дождалась паузы в общем разговоре и громко произнесла:
     - Простите, но, может быть, кто-нибудь мне подскажет, тэмбрология - это
наука о чем?
     Все  растерянно  молчали,  с  изумлением  разглядывая  странную  особу,
которая задала совершенно неуместный в данной обстановке вопрос.
     Лицо  Веры  осветила  довольная  улыбка,  когда  именно   тот,  кому  и
предназначались слова Тины, спокойно пояснил:
     - Могу ответить совершенно точно.  Тэмбрология  - наука о марках.  Знаю
это,  потому  что  в  свое  время  увлекался их коллекционированием. Кстати,
коллекционирование марок иначе называется филателия, - иронично дополнил он.
     - Благодарю  вас, -  вежливо  улыбнулась  Тина.  -  Особенно ценно ваше
последнее  пояснение. Ведь филателия  - такое редкое хобби!  О нем, а уж тем
более, о самом термине,  мало кому известно!  -  очень  точно скопировав его
ироничную интонацию, завершила она.
     -  Был счастлив помочь, - усмехнулся он  и живо предложил:  - Возможно,
вам  требуется  консультация   еще  по  какому-нибудь  вопросу?  Пожалуйста,
обращайтесь!
     -  О! Консультации мне требуются  почти постоянно, поскольку вопросов у
меня в  достаточном количестве, - с тщательно скрываемой насмешкой  в голосе
отозвалась  Тина. -  Вот  последнее  время  меня  мучает сомнение. Цонгду  -
парламент Непала или Бутана? Или парламент Непала - панчаят? Русская мортира
- это  гафуница  или  можжира?  Или  гафуница  -  осадное  орудие? Индийский
струнный  инструмент   называется   сарод  или  сарон?   Или   сарон  -  это
индонезийский  ударный инструмент? Мне продолжить? Или роль консультанта вас
больше не прельщает?
     Собеседник Тины оглушительно захохотал.
     Ликуя, Вера высокомерно посматривала на окружающих, все еще пребывающих
в полном молчании и явно ошеломленных быстрыми вопросами Тины.
     Та  спокойно ждала, невозмутимо глядя на хохочущего  собеседника. Он, с
трудом преодолев душивший его смех, решительно заявил:
     -  От  своего   предложения   я  не  отказываюсь.  Готов  приступить  к
обязанностям консультанта хоть  сейчас.  Но!.. Вы  предложили такую  широкую
гамму интересующих вас  вопросов!.. Боюсь, что  моих  знаний из таких разных
областей,  увы,  недостаточно.  Подозреваю,  что мой  интеллектуальный запас
иссяк на вашем первом вопросе. Тэмбрология и филателия - это, как оказалось,
мой предел!!!
     Он  опять   захохотал.  Потом  встал,  подошел  к  подругам  и,  слегка
поклонившись, представился:
     - Эдуард.
     - Вера.
     - Валентина.
     Он сделал знак официанту. Когда тот наполнил бокалы, быстро предложил:
     - За знакомство?
     - За знакомство! - отозвалась с сияющей улыбкой Вера.
     Тина чуть приподняла бокал в знак поддержки. Она сразу самоустранилась,
предоставляя Вере возможность действовать по собственному  усмотрению.  Все.
Задача ею решена. Знакомство состоялось. Соперницы повержены в прах. Просьба
подруги выполнена.

     Вера была  очень довольна  удачно  проведенным вечером. И Тина  в  душе
радовалась  этому.  После возвращения  с  отдыха  Вере предстояла  серьезная
операция, и  эта  поездка в какой-то степени была той  кислородной подушкой,
которая  давала  возможность освободиться  от тяжелой  удушающей  реальности
Жизни.  Тине  хотелось,  чтобы  Вера  набралась  сил, восстановила  душевное
равновесие. Впрочем, это требовалось  не только Вере, но и самой Тине. Даже,
может быть, в большей степени.
     Прежде, чем уйти  к себе, Вера зашла  к  Тине, еще и  еще раз со смехом
вспоминая события прошедшего вечера.
     - Тина,  ты была  великолепна! Вот  это работа!  Блеск!!! - восхищалась
Вера. - Я хоть и знала о твоих способностях, но в деле увидела тебя впервые.
То, как ты "защучила" Эдуарда, что-то потрясающее. Бесподобно! Ха-ха-ха!.. Я
думала, что эти  красотки-"пансионерки"  просто  лопнут от  зависти! Нет, ну
какая же ты - молодец!!!
     Тина отмахнулась от веселящейся подруги и категорично возразила:
     - Уверяю тебя,  Вера, восторгаться абсолютно нечем. Задача-то была, как
ты правильно заметила, детская. И  решила я ее, в общем-то, на весьма низком
уровне. Меньше, чем на "удовлетворительно".
     - И слушать не хочу! Вот еще  глупости какие! - загорячилась Вера. - Ты
мне, Тина, другое скажи.  А если бы Эдуард не знал ответ? Тогда что? Как тут
быть? Что ты сделала бы?
     Тина повела плечом, склонив к нему голову, и засмеялась:
     - Вера,  да все очень просто! Во-первых, я  по опыту знаю, что мужчины,
подобные Эдуарду,  обязательно... пусть  хотя  бы  и  в  раннем  возрасте!..
увлекаются двумя  вещами:  шахматами или  филателией. Или  и тем, и  другим.
Во-вторых, если бы  никто,  и он  в  том  числе, не дал  бы мне  правильного
ответа, его "вспомнила" бы я сама и объявила. В-третьих, тут  же  бросила бы
"пробный шар"  о шахматах и  так  далее. Рано или поздно  хоть  какой-нибудь
ответной реакции именно Эдуарда мне удалось бы добиться. В общем, все, как я
тебе сказала, очень просто.
     -  Тебе  -  возможно,  -  не  согласилась  Вера,  внимательно  выслушав
пояснение  подруги.  -  Но ведь  чтобы  обо всем  этом  беседовать, это надо
ЗНАТЬ!!!
     - В общем-то, да, конечно.
     -  Вот в  этом-то все и  дело! Но я,  хоть убей, не  могу понять,  да и
обычное любопытство мне не дает покоя, что  ты, Тина, сказала бы о шахматах?
- поинтересовалась Вера. - Нет, ну, действительно, что?
     Тина громко рассмеялась, потом шутливо ответила:
     -  Я спросила  бы вот  что!  "Защиту Каракан"  или "сицилийскую защиту"
лучше применить после хода королевской пешки "е2 - е4"?!!
     -  Ну  все-то ты  знаешь!  Тина,  ты  -  чудо!  -  воскликнула  Вера  и
восторженно рассмеялась вслед за подругой, потом попрощалась и ушла к себе.
     2
     На следующий день, прямо  с утра, к подругам в столовой подошел Эдуард.
После взаимного обмена приветствиями он непринужденно объявил:
     - У меня есть деловое предложение. Заменим сегодня обед в пансионате на
небольшой  пикник в  горах?  Организационные вопросы  беру на себя. С  вас -
согласие. Итак, каково ваше решение?
     Он  улыбнулся, вопросительно  глядя  на  подруг. Первой  прореагировала
Вера. Она радостно засмеялась и, слегка подтолкнув Тину, весело ответила:
     - О, Эдуард, ваше предложение принимается! Конечно, мы согласны!
     Эдуард заметил, что Тина, после очевидного внутреннего сомнения, все же
утвердительно кивнула.
     - Вот и замечательно! - одобрил он, затем сообщил о времени.
     Подруги пообещали вернуться с моря без опоздания, точно  к назначенному
сроку. Эдуард попрощался и ушел.
     Вера проводила его взглядом и торжествующе заявила:
     - Так-то вот! Знай "наших"! То ли еще будет!!!

     Они   торопились,  потому  что,   вопреки   своему  обещанию,  все-таки
опаздывали.  К  сожалению, ни Вера, ни Тина, отправляясь на море, не взяли с
собою часы.
     -  А  все  твое сумасшедшее  желание рисовать каку-то  никому  ненужную
картину!!!  - укоряла  подругу  Вера.  - Сколько времени  потеряли, пока  ты
собрала всю эту... дребедень!
     Вера бросила возмущенный  взгляд  на мольберт, ящик с красками, которые
несла подруга. Тина виновато и  раскаянно улыбнулась, слушая обвинения Веры.
А та недовольно продолжала:
     - В жизни не прощу тебе, если пикник сорвется!!! так и знай!
     К  счастью,  они уже  дошли до  пансионата.  Обе  одновременно  увидели
автомобиль, около которого нетерпеливо вышагивал Эдуард.
     Лицо Веры осветила  счастливая и радостная улыбка. Она мгновенно забыла
о своих претензиях и обвинениях.
     - Тина,  виват!  -  прошептала  Вера и, как только  они  поравнялись  с
машиной, быстро заговорила: - Эдуард, извините, пожалуйста, что мы опоздали.
Часы  не  взяли, а  когда встрепенулись, выяснилось, что к сроку ну никак не
успеть! Но мы очень спешили!
     Он чуть насмешливо и немного снисходительно улыбнулся в ответ.
     - Все в порядке. Жду вас.
     - Мы сейчас! Мы быстренько! - весело откликнулась Вера.
     Они,  действительно,  вскоре  появились в дверях пансионата. Вера  была
одета в модный белоснежный джинсовый брючный костюм и почему-то босоножки на
высоком  каблуке.  Впрочем, ее  яркой  внешности  этот экстравагантный наряд
очень подходил.  Валентина была в полотняных бриджах и свободном блузоне. На
ее ногах были далеко  не новые,  но,  очевидно, любимые и удобные кроссовки.
Голову  Веры   украшала  широкополая  ослепительно-белая  шляпа,  тогда  как
Валентина предпочла хлопчато-бумажную бейсболку с большим козырьком. Разница
в стилях одежды только усиливала контраст между подругами.
     - А  вот и мы!  -  громко  объявила  Вера,  с  удовлетворением  отметив
множество  взглядов...   большей  частью,  неприязненных!..   которые   были
направлены на них.  - О, Эдуард, вы не за рулем?  - с кокетливым недоумением
уточнила она.
     -  Конечно,  нет! -  непринужденно, в тон  ей,  отозвался он. -  Мы  же
отправляемся на пикник! Я не уверен, что после него "серпантин" горных дорог
мне  удастся  благополучно  преодолеть. И  если  собственной  жизнью я  могу
распоряжаться по своему усмотрению, то жизнь милых дам должна быть полностью
ограждена даже от минимального риска!
     - Как вы предусмотрительны, Эдуарды! - громко и восторженно воскликнула
Вера. - Настоящий рыцарь!
     Все  трое  весело  рассмеялись  и  принялись  размещаться в автомобиле.
Окружающие ловили каждое  слово, не сводя с них любопытных глаз, пока машина
не скрылась из виду.

     Когда они добрались до места, первой, как ни странно, прореагировала не
проронившая за все это время ни единого слова Тина:
     - Боже!.. Да это какой-то... выездной ресторан! Эдуард, ну зачем вы?..
     Ее перебила Вера:
     - О, Эдуард! Какой вы - выдумщик! Вот это сюрприз так сюрприз! Чудо!
     Вера  быстро  выбралась  из  машины,  не дожидаясь  помощи Эдуарда, что
несказанно его удивило. Он помог выйти Валентине, довольный произведенным на
женщин эффектом  объявленного им  "пикника  в горах".  Конечно,  подруги  не
подозревали,  что их  ожидает не "завтрак  на  траве", а удобные  раскладные
кресла, столики, приглашенные официант и повар.
     Пока  Эдуард  отдавал  распоряжения,  Вера  расположилась  в  кресле  и
прикрыла глаза. Вскоре над ней раздался его удивленный голос.
     - А где Валентина?
     Вера привстала и быстро посмотрела вокруг.
     - Да вон же она! - Вера указала в ту сторону, где находилась подруга. -
Ти-на!!! - громко закричала она.
     Та махнула им рукой, приглашая присоединиться. Вера поднялась, оперлась
на предложенную руку Эдуарда, и они направились к Тине.
     За то короткое время, что Тина оставалась одна, она успела спуститься в
долину,  познакомиться  с  работниками далеко простиравшихся  меж гор чайных
плантаций.
     Как только Вера и Эдуард подошли, Тина принялась объяснять:
     -  Мне  сказали,  что, если мы хотим,  то можем собрать  для себя  чай.
Правда,  нам   придется   изрядно  потрудиться.  Из   собранного  килограмма
получается  всего лишь 300 граммов готовой продукции. Но зато чай, собранный
вручную, самый качественный! Я хочу попробовать. Желаете присоединиться?
     И Вера,  и Эдуард, хоть и засмеялись, но согласно кивнули.  Им подробно
объяснили  технику сбора. Срывать следовало только  самую  верхушку молодого
побега. Все трое принялись усердно трудиться.
     Через  полчаса  напряженной  работы каждый держал  в руке по небольшому
пучку  собранного урожая. Работники за  это  время  собрали в  несколько раз
больше.  Они  сложили чай  в  пакет  и  вручили  Тине,  которая  без  устали
восторгалась их сноровкой.
     -  М-да-а... - протянул Эдуард. - После  подобного эксперимента цена на
чай кажется мне незаслуженно низкой!
     - И  мне!  -  поддержала Вера. - Это  же - пытка! Работали под палящими
лучами  солнца, руки  все  время  навесу!  От  бесчисленных "щипков" побегов
пальцы онемели!.. А все  ты,  Тина! Со своей идеей  сделать из нас  рабов на
плантациях! Предпочитаю ресторан! пусть и импровизированный!!!
     - Поддерживаю! -  горячо  заявил Эдуард.  - Предлагаю немедленно в него
переместиться.
     - Хорошо. Вы идите, а я вас догоню, -  попросила Тина. - Я быстро! -  и
пояснила:  -  Мне предложили попробовать  старинный  механизированный способ
сборки чая.
     Вера и Эдуард переглянулись и засмеялись.
     - Ну уж нет! С удовольствием полюбуемся на тебя! - возразила Вера.
     - Это даже интересно, - добавил Эдуард.
     Тине  вынесли  огромные  по  размеру то  ли  ножницы,  то  ли  секатор,
деревянные ручки которого были длиной до полуметра. Взяв устройство в  руки,
Тина удивленно воскликнула:
     -  Ой!  Тяжело...  Как  же  возможно   таким  инструментом  работать?!!
Состригая побеги чая, придется держать его на весу! А мне сами кусты доходят
чуть ли не до груди!
     Попытки Тины применить инструмент на практике  успехом не увенчались, а
лишь  вызвали  неудержимый  хохот  "наблюдающих, помогающих  и  советующих".
Смеялась  и  она  сама,  хотя срезать  пусть один-единственный чайный  побег
безумно хотелось.
     Они  попрощались с  работниками  и,  нагруженные  собранным  "урожаем",
поспешили в горы, где их уже ждал обед.
     Изумлению Веры и Тины не было предела, когда они увидели двух скрипачей
и гитариста. Зазвучала ласкающая слух мелодия.
     К  середине  обеда  настроение  стало  самым   беззаботным  и  веселым.
Непринужденности  обстановки способствовали и  окружающая природа, и  чистый
горный воздух, и восхитительный обед, и великолепное вино.
     Тина  вдруг  встала,  подошла  к музыкантам, отдыхающим  в  стороне  за
столиком, и о чем-то их попросила. Они тут же взяли инструменты.
     - По моей просьбе музыканты  любезно согласились исполнить  мое любимое
произведение. Это Альбинони... "Адажио"...
     Сразу после ее слов зазвучала щемящая душу проникновенная мелодия.
     Через какое-то время  Тина  обратила  к музыкантам  взволнованное лицо,
залитое  слезами, и  сделала  едва  уловимый  знак  рукой.  Звуки  мгновенно
смолкли, уступив место невероятной пронзительной тишине.
     Тина резко  поднялась,  что-то  опять  сказала  музыкантам, вернулась к
столу,  потребовала  налить  всем  шампанского  и, сверкнув глазами,  снова,
только на этот раз громко, даже вызывающе объявила:
     - Монти! "Чардаш"!!!
     Она  высоко подняла свой бокал, а потом  осушила его  до дна.  Эдуард и
Вера сделали  то  же, с некоторым недоумением  поглядывая на  Тину. Та,  как
только отзвучала последняя нота, возбужденно произнесла:
     - А теперь  -  пасодобль!  Танец испанской  корриды" Боевой, неистовый,
зажигательный!!!
     Зазвучавшая    искрометная    мелодия,     действительно,     полностью
соответствовала характеристике, данной Тиной. Как только музыканты доиграли,
Тина восторженно зааплодировала. Ее дружно поддержали Вера и Эдуард.
     - Тина, -  обратилась к подруге Вера,  - что бы тебе сразу не  заказать
"Чардаш" и этот... ну... танец с корриды! А то от твоего... Аль... бони чуть
сердце не разорвалось!
     - Ты права, Вера, - спокойно и сдержанно согласилась Тина. - Альбинони,
действительно, был неуместен. Простите... - и другим тоном, непринужденным и
чуть  кокетливым,  добавила:  -  Жалею  только  об  одном! Вы,  Эдуард,  так
замечательно  все  организовали,  а  о танцорах не позаботились. Пасодобль -
незабываемое зрелище!
     Она весело взглянула на него.
     - Ах,  Валентина!..  -  засмеялся Эдуард. -  Если  бы  вы знали,  как я
расстроен   своей  непредусмотрительностью!  И  если  сердце  Веры  чуть  не
пострадало по милости Льбинони, то мое - при звуках пасодобля. Как я мог так
опростоволоситься?!!  Прошу,  дайте  мне шанс!  В следующий раз промахов  не
будет! - горячо заверил он.
     - Не сомневаюсь! - в ответ засмеялась Тина.
     - Я тоже! - дополнила Вера.
     Пикник  продолжился  в  самой,  что  называется,  "теплой  и  дружеской
обстановке" и, плавно перейдя в ужин, завершился, когда наступил вечер.

     Благополучно   вернувшись   в   пансионат,  подруги  с   благодарностью
попрощались с Эдуардом  и  направились  в комнату  Тины.  Там  решено  было,
согласно полученным  инструкциям,  устроить  "сушилку"  для собранного  чая.
Место  должно  было  отвечать  строгим  условиям:  быть  совершенно сухим  и
максимально  защищенным  от попадания прямых солнечных  лучей. Больше  всего
этим условиям соответствовал шкаф, наверху которого и разложили тонким слоем
чай.
     Закончив работу, подруги упали в кресла и одновременно засмеялись.
     -  Тина,  согласись,  сегодняшний день  -  это  что-то  потрясающее!  -
воскликнула Вера. - И еще... - лукаво улыбнувшись, добавила она. - По-моему,
Эдуард кривил душой, когда заявил, что, как и я, пострадал от звуков музыки.
Его сердце понесло урон не из-за нее, а из-за тебя! Ха-ха-ха!..
     - Глупости! - смеясь, отозвалась Тина.
     - Ну да!.. - иронично "фыркнула"  Вера. -  Можно подумать,  ты сама  не
видела,  что он  глаз с тебя не сводил. А как ухаживал!.. Каждый твой взгляд
ловил, каждое движение!.. А  кстати... - Вера  вдруг серьезно посмотрела  на
подругу. - Эдуард - вполне привлекательный мужчина. Даже красивый. И деньги,
на мой  взгляд, у него имеются. Не жмот. Вон как все шикарно организовал!  И
весело с ним, легко. Почему бы тебе...
     Не дослушав, Тина категорично произнесла:
     - Нет!
     Ее ответ прозвучал настолько резко, что  Вера даже немного испугалась и
внутренне  обругала  себя за то, что увлеклась  и  вовремя не  остановилась,
поэтому, хоть и невольно, но больно ранила подругу.
     Тина заметила реакцию  Веры  и,  желая  смягчить  свой жесткий ответ, с
иронией сказала:
     - А почему я? С себя, с себя начинай, Вера! Тем более, насколько помню,
именно тебе понравился Эдуард. И идея знакомства с ним - твоя!
     Вера вскинула голову и грозным, но шутливым тоном заявила:
     - Думаешь, откажусь?!! Ни  за  что!!! А  ты еще пожалеешь, что упустила
такой замечательный шанс!
     Она  встала,  гордо прошагала  к  двери,  свысока  взглянула  на  Тину,
выдержала  паузу, потом прощально махнула рукой  и вдруг  громко засмеялась.
Ответом ей был звонкий смех Тины.
     3
     Эдуард  тоже  остался  доволен  устроенным  в  горах пикником. Общество
Валентины  и  Веры  оказалось  очень  приятным.  Подруги вели  себя  весело,
непосредственно, заразительно смеялись и  остроумно шутили. В их  отношениях
совершенно  отсутствовало, что особо  отметил  Эдуард,  присущее большинству
женщин  соперничество,  потаенная   борьба   за   лидерство  и   собственное
превосходство. Что было особенно удивительно, ни одна, ни другая не проявили
излишнего желания "завоевать" или "завлечь" его.  Подобного Эдуард давно  не
встречал. Сегодняшний день  во многом  изменил  его первоначальное  мнение о
подругах.
     Войдя к себе, Эдуард разделся и, стоя под  душем, вспоминал о вчерашнем
вечере, когда он сидел в баре, чувствуя со всех сторон натиск осаждавших его
своим вниманием дам.
     Эдуарда, как  и  остальных, в  первый  момент  ошеломил  неожиданный  и
неуместный  вопрос Валентины. По ее взгляду, направленному прямо на него, он
догадался, кому  предназначен  странный  вопрос  о тэмбрологии.  Необычность
последующего показалась  Эдуарду забавной. К  тому  же его  сразу  привлекла
мягкая женственность Валентины, которую она прямо-таки излучала вокруг себя.
Это впечатление усиливала яркая броская внешность красавицы Веры.
     Избранный   Валентиной  необычный   способ  знакомства,   явный  эпатаж
показались Эдуарду  очень интересными, и он решил познакомиться. Хотя Вера и
была  необыкновенно хороша  собой, но  вкусу Эдуарда  больше соответствовала
Валентина. Поэтому он не  стал  упускать шанс.  Тем  более, Валентина  сама,
первой, остановила на нем свой выбор.
     Каково   же  было  удивление  Эдуарда,  когда  сразу  после  знакомства
Валентина  устранилась, а в  "игру"  вступила  Вера. Через  некоторое  время
Эдуард догадался, что Валентина "разыграла партию" ради подруги. Это немного
огорчило  и  слегка  обескуражило,  потому  что  Эдуард  пользовался  у  дам
неизменным  успехом.  Но отступать не  хотелось,  и он организовал этот, так
поразивший   женщин,  "выездной  ресторан".  Валентина  оказалась  настолько
необычной и привлекательной,  в  ней  был такой невероятный шарм, что Эдуард
решил во  что бы  то ни стало продолжить знакомство. Тем  более, в его жизни
подобной  аурой женственности и  обаяния была окружена  только одна женщина.
Алиса...

     Они познакомились на одной из студенческих вечеринок. Ему было почти 20
лет. Ей, как потом выяснилось, 18.
     На  фоне остальных  девушек  Алиса казалась  маленьким  нахохолившимся,
испуганным цыпленком: среднего роста, худенькая, с пышной "гривой" роскошных
золотистых волос.
     Во многом  благодаря  своей красивой  внешности избалованный постоянным
вниманием девушек,  Эдуард  с  некоторой долей бравады  и высокомерия  решил
"осчастливить" девчонку,  забившуюся  в  угол  и  широко  открытыми  глазами
оглядывающую все вокруг. Он  пригласил ее на танец и познакомился. А потом и
представить не мог свою жизнь без Алисы.
     Как-то  Эдуард  уговорил ее  хотя бы  на день  заехать к нему домой. Он
хотел, чтобы Алиса познакомилась с его родителями.
     Единственный  ребенок в семье, ни  в чем  не  знавший отказа,  всеобщий
любимец,  богатый  наследник,  Эдуард  только  тогда понял,  какую  совершил
ошибку, когда оказался с Алисой на  пороге собственного  дома. Он не ожидал,
что  на  него...  на НЕГО!..  может обрушиться подобные  негодование и гнев.
Эдуард впервые  наблюдал, как его мать, потеряв всякую сдержанность, кричала
голосом уличной торговки:
     - Как прикажешь это понимать?!! Ты  намерен каждую свою девицу тащить в
дом?!!
     Эдуарду пока хватало сил не терять терпение, и он невозмутимо ответил:
     -  Алиса - не каждая. Для  меня она - единственная. Алиса нравится мне,
мама. Я говорю это серьезно.
     - Серьезно?!! Ха-ха!!! - с сарказмом откликнулась мать.
     В беседу вступил отец.
     - Может, ты уже и жениться надумал? Так  впредь знай! К этому вопросу я
больше возвращаться  не  намерен. Ты  не получишь  ни гроша...  Слышишь?  Ни
гроша!.. если выкинешь  подобный номер!!! Жениться ты пойдешь  только тогда,
когда твой  выбор  совпадет с  нашим. Только  при этом условии ты останешься
нашим наследником.  Запомни, твое будущее - это  и наше  тоже. Рисковать  им
даже тебе не позволено!  без нашего согласия  - никаких дурацких увлечений и
женитьб неизвестно на ком!!! Ты все понял?
     Тон отца был грозен и категоричен. Эдуард  хорошо знал его твердый нрав
и непреклонную волю. Портить с родителями отношения Эдуард не хотел, поэтому
поспешно начал объхяснять:
     - Да что  вы вскинулись? Какая  женитьба? Никто не собирается жениться.
Уверяю  вас, о  женитьбе  я  и не помышлял, пока вы  не заговорили об  этом!
Просто  мне  нравится  Алиса,  и  я  хотел,  чтобы   она  увидела  мой  дом,
познакомилась с вами.
     - Вот и слава Богу! Молодец! - одобрили родители.
     А  вскоре  к  Эдуарду  подошла  Алиса  и  попросила  проводить  ее.  Он
догадался, что Алиса  слышала  их  громкий  разговор  и  поэтому так  срочно
уезжает.  Эдуард  понимал,  что  уговаривать  ее  остаться -  бесполезно,  и
выполнил просьбу.
     Расставаясь,   Алиса  подняла  к  нему  грустное  лицо,   проницательно
посмотрела полными слез глазами в его глаза и печально и тихо сказала:
     - Прощай, Эдуард...
     Он осторожно взял ее руки в свои и ласково попросил:
     -  Пожалуйста, позвони, когда  доберешься до  дома. Не обижайся, Алиса,
что все так получилось. А наша разлука, я думаю, будет недолгой! Так ведь?
     Она кивнула и негромко ответила:
     - Наверное, так...
     Она  уехала,  а  потом,  как  и  обещала,  позвонила  и  заверила,  что
благополучно добралась домой. Этот звонок был единственным.
     А у Эдуарда  с момента  ее отъезда  началась  полоса неудач. Он  сломал
ногу.  Перелом  оказался  сложным,  потребовалось  продолжительное  лечение.
Учиться  пришлось дома,  потому что экзамены пропускать не хотелось. Эдуарда
страшно обидело, что к его проблемам Алиса осталась равнодушна и безучастна.
     Он  смог продолжить учебу только после  летних каникул.  Алисы не  было
видно. Эдуард  не  выдержал  и нашел одну из  ее подруг.  Стараясь держаться
бесстрастно, он бесстрастно спросил:
     - А где... Алиса?
     Он с удивлением заметил, что та как-то странно посмотрела  на него. Она
немного помолчала, затем коротко ответила:
     - Алиса умерла.
     Девушка резко  развернулась и  ушла. Он  смотрел  ей  вслед,  буквально
окаменев от того, что услышал.
     Утратив всякое  желание  жить,  забросив  учебу,  Эдуард  погрузился  в
длительный беспросветный запой. Он точно знал, что потерял  не только Алису,
но и  себя. Потому  что тогда, при  разговоре с родителями оказался трусом и
предателем. За это  он презирал себя и ненавидел.  Спустя длительное  время,
Эдуард все-таки взял себя в руки, перестал пить, сдал экзамены. Он, наконец,
вспомнил, что ему исполнился 21 год, что, благодаря полученному от бабушки и
дедушки наследству, стал теперь состоятельным и независимым, самостоятельным
человеком. Но все, происходящее в  его  собственной жизни, оставляло Эдуарда
равнодушным,  бесстрастным.  Появилось  только одно-единственное  желание  -
съездить  к родителям  Алисы, поговорить  с ними. А  еще  обязательно побыть
рядом с Алисой. Пусть даже разделенным с ней могильным камнем... Но рядом.
     Эдуард подъехал к дому, где жила Алиса, поздним вечером.  Там, как и на
всей улице, было темно.
     Очевидно,  в  доме услышали  шум остановившейся машины.  Дверь коттеджа
открылась, и на пороге появился мужчина. Он терпеливо ждал,  когда  подойдет
Эдуард.
     Они обменялись  приветствиями,  и Эдуард, едва справляясь  с волнением,
сбивчиво пояснил:
     - Я... я знал Алису. Вот... приехал... выразить соболезнование.
     - Я - отец Алисы.  Спасибо за соболезнование. Проходите, пожалуйста!  -
доброжелательно откликнулся мужчина и пропустил Эдуарда в дом.
     Как только они оказались  в  гостиной, им навстречу поспешила  женщина.
Разглядеть  что-то при свете свечи было невозможно, поэтому отец Алисы сразу
пояснил:
     - Это -  мама Алисы, - потом обратился к жене: - А этот молодой человек
приехал выразить свои соболезнования. Видишь, не забывают нашу дочку.
     - Спасибо вам, - тихо поблагодарила та, глубоко вздохнув, и добавила: -
А у нас вот свет погас. да вы садитесь, пожалуйста!
     - Спасибо. Я хотел бы... могилу Алисы... - невнятно и сумбурно попросил
Эдуард.
     - да-да,  конечно. Только сегодня поздно уже. Лучше завтра. А вам  есть
где остановиться? Можете переночевать у нас, - предложила хозяйка.
     Эдуард   испытывал  противоречивые  чувства.   Усиливала  их   какая-то
подсознательная мысль,  что в ауре дома  есть  что-то необычное.  Объяснение
этого было где-то рядом, но найти его Эдуард не мог. Он не успел ответить на
приглашение  хозяйки.  Внезапно  зажегся  свет,  и  Эдуард  заметил,  какими
изумленными глазами воззрились на него родители Алисы.
     Первым очнулся хозяин.
     - Ты?!! Ты?!! - задыхаясь, спросил он. - Да как ты... посмел явиться...
сюда?!! Убирайся! Немедленно!!!
     Эдуард был ошеломлен внезапно изменившимся к нему отношением. Он сделал
попытку объясниться:
     - Подождите. Я  не  понимаю... Зачем вы так?.. Я только  хотел выразить
свое  соболезнование, побывать  на  могиле  Алисы,  узнать  не нужна  ли вам
помощь, познакомиться, поговорить с вами.  Я не  сделал вам ничего  плохого.
Зачем вы так?
     - "Помощь"!.. - с едкой горечью произнес отец Алисы. - Помощник!!! Если
бы не наша клятва Алисе - никогда не причинять тебе зла - я выбросил бы тебя
за  порог, как паршивую собаку!!!  А  не  разговаривал  бы сейчас  с  тобой!
Поэтому, прошу, уходи по-хорошему. Наша терпение не беспредельно.
     На протяжении всей беседы  мужчин хозяйка стояла,  уткнувшись  лицом  в
ладони.
     - Но... я хотел бы... - начал говорить Эдуард, но не успел.
     Его перебил внезапно раздавшийся  плач маленького ребенка. Эдуард сразу
понял, что было тем необычным, что он ощутил, едва войдя в дом. Здесь царила
та особая атмосфера, которая появляется там, где есть малыш.
     Мама Алисы встрепенулась и устремилась из комнаты. Отец молчал. Эдуард,
к голове  которого  прилила  кровь и больно запульсировала  в висках,  почти
шепотом произнес:
     - Скажите,  пожалуйста...  какова  причина... смерти  Алисы?.. От  чего
она... умерла?
     Хозяин махнул рукой и сурово и неприязненно отрезал:
     - Тебе-то какая разница?!! Иди с Богом!!!
     -  Поймите, скрывать причину глупо!!!  - закричал  Эдуард,  хотя он уже
знал, знал, знал ответ. Он знал, что произошло. Знал, чей плач слышал только
что. - Я все равно все выясню! Да поймите же!!!
     -  Роды тяжелые... а Алиса... молоденькая совсем... была...  А-а!.. - с
болью выдохнул хозяин. - Теперь ты все узнал. Уходи!
     - Нет. Не  все, - упрямо возразил Эдуард. - Я  хочу знать, кто родился.
Хочу видеть ребенка. Я думаю, вы догадываетесь, почему.
     - Уходи! - последовала настойчивая просьба.
     - Нет! Кто?..
     - девочка. Уходи!
     - Нет. Не уйду! Я хочу видеть свою дочь.
     - Какую еще дочь?!! Папаша выискался!!!  Если ты не уберешься, я вызову
полицию. Ты! Ты лишил нас дочери!!! Но эта малышка - наша. Моя  и моей жены.
Ее ты не увидишь никогда! Убирайся!!!
     - Хорошо, я уйду.  Но вы не  правы. Моей  вины  в смерти Алисы нет. Моя
вина -  в другом. Я ее признаю. Но я не лишал вас дочери. А вот вы меня моей
дочери хотите лишить! Хотите выставить меня подлецом! Но знайте,  я этого не
допущу!!!
     - Молокосос!!!  "Не допущу"!..  "Дочери"!.. Не дочь она тебе! И никогда
ею не будет!!! Убирайся вон!!! И чтоб ноги твоей!..
     Эдуард резко развернулся и,громко  хлопнув дверью, выбежал на улицу. Он
сел в машину и, уткнувшись  лицом в  руки, лежащие на руле, громко, навзрыд,
заплакал.
     Началась  долгая изнурительная  борьба  за  право  называться отцом, за
право видеть дочь, за  право принимать  участие  в  ее  воспитании, за право
оказывать  ей  материальную  поддержку.  Юридическая  тяжба,  скорее  всего,
длилась  бы  бесконечно.  К  счастью, победил  здравый смысл. В  серьезности
намерений Эдуарда  родителей Алисы убедило  и то, что  он  регулярно навещал
могилу Алисы, и то, как настойчиво  добивался признания своего отцовства,  и
доводы адвокатов Эдуарда в том, что  лишать малышку, потерявшую мать,  еще и
отца - неразумно. Тем  более,  отца, который материально  готов обеспечивать
ребенка абсолютно всем -  и необходимым, и излишним. Но главным и решающим в
переговорах оказалось то, что Эдуард  подтвердил свое полное согласие на то,
чтобы малышка постоянно жила  с бабушкой и дедушкой, оставив  за собой право
беспрепятственно, в любое  время,  встречаться с дочерью,  участвовать в  ее
воспитании. Это мирное соглашение явилось абсолютно правильным.  Оно  прежде
всего отвечало интересам  ребенка, а не  служило поводом для  удовлетворения
собственных  амбиций,  упоения мщением  или  будированием  взаимных  обид  и
претензий.
     У  своих родителей ни понимания, ни поддержки Эдуард в  этом вопросе не
нашел.   Со   временем   они   всего   лишь   смирились  с   непредвиденными
обстоятельствами в  жизни  сына,  но  признать  внучку  не  захотели.  После
нескольких попыток изменить  взгляды и отношение родителей  к  своей дочери,
Эдуард  к этой теме больше не  возвращался. Единственным  и категоричным его
требованием,    которое   робителям,   скрепя   сердце,   пришлось   принять
безоговорочно, было требование никогда не вмешиваться  в его жизнь и никогда
не произносить ни слова о женитьбе.
     4
     На море установился полный штиль. Предсказывали, что он будет недолгим.
Поэтому отдыхающие  прямо с утра устремились  на побережье, торопясь выбрать
место поудобнее.
     Эдуард  разыскал  Веру  и  Валентину  и  расположился  рядом.  Он сразу
поинтересовался  судьбой  урожая.  Его  заверили,  что чай  сушится точно по
рекомендованной инструкции.
     Когда они все вместе возвращались с моря, Эдуард шутливо заявил:
     -  После вчерашнего промаха я хочу реабилитироваться. Поэтому приглашаю
вас сегодня  вечером отправиться  в ресторан.  На этот  раз  - в  настоящий.
Пасодобль гарантируется! Мое предложение принимается?
     - Конечно! - живо откликнулась Вера.
     Эдуард вопросительно посмотрел на молчавшую Тину.
     - А вы, Валентина, что скажете?
     - Благодарю,  -  спокойно  отозвалась та, - но  вечерами  я...  занята.
Извините.
     И  Тина, и  Вера заметили, что Эдуард  поменялся  в  лице. Но он быстро
справился с собой и невозмутимо произнес:
     - Итак, Вера, жду вас у  подъезда.  попрошу  без опозданий! Хотя, это я
лишка хватил! Пунктуальность - не самая сильная черта женщин.
     - Ничего подобного! - категорично  возразила Вера. - В отличие от Тины,
я люблю точность и буду вовремя.
     - Тогда, до встречи! - улыбнулся Эдуард и ушел.
     Вера тут же набросилась на подругу:
     - Ты  что?!! Обалдела?!! Это  же надо так выступить!!! Она  "занята"!!!
Чем,  интересно  знать?!!  Хоть  бы  на  секунду задумалась,  можно  ли  так
поступать  с человеком, который не  сделал тебе  ничего  плохого.  Наоборот.
Эдуард  симпатизирует тебе, старается  угодить. Не для меня  же  он  этот...
пасодобль чертов  устраивает!!! Эх, Тина, Тина!.. -  вздохнула она. - Зря ты
так! Зря!!!
     Тина упрямо качнула головой:
     - Нет, Вера. Не зря. Я не могу по-другому. Да и не хочу. Я - на отдыхе.
А насколько я помню, мы договаривались...
     Вера нетерпеливо перебила ее:
     - Да помню я ! Помню, о чем мы договаривались! Но  кто же знал, что так
сложатся  обстоятельства, что Эдуард окажется замечательным  человеком,  что
будет так весело! Ну да ладно! Отдыхай, занятая  наша! А вот я... ей-Богу!..
оторвусь сегодня на "полную катушку"! Не хватало только "киснуть" и скучать,
когда  рядом  такой  красавец-мужчинаЙ  Эх,  жаль,  что не  я -  предмет его
мечтаний, а то прямо  сегодня бы в  постельку с  ним... бух!!! Но мне,  увы,
предлагается посещение  ресторана и созерцание  пасодобля,  предназначенного
тебе!!!
     Обе весело рассмеялись. Вера иронично произнесла:
     -  Впрочем,  я  не теряю надежды.  А вдруг к концу вечера вкусы Эдуарда
поменяются?
     - Я уверена в этом! - заявила Тина.
     - Будешь тогда локти кусать! А уж поздно!!! - хохотала Вера.
     -  Ох, Вера!.. Ты так это говоришь!.. Я почти готова раскаяться в своем
отказе! - с горестным шутливым вздохом произнесла Тина.
     - Да...  ты раскаешься!..  Жди!!! Эх,  Тина,  Тина!.. Наверное, к  морю
побежишь? На ночные посиделки?  Соскучилась уже  по одиночеству? Целый вечер
вчера пропал!!! Какое горе!..
     - Можешь насмехаться сколько угодно! А я в ответ заявляю, что дождаться
не  могу, когда  ты  отправишься, наконец, в ресторан. Твое присутствие  мне
смертельно надоело! Поэтому желаю тебе... - угрожающим суровым тоном  начала
Тина, -  ...  всласть  повеселиться!!!  Чтобы  вечер  оказался  радостным  и
счастливым для тебя!
     вера благодарно "чмокнула" Тину в щеку и поспешила к себе.  ей хотелось
выглядеть  сногсшибательно. Как  только  Тина  зашла проводить  ее,  Вера по
глазам подруги поняла, что это удалось.

     Тина спала, когда раздался громкий настойчивый стук в дверь. Открыв ее,
она на  пороге увидела  Веру.  Та была под изрядным хмельком,  но  сияющая и
довольная. Вера прошла к кровати и упала на нее.
     -  Тина,  ты -  безнадежная  дура! Упустить такую поездку! Если  бы  ты
знала, в каком шикарном ресторане мы ужинали!.. Главное, ЧТО нам подавали!..
А  ЧТО мы  пили!!!  Ум-м-м!..  Сказка!!!  И  этот...  как  его?..  испанская
коррида...
     - Пасодобль? - смеясь, подсказала Тина.
     - Точно!  Он! Тоже был! - подтвердила Вера. -  Эдуард  не обманул. Было
все!!! Не было только  взаимной  любви.  Увы!..  Можешь спать спокойно. Я не
предала тебя. Эдуард  тоже оказался  образцом  верности. Но мужик  он  - что
надо!!! Точно тебе говорю. И вообще... Я -  на  его стороне. Брось ты, Тина,
ломаться! Чего ты, в самом деле? Жалко ж мужика!!! такой воспитанный - жуть!
О  тебе  расспрашивал  только  так...  между  прочим.  Ну...  чтоб  тебя  не
обидеть!..  Чудак!  Это  ж обычное  дело!  Кто-то  больше  нравится,  кто-то
меньше!..
     - Вера, ты - прелесть! - воскликнула Тина. - Вот бы все были такими!
     -  "Прелесть"... а  счастья нет...  -  криво  усиехнулась Вера. - Ну, я
пошла. А ты подумай над  своим поведением! - строго заключила она. - Пожалей
мужика1 Извелся ж по тебе! Иссох!!!
     - Когда успел? - засмеялась Тина. - За три дня?
     - Так это как сохнуть! Можно и за три! Спокойной ночи!
     - Спокойной ночи, Вера.
     5
     Утром на  завтрак Вера не явилась.  После бурного вечера  она, конечно,
отсыпалась.  Не  дожидаясь пробуждения подруги,  Тина,  захватив  мольберт и
краски,  отправилась   к  морю.  Рисовала  Тина  неважно.  Но  ей  доставлял
удовольствие сам  процесс.  При малейшей возможности... в общем-то, довольно
редкой!.. самозабвенно предавалась любимому занятию.
     Тина настолько увлеклась работой, что не заметила подошедшего Эдуарда.
     он какое-то время молча стоял рядом, а потом негромко произнес:
     - Доброе утро.
     Тина повернулась и, улыбнувшись, приветливо отозвалась:
     - Доброе утро, Эдуард.
     - Честно говоря, на пикнике я решил, что вы - музыкант, исходя из ваших
колоссальных познаний  классического репертуара. Теперь  вижу, что ошибся! -
чуть насмешливо произнес он. - Оказывается, вы - художник!
     -  Исходя из  созерцания  моего  творения, -  иронично  дополнила Тина,
подражая его  словам. - Вы  мне  льстите, Эдуард, самым вызывающим  образом.
Назвать меня художником может  только  тот,  кто в  жизни не видел не то что
картины настоящих  художников, но даже рисунки двухлетних малышей! по-моему,
вас  к  подобным   невежам  невозможно  отнести.   Тем  не   менее,  за  ваш
комплимент-"ошибку" спасибо!
     -  Не  стоит  благодарности! - шутливо  отозвался  Эдуард.  -  Для вас,
Валентина,  мне   никаких  комплиментов  не   жалко.  Я  готов   "ошибаться"
бесконечно.
     Оба, взглянув друг на друга, рассмеялись.
     -  Вы  мне  лучше другое  скажите.  -  продолжил  Эдуард.  -  Я  совсем
растерялся.  Любое мое предложение вы отвергаете.  Поэтому  что  посоветуете
предпринять для того, чтобы иметь возможность в более подходящей обстановке,
чем эта, продолжить изложение своих комплиментов в ваш адрес?
     Тине показалось, что  его  тон изменился. даже стал немного развязным и
двусмысленным. Она удивленно взглянула на Эдуарда.  Он спокойно  выдержал ее
взгляд, потом решительно произнес:
     -  Ну, вот что. Думаю, пора кончать  эту нелепую игру в  "кошки-мышки".
мы, слава Богу, не дети.  Вы  мне  нравитесь, Валентина. Догадываюсь, что вы
это знаете.  Я  хочу  предложить вам  настоящий  шикарный отдых.  Не  здесь.
Впрочем,  где угодно. По  вашему  усмотрению.  Поверьте, я  готов  потратить
сумасшедшие  деньги на  любой  ваш  каприз,  любую прихоть,  любое  желание.
Уверен, вы не пожалеете. Можете  прямо сейчас назвать  цену вашего согласия.
Одного только согласия. Остальное - отдельно.
     От изумления Тина на  какое-то время потеряла дар речи. Она не верила в
то, что слышала. Отказывалась верить.
     Обретя, наконец, относительное душевное равновесие,  Тина проницательно
посмотрела в его лицо и медленно произнесла:
     - Эдуард, вы... пьяны?.. Или  солнце голову  напекло?.. Таких слов я от
вас никак не ожидала. С чего это вы вдруг?..
     Он, усмехнувшись, перебил ее:
     -  "Не  ожидала"!..  "Вдруг"!..  А  главное,  "с  чего?"!..  Да  будет!
По-моему, я ничего  необычного для ВАС, - выделил он, - не сказал. Повторяю,
вы  мне  нравитесь,  Валентина. Я думаю,  в  нашем  с  вами  случае  игры  в
"невинность" нелепы.  поэтому  я честно и  открыто  объявил  то,  что  готов
предложить вам в ответ на ваше согласие  и последующее расположение.  Уверяю
вас, уважительное и благородное отношение к вам я гарантирую. Я полагал, что
никакого  недопонимания, которое почему-то возникло  теперь, между  нами  не
будет.  А  вы  отчего-то  оскорбились. Хотя,  мне  кажется,  мое предложение
женщине, подобной вам, должно быть...
     - ...  и лестным, и выгодным, - закончила Тина его фразу. -  Благодарю.
Но  так  же прямо, как вы,  я отвечаю  "нет".  Я категорически отвергаю ваше
предложение. Впредь прошу  считать, что нашего знакомства не было. Я не знаю
вас,  а вы -  меня.  Желаю  вам  добра  и счастья. А еще удачи в  финансовых
вложениях. Безошибочных! Прощайте!
     Тина  начала судорожно собирать  мольберт,  краски, свои  вещи.  Эдуард
задумчиво наблюдал за ней, не двигаясь с места.
     Когда Тина отошла на  значительное расстояние, он неожиданно  прокричал
ей вслед:
     -  У  вас  еще  есть время передумать!!! Буду ждать!!!  До  завтрашнего
утра!!!
     Ни он, ни  она  не заметили, что за ними внимательно наблюдал  какой-то
мужчина, находившийся неподалеку.

     Тина стремительно вошла в комнату, бросила прямо у порога вещи и, будто
совсем  обессилев, медленно  присела на кровать, устремив неподвижный взгляд
прямо перед собой.
     Не слова Эдуарда поразили ее, а тот факт, почему он решил вот так прямо
сделать  свое ошеломляющее  своей  непредсказуемостью предложение. Казалось,
ничто не предвещало такого развития событий. Она, Тина, не дала ни малейшего
повода ни поведением, ни разговором считать  ее  доступной женщиной, которой
есть вполне определенная  цена.  Впрочем... Надо признать,  что  отчасти это
так. Но...
     Тина резко встала и быстро подошла к зеркалу.
     " Неужели?.. - думала она, внимательно вглядываясь в  собственное лицо.
- Нет! Глупости! Нет во  мне... и быть не может!.. и тени того образа жизни,
который... - Тина глубоко  вздохнула. - Хотя,  может быть,  я привыкла и  не
замечаю...!
     - Доброе утро!
     Тина  вздрогнула и повернула голову. Стоявшая  на  пороге  Вера  весело
смотрела на нее. Но сразу же, словно по мановению волшебной палочки, сияющая
улыбка бесследно исчезла. Вера встревоженно спросила:
     - Тина, что случилось? Что с тобой?
     Тина  грустно  и  задумчиво   посмотрела  на  подругу,  потом  зачем-то
взглянула  в  зеркало,  затем  опять  устремила  взор  на  недоумевающую   и
взволнованную Веру и сумбурно начала объяснять:
     - Понимаешь, со мной сегодня вышла странная история... Вера, я не знаю,
как объяснить то, что произошло. Но мне стало страшно. Вера, Вера!.. Это все
- не  просто так. Это  проявление первых симптомов. Вера,  посмотри на меня!
Внимательно посмотри!!!
     Тина говорила настолько страстно, что Вера послушно уставилась  на нее,
изо всех сил стараясь понять, что происходит.
     -  Почему  ты  молчишь,  Вера?!! Ты что-нибудь видишь?!!  -  настойчиво
повторяла Тина.
     Вера пожала плечами и неуверенно произнесла:
     -  Н-нет...  Ничего  не  вижу...  Честное  слово!  Тина,  объясни,  что
смотреть-то?
     - Симптомы.
     - Симптомы?.. - Вера  на долю  секунды  задумалась, а потом  решительно
заявила: - Хватит говорить загадками! Тина, очнись немедленно!!! Что за чушь
ты  городишь?!!  Ну-ка,  выкладывай,  с  чего  ты с  утра  выстроилась перед
зеркалом, ударилась  в непонятную заумь, да еще меня о каких-то  "симптомах"
допрашиваешь с пристрастием! Давай, садись, и по порядку рассказывай.
     К  удивлению  Тины, Вера не дослушала ее  рассказ до конца.  Она  вдруг
вскочила и, гневно сверкнув глазами, пулей вылетела из комнаты.
     Тина   поспешила  на   балкон  и  увидела,  что  Вера,  бегом   куда-то
устремилась,  не  обращая  ни малейшего  внимания  на  лица  людей,  которые
провожали ее недоумевающими взглядами.
     Занятая  лишь   собственными   чувствами,  Вера  неслась  по  дороге  в
развевающемся пеньюаре, легкой  ночной сорочке и мягких тапочках. Вскоре она
скрылась из виду.

     Спустившись  по  тропинке,  Вера  сразу  заметила  Эдуарда.  Он  стоял,
устремив неподвижный взгляд на море.
     -  Негодяй!!!  Чудовище!!!  Трухлявый денежный мешок  с задницей вместо
головы!!!  -  выпалила  Вера, схватив  его  за локоть и  развернув к себе. -
Идиот!!!
     - Вера, да что с вами?  - оторопел тот, отступая от натиска возмущенной
женщины, с удивлением отметив необычность ее наряда.
     - О,  как  бы  я  хотела, чтобы  такое  трепло, как  ты,  прямо  сейчас
проглотило свой язык!!! А лучше бы мы это сделали оба! И лучше всего, вчера!
Или родились бы немыми! Нет! Совсем не родились бы!!!
     Слова  Веры  вызвали  приступ смеха  у Эдуарда. Он захохотал, что  Веру
окончательно вывело из  себя. она бросилась  к нему с кулаками, задыхаясь от
гнева.
     Эдуард перехватил ее руки, крепко сжал их и уже другим  тоном, холодным
и категоричным, потребовал:
     - Довольно! Прекратите немедленно! Что за истерики, черт возьми?!!
     -  Отпустите  меня!!!  - отчаянно вырывалась  Вера.  - Сволочь!  Мразь!
Отпустите!!!
     Эдуард разжал руки, отступил на шаг и высокомерно оглядел растрепанную,
растерзанную Веру.
     - Что вы  от меня хотите? - надменно спросил он. - Извольте  вести себя
прилично.
     -  Чего я хочу?!! - едко  переспросила Вера.  - Убить вас!  Вот чего! А
веду я себя, по сравнению с вами, очень даже прилично!
     - Вот как? - насмешливо откликнулся он. - Тогда, может быть,  уточните,
с чего это вы, как цунами, обрушились на меня? Только спокойно. И без рук.
     - Зачем вы...  Тине?  Как вы  могли!.. -  вдруг тихо, с  болью, сказала
Вера.
     - А-а!.. - протянул Эдуард. - Вот оно что! И что же такое я "мог"?
     Его ироничный тон снова вывел Веру из себя.
     - Что?!! А ваше гнусное предложение?!!
     - "Гнусное"? Напротив. Мне кажется, оно...
     Вера перебила его:
     - Да как вы не поймете!!! Тина...
     Но он не дослушал.
     -  Вера,  я  и Валентина  -  взрослые люди. Поэтому  вполне  можем сами
договориться. Посредники нам ни к чему.
     - Ни о чем она не будет  договариваться с вами! Не будет!!! - убежденно
заявила Вера и в сердцах воскликнула:
     - Ну,  дерьмо! Ну и дерьмо!!! Так и знала! Не стоило ехать  сюда! Это ж
закон жизни: где богатенькие - там дерьмо!!!
     Эдуард усмехнулся и саркастично парировал:
     -  Так  думаете  только  вы!  А  вот  отдыхающие  пансионата...  вполне
респектабельные люди,  кстати!.. тоже будут  думать так.  Но только  о вашей
подруге.  Представляю,  какой  скандал  здесь  разразится,  если  им  станет
известно то, что узнал о Валентине я!
     -  Ты... ты... Подонок!!! - выдохнула Вера. -  Что  ты  можешь знать  о
Тине?!! Ты!!!
     - Ха-ха!.. Какой приступ праведного гнева! - вновь усмехнулся Эдуард. -
Напомните  мне, Вера, пожалуйста, а то я что-то забыл... - медленно произнес
он, а затем вдруг резко и быстро спросил: - Профессия Валентины?!!
     Вера была обескуражена неожиданностью  его вопроса.  Но  с  отвращением
посмотрев на Эдуарда, четко и твердо ответила:
     - Преподаватель литературы.
     - О-о?!! - поднял брови Эдуард. - Как интересно! Версии следуют одна за
другой. Как я понимаю, клиенту предоставляется широчайший выбор.  Как  мило!
Меня  это  устраивает.  Люблю  разнообразие.  Рад,  что  не  ошибся в  своих
предпочтениях. Сейчас  я лишний  раз  убедился, что Валентина  -  именно  та
женщина,  которая и нужна мне. Хорошо, что я  не поскупился и сделал крупную
ставку. Поэтому надеюсь, завтра утром мне будет дан утвердительный ответ.
     - Будь у меня пистолет, завтра вы получили бы не ответ, а пулю в лоб!!!
- горячо воскликнула Вера.  -  Хотя... -  Вера вдруг рассмеялась. - Не будет
вам ни пули, ни ответа! Вы останитесь ни с чем! Вот так!!!
     Развернувшись, она пошла к пансионату.
     -  Я получу все, что наметил получить! - категорично и убежденно заявил
ей вслед Эдуард. - Слышите?!! Все!!! И передайте это вашей подруге!
     Ни Вера,  ни  Эдуард в  горячах не  заметили  мужчину,  сидевшего  чуть
поодаль и внимательно наблюдавшего за происходящим.  Он  слышал каждое слово
их громкого возбужденного разговора.

     Едва перешагнув  порог, Вера бросилась  к подруге,  крепко  обняла ее и
виновато уткнулась в плечо. Собравшись с силами, она тихо попросила:
     - Тина... прости меня... пожалуйста... Я очень виновата!
     Потом подняла лицо и честно пояснила:
     - Это я... я вчера... дура безголовая!.. проболталась. Вот Эдуард и...
     Тина отстранилась и, не веря до конца в услышанное, выдохнула:
     - Ты?!!
     - Я! - подтвердила та. - Тина, прости, прости  меня!!!  Я... Ну хочешь,
убей меня! Я нечаянно проговорилась.  А он сделал  свои выводы  и понесся  к
тебе, идиот  несчастный! Но  я ему сейчас  все высказала!!!  Все!!!  Мало не
покажется!
     Тина криво усмехнулась, тряхнула волосами и мягко отозвалась:
     -  А,  ладно!.. Не переживай, Вера. Все это - ерунда. Не  хватало из-за
таких пустяковых недоразумений отдых себе портить! И вообще... Не кажется ли
тебе, Вера, что уже достаточно эпатировать публику?
     - А что?.. - Вера удивленно вскинула брови.
     Тина рассмеялась и иронично пояснила:
     - Все-таки утренний променад по аллеям в пеньюаре,  как последний  крик
моды,  еще  не  получил  достаточно  широкого   распространения.  Поэтому  в
некоторых пансионатах  и  домах отдыха подобный  туалет  все еще  вызывает у
окружающих легкое недоумение.
     Вера оглядела себя и захохотала.
     - Смейся,  смейся!.. -  продолжила  Тина.  - Но  знай, что  после  всех
предшествовавших событий  этот  твой  пеньюар  явился  последним  штрихом  в
сложившемся  о нас общественном мнении. Вера, благодаря твоей прогулке, наша
репутация теперь безнадежно и окончательно испорчена! - и тоже захохотала.
     - Плевать!!! - отрезала Вера и с подчеркнутым достоинством удалилась.
     6
     На следующее утро Тина, как обычно, собиралась  на море. В это время на
ьерегу  было  тихо и спокойно. Отдыхающие еще спали.  Поэтому можно  было  в
одиночестве поработать над начатым пейзажем.
     В дверь негромко постучали, и Тина коротко откликнулась:
     - Открыто!
     Она повернула голову. На пороге стоял Эдуард.
     - Доброе утро! - произнес он.
     - Здравствуйте.
     - Я могу войти? - невозмутимо спросил Эдуард.
     Тина глубоко  вздохнула, с  сожалением  подумав, что  объяснения с  ним
избежать не удастся.  А она так надеялась, что его вчерашнее предложение уже
принадлежит прошлому и  вскоре  забудется, как неприятный небольшой эпизод в
ее жизни.
     Эдуард вопросительно  смотрел на нее,  и Тина с нескрываемой неприязнью
пригласила:
     - Проходите.
     Он перешагнул порог, а она нетерпеливо бросила:
     - Что вы хотите? Слушаю вас.
     Эдуард усмехнулся и пояснил:
     - Я хочу получить ответ. На свое предложение. Как вы помните,  я обещал
ждать его до сегодняшнего утра. Итак, каково ваше решение, Валентина?
     Она отошла к  окну  и, глядя  через  стекло, невозмутимо и  бесстрастно
ответила:
     -  То  же,  что и  вчера.  Я  категорически отвергаю ваше  предложение.
Категорически. Уходите.
     Эдуард какое-то время молчал,  не отводя своего взгляда от ее стройного
неподвижного силуэта, потом произнес:
     -  Жаль!.. Вы мне  очень  нравитесь,  Валентина. Очень! Поверьте,  мне,
действительно, жаль, что между нами не сложилось все  так, как хотелось  бы.
Честно говоря, мне казалось, что  я могу рассчитывать на  взаимность, что мы
заинтересовали друг друга. А вы вдруг так безапелляционны  в своем отказе! Я
не понимаю вас,  Валентина. Не понимаю. Может быть, вы все-таки объяснитесь?
Чего вы хотите, Валентина?
     Так и не повернувшись, она тихо отозвалась:
     - Я хочу, чтобы вы ушли.
     - Но...
     -  Я  ничего не  хочу  и не буду объяснять,  - прервала  она Эдуарда. -
Откровенно признаю одно. Мне  тоже жаль, что все так сложилось. Представьте,
я  даже  не чувствую  себя  оскорбленной. Хотя  ваше  предложение... Да  что
говорить!.. -  она резко  повернулась в его сторону и решительно объявила: -
Наше знакомство аннулируется. Не было его. НЕ БЫЛО!!! Прощайте.
     Она снова отвернулась к окну.
     - Ну что  ж!..  Нет так  нет. Я уезжаю.  А вам  желаю приятного отдыха,
Валентина!
     Эдуард  немного  постоял,  потом  направился  к  двери,  открыл  ее  и,
обернувшись у порога, произнес:
     - Я,  -  подчеркнул  он,  -  факт  нашего знакомства аннулированным  не
признаю. Так и знайте!
     Он  ушел.  Тина  какое-то  время  задумчиво  смотрела  в окно ничего не
видящим  взглядом,  потом  взяла  мольберт  и  сумку  и  направилась, как  и
намечала, к морю.
     Все.  В  коротких  и,  как  оказалось,  малоприятных взаимоотношениях с
Эдуардом поставлена точка.  Без особых усилий  Тина выбросила всякие мысли о
нем из головы...

     Отдых подруг продолжился  по  первоначально задуманной  программе. Но в
размеренное течение их жизни вмешался Его Величество Случай.




     Выдалась  на  редкость   теплая  ночь,  и  Вера  уговорила  Тину  пойти
искупаться. Они  спустились  к  морю, разделись и,  весело беседуя,  поплыли
вдоль  побережья.   Почувствовав   усталость,   они   выбрались   из   воды,
непринужденно подшучивая друг над другом.
     - Простите,  уважаемые дамы,  но здесь -  частный  пляж, - услышали они
негромкий размеренный мужской голос.
     Обе  сразу  замолчали  и  одновременно  повернулись.  У  расположенного
поодаль дома они заметили мужчину.
     - Извините, пожалуйста.  Мы этого не знали. А на ограждение не обратили
внимания.  Извините!  -  вежливо  попросила  Тина. - Позвольте,  мы  немного
передохнем?
     -  Что с  вами делать?!! -  усмехнулся тот  и назидательно продолжил: -
Впредь  рекомендую  быть  внимательнее.  Частные  владения  и  установленные
правила не следует нарушать.
     - Спасибо. Мы учтем, - все так же вежливо отозвалась Тина.
     А Вера шепотом прокомментировала:
     - Вот зануда!
     Воцарилось напряженное молчание. Первым нарушил его мужчина.
     - Ветер,  хоть  и  небольшой,  но есть.  Велика  вероятность  простуды.
Поднимайтесь сюда, к дому. Я дам вам полотенца.
     - Не беспокойтесь, пожалуйста. Нам не холодно, - возразила Тина.
     - "Не холодно"!.. -  иронично  повторил тот.  - Говорю вам,  ступайте к
дому.  Что у женщин за манера такая - всегда противоречить? Вопреки здравому
смыслу.
     - Хорошо, - сдалась Тина.
     - Вот привязался! - буркнула Вера.
     Обе послушно направились к  дому,  где их ждал  хозяин  с полотенцами в
руках.  Как  показалось, он придирчиво и недовольно осмотрел  подруг.  Потом
указал на шезлонги, стоявшие на открытой террасе, и коротко бросил:
     - Садитесь!
     Без  лишних  возражений  они   закутались  в  полотенца,  устроились  в
шезлонгах и с интересом принялись рассметривать хозяина.
     На вид ему  было  около  50 лет. Седовласый,  крепкий, подтянутый, чуть
выше среднего роста, он поражал строгостью черт и властным выражением лица.
     - Не одобряю я ночных  купаний! - заявил он, откупоривая бутылку. Затем
плеснул  немного в  стоящие  на столике  бокалы  и  поочередно  протянул  их
гостьям. - Выпейте! - повелительно произнес хозяин и без перехода объявил: -
Меня зовут Вацлав.
     - Вера! Валентина! - слегка ошеломленно представились они.
     Неожиданно Вацлав широко и открыто улыбнулся и с иронией сказал:
     - Ну что ж! Будем знакомы! Русалки!..
     Ответом ему был дружный смех подруг...
     2
     Вацлав был четвертым ребенком в семье. Появлению долгожданного мальчика
обрадовались и отец, и  мать,  и  три старших сестры. Казалось, всесторонняя
опека должны были его избаловать. Но этого не случилось  во многом благодаря
тому, что Вацлав пошел характером в отца. Как и он,  Вацлав был  сдержанным,
вдумчивым, серьезным, порой угрюмым и малообщительным. Эти черты с возрастом
дополнились  решительным  нравом,   твердостью   и   последовательностью   в
исполнении  принятых  решений.  Наверное,  поэтому   неслучайной   оказалась
избранная  Вацлавом  профессия военного.  Он уверенно  начал продвигаться по
служебной  лестнице.  Ему  прочили   блестящее  будущее.  Многие  завидовали
счастливому избраннику Судьбы. Но Жизнь внесла свои коррективы.

     На этот ежегодный офицерский бал Вацлав отправился потому, что так было
положено.  Это  входило  в  круг  обязанностей,  соблюдать которые следовало
неукоснительно.  Хотя  сам   Вацлав  шумных  застолий,   веселых  вечеринок,
бесшабашных компаний не  любил, считая подобные  занятия  напрасной  потерей
времени  и  сил.  В  то же время он прекрасно  понимал,  что постоянно  быть
"застегнутым  наглухо" - неправильно.  Поэтому от  коллектива не  отрывался,
появляясь  и  на товарищеских  мужских попойках, и на  вечеринках.  Если  бы
Вацлав только  узнал,  то очень удивился бы, что  его считают  замечательным
парнем,  вполне  компанейским,  хотя и молчаливым.  Среди сослуживцев быстро
расходились  и  на  все лады  повторялись редкие,  но  меткие комментарии  и
реплики  Вацлава,  которыми он славился.  Его  умение остроумно резюмировать
какой-либо  горячий  спор  принесло   ему  неувядаемую   славу  дипломата  и
миротворца в порой нешуточных конфликтах между сослуживцами.
     На этом  балу  все было,  как всегда. Пока  не  появилась Она. Высокая,
стройная, ярко и броско одетая красивая темноволосая девушка. Все в ней было
необычно:  и стильная  короткая стрижка,  и экстравагантный наряд, и немного
вызывающее, эпатирующее окружающих поведение.
     Но Вацлаву, наблюдавшему за ней весь вечер, почему-то понравились и  ее
независимость,  и гордость, даже надменность,  и некоторое высокомерие. Весь
вечер,  впервые  в  жизни,  он сожалел о том,  что в  свое время не научился
танцевать, посчитав это ненужным  и бесполезным делом, а отдал  предпочтение
только спорту. Что  такое  какие-то  танцы?!!  Греко-римская  борьба  -  это
серьезно,  это  для  настоящего  мужчины.  Только  теперь  Вацлав  с горечью
признал, как ошибался! Она так замечательно танцует! И ухажеры вокруг вьются
роем.
     Просчитав  в  голове множество возможных  вариантов, Вацлав  решительно
направился к девушке. Он, как и предполагал,  остановился напротив нее точно
с первыми звуками музыки и, слегка поклонившись, молча протянул руку.
     Она   удивленно   вскинула  брови,  чуть  наклонив  голову   и   слегка
прищурившись, пристально посмотрела в его  лицо  и положила свою руку на его
раскрытую ладонь.
     Вацлав вывел девушку на середину зала, обнял тонкую талию...
     Но вот  ЧТО и КАК следовало делать дальше было большим вопросом. Решать
его надо  было  немедленно, безотлагательно, срочно!!!  Тем  более, и музыка
звучала, и девушка, недоумевая, смотрела на него.
     Вацлав сделал два стремительных и, конечно, неуклюжих  и суетливых шага
куда-то в  одну сторону, потом неожиданно потопал в другую, увлекая за собой
изумленную партнершу.
     Она  резко  остановилась, быстро освободилась из его объятий  и, высоко
вскинув голову, надменно и едко произнесла:
     - Вам следовало более усердно посещать танцкласс, мой  милый! Благодаря
вашим   усилиям   я  теперь  окончательно  разочарована  нашими  доблестными
вооруженными силами. Ухаживать за девушкой - это вам не танком или самолетом
рулить! Так-то!!!
     Она развернулась и с непередаваемым достоинством  двинулась к ожидавшей
ее компании.
     - Самолетом не  рулят.  Самолет пилотируют. Им  управляют,  -  зачем-то
произнес ей вслед абсолютно никому ненужные пояснения Вацлав.
     Он  пошел за ней.  Когда она  остановилась  рядом со  своими  друзьями,
Вацлав спокойно поблагодарил:
     - Спасибо за танец.
     Очевидно,  она не  заметила, что  он  сопровождает ее. Поэтому  немного
оторопело взглянула на Вацлава через плечо, усмехнулась и иронично бросила:
     - Пожалуйста!
     Она сразу отвернулась.

     Был  поздний  вечер, когда Вацлав и два его друга возвращались из кино.
Они медленно брели по улице, обсуждая только что увиденный фильм.
     Вокруг кипела привычная жизнь: из баров и ресторанов доносилась громкая
музыка,  разноцветными  всполохами  светились  витрины,  вывески,   реклама.
Шуршали автомобили. В беспорядочном хаосе сновали люди.
     Напротив бара около одной  из машин Вацлав заметил небольшую  компанию.
Несколько парней и какая-то девушка возбужденно и громко о чем-то спорили.
     Вацлав остановился, но один из его друзей, усмехнувшись, сказал:
     - Брось! Не вмешивайся! Сами разберутся.
     - Сейчас сойдутся с этой шлюхой в цене, и все будет в полном порядке, -
добавил второй.
     Они  двинулись  дальше,  но  раздавшийся возглас  девушки  заставил  их
оглянуться.
     - Отпустите! Отпустите меня! Подонки!!!
     Девушка пыталась вырваться из цепких  рук окружавших ее парней, которые
громко смеялись:
     - Брось ломаться, красотка!
     - В баре покладистей была!
     - Когда рюмашку за рюмашкой... Оп-ля!..
     - Мы тебе еще нальем! Не беспокойся!
     Друзья попытались удержать Вацлава, но тот решительно зашагал обратно.
     Он  подошел к компании, которая  не  заметила  его  появления, и строго
спросил:
     - Что тут происходит? В чем дело, ребята?
     Парни развернулись в его сторону. Один из них развязно посоветовал:
     - Топай отсюда! И побыстрее!
     - А мне кажется, что будет лучше, если побыстрее потопаете отсюда вы, -
спокойно ответил  Вацлав  и  невозмутимо  осмотрел каждого  из  парней.  - Я
понятно объясняю?
     Те быстро переглянулись и двинулись к Вацлаву.
     Драка была  короткой. Тем более, что подоспели друзья  Вацлава.  Это  и
дракой-то по  сути  нельзя было назвать. Обиднее  всего было то,  что в этой
пустяковой стычке Вацлав пострадал самым глупейшим образом.
     Он готовился нанести удар своему противнику, уворачиваясь от его удара,
когда  в  драку  неожиданно  вмешалась  девушка.  Она  бросилась  к  ним  и,
размахнувшись, стукнула маленькой сумочкой по голове парня, с которым дрался
Вацлав.
     Конечно,  она хотела помочь,  но выскочила точно на  линию  намеченного
Вацлавом удара. В последний момент он, сознавая, что  его кулак просто убьет
девушку,  резко развернулся  корпусом.  Из-за  этого  Вацлава силой  инерции
бросило  на  стоявшую  рядом машину,  о  которую  он  и  стукнулся,  поранив
надбровье.
     С недовольством  Вацлав  констатировал,  что глаз  теперь  "затечет"  и
расцветки будет самой разнообразной. Вот  теперь ходи и как хочешь  объясняй
всем свой экзотический вид!!! Чертовски не повезло! А главное, так глупо!
     Парни убежали. Вацлав сосредоточенно раздумывал, что предпринять, чтобы
не дать синяку расползтись на пол-лица. Его приятели обсуждали происшествие.
     Девушка  внимательно  осматривала  каждого  из  них, а  потом  неровной
походкой подошла к Вацлаву и громко воскликнула:
     - Ба!!! Ну и ну!!! Вы!!! Кажется, я готова изменить свое мнение о наших
вооруженных силах!
     Вацлав удивленно воззрился на девушку. Из-за стремительно развивахшихся
событий он не разглядел ее. Да в  этом и не  было необходимости. Поэтому  он
сразу и не узнал ту, танец с которой окончился для него конфузом и к которой
чтолько что бросился на помощь, не раздумывая.
     -  Спасибо,  дорогуша!  -  продолжила  она  и,  повернувшись к  друзьям
Вацлава, закончила: - И вам, миленькие, спасибо!
     Все  трое срезу отметили, что девушка  основательно пьяна.  Она  слегка
покачивалась на высоких каблуках, пытаясь удерживать равновесие.
     - Вас проводить? - участливо поинтересовался один из друзей Вацлава.
     -  А  я  -  на  машине! Могу  вас  подвезти, мои  спасители!  - смеясь,
предложила девушка и начала копаться в сумочке. - А-а!.. Вот они!
     Она  подбросила  ключи,  но  поймать  не   сумела.  Девушка  попыталась
наклониться за ними, но ее занесло в сторону.
     Вацлав удержал девушку, прислонил к машине, поднял ключи.
     - Ребята, вы  идите. Я сам отвезу... пострадавшую, - кивнул Вацлав в ее
сторону. - До встречи!
     - Пока!
     Друзья прощально  махнули  рукой и  сразу  ушли.  Вацлав  посмотрел  на
хмельно улыбающуюся девушку и спокойно спросил:
     - Где вы живете? Это-то вы хотя бы в состоянии вспомнить?
     - В... состоянии... - откликнулась та и назвала адрес.
     Вацлав  был  поражен.  Девушка  оказалась  дочерью  высокопоставленного
военного.

     Как и предвидел Вацлав, их появление вызвало бурю негодования.
     - Кто вы такой? - едва сдерживаясь, первым заговорил отец девушки.
     - Мой  спаситель! - незамедлительно  объявила  та, опираясь на  Вацлава
всей тяжестью тела.
     - Ступай к себе, Эвелина! Мы разберемся сами.
     Неожиданно  девушка  громко  "чмокнула"  Вацлава  в  щеку  и  нетвердой
походкой удалилась.
     Мужчины проводили ее взглядами.
     Отец  Эвелины,  как  только  она   ушла,   в  упор  глядя  на  Вацлава,
неприязненно и возмущенно спросил:
     -   Молодой   человек,   вам  не   кажется,   что   поить  девушку   до
бессознательного состояния не благородно?
     - Согласен, - кивнул  Вацлав, ясно осознавая,  в какую нелепую ситуацию
оказался втянут. А тут еще вдобавок этот внезапный поцелуй Эвелины!
     - Тогда почему?.. Кто вы такой?!! - нетерпеливо спросил хозяин дома.
     Вацлав глубоко вздохнул и представился.
     - Вот как?!! -  удивился отец Эвелины. Потом указал  на заплывший  глаз
Вацлава и насмешливо  поинтересовался: - А это откуда? Эвелина  постаралась?
Она может постоять за себя. Так что ваши надежды на помощь алкоголя в случае
с Эвелиной абсолютно  напрасны.  Да и  Я, - подчеркнул  он,  -  настоятельно
советую  впредь держаться от моей дочери подальше. А о сегодняшнем... случае
- забудьте. Я ясно объяснил? Вы все поняли?
     - Так точно. Понял, - по-военному четко ответил Вацлав. - Можно идти?
     - Идите. И помните о нашем разговоре.
     -  У меня -  хорошая  память.  Дважды мне повторять не надо, - спокойно
отозвался Вацлав.
     - Вот и славно. Прощайте!
     - До свидания.
     Вацлав развернулся и вышел за  дверь. Надежды  на  то, что разгневанный
высокопоставленный  папаша забудет этот случай, почти не  было.  Эх, хоть бы
один из них не был военным! А теперь...
     Служебная карьера Вацлава оказалась под угрозой.

     А на следующий день  Эвелина,  к удивлению Вацлава, каким-то  неведомым
образом  разыскала  его.  Она  терпеливо  ожидала  Вацлава и, как  только он
появился, приветственно махнула рукой.
     Вацлав заметил,  сколько взглядов привлекла к  себе  броская  внешность
Эвелины, эффектный наряд, великолепный автомобиль.
     - Поужинаем вместе? - сразу предложила она.
     После недолгого колебания Вацлав неожиданно для себя согласился.
     Эвелина небрежным кивком головы указала ему на место водителя,  а сама,
обойдя  машину, остановилась  у  противоположной двери,  намереваясь  занять
место пассажира. Она вопросительно взглянула на неподвижно стоящего Вацлава,
невозмутимо наблюдающего за ее действиями. Эвелина какое-то  время терпеливо
ждала, потом, не выдержав его упорного молчания, спросила:
     - Так мы едем ужинать?
     -  Едем,  -  бесстрастно  произнес Вацлав. -  Но  поведете машину вы. Я
предпочитаю РУЛИТЬ, - подчеркнул он, - только танком или самолетом.
     После  продолжительной  паузы   Эвелина  вдруг  засмеялась  и  покачала
головой.
     - Ну ты и фрукт! Злопамятный к тому же!.. Не так уж я была пьяна, чтобы
не заметить, как лихо  вчера ты справлялся с УПРАВЛЕНИЕМ, - многозначительно
выделила  она, - моего  автомобиля.  Слушай,  кончай вредничать!  Радоваться
должен, что такая девушка, как я, согласилась поужинать с тобой. А ты стоишь
с  мрачным  видом  служащего  похоронного  бюро,  да  еще  язвишь!  Ты  что,
действительно,  тогда, на  вечере,  обиделся на  мои слова?  Нет,  серьезно,
обиделся? - она пристально посмотрела в глаза Вацлава и поняла, что это так.
- Ну, извини. Тогда я была не в настроении. Дерзила абсолютно всем. Вот ты и
попал "под горячую руку". Не обижайся, ладно? - примирительно закончила она.
     Вацлав пожал плечами и спокойно ответил:
     - Да.
     Чуть помолчав, он добавил:
     -  Тогда вы были  правы. Мне, действительно, сначала надо  было освоить
хотя  бы пару  танцев, а  потом приглашать  девушку. А я своей  неуклюжестью
поставил вас в неловкое положение перед вашими друзьями.
     -  Плевать! - отрезала Эвелина. - Меня это  мало  волнует! Сейчас  меня
интересует другое. В конце концов, кто поведет автомобиль - ты или я?
     - Я, - последовал решительный и еороткий ответ.
     Открыв дверь, Вацлав устроил на сиденье Эвелину, обошел машину и сел за
руль.
     Когда  автомобиль  плавно  тронулся  с  места,  Эвелина  повернулась  в
пол-оборота к Вацлаву и чуть насмешливо сказала:
     -  Слушай,  давай,  наконец,  познакомимся!  Ведь  мы  все-таки  вместе
принимали участие в боевых действиях. Вышли героями. С победой...
     - ... и заметными ранениями, - иронично дополнил Вацлав.
     Бросив  взгляд  на  его опухший  глаз  устрашающей  расцветки,  Эвелина
рассмеялась.
     -   Причем,  благодаря   моим  стараниям!  Как  оказалось,   совершенно
неуместным. Кажется,  я приношу  тебе  одни  неприятности.  Просто  какая-то
роковая женщина!!!
     - Надеюсь, все мои неприятности  на этой травме  завершатся, - возразил
Вацлав. - Что касается остального... Наверное, что-то роковое все-таки есть.
Ведь  я обещал держаться  от вас подальше. А в результате, на следующий день
еду с вами ужинать.  Черт возьми! Это, действительно, какой-то рок! А ведь я
никогда  не  нарушал  данного слова.  Никогда.  но что  уж  теперь!..  Давай
знакомиться,   боевая   подруга!  -  усмехнулся  он  и  совершенно   другим,
официальным тоном представился.
     Эвелина ответила так же церемонно. Это обоих  рассмешило, и они, весело
и открыто посмотрев в глаза друг друга, громко захохотали.

     Вацлав   чувствовал,   что   его   затягивает  в  водоворот   неистовой
испепеляющей страсти. Противостоять  этому  он,  как ни убеждал себя, сил не
находил. Вацлав отчетливо понимал, что его ждут крупные неприятности, но  от
встреч  с Эвелиной  отказаться не мог. Тем  более  это  было  трудно сделать
потому, что Вацлав догадывался , что их чувство  было взаимным. И поделать с
этим ничего было нельзя!..

     Обоюдный чувственный угар  завершился неизбежным. В один из вечеров они
оказались в квартире Вацлава.  Случилось  то, к чему  оба стремились со всем
своим молодым пылом, подчиняясь только зову плоти и сердца...
     Эвелина медленно, едка касаясь, обвела подушечкой  указательного пальца
брови  Вацлава,  дотронулась   до  его   крепко  сомкнутых  губ  и,   слегка
поморщившись, произнесла:
     - Ну не хмурься!.. Вац-лав...  - нараспев позвала она. - Открой глаза и
посмотри на меня.
     Когда он выполнил ее просьбу, продолжила:
     -  Я  надеюсь,  ты -  человек  с  современными  взглядами  и не  будешь
занудствовать о моем прошлом.
     Вацлав сосредоточенно молчал, потом, прямо глядя  в ее  глаза, спокойно
ответил:
     -  Нет,  Эвелина.   Ты  ошибаешься.  Мои  взгляды  не   современны.  Но
занудствовать  я не буду. Ты нравишься мне.  И то,  что  сейчас  было  между
нами... В  общем, мне  хорошо с  тобой, Эвелина. Это  главное. Все остальное
теперь не имеет значения.
     Она крепко поцеловала его в губы и решительно заявила:
     - Ты  -  прелесть, Вацлав! Ты даже представить не можешь, насколько МНЕ
хорошо с  тобой. Как никогда и ни с кем! Ну что ты опять насупился? Из песни
слов не  выбросишь! Что было,  то  было. К счастью,  я  встретила  тебя, мой
мрачный  и серьезный представитель доблестных  вооруженных  сил! Кто бы  мог
предположить,  что за этой  твоей  высеченной  из камня... да  что там -  из
камня!..  из  сверхпрочного  алмаза  внешностью  кроется такая  страстность,
пылкость, чувственность, неистовая мужская сила и  потрясающая нежность.  Ты
великолепен, Вацлав!!! И теперь ты мой! Я счастлива!!!
     Она радостно и кокетливо рассмеялась, потому что Вацлав неожиданно сжал
ее в своих объятьях и страстно приник своими губами к ее губам...

     Поначалу  Вацлав  не  обратил внимание  особого  внимания на  некоторое
повышенное  пристрастие Эвелины к  спиртному. Не заметил он этого во  многом
потому, что при встречах она крайне редко выпивала излишнюю дозу. Однако ссо
временем  Вацлав  все  чаще  стал  замечать,  что  Эвелина  почти  постоянно
находилась под  легким  хмельком.  Со всей своей решительностью Вацлав начал
бороться с пагубной привычкой Эвелины.
     Она подчинялась какое-то время  его требованиям, потом опять срывалась.
Все начиналось заново.
     Однажды Вацлав категорично заявил:
     - Я последний раз предупреждаю тебя,  Эвелина. Запомни, ПОСЛЕДНИЙ!!!  -
подчеркнул он.  - Если когда-нибудь впредь  я почувствую запах алкоголя,  мы
расстанемся с тобой. Ты меня знаешь. Я не шучу. Это будет так.
     Эвелина  смотрела на  него несчастным, загнанным и испуганным взглядом.
Потом горячо пообещала, что не  прикоснется  больше к спиртному. Но все-таки
не выполнила свое обещание.
     В  отличие  от  Вацлава, который, как  ни тяжело ему  было,  свое слово
сдержал.
     Он мучительно  переживал, не  находил  себе места, но от любых встреч с
Эвелиной категорически отказывался.
     Она звонила, встречала его со службы, приходила к нему домой. Но Вацлав
упорно  молчал и не  отвечал  на  настойчивые  просьбы Эвелины  объясниться.
Вскоре  Эвелина  оставила попытки вернуть их отношения  в прежнее русло. Она
больше не звонила и  не появлялась. Она словно растворилась в  пространстве.
Исчезла. Но только не из головы и сердца Вацлава.
     Он  сам  не  ожидал,  что  способен  на  такие  глубокие  и мучительные
переживания, которые  испытывал  день и ночь.  Невероятным усилием  воли  он
гасил почти постоянные порывы позвонить, разыскать, увидеть Эвелину...

     В один из поздних  вечеров  раздался  звонок. Вацлав открыл дверь и  на
пороге увидел  отца Эвелины. Вацлав пропустил его  в комнату и вопросительно
посмотрел, ожидая неизбежных неприятностей.
     Тот какое-то время молчал, потом решительно заговорил:
     -  Я  знаю  о  ваших отношениях с моей дочерью. Знаю давно. Я не считал
нужным вмешиваться. Хотя, догадываюсь, что вы предполагали! Напрасно. Наши с
вами  служебные отношения не  должны  отождествляться с личными.  Но это  не
главное.  Я  хочу,  чтобы  вы меня правильно поняли.  Вы -  умный, серьезный
человек, Вацлав. Сейчас перед  вами -  не высокопоставленный военный  чин, а
отец, которого  волнует судьба дочери. Я  хочу знать только одно.  Прошу вас
ответить предельно честно. Как вы относитесь к Эвелине?
     - Мы расстались, - глубоко вздохнув, коротко признал Вацлав.
     -  Я  знаю это.  Вы  не  ответили на мой  вопрос. О  вашем отношении  к
Эвелине, - последовала настойчивая просьба.
     Вацлав нахмурился, не зная, что  и как  объяснять отцу  Эвелины о своих
чувствах, сомнениях, раздумьях, поэтому упорно молчал.
     Тот ждал какое-то время, потом направился к двери и, поникнув и опустив
плечи, сказал:
     - Ну что ж!.. Прощайте.
     Он хотел уйти, но его остановил раздавшийся голос Вацлава.
     - Мне нравится Эвелина. Нравится. Но...
     Отец Эвелины стремительно вернулся в комнату и нервно заговорил:
     - Это решает  все. Это  то, что  я хотел знать. Вацлав,  вы  не  можете
представить,  что происходит в наше время все последнее время!!! Нам с женой
иногда кажется, что Эвелина сойдет с ума! Она очень, очень тяжело переживает
ваш разрыв. Мы  не  знаем,  чем помочь дочери. Жена  вся извелась.  Я  тоже.
Теперь, когда Эвелина уже который день  лежит пластом,  ничего не  ест, ни с
кем  не разговаривает, а  только смотрит  и смотрит  в одну точку, я решился
прийти к вам. Потому что мы любим дочь и готовы ради нее на все. Эти полтора
месяца сплошного кошмара мучительны не только  для  Эвелины, но и для нас. Я
ни о чем не спросил бы вас. Но вы признались, что Эвелина вам небезразлична.
Вацлав,  я не берусь, да и не в праве что-то советовать вам.  Но может быть,
вы хотя бы поговорите с Эвелиной?
     Вацлав сосредоточенно раздумывал, потом решительно сказал:
     - Я готов поехать и поговорить с Эвелиной. Прямо сейчас.
     Отец Эвелины облегченно вздохнул.

     Эвелина была  погружена в  себя и  сразу не заметила появления Вацлава.
Только когда  он  вплотную  приблизился  к ее постели,  она  встрепенулась и
ошеломленно промолвила:
     - Вацлав... ты?!!
     Потом быстро вскочила, обхватила его шею руками, прижалась всем телом и
прошептала:
     - Скажи, что это не сон... Вацлав... ты пришел... ты со мной...
     - Да, Эвелина. Это  - не сон, - спокойным размеренным тоном откликнулся
Впцлав.
     Она еще крепче приникла к нему и горячо заговорила:
     - Вацлав,  клянусь, я  никогда  не притронусь к спиртному.  Поверь мне,
Вацлав.  Прошу, поверь  в последний раз!  Я  выполню  все, что ты  захочешь.
Только не  бросай меня! Пожалуйста, Вацлав... останься со мной... Я... я так
люблю тебя!!! Останься... прошу!..
     Эвелина горько и тихо заплакала.
     Вацлав долго молчал, потом обнял  ее  одной  рукой, другой погладил  по
голове и ласково произнес:
     - Я люблю тебя, Эвелина. Я останусь с тобой.
     Она подняла к нему мокрое от слез лицо и тихо спросила:
     - Навсегда?.. Ты никогда-никогда не бросишь меня?
     - Никогда!!! - твердо  заверил Вацлав  и  нежно  поцеловал растрепанную
макушку уткнувшейся в его грудь Эвелины...

     Они поженились.  Оба  чувствовали себя  безмерно  счастливыми. Один  за
другим  родились три  сына. Вацлав  сделал головокружительную карьеру и стал
одним  из самых молодых генералов. Эвелина занималась домом, окружая детей и
Вацлава постоянным теплом и  заботой. А когда сыновья подросли, вновь, как и
до  замужества,  занялась  журналистикой. Казалось,  все  так и  будет  в их
устоявшейся,  удачно сложившейся жизни.  Увы!.. Спокойным годам супружеского
счастья Эвелины  и Вацлава не  суждено  было продлиться. Как когда-то давно,
Вацлав не заметил надвигающейся беды.
     Поначалу  это,  действительно,  было  малозаметно.  Но все чаще и чаще,
особенно, на вечеринках и в  компаниях Эвелина, что  называется,  "слетала с
тормозов".  Она  устраивала  грандиозные  публичные  скандалы, последний  из
которых переполнил чашу терпения Вацлава.
     На какое-то  время он  вышел, а когда вернулся,  то увидел неистовавшую
Эвелину, которую  пытались утихомирить несколько  добрых друзей Вацлава и их
жены.
     -  Вы!..  Все!..  Убогие лизоблюды!!!  Каждый из вас завидует  Вацлаву!
Каждый!!! -  пьяно, развязно и громко кричала Эвелина. - Еще бы! Ему удалось
заполучить дочку СА-МО-ГО!!! А на вас дочек не  хватило! Ха-ха-ха!!!  Да где
вам! Посмотрите на  себя!  У вас вместо  мужского достоинства  - свернутые в
трубочку инструкции и приказы!!! Все!.. Вы все - трусливые штабные  крысы!!!
Солдафоны!  Кто-нибудь  из  вас  решится  подать  голос?!!  Где  вам!!!   Вы
проглотите все, что я скажу!  Все!!!  Потому что знаете, ЧЬЯ я  дочь и жена!
Знаете!!!
     Ее  речь  прервал Вацлав. Он  сгреб жену в  охапку  и  быстро зашагал к
выходу. Она отчаянно  сопротивлялась,  вырываясь  изо всех сил, и продолжала
что-то кричать.
     Большинство присутствующих, сожалея, смотрели им вслед. Нездоровую тягу
Эвелины к спиртному давно  замечали и возразить  ей, конечно,  могли,  но не
делали  этого. И  не  потому,  что боялись  за  свою  карьеру или не хватало
смелости,  а потому что уважали Вацлава  и  сочувствовали его беде, не желая
показать, что пагубная страсть Эвелины уже ни для кого не является секретом.
     Но Вацлав и  сам догадывался об этом. Он искал выход, то уговорами,  то
прямыми угрозами пытаясь остановить жену. Вацлав настаивал, чтобы она прошла
курс лечения, но встретил ожесточенное сопротивление и возражения со стороны
ее родителей, которые отказывались признать тот  факт, что их  дочь больна и
больна серьезно. Эвелина вовсю использовала их поддержку.
     Вацлав осознавал, что попал в тупик. Выйти из него так,  как когда-то -
порвав  с  Эвелиной,  было  невозможно.  Их  связывала многолетняя  взаимная
любовь, дети, его давняя клятва. Клятва никогда не оставлять Эвелину. И если
в длительной  борьбе  с алкоголизмом  жены любовь постепенно  ушла куда-то в
небытие, то два остальных фактора являлись основными и решающими.
     Когда  кончался очередной запой, Эвелина плакала  и, полная  искреннего
раскаяния,  давала  многочисленные  горячие  обещания  покончить с  пагубной
привычкой.  В  конце   концов,  все  закончилось  клиникой   и   тяжелейшими
осложнениями. Разум  Эвелины включался  короткими одномоментными  вспышками.
Когда Вацлав навещал ее, она смотрела на него умоляющим тоскливым взглядом и
тихо спрашивала:
     - Ты не оставишь меня?
     И всегда слышала его твердый однозначный ответ:
     - Никогда, Эвелина. Никогда.
     Эвелина вновь погружалась в свой замкнутый мир затуманенного сознания.
     Вацлав  систематически навещал в  клинике  жену.  Чаще - один, реже - с
сыновьями. Остальное время отдавал службе. После одной ответственной, удачно
проведенной военной операции, из-за требований политической целесообразности
и  высших  интересов власти  Вацлав вынужден был подать в отставку. Он купил
благоустроенный дом на морском побережье и поселился в нем.
     У сыновей была собственная жизнь. Конечно, они звонили и приезжали. Все
виесте они навещали в клинике Эвелину.
     В целом Вацлав вел уединенный размеренный образ жизни, пока две молодые
женщины нечаянным образом не нарушили границы его частных владений.
     3
     Вацлав  предложил подругам загорать  и купаться на его пляже. Он сделал
это  с  таким  достоинством   и  убедительностью,  что  те  согласились  без
колебаний.
     Скоро Тина заметила, что Вацлав  и Вера проявляют друг к другу взаимный
интерес,  что   они,  несмотря   на   различие  характеров,   темпераментов,
образования, воспитания и  культуры отлично понимают друг друга,  что вместе
им хорошо.
     Между   Верой   и   Вацлавом   установились   доверительные  отношения.
Выяснилось, что как один, так и другая одинаково потерпели неудачу в  борьбе
с пагубной страстью  своих  супругов к алкоголю, из-за чего оба считали свою
жизнь во многом неудавшейся. Но если Вера в результате развода получила хоть
какое-то освобождение от этой проблемы,  то  будущее  Вацлава однозначного и
окончательного решения не имело. Связанный своей клятвой,  чувством долга по
отношению  к  Эвелине,  устроить  свою  дальнейшую  судьбу  по  собственному
усмотрению и желанию Вацлав не мог.
     И   Вера,  и   Вацлав  отчетливо   понимали   бесперспективность  своих
взаимоотношений,  но  испытывая  одинаковую  симпатию,  душевное единение  и
понимание, безоглядно и открыто устремились навстречу друг другу. Каждому из
них хотелось получить хотя бы  еще один,  пусть крошечный, кусочек счастья и
любви.
     Тина устранилась, наслаждаясь одиночеством и покоем. Она радовалась  за
Веру, глаза которой давно не сияли таким довольным, ослепительным блеском.

     В  один из дней Вацлав  церемонно  и торжественно  пригласил подруг  на
ужин.  Он заявил,  что  никаких  отказов быть  не может. Тем более,  сообщил
Вацлав,  помимо  них  на этот ужин приглашен его давний приятель  -  человек
очень интересный и общительный.
     Тина понимала, что своим отказом огорчит  Вацлава, проявлявшего  к ней,
Тине, доброжелательность  и  дружелюбие.  Поэтому  без  долгих раздумий  и с
удовольствием приняла приглашение.
     Поскольку  вечером  предстоял,  как  пошутила  Вера,  "Большой Светский
Выход", сразу после  обеда подруги разошлись по комнатам,  договорившись как
следует отдохнуть, а затем заняться сборами.
     Тина вышла на балкон и  устроилась  в шезлонге.  Неожиданно ее внимание
привлекла молодая  пара. ОН  и  ОНА. Оба юные, загорелые, весело хохочущие и
задорно подшучивающие  друг  над другом. В ним  было  столько  неиссякаемого
искрометного веселья, обаяния, легкости, что Тина поневоле улыбнулась.
     Когда они скрылись из виду, Тина с сожалением вздохнула,  откинулась на
спинку кресла и, прикрыв глаза, задумалась...




     Конечно,  с течением  времени  Тина  более  серьезно и осмысленно стала
оценивать  свои  отношения с Филиппом. Теперь она начинала понимать, сколько
трудностей и сложностей наслаивалось на эти отношения из-за огромной разницы
в их  социальном  положении.  В  тот  реальный,  противоречивый,  во  многом
жестокий и  беспощадный ОКРУЖАЮЩИЙ МИР многолетняя дружбы сироты из приюта и
Наследника  вписывалась с большим  трудом. Она  была противоестественной, не
соответствующей  ПРАВИЛАМ  и  ТРЕБОВАНИЯМ,  поскольку  каждому из  них  была
уготована своя РОЛЬ, свое ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ в БОЛЬШОЙ ИГРЕ, намеченной ЖИЗНЬЮ.
     Теперь,  повзрослев, Тина замечала, встречаясь с Филиппом,  и неусыпное
внимание   неотступной  охраны,  и  невозможность  встреч  "на   людях",   и
возраставшую  ограниченность свободного времени Филиппа. Он признавался, что
и его  самого все это  страшно угнетает и  раздражает.  Но поскольку  ничего
изменить  они не  могли,  оба  смирились  с  обстоятельствами  и  в  письмах
восполняли то, чего были лишены и  что не удавалось сделать или  сказать при
встречах.
     Они мечтали и  планировали  какие-то совместные походы  и  путешествия,
экскурсии  и  развлечения, праздники и  веселые  вечеринки. Они так подробно
обменивались  планами  и замыслами, что  через  какое-то  время оба начинали
считать их реализованными.
     За прошедшие годы "Тин" и "Тон" создали свой, особый, уютный,  закрытый
от постороннего вмешательства, иллюзорный мир, который с явью не имел ничего
общего. А Валентине и Филиппу приходилось жить в рациональном, прагматичном,
приземленном РЕАЛЬНОМ МИРЕ.
     Чем  старше они становились,  тем отчетливее оба начинали это понимать.
ЖИЗНЬ настойчиво возвращала их к предначертанным РОЛЯМ.
     2
     Тине  шел  семнадцатый  год.  Опередив своих  ровесников, она с блеском
сдала  экзамены и  стала  студенткой филологического факультета,  чем втайне
немножко гордилась.
     Теперь  она не была тем непривлекательным заморышем, который отталкивал
своим видом потенциальных родителей при выборе ребенка. Тина преобразилась в
стройную  миловидную   девушку,   в  которой   угадывались  будущая   мягкая
женственность и очарование.  Но так как явно это пока едва-едва проявлялось,
молодые люди оставляли Тину без внимания.
     Впрочем, ее это мало беспокоило. Тина была сконцентрироваться на учебе,
поскольку только скрупулезный труд и обширные прочные знания могли помочь ей
хоть чего-то достичь в этой жизни. Надеяться ей было не на кого. Приходилось
рассчитывать только на собственные силы. Тина давно и отчетливо это поняла.
     3
     Она довольно  долго ждала Филиппа в назначенное время, но он не пришел.
Тина немного огорчилась, но отнесла это на счет изменившихся обстоятельств в
планах Филиппа.
     Но  когда  и  в  два  последующих  дня  намеченная  встреча  так  и  не
состоялась, Тина забеспокоилась. Конечно, она знала, что ничего "страшного и
ужасного" с Филиппом не произошло, поскольку его семья  всегда была на виду,
а значит о  каких-либо происшествиях сразу стало бы известно.  Но тревога не
оставляла ее,  поэтому Тина  упорно  ежедневно  приходила на встречу и ждала
Филиппа.
     Он  появился  лишь  на  шестые  сутки. Как  отметила  Тина,  непривычно
возбужденный  и какой-то взбудораженный, с  лихорадочным румянцем на щеках и
странным блеском в глазах.
     Филипп бросился к ней и принялся сумбурно извиняться. Тина чувствовала,
что эмоции захлестывают и  переполняют Филиппа,  что он едва сдерживается. В
таком состоянии Тина видела его впервые. Это ее удивило, но она старалась не
показать вида.
     Не  сговариваясь,  они побрели вглубт парка,  почти всегда безлюдного и
тихого,   не   пользующегося   популярностью.   Здесь   они   укрывались   в
многочисленных    густых   аллеях   от   постороннего   взгляда.   Благодаря
заброшенности и  удаленности парка, они  могли  проводить время  практически
наедине.   Телохранитель  Филиппа  не  досаждал  им,  находясь,  хоть   и  в
незначительном,   но   отдалении,  предоставляя  им  возможность  свободного
непосредственного общения.  За  прошедшие  годы Тина  привыкла и не обращала
внимания на постоянно присутствующий "эскорт".
     Они  устроились  на скамейке, но  Филипп почти сразу вскочил и принялся
вышагивать туда-сюда, занятый собственными мыслями и чувствами.
     Какое-то  время Тина невозмутимо  наблюдала за ним, потом не выдержала,
засмеялась и с любопытством спросила:
     -  Тон,  ты  решил на  личном  примере  продемонстрировать  мне  "закон
маятника"?  Поверь,  я не так бестолкова  в  физике,  как  кажусь  на первый
взгляд! Поэтому можешь умерить свое рвение.
     Филипп стремительно опустился на скамейку рядом с Тиной и, повернувшись
к ней в пол-оборота, быстро заговорил:
     - Тин, я должен хоть с кем-нибудь поделиться! А лучшего друга,  чем ты,
Тин, у меня нет. Тин, я... я не могу молчать! Это выше моих сил!
     Она  участливо  и  внимательно  смотрела  прямо в лицо  Филиппа,  и  он
решительно и восторженно продолжил:
     -  Тин,  понимаешь,  произошло такое!..  В общем... Мне -  20. Родители
начали   беспокоиться,   чтобы   со   мной   не   произошло   чего-нибудь...
непредвиденного.  Они   познакомили   меня  с   потрясающей  женщиной.  Тин!
Потрясающей!!! Эти дни я... был с ней! Я  стал  мужчиной! Тин!  Тин!.. Ты не
представляешь!.. Я забыл обо всем на свете! Обо всем!!!
     Замерев, Тина  слушала Филиппа, широко открытыми  глазами  глядя в  его
глаза. Его сообщение вызвало у нее чувство  недоумения и ужаса. Скрыть этого
она не смогла.
     Как ни  увлечен был Филипп изложением бурных событий собственной жизни,
он заметил  реакцию Тины. В одно мгновение очнувшись, Филипп оборвал  себя и
растерянно произнес:
     - Тина, пожалуйста,  извини. Я  сошел с ума!  Я свихнулся! Ты  - совсем
юная девчонка, а я... Полный недоумок! Идиот!!!
     Тина  покачала  головой  и  задумчиво  возразила, глядя на  него полным
искреннего сожаления взглядом:
     - Не  в  этом  дело,  Филипп.  Совсем не  в этом.  Я  рада,  что ты так
откровенен  со  мной.  Как ничто другое, это  доказывает, что мы  с  тобой -
настоящие  друзья. Тут ты  прав.  Я тоже буду  откровенна.  Мне жалко  тебя,
Филипп! Очень-очень жалко! Очень!!!
     Он пожал плечами и с недоумением уточнил:
     - Почему, Тина?
     Та вздохнула, помолчала какое-то  время,  собираясь с мыслями, а  потом
тихо пояснила:
     - Потому что то, что ты рассказал, неправильно... и страшно.
     Она сделала паузу и вдруг горячо продолжила:
     -  Ну  почему ты этого не понимаешь, Филипп?!! То, что ты  рассказал...
Так быть не должно! Пойми, Филипп, не должно!!! Я, конечно, глупая девчонка.
Но подумай сам! Тебя познакомили с женщиной, подобрали "подходящий вариант",
позаботились таким... чудовищным образом о тебе!!! И ты рад!
     - Да!  Рад! - перебил  ее  Филипп. - Это  не  я,  а ты, Тина, ничего не
понимаешь!  Тебе   всего   шестнадцать   лет.  Вся  ты  насквозь   пропитана
романтическими бреднями классиков  о неземной любви, высоких чувствах! И это
понятно.  Хотя совсем не современно. Глупо даже. Я не хочу оправдываться. Но
раз уж мы  так откровенно говорим на эту щепетильную тему, вот  что  я скажу
тебе, Тина. Я и так неприлично долго оставался девственником. Все мои друзья
уже давно...  Поэтому ничего "чудовищного"  в  предложенном  мне  родителями
знакомстве я не  нахожу.  Наоборот!.. А в  общем, это я, болван, виноват! Не
сдержался. Выплеснул на тебя  то, чего ты пока понять  не можешь.  Наверное,
это естественно. Я просто забыл, что в 16 лет и сам, как  ты, был романтиком
с  мечтой о СВЕТЛОЙ БОЛЬШОЙ  ЛЮБВИ. А в реальной  жизни  все  гораздо проще,
Тина. Теперь я это хорошо  понимаю. Так что не ругай и не укоряй меня за то,
что твоему незамутненному разуму и чистому сердечку пока не  понять. Поверь,
я  сожалею и  горько раскаиваюсь, что  своим  безумным  признанием  разрушил
воздушные замки твоих представлений о ЖИЗНИ!
     Тина упрямо тряхнула головой и,  внутренне убежденная в  своей правоте,
решительно заявила:
     - Филипп, мне не  хватает аргументов, чтобы возражать тебе. Но  я точно
знаю, что  просто так... лечь в  постель... из-за каких-то  причин...  любых
причин!..  нельзя. Категорически  нельзя!!!  Я точно знаю, что ты - не прав.
Позже  я хотела бы вернуться  к  этой теме. Когда стану старше. Я знаю тебя,
поэтому уверена, что ты, подумав, и сам поймешь, как ошибался и заблуждался.
Во все  времена  любовь -  не химера и не романтический бред.  И она  всегда
современна.  Она  есть,  Филипп!  Поэтому ничто и никто на свете никогда  не
убедит меня в обратном.
     Он проницательно  и  серьезно посмотрел в ее выразительные глаза, потом
улыбнулся и мягко сказал:
     - Тин,  ты  - молодец. Поверь, я уважаю твою веру в НАСТОЯЩУЮ ЛЮБОВЬ. И
очень хочу, чтобы она стала главной наградой в твоей жизни.
     Открыто улыбнувшись в ответ, Тина тихо и благодарно откликнулась:
     - Спасибо, Филипп.
     - Будь счастлива, Тина, - тепло и ласково добавил он.
     Они  не подозревали, насколько оба были правы и  не правы. Сама ЖИЗНЬ и
Тине, и Филиппу в  их собственных судьбах даст убедительные доказательства и
аргументы как  "за", так  и "против" в  этом горячем споре их противоречивых
убеждений и взглядов.
     3
     Свой 21 день рождения Филипп отметил  штроко  и  шумно,  согласившись с
настоятельным требованием  родителей. Но  за  свое согласие он  взял  с  них
обещание,  что ему будет  позволено на  некоторое время уехать. Сопровождать
его  будет  только личный  телохранитель  и больше  никто. Условие сына было
категоричным и жестким. Оно было принято.
     Сразу по окончании торжеств  Филипп отправился  в  отдаленные охотничьи
угодья.  Именно там  он  ждал  Тину. После долгих уговоров  она приняла  его
приглашение провести вместе 10  дней, отдохнуть. Такая возможность  - побыть
наедине - предоставилась  впервые. Не использовать ее было  бы глупо. Филипп
радовался,  как  ребенок,  что его  доводы  убедили  Тину,  и  она  ответила
согласием.
     Филипп не представлял, какую  внутреннюю борьбу противоречивых эмоций и
мыслей испытывала Тина,  когда принимала решение об их совместном отдыхе. Но
в конце концов, выбор был сделан. Тина приехала к Филиппу.
     Оба  так  радовались  встрече, что мгновенно забыли  о всех проблемах и
сомнениях. Целыми  днями они  не расставались ни  на секунду,  легкомысленно
болтая о пустяках или серьезно и горячо спорили на разные волнующие их темы.
     4
     Дни  пролетали  с  космической  скоростью. Надо было уезжать. Последний
вечер решено было провести максимально торжественно.
     Они  целый  день  бестолково  колготились: то  занимались  уборкой,  то
переставляли столик  и кресла, то бежали за цветами  в лес,  то бросались на
кухню и принимались самостоятельно готовить какие-то немыслимые экзотические
блюда  из  сочетания  самых  невообразимых  и  разнообразных   продуктов.  В
результате,  оба,  как  выяснилось,   отдали  предпочтение  закуске.  Филипп
приготовил  любимый  салат  хоккеистов  -  из  крабов,  мелко  порезанных  и
поджаренных в масле  гренков, вареного яйца, репчатого лука, обильно сдобрив
все  майонезом. А Тина сделала простой  и вкусный салат из  свежего жирного,
слегка  подсоленного творога и  мелко порубленой зелени  - петрушки, укропа,
кинзы, базилика - всего того, что оказалось под рукой.

     Телохранитель Филиппа, Барс, наблюдая за  ними, только качал головой  и
смеялся, такой забавной казалась ему молодежь.
     Барсу было за тридцать. Он находился с Филиппом почти 10 лет. Филипп  и
Тина  всегда  искренне  восхищались  ловкостью,  силой,  пластикой,  быстрой
реакцией  Барса, его  умением сохранять хладнокровие  и  невозмутимость  при
любых  обстоятельствах, поэтому и  дали ему  это  имя - "Барс".  Он привык к
этому имени. Оно  даже нравилось ему. Личная жизнь у Барса не заладилась. Во
многом, из-за особенностей его работы телохранителя. Жена подала на  развод,
потом  удачно  вышла замуж. Сам Барс сожалел  только  о  том,  что  с  сыном
удавалось видеться не  так часто,  как  хотелось бы. Но  с  этим приходилось
мириться. Забота о Филиппе стала главным смыслом жизни Барса.
     Он  помнил  встречу  Филиппа  и  Валентины  в  Магазине  Игрушек.  Барс
удивлялся, что их  связь  не  оборвалась за  годы редких  встреч. Как  и все
остальные, о  переписке он не знал. Барс симпатизировал  ребятам  и старался
всегда держаться тактично и незаметно.
     Филипп и Тина  предложили  Барсу поужинать всем  вместе,  но он  твердо
отказался,  шутливо  заявив,  что  его   спортивная   форма  пострадает   от
предлагаемого изобилия продуктов и блюд.

     Филипп  не  мог  вспомнить  и  объяснить  себе,  в  какой момент  вдруг
почувствовал, что все стало  другим:  и он сам, и то, что было  вокруг, и...
Тина. Главным образом, Тина...
     Наверное, это произошло тогда, когда она наклонилась, сорвала цветок и,
весело улыбаясь,  повернулась к нему, Филиппу.  Как бы  внезапно прозрев, он
вдруг увидел ту, которая девять  лет была для него  только  искренним добрым
другом.  А эта юная  девушка  с озорными  искорками в глазах,  стройная, как
тополек, с  развевающимися от  дуновений легчайшего ветерка  волосами в одно
мгновение стала для Филиппа потрясающим чудесным открытием.
     Как   мог   он  так  долго  не  замечать  то   очарование  удивительной
женственности и мягкого обаяния, которые буквально излучала Тина?!!
     Она что-то  говорила, обращаясь к нему, но Филипп не  воспринимал смысл
звучавших слов. От наплыва противоречивых чувств Филипп растерялся. Умом  он
понимал, что  видит  перед собой прежнюю непосредственную  малышку  Тин,  но
сердце в груди громко выстукивало не "Тин", а "Ти-на...".
     Филипп пытался быстро, прямо здесь, сейчас осмыслить совершенно новое и
неожиданное ощущение, но это не удавалось, потому что Филипп не  понимал, не
мог понять, что же такое с ним произошло. Что?!!
     - Тон! То-о-он!..
     От распевного мелодичного призыва Филипп, наконец, оченулся.
     - По-моему, от голода ты так изнемог,  что даже слушать и  говорить уже
не в силах! - объявила  Тина и  захохотала.  -  Скорее  пойдем ужинать, Тон!
Иначе, боюсь, вместо двух медвежат  у  меня  останется  только один. И, увы,
повезет твоей копии!!!
     -  Да  уж!..  Умереть, так  и  не дождавшись  возвращения  грандиозного
кредита  было  бы  страшно  обидно!  -  шутливо  заявил  Филипп.  - Вынужден
разочаровать  тебя,  мой насмешливый  должник! Моя кончина откладывается.  И
причиной ее будет не голод! - загадочно завершил Филипп.
     - А что? - с любопытством уточнила Тина.
     - Обжорство и переохлаждение! - убежденно пояснил Филипп и засмеялся. -
Мне  придется  съесть  целую  тонну  мороженого! Потому  что  именно  оно  -
эквивалент  нашей сделки. Бог  мой!..  -  воскликнул он с мнимым отчаяньем в
голосе. - Из-за безответственного и непродуманного соглашения какие жестокие
мучения предстоят мне!!!
     Тина рассмеялась и, всплеснув руками, ответила:
     - Да ну тебя, Тон!.. По какой причине ты ударился в пессимизм, предался
отчаянью? Что за мрачные предсказания? Тон, Нострадамус из тебя - никакой!!!
Ты - медвежонок  Паддингтон и больше никто. Во всяком случае, для меня. А я,
поверь, постараюсь  не  доставлять тебетех  ужасных  мучений, которые ты так
образно описал. Я обязательно найду безобидный  для тебя способ вернуть свой
долг. Обжорство и переохлаждение исключены!!!
     -  Тин,  я  заранее благодарен  тебе!  -  чуть насмешливо  поблагодарил
Филипп. - Как выяснилось, моя жизнь в надежных руках.
     - Я выполню свое обещание. Можешь  не сомневаться! - весело подтвердила
Тина.
     Они  направились  к  дому,  подшучивая  друг  над другом, ведя  веселую
перебранку.
     Ни Филипп, ни Тина не подозревали, какой пророческой окажется в будущем
их легкомысленная мимолетная беседа...

     Филипп   никак   не   мог  заставить   себя  избавиться  от  неожиданно
появившегося двойственного отношения к Тине. Оно было вроде бы прежним. Но в
то же время, не было таковым.
     Филипп старался общаться с  Тиной открыто и  непосредственно. Но все же
это ему не  совсем удавалось. Филипп  изо всех сил  пытался отвлечься от тех
мыслей,  которые  назойливо лезли в голову. Но  помимо  воли, снова  и снова
отмечал и  мягкую пластику  движений  Тины,  и милую  обаятельную  улыбку ее
нежно-розовых губ... Филипп  неуклонно приближался к  опасной черте. Усилием
воли он постарался отогнать шальные мысли.
     " Куда это меня понесло? - промелькнуло в голове Филиппа. - Я не должен
допускать даже малейшего помысла... Все!!! Решено! Больше я не отвлекаюсь от
беседы с  Тиной. О чем  она  там  говорит сейчас?.. Но ее  губы... Я хочу...
да-да!..  хочу   поцеловать...  Господи!  О  чем  это  я  опять?!!  Как  она
заразительно  смеется!.. А теперь  почему  хмурится?  Даже  губы  недовольно
надула! Они так четко очерчены... в уголке - малюсенькая родинка... Раньше я
ее не замечал. Или ее  не было?.. Нет! Была, конечно! А я не замечал! Ничего
не  замечал!.. Отвернулась почему-то... Какое у нее крошечное  розовое ушко!
Почти  прозрачное...  А на виске  пульсирует венка...  Наверное, если к  ней
легонько прикоснуться  губами, то  ощутишь ее  ритмичное  биение... Господи!
Опять я  о  том же!!! Надо немедленно  выбросить  из головы  подобные мысли!
Немедленно!!!"  - категорично  приказал  себе  Филипп. Он прослушал,  о  чем
говорила  Тина  и  переспросил,  стараясь  избавиться  от  своих  неуместных
раздумий:
     - Тина, пожалуйста, повтори. Я нечаянно на секунду отвлекся и...
     Она перебила Филиппа, с иронией заметив:
     -  "На секунду"...  Если  бы!..  Ты  больше  десяти минут находишься  в
состоянии  полной  прострации. Полной!!!  Мне  это окончательно стало  ясно,
когда  я  нарочно  начала  нести  невообразимый бред,  а  ты согласно  кивал
головой. Но я готова смириться с этим, внезапно одолевшим тебя, Тон, недугом
глухоты,  и  вести беседы  сама  с  собой.  Согласись,  поговорить  с  умным
человеком  всегда  приятн!  -  пошутила  Тина.  - Но  вот  твой  пристальный
взгляд...  Ты что,  узнавать меня  перестал? или  подался в гипнотизеры? Так
вот... Я  категорически  возражаю! Находиться "на мушке" оптического прицела
твоих глаз... Уволь! признайся, тебе понравилось, если бы я тебя "приковала"
своим взглядом?
     " Ты уже это  сделала", - подумал Филипп, а вслух, неожиданно для себя,
произнес:
     - Тина, а чем тебе не понравился мой взгляд?
     Она пожала плечами и засмеялась:
     -  Ты опять  все  прослушал?!! Кажется,  я понятно объясняла. И вообще,
Тон, что-то  ты странный какой-то. Сам не свой. Даже ужин не  изменил твоего
непонятного  настроения.  Может,  поделишься, в чем  причина?  Возможно,  мы
вместе решим твою проблему.
     Филипп вдруг решительно подошел к ней и коротко бросил:
     - Согласен!
     Он  слегка  обнял  одной  рукой  тонкую талию Тины, притянул к  себе  и
заглянул в ее глаза.
     Тина спокойно и доверчиво  отнеслась к его действиями. Она  не делала и
малейшей  попытки  освободиться  и  ответила только удивленным выразительным
взглядом, не воспринимая и не понимая его поступков  и намерений. Потом чуть
отпрянула, прогнув спину, и озадачено спросила:
     - Тон, что с тобой? Объясни же мне, наконец, чего ты хочешь?!!
     Он приблизился губами к ее виску и тихо сказал:
     - Я хочу... чтобы ты... посмотрела на меня... Тина...
     Не дослушав, она засмеялась.
     -  Да  смотрю  я на тебя! Смотрю!!! А сейчас  это  делаю даже  с риском
получить на всю жизнь косоглазие! Или ты, Тон, именно этого и добиваешься?
     Филипп не принял предложенного тона и низким глухим голосом продолжил:
     - Нет, Тина. Не этого. Другого. Я хочу, чтобы ты увидела перед собой не
Тона...
     Она опять перебила его и с недоумением уточнила:
     - Не Тона?!! А кого? Кого я должна увидеть?
     -  Филиппа, Тина...  Филиппа!.. - прошептал он,  обжигая кожу ее  виска
своим горячим дыханием.
     - Филиппа?!! - жтво и непосредственно откликнулась Тина.
     - Да... - почти беззвучно откликнулся он. - Тина, я хотел бы...
     Тина вдруг громко захохотала.
     -  Тон!!!  Кажется,  за ужином...  ты все-таки перебрал  вина!  У  тебя
появились какие-то невероятные и, главное, невыполнимые желания!
     - Невыполнимые? Почему? - заглянул в ее лицо Филипп.
     -  В  данный  момент  все-таки "выполнимые".  Хотя трудности есть. Тон,
подумай сам,  как прикажешь осуществлять твое  первое  требование - "увидеть
Филиппа",  если ты  находишься почти вплотную ко мне. А  близорукостью  я не
страдаю! - насмешливо пояснила  Тина. - Да еще говоришь какими-то загадками!
Я не понимаю тебя. Тон, пожалуйста, будь конкретнее.
     Теперь,  когда Тина была  в его объятьях, Филипп не  мог заставить себя
здраво мыслить.  Он решительно перешагнул  ту  черту,  которая отделяла  его
прежнее и теперешнее отношение к Тине.
     Филипп провел рукой по ее влосам и ласково произнес:
     - Тина, малышка... куда уж конкретнее!..
     Заметив, что она растеряна и не понимает его, продолжил:
     - Ну, хорошо... Тина, послушай  меня! Ты привыкла  видеть во мне своего
давнего друга Тона...
     - ... забавного медвежонка! - весело добавила она.
     -  Да-да! - нетерпеливо  согласился Филипп. - Но, Тина... Помимо "Тона"
есть и "Филипп". А это не одно и то же.
     - Разве? - насмешливо уточнила Тина.
     Филипп еще ближе притянул ее к себе и со всей возможной убедительностью
сказал:
     - Это  так, Тина. Они все-таки  разные  - "Тон" и  "Филипп". Поэтому  я
хочу, чтобы ты... пока... забыла о "Тоне".
     -  Хорошо!  Забыла!  - беззаботно  согласилась  Тина. -  Ты  доволен...
Филипп? Твое желание выполнено. Ты ведь этого хотел?
     - Не совсем, - глухо откликнулся он.
     Тина уливленно вскинула брови и весело засмеялась.
     -  Тогда,  говори  скорее!  Иначе  я  задохнусь в  медвежьем  удушающем
захвате!
     Филипп быстро и многозначительно уточнил:
     - тебе не нравятся мои объятья, Тина?
     Она чуть склонила голову и, мило улыбнувшись, возразила:
     - Ну почему же? Нравятся. Мне всегда хорошо рядом с тобой, Филипп.
     - Мне тоже, Тина.
     Филипп  прямо  посмотрел в  ее  глаза  и проникновенно, понизив  голос,
произнес:
     - Тина, наверное лучше... сказать откровенно. Я...  я... мое желание...
В общем, я хочу... я хочу... поцеловать тебя.
     Она  вдруг стала серьезной,  задумалась,  сдвинула брови к  переносице,
потом медленно спросила:
     - Филипп, тебе... скучно и неинтересно со мной? Да?
     - Что за глупости, Тина! - выдохнул он. - Конечно, нет!
     - Вот и слава Богу! - Тина  заметно расслабилась и мило улыбнулась. - А
я-то заволновалась!
     Явно не разделяя ее веселья, Филипп быстро произнес:
     - Подожди, Тина... Сейчас не об этом речь. ты не поняла.
     - Все я поняла, Филипп, - Тина открыто посмотрела в  его лицо.  -  Ужин
был великолепен. Вечер  прекрасен.  Поэтому  легкий  флирт, по  которому ты,
конечно,   соскучился,   с  очаровательной   дамой  должен   был  состояться
обязательно. И состоялся! - засмеялась Тина.
     Филипп  разжал  руки,  с  сожалением   посмотрел  на  нее,  потом  тоже
рассмеялся.
     - Легкий флирт - да! А вот поцелуй... нет!
     - И замечательно! Потому что поцелуй лишает флирт определения "легкий"!
- шутливо заявила Тина.
     Филипп вскинул брови и иронично заметил:
     - О-о-о!.. Какие познания о флирте и  поцелуях! Даже интересно, сколько
же раз ты целовалась, Тина?
     - Ни одного! - громко объявила она и захохотала. - Флирта, кстати, тоже
все  как-то не  получалось!  Увы, успехом  я  не пользуюсь  у представителей
сильного пола!
     - Будешь потом жалеть, что упустила сегодня шанс!  - усмехнулся Филипп.
- И какой шанс!!! Да, вот еще что... - он немного подумал,  а затем серьезно
добавил:  -  Успех  сегодня  у  тебя, Тина,  был потрясающим! Грандиозным!!!
Поверь уж мне и как другу, и как мужчине. Убежден, что так будет всегда.
     - Спасибо, Филипп, - с мягкой улыбкой поблагодарила Тина. - Но все-таки
подозреваю,  что ты не  объективен.  И еще, Филипп...  Спасибо тебе за урок,
темой которого был "Флирт". теперь я хотя бы  имею представление о  том, что
это такое, и как это все происходит.
     Филипп глубоко вздохнул и, тщательно скрывая свое огорчение, произнес:
     - Пожалуйста,  Тина. Хотя с термином "урок"  я не  согласен. Мы немного
по-разному  оцениваем  то,  что  произошло.  Ну да что  уж!.. Как говорится,
"проехали"!!!
     До  поздней ночи  они непринужденно болтали  и смеялись. Но  если  Тина
полностью  отдавалась легкомысленной беседе,  то  Филиппу так  до конца и не
удалось освободиться из плена собственных чувств и желаний.
     Филипп вдруг отчетливо понял, что он и Тина оказались по разные стороны
границы  своих  взаимоотношений. И  не только  их. Он  и  Тина находились на
разных  ступенях  ОБЩЕСТВЕННОЙ ЛЕСТНИЦЫ.  Филипп  стоял недосягаемо  высоко,
тогда  как  Тина  занимала, в  силу сложившихся  обстоятельств, самую нижнюю
ступень. Подчиненный ДОЛГУ, он не мог,  даже если бы захотел, сделать и шага
вниз. А она, сколько бы ни прилагала усилий, никогда не стала бы равной ему.
Расстояние это  было  непреодолимым.  Это  Филипп  признавал  с  невероятным
отчаяньем  и грустью. Тем более, он догадывался, что и умная Тина это знает.
Но надежда не оставляла его.
     Они  были  очень  молоды  и в  силу  этого  не  подозревали, что в этом
возрасте  свойственно  предаваться  мечтам,  пусть  даже  самым  призрачным.
Кажется, что нет невероятных преград, что будущее  все  изменит, что желания
обязательно  сбудутся,  что все получится  так, как  задумано. Эти юношеские
мечты и заблуждения  помнятся,  как правило, до глубокой  старости. Но ЖИЗНЬ
чаще  всего  оставляет  их нереализованными. А иногда, жестоко  и беспощадно
вмешавшись, разбивает их на мельчайшие осколки с  острыми  колючими  краями,
которые бередят душу и  сердце, никогда не давая забвения и покоя. Разве что
в смерти. К  счастью,  юности  не  дано заглядывать  так  далеко  вперед. ей
свойственно довольствоваться сиюминутными радостями, большими и малыми, и не
терять оптимизма и бодрости духа ни при каких обстоятельствах.
     Логично полагая,  что жизнь впереди - длинная, Филипп  отдался на  волю
СЛУЧАЯ. Что и как сложится между ним и Тиной заранее не может знать никто, а
значит, пусть все будет так, как будет.
     5
     Они теперь  довольно  часто  встречались, потому  что Филипп,  закончив
университет, вернулся домой. Он неназойливо и осторожно  ухаживал за  Тиной,
что  она  воспринимала как веселую  забаву,  с  полным  доверием относясь ко
всему, что происходило по инициативе Филиппа. А в  нем  постоянно боролись с
одной  стороны  -  ответственность  и  порядочность,  основанием  чего  была
многолетняя  дружба  с  Тиной,  с  другой  -   почти  сумасшедшая   страсть,
разгоравшаяся с неистовой силой  чем дальше, тем больше. Впрочем, это была и
не "страсть"  вовсе. Ведь что такое страсть Филипп знал уже не понаслышке. А
это  было  что-то более глубокое  и  сильное,  в котором "страсть" была лишь
составляющим  компонентом.  Но это  "что-то"  пока  оставалось  для  Филиппа
загадкой. Филипп думал о  Тине почти постоянно, нетерпеливо дожидаясь  с ней
встречи.
     6
     То,  что сообщила  Тина,  Филиппа  ошеломило. Ее  слова  были настолько
неожиданны, что он в волнении попросил:
     - Тина, пожалуйста, объясни все еще раз. Если можно, подробно.
     Она согласно кивнула и сразу  приступила к  повторному изложению своего
"важного" сообщения.
     - Филипп, ты знаешь, что мне  исполнилось 18 лет. Я  одна.  Материально
поддержать  меня  некому.  Поэтому  теперь  я  буду  учиться  заочно и пойду
работать.  Мне предложили очень хорошее место. В одной из библиотек.  Но  не
здесь. В общем, я уезжаю.
     Тина  назвала  адрес.  Филипп  знал,  что это  -  небольшой город,  где
располагалась  военно-морская база и полк морской авиации.  Город был тихим,
уютным, можно  сказать, "закрытым". Но он был страшно далеко. А значит, Тина
теперь...
     Он в отчаянье потер лоб и обреченно  произнес, уже понимая, что надежды
на чудо нет никакой.
     - Тина, ну почему именно туда? Может быть, можно здесь найти что-нибудь
для тебя? Давай, я помогу тебе! - заметив, как изменился ее взгляд, уточнил:
- Не материально, нет. Помогу подыскать работу.
     Тина отрицательно покачала головой и, печально улыбнувшись, ответила:
     - Спасибо, Филипп. Но ты сам все прекрасно понимаешь...
     Тина хотела сказать, что его помощь обязательно "засветит"  их связь, о
ней обязательно станет известно.  Непродуманные  поступки навредят репутации
Филиппа,  да  и  ее,  Тины.   Последствия  могут   быть   непредсказуемые  и
нежелательно-скандальными. Допускать  этого  было нельзя  ни в коем  случае!
Тина это хорошо понимала, но открыто сказать  об этом было бы с  ее  стороны
бестактным и жестоким. Она дала другое объяснение.
     - Работать секретарем или еще кем-то -  это не  совсем для меня. Я хочу
продолжить серьезно учиться, поэтому библиотека -  это  как раз  то, что мне
нужно. Место было только там. Но я буду приезжать  на экзамены, в отпуск. Мы
обязательно будем встречаться, Филипп. Обязательно!
     -  И переписываться!..  - с  глубоким  вздохом  добавил  Филипп. -  Как
когда-то... Только тогда в отъезде был я. Что ж! Оказывается, в нашем случае
эпистолярный    жанр    злободневен,     как     никакой    другой.    Прямо
палочка-выручалочка! А  говорят,  что  он остался в  прошлом. Какая  ошибка!
Убежден, этому жанру суждена долгая жизнь. Он не умрет никогда. Слава  тому,
кто изобрел почту и конверты!
     Тина засмеялась.
     - Тон, какой ты смешной! Забавный! Ха-ха-ха!..
     Немного  успокоившись,  она достала  из сумочки небольшую  коробочку  и
протянула  Филиппу.  Тот взял  ее  и  вопросительно взглянул  на  Тину.  Она
улыбнулась и сразу пояснила:
     - Это - тебе, Филипп. На память. Открой! Ведь со мной будет твоя копия,
а ты остаешься один. Это несправедливо.
     Он  послушно выполнил ее указание и с нескрываемым удивлением обнаружил
маленькую игрушечную шарманку.
     - Покрути  ручку,  Филипп!  Покрути!  -  попросила Тина, глаза  которой
сверкали озорным блеском.  Не удержавшись, при первых звуках шарманки быстро
начала  объяснять:   -   Прислушайся,  Филипп!..   Послушай   внимательно...
Тин-тон... тин-тон... - мелодично пропела она. - Слышишь?
     Он почти беззвучно откликнулся:
     - Да... тин-тон... тин-тон...
     А  потом  обнял   Тину,   заглянул  в  ее  выразительные  глаза,  мягко
прикоснулся губами к ее лбу и тихо поблагодарил:
     - Спасибо, Тина...
     Самым обидным для Филиппа было то, что проводить Тину он не мог. По его
просьбе это сделал Барс.
     Родители   Филиппа,  испытывавшие  некоторое  беспокойство  по   поводу
странной  дружбы  сына  и  его  многолетней привязанности  к девочке-сироте,
вздохнули с облегчением.
     7
     Прошло несколько месяцев.  Разлука с Тиной стала непереносимой.  Филипп
не желал мириться  с  обстос\ятельствами,  заставившими  его  согласиться  с
отъездом Тины.  Через близких  друзей он стал  подыскивать ей работу. Вскоре
место было найдено.
     Филипп сразу организовал себе поездку  к Тине. Он хотел  лично сообщить
ей известие о работе и незамедлительно забрать Тину.
     Впрочем, была еще  одна причина. Главная. Филипп обязательно должен был
объясниться с Тиной, открыто и откровенно.
     Филипп  сообщил  Тине о  приезде,  умолчав о  собственных  планах.  Они
назначили  встречу в небольшом сквере с прудом  на  окраине того города, где
теперь жила Тина.
     8
     Филипп  нетерпеливо вышагивал,  периодически  посматривая на часы. Тина
опаздывала.
     Барс  заметил, как  все большее раздражение  и беспокойство  овладевают
Филиппом.  Барс знал, с каким волнением Филипп  готовился к встрече, и давно
догадывался о причине.  Барс с сожалением вздохнул, оперся  плечом о дерево,
обвел вокруг  себя неторопливым  взглядом и вскоре  увидел бегущую  по аллее
Тину.
     Заметил ее и Филипп. Он устремился навстречу. Подхватив на руки, Филипп
закружил бросившуюся ему на шею Тину.
     - Тон!  Как  я рада видеть тебя!  Как  рада!.. У  меня есть потрясающая
новость! Тон, ты упадешь в  обморок,  такая  это  новость!!! - прерывисто  и
быстро говорила она.
     -  Я  тоже  кое-что  хочу сообщить тебе,  Тина, -  таинственным голосом
откликнулся Филипп, осторожно опуская Тину на землю.
     Они побрели вдоль пруда,  ни  на что не обращая внимания. Тина и Филипп
были заняты друг другом, собственными мыслями и чувствами.
     А Барс  с тревогой заметил появившегося в конце аллеи  мужчину, который
стремительно  приближался  к  ним. Барс  за долю секунды  сконцентрировался,
оценивая обстановку. Потом  шагнул вперед, оказавшись точно  на линии  между
мужчиной  и своими подопечными, закрывая их собой. Филипп и Тина, беззаботно
беседуя, постепенно удалялись.
     Барс   не  двигался  с   места,  с  удивлением  отметив,  как  мужчина,
значительно  приблизившись, вдруг резко остановился. Его пристальный взгляд,
устремленный на Филиппа и Тину,  выражал недоумение,  растерянность и что-то
еще,  чего  Барс  понять не  смог.  Странный незнакомец  неподвижно  постоял
какое-то время, затем, как по команде, развернулся и быстро зашагал обратно,
ни разу не оглянувшись. Барс озадаченно наблюдал за ним, пока тот не скрылся
из  виду,  потом  направился вслед за Филиппом  и  Тиной, которые  отошли на
значительное расстояние.

     - Тина, ты так заинтриговала меня загадочностью своего  тона, что давай
с твоей новости и начнем! - предложил Филипп.
     Она  вдруг остановилась, прижалась лбом к его плечу, потом подняла лицо
и  на  одном  дыхании  выложила  то,  что  и для  нее самой было странным  и
необъяснимым.
     Филипп застыл. То, что сказала Тина, и то, о чем собирался объявить он,
теперь совместить было невозможно...


     1
     Широко  распахнув дверь, Вацлав пропустил Веру  и Валентину в гостиную,
где в кресле сидел его гость, о котором он так интригующе сообщил подругам.
     Тот при их  появлении встал и, не скрывая своего  удивления, пристально
воззрился на Валентину.
     Она  так  же ошеломленно смотрела  прямо на  него.  Это был  тот  самый
незнакомец, который у моря настойчиво добивался беседы с ней.
     С невозмутимым видом Вацлав спокойно произнес:
     -  Дорогия дамы, позвольте вам  представить  моего давнего  и  хорошего
приятеля! -  Вацлав церемонно назвал его полное имя.  - Макс, перед  тобой -
Валентина и Вера. Мои добрые знакомые.
     Макс слегка поклонился и вежливо сказал:
     - Очень приятно.
     - И нам! Взаимно! - откликнулись подруги.
     - Пожалуйста, располагайтесь, Валентина, - предложил Вацлав и попросил:
- Вера, мне необходима ваша помощь. Вы не могли бы?..
     Не дослушав, Вера  согласно кивнула и  быстро подошла  к  нему, открыто
улыбаясь. Вацлав  взял  ее под руку,  и они  удалились,  о  чем-то  негромко
беседуя.
     Тина устроилась  в  кресле  и  задумчиво  посмотрела на  Макса, который
расположился  в  кресле напротив. Оба  чувствовали себя неловко, потому  что
оказались  одинаково  не  готовы к подобной  встрече.  Воцарилась длительная
пауза.
     Макс явно  растерялся и не знал, как правильно вести себя с Валентиной.
Он  напряженно  искал  выход,  но  вдруг  заметил,  как  озорными  искорками
вспыхнули ее глаза, на лице появилась ироничная улыбка. Неожиданно Валентина
звонко  рассмеялась и  покачала  головой.  Сразу  расслабившись,  Макс  тоже
засмеялся и шутливо заявил:
     -  М-да!..  Ситуация!.. Представляю, какая мысль пришла в  вашу голову,
когда вы увидели меня!
     - Какая? - продолжая смеяться, спросила Тина.
     - О моей предприимчивости  и изобретательности! - усмехнувшись, объявил
Макс и продолжил: - У моря беседы  не получилось,  так  я,  воспользовавшись
случаем, решил  добиться ее, как говорят в определенных кругах, "на халяву".
Хорош, нечего сказать!.. Ха-ха-ха!!!
     Макс громко рассмеялся, потом, немного помолчав, серьезно добавил:
     - Поверьте,  Валентина, это  не так. Наша сегодняшняя встреча  яявилась
для меня полной неожиданностью. Вацлав  всего лишь сообщил, что меня ожидает
сюрприз. Мой старый друг  даже не догадывается,  до  какой  степени  он  ему
удался!!!  Но я  хочу сказать, что помню ваше условие и наш договор. Я ни  в
коем случае  не отказываюсь выполнить его. Тем  более, в отличие от прошлого
раза, сегодня я вполне платежеспособен! - чуть иронично завершил он.
     Тина проницательно и прямо посмотрела в его глаза.
     - Видите ли, Максимилиан... - начала она.
     Но тот быстро поправил ее:
     - Пожалуйста, называйте меня Макс. Мне так привычнее. Впрочем...
     Тина согласно кивнула:
     - Хорошо, Макс. Мне приятно, что вы не забыли ту нашу встречу.  Я рада,
что  вы - порядочный  и ответственный  человек. Но Макс...  Сегодня мы оба с
вами в гостях, и поэтому о нашем договоре смело можем забыть.
     Она вдруг звонко рассмеялась.
     - Воображаю, какой милый вечер сегодня получился бы! Бедный Вацлав! Два
его гостя...  прежде, чем  открыть рот... каждый раз  смотрят  на  часы... и
занимаются подсчетами! Один - своих затрат, другая - барышей!!!
     Живо представив такую картину, Макс оглушительно захохотал.
     Оба почувствовали,  что обстановка разрядилась, с облегчением  отметив,
как достойно и непринужденно им удалось выбраться из неудобной ситуации.
     - Макс, я  не знаю,  насколько это тактично  с моей стороны, - негромко
заговорила Тина, -  но... банальное любопытство  не  дает  мне покоя.  Когда
Вацлав  рпедставил   вас,  то  я   подумала...  тут  вы   ошиблись  в  своих
предположениях, Макс! Не о "халяве"!.. А о том...
     Тина помолчала, испытывая некоторую неловкость от того вопроса, который
собиралась задать.  Она  внимательно посмотрела  в лицо  Макса  и решительно
спросила:
     - Макс, это - случайное совпадение, и вы являетесь однофамильцем одного
известного писателя? Или вы - он и есть?
     - Он самый. Собственной персоной! - подтвердил Макс.
     - Я вас не узнала. На фотографиях вы...
     Он улыбнулся и иронично пояснил:
     - Это  естественно.  Я  не так давно изменил имидж, так сказать. А  эти
аксессуары...  - Макс указал на бороду и усы.  - Так вот...  Эти  аксессуары
делают любую внешность неузнаваемой. Впрочем,  и без них  мое опознание было
довольно редким. Моя  популярность  все-таки немного  уступает  Диккенсу или
Бальзаку!
     Оценив его шутку, она весело рассмеялась.
     В гостиную  вернулись  Вацлав и Вера, и завязалась общая непринужденная
беседа.

     На протяжении всего  вечера Макс внимательно  наблюдал за Валентиной. В
результате общения его интерес к этой удивительной загадочной женщине только
возрос. Она обладала поразительной способностью поддерживать в беседе  любую
тему, была непосредственной,  иногда саркастично и остроумно, иногда мягко и
тактично парировала  шутки и  реплики  собеседников. О  чем  бы  ни говорила
Валентина, делала она это  с обаятельной улыбкой,  открыто  и  прямо глядя в
лицо того, кому предназначались ее слова.
     Лишь  однажды  Валентина  на  какое-то  время  потеряла   самоконтроль,
который... и Макс это давно отметил... был у нее постоянным.
     Вацлав рассказывал какой-то эпизод своей служебной биографии и иронично
добавил:
     - Дамы, как правило, обращают внимание  на выправку  и  красоту мундира
офицера.  Вряд  ли дамы представляют,  сколько  опасностей  и  невосполнимых
тяжких  потерь  предполагает  профессия  военного.   Чаще  всего,   даже  не
задумываются об этом и...
     Он хотел еще что-то добавить, но не успел, потому что Вера вдруг громко
заявила:
     - А  я хочу еще вина!  Уверена,  это не  только  мое  желание!  Вацлав,
наливайте!
     Вацлав  принялся наполнять  бокалы, удивляясь  неуместной и неожиданной
просьбе Веры. Увлеченный своими рассуждениями,  он не заметил то, что  Максу
и, конечно,  Вере  срезу  бросилось в  глаза.  Выражение на  лице  Валентины
поменялось.  Оно  застыло  и   побледнело.  Но  Валентина  за  долю  секунды
справилась с собой  и живо  сказала,  бросив быстрый и благодарный взгляд на
Веру:
     - Хочу предложить тост! За дружбу!
     Все подняли бокалы и осушили их до дна.

     Было довольно поздно, но Тина выразила желание погулять  у  моря.  Макс
вызвался проводить ее.
     Они медленно  брели по берегу, не произнося  ни слова. Какждый  думал о
чем-то своем. Оказавшись  около  той скамейки,  где они впервые встретились,
молча опустились на нее, занятые собственными мыслями.
     Спустя какое-то время, Тина  вдруг встряхнула волосами и  повернулась к
Максу.
     - Макс, я догадываюсь,  что вам ужасно надоели одни и те же вопросы. Но
я, если позволите, все-таки хотела бы спросить вас...
     Тина внимательно  посмотрела  в  глаза Макса.  Тот улыбнулся и  вежливо
ответил:
     - Пожалуйста, спрашивайте.
     -  Макс, мой  вопрос  банален,  но  он волнует  меня.  Видите  ли, ваша
профессия - редкая и необычная. Во всяком случае, не рядовая.  Встретиться с
таким человеком, как вы, большая удача. Это во-первых. А  во-вторых,  у меня
есть свой профессиональный интерес. Ведь  я - преподаватель литературы.  Как
вы понимаете, писатели  и их творчество дают мне возможность заработать свою
корку хлеба! - засмеялась она, а потом серьезно продолжила: - Мне интересно,
что  вас  подталкивает  взяться за  перо?  Откуда  вы  берете героев,  темы,
проблемы?
     Макс пожал плечами.
     - Мой  ответ тоже банален. Из жизни, Валентина. Все - из жизни. Порой у
читателя  возникает  мысль:" Ерунда! Полный  бред!  Вот  нафантазировал!" Он
очень удивился бы, что это далеко не так. Чем дольше я живу на нашей грешной
земле,  чем  пристальнее наблюдаю,  тем все больше  и больше  убеждаюсь, что
судьбы   человеческие  настолько   разнообразны  и   противоречивы,   что  и
придумывать ничего не надо.  Зачастую даже в  самую  гениальную писательскую
голову не  придут те вариации и импровизации, которые предлагает Жизнь! Бери
и переноси на бумагу! Остается удивляться только одному,  - усмехнулся он. -
Почему не все берутся за перо?  Объяснение может быть только одно. Причина в
обычной человеческой лени. Хотя, для меня, как  и моих собратьев по ремеслу,
это,  наверное,  хорошо.  Иначе  весь  мир  перевернется! Кругом - писатели.
Кругом!!! Кто занимался бы в этом случае другими вопросами и проблемами?!!
     -  Да-а...   -  протянула  Тина.   -  Конец  прогрессу!  Да   что   там
"прогрессу"!!!   Самой  жизни!  Вы,  Макс,  затронули  глобальную  проблему.
Человечество столько времени пытается  решить,  что ставить во  главу угла -
экономическое или духовное  развитие общества? Оказывается, мы с вами, Макс,
совместными усилиями  сделали сейчас потрясающее открытие! -  и торжественно
объявила: - Экономика и культура должны развиваться параллельно!!!
     Оба рассмеялись.
     -  Вот  что  значит проводить все вечера у моря, предаваясь философским
размышлениям!  - заявил  Макс. - Какое  озарение  может  наступить в голове,
обвеваемой солеными морскими ветрами!!!
     - Под шум прибоя!!! - дополнила Тина.
     - Но  мы сохраним в  тайне  место и  способ,  которые  дают возможность
делать гениальные открытия... - таинственным шепотом произнес Макс.
     - Ш-ш-ш...
     Тина шаловливо приложила палец к губам.

     Попрощавшись с Валентиной, Макс  зашел  в  свой номер и сел за стол. Он
долго  и напряженно раздумывал о том, что в этой женщине, непосредственной и
открытой, все-таки была какая-то тайна. Основывалось заключение Макса как на
собственной интуиции,  так и  отрывочных сведениях, полученных в  результате
пристального наблюдения за Валентиной с момента ее появления в пансионате.
     Казалось, внешность Валентины  - пепельные волосы, серые глаза, средний
рост, незамысловатость и обычность нарядов -  все это должно  было делать ее
незаметной. Но это было не так.  Притягательное обаяние излучала ее стройная
фигура,  изящная пластика движений,  мягкий выразительный взгляд, внутреннее
спокойное достоинство.  Эта  женщина несла в  себе поразительное интригующее
начало.  Неугасающий  интерес  Макса к  Валентине подогревали и  необычность
первой встречи, и последующее общение, и все те события, происходящие вокруг
Валентины и с ней самой, которым Макс явился невольным свидетелем.
     Макс  придвинул стопку бумаги, взял ручку и начал  писать. Из-под  пера
быстро побежали строчки:" Она приходила сюда всегда в одно и то же время..."
     Макс  не  был уверен, что когда-нибудь ему  удастся  продолжить и,  тем
более, завершить то, что он сейчас писал. Но желание выразить на бумаге свои
мысли,  чувства, впечатления от встречи с Валентиной было неодолимым, и Макс
работал до рассвета...
     2
     Макс родился в многодетной  и  дружной  семье. Его отец был сотрудником
спецслужб.  Он  погиб  при  выполнении  задания. Матери-домохозяйке пришлось
одной "поднимать" детей - самого Макса, младшего в семье, двух его братьев и
двух сестер. Братья выбрали профессию отца, одна из  сестер стала педагогом,
другая  -  врачом.  Семья гордилась Максом, его успехами, его  известностью.
Макс всегда  писал  им  трогательные  и  забавные посвящения в своих книгах.
Единственным,   что   тревожило  близких,  была  личная  жизнь   Макса.   Он
догадывался,  что тревога о  неустроенности и одиночестве младшего  сына  до
самой смерти так и не оставила мать...

     Макс был подающим надежды молодым писателем, когда  произошла фатальная
встреча, которая перевернула всю его дальнейшую жизнь.
     В  тот  день он  очень торопился и в дверях издательства едва не сбил с
ног девушку, которая осторожно несла на вытянутых руках перед собой  большую
красивую коробку. Оба замерли,  одновременно уставившись на тот бесформенный
предмет, который до рокового  столкновения  назывался тортом.  Взгляд  Макса
выражал  непередаваемый  ужас и  чувство  раскаяния и неловкости, которые он
испытывал в этот момент. Взгляд девушки выдавал ее недоумение и нескрываемое
огорчение.
     - Извините, пожалуйста... - попросил Макс. - Я спешу... и...
     Она глубоко  вздохнула,  шагнула в  сторону,  пропуская  его,  согласно
кивнула  головой,  принимая  его  извинения,  а  потом  тихо,  едва  слышно,
произнесла:
     - Вот такой у тебя сегодня день рождения, Зоя...
     Затем еще раз вздохнула и, толкнув дверь, медленно вошла в здание.
     Секунду помедлив,  Макс  решительно  шагнул за  ней. Он  быстро  догнал
девушку и,  крепко  схватив  за  локоть, развернул  к  себе.  Она  удивленно
посмотрела на Макса, который горячо и сумбурно заговорил:
     - Послушайте!!! Я сейчас очень  тороплюсь! Но позже...  В общем, я буду
ждать вас здесь. Скажите, во сколько?
     - Ну что вы?..  Зачем?.. Не надо...  не  беспокойтесь...  -  растерянно
бормотала она, ошеломленная его напористостью.
     -  О,  черт!  Сейчас  не  об  этом  речь!  Мне  некогда  дискутировать!
Действительно, некогда!  Во  сколько мне вас ждать? - быстро  говорил  Макс,
по-прежнему удерживая девушку за рукав.
     - В... пять... - еле слышно, окончательно оторопев, вымолвила она.
     - Значит, в пять!
     Макс стремительно  зашагал к выходу,  потом оглянулся  и  добавил: -  О
торте не перживайте! До встречи!
     Девушка  проводила  его  совершенно  ошарашенным взглядом,  пребывая  в
состоянии полного оцепенения.

     Она  появилась  точно  в  назначенное  время  все   с  той  же  нелепой
бесформенной коробкой торта. Макс, в руках которого тоже был  огромный торт,
купленный им  взамен испорченного, громко захохотал. Засмеялась  и  девушка.
Робко, но мелодично.
     - А  я думал, вы  его  выбросили!  -  Макс  глазами  указал  на помятую
коробку.
     Она пожала плечами.
     - Почему?.. Пострадал только  его внешний  вид. А на вкусовых качествах
это вряд ли отразилось. И знаете... Я не могу выбрасывать продукты. Не могу.
     - Наверное, вы  правы,  - согласился Макс. - И потом... В конце концов,
можно смотреть на торт, который принес я, а есть тот, который ранее... опять
же, я!.. так безжалостно покалечил!
     Оба весело засмеялись.
     -  Поскольку  оба  торта  вам  не донести, позвольте  проводить вас,  -
предложил Макс.  - Да и познакомиться не  мешало бы.  А  то у нас с вами все
как-то неловко и безалаберно получается!
     Девушка мягко улыбнулась и представилась:
     - Зоя.
     - Макс.
     Он  остановил такси,  усадил девушку на  заднее сиденье, рядом поставил
торты, а сам устроился впереди рядом с водителем.
     Зоя назвала адрес, а потом пояснила, обращаясь к Максу:
     -  Я  живу у своей  тетушки.  Она кажется строгой,  а на самом  деле  -
очень-очень  добрая  и   заботливая.   Если  хотите,   я   вас   познакомлю.
Присоединяйтесь  к  нашей  компании!  Ведь  у меня сегодня  - день рождения.
Поэтому я торт и купила.
     -  Ах,  да!  Я  совсем забыл!  - воскликнул  Макс  и  протянул  девушке
небольшую  коробочку.  - Пожалуйста, зоя,  примите этот скромный  подарок. Я
поздравляю вас с днем рождения.
     - Спасибо... Только, зачем вы?.. Даже неудобно как-то... Я не знаю... -
растерялась Зоя.
     - Это самый обычный сувенир, - убедительно произнес Макс. - Принять его
вы можете с чистой совестью. Берите, Зоя, не сомневайтесь!
     Она  нерешительно  взяла  коробочку, осторожно  открыла  ее,  заглянула
внутрь и увидела маленькое, сплетенное из проволоки, деревце с разноцветными
полудрагоценными камнями  вместо листьев.  Зоя  вопросительно посмотрела  на
Макса. Тот улыбнулся и принялся объяснять:
     - Это  - так  называемое  "дерево  счастья". Загадывайте любые желания,
Зоя, и  они обязательно  сбудутся.  Сам я,  конечно,  не проверял, но многие
утверждают, что это так. Уверен, что и у вас, Зоя, все получится так, как вы
того захотите!
     - Спасибо, Макс, за подарок. И за  торт спасибо. И за ваше внимание,  -
бросив  на него  благодарный взгляд, сказала  Зоя.  -  Кстати, мы  приехали.
остановитесь,  пожалуйста, -  обратилась  она  к  водителю,  а  затем  снова
посмотрела  на  Макса. -  Вы  принимаете мое  приглашение  на  торжественное
чаепитие со мной и моей тетушкой?
     - Конечно, - твердо,  но с долей иронии, откликнулся Макс, выбираясь из
машины.  - Тем более,  попробовать  новое блюдо - "Торт  всмятку"  -  ужасно
хочется!
     Зоя звонко рассмеялась и начала подавать ему коробки.

     Весь  вечер  наблюдая  за Зоей,  Макс пришел  к заключению,  что  она -
скромная, стеснительная и  какая-то нерешительная  девушка. "Под стать своей
внешности", - почему-то подумал Макс.
     Совсем  невысокого  роста, меньше 1,  60 м, худенькая, с  неправильными
чертами лица, короткой стрижкой не  очень  густых  светлых  волос,  она была
похожа на  обыкновенного  городского серого воробья,  на  которого  мало кто
обращает внимание.  В Зое ощутимо присутствовала  непривычная  незаметность,
заурядность, обычность. Работала она, как выяснилось, бухгалтером. То есть и
профессия ее была самой что ни на есть рядовой. Но справедливости ради, Макс
отметил, что  девушка была хрупкой и  стройной, что подчеркивала  ее  легкая
"летящая"  походка.  Зоя  обладала  мягким  и доброжелательным  нравом.  Это
придавало  ей ауру притягательного обаяния. Создавалось впечатление, что Зоя
была  в  ладу и с  окружающим миром,  и с  собой, такой  бесконфликтной  она
казалась.

     Время от времени Макс заглядывал в дом Зои и ее тетушки, как говорится,
"на  огонек".  Потом  стал  это  делать все  чаще и  чаще,  отдыхая от  всех
сложностей  и  перипетий  окружающего   мира  в   уютной,  тихой,  спокойной
обстановке, ведя неспешные размеренные беседы за неизменной чашкой чая.
     Но однажды,  как-то вдруг, ощутил, что присутствие  Зои, общение  с ней
становится  ему все более  и более необходимым. А  когда догадался,  что зоя
отвечает ему взаимностью, чувства разгорелись в нем с невиданной силой.
     Макс сделал Зое предложение, попросив  стать его женой. Ее ответ явился
для Макса полной неожиданностью.
     - Макс,  я... я должна  сказать... что...  -  Зоя  глубоко  вздохнула и
серьезно  продолжила:  -  Я не  могу  принять  твое  предложение,  Макс. Это
невозможно.
     - Почему,  Зоя?  Мы  же  любим  друг  друга! Любим!!!  -  возразил  он,
недоумевая, чем мог быть вызван и мотивирован ее непредвиденный отказ.
     Она  упрямо  наклонила  голову, потом  подняла к  Максу  расстроенное и
несчастное лицо и тихо принялась объяснять:
     - Макс,  пойми,  мы никогда  не  будем счастливы с  тобой.  То  есть...
вначале будем,  а  потом...  Мы же  совсем разные с тобой! Я не  знаю, как и
почему  произошло, что мы полюбили друг друга. Но точно знаю, что это только
"пока". А потом все закончится. Закончится, Макс, закончится...
     Он взял ее руки в свои и проникновенно спросил:
     -  Зоя, милая, откуда  такие мысли? Почему, с чего ты решила,  что наша
любовь не останется с нами на всю жизнь? Почему?
     Она  печально  и  грустно  взглянула  в его  глаза,  вздохнула,  слегка
отвернулась, затем снова посмотрела на Макса и медленно произнесла:
     - Макс, мы должны хотя бы теперь посмотреть на мир без "розовых очков",
прямо и открыто.  Макс, согласись, что мы с  тобой - совсем  не пара.  Ты  -
известный  писатель. Впереди у  тебя -  блестящее  будущее. А  что  такое я?
Бесталанный    обычный     человек.    Средний     бухгалтер.     Некрасивая
малопривлекательная девушка, наконец.
     -   Но   ты,  Зоя,  нравишься  мне  такой,  какая  ты  есть!  -  горячо
запротестовал Макс и с отчаяньем воскликнул: - Как ты этого не поймешь!!!
     - Макс, это ты никак не хочешь понять, что я  - совсем не  то, что тебе
нужно! - собрав "в кулак" всю свою волю, возразила Зоя. - Ты всегда будешь в
центре внимания.  Твоя личная жизнь обязательно станет всеобщим  достоянием.
Всем будет любопытно  узнать,  кто  твоя  избранница. И  кого ты предъявишь?
Меня?!!
     - Да! Тебя! - убежденно подтвердил Макс. - Тебя, Зоя! ТЕБЯ!!!
     - Нет. Этого не будет, Макс, - упрямо сказала она и убрала свои руки из
его рук. - Я слишком сильно  люблю тебя, Макс, чтобы совершать опрометчивые,
неразумные  поступки. Я лучше тебя  понимаю все, что ожидает нас. Я не хочу,
чтобы потом мы оба жалели и мучились.
     - Ах, Зоя, Зоя!.. - вздохнул Макс. - Если бы ты только знала, как ты не
права!.. Мы же безумно любим друг друга! ЛЮБИМ!!!
     - Но вместе быть не можем!
     Впервые  Зоя  была  так  категорична,  упорно  отстаивая  свое  стойкое
убеждение  в собственной правоте, одновременно испытывая  жесточайшие муки и
боль...

     Но  и  после  решительного  объяснения Макс  и  Зоя  не  прервали  свои
отношения. Страсть, бушующая внутри каждого из них,  разгоралась чем дальше,
тем больше. Оба чувствовали, что попали в тупик. Но никакие доводы и уговоры
не могли помочь Максу изменить решение Зои отказаться от брака.  Известность
Макса и  внешность  самой Зои,  по ее  глубокому убеждению, стояли нерушимой
преградой,  как   Великая   Китайская  Стена,  на  пути  к   их  счастливому
супружеству.  Оба мучились, запутавшись в силках своих  чувств и взглядов на
будущее. Жалели и себя, и друг друга. Отчаивались. Но расстаться не могли.
     Стремясь распутать многочисленные узла своей судьбы и судьбы Макса, Зоя
приняла  неожиданное решение, которое,  как она  считала,  было  единственно
правильным. Вскоре, заливаясь слезами и  горестно  всхлипывая,  она объявила
Максу, что выходит замуж.
     Макс и раньше знал  об этом парне, многолетнем поклоннике Зои.  Тот жил
по-соседству.  Девушки  роем  вились  вокруг  него  -  статного,   высокого,
сильного, спокойного. Но почему-то  именно Зоя заворожила его. Решившись, он
сделал предложение. К его огромной радости и немалому удивлению Зоя ответила
согласием. Свадьба готовилась со всей возможной поспешностью.
     Макс никак не мог поверить в реальность тех слов, которые говорила Зоя.
Он схватил ее за плечи, с силой начал трясти и громко, потеряв сдержанность,
закричал:
     -  Зачем  ты это  делаешь,  Зоя?!! Зачем?!! Зачем?!!  Зоя!!!  Ответь!!!
Только разумно ответь!!!
     Но  она  молчала,  низко  опустив  голову,  глотая  слезы  и  с  трудом
справляясь с рыданиями, спазмами сдавливающими горло.

     До  последней   минуты  Макс  надеялся,  что  Зоя  опомнится,  что  все
изменится.  В   порыве  отчаяния  и  надежды  он  вызвал  Зою   перед  самой
регистрацией, пытаясь  отговорить ее  от безумного шага.  А потом  буквально
прокрался  на свадьбу, улучив момент, утащил Зою и принялся убеждать ее уйти
с  ним  и  не  калечить  их судьбы.  Но все  же  Зоя,  заливаясь  слезами  и
захлебываясь от рыданий, осталась непреклонной.

     Макс смирился с обстоятельствами, с головой  погрузившись в работу. Ему
стало  известно, что у Зои родилась дочь, что муж  ее очень любит, что все у
нее, вроде бы, хорошо.
     Когда  Зоя  вновь  вернулась  на  работу,   встреча  ее  и  Макса  была
предопределена и неизбежна.  Страсти вспыхнули  с новой  силой.  Макс и  Зоя
стали любовниками.
     Сколько Макс  ее  ни  уговаривал,  Бросить  мужа  Зоя  не  хотела.  Она
объясняла, что тот любит ее и дочку, окружает постоянным вниманием, заботой.
Да, она, Зоя, не любит мужа, но расстаться с ним не может.
     Проходили  годы. Мужу Зои стало известно о ее отношениях с Максом. Она,
наконец, решилась на разрыв. Но муж заявил, что никогда не  даст согласия на
развод,  что любит свою жену, что готов  мириться  с ее любовью к Максу, что
нельзя  лишать  его  самого и  их  дочь  нормального  семейного очага  из-за
необузданных  страстей, которые  владеют Зоей. Она  сдалась,  согласившись с
мужем.
     Макс пришел в  отчаянье от  того, что снова  все  вернулось  в  прежнее
русло. Было непонятно, кто же из них оказался лишним в этом треугольнике, но
мучились все.

     Пока Макс был в отъезде, Зоя решила окончательно  и  навсегда разорвать
те  многолетние  отношения, которые их  связывали.  После  долгих сомнений и
колебаний  она приняла решение,  уцепившись  за него,  как  за  единственное
средство спасения, которое обязательно поможет всем им.
     Конечно,   это  было  какое-то  затмение  разума.  Во  всяком   случае,
впоследствие Макс именно  так  объяснял себе ошеломляющий  поступок  Зои. Но
тогда,  слушая  ее сообщение, буквально кричал от  отчаянья и  боли. Пытаясь
выстроить нормальную семейную жизнь, Зоя забеременела. Двое детей, посчитала
она, помогут ей сжечь за собой все мосты.
     Зоя ошиблась. Рождение второй дочери не развело Зою  и Макса в стороны.
А разрыв с мужем вообще стал невозможен.
     Время летело  неумолимо быстро,  но оно  ничего  не  меняло.  Разве что
выросли  дочери Зои. Чувство взаимной  и страстной любви  между нею и Максом
по-прежнему не угасало.
     Иногда  Макс  с отчаяньем,  грустью и болью думал  о  том,  как, порой,
надуманные причины, глупые предрассудки, человеческие слабости и комплексы с
неумолимой беспощадностью разрушают  СУДЬБУ и СЧАСТЬЕ  человека.  А главное,
сам человек изменить что-либо оказывается не в силах...
     3
     В один из вечеров, который они привычно проводили на берегу моря,  Макс
с поразившей Тину до глубины души пронзительной  откровенностью рассказал ей
о  своей любви  к  Зое,  об  их непростых  и запутанных  отношениях, которые
продолжались до сих пор.
     Макс  даже  себе  не  мог  объяснить,  почему  ему  захотелось  открыто
поделиться с  Валентиной историей своей жизни. Но  он  не  жалел  об этом. В
какой-то степени признание  принесло Максу облегчение.  Тем более, как сразу
же почувствовал  Макс,  Валентина с  потрясающей  чуткостью и  деликатностью
отнеслась к тому, о чем он говорил с нескрываемой болью и грустью.
     Самым поразительным  оказалось то,  что Валентина  неожиданно  ответила
Максу таким же честным и очень откровенным рассказом о себе и Дане.
     Огорчило  только одно. На следующий день Валентина  внезапно уехала  из
пансионата. Ее повествование осталось незавершенным...


     1
     Возвращаясь  домой,  дан по дороге  зашел  в кондитерскую.  Он стоял  у
прилавка, раздумывая, что же все-таки купить к чаю, когда дверь кондитерской
распазнулась,  и  группа  весело  и звонко  смеющихся  девушек появилась  на
пороге.  Они  остановились  рядом с Даном,  и  он  поневоле  стал свидетелем
бурного обсуждения и горячего спора между ними.
     - Девочки, послушайте меня! Ну  послушайте же!.. - настойчиво повторяла
светловолосая  стройная  девушка,  стараясь  привлечь  внимание  возбужденно
гомонящих подруг. - Ну девочки!..
     В конце концов, ей это удалось.
     - Я считаю, - сразу, как  только возникла пауза, заговорила она,  - что
будет лучше, если мы купим всего понемногу.  Зато ассортимент будет на любой
вкус. Мы же еще столько всего ни разу в жизни не пробовали!
     -  Ну  нет! - возразила  одна  из девушек. -  Я не согласна  рисковать!
Лишние деньги появляютсяу нас не так часто. Поэтому купить надо то, о чем мы
знаем, что это - вкусно, и от  чего не откажется никто. Ты, Тина,  известная
сладкоежка и, конечно, слопаешь любые конфеты, печенье и пирожные! А что нам
делать?!! Тратить деньги, покупая "кота в мешке", я не согласна! За красивой
оберткой может оказаться какая-нибудь гадость! Я против!!!
     Мнения разделились. Кто-то поддержал ту, которую назвали  Тиной, кто-то
- ее подругу. Страсти разгорелись с  новой силой. Компромисса быть не могло,
потому что девушек было шщестеро, а голоса разделились поровну.
     Устав  от дискуссии,  девушки  одновременно замолчали, озадаченно глядя
друг  на друга. Одна из  них,  которой,  как предположил Дан,  была доверена
касса,  судорожно пересчитывала деньги. Сумма, действительно, была невелика.
Решение предстояло нелегкое и непростое.
     Напряжение ответственного момента  почувствовал  даже Дан. Но  ситуация
показалась ему настолько забавной, что он, не сдержавшись, засмеялся.
     Недоумевая,  девушки  как  по команде  дружно воззрились  на него.  Дан
мгновенно оборвал смех и серьезно произнес:
     - Готов предложить свой вариант.
     В глазах девушек Дан прочитал вопрос и живо пояснил:
     -  Поскольку для принятия любого  решения требуется нечетное количество
участников,   причем,   без   права   голосовать   "воздержался",  предлагаю
дополнительную  кандидатуру  в  члены  вашего  коллектива. А  именно,  свою.
Пайщиков  в этом случае  станет  семеро.  А это,  как считается,  счастливое
число. Решение за вами! Итак, принимаете меня в свою дружную компанию? Тогда
голосование состоится по всем правилам.
     Они  удивленно  смотрели на  него. Потом  та,  которую  назвали  Тиной,
засмеялась и неожиданно объявила:
     - Девочки,  по-моему,  нам  явно  не  хватает мужского  здравомыслия  и
рассудительности! Поэтому я - "за"!!!
     - Конечно!..  -  насмешливо откликнулась  одна  из  подруг.  -  Кто  бы
сомневался!!!  Тина,  а  ты уверена,  что  этот голос  будет  отдан  в  твою
поддержку?  Не слишком ли опрометчивое и поспешное решение ты приняла? Может
быть, изменишь его? Пока  не поздно! А мы,  так и быть, сделаем вид, что  не
слышали твоего заявления!
     все засмеялись. Беззаботно и открыто  улыбаясь, Тина посмотрела прямо в
лицо Дана. Он улыбнулся в  ответ и, наклонившись к ней  с видом заговорщика,
громко прошептал:
     - Не отказывайтесь от своих слов! Не отказывайтесь!..
     Его просьба вызвала новый  взрыв смеха. А Тина твердо заявила, подавляя
желание рассмеяться вместе со всеми:
     -  Нет!  Своего решения я не  изменю! Я - "за",  "за",  "за"!!! "ЗА"!!!
Давайте  скорее  голосовать!  Находиться  продолжительное  время   сторонним
наблюдателем вблизи кондитерского изобилия - выше моих сил!
     Она  умоляюще  посмотрела  на  подруг. Ее оппонентка покачала головой и
иронично возразила:
     - Да какое  уж  тут  "голосование"?!!  И без  него результат совершенно
очевиден! Все. Покупаем ассорти, по твоему желанию. Так, девочки?
     Когда все согласно кивнули, насмешливо завершила:
     - А  ты,  Тина, молодец! Вовремя сориентировалась,  опередив  всех. Эх,
жаль, я не догадалась заранее оглядеться  ои опереться на такое же  надежное
плечо, которое было предложено в твое поддержку!
     Девушки опять весело рассмеялись, кокетливо поглядывая на  Дана. Он, со
всех  сторон  находясь  под  обстрелом  озорных  сверкающих  глаз, улыбался,
испытывая удовольствие от общения с незнакомками.
     Дан  внес  в  общую  кассу  назначенную сумму. Сделав покупку,  Девушки
направились к столикам, располагавшимся на открытой  террасе, примыкавшей  к
магазину.  Приотстав,  Дан быстро купил  несколько  коробок  конфет, зефира,
песченья,  пирожных  и  присоединился к девушкам. он выложил все на стол  и,
предвидя протест, категорично произнес:
     -  Милые  девушки,   насколько  помню,   одна  из   вас,  -  он  бросил
выразительный взгляд на Тину, - несколько минут назад откровенно перечислила
то, чего  не достает вашему коллективу. По-моему, возражений не последовало.
Очевидно, все вы были с ней согласны. Поэтому доверьтесь  новому компаньону,
который  является недостающим и необходимым звеном,  чтобы  было  достигнуто
полное совершенство и идеальная гармония.
     Оценив  его непосредственность и  открытость,  Они согласно  кивнули  и
шумно начали устраиваться за столиком.
     Дан подозвал официанта и, сообразно пожеланием девушек, заказал  соки и
кофе. Затем, шутливо поклонившись, представился. Девушки поочередно  назвали
свои имена.
     Теперь, оказавшись  за одним столом, они с любопытством... кто - явным,
кто - сдержанным и незаметным... посматривали на Дана. Каждая  отметила, как
шла  форма  офицера  морской  авиации  этому  высокому  стройному   молодому
человеку, по счастливой случайности  оказавшемуся в их компании. Держался он
непосредственно  и  открыто,  с  необычайном  достоинством. Его карие  глаза
светились вниманием и умом. В общем, Дан понравился всем, без исключения.
     - А вы предполагаете остаться в нашем коллективе постоянным пайщиком? -
иронично обратилась к нему одна из девушек.
     - Надеюсь!  - откликнулся Дан и шутливо  добавил: - Кто отказался бы на
моем  месте? Посмотрите, сколько  завистливых мужских взглядов направлено  в
мою сторону!!!
     Дружный смех собеседниц последовал незамедлительно.
     -  Дан,  -  продолжила  девушка,  -  а  вы не боитесь,  что  длительное
пребывание  в наших  стройных рядах не пройдет бесследно?  Вдруг одна из нас
навсегда возьмет в плен ваше сердце?
     - Да!  - живо согласился  он.  - Опасность  велика! Но  отступать  я не
привык.
     - Вы так говорите, потому  что уверены  в надежности той брони, которая
защищает  ваше  сердце от  обстрела чарующих женских  глаз? - с нескрываемой
иронией  в голосе  спросила Тина  и в упор  посмотрела  на  Дана,  сидевшего
напротив нее.
     Не  отводя своего проницательного  взгляда  от  ее лица,  Дан  выдержал
паузу, а потом, усмехнувшись, многозначительно произнес:
     - Нет. Теперь  не уверен. У меня появились некоторые сомнения.  И броня
моего сердца не так надежна, как я думал. Но я готов рискнуть!
     Затем, обращаясь ко всем, но все еще глядя на Тину, добавил:
     -  А  ваш вопрос, милые девушки, хочу переадресовать  вам. Что  скажете
насчет своих сердец?
     - О! Они уже ваши, Дан! Можете смело заносить  их в список своих побед!
- засмеялась Тина.
     Девушки бурно поддержали ее заявление ироничными шутливыми репликами.
     Пристально глядя на Тину, Дан быстро уточнил:
     - А свое вы в этот перечень включили?
     - Безусловно! - уверенно заявила Тина, но ее глаза озорно сверкнули.
     - Оно свободно? - живо поинтересовался он.
     - Конечно, нет! - пряча улыбку, возразила Тина.
     И   она,   и  другие  девушки  сразу  заметили  быструю  смену  эмоций,
отразившуюся на  лице Дана. Стараясь скрыть  свои чувства, он  улыбнулся и с
показным равнодушием бросил:
     - Вот как!
     -  Именно  так! - подтвердила  Тина, а потом  рассмеялась и  решительно
объявила: - Дан, о какой свободе вы спрашиваете, если мое сердце... если вы,
конечно, еще  помните об  этом!.. было  покорено первым. Ведь  именно  я так
горячо настаивала, чтобы вам было дано право голоса!
     Он заметно повеселел и многозначительно произнес:
     -  Нет, я не забыл  вашего  участия в моей  судьбе, Тина. Надеюсь,  и в
будущем вы не оставите меня своими заботами.
     Дан вопросительно посмотрел на нее.
     - Тина, соглашайся! Соглашайся!!! - насмешливо закричали подруги.
     - А что?!! - с вызовом вскинула голову Тина. -  Думаете, откажусь?!! Не
дождетесь!!!
     -  А  мы  особо  и  не  рассчитываем  на  твое великодушие!  -  шутливо
отозвалась  та  девушка,  которая  прежде выступала оппонентом Тины.  -  Тем
более,  нам сразу стало  понятно, в чью пользу собирается  отдать свой голос
седьмой пайщик! И кажется, не только его!!!
     Девушки  и   Бан  дружно  засмеялись.  Тина,  слегка  покраснев  от  их
насмешливых взглядов, замахала руками и смущенно принялась объяснять:
     - Да ну вас!.. Что вы, в самом деле, пристали?.. Я же просто шутила!..
     - Так мы тебе  и поверили!!! Ха-ха-ха!.. -  не успокаивались подруги. -
Хороши шутки!!! А Дан не шутил! Так ведь, Дан?
     Он внимательно  посмотрел  на Тину, дождался паузы и вдруг решительно и
серьезно сказал:
     - Да, я не  шутил.  Я предлагаю вам,  Тина,  руку и сердце. Я прошу вас
стать моей женой.
     Ошеломленные его неожиданными словами, девушки взглянули на растерянную
Тину,  затем  на Дана, не  сводящего  с  нее глаз. Одна за другой они встали
из-за стола и быстро отошли.
     Дан  и  Тина остались  наедине.  Он сидел все с тем же серьезным видом,
ожидая ее ответа. Тина  молчала, не  находя в себе сил разобраться и в  этой
непонятной ситуации, и в собственных чувствах.
     Возможно,   любая  другая   девушка,  за   плечами  которой   был  опыт
взаимоотношений  с  молодыми  людьми,  смогла  бы  быстро  найти  правильное
решение, обоюдно достойное и  необидное. Но у  Тины  как раз опыта-то  и  не
было. А примеры  из романов  выдающихся  писателей-классиков,  во  множестве
прочитанных ею, применить оказалось невозможно. Во-первых, потому,  что Тина
не   могла   вспомнить   аналогов,   во-вторых,   потому,   что   неожиданно
разволновалась  и запаниковала. Наверное,  где-то рядом было  совсем простое
решение. Например, перевести весь разговор  в шутку. Или извиниться  и уйти.
Но  в  голову  подобные  варианты  почему-то  не приходили,  и  Тина, полная
сомнений и противоречивых мыслей, молчала.
     Чуть  наклонившись  через стол,  Дан осторожно  взял  ее руку в свою  и
заглянул в глаза Тины, которая во взгляде его темных глаз прочла  ожидание и
надежду.
     Они  смотрели  друг  на  друга, забыв  о времени, о  снующих вокруг них
людях, о том, где находятся в данный момент...
     - Что вы ответите мне, Тина? - прервал молчание Дан.
     Она глубоко вздохнула, перевела свой взгляд на их сомкнутые руки, затем
едва уловимым жестом убрала свою руку и неуверенно произнесла:
     - Я... не знаю. Я... поверьте... не хочу вам... вас... начего  плохого.
Но... О, Боже!.. Я... мне...
     Совсем растерявшись и густо покраснев от его пристального внимательного
взгляда, Тина замолчала.
     Дан   отчетливо  понимал,  насколько  неожиданным  было  для  Тины  его
предложение. Эффект внезапности ошеломил ее.  Дан  понимал, что она никак не
может сосредоточиться и разобраться в самой себе и  в ситуации.  Поэтому как
можно спокойнее, понизив голос, сказал:
     -  Тина,  я догадываюсь, что  мое предложение  о  женитьбе  сразу после
знакомства и просьба дать теперь же ответ  - необычны. Но хочу вас заверить,
что стремительность  событий, происходящих сейчас, не от легкомыслия и  моей
безответственности. Нет.  Я  - серьезный  человек. Честь и порядочность  для
меня - не пустые слова. Конечно, вам не просто сейчас. Поверьте, мне тоже. Я
впервые... В общем, я понимаю, что вы - молоды, что вам  надо посоветоваться
с  родителями. Я готов  все  объяснить  им. Надеюсь,  что  мои  доводы будут
убедительными. Уверен, с их стороны возражений не будет. Но все-таки сначала
я хочу узнать ваш ответ, Тина.Пока Дан говорил, она успела немного собраться
с мыслями и возбужденно начала объяснять:
     - Дан,  то, что  вы...  предалагаете...  Что я  могу ответить?!! Мы  же
совсем не знаем друг друга! Совсем!!!  Подтверждение этому те слова, которые
вы только  что говорили. Дан, вам  ни с кем не  придется объясняться. Потому
что мне  не с кем советоваться. Я - сирота, дан. Подкидыш из приюта. Неужели
вы не  заметили, как... не богат  мой наряд? Я - невеста-бесприданница. Увы,
это - факт. Поэтому...
     Дан  был до глубины  души поражен сообщением Тины. Он испытывал чувство
неловкости и  сожаления  от того,  что невольно ранил Тину напоминанием о ее
сиротстве. Последние слова Тины возмутили Дана, и он,  не дослушав ее, бурно
запротестовал:
     -  Тина, я  согласен, что  мы пока ничего  не знаем друг о  друге. Я не
хотел...  обидеть  вас. Наоборот. Поэтому, извините,  пожалуйста. А вот  что
касается вашего наряда... Да! Не заметил! Потому  что для меня  это не имеет
сейчас никакого значения. И  ваше приданое меня  не интересует. Абсолютно!!!
Если уж вам, как выяснилось,  не с кем посоветоваться, то... - Дан открыто и
прямо посмотрел в ее глаза. - Доверьтесь  моему совету, Тина. Я не  обману и
не предам вас никогда. Клянусь! Выходите за меня замуж,  тина.  Выходите! Мы
обязательно будем  счастливы. И знаете что... Я все-таки не буду  настаивать
на  немедленном  ответе.  У  вас, Тина, будет  время подумать. Послезавтра я
ухожу в поход. А после возвращения...  - дан назвал дату, время и место. - Я
буду ждать вас,  тина.  Мы зарегистрируем наш брак.  Если  вы  не придете, я
пойму,  что  ваш окончательный  ответ  - "нет".  Или  вы... дадите  ответ...
сейчас?.. - прерывистым полушепотом добавил он.
     Тина не могла произнести решительное "нет". Не зная сама, почему, но не
могла. А  "да" и  тем более. Тина каким-то потерянным взглядом посмотрела на
Дана и встала из-за столика.
     Он шагнул к ней и предложил:
     - Я провожу вас, Тина?
     Она тряхнула головой и отшатнулась:
     - Нет-нет! Не надо!
     Пожалев о резкости и категоричности своего отказа, мягче пояснила:
     -  Дан, спасибо, но я живу  не так  далеко.  Да и  девочки ждут меня. Я
уверена в этом! - улыбнулась она.
     Дан улыбнулся в ответ и согласился:
     - Вы правы. Ждут. Ну что ж!
     - До свидания, Дан!
     Тина шутливо помахала рукой у своего лица.
     - До  свидания, Тина, -  он перехватил  ее руку слегка  сжал ладошку  и
напомнил глубоким проникновенным голосом: - Я буду ждать  вас, Тина. Я очень
надеюсь,  что  вы  придете,  что  прислушаетесь к  моему  искреннему совету.
Приходите, Тина. До встречи?.. - с  едва уловимой  вопросительной интонацией
произнес он.
     Тина   убрала  руку,  снова  прощально  махнула,  ничего  не   ответив,
развернулась и ушла.
     Вздохнув, Дан проводил ее взглядом и быстро зашагал  в  противоположную
сторону.
     2
     Наверное,  было глупо  надеяться,  что Тина  примет его  предложение  и
придет в  назначенный  день.  Разумно  ли рассчитывать  на  то, что  девушка
серьезно отнесется к словам человека, знакома с которым была меньше часа?
     Если бы  у  Дана была возможность назначить свидание, потом встречаться
какое-то  время,  откровенно  беседовать,  то  предложение  о  женитьбе   не
произвело  никакого ошеломляющего эффекта, а  выглядело  бы  естественным  и
логичным.  Так  поступают  миллионы и  миллионы людей во  всем мире.  Хотя в
огромном количестве случаев  даже многолетнее добрачное знакомство не делает
супружеские  узы  прочными   и  надежными.   Как  подтверждает  практика,  и
длительная  связь не дает возможности до конца узнать человека, понять  его.
Вступив в брак, люди вдруг обнаруживают, что совершена ошибка, и удивляются,
как  могли  так  обмануться,  оказаться настолько слепым,  чтобы не  увидеть
истинную сущность того, кто рядом!
     Значит, фактор времени решающего значения не имеет. Не имеет!!! Дан был
в  этом убежден. Во  многом,  поэтому  был так решителен и настойчив,  когда
встретил  Тину.  Помимо  этого,  в  отличие  от большинства  молодых  людей,
которые, познакомившись, могли сразу договориться о свидании с понравившейся
девушкой, Дан такой возможности оказался  лишен. Предстоял длительный поход,
а Дана угораздило встретить Тину за день до него.
     Но за два с лишним месяца его отсутствия в  судьбе Тины могли произойти
самые непредвиденные, непредсказуемые изменения!!! Да и вряд  ли девушка все
это время помнила бы мимолетное знакомство в кондитерской!
     Терять  Тину Дан не  хотел категорически.  Решение  пришлось  принимать
мгновенно, за долю секунды. Если  бы  Тина ответила "да", то в этот же  день
они поженились. Этот вариант был бы идеальным для Дана.
     Но Тина не произнесла желанное "да". Пришлось искать компромисс, делать
обходные  маневры. Увы,  результат, в конечном итоге, оказался мизерным. Все
зависло в полной неопределенности. Утешало только то, что Тина решительно не
отвергла его предложение.
     На  протяжении  двух  месяцев  после  выхода  в море  надежда,  пусть и
призрачная,  получить  согласие Тины  не  оставляла Дана. Он пытался понять,
угадать, предсказать решение Тины, ее ответ...

     Обо  всем этом думал  Дан, когда пришел на встречу с Тиной на целый час
раньше назначенного срока.
     Накануне от договорился, чтобы все формальности регистрации  брака были
проведены незамедлительно, как только появится его невеста. Все было готово.
Заметно  волнуясь,  дан  терпеливо  ждал Тину.  Он  не смотрел  на  часы,  с
профессиональной точностью определяя время.
     Дан безошибочно  бросил  взгляд  на  часы  именно в  тот момент,  когда
стрелка указала назначенный час.  Он  ощутил  острейшее желание,  чтобы  она
остановила свой бег, отсчитывая следующую минуту. Затем еще одну... еще... и
еще...
     Он  не  мог  объяснить,   почему  с  такой   неодолимой  настойчивостью
пристально смотрит на циферблат. Могло ли это хоть что-то изменить?!!
     Дан  глубоко  вздохнул,  опустил руку.  Решение  Тины  ясно, как  день.
Все-таки  "нет".  Да и  могло  ли  быть  иначе?  На что он надеялся?  Почему
внутренне  был  уверен  в  обратном?  Разве  час, проведенный к  тому же  не
наедине, а  в общем шумном  застолье, может служить  основанием для принятия
серьезного решения? Конечно, нет. Нет, нет и нет!!!
     Возможно, девушка с менее  трагичной судьбой и рискнула бы при подобных
обстоятельствах. Но Тина... и это было  вполне объяснимо!..  права на ошибку
не имела и, разумеется, боялась  обмануться. Дан  это отчетливо понимал. Тем
не менее, он решил ждать Тину до последнего...

     Она появилась спустя  восемь минут сверх назначенного срока. Когда  Дан
заметил  Тину,  у  него  перехватило  дыхание,  как   иногда  случалось  при
перегрузках на тренажерах. На  мгновение Дан прикрыл глаза, а потом быстро и
широко зашагал ей навстречу.
     Остановившись  друг  против  друга, оба замерли,  испытывая  одинаковое
волнение  от  встречи.  Но если в  дополнение  к этому  чувству  дан  ощущал
невероятный прилив  радости и счастья, То Тина,  в отличие  от него, чувство
смущения и неловкости.

     После знакомства и объяснения в кондитерской Тина довольно часто думала
о Дане. Потом, постепенно  успокоившись, делала  это все  реже и реже. Но  о
назначенной встрече все же не забыла.
     Чем  стремительнее  приближалась  названная  Даном дата,  тем тревожнее
становилось на душе Тины.  Какое-то определенное решение принимать надо было
обязательно,  но  Тина  его все  откладывала  и  откладывала, буквально,  до
последнего дня. Даже утром она еще не знала, как ей быть. В результате, Тина
оказалась совершенно не готова к встрече.
     Конечно, ни о  каком  согласии на брак и речи не могло идти, потому что
подобное решение выходило за рамки здравого смысла. Но заставить ждать Дана,
если  он  все-таки  придет,  не объясниться  с  ним, оставить его  в  полной
неопределенности  Тина  не  могла. С  ее  стороны  это было  бы жестокостью,
трусостью,  малодушием.  Допустить  этого  по  отношению   к  Дану,  который
понравился  Тине и показался ей человеком откровенным, открытым и порядочным
человеком, она  не хотела.  Поэтому,  хотя  и  была  сегодня  ограничена  во
времени, Тина все-таки отправилась на встречу.

     Дан взял ее руки в свои и с нескрываемой радостью произнес:
     - Здравствуйте, Тина! Я счастлив, что вы пришли! Счастлив видеть вас!
     - Здравствуйте, Дан... - смущенно откликнулась Тина, не ожидавшая такой
искренней открытой реакции Дана на свое появление.
     Она хотела еще что-то сказать, но он, не заметив этого, потянул Тину за
собой.
     - Я обо всем договорился.  Нас ждут. Вы  не забыли  документы? - быстро
говорил Дан.
     Ошеломленная   его   решительностью   и   напористостью,   окончательно
сконфузившись, Тина растерянно и неопределенно качнула головой.
     -  Вот  и  хорошо! Не  хочется  из-за  такого пустяка,  как  отсутствие
документов, переносить торжественное и знаменательное событие в нашей жизни!
- пошутил он и с улыбкой взглянул на Тину.
     Она  хотела  возразить,  но  глазах  Дана  прочитала  такую  немыслимую
удивительную нежность и теплоту, что горло сдавил спазм, в груди похолодело,
образовалась пустота.  Не  в силах  вымолвить ни слова, не говоря уже о том,
чтобы начать основательное подробное объяснение, Тина, словно под  гипнозом,
пошла за Даном.  Куда-то напрочь пропало  ощущение реальности происходящего.
Оно не  вернулось даже тогда, когда все формальности  заключения брака  были
исполнены, и Дан и Тина вышли из дверей здания мужем и женой.
     На  нижней ступеньке лестницы  Тина вдруг остановилась  и  изменилась в
лице.
     - А... который час? - нервно спросила она.
     Слегка улыбнувшись, Дан ответил.
     - Ой!.. Я же опаздываю!!! - объявила она, внезапно бросилась к проезжей
части и громко закричала: - Такси!!! Такси!!!
     Поведение Тины  было настолько  неожиданным, что  Дан оторопел.  А она,
почти сразу остановив машину, юркнула на сиденье и что-то сказала водителю.
     Очнувшись, Дан  стремительно  шагнул к  такси,  но было поздно.  Машина
резко тронулась вперед.  Дан  проводил  ее  взглядом, потом  перевел его  на
документы, свои  и  Тины,  которые  держал в руках  вместе  с ее  пакетом, о
котором Тина в спешке забыла.
     Дан быстро  подошел к своему автомобилю, сложил на сиденье пакет, сунул
в карман документы, сел за руль и нажал на газ. Каким бы нелепым, непонятным
и абсурдным ни был поступок Тины, вернуть  пакет  и документы было  все-таки
необходимо.  Возможно, все это понадобится  ей  прямо сейчас. Ведь очевидно,
что что-то важное и срочное торопило ее. Тина была так взволнованна!
     Ну  как  же по-дурацки все вышло!!! Он, Дан, сам мог отвезти Тину  куда
угодно. Но она, конечно, не догадывалась, что  он приехал на машине. Как  не
знает Тина  и  его адреса. А фамилию... теперь их  общую... как заметил Дан,
она на регистрации прослушала.
     Значит, следовало немедленно догнать  такси, на котором уехала Тина, и,
во-первых, отдать пакет  и документы, а во-вторых,  договориться,  где и  во
сколько ее ждать или встречать.

     Не намного отстав, дан увидел, что  такси затормозило  около небольшого
сквера,  и  Тина,  быстро  выбравшись  из машины,  побежала  по  аллее.  Дан
припарковал  свой  автомобиль  и поспешил  за  ней.  Тина  оказалась  далеко
впереди. Звать ее было бессмысленно.
     Дальнейшее повергло Дана в шок. Тина бросилась на шею устремившемуся ей
навстречу  молодому  человеку.  Тот  закружил  ее.  даже на  расстоянии  Дан
почувствовал ту радость встречи, которую они испытывали.
     Какое-то  время  Дан  автоматически   шел   вперед,   но,   значительно
приблизившись, остановился.  Он узнал человека, на свилание  к  которому так
торопилась  Тина.  Дан  верил  и  не  верил  собственным  глазам.  НАСЛЕДНИК
МОГУЩЕСТВЕННОЙ  СЕМЬИ  и  сирота  из приюта?!!  ЧТО и КАКИМ ОБРАЗОМ могло их
связать?!! Ответа не было.
     Дан  пристально  смотрел в сторону Тины  и  ее спутника,  затем перевел
взгляд на телохранителя, явно преградившего  ему путь,  резко развернулся и,
не оглядываясь, направился к машине.
     Он разыскал дом, в котором жила Тина, оставил пакет и документы и уехал
домой.
     Глядя  на  цветы,  вино, закуски,  конфеты,  пирожные,  заблаговременно
приготовленные на  случай, если Тина и он сегодня поженятся,  Дан с грустью,
болью и непередаваемой обидой думал о том, что ошибся! Он надеялся стать для
Тины главным  и единственным человеком, каким уже стала для него самого она.
Увы!.. даже в такой день, когда их  назвали супругами, она предпочла встречу
с  другим,  с ничем неоправданной жестокостью бросив злополучного мужа сразу
после  регистрации,  ничего  не  объяснив,  ни о чем  не  договорившись. Как
оказалось, он, Дан, не занимал в ее жизни вообще никакого места!!!
     Обида на Тину росла, как снежный ком. Не желая поддаваться эмоциям, Дан
решительно  взял  себя  в  руки,  сел  в  кресло  и  погрузился  в  глубокое
раздумье...


     - Тон! Ты совсем не  слушаешь меня!!! - с  обидой произнесла Тина.  - О
чем это ты думаешь, интересно знать? Ты хотя бы понял то, что я тебе пытаюсь
объяснить?!! Я вышла замуж!!! Представляешь?!! Тон, да очнись же!
     Филипп  глубоко   вздохнул,  усилием  воли   заставляя   себя  погасить
собственные чувства, внимательно посмотрле на Тину и уточнил:
     - Тина,  ну что тебя удивляет? Моя реакция  вполне естественна  на твое
ошеломляющее  известие.  Так когда это произошло? Почему  ты  мне ничего  не
сообщила?
     Она звонко рассмеялась и весело произнесла:
     -  Именно это я сейчас и  делаю! Об этом событии ты, Тон, узнал первым.
Радуйся! -  воскликнула Тина и  продолжила:  - А  произошло  оно только что.
Полчаса назад! Даже, наверное, меньше, чем полчаса!
     - Как "полчаса  назад"?!! - ахнул изумленный  Филипп. - Ты...  ты вышла
замуж...  полчаса назад?!! А... муж где? И как же?.. Да и  вообще... Погоди,
Тина! Я ничего не могу понять. Ты шутишь, что ли?
     Она всплеснула руками и беззаботно захохотала.
     - Тон,  никаких  шуток! Все  на самом  деле!!! Просто необычно  немного
получилось. Сейчас я тебе все объясню и подробно расскажу. Слушай!
     Тина  изложила  всю  цепь  удивительных  событий  своей  жизни.  Филипп
схватился за голову, потом с нескрываемым облегчением произнес:
     -  Тина, прошу, теперь ты спокойно выслушай меня. Во-первых, ты сделала
невероятную  глупость! Что за  рискованные эксперименты?!! В  общем, так.  Я
немедленно забираю тебя...
     - Как это "забираю"?!! - не дослушав, воскликнула Тина.
     -  А так!  -  иронично ответил Филипп. - Тем более,  именно за этим я и
приехал.  Довольно  безумств!  Тина,  я  нашел  тебе  хорошую работу.  Очень
хорошую! О  том,  чтобы аннулировать  твое  скоропалительное  замужество,  я
позабочусь  сам.  С  этим отчаянным  парнем,  который  сбивает  глупых  юных
девчонок с пути истинного, тоже разберемся и, думаю, все без труда уладим, -
твердо   заявил  он.   Тина  хотела  что-то  сказать,  но  он  остановил  ее
повелительным  жестом  и  решительно  продолжил: - Тина, сейчас  ты  поедешь
домой, соберешь вещи и напишешь заявление об увольнении.  Барс поможет тебе.
Прямо сегодня мы уедем.
     Она  наклонила  голову  к  плечу  и,  проницательно  посмотрев  в глаза
Филиппа, задумчиво спросила:
     - Тон, ты думаешь, что... если я так поступлю... это будет правильно?..
Разумно?..
     - Безусловно! - коротко подтвердил он.
     - Но почему ты, Тон, так уверен в этом? - Тина  по-прежнему не отводила
своего внимательного взгляда от его лица. - А я... я сомневаюсь почему-то...
     Филипп вдруг обнял ее и  притянул к себе. Решившись,  он  проникновенно
заговорил:
     - Тина, я  уверен,  потому что...  в  общем...  Я был настолько изумлен
твоим сообщением, что умолчал о главном. А главное в  том, что я не могу без
тебя,  Тина. Я  хочу, чтобы ты была рядом. Я хочу постоянно видеть и слышать
тебя. Потому что... потому что... Я люблю тебя, Тина!  Люблю!!!  Я знаю,  ты
сейчас  скажешь о наших различиях.  Но это не  важно! Я готов отказаться  от
всего!  Я готов  все бросить, только бы ты была со  мной!  Твой опрометчивый
поступок не имеет никакого значения. Брак  аннулируют. Ты забудешь о нем или
будешь  вспоминать, как о забавном эпизоде. Ты всегда, всегда, всегда будешь
только со мной! СО МНОЙ!!!
     Она быстро освободилась из его объятий, немного подумала и сказала:
     - Филипп,  ты меня обвиняешь  в  глупости и  безумствах,  а  сам сейчас
делаешь то же самое. Как ты можешь легкомысленно и безответственно заявлять,
что все бросишь?  У тебя  есть  ДОЛГ  НАСЛЕДНИКА. Ты обязан  его  выполнять.
Обязан. И  ты его  выполнишь! А я  никаким  образом никогда не вписывалась и
никогда не впишусь в  твою жизнь. Наверное, нам следовало расстаться раньше.
А то уже  дело  до объяснения в любви  дошло! Это твое, Филипп, объяснение в
любви  -  такое  же  безумство,  как  и  мой  брак!  И  потом...  Почему  ты
распоряжаешься моей жизнью?!!
     - Потому что люблю тебя!!! - горячо воскликнул Филипп. - Я не  понимаю,
почему ты, Тина, обиделась на мои  слова.  Я говорил искренне.  Я желаю тебе
добра  и  счастья. Настоящего,  а не  фиктивного!!!  Тем  более,  с каким-то
сумасшедшим отчаянным парнем!
     -  Да  по какому  праву ты  смеешь  так  говорить  о  нем, Филипп?!!  -
неожиданно "вскинулась" Тина. - Дан - очень хороший, замечательный человек!
     Филипп проницательно посмотрел в ее глаза и вдруг спросил:
     - Ты... любишь его, Тина?
     Она вновь всплеснула руками.
     - Да ты что, Тон?!! Я и видела-то его всего два раза в жизни!
     - А так горячо его защищаешь! - саркастично усмехнулся Филипп. - Вполне
возможно,  он  и  такой,  каким ты его считаешь. А вот  я,  исходя из твоего
рассказа,  думаю иначе. Ну  почему, почему, почему я должен кому-то уступать
тебя?!!  Этому  "Дану"  или кому-то другому?!!  Я  первый  встретил  тебя  и
полюбил. Намного раньше этого "Дана". Поэтому имею преимущественное право  и
настаиваю,  чтобы  твой,  Тина,  "брак"  был  аннулирован!  -  категоричным,
повелительным, жестким тоном закончил он.
     Тина с удивлением  смотрела на Филиппа. Таким она его никогда не видела
и не знала.  Она сожалела,  что он совсем... совсем-совсем!.. не понимал ее.
Откладывать   объяснение   было   нельзя.  И   дело  было  далеко  не  в  ее
скоропалительном замужестве. Дело было в другом.
     Тина глубоко вздохнула и решительно заговорила:
     - Филипп, то, что ты говоришь,  не имеет никакого смысла, потому что...
потому что... потому что я...  Я не  люблю тебя!  Ты мне очень дорог,  но...
только как "Тон" - мой давний преданный друг и забавный медвежонок!
     Она благожелательно  улыбнулась.  Но  Филипп  не  принял  предложенного
легкомысленного тона и вдруг крайне жестко бросил:
     - Но ведь ты только что  утверждала, что и Дана  не любишь! А  вышла за
него замуж. Мало этого,  как я понял,  свой "брак"  ты тоже  аннулировать не
желаешь.
     С лица Тины исчезла улыбка. Она молчала, широко открытыми глазами глядя
в  глаза  Филиппа. А  тот, окончательно  потеряв  контроль над  собственными
чувствами, с сарказмом продолжил:
     - Помнится, ты когда-то убеждала меня в том, что ложиться в постель без
любви - категорически нельзя.
     - Я и теперь не отказываюсь от своих слов! - горячо подтвердила Тина.
     Филипп высоко вскинул брови и, криво усмехнувшись, произнес:
     -  Неужели?!! А как ты  планируешь провести сегодняшнюю  ночь,  дорогая
Тина? Первую! Брачную! Предполагаю, в постели. С мужем. С мужем, которого не
любишь!!! - едко подчеркнул он.
     Кровь прилила к голове Тины и больно запульсировала в висках.
     - Филипп... погоди!.. Я... я  совсем... не думала  об этом!.. Совсем...
не думала...
     - Интересно, а  муж в курсе?  Или он тоже об этом не думает? - все  так
же, зло и насмешливо, бросал вопрос за вопросом Филипп.
     -  Я... я не  знаю...  - растерянно промолвила Тина.  - Все происходило
так... быстро... внезапно... Филипп! Я не знаю, как мне быть. Филипп!..
     Она вопросительно и умоляюще посмотрела на него. Он взял ее руки в свои
и с нескрываемой надеждой в голосе заговорил:
     -   Надо  согласиться  со  мной.  Уедем   вместе.  Брак  будет  признан
недействительным.  А  твоей  любви,  Тина, я добьюсь. Главное,  быть  рядом.
Всегда! Постоянно! - твердо и убежденно завершил он.
     Тина чувствовала, что попала в  ловушку. С одной стороны ьыл  поспешный
непродуманный брак, в котором оказалось множество вопросов, на которые у нее
не было  ответов, а с другой - неожиданная пылкая любовь Филиппа. Она хорошо
его знала. Филипп  был упрям и настойчив  в достижении  намеченной цели. Это
было и хорошо, и плохо. В  данном  случае... лично для нее... Используя  все
доступные средства  и  способы, он  будет  упорно удерживать ее, Тину, около
себя, терпеливо  дожидаясь  и добиваясь желаемого.  Это свое  желание Филипп
прямо и откровенно сейчас  высказал. Оно испугало Тину. Она точно знала, что
совместного будущего у нее  и  Филиппа нет  и быть не может. Что же тогда?..
Если она, Тина,  уступит или поддастся уговорам Филиппа, тем самым она  даст
ему  надежду на возможность ответного  чувства  с ее  стороны.  Добиваясь  и
дожидаясь  этого,  Филипп  набросит  на нее,  Тину,  плотную  сеть,  ревниво
оберегая от малейших самостоятельных решений и поступков. Она, Тина, попадет
в жесткую  зависимость от планов  и  желаний Филиппа.  Личная жизнь без  его
ведома  и участия станет  для  нее  абсолютно невозможна. Теперь барьером на
пути  Филиппа  было  только ее скоропалительное замужество. Да,  она,  Тина,
хорошо знала Филиппа и отчетливо понимала, что он... если его чувство к ней,
действительно, окажется серьезным и настоящим... способен все разрушить, все
сокрушить.  А  это  будет катастрофой!!!  Грандиозной катастрофой!!! Поэтому
дать согласие на аннулирование брака Тина теперь не могла, хотя это и решило
бы те проблемы,  которые только что открылись для нее с неожиданной стороны,
о которой Тина не задумывалась до разговора с Филиппом.
     Тина  вдруг четко осознала, что ее  замужество  - не шутка, не забавное
приключение, и  Дан,  конечно,  заключил  с  ней  не фиктивный  союз.  Он  -
серьезный  человек. Безусловно,  дан  хочет иметь настоящую  семью - жену  и
детей. Что  теперь делать, где искать  выход,  было  для  Тины  неразрешимой
загадкой.
     Но Филиппу Тина твердо заявила, что от брака с Даном не откажется ни за
что.
     В  ее  душе  затеплилась  надежда,  что  откровенный разговор с  Даном,
предельно честное объяснение  помогут  ей. Он обязательно  поймет  ее. Может
даже, Дан найдет вместе с ней, Тиной, совместное правильное решение, которое
они оба примут и расстанутся без обиды друг на друга.
     Филипп и Тина попрощались холодно и неприязненно. Многолетняя дружба не
спасла треснувший пополам корабль их отношений...


     1
     Дан  стоял  у окна, глубоко  засунув  руки в карманы. Он  смотрел через
стекло ничего не выражающим взглядом.
     После нескольких часов  напряженных мучительных размышлений он  вдруг с
сожалением  подумал о  том,  что  в  эмоциональной  горячке,  обидевшись, не
догадался  оставить  Тине  записку  со своим  адресом  и  номером  телефона.
Возможно, вернувшись домой, она хотя бы позвонила.  И вообще было непонятно,
каким образом Тина сможет разыскать его, если ей известно только имя.
     Дан  быстро начал  собираться, но тут же  передумал. Заявляться в такое
позднее время, пусть даже и на свидание с собственной женой,  нелепо. Скорее
всего, Тина давно спит. Во всяком  случае, Дану хотелось надеяться, что  это
так.
     Он раздался и лег,  заложив  руки за  голову  и глядя в потолок. Горько
усмехнувшись,   Дан  в  который  раз  за  сегодняшний  день  подумал  о  той
невероятной ситуации,  в  которой  оказался, причем,  по собственной  воле и
желанию.
     Если бы  Дану кто-нибудь рассказал историю, подобную его, он, наверное,
долго смеялся и вряд ли  поверил, что она реальна. Скорее  всего, решил  бы,
что слышит обычный анекдот,  преобразованный  в бытовую  байку. Да  и кто бы
поверил,  что  от мужа через пять минут  после регистрации  жена  убежала на
свидание к другому?!! Она  так спешила, что забыла обо всем  на свете. В том
числе, и  о злосчастном  муже, который к  тому же  явился  очевидцем  пылкой
встречи!  В результате  этот  неудачник-муж  проводит  первую брачную ночь в
гордом одиночестве!!!
     Дан вздохнул. Итог женитьбы был  неутешителен. В наличие имелось только
свидетельство о браке. Жены не было, а свидетельство было! Ну полный бред!!!
     2
     Вечером следующего  дня Дан подъехал к дому, где жила Тина. Выяснилось,
что она  еще не вернулась с  работы.  Дан  сел  в машину и, листая  случайно
подвернувшийся под руку старый журнал, приготовился к долгому ожиданию. Но в
очередной  раз бросив взгляд  через  лобовое стекло,  вскоре  заметил  Тину,
которая неторопливо шла, погрузившись в глубокое раздумье.
     Дан выбрался из автомобиля и, слегка опершись на рапахнутую дврцу, стал
внимательно наблюдать за той,  которую  вчера  назвал женой. Если у  Дана  и
оставались  какие-либо  сомнения  в  целесообразности  своей   стремительной
женитьбы, то теперь, при виде Тины, они бесследно  испарились. Он  правильно
поступил, когда  решительно сделал Тине предложение. Дан  подумал о том, что
не  ошибся  в  выборе. Тина -  единственная  женщина,  которая  сделает  его
счастливым, и он безраздельно отдаст ей душу и сердце, преданность и любовь.
     Она не замечала Дана, и он сам позвал ее:
     - Ти-на...
     - Дан?!! - удивленно воскликнула она.
     Тина посмотрела  на  него и открыто улыбнулась. Она подбежала к  Дану и
быстро произнесла:
     -  Здравствуйте, Дан!  Я хочу  поблагодарить  вас за то, что  вы  вчера
завезли мои вещи. Спасибо! Я о них напрочь забыла! Такая растеряха!..
     - Здравствуйте, Тина, - откликнулся он,  ответно  улыбнувшись.  - Какая
благодарность? Речь вести не стоит о таких пустяках!
     Оба вдруг замолчали. После продолжительной паузы первым заговорил Дан.
     -  Тина,  давайте  вместе поужинаем? В  ресторане или кафе.  По  вашему
выбору. Согласны?
     Она утвердительно кивнула и немного смущенно ответила:
     - Давайте!.. Пожалуйста, подождите меня. Я сейчас. Я мигом.
     - Ну что вы! Не торопитесь. Я подожду столько, сколько требуется.
     Оба старательно прятали свои истинные чувства за ничего, в общем-то, не
значащими короткими  отрывистыми  фразами,  потому что никак не могли  взять
верный  тон  и  избавиться  от  того  внутреннего  напряжения,  которое  оба
испытывали  в  равной  степени. Правда,  причины  были  разными. Дан  боялся
неосторожным словом  или  взглядом  вспугнуть  Тину,  а  она  не знала,  как
правильно и когда лучше всего объясниться с Даном.

     Как и  сама встреча, Ужин  прошел несколько  натянуто  и  сумбурно. Оба
перескакивали с темы  на тему, зачастую оставляя их незавершенными. И Дан, и
Тина  внимательно  приглядывались  друг к другу,  пытаясь  в  этом несвязном
разговоре хоть что-нибудь выяснить  о собеседнике: его характере,  взглядах,
мнениях. Для обоих это было очень важно, потому что  каждый преследовал свою
цель.  Дан  стремился  добиться  большей  открытости и  непосредственности в
общении,  что, по его мнению,  способствовало бы  сближению с  Тиной.  А она
надеялась, что ей таким образом удастся лучше подготовиться к решительному и
неизбежному объяснению с Даном.
     Вряд ли кто-нибудь со стороны смог бы безошибочно определить, что перед
ним - супружеская пара, причем, молодоженов, которые только вчера вступили в
брак.

     Они вышли из кафе, остановились около машины  и одновременно посмотрели
друг на друга.
     - Дан, я должна поговорить с вами, - решительно произнесла Тина.
     -  Я тоже, - негромко  добавил  он, а потом спросил: - Прямо здесь? Или
где-нибудь в другом месте?
     Тина неожиданно растерялась и неуверенно сказала:
     - Здесь, наверное, не совсем... удобно. Шумно очень и... люди кругом.
     - Согласен, - спокойно отозвался Дан и вопросительно взглянул на Тину.
     Окончательно утратив присутствие духа, она вдруг попросила:
     - Дан, не могли бы вы... отвезти меня... домой?
     - Вы опять вспомнили о каком-то  неотложном  деле? - с  легкой  иронией
поинтересовался Дан.
     - Да!.. Нет!.. - противоречиво ответила Тина, желая только одного - как
можно скорее скрыться от его взгляда и остаться одной.
     Он усмехнулся:
     -  Должен признаться, что ваш  ответ  меня озадачил.  Ну да  Бог с ним!
Конечно,  я отвезу вас, Тина, куда пожелаете. Вам надо срочно попасть домой?
Без проблемы! Садитесь!
     Дан  открыл дверь,  устроил Тину, сел  за руль и плавно тронул  машину.
Затем, бросив взгляд в ее сторону, он сказал:
     -  Тина,  я надеюсь,  что решение вашей  неотложной проблемы  не займет
много  времени? Впрочем... Я - в отпуске. Поэтому  у меня, в отличие от вас,
свободного времени столько, что я не знаю, чем занять себя. Потратить его на
ожидание очаровательной девушки  - вариант очень  привлекательный для любого
мужчины! Я - не исключение.
     Он снова взглянул  на нее. Тина смутилась и от  взгляда Дана, и  от тех
слов, которые он говорил. В замешательстве она сумбурно произнесла:
     -  Дан...  ждать... зачем? Это... не обязательно совсем!..  Просто я...
Выучить кое-что надо...  Я учусь. В университете. Экзамены... сдаю досрочно,
-  почему-то, неожиданно  для  себя,  сообщила  Тина. - Стараюсь  заниматься
каждый день. Чтобы не накапливать... много... Потом трудно... все сразу...
     -  Да, - кивнул он. - Это  правильно и разумно.  Когда наваливается все
сразу,  это,  действительно,  трудно.  Лучше   потихоньку-помаленьку  решать
вопросы один за другим.
     Дан остановил машину около дома, где, как ранее узнал Дан, Тина снимала
квартиру с тремя другими девушками, и, повернувшись к Тине, продолжил:
     - Один  из вопросов,  касающийся  нас обоих, предлагаю  обсудить  прямо
сейчас. Этот вопрос простой, Тина, - и быстро спросил: - Мне ждать тебя?
     Отпрянув  к  дверце,  Тина молчала. Дан  взял  ее  руку в свою,  слегка
наклонился, приблизился  своим  лицом к  ее  лицу  и,  понизив  голос,  тихо
повторил:
     - Тина, мне... ждать тебя? Или  подъехать позже, когда ты выучишь  все,
что тобой намечено на сегодня? А может быть, ты захватишь все необходимое, и
мы поедем...
     Она поспешно перебила его, нервно выдернув свою руку из его руки.
     - Нет-нет! Ждать не надо! Это...  долго! Зачем вам  из-за меня половину
ночи кататься туда-сюда? вам надо отдыхать! Набираться сил! Здоровья!
     Дан покачал головой и насмешливо возразил:
     - Ну  и ну!.. Из  твоей страстной  речи  следует только один вывод. Я -
маломощный инвалид! Бог  мой!.. Услышать из уст юной  особы рекомендации  об
отдыхе  и  здоровье!..  Тина, неужели  я  своим  видом  произвожу  настолько
плачевное впечатление? Это  в свои 25 лет!!! Прямо Рыцарь Печального  Образа
какой-то!!!
     Его слова рассмешили Тину. Она всплеснула руками.
     -  Дан,  я  говорила  совсем  не  об  этом!  Какой  "Рыцарь  Печального
Образа"?!!  Вы  великолепно выглядите!  Несмотря  на свои 25 лет! - пошутила
Тина.  -  Я имела в виду, что  поход, полеты... Это требует много физических
сил, напряжения.  А вы  только накануне вернулись. Отдохнуть как  следует не
успели. Думаю, отпуск дается летчикам не просто так!
     Дан заглянул в ее глаза и проникновенно произнес:
     - Тина, я хочу, чтобы ты поняла главное. Для меня  самый лучший отдых -
видеть тебя, беседовать с тобой, в общем, быть рядом с тобой.  Где  угодно и
как угодно долго. Вот так.
     Какое-то время оба молчали. Потом Тина тихо попросила:
     - Дан,  можно  я пойду? Мне пора. Действительно, пора. Завтра на работу
надо рано вставать.
     Он глубоко вздохнул и, старательно скрывая свои чувства, согласился:
     - Что ж!.. Спокойной ночи, Тина.
     - Спокойной ночи, Дан.
     Она подошла к подъезду, когда услышала голос Дана:
     - До завтра, Тина?
     Она остановилась, повернулась в его сторону и мягко откликнулась:
     - До завтра, Дан.

     Устраиваясь  в постели, Тина укорила себя за  то, что в решающий момент
струсила и отказалась от ранее запланированного  объяснения с Даном. Проведя
с ним сегодняшний вечер,  Тина пришла к выводу, первоначально сделанному ею,
что  Дан  - умный человек. Открытый.  И невероятно обаятельный. Рядом  с ним
было хорошо и спокойно. Поэтому она смело могла  рассчитывать на то, что Дан
отнесется с пониманием и участием к тому, что она хотела сказать и объяснить
ему.
     Тина с радостью отметила, как ей повезло, что опрометчивый шаг, который
она совершила,  в  результате,  связал ее узами  брака именно с  Даном.  Он,
решила Тина, обязательно согласится с ее доводами о том, что супружество без
любви невозможно. Они вместе придут к обоюдному разумному решению.
     В здравомыслии и порядочности  Дана Тина не сомневалась. А значит, все,
в конце концов, станет очень простым и ясным в  их взаимоотношениях.  Вполне
возможно, Дан даже согласится  какое-то время сохранять  фиктивный союз, так
необходимый теперь Тине.

     А Дан, вернувшись домой, думал о том, что встреча с Тиной - невероятная
удача.  Сегодняшний  вечер, который они впервые провели наедине, несмотря ни
на что, явился  лишним подтверждением этого. тина  была такой  юной,  милой,
симпатичной, откровенной и умной девушкой, что при воспоминании о ней у Дана
начинала кружиться голова и замирало сердце.
     Он безумно хотел, чтобы отношения с Тиной как  можно скорее стали более
открытыми и близкими. Да что там!.. Дан честно признал, что впервые  в жизни
по-настоящему  влюбился. Причем,  влюбился с первого  взгляда. В груди  Дана
заполыхало пламя такой неистовой страсти, что он бросился  под ледяной душ и
стоял под обжигающими струями воды до полного  окоченения. Наверное,  в этот
конкретный  момент это был  наилучший  способ решения проблемы. Но дальше...
Дан  хотел  только  того,  чтобы Тина  была рядом с ним как  можно скорее  и
навсегда.
     3
     Оба  с   нетерпением   ждали   встречи,   полные  решимости  откровенно
объясниться.   Но   намерения   и   цели   Дана   и  Тины   были   абсолютно
противоположными. Само собой  разумеется, что о мыслях и желаниях другого ни
один из них не догадывался.
     Дан,  как только Тина оказалась в его  машине,  предложил отправиться в
тот отдаленный сквер  на  окраине  города, где она  накануне  встречалась  с
Филиппом.
     Секунду подумав, тина согласилась.
     Благополучно  доехав,  они  остановились,  выбрались  из  автомобиля  и
медленно  побрели по аллее. В  сквере было тихо и безлюдно.  Не желая больше
откладывать намеченную беседу, Тина глубоко вздохнула и произнесла:
     -  Дан, вчера  я хотела поговорить с вами, но... не  смогла.  То, что я
собираюсь сказать, очень важно. Очень!
     Он остановился, внимательно посмотрел в ее глаза и спокойно ответил:
     - Стушаю, Тина.
     Она немного помолчала, собираясь с мыслями, затем решительно и серьезно
принялась объяснять:
     -  Дан, вы кажетесь мне умным и порядочным человеком. Поэтому, надеюсь,
я  могу рассчитывать на ваше понимание. Я буду с вами откровенна. В общем...
Только вы не обижайтесь, пожалуйста!  В  общем,  я,  сама  не знаю - почему,
согласилась  на наш брак. Но... хоть убейте!.. замужней женщиной себя совсем
не ощущаю.
     - Это вполне поправимо, Тина, - мягко возразил Дан. - И потом... Прошло
слишком мало времени. За  два  дня  супружеской  жизни  вряд  ли  кто-нибудь
почувствует себя уверенно в роли жены. Поэтому можешь не переживать, Тина.
     Она сначала согласно кивнула, а потом горячо возразила:
     - Дан, вы правы, конечно. Но  я говорю о другом. Дан,  понимаете, я вас
совсем  не знаю.  Идти в 18 лет  замуж не было никакой необходимости. Но  я,
неизвестно   почему,  безответственно  сделала  этот   шаг.  В  отличие   от
большинства людей, у меня нет  абсолютно никакого  представления о  семейной
жизни. Я никогда не была не то что женой, но даже дочерью, сестрой, внучкой.
Соглашаясь выйти  замуж, я совершенно не отдавала себе отчета, насколько это
серьезно, сколько вопросов и проблем предстоит решать в браке.
     - Тина, ты  не  совсем права. Никто  до брака не имеет  об этом четкого
представления, - вмешался в ее немного сумбурную речь Дан.
     - Да, -  согласилась  Тина. -  Но я не об этом. Я хочу  сказать о самом
главном  и  самом важном! - она глубоко  вздохнула и  решительно объявила: -
Дан, у  меня  есть одно убеждение. Изменить его я не могу. А заключается оно
вот в чем... Для меня брак без любви - исключен. Категорически.
     - Для меня тоже, - серьезно и уверенно добавил Дан.
     Она посмотрела в его глаза.
     - Значит, вы меня очень хорошо понимаете, Дан. Это замечательно! У меня
появилась надежда, что мы сможем договориться.
     - Конечно, сможем, - подтвердил Дан  и,  усмехнувшись, сказал: -  Хотя,
честно говоря, пока я до конца не понял смысл твоей речи, Тина.
     Она всплеснула руками и быстро заговорила:
     - Понимаете, Дан, у  меня совсем нет опыта... опыта  общения с молодыми
людьми. Поэтому на некоторые темы я... - Тина слегка смутилась. - В общем...
мне  немного трудно говорить.  И  сформулировать я не все... могу...  -  она
окончательно растерялась.
     Дан пытался, но не мог понять,  о чем  же так несвязно и смущенно хочет
сказать ему Тина. Что за тема вызывает такие мучительные трудности?
     Стараясь быть деликатным, Дан мягким успокаивающим тоном произнес:
     - Тина, со  мной ты можешь говорить откровенно на любые темы. Ты можешь
полностью довериться мне.  Полностью! Убежден,  что мы по любым  проблемам и
вопросам  всегда  найдем  взаимопонимание  и  согласие. Объясни,  Тина,  что
вызывает твою тревогу?
     Он  говорил  проникновенно,  убедительно и дружелюбно. Напрочь  забыв о
том, что видит Дана четвертый раз в жизни, Тина неожиданно для  себя,  как и
он, перешла на "ты" и доверчиво пояснила:
     -  Дан,  ты,  безусловно,  знаешь,  что брак  состоит  из  множества...
обязанностей. Но наш союз  - необычен. Поэтому  мы с  тобой не можем быть...
ну... полноценными мужем и женой.
     -  Как  это?!!  - оторопел  Дан. - А что с нами не так? почему  мы - не
"полноценные"?
     -  Ну...  потому что... потому что... в одной постели... только любящие
люди... супруги... - густо покраснев, пробормотала Тина и отвернулась.
     Дан с  облегчением перевел дыхание, обнял  Тину  за  плечи, развернул к
себе и, понизив голос, мягко произнес:
     - Тина, ты права. И в этом я согласен с тобой.
     -  Дан?!!  -  она  прямо  посмотрела  в его глаза чистым  выразительным
взглядом. - Ты... ты, действительно, согласен с тем, что я говорила?!!
     - Да, Тина, согласен, -  снова  подтвердил он и осторожно притянул ее к
себе.
     Она уткнулась лбом  в его  плечо,  а  потом подняла  к нему  лицо  и  с
благодарностью сказала:
     - Дан, спасибо тебе за  понимание и чуткость. Спасибо! - она отпрянула,
немного  помолчала  и  продолжила:  - Дан, если мы так хорошо  понимаем друг
друга... В общем... У меня есть одна просьба.
     - Какая, Тина?
     -  Не совсем...  тактичная  и,  наверное, странная.  Причину просьбы  я
объясню  тебе,  Дан. Честно объясню,  -  заверила  Тина. -  Но сначала  хочу
получить точный ответ.  Одним словом... Дан, мы можем  хотя бы на  некоторое
время отложить наш развод?
     Дан был до такой степени поражен, что удивленно переспросил:
     - Что?.. Развод?!!
     - Да, -  утвердительно кивнула  Тина.  - Разумеется, я понимаю,  что ты
должен устраивать свою личную жизнь. А  для  этого требуется свобода. А наш,
пусть  и   формальный  брак  лишает   тебя  возможности  строить   жизнь  по
собственному усмотрению. Поэтому, конечно, ты заинтересован как можно скорее
закончить наши отношения. Но мне просто необходимо  пока  считаться замужней
женщиной. Поверь, Дан, необходимо! Почему - я, как и обещала, объясню. Прямо
сейчас. Но только в том  случае, если  ты  согласен какое-то время быть моим
мужем. Если "нет", то мои объяснения не  имеют смысла. А я с пониманием, без
обиды, отнесусь к твоему требованию о немедленном разводе.
     Дан пожал плечами и усмехнулся.
     - Полагаю, не так уж мне сейчас и нужен развод! Личная жизнь худо-бедно
устроена. Срочно менять что-либо особой нужды нет. Но прежде, чем дать тебе,
Тина, окончательный  ответ,  я  тоже хочу кое-что  уточнить. В  случае моего
согласия отложить развод, мы будем встречаться и вместе проводить время?
     - Конечно, Дан, - мило улыбнулась Тина. - Ты мне нравишься. Мне с тобой
хорошо, интересно. Поверь, я  с  огромным удовольствием  буду встречаться  с
тобой!
     - Тогда решено. Развод откладывается. Ты довольна?
     - Спасибо, Дан, - улыбнулась Тина, потом  серьезно продолжила: - Теперь
о  той  причине,  которая  заставила  меня  обратиться  к  тебе  с  просьбой
продолжить наши супружеские отношения.  В общем... У меня  есть давний друг.
Мы знакомы с  детства. Это произошло случайно. Когда-нибудь я  расскажу тебе
об этом.  Сейчас  это  к  делу не  относится.  Так вот.  Он  - замечательный
человек!  Но произошло непредвиденное.  Он вдруг решил,  что любит  меня,  и
хочет, чтобы я всегда была с ним рядом.
     "Я тоже  этого хочу", - подумал Дан. Он догадался, о ком говорила Тина.
А она продолжала:
     - Но  это невозможно. Во-первых, потому, что я не люблю его. Во-вторых,
он - человек, занимающий очень высокое положение. Для него исключено связать
свою судьбу с кем-то вроде меня. Но весь ужас  в том, что  он заявляет,  что
готов все бросить, ото всего  отказаться!  Из-за меня!!! Дан, я  хорошо  его
знаю. Если он что-то решит, то выполнит обязательно. Он ни за что не оставил
бы  меня,  если бы не мое  неожиданное  замужество.  Только  оно  мешает его
планам,  - завершила  Тина  свое объяснение  и добавила: -  Теперь ты знаешь
причину.
     Дан внимательно посмотрел на нее, взял за руку и откровенно признался:
     - И не только ее. Я знаю, о КОМ, - подчеркнул он, - ты говоришь, Тина.
     Она удивленно вскинула брови и переспросила:
     - Знаешь?!!
     -  Да.  Я видел  здесь, в  сквере,  тебя и  Филиппа.  Я  невольно  стал
свидетелем вашего свидания. Я  пытался догнать такси,  на котором ты уехала,
чтобы отдать твои документы и пакет. Но ты, подъехав, так быстро бежала!.. А
потом он устремился тебе навстречу. В общем, я не стал вмешиваться и уехал.
     -  Дан...  Дан... Дан...  - растроганно  повторяла Тина. - Спасибо, что
ты... так...
     Он осторожно притянул  Тину к себе, крепко обнял, а потом с невероятной
нежностью приник к ее губам...
     Она  завороженно  замерла.  Это был первый  поцелуй  в ее  жизни.  Тина
почувствовала,  как огнем  запылало  лицо,  перехватило  дыхание,  а  сердце
неистово   забилось.  Она  робко  и  неуверенно  отстранилась   и  смущенно,
прерывистым голосом, произнесла:
     - Дан, мы... не должны... наверное...
     Он ласково погладил ее по голове и успокаивающе откликнулся:
     - Почему, Тина? Тебе не понравился наш поцелуй?
     Окончательно стушевавшись, Тина еле слышно честно ответила:
     - Понравился... только...
     Она собралась с духом и уже несколько увереннее продолжила:
     - Дан, у нас - договор. И потом, мы едва знакомы друг с другом.
     - Вот мы и  сделали первый шаг  навстречу, - улыбнулся он. - Согласись,
Тина, что теперь ты и я друг о друге знаем гораздо больше, чем до поцелуя.
     Слегка отвернувшись и явно избегая его взгляда, Тина возразила:
     - Все-таки  будет  лучше,  если  мы  найдем...  какой-нибудь  другой...
способ... менее...  - она сделала паузу, подбирая нужное слово, но так  и не
найдя его, неубедительно закончила: - Менее... рискованный...
     -  О!.. - засмеялся Дан. - Тина, риск для меня - привычное дело. Как ты
понимаешь,  профессия  обязывает. Он  - моя  составляющая. Поэтому я не могу
твердо обещать,  что у меня получится так  сразу отказаться  от  всего,  что
связано  с риском. Но в принципе готов  совместно с тобой, Тина, искать, как
ты выразилась, "другой способ".
     - Дан!.. - Тина всплеснула руками и тоже засмеялась.
     Он перехватил ее руки, притянул к себе и заглянул в ее глаза.
     - Да?..
     Догадываясь, что сейчас последует поцелуй, Тина умоляюще прошептала:
     - Дан... пожалуйста...
     Не выпуская  Тину из кольца своих  рук,  он  наклонился к  ее  лицу  и,
понизив голос, медленно заговорил:
     - Тина... может быть... мы...
     Но она стремительно отпрянула и резко тряхнула головой.
     - Дан, мне пора. Действительно, пора. И вообще...
     - Ну что ж! В конце концов, за один вечер все узнать друг о друге - это
лишить себя перспективы последующих интересных встреч. Гораздо увлекательнее
постепенно  открывать  тайну  за тайной.  Особенно,  в  браке. Видишь, Тина,
какого  потрясающего  согласия  мы  достигаем  с  тобой  абсолютно  по  всем
проблемам и вопросам.  Прямо-таки идеальная гармония!  По-моему, заключенный
нами союз не так плох! - иронично сказал Дан.
     -  По-моему,  тоже!  -  в  ответ  засмеялась  Тина  и  многозначительно
добавила:  -   А  будет  и  совсем  хорош,  если  обезопасить  его  даже  от
минимального риска!
     -  Возражаю!!!  -  громко  воскликнул  Дан.  -  Хинин!  Стоячее болото!
Преснятина! Скука! Уф-ф!.. Скулы сводит от зевоты!
     Он  так  забавно делал  это  перечисление,  что Тина  звонко  и  весело
захохотала. Дан подхватил ее на руки и,  по дороге преодолевая сопротивление
бурно вырывающейся Тины, быстро зашагал к машине.
     4
     В один из  вечеров  они отправились на  концерт приехавшего на гастроли
симфонического оркестра.
     Тина испытывала невероятное  волнение, потому что ни разу в жизни ей не
приходилось слышать звучание оркестра "вживую". Затаив дыхание, она смотрела
на музыкантов и дирижера. Дан заметил, каким восторгом вспыхнули глаза Тины,
когда объявили:
     - Альбинони. "Адажио".
     Откинувшись на  спинку  кресла, Тина замерла  и прикрыла глаза. Она  ни
разу   не   пошевельнулась,   пока   звучала   удивительная   по    красоте,
проникновенная, щемящая душу  мелодия. Когда отзвучала последняя  нота, Тина
повернулась  к Дану  и,  глядя  в  его глаза  счастливым  сияющим  взглядом,
прошептала:
     - Это мое любимое произведение.
     -  И  мое,  -  едва  слышно  откликнулся  Дан,  ответив  на  ее  взгляд
внимательным и серьезным взглядом.
     -  Удивительное  совпадение...  -  почти  беззвучно,   одними   губами,
произнесла Тина, по-прежнему глядя на него.
     - Нет. Это судьба... - возразил Дан.
     Он  осторожно и нежно взял ее маленькую узкую ладошку и ласково  сжал в
своей ладони.  Так  они и  просидели, не размыкая  сцепленных  рук, до конца
концерта.

     Концерт произвел  на  обоих такое  глубокое  впечатление,  что они  всю
дорогу шли молча.
     Они остановились около дома, где жила Тина. Она собиралась попрощаться,
когда Дан вдруг попросил:
     - Тина, подожди, пожалуйста. Я хочу...
     Но он не успел договорить, потому что  недалеко от них раздался громкий
возглас:
     - О! Какая вструча! Дан, дорогой, здравствуй!
     Из стоявшей  на обочине машины, на  которую  они  не обратили внимания,
выскочила девушка и, бросившись на шею Дана, пылко поцеловала его в щеку.
     - Здравствуй, Стелла, - приветливо, но сдержанно ответил Дан.
     -  Добрый  вечер...  -   едва  слышно  прошептала   Тина,  с  интересом
посматривая на незнакомку.
     Та показалась  Тине  невероятно  привлекательной,  даже красивой.  Выше
среднего   роста,   стройная,   с  эффектной   стрижкой   волос   необычного
экзотического  цвета  так называемого "синего  бархата".  Девушка  держалась
независимо и раскованно, но  немного надменно. Казалось, она не  обращала ни
малейшего внимания на Тину, практически повернувшись к ней спиной.
     - Дан, дорогой, я вижу, вы  уже попрощадись! Надеюсь, теперь ты ужелишь
мне хоть каплю своего внимания? Не так ли,  милый? - быстро говорила Стелла.
Она схватила Дана за руку и потащила к автомобилю, не умолкая ни на секунду.
- Дан, пожалуйста,  сядь  за  руль! Обожаю,  когда ты ведешь  машину!  Пока,
милочка! - подняв руку, она кончиками пальцев прощально махнула Тине. - Дан,
будь вежливым мальчиком и пожелай девочке "спокойной ночи"!
     Он выдернул свою руку из ее руки и остановился.
     - Стелла,  оставь глупости!  Ну что  за бред  ты  несешь?  К чему  этот
спектакль? Кого ты решила удивить? Если меня, напрасно стараешься!
     Тина широко  открыла глаза и с  изумлением посмотрела на Дана. За время
их  встреч она  впервые  услышала  в  его  голосе такие  гневные  и  жесткие
интонации.  Ей показалось, что он едва сдерживается, чтобы не произнести еще
более грубые и резкие слова, чем только  что сказанные. Тина  никак не могла
сориентироваться в  ситуации  и решить, как ей  быть - немедленно  уйти  или
все-таки остаться. Логичнее было уйти. Хотя бы из соображений такта. Но дело
было в том, что  Дан собирался о чем-то сказать ей и не договорил. Возможно,
это что-то срочное и важное.  Поэтому остаться вроде бы тоже правильно. Тина
судорожно искала решение, не двигаясь с места. Казалось, оба о ней забыли.
     -  Ах,  как  ты грозен, Дан!  Ты  меня хочешь  этим  удивить?  Напрасно
стараешься!  -  с  сарказмом  повторила его слова Стелла, потом засмеялась и
примирительно добавила: - Ну, будет! Как говорится, обменялись  ударами! Для
разминки! Чтобы форму не потерять! И довольно! Согласен, дорогой?
     Дан нетерпеливо дернул плечом и уже более спокойно произнес:
     - Извини, Стелла, но...
     Не дослушав, она быстро перебила его:
     - Дан, не сердись! У меня к тебе просьба.  Машина что-то забарахлила. В
результате я  здесь  застряла. Сначала  страшно разозлилась. А  теперь  даже
рада. Тебя  вот  встретила. Может быть, посмотришь, в чем  дело? -  умоляюще
посмотрев на него, закончила Стелла.
     Дан вздохнул и повернулся к Тине, которая молча наблюдала за ними.
     - Тина... - мягко начал он.
     Тина быстро прервала его.
     - Дан, мне пора. До свидания.
     - До свидания, Тина, - с нескрываемым сожалением ответил он.
     Тина взглянула на Стеллу и доброжелательно попрощалась.
     - Всего доброго, милочка! Спокойной ночи! - насмешливо откликнулась та.
     Дан  проводил  уходящую  Тину  долгим взглядом,  потом  перевел его  на
Стеллу.
     - Ну, что там с машиной?
     Она  усмехнулась, вплотную  подошла к нему,  обвила его  шею  руками  и
завораживающим полушепотом сказала:
     -  Глупый  наивный  дурачок!..  Поверил,  да?  Не машине требуется твоя
забота, а мне!..
     Дан не  догадывался,  что  в этот момент Тина обернулась. Затем, открыв
дверь, она быстро скрылась в доме...

     Все произошло почти  год назад. Дан  отмечал свой день рождения. Пришли
несколько  приятелей, некоторые -  со своими девушками.  И Стелла. Она и Дан
встречались больше  трех  мсяцев. Оба  испытывали взаимную симпатию. То, как
развивались   их   взаимоотношения,   предполагало   будущую   влюбленность.
Возможность брака Дан тоже не отвергал.
     Вечеринка была в самом разгаре. В квартире Дана стоял невообразимый шум
веселящихся гостей и громкой ритмичной музыки.
     Дан в очередной раз отправился за льдом и охлажденными напитками, когда
из-за неплотно прикрытой кухонной двери услышал знакомые голоса.
     -  Дорогой, поумерь  свой пыл! - насмешливо произнесла Стелла. - Что за
тяга к кухонному антуражу?
     Происходящее на кухне не вызывало сомнений.
     Дан оторопел, потому что собеседника Стеллы он считал своим другом.
     - Плевать на  антураж! Насколько я помню,  раньше  ты, Стелла, не  была
такой капризной и привередливой! Стел-ла...
     Дан догадался, что последовало за этим призывом.
     - Все!.. Отпусти меня!..  Мы  не должны здесь... -  донесся прерывистый
голос Стеллы.
     - Почему?
     - Потому что мы - в доме Дана! И я не могу...
     - А в моем доме? По-моему, раньше он тебя вполне устраивал.
     -  Возможно...  -  многозначительно  откликнулась  Стелла  и настойчиво
попросила: - Пусти!!!
     - Хорошо.  Но  пообещай, что  после  вечеринки мы поедем ко мне. Или ты
здесь остаешься? А?
     В ответ раздался саркастчный смех Стеллы.
     - Ха-ха-ха!.. Напрасно ревнуешь, дорогой! Здесь я  не  остаюсь никогда!
Дан и я - Ромео и Джульетта, но... без эротических ночных бдений!
     - Ха-ха-ха!.. Бедная девочка!.. Уж не влюбилась ли ты часом? Длительный
пост - не для тебя. Или для  "эротических ночных  бдений"  имеется отдельная
кандидатура?
     - Увы, нет!
     - Тогда предлагаю свою! Все-таки старый друг лучше новых двух!
     -  С этим  полностью  согласна!  -  кокетливо  откликкнулась  Стелла  и
захохотала.
     -  А я - нет!!!  -  объявил  Дан, решительно шагнув на кухню.  - Иногда
бывают исключения. Впрочем... Извините, что помешал.
     Дан  взял  лед  и  напитки.  Стелла  бросилась  к  нему  и  возбужденно
заговорила:
     - Дан! ты все неправильно понял! Мы шутили и все! Развлекались!
     - Ну, это-то  и последнему идиоту ясно! -  усмехнулся Дан. -  Как можно
неправильно понять очевидное?  Люди развлекаются. Как могут. Сожалею, что не
вовремя  появился.  Кажется, у вас из-за  моего неурочного вторжения немного
испортилось настроение? Не  переживайте!  Повод для шуток  всегда  найдется.
Было бы  желание.  Так  что  продолжайте веселиться!  Дуэтом  у  вас  хорошо
получается!
     Дан вышел за дверь.

     Дан решительно убрал руки Стеллы, обнимавшие его, и окинул ее взглядом.
     - Стелла, я - не  представитель  Армии Спасения  или благотворительного
общества,  - холодно сказал он. -  Заботу я проявляю только о близких людях.
Для остальных нет ни времени, ни сил, ни желания.
     Она немного помолчала, потом, усмехнувшись, заметила:
     - А эта девочка, которая ушла, УЖЕ, - подчеркнула Стелла, - относится к
категории "близких"? Или это только предполагается?
     -  Относится,  - дан  утвердительно кивнул головой и добавил: - Но  это
совсем не то, о чем ты подумала.
     - Ты читаешь мои мысли? - насмешливо спросила Стелла.
     - В  твоем  случае не надо  быть  телепатом!  -  парировал  Дан. -  Все
очевидно.
     - Ты хочешь меня оскорбить? Напрасно стараешься! Дан, я не обижаюсь  еа
тебя. Я понимаю твою обиду, твои чувства.
     Криво усмехнувшись, Дан иронично сказал:
     - Чувства?!!  Стелла, их не  было.  Хотя, не  буду отрицать,  они могли
появиться.  К  счастью,  этого  не  произошло.  Ты  даже  не  представляешь,
насколько я этому рад!
     - Даже так? - скрывая разочарование и досаду, спросила Стелла.
     - Да, - подтвердил Дан.
     - Из-за нее?
     Она кивнула в сторону дома, где жила Тина.
     - Да.
     - И это серьезно, Дан?
     Стелла заметно поменялась в лице.
     - Я люблю ее, - коротко ответил он.
     -  Она  -  милая  девочка...  -  Стелла  глубоко  вздохнула.  -  Совсем
молоденькая.  Тактичная.  Фигурка  стройная.  Мужчины от таких женщин всегда
теряют  голову. Есть в них что-то... особенное. Не удивительно, что и  ты...
Жаль, я  оказалась дурой!  Упустила тебя!  Ты - хороший парень,  Дан.  И мне
очень нравился.
     - Ты - тоже хорошая девушка, Стелла, - мягко улыбнулся Дан. - Не каждая
способна  сказать  о  сопернице  столько добрых  слов!  Не  зря  все-таки  я
испытывал к тебе симпатию. И о наших  встречах ни капли не жалею. Но сюрприз
ты  мне  тогда  преподнесла не слабый!!!  Знаешь, я  тогда  все-таки здорово
переживал!
     - Увы, я тоже, - в ответ грустно улыбнулась Стелла. - Но удар ты умеешь
держать,  Дан. Я на  твоем  месте такое бы устроила!.. А машину ты  все-таки
посмотри.  Я  же,  действительно, случайно здесь застряла. А потом я  отвезу
тебя. Хорошо?
     Он согласно кивнул и сосредоточенно стал разбираться в неполадке.
     5
     В обеденный  перерыв  одна из сотрудниц  библиотеки  подошла  к  Тине и
сообщила, что ее разыскивает какой-то молодой человек. Отложив каталог, Тина
встала и направилась в фойе. Она догадалась, что этим молодым  человеком был
Дан.
     После концерта и  неожиданной стречи со Стеллой Тина не спала  почти до
утра.  Мысли  мешались  в невообразимом  хаосе. Тина  пыталась  хоть  как-то
упорядочить их.  Ее ставила  в  тупик  собственная  реакция  на  встречу  со
Стеллой. Тина была уверена, что эту красивую девушку и Дана связывало давнее
знакомство. Судя по всему, довольно близкое.
     "Ну и  что? -  убеждала  себя Тина.  -  Мне-то  какое  дело?  Абсолютно
никакого! Абсолютно!!! -  неискренне повторяла она. - Хотя  жаль,  что вечер
так  закончился! На концерте  было так... - Тина вздохнула. - Дан... Как  он
был резок  и неприветлив со Стеллой!.. А  потом... Это их объятье... Зачем я
обернулась? Зачем?!! Сама не знаю. А Дан и Стелла!..  Нет! Не о том я думаю!
Не о том!!! Задуматься надо о другом. О том, что моя просьба связала Дана по
рукам  и ногам. Получается, что  я поставила его в  то положение,  в котором
сама ни за что не  хотела  оказаться в  случае с Филиппом. Как я могла?!! О,
Боже!!!  Прикрылась  Даном,  как  щитом, спряталась  и  рада! А о  нем,  его
чувствах, его жизни даже не задумалась!  А  если Филипп решит выполнить свою
угрозу  и  разобраться  с  Даном?!! -  ужаснулась Тина.  -  Дан  ни  за  что
пострадает из-за меня, глупой взбалмошной  девчонки?!! О, нет!!!  Ну  что за
чушь  приходит в голову?!! Я хорошо знаю Филиппа. Он никогда не сделает Дану
ничего плохого. Никогда!!! Филипп - порядочный и честный  человек. Я уверена
в  этом.  Главная  проблема  в  другом.  Счастливой  жизни  Дана  мешает  не
надуманная угроза со стороны Филиппа, а я сама. И моя нелепая просьба. Вот и
вчера Дан не мог спокойно объясниться со Стеллой. Судя по всему, у них вышла
какая-то размолвка. Это  бывает.  Как он  может помириться с ней, если вдруг
оказался женат?!! На мне!!! О, Боже, Боже!!! Что я натворила?!!"
     Измученная навалившимися вопросами  и  проблемами,  так и не решив  их,
Тина в конце концов уснула...
     Сегодня у нее ответов по-прежнему не было.
     Тина  не ошиблась  только  в  одном.  Ждал  ее, действительно, Дан. Оба
поспешили навстречу и тепло приветствовали друг друга.
     Взяв ее руки в свои, Дан спокойно произнес:
     - Тина, вот почему я разыскивал тебя. подобралась веселая компания. Все
хотят поехать на пару дней  в лес, на реку. Предлагают и нам присоединиться.
Как ты? Не против?
     - Дан, а они знают... о нашем браке? - в замешательстве уточнила Тина.
     - Пока - нет, - улыбнулся Дан.  - Но, если хочешь,  мы можем им об этом
сообщить. Думаю,  большего  сюрприза и придумать невозможно!  Пара обмороков
гарантируется.
     -  Дан!..  -  засмеялась  Тина.  - Наврное, будет  лучше  обойтись  без
сюрпризов. Дан, ты уверен, что дело ограничится только обмороками?
     - Не  уверен!  -  поддержал  шутку Дан. - Поэтому,  чтобы не подвергать
друзей опасности летального исхода, никаких тайн  раскрывать не будем! Тина,
ты согласна на поездку? - без перехода, серьезно спросил он.
     Она некоторое время раздумывала, потом утвердительно кивнула головой.
     - Ты сможешь беспрепятственно  уйти с работы пораньше? - уточнил Дан. -
Или мне самому попытаться договориться с твоим руководством?
     Тина всплеснула руками и испуганно воскликнула:
     - Этого только не хватало! Я договорюсь сама.
     - Тогда - до встречи! Я заеду за тобой.

     Помимо  дана и тины в пикнике приняли участие  два его сослуживца. Один
из них, Артур, приехал  с женой. Звали ее Мария. Как потом выяснилось, у них
было  двое детей. Другой, Ян, был со своей  девушкой Роксаной.  Это красивое
звучное имя ей  очень шло, потому что девушка была внешне привлекательная  и
симпатичная.
     Женщины достаточно быстро познакомились друг с другом и почти мгновенно
нашли общий язык.
     Мужчины  принялись разгружать из автомобилей вещи.  Тут выяснилось, что
Артур и Мария захватили с собой все, кроме палатки.
     - Нет, что  ты, Артур,  проведешь  в  машине  две  ночи  -  это  вполне
справедливо! Ты будешь нести наказание за свое разгильдяйство! - возмущалась
Мария. - Но я-то почему должна страдать?!!
     Артур с виноватым раскаянным видом стоял перед женой. Все рассмеялись.
     - Мария, пожалей Артура! - заступился за друга Дан. - Он раскаялся! И в
машине  никому спать  не  придется. Тина  и Роксана, думаю, с  удовольствием
выделят тебе место в своей  палатке. Ну а мы с  Яном, так  и быть, возьмем к
себе твоего незадачливого супруга!
     Конфликт был улажен.  Палатки растянуты. Дрова  для костра заготовлены.
Словом, отдых  обещал быть замечательным. Тем  более,  как  утверждали  все,
погода тоже не подведет.

     Как и положено, вечер провели у костра. Компания подобралась веселая  и
душевная. Непосредственному открытому общению способствовало отличное вино и
обилие  закусок. Каждый посчитал своим долгом  захватить огромное количество
провизии, которой хватило бы на целый десантный отряд, выброшенный недели на
две в какой-нибудь труднодоступный район.
     -  Мария, мы  надеемся,  ты - во  всеоружии? - многозначительно спросил
Дан.
     Та звонко и весело засмеялась. Тина и Роксана удивленно вскинули брови,
недоумевая по поводу прозвучавшего вопроса.
     - Уж об этом я не забыл позаботиться! - объявил Артур.
     Он направился к машине и вскоре появился с  гитарой в руке. Он подал ее
жене и сел рядом.
     как  потом  выяснилось,  до   замужества  Мария  была  профессиональной
гитаристкой. Но  заботы о муже и  детях отнимали  массу  времени.  Короткими
урывками  Мария   бралась  за  инструмент,  стараясь  поддерживать  хотя  бы
относительную форму, не терять навыков.  Но в компании всегда отводила душу,
выполняя  многочисленные  заказы.  Делала  она  это,  по  общему  признанию,
замечательно. Особенно ей удавалась классическая танцевальная музыка.
     Вот  и  теперь Мария  исполнила несколько  "Венгерских танцев"  Брамса,
потом "Чардаш" Монти, затем несколько пасодоблей.
     Последние прозвучали особенно  эффектно на фоне окружающей  обстановки:
звездная ночь, лес, завораживающий своей таинственной темнотой, ярко-красные
всполохи костра, улетающие множеством крошечных сверкающих искр в небо.
     -  Мария,  вы  подарили нам  незабываемый праздник чувств!  -  объявила
Роксана.  - При звуках пасодобля  я боялась вспыхнуть  и сгореть до тла! Как
наш костер.
     - К счастью, этого не произошло! - засмеялся Ян, обнял девушку и прижал
к себе.
     - А  вот кое-кого, - многозначительно и  таинственно произнесла Тина, -
пасодобль все-таки зажег! Правда, до "гореть" дело пока не дошло, но тлеть и
плавиться этот "кое-кто" уже начал!
     Дан,  наконец, обратил  внимание на свои крассовки,  один  из  которых,
действительно, тлел и  плавился.  Все  громко  захохотали.  Дан стремительно
вскочил и, подхватив Тину на руки, заявил:
     - Надо немедленно принимать противопожарные меры!!!
     С  этими  словами он направился  к  реке.  Тина энергично  вырывалась и
громко протестовала:
     - А я-то зачем нужна?!! Дан!!! Отпусти меня немедленно! Я-то зачем?!!
     - Затем!!!  - с мнимой серьезностью  в  голосе возразил он. -  Ты такой
бдительной оказалась!  Вовремя  тревогу подняла!  Поэтому  взять тебя к реке
просто необходимо!
     - Зачем?.. - смеясь, повторила Тина свой вопрос.
     -  А  вдруг  я тонуть начну? Вот  ты и позовешь на помощь. Так  что  не
возражай, Тина, против очевидного. Если тебя не будет рядом, я сгорю и утону
одновременно!
     - Дан, так не бывает! Не фантазируй! - беззаботно засмеялась Тина.
     До самой реки их сопровождал дружный хохот.
     Не выпуская Тину из своих объятий Дан осторожно поставил Тину на землю.
     -  Дан,  смотри!  Мы  остановились прямо напротив  лунной дорожки.  Как
красиво!.. - восторженным полушепотом сказала Тина. - Правда, лунная дорожка
на воде прекрасна, Дан?
     Она  подняла  к нему лицо  и заглянула в его глаза восхищенным  сияющим
взглядом.
     - Да... - тихо согласился Дан. Но твои глаза, Тина, еще прекраснее!
     Ласково  притянув Тину к себе,  он нежно дотронулся  до  ее губ  своими
горячими губами...
     Поцелуй был бесконечно долог и упоителен...
     Они  стояли  бы  здесь,  на   берегу,  до  утра.  Но...  Комары  -  эти
прозаические создания, ярые противники романтиков и влюбленных, вернули Дана
и  Тину к реальности. Они поспешили к костру, чтобы в дыму найти спасение от
кровожадных и настырных насекомых.
     Их ждали только Ян и Роксана. Марии и Артура не было. Когда решено было
идти спать, Ян отправился проводить  Роксану, а  Тина и Дан принялись тушить
костер.
     Через  какое-то  время  Ян  вернулся. Взглянув  на  него, и Дан, и Тина
громко  засмеялись, такая растерянность  и недоумение  были написаны на  его
лице.
     - Ян, что с тобой?!! - сквозь приступы смеха поинтересовался Дан.
     - Я посмотрю,  что будет с тобой,  когда ты услышишь  мое сообщение,  с
мрачной иронией заявил Дан.
     - Ну и?..
     - Я  проводил Роксану до палатки и пошел в нашу. Собрался укладываться.
И вдруг...  Что  такое?!! Две  пары ног.  Откуда?!! Точно должна быть только
одна!!!
     У Дана  и Тины не осталось сил даже  на  улыбку, настолько  забавен был
рассказ Дана. Тот продолжил:
     - Вообрази, Дан, Артур и Мария беззаботно  почивают в нашей палатке!  А
нам с тобой что делать?!! - возмущенно воскликнул Ян.
     -  Ничего!  -  отрезал Дан.  -  Собирались  ночевать  втроем,  будем  -
вчетвером.  Мария и Артур сами виноваты, что придется тесниться.  Ян, иди  и
смело устраивайся! А я провожу Тину и присоединюсь к вам.
     Попрощавшись  с  Даном, Тина забралась в  палатку и  принялась излагать
Роксане непридвиденное и курьезное недоразумение. Роксана смеялась ничуть не
меньше, чем до этого Тина и Дан.

     Утром, когда женщины ушли  к реке умываться, Ян  и Дан  набросились  на
Артура.
     - Ребята!  Да что вы, в самом деле?!! -  отбивался тот. - Мы же  хотели
как  лучше!  Вы  же  -  молобые!  Откуда  мы  могли  знать,  что  вы  будете
недовольны?!!
     -  А  спросить ты не мог?!! -  грозно наступал на бедного Артура  Ян. -
Позаботился он о нас, видите ли!!! Всю ночь, как по команде, поворачивались,
такая теснотища!!!
     - Да он от этого особо не страдал! - иронично добавил Дан.
     -  В  этом  я  не сомневаюсь! Ему не привыкать "уплотняться"  вместе  с
Марией! - насмешливо воскликнул Ян. - Но  мы-то тут при чем?!! Я всю ночь не
спал  из-за его дурацких идей!!! Зачем только  ты, Дан, сжалился над этим...
"мыслителем"?!!  - повернулся Ян к приятелю. - Пусть бы спал в машине!  Чтоб
ему пусто было!!!
     - Ребята, клянусь,  следующую ночь  я, из солидарности с вами, с Марией
"уплотняться" не  буду! Мы проведем ночь  сугубо мужской компанией! - горячо
заверил приятелей Артур.
     - Ты сам-то хоть понял, о чем сказал? - усмехнулся Ян. - Хорошо, никто,
кроме меня и Дана, тебя сейчас не слышит!!!
     Все трое громко, от души, захохотали.

     Тина,  сколько ни пыталась, никак  не  могла  осмыслить  те  отношения,
которые складывались между нею  и Даном. Она  догадывалась, что "со стороны"
они  производили  впечатление  обычной  молодой  пары,  находящейся на этапе
легкого ухаживания и флирта. Но внутри каждого из них - и Дана, и Тины - шла
непрерывная борьба разноречивых чувств. Сложившаяся ситуация  казалась  Тине
запутанной и сложной. Радовало только одно: она и Дан все  это  время  ни на
секунду  не оставались наедине. Хотя, чем  ближе  становился отъезд, тем все
больше и больше беспокоило Тину возвращение домой.
     Как  только они  с  Даном  оказались  в  машине вдвоем,  волнение  Тины
возрасло  до невероятных масштабов. Она не находила  в себе сил бросить даже
один-единственный   взгляд   на   Дана   или  вымолвить   хоть  какую-нибудь
незначительную фразу.
     Она  неподвижно  сидела, глядя прямо  перед  собой. Дан  со спокойным и
невозмутимым  видом  вел  машину.  Они  ехали  последними, пропустив  вперед
автомобили Яна и Артура со спутницами.
     Через какое-то  время Тина заметила, что между их  машиной и остальными
расстояние постепенно  увеличивается. Вскоре  те скрылись из  вида. Съехав к
обочине, дан остановился.
     - Дан,  что-то  случилось?  -  встревоженно спросила Тина и  впервые  с
момента отъезда посмотрела на него, повернувшись в пол-оборота.  - Что же ты
не посигналил  ребытам? И  не доехали-то всего чуть-чуть...  - Тина  кивнула
головой в сторону города, очертания которого были отчетливо видны.
     Дан улыбнулся в ответ и тихо возразил:
     -  Ничего не случилось, Тина. Просто я  хочу... наедине... без помех...
обсудить кое-что.
     Что-то неуловимое и многозначительное  было в его  интонации, отчего  у
Тины дрогнуло сердце.
     - Да?.. - едва слышно произнесла она и вопросительно взглянула на Дана.
     Тот немного помолчал, собираясь с мыслями, затем взял руку Тины в свою,
посмотрел на нее и, понизив голос, сказал:
     -  Тина, я  не знаю, насколько уместно именно  теперь... Я  хотел после
концерта, но не получилось. В общем...
     Дан достал из нагрудного кармана небольшую коробочку и открыл ее.
     У Тины перехватило дыхание, спазм  сжал горло, щеки запылали огнем.  На
белоснежном бархате мерцали золотым матовым блеском два обручальных кольца.
     -  Тогда,  на  регистрации, я по  неопытности  этот  момент  упустил, -
продолжал Дан,  не сводя  с  Тины  проницательного  серьезного  взгляда. - И
теперь я хочу  исправить свой промах.  Обменяемся кольцами, Тина? -  тихо, с
нескрываемой надеждой в голосе, спросил он.
     Она  никак не могла  прийти в себя,  делая безнадежные и слабые попытки
сосредоточиться и собраться, что никак не удавалось,  настолько неожиданными
были для нее слова и поступок Дана.
     А  он,  снова  взяв ее  руку  в свою,  другой  рукой  осторожно  достал
маленькое  колечко.  Дальнейшие  намерения  Дана  были  вполне  очевидны   и
предсказуемы. Тина зажмурилась и выдохнула:
     - Дан!.. Дан... - повторила она и, открыв глаза, едва слышно попросила:
- Дан, пожалуйста... подожди...
     Тина  попыталась убрать свою  руку из его руки, но Дан не дал  ей такой
возможности.
     - Подождать? - переспросил он. - Тина, почему? Почему?
     Она упорно молчала, низко опустив голову.
     Выдержав долгую паузу в ожидании ее ответа, но так и не дождавшись его,
Дан сам горячо и убедительно заговорил:
     - Тина, поверь, я не хотел и не хочу форсировать события. Я умею ждать.
И сегодня не стал бы... Но...  Ты не можешь отрицать, что эти два дня многое
изменили в наших  отношениях. Мы были  счастливы от  того,  что  мы  вместе,
рядом. Нам было хорошо и легко  друг с  другом! Я говорю  "мы",  потому  что
твердо знаю - наше чувство было взаимным. Мы слушали и слышали друг друга, и
понимали с  полуслова,  с  полувзгляда.  Отрицать  это  бессмысленно,  Тина.
Поэтому... обмен кольцами теперь... вполне логичен.
     Он  замолчал. Молчала и  Тина. Дан терпеливо ждал ее решение, в глубине
души надеясь,  что  Тина  согласится  с  его  доводами,  что  обмен кольцами
состоится, что прямо сейчас они поедут к нему и...
     От нахлынувших  чувств сердце  Дана забилось,  как в  лихорадке.  Таких
сильных эмоций он не испытывал ни разу в  жизни, хотя экстремальных ситуаций
было предостаточно. Усилием воли заставляя  себя успокоиться,  Дан несколько
раз глубоко вздохнул.
     - Ти-на... - негромко позвал он.
     Она подняла голову и растерянно  взглянула на Дана.  Тина понимала, что
надо что-то срочно  делать, что-то срочно решать, немедленно. Но что?!! Тина
находилась  в  эпицентре  сумбурных  противоречивых  мыслей  и   ощущений  и
разобраться в них не могла. Она не  знала, что возразить Дану. Он был  прав.
Прав!!! Тина  честно, без лукавства, признавала  это.  Но те  мысли,  что до
этого  обдумывались ею сотни и сотни раз, входили в  явное противоречие  и с
доводами Дана, и с ее собственными чувствами.
     Повторяя "про  себя" только  что сказанные Даном слова,  она неожиданно
вспомнила  концерт, встречу со Стеллой и  свои размышления  в связи  с этим.
Сразу все  показалось  Тине  ясным  и  понятным.  Личная  ответственность за
совершенные поступки и  судьбу  Дана  предстала  перед Тиной,  как  огромный
айсберг в тумане перед кораблем. А значит, катастрофы можно избежать, только
предприняв решительные меры.
     Тина  собралась  с духом  и, смело  и  открыто посмотрев  в глаза Дана,
сказала:
     - Дан,  то,  что  ты предлагаешь, - она  взглядом указала на кольца,  -
невозможно.
     Она  убрала  руку   из  его  руки  и  продолжила   со  всей   возможной
убедительностью:
     - Дан, я согласна с тем,  что ты говорил. Я и сама удивляюсь, как у нас
получается всегда понимать друг друга. У нас и вкусы сходятся, и взгляды  на
жизнь похожи, и отношения складываются так, будто мы тысячу  лет  знакомы, а
не несколько дней!  Меня это удивляет. Такого со  мной никогда не было, Дан.
Никогда. Мы  могли  бы быть с тобой  замечательными  друзьями! А может быть,
и... Но все усложняется многими факторами.  И я, именно из-за тех отношений,
которые  сложились между  нами, никогда не позволю  себе подвергнуть  тебя и
твою жизнь, Дан, даже минимальному риску. Сколько бы ты ни убеждал меня, что
риск - твоя составляющая! Больше всего  на свете я хочу, чтобы ты,  Дан, был
счастлив. Поэтому говорю  "нет". Если бы я  представляла  последствия своего
поступка, я  сказала  бы  это  "нет" еще тогда, в  кондитерской!  Но я  была
безрассудна  и безответственна. Я раскаиваюсь в  этом! Горько раскаиваюсь!!!
Потому что ты стал мне очень дорог, Дан.
     - Господи, Тина!  - воскликнул он,  покачав головой. -  О чем ты? какие
сложности ты  напридумывала? Их нет! А если даже и есть, то что за проблема?
Мы все преодолеем! Тина, поверь, это ты сама все усложняешь. Сама!!!
     - Нет, Дан. Нет! - Тина была категорична, как никогда раньше. - Впервые
ты не понимаешь  меня. Я не изменю  своего решения. Не  изменю!  Пожалуйста,
отвези меня домой.
     Она  откинулась  на  спинку  сиденья  и закрыла  глаза. Дан  понял, что
продолжать разговор бессмысленно. Он положил  кольцо, которое все еще держал
в  руке,  в  футляр  и,  захлопнув  крышку,  небрежно сунул  его  в  карман.
Неожиданная обида и злость захлестнули  разум.  Дан нажал  на  газ, и машина
послушно рванула вперед...
     6
     Дану понадобилось несколько дней, чтобы успокоиться и обдумать все, что
происходило между ним и Тиной, еще и еще раз. Тина была права только в одном
- в кратковременности их отношений. Все остальное не имело значения.
     Он  вспоминал  снова и  снова,  с  какой  теплотой  и  горячностью Тина
говорила  о своем отношении к нему.  Честно,  открыто, страстно. Именно  это
было тем  главным, что подтверждало его  глубокое  убеждение в  том,  что их
чувство взаимно. Просто Тина этого пока не понимала. Ей было всего  18  лет.
Она была молода  и неопытна. Поэтому, конечно, многое оценивала неправильно.
В том числе, и собственные чувства. А посоветоваться ни с кем не могла.
     Дан  решил  не  торопить события.  Жизнь  сама все  расставит  по своим
местам.  В конце концов,  Тина все  правильно поймет  и во всем  разберется.
Просто надо дать ей время.
     Прямо с утра Дан отправился к Тине  на работу, чтобы увидеться с  ней и
договориться  о  встрече.  Увы!..  Ему  сообщили,  что  она  уехала  сдавать
экзамены, и назвали дату, когда она должна вернуться.
     Послезавтра ей  предстояло  сдавать  последний экзамен. Дану захотелось
удивить Тину. Он решил  встретить  ее  около  университета,  а потом  вместе
вернуться домой.

     Все  складывалось так, как и  было им задумано. Дан  зашел на кафедру и
выяснил, что Тина еще не освободилась. Значит, они не разминулись. Дан вышел
на улицу и присел в стороне на скамейку, спокойно посматривая вокруг.
     Через  некоторое  время  он  обратил внимание на  остановившийся  прямо
напротив входа в университет автомобиль. Дана немного удивило, что из машины
никто  так  и  не  вышел.  "Очевидно, тоже  приехали кого-то  встречать!"  -
догадался Дан.
     Развлечения ради, он  загадал, что  есл первым дождется  Тину,  то  все
будет хорошо. А если... Дальше думать Дан  не стал. В любом случае все будет
хорошо! Случайные ожидающие  ничего не изменят! А суеверно загадывать что-то
- занятие, глупее не придумаешь!!!
     Увлеченный   собственными  размышлениями,  Дан  без  всякого  выражения
смотрел на автомобиль и вдруг заметил, что дверца неожиданно распахнулась, и
появился какой-то мужчина. Дан сразу узнал его. Сердце Дана, что называется,
"оборвалось". Это был телохранитль Филиппа.
     Машинально Дан прослдил за направлением  его взгляда  и увидел, что тот
смотрит  на Тину, которая не  спеша спускалась  по  ступенькам.  Она сделала
несколько  шагов и замерла, не сводя глаза с автомобиля и мужчины,  стоящего
рядом.
     Дан  резко поднялся со скамейки. Он не мог объяснить, как это возможно,
но  Тина  каким-то  неведомым  образом  почувствовала его  присутствие.  Она
медленно повернула голову почему-то именно в ту сторону, где стоял Дан. Тина
удивленно вскинула брови и широко  открытыми глазами посмотрела  прямо в его
глаза,  затем на долю секунды  опустила ресницы,  вновь  бросила  взгляд  на
машину и вдруг, вскинув голову, решительно двинулась вперед.
     Не смотря  на бурные  возражения  телохранителя, из автомобиля выскочил
Филипп и приветственно поднял руку.
     Дан почувствовал, как кровь больно запульсировала в висках, потому  что
Тина, улыбнувшись, весело помахала в ответ.
     В этот момент  Дан отчетливо понял, что выбор  ею  сделан. Тина открыто
признала,  с  кем  пойдет  по жизненному пути.  Дан  закрыл  глаза,  впервые
трусливо и малодушно уходя от  реальности. Это было  выше человеческих сил -
наблюдать, как любимая женщина уходит к другому...
     Дан  не  предполагал  и  не  представлял, что  способен  испытать такое
невероятное ошеломляющее потрясение, когда нежные  ласковые  руки обвили его
шею. Он открыл глаза. Перед ним была Тина. Безмерно любимая желанная Тина!!!
Дан схватил ее в  объятья, поднял на руки, приник своими горячими губами к е
губам и плавно закружился...
     Оба были настолько  счастливы, настолько увлечены  друг  другом, что не
обратили внимания ни на громкий отчаянный призыв Филиппа "Ти-на!..",  ни  на
звук  захлопнувшихся  дверей,  ни  на шум  отъехавшего  на  полной  скорости
автомобиля...
     7
     Дан  широко распахнул дверь, поднял Тину  на руки и шагнул  в квартиру.
Отныне его дом станет их общим с Тиной домом. Дан осторожно поставил Тину на
пол, закрыл дверь и, улыбнувшись, сказал:
     - Прошу!  Принимай  хозяйство, Тина! Только,  пожалуйста, не ворчи и не
ругай своего  нерадивого мужа за холостяцкий неустроенный быт и  беспорядок!
Хотя, честно признаюсь, старался изо всех сил навести блеск и лоск к приходу
жены.
     Она слегка смутилась от его слов и мило улыбнулась в ответ.
     - Дан, ты напрасно беспокоишься и оправдываешься. На мой взгляд, у тебя
- не квартира, а дворец!  А мне не то что во дворцах, как  ты догадываешься,
но  и в обычных нормальных  условиях жить не  приходилось. Я  не знаю... - с
сомнением добавила Тина, - справлюсь ли... Дан, я  тебе уже говорила,  что у
меня нет абсолютно никакого опыта семейной жизни.
     -  У  меня  тоже, Тина,  - усмехнувшись,  произнес Дан. -  Вот и начнем
вместе  приобщаться!  Мне  кажется, начинать с  "чистого  листа",  без груза
предыдущих привычек и устоев, гораздо проще.
     - Наверное, ты прав, - согласилась Тина.
     - А что же  мы здесь застряли?!! -  встрепенулся  Дан. - Проходи, Тина!
Осваивайся. Сейчас я тебе все покажу, чтобы ты знала, где и что размещается.
А в дальнейшем мы с тобой устроим все так, как ты пожелаешь.
     - Ой!..  -  Тина всплеснула руками. - Я прошу тебя, Дан!..  Ничего я не
пожелаю, потому что и желать-то нечего! У тебя -  роскошная  квартира. Все -
замечательно!
     Дан захохотал и, сквозь смех, возразил:
     - Тина, ты  заблуждаешься! Квартира,  конечно,  большая и  удобная,  но
все-таки холостяцкая. Сделать  ее уютной сможет только женщина.  То есть ты,
Тина!
     -  Ну,  кое-что...  подправить,  конечно,  не  помешает,   -  деликатно
согласилась Тина, внимательно оглядываясь кругом.
     Оба  цеплялись  за  разговор  о   квартире,  чтобы  преодолеть  чувство
неловкости, которое испытывали.
     Дан провел Тину  по всем  комнатам.  Показал,  где размещается спальня,
столовая,  ванная,  кухня. Завершилась  экскурсия тас,  где  и  началась.  В
гостиной. Больше сказать о квартире было нечего, и они молча стояли напротив
друг друга, не находя какой-либо другой темы для беседы.
     Внезапно  Дан  шагнул  вплотную  к  Тине  и  прямо  посмотрела   к   ее
выразительные глаза.
     - Тина... - низким, слегка охрипшим от волнения голосом, сказал он. - Я
хочу, чтобы мы... теперь... В общем...
     Он раскрыл  ладонь. На ней  лежали обручальные кольца. Тина замешкалась
долю  секунды, потом  взяла  одно  кольцо и одела его на  палец  Дана.  Он с
нежностью  взял ее  руку  и,  одев  на тонкий пальчик  крошечное колечко,  с
признательностью поцеловал изящную раскрытую ладошку.
     -  Ты,   наверное,  хочешь  есть?  -  заботливо  спросил  Дан,  пытаясь
справиться с собственным волнением.
     Он видел,  насколько  тревожно и  неуверенно  чувствует  себя  Тина,  и
понимал, что ей надо дать время немного успокоиться и освоиться.
     - Да,  хочу,  -  согласилась она и  смущенно  добавила:  -  А  еще... С
дороги... умыться надо...
     - Конечно, конечно!  -  засуетился Дан. - А если хочешь, можешь принять
душ. Сейчас я принесу тебе халат. Он совершенно новый. Даже с  этикеткой!  А
пока  ты  будешь  отсутствовать, я  соображу  что-нибудь с ужином.  Потом ты
будешь накрывать на  стол,  а я  быстренько приму душ. Я ведь тоже с дороги,
как ни странно!
     Тина засмеялась и согласно кивнула.
     Дан говорил быстро,  почти без остановки, и сразу ощутил,  что желанный
эффект достигнут. Атмосфера разрядилась, стала более непринужденной.

     Позже они уютно расположились за столом. Дан  открыл  вино  и разлил по
бокалам. Один он протянул Тине, другой взял себе и торжественно произнес:
     - Предлагаю  выпить  за  наш внезапный и  впечатляющий,  как фейерверк,
союз! За нас!
     - За нас! - поддержала Тина.
     Оба осушили бокалы до дня и набросились на еду.
     -  Необычны не только наше  знакомство и  женитьба,  - через  некоторое
время  шутливо  заметил  Дан,  -  но  и  наша  свадьба. Мы  с  тобой,  Тина,
оказывается, большие оригиналы!
     -  Да!  Куда уж  больше! - засмеялась  она. -  Одни банные  халаты чего
стоят! Особенно, на невесте! Размеров на десять больше,  чем она сама! Да ее
просто не видно! Одна макушка торчит!
     Дан вдруг пересел к ней вплотную и, понизив голос, полушепотом сказал:
     - Да, такую невесту, как ты, Тина, найти не просто. Но я все-таки нашел
тебя среди  тысяч и  миллионов других людей. А отыскать тебя  в этом,  пусть
даже и безразмерном, но одном-единственном халате - совсем не задача.
     Он развернул Тину за плечи, ласково  обнял и нежно и вкрадчиво приник к
ее губам. Поцелуй был бесконечно долог...
     Дан поднял Тину на руки и стремительно двинулся к спальне. Он осторожно
положил  ее на кровать и опустился рядом.  Пылко целуя и жадно  лаская Тину,
Дан, несмотря на получаемый отклик, чувствовал  ее растерянность и смущение,
преодолеть которые  никак  не мог.  Испытывая невероятный чувственный жар  в
крови, он распахнул халат Тины и сбросил свой...
     Дана охватило такое неистовое желание, какого он и  представить не мог.
Ощущая  каждой  клеточкой,  каждым нервом, как  податливое мягкое  тело Тины
неосознанно отзывается на ласки, Дан решился на ту смелую любовную близость,
которая объединит их навсегда.  Но Тина,  вздрогнув, неожиданно выскользнула
из  его  обътий  и,  каким-то  непостижимым  образом  "взлетев" над  спинкой
кровати, громко стукнулась о стену макушкой.
     Ошеломленная происходящим,  Тина вдруг  услышала глухой глубокий  вздох
Дана и  внезапно почувствовала, как увлажнилось  ее левое бедро. Она сползла
вниз и крепко зажмурилась.
     Вытянувшись, Дан какое-то время неподвижно лежал рядом, потом виновато,
едва слышно, прерывистым голосом произнес:
     - Тина... прости... пожалуйста... Я...
     Тина услышала  в  его голосе не  только  удивившее  ее раскаяние,  но и
совсем непонятную ей  боль. На каком-то интуитивном уровне она осознала, что
Дану сейчас, сию секунду,  нужна ее поддержка. Подавляя собственные чувства,
она   прижалась   к   нему,   ласково  погладила  кончиками  пальцев  нервно
пульсирующую венку на его виске и нежно прошептала:
     -  Дан...  Дан...  все хорошо... Ты - замечательный... хороший... самый
лучший...
     Она повторяла эти слова бесконечно долго, пока оба не уснули...

     Сквозь  сон  Тина  почувствовала  осторожные  мимолетные  прикосновения
теплых мягких гую  к ее  лицу и телу. Казалось, всю  ее  опутывали тончайшим
легчайшим   плетением.   Тина   наслаждалась    этими    почти   неуловимыми
прикосновениями, пребывая в какой-то невесомости между небытием и явью...
     Затем  ее губы попали в сладкий плен пылкого поцелуя,  а тело  - жарких
неистовых  объятий.  Все,   что  сейчас  с  ней  происходило,  давало  такой
чувственный всплеск страсти, что Тина желала только одного - остаться в этом
состоянии упоительной неги и наслаждения навсегда...
     Внезапно  раздавшийся  оглушительный  трезвон  совпал с коротким криком
боли  Тины и  глухим стоном  Дана,  который  тут же проклял  будильник всеми
словами,  какие только смог вспомнить. Ну  что за  нелепые шутки разыгрывает
судьба?!! испортить этим  чертовым звонком самый счастливый и запоминающийся
момент их первой близости! Когда Тина стала его! Навсегда!!!
     От того, что последовало дальше, Дан отропел. Оттолкнув его, Тина резко
вскочила с  постели и,  не  открывая крепко сомкнутых  век,  громко  и четко
объявила:
     - Мне пора на работу!
     - Тина... - только и смог произнести Дан.
     Она   явно   через  силу  чуть-чуть  приоткрыла  глаза,  окинула   себя
растерянным взглядом, смутилась,  юркнула  в постель,  накрылась  одеялом  и
замерла.
     Дан притянул ее к себе, нежно поцеловал и ласково сказал:
     - Тина, любимая, ну что ты... Времени достаточно... Не спеши...
     Она немного отстранилась и настойчиво возразила:
     - Нет. Мне надо собираться. Дан, пожалуйста, отвернись.
     Пряча улыбку, Дан мягко согласился:
     - Хорошо. Отвернулся.
     Как только он  выполнил ее  просьбу, Тина быстро  выбралась из постели,
набросила халат и убежала в ванную.
     Дан вздохнул,  встал, бросив взгляд  на постель, быстро набросил сверху
одеяло,  надел  халат  и  направился  на  кухню.  Он  сварил   кофе,  сделал
бутерброды. Заметив, что Тина занялась прической, устремился в ванную, встал
под  холодный  душ,  затем  растерся полотенцем, быстро побрился,  оделся  в
джинсы и рубашку и прошел на кухню.
     - Ти-на!.. - позвал он. - Завтрак готов!
     Она появилась в дверях и качнула головой.
     - Не надо! Я не люблю... - сама испугавшись той резкости и неприязни, с
которой  прозвучали ее слова,  Тина заговорила мягко и  сдержанно: - Дан, я,
наверное, не буду завтракать. Я лучше пойду...
     Дан шагнул к ней, слегка обнял за плечи, развернул к себе и  заглянул в
ее глаза.
     - Тина, милая, что с  тобой?.. Что-то не так?.. Скажи! Я... я готов для
тебя... все сделать. Я люблю тебя, Малыш!.. Люблю!!!
     - Дан, все так! - нервно и поспешно возразила она и, не отводя взгляда,
серьезно сказала: - Я тоже люблю тебя, дан. Очень люблю. Очень!
     Она вдруг горестно вздохнула, и Дан заметил, как слезы покатились по ее
лицу  неиссякаемыми  ручейками.  Он  прижал  Тину  к  своей  груди и ласково
погладил по голове.
     - Тина, любимая, почему ты плачешь?.. Что с тобой?
     Она  забавно,   кулачками,   вытерла   слезы  и,  горестно   всхлипнув,
произнесла:
     - Дан, прости... но я... я должна идти.
     - Я  отвезу тебя, Тина, -  предложил он. -  Видишь, я полностью готов к
выходу.
     - Нет-нет! Не надо. Я сама.
     Резко  развернувшись,   она  почти  бегом   выскочила   за  дверь.  Дан
растерянно, недоумевая,  смотрел ей  вслед. Он пытался понять, в чем причина
такого странного поведения жены.

     Дан  целый  день  занимался  хозяйственными  хлопотами.  Он  сам  убрал
квартиру, съездил  за  продуктами, приготовил  ужин,  а  вечером  отправился
встречать Тину с работы.
     Он подъехал к библиотеке пораньше. После продолжительного ожидания Дан,
заметив  выходящую из здания Тину, поспешил ей навстречу. Она показалась ему
невероятно  уставшей  и  потерянной.  Словно через  силу, Тина улыбнулась  и
послушно села в машину.
     Дан протянул руку,  взял с заднего сиденья роскошный букет и положил на
колени Тины.
     - Это - тебе, Малыш.
     Она бросила на Дана благодарный взгляд и растроганно произнесла:
     - Спасибо, дан. Мне никто никогда не дарил цветов. Спасибо.
     Оба не могли взять верный тон и поэтому по дороге  обменивались общими,
ничего не значащими, фразами.
     Едва  переступ  порог  квартиры,  Тина  повернулась к  Дану и удивленно
спросила:
     - Дан, это ты навел такой идеальный порядок?!!
     -  Да,  Тина.  Я!  -  с  гордостью  ответил  Дан,  испытывая радость  и
признательность от того, что  Тина не осталась равнодушна к его стараниям. -
Надеюсь, что заслужил  одобрение жены и  рассчитываю на  благодарность  с ее
стороны! -  шагнув к ней, пошутил он, немного  наклонился и подставил  щеку,
ожидая поцелуя.
     Но Тина не приняла шутку. Она глубоко вздохнула, печально посмотрела на
Дана, прошла в гостиную и села на диван.
     Дан  подошел к  ней,  опустился у  ее  ног на одно колено, взял цветы и
отложил их в сторону. Потом накрыл своей ладонью  руку Тины и осторожно сжал
тонкие пальчики.
     -  Тина,  что  с тобой?  Что-то  не  так? Чем ты  расстроена? Что  тебя
тревожит? - тихо и проникновенно спросил Дан. - Я чем-то обидел тебя? Скажи!
     - Нет-нет, Дан! Что ты! Какая обида?!! - нервно воскликнула Тина.
     - Тогда... что же?
     Она вдруг прямо посмотрела в его глаза и решительно заговорила:
     - Дан, дело в  том, что... что... В общем... Дан, мы должны расстаться.
Срочно. Здесь  я - в последний раз. Продолжать  супружеские отношения мы  не
можем.
     Дан был поражен и озадачен ее словами. Осмыслить заявление Тины времени
не было. Решение надо было принимать немедленно.
     -  Подожди,  Тина.  Давай  спокойно   разберемся,  -  предложил  он  и,
поднявшись, устроился  рядом с нею на диване. - Тина, прошу, объясни, почему
ты считаешь необходимым как можно скорее получить развод? Почему?
     - Дан, это сложно, наверное... Для меня...  тяжело  и мне... не  совсем
удобно... - сумбурно, пряча глаза, произнесла Тина.
     Дан какое-то время напряженно думал, затем решительно сказал:
     - Нет, Тина. Я не  хочу никаких недомолвок между нами. Поверь, я  пойму
все  правильно.  Только,  пожалуйста,  будь откровенна со мной.  Пожалуйста.
Потому что я не знаю, что думать. Я целый день размышлял,  почему мы  так...
нелепо расстались утром. Если я в чем-то...
     - Нет, Дан! - взволнованно перебила Тина. - Не ты. Я! Причина - я сама!
И я готова все честно объяснить  тебе, Дан! - она перевела дух и продолжила:
- Понимаешь, Дан, я думала...  Мне было  так хорошо с  тобой, Дан, когда  мы
встречались! А наши объятья, поцелуи!.. Я с ума сходила от удовольствия! Мне
казалось,  что  и потом... в постели... все будет так же замечательно, но...
Дан,  наверное,  я  не совсем нормальная! Что-то  во  мне, очевидно, не так.
Потому  что...  потому  что все... В общем...  близкие отношения... близость
мужчины и  женщины  вообще...  Дан, это  ужас!!! Ужас!!! Я... я... я не хочу
этого! Я знаю, что люди получают наслаждение и стремятся к близости. Но я не
понимаю, почему?!!  Дан, наверное,  я  просто не могу быть настоящей любящей
женщиной. Ты был так ласков и нежен со мной! А  я... я не могу ответить тебе
тем же.  Не могу!  Не могу!!! А  значит, и женой  мне быть не  суждено.  Вот
поэтому мы должны как можно быстрее развестись.
     Объяснение  было  настолько неожиданным, сумбурным, противоречивым, что
Дан  какое-то время  молчал,  собираясь с  мыслями, потом  прямо  и  открыто
посмотрел в глаза Тины, полные беспредельного отчаянья.
     - Тина, послушай меня. Ты была предельно откровенна со мной. Поэтому  я
отвечу  так же откровенно. Тина, ты напрасно наговариваешь на себя Бог знает
что!  Уверяю  тебя,  ты  -  абсолютно  нормальная  женщина.  Причина  твоего
неприятия близости - не в тебе. Она в другом, Малыш.  В общем, так...  - Дан
глубоко  вздохнул и решительно продолжил: - Я  знаю, в это  трудно поверить,
но... Я  -  здоровый, крепкий,  сильный  25-летний  парень. Я  встречался  с
девушками, но серьезных чувств не возникало. А  просто так... в постель... я
не хотел.  Поэтому  до тебя, Тина,  у  меня  не  было близости  ни  с  одной
женщиной. Наверное,  мы  с тобой  - уникальная  супружеская пара. Сегодня мы
стали  мужчиной  и женщиной  одновременно. Вот так. А  я...  Я прочитал кучу
литературы! Я все знал теоретически.  А  вот на практике, увы, не  все сразу
получилось! Я понимаю, что во многом отсутствие у  меня опыта доставило тебе
немало неприятных ощущений. Но ты  же знаешь,  что  это только в первый раз!
Потом у нас все будет замечательно!!! Тина, я уверен,  что  мы с тобой будем
потрясающими  любовниками, потому  что  есть  главное - наша  любовь. А  все
остальное...  - Дан  мягко  улыбнулся и  ласково погладил Тину по голове.  -
Малыш,  нам с тобой не хватает только опыта. Но это - дело наживное! Не надо
думать  о разводе.  Пройдет немного  времени, и  мы привыкнем друг  к другу.
Главноее - быть рядом и любить друг друга.
     Дан  осторожно обнял  ее. Тина прижалась  к его  груди, потом подняла к
нему смущенное  и растерянное лицо, пристально вглядываясь  в его глаза. Дан
вкрадчиво и невероятно нежно дотронулся своими  губами до ее губ...  Поцелуй
был   упоительным,  пронзительным,   чувственным,   отчего   оба  испытывали
удивительное   наслаждение.  Ласки  Дана  становились   все  более  смелыми.
Казалось, еще одно мгновение, и наступит момент желанной близости... Но Тина
стремительно отпрянула,  вскочила с дивана, закрыла лицо руками и отбежала к
окну. Она заплакала, настойчиво повторяя:
     - Я не могу...  не  могу...  не могу!.. Дан...  прости... пожалуйста...
прости... прости!..
     Он встал и хотел подойти к ней, но  она, оторвав от лица руки,  резко и
категорично закачала головой и умоляюще попросила:
     - Не надо, Дан. Это...  все! Я  пыталась, но... Я оказалась права, Дан!
Я, а не ты!!! - горячо воскликнула она.  - Ты все говорил правильно. Но я...
я... я чувствую, что все... не так! Не  из-за тебя! Из-за меня!!!  Я никогда
не  смогу быть  женой, женщиной. Зачем из-за  этого  калечить  твою жизнь?!!
Поэтому,  прошу,  смирись  с  обстоятельствами,  Дан.  Нам  не  надо  больше
встречаться. Не надо!!!
     Тина  устремилась  к  двери.  Дан  проводил  ее  задумчивым  сожалеющим
взглядом...
     8
     Первые несколько дней Тина находилась во  власти  собственных  эмоций и
переживаний, занятая исключительно собой.  Она беспокоилась, что  Дан станет
искать с ней  встречи, а  мужества еще на  одно объяснение с  ним у Тины  не
было.
     Она   была   уверена,  что   ее   честное   признание   расставило   во
взаимоотношениях с Даном  все точки над  "и". Дан -  умный человек. Поэтому,
конечно,   все  хладнокровно   взвесив,  согласится  с   ее   доводами,  что
бессмысленно портить собственную жизнь из-за неудачного выбора жены. В конце
концов, в  современном мире разводы случаются так же частно, как и  свадьбы.
Этим вряд ли кого удивишь!
     Но проходили  дни  за днями,  а Дан  не  появлялся.  Сама Тина  немного
успокоилась. События в памяти  несколько стушевались, их  контуры размылись.
Тина вдруг однажды почувствовала, что хочет увидеться с Даном. Она в  испуге
старательно отгоняла эту мысль. Ведь ею, Тиной,  принято твердое  решение  и
следовать  ему  должно  неукоснительно,  иначе  она  опять, поддавшись  зову
сердца, наделает кучу  ошибок и глупостей. Тина без  устали напоминала себе,
что  должна забыть о Дане,  о своей любви к нему и о его любви. О Дане и его
любви... забыть... забыть...
     Тем  не менее, Тина все чаще и чаще погружалась в воспоминания  о днях,
проведенных с Даном. Эти воспоминания были настолько образными и яркими, что
она почти физически чувствовала прикосновения рук Дана, его губ...
     Тина с  трудом справлялась с  той  тоской, которая  сжимала  ее  сердце
крепкими тисками при одной только мысли о Дане.  Понять себя Тина не  могла,
сколько  ни старалась. Она хотела быть всегда рядом с  Даном, любила его, но
супружеские отношения поддерживать не могла категорически.
     Что  за  наказание  послано ей?!! За  что?!!  В библиотеке она  усердно
листала  научные книги, пытаясь найти ответ на один-единственный вопрос: что
с ней происходит? И не находила. Физического неприятия к Дану у нее не было.
Наоборот!!!  При воспоминании  о  его  объятьях  у Тины  кружилась голова  и
замирало  сердце.  Желание быть  рядом с  Даном затмевало разум,  а любовь и
нежность к нему  достигала грандиозных, космических масштабов. Тина  не была
уверена,  что не желает близости с Даном.  Но эту близость между мужчиной  и
женщиной Тина  никак  не могла отождествить  с высоким понятием  ЛЮБОВЬ.  Ей
казалось, что  это - два  взаимоисключающих понятия,  а не  дополняющих друг
друга.  Представления Тины о ЛЮБВИ не совпадало с ЧУВСТВЕННОСТЬЮ, ЖЕЛАНИЕМ и
СТРАСТЬЮ.
     Тина  металась и  мучилась, попав  в  силки  собственных противоречивых
чувств.
     9
     Первыми  заметили Дана две подруги Тины, которые были когда-то с  нею в
кондитерской.  Он стоял у машины,  с едва заметной улыбкой наблюдая, как они
вместе с Тиной вышли из библиотеки.
     - Дан!!!  - воскликнула  одна из  них.  - Девочки, посмотрите,  это  же
Дан!!!
     Она устремилась  к нему, увлекая за собой Тину. Вторая подруга пошла за
ними. Все дружно обменялись приветствиями.
     -  Нет,  ну  надо  же! Какая  встреча! -  продолжила девушка.  -  Какое
удивительное  совпадение!  Мы   зашли  за  Тиной,  собирались  вместе  пойти
куда-нибудь перекусить. А  тут вы,  Дан!  Мы  думали, что  наш новый  пайщик
дезертировал!
     - Никогда! - горячо возразил Дан.
     - Судя по тому, в каком месте  водитель поставил свою машину, вы и Тина
все-таки не оставляете своими заботами друг  друга! - насмешливо вступила  в
беседу вторая девушка.
     Стушевавшись, Тина опустила голову, а Дан быстро предложил:
     - Девочки, садитесь и поехали! намеченную вами программу надо выполнить
обязательно.
     - Я не... - начала Тина.
     Но Дан,  открыв дверь, усадил ее на  сиденье, потом помог устроиться ее
подругам, сел за руль и тронул машину.
     - Дан!  - вдруг громко воскликнула  одна из девушек, удивленно глядя на
его  руки,  лежавшие  на  руле.  -  Дан,  у  вас  обручальное  кольцо?!!  Вы
женились?!!
     - Да, - согласно кивнул он.
     Тина  незаметно  спрятала   свои   руки  под  сумочку.  Встретившись  с
подругами, она  совсем забыла об обручальном кольце на  пальце, забыла,  что
это неизбежно вызовет у  них  множество вопросов. Конечно, надо было заранее
об этом подумать!
     Девушки  быстро  переглянулись, потом одна из них, посмотрев  на  Тину,
многозначительно протянула:
     - Ти-и-на... покажи свои руки... пожалуйста...
     - Ну что за нелепая просьба! - вспыхнула Тина и неожиданно заявила: - Я
передумала! Я никуда не еду. Я...
     Но подруга не дала ей договорить.
     -  Тина, ну что ты так разгорячилась? Просьба моя  - самая  обычная. Но
можешь  не  утруждать  себя!  Так  все  ясно!  Ну,  ребята,  вы  даете!!!  -
восторженно  воскликнула она.  - Такое  и представить  нельзя!  Поженились и
молчат!  ну  и  ну!  Кому  рассказать  -  не  поверит!  Дан,  Тина,  мы  вас
поздравляем!!!
     - Желаем счастья!!! - весело добавила вторая девушка.
     Дан поддерживал  оживленную  беседу, тогда как  Тина  по большей  части
молчала.  Но в кафе, куда они отправились ужинать,  она держалась уже  более
непринужденно. Однако Дан заметил,  какое внутреннее  напряжение старательно
преодолевала  Тина. Выбрав удобный  момент,  дан наклонился  к жене  и  тихо
произнес:
     - Нам надо поговорить. Это важно.
     - Хорошо, - сразу согласилась она.
     Подружки Тины изъявили желание остаться и  провести вечер в кафе. дан и
Тина попрощались с ними и вышли на улицу.
     - Я слушаю тебя, Дан, -  сразу сказала Тина и вопросительно  посмотрела
на него.
     -  Тина, согласись, обсуждать возщникшие вопросы и  проблемы на улице -
нелепо. Слава Богу, мы - не бездомные! - усмехнулся Дан.
     Он хотел еще что-то добавить, но не успел.
     - Я не поеду!!! - нервно воскликнула Тина.
     - Куда?
     Дан удивленно вскинул брови, но глаза его лукаво сверкнули.
     Тина  густо  покраснела  и  опустила  голову.  Собственная  поспешность
поставила ее в неловкое положение. Тина не могла найти приемлемый  ответ. Ее
никто никуда не приглашал. Зачем она возразила, объяснению не поддавалось.
     Дан  не  отводил своего  взгляда  от  Тины,  погрузившейся  в  глубокое
молчание. Без  особого  труда преодолев довольно  слабое сопротивление,  Дан
усадил ее в машину, сел сам и нажал на газ.
     Дан остановился  около своего  дома  и посмотрел  на  безмолвную  жену.
Решительно  выйдя  из  машины,  он  помог  выйти   Тине  и,  взяв  за  руку,
стремительно потянул за собой. Она упиралась, пытаясь вырвать  руку,  но  он
крепко держал ее. Дан  открыл квартиру, втащил туда  Тину и захлопнул дверь.
Оба задыхались и от затраченных усилий, и от переполнявших их чувств.
     - Дан... выпусти меня... - прерывисто дыша, попросила Тина.
     - Нет!.. Нам надо поговорить, - возразил Дан.
     Он заметил, что своими действиями испугал ее. Поэтому со всей возможной
убедительностью мягко произнес:
     - Тина, успокойся,  пожалуйста, и не  бойся. Что ты так разволновалась?
Пойдем в комнату, посидим, поговорим. Согласись, что дома это делать удобнее
всего.  Хотя, кажется,  я чересчур увлекся  и слишком настойчиво осуществлял
доставку своего собеседника. Точнее, собеседницы, -  улыбнулся он. - Извини,
Тина. Я не хотел пугать тебя. Извини.
     - Да что ты,  Дан?..  Я  тоже... излишнее упрямство  проявила.  Поэтому
будем считать, что у нас - "ничья", - возразила Тина и улыбнулась в ответ.
     - Пойдем, сядем? - заметно приободрившись, предложил Дан.
     - Пойдем, - согласилась она.
     Тина устроилась  на  диване,  а  Дан,  подвинув кресло,  сел  напротив.
Воцарилась длительная  пауза. Оба  старались  сосредоточиться и  собраться с
мыслями.
     Через  какое-то  время Тина  вопросительно  посмотрела  на  Дана, и тот
понял, что теперь она  чувствует себя намного спокойнее и увереннее, поэтому
сразу принялся объяснять:
     - Тина,  у меня  два вопроса. Поэтому  я и приехал  сегодня к  тебе.  В
общем-то, не только из-за этого приехал. Ну да ладно!.. Может быть, позже мы
к этому вернемся. А пока...
     Дан  наклонился,  взял  тонкую  изящную  ручку  Тины  в  свою  руку  и,
внимательно всматриваясь в ее лицо, серьезно и негромко спросил:
     -  Вопрос  первый. Прошло достаточно много  времени, и  меня беспокоит,
что... Ты не беременна, Тина?
     От  его  слов  Тина  залилась  краской.  У  нее  остановилось сердце  и
перехватило дыхание. Она не знала,  куда себя  деть, куда  спрятаться, такое
смущение овладело ею. Но Дан ждал, и она едва слышно прошептала:
     - Н-нет...
     -  Это  точно, Тина? -  настойчиво  переспросил  он, не  отводя  своего
взгляда от ее лица.
     - Да... точно... - почти беззвучно подтвердила Тина.
     Она убрала руку и добавила:
     - Дан, ну что за вопросы... ты...
     Не договорив, Тина замолчала. Он ласково улыбнулся и спокойно пояснил:
     -   Согласись,   Тина,   вопрос  мой  вполне  логичен  и  естественнен,
учитывая...
     Тина перебила его, нервно выпалив:
     - Надеюсь, твой второй вопрос, который мы должны обсудить...
     - Не беспокойся.  Мой второй вопрос  -  другого рода, - серьезно сказал
Дан. - Тина, дело в  том, что я сообщил своим родителям о нашей женитьбе. Мы
должны к ним съездить. Я хочу познакомить тебя с ними.
     - Но Дан... - начала Тина.
     Он покачал головой, пресекая ее попытку возразить, снова взял ее  узкую
маленькую ладонь, слегка сжал и проникновенно продолжил:
     - Тина, я - летчик. Всякое может случиться. Возможно, тебе когда-нибудь
понадобится помощь, поддержка. В общем, я не хочу, чтобы, в случае чего, моя
жена осталась опять одна.
     - Дан!..  -  выдохнула Тина,  прижалась  к нему и уткнулась лбом  в его
грудь. - Дан...
     Он  обнял  ее  и нежно погладил каскад  пепельных волос, рассыпанных по
спине и плечам. Дан горячо прошептал у ее виска:
     - Малыш...  я  так  скучал  по  тебе!..  Я хочу,  чтобы  мы  больше  не
расставались... Тина... любимая...
     Он ласковыми осторожными  поцелуями прикоснулся к ее щеке,  к крошечной
родинке у самого края рта над верхней губой...
     Тина  почти не  дышала,  такое огромное  наслаждение  она  испытывала в
объятьях Дана. Сколько дней она  мечтала  увидеть его,  услышать его  голос,
почувствовать непередаваемое  удовольствие его  ласк!..  Понимая, что теряет
над собой контроль, Тина слегка отстранилась и тихо произнесла:
     - Дан, мне пора... Уже поздно...
     Не выпуская ее из своих объятий, он глухо прошептал:
     -  Не  уходи,  Тина...  останься!..  Поверь,  Малыш, все будет  хорошо.
Останься...
     Тина  с  мольбой посмотрела  в  его глаза  и  с нескрываемым сожалением
сказала:
     - Дан,  я...  не могу. Если  я останусь,  то...  А я не могу... и... не
хочу. Дан, я  тебя  очень люблю, но перебороть свое отношение... к тому, что
может  произойти...  между  нами,  не  могу. Ну  как  объяснить  то,  что  я
чувствую?!!  Дан, мы любим друг  друга, нам хорошо  вместе!!! Но как было бы
замечательно, если бы...
     Он засмеялся, такой забавной показалась ему Тина.
     -  Дан! Ну что ты смеешься?!! - возмутилась  она. -  Ты и я  обычно так
хорошо понимаем друг друга!  А на эту проблему  почему-то смотрим совершенно
по-разному. Хотя мы с тобой... ты  сам об этом говорил!.. абсолютно в равном
положении... в  смысле... отсутствия опыта. Казалось бы, наши взгляды должны
совпадать.  А  этого  не  происходит.  В  отличие  от  меня,  ты  настойчиво
стремишься к тому, чтобы мы вместе провели ночь. Почему, Дан?
     Она внимательно и серьезно прямо посмотрела в его глаза.
     - Потому что люблю тебя, - спокойно ответил он и улыбнулся.
     - Но я тоже люблю тебя! - воскликнула Тина.
     -  И это - главное, - убежденно заявил Дан. - Если совпадаем в главном,
остальное  - дело  времени.  А  еще  виной всему  - книжная  премудрость,  в
огромном количестве набитая в голову глупого Малыша!  -  шутливо  сказал он,
крепко обнял Тину и, наклонившись  к ее уху,  многозначительно  прошептал: -
Есть  и  еще  одна  важная  причина, почему женщина и  мужчина проводят ночь
вместе...
     - Какая?.. - тоже шепотом уточнила Тина.
     - Дети...
     - О-о... - протянула она.
     Это   было  то,   что   она   не   учитывала,  когда  обдумывала   свои
взаимоотношения  с Даном. Иметь  своего  собственного, родного ребенка  Тина
безумно хотела. Но  как совместить  свои воззрения и желания в единое целое,
она пока  не знала. Поэтому в  этот  вечер, подробно договорившись с Даном о
предстоящей поездке, Тина вернулась к себе на квартиру.
     10
     В город, где  жили родители Дана, они летели  на лайнере.  Для Тины это
был первый в жизни полет, причем, полет - мучительный.
     Она  сидела, крепко  вцепившись  в  ручки  кресла белыми от  напряжения
пальцами. Дан пытался  развлечь ее непринужденной беседой, но Тина настолько
была погружена в себя, что лишь  изредка невпопад  отвечала ему.  Если взлет
она  выдержала  более-менее  сносно, только побледнела немного, как  отметил
Дан,  то  посадка  стала для Тины настоящим  мучением. Ее тошнило, в  голове
гудело, уши заложило, сердце вообще перестало биться. Тине казалось, что она
умирает. Из  самолета она вышла, с трудом  переставляя ноги и  повиснув всей
тяжестью тела на руке Дана, крепко державшего ее за талию. Он усадил Тину на
скамейку,  принес   минеральной  воды,   от   которой  она   сначала   бурно
отказывалась, а потом с жадностью выпила.
     Через  некоторое время  Тина начала  понемногу  приходить в  себя: щеки
порозовели, в глазах появился блеск, взгляд стал более осмысленным.
     - Тебе  лучше, Малыш?  - заботливо  поинтересовался  Дан,  не на  шутку
обеспокоенный ее состоянием.
     - Да, Дан...  Намного... лучше... - пробормотала Тина.  В ее голосе все
еще преобладали минорные интонации. - Как же мне нехорошо! - с чисто женской
логикой воскликнула она.
     Дан  засмеялся,  удивляясь,  как и все  мужчины,  непоследовательностью
заявлений прекрасной половины человечества.
     - Смешно, конечно... - с обидой заворчала Тина. -  Я чуть не  умерла, а
ты веселишься!
     - Тина, ты напрасно сердишься, - улыбнувшись, возразил Дан. - Ты должна
быть довольна и счастлива!
     - Это еще почему? - нахмурившись, она мрачно посмотрела на него.
     - Потому что видишь воочию  мою искреннюю радость тому, что ты осталась
жива. Тебя должно было  бы насторожить, если бы я этим фактом был недоволен,
из  чего  следовало  бы,  что втайне  я мечтаю стать  вдовцом.  А теперь  ты
убедилась, что это - не так. Ты мне нужна и дорога.
     - Дан, говорить ты можешь все, что угодно! Слова ничего не значат. Дела
и поступки показывают истинные цели и  намерения! - скрывая  улыбку, заявила
Тина. -  А твои действия очевидны. Ты  организовал этот  жуткий полет! Но  я
выжила. Ох, Дан, ты и представить не можешь, чего мне это стоило!..
     - Да, - согласился он. - До сегодняшнего дня я  смутно представлял, что
может быть подобная реакция у человека при обычном полете на комфортабельном
лайнере и нормальных погодных условиях.
     Тина с сожалением взглянула на него и горячо заговорила:
     - Дан, я знаю, что то, что я скажу, бестактно.  Только ты не  обижайся,
пожалуйста!  Ладно?  Но...  Твоя  профессия,  Дан,   какая-то...  жуткая!  И
самолеты... любые  - комфортабельные,  военные,  транспортные... и какие они
там еще бывают?.. я не-на-ви-жу!!! НЕНАВИЖУ!!! Видишь, дан, какой  ошибочный
выбор  ты сделал!  Твоя  жена  не  разделяет...  и  никогда  не  разделит!..
профессиональные интересы мужа.
     - И не надо! - засмеялся Дан. -  Профессиональные интересы я разделю со
своими сослуживцами.
     Он  обнял  ее, притянул  к  себе, заглянул  в  глаза  и, понизив голос,
многозначительно произнес:
     - В моей жизни есть многое  другое, что я могу и хочу делить  только со
своей женой. С тобой, Малыш!
     Дан приник к губам Тины. Поцелуй  был непродолжительным, но удивительно
нежным и ласковым.

     Пока Дан расплачивался с таксистом и выгружал багаж, Тина с восхищением
разглядывала великолепный дом родителей  Дана, окруженный красивым ухоженным
садом. Тина поняла, что они  - люди очень и очень состоятельные. Она оробела
и смутилась. В голове промелькнула мысль, что родители Дана  вряд ли мечтали
видеть своей невесткой  безродную сироту из приюта. Тина чувствовала, что не
вписывается  ни  своим  происхождением, ни воспитанием,  ни  нарядом  в  эту
картину достатка и роскоши, которая предстала перед ней.  От осознания этого
в душе поселилась стойкая тревога.
     Такси уехало. Дан взял вещи и, ласково улыбнувшись, сказал:
     - Пойдем,  Малыш! Ты не удивляйся, что  нас не  встречают. Я не сообщил
точную дату, когда мы приедем. Пусть будет сюрприз!
     Дан открыл  дверь  дома  и пропустил вперед Тину. Как только они вошли,
навстречу им уже спешили хозяева.
     - Дан! Сын! - воскликнули они одновременно.
     - Здравствуйте, мама, папа.
     Тине показалось, что Дан поприветствовал родителей излишне сдержанно.
     Последовали объятья. Про Тину, казалось, забыли. Она неподвижно стояла,
с  интересом наблюдая  за происходящим. Дан шагнул  к  ней, слегка обнял  за
плечи и радостно объявил:
     - Это Валентина. Моя жена. Прошу любить и жаловать!
     - Здравствуйте! - открыто и мило улыбнувшись, произнесла Тина.
     -  Здравствуйте!  -  дуэтом  откликнулись  родители   Дана,  окинув  ее
оценивающими взглядами.
     Дан представил родителей и иронично спросил:
     - Может быть, нас все-таки пригласят хотя бы в гостиную?
     - Да, пожалуйста, проходите.
     - Мама, где ты планируешь разместить непрошенных гостей?
     Дан усадил  Тину  на  диван, сам устроился рядом, обнял  ее  за  плечи,
притянул к себе и быстро поцеловал зардевшуюся щечку жены.
     - Твоя комната свободна, - последовал короткий ответ матери.
     Дан вскинул брови и усмехнулся.
     -  Вот  как?..  Ну,  раз в доме  не имеется ничего более просторного  и
удобного, чем моя комната... Сойдет и она!
     - Я  не понимаю  твоей иронии,  Дан, - с показным недоумением возразила
мать. - Раньше она тебя вполне устраивала. Но пожалуйста... Выбирай любую!
     Тина догадалась, что  в семье  Дана какие-то непростые взаимоотношения.
Она  не  понимала  ни поведения  родителей  Дана,  ни его  чуть насмешливой,
сдержанной, отстраненной манеры в общении с ними.
     - Дан, хочу показать тебе  свое новое приобретение. Пойдем, посмотришь?
- предложил отец.
     - Пойдем! - Дан поднялся. - Я знаю, как тебе не терпится похвастаться!
     - Ты  не  представляешь, что бывают такие охотничьи ружья!  Супер-новая
модель!  Карабин  высокого класса.  Предназначен  специально  для  охоты  на
крупного зверя. Давно о таком мечтал! - увлеченно восклицал отец.
     К Тине он не проявил ни малейшего интереса, словно совсем не замечая ее
присутствия.
     - Не скучай, Малыш! - Дан ласково потрепал Тину по голове.
     - Да... - едва слышно откликнулась Тина.
     - Мама, мы хотим есть. Организуй что-нибудь! - попросил Дан.
     - Скоро ужин. Потерпи! - отозвалась та.
     - Ну, если "скоро"... - протянул Дан и ушел вслед за отцом.
     Мать  Дана пристально  посмотрела  на Тину.  Та сжалась под ее холодным
неприязненным взглядом. Неприятное впечатление усиливала  широкая улыбка  на
лице свекрови.
     - А где ВЫ, - подчеркнула она, - остановились, дорогая? В гостинице?
     Тина растерялась и невнятно произнесла:
     -  Мы... из аэропорта... прямо сюда...  Нет...  не в  гостинице... Я...
нигде... не остановилась...
     - Как  же так? Это очень неосмотрительно с  вашей стороны.  Ужинаем  мы
довольно поздно. Вам,  дорогая,  придется  устраиваться  глубокой  ночью.  В
незнакомом городе! -  с показным сочувствием едко говорила свекровь, пронзая
Тину острым колючим взглядом. - Или вы уже бывали здесь?
     -  Нет... не бывала...  - едва слышно  промолвила  Тина,  почти  совсем
потеряв присутствие духа.
     Как бы она хотела  сию минуту  исчезнуть,  скрыться,  убежать  из  этой
гостиной,  этого  дома! Тина  хотела  бы избавиться  от удушающей  атмосферы
неприязни и холода,  которые  замораживали сердце,  готовое  остановиться  в
любой момент.
     - Ах,  да! Я  забыла! - воскликнула мать Дана. - Вы  же воспитывались в
приюте. Вряд ли у  вас было достаточно средств  для  путешествий. К счастью,
теперь  у  вас  появилась  такая  возможность,  -  с нескрываемым  сарказмом
добавила она. - Не правда ли?
     Тина   молчала.   Любой  ее  ответ  звучал  бы   нелепо.  Но   свекровь
вопросительно  смотрела на нее, явно  наслаждаясь тем положением, в  которое
поставило Тину, и та мужественно начала говорить:
     -  Честно  говоря,  я  не  очень  люблю  поездки.  А  поездка  сюда,  -
многозначительно выделила  Тина,  -  не  только  не  изменила, но, наоборот,
укрепила мое неприятие любых путешествий.
     Появление Дана спасло Тину от продолжения беседы с его матерью.
     - Пойдем, Малыш,  я  покажу тебе дом! - бодро предложил  он, протягивая
Тине руку.
     Она встала и, немного поколебавшись, все-таки пошла за Даном.
     - Первым делом осмотрим комнату,  где мы  с тобой разместимся. Конечно,
для двоих она несколько... - с сомнением сказал Дан. - Но если хочешь, можем
и в гостевой...
     Тина  молчала.  Он  открыл дверь своей  комнаты, пропустил Тину, быстро
шагнул к ней, обнял и заглянул в глаза.
     - Малыш, что с тобой?
     Тина глубоко вздохнула, отстранилась и тихо сказала:
     - Дан, я должна сейчас... уйти. Вечер... поздно, а мне...
     - Как "уйти"?!! Куда?!! - не дослушав, воскликнул он.
     -  Я хочу...  устроиться  в гостинице,  -  стараясь держаться спокойно,
пояснила Тина.
     Она заметила, как Дан поменялся в лице.
     - Тина, что за выдумки? Какая гостиница? - недоумевая, уточнил он.
     - Дан, я... я...
     Тина не знала, как объяснить ему свое решение.
     Он снова обнял ее и тихо спросил:
     - Малыш,  ты боишься... остаться со мной наедине?  Да?  Тебя беспокоит,
что мы проведем две ночи в одной постели? Малыш, все будет так, как захочешь
ты. Ни о чем не тревожься.
     Тина уперлась руками в его грудь, прогнула спину и категорично тряхнула
головой.
     - Дан,  пожалуйста, отпусти... Я не останусь. Я...  должна идти. Поздно
уже. А мне еще гостиницу надо искать!
     Он разжал руки и рассерженно произнес:
     - Ты никуда не пойдешь! Ты будешь там, где твой муж.
     - Нет, Дан! - упрямо возразила Тина. - Я уйду.
     - Нет!!! - теряя терпение,  жестко отрезал он. -  Ну  сколько  можно, в
конце концов,  изводить себя  и меня  неуемными  фантазиями?!! Я...  и ты не
можешь   этого  отрицать!..   терпелив   с  тобой,  Тина.  Но  мое  терпение
небеспредельно! Или ты собираешься  всю оставшуюся жизнь  испытывать меня на
прочность?!! Что ты молчишь? Ответь хоть что-нибудь!
     -  Я  должна  идти,   -  тихо  откликнулась  Тина  и,  опустив  голову,
отвернулась.
     - Ты  останешься!  - твердо  сказал  Дан.  Он развернул  ее за  плечи и
повторил:  - Останешься.  Неужели ты не понимаешь, в какое положение ставишь
меня? Надо же хоть немного считаться с обстоятельствами! То, что меня  и мои
чувства ты  в расчет  не берешь, я понял давно!  -  гневно заявил  он.  - Ты
ведешь   себя,  как...  закомплексованная  старая  дева!  Но  тебе  -  всего
восемнадцать. И ты уже не  дева! Хотя,  конечно, за тот срок, который прошел
после  того,  как ты перестала ею быть, вполне можно успеть забыть об  этом!
Полагаю, пришло время тебе об этом напомнить!!!
     - Дан!.. - изумленно выдохнула Тина, отступая от него.
     Он  крепко  сжал  ее  в  объятьях  и  шагнул  к  кровати.  Тина  начала
отбиваться, но Дан, преодолев ее сопротивление, упал на постель и увлек жену
за собой. Он страстно и жадно приник к губам Тины, которая все еще оказывала
пусть и  не сильное,  но  отчаянное  противодействие. Неожиданно  Дан плотно
прижал  плечи  Тины  к  постели, тем самым лишая даже  малейшей  возможности
какого-либо движения, и прерывисто произнес:
     -  Все!..  Успокойся!..  Да  успокойся  же!  Не   собираюсь  я  тебя...
насиловать! Ну что ты, в самом деле?!!
     - Пусти!.. - попросила Тина, больше не делая попыток вырваться.
     Он  разжал  руки,  и  она  сразу  соскользнула с постели. Дан  встал  и
примирительно произнес:
     - Тина, извини. Я... погорячился немного.
     Дан шагнул к ней, осторожно обнял и повторил:
     - Пожалуйста, прости.
     - Да... конечно... - прошептала Тина, погрузившись в глубокое раздумье.
     Дан  не мог  понять,  что с ней  происходит.  Почему у Тины  так  резко
изменилось настроение?  В чем причина  ее внезапного и настойчивого  желания
идти в гостиницу? Что-то здесь не так.
     Дан напряженно обдумывал различные варианты, внимательно глядя на жену.
     Почувствовав его взгляд, Тина подняла голову и устало спросила:
     - Я пойду?..
     - Угм...
     Словно окончательно придя к  какому-то заключению, Дан согласно кивнул.
Потом крепко взял Тину за руку и потянул за собой. Они вошли в гостиную, где
сидели родители.
     - Извините, пожалуйста, - сразу произнесла Тина, - но мне надо идти.
     - Вы, милая, не останетесь на  ужин? - подняла брови  свекровь. - Жаль!
Ну что ж! Всего доброго.
     - Спасибо, мама! - с нескрываемой иронией откликнулся Дан.
     Он  понял,  что  не  ошибся  в   своих  предположениях.  Дан  с  ужасом
представил, что пришлось пережить Тине за  те несколько  минут, которые  она
оставалась с его матерью наедине.
     - Нам  тоже жаль, что мы не можем  остаться. Время позднее. А нам пора.
Мама, папа, прощайте! Пойдем, Малыш.
     Дан одной рукой обнял Тину за плечи и, захватив вещи, по-прежнему так и
стоявшие  в прихожей, не оглядываясь,  вышел вместе с женой из родительского
дома. Отныне своим домом Дан его больше не считал.
     У Тины сжалось сердце. Она, она явилась причиной того, что Дан вынужден
был покинцть свой родной дом таким скандальным образом!
     А  Дан думал  о том, что  судьба свела его с  умным,  душевным, добрым,
деликатным человеком. Даже под градом его несдержанных и несправедливых слов
и обвинений, Тина не призналась в истинной причине своего решения.
     11
     Переживания  Тины  от  встречи  с  родителями  Дана усилил  мучительный
обратный  полет на лайнере. От тех физических  и душевных страданий, которые
она испытывала, появилось раздражение на всех и вся. В том числе, и на Дана.
Поэтому настроение ее, как  только самолет совершил посадку,  было  мрачным,
как грозовая туча.
     Понимая, что  любые попытки  изменить настроение жены - бесполезны, Дан
проводил ее до  дома и сообщил, что предстоят тренировочные полеты, и недели
две-три он будет отсутствовать. Не взирая на бурный протест, Дан вручил Тине
ключи от  своей квартиры.  Он  убеждал  жену, что глупо  не  воспользоваться
возможностью  пожить  в нормальных комфортных условиях, спокойно отдыхать  в
одиночестве и заниматься без помех.
     Тина  заявила, что не собирается  переступать порог квартиры  вообще, а
тем  более, в  отсутствие хозяина.  Но ключи, почти силой навязанные  Даном,
все-таки взяла.
     12
     Как  обычно, офицеры дружной группрй устремились на стоянке, где всегда
оставляли  свои  автомобили.  Всем  не  терпелось  быстрее   попасть  домой.
Настроение после удачных полетов было  самым радужным,  поэтому смех и шутки
сыпались со всех сторон.
     -  Нет!  Холостякам  не понять,  как это здорово - возвращаться,  когда
знаешь,  что тебя ждут дома! - обратился к идущим  рядом Дану и  Яну один из
сослуживцев. - Только вы двое остались неокольцованными! А зря! Ох, зря!..
     - Да-а... - насмешливо протянул другой. - Вот такие экземпляры и портят
показатели брачной статистики и рождаемости в нашей эскадрилье! Да что там -
в эскадрилье!!! В полку!
     - Вы  так говорите, потому что завидуете нам! - с  нескрываемой иронией
парировал Ян. - Показатели  здесь ни при чем! Это  же закон  жизни - женатым
обязательно хочется,  чтобы все  поступали, как они. Но лично я не тороплюсь
улучшать показатели брачной статистики. И уж тем более, рождаемости!
     Все дружно и громко захохотали.
     - Дан, а  ты что молчишь? -  обратился Ян к другу. - Ты видишь, как нас
атакуют со всех сторон? Поддержи товарища!
     - Не могу! - усмехнувшись, отказался Дан.
     Он и сам не мог объяснить, почему вдруг решил так ответить.
     - Это еще почему? - заинтересовался Ян.
     Сослуживцы тоже вопросительно  смотрели на Дана. Он неопределенно пожал
плечами, а затем решительно заявил:
     -  Потому  что  статистические  данные количества  холостяков  в  нашей
эскадрилье с недавних пор уменьшились на одну человеко-единицу.
     - То есть... - начал Ян.
     - Именно так. Ян, ты остался в гордом одиночестве, - улыбнулся Дан.
     - Предатель! Дезертир! - шутливо воскликнул Ян.
     На Дана со всех сторон посыпались вопросы и реплики сослуживцев:
     - И ты молчал?!!
     - Зажал свадьбу!!!
     - Ребята, это дело просто так оставлять нельзя!
     - Дан, с тебя причитается!
     - Товарищи хотят разделить твою радость!
     - Жену посмотреть надо! Вдруг наш Дан выбрал что-нибудь неподходящее?
     - Вот-вот! С товарищами же он не посоветовался!
     - Ребята! - раздался голос Артура. - Если  я правильно  догадываюсь, то
жена Дана - в порядке. Какая надо жена!
     - Подтверждаю! - поддержал его Ян.
     - Нет! Мы сами хотим убедиться! - загомонили остальные.
     - Дан, придется тебе раскошелиться!
     - Старшие товарищи должны благословить тебя!
     - И жену одобрить!
     Дан  чувствовал,  что попал  в  сложное  положение,  но отступать  было
поздно.
     - Все  понял!  -  заявил  он. - Завтра вечером -  банкет! В  ресторане.
Приглашаются  все желающие. С супругами. Холостяки -  с подружками. Надеюсь,
вопросов больше нет?
     - О! Это другое дело!
     - Дан всегда отличался сообразительностью!
     - Даже женитьба его не испортила!
     -  Погодите,  начнутся  женские   капризы,   памперсы,   многочисленные
родственники, и у него голова кругом пойдет!
     - Это точно!
     - Холостякам разве понять, какое ярмо надевают на шею?!!
     - Ребята, а любимая до боли теща? Со своими "мудрыми" советами!
     Сослуживцы  с  пылом высказывали  собственные  мнения  о  браке,  прямо
противоположные тем, что чуть ранее с не меньшим пылом отстаивали.
     Вскоре все  погрузились в  машины и разъехались  по домам.  Несмотря на
свои скептические и насмешливые реплики, каждый спешил поскорее увидеть жену
и детей.

     Дан  ехал в машине и  с сожалением думал о том,  какого свалял  дурака,
объявив о своей женитьбе. Да еще  пригласил  сослуживцев на банкет! Вот  что
значит поддаваться эмоциям, которые  всегда появлялись при возвращении домой
у каждого офицера.
     В  пылу  горячей  беседы  с   сослуживцами  Дану   некогда  было  особо
раздумывать.  Но  теперь...  Во-первых,  было совершенно неизвестно, ждет ли
вообще  его  возвращения жена. Во-вторых,  Тина  могла уехать куда-нибудь. А
в-третьих, зная  ее непредсказуемый характер, согласится ли она вообще пойти
на этот банкет?
     Вопросов  было огромное количество. И на большинство из них Дан ответов
не находил. Одно  он  знал точно. Жена у него была. Но знал и другое. Брака,
как  такового, не  было. Одно  с  другим  входило  в явное противоречие,  но
являлось реальностью.
     Дан относился с пониманием к тому, что волновало и тревожило Тину, к ее
убеждениям,  мыслям, воззрениям, как ни ошибочны они были. Тина была  совсем
юной, романтичной, восторженной, хотя за  ее плечами  остались  тяжелые годы
сиротской  жизни.  Дану хотелось, чтобы Тина  сама поняла  то, в чем  он был
убежден.  ЛЮБОВЬ - это духовное  и  физическое  единение  двух людей. ЛЮБОВЬ
ущербна и неполноценна, если отсутствует одна из этих составляющих. ЛЮБОВЬ -
это триумф  души и тела,  когда  двое растворяются, сгорают, умирают  друг в
друге, когда не могут думать, дышать, жить, если они не рядом.
     Как ни тяжело и мучительно это было, Дан терпеливо ждал желанного часа.
А пока...
     Дан  глубоко вздохнул,  подъезжая  к дому.  Приходилось возвращаться  к
тому, от чего уезжал: пустая квартира, тишина,  длинные  ночи непереносимого
одиночества...

     Дан медленно закрыл  дверь,  бросил у порога сумку  и замер.  Ароматные
запахи  и едва  уловимые  шорохи, доносящиеся из  кухни, свидетельствовали о
том, что, вопреки его предположениям, в доме кто-то был.
     Сумасшедшая неистовая радость захлестнула  сердце Дана, потому  что  он
уже точно знал, что этот "кто-то" - Тина. Его чудесный Малыш!!!
     Борясь с почти неодолимым  желанием  немедленно броситься на кухню, Дан
все-таки двинулся туда с предельной  осторожностью. Напугать своим внезапным
появлением Тину он не хотел.
     Она суетилась  у плиты, что-то озабоченно помешивала, с сосредоточенным
видом периодически заглядывая в толстую  поваренную книгу, которая раскрытая
лежала на столе.
     Дан оперся плечом о косяк двери, с улыбкой  наблюдая за женой. Она была
умилительной,   забавной  в  роли   хозяйки.   Дан   чувствовал   безмерную,
фантастическую любовь  и  невероятное неистовое желание, огнем полыхавшие  в
сердце.
     Как  ни  была  Тина  увлечена,  она,  очевидно,  все-таки  ощутила  его
присутствие. Она повернула голову и, выронив ложку, опустилась на стул.
     - Дан?!! - удивленно спросила Тина. - Ты же... завтра... вернуться... Я
хотела только... приготовить...
     Он подошел к ней, опустился у ее ног на одно колено,  взял  руки Тины в
свои, развернул ладошками вверх и уткнулся в них лицом.
     - Малыш... - глухо прошептал Дан.
     Это единственное  слово, которое он произнес проникновенно и  страстно,
необъяснимым  образом заворожило Тину. Она нааклонилась и уткнулась  лицом в
его макушку.
     Дан  решительно  поднялся,  подхватил  Тину  на руки  и  широким  шагом
двинулся в  спальню. А она вдруг нежно и доверчиво обняла его своими тонкими
руками и неумело, но чувственно приникла к его губам...

     - Дан, мы горим! - громко воскликнула Тина.
     - Малыш, мы не "горим"!  Мы  уже  сгорели!  -  засмеялся он. - В жарких
объятьях! Испепеляющей страсти! Неистовой любви! Пылких поцелуях!!!
     - Мы задохнемся в дыму... - начала она.
     - ... пожара, бушующего в наших сердцах! - дополнил он.
     - Бушующего  на кухне!!! - объявила Тина, решительно  выбираясь  из его
крепких объятий. - Дан, там же...
     Наконец,  он тоже почувствовал запах гари, доносившийся  из кухни.  Оба
быстро вскочили и бросились туда.  Пожара, по счастью, не  было. Но все, что
стояло на плите, безнадежно сгорело. Расплавились даже донышки кастрюль.
     -  Дан!..  - огорченная  Тина  всплеснула  руками.  -  Мы  остались без
ужина...  -  констатировала  она  и, глубоко  вздохнув, добавила:  - А я так
старалась!!!
     Он притянул ее к себе, пылко поцеловал и бодро заявил:
     - Малыш, считай, что все, приготовленное  тобой, я попробовал и оценил.
Вкусно-о-о... Пальчики  оближешь!!!  Главное,  подобные  деликатесы  я  буду
потреблять до  конца своих дней. Это радует! Мой Малыш - самый замечательный
кулинар на свете!!!
     - Ты  напрасно так оптимистичен, Дан! - насмешливо возразила  Тина. - Я
очень  надеюсь, что впредь  нас  ожидают... до  конца  наших  дней!..  менее
изысканные блюда, чем эти!
     Тина выразительно указала на злополучные кастрюли.
     -  Возражаю! - горячо воскликнул Дан, потом, скрывая улыбку, добавил: -
Хотя есть все-таки страшно хочется!
     - Вот-вот! так я и знала!  Но  винить ты должен себе!  - с нескрываемой
иронией заявила Тина. - Не надо было нарушать тонкий технологический процесс
приготовления пищи. Раскаиваешься теперь?
     Дан  крепко  прижал  ее  к  себе,  заглянул в глаза и низким  бархатным
полушепотом произнес:
     -  Нет, Малыш... не  раскаиваюсь... Я готов  нарушать эти... кулинарные
технологии... постоянно.
     - Дан, ты хочешь умереть от голода? - звонко засмеялась Тина.
     - Нет, Малыш. От любви!
     Он улыбнулся и поцеловал ее чуть припухшие нежно-розовые губы.
     - Дан... - Тина немного отстранилась. - Тебе не кажется, что наш вид не
соответствует экипировке пожарных и поваров?
     Только  теперь они вспомнили,  что выскочили из постели  и прибежали на
кухню  обнаженными.  Это  показалось  невероятно  забавным, и  оба весело  и
беззаботно захохотали.
     13
     С банкета Тина  и Дан возвращались невероятно счастливыми,  довольными,
слегка захмелевшими. Оба были нагружены многочисленными подарками и цветами.
Брать такси они не захотели, потому что решили до самого дома идти пешком.
     Неожиданно Тина остановилась и громко воскликнула:
     - Дан! Посмотри, какая прелесть! Я обожаю...
     Он не дослушал и скомандовал:
     - Стой здесь! Я сейчас!
     Тина   звонко   засмеялась,   таким   забавным,   повелительным   тоном
распорядился Дан. Вскоре он вернулся, и она удивленно спросила:
     - Дан, а почему ты выбрал именно розовый воздушный шарик?
     Он пожал плечами и, усмехнувшись, ответил:
     - Не знаю... Он почему-то показался  мне самым привлекательным. тебе он
не  нравится,  Малыш? Я принесу другой!  Цветовая  гамма  предлагаемых шаров
самая разнообразная.
     Тина всплеснула руками .
     - Ни в коем случае!!! Дан, это что-то невероятное! Ведь больше всего на
свете я люблю именно розовые воздушные шары! Знаешь, о чем я думаю, глядя на
них?  Не  догадаешься! О счастье!!!  Розовые  шары  ассоциируются у меня  со
счастьем. Потому что со счастьем, чтобы оно было всегда, надо обращаться так
же  бережно и  осторожно, как с воздушным шариком. Иначе... ах!.. и нет его.
Лопнул!!! Или оборвалась тонкая нить, соединяющая шарик и человека, человека
и его СЧАСТЬЕ!
     Дан шагнул к жене, обнял ее и протянул большой розовый шар.
     - Держи, Малыш! Мой замечательный философ!
     Она радостно засмеялась и перехватила нить. Но,  очевидно,  Тина зажала
ее не  достаточно  крепко. Легкий порыв ветра  натянул  тонкую нить и... она
выскользнула из рук Тины. Шар мгновенно взмыл вверх...
     - Ой!.. - громко воскликнула Тина и проводила его огорченным взглядом.
     Дан погладил жену по голове и с усмешкой произнес:
     -  Малыш, только что ты наглядно продемонстрировала третий вариант. Шар
не  лопнул, нить  не оборвалась.  Он  просто  улетел.  В небо, к  звездам, в
Вечность!.. Но не расстраивайся, Малыш! Сейчас я принесу тебе другой.
     -  Нет, Дан, - через  силу  улыбнулась  Тина. -  Розовый там...  -  она
указала глазами на огромную  связку шаров. - ... был только один.  А другого
мне не надо!
     Дан поцеловал ее нежную щечку и шутливо заявил:
     - Уф-ф!.. Вот и слава Богу! Я боялся, что мне сегодня всю ночь придется
бегать туда-сюда! Сначала  за  розовыми шарами, потом  за желтыми, зелеными,
фиолетовыми!
     Тина засмеялась.
     - Нет, дан! Никаких других! Только розовый! Только он один!!!
     Дан снова поцеловал жену  и поднял сумку  с  подарками, которая  стояла
около ее ног. Свободной  рукой он  нежно и заботливо обнял Тину за  плечи, и
они медленно побрели домой.
     Оба точно знали, что обязательно будут счастливы, что все будет хорошо.
И они были правы в  этом своем  убеждении. Сбудется  все, о чем они мечтали,
что хотели  получить.  У  них  будет  невероятная  любовь  и  фантастическое
счастье,  упоительная близость и чувственное наслаждение, взаимное понимание
и нежная, трогательная забота друг о друге.  Их союзом будут восхищаться, по
праву  считая его идеальным и гармоничным. Потому что  сама СУДЬБА  дала  им
щедрый дар - НАСТОЯЩУЮ ЛЮБОВЬ. Но  она же, СУДЬБА, плотным  покровом  укрыла
тайный ход ВРЕМЕНИ...


     1
     Тина   сидела   у  телевизора   и,  слушая  новости,  сосредоточенно  и
старательно осваивала казавшуюся невероятно  сложной премудрость вязания  на
спицах.  Скоро должен  был прийти с работы Дан,  которого Тина с нетерпением
ждала.  Сегодня она  посвятила  полдня  приготовлению пирога.  Что  особенно
радовало, он  удался на  славу! Похвастать  перед  мужем  безумно  хотелось.
Заранее уверенная в  восторженной оценке Дана, Тина предвкушала удовольствие
встречи с мужем.
     Раздавшийся телефонный звонок прервал мечтательное настроение Тины. Она
сняла трубку.
     - Алло!
     - Тин...
     Услышав это обращение и знакомый голос, Тина удивленно замерла.
     - Тин, это я.
     -  Тон! Здравствуй! - радостно откликнулась Тина. - Скорее рассказывай,
как ты? Где ты? Что ты?
     -  Тин!.. -  засмеялся  Филипп.  -  Вот  так сразу  и  рассказывать? По
телефону? Лучше  давай  встретимся, Тин.  Я очень хочу видеть  тебя. Я  хочу
узнать о тебе не меньше, чем ты обо мне.
     - Тон, я... не знаю... - неуверенно произнесла Тина.
     - Ты боишься, что... ОН будет возражать против нашей встречи?
     - Нет, Филипп. Дело совсем не в этом. Я...
     - ОН... знает обо мне?
     - Да. Но я...
     Не дослушав,  Филипп быстро,  стараясь  быть максимально  убедительным,
произнес:
     - Тин, я ехал сюда, в этот город, с огромной надеждой на нашу  встречу.
Я безумно хочу видеть тебя, Тин. Пожалуйста, не отказывай мне. Пожалуйста.
     Тина долго молчала, потом серьезно сказала:
     -  Филипп, сейчас я  не могу ответить тебе. Скоро  должен прийти Дан. Я
посоветуюсь с ним. А ты перезвони  мне. Хорошо? Поверь, Филипп, я тоже очень
хочу тебя видеть. Но без Дана я никакого решения принять не могу.
     - Хорошо. Я перезвоню, - коротко отозвался Филипп и попрощался.

     Дан,  как  только  шагнул через порог, сразу  уловил аппетитные запахи,
доносящиеся из кухни. Навстречу вышла Тина. Он обнял ее  и нежно поцеловал в
розовую щечку. Она ответила звонким поцелуем в его щеку.
     - Ум-м-м!..  Как  вкусно пахнет! Малыш опять приготовил мне  сюрприз! -
весело  объявил  Дан,  с  удовольствием  наблюдая,  каким  радостным блеском
засверкали глаза жены.
     - Дан, скорее  переодевайся  и мой руки! Ты  не представляешь, что тебя
ждет... - таинственно произнесла Тина.
     - Догадываюсь... Будь уверена, через секунду я буду сидеть за столом.
     Дан ушел переодеваться, а Тина отправилась на кухню.
     Когда по  окончании ужина она  поставила на стол  пирог, Дан восхищенно
ахнул:
     - Ай-да Малыш!.. Чудо, что  за Малыш!!! - потом назидательно добавил: -
Не жадничай, дорогая жена. Не жадничай! Нарезай куски покрупнее.
     - Дан, это ты  не жадничай! -  засмеялась  Тина. - Не хватало, чтобы ты
умер от рук своей жены! Объевшись!!!
     - Малыш, скончаться  от  твоей руки - самая  идеальная смерть. Я был бы
счастлив! - шутливо заявил Дан.
     - А я возражаю! Поэтому ты получишь только один кусок. Обжора!..
     Но  вопреки  решительным  словам,  второй  кусок  пирога  Дан  все-таки
получил. Он  отставил  пустую  чашку  с  блюдцем, подлагодарил Тину, немного
помолчал, задумчиво глядя на жену, и спокойно сообщил:
     - Малыш, приехал Филипп. Я его видел.
     - Я  знаю, Дан. Он мне звонил не  так  давно,  - откликнулась Тина. - Я
хотела поговорить с тобой об этом. Дан, Филипп настаивает на встрече.
     - Это невозможно!!! - резко воскликнул он. - Малыш, я не хочу...
     Тина подошла к нему, устроилась рядом и нежно погладила его руку.
     - Я знаю, Дан. Поэтому и попросила Филиппа перезвонить. Он хочет видеть
меня. Я тоже хочу его видеть. Но без твоего согласия, Дан, никаких решений я
принимать не стала и окончательного ответа не дала.
     Дан  осторожно и бережно обнял жену,  ласково прижал  к  своей  груди и
поцеловал в макушку .

     В ожидании Тины Филипп не находил себе места. Сколько времени он мечтал
об  этой встрече!!! Если когда-то длительную разлуку  скрашивала  постоянная
переписка, то после замужества Тины связь окончательно  оборвалась. Поэтому,
как  только представился удобный случай, Филипп без промедления устремился в
этот проклятый роковой город.
     Черт бы побрал обстоятельства, заставившие Тину приехать сюда! И как же
быстро   подвернулся   этот  сумасшедший   парень!!!   Впрочем,   какой   он
сумасшедший?!!
     Во-первых, только очень умный  и проницательный человек  смог мгновенно
оценить по достоинству  Тину и заполучить ее.  Во-вторых, Филипп навел о нем
справки.   И  личная,  и  служебная  характеристики  Дана  оказались  самыми
положительными и благоприятными. С огромным сожалением Филипп  вынужден  был
признать, что  этот  парень -  порядочный  и  серьезный  человек.  Наверное,
следовало радоваться за Тину. Но Филипп даже невероятным усилием воли не мог
заставить  себя  сделать это. Воспоминания  о том дне, когда  он  приехал  к
университету  в тайной надежде, что,  возможно,  Тина изменит  свое решение,
жгли душу и  сердце. Та боль, когда  Тина  бросилась  в объятья дана, а ему,
Филиппу,  лишь  махнула рукой, была  нестерпимой. Какое  страшное  испытание
послала ему  судьба! Он,  Филипп,  увидел  собственными глазами, как любимая
уходит  к  другому, отдав ему  свое  предпочтение.  При  воспоминании  о том
счастье,  которое  излучали  Дан  и Тина при  встрече,  никого и  ничего  не
замечавшие вокруг, у Филиппа мутился разум.
     Боль  от  потери  Тины  со  временем  не стала  слабее.  Просто  Филипп
смирился. Противостоять предначертаниям СУДЬБЫ - бессмысленно.

     Филипп нервно вышагивал по номеру  гостиной. За  Тиной отправился Барс.
Они  вместе  решили, что встретиться здесь -  самое разумное. Ни Филиппу, ни
Тине не  хотелось вызывать  ненужные вопросы.  Их связь всегда  держалась  в
полной тайне, и нарушать ее не следовало ни при каких обстоятельствах.
     Филипп подошел к  окну и увидел у подъезда автомобиль, на котором уехал
Барс.  Но машина была  пуста. Значит, Барс и  Тина появятся  через несколько
секунд. Филипп не  ошибся. Почти сразу распахнулась дверь, и  Барс пропустил
Тину вперед. Филипп устремился ей навстречу.
     -  Тина!.. -  выдохнул он, порывисто  взял  ее руки  и пылко  поцеловал
каждую.
     - Филипп,  дорогой, я очень рада видеть тебя! Очень рада! Очень рада! -
открыто и радостно улыбаясь, повторяла Тина.
     Она прошли в гостиную. Барс тихо удалился в коридор.
     - Тина, садись, пожалуйста! Чего-нибудь  хочешь? - засуетился Филипп. -
Вот фрукты, вода, конфеты, пирожные. Угощайся, Тина!
     - Спасибо, Филипп.  Может быть, позже... - Тина опустилась  в  глубокое
кресло, удобно устроилась в нем и засмеялась: - Ты такой заботливый, Филипп!
Спасибо!
     Он сел напротив, не сводя с нее глаз.
     - Филипп,  -  обратилась  к нему Тина,  - можно  я  сначала  позвоню? Я
обещала.
     - Да. Пожалуйста!
     Филипп встал, подал ей  телефон  и отошел к  окну. Он отвернулся, когда
раздался мелодичный тихий голос Тины.
     - Дан, это я... Не беспокойся, я отлично  доехала... Все хорошо... Нет,
я абсолютно  спокойна... Да  не волнуюсь  я нисколько!..  Ну  зачем?..  Меня
обещали  благополучно  доставить   обратно.   В  целости  и   сохранности!..
Хорошо-хорошо! Давай так и договоримся... И я...
     Филипп догадался, что разговор окончен и повернулся к Тине. Она немного
растерянно пояснила:
     -  Дан  обо  мне беспокоится. Дан считает, что  только  лично он  может
обеспечить  мою  безопасность  и безупречно  вести  машину. Поэтому  Дан сам
приедет за мной. Ты, конечно, понимаешь, что его волнение вполне объяснимо.
     - Когда?.. - спросил Филипп, взглядом указав на ее живот.
     - Скоро. По срокам - недели через две-три,  - мягко  улыбнулась Тина. -
Но может быть и раньше. Поэтому я и не  могла сразу ответить тебе, Филипп. Я
одна  последнее время никуда не выхожу. Только с Даном на прогулку. Конечно,
он беспокоится за меня.
     - И кого ждешь, Тина? Мальчика? Девочку? - немного натянуто улыбнувшись
в ответ, поинтересовался Филипп.
     Она звонко рассмеялась и радостно объявила:
     - Обоих, Филипп! Обоих! Мальчика и девочку одновременно. Представляешь,
как нам повезло?!!
     -  Действительно...  -  криво  усмехнулся  Филипп,  едва  справляясь  с
собственными чувствами. Как бы он хотел,  чтобы так повезло ему!  А на месте
этого счастливчмка Дана был бы он, Филипп. - Поздравляю!
     - Что ты, Филипп! Что ты!!! - замахала на него руками Тина. -  Рано еще
поздравлять. Лучше расскажи о себе, - попросила она.
     Филипп подошел,  сел в  кресло,  взял ее руки  в свои и,  наклонившись,
пылко произнес:
     - Тина, я скучал  по тебе. Я безумно хотел увидеть тебя! Это все, что я
могу сказать о себе, - и, не удержавшись, с горьким упреком воскликнул: - Ты
тогда даже не поговорила со мной!
     Тина убрала руки и негромко сказала:
     - Филипп, не надо об этом. Что вспоминать!.. Зачем?
     - Зачем?!!  -  он вскочил с  кресла.  -  Зачем?!!  Мне  ничего не  надо
вспоминать, Тина,  потому что  я  ничего не забывал! Я  любил и люблю  тебя!
Люблю!!! И ничего с этим поделать нельзя!
     - Но Филипп... - начала она.
     - Я  не понимаю, Тина, - не  обращая внимание на ее попытку  возразить,
продолжил  он, -  почему  все так  неудачно складывается  в моей  жизни!  Не
понимаю!!!  Любимая  уходит  к  другому!  Скоро  родит  ему  дочку  и  сына!
Обновременно! Даже в  этом ему выпадает счастливая карта! Баловень судьбы!!!
Все, все, все ему!!! Почему вдруг? Почему?!!
     - Потому что Дан - замечательный, - спокойно ответила Тина.
     - А я? Я?!! Я что, хуже?!! Или урод?!! - в отчаянье воскликнул Филипп.
     - Филипп,  ты -  нисколько  не хуже. Ты  просто другой.  И ты  напрасно
жалуешься на  судьбу, -  возразила Тина. - Тебе дано так  много, Филипп. Так
много, что об этом сказать страшно!..
     - А мне ничего этого не надо, Тина,  - едва  слышно откликнулся Филипп.
Он  сел в кресло и с  тоской посмотрел в ее глаза.  - Ни-че-го!.. Я отдал бы
все, что имею, за возможность  простого человеческого счастья. А оно  в том,
чтобы быть рядом  с тобой.  Но это место занял  Дан. И любовь твоя, и сердце
твое, и душа  твоя отданы  ему. Я отчетливо понимаю это, Тина.  И  от  этого
горько мне безмерно...
     Она  вдруг  притянула  голову  Филиппа к себе и ласково поцеловала  его
разгоряченный лоб.
     Потом  они  долго и  спокойно беседовали, погрузившись, как когда-то, в
тот особый мир, который создали для себя "Тин" и "Тон".


     1
     Тина  поднялась  по  ступенькам, остановилась  на площадке  и  раскрыла
сумочку,  намереваясь достать ключи.  Но  дверь  неожиданно распахнулась,  и
Тина, удивленно ахнув, оказалась в объятиях Дана. Он подхватил ее на  руки и
шагнул через порог в дом.
     - Дан! - воскликнула Тина. - Как ты узнал?
     - Малыш, я увидел тебя  в окно! - объявил он, осторожно опустил Тину на
пол, забрал из ее руки сумку и закрыл дверь.
     -  Дан, а где Лия и  Гарри? -  Тина  вопросительно взглянула на мужа. -
Почему так необычайно тихо?
     Дан наклонился к ее уху и таинственно сообщил:
     - Малыш, до утра мы будем вдвоем. Только ты и я.
     - Дан, как это возможно?!! - всплеснула руками Тина.
     - Сейчас все узнаешь.
     Они прошли в гостиную и сели на диван друг против друга.
     - Дан, так где дети? - повторила Тина свой вопрос.
     - Малыш, ты удивишься, но они отправились в гости! - засмеялся он.
     - Ты шутишь? Да?
     - А что тут особенного? - невозмутимо  пожал плечами Дан, но глаза  его
озорно блеснули. - Они же - взрослые ребята.
     - Взрослые? В 6 лет?.. Дан, довольно говорить загадками! Немедленно...
     Дан поднял вверх руки.
     - Сдаюсь!.. Малыш, все очень просто. Их забрали Мария и Артур.
     Не дослушав, тина с упреком воскликнула:
     - Дан, ты сошел с ума! У них своих забот хватает. К тому же Артур...
     Он успокаивающе погладил руку жены и пояснил:
     -  Малыш,  не волнуйся,  пожалуйста.  Во-первых,  с  Артуром уже  все в
порядке. На днях обещали снять гипс  с его злополучной руки. Во-вторых, он и
Мария сами предложили взять  на денек Лию и Гарри. Ведь ты знаешь, как  наши
сорванцы и их  младший  отпрыск  хорошо  ладят между  собой! Артур все время
жалуется, что  после  отъезда  двух  старших  детей сынишка  скучает.  Ну  а
в-третьих... и это самое  главное!..  Мария  и Артур  по собственному  опыту
знают, как накануне предстоящего похода  супругам хочется побыть наедине.  А
поскольку на этот раз Артур остается дома, а я - нет, то они и забрали Лию и
Гарри. Вот так, Малыш. Ты должна гордиться предприимчивостью мужа!
     Тина звонко рассмеялась и категорично возразила:
     -  Меня восхищает  не  предприимчивость  мужа,  а забота и деликатность
Артура и Марии. Инициатива-то их, Дан!
     - В этом - да. Спорить не буду, - согласился он.
     Прошедшие  годы  были  трудными  для  Тины:уход  за  детьми,  учеба   в
университете, бесконечные домашние  хлопоты. Дан заботливо  помогал  ей. Оба
безумно  уставали от  груза семейных  проблем,  но  не предавались унынию  и
никогда не ссорились. Взаимная любовь была залогом их счастливого союза. Оба
радовались,  что  достойно  прошли  трудный этап  своей жизни.  Теперь  дети
подросли,  Тина  блестяще  окончила университет,  карьера  Дана складывалась
вполне удачно.  Они мечтали  о том, как повзрослеют  дочь и  сын, подарят им
внуков, потом появятся правнуки... В общем, все будет очень-очень хорошо...
     - Дан, ты детей  нормально собрал?  Пижамы дал?  Сладости  какие-нибудь
сложил? Лию хорошо причесал? - забросала мужа вопросами Тина.
     - Малыш, я все-все  учел и идеально выполнил!  Не сомневайся!  -  важно
объявил Дан и расправил плечи. - Малыш, я - потрясающий отец!
     Тина обвила его шею руками и громко поцеловала.
     - Дан, ты - самый лучший отец на свете! И муж!!!
     - И любовник...  -  прошептал он,  наклонившись  к ее виску. -  Я готов
доказать это!
     Он подхватил Тину на руки  и  понес  в спальню. Когда  он толкнул ногой
дверь, ошеломленная Тина замерла на его руках.
     Воздушные шары -  маленькие и большие,  круглые  и овальные  - плавно и
мерно покачивались, образуя сплошное розовое облако, в самом центре которого
и остановился Дан.
     Тина крепко прижалась к мужу, затем широко раскинула руки и с восторгом
произнесла:
     - Дан... любимый!..  Как много счастья  ты дал  мне!  Я знаю, что так в
жизни не  бывает!  Но мое  счастье есть!  Вот  оно! Я  купаюсь в нем!  Я его
трогаю! Я его вижу! Оно кругом!.. Дан, ты - моя единственная  любовь!!! Ты -
мое сердце, моя душа, моя жизнь! Мое  счастье называется  твоим именем, Дан!
Твоим!!!
     - И ты - мое счастье, Малыш! Моя единственная... любимая...

     Тина проснулась ранним утром.  Солнечные лучи окрашивали воздушные шары
в  самые  разнообразные   оттенки  -   от   бледно-розового  до  насыщенного
ярко-малинового.
     Повернувшись на бок,  Тина оперлась рукой на  согнутую в локте руку и с
нежностью и  любовью посмотрела  на спящего  Дана. Она  разглядывала  каждую
черточку его бесконечного родного  лица, каждую  родинку,  каждую морщинку и
эту  спокойно  пульсирующую венку на его виске. Тина протянула  руку и  едва
осязаемым жестом дотронулась до нее кончиком пальца.
     - Попался, Малыш?!!
     Дан  сгреб ее в  объятья и  нежно поцеловал слегка  припухшие  губы. Он
ласково  гладил волосы Тины, ее плечи,  грудь, гибкую спину...  Дан  отдавал
жене всю нежность  и любовь, которые были в его сердце. Он знал,  что каждый
его  полет -  страшное испытание для  Тины.  За все эти годы она  так  и  не
привыкла  к  спокойному размеренному  ожиданию.  Он  знал,  что  Тина  будет
проводить  полубессонные  ночи и сходить с ума, отсчитывая  каждую минуту до
его  возвращения.  Дан, сколько ни  убеждал и  ни  успокаивал  жену,  ничего
изменить  не  мог. Отношение  Тины к его  профессии летчика за  все эти годы
оставалось прежним. Негативным.
     Лаская жену, дан чувствовал, как все тревожнее  и тревожнее становилась
она.  Так было  всегда,  когда предстояли  поход и полеты.  Сегодняшнее утро
исключением не стало.
     - Малыш... мой любимый Малыш... - прошептал Дан, крепко прижимая Тину к
груди.  - Послушай  меня... Я скоро вернусь. Эти  шарики будут целехонькие и
такие же пузатенькие, как сейчас, когда ты снова окажешься в моих  объятьях.
Постоянно  помни,  что всю  свою любовь  и  нежность я оставляю тебе, Малыш.
Всю... навсегда...
     Она  уткнулась  лбом  в  его  плечо,  потом  посмотрела  в его  глаза и
проникновенно произнесла:
     - А мою любовь  и нежность... всю!.. ты заберешь с собой... навсегда...
- потом улыбнулась и шутливо спросила: - Ты согласен, Дан?
     Он звонко поцеловал ее и улыбнулся в ответ:
     - Да, Малыш. Да.
     2
     Тина в  очередной раз заглянула в духовку,  чтобы убедиться, что  пирог
хорошо "подходит" и равномерно выпекается. Она тихонько  подпевала звучавшей
мелодии.  Всегда, в отсутствие  Дана, она  слушала любимое  и ею самой, и им
"Адажио" Альбинони. Гарри и Лия играли в детской.
     Раздавшийся звонок нарушил умиротворенную обстановку дома. Тина открыла
дверь. На пороге стояли Артур и Мария.
     -  Здравствуйте! Как  хорошо,  что вы пришли!  - обрадовалась  Тина.  -
Проходите! Вы извините, что приглашаю вас на кухню, но у меня там пирог...
     - Здравствуй, Тина...
     На ее приветствие ответил почему-то только  Артур, но  Тина не обратила
на это внимания. Мария промолчала.
     -  А  я вот  готовлю...  Да  вы  садитесь!  -  предложила Тина, потом в
очередной раз заглянула в духовку.
     Мария села. Артур остался стоять.
     - Тина... -  негромко  заговорил  он. -  Иногда  так случается... Новая
модель  самолета... непредвиденные  неполадки... Он вспыхнул, как  свечка, и
упал в море...
     Тина  сосредоточенно посмотрела на  градусник, уменьшила  жар в духовом
шкафу и согласно кивнула:
     - Да-да... Жаль, конечно...
     Она повернулась к Артуру и улыбнулась:
     - Артур, а что ты такой... официальный? О каких-то  самолетах  принялся
рассказывать! Ты выбрал не самого удачного собеседника для этой темы, Артур.
Вот  Дан  вернется, и  вы  можете обсуждать эти ваши  самолеты сколько  душе
угодно! А я - пас!..
     Тина  весело  и звонко  рассмеялась.  Артур и  Мария  переглянулись. Не
выдержав, Мария  закрыла  лицо  руками и  заплакала.  Тина оборвала  смех  и
вопросительно посмотрела на Артура. Тот собрался с духом и тихо произнес:
     - Дан... не вернется, Тина. Он... погиб.
     Тина  пристально  вглядывалась в  лицо  Артура, до  конца  не  веря его
словам, потом безвольно опустилась на пол и потеряла сознание...
     Она  с  трудом приоткрыла глаза  и  снова крепко  зажмурилась. Тина  не
понимала, зачем и почему она снова дышит, слышит, видит... Ей этого не надо.
Не надо. Не надо!!!  Она хочет  одного -  быть рядом с Даном, чтобы вместе с
ним сгореть  и  утонуть  одновременно. Но  этот ужасный  вой... Протяжный...
нескончаемый...  жуткий...  Откуда  он  доносится? Слышать его невыносимо!!!
Наверное,  так  надо...  А  вот  сейчас,  сию  секунду,  она умрет...  Какое
счастье!!! Остановится сердце... Боль в нем такая пронзительная...  Зачем ей
сердце? Зачем  все,  все, все в этом мире, если в нем нет Дана?!! Она должна
быть рядом  с  любимым!!!  Надо только собраться с  силами... преодолеть эту
нестерпимую  боль...  заткнуть уши,  чтобы не слышать этого жуткого воя... и
умереть... умереть... умереть... Но откуда этот вой? Чей он?..
     Тина  напряглась, пытаясь  найти ответ, и вдруг поняла, что слышит свой
собственный голос.
     "Боже милосердный! - взмолилась Тина. - Зачем ты вернул меня к жизни?!!
Ответь!!! Я хочу умереть!!! Умереть!!!"
     - Мама!  Мамочка! Что  с тобой! Мама!!! - услышала она и почувствовала,
как нежные детские руки обвили ее шею.
     Тина открыла глаза и обняла крепко прижавшихся к  ней дочку и сына. Она
поняла, что Господь дал ей самый точный и убедительный ответ.


     Вера,  как  только ей позвонила Мария  и сообщила трагическое известие,
отпросилась с работы и сразу выехала к  Тине. Она ни на секунду не оставляла
ее одну, сопровождала  подругу  на  траурной  церемонии,  когда  в море были
отданы последние почести погибшему Дану.
     Вере  казалось,  что  неизбывное  горе  Тины  разорвет  на куски  и  ее
собственное  сердце.  Та как будто  окаменела и не видела,  не слышала и  до
конца не понимала происходящего.  Реагировала  Тина  только на  дочь и сына,
сверхъестественным  усилием  воли заставляя себя  быть спокойной,  чтобы  не
тревожить детей.
     По возвращении с церемонии Вера  покормила Лию  и  Гарри, устроила их в
детской,  приготовила чай, кофе,  поставила  на  поднос чашки,  сахарницу  и
принесла Тине,  которая неподвижно  лежала на  диване в гостиной  и смотрела
застывшим взглядом в одну точку перед собой.
     - Тина... - тихо позвала Вера. - Давай попьем чай... кофе...
     Раздавшаяся  трель  звонка  заставила Веру поспешить к двери. На пороге
стояла группа людей, впереди которой располагалась, как ранее выяснила Вера,
мать Дана.
     - Нам надо видеть Валентину, - сразу объявила она.
     - Пожалуйста, проходите, - вежливо пригласила Вера, пытаясь понять, что
явилось причиной этого неожиданного визита.
     Вера знала,  что  с  родителями  Дан не поддерживал близких  отношений,
ограничиваясь  поздравительными телеграммами  и  периодическими  звонками по
телефону.  Веру  удивляло, что  такое положение  вещей родителей Дана вполне
устраивало.
     Она пропустила всех в прихожую, закрыла дверь и добавила:
     - Тина в гостиной. Проходите, пожалуйста.
     Появления гостей Тина, полностью погруженная в  собственные  мысли,  не
заметила.
     Те,  по знаку Веры, молча  сели в кресла.  Вера  подошла  к  подруге  и
тронула ее за руку.
     - Тина... Тина...
     Та посмотрела на Веру долгим  измученным взглядом, потом, сдвинув брови
к переносице, перевела его на гостей и снова закрыла глаза.
     -  Ну что ж!.. -  иронично  произнесла свекровь. -  Мизансцена к нашему
приходу подготовлена отменно! Можете считать, дорогая, мы по достоинству  ее
оценили.
     Тина не реагировала на эти слова, но Вера моментально "вспыхнула".
     -  Какая "сцена"?!!  О чем  вы?!!  К какому  такому "приходу"?!!  Можно
подумать, кто-то ожидал вашего появления!!!
     -  Ну,  это-то понятно! - усмехнулась  та  и  окинула Веру высокомернум
взглядом. - А вы, собственно, кто такая?
     - Я - подруга Тины. Вот кто! - отрезала Вера.
     - Вот  как?..  Ну  что ж! Думаю,  вы не  помешаете нашей беседе. Можете
остаться.
     -  Спасибо! - усмехнулась Вера. - Только я это  сделала бы и без вашего
разрешения.
     Мать Дана повторно  окинула ее скептическим взглядом и многозначительно
поинтересовалась:
     - А вы кто... по профессии, милочка?
     -  А что? Это  имеет какое-то  значение?  - вызывающе  уточнила  Вера и
дерзко ответила: - Официантка. В ночном клубе.
     Свекровь  Тины иронично покачала  головой  и  с нескрываемым презрением
произнесла:
     - Я так и думала. Разве могло  быть иначе? У вас, дорогая,  - взглянула
она на Тину, - очень подходящие подруги.
     - А вам что за  дело, какие  у Тины  подруги? - Вера едва сдерживалась,
чтобы не нагрубить этой спесивой дамочке. - Занимайтесь своими делами!
     Та усмехнулась и невозмутимо сказала:
     - Мы именно за этим и пришли. Мы пришли решать СВОИ, - подчеркнула она,
- дела.
     Вера  присела  на  краешек  дивана  рядом  с неподвижно  лежащей Тиной,
погладила ее по плечу и, с усилием взяв себя в руки, коротко сказала:
     - Слушаем.
     Мать Дана некоторое время молчала,  оценивающе глядя  на подруг,  потом
немного нервно заговорила.
     -  Это,  - она  указала  на  сопровождавших  ее  мужчин, -  юристы, мои
адвокаты.  Мы  ознакомились  с  завещанием  Дана.  Вы,  дорогая, можете быть
довольны,  - неприязненно обратилась  она к Тине. - Дан все  оставил вам.  О
родителях нет ни строчки.  К сожалению, здесь  мы ничего  изменить не можем.
Вы, дорогая, единственная наследница  и получите  все. Плюс к этому - пенсии
на ваших детей. Конечно, то,  что оставил Дан,  не Бог весть какие средства.
Но  вы,  я уверена, и этому должны быть  рады. Для  сироты из приюта  это  -
значительная сумма. Я рассчитываю,  что вы согласитесь со мной вот по какому
вопросу.  Я полагаю, что будет справедливо, если компенсацию, страховку Дана
получу я.
     От изумления у  Веры округлились глаза и сдавило грудь. Через несколько
секунд она, наконец, пришла в себе и резко вскочила с дивана.
     - Как вы можете?!!  - возмутилась она.  - Вы же богаты!!! С какой стати
Тина должна?.. Почему?!!
     Та,  не  дослушав,  остановила гневную речь Веры повелительным жестом и
высокомерно заявила:
     - Это только вам, милочка, не понятно, "почему". Потому что я - мать.
     - А Тина - жена! - горячо выкрикнула Вера.
     - Жена?!! Что такое "жена"? - с сарказмом переспросила свекровь Тины. -
Поспала с Даном в одной постели и уже у нее все права!
     - Вы так говорите, как будто речь идет  не о законной жене вашего сына,
а... о бордельной проститке! -  Вера пришла в неистовство. - У Дана и Тины -
дети! Они -  семья!  А как  Дан  и Тина  любили друг друга!!!  -  глаза Веры
наполнились слезами.
     -  Я больше ничего не желаю слышать  об этой  "любви"!!!  Все только об
этом и говорили! Всю церемонию! - вспылила мать Дана. - Ваша подруга, - едко
продолжила она, свысока  посмотрев на Веру, - была  в  центре  внимания. Все
кружились  вокруг нее. А что мне? Стандартные вежливые слова соболезнования!
И все! А  я - мать. Мать!!! А не какая-то... жена, -  презрительно закончила
она.
     - Но вы - тоже жена! - возразила Вера.
     - Что вы сравниваете?!! Одни жены - это жены. А другие...
     -  Тина - замечательная  жена и мать! Мать ваших  внуков, между прочим.
Внуков, которые осиротели. К счастью, вы не знаете, что такое сиротство! - с
болью воскликнула Вера. -  Поэтому и не  понимаете, как жестоко поступаете с
Тиной. А вы уверены, что Дан одобрил бы ваше требование? Уверены?
     - Да! Потому что я - мать.
     - Не согласна! Дан любил Тину и своих детей и обездолить их никогда  не
согласился бы! По всем законам все права на стороне Тины и детей!!!
     - Нет. Этот вопрос, если мы сейчас не придем к согласию, будет решаться
через суд.
     -  Вы  собираетесь  судиться  с  собственными внуками?!! С  малолетними
детьми  вашего  единственного сына?!!  Вы...  вы...  - Вера  задохнулась  от
возмущения.
     -  Внуками?  Детьми? Сын у меня,  действительно,  был. теперь его  нет.
Никого  другого ни  я,  ни мой муж не знаем.  Возможно,  у  вашей безмолвной
подруги и есть дети. Но являются ли они детьми Дана - это большой вопрос!
     - Замолчите!!! Замолчите!!! Замолчите!!! - раздался громкий крик Тины.
     Она приподнялась,  села,  обхватила  голову  руками и заплакала. На  ее
голос прибежали Лия и Гарри. Они обняли мать и зашептали:
     - Мама... мама... мамочка... не плачь... не плачь...
     Потом подошли  к Вере, потянули ее за  руку и, когда  она наклонилась к
ним, тихо попросили:
     -  Тетя Вера, пожалуйста... пусть  эта тетя... - они указали глазами на
собственную  бабушку, которую  видели впервые в жизни и  о  своем родстве  с
которой не подозревали. - Пусть она уйдет... Из-за нее мама опять плачет...
     На глаза Веры навернулись слезы.  Она прижала к себе детей, потом взяла
их за руки и увела в детскую. Вслед им раздался едкий комментарий:
     - Как трогательно!..
     Свекровь взглянула на Тину.
     - Вы, наконец, очнулись, дорогая? Как мы решим этот вопрос?  Полюбовно?
Или  вы  со  СВОИМИ, - подчеркнула она,  -  детьми  не  хотите  считаться  с
чувствами матери, потерявшей сына?
     Тина молча поднялась с дивана, подошла к столу и бесстрастно спросила:
     - Что требуется подписать?
     Юристы достали бумаги  и положили перед Тиной. Она взяла ручку и быстро
поставила свою подпись.
     -  Тина! Ты сошла с ума! Зачем ты это  сделала?!! Подумай о детях!!!  -
горячо  закричала  вошедшая  Вера. -  Зачем  этой богачке  понадобились  еще
какие-то деньги? Зачем?!! В гроб с собой положить?!! На тот свет  забрать?!!
- неистовствовала она.
     - Не ваше дело! - отрезала мать Дана и повернулась  к Тине. -  Надеюсь,
что эта наша встреча - последняя.
     - Не сомневайтесь... - устало отозвалась Тина и бессильно опустилась на
диван.
     Вера подошла к ней, села рядом и обняла подругу за плечи.
     - Проводите нас! - услышали они.
     - Обойдетесь! Сами выбирайтесь, как знаете! - отрезала Вера.
     Оставшись наедине, подруги долго  сидели рядом, глядя  на стоящие перед
ними пустые кресла...

     Впоследствие Вера неоднократно упрекала Тину за  опрометчивый поступок.
Тина соглашалась  с ее  доводами,  особенно,  в той части, которая  касалась
материального благополучия  детей, но считала,  что в той ситуации поступила
правильно. Во  всяком случае, достойно. Она отдала бы все, что имела, только
бы  никогда не слышать или хотя бы  забыть те  оскорбительные слова, которые
прозвучали в адрес Лии и Гарри. Допустить повторения подобного... тем более,
публично, в суде!.. Тина не могла. Дан безумно любил своих детей, и ради его
светлой памяти, ради  сохранения  его  чести, чести  дочери  и сына, Тина не
пожалела  бы и отдала  все  богатства  мира.  Она,  она сама, сделает  все -
возможное и невозможное -  для того, чтобы воспитать  Лию и Гарри достойными
порядочными людьми.
     Вдовой Тина стала в 24 года. Впереди была целая жизнь...


     ----------------------------------------------------------------------------------------------


     1
     Вечеринка была  в самом  разгаре. Компания  подобралась сугубо мужская,
где  все давно и  хорошо знали друг друга. После великолепного ужина  каждый
ощущал кураж и легкое возбуждение.
     Мужчины  вышли  из-за  стола  и расположились в гостиной. Еще за ужином
были подробно обсуждены политические и спортивные новости, и теперь, как это
обычно и случается, заговорили о женщинах.
     Филипп сидел  в кресле, потягивая вино  из  бокала, и почти не принимал
участия в  общей беседе. Как же до  чертиков  все ему надоело!!!  И  то, что
Наследник всегда  был в центре внимания, где бы ни  появлялся, и бесконечные
проблемы, которые непременно  должен  решать  именно  Наследник, и  короткие
минуты отдыха, когда можно  ыбло  остаться одному!  Все  Филиппа утомляло  и
раздражало. Даже многочисленные любовницы не давали того спокойного счастья,
радости  и удовлетворения, которых страстно  желал Филипп. Иногда он бурно и
увлеченно бросался в очередной роман, но,  когда новизна исчезала, отношения
начинали  тяготить. Поскольку серьезных чувств не  возникало, Филипп обрывал
связь. Все начиналось сначала. Его, Филиппа,  жизнь шла все по одному и тому
же  четко распланированному,  подробно расписанному кругу. Казалось,  он без
остановки все время куда-то бежал, бежал, бежал... Но как беока в колесе или
конь на  корде каждый раз возвращался в одно и то  же  много раз  пройденное
место.
     И   сегодня  Филипп,  подведя  широкую  черту  под  очередным  любовным
приключением,  хандрил.  Слоав  приятеля  заставили  его  более  внимательно
прислушаться к беседе.
     -  Кто будет спорить  с  тем, что большинство женщин,  мягко говоря, не
отличаются особым умом! - воскликнул тот. - Когда они выступают в роли жены,
то  это  в  некотором  роде  - положительное  качество. Но  когда  случается
роман!.. Близость довольно  быстро  надоедает,  если выясняется, что  больше
ничего не объединяет. И что же делать? Прощаться! Филипп может  подтвердить,
что  я  прав. Насколько  я знаю, именно по причине некоторой  пустоголовости
прекрасной половины он до сих пор не женат и меняет  любовниц, как перчатки.
Я прав, Филипп?
     - Во многом... - подтвердил Филипп.
     Присутствующие были  единодушны  во  мнении  о женщинах, и дискуссии не
получилось. Воцарилось  молчание.  Неожиданно  для  всех один  из  приятелей
вернулся к только что завершенной теме.
     - А все-таки, друзья мои, бывают исключения... - задумчиво произнес он.
-  Вот  я  недавно встретил  удивительную  женщину.  Необычную.  Интересную.
Загадочную.
     -  Ну-у... если недавно встретил!..  - насмешливо воскликнул  кто-то. -
Тогда все понятно! Они все  кажутся и загадочными, и  необычными,  особенно,
пока отношения не перешли в решающую стадию.
     - Нет. Это не совсем то. Вернее, совсем не то.
     Со всех сторон послышались различные реплики:
     - О! Интрига есть!
     - Может, мы тоже не против познакомиться!
     -  Что ж! Слушайте. Я был  в гостях у  хорошего знакомого. Он предложил
воспользоваться услугами одной фирмы...
     Не дослушав, все дружно запротестовали:
     - Ну, не хватало только о шлюхах беседовать!
     - Мы не дети!
     - Начал так здорово и вот вам!..
     - А мы-то думали...
     - Неправильно вы думали! - категорично отрезал рассказчик. - Дослушайте
сначала. так вот. В  этой фирме  работают женщины, которые... ну, типа гейш,
что ли. В  общем, они занимаются  тем, что беседуют с клиентом  абсолютно на
любую тему по  его желанию. Честно говоря,  я заинтересовался. В результате,
приехала эта  женщина.  Мой друг уже был  знаком  с ней. Она  - удивительная
женщина! Время пролетело  незаметно,  как  одна секунда. Правда,  ее  услуги
стоят  достаточно  дорого.  Ее  знают.  Клиентура у  нее  постоянная.  Спрос
огромен.
     Все молчали, а потом возбужденно загомонили:
     - А что? Это интересно!
     - Скинемся на часок приятной беседы с гейшей, господа?
     - Давай, Алекс!
     - Звони!
     Тот пожал плечами.
     - Рассчитывать мы  можем только на везение! Я даже не знаю, работает ли
она сегодня. Но попробовать можно.
     Он снял трубку телефона  и занялся переговорами.  Остальные на все лады
обсуждали и  необычный  рассказ, и  свое  решение  увидеть  незнакомку,  так
поразившую Алекса. Когда тот завершил разговор, все вопросительно посмотрели
на него.
     - Сегодня она  не работает, - сообщил он и,  заметив, как разочарованно
вытянулись  лица  приятелей, добавил: - Но я  все-таки  решил эту  проблему.
Меньше, чем через час она будет здесь.
     - Вот и отлично!
     - Друзья, надо выпить!
     - О, черт, какая ситуация!..
     - Куда это нас понесло?
     - Инициатива Алекса, значит и вся ответственность на нем!
     - Алекс,  я утоплю тебя в ванне, если эта твоя "гейша" окажется мыльным
пузырем!
     - А я уже уверен, что мы - жертвы рекламы!
     Возбуждение нарастало по мере того, как приближался назначенный час.
     Филипп усмехнулся,  захватил бокал и  бутылку  вина, вышел на  балкон и
устроился  в  кресле,  через  открытую  дверь  наблюдая  за  происходящим  в
гостиной.
     К его  действиям  отнеслись  с  пониманием.  Филиппа  могли  узнать,  а
репутация   Наследника   Могущественной   Семьи   должна   была   оставаться
безупречной.
     Раздался телефонный звонок. Хозяин взял трубку. Вскоре  он повернулся к
присутствующим и коротко сообщил:
     - Она здесь. Пойду встречу.
     Он ушел. В комнате повисла напряженная тишина. Все пристально  смотрели
на  дверь.  Спустя  короткое  время она  распахнулась.  В  гостиную  шагнула
женщина, остановилась и с мягкой полуулыбкой сказала:
     - Здравствуйте.
     Мужчины дружно встали при ее появлении и не менее  дружно ответили.  На
их  лицах  отразилось явное разочарование.  Воображение  рисовало совершенно
другую особу. А этой женщине было под тридцать. Большие очки в темной оправе
с  тонированными стеклами и черные короткие волосы, подстриженные  "каре", с
густой пышной челкой  каким-то странным образом  совершенно не  сочетались с
мягкой  женственностью  ее  стройной  фигуры,  изящной  грацией  движений  и
мелодичным  голосом. Цвет  волос и  очки  гасили  или специально скрывали ее
привлекательность.
     -  Меня зовут  Нина,  - продолжила она.  Когда  мужчины один  за другим
представились,  она плавным  жестом  указала  на  стоявшего позади  высокого
атлетичного мужчину, нижнюю часть лица которого закрывала маска, и пояснила:
- А это - Ник. Мой телохранитель.
     Тот слегка склонил голову.
     -  Пожалуйста,  проходите,  -  пригласил  хозяин.  -  Садитесь.  Выпить
чего-нибудь хотите?
     Ник остался у дверей, а она подошла к креслу,  удобно устроилась в  нем
и, улыбнувшись, согласилась:
     - Да. Брют, если можно.
     Филипп,  до  этого  времени   погруженные  в  собственные  размышления,
ошеломленно привстал,  услышав эти слова.  Он  пропустил появление  гостьи и
теперь внимательно посмотрел на нее. Затем снова откинулся на  спинку кресла
и перевел дух.
     " Черт-те что мерещится!!! -  подумал  он.  - Какие-то сумасшедшие идеи
приходят  в  голову!  Тина  и  женщина  по  вызову!  Как  это   возможно?  Я
окончательно свихнулся! ОКОНЧАТЕЛЬНО!!!"
     Но  когда она заговорила, Филипп  вновь напрягся. Нет! Этот голос он не
мог спутать ни с каким другим.  Не мог! Или  он забыл голос Тины?.. Конечно,
он не видел ее девять  лет и, вполне возможно, что... Да и женщина совсем не
похожа на  Тину! Совсем!!!  Правда,  она сидит,  и трудно понять, какова  ее
фигура. И все же... этот голос... Любимый знакомый  голос... Неужели  бывают
такие  совпадения?  А  может  быть,  это -  сестра  Тины?  Никому  же ничего
неизвестно  о  ее происхождении!  Никто не знает,  сколько детей  было  в ее
семье. И все-таки... все-таки...  Возможно,  голоса могут  быть  похожи.  Но
интонации, манера, особенности речи... Такое совпадение исключено!  Но тогда
что же?..
     Больше  не   отвлекаясь,   Филипп  внимательно  прислушался  к  беседе,
пристально наблюдая за происходящим в гостиной и за незнакомкой.
     -  Конечно, вам, Нина, трудно сразу запомнить наши имена. Но мы по ходу
разговора  будем повторно представляться,  -  ободряюще  улыбнувшись, сказал
Алекс.
     -  Нет, не надо. Я запомнила,  - мягко произнесла она, бросив  на  него
быстрый взгляд.
     - А мы с вами уже встречались, - добавил он. - Но, возможно, вы меня не
помните.
     -  Я не забыла нашу  встречу, Алекс, - открыто улыбнулась она, повторно
заглянув в его глаза. - И беседу нашу тоже помню.
     -  А  вы,  действительно, можете свободно  говорить  на любую  тему?  -
вмешался в разговор один из мужчин.
     - Постараюсь, - доброжелательно ответила она.
     - А меня  интересует вот что, - вдруг произнес тот  из  присутствующих,
который сидел прямо напротив гостьи.  - Во-первых,  что это еще за профессия
такая - беседовать и получать за это  деньги? Во-вторых, в вашем возрасте, с
вашими... заурядными  внешними  данными  вы,  действительно,  считаете,  что
соответствуете той цене, которую вам платят? А в-третьих, лично мне кажется,
что вы себя переоцениваете! - набменно и пренебрежительно завершил он.
     - Фред, ты хамишь! Извинись! - потребовал хозяин дома.
     Тот, кого назвали Фредом, пожал плечами и, скрывая иронию, ответил:
     - Пожалуйста, я могу извиниться. Но, насколько помню, Нина подтвердила,
что готова к обсуждению любой темы.
     Он окинул сидящую перед ним женщину высокомерным взглядом.
     -  Я не отказываюсь от своих слов, - невозмутимо заговорила  она. - Что
ж!  Если  вы  хотите  обсудить  именно эту  тему  -  пожалуйста.  Во-первых,
насколько я понимаю, - скопировала Нина интонацию Фреда, -  в вашем возрасте
большинство  людей  без  труда  улавливают разницу  между женщиной,  которая
работает в  фирме по оказанию интимных услуг,  и  женщиной, которая  делит с
вами не  постель, а ваше  одиночество. Она обсудит волнующие  вас  проблемы,
скрасит вашу скуку, развеет приятной беседой плохое настроение. Для этого не
обязательна  броская внешность  молоденькой девушки-вамп,  эротичный наряд и
соблазнительный вид. Во-вторых, вас почему-то не удивляет, что вы платите за
СЛОВО в том случае, когда оно  напечатано  в книге, журнале, газете. Платите
писателю,  журналисту.  Вас   не  удивляет,  когда  вы  платите   за  СЛОВО,
произнесенное со сцены. Вряд ли  вы имеете  возможность оплатить все места в
зрительном зале, чтобы в  одиночестве  наслаждаться спектаклем. А я в данном
случае  -  актриса, которая  играет  свой  спектакль под  названием "Беседа"
только для  вас. Полагаю, вы согласитесь, что по своему желанию... и уж  тем
более,  на  тему, которая лично мне  совершенно неинтересна!.. я никогда  не
стала бы проводить с вами  время, разговаривать. Но ни  писатели, ни актеры,
ни журналисты не выбирают читателя  и зрителя. Я тоже. Поэтому, как они, так
и я, мы получаем  за свой труд определенное денежное вознаграждение.  А цену
себе, уверяю вас,  я знаю. Знаю абсолютно точно.  Тем  более,  цена,  как вы
знаете,  определяется спросом.  Конкретно  я  им пользуюсь. Ну а  в-третьих,
поверьте на слово, во множестве случаев мне, немолодой и малопривлекательной
женщине,  предлагают сумасшедшие  суммы за возможность  продолжения со  мной
более близкого знакомства.
     - А вы замужем? - поинтересовался кто-то.
     Она  немного   помолчала,  потом   окинула   присутствующих   спокойным
проницательным взглядом и медленно произнесла:
     - Чтобы  между нами не было недоразумений, сразу хочу предупредить, что
это последний  вопрос обо мне, на который я  отвечу. Нет, я не замужем.  Моя
личная жизнь - это единственная тема, на которую я не беседую никогда.
     Мужчины согласно кивнули, а Фред быстро уточнил:
     - Значит, все темы, кроме этой?
     - Да.
     - А, например, о... сексе?
     Фред прищуренными глазами в упор посмотрел на нее.
     Нина засмеялась и весело ответила:
     -  Пожалуйста.  Только  сразу  хочу  уточнить  вот  что. Я не  оказываю
клиентам  тех услуг, которые  предоставляются  фирмой "Секс по телефону".  А
секс, как тема  беседы, как проблема - пожалуйста. Но мы с вами  здесь  - не
одни. Возможно,  остальных  ваше предложение  не устраивает.  Или возражений
нет?  - она поочередно  взглянула на каждого из мужчин. Кто-то  неуверенно и
неопределенно пожал  плечами, кто-то согласно кивнул. - Ну что ж!..  -  Нина
сделала паузу  и вдруг,  обращаясь  к  Фреду, спросила: - Вы, в принципе, не
отвергаете секс с проституткой?
     - В принципе - нет, - усмехнулся Фред.
     - А вы, господа? - обратилась Нина к остальным.
     Раздались разноречивые реплики.
     - Ну-у...
     - Как сказать?..
     - Если, как абстрактное понятие, то - да...
     - Вполне...
     - А в чем проблема?..
     -  Как  вы знаете, услугами проституток пользуются самые  разные  люди.
Сейчас я не хочу говорить о больных и инвалидах. Они к той проблеме, которую
я  хочу предложить вам к обсуждению,  не имеют отношения.  Мы будем говорить
только об обычных нормальных людях, -  серьезно сказала Нина.  -  Они  могут
иметь    разное   воспитание,   социальное    и   материальное    положение,
вероисповедание,  нравственные  и  моральные  устои.   А  вот   какую  одну,
объединяющую всех их, характеристику вы могли бы дать?
     Мужчины  какое-то  время  раздумывали,  потом   высказали   собственные
варианты,  но,  в целом, согласились с заявлением Фреда, который  насмешливо
произнес:
     - Неистовый темперамент и пристрастие к занятиям сексом.
     Нина засмеялась, глаза ее за стеклами очков ярко сверкнули.
     - Это, конечно, вполне  справедливое утверждение, - согласилась она.  -
Но я хотела услышать не физиологическую характеристику, а психологическую.
     Присутствующие тоже засмеялись.
     - Нина, вы нас озадачили...
     -  Мы   и   не  ожидали,  что  вы   с  первых  минут   подвергнете  нас
интеллектуальной атаке!..
     - А я - в растерянности...
     - Трудно сказать так сразу...
     - А что сказали бы вы, Нина? - Алекс задал вопрос, который был на устах
каждого из них.
     Она немного помолчала, дождалась тишины и спокойно объявила:
     - Есть  одно, объединяющее всех этих людей, качество. Эгоизм. Если бы у
меня  спросили  совета...  Допустим  на минуту,  что  пользоваться  услугами
проститутки считается нормой, и это не является тайной! Так вот. Если  бы  у
меня  спросили совета,  связывать  ли  с таким  человеком  свою  жизнь, свое
будущее, я ответила бы отрицательно. Потому что этот человек - эгоист.
     - Но почему?
     - Почему?..
     - Так категорично...
     - Не согласен!
     - Не знаю...
     - Потому что этот человек прежде всего САМ хочет получить удовольствие.
Ему  плевать на того, кто  рядом, хорошо ли  ему. С  проституткой просто. Ею
воспользовался, насколько хватило способностей и фантазии, и вполне доволен.
Но если в самом интимном, что происходит между людьми, а именно,  сексе... я
уж не говорю о любви!..  человек заботится только  о себе, то и  в остальных
вопросах он будет поступать так же эгоистично. Быть счастливым рядом с таким
человеком вряд ли возможно.
     - Ну, нельзя же так однозначно судить!
     - Вы слишком категоричны!
     - А я с Ниной согласен!
     - Она права, господа, пожалуй...
     - А черт его знает!..
     - Что-то в этом есть!..
     Разгорелась  дискуссия.  Увлеченные  спором  с  Ниной,  они  больше  не
обращали  внимания   на  ее  несуразную  внешность.  Все,  без   исключения,
почувствовали,  что  попали под ауру невероятного обаяния Нины,  сопровождая
каждый ее жест горящими азглядами. Алекс оказался прав. Было в этой  женщине
что-то удивительное, непонятное, загадочное.
     - Нина, - обратился  к ней один из мужчин, когда страсти  поутихли. - Я
не знаю, относится ли  моя  просьба  к запрещенной  вами теме, но,  если это
возможно,  расскажите поподробнее,  в  чем заключается ваша  работа? Лично я
смутно ее представляю.
     - Нет, ваша просьба  вполне естественна.  И интерес понятен и объясним.
Если  эта тема любопытна остальным,  то пожалуйста! Я готова  рассказать  об
особенностях своей работы.
     Приятеля поддержали все,  без исключения. Они совершенно забыли о  том,
что  все  это  время как раз и наблюдали работу  Нины и  являлись  не только
заказчиками, но  и  непосредственными участниками, настолько увлекательно  и
непринужденно проходила беседа с ней.
     - Поясню на самом популярном среди мужчин примере, - улыбнувшись, мягко
и спокойно заговорила  Нина. - Прошел какой-то важный  спортивный матч. Ваши
друзья  не  разделяют  вашего  увлечения  этим  видом  спорта, близкие  тоже
равнодушны.  А  может, вы  замкнуты  и  одиноки. А  вас переполняют  эмоции.
Хочется  с кем-то обсудить,  поделиться, выплеснуть  впечатления. Я выслушаю
вас. Все,  заказанное вами время, мы будем говорить  об этом матче, игроках,
игровых ситуациях, просчетах судей.
     -  Но  как с  ходу  женщина  может  об  этом  беседовать?  А  если  это
малораспространенный вид спорта? - уточнил один из собеседников.
     - С  ходу - трудно, -  согласилась  Нина. - Лучше, когда тему объявляют
заранее. Иногда приходится осваивать ее за 2-3 часа до предстоящей беседы. А
за  основными,  главными  событиями спортивной  жизни  мне  приходится самой
следить  постоянно. То  же  касается событий  культурной  жизни,  искусства,
политики. Иногда бывают  очень редкие экзотические темы! - засмеялась она. -
Но это только по предварительному заказуц. Потому что требуется время, чтобы
подготовиться.  Но  все-таки чаще  всего  люди  хотят  просто  излить  душу,
поделиться какой-то волнующей их проблемой. Просто хотят, чтобы их выслушали
с участием, интересом.  Зачастую  я  произношу 2-3  фразы и все. Остальное -
заказчик.
     Присутствующие молчали, обдумывая и анализируя ее слова.
     -  У  вас, оказывается,  непростая работа, Нина... - медленно  произнес
хозяин  дома.  Остальные  согласно  кивнули.  -  Столько  всего надо  знать!
Помнить! Готовиться!
     - Да, - подтвердила она. - Представьте, что такое для женщины запомнить
имена всех участников двух  команд какого- нибудь матча, их функции! Помнить
предыдущие  матчи  с их  участием.  Счет. Кто чем  отличился!  Кто  оказался
растяпой! И прочее, прочее, прочее... - весело и звонко засмеялась Нина.
     Мужчины тоже засмеялись, оценив ироничное шутливое высказывание.
     А она вдруг встала, мило улыбнулась, обвела всех выразительным взглядом
и негромко сказала:
     - Увы, время нашей беседы истекло. Мне пора. Желаю вам приятно провести
этот вечер. Рада была знакомству. Всего доброго!
     Все  вскочили  с  мест  и  одновременно,  перебивая  друг друга,  бурно
запротестовали. Она покачала головой и категорично сказала:
     -  Мне  очень жаль,  но  я,  действительно,  не  могу  остаться дольше.
Прощайте, господа!
     Нина  направилась  к  выходу.  Следом  за  ней двинулся  ее  загадочный
телохранитель.
     Филипп  проводил их взглядом. У него не осталось  никаких сомнений. Это
была ОНА. Тина. Но как она оказалась здесь, в  этом городе? Что заставило ее
заниматься очень необычным  делом? Что,  черт побери, вообще произошло в  ее
жизни?!! Что?!!

     Ник открыл дверцу автомобиля, удобно устроил  на сиденье Тину и, сев за
руль, плавно тронул машину.
     Тина прикрыла глаза и тихо сказала:
     - Я что-то сегодня устала, Ник...
     Он понимающе кивнул и погладил ее по руке. Ник был постоянным спутником
Тины. Почти  безмолвным. Страшная болезнь,  множество операций  обезобразили
его лицо.  Ник едва понятно, с большим трудом, мог говорить. Для Тины он был
заботливым преданным другом. Она платила  ему взаимностью. Тину нисколько не
смущало, что их  беседа была скорее сплошным монологом ее самой. А  чаще они
молчали, без слов понимая друг друга.
     - Знаешь,  Ник, Гарри настаивает на поступлении в военный колледж. А  я
безумно боюсь за него! Он  хочет быть, как папа, летчиком.  Что делать, Ник?
Что делать?.. - Тина горестно вздохнула, вопросительно взглянула на него и с
надеждой продолжила: - А может быть, он еще передумает? Ведь Гарри  только 9
лет!
     Ник  снова  ласково  погладил ее по  руке. В  глазах его Тина  заметила
улыбку.
     -  Ты  прав,  Ник!  В  этом  возрасте   все  мальчишки  мечтают   стать
полицейскими,  летчиками,  космонавтами,  гонщиками. Да!  Совсем  забыла!  -
воскликнула она. - Сегодня я была на концерте. В нем принимала  участие Лия.
Ник, ей так аплодировали!..  Я и  представить не могла, что за три года  Лия
достигнет впечатляющих результатов. Конечно, я - не специалист, но отчетливо
понимаю, что скрипка - безумно сложный инструмент! Я удивляюсь на свою дочь.
Она занимается, как одержимая!  Это  меня тоже  беспокоит,  Ник.  Фанатизм в
любом деле - штука опасная и... Ой!..
     Ник резко  затормозил, потому  что  их обогнал  какой-то автомобиль  и,
преграждая дорогу, остановился. Оттуда вышел молодой человек  и направился к
их машине. Ник мгновенно напрягся. Тина молчала, плотно прижавшись к  спинке
сиденья.
     Молодой  человек  наклонился  к  окошку  и  легонько  постучал  в  него
пальцами. Секунду поколебавшись, Ник открыл дверь и  вопросительно посмотрел
на него. Смотрела на него и Тина.
     Молодой человек открыто улыбнулся и успокаивающе произнес:
     - Не волнуйтесь, пожалуйста. Я - всего лишь посыльный. Вы не могли  бы,
- обратился он к Тине, - пройти  к моей  машине? С вами хотел бы встретиться
один ваш хороший знакомый.
     Тина подумала, потом вопросительно, с  тревогой, взглянула на Ника. Тот
согласно  кивнул,  выбрался  на  обочину  и  помог  выйти Тине.  Втроем  они
двинулись к стоящему впереди автомобилю: во главе - молодой человек, за  ним
- Тина в сопровождении Ника.
     Молодой человек открыл заднюю дверцу и пригласил:
     - Прошу!
     С  осторожностью  Тина  сбоку  заглянула  внутрь,   пытаясь  в  темноте
рассмотреть человека, который хотел ее видеть.
     - Тина, девочка, здравствуй! - донесся до нее знакомый голос.
     - Барс!!! -  радостно воскликнула она, быстро забралась внутрь машины и
сразу попала в объятья Барса.
     Он поцеловал ее макушку, погладил по волосам  и засмеялся. Засмеялась и
Тина, догадавшись о причине.
     - Барс, милый, я так рада видеть тебя! Так рада! - восклицала она.
     - И я рад видеть тебя, девочка, - мягко откликнулся он.
     -  Барс, как же ты меня узнал? Барс, как ты?  Как твой  сын?  Взрослый,
наверное? Как... - забросала его вопросами Тина.
     - Тина,  мой  сын - перед тобой! - с  гордостью объявил Барс, указав на
молодого человека, который привел ее и теперь с улыбкой наблюдал за ними.
     - Вот это да! Барс, у тебя - великолепный  сын.  Такой же красавец, как
ты! - восторженно заявила Тина. - А как...
     - Тина, погоди, - попросил Барс.  - Не лучше ли нам продолжить беседу в
другом месте? Как ты считаешь?
     - Барс, конечно, я - "за"! - быстро согласилась Тина.
     -  Пусть твой  сопровождающий  не беспокоится.  Потом мы доставим тебя,
куда пожелаешь, - заверил ее Барс.
     Тина вышла из машины и подошла к ожидавшему Нику.
     - Ник, езжай домой. За меня не волнуйся. Это  мой очень давний и добрый
друг.
     Ник согласно кивнул.
     - До завтра, Ник, - улыбнулась на прощание Тина.
     Тот взмахгул рукой и направился к своей машине. Тина вернулась к Барсу.
Автомобили одновременно тронулись с места.

     - Барс, - с интересом оглядываясь кругом, спросила Тина, - куда ты меня
привез? Это твой дом?
     - Не совсем,  - спокойно ответил  тот. - Тина,  ты располагайся пока, а
я... В общем, не скучай! Хорошо?
     - Хорошо, Барс.
     Она подошла к дивану, удобно устроилась в уголке, протянув руку,  взяла
со столика пульт дистанционного управления и стала переключать телевизионные
каналы. Тина не заметила, что в дверном проеме  появился  Филипп. Он секунду
помедлил, потом тихонько позвал:
     - Тин...
     Она повернула голову и ошеломленно произнесла:
     - Тон?!!
     Филипп быстро  подошел к Тине, опустился у ее ног на одно колено,  взял
ее тонкие руки в свои и нежно поцеловал.
     - Тина, дорогая, как ты здесь оказалась?
     Она слишком прямолинейно поняла его вопрос и с улыбкой пояснила:
     - Понимаешь, Филипп, Барс встретил меня  по дороге  и привез сюда. Я не
представляю, как он меня заметил и узнал! - засмеялась Тина.
     - Да,  это довольно трудно, - согласился Филипп, поднялся, сел  рядом с
нею  на  диван и неожиданно попросил:  - Тина, пожалуйста...  сними  парик и
очки.
     Она смутилась, опустила глаза и едва слышно промолвила:
     - Ах, это!.. Да-да... конечно... конечно...
     Тина  совсем  забыла,  в каком  виде предстала сначала перед Барсом,  а
теперь  перед  Филиппом.  Свой  экзотический  вид следует  каким-то  образом
объяснять.  Выполняя просьбу Филиппа,  она  судорожно  обдумывала  возможные
варианты. Ничего убедительного в голову не приходило.
     - Понимаешь, Филипп... - Тина тряхнула головой из стороны в сторону,  и
ее волосы  рассыпались  по спине и плечам. - Мой вид... он...  это... просто
так...
     Филипп заглянул в ее глаза и все так же тихо произнес:
     - Я был там, Тина. Я видел тебя. И узнал. Это я послал Барса. Я.
     Она опустила голову. Схватив  ее руки, Филипп  крепко  сжал их и горячо
заговорил:
     - Тина, объясни, что произошло?!!  Где Дан?  Давно ли  ты здесь? Почему
мне ничего не сообщила? Что за странная работа у тебя? Почему?
     Тина прямо посмотрела в его глаза и грустно сказала:
     - Дан погиб, Филипп.
     - Тина!.. - выдохнул ошеломленный Филипп. - Я... я соболезную. Давно?
     - Три года назад. А я переехала с детьми сюда, - спокойно сообщила Тина
и  продолжила: - Основная моя работа,  Филипп,  самая  обычная.  Я  преподаю
литературу. А то, чему  ты был свидетелем, всего лишь способ дополнительного
заработка. Именно это - главный источник дохода. Очень приличного, кстати! Я
же одна воспитываю и обеспечиваю детей. Их пенсии я откладываю. На средства,
которые я получила по завещанию Дана,  я купила небольшой скромный коттедж в
спокойном уютном районе на  окраине города. Что осталось  - разделила детям.
Ты же, Филипп, понимаешь, что кроме меня  у  них никого  нет.  Если со  мной
что-нибудь случится, у них  должны  быть хоть какие-то средства. Живем мы на
то, что я зарабатываю.
     - Но почему ты не получила страховку  за Дана? - воскликнул  Филипп.  -
Это значительная сумма! Почему, Тина?
     - Филипп, может быть, об этом как-нибудь потом?..
     - Нет! Сейчас! -  категорично возразил он. - Я хочу знать, почему ты не
получила то,  что  тебе положено  и  в результате вынуждена зарабатывать  на
жизнь таким... необычным способом.
     Тина вздохнула и откровенно изложила ему всю цепь событий.
     - Боже! Боже! - воскликнул Филипп, выслушав ее рассказ. - Почему ты это
допустил?!! Тина, ты должна была  обратиться ко мне.  Разве я не в состоянии
помочь тебе? Да я готов... прямо сейчас... чек... на любую сумму!
     Она остановила его протестующим жестом.
     - Нет, Филипп. Нет. Я зарабатываю достаточно.  И вообще...  Как ты себе
представляешь,  могу ли я взять просто так какую-либо сумму  денег?  Что ты,
Филипп! Это исключено! Ис-клю-че-но!!! - убежденно повторила она.
     Филипп  смотрел на нее и все еще до конца не  верил, что видит знакомое
лицо, слышит  мелодичный голос Тины. Умом Филипп понимал, что она,  конечно,
изменилась. Но тем не менее,  оставалась прежней.  От  того, что  Тина  была
рядом, у него перехватывало дыхание, громко стучало сердце. Чувства, которые
пригасило Время, вспыхнули  с  новой  силой.  Реальность встречи, о  которой
Филипп запрещал себе даже мечтать, затмевала разум.
     Он взял руку Тины, прижался к ней горячими губами, затем мягко сказал:
     - Хорошо, Тина. Пока оставим эту тему. Лучше расскажи о себе.
     Она удивленно вскинула вверх брови и улыбнулась.
     - О себе?!! Филипп, я все тебе рассказала. Подробно.
     - Нет, - он покачал головой. - О самой себе расскажи.
     Тина пожала плечами и засмеялась.
     - Ну, не знаю, что же еще ты хочешь услышать?
     - Ты... одна? - быстро спросил он.
     - То есть, как... одна? - не поняла она. - Я  живу с детьми. Я говорила
уже об этом.
     - Я  спросил о другом... -  начал Филипп,  но неожиданно замолчал  и  о
чем-то задумался.
     - Филипп, это твой дом?
     Тина  окинула  глазами  гостиную.  Он  пристально  посмотрел,   и  Тина
догадалась, что Филипп прослушал ее вопрос. Она повторила:
     - Это твой дом?
     Филипп улыбнулся.
     - Скажем так, я  -  неформальный владелец. Куплен он на имя сына Барса.
Он у нас пока  -  "темная лошадка". Его, в отличие  от меня и Барса, не знет
никто. А  мне  хотелось  иметь  уединенное  место,  где я  мог  бы  спокойно
отдыхаать,  где  меня  невозможно  бы  было  найти,  где  мне  никто  бы  не
досаждал...
     - ... и где ты мог бы без  помех устраивать свои  рандеву! - со скрытой
иронией дополнила Тина.
     Филипп усмехнулся, покачал головой и возразил:
     - Ты ошибаешься, Тина. Единственное рандеву, которое состоялось в
     этом доме, сегодняшнее. С тобой.
     - А-а! Догадываюсь!.. - засмеялась она. -  Наверное,  дом куплен не так
давно!
     Он тоже засмеялся и согласно кивнул.
     - В общем-то, да. Недавно, - сделав  паузу, Филипп добавил: - Очевидно,
предчувствовал, что встречу тебя, Тина.
     - Если для встреч со мной, то это - напрасная  трата денег!  -  шутливо
заявила  она.  - Раньше,  насколько  помню, мы обходились без  дорогостоящих
особняков. Ограничивались отдаленными парками, скверами и Магазином Игрушек!
     - А кстати... -  Филипп бросил на нее быстрый проницательный взгляд  и,
тщательно скрывая  свои чувства,  с  подчеркнутым равнодушием спросил: -  Об
игрушках... Наверное, моя копия давно выброшена на свалку?
     Тина всплеснула руками и горячо возразила:
     - Что ты , Филипп! Нет, конечно! Медвежонок всегда  со мной. Это же моя
первая игрушка. Собственная! - она засмеялась. - Знал бы ты, Филипп, сколько
усилий  и мер  предосторожности потребовалось, чтобы сохранить  медвежонка в
первозданном виде! Лия и Гарри столько раз на него покушались!.. Можешь быть
уверен, Филипп, что твоя копия - цела. Как новая!
     Испытывая  какую-то непонятную,  невероятную эйфорию  от  ее сообщения,
Филипп заметно повеселел и шутливо добавил:
     - В отличие от оригинала!
     -  Оригинал  тоже  ничего!  - поддержала  шутку  Тина. - Вполне  еще...
Представляю, сколько женских сердец безнадежно разбито!
     - Немало, - сверкнув глазами, согласился Филипп.
     - А твое, судя по тому, что ты до сих пор не женат... - улыбнулась она.
     -  С  моим  сердцем  не все так  просто, -  внимательно  глядя  на нее,
многозначительно сказал он.
     - А-а... -  иронично протянула  Тина. - Значит, и  ты получил  от ворот
поворот!  Понятно...  Тон, дорогой, не  теряй оптимизма  и надежды! Я готова
утешать тебя  в твоих неудачах с  этими  коварными зловредными созданиями  -
женщинами. Можешь начинать жаловаться прямо сейчас!
     - Тин, во-первых, эта женщина - не коварная и не зловредная, -  скрывая
улыбку, возразил он. - Во-вторых, я, действительно, ею отвергнут. В-третьих,
плакаться тебе - бесполезно. Хотя бы потому, что на тебе, насколько  мне  не
изменяет  зрение, нет  жилета. А в-четвертых,  я  оптимистичен  сейчас,  как
никогда раньше!
     - Вот и замечательно! - воскликнула Тина. - Но мне пора, Тон.
     Она  поднялась с дивана. Филипп  тоже встал, взял  ее  руки  в  свои  и
негромко спросил:
     - Мы можем встретиться завтра?
     Тина помолчала, потом коротко произнесла:
     - Нет. Я работаю.
     - А послезавтра?
     - Тоже.
     - Так... когда же? - настойчиво спросил он, пристально вглядываясь в ее
лицо и не давая возможности убрать руки из своих рук.
     - Филипп... а надо ли?.. - в голосе Тины звучало неподдельное сомнение.
     - Да. Надо! - твердо заявил он.
     - Хорошо... - вздохнув, согласилась она.
     Они договорились о встрече и попрощались. Тину повез домой  сын Барса -
Альберт.

     Когда  Филипп остался  один, он опустился в  кресло  и  прикрыл  глаза.
Филипп испытывал наплыв  противоречивых чувств.  Нежданная  встреча  с Тиной
наполняла  его душу  радостью.  Тина... как  казалось,  навсегда  потерянная
Тина!..  теперь была снова  здесь,  рядом.  Все  такая же  милая,  открытая,
непосредственная, искренняя.  Хотя,  конечно, ВРЕМЯ  и  трагические  события
оставили в ее жизни свой неизгладимый след. Не заметить этого было нельзя.
     Филипп глубоко вздохнул. Как же жестоко распорядилась  СУДЬБА!.. Филипп
искренне сочувствовал Тине в ее утрате, потому что он, как н тяжело это было
признавать, точно знал, какая необыкновенная  любовь связывала Тину и  Дана.
Как  же Филипп когда-то  ненавидел его!!!Почти  доводя себя до исступленного
умопомешательства, завидовал!  Он  теперь страшно  сожалел  об  этих,  таких
мелких и недостойных, чувствах. Филипп четко осознавал, что  для Тины гибель
Дана -  невосполнимая потеря. Она была  с ним так счастлива!  Любила сама  и
была любима. С Даном Тина обрела тот спокойный домашний уют и теплую заботу,
которых была лишена с самого рождения. А в результате...
     Филипп вдруг вспомнил  рассказ Тины о жестоком и абсолютно необъяснимом
здравым смыслом поступке родителей Дана.
     В гневе  Филипп стукнул сжатыми кулаками по  подлокотникам  кресла. Как
эти  люди  могли  так поступить?!!  Как?!! И  теперь  Тина - умная,  тонкая,
деликатная, вынуждена продавать свои знания, мысли, обаяние, время на потеху
скучающих мужчин!  Не всегда трезвых, тактичных, достойных. Выслушивать, как
случилось сегодня, хамские высказывания какого-нибудь очередного Фреда!..
     Впрочем...   Филипп  честно  признал,  что  все-таки  излишне  утрирует
ситуацию. Если спокойно и непредвзято рассудить, то работа Тины -  нужная  и
даже  гуманная.  Ведь  не  всегда  же ей  приходится  беседовать  при  таких
обстоятельствах, как сегодня!  Множество  нормальных  людей,  действительно,
нуждаются  в  общении.  Обычном  человеческом  общении.  Зная  Тину,  Филипп
нисколько  не  сомневался  в  той  характеристике,  которую  дал  ей  Алекс.
Безусловно,  Тина  не испытывает  недостатка  в  заказчиках.  И  все-таки...
все-таки...
     Филипп уткнулся  лицом в  ладони.  Сколько  ни убеждал он  себя  самыми
разумными доводами, внутри все протестовало.
     Боже,  Боже!..  Он, Филипп, имел  столько возможностей, в  том числе, и
финансовых,  столько  связей,  очень влиятельных,  а  помочь хоть чем-нибудь
женщине, которую по-прежнему любил, не мог.
     Да что там "по-прежнему"!.. Филипп и  сам не ожидал, что его  чувство к
Тине  через столько лет вот  так, при  одном лишь ее появлении, заполыхает в
сердце неистовым испепеляющим пламенем. Оказалось, что и длительная разлука,
и  мучительные  переживания  каким-то невообразимым образом  ушли  куда-то в
небытие. Главным стала только любовь. Его, Филиппа, любовь к Тине.
     Пока он не знал, что ожидает и его самого, и Тину  в будущем. Но Филипп
совершенно  точно знал одно. От Тины он теперь не  отступится  ни  при каких
обстоятельствах и попытается сделать все, чтобы Тина снова стала счастливой.
Она обязательно поймет, что это реально, это возможно. Дан любил ее. Но ведь
и он,  Филипп, не  меньше любил и любит Тину. Значит, все теперь  зависит от
него, Филиппа. Он добьется, чтобы Тина откликнулась на его чувства. Они  оба
будут счастливы...

     Тина вернулась домой. осторожно заглянула сначала к Лие, потом к Гарри.
Они  крепко спали. Тина разделась, приняла душ  и  легла в постель. Какое-то
время  она  думала о неожиданной встрече с Филиппом, которая ее, безусловно,
обрадовала.  Тина  с  теплотой вспоминала  и  знакомство  с ним  в  Магазине
Игрушек,  и встречи  на протяжении многих  лет, и  разные  забавные  смешные
эпизоды их продолжительной дружбы, и постоянную переписку...
     А  потом... Потом  неизбежно  появились мысли  о  Дане. Тина  обхватила
подушку руками  и уткнулась в нее лицом.  Господи!.. Как  же ненавистны были
Тине эти  длинные ночи горького одиночества, когда она оставалась  наедине с
собой, своими чувствами, своими тягостными раздумьями!..
     Конечно,  боль  утраты  не была уже такой  острой и невыносимой.  ВРЕМЯ
заботливо  пригасило  ее. Но  в  душе была  пустота.  И восполнить  ее  было
невозможно...
     2
     Тина   смотрела   в   окно.   В   сгущающихся  сумерках  все   казалось
неопределенным,  размытым, лишенным четких очертаний. Странным  образом  это
перекликалось  с  ее  внутренним  состоянием.  Да  и  мысли  были такими  же
обрывочными, нелогичными,  несвязными.  Тина  чувствовала себя  так,  словно
находилась в состоянии невесомости. Поэтому она и не заметила, когда Альберт
остановил машину. Тина очнулась только тогда, когда услышала его голос.
     - Мы приехали.
     Едва он  это  произнес, дверца распахнулась, и  в проеме появилась рука
Филиппа. А затем и он сам, слегка наклонившись, с улыбкой сказал:
     - Здравствуй, Тина. Прошу!
     - Здравствуй, Тон!
     Тина  приняла  предложенную  помощь,  вышла  из   автомобиля  и  звонко
рассмеялась, оглядевшись кругом.
     - Тон!.. Вот так сюрприз! Какой же ты - молодец!
     Скрывая  свою  радость от  того, что Тина  по  достоинству  оценила его
затею, Филипп с усмешкой пояснил:
     -  Тин,  поскольку ты  заявляла,  что  считаешь вопиющим  преступлением
нарушать святость устоявшихся традиций...
     Он не успел договорить, потому что Тина, сверкнув глазами, уточнила:
     -  Ты считаешь, что  я  это говорила? Тон,  а ты  уверен, что беседовал
именно со мной? Лично я ничего подобного что-то не припоминаю.
     Филипп покачал головой и живо возразил:
     -  Тин,  во-первых, с памятью у меня все в порядке. Она не так коротка,
чтобы за предыдущие  трое суток забыть  своего  собеседника и  тему  беседы.
Во-вторых,  ты, Тин, напрасно пытаешься увильнуть  от  ответственности!  Ты,
Тин...  именно  ты!..  прошлый  раз  утверждала,  что  раньше  наши  встречи
проходили в...
     -  ... отдаленных  парках  и скверах!  - догадавшись, о  чем идет речь,
быстро  дополнила Тина. - Тон, я сдаюсь! Ты прав! Чистосердечно признаю, что
именно я говорила об этом. Правда, не так витиевато и цветисто, как  изложил
ты. Но... Я не предполагала, что ты, Тон, обратил внимание на те мои  слова.
Я... я очень тронута, что мы снова оказались в этом парке... как когда-то...
в юности... Сколько же лет прошло!!! Подумать страшно!
     Филипп усмехнулся и иронично возразил:
     - К  счастью, не так много. Не пятьдесят  и не сто! Стоит ли огорчаться
из-за такого пустяка, как десять лет?
     Он предложил Тине  согнутую в локте руку, на которую она положила свою,
почти невесомую и тонкую. Они медленно побрели по аллее.
     - А и правда, не стоит! - озорно улыбнувшись, согласилась Тина.
     - Главное, что мы  снова вместе,  - улыбнувшись  в ответ, мягко добавил
Филипп. - Так ведь, Тина? - слегка наклонившись, заглянул он в ее лицо.
     Она опустила глаза и промолчала.
     Филипп едва заметно вздохнул. Все-таки ответ на свой вопрос хотелось бы
получить прямо сейчас. Но и было понятно, что торопить события, подчиняясь и
считаясь только с собственными желаниями, бессмысленно, бесполезно. Филипп в
этом давно  убедился на личном  опыте.  Повторения пройденного он не  хотел.
Филипп был уверен, что теперь все будет по-другому.

     Они обошли  парк,  непринужденно  беседуя и  вспоминая  те далекие дни,
когда были детьми, когда переписывались, когда стали старше...
     Стемнело, и они вернулись к машине. Филипп устроил Тину, сам сел  рядом
и, едва автомобиль тронулся, чуть иронично произнес:
     -   Тин,  наверное,   я   покажусь  тебе  после   своего   сегодняшнего
романтического  жеста  - прогулки  по  историческим  местам  нашей  юности -
излишне прагматичным, но... - он  сделал небольшую паузу и громко объявил: -
Тин, я хочу есть!
     Тина рассмеялась.
     - Тон, я, увы, тоже!
     - Слава Богу!.. - с шутливым вздохом воскликнул  Филипп. - Я думал, что
один такой... приземленный!
     Тина покачала головой и насмешливо сказала:
     - Если  бы!.. Подозреваю,  что в  сравнении  со  мной пальма первенства
будет отдана не тебе, Тон.
     - Почему? - быстро уточнил он.
     - Потому  что  я точно знаю,  ЧТО  мне  будет  предложено! -  с улыбкой
заявила Тина.
     Филипп  вскинул вверх брови,  чуть  наклонился  к  ее  лицу  и негромко
спросил:
     - И что же?
     - Мороженое!!!  По  старой  традиции!  Как  всегда, мороженое,  Тон!  -
захохотала она.
     Он тоже захохотал и, сквозь смех, воскликнул:
     - Да-а!.. Кавалер из меня -  никакой! Как выяснилось, у прекрасной дамы
сложилось обо мне стойкое мнение,  что  разнообразие  и  выдумка -  не самые
сильные мои качества! Тин, неужели я настолько безнадежен?!!
     Тина энергично кивнула головой.
     - Увы, Тон, но это - так!
     - Тина, а ты не допускаешь мысли, что, возможно, за эти  годы я немного
изменился? - с многозначительной интонацией в голосе спросил Филипп.
     Она окинула его оценивающим взглядом и неопределенно пожала плечами.
     - Допускаю, наверное... хотя...
     -  Уверяю тебя,  Тин, ты  напрасно сомневаешься! -  горячо  откликнулся
Филипп.  -  Я изменился,  Тин. Правда, не  знаю, в  лучшую ли сторону, но...
Во-первых, я стал старше. Во-вторых...
     - ...  опытнее, - иронично дополнила Тина,  бросив  на него насмешливый
взгляд.
     Филипп ответил таким же насмешливым взглядом и согласился.
     -  Это  тоже  не  отнимешь.  Что  есть, то  есть!  Подтверждение  всему
вышеперечисленному - банальнейшее приглашение на ужин. Причем, в том, как ты
утверждала,  "шикарном  особняке",  где мы  были  прошлый  раз.  И  что  еще
банальнее, ужин наедине! - усмехнувшись, завершил он.
     - Тон, не огорчайся! - засмеялась  Тина. - Я так голодна,  что согласна
на любые  условия!  А  уж  тем  более,  если мне  будет  обещано  не  только
мороженое, но и что-нибудь посущественнее!
     - Тин, уж какую-никакую баночку  консервированной снеди мы  обязательно
раздобудем! - шутливо  заверил ее Филипп. -  А  может, и бутерброд завалящий
найдем! Который с прошлого раза остался! Ты как? Не против?
     - А-а!.. - махнула рукой Тина. - Сойдет и он! Только бы побыстрее!
     - А мы уже приехали! - объявил Филипп.
     Они быстро выбрались из машины и поспешили к дому.

     Едва   Тина  переступила  порог  столовой,  она  звонко  рассмеялась  и
всплеснула руками.
     - Тон,  дорогой,  ты  меня  убедил! Беру  свои слова  обратно! Ты...  и
отрицать это бессмысленно!.. стал старше. А уж про опыт и говорить нечего!!!
     Она захохотала. Филипп рассмеялся вслед за ней и дополнил:
     - А главное, все так банально!!!
     Тина согласно кивнула и сквозь смех воскликнула:
     - Да!.. Конечно!.. Зато как... шикарно!.. Прекрасная, хоть и не  очень,
дама в восхищении!
     Действительно, было от  чего  прийти  в  восторг.  В полумраке столовой
горели  свечи  в  старинных  канделябрах. Стол сверкал серебром и хрусталем.
Сервировка поражала изысканностью и разнообразием.
     Филипп взял руки Тины в свои и, заглянув в глаза, шутливо спросил:
     - Тин, надеюсь, ты не слишком разочарована тем, что я, как какой-нибудь
провинциальный герой-любовник, пользуюсь отработанными заигранными приемами?
Поверь,  мне  просто  хотелось   порадовать  тебя.   И  не  моя   вина,  что
торжественный   парадный   ужин  стал   иметь  некую   заштампованность!   Я
догадываюсь, что и выбор блюд не идет ни в какое сравнение  с теми, которыми
мы когда-то лакомились в охотничьем домике!
     -  Тут ты  прав, -  иронично согласилась  Тина  и  засмеялась: -  Салат
канадских хоккеистов забыть невозможно!
     - Как и творожный! С зеленью! - усмехнувшись, добавил Филипп.
     Тина  тряхнула  волосами,  мягко убрала свои руки и с показной  печалью
сказала:
     -  Придется смириться  с  обстоятельствами и  довольствоваться тем, что
имеется в наличие. Тем более, есть ужасно хочется!
     - Согласен! - весело подтвердил Филипп.
     Он думал о том,  что  все  не  так  уж плохо  складывается между  ними.
Филипп, безусловно чувствовал, что Тина держит дистанцию, упорно называя его
"Тон" и тем самым давая  понять,  что видит  в нем, Филиппе,  только давнего
друга  детства,  не более  того.  Что  ж!.. Пока  ему,  Филиппу,  приходится
принимать правила игры,  которые  предлагала Тина, и ждать,  терпеливо ждать
того момента, когда будет  можно переломить  ситуацию. Главное,  ни  в  коем
случае  не форсировать,  как когда-то,  события.  Пусть  ЖИЗНЬ  и ВРЕМЯ  все
расставят по своим местам. Да он и сам теперь ни за что не упустит повторный
шанс,  который дала  СУДЬБА. Ведь почему-то же это произошло!!! Наверное, не
случайно. Не случайно!!!
     3
     Филипп приходил  в отчаянье от того,  что их встречи с Тиной были очень
редкими. Его собственные дела и  проблемы, ее работа,  заботы о детях стояли
на  пути и отодвигали на неопределенное время  взаимное сближение, о котором
страстно  и неистово  мечтал  Филипп.  Каждый раз  необходимо  было выжидать
момент, когда все факторы,  являвшиеся помехой, совпадали и отступали, уходя
на второй план. Только при этом условии встреча оказывалась возможной.
     Проходили  дни за  днями,  неделя  за неделей, а  ничего не менялось во
взаимоотношениях Филиппа и Тины. Он чувствовал, что теряет терпение, что все
большее  и  большее  раздражение  охватывает  его, причем,  чем дальше,  тем
сильнее. Ему казалось, что если бы он и  Тина могли чаще видеть  друг друга,
общаться, то это способствовало установлению той незримой  и неосязаемой, но
реальной душевной  близости, которая  рано или поздно крепко связала бы  их,
сделала необходимыми друг другу.
     В те,  довольно редкие,  часы  их  встреч Филипп видел, что Тине  с ним
спокойно и  хорошо.  Она относилась к нему так  же доверчиво и открыто,  как
когда-то. Но в  то  же время, едва Филипп  делал  робкие попытки  преодолеть
рамки  начертанного круга,  которым оградила себя  Тина, как  она  мгновенно
настораживалась и  замыкалась  или  сразу  же  сводила все,  предпринимаемое
Филиппом, к шутке, ироничными и насмешливыми репликами возвращая себя  и его
к исходной точке.
     Теперь Филипп отчетливо понимал,  что с самого начала  совершил большую
ошибку,  поддержав  негласно  предложенный  Тиной   вариант  "Старые  добрые
друзья". Дальше продолжаться  так не могло. Пройдет еще  немного времени,  и
приятельские  отношения  станут единственно правильными  и привычными,  чего
Филипп не хотел ни в коем случае. Для  него Тина значила так много, любовь к
ней была настолько мучительной, сильной и неистовой, что Филипп твердо решил
начать   незамедлительно  действовать.   Неужели   он,   с  его   опытом   и
возможностями, в том числе, и финансовыми, не сможет убедить любимую женщину
в реальности взаимного  счастья?  Как и раньше, он  готов на  все, только бы
Тина не отвергла его любовь!!!
     Филипп был полон решимости и надежд. После долгих раздумий он выработал
для себя четкий и ясный план действий.
     4
     Последние  несколько  дней  Тину  не  оставляли  мучительные  тягостные
сомнения, и она еле дождалась встречи с Филиппом.
     С  огромным  трудом  справляясь с  собственными  чувствами,  Тина почти
вбежала в гостиную.
     Филипп поспешил ей навстречу, приветливо улыбаясь, и весело произнес:
     - Добрый вечер, Тина! Рад тебя видеть. Мы давно не встречались. Я...
     Но она возбужденно перебила его:
     - Здравствуй, Филипп! Зачем... зачем ты это сделал?!! Ведь это ты? Да?
     Он удивленно поднял брови и мягко сказал:
     - Тина, милая, подожди. Для начала давай сядем и спокойно разберемся во
всем, что тебя тревожит.
     Филипп  взял  раскрасневшуюся взволнованную Тину под локоть и  подвел к
дивану. Он усадил ее, а сам устроился в кресле напротив.
     -  Итак,  уточни,  пожалуйста,  что  я "сделал"? Что  до  такой степени
возмущает тебя?
     Тина пристально и проницательно  смотрела в его  лицо, пытаясь  понять,
верна ли ее догадка. Внешне Филипп был спокоен и бесстрастен, и в душу  Тины
закралось  сомнение.  Так  до  конца  и   не   разобравшись   в  собственных
предположениях, Она глубоко вздохнула и принялась объяснять:
     -  Филипп,  дело вот в чем. Пять  дней назад мне сообщили, что  все мое
время на месяц  вперед зарезервировал  какой-то человек. Он не назвал точную
дату,  когда  ему понадобятся  мои услуги,  а просто  оплатил...  и довольно
щедро!.. свой заказ. Вот я и подумала, что это ты...
     Она  не  продолжила  и вопросительно посмотрела  на  Филиппа. Он  пожал
плечами и, усмехнувшись, уточнил:
     -  Тина,  по-моему, тебя  должно  радовать  то  обстоятельство, что  ты
получила и щедрое вознаграждение, и возможность отдыха!
     - Филипп, дело совсем не в этом!  - воскликнула Тина. - Хотя подобного,
насколько я знаю, в нашей фирме никогда не было. Дело в другом. Да, все, что
произошло,  меня  обрадовало бы, если бы не ты оказался этим экстравагантным
клиентом!
     - Почему? - спросил Филипп. - Почему, Тина?
     Она всплеснула руками и горячо заговорила:
     -  Да как ты не поймешь,  Филипп?!! Наши  с тобой отношения... они... В
общем, вся их прелесть в том, что они бескорыстны и честны.  Мы встречаемся,
потому что хотим этого, потому что нам это необходимо, потому что нам хорошо
вместе, потому что мы всегда понимали и понимаем  дргу  друга. Мы  - друзья.
Настоящие друзья.  Этим  сказано все!  Подумай теперь, возможно ли это, если
один из нас покупает... ПО-КУ-ПА-ЕТ, - подчеркнула Тина, - услуги другого?!!
Как в этом случае быть? Ведь это  одному дает неограниченные права, а второй
автоматически попадает в тяжелейшую зависимость. Поэтому я хочу  точно знать
свое место в наших взаимоотношениях. Я  оставляю за собой неотъемлемое право
свмой решать, принимать или нет то или иное финансовое вознаграждение, как и
право решать, буду  ли  я обслуживать именно  этого  клиента.  Я хочу,  даже
настаиваю,  чтобы  ты сейчас,  прямо и честно, ответил  мне на  единственный
вопрос. Филипп, этот загадочный заказчик - ты?
     Тина внимательно посмотрела в глаза Филиппа. Он  не отвел свой взгляд и
спокойно ответил:
     - Нет. Не я.
     Тина вряд ли могла представить, чего стоила Филиппу его невозмутимость.
Если бы она по-другому сформулировала свой вопрос, Филипп попал бы в сложное
положение.  Формальным заказчиком, действительно, был не он. По  его просьбе
все организовал Барс через подставных лиц. Филипп всего  лишь хотел  хотя бы
на время освободить Тину и никак не мог предположить, что последует за этим.
То, что высказала Тина, Филиппу не пришло в  голову. Слушая ее, он внутренне
был согласен с ее доводами, хотя к их отношениям с Тиной все, изложенное ею,
не   имело  ни  малейшего  отношения.  Ни  о  какой  зависимости  одного   и
неограниченных  правах  другого  и речи идти не  могло!!!  Филипп  добивался
совершенно  другого. Ему казалось,  что  его  цель  -  вполне благородная  и
естественная. Но вышло все нелепо и обидно! А для Тины - даже оскорбительно.
Филипп  теперь  искренне сожалел, что сделал этот, не до конца продуманный и
опрометчивый,  шаг. Утешало  только то,  что  его, Филиппа, ответ  во многом
все-таки не  был ложбю, во-первых.  Во-вторых, что  Тина  никогда  не узнает
правду.  А  в-третьих,  сам   Филипп  поклялся  впредь  тщательным   образом
продумывать любые собственные действия и поступки, чтобы  никогда  больше не
допустить  и  мизерной доли того  унижения,  которое по  его  воле  пришлось
испытать  Тине.  Филипп  дал  себе  слово,  что если  когда-нибудь  подобное
повторится, он  признается  Тине в  сегодняшнем  прискорбном случае. Честно,
открыто и прямо.
     Филипп заметил, что милое лицо Тины озарила улыбка радости.
     - Тон... Тон... это замечательно, что все  оказалось всего-навсего моей
выдумкой!  - Тина  прижала ладони к  своим пунцовым  щекам. - Я эти дни  так
переживала!..  Как  только  я додумалась  до  таких  бредовых идей?!! Тон, я
должна извиниться перед тобой. Филипп, прости меня, пожалуйста.
     От ее  слов Филипп почувствовал такой невыносимо сильный укол в сердце,
что перестал дышать.  С трудом взяв себя в руки,  он  осторожно отвел ладони
Тины от  ее лица, крепко сжал  их  в своих  горячих  ладонях и проникновенно
сказал:
     - Ну что ты, Тина! Что ты!.. Пусть это маленькое недоразумение остается
в  прошлом. Было  и  прошло! Слава  Богу,  что  в  результате  все кончилось
благополучно. Лучше давай  поговорим  о другом. Ты ведь теперь  стала не так
ограничена во времени, как раньше? Правильно?
     - Да, - улыбнулась она. - Во  всяком  случае, до  того момента, пока не
объявится мой таинственный клиент.
     - Прекрасно! -  улыбнулся  в ответ Филипп,  по-прежнему не  выпуская ее
руки из своих рук. - Отсюда вопрос. Могу ли Я, - подчеркнул он, - хотя бы на
этот срок зарезервировать твое время?
     -  Хочешь  поживиться  за  чужой  счет?  - засмеялась  Тина. -  Как  ты
корыстен, оказывается! Уж и не знаю, по пути ли мне с таким, как ты?!!
     Она убрала свои руки и с шаловливым видом спрятала их за спину.
     -  Тина, признай откровенно, что любой на моем месте воспользовался  бы
такой чудесной возможностью!  -  заявил  Филипп.  -  Но заметь, я резервирую
только  твое  ВРЕМЯ, - выделил  он, -  а не услуги. Улавливаешь  разницу?  -
усмехнулся Филипп  и, протянув  ей открытую ладонь,  спросил: - Ты согласна,
Тина? Заключаем договор?
     Тина наклонила к плечу голову, оценивающе глядя на Филиппа. Потом глаза
ее ослепительно сверкнули. Она положила  сверху  на его  ладонь свою изящную
ладошку и весело объявила:
     - Согласна!
     Филипп бережно и нежно сжал ее руку в своей руке.
     3
     Филипп устроил Тину в машине, быстро сел рядом  и сделал знак Альберту,
что можно ехать. Потом улыбнулся  и объявил, что прямо сейчас они отправятся
в ресторан. Сначала Тина растерялась, затем заволновалась.
     - Тон, что ты  придумал?  Зачем? -  с  тревогой спросила она. -  Это же
безумие!  Безумие!!!  Тон,  прошу, останови  машину.  Я никуда  не поеду!  -
настойчиво попросила Тина. - Прошу тебя...
     Он мягко улыбнулся в ответ и спокойно произнес:
     - Тина, милая, ты напрасно разволновалась. Я...
     Филипп не договорил, потому что Тина бурно запротестовала:
     - Филипп, мы не  должны  афишировать наши  отношения!  Ты это прекрасно
знаешь! Знаешь, Филипп!!! Я не понимаю, зачем вдруг ты придумал эту безумную
поездку в ресторан? Абсолютно безумную, Филипп!!! Бе-зум-ну-ю!!!
     Филипп усмехнулся и невозмутимо ответил:
     - Тина, дорогая, выслушай меня, пожалуйста,  и не перебивай. Первое. Мы
с  тобой  - давно не дети, а  достаточно  взрослые  люди. Поэтому... и это -
второе!.. мы можем позволить себе проводить время с теми, с кем нам хочется,
и там, где хотим, по  своему  усмотрению и собственному  выбору. Даже в  том
случае, если это кому-то не нравится, или кто-то будет считать это безумием.
И третье. Почему  мы должны  вечно прятаться и скрываться? Почему я не могу,
как любой нормальный человек, пригласить тебя куда угодно? В  данном случае,
в ресторан. Почему, Тина?
     - Потому что это  невозможно! - воскликнула она. - Филипп, ты занимаешь
особое положение. А я никаким образом не...
     - Тина,  - перебил ее  Филипп, - ты мыслишь совершенно неправильно. Я -
давно не мальчишка. И чем, скажи  на милость, твое  общество может повредить
моей репутации? А даже если это и так, то мне на это плевать!
     - Вот в этом ты весь!!! - с сарказмом произнесла Тина. - Эгоист! Вот ты
кто!  Только  о  себе и думаешь! Вполне допускаю, что твоя репутация вряд ли
пострадает,  если  тебя увидят  с очередной  подружкой.  А  я?!!  Не хватало
только,  чтобы  моя персона,  благодаря  связи  с тобой, оказалась  в центре
внимания! Чтобы  мной заинтересовались!  Перевернули  всю  мою  жизнь  вверх
дном!!! Я этого никогда не допущу. Никогда!!! Так и знай.
     Филипп взял ее руку и слегка сжал.
     - Тина, уверяю тебя, я - не эгоист. Я абсолютно все продумал. Мы едем в
небольшой  пригородный  ресторанчик.  Он очень  уютный.  Поверь,  все  будет
хорошо.
     Тина облегченно вздохнула и мило улыбнулась.
     - Тон,  ну  что же  ты сразу  не сказал  об  этом?  И  еще... Я немного
погорячилась и наговорила лишнего. Извини.
     - Что ж!.. - усмехнулся Филипп. - Извинения принимаются.
     - Как же ты великодушен!.. - иронично  протянула Тина. - А ведь лишнего
было сказано мною всего-то ничего. Поэтому ты мог бы...
     - Не  мог!  -  грозно  нахмурился  Филипп.  -  Думаешь, приятно слышать
обвинения   в  эгоизме?!!  Приятно?!!  Эх,  глупец,  поторопился  со   своим
прощением!..  Надо  было  хоть  немного  помучить  тебя.  А  еще компенсацию
какую-нибудь потребовать!
     - Вот это да!!! - воскликнула Тина. - Я о нем и его репутации забочусь,
и  я же виновата! Поэтому я  спрашиваю:  где  справедливость?  Что за судьба
такая  у  женщин - вечно страдать по милости  мужчин?.. - с шутливым вздохом
завершила Тина.
     Глаза Филиппа  сверкнули.  Он придвинулся вплотную к  Тине и,  протянув
свою руку за ее плечами, взял за кисть и повернул ладошкой вверх.
     Тина удивленно вскинула брови и вопросительно посмотрела, чуть наклонив
голову, в лицо Филиппа, потому что из-за его действий фактически оказалась в
его объятьях. Он улыбнулся и невозмутимо пояснил:
     - Сейчас мы выясним, какая судьба у женщин, и так  ли она плачевна, как
ты, Тина, только что живописала.
     Филипп  с  радостью  отметил, что Тина  не сделала  и малейшей  попытки
освободиться. Она засмеялась и с нескрываемым любопытством уточнила:
     - И как ты это собираешься выяснять, Тон?
     Филипп подчеркнуто серьезно посмотрел на нее.
     - По твоей руке, Тина. По ней я узнаю всю правду о тебе.
     Тина недоверчиво покачала головой.
     - Ты хочешь сказать, что разбираешься в хиромантии?!!
     -  Еще  как  разбираюсь!  -  воскликнул Филипп.  -  Сейчас  ты  в  этом
убедишься.
     - Ну  уж нет!.. - опять засмеялась  Тина и попыталась убрать руку. - Не
хватало только делать свои тайны публичными!!!
     - А что, Тина,  они такие страшные? - заглянул в ее глаза Филипп. - Эти
твои тайны?
     - Возможно... - скрывая улыбку, ответила Тина.
     - А я - не  трус! -  объявил  он. - И  никакие страшные тайны  меня  не
испугают!
     -  Ну,  если  так...  -  Тина согласно кивнула  головой. - Приступай  к
гаданию, Тон! Мне даже интересно.
     - Мне оже, - усмехнулся он.
     Одной  рукой  удерживая  ладошку   ины  на  своей  ладони  и  присально
вглядываясь в нее с сосредооченным видом, Филипп указаельным  пальцем другой
руки начал медленно обводить на ней каждую линию и каждый бугорок.
     Тина  замерла, оказавшись в плотном кольце рук Филиппа у его груди. Она
чувсвовала каждый удар его сердца и  слегка учащенное  дыхание.  ина поняла,
чо, увлеченная беседой, допустила  ошибку, позволив  Филиппу  шагнуть за  ту
грань,  которая до этого момента  была надежной  и  четкой и, как оказалось,
непреодолимой.  Давнее  знакомство  и многолетняя дружба делали  отношения с
Филиппом  довольно  близкими  и  открытыми.  Он  проявлял  столько внимания,
заботы, участия, что  само по  себе исключало отчуждение и недоверие к нему.
За годы,  прошедшие  со дня гибели  Дана, Тина  впервые не чувствовала  себя
одиноким  борцом,  мужественно  преодолевающим  все  преграды  и  трубности.
Встречи с Филиппом  давали Тине, как когда-то, теплоту, защищенность, покой,
которые были ей так необходимы. А главное,  в чем она была глубоко убеждена,
Филипп,  избалованный женским  вниманием, вряд  ли испытывает к ней какие-то
другие чувства,  кроме дружеских.  А  уж  о  его  юношеской  влюбленности  и
вспоминать нечего!!!
     Но эта  игра в  "хиромантов"  странным образом  не  вписывалась  в  уже
сложившиеся между нею и Филиппом отношения.
     Тина  осторожно  перевела  дыхание.   Наверное,  она  слишком  серьезно
воспринимает  ситуацию.  Филипп   ведет  себя  так   же   непосредственно  и
невозмутимо,  как  и  всегда.  А  ей  в  голову  лезут  какие-то  неуместные
фантазии!!!  Тина расслабилась и стала  с интересом  наблюдать за действиями
Филиппа.
     -  Значит,  так...  -  протянул  он.  -  Во-первых,  ты,  Тина, станешь
бабушкой.
     Она сразу азхохотала и, сквозь смех, воскликнула:
     - Ты... сошел с ума... Тон!
     - Это почему? - бесстрастно возразил он, но глаза его сверкнули озорным
блеском. - В будущем, Тин! В бу-ду-щем!!!
     - Слава Богу!
     - Ты рано  радуешься,  Тин,  - важно сказал  Филипп, - потому что  тебе
придется рассказывать на ночь сказки четырем внукам и четырем внучкам!
     -  Тон,  я не знаю  столько сказок! -  с мнимым ужасом в голосе заявила
Тина.
     Он усмехнулся и продолжил:
     -  Видишь, какая полезная штука хиромантия! Теперь ты точно знаешь, что
тебя ждет, поэтому вполне успеешь подготовиться.
     - Только это и утешает! - засмеялась она.
     -  А   еще...  Еще  в   твоей  жизни  появится   Прекрасный  Принц,   -
многозначительно сообщил Филипп.
     -  О,  Господи!  -  громко  воскликнула  Тина.  -  Ему  тоже  требуется
бабушка?!! И сказки на ночь?!!
     Филипп оглушительно захохотал. Он откинулся на спинку сиденья,  увлекая
с собой Тину, затем быстро поцеловал ее в висок и объявил:
     - Не думаю, что он - потенциальный внук. Можешь не волноваться! Хотя от
сказок на ночь в твоем исполнении Прекрасный Принц вряд ли откажется.
     - И все это  написано  на моей  руке? -  с ироничным сомнением уточнила
Тина.
     -  Да, - подтвердил Филипп. -  А  еще вот что. Прекрасный Принц мечтает
назвать тебя своей Принцессой.
     - А  вот  этого  не будет никогда! -  Тина решительно  высвободилась из
объятий Филиппа. - Обманщица эта твоя хиромантия, Тон!  Врунья!!! потому что
я  точно знаю,  что останусь тем,  кем и была. Поэтому Принцессой  не  стану
точно.
     Филипп проницательно посмотрел на нее и спокойно возразил:
     - Уверяю  тебя, Тин, не  останешься. И  Прекрасный Принц,  что бы ты ни
говорила, будет  точно. И тебе, как Шахерезаде, предстоит услаждать его слух
сказками на протяжении не только  1001 ночи, а гораздо дольше. Поэтому, Тин,
не  отвергай  так  горячо  хиромантию  и смирись!  - и  потом, рассмеявшись,
добавил: - Учи сказки, Тин! Учи!!! Для внуков!.. И принца!.. Ха-ха-ха!..
     Она всплеснула руками и бурно запротестовала:
     -  Тон,  ты  можешь сколько угодно веселиться  и насмехаться!  А я ни в
какие гадания не верю. Не ве-рю!!!
     - Не  верь,  пожалуйста! Кто  против? - пожал  плечами Филипп. - Что мы
будем  сейчас зря спорить? Жизнь впереди длинная.  Поэтому мы  с тобой имеем
реальную возможность убедиться в достоверности предсказаний.
     - Возможно, все  и  было  бы  так, как ты  рассказал. Но только  в  том
случае, если бы ты  хоть капельку  разбирался в  хиромантии. Но ты,  Тон, не
имеешь о ней ни малейшего представления!!!
     - Ну и что?  -  поднял брови Филипп. - О  хиромантии  - нет.  А о твоем
будущем - да!!!
     - Вот глупости!.. - рассмеялась Тина. - Да ну тебя!..
     Она шутливо махнула в сторону  Филиппа  рукой, которую он перехватил  и
быстро  поцеловал.  Оба  одновременно  посмотрели  друг на  друга  и  весело
рассмеялись.

     Ресторанчик, действительно, был  небольшим и уютным. Там царил приятный
полумрак. на сцене ансамбль исполнял популярные мелодии. Посетителей было не
много.
     Филипп  и  Тина  устроились за одним из отдаленных  столиков  и сделали
заказ подошедшему официанту.
     - Тина, не желаешь потанцевать?
     Филипп вопросительно посмотрел на нее. Она улыбнулась, пожала плечами и
согласно  кивнула.  Филипп вывел Тину на танцевальную площадку, обнял тонкую
талию одной рукой, второй взял ее узкую ладошку и нежно сжал в своей ладони.
Тина подняла к нему лицо и немного растерянно, словно извиняясь, сказала:
     - Знаешь, Тон, я очень давно не танцевала...  Да и делаю  это не совсем
хорошо...
     Филипп ответил понимающим взглядом и ободряюще произнес:
     -  Ну  что ты!.. Все замечательно.  Тем более, Тин, -  многозначительно
добавил он, - у нашего  дуэта сегодня дебют. Думаю, последующие  танцы будут
получаться у нас более  слаженно. К обоюдному удовольствию. Впрочем, и этот,
хоть и первый, танец не так уж и плох в нашем исполнении!
     - Вот именно! "Не так уж"! - засмеялась она.
     - По-моему, ты, Тина, слишком придирчива! - с ироничным укором произнес
Филипп.
     Продолжая смеяться,  она с сомнением  покачала  головой.  Тина вряд  ли
могла предположить,  какой  ураган чувств  испытывал Филипп, ощущая  в своих
объятьях  каждое  движение ее  тела. И если  в  начале  танца Филипп еще мог
поддерживать с Тиной видимость непринужденной шутливой беседы, то к середине
борьба внутренних  страстей  достигла  такого  накала,  справиться с которым
оказалось не  под  силу.  Усилием воли  заставляя  себя  быть  сдержанным  и
спокойным, Филипп чуть охрипшим голосом попросил:
     - Тина, давай... вернемся к столику.
     Она удивленно вскинула вверх брови, потом мягко улыбнулась и насмешливо
заметила:
     - Я  так и знала,  что танец  с  такой  партнершей,  как я,  вызовет  у
кавалера страстное желание, чтобы он завершился как можно скорее!
     "О, как ты права и не  права!" - пронеслось в голове Филиппа, но вслух,
стараясь держаться бесстрастно, сказал:
     - Ты ошибаешься, Тин!  Причина  в другом. Я заметил,  что принесли все,
заказанное нами, и...
     -  ... предпочел незамедлительно  преобразиться из танцора в гурмана! -
живо дополнила Тина.
     - Я в восхищении от твоей проницательности! - засмеялся Филипп.
     Он  отодвинул  стул, усадил Тину, затем  сел сам. Они выпили по  бокалу
вина  и приступили к ужину, ведя шутливую ироничную беседу. Оба находились в
одинаково  безмятежном и легкомысленном настроении,  сосредоточившись только
друг на друге и ничего не замечая вокруг.
     Раздавшийся знакомый  голос в одно мгновение разрушил  эту удивительную
ауру непринужденного общения, в которую они были погружены.
     - Филипп! Привет!
     Тина и Филипп замерли. У столика стоял Фред.
     - Добрый  вечер,  - вежливо  поприветствовал  он  Тину, бросив  на  нее
мимолетный взгляд и слегка поклонившись.
     -  Привет,  Фред!  Добрый вечер! -  одновременно откликнулись  Филипп и
Тина.
     Желая отвлечь от нее внимание Фреда, Филипп быстро спросил:
     - Какими судьбами, Фред, ты здесь оказался?
     Тот развел руками и с нескрываемой иронией пояснил:
     - Я навещал  свою престарелую тетушку.  С полудня. Ее рассказов хватило
до вечера. Сюда заскочил промочить горло. Вижу - ты! Надеюсь, я  не помешал?
Или мне лучше как можно быстрее раствориться в пространстве?
     "Ох, лучше!" - подумал Филипп, но вслух произнес:
     - Ну что ты, Фред? Присоединяйся!
     Он указал  на  соседний стул. Фред  с  готовностью устроился за столом,
заказал официанту виски и многозначительно взглянул на Филиппа.
     - Ах, да! - воскликнул тот. - Тина, это Альфред. Фред, это Валентина.
     Фред  привстал,  слегка  поклонился  и  с  уже  нескрываемым  интересом
посмотрел на  Тину.  Филипп  мгновенно завел какой-то  разговор, старательно
переключая  на  себя  внимание приятеля. Филипп надеялся, что полумрак зала,
разноцветные  блики  огней, да  и  воспитание  не  дадут  возможность  Фреду
разглядеть Тину как следует.
     Она тоже на это надеялась. А еще на то, что Фред видел ее лишь однажды,
в парике и  очках,  что  до неузнаваемости  меняло  ее внешность.  Тина чуть
развернулась, пристально глядя на сцену и предоставляя  мужчинам возможность
свободного общения.
     Вскоре Филипп заметил,  что Фред  все чаще и чаще  стал бросать на Тину
пристальные взгляды, постоянно теряя нить беседы  и отвечая невпопад, словно
какая-то мысль назойливо вертелась в его голове. В очередной раз посмотрев в
сторону Тины, Фред, обратившись к ней, вдруг спросил:
     - Простите, пожалуйста, а мы не встречались с вами раньше?
     Внешне стараясь держаться невозмутимо и спокойно, Филипп напрягся.  Как
бы  он хотел  как  можно  скорее  избавиться  от  назойливого бесцеремонного
приятеля,   тем  более,  хорошо  понимая,  насколько  неуютно  Тине  от  его
присутствия.
     Она едва уловимым движением немного повернула  голову в сторону Фреда и
бесстрастно ответила:
     - Возможно.
     После этого  Тина снова стала  следить  за происходящим на  сцене. Фред
заказал вторую порцию виски и теперь почти не отводил своего проницательного
изучающего  взгляда  от  Тины, даже из  простой вежливости  не  реагируя  на
попытки Филиппа втянуть его хоть в какую-нибудь беседу.
     Филипп  догадался, что Фред специально затягивает время  своего ухода и
напряженно обдумывает, где и когда видел Тину.
     Она, находясь на грани нервного  срыва из-за ситуации,  в которой она и
Филипп оказались поневоле, неожиданно встала и почти спокойно сказала:
     - Извините.
     Она  не спеша направилась в дамскую комнату. Возможно, решила Тина,  за
время ее отсутствия Филиппу удастся избавиться от приятеля.
     Мужчины тоже встали и проводили ее взглядами.
     -  О, черт!!!  - вдруг  громко  воскликнул  Фред,  снова усаживаясь  за
столик. - Ну конечно!..
     Чуть прищурившись, он посмотрел на Филиппа и медленно спросил:
     -  Слушай, Филипп, а ты... давно знаешь эту... Валентину? Где  ты с ней
познакомился? Когда?
     Филипп холодно взглянул на приятеля и бесстрастно произнес:
     - Тебя, Фред, это не касается.
     - Ты не понял! Я не об этом! - горячо возразил Фред, потом наклонился к
Филиппу  и, понизив голос, продолжэил: - Слушай, Филипп, что я тебе скажу. Я
вижу, ты не в курсе.  Филипп, судя по всему, она совсем  не та, за кого себя
тебе выдает. Помнишь,  на вечеринке, ты сидел на балконе, когда  мы заказали
женщину  по вызову? Так это была она! твоя Валентина!  Я узнал ее по фигуре.
Это  точно  она!!! Поэтому, будь  осторожен, Филипп.  И  с ней  разберись. А
хочешь, мы это  сейчас  сделаем вместе?  Она определенно преследует какие-то
свои  цели  и явно водит тебя  за  нос! Она, как пить дать, профессиональная
авантюристка! Это точно!
     - Ты ошибаешься, Фред, - все так же бесстрастно произнес Филипп.
     - Нет! - настаивал  тот.  - Говорю тебе, никакая она не "Валентина"!  А
женщина по  вызову! Нина!  Ее зовут  Нина!!!  Конечно, теперь  она  выглядит
по-другому, но я ее узнал. Это - точно Нина.
     - Ты  ошибаешься,  - уже  не скрывая  раздражения,  повторил Филипп.  -
Давай, наконец, оставим эту тему. Кажется, ты куда-то спешил?
     - Разве? - усмехнулся Фред.
     Он откинулся на спинку стула и вдруг громко захохотал. Вернувшаяся Тина
встревоженно взглянула на  мрачного нахмуренного Филиппа, который встал  при
ее появлении,  и перевела взгляд на Фреда. Тот внезапно оборвал смех, окинул
Тину высокомерным взглядом снизу доверху и иронично произнес:
     - Кажется,  я свалял порядочного дурака! Это ж  надо быть таким наивным
идиотом!!!
     Он покачал головой, потом в упор воззрился на Тину и надменно сообщил:
     - Я звонил в  вашу  фирму, Нина. Хотел сделать  заказ. На  вас. Но меня
опередили. Мне объяснили, что все ваше время на месяц вперед выкуплено. И  я
теперь вижу, кем! - Фред повернулся  к Филиппу и продолжил: -  А я-то думал,
что  ты,  Филипп,  остался равнодушным  наблюдателем. Какой  же я  - болван!
Конечно, уж ты-то не упустил возможность позабавиться новой игрушкой! К тому
же,  как теперь  выяснилось,  очень и очень  привлекательной! -  Фред  вновь
посмотрел  на Тину. -  Я беру  назад свои слова  о вашей  заурядности, Нина.
Тогда  они  были небезосновательны. Но теперь!..  Вы  были  правы. Ваша цена
вполне... разумна.  За возможность  провести с  вами наедине  такой же милый
вечерок, как  сегодня, я  готов предложить вам в два раза большую сумму, чем
та,  которую  заплатил  вам Филипп. Я не  знаю, сколько это  будет,  но  мне
плевать! Вы принимаете мои условия, Нина?
     - Фред...  немедленно убирайся!  - угрожающе произнес Филипп,  шагнув к
нему. - Немедленно!
     Тот встал со стула и насмешливо бросил:
     - Филипп, не стоит изображать рыцаря и  собственника. Это глупо! У тебя
есть деньги. У меня они тоже есть. А Нине  есть определенная цена. Купить ее
может любой! Не только ты. Так-то!!!
     Филипп схватил  Фреда за лацканы  пиджака, но Тина быстро  отцепила его
руки, прямо посмотрела в глаза Фреда и спокойно сказала:
     - Вы правы. Купить мои УСЛУГИ, - подчеркнула она, - может любой, у кого
есть  деньги. УСЛУГИ,  но  не  меня. Стоит ли здесь  обсуждать  цену  своего
заказа?  Сделайте  это  через фирму. А  сейчас, простите, пожалуйста, но  вы
мешаете моей работе с клиентом. Он, желая провести интересный вечер, оплатил
мои  услуги.  Вы нарушили  его  планы.  Да  и мои тоже. Благодаря  вам, наша
размеренная беседа прервана.  Не хватает только, чтобы мой клиент потребовал
часть суммы обратно,  поскольку вечер  перестал  быть  приятным! -  с  долей
легкого возмущения закончила она.
     И Филипп, и  Фред с изумлением смотрели на Тину. Затем Фред  растерянно
произнес:
     - Да-да... простите... Кажется, я, действительно... Простите... Филипп,
извини. Я не подумал...
     Он не договорил, быстро поклонился и стремительно двинулся к выходу.
     Тина проводила его долгим взглядом, потом перевела его на ошеломленного
Филиппа и засмеялась. Он тряхнул головой, взял  ее руки в свои и слегка сжал
их.
     - Тина, милая, ты была неподражаема.
     - Тон, это же - обычный отработанный профессиональный прием, - с мягкой
улыбкой пояснила она.
     - Но морду ему набить все-таки следовало! - горячо заявил Филипп. - Зря
ты помешала!
     -  Ну да!.. - возразила Тина. - Только драки не хватало! Завтра  же все
газеты раструбили бы о том, какой дебош устроили заказная  гейша и Наследник
Могущественной  Семьи  в ресторане.  Представляю, как  подскочили  бы тиражи
после этого! Эффект был бы грандиозным!!!
     - Особенно, от той  части публикации, - быстро  дополнил  Филипп, - где
сообщалось, что они вдвоем растерзали  в мелкие клочья одного из посетителей
ресторана!
     Каждый из них  старался не подать вида, насколько огорчены и расстроены
этим происшествием. Оба дружно рассмеялись, потому что  заканчивать вечер на
грустной ноте ни он, ни она не хотели.
     6
     Филипп  с досадой думал  о том, что  излишне перестраховался  и  в  тот
злополучный вечер взял с  собой не Барса, а Альберта.  Барс знал  почти всех
знакомых и приятелей Филиппа и,  безусловно, смог бы и своевременно заметить
Фреда, и предупредить Филиппа о его появлении, или отвлечь на себя внимание,
или увести  и обезопасить Тину. А Альберт, весь вечер проскучавший у  стойки
бара,  встревожился  только тогда,  когда  ссора  была  в  самом  разгаре, и
растерялся. В непредвиденной ситуации парню не хватило элементарного опыта.
     Ну почему в этот первый и, как подозревал Филипп, теперь - единственный
выход его и Тины в  ресторан откуда-то взялся этот чертов Фред?!! И испортил
такой замечательный вечер?!!
     Филиппу  было ясно,  что  Тина не примет  больше  ни одного приглашения
выйти куда бы то ни было. И не ошибся.
     Опять встречи с Тиной стали редкими и короткими. Филипп чувствовал, что
она постепенно отдаляется, вновь выстраивая между  собой  и ним  преграду за
преградой.  Она  как будто не  понимала или не хотела  понимать, какая  буря
страстей  бушует  внутри  Филиппа.  Он  все  чаще  и  чаще,  особенно  после
очередного  мимолетного  и  непродолжительного   свидания  с  Тиной,  гневно
срывался, без особой причины становился несдержанным и даже грубым. Филипп и
сам понимал,  что его ярость  и  придирки  абсолютно беспочвенны и напрасны.
Никто не  был виноват в  том,  что  происходит или не происходит между ним и
Тиной.
     Однажды,  придя в  невероятное  отчаяние  от  обилия  раздумий, которые
заполонили его голову после  появления в его жизни Тины, Филипп вдруг решил,
что  необходимо хотя бы частично расслабиться.  В  подобных  случаях  лучшим
средством  для  Филиппа, как и для подавляющег большинства людей, всегда был
секс. Вечером  Филипп отправился к одной из своих бывших любовниц, чем очень
удивил  и  обрадовал  ее.  Но   в  результате,   вместо  ожидаемого  эффекта
удовлетворения  и  покоя  добился  обратного.  Наоборот,  появилось  чувство
раздражения  на  весь  белый свет  и  ненависть ко  всему и  вся.  Привычные
объятья, знакомое, но совершенно чужое тело вызвали  чуть ли не  отвращение.
Филипп вернулся  домой, проклиная  и  самого себя,  и  свою  идиотскую  идею
отправиться  к любовнице,  а с особой злостью и яростью  почему-то родителей
Дана.  Филипп не спал всю  ночь. На следующий день  он не мог заставить себя
решить  даже  самые  пустяковые рядовые проблемы. А  если что-то  решал,  то
совершенно глупо и бездарно, да к тому же  с небывалой горячностью настаивая
на    немедленном   исполнении   собственных   дурацких   непоследовательных
распоряжений. К вечеру Филипп так изнемог и от борьбы  с самим  собой,  и от
своих нелепых поступков, и от лихорадочных мыслей о  Тине, что,  отказавшись
от ужина, рухнул в постель, уткнулся в подушку и почти мгновенно уснул...
     7
     Филипп смотрел на Тину, усилием воли заставляя себя слушать то, что она
излагала, потому что  его голова была занята совершенно другими, далекими от
ее  рассказа, мыслями. Он включился в тот момент,  когда Тина с  энтузиазмом
произнесла:
     -... и вот на эти  каникулы, Тон,  я купила для Гарри и  Лии путевку  в
детский пансионат  на  одном  из высокогорных  курортов.  Ведь  я всю  жизнь
мечтала покататься на лыжах! Но не случилось.  так пусть хоть они насладятся
такой  возможностью. И за  меня, в том  числе! - засмеялась она. - Я взяла с
них обещание, что они привезут мне кучу фотографий об этой поездке. Особенно
тех,  где  крупным планом будут сняты  их ноги  в ботинках на лыжах! Правда,
здорово, Тон?!!
     Филипп одобрительно улыбнулся и согласно ответил:
     -  Замечательно!  Ты  -  молодец,  Тина.  Я  уверен,  ребята  останутся
довольны.  Катание  на  лыжах  -  очень  увлекательное   занятие.  Знаю   по
собственному опыту.
     - А я  на лыжах ни разу не стояла... - вздохнула она.  - Но как  только
дети подрастут, я обязательно найду возможность это сделать. Обязательно!
     Тина с такой  решительностью говорила, ее глаза так  ярко сверкали, что
Филипп рассмеялся. Она возмущенно замахала  на него руками и  с подчеркнутой
обидой отвернулась. Филипп быстро пересел к Тине вплотную и, слегка обняв за
плечи, развернул к себе. Она  хмурилась,  старательно  скрывая улыбку.  Тина
удивилась, когда Филипп вдруг кончиком указательного пальца осторожно провел
от  переносицы  по ее бровям,  словно разглаживая складочку между ними. Тина
замерла, широко открыла глаза, прямо глядя  в глаза Филиппа. А он спокойно и
мягко спросил:
     - Поедем на каникулах в  тот отдаленный охотничий дом, как  когда-то?..
Поедем, Тина! Поедем!..
     Она отстранилась, ненадолго задумалась,  потом проницательно посмотрела
в лицо Филиппа. Он ласково улыбнулся и иронично пояснил:
     -  Воспринимай  эту  поездку,  как  приглашение продолжить  романтичное
посещение   исторических  мест  нашей  юности,   Тина.  Согласись,   простая
справедливость требует признания этого домика наравне с парками и скверами!
     Тина  заметно  расслабилась,  покачала  головой  и   задорно  и  звонко
рассмеялась:
     - Факты - вещь убедительная! А если еще они  к тому  же  и архитектурно
выстроены!.. Тон, ты прав. Придется признать историческую ценность домика  и
посетить его в ближайшее время! То есть, на каникулах.
     - Значит, договорились, Тина? - с замиранием сердца спросил Филипп.
     - Договорились! - кивнула она.
     8
     Машина  остановилась.  Как  только  Тина  с помощью Филиппа  шагнула на
землю, она громко ахнула и удивленно всплеснула руками:
     - Ой!!! Тон!.. Да что  же это?!!Тина замерла на месте, до конца не веря
собственным глазам. И было от чего прийти в изумление. Среди бушующей зелени
леса  и  разнотравья,  на знакомой,  широко  простиравшейся  поляне,  теперь
располагался огромный надувной стадион.
     - Тон... - Тина повернулась к Филиппу. - Да что же это?.. Тон!..
     Он усмехнулся, невозмутимо пожал плечами и иронично пояснил:
     -  По-моему, это  -  импровизированная лыжныя  база.  Насколько  мне не
изменяет  память,  кто-то  страстно  мечтал покататься  на  лыжах!  Тина, ты
случайно не в курсе, кто этот "кто-то"?
     тина весело засмеялась, энергично кивнула и громко объявила:
     - В курсе, Тон! В курсе! Этот "кто-то" - я! Я!!!
     - Неужели? - высоко поднял брови Филипп.
     Искреннее  удивление  и  нескрываемый  восторг Тины  наполняли его душу
радостью и счастьем.  Чтобы добиться ответного чувства тины, он готов был на
все,  что  она  пожелает!  Но  свои  истинные  чувства  приходилось  прятать
глубоко-глубоко,  скрывать  их за  легковесными ироничными фразами и  ждать,
терпеливо ждать,  когда Тина  сама  догадается и поймет,  как  нужна ему  ее
любовь.
     - Тон, а... лыжи? А экипировка? - быстро спросила Тина.
     - Все имеется, - последовал его ответ.
     - А мы можем... прямо сейчас?..
     Она бросила на Филиппа умоляющий взгляд. он засмеялся, согласно кивнул,
взял ее за руку и повел к дому.
     Барс посмотрел им вслед, глубоко  вздохнул,  а затем принялся выгружать
вещи.
     Он давно  знал о  любви Филиппа к  Тине, сочувствовал ему, понимал  его
переживания,  но внешне этого  никогда не проявлял,  всегда  строго соблюдая
дистанцию  между  собой  и  своим подопечным.  Хотя  Барс знал,  что  Филипп
относится к нему, как к другу, с детства доверяя все тайны, как доверял свою
жизнь. На протяжении долгих лет Барс оставался единственным доверенным лицом
Филиппа, которого  ни  разу не подвел и  не предал. К Тине Барс относился  с
искренней  симпатией  и   доброжелательностью.   Она  нравилась   ему  своей
непосредственностью,  умом,  живостью   характера,  честностью,  невероятным
женским обаянием. Лучшей жены, чем  Тина, Барс для Филиппа не пожелал бы! Но
все складывалось между ними так запутанно и непросто, что разобраться в этом
пока было не под силу никому, тем более, ему, Барсу. И он принимал все  так,
как  есть. В глубине души Барс  надеялся,  что  Филипп,  наконец, обретет те
счастье и  любовь,  которые на протяжении стольких  лет оставались для  него
лишь мечтой!..

     Вскоре  Тина, переодетая  в  лыжный  костюм, стремительно выскочила  из
дома. За ней вышел весело хохочущий Филипп. В руках он держал лыжи и  палки,
свои и Тины. Она вдруг остановилась и категорично объявила:
     - Тон, свои лыжи я понесу сама. СА-МА!!!
     Тина забрала лыжи и, высоко  вскинув голову, важно зашагала к стадиону.
Филипп   двинулся  следом.  Со  стороны  оба  выглядели  очень  забавно.  Их
экипировка  явно  не  соответствовала яркому  солнечному  свету,  окружающей
зелени леса, сапфировому сиянию небы.
     Филипп  пропустил  Тину   внутрь,  и  она,  остановившись,  восторженно
воскликнула:
     - Это сказка!!! Тон! Это сказка!!!
     она  крепко  зажмурилась,  потом  снова  открыла  глаза  и убежденно  и
серьезно заявила:
     - И все равно я не верю!!!
     Филипп рассмеялся.
     - Тина, дорогая, ну почему "не верю"? все реально. Ре-аль-но!!!
     Она  отрицательно  покачала головой, снова  на секунду  прикрыла глаза,
глубоко вздохнула, затем внимательно стала осматриваться вокруг.
     При искусственном освещении снег казался ослепительно-голубым. По всему
периметру  стадиона была  проложена  лыжная  трасса,  а  в  середине  лежало
огромное  количество  пушистых сугробов,  в  которые хотелось упасть,  как в
пуховую перину.
     -  Тина,  - усмехнулся, взглянув  на  Тину, Филипп.  -  Ты  собираешься
осуществлять свою мечту? Советую поторопиться! Если мы пробудем, как сейчас,
в состоянии полного ступора, то рискуем, как минимум, погрузиться в анабиоз,
а  как  максимум  -  замерзнуть  словно  мамонты в ледниковый  период.  Хотя
температура  здесь  и  не намного ниже нуля, но  нам  для  этого и ее  будет
достаточно. Подозреваю, - многозначительно глядя на Тину, произнес Филипп, -
что тебя не  оставляет идея заморозить меня окончательно! Уж если не обилием
кредитного мороженого, так снегами лыжного стадиона!
     Тина звонко рассмеялась и горячо возразила:
     -  Тон,  но я же не виновата, что со дня  нашего знакомства  все всегда
связано со сверхнизкими  температурами! И  ты напрасно  обвиняешь меня, Тон.
Это  не  у  меня,  а  у  тебя  неодолимая страсть  предлагать  исключительно
охлаждающие яства и развлечения! У ТЕБЯ!!!
     Филипп оглушительно захохотал и согласился.
     - Ох, Тина!.. Ты  даже не представляешь... как ты права! Я -  болван!..
О-о-о!..  Какой  болван!!!  Спасибо,  что  бъяснила  мне...  причину моих...
неудач!
     - Пожалуйста, Тон, пожалуйста! - скрывая иронию, сказал Тина.  - Я же -
твой друг. Можешь смело расчитывать на мое понимание и поддержку.
     Филипп  бросил  на  нее  быстрый  взгляд  и,  криво усмехнувшись,  тихо
заметил:
     - "Понимание"... Если бы так!..
     Тина этих слов не услышала. Она деловито  установила на лыжне свои лыжи
и попыталась  разобраться с креплением. Филипп подошел к  ней, присел  у ног
Тины и быстро закрепил ботинки.
     - Порядок! Можешь ехать, Тина!
     Он дождался,  когда она наденет перчатки, потом подал  палки,  показал,
как правильно их  держать,  и вернулся к  своим лыжам. Но прежде, чем надеть
их,  Филипп взял фотоаппарат.  И  сделал  это,  как  оказалось, вовремя.  Он
ухитрился  запечатлеть именно тот момент, когда  Тина,  сделав два сумбурных
шага,  запуталась в последовательности перемещения палок и  лыж и, абсолютно
не координируя собственные движения, упала.  Тина тут жу  громко захохотала.
Филипп  бросился к ней, заметив, что она  беспомощно барахтается в снегу, не
догадываясь хотя бы  избавиться от палок.  Филипп поставил Тину  на ноги  и,
сдерживая смех, заботливо спросил:
     - Ты не ушиблась?
     Она  отрицательно  качнула головой  и,  весело  и довольно улыбнувшись,
заявила:
     - Какая прелесть!  Обожаю кататься на  лыжах!!! У меня почти получилось
скользить, как настоящему лыжнику! Правда, Тон?
     Филипп серьезно согласился:
     -  Да.  У  тебя  замечательно  получается! А главное,  я успел  сделать
исторически важный снимок твоего первого триумфального шествия по лыжне!!!
     Тина лукаво посмотрела в его глаза и засмеялась.
     - Ох, Тон!.. Лучше бы ты запечатлел мое десятое или сотое "шествие"!
     - Ну  нет!  - воскликнул Филипп. - И потом...  Тина, ты  все  правильно
делаешь, вот только...
     Филипп принялся объяснять  ей, что и как требуется выполнять, чтобы  не
просто  беспорядочно "топать"  по лыжне,  а  скользить.  Тина внимательно  и
серьезно  слушала его  наставления, потом, дождавшись, когда  Филипп наденет
лыжи   и  встанет  рядом,  попыталась  реализовать  только  что   полученные
теоретические  знания  на практике. Филипп  помогал ей,  не  оставляя  ни на
секунду. Они  долго мучились. Иногда оба, иногда только Тина, падали в снег.
но  веселились  и  смеялись  от  души.  Впрочем,  Тина  оказалась  способной
ученицей.  Вскоре  Филипп одобрительно заметил, что  Тина  гораздо уверенней
чувствует себя на лыжне.
     9
     С удивлением и  нескрываемым удовольствием Барс наблюдал,  как  Тина  и
Филипп целыми  днями  катаются  на лыжах,  лепят из  снега забавные фигурки,
строят замысловатые крепости, радуются и веселятся, как дети, забыв обо всем
на свете. В том числе, и о том, что оба - взрослые солидные люди.
     Обычно после ужина Барс отправлялся в ежевечерний обход, а затем уходил
в  одну  из   отдаленных  комнат,  деликатно  предоставляя  Тине  и  Филиппу
возможность свободного общения наедине.
     Они  подолгу сидели  у  камина,  беззаботно  шутили, беседовали, иногда
молчали, думая  каждый  о  чем-то  своем и пристально глядя  на  размеренные
мягкие блики огня.
     Этот вечер не стал исключением.
     Тина  и Филипп устроились  перед  камином  прямо  на ковре. Между  ними
стояла початая  бутылка  и  два  бокала. Филипп плеснул в  них  вино  и один
протянул  Тине.  Она  взяла  бокал,  сделала  большой  глоток и  восторженно
сказала:
     - О, Тон!.. Такого божественного напитка я в жизни не пила! Прелесть!!!
Волшебный букет!!! Надо экономнее расходовать это  вино.  А ты, Тон, слишком
расточителен. Уже вторую бутылку откупорил!
     Филипп усмехнулся  и искоса бросил  на Тину взгляд.  Спиртное  окрасило
щеки  Тины  нежным  румянцем,  глаза  чарующе  заблестели.  За эти дни  Тина
отдохнула и выглядела настолько  привлекательно,  что  Филипп временами едва
справлялся с собственными чувствами.
     Тина вряд ли  догадывалась, как велико было воздействие ее  невероятной
женственности, мягкой пластики  и...  потрясающей сексуальности. Каждый жест
Тины,  каждое движение манили  и притягивали к  ней, как  магнит. Филипп был
опытным  человеком  и точно знал,  что  Тина  относится  к тому редкому типу
женщин, которые, не отличаясь броской и яркой красотой, обладают незаурядным
магическим воздействием на мужчин. Именно  таких женщин  хотелось носить  на
руках, ласкать,  лелеять,  баловать,  выполнять любые их прихоти  и желания,
проявлять   о  них  заботу.  В  ответ  они   дарили   невероятную  нежность,
удивительную  преданность, страстную  любовь  и  фантастическое  чувственное
наслаждение.  Покорить сердце таких женщин,  как правило,  не просто, потому
что   они  каким-то   сверхъестественным  образом  безошибочно  выделяют  из
огромного числа поклонников настоящего  мужчину - благородного,  достойного,
порядочного.   Одним   словом,   мужественного.  И  не  обязательно  таковым
оказывается  высокий  стройный  атлет - общепринятый эталон  мужской силы  и
красоты. Это обычное женское заюлуждение  никогда  не распространяется на ту
особую категорию, к которой по  праву относилась  Тина. Филипп безуино желал
стать для Тины тем близким  человеком, который вернет ей  веру в возможность
любви и счастья. Но пока...
     - Тон, - вновь раздался голос Тины. - Тон, ты меня слышишь?
     - Слышу, Тина, слышу! -  откликнулся Филипп. - Я хочу тебя успокоить. У
нас достаточно запасов отменного вина, чтобы пить столько,  сколько хочется.
Без граничений и тревог!
     Она засмеялась, допила вино и протянула бокал Филиппу.
     - Тогда, наливай! Пить, так пить!!!
     - Согласен! - кивнул Филипп и вновь наполнил бокалы.
     Тина  свой  опустошила  наполовину,  вытянулась на ковре, подложив  под
подбородок руки, и стала безмятежно смотреть на огонь в камине.
     Какое-то время Филипп раздумывал,  потом устроился рядом в той же позе,
что и она.  Оба долго молчали. Затем Филипп повернулся на бок, подпер голову
согнутой в локте рукой и тихо произнес:
     - Тина, тогда мы... при встрече... не договорили.
     Она  развернулась  в  его сторону, припала щекой  на  сомкнутые руки  и
уточнила:
     - О чем?
     - О тебе, - коротко отозвался Филипп.
     - Обо мне?!! - удивилась Тина, озадаченно глядя на него. - Разве?.. Мне
казалось, я достаточно откровенно и подробно...
     - Я не об этом! - перебил ее Филипп. - Я... о тебе. Именно о тебе самой
спрашивал.
     - Тон, - улыбнулась Тина, - ты меня озадачил. Я не понимаю тебя.
     Филипп немного помолчал, потом устремил на Тину проницательный взгляд и
медленно спросил:
     - Тина, у тебя есть... близкий человек?
     - То есть? - не поняла она его вопрос. - Что ты имеешь в виду?
     - Ну... - Филипп сделал небольшую паузу и уточнил: - Я  имею  в виду...
мужчину.
     Он  заметил,  что  Тина растерялась от его вопроса.  Она  привстала  на
колени, подумала, потом всплеснула руками и рассмеялась.
     -  Ну и вопросы ты, Тон, задаешь!!! Совсем меня смутил! И главное, ни с
того, ни с сего! Ты считаешь, спрашивать подобное - тактично, Тон?
     Филипп усмехнулся и непринужденно возразил:
     - Может, это и не тактично. Но мы, во-первых, давние друзья. Во-вторых,
взрослые  люди.   А  в-третьих,  что  тут  особенного?  Я  же  не  спрашиваю
конкретного имени и прочего. Просто я хочу знать именно о тебе, Тина. Только
и всего.
     Он говорил  так  спокойно  и просто, что  Тина,  внимательно и  открыто
посмотрев в его лицо, вдруг честно призналась:
     - Ты прав, Филипп. Мы  - давние друзья. И всегда были откровенны! - она
сделала  паузу, допила вино и серьезно  завершила:  - У меня нет... близкого
друга. И не было.
     Тина глубоко вздохнула, долго молчала, глядя на огонь в камине, а затем
грустно продолжила:
     -  Понимаешь,  Тон...  Я  была  так невероятно счастлива с  Даном, что,
наверное, исчерпала весь выданный мне Судьбою лимит. И мне вполне хватит тех
запасов счастья... так я думаю!..  на долгие-долгие  годы. До  конца  жизни.
Любить так, как я любила дана, я никогда никого не смогу. С гибелью Дана для
меня закончилось все то, что ты называешь "личной жизнью". Вот так.
     Филипп  раздумывал  какое-то время, глядя  на  неподвижный силуэт Тины,
потом решительно произнес:
     - Тина, я понимаю твои чувства. Но  ты не совсем права. Тебе еще нет  и
29 лет. ты - молодая женщина. Привлекательная. Полная сил. Впереди  у тебя -
долгая жизнь. И она должна быть полноценной. А любить кого-то так, как Дана,
совсем необязательно. Да  и  невозможно это. И незачем. Это то, что навсегда
останется в твоей  памяти. Но  пойми,  Тина, в ПАМЯТИ!!!  Потому  что  это -
прошлое.  Пусть  прекрасное, замечательное,  но ПРО-ШЛО-Е!!!  Только им жить
нельзя.  Пойми, Тина,  НЕЛЬЗЯ! -  горячо и  убежденно заявил он. -  И с чего
вдруг ты решила, что должна лишить себя  права чувствовать, дышать,  видеть,
наслаждаться жизнью?
     - Ничего я не решила! - возразила Тина. - Это - внутри меня. Оно просто
есть. И все. И я, несмотря ни на  что, чувствую,  дышу,  вижу  и наслаждаюсь
жизнью, как и все другие люди. Тон, твои возражения и доводы напрасны. Ты же
сам убедился,  что интерес  к  окружающему миру  я не потеряла! Вот и сюда с
тобой отправилась. Хотя, конечно, и предполагать не могла, какой неожиданный
сюрприз  ты мне  приготовил.  Тон,  я  очень  благодарна тебе! Спасибо!!!  -
лучезарно улыбнулась Тина, бросив на Филиппа выразительный взгляд.
     Он улыбнулся в ответ, привстал, наполнил бокалы и весело предложил:
     - Тина, давай выпьем за то, чтобы в будущем у нас все удачно сложилось!
     - Давай! - согласилась она.
     Оба до дна осушили бокалы.
     - Тина, хочешь еще вина? - неожиданно спросил Филипп.
     Она звонко и мелодично рассмеялась и бесшабашно согласилась:
     -  Хотя я и чувствую, что окончательно опьянела, но все равно! В общем,
да! Хочу!
     Филипп наполнил бокалы и один протянул ей.  Тина  взяла бокал,  сделала
несколько  глотков,  потом  поставила  его  перед  собой,  любуясь  пунцовым
насыщенным цветом вина.
     -  Все! Тон,  я  совершенно пьяна! Со-вер-шен-но!!! Вдрызг!!!  -  вдруг
объявила она. - даже встать не могу. Ноги, как ватные! Не хватало только при
попытке  перемещения своего  тела  в  спальню  разбиться  или  покалечиться!
Кажется, придется заночевать прямо здесь, у камина.
     Филипп быстро  встал,  наклонился,  подхватил  Тину  на руки  и  широко
зашагал в сторону тех комнат, которые занимали он и Тина.
     -  Тон!  Что  ты  делаешь?!!  -  громко  воскликнула  она.  -  Куда  ты
направляешься?!!
     Он остановился и, усмехнувшись, прошептал:
     - В постель...
     Тина отпрянула и, бурно протестуя, забилась в его руках.
     - Ты сошел с ума!!! Отпусти меня немедленно! Немедленно!!! Что ты...
     Филипп перебил ее, невозмутимо переспросив:
     - Что я? Что, Тина? Я всего лишь несу тебя в постель.
     - Не надо этого делать! Что за выдумки?!! Немедленно...
     Она с силой застучала сжатыми кулачками в его грудь.
     - Тина, дорогая,  ты сейчас нокаутируешь меня! А  ведь  я всего-навсего
хотел  помочь  тебе.  Я  хотел  доставить  обезноженную вином  женщину в  ее
комнату.  На  кровать. Но  раз  мои старания не  оценены должным  образом, -
грозно и сурово нахмурился Филипп, - то возмущенный и неблагодарный  пьяница
будет возвращен на прежнее место!
     Вернувшись к  камину, Филипп  остоорожно  опустил  Тину  на ковер.  Она
ошеломленно молчала, напряженно раздумывая, а потом звонко рассмеялась.
     - О,  Боже!..  Ха-ха-ха!.. Глупейшая  ситуация!.. Тон,  дорогой, я... я
вообразила... О, Боже!.. Это ж надо!..
     Расположившись около нее, Филипп тоже захохотал.
     - Тон!.. - вытирая  выступившие  на глаза  слезы, продолжила Тина.  - Я
абсолютно  бездарно...  причем,   как  выяснилось,  совсем   не  к  месту!..
изобразила  юную девственницу...  которую коварный похититель...  собирается
лишить невинности! Боже мой!!! Вот ужас!!! Кошмар какой-то!..
     -  Тина,  ты  напрасно усомнилась  в  своих актерских  способностях!  -
шутливо возразил Филипп. - Поверь  очевидцу и похитителю в одном лице, что в
роли девственницы ты была очень  убедительна. Я  не на шутку забеспокоился о
сохранности  собственной  жизни!  Признаюсь  честно,  что  такого отчаянного
сопротивления женщины я не встречал ни разу в жизни!!!
     -   А  главное,  той,  на   особое  расположение  которой  никто  и  не
претендовал!!!  - вновь  захохотала  она. - Тон, ты, к счастью, встречался с
нормальными  женщинами!  А  тут  необычный случай. Внезапный  приступ "белой
горячки"  и буйное  помешательство от нескольких  бокалов  вина! Тон, прошу,
будь снисходителен и забудь это прискорбное недоразумение, - скрывая иронию,
умоляюще  попросила  Тина,  бросив  на  Филиппа лукавый  взгляд. -  Пообещай
немедленно,  что уже  забыл!!! Иначе  у меня не хватит мужества ни  на  одну
встречу с тобой. Или я прямо сейчас до тла сгорю от стыда и смущения!!!
     -  Тина,  я  - благородный  человек!  -  расправив  плечи  и  грудь,  с
подчеркнутой  важностью  заявил  Филипп.  -  Просьба  женщины  -  закон  для
настоящего мужчины. С этой секунды я забыл  о  том, как  нес тебя на руках в
постель.
     До конца не выдержав взятого тона, Филипп вдруг громко захохотал.
     -  Тина...  прости!.. но  с  этой  секунды...  забыть не  получается!..
Наверное,  я...  не  достаточно  благороден!!!  Можно я забуду... через пять
минут?!! Ха-ха-ха!!!
     Она согласно кивнула и тоже весело захохотала.
     Когда оба немного успокоились, Филипп посмотрел на Тину и спросил:
     - Еще пить будем?
     Тина сначала с сомнением пожала плечами, а затем решительно кивнула:
     - Да! Но под твою ответственность, Тон! Я не могу гарантировать, что не
выкину еще какой-нибудь экстравагантный номер после очередного бокала.
     - А-а!.. - махнул рукой Филипп и налил вино. - Теперь меня вряд  ли что
удивит!!! Поэтому выпьем за дальнейшее взаимопонимание, Тина? Да?
     - Да! - коротко согласилась она.
     Когда бокалы опустели, Филипп вдруг нараспев позвал:
     - Ти-на...
     - Да, Тон...
     Тина снова вытянулась у камина  и положила на  руки  подбородок. Филипп
лег на спину с ней рядом, забросив руки за голову. Оба долго молчали.
     - Ти-на... - вновь тихо позвал он.
     - Да?.. - почти беззвучно откликнулась она.
     - Посмотри на меня, пожалуйста, - попросил Филипп.
     Тина искоса бросила на него вопросительный взгляд.
     - Я смотрю, Тон. Что ты хочешь?
     - Я хочу, чтобы ты увидела Филиппа, - многозначительно сказал он.
     - Филиппа?!! - недоумевая, уточнила она.
     - Да, Филиппа, -  подтвердил он, повернулся на бок, оперся на локоть  и
посмотрел на Тину. - Они все-таки разные - Тон и Филипп.
     Тина только теперь вспомнила их давнюю  беседу. Она засмеялась и, решив
поддержать шутку, беззаботно и иронично спросила:
     - Разве?
     - Да!.. - выдохнул он.
     Потом, потеряв всякую сдержанность, привстал, мгновенно развернул Тину,
крепко обнял и горячо прошептал у ее виска:
     - Да, Тина!.. Да! И я прошу тебя, забудь... о Тоне!..
     Филипп покрыл ошеломленное лицо Тины короткими поцелуями.
     -  Тина...  милая...  пойми  же,  наконец!..  Пойми!!!  Перед  тобой  -
Филипп!.. Филипп!!!
     Она очнулась  от  его внезапного натиска  и,  почему-то  тоже  шепотом,
возмущенно запротестовала:
     - Это уже не смешно!.. Отпусти меня!.. Отпусти!!!
     - Нет!.. Нет, Тина!.. На этот раз... нет!!!
     Филипп приник к ее  губам так  пылко и страстно, что у Тины перехватило
дыхание  и  закружилась  голова. Тина  пыталась  оттолкнуть  его,  но Филипп
настолько  крепко сжимал  ее  в  своих объятьях,  что  лишал  даже  малейшей
возможности  движения. Тина  вдруг  замерла.  Она  испугалась  того  отклика
собственного  тела, который помимо воли появился на действия Филиппа. Тина с
ужасом осознала,  что  объятья  Филиппа  ей приятны,  и  догадалась, что  он
чувствует это.
     Тина не ошибалась.  Филипп, действительно,  с  восторгом  и  ликованием
понял, что  к его ласкам Тина не осталась равнодушна. Желание обладания было
настолько сильным, что  Филиппу  казалось,  он прямо  сейчас сгорит от  того
пожара, который бушевал в крови. Теряя выдержку, Филипп  нетерпеливо и нежно
провел горячей ладонью от колена вверх по бедру Тины...
     Эта смелая ласка  мгновенно избавила Тину от угара нахлынувшей страсти.
Она решительно начала освобождаться из рук Филиппа.
     -  Филипп...  прошу тебя...  -  прерывистым голосом  произнесла  она. -
Филипп... Филипп...
     - Тина...  любимая...  - глухо  заговорил он, не  выпуская ее  из своих
объятий.  - Я столько лет  ждал  тебя!  И сейчас  я счастлив!.. Не  отвергай
меня... пожалуйста!..
     Он с нескрываемым  пылом вновь  приник  к ее губам. Чувствуя, что  Тина
взволнованна и тревожна, Филипп продолжил со всей возможной убедительностью:
     -  Тина, любовь моя, пойми!.. Пойми, у меня нет желания любой  ценой...
затащить тебя  в постель.  То  есть... желание  есть, конечно. Отрицать  это
глупо!  Я безумно люблю тебя! Я хочу  только одного. Я хочу,  чтобы ты стала
моей женой! Завтра же! Пожалуйста, согласись!.. Я люблю тебя, Тина! Люблю!!!
     - Филипп,  ты сошел с  ума!!! - с ужасом воскликнула Тина.  - О  чем ты
говоришь?!!
     От  волнения Тина в этот момент забыла  и о том, что  лежит  в объятьях
Филиппа, и о  его поцелуях, и  о  собственной реакции на  них. Главным стало
ошеломляющее признание Филиппа и его предложение о браке.
     - Я говорю о том, чтобы мы завтра  же поженились! - настойчиво повторил
Филипп. - Завтра же!!!
     - Но это невозможно! Невозможно, Филипп!!!
     - Почему, Тина? Почему?!!
     Она внимательно посмотрела в его глаза,  но увидела в них такую любовь,
нежность и страсть, что пришла в отчаянье.
     - Филипп, Филипп... - начала Тина. - Твое положение...
     - Мне на него плевать! - отрезал он. - И на мнение кого бы то  ни  было
тоже! Я хочу, чтобы ты стала моей женой. Это главное. Все остальное не имеет
значения. Абсолютно!!!
     Тина освободилась из его объятий, села и горячо возразила:
     - Да! Тебе легко на всех плевать! А у меня - дети.
     - Не беспокойся,  Тина, - Филипп сел с ней рядом и обнял ее за плечи. -
Дети  Дана никогда не  будут обижены. Я сделаю для  них все и воспитаю,  как
своих. Клянусь!!!
     - Я в этом не сомневаюсь, Филипп. Я очень  благодарна за твои слова. Но
дело совсем в другом. Пойми, о твоем  выборе жены  станет известно всем. Как
только выяснится мое имя... ты же знаешь, Филипп!.. всю мою жизнь немедленно
вывернут  наизнанку.  Немедленно!  Мне  стыдиться  нечего,  но...  Публичной
огласке предадут мою  работу  в  фирме. Упор будет делаться только на одно -
"женщина  по  вызову"!  У большинства  людей это вызовет вполне определенные
ассоциации. А любые объяснения, как ты понимаешь, бесполезны.
     - Мне это безразлично! - убежденно заявил Филипп.
     - Возможно! - согласно кивнула Тина. - Но моим детям... Каково придется
им,  когда со  всех сторон они будут слышать слова "женщина по  вызову"?!! О
своей матери!!!  Их же не оставят в покое! А объяснить я  им ничего не могу.
Они еще слишком малы, чтобы разбираться в специфике моей работы. Я ни за что
на  свете не подвергну даже малейшей угрозе  репутацию и  благополучие своих
детей! Ни за что!!! Поэтому забудь о браке со мной, Филипп. Твое положение -
реальная  опасность для  меня  и  моих детей! Эта  причина  - основная.  Все
остальное - не так важно. Поэтому, нет. Категорически. Нет!!! Твоей  женой я
не стану никогда!!! - жестко и безапелляционно закончила она.
     - О. Боже!..
     Филипп закрыл лицо руками.
     - Господи, ну за что ты так наказал меня?!! - в отчаянье воскликнул он.
- За что?!! Подскажи, что мне  делать? Я по рукам и  ногам  связан Долгом по
отношению к своей семье. Отказаться не могу. Но и от своей любви тоже!!! Что
мне делать, Господи?..
     Он говорил с такой болью, что Тина, сердце которой  сжалось и перестало
стучать, выскочила за дверь.
     Она  нервно  ходила  вокруг  дома,  потом  в изнеможении  опустилась на
ступеньки, обхватила колени руками и прижалась к ним головой.
     Тина не заметила, что дверь открылась, и вышел Барс.  Он  осторожно сел
рядом с ней, обнял, прижал к  себе  и  ласково погладил по голове. Тина тихо
всхлипнула, а потом громко разрыдалась, не в силах справиться с собственными
чувствами.
     - Милая... хорошая...  славная девочка... -  успокаивающим ровным тоном
тихо повторял Барс.
     Он поневоле  услышал  громкие  реплики,  которыми  обменивались  Тина и
Филипп.  Безысходность  ситуации,  в  которую  они  попали,  привела  всегда
невозмутимого сдержанного Барса в отчаянье. Он, как обычно  в  экстремальной
ситуации,  постарался мгновенно найти наиболее правильное решение и не смог.
Оказалось, что его  нет - однозначного безошибочного  решения. Барс старался
усмирить собственные эмоции и разумно осмыслить происходящее. Конечно, ничем
помочь  Барс не мог. Но тем не менее, он поспешил к Тине, отчетливо понимая,
как  она расстроена. Такая сильная и такая слабая  одновременно  Тина.  Барс
догадывался,  насколько  тяжело  сейчас  и  Филиппу,  сочувствовал  ему.  Но
Филипп... и Барс  это  точно  знал!.. не  был  слабаком и слюнтяем. Он  умел
"держать удар". Поэтому Барс и устремился к  Тине. Именно  ей, посчитал  он,
сейчас больше необходима поддержка. И не ошибся.
     Присутствие Барса,  его искреннее участие успокаивающе подействовало на
Тину.  Она  вытерла  ладонями  мокрые  щеки  и  подняла  к  Барсу несчастное
заплаканное лицо.
     - Барс... Барс... скажи... что же это?.. - прерывистым голосом спросила
Тина.
     Он задумчиво и внимательно посмотрел на нее.
     - Тина,  девочка,  что я могу сказать? Я знаю только одно. Филипп любит
тебя. Любит давно. Я это понял даже раньше, чем он сам. Я же намного  старше
вас. Опытнее.Хотя,  честно  говоря,  я  не  преполагал,  что  любовь Филиппа
окажется настолько сильной, что он будет  хранить  ее все эти долгие  десять
лет.   Мне  казалось,  твое  замужество,  длительная  разлука,  свойственное
молодости легкомыслие и непостоянство в своих привязанностях... да и что тут
скрывать!.. связи с  другими женщинами  вытеснят любовь  к  тебе,  Тина,  из
сердца Филиппа.  Но этого не  произошло. Филипп  никогда  не  забывал  тебя,
девочка!  Никогда!!! Я,  как никто  другой,  знаю  это. Знаю  точно.  Честно
признаюсь, это меня удивляло. Если  бы ты, Тина, знала, как окрылила Филиппа
ваша встреча! Встреча,  на которую он не надеялся,  о которой давно запретил
себе думать!!! Ты, Тина, нужна Филиппу. Это все, что я могу сказать.
     Она глубоко вздохнула и печально произнесла:
     -  Ах,  Барс!..  Ты  же  все  слышал... все  знаешь... Ты  знаешь,  что
положение Филиппа  - особое.  Недосягаемо  высокое.  Поэтому брак  со мной -
безумие! Безумие, Барс!!! - горячо воскликнула она.
     Он согласно кивнул.
     -  Да. Проблема есть. Но,  возможно,  со временем ее можно будет как-то
решить. Сейчас мы  все  немного...  возбуждены. Поэтому  не можем спокойно и
здраво все обдумать. Надо немного подождать. Страсти утихнут и тогда...
     Тина покачала головой и тихо возразила:
     - Барс, есть... другая причина. Не менее важная.
     Он проницательно  заглянул  в  ее глаза. Тина обняла  Барса  за шею  и,
приблизившись к его виску, быстро  и  проникновенно зашептала, словно боясь,
что  звуки голоса  выдадут все ее волнение и боль. Тина  отпрянула от Барса,
снова обхватила колени руками и устремила немигающий взор прямо перед собой.
     Барс долго молчал, потом глубоко вздохнул и задумчиво сказал:
     - Знаешь, Тина... так  бывает в жизни... ну...  Как же  это выразить?..
Вот  какой пример пришел  мне  в  голову. Композитор  начал  писать  музыку.
Замечательную! Удивительно красивую! Но пожар уничтожил ноты. Восстановить с
абсолютной  точностью  то,  что  было  написано, невозможно.  Так  что же?..
Никогда больше ничего не  сочинять?  Ты как считаешь, это будет правильно? Я
думаю, нет. Композитор  начнет писать новую музыку.  С чистого  листа. Пусть
она будет совсем не та,  что прежде.  Но  возможно, в ней зазвучит и то, что
было  в том,  незавершенном  и  утраченном сочинении.  И  эта  новая  музыка
обязательно  подарит  его  душе  радость  и   счастье.  Согласись,  было  бы
противоестественно, если бы жизнь человека... иногда во  многом трагичная!..
навсегда осталась окрашена только одной темной мрачной краской. Я думаю, это
неправильно.  И ты  подумай об  этом, Тина.  Я  понимаю,  как непросто тебе.
Понимаю, девочка. А еще твердо помни, что  всегда можешь рассчитывать на мою
помощь и  поддержку. Помни,  что ко мне ты можешь  обращаться всегда. Потому
что ты - замечательная женщина, Тина. Я уважаю тебя.
     -  Спасибо, Барс, - с  признательностью и теплотой откликнулась  она. -
Спасибо.
     Оба  услышали,  как  открылдась дверь. Они одновременно  повернулись. В
проеме стоял Филипп. Он взглянул на Тину и ровным тоном спросил:
     - Ты не замерзла? Вечер довольно прохладный.
     Она неопределенно повела плечами и растерянно ответила:
     - Нет... немного...
     - Пойдемте в дом? - бесстрастно предложил Филипп.
     Тина и Барс послушно встали. Филипп пропустил Тину и вошел за  ней. Все
трое дружно пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись по комнатам.

     Тина  лежала в постели,  обдумывая  снова  и снова  все, что  произошло
сегодня:  объяснение  с  Филиппом, разговор  с  Барсом.  Тина только  теперь
поняла, в какой  водоворот событий затянуло ее. Если бы она хоть на мизерную
долю догадывалась об истинных чувствах Филиппа, то никогда не согласилась бы
на эту поездку. Как она  - взрослая женщина - могла  не  замечать того,  что
было таким очевидным?!! Как?!!
     Вспоминая  предыдущие свидания  с  Филиппом,  его  поведение,  взгляды,
поступки, слова, Тина ясно осознала,  насколько  была слепа и  глуха. Как же
поздно  наступило прозрение!!! Если бы можно  было вернуть  все назад,  Тина
категорически    отказалась    бы   поддерживать   с   Филиппом   отношения.
Категорически.  А она,  увлеченная  детскими  и  юношескими  воспоминаниями,
перенесла ту,  прежнюю,  дружбу в  настоящее.  Это было ошибкой. Да  что там
"ошибкой"!!! Катастрофой!!!
     Тина  отчетливо  понимала,  что брак  с  Филиппом невозможен  по многим
причинам:   его  высокое   положение   Наследника,  ее   необычная   работа,
общественное  мнение,  репутация  детей.  Все  это   в   совокупности  и  по
отдельности являлось непреодолимым препятствием. Непреодолимым!!!
     Но  было еще одно. То,  в  чем Тина честно  призналась Барсу и о чем не
нашла в  себе  сил сказать  Филиппу. Сказать  открыто  и  прямо.  Его взгляд
остановил ее. Филипп  был  ей очень дорог,  но... Тина его не любила и точно
знала,  что  полюбить не сможет никогда.  Никогда!  Ни Филиппа, ни кого-либо
другого. Ее любовь, ее  нежность были  отданы  Дану. Он забрал их  с  собой.
Забрал в небо,  к звездам, в  Вечность...  Туда же  улетел розовый воздушный
шарик ее  СЧАСТЬЯ.  СЧАСТЬЯ, которое называлось одним  именем. Только одним.
ДАН... Ничего изменить здесь было нельзя. Да Тина и не хотела этого.
     До встречи с  Филиппом она чувствовала себя, словно закованной в броню,
потому что сердце ее... и Тина это твердо знала!.. оставалось бесстрастным и
невозмутимым.  Тине  казалось,  что  ее  личная   жизнь  навсегда  останется
размеренной,  предсказуемой,  без потрясений  и непредвиденных  поворотов  и
катаклизмов,  но...  Сама  того не желая,  Тина попала  в ситуацию, которую,
сколько ни осмысливала, до конца понять не могла. Дело было даже не  в любви
Филиппа,  а в  ней  самой.  Она  не  понимала СЕБЯ. Те  чувства, которые она
испытала,  когда  Филипп  с  нескрываемой  страстью обнимал ее,  испугали  и
насторожили. Тина растерялась. Филиппа она не любила, но его ласки и поцелуи
были  ей  приятны  и будили, против  воли, ответную страсть. Но так  быть не
должно!!! Это какое-то наваждение! Умопомешательство!
     Единственный  выход  и  единственное решение  - немедленно,  немедленно
расстаться с  Филиппом, прекратить все отношения  с  ним.  Прекратить.  Все.
Окончательно!!!
     Тина  глубоко вздохнула.  Она вдруг  представила, что  больше  никогда,
никогда, никогда  не  увидит  Филиппа, не услышит его  голос. Ей  стало  так
страшно, что она похолодела. Тина не хотела  и  не  могла больше  терять. Не
могла! Но отчетливо понимала, что сделать это придется.
     Измученная переживаниями, запутавшись в  собственных сумбурных мыслях и
чувствах, Тина уснула только под утро...
     10
     За завтраком Тина и Филипп договорились о немедленном, безотлагательном
отъезде.  Каждый  понимал,  что оставаться здесь - бессмысленно. Они  быстро
собрались и двинулись в обратный путь.
     Дорога казалась бесконечной. Время словно нарочно замедлило свой ход. В
машине царило напряженное молчание.
     Когда они добрались до  города, Тина попросила остановиться и  заявила,
что  домой доедет на  такси. Барс выбрался  из машины, направился  к дверце,
чтобы помочь  выйти Тине,  но,  не дойдя, замешкался и сделал  вид,  что его
что-то отвлекло.
     Заметив,  что  Барс  чем-то  занят,  Тина потянулась  к  ручке  дверцы,
намереваясь  самостоятельно  открыть  ее.  Но Филипп  остановил  Тину мягким
жестом и обычным ровным тоном спросил:
     - Когда мы встретимся, Тина?
     Она опустила глаза, устремив  пристальный взгляд на свои руки,  лежащие
на коленях.  Тина  знала, что прямо сейчас должна решительно отказаться.  Но
эти интонации, прозвучавшие в голосе Филиппа,  знакомые  с  раннего детства,
странным образом  действовали  на Тину, потому  что  это  говорил как бы  не
только  Филипп,  но и ее  давний,  бесконечно дорогой  и  преданный  друг  -
забавный медвежонок Тон. И  если  объясниться  с  Филиппом  Тина могла  себя
заставить, то с  Тоном это было  сделать  невозможно.  В ее душе Тон  всегда
занимал особое  место.  Поэтому вычеркнуть, выбросить, забыть  Тона  Тина не
могла даже сверхъестественным фантастическим усилием воли. Не могла!!!
     Филипп внимательно  смотрел на Тину, спокойно ожидая ее  ответа.Вряд ли
она догадывалась, как не просто давалось ему это спокойствие. Если б он мог,
то  прямо   сейчас  увез   Тину  далеко-далеко   от  всех  забот,   проблем,
неприятностей,  надежно  укрыл  от  жестокой  реальности  ЖИЗНИ!  Но  ничего
подобного он сделать не мог, как ни обидно  было это сознавать. Не мог из-за
нее.  Не мог  из-за себя.  СУДЬБА словно  нарочно сводила  его  и  Тину,  но
почему-то упорно ставила между ними непреодолимые барьеры.
     - Ти-на... - позвал Филипп.
     Она подняла к нему растерянный взгляд и сумбурно пробормотала:
     - Я... не смогу. И вообще... Я... наверное... долгое время... занята...
не свободна...
     Она не поняла, почему  он так многозгачительно и проницательно  смотрит
на нее. Тина пожала плечами и неуверенно возразила:
     - Я не знаю... смогу ли я...
     Филипп  накрыл своей  ладонью  ее руки,  слегка сжал  их  и бесстрастно
произнес:
     -  Хорошо.  Так и  договоримся.  Я  буду ждать тебя,  а  ты поступай по
обстоятельствам и своему усмотрению. До встречи, Тина.
     Она  глубоко вздохнула, но  ничего не сказала. Филипп стукнул в окошко.
Барс  сразу открыл  дверь и помог выйти  Тине. Он остановил  такси, загрузил
вещи Тины, усадил ее и, когда машина уехала, вернулся к Филиппу.
     Тот задумчиво взглянул на Барса и печально спросил:
     - Что мне делать? Что, Барс? Я - в тупике. Ведь она права, Барс! Права.
Мое  положение, действительно,  большая опасность  для Тины  и  ее  детей. И
оградить  их  от нее  я не могу.  Барс,  ты понимаешь,  какая  в моей  жизни
катастрофа? Стать счастливым я смогу только в том случае, если  до основания
разрушу надежды и  будущее своей семьи, поставлю под удар  репутацию любимой
женщины и ее детей!!! Ты понимаешь  всю безысходность моего положения, Барс?
Впервые я не знаю, что делать, как поступить! Барс,  я безумно люблю ее!!! И
хочу  сам быть, наконец, счастливым! Неужели я не имею,  как миллионы других
людей,  на это права?!! Зачем все в  моей жизни, если  в ней нет главного  -
права  на любовь и  счастья с той  единственной  женщиной,  которое  выбрало
сердце? Ну почему, Барс,  почему не могут органично совпасть, дополнить друг
друга Долг Наследника  и Личное Счастье? Почему в моей  жизни это два разных
берега,  разделенных широким бурным потоком?  А сам я могу находиться только
на одном  из них? Почему, Барс? И что я  могу изменить? Что предпринять? Где
искать выход?..
     Барс сосредоточенно выслушал Филиппа, немного подумал и ответил:
     - Наверное, надо подождать. Набраться терпения и  подождать.  Возможно,
со временем что-то  изменится. Главное, не отчаиваться  и не терять надежды.
Кто знает, что ожидает в будущем каждого из нас! Кто знает...
     11
     Тина вышла  из дома  и  медленно  побрела по улице.  В который  раз она
повторяла те доводы, которые изложит Филиппу.  За прошедшие дни Тина приняла
решение все-таки встретиться с ним. Встретиться в последний раз.  Потому что
нельзя малодушно прятаться и избегать окончательного объяснения.
     Конечно, нелегко было вот так, резко, оборвать те нити, которые незримо
связывали ее и Филиппа на протяжении долгих лет. Что было там, в ее детстве,
радостного, яркого, праздничного? Только  Филипп. Встречи с ним, которых она
с  нетерпением ждала,  отсчитывая  дни  до  каникул. Длительная  откровенная
переписка... В своих письмах Филипп всегда проявлял к ее проблемам интерес и
внимание, не забывая  даже о мелочах, вскольз упомянутых ею.  Он  всегда был
заботлив  и деликатен,  ни  словом,  ни действием  ни  разу,  даже случайным
образом,  не  противопоставляя  и  не  подчеркивая  огромную  разницу  в  их
социальном положении. Никогда в присутствии Филиппа Тина не чувствовала себя
неуютно  из-за того,  что была  безродной сиротой.  Наоборот.  Знакомство  с
Филиппом, дружба с ним  восполнили отсутствие близких родных  людей. Тон, ее
Тон делал жизнь Тины отличной от одинаковой жизни остальных приютских детей.
В  душе Тины  никогда не гасло  теплое чувство безграничной благодарности  к
Филиппу  за  то, что он, 12-летний  мальчик, смог понять, как нужны были его
внимание  и забота сироте-малышке,  смог  отогреть  ее  сердце, скрасить  ее
будничную серую  жизнь маленькими праздниками, угощая  мороженым и соками. И
не  бросил, не прервал с ней связь, какой бы бурной и  разнообразной ни была
его собственная жизнь. Жизнь богатого Наследника Могущественной Семьи.
     Тина глубоко вздохнула...
     От  того,  что  ей предстояло  сделать,  боль  сжимала  сердце,  спазмы
сдавливали  горло.  Она  шла  на  это  последнее  свидание,  чтобы  навсегда
расстаться  с  безмерно  дорогим человеком, который  дал ей душевное  тепло,
заботу, любовь...
     Теперь из той ее жизни оставалась только Вера. Только она одна...
     Внезапно к  ногам Тины подкатился разноцветный мяч.  Она  остановилась,
потому что наперерез ей бросился громко  хохочущий мальчик. Он схватил мяч и
побежал к ожидавшей его подружке. Тина  улыбнулась,  проводив их взглядом, а
затем,  сменившись   в  лице,   окаменела.  Она  вдруг  отчетливо  вспомнила
проницательный многозначительный взгляд Филиппа, когда он назвал дату.
     Кровь прилила к голове Тины. Ее лицо  вспыхнуло, сердце забилось, как в
лихорадке. Тина прижала ладони к щекам, потом тряхнула головой  и, торопливо
развернувшись, стремительно направилась домой.
     Только теперь  она догадалась,  почему именно  сегодня Филипп  назначил
встречу!..

     Устав от монотонного хождения по гостиной, Филипп опустился  в кресло и
посмотрел на часы.  Прошло уже больше  часа сверх назначенного времени. Тина
так и  не появилась.  Значит...  Значит, его ожидания напрасны. Бессмысленны
любые надежды. Все!!! Сегодня ею поставлена точка.
     Именно сегодня!!!
     Сознавать  это,  заставить  себя  смириться  было невыносимо  тяжело  и
больно. Подобные чувства Филипп испытывал, когда Тина, решительно  отвергнув
его любовь, выбрав Дана.  Тогда ничего изменить Филипп не смог. А  теперь?..
Что теперь?.. Все, все, все бесполезно. БЕСПОЛЕЗНО!!!
     Филипп  встал и  направился в столовую.  Он открыл бар,  достал  виски,
плеснул в стакан и залпом выпил...

     Барс услышал шум подъехавшего автомобиля,  вышел из дома и сразу увидел
Тину,  быстро  бежавшую  по  дорожке.  Барс  пропустил  ее  -  запыхавшуюся,
раскрасневшуюся, и, улыбнувшись, с явным облегчением произнес:
     - Добрый вечер, Тина. Проходи в гостиную. Филипп ждет тебя.
     -  Добрый...  вечер... Барс...  -  прерывистым голосом ответила Тина  и
стремительно вошла в гостиную.
     Она остановилась на пороге, с трудом  переводя дыхание. Сумка выпала из
ее  рук.  Тина  сделала  несколько  шагов,  дошла  до  середины   комнаты  и
остановилась, растерянно и восторженно оглядываясь кругом.
     - Что же тебя здесь так удивило? - услышала она знакомый голос.
     - Все!!! Все!!! - выдохнула Тина и повернулась.
     - Все-о-о?.. -  протянул Филипп. - А  по-моему, ничего не меняется!.. -
он лукаво взглянул на нее и чуть насмешливо произнес: - Меня зовут Филипп. А
тебя?
     Тина звонко рассмеялась, догадавшись, что он ведет тот же самый диалог,
как при их первой встрече.
     - Валентина. Тина! - весело ответила она.
     Филипп усмехнулся и иронично заявил:
     - Думаю, реплику про возраст можно опустить... А что же было дальше?
     - Мороженое, Филипп! Мороженое! - насмешливо подсказала Тина.
     Оба дружно засмеялись.
     - Филипп, - обратилась к нему Тина, - ты извини, что я опоздала. Я...
     Он, не дослушав, со скрытой иронией возразил:
     - Что ты, Тина! Если помнишь, я со второй нашей встречи только и делаю,
что жду  тебя.  Кажется,  даже привык! Утешает только то,  что  жду  я,  как
правило, все-таки не напрасно.
     - А тем более, в таком привычном антураже!!! - быстро дополнила она.
     Тина восторженным взглядом  окинула гостиную и, покачав головой, звонко
засмеялась.
     Кругом - на полу, на диванах  и креслах -  были разложены, расставлены,
рассажены...  игрушки. Большие и  маленькие...  меховые  и  пластмассовые...
деревянные и  металлические... Куклы,  зайцы,  слоны,  кубики, конструкторы,
автомобили, паровозы,  кукольные дома с мебелью и  посудой  и многое, многое
другое...
     Стараниями Филиппа гостиная преобразилась в Магазин Игрушек.
     На  каминной полке Тина заметила подаренную когда-то Филиппу  маленькую
шарманку. Тина подбежала к камину, взяла ее в руки и легко покрутила ручку.
     - Тин-тон... тин-тон... тин-тон... - мелодично разнеслось по гостиной.
     -  Цела...  Надо же!!! До  сих  пор...  Поверить  невозможно!.. -  тихо
сказала Тина.
     Она  поставила шарманку на прежнее  место  и  устремилась к двери. Тина
схватила пакет,  раскрыла его, достала  Паддингтона, вернулась  к  камину  и
усадила медвежонка рядом с шарманкой.
     -  Вот  так  будет  справедливо.  Правда, Филипп?  -  открыто улыбаясь,
повернулась Тина к Филиппу.
     Он мягко улыбнулся в ответ и негромко произнес:
     - Все-таки ты вспомнила...
     Тина энергично кивнула и честно объявила:
     -  Да.   Но   только   тогда,  когда  прошла  половину  пути.  Пришлось
возвращаться  домой.  Ведь без твоей  копии, Филипп, юбилей  потерял  бы всю
прелесть и значимость!
     - Поверить  невозможно, что  в этот  день, ровно двадцать  лет назад, в
Магазине Игрушек я познакомился с маленькой непосредственной  девочкой и  со
всей   имеющейся   самонадеянностью  12-летнего   пижона  шикарно  предложил
мороженое! - насмешливо воскликнул Филипп.
     - Еще как шикарно!!! - подтвердила Тина. - 12-летний пижон  так поразил
воображение  8-летней  барышни,  что   отказаться  от  его  соблазнительного
предложения она не смогла!
     Филипп шагнул к Тине, взял ее руки в свои и тихо спросил:
     - Ты не жалеешь об этом, Тина?
     Она  прямо взглянула  в  его  глаза,  покачала  головой и так  же  тихо
ответила:
     - Нет, Филипп. Нет.
     - Я тоже, - добавил он, не отводя своего взгляда.
     Они стояли и молча смотрели друг на друга...
     Тина очнулась первой. Она убрала руки и беззаботно сказал:
     -  А  я хочу  есть!  Надеюсь,  торжественный  банкет по  случаю  юбилея
предполагается?
     Филипп улыбнулся и весело подтвердил:
     -  Предполагается!  И  позволь  с  самонадеянностью  32-летнего  пижона
заверить тебя, что не просто "торжественный", а грандиозный! Прошу!..
     Филипп церемонно предложил Тине согнутую в локте  руку. Она оперлась на
нее, подняла к Филиппу лицо и громок объявила:
     - А почетным гостем будет Барс!
     Филипп внимательно посмотрел на нее и быстро согласился:
     - Безусловно.
     Он  подвел  Тину  к  столу,  усадил  ее  и,  извинившись, вышел. Спустя
несколько секунд появился в сопровождении  широко  улыбающегося  Барса.  Тот
подошел  к  Тине и,  протянув  руку, раскрыл перед ней ладонь.  На ней  Тина
увидела крохотный серебряный колокольчик.
     - Это... мне? - удивленно спросила она.
     - Тебе, девочка, - подтвердил Барс. - Поздравляю с юбилеем!
     Тина встала и, взяв колокольчик, растроганно обняла и поцеловала Барса.
     - Спасибо, Барс. Спасибо.
     - Будь счастлива, девочка! -  благожелательно улыбнулся Барс и добавил:
- А вот этот, побольше, мы вручим второму юбиляру!
     Он протянул  колокольчик  Филиппу.  Тот  принял  подарок, потом  шагнул
вплотную к  Барсу и  крепко  обнял его.  Затем с  легкой  иронией  в  голосе
объявил:
     - Ну  что ж! Официальную  часть можно  считать завершенной. Прошу  всех
садиться!
     Филипп наполнил бокалы...

     Как  и  положено,  ужин  прошел  весело  и  непринужденно.  С  шутками,
воспоминаниями, смешными  комментариями  и  тостами.  На  десерт был вынесен
огромный торт -мороженое, украшенный забавными фигурками различных зверушек,
домиками, мячиками и прочим. Потом торжественно были объявлены танцы, и  все
участники праздника перешли в гостиную.
     Опередив Филиппа, Барс устремился к Тине, поклонился и, обняв за талию,
закружил ее по всему периметру гостиной.
     - Вот  что значит постоянно поддерживать великолепную спортивную форму!
- иронично восхитился Филипп. - Преимущества  годами  отработанной реакции и
скоростных качеств совершенно очевидны!
     Тина и Барс дружно засмеялись.
     - А опыт?!! Он почему не учтен? - дополнил Барс.
     - И сносгсшибательное мужское обаяние!!! - заявила Тина. - А еще Барс -
замечательный танцор! В отличие от некоторых... - насмешливо произнесла она,
бросив многозначительный взгляд на  Филиппа. - Которые предпочитают  танцу с
очаровательной дамой стол с обильными закусками!!!
     Барс  с   нескрываемым   интересом   посмотрел  на   Филиппа,   который
оглушительно  захохотал. А  Тина  продолжила, скрывая  улыбку и обращаясь  к
Барсу:
     - В  случае с незадачливым кавалером  произошло  одно из двух: или дама
оказалась  недостаточно очаровательно, или кулинарное искусство поднялось на
небывалую высоту!
     Филипп покачал головой и горячо возразил:
     -  Тина,  уверяю тебя, есть множество  других  вариантов, которые ты не
учитываешь!
     -  Барс,  поверь, это  Филипп  теперь  придумал. Чтобы  оправдаться!  -
засмеялась Тина. - Потому что в ресторане он с таким пылом рванулся к столу,
бросив  партнершу посреди зала, что по дороге сшиб все  стулья  и до  смерти
напугал официанта!
     Барс усмехнулся, лукаво посмотрел на Филиппа, потом на Тину.
     - Тина, девочка,  не суди  слишком строго. Наверное,  Филипп  был очень
голоден.
     -  Барс!..  Ты - провидец!!! - вновь захохотал Филипп.  -  Особенно это
чувство  обострилось  во  время  танца!  И  я с  ним  не справился,  как  ни
старался!..
     Барс засмеялся, а Тина, бросив скептический взгляд на Филиппа, сказала:
     - Наверное, ты болен. Сахарным диабетом. Острое чувство голода - верный
симптом.  Бедный  Филипп!..  Алкоголь тебе  категорически  противопоказан! И
сладости.
     - О, Боже, Тина!.. - Филипп схватился за голову. - Ты - такой же чудный
врач, как  я  - хиромант.  Мы  друг  друга стоим!  Обширность  наших  знаний
поражает воображение!!!
     - Особенно,  мое!  - объявил  Барс.  Он остановился, галантно поцеловал
руку  Тины  и  усадил ее в кресло.  -  Поэтому  мне  необходима  немедленная
прогулка.
     Тина вдруг насмешливо заявила:
     - Ну вот! И как прикажете это понимать?!! Каждый мой кавалер... даже не
дожидаясь окончания танца!.. сбегает, не чуя ног!!!
     Барс сразу возразил:
     - Тина, девочка,  я танцевал бы с тобой до утра.  Но!.. Если бы был лет
эдак  на 15 моложе!!! И  если бы некий завистливый и неудачливый соперник не
испепелял  меня гневными взглядами!!! Он  вынуждает  меня  трусливо покинуть
танцзал. Но я скоро вернусь. Как только чувство голода обострится  у  нашего
несчастного диабетика! Так что, не скучай, девочка.
     Ьарс направился к выходу, но, обернувшись у порога, иронично добавил:
     - Филипп, на кухне  - огромное  количество продуктов. Надеюсь, до моего
возвращения ты не умрешь голодной смертью!
     - Ох, сомневаюсь!.. - горестно вздохнул Филипп.
     -  Барс, пожалуйста, приходи  скорее, - серьезно попросила Тина. -  Как
только ты завершишь свою прогулку, вызови мне  такси. Я не хочу возвращиться
слишком поздно.
     -  Тина, но  ведь  дети еще  в отъезде.  Куда  ты торопишься?  - быстро
спросил Филипп. - И на работу тебе завтра не идти.
     Она согласно кивнула.
     - Да. Это так. И все-таки, Барс, пожалуйста...
     -  Хорошо,  - спокойно  ответил  тот,  заметив, как огорченно  вздохнул
Филипп.
     Барс ушел. Филипп бросил взгляд на Тину и улыбнулся.
     - Тина, на меня сыпалось столько обвинений!.. Позволь оправдаться. Хочу
разуверить тебя в верности поставленного диагноза. В моем случае диабет, как
причина, исключен.
     Он подошел к Тине, слегка поклонился и предложил:
     - Потанцуем?
     Она встала  и шагнула к нему. Филипп обнял ее, и  они  медленно  начали
двигаться в такт негромко звучавшей музыке, непринужденно беседуя.
     Как только танец завершился, Тина засмеялась.
     - Оказывается, я не так безнадежна, как думала! Хотя...
     Она устроилась в кресле и продолжила:
     -  Наверное, ужин  был  достаточно плотным. Или  кавалер,  устыдившись,
проявил милосердие и сочувствие к многострадальной даме. И на этот раз танец
завершился финальным аккордом, а не диабетической комой!
     Филипп засмеялся и предложил:
     - Выпьем вина?
     Тина покачала головой и насмешливо произнесла:
     - Соблазн, конечно, велик, хотя... Тебе  легче, Филипп.  Твой  диагноз,
как только что выяснилось, не подтвердился. А вот что касается меня...  Уж и
не знаю, стоит ли рисковать! А то опять начнется приступ  "белой горячки". Я
же зарекомендовала себя безнадежным алкоголиком!!! А впрочем... Согласна!
     Филипп ушел в столовую, а Тина откинулась  на спинку  кресла и прикрыла
глаза.
     Она чувствовала, что все складывается как-то не так. И  в то же  время,
не могла  не  признать, что  ей  настолько хорошо, беззаботно,  безмятежно и
радостно в  обществе  Филиппа,  как  не было  давно.  Тина не понимала себя,
своего  настроения, погрузившись в состояние  легкой  эйфории.  Преодолевать
его,  бороться  не  было  ни  сил, ни  желания.  Хотелось  продилть его хоть
ненадолго, избавившись от забот и проблем напряженной жизни.
     Тина открыла глаза и с улыбкой огляделась. Приятно  было сознавать себя
юной девчонкой в этом импровизированном Магазине Игрушек.
     Как же здорово, что Филипп устроил такой замечательный праздник!!!
     Появившись  в  гостиной с бокалами в руках,  Филипп  заметил,  с  какой
радостью Тина смотрит вокруг. Он догадался,  что ей понравилась его затея  с
Магазином Игрушек, и тоже улыбнулся. Он подошел к Тине и протянул бокал:
     - Прошу!
     Она устремила на него такой  сияющий взгляд, что  у Филиппа перехватило
дыхание. Стараясь сдержать собственные чувства, он объявил:
     - А мы забыли еще один тост. Он короткий. За нас!
     - За нас! - поддержала Тина.
     Они медленно выпили вино.
     Филипп вдруг решительно шагнул к Тине, осторожно взял ее за запястье  и
тихо,  но настойчиво,  потянул,  вынуждая  встать.  Тина  без  сопротивления
поднялась  и  вопросительно взглянула на него.  А  Филипп неожиданно  крепко
обнял ее  свободной рукой, притянул к себе, одновременно отбросив свой бокал
в  камин, и пылко приник  к  ее  губам.  Тина  замерла.  В голове  почему-то
назойливо вертелась только одна  мысль  - о бокале, который был в  ее руке и
который   обязательно  надо   было  куда-то  деть.   Вопрос   этот  требовал
немедленного решения и казался  самым  важным в этот момент.  Никаких других
мыслей  в голове  странным образом не  возникало. Именно  сейчас требовалсся
быстро определиться со злополучным бокалом.
     Неожиданно   Тина  почувствовала,  что  ее  руки  свободны.  Донесшийся
хрустальный звон свидетельствовал о том, что и этот бокал отправлен  в камин
вслед за первым.
     К  Тине,   наконец   избавившейся  от   предмета,  магическим   образом
дествовавшим на ее разум, вернулась способность  хоть к какому-то  мышлению.
Она сделала слабую попытку выбраться из объятий Филиппа.
     Он  это  сразу заметил и, покрывая  ее лицо  нежными  поцелуями, горячо
зашептал:
     - Тина... Тина... я люблю тебя!.. Люблю!.. Безумно!.. Тина...
     -  Филипп... -  тоже шепотом,  уворачиваясь от его поцелуев, произнесла
она. - Пожалуйста... Филипп... не надо... Филипп... Филипп...
     Не выпуская Тину из плотного кольца своих рук, он с мольбой посмотрел в
ее глаза и прерывистым низким голосом заговорил:
     -  Почему,  Тина?  Почему?..  Я   же  люблю  тебя!..  Люблю  безумно...
страстно!.. Скажи, я... совсем не нравлюсь тебе? Да?
     - Филипп... - Тина заметно растерялась. - Дело совсем не в этом...
     - Нет, Тина. Ответь мне. Я хочу знать твой ответ! - пылко  и настойчиво
попросил Филипп. - Честный! Я совсем не нравлюсь тебе, Тина?
     Она  опустила  голову, уткнулась лбом  в его  грудь,  вздохнула,  потом
подняла лицо, прямо посмотрела в его глаза и решительно сказала:
     - Ты нравишься мне, Филипп. Нравишься. Но...
     - Тина!..
     Он не дослушал и страстно приник к ее губам. Поцелуй был так долог, что
оба начали задыхаться.
     -  О, Боже!..  - воскликнула  Тина.  - Боже  мой!.. Филипп... Филипп!..
Пожалуйста, отпусти меня. Я должна... Давай поговорим!.. Пожалуйста... Прошу
тебя, Филипп...
     В ее  голосе  было  столько чувства, что Филипп,  усмиряя усилием  воли
собственные эмоции, разжал руки.
     Тина быстро отпрянула и поспешно заговорила:
     - Филипп, того, что сейчас происходит, быть  не должно!!! Я не понимаю,
не знаю, как это назвать. Но... Мы должны расстаться навсегда. Иначе... Я не
вижу выхода!!! Его нет, Филипп!!! И ты знаешь, почему. Да, ты мне нравишься.
Мне  хорошо с тобой. Ты  -  замечательный.  Но... но стать  твоей женой я не
могу. Я... я... я... я  не  люблю тебя, Филипп. А то...  что сейчас... между
нами... Этого я не понимаю! Ты  увлекаешь меня  в какой-то омут... неистовой
страсти.  Но подумай  сам, зачем это  нам?!!  Мне! Тебе!  Я ничего  не  могу
понять!..  Но  я  знаю  точно,  что мы  должны  расстаться. Должны,  Филипп!
Должны!!! И ты должен понять, что любовь ко мне - безумие!
     Он проницательно посмотрел на нее и с пылом возразил:
     - Должен?!! Должен?!! С ума  сойти!!! Я всем должен! Но почему?!! Тина,
любимая, постарайся понять то, что  я  скажу, как я  понимаю и принимаю твои
доводы о невозможности нашего брака. Я согласен пока отложить этот вопрос на
время.  Потому что  от своего желания назвать тебя своей женой ни за что  не
откажусь! Но я согласен  ждать. Хотя ты и представить  не можешь, как мне не
хочется этого делать!  Но и ты... ты, наконец,  пойми!..  что я  не могу без
тебя. Я люблю  тебя! Люблю!!! Ты говоришь,  что не любишь меня,  что я всего
лишь нравлюсь тебе.  Что ж! И на это я согласен. Моей... моей любви, Тина!..
хватит на нас  двоих. Главное,  я  тебе небезразличен. Ты утверждаешь, что я
затягиваю тебя в омут неистовой страсти. Но что же делать? Что?!! Я хотел бы
назвать тебя своей  женой, но  в силу сложившихся обстоятельств пока не могу
этого сделать.  Так почему  же тогда я  не  могу хотя бы назвать  тебя своей
возлюбленной? Почему?!!
     Она ошеломленно взглянула на него и едва слышно прошептала:
     - Филипп... ты предлагаешь... немыслимое!..
     Он стремительно шагнул к ней и, прямо глядя в глаза, сказал:
     -  Тина... пожалуйста... я  прошу  тебя...  пойми... Пойми, я...  я  не
предлагаю тебе стать моей любовницей. Я хочу, чтобы ты поняла, что то, о чем
я говорю... другое. Ты - моя единственная любовь. Любовь настоящая. Помнишь,
ты  утверждала,  что  любовь - не химера. Что  она есть. Теперь  я это точно
знаю. Знаю долгих десять лет! Десять лет, Тина, я ждал тебя. Ну неужели я не
могу  надеяться  хотя бы на  мизерный  кусочек  личного  счастья? Счастья  с
женщиной,  которую безумно  люблю!!! Тина, любимая, ну  что  же  делать? Все
складывается  вопреки моему желанию, моим мечтам. А я только должен, должен,
должен!!!  Но  пойми!..  Ты... ты одна!.. можешь  сделать  меня  счастливым.
Пойми, Тина, только ты. И  я...  я клянусь!..  что сделаю  все для  тебя.  Я
никогда не предам тебя!  Только  останься со мной. Снова расстаться  с тобой
выше моих сил! Я сойду с ума! Потому что не любить тебя я не могу!!!
     Филипп говорил проникновенно и  пылко, с мольбой и страстью. Мысли Тины
мешались. Здесь было все:  и давняя привязанность к Филиппу,  и  симпатия  к
нему, и женское сострадание, и  внутренние сомнения, и чувственное влечение,
и сознание невозможности  ответной любви, и  горькое  одиночество,  и многое
другое...
     Тина  смотрела на Филиппа и понимала, что  никакого  ответа сама в себе
она найти не может, настолько запутанно переплелись судьбы ее и Филиппа.
     А он, словно что-то прочитав в выразительном взгляде Тины, крепко обнял
ее.
     - Тина... любимая...  мы всегда, всегда будем  вместе!.. Я  не  оставлю
тебя...  а  ты  меня...  Мы всегда будем рядом!..  Только  не  отвергай  мою
любовь!.. Тина...
     -  Филипп... Ах, Филипп!..  -  глубоко вздохнула  она,  теряя последние
остатки самообладания.
     Он легким  поцелуем  прикоснулся  к крошечной  родинке  над ее губой  и
убежденно произнес:
     - Все будет замечательно, любимая... Замечательно!..
     Больше  не сдерживая собственные чувства, Филипп жадно  приник  к губам
Тины, подхватил ее на руки и, шагая через две ступеньки, устремился вверх по
лестнице...
     Невыносимыми  казались  даже  те  несколько  секунд,  которые  отдаляли
страстно желаемый миг наслаждения...

     Филипп осторожно поцеловал спящую Тину, оделся и  спустился в гостиную.
Он разжег камин, налил в бокал вина, сел в кресло и задумался.
     Противоречивые мысли и  чувства  мешались в невообразимом  хаосе в  его
сердце и  голове. Конечно, главным было то  невероятное счастье  обладания и
радость  чувственного  наслаждения,   которые   подарила  ему  Тина.  Как  и
предполагал  Филипп,  она  оказалась  потрясающей  любовницей.  Филипп,  без
малейшего намека на ревность, с огромным уважением подумал о  Дане, сумевшем
пробудить  в  Тине  ту  природную  сексуальность  и  чувственность,  которые
угадывались и  таились  в  ней. Дан и в этом оказался  замечательным парнем!
Было  больно  и горько сознавать только одно. Именно ему, Дану, безраздельно
отдала  Тина  свою  любовь.  Отдала навсегда. Теперь Филипп знал  это точно.
Оставаться рядом с любимой Филипп мог, только смирившись с  этим  фактом. Но
как же безмерно тяжело было это сделать!!! Как тяжело!..
     Сердце Филиппа вновь пронзила  острейшая  боль,  словно в  него ударили
раскаленным на огне кинжалом.
     Хватит ли у него сил опять пережить то...
     Филипп до дна осушил бокал и резко потряс головой из стороны в сторону.
Он сжал  руками подлокотники  кресла так, что побелели пальцы,  и решительно
встал.
     Довольно изводить себя!!! У него хватит сил на  все! На все!!! Главное,
чтобы Тина была  рядом. Всегда!!! Ради  этого  Филипп готов  был вынести все
муки ада. Он готов был, вопреки всему, добиться, чтобы и Тина, и он сам были
счастливы. Вместе.
     Филипп негромко позвал Барса...

     Тина услышала мелодичный звон колокольчика, открыла глаза и улыбнулась.
Сквозь небольшую щелочку приоткрытой двери она заметила Филиппа и позвала:
     - Филипп, можешь не прятаться!.. Я вижу тебя.
     Дверь  широко распахнулась, и  Филипп быстро подошел к Тине. Он  сел на
край постели, наклонился и многозначительно прошептал:
     - Ты уверена, Тина?..
     Она удивленно приподняла брови и засмеялась:
     - В чем?
     Филипп приблизился губами к ее уху и едва слышно уточнил:
     - Что видишь именно Филиппа...
     Тина обвила его шею руками и, заглянув в глаза, негромко ответила:
     - Еще как уверена! Спутать Филиппа ни с кем невозможно!
     - Даже... с Тоном? - усмехнулся он.
     -  С ним  - меньше всего! Они совсем-совсем разные - Тон и Филипп! -  и
без всякого перехода спросила: - А который час?
     Филипп немного помолчал, потом чуть иронично ответил:
     - Полдень.
     - О, Боже!.. - громко воскликнула Тина. - Филипп, почему ты не разбудил
меня?!!
     Он крепко обнял ее и горячо произнес:
     - Тина, любимая, ты  не представляешь, какая борьба  шла в моей душе! С
одной стороны, я хотел, чтобы ты как следует выспалась. А с  другой стороны,
я  хотел,  чтобы  ты поскорее проснулась.  Несколько  раз я собирался будить
тебя. И вот я здесь. Я так рад, что ты...
     Филипп не  договорил.  Он  устремил  на Тину  какой-то странный взгляд,
смысл которого она не  поняла, да и  не успела  понять, потому что  Филипп с
каким-то ожесточением вдруг сорвал с себя одежду, откинул одеяло и  бросился
в постель. Он сжал Тину в своих объятьях и с невероятной страстностью приник
к ее губам. Филипп пылко ласкал ее, доводя до неистового  умопомрачительного
чувственного экстаза...
     - Филипп... Филипп... О!.. Филипп... -  задыхаясь,  страстно прошептала
Тина.
     Эти  ее слова  были  той главной  наградой, о которой  мечтал Филипп  и
которой добивался. Эйфория немыслимого восторга  захлестнула его измученную,
изболевшую душу, которая, наконец, обрела счастье и покой.
     Тина не  подозревала,  какие страдания испытал за прошедшие ночь и утро
Филипп.  Она  не  подозревала,  что  тогда,  в  упоительный  миг их  первого
любовного единения, она, поддавшись угару страсти, не отдавая себе отчета, с
невероятной любовью и нежностью, до глубины души потрясшей Филиппа,  пылко и
чувственно выдохнула:"Дан!"...
     Но теперь...  теперь!.. все было  по-другому. Филипп получил не  только
отклик ее  тела,  но и души. Потому что сейчас, в эти мгновения упоительного
чувственного наслаждения,  подчиняющего себе разум  и волю, Тина  обратилась
именно к нему, Филиппу!!!

     Филипп с  признательностью поцеловал слегка  припухшие губы Тины... Она
уткнулась в его грудь и глухо попросила:
     - Филипп, ты не мог бы... отослать Барса?
     - Зачем? - удивился он.
     - Ну... зачем-нибудь!.. Все равно... А я за это время уйду.
     Филипп зарылся ладонью в ее волосах, потрепал их и засмеялся.
     - Тина, любимая, ну что ты?..  Не надо стесняться Барса. Он -  взрослый
человек. он все понимает. Барс - наш преданный друг.
     Тина подняла к нему зардевшееся лицо.
     - И все-таки... Я... я не могу... Встреча с Барсом...
     Филипп ласково поцеловал ее пунцовую щеку.
     - Ты напрасно волнуешься, Тина. Поверь, абсолютно напрасно! И еще... Не
знаю, как ыт, а я умираю от голода!
     - Опять?!! - насмешливо воскликнула Тина.
     Филипп захохотал.
     - Тина, любимая... Ты  не  о том подумала! Я высказался в том смысле...
чтобы поесть!
     - О!.. В смысле "поесть" я тоже  хотела бы! - сверкнув глазами, заявила
Тина. - И как можно скорее! И как можно больше!
     - Тина, тебе дать халат? - предложил Филипп.
     Он  сразу заметил, как  она поменялась  в  лице.  Филипп догадался, что
каким-то  образом невольно ранил Тину. Но она  быстро  справилась с  собой и
отрицательно покачала головой.
     - Нет, Филипп, не надо, - мягко и спокойно возразила она.
     -  Хорошо!  -  бодро  сказал Филипп.  - Одевайся и поскорее спускайся в
гостиную!
     -  Что, в Магазине  Игрушек ожидается широкая распродажа  по  сниженным
ценам? - засмеялась Тина.
     -  Ошибаешься, дорогая!  -  Филипп  звонко  поцеловал  ее  в  лоб. - Не
задерживайся долго! Я жду тебя.
     Быстро одевшись,  Филипп  ушел.  Тина  встала  и  прошла  в ванную. Она
приняла душ и  оделась. Глядя на себя в зеркало, Тина узнавала и не узнавала
себя.  Она  будто  была  прежней  и в то  же  время  не  была таковой.  Этот
появившийся блеск в глазах, порозовевшие щеки, пунцовая припухлость губ... А
эта  удивительная легкость, появившаяся  во всем теле!..  Тине казалось, что
она  странным  образом  превратилась в невидимку, абсолютно растворившись  в
пространстве.
     Она, тина, уже забыла эти невероятные ощущения, которые возникали после
упоительных чувственных мгновений близости. Как давно она не  видела  ТАКОГО
собственного отражения в зеркале!!!
     Тина глубоко вздохнула. В ее душе  появилось какое-то особое чувство  к
Филиппу.  Теперь она не  жалела, что  решилась  на  этот,  непредвиденный  и
немыслимый шаг. Филипп подарил ей столько теплоты, нежности, страстной любви
и чувственного наслаждения,  что это  перевернуло все прежние  представления
Тины о собственной жизни и судьбе. Окружающий мир вновь засиял разноцветными
красками, и  отступило  горькое одиночество. Тина  вновь  почувствовала себя
живым человеком.  Женщиной.  И  не  просто  женщиной,  а  женщиной  любимой.
Наверное, и Филипп, и Барс были правы, когда говорили, что жизнь свою нельзя
закрыть  для  будущего,  предаваясь  только  прошлому.  Да! Там остались  ее
Любовь, ее Счастье, Дан... Безмерно любимый и такой далекий теперь Дан... Но
как бы ни хотелось, вернуться туда, в прошлое, невозможно. Надо жить дальше.
     Тина подумала о том, что Судьба во второй раз послала ей Филиппа именно
тогда,  когда она, Тина, опять осталась одна  в  этом огромном Мире. Правда,
теперь у  нее были дети - желанные, родные, любимые. Они  приносили огромную
радость и счастье, но и бесчисленные заботы, колоссальную ответственность за
их  будущее.   Все  вопросы   и   проблемы   приходилось  решать  ей,  Тине,
самостоятельно. Одной. В повседневных хлопотах, работе Тина почти забывала о
себе, о своей личной жизни.
     Тина   с  огромной  теплотой   и  признательностью  думала  о  Филиппе,
отогревшем ее душу своей любовью.

     Тина спустилась по лестнице и  замерла на  одной  из  ступенек. Филипп,
стоявший посередине гостиной, услышал ее шаги и обернулся, с удовлетворением
отметив ее ошеломленный вид.
     Прямо  на  стене Тина увидела свой портрет, выполненный  Филиппом. Тина
знала,  что  он замечательно рисует. Филипп всегда  присылал ей какие-нибудь
смешные шаржи,  забавные  рисунки.  И ее,  Тину, "заразил" своим увлечением.
Тина сожалела, что  Филипп не мог серьезно заниматься рисованием. У него был
талант.  Наверняка он стал бы выдающимся художником. Но этот его дар, увы, в
силу обстоятельств, не  мог  быть реализован  в полной мере.  Рисование  для
Филиппа оставалось всего лишь хобби.
     Тина  с изумлением смотрела на  свое изображение и  до конца не верила,
что Филипп смог вот так, за несколько часов, используя технику аэрографии, с
поразительной точностью и любовью передать каждую черту ее лица.
     Она, наконец, очнулась, всплеснула руками и горячо воскликнула:
     - Филипп, зачем ты... испортил стену?!!
     Он усмехнулся, высоко поднял брови и иронично спросил:
     - Неужели художник так бездарен?
     тина отрицательно покачала головой и засмеялась:
     -  Нет!  Художник  великолепен!  А  вот... натурщица  оставляет  желать
лучшего!
     Он прямо посмотрел в ее сияющие глаза и мягко возразил:
     - Нет, Тина... Никого, лучше тебя, любимая, на свете нет!
     Филипп произнес  эти слова с  таким  глубоким внутренним чувством,  что
мгновенно вызвал у  Тины ответный  эмоциональный  отклик.  Она  подбежала  к
Филиппу, нежно обвила его шею руками и прижалась к нему.
     -  Филипп... Филипп... я  очень...  очень... благодарна тебе за  все!..
Спасибо, милый!..
     Филипп крепко обнял Тину и поцеловал ее.
     - Тина, любимая, я очень счастлив, что ты со мной.  Я готов для тебя на
все! На  все,  чтобы только  ты  всегда, всегда, всегда  оставалась со мной!
Скажи, мы всегда будем вместе? Всегда?!!
     Она  уткнулась  лбом в  его грудь,  помолчала,  потом  подняла  лицо  и
выдохнула:
     - Да!
     Филипп долго вглядывался в ее глаза, а затем тихо спросил:
     - Ты обещаешь?
     - Да.
     - Любимая!..
     Он подхватил  ее на  руки  и закружился по гостиной.  Вскоре  раздалось
деликатное покашливание, и Филипп громко пригласил:
     - Барс, заходи!
     -  О!  Кажется, я  вовремя! - прямо  с порога  иронично и непринужденно
заговорил  Барс. -  Танцы  в самом  разгаре!  Поэтому Тина, девочка,  я хочу
пригла...
     - И не надейся! - категорично отрезал Филипп. - Лучше  скажи, что там у
нас с обедом? Я голоден, как зверь!!!
     -  Вот!!!  -  воскликнул Барс.  - Совершенно очевидно, что  танцы  тебе
категорически противопоказаны!
     Тина и  Филипп засмеялись. Он  осторожно  опустил Тину на пол, обнял за
плечи и прижал к себе, пресекая ее попытку отстраниться.
     А Барс невозмутимо продолжил:
     -  Филипп,  честно   говоря,  я  думал,  что  ты  излечился  полностью.
Оказывается,  ошибся!  Тина,  девочка,  -  обратился он  к  Тине,  -  ты  не
представляешь,  что  я  пережил!  Вообрази!  Посреди  ночи - душераздирающий
призыв. Предполагая,  что  у нашего многострадального больного  -  очередное
обострение и повышенная  потребность в пище, я  хватаю поднос,  наваливаю на
него гору продуктов и устремляюсь в гостиную. И что же? Оказывается, на этот
раз требуется не еда,  а баллоны с краской. Видите ли, у  Филиппа разыгрался
не аппетит, а буйная фантазия, требующая немедленного воплощения! К счастью,
результат  превзошел  все  ожидания.  Вдохновенной рукой  художника  создано
гениальное творение!!! А как ты считаешь, девочка?
     Барс прямо посмотрел в глаза Тины.
     - Согласна! - улыбнулась Тина. - Хотя с моей  стороны это, наверное, не
совсем скромно...
     Барс подбадривающе подмигнул ей и ответно улыбнулся.
     - Ну, и где твой поднос,  Барс? - вмешался Филипп. - Хотя комплименты и
греют мою душу, духовная пища все-таки не возмещает отсутствие материальной.
     - Не страдай, Филипп! - усмехнулся Барс. - В столовой все готово.
     С этими словами Барс вышел из гостиной.
     -   Филипп...  -  Тина  подняла  к  нему  лицо.  -  Портрет,   конечно,
замечательный, но...
     Он вопросительно посмотрел,  не  понимая, что  она хочет сказать.  Тина
набралась решимости и прямо пояснила:
     - Филипп, понимаешь,  все-таки  мое изображение во всю стену... Мало ли
кто придет сюда... или тебе надо будет с кем-то встретиться и...
     Филипп мягко улыбнулся и погладил ее пушистые волосы.
     - Тина, любимая, порог этого дома  никто не переступит. Никогда. Только
ты и я. Все. Этот дом будет только нашим до того времени, пока ты не войдешь
хозяйкой в мой дом. Вот так. Я хочу, чтобы здесь ты была всегда. Даже тогда,
когда физически будешь где-то еще. Потому что я хочу  постоянно видеть тебя,
любовь моя. И еще... Я хочу, чтобы мы встречались каждый день.
     Тина с сомнением пожала плечами.
     -  Филипп, но как это  возможно? Ты - очень занятый человек. А у меня -
дети, домашние хлопоты, заботы, работа. Подумай сам, реально ли это?
     - Конечно! - горячо заверил он. - ну неужели мы не найдем час, полчаса,
пятнадцать минут, чтобы встретиться?!!
     Тина звонко рассмеялась и шутливо произнесла:
     - А  ты уверен,  что  15-минутное свидание  -  это то, чего ты желаешь?
Этого времени, ты считаешь, достаточно?..
     Он захохотал и весело заявил:
     -  Вот  что значит 20 лет знакомства! Тина, ты  видишь  меня  насквозь.
Изучила  меня досконально.  Вынужден  честно  признать очевидное. Конечно, я
немного лукавил! Но как иначе получить твое согласие?
     Филипп крепко обнял ее.
     - Тина, любимая, я хочу  видеть тебя ежедневно. В любое  время  дня или
ночи!!! Я не могу без тебя. Прошу тебя, согласись.
     Она глубоко вздохнула и неуверенно ответила:
     - Филипп, я тоже хочу тебя видеть. Но  обещать твердо ничего не могу. Я
постараюсь...
     Филипп запечатлел признательный короткий поцелуй на ее губах...
     12
     Тина  в сопровождении Ника подошла к  дому. Ник  не  успел протянуть  к
звонку  руку,  как  дверь  широко  распахнулась.  У  Тины сжалось  сердце...
Хозяином дома, а значит, и ее клиентом оказался... Фред. Как предчувствовала
Тина,  ничего  хорошего  эта встреча не  обещала. Настроение испортилось, но
Тина, стараясь держаться невозмутимо и бесстрастно, благожелательно сказала:
     - Добрый вечер.
     - Добрый вечер! Прошу! - чуть иронично пригласил Фред, пропуская Тину в
дом.
     Неожиданным резким движением он попытался закрыть перед Ником дверь, но
тот моментально подставил ногу и с силой привалился к двери плечом, пресекая
действия Фреда.
     Тина бросила на него возмущенный взгляд и, едва сдерживаясь, спросила:
     -  Что  вы себе позволяете?!! Ник должен быть  рядом  со  мной.  И  это
условие - обязательное.
     Фред пожал плечами и усмехнулся:
     - Извините. Я неудачно пошутил. Хотя... Честно говоря, у  меня на языке
вертится другой ответ.
     Тина слегка прищурила глаза, окинула его быстрым оценивающим взглядом и
возразила:
     - Не утруждайте себя. Ваш ответ я знаю совершенно точно.
     - Да-а?.. - поднял брови Фред. - И какой же он?
     Она  выдержала паузу,  потом,  подражая его интонациям, словно цитируя,
произнесла:
     -  Здесь  условия устанавливаю я.  Потому  что оплатил ваши  услуги.  И
потому что я - хозяин дома.
     Тина передала его манеру с такой точностью,  что Фред громко захохотал.
Затем он покачал головой и восхищенно сказал:
     -  Ну  и  ну!.. Нина, я  -  в восторге!!!  Но что же  мы  здесь  стоим?
Проходите, Нина, в гостиную, - пригласил  он. - И если это возможно, то... В
общем, я  не  хочу, чтобы  при  нашей  беседе  присутствовало  третье  лицо.
Насколько помню, тогда,  в ресторане, вы были без  сопровождающего. Или я, в
отличие от того клиента, кажусь вам менее надежным?
     Тина  проницательно  посмотрела  на него,  потом повернулась  к  Нику и
спокойно попросила:
     - Ник, оставь нас, пожалуйста, наедине.
     Тот согласно кивнул и вышел в прихожую. Фред плотно закрыл за ним дверь
и, указав на кресла и диван, предложил:
     - Прошу, садитесь, Нина. Чего-нибудь выпить хотите?  Насколько я помню,
вы предпочитаете брют?
     -  Да, - согласилась Тина, устраиваясь в кресле, и добавила: - У  вас -
завидная память.
     Он наполнил  бокалы,  подошел  к  Тине, протянул один ей,  сел в кресло
напротив и усмехнулся.
     - Не жалуюсь!
     Оба молчали какое-то время, потом  Фред  в  упор  посмотрел на  Тину  и
многозначительно заявил:
     -  Интересные  происходят  события!  Загадочные...  Я  тут  на   досуге
сопоставил  кое-какие  факты и пришел к потрясающему заключению.  Хотя  есть
некоторые вопросы, ответов на которые я не нахожу. Может быть, вы, Нина, мне
их подскажете? Я на это очень надеюсь. Подскажете?
     Она пожала плечами и бесстрастно отозвалась:
     -  Возможно.  Но  пока  я  не понимаю,  о чем  вы  говорите.  Уточните,
пожалуйста, предмет, тему нашей беседы.
     Фред  встал, вновь наполнил свой  бокал, не спеша вернулся к  креслу  и
сел. Он выдержал долгую паузу, рассматривая напиток в бокале, ножку которого
медленно крутил между пальцами.
     Тина  отчетливо  понимала,  что  Фред  испытывает ее  терпение,  что он
чего-то добивается и,  конечно, терпеливо ждет, когда она потеряет выдержку.
В эмоциональной горячке, поддавшись бесконтрольному  чувственному  выплеску,
человек, как правило, о  многом  проговаривается и зачастую делает публичным
достоянием то,  что не раскрыл бы никогда  и  ни  при каких обстоятельствах.
Тина пока не знала, к чему  клонит Фред, но самообладания не потеряла, равно
как и способность хладнокровно  мыслить  и здраво оценивать  ситуацию.  Тина
решила спокойно ждать, что же Фред предпримет дальше.
     Он  догадался,  что она не  начнет первой  разговор, поэтому  в той  же
насмешливой манере сказал:
     - Итак, давайте  рассмотрим с  вами,  Нина, эту  прямо-таки детективную
историю. Факты таковы. Один наш общий знакомый... я говорю о Филиппе...
     - Вы хотите посплетничать? - перебила его Тина. - Я отказываюсь!
     Фред отрицательно покачал головой и усмехнулся:
     - Нет. Вы напрасно возмущаетесь. Я оплатил ваши услуги и желаю обсудить
некий  детективный   сюжет,   который  меня   волнует.  Кажется,  вы,  Нина,
утверждали, что именно в этом заключается ваша работа - обсуждать с клиентом
волнующие его темы.
     -  Да,  это  так, -  спокойно подтвердила  она,  хотя  это  спокойствие
давалось ей уже с большим трудом, чем в начале беседы.
     - Поэтому, прошу, не перебивайте. Так вот. С некоторых пор... а именно,
с той вечеринки,  на  которой я  имел  честь познакомиться  с вами... Филипп
радикально поменял  свой привычный образ жизни. Он  стал  неуловим. Нигде не
появляется.  Связи  с  женщинами...  Это  он-то!!!  Он,  который никогда  не
отличался  монашеским  поведением,  который  менял  любовниц  с  космической
скоростью, вдруг  все  связи с женщинами прервал. Даже  невооруженным глазом
видно,  насколько  он изменился. Весь сияет  и светится!  Как будто  получил
грандиозный выигрыш!!! Это первое. Факт второй. Я кое-что узнал о вас, Нина,
в  вашей  фирме.  С  вами...  с  того  же времени, что и с Филиппом!..  тоже
произошла  странная метаморфоза. Вы  не  берете дополнительных заказов, хотя
раньше  всегда  это делали.  Отсюда  вывод -  у вас появилась потребность  в
свободном времени. Факт третий. В  ресторане, где я вас случайно встретил  с
Филиппом,  вы выглядели совсем  иначе,  чем  сейчас,  например,  и при нашем
знакомстве на  вечеринке. Факт  четвертый. Главный.  Я - человек  достаточно
взрослый, неглупый  и  наблюдательный.  Я ясно видел,  КАК  смотрел  на  вас
Филипп. Не  говорю уже о том, с какой яростью он набросился на меня, защищая
вас! Итак, я сопоставил  все факты. Они совпадают  между  собой, как паззлы.
Что скажете? Как вам сюжет? Неплохой?
     Тина   бесстрастно   пожала   плечами,    хотя    проницательность    и
наблюдательность Фреда  ее поразила. Тина была ошеломлена его сообщением, но
внешне изо всех сил старалась держаться невозмутимо.
     - Итак, что скажете, Нина? - настойчиво повторил Фред.
     - Это всего  лишь  ваши выводы. Многие  из них принять можно  с большой
натяжкой,  -  задумчиво откликнулась она. -  Мне, честно  говоря,  обсуждать
себя,  свои  поступки,  а  также действия  и  поступки другого человека,  не
хочется. Повторю,  это не очень порядочно - сплетничать за спиной  человека,
которого здесь нет. И  потом... Вы  говорили, что  сюжет -  детективный. А в
ваших словах нет и намека на интригу.
     - О-о!.. - насмешливо протянул Фред. - Не беспокойтесь! Будет и она.  В
интриге-то  как раз  все и  дело. Вот почему  мне  нужна ваша  помощь. Сам я
озадачен. В общем, то, что я изложил вам  выше, привело меня к определенному
выводу, но и, повторю, озадачило. Как поступил бы  я в этой ситуации, будь я
на месте  Филиппа? Разумеется, первым  делом  я немедленно убрал  бы  вас из
фирмы!  В крайнем случае,  сам  оплатил все ваше рабочее время и выкупил все
заказы.  Я  знаю  Филиппа. Он - щедрый  человек.  Особенно, с  женщинами. Но
Филипп  почему-то не  сделал этого очевидного шага. Меня  это  поразило.  Вы
по-прежнему  работаете.  Однако  от  части  заказов  отказываетесь.  Значит,
предположил   я,  Филипп,  минуя  фирму,  договаривается  с  вами  напрямую.
Подозреваю, что вряд  ли  он воспылал невероятным  желанием, отказавшись  от
любовниц,  предаваться  исключительно  интеллектуальным  беседам!   Судя  по
довольному виду  Филиппа, в утешении, сочувствии  и сопереживании он тоже не
нуждается. Я  был бы абсолютно  уверен, что Филиппу  удалось добиться вашего
ОСОБОГО  расположения,  если бы не тот факт, что  вы продолжаете  работать в
фирме.  Одно  с  другим не сходится!  Объясните,  Нина,  что  не так в  моих
рассуждениях?
     Она задумчиво молчала, пристально  глядя на бокал в  своей  руке, потом
спросила:
     - А вас-то почему это волнует?
     Фред усмехнулся и с нескрываемой иронией сказал:
     -  Вы уходите  от  ответа, Нина.  Как только я его получу,  я  объясню,
почему это, как вы сказали, меня волнует.
     - Фред, я  не ухожу от ответа, -  она  прямо  посморела  в его глаза. -
Просто я не знаю,  что говорить  и  как комментировать  ваши умозаключения и
домыслы. С чего вдруг вы решили, что настолько  хорошо и подробно знаете все
о жизни Филиппа?  Допустим,  он  отказался от связей  с любовницами, которые
известны вам. Ну и что? Возможно, у него появилась другая женщина, и связь с
ней он не хочет афишировать. Это его право. Разве Филипп обязан ставить всех
и  каждого  в  известность  о   том,  что  никого  не  касается?..  Скажите,
пожалуйста, он изменился!!! А  почему нет? - Тина пожала плечами. - А вы уже
вообразили  Бог  знает что!..  Что  касается  меня...  У  вас - превосходная
память,  Фред.  Значит,  вы  не  могли  забыть, что свою  личную жизнь  я  с
клиентами не обсуждаю никогда. Эта тема - запретная.
     Он  громко засмеялся. Это  удивило  Тину. Она  поняла,  что ее слова не
убедили Фреда. Да и ей самой они казались такими же - неубедительными.
     - Хорошо, - вдруг согласился он. - Эту тему обсуждать не будем. Обсудим
другое. Вы упустили один  момент. Ваш особый  вид. В ресторане.  Подозреваю,
что ни один из ваших клиентов, кроме Филиппа и меня, без этого парика и этих
очков  вас не  видел! Но я только волею случая лицезрел то, что вы тщательно
скрываете.  А  вот  почему  для  Филиппа   вы  сделали  исключение?  Да  еще
практически с первой встречи? И тем более, как я выяснил, никакого заказа на
вас в тот день ни от кого... и Филиппа  в том числе!.. не было. Не  бы-ло!!!
Тогда вы солгали, ВАЛЕНТИНА, - выделил он.
     - Фред, я отказываюсь  продолжать этот разговор! - твердо и категорично
заявила Тина. -  Если  желаете, оплаченная вами  сумма будет мною немедленно
возвращена!  Я хочу уйти, если ничего другого,  кроме вопроса о Филиппе, вас
не интересует.
     -  Да плевать мне на Филиппа!!! - вдруг  громко воскликнул Фред.  -  Не
Филипп меня интересует, а вы! Я вас хочу понять!
     Он  вплотную придвинул к  Тине  кресло,  наклонился  к  ней и  спокойно
продолжил:
     - Когда я увидел вас в ресторане, то был поражен до глубины души. В вас
есть что-то... особенное. Притягательное.  В последнее время ни одна женщина
не привлекала и не волновала меня настолько сильно, как вы. Я не знаю, каким
образом Филиппу удалось добиться,  чтобы вы пришли к нему на  встречу такой,
какая  вы есть на самом деле. Но я чертовски позавидовал ему!!! Он, конечно,
великолепно  выглядит, богат,  имеет  славу  потрясающего  любовника.  Но  я
нисколько  не  уступаю ему!!! И  если мои  выводы  относительно  вашей связи
верны, я  хочу перекупить вас. Я  согласен предложить вам больше, чем он.  И
работать в фирме вам не придется. О, черт!.. - вдруг воскликнул он. - Я хочу
знать,  почему  Филипп соглашается с этим?!!  ПОЧЕМУ?!! Ну не сходится здесь
что-то!  Не  сходится!!! -  Фред махнул рукой и  выдохнул: - А-а!.. В общем,
если вы боитесь потерять работу, я просто выкуплю  ваше время и все. Пока вы
останетесь со мной, я буду делать это постоянно. Помимо этого, назовите свою
цену. Я прямо сейчас выпишу чек на назначенную вами сумму.
     Фред вопросительно заглянул  в ее глаза.  Тина  спокойно  выдержала его
взгляд и бесстрастно сказала:
     - Все заказы и оплата - через фирму.
     - К черту твою фирму!!! - бросил он и неожиданно крепко схватил Тину за
плечи.
     Она отпрянула к спинке кресла. Фред нависал над ней, как скала, готовая
своей мощью обрушиться в любую секунду.
     - Ты играешь со  мной, как с мальчишкой! Дразнишь  меня!  Это  мне тоже
нравится в тебе.  Но я хочу получить не  только  интеллектуальные забавы!  Я
хочу, чтобы ты была в моей постели. Быстрее называй цену и пойдем в постель!
Ну! Говори!!!
     Фред  плотно   прижал  плечи  Тины  к  спинке  кресла,  лишая  малейшей
возможности движения, и так близко наклонился к ее лицу, что она чувствовала
его горячее возбужденное дыхание.
     - Отпустите меня!.. Немедленно!!! - возмущенно воскликнула Тина.
     - Нет! Довольно ломать  комедию! Я хочу  получить то,  о чем сказал! За
любую цену! И получу!!!
     Фред  попытался   поцеловать  ее,  но   Тина,   отчаянно  отбиваясь   и
отворачиваясь, выдохнула:
     - Ник!..
     Но это было лишним, потому что тот был уже рядом. Ник схватил Фреда,  с
силой отбросил в сторону и двинулся к нему, сжимая кулаки.
     Тина остановила его, крепко вцепившись в рукав, и быстро заговорила:
     - Ник, ни в коем случае! Могут быть крупные неприятности! Оставь!
     Фред привстал, сел на диван и, потирая голову, с сарказмом заявил:
     - И еще какие неприятности!!!
     - Но вы сами вели себя неподобающим образом! - горячо возразила Тина. -
Фред,  согласитесь, такой  финал нашей встречи -  закономерен. Очевидно, вам
следовало сделать заказ на другую собеседницу. Мы с вами  взаимопонимания не
находим. И кстати, весь лимит времени исчерпан.
     - Ничего!.. - усмехнулся Фред.  -  Нам предстоит достаточное количество
встреч. И взаимопонимание, я надеюсь,  рано  или поздно  мы найдем. А другая
собеседница  мне  не  нужна.  Не  скажу,  что  получил  от  встречи  с  вами
удовольствие...  - Фред снова потер голову. - Но  во  всяком случае, было не
скучно. Пойдемте, я провожу вас. А над сюжетом вы подумайте. В следующий раз
мы продолжим его  обсуждение. После  сегодняшних ОГЛУШИТЕЛЬНЫХ, - подчеркнул
он, - событий  он заинтриговал меня  еще  больше.  Разгадывать  детективы  я
обожаю. А у вас есть время подготовиться к беседе на интересующую меня тему.
Вы говорили, что вам  проще работать, когда она  известна заранее. Теперь вы
ее знаете. С нетерпением буду ждать нашей следующей встречи. До свидания!
     Тина  глубоко   вздохнула  и  попрощалась.  Избавиться  от  Фреда  было
невозможно. Но  подумать  над  его вопросами придется и  найти  убедительные
ответы.  Возможно, Филипп  подскажет  хоть  что-нибудь. Тем  более, Фреда он
знает достаточно хорошо.
     Ник молча шел за ней.
     13
     - Иди-ка сюда, обманщица!..
     С этими  словами  Филипп крепко  обнял вошедшую  в  гостиную Тину. Она,
уворачиваясь от его поцелуев, с нескрываемой иронией возразила:
     - Вот так встреча!.. В  первую секунду -  море упреков! Это благородно?
По-мужски?.. Все! Я обиделась! Так и знай!..
     Тина нахмурила брови и отвернулась.
     - Обиделась?!!  -  грозно  спросил Филипп, тщательно скрывая улыбку.  -
Хорошее  дело!!! А что же  тогда я должен делать? Просто обидеться на тебя -
слишком мало. Я же за эти пять дней чуть с жизнью не расстался, так скучал!
     Он наклонился к ее виску и многозначительно прошептал:
     - Требую немедленной компенсации! Немедленной!!!
     Тина  звонко  рассмеялась.  Филипп  подхватил ее на руки и устремился в
спальню, по дороге покрывая лицо Тины нежными мимолетными поцелуями...

     - И  все-таки, любовь  моя,  ты должна признать, что не выполняешь  наш
договор!  И  нарушаешь собственные  обещания!  - с шутливым  упреком  заявил
Филипп,  прикосновшусь коротким поцелуем к  крошечной родинке  в уголке  губ
Тины.
     Ее глаза лукаво сверкнули, и она иронично спросила:
     - Тебя не удовлетворила полученная компенсация, Филипп?
     Он засмеялся и запротестовал:
     - О, нет!.. К компенсации  претензий нет! Меня не удовлетворила слишком
долгая разлука.
     - Долгая? - Тина высоко  подняла  брови, а  потом  серьезно добавила: -
Филипп, я, действительно, была очень занята. Очень.
     - Да я все понимаю...
     Филипп глубоко вздохнул. Тина тоже вздохнула и мягко произнесла:
     - Филипп,  я постараюсь планировать  свое  время  так,  чтобы мы  могли
встречаться  чаще.  Постараюсь...  Ты  только не  обижайся!  Хорошо?  Пойми,
Филипп, ты хотя бы вечером и  ночью свободен  от забот и проблем. А у меня -
дети.  Еще  - основная  работа. Еще  -  подработка.  Я  и так отказываюсь от
дополнительных заказов. Иначе свободного времени у меня не будет совсем.
     - Тина, любимая, ну почему ты не хочешь, чтобы я... - начал Филипп.
     Она прикрыла своей ладошкой его губы.
     -  Филипп, эта  тема закрыта раз и навсегда.  За-кры-та!!! И ты обещал,
что обсуждать ее мы никогда не будем. А вот кое-что другое нам с тобой  надо
обсудить обязательно.
     Филипп поцеловал ладонь Тины и внимательно  посмотрел  в  ее глезе. Она
подробно изложила встречу с Фредом, опустив ту  часть, которая  касалась его
личных  притязаний  к  ней.  Филипп   нахмурился,  сосредоточенно  обдумывая
ситуацию и в душе проклиная въедливый дотошный ум Фреда.
     - Что делать, Филипп? - взволнованно спросила Тина.
     - Знаешь что?  Пошли его к черту! И все! К черту!!! - гневно заявил он.
- Тоже мне, сыщик-любитель выискался! Шерлок Холмс!
     Тина отрицательно покачала головой и с сожалением вздохнула.
     - Я не могу этого сделать,  Филипп. Фред,  если захочет,  после  такого
моего поступка легко добьется моего  увольнения.  Я потеряю  работу, которая
дает мне приличный доход. Фред - мой клиент. Как я подозреваю, на  ближайшее
время  - клиент  постоянный. А  таких очень ценят! Я должна  быть  вежлива и
терпелива с ним. Любая, предложенная  им, интересующая  его тема для меня  -
обязательна. Я не могу не выполнить свою работу, отказаться от беседы. Иначе
у меня будут неприятности.
     - Тина, мне кажется, ты излишне драматизируешь ситуацию. Вряд ли Фред -
окончательный  подлец!  Я его давно знаю.  Конечно,  он иногда "зарывается",
бывает  высокомерным и  грубым, хамит  и  язвит!  Но  я не помню,  чтобы  он
поступал  мелочно и мстительно,  -  сказал Филипп.  -  Он развлечется своими
домыслами,  новизна пропадет, и  он  успокоится! Поэтому тебе, Тина,  ничего
плохого с его стороны  ждать  не надо. Фред встретится с тобой максимум пару
раз и  выбросит из головы свой "детективный сюжет"! И про меня,  и  про тебя
забудет!
     Филипп успокаивающе погладил Тину по голове и поцеловал в макушку.
     Она уткнулась  лбом  в  его грудь. Возможно, все  и  было  бы  так, как
предполагал Филипп,  если  бы не личная  заинтересованность Фреда ею, Тиной.
Филипп  этого не  знал, поэтому его  прогноз  относительно  будущих действий
Фреда вряд ли точен. Если не предпринять решительных мер, ситуация неизбежно
станет угрожающей.
     Тина подняла к Филиппу лицо и вдруг выпалила:
     - Филипп, я знаю, что надо делать! Знаю!
     - Что? - заинтересованно уточнил он.
     Тина на одном дыхании объявила:
     - Ты должен жениться!
     -  Я готов!  -  засмеялся Филипп и крепко сжал ее  в  объятьях. - Тина,
любимая,  я готов жениться хоть  сию  мекунду!  Я  мечтаю  как можно  скорее
назвать тебя своей женой. Как здорово, что стараниями Фреда моя мечта станет
явью!
     Она чуть отпрянула и поспешно уточнила:
     -  Нет-нет, Филипп!  Я  не о том. Я, как потенциальная жена, исключена.
Категорически! Филипп, стараниями Фреда наши  с тобой отношения  могут стать
всеобщим достоянием!  Поэтому  нам  надо  окончательно разорвать нашу связь.
Окончательно.  А тебе - забыть обо мне. И  срочно  жениться! Срочно! Поверь,
Филипп, семья и семейная жизнь...
     Он не дослушал.
     - Погоди, Тина! Ты что, серьезно?!!
     - Да!
     Она  энергично  кивнула,  хотя почувствовала, как  внутри  все сжалось,
перестало стучать сердце.
     Филипп проницательно  посмотрел в ее глаза, заметил  появившееся в  них
выражение  грусти, которое Тина не смогла скрыть,  и задумался. Потом  вдруг
широко улыбнулся и весело заявил:
     -  Любовь  моя,  ты  предлагаешь  слишком  радикальные меры.  Я  к  ним
совершенно не готов. Да и  подходящей  кандидатуры, за исключением твоей, на
роль моей  невесты  и  жены  пока не  имеется.  Так  что  этот  вариант пока
откладывается. У  меня есть другой. Тебе  он хорошо известен из  литературы,
мой  бесценный  преподаватель! В  ближайшее время я постараюсь  организовать
"прикрытие". И сделаю  так, чтобы  о  моей любовной интриге  стало  известно
всем. Устраивает?
     - А ты сам как думаешь?.. - насмешливо спросила Тина. - Иметь соперницу
приятно? И откуда я знаю, как далеко зайдет эта твоя публичная "интрига"?
     Довольный Филипп рассмеялся и шутливо спросил:
     - Ты ревнуешь? Да?
     Затем  он  крепко   прижал  Тину  к  своей  груди  и   пылко  зашептал,
наклонившись к ее лицу:
     - Тина, любимая... для меня есть только ты... ты одна!.. Только ты!..
     С нескрываемой страстью Филипп приник к ее губам.
     14
     Фред долго  и пристально смотрел  на Тину,  затем одним большим глотком
осушил бокал, который держал в руке, и громко рассмеялся.
     - Ну что ж!.. Ход неплохой! - иронично произнес он. - Хотя и банальный.
Я его  заранее предвидел. А  то,  что я не ошибся в своем  прогнозе,  только
укрепило мое убеждение, что все мои умозаключения абсолютно верны.
     -  О чем  вы, Фред? - бесстрастно уточнила Тина, мужественно  не отводя
своего взгляда.
     - Ну как же! - насмешливо  откликнулся Фред. - Разве не факт, что сразу
же  после  нашей  с  вами  встречи  Филипп  вдруг  преобразился   в  пылкого
влюбленного? Ни-на... Я тоже временами почитываю кое-какую литературку  и не
так глуп, чтобы не понять очевидное. Новым мнимым увлечением Филипп пытается
"прикрыть"  ту  связь, о которой  догадался я.  Связь с  вами.  И вопрос тут
только один. Почему?!! Почему он так заботится о вашей репутации? Я понял бы
это, будь вы замужем! Но вы это  отрицаете. И мне интересно  разгадать тайну
ваших, Нина, взаимоотношений с Филиппом. Согласитесь, они очень необычны.
     - Фред, - невозмутимо заговорила Тина, - ну  что вам дался Филипп? Да и
я?!! Уверяю  вас, вы  напрасно себя изводите и меня.  Напридумывали какие-то
интриги,  тайны,  загадки,  детективы!..  Причем,  на  пустом  месте.   Вам,
очевидно, доставляет удовольствие  мучить  меня  одной  и  той  же абсурдной
темой, лишенной всякого смысла?
     - О, нет! - живо возразил он. - Тима далеко не бессмысленна. Потому что
у меня есть конкретная цель. Вам она известна. Пока я ее не достигну, именно
эту тему мы будем обсуждать при каждой встрече.
     - Вы меня шантажируете?!! - теряя терепние, воскликнула Тина.
     Он пожал плечами и бесстрастно ответил:
     - Считайте, как  хотите. Я желаю любой ценой получить то,  что каким-то
образом получил Филипп. А именно, вас!
     - Этого не  будет  никогда!  Наши  встречи  бесполезны! Уверяю  вас!  -
категорично заявила Тина. - Оставьте меня в покое!!!
     Фред окинул ее оценивающим взглядом и иронично произнес:
     -  Значит,  вы  считаете,  что  наши  встречи  бесполезны,  а  цель   -
бессмысленна? Так?.. Хорошо. Я пока подожду.
     Он  задумался,  затем,   после  продолжительной  паузы,   проницательно
посмотрел на Тину и неожиданно сказал:
     -  Я  вижу, что вас  напрягают беседы со мной. Ну что ж!..  Я  готов не
обращаться в вашу фирму и отказаться от ваших услуг.
     - Это правда? - с нескрываемой надеждой в голосе спросила Тина.
     - Да, - твердо заверил он. - Но у меня есть одно небольшое условие.
     - Какое? - быстро уточнила она.
     Фред опять выдержал длительную паузу, а затем невозмутимо произнес:
     - Это условие довольно простое. Я  хочу  получить ваше обещание, что вы
примете мое приглашение провести со мной  вечер тогда, когда я того пожелаю,
и без всяких условий и возражений примете его. Со своей стороны я гарантирую
вашу  полную  безопасность.   Итак,  решайте  сами,  какой  из  предложенных
вариантов вас больше устраивает.
     Тина  долго  раздумывала, пытаясь понять, что кроется за словами Фреда.
Она интуитивно чувствовала, что он что-то задумал.  Но желание избавиться от
этого  докучливого   клиента   было   настолько  сильным,  что  Тина  решила
согласиться на его условия.
     -  Хорошо. Обещаю, - спокойно сказала  она, отметив удовлетворенный вид
Фреда. - Но мне все-таки хотелось бы уточнить срок.
     Он усмехнулся, покачал головой и иронично напомнил:
     - Без всяких условий и возражений! Все узнаете в свое время. Надеюсь, я
могу рассчитывать на вашу порядочность и довериться вашему обещанию сдержать
данное слово? Вы не обманете меня?
     Фред вопросительно посмотрел на Тину. Она прямо взглянула в его глаза и
твердо ответила:
     - Я выполню свое обещание.
     - Я  тоже, -  заверил  он.  -  Можете больше  не  беспокоиться. От меня
заказов не будет. Пойдемте, я вас провожу.
     Они встали и направились к выходу. В прихожей к ним присоединился  Ник,
отметивший немного растерянный недоумевающий вид Тины.
     15
     Тина озадаченно  смотрела  на  Филиппа, с удивлением  слушая то, что он
предлагал.
     - Любовь моя, поверь, все будет хорошо, - уверенно сказал он. - Алекс -
мой  давний  друг. Именно он долние годы был нашим бессменным почтальоном! -
улыбнулся Филипп. - И не выдал нашу тайну! Он знает о моей любви, знает нашу
историю.  Не  знает  Алекс только одного - кто же та, которая завладела моим
сердцем. Ну  что  плохого будет  в том, если  мы отправимся к нему в  гости?
Поверь, тут не о чем тревожиться!
     - Но Филипп...  - неуверенно  возразила  Тина. -  Ты же знаешь, как мне
хотелось бы афишировать наши отношения.
     - Алексу смело можно раскрыть твое инкогнито, Тина! - горячо воскликнул
Филипп. - Это будет ему наградой за многолетнюю сохранность нашей тайны.
     - Я не знаю... - с сомнением пожала плечами Тина.
     Филипп мягко улыбнулся и крепко обнял ее.
     - Послушай, любимая,  что я тебе расскажу. На дне рождения Алекса будет
еще  один  человек.  Женщина.  Между ними  - давняя связь.  Это - не простая
история, Тина. Она  - жена  высокопоставленного чиновника.  И  если в  нашем
случае я оберегаю репутацию твою и  твоих детей, то Алекс вынужден считаться
и оберегать безупречную репутацию  ее  мужа. Развод повредит  его карьере  и
исключен категорически. Поэтому Алекс не может связать свою жизнь с  любимой
женщиной.  С  женщиной, которая  родила  от него ребенка. Это трагедия  всей
жизни Алекса, потому что сын носит не его имя. В общем, пока личные проблемы
Алекса так же  неразрешимы, как  и мои. Как видишь, Тина, опасаться  нечего.
Огласка не нужна ни им, ни нам.
     Тина  долго  раздумывала  над  тем,  соглашаться ли  ей с  предложением
Филиппа отправиться  на день  рождения  Алекса.  Наверное,  этого делать  не
следовало. Но в то же время, Алекс показался ей вполне порядочным и надежным
человеком.  Он  понравился  Тине   еще  тогда,  когда  она  впервые  с   ним
познакомилась. В  разговоре  он  показал  себя умным,  общительным, открытым
собеседником. И потом, он был давним другом Филиппа. Как  теперь выяснилось,
именно  Алекс  столько  лет получал ее  письма.  Взвесив все доводы  "за"  и
"против", Тина решила принять приглашение.
     16
     Тина  знала, что опаздывает самым  неприличным образом. Она  остановила
такси, назвала  адрес  и  улыбнулась.  Хотя,  конечно,  повод  для  веселого
настроения был, мягко говоря, печальный.
     Она вспомнила,  с каким отчаяньем, смущением и огорчением в душе только
что она стояла  перед  учительницами своих детей. Одна из них вызвала Тину в
школу и  сразу протянула  ей тетрадку  Гарри. У  Тины "екнуло"  сердце. Зная
своего выдумщика-сына, ничего хорошего ждать не приходилось.
     Тина не ошидлась  в своем предчувствии.  Раскрыв  тетрадь, Тина ахнула.
Все, что написал  Гарри, было выполнено без единой ошибки или помарки, но...
слитно:  все слова  неразрывно  и последовательно  были соединены  в  единое
слово.
     Тина  несчастным  взглядом  посмотрела  на  учительницу.  Та стояла  со
строгим возмущенным видом, но вдруг захохотала. Захохотала и Тина. Обе никак
не могли  решить, что им делать с Гарри. Потому что  незадолго до этого он в
очередной  работе, безупречно  выполненной с  орфографической  точки зрения,
скрупулезно расставил запятые,  но...  через каждые два  слова. В предыдущей
работе  он  зачем-то разделил все буквы  в словах  буквой  "о".  Учительница
старалась  относиться  снисходительно  к выдумкам  Гарри, потому что  высоко
ценила его  богатый  внутренний мир  и восхощалась  природной  фантазией. Но
периодически  вызывала  Тину  в  школу,  чтобы   они  совместными   усилиями
направляли эту необузданную фантазию в нужное русло. Да и немного построжить
Гарри не мешало.
     Беседа  с  Учительницей   получилась  продолжительной,  и  теперь  Тина
безнадежно опаздывала. Она заметила, что  такси остановилось, расплатилась с
водителем  и  поспешила к  дому. Очевидно, ее  уже ждали,  потому что  дверь
распахнулась и на пороге появился Барс.
     -  Тина, девочка, здравствуй! - сказал он, пропуская ее в дом. - Филипп
уже беспокоится. Тебя ждут.
     - Здравствуй, Барс. Я никак не могла раньше. Была у детей в школе и...
     Тина не договорила, потому что ей навстречу вышел хозяин дома -  Алекс.
Он с невозмутимым видом взял ее за руку, поцеловал и тепло произнес:
     - Здравствуйте, Валентина. Рад снова видеть вас.
     - Я тоже,  Алекс, - мягко откликнулась  она, отметив, как непринужденно
он назвал ее имя, словно никогда до этого никакого другого ее имени не знал.
- Я поздравляю вас, Алекс, и желаю вам счастья! - Тина протянула ему диск. -
Помнится, вы очень  тепло и восторженно  отзывались  о своем  путешествии по
Скандинавии. Думаю, музыка Эдварда Грига будет напоминать вам о нем.
     - Благодарю вас, Валентина. Я очень тронут вашим вниманием.
     Алекс предложил Тине руку и повел ее в гостиную. Едва переступив порог,
Тина замерла. Она сразу узнала женщину, с которой беседовал Филипп. Та  тоже
сменилась  в  лице, но  быстро справилась с собой  и спокойно посмотрела  на
Тину.
     Алекс  представил  их  друг  другу.  Обе  мило  улыбнулись и  держались
настолько непосредственно и непринужденно, что ни Алексу, ни  Филиппу даже в
голову не пришло, насколько ошеломила обеих эта неожиданная встреча.

     Мужчины  вышли.  Тина  ощутила,   как  похолодели   кончики  пальцев  и
остановилось сердце от тех саркастичных едких слов, которые она услышала.
     - М-да... Кажется, одному нашему общему знакомому фатально  не везет на
женщин!..  Дан  постоянно ухитряется наступать  на одни и  те же  грабли! Не
правда ли, дорогая?
     Заметив, что Тина упорно молчит, продолжила:
     - А ведь  Дан - замечательный человек! Вот только я оказалась дурой! По
глупости  его упустила! Измены он мне не простил. Ну да что обо мне!.. О вас
он говорил с такой любовью! Я слышала, вы поженились. И  что же? развод? Или
вы,  как и я,  удачно  совмещаете  мужа и любовную связь  на стороне? В этом
случае  мне  остается только  посочувствовать Дану! Ему на  пути встречаются
женщины, верность  для  которых  -  пустой звук!..  Только,  ради  Бога,  не
подумайте, что я вас осуждаю. В моем положении это было бы смешно и  нелепо.
И вас я прекрасно понимаю. Филипп - великолепный мужчина. Красивый, богатый,
умный.  Почему  бы и не  развлечься  с  ним?  Не так ли?.. А,  черт! - вдруг
воскликнула она. -  Не  обижайтесь, пожалуйста,  но я так  зло обрушилась на
вас, потому  что, действительно, считаю и себя, и вас -  подлыми стервами!!!
Мне очень  нравился и нравится Дан.  Я хотела бы, чтобы он был по-настоящему
счастлив. Мне обидно за него! И жаль, что вы его не цените  так, как он того
заслуживает. Оправданием  вашей связи с Филиппом лично для  меня может  быть
только одно - ваш развод с Даном. Больше ничего. И простите за прямоту.
     Тина прямо посмотрела в ее лицо и тихо сказал:
     - Дан... погиб, Стелла.
     - ПОГИБ?!! - по буквам протянула та.
     Тина заметила, что Стелла побледнела, а глаза ее заполнились слезами.
     -  Простите  меня,  Валентина...  -  едва  слышно   произнесла  она.  -
Простите... И как... давно?
     - Почти четыре года назад.
     - Вот оно что... - задумчиво промолвила Стелла.
     Она  помолчала. Потом,  сдвинув  брови  к переносице,  потом неожиданно
окинула Тину внимательным взглядом и медленно сказала:
     - Подождите...  подождите...  Как-то  Алекс  рассказывал мне  необычную
историю любви одного своего  друга...  Длительная переписка... разлука... О,
Боже!!!  Теперь  я  понимаю...  Это  о  вас  и   Филиппе.  Как  я  сразу  не
догадалась?!! Валентина, прошу вас, забудьте о том, что я сейчас говорила!!!
- нервно  попросила  Стелла.  -  Прошу,  забудьте!  И  не  отказывайтесь  от
возможности вновь стать счастливой! Филипп,  я знаю, хороший человек. И  вы,
Валентина,  чудесная  женщина. Я  буду рада, если вам  обоим  удастся  стать
счастливыми! Вместе!
     Тина  отрицательно  покачала  голвой.  Стелла  это  заметила  и  быстро
спросила:
     - Почему, Валентина? Насколько я помню рассказ Алекса, он говорил,  что
Филипп  всегда  мечтал  на вас  жениться. Вы  считаете, что брак между  вами
невозможен  из-за социальной разницы?  Или  потому, что вы  были  замужем  и
имеете детей? Да, конечно,  будет грандиозный  скандал! Но  поверьте, все  -
пустое! Ни на кого не стоит обращать внимание!!!
     - Все много сложнее, Стелла, - вздохнула Тина.
     Отметив,  насколько участливо и внимательно отнеслась  та к ее  словам,
коротко изложила те причины, которые делали ее брак с Филиппом нереальным.
     - И потом... Наверное, вам тоже моя профессия кажется... неприличной?
     - Глупости!  - воскликнула  Стелла. - Ненавижу ханжей и святош!!!  Этих
подлых  лицемеров!  Хотя  я  согласна  с вами, Валентина.  Проблема  есть. А
посоветовать  я  вам  ничего  не могу. Догадываюсь,  что  вы в  курсе  наших
отношений  с Алексом,  наших проблем. Ведь  я, приехав сюда, довольно быстро
вышла замуж. По расчету. Я думала, что высокое положение в обществе, деньги,
связи - самое важное в жизни. А потом встретила Алекса. Мы вместе  пять лет.
Да какое там "вместе"!.. Об этом мы можем только мечтать!.. Я позволила себе
только одно. Я родила своего  единственного ребенка от  любимого человека. У
нас с Алексом - замечательный сын! Хотя в этом тоже - колоссальная проблема.
Сын носит фамилию моего мужа. даже в случае развода надежды на то, что Алекс
сможет дать ему  свое имя, почти  нет.  В  общем, все не  просто и у меня  в
жизни, Валентина. Очень не просто.
     Они грустно,  с пониманием, посмотрели  в глаза дург друга и замолчали.
Но к возвращению мужчин уже вели легкую непринужденную беседу.
     17
     Филипп,  когда Барс сообщил ему, что его  разыскивает Алекс, перезконил
другу и договорился о встрече.
     Войдя в гостиную,  Алекс  удивленно  осмотрел множество игрушек, бросил
быстрый мимолетный  взгляд  на  портрет  Валентины и сел  в  кресло.  Филипп
устроился напротив и вопросительно посмотрел на него.
     - Филипп, - начал Алекс, - я вот почему хотел видеть тебя. Это касается
Валентины.
     - Тина?!! - брови Филиппа взлетели высоко вверх. - В чем дело, Алекс?
     Тот вздохнул, потер рукой лоб и, внимательно глядя на Филиппа, серьезно
сказал:
     -  Недавно  я  разговаривал с  Фредом. Наша  беседа  меня  обеспокоила.
Филипп, ты в курсе, что он с поразительной настойчивостью обращался  в фирму
Валентины и неоднократно делал заказы на беседы с ней?
     - Да, - коротко подтвердил Филипп. - И что же?
     - Фреда интересуют ваши отношения с Валентиной. Он...
     Но Филипп не дослушал и нетерпеливо произнес:
     -  Я  это знаю,  Алекс.  Тина  мне говорила,  что  Фред  сочинил  целую
детективную историю о нас и с редким упорством изводит ею Тину при встречах.
     Алекс согласно кивнул и, в упор посмотрев на Филиппа, спросил:
     - А Валентина сообщила тебе, что он изводит ее не только этим?
     - То есть?
     -  Филипп,  он  изводит  ее  своими  ЛИЧНЫМИ,  -  подчеркнул  Алекс,  -
притязаниями.  Из-за  этого  он  даже  получил  по  морде  от  телохранителя
Валентины. Фред мне сам  об этом рассказал.  И сделал это в свойственной ему
саркастичной  манере.  С  юмором.  Я,  наверное,  от  души  посмеялся  бы  и
повеселился, слушая  его,  если бы дело не касалось Валентины. Филипп, он не
на шутку увлекся ею. Фред хочет добиться расположения Валентины во что бы то
ни стало.
     Филипп вскочил с крсла и гневно и громко воскликнул:
     - Какого черта?!! Какого черта?!!
     Понимая его возмущение, Алекс убежденно сказал:
     - Филипп, согласись, Валентина - необыкновенно привлекательная женщина.
     Он бросил  взгляд на портрет в гостиной, затем перевел  его на Филиппа,
вышагивающего туда-сюда, и продолжил:
     -   Валентина   невероятно  обаятельна.  Стройна.  Изящна.  Умна.  И...
притягательна. Что вообще - уникальное качество в женщине! Все это видишь не
только один ты, Филипп.  Другие мужчины тоже не слепые.  И Фред в том числе.
Филипп, он просто жаждет заполучить ее! Я не помню, чтобы Фред так  страстно
и  заинтересованно  говорил  о  какой-либо  другой  женщине.  Он  был  очень
откровенен  со  мной!  Это насторожило меня. Во-первых,  Фред способен ждать
своего бесконечно долго. А во-вторых... Фред отлично знает, что мы с тобой -
друзья.  А значит, я обязательно поставлю тебя  в  известность о  теме нашей
беседы. Мне показалось, что как раз этого он и добивается. Но  зачем? Что он
задумал?
     Филипп резко остановился, развернулся к Алексу и угрожающе заявил:
     - Он добьется  только одного. Я уничтожу его!!! А уж морду точно набью!
В самое ближайшее время! Завтра же!!! Если он не оставит Тину в покое!
     - Ты опоздал,  Филипп! - усмехнулся  Алекс. - Фред  отказался овстреч с
Валентиной. САМ отказался. Но он  мне намекнул, что за свой отказ получил от
Валентины какое-то обещание. Мне он о нем ничего не сказал. Что-то здесь  не
то!  Будь  осторожен,  Филипп.  И  Валентину  предупреди.  Фред,  если   это
затрагивает   его   личные   интересы,  может  быть   очень  предприимчив  и
изобретателен. И очень опасен!
     - Я это знаю, Алекс, - энергично кивнул головой Филипп.  - Спасибо тебе
за заботу о Валентине.
     Он вдруг глубоко вздохнул.
     - Эх, Алекс!.. Весь ужас в том, что открыто вмешаться в ситуацию с этим
чертовым Фредом  я не могу.  Тем  самым я сразу  поставлю Тину  под удар. Но
повод  врезать  по  его дурацкой  голове,  чтобы навсегда  выбить  идиотские
помыслы о Тине, я найду!
     Алекс засмеялся и возразил:
     -  Филипп,  драка делу  не  поможет. Выбить из  головы  Фреда  мысли  о
Валентине можно только одним способом. Оторвать эту самую голову! Но, увы!..
     - Я сделал бы это с невероятным удовольствием! - усмехнулся Филипп.
     Вскоре  Алекс уехал,  а Филипп  долго раздумывал  над  его  сообщением.
Конечно, Филипп, как и Алекс, теперь был уверен, что Фред что-то затевает. И
если  ему не удастся заполучить  Валентину...  а ему это  не  удастся!..  он
отомстит. И сделает это  изобретательно, умно и жестоко. В этом у Филиппа не
было никаких сомнений.

     За прошедшие  несколько дней Тина столько пережила  и так настрадалась,
что, едва увидев Филиппа, неожиданно расплакалась. Он успокаивающе гладил ее
волосы, плечи, спину, целовал мокрое от слез лицо...
     Тина понимала,  что ведет себя вопреки  принятому решению  держаться  с
Филиппом, как обычно. Но это оказалось выше ее сил, и она "сорвалась".
     В  конце концов,  Тине  удалось взять  себя в руки,  и  она, впервые за
последнее время, улыбнулась.
     - Филипп... извини, пожалуйста... я не хотела...
     Он нежно прикоснулся к ее лбу губами и мягко возразил:
     - Ну что ты, любимая... Все хорошо.
     "Если бы".. " - пронеслось в голове Тины, но она решительно отогнала те
мысли, которые одолевали ее с редкой настойчивостью и упорством.
     Филипп смотрел на нее  и чувствовал, как сердце переполняет невероятная
фантастическая  любовь. Он каждый  раз с нетерпением ждал  встречи  с Тиной.
Этот  вечер  не  стал  исключением.  Вот  только  начало  оказалось  немного
неожиданным.
     Заметив,  что  Тина  вполне  успокоилась,  Филипп,  стараясь  держаться
невозмутимо, вопросительно посмотрел на нее и спросил:
     - Пойдем ужинать?..
     Но  голос  выдал  его. И  Тина это  почувствовала. Она  знала,  с каким
желанием  и  нетерпением  Филипп  всегда ждал  ее,  и  поэтому,  преодолевая
собственные эмоции, чуть насмешливо откликнулась:
     - Ты очень голоден, Филипп?
     Он  мгновенно  уловил  тончайшие  нюансы  в  интонации  Тины. Больше не
сдерживая собственных  чувств,  он  крепко  обнял  ее  и  жадно  приник к ее
губам...

     Филипп,  как всегда,  с наслаждением наблюдал  за  каждым жестом  Тины,
восхищаясь мягкой пластикой ее  движений. А  сегодня это  зрелище доставляло
ему особое удовольствие.
     Тина плавными взмахами руки причесывала волосы  перед зеркалом.  Филипп
устроился в кресле за ее спиной и негромко спросил:
     - Тина, почему ты мне не сказала...
     Она вдруг  на  мгновение  замерла,  потом медленно повернулась к нему и
едва слышно уточнила:
     - О... чем?
     Внимательно глядя на нее, Филипп бесстрастно пояснил:
     - О Фреде.
     - Ах, это!..
     Он заметил, с  каким облегчением  воскликнула Тина эту фразу. Она сразу
отвернулась к зеркалу. Филипп долго  смотрел на  ее силуэт, потом все так же
спокойно продолжил:
     - У меня был Алекс и... - Филипп изложил Тине то, что услышал от друга.
Затем  повторил свой вопрос:  - Тина,  почему  ты  не сказала  мне, что Фред
досаждает тебе... своим излишним вниманием?
     Тина дернула плечом и усмехнулась.
     - А-а!..  Стоит  ли придавать  значение  безумным  мужским порывам?!! К
счастью, все  обошлось и закончилось благополучно. Фред  отказался от  своих
идей. Он обещал больше не обращаться в фирму с заказом на беседу со мной. Да
он, наверное, уже забыл обо мне! Тебе не о чем беспокоиться, Филипп.
     - Ты заблуждаешься, Тина, -  покачал он головой. - Уверяю тебя, Фред не
забыл  о своей  очаровательной  собеседнице. Алекс  сказал,  что  Фред полон
нетерпения  получить то, что принадлежит мне. То есть, тебя, любовь моя. Так
что твоя радость преждевременна. И вот еще  что... Алекс упоминал о каком-то
условии, выдвинутом Фредом...
     - Ой!..  -  воскликнула Тина.  -  Филипп,  я  совсем  забыла  бо  этом!
Совсем!!! Вышла из дома Фреда, вздохнула с облегчением и выбросила из головы
все, что связано с этим страстным любителем детективов!
     -  Но  все-таки...  Что  это  за  условие?  -  с  нескрываемой тревогой
поинтересовался Филипп и, услышав объяснение  Тины, воскликнул: - О, черт!!!
Зачем ему это нужно, хотел бы я знать?!! А впрочем... Очевидно, Фред мечтает
пригласить тебя в  ресторан и провести  время так же, как провел его с тобой
я.  Ну и некоторых  его ОСОБЫХ, - подчеркнул Филипп,  - надежд сбрасывать со
счетов  не стоит.  Тина,  любимая,  я  начинаю  ревновать!  Фред  -  опасный
соперник!.. - засмеялся он.
     Тина посмотрела на него через плечо и тоже засмеялась.
     - Филипп,  милый,  я тебе  сочувствую! Придется  честно  признать,  что
ревность твоя не напрасна. Фред  - необыкновенный человек. Во всяком случае,
на  меня он произвел  неизгладимое впечатление.  И  собеседник превосходный!
Умный! - она недолго помолчала и добавила: - Хотя и не очень приятный!
     -  Ну, слава  Богу!  - громко  воскликнул Филипп.  -  Любовь  моя, твоя
последняя фраза вернула меня к жизни. Я же чуть с ума не  сошел, слушая твои
дифирамбы в адрес Фреда! Тина, родная, сейчас ты, как никогда, была близка к
тому, чтобы навсегда избавиться от оригинала и остаться лишь с жалкой копией
Паддингтона на руках!
     Тина  весело рассмеялась,  а Филипп  стремительно шагнул к  ней,  нежно
обхватил  сзади за плечи руками и, уткнувшись лицом в ее макушку, неожиданно
спросил:
     -  Тина, любимая...  я  хочу услышать  и  нечто...  другое.  Почему  ты
молчишь?
     Он почувствовал, как она, прервав смех, замерла, и продолжил:
     -  Любовь  моя,  с математикой  у  меня никогда не было проблем. И  я -
взрослый мужчина.
     Филипп развернул ее к себе и, заглянув в глаза, прямо спросил:
     - Тина, любимая, ты... беременна? Я правильно догадался?
     Она  отвела  взгляд,  опустила  голову  и  вздохнула.  Филипп  оказался
настолько   прозорливым  и  проницательным,  что  очевидное   отрицать  было
невозможно.
     - Да...
     Он  подхватил  ее  на  руки,  пылко  расцеловал  и  закружился,  громко
восклицая:
     -  Все!  Это решает  все!  Тина, любимая, я  же  этого так  ждал! Я так
надеялся!..  Я счастлив! Счастлив!!! Мы поженимся немедленно.  Немедленно!!!
Тина! Любимая! Я поверить не могу,  что все так замечательно! Ты  родишь мне
ребенка!!! Любовь моя! Я самый счастливый человек на свете! Как же я об этом
мечтал! Я с ума сойду от счастья! Любимая моя!..
     Филипп опустился в кресло, покрывая лицо Тины бесчисленными поцелуями.
     -  Как  жаль, что уже поздний вечер... До завтра так долго  ждать!  - с
сожалением произнес он. -  Но завтра же утром, не  откладывая, я назову тебя
своей женой. Тина, любимая, как это  здорово, что, наконец, закончилось  это
безумно долгое  ожидание! Теперь  у  меня будет  своя  семья  -  ты  и дети.
Подумать только!.. Завтра у меня  их будет двое, а меньше, чем через  девять
месяцев, трое. Господи! Благодарю тебя!!!
     Он  был  настолько  увлечен  собственными чувствами, что  только теперь
обратил внимание на настойчиво повторяемый тихий призыв Тины.
     - Филипп... Филипп... - в очередной раз произнесла она и сделала слабую
попытку немного отстраниться.
     - Да, любимая?.. - он с нежностью и любовью заглянул в ее глаза и сразу
почувствовал, как жесткие тиски сжали сердце, и оно перестало стучать.
     Стараясь  отогнать  ту  шальную  страшную  мысль,  которая,  как  игла,
пронзила его мозг, Филипп медленно и тихо спросил:
     - Ты... хочешь сказать... ЧТО?..
     Тина ничего не отвечала, и он, уже догадавшись, прошептал:
     - Нет!.. Тина, я прошу тебя... нет!.. Боже!.. Все, что угодно... только
не это!!!
     Он с такой немыслимой болью это произнес, что Тина горько заплакала.
     - Филипп... милый... ну что  же делать? У  нас  нет... нет  выбора!.. И
выхода... нет! Филипп... мы не можем... Не можем!..
     Филипп сжал ладонями ее лицо, залитое слезами, и пылко заговорил:
     - Тина,  послушай, ну почему нет  выхода? Почему?!!  Я  хочу, чтобы  ты
родила мне ребенка.  Я хочу  иметь ребенка  от  любимой женщины! Пойми  это,
Тина. Пойми!
     Она резко качнула головой.
     - Филипп, зачем обманывать себя? Зачем?!! Это невозможно!!! Твое особое
положение... Филипп,  ты не имеешь права  разрушить надежды  и  благополучие
твоей семьи. Ты обязан выполнить  свой Долг.  Долг Наследника. Отказаться от
этого  ты  не  имеешь права ни при  каких  обстоятельствах. Даже  личных!  А
значит, жениться на  мне  ты  не  можешь.  Хотя  бы потому,  что  разразится
грандиозный скандал! А главное, я...  Я!.. ни за  что не пойду на это. Ни за
что!!! Я не допущу, чтобы пострадали мои дети. Их благополучие и спокойствие
для меня превыше всего!
     - Ты говоришь только о детях Дана! - гневно воскликнул Филипп. - А мой,
мой ребенок для тебя ничего не значит?!!
     Тина  соскочила  с  колен  Филиппа  и,  прямо  глядя  в  его  глаза,  с
непередаваемой грустью и болью сказала:
     - Значит, Филипп!  Но подумай сам, что его ждет!..  Признать  его ты не
сможешь. Видеться с ним тоже. В лучшем случае, ты посмотришь на него издали.
Филипп,  у  него  не будет  отца.  Он  будет  расти  без  твоего  участия. В
результате,  ты  и  он  будете  абсолютно чужими людьми. Это  очень страшно,
Филипп! А не дай Бог, станет известно,  что его отец - ты. Его не оставят  в
покое! Это будет ужас!!! Не говоря о том, ЧТО и КАК я объясню Лие и Гарри!..
Нас, меня и  всех  моих  детей,  ждет кошмарная  жизнь!  Кошмарная!!! - Тина
глубоко  вздохнула и  печально  добавила: -  Я  не  хотела  ставить  тебя  в
известность о своей  беременности.  Я  хотела... все...  сама.  Я же знаю...
знаю,  Филипп!..  как больно  и  тяжело тебе! Знаю! Но если бы ты только мог
представить,  как  тяжело  мне!..  Невыносимо  тяжело!!!  Сколько  бы  я  ни
пряталась за всеми  своими самыми убедительными доводами  и рассуждениями, я
знаю,  что прощения  мне не  будет  никогда!  И эта боль  останется со  мной
навсегда... до конца жизни!.. Но поступить иначе я не могу. Прости!.. Прости
меня, Филипп!!!  - с отчаяньем  воскликнула Тина. -  Я разбиваю тебе сердце,
которое  подарило  мне столько  тепла и нежности,  столько любви!!! Но я  не
могу, не могу, не могу поступить иначе!!! Прости меня! Прости!..
     Тина громко,  навзрыд,  заплакала, закрыв лицо руками.  Филипп с  силой
стукнул сжатыми кулаками по подлокотникам кресла,  резко поднялся и шагнул к
ней.  Она   безвольно  опустила  руки,  поникла  и  подняла  к  нему  полный
пронзительной боли  и страдания  взгляд.  Филипп обнял ее, прижал к груди и,
стараясь сдерживать собственные силы, прошептал:
     - Тина, не надо, успокойся... Я не знаю, почему и за что, но, наверное,
мы  должны  ...  пройти  и через  это!..  Господь  Всемогущий!!!  -  потеряв
выдержку, воскликнул он. - Помоги вынести все это! Как же я хочу верить, что
когда-нибудь все-таки буду счастлив  с  любимой!!!  И  когда же,  наконец, я
раздам долги, которых не делал?!! Когда, Господи?..
     Они  стояли,  крепко  прижавшись друг  к  другу,  с  отчаяньем и  болью
сознавая, что Реальность Жизни оказалась суровой и беспощадной к ним.
     18
     Дети были в школе.  Тина лежала, уткнувшись  лицом  в  подушку.  Ей  не
хотелось двигаться, есть, пить, думать. Если бы было  можно  забыть, забыть,
забыть обо  всем!.. А главное, забыть о том, что предстояло. Но  она должна.
Должна!.. Обязана. Иначе... Господи, где взять силы?..
     Мысли  Тины  прервал  раздавшийся  звонок.  Тина  поднялась  с  дивана,
медленно дошла до двери и распахнула ее. На пороге ее дома стоял... Филипп.
     Он захлопнул за  собой дверь, стремительно шагнул  к  Тине  и осторожно
обнял ее, уткнувшись лицом в ее макушку.
     - Филипп, ты сошел с ума!..  Тебя могут увидеть... - тихо упрекнула его
Тина.
     - Не волнуйся об этом, родная, - прошептал он.
     Филипп  немного  отстранился  и  внимательно оглядел  Тину, отметив  ее
несчастный измученный вид.
     - Как ты  себя  чувствуешь,  любимая?  - заботливо  спросил он. - Может
быть, будет лучше, если ты ляжешь?
     - Да... пожалуй...
     Он  подхватил  ее на руки, огляделся,  пытаясь сориентироваться,  затем
прошел  в  комнату, осторожно опустил Тину  на диван,  прикрыл  пледом и сел
около, с нежностью проведя рукой по ее волосам и плечам.
     Тина  посмотрела  на  него  тоскливым  потерянным  взглядом.  Ее  глаза
наполнились слезами, и она едва слышно выдохнула:
     - Филипп...
     Неожиданно для себя Тина заплакала.
     Он наклонился, ласково обнял ее и горячо произнес:
     - Не плачь, любимая... Пожалуйста, не плачь... Послушай, что я скажу. Я
все продумал.  Все!!!  Тина, любимая,  поверь, все  у  нас будет хорошо. Нам
нужно только подождать. Пройдет 5-6 лет, Гарри и  Лия вырастут, и  мы им все
объясним. Они  все поймут. Тогда мы с тобой  сможем пожениться. Что такое  5
лет? Пустяк! Главное, мы будем вместе.  А через пять  лет мы будем совсем не
старые и успеем нарожать столько детей,  сколько захотим! Видишь,  как я все
хорошо продумал, любовь моя? А вспоминать о том... что произошло сегодня, не
надо,  любимая. И плакать больше не надо.  Пожалуйста, верь мне.  Все  у нас
будет  замечательно! Я очень  люблю тебя, Тина. Я буду терпеливо ждать  того
момента, когда смогу  назвать тебя своей женой. Я никогда не оставлю тебя  и
буду любить всегда.
     Он покрыл нежными короткими  поцелуями  ее  лицо, с сожалением замечая,
что Тина по-прежнему безутешно и горестно плачет.
     - Ну что ты, любимая... Все у нас будет хорошо...
     Она вдруг закрыла  лицо руками, не находя в  себе  сил  после  его слов
прямо  смотреть  в  его глаза  и преодолевая  спазмы, душившие горло,  глухо
прошептала:
     - Филипп... не будет... Ничего  не будет!.. Пойми... больше не будет...
НИЧЕГО...
     Филипп замер и почти беззвучно спросил:
     - Тина... любимая... почему?..
     Она,  решившись, глубоко вздохнула и, по-прежнему пряча лицо, едва-едва
слышно произнесла:
     - Филипп, забудь  о браке со мной. Он невозможен. Невозможен  потому...
потому... потому что я... я... я никогда не смогу... родить ребенка...
     Она сразу пожалела о том, что  сказала. Но  отступать было поздно. Тина
была  убеждена, что должна, обязана, как и  решила, идти до конца.  Но она и
представить не могла, как тяжело и мучительно будет это сделать. А  главное,
что последует за ее словами.
     Филипп  вдруг  громко, протяжно  застонал,  словно  смертельно  раненый
зверь, а затем, уткнувшись лицом в ладони, зарыдал.
     - Вот оно...  страшное возмездие... за мое согласие!!! - повторял он. -
Как  же  жестоко  ты наказал меня, Господи!!! Как мне это перенести?!! Я  не
хочу, не хочу, не хочу жить!.. Не хочу!!! Жить... не хочу!!! Не хочу!!!
     Он захлебывался  рыданиями, испытывая  жесточайшие мучения от того, что
бессилен что-то изменить. Зачем все, все,  все в этой жизни, если он сам, по
собственной  воле,  лишил себя возможности  когда-нибудь  иметь  ребенка  от
любимой женщины?!! Желанного ребенка!!! От страстно любимой женщины!!!
     С  огромным  трудом  взяв себя  в  руки,  Филипп  взглянул  на  бледную
безмолвную Тину, по  щекам  которой текли и  текли, не  прекращаясь,  слезы,
несколько раз глубоко вздохнул и проникновенно произнес:
     - Тина...  любимая... это ничего  не меняет. Я любил  и люблю  тебя.  Я
останусь с тобой, любимая. Навсегда.
     Она, опустив глаза, перевела дыхание и тихо, с раскаяньем, прошептала:
     - Филипп...
     Он крепко обнял ее и прижал к своей груди...

     Барс открыл дверь автомобиля, с тревогой отметив несчастный мрачный вид
Филиппа. Тот  быстро подошел, сел в машину и, откинувшись на спинку сиденья,
прикрыл глаза.
     Филипп думал о том, почему все  так трагично  складывается в его жизни.
Почему?.. Казалось, ему дано  так много, как наверное,  мало кому другому. И
что же?.. Все то, что он  имеет, роковым образом разрушает любую его надежду
на  личное счастье.  Его  ДОЛГ  НАСЛЕДНИКА,  ОБЯЗАННОСТИ, ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, к
которым его приучали с детства, как огромный горный массив стоят на пути его
собственных желаний.  Все разбивается  в  прах о гранитную твердыню Высокого
Положения  Наследника  Могущественной  Семьи!  И  отказаться  невозможно,  и
совместить со  своими мечтами  об обычном  нормальном человеческом  счастье,
доступном  абсолютно всем, нельзя. Все, все в  его жизни  происходит ВОПРЕКИ
его желаниям. Какой-то  необъяснимый рок преследует его!  Сначала он потерял
любимую, а когда, наконец, вновь обрел ее и, казалось, СЧАСТЬЕ совсем рядом,
так близко,  что  до него осталось сделать только один шаг, снова потеря!  И
какая  потеря!!! Невосполнимая... тяжелая... мучительная... Разве  сравнятся
все муки ада с тем, что ему приходится переживать сейчас?!! Есть ли что-либо
более страшное,  чем сознание горькой утраты  и бессилие  все вернуть назад,
изменить,  исправить?!! СУДЬБА с  какой-то беспощадной  жестокостью  наносит
удар за ударом. И за  что? Всего  лишь за то, что он имел несчастье родиться
Наследником. О, Боже, Боже!..
     Филипп с силой потер лоб, виски и глубоко вздохнул. Что ж!.. Главное, у
него есть Тина. Безмрно любимая, желанная, единственная. И что бы ни ожидало
впереди,  ее он не потеряет  никогда. Он  сделает все, чтобы они были рядом.
Всегда. Это обязательно  будет так. Потому что  его СЧАСТЬЕ называется одним
именем. Только одним!!! ВАЛЕНТИНА...
     19
     Тина  уже  больше  двух  часов  беседовала  с состоятельной  клиенткой.
Впрочем, какое  там "беседовала"!..  Вряд  ли ей  удалось сказать и  десяток
слов,  кроме "да-да", "я  понимаю", "это не  просто" и прочее.  Сначала Тина
удивилась, зачем та  обратилась в фирму.  Но теперь  отчетливо  поняла,  что
хозяйка  дома  остро  нуждалась  в  собеседнике,  поскольку...  и  это  было
очевидно!..  среди приятельниц ее  проблемы популярностью не пользовались. А
прощу говоря,  осточертели!!!  Как  за два часа  осточертели  самой Тине. Ей
казалось,  что  если  беседа  не завершится  в ближайшее  же время,  то  она
свихнется  и  точно окажется  в  сумасшедшем  доме.  Причем,  в  палате  для
буйнопомешанных!  Заодно со своей  заказчицей. Что той  требовалась  срочная
помощь психиатра, Тина не сомневалась.  Потому  что  дама на протяжении всех
двух  часов, таких  долгих и мучительных для  Тины, изводила  ее  рассказом,
какие невероятные усилия предпринимаются ею  в борьбе за идеальную чистоту и
стерильность.
     Она затащила Тину на кухню, и когда та удивилась безупречному порядку и
абсолютно  девственному  первозданному  сиянию и блеску домашней  утвари,  с
гордостью сообщила:
     - Я стараюсь,  чтобы  на  кухне как  можно меньше готовили. Эти запахи,
гарь, копоть,  брызги масла, пятна!.. -  с отвращением произнесла она. - Это
вредно для здоровья! Как  и чем  прикажете дыщать, если допустить ежедневное
приготовление гарниров, соусов и  прочего?!!  Вы согласны со мной, не правда
ли?
     Тина неопределенно качнула головой и с надеждой спросила:
     - Вас, наверное, утомил наш продолжительный разговор?
     -  Нет-нет! Нисколько!  -  энергично  возразила  хозяйка.  -  Вы  такая
приятная собеседница. Я никогда не получала столько удовольствия! А главное,
мы  так  хорошо  понимаем  друг  друга! Знаете,  я  впервые  встретила  свою
единомышленницу. Я рада, что обратилась в вашу фирму. А что? - встрепенулась
она. - Два часа уже закончились?
     Тина назвала точное время беседы.
     -  Как жаль!  Так  быстро!  - воскликнула клиентка. - Но теперь  я буду
обращаться в вашу фирму. Считайте меня  своей  постоянной клиенткой, Нина! -
лучезарно улыбнувшись, объявила она.
     От ее слов у Тины  похолодело в  груди. Еще одна встреча с этой  рьяной
поборницей чистоты  и порядка  -  и  отдельная палата  с  надувными  мягкими
стенами, полом и потолком ей обеспечена на долгий срок!!!
     - Пойдемте, Нина, я провожу вас.
     Они вышли в прихожую,  но неожиданно входная дверь широко распахнулась.
Тина остолбенела.
     "Все! - подумала она. - Теперь сомнений  в моем диагнозе быть не может!
Больше встреч не требуется. Я уже свихнулась! Какой ужас!!!"
     Тина зажмурилась на  секунду и вновь открыла глаза. Прямо на нее  с тем
же ошеломленным выражением на лице  взирал стоящий на пороге мужчина. На нем
были только плавки. В одной руке он держал туфли, из которых торчалии носки,
в другой - охапку своих вещей - костюм, рубашку, галстук...
     -  Извините...  -  пробормотал   он,   покраснев  до  корней  волос,  и
стремительно скрылся в комнатах.
     От изумления  Тина  широко открыла  глаза,  совершенно не  понимая, что
происходит. Как сквозь сон она услышала монотонный спокойный голос хозяйки:
     - Это  мой муж. Он вернулся  с работы. Он - владелец сети авторемонтных
мастерских.  А я  не выношу запаха бензина,  масел, резины и прочего. Это же
такая грязь! Нести это в дом... вы же понимаете меня, Нина!.. недопустимо!!!
Я  настоятельно  требую,  чтобы сичтота  жилища  беспрекословно соблюдалась.
Поэтому муж раздевается у входа. Ах, знаете!..  - она наклонилась к  Тине  и
доверительным полушепотом сказала: - Муж  соглашается выполнять мои условия.
Даже не спорит больше. Его возмущает только одно. То, что за 18 лет брака мы
поцеловались  всего  лишь  раз. В  день  свадьбы.  А  он,  видите ли,  любит
целоваться.  Подумайте,  ЛЮБИТ!!!  Забывая,   что  это   же  сплошной  обмен
бактериями и микробами! Но я не уступала и не уступлю в этом  вопросе. Лучше
умру!!!
     Если бы  Тина  не  была измучена продолжительной  беседой, ошеломлена и
обескуражена  экстравагантным   появлением   хозяина,   она   теперь   точно
расхохоталась бы. Но больше всего она хотела как можно скорее  уйти, поэтому
благожелательно попрощалась.  Но  на  пороге,  не удержавшись,  оглянулась и
спросила:
     - А ваш сын тоже... раздевается... перед дверью на улице?
     Хозяйка озадаченно посмотрела на нее и медленно произнесла:
     - Н-нет... сын... не перед дверью... Только муж...
     Тина стремительно выскочила за дверь.
     Никогда  раньше она не чувствовала себя настолько облепленной микробами
и   бациллами,  что   хотелось  незамедлительно  окунуться   с   головой   в
бактерицидный  раствор. После этой беседы Тина теперь абсолютно точно знала,
как именно  люди сходят  с ума. Потому что  сама  только  что  находилась  в
миллиметре от той черты, где отключается разум и воцаряется безумие.
     Она остановила  такси,  с сожалением  думая  о  том, что опаздывает  на
свидание с Филиппом больше, чем на полчаса.

     Тина  была  настолько возбуждена  после своей беседы  с экстравагантной
озабоченной дамой, что сразу, как только села в машину,  пересказала Филиппу
всю цепь удивительных  событий.  Он хохотал  до слез, до конца не веря,  что
подобное может быть на самом деле.
     Все последнее время Филипп окружал Тину постоянной заботой и вниманием.
При встречах он увозил ее куда-нибудь за город. Они подолгу бродили по лесу,
по берегу реки, маленьким рощам. Они беседовали, иногда молчали, наслаждаясь
тишиной,  любуясь  окружающей  природой.   А  иногда  Тина  с  удовольствием
наблюдала, как Филипп в карандаше делал быстрые  зарисовки понравившихся  ей
пейзажей,  большого  муравейника,  одинокого  тонкого  деревца,  обрывистого
высокого берега...
     Им было хорошо вместе, но... Встречи были редкими.
     Филипп  догадывался, что Тина  пытается  свести  "на нет" их отношения,
подвести  их  к окончательному разрыву.  Филипп понимал причину. Тина хотела
незаметно, как ей казалось, для него, добиться, чтобы он, Филипп, постепенно
отвык от общения  с  ней.  Потому  что считала...  в  этом  не было  никаких
сомнений!..  что он,  Филипп,  должен  строить свою жизнь  без  нее. Филиппа
приводило  в отчаянье,  что Тина никак не  хотела  понять,  что для него все
бессмысленно  и  бесполезно  в  жизни,  если  ее,  Тины,  не   будет  рядом.
Приходилось с сожалением признавать, что те, прежние отношения, которые были
между  ними, пока  восстановить не  удавалось.  Ни  разу Тина не согласилась
поехать  в  тот  особняк,  где  они  встречались  раньше.  Она  методично  и
целенаправлено  добивалась   обоюдного  отчуждения,   всеми  силами  отдаляя
Филиппа. Но в результате добилась обратного.
     Поначалу он  давал ей и себе  время успокоиться, восстановить  душевное
равновесие. Потом какое-то время просто мирился с  теми отношениями, которые
упорно исподволь  навязывала Тина.  Но  теперь  буквально  сходил  с  ума от
желания обладать любимой, дарить ей свою любовь и нежность.
     Тина не подозревала,  что Филипп давно разгадал  ее планы. Ей казалось,
что она действует достаточно тонко и осторожно. Как  когда-то в юности, Тина
была уверена, что совместного будущего у нее  и Филиппа нет и быть не может.
Но как объясниться об этом с Филиппом?..
     Тина с сожалением и грустью думала о том, что их отношения складываются
очень не просто. С горьким  раскаянием Тина отмечала,  что трагичные события
для Филиппа не прошли бесследно. Это было заметно даже внешне. В волосах его
появилась седина,  на переносице между бровей пролегла глубокая,  никогда не
исчезающая складка.  Но Тина,  преодолевая душевную  боль и  чувствуя личную
ответственность за  судьбу Филиппа, старательно претворяла  намеченный план,
который казался ей верным, правильным.
     -  Вообрази,   Тон!  -  воскликнула  Тина.   -  Мы  -  единомышленницы,
оказывается!.. Ха-ха-ха!..
     Филипп в очередной раз  отметил, что Тина все чаще  и чаще называет его
"Тон". Он усмехнулся и, искоса посмотрев на нее, иронично спросил:
     - Тина, а что тебя удивляет? Я вот нисколько...
     Но она не дослушала и переспросила:
     - Удивляет?.. Тон, да это  не укладывается  в голове!  А  удивляет меня
другое. Почему не удивлен ты!!!
     Филипп  вдруг  развернул Тину  за  плечи  и,  прблизившись  к ее  лицу,
многозначительно, понизив голос, сказал:
     - Я согласен удивляться вместе с  тобой,  Тина,  если  прямо сейчас  ты
представишь мне доказательства того, что ты и она - антиподы.
     -  То есть?..  - Тина немного отстранилась и попыталась освоболиться из
его рук, крепко сжимавших ее плечи. - О чем ты, Тон? Какие доказательства?
     Филипп  выдержал  небольшую  паузу и,  пристально  глядя в  глаза Тины,
насмешливо пояснил:
     - Ну, например, такое доказательство, как... поцелуй.
     Она отвела взгляд, некоторое время  молчала, потом вновь  посмотрела на
него и засмеялась:
     -  Ну  что  за выдумки,  Тон!  Целоваться  в машине!.. Пусть  даже и  в
доказательство.  Тон, вспомни о нашем возрасте!  Мы  с  тобой  даже  в более
молодые  годы  не творили подобных  безумств! Или  ты  уже  не  в  состоянии
вспоминать? Склероз одолевает?!!
     Тина сделала новую  попытку  освободиться из  рук  Филиппа.  Это ей  не
удалось. Филипп притянул ее к себе и посмотрел прямо в ее глаза.
     - Тина,  я в восторге от твоего мастерства  уводить беседу подальше  от
неустраивающей  тебя темы! Но со мной этот номер не пройдет. Итак,  давай по
порядку.  С  моей памятью, Тина,  все  в  порядке. Зачем  нам углубляться  в
далекое  прошлое,  если можно  найти примеры  из  не  такого  уж отдаленного
времени?  У  тебя-то самой как со склерозом,  дорогая моя? Один из симптомов
этой болезни тот, что люди отчетливо помнят все, что было когда-то  давно, и
напрочь забывают то, что ыбло накануне. Что скажешь о своем диагнозе, Тина?
     Она  опустила  голову.  Филипп  заметил,  как  румянец покрыл  ее щеки.
Поскольку ответа не последовало, он продолжил:
     - Но довольно  экскурсов! А заодно и  медицинской диагностики! Речь шла
совсем о другом.  Так  ведь,  Тина?  Речь шла, если так  можно сказать, о...
микробиологии. Бактериях, бациллах,  микробах... и прочих разных... вирусах!
Так вот. В доказательство того, что я - ярый противник тех взглядов, которые
исповедует твоя экстравагантная клиентка, я готов поцеловаться с тобой прямо
сейчас. А ты, Тина, готова подтвердить на деле, чьи взгляды разделяешь?
     Тина засмеялась, тряхнула головой и возразила:
     - Да что тут доказывать?
     -  А может  быть, мне  раздеться? - быстро спросил  Филипп. - Возможно,
тебя пугают микробы и  бациллы, кишащие на моем  костюме? Я готов раздеться!
Тем  более, тот злополучный  хозяин в плавках произвел на тебя такое сильное
впечатление!  Ты так  восторженно  рассказывала о  его  появлении на  пороге
дома!..  Тина,  дорогая,  а  вдруг я добьюсь  не  меньшего  эффекта?  Так  я
раздеваюсь?..
     Тина звонко  захохотала,  мгновенно  представив  на  месте  мужа  своей
клиентки Филиппа с  туфлями и  охапкой одежды  подмышкой. Уткнувшись лицом в
грудь Филиппа, Тина смеялась  долго, до  слез.  Он тоже весело хохотал, живо
вообразив уморительную картину с собой  в качестве  центрального  персонажа.
Потом Филипп таинственным полушепотом напомнил:
     - Тина... я жду... твоего поцелуя...
     Она быстро отпрянула и, оборвав смех, выдохнула:
     - Филипп...
     Он стремительно придвинулся к ней, ласково и осторожно обнял за плечи и
заглянул в ее глаза.
     - Да?..
     Тина растерялась.
     - Филипп... пожалуйста... я прошу тебя...
     - О чем, Тина?
     - Филипп, давай оставим эту тему. Пожалуйста!
     Он усмехнулся.
     - Какую, дорогая?
     - О... поцелуе...
     Филипп отодвинулся, откинулся на спинку сиденья и иронично произнес:
     - Что ж! Согласен! Давай  оставим  эту  тему.  ПОКА, - подчеркнул он, -
оставим.
     - А почему "пока"? - явно повеселев, уточнила Тина.
     Он оглядел ее и насмешливо пояснил:
     - Потому, дорогая  моя, что ты - человек впечатлительный. Твоя беседа с
клиенткой -  лишнее  тому подтверждение. Ты, Тина,  за два часа беседы с ней
стала  ее  ярой сторонницей.  Меня  не  оставляет надежда, что  в  ближайшем
будущем твоим клиентом окажется  страстный  любитель  поцелуев. Тогда ты вот
так, как сегодня, проникнешься его идеями и, едва окажешься со мной наедине,
наглядно продемонстрируешь свою приверженность этому убеждению!
     Тина засмеялась и горячо возразила:
     - А вот это - вряд ли! До глубины души впечатляет что-нибудь необычное.
Как сегодня.  А  любителей целоваться -  огромное количество! Этим никого не
удивишь. Следовательно, твои надежды на наглядную иллюстрацию напрасны.
     - Неужели все так безнадежно, Тина? - Филипп искоса посмотрел на нее. -
Полагаешь, у меня нет ни одного шанса?
     Тина  помолчала,  а потом, придерживаясь  все той же шутливой манеры, в
которой проходила их беседа, мило улыбнулась и произнесла:
     -   Ни   малейшего!    Послушай   совет   старого   друга,   Тон.   Для
микробиологических  экспериментов  поищи   другого  сторонника.   С   общими
взглядами.
     - Я благодарен тебе,  Тина, за совет, - иронично откликнулся  Филипп. -
Только вот...  - он сделал  паузу  и объявил:  -  Ленив я очень! И  никакого
желания  расходовать свои силы и врея на какие-либо поиски у меня нет. Лучше
буду предаваться призрачным иллюзиям и мечтам! Вот как сейчас, например!..
     Филипп вытянул  ноги,  забросил за  голову  руки  и  изобразил  на лице
невероятное  блаженство  и  негу. Тина  засмеялась. Он,  прищурившись, хитро
посмотрел на нее и тоже засмеялся.
     20
     Тине  поневоле приходилось признавать,  что  в своих попытках  отдалить
Филиппа  она  терпит неудачу. С каждой встречей  надежда на  то, что  Филипп
потеряет к  ней, Тине, интерес и,  наконец, уверится в бесперспективности их
дальнейших  отношений,  таяла  и  истончалась,  как лед  на солнце. Тине все
труднее и труднее  было держаться  с  Филиппом  бесстрастно  и  отстраненно,
потому что он окружал ее постоянной заботой,  теплотой, вниманием,  относясь
нежно и  любовно, открыто и бережно. Он как будто  обволакивал  ее  в  кокон
своих  чувств, отбрасывая, отсеивая, не  замечая усилий и стремлений  Тины к
разрыву их связи. Тина терялась, не  зная, что  же  еще  она может  сделать,
предпринять, чтобы им обоим,  ей  и Филиппу, не попасть в запутанный опасный
лабиринт, из которого нет выхода. Но Филипп  настойчиво, решительно и упорно
увлекал  ее за собой,  подчиняясь  только зову  своего сердца и  собственным
желаниям. И что делать, как быть дальше, Тина не знала. Не знала...

     Тина была озадачена необычным предложением Филиппа встретиться глубокой
ночью.  Он  с  такой   настойчивостью   уговаривал  ее,  что  она   все-таки
согласилась.
     Филипп и Барс подъехали к ее дому, и Тина быстро заскочила в машину.
     -  А  теперь,  Тина, выполни,  пожалуйста,  одну мою просьбу!  -  через
некоторое время попросил Филипп.
     Она вопросительно посмотрела на него.
     - Тина,  пожалуйста, закрой глаза. Или нет! Дай-ка я лучше завяжу их! У
меня для этого совершенно случайно и  лента  подходящая имеется!  -  шутливо
заявил Филипп.
     Тина засмеялась  и  согласно  кивнула. Он  сделал  повязку  и заботливо
спросил:
     - Не туго?
     - Нет! - покачала головой Тина. - Только огорчает то, что ты не оставил
даже  малюсенькой  щелочки!  Подсмотреть  хоть  чуть-чуть  страшно  хочется.
Любопытство одолевает!
     - Тина, потерпи несколько секунд! - весело сказал Филипп.
     Она  почувствовала, что  машина остановилась.  Филипп помог Тине выйти,
развернул за плечи и быстро снял повязку.
     Тина  ошеломленно  ахнула. Она  и  Филипп стояли  на ночной,  абсолютно
пустынной улице прямо перед  ярко освещенным магазином. На  вывеске крупными
буквами разноцветными переливами сверкало название "Тин-Тон".  За стеклянной
витриной  у  самого  входа сидел  огромный  забавный  медвежонок, копия того
Паддингтона,  что когда-то  подарил  Тине Филипп.  Медвежонок  крутил лапкой
шарманку, копию  подаренной  Тиной  Филиппу,  которая  издавала  мелодичные,
неназойливо повторяющиеся, звуки: "Тин-тон... тин-тон... тин-тон..."
     - Филипп... - Тина  с изумленным видом повернулась к  Филиппу.  - Ты...
купил магазин?
     - Да,  - с  улыбкой  ответил  он,  удовлетворенно отметив,  что сюрприз
удался в полной мере. - Зайдем?
     Он сделал приглашающий жест.
     - Зайдем! - засмеялась Тина и решительно устремилась ко входу.
     Они вошли внутрь  и принялись методично обходить и  оглядывать витрины.
Тина восторгалась с такой детской непосредственностью разнообразием игрушек,
что Филипп засмеялся.
     -  Как  видишь,  Тина, это далеко не импровизированный магазин  по типу
того, который  имеется в гостиной особняка.  С этого дня -  никаких иллюзий!
Все!!! Реальность и только реальность!!! - категорично заявил Филипп.
     Он  и  Тина остановились по  разным  сторонам  прилавка  и одновременно
посмотрели друг на друга. Тина отчего-то смутилась и отвела взгляд.
     Филипп протянул  руку, накрыл  своей ладонью  ее ладонь, слегка  сжал и
проникновенно сказал:
     - Я очень  хочу, чтобы все  те, кто когда-нибудь придут в  этот Магазин
Игрушек,  обязательно  стали  счастливыми. По-настоящему счастливыми!  Чтобы
сбылись все-все их  мечты! Большие и маленькие мечты. Сбылись обязательно! Я
очень этого хочу!!! - страстно завершил он.
     Из глаз Тины потекли слезы. Сдерживать их не было сил. Она убрала руку,
подбежала к Филиппу  и,  прильнув, уткнулась  лицом в  его грудь.  Он крепко
обнял ее, погладил рукой по волосам и тихо произнес:
     -  Тина, любимая,  я не могу  без тебя...  Не  могу!  Ты - мое счастье.
Единственное счастье мое. Прошу, пойми, я не могу больше терять! И не  хочу!
Терять - не хочу!!! Не хочу!!! - горячо, страстно и отчаянно воскликнул он.
     Филипп помолчал, чуть отстранился,  сжал  ладонями  ее лицо, заглянул в
глаза и почти беззвучно спросил:
     - Поедем... прямо сейчас?
     Тина  хорошо понимала, что  именно теперь настал  тот  "момент истины",
когда надо  было принимать  окончательное  решение. Именно  теперь появилась
реальная возможность поставить точку в отношениях с Филиппом. Но сделать это
оказалось за гранью  человеческих сил. Да, Филиппа  она не любила. Но он был
ей безмерно дорог.  Безмерно дорог!!! И если так решила Судьба,  что счастье
Филиппа зависит от  нее,  Тины,  то она больше  не имеет права причинять ему
боль. Ведь  сама Тина была когда-то так счастлива!  И  она знала, что  такое
потерять свое Счастье. Потерять навсегда!
     Тина глубоко вздохнула и едва слышно вымолвила:
     - Да...
     Хотя она  точно знала, что ее согласие - та плотная сеть,  выбраться из
которой ей вряд ли когда-нибудь удастся.
     Филипп покрыл  ее  лицо бесчисленными  пылкими поцелуями,  подхватил на
руки и устремился к выходу...

     - Филипп! ну посмотри на  часы! Мне  пора! -  громко воскликнула  Тина,
делая попытку выскользнуть из его крепких объятий. - Филипп...
     Он не хотел  отпустить ее, словно боялся, что, разжав кольцо своих рук,
навсегда потеряет свое Счастье.
     - Тина, подожди, не спеши, - попросил он. - Ты  же сама говорила, что у
тебя - надежная и очень хорошая домоправительница.
     Она засмеялась и согласно кивнула.
     - Да!  Это  так!  Только  никакая она  не домоправительница. Она -  мой
добрый друг, хотя у нас и солидная разница  в возрасте. Она -  внимательный,
заботливый, добрый и очень  одинокий человек. Я спокойна, когда она остается
с Лией и Гарри. Кстати, они  трое  -  большие друзья! Но все-таки  мне пора,
Филипп.
     - Ну, хорошо. Прошу только еще одну минуту...
     Филипп потянулся к столику, взял какую-то папку  с деловыми  бумагами и
раскрыл ее.
     - Взгляни, любовь моя!
     Тина привстала, оперлась спиной на подушки и с интересом начала изучать
предложенные  Филиппом документы.  Ьрови  Тины удивленно взлетели вверх. Она
отпрянула в сторону и, до конца не веря, растерянно произнесла:
     - Филипп, я... не могу... Это... нет, Филипп! Нет!!!
     - Да,  любимая!  Да!!! - категорично возразил он.  -  Ты,  любовь  моя,
хозяйка магазина. Ты!!! И ничего не  возражай, пожалуйста. Это мой подарок к
твоему дню рождения. Пожалуйста, Тина!  Ничего не возражай! Я ведь так редко
делал тебе  подарки. Ты  не можешь не принять  мой  подарок.  Это  огорчит и
обидит меня!
     Тина обвила шею Филиппа руками и уткнулась лбом в его плечо.
     - Филипп, но мой день рождения... когда еще будет!..
     - Ну и что? Подумаешь!.. Зато когда он наступит, мне не придется ломать
голову, что тебе  подарить. Ограничусь только  сердцем,  поскольку твой день
рождения совпадает с Днем Святого Валентина. А  в  праздник всех  влюбленных
именно сердце преподносят  в дар любимой!  Впрочем, оно  давно твое,  любовь
моя.
     Он  поцеловал макушку Тины,  провел  рукой по мягким  пушистым волосам,
рассыпанным  по ее плечам и  спине.  Тина  подняла лицо,  посмотрела прямо в
глаза Филиппа и тихо сказала:
     - Спасибо, Филипп. Спасибо...
     Она вдруг улыбнулась и с тревогой добавила:
     -  Честно  говоря,  я не  имею ни  малейшего  представления, что теперь
делать с твоим подарком!
     - Ты имеешь в виду мое сердце? - усмехнулся Филипп.
     - Я имею в виду магазин! - засмеялась Тина.
     -  Не беспокойся,  дорогая.  Весь  штат  тщательно  подобран. Репутация
управляющего  -  безупречна. В  общем, от тебя, любовь моя, требуется только
общее руководство, а также идеи  и пожелания. Об остальном - не тревожься! -
успокоил ее Филипп. - А потом, я всегда буду  рядом, буду помогать  тебе. Не
зря  же магазин называется  "Тин-Тон"!..  И вот  что еще я хочу отдать тебе,
Тина... - серьезно сказал он.
     Филипп  опять вытащил  из  папки какие-то бумаги и  протянул  Тине. Она
начала читать, потом прервалась и категорично воскликнула:
     - Филипп! Я никогда... слышишь?.. никогда не соглашусь...
     Он  покачал  головой,  ласково  погладил   руку  Тины  и  проникновенно
попросил:
     - Пожалуйста, Тина, дочитай до конца. Пожалуйста...
     Она сразу  уловила что-то  особенное, прозвучавшее в интонации Филиппа.
Тина  долгим  проницательным  взгялдом  всматривалась в его глаза,  а  потом
сосредоточенно принялась знакомиться с бумагами.
     Это были  документы, которые подтверждали, что Филиппом сделаны крупные
денежные вклады на имя Лии и Гарри. Когда Тина взглянула на дату,  сердце ее
сжалось... Филипп все оформил накануне того дня, когда...  Тина  догадалась,
что таким  образом Филипп позаботился о ее детях, их  будущем на тот случай,
если бы с ней, Тиной,  что-нибудь произошло, и деликатно об этом  промолчал,
ничего не сказав заранее.
     Тина подняла к Филиппу выразительный взгляд, не находя сил вымолвить ни
слова. Понимая и разделяя ее  чувства, он как можно спокойнее и убедительнее
произнес:
     - Тина,  ты не имеешь права отказываться. Хотя бы потому, что  я - твой
давний друг. А  от помощи  друга не принято отказываться.  Но это,  конечно,
только  в  том случае,  если дружбы  - настоящая. И друзья -  настоящие.  Ты
согласна со мной?
     Она долго молчала, затем твердо и коротко ответила:
     - Да.
     Филипп открыто улыбнулся и беззаботным шутливым тоном сказал:
     - Официальную  часть  будем  считать закрытой! Надеюсь,  впредь в  этой
постели   будут  проходить   менее  скучные  и  деловые  мероприятия!  Долой
документы, бумаги,  подписи,  резолюции!!! Отныне только объятья и  поцелуи,
страсть и желание будут царить здесь!!!
     Он сбросил папку на пол и схватил в объятья смеющуюся Тину.
     -  Я люблю...  люблю...  люблю  тебя...  -  повторял  Филипп,  покрывая
короткими пылкими  поцелуями ее  лицо. - Тина... счастье мое... единственная
моя...
     21
     Тина подошла к дивану, села и с упреком сказала:
     -  Фред,  вы  же  обещали,  что  не  будете  больше пользоваться  моими
услугами.
     Он усмехнулся, шагнул к ней, устроился рядом и невозмутимо ответил:
     - Да, обещал. Но!.. Изменились обстоятельства, дорогая...  Валентина. В
связи с этим я и хотел бы кое-что обсудить с вами. Первое. Вы не забыли свое
обещание?
     Фред вопросительно заглянул в глаза Тины. Она не отвела взгляд и твердо
сказала:
     - Не забыла. Вы об этом хотите со мной договориться?
     - Нет, Валентина. ПОКА, - выделил он, - нет.
     Фред немного помолчал, собираясь с мыслями, и продолжил:
     - Итак, второе.
     Он опять  замолчал. Тина, стараясь держаться внешне невозмутимо, тем не
менее, ощущала  стойкую  тревогу. Какое-то  неприятное  предчувствие сжимало
сердце.  Тина  едва  заметно  перевела  дыхание,  пытаясь  успокоиться.  Она
удивилась,  когда  Фред вдруг  взял ее руку в свою, крепко сжал и неожиданно
пылко заговорил:
     -  Валентина,  я не хочу  скрывать,  что вы мне  нравитесь. Я постоянно
думаю о вас. Черт возьми!.. Поверьте, ни одна женщина не  увлекала меня так,
как вы. Я хочу, чтобы  мы стали любовниками. Хочу!!!  И за исполнение своего
желания -  видеть  вас в своей  постели -  я не  пожалею  денег!  Прошло уже
столько времени!.. Ну не могу я больше ждать! Не могу!!! Дьявольщина!.. Я не
понимаю... не по-ни-ма-ю!..  что за странная связь у  вас с Филиппом. Она не
вписывается ни  в какие  рамки!  Ни в какие!!! И не отрицайте, что эта связь
есть. Я уверен в этом. Но поверьте, Филипп никогда... слышите? Никогда!.. не
сможет дать вам то, что  могу предложить  я. Положение Филиппа - особое.  Он
находится в "прокрустовом ложе" Обязанностей и  Долга.  Ему от  этого некуда
деться. Поверьте, Валентина,  связь  с  Филиппом  - явление кратковременное.
Тогда, как я...
     Тина резко выдернула свою руку и горячо перебила его:
     - Я не хочу это обсуждать! Тема закрыта! За-кры-та!!!
     Фред  исподлобья  проницательно  посмотрел  на  нее  и  своим  обычным,
надменным и ироничным, тоном произнес:
     - Я правильно понял вас, Валентина,  что вы категорически отказываетесь
от ЛЮБЫХ, - подчеркнул он, - моих предложений?
     - Да! - коротко подтвердила Тина.
     - А  также от  ЛЮБОЙ, предложенной мною,  суммы?  - уточнил Фред. -  От
любой?
     - Да.
     - И вы никогда не измените ваше решение?
     -  Никогда.  Ваши  притязания  абсолютно бессмысленны и  бесполезны.  Я
говорю  вам это  без  кокетства и лукавства, чтобы  вы  не  подумали,  что я
"набиваю" себе цену, - серьезно сказала Тина и прямо посмотрела в его глаза.
     - Черт!..  -  выдохнул  Фред.  Он  сделал паузу  и,  прищурив  глаза  и
проницательно глядя  на  нее,  так же  серьезно, как и  она, произнес: - Мне
жаль, Валентина,  но  вы делаете  ошибку. Большую ошибку! Я  вам это  честно
говорю. И еще вот что. Я умею проигрывать. А вы?
     - Не знаю... Вообще-то я - не игрок.
     - Жаль!.. - усмехнулся он. - Значит, мы не в равных условиях. Но с этим
ничего  не  поделаешь!  Наша  партия  не  завершена,  поскольку  вы  обязаны
выполнить свое обещание.  Не  буду скрывать, что вам, Валентина, как слабому
игроку, придется  не просто с таким противником, как я. Но время пока  есть.
Возможно, в  дальнейшем  вы не  будете  столь категоричны. Во всяком случае,
призрачная надежда на это у меня еще остается.
     Тина покачала головой и твердо возразила:
     - Возможно, я -  не опытный игрок. Но  уверяю вас, ни единого шанса  на
выигрыш у вас нет. Ни единого.
     - Посмотрим...
     Фред проводил Валентину, потом сел в кресло и задумался...
     22
     Дети были  в школе.  Тина  хлопотала по  хозяйству.  Вечером предстояла
встреча  с Филиппом. Тина улыбнулась. Она догадывалась, что он,  как всегда,
приготовит  ей  какой-нибудь  забавный  сюрприз. Ее мечтательное  настроение
прервал раздавшийся звонок. Тина открыла дверь. На пороге стоял Барс.
     -  Здравствуй,  Тина,  - произнес  он и, заметив,  как  побледнела она,
поспешно добавил: - С Филиппом все в порядке!
     Она перевела дыхание и немного нервно сказала:
     - Здравствуй, Барс. Пожалуйста, проходи!
     Барс шагнул  в прихожую, а  Тина закрыла дверь  и сделала  приглашающий
жест, указав в сторону гостиной.
     - Что же ты остановился? Пойдем, сядем!
     Они прошли в комнату. Тина вопросительно  посмотрела  на Барса,  и тот,
глубоко вздохнув, решительно заговорил:
     - Тина, девочка, я приехал к тебе с очень необычным делом. Ты только не
думай ничего такого!.. Ты же знаешь, как я отношусь к тебе. Поверь, я просто
не мог поступить иначе. Не мог.
     Тина   удивленно  смотрела  на  него,  не  понимая  ни  его  слов,   ни
взволнованного тона.
     - Барс, в чем дело? Говори прямо.
     Он опять вздохнул.
     -  Дело в  том, что... В общем,  там... в машине... мать  Филиппа.  Она
хочет  поговорить  с тобой,  Тина. Она  очень просила устроить  эту встречу.
Очень  просила.  Я  не  смог  ей  отказать,  но предупредил, что  поставлю в
известность Филиппа об этой  поездке.  Она согласилась, но попросила сделать
это после  вашей  беседы. Состоится  ли она,  решать  тебе, Тина. Ты  можешь
согласиться, а можешь отказаться. Вот так.
     Тина слушала  его, низко  опустив голову.  Сердце  колотилось  с  такой
силой, что, казалось, его стук разносится по всему  дому. Тина  сжала руки в
крепкий замок, стараясь успокоиться и сосредоточиться.
     - Я...  я... я не знаю, как мне быть,  Барс... - еле  слышно промолвила
она.
     Он внимательно взглянул на нее и спокойно произнес:
     -  Мать   Филиппа  -  умная  женщина.  К  тебе,  девочка,  у  нее   нет
неприязненного  предвзятого  отношения.  Иначе я  никогда  не  согласился бы
выполнить ее просьбу. Никогда.
     Тина  прямо  посмотрела  в  его  глаза,  словно стараясь  в  них что-то
прочитать, и тихо спросила:
     - Барс, а о чем... она хочет говорить со мной?
     - Я... не знаю.
     Барс отвел взгляд, и  Тина  догадалась, что он  солгал. Поступить таким
образом его могли вынудить только какие-то чрезвычайные обстоятельства. Тина
поднялась с кресла и решительно сказала:
     - Ну что ж!.. Я согласна.
     Барс подошел к  ней, слегка обнял и прижал к себе. Он  понимал, сколько
мужества и  сил потребовало от Тины  это согласие. Как знал  и то, насколько
непростой  и тяжелый разговор предстоит ей. В душе  Барс проклинал  жестокую
реальность жизни, безжалостно вмешивающуюся в судьбы людей.
     - Тина,  будет  лучше, если ты пойдешь со мной,  -  сказал  Барс. -  Вы
поговорите в машине.
     - Хорошо... - почти беззвучно откликнулась она.

     Барс открыл дверцу  автомобиля, помог сесть Тине, потом сам сел за руль
и плавно нажал на газ.
     Мать  Филиппа  и  Тина, с нескрываемым интересом глядя  друг на  друга,
вежливо  обменялись  приветствиями.  Обе молчали, стараясь справиться с  тем
волнением,  которое  испытывали   в  равной  степени.  Первой,  естественно,
заговорила мать Филиппа.
     - Мне давно хотелось познакомиться с вами, Валентина. Не буду скрывать,
что мне многое  известно о вас. Простите, пожалуйста, что  я...  надеюсь, вы
меня правильно понимаете... что я вынужденно получила информацию о вас.
     Тина покачала головой и негромко возразила:
     - Нет-нет! Какие могут быть извинения! Ваш интерес понятен и объясним.
     - Спасибо, что вы отнеслись к этому с пониманием, Валентина.
     Мать Филиппа надолго замолчала, потом вздохнула и произнесла:
     -  Я в растерянности. Я не знаю, как мне  начать.  Я  все продумала, но
теперь... Как  же  все  не  просто!.. -  она снова  вздохнула  и продолжила,
устремив на Валентину внимательный взгляд: - Валентина, я знаю о любви к вам
Филиппа. Вчера я говорила  с сыном. Он откровенно  признался, что любит вас.
Любит.  Да я и  сама  это чувствую и вижу. Но  Валентина... Филипп не  может
жениться на вас. Не может!!! Это - скандал. Наша семья... В общем, положение
Филиппа - особое. Мы ничего не имеем против вас. Но... Женитьба на вас - это
крах  всех наших  надежд.  А  Филипп  упорствует  в  своем  выборе. Он хочет
дождаться  и  добиться вашего согласия  на  брак. Он  заявил,  что  пока  вы
отказываетесь  стать  его  женой. Из-за  того, что мне  стала  известна ваша
позиция по этому вопросу,  я и решилась на разговор с  вами. Валентина, я не
знаю,  почему вы отвергаете  союз  с  Филиппом, но тем  самым вы даете нашей
семье  шанс  переубедить  Филиппа, совместными  усилиями изменить его планы.
Валентина, я буду с вами предельно откровенна. Сейчас Филипп может заключить
очень  удачный брачный союз, о котором  мечтает  наша  семья. Предполагаемая
невеста  -   замечательная,  умная,   красивая  девушка  из  хорошей  семьи.
Переговоры о  заключении  этого  брака начались больше двух  лет  назад.  Мы
надеялись  убедить  Филиппа.  Но  тут  он  встретил  вас!  В  общем,  Филипп
упорствует.  Он  категорически  отказывается  обсуждать  тему  женитьбы.  Но
девушке 22 года. Она не  может  ждать до бесконечности! Желающих жениться на
ней в достатке. А мы хотим, чтобы Филипп, наконец, согласился вступить с ней
в брак. Нашей семье нужны наследники. Филиппу скоро 34! Он  должен жениться.
Должен!!!
     - Да... конечно... я понимаю... - итхо откликнулась Тина, а потом прямо
спросила: - Вы хотите, чтобы я и Филипп немедленно расстались?
     - Да!
     Ответ был коротким и твердым.
     Тина глубоко вздохнула.  Она  давно  предвидела  такйо поворот событий.
Очень давно! Еще тогда, когда была  совсем молоденькой 18-летней  девчонкой.
Когда судьба  снова свела ее с Филиппом, Тина тем более не  сомневалась, что
рано  или  поздно наступит тот  решающий  момент,  когда  Филиппу  неизбежно
придется делать выбор. Одному Богу  известно, сколько усилий прилагала Тина,
чтобы   противостоять  любви  Филиппа!!!  А  вспоминать  о   том,  с   какой
беспощадностью ей пришлось действовать тогда, когда... О! Вспоминать об этом
безмерно тяжело!.. Тогда она, Тина, считала, что после всего, что произошло,
разрыв между нею и Филиппом неизбежен. Но ошиблась... Расплата за эту ошибку
до сих пор причиняла Тине боль.  Простить  себя  Тина не могла! Потому что в
своем стремлении помочь Филиппу разорвать их отношения, дать ему возможность
спокойно  построить личную  судьбу, преступила  допустимую грань  и  нанесла
Филиппу страшный непоправимый удар. Тина испытывала мучительный укор совести
из-за того, что именно она стала причиной тех его переживаний.
     Поэтому теперь, понимая  чувства  матери  Филиппа, разделяя  их, все же
нерешительно сказала:
     - Я... согласна с  вами.  Но... Я не  знаю, что  я... могу  сделать. Не
знаю!..
     - Откажитесь продолжать  отношения с  Филиппом.  Откажитесь, Валентина!
Решительно откажитесь! - последовала настойчивая просьба.
     - Но...  понимаете... Все  очень  сложно и  запутанно  между  нами.  Вы
многого не знаете... - Тина выразительно и печально посмотрела прямо в глаза
матери Филиппа. -  Поверьте, я вас понимаю. Я готова объясниться с Филиппом.
Но твердо  обещать вам, что  мне  удастся что-то  изменить,  я  не  могу.  Я
попытаюсь...
     Мать Филиппа  долго  и  пристально всматривалась  в  лицо  Тины,  потом
вздохнула и негромко сказала:
     - Вы - хорошая женщина,  Валентина. Поверьте,  я сожалею, что вынуждена
вести эту беседу.  Я благодарна  вам за откровенность и  прямоту. Поймите, я
тоже переживаю. Я -  мать.  Мне хочется  видеть  своего  сына  счастливым. Я
ничего не имею против вас. Возможно, при других обстоятельствах... Я не хочу
обидеть  или  оскорбить  вас,  но  все-таки я должна сказать вам  следующее.
Видите  ли, Валентина...  В  общем, та девушка, которую  мы хотели бы видеть
женой нашего сына, замечательная. Филиппу она, в принципе, всегда нравилась.
Если бы не встреча с вами!.. Я уверена, Филипп скорее всего согласился бы на
брак с ней. Только, пожалуйста, не обижайтесь на мои слова.
     Тина грустно улыбнулась и мягко возразила:
     - Что  вы!  Какая обида? Я все понимаю. Поверьте, я буду рада, если и в
вашей жизни, и в жизни  Филиппа все хорошо и удачно сложится. Ведь помимо...
всего... наверное, вы это  знаете... я и Филипп  - давние друзья. И друзья -
настоящие. Я  никогда не  сделаю Филиппу ничего плохого! Я очень хочу, чтобы
он был  счастлив! - горячо произнесла  она.  - Я  знаю, что такое счастье! Я
была когда-то счастлива! Очень счастлива! И Филиппу... от души... желаю...
     На  глазах Тины появились слезы, спазм  сдавил горло,  и она,  чтобы не
расплакаться, замолчала, преодолевая волнение, охватившее ее.
     Мать Филиппа накрыла своей ладонью руку Тины и тихо спросила:
     - Значит, я могу рассчитывать на вашу поддержку, Валентина?
     - Да... конечно... - еле слышно откликнулась Тина.
     В молчании они доехали до дома Тины и попрощались.

     Тина  нервно вышагивала  по гостиной, снова  и снова  повторяя то,  что
скажет  сейчас  Филиппу.  Он  опаздывал.  Тина  посмотрела  на часы.  Каждая
последующая  минута ожидания казалась длиною  в целую  вечность.  Внутреннее
напряжение  росло. Оно  достигло  апогея  как  раз тогда, когда  в  гостиную
ворвался  Филипп.  Он  устремился к  Тине,  по  дороге  бурно  и возбужденно
извиняясь:
     - Тина, милая, добрый вечер! Прости, пожалуйста, за опоздание!
     Он попытался обнять ее, но она мягко отстранилась и спокойно сказала:
     - Добрый вечер, Филипп. Ну какие могут быть извинения!..
     Филипп  шагнул  к ней,  но  она  поспешно  отступила.  Он проницательно
посмотрел  на  нее  и,  немного   помолчав,   серьезно,  со  всей  возможной
убедительностью в голосе, произнес:
     - Я все знаю. Забудь об этом. Забудь. И все.
     Он подошел, взял руки Тины в свои и слегка сжал их.
     - Пожалуйста, Тина, не думай об этом.
     Филипп  вновь сделал  попытку обнять  ее,  но  Тина выскользнула из его
объятий и быстро зашла за высокую спинку кресла.
     - Филипп, я хочу поговорить о... - начала она.
     - Нет! - резко бросил он.  - На эту  идиотскую тему о моем браке - нет!
Нет!!!
     - Но Филипп...
     - Я не буду обсуждать эту тему, Тина!  -  категорично и  жестко отрезал
Филипп  и  после  небольшой паузы,  вполне  справившись  с  собой,  мягким и
проникновенным  тоном  сказал: - Тина, любимая,  я  соскучился и  очень ждал
нашей встречи. Иди ко мне, любовь моя!..
     Филипп  протянул руку, держа  ее на  весу раскрытой ладонью вверх.  Как
завороженная, Тина смотрела на нее, усилием воли сдерживая собственный порыв
немедленно  подойти  к  Филиппу.  Он  ждал  какое-то время,  потом,  поймав,
наконец,  ее взгляд,  вопросительно  посмотрел.  Она  отрицательно  покачала
головой и сумбурно заговорила:
     - Филипп... я...  мы... нам  надо...  поговорить.  Филипп,  пожалуйста,
выслушай меня!
     Он медленно  опустил  руку, молча  постоял,  раздумывая,  затем глубоко
вздохнул и, стараясь скрыть свое недовольство, спросил:
     - Ты  хочешь,  чтобы  я  выслушал тебя,  Тина?  Хорошо. Надеюсь,  тема,
которая волнует тебя, не займет много времени! - усмехнулся он. - Итак?..
     Они стояли напротив, разделенные креслом, и пристально смотрели прямо в
глаза  друг  друга.  Чувствуя,  что  теряет  выдержку,  и  не  желая  больше
откладывать объяснение с Филиппом, Тина решительно произнесла:
     - Филипп,  ты  знаешь,  что сегодня  я  разговаривала с твоей мамой. Ее
доводы тебе, конечно,  известны, и я не  буду их повторять. Мне  они кажутся
убедительными. Филипп, ты должен жениться.  Это необходимо сделать. Для всех
необходимо. Ты, как и я, это прекрасно понимаешь.
     Она замолчала. Филипп тоже молчал. Потом спокойно спросил:
     - Ты сказала все, что хотела, любовь моя?
     - Д-да... - растерялась Тина, удивленно глядя на него.
     Она  совершенно  не понимала его  невозмутимой бесстрастной  реакции на
свои слова.
     - Вот и замечательно! - улыбнулся Филипп и вновь протянул к ней руку. -
А теперь иди ко мне. Я хочу поцеловать тебя!
     - Но Филипп... - окончательно растерявшись, возразила Тина.
     - Да, любимая?.. - ласково откликнулся он. - Чего ты хочешь?
     - П-поговорить... - сконфузившись, Тина вдруг стала заикаться.
     - Тина, любовь моя!..  -  засмеялся Филипп.  -  Сколько же еще  тем для
обсуждения  ты припасла на  сегодняшний  вечер? А? Надеюсь,  не сотню? Принц
хоть и желал слушать на ночь сказки в твоем исполнении, но не до  утра же!..
Пощади,  бесценная моя Шахерезада!  - пошутил он и беззаботно завершил: - Но
не  будем зря терять время! Говори  скорее,  какая  там у тебя  еще  тема на
очереди?
     Тина всплеснула руками и возбужденно произнесла:
     - Филипп!.. Тема только одна! О твоей женитьбе!
     Он высоко поднял брови и усмехнулся.
     - Тина, дорогая, эта тема нами завершена.  Ты просила выслушать тебя. Я
это  сделал. По-моему,  все  условия  соблюдены. Твое желание  выполнено.  А
теперь иди ко мне. Я хочу поцеловать тебя, наконец!
     -  Да  нет, Филипп! Ну  как же?.. - бурно запротестовала Тина. -  Какие
поцелуи? Мы должны договорить...
     - О чем? - теряя терпение, резко спросил Филипп.
     - О твоей женитьбе, - настойчиво произнесла Тина.
     - Тина, ты просила выслушать тебя. Я это сделал,  - повторил он. - Все.
Тема закрыта.
     -  Филипп, подожди... Ты  меня совсем  сбил  с  толку!..  Да!  Ты  меня
выслушал. Спасибо, конечно! -  с легкой иронией сказала Тина. - Но ты ничего
не ответил мне!  Тема  никак  не может  считаться закрытой, потому  что мы с
тобой не пришли ни к какому решению.
     - То  есть? К  какому  решению мы должны прийти? - раздраженно  уточнил
Филипп. - Если к решению о нашем с тобой браке -  пожалуйста!  Возражений  у
меня нет.
     - Филипп, ты прекрасно понимаешь, что сейчас речь  не об этом! - горячо
воскликнула она. - Брак со мной исключен! ИСКЛЮЧЕН!!!
     - Тогда и обсуждать нечего! - категорично отрезал он.
     - Нет! Есть! Есть, Филипп, что обсуждать!!!
     Потеряв самообладание, Тина говорила громко и возбужденно.
     -  Филипп, ты должен, должен, должен жениться! Твоя семья желает этого!
И девушка, как мне сказали, замечательная! Тем более, тебе она нравится!
     Филипп усмехнулся и иронично произнес:
     - Тина, она мне нравится ровно так же, как и множество других девушек и
женщин,   с   которыми  я   знаком.   Но  ЛЮБЛЮ   я   единственную  женщину.
ЕДИНСТВЕННУЮ!!! Тебя! - серьезно завершил он.
     Тина  в  отчаянье закрыла лицо  руками,  потом подняла  голову,  крепко
вцепилась пальцами в спинку кресла, глубоко вздохнула и,  решившись, со всей
возможной убедительностью проникновенно заговорила:
     - Филипп, милый, я... я понимаю твои чувства. Я  благодарна  тебе за ту
нежность и  любовь, которой ты меня окружаешь. Но  Филипп...  Я же знаю, как
страстно ты мечтаешь иметь месью. Знаю! И знаю, что ты хочешь иметь ребенка.
Я  это понимаю, потому что  сама - мать. Филипп,  пойми, твоя женитьба решит
очень  многое. Твоя семья будет довольна. Ты выполнишь  свой долг. Хотя бы в
той части,  что  обеспечишь семью наследником. А  главное, у тебя будет свой
очаг,   жена  и  дети.   Свои   дети!  Родные,  бесконечно  любимые,  милые,
трогательные  дети.  Поверь, Филипп, это  огромное счастье и радость  - быть
отцом.  Я  помню,  как  счастлив был Дан,  когда родились Лия и Гарри.  И ты
будешь счастлив не меньше! Я знаю, ты будешь замечательным отцом, Филипп!
     Тина  понимала,  что в  своих доводах  использует  недопустимо жестокий
прием. Но выхода  не было.  Она с  сожалением и горечью  признавала,  что ей
снова  приходится действовать  беспощадно и жестко. Тина  видела, что от  ее
слов Филипп побледнел. Он  сжал кулаки, потом глубоко засунул руки в карманы
брюк, нахмурился и помрачнел.
     -  И  что  ты предлагаешь?  -  сдержанно  спросил  он, сдвинув  брови к
переносице.
     Тина набрала полную  грудь воздуха, медленно  выдохнула  и негромко, но
уверенно ответила:
     -  Филипп,  я предлагаю тебе дать  согласие на заключение того брачного
союза, которого хочет твоя семья.
     - Это я понял. Слушаю тебя дальше, - бесстрастно произнес он.
     Тина пожала плечами и растерянно сказала:
     - Это... все.
     - Да?.. - криво усмехнулся он. - А мы с тобой? Ты и я... как?
     - Филипп... ну... что здесь... непонятного?.. Мы... мы расстанемся.
     -   Только-то?!!  -   иронично  воскликнул   Филипп.  -  Расстанемся...
расстанемся... - медленно  повторил он, а потом заговорил горячо и  пылко: -
Долг, женитьба, семья, наследники, дети, жена! Все  довольны! Все счастливы!
Все замечательно!  Все прекрасно!  А со  мной  что делать, Тина? Со  мной...
Филиппом... что делать?!! И с моей  любовью?!! Ты  все верно говорила, Тина.
Откровенно говорила! И извини, во многом жестоко. Ну да ладно!.. - махнул он
рукой. -  Да. Я хочу иметь семью.  Хочу детей!  Хочу!!! Как любой нормальный
человек.  Но  видишь ли, Тина,  в чем проблема...  Если плата  за  все это -
разрыв с тобой, то нет! Категорически и окончательно. НЕТ!!! Я люблю тебя. И
от своей любви отказаться не могу. Не могу, Тина! И  любые доводы бесполезны
и  бессмысленны. Если есть хоть малейшая угроза потерять тебя, я откажусь от
всего! От  всего, Тина!!!  Главное для меня, чтобы  ты всегда была  рядом. И
другого не дано!!! - страстно и убежденно завершил он.
     - Но Филипп...
     В полном отчаянье  Тина сделала слабую  попытку что-то изменить. Филипп
подошел к ней, прямо посмотрел в ее глаза и твердо произнес:
     - Я никогда  не  соглашусь расстаться  с тобой. Никогда. Я люблю  тебя,
Тина. Люблю.
     Утратив  остатки  самообладания и обессилев от напряженного  разговора,
она уткнулась лбом в его грудь и безнадежно выдохнула:
     - Ах, Филипп-Филипп!..
     Он крепко обнял ее  и прижал к себе. Тина чувствовала  каждый  удар его
сердца и понимала,  что ее попытка объясниться с  Филиппом окончилась полным
крахом. Сила его любви разрушала любые аргументы и доводы. Любые!!!
     23
     Повторная встреча с матерью Филиппа повергла Тину  в шок. То, в чем она
пыталась  убедить  Тину,  выходило  за   рамки   здравого  смысла,  являлось
невозможным, неприемлемым. Тине казалось,  что все происходящее, сон. Потому
что   наяву  ничего   подобного  быть  не  могло!  Потому  что  нереально  и
противоестественно вот так, хладнокровно  и продуманно, играть человеческими
судьбами!
     - Валентина, прошлый раз  я  сделала  ошибку,  -  спокойно сказала мать
Филиппа.  -  После  неоднократных бесед  с сыном я поняла это. Я настаивала,
чтобы вы и Филипп расстались. Но теперь я убедилась, что он никогда  и ни за
что  не  сделает   этого.   В  том,  что  касается  вас,  Валентина,  Филипп
непреклонен. Подумав,  я поняла, в  чем ошиблась.  Собственно говоря, почему
непременно надо настаивать на том,  чтобы  вы  немедленно расстались?  Какое
отношение  имеет  ваша...  дружба  с  Филиппом  к  его  женитьбе?  Абсолютно
никакого! Не правда ли? - она вопросительно взглянула на Тину.
     Та слегка оторопела и ошеломленно возразила:
     - Простите... я не понимаю... То есть, вы хотите сказать...
     -  Да!  -  утвердительно  кивнула  мать Филиппа.  - Ведь  вся  проблема
упирается  только в  одно.  Филипп не желает расставаться  с вами. Ну и ради
Бога! Зачем на этом настаивать?
     - Но это... невозможно...
     Тина широко открытыми глазами смотрела на собеседницу, до конца не веря
в то, что слышит.
     - Но почему? - уточнила та.
     - Потому что... вы говорите только  о своих планах, о Филиппе. А я?!! -
воскликнула  Тина.  - В  мои планы  не входит...  поддерживать  отношения  с
женатым мужчиной.  Я  согласна с  вами.  Филиппу надо жениться, чтобы у него
была  своя семья  - жена, дети. Но я... Я никаким образом в эту его жизнь не
вписываюсь! И не собираюсь этого делать!
     Мать Филиппа долго молчала,  потом  посмотрела прямо  в  глаза  Тины  и
проникновенным тоном заговорила:
     -  Валентина, поймите,  Филипп  согласится  на этот брак только  в  том
случае,  если  будет уверен,  что не потеряет  вас.  Пожалуйста,  Валентина,
пообещайте Филиппу, что останетесь с ним при любых обстоятельствах.
     -  Это... невозможно!!!  - возмущенно и нервно  перебила ее Тина. - Что
тогда будет со мной? С моей жизнью?!!
     - Подождите,  Валентина.  Не  горячитесь. Не надо  утрировать ситуацию.
Давайте  спокойно разберемся. Мы  обе  - матери. И обе  -  взрослые женщины.
Надеюсь, мы все-таки поймем друг друга. Вот вы сейчас восклицали:" Что будет
с моей жизнью?". Зачем же обощать и говорить о будущем? Что мы можем знать о
нем? Ничего. Но на многие вещи мы можем посмотреть  реально и объективно. Ну
с  чего вы взяли, что вам предстоит... поддерживать с Филиппом, после  того,
как  он женится,  какие-либо отношения?  Предполагаемая  невеста  -  молода,
красива,  умна. Вполне возможно,  что ваша,  Валентина... дружба с  Филиппом
закончится в  день его свадьбы!  Тогда ваше  обещание не расставаться с  ним
потеряет всякий смысл. Как вы считаете, такое может быть?
     -  Да, конечно, -  согласилась  Тина. -  А если... нет?  - помолчав,  с
беспокойством спросила она.
     - Ну... не думаю...  -  уклончиво ответила мать Филиппа. -  Но  я прошу
вас, Валентина,  выполнить мою  просьбу. Заверьте Филиппа, что останетесь  с
ним, и тогда он все-таки согласится на брак. Я уверена, если вы захотите, вы
сможете убедить его. Пожалуйста, сделайте это!  Сделайте  ради Филиппа и его
будущего. Вы сможете, Валентина! Сможете!
     Тина знала,  что у  нее есть шанс уговорить  Филиппа.  Потому  что в ее
руках было два решающих аргумента:  ее  обещание остаться  с ним и страстное
желание Филиппа иметь ребенка. Последнее совпадало с желанием его семьи.
     Но матери Филиппа она ничего конкретного обещать не стала. После беседы
Тина  чувствовала себя  неуютно и тревожно,  потому  что не  была  до  конца
уверена, правильно ли она собирается поступить и не попадет ли  в результате
сама в силки, которые сама же и поставит?..
     24
     Филипп сидел в кресле, сжимая ладонями  подлокотники и  задумчиво глядя
на  ту,  которая  скоро станет  его женой. Согласившись  на брак,  до  этого
момента он воспринимал происходящее отстраненно, словно это касалось кого-то
другого, а не его.  Почему-то только  теперь, когда  он  остался наедине  со
своей невестой, ощутил внутри себя какую-то непонятную пустоту и холод.
     - Камилла, - обратился он к ней, - я хочу откровенно поговорить с вами.
     - Да, конечно,  Филипп, -  откликнулась  она, устремив  на него немного
смущенный и одновременно кокетливый взгляд.
     Филипп  понимал, что  она ждет  совершенно  не  тех  слов,  которые  он
собирается сказать. Но поскольку считал необходимым объясниться,  решительно
произнес:
     - Камилла, наш брак... не совсем обычен. И вы...
     Не дослушав, она перебила его и быстро сказала:
     - Филипп, я давно мечтала стать вашей женой!
     -  Вот  как?..  - едва заметно усмехнулся  он.  -  Но  я  все-таки хочу
продолжить.
     - Да-да! Конечно! -  согласно  кивнула она. - Извините!  Я  слушаю вас,
Филипп.
     Он помолчал, потом, явно сделав над собой усилие, продолжил:
     -  Камилла,  вам,  конечно,   известно,  что  в   моей   жизни  есть...
некоторые... гм... сложности.
     Филипп вопросительно посмотрел на нее. Она слегка покраснела и кивнула.
     - Так вот. Я могу предложить вам,  Камилла, свое имя, высокое положение
в обществе,  свое состояние, уважительное отношение, как к своей жене, но...
Сердце, как подобает в  таких  случаях, я предложить вам не могу. И от  вас,
Камилла, я  этого  требовать  не в праве. Я  хочу, чтобы вы...  подарили мне
ребенка. Я  понимаю, что наша  беседа больше  напоминает деловые переговоры,
которые предполагается  завершить обоюдовыгодным  контрактом,  но... Я хочу,
чтобы между нами все было  предельно честно и  ясно. Я откровенно перечислил
все  то, что готов предложить вам, Камилла. Взамен  я хочу  получить  только
одно. Ребенка. Вы согласны на такие условия, Камилла?
     Филипп замолчал, пристально и проницательно глядя на нее.
     - Филипп, я до беседы с вами ответила согласием. Мой ответ прежний. Да,
я согласна.
     Он резко поднялся с кресла, подошел к ней, долго молчал, потом негромко
и задумчиво сказал:
     - Камилла, вы очень молоды. Может быть, вы... хотите подумать еще?
     Она  отрицательно  покачала  головой,  посмотрела  на  Филиппа лучистым
сияющим взглядом и с улыбкой ответила:
     - Нет, Филипп. Мое решение неизменно. Я согласна быть вашей женой.
     Филипп понимал, что теперь  следует обнять и поцеловать ее, что Камилла
ждет этого. Но эта девушка, его невеста, казалась такой чужой и далекой, что
пересилить себя Филипп так и не смог. Он взял  руку  Камиллы, прикоснулся  к
ней губами и бесстрастно произнес то, что и полагалось  говорить  в подобных
случаях:
     - Я благодарю вас, Камилла.
     Филипп  сразу  попрощался  и  ушел.  Камилла  радостно  закружилась  по
гостиной.  Ее  давняя  мечта,  наконец,  осуществится!   Она  станет   женой
Филиппа!!!
     25
     Собираясь на свидание, Тина находилась в непонятном сложном настроении.
Чтобы отвлечься от раздумий, она заставила себя, делая макияж, тихо напевать
популярную легкомысленную песенку.
     Наконец-то  сегодня она  будет  навсегда избавлена от  обременительного
внимания  Фреда. Как  оказалось, его желание  заключалось в  том, чтобы она,
Тина,  провела с ним сегодняшний вечер. До  полуночи. Всего-навсего. Немного
нестораживало, что  Фред  выбрал именно этот  вечер.  Впрочем... В  какой-то
степени это было понятно и объяснимо.
     Тина  осмотрела себя в зеркало,  поцеловала  детей и  вышла из  дома на
улицу, где ее ожидало заранее заказанное такси.
     Тина  подъехала точно в назначенное время,  минута в минуту.  Фред  уже
ждал  ее. Одетый  в элегантный  смокинг, он спокойно  стоял  около шикарного
лимузина и, заметив Тину, поспешил ей навстречу.
     - Добрый вечер, Валентина.
     Фред слегка наклонился, взял ее за руку и галантно поцеловал.
     - Добрый вечер, Фред, - приветливо отозвалась Тина.
     Накануне она дала себе строжайшую психологическую установку держаться с
ним доброжелательно и дружелюбно.
     Он какое-то время пристально и  задумчиво смотрел на нее, словно что-то
решая "про  себя", потом  глубоко вздохнул и, указав на  распахнутую  дверцу
своего лимузина, коротко пригласил:
     - Прошу!
     Когда машина плавно тронулась с места, Фред развернулся в пол-оборота к
Тине и негромко сказал:
     - Я рад  встрече с вами, Валентина.  Вы потрясающе выглядите в вечернем
туалете! И  эта  высокая  прическа удивительно  идет вам!  Я знаю, как наряд
меняет женщину, но вы, Валентина, добились впечатляющего эффекта. Я вас даже
не узнал в первый момент! Ведь без парика и очков я видел вас лишь однажды.
     Тина улыбнулась и мягко поблагодарила:
     - Фред, спасибо за  ваши  комплименты. Честно говоря, не ожидала! Такие
искренние добрые интонации в вашем  голосе я  слышу впервые.  Вы, Фред, меня
очень удивили.
     Он тоже  улыбнулся, взял  руки Тины  в  свои, сжал их и,  стараясь быть
убедительным, понизив голос, сказал:
     - Валентина, поверьте, я  могу  быть  очень разным.  В  зависимости  от
обстоятельств. Вы узнали лишь некоторые из черт моего характера. Не самые...
приятные. Я  это  знаю. Но Валентина!..  Уверяю  вас,  я могу  быть нежным и
страстным,  ласковым  и  чувственным, обаятельным и пылким.  Дайте  хотя  бы
надежду на возможность проявить эти мои качества! Валентина,  согласитесь на
встречи со мной, чтобы я мог видеть вас такой, как сегодня, и тогда...
     Тина мягким, но решительным жестом убрала  свои руки из  его рук и,  не
теряя выдержки, спокойно произнесла:
     - Фред, пожалуйста, давайте оставим эту тему. Сколько времени прошло, а
вы   все  никак  не   успокоитесь!..  Начало  нашей  встречи   сегодня  было
замечательным. Давайте  не будем портить этот вечер, чтобы  сохранить  о нем
только приятные впечатления.
     Он вдруг вновь порывисто схватил ее руки и пылко сказал:
     - Валентина, я согласен оставить эту тему, но с одним условием!
     Тина категорично покачала головой и попыталась освободиться.
     - Нет, Фред. Больше - никаких условий.
     - Но поймите, Валентина!.. -  воскликнул он, крепко сжимая ее ладони. -
От этого условия зависит многое! Очень многое!!! Выслушайте его хотя бы!
     Она немного помолчала, подумала, потом бесстрастно согласилась:
     - Хорошо. Я выслушаю вас. Только, пожалуйста, отпустите мои руки.
     Фред выполнил ее просьбу и возбужденно заговорил:
     - Валентина,  пока я согласен не  настаивать на  том своем предложении,
которое неоднократно высказывал  вам при  наших  встречах. Но  сейчас я хочу
только  одного.  Я  хочу, чтобы вы  дали мне  хотя  бы  надежду... что  наши
отношения могут измениться... в будущем!
     - Нет, Фред.  Нет! -  воскликнула Тина. - Между нами  никогда не  будет
никаких  отношений!  Эта  наша  встреча  -  последняя.  Вы  должны,  обязаны
выполнить  свое  обещание отказаться от  моих услуг, как сегодня я  выполняю
свое.
     Он  долго молчал,  стараясь  успокоиться,  потом  глубоко  вздохнул  и,
усмехнувшись, протянул:
     - М-да...
     Фред  продолжительным тяжелым взглядом  посмотрел на Тину и надменно, с
иронией, заявил:
     - Ну что  ж! Я предоставил  вам  возможность  выбора.  Вы  его сделали.
Жестко. Категорично. Безжалостно. Иногда я поступаю  так же. Вас, Валентина,
я об этом честно предупреждал.
     От его  холодных  бесстрастных слов  и ледяного высокомерного взгляда у
Тины все сжалось внутри. Паническое настроение и тревожное  предчувствие все
сильнее  и  сильнее овладевали  ею.  Тина постаралась взять себя  в  руки  и
держаться  с Фредом  так, как  и  было ею намечено. Преодолевая  собственные
чувства, она улыбнулась и шутливо, чуть кокетливо, объявила:
     - Фред, вы меня пугаете!
     Судя по всему, он не принял предложенного тона.
     - Да... наверное... - медленно,  растягивая слова,  откликнулся  он,  о
чем-то  напряженно раздумывая.  -  Еще  все можно  было...  изменить.  Но вы
сами... провоцируете меня...  А-а!..  -  вдруг решительно, словно  мгновенно
очнувшись, бросил он. - Все! Отступать  теперь поздно! Мы с вами, Валентина,
должны выполнить  грандиозную программу. Ту программу, которую наметил  я! И
мы ее выполним, и будь что будет!!!
     Фред  замолчал. Он сидел,  слегка  развернувшись к Тине,  и прищуренным
пристальным  взглядом  смотрел  на  нее.  Как  и  большинство   людей,  Тина
чувствовала  себя  от  этого  неуютно  и  неудобно.  Чтобы  отвлечься,  Тина
сосредоточенно   начала   вспоминать   каждую   строчку   длинного   нудного
стихотворения, которое учила когда-то в детстве.
     Как  только  лимузин  остановился,  Тина,  взглянув  в  окно,  с  явным
беспокойством спросила:
     - Фред, а куда мы приехали? Я... не понимаю...
     Он неопределенно повел плечами и невозмутимо ответил:
     - Валентина,  вы  обещали выполнять все то, что хочу  я, без каких-либо
условий и возражений. Не так ли?
     - Да, - растерянно подтвердила она.
     -  Надеюсь,  вы  не  подведете  меня,  не  обманете  моих ожиданий.  Не
обманете, Валентина?
     - Нет.
     - Я верю вашему слову. Поэтому...
     Фред вышел из  машины, помог выйти Тине и предложил ей согнутую в локте
руку, на которую она послушно положила свою руку.

     От яркого сияния люстр и бра, великолепия окружающей обстановки, блеска
драгоценностей  и волнения у  Тины закружилась  голова, потемнело в  глазах.
Почти ослепнув, она шла рядом с Фредом, ничего  не  замечая вокруг. Стараясь
успокоиться и собраться, Тина  на мгновение прикрыла ресницы и именно в этот
момент споткнулась, потому что  Фред внезапно остановился. Он придержал ее и
придвинулся  вплотную.  Тина  сразу открыла глаза.  Она  увидела,  как вдруг
распалось плотное кольцо людей. У Тины перестало биться сердце.  Прямо перед
нею и Фредом под руку с какой-то молодой девушкой стоял... Филипп.
     Побледнев, как полотно, Тина не  могла отвести своего взгляда  от  лица
Филиппа, который так же ошеломленно смотрел на нее.
     -  Мы тоже хотим поздравить жениха и невесту! - широко улыбаясь, громко
произнес Фред.  - Камилла,  Филипп, мы от души поздравляем вас с помолвкой и
желаем счастья!
     - Спасибо! - ответно улыбнувшись, радостно отозвалась Камилла.
     Она с удивлением взглянула на  Филиппа, лжидая, что он присоединится  к
ее  словам.  Поскольку с  его стороны никакой реакции  не  последовало,  она
продолжила:
     - Мы очень рады, что вы пришли на наш праздник. Спасибо!
     Тина  чувствовала, что  ее выдержки хватит  максимум на пару  секунд, а
дальше... У нее  гудело в голове, подкашивались  ноги.  Тина обледенела. Она
почти теряла сознание.
     -  У вас, Фред, очаровательная спутница! - как сквозт сон услышала Тина
голос невесты Филиппа. - Вы познакомите нас?
     Фред  ничего не успел ответить, потому  что  Филипп неожиданно шагнул к
Тине, крепко взял ее за локоть и бесстрастно произнес:
     - Позвольте...
     Он корпусом оттеснил Фреда,  переложил руку Тины на свою руку, согнутую
в  локте, и решительно вышел на  середину зала.  Затем Филипп  обнял Тину за
талию, крепко прижал к своей груди  и медленно и плавно закружился по  всему
периметру зала.
     Воцарилось общее молчание. Присутствующие удивленно смотрели на Филиппа
и Тину.
     -  Улыбайся!.. Пожалуйста,  улыбайся,  любовь  моя!..  -  с беззаботным
выражением на лице прошептал Филипп.
     Тина попыталась изобразить какое-то подобие улыбки и пробормотала:
     - Филипп, я не знала... Фред... условие... привез сюда...
     - Я все понял, любимая. Держись! И улыбайся!
     Изнемогая,  Тина  просто  обвисала на руках Филиппа. Она  слышала,  как
вокруг  постепенно нарастал  шум голосов изумленных  гостей, оправившихся от
первого потрясения.
     - Филипп... я... я сейчас... умру...
     -  Тина,  любимая,  все  хорошо. Все  хорошо...  - ласково повторял  ей
Филипп.
     -  А  что  нам  делать  дальше?  -  придя,  наконец,  немного  в  себя,
встревожилась она. - Филипп, мы выглядим... нелепо... танцуя без музыки...
     Он громко захохотал, потом едва слышно возразил:
     - Плевать!.. Скажи, любимая, тебе лучше?
     - Немного... - прошептала Тина. - Но как нам быть дальше? Филипп, мы...
     Она не договорила,  потому что до  них  донеслась волна возросшего гула
голосов. Тина взволнованно взглянула  на Филиппа  и  заметила, как радостная
широкая улыбка  засияла на его лице.  Тина проследила  за  направлением  его
взгляда и  увидела, что к их с Филиппом  танцу присоединилась еще одна пара.
Это были Алекс и Стелла.
     У Тины перехватило дыхание и остановилось сердце. В висках застучало. В
голове пронеслась единственная мысль: не только Филипп, но и Дан, ее любимый
Дан, сейчас спасает ее, посылая на выручку Стеллу.
     Вскоре Алекс, докружив свою партнершу до ТИны и Филиппа, громко сказал:
     - Предлагаю произвести обмен!
     -  Согласен!  - бодро откликнулся Филипп и быстро  добавил: -  Спасибо,
Алекс. Стелла, спасибо!
     И Филипп, и Тина понимали,  что то, что  сделали для них Алекс и Стелла
было  героическим подвигом.  Это был не  просто  эпатаж. Этим поступком  они
косвенно подтвердили свою связь,  потому  что  впервые  публично  фактически
признали близкое знакомство  друг с  другом.  До  этого оригинального  танца
Стелла и Алекс всегда держались отстраненно, при встрече вежливо приветствуя
друг  друга  и обмениваясь  общими  фразами. Тина  отчетливо сознавала,  что
Стелла пошла на этот немыслимый шаг в память Дана. Благодарность Тины к этой
мужественной и вопреви всему преданной женщине была безграничной.
     Филипп и Стелла вернулись к тому кругу гостей, где находились Камилла и
Фред. А Алекс красиво докружил Тину, поклонился, предложил ей руку и повел к
выходу.
     Раздавшийся голос Фреда прозвучал, как гром среди ясного неба.
     -  Извини, Алекс, но куда это ты направляешься? - насмешливо и надменно
спросил он.
     Присутствующие  замолчали,  в изумлении  поочередно  поглядывая  то  на
остановившихся Алекса и Тину, то на Фреда.
     Тот, выдержав паузу, высокомерно и вызывающе продолжил:
     - Эта женщина пришла со  мной.  И только со мной она уйдет.  Потому что
именно  я... я, а не ты, Алекс!.. оплатил ее услуги. Поэтому только я вправе
этими услугами пользоваться. Не так ли, дорогая? - обратился Фред к Тине.
     Ошеломленные  гости  замерли,  сознавая,  что  назревает  скандал,  что
происходит что-то необычное и пока непонятное.
     Тина ощутила, как мгновенно напрягся Алекс. Даже  не глядя  на Филиппа,
она  догадалась,  что  сейчас  он  потеряет  выдержку,  и  тогда  произойдет
непоправимое.  Тина  отстранилась  от   Алекса  и  бросила  Филиппу  быстрый
предостерегающий взгляд. Она сделала  это  вовремя,  потому что Филипп, сжав
кулаки и помрачнев, шагнул к Фреду.
     Тина высоко вскинула голову, лучезарно улыбнулась и спокойно сказала:
     - Фред, вы  напрасно  тревожитесь.  Никто и не  думал посягать  на ваше
право единолично пользоваться моими платными услугами весь вечер сегодня.
     Плавным изящным жестом она протянула в сторону Фреда руку. Тина держала
ее на весу, тем самым вынуждая Фреда подойти.
     Он восхищенно покачал головой, восторженно улыбнулся и широко зашагал к
ней. Фред  положил  руку Тины  на свою, согнутую в локте, руку  и  не  спеша
направился к выходу.
     Филипп проводил их взглядом, потом жестом подозвал Барса, отошел с ним,
что-то сказал и вернулся к Камилле.
     Вечер продолжился по намеченной  программе, не  считая того, что гости,
стараясь делать  это незаметно, на все  лады обсуждали из ряда вон выходящие
события. События  невероятно  интригующие,  потому что никто  ничего  так до
конца и не понял.

     Как  только они сели  в машину,  Тина откинулась  на  спинку  сиденья и
прикрыла глаза. Фред развернулся к ней и негромко произнес:
     - Валентина, вы - необыкновенная женщина. Я восхищен вами!
     Он  взял ее безвольную  руку, но Тина,  вздрогнув, резко отдернула ее и
открыла глаза. Фред с сожалением вздохнул и огорченно сказал:
     -  Вы обиделись на меня, Валентина!.. Я  считаю, напрасно.  Я же честно
предупреждал вас, что я - беспощадный и сильный игрок. Если помните, я хотел
предотвратить  такое   развитие  событий.  Если  бы  вы  ответили  согласием
продолжить  наши отношения или хотя бы  дали надежду, что они возможны, я не
повез бы вас  на помолвку Филиппа. Но вы категорично и  безжалостно отвергли
меня. Мне ничего не оставалось делать,  как выполнить все то, что я наметил.
Я хотел получить окончательные неопровержимые доказательства, что между вами
и Филиппом есть связь. И я их получил.
     - Значит, теперь можете быть вполне  довольны! -  холодно бросила Тина,
мужественно стараясь держаться бесстрастно.
     Фред покачал головой и усмехнулся:
     - Да  какое там "доволен"!.. Доволен  бы я был, если бы вы,  Валентина,
изменили  свое  отношение ко мне.  На  мой взгляд,  теперь для  этого самого
подходящее время. Филипп женится. Его невеста - само очарование. А значит, в
его  жизни  вы  не  будете  занимать  никакого  места.  Вы  остаетесь  одна,
Валентина, и...
     -  ... вы готовы скрасить и разделить мое одиночество! - едко дополнила
Тина.
     - Да! Готов! - подтвердил Фред. -  И заметьте, не безвозмездно.  Я буду
щедр с вами, Валентина. И в деньгах, и в чувствах!
     - В чувствах?!! - вскинула вверх  брови  Тина.  -  Фред, вы  говорите о
чувствах?!! - саркастично  спросила она. - Это... смешно  и  нелепо!  Абсурд
какой-то!!!
     -  Нет! Не абсурд!  0 горячо  возразил  он.  -  Конечно, я не говорил о
любви! Но страсть, пылкость, нежность, чувственные восторги и наслаждение...
Все  это будет, Валентина! Будет!!!  А  вы, Валентина, я догадываюсь, можете
дарить  мужчине то  же! Я даже  не "догадываюсь".  Я это  знаю. Твердо знаю.
Потому что только потрясающая необыкновенная любовница может столько времени
удерживать около себя такого мужчину, как Филипп! Да еще настолько свела его
с ума,  что  он сейчас был готов  ради вас уничтожить, сокрушить,  разрушить
все! Абсолютно все!!!  Не заботясь о своей репутации, репутации своей семьи,
репутации невесты. Да  фактически он это сделал, затеяв этот экстравагантный
танец без музыки! Наверное,  вы догадываетесь,  какого добились грандиозного
эффекта. Все гости были поражены  и ошеломлены. А уж  тем более, когда к вам
присоединились Алекс  и Стелла. Вот тут  даже я был изумлен и потрясен!  Ну,
то, что  Алекс поспешит на выручку друга  - это понятно. Но  Стелла!.. Ее-то
что  заставило  публично подставить  свою  безупречную репутацию  под  удар?
Безусловно, не Филипп. Следовательно,  вы. Вы - предмет ее тревоги и заботы.
Но  почему?   В  очередной  раз  вы  озадачили  меня,  Валентина.  Я  ничего
конкретного не знаю о вас. Но то, что происходит вокруг вас и связано с вами
- это сплошная цепь интригующих поразительных загадок.  Поразительных! Алекс
был прав, когда говорил, что вы, Валентина, удивительная женщина. И все-таки
меня не оставляет  надежда, что мы с вами найдем взаимопонимание. С Филиппом
вы скоро расстанетесь и тогда, возможно, сможете более спокойно и объективно
оценить мое предложение.
     Фред заметил ее протестующий жест и добавил:
     - Мы приехали. Надеюсь, великолепный ужин в ресторане поможет разрядить
напряжение и страсти, которые бушуют внутри и вокруг нас.
     Тина посмотрела на него грустным измученным взглядом и тихо сказала:
     - Фред, я... я совсем не хочу есть. Может быть, будет лучше, если вы...
проведете вечер без меня?
     - О, нет!  - усмехнулся он и отрицательно  качнул  головой. - Я столько
ждал сегодняшнего дня!.. Нет, Валентина. Нет! Этот вечер мы проведем вместе,
как  и намечено. Вы обещали.  Поэтому до полуночи останетесь  со мной. Прошу
вас,  Валентина,  расслабьтесь и не  предавайтесь унынию. Я хочу  видеть вас
веселой,  обаятельной,  милой.  Пожалуйста, Валентина, не огорчайтесь  и  не
хмурьтесь! Пожалуйста, подарите мне приятный незабываемый вечер.
     Она на секунду прикрыла глаза, глубоко  вздохнула, едва заметно кивнула
и устремила на Фреда спокойный выразительный взгляд.
     Фред взял ее руку  и, прикоснувшись своими горячими губами, вежливо, но
чувственно, поцеловал. Потом  он  поднял голову и заглянул в глаза Тины. Они
были бесстрастны и холодны, как лед, хотя на лице была улыбка.

     Едва  ли Тина могла  предположить, сколько сил  потребуется  ей  в этот
злополучный вечер. Она рассчитывала,  что встреча с Фредом в  день  помолвки
Филиппа  отвлечет ее  от раздумий.  Оказалось, наоборот. Фред тщательно  все
продумал и спланировал. Он отомстил, нанеся ей, Тине, беспощадный и страшный
удар.  А  теперь,  вдобавок,  вынуждал  вести легкомысленную  непринужденную
беседу, танцевать, терпеливо принимать его ухаживания.
     Тина вежливо и равнодушно пробовала различные блюда, с трудом заставляя
себя   глотать  еду,  вкуса   которой  не  ощущала,  пить  вино,  казавшееся
дистилированной водой.
     К  концу  ужина Тина  была  сплошным  комком  обнаженных  нервов,  едва
сдерживаясь и стараясь хоть что-то изредка отвечать Фреду.
     Когда Тина под  руку  с ним вышла  из ресторана, она двруг остолбенела,
услышав  тихую  мелодию,  исполняемую   уличными  музыкантами.   "Адажио"...
проникновенное "Адажио" Альбинони в одно мгновение разорвало измученную душу
Тины.  Потеряв  выдержку,  она  отпрянула от Фреда,  широко  открыла глаза и
громко воскликнула:
     - Дан!!! Дан!!! Да-а-ан!..
     Потом, обессилев, Тина безвольно и медленно опустилась прямо на ступени
ресторана.  Фред сначала  оторопел,  затем  наклонился к  ней  и с  тревогой
спросил:
     - Валентина, что с вами?
     Ощущая  со  всех сторон  любопытные взгляды,  направленные на  них,  он
попытался взять ее  за руку, но Тина оттолкнула его. По ее лицу неиссякаемым
потоком потекли слезы. Не обращая ни на что внимания, Тина взахлеб, с болью,
воскликнула:
     - Дан!.. Я знаю, это твой голос! Я слышу тебя!.. Ты хочешь  помочь мне,
я знаю... Мне очень... очень плохо  без тебя, любимый!.. Ты нашел меня среди
тысяч  и миллионов  других  людей... Нашел!..  А  я, любимый, сколько  бы ни
искала, не найду тебя на этой Земле никогда!!! Почему ты  покинул меня, Дан?
Почему?.. Мне так плохо без тебя!!! Если бы я могла оказаться с тобой там  -
в небе, среди звезд, в Вечности!.. Но и этого я не могу! Я должна... обязана
быть  рядом  с нашими детьми. А  я, любимый, хотела  бы,  как наши воздушные
шары,  улететь  к тебе!  Я открыла окно  нашей спальни,  и  они...  один  за
другим... устремились вслед за тобой! А  я... я... я  осталась!..  Зачем мне
все на этой Земле, если нет тебя, Дан?!! Ты всегда  так бережно относился ко
мне... Но если бы ты мог представить, что приходится выслушивать  мне!!! Как
мне жить, где  взять силы?  Мне так тяжело  и одиноко, любимый!.. Я  совсем,
совсем одна!.. Одна... всегда одна!..
     Занятый  Тиной,  Фред не  заметил,  как  подъехала  машина, из  которой
выскочил Филипп и устремился к ним.  Он опустился около Тины на одно колено,
крепко  прижал  к  себе  и,  гладя  ее  волосы,   спину,  плечи,  ласково  и
проникновенно произнес:
     - Тина... любимая...  родная моя...  Не плачь, любимая!  Пожалуйста, не
плачь... Я с тобой,  моя хорошая...  моя славная...  моя нежная... Все будет
хорошо, любимая.  Я с  тобой.  Ты не одна,  любовь моя... единственная... Не
плачь!..
     -   Филипп...   Филипп...  мне  так...  плохо...  так...   тяжело...  -
всхлипывала она.
     - Я знаю, любимая...  знаю,  родная моя...  единственная моя... счастье
мое...
     Филипп поднял Тину на руки и широко зашагал к автомобилю.
     До  глубины  души  пораженный  силой  их  чувств, Фред ощутил горькое и
запоздалое раскаяние. Увлеченный своими  планами, он  не  дооценил ситуацию,
слишком  прямолинейно, однозначно и обыденно  воспринимая ее. А  эти  двое -
Филипп  и Валентина  -  оказались  связаны  каким-то  непонятным, трагичным,
роковым  образом.  Фред  понял,  что,  бесцеремонно вмешавшись  в их  жизнь,
причинил боль и  страдания и Филиппу, и Тине, к которой  испытывал искреннюю
симпатию.
     -  Филипп... извини...  -  пробормотал вслед  им  Фред.  - Валентина...
простите меня...
     Он не был уверен, что они услышали его...
     26
     Помахав вслед отъехавшему автомобилю рукой, Тина не  спеша  направилась
по  дорожке  к  дому.  После  всех  хлопот,  сборов,  суеты  Тина,  наконец,
облегченно вздохнула. Лия  и Гарри вместе с Верой  и ее сыном отправились на
выходные  в путешествие. Ими  была намечена какая-то  грандиозная программа.
Вера объявила,  что  у нее  появились "шальные" деньги,  которые  немедленно
следует прокутить, потратить. Лучший способ для этого - путешествие.
     Вера  не  знала  имени  человека, с которым судьба связала  подругу, но
знала об  их непростых отношениях. Поэтому и  затеяла эту поездку  с детьми,
чтобы  Тина побыла  в одиночестве.  Вера  знала, что  это, как  никогда, той
необходимо.
     Тина была благодарна Вере за проявленную чуткость и понимание. Впрочем,
они всегда относились друг к  другу с теплотой и  заботой, всегда стремились
помочь друг  другу.  Вера  была  признательна  Тине  за то,  что та,  будучи
крестной   ее  сына,  оплачивала   его   обучение   в   одной   из   элитных
специализрованных школ, что самой Вере было не по силам.
     На пороге Тина услышала звонок телефона. Она стремительно влетела в дом
и схватила трубку.
     - Алло!
     - Тина, любимая, добрый день!
     - Добрый  день... Филипп...  -  переводя сбивчивое  дыхание, отозвалась
Тина.
     - Что с тобой? - сразу забеспокоился он. - Что-то случилось?
     - Нет... Я провожала детей... потом... услышала звонок.
     - Провожала детей? Куда?
     - О!..  -  засмеялась  Тина. -  Они с Верой  и ее сыном  отправились на
выходные в путешествие! Намечена грандиозная программа!
     - А я как раз об этом хотел поговорить с  тобой. Не ожидал, что все так
удачно сложится! Тина, любовь моя, я жду тебя сегодня вечером.
     - Нет, Филипп! - категорично возразила Тина. - Я не приду.
     - Я настаиваю.
     - Нет. Нет, Филипп!
     Он  выдержал  продолжительную паузу и так же,  как  и она,  категорично
заявил:
     -   Ну  что  ж!  Если  сегодня  не  придешь  ты,  то  завтра  -  я,   -
многозначительно завершил он.
     - Филипп, это шантаж! - громко и возмущенно воскликнула Тина.
     - Возможно. Но будет именно так, - бесстрастно отозвался он.
     Оба долго молчали. Первой не выдержала Тина.
     - Филипп, ты должен понять, что...
     Он не дослушал и серьезно спросил:
     - "Да" или "нет", Тина?
     Она вздохнула и покорно согласилась:
     - Да...
     - До утра! - быстро добавил он. - Мы будем вместе до утра!
     - Но это какое-то безумие!!! Я... я не могу!.. Филипп, так поступить...
я не могу!.. Филипп...
     - Тина, я хочу слышать только "да" или "нет".
     - О, Боже!..
     - "Да" или "нет"?
     У нее не было выбора. Не было!!! Тина сказала "да".
     - С нетерпением жду тебя, любовь моя!
     - До встречи, Филипп.
     Положив  трубку,  Тина  долго  смотрела на  нее пристальным, ничего  не
выражающим взглядом. Тина все отчетливее и отчетливее начинала понимать, что
совершила огромную ошибку. Роковую. Надежды что-то исправить, изменить почти
не оставалось...

     Спросонья Тина делала слабые  и  безутешные попытки выбраться из кольца
рук Филиппа. Поскольку  это никак не удавалось, она, упираясь ладонями в его
грудь и отворачивая лицо, возмущенно произнесла:
     - Филипп!.. Немедленно отпусти меня!.. Ну что ты придумал?..
     Он засмеялся, затем, прикасаясь губами к ее лицу и стараясь найти губы,
с нескрываемым желанием ответил:
     - Тина, любимая, я хочу поцеловать тебя...
     - Нет!  Ни в  коем  случае!  - воскликнула она.  -  Ночью поцелуев было
предостаточно!  В   избытке!  Поэтому  в   утренних  поцелуях  нет   никакой
необходимости. И больше не будет ни одного!!!
     -  По-че-му?..  -  низким грудным  голосом спросил он, покрывая пылкими
поцелуями ее шею и плечи.
     - Потому что... знаю... чем закончится... этот твой... поцелуй!..
     -  Интересно...  и  чем  же...  он... может  закончиться?..  -  шутливо
пробормотал Филипп, преодолевая сопротивление Тины  и притягивая  ее ближе к
себе.
     Отбиваясь  из  последних  сил,  она  прерывистым  голосом  взволнованно
сказала:
     -  Филипп...  ну,  Филипп...  пора...   Действительно,   пора!..  Ты...
опоздаешь на свадьбу!
     Он заглянул в ее глаза и беззаботно и иронично произнес:
     - Тина, любимая, это совершенно не важно, во сколько я появлюсь! Как ты
понимаешь, без  меня все равно  ничего не начнется и  не состоится! По этому
поводу  не  беспокойся. Лучше  иди ко  мне,  любовь моя,  и  давай завершим,
наконец, прения сторон. Ни я, ни ты...  не встанем с этой постели, пока я...
не получу желаемого!
     -  Но  Филипп...  -  Тина  вздохнула.  -  Представь,  как ты...  будешь
выглядеть... сегодня... на собственной свадьбе!..  после прошедшей ночи и...
так страстно  желаемых  тобой... утренних  поцелуев? Филипп... прошу тебя...
давай  проявим...  благора...  зу...   мие...  Филипп!..  Фи...  липп...  О,
Филипп...

     У двери Филипп крепко обнял Тину, нежно  прикоснулся губами к крошечной
родинке в углу ее рта над верхней губой и ласково произнес:
     - Я люблю тебя, Тина...
     Она глубоко вздохнула, осторожно отстранилась и мягко сказала:
     - Все, Филипп. Все. Прощай!
     Он быстро схватил ее руки и, проницательно глядя в ее глаза, с тревогой
спросил:
     - Почему ты сказала "прощай", Тина?
     Она отвела взгляд, неопределенно пожала плечами и тихо пояснила:
     - Ну... мы же должны попрощаться... Вот я и сказала...
     -  Нет!  Подожди!  -  Филипп настойчиво  ловил  ее взгляд. - Ты сказала
"прощай" особым и странным тоном. Если за этим кроется...
     Тина опять отвела взгляд и немного нервно возразила:
     - Да ничего за этим не кроется! Ну что ты придумываешь?
     Филипп долго молчал, затем серьезно и взволнованно заговорил:
     -  Тина, я согласился на этот брак по двум причинам. Одна из них - твое
обещание. Ты... если  ты  собираешься... нарушить... обмануть...  - он начал
задыхаться. - Это...  непорядочно и... страшно! Тина, ты знаешь... знаешь!..
что я люблю тебя.  Я... я не могу без тебя!..  И если ты... ты... ты предашь
меня... обманешь...
     Он  говорил  страстно  и  проникновенно. От нахлынувших  чувств у  Тины
застучало в висках.  Что,  что, что она могла ответить ему, если его догадка
верна?!!  Она, Тина, действительно, прощалась  с  ним  навсегда.  Сегодня  у
Филиппа начинается новая жизнь, в которой для себя Тина места не видела. Все
это время,  предшествующее  свадьбе,  ее  не оставляла  надежда,  что Филипп
увлечется  своей  невестой,  и  это  освободит  ее, Тину,  от  опрометчивого
обещания.  Но ничего подобного  не произошло. Прошедшая ночь и это утро были
тому лишним подтверждением.
     Тина  поняла,  что  попала  в  ловушку,  которую сама  же и  поставила.
Оставаться  с  Филиппом  було невозможно,  но  и не выполнить  обещание было
нельзя.  Теплилась   последняя  слабая  надежда,   что  свадьба,   свадебное
путешествие,  молодая  красивая жена, супружеская жизнь, семейные  заботы  и
хлопоты естественным образом вытеснят ее, Тину, из сердца Филиппа.
     - Почему ты молчишь? - донесся до Тины его встревоженный голос.
     Он притянул ее к себе и внимательно посмотрел в ее глаза. Она уткнулась
лбом в его грудь и глухо прошептала:
     - Ну что ты, Филипп!.. Сам подумай, куда я денусь?..
     Тина тяжело вздохнула и грустно добавила:
     - Не только у тебя есть Долг, Филипп. У меня он тоже есть. Перед тобой.
О нем я не забывала и не забуду никогда!
     Она  подняла  голову,  быстро  поцеловала Филиппа  в щеку и  с  улыбкой
сказала:
     - Я желаю тебе счастья, Филипп!
     Тина  резко оттолкнула его, выскочила  за  дверь  и  быстро побежала по
дорожке, глотая  слезы  от  волнения.  Она проскочила  мимо стоявшего  около
автомобиля  Альберта,  ожидавшего  ее,  и  скрылась  за  поворотом.  Она  не
заметила, что Филипп вышел  вслед за ней и долго смотрел  вслед даже  тогда,
когда улица опустела...

     Тина  лежала  в постели,  заставляя  себя,  наконец,  сосредоточиться и
внимательно  прочитать хотя бы одну  страницу книги,  которую держала  перед
собой. Но различные бессвязные мысли одолевали  Тину с завидным упорством, а
глаза вновь и вновь скользили  по одной  и той  же  строчке. Спать совсем не
хотелось, хотя шел уже второй час ночи.
     От неожиданно раздавшегося звонка Тина  вздрогнула. Его трель назойливо
звучала до тех пор,  пока Тина не  подошла к двери. На  пороге ее дома стоял
Филипп. За ним - Барс.
     - Д-добрый вечер... - тягуче произнес Филипп и покачнулся.
     Тина поняла, что он - пьян,  и вопросительно посмотрела на Барса. Тот с
виноватым извиняющимся видом сказал:
     - Прости за наш  поздний  визит,  девочка.  Я ничего не  мог  поделать.
Сначала мы объехали несколько баров, потом Филипп настоял, чтобы я отвез его
к тебе.
     - Да! Н-настоял!.. - хмельно подтвердил Филипп. -  Потому что... х-хочу
быть р-рядом... с любимой!.. Барс! Ты м-можешь быть с-свободен!
     -  Барс никуда  не уйдет!  -  возмущенно,  в отчаянье всплеснув руками,
воскликнула Тина.  - Филипп, да что же это такое?!! Немедленно... слышишь?..
немедленно езжай домой! Ты должен...
     Он не дал ей договорить и резко возразил:
     - ЧТО-О?!! ДОЛЖЕН?!! Нет!!! Все!!! Больше я... никому ничего не должен!
Все!!! Я  раздал  долги! Я выполнил  Долг Наследника  Семьи! Женился! По  их
выбору!..  Выполнил,   как  и   положено,  Супружеский   Долг.  Можешь  н-не
беспокоиться...  дорогая Тина... моя  ж-жена... не осталась девственницей! Я
в-выполнил ВСЕ!!!
     - Филипп! Прекрати!  -  возмутилась  Тина.  - Ты  говоришь...  пошло  и
цинично! Замолчи!
     Она повернулась к Барсу.
     - Барс, пожалуйста, забери Филиппа. Отвези его домой.
     -  Барс!   Ты   свободен!  -  повелительно   распорядился   Филипп.   -
СВО-БО-ДЕН!!!
     - Барс... - умоляюще произнесла Тина.
     -  Ты  меня  хорошо  п-понял,  Барс?  -  с  угрозоя  спросил Филипп  и,
прищурившись, в упор посмотрел на телохранителя.
     - Да.
     Барс с нескрываемым  сожалением взглянул на огорченную Тину, беспомощно
развел руками и направился к стоявшему  у калитки автомобилю. Филипп  и Тина
проводили его долгими взглядами.
     Неожиданно  Филипп  шагнул  к  Тине и  попытался ее  обнять. Она  резко
отпрянула, с ужасом глядя на него.  Он долго молчал, не отводя  от лица Тины
тяжелого пристального взгляда, потом вдруг сказал:
     - Я... х-хочу пить...
     - Я сейчас принесу! - быстро откликнулась Тина.
     - "П-принесу"?.. - повторил он. - А что... в-войти я... н-не могу?
     Она  молчала.  Филипп  довольно  долго  ждал  ее ответа, но  так  и  не
дождавшись, грустно произнес:
     -  Ты  считаешь  м-меня  бесчувственной  скотиной?..  Да?..  Неужели ты
думаешь, что  я...  н-ничего  не понимаю?  Не  понимаю... твои чувства?.. Не
беспокойся, Тина.  Я обещаю, что буду... кор-рек-тен и... тактичен. П-просто
я... хочу пить! Я могу войти?
     Тина глубоко вздохнула. Выхода не было. Она знала, что спорить с пьяным
человеком - бесполезно.
     - Хорошо, Филипп. Заходи, - спокойно пригласила она.
     Тина пропустила Филиппа и закрыла дверь. Он прошел в гостиную и сел  на
диван. А она отправилась  на кухню,  достала из  холодильника  и  откупорила
бутылку минеральной воды и наполнила высокий стакан.
     Филипп сидел, низко опустив голову. Когда Тина подошла, он поднял к ней
лицо, выразительно посмотрел прямо в ее глаза и тихо попросил:
     - Пожалуйста, Тина... сядь рядом...
     - Ты хотел пить, Филипп, - напомнила Тина и протянула ему воду.
     - Ах, да!..  - выдохнул  он,  взял из  ее рук стакан и, жадно опустошив
его, протянул обратно. - Спасибо, Т-тина... Но пожалуйста... сядь со мной...
р-рядом... - вновь настойчиво попросил Филипп.
     Она зачем-то  отнесла  стакан  на  кухню, вернулась, долго  смотрела на
терпеливо ожидавшего Филиппа, потом  перевела  дыхание и медленно опустилась
на диван, держась на некотором расстоянии.
     Филипп вдруг вплотную  придвинулся к ней, обнял за плечи, уткнулся лбом
в ее макушку и прошептал:
     - Тина... мне... плохо... плохо...
     Она встревоженно вскинулась и с укором заговорила:
     -  Ну  зачем  ты  напился,   Филипп?  Зачем?  Вот  теперь,  пожалуйста,
алкогольная интоксикация! Филипп, давай я провожу тебя в туалет и...
     Филипп  энергично  потряс головой  из  стороны в сторону  и  с  иронией
заявил:
     - Тина! Дор-рогая!  Какая, к  дьяволу, интос... кси... тьфу, черт!.. Не
от  алкоголя м-мне плохо!  А от того, что  происходит... в моей жизни!.. Эти
ч-чертовы  долги...  которых,  заметь,  я  не  делал!..  сидят  у  м-меня  в
печенке!!! А я хочу одного... Чтобы ты была рядом!
     Он замолчал и неожиданно спросил:
     -  Пойдем  спать? Я  с-страш-шно  устал сегодня!  Пожалуйста,  любимая,
п-проводи меня в п-постель... П-пожалуйста!.. Я хочу спать!
     От изумления Тина широко открыла глаза и ошеломленно произнесла:
     -  Филипп... ну что  ты говоришь?..  Давай я позову  Барса . Он отвезет
тебя домой.
     - А я - дома!  - решительно объявил он.  - Мой дом там, где  ты, любовь
моя.
     -  Но  Филипп...  Прошу  тебя, сосредоточься  и  вспомни,  наконец, что
сегодня ты женился. Завтра ты отправляешься в свадебное путешествие. Поэтому
сейчас ты должен быть...
     - Все! С-сосред-доточился! Послушай теперь, что я скажу. Да, я женился.
В-вот такое событие... п-произошло в моей... жизни... - криво усмехнулся он.
-  Радостное  событие! Радостное для всех!!!  Для  гостей! Моих р-родителей!
Моих  р-родственников! Моей  ж-жены! Ее р-родителей! Ее  родственников!..  А
т-теперь я хочу, чтобы  оно...  наконец...  стало р-радостным  и для меня. Я
желаю... как  и м-мечтал!..  провести свою  первую  брачную ночь  с  любимой
женщиной. С тобой, Тина!
     Она всплеснула руками и даже засмеялась:
     - Филипп,  ну что  за  бред?!! Кажется, у  тебя начался приступ  "белой
горячки"! Допился!..
     -  Ничего  не  "п-приступ"!..  И  никакой не  "бред"!..  П-почему  это,
интересно  знать, я... раздав все долги...  не м-могу теперь осущ-ществить и
свою мечту?  Я хотел жениться и провести  со своей женой... с тобой, Тина!..
брачную ночь. М-много-много ночей!.. И вот я ж-женат. Но, увы, не на тебе!..
Но  ч-черт  побери! Спать сегодня ночью  я хочу и б-буду  только с  тобой! С
безмерно...  без-мер-но!.. любимой  женщиной! Эт-то  моя...  МОЯ!..  брачная
ночь!!! И я имею п-право провести ее так, как хочу!
     -  Все,  Филипп!  Довольно!  Уезжай  немедленно!  -  потеряв  терпение,
категорично воскликнула Тина.
     Он  покачал  головой,  затем  окинул  Тину  проницательным  взглядом  и
задумчиво сказал:
     -  А-а!..  Вот  оно  что!..  Ты  думаешь,  что  под  словом  "спать"  я
п-подразумеваю...  Можешь успокоиться!  Я хочу спать...  в обычном понимании
этого слова. Но обязательно в  одной п-постели с  тобой. До утра. Где т-твоя
спальня, любовь моя? Я же у тебя... в гостях...  ночую... первый раз... и не
знаю, что тут  и где... И н-ничего не возражай! Я уже здесь.  У тебя. И я не
уеду. Не  уеду, Тина! П-пожалуйста... пойдем  спать!.. Я смертельно устал...
смертельно... устал... Я... устал...
     Тина  глубоко  вздохнула, затем крепко обхватила  навалившегося на нее,
обмякшего Филиппа за  пояс и повела  его, с  трудом  переставляющего ноги, в
спальню. Там  она помогла  Филиппу раздеться,  уложила  в  кровать и накрыла
одеялом. Тина хотела  уйти, но  Филипп крепко вцепился в ее руку, притянул и
настойчиво пробормотал, борясь со сном и своим хмельным состоянием:
     -   П-пожалуйста...   ложись...   со   мной...  пожалуйста...   Тина...
пожалуйста...
     Тина  снова вздохнула.  Ее обещание  висело над  ней, как Дамоклов меч.
Деться  было  некуда. Она сбросила  халат и послушно легла в постель. Филипп
прижал  ее  к своей груди и сразу  уснул. Тина погрузилась  в забытье только
перед рассветом...

     Филипп  облился  ледяной  водой,  растерся  полотенцем, почистил  зубы,
провел рукой  по  подбородку  и  щекам,  недовольно покачал  головой  и тихо
вернулся  в спальню. Тина спала. Филипп осторожно лег рядом. Едва  осязаемым
жестом  он погладил  пушистые длинные волосы Тины, волнами рассыпавшиеся  по
подушке,  и мягко прикоснулся губами  к  ее  виску.  Тина пошевелилась, чуть
приоткрыла глаза и снова погрузилась  в сон.  Филипп улыбнулся и вкрадчиво и
нежно приник к ее губам.
     Мгновенно  очнувшись, Тина  широко открыла  глаза  и  отпрянула. Филипп
бережно, но настойчиво вновь притянул ее к себе и пылко зашептал:
     - Тина... милая... ну что ты!.. Это я, Филипп... Я хочу... любить тебя,
моя нежная... моя хорошая... моя единственная...
     Она отвернулась, уперлась руками в его грудь и взволнованно произнесла:
     - Филипп, опомнись!.. Филипп!.. Да  Филипп же!..  Ты  вчера обещал... А
теперь!.. Не надо было оставлять тебя! Я так и знала, что...
     Филипп не дал ей договорить.
     - Тина, любимая,  тебе ли не знать! - шутливо воскликнул он. -  И я сам
не отрицаю, что ты сводишь меня с ума! Каждый твой жест, каждый взгляд, твое
изумительное   тело,  волосы,  губы...  все!..  все   завораживает  меня   и
притягивает, как магнит. Все вызывает неистовое желание и будит страсть! Да!
Это так! Потому что я безумно люблю тебя, Тина! Люблю!!!
     Филипп покрыл  обжигающими поцелуями ее  лицо, шею, плечи. Он настолько
сильно и пылко сжал ее в своих объятьях, что Тина начала задыхаться.
     - Филипп... умоляю... прекрати... Прошу тебя!.. Ты обещал вчера...
     Филипп  вдруг  наклонился над ней и проницательно посмотрел прямо в  ее
глаза.
     - Тина?.. -  он помолчал и серьезно продолжил:  - Да! Я обещал вчера. И
выполнил свое обещание! Но то, что было вчера, уже прошлое. Что вспоминать о
нем!.. А сейчас есть только ты и я. Мы. И я хочу любить тебя!
     - Это невозможно! - горячо возразила Тина.
     - Невозможно? Почему?
     Он пристально всматривался в ее глаза, не давая отвести взгляд.
     - Филипп,  тебе надо...  домой...  - едва слышно  пробормотала  Тина. -
Сегодня ты уезжаешь... в свадебное путешествие...
     - Та-а-ак!.. - протянул он. - Понимаю...
     Филипп вдруг с силой сжал ее плечи и громко и гневно спросил:
     - Ты обманула меня?!! ОБМАНУЛА?!!
     Тина испуганно сжалась и тихо возразила:
     - Филипп, ну что ты?.. Пожалуйста... отпусти меня... мне больно...
     Но  он, занятый  собственными  чувствами,  не  обратил  на  ее  просьбу
внимания и настойчиво повторил:
     - Ты обманула меня?!! Да или нет?!! Да или нет?!! Отвечай!!!
     - Филипп... прошу... успокойся... Ну что с тобой?..
     - Ты спрашиваешь, что со  мной?!! - резко воскликнул он.  - Нет! Это  я
хочу  знать, что  с  тобой?!! Почему ты  отталкиваешь меня?!!  Потому  что я
теперь женат?!! Но  ты,  когда уговаривала  меня  на  этот  идиотский брак и
давала  свое  обещание, знала,  что  впредь  будешь поддерживать отношения с
женатым мужчиной. Знала!!! Но тогда твое  сегодняшнее поведение  не понятно!
Объяснить его  можно только тем, что ты не собиралась  оставаться со мной  и
обманула. И теперь, когда я  женат, естественно, отвергаешь меня. Это так?!!
Ответь, это так?!! Ты обманула меня?!! ОБМАНУЛА?!!
     Мысли Тины  мешались,  сердце  выскакивало  из груди, кровь  прилила  к
голове и больно пульсировала в висках. Тина на секунду зажмурилась, перевела
дыхание, потом открыто посмотрела в глаза Филиппа и, собрав в кулак всю свою
волю, тихо сказала:
     -  Я  не  обманула...  и не отвергаю тебя, Филипп.  Но  мне... нелегко.
События так... быстро... Я думала, что... по-другому... сложится...
     Филипп долго всматривался  в ее глаза, затем ласково прикоснулся к  ним
губами,  нежно  обнял  Тину  и,  приблизившись  к  ее  уху,  понизив  голос,
проникновенным полушепотом сказал:
     - Милая  моя, хорошая  моя, я все... все понимаю. Понимаю, как непросто
тебе...  Но забудь... просто  забудь!.. о той моей жизни. Не думай ни о чем.
Не думай о том, что происходит где-то там... в другом мире... У  нас, у тебя
и у меня, свой мир,  в котором есть только мы...  мы двое... ты и я. Поверь,
для меня ты - единственная... Ты - мое счастье... любовь моя... Тина...
     Он ласкал  Тину  все более  пылко  и неистово, увлекая за собой  в  тот
водоворот страсти и желания, которые подчиняют волю и разум.
     Внезапно   Тина   напряглась  и,   с   усилием   превозмогая   желание,
разгоравшееся в крови, прошептала:
     - Филипп, подожди...  одну секунду... Я...  мне... сейчас... Подожди!..
Филипп!..
     - Потом... все... потом... любимая...  - глухо пробормотал он,  пытаясь
снять с Тины тонкую ночную сорочку.
     -  Но  Филипп...  пожалуйста...  ну  подожди... пожалуйста...  Я... мне
надо...
     Она  с  такой  настойчивостью  и   мольбой  говорила,  что  он,  слегка
ошеломленный ее просьбой, тяжело дыша, все же разжал руки.
     Тина мгновенно  соскользнула  с постели, выдвинула  ящичек прикроватной
тумбочки, что-то быстро взяла и устремилась к двери.
     Недоумевая  по поводу ее странных действий, Филипп  озадаченно смотрел,
затем вдруг  вскочил с кровати и, одним прыжком  настигнув  выходящую  Тину,
крепко схватил ее за руку. Без  труда преодолев сопротивление, Филипп разжал
ее ладонь...
     Побледнев, как полотно, он в упор посмотрел на Тину и медленно спросил:
     - Что... это?
     Она опустила голову, густо покраснела и едва слышно пробормотала:
     - Это... ничего... особенного...
     - Я спрашиваю, что... ЭТО?!! - повторил он ледяным бесстрастным тоном.
     Тина растерянно молчала, затем почти беззвучно ответила:
     - Это... это препарат... доктор... бронхит... прописал...
     Едва сдерживаясь, Филипп едко и саркастично произнес:
     - Бронхит?.. Тина,  я -  не ребенок! Этот препарат - противозачаточный.
Зачем он тебе?
     Она закрыла лицо руками и  ничего не ответила. Он  и без  ее объяснений
все понял.
     - Ты... ты...
     Филипп сжал кулаки.
     - Ты  солгала мне тогда?!! - громовым голосом закричал он. - Да  как ты
могла?!! О, Боже!.. Как ты могла, Тина?!! Зачем?!!
     - Я  хотела, чтобы тебе...  проще... легче... Я не думала,  что ты... и
все будет... так ужасно... так страшно...
     -  НЕ ДУМАЛА?!! -  в ярости воскликнул Филипп.  - "Легче"... "проще"...
Как  ты могла солгать так  жестоко,  Тина?!! Ведь  я  всегда, всегда, всегда
верил тебе! Безоговорочно верил!!! Как никогда и никому! Я отдал тебе все!!!
Душу, сердце, нежность, преданность, любовь! А ты!.. Ты!!! И  я сам!.. Какой
же я идиот!!! Почему, почему меня не насторожил при разговорах с матерью тот
факт, что  она, собрав всю, до мельчайших подробностей, информацию  о  тебе,
никогда не использовала, убеждая меня жениться, такой  сильный аргумент, как
твое бесплодие? Значит, моя мать, получив сведения, в том числе, разумеется,
и  об аборте, никакой  информации о том, что ты не можешь родить, не  имела!
Иначе  этот аргумент был бы основным! А  у нее его  не было!!!  Потому что и
быть  не  могло!!!  Боже, какой же я идиот!!! Но ты!..  Ты!!! Неужели ты  не
понимаешь, что исковеркала, искалечила, изломала мне жизнь?!!
     - Филипп... - виновато всхлипнув, Тина шагнула к нему.
     - Не подходи!!! Я... я... сейчас я могу... ударить тебя... - задыхаясь,
сказал Филипп и принялся судорожно и нервно одеваться.
     - Фи... липп...
     Больше не сдерживаясь, Тина зарыдала.
     Он вышел  из спальни и направился в прихожую. Тина,  размазывая по лицу
слезы, брела за ним, беспомощно повторяя "Филипп... Филипп... Филипп..."
     На пороге он обернулся и с горечью и болью воскликнул:
     - Когда-то  ты  говорила,  что родители поступили  со  мной  чудовищным
образом, подобрав мне любовницу!  И ты возмущалась. Теперь, при выборе жены,
они поступили так же.  Им не привыкать! Но и ты... ты, Тина!.. вместе с ними
ПОЗАБОТИЛАСЬ, - едко подчеркнул он, - обо мне  так же жутко и чудовищно! Где
же  твои принципы  и убеждения? Или  ты так  безжалостна и жестока только со
мной?  Потому  что  совсем  не  любишь  меня?  И  поэтому   считаешь  вправе
хладнокровно распоряжаться моей жизнью?.. Господи!.. Почему  у меня тогда, в
Магазине Игрушек, не отнялись ноги, когда я, 12-летний болван, направлялся к
одинокой малышке?!!  Почему, Господи?..  Я  всегда считал ее  такой милой...
чистой... искренней... ласковой... нежной!..  Я любил ее!  Боже! Как я любил
ее!!! А она оказалась... монстром... чудовищем... которое разбило мне сердце
и всю мою жизнь!!!
     - Филипп... прости... прости меня... - захлебывалась рыданиями Тина.
     Она  схватила его руку, но он резко вырвал ее и с  невероятной болью  в
голосе вдруг тихо сказал:
     - Я,  наверное...  должен  ненавидеть тебя за то, что  ты сделала... со
мной  и моей жизнью, Тина... Но даже  этого я не  могу!..  Не могу!!! Потому
что... любил  тебя... и потому что даже сейчас... люблю! И как мне с этим...
всем... жить дальше... я не знаю!..
     Он стремительно зашагал к ожидавшему автомобилю.
     - Филипп!!! - в отчаянье закричала вслед Тина.
     Но Филипп, не оглянувшись, сел в машину и громко захлопнул дверь.
     Поникнув, Тина одиноко стояла на пороге своего дома, заливаясь слезами.
Раскаяние,  горькое  пронзительное раскаяние жгло ее душу. Филипп был  рпав.
Прав  во всем.  Тина  не  могла  объяснить себе, что... ЧТО?..  толкнуло  ее
совершать  жестокие беспощадные  поступки.  Права  на это, какова бы ни была
цель, она  не имела.  Как не имел такого права - бесцеремонно  вмешиваться в
судьбу  и  жизнь  человека - никто.  Тина  теперь,  на собственном страшном,
горьком, трагичном опыте убедилась в мудрости библейской истины, что благими
намерениями устлана дорога в ад.
     Тина  опустилась  на  ступеньки,  обхватила  голову  руками  и  громко,
отчаянно зарыдала. Простить себя за совершенное Тина не могла...


     ----------------------------



     В сопровождении Ника Тина вошла в гостиницу. Поднявшись на  лифте,  она
остановилась  около  одного из номеров и тихо  постучала.  Услышав  короткое
приглашение, Ник распахнул перед Тиной дверь.
     Около окна  стоял мужчина, который  сразу  повернулся при их появлении.
Как  в первый же  момент  отметил Ник, на  лице мужчины мгновенно отразилось
недоумение  и разочарование. В  комнате воцарилось напряженное молчание. Ник
перевел вопросительный взгляд на Тину и увидел, насколько она ошеломлена.
     Первым очнулся мужчина, пристально смотревший на Тину.
     - Вы?!! - изумленно воскликнул он и порывисто устремился к Тине.
     Она отступила  назад, а Ник  в  ту же  секунду предостерегающе выбросил
руку вперед и, сделав шаг, прикрыл собой Тину.
     Мужчина сразу остановился и поднял руки вверх.
     -  Простите... - успокаивающим ровным тоном  сказал  он. -  Я  не хотел
пугать вас. Простите... - потом  с улыбкой обратился к  Тине: - Как  видите,
Валентина, я настойчив. Я все-таки разыскал вас.
     Никак  не реагируя  на его слова,  она посмотрела на Ника и бесстрастно
произнесла:
     - Ник, пожалуйста, верни этому  человеку сумму,  которую он заплатил за
мои  услуги.  Я  отказываюсь  от  работы  с  этим клиентом.  Если  требуется
дополнительная сумма в качестве компенсации, отдай. Я буду  ждать тебя, Ник,
внизу.
     Тот согласно кивнул, а Тина решительно направилась к двери.
     - Валентина! Погодите! Да погодите же, черт возьми!!!
     Отвергнутый клиент  бросился  за  Тиной, но Ник, преградив  ему дорогу,
сгреб его в охапку, пресекая любые действия с его стороны.
     -  Валентина!  Прошу  вас!  Выслушайте  меня!   Не  нужны  мне  никакие
компенсации! Я прошу у вас хотя бы минуту! Одну минуту!
     Тина  остановилась  и  сделала  знак  Нику.  Тот  сразу  разжал   руки,
освобождая пленника.
     - Хорошо.  У вас - одна  минута. Я слушаю вас, - невозмутимо произнесла
она, спокойно глядя прямо в глаза собеседника.
     Тот немного помолчал, затем решительно и серьезно сказал:
     - Валентина, я искал вас.
     - Зачем? - не выдержав, немного нервно спросила она.
     - Я  искал  вас,  чтобы извиниться,  прежде всего. Валентина,  простите
меня. Я вел себя недопустимо. По-хамски. Простите.
     Тина вздохнула и неопределенно пожала плечами.
     - Эдуард, стоило ли из-за этого утруждать себя какими-то поисками?
     - Стоило! - горячо подтвердил он. - Для меня это очень важно! Очень!!!
     - Ну что ж!.. Ваши извинения принимаются. Прощайте!
     Тина развернулась и вновь направилась к выходу.
     - Постойте,  Валентина! Ну,  я не  знаю!..  До чего же  по-дурацки  все
получается!.. -  огорченно воскликнул  Эдуард.  - Вы  все-таки обиделись. Но
поверьте, я искренне раскаиваюсь за те идиотские слова, что наговорил тогда!
Не уходите. Мне еще многое надо вам сказать!
     Тина помолчала, затем вдруг медленно стянула с головы парик, встряхнула
волосами, сняла очки, посмотрела на удивленного Ника и спокойно сказала:
     -  Ник, ты можешь  быть свободен. Езжай домой! Я доберусь сама. За меня
не волнуйся. Этот человек,  -  кивнула она в сторону  Эдуарда, -  надежный и
порядочный.
     Ник ответил  ей понимающим  взглядом, слегка поклонился  на прощание  и
ушел.
     Эдуард бросил на Тину быстрый взгляд и с легкой иронией произнес:
     - Я благодарен вам, Валентина, за доверие и лестную характеристику.  Не
ожидал, честно говоря. особенно, учитывая предшествующие события! Спасибо.
     Он вдруг шагнул к ней, взял ее руки в свои и серьезно сказал:
     -  Валентина,  я  рад, очень рад нашей  встрече.  Рад, что, наконец-то,
нашел  вас. Поверьте,  это  было  нелегко.  Сначала  я  долго  и  напряженно
анализировал все факты,  сопоставляя их. Затем слетал  в  пансионат. Пытался
хоть что-нибудь  разузнать о  вас. Кстати, на  побережье  я встретил Веру  с
каким-то  мужчиной.  Судя  по  выправке,  он,  очевидно,  военный.  Но  Вера
категорически  отказалась  говорить со  мной.  Меня  это  очень  огорчило. Я
вернулся домой,  чтобы обдумать свои дальнейшие действия. И тут мне повезло.
Я  совершенно  случайно,  в  одной  беседе,  услышал  о  некой  необычной  и
интересной фирме. У  меня в голове сразу  наступило  просветление.  Я понял,
насколько  неправильно истолковал слова  Веры о  вашей профессии.  Я  сел  в
самолет,  прилетел  сюда и  занялся поисками.  И вот вы  передо мной.  Хотя,
честно говоря,  своим видом  вы  ошеломили  меня. Я  не узнал  вас сразу.  И
расстроился, что  в  очередной раз ошибся. Вы, действительно, простили меня,
Валентина?
     Эдуард  пытливо заглянул в ее глаза.  Тина  вдруг звонко рассмеялась  и
иронично заявила:
     - Ну конечно, простила, Эдуард!  Сердце любой женщины растаяло бы после
вашего рассказа о мучительных поисках, бессонных ночах, отчаянии и сомнении.
Мое - не исключение. Успокойтесь, вы прощены!
     - Спасибо, Валентина!
     Эдуард  с  признательностью поцеловал обе руки Тины, а затем неожиданно
серьезным тоном сказал:
     -  Валентина,  я  искал вас не  только для  того,  чтобы извиниться.  Я
хочу...
     -  ...  пригласить  курортную  знакомую в ресторан! - весело  завершила
начатую фразу Тина.
     - А как вы угадали? -  озорно сверкнул глазами Эдуард. - Действительно,
я  заказал  столик  в  ресторане  и собирался пригласить  вас  на ужин.  Про
пасодобль тоже  не забыл! Он обязательно будет  исполнен для вас, Валентина.
Но сказать я хотел не об этом. О другом...
     Эдуард проницательно посмотрел в глаза Тины и продолжил:
     - Понимаете, Валентина,  я думал, что никогда ни одной женщине не скажу
то, что собираюсь сказать вам.
     Он сделал паузу и решительно произнес:
     - Валентина, выходите за меня замуж.
     Удивленная   его   неожиданными   словами,   Валентина  застыла.  Потом
отвернулась, устремив взгляд  куда-то за окно.  Когда  она снова  обратила к
Эдуарду  свое лицо, он  понял  по выражению  ее серых глаз, что  ни к какому
ответу Валентина не готова. Эдуард мягко улыбнулся и спокойно спросил:
     - Так как вы решили, Валентина? Отправляемся в ресторан?
     Она перевела затаенное дыхание и весело согласилась:
     - Отправляемся! Опять пропустить такое зрелище, как пасодобль,  было бы
непростительной глупостью с моей стороны!

     Тина вернулась  домой  довольно поздно.  У нее было самое беззаботное и
радостное  настроение.  Вечер,  проведенный с  Эдуардом, оказался  настолько
приятным для обоих, что они договорились встретиться на следующий день.
     Тина разделась, приняла душ и легла в постель. Слова Эдуарда о том, что
он  ее  разыскивал,  не  явились  для  Тины  неожиданными. Вера позвонила  и
сообщила ей об этом сразу же после встречи с Эдуардом.
     К счастью, Вера,  как выяснилось, могла  пока продолжать консервативное
лечение.  Вот уже третий месяц  она  жила на  побережье. Вацлав снял для нее
неподалеку от своего дома маленький коттедж. Веру волновало только  то,  что
она  жила  вдали от  сына.  Но Тина  заверила  подругу, что  крестник  будет
находиться  под ее  бдительным неусыпным  присмотром. А Вацлав пообещал, что
они смогут навещать мальчика по первому желанию самой Веры или ее сына.
     Конечно, Вацлав  и Вера не  могли  пожениться,  но оба  казались такими
счастливыми и  довольными, что это, как справедливо рассудила Тина, не могло
служить  препятствием для того,  чтобы  быть  вместе.  Хотя...  и  Тина  это
знала... неопределенность положения тяготила обоих - и Веру,  и Вацлава. Как
та же неопределенность тяготила и саму Тину.
     Она обхватила  подушку руками  и уткнулась в  нее лицом.  Столько всего
произошло за прошедшие пять  лет со дня женитьбы Филиппа!.. Но изменилась ли
ее жизнь?..
     Тина  вдруг  вспомнила,  сколько  пережила  и как мучилась  после  того
ужасного объяснения с Филиппом,  когда он уехал в свадебное  путешествие,  а
она  осталась  одна,  наедине  со  своими тягостными  раздумьями.  Тогда  ей
казалось,  что  между нею и Филиппом  произошел окончательный разрыв. Разрыв
трагичный. Болезненный. Страшный. Что поставлена точка.
     Но  ошиблась.   Тина  оказалась   бездарной   прорицательницей.  Судьба
распорядилась по-своему...

     После  отъезда Филиппа прошло  около  трех  недель.  Тина  готовилась к
предстоящей лекции, когда раздался телефонный звонок. Она взяла трубку.
     - Алло!
     - Тина...
     Услышав голос Филиппа, Тина задрожала, как в лихорадке.
     - Да... Филипп...
     - Как ты, Тина? Как дети?
     - Спасибо, Филипп. Все хорошо.
     Они обменивались короткими  отрывистыми фразами, напряженно вслушиваясь
в интонации друг друга.
     - Филипп, а как ты? Где ты?
     - Попробуй угадать! - засмеялся он. - Та-а-ак... Где же это я?.. Сейчас
определюсь. Во-первых,  я  сижу. В  кресле. Вокруг...  обалденное количество
всякого... хлама. Во-вторых, я  не свожу глаз с  лица одной женщины, которая
находится прямо передо мной. А в-третьих, я хочу, чтобы ты приехала, Тина.
     - Приехала? Куда? - в ответ засмеялась она.
     - Ко мне. В то место, которое я тебе только что образно описал.
     -  Филипп,  там,  заграницей,  где   ты  путешествуешь,  уйма   кресел,
достаточное  количество  хлама,   а  уж   о  женщинах  и   говорить  нечего!
Отправляться  куда-либо, получив  такие  координаты, безумие.  А я, надеюсь,
рассудок пока не потеряла!
     - Тина,  это место - не заграницей. И тебе оно очень хорошо известно! -
усмехнулся Филипп.
     - То есть...  ты  хочешь сказать...  -  наконец,  догадавшись, о чем он
говорит, растерялась Тина.
     - Именно! - засмеялся он и серьезно добавил: - Ты можешь приехать прямо
сейчас?
     - Да! - без раздумий выдохнула Тина.
     - Я жду тебя!
     Тина быстро собралась,  выскочила  на улицу, поймала  такси  и  назвала
адрес.
     Едва она успела подняться по ступенькам, как дверь распахнулась, и Тина
в одно мгновение оказалась в объятьях Филиппа. Он крепко прижал ее к груди и
зарылся лицом  в ее  волосах. И вдруг  оба, одновременно,  на  одном дыхании
произнесли:
     - Прости меня, Филипп...
     - Я не могу без тебя, Тина...


     Филипп быстрым шагом вошел в  гостиную и  гневно взглянул на  сидящую в
кресле жену.
     - Это... правда?
     Камилла  посмотрела  на него невозмутимым  продолжительным  взглядом  и
бесстрастно спросила:
     - Что?
     С трудом сдерживаясь, Филипп уточнил:
     - То, что мне сообщили.
     - А что тебе сообщили? - приподняла она брови.
     - Что ты сегодня ездила... к Валентине? - жестко бросил он.
     Камилла помолчала, равнодушно пожала плечами и спокойно подтвердила:
     - Да. Это правда.
     - Зачем?
     Филипп окинул жену пронзительным колючим взглядом.
     -  Зачем? - повторила  Камилла.  - Тебе требуется объяснение, Филипп? -
иронично спросила она.
     - Да! Требуется! - вспылил он. - Я не потерплю...
     Не  дослушав,  Камилла   перебила  его  и  нервно,   потеряв  выдержку,
заговорила:
     - Ну что ж! Пожалуйста! Я готова объяснить, если ты такой непонятливый!
Я  ездила,  чтобы  познакомиться  и  поговорить  с той,  которая  мешает нам
наладить нормальную супружескую  жизнь. А  оказалось,  мы почти  знакомы!  Я
сразу узнала ту особу с нашей помолвки, услуги которой оплачивал Фред. О чем
он тогда громогласно  и экстравагантно  всем нам и  объявил! А она бесстыдно
подтвердила это!!! Публично!!!
     - Не  смей говорить  в  таком тоне о Валентине!  - с яростью воскликнул
Филипп.
     Камилла повела плечом и пренебрежительно и надменно заявила:
     - А  разве  это не  правда? Что тебя возмущает, Филипп?  Уж  не твоя ли
скупость? Фред хотя бы ОПЛАЧИВАЛ, - подчеркнула она, - ее  услуги. А ты, как
выяснилось, не слишком-то щедр. Ее коттеджик и обстановочка оставляют желать
лучшего! Впрочем, как и сама хозяйка! У тебя какой-то странный вкус, Филипп.
Твоя  избранница  - не  молода, не  отличается  красотой.  Какая-то забитая,
замореная, безответная серая  мышь!  Кажется,  я  даже  голоса ее  так и  не
услышала.  И  я хочу понять, почему ты предпочитаешь ее мне! Что  во мне  не
так?  Я  -  молода, красива, образованна,  умна.  У тебя какая-то  аберрация
зрения, Филипп! Прошло пять лет после нашей женитьбы. Пора бы прозреть! Я не
понимаю, что происходит между нами?
     - Между нами ничего не происходит, - ледяным тоном отозвался Филипп.
     - Вот  именно!  НИЧЕГО!!! - воскликнула Камилла. -  Ты  получил в  жены
женщину, о которой мечтают миллионы мужчин. Я была девственницей! А ты...
     Он прервал ее и, усмехнувшись, произнес:
     -  Бог  мой!..  Про  девственность вспомнила! И что  я?  Какие  ко  мне
претензии? По-моему, я был деликатен с тобой.
     -  Вот! -  громко  и  возбужденно  воскликнула Камилла.  - Ты  подобрал
подходящее слово!  Именно  так! Деликатен! Деликатен!  - повторила  она. - В
нашу первую брачную ночь ты провел  со мной в постели едва ли четверть часа.
Не больше!  И  ушел в свою спальню. А спустя короткое время  до меня с улицы
донесся твой голос. Я подошла к окну и увидела, как ты  и Барс сели в машину
и уехали. Явился ты только утром. И я догадываюсь, где и с кем ты провел эту
ночь!  Как и предыдущую! У меня есть точные сведения из надежных источников.
Ты даже на свадьбу опоздал! Все никак не мог расстаться со своей пассией! Уж
не знаю, что там  у вас произошло, но  в свадебное путешествие ты отправился
чернее  тучи.  Вспомни,  ты сказал мне едва ли десяток  слов в день отъезда!
Потом  более-менее  терпеливо  ты  на  протяжении  двух недель  периодически
исполнял свою супружескую ДЕЛИКАТНУЮ, - выделила Камилла, - миссию. Затем ты
погрузился  на  два дня  в  депрессию,  потом  еще  пару  дней напивался  до
бесчувствия  и...  исчез,  оставив меня одну  в  чужой стране,  в незнакомом
городе! Через три дня вернулся счастливый, довольный и сияющий. Догадываюсь,
в каком Бермудском треугольнике ты пропадал!.. После своей материализации ты
относился ко мне мило, заботливо, даже ухаживал за мной, но... В спальню  ко
мне ты больше не вошел  ни разу.  Как и после нашего возвращения домой. Уж и
не  знаю, от  чего  ты был  более  счастливым  -  от  того ли,  что я  сразу
забеременела, и ты получил желаемого тобой ребенка, или от того, что  больше
не  надо  было,  как  в первую  брачную  ночь  и  те  две недели  свадебного
путешествия проявлять "деликатность" по отношению ко мне!
     Филипп неопределенно пожал плечами и спокойно заметил:
     - Камилла, мне непонятно  твое возмущение. У нас был договор.  Я  был с
тобой предельно честен и откровенен.  Я тебе все  объяснил. Я предлагал тебе
подумать.  Ты сама  сделала выбор  и  дала согласие. Я выполнил все  условия
нашего договора.
     - Я тоже! -  горячо воскликнула она. - Хотя если бы я знала, каково мне
придется, то...
     - Не думаю, что нам нужно вспоминать об этом!
     Филипп прищурил глаза и в упор посмотрел на жену.
     - Хорошо... - немного растерянно согласилась Камилла.

     Как только Филипп приехал в клинику, к нему сразу поспешил доктор.
     -  Очень хорошо,  что вы  приехали!  Как  раз вовремя!  -  взволнованно
заговорил он. - В целом, все  в порядке. У вашей жены  нормальные, я  сказал
бы, легкие роды. Но она  отчего-то впала  в  беспричинную панику,  никого не
хочет  слушать и ничего не желает выполнять. А она должна помочь ребенку. Он
измучен. Возможно, вам удастся как-то успокоить, убедить ее.
     Филипп в сопровождении врача стремительно  подошел к Камилле, склонился
у ее лица, погладил волосы и успокаивающе произнес:
     - Камилла, потерпи. Доктор говорит, что у тебя нормальные,  даже легкие
роды. Успокойся, Камилла. Ты должна подумать о  нашем малыше, помочь  ему. Я
буду  рядом,  Камилла.  Пожалуйста, послушай  и  выполни  все,  как советует
доктор. Пожалуйста...
     Она посмотрела на него  каким-то  сумасшедшим,  бессмысленным взглядом,
словно не  воспринимая действительность. Филипп понял, что его слова летят в
пустоту.
     - Камилла... прошу тебя...
     Филипп почувствовал, как кто-то потянул его за рукав. Он оглянулся. Это
был врач.
     Они  отошли  в  сторону.  Филипп вопросительно  взглянул  на него.  Тот
быстрым полушепотом сказал:
     - Мы упускаем время! Если ваша жена немедленно... слышите?.. немедленно
не опомнится и не будет выполнять все, что требуется, мы потеряем ребенка.
     От  лица  Филиппа  отлила кровь. Он  побледнел,  как полотно,  и  вновь
подошел к  Камилле.  Филипп крепко сжал  ее щеки  ладонями и гневно  и резко
произнес:
     - Камилла,  сейчас  ты будешь делать все  так, как  тебе говорят врачи!
Слышишь?!! Все!!!  Мне плевать на твои чувства!  Ты  обязана  выполнить свою
часть  договора!  Обязана  родить мне  ребенка! И  ребенка  здорового!  Я не
позволю  тебе мучить его  и издеваться над ним! Не позволю!!! Я предупреждаю
тебя, Камилла! Если с моим ребенком сейчас что-нибудь случится, я сегодня же
подам на  развод! Ты поняла  меня? И только посмей не выполнять рекомендации
врачей! Только посмей!!!
     А вскоре Филипп с замиранием сердца держал на ладонях своего крошечного
попискивающего беспорядочно копошащегося сына.
     Глядя на него, врач долго молчал, потом серьезно сказал:
     - Вы знаете, я должен вам это сказать. В общем, сначала я посчитал, что
вы слишком... резко говорили со своей женой. Но!.. тем самым вы спасли жизнь
своего сына. Вот так.

     - Хорошо, Филипп, - повторила Камилла. - Вспомним другое.
     Она помолчала, пристально глядя на него, потом продолжила:
     - Честно  говоря, тогда я особо  не страдала  от  того,  что мы  спим в
разных  спальнях.   Мне   это  было   безразлично.   Хотя   твои  частые   и
продолжительные исчезновения из дома досаждали. Мною ты интересовался только
из-за  ребенка.  Ты  - заботливый отец,  Филипп!  Очень  заботливый!!! А вот
муж...
     -  По-моему,  я уважительно  отношусь  к  тебе,  Камилла, - бесстрастно
произнес Филипп.
     - Спасибо! Впрочем, я говорила сейчас о тебе не столько, как  о муже, а
как... о  любовнике.  За те  две недели  нашего путешествия я  о  сексе, как
оказалось, не узнала  ничего.  А вот потом!.. Не знаю, что  произошло, но...
Через  три месяца после рождения сына ты  вдруг вспомнил  обо мне! О!..  Вот
когда я поняла, что  такое  страсть, чувственность  ,  наслаждение!!!  Ты  с
каким-то  ожесточением  и  невиданной  пылкостью  ласкал   меня!   Это  были
незабываемые упоительные ночи!!! Увы, их было  всего три.  Всего три ночи, в
которые я узнала, что такое настоящий секс и в которые, можно сказать, стала
женщиной.  Но  ты  вдруг  на  неделю  погрузился  в  беспробудный  запой,  а
очнувшись, надолго уехал по делам. После возвращения в мою спальню ты больше
не вошел ни разу. Я меняла наряды,  прически, откровенно соблазняла тебя, но
в твоих глазах, когда ты смотрел на меня, была пустота. А я безумно  мечтала
о  том,  чтобы повторились  те  упоительные ночи!!! Этого  не произошло.  Но
результат все-таки был. Я вновь отправилась на эту Голгофу - родильный стол,
а  ты  к  своей  несказанной  радости  получил  второго  сына.   Итог  наших
супружеских отношений таков. Мы в браке пять лет, имеем двоих  сыновей, спим
в разных спальнях, вместе провели от силы десяток ночей.
     -  И что?..  - Филипп  проницательно посмотрел на жену. -  Что  тебя не
устраивает? По-моему,  ты не обделена вниманием, Камилла, - многозначительно
добавил он.
     Она усмехнулась и согласно кивнула.
     - Да. Это так.
     - Заметь,  я, как и обещал перед свадьбой, не в претензии. Я не в праве
требовать от тебя то, что не выполняю сам. То есть,  верности, - невозмутимо
констатировал   Филипп.   -  Эта  сторона  твоей  жизни  меня  не  касается.
Желательно, чтобы и ты не вмешивалась в мою личную  жизнь. Бесцеремонно. Как
сегодня, например.
     - Не касается?!! - едко переспросила Камилла. - А если я...  рожу не от
тебя? А от кого-нибудь другого? Тогда как?
     Филипп застыл,  гневно нахмурился, хотел что-то сказать,  но, очевидно,
передумал. Он долго молчал, затем ледяным невыразительным тоном произнес:
     - Я  назову этого  ребенка  своим. И воспитаю  его, как своего. В  этом
случае будет  именно так, Камилла.  Хотя, я уверен, ты никогда не пойдешь на
это. Во-первых, потому что совершенно не переносишь  и малейшей боли. Рожать
для  тебя  -  все  равно,  что  отправиться в преисподнюю.  А  во-вторых, ты
дорожишь своей репутацией. Но, как я уже  сказал, захочешь родить - рожай! Я
признаю ребенка.
     -  Ты   -  страшный  человек,  Филипп!!!   -   воскликнула  Камилла.  -
Сумасшедший!!!  Подозреваю,   что  если   бы   не   некие   экстраординарные
обстоятельства, у  нас был бы только  один сын! Единственный!!! Хотела  бы я
знать, что тогда произошло  между  тобой и твоей... Валентиной! Уверена, что
рождение второго сына каким-то образом точно связано с ней!
     - Тебе, Камилла, до  этого нет никакого дела! - холодно сказал Филипп и
категорично и жестко завершил: - Впредь запомни. Я никогда не вернусь в твою
постель.  Никогда!!!  Поэтому  все  разговоры  на  эту  тему   прекращаются.
Прекращаются  навсегда!!! Запомни, Камилла, этот разговор  был  последним. И
только посмей когда-нибудь упомянуть о Валентине! А уж тем более,  досаждать
ей. В том числе, и своими  визитами! Ты все поняла?!! Предупреждаю, Камилла,
посмеешь нарушить мои требования - я  буду беспощаден. Так  и знай! Ты  меня
хорошо поняла?
     - Да, - откликнулась  она. - Я все поняла. Но и ты пойми,  что так жить
невозможно! Невозможно!!!
     Филипп окинул  жену  серьезным  взглядом, пожал  плечами  и, ничего  не
ответив, вышел из гостиной.  Он  направился  в свой кабинет.  Внутри Филиппа
кипели и бурлили противоречивые чувства. То, о чем  ему сейчас напомнила и о
чем желала знать Камилла, Филипп хотел бы забыть навсегда. Это  была одна из
неприятных и тяжелых страниц их общей с Тиной судьбы...


     1
     Лия вбежала  в комнату, бросилась на шею  Тины и громко поцеловала ее в
щеку.
     - Мама! Мамочка! Что я тебе расскажу!.. Ты упадешь в обморок!!!
     - Тогда, может быть,  мне  лучше сразу лечь? - засмеялась Тина. - Чтобы
избежать травмы при падении?
     - Ну, мама!.. -  отмахнулась Лия. - Лучше, если ты  сейчас не  ложиться
будешь, а выслушаешь меня!
     После короткой паузы Лия возбужденно продолжила:
     -  Мама,  ты  знаешь,  что   концерт,   который  вчера  состоялся,  был
очень-очень важным!  Ты же  видела, КТО,  - выделила она, - присутствовал на
нем!
     - Да,  - согласно кивнула Тина. - Ты играла замечательно, доченька. Как
никогда! Я гордилась тобой. И папа был бы счастлив и горд!
     Лия всплеснула руками и насмешливо сказала:
     -  Мамочка,  дорогая, спасибо, конечно,  за  твою  высокую оценку моего
исполнения.  Но  что ты  могла  услышать,  если...  и я  это заметила!..  ты
проплакала все  то время, что  я была на сцене. Ах, мама!.. Я, когда играла,
тоже думала  о папе. Я  ему так  благодарна! Ведь именно он... я это помню и
буду помнить всегда!.. отвел меня, пятилетнюю малышку, к учителю-скрипачу.
     -  Да,  Лия,  милая,  это  так, -  подтвердила  Тина,  до глубины  души
растроганная словами дочери.
     - Так  вот,  мама, -  серьезно продолжила  Лия. -  Теперь решается  моя
судьба. Понимаешь?
     Тина пожала плечами.
     - Пока нет.
     -  Мамочка! - нетерпеливо воскликнула Лия. - Такая удача  бывает только
раз  в  жизни! На концерте Маэстро отбирал учеников в свой знаменитый класс.
Претендентов огромное количество! Ты это знаешь, мамочка. А я - младше всех.
Ну что за невезение!!! - огорченно выдохнула Лия.
     Этим она невероятно рассмешила Тину, но она старалась не показать этого
и внешне держалась по-прежнему невозмутимо.
     - Но  мамочка!..  У  меня появилась  надежда!  Потому что  мой  педагог
сегодня сказал, что я произвела впечатление!!! Значит, у меня есть шанс!
     Не дослушав, Тина взволнованно перебила дочь:
     - Подожди, Лия. Это же значит, что ты... уедешь! В другой  город! А как
же я?.. Я останусь совсем одна?  Доченька,  ты же знаешь, что  Гарри уезжает
учиться, что он, как папа, хочет быть военным летчиком. А теперь и ты хочешь
уехать!..
     Лия  подошла  к  ней,  села  рядом, нежно  обняла  за  плечи и  ласково
произнесла:
     - Мамочка,  не  огорчайся... Я и Гарри будем  приезжать на каникулы. Ты
будешь навещать нас, когда  захочешь. Но это  в том случае,  если... Пока со
мной ничего  не решено.  Мне  - 12 лет.  И это  колоссальная проблема! Среди
желающих  попасть  в  класс  Маэстро  я  -  младшая.  Мамочка,  мой  педагог
разговаривал с ним.  Но Маэстро пожелал обязательно побеседовать  с тобой. В
общем, сегодня, в два часа дня он ждет тебя, чтобы лично поговорить обо мне.
Мамочка, пожалуйста,  убеди  его, что  возраст -  ерунда! Тем более, с  нами
будет  заниматься  его ученик. Маэстро приезжает только  на  прослушивание и
ведет мастер-классы. У него  - жесткий гастрольный график. А живет он здесь.
Я безумно  хочу попасть в этот знаменитый класс!!! Потому что тогда я получу
путевку на Большую Сцену! Там  я смогу готовиться и участвовать в конкурсах!
Попасть  в  класс  Маэстро -  мечта  любого начинающего скрипача! Теперь или
никогда решается моя судьба!!! - вдохновенно закончила Лия.
     Тина покачала головой и огорченно вздохнула:
     - Ах, Лия, Лия!.. Доченька!..Что  мне  с вами делать? Сначала  Гарри...
теперь ты... Значит, вы одновременно разъедетесь! А я... я останусь одна...
     -  Мамочка,  ну,  пожалуйста!.. Дорогая...  милая...  любимая... -  Лия
расцеловала  лицо Тины  и  быстро вскочила: -  Все! Пошла  заниматься!  А ты
собирайся, а то опоздаешь!
     Она убежала в свою комнату, и оттуда  сразу  полились мелодичные нежные
звуки скрипки.
     Тина опять покачала головой, немного погрустила и занялась сборами.

     Получив разрешение, Тина вошла в кабинет и приветливо улыбнулась.
     - Добрый день! Мне назначено на четырнадцать часов. Я - мама...
     Из-за  стола  поднялся высокий  худощавый мужчина  с длинными, до плеч,
вьющимися волосами и, ответно улыбнувшись, быстро дополнил:
     - ... Лии. Я узнал вас. Видел вчера на концерте. На предыдущем, полгода
назад, тоже. Рад, что, наконец, имею возможность познакомиться с вами. Марк,
- представился он.
     - Валентина, - слегка смутившись, растерянно ответила Тина.
     Она  не  ожидала,  что Марк, известный музыкант и признанный авторитет,
запомнил Лию. Тине это было лестно слышать.
     - Очень приятно.  Садитесь, пожалуйста, -  пригласил он и жестом указал
на кресла, разделенные низким столиком.
     Тина села. Марк устроился в кресле напротив.  Он  бросил быстрый взгляд
на Тину и спокойно сказал:
     -  Да, я запомнил вас... и вашу дочь... еще на предыдущем концерте. Лия
способная,  я бы даже сказал, талантливая  девочка. Педагог ее  хвалит. И не
напрасно.  Она успешно  продвигается. Ее  прошлое  выступление  и  вчерашнее
заметно отличаются. В лучшую сторону.
     - Спасибо, - благодарно произнесла Тина.
     От волнения и счастья, что она испытывала, у нее порозовели щеки, глаза
ослепительно сияли.
     Марк внимательно посмотрел на нее и дополнил:
     -  Я знаю,  что  Лия  хочет  заниматься  в  моей  школе, в классе моего
ученика. Что об этом думаете вы, Валентина?
     Тина вздохнула.
     - Откровенно  говоря, я  хотела  бы, чтобы  дочь оставалась  со  мной и
никуда не  уезжала. Но хотя  ей всего  12  лет,  она  вполне самостоятельный
целеустремленный человек. Лия сделала свой выбор. А я... Что ж! Мне остается
только согласиться и поддержать дочь.
     - М-да... - протянул Марк.
     Он  надолго  задумался,  пристально  глядя  на  Тину,  потом   медленно
произнес:
     - Видите ли,  Валентина... Желающих попасть  в  мою  школу  -  огромное
количество.  А Лие  -  всего двенадцать. Но я знаю, как страстно она мечтает
учиться! В общем-то, эту проблему можно решить.
     - О!  Лия будет счастлива! - с воодушевлением воскликнула Тина, заранее
радуясь за дочь.
     - Да... конечно...
     Марк  задумчиво  посмотрел на  нее, затем,  как  будто что-то вспомнив,
бросил взгляд на часы и вдруг сказал:
     -  Валентина, извините, пожалуйста, у меня, после того, как  я назначил
вам время,  изменились обстоятельства. Я не могу  сейчас... Мне срочно  надо
уйти.
     - Да-да! Я понимаю.
     Тина встала.
     -  Но... -  Марк  тоже встал и  продолжил: -  Мы с вами не  договорили,
Валентина. Знаете что?.. Я буду свободен... вечером. И мы могли бы спокойно,
без помех, обсудить все вопросы.
     - Да,  пожалуйста!  Меня  устраивает любое время, -  деликатно ответила
Тина.
     Марк помолчал и неожиданно для нее предложил:
     - Давайте поужинаем  вместе? А заодно побеседуем.  За всеми делами я за
день еще ни разу не  поел! - быстро добавил он. - За исключением чашки кофе!
Утром!
     Тина засмеялась и согласно кивнула.
     - Хорошо.
     Марк назвал известный ресторан и время, потом проводил Тину.
     Окрыленная, она поспешила домой, решив пока ничего не говорить Лие. Да,
собственно,  пока  и говорить-то было  нечего! Марк  ничего определенного не
сказал. По  его виду  и поведению Тина поняла, что голова Марка была  занята
какими-то  другими проблемами, чем устройство  Лии. Тина  предположила, что,
наверное,  Марка волновали те  непредвиденные обстоятельства, о  которых  он
упомянул. Конечно, было бы лучше, чтобы беседа была завершена сразу. Но Тине
приходилось мириться  и принимать предлагаемые  условия.  Ей хотелось, чтобы
мечта дочери обязательно исполнилась. И не только ее, Тины, Лии, но и Дана.
     Желая произвести хорошее впечатление,  Тина тщательно  продумала каждую
деталь своего туалета, в котором решила отправиться на этот важный ужин.

     Тина   вышла   из   такси  и,  осмотревшись,  увидела   Марка,   широко
вышагивающего  вдоль лестницы, ведущей в  ресторан. Очевидно,  Марк, занятый
своими мыслями, появления Тины не заметил.  Она улыбнулась, подумав  о  том,
что общеизвестное мнение о странностях творческих людей абсолютно верно.
     Тина быстро подошла к Марку и вежливо произнесла:
     - Добрый вечер!
     Очнувшись, Марк тряхнул головой.  Глаза его сверкнули,  и он восхищенно
ответил:
     - Добрый вечер, Валентина. Вы ослепительно выглядите! Я потрясен!
     - Благодарю, - мило улыбнулась Тина.
     Он предложил ей руку и повел в ресторан. Они расположились  за одним из
отдаленных  столиков,  почти  скрытом  от  посторонних  взглядов  множеством
густорастущих экзотических растений. Как выяснилось, заказ был сделан Марком
заранее, что немного удивило Тину, но она не придала этому значения.
     - Если  вас,  Валентина,  что-то не устраивает,  можете  заказать,  что
желаете. По своему усмотрению.
     Марк вопросительно взглянул на нее.
     - Нет-нет! - сразу возразила Тина. - Не беспокойтесь, пожалуйста.
     К концу ужина, когда им подали десерт и кофе, Марк восторженно сказал:
     -  Валентина,  вы  -  удивительная женщина.  У вас  необыкновенный  дар
увлекать собеседника абсолютно любой темой. Столько различных тем и проблем,
сколько мы  с вами сейчас  обсудили, я,  наверное, не  обсудил за  всю  свою
жизнь. Я поражен и восхищен!
     Слушая его,  Тина решила, что как раз теперь  самый подходящий  момент,
чтобы перевести разговор в нужное для себя русло. Она улыбнулась  и с легкой
иронией ответила:
     - Марк,  вы  правы. Да, мы, кажется, обсудили все, что только могли, за
исключением той темы, которая послужила поводом для встречи.
     Тину  немного  насторожил и  смутил взгляд Марка,  который он бросил на
нее.  Возможно, укорила  она  себя,  не  следовало торопиться  и  так  прямо
высказываться? Не обидела ли она Марка? Вдруг он решил, что он сам ей совсем
не интересен? Что  она озабочена только  своими  меркантильными  проблемами?
Хотя,  конечно, доля  истины в  этом  была. Судьба Лии  волновала  Тину.  Ей
хотелось  помочь  дочери.  Неужели  Марк  посчитал  ее  слова  бестактными и
оскорбился? Не хватало только, чтобы  из-за  ее, Тины,  глупости  пострадала
карьера дочери!!!
     Тина забеспокоилась. Тем более, Марк молчал и исподлобья смотрел на нее
каким-то   загадочным  неопределенным  взглядом.  Стушевавшись,  она  начала
медленно поворачивать  кофейное  блюдце, опустив глаза и не отрывно глядя на
него.
     - Что ж! - вдруг произнес Марк. - Я готов к обсуждению вопроса о Лие.
     Тина подняла глаза  и вопросительно, с замиранием сердца, посмотрела на
Марка. Он чуть прищурился и спокойно продолжил:
     -  В  общем-то, этот  вопрос и  обсуждать  нечего.  Лия  -  талантливая
работоспособная девочка. Здесь нет проблемы.
     - Значит, ваше решение... какое?
     От волнения Тина начала задыхаться.
     Марк на мгновение прикрыл глаза, потом в упор посмотрел на Тину, накрыл
своей ладонью ее руку и многозначительно произнес:
     - Мое решение напрямую зависит от вашего, Валентина.
     Недоумевая,  она  вскинула  брови,  потом  сдвинула  их  к  переносице,
подумала и растерянно уточнила:
     - Марк,  я  уже  говорила, что  согласна  с решением  Лии.  Я  не  буду
возражать... чтобы дочь уехала учиться.
     Он отрицательно покачал головой и, криво усмехнувшись, сказал:
     - Сейчас речь не о решении вашей дочери. А о вашем, Валентина!
     - Но я... я не понимаю...
     Тина окончательно растерялась, напряженно обдумывая различные варианты.
Ей не  хотелось выглядеть  тупой безнадежной дурой, но чувствовала  она себя
сейчас именно  так.  Действий, слов и жеста Марка, когда он  накрыл  ее руку
своей ладонью, она не понимала.
     А он вдруг крепко сжал ее руку и проникновенно заговорил:
     -  Валентина, я не хочу лукавить и  буду с вами откровенен.  Я  вам все
объясню. Честно. Потому что  вижу, что вы, действительно, не понимаете меня.
А  все очень просто. Судьба вашей дочери в  ваших руках и  зависит от вашего
решения. Как и мое решение. И вот почему. Валентина, я женат. У меня, как  и
у вас,  двое детей. Дочери.  Моя жена - музыкант. Мы  с ней  давно  коллеги,
друзья, единомышленники. Я высоко ценю ее  мнение. Она помогает мне. Здорово
помогает!  И это все, что  есть  между нами.  Но  речь  не об этом.  Знаете,
Валентина,  я  -  человек  очень занятой.  Вся  моя  жизнь  - сплошная  цепь
гастрольных  поездок,   концертов,  репетиций,  мастер-классов,  интервью  и
прочего.  Это  отнимает  столько сил и времени,  что ни на что другое  их не
остается  почти  совсем. Жесткий  напряженный  график  выматывает  так,  что
забываешь  обо всем.  В  том  числе,  и  о  личной жизни.  С этим приходится
мириться.  И я  смирился.  Но полгода  назад я увидел вас.  И что-то во  мне
перевернулось.  Ваша  женственность,  мягкая  пластика   движений,  стройная
изящная   фигура,   выразительные  серые  глаза,  необыкновенная  теплота  и
нежность,  царящая  вокруг вас, поразили меня до глубины души. Я  думал, что
это у  меня  просто  какой-то  временный  эмоциональный  всплеск. Но  вы  не
выходили у меня  из головы.  И только из-за вас я вчера приехал на  концерт.
Потому  что узнал, что в нем  принимает участие  Лия, а  значит, обязательно
придете  вы,  потому  что,  как  я   выяснил,  делаете  это  всегда.  И  вы,
действительно, пришли на концерт. Ну а дальше... Что было дальше, вы  и сами
знаете.  Я вам все это рассказываю, чтобы вы не подумали,  будто я практикую
отработанный  способ  использования своего  положения для достижения  личных
корыстных целей. Это далеко  не так. Я хочу, чтобы вы меня правильно поняли.
Я не имею возможности ухаживать за  вами. Тем более, в этом случае результат
непредсказуем. А я не  хочу  быть отвергнут! Я хочу, чтобы вы согласились...
встретиться  со мной. Потому  что...  Я  не  знаю, как это  объяснить, но вы
действуете на меня ошеломляюще!!! Не  использовать  свой шанс  получить ваше
согласие  на... встречу,  я  не могу!  Вот поэтому  мое решение будет  точно
таким, как ваше. Если оно  будет положительным, я завтра утром распоряжусь о
зачислении Лии.  В  этом  случае  мне  останется  полагаться  только на вашу
порядочность,  что вы выполните свое  обещание... встретиться  со мной  и не
обманете меня. Потому что завтра я уезжаю на месяц. А занятия у Лии начнутся
через  две недели. Значит, мне  придется  довериться вашему слову.  Вот так.
Решение за вами, Валентина! - возбужденно завершил он.
     Тину  поразили его слова. Кровь  ударила в  голову,  сердце  забилось в
бешеном  ритме и,  казалось, сейчас выскочит из  груди. Даже в страшном  сне
Тина  не  могла представить, что  когда-нибудь  перед  ней  встанет подобный
выбор! По виду Марка было  ясно,  что от своего условия, выдвинутого прямо и
категорично,   он  не  откажется.  А   значит...  Значит,  мечта  дочери  не
осуществится никогда!!! Марк все точно рассчитал, потому что знал, как знала
и Тина, что его школа - единственная такого высокого уровня, и попасть в нее
практически невозможно. Именно из  ее  стен выходили будущие  высококлассные
музыканты-исполнители, открывались двери любой консерватории. Как наяву Тина
увидела  перед собой горящие, полные  энтузиазма  и  желания,  глаза дочери.
Конечно, Лию огорчит, что она не начнет занятия в этом учебном году, и будет
упорно готовиться и надеяться, что в следующем году ей это  удастся сделать.
Но она,  Тина, будет знать,  что этого не произойдет никогда. Никогда!!! Как
объяснить это дочери? Как?!!
     Внезапно Тина  успокоилась.  В  конце концов,  что  значат  ее чувства,
чувства  взрослой женщины, по  сравнению с чувствами ребенка, если на взлете
судьба  ударит его в "солнечное сплетение", и оправиться от этого  удара ему
будет невероятно болезненно и сложно?
     Тина убрала свою руку и бесстрастно посмотрела прямо в глаза Марка.
     - Вы предлагаете мне заключить обоюдовыгодный контракт?
     - Да, - согласно кивнул он.
     - На какой срок? - холодным деловым тоном спросила Тина.
     Марк удивленно вскинул брови и уточнил:
     - Срок?!!
     - Да! - коротко бросила она.
     Он неопределенно пожал плечами и задумчиво сказал:
     - Ну...  Я  не  думал,  что вы  так... конкретно.  По-разному все может
сложиться. Зачем же мы будем заранее...
     Но Тина, не дослушав, резко возразила:
     - Нет, Марк! Конкретный срок - мое обязательное условие.
     - Хорошо.
     Он  какое-то время  раздумывал,  потом,  проницательно  глядя  на  нее,
размеренно произнес:
     - Завтра я уезжаю. Вернусь через  месяц. Затем буду  здесь готовиться к
концерту.  Это тоже займет где-то месяц... Вот в этот период я и хотел бы...
встречаться с вами.
     -  Итак,  наш договор мы заключаем ровно на  тридцать  дней.  Ровно  на
тридцать! После чего спокойно расстаемся. Так?
     Тина бросила быстрый изучающий взгляд на Марка. Тот глубоко вздохнул.
     -  Господи, ну зачем нам сейчас обговаривать?.. Впрочем... Если  вы  на
этом  настаиваете,  я  согласен.  Пусть  будет  по-вашему.  Но  я...  мне...
Валентина, у меня тоже есть... одно условие.
     Она внимательно посмотрела на него и спокойно произнесла:
     - Слушаю.
     Марк долго молчал, а потом, решившись, уточнил:
     -  Мы -  взрослые люди.  Я не  хотел бы,  чтобы  отношения  между  нами
складывались  так,  будто  я -  жрец,  а вы  -  жертва,  предназначенная  на
заклание. Этого я не хотел бы ни в коем случае!
     Тина прямо посмотрела в его глаза и твердо заверила:
     - Не беспокойтесь. Все будет так, как вы пожелаете.
     - Ну что ж! Я рад, что мы нашли взаимопонимание.
     Марк улыбнулся и добавил:
     - Завтра Лия будет зачислена в класс. Вопрос решен.
     Тина искоса взглянула на него и встала.
     - Мне пора, Марк.
     - Я провожу вас, Валентина.
     Он предложил ей руку и повел к выходу.
     Теперь  Тине  предстояло  решать и  другую проблему, не менее тяжелую и
сложную.
     2

     Сияющие от  счастья, полные  нетерпения и надежд, что сбылась их мечта,
Лия и Гарри уехали. Проводив  их, Тина загрустила.  После отъезда детей  дом
казался пустым,  лишенным  жизни.  Первые несколько дней Тина часто плакала,
настолько  тоскливо  и одиноко  было  ей.  Потом  постепенно  успокоилась  и
смирилась.
     Когда  тревога и волнение  за детей  отступили,  Тину  стали  одолевать
раздумья о  приближающемся  возвращении  Марка.  Встречаясь с Филиппом, Тина
никак не могла решиться на объяснение с ним.
     Время летело  неумолимо.  До приезда Марка оставался один  день. Больше
откладывать разговор с Филиппом было невозможно.
     Отправляясь  на  встречу  с  ним, Тина знала,  что объяснение предстоит
болезненное, драматическое. Она никак  не могла успокоиться,  взять  себя  в
руки, поэтому, не доехав до особняка, где ее ждал Филипп, попросила водителя
такси остановиться и пошла пешком, хотя и понимала, что опаздывает.

     Едва Тина ступила на дорожку, ведущую к дому, как дверь распахнулась, и
в проеме появился Филипп. Он протянул к Тине руки и весело произнес:
     - Иди скорее ко мне, любовь моя! Я уже извелся весь! Ну нельзя  же  так
опаздывать!
     Филипп шагнул ей навстречу и, подхватив на руки, занес в дом.
     - Тина, любимая, здравствуй!
     Он нежно поцеловал ее и осторожно опустил на пол.
     - Здравствуй, Филипп, - ответила она и вздохнула.
     -  Какой сюрприз я тебе приготовил, Тина! Чудо! - с энтузиазмом объявил
Филипп, не замечая ее настроения.
     Она опять глубоко и тяжело взохнула и, решившись, сказала:
     - Филипп, нам надо поговорить.
     - Может быть, немного позже? - улыбнулся он.
     - Нет-нет! Сейчас! - нервно возразила она.
     Филипп,   наконец,  почувствовал,  что  с  ней   что-то  происходит   и
встревоженно спросил:
     - Тина, что-то случилось?
     - Да!.. Н-нет... -  противоречиво  откликнулась она и  повторила: - Нам
надо поговорить.
     Он согласно кивнул и предложил:
     - Сядем?
     - Да.
     Они  устроились  на диване  напротив друг друга.  Тина сидела,  опустив
голову.  Она долго молчала,  пытаясь сосредоточиться. Филипп  не торопил ее,
спокойно ожидая, что она скажет.
     Решившись, Тина подняла лицо и  посмотрела на Филиппа. Она изложила ему
всю историю с поступлением Лии, но, дойдя в рассказе до условия, выдвинутого
Марком, вдруг замолчала.
     Филипп удивленно взглянул на нее и спокойно произнес:
     - Я рад, что осуществилась мечта Лии. Но что тревожит тебя, любовь моя?
     Тина перевела дыхание и тихо сказала:
     - Филипп, понимаешь, не все так... просто. Есть некоторые... сложности.
     Он немного подумал и уточнил:
     - Финансовые? Да? Это тебя беспокоит? В этом нет никакой проблемы! Я...
     Тина отрицательно покачала головой и продолжила:
     -  Нет, Филипп. Не финансовые. Другие. В общем...  Марк  выдвинул  одно
условия поступления Лии. Требование его было категоричным.
     - И каково оно? - с интересом спросил  Филипп. -  Чего не  хватает  для
полного счастья в жизни этому гению-скрипачу Марку?
     - Меня! - выдохнула Тина.
     Филипп высоко поднял брови и изумленно спросил:
     - Не понял... Чего?!!
     - Не  "чего", Филипп, - грустно поправила его  Тина,  - а "кого". Меня.
Меня не хватает ему для полного счастья.
     - Обойдется! - отрезал Филипп. - Слишком много он хочет!
     - Не обойдется!.. - криво усмехнулась Тина и закрыла рукой глаза.
     Филипп  слегка отпрянул  в сторону, проницательно оглядел Тину  и вдруг
осененный  мыслью,  которая  только  теперь  пришла  ему  в  голову,  гневно
воскликнул:
     - Ты хочешь сказать!.. Занятия начались... Лия учится... Значит,  ты...
согласилась?!!
     - Да... - едва слышно подтвердила Тина.
     - Ты сошла с ума?!! Что происходит, черт возьми?!!
     - Филипп, я не могла поступить иначе. Для  Лии это очень важно. Филипп,
ты должен...
     Он перебил ее, с яростью воскликнув:
     - Опять должен?!! О, да!..  Кажется,  я на всю жизнь обречен  раздавать
долги, которых не делал!!! И платить самую высокую цену! Самую высокую!!! За
право  быть  отцом  я  заплатил  женитьбой на  женщине, которая мне  глубоко
безразлична! За право любить плачу  тем, что мирюсь с бозответностью  своего
чувства!  Спокойствие  и  репутацию  твоих  детей  я  оплатил  немыслимой...
НЕМЫСЛИМОЙ  ценой  - жизнь собственного ребенка!!!  теперь за карьеру  твоей
дочери назначена новая цена! Согласиться с изменой любимой женщины!!!
     - Филипп! Ты жесток!!! - громко крикнула Тина.
     Он вскочил с дивана, шагнул к ней, наклонился и повторил:
     - Жесток?!! А ты... ты не жестока?!! То, что ты сообщила... это как? Уж
лучше бы ты мне ничего не говорила!!!
     - Я  не знаю, Филипп, как и что лучше делать  в  таких случаях.  В моей
жизни было только  двое мужчин. Дан и ты. Возможно,  ты опытнее в вопросе об
изменах. У меня такого опыта нет.
     - Теперь будет! -  едко  объявил Филипп. - Интересно, а если бы на моем
месте сейчас был Дан, ты ответила бы согласием на предложение Марка?
     Тина ошеломленно  замерла  и  широко  открытыми  глазами  посмотрела на
Филиппа.
     - Дан был моим мужем... и...
     Но Филипп не дослушал ее с сарказмом произнес:
     -  Вот  оно что!  Ну конечно!  Муж!!! Это  святое!  А  я?!! - с  гневом
воскликнул он.  - Я... кто? Кто я  для  тебя, Тина?!! Я ничего не значу?!! И
мне  можно изменять  с легкостью?!! Да?!! Зачем считаться с моими чувствами,
если я - не муж?!!
     - Филипп...
     -  Ты  отдаешь себе отчет в том, что собираешься сделать?!! Помнишь, ты
уверяла меня, что  ложиться в постель без любви нельзя. И что же?.. Со  мной
ты в  нее  легла  пусть без любви, но я  тебе хотя бы небезразличен. Как  ты
уверяешь,  дорог. А с  этим чертовым Марком как?!!  Неужели ты не понимаешь,
что  ведешь  себя,  как...  дешевая  шлюха?!!  -  резко  произнес  Филипп  и
презрительно повторил: - Дешевая продажная шлюха?!!
     Тина  на  мгновение  прикрыла  глаза, затем  вскинула  голову и прямо и
открыто взглянула в глаза Филиппа.
     -  Да. Пусть  шлюха. Пусть продажная. Пусть дешевая. Но если  это  надо
сделать для моих детей, я это сделаю.
     - А как ты  думаешь...  - медленно начал говорить Филипп. - Если бы Лия
узнала,  то  как  она  отнеслась бы к  той  цене за  свою  карьеру,  которую
собирается заплатить ее мать? Согласилась бы? За такую цену?
     -  Нет!  Не согласилась!  -  убежденно возразила Тина.  - Лия - чистая,
честная, добрая девочка.  К счастью,  она никогда...  НИКОГДА,  Филипп!.. не
узнает  ни о  чем! Никогда!!! Если бы я  не ходила на эти  концерты, то  Лия
своим  талантом,  своими  способностями,  своим трудом  завоевала  бы  право
учиться там, где она хочет! Но роковое стечение обстоятельств,  не зависящих
от Лии, может поломать ее судьбу! Этого я не допущу никогда!!!
     -  Замечательно!  Как все  замечательно ты продумала,  Тина! Молодец! -
иронично восхитился Филипп.  - А  обо  мне что скажешь?  Мне отведено  какое
место?
     - Мы  должны  расстаться,  Филипп, - твердо  заявила  Тина.  -  Сегодня
расстаться.  Потому что  завтра  приезжает  Марк. Заключенный мной  контракт
вступает в силу.  Таймер должен  отсчитать ровно тридцать  дней. Филипп,  ты
напрасно  говорил об измене.  Ее  не  будет. Потому сегодня  мы  расстаемся.
Расстаемся.
     Тина  заметила,   как   поменялся   взгляд   Филиппа.   Стал   колючим,
пронзительным, жестким, ледяным. Она испугалась.
     - Филипп, ты... о чем думаешь?
     Он сжал кулаки и медленно, растягивая слова, ответил:
     - Я думаю о том... что... если бы... не твои дети... и мой сын... я сию
же секунду... убил тебя... потом себя...
     - Филипп... успокойся!..
     - Успокойся?!!  - воскликнул он. - Ты  снова все безжалостно ломаешь  и
крушишь,  а я должен успокоиться?!!  Это ты должна успокоиться и опомниться,
наконец!  Ты  должна  отказаться от своих идиотских контрактов! От  бредовых
идей стать продажной шлюхой! Я!!! Я!!! Я запрещаю тебе! Запрещаю!!!
     - Нет, Филипп! Твои слова ничего  не  изменят! -  категорично возразила
Тина.
     -  Значит,  тебе  плевать  на меня?!!  На мои чувства?!!  - с угрозой в
голосе спросил Филипп и крепко схватил Тину за плечи. - Докажи,  что это  не
так! Откажись выполнять условие Марка! Откажись!!!
     - Нет. Нет, Филипп. Нет!
     Резко отпрянув, тина вырвалась из рук Филиппа и пошла к выходу.
     -  Дрянь!!!  Шлюха!!!  Дешевая!!!  Развратная!!!  Продажная шлюха!!!  -
злобно и яростно выкрикнул ей вслед Филипп.
     В  бешенстве он метался по гостиной и крушил  все,  что  попадалось под
руку. Потом схватил  с камина большой тяжелый канделябр и с силой бросил его
в стену, на которой была изображена Тина...
     3
     Ожидая Марка,  Тина настолько сильно  нервничала, что  не находила себе
места. Она  судорожно суетилась по  дому. Обессилев, падала на диван. Тут же
вскакивала и подбегала  к окну. Затем устремлялась на кухню и,  сама не зная
зачем, в очередной раз  открывала холодильник,  тупо  смотрела внутрь, потом
резко  хлопала дверью.  Тина измотала себя собственной бестолковой колготой,
но за полчаса до назначенной встречи чувствовала себя опустошенной и, как ни
странно,  спокойной.  Она деловито и  придирчиво огляделась перед  зеркалом,
поправила   макияж  и   вновь  посмотрела   на   часы.   Тина   хладнокровно
констатировала, что  до ее  перевоплощения в "дешевую продажную  шлюху", как
выразился Филипп, осталось ровно десять минут.
     Тина прошла в гостиную, опустилась в кресло и прикрыла глаза...
     Могла  ли она  когда-нибудь  предположить,  что  ей  придется заключать
подобные  "контракты"?!! Сердце  Тины  сжалось от боли. Ей  до глубины  души
стало  жаль  ту восторженную романтичную молодую  девочку, которая горячо  и
убежденно  отстаивала  когда-то  свои  принципы.  РЕАЛЬНАЯ  ЖИЗНЬ  оказалась
сложней, запутанней и беспощадней. Поневоле приходилось принимать те жесткие
правила игры,  которые она  предлагала.  Вопреки самым правильным  и  чистым
помыслам, желаниям и убеждениям!!!
     До  нее  донеслась  мелодичная трель  звонка.  Тина глубоко  вздохнула,
поднялась с кресла, не торопясь, дошла до двери и распахнула ее.
     На пороге с огромным букетом в одной  руке  и кейсом -  в  другой стоял
Марк.
     - Добрый вечер, Валентина, - широко и радостно улыбаясь, сказал он.
     -  Добрый  вечер, Марк, -  ответно  улыбнулась  Тина  и  пригласила:  -
Проходите, пожалуйста.
     Она пропустила его в  дом, закрыла дверь и жестом указала  на гостиную.
Оба - и Тина, и Марк - чувствовали себя одинаково скованно и напряженно.
     -  Ах,  Да!..  - воскликнул Марк  и протянул Тине цветы.  - Это -  вам,
Валентина.
     Она приняла букет и мягко поблагодарила:
     - Спасибо. Садитесь, пожалуйста. Хотите кофе? Я сейчас сварю.
     Не  дожидаясь  его  ответа,  Тина  устремилась  на  кухню.  Вскоре  она
вернулась  с  подносом  в  руках,  на  котором  стояли  две  чашки  горячего
дымящегося кофе. Она неторопливо расставила их на низком журнальном столике,
около  которого  стояли два  кресла,  в  одном  из которых  сидел  Марк.  Он
потянулся к кейсу, раскрыл его, достал коробку конфет и бутылку вина.
     - Вы, Валентина, предложили кофе, - сказал Марк, - а я со своей стороны
хочу предложить вот это великолепное испанское вино. Я привез его специально
для вас, - подчеркнул он и спросил: - У вас найдутся бокалы?
     - Да. Конечно.
     Тина принесла штопор и бокалы  и опустилась в кресло напротив Марка. Он
быстро откупорил бутылку и разлил вино.
     - За нашу встречу! - объявил он и заглянул в глаза Тины.
     - За  встречу,  Марк! - она  приподняла  свой бокал  и,  сделав глоток,
восхищенно произнесла: - Великолепное вино!
     - Да... действительно... - задумчиво согласился Марк, не отводя от Тины
своего взгляда.
     Она исподлобья посмотрела на него, вдруг поднялась и быстро произнесла:
     - А кофе, наверное, остыл! Я сварю другой!
     Марк стремительно встал с кресла, подошел к Тине, взял ее  руки в свои,
сжал их и нетерпеливо возразил:
     - Да Бог с ним! С этим кофе!.. Я не хочу ничего... есть... или пить!
     Без всякого перехода он прямо предложил:
     - Пойдемте в постель, Валентина!
     - Да...
     Тина согласно кивнула и направилась к одной из комнат. Марк двинулся за
ней. Едва переступив порог, он огляделся и немного удивленно спросил:
     - Это... ваша спальня?
     - Нет,  Марк.  Это - гостевая комната, - улыбнувшись, спокойно пояснила
Тина.
     Он проницательно посмотрел на нее и качнул головой.
     - Понимаю... гостевая...
     Он немного помолчал, затем возбужденно произнес:
     -  Впрочем...  Это  все  равно!  Валентина,  весь этот  безумно  долгий
месяц...  я мечтал и думал  о  вас! Я очень  ждал... нашей встречи! И больше
ждать не хочу!!! Ни секунды!!!
     Марк порывисто шагнул к Тине...
     4
     - Валентина!
     Она оглянулась,  услышав знакомый голос, и увидела  Марка, стоявшего  у
распахнутой дверцы  своего  автомобиля.  Тина  быстро  подошла  и  удивленно
спросила:
     - Марк?.. Как вы здесь оказались?
     Он улыбнулся, пожал плечами и чуть насмешливо пояснил:
     - По-моему, все очевидно! Я ждал вас, Валентина. Прошу! - пригласил он,
усадил растерянную Тину в машину, сам сел за руль и плавно нажал на газ.
     Тина была  ошеломлена  этой  неожиданной  непредвиденной встречей.  Она
молчала, обдумывая сложившуюся ситуацию.
     Марк быстро протянул  руку, взял с заднего сиденья букет и  положил  на
колени Тины.
     - Это вам, Валентина.
     - Спасибо, Марк, - поблагодарила она и отвернулась к окну.
     - Я был очень занят эти дни,  -  произнес  он, глядя  на дорогу. - Но я
думал  о вас постоянно.  Валентина, я безумно соскучился! Поэтому не утерпел
до вечера и приехал к университету, чтобы встретить вас с работы.
     Он бросил на Тину взгляд и пылко продолжил:
     - Валентина,  вы  свели меня с ума! Я ни  о чем не могу думать! Я...  я
работать  не могу!!!  Вы не  представляете, как я мечтал увидеть  вас! И вот
вы... здесь...  рядом!  У  меня голова идет кругом  от желания!  Когда же мы
только доедем до вашего дома?!!
     - Марк, мы уже доехали. Даже проехали! - иронично заметила Тина.
     Марк рассмеялся и, дав "задний ход", остановился у ее дома.
     Тина развернулась в пол-оборота и спокойно сказала:
     - Спасибо, Марк, что довезли меня. Прощайте!
     Она  потянулась  к дверце, но Марк перехватил  ее руку,  крепко  сжал и
обескураженно спросил:
     -  Вы  хотите  сказать, что... не намерены... пригласить  меня  к себе,
Валентина?
     Она слегка качнула головой и невозмутимо согласилась:
     - Вы поняли меня правильно, Марк.
     - Но почему?..
     Тина  попыталась  убрать  свою руку  из его  руки, но  сделать  это  не
удалось. Она недовольно поморщилась, затем прямо посмотрела в глаза Марка  и
бесстрастно пояснила:
     - Потому что истек срок  нашего  контракта. Четыре дня назад.  С  этого
времени, Марк, наши отношения стали сугубо официальными. Вот так.
     Марк отпрянул, выпустив ее руку.  По его виду Тина поняла, насколько он
потрясен ее словами, и догадалась, что, в отличие от нее, Марк не отсчитывал
дни и, судя по всему, о каких-либо ограничениях времени напрочь забыл.
     Он вдруг очнулся, резко встряхнул головой, вновь порывисто схватил руку
Тины и быстро заговорил:
     - Валентина, прошу  вас, давайте забудем об этих дурацких  сроках! Я не
могу и не хочу расстаться с вами! Я хочу видеть вас! И без того наши встречи
будут совсем  редкими.  Этот  месяц, когда  я  не должен был  куда-то ехать,
являлся исключением. Вы знаете, как  много мне  приходится гастролировать. Я
мучился оттого,  что  вынужден буду часто  расставаться с вами! А  теперь вы
хотите  лишить  меня  надежды  на наши встречи! Это невозможно, Валентина!!!
Поймите, вы нужны мне. Я сгораю от страсти и  желания! Я безумно хочу быть с
вами!!! Валентина... пожалуйста...
     Марк попытался обнять ее, но Тина решительно отстранила его.
     - Марк, я выполнила все, о чем мы договаривались. Все! - жестко сказала
она.   -   Повторяю,   впредь  наши  отношения  будут  сугубо  официальными.
Пожалуйста,  постарайтесь  это  понять,  наконец.  И  не  надо  больше  меня
встречать, звонить мне, приезжать ко мне домой. Исключение может быть только
в том случае, если понадобится решить деловые вопросы, касающиеся Лии.
     - Но  Валентина...  Это невозможно!!! - в  отчаянии воскликнул  Марк. -
Поймите,  я  не  могу... я не  готов  вот  так...  сразу...  разорвать  наши
отношения! Да я и не хочу этого!!!
     -  Марк,  будет  все  так,  как  мы обговорили  в  нашем  контракте,  -
категорично возразила Тина.
     Он обхватил голову руками и выдохнул:
     - О, Боже!..
     Марк с мольбой посмотрел на Тину и тихо произнес:
     - Валентина, я должен... все осмыслить. Для этого нужно время. Поймите!
Через неделю  у  меня  начинаются  гастроли. Я уеду.  Мы  оба успокоимся  и,
возможно, потом все уладим. Но до моего отъезда... пожалуйста... пусть между
нами все останется так... как раньше.
     - Нет, Марк. Нет.
     Он осторожно взял ее руку и нежно погладил.
     - Почему, Валентина, мы  не можем... встретиться хотя бы еще один  раз?
Всего один! Я прошу вас...
     - Нет!
     Тина убрала руку и открыла дверцу. Быстро наклонившись,  Марк захлопнул
ее и настойчиво попросил:
     - Ну что... что изменится, если мы опять окажемся  вместе в постели? Мы
же делали это столько раз! Так почему?..
     Тина не дослушала и возразила:
     -  Теперь это  не имеет  ни  малейшего значения, Марк. Сколько раз мы с
вами были в  одной постели. Больше этого не будет.  Поймите же это, наконец!
Не будет!!! - потеряв  выдержку,  воскликнула она,  вновь открыла  дверцу и,
шагнув на тротуар, захлопнула ее со словами: - Прощайте, Марк!
     Она пошла к дому. Марк посмотрел ей вслед, а затем резко нажал на газ.
     5
     Дальнейшее развитие событий превратило жизнь Тины в кромешный ад.
     Марк  упорно   встречал  ее  с  работы.   А  когда   она  категорически
отказывалась садиться в его машину, ехал за ней. Он изводил Тину телефонными
звонками. Днем  и ночью  Марк  приходил к  ней  домой,  требуя  разговора  и
объяснений. Он настолько досаждал своей настойчивостью,  что Тина  не  знала
покоя ни днем,  ни  ночью. Она  начала вздрагивать  от малейшего шороха  или
звука, находясь на  грани нервного срыва.  Последней  каплей,  переполнившей
чашу терпения,  явился разговор  с  женой Марка.  Та  представилась и  сразу
попросила:
     - Валентина, я умоляю, выслушайте меня! Пожалуйста...
     - Хорошо, - коротко согласилась Тина.
     Жена Марка немного помолчала, затем взволнованно произнесла:
     - Валентина, то, что происходит  с  Марком, это ужасно!  Он  пьет! Пьет
столько,  что  теряет  человеческий  облик.  Он  отменил...  ОТМЕНИЛ!..  - с
чувством выделила она, - гастроли!!! Забросил работу! Это катастрофа!!! Марк
сходит с ума! Он пытался  вскрыть себе вены!..  Вы  же понимаете, Валентина,
что такое  для скрипача  руки. Марк  безумствует. Его  надо спасать. Спасать
немедленно! Поймите, Валентина, немедленно!!!
     - Я все понимаю, - серьезно сказала Тина. - Кроме одного. Что вы хотите
от меня? Что я могу сделать? Чем я-то могу помочь Марку? Этого я не понимаю.
     -   Но   Марк...  из-за   вас  страдает,  Валентина.  Может  быть,   вы
согласитесь... встретиться с ним... поговорить. Возможно, он опомнится.
     -  Нет.  Никаких  встреч  не  будет.  Разговоров  тоже!  -  категорично
отказалась Тина.
     Жена Марка заплакала.
     -  Но  что  же  делать?.. Что  делать?!!  Марк  -  знаменитый  скрипач.
Талантливый...  известный!..  Его  выступлений  все  ждут. Марк  всегда  жил
сценой!.. Самым главным в его жизни была скрипка. Все личное... не имело для
него   никакого   значения.   И   вдруг!..  Это   какое-то   помешательство!
Умопомрачение! Валентина, пожалуйста, согласитесь...
     - Нет! - твердо возразила Тина. - На встречу с Марком я не соглашусь. Я
все  понимаю.  Я  сочувствую и вам,  и ему.  Но  ничего сделать не могу. Вас
заботит только  судьба Марка. И это объяснимо. Но я - тоже живой  человек. У
меня есть  право устраивать свою  жизнь... личную  жизнь!.. по  собственному
усмотрению. Наши с Марком дороги разошлись. Окончательно. Я сожалею, что все
так получилось. Но ничем помочь не могу. Поверьте, не могу.
     - Но может быть...
     - Нет.
     Они попрощались.
     Тина с пониманием и состраданием отнеслась к чувствам жены Марка и, как
ни странно, к  нему самому. Но изменить ничего не могла, потому что уступить
даже в малом означало бы  создать прецедент. Марк воспримет  это как надежду
на  возможность  дальнейших отношений.  И тогда  колесо  завертится  с новой
силой. Кошмар преследований Марка продолжится дальше. Выхода Тина не видела.
Обратиться  за  помощью  тоже никуда  не  могла.  Оказать поддержку ей  было
некому. Потому что в этом житейском море Тина была одна. Совсем одна...
     6
     До Тины донеслась мелодичная трель звонка. Она нервно вздрогнула, затем
подбежала к двери, резко распахнула ее и возмущенно закричала:
     - Оставьте меня в по...
     Тина оборвала себя и растерянно завершила:
     - ... кое...
     Перед  нею   стоял  Филипп.  Он   ошеломленно   вскинул  брови,   потом
стремительно  шагнул  в дом и захлопнул дверь.  Филипп  внимательно  оглядел
поникшую Тину, отметив ее измученный изможденный вид.Одной рукой он обнял ее
за плечи, провел в гостиную, усадил на диван и сам сел рядом.
     Внезапно Тина громко всхлипнула, уткнулась лицом в его грудь и отчаянно
зарыдала.
     - Фи... липп... Фи... липп... - повторяла она. - Филипп...
     Неожиданно   для   себя,  и   для  него  она  вдруг  начала  откровенно
рассказывать обо всем, что произошло в эти два  мучительных страшных месяца.
Тине необходимо  было поделиться  своими  проблемами  и  чувствами,  которые
переполняли ее душу. Вот так открыто,  искренне, честно она могла рассказать
обо всем только надежному и преданному  другу. И кто, как не Филипп, ее Тон,
мог понять и разделить всю ее боль  и страдания, все  ее тревоги и сомнения,
мысли и переживания!
     От  вновь  раздавшегося  перелива звонка  Тина судорожно  вздрогнула  и
подскочила, как ужаленная.
     - Это он!!! Марк!!!  Я знаю! Это снова  он!!! - возбужденно воскликнула
она.
     Филипп  напрягся,   помрачнел,  сдвинул   брови   к  переносице,  затем
решительно встал с дивана. Тина схватила его за руку и умоляюще произнесла:
     -  Филипп, не надо. Ты не должен... Прошу тебя, пройди в спальню! Прошу
тебя... Я сама. Я уже спокойна. Прошу тебя,  Филипп,  подожди там. Что бы ни
происходило, не вмешивайся. Прошу тебя!..
     Он  проницательно  посмотрел на  встревоженную  Тину,  бросил  взгляд в
сторону входной двери, потом молча скрылся в спальне.
     Тина немного постояла,  собираясь  с  духом,  затем  подошла и  открыла
дверь. Тина не ошиблась. Это, действительно, был Марк.
     - Здравствуйте, Валентина, - криво усмехнувшись, произнес он.
     - Здравствуйте, Марк.
     - Мы должны поговорить! - решительно заявил он. - Я не уйду до тех пор,
пока мы не поговорим.
     Тина покачала головой и возразила:
     - Марк,  мы  все  обговорили.  Нам больше нечего обсуждать. Прошу  вас,
образумьтесь, наконец!
     - Я хочу поговорить с вами! - настойчиво повторил он.
     Не дожидаясь приглашения, Марк вдруг быстро шагнул в дом и направился в
гостиную. Ошеломленная его действиями, Тина механически, по инерции, закрыла
дверь и пошла за ним.
     - Марк! Что вы себе позволяете?!! - возмутилась она. - Как вы смеете...
так... бесцеремонно?..
     Дойдя до середины  комнаты, он остановился,  повернулся и протянул Тине
роскошный букет, который держал в руке.
     - Это - вам, Валентина.
     Тина долго смотрела на цветы, потом вздохнула и взяла букет.
     -  Спасибо, Марк. Но  ваше  вторжение  - недопустимо!  Вы нарушаете мои
планы. Моя личная жизнь...
     Марк не дослушал и возбужденно произнес:
     - Можете не продолжать, Валентина! Что нарушаю ваши  планы, я понял еще
тогда, когда стоял  на пороге  вашего дома и продолжительное время  звонил в
вашу  дверь. Вы очень долго не открывали! Кстати, напротив вашего дома стоит
роскошный лимузин!  - усмехнулся он, внимательно осмотрелся вокруг и  быстро
спросил: - У вас, наверное, гость? Я прав?
     - Вас это не касается, Марк! - жестко бросила Тина.
     - Нет! Касается! - горячо возразил он. - Еще как касается! Валентина, я
хочу, чтобы вы,  наконец, выслушали меня! Вы обязаны сделать это! Обязаны!!!
Потому что вы разрушили мою жизнь!!! Я не понимаю, что происходит! Почему вы
так... жестоки и категоричны? Почему  мы не можем  продолжать  те отношения,
которые были между  нами? Почему?!! У меня в голове не укладывается, как так
может быть,  что  еще месяц  назад  вы  были в  моих  объятьях!..  Нежная...
пылкая...   страстная...   чувственная...   Вы   дарили   мне   невероятное,
фантастическое наслаждение! Я сходил с ума от восторга, лаская ваше  тело! А
теперь... теперь я не могу  даже поговорить с  вами!.. Почему,  черт возьми,
еще  месяц  назад  оказаться  с вами в одной постели,  пусть даже в гостевой
комнате, было  реально, а  теперь я не  могу переступить  даже  порог вашего
дома?!! Да  как вы не поймете, что я схожу с ума от желания!  А как я мечтал
когда-нибудь провести целую ночь в вашей спальне!.. Вы  ни разу не позволили
даже  приблизиться  к ней.  А я хочу, хочу,  хочу,  чтобы сбылась моя мечта!
Хочу, чтобы вы  поняли, как нужны мне!!! Валентина, умоляю, забудьте о нашем
дурацком  контракте! Давайте  начнем все  сначала!  Умоляю  вас,  Валентина,
согласитесь!..
     - Нет, Марк. Нет!!! - коротко и жестко ответила она.
     Внезапно  он порывисто бросился  к Тине и сжал  ее в объятьях,  пытаясь
поцеловать.  Она  начала отчаянно  отбиваться,  но  силы были  неравны. Тина
задыхалась,  из  последних  сил  оказывая  упорное  сопротивление,  и  вдруг
почувствовала, как в одно  мгновение оказалась свободна. В пылу  борьбы Тина
не заметила появления Филиппа. А он, потеряв выдержку, выбежал  из спальни и
крепко  схватил Марка, ошеломленного  внезапным нападением.  Филипп протащил
его к двери и, раскрыв ее, резко вытолкнул Марка из дома.
     - Филипп! Ты убил его!!! - заволновалась Тина.
     Он, тяжело дыша, подошел к ней, ласково обнял и погладил по голове.
     - С ним... все будет в порядке, Тина... И  досаждать тебе...  он больше
не будет...  Я только что позвонил  Барсу. Он  сидит  в  автомобиле напротив
твоего дома.  Барс обо всем  позаботится и  все уладит. Не думай  больше  об
этом, Тина!
     Филипп помолчал, затем задумчиво продолжил:
     -  А  знаешь,  когда  я слушал  Марка, у меня  не  возникло и  капли...
ревности,  как  ни странно.  Что еще более удивительно, я сопереживал ему. В
его душе теплится надежда,  что  можно  что-то изменить,  вернуть тебя. А  я
точно  знаю,  что  этого  не  будет  никогда. Мне  стало  жаль его. А еще  я
подумал... о себе.  Увы!..  Сегодня мы  с Марком  -  в  равном  положении! -
грустно усмехнулся Филипп. - Разница только в  том, что в твоих отношениях с
ним  все определилось  окончательно, поставлена точка.  А  вот что  касается
меня... -  Филипп  глубоко  вздохнул и  тихо попросил: -  Тина, прости меня,
пожалуйста,  за  те  грубые...  оскорбительные  слова,  которые  я...  тогда
наговорил. Пожалуйста, прости!.. Прости...
     Она прямо посмотрела в его глаза, и в ее взгляде Филипп прочитал ответ.
Он нежно обнял ее и пылко прошептал:
     - Любимая моя... родная моя... единственная моя... Счастье мое!.. Жизнь
моя!.. Любовь моя!..
     На мгновение Филипп отпрянул, заглянул в ее серые  глаза и с замиранием
сердца спросил:
     - Да?..
     Он все понял  без слов. Филипп подхватил Тину на руки и  быстро пошел в
спальню...
     Увы,  но  своим согласием  Тина расписалась в  полном бессилии что-либо
изменить в  собственной  жизни. Произошло то,  чего она  когда-то, много лет
назад, боялась и  чему тогда смогла противостоять - ее жизнь попала в прямую
зависимость от планов и желаний Филиппа.
     Все  последующие  годы ее  судьба  была неразрывно  связана  с  судьбой
Филиппа, пока однажды на пороге ее дома не появилась Камилла...


     1
     Оставшись одна, Тина  долго  сидела  в кресле, бесцельно глядя  в  одну
точку прямо перед собой.
     За все  то время, что  Камилла была  в ее доме, Тина не  произнесла  ни
слова.   Она  слушала  резкие  оскорбительные  слова  и  обвинения,  которые
высокомерно  и надменно  высказывала жена  Филиппа, и молчала.  Сердце  Тины
наполнялось  болью  и  состраданием. Ей  было  искренне  жаль  эту  молодую,
красивую, умную  женщину.  К  несчастью, женщину отвергнутую,  нелюбимую. Но
кто, что и как мог бы изменить в этой непростой ситуации?..
     Тина понимала,  что любой человек  ищет  причину своих  бед,  неудач  и
несчастий где  угодно, только не  в  самом себе,  потому  что это  больно  и
неприятно.   Чаще  во  всем  винят   Судьбу.  И   напрасно.  Судьба  каждому
предоставляет  выбор. Всегда можно поступить  так  или  иначе. К  сожалению,
только  в будущем  выясняется,  правильным  или нет  был этот выбор.  Иногда
прозрение наступает слишком поздно и изменить что-либо бывает невозможно.
     Свой  выбор сделал Филипп.  Она, Тина,  тоже.  Сделала  его и  Камилла.
Только  от нее самой зависело  сказать или нет это роковое "да". Камилла его
произнесла, хотя знала о том, что Филипп любит не  ее, а другую. Впрочем, ее
согласие на брак вполне объяснимо. Камилла имела  массу достоинств, которые,
как она надеялась, помогут ей вытеснить соперницу из сердца  жениха, а потом
и мужа. К сожалению, этого не случилось.  Чувство Филиппа оказалось  слишком
серьезным и  сильным. В этом не было ни его вины, ни, тем  более, вины Тины.
Но  возможно  ли  объяснить  все это  Камилле? Безусловно,  нет.  Даже самые
разумные  убедительные  доводы  вряд  ли  поколебали  бы глубокое  убеждение
Камиллы  в  том,  что  причина  ее неудавшейся  жизни - она, Тина. Отчетливо
сознавая это, Тина не сделала и малейшей попытки оправдаться или защититься,
поскольку это было бессмысленно и бесполезно.
     Но далось это мнимое бесстрастие Тине огромным нервным напряжением. Она
чувствовала, что обессилела и от встречи с Камиллой, и от своих раздумий.
     Тина прикрыла глаза,  потом  несколько  раз глубоко  вздохнула и  вдруг
поняла, что надо делать. Какое счастье, что со вчерашнего дня она в отпуске!
Тина  схватила  телефонную  трубку, позвонила  в турагентство и заказала две
путевки в престижный  высоклассный  пансионат  на побережье.  Потом  набрала
номер  Веры. Та  неделю назад потеряла  работу  и теперь занималась поисками
новой.  Тина  предложила  отложить  все  дела,  срочно  заняться  сборами  и
немедленно отправиться  на отдых. Махнув  на все нерешенные проблемы  рукой,
Вера согласилась.
     Вечером подруги уже были в пути...
     2
     После объяснения с женой Филипп в течение дня неоднократно звонил Тине.
Трубку никто не брал. Попытки дозвониться поздним вечером и ночью окончились
неудачей. В несколько последующих суток результат был тот же.
     Филипп встревожился не на шутку. Он поручил Барсу досконально выяснить,
что произошло, куда исчезла Тина.
     Вскоре   Филипп   получил    точные   исчерпывающие   сведения   о   ее
местонахождении. Сначала он  решил  немедленно отправить в  пансионат Барса.
Потом,  поостыв,  передумал.  Филипп  понимал,  что  Тине  надо  дать  время
успокоиться, потому что для нее визит  Камиллы был не только неожиданным, но
неприятным и тяжелым.
     Время шло. Каждый последующий день разлуки начинал казаться все более и
более длинным и тягостным.  К тому же  в голову с назойливым упорством стала
все чаще приходить мысль о том, что Тине может случайно встретиться человек,
который изменит ее жизнь и тем самым поломает жизнь самого Филиппа.
     Тревога росла, как снежный ком. В душу закрался страх потерять Тину...
     3
     Попрощавшись с  Максом,  Тина долго  не  могла уснуть.  Ее  взволновали
воспоминания о  Дане,  их любви. Тина не  жалела, что была так откровенна  с
Максом. На  его искреннее открытое признание о  Зое и собственной драматично
сложившейся  судьбе  могла  ли  она, Тина,  не  ответить  так же  искренне и
открыто?  Конечно,  нет.  Она  правильно  поступила,  доверившись  Максу.  А
главное, они оба поняли то, что хотел донести до собеседника каждый из них -
свое счастье и страдание, боль и страсть, любовь и отчаянье...
     После  продолжительного  раздумья  Тина  почувствовала,  что,  наконец,
успокоилась. Она обхватила подушку руками и мгновенно уснула...

     Когда раздался  телефонный звонок, ей показалось,  что  она всего  лишь
секунду назад закрыла глаза, и удивилась, что в комнате светло.
     - Алло... - произнесла Тина заспанным, слегка охрипшим голосом.
     - Доброе утро, любимая...
     -  Филипп?!! - окончательно проснувшись, изумленно  воскликнула она.  -
Как ты меня нашел? Откуда ты звонишь?
     Он весело засмеялся и объявил:
     -  Я звоню  из собственного  автомобиля, который  стоит у ворот  твоего
пансионата!
     - Что-о-о?!! Ты шутишь?
     - Нисколько!
     - Филипп, ты сошел с ума!
     - Ничего подобного! С моим рассудком все в порядке. Просто я соскучился
и захотел  тебя увидеть, Тина.  В общем... Я  снял на  побережье  отдаленный
уединенный коттедж. Мы могли бы вместе отдохнуть там несколько дней. Если ты
согласна,  конечно! Но если желаешь продолжить отдыхать здесь, пожалуйста! Я
не  хочу нарушать твои планы.  Ни  в  коем случае! А я...  я...  Если ты  не
против, я буду  приезжать... на свидания. И снова уезжать. Но  все-таки было
бы лучше  всего, если бы мы прямо сейчас уехали вместе!  Но, повторяю, выбор
за тобой, Тина.
     Филипп говорил серьезно и  проникновенно,  страстно и смущенно.  Хорошо
зная каждую интонацию его голоса, Тина отчетливо поняла и  почувствовала все
то, что прозвучало "между строк".
     Она глубоко вздохнула и мягко произнесла:
     - Я сейчас соберусь и выйду, Филипп. Я быстро.
     - Жду, любимая...
     Вскоре счастливый Филипп заключил  Тину в свои объятья, затем усадил ее
в автомобиль, сам устроился рядом и сделал знак Барсу, что можно ехать.
     Злополучный  пансионат,  доставивший столько  тревоги,  беспокойства  и
бессонных ночей Филиппу, скрылся из виду...


     Филипп был в отъезде. Но он, словно что-то чувствуя,  ежедневно звонил.
Он тщательно скрывал свое  недовольство тем, что  Тина  брала трубку  только
поздней  ночью. Филипп подолгу разговаривал  с  ней, но ни разу не спросил о
том, что волновало и тревожило  его  - что  происходит в  жизни  Тины  в его
отсутствие.
     Тину это радовало, потому что лгать Филиппу она не хотела и не могла, а
сказать правду... Да, собственно, и говорить-то было нечего! Не-че-го!!!

     Она  встречалась с Эдуардом  каждый день. Они ходили в театр,  посещали
музеи  и выставки, бесцельно бродили по  улицам,  сидели  в  открытых  кафе,
ужинали в шикарных ресторанах и без умолку беседовали.
     Неделя пролетела, как одно мгновение.
     В  последний день перед  отъездом  Эдуарда  решено  было прямо  с  утра
отправиться  в  парк.  С  невероятным  энтузиазмом   они  бегали  от  одного
аттракциона к другому, громко хохотали и веселились, как дети.
     Только к обеду  оба ощутили усталость и жесточайшее чувство голода. Они
зашли в ближайшее кафе, устроились за столиком и сделали заказ.
     Обед неожиданно прошел  при  обоюдном молчании.  Каждый  думал о чем-то
своем.
     Тина  почему-то вспомнила о том, как накануне вечером ей позвонила Вера
и сказала, что с ней, Тиной, хотел бы поговорить  Макс.  Когда Тина ответила
согласием, Вера передала ему трубку. Макс сообщил, что через два дня приедет
в  город, где жила Тина, и попросил  о встрече. Он пояснил, что для него эта
встреча  очень  и очень важна.  Тина назвала ему  свой адрес,  время,  и они
попращались.   Она   была   заинтригована.   Почему   Макс   проявил   такую
настойчивость? Почему был так взволнован? Ответов у нее не было.
     Когда принесли десерт, и Тина,  и  Эдуард одновременно оживились. Снова
установилась   та  непринужденная  атмосфера  взаимного  приятного  общения,
которая сложилась между ними.
     По окончании обеда Эдуард вдруг сказал:
     - Валентина, я приготовил вам небольшой сюрприз. Но он - в гостинице. В
моем номере. Я не знаю, насколько это будет тактично с моей стороны, но я...
я хочу пригласить вас, Валентина, к себе в  гостиницу. Хотя, конечно, звучит
это мое приглашение несколько... гм... двусмысленно.
     Тина звонко рассмеялась и возразила:
     - Ах, Эдуард!.. Не отчаивайтесь!.. После ваших предложений, сделанных в
легкомысленном курортном антураже,  это ваше  приглашение  звучит совершенно
невинно!
     Он тоже засмеялся и с ироничным укором в голосе произнес:
     - Валентина, вы  злопамятны! Ну нельзя же столько времени изводить меня
напоминанием  о  том  моем глупейшем финансовом  предприятии! Я раскаялся. А
главное, впредь  я никогда не  буду, очертя голову, стремиться реализовывать
до конца непродуманные проекты  своих  инвестиций.  Поверьте,  не такой уж я
бездарный бизнесмен, как показался вам на первый взгляд!
     Одновременно посмотрев друг на друга, оба весело захохотали...

     Они зашли в гостиницу, поднялись на лифте  и остановились  около номера
Эдуарда. Тот, секунду помедлив, вдруг быстро открыл замок и широко распахнул
перед Тиной дверь.
     - Прошу!
     Тина шагнула  через порог  и ошеломленно  замерла. Как под гипнозом она
прошла в гостиную и остановилась посередине, с изумлением глядя вокруг...
     Воздушные шары - синие,  оранжевые, зеленые, красные,  голубые, желтые,
фиолетовые  -  яркими  гроздьями  были  развешены  по всему номеру.  В  этом
разноцветье не было только розового оттенка. И все же сердце Тины забилось в
бешеном ритме.
     Она повернулась к Эдуарду и удивленно выдохнула:
     - Эдуард!..
     Он  подошел  к  ней,  слегка  обнял  за  плечи  и,  заглянув  в  глаза,
наполненные слезами, немного смущенно, но спокойно произнес:
     -  Когда  мы  гуляли,  я  обратил внимание  на то,  каким взглядом  вы,
Валентина,  однажды посмотрели на воздушные  шары. Поэтому решил сделать вам
сюрприз.
     - Спасибо... - едва слышно,  с  признательностью откликнулась  Тина, не
отводя от его лица своего взгляда.
     Эдуард немного помолчал, затем, решившись, продолжил:
     -  Валентина,  я  хочу...  В общем, я хотел  бы вернуться к  той  теме,
которую мы тогда так  и не обсудили. Я уже говорил, что вы мне нравитесь. Но
эта  неделя,  проведенная с вами!.. Знаете, я...  я влюбился.  Влюбился, как
мальчишка!  Впрочем,   нет.  Все  гораздо  серьезнее.  Я  рассказывал   вам,
Валентина, о  том, как сложилась моя жизнь. Я никогда не был женат. И думал,
что не сделаю этого шага никогда.  Но встреча с вами  все изменила. Убежден,
что  наш  союз  будет удачным. Мы  хорошо  понимаем друг друга, нам  легко и
интересно вместе.  Знаете, Валентина,  у меня  - чудесная дочь! А то, что вы
рассказали о своих детях, дает  надежду,  что  и они, и  вы, и моя дочь, и я
обязательно  подружимся. У нас будет замечательная  семья!  А поскольку наши
дети  учатся и живут отдельно, нам с вами стоит подумать о  пополнении нашей
семьи, которое  обеспечит  меня и вас,  Валентина,  заботами и  хлопотами на
долгие годы!..  - Эдуард  мягко улыбнулся. - Я убежден,  мы будем  идеальной
парой!  - он сделал паузу и  иронично  добавил: - В том  числе, уверен,  и в
сексе!
     Эдуард  крепко  сжал плечи Тины своими  горячими  ладонями и серьезно и
проникновенно предложил:
     - Выходите за меня замуж, Валентина. Выходите!
     Она глубоко вздохнула. Эдуард заметил, какими грустными стали ее глаза.
Тина отстранилась, подошла к дивану и села. Эдуард постоял  какое-то  время,
потом шагнул к ней, устроился рядом, осторожно взял ее тонкую изящную руку в
свою и тихо спросил:
     - Что вы мне ответите, Валентина?
     Она  взглянула  на  шары,  затем  прямо посмотрела  в  лицо  Эдуарда  и
задумчиво произнесла:
     - Я... я не знаю... что сказать...
     И вдруг Тина резко воскликнула:
     - Нет! Знаю!
     Она опять поникла и тихо добавила:
     -  Я никогда не думала о замужестве. Вас это, наверное, удивляет, но...
Это,  действительно, так. Мне казалось, что этот вопрос не возникнет  передо
мной никогда. Никаких сомнений у меня не было. Но теперь...
     Тина вновь бросила взгляд на воздушное разноцветье.
     -  Я отвечу вам честно, Эдуард. Я благодарна вам за ваше предложение. И
знаете... Мне  тоже кажется, что  наш союз  был бы  удачным. Скорее всего, я
приняла  бы ваше  предложение  и  стала бы  вашей  женой. Вы  мне нравитесь,
Эдуард. Очень нравитесь.
     - Ну так соглашайтесь, Валентина! Соглашайтесь! - горячо  воскликнул он
и сжал ее руки.
     Тина  перевела дыхание, опустила голову,  убрала свои руки из его рук и
ничего не ответила.
     Эдуард проницательно посмотрел на нее и задумчиво спросил:
     - У вас... какие-то сложности в жизни, Валентина?
     Она согласно кивнула.
     -  Понимаю...  -  сказал  Эдуард  и  негромко  уточнил:  -  Это  как-то
связано... с близким вам человеком?
     Тина подняла к нему лицо и честно подтвердила:
     - Да.
     - Он женат, насколько я понимаю.
     - Да.
     Эдуард  долго молчал, о  чем-то напряженно раздумывая,  потом  медленно
произнес:
     - Вы сказали, что, в принципе, согласны принять мое предложение. Но тем
не менее... Значит... - и вдруг спросил: - Вы... любите его, Валентина?
     - Нет, -  откровенно ответила она. - Нет, Эдуард, его я не люблю. Но...
Он мне  очень,  очень дорог. Понимаете,  это  сложно объяснить.  Мы дружим с
раннего детства. Потом я вышла замуж. По любви. Я была невероятно  счастлива
с мужем!!! Но Дан погиб. Спустя несколько лет я вновь встретила своего друга
детства и... С тех пор мы вместе. За эти годы он женился, родил двоих детей,
но...  Со мной он не хочет  расставаться!  И  не  расстанется  не за  что  и
никогда!!! Он любит меня. Очень любит!!!
     - Но Валентина!.. - возмутился Эдуард.  - Что значит "не хочет", "ни за
что", "никогда"?!! Я все понимаю! Не  понимаю  я  только  одно.  Почему ваша
жизнь должна  быть подчинена исключительно его  желаниям?!! Если  он - умный
порядочный человек, он должен...
     Но Тина не дала ему договорить и с отчаяньем воскликнула:
     - Нет!!! Нет, Эдуард! НЕ ДОЛЖЕН!!! - подчеркнула она. - Он давно никому
ничего не должен! И мне, в том числе.
     Эдуард окинул ее внимательным взглядом и невозмутимо возразил:
     -  Хорошо. Бог с ними, этими долгами! Валентина,  поймите простую вещь.
Никто не  в  праве  распоряжаться  чужой  жизнью. И  он  тоже  вашей  жизнью
распоряжаться по своему желанию не в праве.
     Она отрицательно покачала головой и тихо сказала:
     - В том-то и дело, Эдуард, что в праве...
     - Но почему?!! - недоумевая, воскликнул он.
     Тина вздохнула и печально, с болью, пояснила:
     - Потому  что я... понимаете?.. я...  Я!.. когда-то поступила так же! Я
распорядилась его жизнью!!! И теперь я не могу, не имею права поступать так,
как  хочу. Не учитывая его желания! Это было  бы  бесчестно с  моей стороны!
Бесчестно!!!
     Эдуард возмущенно всплеснул руками.
     - О, Господи!..  Валентина, да о чем вы?..  Ну нельзя же так,  в  самом
деле!.. Я не  знаю,  что произошло  когда-то  между  вами, не знаю, в чем вы
считаете себя виновной... не знаю, да и знать не хочу! Я знаю другое. Нельзя
за  совершенную ошибку расплачиваться  всю  жизнь!  Я ценю вашу,  Валентина,
порядочность  и честность, но  вы  излишне строги  и  беспощадны к себе. Так
нельзя! Вы имеете право  строить  собственную  жизнь по своему усмотрению  и
желанию. Вы должны прожить свою... СВОЮ, Валентина, жизнь!.. СВОЮ!!! Поймите
же это, наконец!  И ваш друг, если он любит вас, не может не понимать этого.
Он не в праве лишать вас свободы выбора. Несмотря ни на что! Не в праве!!!
     Эдуард  замолчал.  Он долго думал, глядя  на безмолвную  грустную Тину,
затем спокойно и решительно сказал:
     -  Ну что ж!.. Конечно,  обидно, что все так сложилось...  Ну да делать
нечего!  Будем принимать все  так,  как есть. В конце концов, события  и без
того мчатся с головокружительной  скоростью!  Не всегда получается мгновенно
решить все вопросы,  как хочется. Поэтому не стоит торопить события! Давайте
поступим разумно,  не суетясь и  не отчаиваясь.  От своего предложения  я не
отказываюсь. И не  откажусь. Я хочу видеть  вас своей женой. Если этого надо
ждать,  я подожду.  Сколько  бы времени для этого  ни потребовалось! Я  буду
приезжать сюда,  к  вам,  так  часто,  как только смогу. И ВСЕГДА по первому
вашему призыву. Вы ведь не отказываетесь от встреч со мной, Валентина?
     - Нет... - прошептала она. - Не отказываюсь...
     - Значит, пока так и договоримся! - бодро подвел черту Эдуард. -  Будем
встречаться и звонить друг другу. И ради  Бога, Валентина, не терзайте  и не
мучайте  себя  раскаянием  за это.  Подозреваю,  что вы уже повесили на себя
космических масштабов чувство вины за встречи со мной! Вы думаете о том, как
теперь сможете смотреть в глаза своего друга! Разве я не прав?  - усмехнулся
он.
     - Ну-у... - неопределенно протянула Тина.
     - Вот-вот!.. Ваши чувства я вычислил абсолютно точно. Но Валентина... -
Эдуард  лукаво взглянул  на  нее.  - Вам совершенно не в чем  каяться!  Увы,
увы!.. Как ни горько это признавать , но... Черт возьми! Между нами  все так
пристойно  и  невинно,  что  хоть  какое-нибудь  безумство  мы  должны  себе
позволить!  Тем  более, я  вижу, что вас, Валентина,  не оставляет  мысль  о
покаянии. Ну так чтобы вы себя не  напрасно изводили,  можно я  вас поцелую,
хотя бы? - озорно сверкнув глазами, спросил он.
     Тина засмеялась и весело согласилась:
     - Можно!
     Эдуард  обнял  ее и нежно прикоснулся  своими теплыми  губами  к мягким
губам Тины. Через мгновение она отпрянула и шутливо объявила:
     - Эдуард, вы погубили меня! Этот грех мне теперь не искупить!!!
     Он захохотал, не сводя с Тины своего восхищенного любовного взгляда...

     Вечером, проводив  Эдуарда, Тина вернулась  домой  довольная,  веселая,
сияющая.  Она прошла на кухню,  хотела достать из холодильника сок, но вдруг
села у стола и задумалась...
     Эдуард... Он  предлагал  то, что  было так  необходимо любой женщине  и
Тине,  в   том   числе:   надежную  защиту,   устроенный  быт,  материальное
благополучие, а  главное, любовь, преданность, нежность, заботу.  И не будет
постоянного   гнетущего   тоскливого   одиночества,   что   особенно   остро
чувствовалось в  праздники.  Все собирались дружными  семьями вокруг  стола,
веселились, поздравляли  друг друга.  А  она, Тина,  если не приезжали дети,
буднично и безразлично  сидела  перед  телевизором,  пока Филипп  не находил
время и удобный момент, чтобы примчаться к ней. В гости,  театр и куда бы то
ни было Тина ходила чаще всего одна. ОДНА.
     Если бы не любовь Филиппа, не многолетняя привязанность к нему, чувство
долга  и  ответственности,  Тина,  скорее всего, ответила  бы  согласием  на
предложение Эдуарда. Он понравился Тине. Понравился  как открытый порядочный
человек и серьезный  надежный мужчина. Настоящий мужчина. К тому же, мужчина
необыкновенно  красивый  и...  сексапильный.  И  было  еще  одно.  Воздушные
разноцветные  шары. Тине показалось, что это  был знак,  который ей посылала
Судьба.
     Раздумья прервал раздавшийся телефонный звонок. Тина взяла трубку.
     - Алло!
     - Добрый вечер, любовь моя... - услышала Тина ласковый голос Филиппа.
     - Здравствуй,  Филипп!  Куда  ты  пропал?  -  спросила  она  и  шутливо
упрекнула: - Почему вчера не позвонил?
     Он засмеялся, потом быстро произнес:
     - Тина, любимая, я  все тебе объясню. Но сначала  хочу получить от тебя
обещание, что ты выполнишь одну мою просьбу.
     - Какую? - сразу насторожилась Тина.
     -  Нет!  Сначала пообещай,  что  выполнишь ее!  -  настойчиво  попросил
Филипп.
     - Пока я не узнаю...
     - Все понял! Сдаюсь!.. Тина, приезжай ко мне. Завтра же!
     Тина вздохнула и уклончиво ответила:
     - Филипп, ну что значит "завтра же"?.. Я не могу.
     - Почему? - заволновался он. - Почему, Тина?
     - Понимаешь, у меня назначена встреча.
     - Отмени!
     - Нет, Филипп. Не могу. Оба надолго замолчали.
     Тина понимала, что Филипп встревожен. Она догадывалась о причине. Между
ними  всегда   была  незримая  связь.  Поэтому  Филипп  даже  на  расстоянии
почувствовал, что в ее жизни что-то происходит. Хорошо зная каждый нюанс его
интонаций,  Тина осознавала его беспокойство,  которое он тщательно скрывал,
деликатно не задавая никаких вопросов.
     Тина заговорила первой.
     - Филипп, понимаешь, я не могу отменить эту встречу. Я обещала. Человек
приедет издалека. Это Макс. Помнишь, я тебе рассказывала о...
     - А-а... - с  явным облегчением  протянул  Филипп. - Вот  о ком речь!..
Конечно, Тина, помню. Он - довольно  известный писатель.  Ну что  ж! Значит,
твой приезд всего лишь откладывается! На один день. Так? И мы проведем здесь
выходные, а потом вместе вернемся. Согласна, Тина?
     Его голос звучал необычайно ласково. Отказаться Тина не могла.
     - Хорошо, Филипп.
     - Я встречу тебя! - радостно произнес он. - А теперь о том, почему я не
позвонил  тебе  вчера.  Тина,  я тут на  досуге  немного  попутешествовал по
окрестностям  и обнаружил потрясающей красоты озеро! Пейзажи такие,  что дух
захватывает! Я уже запасся бумагой, карандашами, красками... Я буду рисовать
для тебя  все, что  ты только пожелаешь, любимая. Я нашел здесь, на  берегу,
дивный  домик. Он как игрушечный! Я снял его, чтобы эти дни наслаждаться без
помех сказками своей ненаглядной Шахерезады...
     Знакомый каждым  звуком, каждой интонацией голос Филиппа завораживал  и
обволакивал Тину, как тончайшая кисея.
     - Тебе здесь понравится, любовь  моя, - проникновенно продолжил Филипп.
- И  может быть, этот наш  отдых станет  для нас  незабываемым. Ты, наконец,
согласишься...
     - Филипп! Опять ты начинаешь! - с упреком воскликнула Тина.
     Она  догадалась,  о  чем  он  говорил.  Все  последнее время Филиппа не
оставляла  одна  и  та  же  сумасшедшая идея.  Противостоять  с каждым разом
становилось все труднее и труднее, так настойчиво и убедительно добивался он
ее согласия.
     - Но  любимая, пойми и ты, что я безумно хочу  иметь от тебя ребенка! -
горячо возразил Филипп. Для него согласие  Тины  решало многое.  А  главное,
исчез бы страх потерять ее. Потерять навсегда. - Поверь, это вполне реально.
Лия и Гарри -  достаточно взрослые. Мы им все объясним. Они  у тебя  - очень
умные ребята. Они  все поймут. А малыша я признаю. Признаю, Тина! В этом нет
проблемы. У  нас проблема в другом. Во времени.  Камилла  все чаще заявляет,
что так, как мы с  ней  живем, жить невозможно. Я тоже уверен, что  наш брак
обречен...
     Филипп не закончил фразу, потому что его перебила Тина.
     - Филипп, ну что ты говоришь?!!  У вас - дети! У них должны быть мать и
отец. Семья!
     - Здесь  нет  никаких сложностей, Тина.  Сыновья останутся  со мной,  -
возразил Филипп. -  И Камиллу  никто  не  лишает  права быть матерью. А  вот
семья... Семья будет  к нас с тобой и  наших  детей. Твоих  и моих. И  нашей
сероглазой светловолосой дочери, которую ты мне родишь.  Но ее  появление мы
не  можем откладывать до тех пор, пока разрешатся  мои супружеские проблемы!
Не можем!!! А я хочу, очень хочу, чтобы ты родила мне дочь! Она будет похожа
на  тебя, любимая.  Мы будем  водить ее в "Тин-Тон". Ей  ни в чем  не  будет
отказа!  Пусть выбирает все,  что захочет!  Наша дочь будет самой счастливой
малышкой на свете! Самой счастливой!!!
     - Филипп, прошу тебя,  спустись на  землю! - усмехнулась Тина. -  Какая
дочь?!!
     - Хорошо. Пусть будет сын, - невозмутимо согласился  Филипп. - Главное,
что ты, ты, любимая, родишь мне ребенка! Я этого очень хочу!
     - Все, Филипп! Ты добился своего! - заявила Тина.
     - Ты согласна? Да?
     - Я о другом. Ты добился того, что я к тебе не поеду!
     - Э-э... нет! Мы уже договорились, что ты приедешь.
     - Да-да! Чтобы ты изводил меня...
     - Все! Пока оставим эту тему! Ты довольна, любовь моя?
     - Да...
     -  Значит, послезавтра  я  тебя  жду. Я  люблю тебя,  Тина!  - страстно
произнес  Филипп.  -  Я  целую   тебя,  моя  нежная...  моя  хорошая...  моя
единственная... Счастье мое!.. Жизнь моя!.. Любовь моя!..
     Филипп  говорил с глубоким  внутренним чувством и, как всегда, вызвал у
Тины мгновенный душевный отклик.
     - И я обнимаю и целую  тебя,  Филипп! До  встречи! - тепло  попрощалась
она.
     - До встречи, любимая... - нежно откликнулся он.
     Тина положила трубку и  долго смотрела на нее, не отводя  взгляда. Тина
вдруг вспомнила о том, что не так давно она уже размышляла о выборе, который
всегда  предоставляет человеку Судьба.  Но как  же  порой сложно  и  нелегко
сделать  его!!!  Наверное,  самое  разумное и правильное -  не торопиться  с
решением, а довериться естественному  ходу событий. Ведь что  ждет в будущем
каждого, не дано знать никому. Люди  - всего  лишь  игрушки в  этом огромном
Магазине с названием "Жизнь". Они  обязаны пройти  до  конца предначертанный
Путь,  отыграть свою Роль,  амплуа которой определяет сама Жизнь,  выставляя
каждого на полки и витрины своего вечного, как Мир, МАГАЗИНА...

     А пока в жизни  Тины лейтмотивом  продолжала звучать, как  в подаренной
когда-то  Филиппу  шарманке,  только  одна  мелодия. "Тин-тон...  тин-тон...
тин-тон..."...


     Они сидели и внимательно смотрели друг на друга.
     - Я искал вас, чтобы почитать вам то,  что я написал, - спокойно сказал
Он. - Для меня очень важно, чтобы вы это выслушали.
     Она  откинулась на  спинку  кресла,  положила  на  подлокотники руки  и
прикрыла глаза.
     - Хорошо, - коротко согласилась Она.
     Он взял рукопись и негромко начал:
     - "Она приходила сюда всегда в одно и то же время..."
     Он не был уверен, что Она слышит его. Казалось, фразы летели в ПУСТОТУ.
Он дочитал, помолчал  какое-то  время, глядя на  ее  по-прежнему неподвижный
силуэт, и пояснил:
     - Здесь  обо мне, Зое, Вацлаве, Вере...  О  вас и Дане... Но это только
половина книги. Будет ли продолжение, зависит от вас...
     Она долго не отвечала, потом открыла глаза и неожиданно предложила:
     - Хотите кофе?
     Он согласно кивнул.  Она встала и ушла на  кухню. Вскоре Она вернулась,
поставила перед ним чашку, взяла свою и села в кресло.
     Опять воцарилась тишина. Слышен был только мерный ход часов.
     Она вздохнула и тихо сказала:
     - Мой рассказ будет долгим...
     - А нам разве надо спешить?.. - откликнулся Он.
     - Наверное, нет...  - согласилась Она, немного помолчала и устремила на
него задумчивый взгляд своих серых выразительных глаз...

     Он знал теперь, что обязательно напишет свою  книгу.  Но знал и то, что
счастливого  финала  у  нее не будет.  ЖИЗНЬ так причудливо  завязала узелки
человеческих  судеб,  что  в  рамках  романа   дать  однозначные  ответы  на
многочисленные вопросы оказалось невозможно.
     Он   знал,  что  именно  поэтому   последняя  фраза  книги   завершится
неопределенным многоточием...









Популярность: 18, Last-modified: Thu, 06 Oct 2005 21:11:28 GMT