-----------------------------------------------------------------------
   Jean Vercors. Le silence de la mer (1942).
   Пер. с фр. - Н.Столярова, Н.Ипполитова
   В кн. "Веркор. Молчание моря. Люди или животные? Сильва. Плот "Медузы".
   М., "Радуга", 1990 (Серия "Мастера современной прозы").
   OCR & spellcheck by HarryFan, 19 December 2000
   -----------------------------------------------------------------------


                                          Памяти убитого поэта Сен-Поль-Ру




   До него здесь побывали представители разных родов войск.  Прежде  всего
пехтура: двое солдат, совсем белобрысых, один - нескладный, тощий,  другой
- коренастый, с руками каменотеса. Они оглядели дом,  не  заходя  в  него.
Затем  появился  унтер-офицер.  Его  сопровождал  нескладный  солдат.  Они
заговорили со мной на языке, по их мнению,  французском.  Я  не  понял  ни
слова.  Однако  показал  им  свободные  комнаты.  Они,  видимо,   остались
довольны.
   Утром военная  машина,  серая  и  огромная,  въехала  в  сад.  Шофер  и
худенький молодой солдат, улыбающийся и светловолосый,  выгрузили  из  нее
два ящика и большой тюк, обернутый в брезент. Они втащили все это  наверх,
в самую просторную комнату. Машина ушла, а через несколько часов я услышал
конский топот. Показались три всадника.  Один  из  них  спешился  и  пошел
осматривать старое каменное строение во дворе. Он  вернулся,  и  все  они,
люди  и  лошади,  вошли  в  ригу,  служившую  мне  мастерской.  Позднее  я
обнаружил, что в стену между двумя камнями они засунули гребенку от  моего
верстака, к гребенке прикрепили веревку и привязали лошадей.
   В течение двух дней не произошло ничего.  Я  больше  никого  не  видал.
Кавалеристы уезжали со своими лошадьми рано утром, возвращались вечером  и
ложились спать на сеновале, куда они притащили солому.
   На третий день  утром  вернулась  военная  машина.  Улыбающийся  солдат
взвалил себе на плечи объемистый сундук и отнес  его  в  большую  комнату.
Потом взял свой мешок и положил его в соседнюю. Он сошел вниз и, обращаясь
к моей племяннице на правильном французском языке,  потребовал  постельное
белье.


   Когда раздался стук, открывать пошла моя племянница. Она,  как  обычно,
только что подала мне вечерний кофе, действующий на меня как снотворное. Я
сидел в глубине комнаты, немного в тени. Дверь  комнаты  выходит  прямо  в
сад, и вдоль всего дома тянется  тротуар,  вымощенный  красными  плитками,
очень удобный во время дождя. Мы услышали шаги: стук каблуков по тротуару.
Племянница взглянула на меня и поставила чашку. Я по-прежнему держал  свою
в руках.
   Было темно, не  очень  холодно.  Ноябрь  в  этом  году  вообще  не  был
холодным.  Я  увидел  очень  высокий  силуэт,   плоскую   фуражку,   плащ,
наброшенный на плечи наподобие пелерины.
   Племянница молча открыла дверь. Откинула ее  к  стене  и  сама  стояла,
прижавшись к стене, не поднимая глаз. Я продолжал маленькими глотками пить
свой кофе.
   Офицер в дверях сказал:
   - Простите.
   Он слегка поклонился. Казалось, он  пытался  вникнуть  в  тайный  смысл
нашего молчания. Потом он вошел.
   Плащ соскользнул ему на руки, он козырнул по-военному и  снял  фуражку.
Он повернулся к моей племяннице и, снова слегка поклонившись, чуть заметно
улыбнулся. Затем с более низким поклоном обратился ко мне. Он сказал:
   - Меня зовут Вернер фон Эбреннак. - У меня  мелькнуло  в  голове:  "Имя
звучит не по-немецки. Потомок эмигранта-протестанта?" Он добавил протяжным
голосом: - Я очень сожалею.
   Слова эти потонули в молчании. Племянница закрыла дверь.  Она  все  еще
стояла у стены, глядя прямо перед собой. Я не двинулся с  места.  Медленно
поставил пустую чашку на фисгармонию, скрестил руки и ждал.
   Офицер продолжал:
   - Я не мог этого избежать. Если бы можно было, я бы уклонился. Надеюсь,
мой ординарец сделает все, чтобы вас не беспокоить.
   Он стоял посреди комнаты. Он был очень высокий и тонкий. Рукой  он  мог
бы достать до потолка.
   Благодаря наклону головы вперед (казалось, его шея  поднималась  не  от
плеч, а прямо от груди) он выглядел сутулым. У него были удивительно узкие
бедра и плечи. Красивое лицо:  мужественное,  с  впалыми  щеками.  Глубоко
посаженные глаза было трудно  разглядеть.  Они  показались  мне  светлыми.
Отброшенные назад волосы, белокурые  и  шелковистые,  мягко  блестели  при
свете лампы.
   Молчание продолжалось. Оно становилось все плотнее и плотнее, как туман
на рассвете. Плотное и неподвижное. Неподвижность моей племянницы  и  моя,
очевидно,  делали  это  молчание  еще  тяжелее,  наливали   его   свинцом.
Растерянно, не шевелясь, стоял офицер. Наконец я  заметил  улыбку  на  его
губах. Она была серьезной, эта улыбка, без тени иронии. Он сделал какое-то
движение рукой, смысл которого ускользнул от меня. Глаза его  остановились
на моей племяннице, застывшей у стены, и я мог не таясь разглядеть волевой
профиль, большой тонкий нос. Между полураскрытыми губами я  заметил  блеск
золотого зуба. Наконец он отвел  глаза,  поглядел  на  пламя  в  камине  и
сказал:
   - Я глубоко уважаю людей, любящих свою родину.  -  Потом  резко  поднял
голову и устремил взгляд на деревянную скульптуру ангела над  окном.  -  Я
мог бы теперь подняться в свою комнату, но я не знаю дороги.
   Племянница открыла дверь, выходящую на лесенку, и стала подниматься  по
ступенькам, не глядя на офицера, словно никого рядом с ней не было. Офицер
шел за ней. Тут я увидел, что одна нога у него не сгибается.
   Я слышал, как они прошли  через  переднюю;  шаги  немца  раздавались  в
коридоре попеременно то глухо, то явственно. Открылась и закрылась  дверь.
Племянница вернулась. Она взяла свою чашку и принялась снова пить кофе.  Я
раскурил трубку. Несколько минут мы молчали. Я сказал:
   - Слава богу, он как будто приличный человек.
   Племянница  пожала  плечами.  Она  положила  к  себе  на   колени   мою
вельветовую куртку и пришила незаметную заплатку.


   На следующее утро, когда мы завтракали в кухне, офицер сошел вниз. Сюда
ведет другая лестница, и я не знаю,  услышал  ли  немец  наши  голоса  или
случайно пошел этим путем. Он остановился на пороге и сказал:
   - Я прекрасно провел ночь. Надеюсь, что и вы тоже.
   Он оглядел просторную комнату. У нас было мало дров и еще меньше  угля,
и мы решили переселиться на зиму в кухню; поэтому я отделал ее заново.  Мы
украсили ее различной медной утварью и старинными декоративными тарелками,
перенесли туда кое-какую  мебель.  Он  разглядывал  все  с  едва  заметной
улыбкой, открывавшей узкую полоску ослепительно белых зубов. Я увидел, что
глаза у него  не  голубые,  как  мне  показалось  вначале,  а  золотистого
оттенка. Затем он пересек комнату и открыл дверь в сад. Он сделал два шага
и  обернулся,  чтобы  взглянуть  на  наш  длинный,  низкий  дом  с  темной
черепичной крышей, весь увитый виноградом. Его улыбка стала шире.
   - Ваш старый мэр обещал поместить меня в замке, - сказал  он,  указывая
рукой на вычурное  строение  на  пригорке,  видневшееся  сквозь  оголенные
деревья. - Я поблагодарю моих подчиненных за то, что  они  ошиблись.  Этот
замок много лучше.
   Он прикрыл за собой стеклянную дверь, поклонился  нам  через  стекло  и
ушел.
   Вернулся он вечером, в тот же час, что и накануне.  Мы  пили  кофе.  Он
постучался, но не стал дожидаться, пока племянница откроет ему,  и  открыл
дверь сам.
   - Боюсь, что беспокою вас, - сказал он. -  Если  вам  удобнее,  я  буду
проходить через кухню: тогда вы сможете запирать эту дверь на ключ.  -  Он
прошел  через  комнату;  взявшись  за  ручку  двери,  ведущей  наверх,  он
задержался на минуту и обвел глазами стены. Наконец он слегка  поклонился:
- Желаю вам спокойной ночи, - и вышел.
   Мы так ни разу и не заперли двери на ключ. Я не уверен,  что  все  наши
поступки нам были в ту пору понятны и ясны. По молчаливому согласию  мы  с
племянницей решили ничего в нашей жизни не менять, ничего - мы  вели  себя
так, будто офицера не существовало,  будто  он  был  призраком.  Но,  быть
может, это решение не запирать двери было подсказано и другим чувством:  я
не умею, не страдая, обидеть человека, даже врага.
   Довольно  долгое  время  -  больше  месяца  -  эта  сцена   повторялась
ежедневно. Офицер стучался  и  входил.  Он  произносил  несколько  слов  о
погоде, о температуре воздуха  или  о  других  столь  же  малозначительных
вещах: слова, не требующие  ответа.  Он  всегда  немного  задерживался  на
пороге маленькой двери и окидывал взором комнату. Легкая  улыбка  говорила
об удовольствии, которое, казалось, доставлял ему этот  осмотр,  -  и  так
каждый  день.  Его  взгляд  останавливался  на  склоненном  профиле   моей
племянницы, неизменно строгой и бесстрастной, и когда он  наконец  отводил
глаза, я всегда ловил в  них  сочувственное  одобрение.  Откланиваясь,  он
говорил: "Желаю вам спокойной ночи".
   Все неожиданно изменилось однажды вечером. На дворе шел дождь с  мелким
снегом; было ужасно холодно и сыро. Я подкладывал в камин толстые поленья,
которые берег для таких дней. Помимо своей воли я думал об офицере, идущем
по улице, представлял себе, как он  войдет,  покрытый  снегом.  Но  он  не
приходил. Час, когда он обычно возвращался, давно миновал,  и  меня  злило
сознание, что я не могу отделаться от мысли о нем. Моя племянница медленно
вязала с чрезвычайно усердным видом.
   Наконец послышались шаги. Но шли они из глубины дома. По  их  неровному
звуку я узнал походку офицера. Я сообразил,  что  он  вошел  в  дом  через
другую дверь и сейчас направляется к нам из своей комнаты. Конечно, ему не
хотелось показываться в насквозь промокшей, потерявшей всякую элегантность
форме: он переоделся.
   Шаги - один тяжелый, другой легкий  -  спускались  по  лестнице.  Дверь
открылась, и появился офицер. Он был в штатском.  На  нем  были  брюки  из
толстой серой фланели и куртка из серого твида с  коричневыми  прожилками,
широкая и свободная. Он носил ее с небрежным изяществом. Свитер из толстой
небеленой шерсти, видневшийся из-под распахнутой куртки, облегал его худую
мускулистую грудь.
   - Извините меня. Я не могу согреться. Я сильно промок, а в моей комнате
очень холодно. Я погреюсь несколько минут у вашего огня.
   Он с трудом присел на корточки перед камином, протянул к огню  руки  и,
поворачивая их то одной стороной, то другой, повторял:
   - Хорошо!.. Хорошо!..
   Он повернулся и, по-прежнему сидя на корточках, обхватив колено руками,
подставил огню спину.
   - Ну, это еще ничего, - сказал он. - Зима во Франции мягкая. Вот у  нас
она жестокая. Очень. У  нас  леса  хвойные,  густые,  снег  на  них  лежит
тяжелый. А здесь деревья нежные и снег, как кружево. Наша  природа  похожа
на быка, мощного и приземистого, - ему нужна сила, чтобы  существовать.  А
ваша - это дух, это мысль, утонченная и поэтическая.
   Голос у него был довольно глухой, какой-то тусклый.  Акцент  -  легкий,
заметный только на твердых согласных. Речь  его  напоминала  чуть  певучее
гудение.
   Он встал, оперся локтем о высокий камин, прижался лбом к руке.  Он  был
так высок, что ему приходилось немного нагибаться там, где я  не  доставал
головой.
   Он стоял так довольно долго, неподвижный,  молчаливый.  Моя  племянница
вязала с механической быстротой. Она ни разу  не  взглянула  на  него,  ни
разу. Я курил, полулежа в уютном кресле.  Я  думал,  что  ничто  не  может
нарушить тяжести нашего молчания, что он откланяется и уйдет.
   Но глухое  певучее  гудение  послышалось  снова,  и  казалось,  оно  не
нарушало молчания, а возникало из него.
   - Я всегда любил Францию, - сказал офицер, не  двигаясь.  -  Всегда.  В
прошлую войну я был ребенком, что я думал тогда - в счет не идет. Но потом
я всегда любил ее. Только  любил  издалека,  как  Принцессу  Грезу.  -  Он
помолчал и добавил значительно: - Из-за моего отца.
   Он повернулся и, засунув руки в карманы  своей  куртки,  прислонился  к
камину. Головой он касался карниза. Время от времени он медленно  терся  о
него затылком - движением, характерным для оленя. Тут  же  стояло  кресло,
совсем рядом. Но он не сел в  него.  До  последнего  дня  он  ни  разу  не
садился. Мы не предлагали ему этого, и он никогда  не  делал  ничего,  что
могло бы показаться фамильярным.
   - Из-за моего отца. Он был настоящим патриотом. Поражение было для него
тяжелым ударом. И все же он любил Францию, любил Бриана, верил в него и  в
Веймарскую республику. Он был большим энтузиастом и часто говорил:  "Бриан
нас соединит, как мужа и жену". Он верил, что солнце наконец  взойдет  над
Европой...
   Говоря это, он не сводил глаз с моей племянницы. Он смотрел на  нее  не
как мужчина на женщину, а как смотрят на статую. И действительно, это была
статуя. Живая - но все же статуя.
   - ...Но Бриан был побежден. Отец увидел, что  Францией  управляет  ваша
жестокая крупная буржуазия - люди, подобные  вашим  Венделю,  Анри  Бордо,
старому Маршалу. Он сказал мне: "Впервые на землю  Франции  ты  ступишь  в
военной каске и в сапогах". Я вынужден был пообещать ему это, он  был  при
смерти. И вот к началу войны я знал всю Европу, кроме Франции.
   Он улыбнулся и сказал, словно в пояснение:
   - Я ведь музыкант.
   Из очага  выпало  полено,  вокруг  рассыпались  угли.  Немец  нагнулся,
подобрал угли щипцами.
   - Я не исполнитель - я сочиняю  музыку.  В  этом  вся  моя  жизнь;  мне
странно, что я воин. И все же я не сожалею об этой войне. Я верю, что  она
послужит началом больших дел.
   Он выпрямился, вынул руки из карманов и, не опуская их, добавил:
   - Простите меня: может быть, я задел вас. Но я верю, верю всем  сердцем
в то, что я вам сказал. Я верю в это из  любви  к  Франции.  Что-то  очень
большое ждет и Германию и Францию после войны. Я верю так же,  как  и  мой
отец, что солнце взойдет над Европой.
   Он сделал два шага и склонился в легком поклоне. Как и каждый вечер, он
произнес: "Желаю вам спокойной ночи". И вышел.
   Я молча докурил свою трубку. Кашлянув, я сказал:
   - Быть может, бесчеловечно отказывать ему в такой малости, как слово.
   Моя племянница подняла лицо. Ее брови высоко взметнулись над блестящими
от возмущения глазами. Я почувствовал, что краснею.


   С этого дня его посещения приняли новый характер. Теперь мы очень редко
видели его в форме. Он переодевался, а потом уже стучался к нам.  Поступал
ли он так, чтобы избавить нас от вида вражеского мундира?  Или  для  того,
чтобы мы забыли, что он  носит  мундир,  и  привыкли  к  его  присутствию?
Вероятно, и то и другое. Он стучался и входил, не ожидая ответа, зная, что
не получит его. Он делал это  очень  естественно  и  просто.  Он  подходил
погреться к огню, служившему  ему  постоянным  предлогом  для  прихода,  -
предлогом, который не обманывал  ни  его,  ни  нас  и  удобную  условность
которого он даже не пытался скрывать.
   Он являлся не каждый вечер, но я не помню, чтобы он когда-нибудь  ушел,
ничего не сказав. Он наклонялся к огню и, подставляя  теплу  то  руки,  то
спину, тихонько заговаривал своим гудящим голосом. Все эти длинные  вечера
он вел нескончаемый монолог на темы,  заполонявшие  его  душу:  о  родине,
музыке, Франции. Он ни разу не попытался получить от нас ответа, одобрения
или даже взгляда. Он не говорил много, ни разу не говорил  дольше,  чем  в
первый вечер. Он произносил несколько фраз, то разделяя их  молчанием,  то
соединяя их, как в непрерывной, однообразной молитве. Иногда  он  стоял  у
камина неподвижно, словно кариатида; иногда, продолжая говорить,  подходил
к какому-нибудь предмету или  к  рисунку  на  стене.  Затем  он  замолкал,
откланивался и желал нам спокойной ночи.
   Как-то раз в одно из первых посещений он сказал:
   - Чем отличается этот огонь от огня, пылающего у меня дома? Разумеется,
и камин, и дрова, и пламя везде одинаковы. Но не похож отсвет от  пламени!
Он зависит от предметов,  которые  освещает,  от  обитателей  комнаты,  от
мебели, стен и книг на полках...
   - ...Почему я так люблю эту комнату? - задумчиво говорил он. -  Она  не
так уж прекрасна - извините меня! - Он засмеялся. - Я хочу сказать, это не
музей. О вашей мебели не скажешь: какое чудо искусства!.. Нет. Но  у  этой
комнаты есть душа. Душа есть у всего дома.
   Он стоял перед книжными полками. Его пальцы с легкой  лаской  скользили
по переплетам.
   - ...Бальзак, Баррес,  Бодлер,  Бомарше,  Буало,  Бюффон...  Шатобриан,
Корнель, Декарт, Фенелон, Флобер... Лафонтен, Франс, Готье, Гюго...  Какая
армия! - сказал он, усмехнувшись, и покачал головой. -  А  ведь  есть  еще
Мольер,  Рабле,  Расин,  Паскаль,  Стендаль,  Вольтер,   Монтень   и   все
остальные... - Он медленно водил рукой по переплетам и  время  от  времени
издавал легкое восклицание, видимо, когда встречал неожиданное  имя.  -  У
англичан, - продолжал он, - есть Шекспир, у итальянцев - Данте, у испанцев
- Сервантес, у нас, конечно, есть Гете. Остальных нужно искать в памяти. А
у французов? Кто первый приходит на  ум?  Мольер?  Расин?  Гюго?  Вольтер?
Рабле? Кто еще? Они теснятся, подобно толпе у входа в театр, - не  знаешь,
кого впустить первым.
   Он обернулся и сказал серьезно:
   - Но что касается музыки - тут уж ищите у нас: Бах, Гендель,  Бетховен,
Вагнер, Моцарт... чье имя поставить первым? А мы - мы друг с другом воюем!
- воскликнул он и медленно покачал головой. Он вернулся к  камину,  и  его
улыбающиеся глаза остановились на профиле моей племянницы. - Но эта  война
- последняя! Больше мы воевать не будем: мы сочетаемся браком.  -  У  глаз
его появились морщинки, во впадинах на щеках образовались ямочки, блеснули
белые зубы. Он весело сказал: - Да, да. - Движением головы он  подтверждал
свои слова. - Когда мы вошли в Сент, -  продолжал  он  после  паузы,  -  я
радовался тому, что население нас хорошо встречает. Я был очень  счастлив,
я думал: все будет легко. Затем я  понял,  как  обстояло  дело:  это  была
трусость. - Он сделался серьезным.  -  Я  стал  презирать  людей.  Я  стал
бояться за Францию. Я думал: _действительно_ ли она так изменилась?  -  Он
покачал головой. - Нет! Нет! Потом я увидел ее, и теперь я счастлив, что у
нее такой строгий лик.
   Его взгляд обратился ко мне - я отвел глаза, -  немного  задержался  на
различных предметах в комнате и вернулся к беспощадно  равнодушному  лицу,
на которое был устремлен раньше.
   - Я счастлив,  что  нашел  здесь  старого  человека  с  таким  чувством
собственного  достоинства.  И  молчаливую  девушку.  Надо   победить   это
молчание. Надо победить молчание Франции. Мне по душе эта задача.
   Он смотрел на  мою  племянницу,  на  ее  упрямый,  замкнутый  и  чистый
профиль, смотрел с серьезной настойчивостью, но где-то еще таилась улыбка.
Племянница чувствовала это. Я увидел, как  она  слегка  покраснела,  между
бровями ее пролегла складка. Пальцы  чересчур  торопливо  и  резко  тянули
иглу, угрожая порвать нитку.
   - Да, - снова загудел низкий голос, - так  лучше.  Гораздо  лучше.  Это
создает крепкий союз - союз двух великих. Есть прелестная детская  сказка,
которую читал я, читали вы, читали все. Я не знаю, как  она  называется  у
вас, у нас она называется:  "Das  Tier  und  die  Schone"  -  Красавица  и
Чудовище. Бедная Красавица! Бессильная пленница, она во  власти  Чудовища,
которое беспощадно терзает ее своим присутствием. Красавица горда,  она  с
достоинством переносит свои страдания... Но Чудовище лучше,  чем  кажется.
О, оно, конечно, очень неотесанно! Оно неуклюже, грубо и особенно уродливо
рядом с Красавицей, такой изысканной. Но у Чудовища  есть  сердце,  да,  у
него есть душа с высокими стремлениями. Если бы только Красавица захотела!
Но нет. Красавица не хочет!
   Идут дни,  долгие  дни,  и  понемногу,  постепенно  что-то  открывается
Красавице: она начинает замечать  во  взгляде  ненавистного  тюремщика,  в
глубине его глаз что-то похожее на мольбу, на любовь. Она уже не так остро
ощущает давящую лапу Чудовища,  легче  переносит  свои  оковы...  Она  уже
больше  не  испытывает  ненависти,  ее  трогает   его   постоянство,   она
протягивает ему руку... И вдруг - рушатся колдовские чары, грубая оболочка
падает. Чудовища нет - перед ней прекрасный  рыцарь:  красивый  и  чистый,
мягкий  и  воспитанный.  Каждый  поцелуй  Красавицы  украшает  его  новыми
сияющими добродетелями...  Высокое  счастье  озаряет  их  брак.  Их  дети,
одаренные  всеми  талантами  родителей,  -  самые  прелестные   из   всех,
когда-либо рожденных на земле...
   Вам не нравится эта сказка? Я всегда ее любил. Я ее читал и  без  конца
перечитывал. Я плакал над ней,  особенно  меня  трогало  Чудовище,  я  так
хорошо понимал его муки. Даже сегодня я волнуюсь, когда говорю о нем.
   Он замолчал, вдохнул с силой воздух и поклонился:
   - Желаю вам спокойной ночи.


   Однажды  вечером,  поднявшись  к  себе  за  табаком,  я  услышал  звуки
фисгармонии. Это были Восьмая прелюдия  и  фуга,  которые  моя  племянница
разучивала до разгрома. Ноты так и оставались открытыми на этой  странице:
до этого вечера моя племянница не решалась вновь прикоснуться к  клавишам.
Ее музыка вызвала во мне и  удовольствие  и  удивление:  что  побудило  ее
играть, какая внезапная внутренняя потребность?
   Но играла не она. Она сидела на своем обычном месте за  рукоделием.  Ее
взгляд встретился с моим, что-то хотел мне сказать, но что - я  так  и  не
понял. Я разглядывал высокую фигуру у инструмента, склоненную шею, длинные
руки.  Тонкие,  нервные  пальцы  передвигались  по  клавишам,  как   живые
самостоятельные существа.
   Он сыграл только Прелюдию. Встал, подошел к огню.
   - Что может быть выше этой музыки?! - сказал он  глухо,  вполголоса.  -
Выше?.. Не то  слово,  нет.  Она  вне  человека,  вне  существа  его.  Она
заставляет нас понять... нет, угадать...  нет,  почувствовать,  что  такое
природа...  божественная  и  непостижимая...  природа,  не  вмещающаяся  в
человеческую душу. Да, это музыка нечеловеческая.
   Погрузившись в молчание, он глубоко задумался. Медленно покусывал губу.
   - Бах... Он мог быть только немцем. В самом характере нашей страны есть
это: что-то нечеловеческое. Я хочу сказать - далекое человеку.
   Молчание. Затем:
   - Я люблю эту музыку, я преклоняюсь перед ней, я полон ею, она живет во
мне, как Бог... но она не  моя.  Мне,  мне  бы  хотелось  создать  музыку,
близкую человеку. Это тоже путь к достижению правды. Это мой  путь.  Я  не
хотел бы, я не мог бы идти другим путем. Теперь я это знаю... Знаю твердо.
С каких пор? С тех пор, как живу здесь.
   Он повернулся к нам спиной. Крепко ухватился за край каминной доски  и,
держась за нее обеими  руками,  подставил  лицо  огню  как  сквозь  прутья
решетки. Голос его стал еще глуше, еще тише:
   - Франция мне теперь нужна. Но я требую многого: я  требую,  чтобы  она
меня приняла. Не как иностранца - путешественника или победителя. Нет. Они
от нее ничего не получат,  им  она  ничего  не  даст...  Ее  ценности,  ее
огромные ценности не завоюешь. Нужно, чтобы она сама отдала их  вместе  со
своим молоком, чтобы она в материнском порыве дала  нам  грудь.  Я  хорошо
понимаю, что многое зависит от нас...  Но  и  от  нее.  Нужно,  чтобы  она
согласилась понять  нашу  жажду,  согласилась  утолить  ее...  согласилась
соединиться с нами.
   Он выпрямился, по-прежнему стоя спиной  к  нам,  уцепившись  руками  за
камин.
   - А мне, - голос его стал звонче, - мне следует  здесь  долго  жить.  В
таком доме, как этот. Жить, как сыну такой деревни... Мне это нужно...
   Он замолчал. Повернулся к нам. Улыбались  только  губы,  но  не  глаза,
смотревшие на мою племянницу.
   - Препятствия будут преодолены,  -  сказал  он.  -  Искренность  всегда
преодолевает препятствия... Желаю вам спокойной ночи.


   Я не могу припомнить сейчас все, что было сказано в течение  более  чем
сотни зимних вечеров. Но тема не менялась. Это была длинная  Рапсодия  его
открытия Франции: любви к ней издали - до того,  как  он  узнал  ее,  -  и
любви, возрастающей с каждым днем с тех пор, как он имел  счастье  жить  в
ней. И, честное слово, я восхищался им. Да,  восхищался  тем,  что  он  не
терял надежды и что ни разу не попытался он  разбить  неумолимое  молчание
резким  словом...  Напротив,  когда,  бывало,   молчание,   как   тяжелый,
непроницаемый газ, проникнув  в  нашу  комнату,  заполняло  ее  до  краев,
казалось, что из нас троих легче всего дышалось ему. Тогда он  смотрел  на
мою  племянницу  с  тем  особенным  выражением  одобрения  -  одновременно
серьезно и улыбаясь, - которое появилось у него с первого дня. А я  видел,
как мечется душа моей племянницы в тюрьме, ею  же  самой  воздвигнутой.  Я
видел это по многим признакам, из которых самым незначительным было легкое
дрожание пальцев. И когда наконец он мягко и спокойно  рассеивал  молчание
своим тихим гудящим голосом, казалось, что и мне дышать становится легче.
   Он часто говорил о себе:
   - Мой дом стоит в лесу; там я родился, там ходил в  сельскую  школу  на
другой конец деревни. Я не покидал его, пока не поехал  в  Мюнхен  сдавать
экзамены, а потом в Зальцбург - учиться музыке. Вернувшись из  Зальцбурга,
я уже постоянно жил дома. Я не любил больших городов. Я бывал  в  Лондоне,
Вене, Риме, Варшаве и, конечно же, в немецких городах.  Мне  не  нравилось
жить в них... Я только очень любил Прагу: ни в одном  городе  нет  столько
души. Но особенно я любил Нюрнберг.  В  этом  городе  растворяется  сердце
каждого немца: там он находит дорогие  ему  призраки,  там  каждый  камень
хранит память о тех, кто был  гордостью  старой  Германии.  Я  думаю,  что
французы испытывают то же самое перед Шартрским собором. Они также ощущают
близость своих предков - их изысканность, величие их веры и  благородство.
Судьба привела меня в Шартр. О, какое волнение охватывает вас,  когда  над
спелыми хлебами, в голубой, далекой дымке возникает этот призрачный собор!
Я старался вообразить себе чувства людей, что  некогда  стекались  к  нему
пешком, верхом, на телегах... Я разделял эти чувства, я любил этих  людей,
и как мне хотелось стать им братом!
   Лицо его омрачилось.
   - Вероятно, тяжело слышать такие слова от человека, приехавшего в Шартр
в бронированной  машине...  Однако  это  -  правда.  Сколько  противоречий
теснится в душе немца, даже самого лучшего! И как бы он хотел,  чтобы  его
от этого излечили... - Он снова улыбнулся едва заметной  улыбкой,  которая
постепенно осветила все его лицо, и продолжал:
   - В соседнем от нас поместье живет девушка... Она очень хороша собой  и
очень кротка. Мой отец всегда надеялся, что я  женюсь  на  ней.  Когда  он
умер, мы были почти помолвлены, нам  разрешали  совершать  вдвоем  большие
прогулки.
   Он остановился и ждал, пока моя  племянница  вдевала  в  иголку  нитку,
которая порвалась. Она делала это с большим усердием, но ушко  было  очень
маленькое, и добиться этого было трудно. Наконец она вдела ее.
   - Однажды, - продолжал он, - мы  гуляли  с  ней  по  лесу.  Вокруг  нас
резвились зайцы, белки. Цвели самые разнообразные цветы - нарциссы,  дикие
гиацинты, амариллисы... Девушка вскрикивала от радости, она восклицала: "Я
счастлива, Вернер. Я люблю, о, как я люблю эти божьи  дары!"  Я  тоже  был
счастлив. Мы растянулись на мху среди папоротников. Мы  не  разговаривали.
Мы смотрели, как раскачиваются над  нами  верхушки  елей,  как  перелетают
птицы с ветки на ветку. Вдруг девушка закричала:  "О,  он  укусил  меня  в
подбородок! Маленькая дрянь, скверный комар!" Затем она  взмахнула  рукой:
"Я поймала одного, Вернер! Смотрите, как я накажу его! Я  отрываю  у  него
ножки - одну, теперь другую..." - и она проделала все это...
   - К счастью, - продолжал он, - у нее было много женихов.  Совесть  меня
не мучила. С тех пор я навсегда сохранил страх перед немецкими девушками.
   Он задумчиво посмотрел на свои ладони и сказал:
   - Таковы и наши политические деятели. Вот почему  я  никогда  не  хотел
примкнуть к ним, несмотря на призывы моих товарищей, которые  писали  мне:
"Присоединяйтесь к  нам".  Нет,  я  всегда  предпочитал  оставаться  дома.
Конечно, это не способствовало успеху моей музыки, но много ли стоит успех
по сравнению со спокойной совестью?! Я действительно не сомневаюсь в  том,
что мои друзья и наш фюрер исповедуют самые великие и благородные идеи. Но
я знаю также, что они способны отрывать у комаров одну  ножку  за  другой.
Это всегда происходит с немцами, когда они остаются в полном  одиночестве,
это неизбежно. А кто еще более одинок, чем  люди,  принадлежащие  к  одной
партии и ставшие хозяевами?  К  счастью,  одиночество  кончилось:  они  во
Франции, Франция их излечит. И скажу вам: они это знают.  Они  знают,  что
Франция научит их стать действительно большими и чистыми людьми.
   Он направился к двери и проговорил негромким голосом, как бы про себя:
   - Но для этого нужна любовь...
   На мгновенье он оставил дверь  открытой  и  оглянулся.  Он  смотрел  на
затылок моей племянницы, склонившейся над рукоделием, на хрупкий и бледный
затылок с завитками волос цвета темного красного дерева.
   Спокойно и решительно он добавил:
   - ...Разделенная любовь.
   Затем он  отвернулся,  дверь  медленно  закрывалась  за  ним,  пока  он
произносил свое обычное: "Желаю вам спокойной ночи".


   Пришли долгие весенние дни. Офицер теперь спускался к нам при последних
лучах солнца. Он по-прежнему носил  серые  фланелевые  брюки,  но  надевал
более легкую вязаную куртку на рубашку с открытым воротом. Однажды вечером
он сошел вниз с книжкой в руках, зажав палец между  страницами.  Лицо  его
светилось сдержанной улыбкой, как у человека, предвкушающего удовольствие,
которое он доставит своему собеседнику.
   Он сказал:
   -  Я  это  принес  для  вас.  Страница  из  "Макбета".  Боже!  Как  это
величественно!
   Он открыл книгу.
   - Наступает конец.  Могущество  ускользает  из  рук  Макбета  вместе  с
привязанностью тех, кто наконец понял гнусность  его  тщеславия.  Дворяне,
защищающие  честь  Шотландии,  ждут  его  скорого  падения.  Один  из  них
описывает трагические приметы приближающейся катастрофы...
   И он прочел медленно, патетически:

   Ангус: На своих руках
   Он чувствует налипшие убийства;
   Измены мстят ему за вероломство;
   Ему послушны только по приказу,
   Не по любви; он чувствует, что власть
   Болтается на нем, как плащ гиганта
   На низкорослом воре.

   Он поднял голову и засмеялся. Я с изумлением спрашивал себя,  думал  ли
он о том же тиране, что и я. Но он сказал:
   - Не правда ли, именно это не дает  спать  вашему  Адмиралу?  Право,  я
жалею этого человека, несмотря на презрение, которое он внушает мне, как и
вам. _Ему повинуются уже не из любви, а из страха_. Вождь, лишенный  любви
своих соратников, - жалкая марионетка, не больше. Но... но можно  ли  было
желать иного? Кто, как не такой же мрачный честолюбец, взял бы на себя эту
роль? А сделать это было необходимо. Кто-то должен  был,  да,  кто-то  был
должен согласиться предать свою родину, потому  что  ни  сегодня,  ни  еще
долгое время Франция не  сможет  добровольно  броситься  в  наши  открытые
объятия, не потеряв чувства собственного достоинства в своих глазах. Порой
грязная сводня способствует удачному  союзу.  Сводня  от  этого  не  менее
презренна, но и союз не менее удачен.
   Он с шумом закрыл  книгу,  сунул  ее  в  карман  куртки  и  машинальным
движением похлопал по  карману.  Неожиданно  его  длинное  лицо  озарилось
радостью. Он сказал:
   - Я должен предупредить моих хозяев, что буду в отсутствии две  недели.
Я еду в Париж и радуюсь этому. Подошла моя очередь на отпуск, и я  впервые
проведу его в Париже. Это большой день для меня. Это самый большой день  в
ожидании другого, которого я жду всей своей  душой.  Он  будет  еще  более
великим днем. Если нужно, я готов ждать годы. Мое сердце  умеет  терпеливо
ждать.
   Я думаю, что в Париже увижу своих друзей; многие  из  них  присутствуют
при переговорах, которые мы ведем с вашими политическими деятелями,  чтобы
подготовить чудесный союз  наших  двух  народов.  Таким  образом,  я  буду
отчасти свидетелем этого брака...
   Должен вам сказать, что я радуюсь за Францию,  раны  которой  благодаря
этому заживут очень быстро, но еще более я радуюсь за Германию и за самого
себя! Никто никогда  так  не  выигрывал  от  доброго  дела,  как  выиграет
Германия, возвращая Франции ее величие и свободу!
   Желаю вам спокойной ночи.





                                   Отелло: Задую свет. Сперва свечу задую,
                                   Потом ее.

   Мы не видели, когда он вернулся.
   Мы только знали, что он здесь, ведь пребывание чужого в  доме  узнается
по многим признакам, если даже сам он, этот чужой, остается невидимым.  Но
в течение многих дней - много больше недели - мы его не видали.
   Признаться ли? Его отсутствие не давало мне покоя. Я думал  о  нем;  не
знаю, испытывал ли я сожаление и беспокойство.  Ни  племянница,  ни  я  не
заговаривали о нем. Но когда по вечерам мы слышали над собой  глухой  звук
его неровных шагов, я понимал по повышенному вниманию, которое  она  вдруг
начинала проявлять к  своей  работе,  по  выражению  лица  -  одновременно
сосредоточенному и упрямому, - что она разделяет мои мысли.
   Однажды мне пришлось пойти в комендатуру по поводу какого-то объявления
о шинах. Когда  я  заполнял  бланк,  который  мне  протянули,  Вернер  фон
Эбреннак вышел  из  своего  кабинета.  Сначала  он  не  заметил  меня.  Он
обратился к сержанту, сидевшему за  столиком  перед  большим  зеркалом  на
стене. Я услышал его голос, глухой, с певучей интонацией, и хотя  мне  уже
незачем было там оставаться, я продолжал стоять, не знаю для чего, странно
взволнованный, ожидая какой-то развязки. Я видел в зеркале его  лицо,  оно
показалось мне бледным и осунувшимся. Глаза его поднялись,  встретились  с
моими, мы не отрывали друг от друга взгляда в течение двух  секунд,  затем
он резко повернулся лицом ко  мне.  Губы  его  приоткрылись,  он  медленно
поднял руку - и почти  тотчас  же  уронил  ее.  С  какой-то  взволнованной
нерешительностью он чуть заметно,  не  отводя  от  меня  взгляда,  покачал
головой, как бы говоря себе: нет. Потом слегка поклонился, опустил  глаза;
прихрамывая, направился в свой кабинет и заперся там.
   Я ничего  не  сказал  своей  племяннице.  Но  у  женщин  чисто  кошачья
догадливость. В течение всего вечера она беспрестанно  отрывала  глаза  от
работы, поднимала их на меня, словно что-то пытаясь прочесть на моем лице,
пока я старательно раскуривал трубку, с  трудом  сохраняя  невозмутимость.
Наконец она устало уронила руки, сложила свою работу и  попросила  у  меня
разрешения удалиться спать. Она медленно провела по  лбу  двумя  пальцами,
как бы отгоняя мигрень. Она поцеловала  меня,  и  мне  показалось,  что  я
прочитал в ее прекрасных серых глазах упрек и  тяжелую  печаль.  После  ее
ухода  меня  охватил  бессмысленный  гнев:  я  сердился   на   собственную
безрассудность  и  на  свою  безрассудную  племянницу.  Что  это  еще   за
идиотизм?! Но ответить себе на это я не мог. Если это и был  идиотизм,  то
уже пустивший глубокие корни.
   Спустя три дня мы только закончили наш кофе,  как  раздались  знакомые,
неровные шаги, на этот раз, бесспорно, приближающиеся.  Я  вдруг  вспомнил
тот зимний вечер, шесть месяцев назад, когда впервые мы услышали эти шаги.
Я подумал: "Сегодня тоже идет дождь". Дождь шел с утра: сильный, ровный  и
настойчивый, он затопил все вокруг и даже в доме создал атмосферу холода и
неуюта. Племянница накинула на плечи шелковую косынку,  на  которой  Жаном
Кокто были нарисованы десять  странных  рук,  томно  указывающих  друг  на
друга. Я согревал трубкой пальцы - и это в июле месяце!
   Шаги прошли через переднюю, потом  заскрипели  ступеньки  лестницы.  Он
спускался медленно, со все возрастающей медлительностью. Но  не  колебание
чувствовалось в этой  медлительности,  а  воля  человека,  решившегося  на
тяжелейшее испытание. Племянница подняла голову и смотрела  на  меня;  все
это время она смотрела  на  меня  отрешенным,  невидящим  взглядом.  Когда
скрипнула последняя  ступенька  и  наступила  томительная  тишина,  взгляд
племянницы оторвался от  меня.  Я  увидел,  как  отяжелели  ее  веки,  как
склонилась ее голова, и она в изнеможении откинулась на спинку кресла.
   Вероятно, эта тишина длилась несколько  секунд,  но  секунды  эти  были
бесконечны. Мне казалось, что я видел,  как  человек  за  дверью  стоит  с
поднятой для стука рукой и  отдаляет,  все  отдаляет  минуту,  когда  этим
стуком он поставит на карту свое будущее... Наконец он  постучал.  В  этом
стуке не было ни легкости колебания,  ни  резкости  внезапно  преодоленной
робости. Он постучал  три  раза  -  громко,  внятно  и  уверенно,  как  бы
закрепляя этим бесповоротно принятое решение. Я  ожидал,  что  дверь,  как
прежде, тут же откроется. Но она оставалась закрытой, и тогда  невероятное
волнение охватило мой ум;  обрывки  противоречивых  желаний,  неразрешимых
вопросов - все смешалось в моем мозгу, и с каждой мчавшейся,  как  лавина,
секундой ощущение это становилось все более  тяжелым,  более  безысходным.
Нужно ли отвечать? Откуда эта перемена? Почему в этот вечер он ожидал, что
мы наконец нарушим молчание, упорство которого он до этого времени одобрял
всем своим поведением? В этот вечер, в этот  час  -  что  приказывало  мне
чувство собственного достоинства?
   Я посмотрел на племянницу, чтобы в глазах  ее  прочесть  одобрение  или
какой-нибудь знак, но увидел лишь ее профиль. Она смотрела на ручку двери.
Она смотрела на нее тем же нечеловечески пристальным, отрешенным взглядом,
который уже однажды поразил меня. Она была очень бледна, и  я  видел,  как
поднялась ее верхняя губа, обнажив в страдальческой гримасе  тонкую  белую
линию зубов. Какими благодушными показались мне мои колебания в  сравнении
с этой внезапно раскрывшейся душевной драмой! Я  утратил  последние  силы.
Раздались два  новых  удара  -  только  два,  -  слабые  и  торопливые,  и
племянница сказала:
   - Он сейчас уйдет...
   Сказала тихо, с таким отчаянием, что я не стал больше  ждать  и  внятно
произнес:
   - Войдите, сударь.
   Почему я добавил "сударь"? Чтобы подчеркнуть, что я приглашал человека,
а не вражеского офицера? Или, наоборот, чтобы показать, что я знал,  _кто_
стучит, и обращаюсь именно к нему? Не знаю. Да и неважно. Остается  фактом
то, что я сказал "войдите, сударь", - и он вошел.
   Я ожидал увидеть его в штатском, но он был в мундире. Я бы сказал,  что
он был в мундире больше, чем когда-либо: казалось, он  надел  его  потому,
что принял твердое решение привлечь к нему  наше  внимание.  Он  распахнул
дверь и остановился на пороге, такой прямой и чопорный, что я  стал  почти
сомневаться, тот ли это человек передо мной. Я в первый  раз  заметил  его
удивительное сходство с актером Луи Жуве. Так он стоял  несколько  секунд,
прямой, чопорный  и  молчаливый,  слегка  расставив  ноги,  с  безжизненно
опущенными вдоль тела руками и с таким  холодным,  предельно  бесстрастным
лицом, что, казалось, его покинуло всякое чувство.
   Но мне, сидевшему в глубоком кресле, была хорошо видна его левая  рука.
Я не мог оторвать от нее глаз словно завороженный - слишком волнующим было
зрелище этой руки, патетически противоречащее всей позе человека...
   Я понял в тот день, что для тех, кто умеет видеть, руки могут  выражать
чувства так же, как и лицо, и  даже  сильнее:  они  меньше  контролируются
волей... Лицо и тело человека оставались напряженно неподвижными, а пальцы
его руки сгибались и разгибались, сжимались  и  разжимались,  их  движения
были предельно выразительными...
   Глаза его, казалось, ожили, они  задержались  на  мгновение  на  мне  -
блестящие глаза с широко раскрытыми  и  неподвижными  веками,  усталыми  и
набрякшими, как у человека, который давно не  спал.  Мне  почудилось,  что
меня подстерегает сокол. Затем взгляд его остановился на моей племяннице и
уже не покидал ее.
   Наконец рука его замерла, пальцы  впились  в  ладонь,  рот  открылся  с
придыханием, напоминающим звук, с которым пробка вылетает  из  бутылки,  и
офицер произнес - голос его был еще глуше, чем обычно:
   - Я должен вам сказать нечто важное.
   Моя племянница сидела напротив него, опустив голову. Она наматывала  на
пальцы шерсть с клубка, который, разматываясь, кружился на ковре.  Видимо,
только это бессмысленное занятие было ей под силу в те минуты, помогая  ей
скрывать свое состояние.
   Офицер заговорил снова - казалось, он сделал усилие, почти стоившее ему
жизни:
   - Все, что я говорил в течение этих шести месяцев, все, что стены  этой
комнаты слышали... - он с  трудом  вдохнул  воздух,  как  астматик,  и  на
мгновение задержал дыхание...
   - ...нужно... - он выдохнул, - нужно забыть.
   Девушка медленно  уронила  руки  на  колени,  и  так  они  и  остались,
бессильные и безжизненные, как выброшенные на песок  лодки.  Она  медленно
подняла голову и тогда впервые - впервые! - взглянула  на  офицера  своими
прозрачными глазами.
   Он сказал (я едва расслышал):
   - Oh, welch ein Licht! [О, какой свет! (нем.)]
   Но это был даже не шепот. И словно и вправду его глаза не могли вынести
этого света, он прикрыл их рукой. На две секунды; затем он уронил руку, но
веки его теперь были опущены, и он уже не поднимал взгляда...
   Губы его с трудом разомкнулись, и он произнес глухим голосом:
   - Я видел этих победителей.
   Затем, через несколько секунд, еще более тихим голосом:
   - Я говорил с ними.
   И наконец шепотом, с горькой медлительностью:
   - Они высмеяли меня.
   Он поднял на меня глаза и трижды едва заметно  покачал  головой.  Глаза
его закрылись, он продолжал:
   - Они сказали: "Вы что, разве  не  поняли,  что  мы  их  дурачим?"  Они
выразились именно так: "Wir prellen sie". Они говорили: "Вы,  конечно,  не
предполагаете, что мы, как дураки, допустим восстановление Франции у нашей
границы? А?" Они хохотали. Они весело хлопали меня по спине, смеясь мне  в
лицо: "Мы не музыканты!"
   Его голос, произнося последние слова, выражал презрение, и я  не  знал,
хотел ли он  передать  этим  презрение  тех  людей  к  нему  или  же  свое
собственное к ним отношение.
   - Я убеждал их долго и страстно. Они прищелкивали языком; они говорили:
"Политика - это не мечта поэта. Как вы полагаете, ради чего мы вели войну?
Ради их старого Маршала? - И они снова смеялись: - Мы не сумасшедшие и  не
простаки; нам представился случай уничтожить Францию, и мы ее уничтожим. И
не только ее мощь, но и душу ее. Особенно  душу.  Именно  в  ней  -  самая
большая опасность. Вот над чем мы трудимся сегодня,  не  обманывайтесь  на
этот счет, голубчик! Мы растлим эту  душу  нашими  улыбками  и  церемонным
обхождением. Мы обратим ее в пресмыкающегося пса".
   Он замолчал. Казалось, он задыхался. Он с такой силой  сжимал  челюсти,
что я увидел, как на щеках его задвигались желваки, а на виске, выпуклая и
извилистая, как червяк, забилась жилка...  Вдруг  вся  кожа  на  его  лице
зашевелилась, словно от внутреннего  трепета,  -  как  озеро  под  порывом
легкого ветра, как пенка на закипающем молоке. Его глаза не отрывались  от
прозрачных, расширенных глаз моей племянницы, и он  сказал  тихо,  тускло,
придушенно, с мучительной медлительностью:
   - Надежды нет, - и еще тише, еще глуше, еще медленнее, будто казня себя
этим  страшным  признанием:  -  Нет  надежды.  Надежды  нет!  -  И  вдруг,
неожиданно высоким и сильным голосом - к моему удивлению, ясным и звонким,
как рожок горниста, как крик: - Нет надежды!
   Наступило молчание.
   Мне показалось, что он смеется. На  напряженном  лбу  его  образовались
глубокие борозды. Губы  его  дрожали  -  лихорадочные  и  бескровные  губы
больного.
   - Они сердились и ругали меня: "Вот видите! Видите, как вы  ее  любите!
Вот она, великая опасность! Но мы излечим Европу от этой чумы! Мы выкачаем
из нее этот яд!" Они мне все объяснили. О, они ничего от меня  не  скрыли!
Они хвалят ваших писателей, и в то же время в  Бельгии,  в  Голландии,  во
всех странах, занятых нашими войсками, они уже поставили  заграждения.  Ни
единой  французской  книги  не  пропустят  через  границу,  ничего,  кроме
технических  изданий,   учебников   по   диоптрике   или   инструкций   по
цементированию... Ни единого литературного произведения. Ни единого!
   Его взгляд блуждал по комнате, натыкаясь  на  углы,  как  заблудившаяся
ночная птица, пока не успокоился на темных книжных полках, где выстроились
в ряд Расин, Ронсар, Руссо. Его  глаза  не  отрывались  от  них,  и  снова
страстно затосковал голос:
   - Ничего, ничего, ничего! - И как будто мы еще не поняли,  не  измерили
чудовищность угрозы: - Не только  ваших  современников!  Не  только  ваших
Пеги, Прустов, Бергсонов... Но и всех остальных! Всех! Всех! Всех!
   Взгляд  его  еще  раз  с  нежностью  и  отчаянием  скользнул  по  мягко
блестевшим в тени переплетам.
   - Они погасят пламя совсем! - вскричал он. - Европу  больше  не  озарит
этот свет!
   И его голос,  глубокий  и  торжественный,  произнес  одно  лишь  слово,
нашедшее  в  моей  груди  неожиданный  и  потрясающий  отзвук,  -   слово,
протяжное, как трепетная жалоба:
   - Nevermore! [Больше никогда! (англ.)]
   Снова наступило безмолвие, но какое же оно было сумрачное и напряженное
сейчас! Прежде в минуты молчания я  видел  под  гладкой  поверхностью  вод
схватку морских обитателей, брожение подводной  жизни  -  скрытых  чувств,
противоречивых желаний и мыслей. Но за  этим  молчанием  не  было  ничего,
кроме ужасной подавленности...
   Его голос наконец тихо и горестно нарушил тишину:
   - У меня был друг. Он был мне брат. Мы вместе учились. Мы жили в  одной
комнате в Штутгарте. Мы провели вместе три месяца в Нюрнберге.  Мы  ничего
не делали друг без друга. Я играл ему свои сочинения, он  мне  читал  свои
поэмы. Он был чувствителен и романтичен. Но он покинул меня  и  отправился
читать свои поэмы в Мюнхен новым товарищам. Это он  писал  мне  постоянно,
чтобы я присоединился к  ним,  именно  его  я  видел  в  Париже  с  новыми
друзьями. Я увидел, что они из него сделали!
   Он медленно покачал головой, как бы с мукой отказываясь слушать  чью-то
мольбу.
   - Он был самым неистовым! В нем бушевали попеременно ярость и насмешка.
Он то смотрел на меня жгучим взглядом и кричал: "Это яд!  Нужно  выпустить
яд из животного!" То тыкал меня в грудь своим указательным  пальцем:  "Они
теперь в великом страхе, ха-ха! Они дрожат за свои карманы и свою жизнь  -
за свою промышленность и торговлю. Только об этом они и думают! А тех, кто
является редким исключением, мы усыпим  лестью,  ха-ха!..  Это  совсем  не
трудно!" Он смеялся, и лицо его розовело: "Мы купим их душу за  чечевичную
похлебку".
   Вернер перевел дыхание:
   - Я им сказал: "Сознаете ли вы, что вы делаете? _Сознаете_ ли вы?!"  Он
сказал: "Вы думаете, это нас смутит? Наша прозорливость иного  закала!"  Я
спросил: "Значит, вы запечатаете эту гробницу? Навеки?"  Он  ответил  мне:
"Дело идет о жизни и смерти. Чтобы победить,  достаточно  силы;  но  чтобы
властвовать - нет! Мы хорошо знаем, что армия не может  удержать  власть".
"Но не этой же ценой! - вскричал  я.  -  Не  ценою  убийства  духа!"  "Дух
никогда не умирает, - возразил он, - дух - тот видал виды. Он возникает из
собственного пепла. Мы должны строить на тысячелетия  вперед,  но  сначала
нужно разрушить". Я смотрел на него. Я смотрел в самую глубину  его  ясных
глаз. Он был искренен, да. И в этом весь ужас.
   Глаза его широко раскрылись - как при виде гнусного убийства.
   - Они сделают то, о чем говорят! - закричал он, словно боялся,  что  мы
ему не поверили. -  Методично  и  настойчиво!  Я  знаю  этих  остервенелых
дьяволов!
   Он тряхнул головой, как собака, у  которой  болит  ухо.  Какой-то  звук
вырвался сквозь его  стиснутые  зубы,  тоскливый  и  страстный,  как  стон
обманутого любовника.
   Он не двинулся с места. Он по-прежнему неподвижно и напряженно стоял на
пороге, с опущенными руками, словно пальцы его были налиты свинцом. Он был
бледен, но не восковой  бледностью,  а  какой-то  серовато-землистой,  как
старая, покрытая известью стена.
   Я увидел, как он медленно наклонился. Он поднял руку.  Он  вытянул  ее,
ладонью со сложенными пальцами вниз, в  нашу  сторону.  Он  сжал  кулак  и
потряс  им,  лицо  его  зажглось  какой-то  дикой   энергией.   Губы   его
приоткрылись, и мне показалось, что вот  сейчас  он  бросит  нам  какой-то
призыв; мне почудилось, да, мне почудилось, что сейчас он призовет  нас  к
восстанию! Но ни одно слово не сорвалось с его уст. Он  сжал  рот,  закрыл
глаза и выпрямился. Его руки поднялись к  лицу,  делая  какие-то  странные
движения, напоминающие фигуры из религиозных  яванских  танцев.  Затем  он
прикрыл ладонями виски и лоб, зажимая веки вытянутыми мизинцами.
   - Они мне сказали: "Это наше право и наш долг!" Наш долг!  Блажен  тот,
кто так легко и уверенно находит путь к своему долгу!
   Он уронил руки.
   - На перекрестке тебе говорят:  "Идите  этой  дорогой".  -  Он  покачал
головой. - А ты видишь, что эта дорога ведет  не  к  светлым  вершинам,  а
вниз, в зловещую ложбину, в душную тьму мрачного леса!.. Боже! Укажи  мне,
где _мой_ долг!
   Он сказал - он почти крикнул:
   - Эта борьба - великая битва между Преходящим и Вечным!
   Он пристально  и  скорбно  глядел  на  деревянного  ангела  над  окном,
вдохновенного и улыбающегося, излучающего небесное спокойствие.
   Внезапно он весь смягчился. Тело  утратило  напряженность.  Он  опустил
взгляд к земле и затем снова поднял его.
   - Я использовал свое право, - сказал он просто. - Я попросил разрешения
присоединиться к боевой дивизии. Мне оказали наконец эту милость. Завтра я
могу двинуться в путь.
   Мне почудилось, что на губах его мелькнула неуловимая усмешка, когда он
уточнил:
   - В ад.
   Его рука указала на восток - в сторону огромных полей, где будущий хлеб
взойдет на трупах.
   Я подумал: "Итак,  он  подчинился.  Вот  единственное,  что  они  умеют
делать. Они все подчиняются. Даже он".
   Мне стало больно, когда я взглянул на лицо моей  племянницы.  Оно  было
мертвенно-бледным. Губы ее, подобные краям опаловой вазы, разомкнулись,  и
лицо застыло в трагической неподвижности греческих масок. И я увидел,  как
на грани лба и волос у нее брызнули - не появились, а  именно  брызнули  -
капельки пота.
   Я не знаю, увидел ли это Вернер фон  Эбреннак.  Его  зрачки,  казалось,
соединились со зрачками девушки  -  как  лодка,  привязанная  к  берегу  и
увлекаемая течением, - такой натянутой, напряженной нитью, что нельзя было
решиться провести пальцем перед их глазами. Эбреннак одной рукой схватился
за ручку двери. Другой он  держался  за  косяк.  Не  отрывая  взгляда,  он
медленно тянул к себе дверь. Он сказал - и голос  его  был  до  странности
лишен выражения:
   - Желаю вам спокойной ночи.
   Я подумал: сейчас он закроет дверь и уйдет. Но нет. Он смотрел  на  мою
племянницу. Он сказал - он прошептал:
   - Прощайте.
   Он не шевелился.  Он  стоял  совсем  неподвижно,  и  на  неподвижном  и
напряженном  лице  глаза  казались  еще  неподвижнее  и  напряженнее.  Они
смотрели в широко открытые, прозрачные глаза моей племянницы. Это  длилось
и длилось - сколько времени? -  это  длилось  до  тех  пор,  пока  наконец
девушка не разжала губы. Глаза Эбреннака блеснули.
   Я услышал:
   - Прощайте.
   Нужно было ловить это слово, чтобы его услышать, но, так или  иначе,  я
его услышал. Фон Эбреннак услышал тоже. Он выпрямился.  Лицо  и  тело  его
успокоились, словно после освежающей ванны.
   Он улыбнулся, и эта улыбка  осталась  последним  воспоминанием  о  нем.
Дверь закрылась, и шаги затихли в глубине дома.


   Его уже не было, когда я спустился выпить свою утреннюю  чашку  молока.
Моя племянница, как обычно, готовила завтрак. Она молча подала мне молоко.
Мы молча пили. На дворе сквозь  туман  просвечивало  бледное  солнце.  Мне
показалось, что очень холодно.

   Октябрь, 1941

Популярность: 58, Last-modified: Tue, 19 Dec 2000 22:15:52 GMT