-----------------------------------------------------------------------
   Пер. со шведск. - Т.Величко.
   В кн.: "Пер Лагерквист. Избранное". М., "Прогресс", 1981.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 2 October 2001
   -----------------------------------------------------------------------



   И сказал Бог:
   - Ну вот, я тут постарался все для вас  получше  устроить,  произрастил
рис, горох и картофель, много разных съедобных растений, которые могут вам
пригодиться,  всевозможные  злаки,  чтобы  было  из  чего  выпекать  хлеб,
кокосовые пальмы, сахарный тростник и брюкву, сотворил  земли  для  разной
надобности: для пашен, лугов и садов, - подобрал животных, подходящих  для
приручения, и диких зверей, на которых можно охотиться, соорудил равнины и
горы с долинами,  террасы,  приспособленные  для  разведения  винограда  и
маслин, рассадил пинии, эвкалипты и прекрасные акации, придумал  березовые
рощи, цветок лотоса и хлебное дерево, опять же поросшие фиалками  пригорки
и земляничные поляны,  изобрел  солнечный  свет,  который,  сами  увидите,
доставит вам много радости, водрузил на небе луну, чтобы  вам  легче  было
следить за временем, пока вы не дорастете до того, что заведете себе часы,
подвесил звезды, которые будут указывать направление вашим судам в море  и
вашим мыслям,  когда  они  станут  отрываться  от  земли,  позаботился  об
облаках, дающих дождь и тень, измыслил для  разнообразия  времена  года  и
установил приятный порядок  их  чередования  -  ну  и  все  такое  прочее.
Надеюсь, вы будете благоденствовать.
   Да смотрите не забывайте вкушать от древа познания, чтобы стать истинно
разумными и учеными.
   И первые люди почтительно и низко поклонились своему Богу.
   - Большое спасибо, - сказали они.
   И начали люди пахать землю, сеять и жать, плодиться и  размножаться,  и
они заселили  весь  рай  и,  можно  сказать,  благоденствовали.  От  древа
познания они вкушали прилежно, как и велел им Господь Бог,  -  вот  только
незаметно было, чтобы они делались разумнее.  Они  становились  все  более
хитрыми и сметливыми, мыслящими и просвещенными, вообще замечательными  во
многих отношениях, но  разумнее  они  не  делались.  И  поэтому  жизнь  их
становилась все более сложной, запутанной и трудной  и  оборачивалась  все
хуже и хуже для них самих.  В  конце  концов  выискался  один  бесстрашный
человек, который страдал от того, что все складывалось таким образом, и он
поднялся к Господу Богу и сказал:
   - Сдается мне, что люди  ведут  себя  довольно  странно:  они,  правда,
становятся сообразительнее и осведомленнее день ото дня, но свое хитроумие
и многознание они употребляют по большей части вовсе не разумно и себе  же
во зло - не знаю, конечно, но, должно быть, есть какой-то  изъян  в  древе
познания.
   - Что-что? - возмутился Бог. - По-твоему, в древе познания есть изъян?!
Да ничего подобного! Именно таким и должно оно быть, ясно тебе? Его просто
невозможно было сделать совершеннее! А коли ты лучше меня знаешь, как  мне
следовало его устроить, так скажи, сделай милость.
   Нет, откуда ж ему это знать. А только  нехороши  дела  там,  внизу,  ох
нехороши, и как ни мудро придумал Бог с  этим  самым  древом  познания,  а
непохоже, чтобы люди набирались ума-разума, вкушая от него.
   - Но иным древо быть не может, - рек Господь  Бог.  -  Разумеется,  это
вещь непростая - научиться от него вкушать, но кто сказал, что все  должно
быть  просто?  Ничего  не  попишешь,  кой  до  чего  надо  вам   и   самим
докапываться, а иначе какой же смысл в вашем существовании! Все вам разжуй
да в рот положи, как малым детям, - так нельзя. Что до меня, я считаю  это
древо прекраснейшим из всего придуманного мною, а коли  вы  окажетесь  его
недостойны, тогда не бывать жизни  человеческой,  так  ты  им  от  меня  и
передай.
   И с тем пришлось человеку отправиться обратно.
   Но когда он ушел. Бог остался сидеть опечаленный и удрученный. Ладно бы
еще они придрались к чему-нибудь другому из созданного им, это бы  не  так
его задело, но древо познания было особенно дорого его сердцу, быть может,
потому, что сделать его было куда труднее, чем прочие деревья и вообще все
остальное на земле. И он как настоящий большой художник думал в  этот  час
не о тех своих работах, которые заслужили всеобщее признание, но  лишь  об
этом непонятом творении, в которое он тайно вложил весь жар своей души, не
получив взамен никакой радости. Ведь именно эта его работа  представлялась
ему чрезвычайно, исключительно важной - он просто не  мыслил  себе,  чтобы
человечество могло обойтись без нее, без заключенного в  ней  глубочайшего
содержания.
   И вполне возможно, он был  прав.  Ведь  он  гениальный  творец,  и  ему
самому, конечно, виднее. Ему самому лучше знать, во что он вложил всю свою
душу.
   Он сидел и думал о том, как неблагодарны люди по отношению к нему  и  к
его наиболее выдающемуся творению.
   Трудно сказать, сколько  он  так  просидел.  В  вечности  время  течет,
возможно, весьма стремительно, и то, что для полета господней мысли  всего
лишь единый взмах крыла, для нас,  возможно,  длится  тысячелетия.  И  вот
опять явился к Богу визитер, но на этот раз пришел  к  нему  сам  архангел
Гавриил.
   - Ты представить себе не можешь, что творится на земле, в раю, - сказал
он, - это нечто невообразимое. Люди только и делают, что все тебе портят и
губят, и ради  этого  всячески  изощряются,  идут  на  ужасные  низости  и
злодейства. У них там дым коромыслом, шум такой, что  оглохнуть  можно,  -
они швыряют друг в друга мерзостные плоды древа познания, которые лопаются
с  чудовищным  треском  и,  что  хуже  всего,  вырывают   из   земли   всю
растительность. А хвастают и бахвалятся люди так, что слушать тошно:  они,
мол, все знают и умеют получше самого Господа Бога, они изобретают  такое,
что тебе и во сне не снилось. И у них в самом  деле  есть  жуткие  чудища,
которые все рушат на своем пути - все, что было придумано  тобою,  -  а  в
воздухе у них летают огромные поддельные птицы, изрыгающие пламя и  сеющие
опустошение. В преисподней мне,  по  счастью,  бывать  не  доводилось,  но
думаю, что там как раз похожая картина.  Срам  и  безобразие!  И  во  всем
виновато это твое древо познания, разве можно было давать его им, я  ведь,
между прочим, с самого начала тебя предостерегал. В общем, дело,  конечно,
твое, но ты хоть взгляни, что там происходит.
   И Господь Бог посмотрел на землю и увидел,  что  все  правда.  И  тогда
воспылала гневом его глубоко уязвленная душа великого творца, и глаза  его
стали метать молнии, и наслал он на людей свое небесное  воинство,  и  оно
захватило всю их чертовщину и  дьявольщину,  и  боевые  бронеколесницы,  и
извергающие пламя чудища, и при  помощи  этих  творений  рук  человеческих
ангелы господни изгнали людей в бескрайнюю пустыню, где ничего не  растет.
А Бог поставил ограду вокруг рая и двух ангелов у  его  врат,  каждого  со
своей скорострельной картечницей и с пламенным мечом. И  пустыня  вплотную
подступала к раю и к ограде вокруг него.
   Внутри ограды жизнь цвела во всей своей красе,  весенняя  и  свежая,  с
солнцем и зеленью -  теперь,  когда  люди  оттуда  были  изгнаны,  -  луга
благоухали, и воздух звенел от птичьего пения. А изгнанники заглядывали  в
щели между досками и видели, как там теперь стало, но войти  туда  они  не
могли.
   Ангелы - те, что не стояли в карауле, - легли  отдыхать  после  боя,  и
усталость смежила им очи. А Господь Бог, погруженный в раздумье,  сидел  в
раю под самым любимым своим творением, и ветви древа познания осеняли  его
глубоким миром.

Популярность: 17, Last-modified: Wed, 03 Oct 2001 16:56:21 GMT