---------------------------------------------------------------
     © Перевод Владимир Харитонов
     © Изд: "Азбука-классика", Санкт-Петербург, 2004
     По изд: "Вот пришел, вот ушел сам знаешь кто"
     Антология англо-американской прозы
     OCR: Юстислав
     ---------------------------------------------------------------




     В   колонии   водились   турако   с   серым   хохолком,  по   прозванию
птичка-"уходи", потому что в  их посвисте слышалось: "у-хо-ди".  Птичка себе
пела,  но  слышали  ее немногие,  потому  что  голос  ее сливался с  гомоном
животного мира, с треском допекаемого солнцем мира растительного,  с дробным
босоногим топотом туземцев, гуськом трусивших из крааля в крааль.

     На охоте с  дядей и юными сверстниками, млея от счастья под широкополой
шляпой,  Дафна  дю  Туа,  случалось,  слышала  птичку-"уходи". Иногда  на ее
каникулы  к дяде  и тете со всей тридцатимильной округи съезжалась соседская
молодежь. Обычно выпрашивалась поездка в ближайший поселок,--  в "дорп", как
они  его называли,  потому  что на  самом деле  это  была просто  деревня  с
песчаной центральной улицей, и туда нельзя было добраться в дождливый сезон,
когда реки разливались.

     "Форд V-8" с  грохотом катил по склону  холма, перед  глазами вырастал,
надвигаясь,  зубчатый  горизонт  рифленых  железных  крыш,  и  скоро  машина
останавливалась перед  почтовой  конторой,  где  одновременно  располагалась
колониальная  администрация.  Под  приветственные  возгласы  и  улыбки белых
приехавшие горохом сыпались из машины.  В нескольких  ярдах  от нее,  словно
вылепившись из  воздуха,  любопытно  скалила зубы кучка туземцев. Приехавшие
скорым  шагом миновали европейский магазин, пару  туземных  лавок  и десяток
вразброс  стоявших домов с  сумрачными верандами, затянутыми  прохудившимися
москитными сетками,  откуда неслись голоса,  бранившие слуг. Притом  что это
была британская колония, в "дорпе" и поблизости  жили в основном африканеры,
или  голландцы, попросту  говоря. Голландцем был и  отец  Дафны,  а мать  --
англичанкой,  ее фамилия была Паттерсон,  и  после их смерти  девочка жила у
родственников с материнской стороны, у Чакаты Паттерсона и его жены, которые
понимали африкаанс, но  говорить  на нем  не  любили. Чакате было шестьдесят
лет, он был намного старше матери Дафны, его дети обзавелись семьями  и вели
хозяйство в других  колониях. К туземцам  Чаката  питал  нежную  любовь.  За
тридцать с лишним лет его никто не назвал Джеймсом -- его знали под  именем,
которое  ему  дали туземцы:  Чаката. Насколько он любил  туземцев, настолько
ненавидел голландцев.

     Дафна вошла  в  его  дом,  когда ей было  шесть  лет, осиротев  к  тому
времени. В тот год Чаката  получил за свои образцовые кафрские деревни орден
Британской  империи. Дафна помнила,  как в скрипучих автофургонах и влекомых
лошадьми   или,  случалось,   волами  крытых  повозках  приезжали   издалека
поздравить Чакату соседи, одолев тридцать, а то и все пятьсот миль. На дворе
росли   штабеля  пустых  бутылок.  С  утра  до  вечера  взад-вперед  сновали
негритята, прислуживая гостям, которые кто  устроился в доме, а кто -- таких
было большинство -- ночевал в своих повозках. Среди гостей были голландцы --
эти,  выбравшись из повозок,  опускались на колени и благодарили Господа  за
благополучный  конец  пути.  Проорав  потом  распоряжения  слугам,  они  шли
поприветствовать Старого Тейса, который уже выходил к ним навстречу.  Чаката
неизменно высылал вперед Старого Тейса, когда на ферму приезжали
     голландцы.  Этим  он оказывал внимание своему  табачнику-голландцу:  он
полагал, что африканерам будет приятнее пообщаться сначала со Старым Тейсом,
покалякать  о чем-нибудь  своем на  африкаанс.  Сам  Чаката  знал не  меньше
Двадцати местных диалектов, но заговорить  на африкаанс было  для него такой
же дичью, как вдруг заговорить по-французски.  Если голландские гости хотели
выказать свое искреннее  расположение, они должны были поздравлять Чакату  с
орденом на английском языке,  сколько  бы  плохо они его ни знали. Всем было
известно,  что Старый Тейс наступал Чакате  на любимую мозоль, когда  обычно
обращался  к  нему  на  голландском  языке,  и  отвечал  ему  Чаката  только
по-английски.

     Несколько  недель  после  возвращения  Чакаты  с орденом  из резиденции
губернатора его дом кишел гостями, и все это время Дафна крутилась во дворе,
поджидая автомобили и  фургоны, которые, быть может, привезут ей кого-нибудь
для компании. Ее единственным товарищем был  негритенок Мозес,  сын кухарки,
на  год постарше  Дафны,  но его  то и  дело дергали --  сходить  за  водой,
подмести  двор,  принести дров. И он семенил  через  двор  с вязанкой  дров,
поверх  которой выглядывали  только его глаза,  бережно оплетя ее  такими же
смуглыми руками-хворостинками.  Когда  Дафна бежала за Мозесом к колодцу или
поленнице,  какая-нибудь  туземная  старуха  останавливала  ее: "Нет,  мисси
Дафна, вы не делать работа негритенка. Вы ходить  играть".  Она  убегала  на
выгул  за  кустами гуавы,  на апельсиновую  плантацию, и  только  к табачным
сушильням не уносили ее босые ноги, потому что там она  наткнется на Старого
Тейса и тот бросит свои дела, выпрямится и, скрестив  руки на груди, уставит
на  нее  глаза,  голубеющие  на   песочного  цвета  лице.  Она  ответит  ему
затравленным взглядом и бросится наутек.

     Однажды она шла по высохшему руслу реки, перерезавшей  владения Чакаты,
чуть  не наступила на змею  и  с визгом кинулась  со  всех ног  к  ближайшим
строениям, а это были  табачные сушильни. Перед одной из них появился Старый
Тейс, и перепуганная Дафна воспрянула и кинулась к человеку: "Змея! Там змея
в реке!" Человек выпрямился, скрестил на груди руки  и смотрел на нее, и она
припустила от него, не разбирая дороги.

     Старому  Тейсу еще не  было шестидесяти.  Пока его жену  не  уличили  в
прелюбодеянии, причем многократно, его звали Молодым Тейсом. После ее смерти
фермеры поначалу недоумевали, отчего Старый Тейс не съехал от Чакаты, потому
что  с его здоровьем и опытом он мог  устроиться табачником у кого угодно --
здесь, в колонии, или где еще. Но прополз слух, отчего Старый Тейс остался у
Чакаты,  и  впредь этой темы  касались только для того,  чтобы  передать  ее
сыновьям и дочерям наряду с местными родословными, верными приемами ружейной
охоты и сведениями о взрослой жизни.

     Первые  двенадцать лет своей жизни, даже  слыша иногда  птичку-"уходи",
Дафна имела о ней смутное представление. Она узнала о ней только в школе, на
уроках естествознания, и  сразу поняла,  что голос именно  этой  птички  она
слышала всю свою жизнь. Она стала устраивать вылазки, чтобы услышать ее, она
напряженно ждала ее голоса, когда вперяла взгляд в пересохшее русло реки или
сновала между апельсиновыми деревьями; и, когда  Чаката с женой  выпивали на
веранде рюмочку на ночь, а она свой лимонад, она иногда  говорила: "Слышите?
Это птичка-"уходи"",
     -- Нет,-- сказал Чаката однажды вечером.-- Слишком поздно. В такой  час
они уже угомонились.
     -- Нет, это была птичка, --  сказала она, и ей было очень важно назвать
ее этим простым словом,
     подобно библейскому голубю или зодиакальному овену.
     -- Дафна,  девочка  моя, -- сказала  миссис Чаката  между двумя шумными
глотками виски с водой.-- Не заводи разговор  об этой чертовой  птахе.  Если
этому тебя учат в чертовом интернате...
     -- Это естествознание,--  заступился Чаката.--  Очень  хорошо,  что она
интересуется окружающей природой.

     Миссис  Чаката родилась в колонии. По-английски она  говорила с местным
голландским акцентом, хотя по происхождению была англичанкой.  Поговаривали,
правда,  о  примеси цветной  крови,  однако  ее сморщенная  смуглая кожа  не
служила  этому убедительным подтверждением:  в колонии  у многих женщин  был
жухлый цвет  лица,  хотя они не ходили  с  непокрытой  головой  и не  бывали
подолгу  на солнце. Их кожу  подсушил  долгий жаркий  сезон и  --  в  равной
степени  --  пристрастие к виски. Почти весь Ч день миссис Чаката лежала  на
постели в халате-кимоно  и  курением снимала боли в  руках и ногах,  причину
которых за шесть с лишним лет не разгадал ни один врач.

     Сколько помнила  Дафна,  во  время  этих дневных  лежаний миссис Чаката
держала на  столике револьвер.  Когда же Чаката  на несколько дней  и  ночей
тэтлучался  с фермы, Дафна ночевала в комнате миссис Чакаты, а  перед дверью
спальни устраивался на временном  ложе  Тики Толбот, веснушчатый англичанин,
объездчик у Чакаты. Он лежал в обнимку с ружьем и втихомолку посмеивался над
этой дурью.

     Время от  времени Дафна интересовалась, зачем все эти предосторожности.
"На мантов нельзя  положиться", -- отвечала миссис Чаката,  называя туземцев
местным словом. Вот этого Дафна никак не могла понять, потому что подопечные
Чакаты  были лучшими  в колонии, на этом все сходились. Ей приходила смутная
мысль о  том, что это,  должно  быть, пережиток обычая,  сложившегося еще во
времена первопоселенцев, когда белых часто  убивали во сне.  Память об  этом
осталась,  и  в необъятных  сельских  районах  колонии  предания  о минувших
расправах  и  расплатах  находили  себе  место  и  в сегодняшней  жизни.  Но
давным-давно переумирали вожди, рассеялись воины, и теперь все недоразумения
улаживали окружные  комиссары. Подросшая  Дафна считала большой глупостью со
стороны миссис  Чакаты и подобных ей  столь основательно  вооружаться против
такого призрака, как мятеж на ферме. И только с водворением семьи Коутсов на
соседней  ферме, в тридцати пяти милях от них,  Дафна узнала, что далеко  не
все  взрослые женщины в  колонии живут так  же настороже, как миссис Чаката.
Семья Коутсов,  где  были две девочки помоложе  ее и два мальчика  постарше,
появилась в округе, когда Дафне было двенадцать лет.  В  первые  же школьные
каникулы ее пригласили погостить. Мистер  Коутс был на  охоте, дома остались
жена   и   дети.   Единственный   европеец   поблизости,   молодой   женатый
агроном-новичок, жил  на  их участке в двух милях от дома. Дафну положили на
раскладушке в спальне  миссис  Коутс.  Она  отметила, что  при  хозяйке  нет
револьвера и за дверью не выставлен караул.
     -- Вы не боитесь мантов? -- спросила Дафна.
     -- Господи, с какой стати? У нас замечательные ребята.
     -- А тетушка Чаката всегда ложится с пистолетом.
     -- Так она, может, боится, что ее изнасилуют?
     В  колонии  все  дети  знали это  слово;  изнасилование  было тягчайшим
преступлением, и  еще недавно колония  время от времени бурлила, прослышав о
случаях изнасилования, не разбирая виноватого -- белый он или черный.

     Для   Дафны   было   откровением,  что  миссис   Чаката  может  бояться
изнасилования, а не убийства, как она всегда думала. Она взглянула на миссис
Коутс озадаченно: "Кто  же у  нас может изнасиловать тетушку Чакату?" Миссис
Коутс улыбнулась и ничего не ответила.

     На  прогулках  с младшими Коутсами  Дафна часто слышала птичку-"уходи".
Однажды  они шли через  маисовое  поле и Джон, старший из мальчиков, спросил
Дафну:
     -- Почему ты все время замираешь на ходу?
     -- Я слушаю птичку-"уходи", -- сказала она.

     Ее лицо затеняла широкополая шляпа,  вокруг стеной поднимался маис выше
ее  головы.  Джон  Коутс, ему  было  шестнадцать, скрестил  на  груди руки и
уставился на  нее, потому  что странно,  чтобы  маленькая  девочка  знала  о
птичке-"уходи".
     -- Что ты смотришь? -- спросила она.

     Он не ответил. Маис достигал ему до плеч. Он был в смятении и, чтобы не
выдать своих чувств, продолжал смотреть на нее, скрестив на груди руки.
     -- Не стой так, -- сказала Дафна. -- Ты похож на Старого Тейса.

     Джон  рассмеялся. Он  ухватился за возможность  сбросить  напряжение  и
оправдать свою позу.
     -- Достается вам от Старого Тейса, -- сказал он.
     -- Старый  Тейс -- лучший табачный баас в стране, --. одернула она его.
-- Дядя Чаката любит Старого Тейса.
     -- Нет, он его не любит, -- сказал Джон.
     -- Нет, любит, иначе не оставил бы у себя.
     --  Детка,  --  сказал Джон, --  я знаю, почему Чаката оставил  у  себя
Старого Тейса. И ты знаешь. Все знают. Совсем не потому, что он его любит.

     Они  пошли догонять ребят. Дафна ломали голову, почему Чаката оставил у
себя Старого Тейса.

     Они выпросили поездку в дорп. Семья Коутсов не возбраняла себе говорить
на  африкаанс и заводила со встречными  клокочущий в горле разговор, а Дафна
тушевалась, понимая лишь его обрывки.

     У машины сговорились встретиться  в  пять, сейчас было только  половина
третьего. Дафна не  стала  тянуть и, отделившись  от остальных,  через почту
прошла на  задний  двор,  где  перед  горшком  с маисовой  кашей  сидели  на
корточках туземцы. По-детски любопытные, они смотрели, как она проходит мимо
их хижин и уборных и ступает на санитарную дорожку в конце двора.

     Дафна  перебежала через поле и  крутой тропкой полезла на холм Дональда
Клути. Холм носил  это  имя,  поскольку  Дональд  Клути был его единственным
обитателем, остальные лачуги стояли пустые.

     Дональд Клути в  свое время учился в  Кембридже.  В доме  он держал  на
стене две фотографии.  На одной  Дональд  был снят с  крикетной  командой, и
узнать его было  нелегко из-за пышных, подвитых усов и в одном ряду с такими
одинаковыми молодыми людьми,  своей каменной  самоуверенностью напоминавшими
Дафне героев-первопоселенцев с картинок. Под  фотографией стояла дата: 1898.
На другом  групповом снимке  Дональд в форме стоял  с боевыми товарищами  из
авиации сухопутных войск. Здесь дата была -- 1918, но благодаря усам Дональд
выглядел немногим старше, чем на кембриджском снимке.

     Дафна просунула голову  в открытую  дверь  и увидела Дональда в  ветхом
плетеном кресле. Его белая рубашка была заляпана свеклой.
     -- Ты пьяный, Дональд,-- вежливо спросила она,-- или трезвый?
     Дональд всегда говорил правду.
     -- Я трезвый, -- сказал он. -- Заходи.
     В свои пятьдесят  шесть лет  он уже очень  мало походил и  на  молодого
кембриджского крикетиста, и на пилота АСВ1. Он сменил не одну сотню работ,

     1 Авиация сухопутных войск.

     женился  и уступил  жену  человеку помоложе  и  поэнергичнее. Последние
восемь лет  о"  как  никогда  чувствовал  себя устроенным в  жизни:  он  был
секретарем совета  в  дорпе,  по  работе  ему  не  требовалось быть особенно
пунктуальным, прилежным, собранным,  не  требовалось прилично  выглядеть,  а
именно  этих  качеств  Дональд не  имел. Иногда  он являлся  на  ежемесячное
заседание совета с опозданием и пьяный, и тогда председатель указывал ему на
дверь и ставил вопрос об увольнении. Иногда они единогласно увольняли его, и
после  заседания ему сообщалось решение. А на следующий день Дональд опрятно
одевался и шел  к мяснику с рассказом об АСВ; потом  шел  к директору школы,
который окончил  Кембридж несколькими годами после  него; обойдя всех членов
совета, он брался за округ, проезжал на велосипеде многие мили, следя, чтобы
в положенных  местах  были  ограды, чтобы  поваленные дождями дорожные знаки
были восстановлены в лучшем виде. И уже к концу недели никто не вспоминал об
увольнении  Дональда.  После этого  он умерял рвение,  и если  за неделю ему
случалось зарегистрировать  рождение или смерть  -- это была хорошая рабочая
неделя.
     -- Кто тебя привез с фермы? -- спросил Дональд.
     -- Тики Толбот, -- сказала Дафна.
     -- Рад тебя видеть,-- сказал Дональд и крикнул слуге приготовить чай.
     -- Еще пять лет -- и я поеду в  Англию,-- сказала Дафна, заводя обычный
разговор, поскольку сразу  начинать с  того,  ради  чего она пришла, она  не
считала правильным.
     -- Самое милое дело, -- сказал Дональд. -- Тебе поехать в Англию -- это
самое милое дело.

     И  он  в  который  раз  принимался  рассказывать  о  заливных  лугах  в
Кембридже, о деревенских пивных, о  живых изгородях и канавах, о всадниках в
красных камзолах.

     С большими чашками в руках.вошел слуга  Дональда, Одну он подал  Дафне,
другую-- Дональду.

     Какие  маленькие реки в Англии, рассказывал Дональд, а ведь  никогда не
высыхают. Какие  маленькие поля,  на пальцах пересчитаешь их  акры, а  среди
хозяек не встретишь ни одной стервы, потому что все занимаются своим делом и
собачиться им некогда. А весной в  своих поместьях аристократы вкушают чай в
длинных галереях, и блеклый солнечный свет  струится сквозь  створчатые окна
на потускневшие виндзорские кресла, и пахнут гиацинты...
     -- Понятно. Теперь расскажи про Лондон,  Дональд. Расскажи про театры и
биоскопы.
     -- Там не говорят "биоскопы", там говорят "кино" или "картина".
     -- Послушай, Дональд,  -- решилась она,  потому что было  уже  двадцать
минут пятого,-- скажи мне честно одну вещь.
     -- Выкладывай, -- сказал Дональд.
     -- Почему дядя Чаката держит у себя Старого Тейса?
     -- Я не хочу остаться без работы, -- сказал он.
     -- Честное слово,-- сказала она,-- я тебя не выдам,  если ты расскажешь
про Старого Тейса.
     -- Эту историю знает вся  колония, -- сказал Дональд,--  но  первый же,
кто расскажет ее тебе, будет иметь дело с Чакатой.
     --  Помереть мне на этом  месте, --  сказала она,-- если я  проболтаюсь
дяде Чакате.
     -- Сколько, ты говоришь, тебе лет? -- спросил Дональд.
     -- Скоро тринадцать.
     -- Так это случилось  за два года  до твоего  рождения  --  стало быть,
пятнадцать лет назад, -- когда Старый Тейс...

     В свое  время  Старый  Тейс женился на девушке-голландке  из  Претории.
Задолго до того, как определиться на работу к Чакате, он знал,  что жена ему
изменяет. Эти  измены имели одну особенность:  ее интересовали исключительно
англичане.  Молодые англичане-колонисты  в  хозяйствах,  где  работал  Тейс,
заслуженно или незаслуженно  выслушивали от него обязательное: "Ты  совершил
прелюбодеяние  с  моей  женой,  ты  свинья".  Завязывалась драка, либо  Тейс
припугивал ружьем. При любом исходе и независимо от того, были эти молодчики
любовниками его жены или не были, Тейса обычно гнали с работы.

     Поговаривали,  что он собирается пристрелить жену под видом несчастного
случая. И только широкая  огласка его намерений не позволяла ему осуществить
этот   план,  если,  конечно,  он  замышлял  это  всерьез.  Само  собой,  он
поколачивал ее время от времени.

     Тейс рассчитывал  со  временем  обзавестись  собственной фермой. Чаката
знал о  его неприятностях и  взял  к себе табачником. Он  дал им  домик, они
въехали.
     -- Чуть какая неприятность с супругой, Тейс, -- сказал Чаката, -- сразу
ко мне, потому  что  мы страна молодая,  на одну белую женщину четверо белых
мужчин, и тут уж без неприятностей не обойтись.

     Неприятность произошла уже в первую неделю -- с полицейским.
     -- Знаешь что, Тейс, -- сказал Чаката, -- я с ней потолкую.

     В жизни ему часто выпадала эта тягостная обязанность -- укорять слуг за
распущенность. В доме Паттерсонов, в Англии, без этого не обходилось и дня.

     Хэтти Тейс не была красавицей, она, прямо  сказать,  была драная кошка.
Однако Чаката  не только не смог ее вразумить, но еще и с собой не совладал.
Она плакала. Говорила, что ненавидит Тейса.

     Здесь Дональд прервал рассказ и дал справку.
     -- В Англии, чтоб ты знала, такие вещи немыслимы.
     -- Правда? -- сказала Дафна.
     -- Нет, любовные связи  там  есть, только  они налаживаются постепенно.
Отношения  с  женщиной надо строить.  В Англии  мужчина с положением  Чакаты
может разжалобиться, если шлюха пустит слезу,  но он не  ляжет с ней  сию же
минуту в постель. И климат там холоднее, и девушек больше.
     -- Понятно, -- сказала Дафна. -- А что потом сделал дядя Чаката?
     -- После того как он свалял дурака, ему стало стыдно. Он сказал ей, что
это была минутная слабость, что это в первый и последний раз. Только это  не
был последний раз.
     -- Тейс узнал об этом?
     -- Тейс  об этом  узнал.  Он  пошел  к  миссис  Чакате  и попытался  ее
изнасиловать.
     -- И что-нибудь вышло?
     -- Нет, ничего не вышло.
     -- Наверное, от нее пахло перегаром. Наверное, это его и отпугнуло.
     -- В  Англии,  -- сказал  Дональд, -- девочки в твоем возрасте не очень
разбираются в таких вещах.
     -- Понятно, -- сказала Дафна.
     -- Там  все  по-другому. Так  вот,  миссис  Чаката пожаловалась Чакате,
просила его пристрелить  Тейса. Чаката, конечно,  не послушался и, наоборот,
дал Тейсу повышение, сделал управляющим на  сушильнях. С  того дня Чаката не
видел  миссис Тейс,  даже  не глядел на  нее. Увидит ее около фермы и  сразу
смотрит в другую сторону. Тогда она  написала  ему,  что безумно его любит и
если он не  допустит ее к  себе,  то она застрелится. Она написала печатными
буквами на африкаанс.
     -- Чаката не станет отвечать на такое письмо, -- сказала Дафна.
     -- Совершенно верно,--  сказал Дональд, --  и миссис Тейс застрелилась.
Старый  Тейс  поклялся, что однажды  расквитается с  Чакатой. Поэтому миссис
Чаката и  спит  с ружьем. Она умоляла Чакату  избавиться от Старого Тейса. И
конечно, надо бы избавиться.
     -- Он не сделает этого, ты же понимаешь, -- сказала Дафна.
     --  Его  удерживают  только  угрызения совести,-- сказал  Дональд,--  и
английская честь.  Если бы Старый Тейс был  англичанином, Дафна,  он  бы уже
давно  убрался с  фермы. А этот  --  нет,  на Библии поклялся, что  дождется
расплаты.
     -- Наверное, все дело в нашем климате, -- сказала Дафна. -- Мне никогда
не нравилось, как Старый Тейс смотрит на меня.
     -- Колония  --  дикое место,-- сказал Дональд.  Он  встал и  налил себе
виски.  --  Я  допускаю,  что  мы  справились  с  туземцами.  Допускаю,  что
справились с леопардами...
     -- А Мозес? --  сказала Дафна. Два года  назад  ее друга детства загрыз
леопард.
     -- Это единственный случай.  Мы начинаем справляться с малярией. Но  мы
не  справились с дикарем, который сидит в  нас самих. И  в  такой глуши, как
наша, он лезет наружу.

     Он допил и налил себе еще.
     -- Если ты уедешь в Англию, -- сказал он, -- не возвращайся назад.
     -- Понятно,--сказала Дафна.
     К машине она пришла, опоздав на десять минут. За нее уже беспокоились.
     -- Куда ты девалась? Пропала куда-то... Мы всех спрашивали...
     Джон Коутс, паясничая, сказал девчоночьим голосом:
     -- Она бродила по вельду и слушала птичку-"уходи".


     -- -- -


     "Еще пять лет -- и я поеду в Англию. Еще четыре года... Еще три..."




     Между  тем жизнь  в  колонии  с  каждым годом  становилась  интереснее.
Собственно говоря, жизнь оставалась такой же, как всегда, но с  годами Дафне
открывалось больше интересных сторон в ней.

     Она ездила в Кению погостить у замужней кузины, ездила с миссис Коутс в
Иоганнесбург обновить гардероб.
     -- Совсем английской красоткой становится Дафна,-- говорил Чаката.
     На  самом деле  она была совсем  не  по-английски светлой, она пошла  в
отцову  родню,  кейптаунских дю  Туа,  смешавших  голландскую и  гугенотскую
кровь.

     В  шестнадцать  лет  она  сдала  экзамены  в  столичный  педагогический
институт.  На каникулах  она флиртовала  с  Джоном Коутсом,  тот катал ее на
маленьком немецком "фольксвагене", который ему  расстарался  достать отец. В
воскресенье днем они ехали в "Уильямс-отель"  на главном шоссе  выпить чаю и
искупаться в бассейне -- туда каждый выходной выбирался  из своих углов весь
округ.
     --  В  Англии,--  говорила Дафна,-- можно купаться в реках.  Там нет ни
глистов, ни крокодилов.
     -- В Европе скоро будет война, -- сказал Джон.

     Дафна сидела на веранде в новых полотняных
     брюках,  потягивала джин  с лаймовым соком и  радостно изумлялась тому,
что она взрослая, что с ней здороваются соседи.
     -- Привет, Дафна, как у вас с маисом?
     -- Не жалуемся, а у вас?
     -- Здравствуй, Дафна, что у вас с табаком?
     -- Старый Тейс говорит -- сгнил.
     -- Я слышал, Чаката продал "Стрелку".
     -- Предложение было выгодное.

     Она  дважды  выбиралась  в  "Уильямс-отель"  на  танцы.  Молодой  Билли
Уильяме,  учившийся  в  Кейптауне  на  врача, сделал  ей  предложение,  хотя
полагалось бы знать, что  ей надо  кончить институт, потом два года пожить в
Англии у тамошних Паттерсонов и уж потом думать о замужестве.

     Война  началась,  когда  она  только-только  приступила  к  занятиям  в
институте. Все ее старые  и новые кавалеры  интригующе  выросли в ее глазах,
когда надели форму и стали наезжать в краткосрочные отпуска.

     Она увлеклась  гольфом.  Порой, загнав мяч  в лунку и переходя к другой
метке, она отставала от партнеров или вовсе замирала на месте.
     -- Тебе нездоровится, Дафна?
     -- Нет, просто я слушаю птичку-"уходи".
     -- Орнитологией интересуешься?
     -- Больше всего на свете.

     Когда после  первого семестра в институте она приехала на ферму, Чаката
дал ей револьвер.
     -- Перед сном клади рядом, -- сказал он. Она без слов взяла его.
     На следующий день он спросил:
     -- Где ты была вчера днем?
     -- Так, ходила в вельд.
     -- А куда именно?
     -- В крааль  Макаты. Он ни в  какую  не хочет  упускать тот участок, на
который зарятся Бересфорды. Он  подыскал для сына жену,  отдал за  нее  пять
голов скота.

     Маката был местный вождь. Дафна любила, опустившись на корточки, выпить
специально для нее приготовленный чай в  полумраке просторной грязной хижины
вождя, и,  хотя в колонии косо смотрели  на такие визиты, Чаката и  его дети
никогда ими не  пренебрегали, и ни  у  кого недоставало духу переговорить на
этот счете Чакатой. Чаката был сам себе господин.
     -- Ты, конечно,-- сказал он Дафне,-- всегда берешь с собой ружье?
     -- Честно говоря, -- сказала Дафна, -- вчера не брала.
     --  Всегда,  -- сказал Чаката, --  бери  с  собой ружье, когда идешь  в
вельд. Это как закон. Ничего нет обиднее,  когда в буше резвится антилопа, а
ты стоишь без ружья дурак дураком.

     Этому закону она была послушна с  восьми лет, едва научившись стрелять.
Сколько  раз она одна уходила в вельд, сгибаясь под тяжестью ружья,  сколько
раз видела антилоп -- и даже не подумала стрелять. Тем более  что не  любила
дичь. Она обожала консервированную лососину.

     Казалось, он прочел ее мысли:
     -- Нам не хватает мяса  для собак. Не забывай: сейчас военное время. Не
забывай всегда брать с  собой ружье, -- сказал Чаката. -- Я слышал по радио,
--  добавил  он, -- что в долине Темве объявился леопард. Подлец нападает на
молодых. Он уже задрал двух парней.
     -- Дядя Чаката, это же на краю света! -- возмутилась Дафна.
     -- Леопарды  одолевают большие расстояния,--  сказал Чаката. У него был
очень раздраженный вид.
     -- Понятно, -- сказала Дафна.
     --  Тебе надо  больше  ездить верхом,-- сказал он,--  это полезнее, чем
ходить.

     Она понимала, что вовсе не встреча с леопардом тревожила его и что мяса
собакам хватало, и она  вспомнила, как  вчера  за  ней  до самого крааля шел
Старый Тейс. Он держался кустов  и наверняка думал, что его не обнаружили. К
ее радости, по .пути ей попадались туземцы. Когда она уходила от Макаты, тот
предложил ей  в  провожатые своего ллемянника. Это было  в порядке  вещей, и
обычно Дафна отклоняла предложение. А в этот раз она согласилась  на конвой,
который плелся за  ней  всю дорогу и у самой  фермы  был  отпущен.  Про этот
случай Дафна ничего не сказала Чакате.

     Когда  в  тот день  она отправилась  чаевничать в  миссию, при ней было
оружие.

     Назавтра Чаката передал в ее распоряжение старый "мерседес".
     -- Ты очень много ходишь, -- сказал он.

     Считать,  сколько  лет осталось  до поездки в  Англию,  теперь не имело
смысла. Она поднялась на холм Дональда Клути:
     -- Ты трезвый, Дональд, или...
     -- Я пьяный, уходи.

     На последнем курсе института, проводя дома рождественские каникулы, она
отправилась  верхом  по  широкому  большаку  в  дорп,  Она  сделала покупки,
задержалась  поговорить с портным-киприотом, одевавшим  весь округ в тиковые
шорты, и с сефардом1, державшим самую большую лавку для кафров.

     "Живи и давай другим жить", --  разрешал Чаката. Но к ним на  ферму эти
люди  не  ездили,  и  у  Дафны  не было  другого случая  рассказать  им  про
институтскую жизнь.

     Она зашла в  индийскую прачечную и передала бутылочку  масла для волос,
которую Чаката с какой-то стати обещал прислать индусу.

     Она выпила чаю с женой аптекаря и вернулась к полицейскому,участку, где
оставила лошадь. Там она еще не меньше часа проболтала с двумя полицейскими,
которых знала с детства. Было поздно, когда она выбралась на крутой большак,
держась  края,  подальше  от  гудронированных  полос,   по  которым  изредка
проносился автомобиль или проезжал  на велосипеде туземец.  Она  знала  всех
проезжавших, и те здоровались с ней, притормаживая.

     1 Евреи, потомки выходцев с Пиренейского полуострова.

     Она проехала около пяти  миль, и дорога, с обеих  сторон зажатая глухим
кустарником, стала делать поворот. Это было гибельное место. Быстро темнело,
и,  услышав  за  поворотом  приближающуюся машину,  она  съехала  совсем  на
обочину. И тут с зажженными фарами  вылетел автомобиль, и, прежде  Чем  свет
ослепил ее, она узнала за рулем Старого Тейса. .Поравнявшись с ней, он и  не
подумал  притормозить.  Старый  Тейс не  только не  сбросил скорость, но еще
съехал с полосы и прошел почти впритирку к лошади.

     Дафна знала такую полицейскую байку, что-де свалиться в кусты на закате
солнца или  уже в  темноте --  это все  равно что  голому  мужчине явиться в
класс, где сидят одни девочки. И когда она сверзилась  в темные заросли, все
живое,  по-женски  переполошившись,  затрещало,   заверещало   и   захлопало
крыльями, Лошадь  убежала вперед, сумерки  поглотили отчаянный  перестук  ее
копыт. У Дафны нестерпимо болела правая нога. Она не сомневалась, что
     Старый  Тейс  остановил автомобиль.  Она поднялась  и,  хромая, сделала
несколько  шагов  в  сторону  дороги, продираясь  через сплошные  заросли. И
остановилась, услышав  близкие шаги. Старый Тейс поджидал ее. Она огляделась
и  поняла, что сунуться в  чащобу и  затаиться не  было никакой возможности.
Тьма над головой сгущалась,  нога болела умопомрачительно. Дафна еще никогда
не  теряла сознания, даже -- был такой случай -- когда  хотела его потерять:
ей делали срочную операцию после  змеиного укуса, острым лезвием Кромсали ее
без  наркоза.  Сейчас ей показалось, что  она может Потерять сознание,  и ей
стало страшно, потому что от дороги хрустел кустами Старый Тейс, и скоро она
различила его  силуэт.  От  обморока ее удержал  крик  туземца, донесшийся с
большака,  и,  чтобы не  дать  глазам закрыться  и не сомлеть,  она все шире
открывала их, таращась в темноту.

     Старый Тейс цепко  ухватил ее. Он не сказал ни слова, просто схватил ее
за руку, вытянул  из кустов и  швырнул на землю, куда не доставали огни фар.
Дафна  завизжала  и  ударила  его  здоровой  ногой.  Старый   Тейс  встал  и
насторожился. Цокали копыта. Из-за поворота вышел  туземец,  ведя  в  поводу
лошадь Дафны.  От  яркого света  лошадь  заупрямилась, но туземец  держал ее
крепко, и тут подошел Старый Тейс забрать ее.
     -- Убирайся отсюда, -- сказал он мальчику по-кафрски.
     -- Не уходи! -- крикнула Дафна. Туземец остался стоять на месте.
     -- Я отвезу  тебя домой в машине, -- сказал Старый Тейс.  Он наклонился
поднять ее. Она завизжала. Туземец шевельнулся и подошел ближе.
     Дафна поднялась на ноги. Ее всю колотило.
     -- Дай ему как следует,-- велела она туземцу. Тот не тронулся с  места.
Она понимала, что он не поднимет руку  на Старого Тейса. Европейцы, он знал,
своих в обиду не дают, и ударить белого даже в таких обстоятельствах грозило
ему тюрьмой. В то же время туземец не  собирался уходить,  и,  когда  Старый
Тейс наорал на него,  он просто  отступил  на  несколько  шагов. -- Садись в
машину,  --  крикнул  Тейс  Дафне.--  Ты  ушиблась, несчастный случай. Нужно
отвезти тебя домой.

     Из-за  поворота  выехал  автомобиль,  высветил  место  происшествия   и
затормозил. Это был мистер Паркер, учитель.
     Старый Тейс принялся рассказывать о несчастном случае, но мистер Паркер
слушал Дафну, ковылявшую через дорогу.
     -- Ради бога, отвезите меня обратно на ферму, мистер Паркер.

     Он подсадил ее  в машину  и  тронулся.  Следом пошел туземец с лошадью.
Старый Тейс забрался в свой автомобиль и укатил в другую сторону.
     -- Я не  буду  вдаваться в  подробности,  --  сказал  Чаката  Дафне  на
следующий день,  -- но  я  не могу уволить Тейса.  Это  старая история,  она
случилась еще до твоего рождения. Я перед ним в долгу, тут вопрос чести. Это
мужское дело.
     -- Понятно, -- сказала Дафна.

     На ферму в тот день Старый Тейс вернулся под утро.  Чаката не ложился и
ждал его. Дафна слышала, как они переругивались лающими голосами.

     Она сидела в постели, вытянув ногу в лубке.
     --  Нас могут  изнасиловать  и убить, --  сказала  миссис Чаката, -- но
Чаката не расстанется  с  этим ублюдком. Будь  он  настоящим мужчиной, он бы
давно выставил его пинком под зад.
     -- Он говорит -- у него долг чести, -- сказала Дафна.
     --  Ничего  другого у  него и нет.  Устраивайся как хочешь, --  сказала
миссис  Чаката,  -- только  не выходи  замуж за  чертова англичанина. Их  не
заботят жена и дети, их заботит только чертова честь.



     Считалось само собой разумеющимся, что  в Англию она поедет в сороковом
году,  когда  ей   исполнится  восемнадцать  лет.   Но  теперь  о  заморском
путешествии  не могло  быть  речи  до  самого  конца  войны.  Она  ходила  к
полковнику, к судье, к епископу -- просилась  в Англию, чтобы вступить там в
какое-нибудь подразделение женских вспомогательных служб. Ей  объясняли, что
для гражданских лиц  нет никакой  надежды  получить  разрешение  на  выезд в
Англию. И  потом,  она  же  несовершеннолетняя  -- еще дает  ли Чаката  свое
согласие?

     В  двадцать лет  она предпочла  место учительницы  в столице  любой  из
женских вспомогательных служб
     в  колонии,  поскольку  службы  эти  представлялись  ей  пустой  тратой
времени, а тут было настоящее дело.

     Ее  привлекали  повсеместно  возникавшие  учебные  лагеря   ВВС.   Один
расположился в столичном  пригороде, и свои досуги она проводила в  основном
за  вечерним  коктейлем  и танцами  в  клубной  столовой либо  выбиралась на
выходные куда-нибудь в глушь -- поиграть в теннис; она обзавелась множеством
знакомых среди  молодых  летчиков-истребителей, героев Битвы за Англию.  Она
обожала их всех сразу. Они были сама Англия. Ее друг детства Джон Коутс стал
летчиком. Его  направили в  Англию,  но у  мыса Доброй Надежды  их корабль и
конвой  подорвались на минах. О его гибели она узнала в свой двадцать первый
день рождения.

     С  одним из новых английских друзей она поехала на панихиду в армейскую
церковь.  По  пути  лопнула  камера.  Машина  вильнула  с  дороги  и,  визжа
тормозами, не сразу  остановилась. Молодой человек стал менять камеру. Дафна
стояла рядом. Он окликнул ее трижды:
     -- О'кей. Готово, Дафна!

     Она с отсутствующим видом тянула шею.
     -- Да? -- вспомнила она о его присутствии. -- Я слушала птичку-"уходи".
     -- Какую птичку?
     -- Турако  с  серым хохолком.  В колонии  его можно  услышать  везде. А
увидеть почти никогда не удается. Он свистит: "У-хо-ди".

     Молодой человек прислушался:
     -- Ничего не слышу.
     -- Уже кончил, -- сказала она.
     -- А пеночки у вас водятся? -- спросил он.
     -- Нет, не думаю.
     -- Они поют: "Бутерброд-без-сыра", -- сказал он.
     -- В Англии они везде есть?
     -- Наверно. Во всяком случае, в Хертфордшире их пропасть.

     Она обручилась с капитаном-инструктором. Через несколько  дней он погиб
в учебном  полете. О своем доме  близ Хенли1 он  рассказывал: "Гиблое место.
Река  течет  буквально  через сад.  Отец согнулся пополам от  ревматизма, но
переезжать даже  не  подумает".  Его слова  были исполнены  для нее  особого
очарования. "Река течет  буквально через сад",  и она знала, что эта река --
Темза и что сад весь зарос английскими кустами и круглый год  стоит зеленый.
На похоронах она  поняла,  что  тот  сад сгинул  в  морской пучине. Семья ее
жениха жила  неподалеку  от английских  Паттерсонов.  "Нет,--  говорил он,--
по-моему, мы их не знаем". Не укладывалось в голове, что он не знал соседей,
которые жили  всего  в пятнадцати  милях  от них.  "Нет,-- писали из  Англии
Паттерсоны,  -- мы  таких  не  знаем.  Они не  из Лондона? Тут много в войну
понаехало из Лондона..."

     Ей  был двадцать  один год, и  в рождественские  каникулы она  объявила
Чакате:
     -- Хочу к лету уволиться. Поеду в Кейптаун.
     -- У тебя опять были неприятности с Тейсом?
     -- Нет. Просто хочу сменить обстановку. Море хочу увидеть.
     -- А то я переговорю с ним, если у тебя были неприятности.
     -- Ты думаешь от него когда-нибудь избавиться? -- спросила Дафна.
     -- Нет, -- сказал он.

     Он пытался отговорить ее от Кейптауна в пользу Дурбана. "Дурбан  больше
похож на Англию". Ему не нравилось, что она будет общаться с отцовой родней,
с кейптаунскими дю Туа.

     1  Город в  графстве  Оксфордшир, где  проводится  ежегодная Хенлейская
регата.

     Кейптаун сделал  для  нее  Англию еще  притягательнее.  Старые солидные
голландские дома,  садыпри коттеджах, зеленые  луга,  симфонический оркестр,
галерея  современного  искусства  --  этих  европейских  картинок  оказалось
достаточно, чтобы возбудить желание отведать  оригинала.  Слуги  здесь  были
светлее,  чем в  колонии,  с  более европейскими чертами лица, и в этом  она
видела перекличку с Англией, где слуги белые.  "У нас их совсем не осталось,
--  писали  из Англии  Паттерсоны, -- одна Клара, и то  половину  времени мы
ухаживаем за ней. Она все перезабыла и принимает тебя за твою мать. Жабу она
считает дядюшкой  Пубой. С тетей Сарой  одно мучение.  Она  считает,  что мы
крадем ее конфетные обертки".

     Дафна мечтала ухаживать за Кларой, выслушивать упреки обкраденной  тети
Сары, мыть грязную посуду и перелезать через изгороди с кузинами, которых не
видела в глаза. Некоторые ее родственники носили имена героев "Ветра в ивах"
--  Крыса, Крот, Жаба; другие заимствовали свои  прозвища из  источников, ей
пока неведомых, например оба ее дяди: Пуба и Динь-Дон. Дю Туа мало что могли
уразуметь  из  английских писем, которые  Дафна,  шалея  от поэзии  момента,
зачитывала  им  вслух. "Крыса, --  объясняла она, -- это Генри Миддлтон, муж
Молли. Он служит во флоте..."
     -- Он что же, плохо с ней обращается?
     --   Наоборот,  страшно  ее  обожает,  --   говорила  Дафна,  перенимая
прилипчивый стиль английских писем.
     
  • Тогда что же она зовет его Крысой? Чаката прав, думала Дафна, английский юмор другим не растолкуешь. В Кейптауне она ходила в ночные клубы, уверив себя и ни минуты в том не сомневаясь, что все это только жалкая копия лондонского великолепия. Семейство дю Туа принадлежало к элите африканеров. Английское влияние они принимали терпимо, но сами ему не поддавались. Один их кузен, оксфордский выпускник, воевавший в Северной Африке, приехал на побывку и был не прочь приударить за Дафной. Но в это самое время она увлеклась морским офицером, который пару недель назад прибыл на изрядно побитом корвете. Рональд, казалось Дафне, из всех, кого она видела, был самый типичный англичанин, и самый непосредственный. Корабль, шепнул он ей строго по секрету, задержится в порту на шесть недель. Что, если это время они будут считать себя помолвленными? Конечно, сказала Дафна, очень хорошо. И, не тревожась о том, что могут подумать дю Туа, она провела с ним ночь в приморском отеле. С немыслимым безразличием Рональд обмолвился, что до войны был капитаном деревенской крикетной команды ("Положение сквайра обязывает"). Дафна отчетливо увидела частокол стройных ног в белых фланелевых брюках, тенистые вязы, увидела прелестных сестриц в платьях пастельных тонов, матушек в старомодных цветастых нарядах и отцов семейств в канотье, и все дышало свежестью и здоровьем, когда в палатке на берегу озера бледнолицые горничные в черных платьях с белыми оборками обносили гостей лимонадом; Дафна вспомнила палящий зной на ферме Чакаты, запах туземцев и сразу почувствовала себя обрюзгшей, сырой. Несколько дней спустя она танцевала с Рональдом на вечеринке, которую отель устроил на приморском бульваре, и, пока оркестр играл: С моря веет легкий бриз, Обещает сюрприз, в это же время молодой Ян дю Туа сообщал на семейной сходке, что жених Дафны состоит в браке. На следующее утро тетя Сонджи переговорила с Дафной. -- У себя дома, -- сказала Дафна,-- он капитан крикетной команды. -- Это не мешает ему быть женатым человеком,-- сказала Сонджи. К полудню сведения подтвердились, а на закате солнца корвет отплыл. Извращая логику событий, Дафна решила, что ничего другого не приходится ждать, если живешь с дю Туа. Она переехала в Дурбан и стала осмотрительнее с английскими кораблями. Зачастивший к их берегам американский флот она отставила решительно и сразу. В дурбанской школе ее коллегой оказался немолодой учитель рисования, приехавший из Бристоля за несколько лет перед войной. В его глазах Англия была державой варваров, сбившей его со стези художника на преподавательское беспутье. Эту грустную тему он часто поднимал, беседуя с Дафной, но она не слушала. Точнее сказать, она слушала выборочно. "Возьми модного портретиста, -- говорил он. -- Он заранее готов угодить богатым заказчикам или заказчицам, что бывает чаще. Стремится написать их покрасивше. Зато после может снять дом эпохи королевы Анны где-нибудь в Кенсингтоне, в Челси или в Хампстеде. В мезонине оборудует студию, застеклит фасад. Вот мой знакомый, вместе учились,-- он сейчас модный портретист, у него студия с видом на Риджентс-канал, он устраивает приемы, сам всюду бывает, ездит в Хенли, в Эскот, общается с титулованной знатью, с модельерами и киношниками. Вот такие художники преуспевают сегодня в Англии". В голове у Дафны ярко зажигались слова: "дом эпохи королевы Анны", "Кенсингтон", "Челси", "студия", "Риджентс-канал", "Хенли". Ко всему остальному она была глуха. -- Теперь возьми моего другого приятеля, -- продолжал учитель рисования, -- тоже со мной учился. У него не было особрго таланта -- так, ультрасовременный, но он уперся: хочу быть художником. А чего он добился? Когда я видел его последний раз, ему не на что было купить тюбик краски. Он снимал чердак в Сохо на пару с другим художником -- этот, кстати, потом стал известным театральным оформителем, его зовут Дж. Т. Марвел. Не слыхала? -- Нет, -- сказала Дафна. -- Его сейчас все знают. -- Понятно. -- А мой приятель, с которым он жил в Сохо,-- тот никуда не выбился. Они натягивали через комнату веревку и отделялись одеялами и простынями. Вот в таких условиях живут художники в Сохо. Нашему туземцу живется лучше, чем художнику в Англии. После этих расхолаживающих речей Дафна млела от новых слов -- "Сохо", "поэт", "чердак", "художник". В 1946 году у нее наконец был билет на пароход. Она доехала попрощаться с Чакатой. Старик сидел с ней на веранде. -- А почему ты никогда не ездил в Англию погостить? -- спросила она. -- На ферме всегда дел по горло, -- сказал он. -- Как все это бросить? А головой он мотнул назад, в глубину дома, где с виски под рукой и револьвером под боком лежала на постели миссис Чаката. И Дафна поняла, что неудачный брак заказал Чакате дорогу к английским Паттерсонам с женой, а оставить жену в колонии он не мог -- даже под присмотром друзей, потому что был порядочным человеком. -- Паттерсоны, наверно, ошалеют, когда послушают про нашу жизнь. Чаката встревожился. -- Не забывай, что тетушка Чаката -- больной человек, -- сказал он. -- Дома не знают, что такое тропики, и... -- Я все объясню про тетушку Чакату,-- сказала она, имея в виду вообще не поддерживать такого разговора. -- Ты умница,-- обрадовался он. Она сходила попрощаться в крааль Макаты. Там был уже новый Маката: старый вождь умер. Новый прошел выучку в миссии, на нем были темно-синие шорты и белая рубашка. Если старый Маката называл соплеменников "мои люди", то теперешний именовал их "мой народ". Обычно она сидела со старым Макатой, поджав ноги, прямо на земле. А теперь было расстелено серое армейское одеяло, на нем стояли два кухонных стула -- для вождя и гостя. Дафна сидела на стуле и вспоминала, какой крепкий запах шел от старого Макаты -- запах немытого тела. От молодого Макаты пахло карболовым мылом. "Мой народ будет молиться за вас", -- сказал он. Он не предложил ей провожатого до фермы, а старый Маката не забывал это сделать. Она знала, что Старый Тейс шел за ней до крааля и теперь наверняка караулил ее на обратном пути. Она шла, размахивая руками, но в кармане шорт у нее был маленький револьвер. В миле от фермы Старый Тейс вышел на открытое место и направился к ней. В руках он держал ружье. Дафна согнулась и юркнула в .кусты. Но здесь они были редкие, и она оставалась на виду. Продираясь сквозь низкий кустарник, она брела в сторону фермы. Сзади хрустел сушняком Старый Тейс. -- Стой! -- услышала она.-- Буду стрелять. Она достала пистолет, надо было обернуться и выстрелить прежде, чем он прицелится в нее. Когда же она обернулась, то услышала выстрел и увидела, как ее преследователь упал. Вдалеке трещали кусты, потом с дороги донеслось удаляющееся шуршание велосипедных шин. Старый Тейс был еще в сознании. Пуля угодила ему ниже затылка. Дафна окинула его взглядом. -- Я пришлю за тобой людей,-- сказала она. На следующей неделе полиция без особого .усердия обследовала туземные деревушки в окрестности. Никакого оружия не нашли. Между тем Дафна явилась в полицейский участок и сказала своему старинному приятелю Джонни Феррейре, что если кого-то -- безразлично, белого или черного -- потянут за стрельбу в Старого Тейса, то она даст показания в пользу покушавшегося. -- Получается, что Старый Тейс за тобой гнался? -- Да. У меня был револьвер, я хотела стрелять. Но меня кто-то опередил. -- Ты точно не видела, кто в него стрелял? -- Нет. Почему ты так спрашиваешь? -- Потому что ты сказала: черный или белый. Мы склоняемся к мысли, что это туземец, раз у него был велосипед. -- Черный или белый,-- сказала Дафна,-- не имеет значения. Он исполнил свой долг. -- Это ясно, -- сказал Джонни, -- но надо бы знать обстоятельства. Ты пойми: знай мы этого человека, у нас есть все основания снять с него обвинение, а к ответу притянуть Старого Тейса, когда он выйдет из больницы. Чакате давно пора избавиться от этого паразита. -- Но вы же не нашли человека, -- сказала Дафна. -- То-то и оно,-- сказал он.-- Если у тебя будут соображения, дай знать. Подумай хорошенько. Дафна подъехала на машине к подножию холма Дональда Клути и медленно взошла наверх, то и дело останавливаясь и бросая взгляд на широкую равнину, на маленький дорп, на крыши ферм, едва видные вдалеке. Она подмечала мелочи, словно фотокамера, и как бы впервые, потому что скоро предстояло ехать в Англию. Она опустилась на камень. В ногах шмыгнула ящерка и пропала в траве. -- У-хо-ди, у-хо-ди. Птичий голосок стрекнул вперед и утих. Пару раз ей повезло увидеть птичку-"уходи". Это была неяркая, простенькая птичка. Дафна поднялась и полезла дальше. -- Ты т. или п.1, Дональд? -- Ни то ни се. Заходи. -- Джонни Феррейра, -- сказала она,-- хочет обвинить Старого Тейса в покушении на мою жизнь. -- Я знаю,-- сказал он.-- Его ребята были у меня. -- Что ты им сказал? -- Чтобы искали где-нибудь в другом месте. 1 То есть трезвый или пьяный. Белые, пользовавшиеся велосипедами, были в колонии наперечет, и в их округе велосипед был только у одного. На велосипедах, как правило, ездили туземцы и десяток школьников. Дети все были в школе. Ее неведомым заступником был либо случайно подвернувшийся туземец, либо ехавший по своим делам Дональд. С оружием все тоже было непросто. Редкий туземец, имея оружие, решится обнаружить это незаконное обстоятельство. И совсем редкость -- благородный туземец, который рискнет свободой, пальнув в белого. -- Что плохого, если они выдвинут обвинения против Старого Тейса? -- сказала Дафна. -- Я им не мешаю, -- сказал он.-- В добрый час. -- Им нужен очевидец, -- сказала она. -- Иначе против моего заявления он сделает свое. Его даже могут оправдать после обжалования. -- Пустой разговор, -- сказал Дональд. -- Я не любитель ходить по судам. -- Все равно, ты прекрасно поступил, Дональд, -- сказала она.-- Я тебе благодарна. -- Тогда не говори мне про суд. -- Ладно, не буду. -- Тут такое дело,-- сказал он.-- Чакате -- зачем скандал? Может выплыть старая история. Чего только не вылезет, если в суде станут задавать вопросы Старому Тейсу. Зачем это старику Чакате? -- По-моему, он знает, что ты для меня сделал, Дональд. Он тебе очень благодарен. -- Он был бы еще больше благодарен, если бы Старый Тейс был покойник. -- Ты специально подкараулил Старого Тейса или случайно оказался рядом, когда он гнался за мной? -- спросила она. -- Ты что-то непонятное говоришь. Я в тот день развозил предупреждения о ящуре. Дел было по горло. Стану я выслеживать Старого Тейса. -- На следующей неделе я уезжаю,-- сказала она,-- почти на два года. -- Я знаю. Ты не можешь себе представить, какие там зеленые луга. Сколько дождей... Сходи в Тауэр... Не возвращайся сюда.

      II

    Двадцативосьмилетняя Линда Паттерсон пребывала в постоянном раздражении. Дафна ее не понимала. Сама она обожала дядю Пубу с его ревматизмом и длинными скребницами для шерсти. Ее единственно тревожили его угрозы продать сырой старый дом и поселиться в какой-нибудь гостинице, зато кузина Линда от этих планов только оживала. Ее муж погиб в автомобильной катастрофе. Она не чаяла вырваться отсюда и найти работу в Лондоне. -- Как ты могла бросить свой прекрасный климат и приехать в этот ужас? -- спрашивала Линда. -- Это же Англия,-- отвечала счастливая Дафна. Вскоре после ее приезда тетя Сара, которой было восемьдесят два, сказала ей: -- Дорогая, так у нас дело не пойдет. -- Какое дело? Тетя Сара вздохнула: -- Ты отлично понимаешь, о чем я говорю. Мои ночные сорочки из искусственного шелка. Все три лежали в шкафу -- зеленая, кремовая и розовая. Сегодня утром они пропали. Кроме тебя, взять их некому. Клара вне подозрений, да и как бы она смогла, если она не может одолеть лестницу? У бедняжки Линды еще от приданого остались... -- Что вы такое говорите? -- сказала Дафна. -- Что вы говорите? Тетя Сара вынула из игольника иглу и уколола Дафну в руку. -- Это за то, что ты крадешь мои рубашки, -- сказала она. -- Надо отправлять ее в приют, -- сказала Линда. -- У нас даже приходящая прислуга больше недели не задерживается -- тетя Сара всех обвиняет в воровстве. -- Кстати, -- сказал Пуба, -- если бы не эта идея, она практически в здравом уме. Это поразительно для ее возраста. Вот бы заставить ее осознать, какая непроходимая глупость эта идея... -- Надо отправлять ее в приют. Пуба вышел взглянуть на барометр и уже не вернулся. -- Вообще-то я не обижаюсь, -- сказала Дафна. -- Сколько из-за-нее лишней работы,-- сказала Линда. -- Сколько неприятностей. На следующий день, когда Дафна мыла на кухне пол, вошла тетя Сара и встала посреди лужи. -- Монастырский бальзам,-- сказала она.-- Я оставила в ванной комнате полную бутылку, и она пропала. -- Я знаю, -- сказала Дафна, елозя по полу,-- я ее взяла в минуту слабости, но сейчас она на месте. -- Отлично, -- сказала тетя Сара и засеменила прочь, потянув за собой лужу. -- Но больше так не делай. У твоей матери была эта слабость -- воровство, я помню. В апреле было еще по-зимнему холодно/ Когда хотелось покурить, Линда с Дафной шли в библиотеку -- к электрическому камину с одной спиралью: от табачного дыма у Пубы начинался приступ астмы. У Линды был роман с адвокатом, и выходные она проводила в Лондоне. Когда в доме появилась Дафна, стало возможным прихватывать будни и даже пропадать на неделю. "Дафна, -- звонила она, -- ты еще продержишься без подкрепления? Для меня это очень важно". С дядюшкой Пубой Дафна ходила на прогулки. Ей приходилось делать шаги покороче, чтобы подстроиться к его неторопливой поступи. Наезженными дорогами они доходили до реки, которую в разговоре Дафна обязательно называла Темзой -- впрочем, это и была Темза. -- До самой Темзы ходили, -- вернувшись, говорила она Линде. Дальше местного шлюза они не уходили и на зеленые луга с роскошными овцами не сворачивали. Родственники ее земляков пригласили ее в Лондон. Она приняла приглашение и предупредила Линду, что в такие-то дни ее не будет дома. -- Погоди, -- сказала Линда, -- на следующей неделе я буду в Лондоне. Пойми, это важно. Кому-то надо остаться с Пубой и тетей Сарой. -- Понятно, -- сказала Дафна. Линда повеселела. -- Может, ты съездишь через неделю? -- Нет, мне нужно на следующей неделе,-- спокойно объяснила Дафна. -- Кому-то надо остаться с Пубой и тетей Сарой. -- Понятно. Линда заплакала, -- Я напишу своим друзьям,-- сказала Дафна, -- и все объясню. Линда вытерла слезы и сказала: -- Тебе не понять, что это такое: целые годы жить в этом склепе с двумя капризными стариками и беспомощной Кларой. В отсутствие Линды на выходные приехали родственники: Молли, Крыса, Крот и парнишка по прозвищу Стручок. Крот был неженатый кузен. Дафна выразила желание повидать Кембридж. Он сказал, что это можно устроить. Она сказала, что скоро, возможно, поедет в Лондон. Он сказал, что с удовольствием повидает ее там. Тетя Сара уколола парнишку в руку, а Молли и Крыса отвели Дафну в сторонку и посоветовали как можно скорее убраться из этого дома. "Здесь нездоровая атмосфера". -- Это же типично английская атмосфера, -- сказала Дафна. -- Господи, твоя воля! -- сказал Крыса. Наконец ей удалось на неделю уехать в Лондон к родственникам своих земляков. Дафне говорили, что они состоятельные люди, и она не поверила своим глазам, когда такси подъехало к узкому дому на невзрачной улочке с длинным рядом гаражей на противоположной стороне. -- Вы уверены, что мы правильно приехали? -- спросила она шофера. -- Чампион-Мьюз, двадцать пять, -- сказал тот. -- Правильно, -- сказала Дафна. -- Значит, здесь. Перед ее отъездом Линда сказала ей: -- Чампион-Мьюз? Должно быть, богатые люди. Мечтаю жить в конюшне1. 1Мьюз -- старые конюшни, перестроенные под жилье и гаражи. В Лондоне несколько таких кварталов. Дафна запомнила эти слова. Внутренний вид дома был много выигрышнее. Она пересмотрела свое отношение и за обедом не кривя душой высказала хозяйке: -- В какой замечательной конюшне вы живете. -- Правда? Нам очень повезло -- дом буквально рвали из рук. Миссис Придэм была элегантная женщина средних лет. Мистер Придэм был хирург-косметолог. -- Я не буду бестактно выпытывать, -- сказал он Дафне, -- каким опасностям вы подвергались в кромешно темной Африке. Дафна рассмеялась. -- Вам, разумеется, нужен сезон, -- сказала миссис Придэм. -- Вы что-нибудь предприняли? -- Я пробуду здесь не меньше двух лет. Сообразив, что речь идет о лондонском сезоне, она добавила: -- Нет, я ничего не предприняла. Зато мой дядя писал сюда своим друзьям. -- В этом году уже можно не успеть,-- сказала миссис Придэм. -- Вообще-то, -- сказала Дафна, -- я просто хочу посмотреть Англию. Мне хочется увидеть Лондон. Тауэр. Повидать друзей дяди Чакаты. -- В Тауэр я свожу вас завтра днем, -- сказал мистер Придэм. Он сдержал слово, и после они еще съездили в Ричмонд и Кенсингтон. На площадке для игр он остановился. -- Дафна, -- сказал он, -- я вас люблю. И прижал свои стариковские губы к ее губам. Когда он наконец отлепился, она незаметно, чтобы не обидеть его, вытерлась платком. Однако пришлось сказать, что в колонии ее ждет жених. -- Боже, как плохо я поступил. Я плохо поступил? -- Дафна помолвлена с каким-то счастливчиком в своей Африке, -- сказал он за обедом. С ними сидел Крот. Он поднял на Дафну глаза. Она ответила беспомощным взглядом. Миссис Придам посмотрела на мужа и сказала: -- Вам нужен лондонский сезон, а уж потом все остальное. Поживите у нас эти шесть недель. Мне не впервой вывозить девушку в свет. Мы, конечно, поздновато спохватились, и все-таки... -- Поживите у нас, -- сказал мистер Придам. Когда Дафна открыла Кроту секрет своей "помолвки", он сказал: -- Тебе нельзя оставаться у Придэмов. Я знаю, у кого ты можешь остановиться: у матери одного моего приятеля. Миссис Придам огорчилась, когда Дафна объявила, что дольше недели не сможет задержаться. В оставшиеся дни миссис Придам буквально навязывала ее своему мужу, частенько оставляла их наедине, вдруг убегала по делам, заблаговременно напросившись в попутчицы к кому-нибудь с машиной, и Дафна оставалась обедать в компании с одним мистером Придэмом. -- Ей в голову не приходит, какой он на самом деле, -- призналась она Кроту. -- Такое впечатление, что она нарочно толкает его ко мне. -- Она хочет разогреть его,-- сказал Крот.-- Многие так делают. Берут в дом девушек, чтобы расшевелить у своего старика-воображение. А потом девушек удаляют. -- Понятно. -- -- - Она переехала на полный пансион к матери Майкла, приятеля Крота. Договорились заочно -- письмом. Майкл Касс был худ, долговяз и курнос. Его определили помогать на бирже дяде-маклеру, но дело у него не заладилось. Он постоянно хихикал. Он жил с матерью, и та по-своему гордилась его глупостью. "Майкл, -- говорила она Дафне, -- непроходимый болван..." В войну, рассказывала она ей, она жила в Беркшире. Майкл приехал на побывку. Однажды днем она дала ему продовольственную книжку и отправила за пачкой чая. Он вернулся только на следующее утро. Вручил матери чай и объяснил, что его задержали пересадки. -- Какие пересадки? -- спросила мать. -- С поезда на поезд -- Лондон неблизко. Выяснилось, что за пачкой чая он ездил в "Фортнум"1, поскольку не мог даже предположить, что чай продают в деревне и вообще где угодно, не обязательно в "Фортнуме". Дафна решила, что это очень по-английски. Теперь Майкл жил у матери на Риджентс-парк. Грета Касс тоже была долговязая, как ее сын, но с долговязостью справлялась успешно: свои поджарые пять футов десять дюймов росту2 она подавала таким образом, что даже сутулые плечи, впалая грудь и колючие локти обращались в достоинство. Она говорила протяжно и в нос. Жила на алименты и плату с жильцов. 1 Универсальный магазин в Лондоне. 2 Около 178 см. С Дафны она драла нещадно, и Дафна понимала, что выходит многовато, но простодушно считала Грету Касс достойной матерью своего сына, женщиной недалекой и обретавшейся в нереальном мире, где деньги не имеют цены и поэтому можно легко переоценить наличность своего жильца. Оголодав, Дафна частенько выбегала в кафе перехватить бутерброд. Поначалу она решила, что светские дамы просто не приучены думать о еде, но, увидев, как Грета Касс умеет наворачивать за чужой счет, пересмотрела свое мнение и домашнюю бережливость Греты отнесла за счет ее бестолковости в практических делах. Грета как могла оправдывала это предположение -- например, забывала вернуть Дафне сдачу с фунта либо уходила на весь день, не оставив в доме ничего на обед. Зато не приходилось сомневаться, что она действительно светская дама, чего нельзя было сказать о родственницах Дафны. Правда, Молли и Линда представлялись ко двору, и на фотографиях Дафна видела свою мать и тетю Сару в шляпах с перьями и в длинных платьях -- тогда еще за этим следили строго. И все-таки они не были светскими дамами. Дафна часто задумывалась о Грете Касс, которая недаром же была племянницей епископа и графской кузиной. Однажды она выбралась на конец недели повидать Пубу и в разговоре с мисс Барроу, достопримечательной старой девой, заглянувшей к ним на чай, упомянула Грету Касс. К изумлению Дафны, она оказалась ровесницей Греты, эта женщина в допотопном, мужского покроя плаще, с потрескавшимися от работы в саду руками, с лицом, потрескавшимся от непогоды. Они учились в разных школах, но в одно время, и в один год были представлены. -- Все-таки странно, -- сказала она потом Пубе, -- что такие разные люди, как миссис Касс и мисс Барроу, в свое время получили одинаковое воспитание. На словах он согласился с нею: -- Пожалуй, да, -- но он, наверняка, не понял, что она находила тут странного. Она вернулась на Ридженте-парк. Грета Касс устроила в ресторане в Вест-Энде званый обед, после которого еще сидели до утра в ночном клубе. Было приглашено человек Двадцать молодежи, в основном подросткового возраста, отчего Дафна почувствовала себя старухой, и ей не стало легче оттого, что присутствовало несколько человек в возрасте Греты. Само собой, пришел Майкл. Но Дафна не принимала его всерьез, хоть он и был англичанин. За этим званым обедом последовал еще один, потом еще. -- Может, пригласить Крота? -- спросила Дафна. -- Видите ли, -- сказала Грета, -- весь смысл в том, чтобы вы повидали новых людей. Но если хотите, то конечно... Счет за эти обеды поглотил половину ее годового содержания. Вторая половина ушла на завтраки с многочисленными приятельницами Греты. Дафна жаждала объяснить миссис Касс, что даже не предполагала, какие обязанности на себя берет, став ее жилицей. Ее не надо развлекать, потому что единственным ее желанием было пожить у интересных людей. Дафна не нашла в себе смелости сказать это Грете, которая была мастерица напустить туману, уйти от ответа и непроницаемо замкнуться. И она попросила у Чакаты еще денег. "Когда я отгуляю свое, -- писала она, -- я, конечно, устроюсь работать". "Надеюсь, ты хоть краем глаза видишь Англию, -- отвечал тот, выслав чек. -- Рекомендую поездить с автобусными экскурсиями. Говорят, они замечательные, могу только позавидовать тебе, потому что в мое время ничего такого не было". Она редко внимала советам Чакаты, поскольку в большинстве своем они были неисполнимы. "Сходи в банк и познакомься с Мерривейлом, -- писал он. -- Как меня в свое время, он угостит тебя хересом". Расспросы в банке ничего не дали. "Слышал когда-нибудь о таком -- Мерривейл?" -- спрашивали друг друга клерки. "Вы не перепутали отделение?" -- спрашивали они Дафну. -- Нет. Он был заведующим. -- Извините, мадам, но у нас никто не знает такого. Должно быть, он работал здесь очень давно. -- Понятно. Со временем она перестала отвечать на вопросы Чакаты: "Ты уже побывала в Хэмптон-Корте?", "Ты ходила в банк к Мерривейлу? Он угостит тебя хересом...", "Ты устроилась с поездкой по Англии и Уэльсу? Надеюсь, ты не отказалась от намерения увидеть сельскую Англию?" "Я не нашла твоего сапожника на Сент-Полз-Ч?рчьярд, -- писала она ему, -- там все разбомбили. Лучше тебе рассчитывать на того мастера в Иоганнесбурге. У меня все равно не получится заказать тебе нужную обувь". А потом она вообще стала обходить молчанием его просьбы и советы и просто отчитывалась, какие у нее были приемы, ради него приукрашивая рассказ. Похоже, он не очень внимательно читал ее письма, поскольку ни разу не завел речь об этих приемах. Как-то днем Грета явилась домой с крошечным пуделем. -- Он ваш, -- сказала она Дафне. -- Какая дивная прелесть! -- сказала Дафна, полагая, что это подарок, и желая выразить свою признательность словами, принятыми в этом кругу. -- Я не могла не взять; его для вас, -- сказала Грета и потребовала сто десять гиней. Скрывая отчаяние, Дафна пылко зарылась лицом в пуделиные кудри. -- Нам ужасно с ним повезло,-- продолжала Грета. -- Ведь это не просто мелкий пудель, это именно карликовый. Дафна выписала ей чек и пожаловалась Чака-те на лондонскую дороговизну. Она решила осенью пойти работать, а пока отказаться от двухнедельной автомобильной поездки по северу, которую планировала на компанейских началах с Молли, Крысой и Кротом. Чаката прислал деньги в счет будущего квартала. "Прости, что не могу больше. На лошадей напала цеце, а какой уродился табак, везде писали". Она не читала про неурожай табака, но что год на год не приходится, она и так знала. Ей были внове трудности Чакаты, поскольку она считала его весьма состоятельным человеком. Немного спустя друзья написали ей из колонии, что обосновавшиеся в Кении дочь и зять Чакаты были убиты мау-мау. "Чаката просил не говорить тебе,-- писали они,-- но мы решили, что лучше тебе знать. Чаката теперь воспитывает двух мальчиков". Была середина мая. По договоренности ей оставалось .жить у миссис Касс до конца июня. Но она сняла трубку и позвонила Линде, что возвращается к ним. Греты дома не было. Дафна собрала вещи и с Пушком (пудель) на коленях бесстрашно ожидала ее возвращения, чтобы объявить о своем банкротстве. Первым пришел Майкл. В руках он нес пустую клетку и картонную коробку с проверченными дырочками. Когда коробку открыли, из нее всполошен-но прянула птица. -- Волнистый попугайчик, -- сказал Майкл. -- У вас-то они, наверное, летают на воле. Между прочим, умеют говорить. Сейчас он напуган, но когда они привыкают к человеку, то начинают говорить. И он хихикнул. Птица между тем уселась на абажур. Дафна, изловила ее и сунула в клетку. У нее была бледно-лиловая грудка. -- Это вам,-- сказал Майкл.-- Это мама мне ее дала. Специально для вас купила. Она говорит: "Поди сюда, милая", "Поди к черту" -- в общем, в таком роде. -- Но она мне совсем не нужна, -- в отчаянии сказала Дафна. -- Чик-чирик, -- окликнул Майкл птицу. -- Скажи: "Здравствуй". Скажи: "Поди сюда, дорогая". Птица сидела на дне клетки и вертела головой. -- Поймите, -- сказала Дафна, -- у меня совсем нет денег. Я на мели. Я не могу дарить вашей матушке птиц. Я и жду-то ее, чтобы попрощаться. -- Неправда, -- сказал Майкл, -- Правда, -- сказала Дафна. -- Знаете что, -- сказал он, -- мой совет: смывайтесь, пока она не пришла. Если вы все это выложите ей, то заварится страшная каша. -- Он чуть слышно хихикнул и налил себе виски, которое его мать уже разбавила водой.-- Хотите, я вызову такси? Она вернется через полчаса. -- Нет, я ее дождусь,-- сказала Дафна и нервно взъерошила пуделиные кудри. -- С одной девушкой, -- сказал Майкл, -- дело чуть не дошло до суда. Мама должна была устроить для нее два бала -- и не сделала, или еще чего, а родители взъелись. По-моему, мама просто потратила деньги, или еще чего. Он хихикнул. -- Понятно. Дафна пошла к телефону и попросила Крота заехать за ней после работы. Пришла Грета и, уяснив обстановку, выслала Майкла из комнаты. -- Должна вам заметить, -- сказала она Дафне, -- что вы затеваете незаконное дело. Вы это понимаете, я надеюсь? -- Я не уведомила заранее, зато оплачу за неделю вперед, -- сказала Дафна, -- и еще надбавлю. -- Милочка, вы дали согласие проживать здесь до конца июня. Это написано черным по белому. Она сказала сущую правду. Только теперь Дафна поняла, как ловко вытянули у нее из деревни письменное подтверждение. -- У дяди непредвиденные расходы. Мою кузину с мужем убили мау-мау, и теперь их сыновья... -- Простите, милочка, но разжалобиться я просто не имею права. Я ведь не меблированные комнаты держу. Лондонский сезон -- это лондонский сезон, а кем я заменю вас в эту пору? Это после всего, что я для вас сделала. Приемы, скачки, ценные знакомства... Простите, но я не считаю возможным освободить вас от ваших обязательств. Я ради вас уже позвала людей на коктейль в "Кларидж"1, это на будущей неделе. В конце концов никакой выгоды я не имею. Мерси Слейтер берет за дебютантку полторы тысячи. 1 Фешенебельный лондонский ресторан. Дафна вышла из оцепенения и отважилась возразить: -- Леди Слейтер устраивает балы для своих дебютанток. Грета не осталась в долгу: -- Разве вы создали мне для этого условия? -- За мной заедет Крот, -- сказала Дафна. -- Я не собираюсь насильно удерживать вас, Дафна. Но если вы сейчас уедете, то вам придется возместить мне все расходы. А потом уходите, если надумали. -- Уходи. Уходи. Поди к черту, -- выкрикнул попугайчик, уже перебравшийся на жердочку. -- А как быть с птицей? -- сказала Грета.-- Я специально для вас ее купила. Думала, вы будете в восторге. И она всхлипнула. -- Она мне не нужна, -- сказала Дафна. -- Все мои девушки обожали животных, -- сказала Грета. -- Поди сюда, дорогая, -- сказала птица, -- Уходи, поди к черту. Грета ушла в подсчеты: -- Птица стоит двадцать гиней. Кроме того, я заказала вам новые платья... -- Уходи, уходи, -- говорила птица. Приехал Крот. Дафна оставила на столике в прихожей чек на двадцать фунтов и убежала в машину, а Крот пошел выручать ее чемоданы. -- Мой адвокат вам напишет,-- крикнула ей вслед Грета. В прихожей слонялся Майкл. Случившееся не произвело на него никакого впечатления. Когда Дафна выходила, он хихикнул и пошел помочь Кроту забрать вещи. Они ехали минут десять до первого светофора. Когда мотор смолк, Дафна услышала, как на заднем сиденье попискивает попугайчик. -- Ты взял птицу! -- сказала она. -- Да. Разве она не твоя? Майкл сказал, что твоя. -- Я позвоню в зоомагазин,-- сказала Дафна, -- и попрошу взять ее обратно. Как ты думаешь, Грета Касс подаст на меня в суд? -- Ей не на что рассчитывать, -- сказал Крот. -- Выбрось все это из головы. На следующее утро Дафна уже от своих позвонила в зоомагазин. -- Говорит миссис Касс, -- сказала она насморочным голосом. -- Вчера я купила у вас волнистого попугайчика. Смешно сказать, но я забыла, сколько он стоил -- может, вы напомните, чтобы я записала у себя? -- Миссис Грета Касс? -- Совершенно верно. -- Мне кажется, мы не продавали вам вчера никакого попугайчика, миссис Касс. Подождите у телефона, я уточню. Немного спустя в трубке раздался другой, более начальственный голос: -- Вы спрашивали насчет волнистого попугайчика, миссис Касс? -- Да, я купила его вчера, -- сказала Дафна в нос. -- Но не в нашем магазине, миссис Касс... Кстати, миссис Касс... -- Да? -- прогнусавила Дафна. -- Раз уж вы позвонили, я хочу напомнить, что за вами долг. -- Я помню. Сколько там? Я пришлю чек. -- Восемьдесят гиней -- вместе с карликовым пуделем, разумеется. -- Я понимаю. А сколько стоил пудель? Я очень бестолковая в делах. -- Пудель стоил шестьдесят гиней. Остальное числится за вами с прошлого октября... -- Благодарю вас. Я полностью вам доверяю. Я пришлю чек. -- Я знаю: ты украла эту птицу, -- сказала тетя Сара, пихнув клетку. -- Нет, -- сказала Дафна. -- Я заплатила за нее. Весной 1947 года Линда умерла от болезни крови. На похоронах к Дафне подошел невысокий мужчина лет сорока пяти. Это был Мартин Гринди, тот адвокат, которого любила Линда. Он вручил Дафне свою визитную карточку: -- Может, вы как-нибудь подъедете, вспомним Линду? -- Обязательно. -- Может, на будущей неделе? -- Я все время в школе. Когда кончатся занятия, я вам напишу. Она написала ему в пасхальные каникулы, и через несколько дней они встретились и вместе позавтракали. -- Мне так не хватает Линды, -- сказал он. -- Я вас понимаю. -- Неприятнее всего, что я женат. Она нашла его привлекательным и поняла, почему Линда так дорожила встречами с ним. К лету она возместила Мартину утрату Линды. Они встречались в Лондоне в конце недели, а когда в школе начались каникулы, встречались чаще. Дафна работала учительницей в частной школе в Хенли. Жила она с Пубой и средних лет домоправительницей, которую удалось удержать, поскольку старая прислуга, Клара, умерла, а тетю Сару сплавили в богадельню. Крот женился, и Дафна грустила, что он не наезжает, как прежде, и не балует ее долгими автомобильными прогулками. До встречи с Мартином Гринди разнообразие в ее жизнь вносил только приходящий учитель рисования, дважды в неделю появлявшийся в школе. Жена Мартина была несколькими годами старше его, жила в Суррее и страдала нервным расстройством. -- Развод исключается, -- сказал Мартин. -- Жена против по религиозным соображениям, и, хотя я их не разделяю, я чувствую ответственность за нее. -- Понятно. Они встречались у него на квартире в Кенсингтоне. Стояла жара. Они купались в Серпантине1. 1 Искусственное озеро в Гайд-Парке. Когда у жены наступало ухудшение, его вызывали в деревню. Дафна отсиживалась в квартире либо ходила по магазинам. -- В этом году, -- говорил Мартин,-- она Совсем расклеилась. Но если в будущем году ей станет получше, я, может быть, свожу тебя в Австрию. -- В будущем году, -- говорила она, -- мне будет пора возвращаться в Африку. "У Старого Тейса был удар, -- писал ей недавно Чаката. -- Сейчас он оправился, но соображает очень плохо". Последнее время Чаката, казалось, не особенно рассчитывал на ее возвращение. Дафна терялась, потому что раньше, сообщая домашние новости, он непременно прибавлял: "Ты застанешь много перемен, когда вернешься", или: "Там новый врач. Он тебе понравится" -- это уже из происшествий в дорпе. А в последнем письме Чаката писал: "В области образования наметились перемены. Ты увидишь, как далеко зашло дело, если вернешься". Временами ей казалось, что у Чакаты начинает шалить память. "Я стараюсь с наибольшей пользой провести здесь время, -- писала она,-- но поездки стоят очень дорого. Вряд ли я смогу хоть чуточку посмотреть Европу на обратном пути". В ответном письме Чаката ни словом не обмолвился о Европе, а написал: "Старый Тейс все время сидит на веранде. Бедняга, от него уже нет никакого вреда. В общем, грустное зрелище". В конце лета любовник Дафны повез жену в Торки1. Несколько дней Дафна в одиночестве слонялась по улицам, потом уехала к Пубе. Она водила старика гулять. Попросила у него взаймы денег, чтобы на неделю съездить в Париж. Тот сказал, что не видит в этом никакого смысла. На другой день домоправительница сказала, что есть желающий купить ее пуделя за тридцать фунтов. Но Дафна уже привязалась к собаке. Она отвергла предложение и написала любовнику в Торки, прося у Него взаймы, чтобы съездить в Париж. От Мартина пришла открытка, где не было ни слова о ее просьбе. "Будь в Лондоне в начале октября", -- писал он. 1 Приморский курорт с минеральными водами в графстве Девоншир. В начале октября начались занятия в школе. Б первую же неделю в деревне объявилась жена Мартина и потребовала от Пубы открыть местонахождение Дафны. Тот направил ее в школу, она явилась туда и устроила Дафне скандал. Позже ей устроила разнос директриса, и Дафна тут же заявила, что уходит. Директриса скоро отошла, потому что учителей не хватало. "Я беспокоилась за девочек",-- объяснила она. Приходящий учитель рисования, Хью, уверил Дафну, что в Лондоне она может найти работу получше. В тот же вечер она уехала, Пуба рвал и метал. "Кто же будет по хозяйству, когда у миссис Визи свободный день?" Дафна поняла, почему он не захотел отпустить ее в Париж. -- А вы женитесь на ней, -- предложила Дафна. -- Тогда она всегда будет под рукой. Он так и сделал -- не прошло и месяца. В Лондоне Дафна сняла комнату, в которой за такую плату обстановка могла быть и получше, зато хозяйка не возражала против пуделя. Здесь ее нашел Мартин Гринди. -- Мне не нравится твоя жена, -- сказала она. -- Наверное, она перехватила твое письмо. Как мне быть с тобой? Что сделать?Какие слова сказать? Преподавая в школе рисование, Хью Фуллер занимался еще живописью. Он возил Дафну к себе в мастерскую на Эрлз-Корт, и она позировала ему, в задумчивости теребя потрепавшуюся обивку кресла. О том, чтобы переехать к нему, сказала она, не может быть и речи, но она надеется, что они останутся друзьями. Он решил, что поторопился с предложением, минуя постель, и попытался исправить промашку. Дафна завизжала. Он не поверил своим ушам. -- Понимаешь,-- объяснила она,-- я сейчас ужасно нервная. Он часто водил ее в Сохо, иногда брал с собой на вечеринки, где она впервые открывала мир, в существование которого прежде не верила. Поэты здесь и впрямь носили длинные волосы, художники ходили с бородами, а двое мужчин переплюнули всех, надев браслеты и серьги. Четверка девиц дружно жила в двух комнатах с огромной старухой негритянкой. Среди знакомых Хью некоторые презирали его за то, что он обучает искусству, другие не видели в этом вреда, коль скоро он бездарность, а третьи восхищались его трудолюбием и щедростью. Дафна убедилась, что это общество весьма благотворно для ее нервов. Здесь ей не задавали надоевших вопросов об Африке и, главное, к ней никто не приставал, даже Хью. Работала Дафна в муниципальной школе. Весной, когда занятия кончались рано, можно было пойти к Хью и его приятелям и всей компанией, поражая уличных зевак, заняв весь тротуар и штурмуя автобусы, отправиться на только что открывшуюся художественную выставку. И там Дафна понимала, что приятели Хью живут в мире, который для нее наглухо закрыт. Правда, она стала лучше разбираться в картинах. Может, Хью и впрямь был неисправимый педагог, как заметил один его приятель, но он с наслаждением открывал Дафне глаза на композицию, линию, свет, фактуру и краски. Однажды ее навестил кузен Крот. Он рассказал, что Майкл, придурковатый сын Греты Касс с Риджентс-парк, женился на женщине десятью годами старше его и теперь эмигрирует в колонию. И хотя Дафна и прежде нет-нет да заскучает, бывало, по родным местам, сейчас она затосковала отчаянно. -- Мне уже скоро возвращаться, -- сказала она Кроту. -- Я скопила денег на дорогу. Приятно знать, что можешь в любое время вернуться. Однажды Дафна и Хью сидели с приятелями в пивной в Сохо, как вдруг все разговоры смолкли. Дафна оглянулась и увидела, что вниманием всех завладел вошедший с улицы жгучий брюнет, худощавый, лет сорока с небольшим. Через минуту все снова заговорили, кто-то хихикнул, и все время кто-нибудь посматривал в сторону пришедшего. -- Ральф Мерсер, -- шепнули Дафне. - Кто? -- Ральф Мерсер, романист. Кажется, они с Хью однокашники,. Довольно популярный романист. -- Понятно, -- сказала Дафна, -- он и держится, как популярный. Хью брал у стойки заказ. Романист увидел его, и они немного поговорили. Потом Хью привел его и познакомил со своими. Романист сел рядом с Дафной. -- Вы мне кое-кого напоминаете, -- сказал он, -- она была из Африки. -- Я сама из Африки, -- сказала Дафна. -- Ты часто здесь бываешь? -- спросил его Хью. -- Нет, просто шел мимо... Какая-то девица густо, по-мужски фыркнула. -- Блажь, -- сказала она. -- Он довольно мил, -- сказал Хью, когда тот ушел. -- При его известности... -- А вы слышали, -- спросил кто-то старообразный,-- как он сказал: "Мне как художнику?.." Смешно, правда? -- А что, он и есть художник, -- сказал Хью, -- в том смысле, что... Но за общим смехом его не услышали. Несколько дней спустя Хью сказал Дафне: -- Я получил письмо от Ральфа Мерсера. -- От кого? -- От того романиста, которого мы видели в пивной. Он просит твой адрес. -- Зачем, не знаешь? -- Наверное, ты ему понравилась. -- Он женат? -- Нет. Он живет с матерью. В общем, я послал ему твой адрес. Ты не возражаешь? -- Конечно возражаю. Я не почтовая открытка, чтобы пускать меня по рукам. Боюсь, я не захочу тебя больше видеть. -- Знаешь, -- сказал Хью, -- хорошо, что у нас ничего не было. Я, понимаешь, не очень гожусь для женщин. -- Не знаю, что тебе ответить, -- сказала она. -- Надеюсь, Ральф Мерсер тебе понравится. Он очень обеспеченный человек. Интересная личность. -- Я не собираюсь с ним видеться, -- сказала Дафна. Ее связь с Ральфом Мерсером продолжалась два года. Она увлеклась им до самозабвения и соответственно высоко была вознесена в глазах прочей свиты, в которую входило избранное число писателей и без числа народу из мира кино. Ее квартира в Хампстеде была выстлана серыми коврами, обставлена дорогой и модной шведской мебелью. Друзья Ральфа по-всякому обхаживали ее, весь день обрывали телефон, приносили цветы и билеты в театр. Первые три месяца Ральф не отходил от нее ни на шаг. Она рассказала ему о своем детстве, о Чакате, о ферме, о дорпе, о Дональде Клути, о Старом Тейсе. Ральф требовал еще и еще. "Мне нужно знать все, что тебя окружало, каждую подробность. Любить -- значит стирать с карты белые пятна". Столь оригинальный подход необычайно обострил ее память. Она вспомнила события, пролежавшие впотьмах пятнадцать и больше лет. Она уже смекала, какие рассказы придутся ему по вкусу -- например, история вражды между Старым Тейсом и Ча-катой, узлом связавшей честь и месть. Получив однажды от Чакаты письмо, она смогла одной фразой завершить повесть жизни Дональда Клути: он умер от пьянства. Это скромное даяние она вручила Ральфу, гордясь собой, поскольку из этого явствовало, что знание человека и его судьбы ей тоже доступно, хотя она и не романистка. "Я всегда, -- сказала она, -- спрашивала, пьяный он или трезвый, и он всегда отвечал правду". А позже в тот день мысль о смерти Дональда Клути сразила ее, и она неутешно разрыдалась. Миссис Чаката, сообщили из дому, разделила судьбу Дональда -- по тем же причинам. И эту новость Дафна понесла на алтарь. Романист воспринял ее сдержаннее, чем предыдущую. "Старому Тейсу уже не удастся отомстить", -- добавила она в пояснение, отлично зная, что после удара Старый Тейс глуп и беспомощен. Друзья писали ей из колонии, что миссис Чаката уже давно ложится без револьвера: "Старый Тейс не обращает на нее никакого внимания. Он обо всем забыл". -- Смерть перехитрила Старого Тейса, -- сказала Дафна. -- Очень мелодраматично, -- заметил Ральф. Не предупреждая ее, Ральф стал исчезать на дни и целые недели. Перепуганная Дафна звонила его матери. -- Даже не представляю, где он может быть, -- отвечала та. -- Уж такой он человек, милочка. Одно мучение с ним. Спустя много времени она скажет Дафне: -- Я люблю сына, но скажу как на духу: он мне не нравится. Миссис Мерсер была набожной женщиной. Ральф любил мать, но она ему не нравилась. У него часто бывали нервные срывы. -- Я должен, -- говорил он, -- творить. Для этого мне требуется одиночество. Поэтому я и отлучаюсь. -- Понятно, -- сказала Дафна. -- Если ты еще раз скажешь это слово, я тебя ударю. И в ту же минуту ударил ее, хотя она не сказала ни слова. Позже она сказала ему: -- Ты бы хоть предупреждал, когда уезжаешь, мне было бы спокойнее. А так я схожу с ума. -- Отлично. Сегодня вечером я уезжаю. -- Куда ты уезжаешь? Куда? -- Почему, -- спросил он, -- ты не возвращаешься в Африку? -- Потому что не хочу. Всеми ее помыслами владел Ральф, и места для Африки уже не оставалось. Его очередная книга пользовалась небывалым успехом. По ней снимался фильм. Он признался Дафне, что обожает ее и прекрасно сознает, какую адскую жизнь ей устроил. Видимо, с творческой натурой лучше не связываться. -- Игра стоит свеч, -- сказала Дафна, -- и, наверное, от меня тоже есть какая-нибудь польза. В ту минуту он в этом не сомневался, прикинув, что последняя его книга была вся написана за время их связи.
  • По-моему, нам надо пожениться, -- сказал он. На следующий день он вышел из дома и уехал за границу. Два года не притупили ее любви, не заглушили боли и страха. Через три недели он написал ей с материной квартиры и попросил съехать. Он сам потом расплатится и прочее. Она позвонила его матери. -- Он не станет говорить с тобой, -- сказала та.-- Честно говоря, я со стыда сгораю за него. Дафна взяла такси и поехала к ним. -- Он работает наверху,-- сказала его мать.-- Завтра снова куда-то собирается уезжать. Честно говоря, я надеюсь, что это надолго. -- Мне нужно повидать его, -- сказала Дафна. -- Я буквально больная от него,-- сказала мать.-- Стара я, милочка, чтобы переносить такое. Благослови тебя Бог. Она подошла к лестнице и крикнула: -- Ральф, спустись, пожалуйста, на минутку. Дождавшись его шагов на площадке, она быстро шмыгнула в сторону. -- Уходи, -- сказал Ральф. -- Уходи и оставь меня в покое.

      III

    В колонию Дафна вернулась в самые дожди. От сырости Чакату совсем замучил ревматизм. О ревматизме он в основном и говорил и, спросив что-нибудь про Англию, даже не слушал ответа. -- Вест-Энд страшно разбомбили,--сказала Дафна; -- Когда я поворачиваюсь в постели, в паху словно ножом режет, -- ответил он. Заходили соседи повидать Дафну. Молодежь переженилась, некоторых она вообще впервые видела. -- К югу от нас купил ферму какой-то парень из Англии, говорит, что знает тебя,-- сказал Чаката. -- Кажется, его фамилия Каш. -- Касс, -- сказала Дафна. -- Майкл Касс. Правильно? -- Это снадобье, что мне прописали, совсем не помогает. Только хуже себя чувствую. В доме Старого Тейса теперь жил новый табачник. Старый Тейс жил в хозяйском доме, у Чакаты. Он сидел в углу веранды и нес околесицу либо сло- нялся по двору. Чаката раздражался, когда Старому Тейсу не сиделось на месте, поскольку сам он передвигался с трудом. "Не приведи бог, -- говорил он, провожая взглядом Старого Тейса, -- вот и руки-ноги есть, а в голове никакого соображения. Я хоть еще соображаю". Чаката предпочитал, чтобы Старый Тейс сидел в своем кресле на веранде. В такие минуты он говорил: "Знаешь, после стольких лет я очень привязался к Старому Тейсу". За едой Старый Тейс чавкал. Чаката словно не замечал этого. Дафне пришла мысль, что она теперь не очень и нужна Чакате, коль скоро ее не надо спасать от Старого Тейса. Она решила пожить на ферме месяц, не больше. А потом найти работу в столице. На третий день погода разгулялась. Все утро она слонялась по ферме, облитой солнцем, а после обеда пошла в крааль Макаты. Новый табачник с большой охотой согласился заехать за ней на машине. Она отвыкла ходить и после первой мили выдохлась. В небе она заметила облако саранчи и безотчетно бросила тревожный взгляд в сторону маисовых полей Чакаты. Стая пролетела, не опустившись. Дафна села на камень передохнуть и спугнула ящерку. -- У-хо-ди. У-хо-ди, -- услышала она. -- Господи, -- позвала она, -- помоги. Нет больше моих сил. Мальчик прибежал к сушильням, где, опершись на две трости, передыхал Чаката. -- Баас Тейс ушел стрелять антилопу. Негритенок говорит: он взял ружье стрелять антилопу. -- Кто? Что? -- Баас Тейс. Ружье. -- Куда он пошел? В какую сторону? -- К северу. Негритенок видел. После обеда, говорит негритенок, сказал, что идет стрелять антилопу. Подошло несколько туземцев. -- Бегом за ним! Отберите у Старого Тейса ружье. Приведите обратно. Они нерешительно взглянули на него. Чтобы туземцу велели отобрать у белого человека ружье -- такое услышишь не каждый день. -- Отправляйтесь, болваны. Бегом! Еле живые от страха, они приплелись через полчаса. Тем временем, ожидая их, Чаката дотащился до конюшни: -- Где Тейс? Вы его нашли? Они не сразу ответили. Потом один туземец ткнул пальцем на дорогу через маисовое поле, по которой, шатаясь от усталости, брел Старый Тейс и что-то волочил за собой. -- Возьмите ее, -- велел Чаката. -- Подстрелил антилопу,-- объявил Старый Тейс собравшимся. -- Выходит, на что-то еще гожусь. Подстрелил антилопу. Он внимательно вгляделся в Чакату. Он не понимал его безучастности. -- Чаката, у нас антилопа на обед, -- сказал он. С похоронами в колонии не тянут, потому что климат торопит. Провели дознание и на следующий день Дафну похоронили. На похороны приехал. Майкл Касс, кладбище было неподалеку от дорпа. -- Вообще-то мы были довольно хорошо знакомы. Она жила у моей матери, -- сказал он Чакате. -- Мать подарила ей птицу -- или что-то в этом роде. Он хихикнул. Озадаченно взглянув на него, Чаката не увидел на его лице улыбки. Чакате помогли сесть в машину. -- Надо показаться настоящему специалисту, -- сказал он. Случившееся потрясло Ральфа Мерсера. Получалось так, что некая догадка подтвердилась. Встретившись с ним, Дафна только и начала жить, а расставшись -- в определенном смысле умерла. Он пытался растолковать это своей матери. -- Как те цветы, что растут в саду. Ведь нельзя сказать, что они существуют, пока не увидишь их собственными глазами. Или другой пример... -- Цветы, сад... Тут душа человеческая. Через год Ральф пережил творческий кризис. Его книги расходились, однако серьезная публика не принимала их всерьез. У всех его романов были счастливые концы. Он решил написать трагедию. В поисках трагического он поворошил свой жизненный опыт. Он обдумал и забраковал домашние неурядицы своих прошлых и теперешних друзей -- слишком все банально. Забраковал историю своей матери, рано овдовевшей, разочаровавшейся в сыне, но все еще не павшей духом, -- слишком частная история. И задумался о Дафне. Тут забрезжило нечто экзотическое и трагическое. Он вспомнил ее рассказы о Старом Тейсе и Чакате, историю их пожизненной вражды. Он взял билет на самолет и улетел в колонию, чтобы собрать необходимый материал. В колонии им почти сразу завладели поклонники; С ним еще никогда так не носились, он был нарасхват. Его пригласили к губернатору. В его честь устраивали обеды, и, хотя реки разлились, гости съезжались издалека. Он уже не каждым приглашением соблазнялся. Всякий белый человек знал это имя -- Ральф Мерсер, даже если и не читал его книг. А главное, отдыхая после обеда на просторных верандах, он мог разглядывать общество, не опасаясь уколоться о встречный взгляд какого-нибудь критика, кошмарного типа, даже по имени вряд ли известного читательской публике, который дома обязатель- но затешется в компанию и будет портить Ральфу кровь. Он склонялся к мысли, что весьма недооценивал своего читателя. -- Я подумываю о том, чтобы сменить творческую манеру. Подумываю написать трагедию. -- Великий боже, -- сказал его собеседник, отставной генерал, -- не пугайте нас. И все его поддержали. Еще в одном отношении все были единодушны: "Отчего бы вам не обосноваться у нас?" Или: "Отчего бы вам не купить дом и не жить в нем несколько месяцев в году? Это единственный способ избежать высоких налогов". В клубе он встретил Майкла Касса, который приехал в столицу похлопотать о ссуде в земельном банке. -- Моя жена обожает ваши книги,-- сказал Майкл и хихикнул. Ральф забеспокоился, не критик ли он. -- У нас с вами есть общая знакомая,-- сказал Майкл,-- вернее, была. Дафна дю Туа. Я приезжал ее хоронить. И хихикнул. -- Я, собственно, приехал, чтобы побывать на ее могиле,-- сказал Ральф в свое оправдание.-- И еще -- поговорить с ее дядей. -- У вас есть машина? -- спросил Майкл. -- Если нет, то я вас отвезу. Я живу недалеко от них. Ральф догадался, что хихиканье Майкла -- это просто нервный тик. -- Я думаю обосноваться в колонии, -- поведал он, -- жить здесь семь месяцев в году. -- Недалеко от нас есть прекрасный дом,-- сказал Майкл. -- Его скоро будут продавать. Только пробыв в колонии два месяца, объездив страну вдоль и поперек, повидав все достопримечательные места и интересных людей, Ральф смог наконец ответить на приглашение Майкла и приехал к ним на ферму. -- Вы сейчас что-нибудь пишете? -- спросила его жена Майкла. -- Нет, сейчас я собираю материал. -- Так это будет про колонию? -- Трудно сказать. Вдохновленный образом Дафны замысел книги уже не казался ему столь заманчивым. Он не мог вообразить читателя, способного воздать должное такой теме, -- во всяком случае, здешние его почитатели, когда он узнавал их поближе, для этого не годились. Майкл возил его на ферму, объявленную к продаже. Ральф сказал, что почти наверняка купит ее. Ходили к Чакате, Ральф поговорил с ним о Дафне. -- Почему она не осталась в Англии насовсем? -- сказал Чаката. -- Почему вернулась? -- Наверное, ее, тянуло назад, -- сказал Майкл и хихикнул. Чаката заговорил о ревматизме. Он проковылял на веранду и крикнул, чтобы принесли выпить. Гости вышли следом, и Ральф увидел сидящего в углу долговязого старика, что-то бормочущего себе под нос. Он спросил Чакату: -- Это не мистер Тейс? Дафна рассказывала мне о мистере Тейсе. -- Не удался в этом году маис, -- сказал Чаката. -- Не жилец я на белом свете. Майкл отвез Ральфа на кладбище. Жена предупреждала: "Оставь его там ненадолго одного. По-моему, он любил девочку". Майкл уважал деликатную натуру своей жены. Хихикнув, он оставил Ральфа у могилы, объяснив, что у него неотложные дела в деревне и что он вернется за ним. -- Но вы, -- сказал Ральф, -- ненадолго? -- Нет-нет, -- сказал Майкл. -- Тут что-то очень много москитов. У вас бывает малярия? , -- Нет-нет. Он хихикнул и ушел. Постояв перед камнем с надписью "Дафна дю Туа. 1922--1950", Ральф стал нетерпеливо расхаживать по кладбищу. Его рассеянный взгляд ухватил надпись: "Дональд Клути". Что-то знакомое, но откуда выплыло это имя -- он не мог вспомнить. Возможно, его упоминала Дафна. -- У-хо-ди, у-хо-ди. Птичка сидела как раз за могилой Дафны. Дафна часто ее поминала: -- Она свистит: "У-хо-ди, у-хо-ди". -- И что из этого? -- спрашивал он, раздражаясь, потому что иногда он с пронзительной ясностью видел в ней самое Глупость. Без всякого конкретного повода она то и дело объявляла: "У нас есть птичка, которая свистит: "у-хо-ди", "у-хо-ди""; она навязывала ему эту птичку, словно он орнитолог, а не писатель. -- У-хо-ди, у-хо-ди,-- сказала птичка с той стороны могилы. Все шесть недель, что он ездил по сельским районам, он каждый день слышал птичку. Вернуться в столицу и больше не слышать ее голоса было большим облегчением. В клубном уюте все предстало таким образом, что никакой птички никогда и не было. Но вот он пошел с губернатором посмотреть раунд гольфа. -- У-хо-ди, у-хо-ди. Он заказал билет на самолет в Англию -- к сожалению, только на будущую неделю. В "Уильяме-отеле" он случайно встретил Майкла Касса. -- Насчет той фермы, -- сказал Майкл. -- Кто-то еще приценивался. Вам надо побыстрее решать. -- Я не хочу ее покупать, -- сказал Ральф. -- Я не хочу здесь оставаться. Они сидели на веранде и пили виски с содовой. За москитной сеткой торчала птичка. -- Вы ее слышите, эту птичку-"уходи"? Майкл прилежно вслушался: -- Нет. Не скажу, что слышу. Он хихикнул, и Ральфу захотелось его ударить. -- Я ее везде слышу, -- сказал Ральф. -- Она мне не нравится. Поэтому я и уезжаю отсюда. -- Господи, твоя воля. Вы что, птицами интересуетесь? -- Нет, не особенно. -- Ральф Мерсер не будет покупать ферму, -- сообщил Майкл своей жене вечером. -- Мне казалось, это решенное дело. -- Нет, он возвращается домой. К нам уже не приедет. Говорит, ему не нравятся здешние птицы. -- Надо бы тебе полечиться от этого хихиканья, Майкл. Что, ты говоришь, ему не нравится? -- Птицы. -- Птицы? Так он что -- орнитолог? -- Нет, по-моему, католик. -- Дорогой, я имею в виду специалиста по птицам. -- А! Нет, он говорит, что не особенно интересуется птицами. -- Оригинал, -- сказала она. 1958

    Популярность: 26, Last-modified: Thu, 11 Sep 2008 08:19:21 GMT