----------------------------------------------------------------------------
     Оригинал здесь - Russian Gothic Page - http://literature.gothic.ru
     "Новые жестокие рассказы" (1888)
     Пер. Н. Рыковой
     OCR: birdy
----------------------------------------------------------------------------

                                О, го'лоса, только го'лоса, чтобы кричать...
                                               Эдгар По. "Колодец и маятник"

     Это было в  давние  времена.  Как-то  вечером  под  своды  Сарагооского
официала  в  сопровождении  фра  редемптора  (заплечных   дел   мастера)   и
предшествуемый двумя сыщиками инквизиции с фонарями преподобный Педро Арбузе
де Эспила, шестой приор  доминиканцев  Сеговии,  третий  Великий  инквизитор
Испании, спустился к самой отдаленной камере.  Заскрипела  задвижка  тяжелой
двери: все вошли в зловонное inpace (букв.: могила - лат.) где слабый  свет,
проникавший через окошечко под потолком, давал возможность  различить  между
вделанными в стену железными кольцами почерневшие от крови деревянные козлы,
жаровню, кружку. На подстилке из навоза в цепях  и  с  ошейником  сидел  там
человек уже неразличимого  возраста  с  исступленным  выражением  лица  и  в
лохмотьях. Этот узник был некто иной, как рабби Асер Абарбанель,  арагонский
еврей, обвиненный в ростовщичестве и беспощадном пренебрежении  к  беднякам,
которого уже больше года  ежедневно  подвергали  пыткам.  И  тем  не  менее,
поскольку "ослепление его было столь же стойким, как и его шкура", он упорно
отказывался отречься от своей веры. Гордый своими Древними предками, и  тем,
что род его по прямой линии продолжается уже не одну  тысячу  лет,  ибо  все
достойные своего  имени  евреи  ревниво  блюдут  чистоту  своей  крови,  он,
согласно Талмуду, происходил от Отониила и Ипсибои, супруги этого последнего
судьи Израиля, - это обстоятельство тоже поддерживало его мужество во  время
самых жестоких и длительных пыток.
     И вот с глазами, полными слез, при мысли, что эта  столь  твердая  душа
отказывается от  вечного  спасения,  преподобный  Педро  Арбузе  де  Эспила,
приблизившись к дрожащему раввину, произнес следующие слова:
     - Возрадуйтесь, сын мой. Ваши испытания в сей земной  юдоли  кончаются.
Если перед лицом такого упорства я, страдая душой, и вынужден был  допускать
столь суровые меры, моя миссия братского исправления тоже имеет предел. Вы -
строптивая смоковница, которая упорно не приносила плодов и заслужила  того,
чтобы засохнуть... Но лишь Господу Богу дано решить участь вашей души. Может
быть, беспредельная Его милость озарит ее в последний миг! Мы должны на  это
надеяться! Тому были примеры... Да будет же так! Отдохните сегодня вечером в
мире! Завтра вы станете участником аутодафе, то  есть  будете  выставлены  у
кемадеро - мощной жаровни, предвестницы  вечного  адского  пламени.  Как  вы
знаете, она не сжигает сразу, смерть наступает часа через два (а то  и  три)
благодаря вымоченным в ледяной воде поленьям, которыми мы защищаем голову  и
сердце жертв. Вас будет всего сорок три. Учтите, что, находясь  в  последнем
ряду, вы будете иметь достаточно времени,  чтобы  воззвать  к  Господу  и  с
именем Его принять сие огненное  крещение,  которое  есть  крещение  в  духе
святом. Уповайте же на свет озаряющий и засните.
     Закончив эту речь, дон Педро Арбузе сделал знак,  чтобы  с  несчастного
сняли цепи, и ласково облобызал его. Затем пришла  очередь  фра  редемптора,
шепотом попросившего у еврея прощения за все,  что  он  перенес  ради  того,
чтобы возродиться. Потом его облобызали и оба  сыщика,  молча  и  не  снимая
капюшонов. Наконец церемония эта окончилась, и недоумевающий  узник  остался
во мраке и в одиночестве.
     С пересохшим ртом, с отупелым от страданий лицом рабби Асер  Абарбанель
сперва без  особого  внимания  и  без  определенных  намерений  поглядел  на
запертую дверь.  Запертую  ли?..  Слово  это,  непонятно  для  него  самого,
пробудило в помутненном его  сознании  некую  мысль.  Дело  в  том,  что  на
какое-то мгновение он уловил в щели между  дверью  и  стеной  свет  фонарей.
Смутная надежда возникла в его слабеющем мозгу, потрясла все  его  существо.
Он потащился к тому  необычному,  что  явилось  ему.  И  вот  потихоньку,  с
величайшими предосторожностями он просунул в щелку один палец  и  потянул  к
себе дверь... О, диво! По  странной  случайности  сыщик,  запиравший  дверь,
повернул тяжелый ключ не на полный оборот. Так что  заржавленный  язычок  не
дошел до конца, и сейчас дверь откатилась в свою узкую нишу.
     Раввин с опаской выглянул наружу. В  белесоватом  сумраке  он  различил
сперва полукруг  стены  землистого  цвета,  словно  продырявленный  спиралью
ступенек, и прямо против себя, над пятью-шестью такими ступеньками, - черную
дыру, нечто  вроде  прохода  в  просторный  коридор,  но  снизу  можно  было
разглядеть только первый изгиб его свода.
     И вот он вытянулся и пополз к этому порогу. Да,  там  был  коридор,  но
коридор бесконечно длинный! Со сводов струился мертвенно-бледный свет, какой
видишь во снах: через определенные  промежутки  там  развешаны  были  слабые
светильники, придававшие темному воздуху  легкую  голубизну,  но  в  глубине
коридора был только мрак. И на всем его  протяжении  не  виделось  ни  одной
боковой двери. Лишь с левой стороны в углублении стены  небольшие  забранные
решетками отверстия пропускали свет, видимо, вечерний, так  как  местами  на
плитках пола лежали красноватые полосы, И какая ужасающая тишина!..  Но  все
же там, в самой глубине этого мрака,  находился,  может  быть,  какой-нибудь
выход на свободу. Еле теплившаяся надежда не покидала еврея: она  ведь  была
последней.
     Поэтому он,  сам  не  зная  куда,  потащился  по  плитам  коридора  под
отдушинами, стараясь никак не выделяться на темном фоне  бесконечной  стены.
Он двигался очень медленно, прижимаясь грудью к плитам и  силясь,  чтобы  не
вскрикнуть, даже когда какая-нибудь открывшаяся рана вызывала у него  острую
боль.
     Внезапно эхо этого каменного прохода донесло  до  него  шаркающий  звук
чьих-то сандалий. Он затрепетал,  задыхаясь  от  страха,  в  глазах  у  него
потемнело. Ну вот! Теперь-то уж, наверно, всему конец! Он весь сжался,  сидя
на корточках, в углублении стены и, полумертвый от  страха,  ждал.  Это  был
торопящийся куда-то сыщик. Он быстро прошел мимо, страшный в своем  капюшоне
и со щипцами для вырывания мышц в руке,  и  исчез.  Внезапный  ужас,  словно
стиснувший все тело раввина, лишил его  последних  жизненных  сил,  и  почти
целый час он не в состоянии был пошевелиться. Страшась новых пыток, если его
обнаружат, он подумал было, не возвратиться ли обратно в каменный мешок.  Но
упорная надежда в душе нашептывала ему божественное  "может  быть",  которое
укрепляет дух человека даже в самом отчаянном положении! Чудо свершилось! Не
надо сомневаться! И он снова пополз к возможному  освобождению.  Изможденный
пытками и голодом, дрожащий от страха, он все же продвигался вперед. А  этот
подобный  склепу  коридор  словно  удлинялся  таинственным  образом.  И  его
медленному продвижению все не было конца, и он все  время  смотрел  туда,  в
этот мрак, где должен же был находиться спасительный выход.
     Ого! Вот опять зазвучали шаги, но на этот  раз  они  были  медленнее  и
тяжелее.  Вдалеке  на  темном  фоне   возникли   черно-белые   фигуры   двух
инквизиторов в  шляпах  с  загнутыми  полями.  Они  негромко  разговаривали,
видимо, в чем-то  несогласные  друг  с  другом  по  какому-то  немаловажному
вопросу, так как оба энергично жестикулировали.
     Завидев их, рабби Асер Абарбанель закрыл  глаза.  Сердце  его  забилось
так, что, казалось, он  вот-вот  умрет,  лохмотья  пропитались  предсмертным
ледяным потом. Неподвижно вытянулся он вдоль стены под самым светильником  и
открытым ртом беззвучно взывал к Богу Давида.
     Подойдя  близко  к  нему,  инквизиторы   остановились   как   раз   под
светильником, видимо,  случайно,  увлеченные  своим  спором.  Один  из  них,
внимательно слушая собеседника, поглядел в сторону раввина.  И  несчастному,
не сразу сообразившему, что взгляд этот - рассеянный, невидящий, почудилось,
что раскаленные щипцы снова впиваются в его истерзанную плоть.  Значит,  ему
снова предстоит стать сплошным воплем, сплошной раной!
     В полуобморочном состоянии, без сил вздохнуть, он беспомощно  моргал  и
трепетал от малейшего прикосновения рясы инквизитора. Однако - дело  хотя  и
странное, но  в  то  же  время  вполне  естественное  -  взгляд  инквизитора
свидетельствовал, что в  данный  миг  тот  глубоко  озабочен  тем,  что  ему
ответить на речи, которые он слушает и  которые  его,  по-видимому,  целиком
поглощают: взгляд этот устремлен был в одну точку - на еврея, но  при  этом,
казалось, совершенно не видел его.
     И  действительно,  через  несколько  минут  оба  зловещих  собеседника,
медленным шагом и все время тихо переговариваясь, продолжили свой путь в  ту
сторону, откуда полз узник. ЕГО НЕ УВИДЕЛИ! Но  он  был  в  таком  ужасающем
смятении чувств, что мозг его пронзила мысль: "Не умер ли  я,  раз  меня  не
видят?" Из летаргии вырвало его омерзительное ощущение: со  стены  у  самого
лица и прямо против его глаз - так ему  показалось  -  устремлены  были  два
чьих-то свирепых глаза. Волосы у него встали дыбом;  внезапным,  безотчетным
движением он откинулся назад. Но нет, нет! Ощупав камни, он  сообразил:  это
отражение глаз инквизитора в его зрачках как бы отпечаталось на двух  пятнах
этой стены.
     Вперед! Надо торопиться к той цели,  которая  представлялась  его  уже,
наверно, больному сознанию освобождением! К этому сумраку,  от  которого  он
был теперь в каких-нибудь тридцати шагах. И он снова  продолжил,  как  можно
было быстрее, свой мучительный путь, ползя на коленях, на руках, на  животе,
и вскоре попал в неосвещенную часть длинного коридора.
     Внезапно несчастный ощутил на своих руках, упиравшихся  в  плиты  пола,
резкое дуновение из-под небольшой двери в  самом  конце  коридора.  О  боже!
Только  бы  эта  дверь  вела  за  пределы  тюрьмы!  У  измученного   беглеца
закружилась голова от надежды. Он разглядывал дверь сверху  донизу,  но  ему
это  плохо  удавалось  из-за  сгустившегося  вокруг  сумрака.  Он   принялся
нащупывать - ни щеколды, ни  замка.  Задвижка!  Узник  выпрямился,  задвижка
уступила его нажиму, дверь перед ним распахнулась.

     -  Аллилуйя!  -  благодарственно  испустил  раввин  глубокий  вздох  из
расширившейся груди, встав теперь во весь рост на пороге и вглядываясь в то,
что явилось его взору.
     Дверь открывалась в сады под звездами ясной  ночи,  открывалась  весне,
свободе, жизни! Там, за садами,  чудились  поля,  а  за  ними  -  горы,  чьи
голубоватые очертания вырисовывались на небосклоне, - там было спасение!  О,
бежать! Он и бежал всю ночь  под  сенью  лимонных  рощ,  вдыхал  их  аромат.
Углубившись в горы, он будет уже на свободе. Он дышал благодатным, священным
воздухом, ветер вливал в него жизнь, легкие его оживали! А в сердце  звучали
слова "Veni foras", обращенные к Лазарю! И чтобы еще лучше прославить  Бога,
который даровал ему эту милость, он протянул руки вперед и  поднял  глаза  к
небу. Это был экстаз.
     И тут ему показалось, что тень его рук словно обращается  к  нему,  что
руки обнимают его, ласково прижимая его к чьей-то  груди.  И  действительно,
чья-то высокая фигура стояла рядом с ним. Доверчиво опустил он взгляд на эту
фигуру - и тут  дыхание  сперло  у  него  в  груди,он  обезумел,  глаза  его
потускнели, все тело била дрожь, щеки раздулись, и от ужаса изо рта  потекла
слюна.
     Да, смертный ужас! Он был в объятиях самого Великого инквизитора,  дона
Педро Арбуэса де Эспилы, который глядел на него полными крупных слез глазами
с видом доброго пастыря, нашедшего заблудившуюся овцу...
     Мрачный священник  прижимал  к  своей  груди  в  порыве  горячей  любви
несчастного еврея,  которого  больно  колола  грубая  власяница  доминиканца
сквозь ткань его рясы. И пока рабби Асер Абарбанель, глубоко закатив  глаза,
хрипло стонал от отчаяния в аскетических руках дона Педро и смутно  понимал,
что все события этого рокового вечера были только еще  одной  предумышленной
пыткой - пыткой надеждой, Великий инквизитор с горестным взором  и  глубоким
упреком в голосе шептал, обжигая  его  горячим  и  прерывающимся  от  частых
постов дыханием:
     - Как так, дитя мое!  Накануне,  быть  может,  вечного  спасения...  вы
хотели нас покинуть!

Популярность: 37, Last-modified: Tue, 25 Feb 2003 16:23:55 GMT