---------------------------------------------------------------
   © Ricarda Maria Terschak. Elmolin. - Leipzig: St.Benno-Verlag GmbH, 1990.
   © Перевела Галина Шувалова
   © Speaking In Tongues/Лавка Языков
---------------------------------------------------------------



     Люди - это такие невиданные птицы
     С крыльями, растущими внутрь,
     Они летают, парят и бьются
     В чистейшем воздухе: в мыслях.

     Никита Станеску







     В те далекие времена, когда люди  еще не все знали, и к тому же даже не
знали,  что  они  не все знают,  когда они не  вскарабкались еще  на  каждую
вершину,  не   измерили  глубины  всех  морей...  вот   тогда  стояла  среди
старого-старого елового  леса одинокая горная круча,  не обозначенная  ни на
одной карте тех времен, и никто не имел о ней ни малейшего понятия.
     Это  была вершина  грязевого вулкана.  Из  узких трубок,  из  низких  и
широких  сковородок,  из  всех круглых  кратеров  высотой  примерно  со стол
рвалась  из недр  земли, клокоча  и шипя, холодная серая грязь. С бульканьем
вздувала  пузыри,  высоко выстреливала брызги, потом постепенно затихала, но
снова начинала глухо рокотать, непрерывно возмущаемая ядовитыми  газами. При
каждом выбросе грязь оседала на краях маленьких вулканчиков, застывала серой
глиной  и незаметно поднимала стенки кратеров, но вместе  с тем  заливала  и
почву, на которой они стояли. И получалось так, что вулканчики хотя и росли,
но  выше не становились, потому что они  постоянно двигались вверх вместе со
своей горной вершиной. Они напоминали неровный лес огарков, с которых серыми
каплями стекает воск.
     А на краю леса, в двух  шагах  от бурлящих вулканов, стояла, совершенно
утопая  в бурьяне, старая  замшелая  избушка.  Щели между  грубо  отесанными
бревнами  были законопачены  мягким мхом,  чтобы защитить  жилье  от ветра и
непогоды. День и ночь тянулся прозрачный голубой дымок сквозь кровлю, крытую
дранкой наподобие старых крестьянских домов и пастушьих хижин.
     В   избушке   непрерывно  дымился   вулкан,  который   при   регулярном
подбрасывании трав и красного камня  становился пылающим  очагом. И хотя  от
леса до самого  порога избушки бежала удобная тропинка  из  плоских  камней,
лавируя между зеленым дерном и топкой грязью, еще ни один путешественник, ни
один  дровосек, ни один охотник  никогда в  жизни, даже случайно,  не забрел
сюда, на самую вершину грязевого вулкана.
     В избушке обитали с незапамятных времен  два жильца. Ни один из них уже
не  мог припомнить, когда и как они нашли друг друга. Да они  никогда  и  не
думали об этом, им хватало того, что они вместе.  И во всем мире не было  ни
одной живой души,  которая бы об  этом задумалась.  Не было по  той  простой
причине, что  ни о грязевом вулкане, ни об избушке, ни о ее обитателях никто
ничего не знал.
     Один  из  них время  от  времени спускался к подножию  горы в Маленький
город, чтобы там на ярмарке спеть что-нибудь людям под звуки своей шарманки.
Его охотно слушали, бросали монеты в его шапку, шли дальше и забывали о нем.
Откуда он пришел и куда шел - об этом никто не спрашивал. Его любили и знали
как певца Фридолина, и этого было достаточно.
     Второй  обитатель  избушки  был  созданием необыкновенным. Маленький, с
круглым  брюшком, с  широкими  плечами  и  мощными  кулаками,  он  шнырял  с
проворством  степного  тушканчика в  избушку  и обратно,  перепрыгивая через
плоские  камни,  скользил  по седой грязи, падал, с  пыхтеньем  поднимался и
несся дальше, пока не застывал на своих кривых ножках  перед каким-нибудь из
вулканов,  заглядывая внутрь,  как  школьник  в мамину кастрюлю. Он бегал от
одного  вулканчика к  другому и, что-то бубня,  заталкивал в кратеры длинную
палку-мешалку. Это был гном Эльморк, повелитель холодной грязи.
     Когда-то  он  родился  в недрах Земли, скорее  всего, из  лавы и камня.
Тролли и кобольды, эльфы и духи огня присматривали за его первыми нетвердыми
шагами сквозь подземные  лазы и  щели, водные потоки и  толщи угля. Но  едва
лишь его  кривые  ножки увереннее  затопали по подземным просторам, едва  он
научился отличать  своими большими фиолетовыми  глазами  корни  деревьев  от
закоченевших змей и червей, как  тут же возомнил  себя королем и повелителем
всего  подземного  мира. Он  много и  противно разглагольствовал, а главное,
требовал от  всех беспрекословного  подчинения. Только  он мало  годился для
такой роли.
     Так было  до тех пор, пока однажды темным днем его глупость и тщеславие
не опостылели наконец тамошним жителям. Они собрали все дурное  и  скверное,
что он  когда-либо  произнес,  смешали  с грязью... и чванливый гном вылетел
вместе со всем этим прочь из подземного мира, как камешек из рогатки. Видели
бы люди, как тогда с ним разделались!
     Вот так образовались в древние времена грязевые вулканы, а гном Эльморк
явился на белый свет.
     Эльморка  мало  огорчило  то,  что его выдворили наружу.  Он смотрел по
сторонам большими бледно-фиолетовыми  глазами, деловито расхаживал по горной
вершине,   смеясь,   останавливался  среди   своих  маленьких   вулканчиков,
заталкивал в их жерла палку-мешалку и орудовал  ею, с восторгом ловя брызги,
плевки и потоки грязи.
     И если  заблудившаяся  птица, отравленная испарениями газов, с жалобным
криком  утопала в  холодном месиве, его это нисколько  не трогало.  Ему было
наплевать, что  вся  трава, пытавшаяся  пустить  ростки вокруг  вулканчиков,
покрывалась бурой массой.
     Он жил одним  стремлением :  постоянно будоражить  вулканическую грязь.
Зачем он это делал, он не знал. Только смутно ощущал,  что однажды  это  ему
пригодится.






     А у подножия грязевого вулкана, в широкой долине расположился Маленький
город.  В нем  никогда  не  происходило  ничего  особенного,  то есть ничего
такого,  что заслуживало  бы  нашего  внимания. Жители  спокойно  занимались
своими  делами.  И  никто  не  знал, что  река, протянувшаяся вдоль  города,
начинается с маленького источника, пробившего себе путь как раз  возле самой
избушки  Фридолина и Эльморка. Да никто и  не задавался подобными вопросами.
Люди  просто  наслаждались  необыкновенно   прохладной  и   чистой  водой  и
радовались обилию рыбы в реке.
     В  этом городе было, конечно, очень много детей. Как, впрочем, и везде.
Троим  из  них  отведена  в нашей  истории особая  роль. Это  два мальчика и
девочка.  Одного  из  мальчиков звали  Гайни. Он  принадлежал к  народу,  не
знающему разницы между природой и "другим"  миром. Для  этих  людей лес  был
домом,  великолепие  звезд  в  летней  ночи  - роскошным  залом.  А  дождик,
моросящий  с   затянутого  тучами  неба,  они  воспринимали  как  подходящую
возможность очередной  раз  помыться без особых  хлопот,  с  надеждой ожидая
ясных дней.
     Тысячелетиями  возникают  на Земле  народы. Они  меняются,  развиваются
счастливо  или трагично, ведут войны, строят дома,  занимаются искусством, а
потом  медленно исчезают.  Народ, к которому принадлежал Гайни,  был другим.
Время текло сквозь него, не в силах его изменить. Тысячелетиями он оставался
таким  же,  каким  был  с самого  начала.  Что  эти люди  задумывали,  то  и
случалось. Чего  желали, то и получали. О чем мечтали, то и происходило. Для
них не было  близкого и  далекого. Они всегда были  в центре пространства  и
времени. Что  они  видели,  то могли передать,  но не  словами, а  песней  и
танцем.  Все  живое было  им  близко, как собственная  кожа. Любую боль  они
ощущали как свою собственную. Никогда они не жаловались на голод и холод. Их
святыней был огонь. Во сне они прижимались к земле.  Вода означала  для  них
жизнь.
     Но они никогда не говорили о жизни. Даже долгими вечерами, сидя  вокруг
своих дымящихся костров.
     Жили  они  группами.  Спокойно  переносили  все  тяготы.  Если же вдруг
случались времена изобилия,  они буйно наслаждались им. И тогда текли потоки
вина,  сало  капало  со сковородок,  далеко слышны  были  песни и шум  дикой
пляски.
     Они  презирали  законы, которые навязывал им "другой" мир. У  них  была
тайна,  о  которой сами они лишь  догадывались.  И ничему  на свете  они  не
придавали такого  значения,  как  молчанию  -  сокрытию этой  тайны,  внутри
которой они и жили, как в большом прозрачном шаре.
     Прошло не так уж много времени с тех пор, как семья Гайни со всем своим
скарбом кочевала с  места на  место. Привычные к дождю  и палящему солнцу, к
голоду  и  изобилию,  всем  довольные,  беспечно   тянулись   они  в   своих
разноцветных кибитках  через всю страну, благодарные  каждому доброму уголку
на  берегу  какой-нибудь   речушки,  послужившей  им   местом  отдыха  после
утомительного пути. В черном  шатре, истрепанном ветрами  и  долгими годами,
было достаточно места. И прежде всего  потому, что старшие сыновья спали под
открытым небом. В палатке располагались на ночлег женщины и  младшие дети. И
пока их не сморит сон, наблюдали оттуда  за отцом, который еще долго сидел у
костра с  другими мужчинами, помешивая угли. А иногда на фоне неба вырастала
черным контуром фигура  бабушки.  И когда, ближе к  ночи,  в узком  просвете
палатки  изменялось  расположение  звезд,   с   неба  спускался  месяц  и  с
доверчивостью  кошки  усаживался  бабушке на плечо, а  она  тихим голосом не
переставая  нашептывала небу  старинные  слова  своего языка.  Так  казалось
иногда засыпавшему Гайни и его многочисленным братьям и сестрам.
     Одежда бабушки не отличалась от одежды других женщин племени. Но было в
бабушке что-то  особенное,  как  будто таинственный дух  далекого  прошлого,
бесконечных путей и трудов. А в глазах  ее читалось знание тайны и силы. Она
была не просто  одной из старых женщин рода, она была похожа одновременно на
всех женщин всех народов, которые жили и живут на Земле.
     Ее  руки,  коричневые  и  жесткие,  были  покрыты  трещинами, как  кора
древнего  дерева. Прикосновение их было шершавым.  А какой целительной силой
они владели, об этом могли рассказать  те,  кому  старая Пипа  Рупа принесла
облегчение, наложив руки на больные места.
     А потом случилось  нечто  невообразимое:  несмотря  на  то, что вольная
жизнь,  воздух,  ночное  небо, ежедневная езда  и шум все  новых и новых рек
неотъемлемо принадлежали этим людям, были их предназначением...семья однажды
вдруг поддалась на уговоры  речистых отцов города  оставить  кочевую жизнь и
снять красивую и просторную квартиру в новом доме на берегу реки в Маленьком
городе.






     Прямо  над  квартирой Гайни, расположившейся у самой земли,  на  втором
этаже этого дома, жил вместе со своими родителями Гауни  - второй мальчик, о
котором необходимо рассказать в этой истории.  Гауни выглядел как все другие
мальчики  Маленького города,  и  лет ему было  ровно столько же,  сколько  и
Гайни. До того как он  и его родители переехали в новый дом  на берегу реки,
они жили в маленьком одноквартирном домике, который с  течением времени стал
им маловат.
     Родители Гауни  пользовались  во  всех многоразличных воровских  кругах
прекрасной   репутацией:  они  были   единодушно   признаны  королями   всех
карманниковНе  было  на  свете таких  карманов,  которые  они  не  могли  бы
обчистить  в один момент. Не было  и таких  карманных  часов, которые  после
легкого прикосновения не продолжили бы свое тиканье в их карманах. Там,  где
они появлялись, исчезали бумажники у законных владельцев, пропадали  золотые
кольца с пальцев дам. В гостиницах и в  конке -  предшественнице трамвая,  в
театре и  на  улицах - оживленных или безлюдных  - да где  угодно находилась
возможность применить профессию!
     История  знакомства  г-на  Фанглингера  с  г-жой  Фанглингер, хоть и не
относится  непосредственно к нашему повествованию, однако заслуживает  того,
чтобы ее привести здесь, так сказать, в скобках.
     Господин Лангфингер (ах, извините! Этого говорить было нельзя. Господин
карманник  обладал  прекрасными  манерами, но ему не повезло  с фамилией:  в
переводе с немецкого это  означает попросту "вор".  А  в этих краях говорили
по-немецки.  Не  мог  же  он  жить с такой  неблагозвучной  фамилиейПришлось
переставить пару букв).
     Итак, господин  Фанглингер жил холостяком и, чтобы не умереть со скуки,
произносил время от времени длинные монологи. Бывало, он громко поучал себя:
"Дорогой мой, поскольку ты холостяк,  и  у  тебя  нет  никого,  кто  мог  бы
содержать в порядке твою  одежду,  ты должен  сам следить  за всем. И прежде
всего, разумеется, за самым главным  - за карманами. Первое:  карманы должны
хорошо  застегиваться  (сам  знаешь  почему).  Достигается  это  посредством
крючков, молний и правильно размещенного (двойного) ряда кнопок.
     Второе: карманы ни в коем случае  не должны быть рваными, иначе слишком
просто лишиться всего того, что раздобыто с таким непревзойденным искусством
(и с таким риском для жизни). И вот сегодня, приведя свои карманы в порядок,
ты снова выбираешь  самый выгодный - длинный и людный  - маршрут  конки.  На
этом  пути  постоянно  прибавляются новые  пассажиры  - и  все  с  карманами
(надеюсь,  еще  не обчищенными).  И  при  этом за целых  два часа езды  тебе
придется купить только  один билет!"  Г-н  Фанглингер  был к тому  же еще  и
экономным. А это очень хорошая черта характера.
     И вот как-то раз он  стоял с приветливым лицом  в вагоне конки. Вот  он
охотно  помог пожилой даме занять  место.  Вот поддержал господина инвалида,
когда тот садился в  конку,  и заботливо  проводил  его до сиденья. Какое-то
время он даже подержал на руках младенца, оказав любезность  молодой матери.
Он  попросил  дородного  господина, по  всей  видимости, мясника,  разменять
деньги.  Сплошь удобные случаи!  После  этого все,  кто с  ним соприкасался,
ехали,  ничего  не подозревая, дальше с пустыми карманами  и  кошельками, но
счастливые соседством с таким милым, безотказным господином.
     Итак, г-н Фанглингер стоял со скучающим видом и рассеянно поглядывал  в
газету,  которую изучал пассажир у окна. Г-н Фанглингер  был сейчас не очень
внимателен,  поскольку  подсчитывал  в  уме  свою  нынешнюю  добычу.  В  его
многочисленных  карманах  были  определенным образом размещены: трое мужских
часов  с  золотыми  цепочками,  массивный  золотой   перстень,  пять   тугих
кошельков, кольца и что-то еще, прихваченное прямо в упакованном виде (вдруг
там что-то ценное?) Он уже начал прикидывать, не  лучше  ли  заблаговременно
покинуть конку и затеряться  в толпе, когда...  что?  Что это было? Нет. Это
невозможно. Это просто неслыхано! Г-н Фанглингер неподвижно застыл на месте,
мысли же  его  при  этом форменным образом кувыркались!  Наконец ему удалось
сосредоточиться на движениях  маленькой нежной ручки, которая с  бесконечной
осторожностью опустошала один  за  другим его карманы. Двойной  ряд  кнопок?
Особые  меры  предосторожности?  Все  напрасно.  Рука  побывала там.  Кнопки
расстегнуты, карманы  пусты. Г-н  Фанглингер  переживал настоящую бурю самых
противоречивых чувств: от гнева до внезапно пробудившегося профессионального
интереса. Все, что  с  ним в настоящий момент происходило (что  он и  сам не
смог бы сделать лучше),  было  делом рук серьезного конкурента. Кто  же это?
Быстрый взгляд вниз...  Там стояла,  приветливо улыбаясь, девочка-подросток,
хорошенькая, аккуратно одетая. В тот момент, когда последняя вещица покидала
карман  пальто г-на  Фанглингера, лицо  девочки выражало разве что некоторую
скуку, но  ни малейшей  сосредоточенности. Г-н  Фанглингер  мгновенно  и  до
мельчайших  деталей   разработал  план   дальнейших   действий.  Итак,   ему
представилась  редкая  возможность  понаблюдать за  конкурентом  "в  работе"
(может  быть, кое-что позаимствовать?) Г-н Фанглингер вынужден был признать,
что девушка едва ли уступает ему, лучшему из  всех карманников(!) в ловкости
рук, и  это сильно его беспокоило. Еще несколько лет - и она превзойдет его.
Это, по-видимому, бесспорно. Не  полезнее ли объединиться с юной дамой,  чем
разоблачить ее сейчас со скандалом, а в результате приобрести себе врага?
     И  вот г-н  Фанглингер, улыбаясь,  проделал все  то, что  за  это время
придумал.
     Молниеносным  движением  он  схватил нежную  ручку,  когда  та  как раз
намеревалась обшарить последний из его карманов. Железным кольцом сомкнулись
многоопытные пальцы карманника на узком запястье очаровательной конкурентки.
Мгновенный взгляд  в  ее сторону - и он  убедился:  это был  настоящий  шок!
Улыбка исчезла с девичьего лица,  щеки стали пунцовыми.  Невероятно быстрым,
змееобразным движением пленница попыталась вырваться. Но хватка была крепка,
как тиски. Заранее изобразив на лице любезную улыбку, он спокойно повернулся
к девушке.
     Та   кричала,  но  только  лишь  глазами:  "Пустите  меня,  пожалуйста,
пожалуйста! Я никогда-никогда больше не стану этого  делать!" Г-н Фанглингер
отвечал  ей  - тоже лишь глазами  :  "Ты такая красивая  и ловкая. Ты должна
пойти  со  мной".  Потом  он  сказал  так  непринужденно,  будто  ничего  не
произошло:"Пойдем, нам пора выходить. Вот уже наша остановка".
     По дороге он взял  свою пленницу за руку  и повел  рядом  с  собой  так
галантно, что каждый встречный наверняка считал их просто неразлучной парой.
Невозможно было догадаться о том, что рука девушки жестко, как в наручниках,
зажата в его руке:  столь благообразны  были  их лица. Ведь оба имели веские
причины скрывать от прохожих свои истинные отношения.
     Оказавшись в своей квартире, он наконец отпустил ее. Она  терла пальцы,
запястье.  Г-н  Фанглингер не произносил ни  слова, давая ей время прийти  в
себя. В  его взгляде не было ни малейшей злости.  И только немного погодя он
выразительно постучал указательным пальцем по столу.
     Девушка  была умной и не нуждалась в долгих объяснениях. Один за другим
выложила она  на темно-зеленую бархатную скатерть предметы,  извлеченные  из
карманов г-на  Фанглингера. "Скатерть  уже довольно потертая и изношенная",-
сказала  она, решив  применить  отвлекающий маневр. "Вам  нужно купить  себе
новую". Г-н Фанглингер  кивнул, вздохнул  и сказал как бы между  прочим:"Еще
тяжелые золотые часы, пожалуйста".  Когда часы  тоже заблестели на  потертой
скатерти среди других возвращенных вещей, он продолжил:"А теперь еще толстую
золотую цепь от них". Тогда незнакомка разразилась рыданиями.
     Г-н Фанглингер участливо поинтересовался:  "Почему  же ты плачешь? Имея
такой талант, как у тебя,  не о чем  плакать".  "Талант талантом,  а  что  я
сегодня буду есть?" Тут г-н Фанглингер проявил сострадание:"Хочешь яичницу?"
Тихо и робко прозвучал ответ:"Да,  пожалуйста". "Ты можешь  съесть яичницу",
пояснил он,  "но только  если сама ее  приготовишь". "И  одну для Вас?"  Г-н
Фанглингер  утвердительно кивнул.  Затем  он уселся  на  свой  мягкий  стул,
который  тоже оказался сильно потертым  - странно, раньше это не бросалось в
глаза  -  и, предвкушая яичницу, углубился в изучение  новостей (газета сама
прихватилась из чужого портфеля вместе с кошельком).
     Точно  не установлено,  какие  разговоры  велись  за обедом.  Возможно,
беседа  касалась  профессиональных вопросов -  скажем,  они  делились личным
опытом. Известно только, что девушка  оставалась  там  весь вечер, и что г-н
Фанглингер  сказал после ужина:"Знаешь что?  Я прошу твоей руки..." при этом
он сильно поперхнулся, "хм-хм... Но не в моих карманах,  а я прошу тебя, как
это красиво говорится, выйти за меня замуж." "Ну, хорошо", ответила девушка.
Из  чего господин Фанглингер заключил,  что она получила не очень-то хорошее
воспитание.
     Вот  так познакомились родители Гауни. С тех  пор они  работали напару,
постоянно совершенствуя свое мастерство  и разрабатывая все более изощренные
технические приемы.  Наконец они  достигли таких высот, что, как упоминалось
выше, получили в  профессиональных  кругах высший титул королей карманников.
Неудивительно, что однажды  на свет появился маленький  Гауни. Конечно,  это
обстоятельство поначалу мешало слаженной деятельности родителей, но недолго.
Скоро  ребенок  стал  достаточно  большим,  чтобы  понемногу  приобщиться  к
профессии.
     Когда они нашли себе квартиру в новом трехэтажном доме на берегу  реки,
прежний маленький домик стал им совсем уже тесен.
     Они   были  счастливы  получить   столь   комфортабельное   жилище,   и
незамедлительно переехали сюда, в помещения второго этажа.







     Родители Сибиллы, девочки,  которая играет в нашей истории важную роль,
поселились на третьем, верхнем этаже жилого дома на берегу реки.
     Сибилла  была  совершенно  обычным   ребенком,  хотя  временами  она  и
производила  противоположное впечатление.  Возможно,  фантазия  у  нее  была
богаче, чем у других  детей. Но могло быть и так, что она просто смотрела на
мир, на людей  и на вещи  широко открытыми глазами.  Во всяком случае, более
широко открытыми, чем большинство людей. В остальном она вела себя точно так
же, как все другие  дети.  Правда,  следовало  бы еще отметить, что  Сибилла
умела  думать. А  если  это учесть, то получится, что она  действительно  от
многих отличалась.
     Возможно,  эта  редкая способность была  связана с тем обстоятельством,
что  родители Сибиллы  имели особые  профессии, соединяющие, если  можно так
выразиться,  небо  и землю. Мама была садовницей. Смешивая песок,  кирпичную
пыль и  цемент,  мамины руки готовили  такую замечательную  почву, в которой
нежные растения прекрасно себя чувствовали и  расцветали. Она следила за  их
ростом,  оберегала их от  сорняков и  вредителей, собирала урожай:  корешки,
плоды или цветы - в  зависимости от вида. Она любила стоять босыми ногами на
утрамбованной тропинке оранжереи и обрабатывать землю заботливыми руками. От
этого двойного касания  к ней  шла сила. Когда она говорила, голос ее звучал
мягко. Когда шла  по улице,  она  напоминала глиняный  сосуд, полный пышной,
буйной зелени, выбивающейся за края.
     Отец  Сибиллы был  человеком молчаливым.  Ночи  напролет сидел он возле
своего  блестящего  медного телескопа и  наблюдал  за  звездами.  Его  мысли
кружили  среди небесных светил, как будто  у них  там тоже была своя орбита.
Его глаза несли в себе свет и небывалые краски звездных туманов.  Он был уже
очень стар.
     В те  времена  впервые заговорили  о том,  что, возможно,  когда-нибудь
удастся найти  жизнь  в космосе. Именно этими поисками он и был занят. И при
этом он не переставал  удивляться чуду  зарождения  жизни в оранжерее  своей
жены - что также являлось причиной, по которой родители Сибиллы  долгие годы
жили в этой оранжерее, не особенно стремясь переехать в обыкновенное жилище.
     И сколь  безгранична была его  радость, когда  однажды  ночью  его жена
родила на  свет Сибиллу. Они тогда долго разговаривали друг с другом,  и  он
поведал ей  о своем  умозаключении: а именно, о  том,  что непрерывный  рост
растений, появление на свет их ребенка и надежды на жизнь в космосе - отнюдь
не три разные вещи, но суть одно и то же.
     В  оранжерее, под восходом  и заходом солнца и  звезд протекали  первые
годы Сибиллы. Тонкое  стекло,  отделявшее  жилище  от  внешнего  мира,  едва
оберегало ее от холода, снега  или  бури, зато предоставляло свободный обзор
на  все  четыре   стороны   света.  Распускающиеся  листья,   новая  зелень,
барабанящий  град  принадлежали  миру Сибиллы. А еще порхающий  воробей  или
хмурое,  неделями   непроглядное  небо.  Дождь  был  для  Сибиллы  настоящим
событием: ведь он наполнял звоном тишину оранжереи.
     В  новом доме на берегу  реки  Сибилла нашла много удобств,  которых не
знала  раньше. Она ежедневно пользовалась  теплым  душем, ходьба  из  одного
помещения в другое была для нее игрой. Толстые каменные стены нового дома не
пропускали  сквозняков, с которыми  ветер  постоянно  проникал  сквозь  щели
оранжереи,  но и солнце не могло здесь беспрепятственно светить повсюду. Оно
могло проникать в помещение лишь несколько часов в день и  притом лишь через
окна.
     А бегая  по мягким шерстяным  коврам, которыми был покрыт весь пол, она
вспоминала  влажную  почву  оранжереи,  где  при каждом шаге  ступни ощущали
песчинки и камешки.
     И поскольку новые стены были до такой степени непрозрачны, что во  всех
углах лежали серые тени, родители Сибиллы покрасили их  в чистый белый цвет,
купили абсолютно белую мебель,  белые ковры, белые занавески, и мама  каждый
день ставила во все углы, на все столы разноцветные букеты из оранжереи.
     Отец мог  теперь продолжить свои исследования на балконе,  наблюдая ход
светил.




     И все пошло бы  своим  чередом  в новом  доме на берегу реки,  не  имей
семейство  Гайни  десять  кусачих  собак.  Эти  собаки целый  день  носились
туда-сюда  и не  пускали в  дом  никого, включая жильцов  второго и третьего
этажей.
     Они охраняли вход. Что делается позади дома, их не интересовало.
     Фанглингеров  (привычных  и не  к  такому)  это  мало  потревожило. Они
запросто раздобыли себе длинную  лестницу,  приставили  ее с берега к своему
балкону и  весело  забирались  домой.  Для второго  этажа  это,  наверное, и
вправду  было  не так  уж  трудно.  К  тому же  умение  пользоваться  шаткой
лестницей могло оказаться не лишним и в профессиональном смысле.
     Гораздо острее проблема  встала для Сибиллы и  ее родителей. Приставить
лестницу высотой в три этажа было бы  слишком опасно,  не  говоря уже о том,
как соорудить такую громадину.
     Поначалу  были  некоторые  неприятности с  родителями  Гайни,  а  потом
Сибилла нашла решение: когда  собаки замечали  ее и кидались  следом, и ей в
тот же  момент  ужасно хотелось  оказаться  в своем белоснежном  жилище, она
проворно  взбиралась  на  самую  вершину старой  ивы,  склонившейся  к дому,
раскидывала руки и просто перелетала на свой балкон.
     Если чего-то одного  не хватало - необходимости или желания - ей это не
удавалось. Получалось только так.
     Родители скоро научились этому от нее. И все три семьи  зажили в добром
согласии друг с другом.







     Впервые все трое - Гайни, Гауни и Сибилла - встретились на берегу реки.
Каждый  был занят  тем,  что ему  больше  нравилось.  Гайни  стоял у  воды с
самодельной удочкой. Ему попадались самые разные рыбины. Такое обилие рыбных
пород в  обычной  реке -  большая редкость.  Гайни не  произносил  ни слова,
только внимательно  следил за поплавком, сделанным из бутылочной пробки. При
этом  он  то и дело косился  в сторону двух других  детей, живущих, по  всей
видимости, в его доме.
     Гауни  расхаживал по  берегу  в  поисках  каких-нибудь  стоящих  вещей,
которые  вполне  могли быть кем-то потеряны. Ведь  специальное  образование,
которое  он  получал  у  собственных  родителей, имело,  так  сказать,  свой
теоретический  аспект:  научиться  не  только  разбираться  в  ценных  вещах
(желательно, бесплатных), но и приобретать их все больше и больше. Иногда он
приостанавливал свои поиски, садился на траву и выполнял комплекс упражнений
для пальцев, а затем производил  расслабляющие движения поочередно для  всех
суставов рук.
     Сибилла  сидела  на прибрежной  траве,  обхватив колени руками.  Мягкие
ветви плакучей ивы  касались ее головы при каждом дуновении ветерка. Светлые
волосы рассыпались по плечам густыми  волнами, и казалось, что она сидит под
маленькой двускатной  крышей. Она смотрела на  мальчиков. От Гайни она сразу
отвернулась: ей не понравилось,  что он ловит рыбу. Она не могла смириться с
тем, что бедные  существа  попадаются на лакомый кусочек,  и  сразу вслед за
этим  их безжалостно  извлекают из родной стихии.  Но Сибилла  ни  слова  не
сказала об этом  и постаралась скрыть свое недовольство. Еще ей не нравилась
убогая  одежда Гайни.  И  вообще она  с  трудом воспринимала все,  что  было
связано с Гайни и его семьей.
     Потом она посмотрела на другого мальчика. Он  производил на нее гораздо
более  приятное впечатление.  Она удивлялась терпению,  с  каким он выполнял
свои необычные упражнения и гадала: на каком музыкальном иструменте он может
играть? А иначе зачем тратить столько времени и стараний на эти упражнения?
     Наверное это произошло  совершенно случайно,  но Гайни и Гауни  повезло
одновременно. Гайни выдернул из воды пляшущую рыбку, а Гауни вытащил из кучи
мусора  маленький  блестящий ножик. Пока  Гайни  снимал с крючка рыбу, Гауни
очищал свою находку от земли и пыли. Мальчики одновременно подошли к Сибилле
- один  слева,  другой справа, остановились как по команде по обе  стороны и
предложили ей, что имели: Гайни свою рыбу, а Гауни - ножик.
     "Она  серебряная",  - сказал  Гайни  и протянул ей  рыбу под самый нос.
"Хочешь?"
     "Хочешь?"  -   cпросил  Гауни,   протянув   ей  ножик,   и  добавил:"Он
серебряный".
     Сибилла переводила взгляд с одного на другого.
     "Спасибо", - сказала она Гайни, - "да, я хотела бы рыбу". Она осторожно
взяла  из рук мальчика бьющееся  тельце, подбежала  к берегу и бросила  рыбу
обратно в воду. Сверкнув серебряной дугой, рыба исчезла в волнах.
     Сначала Гайни  был не  в состоянии вообще  что-либо  сказать. Потом  он
процедил сквозь зубы: "Что это  на тебя нашло? Бросить  в воду рыбу, которую
другой ловил, старался..."
     "Разве ты не слышал?" Спросила Сибилла.
     "А что такого я мог слышать?"
     "Ты разве не слышал, как она кричала: отпусти меня?"
     Гайни  решил,  что  ответить тут нечего. Он побежал назад  к  реке.  По
дороге трижды  сплюнул  через плечо,  чтобы  глупость Сибиллы не перешла  на
него. Потом он шагнул на камень, торчащий из воды. Вокруг него все буквально
кишело  рыбой. Гайни  прислушался.  Нет. Все  были  немые, кроме  той одной,
которая говорила с  Сибиллой. Глупости! Он тряхнул головой,  и черные  кудри
сверкнули на солнце.
     Тем  временем  Гауни  спрятал  свой маленький серебряный  ножик. И  как
только он мог такое придумать: подарить его чужой девочке. Да пусть она хоть
тысячу раз  живет в  этом  доме! Лучше,  пожалуй, не  рассказывать  об  этом
родителям. Он подбежал к Гайни и остановился рядом: "Ты тоже здесь живешь? "
Он показал подбородком в сторону нового дома на берегу реки.
     "На первом этаже", - ответил Гайни.
     "А я на втором. Как тебя зовут?"
     Они сообщили друг другу свои имена, после чего Гауни спросил:"Зачем вам
столько собак?"  Гайни посмотрел на него непонимающим  взглядом. "Просто они
наши,  -  сказал  он наконец. "Почему  ты не  спрашиваешь про  наших кур или
свиней? Их у нас еще больше, чем собак".
     "Только потому, что собаки не пускают  нас в дом. Что они  имеют против
нас?"
     "Ничего,- сказал Гайни, - но вы все-таки как-то попадаете домой. Скажи,
как?"
     "У нас есть лестница", - сообщил Гауни.
     "Тогда все  в порядке".  Тема  была  исчерпана.  По крайней  мере,  что
касается мальчиков.
     Теперь  Гауни  спросил нового  друга:"А  они?  Как они попадают  к себе
домой?" Он кивнул в сторону Сибиллы. "Это же они живут на третьем этаже?"
     "Я  думаю, они летают",  - сказал на это  Гайни. "Давай спросим у  нее!
Пошли".
     Приятели присели под ивой рядом с Сибиллой - один слева, другой справа.
Сначала они молчали. Сибилла, привыкшая к одиночеству, тоже не знала, что бы
такое сказать. Что полагается делать, когда двое детей вдруг садятся рядом с
третьим?  Она украдкой посматривала из-под своей пышной "крышы" то на Гайни,
быстро  отводя  взгляд, то на Гауни. От  Гауни  приятно пахло, и весь он был
чист  до кончиков ногтей. Другое дело Гайни. Одежда его была сплошь в дырах,
и запах от него исходил плоховатый. Наверное, он давно уже не мылся.
     Гайни все-таки первым открыл рот и спросил:"Как тебя зовут?"
     "Меня зовут Сибилла".
     Лед тронулся. "Ты тоже здесь живешь?" Спросил Гауни. Сибилла кивнула.
     "Это Гауни", - представил Гайни нового друга.
     Сибилла все время думала,  что ей делать  с ножиком, если  этот мальчик
снова станет его предлагать? Он же ей совсем не нужен.
     Но Гауни  не предложил ей ножик, хотя и вынул его  из кармана поигрывая
на солнце сверкающим лезвием. Наконец он сказал:"Это Гайни, Сибилла".
     Теперь  Сибилла  знала, кто сидит рядом с ней на траве. Но если они еще
немного помолчат, это будет глупо. Она встала и сказала: "Мне пора домой".
     Она   не   увидела,   что   мальчики   при   этих   словах   обменялись
многозначительными взглядами.
     Гауни живо поинтересовался:  "Тебе пора домой? Тебе же туда не попасть!
Собаки не пустят тебя в дом".
     "Попаду", - сказала в ответ Сибилла.
     "Как ты это сделаешь?"
     Сибилла молчала.
     "Она полетит", - ответил за нее Гайни.
     Сибилла оказалась  в затруднительном положении.  Чего хотят  от нее эти
чужие мальчики? " Что вам нужно от меня?" Спросила она.
     Гайни понял, что Сибилла испугалась.  Он сказал:"Не  бойся, Сибилла. Мы
ничего тебе не сделаем. Мы хотим с тобой дружить".
     Сибилла посмотрела на Гайни долгим взглядом.  При этом  ей  вспомнилось
множество цветов в  оранжерее и бесчисленные звезды в  отцовском  телескопе.
Она  думала  о  том,  как замечательно было в оранжерее, как прекрасно  было
наблюдать оттуда космос. Но там она была всегда одна, а в космосе вообще нет
никого - одни  только небесные тела.  А здесь, в новом  доме, живут люди.  И
двое из них хотят быть ее друзьями. Можно ли им довериться?
     Вдруг ей все стало  ясно:  цветы  и звезды  - это хорошо,  но дружба  с
людьми значит куда больше. Подружившись с человеком, можно стать счастливой.
А она выбросила первый же подарок Гайни - серебряную рыбку.
     "Извини, Гайни, -  сказала она,  - я  имею в  виду рыбу".  "Ничего",  -
ответил Гайни.
     Тогда Сибилла решила пойти друзьям навстречу.
     "Вы тут говорили, что я летаю".
     "И что, это так и есть?"
     "Конечно".
     "Научи нас", - попросил Гауни. В этот момент он действительно совсем не
думал  о  том,  насколько умение летать может  пригодиться  его родителям  в
воровском деле. Он хотел  только одного: научиться порхать в воздухе подобно
мотыльку.
     "Научи нас, Сибилла", -  попросил он еще раз,  совсем без задней мысли,
без малейшего расчета.
     Сибилле  пришлось   довольно  долго   поразмыслить,   прежде  чем   она
произнесла:  "Я не знаю,  как это происходит...То  есть,  как  именно я  это
делаю. Просто я это умею".
     "Подумай хорошенько, Сибилла, подумай!" Гауни становился настойчивее.
     Сибилла  молчала.  Неужели  ей  придется  вот так  сразу  потерять этих
мальчиков, самых  первых  своих друзей, и  только  потому, что она не  может
объяснить им, как она летает?
     "Что ты делаешь сначала?" Теперь спрашивал Гайни.
     "Сначала..."
     Сибилла говорила как  во сне. Никогда раньше она не  пыталась осознать,
каким  же  образом ей удавалось  подняться  в воздух,  оторвавшись  от  ивы.
"Сначала  я  пугаюсь твоих собак,  Гайни.  Они не пускают меня  в дом, ты же
знаешь".
     "А дальше?"
     Сибилла  закрыла глаза и  попыталась  представить  себе  все,  что  она
чувствует перед тем  как подняться  в воздух. "Да, -  сказала она наконец, -
потом я ощущаю очень сильное стремление вверх. Но обязательно  должно быть и
то и другое вместе:  и страх перед собаками,  и  стремление вверх. Иначе  не
получится".
     "Ты должна нас этому научить". Голос Гауни звучал теперь иначе. Он стал
жестким.
     "Ты должна".
     Это прозвучало как  удар. Сибилла почувствовала опасность,  от  которой
следовало защищаться.  "Я спрошу у родителей разрешения", - пообещала она. В
этот момент она  уже не была уверена, что  на  самом деле хочет  иметь таких
друзей.





     Стояла одна из  последних летних  ночей  года. Фридолин сидел на скамье
возле избушки. С вершины горы глухо доносилось клокотание грязевых вулканов.
Изредка в лесу вскрикивала ночная птица, трещали ветки под ногами  какого-то
дикого  зверя.  В душе  Фридолина царил  мир. Он вспоминал,  как  однажды, в
незапамятные  времена, влекомый чудесными звуками, он парил и  уносился  все
дальше  в необыкновенном, блаженном состоянии... и  оказался здесь, рядом  с
Эльморком.
     Фридолин  сознавал разницу,  которая  разделяла и одновременно сближала
его  с гномом.  Эльморк ненавидел, он сам  любил. Эльморк желал смерти всему
живому, он же пытался возродить погибшее.  Эльморк копался в грязи, а он пел
и лепил из вулканической грязи  чудесные  творения. У Эльморка были огромные
зрячие  бледно-фиолетовые глаза, он  же  был  почти  слепым  из-за  холодных
ядовитых газов, непрерывно сочившихся из вулканов. Единственное, что  он еще
ясно видел, были  эти прекрасные глаза гнома, мерцавшие как светлая сирень в
густых сумерках. В тех сумерках, что спустились на глаза Фридолина.
     Тем временем  появился  вечно  спешащий  Эльморк,  скатившись со  своих
вулканов. "Фридолин!" Закричал он  еще издалека. "Я голоден! Нет, - поправил
он себя, - я не бываю голоден, у меня просто хороший аппетитИ я знаю, что ты
сегодня опять приготовил что-то хорошенькое. Сейчас же вынеси мне это сюда!"
     Фридолин принес гному все, что тому хотелось. Эльморк ел с чавканьем  и
фырканьем  и  разбрызгивал еду во все стороны.  Он все  время перескакивал с
места на место. Фридолин вытирал скамейку пучком травы.
     "Фридолин! - кричал  Эльморк.  - Теперь я хочу пить! Принеси воды!  Это
было  очень вкусно.  Еда была прекрасна!  У  тебя есть еще  горючие  травы и
красный  камень?  Нет? Тогда тебе  следует их достать, мой дорогой.  Ты стал
слишком ленивым!"
     Фридолин  слушал Эльморка,  склонившись над  источником, как над  живым
существом. В  его сердце не было места гневу. "Пожалуйста, Эльморк, - сказал
он, - вот твой напиток".
     "Вылепил  ли ты сегодня что-нибудь новенькое?"  Осведомился  гном. "Все
вокруг  избушки,  да  и  внутри  тоже,  сплошь  заставлено  твоими  смешными
фигурками. Кстати, я сегодня почистил кратеры и вытащил оттуда массу мертвых
птиц для  тебя. Опять туда свалилась чуть ли  не целая  стая и захлебнулась,
хи-хи! Как хорошо!"
     И теперь  Фридолин оставался спокойным.  Он знал,  что может  по-своему
помочь этим птицам возродиться. В  этих  окоченевших,  скорченных судорогой,
изломанных  телах  он  нащупывал  чуткими  руками  прежнюю  форму,  угадывал
движения  несчастной  птицы  и  лепил  из глины такую  же,  с  раскинутыми в
свободном полете крыльями. Так он дарил ей новую жизнь и свободу.
     Эльморк  сопел, вытирал рукой  рот и  приказывал:"А  теперь  шарманкаТы
сочинил  новую мелодию?  Нашел  ли  ты в вулканической грязи  металл,  чтобы
отлить из него новые трубки для  шарманки? А как там с новыми песнями?  Звук
твоей шарманки, Фридолин, ни с чем нельзя сравнить!"
     При этом Эльморк  имел  в виду, конечно,  те звуки, которые  он  знал в
своей жизни: шум  дождя, свист ветра, клокотанье вулканов, гул  леса, голоса
зверей, плеск воды в источнике. И в том, что звук шарманки не походил на эти
звуки, он был прав.
     Но  что он  мог  знать  о музыкальных  инструментах,  которые имелись у
людей?  Мог ли он иметь понятие о рыданиях  скрипки,  угрозах  тромбона,  об
ударах фортепиано, о мощном, грандиозном  звучании органа? Только все равно,
даже если бы он об этом и знал, ни один из этих инструментов невозможно было
сравнить  с  бесконечной  мягкостью  звучания маленьких  трубочек  шарманки.
Однако существовало на свете нечто, имеющее подобный звук. Это были глиняные
птички,  те,  что  издавали тихий, кроткий  плач.  Их  привозили  на продажу
гончары.
     "Играй, Фридолин! Играй!"
     Фридолин  подчинялся. Он  подчинялся охотно,  потому что знал:  Эльморк
больше  всего на свете  любит  мелодии  шарманки, теплые летние ночи  и  его
самого. Он играл  долго.  Так  долго,  что  Эльморк задремал  и скатился  со
скамейки. Фридолин поднял его, на руках отнес в избушку  и  уложил спать. Он
не  хотел  расстраивать  гнома  и  поэтому не сказал ему,  что  на  рассвете
отправляется в путь.  Он  снова собрался  на ярмарку,  которая каждый год по
осени собиралась в Маленьком городе.
     Бесшумно перекинул  он через плечо рулон с картинками,  сопровождавшими
его песни, взял шарманку, немного еды и начал свой долгий спуск к городу.
     Солнце  еще  не взошло,  когда  Фридолин,  миновав  еловый  лес,  вышел
долинами  к просторным  пастбищам.  Путь его лежал через  поля и деревни. На
лугах лениво разлеглись коровы, на реке гоготали гуси, крякали  утки. И хотя
было еще  раннее утро, в деревнях  и  на  проселочной дороге кипела жизнь.Со
всех  сторон стекались к дороге люди. Празднично одетые, они направлялись  в
город на своих повозках, болтая  и распевая песни. Иные из них сонно клевали
носом. Простые телеги  и знатные кареты спешили друг за другом,  оставляя за
собой столбы  пыли. Все хотели  вовремя  попасть на  ярмарку.  Ярмарка - это
такое  событие! Трудно себе  представить, чтобы  кто-нибудь в те времена про
нее позабыл.
     Фридолин шел по обочине. Его  не  расстраивало то, что  он устал и весь
покрылся   пылью.  Его  ничуть  не  удивляло,  что  кое-кто  из  проезжающих
приветствовал  его и перекидывался с  ним  словечком: его помнили с  прошлой
ярмарки. Не удивлялся он и тому, что  никто  не предлагал его  подвезти. Ему
нравилось спокойно шагать  рядом с людьми  в  радостном ожидании  прекрасной
ярмарки.
     О дороге он не беспокоился.  Видел он, конечно, совсем плохо, зато знал
здесь  каждый  корень,  каждый выступ  скалы.  Все  изгибы дороги  были  ему
известны.  Если  ему хотелось  поесть, он  ложился в тени кустарника,  чтобы
немного подкрепиться.
     День уже близился к концу, когда он подошел к Маленькому городу.
     Медленно шел  он берегом  реки.  Насколько он знал, это  был кратчайший
путь  к ярмарочной  площади и  к тому  же  самый простой для такого как он -
почти слепого путника. Проходя мимо нового дома на берегу реки, он удивился,
что  на  месте, которое запомнилось ему совсем пустым, так  быстро выстроили
большой дом.  Дом  этот выглядел в  его  глазах широким, высоким  и  светлым
пятном. Он  не видел, что за толстым стволом старой ивы испуганно спрятались
трое детей. Он спокойно шел своей дорогой, играя на шарманке.
     Гайни,  Гауни и Сибилла  как завороженные  слушали  необычайные  звуки,
льющиеся  из  невиданного инструмента и не  отрывали  глаз от незнакомца.  С
удивлением  разглядывали  они тусклые  зеленоватые волосы,  свисавшие из-под
широких  полей шляпы,  темно-бурую накидку, рулон с картинками,  которыми он
иллюстрировал свое пение, набитую дорожную сумку.
     Возможно, лучше было не попадаться старику на глаза. И все-таки они шли
за ним как привязанные, прячась за  деревьями,  заборами  и  домами, пока он
наконец  не  присел на один из  камней,  которыми  была  обнесена ярмарочная
площадь Маленького города. Сначала он немного перекусил, а затем снова начал
наигрывать на своей шарманке нежнейшие мелодии.
     Но здесь,  на площади, внимание ребят быстро переключилось на множество
разных  вещей. Они  с интересом  наблюдали  за оживленными  приготовлениями,
которые  развернулись  на  фоне  тысячелетнего города,  как  на  сцене,  где
декорациями  служили остроконечные фасады  домов.  Безмятежного  спокойствия
города  как  не  бывало! Со всех  концов  площади раздавались  оглушительные
звуки: стучали молотки, взвизгивали пилы. Повсюду ремесленники устанавливали
свои  торговые  палатки,  обтягивали  их  парусиной в  красно-белую полоску,
расставляли  столы,  на  которых они  завтра поутру  выложат свой  товар  на
продажу.
     Кошки с шипением бросились наутек, когда люди взобрались на крыши домов
и принялись натягивать толстый канат между башней с  часами и дымовой трубой
противоположного дома. Внизу  бегал  туда  и обратно взволнованный человек в
шутовском колпаке и клетчатом  трико,  привлекая к себе не  меньше внимания,
чем те, что трудились на  крышах. Из разговоров и выкриков собравшейся толпы
дети  выяснили,  что  это  всемирно  известный  танцор-канатоходец,  который
намерен завтра продемонстрировать свое искусство на ярмарке.
     Посреди площади  обосновался  человек с деревянной ногой  и пытался еще
сегодня завести свою машину и изготовить немного сахарной ваты, так сказать,
на пробу.
     Везде были  развешаны разноцветные вымпелы и флажки. Смельчаки-акробаты
натянули их даже над аркой старых ворот -  от одной дымовой трубы до другой.
Под зеленым  сводом  аллеи  небольшая труппа  актеров  приводила  в  порядок
скрипучую  повозку, запряженную ослом, на которой они приехали сюда.  Завтра
она должна  послужить  им  сценой для  театра  марионеток.  Один из  актеров
пытался  привлечь внимание присутствующих пронзительными звуками  старинного
музыкального  инструмента наподобие  флейты.  Таким  образом  он рассчитывал
обеспечить себе и своим товарищам публику назавтра.
     Гайни потянул носом  воздух,  принюхался  как следует  и наконец что-то
уловил: "Идемте!" Крикнул он. "Тут поблизости пахнет чем-то вкусным! Пошли!"
Запах действительно привел его к большой палатке, установленной  на площади.
В настоящий момент  она была  еще  пуста,  товары должны  были  разложить на
следующий день. Но  воздух уже  был наполнен сладким запахом корицы и аниса,
гвоздики и меда. Здесь обосновались пряничники.
     "Завтра будет ярмарка," - ахнула Сибилла.
     "Завтра рано утром мы сюда придем", - решил Гайни.
     "И  завтра я покажу вам  фокус,  -  пообещал Гауни, - такой, какого  не
сможет за  мной повторить даже чародей!"  Больше  он не проронил об  этом ни
слова. И ничто не могло бы заставить его сказать больше.
     Сибилла воспринимала эту красочную суету по-своему. Ей  представлялось,
что она сидит в глубокой шахте, стены которой состоят из звуков. И все звуки
одновременно  стремятся  проникнуть  ей в  уши. Поэтому она закрыла глаза  и
попыталась настроиться на один определенный тон.  И ей действительно кое-что
удалось. Сначала она  услышала  пронзительные трели актера-кукловода.  Потом
нашла  тихое  жужжание  машины, сбивающей  сахарную  вату.  Но то,  что  она
стремилась найти,  звучало  слишком  тихо.  Отдельные голоса  вырывались  из
общего гула, и Сибилла пробовала их узнать. Отчетливо слышны были крики тех,
что  все  еще не  могли  укрепить свой  канат.  Это и  вправду  было трудно:
обмотать один конец вокруг башни, а  другой вокруг трубы, сильно натянуть  и
надежно закрепить.
     В общий шум,  крики  и свист то  и  дело  вторгался рев дрессированного
медведя.
     Сибилле вдруг так захотелось услышать шарманщика!  Она  закрыла глаза и
отвлеклась от всех этих звуков, будто стерла их тряпкой со школьной доски. И
тогда ей навстречу двинулись легкие звуки маленькой шарманки.
     "Слышите его?" спросила она друзей.
     "Кого? Здесь много чего можно услышать!"
     "Шарманщика!"
     Напрасно Гайни и  Гауни  напрягали  свои уши:  они  слышали что угодно,
только не шарманку. И чтобы не оказаться в глупом положении,  они посмеялись
над  Сибиллой.  Разве  не  смешно,  что   она  интересуется  старым  скучным
шарманщиком,  а  не  чем-нибудь  стоящим:  скажем,  канатоходцем,  постоянно
рискующим жизнью?





     Проведя беспокойную ночь, друзья проснулись рано утром и сразу побежали
на  ярмарку.  По  дороге  их без конца  перегоняли  повозки:  люди  все  еще
съезжались на ярмарку. Пыль на дороге стояла столбом.
     И вот, взмокшие и основательно наглотавшиеся пыли дети, кашляя, ступили
на  ярмарочную площадь. Вот  это  было зрелище! Палатки ломились от товаров.
Возле  стоек с  сосисками уже  толпился народ.  Из палатки пряничника  пахло
просто  потрясающе, а  рыбные ряды  стоило  обойти стороной,  да  еще  и нос
заткнуть.
     Собаки, полные надежд,  совсем сбились с ног. Возле палатки с гипсовыми
кошками  и собаками,  раскрашенными  в красно-белую  полоску  или  крапинку,
толпились дети.
     Румяные служанки  упрашивали  своих  солдат  подарить колечко с красным
стеклышком,  или же подыскивали  подходящие  украшения  - шпильку, блестящую
брошку, цепочку на шею - в расчете на собственные скудные сбережения.
     Человек с деревянной ногой непрерывно извлекал из своей жужжащей машины
пушистые пучки белой и розовой  сахарной ваты.  Рядом расположилась цыганка,
предсказыывающая  судьбу  с  помощью  своего  встрепанного   бледно-зеленого
попугая. Попугай вытаскивал из ящика  записки, на которых  значились людские
судьбы - печальные или веселые, странные или обычные.
     Один  молодой человек продавал блестящие  мячики,  которые болтались на
тонкой  резинке.  Их  можно  было  кидать  вверх  и вниз.  А  еще  они могли
шлепнуться  о  спину  прохожего и сразу  лопнуть  -  ведь они  были обтянуты
тончайшей гофрированной бумагой. У прохожего такая дерзость вызывала испуг и
возмущение,  окружающие  веселились,  а  мячики  рассыпали  по мостовой свое
содержимое - простые опилки.
     Друзья не  заметили,  как  исчез  Гауни. Но когда  он столь же внезапно
откуда-то вынырнул и  что-то втиснул  им в ладони,  они очень удивились. Тем
более,  что  это  оказались палочки,  опутанные  на концах мягким, душистым,
розовым  комом  сахарной  ваты.  Нужно   знать,  что  это  такое,  чтобы  по
достоинству оценить это угощение! Едва попав на язык, она тут же исчезает. И
откуси ты  хоть огромнейший кусок, и хоть совсем утопи лицо в сладкой массе,
все  равно ты сможешь лишь догадаться о ее вкусе, потому что она растворится
на языке,  прежде чем ты сможешь ее распробовать.  И все  же это невероятное
наслаждение: окунуть лицо в мягкую,  душистую паутину и вдохнуть этот запах,
почувствовать,  как  тончайшая  сладкая  сеточка прилипает к коже. Да просто
знать, что вата куплена на ярмарке!
     Сибилла с замирающим сердцем зарылась по самые уши в божественную вату,
и тут ей в голову пришла мысль: "Послушай, Гауни, у тебя с  собой так  много
денег, что ты можешь купить сразу три ваты?"
     "Это мое дело, - важно объяснил Гауни, - разве я не обещал вам показать
сегодня фокус?"
     Гайни  с  трудом оторвался  от розового пучка  и посмеялся: "Тоже  мне,
фокус: купить вату!"
     "Именно, что не купить, и  все  же иметь - вот  в  чем фокус!" С  этими
словами  Гауни  подбросил  в  воздух начисто  обсосанную  палочку  и  пинком
отправил ее в придорожную канаву.
     Тут Сибилла почувствовала, что у нее пошла кругом голова. "Это же..."
     Начала она: "Не купить, и все же взять. Это же..." Она хотела  сказать:
Это же значит  украсть. Но она не  решилась произнести такое вслух и поэтому
сказала: "Может быть, это значит получить? Получить в подарок."
     Она глубоко вздохнула - такое облегчение принесла ей эта мысль.
     "Нет,  Сибилла, - сказал Гауни, - Это значит не получить  и не украсть.
Это фокус. Мой фокус." Он произнес это очень членораздельно. "Сегодня я, как
обещано,  покажу вам превращение обычной осенней  ярмарки в сладкую ярмарку.
Пошли!" С этими словами он сорвался с места.
     Любопытство заставило Сибиллу и Гайни последовать за ним.
     "Что,  он действительно может колдовать?"  Спрашивала,  запыхавшись  на
бегу, Сибилла.
     Гайни отвечал, сопя: "Я-то откуда знаю? Может, и вправду может."
     "Но ведь этого никто не умеет." Размышляла Сибилла.
     "Но ты же можешь летать." Возразил Гайни.
     Эти слова сразу  убедили Сибиллу в  том, что  Гауни тоже  вполне  может
делать что-нибудь подобное - например, колдовать.
     Поравнявшись  с  гончарной  лавкой,  Сибилла  вдруг  остановилась.  Она
замерла и долго стояла, забыв о  фокусах Гауни, не думая о том, что Гайни ее
ждет. Она вспомнила горшечника, которого видела однажды за работой. Он стоял
возле  своего  круга  и  с силой вращал  его босыми  ногами.  Его руки  едва
касались  глиняного кома, вытягивая его,  расширяя и постепенно придавая ему
форму кувшина. Странно,  но  это  так глубоко тронуло Сибиллу, что  она  все
помнила до сих пор.
     Она  купила   маленькую   обливную  глиняную   птичку   -   коричневую,
разрисованную пестрыми цветочками кукушку.  Отверстие на груди можно было то
зажимать указательным пальцем, то открывать.  И тогда, если подуть в птичку,
раздавался тихий свист. Для Сибиллы птичка совсем не была мертвой вещью. Она
была такой  же живой,  как все горшки и кувшины,  выросшие из глиняного кома
под руками гончара.
     "Скорее!"  Закричал  Гауни,  вторгаясь  в  ее  раздумья.  "Хватит  тебе
возиться с этоим дурацким свистком! Немедленно сделай двадцать шагов назад!"
     Сибилла  отвлеклась от своей кукушки и тут же с удивлением  обнаружила,
что держит в своей руке теплую, густо посыпанную сахарной пудрой пышку.
     "Это фокус". Пояснил Гауни. "Не успели вы отойти на двадцать шагов, как
я уже вам кое-что достал!"
     Затем изумленная Сибилла получила от него красное яблоко, потом горячие
сосиски.  Но это было еще не  все.  Гауни  затолкал  их  в  довольно грязный
промежуток между  двумя  палатками,  где, под развевающимися  флажками,  они
втроем  дружно  съели  целый  стакан  меду  с помощью указательных  пальцев.
Сибилла отметила, что после  этого палец Гайни стал значительно светлее.  Ее
собственный палец порозовел, а у Гауни остался, каким был.
     Все, что вскоре после этого случилось, Сибилла увидела не сразу. Где-то
возле палаток началась суматоха, крикнули полицейского. Гауни рядом не было.
Но  все это Сибилла  заметила только в тот  момент, когда Гайни  шепнул  ей:
"По-моему, Гауни попался!"
     Гайни  потянул  Сибиллу за  собой. Они оказались  в толпе  зевак  и тут
увидели Гауни в руках усатого блюстителя порядка.
     "Что случилось?" Грозно спросил полицейский.
     "Он украл!"  Кричал толстый  мужчина. "Смотрите,  у него в руке пряник!
Вот!"
     "Это правда?"  Поинтересовался  полицейский. И Гауни  заревел.  "Да,  -
рыдал он, - но я  так хочу  есть,  а здесь  так  вкусно пахнет, а  уменя нет
денег, а один единственный пряник, только один, вот этот, похожий на сердце,
здесь их так много..."
     Толстые люди и в  те  времена  бывали весьма скупыми, а  пряничник  был
толстяком. Но... то ли он не хотел войти в нашу  историю таким бессердечным,
то ли дело в том, что человек, который целый день выпекает пряники, да еще в
виде сердец,  и еще лошадок и медовых куколок и который с давних пор вдыхает
запах меда...  что  такой  человек  просто  не в  состоянии  сделать  ничего
другого, как подарить голодному мальчику впридачу к украденному сердцу еще и
лошадку, покрытую толстым-толстым слоем глазури.
     Короче говоря, пряничник именно так и сделал.
     Шумно  вздохнув, полицейский  сказал с явным облегчением: "Ты не должен
больше никогда так  поступать." И слегка пихнул Гауни ногой, после чего  тот
отлетел от палатки пряничника метров на десять.
     Сибилла  крепко  сжимала в  ладони глиняную  птичку,  такую  гладкую  и
круглую.  Это служило ей утешением  после  всего случившегося,  во  что  она
просто  отказывалась  верить. Она  сказала  себе,  что  все  это  было  лишь
недоразумением и постаралась  опять стереть это  из памяти, как со  школьной
доски.
     "А ты действительно умеешь колдовать?" Спросила она Гауни.
     "Конечно  умею,  - засмеялся он,  -  но  теперь у  меня  пропало всякое
желание, раз они это не так понимают. Пошли в балаган!"
     Трое детей покинули торговые ряды и побежали узким подземным переходом,
проложенным под одним старинным домом, прямиком на маленькую площадь. Далеко
позади осталось светлое пятно входа. Все, что ветер подхватывал на площади -
солому,  фантики,  выброшенные  бумажки,  бечевки, куринные  перья  и всякую
всячину - он сгонял сюда, в переход.
     Выбравшись наверх, Гайни, Гауни и Сибилла отправились искать тир. Найти
его было проще  простого:  оттуда  неслась пронзительная музыка,  непрерывно
раздавалось  щелканье выстрелов.  Везде были  развешаны разноцветные флажки.
Канатоходец уже бегал над головами по своему раскачивающемуся канату. Иногда
казалось,  что он теряет равновесие, и  тогда раздавались крики  зрителей, а
женщины  закрывали при этом руками рот. Глаза они  не закрывали,  потому как
несмотря на страх, перехватывающий дыхание, они  все же не желали пропустить
момент, когда он,  не  дай  Бог, рухнет  вниз. Ему дивились  все: ведь он не
натягивал  под канатом защитной сетки, только стелил на мостовой тонкий слой
мелко  нарезанной  соломы.  Возможно,  отсюда   и  произошло  его  прозвище:
Соломорезка.
     Сибилла стояла возле тира, среди столпившихся  зрителей и смотрела, как
люди стреляют в  жестяных  зверей, чтобы  выиграть гипсовых. И в эти  минуты
сквозь общий шум и гул до  ее слуха донеслись отрывочные звуки шарманки. Она
ловко  проползла под ногами  у взрослых,  поскольку никто  не  собирался  ее
пропустить,  и,   прислушиваясь,  пошла.  Сибилла  искала  этот  непрерывный
печальный звук, пока не оказалась рядом с певцом Фридолином.
     Фридолин стоял возле старого  каштана  и прислушивался к людским шагам.
По ним  он угадывал, куда  идут люди -  к  нему, чтобы послушать песни,  или
мимо.
     Сибилла  поднесла к губам  птичку и подула в  нее. Когда раздался тихий
свист, она смутно  почувствовала, что это тот самый звук, который исходит из
шарманки, тот же тон. Как будто глиняная птичка и шарманка - одно целое. Она
не имела понятия о том, что и та и другая появились из одной и той же массы,
только сделаны по-разному. Но это было не так уж важно.
     Она опять подула: "Ку-ку! Ку-ку!"
     Фридолин прислушался и повернул голову в ту сторону, откуда  раздавался
звук. Люди,  ожидавшие от него  пения, сердито  забубнили: они  считали, что
глиняная птичка попросту мешает пению.
     Фридолин  улыбался  и отвечал Сибилле и ее птичке, извлекая из шарманки
такие же звуки.
     Внезапно Сибилла перестала бояться Фридолина. Она уже забыла, как вчера
от него пряталась. В этот момент она поняла кое-что важное. Она еще не знала
имени  этого певца, она вообще ничего о нем не знала. Но она  уже знала:  он
настоящий. Он  такой же настоящий, как та  невидимая жизнь, что наполняет ее
душу.




     Нельзя сказать,  что  песни, которые Фридолин исполнял на ярмарке, были
ему  самому  по душе. Нет, ему ближе был другой вид искусства, совсем на них
не  похожий.  Но  каждый год  он  пел  на ярмарке песни,  которые  нравились
служанкам,  прачкам  и  кухаркам, брали за сердце  всех тех,  кого  бедность
погнала из дома. Оторванные от родных мест, от всего,  что было им знакомо и
дорого,  эти  девушки  шли в  город, чтобы  заработать  себе на  жизнь.  Они
ночевали  в задних  комнатах,  не имеющих  окон,  обслуживали  чужих  людей,
которых  полагалось  называть господами. И никогда не  оставляла их тоска по
родной  деревне,  где  им  нельзя было остаться жить: ведь родительский  дом
доставался в наследство лишь  кому-то одному, а братьев и сестер было много.
С грустью  вспоминали они вечера  у деревенского колодца, старинные песни  и
обряды, которые были теперь для них потеряны навсегда.
     Фридолин понимал, что  заставляло  этих девушек каждый год приходить на
ярмарку и слушать его песни. Он пел им о других девушках,  о других судьбах.
Вы не одиноки, всегда жили на свете  бедные девушки. Я расскажу вам  об этом
на вашем  языке,  напою  мотив,  который  покажется вам знакомым.  Плачьте о
несчастье незнакомой девушки, чтобы никто  не мог  сказать, что вы плачете о
собственной судьбе.
     Негромко  наигрывая  мелодии, он привлекал к себе  публику.  Вокруг уже
толпились  горничные, кухарки, солдаты, прачки  и разная прислуга из богатых
домов. И дети. Очень много детей.
     Звуки шарманки окутывали Сибиллу и влекли за собой, как  теплые  волны.
Но внезапно  что-то  заставило  ее  очнуться.  Это  был  неподвижный  взгляд
Фридолина, застывший над  толпой. Ко  всему он был безучастен. И даже  когда
рядом глухо  застучал  барабан,  и  мимо собравшихся  прошествовал танцующий
медведь  со своим хозяином, Фридолин все так  и смотрел вдаль.  Так  смотрят
слепые.
     "Мне кажется, он слепой", прошептала Сибилла, и у нее сжалось сердце.
     "Ну и  что  же", безразлично откликнулся  Гауни."Остальные тоже слепые.
Только он,  кажется, еще и немой". И сразу же закричал: "Эй,  старик! Хватит
там пиликать!" Столпившиеся повернули головы в его сторону, многие закивали.
"Пой же наконец!" раздалось из толпы.
     Шумная процессия с медведем уходила все дальше. Уже не слышно было, как
громыхает при каждом движении цепь, свисающая с толстого  кольца в медвежьем
носу. Стихли удары барабана и перезвон бубнов.
     Звуки шарманки набирали силу, становились ясней. И  вот раздался  голос
Фридолина: "Я спою  вам сегодня новую  балладу. Ее еще никто не слышал.  Это
печальная история о разбойнике и его невесте".
     Под  одобрительные  возгласы он начал  свою песнь.  При  этом он указал
рукой на первую из своих картинок,  заранее прикрепленных  к стволу  старого
каштана. Его громкий, чистый голос вызывал в Сибилле удивление и сострадание
одновременно. Только бы он не  был слепым, все время думала она. Но вот  все
исчезло перед ее глазами, и только звучал голос Фридолина. Он пел о том, что
однажды в глубокой долине, где бежит быстрый горный  ручей, сидела на  камне
девушка, пригожая лицом - кровь с молоком. И была она мила разбойнику.
     Одной рукой  Фридолин крутил ручку шарманки, а другой осторожно  вел по
стволу  каштана, отсчитывая  картинки. На первой  из них были  изображены  в
темных  тонах долина, бурлящий  ручей и  девушка.  Лицо ее выражало тоску  и
печаль.
     Сибилла  слушала  слова  песни,   смотрела  на  картинки,  нарисованные
Фридолином. Она видела  в своей жизни картины намного лучше. Однако  было во
всем этом что-то трогательное. Но что именно? Был ли это голос Фридолина или
это была шарманка?  Или  же  напряженное  ожидание собравшимися  продолжения
песни?  А может  быть, это  просто сам Фридолин  производил на Сибиллу столь
сильное впечатление?
     Ее первоначальное сострадание к слепому певцу переросло в удивление.  А
по мере того как Фридолин пел, ее охватывало чувство, которое она испытывала
всякий раз  перед тем,  как  взлететь: она  становилась совсем  легкой, весь
страх пропадал, она парила, она  летела. Нет, на сей раз она не летела.  Или
же все-таки... она не знала точно. Одно было ясно:  она не стояла больше под
каштаном.  Она присела  на берегу ручья  рядом  с  печальной  девушкой,  она
слышала  ее вздохи.  Слышала,  как шумит ручей и  видела на  берегу цветы  -
большие желтые кувшинки,  и некоторые  из них росли так  близко  к воде, что
волны накатывали на них и шевелили их. Пахло лесом, было тепло.
     Голос Фридолина пробивался в ее сознание словно сквозь некую завесу. Но
это  был  уже  не  Фридолин.  Глубокий  мужской голос,  который  казался  ей
совершенно незнакомым, звучал где-то близко.
     Внезапно  затрещали  ветки, и из  зарослей  с  шумом выбрался  к  ручью
незнакомец.  Глаза  его  сверкали.  Оборванный,  вооруженный  до  зубов,  он
двигался быстро и уверенно. Твердым шагом он направился к девушке.
     Сибилла испугалась. Кто  этот  человек? Чего он хочет от девушки?  Ей и
без  того  плохо.  А она сама?  Может  быть, он  и  ее уже заметил?  Сибилла
попыталась потихоньку спрятаться за куст. Оборванец смотрел прямо  на нее...
Тогда она замерла без движения. Казалось, он  ее не видит, а  смотрит сквозь
нее как сквозь стекло.
     И  он  запел. Наверное, это  пел не  он, а почти  слепой  Фридолин,  но
Сибилла уже не могла этого  различить. Это  были очень  печальные слова. Ему
пора было возвращаться в разбойничьи пещеры, и пришла пора расстаться.
     Красивая девушка  бросилась к  разбойнику  и  громко  зарыдала. Сибилла
чувствовала, что ее глаза тоже  наполняются слезами. Она слышала вокруг себя
всхлипывания  и вздохи. Неужели другие тоже, как  и она, побывали  в долине,
где разыгралась баллада Фридолина?
     Словно из глубоких вод вынырнул взгляд Сибиллы и вернулся на ярмарочную
площадь. Она стояла рядом со служанками и прачками, с толстыми кухарками, от
которых пахло луком.  Все  были  очень  расстроены  и  сочувствовали  бедной
девушке.
     "...Случилось так, что нам пора расстаться", повторил Фридолин.  Теперь
это был без сомнения его голос.
     Вдруг сквозь установившуюся тишину резким диссонансом прозвучал мужской
голос. Сибилла увидела пожилого господина, который с умным видом склонился к
своей  даме  и презрительно  произнес: "Такие  песни  в  здешних краях имеют
название  <моритат>. Это песни  для простолюдинов. Идем, дорогая.  Это
оскорбляет уши".
     И с этими словами  он  и  его  дама прошествовали мимо Фридолина. Пышно
присборенные юбки дамы шуршали при каждом шаге и касались мостовой.
     Голос  Фридолина,  как  прохладная   рука,  успокоил  Сибиллу,  погасил
вспыхнувшую в душе досаду, и Сибилла снова оказалась в  глубокой долине, где
обвешанный  оружием оборванец надевал на палец своей любимой  кольцо. И если
кто-нибудь  спросит  теперь,  откуда  это  кольцо,  она  скажет:  его  носил
разбойник, который загубил много людей, и больше всего на свете любил меня.
     Тут раздался смех.
     Какой-то мальчишка взобрался, хихикая, на ствол каштана и снял картинки
с  гвоздя. Покривлялся немного, изображая Фридолина, потом  сполз по  стволу
вниз и скрылся из виду вместе с целым рулоном картинок.
     Ничего не подозревая,  Фридолин  показывал  на  голый ствол,  туда, где
должны  были  висеть, и до сего момента  еще висели его  картинки.  Служанки
больше  не плакали.  Им понравилась  такая  перемена  событий.  Смеяться ли,
плакать ли - не все ли равно? Главное, отвлечься от беспросветных будней!
     Фридолин заметил, что собравшиеся его больше не слушают. Он слышал, как
посмеивались служанки,  как разбегались в стороны  дети. Он не понимал,  что
случилось. Тогда он решил подождать, пока внимание слушателей снова вернется
к нему, и спокойно крутил свою шарманку.
     Перед глазами Сибиллы все еще проплывала картина: горная долина, и двое
людей прощаются друг с другом.
     Наконец до нее дошло, что она видит  перед собой широкую черную полосу,
сверху  донизу  перечеркнувшую  все  до  единой  картинки.  И  только  через
несколько  секунд  она разглядела  в  черной  полосе  толстый ствол  старого
каштана.  Фридолин беспомощно  указывал  на него  и пытался спеть  следующие
строфы, но его заглушал громкий смех. Его правая рука крутила ручку шарманки
так  устало,  что  вместо  мягкой мелодии оттуда  вырывались только жалобные
свистки  и завывание. Короче,  примерно то, что  раздается с крыш  в  марте,
когда кошки справляют свои свадьбы.
     "Почему  вы  смеетесь..." голос  Фридолина звучал неуверенно. Случайным
движением  он извлек  из  своего инструмента  продолжительный  вой,  который
привел собравшихся в буйный восторг.
     Растерянно искал  он свои  картинки, водя  рукой по стволу  каштана. Он
хотел снять их и уйти. Казалось, это единственное, что ему оставалось делать
в данный  момент. Униженно  уйти. Он  ощупывал  ствол, пока не дотянулся  до
гвоздя. Тут он понял,  что  кто-то унес его  картинки, и  что он  все  время
показывал на черную кору дерева.
     Смеясь, расходилась довольная толпа,  одинаково  готовая к  слезам  и к
смеху. Никто  уже  не  обращал внимания на  старого человека,  который молча
присел возле каштана. Спутанные седые волосы упали на лоб  над его незрячими
глазами. В шляпе, лежащей рядом, светлели две медных монеты.
     Фридолин сидел,  погруженный в себя, пытаясь постичь то, что произошло.
Он не видел  смысла в похищении своих картинок. Возможно,  он отнесся  бы  к
этому  вполне  доброжелательно,  объясни  ему  кто-нибудь,  что  это  сделал
мальчишка, просто так, из озорства. Может быть, он напомнил  бы ему Эльморка
и его легче было бы понять и простить?
     Он все  сидел, прислонившись к стволу, устремив  застывший взгляд прямо
перед собой.  Он поглаживал свою старую шарманку,  как больного зверька. Как
будто это не его посрамили, а ее.
     Перед Фридолином стояла маленькая девочка и смотрела на него.
     Это была  Сибилла.  Она  не ушла вместе с другими. Гайни  исчез.  Гауни
носился  с какими-то  мальчишками. Он лупил  их по головам рулоном картинок,
который незадолго до этого снял с каштана.
     Интересно, он  для  этого его  и украл?  Совсем нет. Потасовка с чужими
мальчишками началась уже после.
     Тогда зачем же?
     Гауни ни на минуту не задумывался над этим. Может быть, он только хотел
посмотреть, что  из  этого  получится? Но  он  не  мог видеть, что случилось
дальше,  потому  что  убежал  вместе  с  картинками.  Может  быть, он  украл
картинки, чтобы обратить на себя всеобщее внимание?
     Может быть, и для этого.
     И  что он имел в  результате? Ничего. Гауни взглянул на картинки. После
использования в качестве оружия  они были измяты и поломаны. Он швырнул их в
ближайшую придорожную канаву. Инцидент был исчерпан.
     Сибилла поднесла к губам глиняную птичку и подула: "Ку-ку!"
     Фридолин поднял голову.  Он сказал:"Ты не  ушла с  другими?" И  было не
совсем ясно, к кому он обращался: к Сибилле или к глиняной птичке. Наверное,
это было не так уж важно.
     "Меня зовут Сибилла", сказала она.
     "Красивое   имя",  спокойно  ответил  Фридолин  и   кивнул:"Меня  зовут
Фридолин".
     "Это тоже красивое  имя". В подтверждение сказанного Сибилла посвистела
в свою птичку.
     Фридолин внимательно слушал, потом осторожно повернул ручку шарманки. И
тогда  раздались  два  тихих звука, точно  таких же,  как птичкино  "ку-ку".
Сибилла опять посвистела, и Фридолин ответил ей на шарманке.
     Оба  инструмента  - один из  глины,  другой  - из металла, добытого  из
вулканической грязи, имели одинаково мягкое звучание.
     Сибилла сказала:"Тебе нужно нарисовать новые картинки, Фридолин".
     Фридолин молчал.
     Тогда Сибилла сбегала домой и принесла свой блокнот для рисования, ящик
с красками, кисти.
     "Нарисуй  другие картинки, Фридолин", попросила она, "И все опять будет
хорошо".  Она  уселась рядом  с  ним на  мостовую, вложила ему в руку кисть,
поставила рядом  чашку  с  водой  и раскрыла блокнот. Она  была  настойчива,
требовательна.
     "Вряд ли я еще могу  рисовать", Фридолин  провел  рукой по лбу, "видишь
ли, Сибилла, мои глаза стали в последнее время совсем плохи".
     "Попробуй", попросила Сибилла,"ты совсем ничего не видишь?"
     "Кое-что я еще вижу".
     "Тогда  рисуй то, что ты видишь. Я тоже всегда рисую то, что вижу.  Что
вижу перед собой или внутри себя".
     Белая бумага  блестела на ярком солнце,  слепила  Фридолину  глаза.  Он
чувствовал  в своей руке кисть,  вдыхал запах краски. Каждая краска была для
него  не просто краской, она становилась уже  частью картины,  рождающейся в
воображении.  Красная  выглядела  как голубая,  зеленая  становилась  в  его
больных глазах туманно-серой. Коричневая сливалась у него с черной. И только
белизна бумаги была неизменной. Она ждала красок. Он взял краску наугад.
     Одним  непрерывным движением, в котором было что-то  торжественное,  он
медленно провел кистью через весь белый лист.
     Рядом пролегла  линия  другого  цвета,  потом  еще  одна.  Капли краски
срывались с кисти, разбивались, разбрызгивая вокруг себя тоненькие лучики на
незакрашенные места.
     Фридолин думал обо всем, что жило  в его душе. Он  вовсе не намеревался
повторить  утерянные картинки.  Для этого его  глаза уже  не годились, да  и
краски с бумагой тоже. Он думал о прекрасном, чтобы рисовать прекрасное.
     И  под  его кистью возникали  сложные разноцветные линии. Они пробегали
рядом друг  с  другом,  пересекались, а  из растекшихся  капель разрастались
большие,  на удивление пестрые пятна. Это были необыкновенные картины, каких
Сибилла еще никогда  не видела,  хотя была  знакома  со многими  знаменитыми
собраниями живописи. Она видела их в книгах отца и в музее.
     Мимо проходили люди, проезжали с топотом и  скрежетом повозки. Продавцы
сверкающих  безделушек,  прикрепив  к  туловищу  свои  переносные  прилавки,
расхаживали туда и обратно и громко предлагали свой товар. Никто не  обращал
ни малейшего внимания  на старика  Фридолина и  маленькую девочку, присевшую
рядом  с ним  на мостовой. Ни  один  человек не  остановился  рядом с  ними.
Наверное, потому, что картины Фридолина  не были ни смешными ни жалостными и
не сопровождались крикливой музыкой.
     Фридолин  заполнял  лист за  листом.  Он  все увереннее водил кистью по
бумаге.  Все  причудливее  ложились краски, и  возникали  самые  неожиданные
формы.
     Сибилла  наблюдала за  ним.  Время  от времени она дула  в свою птичку.
Готовые листы она прижимала камнями к мостовой вокруг каштана, чтобы дать им
просохнуть. Когда  на них  падали  лучи солнца,  странные  линии  вспыхивали
волшебным светом.
     Медленно  протекал день,  проходили люди. Приезжим нужно  было спешить,
чтобы еще до темноты добраться  до  своих деревень. Накормить  скот, навести
порядок  в  хозяйстве.  Служанки  должны  были  приготовить  обед,  чтобы не
прогневить  хозяев. Детям  пора было  спать. Продавцы  начали разбирать свои
будки.
     Фридолин рисовал.
     Вокруг  стало тихо  и  почти безлюдно. Лишь изредка кто-нибудь проходил
мимо.
     Вдруг кто-то воскликнул: "Не  может быть!  Это  невероятно!  Высочайшее
искусство,  и  где?  Здесь,  на  этой  несчастной ярмарке!  Кто  вы,  добрый
человек?"
     Фридолин не отвечал.
     "Кто  этот  человек?"  Теперь  господин в высоком  цилиндре обратился к
Сибилле.  Но поскольку Фридолин  не назвал своего имени, Сибилла тоже ничего
не ответила.
     Разметав  полы  пиджака,  господин  устремился  прочь.  И  очень  скоро
вернулся, на этот раз в экипаже и не один. Он приехал в сопровождении важных
господ с моноклями и в высоких цилиндрах. Это были  эксперты по искусству из
местной Академии художеств.
     Изумленные,  они  почтительно  поднимали  с  мостовой  одну  картину за
другой. И рассуждали при  этом на некоем особом языке, так что Сибилла  мало
чего из сказанного поняла. Она только увидела, что  господам удалось усадить
Фридолина в экипаж.
     "В Академию художеств!" крикнули они кучеру.
     Сибилла  осталась  одна  под  каштаном.  Она смотрела,  как  постепенно
оседает  облако пыли,  взметнувшееся из-под  колес  элегантной коляски.  Она
собрала свои  краски, отыскала кисти. Чашечка с водой опрокинулась и пролила
свою бурую, насыщенную краской воду на мостовую.
     Рядом лежала  старая  шарманка. Сибилла осторожно подняла ее, осмотрела
со всех сторон. Свисточки были  ей знакомы. Но только теперь она разглядела,
что  кожух,  изъеденный червями,  был  сплошь разрисован какими-то  кривыми,
уродливыми человечками, похожими даже больше на лягушку. Ей стало не по себе
от этого  зрелища. Но все-таки она повесила шарманку на плечо и  побежала  с
ней  в Академию художеств: нужно  же  было отдать ее Фридолину. Наверняка он
там места  себе не  находит  без  своей  шарманки! Хотя,  конечно,  без этих
украшений она была бы намного лучше.
     Медленно проходил этот день. Ярмарочная  площадь, на  которой в течение
нескольких  часов разыгрывалось яркое, шумное  действо, была теперь  пуста и
замусорена. Припозднившийся ремесленник разбирал свою палатку. Вот появились
уборщики улиц. Собаки  шныряли в  поисках каких-нибудь объедков. Целые  стаи
воробьев по всей площади клевали себе вдоволь.
     С церковной крыши слетели  голуби и  тоже принялись помогать  уборщикам
чистить площадь.  Но  стоило  кому-нибудь из тех  подойти  со  своей  метлой
поближе, как голуби  взмывали  вверх,  плавно взмахивая  крыльями,  и  снова
усаживались на церковную крышу.
     В Академии художеств  Фридолина усадили  на  почетное место.  Перед ним
стоял  поднос с чаем  и изысканными угощениями. Фридолин медленно отхлебывал
чай из чашки, а эксперты пытались уяснить себе его воззрения на искусство. И
чем туманне звучали его ответы, тем довольнее становились эксперты.
     Один  только  раз  открылась  дверь   -  это  была  высокая  коричневая
двустворчатая дверь с  темно-зелеными бархатными портьерами, присобранными с
обеих  сторон золотым шнуром  с тяжелыми  кистями - и в  зал  бесшумно вошел
служитель. Он положил на стол перед Фридолином старую шарманку и удалился.
     Фридолин погладил  свою  шарманку,  кивнул  и прислушался  к  звукам на
улице. Но сквозь высокие, плотно закрытые окна  тихий  свист глиняной птички
не проникал.
     А в это время  Фридолину был  задан  вопрос: не  согласится ли господин
Фридолин  принять  кафедру в Академии художеств?  В  ближайшее время как раз
начинается очередной образовательный курс.
     И Фридолин не отверг это предложение.
     Вскоре у  него  появилось  много  юных учеников, которые желали постичь
тайны его  мастерства. И ни один из них не заметил, что учитель наставлял их
не столько в  живописи, сколько в умении думать. Он учил их видеть не только
сами вещи,  но искать почерк того, кто их  создал. Он учил их видеть то, что
вещи несли в себе, и в то же время видеть связь разных вещей между собой.
     Скоро Фридолин был у всех на устах.
     Его картины стали знаменитыми, его высказывания крылатыми. Каждый желал
приобрести у  него  картину.  Картины  покупали,  продавали,  выставляли  на
аукцион и перепродавали по баснословным ценам.
     В музее Маленького города  на берегу реки он  получил почетное  место в
картинной галерее.
     Он рисовал  все  легче, все  больше. И никогда  не рисовал бездумно. Он
рисовал не вещи, а мысли.
     А перед входом в  его дом  стояли длинные очереди в ожидании картин.  И
люди  уходили  оттуда,  удовлетворенные  несколькими  штрихами  из-под  руки
мастера, беспорядочно  и торопливо брошенными им на холст только ради  того,
чтобы выйти из этого затруднительного положения.
     Среди бесчисленного количества  пустых тюбиков пылилась старая шарманка
с изображениями гнома Эльморка.





     Через неделю старый скрюченный гном  понял, что Фридолин  не  вернется.
Первым делом  он  повыдергивал  из всех  щелей избушки мох.  Он  дергал  его
сначала обиженно, потом злобно и наконец совершенно неистово. И делал он это
для того, чтобы в своем абсолютном одиночестве слышать, по крайней мере, шум
ветра.
     Между нами говоря, он  мог бы послушать пение птиц в  лесу, раз  уж ему
так  мешала тишина. И вообще, если  хорошенько подумать, в лесу можно  много
чего услышать.  Там  шумит  и гудит сквозь ели  ветер, и родник с  журчаньем
пробивается  из-под  земли, устремляясь  вниз  по долине.  Иногда олень  или
косуля  пробираются  сквозь  кустарник,  ломая  ветки.  И  хрюкающие  кабаны
копаются в земле. В лесу никогда не бывает совсем тихо.
     Но к этим звукам уши Эльморка были глухи.
     Через некоторое время он начал вспоминать  вкусную еду, которую готовил
Фридолин.  И  поскольку теперь  не было никого,  кто мог бы ему готовить, он
часами  топтался  на  своих  кривых ножках  без  всякой  пользы. А ведь  ему
достаточно было заглянуть в кладовую, которую  заботливый Фридолин  набил до
отказа.
     Когда  он  понял,  что бесконечное топтание на  месте  не  поможет,  он
помчался к вулканам. Он  носился от  одного  кратера к другому и месил в них
грязь, пока она  не переваливала  через края. Но  и  это  было  точно так же
бесполезно, потому что не могло вернуть Фридолина.
     Наконец гном присел возле своего любимого вулкана и задремал.  Время от
времени  из кратера  выстреливали фонтанчики холодной грязи и обливали  его,
постепенно приклеивая к земле.  И в конце концов он  превратился в  комичное
изваяние, похожее на  изрядно  оплывший,  заляпанный беспорядочными  каплями
воска огарок.
     Он  застыл так  надолго. Он забыл о  голоде, забыл о вулканах. Он думал
только об  одном: как отомстить городу у подножия горы - городу, похитившему
его единственного товарища.
     Вероятно,  все  случилось, так:  Фридолин,  как  всегда, отправился  на
осеннюю  ярмарку, где его по непонятным причинам  задержали. Но как?  Силой?
Или он согласился добровольно?
     Дверь избушки осталась распахнутой настежь, ветер кидал ее из стороны в
сторону. Теплый вулкан, служивший до сих  пор очагом, остыл, потому что гном
Эльморк больше не подкладывал горючих трав и красного камня.
     Лисы и волки пробирались  в  кладовку и уничтожали  все, что  там было:
вяленые туши косуль, копченые кабаньи  окорока. солонину из горных коз. Мыши
опустошали каменную  чашу, до краев наполненную  вкуснейшей желудевей мукой,
которую с  таким  терпением  и трудом  заготовил Фридолин.  Сурки  и  хомяки
растаскивали сушеные суповые коренья для своих дитенышей.
     Все  это  гнома  Эльморка уже  не  волновало.  Ведь  он  был  особенным
существом и мог годами обходиться без еды, хоть и обожал стряпню Фридолина.
     Все  его  помыслы  сосредоточились  на мести.  Город,  захвативший  его
товарища Фридолина, должен исчезнуть!
     И он придумал. Он  расшевелит, растревожит вулканы, и грязь двинется из
недр земли. Она будет бить ключом. Кратеры переполнятся, и холодная грязь не
останавливаясь  ринется  дальше.  И  поползет  она  к  источнику,  об   этом
позаботится гном Эльморк!
     Вместо  кристально  чистой  воды  в  реку  повалит липкая, вязкая масса
ядовитой грязи. Потом она медленно выползет за берега... И  все дома, жители
города, а с ними и сам неверный друг скроются под этой лавиной и задохнутся.
     Месяц просидел  он, скорчившись возле своего лучшего вулкана,  покрытый
затвердевшей темно-серой грязью. Он не  шевелился.  Он наслаждался картинами
уничтожения, разыгравшимися в его воображении.





     Трое друзей -  Сибилла,  Гайни и Гауни  - о таком повороте вещей  и  не
подозревали. Им, так же как  и всем другим  жителям Маленького  города, было
неизвестно,  что на вершине самой  высокой из  всех  гор,  окружавших город,
кипят  и  клокочут грязевые  вулканы.  Никто  не  подозревал о существовании
Эльморка, так же как и о том, что Фридолин,  о котором уже говорили повсюду,
имел некоторое отношение к этому лягушкообразному существу.
     Как-то  раз Сибилла  пробралась в мастерскую Фридолина  и  известила  о
своем  приходе  робким  "ку-ку".  С  тех  пор она  стала ежедневной  гостьей
полуслепого  художника. Часами  сидела  она возле  него  и смотрела, как его
старые руки касаются полотна и оживляют его волшебными картинами.
     Фридолин предлагал ей  рассказать о вещах, которые  она  видела вокруг.
Что-нибудь о бликах солнечного света на волнах  прозрачной реки или о легких
тенях,  что появляются на светлой стене,  если  поставить возле  нее цветы в
глиняной вазе.
     В эти часы Сибилла училась видеть и думать .
     Фридолин   никогда  не  ограничивался  описанием  отдельных  предметов.
Сибилла обязательно должна была найти связь между ними. Не ярче ли  светится
зелень  глиняного обливного кувшина, если в него  поставить желтые цветы?  А
если поставить его перед темно-синей портьерой? Как выглядят листья березы в
ярком солнечном свете: черными или скорее полупрозрачными? И бывает ли огонь
в кухонной  печи  днем желтым, а  в сумерки красным.  И как вспыхивают пятна
краски на его заляпанной  рабочей блузе,  когда он  открывает печную дверцу,
чтобы подбросить еще полено.
     Больше всего нравилось  Сибилле сидеть рядом с Фридолином  и размышлять
над такими  вещами. И  когда он рисовал, она наигрывала  ему  что-нибудь  на
своей глиняной  птичке. Птичку она  всегда  крепко  держала  в  руке.  Даже,
пожалуй, наоборот: она крепко держалась за птичку.
     Так проводила  время Сибилла: по  большей части  у  Фридолина, но  и со
своими друзьями на берегу реки тоже.
     Она постоянно возвращалась в мыслях к событиям последней ярмарки  и все
так же удивлялась редкому искусству Гауни.  Только это отодвигалось в памяти
все дальше, как будто с тех пор прошло уже лет сто.
     Гайни  и  Гауни  не  могли не  заметить,  что  Сибилла  подолгу  где-то
пропадала, но им одинаково хорошо игралось и с ней и без нее.
     Но вот однажды, когда она опять  была с  ними на берегу реки, мальчишки
подступили к ней все с той же просьбой: "Научи нас летать!"
     Сибилла  долго  молчала.  Ей   потребовалось  усилие  для  того,  чтобы
оторваться от своих мыслей и вернуться к действительности, ведь она как  раз
в этот момент выясняла для себя, что прекраснее: быстрое скольжение волн или
медленное шевеление свисающих ветвей плакучей ивы, под  которой она  сидела.
Наконец она сказала: "Хорошо. Тем более, что я давно вам это обещала".
     "Как ты это делаешь?" приставал Гауни.
     "Я думаю, что могу лететь только тогда, когда это необходимо. Когда дом
сторожат собаки, которые  хотят меня покусать. Если бы  я не боялась  их,  я
вряд ли бы это могла. Но в то же время я должна очень сильно захотеть домой,
то есть, вверх. Вот так".
     Она снова легла в траву. Мерцание  солнца в  маленьких  гребешках  волн
продолжалось перед ее закрытыми  глазами, хотя,  пожалуй, чуть бледнее,  чем
наяву. Зато она могла представить себе  эти ясные блики разноцветными,  если
бы захотела.
     "Ты должна  нас научить!" Приказной тон Гауни испугал  ее  и оторвал от
мыслей. Но Гайни смягчил просьбу: "Неплохо было бы, Сибилла, если бы  мы все
вместе умели летать". А потом начал клянчить: "Научи нас, научи!"
     Тогда  Сибилла встала. "Идем",  сказала она, "я  вам  покажу  один  раз
медленно, как  это  делается. а вы повторите все в точности".  Она подошла к
дверям   дома.  Лохматые   сторожа,  разумеется,   ее   заметили,  угрожающе
оскалились, зарычали  и,  как всегда, загнали на  вершину  старой ивы. Здесь
Сибилла просто раскинула руки и совсем просто перелетела на свой балкон.
     "Еще раз", потребовал Гауни, "похоже, для этого действительно не  нужно
ничего уметь. Теперь я побегу за тобой и повторю все точно. Бежим!"
     Они опять обежали дом, собаки погнались за ними.  Сибилла вскарабкалась
по стволу ивы  до  верхушки и  полетела.  Гауни бежал на  ней следом, только
вскарабкался он не на иву, а на свою лестницу.
     Они  сделали десять  попыток, и десять  раз повторялось одно  и то  же.
Ничего не выходило, хотя со стороны все выглядело очень просто.
     От дальнейших попыток Гауни  отказался. Он подтолкнул вперед Гайни. Тот
сказал: "Это совсем просто. Я все хорошо рассмотрел".
     Сибилла опять проделала все с самого начала. И не десять раз,  а только
один единственный  раз. Гайни все сделал правильно: он  взобрался на вершину
ивы, хотя собаки и  не  думали его преследовать. На вершине он точно так же,
как  Сибилла, раскинул руки - это действительно было проще простого. Только,
к сожалению, ему не удалось подняться в воздух,  и он камнем полетел вниз. И
бухнулся на землю. Очень просто.
     И  сразу же заорал  как резаный.  Еще бы:  его левая рука была сломана,
правая лодыжка  вывихнута,  и  возможно  это было еще не все. К тому же  его
одежда была теперь разорвана  окончательно. Вот так он и лежал, израненный и
почти неодетый в траве среди маргариток. И громко рыдал.
     Сибилла смотрела на него с третьего этажа.
     Гауни смотрел со второго этажа.
     Десять псов подошли поближе и тоже молча наблюдали за ним.
     Пришла  Пипа  Рупа. Она взяла Гайни  на  руки  и отнесла  домой, что-то
озабоченно бормоча себе под нос.
     Через три часа вопли Гайни стихли. Наверное он умер.
     Только  он  не умер,  а  заснул.  Старая Пипа  Рупа  наложила ему шины,
перевязала, сделала примочки из  лечебных трав и заставила выпить снадобье с
чаем. Она  произнесла  над ним  заклинания  и  укутала  в  поношенную одежду
старшего брата. После этого боль отпустила и Гайни уснул.
     В это  время  Гауни  и  Сибилла встретились за  домом  на  берегу.  Они
побеседовали шепотом. Но недолго, потому что не совсем понимали, о чем можно
шептаться в отсутствие третьего приятеля. Тем  более,  когда еще неизвестно,
жив ли он.

     Вечером отец Гайни спросил:
     "Что случилось?"
     "Я хотел научиться летать", отозвался с кровати Гайни.
     "Этого не умеет ни один человек",  сказал отец и сплюнул на пол, "брось
эти глупости и всегда следуй нашим обычаям".
     "А Сибилла умеет", сказал Гайни.
     "Это ее тайна,  а  у нас свои  тайны",  шепнула ему на ухо  Пипа  Рупа,
"однажды  ты это поймешь.  А сейчас  запомни: кто  нарушит  свою тайну,  тот
пропал.

     В тот же вечер отец Гауни спросил:
     "Что случилось?"
     "Мы хотели научиться у Сибиллы летать", ответил Гауни.
     "Этого  не  умеет  ни  один  человек",  сказал  отец  Гауни,   господин
Фанглингер, и в  отличие от отца Гайни на пол плевать  не  стал,  потому что
обладал хорошими манерами.
     "А Сибилла умеет", настаивал Гауни.
     "Тогда  убеди ее научить тебя. Представь: мы, с нашей-то профессией, да
еще  умели  бы  летать...Быстрое  ограбление квартир и  банков,  немедленное
исчезновение с места преступления..."
     "Гайни грохнулся с ивы", продолжал Гауни.
     "А ты?"
     "А я забирался по нашей лестнице".
     "Может быть, у Сибиллы есть крылья..." предположил отец.
     "Или какой-нибудь аппарат..." подумав, сказала мама.
     "Обыщи ее", распорядился отец.
     "Нет  уж",  сказал сын."Сами обыскивайте, если хотите  знать,  как  она
летает".
     "Да?" сказали заинтересованные родители. "Ну так  не сомневайся, мы это
сделаем".
     После этого они спокойно уснули.

     В тот же вечер мама Сибиллы спросила:
     "Что случилось?"
     "Гайни свалился с ивы", сказала Сибилла.
     "Ты учила его летать?"
     Сибилла кивнула.
     "А Гауни?"
     "Он забирался только по своей лестнице".
     "Так вот",  задумчиво  сказала  мама, "для  того, чтобы  летать,  нужно
больше, чем просто умение".
     "А что нужно еще?" спросила Сибилла.
     Но мама  не  ответила.  Она  знала:  кто однажды  об этом задумается  и
заговорит, тот, вполне вероятно, и  сам больше этого не сможет. Ее давно уже
беспокоила мысль, что другие могут узнать об этом  от Сибиллы. И  что тогда?
Тогда конец  их спокойствию. А ведь каждому  из  них: и  ей, и звездочету, и
Сибилле нужна именно такая жизнь. Им необходимы как воздух тишина и полет.
     "Тебе не стоит больше водиться с этими мальчиками", сказала она дочери.
     "Это мои друзья!" запальчиво возразила Сибилла. Она даже топнула ногой.
Но  быстро   успокоилась,   попросила  прощения   и   сказала:"Оставь  меня,
пожалуйста, в покое, мама".
     "Решай сама", сказала мама.
     Сибилла ушла  в  свою комнату, чтобы поразмыслить  над происшедшим. Чем
больше она думала, тем яснее становилось ей,  что завести  друзей  - это еще
далеко  не все.  Нужно еще  позаботиться  о том, чтобы  их  сохранить. Иметь
друзей - это было лучшее из всего, что она знала до сих пор.
     Однако,  друг  другу  -  рознь.  Можно  ли  сравнить Гайни  и  Гауни  с
Фридолином? Фридолина сравнить не с кем. Фридолин - это Фридолин.
     Но  Гайни и Гауни тоже ее  друзья. И  Сибилла была готова сохранить эту
дружбу, пусть даже ценой больших усилий.





     Прошли долгие недели  с  тех пор,  как  гном  Эльморк, покрытый толстой
коркой из постепенно твердеющей грязи,  задумал  свою месть. Но и о мести не
будешь мечтать  вечно.  Настает  день -  и самого страшного злодея настигает
тоска.
     Эльморк плакал.
     Он  сидел под своим панцирем, словно  черепаха, не  высовываясь на свет
божий, не  в силах ни есть ни спать. Его даже не  интересовало, как поживают
вулканы и на месте ли избушка. Все его мысли были о Фридолине - единственном
человеке, которого  он знал и  любил. Он плакал о  Фридолине,  о  тех летних
вечерах,  когда  они  сидели возле избушки под ласковые звуки шарманки.  Его
слезы  выкатывались  из  фиолетовых  глаз,  медленно  и  тяжко  сползали  по
сморщенным,  обвисшим щекам,  сбегали  по  двойному подбородку,  пробивались
сквозь  толщу  грязи и  промывали себе  выход  у подножия смешного  футляра,
внутри  которого  он  сидел. Они  сбегали  с горы к источнику и устремлялись
вместе  с чистой водой в долину. Так они добирались  до города, что  лежал у
подножия горы.
     С  этими слезами, выплаканными  Эльморком, происходило нечто  странное.
Они не растворялись в родниковой воде. Более того: каждая отдельная слезинка
раскачивалась на  волнах,  как  сверкающий шар, в центре  которого  виднелся
лучистый,  живой  и в то же время неживой,  непроницаемый и  в то  же  время
прозрачный светло-фиолетовый... глаз.  И когда лучи  солнца  падали на воду,
взору  являлось  столь необычайное  зрелище,  что  жители  Маленького города
толпами устремлялись к воде, чтобы увидеть чудо.
     Гауни был первым, кто отважился выловить  из воды  один из бесчисленных
плавающих шаров. Более того, он отнес его домой. Поскольку ничего особенного
не произошло: он не ослеп и не умер внезапной смертью, и молния не ударила в
его жилище, люди бросились делать то же самое. Вскоре  уже считалось хорошим
тоном иметь дома хотя бы одно из этих странных стеклянных украшений.
     И не обошлось без того, что однажды Сибилла тоже  достала из реки такой
стеклянный шарик и принесла его Фридолину.
     Фридолин принял его  как  чудо. Задумчиво  держал  он  его  на открытой
ладони,  взвешивая,  поворачивая  и   рассматривая  очень   долго.  Чудесное
сверкание проникло сквозь его слепоту,  и  перед ним ожило все то, что  было
связано  с фиолетовыми глазами: Эльморк,  избушка, знакомый  лес и множество
маленьких  вулканов. Мертвые  птицы, которым он давал  новую  жизнь в  своих
скульптурах, родник, постепенно перерастающий в реку,  воду  из которой пьют
жители Маленького города. Старая шарманка с  декоративным узором из  фигурок
Эльморка, которая уже давно пылилась в углу.
     Поскольку Фридолин  все так и  молчал  и совсем  не обращал внимания на
Сибиллу, она обиженно покуковала ему на ухо и убежала.






     Через несколько дней после своего  неудачного полета Гайни снова пришел
на берег. У него больше ничего не болело.
     Старая  Пипа  Рупа  была,  как  видно,  исключительно  хорошим лекарем.
Возможно,  она умела и  колдовать, что совсем  не  является редкостью у  тех
старых  женщин,  которые  все  еще  носят  косы и  вплетают  в  них  золотые
украшения.
     С тех  пор как Сибилла  обиделась  на Фридолина,  она снова стала часто
появляться с  друзьями  на берегу. Она всячески стремилась показать  им, как
хорошо она к  ним относится. И только испытывала некоторые угрызения совести
из-за того, что не рассказала им о Фридолине и так и не научила их летать.
     "Пойдем, Гайни", предложила она, "может быть, попробуешь еще раз?"
     "Нет уж", ответил Гайни,"я и так все кости переломал. И кроме того, моя
бабушка сказала: это не для нас".
     Сибилла  ничего  не поняла,  но  почувствовала  в  его словах  какую-то
правду. Тогда она обратилась к Гауни: "Может быть, ты?"
     Гауни никогда  еще ничего так сильно не хотел, как научиться летать. Но
теперь,  после того  как  сам  видел "полет" Гайни, решил  не  рисковать. Он
немного помолчал и отрицательно замотал головой. Минут через пять он сказал:
"Скучно". И тут внезапная мысль заставила его  радостно подпрыгнуть: "Гайни,
иди сюда! Я покажу тебе, как наколдовать сладкую ярмарку! Повторяй за мной!"
Он  продемонстрировал несколько  движений  пальцами. Однако выяснилось.  что
суставы Гайни после падения сильно одеревенели.
     "Повторяй!" предложил Гауни Сибилле.
     У Сибиллы эти движения получались не просто хорошо, а  много лучше, чем
у  самого Гауни. Мальчишки  понимающе переглянулись. "Хорошо", кивнул Гауни,
"хоть сегодня и нет ярмарки, но обыкновенный рынок тоже подойдет. Идем".
     И трое детей вприпрыжку побежали на ярмарочную площадь.
     Гайни бежал  без  особого  интереса: знал, что сегодня  он  может  быть
только зрителем.
     Гауни спешил рядом, полный ожиданий.
     А Сибилла  даже  подпрыгивала от гордости.  Ее  охватило такое  сильное
возбуждение,  почти жар! Она хотела  во что бы то ни стало  доказать друзьям
свою ловкость.
     И  действительно, на ярмарочной  площади  она необычайно быстро усвоила
основные элементы "колдовства":
     - Откуда берутся деньги?
     Из карманов других людей.
     - Откуда берется шоколад?
     У кондитера с витрины.
     - Откуда берутся горячие сосиски?
     С тарелки  того, кто  их только что купил  и даже уже успел  приправить
горчицей.
     Сибилла было невероятно горда тем, что все так быстро выучила.
     Гауни тоже был горд: он великолепно преподал урок.
     Гайни нечем было гордиться, он только завидовал.
     Потом  они  еще немного  посидели  под  ивой  на берегу  реки.  Сибилла
чувствовала себя  очень усталой, и  ей безумно захотелось  к себе в комнату,
где не было ни денег, ни шоколада, ни сосисок с горчицей.
     "Мне пора  домой", сказала она мальчикам. Триумф ее был позади, пропала
и  гордость. Хотелось ей  только одного: домой. Она показалась этим зубастым
собакам,  легко  вскарабкалась  по  стволу  ивы  на  самую  верхушку, просто
раскинула руки и ...мешком свалилась вниз.
     Очень просто.
     Она лежала в траве, похожая на сорванный цветок.
     Гайни  и Гауни стояли  рядом и  смотрели на  нее. Десять псов сидели  в
нескольких метрах и тоже смотрели на нее, надеясь, что она встанет и еще раз
вызовет их поработать. (Это говорит о том,  что они, прекрасно выполняя свою
работу, видели в ней все-таки игру).
     Медленно выходила Сибилла из оцепенения. Потом она с трудом поднялась и
попыталась снова попасть домой тем  же способом. Она упала и  на этот раз. И
при этом очень больно ушиблась.
     "Поднимись  по лестнице", предложил ей Гайни, "ты разрешишь ей, Гауни?"
При этом он протянул ей глиняную птичку, укатившуюся в траву.
     И Сибилла  попросила  пересохшими  губами:  "Только  один  раз,  Гауни.
Пожалуйста".
     Он разрешил.
     С большим трудом поднялась она по лестнице со второго этажа на третий и
попала на свою кухню.
     Мама стояла  у  плиты. Она  видела,  как медленно  Сибилла  подходила к
кухонной двери,  и  ничего не  сказала. А что она  могла  сказать?  Она ведь
прекрасно  знала,  что  означает  появление  Сибиллы  не с балкона, а  через
кухонную дверь.
     Отец  Сибиллы тоже не сказал ничего.  Но это наверное от того, что он в
этот час спал. Иначе у него, может быть, и нашлось бы, что сказать.
     Сибилла тоже молчала.
     Она заковыляла к своим куклам, которых мама вылепила для нее из глины и
одела  в  платья  из  цветочных  листьев.  Куклы  уже  улеглись  спать  и не
засмеялись, когда Сибилла остановилась возле них.
     Тогда  Сибилла подошла к  трем звездам. Несколько лет назад отец достал
их из одной спиралевидной туманности и подарил ей. Звездочки сидели на своем
шесте, нахохлившись, как встрепанные, пыльные куры.
     Последнее утешение - глиняная птичка в руке. Хорошо, что Гайни нашел ее
в траве. Хорошо что она  не разбилась. И Сибилла задремала,  прижимая к себе
птичку  сухой,  горячей рукой.  Солнце  освещало комнату,  на  окне  жужжали
несколько мух. И сон теплым покрывалом опустился на мучительно ноющие ушибы.
     Дважды  Сибилла  упала с  дерева. Во второй  раз она сильно  разбилась.
Никто из взрослых этого не видел. И все же...
     В поздний послеобеденный час в гости пришел  Гайни:  "Моя бабушка хочет
тебя полечить",  шепнул он  ей  на ухо. "Она видела, как ты вдруг разучилась
летать.  А  почему  ты  разучилась?" В  его голосе  звучали  и сострадание и
любопытство. То, что Сибилла больше не могла летать, лишило ее того высокого
пьедестала, на  котором она находилась в глазах обоих  мальчиков. Теперь она
ничем от них не отличалась. Однако в голосе Гайни было сострадание, когда он
спросил: "Отчего ты все-таки упала?"
     "Я не знаю", ответила Сибилла.
     "Моя  бабушка  говорит,  это идет изнутри", зашептал  он, чтобы  его не
услышала мама Сибиллы. "Изнутри, говорит".
     Сибилла  натянула  покрывало  до  самой  шеи:  "Я  не понимаю, что  это
значит". Но на самом деле она это очень хорошо понимала.  Она знала: то, что
поднимает ее в воздух - не внешнее свойство. Это порыв, который рождается из
настоящего. Из настоящего  страха, настоящей жажды,  настоящего желания.  Но
только  это желание должно относиться  к тому, что по-настоящему  твое: твоя
комната, твой дом. И уж никак не к сосискам с чужой тарелки.
     Гайни  настаивал на своем: "Идем  к моей  бабушке, она снимет  тебе все
боли!"
     Сибилла с трудом поднялась  со своей  постели. И они осторожно пошли по
ступенькам  вниз.  По  дороге  Гайни  спугнул  штук  тридцать  кур,  которые
расположились  было до  утра  на  лестничных  перилах, а  теперь  возмущенно
разбегались в стороны, хлопая крыльями.
     Дети  продолжали спускаться дальше,  держась за  перила.  Возле  нижних
ступенек лежали десять  кусачих собак.  Они  даже  не  пошевелились,  увидев
Сибиллу: она же не собиралась входить в дом, она в нем уже находилась.
     Кухня у  Гайни была  совершенно черной:  стены,  потолки, даже  некогда
белые двери  - все. Причиной тому был, без сомнения, открытый огонь, который
теплился посреди кухни, прямо на выжженном полу.
     Сибилла будто  попала в  музей. Здесь  все было не так, как  у  обычных
людей! Пипа Рупа - с длинными косами и вплетенными в них золотыми монетами -
величественно возвышалась над огнем. Тут же сидели многочисленные  полуголые
дети, и повсюду  визжали свиньи, для  которых отец  до  сих пор не  построил
сарай. И едкий дым вокруг.
     Сибилла открыла от удивления рот, но не проронила ни слова,  потому что
она была  вежливой  и  воспитанной  девочкой. Глаза она  тоже раскрыла очень
широко. И это выражение  лица настолько ей подходило, что  старая  Пипа Рупа
улыбнулась, а это  бывало  чрезвычайно редко.  При этом еле слышно зазвенели
золотые монеты в ее косах. И этот едва  уловимый  перезвон показался Сибилле
таким волшебным  и чудесным, что она сразу перестала и бояться и удивляться.
И тоже улыбнулась.
     "Звон золота  красив", сказала  Пипа  Рупа с бесконечным  спокойствием.
Голос у нее был низкий, как у мужчины.
     "Но важнее находиться под счастливыми звездами".
     Сибилла приняла слова старой женщины близко к сердцу. Они показались ей
очень  важными,  хоть  и звучали непонятно.  Затем Пипа Рупа протянула к ней
свои смуглые руки. Она раздела Сибиллу и положила ее на кучу старой одежды -
своеобразную постель для родителей Гайни и чуть ли не для всей семьи.
     Не теряя ни минуты,  Пипа Рупа начала тихо  поглаживать именно те места
на нежном детском теле, которые больше  всего  болели. И при каждом движении
раздавался, будто издалека, перезвон золотых украшений в косах Пипы Рупы.
     Поглаживая Сибиллу, старуха бормотала себе под нос чужеземные слова, из
которых  Сибилла ни единого не понимала.  А потом раздалось шипение... Такое
шипение слышится, если бросить  кусок раскаленного  угля в  ведро с холодной
водой.  Это  шептала  Пипа  Рупа:  "...Теперь  ты   стоишь  под  счастливыми
звездами..."
     "У меня  есть  три  звезды", сказала  Сибилла, "мой  отец  извлек их из
большого  скопления  звезд,  где  их отсутствие  не  так  заметно.  Когда  я
наиграюсь, он вернет их обратно. В тот день, когда он достал мне эти звезды,
я захотела сразу и луну!"
     Пипа  Рупа ответила: "Это не  дело. То,  что  принадлежит  всем, нельзя
отдавать кому-то одному. А луна принадлежит всем".
     "То  же самое мне ответил тогда отец. Но, по крайней  мере, у меня есть
три звезды".
     "Они у тебя есть, но они уже не твои. И ты это знаешь".
     Да, Сибилла знала,  что  звезды  не принадлежат ей с  тех пор,  как она
разучилась летать.  И  все это после злополучной сладкой ярмарки, после этих
сосисок.
     "Имеет  человек что-то  или  он этого не  имеет  -  причина внутри. Все
всегда  идет изнутри ",  сказала  Пипа Рупа  и принялась  растирать  девочке
худенькую спинку, где под тонкой кожей, как почти у всех детей, проглядывали
ребра.






     Было  уже  темно, когда  Сибилла отправилась  к себе  наверх.  Ей редко
представлялась возможность возвращаться домой по  лестнице, и она не  знала,
что  здесь есть  выключатель.  Лунный  свет едва проникал  сквозь лестничные
окошки. Должно быть,  ночь была темной, а  может  быть,  луна слишком поздно
взошла.  Этого Сибилла не знала. До  сих пор она видела  голубоватый  лунный
свет только тогда, когда луна уже сияла на небе. Но ей не приходило в голову
спросить, в  какое  время  луна - полная, ущербная или  вообще один узенький
серп вместо нее - является на небо.
     Подниматься по лестнице было нетрудно. Все суставы  прекрасно двигались
и  не  болели. Она поискала  рукой  кровоточащие  ссадины на  коленках.  Они
исчезли. Пипа  Рупа  буквально сняла  их  с  больных  мест  своими  смуглыми
морщинистыми руками.
     Тем временем Сибилла поднялась на второй этаж  и оказалась перед дверью
Гауни. Она прислушалась.  Звуки сползались к ней со всех сторон. Вот наверху
выдвинули  ящик  комода,  вот раздались  легкие хлопки  -  это  мама стелила
постели.  Вслед  за этим  послышались  мужские шаги. Это был  отец,  который
встал, достал  из красивых футляров  свои приборы,  собрал их.  закрутив все
винтики, и выкатил на балкон.
     Какая темная ночь. А на небе нет ни облачка. Отец сможет сегодня хорошо
поработать и будет назавтра очень доволен.
     Снизу  на лестницу потянуло  дымом.  Сибилла  принюхалась. Ей  пришлось
хорошенько  сосредоточиться,  чтобы  уловить  среди многих  запахов  терпкий
аромат трубки,  которую курила Пипа Рупа. И  от этого стало приятно. Вот уже
целых два часа Сибилла не боялась старой цыганки,  наоборот: она восхищалась
ею. Десять  собак  вели  себя тихо. Изредка хрюкали во  сне свиньи.  Да  еще
прибавилось беспокойное клохтанье курицы-несушки.
     Сибилла  еще немного сосредоточилась... и  вот  она могла уже различить
перезвон золотых монет в косах Пипы Рупы.
     В этой  тьме, которая будто  выжидала чего-то, мысли и  чувства Сибиллы
удивительно  обострились.  Совсем  не  так,  как днем, когда все впечатления
набрасываются  на  тебя  разом:  звуки, движения,  ветер,  тепло  или холод,
запахи.  Здесь, в темноте  лестничных  проемов, Сибилла не видела ничего.  И
теперь открылся ее внутренний взор.
     Она  увидела черное  жилище  Гайни.  Вот  кухня, огонь, спящие  малыши.
Постель из тряпья, Пипа Рупа. А в конце коридора сейф, который Гайни обходил
на почтительном расстоянии.
     Потом  Сибилла уже  не  видела ничего,  кроме этого сейфа  - странного,
смешного железного  шкафа.  Вокруг него  постепенно  сгущалась  коричневатая
дымка, превращаясь в облако. И вот сейф оказался  в  середине этого  облака.
Внезапно его  дверца  распахнулась,  и взгляду открылся длинный ход, который
уводил все дальше,  к полыхающему красному огню. В конце тропы горел костер.
Перед  ним возникли  танцующие  призраки. Нет,  черные  тени. Нет, это  были
освещенные пламенем фигуры.
     До Сибиллы  доносились глухие  удары барабана, с  ними  сливались крики
танцующих,  и  все  это   вместе  переросло  вдруг  в  неслыханную  мелодию.
Фиолетовый отблеск горел на лицах, воздушные корни призрачно свешивались над
фигурами,  слившимися в едином  вихре пляски.  От этой круговерти отделилась
женская фигура и направилась навстречу Сибилле. Широкие одежды раскачивались
при каждом шаге. Чем дальше фигура уходила от костра, тем выше казалась, тем
яснее становились ее  очертания. И Сибилла  все  отчетливее узнавала ее. Это
была  Пипа Рупа. Она  вела  за руку Гайни.  Их  окружала выпуклая стеклянная
стена - стена  шара,  в  котором они  находились.  И Пипа Рупа произнесла из
этого шара: "Звезды будут добры к тебе, Сибилла".
     Медленно затухал  красно-желтый  огонь  в  конце  тропы.  "Пипа  Рупа!"
позвала Сибилла.
     Та не ответила.
     "Выйди из шара, Пипа Рупа!"
     "Нельзя". Услышала ли это Сибилла? Или она это подумала?
     "Нам нельзя выходить из шара. Каждый должен оставаться самим собой: мы,
ты и  твои  родители. Гауни выбился. Не он сам,  а его родители, уже  давно.
Посмотри, что теперь с ними стало".
     "У них тоже был шар?"
     "Был.  Неважно  теперь,  какой  это  был  шар. Они  должны  были  в нем
оставаться. Но они выбились. Кто выбивается из своего шара, тот пропал".
     Видение  еще  раз вспыхнуло, покачнулось, уплывая, и исчезло  в черноте
лестничной клетки.  И снова  стало  совершенно  темно.  И  тут вдруг  что-то
случилось: будто что-то упало на Сибиллу.
     Узкая  полоска света, острая,  как  лезвие только что наточенного ножа,
скользнула на лестничную  площадку из-за  неплотно закрытой  двери. Это была
дверь в квартиру  Гауни,  возле которой Сибилла остановилась. Она  испуганно
повернулась на каблуках и взглянула на щель, из которой падал свет. Странный
свет. Он  ее  чуть насквозь не разрезал! Он  режет! Почему свет режет? Потом
она  успокоилась и  даже  удивилась: чего бояться? Просто дверь  в  квартиру
Гауни приоткрыта. Вот  виден освещенный коридор,  а  вот  молодая и красивая
мама Гауни стоит в дверях и подзывает ее к себе пальцем с золотым колечком.
     "Добрый вечер, фрау Фанглингер", поздоровалась Сибилла.
     При этом  она  подумала, что  золотые браслеты на руках фрау Фанглингер
должны издавать точно такой же легкий  звук, что и монеты в косах Пипы Рупы.
А великолепный бриллиант на ее  пальце испускает такие же сверкающие лучики,
что и  звезды  в  комнате Сибиллы,  когда им весело. И пахло  от мамы  Гауни
прекраснейшими цветами, совсем как в оранжерее, а из квартиры исходил аромат
табака, напоминающий о вечно дымящейся трубке Пипы Рупы.
     "Входи, Сибилла", любезно сказала мама Гауни, прервав ее размышления. И
раскрыла дверь так широко, будто Сибилла была раз в пять толще, чем на самом
деле.
     Но Сибилла  будто  прилипла к порогу. Она опять подумала: здесь  тот же
золотой перезвон, что  внизу,  у Пипы Рупы, и украшения  сверкают совсем как
игрушечные звезды. Здесь пахнет цветами, как у нас наверху, и куревом, как у
Пипы  Рупы.  Так что же мешает мне войти?  Почему мама  Гауни стоит  в самой
середине, в мертвой середине между низом и верхом?
     "Заходи, пожалуйста", еще раз предложила мама Гауни.
     Сибилла  решила,   что  следует  принять  приглашение  и   войти.  Фрау
Фанглингер  так любезна. И притом здесь живет Гауни - друг,  которого она не
собирается  терять,  который  научил ее  превращать обычный рынок  в сладкую
ярмарку. А она так и не научила его летать, хоть и пообещала.
     "Добрый вечер", повторила Сибилла и послушно переступила порог.
     "Снимай обувь!" Это было первое,  что она  услышала.  И крикнул это  ей
Гауни, ее друг. При этом он не шутил и не сердился,  он просто крикнул.  Как
будто это обычное дело: так всегда гостей  встречают. Он играл  во  что-то в
своем углу и не собирался оттуда выходить. Только  растянул  губы в улыбке и
добавил: "У нас так принято".
     Сибилла сняла сандалии и оказалась босиком на голом паркете. Она стояла
в  своем  желтом  накрахмаленном  платьице,  опустив  руки,  и  пышная  юбка
расходилась  вправо и  влево двумя  острыми углами. Мысли молчали.  Им лучше
было помолчать, потому что  здесь  говорило все. Здесь  все просто  кричало:
вещи, мебель, картины, портьеры, тяжелые ковры на стенах и под ногами.
     Хрустальная люстра под потолком кричала: Взгляни на меня! Не  смотри по
сторонам! Cмотри, как я сверкаю, какой изливаю свет: он играет всеми цветами
радуги! В твоих локонах  вспыхивает бледно-зеленый отблеск,  щеки загораются
румянцем, а каким ярким становится твое жалкое платьице!
     Я здесь!  старалось  прекричать  ее зеркало.  Не позволяй другим увлечь
тебя.  У  меня  рама из  золота! Я  огромное: от пола до потолка, в три раза
больше, чем  ты. Видишь, ты  помещаешься здесь с головы до пят, а как хорошо
ты выглядишь! Особенно в сиянии этой люстры.
     Нет! кричали картины. Это все ничто. Смотри на нас: мы - благороднейшее
искусство всех  времен!  Мы  созданы сотни  лет  назад художниками холодного
севера  и  жаркого юга. Наша родина -  Италия  и Фландрия. Подойди, побудь с
нами.
     А  мы   летаем!  ликовали  шторы  из   воздушной  ткани.  Ветер  играет
намиПодойди поближе!
     Брось ты эти  занавески, солидно  сказали  кресла. Мы тебя  приглашаем.
Садись, погрузись  в мягкий зеленый бархат,  помечтай, поспи  или подсчитай,
сколько ты сегодня приобрела вещей.
     В одном из этих кресел отдыхал отец Гауни. Он курил трубку и,  несмотря
на то, что рядом с ним стоял красивый  светильник кованого железа, не  читал
ни книги ни газеты.
     Сибилла стояла босиком  на мягком персидском  ковре. Ее ступни  приятно
утопали  в  длинных   волокнах.  Ковер   был  расписан  странными  ползучими
растениями,  геометрическими   фигурами,  птицами,  беспорядочными  линиями.
Сибилла  не  могла на них  наглядеться.  Но  что это?  Ползучие усы растений
медленно превращались у нее на глазах в водные потоки, геометрические фигуры
- в озера. Под ногами стало холодно и сыро.
     Сибилла  в  замешательстве шагнула в  сторону,  но оказалась на жесткой
неровной почве. Теперь ей в ступни вонзились мелкие камешки и осока.
     Госпожа  Фанглингер пригласила ее к столу  и начала мило расспрашивать.
Сибилла  была  рада  сесть на стул: теперь  она могла  поднять ноги и  таким
образом незаметно спастись от противной сырости, и никто этого не заметит.
     Когда перед  ней  оказалось  блюдо со сластями, Сибилла  решила еще раз
потрогать  ковер  под  столом.  Она  вытянула  ступню  и  кончиками  пальцев
потрогала высокий ворс. Теперь ощущение было таким, будто она просто ступила
в  лужу.  Она ошеломленно  вскочила и,  отбежав к стене,  встала  на  полосу
паркета.  Она смотрела огромными глазами, как ползучие  растения  сплетались
вместе, образуя реки. Местами потоки выходили из берегов, сливались с лужами
и  болотами.  Вокруг  болот  повсюду рос старый желтый камыш. Большая  река,
медленно расширяясь, протекала мимо Сибиллы.  Гауни и его родители оказались
по  другую сторону  реки. Сначала они  просто  стояли, потом с самодовольным
видом подошли к невысокому холму и уселись там на большой чемодан, разбухший
от  драгоценностей.  Вода  прибывала  и  устремлялась  к  Сибилле.  Вот  она
перекинулась через линию  берега и  угрожающе подступила к ее ногам. Сибилла
готова была кричатьОна вскинула  руки, ища помощи.  Если бы  здесь был мост!
Птицы,  сидевшие  на  берегу,  были  смыты потоком  и из последних  сил били
крыльями по воде. Где же мост, сходни...?
     Но через эту реку не было моста.
     Медленно исчезала эта картина. Река съежилась. пересохла, над ней снова
протянулись, переплетаясь, усики ползучих растений. Птицы спокойно расселись
на ковре строго в тех  местах, где их выткали. Все было сухо. Теперь Сибилла
снова ощутила необычайно приятный запах.
     "Извините, пожалуйста", сказала Сибилла и уселась, слегка побледневшая,
на свое место.
     "Ты,  наверное,  хочешь  рассмотреть  весь ковер?" господин  Фанглингер
улыбнулся."Это  чрезвычайно  дорогая,   редкостная   и  старая  вещь.  Но  в
прекрасном состоянии.  Это иранский ковер ручной  работы. Птицы в  цветочном
орнаменте.  Здесь  имеется  множество  символов,   которые   в  наше   время
встречаются  крайне  редко. Все эксперты сходят с ума от  этого ковра, музеи
готовы его купить. Но мы не отдаем".
     "Да", сказала Сибилла, "то есть, нет".
     При этом она подумала: Интересно, кто мог видеть  этот ковер  здесь,  в
квартире, куда можно попасть только  по приставной  лестнице? Наверное, одна
я.
     "Итак, ты и есть маленькая Сибилла", улыбнулся господин Фанглингер.
     "Сибилла. Но не такая уж маленькая".
     "Извини",  миролюбиво  сказал  господин Фанглингер",  ты,  конечно, уже
большая девочка".
     Сибилла кивнула, поскольку была с этим согласна.
     Но сосредоточиться на разговоре было очень трудно, потому что ее взгляд
постоянно скользил по  стенам.  Она рассматривала дорогую мебель и сожалела,
что у них  дома нет таких ценностей. Но потом ей вспомнились  многочисленные
букеты, которые стояли  у них на каждом столе, в  каждом  углу.  И сожаление
исчезло. Она еще  раз внимательно  огляделась: нет, ни одного  букета. Если,
конечно,  не  считать  нескольких  искусственных  цветов из вощеного  шелка,
которые красовались в резной деревянной вазе.
     "Как  твои дела?" поинтересовалась мама Гауни и подвинула к ней поближе
тарелку со сластями.
     Такое внезапное внимание  к  ее  персоне удивило  Сибиллу.  Нет, больше
того:  возмутило! Вот живут они в  этом  доме  уже год,  если  не  больше, и
почему-то  именно  сегодня родителям Гауни пришло  на  ум  позаботиться о ее
самочувствии. "Как мои дела?" спросила Сибилла. "Хорошо".
     "Я имею в виду, не нужен ли  тебе врач", продолжала госпожа Фанглингер.
"Мы знаем прекрасного врача".
     "А почему вы думаете, что мне нужен врач?" Сибилла еле  сдерживала свое
возмущение. Она была готова даже нагрубить! Но старалась остаться вежливой и
спокойной. Очевидно, она совершенно забыла о том, что сегодня дважды упала с
ивы. Так что вопрос о враче имел под собой основания.
     "Я полагаю, потому", включился в разговор господин Фанглингер,  "что ты
сегодня... хм-хм... мне кажется, упала или что-то вроде того".
     Тут Сибилла совершенно забыла о своем хорошем воспитании.
     "Или что-то  вроде  того!"  возмутилась  она.  "Я  упала с  ивы, просто
напросто!   И  Гайни  тоже,  несколько  дней  назад.  О  нем  вы  тоже   так
волновались?"
     "Об этом мы  не знали",  прозвучало  в  ответ. "Разве Гайни тоже  умеет
летать? Это что-то новое".
     "Откуда вы  знаете про меня? " закричала Сибилла совсем уже неприлично.
И ей опять показалось, будто она стоит босыми ногами на берегу широкой реки,
в грязи, а на другом берегу стоит Гауни и его родители. И нет через эту реку
моста.
     Когда это видение с такой ясностью возникло вновь, с лица Сибиллы сошло
всякое выражение, и уши почти перестали слышать.
     Словно   сквозь   туман   смотрела   она   на   господина  Фанглингера,
пробивавшегося сквозь эту картину со своим вопросом: "Но Сибилла, как же нам
не знать о том,  что  ты летаешь? Мы же каждый день видим, как ты пролетаешь
над нашими окнами. Это  у тебя великолепно получается, деточка. А скажи,  не
хотела бы ты научить этому твоего друга Гауни?"
     "Он не может этому научиться".
     Разговор  становился   все   тяжелее.  Сидя   напротив  Гауни,  Сибилла
чувствовала себя виноватой, потому что так и не научила его  летать. И в  то
же время смутно ощущала, что река,  разделившая их,  каким-то  образом  тоже
связана с его неспособностью подняться в воздух.
     Госпожа Фанглингер предложила:
     "Если  ты  считаешь, что Гауни  этого не  может, научи  тогда  нас.  Мы
хорошие  спортсмены  и  очень  способные  ученики". И  добавила,  видя явное
несогласие Сибиллы:
     "Сколько мы будем тебе должны, если ты нас научишь?"
     Сибилла растерялась. Разве  ее  умение летать можно продать  за деньги?
Или отдать? Она просто умеет это и все! Ей это дано, так же как ее пепельные
волосы или пальцы ног, которые сейчас упираются в ковер.
     "Я не могу", смущенно сказала она.
     "Ты не хочешь!" взорвался  господин Фанглингер.  Он вскочил  с кресла и
угрожающе двинулся к Сибилле:
     "Тогда мы сейчас сами  все выясним!" Он  подступал все  ближе.  Сибилла
испуганно вскочила со стула,  подбежала  к  стене  и  прижалась к ней, будто
хотела спрятать крылья, которых у нее не было.
     Может  быть, эта стена за спиной ей поможет?  Это  же та  самая  стена,
которая растет  от земли, из темного жилища  Пипы Рупы,  проходит  здесь,  а
дальше поднимается на третий этаж, и возле нее стоит кровать Сибиллы. Это та
самая стена! Сибилла  чувствовала ее прохладу лопатками, ладонью одной руки,
костяшками  другой,  сжимающей  глиняную птичку. Она  часто  дышала.  "Нет",
торопливо сказала она, "я  не хочу. То есть, сначала я  хотела научить этому
Гауни, но больше не хочу. Все!"
     "Тогда мы тебя заставим это сделать!" улыбнулась красивая мама Гауни.
     "Гауни!" закричала Сибилла."Ты же мой друг! Что твои родители хотят  со
мной сделать? Или ты мне не друг?"
     Гауни ответил: "Откуда я знаю,  друг я тебе или нет. Я только знаю, что
мы теперь  наконец выясним, как ты летаешь.  Покажи лучше по-хорошему: может
быть, у тебя  есть какой-нибудь механизм вроде крыльев или что-нибудь в этом
роде. Мы у тебя его не отберем".
     "Нет",  сказала Сибилла.  Река  снова была здесь. Она  становилась  все
шире. И над ней  поднимался влажный, зловонный  пар,  от  которого  путались
мысли. Обеими руками  обхватила она свою птичку, будто от  нее могло  прийти
спасение. Река разливалась все шире, вода уже обступила босые  ноги Сибиллы.
Господин Фанглингер приближался медленными  шагами. Он нисколько не  промок,
когда шел сквозь  реку.  Еще  бы: ему это  ничего не стоило, это же была его
собственная река, она расступалась там, где он шел, и вновь смыкалась позади
него.
     Тут же подоспела и госпожа Фанглингер. Она подхватила Сибиллу и бросила
на  элегантную  кушетку.  Никогда  раньше Сибилле не приходилось  лежать  на
темно-зеленом бархате.  Против  воли она отметила разницу между  благородным
материалом  и той кучей  тряпья, что была  у  Пипы Рупы. Госпожа  Фанглингер
подергала тут и там желтенькие воланчики  Сибиллы, нашла застежку на спине и
быстро  спустила  платье с  плеч. И  поскольку  Сибилла  возмущенно колотила
ногами, господин Фанглингер крепко прижал их к кушетке.
     Гауни  держался в стороне. Он не помогал ни родителям ни Сибилле. То ли
он не мог решить, на чью сторону встать, то ли  не  хотел никого обидеть.  А
может быть он просто не выяснил вовремя, каким образом ему принять участие в
этом жутковатом обыске?
     Госпожа  Фанглингер  водила  своей красивой  ухоженной рукой  по  спине
девочки.  Сибилла молчала. Она крепко держалась за свою птичку и  вспоминала
руку старой Пипы Рупы, которая тоже водила  по ее спине два часа тому назад.
Рука эта была жесткой и шершавой и  пахла дымом. И  еще одну руку вспоминала
сейчас Сибилла - руку Фридолина. Иногда во время прогулок по городу эта рука
опускалась  на  ее плечо,  как  тяжелая  птица, которой  захотелось сообщить
что-то важное. А мамина рука была  как цветок или как снежинка. Рука госпожи
Фанглингер была мягкой и приятно пахла,  но она  ложилась на  худенькое тело
Сибиллы  такой  тяжестью,  какой  легла бы, наверное,  тюремная решетка.  Ее
прикосновение обжигало. Сибилла закричала: "Оставьте  меня  в покоеДело не в
крыльях,  все идет изнутри!" И внезапно  до  нее дошел смысл этих слов.  "Вы
совсем  ничего  не понимаете. Я  хочу  домой!  Пустите  меня!"  Она  наконец
вырвалась. И почувствовала, что может перепрыгнуть через  широкий поток, как
через ничтожный  ручей.  Она посвистела на  ухо озадаченному  Гауни и  вдруг
совершенно ясно поняла, что не имеет с жильцами второго этажа ничего общего.
     Один прыжок - и она уже  была  на балконе. Взобралась на перила, просто
раскинула руки...  и просто, очень просто,  легкая  и  счастливая, улетела в
ночь.
     Сначала  она пролетела мимо  окон Пипы Рупы. Потом покружила в  вышине,
почти у  самой  луны, которая уже  взошла и воцарилась посреди неба  светлым
ликом утешения.  А  потом полетела вдоль  реки,  в  которой  все еще плавали
фиолетовые шарики, загадочно мерцая в лунном свете...





     Сибилла  неслась над водой, зачарованная лиловыми  огоньками, плывущими
ей навстречу.
     Кое где клубился белый туман, скрывая  реку, а дальше, в широких речных
заводях, опять бледно светились лиловые слезы гнома Эльморка.
     Странное чувство  испытывала Сибилла: будто кто-то ждал  ее впереди или
звал, или ей приказано было лететь все дальше.
     Она летела над рекой  до  самого  елового леса. Прошел  короткий теплый
дождь  и освежил ее. Свет луны, переместившейся выше, загорелся в фиолетовых
светлячках слез  зеленоватым  огнем.  Все  казалось  нереальным.  Мертвенная
бледность   разлилась   над   землей,   все   очертания  стали  неясными   и
расплывчатыми. Настоящий мир снов. И над этим миром летела Сибилла.
     Ароматный воздух леса вернул Сибиллу к действительности. Она рассудила,
что лучше не отклоняться от реки, чтобы по ней найти потом обратную дорогу.
     Река постепенно становилась уже. Вот она превратилась в горную речушку,
а  потом  в  шумный  пенистый ручей.  И вот  наконец,  пролетая  над  лесной
прогалиной,  Сибилла  разглядела внизу маленький родник - исток  той широкой
реки, что бежала через Маленький город.
     Вблизи  родника Сибилла увидела полуразрушенную  избушку, а чуть выше -
вершину грязевого  вулкана. Здесь было неспокойно. Отовсюду слышался  глухой
рокот. То,  что  увидела  Сибилла,  совершенно  очаровало  ее:  бесчисленные
кратеры -  широкие  и  узкие  -  облепили  вершину.  Из переполнившихся жерл
взлетали пузыри, отливая голубизной лунного света, и лопались в вышине.
     Захваченная  небывалым зрелищем,  Сибилла радостно перелетала от одного
кратера  к другому. Но оказалось, что чудесные пузыри несли в  себе ядовитый
газ. Сибилле  стало трудно дышать,  глаза затуманились. Полет вдруг  потерял
всю прелесть. Она металась  между вулканами, как мотылек, опаливший крылышки
о свечу.  А  из  кратеров непрерывно поднимались газы, окутывая  ее холодным
туманом. Полет  превратился в  беспомощное  порханье. Сибилла  была близка к
падению.
     Глиняная птичка выскользнула из  ее руки и камнем упала  в узкую трубку
кратера.  Там  она  угодила в бурлящую массу.  Ядовитые газы проникли в нее.
Вулканическая грязь,  вздымаясь  и оседая,  то открывала дырочку на груди  у
птички,  то  снова  закрывала. "Ку-ку!  Ку-ку!"  безостановочно  неслось  из
вулкана. И ночь многократно усиливала этот крик.
     Сибилла заплакала. Она спустилась  ниже и  решила  попробовать  достать
птичку  из  кратера. Она  была уже  готова  приземлиться, как  вдруг из кома
засохшей грязи, как  из скорлупы, проклюнулось  наружу  существо, похожее на
карлика. С яростными нечленораздельными воплями существо кинулось к вулкану,
из которого прощально пела глиняная птичка.
     Это  кошмарное зрелище вырвало  Сибиллу  из полуобморочного  состояния.
Лунный свет  стал, между тем, таким  ярким, что Сибилла смогла разглядеть  в
уродливой фигурке  с  искаженным лицом того самого  человечка,  похожего  на
лягушку,  что был изображен на шарманке Фридолина. Она вскрикнула и порхнула
вверх.
     И тут гном Эльморк ее заметил.
     Его слезы высохли.  Он схватил свою длинную, перепачканную грязью палку
и погнался за Сибиллой. Совсем как мальчишка за  бабочкой или майским жуком.
Он подпрыгивал,  пытаясь  ее ударить, скользил,  падал в грязь, потом  снова
вскакивал на ноги и опять несся за ней.
     Один раз он попал ей по руке.
     От страха и отвращения Сибилла вполне могла потерять сознание.
     Эльморк смеялся, и горы вокруг отзывались эхом.  Его  фиолетовые  глаза
при этом ярко загорались.
     А глиняная птичка все так и кричала из кратера.
     Порыв ветра принес с  собой глоток свежего воздуха. Это спасло Сибиллу:
она взлетела высоко вверх.
     Устало парила она  в ночном воздухе. Постепенно ей становилось лучше. И
только остался в душе неприятный осадок: как мог Фридолин иметь дело с таким
ужасным существом? Она испытывала чувство, близкое к разочарованию.
     Сибилла так обрадовалась, увидев свой дом на берегу  реки,  что чуть не
заплакала! Она  скользнула  вниз с радостным  криком,  описала  вокруг  дома
крутую спираль,  потом  проплыла  мимо  отцовского  телескопа  и  влетела  в
раскрытое окно. Прямо к своей доброй детской кроватке.
     Перед  тем  как  уснуть  Сибилла еще  какое-то  время пребывала  в  том
странном состоянии, когда прекращается мысль и начинается сон. И в этот  миг
просветления, после пережитых  страхов и смертельной усталости, она  увидела
древо  людей.  Четким  контуром  отделилось оно от  противоположной стены  и
засияло яркими красками. В нем были все три этажа их дома.
     Внизу жила семья Гайни. Эти люди двигались с большим трудом, потому что
ноги их были опутаны корнями и притянуты ими к земле.
     Наверху, там,  где ствол  обрастал  ветвями,  были окошки. Из них лился
ясный свет. Ее отец  сидел на ветках кроны, в волосах его горели  звезды. Ее
мама ухаживала за фруктами, которые росли на сучьях и ветвях.
     Темной и неприглядной выглядела середина дерева. Окна здесь были плотно
закрыты. Однако  эта середина  вела себя  очень  неспокойно:  она вертелась,
вытягивалась  и угрожающе разрасталась, будто  хотела разбухнуть и захватить
все вокруг.  Вдруг  откуда-то  высунулся Гауни. Он  быстро нагнулся, схватил
Гайни за волосы и хотел затащить его к себе. Тут Сибилла закричала: Держись,
Гайни!  Не  поддавайся!  Тогда  Гауни взглянул  наверх и  попытался  достать
Сибиллу. Ему действительно  удалось схватить  ее за ноги. Он стал  тянуть ее
вниз, к себе. Сибилла уцепилась за сук, подтянулась повыше и  стала звать на
помощь. Откуда-то сверху спустился Фридолин и освободил ее. Ты  тоже  здесь,
наверху? спросила Сибилла. И  он  ответил: Да. Мое  место на вершине.  Древо
держит меня. чтобы я мог петь.
     А  где же тот, другой?  спросила  Сибилла, имея в  виду  Эльморка. И ей
опять стало очень страшно, почти так же,  как тогда,  на вершине горы. Древо
стояло возле  белой  стены, как  изваяние.  Смотри, сказал Фридолин, вот он.
Сибилла  не сразу увидела гнома. Она  долго вглядывалась в древо людей, пока
наконец не обнаружила под землей, в сплетении корней, скорчившуюся  фигурку.
Это  был  гном Эльморк. Он  притаился возле  большого камня,  оскалившись  и
плача.






     Эльморк отшвырнул свою палку. Он сел на землю прямо там, где стоял. Его
била дрожь. Вот,  значит, как выглядят  люди.  Они еще  и летать умеютНичего
удивительного, что  им  удалось заманить  к себе  Фридолина, и  он предпочел
дружить с ними, вместо  того чтобы жить на вершине грязевого вулкана рядом с
чумазым, уродливым гномом, похожим на лягушку, и вести домашнее хозяйство!
     Да, ничего удивительного.
     А  сам  он,  Эльморк:  разве  это не  он охотился только  что  за  этим
симпатичным существом? Зачем он это делал, он не знал. Только  знал, что ему
очень  нужен такой летающий человечек, который не  нуждается в крыльях. И он
должен этого человечка заполучить.
     И он  снова  заплакал,  почувствовав  себя  покинутым и одиноким. Слезы
капали  на  землю, застывали и  катились  дальше  по  склону вниз,  падали в
источник и вместе с ним сбегали в долину. А за ними следом устремились мысли
Эльморка. Вот так,  вместе с ними, он заглянул в дома людей,  которые жили у
подножия его  горы в Маленьком городе и  которые однажды приносили домой эти
бледно-лиловые стеклянные слезы и ставили на комод, как украшение.
     Так он увидел мать с младенцем на руках.
     В  другом доме  он увидел  пьяницу, счастливого  от  выпитого вина,  но
совершенно несчастного.
     Он  увидел жаркие объятия  влюбленных, а в соседнем  доме - мертвеца  в
гробу.
     Один мужчина сидел и писал при свете керосиновой лампы. На столе лежала
целая кипа исписанной бумаги. Гусиное перо быстро скользило по листам.
     Эльморк направлял свои мысли из дома  в дом. Он побывал  во всех домах,
где  были его  слезы,  и  много  чего увидел.  Но  он не  увидел  ни единого
человека, который бы летал.
     Часами путешествовал он из дома в дом. Он искал Сибиллу. Но у Сибиллы в
доме не было его стеклянной слезы.
     Последнее, что увидел Эльморк, была мастерская Фридолина.
     В помещении стояли мольберты, на них странные картины.  Здесь же лежала
старая знакомая шарманка.
     Фридолин спал.  Рядом с ним сверкала, как живая, выкатившись, очевидно,
из разжатой руки, слеза Эльморка.
     Задохнувшись от ярости и тоски, Эльморк ринулся  к вулканам и  принялся
бешено взбивать ядовитое  месиво. Когда сломалась палка, он продолжал месить
руками. Только не останавливаться! Работать!
     Его сердце переполнилось ненавистью ко всему живому.
     А из его лучшего вулкана непрерывно звучало: "Ку-ку! Ку-у!"
     Это приводило его в отчаянье. Неужели эта дрянь никогда не замолчит?






     А теперь,  прежде чем  рассказывать  нашу историю  дальше,  хотелось бы
упомянуть об одном чрезвычайно важном событии.
     В  тот  поздний  час,  когда  Сибилла вернулась с  вершины  вулкана  и,
переполненная радостью, описывала спираль вокруг дома, ее отец, как  обычно,
сидел  на балконе  возле  своего телескопа и  искал в  глубинах пространства
неизвестные туманности, звезды или следы жизни.
     В  душе  его  царил глубочайший  покой.  Последнее  время он  все  реже
разговаривал  и  все  больше  предавался своим мыслям.  Тот факт, что  Земля
по-прежнему   считалась   единственной  носительницей  жизни,  казался   ему
невероятным.  Он  уже  не  раз  видел чудеса. Однажды  он  разглядел в  свой
телескоп   желтую   лунную  пустыню.  В   другой   раз  наблюдал  светящиеся
сине-фиолетовые скопления звезд нашего Млечного  пути. И еще неправдоподобно
зеленую мерцающую  туманность Ориона. Он снова  и снова отыскивал  эти точки
космоса своим  телескопом, подолгу восхищенно наблюдал их  и пытался постичь
их взаимозависимость.
     Но  что  же, если  не  чудо, оторвало его от  этого занятия и привело в
неописуемое волнение? Перед  его объективом появилась ярко-желтая звездочка,
похожая  внешне на  ребенка. Она  пронеслась  посреди Туманности Андромеды и
была, казалось, так близко - рукой подать. Однако рассмотреть ее не удалось.
Телескоп,  настроенный  на  многие  световые  годы,  не  воспринимал  желтую
звездочку,  бесшумно парившую  в непосредственной близости и готовую вот-вот
исчезнуть  за домом.  Невооруженным  глазом он  успел  рассмотреть  лишь два
желтых угла этого небесного тела, из которых торчали две детские ножки.
     Отец  Сибиллы  обхватил  ладонями лоб, сердце  его  бешено  колотилось.
Неужели он -  тот самый  избранник,  которому  суждено  впервые обнаружить в
космосе живое существо?
     Он  и мысли не допускал о том, что это могла быть его собственная дочь.
Во-первых, он  был уверен, что в  столь поздний час она уже спит. Во-вторых,
он встречался  с ней только по утрам и вечерам, когда  они желали друг другу
спокойной ночи или доброго утра. И на ней всегда была ночная рубашка. О том,
как она одевается  во все остальное время суток,  он  не имел  ни  малейшего
представления, и никогда не видел  ее желтого платьица, расходящегося вправо
и влево двумя острыми углами. К тому же мысли его были в этот момент целиком
поглощены теорией, доказывающей возможность жизни в космосе.
     Все это  привело к  тому, что он принял собственную дочь за посланца из
космоса.  Кроме  того,  он  был поражен  самим  принципом  ее полета.  Такой
легкостью скольжения, такой  грациозностью  могло обладать  только  неземное
существо. В этом он был убежден.
     Пока он сидел вот так, упершись лбом в ладони, не в силах унять дрожь и
успокоиться, мимо него бесшумно  проскользнула  Сибилла. И скрылась в  своей
комнате.
     И когда  он, наконец, поднялся со своего места, намереваясь сообщить ей
об этом волнующем событии, он застал ее в постели с полузакрытыми глазами, в
том забытьи  на  границе сознания и сна,  когда она  уже видела древо людей,
древо  человечества,  где  мир Фанглингеров угрожающе  разрастался, стремясь
захватить все вокруг. И было  ясно: человечество можно спасти,  но  только в
том случае, если его корни уходят глубоко в землю, а стремления простираются
до звезд.
     Поняв  это,  Сибилла  окончательно уснула.  Утром она,  конечно,  почти
ничего не помнила. И все-таки усвоила навсегда.
     Ее отец, между тем, уселся за письменный стол, зажег керосиновую  лампу
и  составил  взволнованное  сообщение в  Министерство.  Он  писал о том, что
наблюдал в небе неизвестное летающее существо, имеющее звездообразную  форму
и одновременно напоминающее ребенка.
     Это сообщение он согнул пополам и торжественно вложил в белый  конверт.
Опечатал его красным воском и отнес той же ночью на почту.






     На следующее утро Сибилла не встретилась со своими друзьями.  Она очень
долго спала,  потом  сидела в своей комнате, пытаясь чем-нибудь заняться. Но
путаные, нелегкие мысли постоянно отвлекали ее.
     Ей было над чем поразмыслить.
     Все  события, случившиеся вчера,  были  каким-то  образом связаны между
собой.  Перед ней  возникло множество вопросов.  Например: почему она  вдруг
перестала уметь летать после того, как научилась у  Гауни превращать простой
рынок в сладкую ярмарку?
     "Все всегда идет  изнутри". Эти слова старой  Пипы Рупы  так и сидели в
голове. Насчет того,  что умение летать идет изнутри, Сибилле все было ясно,
она  и  Фанглингерам объяснила  это  вполне доходчиво. Но  что общего  между
рынком и полетом? Почему одно мешает другому? Или подобное  колдовство  тоже
имеет внутреннюю природу?
     Ну  конечно! Она  внезапно поняла, что это  тоже  идет  изнутри, только
по-другому: становишься не легче, а тяжелее.
     Ее  предположение  подтверждалось  еще  и  тем,  что  после   досадного
посещения Фанглингеров  она сразу  смогла улететь. Сама мысль о  Гауни и его
родителях была ей в тягость.
     И  тут  она  вспомнила  древо  людей  с   его   неспокойной  серединой,
стремящейся все заполонить.
     Кто такие Фанглингеры?
     Чем они занимаются, на что живут?
     Как  это получилось,  что  они  так  невероятно  богаты,  хотя нигде не
работают? И что означала та река,  что  внезапно разлилась на красивом ковре
между ними и Сибиллой?
     "Все всегда идет изнутри".
     Река. Разница между Сибиллой и Гауни, между  ее родителями и родителями
Гауни.  Разница между Фанглингерами и  Пипой  Рупой. Бывает внешняя разница,
которая сразу  видна,  и внутренняя, гораздо более важная. Почему ухоженные,
украшенные  кольцами  руки  госпожи  Фанглингер  так  мучили ее, а  жесткие,
шершавые руки Пипы Рупы ее вылечили?
     "Все всегда идет изнутри".
     Сибилла все лучше и лучше понимала, что имела в виду Пипа Рупа.
     И  то, что сразу  после обыска у  Фанглингеров она оказалась на вершине
вулкана, где ее чуть не поймал ужасный карлик - это тоже случилось благодаря
родителям Гауни, от которых ей безумно хотелось спастись.
     Но кто  был этот  карлик, и  что означали булькающие пеньки? Ответов на
эти вопросы у Сибиллы не было.
     Самой мучительной была мысль о шарманке.  Как такое возможно,  чтобы ее
друг,  художник  Фридолин,  изобразил  на своем инструменте  этого  злобного
гнома?  Значит,  он  его знает.  Это ясно.  Больше  того: он должен очень им
дорожить, если сделал его постоянным спутником своей шарманки.
     Сибилла встала. Она решила обо всем расспросить Фридолина.
     Она  надела свое крахмальное желтое платьице, попросила маму застегнуть
сзади  кнопки  и побежала к  Фридолину. Она, конечно, постаралась скрыть  от
мамы синяк, который  образовался на руке после  удара Эльморка. Синяк к утру
почернел. Можно было даже подумать, что рука  испачкана.  Сибилла хорошенько
ее помыла, но синяки, как известно, не смываются.
     Фридолина в мастерской не было.
     Сибилла  нашла его на берегу реки. Там, где он обычно  отдыхал, покидая
город. Фридолин сидел на прибрежной траве, в тени старого  ольшаника. В руке
его сиял прозрачный фиолетовый глаз.
     "Это я,  Сибилла. Ку-ку",  сказала она  и уселась рядом  с Фридолином в
траву.
     "Почему ты сегодня так странно  приветствуешь  меня, Сибилла? Раньше ты
насвистывала  свое "ку-ку" в глиняный свисток". Правая  рука Фридолина легла
ей на плечо, как большая тяжелая птица.
     "Что с тобой, Сибилла?"
     Плечо девочки задрожало под его рукой.
     "Я тебя долго искала, Фридолин", сказала Сибилла вместо ответа.
     "Может быть, ты хочешь снова послушать шарманку?"
     "Нет!" закричала Сибилла так громко, что сама испугалась. Помолчав, она
сказала: "Я не знаю, захочу ли я еще когда-нибудь услышать твою шарманку".
     "Сибилла?"
     Ей  стало  страшно. "Брось  этот ужасный глаз!  Брось  его,  Фридолин!"
закричала  она и с такой силой столкнула  прозрачный шар с его руки, что тот
шлепнулся в реку. И сразу громко разрыдалась, сотрясаясь всем телом.
     Фридолин встал,  взял ее за руку и строго  сказал: "Почему ты  плачешь,
Сибилла? Сейчас же расскажи мне все, что ты знаешь!"
     Напрасно Сибилла пыталась  справиться  со слезами. Она с ужасом глядела
на  своего  старого доброго  друга,  который  казался теперь не  таким,  как
всегда.  Она  начала,  запинаясь,  рассказывать:  "Он  замахивался  на  меня
дубиной... Он меня  ударил,  он хотел меня схватить...я чуть не  умерла, так
плохо  было  мне там, наверху...У  него  так сверкали  глаза, Фридолин. И он
выскочил из какой-то корявой  скорлупы, как  птица  из яйца... Он смеялся  и
гонялся за мной".
     Голос  ей болше не подчинялся, и  она  снова  расплакалась, как  плачут
дети, когда сознают свою полную беспомощность.
     Фридолин побледнел.
     "Рассказывай дальше", потребовал он.
     Сибилла  рассказала  ему  все.  Как  она  научилась летать,  как  вдруг
разучилась и почему. Как снова смогла взлететь после того,  как  Гауни и его
родители довели ее до совершенного неистовства. Потом она рассказала о своем
полете на голую вершину, усыпанную бурлящими пеньками. И о том, как она чуть
не упала, пытаясь спасти свою птичку, и как ей стало при этом плохо.
     "Ядовитые испарения", сказал Фридолин.
     "А он?" спросила Сибилла упавшим голосом.
     "Его  звать Эльморк", тихо ответил Фридолин. "Он  мой брат и  товарищ с
давних пор".
     Сибилла растерянно  смотрела  на своего старого друга. "Твой  брат...",
пролепетала она,  "как  он  может быть  твоим братом, он же выглядит  совсем
по-другому..."
     "Он не только выглядит  другим, он другой. Он ненавидит, а я  люблю. Он
копается  в грязи,  а я пою.  Он хочет  смерти всему, а  я -  жизни. У  него
огромные зрячие глаза, я же слеп".
     "И ты его любишь?"
     "Я люблю его", сказал Фридолин,  "несмотря ни на что. Мы с ним едины, и
никто не в силах этого изменить".
     "Расскажи мне о нем. Может быть, я тоже смогу его полюбить, раз он твой
брат".
     И  слепой художник Фридолин начал  свой рассказ. Он говорил о маленьких
вулканах,  о подземных силах, которые исторгли  Эльморка из  своего  мира. И
которые по сей день насыщают вулканическую грязь чудодейственными веществами
и придают ей силу, о которой никто не знает.
     Он  рассказал Сибилле о том,  как однажды, влекомый звуками, он парил и
уносился все дальше, пока не оказался рядом с Эльморком.
     Потом он  описал Сибилле  их жизнь. Он  спел ей  песню  горного  ветра,
шумящего над старым лесом, рассказал и о птицах,  погибающих в вулканах, и о
том, как он давал им новую жизнь.
     Он  рассказал,  как  маленький  злобный  Эльморк  бегает  между  своими
вулканами,  усердно  поддерживая  их  кипение. Не  забыл  Фридолин  и  о тех
приятных вечерах, когда они оба сидели возле  избушки, и под  звуки шарманки
стихала злобность Эльморка, уступая место доброте.
     "Сибилла!" воскликнул вдруг Фридолин. "Ты меня слышишь, Сибилла?"
     Девочка не отвечала.
     "Ты  помнишь   шарманку,  Сибилла?"  настойчиво   спрашивал   Фридолин.
"Шарманку, которая поет точно так же, как твоя глиняная птичка?"
     Взгляд Сибиллы медленно, будто издалека,  возвращался к нему. Торопливо
и хрипло прозвучали  ее слова: "Она все еще кричит в той трубе, моя глиняная
птичка, слышишь? А он  ее  ищет и не может  найти. Он засунул  туда  руки по
самые локти..."
     "Что ты говоришь?" испуганно произнес Фридолин.
     "Пусть она поет,  Эльморк!"  выкрикнула Сибилла, и  голос ее прервался.
"Пусть она поет! Пусть хоть что-то поет на этой проклятой голой горе!"
     "Сибилла!"
     Фридолин  наклонился  и  приблизил  губы  почти  к  самому уху Сибиллы:
"Вернись, Сибилла! Мы с тобой  не на вершине вулкана, мы сидим на берегу под
ольхой. Приди в себя!"
     "Иди ко мне, Сибилла!" сказал  Эльморк, вытащил свои перепачканные руки
из кратера, растопырил пальцы и подошел вплотную к девочке. "Иди сюда!" Мы с
тобой на вершине вулкана. Ты здесь, наверху, у меня."
     "Да",  сказала  Сибилла  и взгляд ее в ужасе  метнулся  от Фридолина  к
Эльморку и назад, от Эльморка к Фридолину. "Я, наверное, здесь, с тобой... и
с тобой, и там тоже..."
     "Ты со мной", сказали Эльморк и Фридолин в один голос: один на  вершине
горы, другой внизу у реки.
     "Фридолин  мне  о  тебе рассказал", шептала  Сибилла, "А  когда  он мне
что-нибудь  рассказывает, я оказываюсь там.  Да,  я  у  тебя,  Эльморк".  Ее
худенькое тело обмякло и стало вялым.
     Фридолин  взял  ребенка на руки,  погладил.  Он знал, что в этот момент
Эльморк  сильнее его. Сибилла перенеслась всеми своими мыслями и чувствами в
те места, о  которых услышала.  Он еще раз попробовал  ее вернуть:  "Очнись,
дитя! Вернись сюда, на берег реки!"
     Все было напрасно. Весь ее разум принадлежал сейчас подземным силам. Ее
взгляд, ничего не видя вокруг, скользил из стороны в сторону: он следовал за
гномом, за его забавными прыжками. А тот носился вокруг нее как сумасшедший.
Он смеялся, подскакивал к ней и говорил:
     "Ты у меня, и ты должна остаться здесь навсегда. Я очень одинокий с тех
пор, как люди похитили у меня моего брата. Теперь ты останешься со мной!"
     "Я останусь с тобой",  сказал Фридолин ей на ухо, "и буду оставаться до
тех пор, пока Эльморк тебя не отпустит".
     И будто в ответ, прозвучали слова Эльморка:
     "Пока мой брат Фридолин не вернется, я тебя не отпущу".
     "Пока мой брат  Эльморк тебя не отпустит",  пообещал Фридолин  девочке,
неподвижно повисшей у него на руках, "я буду тебя охранять".
     "Да",  выдохнула  Сибилла,  не  зная,  которому  из  двух  братьев  она
отвечает. И без малейшего сопротивления вошла в избушку следом за Эльморком.
В тот же момент Фридолин взял ее за руку, слегка  потянул  за собой и повел,
как механическую куклу, к себе в мастерскую.  Он знал, что Эльморк  завладел
ее  духом и  будет  держать его у себя заложником.  И что сам  он, Фридолин,
ведет  к  себе в  ателье  только  маленькую,  безвольную, дрожащую  оболочку
Сибиллы.
     Эльморк надел Сибилле на запястья  тяжелые цепи,  "Это чтобы ты от меня
снова не улетела. Освобожу я тебя только тогда, когда ты по собственной воле
останешься у меня и будешь мне служить, как служил Фридолин.
     Сибилла не отвечала.
     В  этот момент Фридолин заметил, что  она передвигается с таким трудом,
будто  на руках и ногах  у  нее  свинцовые  гири. "Что  он  сделал с  тобой,
Сибилла?" в отчаяньи закричал он.
     Сибилла молчала.
     Она сконцентрировала  все  свое  внимание на  Эльморке.  С  бесконечным
терпением  вглядывалась она в его морщинистое лицо, пытаясь отыскать  в  нем
сходство со слепым  Фридолином, которого любили они оба: и она и Эльморк. Но
не увидела ничего, кроме жуткой искаженной физиономии, перепачканной грязью.
Только эти необыкновенные глаза... Но зачем они ему? И зачем они ей?
     Она   думала  о  невидящих  глазах  своего  друга   Фридолина,   всегда
полуприкрытых веками. Но сколько же он знал  обо всем: и о вещах, и о людях,
несмотря  на  свою  слепоту! Или  оттого и  знал,  что был слепым? И  ей так
захотелось  представить себе  Фридолина, что  власть  Эльморка  на  какой-то
момент ослабла. И она услышала вдалеке знакомый голос, повторяющий ее имя.
     Но уйти от Эльморка было невозможно. Он уже имел над ней полную власть.
     "А  теперь  самое замечательное!" возликовал  Эльморк, потирая руки  от
удовольствия. "Сейчас я выпущу на свободу эту чудесную грязьЯ направлю ее на
город. На твой  город,  Сибилла!  На  дома и  людей. Все будет погребено под
смертоносным  потоком!  Все  захлебнется! И Фридолин тоже,  раз  он не хочет
вернуться.  Но  он мне больше  не нужен: теперь у  меня есть  ты. Ты намного
красивее его, да  и моложе. У тебя  хорошие  глаза. Ты  будешь  помогать мне
месить грязь.  Ты научишься! И  еще ты будешь петь мне красивые песни, когда
настанут теплые летние вечера. Не нужен мне больше Фридолин! У меня есть ты.
Подойди поближе, я тебя поглажу".
     Растопырив  перепачканные пальцы,  он  шагнул  к  Сибилле.  Рукава  его
одежды,  обвешанные комьями застывшей  грязи, тяжело раскачивались.  Сибилла
почувствовала  отвратительный  запах. В ужасе  смотрела она  на эти  пальцы,
которые   шевелились   от  нетерпения  и   придвигались   все  ближе,  желая
прикоснуться к ее мягкому детскому лицу.
     Она пронзительно закричала. Эльморк испугался и отскочил.
     Фридолин испуганно склонился над Сибиллой.
     "Хорошо", сказал гном, "ты привыкнешь ко мне после.  Ты начнешь  любить
меня, когда весь город погибнет, и не останется ни одного человека. Останусь
один я!"
     "Пожалуйста..." с трудом выговорила Сибилла.
     "Что?" Эльморк был готов на уступки в надежде заполучить Сибиллу.
     "Пожалуйста, Эльморк, прошу тебя, пощади город".
     "Ты этого действительно хочешь?" Эльморк с довольным  видом оскалился и
присел на землю возле девочки.
     "Да", тихо-тихо ответила Сибилла. Как выдохнула.
     После некоторого размышления Эльморк сказал:
     "Я пощажу  город, раз ты  этого хочешь.  Но ты должна для этого кое-что
сделать".
     "Я готова!" закричала Сибилла.  "Я сделаю все, что  смогуСкажи  скорее,
что мне нужно сделать?"
     Эльморк  устремил на нее свой бледно-фиолетовый взгляд. И таким тяжелым
был  этот  взгляд!  Ее будто привалило к  земле огромным  камнем. А Эльморку
показалось, что он уже может рассчитывать на ее согласие, и  он предложил ей
самой решить вопрос. Он сказал:
     "Я снимаю с тебя цепи. Ты должна решить добровольно: остаешься ли ты со
мной или возвращаешься домой. Если ты  уйдешь, то пострадают все, и ты тоже.
И Фридолин!"
     Эльморк говорил серьезно и совершенно определенно.
     Сибилла задумалась.
     Эльморк повторил требование:
     "Если ты хочешь, чтобы  я пощадил город, ты  должна остаться  у меня по
своей воле. Тебе будет хорошо, Сибилла. Останься, пожалуйста".
     Сибилла заплакала.
     "Я не знаю, смогу ли я", сказала она.
     "Если не  сможешь, то ты  одна будешь виновата  в  гибели  всех:  твоих
родителей, друзей, соседей. Всех." Эльморк засмеялся.
     Сибилла растирала  суставы, затекшие от тесных оков. И  хотя  она  была
теперь  свободна, ей стало невыносимо  тяжело. Намного тяжелее,  чем  было в
цепях.
     И тут вдруг,  совершенно неожиданно,  ей  стало...  все  равно. Куда-то
подевались все сомнения, все непосильные  размышления.  Нельзя забывать: она
ведь была еще маленьким ребенком. И она закричала:
     "Ты дурак!" Она закричала так, будто перед ней Гайни или Гауни, и у них
разгорелся жаркий  спор.  "Конечно,  я хочу домой! Как  ты можешь требовать,
чтобы я осталась здесь? Я хочу домой! Я хочу домой, и все!"
     Эльморк усмехнулся.
     Глиняная птичка все еще куковала из угрожающе переполненного вулкана.
     Сибилла застонала  с  такой  болью,  что стон  этот  пронзил  Фридолина
насквозь. Он нашел рукой свою шарманку,  повесил на плечо  и начал играть. И
эти звуки вернули Сибиллу из забытья.
     "Шарманка!" радостно воскликнула Сибилла. "Я хочу к  нему, к Фридолину!
Мне нужно домой, слышишь ты, чудовище! Я хочу туда, где поют, а не  копаются
в грязи!"
     "Подумай о городе, Сибилла", холодно сказал Эльморк.
     "Я больше ни о чем не думаю, я хочу домой!"
     Она выскочила из высокой травы, и ее охватило то же чувство, что и там,
возле  дома,  когда собаки  Гайни бросаются за ней  вслед...  Она  не успела
понять: летела ли она или же  просто внезапно оказалась эдесь. Она бросилась
к Фридолину и закричала: "Ты хороший! Ты хороший!"
     Фридолин стер заботливой рукой темные брызги с ее платья. "Он швырял  в
тебя комья грязи, когда ты улетала?" спокойно спросил он.  "А где твой левый
башмак?"
     "Какая  разница! Наверное, еще наверху". Сибилла была  взволнована: "Он
хочет разрушить город!"
     Теперь и вправду стало совсем неважно, чистое ли у нее платье, один или
два башмака. "Но он пощадит город, если я  к нему вернусь. Если ты  захочешь
этого, Фридолин, я вернусь".
     "Нельзя  подчиняться  власти, если она несправедлива", сказал Фридолин.
"Пойдем, я отведу тебя домой, к родителям".






     С этого часа Фридолин день и ночь стоял на берегу реки рядом с домом, в
котором жили Гайни, Гауни и Сибилла. Рядом с ним терпеливо  ждала Пипа Рупа.
Были они знакомы раньше или подружились в последние дни? Никто  не мог этого
знать.
     О  том, что городу  грозит беда, знала, кроме Фридолина и Сибиллы, одна
лишь старая цыганка. Больше никто. Жизнь города и горожан шла своим чередом,
и невозможно было предположить, что приближается катастрофа.
     Ничего не  подозревающий  Гайни удил рыбу в чистой речной воде.  Он  не
знал, что  мутная, густая  грязь  уже  в пути,  что она уже повалила с  горы
смертоносной  удушливой  лавиной  и  в  ближайшие  дни  доберется до города,
перекинется через  берега и погребет под собой все живое. И в тот миг, когда
беда войдет в город,  когда вместо чистой речной воды в  русло хлынут потоки
холодной  грязи, когда  погибнет  вся  рыба...  в этот момент  ни  Гайни  ни
кто-либо другой не  будут знать, что это несчастье произошло  из-за Сибиллы.
Из-за того, что она отказалась остаться у Эльморка.
     Гауни  куда-то исчез  вместе с  родителями. Их не видели с того  самого
вечера, когда  они столь диким способом пытались выведать у Сибиллы тайну ее
полета, а она ускользнула от них, подобно маленькой птичке. Может быть,  они
спрятались  от  стыда? Или  от злости?  А  может быть, они были  чрезвычайно
заняты и уже забыли об этом происшествии?
     Нет,  они ничего  не  забыли. Они  сидели рядышком, ничего не ели и  не
пили, даже не спали.  Они обсуждали  вопрос: как  переманить Сибиллу на свою
сторону, сделать ее с в о е й , то есть, такой же, как они.
     Полет! Это же просто мечта: можно очень просто стать очень богатым.
     Только  они  не  знали,  что  летать  может  лишь тот,  кто  совершенно
бескорыстен. Но если бы даже они это узнали, то не поняли бы.

     И  наконец,  однажды ночью в  город  пришла  бурая грязь. Она ввалилась
мутным, бесконечным потоком в русло реки.
     Впереди  сплошной серебряной  массой  неслась рыба. Птицы, перелетавшие
через реку,  падали, смертельно отравленные, в темную кашу, вздымавшуюся все
выше.
     Опасность росла с каждой минутой.
     Омерзительно пахнущая грязь заполнила все русло реки, заливая подвалы и
низко расположенные улицы. Транспорт остановился.
     Многие люди получили отравления от ядовитых газов, некоторые ослепли.
     Фридолин молча стоял на берегу  и думал. Рядом с ним каменным изваянием
застыла Пипа Рупа.
     Людей  охватил ужас.  Они  метались  в панике,  пытаясь  что-то понять,
обсуждали происходящее и не находили никакого выхода.
     В газетах ежедневно  появлялись  новые  тревожные сообщения.  Приезжали
фотографы.  Они  устанавливали   свои  старомодные  аппараты  на   треногах,
вставляли   внутрь   стеклянные   пластины,  покрытые  бромистым   серебром,
забирались  под свои черные платки  и пытались  запечатлеть  катастрофу  для
потомков. Множество людей покинули город.
     Через три дня Фридолин наконец заговорил.  Он попросил Сибиллу передать
людям, собирающимся покинуть город, послание. Оно гласило:
     Не уклоняйтесь  от  опасности,  пытайтесь преодолеть ее.  Оставайтесь и
помогайте спасать город. Многое зависит от вас.
     Сибилла  должна  была  лишь  сказать эти  слова, никого  не  удерживая.
Удержать людей было бы ей не под силу.
     После  этого Фридолин  неподвижно стоял еще несколько дней и  ночей. Он
словно  превратился в старое узловатое дерево,  ушедшее корнями в прибрежную
почву. Пипа Рупа не покидала его ни на минуту. Они все время молчали.
     Иногда  к ним присоединялась Сибилла. Но  ей становилось так  дурно  от
запаха  и даже  от вида  грязи, день и ночь плывущей под  старыми ивами, что
Пипа Рупа отсылала ее домой.
     Наконец  дошло  до  того, что  все  русло  реки  до  краев  наполнилось
вулканической  грязью,  готовой прямо  здесь, возле  нового дома,  выйти  из
берегов.
     "Пора", сказал Фридолин. " Пора действовать".
     "Потом тебе возвращаться назад",  сказала Пипа  Рупа.  Из  этого  можно
заключить, что она знала кое-что о приходе Фридолина.
     "Да, я  уйду",  ответил  Фридолин. "Сразу после этого. Но  сначала  нам
нужно здесь поработать".
     В его глазах появился  блеск. Вообще-то  уже несколько дней  можно было
заметить легкое  бледно-фиолетовое  свечение его глаз,  и веки его как будто
приоткрылись.
     "Тогда начнем", Пипа  Рупа улыбнулась и крикнула Гайни: "С сегодняшнего
дня  ты  в распоряжении  Фридолина". Это был приказ.  Когда бабушка говорила
таким тоном, возражений быть не могло.
     Гайни очень обрадовался: наконец-то и ему нашлось дело. О  рыбной ловле
теперь нечего было и думать. К тому же Гауни куда-то подевался.
     Фридолин  отправил мальчика с сообщением  в  Академию  художеств:  всем
ученикам явиться  на берег реки с полным  комплектом инструмента для  лепки.
Отцам города предлагалось установить на  берегу реки ярмарочные  будки, одни
из  которых должны стать убежищем от непогоды,  другие -  торговать пищевыми
продуктами.
     И вот Пипа Рупа, приподняв подол, медленно, почти  благоговейно ступила
в поток грязи, плавным движением зачерпнула оттуда целую пригоршню и размяла
в ладони... И улыбка пробежалла по ее морщинистому лицу.
     "Очень хорошая", сказала  она Фридолину,  "превосходная!" И  вынесла на
берег полные ладони густой массы.
     Потом  старая цыганка быстро соорудила на берегу  невысокую печь, вроде
тех,  что  бывают у горшечников. "Через несколько дней  будет готова.  В ней
можно обжигать все, что вылеплено".
     Фридолин  начал  работать. Он был  задумчив  и  нетороплив.  Медленными
движениями размягчал он серую глину, делая ее пригодной для лепки.  А  перед
его внутренним взором стоял знакомый  черный лес, обступивший со всех сторон
избушку и  вершину вулкана. Он видел гнома Эльморка, деловито снующего между
кратерами,  забрызганного   грязью  с   головы  до  ног  и  хихикающего   от
удовольствия.
     И снова Фридолин ощутил то различие, что разделяло их с Эльморком:
     Эльморк ненавидел, он любил.
     Эльморк желал смерти всему живому, он - жизни.
     Эльморк  копался  в  грязи,  Фридолин,  почти   слепой,  лепил  из  нее
прекрасные скульптуры, и пальцы заменяли ему глаза.
     И  так  же  ясно  ощущал  Фридолин,  что  они  едины.  И  это  единство
простиралось от  глубин  подземного мира, мира  Эльморка,  до  звезд,  столь
близких Фридолину.
     С  этой  мыслью  он  начал  лепить.  Под  его  замечательными  пальцами
рождались одна  за другой страные фигуры:  скульптурные портреты  его  брата
Эльморка.
     Вот он изображен сидящим, вот орудует своей дубиной  в кратере вулкана,
а вот  и вулканы:  высокие узкие трубки и широкие  низкие сковородки. Вот он
уткнулся в грязь: наверное,  у него непрятности. А вот барахтается в  грязи,
бьет руками и ногами, смеется, радуется.
     Долго работал Фридолин. Он  лепил Эльморка спящим или  беснующимся. Или
умиротворенным  и  счастливым,  как в  те  летние  вечера,  когда он  слушал
шарманку. Или смачно уплетающим пол-окорока косули.
     Фридолин не заметил,  как собрались ученики,  встали вокруг и  как  они
смотрели на него: с восхищением и с некоторым испугом. Он не знал, что в его
потухших  глазах  поселился  свет,  который разгорался  во  время  работы  и
вспыхивал фиолетовыми искрами.
     Когда  на небе  появились звезды, он закончил  свою работу.  Берег  был
уставлен всевозможными изображениями гнома Эльморка.
     Откуда-то   слышалась   шарманка.  Один  из  учеников  захватил  ее  из
мастерской и теперь наигрывал на ней.
     Фридолин стоял на берегу, рядом с одной из  скульптур. Он поднял к небу
лицо и устремил взгляд к звездам. Он был счастлив. Он видел.
     На другой день появилась Сибилла, отдохнувшая и  свежая, как само утро.
И сразу увидела изображения Эльморка.
     "Зачем ты его  вылепил!  Убери его, Фридолин, убери!" И  она прижала  к
глазам кулачки.
     Фридолин мягко разжал ее ладони.
     "Нужно смотреть  опасности в лицо, тогда ее легче встретить", сказал он
ей. "Посмотри на Эльморка, Сибилла. Такой, каким ты его здесь  видишь, он не
причинит тебе вреда. И  через некоторое время ты заметишь, что думаешь о нем
уже иначе".
     Сибилла послушно  присела возле маленьких  вулканов рядом с приветливым
глиняным  гномом.  Она  долго  рассматривала  его.  Проходили  часы,  и  она
чувствовала, как уходит страх и уступает место состраданию.
     Иногда она поднимала глаза и смотрела, что делается вокруг.
     Поблизости собрались ученики и обсуждали одну из работ. Другие  молча и
сосредоточенно  лепили.  Кто-то мял  глину, чтобы  сделать  ее  пластичной и
податливой.
     Фридолин тоже работал.  Под его руками вырастала узкая колонна, и глаза
его открывались все шире  и  шире,  по мере того  как она росла. Причудливые
растения обвивали ее, поднимаясь вместе с ней вверх. Странные фигуры оживали
на ее поверхности.
     Он не заметил того,  что пришел  вечер, а потом ночь, что он остался на
берегу  один. Не заметил, как  на следующий день пришли  и  ушли ученики. Он
работал  без перерыва. Через  несколько дней  колонна  достигла  невероятной
высоты. Никто не  понимал, как Фридолину удавалось  работать на такой высоте
без лесов. Только  Сибилла догадывалась, что он - знающий и думающий - умеет
летать, так же как и она. Нет: лучше, легче, выше, чем она.
     Колонна каждый день,  казалось,  близилась  к  завершению,  но  все  не
кончалась. Узким основанием вырастала  она из земли, постепенно расширялась,
затем снова стягивалась, будто дышала: вдох, выдох.
     Наконец Фридолин оторвался от нее  и спустился  на берег.  Его ученики,
Сибилла, Пипа Рупа и много-много детей из  Маленького города молча обступили
колонну и замерли, пораженные волшебной силой, исходящей от нее. Будто время
остановилось на миг.
     А потом к колонне подошла Пипа Рупа, и все отступили назад. Было в  ней
нечто такое, что каждого подчиняло ее чарам.
     По лицу  старой  цыганки  словно пробежал  отблеск  пылающего  огня.  И
сменился выражением  тоски, потом  жажды, разочарования,  мольбы, триумфа и,
наконец.  блаженства. Никто не  понимал,  откуда  взялась  музыка,  внезапно
охватившая колонну и  бросившая старую цыганку в дрожь.  Может быть, в  этих
смутных, глухих звуках слышались и слова - этого никто не мог с уверенностью
сказать.
     Внезапно  Пипа Рупв вскинула руки, и громкий ликующий крик пронесся над
берегами.  И  чудесным образом  все  сложные  линии колонны,  ее  изгибы, ее
дыхание перешли в  танец  цыганки. Дугообразные расширения  оттесняли  ее от
колонны, сужения притягивали  вновь. Причудливые растения опутывали цыганку,
тянули к себе, потом отпускали. Она громко  вдыхала и выдыхала воздух: вдох,
выдох.  Ступни  с  силой  отталкивались  от  земли,  будто  под  ними   были
раскаленные угли.
     И  вдруг она закружилась  на месте,  словно обвиваясь вокруг  колонны и
взмывая ввысь, и вновь сколзья к земле.
     С  закрытыми  глазами,  откинув  голову,  Пипа  Рупа  предалась  танцу,
пришедшему из  глубины  веков,  хранящему в  себе  танцы всех  народов  всех
времен...  Она танцевала,  пока не  пересказала  всю  колонну. И  тогда  она
остановилась,  осела.  На  ее  просветленном   лице  появилось   болезненное
выражение. Плавные  жесты сменились резкими вздрагивающими движениями.  Лицо
ее  выражало нестерпимую  муку.  Похоже было, что ее  ступни не могут больше
оторваться от земли, что они проросли в нее корнями.
     Пипа Рупа опустилась на землю.
     Вокруг нее царило молчание.
     Все были под впечатлением от ее танца, похожего на полыхающее пламя.
     Пипа  Рупа  поднялась  только  тогда,  когда  ученики  Фридолина  стали
разбредаться в  глубокой задумчивости и возвращаться один за другим  к своей
работе.
     А дети снова принялись носиться, кричать и лепить себе под руководством
Фридолина маленькие игрушки.






     Весть о совершенно особом составе грязи, пришедшей в старое русло  реки
в Маленьком городе, облетела всю страну.  Отовсюду съехались гончары, встали
лагерем на берегу, рядом со скульпторами, и раскрутили свои гончарные круги.
Под их пальцами  из  бесформенных  комьев  глины медленно  вырастали кувшины
чудесных  форм  подобно  цветам,  которые распускаются благодаря собственной
жизненной силе.  И казалось, что пальцы гончаров только  касаются  глины, на
самом деле от них ничего не зависит.
     Приехали на повозках кирпичных дел мастера, залезли в грязь и потрогали
ее.  Им   не   потребовалось   долго  мять  ее  в  руках,  чтобы  распознать
первоклассный строительный материал. И не удивительно, что в кратчайший срок
на противоположном  берегу возникли крупные кирпичные заводы. Многочисленные
рабочие  сновали туда и обратно, мастера руководили работами, громко отдавая
приказы. Были проложены улицы, на которых вскоре  появились  длинные колонны
повозок для погрузки кирпича. По всей стране строились новые дома.
     Скоро  появились  и  доктора с аптекарями.  Вооружившись  пробирками  и
бунзеновскими горелками, они исследовали грязь  и установили, что  ее  можно
использовать в лечебных  целях. На реке строились санатории  и  купальни для
больных ревматизмом. С помощью грязи лечили переломы костей, рахит  и весьма
распространенные тогда мигрени.
     Потом здесь появились целые толпы химиков. Их интересовало, не содержит
ли,  случайно,  грязь  благородных  металлов,  не  богата ли  она  полезными
веществами, нельзя ли использовать газы, принесенные ею?
     Чего  только  не было  в  этой  грязи! Олово,  золото, серебро, свинец,
основы для важнейших лекарств, горючий газ,  который  по трубам отправился в
жилые  дома.  Когда  это  произошло,  Фридолин  понял, что  никто  больше не
ослепнет, как это случилось с ним.
     Маленький город,  а с ним  и  вся  страна  процветали,  а  гном Эльморк
носился по  вершине  грязевого вулкана от  кратера  к  кратеру,  бередил их,
баламутил  и  был  уверен,  что недолго  ждать того  часа, когда в Маленьком
городе  прекратится  всякая  жизнь.  А  там давно  уже  отчаянье  обернулось
надеждой, страх - энергией, ужас - благодарностью. Непоколебимость Фридолина
вернула  людям  надежду,  а  она  необходима. Особенно, когда  твои силы  на
исходе.
     "Смотри, Сибилла", сказал однажды Фридолин, "смотри: люди отбросили все
страхи и подчинили себе то, что раньше внушало им ужас. Теперь они радуются,
потому  что нашли  выход из положения, научились извлекать  из него  пользу.
Эльморк может еще сто лет направлять на город потоки грязи, люди найдут, как
ее использовать. Он наклонился к Сибилле и поцеловал ее. "Прощай, дитя мое",
сказал он. Глаза его засияли.
     Сибилла не отпускала его руку: "Фридолин!  Что ты задумал, Фридолин? Ты
уходишь? Останься со мной, Фридолин!"
     "Я выполнил свою задачу", ответил старик. "Теперь мне пора уходить. Мне
нужно идти туда, где мой дом".
     "К Эльморку..."
     "Да, к Эльморку, на вершину маленьких вулканов".
     "Именно теперь, когда ты можешь  иметь все, Фридолин? Почет, богатство,
известность..."
     "Это не мой  мир. Я должен жить в  своей одинокой  избушке, делать  все
своими  руками  и  чтобы  вокруг  была  тишина. Не  удерживай меня, Сибилла.
Прощай".
     Он накинул  на плечо  свою маленькую шарманку и  медленно  пошел прочь.
Никто не видел, как он уходил. Одна только Сибилла.
     Она не решилась догнать его, только долго  смотрела ему вслед,  пока он
не скрылся за последними домами Маленького города.








     Отец  Сибиллы  принял свою  собственную  дочь  за неизвестное  летающее
существо,  о  чем   немедленно  известил  Министерство  своим  взволнованным
сообщением, и продолжал верить в то, что он первый смертный, увидевший живое
существо с незнакомой звезды.
     Прошел целый  год, и ничего не произошло.  Если,  конечно,  не  считать
того,  что Маленький город расцвел и что все люди  радовались грязи, которая
принесла с собой столь многочисленные возможности заработать на жизнь.
     Люди  проложили  новое  русло  для  старой реки, подвели его к  другому
источнику и таким образом снабдили город питьевой водой.
     Все радовались жизни, как никогда прежде, были любезны друг с другом, в
то время как их благосостояние возрастало.
     Но обо всем этом отец Сибиллы знал немного. Его мысли кружили по  своей
собственной  эллиптической  орбите  вокруг  небесных  тел  и вокруг  недавно
открытой им звездочки с болтающимися детскими ножками.
     Наконец ответ из Министерства все  же пришел. Отцу Сибиллы предлагалось
весьма достойное  место  в  крупнейшем  планетарии  страны.  Еще  бы.  Разве
человек, первым обнаруживший в космосе живое существо не имел на это права?
     И тогда родители Сибиллы покинули свое белое жилище на берегу реки. Они
оставили там все,  как было.  Взяли с собой только самое необходимое в  трех
чемоданах.  И  покинули дом,  не  прощаясь.  Не  потому, что  были в ссоре с
соседями, просто они не считали свой отъезд таким уж важным событием.
     Когда они втроем - Сибилла посередине - в полночь  покидали дом, вокруг
царила полнейшая тишина.
     В палаточном лагере на берегу реки лежали в  своих постелях скульпторы,
ученики Фридолина. Одни спали, другие размышляли о новых  изваяниях, которым
суждено возникнуть в ближайшее время под их руками.
     Химики и доктора не переставали и во сне разрабатывать новые формулы  и
решать вопрос: как наилучшим образом использовать свойства грязи.
     Трудолюбивые мастера кирпичных  дел спали без сновидений: они устали, и
перед новым рабочим днем следовало отдохнуть. А владельцы огромных кирпичных
складов все еще  сидели  над амбарными книгами  и  подсчитывали свой  доход,
который рос день ото дня.
     О  семье  Фанглингеров  сообщить,  собственно,  нечего. Они  так  и  не
показывались на глаза после своей неудачной  попытки похитить тайну Сибиллы.
Только Гауни  иногда  слонялся  вокруг дома.  При чем, все чаще  можно  было
видеть, как он  шушукается о чем-то с двумя из многочисленных братьев Гайни.
Потом он снова надолго исчезал.
     Сибилла подумала: не жалко ли ей уйти вот так, не попрощавшись с Гауни?
Но  единственное, что  она  ясно  чувствовала, было  не сожаление,  а скорее
облегчение от того, что больше они не увидятся.
     В  окнах  первого этажа мерцал красный  свет.  Он исходил от  маленькой
угольной жаровни, день и ночь тлеющей в  кухне. Гайни и его  братья и сестры
спали  во дворе  на общей перине, плотно  прижавшись к земле.  Когда Сибилла
проходила мимо, она взглянула на Гайни, а он на нее. Для прощанья этого было
вполне достаточно.
     И только Пипа Рупа стояла под старой ивой, когда Сибилла  и ее родители
уходили из дома. На правом плече цыганки сидел узкий месяц.
     Отец Сибиллы  даже поперхнулся,  увидев это, но не  проронил ни  слова,
чтобы  не скомпрометировать себя. Он был совершенно убежден, что виной всему
волнения  последних  дней:  присвоение  ему  нового  ученого  звания и  этот
переезд.   Из-за   всего   этого  он   пребывал   в   состоянии   небывалого
перевозбуждения и, должно быть, воображение разыгралось не на  шутку.  ( Это
еще раз  доказывает, что  человека, живущего среди людей,  касается все, что
его окружает. Если бы он задумался однажды о  старой  цыганке и  ее  древнем
племени,  многое  поразило  бы  его  не  меньше, чем тайны  звездного  неба.
Возможно, он узнал бы и платьице Сибиллы  и не принял бы  за летающую звезду
свою собственную дочь!)
     Мама  Сибиллы, погруженная  в свои мысли, прошла мимо Пипы  Рупы, молча
кивнув ей на прощанье.
     А  Сибилла подбежала  к ней. Она несла тяжелый шест,  на котором сидели
три ее звездочки. "Пипа  Рупа", сказала она, "мои  звезды взяты  из плотного
звездного скопления  без разрешения  Министерства,  и  я не могу взять их  с
собой в обсерваторию. Их нужно вернуть назад. Только как это сделать..."
     Легким  взмахом  руки Пипа Рупа  указала месяцу, сидевшему на ее плече,
словно мурлыкающая кошка, на три  звездочки.  И месяц  взмыл вверх, а за ним
устремились и звезды Сибиллы. Они поднимались  все выше, и Сибилла провожала
их  восхищенным  взглядом  до  самого небесного  свода, где они  с легкостью
заняли свое привычное место.
     А Сибилла сказала: "Пипа Рупа, я опять умею летать".
     Пипа Рупа улыбнулась и ответила: "Я знаю, дитя. Я видела тебя, когда ты
освободилась и полетела. Твой отец тоже видел тебя".
     "Он мне ничего не сказал об этом", с сомнением сказала она.
     "Достаточно того, что он отправил в Министерство сообщение об этом".
     "Ах,  Пипа  Рупа", рассмеялась  Сибилла, и ее смех  рассыпался  звонким
серебром  в ночи. "Мой отец  видел живое  существо из космоса. Поэтому его и
пригласили в большую обсерваторию!"
     "Живым  существом  из космоса  была  ты, Сибилла! Это тебя  он увидел в
объективе!"  Теперь смеялась  Пипа  Рупа.  И смеялась она  так  громко,  что
золотые монеты в ее косах вызванивали целые песни.
     "Но  тогда..." пробормртала  Сибилла,  "тогда  это ложь...  Тогда  отцу
нельзя занимать высокую должность в обсерватории".
     "Долог путь в непогоду. Раскаты грома в горах... А  ему посчастливилось
увидеть свет мечты. Черное солнце всех надежд", нашептывала Пипа  Рупа. "Это
не  ложь, Сибилла. Это заблуждение. И что самое главное: вера открывает путь
истине. Не беспокойся,  дитя. Иди себе в  большой планетарий.  Во  всем есть
своя правда".
     С этими словами Пипа Рупа отвернулась и направилась в дом.
     В сером свете ночи она показалась вдруг такой высокой - до самого небаИ
месяц как будто опять уселся ей на плечо и  что-то шептал на  ухо. И кусачим
собакам, выбежавшим  ей навстречу,  приходилось высоко  подпрыгивать,  чтобы
дотянуться до ее натруженных рук и лизнуть их.
     Родители Сибиллы спокойно продолжали свой путь.  И чтобы их догнать, ей
пришлось пробежать довольно большое расстояние.






     На следующий же день после отъезда Сибиллы и ее родителей Фанглингеры -
с разрешения домовладельца  или без оного - заняли помещения третьего этажа.
Это показалось  семейству Гайни  удивительным, а самим  Фанглингерам -  само
собой  разумеющимся делом. К  тому  же это доказывало, что они все это время
находились в своей квартире и внимательно наблюдали за всем, что происходило
на берегу  реки. Наутро после отъезда Сибиллы Гайни  застал, наконец,  Гауни
под старой ивой. И  поскольку все последнее время Гауни встречался  только с
его старшими братьями, то лишь теперь  Гайни  смог, наконец, задать  вопрос,
который хотел задать уже давно: "Что вы сделали тогда с Сибиллой?"
     "Ничего", сказал Гауни.
     Этот короткий ответ не был,  конечно, необходимым поводом для драки, но
все  же  оказался  достаточным  поводом  для  того,  чтобы  двое  мальчишек,
встретившись после долгого перерыва, всерьез поколотили друг друга.
     Однако потасовка ничего не решила. Оба заработали одинаковое количество
синяков и остались при своем мнении:  виноват  другой. Виноват в  чем? Да во
всем! Например, в том, что Сибилла их покинула.
     Они помолчали, посидели под ивой. Наконец Гауни сказал: "Из-за  Сибиллы
вообще не стоит драться. Она дура".
     "Никакая она  не  дура!" вскипел Гайни.  "Совсем  наоборотИ моя бабушка
тоже так думает".
     После такого возражения мальчишки опять сжали  кулаки, но, поразмыслив,
опустили их.
     И тут Гауни сказал: "Все  эти ее полеты  - сплошной обман. Это иллюзия,
черная магия. Очковтирательство!"
     "Откуда ты знаешь?"
     "У нее даже крыльев нет!"
     Вообще-то этот факт был с  самого начала известен и тому  и другому, но
слышать это от  Гауни было так противно, что Гайни подскочил к нему вплотную
и заорал: "Слушай, ты! Тебе-то откуда это знать?"
     Теперь Гауни  получил преимущество: ведь тот, кто кричит  и  выходит из
себя, обязательно остается  в  проигрыше. Он  улыбнулся  и  сказал  с  видом
победителя: "Я-то как раз знаю. А вот откуда я знаю - это моя тайна. Заметь:
моя тайна.
     Гайни был, можно сказать, сражен. Как же так? А он что, хуже, что ли? И
он выпалил: "Думаешь, у тебя одного есть тайна? У меня, например, тоже есть.
И это настоящая, глубокая тайна."
     "И где же ты ее хранишь?" насмешливо спросил Гауни.
     В данном случае ему можно простить этот вопрос: он  действительно хотел
только позлить Гайни, и ничего больше. Но в таком  случае,  может  быть, его
нельзя винить  и во всем том,  что  произошло дальше?  Он ведь не думал, что
Гайни говорит правду, и что у него действительно есть настоящая тайна.
     "Так куда же ты запрятал свою тайну?" спросил он еще раз.
     "В сейф", ответил Гайни.
     И сразу же испугался.
     Ведь тайну никогда  нельзя выдавать. Нельзя  даже упоминать о том,  что
имеешь тайну!
     И в  тот же миг раздался  звон стекла:  это разбилось кухонное  окно  в
жилище Гайни.
     Мальчики в испуге вскочили и обернулись.
     Разбитое  стекло  зияло  черной  дырой  в  окружении  острых  осколков,
торчащих из рамы.
     И в этой дыре появилось  обветренное бесконечными ветрами  лицо  старой
Пипы Рупы. Она не говорила ни слова. Только  восходящее солнце отражалось  в
стекле оранжево-красным светом  и слепило глаза. И казалось,  что Пипа  Рупа
стоит в центре черной тысячеконечной звезды, а вокруг полыхает пламя.
     Гайни  поплелся домой, хотя  Пипа Рупа его  не звала.  Он двигался  так
медленно, будто к его босым ногам были прикованы железные цепи со свинцовыми
гирями.
     А  Гауни,  веселый  и  довольный  собой, вскарабкался  домой  по  своей
лестнице.
     Вечером того же дня в доме на берегу реки стояла глубокая тишина.
     Братья и сестры Гайни  спали.  Родители его до глубокой ночи  сидели на
полу вокруг огня, тлеющего посреди кухни.
     Гайни стоял между родителями. Он замер возле огня, не отваживаясь сесть
на пол. Он предал своих, рассказав что  у них есть  тайна.  Теперь он, можно
считать, выбился  из  шара: за  это в  его племени полагалось  изгнание  или
смерть.
     Пипа Рупа  так и  стояла у разбитого окна. Она  замерла  без  движения,
будто колонна, и наблюдала, как садится солнце, как появляются на небе, одна
за другой, звезды. И когда они высыпали все, сосчитала их. Вообще-то ни один
человек  не  может пересчитать все звезды.  Но  Пипа Рупа,  видимо, могла. А
потом  раздались  звуки ее голоса: она как будто  разговаривала  с  месяцем,
настойчиво спрашивала о чем-то. Может быть, она услышала что-нибудь в ответ?
     Во всех углах дремали свиньи, потому что отец Гайни все еще не собрался
построить для  них хлев.  Куры  сидели  на перилах,  собаки  расположились у
входа. В саду под фруктовыми деревьями стояли лошади.
     После долгого  молчания Пипа Рупа, стоявшая до  сих  пор спиной к своей
семье, сказала: "Он заступался за Сибиллу и от  волнения выдал нас, не желая
того. Он  отбивался от Гауни.  Это  три причины,  по  которым он заслуживает
прощения".
     После этого Гайни сел к  огню между своими родителями. Его не отвергли.
Он с благодарностью посмотрел на Пипу Рупу.
     Отец Гайни поднялся  с  места,  вышел во двор и запряг  лошадей.  Тогда
поднялась  мать.  Она разбудила младших детей, велела старшим, что  спали на
перине под открытым небом, подниматься. Двоих на месте не оказалось.
     Гайни сидел у огня,  наблюдал, как  тот постепенно  догорает, поскольку
некому стало поддерживать его. Рядом с ним на полу  сидела бабушка и  курила
свою трубку.
     Пока все это происходило на  первом  этаже, на втором, казалось, царила
полнейшая тишина. Ни единый звук не  прорывался наружу. Родителей Гауни  еще
не  было дома. Сам он сидел за большим столом, поставив на  него свои  локти
(чего делать, вообще говоря,  нельзя),  подперев  голову руками (что  иногда
разрешается) и усиленно думал (что всегда можно, и даже нужно). Только думал
он, к сожалению, о том, о чем думать нельзя.
     Он думал о сейфе.
     О сейфе, который стоял внизу, в коридоре и  столь разительно  отличался
от  всего прочего имущества  цыганской  семьи.  С чего  им только  взбрело в
голову его приобрести? Как известно, такие вещи подходят скорее  для банков.
И в нем находилась тайна Гайни?
     Во всяком случае, он это утверждал. Гауни задумался: Моя тайна - в моей
голове. Если я захочу ее открыть, мне нужно  о ней рассказать. Тайна Гайни -
в  сейфе.  Что  нужно  сделать, чтобы  ее открыть?  Здесь  у  него  в мыслях
случилась заминка. Еще раз, сказал себе Гауни: моя тайна - это что-то, что я
знаю. Тайна Гайни - это что-то,  что  есть. И есть оно в сейфе.  Но если оно
там есть, значит его можно оттуда взять. Вот и все!
     Остается лишь выяснить, как.
     Сейф можно открыть, если...  если, к  примеру, иметь к нему  ключ.  Тут
Гауни громко рассмеялся. Ему, Гауни  Фанглингеру  нужен ключ? Даже  если это
ключ от сейфа?
     В этот момент открылась балконная дверь, и в дом вошли усталые родители
Гауни.  Они  выложили  содержимое  своих карманов  на  большой  стол.  Гауни
моргнуть не успел, как для  его локтей не  осталось места. И это было  очень
кстати, иначе  его отец, чего доброго, заметил бы, как неподобающе он сидит.
Ведь  он очень  внимательно следил за соблюдением хороших манер. Но он  лишь
коротко спросил: "Гауни, чему ты так смеялся, когда мы вошли?"
     "У Гайни есть тайна", сообщил сын.
     "Где он ее прячет?"
     "В сейфе", пренебрежительно сказал Гауни.
     "Достань ее",  приказал  отец.  "Прямо  сейчас.  Мы  будем  наблюдать с
верхней площадки.  И  два  брата, которые недавно у нас служат,  тоже должны
стоять и смотреть. И доказать своим молчанием, что они на нашей стороне. Это
отличная возможность испытать их".
     Гауни встал из-за стола.
     Сначала он вызвал двух братьев Гайни, которым временно позволялось жить
в одной из комнат третьего этажа, где раньше  жила Сибилла. Объяснил им, что
от  них  требуется.  Братья были намного старше его, крупнее и выше  ростом,
однако возражать не посмели, не посмели даже перекинуться взглядами.
     Когда  Гауни  бесшумно  скользнул  с  лестницы, братья стояли  рядом  с
господином и  госпожой Фанглингер и смотрели, как Гауни пытался проникнуть в
тайну цыганского рода, спрятанную в сейфе, и по возможности похитить ее.
     Сейф стоял, как уже говорилось, в коридоре. Гауни это хорошо помнил.
     В тот момент, когда он приближался к сейфу, отец Гайни был уже на улице
и  запрягал  лошадей,  мать  увязывала  домашнюю  утварь  и  одеяла.  Гайни,
спасенный прощением бабушки, сидел возле жаровни на кухне.
     Бабушка спокойно курила трубку.
     Гауни все  ближе подкрадывался к сейфу. И наконец оказался прямо  перед
ним.
     Тогда  бабушка  встала, вытянула  из  огня последнюю тлеющую  головню и
вышла  из  кухни. Она подошла к Гауни в  тот  момент, когда он, уткнувшись в
сейф, ощупывал замок.
     Можно  себе представить,  как  бедняга испугался,  когда  жесткая  рука
опустилась ему на плечо! Как съежился,  когда вдруг за  спиной грохнулась на
пол сверкающая головня. И его  можно понять: он еще не привык  попадаться на
месте  преступления. Это  случилось всего  лишь второй раз в жизни. А вообще
воры, занимающиеся своим  делом более длительное время, привыкают и к этому.
Они  довольно скоро замечают, что их либо сразу прощают либо через некоторое
время объявляют амнистию.
     Просто Гауни был еще мал и неопытен.
     Итак,  на  его  плече  лежала  темно-коричневая  рука,  а  над  головой
раздавался  золотой перезвон.  И  тогда, насмерть перепуганный, но  в  то же
время заинтригованный звоном  золота,  Гауни обернулся. Его  лицо осветилось
красноватым  мерцанием раскуренной  трубки и сразу же исчезло в сизом облаке
едкого дыма, выпущенного старой цыганкой. Она не сказала ни слова.
     Гауни лепетал что-то непонятное.
     Пипа Рупа не отвечала.
     "Я шел в гости к Гайни", соврал Гауни.
     Пипа Рупа молчала.
     Гауни выскользнул из-под  ее руки и кинулся по лестнице на второй этаж.
С  бешено  бьющимся  сердцем  наблюдал  он  оттуда  вместе  с  родителями  и
братьями-цыганами,  как   Пипа  Рупа  одним   единственным   движением  руки
распахнула  сейф, который, оказывается,  был вообще  не заперт, и  посветила
туда головней.
     Там было абсолютно пусто.
     Пипа Рупа зашевелила  губами, зашептала вглубь сейфа непонятные  слова.
Это вызвало у семейства  Фанглингеров  улыбку.  Братья Гайни восприняли  это
пока  еще  как вполне  обычное  дело.  Однако,  когда  Фанглингеры стали  их
расспрашивать, они не могли ничего толком сказать. Они не знали, в чем тайна
Пипы Рупы и всего рода.
     "В чем тайна  нашего рода?" спросил  Гайни, когда бабушка снова уселась
рядом с ним, помешивая угли дымящейся головней.
     " В сумерках нашего прошлого". Таков  был ответ.  Ничего удивительного,
что он показался Гайни непонятным.
     Утром следующего дня, когда Фанглингеры не слишком рано - часов, так, в
десять, прекрасно  выспавшись,  встали с постелей, семейство  Гайни было уже
далеко, за много километров от  дома  на берегу  реки. Они  тряслись в своих
разноцветных  кибитках, запряженных отдохнувшими лошадьми, навстречу прежней
беспокойной кочевой жизни.
     И еще хотелось бы с некоторым сожалением сообщить о  том,  что  Гауни и
его  родителям не пришлось увидеть, насколько тяжелым  оказался сейф. Пятеро
сильных, крупных мужчин цыганского племени с величайшим  трудом сдвинули его
с места  и, обливаясь потом, погрузили на телегу. Столь неподъемным оказался
сейф, который еще накануне вечером был совершенно пустым.
     А грязь все  так и  шла  старым руслом  реки.  Мастерские перебрались с
берега в Маленький город, на свое постоянное место.
     Небывалое благополучие, пришедшее в город, сулило и Фанглингерам легкую
жизнь. Пришло  их  время! Этот город был просто  создан для  того, чтобы его
хорошенько обчистить!
     Они  "трудились" дни напролет,  домой  возвращались  поздно  вечером  с
набитыми карманами. Двое  братьев-цыган были на подхвате, им  не было больше
пути  назад. Они уже слишком  втянулись в дело  Фанглингеров и слишком много
знали.
     Им пришлось  привести в порядок  помещения первого этажа, чтобы господа
Фанглингеры могли поселиться и там тоже. Приставная лестница стала не нужна.
Дом был переделан во дворец.
     Братья-цыгане ютились в чулане.
     Гауни проводил дни в полном одиночества.  Он сидел на  берегу реки  под
старой склонившейся ивой. Изо  дня  в день  сидел  он там и готовился к тому
времени, когда  он  тоже  станет  настоящим вором.  Для этого  ему следовало
ежедневно,  в течение многих часов выполнять обеими руками особые упражнения
для пальцев, а также серьезно заниматься гимнастикой.
     Гауни  все  это  послушно  исполнял. Но еще он  часто задумывался о той
глубокой  и  тяжелой тайне, которую не смог  похитить из сейфа. И  с горечью
вспоминал о том, как летала Сибилла, и ей не нужны были для этого крылья.
     В  конце  концов он забыл о неприятностях,  связанных  с  сейфом. Но не
перестал думать  о пелете. Он ведь тоже мог бы научиться летать, если... как
там говорила Сибилла?
     "Стремиться вверх, когда внизу тебя травят".
     Значит, ему нужно только хорошенько устремиться вверх.
     Но где был по его понятиям "верх"?
     После  выполнения  обязательного  комплекса упражнений  (надо  сказать,
выполнения все более ускоренного и небрежного) Гауни учился ...летать.
     В результате каждой попытки он падал с ивы. Иногда  ему бывало при этом
очень больно.
     Но он пробовал еще.
     Потом еще.






     Чтобы  закончить  нашу  историю, последуем за  разноцветными  кибитками
племени  Гайни.  Мы  увидим  его  многочисленных  родственников.  Увидим  их
наслаждающимися внезапным изобилием или безропотно голодающими, когда совсем
нечего есть.
     Увидим юных девушек,  которые своим танцем призывают дождь после долгой
засухи.  Услышим  тихий  голос  Пипы Рупы,  нашептывающей  свои  заклинания,
которые настигают каждого и становятся правдой.
     И  вот однажды, именно  тогда, когда Гауни под  старой ивой приступил к
своим   летательным  упражнениям,  длинная   вереница  пестрых   повозок   с
дугообразными  сводами  крыш, облепленная многочисленной ребятней, проезжала
мимо дремучего елового леса.
     На краю леса стояла старая избушка,  подремонтированная кое-где  новыми
досками и дранкой.
     А над ней возвышалась лысая, без единого деревца шапка горы. И  вся она
была усыпана  огромным количеством маленьких  булькающих  вулканов. Издалека
они напоминали  пеньки, оставшиеся от  толстых  и  тонких  деревьев, которые
кто-то спилил на разной высоте.
     На скамейке возле избушки сидел человек и  играл на маленькой шарманке.
Его  красно-бурая  накидка спадала  с  плеч  мягкими  складками. Волосы были
похожи на серо-зеленый мох, что растет на старых елях.
     Иногда он поднимался со своего места, откладывал шарманку в  сторону  и
осторожно помешивал  длинной палкой  в кратерах. Потом он тщательно  вытирал
руки и убирал с одежды случайные брызги.
     Он следил  также за  стоком драгоценной грязи и очищал его от  случайно
упавших веток или сухих листьев.
     Когда  табор Гайни поравнялся  с лысой вершиной, Пипа Рупа спрыгнула на
землю и пошла рядом со своей повозкой. Она помахала рукой  человеку, одиноко
хозяйничавшему наверху.
     Неужели это был Эльморк? Может быть, это был Фридолин?
     "Привет тебе, Эльмолин!" крикнула Пипа Рупа.
     Человек склонил в приветствии  голову,  махнул  в ответ рукой  и  долго
смотрел проезжающим  вслед своими огромными, светящимися, бледно-фиолетовыми
глазами.
     А  Пипа Рупа обернулась  еще не  один раз,  чтобы увидеть Эльмолина. Но
табор уходил все дальше, и скоро можно было различить только неясный светлый
контур между темными елями.


---------------------------------------------------------------
     
     Рикарда   Мария   Тершак   -    современная   румынская   писательница,
представительница культуры немецкого языка.

Популярность: 13, Last-modified: Thu, 18 Oct 2007 19:50:37 GMT