Книгу можно купить в : Biblion.Ru 31р.


   -----------------------------------------------------------------------
   Par Fabian Lagerkvist. Dvargen. Пер. со шведск. - В.Мамонова.
   В кн.: "Пер Лагерквист. Избранное". М., "Прогресс", 1981.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 2 October 2001
   -----------------------------------------------------------------------



   Рост у меня хороший, 26 дюймов, сложен  я  пропорционально,  разве  что
голова великовата. Волосы не черные, как  у  других,  а  рыжеватые,  очень
жесткие и очень густые, зачесанные назад и открывающие широкий, хотя и  не
слишком высокий лоб. Лицо у меня безбородое, но в  остальном  точно  такое
же, как у других мужчин. Брови сросшиеся. Я  очень  силен,  особенно  если
разозлюсь. Когда устроили состязание по борьбе между мной и  Иосафатом,  я
через двадцать минут положил его на обе лопатки и задушил.  С  тех  пор  я
единственный карлик при здешнем дворе.


   Большинство карликов - шуты. Их дело молоть чепуху и фиглярничать, чтоб
посмешить господ и гостей. Я никогда до такого не унижался. Да никто и  не
обращался ко мне с подобными предложениями.  Уже  сама  моя  внешность  не
позволяет использовать меня на такой роли. Наружность у меня  неподходящая
для уморительных кривляний. И я никогда не смеюсь.
   Я не шут. Я карлик, и только карлик.
   Зато у меня  острый  язык,  что,  возможно,  и  забавляет  кое-кого  из
окружающих. Но это совсем не то, что быть их шутом.


   Я упомянул, что лицо у меня в точности как у всех остальных мужчин. Это
не вполне верно, поскольку оно очень морщинистое, все сплошь в морщинах. Я
не считаю это недостатком. Так я создан,  и  мне  нет  дела,  если  другие
созданы иначе. Мое лицо показывает, какой я есть,  не  приукрашивая  и  не
искажая. Возможно, лицо должно быть всего лишь личиной, но  мне  нравится,
что мое не таково.
   Из-за морщин я кажусь очень старым. Я не стар. Но, как  я  слышал,  мы,
карлики, принадлежим к более древней расе, нежели те,  что  населяют  ныне
землю, и потому уже рождаемся стариками. Не знаю, так ли это, но если так,
то, выходит, нам принадлежит право первородства. Я рад, что я совсем  иной
породы и что по мне это видно.
   Лица всех других людей кажутся мне совершенно невыразительными.


   Мои  господа  очень  благоволят  ко  мне,  особенно   герцог,   человек
незаурядный и могущественный. Человек далеко идущих замыслов и способный к
тому  же  претворять  их  в  жизнь.  Человек  действия,  и  вместе  с  тем
просвещенный правитель, который на все находит время и любит потолковать о
самых различных материях. За этими  разговорами  он  ловко  скрывает  свои
истинные намерения.
   Казалось бы, что проку интересоваться  всем  сразу  -  если  только  он
действительно интересуется, - но, возможно, так уж ему положено, возможно,
его интересы и  должны  быть  всеобъемлющи,  на  то  он  и  герцог.  Такое
впечатление, будто он все на свете постиг и всем овладел  или,  во  всяком
случае, к тому стремится. Никто  не  станет  отрицать,  что  его  личность
внушает уважение. Он единственный, кого я не презираю.
   Он очень фальшив.


   Я знаю своего господина достаточно хорошо. Но я бы не сказал, что  знаю
его досконально. Это сложная натура, в которой нелегко  разобраться.  Было
бы ошибкой утверждать, что он таит в себе какие-то особые  загадки,  вовсе
нет, но подобрать к нему ключ совсем не просто. Признаться, я  его  толком
не понимаю и сам удивляюсь, отчего с такой собачьей преданностью  хожу  за
ним по пятам. Но ведь и он меня тоже не может понять.
   Он не внушает мне того благоговения, какое внушает всем прочим. Но  мне
нравится служить  господину,  который  внушает  благоговение.  Он  великий
правитель, я этого не отрицаю. Но никто  не  может  быть  велик  в  глазах
своего карлика.
   Я следую за ним неотступно, как тень.


   Герцогиня Теодора в большой от меня зависимости. Я храню в своем сердце
ее тайну. Никогда, ни разу не обмолвился я ни единым словом.  И  пусть  бы
меня истязали на дыбе, пытали самыми  страшными  пытками  -  я  все  равно
ничего бы не выдал. Почему? Сам не знаю. Я ее ненавижу, я хочу ее  смерти,
я хотел бы видеть, как она горит в адском пламени и  как  огонь  лижет  ее
гнусное лоно. Я ненавижу ее распутную жизнь, ее бесстыдные письма, которые
она пересылает через меня своим  любовникам,  ее  интимные  словечки,  что
раскаленными угольями жгут мне под камзолом грудь. Но я  ее  не  выдам.  Я
постоянно рискую ради нее жизнью.
   Когда она зовет меня к себе, в свои покои, и шепчет  доверительно  свои
наказы, пряча мне под камзол любовные письма, я дрожу всем телом  и  кровь
кидается мне в голову. Но она ничего не замечает, она даже не задумывается
над тем, что ее поручения могут стоить мне жизни. Не ей, а мне!  Она  лишь
улыбается  своей  неуловимой  улыбкой  и  отсылает  меня,  куда  ей  надо,
навстречу риску и смертельной опасности. Мое участие в ее тайной жизни она
ни во что не ставит. Но она мне доверяет.
   Я всегда ненавидел всех ее любовников. На каждого из них  мне  хотелось
наброситься и проткнуть кинжалом, чтоб полюбоваться на его кровь. Особенно
я ненавижу дона Риккардо, с которым она в связи уже не один год и, похоже,
не думает расставаться. Он мне омерзителен.
   Иногда она зовет меня к себе, еще не вставши с постели, нисколько  меня
не стесняясь. Она уже не молода, и видно,  какие  у  нее  обвислые  груди,
когда, лежа вот так в постели, она забавляется со своими  драгоценностями,
выуживая их из ларца, который держит перед ней камеристка. Не понимаю, как
ее можно любить. В ней нет ничего, что будило бы мужское желание.  Заметно
лишь, что когда-то она была красива.
   Она спрашивает, какие, по-моему, украшения ей сегодня надеть. Она вечно
меня про это спрашивает. Она пропускает их между своими тонкими пальцами и
лениво потягивается под плотным шелковым покрывалом. Она  шлюха.  Шлюха  в
большой и роскошной герцогской постели.  Вся  ее  жизнь  -  в  любви.  Она
пропускает любовь между пальцами, глядя с неуловимой своей улыбкой, как та
утекает.
   В такие  минуты  она  легко  впадает  в  меланхолию,  а  может,  просто
притворяется. Томным  жестом  она  прикладывает  к  шее  золотую  цепочку,
крупный рубин пылает между ее все  еще  очень  красивыми  грудями,  и  она
спрашивает, как я считаю, надеть ли ей эту цепочку. Постель  пропитана  ее
запахом, от которого меня тошнит. Я ее ненавижу, я хотел  бы  видеть,  как
она горит в адском пламени. Однако я  отвечаю,  что,  по-моему,  лучше  не
подберешь, и она посылает мне благодарный взгляд,  словно  я  разделил  ее
скорбь и подарил грустное утешение.
   Иногда она называет меня своим злым другом. Однажды она спросила, люблю
ли я ее.


   Что знает герцог? Ничего? Или, может, все?
   Такое впечатление, словно он и не задумывался никогда насчет ее второй,
тайной жизни. Впрочем, кто его  знает,  про  него  никогда  ничего  нельзя
сказать с уверенностью. Для него  она  существует  лишь  в  дневном  своем
воплощении, поскольку сам-то  он  существо  дневное,  все  в  нем  как  бы
освещено ярким дневным светом. Просто удивительно, что такой человек,  как
он, может быть мне непонятен - именно _он_. Возможно, это  потому,  что  я
его карлик. И повторяю:  я-то  ведь  ему  тоже  непонятен!  Герцогиня  мне
понятнее, чем он. Я ее понимаю, потому что ненавижу. Кого  не  ненавидишь,
того трудно понять, тут ты безоружен, тебе нечем вскрыть человека.
   В каких он отношениях с  герцогиней?  Тоже  ее  любовник?  Быть  может,
единственный ее подлинный любовник? Не  потому  ли  его  словно  бы  и  не
трогает, что она там втихомолку вытворяет? Я, например, возмущаюсь - а ему
все равно!
   Я   не   в   силах   постичь   этого   невозмутимого   человека.    Его
снисходительность меня бесит, постоянно выводит из себя. Если  бы  он  был
такой, как я!


   При дворе  у  нас  толчется  множество  самой  странной  и  бесполезной
публики. Мудрецы, часами просиживающие, обхватив голову руками, в  надежде
отыскать  смысл  жизни.  Ученые,  воображающие,  будто   способны   своими
старческими,  мутными  глазами  проследить  пути  небесных  светил,  якобы
определяющие человеческие судьбы. Бездельники и  пройдохи,  ночи  напролет
декламирующие придворным дамам свои томные стишки, а на  рассвете  блюющие
по канавам, - одного такого проткнули однажды насмерть прямо в  канаве,  а
другой, помнится, отведал розог за то,  что  написал  бранные  стишки  про
кавалера Морошелли.  Живописцы,  ведущие  распутную  жизнь  и  наводняющие
церкви благолепными изображениями святых. Зодчие и  рисовальщики,  которым
поручили  сейчас  возвести  новую  кампанилу  [в  итальянской  архитектуре
средних веков и эпохи Возрождения  -  колокольня,  стоящая,  как  правило,
отдельно от храма] при соборе. Ясновидцы и  шарлатаны  всех  мастей.  Весь
этот праздношатающийся люд появляется и исчезает, когда ему вздумается,  а
некоторые живут здесь подолгу, как  свои,  -  и  все  они  без  исключения
пользуются гостеприимством герцога.
   Непонятно, зачем ему весь этот сброд. И совсем уж непостижимо,  как  он
может часами  слушать  их  дурацкую  болтовню.  Ну,  можно  еще  послушать
часок-другой поэтов, они ведь все равно что шуты - таких всегда при дворах
держат. Они воспевают чистоту и возвышенность человеческой  души,  великие
события и героические подвиги. И тут уж ничего не скажешь,  особенно  если
они в своих виршах льстят хозяину. Лесть человеку необходима, иначе он  не
сможет стать тем, чем ему предназначено быть,  даже  в  своих  собственных
глазах.  И  в  настоящем,  и  в  прошлом  немало  найдется  прекрасного  и
возвышенного, которое потому лишь и стало прекрасным  и  возвышенным,  что
было воспето поэтами. Они  воспевают  прежде  всего  любовь,  и  это  тоже
правильно, поскольку любовь-то как раз больше всего и нуждается, чтобы  ее
представляли не такой, какая она есть на самом деле. Дамы сразу становятся
печальны, и грудь  их  колышется  от  вздохов,  мужчины  начинают  глядеть
отрешенным, мечтательным взором, ибо всем им  отлично  известно,  как  оно
обстоит  в  действительности,  а  значит,  рассуждают  они,  стихотворение
получилось и в самом  деле  прекрасное.  Мне  понятно  также,  что  должны
существовать  живописцы,  которые  малевали   бы   для   простого   народа
изображения святых, чтобы людям  было  кого  боготворить,  кого-нибудь  не
такого нищего и грязного, как они сами;  красивые  изображения  мучеников,
получивших вознаграждение на том свете,  заимевших  драгоценные  одежды  и
золотой обруч вокруг головы, чтобы люди верили, что и они получат награду,
когда вытерпят положенный им срок. И  изображения,  наглядно  показывающие
черни, что их бог распят, что его  распяли,  когда  он  пытался  совершить
что-то в этой жизни, и что, выходит, надеяться им здесь, на земле,  не  на
что. Такого сорта  примитивные  ремесленники  нужны,  я  понимаю,  всякому
правителю, не понимаю только, что им в замке-то  делать.  Они  строят  для
людей некое прибежище, храм, красиво разукрашенный застенок, куда в  любой
момент можно  зайти,  чтобы  обрести  душевный  покой.  И  где  извечно  и
терпеливо висит на своем кресте их бог. Все это мне понятно, потому что  я
и сам христианин, крещен в ту же веру, что и они.  И  крещение  это  имеет
законную силу, хотя крестили меня только шутки  ради:  при  бракосочетании
герцога Гонзаго с донной Еленой меня понесли крестить в  дворцовой  купели
вроде  бы  как  их  первенца  -  будто  бы  невеста,  всем  на  удивление,
разрешилась от бремени как раз ко дню свадьбы. Я много раз слышал, как  об
этом рассказывали, словно о чем-то ужасно забавном, да так оно и было, я и
сам могу подтвердить, потому что мне уже исполнилось  восемнадцать,  когда
это произошло,  то  есть  когда  наш  герцог  одолжил  меня  им  для  этой
церемонии.
   Но совершенно уж непонятно, как можно часами сидеть и слушать тех,  кто
толкует о смысле жизни. Философов с их глубокомысленными  рассуждениями  о
жизни и смерти и разных там вечных вопросах, всякие лукавые  измышления  о
добродетели, о чести, о рыцарстве. И тех, кто воображает, будто им  ведомо
что-то о звездах, кто думает, будто существует  определенная  связь  между
ними и человеческими судьбами. Они богохульники, хотя,  в  чем  именно  их
богохульство, я не знаю, да и знать не хочу. Они  шуты,  хотя  сами  и  не
подозревают о том, да и никто не подозревает, никто над ними  не  смеется,
их выдумки никого не забавляют. Зачем их держат  при  дворе  -  никому  не
известно. Но герцог слушает их так, будто в их словах скрыт невесть  какой
смысл, сидит и с задумчивым видом поглаживает бороду и велит мне подливать
им в серебряные кубки, такие же, как у  него  самого.  Только,  бывает,  и
посмеются, если кто посадит меня к себе на колени, чтобы мне удобнее  было
наливать им вино.
   Кто может знать что-нибудь про  звезды?  Кто  способен  истолковать  их
тайнопись?  Уж  не  эти  ли  бездельники?  Они  воображают,  будто   могут
беседовать  со   Вселенной,   и   радуются,   получая   мудреные   ответы.
Разворачивают свои карты звездного неба и читают в небесах, как по  книге.
Только книга-то эта ими же самими и написана,  а  звезды  движутся  своими
собственными неведомыми путями, даже  и  не  подозревая,  что  там  в  ней
сказано.
   Я тоже читаю в Книге Ночи. Но я не берусь толковать смысл.  Я  различаю
письмена, но я понимаю, что они не могут быть истолкованы, - и в  том  моя
мудрость.
   Они ночи напролет просиживают в своей башне, в западной башне замка, со
всякими там подзорными трубами и квадрантами и воображают, будто  общаются
со Вселенной. А я сижу в противоположной башне,  где  находятся  старинные
покои для карликов и где я живу один с тех пор, как  задушил  Иосафата,  -
потолки здесь низкие, в самый раз для представителей нашего рода,  а  окна
маленькие, как  бойницы.  Прежде  здесь  жило  много  карликов,  собранных
отовсюду, из самых дальних  стран,  вплоть  до  государства  мавров:  дары
герцогов, пап и кардиналов либо живой товар - и такое ведь не редкость.  У
нас, карликов, нет ни родного дома, ни отца с матерью, мы приходим в  этот
мир тайно, рождаясь от чужих, все равно где, все равно от  кого,  хоть  от
самых жалких бедняков, лишь бы род наш не вымер.  И  когда  эти  случайные
наши родители  обнаруживают,  что  произвели  на  свет  существо  из  рода
карликов, они продают нас владетельным государям, чтобы мы тешили их своим
уродством и служили им шутами. Так было и  со  мной,  я  был  продан  моей
родительницей, которая отвернулась от меня с брезгливостью, увидавши, кого
она произвела на свет: ей и невдомек было, что я потомок древнейшего рода.
Она получила за меня двадцать эскудо и купила на  них  три  локтя  материи
себе на платье и сторожевого пса для своих овец.
   Я сижу возле карликового окошка и гляжу в ночь,  испытующе,  как  и  те
звездочеты. Мне не требуется подзорных  труб,  я  и  без  того  достаточно
проницателен. Я тоже читаю в Книге Ночи.


   Существует очень простое объяснение,  почему  герцог  так  интересуется
всеми этими учеными, живописцами, философами и звездочетами. Ему  хочется,
чтобы его двор прославился на весь мир, а  сам  он  заслужил  бы  почет  и
всеобщее признание. Вполне объяснимое желание: насколько мне известно, все
люди по возможности стремятся к тому же.
   Я прекрасно его понимаю и вполне с ним согласен.


   Кондотьер  Боккаросса  прибыл  в   город   и   разместился   со   своей
многочисленной свитой в палаццо  Джеральди,  которое  пустует  со  времени
изгнания этой семьи. Он нанес  герцогу  визит,  который  длился  несколько
часов. Никому не дозволено было присутствовать.
   Это великий и прославленный кондотьер.
   Работы на строительстве кампанилы начались, и мы были там  и  смотрели,
как продвинулось у них  дело.  Кампанила  будет  намного  возвышаться  над
соборным куполом, и, когда ударят в колокола,  звон  раздастся  словно  из
поднебесья. Прекрасная идея,  поистине  достойная  называться  идеей.  Эти
колокола будут выше всех других колоколов Италии.
   Герцог очень увлечен новым сооружением, и его можно понять. Он еще  раз
просмотрел на месте эскизы и пришел в восторг от барельефов,  изображающих
сцены  из  жизни  Распятого,  которыми  украшают  сейчас   основание   его
кампанилы. Дальше этого дело пока не продвинулось.
   Быть может, ее так никогда и не закончат.  Многие  из  задуманных  моим
герцогом  построек  остаются  незаконченными.   Красивые   руины   великих
замыслов. Но в конце концов, и  руины  -  памятник  творцу  замысла,  и  я
никогда не отрицал, что он великий правитель. Когда он идет по улицам, я с
удовольствием иду рядом. Все смотрят выше,  на  него,  никто  не  замечает
меня. Но это ничего не значит. Они приветствуют  его  почтительно,  словно
некое высшее  существо,  но  только  потому,  что  все  они  -  трусливая,
раболепная чернь, а вовсе не  потому,  что  действительно  его  любят  или
почитают, как он думает. Стоит мне появиться в городе одному,  они  небось
тотчас меня замечают и орут мне  вслед  всякие  гадости:  "Это  герцогский
карлик! Дашь пинка ему - дашь пинка его господину!"  Сделать  это  они  не
осмеливаются, зато швыряют мне вслед дохлых крыс и всякую другую  мерзость
из мусорных куч. Когда же я, разозлившись, выхватываю шпагу,  они  хохочут
надо мной. "Ох, и могучий же у нас повелитель!" -  орут  они.  Я  не  могу
защищаться, поскольку сражаемся мы разным оружием.  Я  вынужден  спасаться
бегством, с ног до головы облепленный всякими отбросами.
   Карлику обо всем всегда известно больше, чем его господину.


   Признаться, я вовсе не против потерпеть за  моего  герцога.  Лишнее,  в
конце концов, доказательство, что я часть его самого и в известных случаях
представляю его собственную высокую персону.  Невежественная  чернь  и  та
понимает, что карлик господина - это, в сущности, он сам, так же как замок
с его башнями и шпилями - он сам, и двор с его роскошью и  великолепием  -
он сам, и палач, отрубающий головы на площади, и  казна  с  ее  несчетными
сокровищами, и  главный  дворецкий,  оделяющий  в  голодное  время  хлебом
бедняков, - все это ОН САМ. Они чувствуют, какую  власть  я,  в  сущности,
представляю. И я  всегда  испытываю  удовлетворение,  подмечая,  что  меня
ненавидят.
   Одеваться я стараюсь по возможности так же, как герцог: те же  ткани  и
тот же  покрой.  Те  обрезки,  что  остаются,  когда  ему  шьется  платье,
используются потом для меня. У бедра я всегда ношу шпагу, как и он, только
покороче. И осанка у меня, если присмотреться,  такая  же  гордая,  как  у
него.
   В общем, я получаюсь  очень  похожим  на  герцога,  только  что  ростом
гораздо меньше. Если посмотреть на меня через  стекло,  какое  те  шуты  в
западной башне наводят на звезды, можно, наверное, подумать, что я  -  это
он.


   Между  карликами  и  детьми  большая  разница.  Поскольку  они   ростом
одинаковы, то люди думают, что они друг другу подходят,  а  они  вовсе  не
подходят. Карликов часто заставляют играть с  детьми,  не  соображая,  что
карлик - противоположность ребенку, что он уже рождается старым. В детстве
карлики никогда, насколько мне известно, не играют, для чего им играть, да
оно  и  выглядело  бы  странно  при  их  морщинистых  стариковских  лицах.
Настоящее издевательство - принуждать нас к этому. Но люди ведь ничего про
нас не знают.
   Мои господа никогда не заставляли меня играть с Анджеликой.  Зато  сама
она заставляла. Я не хочу сказать, что она делала это по злому умыслу, но,
когда я вспоминаю то время, особенно первые годы ее детства, мне  начинает
казаться, что мучили меня нарочно, с изощренной  злобой.  Этот  ребенок  с
круглыми  голубыми  глазами  и  капризным  ротиком,   которым   иные   так
восхищались, мучил меня, как никто из дворцовой челяди. Дня не  проходило,
чтоб она с утра пораньше не притащилась ко мне наверх (в то время она едва
умела ходить!), и непременно с котенком под мышкой. "Пикколино,  хочешь  с
нами поиграть?" Я отвечаю: "Я никак не могу, у меня  есть  дела  поважнее,
мне сегодня не до игр". - "А что  ты  будешь  делать?"  -  спрашивает  она
бесцеремонно. "Маленьким этого не понять", - отвечаю  я.  "Но  ты  же  все
равно пойдешь  на  улицу,  нельзя  же  спать  целый  день!  Я  встала  уже
давно-предавно". И мне приходится идти с ней,  не  осмеливаюсь  отказаться
из-за господ, хотя внутри у меня все кипит от ярости. Она  берет  меня  за
руку, будто я ей приятель, - что за дурацкая  привычка,  терпеть  не  могу
липких детских рук! Я в ярости сжимаю пальцы в кулак,  но  она  все  равно
цепляется, и таскает меня повсюду за собой, и болтает без умолку. К  своим
куклам,  которых  надо  кормить  и  наряжать,  к  слепым  щенкам,  которые
копошатся в корзинке у собачьей будки, в  розарий,  где  нам,  видите  ли,
обязательно надо поиграть с котенком. У нее  была  докучливая  страсть  ко
всяким животным, и не к взрослым животным, а  к  их  детенышам,  ко  всему
маленькому. И она способна была бесконечно  играть  со  своим  котенком  и
считала, что я тоже должен. Она думала, что я тоже ребенок и, как ребенок,
всему радуюсь. Это я-то! Я ничему не радуюсь.
   Случалось, правда, что в ее голове и пробудится разумная  мысль,  когда
она вдруг заметит, как  я  измучен  и  озлоблен,  -  она  вдруг  удивленно
взглянет на меня,  на  мое  морщинистое  древнее  лицо:  "Почему  тебе  не
нравится играть?"
   И, не получивши никакого ответа ни от моих стиснутых губ,  ни  от  моих
холодных глаз, умудренных опытом тысячелетий,  она  посмотрит  на  меня  с
каким-то новым, пугливым выражением в наивном младенческом  взгляде  и  на
некоторое время замолкнет.
   Что такое игра? Бессмысленная возня... ни с чем. Странное притворство в
обращении с вещами и явлениями. Их принимают не за то,  что  они  суть  на
самом деле, не всерьез. Астрологи играют в свои звезды,  герцог  играет  в
свои постройки, в свои соборы, барельефы и кампанилы, Анджелика  играет  в
свои куклы - все играют, все притворяются. Один  я  презираю  притворство.
Один я живу _всерьез_.
   Однажды я тихонько прокрался к ней, покуда она спала,  положив  котенка
рядом с собой, и отсек ему кинжалом голову. И швырнул  его  через  окно  в
кучу мусора. Я был в такой ярости, что едва ли  сознавал,  что  делаю.  То
есть сознавать-то я прекрасно сознавал,  я  приводил  в  исполнение  план,
который давно уже созрел у меня в часы наших тошнотворных игр  в  розарии.
Она была безутешна, обнаружив,  что  котенок  исчез,  а  когда  все  стали
говорить, что его наверняка  уже  нет  в  живых,  она  слегла  в  какой-то
странной горячке и долго болела, так что я избавлен был  от  необходимости
ее видеть.  Когда  же  она  в  конце  концов  поправилась,  мне  пришлось,
разумеется, без конца выслушивать скорбный рассказ о судьбе ее любимца,  о
непонятном его исчезновении. Никто, конечно, не стал ломать  себе  голову,
куда девалась кошка, зато весь  двор  был  до  смерти  напуган  неизвестно
откуда взявшимися на шее девочки  пятнышками  крови,  которые,  по  общему
мнению,  могли  быть  дурным  предзнаменованием.   Люди   просто   обожают
отыскивать всякие предзнаменования.
   Мне не было от нее никакого покоя все годы ее детства, разве  что  игры
со временем менялись. Вечно она  мне  надоедала  и  приставала  со  своими
секретами и своей дружбой, хотя мне ее дружба была совершенно ни  к  чему.
Иногда я думаю, не объяснялась ли ее назойливая привязанность ко  мне  тем
же самым, чем объяснялась ее страсть к котятам, щенятам,  утятам  и  всему
вообще маленькому. Возможно, она не ладила  с  миром  взрослых,  возможно,
боялась его, была чем-то напугана.  Но  я-то  тут  при  чем!  Если  она  и
чувствовала себя одинокой, я-то что мог поделать! Но она как  прилипла  ко
мне, так и не отлипала. Даже потом, когда вышла из детского возраста. Мать
тогда перестала ею интересоваться, поскольку дочь  перестала  заменять  ей
куклу - она тоже вечно играет, все люди играют, - у отца  же,  разумеется,
хватало других забот. А возможно, он и  по  иной  причине  не  слишком  ею
интересовался. Но тут я умолкаю.
   Только  лет  с  десяти-двенадцати  она  сделалась   молчаливой,   стала
замыкаться в себе, и я наконец избавился от нее.  С  тех  пор  она,  слава
богу, оставила меня в покое и живет сама по себе. Но случается, меня еще и
теперь душит злость, как подумаю, сколько я из-за нее вытерпел.
   Теперь она совсем уже взрослая девица,  ей  исполнилось  пятнадцать,  и
скоро, пожалуй, на нее будут смотреть как на даму. Но она до сих пор очень
ребячлива и держит себя вовсе не как знатная дама. Кто  ее  отец,  кстати,
неизвестно, возможно, конечно, что и герцог,  но  не  исключено,  что  она
просто ублюдок, и  тогда  с  ней  совершенно  напрасно  обращаются  как  с
герцогской дочерью. Некоторые говорят, что она красива. Я не могу отыскать
ничего красивого в этом ребячьем  лице  с  полуоткрытым  ртом  и  большими
круглыми глазами, в которых нет ни проблеска мысли.


   Любовь смертна. И когда она умрет, то начинает разлагаться  и  гнить  и
может образовать почву для новой любви. Мертвая любовь живет  тогда  своей
невидимой жизнью в живой, и, в сущности, у любви нет смерти.
   К такому именно убеждению пришла, насколько  я  понимаю,  на  основании
собственного опыта герцогиня, на этом она и строит свое счастье. Ведь  нет
сомнения, что она счастлива. Она и  других  делает  счастливыми,  на  свой
манер. В настоящее время такой вот счастливец дон Риккардо.
   Герцог, возможно, тоже счастлив. Счастлив тем, что чувство, которое  он
пробудил в ней когда-то, еще живо - в его  воображении.  Он  притворяется,
будто ее любовь жива. Оба они притворяются,  будто  их  любовь  жива.  Оба
играют.
   Когда-то у герцогини был любовник, которого она обрекла на пытки за то,
что он ей изменил. Она устроила так, что герцог, ничего не  подозревавший,
осудил его за преступление, которого тот и не  думал  совершать.  Я  тогда
единственный  знал  всю  правду.  И  я  присутствовал  при  пытках,  чтобы
рассказать ей потом, как он себя вел. Он вел себя вовсе не по-геройски,  а
примерно так же, как и все они.
   Быть может, он и есть отец девчонки. Кто знает!
   Не исключено, однако, что  и  герцог.  Ведь  герцогиня  тогда  всячески
старалась его улестить, и любовь их переживала в ту пору новую весну.  Она
обнимала  его  каждую  ночь  и  предлагала  ему   свое   обманутое   лоно,
изголодавшееся по  потерянному  любовнику.  Она  ласкала  своего  супруга,
словно обреченного на пытки возлюбленного. И герцог ласкал ее в ответ, как
в их первые жаркие любовные ночи. Мертвая любовь жила  своей  таинственной
жизнью в живой.


   Духовник герцогини является  каждую  субботу  утром  в  отведенное  ему
время. К его приходу она давно уже на ногах, одета и причесана и часа  два
уже отстояла на коленях перед распятием. Она готова к исповеди.
   Ей не в чем исповедоваться. И она не  обманывает  и  не  кривит  душой.
Напротив, она говорит со всей искренностью, от всего сердца. Она не ведает
греха. Она не знает за собой  никаких  дурных  поступков.  Вот  разве  что
рассердилась на свою камеристку, когда та неловко  укладывала  ей  волосы.
Она - чистая, неисписанная страница, и духовник с улыбкой  склоняется  над
ней, словно над нетронутой девственницей.
   После  молитвы,  после  общения  с  Распятым,  взгляд  у  нее  ясный  и
проникновенный. Замученный человечек, висящий на своем игрушечном  кресте,
пострадал за нее, и душа ее очищена от всего греховного, стерта даже самая
память о грехе. Она чувствует себя подкрепленной и словно помолодевшей, но
в то же время настроена благоговейно и сосредоточенно, что очень  идет  ей
при этом скромном черном туалете и  ненарумяненном  лице.  Она  садится  и
пишет любовнику про свое нынешнее душевное самочувствие,  пишет  спокойное
сестринское письмо, в котором нет ни слова про любовь и свидания. Будучи в
таком настроении, она не терпит ни  малейшего  намека  на  легкомыслие.  Я
отношу письмо любовнику.


   Не приходится сомневаться, что она истинно верующая.  Вера  для  нее  -
нечто существенное, нечто жизненно необходимое. Она в ней нуждается, и она
ею пользуется. Вера - часть ее сердца, ее души.
   Верующий ли человек сам герцог?  Трудно  сказать.  В  каком-то  смысле,
конечно, да, поскольку он соединяет в себе все и вся, объемлет _все_, - но
можно ли назвать это верой? Ему нравится, что на  свете  существует  такая
вещь, как вера, ему нравится послушать про  нее,  послушать  занимательные
теологические споры - разве может что-нибудь человеческое быть ему  чуждо?
Ему нравятся  запрестольные  образы,  и  мадонны  знаменитых  мастеров,  и
красивые, величественные храмы, в особенности те, которые он сам построил.
Не знаю, можно ли назвать это верой. Очень может быть. Если говорить о нем
как о _правителе_, то он, бесспорно, привержен религии. Не менее искренне,
чем она. Ему понятна потребность народа в вере, понятно,  что  ее  следует
удовлетворять,  и  его  двери  всегда  открыты  для  тех,  кто  занимается
удовлетворением этой потребности. Прелаты и разные  другие  духовные  лица
так и шмыгают в эти двери взад-вперед. Но верующий ли он  человек,  _лично
он_? Это совсем другое дело - тут я умолкаю.
   Зато насчет _нее_ сомневаться, повторяю, не приходится, она, бесспорно,
истинно верующая.
   Возможно, они оба верующие, каждый по-своему?


   Что такое вера вообще? Я много над этим размышлял, но все тщетно.
   Особенно много размышлял я над этим в тот раз,  когда  на  карнавальном
празднике, тому уж несколько лет, меня заставили служить  за  епископа,  в
полном облачении, и причащать святых  тайн  карликов  Мантуанского  двора,
которых их герцог взял с собой на  карнавал.  Мы  собрались  у  маленького
алтаря, сооруженного  в  одной  из  зал  замка,  а  вокруг  нас  расселись
ухмыляющиеся гости, все эти рыцари, и сеньоры, и молодые  щеголи  в  своих
шутовских нарядах. Я поднял повыше распятие, а  все  карлики  попадали  на
колени. "Это ваш Искупитель! - провозгласил я громовым голосом,  глядя  на
них пылающим  взором.  -  Это  Искупитель  всех  карликов  и  сам  карлик,
замученный при великом герцоге Понтии Пилате и прибитый гвоздями к  своему
игрушечному крестику на радость и облегчение всем людям на земле". Я  взял
чашу и подержал ее у них перед глазами:  "Это  его,  карликова,  кровь,  в
которой отмоются все великие грехи и все черные  души  станут  белыми  как
снег". И я взял просфору, и тоже показал им, и откусил  у  них  на  глазах
кусочек, и отпил глоток, как положено по обычаю, разъясняя им одновременно
смысл святого таинства: "Я ем его тело, которое было уродливым, как  ваше.
На вкус оно горше желчи, ибо пропитано ненавистью. Примите же и  ешьте!  Я
пью его кровь, и она жжет огнем, которого никому  не  загасить.  Словно  я
отведал своей собственной крови.
   Искупитель всех карликов, да пожрет твой огонь весь мир!"


   И я выплеснул вино на тех, что сидели вокруг и глазели на  нас  во  все
глаза, потрясенные и бледные как полотно.


   Я не богохульник. Это они богохульствовали, не я. Тем не  менее  герцог
велел заковать меня на несколько дней в кандалы: они, мол, хотели  невинно
позабавиться, а я им все испортил и только  расстроил  и  напугал  гостей.
Кандалов по моему размеру не было, и пришлось  их  специально  выковывать,
кузнец ворчал, мол,  слишком  много  возни  для  такого  ничтожного  срока
наказания, но герцог сказал, что, может, они еще когда-нибудь  пригодятся.
Выпустил он меня очень быстро, раньше назначенного срока, и  мне  кажется,
он подверг меня наказанию главным образом  ради  гостей:  как  только  они
уехали, меня выпустили. Но первое время он поглядывал на меня  с  какой-то
даже робостью и избегал оставаться со мной наедине, мне казалось, он  меня
немножко побаивается.
   Карлики,  разумеется,  ничего   не   поняли.   Они   суетились,   точно
перепуганные куры, попискивая своими противными кастратскими голосами.  Не
знаю, откуда у них эти уморительные  голосишки.  У  меня  голос  низкий  и
сильный. Но они ведь рабы и кастраты  не  только  телом,  но  и  душой,  и
большинство из них  шуты,  позорящие  свой  род  дурацкими  издевками  над
собственным телом.
   Презренное племя! Чтобы только  не  видеть  их  перед  глазами,  я  так
подстроил, что герцог одного за другим всех их продал, пока я  не  остался
наконец один. Я рад, что их нет и что в  покоях  карликов  теперь  голо  и
пусто и я могу по ночам спокойно  предаваться  размышлениям.  Я  рад,  что
Иосафата тоже нет и что я избавлен  от  необходимости  видеть  его  жалкое
старушечье личико и слышать его писклявый голосишко. Я рад, что я  остался
_один_.
   Так уж случилось,  что  приходится  ненавидеть  даже  свой  собственный
народ. Мои сородичи мне ненавистны.
   Но я и себя ненавижу. Я ем свое собственное, приправленное желчью тело.
Я пью собственную отравленную  кровь.  Ежедневно  совершаю  я  -  зловещий
верховный священнослужитель моего народа - свой одинокий обряд  причащения
святых тайн.


   После  этого  "скандального  случая"  герцогиня  повела  себя  довольно
странно. В то же утро, как меня выпустили, она  позвала  меня  к  себе  и,
когда я вошел в ее спальню, молча посмотрела на меня задумчивым, изучающим
взглядом. Я ожидал упреков и, возможно, нового  наказания,  но  когда  она
наконец заговорила, то призналась,  что  моя  литургия  произвела  на  нее
глубокое впечатление: в ней было нечто  зловещее  и  ужасное,  затронувшее
что-то в ее собственной душе. Как мне  удалось  проникнуть  ей  в  душу  и
затронуть нечто сокровенное?
   Я ничего не  понимал.  Я  не  преминул  ухмыльнуться,  воспользовавшись
минутой, когда она, лежа молча в постели, смотрела мимо меня отсутствующим
взглядом.
   Она спросила, каково это, по-моему, - висеть распятым на кресте?  Чтобы
тебя били плетьми, мучили и замучили до смерти? И она сказала,  ей  вполне
понятно,  что  Христос  должен  ее  ненавидеть.  Люто  должен  ненавидеть,
претерпев ради нее такие муки.
   Я не намерен был отвечать, а она тоже не стала  продолжать  разговор  и
долго еще лежала молча, глядя в пространство отсутствующим взглядом.
   Потом она сделала легкое движение  своей  красивой  рукой,  означавшее,
что, дескать, на  сегодня  все,  и  крикнула  камеристке,  чтобы  принесла
темно-красное платье: ей пора вставать.
   Я и по сей день не понимаю, что вдруг на нее нашло.


   Я заметил, что порой я внушаю страх. Но пугаются-то люди,  в  сущности,
самих же себя. Они думают, это я навожу на них страх, а на  самом  деле  -
тот карлик, что сидит в них же самих, уродливое человекообразное  существо
с обезьяньей мордой, это он высовывает свою голову из глубин их души.  Они
пугаются, потому что сами не знают, что в них сидит другое  существо.  Они
всегда вообще пугаются, если вдруг что-то выныривает на поверхность из них
же самих, из какой-нибудь грязной ямы их души, что-нибудь такое, о чем они
даже и не подозревают и что не имеет никакого отношения к  жизни,  которой
они живут. Когда на поверхности ничего не видать, им все нипочем,  никакая
опасность их не страшит. Они расхаживают себе, рослые и невозмутимые, и их
гладкие лица ровно ничего не выражают. Но внутри них всегда  существует  и
нечто другое,  чего  они  сами  не  замечают,  они  живут,  сами  того  не
подозревая,   несколькими   жизнями    одновременно.    Они    удивительно
замаскированы, необъяснимы и многолики.
   И они уродливы, хотя по ним этого не видно.


   Я всегда живу только своей жизнью, жизнью карлика. Я никогда  не  бываю
рослым и гладколицым. Я всегда только я сам, всегда один и тот же, я  живу
только _одной_ жизнью.  Во  мне  нет  никакого  другого  существа.  И  мне
известно все, что у меня внутри, ничто никогда не выныривает  внезапно  из
глубин моей души, ничто не скрывается там в потемках. Поэтому  я  не  знаю
страха перед чем-то неведомым, что пугает их, перед чем-то необъяснимым  и
таинственным. Для меня ничего такого просто  не  существует.  Во  мне  нет
ничего "другого".
   Страх? Что это такое? Вероятно, я должен бы испытывать страх, лежа один
во мраке ночи и видя, как ко мне приближается  призрак  Иосафата,  как  он
подходит все ближе, бледный как смерть, с  синяками  на  шее  и  разинутым
ртом.
   Но я не чувствую испуга или раскаяния,  не  испытываю  никаких  сильных
ощущений. При виде его я думаю лишь о том, что он умер и что с тех  пор  я
совершенно один.
   Я хочу быть один, я не хочу, чтобы существовало что-то, кроме меня. И я
ясно вижу, что он мертв. Это всего лишь его призрак, и я  совершенно  один
во мраке, как и каждую ночь с тех самых пор, как удушил его.
   Страшного ничего в этом нет.


   При дворе появился очень рослый мужчина, с которым герцог обходится  на
удивление почтительно, можно даже сказать, благоговейно. Он званый  гость,
и герцог говорит, что  давно  его  поджидал  и  очень  счастлив,  что  его
удостоили наконец визитом.
   Он обходится с ним прямо как с равным.
   Не все у нас при дворе находят это смешным,  кое-кто  говорит,  что  он
действительно выдающийся человек и ровня герцогам. Однако одевается он  не
по-герцогски, а довольно просто. Кто он,  в  сущности,  такой  и  чем  так
примечателен, я пока не разузнал.  Со  временем  это,  видимо,  выяснится.
Говорят, он к нам надолго.
   Не стану отрицать, что в нем есть нечто внушающее почтение:  держит  он
себя непринужденнее и достойнее, чем другие, лоб у  него  высокий  и,  как
любят выражаться люди, с печатью думы, а лицо, обрамленное седой  бородой,
благородно и  по-настоящему  красиво.  В  нем  есть  что-то  изысканное  и
гармоничное, и манеры у него спокойные и сдержанные.
   Интересно бы знать, в чем его уродство.


   Примечательный гость обедает за одним столом с герцогом. Они все  время
беседуют на самые разные темы, и я,  прислуживая  своему  господину  -  он
всегда требует, чтобы именно я это делал, - не могу не заметить,  что  наш
гость человек просвещенный. Его мысль объемлет, кажется, все и вся,  и  он
интересуется всем на свете. Он берется объяснять что угодно, но, в отличие
от  других,  не  всегда  уверен  в  том,  что  его  объяснения  правильны.
Обстоятельно и подробно растолковав, как, по  его  мнению,  надо  понимать
то-то или то-то, он, случается, замолчит и задумается, а  потом  скажет  в
сомнении: но возможно, оно и не так. Я не знаю, как это  расценить.  Можно
считать это своего рода мудростью, но ведь не исключено,  что  говорит  он
так просто потому, что ему действительно ничего в точности не известно,  и
тогда выходит, что все его  старательно  возводимые  мысленные  построения
мало чего стоят. Последнее наиболее вероятно, если  я  правильно  оцениваю
возможности  человеческого  разума.  Многие,  однако,  не  понимают,   что
несовершенство человеческого  разума  обязывает  к  известной  скромности.
Возможно, он понимает.
   Но герцог ничего такого не замечает, он слушает его с жадностью, словно
пьет из прозрачного источника, откуда ключом бьют знание  и  мудрость.  Он
смотрит ему в рот, будто смиренный ученик учителю, хотя, разумеется, и  не
роняя своего герцогского достоинства. Иногда он  величает  его  "маэстро".
Интересно, в чем кроется причина столь  льстивого  смирения.  Насколько  я
знаю моего господина, какая-нибудь причина да  имеется.  Ученый  муж  чаще
всего делает вид, будто и не слышал этого лестного обращения. Возможно, он
и в самом деле скромен. Но с другой стороны,  он  иногда  высказывается  с
очень большой определенностью, очень убежденно отстаивает  свое  мнение  и
приводит  такие  доказательства,  которые  свидетельствуют  об  остром   и
проницательном уме.
   Он, выходит, не всегда сомневается.
   Говорит  он  неизменно  спокойным,  красивым  и  необыкновенно  звучным
голосом. Ко мне он приветлив  и  проявляет,  кажется,  некоторый  интерес.
Отчего, я не знаю. Чем-то он, пожалуй, напоминает герцога, так мне  иногда
кажется, хотя я и не могу толком объяснить, чем именно.
   Он не фальшив.


   Примечательный чужеземец готовится  приступить  к  работе  в  монастыре
францисканцев Санта-Кроче, будет писать какую-то картину на стене тамошней
трапезной. Значит, он всего-навсего малюет  изображения  святых  и  всякое
такое прочее, как и многие при здешнем  дворе.  Вот  в  чем,  значит,  его
"примечательность".
   Я не хочу, конечно, сказать, что он не может быть одновременно и чем-то
иным, чем-то большим, и что его непременно надо приравнивать к примитивным
его собратьям по ремеслу. Он,  надо  признать,  производит  гораздо  более
внушительное впечатление, и понятно, почему  герцог  слушает  его  гораздо
внимательней, чем всех других. Но не оракул же  он  в  самом  деле,  чтобы
слушать его открыв рот, и не такая уж важная птица, чтоб сажать его каждый
день за один стол с собой. Нет, это необъяснимо. Ведь, что там ни  говори,
он всего лишь ремесленник, и все, что он делает,  он  делает  собственными
руками, пусть даже, при своей просвещенности и своем уме,  он  и  объемлет
многое - до того уж многое, что сам не может уразуметь! Какие у него руки,
я не знаю, надеюсь, умелые, раз герцог его нанял, а что мысль его  берется
решать задачи, до которых она не  доросла,  так  ведь  в  этом  он  и  сам
признается. Он, должно быть, фантазер. При всей ясности ума и обилии  идей
он, должно быть, строит на песке, и тот мир, который он  якобы  творит,  в
сущности, должно быть, совершенно нереален.
   Впрочем, как ни странно, никакого определенного мнения у меня о нем еще
нет. Отчего бы это? Обычно  у  меня  сразу  же  складывается  определенное
представление о любом, с кем бы я ни столкнулся. Вероятно, он настолько же
выше других как личность, насколько он выше их ростом. Он как бы  во  всех
отношениях возвышается над средним уровнем. Но я не  знаю,  отчего  я  так
думаю, почему мне так кажется. Я не знаю, в чем,  собственно,  заключается
его превосходство и действительно ли  он  настолько  всех  превосходит.  И
почему, спрашивается, он должен отличаться от всех остальных встречавшихся
мне людей?
   Как бы то ни было, я убежден, что герцог переоценивает его достоинства.
   Зовут его Бернардо, самое обычное имя.


   Герцогиню он не интересует. Ведь он старик. А мужские разговоры ее, как
видно, совершенно не занимают. Присутствуя, при  их  пространных  беседах,
она молчит и думает о своем. Мне  кажется,  она  даже  и  не  слышит,  что
говорит этот примечательный муж.
   Зато  она-то  его,  кажется,  весьма   интересует.   Он,   я   заметил,
разглядывает ее украдкой, когда никто не видит. Изучает  ее  лицо,  словно
что-то в нем отыскивая, взглядом пытливым и все более и более  задумчивым.
Что в ней может привлекать его?
   Ведь лицо ее вовсе неинтересно. Сразу видно, что она шлюха, хоть она  и
пытается это скрыть  за  обманчиво  невинной  внешностью.  Не  надо  долго
разглядывать, чтобы понять ее сущность. И что тогда остается разглядывать,
чего доискиваться в ее порочном лице? Что в нем привлекательного?
   Но его привлекает, очевидно, все на свете. Он может, например,  поднять
с земли камень  -  я  сам  видел  -  и  разглядывать  его  с  чрезвычайным
интересом, вертеть так и сяк, чтобы в конце концов положить себе в карман,
словно драгоценность. Нет, кажется, на свете  вещи,  которая  не  способна
была бы его увлечь. Блаженный он, что ли?
   Достойный зависти блаженненький! Тот, для кого и камень  драгоценность,
на каждом шагу натыкается на сокровища.
   Он невероятно любопытен. Он сует свой нос повсюду, все ему надо  знать,
обо всем выспросить. Он выспрашивает  рабочих  насчет  их  инструментов  и
приемов работы, делает свои замечания, дает советы. Он является  со  своих
загородных прогулок с охапками цветов,  усаживается  и  начинает  обрывать
лепестки, чтобы посмотреть, как устроен цветок внутри. Он способен  часами
простаивать,  следя  за  полетом  птиц,  будто  и  в  этом   есть   что-то
удивительное.  Даже  головы  убийц  и  воров  на  кольях  перед  замковыми
воротами, всем уже осточертевшие, - даже их он способен разглядывать  чуть
не  часами,  размышлять  над  ними,  словно  над  какими-то  удивительными
загадками, и срисовывать себе в записную книжку серебряным карандашиком. А
когда несколько дней назад на площади повесили Франческо, он стоял впереди
всех, вместе с мальчишками, чтобы лучше видеть. По ночам  он  разглядывает
звезды. Его любопытство простирается решительно на все.
   Действительно ли во всем есть свой интерес?


   Мне наплевать, куда он там сует свой нос. Но если он еще  раз  до  меня
дотронется, я проткну его кинжалом. Я твердо решил, что так и сделаю,  чем
бы мне это ни грозило.
   Сегодня вечером, когда я наливал ему вино, он взял мою руку,  собираясь
ее рассмотреть, - я со злостью отдернул. Но герцог, улыбнувшись, велел мне
показать руку. Он подробно ее разглядывал, изучал с нахальным бесстыдством
каждый сустав, каждую морщинку  у  запястья  и  попытался  даже  отвернуть
рукав,  чтобы  поглядеть  выше.  Я  снова  отдернул   руку,   окончательно
взбешенный, ярость клокотала, во мне. Оба они улыбались,  а  я  готов  был
испепелить их взглядом.
   Если он еще раз до меня дотронется, я полюбуюсь  на  его  кровь!  Я  не
выношу человеческого прикосновения, не терплю ни малейшего  посягательства
на мое тело.


   Ходят странные  слухи,  будто  он  уговорил  герцога  выдать  ему  труп
Франческо, чтобы вспороть его и поглядеть, как устроен человек изнутри. Не
может того быть. Это слишком невероятно. И не может быть, чтобы они  взяли
да и сняли труп, ему ведь назначено болтаться на веревке - на страх народу
и злодею на посрамление, таков приговор, и отчего бы воронью не  исклевать
негодяя наравне с другими! Я был с ним,  к  сожалению,  знаком  и  слишком
хорошо знаю, что он заслуживает величайшего на свете наказания, он не  раз
орал мне вслед  на  улице  всякие  гадости.  Если  его  снимут,  наказание
получится уже не то, что для других повешенных.
   Я услышал об этом только сегодня вечером. Сейчас ночь, и мне не  видно,
болтается ли там эта падаль.
   Я не могу поверить, чтобы герцог мог пойти на такое. Это неправда!
   Это _правда_!  Негодяй  уже  не  болтается  на  виселице!  И  мне  даже
известно, куда он девался.  Я  накрыл  ученого  старца  за  его  постыдным
занятием!
   Я обратил внимание, что в подземелье не все как обычно. Дверь,  которая
всегда заперта, стояла открытой. Я заметил это еще  вчера,  но  не  придал
особого значения. Сегодня я пошел все же проверить, в чем дело, и  увидел,
что дверь по-прежнему приоткрыта.  Я  прошел  узким  темным  коридором  до
следующей двери, которая тоже  была  не  заперта,  я  вошел,  стараясь  не
производить шума, и оказался в просторном помещении - в свете, падавшем из
узкого окошечка  в  южной  стене,  я  увидел  старика,  склонившегося  над
распростертым трупом Франческо. В первый момент я не поверил своим глазам,
но это был Франческо, причем вскрытый, видны были внутренности,  сердце  и
легкие, совершенно как у животного.  Я  в  жизни  не  видел  ничего  более
отвратительного, не мог даже представить  себе  такой  мерзости,  как  эти
человеческие потроха.  А  старик  склонился  над  ними  и  рассматривал  с
напряженным интересом, осторожно подрезая что-то ножичком около сердца. Он
был так увлечен своим занятием, что даже не заметил, как я вошел.  Ничего,
казалось, не существовало для него, кроме  той  гнусности,  с  которой  он
возился. Но наконец он поднял голову, и я увидел его блестевшие от счастья
глаза. Лицо у него было совершенно восторженное. Я  мог  разглядывать  его
сколько вздумается, потому что он был на свету, а я стоял в глубокой тени.
Да он и не замечал  ничего,  вдохновенный,  словно  пророк,  беседующий  с
богом. Мне стало невыразимо противно.
   Ровня  герцогам!  Благородный  господин,  разглядывающий   внутренности
преступника! Копающийся в падали!


   В эту ночь они  засиделись  чуть  не  до  рассвета  и  все  говорили  и
говорили, как ни разу прежде.  Они  разожгли  себя  до  самого  настоящего
экстаза. Они говорили о природе и сколько, мол, в ней величия и  щедрости.
Единое великое целое, единое чудо! Артерии, которые проводят по телу кровь
подобно тому, как реки проводят по земле воду, легкие, которые дышат,  как
дышит океан со своими приливами и отливами, скелет, который служит  опорой
для тела, как каменные пласты служат опорой для земли, а тело -  как  сама
земля. Огонь в сердцевине земли,  подобный  жару  души  и  заимствованный,
подобно ему, у солнца, священного, обожествлявшегося еще древними  солнца,
родоначальника всех живых душ,  первоисточника  и  первопричины  всяческой
жизни, дарующего свой свет всем небесным телам во вселенной. Ибо наш мир -
лишь одна из тысяч звезд во вселенной.
   Они были как одержимые. И я должен был все  это  выслушивать,  не  имея
даже возможности возразить. Я все больше убеждаюсь, что  он  действительно
блаженный, чего доброго, он и герцога в такого же превратит.  Удивительно,
до чего мягок и податлив в его руках герцог.
   Как можно всерьез верить в подобные фантазии?! Как можно верить  в  это
единство, эту божественную, как он еще выразился, гармонию?! Как не стыдно
употреблять  такие  высокопарные,  громкие,  бессмысленные  слова?!   Чудо
природы! Я вспомнил про внутренности Франческо, и меня чуть не вырвало.
   Какое счастье, восклицали они  в  восторге,  заглянуть  в  таинственное
чрево  природы!  Сколь  бесконечно  много  предлагает  она  пытливому  оку
исследователя! И сколь возвысится человек в могуществе своем и  богатстве,
постигнув все это, все эти тайные силы и заставив их служить себе!  Стихии
с покорностью склонятся пред его волей, огонь будет смиренно служить  ему,
обузданный в своей ярости, земля будет родить ему плодов стократно, ибо он
откроет законы роста, реки станут ему послушными,  закованными  рабами,  а
океаны понесут на себе его корабли вокруг всей нашей  необъятной  планеты,
парящей чудесной звездой в мировом пространстве. И даже воздух покорит  он
себе, ибо научится однажды  подражать  полету  птиц  и,  освобожденный  от
тяжести, сам  воспарит,  подобно  им  и  подобно  парящим  в  пространстве
звездам, к цели, которую человеческая  мысль  не  в  состоянии  покуда  ни
постичь, ни предугадать.
   Ах! Как великолепно и прекрасно жить на  земле!  Сколько  непостижимого
величия в человеческой жизни!
   Их ликованию не было конца. Они походили на детей, которые размечтались
об игрушках, о целой горе игрушек, с которой и сами не знают, что стали бы
делать. Я смотрел на них своим мудрым взглядом карлика, и ни  один  мускул
не дрогнул на моем  древнем,  изборожденном  морщинами  лице.  Карлики  не
походят на детей. И они никогда не играют.  Я  то  и  дело  поднимался  на
цыпочки,    наполняя    их    бокалы,    которые    они    выпивали     за
разглагольствованиями.
   Что знают они о величии жизни? Откуда им знать, есть ли в ней  величие?
Это всего лишь фраза, которую люди любят повторять. С тем же успехом можно
утверждать, что жизнь ничтожна.  Что  она  никчемна,  мизерна  -  козявка,
которую можно раздавить ногтем. А она и тут не воспротивится.  Собственная
гибель волнует ее не больше, чем все остальное. Она ко всему равнодушна. А
почему  бы  и  нет?  Почему,  спрашивается,  она  должна  оберегать  себя,
стремиться к самосохранению? Да и вообще к чему бы то ни было?  Почему,  в
самом деле, ее должно что-то волновать?
   Заглянуть в чрево природы! Что  в  этом  хорошего?  Да  сумей  они  это
сделать, они сами бы испугались, пришли бы в ужас. Они воображают, что оно
специально для них существует, они ведь  воображают,  что  все  существует
специально для них, им на благо и на радость, чтобы сделать их лично жизнь
поистине прекрасной и величественной. Что знают  они  о  нем?  Откуда  они
взяли, что оно замыслено единственно для них, для  исполнения  их  нелепых
ребяческих желаний?
   Они воображают, будто умеют читать в Книге Природы,  воображают,  будто
она открыта им. Они воображают даже, будто могут заглянуть  вперед,  могут
прочитать там, где ничего еще не написано,  где  страницы  белы  и  чисты.
Безрассудные, самонадеянные глупцы! Нет предела их наглой самоуверенности!
   Кто может знать, чем беременна природа, какой  плод  вынашивает  она  в
своем чреве?! Кто может что-нибудь  предвидеть?!  Разве  знает  мать,  что
носит она  у  себя  под  сердцем?  Откуда  ей  про  это  знать!  Она  ждет
положенного срока,  и  только  тогда  все  увидят,  чем  она  разродилась.
Спросили бы карлика, он бы им объяснил.


   Это он-то скромен! Как я ошибся! Он, наоборот, высокомернейший из всех,
кого я знаю. Самая его сущность,  его  дух  -  высокомерие.  И  его  мысль
настолько самонадеянна,  что  стремится  по-королевски  повелевать  миром,
который ей вовсе неподвластен.
   Он может _показаться_ скромным, ибо вечно обо всем  выспрашивает  и  до
всего допытывается, ибо говорит, что,  дескать,  не  знает  _того-то_  или
_того-то_, а лишь старается узнать по мере своих сил. Однако _целое_,  как
он полагает, ему известно. Он  воображает,  что  постиг  смысл  бытия.  Он
смиренен в малом, но не в большом. Странная скромность.
   Все на свете имеет свой смысл, все, что происходит, и все,  чем  заняты
люди. Но сама жизнь не имеет никакого смысла, да и не может  иметь.  Иначе
она не могла бы существовать.
   Такова _моя_ вера.


   Какой позор! Какое бесчестье! Ни разу в жизни я не  подвергался  такому
оскорблению, какое мне было нанесено  в  тот  ужасный  день.  Я  попытаюсь
описать, что со мной произошло, хотя лучше бы об этом и не вспоминать.
   Герцог велел мне пойти к  маэстро  Бернардо,  работающему  в  трапезной
Санта-Кроче, так как я ему зачем-то понадобился. Я пошел, хотя и зол  был,
что меня делают слугой этого постороннего мне высокомерного  человека.  Он
принял меня с величайшей предупредительностью и сообщил, что  карлики  его
всегда очень интересовали.  Я  подумал:  "А  что  тебя,  спрашивается,  не
интересовало,  если  ты  даже  насчет  кишок  Франческо  и  насчет   звезд
любопытствуешь. Но обо мне-то, карлике, ты и понятия  не  имеешь".  Сказав
еще несколько любезных и ничего не значащих фраз, он заявил, что хотел  бы
сделать мое изображение. Я решил было, что  речь  идет  о  моем  портрете,
который, наверно, заказал ему герцог,  и  не  мог  не  почувствовать  себя
польщенным, однако ответил, что не хочу  быть  изображенным  на  портрете.
"Отчего же?" - спросил он. Я ответил так, как естественно  было  ответить:
"Я хочу, чтобы мое лицо принадлежало мне  одному".  Он  сказал,  мол,  это
оригинальная  мысль,  усмехнулся,  но  потом  согласился,  что   в   этом,
бесспорно, что-то есть. Хотя вообще-то,  мол,  любое  лицо,  а  не  только
изображенное на портрете - собственность многих, принадлежит, в  сущности,
каждому, кто на него смотрит. Впрочем, он-то имел в виду просто  срисовать
меня, чтобы изучить, как я устроен, и пусть я поэтому разденусь, чтобы  он
мог сделать карандашный набросок моей фигуры. Я почувствовал, что бледнею.
И от бешенства, и от страха, не знаю,  от  чего  больше:  и  то  и  другое
захлестнуло меня, и я весь затрясся.
   Он заметил, как возмутило меня его бесстыдство. И  стал  говорить,  что
ничего нет стыдного в том, что ты карлик и покажешь  себя  другому  таким,
каков ты есть. Перед природой он, мол, всегда одинаково благоговеет, равно
и в тех  случаях,  когда  она  создает  что-нибудь  по  странной  прихоти,
что-нибудь вне рамок обычного. Нет, мол, ничего  зазорного  в  том,  чтобы
показать себя другому человеку таким, каков  ты  есть,  и  никто,  мол,  в
сущности, себе не принадлежит. "А я принадлежу! - крикнул я в бешенстве. -
Это вы все себе не принадлежите! А я принадлежу!"
   Он принял мою вспышку совершенно спокойно, мало того,  он  наблюдал  за
мной с любопытством и интересом, что еще больше меня возмутило.  Потом  он
сказал, что пора начинать, и шагнул ко мне. "Я не потерплю, чтоб  посягали
на мое тело!" - крикнул я, совершенно вне себя. Он не обратил  на  это  ни
малейшего внимания, но, когда понял,  что  добровольно  я  ни  за  что  не
разденусь, приготовился раздеть меня сам. Мне удалось выхватить  из  ножен
кинжал, и он, по-моему, очень удивился, увидев, как блеснула сталь. Но  он
спокойно отобрал его у меня и положил осторожно поодаль.  "А  ты,  видимо,
опасная личность", - сказал он, удивленно  глядя  на  меня.  Я  язвительно
усмехнулся его словам. Потом он совершенно  невозмутимо  начал  снимать  с
меня одежду, бесстыдно  обнажая  мое  тело.  Я  отчаянно  сопротивлялся  и
боролся с ним, как боролся бы за свою жизнь,  но  все  напрасно,  ведь  он
сильнее меня. Совершив свое постыдное дело, он поднял меня и  поставил  на
помост, сооруженный посреди трапезной.
   Я   стоял   там,   беззащитный,   обнаженный,   бессильный   что-нибудь
предпринять, хотя ярость так и клокотала во мне. А в нескольких  шагах  от
помоста  стоял  он  и  хладнокровно  меня  разглядывал,   хладнокровно   и
безжалостно созерцал мой позор. Я был целиком отдан во власть его взгляда,
распоряжавшегося мной, точно  своей  собственностью.  Быть  таким  образом
выставленным на обозрение другому человеку - унижение столь глубокое,  что
мне до сих пор непонятно, как я вообще его вытерпел. Я до сих пор помню, с
каким звуком чертил по бумаге его серебряный карандаш - возможно,  тот  же
самый, которым он срисовывал высохшие головы у  замковых  ворот  и  всякую
другую мерзость. Взгляд у него изменился, стал острым,  как  кончик  ножа,
мне казалось, будто он просверливает меня насквозь.
   Никогда еще не испытывал я такой ненависти к людскому роду,  как  в  те
страшные минуты. Чувство ненависти было физически ощутимым, и я чуть  было
не потерял сознание, в глазах у меня то и дело темнело. Существуют  ли  на
земле твари более гнусные, более достойные ненависти?!
   Прямо напротив на стене я видел его  огромную  картину,  ту  самую,  из
которой должен, как говорят, получиться настоящий шедевр. Она  еще  только
начата и должна, видимо, изображать Тайную вечерю, Христа с  учениками  за
их братской трапезой. Я в бешенстве смотрел на  непорочные,  торжественные
лица этих учеников, воображающих, будто они превыше  всех  и  вся  с  этим
своим небесным повелителем, у которого такое неземное сияние над  головой.
Я злорадно подумал, что скоро его схватят, что Иуда, съежившийся в дальнем
углу, скоро его предаст. Покуда он еще обожаем и почитаем,  думал  я,  еще
восседает за братской трапезой - в то время как я тут выставлен на  позор!
Но придет час и его позора! Скоро он уже не будет восседать в кругу своих,
а один будет висеть распятым на кресте, преданный ими же. Такой  же  голый
будет  висеть,  как  я  тут  теперь  стою,  так  же  постыдно   униженный.
Выставленный на всеобщее обозрение, на хулу и поругание.  А  отчего  бы  и
нет! Отчего бы ему не помучиться, как я теперь мучаюсь! Он  постоянно  был
окружен любовью, вскормлен любовью - меж тем как я вскормлен ненавистью. Я
всосал ненависть с молоком матери, отведав ее горького  сока.  Я  лежал  у
материнской груди, набухшей желчью, он же сосал добрую и ласковую Мадонну,
нежнейшую и прелестнейшую из женщин, и пил сладчайшее на свете материнское
молоко, какое не доводилось пить  ни  одному  смертному.  Сидит  себе  там
благодушествует в кругу своих, наивный добряк, не подозревая, что способен
вызвать чью-то ненависть, что кто-нибудь может причинить ему  зло.  Отчего
бы и нет! Что он за исключение! Он воображает,  что,  конечно  же,  должен
быть любимцем всех простых смертных, раз зачат от самого Бога-Отца.  Какая
наивность! Какое ребяческое незнание людей!  Ведь  именно  поэтому  они  и
затаили на него в сердце злобу, из-за этого самого чуда. Дети человеческие
не любят, чтобы их насиловал Бог.
   Я все еще смотрел на  него,  когда,  избавленный  наконец  от  ужасного
надругательства, стоял в дверях  этой  проклятой  трапезной,  где  пережил
величайшее в своей жизни унижение. Но ничего, подумал я, скоро  ты  будешь
продан за несколько эскудо благородным, высокопоставленным  людям,  -  ты,
как и я!
   И я в бешенстве захлопнул за собой дверь, отделившую меня от него и  от
его создателя, маэстро Бернардо, который погрузился  в  созерцание  своего
высокого творения и, казалось, успел уже забыть про  меня,  принявшего  по
его милости такие муки.


   Самое бы лучшее  -  не  вспоминать  про  Санта-Кроче,  самое  лучшее  -
постараться забыть. Но одно не идет у меня из ума. Покуда я одевался,  мне
то и дело попадались на глаза разбросанные  кругом  рисунки,  изображавшие
разных диковинных тварей, каких никто никогда не видывал и каких вообще не
существует в природе. Нечто среднее между людьми и  животными:  женщины  с
перепончатыми  крыльями  летучих  мышей,  мужчины  с  мордами   ящериц   и
лягушачьими лапами, и мужчины  с  хищными  головами  грифов  и  когтистыми
лапами вместо рук, парящие в воздухе, подобно злым демонам, и еще какие-то
твари, не мужчины и не женщины, что-то вроде морских чудищ с извивающимися
щупальцами и  глазами  холодными  и  злыми,  совсем  как  человечьи.  Меня
поразили эти  жуткие  уроды,  и  я  до  сих  пор  не  могу  оправиться  от
потрясения, они до сих пор стоят у меня перед глазами. Почему именно _это_
занимает его фантазию? Почему он вызывает из небытия  эти  отвратительные,
призрачные образы? Почему они ему мерещатся? Зачем он  возится  с  чем-то,
чего и в природе не существует? Должна же быть какая-то  причина!  Видимо,
тут некая внутренняя потребность.  А  может,  это  занимает  его  как  раз
потому, что не существует в природе? Я не могу понять.
   Что же должен представлять собой тот, кто производит подобное на  свет?
Кто упивается всеми этими ужасами, кого так тянет к ним?
   Когда смотришь на его надменное лицо, в котором, надо признать, есть  и
благородство и  утонченность,  то  просто  не  верится,  что  эти  гнусные
картинки - его детища. И однако, это так. Тут  есть  над  чем  задуматься.
Должно быть, все эти безобразные твари обитают в  нем  самом,  как  и  все
прочее, что он производит на свет.
   Нельзя не задуматься и над тем, какой у него был  вид,  когда  он  меня
рисовал, как он вдруг переменился и стал  словно  другим  человеком:  этот
неприятный, острый взгляд, холодный и странный, и  новое  выражение  лица,
страшно жестокое, - сущий дьявол.
   Он, выходит, вовсе не то, за что себя выдает. Как и прочие люди.
   Просто  непостижимо,  что  этот  же   самый   человек   создал   такого
непорочного, просветленного Христа за братской трапезой.


   Анджелика зашла сегодня вечером в залу.  И  когда  она  проходила  мимо
герцога, тот сказал, не присядет ли она на минуточку со своим  рукоделием,
за которым она как раз и приходила. Она повиновалась без охоты, хотя и  не
посмела возразить, она вообще не любит общества, да и не годится вовсе для
придворной  жизни,  для  роли  герцогской  дочери.   Неизвестно,   кстати,
герцогская ли она дочь. Очень возможно, что она просто  ублюдок.  Но  ведь
мессир Бернардо ничего про это  не  знает.  Он  смотрел,  как  она  сидит,
опустив глаза и приоткрыв, как дурочка, рот, смотрел не  отрываясь,  будто
она невесть какая удивительная - ему ведь все кажется  удивительным.  Еще,
что ли, одно чудо природы, вроде меня или его необыкновенных камней, столь
драгоценных, что он подбирает их с земли и не может наглядеться? Он молчал
и казался искренне растроганным, хотя она сидела истукан  истуканом  и  не
произнесла за все время ни звука. Молчание становилось мучительным.
   Не знаю, что уж его так растрогало. Возможно, он жалел ее  за  то,  что
она некрасива, он ведь знает толк в красоте  и  понимает,  как  много  она
значит. Возможно, потому-то  он  и  глядел  на  нее  с  таким  грустным  и
жалостливым выражением. Не знаю, да и знать не хочу.
   Ей не терпелось, конечно, поскорее убежать. Она посидела ровно столько,
сколько требовали приличия, ни  минутой  дольше,  и  попросила  у  герцога
позволения уйти. Поднялась поспешно и робко, с обычной своей неловкостью и
неуклюжестью - она до сих пор похожа на угловатого подростка. Удивительно,
до чего она все же лишена всякой грации.
   Одета она была, разумеется, так же  просто,  как  всегда,  чуть  ли  не
бедно. Ей все равно, как она одета, да и другим тоже.


   Маэстро Бернардо не находит, должно быть, настоящего  удовлетворения  в
своей работе. Он хватается то за одно, то за другое, начинает и не доводит
до конца. Чем это объяснить?  Казалось  бы,  ему  надо  сейчас  заниматься
исключительно этой своей "Тайной вечерей", чтобы завершить ее  наконец.  А
он ее совсем забросил. Надоело, должно  быть.  Вместо  этого  начал  вдруг
портрет герцогини.
   Говорят, ей самой вовсе не хочется, чтоб  с  нее  писали  портрет.  Это
желание герцога. Я ее понимаю,  ее  нетрудно  понять.  Можно  разглядывать
самого себя в зеркало, но, отойдя, вы не захотите,  чтобы  ваше  отражение
так там и осталось, чтобы любой мог им завладеть. Я вполне понимаю, почему
ей, так же как и мне, не хочется, чтоб где-то осталось ее изображение.
   Никто себе не принадлежит? Какая гнусная мысль! Никто себе, видите  ли,
не принадлежит. Все собственность всех. Твое  собственное  лицо,  выходит,
тебе не принадлежит! Принадлежит любому, кто на него смотрит! И твое тело!
Другие  могут,  выходит,  владеть  твоим  телом!  Мне  отвратительно  даже
подумать об этом.
   Я хочу сам быть единственным владельцем всего, что мое. Никто не  смеет
присваивать себе мое, посягать на  мое.  Мое  принадлежит  мне,  и  никому
другому. Я хочу принадлежать себе и после смерти. Никто не смеет  копаться
в  моих  внутренностях.  Я  не  желаю,  чтобы   их   рассматривал   кто-то
посторонний, хотя вряд ли они могут быть столь мерзостными, как у  негодяя
Франческо.
   Это вечное копание мессира Бернардо во всякой всячине, это  его  вечное
любопытство  мне  просто  ненавистно.  Чему  оно  может  послужить?  Какой
разумной цели? И мне противно даже  подумать,  что  у  него  осталось  мое
изображение, что он как бы _владеет_ мной. Что я уже не  вполне  сам  себе
хозяин, но как бы обитаю одновременно и у него в Санта-Кроче,  в  компании
его гнусных уродов.
   Ну и прекрасно - пусть ее тоже изобразят! Отчего бы ей не  потерпеть  с
мое! Я очень даже рад, что теперь и она будет бесцеремонно  выставлена  на
обозрение этому бесстыжему человеку, что он и на нее посягнул.
   Вот только чем она  может  быть  интересна,  эта  шлюха?  Я,  например,
никогда не считал, что она может представлять  хоть  какой-то  интерес,  а
я-то знаю ее лучше других.
   Впрочем, там видно будет, что выйдет из этой затеи  с  портретом.  Меня
это не касается.
   Не думаю, чтоб он особенно разбирался в людях.


   Маэстро Бернардо, признаться, удивил меня. Он  меня  настолько  удивил,
что я всю ночь не мог заснуть и все думал про это.
   Вчера вечером они сидели, как обычно, разговаривали  -  на  излюбленные
свои возвышенные темы. Но он был  в  заметно  подавленном  настроении.  Он
сидел в раздумье, захватив в  кулак  окладистую  бороду,  занятый  мыслями
отнюдь,  должно  быть,  не  радостного  свойства.  Но,  принимаясь   вдруг
говорить, говорил страстно, с жаром, хотя жар этот был как  бы  по  дернут
пеплом. Я его не узнавал: казалось, я слушаю совсем другого человека.
   Человеческая мысль, говорил он, в конечном счете бессильна.  Крылья  ее
сильны, но судьба, оделившая  нас  ими,  сильнее  нас.  Она  не  дает  нам
вырваться, не пускает нас дальше, чем сама  того  захочет.  Нам  поставлен
предел: после краткого бега по кругу, вселяющего в нас надежду и  радость,
нас загоняют обратно, как сокольничий подтягивает на шнурке сокола.  Когда
обретем мы свободу? Когда перережут наконец  шнурок  и  сокол  воспарит  в
открытое небо?
   Когда? Да сбудется ли это вообще когда-нибудь? Не в том ли, наоборот, и
тайна нашего бытия, что мы привязаны к руке сокольничего,  и  вечно  будем
привязаны? В противном случае мы были бы уже не те, кто мы  есть,  и  наша
судьба не была бы уже человеческой судьбой.
   И все же мы созданы вечно стремиться в небо, ощущать себя причастными к
нему. И все же оно _существует_, оно открывается нашему взору,  как  некая
абсолютная реальность. Оно такая же реальность, как наша неволя.
   Зачем существует  это  бесконечное  пространство,  все  равно  для  нас
недоступное? - рассуждал он. Что за смысл  в  этой  безграничности  вокруг
нас, вокруг жизни, если мы все равно те же беспомощные невольники и  жизнь
остается все той же, столь же  замкнутой  в  самой  себе?  К  чему  тогда,
собственно, эта  неизмеримость?  Зачем  нашей  мизерной  судьбишке,  нашей
тесной долине столь величественное окружение? Разве мы счастливее от того?
Непохоже. Скорее, только еще несчастнее.
   Я внимательно изучал его - что за мрачное выражение лица,  какая  вдруг
глубокая усталость в старческом взгляде!
   Делаемся ли мы счастливее, стремясь отыскать истину? - продолжал он.  Я
не знаю. Я лишь стремлюсь отыскать ее.  Вся  моя  жизнь  была  неустанными
поисками истины, и мне казалось порой, будто я  ее  прозреваю,  мне  будто
приоткрывался кусочек ее чистого неба. Но ни  разу  небеса  не  отверзлись
мне, и взгляд мой ни разу  не  упился  видом  бесконечности,  без  которой
ничего не постичь на земле. Сие нам не дозволено. Оттого  все  мои  усилия
были, по сути, тщетны. Оттого все, к чему бы я ни  прикасался,  оставалось
полу истиной, оставалось недоноском. С болью думаю я о своих творениях,  и
с болью и грустью смотрят на них, должно быть, другие - так смотрим мы  на
античную статую без головы и конечностей.  Уродливым,  незавершенным  было
все, что я создал. И незавершенным оставляю я все после себя людям.
   Да и что в том удивительного?
   Такова уж человеческая  судьба.  Неизбежная  судьба  всех  человеческих
усилий, всех человеческих творений. Все созданное нами - лишь  первый  шаг
на пути к тому, чего никогда не достигнуть, что не должно и не может  быть
нами достигнуто. Вся человеческая культура, в сущности, лишь первый шаг на
пути к чему-то недостижимому, совершенно для нас непосильному. Она высится
уродливым, трагически жалким обрубком античной статуи. А сам  человеческий
дух разве не тот же жалкий обрубок?
   Что пользы в крыльях, если они все равно никогда не смогут вознести нас
к небу? Они лишь тяготят вместо того, чтобы  освобождать  от  бремени.  Мы
тяготимся ими. Мы волочим их  за  собой  по  земле.  В  конце  концов  они
делаются нам ненавистны.
   И мы чувствуем облегчение, когда сокольничий, утомившись своей жестокой
забавой, надевает нам на голову колпачок и мы погружаемся во тьму.
   Он сидел не двигаясь, подавленный и хмурый, горько сжав рот, и глаза  у
него горели мрачным огнем. Я был, признаться, страшно изумлен. Неужели это
он, тот самый, кто совсем еще недавно восторгался  беспредельным  величием
человека, кто предрекал ему всемогущество, предрекал, что человек, подобно
всесильному монарху, будет царить  в  своих  великолепных  владениях?  Кто
изображал человека чуть ли не божеством?
   Нет, я не могу его постичь. Я ничего не понимаю.
   А герцог слушал его открыв рот, плененный умными речами  маэстро,  хотя
они полностью противоречили всему тому, что он до сих пор  слышал  из  его
уст. Он был совершенно  с  ним  согласен.  Ничего  не  скажешь,  способный
ученик.
   Как связать одно с другим? Каким образом  они  умудряются  совмещать  в
себе такие противоречия, как могут с одинаковой убежденностью  говорить  о
чем угодно? Сам я всегда неизменен, и мне это непонятно.
   Я долго не мог заснуть и  все  пытался  уразуметь,  что  же  они  собой
представляют, но мне это никак не удается. Я не могу  прийти  ни  к  какой
ясности.
   То вдруг сплошное ликование - мол, ах, как прекрасно,  как  великолепно
быть человеком. То вдруг сплошная безнадежность, отрицание всякого смысла,
отчаяние.
   Что же _всерьез_?


   Он  бросил  писать  портрет  герцогини.  Говорит,  что  не  может   его
закончить, не получается: мол, есть в ней нечто неуловимое, чего он  никак
не может  ухватить,  уяснить  себе.  Итак,  и  эта  его  работа  останется
незавершенной, как "Тайная вечеря", как все, за что он берется.
   Мне довелось увидеть в покоях герцога этот портрет - не понимаю, чем он
плох. По-моему, портрет очень хорош. Он изобразил  ее  такой,  какова  она
есть:  стареющей  шлюхой.  Сходство  поразительное,  просто   дьявольское.
Чувственное лицо с тяжелыми веками и этой неуловимой порочной улыбкой, все
в точности. Он самое ее душу  вытащил  и  изобразил,  разоблачение  просто
ужасающее.
   Нет, что ни говори, а в людях он разбирается.
   Чего же не хватает? Он ведь считает, что чего-то не хватает. Чего же? И
ведь он считает, что не хватает чего-то существенного,  такого,  без  чего
она не она. Но чего именно? Мне это совершенно непонятно.
   Однако, раз он говорит, что портрет не  закончен,  значит,  так  оно  и
есть. "Незавершенным оставлю я все после себя" - его же собственные слова.
Да  и  все,  мол,  что  ни  возьми  -  только  первый  шаг   на   пути   к
неосуществимому. Вся человеческая культура -  только  первый  шаг,  только
начало, а завершение, мол, абсолютно невозможно. И потому все в целом,  по
сути, бессмысленно.
   Разумеется, бессмысленно. А как иначе можно  представить  себе  жизнь?!
Ведь бессмысленность - основа ее основ. На какой иной  основе,  достаточно
прочной и неколебимой, могла бы она  зиждиться?  Ведь  любая,  даже  самая
великая, идея всегда может  быть  подорвана  другой  великой  идеей  и  со
временем  окончательно  ею  взорвана,   уничтожена.   Бессмысленность   же
неуязвима,  несокрушима,  неколебима.  Она  -  единственно   основательная
основа, и потому выбор пал  на  нее.  Неужели  надо  столько  ломать  себе
голову, чтобы понять это?
   Мне это и так ясно.


   В воздухе носится что-то тревожное. В чем дело? Мне ничего не известно,
но чутье мне подсказывает: _что-то_ готовится.
   С виду все как будто спокойно, жизнь в замке идет своим  чередом.  Даже
спокойнее, чем обычно, поскольку гостей совсем  мало  и  никаких  приемов,
никаких затей, как обычно в эту пору года. Но как бы объяснить... от этого
только еще острее чувствуешь, что надвигаются важные события.
   Я все время настороже, все подмечаю - но подмечать вроде бы  нечего.  В
городе тоже не заметно ничего особенного. Все в точности  как  всегда.  Но
_что-то_ неладно. И дело серьезное. Я уверен.
   Надо набраться терпения и ждать, чем это разрешится.


   Кондотьер Боккаросса уехал, и палаццо Джеральда снова  опустело.  Никто
не знает, куда он уехал, исчез,  будто  сквозь  землю  провалился.  Могут,
конечно, подумать, что они с герцогом порвали. Многим  казалось  странным,
как это герцог, человек высоко просвещенный, может находить удовольствие в
обществе этого неотесанного грубияна. А вот я другого  мнения.  Не  стану,
конечно, отрицать, что Боккаросса - изрядный дикарь, а  герцог,  напротив,
человек на редкость утонченный и воспитанный. Но ведь он  и  сам  из  рода
кондотьеров, о чем большинство, кажется, совсем забыло.  И  давно  ли  его
предки были кондотьерами - всего несколько поколений назад!  А  что  такое
несколько поколений!
   Мне думается, эти двое понимали друг друга без особого труда.


   Перемен пока никаких, но в воздухе по-прежнему тревожно. В таких  вещах
мое чутье меня не подводит. Готовится что-то серьезное.
   Герцог в лихорадочной, можно сказать, деятельности. Но  чем  он  занят?
Принимает каких-то посетителей, запирается с ними для тайных  переговоров.
Все держится в секрете. О чем может идти речь?
   Появляются какие-то гонцы, окруженные великой таинственностью, в  замок
их впускают только ночью. И теперь у нас  вечно  толчется  народ,  все  по
каким-то делам:  наместники,  советники,  военачальники,  главы  старинных
родов  -  старинных  воинственных  родов,  покоренных  когда-то   предками
герцога. Теперь уж никак не скажешь, что в замке спокойно.
   Маэстро Бернардо не играет, видимо, во всем происходящем никакой  роли.
Герцог окружает себя сейчас  людьми  совсем  иного  сорта.  Ученый  старец
вообще уже, видно, сошел  со  сцены,  во  всяком  случае,  не  сравнить  с
прежним.
   Я могу это только одобрить. Слишком уж много внимания ему  уделяли  при
дворе.


   Мое предчувствие, что готовится нечто серьезное, оправдалось.  Сомнений
больше нет.
   Я сужу по целому ряду признаков. Во-первых, были призваны  астрологи  и
очень долго сидели у герцога: и придворный астролог  Никодемус,  и  прочие
длиннобородые, проживающие тут  паразитами.  Признак  безошибочный.  Кроме
того,  герцог  имел  продолжительные  беседы   с   послом   Медичи   и   с
представителем   Венецианской   торгашьей   республики,   а   главное,   с
архиепископом, представляющим Святейший престол. И это, и  кое-что  другое
из событий последних дней - все достаточно недвусмысленно, и все указывает
в одном направлении.
   Должно быть, готовится военный поход. Астрологов призвали, должно быть,
для того, чтобы посоветоваться  и  узнать,  как  относятся  к  задуманному
предприятию звезды  -  всякий  благоразумный  правитель  не  преминет  это
выяснить в первую очередь. Бедняги пребывали на задворках,  покуда  герцог
водил  компанию  с  мессиром  Бернардо,  который,  правда,  тоже  верит  в
могущество звезд, но имеет на сей счет совсем другие  понятия,  полагаемые
нашими звездочетами за ересь и дьявольское наваждение.  Теперь  же  герцог
счел, как видно, за лучшее приблизить к себе правоверных. И те снова  чуть
не лопаются  от  сознания  собственной  значительности.  Переговоры  же  с
послами устроены были, конечно, для того, чтобы их государства  поддержали
или, во всяком случае, не помешали задуманному.
   Но  важнее  всего,  думается  мне,  отношение   к   этим   планам   Его
святейшества. Без божьего благословения не будет удачи ни в  одном  земном
предприятии.
   Я надеюсь, он его дал, так как жду  не  дождусь,  когда  наконец  снова
будет война.


   Война _будет_! Мое чутье еще никогда меня не подводило, я чую войну  во
всем: эта тревога, эта  таинственность,  знакомое  выражение  человеческих
лиц... Сам воздух пахнет войной. В нем есть что-то  бодрящее,  хорошо  мне
знакомое. Прямо-таки оживаешь после этой удушливой праздности, заполненной
одной лишь бесконечной болтовней. Слава богу, что  людям  наконец  нашлось
дело, помимо болтовни.
   Все люди, в сущности, хотят войны. Во время войны  все  проще,  поэтому
она приносит облегчение. Все люди считают, что жизнь слишком  сложна.  Так
оно и есть, потому что они сами ее усложняют. Сама же по себе жизнь  вовсе
не сложна, наоборот, она отличается удивительной простотой. Но им, видимо,
никогда этого не понять. Они не понимают, что лучше всего оставить все как
есть. Они никак не могут оставить жизнь в покое, перестать использовать ее
для множества самых странных целей. И вместе с тем  они  же  считают,  что
просто жить и дышать - уже прекрасно!
   Герцог сразу воспрянул  и  подтянулся.  Лицо  энергично  и  решительно:
короткая  квадратная  бородка,  впалые  бледные  щеки,   быстрый   взгляд,
затаенно-зоркий, как  у  хищной  птицы,  парящей  над  своими  охотничьими
владениями.  Он,  должно  быть,  нацелился  на  свою  излюбленную  дичь  -
заклятого врага его рода.
   Я видел, как он взбежал сегодня по парадной лестнице, сопровождаемый по
пятам начальником  гвардии  (я  думаю,  они  ездили  проверить  подготовку
войск), - войдя в залу, он  скинул  плащ  на  руки  подоспевшему  слуге  и
остался стоять в своем красном камзоле, упругий и гибкий,  как  клинок,  с
надменной улыбкой на тонких губах. Он был похож на  человека,  сбросившего
наконец маскарадный костюм. Все его существо дышало энергией. Все обличало
в нем человека _действия_.
   Да я и всегда знал, что он именно таков.


   Астрологи объявили, что момент для войны на редкость  удачный,  удачнее
выбрать невозможно. Они составили гороскоп герцога и нашли, что он родился
под знаком Льва. (Невелика новость, это было известно еще при его рождении
и очень, говорят, вдохновляло тогда фантазию его приближенных как  доброе,
многообещающее предзнаменование для будущего правителя, а в народе вызвало
немало раздумий, да и страхов тоже. Потому он и имя носит такое - Лев.)  А
как раз поблизости от этого знака зодиака находится сейчас Марс,  и  скоро
эта кровавая звезда бога войны  совместится  с  могущественным  созвездием
герцога. Также и другие  небесные  феномены,  имеющие  влияние  на  судьбу
герцога,  исключительно  благоприятны.  Поэтому  они,  мол,  могут  твердо
обещать  счастливый  исход  кампании.  Мало  того,  было   бы   прямо-таки
непростительно не воспользоваться столь редкостным случаем.
   Я нисколько не удивлен их предсказаниями, они ведь всегда предсказывают
так, как желательно властителям, особенно после того  случая,  когда  отец
герцога велел наказать плетьми звездочета, утверждавшего,  будто  их  роду
грозит гибель, поскольку он высчитал, что кровавое восшествие  на  престол
основателя династии по времени точно совпало с  появлением  на  небе  злой
звезды, волочившей за собой огненный хвост, -  предсказание,  справедливое
чуть не для каждого царствующего рода.
   Ничего, повторяю, удивительного, что они так предсказали, и на сей  раз
я вполне ими доволен. Свое дело они знают, и наконец-то от них есть толк -
ведь чрезвычайно важно, чтобы герцог, солдаты и  весь  народ  верили,  что
звезды  благожелательно  относятся  к  их  предприятию,  что  они  в   нем
заинтересованы. Теперь звезды сказали свое слово,  и  все  остались  очень
довольны сказанным.
   Я-то никогда не беседую со звездами, а вот люди обожают это занятие.


   Маэстро Бернардо снова меня удивил. Вчера вечером они с герцогом  опять
имели доверительную беседу и, как бывало много раз прежде,  засиделись  со
своими разговорами далеко за полночь. Мне стало ясно,  что  ученый  старец
вовсе не утерял, как я думал, своего значения при дворе и  его  хитроумные
изыскания вовсе не так чужды нашему беспокойному миру. Вовсе нет. Я  очень
ошибся.
   Меня раздражает, что я так ошибаюсь, хотя и вижу людей насквозь.
   Когда меня позвали прислуживать им и подавать по  обыкновению  кубки  с
вином, я застал их обоих склонившимися над какими-то диковинными рисунками
и не мог сначала понять, что это такое. Потом мне  удалось  разглядеть  их
поближе, а из разговора все стало ясно.  Там  были  нарисованы  невиданные
доселе военные машины, призванные сеять смерть и ужас  в  рядах  врага,  -
боевые колесницы, которые косят людей длинными косами и оставляют на своем
пути одни человеческие обрубки, и еще какие-то дьявольские штуковины, тоже
на колесах, которые несутся, подталкиваемые скачущими галопом лошадьми,  и
врезаются в ряды врага и  против  которых  бессильна  любая  храбрость,  и
крытые колесницы с упрятанными внутри  неуязвимыми  стрелками,  способные,
как он сказал, сокрушить любой боевой порядок и прикрывающие собой пехоту,
которая врывается потом в открывшуюся брешь  и  довершает  начатое.  Здесь
были орудия убийства столь ужасные, что просто непонятно, как  можно  было
до такого додуматься, - я, к сожалению, не имел возможности посвятить свою
жизнь военному искусству и не мог даже толком разобраться, что к чему. Еще
там были всякие мортиры, бомбарды и фальконеты, изрыгающие огонь, камни  и
железные ядра, отрывающие солдатам головы и руки,  и  все  это  изображено
было так правдоподобно и отчетливо,  словно  исполнение  рисунка  занимало
маэстро не меньше его содержания. И он подробно объяснял, как действуют те
или иные орудия уничтожения и какое чудовищное  опустошение  они  способны
произвести, и говорил об этом так же спокойно и деловито, как и  обо  всем
прочем, что занимает его ум и фантазию. И по нему видно было, что он бы  с
удовольствием посмотрел, как сработают его машины на деле,  что,  впрочем,
вполне понятно, ведь это его детища, и кому  не  хочется  полюбоваться  на
дело своих рук.
   Маэстро  Бернардо  успевал,  выходит,   и   этим   заниматься,   будучи
одновременно поглощен тысячью других дел - исследуя природу, всяческие  ее
тайны, изучая свои цветы и камни, и копаясь в теле Франческо,  о  котором,
помню, он рассказывал герцогу как  о  великом,  непостижимом  произведении
природы,  и  рисуя  в  Санта-Кроче  "Тайную  вечерю"  с  таким   неземным,
вознесенным на невидимый пьедестал Христом, окруженным любящими  учениками
- и съежившимся в своем уголке Иудой, будущим предателем.
   И тем  и  другим  он  занимался,  я  уверен,  с  совершенно  одинаковым
увлечением. А почему бы ему и не увлекаться своими удивительными  машинами
так же горячо, как всем прочим! Допустим, человеческое тело и в самом деле
очень сложное устройство, хотя лично я этого не нахожу, но ведь  и  машина
не проще, да к тому же, повторяю, он сам ее творец.
   Герцога, как ни странно, заинтересовали не столько самые  диковинные  и
страшные  на  вид  машины,  хотя  они-то,  по-моему,  как   раз   наиболее
действенные, один их вид мог бы обратить в бегство целое войско,  сколько,
наоборот, внешне довольно немудреные и не такие уж страшные -  он  сказал,
что они ему кажутся более надежными. Первые, по его мнению, - скорее, дело
будущего. А сейчас надо  использовать  то,  что  осуществимо  практически.
Осадные приспособления, любопытный способ минного подкопа  под  крепостные
башни,  остроумные  усовершенствования  в  устройстве  метательных  машин,
составляющие пока секрет для неприятеля, -  в  общем,  все  то,  что  они,
очевидно, и раньше не раз обсуждали, а частью уже пустили в дело.
   В общем  же  герцог  был  в  восторге.  Поразительное  богатство  идей,
богатство находок, буйный полет фантазии, поистине безграничной, - все это
привело его в восхищение, и он в самых лестных выражениях прославлял гений
ученого  старца.  Никогда,  мол,  еще  не  доказывал   маэстро   с   такой
очевидностью силу своей мысли и своего  воображения!  Оба  они  с  головой
погрузились в этот захватывающий  мир  фантазии  и  с  жаром  обменивались
мыслями - совершенно так же, как в тот  недавний,  самый  плодотворный  из
проведенных ими вместе вечеров. И я слушал их с радостью,  потому  что  на
сей раз и моя душа переполнена была восторгом и благоговением.
   Теперь мне совершенно ясно, почему герцог пригласил  ко  двору  мессира
Бернардо и почему так держал себя с ним, обращался как с равным,  всячески
выказывал свое почтение,  окружал  самым  лестным  вниманием.  Теперь  мне
понятен  и  его  горячий  интерес  к  ученым  трудам   Бернардо,   к   его
исследованиям природы, его  необъятным  познаниям,  как  полезным,  так  и
бесполезным, понятны его проницательные и восторженные суждения о живописи
маэстро, о его "Тайной вечере" в Санта-Кроче и  обо  всем  остальном,  что
делал этот разносторонне одаренный человек. Мне все теперь понятно!
   Он поистине великий правитель!


   Сегодня мне приснился  страшный  сон.  Мне  приснилось,  будто  маэстро
Бернардо стоит высоко-высоко на горе, рослый и  величественный,  в  ореоле
седых волос над благородным лбом мыслителя,  а  вокруг  носятся  стремглав
чудища, те  самые  жуткие  уроды,  которых  я  видел  на  его  рисунках  в
Санта-Кроче. Они носились вокруг него подобно злым демонам, а  он  как  бы
царил над ними. Лица у этих кошмарных созданий походили на морды ящериц  и
лягушек, меж тем как его лицо  было  по  обыкновению  серьезно,  строго  и
благородно. Но постепенно он уменьшился в росте, тело его съежилось, стало
жалким и уродливым, и на нем выросли два крыла, составляющие одно целое  с
волосатыми ногами, совсем как у летучей мыши.  Сохраняя  на  лице  прежнее
торжественное выражение, он начал махать ими и вдруг отделился от земли и,
окруженный кошмарными созданиями, унесся в ночную тьму.
   Я не придаю значения снам. Они  ничего  не  означают  и  ни  с  чем  не
связаны. Действительность - единственное, что имеет какое-то значение.
   Что он урод - я давно уразумел.


   Кондотьер Боккаросса с четырьмя тысячами  солдат  перешел  границу!  Он
проник уже на  две  мили  в  глубь  страны,  застигнув  врасплох  Лодовико
Монтанцу по прозвищу Бык, который не ожидал нападения и  не  успел  ничего
предпринять.
   Невероятная новость, поразившая весь город, как удар грома! Невероятное
событие, взволновавшее все умы!
   В полнейшей тайне собрал кондотьер в недоступных горах  на  юго-востоке
своих наемников и дьявольски  хитро  подготовил  нападение,  завершившееся
теперь таким успехом.
   Никто ничего не знал - даже мы сами. Никто, кроме герцога -  подлинного
инициатора и вдохновителя гениального плана нападения. Просто непостижимо!
Даже не верится!
   Теперь дни дома Монтанца сочтены, и ненавистному Лодовико -  столь  же,
говорят, ненавидимому соотечественниками, сколь и нами, - свернут  наконец
его бычью шею, на чем и кончится власть его гнусного рода.
   Его обвели вокруг пальца - это  его-то,  при  всей  его  хитрости!  Без
сомнения, он подозревал, что герцог вынашивает планы нападения на него, но
ему было известно, что никаких войск тут в  городе  нет,  и  он  особо  не
беспокоился. И менее всего он ожидал нападения именно с той  стороны,  где
местность столь труднопроходима и где у него нет даже никаких  пограничных
крепостей. С Быком покончено! Настал час расплаты!
   Трудно описать настроение, которое царит сейчас в городе. Люди толпятся
на улицах, жестикулируют, громко говорят,  взбудораженные,  разгоряченные,
или же стоят и молча смотрят на марширующие мимо отряды  воинов  -  войско
самого герцога. Неизвестно, откуда оно здесь взялось, словно из-под  земли
выросло. По всему видно, что нападение было очень тщательно  подготовлено.
Звонят во все колокола, и церкви полны народу, у входов давка. Святые отцы
воссылают горячие молитвы за  успех  войны,  нет  сомнения,  что  все  это
делается с полнейшего благословения церкви. А как же иначе? Война всех нас
увенчает славой!
   Весь народ  ликует.  При  дворе  особенное  ликование  -  воодушевление
небывалое, и герцогом восхищаются безмерно.
   Наши войска будут введены в дело в другом месте: они  перейдут  границу
на  востоке,  по  широкой  речной  долине  -  древний,  классический  путь
наступления. Один дневной переход - и  на  равнине  у  подножия  гор,  где
местность удобна для сражения и где земля  пропитана  кровью  героев,  они
соединятся с отрядами кондотьера. Таков план кампании! Я его выведал!
   Не в том смысле, что мне удалось что-то точно узнать, но я и  без  того
все разнюхал, схватывая на лету по крупицам, словечко тут, словечко там, и
пришел к вполне определенному выводу. Я только тем и  занят,  как  бы  все
разведать, ничего не упустить: подслушиваю у дверей, прячусь за шкафами  и
драпировками,  стараясь  как  можно  больше  выведать  о  тех  грандиозных
событиях, которые сейчас происходят.
   Каков план! И он наверняка удастся. На этом  участке  границы  имеются,
правда, пограничные крепости. Но они  падут.  Не  исключено,  что  и  сами
сдадутся, так как всякое сопротивление бесполезно. А возможно, их  возьмут
штурмом. Во всяком случае, помешать они нам не смогут. Ничто не сможет нам
помешать, поскольку нападение было  таким  неожиданным,  таким  невероятно
ошеломляющим.
   Какой же он гениальный полководец, наш герцог! Какая многоопытная лиса!
Какая хитрость, какой расчет! И сколько величия в самом замысле кампании!
   Я горжусь, что я карлик такого герцога.


   Все мои помыслы сосредоточены на одном: как бы мне попасть на войну?  Я
_должен_ попасть. Во что бы то ни стало. Но как, каким  путем  осуществить
мою мечту? У меня нет никаких военных познаний  в  обычном  смысле  слова.
Тех, что требуются от военачальника или хотя бы от солдата.  Но  я  владею
оружием! И фехтовать могу, как подобает мужчине! Моя шпага не  хуже  любой
другой! Разве что короче. Но короткие клинки иногда опаснее длинных!  Враг
на собственной шкуре почувствует!
   Я заболеваю от этих навязчивых мыслей, от страха,  что  останусь,  чего
доброго, дома, с женщинами и  детьми,  останусь  в  стороне  в  тот  самый
момент, когда наконец что-то  происходит.  И  ведь  самая  кровавая  резня
будет, наверное, именно сейчас, в самом начале.
   Я жажду крови!


   Меня _берут! Берут!_
   Сегодня утром я наконец открылся во всем  герцогу,  высказал  ему  свое
горячее желание участвовать в походе.  Я  изложил  свою  просьбу  с  таким
жаром, что он, я заметил, не остался равнодушным. Мне к тому же повезло: я
попал, как  говорится,  в  добрую  минуту.  Он  пригладил  свои  короткие,
зачесанные на лоб волосы - верный знак, что он в хорошем настроении,  -  и
черные глаза его блеснули, когда он взглянул на меня.
   "Разумеется, ты попадешь на войну", - сказал он мне. Сам-то он идет,  и
меня, естественно, захватит. Может ли герцог обойтись без своего  карлика?
Кому же тогда потчевать его вином? И он весело подмигнул мне.
   Меня берут! Берут!
   Я сижу сейчас в походном  шатре,  который  разбит  на  холме,  поросшем
пиниями, враг у подножия гор виден отсюда как на ладони. Полотнище шатра в
широкую желтую и красную полосу - это цвета герцога -  хлопает  на  ветру,
возбуждая и подстегивая, как звуки фанфар. Я в  полном  боевом  облачении,
все в точности как у герцога: и  латы,  и  шлем,  и  шпага  на  серебряной
перевязи у бедра. Время предвечернее, и сейчас тут, кроме меня,  ни  души.
Наружный  полог  откинут,  и  до  меня  доносятся  голоса  военачальников,
обсуждающих план завтрашнего сражения, а издалека - мужественное,  звучное
пение солдат. Внизу  на  равнине  я  различаю  черно-белый  шатер  Быка  и
суетящиеся вокруг фигурки людей, такие крохотные, что отсюда  они  кажутся
совсем безобидными, а вдалеке слева - всадников  без  доспехов,  голых  по
пояс, которые купают в реке коней.
   В походе мы больше  недели  -  время,  насыщенное  великими  событиями.
Наступление  развивалось  точно  так,  как  я  и  предсказывал,  Мы  взяли
пограничные крепости врага, обстреляв их предварительно из непревзойденных
бомбард мессира Бернардо, впервые  показавших,  на  что  они  способны,  -
гарнизон тут же сдался, устрашенный их  жуткой  канонадой.  Бык  в  спешке
бросил против нас не слишком многочисленные отряды  из  того  войска,  при
помощи которого он пытался остановить продвижение Боккароссы, но  из  всех
жарких  схваток  с  ними  мы  вышли  победителями,  поскольку   неприятель
значительно уступал нам в силе. Между тем  наемники  Боккароссы,  встречая
все меньше сопротивления, огнем и мечом проложили себе путь на равнину  и,
не щадя ничего живого, продвигались все дальше на север, чтобы соединиться
с нами. И вот вчера пополудни эта столь  долгожданная,  столь  важная  для
дальнейшего хода кампании встреча состоялась. Итак, в настоящее время наши
объединенные отряды стоят в предгорьях, между равниной и горами, составляя
войско более чем в пятнадцать тысяч человек, из них две тысячи конницы.
   Я присутствовал при встрече герцога с кондотьером. То была историческая
минута, поистине незабываемая. Герцог, всем на удивление  помолодевший  за
это  время,  был  в  роскошных  доспехах:  кольчуга   и   налокотники   из
позолоченного серебра, а на шлеме  два  пера,  желтое  и  красное,  -  они
красиво  заколыхались,  когда  он,  окруженный  пышной  свитой,  изысканно
приветствовал; своего пользующегося  мрачной  известностью  союзника.  Его
всегда бледное,  породистое  лицо  чуть  порозовело,  а  на  тонких  губах
появилась улыбка, искренняя и сердечная, но  вместе  с  тем,  как  обычно,
несколько  сдержанная  и  как  бы  настороженная.  Напротив   него   стоял
Боккаросса, могучий и широченный - настоящий великан. У меня было странное
чувство, будто я вижу его впервые. Но таким я и правда видел его впервые -
ведь он явился прямо с поля боя. На нем были стальные доспехи,  казавшиеся
совсем простыми в сравнении с герцогскими, единственным их украшением была
сделанная из бронзы звериная морда на груди - оскаленная в ярости  львиная
пасть. На шлеме никаких перьев, никаких украшений - просто  гладкий  шлем.
Лицо его показалось мне самым ужасным из всех  человеческих  лиц.  Жирное,
рябое, с  такой  челюстью,  что  при  виде  ее  невольно  содрогнешься,  с
плотоядным, кроваво-красным  ртом.  Толстые  губы  были  плотно  сжаты,  а
притаившийся где-то в самой глубине,  подобно  хищнику  в  засаде,  взгляд
обратил бы, я думаю, в бегство любого врага, лишь показавшись  на  миг  из
своего укрытия. На него  было  страшно  смотреть.  Но  я  никогда  еще  не
встречал человека, который выглядел бы настолько  мужчиной.  Для  меня  он
олицетворял собой понятие _власти_. Как зачарованный  смотрел  я  на  него
своим древним взглядом, все уже  на  свете  повидавшим,  глазами  карлика,
вобравшими в себя опыт тысячелетий.
   Он был немногословен, почти все время молчал. Говорили другие. Один раз
на какие-то слова герцога он улыбнулся. Не знаю, почему я сказал,  что  он
улыбнулся, но у других людей это называется улыбкой.
   Интересно, может, он, как и я, _не умеет улыбаться_?
   Он не гладколицый, как другие. И  не  вчера  родился,  а  происхождения
древнего, хоть и не такого древнего, как я.
   Герцог показался мне рядом с ним каким-то даже  незначительным.  И  это
при всем моем преклонении перед моим повелителем, особенно возросшем,  как
я не однажды упоминал, в последнее время!
   Надеюсь, мне удастся повидать кондотьера в бою.
   Итак,  завтра  на  рассвете  состоится  решающая  битва.  Казалось  бы,
атаковать следовало немедля, как только  наши  два  войска  соединились  и
покуда Лодовико не успел еще перевести дух и собраться с силами -  что  он
теперь, кстати, и поспешил сделать. Я высказал свои  соображения  герцогу,
но он сказал, что надо дать людям передышку. К тому  же  надо,  мол,  быть
рыцарем по отношению к противнику и дать ему возможность привести  себя  в
боевую готовность перед столь  ответственным  сражением.  Я  выразил  свои
сомнения насчет благоразумности и целесообразности такого способа  ведения
войны. "Благоразумие благоразумием, - ответил он,  -  но  я  прежде  всего
рыцарь. И должен вести себя как рыцарь. Для тебя наши законы не писаны". Я
покачал головой. Попробуй пойми  этого  странного  человека.  Хотелось  бы
знать, какого мнения Боккаросса.
   А Бык, понятно, даром времени не терял. Ведь нам отсюда все  видно.  Он
успел даже за этот день подтянуть подкрепления.
   Но мы, разумеется, в любом случае победим, это предрешено. И  возможно,
оно и к лучшему, что он приумножил свое войско: будет кому рубить  головы.
Чем  больше  врагов,  тем  убедительней  победа.  Он  мог   бы,   кажется,
сообразить, что все равно будет разбит, и чем меньше у  него  солдат,  тем
для него же лучше. Но он гордец и действительно упрям как бык.
   Было бы, однако, большой ошибкой полагать, что он вовсе не  опасен.  Он
хитер, дерзок, изворотлив и поистине незаурядный военачальник. Он  был  бы
грозным противником,  если  б  эта  война  не  обрушилась  на  него  столь
неожиданно. С каждым  днем  все  яснее  понимаешь,  насколько  важно  было
напасть так вот неожиданно; мы, наверно, не раз еще об  этом  вспомним  за
время похода.
   Мне во всех подробностях известен план завтрашнего сражения.  Наше,  то
есть герцогское, войско ударит в центр,  войско  Боккароссы  -  по  левому
флангу. Мы пойдем, таким образом, в наступление не по одному, а  сразу  по
двум направлениям. Это вполне естественно, поскольку в нашем  распоряжении
два войска. Неприятель же, у которого только одно, вынужден будет  драться
тоже сразу на двух направлениях. Ясно, что  это  создаст  для  него  очень
большие  трудности,  а  нам  обеспечит  большие  преимущества.  В   исходе
сомневаться не приходится. Хотя  и  мы,  конечно,  должны  быть  готовы  к
известным потерям. И вообще сражение, мне думается,  будет  кровавым.  Без
жертв, однако, ничего не достигнешь. Да и сражение это чрезвычайно важное,
от его исхода зависит, надо полагать, исход всей войны. Дело  стоит  того,
чтобы принести какие-то жертвы.
   Меня все больше начинают занимать секреты военного  искусства,  до  сих
пор от меня сокрытые. А разнообразие и напряженность  походной  жизни  мне
очень даже по вкусу. Чудесная жизнь! Какое же это освобождение для тела  и
для души - участвовать в  войне!  Становишься  как  бы  другим  человеком.
Никогда еще я не чувствовал себя так хорошо. Мне так легко дышится. И  так
легко стало двигаться. Тело словно невесомое.
   Никогда в жизни я не был так счастлив. Да что  там  говорить!  Разве  я
знал прежде, что такое счастье!
   Итак, завтра! Завтра!
   Я, как ребенок, радуюсь этой битве.


   Я страшно тороплюсь. Буду краток.
   Победа завоевана, и победа блистательная! Враг  отступает  в  полнейшем
беспорядке, тщетно пытаясь собрать расстроенные части. Мы преследуем их по
пятам! Путь к доселе неприступному городу Монтанца открыт!
   Как только будет время, я подробно опишу эту замечательную битву.
   События говорят сами за себя - слова лишились всякого смысла. Я  сменил
перо на меч.


   Наконец у меня появилось немножко досуга, чтобы кое-что  записать.  Все
эти последние дни мы с боями упорно продвигались вперед  и  нам  буквально
некогда было вздохнуть. Случалось, некогда было  даже  поставить  на  ночь
палатки, и мы располагались лагерем прямо в открытом поле, среди  пиний  и
олив, и спали, завернувшись в плащ и подложив под голову камень.  Чудесная
жизнь! Теперь, как я уже сказал, досуга стало  побольше.  Герцог  говорит,
что нам не мешает передохнуть, - возможно, он и прав. Беспрестанные победы
тоже ведь в конце концов утомляют.
   Мы стоим сейчас всего-навсего в полумиле от города, он весь перед  нами
как на ладони: посредине на  холме  древний  замок  Монтанца  в  окружении
шпилей, башен, церквей и колоколен, дальше другие дома, попроще, и все это
обнесено высоченной крепостной стеной - настоящее разбойничье  гнездо.  До
нас доносится перезвон колоколов - не иначе они молят бога о спасении.  Уж
мы постараемся, чтобы их молитвы не были услышаны.  Бык  стянул  сюда  все
остатки своего войска - на равнину между нами и городом. Он  собрал  всех,
кого только мог. Все равно ему не хватит, принимая во внимание, как мы его
отделали. Такой незаурядный военачальник, а не понимает, как  видно,  всей
безнадежности своего положения. Судя  по  всему,  он  намерен  драться  до
последнего, бросить в бой все, что  у  него  осталось,  лишь  бы  избежать
уготованной ему судьбы. Это его последняя попытка спасти свой город.
   Совершенно бессмысленная попытка. Судьба дома Монтанца была  предрешена
тем историческим утром,  почти  неделю  назад,  и  вот  теперь  настал  их
последний час.
   Ниже я попытаюсь дать подробное  и  достоверное  описание  великой,  не
знающей себе равных битвы.
   Началось с того, что оба наши войска одновременно пошли в  наступление,
в точности  как  я  и  предсказывал.  С  вершины  холма  это  представляло
величественное зрелище - отрада  для  глаз  и  для  души.  Грянула  боевая
музыка, развернулся герцогский штандарт, над красочными, стройными  рядами
заколыхались знамена. Под звуки серебряных  фанфар,  огласивших  озаренные
восходящим солнцем окрестности, ринулась вниз со  склонов  лавина  пехоты.
Неприятель поджидал ее, сомкнувшись в  тесные,  грозные  колонны,  и,  как
только вооруженные до зубов противники столкнулись,  закипела  рукопашная.
Кровь там, наверное, лилась рекой. Люди падали  как  подкошенные,  раненые
пытались отползти, но их тут же добивали или просто затаптывали, слышались
жалобные вопли,  обычные  в  каждой  битве.  Сражение  колыхалось  подобно
разволновавшемуся морю, местами перевес был, казалось, на  нашей  стороне,
местами - на стороне  неприятеля.  Боккаросса  делал  сначала  вид,  будто
наступает  на  одном  с  нами  направлении,  но  его   отряды   постепенно
отклонялись в сторону, описывая широкую дугу, и набросились на  неприятеля
с фланга. Тот был захвачен врасплох  хитрым  маневром  и  не  мог  оказать
серьезного сопротивления. Победа была не за горами, по крайней мере на мой
взгляд. Прошел уже не один час, и солнце стояло высоко в небе.
   И вдруг случилось нечто ужасное. Те наши отряды, что находились у реки,
дрогнули.  Они  начали  отступать  под  натиском  правого  фланга   войска
Лодовико, их теснили все дальше и дальше,  а  они  только  и  делали,  что
беспомощно и неуклюже отбивались. Казалось, они вовсе утратили боевой дух.
Они все отходили и отходили, до того, как видно, устрашившись смерти,  что
готовы были купить себе жизнь любой ценой. Я не верил своим глазам.  Я  не
мог  понять,  что  там  такое  творится,  притом  что  мы   ведь   намного
превосходили их численностью: нас было чуть не  вдвое  больше.  Вся  кровь
кинулась мне в  лицо:  мне  стыдно  было  за  этих  презренных  трусов!  Я
неистовствовал, я  кричал,  я  топал  ногами,  я  в  бешенстве  грозил  им
кулаками, осыпал их проклятиями - изливал свой гнев и свое презрение.  Что
проку! Они меня, разумеется, не слышали - они все отступали  и  отступали.
Мне казалось, я сойду с ума. И никто не шел к  ним  на  выручку!  Никто  и
внимания не обращал на затруднительность их положения. Да они  того  и  не
заслуживали!
   Вдруг я увидел, как герцог, который  командовал  центром,  сделал  знак
нескольким отрядам, стоявшим позади. Те двинулись вперед, по направлению к
реке, и  стали  рьяно  пробиваться  сквозь  ряды  неприятеля.  Неодолимые,
отвоевывали они пядь за пядью на пути к реке, пока наконец не вырвались  с
ликующим воплем на берег. Отступление врагу было отрезано! Человек пятьсот
- семьсот, не меньше, оказалось в окружении. Они как бы попали в мешок,  и
им ничего не оставалось, как ждать, пока их уничтожат.
   Я остолбенел от изумления. Я и понятия не имел о подобного рода военной
хитрости. Я принял это за малодушие. Сердце у меня колотилось, я задыхался
от радости. У меня будто гора с плеч свалилась.
   Дальше последовало захватывающее зрелище. Наши отряды  начали  со  всех
сторон теснить окруженного неприятеля, оттесняя его к узкой полоске  земли
между полем боя и рекой. В конце концов враг оказался зажатым так, что  не
мог шевельнуться, и тут мы стали беспощадно их изничтожать. Я в  жизни  не
видел такой "кровавой бани". Баня-то получилась еще и настоящая,  водяная:
мы стали теснить их уже прямо  в  реку,  сбрасывать  туда  целыми  кучами,
топить  как  котят.  Они  отчаянно  боролись  с  течением,  барахтались  в
водоворотах,  вопили,  звали  на  помощь  и  вообще  вели  себя  вовсе  не
по-солдатски. Почти никто из  них  не  умел  плавать,  они  будто  впервые
очутились в воде. Тех, кому удавалось все же вынырнуть, тотчас закалывали,
тех  же,  кто  пытался  переправиться  на  другой  берег,  уносило  бурным
течением. Почти никому не удалось спастись.
   Бесчестье обернулось блистательной победой!
   С этой минуты события развивались с невероятной стремительностью. Центр
обрушился на  неприятеля,  левый  фланг  тоже,  на  правом  фланге  отряды
Боккароссы рубили врага с удвоенной яростью. А вниз со склонов ринулась  с
пиками наперевес свежая, отдохнувшая конница  и  врезалась  в  самую  гущу
схватки, произведя полнейшую панику в измотанных,  теснимых  рядах  войска
Лодовико. Не выдержав, они очень скоро показали нам спину. И с конницей во
главе мы  бросились  вдогонку,  чтобы  уж  до  конца  пожать  плоды  нашей
замечательной  победы.  Герцог,  естественно,  не  намерен  был   упускать
открывавшихся перед ним  возможностей.  Несколько  отрядов,  и  пехота,  и
конница, отделились вдруг от остального войска и двинулись по  направлению
к боковому ущелью - очевидно, с целью отрезать путь противнику. Как дальше
развивались события, нам уже не было видно, так как  горы  скрыли  от  нас
действия обоих войск. Все разом исчезло из глаз, скрывшись  меж  покрытыми
виноградниками холмами по другую сторону равнины, которая только что  была
театром военных действий.
   В нашем лагере на холме  началась  суматоха,  все  пришло  в  движение.
Запрягали  в  повозки  лошадей,  лихорадочно  грузили  всякое   оружие   и
снаряжение, все бегали, все суетились, обоз готовился в путь. Я должен был
ехать с повозкой, на которую сложили шатер  герцога.  Прозвучал  сигнал  к
выступлению, и мы спустились со склона и выехали на  поле  брани,  которое
являло собой теперь унылую пустыню, усеянную телами убитых и  раненых.  Их
было так много, что нам то и дело приходилось  ехать  прямо  по  телам.  В
большинстве случаев это были уже мертвецы, но  некоторые  начинали  вопить
как резаные. Наши раненые кричали нам вслед, умоляя подобрать их, но у нас
не было такой  возможности,  нам  нужно  было  торопиться,  чтобы  догнать
войско. Войны закаляют, привыкаешь,  казалось  бы,  ко  всему.  Но  ничего
подобного мне не доводилось еще видеть. Вперемешку с людьми лежали лошади.
Мы переехали лошадь, у которой все брюхо было разворочено  и  внутренности
вывалились наружу. Я не мог на это смотреть, меня чуть не вырвало. Сам  не
знаю, почему это на меня  так  подействовало.  Я  крикнул  вознице,  чтобы
погонял, он щелкнул кнутом, и мы рванулись вперед.
   Странное дело. Я  не  раз  замечал,  что  в  иных  отношениях  я  очень
чувствителен. Есть вещи, вида которых я совершенно не выношу. Меня так  же
вот начинает тошнить, стоит мне  только  вспомнить  про  кишки  Франческо.
Самые  естественные,  казалось  бы,   вещи   всегда   почему-то   особенно
тошнотворны.
   День шел к концу. Все на свете имеет, увы, свой конец. Солнце,  которое
еще выглядывало из-за гор, освещало прощальными лучами поле брани, ставшее
свидетелем небывалой доблести, небывалой  славы  и  небывалого  поражения.
Сидя в тряской повозке, спиной к лошади,  я  смотрел,  как  сгущаются  над
равниной сумерки.
   И вот сцена погрузилась во мрак, и разыгравшаяся здесь  кровавая  драма
стала уже достоянием истории.


   Теперь я могу сколько угодно заниматься своими записями.  Дело  в  том,
что зарядил дождь. Небо будто разверзлось и низвергает потоки воды. И днем
и ночью все льет и льет.
   Противно, разумеется. В лагере слякоть и грязь. Проходы между палатками
превратились в сплошное жидкое глинистое месиво, в котором  увязаешь  чуть
не по колено и где плавают вперемешку человечьи и  лошадиные  испражнения.
Что ни тронь, все липкое и грязное, противно  прикоснуться.  Сквозь  холст
палатки тоже капает, и внутри все  мокрое.  Приятного,  разумеется,  мало,
многим это действует на нервы. С вечера каждый раз надеешься,  что  завтра
установится хорошая погода, но, проснувшись, слышишь все ту же  барабанную
дробь дождя по полотнищу палатки.
   И что в нем пользы, в этом бесконечном дожде! Он только мешает  военным
действиям, приостановил всю войну. И как раз  тогда,  когда  мы  могли  бы
пожинать плоды наших замечательных побед. Чего ради он льет!
   Солдаты приуныли. Только и делают,  что  спят  да  играют  в  кости.  И
никакого, естественно, боевого духа.  А  Бык  тем  временем  собирается  с
силами, уж в этом-то можно не сомневаться. Мы же, понятно,  не  становимся
сильнее.  Беспокоиться,  конечно,  нечего,  но  просто  зло   берет,   как
подумаешь.
   Нет ничего более губительного для боевого духа  войска,  нежели  дождь.
Зрелище перестает захватывать, возбуждать, все  как  бы  тускнеет,  теряет
свой глянец, - все то яркое и  праздничное,  что  связано  с  войной.  Вся
красота меркнет. Не следует, однако, представлять себе  войну  как  вечный
праздник. Война не игрушки, это  дело  серьезное.  Это  смерть,  гибель  и
истребление. Это не просто приятное  времяпрепровождение  в  увлекательных
схватках с уступающим по силе противником.  Тут  нужно  учиться  выдержке,
терпению, умению выносить любые лишения, тяготы, страдания. Это совершенно
необходимо.
   Если уныние охватит все войско, дело может принять  угрожающий  оборот.
Нам еще немало предстоит свершить, прежде чем мы вернемся домой с победой.
Враг еще не добит, хотя ждать, конечно,  осталось  недолго.  И  нельзя  не
признать, что он довольно  ловко  сумел  отступить  после  того  страшного
разгрома у реки - частично ему все же удалось вырваться  из  окружения.  А
сейчас он, повторяю, наверняка снова собирается с силами. Нам  потребуется
весь наш прежний боевой дух, чтобы разгромить его окончательно.
   В герцоге, однако, уныния не заметно  ни  малейшего.  Он  из  тех,  кто
по-настоящему любит войну - во всех ее проявлениях. Он спокоен,  уверен  и
энергичен, постоянно в ровном, отличном расположении духа. Ни на минуту не
теряет мужества и уверенности в  победе.  Превосходный  воин!  В  условиях
походной жизни мы с ним удивительно схожи.
   Единственное, что я против него имею  и  чего  не  могу  ему  простить,
единственное, что служит поводом для горчайших с моей стороны  упреков,  -
его упорное нежелание отпускать меня на поле боя. Не понимаю -  отчего  он
мне отказывает? Отчего препятствует? Я умоляю его перед каждым  сражением,
один раз буквально на коленях умолял, обхватив его ноги и горько рыдая! Но
он либо делает вид, будто не слышит, либо же отвечает с  улыбкой,  что  я,
мол, слишком ему дорог, не дай бог, что-нибудь со мной случится. Случится!
Да я о том только и мечтаю! Он никак не хочет понять,  что  для  меня  это
жизненно важно. Не понимает, что я всей душой рвусь в бой - как ни один из
его солдат, более горячо, более искренне и страстно, чем другие. Для  меня
война не игрушки, для меня это _сама  жизнь_.  Я  жажду  сражаться,  жажду
_убивать_! Не ради того, чтобы отличиться, а  ради  самого  _сражения_.  Я
хочу видеть, как вокруг меня падают убитые, хочу видеть смерть  и  гибель.
Он и не подозревает, что я собой представляю.  И  я  должен  подавать  ему
вино, прислуживать ему и ни на шаг не отходить от палатки, в то время  как
душа моя рвется  в  гущу  битвы.  Я  всегда  только  зритель,  я  вынужден
смотреть, как другие делают то дело,  на  котором  сосредоточены  все  мои
помыслы,  -  самому  же  мне  не  дозволено  принять  участие  в  схватке.
Невыносимое унижение. Я до сих пор не убил ни одного человека! Знал бы он,
сколько страданий он мне причиняет, лишая меня такой возможности.
   Я поэтому не вполне искренен, утверждая, что _по-настоящему_ счастлив.
   Другие, конечно, тоже замечают мое боевое рвение. Но им, в  отличие  от
герцога, не известно, насколько это для меня серьезно. Они  просто  видят,
что я всегда хожу в доспехах и при шпаге, и удивляются. Их  мнение  насчет
меня и моей роли в этом походе мне совершенно безразлично.
   Многих из нынешнего окружения герцога я,  разумеется,  прекрасно  знаю.
Это его придворные и постоянные гости в его замке, прославленные воины  из
древних, знаменитых родов, веками отличавшихся  на  войне,  и  разные  там
высокопоставленные особы, которые благодаря  уже  одному  своему  высокому
положению оказались и во главе войска. Все нынешние военачальники давно  и
прекрасно известны мне, так же как и я им.  Они-то  наряду  с  герцогом  и
управляют ходом кампании. Его окружает, надо сказать,  поистине  избранное
общество - самые блестящие представители военной аристократии страны.
   Меня раздражает, что дон Риккардо тоже участвует в походе. Этот хвастун
и выскочка вечно тут как тут (предпочтительно  под  боком  у  герцога)  со
своими дурацкими шуточками другим на потеху. Этот его  плебейский  румянец
во всю щеку, эти его крупные белые зубы,  которые  он  без  конца  скалит,
потому что все ему кажется  смешным,  -  удивительно  все  же  примитивная
личность!  Чего  стоит  одна  его  манера  встряхивать   шевелюрой   и   с
самодовольным видом крутить все  время  между  пальцами  кучерявую  черную
бородку. Не понимаю - как только герцог терпит его присутствие!
   И уж совсем непонятно, что привлекательного находит  в  этом  родовитом
плебее герцогиня. Впрочем, меня это не касается, да и к делу не относится.
Меня это просто не интересует.
   Когда слышишь разговоры о том, что он якобы храбр,  то  просто-напросто
не ясно, что при этом имеется в виду. Мне, во всяком случае, не  ясно.  Он
наряду с прочими участвовал в битве у реки, но мне что-то не верится, чтоб
он мог там хоть чем-нибудь отличиться. Я,  например,  вообще  его  там  не
заметил. Вероятно, это он сам так говорит. А поскольку все смотрят  ему  в
рот и ловят каждое его слово, то ему ничего не стоит всех убедить. Лично я
совершенно не верю, что он проявил там храбрость. Несносный хвастун -  вот
что он такое.
   Храбрец! Смешно даже подумать!
   Вот герцог, тот действительно храбр. Он всегда там,  где  жарче  всего,
его белоснежного скакуна и яркий плюмаж  всегда  различишь  в  самой  гуще
схватки, враг, если пожелает, может в любую минуту сойтись с ним  лицом  к
лицу, он постоянно подвергает свою жизнь опасности.  Он  любит  рукопашную
ради  рукопашной,  это  сразу  видно,  она  его  опьяняет.  И  Боккаросса,
разумеется, храбр. Впрочем, по отношению к нему это, пожалуй, не то слово.
Оно слишком мизерно и не дает полного представления о том, каков он в бою.
Мне рассказывали: когда он идет на врага, то наводит ужас  даже  на  самых
закаленных воинов. И самое страшное, говорят, что он как бы вовсе даже  не
разъярен, не опьянен битвой, а просто  сосредоточенно  делает  свое  дело,
убивает  методически  и  хладнокровно.  Он,   говорят,   часто   сражается
спешившись - наверное, чтобы быть поближе  к  своей  жертве.  Похоже,  ему
просто нравится пускать людям кровь, протыкать их насквозь. Как  сражаются
герцог и прочие, выглядит, говорят, по сравнению с этим  детской  забавой.
Сам-то я не видел, поскольку издалека мне не разглядеть всех подробностей,
знаю только с чужих слов. Не могу  выразить,  до  чего  мне  досадно,  что
нельзя посмотреть на него вблизи.
   Вот  такие  люди,  как  герцог  и  он,  действительно  храбры,   каждый
по-своему. Но уж дон Риккардо! Просто смешно упоминать его рядом с ними.
   Боккаросса - как, впрочем, и его наемники - любит, говорят, к  тому  же
сжигать все дотла на  своем  пути,  грабить,  разорять  и  опустошать  все
дочиста. А это уже  слишком,  по  мнению  герцога,  военная  необходимость
такого не требует. Хотя вообще-то он и сам не против опустошений. Но  там,
где прошел Боккаросса, не остается, говорят, ничего  живого.  В  общем,  -
конечно, если верить разговорам, - герцог и его кондотьер  расходятся  тут
во мнениях. Лично я склоняюсь больше к точке зрения Боккароссы.  Вражеская
земля есть вражеская земля, и обращаться с ней надо соответственно.  Таков
закон войны. Пусть это называют жестокостью, но ведь  война  и  жестокость
нераздельны, тут  уж  ничего  не  поделаешь.  Хочешь  не  хочешь,  а  надо
истреблять тех, с кем воюешь, а страну разорять дотла, чтобы  она  уже  не
могла оправиться. Опасно оставлять у себя за спиной  очаги  сопротивления,
надо быть уверенным, что тыл безопасен. Нет, Боккаросса, бесспорно, прав.
   Герцог иной  раз  как  бы  вовсе  забывает,  что  он  среди  врагов.  С
населением он обращается совершенно, на мой взгляд, непозволительно. Взять
хотя  бы  такой  случай.  Мы  проходили  через  одно  паршивенькое  горное
селеньице, и он задержался поглядеть на какой-то там ихний праздник. Стоял
и внимательно слушал, как они дудят в свои  дудки,  будто  это  и  вправду
музыка и стоило ради нее задерживаться. Не понимаю, какое он мог  находить
в ней удовольствие. И что ему была за охота вступать в  разговор  с  этими
полудикарями. Лично мне это совершенно непонятно. Да и сама эта  их  затея
была совершенно нелепая - называлось это,  кажется,  праздник  урожая  или
что-то в этом роде. Одна беременная женщина выплеснула  на  землю  немного
вина и оливкового  масла,  и  все  уселись  вокруг  этого  места  и  стали
передавать по кругу хлеб, вино и самодельный сыр из козьего молока, и  все
ели и пили. И герцог тоже уселся и стал есть вместе с ними  и  хвалить  их
оливки и этот их ужасный с виду, плоский сыр, а когда подошла его очередь,
поднес ко рту старый, грязный кувшин с вином  и  пил  из  него,  как  все.
Смотреть тошно. Я его просто не узнавал. Никогда бы  не  подумал,  что  он
способен так себя вести. Он постоянно меня удивляет, не тем, так другим.
   Когда он спросил, зачем женщина вылила на землю вино и масло,  какой  в
этом смысл, они смутились и замолчали, будто это невесть какой  секрет,  и
на их тупых деревенских физиономиях появилась хитроватая ухмылка.  Наконец
удалось выяснить, что это для того, чтобы земля понесла и  разродилась  на
будущий год виноградом и оливками. Совсем уж  смешно.  Будто  земля  могла
знать, что они вылили на нее вино и масло и  чего  они  от  нее  при  этом
хотели. "Так у нас всегда делалось об эту пору", -  сказали  они.  А  один
старик с длинной всклокоченной бородой, изрядно, видно,  хлебнувший  вина,
подошел к герцогу и, наклонившись, сказал доверительно, глядя ему в глаза:
"Так отцы наши делали, и не след нам отступать от обычая отцов".
   Потом все они принялись танцевать свои неуклюжие деревенские танцы -  и
молодые, и старики, даже тот самый старикан, который стоял уже одной ногой
в могиле. А музыканты играли на своих  самодельных  пастушьих  дудках,  из
которых и всего-то можно было извлечь два-три звука,  так  что  получалось
все одно и то же, одно и то же. Не понимаю,  что  за  охота  была  герцогу
слушать эту примитивнейшую  на  свете  музыку.  Однако  что  он,  что  дон
Риккардо - этот тоже был с нами, вечно он тут как тут - так и  застыли  на
месте, вовсе  позабыв,  что  идет  война  и  кругом  враги.  А  когда  эти
полудикари стали петь свои тягучие, заунывные песни, они  уж  и  вовсе  не
могли оторваться. Так и  просидели  до  самых  сумерек.  Пока  наконец  не
сообразили, что оставаться к ночи в горах все же небезопасно.
   "Какой чудесный вечер", - без конца твердили они друг другу на обратном
пути к лагерю. А дон Риккардо,  которому  ничего  не  стоит  разохаться  и
расчувствоваться, стал в самых  высокопарных  выражениях  распространяться
насчет красот ландшафта, хотя ничего особенно красивого в нем не  было,  и
то и дело останавливался и прислушивался к  дудкам  и  к  песням,  которые
долго еще доносились до нас из этого затерянного высоко в горах, грязного,
паршивого селеньица.
   И в тот же вечер он явился в шатер к герцогу, прихватив в  лагере  двух
продажных женщин, которые неизвестно как умудрились пробраться  к  нам  из
города через самое пекло - вероятно, в надежде поживиться, поскольку у нас
с этим  товаром  дело  обстоит  неважно.  И  кроме  того,  женщине  всегда
интересней переспать с врагом, как  они  сами  сказали.  В  первый  момент
герцог, судя по его виду, был неприятно поражен, и я не сомневался, что он
сейчас разгневается и выгонит вон этих  шлюх,  а  дона  Риккардо  примерно
накажет за неслыханную дерзость, но, к моему  неописуемому  удивлению,  он
вдруг расхохотался, посадил одну из них к  себе  на  колени  и  велел  мне
подать самого нашего благородного вина. Я такого в  ту  ночь  насмотрелся,
что до сих пор не могу опомниться. Я дорого бы дал, чтоб не присутствовать
при их ночной  оргии:  теперь  вот  никак  не  отделаюсь  от  тошнотворных
воспоминаний.
   И как они только  умудрились  пробраться!  Просто  непонятно.  Впрочем,
женщины, в особенности женщины такого сорта, все равно что крысы, для  них
не существует препятствий, они где угодно ход прогрызут. Я  собирался  как
раз пойти спать в свою палатку, но пришлось остаться прислуживать им  -  и
не только моему господину и дону Риккардо, но и этим размалеванным шлюхам,
от которых за сто шагов разило венецианскими притираниями и разгоряченной,
потной  женской  плотью.  Нет  слов,  чтобы   выразить   охватившее   меня
отвращение.
   Дон Риккардо без конца расхваливал их красоту, особенно одной  из  них,
он восторгался ее глазами, ее волосами, ее ногами, на которые  по  очереди
указывал  герцогу  (хоть  бы  остановила  этого  бесстыдника!),  а   потом
повернулся к другой и стал восхвалять ее в столь же  льстивых  выражениях,
чтобы она не  почувствовала  себя  обиженной.  Все  женщины  прекрасны!  -
восклицал он. В них - вся восхитительная сладость жизни! Но восхитительней
всех куртизанка, всю жизнь  свою  посвящающая  любви,  ни  на  миг  ей  не
изменяющая! Он вел себя ужасно глупо и пошло, и хоть я и всегда считал его
за пошлейшего и глупейшего из мужчин, но все же не  думал,  что  он  может
быть столь поразительно смехотворен и туп.
   Они много пили, и постепенно вино оказывало на них свое действие, и дон
Риккардо, разумеется, вконец расчувствовался, стал разглагольствовать  про
любовь и кончил тем, что заговорил стихами, и  стихи-то  были  скучнейшие,
все больше  любовные  сонеты  про  какую-то  Лауру,  -  эти  дурочки  даже
прослезились. Он положил голову на колени к одной, герцог -  к  другой,  и
шлюхи нежно гладили их по волосам и блаженно вздыхали, слушая эту дурацкую
болтовню. У дона Риккардо была та, что покрасивей, и я не мог не заметить,
каким странным, пристальным взглядом смотрел на него герцог, когда  глупые
женщины начинали охать и ахать, восхищаясь тем,  что  он  сказал  или  что
сделал.  Женщины   всегда   ведь   предпочитают   мужчин   примитивных   и
незначительных, потому что у них с ними больше общего.
   Но вдруг дон Риккардо вскочил и заявил, что хватит - довольно слезливых
любовных  восторгов,  будем  пить  и  веселиться!  И  тут  началась  самая
настоящая оргия: пьянство, шуточки, хохот, анекдоты, до  того  скабрезные,
что я даже пересказать их не могу. В самый  разгар  попойки  герцог  вдруг
воскликнул, подняв свой бокал и выпив за здоровье дона  Риккардо:  "Завтра
ты будешь моим знаменосцем в бою!" Дон Риккардо пришел в восторг от  столь
неожиданной милости, глаза его засверкали. "Надеюсь, драка будет  жаркая!"
- крикнул он, выхваляясь перед женщинами, чтобы они по достоинству оценили
его храбрость. "Заранее знать нельзя, но возможно, что и  так",  -  сказал
герцог. И тут дон Риккардо схватил его руку и поцеловал ее  почтительно  и
благодарно, словно рыцарь своему сюзерену. "Любезный мой герцог,  запомни,
что ты обещал в сей час пьяного веселья!" - "Будь спокоен. Я не забуду".
   Шлюхи, как видно, находили  сцену  великолепной  и  пожирали  их  обоих
глазами. Особенно, разумеется, того, кому предстояло нести в бою знамя.
   По окончании этой интермедии разнузданная оргия продолжалась, они  вели
себя все непристойнее и бесстыднее, и мне, невольному свидетелю, неловко и
противно   было   на   них   глядеть.   Они   обнимались   и   целовались,
раскрасневшиеся,  гнусно  разгоряченные  своей  похотью,   откровенной   и
необузданной. Гадость неописуемая! Хотя женщины для виду и сопротивлялись,
мужчины стащили с них до  пояса  платья,  обнажив  груди,  и  у  той,  что
покрасивей, соски оказались розовые,  и  возле  одного  была  родинка,  не
слишком большая, но все же очень заметная. Когда я наливал ей  вино,  меня
замутило от запаха ее тела. От нее пахло так же, как пахнет  по  утрам  от
герцогини, когда она еще в постели, но только к той я никогда не  подходил
так близко. Когда дон Риккардо взял ее за грудь, во  мне  поднялось  такое
отвращение и такая ненависть к этому распутнику, что я готов  был  удушить
его собственными руками или проткнуть тут же на месте  кинжалом,  чтоб  из
него вытекла вся его похотливая кровь, чтоб  он  никогда  больше  не  смог
прикоснуться к женщине. Содрогаясь от переполнявшей меня  брезгливости,  я
стоял в сторонке и думал: что за гнусные все же твари эти  люди.  Чтоб  им
всем сгореть в адском пламени!
   Дону Риккардо, который волей-неволей  занимался  той,  что  покрасивее,
потому что она сама к нему липла, пришла  под  конец  в  голову  очередная
дурацкая идея, а именно разыграть красотку в кости:  кто,  мол,  выиграет,
тому она и достанется. Мысль очень всем понравилась, и самому  герцогу,  и
обеим женщинам, а та, о которой шла речь, откинувшись,  полуголая,  назад,
пронзительно захохотала, в восторге от предстоящего  поединка.  Мне  тошно
было на нее глядеть, я не мог понять, что они находят в  ней  красивого  и
соблазнительного, как можно добиваться такого отвратительного  приза.  Она
была светловолосая и белокожая,  с  большими  голубыми  глазами  и  ужасно
волосатыми подмышками - по-моему, просто омерзительная. Я никогда  не  мог
понять, к чему у людей волосы под мышками, всякий раз, как я это вижу, мне
делается  ужасно  противно,  особенно  если  подмышки  потные.  У  нас,  у
карликов, все иначе, и это  вызывает  у  нас  брезгливость.  Будь  у  меня
где-нибудь волосы, кроме как на голове,  где  они  человеку  действительно
нужны, я просто не знал бы, куда деваться от стыда.
   Мне велели принести кости,  герцог  кинул  первым,  выпали  шестерка  и
единица. По уговору  красотка  должна  была  достаться  тому,  кто  первый
наберет пятьдесят. Они продолжали по очереди кидать, а обе женщины следили
не отрываясь, страшно заинтересованные, отпускали непристойные  замечания,
взвизгивали и хохотали. Выиграл герцог, и все повскакали  со  своих  мест,
хохотали и кричали, перебивая друг друга.
   И тут оба они набросились на женщин, каждый  на  свою,  сорвали  с  них
платья и начали вытворять с ними до того уж невообразимые  гнусности,  что
я, не помня себя, выскочил из шатра, и меня тут же начало  рвать.  Я  весь
покрылся холодным потом, а кожа сделалась как у ощипанного гуся. Дрожа  от
озноба, я заполз в палатку для прислуги и  улегся  на  свою  солому  между
поваром и несносным грубияном конюхом, от которого вечно пахнет лошадьми и
который всякий раз, поднимаясь утром их чистить, пинает меня ногой, уж  не
знаю почему. Ему, он говорит, просто нравится меня пинать.
   Любовь между людьми - нечто для меня непостижимое. Мне она внушает одно
лишь отвращение. Все, чему я был свидетелем в ту  ночь,  вызывало  во  мне
одно лишь отвращение.
   Возможно,  дело  в  том,  что   я   существо   иной   породы,   тоньше,
чувствительнее, деликатнее, и поэтому остро реагирую на  многое  из  того,
что их вовсе не трогает. Не знаю. Я ни разу не испробовал  того,  что  они
зовут любовью, да и желания не имею. Ни малейшего. Однажды мне  предложили
карлицу, красивую  женщину  с  маленькими  проницательными,  как  у  меня,
глазками на морщинистом лице и  пергаментной  кожей  -  обличье,  поистине
достойное человека. Но она не возбудила во мне никаких чувств,  хотя  я  и
видел, что в красоте ее нет ничего отталкивающего, как это бывает у людей,
ее красота была совсем  иного  свойства.  Возможно,  причина  в  том,  что
предложила мне ее герцогиня, задумавшая свести нас, так как надеялась, что
мы родим ей маленького карлика, которого ей тогда очень хотелось. Это было
еще до того, как у нее родилась Анджелика,  и  она  мечтала  завести  себе
игрушку. Забавно было бы иметь ребеночка-карлика, говорила она.  Однако  я
вовсе не собирался оказывать  ей  подобную  услугу  и  унижать  свой  род,
соглашаясь на непристойное предложение.
   Кстати, она ошибалась, полагая, что мы сможем подарить ей ребенка.  Мы,
карлики, детей не рожаем, мы бесплодны  по  самой  своей  природе.  Мы  не
способствуем продолжению жизни, да и не желаем  того.  И  нам  ни  к  чему
производить на свет потомство, ведь род  человеческий  сам  производит  на
свет карликов. Нам можно не беспокоиться. Пусть эти высокомерные  существа
сами нас рожают, в тех же муках, что и человеческих детей. Наш древний род
продолжается их же собственными усилиями - так, и только  так,  должны  мы
появляться на свет. В нашем бесплодии заключен глубокий смысл. Мы  -  того
же происхождения, но вместе с тем совсем иного.  Мы  гости  в  этом  мире.
Древние, морщинистые гости, гости на тысячелетия, гости навечно.
   Однако я слишком отклонился в сторону от  своего  повествования.  Итак,
продолжаю.
   Наутро дон Риккардо действительно нес герцогское знамя. Чего  я  только
не наслушался про то, как и почему все  это  произошло!  У  меня,  однако,
имеется на этот счет свое мнение, я подозреваю  истинную  подоплеку  дела.
Рассказывали, будто герцог, отдав весьма странный  приказ,  подверг  жизнь
дона Риккардо ненужной опасности, тот якобы только чудом не погиб,  потому
что оказался в  очень  опасном  положении,  будучи  вынужденным  со  своим
маленьким отрядом конницы первым атаковать неприятеля. Утверждали  к  тому
же, что сражался он с неслыханной храбростью, - вот уж чему ни за  что  не
поверю. Когда у него осталась лишь жалкая горстка всадников, они якобы все
как один сплотились вокруг знамени и отбивались совершенно отчаянно,  хотя
по сравнению с неприятелем их было капля в море. И  когда,  казалось,  все
уже было потеряно, в гущу схватки ворвался якобы герцог - то ли он  просто
не мог удержаться, чтобы не принять участия в столь рискованной  игре,  то
ли по какой другой причине, бог его знает. В сопровождении небольшой кучки
всадников он врезался в ряды неприятеля и стал рубить  направо  и  налево,
явно прорываясь к дону Риккардо на помощь. Но тут его  лошадь,  получившая
удар копьем в грудь, рухнула наземь. Герцог вылетел из седла и очутился на
земле в окружении  врагов.  Это  якобы  переполнило  дона  Риккардо  такой
яростью  и  такой  отвагой,  что  он  со  своими  людьми  пробился  сквозь
окружавшее  их  вражеское  кольцо  и  при  поддержке   уцелевшей   горстки
герцогских всадников сумел каким-то чудом  не  подпустить  к  нему  врага,
покуда не подоспела выручка. Дон  Риккардо  будто  бы  истекал  кровью  от
множества ран. Намекали, что он, должно быть, понял, что герцог желал  ему
смерти, и все же совершил такой поступок и спас жизнь своему господину.
   Я в эту версию не верю. Она кажется  мне  слишком  неправдоподобной.  И
передаю я ее лишь  потому,  что  именно  так,  я  слышал,  рассказывали  о
драматических событиях того утра. Если сам я смотрю на дело по-другому, то
объясняется это прежде всего тем, что мне слишком хорошо известен характер
дона Риккардо. Я знаю его, как никто. Не такой он человек.
   Версия эта, как мне кажется, слишком явно окрашена сложившимся  у  всех
представлением  о  доне  Риккардо,   да   и   его   собственным   о   себе
представлением. Создалась красивая легенда, и никто уже не думает  о  том,
соответствует ли она истине. Считается, что он - сама храбрость и все, что
бы он ни делал, благородно, прекрасно и великолепно. А причиной тому  лишь
его удивительная способность лезть всем в  глаза,  всячески  привлекать  к
себе внимание. Его поведение  на  войне  отличается  тем  же  смехотворным
тщеславием, что и все его поведение вообще, всякий его поступок. А это его
безрассудство, которое всех так умиляет, объясняется  просто-напросто  его
глупостью. Глупое безрассудство принимают за мужество.
   Если он и в самом деле так безумно храбр, если  он  постоянно,  как  он
говорит, подвергает свою жизнь опасности - отчего, спрашивается, он  никак
не погибнет? Вопрос напрашивается сам собой. Жалеть  о  нем  никто  бы  не
стал, уж я-то во всяком случае.
   На этот раз он  был  якобы  весь  изранен.  Правда  это  или  нет,  мне
неизвестно, но я позволю себе усомниться. Не так уж, наверно, все страшно.
Раны, наверно, пустяковые. Во всяком случае,  с  тех  пор  я  избавлен  от
необходимости его видеть.
   Зато я охотно верю, что он имел наглость  сражаться  в  плюмаже  цветов
герцогини, который она, как  говорят,  ему  подарила  перед  тем,  как  мы
выступили в поход, и, значит, тем утром эти перья развевались  у  него  на
шлеме, и он, выходит, открыто, пред всем светом, сражался  в  честь  своей
дамы сердца. Отстаивая столь мужественно герцогское  знамя,  он  сражался,
стало быть, в честь своей возлюбленной. И, спасая герцогу жизнь, он  тоже,
стало быть, сражался в ее честь. А ведь только что обнимал другую женщину.
Возможно, и в бой пошел  прямо  из  ее  постели,  украсив  себя  плюмажем,
подаренным дамой сердца, - предметом великой и пламенной  любви.  Истинная
его любовь распустилась пышным цветком над  открытым  рыцарским  забралом,
меж тем как вероломная плоть еще хранила жар преступной страсти.  Поистине
любовь  между  людьми  -  загадка.  Неудивительно,  что   для   меня   она
непостижима.
   Загадочны и отношения этих двух мужчин, связанных  с  одной  и  той  же
женщиной. Не создает ли это своего  рода  тайных  уз  между  ними?  Иногда
начинает казаться, что так оно и есть. Действительно ли,  как  утверждают,
дон Риккардо спас герцогу жизнь? Не думаю. А  впрочем,  возможно  -  но  в
таком случае из одного лишь тщеславия, чтобы на свой, на  рыцарский  манер
отплатить герцогу за то, что тот желал ему смерти, показать всем, какой он
исключительно благородный. Это вполне в его духе. И действительно ли,  как
хотят уверить, герцог кинулся тогда спасать дону Риккардо  жизнь,  выручая
его из смертельной опасности - хотя только что желал ему смерти? Не  знаю.
Мне это все же непонятно. Не может ведь человек одновременно и  любить,  и
ненавидеть?
   Я вспоминаю его странный, пристальный  взгляд  той  ночью  -  он  сулил
смерть. Но я помню также, какие мечтательные, влажные были у  него  глаза,
когда он слушал,  как  дон  Риккардо  читал  стихи  про  любовь,  великую,
необъятную  любовь,  охватывающую  нас  своим   пламенем   и   пожирающую,
испепеляющую все наше существо. Быть может, любовь - это  просто  красивые
стихи, без всякого определенного содержания, а просто  приятные  на  слух,
если читать звучно и проникновенно? Не знаю. Не исключено, однако,  что  и
так. Люди - своего рода фальшивомонетчики.
   Удивляет меня и та ночная сцена со  шлюхой.  Я  всегда  думал,  что  уж
герцог-то до такого опуститься не может. Впрочем, какое мне дело.  К  тому
же я привык,  что  он  постоянно  оказывается  совсем  иным,  чем  я  себе
представлял. На следующий день я рассказал про это в осторожных выражениях
одному из слуг и выразил свое  изумление.  Он  вовсе  не  был  удивлен.  У
герцога, сказал он мне, всегда были любовницы из  придворных  дам  или  из
горожанок, а иногда и знаменитые куртизанки, сейчас у  него  в  любовницах
дамиджелла [damigella - придворная дама (итал.)]  герцогини  Фьяметта.  Он
меняет  их  как  перчатки,   сказал   он   со   смехом,   удивляясь   моей
неосведомленности.
   Странно, что такое могло ускользнуть от моего на редкость, в  общем-то,
проницательного  взгляда.  Вот  до  чего  ослепило   меня   безоговорочное
преклонение перед моим господином.
   Меня не волнует, что он изменяет герцогине. Я ее ненавижу и очень  даже
рад, что ее обманывают. К тому же она-то  ведь  любит  дона  Риккардо.  Не
герцогу, а ему пишет она те жаркие  любовные  слова,  которые  я  вынужден
прятать у себя на груди. Я от души надеюсь, что его в конце концов убьют.


   Дождь, слава богу, перестал. Когда мы вышли сегодня из палаток,  солнце
жарко сияло, линии гор были  ясны  и  отчетливы,  хотя  все  кругом  было,
разумеется, пропитано влагой, повсюду стояли  лужи,  журчали  ручьи.  Утро
было  необыкновенно  бодрящее.   Небо   очистилось,   взгляду   открывался
возвышавшийся на своем холме разбойничий город  Монтанца;  мы  успели  уже
забыть, как он выглядит, а  теперь  отчетливо  был  виден  каждый  дом  за
крепостной стеной, каждая бойница древних крепостных башен -  все,  вплоть
до позолоченных крестов на церквах и колокольнях, после дождя виделось как
бы особенно отчетливо. Недалек день, когда проклятый город  будет  взят  и
исчезнет наконец с лица земли.
   Все рады выйти и поразмяться на свежем воздухе, хорошая погода бодрит и
поднимает боевой дух. Уныние, равнодушие словно ветром сдуло.  Все  так  и
рвутся в бой. Я очень ошибался, полагая, что дождь действует губительно на
боевой дух армии. Он, видимо, лишь притупляет его до поры до времени.
   У нас в лагере жизнь кипит ключом.  Солдаты,  болтая  и  перешучиваясь,
чистят оружие, слуги начищают до блеска  рыцарские  доспехи,  коней  гонят
купать к быстрым потокам, которые во множестве журчат  сейчас  по  склонам
между оливками, все и вся готовится к предстоящему сражению. Лагерь  обрел
свой прежний вид, а война - свою прежнюю красочность и праздничность, что,
бесспорно, ей больше к лицу. Яркие солдатские мундиры, рыцарские  доспехи,
роскошная серебряная конская сбруя - все блестит и сияет на солнце.
   Я долго стоял, разглядывая город - конечную цель нашего похода. С  виду
он хорошо укреплен, его стены и  крепостные  сооружения  могут  показаться
прямо-таки неприступными. Но мы его возьмем, и нам немало  в  том  поможет
мессир Бернардо. Я видел его новые тараны и метательные машины, хитроумные
осадные приспособления и  страшные,  огромные  бомбарды.  Никакая  в  мире
крепость не способна им противостоять. Мы пробьемся через любые  преграды,
будем крушить и ломать, а то и просто взорвем кусок стены,  сделав  хитрый
минный подкоп, о котором он говорил в тот  вечер,  будем  сражаться  всеми
мыслимыми средствами, пустим в дело все, что изобрел для нас его гений,  и
ворвемся в город, ворвемся на его улицы, сея вокруг смерть и  опустошение.
Город будет сожжен, разорен, стерт с лица  земли.  От  него  не  останется
камня на камне. И его жители, эти разбойники и бандиты, получат наконец по
заслугам, будут истреблены или угнаны в плен, и лишь дымящиеся руины будут
напоминать о былом могуществе дома Монтанца. Я убежден, что герцог твердой
рукой расправится со своим кровным врагом. А  уж  что  касается  наемников
Боккароссы - страшно даже представить, как они  будут  свирепствовать.  То
будет наша последняя и окончательная победа.
   Но сперва нам предстоит смести с дороги войско,  которое  встало  между
нами  и  городом.  Нетрудно  заметить,  что  численность  его  значительно
возросла - как я и  предсказывал.  Кое-кто  утверждает,  что  это  могучее
войско, почти такое же огромное, как наше, включая  и  отряды  Боккароссы.
Это преувеличение.  Оно  действительно  занимает  теперь  гораздо  большую
территорию, чем прежде,  но  называть  его  могучим  -  значит,  по-моему,
переоценивать силы неприятеля. Когда герцог увидел его в  первый  раз,  он
сначала вроде бы нахмурился, но тут же  снова  повеселел,  воодушевившись,
как  видно,  лицезрением  вражеских  сил,  радуясь  мысли  о   предстоящем
сражении, возможности вступить наконец-то в захватывающую битву.  Вот  что
значит истинный воин! Он ни минуты не сомневается в  нашей  победе,  да  и
никто из наших военачальников не сомневается, насколько мне известно.
   Весело, должно быть, участвовать в штурме города. До  сих  пор  мне  ни
разу не доводилось.


   Я сижу в своих покоях, в восточной башне нашего замка, на  обычном  для
моих письменных занятий месте. За этой низенькой, очень удобной  для  меня
конторкой я и продолжаю описание тех  знаменательных  и  роковых  событий,
участником которых являюсь. Каким образом я снова оказался  у  себя  дома?
Все объясняется очень просто.
   Мы выиграли сражение. Да мы и не сомневались, что выиграем, пусть  даже
ценой чувствительных потерь. И с  той  и  с  другой  стороны  убитых  было
достаточно, но с их стороны гораздо больше. Теперь им уже, конечно, трудно
будет оказать нам сколько-нибудь серьезное сопротивление. Однако и для нас
эта битва оказалась, повторяю, кровавой. Особенно на второй день.  Но  для
того ведь и солдаты, чтобы употреблять их  в  дело.  И  ничего  уж  такого
ужасного не произошло - зря только люди болтают.
   А дома мы сейчас по  той  простой  причине,  что  герцог  вынужден  был
вернуться, чтобы собраться с силами для победоносного завершения войны.  И
кроме того, как я  слышал,  надо  запастись  необходимыми  для  этой  цели
денежными  средствами.  Подобное  предприятие   поглощает,   само   собой,
значительные  суммы.  Герцог,   говорят,   ведет   сейчас   переговоры   с
венецианской синьорией. У этих торгашей нужного нам товара хоть  отбавляй,
и дело, говорят, должно скоро  уладиться.  После  чего  мы  немедля  снова
выступим в поход.
   Утверждают, что Боккаросса и его наемники запросили повышения платы  и,
кроме того, считают, что не все еще получили из того, что  им  причиталось
по первоначальному уговору. Из-за этого они, как говорят,  доставляют  нам
сейчас массу хлопот. Я, признаться, не ожидал,  что  они  могут  придавать
такое значение этой стороне войны, ведь никто не сражается так  отважно  и
бесстрашно, как они. Я думал, они любят войну ради войны, как я, например.
Впрочем, нельзя, может, и требовать такого бескорыстия. Вполне,  наверное,
естественно, что они хотят,  чтобы  им  заплатили.  Ну  что  ж,  они  свое
получат.
   Говорят о каких-то там еще разногласиях между кондотьером и герцогом  -
да мало ли что болтают. Когда войско несет потери и не  все  идет  гладко,
люди обычно быстро впадают в уныние. Все недовольны исходом дела, все друг
друга обвиняют, жалуются на усталость, подсчитывают  потери  у  себя  и  у
противника - в общем, одно к одному. А наемники Боккароссы хоть и  отлично
дерутся,  прямо  как  бешеные,  но  очень  возможно,  что  вовсе  не  ради
осуществления далеко идущих замыслов герцога, очень может быть, что у  них
совсем другое на  уме.  Но  все  это  мелочи.  Абсолютно  несущественно  и
преходяще.
   Впрочем,  мне  это  все  достаточно  неинтересно,  и  уж  меньше  всего
вульгарные денежные счеты в таком деле, как война, и потому я  не  намерен
распространяться дальше на эту тему.
   Что за тоска сидеть  дома!  Человеку,  явившемуся  прямо  с  поля  боя,
здешнее существование представляется до ужаса пустым и  монотонным.  Время
тянется бесконечно, и не знаешь, чем себя занять, всякая жизнедеятельность
точно парализована. Впрочем, на днях все должно решиться.  Скоро  снова  в
поход.
   На здешних обитателей смешно смотреть,  я  имею  в  виду  слуг  и  всех
прочих, кто не участвовал в войне. Они живут словно в другом мире,  словно
и не подозревают, что страна находится в состоянии  войны.  Глядя  на  мои
доспехи, они разевают рты от удивления, будто не  знают,  что  так  всегда
одеваются на поле боя - а иначе не успеешь оглянуться, как станешь добычей
врага, обречешь себя на верную гибель. Они  говорят,  что  здесь-то,  мол,
опасность не грозит. Но война-то ведь идет. И я скоро снова  отправлюсь  в
поход. Всякую минуту можно ожидать приказа герцога о выступлении, и  нужно
быть в полной боевой готовности. Вот почему я и хожу в доспехах. Да  разве
им объяснишь.
   Не побывав сами на войне,  они,  естественно,  совершенно  не  способны
вообразить, что это  такое.  А  когда  пытаешься  нарисовать  им  хотя  бы
приблизительную картину походной жизни со всеми ее опасностями, они глядят
на тебя с идиотским недоверием, не в силах  вместе  с  тем  скрыть  тайную
зависть. Всем своим видом они как бы хотят сказать, что я-то  тут  ни  при
чем, что сам я ничего такого  не  испытал  и  не  принимал  сколько-нибудь
деятельного участия в тех битвах, о которых рассказываю. Нетрудно  понять,
что в них говорит самая обыкновенная зависть. Не испытал!  Они  не  знают,
что клинок моей шпаги еще хранит кровавый след последней жестокой битвы. Я
его не показываю, так  как  не  выношу  солдатского  бахвальства,  которое
процветает обычно на войне и столь свойственно, например, дону Риккардо. Я
лишь крепче сжимаю эфес и поворачиваюсь к ним спиной.
   А дело было так. В ходе нашей последней двухдневной  битвы  перед  нами
возникла задача овладеть высотой, расположенной между нашим правым флангом
и городом, что мы и сделали.  Стоило  нам  это  недешево.  Зато  сразу  же
значительно улучшило наше положение. Герцог тотчас  отправился  поглядеть,
какие  именно  преимущества  дает  нам  овладение  этой  высотой.   И   я,
естественно, вместе  с  ним.  На  самой  вершине  стоял  загородный  замок
Лодовико. Место, надо сказать, было выбрано удачно,  и  замок,  окруженный
кипарисами и персиковыми деревьями, выглядел довольно эффектно.  Несколько
солдат и я вместе  с  ними  пошли  проверить,  не  укрылся  ли  там  враг,
способный  преподнести  нам  неприятный  сюрприз  и  покуситься  на  жизнь
герцога. Замок был пуст, если не считать  кучки  дряхлых  слуг,  настолько
беспомощных, что их, видимо, просто  бросили  при  отступлении,  -  герцог
отказался чинить над ними расправу. А я, пока суд  да  дело,  спустился  в
подземелье,  которое  никто  не  удосужился  осмотреть,  хотя  оно   могло
послужить прекрасным укрытием. Там я неожиданно  наткнулся  на  карлика  -
Лодовико держит при дворе  много  карликов,  -  которого,  очевидно,  тоже
бросили, не знаю уж почему. Он страшно перепугался и кинулся в  полутемный
боковой ход. Я крикнул: "Стой!" Но он не остановился на мой окрик, из чего
я заключил, что совесть у него нечиста. Вооружен он или нет, я не знал,  и
потому погоня  за  ним  по  узким,  запутанным  подземным  переходам  была
захватывающе рискованной. Наконец он шмыгнул в  помещение,  имевшее  выход
наружу, через который он, конечно,  и  задумал  удрать,  но  не  успел  он
открыть дверь, как я его настиг. Он жалобно пискнул, поняв, что попался. Я
погнал его, как крысу, вдоль стен, зная, что теперь  уж  ему  не  уйти.  В
конце концов я загнал его в угол - теперь он был мой!  Я  насадил  его  на
шпагу, легко прошедшую насквозь. На нем не было лат и ничего, что положено
воину, одет он был в смехотворный голубой бархатный камзольчик с кружевами
и всякой мишурой у ворота, словно маленький ребенок. Я оставил его  лежать
там, где он упал, и вернулся к дневному свету и к битве.
   Я рассказал об этом вовсе не потому, что считаю свой поступок  каким-то
подвигом. Пустяковый эпизод, обычный на войне. Я вовсе не  собираюсь  этим
похваляться. Я исполнил свой солдатский долг - только и  всего.  Никто  об
этом даже  не  знает,  ни  герцог  и  ни  одна  живая  душа.  Никто  и  не
подозревает, что моя шпага  обагрена  вражеской  кровью,  и  я  не  стираю
кровавый след - в память о моем участии в походе.
   Я немножко жалею, что сразил именно карлика, лучше бы я сошелся лицом к
лицу с кем-нибудь из людей, столь мне ненавистных. К тому  же  и  сама  по
себе борьба была бы более интересной. Но я и собственный  народ  ненавижу,
мои сородичи мне тоже ненавистны. И в этом поединке,  особенно  в  момент,
когда я нанес смертельный удар, меня  охватил  экстаз,  будто  я  исполнял
некий религиозный обряд. Похожее чувство я испытал, когда душил  Иосафата,
- неистовую жажду истребления себе подобных. Отчего, зачем? Не знаю. Я сам
себя не  могу  понять.  Неужели  я  осужден  жаждать  истребления  и  себе
подобных?
   У него был писклявый, как у всех карликов, голосок кастрата, и он  меня
страшно разозлил. У меня-то у самого голос низкий и сильный.
   Презренный, жалкий народец.
   Отчего они не такие, как я!
   Сегодня утром герцогиня пыталась завести со мной разговор  про  любовь.
Она была в каком-то слезливом настроении, не знаю уж  почему  -  вообще-то
причина поплакать у нее, бесспорно, имеется, знала бы она, _сколько_ у нее
для этого поводов! Потом она вдруг разом переменила тон - настроения у нее
меняются мгновенно - и заговорила уже шутливо. Сидя перед зеркалом, покуда
камеристка укладывала ей волосы, она,  мешая  шутку  с  серьезным,  упорно
старалась втянуть меня в разговор,  который  я  находил  и  неприятным,  и
неуместным. Ей, видите ли, не терпелось, чтобы я высказался на эту тему. Я
всячески уклонялся. Но она не отставала. Неужели у меня  никогда  не  было
никаких амуров? "Нет, не было", - хмуро отрезал я. Она удивилась, никак не
хотела  поверить.  И  снова  принялась  меня  донимать.   Наконец,   чтобы
прекратить этот разговор, я сказал, что  если  бы  когда  и  полюбил,  так
только мужчину.
   Она обернулась, взглянула на  меня  и  беззастенчиво  расхохоталась,  а
вслед за ней и камеристка. "Мужчину! - воскликнула она насмешливо, будто в
этом было что-то забавное. - Мужчину? Кого же  именно?  Уж  не  Боккароссу
ли?" И обе они снова принялись хохотать. Я покраснел, потому  что  имел  в
виду как раз его. И когда они заметили, что я покраснел, они  окончательно
развеселились.
   Я  не  понимал,  что  здесь  смешного.  Я  смотрел  на   них   ледяным,
презрительным взглядом. Смеяться, по-моему,  уродство  и  безобразие.  Мне
невыразимо противно видеть, как рот у человека вдруг  разевается,  обнажая
красные десны. И что я могу поделать,  если  Боккаросса  вызывает  во  мне
самое искреннее восхищение, чувство, не лишенное, возможно, и пылкости.  В
моих глазах он настоящий мужчина.
   Особенно же меня взбесил хохот этой грязной служанки, к тому же гораздо
более вульгарный, чем смех  ее  госпожи.  Я  могу  еще  примириться,  если
герцогиня со мной пошутит, хотя мне ничего не стоило бы отбить у нее охоту
шутить со мной на эту тему, я мог бы так ответить на ее  вопрос  о  любви,
что она бы ужаснулась, мог бы открыть ей глаза на эту их  "любовь".  Но  я
могу еще, повторяю, с этим примириться  -  она  как-никак  моя  госпожа  и
герцогского  рода.  Но  чтобы  всякая  жалкая  тварь  вроде   этой   девки
осмеливалась надо мной смеяться! Нет уж, увольте! Она всегда вела себя  со
мной совершенно недопустимо, пыталась важничать и острить и дразнила  меня
тем, что я не могу открыть некоторые двери  в  замке.  Ее-то  какое  дело!
Наглая, неотесанная  деревенщина,  которую  следовало  бы  просто-напросто
высечь.
   А Боккаросса... Что ж тут удивительного, если я им восхищаюсь. Я и  сам
воинственная натура.


   Дни проходят в томительном ожидании, и не знаешь, чем себя занять.
   Вчера меня послали в Санта-Кроче с поручением к маэстро Бернардо. Он по
обыкновению пропадает там, продолжая работать над своей "Тайной  вечерей".
Я не раз задавал себе вопрос, отчего он не побывал на войне и не  поглядел
на свои машины в действии  -  на  собственные  свои  детища?  Неужели  ему
довольно того, что  он  произвел  их  на  свет.  Я  думал,  ему  захочется
поглядеть на них в действии. И уж там-то он мог бы сколько угодно  изучать
трупы, мог бы добиться больших успехов в своей науке.
   Я застал его всецело погруженным в созерцание его возвышенного творения
- он даже не заметил, как я вошел. Когда же  он  наконец  поднял  на  меня
глаза, то взгляд у него был совершенно невидящий - где он  витал?  На  мои
доспехи он и внимания не обратил, хотя никогда прежде не видел меня в них.
Наверное, он их все же заметил, однако не выказал ни удивления, ни особого
интереса. "Что тебе от меня надо, малыш?"  -  сказал  он,  глядя  на  меня
вполне дружелюбно. Я изложил свое поручение, хотя  и  разозлился,  что  он
меня так назвал. И тут же повернулся и ушел, задерживаться мне было  ни  к
чему. Я только взглянул мельком на этот его шедевр, и мне показалось,  что
до конца так же далеко, как и в прошлый раз. Он никогда ничего не  доводит
до конца. Над чем он, собственно, так невероятно долго раздумывает?
   Он ничего не спросил про войну, хотя и мог бы догадаться, что  я  прямо
оттуда.  У  меня  сложилось  впечатление,  что  война  его  нисколько   не
интересует.


   Синьория отказалась ссудить нас  деньгами!  Посланный  от  них  заявил,
чтобы никакого займа больше не ждали. Непостижимо!  Совершенно  непонятно.
Они считают, что война велась плохо. Плохо! Какая наглость! _Плохо!_ Когда
мы только и делали, что побеждали! Мы проникли  в  самую  глубь  вражеской
страны, дошли до самого их разбойничьего гнезда и стоим теперь у его  стен
с твердым намерением взять его, пожать плоды наших замечательных побед.  И
чтобы в такую минуту ставить нам палки в колеса! Когда город уже обречен и
будет захвачен, разорен, сожжен, стерт с лица  земли.  Это  возмутительно!
Просто не верится, чтоб какие-то грязные  торгаши  помешали  нам  одержать
окончательную победу! И только потому, что никак не  могут  расстаться  со
своим презренным металлом! Нет! Не может того быть!  Это  было  бы  верхом
бесстыдства!
   Герцог просто обязан найти выход. И  найдет,  разумеется.  Разве  могут
какие-то пошлые деньги помешать победоносному завершению столь  великой  и
славной войны? Это исключено.
   В  замке  проходу  нет  от  гонцов,  чужеземных  послов,  советников  и
военачальников. Гонцы так и снуют туда-обратно.
   Я просто с ума схожу от волнения.
   Наемники Боккароссы отказываются дальше воевать! Они требуют, чтобы  им
немедленно заплатили все целиком, сколько было условлено,  а  впредь  чтоб
платили вдвое больше. Покуда, мол, свое  не  получат,  они  и  пальцем  не
шевельнут.  Герцог  денег  достать  не  может  и  пытается  соблазнить  их
обещанием, что, когда город  будет  взят,  он  отдаст  им  его  на  полное
разграбление, а добыча, мол, там ждет неслыханно  богатая.  Они  отвечают,
что еще неизвестно, будет ли город взят,  до  сих  пор  с  ним  такого  не
случалось. И прежде надо еще разгромить войско  Быка  и  вести  длительную
осаду, а они не любят осад, им это скучно. Покуда  торчишь  в  осаде,  нет
никакой возможности пограбить. У  них  и  без  того  немалые  потери,  они
потеряли людей больше, чем могли предположить. Им это вовсе  не  нравится.
Им нравится убивать, но вовсе не нравится  подыхать  самим,  так,  мол,  и
передайте, и, уж во всяком случае, не за такую  жалкую  плату.  Их  манера
выражаться отнюдь не отличается дипломатической изысканностью.
   Что теперь будет? К чему все это приведет?
   Впрочем, герцог наверняка отыщет какое-нибудь  решение.  Он  дьявольски
изобретателен. Он любит препятствия, тут-то и проявляется  в  полную  силу
его гений. И ведь наше непобедимое доселе войско как стояло, так и стоит у
самых стен города Монтанца. Не будем про это забывать!


   Война _окончена_! Войска отведут назад, через границу, и всему _конец_.
Конец!
   Уж не сплю ли я! Не во сне ли все это происходит! Сейчас, должно  быть,
проснусь и пойму, что это был всего лишь сон, страшный, кошмарный сон.
   Но нет, это не сон! Все это происходит наяву. Кошмарная явь! В отчаянии
хватаешься за голову, отказываясь что-либо понимать.
   Алчность, бесчестность, предательство  -  все  людские  пороки,  вместе
взятые, одолели наше героическое войско, вырвав у него из рук оружие. Наши
увенчанные славой, не знавшие ни единого поражения  воины,  грозной  силой
стоящие сейчас у врат неприятеля,  должны  покорно  отступить,  обманутые,
преданные, всеми покинутые, должны вернуться  домой.  _Домой_!  Когда  они
жаждут победить или умереть! Какое преступление, какая трагедия!
   Наша великая война, славнейшая в истории страны, - и такой конец!
   Я словно парализован. Никогда  в  жизни  не  был  я  так  возмущен,  не
испытывал такого стыда. Все существо мое протестует ожесточенно и яростно.
И в то же время я словно парализован, я чувствую свое полнейшее  бессилие.
Каким  образом  мог  бы  я  вмешаться  в  ход  событий  и  изменить   его?
Приостановить этот, мрачный спектакль? Я ничего не могу поделать. Ничего.
   Это конец. Все кончено. _Конец_.
   Когда я об этом услышал и когда до  меня  дошел  смысл  услышанного,  я
сбежал незаметно от них ото всех, убежал к  себе  наверх,  чтобы  остаться
одному. Я боялся, что мои чувства окажутся сильнее меня,  боялся,  что  не
сумею с ними совладать,  как  подобает  мужчине.  И,  едва  войдя  в  свою
каморку, я безудержно разрыдался. Я этого не скрываю. Я  не  в  силах  был
дольше сдерживаться. В безумной ярости я прижимал кулаки к глазам и рыдал.
_Рыдал_.


   Герцог не покидает своих покоев и никого у себя не принимает. И обедает
он там же, в полном одиночестве. Я прислуживаю ему  за  столом,  и,  кроме
меня да еще слуги, приносящего кушанья, никто его  не  видит.  Наружно  он
совершенно спокоен. Но что скрывается за  этой  бледной  маской  -  трудно
сказать. Лицо его, в обрамлении черной  бороды,  бело  как  мел,  а  глаза
смотрят  неподвижным,  невидящим  взглядом.  Едва  ли  он   замечает   мое
присутствие, и ни  единого  слова  не  сорвется  никогда  с  этих  тонких,
бескровных губ. Бедняга слуга страшно его боится. Но он просто трус.
   Когда пришло известие об отказе  Венеции,  о  том,  что  эта  проклятая
торгашья республика вздумала помешать ему воевать, с ним случился  приступ
ярости. Я никогда его таким не видел. Он весь клокотал  яростью,  на  него
страшно было смотреть. Не помня себя, он выхватил из ножен кинжал и вонзил
его в стол чуть не по самую рукоятку. Если бы жалкие торгаши видели его  в
ту минуту, они, я уверен, мигом выложили бы деньги на стол.
   Говорят, он больше всего досадует, что так и не пришлось  по-настоящему
использовать гениальные изобретения мессира Бернардо. Как раз  сейчас  они
бы очень ему пригодились. Он уверен, что с их помощью мы непременно  взяли
бы город и что победа, можно считать, была у нас в руках. Так  за  чем  же
тогда дело стало?
   Я  с  удовольствием  наблюдал,  как  он  беснуется.  Ярость  его   была
прекрасна. Но потом я подумал, что,  возможно,  не  такой  уж  он  сильный
человек. Почему он так зависим от других? И даже от каких-то пошлых денег?
Отчего он не бросил против города наше собственное непобедимое войско и не
стер его в порошок? Для чего тогда и войско?
   Я просто спрашиваю. Я не военачальник и, возможно, вовсе не  разбираюсь
в военном искусстве. Но  и  моя  душа  болит  и  мучается,  силясь  понять
постигшую нас судьбу.
   Я снял с себя доспехи. С горьким чувством повесил  я  их  на  стенке  в
покоях для карликов. Так  они  там  и  висят,  жалкие  и  бессильные,  как
тряпичная кукла на веревочке. Опозоренные. Обесчещенные.


   Скоро уж месяц, как у нас мир. Настроение мрачное - в замке, в  городе,
по всей стране. Удивительно, как распространяется во время более или менее
длительного мира всеобщее недовольство и уныние, вот и  сейчас  начинается
то же самое, атмосфера становится  все  более  удушающей,  приобретает  ту
затхлую пресность, которая  нагоняет  на  человека  тоску.  Возвратившиеся
домой солдаты ходят недовольные, все не по  ним,  а  те,  кто  отсиживался
дома, язвят и подтрунивают над ними, из-за того, очевидно,  что  война  не
принесла желанных результатов. Будничная жизнь  вяло  и  скучно  течет  по
давно  проложенному  руслу,  без  радостей  и  без  целей   впереди.   Все
воодушевление,  вся  бодрость,  что  принесла  с  собой   война,   исчезли
бесследно.
   Замок точно вымер. Никто почти не входит,  не  выходит  через  парадные
двери, кроме нас же самих, да и мы по  большей  части  пользуемся  другими
входами. Докладывать не о ком, угощать некого. Парадные залы пустуют, даже
придворные прячутся по своим углам и не кажут носа. В  замковых  переходах
не встретишь ни души, а на лестницах услышишь разве  что  эхо  собственных
шагов. Даже жутко  делается,  будто  попал  в  царство  привидений.  А  во
внутренних, отдаленных покоях все ходит из угла в угол герцог либо сидит в
раздумье за столом, где открытой  раной  зияет  проделанное  его  кинжалом
отверстие. Мрачно и грозно смотрит он в одну точку, что-то замышляя, а что
- неизвестно.
   Печальное,  тоскливое  время.  День  едва-едва  тащится,  и  никак   не
дождешься вечера.
   Досуга у меня теперь хоть отбавляй, я могу  сколько  угодно  заниматься
описанием своей жизни и излагать свои мысли, но  желания  у  меня  нет  ни
малейшего. Чаще всего я просто сижу у окна и смотрю, как под стеной замка,
извиваясь грязно-желтой ящерицей, лениво течет  река,  слизывая  со  стены
зелень.
   Та же самая река, что  на  земле  Лодовико  была  свидетельницей  нашей
блистательной победы!


   Нет, это неслыханно! Это самое возмутительное из всего,  что  произошло
за последнее, ужасное время! Почва уходит у меня из-под ног - кому и  чему
можно после этого верить?!
   Возможно ли вообразить: герцог считает, что он и  дом  Монтанца  должны
примириться и заключить договор о том, чтобы  никогда  больше  не  воевать
друг против друга! Что нужно, мол, прекратить эти бесконечные  войны,  что
обе стороны должны торжественно обязаться раз и навсегда с ними  покончить
- никогда больше не поднимать друг на друга оружие! Бык будто бы сперва не
соглашался, обозленный, видимо, последним нападением.  Однако  герцог  все
более горячо настаивал на своем предложении.  Зачем,  мол,  нашим  народам
истреблять друг друга, к чему  эти  бессмысленные  войны?  Они  длятся,  с
небольшими перерывами, вот  уже  несколько  столетий,  не  принося  никому
окончательной победы, обе стороны терпят от них один лишь  ущерб.  Сколько
бедствий они нам  причинили!  Насколько  лучше  было  бы  жить  в  мире  и
согласии, чтобы страны наши могли процветать и благоденствовать, как тому,
собственно,  и  следует  быть!  Постепенно   Лодовико   начал   будто   бы
прислушиваться к тому, что толковал ему герцог в своих посланиях, и  нашел
его доводы более или менее разумными. И теперь вот ответил,  что  согласен
на его предложение и принимает приглашение прибыть на переговоры по поводу
"вечного мира" и подписания "торжественного договора".
   Все, видно, сошли с ума! Вечный мир? Никаких войн? Какой  вздор,  какое
ребячество! Неужели они воображают, что в их власти изменить  существующий
миропорядок? Какое самомнение!  И  какая  измена  прошлому,  всем  великим
традициям! Никаких войн? Так что  ж,  выходит,  и  кровь  никогда  уже  не
прольется, и честь и геройство не будут больше в почете? И никогда уже  не
прозвучат фанфары, и конница не ринется в атаку  с  копьями  наперевес,  и
враги не сойдутся в схватке, погибая смертью храбрых на поле брани?  И  не
будет уже ничего, что способно было бы умерить безграничную  гордыню  рода
человеческого? Не взмахнет уже своим  широким  мечом  никакой  Боккаросса,
неумолимый и хладнокровный, напоминая спесивому племени, кто и что  правит
им? И рухнут самые основы жизни?!
   Примирение! Можно ли вообразить что-либо более постыдное?! Примирение с
заклятым, врагом! Какое кощунство, какое отвратительное извращение законов
естества! И какое унижение, какое оскорбление для нас! Для  наших  воинов,
для наших мертвецов! Какое надругательство  над  нашими  павшими  героями,
которые,  выходит,  напрасно  принесли  себя   в   жертву!   Меня   просто
переворачивает от подобной гнусности.
   Так вот, значит, о чем он размышлял. А я-то никак не мог  понять.  _Так
вот оно что!_ И настроение у него  теперь  заметно  улучшилось,  он  снова
разговаривает  с  людьми  и  снова  бодр  и  доволен  собой.  Он,  видимо,
воображает, что придумал нечто  необыкновенно  умное,  напал  на  "великую
идею".
   Нет слов, чтобы  выразить  мое  безграничное  презрение.  Моей  вере  в
герцога,  в  моего  господина,  нанесен  удар,  от  которого  ей  уже   не
оправиться. Он пал так низко, как только  может  пасть  правитель.  Вечный
мир! Вечное перемирие! На веки вечные никаких войн! Все только мир и мир!
   Поистине нелегко быть карликом такого господина.


   В замке из-за этого идиотского события все вверх дном. На  каждом  шагу
спотыкаешься о  лоханки  и  метлы,  повсюду  кучи  тряпья,  и,  когда  его
вытряхивают в окна, пыль стоит такая,  что  першит  в  горле.  С  чердаков
нанесли  старинных  гобеленов,  расстелили  их  повсюду  и  топчут  ногами
глупейшие любовные сцены, которые повесят потом на стенки,  чтоб  украсить
этот позорный  "праздник  мира  и  согласия".  Покои  для  гостей,  годами
пустовавшие, спешно приводятся в порядок, и слуги носятся взад-вперед  как
угорелые, не чуя под собой ног. Все злые, все замученные  и  проклинают  в
душе вздорную затею герцога. Палаццо Джеральди тоже  чистят  и  моют,  там
будет, видимо, расквартирован эскорт Лодовико. Боккаросса и  его  наемники
оставили, говорят, после себя  настоящий  свинарник.  Кладовые  набиваются
съестными припасами -  сотни  быков,  телят,  бараньих  туш,  которые,  по
распоряжению дворецкого, поставляются в замок бедным  людом;  везут  целые
горы зерна, в том числе на корм лошадям. Крестьяне тоже, конечно, злы,  по
всей стране недовольство. Думаю, если б только могли, они бы взбунтовались
против герцога из-за этого его идиотского "праздника  мира".  Отстреливают
оленей в лесных угодьях, отлавливают и стреляют фазанов и зайцев, охотятся
в горах на кабанов. Придворные егеря несут на поварню перепелов, куропаток
и цапель, слуги режут голубей, выискивают на птичниках каплунов  пожирнее,
отбирают павлинов для парадного пира. Портные шьют  роскошное  платье  для
герцога и герцогини из дорогих венецианских тканей - на это небось  кредит
у них открыт, не то что на войну! - а также для всех патрициев города, без
конца примеряют, бегают взад-вперед. Перед замком и дальше по  всей  улице
сооружаются триумфальные арки, под которыми должен будет проехать Лодовико
со свитой. Повсюду устанавливаются балдахины, служанки  выбивают  ковры  и
всякие там вышивки, которые будут вывешены в окнах. Музыканты  упражняются
с утра до  вечера,  так  что  голова  раскалывается,  а  придворные  поэты
сочиняют какую-то очередную чушь, которую комедианты будут  разыгрывать  в
тронной зале. Все только  и  делают,  что  готовятся  к  этому  идиотскому
празднику! Только о том и говорят, только про то и думают. Мы кипим как  в
котле, и ни одного спокойного уголка не найдешь  -  шагу  нельзя  ступить,
чтобы с кем-то не столкнуться или обо что-то  не  споткнуться,  беготня  и
суета неописуемые.
   Я просто лопнуть готов от злости.


   Враг  торжественно   вступил   в   нашу   столицу,   которая   небывало
разукрасилась  и  разрядилась  в  его  честь.   Предшествуемый   тридцатью
трубачами и флейтистами на конях, окруженный всадниками-телохранителями  в
зеленых и  черных  одеждах  и  с  бердышами  в  руках,  Лодовико  Монтанца
проскакал вместе со своим молокососом сыном Джованни по улицам, а за  ними
- знатные рыцари и сеньоры и  две  сотни  арбалетчиков  в  арьергарде.  Он
скакал на вороном жеребце под расшитым  серебром  темно-зеленым  бархатным
чепраком, сам в серебряных доспехах, и встречен был "народным  ликованием"
- народ всегда ликует, если ему прикажут, а по какому поводу, ему неважно;
Нынче, например, они воображают себя счастливыми оттого, что мир  пребудет
вовеки. Три герольда, высланные герцогом навстречу, возвестили о  прибытии
Лодовико и о причине сего визита, и  во  всех  церквах  города  ударили  в
колокола. Великолепная увертюра к нашему позору. Дан  был  даже  салют  из
водруженных на  замковом  валу  бомбард,  направленных  дулами  в  небо  -
следовало бы, по-моему, направить их на  процессию  да  зарядить  получше.
Лошадь под сыном Монтанцы испугалась салюта, а может, и чего другого и так
шарахнулась, что всадник чуть не вылетел из седла, однако он быстро с  ней
справился и поскакал дальше, красный до ушей. Он выглядит совсем ребенком,
ему, должно быть, не больше семнадцати. Хотя все обошлось, кругом  тут  же
принялись гадать, уж не дурной ли  это  знак.  Они  вечно  выискивают  при
"торжественных случаях" всякие знаки и предзнаменования, а больше у них  и
повода-то не было пустить в ход свою проницательность.
   У ворот замка  Лодовико  спешился  и  приветствуем  был  в  напыщенных,
высокопарных выражениях  герцогом.  Он  оказался  приземистым  крепышом  с
толстыми щечками сплошь в багровых прожилках и  с  короткой  бычьей  шеей.
Борода у него растет только по краям подбородка,  да  и  то  реденькая,  и
отнюдь не украшает его и без того не слишком красивую  физиономию.  Острые
серые глазки притворяются приветливыми, но им не  следует  доверять,  всем
ведь известно, что  он  за  хитрец.  Он  производит  впечатление  человека
вспыльчивого, и, при его полнокровии, его, по-моему, в любую минуту  может
хватить удар.
   День прошел в церемониях, приемах, трапезах  и  переговорах  касательно
пресловутого  соглашения  между  двумя   нашими   государствами.   Вечером
разыгрывалось ужасно скучное представление на латыни,  и  я  не  понял  ни
слова, да и прочие, по-моему,  тоже.  Зато  потом  стали  представлять  на
обычном языке неприличную комедию, которую все поняли уже намного лучше  -
и смаковали грубые шуточки и всякие мерзости.
   Мне она показалась тошнотворной.
   На сегодняшний день наконец-то все, и я сижу наконец в своей каморке  и
радуюсь одиночеству. Что может быть приятнее! Хорошо, что потолки в покоях
для карликов такие низкие, а то еще и сюда поселили бы гостей. Это было бы
ужасно.
   Этот  герцогский  сынок,  очевидно,  то,  что  люди  называют  "писаный
красавец"; значит, он не в отца. Когда он скакал рядом с  отцом  на  своем
жеребце под голубым бархатным чепраком и сам в наряде того же  цвета,  все
кругом называли его красавцем. Возможно. Но  на  мой  лично  вкус,  в  нем
слишком мало мужского - эти его оленьи  глаза,  длинные  черные  волосы  и
девичья кожа... Краснеет, как девица, по всякому  пустяку...  Возможно,  у
меня дурной вкус, но я терпеть не могу такую внешность. По-моему,  мужчина
должен выглядеть  мужчиной.  Говорят,  он  похож  на  свою  мать,  великую
праведницу  и  писаную  красавицу  Беатриче,  которая,  по   слухам,   уже
перенеслась из чистилища в рай, хоть умерла всего десять лет назад.
   После полудня я видел, как он прогуливался с Анджеликой по  розарию.  А
позже я видел, как они гуляли у реки и кормили крошками лебедей. И в тот и
в другой раз они, я заметил, все время о чем-то разговаривали. Не понимаю,
о чем он может говорить с этим ребенком, совсем глупеньким. И  он,  должно
быть, даже не замечает, до чего она некрасива, иначе, конечно, избегал  бы
ее общества. Возможно, он и сам не умнее, такое же примитивное существо.
   Дон Риккардо, разумеется, тут как тут, участвует  во  всех  церемониях,
лезет, как обычно, вперед при каждом удобном случае. Раны его уже  зажили.
Хотя что я говорю? Какие раны? По нему ничего и не заметно, разве что одна
рука немного хуже двигается. Вот вам и все геройство.


   Вот уж третий день, как враг у нас в городе. Празднества  в  его  честь
следуют одно за другим, и нет ни минуты покоя. Я  слишком  устал  вчера  к
вечеру, чтобы что-то  записывать,  и  вот  сейчас,  уже  утром,  тороплюсь
наверстать упущенное. Расскажу вкратце, как прошел вчерашний день и  какие
у меня были впечатления.
   Оба герцога выехали еще до рассвета  из  замка  и  посвятили  несколько
часов соколиной охоте в лугах, что к западу от города. Лодовико -  большой
любитель соколиной охоты, а наш герцог держит превосходных соколов,  среди
них несколько очень редких, полученных им в дар от короля Франции, и  ему,
конечно, не терпелось похвастаться ими. Вернувшись с охоты, сели за  стол,
ели и пили, пили и ели до бесконечности, а потом была музыка, и хочешь  не
хочешь, а пришлось слушать, хотя,  по-моему,  ничего  нет  на  свете  хуже
музыки, после этого показывали какую-то чушь с песнями и плясками, а потом
выступали  жонглеры,  от  которых  все  пришли  в  восторг,  и  это   было
действительно единственное, на что стоило посмотреть. Сразу  же  вслед  за
тем снова сели за стол, ели и пили до поздней ночи, и тут  была  разыграна
совершенно непристойная пантомима, в которой и  мужчины  и  женщины  одеты
были  в  такое  облегающее  платье,  что  казались  чуть  ли  не   голыми.
Большинство к этому времени были пьяны, как свиньи.  Итак,  программа  дня
была исчерпана, и я смог наконец пойти спать и заснул как убитый.
   Герцог все  это  время  очень  оживлен,  любезен  и  очарователен,  как
никогда. Похоже, он просто не знает, как угодить своим гостям, и  до  того
перед ними лебезит, что тошно делается. Я смотреть на  него  не  могу  без
отвращения. Можно подумать, они с Быком закадычнейшие друзья. Наш  герцог,
по крайней мере, изо всех сил изображает искреннего  друга.  Лодовико  вел
себя вначале сдержанно,  даже  как  бы  настороженно,  но  постепенно  это
прошло. Да и явился-то он сюда с телохранителями и не одной сотней  солдат
- к чему бы, кажется, столько воинов, когда едешь  заключать  вечный  мир?
Хотя, конечно, его просто положение  обязывает.  Герцог,  естественно,  не
может явиться к чужому двору без подобающей свиты. Я и сам прекрасно знаю,
что таков обычай. Но все равно я просто видеть их спокойно не  могу,  всех
этих врагов, так и хочется на них наброситься, а нельзя и пальцем тронуть.
Ужасное положение.
   Поведение моего господина - совершеннейшая для  меня  загадка;  как  он
может так недостойно вести себя с нашими заклятыми врагами?  Я  ничего  не
понимаю. Впрочем, невелика новость. Никогда я  не  могу  его  понять.  Это
просто какой-то рок. Но довольно об этом, хочу только  еще  раз  повторить
то, что уже говорил: мое презрение к нему поистине не знает границ.
   Джованни и Анджелику я снова видел вчера вместе, и не раз.  Им,  верно,
скучно. Уже под вечер они сидели, я видел, у реки, но на этот раз  они  не
кормили лебедей и не разговаривали, а просто сидели молча рядом и  глядели
на воду. Им, верно, не о чем больше говорить друг с другом.
   Что еще стоит отметить?  Пожалуй,  больше  ничего.  Сегодня  договор  о
"вечном мире" будет подписан, и после этого устроен  будет  парадный  пир,
который, вместе со всякими  там  затеями,  продлится,  наверно,  до  утра.
Настроение у меня ужасное, и все мне на свете опротивело.


   Герцог оказал мне великое доверие! Просто голова кружится!  Я  не  могу
сказать, что именно он мне поручил. Ни полслова. Это наша с ним  тайна.  Я
не понимал до сих пор, насколько мы близки.
   Я бесконечно счастлив. Вот все, что я могу сказать.
   Сегодня в шесть часов вечера начнется большой парадный пир. Это главное
из всех празднеств, и к нему столько всего придумано  замечательного,  что
удастся он, без сомнения, на славу. Я жду его не дождусь.
   Он поистине великий правитель!


   Я расскажу сейчас, как прошел  последний  день  и,  главное,  про  пир,
которым завершились празднества в честь подписания  договора  между  нашим
герцогским домом и домом Монтанца, а также про некоторые связанные  с  ним
события.
   Итак, сначала мы собрались в тронной зале, где зачитан  был  договор  о
нерушимом мире между двумя нашими государствами. Он был составлен в  очень
красивых и торжественных выражениях, и говорилось  там  среди  прочего  об
упразднении пограничных крепостных сооружений, и свободной торговле  между
нашими странами, и о том, что именно следует  предпринять  для  облегчения
торговли.  Затем  последовала  церемония  подписания.   Оба   герцога,   в
сопровождении самых знатных приближенных, подошли к столу и начертали свои
имена на двух разложенных там больших листах бумаги. Все происходило очень
торжественно.  И  тотчас  грянули  фанфары:   шестьдесят   трубачей   были
расставлены вдоль стен на расстоянии трех шагов один от другого  и  одеты,
через одного, в одежды цветов нашего герцога и Монтанцы. Затем  под  звуки
нарочно для такого случая сочиненной торжественной музыки вся процессия во
главе с гофмейстером двинулась в трапезную. Огромная зала утопала в  свете
пятидесяти серебряных канделябров и двухсот факелов, которые держали лакеи
в расшитых золотом ливреях, но, помимо лакеев, еще и подобранные  с  улицы
мальчишки в жалких лохмотьях, с  грязными  босыми  ногами,  от  них,  если
подойти поближе, довольно скверно пахло. Было накрыто пять столов  во  всю
длину залы, которые ломились под тяжестью столовой  посуды  из  серебра  и
майолики,  разноцветных  гор  всяких  яств  и  фруктов   и   колоссальных,
выпеченных из сладкого теста фигур, изображавших, как мне  сказали,  сцены
из греческой мифологии - это какая-то языческая религия, с  которой  я  не
знаком. Посредине главного стола все было из золота: канделябры, вазы  для
фруктов, тарелки, кувшины для вина, кубки, - и  там  сели  оба  герцога  и
члены герцогских фамилий, а также самые знатные приближенные. Герцог сидел
прямо напротив Быка, а по правую руку от него сидела герцогиня в  пунцовом
платье с  разрезными  рукавами  из  белой  камки,  расшитыми  драгоценными
каменьями, и золотым  шитьем  на  жирной  груди.  На  голове  у  нее  была
унизанная брильянтами серебряная  сетка,  которая  немного  скрашивала  ее
безобразные каштановые волосы, и, поскольку она, безусловно, не  один  час
белилась и румянилась, яснее обычного было видно, что это слишком мягкое и
полное лицо когда-то, верно, было очень  красиво.  Она  улыбалась  обычной
своей неуловимой улыбкой.  На  герцоге  был  облегающий  черный  бархатный
костюм, совсем простой, с прорезями в рукавах, из которых выбивался пышный
желтый шелк. Он был строен и похож на юношу, гибок как клинок. Держался он
несколько замкнуто, но был, как видно, в духе: то и дело  приглаживал,  по
хорошо знакомой мне привычке, свои  короткие  черные  волосы.  И  я  вдруг
почувствовал, как безгранично я ему предан. На Быке была короткая, широкая
накидка из превосходной темно-зеленой ткани, отделанная соболем, а под ней
ярко-красный камзол, украшенный свисавшими на  грудь  массивными  золотыми
цепями. В этом наряде он выглядел еще шире и приземистее, а  упрятанная  в
соболий мех багровая бычья шея казалась еще толще и короче. Лицо его так и
светилось сердечностью  и  дружелюбием,  но  человеческое  лицо  мало  что
значит, человека выдает тело.
   Дон Риккардо тоже, разумеется, занимал  место  поблизости,  и  одно  из
самых почетных, хотя ему полагалось бы сидеть где-нибудь подальше,  совсем
за другим столом. Но он вечно лезет вперед, а герцог, разумеется, не может
без него обойтись, а уж герцогиня и подавно. Он тотчас принялся болтать  и
надоедать всем, с самодовольным видом крутя  между  пальцами  свою  черную
кудрявую бородку. Я смотрел на него ледяным взглядом, об  истинном  смысле
которого никто даже и не догадывался. Впрочем, пока помолчу.
   Как бы сами по себе - хотя места их, разумеется, были в общем  ряду,  -
сидели друг подле друга Джованни с Анджеликой. Поскольку они почти  одного
возраста, вполне естественно, что их и посадили рядом. К тому же  оба  они
герцогского рода - он по крайней мере. Она-то, очень возможно, и  ублюдок.
Они были самые юные среди гостей и выглядели скорее детьми, чем взрослыми,
и потому, повторяю,  были  здесь  как  бы  сами  по  себе.  Казалось,  они
очутились здесь просто по недоразумению. Для бедняжки  Анджелики  это  был
первый выход в большой свет, и ее  вырядили  в  белое  шелковое  платье  с
длинными узкими рукавами из золотой парчи, а на голове,  слегка  прикрывая
светлые, чуть не бесцветные волосы, у нее была надета расшитая жемчугом  и
золотом шапочка. Выглядела она, само собой, ужасно. А всякому, кто  привык
ее видеть не иначе как в простом, чуть ли не  бедном  платье,  она  должна
была казаться в этом наряде особенно уморительной. Рот  был,  как  всегда,
полуоткрыт, и младенческие  щеки  пылали  смущением.  Ее  большие  круглые
голубые глаза восхищенно сияли, словно она  невесть  какое  диво  увидела.
Впрочем, и Джованни, кажется, смущался, очутившись среди всех этих знатных
людей, и время от времени бросал на них робкие взгляды. Но он, как  видно,
все же более привычен к обществу, робость скорее у него в натуре.  На  нем
был голубой бархатный наряд с  золотым  шитьем  по  вороту,  а  на  тонкой
цепочке висел овальный золотой медальон, в котором, говорят,  портрет  его
матери, той самой, что, по всеобщему утверждению,  блаженствует  сейчас  в
раю - откуда им про это знать, она,  быть  может,  преспокойно  мучится  в
чистилище. Гостям он, конечно, представлялся писаным красавцем, я  слышал,
они об этом перешептывались, однако, услыхав про "красивую пару", я понял,
что представление о красоте кое у кого из них довольно странное. В  общем,
он не в моем вкусе. По-моему, мужчина должен выглядеть мужчиной.  Даже  не
верится, что он герцогский сын и из рода Монтанца. Как он будет  управлять
народом и восседать на троне? Впрочем, насколько я понимаю, до этого  дело
не дойдет - на троне ему все равно не сидеть.
   Эти дети не принимали участия в общей  беседе,  и  любое  внимание  их,
видимо,  тяготило.  Они,  собственно,  и  друг  с   другом   не   очень-то
разговаривали, но я заметил, что они все время как-то странно  поглядывали
друг на друга и, встречаясь взглядами,  украдкой  улыбались.  Мне  странно
было видеть, как эта девица улыбается - что-то не припомню, чтоб она  хоть
раз улыбнулась с тех самых  пор,  как  вышла  из  младенческого  возраста.
Правда,  улыбалась  она  как-то  неуверенно,  словно   пробуя.   Возможно,
понимала, что  улыбка  у  нее  некрасивая.  Впрочем,  человеческая  улыбка
всегда, по-моему, некрасива.
   Чем дольше я  за  ними  наблюдал,  тем  сильнее  недоумевал:  что  это,
собственно, с ними творится? Они едва  прикасались  к  кушаньям,  а  то  и
просто сидели, уставившись каждый в свою тарелку. При этом, я заметил, они
держались под столом за руки. Если в это время кто-нибудь  из  окружающих,
перемигнувшись  с  соседом,  принимался  их  разглядывать,   они   страшно
смущались, краснели и начинали преувеличенно оживленно  болтать.  В  конце
концов я понял, что между ними совершенно особенные  отношения  -  любовь.
Ужасное открытие!  Я  и  сам  толком  не  понимаю,  отчего  это  меня  так
возмутило. Отчего мне стало так невыразимо противно.
   Любовь между людьми всегда отвратительна. Но любовь между этими детьми,
такими невинными с виду, выглядела вдвойне гнусно. Меня даже в жар кинуло,
настолько я  был  взбешен  и  возмущен,  что  приходится  быть  свидетелем
подобного безобразия.
   Впрочем, довольно пока про них. Я слишком отвлекся на  этих  малолеток,
отнюдь  не  самых  важных  особ  на  торжественной  трапезе.  Продолжу  ее
описание.
   После того как гости покончили с  холодными  блюдами,  которые,  как  я
говорил, в изобилии имелись на столе, в открытых дверях появился гофмаршал
верхом на белой кобыле под пурпурным седлом и зычным голосом  провозгласил
названия первых двенадцати горячих блюд, которые тотчас  же  были  внесены
бесчисленными слугами и стольниками. И два трубача,  державшие  под  уздцы
лошадь, дружно  затрубили.  Дымящиеся  блюда  распространяли  запах  мяса,
приправ и жира, и меня, при моем вообще отвращении  к  запахам  съестного,
чуть не стошнило. Старший стольник, с обычным своим идиотски важным видом,
выгнув по-петушиному шею,  приблизился  к  герцогскому  столу  и  принялся
разрезать мясо, уток и каплунов, при этом с пальцев левой руки, которой он
придерживал  кушанья,  у  него  капал  жир,  а  ножом  он  орудовал  точно
знаменитый   фехтовальщик,   демонстрирующий   свое   смертельно   опасное
искусство. Гости набросились на еду, и я почувствовал,  как  мне  делается
противно: во мне росло то похожее на брезгливость чувство, которое  всегда
меня охватывает при виде жующих людей,  особенно  таких  вот  прожорливых.
Чтобы запихнуть кусок побольше, они отвратительным образом разевали рты, и
челюсти у них работали безостановочно, в глубине же шевелился язык.  Среди
сидевших за герцогским столом противнее всего было смотреть на Быка: он ел
по-хамски, поглощая кусок за куском с чудовищной прожорливостью. И язык  у
него был мерзкий, ярко-красный, широкий,  настоящий  бычий  язык.  Герцог,
напротив, ел без жадности. Он съел в этот вечер даже  меньше  обычного,  а
пить почти не пил. Один раз я заметил, как он поднял  бокал  и  задумался,
глядя на зеленоватое стекло, точно рассматривал  через  него  мир.  Прочие
пили безобразно много. Слуги без устали сновали  взад-вперед,  подливая  в
бокалы и кубки.
   На огромных майоликовых блюдах внесли раззолоченных осетров,  карпов  и
щук, которыми все долго восторгались, так искусно они  были  приготовлены,
потом колоссальные блюда  заливного,  до  того  изукрашенного  причудливым
восковым орнаментом, что и не разобрать было, что это, собственно,  такое,
затем последовали паштеты в форме оленьих  и  кабаньих  голов,  зажаренные
целиком молочные поросята,  тоже  позолоченные,  куры  в  сладкой  пахучей
приправе и разные прочие пахучие  кушанья,  приготовленные  из  перепелов,
фазанов  и  цапель.  И  наконец  наряженные  егерями  пажи  внесли  сплошь
позолоченного дикого кабана, из разинутой пасти которого вырывались  языки
пламени,  так  как  туда  было   заложено   какое-то   горючее   вещество,
отвратительно вонявшее. Тут выскочили переодетые нимфами девицы  -  скорее
голые, чем одетые, - и стали посыпать пол ароматическими порошками, отчего
сделалось только хуже: совсем нечем стало дышать. Я просто задыхался.
   Бык жадно набросился на кабанье жаркое, словно ничего до  того  не  ел.
Все прочие тоже положили себе по огромному куску темно-красного полусырого
мяса, которое почитается у них за лакомство. Я с отвращением наблюдал, как
они снова принялись двигать челюстями, пачкая губы и бороды жирным  мясным
соком, у меня было  такое  чувство,  словно  я  присутствую  при  каком-то
непотребстве, - вообще-то я избегаю есть вместе  со  всеми,  довольствуясь
лишь самым необходимым, - и мне все противней становилось глядеть на  этих
багрово-красных, раздувшихся  от  еды  и  питья,  слишком  больших  людей,
состоявших, казалось, из одних желудков. И невыносимо было  смотреть,  как
старший стольник вспарывал кабана, вырезая изнутри  кровавые  куски,  пока
наконец не остался один скелет с висящими на нем лохмотьями мяса.
   Дон Риккардо, который  ел  левой  рукой  с  помощью  слуги,  специально
приставленного нарезать ему мясо, отправлял себе в рот  кусок  за  куском,
запивая их огромным количеством вина. Лицо его представляло собой сплошную
глупую улыбку, и здоровой рукой он беспрестанно подносил ко рту кубок.  На
нем был бархатный камзол темно-красного  цвета,  долженствующего,  видимо,
символизировать страсть - он всегда ведь  одевается  в  честь  своей  дамы
сердца. Взгляд его пламенел, как никогда, и он вдруг ни с того ни  с  сего
взмахивал рукой и начинал читать какие-нибудь вздорные стишки, обращаясь к
любому, кто только желал его слушать, - кроме герцогини. Напыщенные  слова
о любви к женщине и о любви к этой  жизни  изливались  из  него  таким  же
потоком, каким вливалось в его глотку вино.  Глаза  герцогини  вспыхивали,
когда он изредка взглядывал на нее, и  она  дарила  его  своей  загадочной
улыбкой, хотя все остальное время сидела с  полуотсутствующим  видом,  как
обычно на праздниках. Кроме того, они  иногда  украдкой  подолгу  смотрели
друг на друга, когда думали, что никто их не видит, и тогда у нее в глазах
появлялся влажный, почти болезненный блеск. Я-то все видел. Я ни на минуту
не выпускал их из виду - хоть они и не подозревали о том.  Не  подозревали
они и о том, что таилось в глубинах моей души. Кто может  про  это  знать?
Кто может знать, что за неведомое зелье приготовляю я, карлик, в  тайниках
моей души, куда никому никогда не проникнуть? Кто знает что-нибудь о  душе
карлика, в сокровенных глубинах которой решается их  судьба?  Никто  и  не
подозревает, что я собой представляю. Их счастье, что не подозревают. Если
б узнали, они бы ужаснулись. Если б узнали, улыбка поблекла бы  у  них  на
губах и губы увяли бы и ссохлись на веки веков.  И  все  вино  в  мире  не
смогло бы снова увлажнить их и окрасить.
   Поглядим, найдется ли в мире вино,  способное  вернуть  им  свежесть  и
улыбку!
   Я смотрел также на дамиджеллу герцогини Фьяметту, которая сидела хоть и
не за герцогским столом, но на хорошем, в общем-то, месте, на лучшем,  чем
имела право по своему положению. При дворе она появилась недавно, и до сих
пор я ее как-то не замечал. Теперь мне это кажется необъяснимым. Она  ведь
очень приметно красива, рослая и прямая, юная и  в  то  же  время  зрелая,
вполне созревшая для этого мира. У нее смуглое,  очень  гордое  и  жесткое
лицо с правильными чертами и угольно-черные глаза, в самой глубине которых
мерцает одна-единственная искорка. Я заметил, как  герцог  бросал  на  нее
время от времени беспокойные взгляды, словно хотел по этому непроницаемому
лицу прочитать ее мысли и узнать ее настроение.  Она  на  него  совсем  не
смотрела.
   Но вот в зале погасили почти все свечи, и неизвестно  откуда  зазвучала
быстрая музыка. В темноту стремительно ворвались  двенадцать  мавританских
танцовщиц с зажженными факелами в зубах и начали свой бешеный  танец.  Все
смотрели затаив дыхание. Они  то  крутились  вихрем  в  огненных  ореолах,
окружавших их черные головы, то перебрасывались факелами,  то  швыряли  их
высоко в воздух и ловили потом сверкавшими в темноте хищными  зубами.  Они
играли с пламенем, точно с опасным врагом, и все зачарованно  и  испуганно
смотрели на зловещую пляску  этих  диковинных  существ.  Они  крутились  в
основном около того места, где сидели оба герцога, и,  когда  они  швыряли
факелы, искры вихрем летали  над  столом.  Когда  они  готовились  поймать
зубами факел, их черные лица искажались жуткими гримасами, словно то  были
злые духи, которые  вырвались  из  преисподней,  прихватив  оттуда  адское
пламя. А почему бы и нет? Кто сказал, что не в геенне огненной зажгли  они
свои факелы? Я стоял, укрытый мраком, который делал невидимым мое  древнее
лицо карлика, и смотрел  на  этих  странных  духов  и  на  их  диковинную,
зловещую пляску, перенятую, казалось, у самого сатаны.
   И словно в подтверждение своей сатанинской сущности и в  напоминание  о
царстве мертвых, ожидающем всех живых, они перевернули  под  конец  факелы
вниз, быстро погасили их об пол и исчезли, будто сквозь землю провалились.
   До того как снова  зажгли  свечи,  я  успел  различить  своими  глазами
карлика, которые видят в темноте зорче человеческих, что  иные  из  гостей
судорожно сжимали рукоятку кинжала, будто готовые к любым неожиданностям.
   С какой стати? Ведь то были всего-навсего  танцовщицы,  которых  герцог
нанял в Венеции для развлечения гостей.
   Как только зала снова осветилась, в дверях снова появился гофмаршал  на
своей белой кобыле и зычно возвестил о "событии" вечера,  удивительнейшем,
изысканнейшем кушанье, и тотчас со всех сторон стали  стекаться  к  столам
слуги - их было, верно,  больше  пятидесяти,  -  они  несли  над  головами
огромные, отделанные драгоценными каменьями серебряные блюда,  на  которых
восседали, как на тронах, павлины, позолоченные, с распущенными  хвостами,
переливавшимися всеми цветами  радуги.  Их  появление  вызвало  совершенно
идиотский восторг. И недавний страх, и перевернутые факелы, напомнившие  о
смерти, - все улетучилось, словно и не бывало. Люди как  дети:  одну  игру
тотчас забывают ради другой. Лишь ту игру, в которую я с ними  сыграю,  им
не удастся забыть.
   Потаращив глаза на невиданное кушанье, они накинулись на него с той  же
жадностью, с какой накидывались на любое блюдо. И все началось  заново  по
милости  этих  спесивых  птиц,  которыми  я  всегда  гнушался  и   которые
напоминают мне людей, - видно, потому люди так ими и восхищаются,  почитая
за лакомство. Когда с павлинами было покончено, на столе  снова  появились
фазаны, каплуны, перепелки, утки, осетры, карпы и сочащееся кровью  жаркое
из диких животных - снова целые горы еды, которую они заглатывали с  такой
алчностью, что меня чуть не вырвало от омерзения.  А  затем  явились  горы
печений, конфет и всяких вонявших мускусом сладостей, пожиравшихся с такой
быстротой, точно гости весь вечер просидели  голодные.  А  под  конец  они
набросились на искусно выпеченные и прекраснейшие, по  их  же  собственным
словам, фигуры  богов  из  греческой  мифологии,  резали  их  на  куски  и
запихивали в рот до тех пор, пока не остались одни крошки. Столы выглядели
словно после нашествия варваров. Я смотрел на это опустошение  и  на  этих
разгоряченных, потных людей с величайшим омерзением.
   Тут выступил вперед гофмейстер и потребовал  тишины.  Он  объявил,  что
сейчас будет представлена замечательнейшая сцена-аллегория, сочиненная  по
высочайшему повелению герцога его придворными поэтами  для  развлечения  и
удовольствия высокочтимых гостей. Тощие, худосочные поэты, которые  сидели
в самом дальнем  углу  за  самым  бедным  столом,  навострили  уши  -  эти
примитивные, самодовольные создания с нетерпением  предвкушали  исполнение
своего хитроумного творения, которое по причине  его  глубокомысленного  и
иносказательного содержания долженствовало составить украшение праздника.
   На сооруженных у стены подмостках появился, сверкая доспехами, бог Марс
и заявил, что он решил свести двух могучих воинов, Целефона и Каликста,  в
битве, которая прославится на весь мир и увековечит их имена, но главное -
убедит людей в его, бога войны, всемогуществе и величии: пусть все увидят,
как два благородных  мужа,  покорные  его  воле,  вступили  в  героическую
схватку, пролив в его честь свою кровь. Доколе отвага и рыцарство пребудут
на земле, оные неоценимые  добродетели  станут  служить  _ему_,  и  никому
другому, сказал он и с этими словами удалился.
   Тут на подмостки вышли оба воина и, едва завидев друг друга, ринулись в
бой и показали в этой  довольно  долго  длившейся  сцене  такое  искусство
владения мечом, что  те  из  гостей,  кто  знал  в  этом  толк  и  мог  по
достоинству оценить поединок, пришли в восторг. Я  тоже  должен  признать,
что дрались они замечательно и что я получил большое удовольствие от  этой
сцены. Они делали вид, будто наносят  друг  другу  опаснейшие  раны,  пока
наконец, якобы обессиленные от потери  крови  и  увечий,  не  рухнули  оба
замертво на пол.
   Тут опять  выступил  вперед  бог  войны  и  стал  говорить  в  красивых
выражениях про их славную битву, уготовившую им смерть  героев,  про  свою
неодолимую власть над людскими душами и про  самого  себя,  превосходящего
своим могуществом на земле всех богов Олимпа.
   Потом он  удалился.  Послышалась  вкрадчивая,  тихая  музыка,  и  через
некоторое время на подмостки выплыла богиня Венера  в  сопровождении  трех
своих подружек по  имени  "грации"  и  увидела  двух  поверженных  воинов,
валявшихся  в  совершенно  растерзанном  виде  и   купавшихся,   как   она
выразилась, в собственной крови. Три грации склонились над  ними  и  стали
причитать, мол, как это ужасно,  что  двое  таких  красивых,  великолепных
мужчин ни за что ни про что лишились своей мужской силы и испустили дух, а
их повелительница, покуда они оплакивали горькую судьбу воинов, объяснила,
что, без сомнения, это жестокий Марс их раззадорил и заставил  кинуться  в
бессмысленную битву. Грации с этим согласились, но не преминули ей  вместе
с тем напомнить, что Марс ее любовник, которого она, несмотря на всю  свою
небесную кротость, заключает в объятия. Но она  заявила,  что  это  низкая
клевета. Разве могла бы богиня любви полюбить это кровожадное,  варварское
божество, всем ненавистное и отвратительное, вплоть  до  собственного  его
отца, великого Юпитера? С этими словами она  подошла  и  коснулась  убитых
своим волшебным жезлом, и они тут  же  вскочили,  живые  и  невредимые,  и
протянули друг другу руки в знак вечного мира  и  дружбы,  обещая  никогда
больше не поддаваться на соблазны жестокого Марса, который вовлек их в эту
кровавую, смертельную битву.
   Затем богиня произнесла длинную и трогательную речь о любви, в  которой
восхваляла ее как самую могучую и самую кроткую из  всех  властвующих  над
нами сил, как источник жизни и начало всех начал.  Она  долго  говорила  о
благостной власти любви,  которая,  мол,  самой  силе  дарует  нежность  и
которая диктует земным существам  небесные  законы  и  способна  заставить
склониться  пред  собою  все  живое,   которая   способна   исправлять   и
облагораживать грубое и низменное в людях, управлять поступками правителей
и обычаями  народов,  и  что,  мол,  человеческая  любовь  и  человеческое
милосердие  уже  начали  свое   триумфальное   шествие   по   разоренному,
оскверненному  кровью  миру,  имея  у  себя  в  услужении  благородство  и
рыцарственность и одаряя род людской иными добродетелями, нежели  воинская
честь и боевая слава. И, подняв вверх свой волшебный жезл, она возвестила,
что именно она, божество всемогущее и всевластное, завоюет грешную землю и
обратит ее в обитель любви и вечного мира.
   Будь у меня лицо,  способное  улыбаться,  я  непременно  бы  улыбнулся,
услышав это наивное заключение. Чувствительные излияния богини  встретили,
однако, живой  отклик  у  зрителей  и  многих  взволновали  и  растрогали,
заключительные же красивые словеса  все  слушали,  можно  сказать,  затаив
дыхание. Сочинители, породившие на свет это творение, приписали,  судя  по
их довольным физиономиям, весь успех представления себе, хотя  про  них  и
думать забыли. Они, я уверен, рассматривали эту свою изобилующую  намеками
и красивыми  словами  аллегорию  как  самое  значительное  из  всего,  что
происходило на празднествах в честь  заключения  договора  о  вечном  мире
между нашим герцогским домом и домом Монтанца. Я же смею думать, что самым
значительным было то, что последовало за этим.
   Мое место было,  как  обычно,  за  спиной  моего  высокого  повелителя,
поскольку, прекрасно изучив его, я могу угадывать его желания прежде,  чем
он скажет или даже подумает, и исполнять его приказания так, будто я часть
его самого. Он сделал мне знак, никем, кроме меня, не замеченный, чтобы  я
налил Лодовико, его сыну и его приближенным того самого драгоценного вина,
которым я распоряжаюсь и рецепт которого известен только мне. Я взял  свой
золотой кувшин и  налил  из  него  сначала  Быку.  Он  давно  уже  сбросил
отороченную мехом накидку, разгорячившись от всего  выпитого,  и  сидел  в
своем ярко-красном камзоле, коренастый, мясистый и совершенно багровый  от
чрезмерного прилива крови к голове. Золотые  цепи,  которые  обвивали  его
бычью шею, до того перепутались, что он выглядел  в  них  как  закованный.
Воздух вокруг этой напичканной снедью туши был отравлен  газами,  потом  и
винными парами, и находиться рядом с  этим  звероподобным  существом  было
противно до тошноты.  Есть  ли  на  свете  тварь  омерзительнее  человека,
подумал  я,  отходя,  и  стал  наливать  по  очереди  самым  знатным   его
приближенным, тем, кто  сидел  за  герцогским  столом.  Потом  я  наполнил
золотой кубок Джованни, заметив при этом, что Анджелика уставилась на меня
своими круглыми голубыми  глазами  с  тем  же  точно  выражением  наивного
изумления, как в тот раз, когда, будучи  еще  ребенком,  поняла  по  моему
окаменевшему древнему лицу, что я не хочу с ней играть. Когда я  подходил,
она, я заметил, выпустила его руку  и  внезапно  побледнела,  испугавшись,
видно, не проник ли я в их постыдную тайну. И она не ошиблась.  Мне  гадко
было наблюдать за их сближением, тем более преступным, что они принадлежат
к двум враждующим домам и что они совсем еще дети,  а  уже  погружаются  в
грязную трясину любви.  Я  наблюдал  румянец  на  их  лицах,  эту  краску,
выступающую, когда кровь  взбудоражена  постыдными  желаниями,  желаниями,
которые,  вырываясь  наружу,  являют  собой  столь  тошнотворное  зрелище.
Противно было видеть эту смесь невинности и похоти, особенно  пакостную  и
превращающую любовь между людьми в этом возрасте  в  нечто  совершенно  уж
безобразное. Я с удовольствием подлил ему в кубок, который был пуст только
наполовину - оно и неважно, моего напитка достаточно только капнуть.
   Затем я подошел к дону Риккардо и налил ему до краев. Это не входило  в
мою задачу. Но у меня есть свои собственные задачи. Я и  сам  могу  давать
себе задания. И, увидев, что герцог на меня смотрит, я  спокойно  выдержал
его взгляд. Странный взгляд. У  людей  бывает  такой  взгляд.  У  карликов
никогда. Словно нечто затаенное, обитавшее где-то на дне его души, всплыло
вдруг на поверхность и со страхом  и  сладострастием  наблюдало  за  мной.
Некое затаенное  желание  вынырнуло  на  минутку  из  темных  глубин,  как
боящееся света водяное чудище с извивающейся скользкой спиной. У древнего,
подобно мне, существа никогда не бывает такого взгляда. Я  твердо  смотрел
ему в глаза, и, надеюсь, он заметил, что рука моя не дрогнула.
   Я знаю, чего ему хочется. Но я знаю также, что он рыцарь. Я не  рыцарь.
Я всего лишь карлик рыцаря. Я угадываю его желания прежде, чем  он  скажет
или даже подумает, и, будучи как бы частью его самого, исполняю даже самые
неслышные его приказания. Хорошо иметь  при  себе  такого  вот  маленького
браво [bravo - наемный убийца (итал.)], делающего за тебя часть твоих дел.
   Как раз когда я наполнял  дону  Риккардо  кубок,  который,  разумеется,
опять был пуст, он захохотал, откинувшись назад, так  что  борода  у  него
встала торчком, а рот с двумя рядами широких белых зубов разинулся во  всю
ширь, зазияв огромной дырой. Я мог заглянуть ему в  самую  глотку.  Я  уже
говорил, насколько неприятно, по-моему, наблюдать смеющегося человека.  Но
видеть, как хохочет своим  вульгарным  хохотом  этот  шут,  "влюбленный  в
жизнь"  и  считающий  ее  такой  неотразимо  приятной,  было  противно  до
невозможности. Десны и губы у него были совершенно  мокрые,  а  в  уголках
глаз, откуда  к  расширенным  блестящим  зрачкам  шли  тоненькие  кровяные
прожилки, все время скапливались слезы. Ниже короткой  черной  щетины  под
бородой прыгал на шее кадык. На левой руке  у  него  я  заметил  то  самое
кольцо с рубинами, которое герцогиня подарила ему  как-то  раз,  когда  он
заболел, и которое я прятал у себя  на  груди  завернутое  в  одно  из  ее
похотливых любовных писем.
   Чему он смеялся, я не знаю, да мне это и неинтересно, я уверен, что сам
я все равно не нашел бы в этом ничего забавного.  Смеялся  он,  во  всяком
случае, в последний раз.
   Я свое дело  сделал.  И  ждал  теперь  последствий,  стоя  подле  этого
жизнерадостного шута и распутника и вдыхая его запах и  запах  бархата  от
его темно-красного  камзола,  цвет  которого  должен  был  символизировать
страсть.
   И вот герцог, мой высокий повелитель, поднял свой зеленоватый бокал и с
самой любезной улыбкой обратился  к  своим  почетным  гостям,  к  Лодовико
Монтанце со всей его блестящей свитой, - в первую очередь,  разумеется,  к
сидевшему напротив Лодовико. Бледное, породистое лицо герцога  производило
впечатление благородства  и  изысканности  и  сильно  отличалось  от  всех
остальных, красных и опухших. Своим приятным,  мягким  и  в  то  же  время
низким и сильным, настоящим мужским голосом  он  провозгласил  здравицу  в
честь вечного мира, что воцарится отныне между обоими государствами, между
герцогскими  домами  и  между  народами.  С  бесконечными,  бессмысленными
войнами отныне покончено, настало новое время, которое всем  нам  принесет
счастье и радость. Наконец-то исполнится слово Писания о мире на земле.  С
этими словами он осушил  свой  бокал,  и  одновременно  с  ним  осушили  в
торжественном молчании свои золотые кубки и высокие гости.
   Мой повелитель сел и долго сидел задумавшись, с бокалом в  руке,  точно
рассматривая сквозь стекло мир.
   Праздник  снова  зашумел,  и  мне  трудно  сказать,   как   долго   это
продолжалось:  бывают  случаи,  когда  представление  о  времени  как   бы
утрачивается. К тому же слишком велико было во мне внутреннее  напряжение,
почти нестерпимое, и слишком велика была моя злоба  на  Джованни,  который
даже не притронулся к своему кубку.  Охваченный  гневом,  я  смотрел,  как
Анджелика с бледной улыбкой передвинула кубок к себе,  сделав  вид,  будто
хочет выпить сама. Я надеялся, что они оба отведают  моего  напитка,  что,
будучи влюблены, они захотят выпить из одного источника. Но ни  один  даже
не притронулся. То ли проклятая девчонка что-то заподозрила, то ли  они  и
без вина были пьяны своей страстью. Злоба кипела во мне. Для чего им жить!
Дьявол их побери!
   Зато дон  Риккардо  опрокинул,  разумеется,  свой  кубок  залпом.  Этот
последний в своей жизни кубок он осушил, кстати,  за  здоровье  герцогини,
неизменно галантный к даме сердца. Он паясничал  даже  у  гробовой  доски.
Указав комическим жестом на свою негодную к употреблению правую  руку,  он
поднял левой драгоценный напиток, которым я его попотчевал, и улыбался при
этом во весь рот своей прославленной, а на самом-то  деле  просто-напросто
глупой улыбкой. Она ему тоже улыбалась, сначала чуть лукаво, а потом с тем
влажным,  томным  блеском  во  взгляде,  который  я  видеть  не  могу  без
отвращения. Не понимаю, как не стыдно так смотреть.
   Вдруг Бык издал дикий вопль, и глаза его странно остекленели. Несколько
человек из его свиты, которые сидели по  ту  же  сторону  стола,  вскочили
было, но не смогли даже устоять на  ногах,  ухватились  за  край  стола  и
грузно повалились обратно на стулья,  корчась  от  боли,  охая  и  бормоча
что-то насчет отравы. Расслышать их было трудно. Но кто-то из тех, кому не
было еще так плохо, крикнул на всю залу: "Нас отравили!" Все повскакали со
своих мест, поднялся страшный переполох. Люди Лодовико, выхватив кинжалы и
другое оружие, бросились со всех концов залы к  главному  столу  и  начали
колоть и рубить наших, пытаясь пробиться к своему господину. Но наши  тоже
повскакали с мест, защищая себя  и  герцога,  и  заварилась  невообразимая
каша. И у них и у нас падали убитые  и  раненые,  и  кровь  лилась  рекой.
Словно на поле брани, сражались в четырех стенах между  накрытыми  столами
пьяные, краснолицые воины, которые только что мирно сидели бок о бок и вот
вдруг сошлись лицом к лицу в смертельной схватке. Со всех  сторон  неслись
крики  и  вопли,  заглушая  стоны  и  хрипы  умирающих.  Жуткие  проклятия
призывали  всех  духов  преисподней  явиться  на  место   ужаснейшего   из
преступлений.  Я  взобрался  с  ногами  на  стул,   чтобы   лучше   видеть
происходящее. Вне себя от  возбуждения,  смотрел  я  на  дело  своих  рук,
смотрел, как я выкашиваю под  корень  это  мерзкое  племя,  которое  и  не
заслуживает лучшей участи. Как гуляет  по  их  головам  мой  могучий  меч,
беспощадный и разящий, взыскующий кары и мести.  Как  я  отправляю  их  на
вечные муки в геенну огненную. Пусть все они сгорят в адском пламени!  Все
эти твари, называющие себя  людьми  и  внушающие  одно  лишь  омерзение  и
гадливость! Для чего им жить! Для чего жрать, хохотать, любить и плодиться
по всей земле! Для чего нужны эти изолгавшиеся комедианты и хвастуны,  эти
порочные, бесстыжие существа, чьи добродетели еще преступнее,  чем  грехи!
Сгори они все в адском пламени! Я казался  себе  Сатаной,  самим  Сатаной,
окруженным всеми духами тьмы, которых они сами же вызвали из преисподней и
которые толпились теперь вокруг них, злобно  гримасничая  и  утаскивая  за
собой в царство  мертвых  их  свеженькие,  еще  воняющие  плотью  души.  С
неизведанным мной доселе наслаждением, острым почти  до  потери  сознания,
ощущал я свою власть на земле. Это благодаря мне  мир  полнился  ужасом  и
гибелью и из блистательного  праздника  превращался  в  царство  смерти  и
страха. Я смешиваю свое зелье - и герцоги и сеньоры стонут в  предсмертных
муках и корчатся на полу в собственной крови. Я потчую своим напитком -  и
знатные гости за роскошно накрытыми столами бледнеют, и никто  уже  больше
никому не улыбается, и не поднимает бокала, и не разглагольствует о  любви
к женщине и о любви к этой жизни. Ибо мой напиток заставляет  забыть,  что
жизнь удивительна и прекрасна, и густой туман обволакивает все  вокруг,  и
глаза слепнут, и наступает мрак. Я перевертываю их факелы  и  гашу  их,  и
наступает мрак. Это я тут хозяин, я собираю их на  свою  зловещую  Вечерю,
где они слепнут, отведав моей отравленной крови, той самой, что изо дня  в
день питает мое сердце, но для них означает смерть.
   Бык сидел неподвижно, лицо у него посинело, а поросшая редкой  бородкой
нижняя челюсть злобно отвисла, точно он собирался укусить  кого-то  своими
гнилыми зубами. Глаза вылезли из орбит, пожелтев и  налившись  кровью,  на
него было страшно смотреть. Вдруг он резко дернул сдавленной цепями  шеей,
с такой злостью, словно хотел ее вывихнуть, и тяжелая голова свесилась  на
сторону. Его  короткое  бычье  туловище  изогнулось  дугой,  содрогнулось,
словно в него всадили нож, - он был мертв. Те  из  его  приближенных,  что
сидели за герцогским столом, корчились меж тем в адских муках, но вскоре и
они затихли и не подавали больше признаков жизни. Что же до дона Риккардо,
то он умирал, откинувшись назад и полузакрыв глаза, точно наслаждаясь моим
напитком (это была его излюбленная поза, когда он смаковал  тонкое  вино),
потом вдруг раскинул руки, будто хотел обнять весь мир, грохнулся затылком
об пол - и конец.
   В завязавшейся яростной драке и всеобщей сумятице всем было не до  них,
им пришлось умирать самим, уж кто как умел. Один только Джованни,  который
сидел по ту же сторону стола, что и  Бык,  и  не  притронулся  по  милости
проклятой девчонки к моему зелью, кинулся  к  отцу  и  склонился  над  его
безобразным телом, словно в состоянии  был  ему  помочь.  Но  в  то  самое
мгновение, как старый негодяй испустил дух, к Джованни  пробился  какой-то
детина с  кулачищами,  словно  у  хорошего  кузнеца,  схватил  его,  точно
перышко, в охапку и потащил к  выходу.  Этот  трус  позволил,  разумеется,
вытащить себя из драки. Таким вот образом он от нас и улизнул. Дьявол  его
побери!
   Стол опрокинулся, и все,  что  на  нем  было,  тут  же  превратилось  в
сплошную кашу под ногами сражавшихся, которые, обезумев от ярости, жаждали
пустить друг другу кровь. Женщины давно уже с  визгом  разбежались,  но  в
самый разгар схватки я увидел герцогиню, которая стояла каменным истуканом
посреди царившего  кругом  разгрома,  помертвелая,  с  застывшим  лицом  и
остекленелым взглядом. Эта мертвенно-бледная маска с  остатками  румян  на
дряблой коже производила комическое впечатление.  Наконец  слугам  удалось
увести ее из этой залы ужасов, она последовала за ними безвольно, точно не
соображая, где находится и куда ее ведут.
   Люди Монтанцы, теснимые нашими превосходящими силами, стали отступать к
выходам,  но  все  еще  бешено  оборонялись,  хоть  оружия  у   них   явно
недоставало. Сражение продолжалось на лестницах, их преследовали до  самой
площади.  Тут,  однако,  на  помощь  жестоко  теснимому  со  всех   сторон
неприятелю  подоспела  вызванная  из  палаццо  Джеральди   личная   стража
Монтанцы, и под ее прикрытием врагу удалось бежать из города. Иначе бы  их
перебили всех до единого.
   Я стоял один посреди опустевшей  залы,  в  полумраке,  потому  что  все
канделябры попадали на  пол.  Одни  лишь  оборванные  и  голодные  уличные
мальчишки шныряли вокруг  со  своими  факелами,  разыскивая  среди  трупов
остатки еды  и  испачканные  лакомства,  которые  тут  же  и  поглощали  с
невероятной жадностью, но  при  этом  они  не  забывали  хватать  столовое
серебро, пряча его под лохмотья. Побоявшись особенно долго  задерживаться,
они бросили факелы и улизнули со своей добычей, и я остался совсем один  в
целой зале. Теперь я мог спокойно оглядеться и подумать.
   Освещенные колеблющимся светом догоравших  на  каменном  полу  факелов,
среди  луж  крови  и  затоптанных,   загаженных   скатертей   и   остатков
пиршественных яств, валялись кучами обезображенные  трупы,  свои  и  враги
вперемешку. Их парадные платья были разодраны и выпачканы, а бледные  лица
еще искажены злобными гримасами, потому что умерли они в жестокой битве, в
пылу безумной ярости. Я стоял, глядя на все на это своим древним взглядом.
   Человеческая любовь. Вечный мир.
   Говоря о себе и своей жизни, эти создания никак не могут  обойтись  без
громких, красивых слов.


   Когда на следующее утро  я  явился  по  обыкновению  в  спальные  покои
герцогини, она лежала в постели ко всему безучастная, с пустым взглядом  и
иссохшими губами. Этот рот, казалось, никогда уже больше не произнесет  ни
звука. Неубранные, тусклые волосы сбились  в  сплошной  колтун  на  смятом
изголовье. Руки бессильно лежали поверх одеяла.  Она,  по-моему,  даже  не
замечала, что я тут, хотя я стоял посреди комнаты и смотрел прямо на  нее,
ожидая, не будет ли каких распоряжений. Я  мог  рассматривать  ее  сколько
душе угодно. Румяна еще не стерлись с ее щек - единственное  свидетельство
прошлых радостей, кожа лица была увядшая и высохшая, а  шея,  несмотря  на
свою полноту, вся в морщинах. Такие выразительные прежде глаза  застыли  в
неподвижности. Весь их блеск пропал. Никто бы не поверил, что она когда-то
могла быть красива, что кто-то мог любить и обнимать  ее.  Самая  мысль  о
чем-либо подобном казалась нелепой. В  постели  лежала  старая,  уродливая
женщина.
   Наконец-то.


   При дворе у нас траур. Двор лишился  своего  шута.  Сегодня  состоялись
похороны. Весь придворный штат, все рыцари и все патриции города провожали
его, и, конечно, вся его собственная челядь,  которая,  я  уверен,  вполне
искренне  его  оплакивает  -  приятно,  должно  быть,  служить  у   такого
беспечного,  расточительного  хозяина.  Толпы  черни  высыпали  на   улицы
поглазеть  на  процессию  -  этим   беднякам   нравилась,   говорят,   его
легкомысленная  особа.  Они,  как  ни  странно,  таких  любят.  Сами  живя
впроголодь, они рады послушать  красивые  истории  про  чью-то  беспечную,
расточительную жизнь. Они знают, говорят, наизусть все  анекдоты,  которые
про него ходят - про его "подвиги" и "проказы", -  и  пересказывают  их  в
своих жалких лачугах, приютившихся возле его дворца. А теперь он  еще  раз
их порадовал, дав возможность поглазеть на свои пышные похороны.
   Герцог  шел  первым  в  процессии,  низко  опустив  голову,  и  казался
совершенно подавленным  скорбью.  Когда  надо  притвориться,  он  поистине
удивителен. Хотя особенно удивляться, пожалуй, нечего. Ведь он многолик по
своей природе.
   Никто не осмеливался перешептываться. Что они там потом будут  говорить
в своих лачугах и дворцах - роли не играет. Случившееся объяснили  роковым
недоразумением. Дон Риккардо нечаянно  выпил  отравленного  вина,  которое
было предназначено лишь  для  высоких  гостей.  Известно  ведь,  какой  он
страдал  неутолимой  жаждой,  он  сам,  к  сожалению,  виноват   в   своей
трагической гибели. Впрочем, всякий волен думать, что ему хочется.  А  что
Лодовико с его свитой отравили, так все тому только рады, туда, мол, им  и
дорога.
   Герцогини на похоронах не было. Она лежит как  лежала,  недвижимая,  ко
всему безучастная, и отказывается от пищи. Вернее, не отказывается, потому
что она вообще не говорит, но слуги не могут ничего в нее  впихнуть.  Дура
камеристка  суетится  вокруг,  растерянная,  с  покрасневшими  глазами,  и
размазывает по толстым щекам слезы.
   Меня никто не подозревает. Ибо никто не знает, что я собой представляю.


   Очень может быть, что герцог действительно скорбит по  нем.  При  такой
натуре это вовсе не исключено. Я склонен думать, что ему нравится  по  нем
скорбеть, ему это кажется красивым и благородным. Рыцарская,  бескорыстная
скорбь - чувство возвышающее и приятное. К тому же он и в самом деле был к
нему привязан, хоть и желал ему смерти. Теперь, когда его больше  нет,  он
стал ему вдвойне дорог. Прежде всегда существовало  нечто,  что  сковывало
его чувства к другу. Теперь этого больше не существует. Добившись  своего,
он чувствует, как все больше и больше привязывается к нему.
   Кругом только и разговоров что о доне Риккардо. Говорят о том, какой он
был, да как жил, да как умер, да что сказал тогда-то и  тогда-то,  да  как
великодушно поступил в  таком-то  и  таком-то  случае,  да  какой  он  был
безупречный рыцарь, да какой веселый и храбрый мужчина. Он словно бы  стал
теперь еще живее, чем при жизни.  Но  так  всегда  бывает,  когда  человек
только что умер. Это быстро проходит. Нет истины бесспорней той, что  тебя
забудут.
   Они же утверждают, что он никогда не будет забыт. И,  выдумывая  всякие
небылицы про его исключительность и необыкновенность, они надеются сделать
его бессмертным. Удивительно, до чего они ненавидят смерть, особенно когда
дело коснется их любимчиков. Итак, сотворение мифа  в  полном  разгаре,  и
тому, кто знал всю правду об этом кутиле, этом вертопрахе и шуте, остается
только руками развести, слушая их небылицы. Их нисколько не  смущает,  что
все это не имеет ни малейшего отношения к истине; по  их  словам,  он  был
сама радость, сама поэзия и бог весть что еще, и мир без него уж не тот, и
никогда уже им, увы, не услышать его заразительного смеха, и  кончены  его
веселые проказы, и все они осиротели и убиты горем. Всем  ужасно  нравится
скорбеть по нем.
   Герцог  великодушно  принимает  участие  в   мелодраме.   Он   печально
выслушивает хвалебные речи, вставляя время  от  времени  реплики,  которые
кажутся особенно красивыми потому, что исходят от него.
   Но в общем и целом он, надеюсь, вполне доволен своим  маленьким  браво.
Хотя, конечно, не подает виду. Он ни слова не сказал мне о случившемся, ни
одобрения, ни упрека. Герцог волен и не замечать своих слуг, если ему  так
удобнее.
   Он меня избегает. Как всегда в подобных случаях.


   Скорбь герцогини ни в чем не выражается. Не знаю, как это  истолковать,
- возможно, это значит, что она очень сильно горюет. Она  просто  лежит  в
постели, уставившись в одну точку, и все.
   Я, и никто иной, причина ее скорби. Если  она  в  отчаянии,  то  только
из-за меня. Если она переменилась до неузнаваемости и  никогда  не  станет
прежней, то только из-за меня. И если она  слегла  и  лежит  все  время  в
постели, старая и безобразная, и не заботится больше о своей внешности, то
все это тоже только из-за меня.
   Я и не подозревал, что имею над ней такую власть.


   Убийство снискало герцогу популярность. Все твердят в один  голос,  что
он выдающийся правитель. Никогда еще его  торжество  над  врагом  не  было
таким полным и не вызывало такого поклонения его  личности.  Им  гордятся,
считая, что он проявил необыкновенную изобретательность и решительность.
   Некоторые  сомневаются,  приведет  ли  все  это  к  добру.  Они,   мол,
предчувствуют недоброе. Но такие всегда отыщутся. Большинство же настроено
восторженно, и стоит герцогу появиться, как его встречают ликованием.  Кто
из людей устоит перед  обаянием  правителя,  для  которого  не  существует
препятствий на пути к цели!
   Народ надеется, что наконец-то настанет спокойная и  счастливая  жизнь.
Они довольны, что соседний народ обезглавлен: теперь он уж  их  больше  не
потревожит и не сможет помешать их счастью.
   У них только и забот что о счастье.


   Интересно бы знать, какие новые далеко идущие планы он  теперь  строит.
Думает ли он снова на них напасть, пойти прямо на их город и овладеть им и
всей страной? Это было бы проще простого после того, как все  их  главари,
все  сколько-нибудь  значительные  личности  убраны  с  дороги.  Мальчишку
Джованни не стоит принимать в расчет, он не доставит нам  никаких  хлопот,
этот трусливый сопляк, который чуть что -  сразу  удирать.  Не  мешало  бы
взять да поучить его, как подобает вести себя мужчине.
   Я не сомневаюсь, что мой господин намерен пожать  плоды  убийства.  Это
было бы только разумно. Не удовольствуется же он тем, что  есть.  Уж  коли
посеял, то надо, разумеется, и пожать.


   Ходят нелепые слухи, будто народ Монтанцы в ярости  взялся  за  оружие,
поклявшись отомстить за своего герцога и его приближенных. Одна  болтовня,
конечно. Вполне  вероятно,  что  они  действительно  в  ярости.  Того  мы,
собственно, и добивались. Но что они  взялись  за  оружие,  вознамерившись
мстить за такого правителя, что-то не верится. А даже если и так, не стоит
придавать этому значения. Народ без правителя все равно что стадо  баранов
без вожака.


   Я слышал, будто во главе встал  дядя  юного  Джованни,  брат  Лодовико.
Он-то будто бы и поклялся отомстить. Вот это уже больше похоже на  правду.
Народ не мстит за своих правителей, с какой стати, спрашивается.  Ему  при
всех при них живется одинаково плохо, и он только рад избавиться  хотя  бы
от одного из своих мучителей.
   Говорят, он человек того же склада, что и покойный Лодовико, но до  сих
пор его затирали, не давая возможности сыграть сколько-нибудь значительную
роль. Зовут его Эрколе Монтанца, и, судя по всему,  он  опасная  личность,
хоть и не воин. Говорят, будто он взял  сейчас  бразды  правления  в  свои
руки,  чтобы,  как  он  выразился,  спасти  страну  в  минуту  смертельной
опасности и вместе с тем попытаться оттеснить в сторону  юного  наследника
престола, слишком, по его мнению, слабохарактерного для роли герцога, в то
время как сам он - достойный продолжатель рода Монтанца и весьма,  на  его
собственный  взгляд,  подходит  на  роль  властителя.  Ну  что  ж,  вполне
правдоподобно. Так оно обычно и происходит на свете.
   Начинает, кажется, все же сбываться мое предсказание, что этому юноше с
его оленьими глазами и медальоном на груди никогда не сидеть на троне.


   Стянуты уже, говорят, значительные силы для  осуществления  этой  самой
мести, и неприятель якобы уже хлынул в страну, продвигаясь по долине вдоль
реки. Во главе их стоит Боккаросса, который  за  двойную  по  сравнению  с
нашей плату вызвался умереть со своими наемниками за нового Монтанцу.  Они
зверствуют, жгут и уничтожают все живое на своем пути  -  как  видно,  они
вовсе не собираются умирать, а предпочитают, чтобы умирали другие.
   Наши  военачальники  спешно  набирают  войско,   чтобы   задержать   их
продвижение. В городе опять полно  солдат,  отправляющихся  на  поле  боя,
чтобы взяться наконец снова за свое дело.
   Герцог ничего, в сущности, не предпринимает.


   С людьми у нас, говорят, трудновато, оно и понятно, ведь  сколько  было
убито на предыдущей войне.  Не  так-то  легко  набрать  нужное  количество
годных мужчин, умеющих хотя бы держать в руках оружие. Стараются,  однако,
наскрести из последнего, чтоб было не меньше, чем  у  Монтанцы,  они  ведь
тоже понесли  большие  потери  и  достаточно  обескровлены.  Воодушевления
прежнего не заметно, но все с готовностью  покоряются,  понимая,  что  это
неизбежно. Все понимают, что надо  примириться  со  своей  участью  и  что
нельзя жить ради одного лишь счастья.


   Захватчики рвутся к городу, и остановить их  может  разве  что  случай.
Наши войска не в состоянии долго удерживать позиции и всякий раз вынуждены
бывают  отступить.  С  театра  войны  приходят  все  те  же   надоедливые,
безрадостные донесения об отступлениях и потерях.
   Там, где побывает неприятель, он разоряет  все  дотла.  Села  грабят  и
сжигают, жителей тут же приканчивают. Скот отбирают, закалывают и пожирают
у лагерных костров, оставшийся скот  уводят,  привязывая  к  обозу  -  про
запас. Хлеб на полях сжигают. Наемники Боккароссы творят на своем пути что
хотят. Они не оставляют за собой ничего живого.


   В город потянулись толпы беженцев, идут и идут через городские ворота с
тачками, нагруженными черт знает чем: горшками, одеялами, грязным рваньем,
всевозможным старым хламом, настолько никчемным, что все над ними смеются.
Кое-кто ведет за рога козу или отощавшую коровенку, и вид  у  них  у  всех
ужасно испуганный. Горожане ворчат. И что им, мол, здесь надо,  зачем  они
притащились. Только всем мешают. Беженцы  спят  на  площадях  возле  своей
скотины, и город все больше становится похож на грязную деревню,  и  запах
там, где они располагаются, стоит ужасный.


   Наши войска только и делают, что отступают. По слухам,  неприятель  уже
недалеко  от  города,  но  где  именно,  я   не   знаю,   сведения   самые
противоречивые, и доверять им не приходится. И без  конца  одни  и  те  же
надоевшие, унылые донесения, что, мол, оказали сопротивление, но вынуждены
были отступить, что теперь, мол, надеются удержаться, а потом - что опять,
мол, пришлось  оставить  позиции.  Поток  беженцев  не  прекращается,  они
наводняют город своей скотиной, своим тряпьем и своим нытьем.
   Странная война.


   Мне, признаться, понятно безразличие герцога и почему  он  передал  все
дело своим военачальникам. Его не интересует оборона, она его не увлекает.
Он как я, он любит наступать. Дух атаки - вот наш дух. Что за удовольствие
обороняться, все одно и то же, одно и то же,  ни  блеска,  ни  возбуждения
битвы. Да и к чему? Чистая бессмыслица. Кому это может нравиться?  Скучная
война.


   Войска Монтанцы и Боккароссы уже видны с городских стен. Сейчас  вечер,
и из окна моей каморки на  верхушке  башни  я  различаю  светящиеся  точки
лагерных костров на равнине. В темноте это очень красивое зрелище.
   Я ясно представляю себе лица воинов-наемников,  сидящих  сейчас  вокруг
костра и вспоминающих сегодняшние свои подвиги.  Вот  они  подбрасывают  в
костер  корни  оливы,  и  пляшущие  языки  пламени  освещают  их  суровые,
решительные черты. Это настоящие мужчины, они сами вершат свою  судьбу,  а
не живут в постоянном страхе перед волей случая. Они разжигают свои костры
на любой земле,  не  задумываясь  над  тем,  за  счет  какого  народа  они
кормятся. Они не спрашивают, на службе у какого господина они состоят: они
всегда служат только самим себе. Усталые, растягиваются они прямо на земле
и отдыхают перед завтрашней резней. Это люди без родины, но им принадлежит
вся земля.
   Вечер чудесный.  Осенний  воздух  чист  и  насыщен  прохладой,  которую
приносит ветер с гор, и небо, вероятно, звездное. Я долго сидел у  окна  и
смотрел на бесчисленные точки костров. Пора уже и мне пойти отдохнуть.
   Странно, в сущности, что я различаю костры, которые так далеко,  а  вот
звезд на небе вообще не  вижу,  никогда  не  мог  увидеть.  Глаза  у  меня
устроены не как у других, но это не значит,  что  у  меня  плохое  зрение,
поскольку все, что на земле, я вижу совершенно отчетливо.


   Я часто думаю о Боккароссе. Он стоит у меня  перед  глазами,  огромный,
чуть ли не великан, с этим своим рябым лицом, зверской челюстью и  глубоко
запрятанным взглядом. И морда льва на груди  -  злобно  оскаленная  хищная
пасть, показывающая всему миру язык.
   Наши солдаты сами  явились  беженцами  в  город  после  битвы,  которая
разыгралась под самыми стенами. Сражение было кровопролитным и стоило  нам
не одной сотни убитых, не  говоря  уж  о  раненых,  которые  во  множестве
приползали и приходили через городские ворота, сами или с помощью  женщин,
побежавших на поле  брани  разыскивать  своих  сыновей  и  мужей.  К  тому
времени, когда наши солдаты наконец  прекратили  борьбу  и  отступили  под
прикрытие городских стен, они были уже  в  самом  плачевном  состоянии.  В
городе сейчас из-за них  сущее  столпотворение,  город,  кажется,  вот-вот
лопнет,  переполненный  солдатами,  ранеными  и  беженцами  из   деревень.
Беспорядок ужаснейший, и настроение, естественно, такое, что хуже  некуда.
Люди спят прямо на улицах, хотя ночи уже сильно  похолодали,  да  и  днем,
говорят, то и дело натыкаешься на  спящих,  измученных  людей  или  же  на
раненых - их кое-как перевязали, а дальше позаботиться  о  них  некому.  В
общем, все беспросветно,  и  мысль  о  предстоящей  нам  осаде  отнюдь  не
способствует тому, чтобы развеять эту беспросветность.
   Да и стоит ли, собственно, делать попытку  сопротивляться  такому,  как
Боккаросса? Лично я никогда не верил в успех этой войны.
   Утверждают, однако, что  город  будет  защищаться  до  последней  капли
крови. Что он, мол, хорошо укреплен, и что продержаться может очень долго,
и  вообще  неприступен.  Все  города  неприступны,  пока  их  не   возьмут
приступом. У меня свое мнение насчет их неприступности.
   Герцог вдруг ожил и берет, кажется, дело обороны в свои  руки.  Смотрят
на него теперь косо и не встречают при появлении восторженным  ликованием.
Отнюдь. Считают, что убийство Монтанцы вкупе со свитой  было  безрассудным
поступком, который и не мог повлечь за собой  ничего  иного,  кроме  новой
войны и новых бедствий.


   Герцогиня снова на ногах и начала понемногу  есть,  но  по-прежнему  на
себя непохожа. Она очень исхудала, и  кожа  на  ее  когда-то  полном  лице
высохла и посерела. Ее как будто подменили. Платья на ней висят, словно  с
чужого плеча. Одета она всегда в черное. Если и  скажет  когда  слово,  то
очень тихо, чуть не шепотом. Рот  у  нее  по-прежнему  какой-то  иссохший,
худоба совершенно изменила выражение ее лица, глаза ввалились  и  обведены
темными кругами, взгляд лихорадочный.
   Она  часами  молится  перед  распятием,  пока  колени  окончательно  не
онемеют, так что она едва может подняться. О чем она молится, я,  конечно,
не знаю, но молитвы ее, видно,  не  доходят,  поскольку  каждый  день  она
начинает все сызнова.
   Она никогда не покидает своей спальни.


   Маэстро Бернардо помогает, как я слышал, герцогу в укреплении оборонных
сооружений и придумывает  всякие  хитрые  приспособления,  неоценимые  при
защите осажденного города. Работа, говорят, кипит  и  не  прекращается  ни
днем, ни ночью.
   Я нисколько не сомневаюсь в гениальности маэстро  Бернардо.  Но  против
Боккароссы он, думается мне, бессилен. Старый маэстро, бесспорно,  могучий
дух, и мысль  его  объемлет  многое,  если  не  все.  На  службе  у  него,
бесспорно,  могущественные  стихии,  отвоеванные  им  у  природы   и   ему
послушные, хотя, скорее всего, и против собственной воли. Но Боккаросса  -
сам некая стихия, и  потому  стихии  служат  ему  готовно  и  охотно.  Мне
кажется, он гораздо больше сын природы.
   Бернардо - человек, отошедший от матери-природы,  и  его  высокомерные,
аристократические черты всегда внушали мне известное недоверие.
   Мне кажется, поединок будет неравный.
   Всякий, кто  взглянул  бы  на  них  рядом,  на  Бернардо,  с  его  лбом
мыслителя, и на Боккароссу, с его мощной, хищной  челюстью,  не  усомнился
бы, кто из них сильнейший.


   В городе становится трудно с продовольствием. Здесь-то, при  дворе,  мы
этого, конечно, не чувствуем,  но  народ,  говорят,  голодает.  Да  оно  и
неудивительно при такой перенаселенности,  при  таком  множестве  пришлого
люда. На беженцев смотрят все с большей  неприязнью,  считая  их,  не  без
основания, причиной недостатка продовольствия. Поистине: для  горожан  они
тяжкое бремя. Особенно, понятно, раздражают их хнычущие, замурзанные дети,
которые шныряют повсюду, выклянчивая милостыню. Говорят, они  даже  воруют
при случае. Хлеб раздают два-три раза в неделю,  да  и  то  очень  помалу,
потому что к осаде никто не был подготовлен и запасы незначительны.  Скоро
они, видимо, кончатся. Те из беженцев, кто привел с собой козу или  корову
и  кормился  вначале  молоком,  вынуждены  были  зарезать  свою  отощавшую
скотину, полумертвую от голода,  потому  что  корма  для  нее  взять  было
неоткуда, и некоторое время они поддерживали свое  существование,  питаясь
этим мясом и меняя его то на муку, то на  что-нибудь  еще.  Теперь  у  них
ничего не осталось, а в разговоры горожан, что, мол, они припрятали мясо и
живут получше других, я не очень-то верю, по их виду этого не скажешь. Они
страшно худые и явно изголодались. Я  вовсе  не  потому  так  говорю,  что
испытываю какую-либо симпатию к этим людям. Я  вполне  разделяю  неприязнь
горожан. Они тупы, как все деревенские, сидят целыми днями  сложа  руки  и
таращатся по сторонам. Общаться они ни с кем не общаются,  разделились  на
кучки, земляки с земляками, и чуть не все  время  проводят  в  этих  своих
грязных становищах, на  каком-нибудь  облюбованном  кусочке  площади,  где
сложено их вонючее тряпье  и  где  они  расположились  как  у  себя  дома.
Вечерами они сидят вокруг костров - если удастся  раздобыть  топливо  -  и
разговаривают на своем  примитивном  наречии,  из  которого  ни  слова  не
поймешь. Да и стоит ли понимать, о чем они там говорят.
   Грязь и вонь от всех этих расположившихся на улицах  и  площадях  людей
просто ужасающие. При моей вообще чистоплотности и аккуратности и при моей
чувствительности в этом смысле  к  поведению  окружающих  нечистоплотность
этих людей  мне  просто  нестерпима.  Особое  -  по  мнению  многих,  даже
преувеличенное - омерзение вызывают во мне человеческие испражнения и  тот
запах, который они распространяют. А эти примитивные существа  уподобились
своей домашней скотине и справляют нужду где попало. Безобразное свинство.
Воздух словно зачумлен, и улицы и площади пришли, на мой взгляд,  в  такое
омерзительное состояние, что я стараюсь как можно реже выходить  в  город.
Да и поручениями меня не слишком обременяют с тех пор, как  герцогиня  так
переменилась, а дон Риккардо, по счастью, умер.
   Все эти бездомные ночуют прямо на  улице,  и  теперь,  когда  наступила
зима, и зима необычайно суровая, им, должно быть,  не  слишком  тепло  без
настоящей-то одежды. Некоторых, говорят, находят утром  замерзшими:  лежит
такой узел тряпья и не встает,  как  другие,  а  когда  посмотрят,  -  уже
никаких признаков жизни. Но погибают они, наверное, скорее от голода,  чем
от холода, и всегда это только старики, и без  того  уже  бессильные  и  с
остывшей кровью. И пусть себе умирают, они ведь только в тягость другим, а
в городе и без них слишком много народу.
   Наемники Боккароссы ни в чем не терпят недостатка.  В  их  распоряжении
вся страна, грабь сколько хочешь, и они  так  и  делают,  продвигаясь  все
дальше и дальше вглубь и обеспечивая себя всем необходимым.  Разграбленные
села они потом сжигают, и часто по  ночам  можно  видеть  в  небе  далекие
зарева пожаров. Все окрестности они давно уже разграбили и разорили.
   Но как ни странно, штурма города они пока не  предпринимают.  Меня  это
удивляет, ведь взять его сейчас было бы, разумеется, проще простого.  Быть
может, они считают, что меньше хлопот взять его измором, и  при  том,  что
могут грабить страну сколько угодно, готовы ждать.


   Анджелика только и знает, что бездельничать. Прежде она занималась хоть
своим рукоделием. Чуть ли не все время она проводит у реки,  сидит  там  и
кормит лебедей или же просто смотрит на  бегущую  мимо  воду.  Иногда  она
сидит вечер напролет у своего окна, глядя на сторожевые костры  и  палатки
врага далеко внизу и на расстилающуюся  за  ними  выжженную  равнину.  Все
думает, наверное, о своем принце.
   Удивительно, что за глупый вид у людей, когда они влюблены, а  особенно
когда влюблены безнадежно. Выражение лица у них тогда на редкость тупое, и
я не понимаю, как можно утверждать, будто любовь делает человека красивее.
Глаза у нее, если это только возможно, еще глупее и  невыразительнее,  чем
прежде, а щеки бледные, не то что на пиру. Но рот стал словно бы больше, и
губы словно припухли, и видно, что она уже не ребенок.
   Я, кажется, единственный, кто знает ее преступную тайну.


   К моему удивлению, герцогиня спросила меня сегодня, не думаю ли я,  что
Христос ее ненавидит. Я, естественно, ответил, что мне про то  неизвестно.
Она  посмотрела  на  меня  своим  лихорадочно  горящим  взглядом,  чем-то,
казалось, взволнованная. Ну как же, конечно, должно быть,  ненавидит,  раз
не дает ей ни минуты покоя. Он и должен ее ненавидеть за все ее  грехи.  Я
сказал, что его вполне можно понять. Ее словно бы утешило, что я  того  же
мнения, что и она, и, глубоко вздыхая, она опустилась на стул. Дальше  мне
тут оставаться было ни к чему, поскольку  поручений  у  нее  ко  мне,  как
обычно, не оказалось. Когда я спросил, могу ли я идти, она  ответила,  что
не в ее власти мной распоряжаться, но смотрела при этом  умоляюще,  словно
ждала от меня какой-то помощи. Я, однако, чувствовал себя ужасно неловко и
предпочел уйти, а обернувшись в  дверях,  увидел,  как  она  бросилась  на
колени перед распятием и в отчаянии  стала  бормотать  молитвы,  судорожно
перебирая худыми пальцами четки.
   Все это произвело на меня очень странное впечатление.
   Что случилось со старой дурой?


   Без сомнения, она вполне серьезно думает,  что  Христос  ее  ненавидит.
Сегодня она опять к этому вернулась. Все ее молитвы  ни  к  чему,  сказала
она. Он ее все равно не прощает. Он ее просто не слышит и  ничем  даже  не
показывает, что вообще замечает ее существование, разве лишь тем,  что  не
дает ей ни минуты покоя. Это ужасно, она этого не вынесет. Я сказал,  что,
по-моему,  ей  следует  обратиться  к  своему  духовнику,  который  всегда
выказывал самое горячее сочувствие к  ее  духовным  нуждам.  Она  покачала
головой - она уже пробовала, но он ничем не мог ей помочь. Он  даже  и  не
понял. Он считает,  что  она  безгрешна.  Я  язвительно  усмехнулся  этому
высказыванию льстивого монаха. Тогда она спросила, интересно, а  какого  я
сам о ней мнения. Я сказал, что считаю ее грешной женщиной и  уверен,  что
ей суждено вечно гореть в адском пламени. Тут она бросилась передо мной на
колени и стала ломать себе пальцы, так что суставы побелели, она вопила, и
причитала, и молила спасти и помиловать  ее,  несчастную.  Но  я  спокойно
смотрел, как она корчится у моих ног. Во-первых, я  не  имел  средства  ей
помочь, а во-вторых, я считал, что мучится она  заслуженно.  Она  схватила
мою руку и омочила ее слезами, попыталась даже поцеловать, но  я  отдернул
руку и не позволил ей ничего такого. Тут она стала  еще  громче  вопить  и
причитать и довела себя до самой настоящей истерики. "Исповедуйся в  своих
грехах!" - сказал я и сам почувствовал, что лицо у  меня  сделалось  очень
строгое. И она начала исповедоваться во всех своих преступлениях, в  своей
развратной жизни, в своих недозволенных  связях  с  мужчинами,  в  объятия
которых ее толкал сам дьявол, и в  том  наслаждении,  которое  испытывала,
окончательно запутавшись в его сетях. Я заставил ее подробнее описать  сам
грех, в который она впала, и то чудовищное наслаждение,  которое  она  при
этом получала, и назвать имена тех, с кем состояла в преступной связи. Она
покорно исполнила все, что я ей велел, и передо  мной  возникла  кошмарная
картина ее постыдной жизни. Однако она ни словом  не  упомянула  про  дона
Риккардо, что я ей и заметил.  Она  недоумевающе  посмотрела  на  меня  и,
казалось, никак не могла уразуметь, чего я от нее хочу. При  чем  тут  дон
Риккардо? Разве это тоже грех? Я объяснил ей, что это тягчайший из всех ее
грехов. Она, казалось, никак не могла себе этого  уяснить  и  смотрела  на
меня удивленно и даже с сомнением, но потом все же задумалась над тем, что
я сказал,  над  этой  не  приходившей  ей,  видно,  в  голову  мыслью,  и,
задумавшись, очевидно, испугалась. Я спросил,  разве  она  не  любила  его
больше всех? "Да", - ответила она шепотом, еле  слышно,  и  тут  же  снова
принялась плакать, но уже не так, как прежде, а как  обычно  люди  плачут.
Она никак не могла перестать, и мне в конце концов надоело,  и  я  сказал,
что мне пора  идти.  Она  умоляюще  и  беспомощно  посмотрела  на  меня  и
спросила, не могу ли я  ее  чем-нибудь  утешить.  Что  ей  сделать,  чтобы
Господь смилостивился над ней? Я ответил, что неслыханная  дерзость  с  ее
стороны просить о милости господней, у  нее  столько  грехов,  что  вполне
естественно, если Искупитель не слышит ее  молитв.  Он  не  для  того  был
распят, чтобы искупать грехи таких грешниц, как она. Она  безропотно  меня
выслушала и сказала, что она и сама точно так же чувствует. Она недостойна
быть услышанной. Она всегда это чувствовала в глубине души, когда молилась
на коленях перед  изображением  Распятого.  Вздыхая,  но  все  же  немного
утешенная, она уселась на стул и начала говорить о себе как  о  величайшей
на свете грешнице, самой падшей из людей, и жаловалась, что никогда ей  не
вкусить небесной благодати. "Я много любила, - сказала она. -  Но  Бога  и
его сына я не любила, и потому только справедливо, что я так наказана".
   Потом она поблагодарила меня за то, что я был  добр  к  ней.  Ей  стало
легче, когда она исповедалась, хоть она и  сама  прекрасно  понимает,  что
отпущения грехов ей не  получить.  И  сегодня  она  в  первый  раз  смогла
поплакать.
   Я ушел, а она осталась там сидеть - согбенная старуха  с  покрасневшими
глазами и волосами сбившимися и спутанными, как старое сорочье гнездо.


   Герцог и Фьяметта много времени проводят  вместе.  Они  часто  остаются
посидеть  вдвоем  после  вечерней  трапезы,  и  я  тоже   остаюсь,   чтобы
прислуживать им. С герцогиней они тоже иногда так сидели  по  вечерам,  но
очень редко. Фьяметта - женщина совсем иного типа,  холодная,  сдержанная,
неприступная  и  настоящая  красавица.  Ее  смуглое  лицо  жестче   любого
виденного мною женского  лица  и,  не  будь  оно  так  красиво,  могло  бы
показаться лишенным всякой привлекательности. Взгляд угольно-черных  глаз,
с этой их единственной искоркой в глубине, покоряет и завораживает.
   Я предполагаю, что она и в любви холодна, и не столько отдает,  сколько
берет, и от того, кого снисходит полюбить, требует полнейшего  подчинения.
Герцогу это, кажется, нравится, нравится покоряться. Холодность  в  любви,
возможно, ценится не меньше, чем страстность, откуда мне знать.
   Лично я ничего против нее не имею. Зато все другие имеют. Слуги для нее
пустое место, а они, по их словам, к такому не привыкли, тем более что она
им никакая не хозяйка,  а  всего  лишь  герцогская  наложница.  Но  других
придворных дам она, видите ли, уже не считает себе ровней  -  я-то  думаю,
что она  и  раньше  не  считала,  да  и  считала  ли  вообще  когда-нибудь
кого-нибудь ровней себе? Однако в ней это не кажется просто спесью, скорее
это врожденная гордость. Они, разумеется, бесятся.  Но  виду  показать  не
смеют, предполагая, что она может занять место герцогини,  если,  конечно,
госпожа вдруг снова не вернет его себе.
   Весь двор говорит, что она позволила себя "соблазнить" из  одного  лишь
тщеславия, и что кровь у  нее  рыбья,  и  что  это  безнравственно.  Я  не
понимаю, что они имеют  в  виду,  ведь  в  отличие  от  всех  прочих,  кто
пускается в подобные бесстыдства,  она  вовсе  не  производит  впечатления
безнравственной.
   Герцог,  безусловно,  очень  ею  увлечен  и  в  ее  присутствии  всегда
старается быть особенно любезным  и  очаровательным.  Хотя  вообще-то  он,
видимо, не в духе, стал очень раздражительный и нервный и может вдруг ни с
того ни с сего вспылить и накинуться  на  прислугу,  чего  прежде  за  ним
никогда не водилось, - да и не только на прислугу, но и  на  особ  повыше.
Говорят, он очень раздражен тем, что народ им недоволен, что он  уже,  как
говорится,  непопулярен.  Особенно,   конечно,   портят   ему   настроение
голодающие, которые приходят сюда под окна и кричат, чтобы им дали хлеба.
   По-моему, ниже достоинства герцога обращать внимание на подобные  вещи,
какая разница, что там думает или кричит окружающая его чернь. Они  всегда
найдут повод покричать. Если задумываться обо всем, про что кричит  народ,
только и дела будет, что угождать ему.
   Утверждают, что он втайне от всех велел  наказать  плетьми  придворного
астролога  Никодемуса  и  других   длиннобородых   за   их   исключительно
благоприятные предсказания. Что ж, очень может быть. Ведь так же  поступил
и его отец, хотя причина тогда была другая: они  предсказали  не  то,  что
желательно было господину.
   Нелегко читать по звездам. И читать при этом так, чтобы другие остались
довольны.
   Положение  в  городе  все  ухудшается  и  ухудшается.  Можно,  пожалуй,
сказать, что теперь там свирепствует самый настоящий  голод.  Каждый  день
люди умирают от голода,  а  может,  от  голода  и  холода  вместе,  трудно
сказать. На улицах и площадях много валяется таких, кто  уже  не  в  силах
подняться, и похоже, им все уже безразлично. Другие  же  живыми  скелетами
бродят по городу в поисках чего-нибудь съедобного или хоть чего-то такого,
что могло бы заглушить чувство голода.  За  кошками,  собаками  и  крысами
ожесточенно охотятся, они считаются теперь лакомством.  Крысы,  о  которых
прежде говорили как о настоящем бедствии для лагерей беженцев, где они  во
множестве рыскали среди нечистот,  считаются  теперь  завидной  дичью.  Но
говорят, они стали исчезать, и все труднее становится их отыскивать.  Они,
видимо, заболели какой-то  болезнью,  поскольку  всюду  натыкаются  на  их
трупы, и, выходит, подвели в  тот  самый  момент,  когда  вдруг  оказались
нужны.
   Меня не удивляет, что крысы не выдержали соседства с этими людьми.


   Произошло нечто неслыханное. Я попытаюсь рассказать об этом спокойно  и
сдержанно, и в том порядке, в каком развивались события. Это не так легко,
поскольку я сам был участником, сыграв немаловажную роль в  этом  деле,  и
меня до сих пор трясет от возбуждения. Теперь,  когда  все  уже  позади  и
окончилось, смею сказать, благополучно, так что я вполне могу быть доволен
и результатом, и самим собой, я хочу  посвятить  часть  ночи  тому,  чтобы
вкратце описать, как это все произошло.
   Когда я вчера поздно вечером сидел  у  своего  окошка,  глядя  на  огни
костров Боккароссы, что вошло уже у меня в привычку, я заметил  вдруг  меж
деревьев у реки человеческую фигуру, направлявшуюся к правому крылу замка.
Мне показалось странным, что у кого-то могло  найтись  там  дело  в  столь
поздний час, и я еще подумал, наверно, это кто-нибудь из прислуги. Светила
луна, но сквозь густой туман, так что человека этого я различал с  трудом.
Он был, похоже, закутан в широкий плащ и чуть не бегом  бежал  к  флигелю,
куда и вошел через один из боковых входов. Казалось бы,  раз  знает  вход,
значит,  кто-то  из  своих.  Но  что-то  в  облике  этого  человека   меня
насторожило, да и все его поведение было подозрительно.  Поэтому  я  решил
все же проверить, в чем дело, быстро спустился вниз и  последовал  за  ним
через тот же вход. На лестнице была кромешная тьма, но именно эта лестница
знакома мне, как никакая другая в замке, ведь прежде меня  гоняли  по  ней
вверх-вниз до бесконечности. Она ведет, между прочим, и в покои Анджелики.
А теперь и вообще только к ней, поскольку все остальные  помещения  больше
не используются.
   Я ощупью поднялся наверх, к ее двери,  и  стал  подслушивать.  К  моему
неописуемому удивлению - хотя отчасти я был уже к тому  подготовлен,  -  я
услышал за дверью два голоса. И один из них был голос Джованни!
   Они говорили шепотом, но благодаря моему тонкому слуху я разобрал  все,
что было сказано. Судя по всему, я стал невидимым свидетелем трогательного
и бесконечного "счастья".
   "Любимая!" - задыхался один голос, и "Любимый!" - отвечал  ему  шепотом
другой. "Любимая!" - и снова "Любимый!" - ничего другого не произносилось,
и для постороннего уха эта столь  увлекавшая  их  беседа  не  представляла
слишком  большого  интереса.  Если  бы  не  серьезность,  не  ужас   всего
происходящего,  это  бесконечное  повторение  одного  и  того   же   слова
показалось бы мне просто смешным. Но мне было не до смеха. Весь похолодев,
слушал я, как они наивно и бездумно произносят то  самое  слово,  которое,
задумайся они хоть на минуту над его смыслом и над тем, что оно означает в
_их_ устах, заставило бы их содрогнуться от ужаса. Потом  я  услышал,  как
преступники начали целоваться, продолжая наивно и косноязычно уверять друг
друга в любви. Это было чудовищно!
   Я кинулся обратно. Где искать герцога? Может, в трапезной, где я  всего
час назад оставил его вдвоем с Фьяметтой? Я прислуживал им,  пока  мне  не
было сказано, что я ему больше не понадоблюсь.
   Больше не понадоблюсь! Как бы не  так,  думал  я,  торопливо  спускаясь
ощупью по темной лестнице. Карлик господину всегда понадобится.
   Я  побежал  через  внутренний  двор  замка  к  арке   главного   входа,
разделяющей старую и новую части строения. Тамошние  лестницы  и  переходы
тоже, разумеется, были погружены  во  мрак.  Я,  однако,  нашел  дорогу  и
наконец, запыхавшись, очутился перед высокими  двустворчатыми  дверьми.  Я
прислушался. Не слышно было ни звука. Но возможно, они все-таки были  там.
Лучше бы, конечно, удостовериться. Но к сожалению,  я  не  мог  приоткрыть
дверь: эта дверь из тех, которые мне не открыть из-за моего роста.  Я  еще
раз  прислушался.  Тишина.  Мне  ничего  не  оставалось,  как  отправиться
восвояси, хотя полной уверенности у меня не было.
   Я направился к спальным покоям  герцога.  Они  расположены  не  слишком
далеко от трапезной, только этажом выше. Я поднялся по лестнице, подошел к
его двери и стал прислушиваться. Но сколько ни слушал, не мог различить ни
звука, ничего, что указывало бы на его присутствие. Может,  он  уже  спит,
подумал я. Это, в общем-то, было вполне возможно. Я подумал, может,  стоит
все же рискнуть и разбудить его? Нет, немыслимо, это было  бы  неслыханной
дерзостью. Но ведь и дело у меня было неотложное,  чрезвычайной  важности.
Случай совершенно исключительный.
   Я набрался духу -  и  постучал.  Никто  не  ответил.  Я  изо  всех  сил
забарабанил в дверь кулаком. Никакого ответа.
   Значит, его там нет, решил я. Ведь я знаю, какой у него чуткий сон.  Но
если не там, то где? Я все больше нервничал. Сколько времени уходило!  Где
же он мог быть?
   Может, у Фьяметты? Может, они пошли туда, чтобы чувствовать себя  более
непринужденно? Это была моя последняя надежда.
   Я ринулся вниз по лестнице и выскочил во двор. Фьяметта живет совсем  в
другой части замка, возможно,  они  нарочно  так  устроили,  чтобы  как-то
замаскировать свои отношения. Чтобы добраться  туда,  надо  пересечь  весь
двор.
   Я нашел нужный вход, но, поскольку эта часть замка мне  гораздо  меньше
знакома,  я  долго  блуждал  наугад,  поднимался  не  по  тем   лестницам,
спускался, опять поднимался, а потом путался в бесконечных переходах,  где
тоже было темно и где я, все больше досадуя на потерянное  время,  метался
взад-вперед и никак не мог отыскать  дорогу.  Я  чувствовал  себя  кротом,
который мечется по лабиринту подземных ходов, тревожно  обнюхивая  все  на
своем пути. К счастью, я, подобно кроту, хорошо ориентируюсь в темноте.  К
тому же я знал расположение ее окон  по  фасаду,  и  в  конце  концов  мне
удалось сориентироваться и отыскать нужную дверь.
   Я прислушался. Есть ли кто? Есть!
   Первое, что я услышал, - это холодный смех Фьяметты. Я  никогда  раньше
не слышал, как она  смеется,  но  сразу  понял,  что  это  она.  Смех  был
жестковатый  и,  пожалуй,  немного  деланный,  но  в   нем   было   что-то
возбуждающее. Потом я услышал, как засмеялся герцог, коротко и невесело. Я
вздохнул с облегчением.
   Потом я услышал их голоса, но слов  было  не  разобрать,  они,  видимо,
находились  где-то  в  глубине  комнаты.  Однако  ясно   было,   что   они
действительно ведут беседу, а не просто, как те двое, твердят одно и то же
слово. Говорили ли они о любви, я не знаю,  но  вряд  ли,  непохоже  было.
Потом вдруг наступила тишина. Как я ни напрягал слух, я не мог уловить  ни
звука. Но через некоторое время я расслышал какое-то неприятное пыхтение и
понял, что они занимаются чем-то постыдным. Я почувствовал легкую тошноту.
Правда, вряд ли мне могло стать плохо при том, что  я  был  охвачен  таким
азартом, но на всякий случай я отошел подальше, хотя и не слишком  далеко,
чтобы не упустить герцога, и стал пережидать. Я решил набраться терпения и
выждать, чтобы не пришлось снова услышать эти неприятные звуки. Я простоял
там, казалось, целую вечность.
   Когда я наконец снова  подошел  к  двери,  они  о  чем-то  хладнокровно
разговаривали, уж не знаю о чем. Неожиданная  перемена  столь  же  удивила
меня, сколь и  обрадовала,  я  уже  решил,  что  скоро  смогу  привести  в
исполнение задуманное. Они, однако, не торопились, лежали себе там  и  без
конца о чем-то рассуждали, скорее всего о каких-нибудь пустяках. Я  просто
из себя выходил - сколько драгоценного времени было упущено! Но  я  ничего
не мог поделать. Я не мог, разумеется, объявиться и помешать  им  в  такую
минуту.
   Наконец я услышал, как герцог поднялся  и  начал  одеваться,  продолжая
обсуждать с ней что-то, в чем они, видимо,  были  не  согласны.  Я  отошел
подальше от двери, в темноту, и стал его караулить.
   Выйдя, он пошел, не зная того,  прямо  на  меня.  "Ваша  светлость!"  -
прошептал я, держась на всякий случай подальше. Обнаружив мое присутствие,
он пришел в ярость и разразился непристойной бранью и  угрозами:  "Что  ты
здесь делаешь? Чего тут шпионишь? Ах ты, мерзкий уродец! Змея ты ядовитая!
Где ты там? Да я тебя мигом  прикончу!"  И  он  стал  бросаться  в  разные
стороны, вытянув руки и пытаясь нащупать меня в темноте. Но поймать меня в
таком мраке он, конечно, не мог. "Позвольте  мне  сказать!  Позвольте  мне
сказать, в чем дело", - повторял я невозмутимо, хотя  внутри  у  меня  все
дрожало. И он в конце концов позволил.
   Тогда я швырнул ему прямо в лицо, что в эту самую минуту  сын  Лодовико
Монтанцы насилует его дочь - он пробрался тайком в замок, чтобы  отомстить
за своего отца, обесчестив ее и покрыв весь его дом  несмываемым  позором.
"Это ложь! - крикнул он. - Что ты болтаешь, безумец! Это  ложь!"  -  "Нет,
это правда! - возразил я, бесстрашно подходя к нему вплотную. - Он  сейчас
у нее, я собственными глазами видел, как преступник пробрался  к  ней.  Ты
придешь  слишком  поздно,  преступление  уже  наверняка  совершилось,  но,
возможно, ты еще застанешь его там". Я понял, что теперь он  мне  поверил:
он стоял как громом пораженный. "Не может быть! - сказал  он,  но  тем  не
менее быстрыми шагами, чуть ли не бегом, направился к выходу. -  Не  может
быть! - повторял он. - Как бы он сумел проникнуть в город? И в замок -  он
же охраняется!" Я отвечал, изо всех сил стараясь поспеть за ним, что  тоже
этого не понимаю, но что  я  заметил  его  сперва  у  реки,  возможно,  он
добрался  на  плоту  или  еще  как,  кто  знает,  на  что  способен   этот
безрассудный молокосос, а оттуда он уже мог попасть  прямо  во  внутренний
двор замка. "Не может быть! - твердил он. - Невозможно проникнуть в  город
по реке, проскользнув незамеченным между  крепостными  башнями  на  том  и
другом берегу с их бомбардирами и лучниками, охраняющими ее днем и  ночью.
Это просто немыслимо!" - "Да, это немыслимо, - согласился я. - Понять  это
совершенно невозможно, сам дьявол не поймет, как он умудрился  проникнуть,
но мальчишка тем не менее там. Я совершенно уверен,  что  слышал  там  его
голос".
   Мы спустились и  вышли  во  двор  замка.  Герцог  быстро  направился  к
главному входу, чтобы отдать страже приказ о  бдительнейшей  охране  всего
замка и таким образом помешать ему улизнуть. Его предусмотрительность была
вполне обоснованной и разумной - но что, если преступник уже удрал? А то и
оба они вместе! Эта ужасная мысль заставила меня кинуться бегом через двор
и дальше, вверх по лестнице, к двери Анджелики.
   Я приложился к ней ухом. Ни звука! _Неужели  сбежали?_  Сердце  у  меня
громко колотилось от бега и от волнения при мысли, что они, чего  доброго,
улизнули, и этот стук отдавался у меня в ушах -  я  подумал,  что,  может,
поэтому ничего и не слышу. Я постарался  успокоиться,  дышать  спокойно  и
размеренно - и снова прислушался. Нет, из комнаты не доносилось ни  звука.
Я  был  вне  себя.  Я  думал,  я  с  ума  сойду.  Наконец  я  не  вытерпел
неизвестности и осторожно приоткрыл дверь. Мне удалось  сделать  это  так,
что она даже не скрипнула. В щелочку мне было видно, что горит свет, -  но
ни звука, ничего, что указывало бы на присутствие человека. Я проскользнул
в комнату. И сразу же вновь обрел душевное спокойствие. В свете маленького
светильника, который они забыли погасить, я увидел их вместе в ее  постели
- они спали. После первого своего знакомства с животной похотью любви  они
заснули, как уставшие дети.
   Я взял светильник, подошел и посветил на них. Они лежали,  повернувшись
лицом друг к другу, полуоткрыв рты, порозовевшие и все  еще  разгоряченные
преступлением, которое совершили и о котором теперь, заснув, словно  бы  и
не ведали. Ресницы были влажные, а  на  верхней  губе  у  обоих  выступили
капельки пота. Я наблюдал этот невинный в своей безмятежности сон.  То  ли
это самое, что люди называют счастьем?
   Джованни лежал с краю, локон черных волос упал ему на лоб, а  на  губах
застыла довольная улыбка, точно он совершил какой-то подвиг. На шее  висел
на тонкой золотой цепочке медальон с портретом его  матери,  которая,  как
утверждают, пребывает в раю.
   Тут я услышал шаги на лестнице -  вошел  герцог  в  сопровождении  двух
стражей-наемников, один из которых нес факел. Комната ярко осветилась,  но
ничто не могло бы разбудить уснувшую крепким сном парочку. Неверным шагом,
чуть ли не шатаясь, герцог подошел к постели  и  увидел  свой  неслыханный
позор. И, мертвенно побледнев от гнева, он выхватил у стража меч  и  одним
ударом отделил голову  Джованни  от  тела.  Анджелика  вскочила  и  широко
раскрытыми глазами смотрела, как вытаскивали из постели ее  окровавленного
возлюбленного и как его потом вышвырнули через окно прямо в мусорную кучу.
Тут она повалилась без чувств и до нашего ухода так и не пришла в себя.
   Герцог, превосходно сделавший свое дело, весь дрожал от возбуждения,  и
я видел, как, выходя из комнаты, он придержался рукой за  косяк.  Я  вышел
вслед за ним и направился к себе. Я шел не торопясь - торопиться было  уже
незачем. Во дворе, в отдалении, я увидел факел, сопровождавший герцога  на
его пути, и как он потом исчез под аркой, словно растворился во тьме.
   Анджелика слегла в жестокой горячке, против которой  придворный  лекарь
бессилен, и все еще не пришла в чувство. Никто  не  испытывает  к  ней  ни
малейшего сострадания, поскольку считается очевидным, что она  не  оказала
настоящего сопротивления, когда ее насиловали, и поскольку надругательство
над  ней  рассматривается  как  ни  с  чем  не  сравнимое  бесчестие   для
герцогского дома и всего герцогства. За ней ухаживает одна старая женщина.
Никто из придворных к ней не наведывается.
   Тело ее преступного любовника выбросили в реку,  не  желая,  чтобы  оно
валялось дольше перед замком. Говорят, его не  затянуло  в  водовороты,  а
вынесло течением в море.


   В городе стала распространяться какая-то странная  болезнь.  Начинается
она, как я слышал, с озноба и ужаснейшей головной  боли,  потом  заплывают
глаза и распухает язык, так что человек не может даже толком  говорить,  а
тело делается сплошь красное, и сквозь кожу сочится гнилая кровь.  Больные
все время кричат, требуя пить, потому что внутри у них  все  горит  огнем.
Лекари бессильны оказать им помощь - а когда они, спрашивается,  в  силах?
Говорят, что все заразившиеся умирают; сколько  их  уже  перемерло  -  мне
неизвестно.
   У нас при дворе никто,  разумеется,  не  заболел.  Зараза  свирепствует
среди самых бедных и голодных, особенно среди беженцев, и связана, видимо,
с тем невероятным свинством, которое они развели в своих становищах  и  во
всем городе. Меня не удивляет, что они мрут от окружающей их грязи.
   Анджелика, конечно, больна совсем  другой  болезнью.  Ее  горячка  -  в
точности то самое, чем она болела как-то раз в детстве, не помню уж, когда
именно и при каких обстоятельствах. Она всегда болеет по-своему и от таких
причин, от которых никто другой никогда  бы  не  заболел.  Ага,  теперь  я
вспомнил, это было в тот раз, когда я отсек голову ее котенку.


   Мор распространяется очень быстро.  Теперь  заболевают  уже  не  только
бедняки, проклятая чума никого не щадит. Беда посетила каждый дом, а также
улицы и площади, потому что ведь масса народу живет  под  открытым  небом.
Говорят, там всюду натыкаешься на больных, которые мечутся на своем тряпье
прямо на мостовой  и  громко,  пронзительно  кричат.  Муки,  должно  быть,
нестерпимые и доводят людей до безумия.  Ходить  по  городу  стало  просто
невозможно,   рассказы   очевидцев   изобилуют   отталкивающими,   жуткими
подробностями. Дыхание у больных зловонное, а на теле у них отвратительные
нарывы, которые лопаются, выделяя какую-то  гадость.  Когда  я  слышу  про
такие вещи, меня чуть не рвет.
   Мало кто  сомневается,  что  виноваты  в  чуме  беженцы,  и  их  сейчас
ненавидят, как  никогда.  Но  кое-кто,  я  слышал,  объясняет  все  совсем
по-другому. Они считают, что чума - это бич божий, наказание  господне  за
великие грехи человеческие. Нынешние страдания ниспослал людям Бог,  чтобы
очистить их от греха, и надо, мол, смириться пред его волей.
   Я готов рассматривать это как наказание. Но вот Бог ли  их  бичует?  Не
знаю. Очень может быть, что и какая-то другая, более темная сила.
   Я сижу иногда у своего карликового окошка и смотрю сверху на город.


   Герцогиня живет странной жизнью. В ее спальне, которую она  никогда  не
покидает, всегда царит  полумрак:  окна  занавешены  плотной  тканью.  Она
говорит, что недостойна наслаждаться солнечным светом. Стены голы,  и  нет
ни стульев, ни стола, одна лишь молитвенная скамеечка и над ней  распятие.
Настоящая монашеская келья. Кровать стоит как стояла, но спит  она  не  на
ней, а прямо на полу, на охапке соломы, которую она не разрешает менять  и
которая делается все более зловонной. Комната никогда  не  проветривается,
духота ужасная, я просто задыхаюсь от этого спертого воздуха. Сначала, как
войдешь со света,  ничего  не  видно,  но  постепенно  глаза  привыкают  к
полумраку, и тогда проступают очертания  ее  фигуры.  Всегда  застаешь  ее
полуодетой, непричесанной, совершенно равнодушной к тому, что на ней и как
она выглядит. Взгляд лихорадочный, а щеки совсем ввалились, потому что она
умерщвляет  свою  плоть  и  почти  вовсе  отказывается  от  пищи.   Глупая
деревенщина-служанка все хнычет,  что  не  может  заставить  свою  хозяйку
покушать. Иногда она и съест кусочек, лишь бы дурочка  перестала  плакать.
Сама-то девка круглая и толстощекая и пихает в себя все, что ей перепадет.
Громко  причитая,  она  пожирает  все  те  лакомые   блюда,   от   которых
отказывается ее госпожа.
   Большую часть времени кающаяся грешница проводит перед распятием,  стоя
на коленях и читая свои бесплодные молитвы. Она знает, что  проку  от  них
никакого, и всякий раз, прежде чем начать, обращается к Распятому с особой
молитвой - чтобы он простил ей, что она  опять  к  нему  взывает.  Иногда,
отчаявшись, она откладывает в сторону свои четки и, устремив на Искупителя
пылающий взор, начинает бормотать молитвы собственного сочинения. Но он ее
все равно не слышит, и поднимается она с колен такая же  непрощенная,  как
была до молитвы. Часто она не  в  силах  подняться  без  помощи  служанки,
бывает, говорят, и так, что она просто падает от изнурения и  лежит,  пока
не появится камеристка и не оттащит ее на солому.
   Теперь  она  считает  себя  главной  виновницей  всех   постигших   нас
несчастий. Не чьи-нибудь, а именно ее грехи -  причина  всех  страданий  и
всех тех ужасов, что творятся в городе. Вряд ли она так  уж  много  о  них
знает. Однако, видимо, все же смутно догадывается,  что  творится  вокруг.
При всем том она, мне  кажется,  достаточно  равнодушна  к  этому  миру  и
считает все, что тут творится, суетой сует. Она живет в своем особом мире,
и у нее свои заботы.
   Теперь она поняла, что любовь  к  дону  Риккардо  -  величайший  из  ее
грехов. Из-за нее она так цеплялась за жизнь и принимала ее за драгоценный
дар. Она говорит, что  любила  его  превыше  всего,  что  чувство  к  нему
заполонило все ее существо  и  делало  ее  очень  счастливой.  Нельзя  так
беспредельно любить человека. Так можно любить только Бога.
   Не знаю, в какой мере ее нынешнее самоуничижение связано с тем,  что  я
открыл ей глаза на ее преступную жизнь и на то наказание, которое  ожидает
ее в аду. Я описал  ей  муки  нечестивых,  и  она  покорно  выслушала  мои
разъяснения. В последнее время она начала бичевать себя.
   Она всегда очень благодарна, когда я прихожу к ней. Я  избегаю  слишком
часто к ней наведываться.


   Анджелика оправилась от своей болезни и  снова  на  ногах.  Но  она  не
появляется за столом и вообще при дворе. Я только видел ее несколько раз в
розарии и у реки, где  она  сидела,  уставившись  на  воду.  Глаза  у  нее
сделались, если это только возможно, еще больше и совершенно  уж  какие-то
пустые. Такое впечатление, будто она ничего ими не видит.
   Я обратил внимание, что она носит на шее медальон  Джованни  и  что  он
запятнан кровью. Она, вероятно, нашла его в постели и взяла  на  память  о
нем. Хоть бы отмыла сначала кровь.
   Я вот о чем подумал. Мать-то пребывает в раю, меж тем как сын томится в
преисподней, поскольку умер он в греховном сне, без исповеди  и  покаяния.
Выходит, им никогда не встретиться. Возможно,  Анджелика  молится  ей  как
заступнице о спасении его души. Напрасные старания.
   Впрочем, кто знает, что у нее в голове. Она ведь не произнесла ни слова
с момента своего пробуждения той ночью,  точнее,  с  того  мгновения,  как
сказала последнее слово своему любовнику. Что это было за слово, мне, зная
их беседу, догадаться не трудно.
   Она предоставлена самой себе, все ее избегают.


   Те, кто верят, что чума и все прочие  ужасы  суть  наказание  господне,
которого  не  страшиться  следует,  а,  напротив,  благодарить   за   него
Всемогущего, все они таскаются сейчас по улицам, проповедуя эту свою  веру
и бичуя свою плоть, чтобы помочь Господу спасти их души. Это  толпы  живых
скелетов с провалившимися глазами, до того истощенных, что они и на  ногах
бы не устояли, если бы не охвативший их экстаз. За ними идут очень многие,
заражаясь этим их экстазом.  Люди  оставляют  свои  дела,  бросают  дом  и
близких, даже умирающих своих  родичей,  и  присоединяются  к  ним.  Вдруг
раздается истошный,  ликующий  вопль,  человек  выскакивает  на  мостовую,
протискивается  к  ним  в  толпу  и,  что-то  пронзительно   и   бессвязно
выкрикивая,  начинает  себя  бичевать.  Тут  все  принимаются   восхвалять
Господа, и глазеющий по обеим  сторонам  улицы  народ  падает  на  колени.
Земная жизнь, ужасов которой они достаточно навидались, утрачивает для них
всякую ценность. Их заботит теперь только спасение души.
   Святые отцы, по  слухам,  косо  смотрят  на  этих  фанатиков,  ибо  они
отвлекают народ от церквей и от их собственных торжественных  процессий  с
иконами и  мальчиками-певчими,  которые  размахивают  среди  уличной  вони
благовонными кадильницами. Они говорят, что эти  самоистязатели  -  плохие
христиане и что они в своем диком фанатизме бегут утешения, которое дарует
истинная вера. Господь,  мол,  не  может  взирать  на  них  с  радостью  и
одобрением. Но я считаю, что они-то и есть истинно верующие, ибо принимают
свою веру всерьез. Святые же отцы не любят, чтобы их проповеди принимались
чересчур всерьез.
   Немало, однако, и таких, на кого  все  окружающие  ужасы  подействовали
иначе, кто  полюбил  эту  жизнь  гораздо  больше  прежнего.  Страх  смерти
заставляет их цепляться за жизнь любой ценой. Ходят слухи, что в некоторых
палаццо  города  празднества  не  прекращаются  ни  днем,  ни  ночью,  там
пустились, говорят, в самое необузданное распутство. Да и среди  бедняков,
среди самых убогих, немало таких, кто ведет себя подобным  же  образом,  в
меру своих возможностей, кто безудержно предается единственному доступному
для них сейчас греху. Они цепляются за свою жалкую жизнь,  ни  за  что  не
желают с ней расставаться, и, когда  тут  у  нас,  перед  воротами  замка,
раздают еще изредка немножко хлеба, эти  ничтожества  яростно  дерутся  за
куски и готовы перегрызть друг другу глотку.
   Но с другой стороны, есть, говорят, и такие, кто  жертвует  собой  ради
своих ближних, кто ухаживает за больными, хотя это совершенно бессмысленно
и они только сами заражаются. Они выказывают полнейшее равнодушие к смерти
и всякой опасности, словно не понимая, чем рискуют. Их можно приравнять  к
религиозным фанатикам, только у них это выражается по-иному.
   Таким образом, люди в городе, если верить доходящим до меня  рассказам,
продолжают жить точно так  же,  как  жили  до  того,  каждый  по-своему  и
согласно своим склонностям, только все  доведено  до  крайности.  Так  что
результат ниспосланного их Богом наказания совершенно ничтожен. Поэтому  я
очень сомневаюсь, Бог  ли  все  это  устроил:  послал  им  чуму  и  прочие
испытания.


   Фьяметта прошла сегодня мимо меня. Она не удостоила меня, разумеется, и
взглядом. Но как она прекрасна и совершенна в этой своей невозмутимости! В
нынешней мерзкой сутолоке и лихорадке она - как  освежающая  прохлада.  Во
всем ее облике,  во  всем  ее  неприступно  гордом  существе  есть  что-то
прохладное, что-то несущее успокоение. Она не дает мерзостям  жизни  взять
верх  над  собой,  она  сильнее  их.  Она  умеет  даже  ими  пользоваться.
Незаметно, с большим достоинством и непринужденностью она заступает  место
герцогини и начинает играть при дворе роль госпожи.  Остальные  все  яснее
понимают, что  тут  ничего  не  поделаешь,  и  покоряются.  Нельзя  ею  не
восхищаться.
   Если бы кто другой прошел мимо меня, не удостоив и  взглядом,  меня  бы
это взбесило. А тут я нашел это вполне естественным.
   Я очень хорошо понимаю, почему герцог ее любит. Сам бы я  не  смог,  но
это уж дело другое. Да и способен ли я  вообще  кого-нибудь  полюбить?  Не
знаю. Если и смог бы, то, пожалуй, только герцогиню. Но вместо того  я  ее
ненавижу.
   И все же я чувствую, что она единственная, кого  я,  пожалуй,  смог  бы
полюбить. Как это так получается - не понимаю,  для  меня  это  совершенно
непостижимо.
   Поистине непонятная вещь любовь.


   Анджелика утопилась в реке. Правда, никто этого не  видел,  потому  что
сделала она это, должно быть, вчера вечером или  ночью.  Но  она  оставила
письмо, из которого совершенно ясно, что  она  лишила  себя  жизни  именно
таким способом. Целый  день  искали  ее  труп  по  всей  реке  в  пределах
осажденного города, но безрезультатно. Его, должно быть,  унесло  в  море,
как и труп Джованни.
   При дворе у нас страшный переполох. Все ошеломлены и не могут поверить,
что она умерла. По-моему, тут все  ясно:  ее  любовник  умер,  вот  и  она
умерла. Все хнычут, причитают и упрекают себя. И больше всего разговоров о
письме. Пересказывают друг другу его содержание,  без  конца  читают  друг
другу вслух. Герцога, говорят, оно просто  потрясло;  он  вообще  потрясен
случившимся. Придворные дамы всхлипывают и вздыхают,  они  просто  слезами
исходят над трогательными выражениями этого письма. Мне  эти  их  слезы  и
вздохи совершенно непонятны. Я не могу взять в толк, что уж в  нем  такого
необыкновенного, в этом письме. И оно ведь ничего не меняет: преступление,
которое они только что  сами  осуждали,  остается  тем  же  преступлением.
Письмо не содержит ничего нового.
   Я слышал его раз сто, до тошноты, и знаю  уже  наизусть.  Там  вот  что
написано:

   "Я не хочу больше оставаться среди вас. Вы были очень добры ко мне,  но
я вас не понимаю. Я не понимаю, как  вы  могли  отнять  у  меня  любимого,
который приехал из  далекой  страны,  чтобы  сказать  мне,  что  на  свете
существует любовь.
   Я и не знала, что существует такое чувство,  как  любовь.  Но  когда  я
увидела Джованни, я поняла, что любовь - это  единственное,  что  есть  на
свете, все остальное ничто. В тот  самый  час,  как  я  его  встретила,  я
поняла, почему мне до сих пор было так трудно жить.
   И теперь я не хочу оставаться здесь без него, я хочу пойти  за  ним.  Я
молилась Богу, и Он обещал мне, что я встречусь с  Джованни  и  мы  всегда
будем вместе. Но куда Он меня поведет, Он не мог  мне  сказать.  Я  должна
просто спокойно лечь спать на воду, и Он отведет меня куда надо.
   Вы не должны поэтому думать, что я лишила себя жизни, я просто сделала,
как мне было  сказано.  И  я  не  умерла,  а  просто  ушла,  чтобы  навеки
соединиться с моим любимым.
   Медальон я беру с собой, хотя он мне и не принадлежит. Потому  что  так
мне было сказано. Я открыла медальон и посмотрела на портрет, и мне  очень
захотелось уйти из этого мира.
   Она просила сказать вам, что она вас простила. Сама  я  прощаю  вас  от
всего сердца.
   Анджелика"

   Герцогиня забрала  себе  в  голову,  что  это  она  виновата  в  смерти
Анджелики. Она впервые,  по-моему,  проявила  какой-то  интерес  к  своему
ребенку. Она бичует себя хуже прежнего, чтобы смыть свой грех, и совсем уж
ничего не ест, и молит Распятого о прощении.
   Распятый не отвечает.


   Сегодня до обеда герцог послал меня в Санта-Кроче с письмом для маэстро
Бернардо. Он давно уж не появлялся при дворе, и  за  это  время  я  успел,
можно сказать, забыть про  его  существование.  Я  с  величайшей  неохотой
отправился в город, где не был с того самого времени,  как  там  вспыхнула
чума. Не то чтобы я боялся заразы, но есть вещи, на которые  я  просто  не
могу смотреть, можно даже сказать, боюсь  смотреть.  Мне  не  зря  так  не
хотелось идти. То,  что  мне  пришлось  увидеть,  оказалось  действительно
ужасно. Вместе с тем все  это  произвело  на  меня  глубокое  впечатление:
увиденное  поразило  меня   своей   первобытной   обнаженностью   и   дало
почувствовать суетность и эфемерность всего земного. Больные  и  умирающие
устилали  мой  путь,  а  умерших  подбирали  монахи-могильщики  в   черных
капюшонах с прорезями для глаз, что придавало им жуткий вид.  Их  зловещие
фигуры появлялись словно  из-под  земли,  сообщая  всей  картине  какую-то
нереальность. Мне казалось, я путешествую по  царству  мертвых.  Даже  те,
кого  еще  не  коснулась  зараза,  уже  отмечены  были   печатью   смерти.
Истощенные, с провалившимися  глазами,  брели  они  по  улицам,  напоминая
выходцев с того света. С жутковатой уверенностью  лунатиков  обходили  они
валявшиеся на их пути скорченные тела в лохмотьях, - тела, о которых часто
нельзя было  даже  сказать,  сохранилась  в  них  жизнь  или  нет.  Трудно
представить себе что-либо более жалкое  и  противное,  нежели  эти  жертвы
заразы, и  мне  то  и  дело  приходилось  отворачиваться,  чтобы  меня  не
стошнило.  Сквозь  лохмотья  видны   были   отвратительнейшие   нарывы   и
проглядывала та синюшность на коже, которая означает,  что  конец  близок.
Одни пронзительными воплями давали знать, что они всей  своей  плотью  еще
принадлежат жизни,  другие  же  лежали  в  беспамятстве,  но  вышедшие  из
повиновения конечности еще судорожно и бессмысленно дергались.  Я  впервые
видел такое человеческое унижение. У иных бездонный взгляд горел безумием,
и, преодолевая немощь, они бросались на тех, кто носил для больных воду из
колодцев, и вырывали из рук черпак, расплескивая драгоценную  влагу.  Иные
же ползли на четвереньках, как  звери,  добираясь  до  желанных  колодцев,
заветной цели всех этих несчастных. Эти жалкие существа,  столь  судорожно
цеплявшиеся за утратившую всякую  ценность  жизнь,  потеряли  человеческий
облик, лишились последних остатков человеческого достоинства. О  зловонии,
исходившем от них, я не хочу и говорить, одна мысль о нем вызывает у  меня
тошноту. На площадях были разложены костры, где штабелями сжигались трупы,
и в воздухе стоял удушливый смрад. Над городом, окутанным  слабой  дымкой,
разносился погребальный звон, все колокола  города  наперебой  звонили  по
усопшим.
   Я застал маэстро Бернардо погруженным в созерцание его "Тайной вечери",
как заставал не раз в прежние времена. Он сидел, чуть склонив  свою  седую
голову, и показался  мне  постаревшим.  Восседающий  за  трапезой  Христос
преломлял хлеб, оделяя им учеников. Над головой у  него  было  все  то  же
неземное сияние. Чаша с вином ходила по кругу, а на столе была белоснежная
льняная скатерть. Здесь не было ни голодающих, ни жаждущих.  Но  старик  с
палитрой и кистями казался погруженным в мрачные раздумья.
   Он ничего не ответил, когда я сказал, что  у  меня  к  нему  письмо  от
герцога, только нетерпеливо махнул рукой: мол, положи куда-нибудь.  Он  не
хотел, чтобы его отрывали от его мира. Какого мира?
   Я ушел из Санта-Кроче в недоумении.
   На обратном пути я проходил мимо кампанилы - той самой, которая  должна
вознестись над всеми прочими. Во время войны работы на  ней,  конечно,  не
велись, и все про нее забыли. Она так и  осталась  незаконченной,  верхний
ряд кладки неровный и неправильный, потому что работу бросили,  не  доведя
его до конца. Она похожа на руины, хотя бронзовые барельефы  у  основания,
изображающие сцены из жизни Распятого, совсем закончены и очень удались.
   Я предсказывал, что так будет.


   Наш замок в трауре.  Стены  и  мебель  обтянуты  черной  материей,  все
говорят полушепотом и ходят на цыпочках. Придворные дамы все  как  одна  в
черных атласных платьях, а мужчины - в черных бархатных костюмах и  черных
же перчатках.
   Всему причиной смерть Анджелики. При  жизни  она  никому  не  причиняла
столько хлопот. Но у нас при дворе просто обожают скорбеть. Скорбь по дону
Риккардо сменилась  теперь  скорбью  по  ней,  и,  значит,  он  наконец-то
по-настоящему умер. На этот раз не вспоминают, какова была  покойница  при
жизни, потому что ничего особенного, ничего интересного в ней не было - да
никто, кстати, и не знает, какая  она  была.  Ее  просто  оплакивают.  Все
вздыхают над несчастной судьбой юной герцогской дочери и даже над  судьбой
Джованни, хоть он и принадлежал к вражескому роду, самому ненавистному  из
всех. Вздыхают над их любовью, в которой никто уже больше не  сомневается,
и над их смертью во имя любви. Любовь и смерть - излюбленные  темы  людей,
ведь над любовью и смертью так сладко бывает поплакать, особенно если  они
сливаются воедино.
   Герцог, видимо, искренне страдает. Так мне по крайней мере кажется:  он
совсем замкнулся и ни с кем не делится. Во всяком случае, со мной, а ведь,
случалось, он радовал меня своим доверием. Но это бывало при совсем других
обстоятельствах. Теперь же такое впечатление, что он,  наоборот,  избегает
меня. Он пользуется моими услугами гораздо реже, чем бывало прежде. Письмо
к Бернардо он отдал мне не  прямо  в  руки,  а  передал  через  одного  из
придворных.
   Иногда мне даже кажется, что он начал меня бояться.


   Эта краснощекая деревенская девка, камеристка герцогини, лежит больная.
Наконец-то она побледнела. Что с ней, интересно, стряслось?
   Странно, но я нисколько не боюсь гуляющей вокруг заразы. У  меня  такое
чувство, что я-то не заражусь, что я ей не подвержен.  Почему?  Да  просто
чувствую, и все тут.
   Она опасна для людей, для всех этих созданий, которые меня окружают,  -
не для меня.


   Герцогиня опускается все больше.  Тяжело  наблюдать  этот  упадок,  это
разрушение в ней самой и весь тот беспорядок, запустение и грязь,  которые
ее окружают. Единственное, что еще указывает на ее высокое происхождение и
ее прежний нрав, - это то упорство, с которым она идет своим путем, никому
не позволяя вмешиваться.
   После того  как  заболела  камеристка,  никому  не  дозволяется  к  ней
входить, и грязь в комнате неописуемая. Она ничего не ест и так  истощена,
что мне просто непонятно, как она еще не свалилась.
   Я единственный, кому разрешено ее посещать. Она клянчит и молит,  чтобы
я пришел и помог ей в ее несчастье и позволил исповедаться мне в грехах.


   Я не могу успокоиться. Я только что от нее и еще полон почти  пугающего
ощущения власти, какую я имею иногда над людьми. Опишу мое посещение.
   В первый момент, когда вошел, я, как обычно, ничего  не  увидел.  Потом
проступило более светлое, несмотря на занавеси,  пятно  окна,  а  потом  я
различил и ее перед распятием, бормочущую свои  бесконечные  молитвы.  Она
настолько была погружена в молитву, что не услышала, как я открыл дверь.
   В комнате была такая духота,  что  я  чуть  не  задохнулся.  Мне  стало
противно. Все мне было противно. Запах, полутьма, ее согбенная  фигура  ее
худые, непристойно обнаженные плечи, выступающие сзади на  шее  сухожилия,
неубранные волосы, похожие на старое сорочье гнездо, вся ее жалкая  плоть,
когда-то достойная любви. Я почувствовал что-то похожее на бешенство. Хоть
я и ненавижу людей, но в унижении их видеть не могу.
   Вдруг я услышал свой собственный  бешеный  крик  впотьмах,  раздавшийся
прежде, чем она успела меня заметить:
   - Что ты все молишься? Разве  я  не  сказал  тебе,  чтоб  ты  не  смела
молиться! Мне надоели твои молитвы!
   Она обернулась, не испугавшись,  лишь  тихонько  скуля,  точно  побитая
сука, и не отрывая от меня покорного взгляда.  Подобное  не  умеряет  гнев
мужчины. Я продолжал безжалостно:
   - Ты думаешь, ему нужны твои молитвы? Думаешь, он простит тебя, если ты
будешь так  вот  валяться  у  него  в  ногах,  и  клянчить,  и  без  конца
исповедоваться? Не  велик  фокус  покаяться!  Думаешь,  ты  его  обманешь?
Думаешь, он не видит тебя насквозь?
   Ты дона Риккардо любишь, а не его! Думаешь, я не знаю? Думаешь, ты меня
обманешь, проведешь своим кривляньем, своими постами,  своими  бичеваниями
развратной плоти? Ты по любовнику своему тоскуешь, а  вовсе  не  по  этому
Распятому! Ты _его_ любишь!
   Она смотрела на меня с ужасом. Бескровные губы дрожали. Потом бросилась
к моим ногам и простонала:
   - Это правда! Правда! Спаси меня! Спаси!
   Услышав ее признание, я окончательно вышел из себя.
   - Развратная  шлюха!  -  крикнул  я.  -  Изображаешь  любовь  к  своему
Спасителю,  а  сама  развратничаешь  потихоньку  с  распутником  из   ада!
Обманываешь своего Бога с тем, кого он швырнул в преисподнюю! Дьяволица ты
проклятая, смотришь смиренно на Распятого и признаешься ему в своей пылкой
любви,  а  сама  наслаждаешься  мысленно  в  объятиях  другого!  И  ты  не
понимаешь, что он тебя ненавидит? Не понимаешь?!
   - Понимаю! Понимаю! - стонала она, корчась, как раздавленный червяк,  у
моих ног. Мне омерзительно было смотреть, как она пресмыкается,  меня  это
только  раздражало,  как  ни  странно,  мне  не  доставляло  ни  малейшего
удовольствия видеть ее такой. Она протянула ко мне руки.  -  Накажи  меня,
накажи меня, ты бич божий! - простонала она. И, нащупав на полу кнут,  она
протянула его мне и вся съежилась, как собака. Я схватил его со  смешанным
чувством отвращения и бешенства и стал хлестать ее ненавистное тело, слыша
свой собственный крик:
   - Это Распятый! Тот самый, что висит тут на стене, это он тебя  бичует,
тот, кого ты столько раз  целовала  своими  пылающими,  лживыми  губами  и
говорила, будто любишь! Знаешь ли ты, что такое любовь?! Знаешь  ли,  чего
он от тебя хочет?! _Я пострадал за тебя_, а ты об этом и  не  думала!  Так
узнай же сама, что значит страдать!
   Я был совершенно вне себя, едва ли я сознавал, что делаю. Не  сознавал?
Как бы не так! Прекрасно сознавал! Я вершил свою  месть,  я  взыскивал  за
все! Я вершил правосудие! Я осуществлял свою страшную власть  над  людьми!
Но, несмотря ни на что, я не чувствовал настоящей радости.
   За все это время она ни разу даже не застонала. Наоборот, успокоилась и
затихла. И когда все было кончено, так и осталась лежать, странным образом
избавленная мною от своих терзаний.
   - Гореть тебе в геенне огненной! И пусть пламя вечно лижет твое гнусное
лоно, изведавшее мерзкий грех любви!
   И, произнеся этот приговор, я ушел, оставив ее там  валяться  словно  в
полузабытьи.
   Я пошел к себе. С колотящимся сердцем я поднялся в покои для карликов и
запер за собой дверь.
   Пока я сейчас писал, возбуждение мое  улеглось,  и  я  чувствую  только
бесконечную опустошенность и пресыщение. Мое сердце уже не колотится, я не
чувствую ничего. Я смотрю в  пустоту,  и  мое  окаменелое  лицо  сурово  и
безрадостно.
   Возможно, она и права была, сказав, что я бич божий.


   Сейчас вечер все того же дня, и я  сижу  и  смотрю  на  город,  который
расстилается далеко внизу у моих ног.  Уже  опускаются  сумерки,  колокола
прекратили свой погребальный  звон,  божьи  храмы  и  человеческие  жилища
постепенно погружаются во мрак.  Я  различаю,  как  струйками  пробирается
между ними дым погребальных костров, и едкий  смрад  поднимается  сюда  ко
мне. Словно густая вуаль опускается на землю, и скоро станет совсем темно.
   Жизнь! Для чего она нужна, что в ней проку, какой в ней смысл? Для чего
ей продолжаться во всей ее безнадежности и полнейшей пустоте?
   Я перевертываю факел и гашу его об землю, и наступает ночь.


   Девка-служанка умерла. Ее цветущие щеки  не  помешали  ей  умереть.  Ее
скосила своей косой чума, хотя об этом долго  не  догадывались,  поскольку
она не мучилась так, как другие.
   Фьяметта тоже умерла. Она заболела вчера утром, и через несколько часов
ее не стало. Я видел ее, когда призраки-монахи пришли за ней. На нее  было
страшно смотреть. Лицо вздутое и безобразное, как, видимо, и все  тело.  В
ней не было больше ничего достойного восхищения.  Отвратительный  труп,  и
больше ничего. Они накрыли ее страшное лицо и унесли.
   У нас при дворе ужасно боятся заразы и стараются поскорее отделаться от
покойников. Но ее будут хоронить сегодня вечером  с  особыми  почестями  -
такова воля господина. Какая разница, если она все равно мертвая.
   Никто по ней не скорбит.


   Герцог, возможно, и скорбит. Пожалуй,  что  и  так.  Или  же  чувствует
облегчение. Возможно, все вместе.
   Никому про то не известно, поскольку он ни с кем не разговаривает. Лицо
у него бледное и истощенное, и он на себя непохож. Лоб под  черной  челкой
весь в морщинах, и ходит он ссутулившись. Мрачный взгляд блестит  странным
блеском и полон тревоги.
   Я видел его сегодня мельком. С некоторых пор я вижу его очень редко.
   Я больше не прислуживаю ему за столом.


   У герцогини я с того раза не был. Говорят,  она  лежит  в  полузабытьи.
Герцог часто к ней наведывается, просиживает ночи напролет у ее постели  -
еще бы, ведь Фьяметта-то умерла.
   Странные существа эти люди. И любовь их  друг  к  другу  я  никогда  не
научусь понимать.


   Неприятель снял осаду и отошел от города после  того,  как  чума  стала
свирепствовать и среди них. С таким противником у наемников Боккароссы нет
охоты сражаться.
   Итак, чума положила войне конец. Ничто другое, разумеется, не  в  силах
было бы это сделать. Обе  страны  разорены,  в  особенности  наша.  И  оба
народа,  по  всей  вероятности,  слишком  измотаны  двумя  войнами,  чтобы
продолжать. Монтанца тоже ничего не добился. И  очень  возможно,  что  его
солдаты принесут заразу и к себе домой.
   При дворе у нас смертей все больше и больше. Траурные декорации в честь
Анджелики  так  и  остались  и  неплохо  подходят  к  общему   похоронному
настроению.


   Я полностью отстранен от службы при дворе. Никто меня больше не  зовет,
никому я больше не нужен. И уж меньше всех герцогу. Его я вообще больше не
вижу.
   Я по лицам замечаю: что-то здесь неладно. Но в чем дело, не понимаю.
   Уж не наговорили ли чего про меня?


   Я удалился в свои покои, живу здесь сам по себе. Я  не  спускаюсь  даже
обедать, у меня сохранились остатки  хлеба,  которыми  я  и  питаюсь.  Мне
вполне достаточно, потребности мои всегда были невелики.
   Одинокий, сижу я под своим низким потолком, погрузившись в размышления.
   Мне все больше и больше нравится это никем не нарушаемое одиночество.


   Я уже очень давно ничего не записывал. Это связано с событиями, которые
неожиданно вторглись в мою жизнь и помешали мне продолжать записи. У  меня
даже и доступа к ним не было. Я только теперь их сюда заполучил.
   Я сижу прикованный к стене в  одном  из  подземелий  замка.  До  совсем
недавнего времени у меня и руки были закованы, непонятно, правда, с  какой
целью, ведь убежать я все равно бы не  смог.  Наверно,  просто  для  того,
чтобы усугубить наказание. Теперь мне их наконец расковали -  не  знаю  уж
почему, я этого не просил, я вообще ничего не просил. Без  кандалов  стало
чуточку удобней, хотя, в общем-то, ничего не переменилось. Вот тогда  я  и
уговорил Ансельмо, моего тюремщика, принести мне из  покоев  для  карликов
мои письменные принадлежности и  мои  записи,  чтоб  поразвлечься  иногда.
Взявшись принести их, он, возможно, подвергал  себя  некоторой  опасности,
потому что хоть они и расковали  мне  руки,  но  вряд  ли  согласились  бы
доставить это маленькое удовольствие и он, как он  сам  сказал,  не  имеет
права мне ничего разрешать, как бы ему ни хотелось.  Но  он  услужливый  и
бесхитростный парень, и в конце концов мне удалось его уговорить.
   Я перечитал свои записи с самого начала - каждый день  понемножку  -  и
получил известное удовольствие, как бы  пережив  заново  свою  собственную
жизнь и жизнь многих других и еще раз поразмыслив на досуге  обо  всем.  Я
попытаюсь теперь продолжить с того места, на  котором  остановился,  чтобы
внести  хоть   чуточку   разнообразия   в   свое   поистине   однообразное
существование.
   Я, честно говоря, даже  и  не  знаю,  сколько  я  здесь  просидел.  Мое
тюремное  существование  настолько  лишено  всяких  событий,   один   день
настолько похож на другой, что я перестал отсчитывать  время  и  вовсе  не
слежу за его ходом. Но обстоятельства, при которых меня препроводили в эту
дыру и приковали к этой стене, я помню совершенно отчетливо.
   Однажды утром, когда я сидел себе спокойно в своей  каморке,  в  дверях
вдруг появился один из подручных палача и  велел  мне  следовать  за  ним.
Объяснения он мне  никакого  не  дал,  а  я  не  стал  ничего  спрашивать,
поскольку считал ниже своего  достоинства  первым  с  ним  заговорить.  Он
привел меня в застенок, где уже сидел палач, огромный,  краснолицый  и  до
пояса голый. Был там и судейский, и после того, как  мне  показали  орудия
пыток, он призвал меня чистосердечно рассказать о том, что происходило  во
время моих посещений герцогини и  почему  она  теперь  в  столь  плачевном
состоянии. Я, естественно, отказался. Он дважды призывал меня  признаться,
но все напрасно. Тогда палач схватил меня и  стал  привязывать  к  кобыле,
собираясь пытать. Оказалось, однако, что кобыла не приспособлена для  тела
таких размеров, как мое, и мне  пришлось  слезть  и  ждать,  пока  они  ее
приладят, чтобы годилась  для  карлика.  Я  вынужден  был  выслушивать  их
пошлости и грубые шуточки, что, мол, уж  они-то  сумеют  сделать  из  меня
длинного и рослого парня. Потом меня  снова  втащили  на  кобылу  и  стали
мучить самым жестоким образом. Несмотря на боль, я не  издал  ни  звука  и
только насмешливо смотрел на этих  людей,  занимавшихся  своим  презренным
ремеслом. Законник стоял,  склонившись  надо  мной,  чтобы  выслушать  мои
признания, но ни единого слова не сорвалось с моих губ. Я ее не  выдал.  Я
не хотел, чтобы узнали про ее унижение.
   Почему я так  поступил?  Не  знаю.  Но  у  меня  и  мысли  не  возникло
признаться в чем-нибудь для нее унизительном, я готов был лучше  вытерпеть
что угодно. Сжав зубы, я терпел пытки ради этой ненавистной  мне  женщины.
Почему? Возможно, мне нравилось страдать за нее.
   Наконец им пришлось отступиться, и они с проклятиями развязали веревки.
Меня отвели в подземелье и заковали  в  те  самые  кандалы,  которые  были
изготовлены, когда  я  причастил  святых  тайн  мой  угнетенный  народ,  и
которые, выходит, действительно пригодились, как сказал тогда  герцог.  Та
тюрьма была более гостеприимна, чем эта. Через несколько дней  меня  снова
взяли, и я снова прошел через те же муки.  Но  и  на  этот  раз  все  было
напрасно. Нет на свете силы, которая могла бы заставить меня заговорить. Я
по-прежнему храню ее тайну в своем сердце.
   Через некоторое время я предстал перед своего рода  судом,  где  узнал,
что я величайший на свете преступник и  среди  прочего  виноват  в  смерти
герцогини. Я не знал, что она умерла, но я уверен, что мое лицо не выдало,
что я почувствовал при этом известии. Она умерла, так и  не  очнувшись  от
полузабытья.
   Меня спросили, имею ли я что сказать в свою защиту. Я не удостоил их ни
единым словом. Тогда объявили приговор.  За  все  мои  злодеяния,  ставшие
причиной стольких несчастий, я приговаривался к пожизненному  заточению  в
самом темном подземелье замка, где должен был сидеть прикованным к  стене.
Я, видите ли, ядовитая змея и  злой  гений  Его  светлости  герцога  и  по
высочайшему повелению Его светлости должен быть навсегда обезврежен.
   Я выслушал приговор совершенно невозмутимо, и мое древнее лицо  карлика
выражало лишь насмешку и презрение к ним, и я заметил, что они смотрели на
меня с испугом. Меня увели - и с  тех  пор  я  не  видел  никого  из  этих
презренных созданий, за исключением Ансельмо, который до  того  уж  прост,
что я не даю себе труда даже презирать его.
   Ядовитая змея!
   Да, я подмешал яду, но кто приказал мне это  сделать?  Да,  я  уготовил
дону Риккардо смерть, но кто пожелал его смерти? Да, я бичевал  герцогиню,
но кто просил и молил меня об этом?
   Люди слишком слабы и слишком далеки от реальности,  чтобы  собственными
руками лепить свою судьбу.
   Казалось бы, за все перечисленные ужасные преступления меня должны были
приговорить к смерти. Но  только  глупец  или  тот,  кто  не  знает  моего
высокого повелителя, может удивляться, что приговор не  таков.  Я  слишком
хорошо его изучил, чтобы опасаться  чего-либо  подобного.  Да  у  него,  в
сущности, и нет надо мной власти.
   Власть надо мной! Какое имеет значение, что я сижу  в  этой  дыре!  Что
толку заковывать меня в цепи! Я все равно неотделим  от  замка!  Они  сами
лишний раз доказали это, приковав меня к нему. Я прикован к нему, а он  ко
мне. Нет, нам не избавиться друг от друга - моему господину  и  мне.  Я  в
заточении - и герцог в заточении. Мы прикованы друг к другу. Связаны одной
цепью.
   Я живу в этой своей норе, живу своей невидимой, кротовьей жизнью, в  то
время как он свободно разгуливает по своим роскошным залам. Но моя жизнь -
и _его_ жизнь. А его великолепная и высокочтимая жизнь является, по  сути,
и _моей_ жизнью.


   Мне потребовался не один день, чтобы написать все это.  Я  могу  писать
только в те короткие минуты, когда луч солнца из узкого окошечка падает на
бумагу, тут мне надо торопиться. Меньше чем за  час  луч  перемещается  на
пол, куда меня не пускает за ним моя цепь. Мои движения очень  ограничены.
По этой же причине ушло так много времени и на то,  чтобы  перечитать  мои
прежние записи, да оно  и  к  лучшему,  поскольку  развлечение  тем  самым
продлевалось.
   Весь остальной день я  сижу,  как  сидел,  будучи  в  кандалах,  и  мне
совершенно нечем себя занять. Уже с трех часов начинает темнеть, и большую
часть суток мне приходится  проводить  в  полнейшей  темноте.  С  темнотой
появляются крысы и начинают шнырять  вокруг,  поблескивая  своими  алчными
глазками. Я тотчас их замечаю, поскольку вижу в темноте не хуже их,  да  и
вообще я, подобно им, все больше превращаюсь в некое подземное существо. Я
ненавижу  этих  уродливых  и  грязных  тварей  и  охочусь  за  ними,  сидя
неподвижно и подпуская поближе, а потом затаптывая  ногами.  Это  одно  из
пока еще доступных мне проявлений  жизни.  Наутро  я  приказываю  Ансельмо
выкинуть их вон. Не понимаю, откуда они берутся. Видимо, под  дверью  есть
щель.
   Стены сочатся сыростью, и в подземелье стоит промозглый,  затхлый  дух,
который мучает меня, быть может, больше всего,  потому  что  к  запахам  я
необычайно чувствителен. Пол земляной,  плотно  утоптанный  узниками,  что
томились здесь до меня. Они, видно, не были прикованы к стене, как  я,  во
всяком случае не все, потому что пол с виду как каменный. Ночью я сплю  на
охапке соломы - как она. Но солома у меня не грязная и вонючая, как у нее,
я велю Ансельмо  менять  ее  каждую  неделю.  Я  не  кающийся  грешник.  Я
свободный человек. Я не занимаюсь самоуничижением.
   Таково мое существование в этой тюремной дыре. С окаменелым лицом  сижу
я здесь и предаюсь размышлениям о жизни и  людях,  как  и  прежде,  как  и
всегда, и ни в чем не меняюсь.
   Если они думают, что сумеют меня сломить, они очень ошибаются!


   Какую-то связь с внешним миром я все же поддерживаю через моего добряка
тюремщика. Принося мне пищу, он рассказывает  мне  в  своей  бесхитростной
манере о том, что происходит наверху, по-своему истолковывая события.  Его
очень интересует все, что делается на свете, и он любит  выкладывать  свои
соображения на этот  счет,  стоившие  ему  немалых  усилий  мысли.  В  его
изложении все выглядит страшно упрощенно, и больше всего его волнует,  что
может думать по тому или  иному  поводу  Господь  Бог,  однако,  при  моей
искушенности в делах сего мира, мне все же удается составить себе хотя  бы
приблизительное представление о происходящих наверху событиях.  Таким  вот
образом я постепенно  составил  себе  представление  о  последних  днях  и
кончине герцогини и о  многом  другом,  что  случилось  со  времени  моего
заточения. Герцог целыми днями преданно просиживал у ее постели, наблюдая,
как лицо у нее делается все более и более прозрачным и, как  говорили  при
дворе,  необычайно  одухотворенным.  Она  стала  красивая,  как   Мадонна,
утверждал Ансельмо, будто сам ее видел.  Я-то,  видевший  ее  собственными
глазами, знаю, какой она была в действительности. Но я  очень  даже  верю,
что он просиживал  там  дни  и  ночи  напролет,  полностью  посвятив  себя
супруге, которая его покидала.  Возможно,  он  заново  переживал  их  юную
любовь, только теперь в одиночку, ибо она уже отрешилась от всего земного.
Он, конечно, видел в этой ее  отрешенности,  в  этом  ее  неземном  облике
страшно много трогательного - уж я-то его  знаю.  Вместе  с  тем  он  был,
возможно,  и  смущен  ее  непонятным  превращением,  к  которому  оказался
непричастен, и искренне хотел вернуть ее к жизни. Но она незаметно и  безо
всякого объяснения ускользала от него, что, вероятно, усиливало его любовь
- ведь так оно всегда бывает.
   Будучи в таком настроении, он и подверг меня  пыткам  и  заточению.  Он
любил ее за то, что она так недоступна, за это самое он  и  меня  заставил
страдать. Меня это не удивляет, меня ничем не удивишь.
   Бернардо и многие другие тоже ее навещали. Старый маэстро сказал  будто
бы, что лицо ее совершенно удивительно и что  он  только  теперь  начинает
наконец понимать его. И начинает, Кажется, понимать, отчего не  удался  ее
портрет. Еще неизвестно, действительно ли он тогда не удался, хоть  она  и
стала теперь непохожа на него. Подумал бы, что говорит.
   Потом на сцену выступили святые отцы. Я представляю,  как  они  шмыгали
там  взад-вперед.  Они  заявили,  что  ее  вступление  в  вечную  жизнь  -
прекрасное и возвышающее душу зрелище. Явился, конечно, и духовник  и,  уж
конечно, рассказывал всякому встречному, какая она была праведница.  Когда
она уже отходила, архиепископ собственноручно причастил и соборовал ее и в
комнате было полным-полно прелатов и других духовных лиц всех  степеней  и
рангов. Но умирала она все равно в полном одиночестве, не подозревая,  что
есть кто-то рядом.
   После ее смерти нашли записку, написанную  на  грязном,  смятом  клочке
бумаги, в которой говорилось, что она хочет, чтобы ее презренное тело было
сожжено, как сжигаются трупы зачумленных, а пепел развеян по улицам, чтобы
все его топтали. Решено было, что она писала это, уже не будучи в  здравом
уме и твердой памяти, и никто не позаботился исполнить ее последнюю  волю,
хотя высказана она была  вполне  серьезно.  Вместо  того  выбрали  золотую
середину: труп ее набальзамировали, но положили  его  в  простой  железный
гроб, который так и понесли потом  неукрашенный  по  улицам  к  герцогской
усыпальнице в соборе. За процессией,  настолько  скромной,  насколько  это
позволял герцогский титул усопшей, следовал затаив  дыхание  простой  люд,
еще оставшиеся в  живых  несчастные  скелеты,  и  Ансельмо,  описывая  это
мрачное  шествие  через  зачумленный   город,   сказал,   что   это   было
душераздирающее зрелище. Возможно, так оно и было.
   Теперь народ, конечно, вообразил, что ему все про нее известно: и какая
она была, и как жила последнее время, - и стал обращаться  с  ней  как  со
своей законной собственностью, переиначивая услышанное на свой  лад  и  на
обычный в  таких  случаях  манер.  Их  фантазию  подстегнуло,  разумеется,
зрелище бедного, уродливого гроба рядом с пышными герцогскими  гробами  из
серебра в богато отделанной мрамором усыпальнице. Этот простой гроб как бы
приближал ее к ним, простым людям, делал  одной  из  них.  А  ее  посты  и
бичевания, про которые камеристка всем успела разболтать, сделали  из  нее
избранницу, которая страдала больше других, потому что, несмотря  на  свое
унижение, она была все же знатной особой - это все равно как Иисус страдал
больше всех, потому что был сыном Бога, хотя ведь далеко не  он  один  был
распят, а некоторые даже и головами вниз, и истязали их и  мучили  гораздо
больше, чем  его.  Она  превратилась  постепенно  чуть  ли  не  в  святую,
отвергавшую и презиравшую эту жизнь до такой степени, что  собственноручно
умертвила свою плоть. И, не заботясь об истине, они не успокоились до  тех
пор, пока не привели творение своей фантазии в  такой  вид,  как  им  было
желательно. И без чуда, конечно, тоже не  обошлось!  Ансельмо,  во  всяком
случае, твердо уверовал в чудо. Он утверждал, что по ночам вокруг ее гроба
появляется сияние. Ну что ж. Поскольку собор в это время суток на  запоре,
никто не может тут с полным правом сказать ни  "да",  ни  "нет".  А  когда
верующему человеку приходится  выбирать  между  правдой  и  неправдой,  он
всегда выберет второе. Ложь  гораздо  больше  говорит  чувству  и  гораздо
необычнее правды, и потому он всегда предпочтет ее.
   Слушая эти его рассказы, я не могу не сказать себе, что ведь это я сам,
своими руками сотворил для нее неумышленно  нимб  святой  или,  во  всяком
случае, немало способствовал яркости его  сияния.  И  за  то,  что  я  это
сделал, сижу сейчас прикованный цепями к стене. Они-то, разумеется, ничего
про это не знают, а если б и узнали, к моему мученичеству наверняка  никто
не проявил бы интереса. Да я вовсе и не стремлюсь к  ореолу  мученика.  Но
меня, конечно, немало удивляет, что такой далекий от святости человек, как
я, был избран орудием в подобном деле.
   В свое время - не помню уж, когда именно, - Ансельмо начал рассказывать
мне о том, как Бернардо пишет Мадонну, придавая ей сходство с  герцогиней.
Герцог и весь двор с увлечением следили за его работой, и все были  просто
счастливы. Старый маэстро заявил, что  он  хочет  попытаться  передать  ее
внутреннюю сущность и все то, что он лишь смутно угадывал, пока не  увидел
ее на смертном одре. Не знаю, насколько ему это  удалось,  потому  что  не
видел, но,  если  верить  Ансельмо,  все  в  один  голос  утверждают,  что
получился шедевр - впрочем, что бы он ни сделал,  все  называют  шедевром.
Работал он очень долго,  но  все-таки  закончил.  Его  "Тайная  вечеря"  с
преломляющим  хлеб  Христом  все  еще  не  дописана  и  так,  наверное,  и
останется, но эту свою  вещь  он  докончил.  Возможно,  оно  и  легче.  Ее
повесили в соборе, над алтарем в левом приделе, и Ансельмо, после того как
ее увидел, восторгался, как ребенок. Он описал  мне  ее  в  очень  наивных
выражениях и сказал, все, мол, считают, что никто еще никогда не  создавал
такой Мадонны, такой милосердной и прекрасной Божьей матери. Особенно  все
восторгались  ее  таинственной,  загадочной  улыбкой.   Всех   она   очень
растрогала,  все  говорили,  какая  она  удивительно   одухотворенная,   и
необъяснимая, и неземная. Я понял, что эту улыбку живописец  скопировал  с
ее прежнего портрета, того самого, где она похожа на шлюху.
   Нелегко было составить себе представление о картине по описанию  такого
темного парня, как Ансельмо, но, насколько я понял, маэстро  действительно
удалось тронуть сердца набожных людей. Хотя сам-то он  едва  ли  верует  в
Божью матерь, ему, видимо, удалось вдохнуть в созданный им образ  истинное
религиозное чувство, наполнить  его  истинным  религиозным  содержанием  и
заставить  зрителя  замереть  перед  ним  в  волнении.  Народ   хлынул   к
новоявленной Богородице, и скоро к ней уже стали приходить  со  свечами  и
преклонять пред ней колена. Коленопреклоненных там  стало  больше,  чем  у
любого другого алтаря, а свечек перед портретом  усопшей  герцогини  горит
столько, что они первыми бросаются в глаза, стоит только  войти  в  собор.
Особенно много там собирается бедных - помолиться  и  обрести  утешение  в
своем горе. Все те несчастные и угнетенные, которых  столько  развелось  в
нынешние трудные времена. Она стала их  излюбленной  Мадонной-заступницей,
которая терпеливо выслушивает их жалобы и отпускает с миром,  утешенных  и
ободренных, хотя,  насколько  мне  известно,  при  жизни  она  никогда  не
интересовалась бедными. Выходит, мы с Бернардо содействовали пробуждению в
народе глубоких и искренних религиозных чувств.
   Я до сих пор все размышляю над этой историей. Кто бы мог подумать,  что
эта женщина будет красоваться в соборе  доброй  Мадонной-утешительницей  и
станет предметом любви и обожания черни. Что она, непорочная  и  неземная,
будет  взирать  на  всех  с  высоты,   в   сиянии   бесчисленных   свечей,
пожертвованных ей за ее непорочность и доброту. А в замке  меж  тем  висит
другой ее портрет, который герцог велел  вставить  в  раму  и  прибить  на
стену, хотя маэстро Бернардо им и недоволен, тот  самый,  на  котором  она
выглядит шлюхой. И оба  изображения,  несмотря  на  всю  свою  несхожесть,
возможно, правдивы каждое по-своему, и на обоих портретах у нее совершенно
одинаковая неуловимая улыбка - коленопреклоненные  в  соборе  называют  ее
неземной.
   Люди любят смотреться в мутное зеркало.


   Теперь, когда я описал все это, то есть все  то,  что  произошло  после
моего заточения сюда, я нахожу, что писать мне, в общем-то,  больше  не  о
чем. Ансельмо, правда, продолжал рассказывать мне разные случаи в городе и
при дворе, но ничего особенного  там  не  случалось.  Чума  утихла,  унеся
немалую часть населения, прекратилась сама собой, как  и  вспыхнула,  люди
заболевали все реже - и все кончилось. Жизнь постепенно вошла в привычное,
проторенное русло, и город, несмотря на все пережитое, приобрел постепенно
прежний вид. Крестьяне вернулись к своим сгоревшим дворам и  отстроили  их
заново, и страна постепенно оправилась и  собралась  с  силами,  хотя  еще
очень бедна. Долги от войны остались  огромные,  и  государственная  казна
пуста, и потому население, как подробно объяснил мне Ансельмо,  обременено
большими налогами. Но что ни говори, а мир есть мир, как он  выразился,  и
уж как-нибудь, мол,  выкарабкаемся,  все  образуется.  Народ  не  унывает,
сказал он, и вся его простецкая физиономия засияла от удовольствия.
   Он развлекает меня своей бесконечной болтовней, и я его слушаю,  потому
что  говорить  мне  больше  не  с  кем,  хотя  болтовня  его  порой  очень
утомительна. Не так давно он  пришел  и  объявил  мне,  что  большой  долг
Венеции наконец выплачен и страна избавилась от  тяжелого  бремени.  Виден
уже какой-то просвет, и времена после тяжких испытаний меняются к лучшему,
по всему заметно, сказал он. Начали даже вновь строить кампанилу,  которая
столько лет простояла в забросе, и надеются скоро достроить. Я упоминаю об
этом, хотя и не знаю, стоит ли такое записывать.
   Ничего особенно интересного теперь уже не происходит.


   Я сижу в своем подземелье и жду не дождусь солнечного луча, а когда  он
наконец появится, мне нечего поверить бумаге, которую  он  освещает.  Перо
мое бездействует, и мне лень даже пошевелить рукой.
   Мне  наскучили  мои  записи,  потому  что  мое  тюремное  существование
исключает какие бы то ни было события.


   Завтра должно состояться торжественное освящение  кампанилы,  и  первый
раз на ней зазвонят колокола. Они  отлиты  частично  из  серебра,  которое
приобрели за счет народных пожертвований. По общему мнению, звук от  этого
получится красивее.
   Герцог и весь двор будут присутствовать при освящении.


   Освящение состоялось, и Ансельмо нарассказал мне о нем всякой  всячины,
услышанной им от  очевидцев.  Это  было,  утверждает  он,  удивительное  и
незабываемое событие, и народу собралось тьма, чуть не весь город.  Герцог
прошел пешком по улицам во главе всего своего  двора,  а  за  ними  валили
целые толпы, потому что всем хотелось посмотреть  на  повелителя  и  лично
присутствовать при таком торжественном событии. Он был очень серьезен,  но
опять такой же стройный и гибкий,  совсем  как  прежде,  и,  видно,  очень
радовался великому дню. И он, и вся  его  свита  были  одеты  в  роскошные
одежды. Когда он  подошел  к  собору,  то  первым  делом  вошел  внутрь  и
преклонил колена у гроба  герцогини,  а  потом  у  алтаря,  где  висит  ее
изображение, и все остальные тоже опустились на колени.  Помолившись,  они
снова вышли на соборную площадь, и тут зазвонили  колокола  на  кампаниле.
Это было так прекрасно, что все замерли на  месте  и  в  молчании  слушали
чудесный звон, который раздавался,  казалось,  из  самого  поднебесья.  Он
разносился по всему городу, и все  чувствовали  себя  счастливыми,  слушая
его. Весь простой люд собрался на площади вокруг герцога, и все  говорили,
что это самая счастливая минута в их жизни. Так рассказывал Ансельмо.
   Сам он, к великому своему огорчению, не смог присутствовать, потому что
как раз в это время ему надо было кормить узников,  и  он  довольствовался
тем, что слушал доносившийся с площади колокольный  звон.  Когда  раздался
первый удар, он ворвался ко мне  и  сообщил,  что  началось.  Он  был  так
взволнован, что даже открыл дверь, чтобы и  я  послушал.  Мне  кажется,  у
этого добряка даже слезы на глазах  выступили,  и  он  объявил,  что  звон
поистине небесный. По-моему, звон как звон, ничего особенного. Я был  рад,
когда он наконец оставил меня в покое.


   Я сижу здесь в своих оковах, и дни идут, и никогда ничего не случается.
Жизнь у меня пустая и безрадостная, но я не жалуюсь. Я жду иных времен,  и
они, конечно, наступят, не могли же, в  самом  деле,  засадить  меня  сюда
навечно. У меня еще будет возможность продолжить  мою  хронику  при  свете
дня, как когда-то, и я еще понадоблюсь. Если  я  правильно  понимаю  моего
господина, он не сможет долго обходиться без своего  карлика.  Нет,  я  не
унываю. Я думаю о том дне, когда ко мне придут и снимут оковы, потому  что
герцог пришлет за мной.

Популярность: 45, Last-modified: Wed, 03 Oct 2001 16:56:21 GMT