Роман 

----------------------------------------------------------------------------
     Перевод Н. Немчиновой
     М., "Правда", 1981
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------
 

 

 
     В непроглядной тьме  беззвездной  ночи  по  большаку,  проложенному  из
Маршьена в Монсу и на протяжении десяти километров рассекавшему свекловичные
поля, шел одинокий путник. Впереди ничего не было видно, даже земли,  но  он
чувствовал, что вокруг плоская равнина, - холодный  мартовский  ветер  гулял
тут на  приволье,  налетая  порывами,  словно  шквал  в  морских  просторах,
проносясь над болотами и голой низиной. Ни единого деревца не вырисовывалось
в небе; в сыром и холодном мраке дорога пролегла ровная, прямая, как стрела.
     Путник отправился из Маршьена в третьем часу, шел широким шагом,  дрожа
от стужи в вытертой своей ватной куртке и плисовых штанах. Ему  очень  мешал
узелок с пожитками, завязанными в клетчатый платок, И он все прижимал локтем
этот узелок то к левому, то к правому  боку,  пытаясь  поглубже  засунуть  в
карманы озябшие красные руки, до крови  потрескавшиеся  на  ветру.  У  этого
человека не было ни работы, ни пристанища, и сейчас в усталой  голове  почти
не было мыслей - только надежда на то, что с восходом солнца чуть потеплеет.
Он шел уже час, - до Монсу оставалось километра два, -  и  вдруг,  слева  от
дороги, увидел три красных огня, горевших под  открытым  небом,  словно  три
костра, но как будто повисших в воздухе. Путник заколебался,  стало  страшно
идти туда, но он не мог воспротивиться мучительному желанию хоть минутку по-
греться у огня.
     Дорога  теперь  тянулась  в  глубокой  выемке,  огни  исчезли.   Справа
поднимался забор из нетесаных досок, огораживавший полотно железной  дороги,
а слева над откосом, поросшим травой, смутно виднелись коньки низких кровель
и едва угадывались однообразные очертания деревенских домишек. Путник прошел
шагов двести. На повороте дороги снова появились огни,  но  он  все  не  мог
понять, почему они горят так высоко в беззвездном  небе,  будто  три  чадные
луны. А внизу открывалось другое зрелище, заставившее его остановиться.  Там
чернело громоздкое скопище приземистых строений, над ними вздымалась высокая
фабричная труба; кое-где в немытых окнах тускло светились  огоньки;  снаружи
подвешены были к черным балкам пять-шесть  тусклых  фонарей,  обрисовывавших
какую-то вышку, похожую на  исполинские  козлы;  и  из  этих  фантастических
сооружений, затянутых мраком и дымом, доносился лишь один звук: с  протяжным
громким шумом откуда-то вырывался невидимый в темноте пар.
     Тогда путник понял, что перед ним угольные копи. И ему  стало  досадно.
Зачем он сюда пришел? Работы ведь не дадут. И он не направился к  строениям,
а решился наконец взобраться на  террикон,  где  в  трех  чугунных  сквозных
жаровнях горел каменный уголь, освещая место работы и согревая людей. Должно
быть, ремонтные работы в шахте  вели  до  глубокой  ночи:  на-гора  все  еще
подавали пустую породу. Теперь  путник  слышал,  как  грохотали  по  мосткам
колеса, различал фигуры рабочих, опрокидывавших вагонетки у каждой жаровни.
     - Здорово? - сказал он, подходя к одной из жаровен.
     Спиной к огню стоял возчик,  старик  в  лиловой  шерстяной  фуфайке,  в
картузе  из  кроличьего  меха.  Большая  буланая  лошадь  остановилась   как
вкопанная и ждала, когда опорожнят шесть вагонеток,  которые  она  привезла.
Рабочий, приставленный к разгрузочному  механизму,  рыжий  тощий  малый,  не
торопясь, с сонным видом нажимал рычаг. А на гребне  террикона  все  сильнее
задувал холодный северный ветер, резавший лицо, едва не сбивавший с ног.
     - Здорово! - ответил старик.
     Наступило молчание.  Чувствуя,  что  на  него  смотрят  с  подозрением,
прохожий тотчас назвал себя:
     - Меня зовут Этьен Лантье, я механик... Не найдется ли здесь работы?
     Пламя ярко освещало его. На вид ему  было  не  больше  двадцати  одного
года; очень смуглый, красивый парень, худощавый, но, должно быть, сильный.
     Успокоившись, возчик покачал головой.
     - Работы для механика  здесь  не  найдется.  Нет...  Вчера  опять  двое
приходили. Нет ничего.
     Порыв ветра прервал его речь. Когда утихло, Этьен спросил, указывая  на
темное скопище построек у подножия террикона:
     - Это шахта, да?
     Старик не мог ответить: он зашелся кашлем. Наконец сплюнул, и на земле,
багровой в отсветах огня, осталось черное пятно.
     - Правильно - Ворейская  шахта.  А  вон  там  рабочий  поселок,  совсем
близко, можно сказать, рядом.
     И, в свою очередь, протянул руку, указывая на селение,  крышу  которого
Этьен Лантье еще дорогой смутно различил в темноте. Тем временем  все  шесть
вагонеток были опорожнены, и старик,  даже  не  щелкнув  кнутом,  отправился
обратно,  вслед  за  своим  поездом,  с  трудом  переступая  негнущимися  от
ревматизма  ногами;  буланая  лошадь  трусила  между  рельсами,  налегая  на
постромки, и ветер ерошил на ней шерсть.
     Шахта постепенно выплывала из темноты. Забывшись у костра,  Этьен  грел
иззябшие руки, все  в  кровоточащих  трещинках,  и  рассматривал  надшахтные
постройки: большой, крытый толем  сарай  сортировочной,  копер  над  стволом
шахты,  обширное  помещение  для  машины,   четырехугольную   башенку,   где
установлен был паровой насос для откачки воды. Шахта,  сгрудившая  в  лощине
свои  приземистые  кирпичные  строения,  вздымавшая  высокую  трубу,  словно
грозный рог, казалась ему каким-то злобным ненасытным зверем, который  залег
тут, готовый пожрать весь мир. Всматриваясь в него, он думал о самом себе, о
своих скитаниях: вот уже неделя, как он бродяжничает,  тщетно  ищет  работы.
Вспоминалось, как он работал в железнодорожных мастерских, как дал  пощечину
начальнику, как его выгнали за это из мастерских, выслали из Лилля, а теперь
гонят отовсюду; в субботу пришел в Маршьен - говорили, что там  есть  работа
на железоделательном заводе; но, оказалось,  ничего  нет  -  ни  там,  ни  в
Сонвиле; воскресенье пришлось  провести  под  навесом  тележной  мастерской,
прячась между штабелями досок: в два часа ночи сторож его прогнал. И вот нет
ничего, ни единого су, даже сухой корки хлеба нет. Как же теперь быть? Зачем
без толку скитаться по дорогам, даже  не  зная,  где  укрыться  от  ледяного
ветра? А это действительно  шахта;  редкие  фонари  освещали  площадку,  где
сваливали уголь; внезапно распахнулась дверь, и за нею, при ярком свете,  он
увидел огненные топки паровых  котлов.  Теперь  ему  стало  понятно,  откуда
раздавались странные звуки: с равномерным  непрестанным  пыхтеньем  в  шахте
работал насос, и казалось, что это  дышит  притаившееся  во  тьме  чудовище,
дышит надсадно, хрипло, с долгими всхлипываниями,  словно  у  него  заложило
грудь.
     Чернорабочий, ссутулясь, сидел у разгрузочного механизма,  ни  разу  не
подняв глаз на Этьена, и тот  уже  собирался  уйти,  подобрав  свой  узелок,
упавший на землю, как вдруг послышался затяжной кашель - возвращался возчик.
Постепенно из мрака  выросла  его  фигура,  за  ним  брела  буланая  лошадь,
тащившая шесть груженых вагонеток.
     - В Монсу есть фабрики? - спросил прохожий.
     Старик сплюнул черным и ответил под завыванье ветра:
     - В Монсу? Еще бы! Сколько их  там!  Поглядел  бы  ты  года  три-четыре
назад. Все так и кипело, не  хватало  рабочих.  Зарабатывали  хорошо!  Сроду
таких заработков не бывало... А теперь вот опять брюхо  подводит  с  голоду.
Смотреть жалко, что кругом делается! Увольняют всех подряд, мастерские  одна
за другой закрываются... Император, может,  и  не  виноват...  Да  зачем  он
ввязался в войну в Америке? А к тому же холера людей косит, да и  скот  тоже
мрет.
     Тогда и прохожий начал жаловаться,  вторя  старику  короткими  фразами,
потому что от ветра перехватило дыханье. Он  рассказал  о  своих  бесплодных
поисках работы, о скитаниях, длившихся уже неделю.  Так  что  же  теперь,  с
голоду,  что  ли,  подсыхать?  Скоро  на  дорогах  полно  будет  нищих.  Да,
соглашался старик, дело  может  плохо  кончиться:  это  ведь  не  по-божески
выбрасывать столько народу на улицу.
     - Мяса и в глаза не видим.
     - Да хоть бы хлеб был!
     - Вот именно, хоть бы хлеб!
     Голоса их заглушал ветер, уносивший с унылым свистом обрывки фраз.
     - Погляди! - выкрикнул возчик, поворачиваясь к югу. - Вон там Монсу...
     И, вновь протянув руку, он указывал на  невидимые  в  темноте  селения,
перечисляя их одно за другим. В Монсу сахарный завод Фовеля еще работает, но
на другом сахарном заводе - у Готона - часть рабочих уволили. Только паровая
мельница Дютилейля да завод Блеза,  где  изготовляют  канаты  для  рудников,
устояли.  Затем  старик  повернулся  к  северу  и   широким   жестом   обвел
полгоризонта: в  Сонвиле  машиностроительные  мастерские  не  получили  двух
третей обычных заказов; в Маршьене из  трех  домен  зажгли  только  две;  на
стекольном заводе Гажбуа того и гляди рабочие забастуют, потому что им хотят
снизить заработную плату.
     - Знаю, знаю, - повторял прохожий, выслушивая эти сведения. - Я уже был
там.
     - У нас тут пока еще держатся, - добавил возчик. - Но  все  ж  таки  на
шахте добычу уменьшили. А вот глядите,  прямо  перед  вами  -  Виктуар,  там
только две коксовые батареи горят.
     Он сплюнул, перепряг свою сонную лошадь к  поезду  пустых  вагонеток  и
зашагал позади них.
     Этьен пристально смотрел вокруг. По-прежнему все тонуло  во  мраке,  но
рука старика возчика словно наполнила тьму великими скорбями обездоленных, и
молодой  путник  безотчетно  их  чувствовал,  -  они  были  повсюду  в  этой
беспредельной шири. Уж не стоны ли голодных  разносит  мартовский  ветер  по
этой голой равнине? Как он разбушевался! Как злобно воет, словно грозит, что
скоро всему конец: не будет работы, и наступит голод,  и  много-много  людей
умрет! Этьен все смотрел,  стараясь  пронизать  взглядом  темноту,  хотел  и
боялся увидеть, что в ней таится. Все  скрывала  черная  завеса  ночи,  лишь
вдалеке  брезжили  отсветы  над  доменными  печами  и  коксовыми  батареями.
Коксовые подняли вверх чуть наискось десятки своих труб, и над  ними  блещут
красные языки пламени, а две башни доменных печей  бросают  в  небо  голубое
пламя, словно гигантские факелы. В ту сторону жутко было смотреть, - там как
будто полыхало зарево пожара; в небе не было  ни  единой  звезды,  лишь  эти
ночные огни горели на мрачном горизонте - как символ края каменного  угля  и
железной руды.
     - Вы, может, из Бельгии? - послышался за спиной Этьена  голос  возчика,
успевшего сделать еще один рейс.
     На этот раз он пригнал только три вагонетки. Надо разгрузить  хоть  эти
три: случилось повреждение в клети,  подающей  уголь  на-гора,  -  сломалась
какая-то гайка; работа остановилась на четверть  часа,  если  не  больше.  У
подножия террикона стало тихо, смолк долгий грохот колес, сотрясавший  мост.
Слышался только отдаленный стук молота, ударявшего о железо.
     - Нет, я с юга, - ответил Этьен.
     Рабочий опорожнил вагонетки и сел на землю, радуясь нежданному  отдыху;
он по-прежнему угрюмо молчал и только вскинул на  возчика  тусклые  выпуклые
глаза,  словно  досадуя  на  его   словоохотливость.   Возчик   обычно   был
неразговорчив. Должно быть, незнакомец чем-то  ему  понравился,  и  на  него
нашло желание излить душу, - ведь недаром  старики  зачастую  говорят  вслух
сами с собой.
     - А я из Монсу, - сказал он. - Звать меня Бессмертный.
     - Это что ж, прозвище? - удивленно спросил Этьен.
     Старик захихикал с довольным видом и, указывая на шахту, - ответил:
     - Да, да, прозвали так. Меня три раза вытаскивали  оттуда  еле  живого.
Один раз обгорел я, в другой раз - землей засыпало при обвале, а в третий  -
наглотался воды, брюхо раздуло, как у лягушки... И вот как увидели, что я не
согласен помирать, меня и прозвали в шутку "Бессмертный".
     И он засмеялся еще веселее, но его смех, напоминавший скрип  немазаного
колеса, перешел в сильнейший приступ кашля. Языки пламени,  вырывавшиеся  из
жаровни, ярко освещали его большую голову с  редкими  седыми  волосами,  его
бледное, круглое лицо, испещренное синеватыми пятнами. У этого  низкорослого
человека была непомерно широкая шея, кривые ноги, выпяченные  икры  и  такие
длинные руки, что узловатые кисти доходили до колен. А вдобавок  он,  как  и
его лошадь, которая спала стоя, как будто не чувствуя северного ветра,  тоже
был словно каменный и, казалось, не замечал ни  холода,  ни  порывов  ветра,
свистевшего ему в уши. Когда приступ кашля, раздиравшего ему горло и  грудь,
кончился, он сплюнул ка землю около огня, и на ней осталось черное пятно.
     Этьен посмотрел на старика, посмотрел  на  землю,  испещренную  черными
плевками.
     - В копях давно работаете? - спросил он. Бессмертный развел руками:
     - Давно ли? Да с измальства - восьми лет еще не было, как  спустился  в
шахту, - вот как раз в эту  самую,  в  Ворейскую,  а  сейчас  мне  пятьдесят
восемь.  Ну-ка  сосчитайте...  Всем  перебывал:  сперва   коногоном,   потом
откатчиком - когда сил прибавилось, а потом  стал  забойщиком,  восемнадцать
лет рубал уголек. Да вот  обезножел  я,  ревматизм  одолел,  и  из-за  него,
проклятого, меня  перевели  из  забойщиков  в  ремонтные  рабочие,  а  потом
пришлось поднять меня на-гора, а то доктор сказал,  что  я  под  землей  так
навеки и останусь. Ну вот, пять лет  назад  меня  поставили  возчиком.  Что?
Здорово все-таки! Пятьдесят лет на шахте, а из них - сорок пять под землей.
     Пока он рассказывал, горящие куски угля, то и дело падавшие из жаровни,
багровыми отблесками освещали его бледное лицо.
     - Теперь они мне говорят: на покой пора, - продолжал он. - А я не хочу.
Нашли тоже дурака!.. Еще два годика протяну - до шестидесяти,  значит,  -  и
буду тогда получать пенсию в сто восемьдесят франков. А если сейчас  с  ними
распрощаюсь, они дадут только сто пятьдесят. Ловкачи! И чего  гонят?  Я  еще
крепкий, только вот ноги сдали. А все, знаешь ли, из-за воды.  Вода  меня  в
забоях поливала восемнадцать лет, - ну и взошла под кожу.  Иной  день,  чуть
пошевельнешься, криком кричишь.
     И он опять закашлялся.
     - Кашель тоже от этого? - спросил Этьен.
     Но старик вместо ответа энергично мотал  головой.  А  когда  отдышался,
сказал:
     - Нет. В прошлом месяце простудился. Раньше-то никогда кашля не бывало,
а тут, гляди-ка, привязался, никак от него не отвяжешься. И вот чудное дело:
харкаю, харкаю...
     В горле у него заклокотало, и он опять сплюнул черным.
     - Это что же, кровь? - осмелился наконец спросить Этьен.
     Бессмертный не спеша вытер рот рукавом.
     - Да нет, уголь... В нутро у меня столько угля набилось, что хватит  на
топку до конца жизни. А ведь уже пять лет под землей не работаю. Стало быть,
раньше припас уголька, а сам про то ничего и  не  знал.  Не  беда,  с  углем
крепче буду.
     Наступило молчание. Вдали раздавались равномерные удары молота в шахте.
На равнине жалобно завывал ветер, и, казалось, в беспросветном мраке  кто-то
стонет от голода и усталости. В жаровне испуганно металось пламя, и  старик,
стоя возле него, негромко заговорил, вспоминая прошлое. Ну  понятно,  не  со
вчерашнего дня он сам и его близкие жилы из себя тут вытягивали. В  их  роду
все работали на Компанию угольных копей в Монсу со дня ее основания,  а  она
ведь существует уже сто шесть лет. Его  дед,  Гильом  Маэ,  пятнадцатилетним
парнишкой нашел в Рекильяре жирный уголь, там-то Компания  и  заложила  свою
первую, теперь уже  заброшенную  шахту  -  неподалеку  от  сахарного  завода
Фовеля. Всему краю известно, кто открыл этот пласт, - недаром же его назвали
Гильомов пласт - по имени деда. Возчик не знал этого деда,  -  говорят,  был
рослый, сильный человек, умер своей смертью в шестьдесят лет.  Отец,  Никола
Маэ, по прозвищу Рыжий, до сорока лет не дожил, погиб при проходке Ворейской
шахты - произошел обвал, и отца прямо в лепешку сплюснуло; раздробила  земля
его кости, выпила кровь. Двое из его дядьев и  три  брата  тоже  там  головы
сложили. А сам он, Венсен Маэ, вышел оттуда цел и почти невредим,  -  только
ноги плохо ходят. Не зря его считают  счастливчиком.  Так  оно  и  шло.  Что
поделаешь, - надо кормиться, вот и работали в копях, добывали уголь. И  отцы
и дети - все углекопы. Теперь его сын, Туссен Маэ, и все внуки, и вся  родня
надрываются. А живут все вон там, в рабочем поселке.  Сто  шесть  лет  рубят
уголь; после стариков - ребятишки идут, и все работают  на  одного  хозяина.
Каково, а? Многие ли господа могут так вот, начистоту, рассказать о  прошлом
своего рода?
     - Да, вот кабы хлеб всегда был! - опять пробормотал Этьен.
     - А я что говорю? Пока хлеб есть, жить можно.
     Бессмертный умолк и устремил взгляд  на  поселок,  где  уже  зажигались
огоньки. На колокольне в Монсу пробило четыре часа. Холод усилился.
     - А богатая она, ваша Компания? - опять заговорил Этьен.
     Старик вздернул плечи, потом сгорбился, словно на него обрушились мешки
золота.
     - Уж это да!  Может,  и  не  такая  богатая,  как  соседняя,  Анзенская
компания, но ворочает миллионами, право  слово,  миллионами.  Деньгам  счету
нет... Девятнадцать шахт, из них в тринадцати идет  работа:  Воре,  Виктуар,
Кревкер, Миру, Сен-Тома,  Мадлен,  Фетри-Кантель  и  еще  другие.  Да  шесть
стволов для откачки  и  вентиляции.  К  примеру,  Рекильяр...  Десять  тысяч
рабочих. Разработки идут на землях шестидесяти семи коммун. Угля добывают по
пяти тысяч тонн в сутки. Все шахты  железная  дорога  соединяет.  Да  еще  у
Компании мастерские всякие, фабрики... Уж это да! Уж это  да!  Денег  у  нее
уйма!
     Послышался  грохот  вагонеток,  прокатившихся  по  настилу,   костлявая
буланая лошадь насторожила уши. Клеть внизу, как видно,  исправили  и  снова
стали подавать на-гора пустую породу.
     Собираясь двинуться в обратный путь, возчик перепрягал лошадь и ласково
приговаривал:
     - Смотри, лодырь ты эдакий, не приучайся  болтать.  Влетит  тебе,  если
господин Энбо узнает, на что ты время тратишь!
     Вглядываясь в темноту, Этьен задумчиво сказал:
     - Так это чья шахта? Господина Энбо?
     - Нет, господин Энбо только директор, - объяснил  старик.  -  За  плату
работает, как и мы.
     Нервным жестом Этьен указал на беспредельную темную ширь.
     - А чье же это все? Кто тут хозяева?
     На возчика в эту минуту напал такой кашель, что  он  не  мог  перевести
дыхание. Наконец он сплюнул, вытер  с  губ  черную  пену  и  громко  сказал,
стараясь заглушить усилившийся вой ветра:
     - Что говорите? Кто тут хозяева?.. А кто его знает. Люди.
     Он протянул руку, словно указывал на некое неведомое и  далекое  место,
где пребывают эти люди, на благо которых уже более  столетия  вытягивали  из
себя  жилы  многие  поколения  бедняков  Маэ.  В  голосе  старика   слышался
благоговейный страх, будто он говорил о каком-то неприступном святилище, где
восседает,  поджав  под  себя  ноги,  тучное  божество,  которому   углекопы
приносили в жертву свою плоть и кровь, но никогда его не видели.
     - Хоть бы уж хлеба-то вдоволь было, - в третий раз  сказал  Этьен,  без
всякой видимой связи с предыдущим.
     - Еще бы! С хлебом и тужить нечего!
     Лошадь тронулась; за нею  двинулся  разбитой  походкой  возчик,  волоча
больные ноги. Около рычага для  опрокидывания  вагонеток,  весь  съежившись,
неподвижно сидел рабочий, уткнувшись подбородком в колени и уставив  куда-то
в пустоту тусклые выпуклые глаза.
     Этьен подобрал узелок с пожитками, но  все  не  уходил.  Спина  у  него
мерзла от холодного ветра, а грудь жгло у жаркого огня. А что, если все-таки
сходить на шахту, попытать счастья? Откуда старику  все  знать?  Попроситься
хоть на черную работу. Теперь уж нечего разбирать. А то куда пойдешь? Ведь в
здешних местах нет у людей работы, и все голодают. Сдохнешь  где-нибудь  под
забором, как бездомный пес. И  все  же  его  брало  сомнение,  страшила  эта
Ворейская шахта, расположившаяся посреди голой низины, утопавшая во тьме.  А
ледяной ветер все не стихал, -  наоборот,  как  будто  усиливался  с  каждым
порывом, словно несся из беспредельных  просторов.  Ни  малейшего  проблеска
зари в мертвом кебе, только  языки  пламени  над  домнами  и  огни  коксовых
батарей окрашивали тьму, не освещая  того,  что  таилось  в  ней.  А  шахта,
распластавшаяся в ложбине, как хищный зверь, припала к  земле,  и  слышалось
только ее тяжелое, протяжное сопенье: зверь сожрал так  много  человеческого
мяса, что ему трудно было дышать.
 

 
     Среди пашен и свекловичных полей в густом мраке  спал  рабочий  поселок
Двести Сорок. Смутно можно было различить  четыре  огромных  квартала;  дома
выстроились по обеим сторонам трех параллельных улиц,  ровными  рядами,  как
больничные корпуса или солдатские казармы, и отделены  были  друг  от  друга
одинаковыми садиками. В ночной тишине  на  этом  пустынном  плато  слышались
только жалобные завывания ветра, прорывавшегося сквозь сломанные  решетчатые
изгороди.
     У Маэ, - во втором квартале, в доме Э 16, - никто еще не  шевелился.  В
единственной комнате второго этажа стояла  темнота,  такая  черная,  плотная
темнота, что она казалась жесткой,  придавившей  спящих  своей  тяжестью,  а
чувствовалось, что их много, что сон скосил их, сломленных усталостью, и они
спят вповалку, с раскрытым ртом. Воздух был спертый;  несмотря  на  холодную
ночь, в комнате, нагретой дыханием людей, было  тепло,  но  душно,  как  это
бывает под утро даже в  самых  опрятных  дортуарах,  где  тоже  застаиваются
запахи скученных человеческих тел.
     Внизу, на первом этаже, часы с кукушкой пробили четыре. В спальне никто
не шелохнулся, слышались тихое посапывание да звучный храп в два  голоса.  И
вдруг вскочила Катрин. По привычке она сквозь сон сосчитала  четыре  звонких
удара, донесшихся снизу, однако сразу проснуться была не в  силах.  Наконец,
отбросив одеяло, она свесила  с  кровати  ноги,  потом  нащупала  спички  и,
чиркнув одной, зажгла свечу. Но встать  она  все  не  могла  -  непреодолимо
тянуло снова на подушку, и голова, словно свинцом  налитая,  запрокидывалась
назад.
     Свеча озаряла только часть спальни,  квадратной  комнаты  в  два  окна,
заставленной тремя кроватями. Кроме кроватей, тут был еще шкаф, стол  и  два
старых  стула  орехового  дерева,  темными  пятнами  выделявшихся  на   фоне
светло-желтых стен. Вот и вся обстановка. На гвоздях висела  старая  одежда;
для кувшина с водой и глиняной миски, служившей тазом  для  умывания,  место
нашлось только на полу. На кровати, стоявшей слева от  двери,  спал  старший
брат Захарий, молодой парень двадцати одного года, и  средний  брат  Жанлен,
которому еще не исполнилось одиннадцати лет: справа спали,  обнявшись,  двое
малышей - шестилетняя Ленора и четырехлетний Анри; третью  кровать  занимали
две сестры - Катрин и девятилетняя Альзира, -  такой  заморыш,  что  старшая
сестра не чувствовала бы ее соседства, если бы девочка-калека не толкала  ее
своим горбом. В отворенную застекленную дверь виден был  узкий,  как  кишка,
коридор, выходивший на лестничную площадку, - тут спали родители,  приставив
к кровати колыбель младшей дочки, трехмесячной Эстеллы.
     Катрин делала отчаянные усилия, чтобы проснуться, потягивалась, скребла
голову, засунув обе руки в копну рыжеватых волос, растрепавшихся на лбу и на
затылке.  Слишком  худенькая  для  своих  пятнадцати   лет,   она   казалась
подростком; узкая длинная рубашка  обнажала  только  ее  посиневшие  ступни,
словно татуированные микроскопическими частицами  угля,  и  хрупкие  изящные
руки - молочная белизна резко  отличалась  от  землистого  цвета  лица,  уже
испорченного  зеленым  мылом,  которым  всегда   приходилось   мыться;   она
позевывала, широко открывая довольно большой рот,  так  что  видны  были  ее
великолепные зубы и бледные от малокровия десны; она силилась побороть  сон,
и на серых ее глазах  выступали  слезы,  лицо  приняло  выражение  скорби  и
мучительной усталости, казалось, переполнявшей все ее юное тело.
     Из коридора донеслось сердитое бормотание отца:
     - Ох, черт! Вставать пора... Это ты огонь зажгла, Катрин?
     - Да, отец... Только что пробило четыре.
     -- Пошевеливайся, лентяйка! Поменьше плясала бы вчера, так пораньше  бы
нас разбудила... А то на тебе! Каждое воскресенье на танцы! Лодыри!
     Он еще что-то проворчал, но уже  невнятно,  сон  снова  одолел  его,  и
недовольное ворчанье сменилось громким храпом.
     Катрин сновала по комнате в одной  рубашке,  ступая  босыми  ногами  по
холодным плитам пола. Мимоходом набросила на Анри и Ленору соскользнувшее  с
них одеяло; они ничего не почувствовали, - оба спали глубоким детским  сном.
Альзира посмотрела вокруг, широко  открыв  глаза,  и  молча  перекатилась  в
постели на теплое местечко, нагретое старшей сестрой.
     - Вставай, же, Захарий! Вставай, Жанлен!  -  твердила  Катрин,  стоя  у
кровати братьев, но они крепко спали, уткнувшись лицом в подушку.
     Она принялась трясти старшего  за  плечо,  но  он  не  вставал,  только
невнятно бранился; тогда Катрин прибегла к решительным  мерам  и  сорвала  с
братьев одеяло. Они смешно  задрыгали  ногами,  и  она  захохотала.  Захарий
наконец приподнялся и сел в постели.
     - Вот дура! Отстань! - ворчал он в весьма дурном расположении  духа.  -
Что еще за шутки! Терпеть не могу!.. Эх, жизнь собачья,  вставать  в  этакую
рань!
     У Захария было тощее нескладное тело, длинное лицо, которое  совсем  не
украшали жиденькие усики, соломенного  цвета  волосы,  анемичная  бледность,
характерная для всей семьи. Рубашка у него задралась выше живота, он опустил
ее - не из стыдливости, а потому, что продрог.
     - Уже пробило четыре! - повторила Катрин. - Ну, живо! Отец сердится.
     Жанлен, свернувшись клубочком, опять закрыл глаза:
     - Убирайся! Спать хочу!
     Девушка снова засмеялась веселым, ласковым  смехом.  Жанлен  был  такой
маленький, щуплый, с огромными,  раздутыми  от  золотухи  суставами:  сестра
схватила его в охапку и  подняла;  он  дрыгал  ногами,  мотал  всклокоченной
кудрявой головой, его обезьянье личико с торчащими ушами и  узкими  зелеными
глазками побледнело от злости:  как  смеют  издеваться  над  его  физической
слабостью. Не сказав ни слова, он укусил сестру в правую грудь.
     - Ах, злая дрянь! - пробормотала Катрин, едва не вскрикнув от  боли,  и
поставила мальчишку на пол.
     Альзира не спала, она лежала молча,  натянув  одеяло  до  подбородка  и
умным  взглядом  рано  развившегося  ребенка-калеки  следила  за  сестрой  и
братьями, которые принялись одеваться. Опять у них вспыхнула ссора, на  этот
раз у глиняной  миски,  служившей  тазом  для  умывания,  братья  оттолкнули
Катрин, найдя, что она слишком долго полощется. Они расхаживали  с  опухшими
от сна глазами, преспокойно  облегчались,  не  стыдясь  друг  друга,  словно
выросшие вместе щенки одного помета. Одевались  торопливо.  Катрин,  однако,
опередила  братьев.  Она  надела  шахтерские  штаны,   брезентовую   куртку,
запрятала волосы под синий колпак, - как всегда,  к  понедельнику  все  было
выстирано, выглажено; в мужской одежде  она  походила  на  юношу,  и  только
легкое покачивание бедер выдавало в ней женщину.
     - Вот погоди, вернется старик, - зло сказал Захарий, - уж  он  тебя  не
поблагодарит. Постель-то не оправлена. Я ему скажу, что ты это нарочно...
     Он имел в виду деда: старик  Бессмертный  работал  в  ночную  смену,  а
ложился спать утром, так что постель никогда не остывала, - в ней  постоянно
кто-нибудь спал.
     Катрин, не отвечая, принялась застилать постель, подоткнула одеяло  под
тюфяк.
     Уже несколько минут за стеной, в  соседней  квартире,  раздавался  шум.
Компания угольных копей строила для своих рабочих  кирпичные  домики  весьма
экономно, и стены выложили такие тонкие, что сквозь них слышно  было  каждое
слово. Люди в поселке жили бок о бок, и интимная  жизнь  каждого  была  всем
известна досконально, даже  детям.  Послышались  тяжелые  шаги,  от  которых
тряслась лестница, потом глухой звук - кто-то бросился на постель  и  громко
вздохнул от удовольствия.
     - Здорово! -  сказала  Катрин.  -  Левак  ушел,  а  к  его  жене  Бутлу
подкатился.
     Жанлен захихикал, даже у Альзиры весело заблестели глаза.  Каждое  утро
они развлекались, высмеивая соседей за их брак втроем:  у  забойщика  Левака
жил на хлебах разборщик Бутлу, и таким образом у жены Левака было два мужа -
один ночной, другой дневной.
     - Филомена кашляет, - сказала Катрин.
     Она говорила о  старшей  дочери  соседей,  девятнадцатилетней  девушке,
любовнице Захария, от которого у нее уже родилось  двое  детей;  она  болела
чахоткой и была так слаба, что на шахте ее не могли поставить  на  подземные
работы, и она работала на сортировке угля.
     - Ну да, Филомена! Как бы  не  так!  -  возразил  Захарий.  -  Она  еще
дрыхнет! Просто свинство спать до шести часов!
     Надев штаны, он вдруг вспомнил что-то и быстро  отворил  окно.  Поселок
уже просыпался, в предрассветной тьме  за  решетчатыми  ставнями  появлялись
огоньки. Снова начался спор: Захарий высунулся из окна посмотреть, не выйдет
ли  из  дома  Пьеронов,  стоявшего  напротив,  старший   штейгер,   которого
подозревали в любовной связи с  женой  Пьерона;  а  Катрин  утверждала,  что
Пьерон всю эту неделю работает уже в дневную смену и, стало быть, Дансар  не
мог тут заночевать. Ледяной воздух  клубами  врывался  в  комнату,  спорщики
горячились, каждый доказывал, что  его  сведения  самые  точные,  как  вдруг
раздался жалобный писк и плач, - малютка Эстелла озябла  в  своей  колыбели.
Маэ сразу проснулся. Да что ж это с ним делается?  Подумайте,  уснул  опять,
словно бездельник какой! И он так сердито кричал и бранился, что в  соседней
комнате стало тихо. Захарий и Жанлен  умылись;  по  их  вялым,  медлительным
движениям видно было, что  они  уже  с  утра  чувствуют  усталость.  Альзира
по-прежнему молчала, следя широко открытыми глазами за всем,  что  творилось
вокруг. Два малыша, Ленора и Анри, невзирая  на  шум,  поднявшийся  в  доме,
спали сладким сном, обхватив друг друга ручонками, и тихонько посапывали.
     - Катрин, дай свечку! - крикнул Маэ.
     Застегнув последние пуговицы куртки, девушка отнесла свечу  в  закуток,
где спали родители, предоставив братьям разыскивать свою одежду  при  слабом
свете, падавшем из двери.  Отец  соскочил  с  постели.  Осторожно  ступая  в
толстых шерстяных чулках, Катрин ощупью спустилась в нижнюю  комнату,  чтобы
сварить на плите кофе, и зажгла там другую свечу. Под буфетом стояли  в  ряд
деревянные башмаки.
     - Да замолчи ты,  поганка!  -  крикнул  Маэ,  раздраженный  неумолчными
воплями Эстеллы.
     Туссен Маэ был невысокого роста, как и отец,  да  и  лицом  походил  на
старика Бессмертного, только сложения был более крепкого; такая  же,  как  у
отца, крупная голова, круглое бледное лицо и такой же соломенно-желтый  цвет
коротко остриженных волос.  Ребенок  расплакался  еще  сильнее,  испугавшись
взмахов больших жилистых рук.
     - Оставь ее, ты ведь знаешь, она все равно не уймется, - сказала  мать,
вытягиваясь на середине постели.
     Она тоже проснулась и жаловалась, что ей никогда не дают выспаться. Вот
бессовестные! Шумят,  орут!  Не  могут  потихоньку  собраться  и  уйти.  Она
закуталась в одеяло, видно было только  ее  продолговатое  лицо  с  крупными
чертами, все еще красивое грубоватой красотой; в тридцать девять лет она уже
поблекла - виной  тому  были  нищенская  жизнь  и  рождение  семерых  детей.
Устремив взгляд в потолок, она вела  невеселую  беседу  с  мужем,  пока  тот
одевался. И оба не замечали, что крошка Эстелла зашлась от крика.
     - Слушай, у меня ни гроша, а ведь  нынче  только  еще  понедельник,  до
получки шесть дней... Как жить дальше будем? Вы все вместе  приносите  домой
девять франков. Разве можно на эти деньги кормиться две недели? Ведь дома-то
десять ртов.
     - Постой, почему же девять франков? - возразил Маэ. - Я и Захарий -  по
три франка, вдвоем, значит, шесть. Катрин и отец по  два  франка,  вдвоем  -
четыре. Четыре да шесть - десять. Да Жанлен один франк, - стало быть,  всего
одиннадцать франков.
     - Верно, одиннадцать. А воскресенья? А те дни,  когда  у  вас  простой?
Больше девяти франков на круг никогда не приходится.
     Маэ  не  ответил,  отыскивая  упавший  на  пол  кожаный  иояс.   Потом,
выпрямившись, сказал:
     - Нам жаловаться нечего, я как-никак еще крепок ядоровьем. А разве мало
забойщиков в мои годы переводят в ремонтные рабочие?
     - Может, оно и так, а хлеба у нас от того не  прибавляется...  Ну,  как
мне вывернуться, скажи? У тебя нисколько нет?
     - Два су найдется.
     - Оставь  их  себе,  выпьешь  кружку  пива...  Боже  ты  мой,  как  мне
вывернуться? Шесть дней! Будто целый год! В лавку Мегра мы должны шестьдесят
франков. Он меня позавчера выставил за дверь. Я, понятно, все равно опять  к
нему пойду. А что, если он заупрямится и не даст ничего?..
     И все так же угрюмо, с каменным лицом, лишь щурясь иногда от дрожащего,
унылого пламени свечи, жена Маэ продолжала свои сетования. Она говорила, что
в буфете у них пусто, а малыши просят "хлебушка с маслом",  и  кофе  нет,  а
если пустую воду пьешь, - от здешней воды рези в животе делаются. Долго  дни
тянутся, когда нечего есть, кроме вареной капусты. Ей  приходилось  говорить
все громче - Эстелла заглушала своим визгом слова матери.  Вопли  эти  стали
просто нестерпимыми. Маэ как будто внезапно услышал их и,  выхватив  малютку
из колыбели, бросил матери на кровать, раздраженно пробормотав:
     - На, возьми, а не то я ее пристукну! Вот чертова девчонка! Живет себе,
спит, сосет сколько хочет, а жалуется громче всех.
     Эстелла и в самом деле принялась сосать. Укрытая одеялом, согревшись  в
теплой постели, она утихла и только жадно чмокала.
     - А господа из Пиолены не говорили, чтобы ты зашла к ним? - спросил Маэ
после минутного молчания.
     Мать прикусила губу и с унылым видом ответила:
     - Говорили. Они со мной  встретились,  когда  приходили  в  поселок,  -
бедным детям одежду принесли. Нынче я сведу к ним Ленору  и  Анри.  Хоть  бы
дали нам пять франков!
     Опять настало молчание. Маэ уже оделся. Он постоял, задумавшись,  потом
сказал глухим голосом:
     - Ну, что я могу сделать? Так вот получилось. Устраивайся как-нибудь  с
кормежкой... Словами горю не поможешь. Лучше уж на работу идти.
     - Ну, конечно, - ответила жена. - Задуй-ка свечу, я и без  света  знаю,
какие у меня черные думки.
     Маэ задул свечу. Захарий и Жанлен уже спускались по лестнице; вслед  за
ними сошел вниз и отец; ступени поскрипывали под их тяжелыми шагами, хотя  у
всех троих на ногах были только толстые шерстяные чулки. Спальня  и  коридор
наверху снова погрузились в темноту. Малыши спали, даже у Альзиры сомкнулись
веки. Но мать лежала во мраке с открытыми глазами, малютка Эстелла, прильнув
к ее опавшей груди, мурлыкала, как котенок.
     А внизу Катрин прежде всего развела огонь в чугунной печке  с  решеткой
посредине и двумя конфорками по бокам,  -  в  этом  очаге  непрерывно  горел
каменный уголь. Компания выдавала каждой семье восемь гектолитров  "угольной
мелочи", собранной на рельсовых путях. Разжечь ее бывало  трудно,  и  Катрин
каждый вечер прикрывала золой тлеющий огонь, так что утром нужно было только
поворошить жар и подбросить в него кусочки старательно  отобранного  мягкого
угля. Поставив на плиту кофейник, она отворила дверцы буфета  и,  присел  на
корточки, заглянула в него.
     Комната, довольно  большая,  занимала  весь  нижний  этаж;  стены  были
выкрашены в салатный цвет, пол из каменных плит старательно вымыт и  посыпан
белым песком. Все содержалось с чисто  фламандской  опрятностью.  Обстановка
состояла из соснового полированного буфета, стола и стульев того же  дерева.
На светлых голых стенах резко выделялись яркие лубочные картинки:  бесплатно
раздававшиеся Компанией портреты императора и императрицы, бравые солдаты  и
блистающие золотом святые; кроме  розовой  картонной  коробки,  стоявшей  на
буфете, да стенных часов с кукушкой  и  размалеванным  циферблатом,  никаких
украшений не было; громкое тиканье часов, казалось, поднималось  к  потолку.
Около двери на лестницу была еще одна дверь, которая вела в подвал. Несмотря
на опрятность, царившую тут, теплый воздух  был  пропитан  запахом  жареного
лука,  застоявшимся  со  вчерашнего  дня,  и  едким  запахом   перегоревшего
каменного угля.
     Сидя на корточках  перед  буфетом,  Катрин  размышляла.  Осталась  лишь
краюха хлеба, творогу достаточно, а  масла  чуть-чуть,  бутерброды  же  надо
сделать на четверых. Наконец она нашла выход: разрезать хлеб  на  ломти,  на
один ломоть надо положить творогу, другой слегка помазать маслом, потом  два
эти ломтя сложить вместе - получится "брусок", то есть двойной бутерброд,  -
такие бутерброды они каждое утро брали с собою на работу.  Вскоре  на  столе
уже лежали в ряд четыре бутерброда, выкроенные со  строгой  справедливостью:
самый большой - отцу, самый маленький - Жанлену.
     Катрин,  казалось,  всецело  была  поглощена  хозяйственными  заботами,
однако не забывала,  что  ей  рассказывал  Захарий  о  похождениях  штейгера
Дансара и жены Пьерона,  и,  приоткрыв  дверь,  выглянула  на  улицу,  Ветер
свирепствовал по-прежнему; в окнах  низких  домиков  все  больше  зажигалось
огней, по всему поселку проносился смутный  гул  пробуждения.  Отворялись  и
захлопывались двери, в сумраке уходили вдаль вереницы черных фигур.  Да  что
это она,  глупая,  мерзнет  тут!  Пьерон,  наверно,  преспокойно  спит,  ему
заступать на работу л шесть часов. И все  же  она  не  отходила  от  порога,
смотрела на тот дом, что стоял  за  их  палисадником.  Отворилась  дверь,  у
Катрин разгорелось любопытство. Да нет, - это Лидия, дочка Пьерона, пошла на
шахту.
     В комнате что-то зашипело. Катрин  испуганно  обернулась  и,  притворив
дверь, бросилась к очагу: вода вскипела и выплескивалась из котелка, заливая
огонь. Кофе в доме кончилось, пришлось  заварить  кипятком  вчерашнюю  гущу;
затем Катрин подсластила эту бурду, положив  в  кофейник  немного  сахарного
песку. Тут как раз сошли вниз отец и оба брата.
     - Ну и кофеек! - возмутился Захарий, отхлебнув из своей  кружки.  -  От
такого пойла бессонницей маяться не будешь.
     Маэ с покорным видом пожал плечами.
     - Ничего! Горяченького попьем, и то ладно. Жанлен подобрал  все  крошки
от бутербродов и кинул их в свою кружку с кофе.
     Напившись кофе, Катрин разлила  остатки  по  жестяным  флягам.  Стоя  у
стола, все четверо торопливо ели при тусклом свете коптившей свечи.
     - Скоро вы наконец? - заворчал отец. - Некогда прохлаждаться, не богачи
мы с вами.
     Из лестничной клетки, дверь которой оставили открытой, послышался голос
матери, - она крикнула им:
     - Хлеб-то весь берите. Для детей у меня есть немного вермишели.
     - Хорошо, хорошо, - ответила Катрин.
     Она прикрыла золой жар  в  очаге,  поставила  на  конфорку  кастрюлю  с
остатками супа, чтобы дед, возвратившись в седьмом часу утра, поел горячего.
Каждый взял из-под буфета свою пару  деревянных  башмаков,  перекинул  через
плечо бечевку, на которой висела фляга, засунул бутерброд  под  куртку  так,
чтоб он лежал за спиной. И все вышли из  дому,  -  мужчины  впереди.  Катрин
позади них; уходя, она погасила свечу и заперла дверь на ключ.
     - Здорово! В компании, значит, пойдем, -  раздался  в  темноте  мужской
голос, и обладатель его, заперев дверь  соседнего  дома,  зашагал  вместе  с
ними.
     Это вышел Левак и с ним  его  сын  Бебер  -  парнишка  двенадцати  лет,
большой приятель Жанлена. Катрин удивленно  и,  едва  не  фыркая  от  смеха,
зашептала на ухо Захарию:
     - Это что же? Бутлу, значит, теперь и не дожидается, когда Левак уйдет?
     Меж тем в поселке гасли огни. Кто-то хлопнул напоследок дверью. И вновь
все стихло. Женщины  и  малые  дети  уснули:  в  постелях  им  стало  теперь
просторнее. И по дороге  от  поселка,  погрузившегося  во  тьму,  до  громко
дышавшей шахты двигались черные тени - то шли на работу  углекопы;  сгибаясь
под порывами ветра, они шагали враскачку, ежась от холода, засовывали руки в
карманы или под мышки; у каждого на спине горбом выпячивался взятый из  дому
"брусок". Все мерзли в жиденькой одежде, дрожали  от  холода,  но  никто  не
прибавлял шагу. Шествие растянулось вдоль дороги.  Слышался  дробный  топот,
будто гнали по мостовой стадо.
 

 
     Этьен наконец спустился с террикона и вошел в  ворота  шахты;  люди,  у
которых он спрашивал, не найдется ли для него работы, покачивали головами  и
советовали подождать  старшего  штейгера.  Никто  его  не  останавливал,  он
свободно бродил среди слабо освещенных бараков, обходя какие-то черные  ямы,
вызывавшие невольное  беспокойство,  и  удивляясь  запутанному  расположению
странных построек в несколько ярусов; поднявшись по  темной  полуразрушенной
лестнице, он очутился на шатком мостике, потом прошел  через  сортировочную,
где стояла такая тьма, что он шел, вытянув вперед руки, боясь на  что-нибудь
наткнуться. Вдруг перед ним во мраке загорелись два огромных  желтых  глаза.
Он оказался под самым копром, на приемной площадке, около ствола шахты.
     Как раз в эту минуту к будке приемщика направлялся штейгер, дядя Ришом,
толстяк с физиономией благодушного жандарма, перечеркнутой седыми усами.
     - Не требуется ли здесь человек? На любую  работу  согласен,  -  сказал
Этьен.
     Ришом хотел было  сказать:  "Нет,  не  требуется!"  -  но  передумал  и
мимоходом ответил:
     - Подождите старшего штейгера, господина Дансара.
     Четыре ярких фонаря с  рефлекторами,  направляя  сноп  света  на  ствол
шахты, ярко освещали железные перила, рычаги  сигналов  и  задвижки,  брусья
проводников, по которым скользили две клети. Вся остальная часть  помещения,
просторного и высокого,  как  собор,  тонула  в  полумраке,  где  колыхались
большие расплывчатые тени. Только в глубине сверкала огнями  ламповая,  а  в
будке приемщика одинокой угасающей звездой мерцала тусклая лампочка.  Начали
уже выдавать уголь на-гора; с  непрерывным  грохотом  катились  по  чугунным
плитам  груженые  вагонетки,  их  толкали  стволовые,  низко  наклоняясь   и
вытягивая спину; в полумраке двигались, мелькали и стучали  какие-то  черные
предметы.
     Этьен на мгновенье остановился, растерявшись от оглушительного  шума  и
ослепительного света. Ему было холодно: отовсюду дули  сквозняки.  Потом  он
прошел немного дальше,  заметив  блеск  стальных  и  медных  частей  паровой
машины. Она находилась метрах в двадцати пяти от ствола шахты, в  еще  более
высоком помещении, и так прочно, так плотно сидела на кирпичном  фундаменте,
что, хоть и была пущена на полную мощность в  четыреста  лошадиных  сил,  не
ощущалось ни малейшей вибрации стен;  непрестанно  поднимаясь  и  опускаясь,
ровно и плавно двигался огромный шатун.
     Машинист, стоявший  у  пускового  рычага,  прислушивался  к  сигнальным
звонкам, не сводя глаз с доски указателей,  где  ствол  шахты  со  всеми  ее
горизонтами  был  изображен  в  виде  вертикального  желобка,  по   которому
двигались на веревочках свинцовые грузила, изображавшие клети. И лишь только
подъемник пускали в ход, два огромных барабана в пять  метров  радиусом,  на
которые наматывались, а  в  противоположном  направлении  разматывались  два
стальных троса, вращались с такой быстротой,  что  казались  столбами  серой
пыли.
     - Берегись! - крикнули рабочие, втроем тащившие высокую лестницу.
     Этьена чуть не раздавило. Постепенно его глаза  привыкли  к  полумраку.
Посмотрев вверх, он увидел, как бегут тросы: более тридцати метров  стальной
ленты взлетали к самой верхушке копра, проходили там через  шкивы  и  падали
отвесно в ствол шахты, где двигались клети, висевшие на этих  тросах.  Шкивы
держались на мощных  стропилах,  похожих  на  переплеты  балок  в  церковной
колокольне. Тросы скользили,  как  птицы,  бесшумно,  мягко,  без  малейшего
толчка, - быстро, непрерывно бежал тяжелейший стальной  канат,  который  мог
поднимать груз в двенадцать тысяч килограммов со скоростью до десяти  метров
в секунду.
     -  Берегись,  растяпа!  -  опять  закричали  рабочие,   перетаскивавшие
лестницу на другую сторону, чтобы осмотреть левый шкив.
     Этьен медленно побрел обратно, в приемочную. У него закружилась  голова
от непрерывного полета гигантского троса, проносившегося  над  его  головой,
ушам было больно от грохота вагонеток. Дрожа  от  холода  на  сквозняке,  он
смотрел, как двигаются клети. Возле ствола шахты действовал сигнал,  тяжелый
молоток с рычагом,  ударявший  о  чугунную  болванку,  когда  снизу  дергали
веревку. Один удар - остановка клети, два удара - спуск, три удара - подъем;
сигналы раздавались беспрестанно: казалось, перекрывая гул и грохот, тяжелой
палицей  бил  великан,  и  при  каждом  ударе  пронзительно  звенел  звонок;
рукоятчик, направлявший  клеть,  еще  подбавляя  шуму,  выкрикивал  в  рупор
приказания машинисту. В грохоте и суматохе бесшумно взлетали и  ныряли  вниз
клети, разгружались и вновь заполнялись, Этьен смотрел и не мог  разобраться
в этом сложном маневрировании. Понятно ему было только одно:  шахта  за  раз
проглатывала по двадцать, по тридцать человек, проглатывала так легко, будто
и не чувствовала, как они проскальзывают в ее пасть. Спуск начался с четырех
часов утра. Рабочие выходили из раздевальни босые, с лампами в руках и, стоя
кучками, поджидали, когда  наберется  достаточно  людей.  Скользя  неслышно,
словно ночной зверь, из мрака поднималась железная клеть и  останавливалась,
утвердившись на упорах, показывая все свои четыре яруса, - в каждом  из  них
стояли по две груженные углем вагонетки.
     Стволовые, стоя на  площадках  у  каждого  яруса,  выкатывали  груженые
вагонетки, вкатывали на их место пустые или  заранее  нагруженные  крепежным
лесом. В пустые вагонетки садились рабочие, в каждую по пять  человек,  -  в
клеть набивалось по сорок человек, если все ее отделения  бывали  заполнены.
Подавался в рупор приказ, звучавший,  как  невнятное  мычание,  четыре  раза
дергали веревку, тянувшуюся вниз, предупреждая о погрузке "говядины" - новой
партии человеческого мяса.
     Легонько подпрыгнув,  клеть  бесшумно  ныряла  и  камнем  летела  вниз,
оставляя за собою  единственный  след  -  вибрирующее  скольжение  стального
троса.
     - Глубоко там? - спросил Этьен углекопа, который стоял возле него  и  с
сонным видом ждал своей очереди.
     - Пятьсот пятьдесят четыре метра, - ответил тот. - Но при спуске четыре
горизонта, до первого - триста двадцать метров.
     Оба умолкли, устремив глаза на трос, бежавший вниз. Этьен спросил:
     - А если трос оборвется?
     - Ну, если оборвется!..
     И, не договорив, углекоп выразил свою мысль жестом. Пришла его очередь;
клеть выплыла вверх плавно, без усилий. Углекоп сел на корточки в  вагонетку
вместе с товарищами, клеть опустилась вниз,  а  через  четыре  минуты  опять
взлетела вверх и поглотила новую партию. В течение получаса ствол шахты,  то
с большей, то с меньшей быстротой, в зависимости от  глубины  горизонта,  но
безостановочно,  с  неослабевающей  жадностью  проглатывал  людей,  стремясь
набить  исполинскую  утробу  шахты,  способную  пожрать  целый   народ.   Ее
наполняли, наполняли, а мрак все оставался мертвым, и клеть  поднималась  из
пустоты все с той же немой алчностью.
     Постепенно к Этьену подкралось чувство отчаяния, которое он испытал  на
терриконе. - К чему упорствовать? Главный штейгер откажет ему так же, как  и
другие. Смутный страх погнал его прочь, он вышел из приемочной и остановился
только у котельной. В широко открытую дверь видны были семь паровых котлов с
двумя  топками.  Кочегар,  окутанный   белой   дымкой   пара,   со   свистом
вырывавшегося из трубок, кидал уголь в одну  из  топок;  ее  пылающая  пасть
дышала таким жаром, что он чувствовался даже у порога. Обрадовавшись  случаю
погреться, Этьен хотел подойти поближе,  но  навстречу  ему  попалась  новая
кучка углекопов, спешивших к началу смены, - семейство Маэ и Леваки.  Увидев
доброе мальчишеское лицо Катрин, которая  шла  впереди  этой  группы,  Этьен
вдруг решил в последний раз попытать счастья:
     - Скажите, товарищ, не нужен ли тут  человек?  Я  бы  на  любую  работу
пошел.
     Катрин посмотрела на  него,  удивленная  и  несколько  испуганная  этим
окликом, внезапно раздавшимся из темноты. Но отец, шагавший  вслед  за  нею,
услышал вопрос и, остановившись, ответил Этьену, что  на  шахте  рабочих  не
требуется. Горемыка, скитавшийся по дорогам в поисках работы, вызвал  в  нем
сочувствие. Отойдя от него, Маэ заметил:
     - Вот ведь как! И с нами такая же беда могла бы стрястись. Значит,  нам
жаловаться нечего. Не у всех, да, не у всех есть работа!
     Маэ и его артель сразу же направились в раздевальню - просторный барак,
где по стенам шли запиравшиеся  на  замок  шкафчики  для  одежды.  Посредине
стояла докрасна накалившаяся чугунная печка  без  дверцы,  до  того  набитая
углем, что горевшие куски его, лопаясь с треском,  выпадали  на  глинобитный
пол. Иного освещения, кроме света от жаровни, в  бараке  не  было;  багряные
отблески огня плясали на грязных деревянных стенах и  на  потолке,  покрытом
черной угольной пылью.
     Когда  артель  Маэ  вошла  в  жарко  натопленный  барак,   там   гремел
оглушительный хохот. Человек тридцать рабочих стояли у печки, спиной к огню,
и  с  удовольствием  грелись.  Перед  спуском   все   старались   хорошенько
"прожариться" и захватить с собою запас тепла, в защиту от сырости,  царящей
в шахте. В то утро у печки было необыкновенно  весело:  углекопы  потешались
над Мукеттой - незлобивой восемнадцатилетней откатчицей, такой  грудастой  и
широкобедрой, что ее шахтерские штаны и куртка чуть не трещали по швам;  она
жила в Рекильяре вместе с  отцом,  старым  конюхом  Мукой,  и  братом  Муке,
рукоятчиком, но все трое работали в разные смены; Мукетта  ходила  на  шахту
одна и летом в хлебах,  а  зимою  где-нибудь  на  задворках  развлекалась  с
любовником, заводя каждую неделю нового. Все шахтеры перебывали в этой роли,
но перемены обходились по-приятельски,  без  всяких  драм.  Однажды  Мукетту
укорили, зачем она взяла себе возлюбленного с  гвоздильного  завода,  и  она
пришла в ярость, кричала, что  она  себя  уважает  и  готова  дать  руку  на
отсечение, что никто не докажет, будто она изменила углекопам и перекинулась
к другим.
     - Так, значит, долговязому Шавалю ты отставку дала? - говорил  один  из
шахтеров.  -  Взяла  теперь  карапуза?  Да  ведь   ему   придется   лестницу
подставлять. Я вас видел за Рекильяром.  Ей-богу,  он  на  тумбу  взобрался,
чтобы до тебя дотянуться.
     - Ну и что? - ответила Мукетта в самом  веселом  расположении  духа.  -
Какое твое дело? Ведь тебя в толкачи не позвали?
     Ее благодушная грубость вызвала новый взрыв смеха.  Мужчины,  греясь  у
печки, гоготали так, что у них ходуном ходили плечи. Мукетта и сама тряслась
от хохота, прохаживаясь среди них в  непристойной  при  ее  толщине  мужской
одежде, обтягивавшей возбуждающие и комически пышные формы,  раздувшиеся  до
уродства.
     Но вдруг веселые шутки смолкли. Мукетта рассказала Маэ,  что  Флоранса,
высокая откатчица Флоранса, не пришла и больше уж никогда не  придет:  вчера
ее нашли мертвой на постели; одни говорят - разрыв сердца, а  другие  -  что
опилась можжевеловой водкой, выпила одним духом целый литр.  Маэ  жаловался:
опять не повезло, артель лишилась одной из своих откатчиц, а  ведь  сразу-то
ее не заменишь. Артель работала сдельно: четыре забойщика - он сам, Захарий,
Левак и Шаваль;  если  откатывать  станет  только  Катрин,  выработка  будет
меньше. Вдруг он воскликнул:
     - Погодите-ка, а тот человек, что искал работы?
     Как раз мимо дверей проходил Дансар. Маэ рассказал ему о случившемся  и
попросил разрешения нанять откатчика; он упирал на желание Компании брать на
откатку угля мужчин вместо женщин, как на Анзенских копях.
     Старший  штейгер  сперва  усмехнулся,  -  намерение  убрать  женщин   с
подземных работ обычно вызывало негодование углекопов: для  них  важно  было
пристроить своих дочерей на работу, а вопросы морали и гигиены их не слишком
беспокоили. Поколебавшись, штейгер все-таки дал разрешение, с оговоркой, что
представит его на утверждение инженера Негреля.
     - Пойди-ка поищи этого парня: его и след простыл, - заявил Захарий.
     - Нет, - возразила Катрин. - Я видела, он остановился у котельной.
     - Так ступай приведи его, лентяйка! - крикнул Маэ.
     Девушка  побежала,  а  в  это  время  толпа  шахтеров   направилась   в
приемочную, уступив место у печки другим. Жанлен, не дожидаясь  отца,  пошел
за лампой вместе с Бебером,  толстым,  простодушным  подростком,  и  Лидией,
худенькой десятилетней дочкой  Пьерона.  Мукетта,  поднимавшаяся  по  темной
лестнице впереди них, вскрикивала, ругала их чертенятами и грозила  надавать
им затрещин, если они не перестанут ее щипать.
     Этьен  действительно  был  в  котельной  и  разговаривал  с  кочегаром,
шуровавшим уголь в топках. От одной  мысли,  что  придется  опять  выйти  на
холод, в  темноту,  его  мороз  по  коже  подирал.  Все  же  он  решил  было
отправиться дальше, как вдруг кто-то тронул его за плечо.
     - Пойдемте, - сказала Катрин. - Кое-что для вас нашлось.
     Этьен сперва не понял. Потом в порыве радости крепко пожал девушке  обе
руки.
     - Спасибо, товарищ!.. Вот славный малый!
     Катрин, смеясь, разглядывала его при багряном свете, падавшем на них из
пылающих топок. Этой тоненькой, хрупкой девушке, запрятавшей косы под  синий
колпак, было смешно, что ее принимают за молодого парня. Этьен же смеялся от
радости,  и  так  они  с  минуту  стояли  друг  против  друга  и   хохотали,
раскрасневшись от жары.
     В раздевальне Маэ, присев у своего шкафчика, снимал  с  ног  деревянные
башмаки и толстые шерстяные чулки. Пришел Этьен, и они обо всем договорились
в двух словах: плата тридцать су в день,  работа  тяжелая,  но  можно  скоро
научиться и продвинуться. Забойщик посоветовал новому откатчику  не  снимать
башмаков и дал ему старую "баретку" - кожаную шляпу для защиты головы,  хотя
сам Маэ и его дети пренебрегали этой предосторожностью. Вынули  из  шкафчика
инструменты, - среди них была и  лопатка  Флорансы.  Когда  заперли  в  шкаф
башмаки и чулки, а заодно и узелок Этьена, Туссен Маэ вдруг вышел из себя:
     -  Да  куда  девался  этот  дурень  Шаваль?  Опять  поди   путается   с
какой-нибудь девкой! А мы и так нынче на полчаса опоздали.
     Захарий и Левак продолжали спокойно греться у  печки.  Наконец  Захарий
сказал:
     - Ты Шаваля ждешь? Да он раньше нас пришел и уже спустился.
     - Чего же ты молчал до сих пор?.. Ну пошли, пошли! Живо!
     Катрин еще немного погрела руки у печки;  потом  побежала  вдогонку  за
своими. Этьен пропустил ее вперед и пошел вслед за нею. Вновь  ему  пришлось
совершить целое путешествие по лабиринтам лестниц и  темных  коридоров,  где
босые ноги шлепали по доскам, словно были обуты в старые домашние туфли.  Но
вот засверкала ламповая - застекленная комната, загроможденная стойками,  на
которых выстроились в несколько этажей шахтерские лампочки Деви, осмотренные
и вычищенные накануне, горевшие плотными  рядами,  как  свечи  в  церкви  на
торжественных похоронах. Каждый  подходил  к  окошечку,  получал  лампу,  на
которой был выбит его номер, и, осмотрев ее сам, закрывал  предохранительную
сетку, а отметчик вписывал в реестр время спуска.  Маэ  попросил  лампу  для
нового откатчика. Затем шахтеры подвергались, осторожности ради,  еще  одной
проверке: они гуськом подходили к контролеру, и тот  смотрел,  хорошо  ли  у
каждого закрыта ламповая сетка.
     - Ой, холод собачий! - пробормотала Катрин, дрожа асем телом.
     Этьен молча кивнул головой. Они уже  стояли  у  ствола  шахты,  посреди
просторной приемочной, по которой гуляли сквозняки. Этьен считал себя смелым
человеком, и все же у него щемило сердце от какого-то  неприятного  волнения
среди этого грохота вагонеток, резких ударов  сигнального  молотка,  гулкого
воя рупоров, безостановочного мельканья стальных тросов, которые пролетали в
воздухе, разматывались, наматывались на  барабаны  подъемной  машины.  Клети
возносились вверх, спускались, скользя неслышно, как хищные звери, хватающие
людей во мраке ночи, и черная пасть шахты  как  будто  проглатывала  добычу.
Подходила очередь и Этьена. Его пробирала  дрожь,  он  замер  в  напряженном
молчании, - Захарий и Левак насмехались над ним, - обоим не  нравилось,  что
наняли какого-то незнакомого парня; особенно недоволен был Левак,  обижаясь,
что Маэ не посоветовался с  ним.  Катрин,  наоборот,  радовалась,  что  отец
внимателен к новичку и все ему объясняет.
     - Вот поглядите, - над клетью виден предохранитель  -  он  не  даст  ей
упасть: если тросы оборвутся, стальные крючья тогда вопьются  в  проводники.
Приспособление, конечно, хорошее. Действует! Но не всегда помогает... А  вот
еще поглядите - пролет ствола разделен дощатыми перегородками на три  части:
посредине ходят клети, слева устроены запасные лестницы...
     И, прервав  пояснения,  он  заворчал,  не  осмеливаясь,  однако,  очень
повышать голос:
     - Да чего мы тут торчим? Дьявольщина какая! Зря людей морозят!
     Вместе с ними поджидал спуска  и  штейгер  Ришом  в  кожаной  шляпе,  с
прикрепленной к ней шахтерской лампой  без  сетки.  Он  услышал  недовольное
ворчанье забойщика.
     - Осторожнее! Кругом уши! - сказал он вполголоса отеческим  тоном,  как
бывший углекоп, по-прежнему желающий добра товарищам. - Надо по порядку дело
делать... Ну вот и нам подали карету. Залезайте всей артелью.
     В самом деле, клеть, защищенная полосами листового  железа  и  железной
мелкой сеткой, уже ждала их, осев на упоры. Маэ,  Захарий,  Левак  и  Катрин
живо забрались в вагонетку, стоявшую в глубине клети, а  так  как  в  каждой
вагонетке полагалось ехать пятерым, в нее сел и Этьен; но удобные места были
заняты, ему пришлось сесть скорчившись возле Катрин, и  ее  локоть  упирался
ему в живот. Лампа мешала Этьену, ему посоветовали прицепить  ее  к  петлице
куртки. Не расслышав совета, он по-прежнему держал  ее  неловко  в  руке.  В
верхний и нижний этаж клети  тоже  набивались  люди,  шла  суматоха,  словно
грузили скот. Ну, все  готово.  Можно  спускаться.  Чего  же  стоят?  Этьену
ожидание казалось бесконечным. Но вот - внезапный толчок, клеть  дрогнула  и
понеслась вниз. У Этьена сжалось сердце, засосало под  ложечкой  от  жуткого
чувства - он падал в пропасть. Так было, пока он проносился на  свету  через
два яруса приемочной и вокруг кружились и убегали вверх толстые балки. Потом
клеть полетела в черную тьму, и ошеломленный Этьен больше  не  отдавал  себе
отчета в своих ощущениях.
     - Ну, поехали! - спокойно и добродушно сказал Маэ.
     Все чувствовали себя непринужденно. А Этьен мгновениями  сам  не  знал,
поднимается он или спускается. Когда  клеть  неслась  совершенно  прямо,  не
касаясь проводников, ему чудилось, что она не двигается, а  затем  вдруг  ее
толкало, встряхивало, она как будто плясала между балками, и Этьен все  ждал
катастрофы. К тому же он не мог различить стенки ствола, как ни  вглядывался
в темноту, приникнув лицом к решетке клети. Шахтерские лампы плохо  освещали
фигуры людей, сгрудившихся около него. И только лампа штейгера, без защитной
сетки, сияла в соседней вагонетке, как фонарь маяка.
     - Шахтный ствол в поперечнике  имеет  четыре  метра,  -  продолжал  Маэ
просвещать Этьена. - Сруб надо бы отремонтировать, а то со всех сторон  вода
сочится... Вот сейчас мы на уровне капежа. Слышите?
     Этьен как раз задался вопросом, что за странный шум, похожий  на  плеск
дождя, слышится в темноте. По крыше клети застучали крупные капли, как будто
пошел проливной дождь, и в самом деле  начался  ливень,  он  становился  все
сильнее, сильнее - настоящий потоп! Должно быть, крыша клети прохудилась,  -
струя воды лилась Этьену на плечо, и вскоре он промок до нитки.  Холод  стал
ледяной,  клеть  неслась  в  сырой  тьме;  на  мгновенье   засверкал   свет,
промелькнули какие-то видения: вот  показалась  пещера,  в  ней  при  блеске
молнии суетятся люди. И снова клеть несется куда-то в бездну.
     Маэ сказал:
     - Это первый горизонт. Глубина триста двадцать метров.  Поглядите,  как
быстро опускаемся. - Подняв лампу, он осветил брусья проводников,  бежавшие,
как рельсы, под колесами поезда, который мчится на всех парах,  а  за  этими
балками не видно было  ничего.  Промелькнули  в  мгновенном  свете  еще  три
горизонта. И снова мрак и оглушительный шум проливного дождя.
     - Глубоко-то как! - пробормотал Этьен.
     Падение в пропасть, казалось ему, длится долгие часы. Он сидел в  очень
неудобной позе, не  смея  шевельнуться,  а  тут  еще  локоть  Катрин  больно
вонзился ему в бок. Она не произносила ни слова,  он  только  чувствовал  ее
близость, теплота ее плеч согревала его. Когда клеть остановилась наконец на
дне ствола, Этьен страшно  удивился,  узнав,  что  спуск  занял  всего  одну
минуту. От стука вставших на место упоров, от  ощущения  твердой  почвы  под
ногами ему вдруг стало очень весело, и он шутливо спросил Катрин:
     - Отчего это ты такой горячий? А локтем ты мне дырку провертел, честное
слово!
     Скажите пожалуйста, все еще  за  парня  ее  принимает!  И  Катрин  тоже
развеселилась. Вот дурень! Ослеп он, что ли?
     - Да тебе, наверно, моим локтем не бок, а глаза продырявило, - ответила
она.
     И Этьен не мог понять, почему все кругом хохочут.
     Клеть опустела. Рабочие прошли через рудничный двор - большую  галерею,
высеченную в твердой породе; ее сводчатая  кровля  была  укреплена  каменной
кладкой, тут ярко горели  большие  лампы  без  предохранительной  сетки.  По
чугунным плитам пола стволовые торопливо катили полные  вагонетки  угля.  От
стен тянуло запахом сырого  погреба,  селитры,  но  в  холодном,  промозглом
воздухе проносились струи тепла  из  соседней  конюшни.  Отсюда  открывались
зиявшие пролеты четырех горных выработок.
     - Вон туда, - сказал Маэ Этьену. -  Не  думайте,  нам  еще  добрых  два
километра идти.
     Рабочие расходились группами  в  разные  стороны,  исчезали  в  глубине
черных нор. Человек пятнадцать свернули налево, Этьен шел последним,  позади
Маэ; впереди двигались Катрин, Захарий и Левак. То был превосходный квершлаг
для откатки, проложенный в  такой  твердой  породе,  что  его  лишь  кое-где
потребовалось укрепить каменной кладкой. Люди двигались вереницей,  все  шли
молча; в темноте чуть светились огоньки шахтерских ламп. Этьен с  непривычки
спотыкался на каждом шагу, ушибал ноги  о  рельсы.  Его  беспокоил  какой-то
странный шум, похожий на громыхание отдаленной грозы, шум этот все возрастал
и как будто доносился из недр земли. Может быть, это грохот обвала и  сейчас
на людей обрушится вся толща земли, отрезавшая их от  сияния  солнца.  Вдруг
бледный свет пронизал густую тьму. Этьен почувствовал, как дрожит почва  под
его ногами, и когда он, по примеру товарищей, прижался  к  стене,  мимо  них
прошла большая белая лошадь, тащившая целый поезд из вагонеток.  На  первой,
держа в руках вожжи, сидел Бебер, а за последней, ухватившись обеими  руками
за борт, бежал Жанлен, быстро перебирая босыми ногами.
     Потом двинулись дальше. Дошли до перекрестка, от которого отходили  два
штрека, и тут группа вновь разделилась:  рабочие  постепенно  разбрелись  по
всем выработкам горизонта. Теперь откаточный штрек местами одевала  сплошная
дощатая обшивка, дубовые столбы подпирали кровлю,  поддерживая  неустойчивые
стенки выработки настоящим  частоколом,  сквозь  который  виднелись  пласты,
сланцы с блестками слюды и  корявые  тусклые  глыбы  песчаника.  То  и  дело
навстречу друг другу, громыхая, двигались поезда из  порожних  или  груженых
вагонеток и исчезали в темноте, вслед за смутно видневшимся силуэтом лошади,
трусившей мелкой рысцой.
     На разминовке дремал на запасном пути поезд, вытянувшись черной  змеей;
фыркала запряженная в него вороная лошадь, ее круп, едва заметный  во  тьме,
казался глыбой, упавшей с  каменного  свода.  Хлопали,  отворяясь,  а  затем
медленно затворялись вентиляционные  двери.  Чем  дальше,  тем  уже  и  ниже
становился штрек и все более  неровной  делалась  кровля,  людям  все  время
приходилось нагибаться.
     Этьен так сильно ударился головой о камень, что не будь на нем  кожаной
шляпы, раскроил бы себе череп, А ведь он внимательно  следил  за  движениями
Маэ, который шел впереди, выделяясь при свете лампочек черным  силуэтом.  Ни
один из рабочих не ушибался, - должно быть, они знали  тут  каждый  бугорок,
каждый сучок в стойках и все выступы породы. Этьен мучился еще  и  от  того,
что скользко было идти по мокрой, расползавшейся под ногами почве выработки.
Иной раз приходилось перебираться через настоящие  лужи,  о  которых  давали
знать только фонтаны грязных брызг, взлетавших из-под ног. Но  его  особенно
удивляли внезапные  изменения  температуры.  У  подошвы  ствола  была  очень
прохладно, в главном квершлаге, по которому шла  и  основная  струя  воздуха
вентиляции, дул ледяной ветер, достигавший силы  урагана  в  узких  каменных
коридорах. А когда шли в боковых штреках, получавших  лишь  полагавшуюся  им
долю вентиляционной струи, ветер спадал, и  воцарялась  удушливая,  тяжелая,
гнетущая жара.
     Маэ больше не открывал рта. Он свернул направо, в новую выработку и, не
оборачиваясь, бросил Этьену:
     - Гильомов пласт.
     На этом пласте и находился их забой. С первых же шагов Этьен ушиб  себе
голову и локти. Покатая кровля нависла так  низко,  что  метров  двадцать  -
тридцать  пришлось  идти,  пригнувшись  к  самой  земле.  Вода  доходила  до
щиколоток. Так прошли  двести  метров,  и  вдруг  Левак,  Захарий  и  Катрин
исчезли, словно улетучились сквозь узкую расщелину, открывшуюся в стене.
     - Тут подниматься надо, - сказал Маэ. - Прицепите лампу к петле  куртки
и хватайтесь руками за стойки крепления.
     И он исчез в расщелине. Этьен двинулся вслед за ним. Щель,  рассекавшая
пласт, предназначалась для прохода углекопов и соединяла  все  промежуточные
штреки.  Ширина  ее,  соответствовавшая  толщине  угольного   пласта,   едва
достигала шестидесяти сантиметров. По счастью, Этьен был худощав, да и то по
своей неловкости он, карабкаясь вверх, затрачивал слишком  много  мускульной
энергии, старался сделаться плоским, как лист бумаги, и, хватаясь за стойки,
подтягивался  на  руках.  Метров  на   пятнадцать   выше   оказался   первый
промежуточный штрек, но пришлось пробираться еще выше - к забою  Маэ  и  его
товарищей вел шестой штрек, проложенный, как  они  говорили,  в  самом  аду;
итак, через каждые  пятнадцать  метров  расположены  были  один  над  другим
штреки;  конца  не  было  этому  медленному,  мучительному  подъему.   Этьен
ушибался, ударяясь то спиной, то грудью,  натужно  хрипел,  словно  каменные
недра шахты сдавили ему все тело, у него саднило руки, подкашивались ноги, а
главное, ему не хватало воздуху, он задыхался и чувствовал,  что  вот-вот  у
него хлынет носом кровь. В одном из штреков он смутно различил  в  полумраке
двух пещерных зверюг - одну большую, другую маленькую, которые,  согнувшись,
толкали вагонетки, - то были Лидия и Мукетта, уже принявшиеся за  работу.  А
ему нужно было карабкаться еще выше, миновать еще два штрека! Пот затекал  в
глаза, слепил его, Этьен терял надежду догнать  остальных,  слыша,  как  они
ловко скользят по камню в узкой щели.
     - Смелей! Добрались! - раздался голос Катрин.
     Но когда они и в самом деле  добрались,  из  забоя,  раздался  сердитый
голос:
     - Вы что же? Смеетесь над людьми? Мне из Монсу два  километра  отмахать
надо, а я тут первым оказался!
     Это  ворчал  Шаваль,  долговязый  парень  лет  двадцати  пяти,   худой,
костлявый,  с  крупными  чертами  лица.  Заметив  Этьена,   он   спросил   с
презрительным удивлением:
     - А это еще кто такой?
     Маэ рассказал о случившемся, и Шаваль процедил сквозь зубы:
     - Вот оно как! Стало быть, нынче парни у девок хлеб отбивают!
     Этьен и Шаваль  обменялись  взглядом,  полным  инстинктивной,  внезапно
вспыхнувшей ненависти. Этьен почувствовал оскорбление, еще не  поняв  смысла
слов. Наступило молчание:  все  принялись  за  дело.  Разработки  постепенно
наполнились людьми, началась добыча на каждом горизонте, на каждом уступе, в
конце каждого штрека, в каждом  забое.  Шахта  поглотила  ежедневную  порцию
людей - около семисот углекопов, и теперь они трудились  в  этом  гигантском
муравейнике, дырявили землю со всех сторон, сверлили  ее,  как  черви  точат
старое дерево. И среди тягостного молчания, среди гнетущей тишины, царящей в
глубоких недрах земли,  можно  было  бы,  прильнув  ухом  к  каменной  стене
какой-нибудь  выработки,  услышать  шорох,  движение  этих  людей-насекомых,
скольжение  стальных  тросов,  что  поднимали  и  спускали  клеть,  и  удары
инструментов, вырубавших уголь в глубоких забоях.
     Повернувшись, Этьен снова нечаянно прижался к Катрин. На  этот  раз  он
почувствовал округлость  девичьей  груди  и  сразу  понял,  почему  его  так
пронизывало тепло, исходившее от нее.
     - Так ты, значит, девушка? - растерянно пробормотал он.
     И, нисколько не смущаясь, Катрин весело ответила:
     - Ну да!.. Не скоро же ты догадался!
 

 
     Четыре углекопа, вытянувшись один  над  другим  во  всю  высоту  забоя,
работали обушками. Между ними укреплены были доски с крючьями, удерживавшими
отбитые куски угля; каждый из забойщиков занимал по четыре метра  пласта,  а
пласт в этом месте был тонкий -  сантиметров  пятьдесят,  и  забойщиков  как
будто сплюснуло между кровлей и подошвой пласта, они передвигались  ползком;
стоило чуть-чуть повернуться, и они ушибали себе плечи. Отбивать  уголь  они
могли только лежа на боку,  изогнув  шею,  подняв  руки  и  наискось  ударяя
обушком с короткой рукояткой.
     Внизу находился Захарий, выше примостились Левак и Шаваль, а  на  самом
верху работал Маэ. Каждый подрубал уголь снизу,  отделяя  его  от  сланцевой
подошвы, потом делал в пласте две  вертикальные  борозды  и  отсекал  глыбу,
вбивая в верхнюю  часть  пласта  стальной  клин.  Уголь  был  жирный,  глыба
раскалывалась, и куски угля скатывались по животу и ногам  забойщика.  Когда
эти куски, сдерживаемые дощатой  загородкой,  скоплялись  грудой,  забойщики
исчезали за ней, словно замурованные в узкой щели.
     Тяжелее всех приходилось Маэ. Вверху температура доходила  до  тридцати
пяти градусов,  не  чувствовалось  никакого  движения  воздуха.  Нечем  было
дышать. Маэ повесил лампу на гвоздь около самой головы, чтобы было  светлее,
и от этой лампы, нагревавшей  ему  темя,  кровь  приливала  к  мозгу.  Пытку
увеличивала сырость. В нескольких сантиметрах от его  лица  с  кровли  забоя
сочилась вода; стекавшие по камню крупные капли падали  равномерно,  быстро,
упорно, и все на одно и то же место. Как  он  ни  поворачивал  шею,  как  ни
запрокидывал голову, капли падали ему на  лицо,  расплывались,  хлюпали  без
перерыва. Через четверть часа Маэ весь промок, да еще обливался потом, и  от
него шел пар, как от бака с горячей водой, приготовленной для стирки,  В  то
утро капли усердно долбили ему лоб над правой бровью. Маэ в ярости  ругался.
Ему не хотелось прерывать работу, и он бил обушком изо всех сил, так что  от
ударов сотрясалось все его тело,  стиснутое  двумя  пластами  породы,  -  он
напоминал жучка, зажатого между страницами толстой  книги,  которая  вот-вот
захлопнется и расплющит его насмерть.
     Никто не произносил ни слова. Все  рубили  уголь:  слышны  были  только
неровные,  вперебой,  удары,   глухие,   словно   доносившиеся   издали.   В
застоявшемся воздухе звуки теряли четкость, не отдавались эхо.  А  мрак  был
небывалой, густой черноты от разлетавшейся во  все  стороны  угольной  пыли,
тяжкий мрак, насыщенный газами, щипавшими глаза. Шахтерские лампы, прикрытые
металлической сеткой, светились красноватыми пятнышками. Ничего нельзя  было
различить. Низкий забой с косой кровлей походил на  дымоход,  в  котором  за
десять зим скопился слой черной сажи. В этой  впадине  двигались  призрачные
фигуры, скупые огоньки выхватывали из темноты то округлые  очертания  бедра,
то жилистую руку, напряженное лицо, вымазанное черным, словно у  разбойника,
собравшегося  на  грабеж.  Порой  выделялись  глянцевые  глыбы  угля,  -  их
плоскости, грани внезапно загорались кристаллическим блеском.  И  снова  все
тонуло во мраке; тишину  нарушали  только  сильные,  глухие  удары  обушков,
только тяжкое прерывистое дыхание, невнятное бормотание людей,  изнемогавших
от мучительных усилий, от неудобного положения тела, от духоты и  подземного
дождя.
     У Захария руки были словно ватные после вчерашней  выпивки,  он  вскоре
прервал работу под тем предлогом, что необходимо  заняться  креплением;  это
позволило ему присесть и, забыв обо  всем  на  свете,  насладиться  минутной
передышкой, насвистывая и устремив глаза в  темноту.  Позади  забойщиков  на
протяжении трех метров уголь из пласта уже был выбран, а они еще не укрепили
кровлю, нисколько не думая об опасности и не  желая  тратить  время  на  эту
работу.
     - Эй ты, барин! - крикнул Захарий новичку. - Подавай-ка мне стойки.
     Этьен, учившийся у Катрин работать лопатой, понес в  забой  стойки.  Со
вчерашнего дня остался небольшой запас крепежного леса. Каждое утро в  шахту
спускали  готовые  дубовые  столбы,  по  размеру   соответствующие   толщине
угольного пласта.
     - Поживей ты, размазня! - крикнул Захарий,  видя,  как  новый  откатчик
неловко взбирается по грудам угля и тащит четыре дубовые подпорки.
     Сделав обушком одну зарубку в кровле, а другую в стене  забоя,  Захарий
вставлял в них концы стойки, которая и подпирала таким  образом  породу.  Во
второй половине дня разборщики сгребали  куски  пустой  породы,  оставленные
забойщиками в глубине хода,  и  закладывали  ими  выработанное  пространство
пласта, засыпая и поставленное там крепление, но всегда оставляли свободными
верхний и нижний ходы для откатки угля.
     Маэ перестал ворчать и ухать, - он наконец  отбил  глыбу  угля.  Утирая
мокрое лицо рукавом куртки, он тревожно спрашивал, чего ради забрался наверх
Захарий, что он собирается там делать?
     - Да оставь ты! - сказал он сыну. - После  завтрака  посмотрим.  Сейчас
надо на вырубку налечь. А то не выдадим свое число вагонеток.
     - Да ведь оседает, - ответил ему сын. - Погляди -  оседает!  Вон  какая
трещина. Как бы не завалило!..
     Но отец только пожал плечами. Выдумал тоже - завалит!  А  если  даже  и
завалит! Что им, в первый раз, что ли? Как-нибудь справятся.
     В конце концов Маэ рассердился и велел сыну работать в забое.
     Впрочем, и у всех дело не спорилось. Левак лежал на спине  и,  ругаясь,
рассматривал ссадину на большом пальце левой руки, с которого упавшим камнем
сорвало лоскут кожи. Шаваль в сердцах сдернул с себя рубашку,  надеясь,  что
работать голым до пояса будет не так жарко. Все уже  были  черны  от  мелкой
угольной  пыли,  смешанной  с  обильным  потом,  который  струился  ручьями,
растекался лужицами. Первым возобновил работу Маэ, врубаясь в пласт еще ниже
прежнего, держа голову у самой его подошвы.  Капля  воды,  падавшая  сверху,
упорно ударяла ему в лоб, и Маэ казалось, что она продолбит ему череп.
     - Не обращай внимания, - сказала Этьену Катрин. - Они всегда орут.
     И она услужливо продолжала обучать Этьена. Каждую нагруженную вагонетку
подавали на-гора в том виде, как  ее  отправляли  из  забоя,  пометив  своим
жетоном для того,  чтобы  приемщик  зачислил  ее  на  счет  артели.  Поэтому
нагружать  следовало  тщательно,  брать  чистый   уголь,   иначе   вагонетку
браковали.
     Глаза Этьена привыкли к полумраку, он вглядывался в малокровное  и  еще
не испачканное углем бледное личико Катрин и не мог решить, сколько ей  лет.
По виду - лет двенадцать: уж очень маленькая, хрупкая. Однако он чувствовал,
что она гораздо старше - столько в вей было мальчишеской дерзости и наивного
бесстыдства, которое его порядком смущало; она ему не нравилась, он  находил
ее бескровное лицо слишком детским, а синий колпак, плотно  охватывающий  ей
виски, делал ее похожей на Пьеро. И его удивляло, что у этой девочки столько
нервной силы и ловкости; она наполняла свою вагонетку  гораздо  скорее,  чем
Этьен, быстро и равномерно подхватывая уголь лопатой; затем ровно  и  плавно
катила  вагонетку  до  наклонной  выработки  -  бремсберга,   ни   разу   не
зацепившись, пробиралась под  низко  нависшей  кровлей;  он  же  то  и  дело
ушибался, вагонетка сходила у него с рельсов, и он не умел исправить беду.
     В самом деле, путь был не из  удобных.  От  забоя  до  бремсберга  было
метров шестьдесят, и  в  этом  штреке,  который  проходчики  еще  не  успели
расширить, узком, как щель, кровля нависала неровными выступами, под  ногами
торчали бугры; груженая  вагонетка  местами  едва  могла  пройти,  откатчику
приходилось проталкивать ее, ползти на коленях, согнувшись в  три  погибели,
чтобы не раскроить себе голову. Вдобавок крепи уже  сдавали,  раскалывались.
На самой середине иных стоек, словно в  непрочных,  подломившихся  костылях,
виднелись длинные белесые полосы. Надо было двигаться  осторожно,  чтобы  не
исцарапаться об  острые  щепки,  торчавшие  из  этих  изломов;  от  давления
каменной  породы  толстые  дубовые  стойки  постепенно  сгибались,  и  люди,
пробираясь ползком, томились глухой тревогой: а вдруг все сейчас  рухнет,  и
глыба песчаника перебьет им спинной хребет.
     - Опять? - смеясь, воскликнула Катрин.
     В самом трудном проходе у Этьена сошла с рельсов вагонетка. Ему все  не
удавалось катить ее прямо:  рельсы  неплотно  лежали  на  мокрой  земле;  он
ругался, злобно сражаясь с  непослушной  вагонеткой,  но,  несмотря  на  все
усилия, никак не мог поставить колеса на место.
     - Подожди ты! - сказала девушка. - Будешь злиться, дело не пойдет.
     Она юркнула под заднюю стенку вагонетки, нагнувшись, подставила  спину,
напряглась и, приподняв вагонетку, поставила колеса на  рельсы.  Груз  весил
семьсот килограммов.
     Удивленный, смущенный Этьен бормотал извинения.  Катрин  показала  ему,
как надо расставлять ноги и, сгибая колени,  упираться  ступнями  в  стойки,
вбитые по обе стороны штрека, как надо  согнуться  и  вытянуться  и,  толкая
вагонетку, напрягать все  мышцы  рук,  спины  и  ног.  Во  время  одного  из
перегонов он шел за нею следом,  наблюдая,  как  она  трусит,  сгибаясь  под
прямым  углом  и  так  низко  опустив  руки,  что  казалось,  она  бежит  на
четвереньках; она напоминала тогда одного из  тех  дрессированных  зверьков,
которых показывают в цирке. Она  обливалась  потом,  тяжело  дышала,  у  нее
хрустели суставы, но она не проронила ни единого слова жалобы, перенося  все
с привычным равнодушием, словно жить в подземной тьме и, согнувшись, толкать
вагонетку было всеобщей горькой участью. А Этьену ничего не  удавалось;  ему
мешали башмаки, у него ломило  все  тело,  ему  трудно  было  шагать,  низко
опустив голову. Через несколько минут спина начинала мучительно ныть; и,  не
выдержав пытки, он опускался на колени, чтобы выпрямиться и передохнуть.
     А когда добирались до  бремсберга,  начинались  новые  мученья.  Катрин
научила Этьена спускать вагонетку, прицепив ее к тросу. В верхнем и в нижнем
конце бремсберга, который имелся в каждом горизонте  и  служил  для  откатки
угля из всех забоев, находились двое рабочих: вверху -  тормозной,  внизу  -
приемщик.  Эти  двенадцати  -  пятнадцатилетние  озорники  для   развлечения
перекликались, угощая друг друга ужасающей  бранью;  откатчицам  приходилось
выкрикивать еще более крепкие ругательства, чтобы предупредить  их  о  своем
прибытии. Приемщик подавал сигнал,  откатчица  прицепляла  свою  нагруженную
вагонетку, та своей тяжестью натягивала трос и съезжала вниз,  а  наверх  по
скату поднималась пустая вагонетка, как только  тормозной  отпускал  тормоз.
Внизу, в главном откаточном штреке, из вагонеток составлялся поезд,  который
лошадь тянула до рудничного двора.
     - Эй вы, черти сонные! -  крикнула  Катрин,  очутившись  в  бремсберге,
длиною в сто метров и целиком обшитом досками, - в этом узком коридоре голос
звучал, как в гигантском рупоре.
     Ответа не было  -  мальчишки,  должно  быть,  заснули.  Во  всех  лавах
движение  вагонеток  остановилось.  Послышался  тоненький  голосок  какой-то
девочки:
     - Наверняка один уже с Мукеттой валяется!
     Раздался  громовой  хохот;  откатчицы  со  всего  горизонта   хохотали,
хватаясь за бока.
     - Кто это? - спросил Этьен.
     Оказалось, что голосок принадлежал Лидии, бесстыжей худенькой девчонке,
катившей вагонетки своими кукольными лапками не хуже взрослой  женщины.  Что
касается Мукетты, она была способна дурить с обоими мальчишками разом.
     Вдруг  снизу  раздался  голос  приемщика:  "Прицепляй!"  Вероятно,  там
проходил  штейгер.  Во  всех  девяти  промежуточных  штреках   возобновилась
откатка; слышались только равномерные окрики приемщиков  и  тяжелое  дыхание
откатчиц, от которых на подъеме к бремсбергу шел кар, как от лошадей,  когда
они тянут тяжелый воз. В шахте  пронеслось  веяние  животной  чувственности,
грубого желания,  охватывавшего  углекопов,  когда  они  встречали  одну  из
откатчиц, толкавших вагонетки чуть ли не  на  четвереньках,  в  непристойной
позе, ибо мужской костюм, обтягивавший их бедра, чуть не лопался по швам.
     И после каждой откатки Этьен возвращался к забою, где в жаре  и  духоте
раздавался  неровный  стук  обушков  и   тяжелое   уханье   забойщиков,   не
прекращавших работу. Уже все четверо скинули рубашки и  словно  сливались  с
угольным пластом, до макушки перемазавшись мокрой черной  грязью.  Один  раз
пришлось откапывать Маэ, задохнувшегося под грудой  вырубленного  угля;  для
этого выдернули доски,  чтобы  уголь  скатился  в  штрек.  Захарий  и  Левак
злились, что уголь "невмоготу крепок", как они говорили, и из-за этого  "как
есть ничего не  заработаешь".  Шаваль,  перевернувшись  на  спину,  принялся
издеваться над Этьеном, присутствие которого явно раздражало его.
     - Эх ты, червяк! Силы меньше, чем у девчонки!
     Вагонетку нагрузить и то не умеет! Что, мозоли на руках боишься набить?
Вот погоди, сукин сын, вычту у тебя десять су, если по твоей милости  у  нас
хоть одну вагонетку забракуют.
     Этьен не решался отвечать: он был  до  того  рад  даже  этой  каторжной
работе,  что  смиренно  принимал  грубую   иерархию,   установленную   между
чернорабочим и мастером. Но он совсем выбился  из  сил:  ноги  у  него  были
стерты в кровь, руки сводила судорога, грудь будто сжимали тиски, К счастью,
уже было десять часов, артель решилась сделать передышку и позавтракать,
     У Маэ были часы, но смотреть на  них  ему  и  не  требовалось.  В  этой
подземной беззвездной ночи он узнавал время, не ошибаясь даже на пять минут.
Все надели рубашки  и  куртки.  Потом  спустились  из  забоя  и  присели  на
корточки, прижав локти к бедрам, - эта поза так привычна для  шахтеров,  что
зачастую они принимают ее и вне шахты и преспокойно сидят, не нуждаясь ни  в
камне, ни в бревне. Каждый  вытащил  свой  "брусок",  и  все  сосредоточенно
принялись откусывать от толстого ломтя, изредка перекидываясь замечаниями по
поводу проделанной за утро работы. Катрин постояла среди них и направилась к
Этьену,  -  он  полулежал  на  земле,  вытянув  ноги   поперек   рельсов   и
прислонившись спиною к деревянной стойке. В том месте было почти сухо.
     - Ты что же не ешь? - спросила Катрин, откусив от своей горбушки.
     И тут она вспомнила, что парень целую ночь брел по дорогам без гроша  в
кармане и, может быть, без куска хлеба.
     - Хочешь, поделюсь с тобой?
     Этьен отказывался, уверяя, что ему совсем  не  хочется  есть,  хотя  от
голода у него сосало под ложечкой и дрожал  голос.  И  тогда  Катрин  весело
сказала:
     - А-а, брезгуешь?.. Погоди, я откусила с этого конца, а тебе отломлю  с
другого.
     Она  разломила  горбушку  пополам.  Этьен  принял  свою  долю  и   едва
удержался, чтобы не съесть ее всю сразу.
     Опасаясь, как бы девушка не увидела,  что  у  него  трясутся  руки,  он
положил их на бедра. Спокойно, как добрый товарищ, Катрин легла  возле  него
ничком и, подперев одной рукой голову, в другой держала хлеб, от которого не
спеша откусывала понемногу. На земле между ними стояли  лампочки,  бросавшие
на них свет.
     Катрин с минуту молча смотрела на Этьена. Должно быть, ей нравились его
тонкие черты и черные усики. Она по-детски усмехнулась от удовольствия.
     - Так ты, значит, механик, и тебя с дороги прогнали? За что?
     - За то, что дал начальнику оплеуху.
     Она была ошеломлена, потрясена непостижимой для  нее  дерзостью  такого
поступка, - это противоречило  наследованным  ею  взглядам  о  необходимости
беспрекословного подчинения начальству.
     - Надо тебе сказать, я тогда выпил. А я, как выпью,  будто  сумасшедший
делаюсь: и себя и других могу искалечить. Да... Стоит мне выпить две  рюмки,
две маленькие рюмочки, меня так и  подмывает  лезть  в  драку...  Так  бы  и
пристукнул кого-нибудь. А после выпивки я два дня больной.
     - Так ты не пей, - серьезно сказала Катрин.
     - Ну, понятно... Не бойся, я свой характер знаю.
     И Этьен замотал головой.  Он  ненавидел  водку,  как  только  может  ее
ненавидеть  потомок   многих   поколений   пьяниц,   человек,   у   которого
наследственность, полученная от  предков,  пропитанных  и  сведенных  с  ума
алкоголем, явилась для организма  таким  тлетворным  началом,  что  малейшая
капля спиртного становится для него ядом.
     - Главное, вот из-за матери досадно, что выставили меня, -  сказал  он,
прожевав кусок. - Матери плохо живется, ну я ей кой-когда и посылал деньжат.
     - А где твоя мать живет?
     - В Париже, на улице Гут-д'Ор. Прачкой работает.
     Наступило молчание. Когда Этьен думал обо всем этом, его  черные  глаза
сразу тускнели, красивого и здорового юношу охватывали растерянность и страх
перед неведомым злом, которое он носил в себе. Секунду  он  сидел,  устремив
взгляд  в  темноту,  и  здесь,  в  недрах  земли,  в  гнетущей  духоте,  ему
вспомнилось детство, вспомнилось, как  его  мать,  такую  еще  миловидную  и
энергичную женщину, бросил его отец, как потом вернулся к ней, когда она уже
вышла за другого; и она жила меж двух этих мужчин,  которые  терзали  ее,  и
вместе с ними скатилась в грязь, в помойную яму пьянства и разврата. Сколько
пришлось ему тогда пережить! Крепко запомнилась ему эта  улица  и  некоторые
подробности: груды грязного белья в прачечной, попойки, отравляющие весь дом
зловонием винного перегара, скандалы, драки и  пощечины,  которыми  чуть  не
сворачивали человеку скулы.
     - Ну, а теперь, -  произнес  он  жалобно,  -  по  тридцать  су  в  день
заработаю, не из чего будет посылать матери. Умрет она в  нищете.  Наверняка
умрет!..
     С выражением безнадежности передернув плечами, он откусил хлеба и молча
стал жевать.
     - Хочешь пить? - спросила Катрин, вытаскивая  из  фляги  пробку.  -  Не
бойся, от кофе вреда не будет... А всухомятку есть - подавишься...
     Этьен отказался, - довольно и того, что он съел половину  ее  завтрака.
Это ведь прямо бессовестно.  Но  Катрин  настаивала,  уговаривала  от  всего
сердца и в конце концов сказала:
     - Ну ладно, я попью первая, раз ты такой вежливый...  И  теперь  ты  не
можешь отказаться. А не то я обижусь.
     Приподнявшись на колени, она протянула ему флягу. Этьен увидел  девушку
совсем близко от себя при свете двух  шахтерских  ламп.  Почему  она  сперва
показалась ему некрасивой? Теперь, перемазанная, запачканная угольной пылью,
она приобрела  какую-то  странную  прелесть.  На  юном  лице,  возникшем  из
темноты, смеялся большой рот, сверкали белые зубы, большие зеленоватые глаза
блестели, как у кошки. Пряди рыжеватых  волос,  выбившиеся  из-под  колпака,
щекотали девичье ухо, и это ее смешило. Она  больше  не  казалась  девочкой.
"Лет четырнадцать ей как-никак есть", - подумал он.
     - Ну, чтобы доставить тебе удовольствие, давай сюда, - согласился Этьен
и, отпив из горлышка, вернул ей флягу.
     Она сделала второй глоток,  заставила  и  его  отпить  еще  раз,  чтобы
поделить поровну, как она говорила, и их забавляло, что узкое горлышко фляги
переходит то в ее, то в его рот. Он уже подумывал, не схватить ли девушку  в
объятия да не поцеловать ли в губы?  Его  все  больше  искушали  эти  полные
бледно-розовые губы, оттененные углем. Но он не решался,  робея  перед  нею,
ведь в Лилле он знал только продажных женщин самого низкого  пошиба,  а  вот
как подступиться к работнице, да еще живущей в своей семье?
     - Тебе сколько лет? Четырнадцать есть? - спросил он.
     Катрин удивилась и чуть не вспылила:
     - То есть как четырнадцать? Мне уж пятнадцать!.. Правда, я  худышка.  У
нас девушки не быстро растут.
     Этьен продолжал свои расспросы. Она отвечала без всякого цинизма и  без
стыдливого смущения. Но хоть в отношениях между мужчиной и женщиной для нее,
по-видимому, не  было  тайн,  он  чувствовал,  что  она  невинна  и  что  ее
физическое развитие задерживается из-за того, что она  вечно  дышит  спертым
воздухом и надрывается на  тяжелой  работе.  Когда  он  вспомнил  историю  с
Мукеттой,  желая  смутить  Катрин,  девушка  спокойно  и  весело   принялась
рассказывать ему анекдоты о непристойнейших проделках откатчицы. Да, Мукетта
откалывает  штучки,  только  держись!  Этьен  попытался  узнать,   есть   ли
возлюбленный у самой Катрин, - она  шутливо  ответила,  что  пока  не  хочет
огорчать мать, но ведь это неизбежно и рано или поздно непременно  случится.
Она ежилась и слегка дрожала от холода в мокрой от пота  одежде;  когда  она
говорила об этой неизбежности, у нее  было  смиренное  и  кроткое  выражение
лица, словно она приготовилась терпеть и тяжкий труд, и подчинение мужчине.
     - Возлюбленных сколько хочешь найдется, когда все вместе живут,  верно?
- Понятно.
     - И ведь никому от этого худа не  бывает...  Священнику  на  духу  тоже
можно не каяться.
     - Священнику каяться? Подумаешь... очень нужно. А  только  вот  Черного
Человека надо остерегаться.
     - Что это за Черный Человек? -  Старик  углекоп.  Бродит  по  шахте,  и
которая девушка согрешит, он ей шею свернет.
     Этьен в недоумении смотрел на нее, думая, что она смеется над ним.
     - Да неужели ты веришь такой чепухе? Ты, должно быть, не училась?
     - Нет, как же... училась. Я грамотная. И читать  и  писать  умею...  От
этого нам польза... А вот отца и мать в детстве ничему не учили, да и других
тоже.
     Просто прелесть какая девчонка! Вот он доест хлеб и  тогда  обязательно
обнимет ее и поцелует в  губы,  в  ее  пухлые  розовые  губы.  Приняв  такое
решение, робкий парень почувствовал себя чуть ли не насильником, от волнения
у  него  перехватило  горло.  Мужская  одежда,  облегавшая  девичью  фигуру,
возбуждала и смущала его. Вот он прожевал последний кусок, отпил глоток кофе
и передал флягу Катрин - ее очередь допить все до дна. Ну, пора действовать.
Этьен настороженно посмотрел на забойщиков - не увидят  ли  они,  как  вдруг
чья-то тень выросла у входа в штрек.
     Шаваль уже несколько секунд молча смотрел на них издали. Затем подошел,
удостоверился, что Маэ не может его видеть, наклонился над Катрин,  сидевшей
на земле, схватил ее за плечи, запрокинул ей голову и со спокойной наглостью
впился поцелуем в ее губы, делая вид, что не  обращает  на  Этьена  никакого
внимания. В этом поцелуе было утверждение своего права и ревнивая решимость.
     Однако девушка возмутилась:
     - Оставь меня, слышишь!
     Шаваль поднял ей голову, заглянул в глаза. Рыжие усы и бородка казались
огненными на его черном от угля горбоносом лице. Наконец он  выпустил  ее  и
пошел прочь.
     Этьена кинуло в дрожь. До чего было глупо ждать! Теперь  поцеловать  ее
невозможно, - она, пожалуй, подумает, что ему просто не хочется отставать от
этого парня. Самолюбие его было уязвлено, он пришел в искреннее отчаяние.
     - Ты зачем солгала? - спросил он вполголоса. - Ведь он твой любовник?
     - Да нет же! Клянусь тебе! - крикнула она. - Ничего  такого  нет  между
нами. Иной раз просто подурим, только и всего... Да он и не здешний. Полгода
поди, не больше, как приехал из Па-де- Кале.
     Оба поднялись, пора было приниматься за  работу.  Внезапная  холодность
Этьена явно огорчила Катрин. Вероятно, она считала, что он красивее  Шаваля,
и, может быть, предпочла бы его долговязому  забойщику.  Ей  очень  хотелось
утешить, обласкать его. Она увидела, с каким  удивлением  Этьен  смотрит  на
свою лампу, заметив, что пламя стало голубым и окружено  бледной  каймой,  и
попробовала развлечь его.
     -  Пойдем,  я  что-то  покажу  тебе,  -  сказала  она  с   приветливым,
товарищеским видом.
     Она привела его в глубину лавы и показала трещину  в  угольном  пласте.
Оттуда вырывалось легкое бульканье и  посвистывание,  похожее  на  щебетание
птицы.
     - Приложи руку... Чувствуешь ветерок?.. Это гремучий газ выходит.
     Он застыл от изумления. Так это вот и есть тот самый  ужасный  газ,  от
которого может все взорваться? Катрин, смеясь, сказала, что нынче много газа
вышло, раз пламя в лампах стало голубым.
     - Скоро вы кончите болтать, лодыри? - раздался сердитый оклик Маэ.
     Катрин и Этьен принялись торопливо  нагружать  вагонетку,  потом  стали
толкать ее к бремсбергу, напрягая спину, чуть ли не ползком  пробираясь  под
бугристой кровлей штрека. Уже со второго перегона они  обливались  потом,  и
снова у них хрустели суставы.
     Возобновили свою  работу  и  забойщики.  Они  нередко  сокращали  время
завтрака,  чтобы  не  охлаждаться;  и  толстые  ломти  хлеба,  с   жадностью
поглощенные в недрах земли, вдали от света, теперь камнем лежали в желудках.
Вытянувшись  на  боку,  люди  изо   всех   сил   били   обушком,   одержимые
одной-единственной  мыслью  -  выдать  на-гора  как   можно   больше   угля.
Ожесточенная, тяжкая борьба за  скудный  заработок  все  заслоняла.  Они  не
чувствовали, что кругом струится вода, что от сырости у них пухнут ноги, что
все тело сводит судорога - в таком неудобном положении приходится  работать;
не замечали духоты и  мрака,  из-за  которых  они  чахли,  словно  растения,
вынесенные в подвал. Проходил один час за другим, и чем  дальше,  тем  более
спертым становился воздух, - от жара, от копоти шахтерских лиц,  от  дыхания
людей, от удушливой пелены рудничного газа, словно паутиной  заволакивающего
глаза; только ночью вентиляция проветривала  подземные  ходы,  а  теперь,  в
глубине кротовых нор, прорытых в толще каменных недр, задыхаясь, все в поту,
стекавшем по разгоряченной груди, углекопы били и били обушками.
     Наконец Маэ, не  посмотрев  на  часы,  оставленные  в  кармане  куртки,
остановился и сказал:
     - Скоро час... Захарий, готово у тебя?
     Захарий ставил подпорки. Но, занявшись этим делом, вдруг все  бросил  и
застыл, лежа на спине и  уставясь  глазами  в  одну  точку:  он  замечтался,
вспоминая, как играл вчера в кегли и  сколько  раз  выиграл.  Очнувшись,  он
ответил отцу:
     - Кончил. Нынче сойдет! А завтра посмотрим. - И,  вернувшись,  занял  в
забое  свое  место.  Левак  и  Шаваль  тоже  отложили  обушки.   Надо   было
передохнуть. Каждый отер мокрое лицо голой  рукой,  поглядывая  на  каменную
кровлю, в которой расслаивались пласты сланца. Говорили они только  о  своей
работе.
     - Вот уж не везет так не везет!  -  заметил  Шаваль.  -  Наткнулись  на
неустойчивую породу! А ведь при расчете про это и не подумают.
     - Мошенники! - ворчал Левак. - Только и ждут, как бы нас надуть.
     Захарий засмеялся: наплевать ему на работу и на все прочее, но  приятно
слышать, как ругают Компанию. Миролюбивый Маэ стал объяснять, что  порода  в
шахте меняется через каждые двадцать метров. Надо судить по  справедливости,
разве можно все предусмотреть? Видя, что Левак и Шаваль не  утихомирились  и
громко  возмущаются  начальством,  он  встревожился  и  сказал,   беспокойно
озираясь:
     - Молчите! Будет вам!
     - Правильно! - добавил Левак, тоже понижая голос. - А то влипнем.
     Даже здесь, на этой глубине,  всех  преследовала  мысль  о  доносчиках,
словно у пластов угля, составлявших собственность Акционерной компании, были
уши. -
     - Все равно, - вызывающе сказал  Шаваль.  -  Пусть  только  этот  боров
Дансар посмеет еще разговаривать со мной, как в прошлый раз, я ему покажу...
Будет помнить... Я тебе, мол, не мешаю  блудить  с  толстомясыми  беленькими
бабенками, так и не ругайся...
     Захарий прыснул от смеха.  Роман  старшего  штейгера  с  женой  Пьерона
постоянно был предметом шуток всей  шахты.  Внизу,  у  забоя,  засмеялась  и
Катрин, опираясь на рукоятку лопаты, и коротко объяснила Этьену, о чем  идет
речь. Маэ рассердился и уже не скрывал своего страха перед начальством,
     - Ну ты, помолчи-ка лучше!.. Хочешь беду накликать,  так  по  крайности
подожди, когда один останешься.
     Не успел он договорить, как в верхнем штреке послышались чьи-то шаги. И
почти тотчас же появился в сопровождении старшего штейгера  Дансара  инженер
шахты, прозванный рабочими коротыш Негрель.
     -- Говорил я тебе! - пробормотал Маэ. - Всегда они тут как  тут,  прямо
из-под земли выскакивают.
     Первым показался Поль Негрель,  племянник  директора,  молодой  человек
двадцати шести лет, стройный, кудрявый брюнет с черными усиками. Острый  нос
и быстрые глаза придавали ему сходство с любопытным  ручным  хорьком;  умный
взгляд его искрился насмешкой, но сразу становился пронзительным и властным,
когда Негрель разговаривал с рабочими. Одевался молодой инженер  для  работы
так же, как они, и так же был перепачкан углем и, чтобы внушить им уважение,
выказывал отчаянную храбрость, забирался в самые  опасные  закоулки,  всегда
был первым на месте обвала или при взрыве гремучего газа.
     - Ну как, Дансар, пришли? - спросил он.
     Старший  штейгер,  широколицый  бельгиец  с  крупным   мясистым   носом
сластолюбца, ответил с преувеличенной почтительностью:
     - Пришли, господин Негрель... А вот тут человек, которого наняли утром.
     Начальники прошли в забой и велели Этьену подойти. Инженер поднял лампу
и пристально всматривался в него, не задавая никаких вопросов.
     - Ну хорошо, - сказал он наконец. - Но помните, я не люблю, когда берут
всяких прохожих. Чтоб этого больше не было!
     Объяснений он не стал слушать. Дансар принялся докладывать:  необходимо
было нанять человека, и ведь высказано пожелание заменять,  по  возможности,
женщин-откатчиц мужчинами. Не обращая на него внимания,  Негрель  осматривал
кровлю, а забойщики тем  временем  принялись  рубить  уголь.  Вдруг  инженер
воскликнул:
     - Послушайте, Маэ, вы что, плюете на наши приказы? Ведь  вас  тут  всех
прихлопнет, черт бы вас драл!
     - Да нет, крепко держится, - спокойно ответил углекоп.
     - То есть как это "крепко"? Кровля оседает,  а  у  вас  тут  стоек  кот
наплакал - одна от другой в двух метрах!  Вы  бы  хоть  ненадолго  перестали
рубить уголь да занялись вовремя креплением, но вы предпочитаете,  чтоб  вам
башку размозжило. Извольте немедленно поставить стойки.  Старые  укрепить  и
новых добавить. Слышите?
     Углекопы, недовольные распоряжением, вступили в спор, доказывая, что им
лучше знать, соблюдены ли правила безопасности, и тогда Негрель вспылил:
     - Ах, вот как? А когда  вас  задавит,  кто  будет  отвечать?  Вы?  Нет,
Компании придется платить пенсии вам  или  вашим  вдовам...  Повторяю,  ваши
повадки мне известны: ради двух лишних вагонеток угля вы готовы сдохнуть.
     Не давая воли накопившемуся в душе негодованию, Маэ сказал степенно:
     - Платили бы нам как следует, мы бы и крепление ставили лучше.
     Инженер, не отвечая, пожал плечами. Спустившись  в  штрек,  он  крикнул
снизу:
     - Вам остается еще час  работать.  Принимайтесь  все  за  крепление.  И
предупреждаю: артель будет оштрафована на три франка.
     Слова эти были встречены глухим ропотом.  Углекопов  сдерживала  только
сила дисциплины, той военной дисциплины, которая подчиняла младших  по  чину
старшим - от коногона до главного штейгера. Однако  Шаваль  и  Левак  злобно
взмахивали кулаком, хотя Маэ и старался  их  утихомирить  взглядом.  Захарий
насмешливо пожимал плечами. Но, пожалуй, больше всех взволновался  Этьен.  С
тех пор как он очутился на дне этого ада, в нем нарастало глухое возмущение.
Он смотрел на Катрин, она стояла, смиренно опустив голову. Ах,  как  же  это
возможно! Люди надрываются на такой тяжелой работе в этом могильном мраке  и
не могут заработать даже на хлеб насущный! Тем временем Негрель отходил  все
дальше в сопровождении  Дансара,  который  почтительно  выслушивал  суждения
начальника и только молча кивал головой. Вскоре снова  громко  раздались  их
голоса: оба остановились в  штреке,  осматривая  крепление,  которое  артель
обязана была поддерживать на протяжении десяти метров от своего забоя.
     - Говорю вам, что они плюют на наши распоряжения! - кричал инженер. - А
вы, черт бы вас взял, за ними не следите. Почему?
     - Да как же  не  слежу?  Все  время  вдалбливаешь  им  правила,  просто
охрипнешь.
     Негрель позвал сердито:
     - Маэ! Маэ!
     Все спустились к штреку. Негрель продолжал:
     - Поглядите-ка! Разве тут что-нибудь держится? Насовали как попало! Все
наспех, наспех! Вон у этого верхняка нет упора: стойки отошли... Да,  теперь
я понимаю, почему ремонт крепления обходится так дорого. Вам что? Вам только
бы продержалось, пока вы за это отвечаете...  А  потом  -  все  в  щепки,  и
Компания вынуждена держать целую армию  ремонтных  рабочих...  Посмотрите-ка
сюда, посмотрите... Ведь это сущее издевательство!
     Шаваль хотел что-то сказать, но инженер оборвал его:
     - Молчите, я знаю, что вы опять скажете. Пусть, мол, вам больше платят,
не правда ли? Ну так запомните хорошенько мои слова. Предупреждаю,  дирекция
вынуждена будет  платить  вам  за  крепление  отдельно,  но  соответствующим
образом вам уменьшат плату за вагонетку угля. Да, да. Посмотрим, что вы этим
выиграете. А сейчас переделайте тут все крепление. Завтра приду проверю.
     И, повернувшись спиной к углекопам, потрясенным этой  угрозой,  Негрель
отправился дальше. Дансар, такой смирный в его присутствии, отстал  от  него
на минутку и грубо крикнул рабочим:
     - Значит, так? Из-за вас мне нагоняи получать?  Я  вам  закачу  не  три
франка штрафа, а кое-что похуже. Берегитесь!
     А когда он ушел, Маэ, в свою очередь, разразился гневом:
     - Ах, будь ты проклят! Что несправедливо, то уж несправедливо. Я люблю,
чтобы все по-хорошему, спокойно, потому как иначе нельзя столковаться. Но  в
конце концов тут поневоле зло возьмет. Вы слышали? Снизим, мол, расценок  за
вагонетку, и тогда за крепление получайте отдельно!..  Словом  сказать,  еще
придумали способ, как платить нам поменьше. Вот дьяволы, вот дьяволы!
     Ему хотелось на ком-нибудь сорвать гнев, и вдруг он заметил, что Катрин
и Этьен стоят сложа руки.
     - Ну, тащите скорей стойки! Что вы тут торчите, уши развесили? Вот  как
дам хорошего пинка!
     Этьен отправился за стойками, нисколько не обижаясь на эту грубость. Он
и сам был возмущен начальниками и находил, что углекопы слишком благодушны.
     Впрочем, Левак  и  Шаваль  облегчили  душу  ругательствами.  Все,  даже
Захарий, яростно принялись крепить, полчаса слышен был только стук кувалды о
деревянные столбы. Никто не произносил ни слова; тяжело дыша,  все  неистово
сражались  с  оседающей  породой,  -  они  перевернули  бы  ее  и   подняли,
навалившись плечом, если бы достало силы.
     - Ну хватит! - сказал наконец Маэ, подавленный гневом и  усталостью.  -
Половина второго... Эх! Ну и день выдался! И по пятьдесят су не  заработали.
Я ухожу, очень уж противно.
     И, хотя оставалось еще полчаса до конца  смены,  он  оделся.  Остальные
последовали его примеру. При одном взгляде на забой все приходили в  ярость.
Увидев, что Катрин опять принялась за работу, они позвали ее и сердито стали
упрекать за неуместное усердие. Пусть себе уголь лежит или пусть сам  отсюда
выбирается, если у него ноги есть.  И  все  шестеро,  держа  инструмент  под
мышкой, пошли обратно, к рудничному двору, до которого им предстояло  пройти
два километра той же дорогой, что и утром.
     Когда  забойщики  спускались  по  людскому  ходку,  Катрин  с   Этьеном
задержались,  встретив  Лидию,  катившую  вагонетку;  девочка  остановилась,
пропуская их, и рассказала, что куда-то исчезла Мукетта: у нее  пошла  носом
кровь, просто ручьем полилась, и  Мукетта  куда-то  убежала  -  делать  себе
примочки из холодной воды, и где она теперь - неизвестно. Выслушав  рассказ,
они  двинулись  дальше,  а  Лидия  спять  покатила  вагонетку;   измученная,
перемазанная углем девочка напрягала худенькие руки и ноги и похожа была  на
тощего черного муравья, который упорно  сражается  с  непосильной  для  него
ношей. В некоторых ходах Этьен и Катрин, съезжали по спуску прямо на спине и
втягивали голову в плечи,  боясь  ободрать  себе  лоб;  по  гладкому  скату,
отполированному спинами рабочих этого крыла шахты, скользили так быстро, что
время от времени тормозили, хватаясь за деревянные стойки, и говорили, шутя:
"А то, глядишь, салазки загорятся".
     Внизу Этьен с Катрин оказались одни. Красные звездочки ламп уже исчезли
вдали, на повороте штрека. Все веселье пропало.  Оба  шли  тяжелой,  усталой
походкой, она впереди, он позади. Лампы коптили,  Этьен  с  трудом  различал
Катрин в облаке мглистого тумана; мысль, что она женщина,  вызывала  у  него
раздражение: зачем  он  свалял  дурака,  -  ни  разу  не  поцеловал  ее?  Но
воспоминание о Шавале мешало ему это сделать. Разумеется, она солгала:  этот
малый - ее любовник, они валялись тут на всех кучах щебня, она и  бедрами-то
покачивает, как настоящая шлюха. Без  всякого  основания  он  злился,  будто
Катрин изменила ему. А она меж тем  поминутно  оборачивалась,  предупреждала
его о каждом препятствии и, казалось, упрашивала  быть  повеселее.  Тут  они
были так далеко от всех, отчего бы не пошутить, не  посмеяться,  как  добрым
друзьям? Наконец они дошли до откаточного квершлага,  и  Этьен  почувствовал
облегчение: скоро кончится мучительная для него раздвоенность;  а  Катрин  в
последний раз взглянула на него и запечалилась, словно ей жаль было счастья,
которое уже никогда не вернется.
     Теперь вокруг них кипела шумная подземная жизнь; то  и  дело  проходили
штейгеры; громыхали целые поезда вагонеток,  и  лошади  тащили  их  разбитой
рысцой.  Ежеминутно  звездами  загорались  в   темноте   шахтерские   лампы.
Приходилось прижиматься к  стенке,  пропускать  черные  фигуры  коногонов  и
лошадей, обдававших путников своим дыханием. Жанлен, бежавший босиком позади
своего поезда, выкрикнул какую-то непристойность, которую они не  расслышали
в грохоте колес. Они все шли, шли; Катрин умолкла; Этьен, не  узнавая  пути,
пройденного утром, вообразил, что она заблудилась на этих подземных улицах и
перекрестках; а главное, он стал мерзнуть, и чем ближе  подходили  к  стволу
шахты, тем ему становилось  холоднее,  он  дрожал  мелкой  дрожью.  В  узких
облицованных камнем коридорах воздух проносился с силой урагана. Этьен  впал
в отчаяние, ему казалось, что они никогда не придут, и вдруг он  оказался  в
рудничном дворе.
     Шаваль бросил на них косой, недоверчивый взгляд и злобно скривил  губы.
Остальные были тут же, стояли  на  ледяном  сквозняке,  мокрые  от  пота,  и
молчали так же, как Шаваль, подавляя  гневный  ропот.  К  подъемнику  пришли
слишком рано, - раньше чем через полчаса их и не думали поднять,  тем  более
что наверху шли сложные приготовления - собирались спустить в шахту  лошадь.
Стволовые все еще подтягивали к  клети  вагонетки  с  углем,  катившиеся  по
чугунным плитам с таким  оглушительным  грохотом,  словно  тут  перекидывали
старые листы железа; потом клеть, взлетая вверх, исчезала в черной дыре, где
по ней барабанил проливной дождь. Внизу вода струилась ручьями и  стекала  в
десятиметровый колодец,  издававший  запах  сырости  и  тины.  У  подъемника
суетились стволовые - они дергали  веревки,  подавая  сигналы,  нажимали  на
рукоятки рычагов, и все промокли до  нитки,  стоя  в  облаке  водяной  пыли.
Горели три лампы без сетки, их красноватый свет и  большие  движущиеся  тени
людей придавали этому подземному  залу  сходство  с  разбойничьим  вертепом,
устроенным в пещере близ водопада.
     Маэ сделал последнюю попытку. Он подошел к Пьерону, работавшему с шести
часов утра.
     - Слушай, позволь нам подняться... Ты ведь можешь.
     Пьерон, видный парень с мощной мускулатурой и  слащаво  кротким  лицом,
испуганно замахал руками.
     - Что ты, что ты! Нельзя! Попроси у штейгера... А то меня оштрафуют.
     Снова послышался глухой ропот. Катрин наклонилась к  Этьену  и  сказала
ему на ухо:
     - Пойдем посмотрим конюшню. Вот где славно!
     В конюшню надо было проскользнуть незаметно - входить туда запрещалось.
Она находилась в левой стороне двора, в конце  короткой  выработки.  Конюшня
эта,  высеченная  в  твердой  породе,  со  сводчатым  потолком  и  кирпичной
облицовкой имела двадцать пять метров в длину, четыре метра в высоту и могла
вместить двадцать лошадей. Там и в самом деле было  хорошо:  такое  приятное
живое тепло,  исходившее  от  животных,  приятный  запах  свежей  соломенной
подстилки, запах лошадей, всегда содержавшихся опрятно.  Единственная  лампа
разливала спокойный ровный свет. Лошади, поставленные на отдых, поворачивали
головы, смотрели на людей выпуклыми,  какими-то  детскими  глазами  и  снова
принимались неторопливо жевать овес, - такие работящие, упитанные и здоровые
лошадки, всеобщие любимицы на шахте.
     Катрин стала читать вслух клички, написанные на цинковых  дощечках  над
кормушками, и вдруг ахнула, увидев внезапно выросшую перед ней  фигуру.  Это
Мукетта вылезла из кучи соломы, в которую она зарылась,  чтобы  поспать.  По
понедельникам,  если  она  чувствовала  себя  очень  усталой   после   своих
воскресных развлечений, Мукетта изо всей силы ударяла себя кулаком по носу и
уходила из лавы,  якобы  поискать  холодной  воды,  на  самом  же  деле  она
забиралась на конюшне в солому, предназначенную  для  подстилки  лошадям,  и
спала в тепле. Отец, всегда баловавший дочь, терпел ее  присутствие,  рискуя
нажить неприятности.
     Как раз в это время в конюшню вошел сам дядюшка Мук, низенький,  лысый,
морщинистый, но толстый, - явление редкое  для  пятидесятилетнего  человека,
бывшего углекопа. С тех пор как его  назначили  конюхом,  он  бросил  курить
трубку, зато стал жевать табак, да так усердно, что десны кровоточили в  его
черном рту. Заметив двух посторонних, стоявших возле его дочери,  он  ужасно
рассердился.
     - Эй, вы что тут делаете? Вон отсюда, все трое! Ну, живо! Я вам покажу,
бесстыдницы, как водить сюда парней да  безобразничать  с  ними  у  меня  на
соломе! Вон отсюда!
     Мукетта, находя отповедь забавной, хохотала, ухватясь за бока. Но Этьен
смутился и поспешил удалиться в сопровождении улыбавшейся Катрин. Когда  все
трое вернулись на рудничный двор, туда явились  Бебер  и  Жанлен  с  поездом
вагонеток. Клеть остановили, чтобы вкатить в нее вагонетки. Катрин подошла к
лошади и, поглаживая, похлопывая  се,  рассказала  о  ней  своему  спутнику.
Лошадь носила кличку Боевая и была старше всех лошадей в шахте - уже  десять
лет работала она под землей, десять лет жила в этой яме, занимала в  конюшне
все тот же угол, пробегала рысцой  все  тот  же  путь  по  черным  галереям,
никогда не видя дневного света. Откормленная,  с  лоснистой  белой  шерстью,
очень смирная, она, казалось, благоразумно примирилась со  своей  участью  и
была довольна, что укрыта здесь от  несчастий,  царящих  вверху,  на  земле.
Катрин  сказала,  что,  живя  во  мраке,  лошадь  стала   очень   хитрой   и
сообразительной. Она так обжилась в штреке, в котором работала, что  головой
отворяла вентиляционные  двери,  сгибала  шею,  чтобы  не  ушибиться,  когда
проходила под нависшей кровлей. Вероятно, она считала перегоны, потому  что,
пробежав установленное их  число,  не  желала  идти  дальше,  и  приходилось
отводить ее к кормушке. С годами ее глаза, зоркие в темноте,  как  у  кошки,
порой заволакивала  грусть.  Быть  может,  в  смутных  своих  мечтаниях  она
вспоминала место, где родилась, - мельницу близ Маршьена, красивую  мельницу
на берегу Скарпы, окруженную широкими зелеными просторами и всегда овеваемую
ветром. И что-то яркое горело там вверху, что-то похожее на огромную  лампу,
но  что  именно  -  она  не  могла  вспомнить:  в  памяти  животных   образы
расплывчаты. Расставив  свои  старые  дрожащие  ноги,  она  стояла,  понурив
голову, и тщетно пыталась вспомнить солнце.
     А у ствола шахты хлопотали люди. Сигнальный молоток ударил четыре  раза
- в шахту спускали лошадь, а это всегда вызывало волнение, так как иной  раз
животное, потрясенное ужасом, вынимали  из  сетки  мертвым.  Вверху  лошадь,
опутанная сетью, бешено билась, но почувствовав, что почва ускользает у  нее
из-под ног, вдруг стихала и неслась вниз не шелохнувшись, уставиа в  темноту
неподвижные, широко открытые глаза. Лошадь, которую  спускали  в  тот  день,
была слишком крупна и не могла пройти между проводниками, -  подвесив  ее  в
сетке под клетью, ей, вероятно, пригнули голову к боку  и  связали  в  таком
положении. Спуск длился три минуты - из осторожности замедлили  ход  машины.
Люди внизу волновались. Да что там такое!  Неужели  остановились,  и  бедная
пленница висит во тьме над пропастью? Наконец показалась лошадь, повисшая  в
каменной неподвижности, с остановившимся безумным взглядом, в котором застыл
ужас. Это был молодой жеребец-трехлетка, гнедой масти, по кличке Трубач.
     - Осторожней! - кричал дядюшка Мук: на его обязанности  лежало  принять
лошадь. - Давай, давай еще! Погоди, не отвязывай.
     Вскоре бедняга Трубач темной глыбой лежал на чугунных  плитах.  Он  все
еще не шевелился, до смерти испуганный этой  черной  бесконечной  пропастью,
этим глубоким подземельем и гулко  отдававшимся  грохотом.  Его  уже  начали
развязывать,  как  вдруг  Боевая,  которую  только  что  отпрягли,  подошла,
вытягивая  шею,  собираясь  обнюхать  товарища,  низринувшегося  к   ней   с
поверхности земли.  Рабочие,  обступившие  Трубача,  посмеиваясь,  расширили
круг. Ну что пришла? Или уж так  хорошо  пахнет  новая  лошадь?  Но  Боевая,
равнодушная к насмешкам,  ожила,  воодушевилась.  Верно,  почуяла  милый  ее
сердцу запах свежего воздуха, забытый запах травы, нагретой солнцем. И вдруг
она звонко заржала, но в этой веселой музыке как будто слышались и умиленные
рыдания. Тут было и ласковое  приветствие,  и  воспоминания  о  давних  днях
радости, которыми вдруг повеяло на нее, и скорбь о  новом  узнике,  которого
поднимут на землю только мертвым.
     - Ну и Боевая! Вот умница! - смеялись  рабочие,  восторгаясь  повадками
своей любимицы. - Смотри-ка, с товарищем разговаривает.
     Лошадь развязали, но она все не шевелилась, - скованная страхом  лежала
неподвижно, как будто ее все еще  стягивала  веревочная  сетка.  Наконец  ее
подняли на ноги ударом кнута, и она стояла ошеломленная,  дрожащая.  Дядюшка
Мук увел на конюшню обеих лошадей, товарищей по несчастью.
     - А долго ль нам еще ждать? - спросил Маэ.
     Но сначала нужно  было  разгрузить  клеть,  и  к  тому  же  до  подъема
оставалось еще десять минут. Мало-помалу забои пустели, по  всем  выработкам
шли в обратный путь, углекопы. У  клети  собралось  человек  пятьдесят,  все
промокли и дрожали на сквозняках, грозивших им воспалением легких. Пьерон  -
куда делось елейное выражение его физиономии! - дал затрещину  своей  дочери
Лидии за то, что она ушла из лавы раньше времени. Захарий  исподтишка  щипал
Мукетту,  озорства  ради,  "чтобы  разогреться".   Но   у   всех   нарастало
недовольство: Шеваль  и  Левак  рассказали,  что  инженер  грозился  снизить
расценок за вагонетку и только тогда  оплачивать  крепление  отдельно;  план
дирекции был встречен гневными возгласами, - в этом  темном  подземелье,  на
глубине в шестьсот метров,  забродила  закваска  возмущения.  Уже  никто  не
старался сдерживать голос, люди, перемазанные  углем,  продрогшие  в  долгие
минуты ожидания, обвиняли Компанию в том, что  половину  рабочих  убивают  в
шахте, а другую морят голодом. Этьен слушал с волнением,
     - А ну живей! Живей! - покрикивал на стволовых штейгер Ришом.
     Ему хотелось поскорее начать подъем - он не желал наказывать рабочих за
крамольные речи. Однако ропот  раздавался  все  громче,  и  Ришому  пришлось
вмешаться. За его спиной углекопы кричали, что не всегда так будет, и в одно
прекрасное утро вся эта лавочка полетит ко всем чертям.
     - Слушай, ты ведь разумный человек, -  сказал  он  Маэ.  -  Заставь  их
замолчать. Надо помнить: с сильным не борись, с богатым не  судись,  -  будь
осторожен.
     Но хотя Маэ притих и встревожился,  ему  не  понадобилось  вмешиваться.
Голоса вдруг смолкли: возвращаясь после инспекционного осмотра, из квершлага
вышли Негрель и Дансар, оба в поту, как и рабочие.
     Повинуясь  привычной  дисциплине,  углекопы   расступились,   пропуская
начальство, и инженер прошел через толпу, не промолвив ни слова.  Он  сел  в
одну вагонетку, штейгер - в  другую,  стволовой  дернул  веревку  пять  раз,
подавая сигнал о подъеме "тузов", как называли начальство, и клеть понеслась
вверх, провожаемая угрюмым молчанием рабочих.
      

 
     Поднимаясь в клети вместе с четырьмя другими рабочими,  примостившимися
в вагонетке, Этьен решил пуститься дальше в скитания по дорогам. Не лучше ли
подохнуть с голоду сразу, чем надрываться в этом аду и не зарабатывать  даже
на хлеб? Катрин сидела выше его,  он  не  чувствовал  ее  близости,  она  не
согревала его таким приятным теплом. Лучше не думать о  всяких  глупостях  и
уйти отсюда; ведь образования у него побольше, чем у  здешних  углекопов,  а
потому и овечьего их смирения нет, - он в конце концов удушит  какого-нибудь
начальника.
     Вдруг яркий луч ослепил его. Подъем совершился так быстро, что  дневной
свет ошеломлял, резал глаза, отвыкшие от этого сияния. Но как радостно  было
почувствовать,  что  клеть  остановилась  и  крепко  осела  на  свои  упоры.
Рукоятчик отворил дверь, рабочие выпрыгнули ив вагонеток и гурьбой  вышли  в
приемочную.
     - Слушай, Муке, - зашептал Захарий на ухо рукоятчику.  -  Дернем  нынче
вечером в "Вулкан", а?
     "Вулканом" назывался дешевый кафешантан в Монсу.
     Муке молча подмигнул приятелю левым глазом и ухмыльнулся, растянув  рот
до ушей. Низенький, коренастый, как отец, с нахально  вздернутым  носом,  он
выглядел гулякой, который все проест и пропьет, не думая о  завтрашнем  дне.
Как раз тут вышла из клети Мукетта, и любезный братец в  знак  нежной  любви
изо всей силы хлопнул ее по спине.
     Этьен с трудом узнал высокое помещение приемочной, которое казалось ему
таким таинственным и страшным при неверном свете фонарей.  Теперь  оно  было
просто-напросто пустым и грязным. Сквозь запыленные оконные стекла  проникал
тусклый свет. Только машина в дальнем конце блестела медными частями;  густо
смазанные тросы бежали, как ленты, смоченные чернилами;  укрепленные  вверху
шкивы, огромная стальная  перекладина,  на  которой  они  держались,  клети,
вагонетки - все это изобилие металла придавало  бараку  мрачный  вид  своими
серыми  жесткими  тонами  старого  железа.  Громыхание   колес   непрестанно
сотрясало чугунные плиты,  а  от  угля,  который  перевозили  в  вагонетках,
поднималась мелкая пыль, покрывавшая пол, стены и даже балка копра.
     Вернулся Шаваль, заходивший в застекленную каморку приемщика посмотреть
на таблицу, где выработка  каждой  артели  отмечалась  по  жетонам.  Он  был
взбешен:  оказывается,  у  них  забраковали  две  вагонетки,  -  одна   была
недогружена против установленного веса, а в другой уголь был смешан с пустой
породой.
     - Этого еще недоставало! - кричал он. - Скостят теперь  двадцать  су!..
Вперед наука, не берите лодырей, которые только вертят  руками,  как  свинья
хвостиком,
     И, бросив косой взгляд на Этьена, он и без слов  досказал  свою  мысль.
Того так и подмывало  ответить  ударом  кулака.  Но  он  сдержался:  к  чему
связываться, все равно надо уходить. И он окончательно решил уйти.
     - Кто же это в первый  день  хорошо  работает?  -  заметил  Маэ,  желая
водворить мир. - Завтра он получше справится.
     Тем не менее все были раздражены, затевали ссоры, чтобы  на  ком-нибудь
сорвать злобу. Когда стали сдавать  лампы,  Левак  придрался  к  ламповщику,
обвиняя его в  том,  что  он  плохо  вычистил  его  лампу.  Нервы  несколько
успокоились только в раздевальне, где по-прежнему топилась печь. В нее  даже
слишком щедро насыпали угля, чугунные стенки  раскалились  докрасна,  и  все
обширное помещение без окон, казалось, было охвачено пожаром - такие  яркие,
багровые отблески пламени плясали  на  стенах.  С  довольным  ворчанием  все
принялись греться, стоя на некотором расстоянии от печки, и от всех шел пар,
словно от миски кипящего супа. Поджарив себе  спину,  грели  живот.  Мукетта
преспокойно спустила с себя  штаны,  чтобы  высушить  рубашку.  Парни  стали
зубоскалить, и вдруг грянул хохот: она  показала  насмешникам  зад,  выразив
таким образом крайнее свое презрение.
     - Я ухожу, - сказал Шаваль, спрятав шахтерский инструмент в шкафчик.
     Никто не пошевелился. Только Мукетта торопливо оделась и побежала вслед
за ним - под тем предлогом, что  им  обоим  идти  в  Монсу.  Опять  начались
шуточки: всем было известно, что она надоела Шавалю.
     Тем временем Катрин о чем-то озабоченно говорила отцу. По-видимому,  он
сперва удивился, потом одобрительно закивал головой и подозвал Этьена.
     - Послушайте, - тихонько сказал Маэ, передавал ему узелок,  -  если  вы
без гроша, то до получки вполне успеете подохнуть с голоду... Ведь ждать две
недели!.. Хотите, я постараюсь устроить вам где-нибудь кредит?
     Молодой человек смутился. Он как раз собирался  допросить  полагавшиеся
ему тридцать су и уйти. Но ему стало стыдно  перед  Катрин.  Она  пристально
смотрела на него. Пожалуй, еще подумает, что он боится работы.
     - Я, конечно, ничего обещать не могу, - продолжал Маэ.  -  Откажут  так
откажут - ничего не поделаешь.
     Этьен не стал возражать. Все равно откажут. Да  и  ни  к  чему  это  не
обязывает. Он всегда может уйти, перекусив немного. И  тут  же  подосадовал,
зачем не сказал: "Нет". Неловко было видеть, как  обрадовалась  Катрин,  как
мило она улыбнулась и дружелюбно посмотрела на него, довольная,  что  пришла
ему на помощь. К чему все это?
     Наконец все спутники Маэ обулись в  деревянные  башмаки,  заперли  свои
шкафчики и двинулись из барака вместе  с  товарищами,  которые,  погревшись,
уходили один за  другим.  Пошел  вслед  за  ними  и  Этьен.  Левак  с  сыном
присоединились к компании. Но,  проходя  через  сортировочную,  они  увидели
начавшуюся там драку и остановились.
     Сортировочная помещалась в обширном сарае с черными балками,  покрытыми
угольной пылью, с  широкими  решетчатыми  ставнями,  в  которые  непрестанно
задувал ветер. Вагонетки с углем поступали сюда прямо из  приемочной,  затем
их опрокидывали на грохота - длинные качающиеся корыта из листового  железа,
по обе стороны их стояли на ступеньках сортировщицы,  вооруженные  совком  и
граблями, выбирали куски породы,  подталкивали  чистый  уголь,  и  он  через
воронки сыпался в железнодорожные товарные вагоны, стоявшие под сараем.
     В сортировочной работала Филомена Левак, худенькая и бледная женщина  с
покорным, кротким лицом, она была чахоточная, харкала кровью. Повязав голову
обрывком синей шерстяной шали, засучив  рукава,  быстро  двигая  черными  по
локоть руками, она сортировала уголь, стоя ниже матери Пьерона, по  прозвищу
"Горелая", злой, как ведьма, ужасной старухи с  совиными  глазами  и  плотно
сжатым  провалившимся  ртом.  Филомена  и  Горелая  разругались,  -  молодая
обвиняла старуху в том, что она выгребает у нее камни  и  ей,  Филомене,  не
удается за десять минут наполнить корзину. Им  платили  с  корзины,  поэтому
из-за пустой породы постоянно вспыхивали ссоры и  потасовки.  Летели  клочья
волос, на багровых от пощечин щеках оставались черные отпечатки ладоней.
     - А ну, дай  ей  раз  как  следует!  -  крикнул  сверху  Захарий  своей
любовнице.
     Все сортировщицы захохотали. Но Горелая яростно набросилась на него:
     - Ах ты пакостник! Ты бы лучше признал своих ублюдков. Ведь  ты  с  ней
двух ребят прижил!.. Подумать только! Восемнадцать лет  детей  плодит!  Туда
же, заморыш несчастный!
     Маэ удержал сына, не позволив ему спуститься и пересчитать ребра старой
хрычевке, как выразился Захарий. Прибежал надзиратель,  грабли  опять  стали
ворочать уголь. От верхней до нижней  ступени  грохотов  видны  были  только
согнутые спины женщин, из-под носа друг у друга выхватывавших куски породы.
     На улице ветер вдруг стих.  С  серого  неба  моросил  мелкий,  холодный
дождь. Углекопы ежились в жидкой своей одежонке, втягивали голову в плечи и,
засунув руки под мышки, шли размашистой походкой, от  которой  раскачивались
их  ширококостные  фигуры.  При  дневном  свете  они  походили  на   негров,
перепачканных грязью. Кое-кто не съел своего завтрака, и узелок с оставшейся
краюшкой хлеба горбом торчал у них на спине под курткой.
     - Гляди-ка, Бутлу идет! - язвительно хихикая, сказал Захарий.
     Левак, не останавливаясь, перебросился  несколькими  словами  со  своим
жильцом, человеком лет тридцати пяти, благодушным и славным крепышом.
     - Ну как, обед-то будет нынче, Луи?
     - Кажется, будет.
     - Жена, стало быть, в духе.
     - Кажется, да.
     Приходили и другие рабочие,  -  на  шахту  спешили  все  новые  партии.
Дневная смена начиналась в три часа; шахта  опять  поглощала  целые  полчища
людей, и они растекались вместо забойщиков по всем выработкам и лавам. Клети
никогда не стояли без дела: и днем и ночью люди, как насекомые, точили землю
под свекловичными полями, прокладывали извилистые ходы на глубине в шестьсот
метров.
     А среди тех, кто  возвращался  домой,  первыми  шли  мальчишки.  Жанлен
доверительно излагал Берберу сложный план, как раздобыть без денег табаку на
четыре су; Лидия следовала за ними на почтительном  расстоянии.  Катрин  шла
вместе с Захарием и Этьеном. Все трое молчали. У кабачка "Выгода" их догнали
Маэ И Левак.
     - Нам сюда, - сказал Маэ Этьену. - Хотите зайти?
     Группа разделилась. Катрин остановилась на секунду и  в  последний  раз
взглянула на Этьена своими зеленоватыми глазами,  прозрачными,  как  родник;
измазанные черные щеки оттеняли глубину этих  кристально  чистых  глаз.  Она
улыбнулась и пошла вместе с другими по дороге, поднимавшейся к поселку.
     Кабачок стоял на полпути между поселком и шахтой,  у  перекрестка  двух
дорог. Помещался он в трехэтажном кирпичном доме, выбеленном  сверху  донизу
известкой, с маленькими окнами, для красоты  обведенными  широкой  лазоревой
каймой.  На  квадратной  вывеске,  прибитой  над  входом,  желтыми   буквами
значилось:
 

                             Питейное заведение 
                                  Раснера 
 
     За  домом  на  площадке,  окруженной  живой  изгородью,   устроен   был
кегельбан. Угольная Компания всемерно, но тщетно старалась  приобрести  этот
участок земли, врезавшийся в ее  обширные  владения,  и  ненавидела  кабачок
Раснера, открытый им чуть ли не у самого выхода из Ворейской шахты.
     - Заходите, - еще раз сказал Этьену Маэ.
     Небольшая светлая комната с чисто выбеленными голыми стенами, три стола
и дюжина стульев; еловая стойка шириною с кухонный шкаф; на стойке с десяток
пивных кружек, три бутылки спиртного, графин,  цинковый  бачок  с  оловянным
краном для пива. Больше ничего  -  ни  одной  картинки,  ни  одной  полочки,
никаких игр. В массивном чугунном камине, покрытом блестящим  черным  лаком,
потихоньку горела угольная мелочь. Каменные плиты пола были посыпаны  тонким
слоем белого песка, который впитывал влагу, насыщавшую и воздух  и  землю  в
этом сыром краю.
     -  Кружку!  -  скомандовал  Маэ  белокурой  толстушке,  дочери  соседки
Раснера, которую он иной раз оставлял за стойкой, когда уходил.
     - Раснер дома?
     Повернув кран, девушка ответила, что хозяин сейчас вернется.  Медленно,
не отрываясь,  углекоп  выпил  сразу  полкружки,  чтобы  очистить  горло  от
угольной пыли. Он не угостил Этьена. Единственный посетитель,  явившийся  до
них, сидел за столом в  мокрой  перемазанной  одежде  и  молча,  в  глубоком
раздумье  пил  пиво.  Вошел  третий,  жестом  приказал  налить  ему  кружку,
расплатился и ушел, так и не сказав ни слова.
     Затем появился полный улыбающийся человек лет тридцати восьми, с гладко
выбритым круглым лицом. Это возвратился Раснер, бывший  забойщик,  уволенный
Компанией три года назад после забастовки. Он был отличный рабочий,  хороший
оратор, всегда оказывался  застрельщиком  требований  углекопов  и  в  конце
концов стал вожаком недовольных. Жена его,  как  и  многие  жены  углекопов,
держала маленький кабачок; когда Раснера выбросили на  улицу,  он  сам  стал
кабатчиком: раздобыл денег и, в пику  Компании,  открыл  питейное  заведение
почти напротив Ворейской шахты. Теперь оно  процветало,  стало  общественным
центром, и гнев, который постепенно Раснер вдохнул в бывших своих товарищей,
приносил ему достаток.
     - Вот этого малого я нанял нынче утром, - тотчас же объяснил ему Маэ. -
Есть у тебя свободная комната? И можешь ли ты кормить его в долг две недели?
     Широкое лицо Раснера вдруг выразило недоверие. Он окинул Этьена быстрым
взглядом и, даже не дав себе труда выразить сожаление, коротко ответил:
     - Обе комнаты заняты. Не могу.
     Этьен заранее ждал отказа, и все же ему стало горько, он сам  удивился,
что ему обидно уходить отсюда. Ничего не поделаешь, придется, -  вот  только
получить бы заработанные тридцать су. Углекоп,  сидевший  за  кружкой  пива,
встал и ушел. Заходили поодиночке другие  и,  прочистив  горло,  шли  дальше
размашистым шагом. Они  просто  промывали  глотку,  пили  без  веселья,  без
удовольствия, - молча утоляли жажду.
     - Ну, что у вас? Ничего нового? - спросил Раснер, как-то особенно глядя
на Маэ, маленькими глотками допивавшего кружку.
     Маэ обернулся и, увидев, что  в  комнате,  кроме  Этьена,  никого  нет,
ответил:
     - Да вот нынче опять схватились... из-за крепления.
     И он рассказал, что произошло. Раснер побагровел, кровь прилила у  него
к лицу, казалось, так и брызнет из пор, глаза  засверкали.  Он  выругался  и
возмущенно крикнул:
     - Ах, так? Ну, если они вздумают снизить расценки - крышка им!
     Присутствие  Этьена  мешало  ему,  однако  он  не  мог   сдержаться   и
ораторствовал, искоса поглядывая на чужака. Прибегая  иногда  к  обинякам  и
намекам, он говорил о директоре копей, господине Энбо, о  его  жеке,  о  его
племяннике, инженере Негреле, не называя их, впрочем,  по  именам,  твердил,
что дольше так продолжаться не  может,  не  сегодня-завтра  у  людей  лопнет
терпение. Нищета кругом  слишком  велика,  и  он  перечислял,  какие  заводы
закрылись, сколько рабочих уволили. Вот уже месяц он раздает по шести фунтов
хлеба в день. Вчера ему сказали, что  господин  Денелен,  владелец  соседней
шахты, не знает, удастся ли ему выдержать кризис. Кроме того, Раснер получил
письмо из Лилля, полное весьма тревожных сведений.
     - Знаешь от кого письмо? - тихо сказал он. - От того человека, которого
ты здесь видел однажды вечером.
     Но ему пришлось прервать беседу.  Пришла  сто  жена,  высокая  и  худая
энергичная женщина, с длинным носом и красными пятнами на скулах. В политике
она была куда левее мужа.
     - Письмо от Плюшара, - сказала она. - Эх, если  б  он  стоял  здесь  во
главе рабочих, сразу все пошло бы лучше!
     Этьен прислушивался к разговору, понимал его и был страстно  взволнован
мыслями о нищете и возмущении. Услышав брошенное имя,  он  встрепенулся,  и,
словно нечаянно, у него вырвалось:
     - Я знаю Плюшара. - В ответ на вопрошающие взгляды он добавил: - Да,  я
механик, а он был старшим мастером у нас в депо, в Лилле. Умный  человек,  я
частенько с ним разговаривал.
     Раснер еще раз внимательно оглядел  незнакомца,  и  в  лице  его  сразу
произошла перемена: оно выразило чувство  симпатии.  Потом,  повернувшись  к
жене, сказал:
     - Вот Маэ привел ко мне  этого  молодого  человека,  своего  откатчика.
Спрашивает, не найдется ли у нас свободной комнаты для него и не можем ли мы
открыть ему кредит на две недели.
     Дело было решено в двух словах: нашлась свободная комната  -  постоялец
съехал в тот день утром. Кабатчик, крайне возбужденный заговорил откровеннее
и все твердил, что он требует от хозяев только возможного, тогда как  другие
желают добиться того, что чрезвычайно трудно осуществить. Жена его,  пожимая
плечами, говорила, что рабочие, безусловно, "в своем праве".
     - Ну, пока до свидания!  -  прервал  ее  Маэ.  -  Что  ни  говорите,  а
приходится нашему брату под землей спину гнуть, и раз так, значит,  и  будем
там подыхать. Гляди, каким ты стал молодцом, а ведь  только  три  года,  как
выбрался оттуда.
     - Да, я очень поправился, - самодовольно сказал Раснер.
     Этьен проводил забойщика до двери и все благодарил  его,  но  тот  лишь
покачивал головой и ничего не отвечал. Этьен долго смотрел ему  вслед,  пока
Маэ тяжелой поступью шел по дороге, ведущей к поселку.
     Жена Раснера, обслуживавшая посетителей,  попросила  нового  постояльца
подождать - через минутку она покажет отведенную ему комнату и он сможет там
помыться. Этьена опять охватили сомнения: стоит  ли  оставаться?  Жаль  было
проститься с вольными скитаниями, с солнцем, с  радостью  быть  самому  себе
хозяином, хотя бы ценою лишений и голода. Ему казалось, что  он  прожил  уже
несколько лет с  тех  пор,  как,  замерзая  на  холодном  ветру,  добрел  до
террикона, а  потом  несколько  часов  ползком  пробирался  в  черном  мраке
подземных галерей. Тошно было думать, что  придется  все  начинать  сызнова.
Нет, какая несправедливая, какая жестокая участь! Его человеческая  гордость
возмущалась, ему не хотелось превратиться в  животное,  которое  слепнет  во
мраке и погибает раздавленным. Пока в  душе  Этьена  совершалась  внутренняя
борьба, взгляд его блуждал по огромной равнине, и мало-помалу  он  разглядел
ее. Он изумился, - совсем не такими представлял он себе эти просторы,  когда
старик Бессмертный во тьме указывал на  них  рукой.  Прямо  перед  собою,  в
ложбине, он действительно видел Ворейскую шахту  -  деревянные  и  кирпичные
постройки, сортировочную с крышей из  толя,  вышку  копра,  крытую  шифером,
барак машинного отделения и высокую красноватую трубу. Неприглядны были  все
эти строения, сбившиеся в кучу. Но вокруг  них  простирался  двор,  и  Этьен
никак не думал, что он  такой  большой:  двор  походил  на  черное  озеро  с
застывшими валами каменного угля, над ними  вздыбились  высокие  мостки,  по
которым проложены были рельсы; в одном углу белели штабеля бревен, как будто
там свалили целый лес срубленных деревьев. Справа горизонт заслоняла громада
террикона, поднимавшаяся, словно исполинский крепостной вал; в самой  старой
своей части он давно порос травой, а в другом конце его сжигал огонь,  целый
год горевший внутри этой искусственной горы, - о нем свидетельствовали струи
густого дыма, выбивавшегося на поверхность, да длинные подтеки  багрового  и
ржавого цвета, змеившиеся среди белесых, серых кусков сланца и песчаника.  А
дальше раскинулись поля, бесконечные поля,  засеянные  пшеницей  и  свеклой,
голые в эту пору года;  болота  с  жесткой  щетиной  камышей,  над  которыми
кое-где высились ивы с корявыми стволами; далекие луга, пересеченные унылыми
вереницами тополей. И совсем далеко белыми  пятнами  выделялись  города:  на
севере - Маршьен, на юге - Монсу; на востоке  горизонт  окаймляла  лиловатая
полоса оголенного Вандамского леса. И под этим хмурым небом, в тусклом свете
угасавшего зимнего дня казалось, что вся чернота копей, вся летучая угольная
пыль пала на равнину, осела  толстым  слоем  на  деревьях,  покрыла  дороги,
смешалась с землей.
     Этьен смотрел, и  больше  всего  его  поразил  канал  -  речка  Скарпа,
выпрямленная каналом,  ночью  он  их  не  видел.  От  Воре  до  Маршьена  на
протяжении двух лье канал шел по прямой и  казался  ровной  лентой  матового
серебра, а вдоль него тянулась, убегая в бесконечность, обсаженная деревьями
насыпная дорога, возвышавшаяся над низиной;  меж  зеленых  берегов  блеснула
голубовато-серая водная гладь, по ней медленно  скользили  баржи  с  красной
кормою. Близ шахты находилась  пристань,  видны  были  стоявшие  на  причале
баржи, в них грузили уголь, подвозя к ним вагонетки по мосткам  с  рельсами.
Затем канал делал поворот и наискось пересекал болото; вся душа этой гладкой
равнины заключена была в геометрических линиях канала, проходившего по  ней,
как большая дорога, перевозившая уголь и железо.
     Этьен  перевел  взгляд  на  рабочий  поселок,  построенный  на  плоской
возвышенности,  -  издали  виднелись  черепичные  красные  кровли.  И  вновь
любопытство влекло его к Ворейской шахте, даже к глинистому пологому  скату,
у подножия которого высились два огромных штабеля кирпичей, изготовленных  и
обожженных на месте. За изгородью двора  проходила  ветка  железной  дороги,
обслуживавшей  копи.  Должно  быть,  последняя  партия   ремонтных   рабочих
спустилась в шахту. По  двору  медленно  двигался  товарный  вагон,  который
подталкивали  рабочие  под  пронзительные  свистки  десятника.  Исчезло  все
обаяние   неведомого,   таившегося   во   мраке,   непонятного   громыхания,
необъяснимых раскатов грома, сияния непостижимых звезд. Вдали  вздымались  к
небу доменные  печи  и  коксовые  батареи,  но  пламя,  горевшее  над  ними,
побледнело  еще  в  час  рассвета.  Ничего  не  оставалось  прежнего,  кроме
прерывистых  всхлипываний  водоотливного  насоса  и  пыхтения,  похожего  на
шумное, долгое дыхание  людоеда,  обозначавшееся  в  воздухе  серой  дымкой,
которую Этьен различал теперь, - дыхание ненасытного, прожорливого чудовища.
     И вот Этьен решил остаться. Быть может, ему вспомнились  светлые  глаза
Катрин, взгляд, который она бросила, уходя в  поселок.  А  возможно  (скорее
всего именно это и подействовало), его привлек ветер возмущения, подувший  в
угольных копях. Он и сам этого не знал.  Но  он  решил  опять  спуститься  в
шахту, чтобы страдать и бороться; он с  ненавистью  думал  о  тех  людях,  о
которых говорил Бессмертный,  об  откормленном,  тучном  божестве,  которому
тысячи голодных, никогда не видевших его, отдавали свои силы и свою кровь.
  
 

 

 
     Усадьба Грегуара, именовавшаяся Пиолена, находилась в  двух  километрах
от Монсу,  к  востоку  от  города,  в  сторону  Жуазеля.  Господский  дом  -
квадратное здание без всякого архитектурного стиля - построен был  в  начале
прошлого века;  из  всех  обширных  земель,  когда-то  входивших  в  имение,
осталось около тридцати гектаров, окруженных изгородью; содержать владение в
порядке было нетрудно. Прекрасный  огород  и  плодовый  сад  Грегуара  стали
знамениты: фрукты и овощи, выращиваемые в Пиолене, славились во всей округе.
Правда, в усадьбе не было парка, его заменял маленький перелесок, зато аллея
в триста метров, обсаженная старыми  липами,  ветви  которых  переплетались,
образуя длинный свод  -  от  ворот  до  крыльца  дома,  считалась  одной  из
достопримечательностей на этой голой равнине, где на всем пространстве между
Маршьеном и Боньи большие деревья были наперечет.
     В то утро супруги Грегуар встали в восемь часов. Они любили  поспать  и
обычно поднимались часом позже; но буря,  бушевавшая  ночью,  привела  их  в
нервное состояние. Муж тотчас же отправился посмотреть, не натворил ли ветер
беды, а жена, надев фланелевый капот и шлепанцы,  пошла  на  кухню.  У  этой
низенькой толстой старушки даже в  пятьдесят  восемь  лет,  при  белоснежных
сединах, лицо хранило детски удивленное выражение.
     - Мелани, - сказала она кухарке, - не спечь ли вам слоеную  булку,  раз
тесто уже готово? Барышня встанет  через  полчаса,  не  раньше.  А  с  каким
удовольствием она выпьет за завтраком чашку шоколада  со  слоеной  булкой...
Право, приятный был бы ей сюрприз!
     Кухарка,  худощавая  старуха,  служившая  у  Грегуаров  тридцать   лет,
засмеялась:
     - Верно, хороший сюрприз!.. Плита у  меня  топится,  духовка  поди  уже
накалилась. Онорина мне подсобит.
     Онорина,  девушка  лет  двадцати,  взятая  Грегуарами  еще  девочкой  и
воспитанная в доме, исполняла теперь  обязанности  горничной.  Вся  прислуга
состояла из двух этих женщин и кучера Франсиса,  на  котором  лежала  черная
работа, Садовник с, женой  ведали  цветником,  огородом,  плодовым  садом  и
скотным двором. Порядки в доме были патриархальные, и в этом маленьком мирке
царило доброе согласие.
     Госпожа Грегуар, еще лежа в постели, задумала сделать дочери сюрприз  и
угостить ее слоеной булкой; теперь она осталась в кухне,  чтобы  проследить,
как будут сажать тесто в печь. Кухня  была  огромная,  и,  судя  по  великой
опрятности, царившей там, по богатому набору  кастрюль,  котлов,  горшков  и
прочей утвари, которой ее оснастили, она имела важное значение в доме, В ней
стояли приятные запахи вкусных яств. Шкафы,  поставцы  и  лари  были  битком
набиты запасами провизии,
     - Смотрите, пусть хорошенько подрумянится, - наказывала  г-жа  Грегуар,
направляясь из кухни в столовую.
     Хотя весь дом отапливался при помощи калориферов, в  столовой  разожгли
камин, и в нем веселым пламенем горел каменный уголь. Впрочем, в  обстановке
не было никакой роскоши! большой стол, стулья, буфет красного дерева? только
два глубоких мягких кресла свидетельствовали  о  любви  хозяев  к  удобству,
комфорту, о том, как приятно и полезно для пищеварения посидеть  у  камелька
после сытных трапез. Супруги никогда не заглядывали  в  гостиную,  проводили
время и столовой, по-семейному.
     Вскоре возвратился г-н Грегуар,  одетый  в  теплую  куртку  из  толстой
байки, в шестьдесят лет такой же румяный, как и жена, с  великолепной  седой
шевелюрой, с крупными чертами славного, добродушного лица. Он поговорил и  с
кучером и с садовником: серьезных повреждений  не  оказалось,  только  сбило
ветром с крыши дымовую трубу. Г-н Грегуар  любил  надзирать  за  порядком  и
каждое утро обозревал свою усадьбу: она была не велика,  не  доставляла  ему
особых забот, зато он черпал в ней все радости помещичьей жизни.
     - А что Сесиль? - спросил он. - Не собирается сегодня вставать?
     - Ничего не понимаю! - ответила жена. - Мне  казалось,  она  возится  у
себя в комнате.
     Стол был уже накрыт. На белоснежной скатерти стояли три больших  чашки.
Онорину послали посмотреть, что делает барышня. Но она тотчас  вернулась  и,
сдерживая смех, сказала  вполголоса,  как  будто  все  еще  была  наверху  в
барышниной спальне:
     - Ох, если бы видели! Барышня-то наша... Спит себе! Ох, как  спит!  Ну,
прямо ангелочек!.. Вы даже и представить себе не можете!  Одно  удовольствие
глядеть на нее.
     Родители обменялись умиленным взглядом. Отец сказал улыбаясь:
     - Пойдем посмотрим.
     - Милочка наша! - пролепетала мать. - Пойдем!
     И они вместе поднялись на второй этаж. Во всем доме только  спальня  их
дочери была обставлена  роскошно:  стены  обтянуты  голубым  шелком,  мебель
белого лака с голубыми прожилками, - прихоть  балованного  ребенка,  которую
родители поспешили удовлетворить.  В  комнате  стоял  полумрак,  лишь  узкая
полоска света пробивалась из окна сквозь неплотно задернутые занавески, и на
смутно видневшейся белой кровати сладким сном спала Сесиль, подложив  ладонь
под щеку. Она не отличалась красотой,  казалась  слишком  здоровой,  слишком
полнокровной, слишком созревшей для восемнадцатилетней  девушки;  но  у  нее
было великолепное тело, блиставшее молочной  белизной,  пушистые  каштановые
волосы, круглое свежее личико и задорный носик, едва видневшийся меж  пухлых
щек. Одеяло соскользнуло с нее, но она не чувствовала этого,  а  дышала  так
тихо, что от дыхания даже не приподнималась ее пышная грудь.
     - Бедняжка, верно, всю ночь не сомкнула  глаз  из-за  этого  проклятого
ветра, - прошептала мать.
     Отец знаком призвал ее к молчанию. Оба нагнулись и с восторгом смотрели
на  свою  дочь,  раскинувшуюся  в  девственной  наготе,  на  свою  обожаемую
долгожданную дочь, родившуюся у них  так  поздно,  когда  они  уже  потеряли
надежду иметь детей. Родителям она казалась совершенством, оба полагали, что
их Сесиль ничуть не толста,  даже  не  достаточно  упитана,  так  как  плохо
кушает. Сейчас она спала крепким сном, не чувствуя, что они  склонились  над
ней, что их лица почти касаются ее щеки. Но вот легкая волна пробежала по ее
застывшему лицу. Отец с матерью перепугались, как бы она не проснулась, и на
цыпочках вышли из комнаты.
     - Т-шш! - прошептал г-н Грегуар, переступив  порог.  -  Может,  она  не
спала ночь, не надо ее будить.
     - Да, пусть выспится хорошенько, наша  дорогая  деточка,  -  подхватила
г-жа Грегуар. - Мы подождем ее.
     Они спустились в столовую и уселись в мягкие  кресла;  служанка,  и  не
думая ворчать, поставила шоколад на слабый огонь. Отец взялся за  газету,  а
мать за вязанье - широкое гарусное покрывало. В комнате было очень тепло,  в
доме стояла глубокая тишина.
     Все  состояние  Грегуаров,  дававшее  им  около  сорока  тысяч  франков
ежегодного дохода, заключалось в одной-единственной акции угольных  копей  в
Монсу. Супруги охотно рассказывали о происхождении своего богатства,  основу
которому положило возникновение Компании.
     В начале  прошлого  века  какое-то  безумие  овладело  людьми  на  всем
протяжении от Лилля до Валансьена; все стали  искать  каменный  уголь.  Всем
вскружили голову успехи предпринимателей, основавших впоследствии  Анзенскую
компанию.  В  каждой  коммуне  копали  землю;   за   одну   ночь   создавали
товарищества, получали концессии. Из всех одержимых каменноугольной горячкой
того  времени  самое  яркое  воспоминание  о  себе  оставил  барон   Дерюмо,
отличавшийся недюжинным умом и героическим упорством. В течение  сорока  лет
он с неослабным мужеством боролся против  всевозможных  препятствий;  первые
изыскания оказались бесплодными, после  долгих  месяцев  работы  приходилось
бросать заложенные шахты, обвалы уничтожали горные выработки, рабочие  гибли
при нежданных наводнениях, в недрах земли  пропадали  сотни  тысяч  франков;
помимо того, возникали  неприятности  с  властями  предержащими,  впадали  в
панику пайщики, надо было сражаться с помещиками,  не  желавшими  признавать
концессий,  выданных  королем,  если  предприниматели  отказывались  заранее
договориться с ними. Наконец барон основал товарищество  на  паях:  "Дерюмо,
Фокенуа и Кo" - для разработки угольного месторождения в Монсу, и  копи  уже
начали давать небольшую прибыль, как вдруг барон  Дерюмо  чуть  не  потерпел
крах под ударами жестокой конкуренции со  стороны  соседних  каменноугольных
копей  в  Куньи,  принадлежавших  графу  де  Куньи,  и   Жуазельских   копей
товарищества Корниль и Женар. На его счастье, 25 августа 1760 года  три  эти
предприятия заключили между собой соглашение и слились в одно  товарищество.
Была основана Компания угольных копей в Монсу, которая существовала и по сей
день. Для распределения паев взяли за образец денежную единицу того времени:
весь капитал поделили на двадцать четыре "су", а каждое су -  на  двенадцать
денье, что составляло в целом двести восемьдесят восемь  денье;  а  так  как
одно "денье" равнялось десяти тысячам  франков,  основной  капитал  достигал
почти трех  миллионов.  Дерюмо,  дошедший  до  крайности,  все  же  оказался
победителем: он получил при разделе шесть "су" и три "денье".
     В те годы усадьба Пиолена  с  тремястами  гектаров  земли  принадлежала
барону Дерюмо; управителем имения у него состоял Оноре Грегуар, уроженец Пи~
кардии, прадед Леона Грегуара - отца Сесили.  При  заключении  соглашения  о
Компании угольных копей в Монсу Оноре, у которого было в кубышке тысяч пять-
десять франков, заразился непоколебимой верой  своего  хозяина  и  вложил  в
предприятие десять тысяч франков полновесными экю,  взяв  себе  пай  -  одно
"денье", и трепетал от ужаса, что таким образом он  обездолил  своих  детей.
Действительно, его сын Эжен получал весьма скудные дивиденды, а так  как  он
приобрел барские замашки и имел глупость пустить по  ветру  остальные  сорок
тысяч отцовского наследства, вложив их в какое-то убыточное предприятие,  то
жил он довольно стесненно. Но постепенно прибыль  пайщиков  все  возрастала,
сын Эжена, Фелисьен Грегуар, стал  богатым  человеком  и  осуществил  мечту,
которую с детских лет лелеял его дед, бывший управитель господского  имения:
он приобрел разрезанную на  части  Пиолену,  купив  остатки  ее  в  качестве
национального имущества за гроши.  Однако  последущие  годы  были  неудачны:
больших  доходов  не  получали,  пока  не  наступила  трагическая   развязка
революции, а затем падение кровавого царствования Наполеона. И только  Леону
Грегуару   робкое,   боязливое   капиталовложение   его   предка    принесло
благоденствие, возраставшее с поразительной быстротой.  Вместе  с  прибылями
Компании рос и ширился  доход  на  скромный  десятитысячный  пай.  С  тысяча
восемьсот двадцатого года он давал сто процентов прибыли -  то  есть  десять
тысяч франков; в тысяча восемьсот сорок четвертом году он приносил  двадцать
тысяч, в тысяча восемьсот пятидесятом году - сорок тысяч. А затем  два  года
подряд  прибыль  достигала  огромной  суммы  -  пятидесяти  тысяч   франков;
стоимость одного "денье" котировалась на Лионской бирже в  миллион  франков,
то есть увеличилась за столетие в сто раз.
     Господину Грегуару советовали продать пай, когда "денье" достигло такой
котировки, но он  с  обычной  своей  благодушной  улыбкой  отказался.  Через
полгода разразился промышленный кризис, стоимость "денье" упала до  шестисот
тысяч франков. Но Леон Грегуар по-прежнему улыбался и ни о чем не жалел, ибо
все Грегуары были теперь полны непоколебимой веры  в  свои  копи.  Курс  еще
поднимется. Дело прочное, не лопнет,  -  скорее  мир  перевернется.  К  этой
благоговейной  вере  примешивалась  глубокая  признательность  к   капиталу,
который в  течение  целого  столетия  кормил  семью  Грегуаров  и  давал  им
возможность жить в праздности. Копи  были  как  бы  их  семейным  божеством,
Грегуары  поклонялись  ему,  движимые  любовью  к  самим  себе;  шахты  были
покровительницами их домашнего очага; под защитой шахт им так сладко спалось
на мягком ложе, таким дородством наделял их обильный и изысканный  стол.  Их
благоденствие переходило из поколения в поколение; так зачем же навлекать на
себя немилость судьбы, усомнившись в ней?  В  основе  их  преданности  копям
лежал суеверный страх: а вдруг деньги возьмут да и улетучатся, если  продать
свой пай и положить вырученный миллион в ящик  несгораемого  шкафа?  Гораздо
надежнее  было  держать  их  под  землею,  где  из  поколения  в   поколение
многочисленное племя углекопов понемногу, но  каждодневно  извлекало  деньги
сообразно потребностям Грегуаров.
     И, надо сказать, все блага земные сыпались на этот счастливый дом.  Г-н
Грегуар женился очень молодым на дочери маршьенского  аптекаря,  дурнушке  и
бесприданнице, но обожал ее. Жена платила ему тем же, и оба  блаженствовали.
Она целиком отдалась хозяйству, преклонялась перед мужем,  на  все  смотрела
его глазами и волю его почитала законом;  во  всем  у  них  были  одинаковые
вкусы, одинаковые мнения, никогда не возникало никаких разногласий; у  обоих
был один идеал благоденствия; сорок лет они прожили душа в душу, трогательно
заботились друг о друге. Жизнь они вели  уравновешенную  и  без  затей,  без
шума, спокойно проживали сорок  тысяч  франков  в  год,  а  свои  сбережения
тратили на Сесиль, позднее рождение которой на  время  перевернуло  весь  их
бюджет. Они и до сих пор беспрекословно исполняли  все  ее  желания,  купили
вторую лошадь, два новых экипажа, выписывали для нее туалеты из  Парижа.  Но
все это доставляло им только удовольствие, - ничто  не  могло  быть  слишком
роскошным для их дочери. Сами же они терпеть не  могли  показного  блеска  и
одевались по старой моде времен их молодости. Всякий расход, не  приводивший
к практической выгоде, казался им нелепым.
     Итак, они ждали в столовой. Вдруг распахнулась дверь, и звонкий девичий
голос воскликнул:
     - Так вот оно как! Теперь уж без меня завтракают!
     Это явилась  Сесиль,  только  что  вставшая  с  постели,  с  заспанными
глазами, кое-как причесанная, в наспех накинутом белом шерстяном капоте.
     - Ну нет! - воскликнула мать. - Ты же видишь,  мы  тебя  ждали.  А  ты,
верно, не спала ночью, бедная детка? Ветер тебе мешал, да?
     Девушка удивленно посмотрела на нее.
     - Разве был ветер? Я и не знала, всю ночь спала без просыпа.
     Всем троим это показалось забавным,  и  они  рассмеялись;  прыснули  от
смеха и служанки, подававшие на стол, -  весь  дом  развеселила  мысль,  что
барышня  проспала  беспробудно  двенадцать  часов  подряд.  И  лица   совсем
просияли, когда была подана слоеная булка.
     - Подумайте! Мне слойку  испекли!  -  воскликнула  Сесиль.  -  Вот  так
сюрприз! Свежая, тепленькая! Буду макать ее в шоколад! Вот вкусно!
     Сели за стол. В больших чашках дымился горячий шоколад. Разговор  долго
шел о  свежеиспеченной  булке.  Онорина  и  Мелани,  оставшись  в  столовой,
подробно рассказывали о выпечке булочек и  смотрели,  как  дочь  и  родители
поглощают слоеное тесто, замаслившее им губы;  обе  служанки  говорили,  что
очень  приятно  печь  сдобные  булки,   когда   господа   кушают   с   таким
удовольствием.
     Во дворе яростно  залаяли  собаки,  -  очевидно,  на  чужого.  Грегуары
подумали,  что  явилась  учительница  музыки,  приезжавшая  из  Маршьена  по
понедельникам  и  пятницам.  К  Сесиль  приезжал   также   и   преподаватель
литературы. Все свое образование девушка получала дома, в  Пиолене,  живя  в
блаженном невежестве, и, капризничая, как ребенок, выбрасывала  учебники  за
окно, когда наталкивалась на слишком скучную материю.
     - Это господин Денелен, - доложила Онорина, ходившая открывать.
     Вслед за ней на пороге появился Денелен, двоюродный брат г-на Грегуара,
непринужденный,  громогласный,  с  резкими  жестами,  с  военной  выправкой,
похожий на отставного офицера-кавалериста. Хотя ему перевалило за пятьдесят,
коротко остриженные волосы и длинные усы были у него черны как смоль.
     -  Да  это  я,  собственной  особой.  Добрый  день!  Не   беспокойтесь,
пожалуйста.
     Он сел на стул. Семейство Грегуаров разахалось, заудивлялось и в  конце
концов снова принялось пить шоколад.
     - Ты хочешь что-то сказать мне? - спросил гостя г-н Грегуар.
     - Нет, ровно ничего, - торопливо ответил Денелен. -  Просто  захотелось
поразмяться, покататься верхом и, проезжая  мимо  Пиолены,  решил  проведать
вас.
     Сесиль стала расспрашивать о его дочерях, Жанне и Люси. Оказалось,  обе
прекрасно себя чувствуют: Жанна, младшая, окончательно погрязла в  живописи,
а Люси, старшая, с утра до вечера сидит за пианино и поет вокабулы, развивая
свой голос. Однако, при всем старании г-на Денелена казаться веселым,  шутки
его звучали натянуто, а голос слегка дрожал. Господин Грегуар спросил:
     - А как на шахте? Все в порядке?
     -  Не  совсем!  Неприятности  с  рабочими!  Все   кризис   проклятый!..
Расплачиваемся за  годы  процветания.  Слишком  много  понастроили  заводов,
слишком много провели железных дорог, слишком много  вложили  в  предприятия
денег в ожидании колоссального роста промышленности. И  что  же  получилось?
Заморозили капиталы, и теперь нигде не найдешь денег, чтобы пустить все  это
в ход...  К  счастью,  положение  нельзя  назвать  безвыходным,  я  все-таки
выкручусь.
     Так же как и Грегуар, он получил в  наследство  пай  в  угольных  копях
Money.  Но  будучи  предприимчивым  инженером,  жаждавшим  нажить  сказочное
состояние, он поспешил продать  свой  пай,  когда  курс  акций  поднялся  до
миллиона. С тех пор прошло несколько лет, у него созрел план действий. К его
жене перешла по наследству  от  дяди  небольшая  концессия  в  Вандаме,  где
заложены были только две шахты - Жан-Барт и Гастон-Мари,  но  обе  были  так
запущены,  так  убого  оборудованы,  что  их  эксплуатация  едва   покрывала
издержки. Денелен мечтал привести  шахту  Жан-Барт  в  исправное  состояние,
расширить и углубить выработки, поставить новую подъемную машину, а в  шахте
Гастон-Мари  вести  добычу  только   до   полного   истощения   пласта.   На
переоборудованной шахте он  собирался  грести  золото  лопатой.  Мысль  была
верная. Беда заключалась лишь в том, что весь полученный миллион ушел на эти
усовершенствования, и в тот момент, когда Денелен мог  бы  получать  большие
доходы,  которые  оправдали  бы  его  затраты,  разразился  "этот  проклятый
промышленный кризис". К тому же Денелен оказался плохим администратором,  да
еще, несмотря на свою резкость, бывал добр к рабочим; хозяйство он вести  не
умел, и после смерти жены  его  обворовывали  на  каждом  шагу;  дочерей  он
вырастил своенравных - старшая поговаривала, что пойдет на сцену, а  младшая
послала  на  выставку  три  пейзажа,  которые,  однако,  не  были   приняты;
надвигавшееся разорение не  лишило  ни  ту,  ни  другую  жизнерадостности  и
обнаружило в них задатки превосходных хозяек.
     - Знаешь, Леон, - продолжал г-н Денелен неуверенным тоном,  -  напрасно
ты не продал одновременно со мной. Теперь ведь все летит кувырком,  попробуй
поищи покупателя... А если бы ты доверил мне свой капитал, -  что  мы  бы  с
тобой сотворили в Вандаме, в моей шахте!..
     Господин Грегуар не спеша допил шоколад и благодушно ответил:
     - Ни за что не продам!..  Ты  же  прекрасно  знаешь,  что  я  не  желаю
спекулировать. Я живу спокойно, и было бы просто глупо мучить  себя,  искать
хлопот и забот. Что касается Монсу, то пусть даже акции упадут еще ниже, нам
на жизнь хватит. Какого черта, спрашивается, роскошествовать? И, слушай, вот
что я тебе скажу: придет время, ты пожалеешь, что  продал  свой  пай.  Монсу
снова пойдет в гору, так что и сама Сесиль, и детки ее, и внуки будут кушать
сдобные булочки.
     Денелен слушал с какой-то растерянной улыбкой.
     - Так значит, - сказал он, - если бы я предложил  тебе  вложить  в  мои
копи сто тысяч, ты бы отказался?
     Заметив встревоженные лица Грегуаров, он пожалел,  что  поторопился,  и
решил отложить разговор о займе до последней крайности.
     - О, не беспокойся, я еще до этого не дошел!  Я  пошутил.  А  ведь  ты,
пожалуй, прав. Денежки, которые загребаешь чужими руками,  самые  верные,  и
хлопот никаких.
     Разговор перешел на другую тему. Сесиль  опять  стала  расспрашивать  о
дочерях Денелена, - их  художественные  наклонности  весьма  ее  занимали  и
вместе с тем казались ей не совсем приличными. Г-жа Грегуар пообещала, что в
первый же солнечный день повезет дочь в гости "к милым девочкам".
     Грегуар сидел с рассеянным видом, не прислушиваясь к разговору, и вдруг
громко сказал:
     - Будь я на твоем месте, я не стал бы упрямиться  и  договорился  бы  с
Компанией... Они очень не прочь, а ты бы вернул свои деньги.
     Он бросил  намек  на  лютую  ненависть,  издавна  существовавшую  между
владельцами копей в Монсу и Вандамскими  копями.  Хотя  эти  последние  были
предприятием незначительным,  их  могущественную  соседку,  Компанию  Монсу,
бесило то, что в ее владения, охватывавшие шестьдесят семь коммун, врезалась
чужая земля  площадью  в  квадратное  лье.  Сначала  Компания  Монсу  тщетно
пыталась задушить Вандамские копи, а теперь замышляла купить их за бесценок,
когда  Денелен  разорится.  Война  шла   без   передышки,   каждая   сторона
останавливала свои штреки в двухстах метрах от штреков противника,  это  был
поединок не на живот, а  на  смерть,  хотя  отношения  между  директорами  и
инженерами конкурирующих копей оставались вполне учтивыми.
     Глаза Денелена вспыхнули.
     - Никогда! - воскликнул он. - Пока я жив, Монсу не  получит  Вандамские
копи... В четверг я обедал у Энбо и отлично заметил, как он вертится  вокруг
меня. Еще прошлой осенью приезжали ваши тузы из правления  и  всячески  меня
обхаживали... Да, да, я прекрасно знаю этих маркизов и герцогов, генералов и
министров! Разбойники с  большой  дороги!  Они  дочиста  ограбят,  последнюю
рубашку снимут.
     Его обвинения  были  неисчерпаемы.  Впрочем,  г-н  Грегуар  не  защищал
правления своего акционерного общества. Согласно  уставу,  принятому  еще  в
тысяча семьсот шестидесятом  году,  оно  состояло  из  шести  управляющих  и
деспотически руководило Компанией; в случае  смерти  одного  из  них  пятеро
остальных выбирали нового члена  правления  из  числа  самых  влиятельных  и
богатых акционеров. По  мнению  рассудительного  хозяина  Пиолены,  все  эти
господа чересчур увлекались погоней за наживой  и  иной  раз  хватали  через
край.
     Мелани начала убирать со  стола.  Во  дворе  опять  залаяли  собаки,  и
Онорина пошла было отворить дверь. Но тут Сесиль, которая до того была сыта,
что ей трудно стало дышать в жаркой комнате, сама отправилась в переднюю.
     - Нет, погоди.  Это,  верно,  учительница.  Денелен  тоже  поднялся  и,
проводив взглядом Сесиль, спросил:
     - Ну как? Выдаете ее за Негреля?
     - Еще неизвестно, - ответила г-жа Грегуар. - Была такая мысль... Но все
еще висит в воздухе... Надо хорошенько подумать.
     - Разумеется, - продолжал Денелен с игривым смешком. - Ведь у тетушки с
племянником...  Меня  просто  изумляет,  что  госпожа  Энбо   вдруг   начала
выказывать нежные чувства к Сесиль.
     Господин Грегуар возмутился. Все это вздор,  -  госпожа  Энбо  светская
дама да еще на четырнадцать лет старше молодого человека! Это было бы просто
чудовищно! Он терпеть не мог шуточек на такие  темы.  Денелен.  посмеиваясь,
пожал ему руку и ушел.
     - Нет, это опять не она, - сказала Сесиль,  вернувшись  в  столовую.  -
Пришла женщина с двумя детьми... Ну, знаешь, мама, та женщина, которую мы  с
тобой встретили... Жена углекопа. Пустить ее сюда?
     Супруги встревожились. А что, эти попрошайки  очень  грязные?  Нет,  не
очень; деревянные башмаки  они  могут  оставить  на  крыльце.  Отец  и  мать
расположились в удобных глубоких креслах.  Они  заняты  были  перевариванием
пищи. Боясь выйти на холод, чета Грегуар приняла смелое решение.
     - Приведите их сюда, Онорина.
     И тогда вошла жена углекопа Маэ с двумя малышами,  все  трое  иззябшие,
голодные, изумленные, испуганные тем, что очутились в господском  доме,  где
было так тепло и так хорошо пахло сдобной булкой.
 

 
     В  наглухо  запертой  спальне,  между  планками   решетчатых   ставней,
обозначились серые полоски - на дворе уже рассветало; постепенно эти тусклые
лучики веером собрались на потолке; воздух спертый, - к  утру  просто  нечем
дышать, а спящие все не просыпаются; спят Ленора и Анри,  нежно  обняв  друг
друга; лежа на горбатой своей  спине  и  запрокинув  голову,  спит  Альзира;
оглашая  спальню  храпом,  спит  с   открытым   ртом   старик   Бессмертный,
расположившийся в кровати Захария и Жанлена; ни звука не долетает из темного
закоулка, где жена Маэ опять уснула,  когда  малютка  Эстелла  насосалась  и
затихла. Мать повернулась на бок, а девчушка  смирно  лежит  у  нее  поперек
живота и тоже спит, уткнувшись головенкой в мягкую материнскую грудь.
     В нижнем этаже кукушка пробила шесть часов. Вдоль всего поселка хлопают
выходные двери, по каменным плитам тротуара стучат деревянные башмаки -  это
идут на работу сортировщицы. Опять наступает тишина - до семи часов утра.  В
семь  отпирают  ставни,  сквозь  стенки   слышится   из   соседних   квартир
позевыванье, кашель встающих с постели; раздается скрип  кофейной  мельницы.
Но и после семи еще долго никто не шевелился в спальне семейства Маэ.
     Вдруг издали донеслись звуки шлепков, пощечин, громкие  вопли;  Альзира
рывком приподнялась на постели, почувствовав,  что  пора  вставать,  босиком
побежала к матери и стала ее трясти за плечо.
     - Мама! Мама! Вставай! Уже поздно. Ведь тебе  надо  сегодня  идти.  Ой,
смотри осторожнее! Эстеллу задавишь.
     И она выхватила из постели ребенка, чуть не задохнувшегося под тяжестью
материнской груди, набухшей молоком.
     - Эх, жизнь проклятая! - бормотала мать,  протирая  глаза.  -  До  того
намаешься, что так бы и спала целый день... Одень Ленору и Анри, я их возьму
с собой, а ты понянчи Эстеллу. Ее-то я не поташу в такую мерзкую  погоду,  -
еще простудится да захворает.
     Наскоро умывшись, она надела старую синюю юбку,  лучшую  свою  юбку,  и
серую шерстяную кофточку, на которую накануне поставила две заплаты.
     - Эх, жизнь проклятая, а суп-то! - опять забормотала она.
     Пока мать, распахивая двери, наталкиваясь на стенки, с шумом спускалась
вниз, Альзира вернулась в спальню,  принесла  туда  Эстеллу.  Девочка  опять
раскричалась, но сестра привыкла к ее неистовым воплям; в восемь лет Альзира
чутьем постигла нежные уловки матерей и умела успокоить и развлечь  малютку.
Она тихонько положила Эстеллу в  свою  еще  теплую  постель,  утихомирила  и
убаюкала, дав ей пососать  свой  палец.  Но  лишь  только  затихла  Эстелла,
подняли крик малыши постарше: Альзире пришлось усмирять Ленору и  Анри.  Они
не могли жить в добром согласии  и  обнимались  только,  когда  спали.  Едва
Ленора, шестилетняя девочка, открывала глаза, как сразу же набрасывалась  на
брата, который был  младше  ее  на  два  года,  и  принималась  его  тузить,
пользуясь тем, что он еще не умел сдавать сдачи. У них обоих  были  большие,
будто раздувшиеся головы,  всклокоченные  соломенно-желтые  волосы.  Альзира
прибегла к решительным мерам: вытащила Ленору из  постели  за  ноги  да  еще
пригрозила выпороть. Затем она принялась  умывать  и  одевать  малышей,  оба
визжали и топали ногами.
     Ставни она все не открывала, боясь разбудить деда. Он спал все  так  же
крепко и не слышал, какой ужасный гам подняли его внучата.
     - У меня все готово! Вы что там копаетесь? - крикнула мать.
     Она  отворила  в  нижней  комнате  ставни,  разворошила  жар  в  очаге,
подсыпала угля. У нее была надежда, что старик отец  оставит  детям  немного
супа, но он уничтожил все дочиста, выскреб кастрюлю. И ей  пришлось  сварить
горсть вермишели, которую она берегла три  дня  про  запас.  Есть  вермишель
придется без масла, - от вчерашней стряпни ничего  не  осталось.  Каково  же
было ее удивление, когда она обнаружила, что Катрин, приготовляя  бутерброды
для завтрака, совершила настоящее чудо: в масленке  оказался  комочек  масла
величиной с орех. Но в буфете теперь не было  ничего  съестного,  ни  единой
корки хлеба, ни одной обглоданной косточки. Что же  будет  со  всей  семьей,
если Метра заупрямится и не отпустит в долг провизии и если хозяева  Пиолены
не дадут ей пяти франков, как она надеялась. Ведь  когда  мужчины  и  Катрин
вернутся из шахты, им надо поесть, - к несчастью, еще  не  изобрели  способа
жить без еды.
     - Да идите вы сюда  наконец!  -  крикнула  она,  рассердившись.  -  Мне
уходить надо.
     Когда Альзира и малыши спустились  в  кухню,  она  разложила  сваренную
вермишель по трем тарелочкам. Себе она ничего не взяла, сказав,  что  ей  не
хочется есть. Хотя Катрин уже заваривала кипятком вчерашнюю  кофейную  гущу,
мать сделала то же самое еще  раз  и,  надеясь  хоть  немного  подкрепиться,
выпила две больших  кружки  жиденького  отвара,  цветом  похожего  на  воду,
окрашенную ржавчиной.
     - Ну слушай, - сказала она Альзире. - Деда смотри не буди, пусть  спит.
Присматривай хорошенько за Эстеллой, а то еще упадет, разобьет себе  голову.
Если она проснется и очень развоюется, - на вот кусок сахара, раствори его в
воде и пои сестренку с ложечки... Я знаю, ты у меня  хорошая  девочка  и  не
съешь сама сахара.
     - А как же школа, мама?
     - Школа? Что ж делать, завтра пойдешь. Сегодня ты дома нужна.
     - А суп? Хочешь, я сварю суп? Ты, может, поздно вернешься.
     - Суп?.. Суп?.. Нет, дождись меня.
     Как и все маленькие калеки, Альзира  была  развита  не  по  летам.  Она
хорошо умела варить суп, но, должно быть, поняла, почему мать не велит, и не
стала настаивать... Теперь проснулся  весь  поселок.  Дети  стайками  шли  в
школу, шаркая башмаками на деревянной подошве. Пробило восемь часов. С левой
стороны, из квартиры Леваков, все время доносился гул разговора. Для  женщин
день начинался сборищем вокруг  кофейника,  когда  они,  подбоченясь,  мелют
языками, словно мельница жерновами. К кухонному  окошку  с  улицы  прильнула
увядшая физиономия с толстыми губами  и  приплюснутым  носом,  и  послышался
визгливый голос:
     - Новости есть, идем, послушаешь!
     - Нет, нет, попозже загляну, - ответила жена Маэ. - Мне  по  делу  надо
сходить.
     Побоявшись поддаться соблазну выпить у соседки  стакан  горячего  кофе,
она поспешила накормить Ленору и Анри и ушла вместе с ними. Наверху все  так
же крепко спал старик  Бессмертный,  и  по  всему  дому  раздавались  мерные
раскаты его зычного храпа.
     Выйдя на улицу, мать, к своему удивлению, убедилась,  что  ветер  стих.
Внезапно настала оттепель: хмурилось серое небо; стали  липкими  от  сырости
зеленоватые стены, на дорогах  стояла  непролазная  грязь,  какую  встретишь
только в угленосной местности, - черная как сажа, густая и до  того  вязкая,
что ног из нее не вытащить. Матери тотчас же пришлось  отшлепать  Ленору  за
то, что девочка для забавы загребала грязь носком башмака,  словно  лопатой.
Выйдя из поселка, мать миновала террикон и направилась к каналу,  пробираясь
для сокращения пути по ухабистым  тропинкам  между  пустырями,  огороженными
ветхими, замшелыми заборами.  Одно  за  другим  тянулись  длинные  заводские
строения,  высокие   трубы   выплевывали   сажу,   оседавшую   на   изрытые,
обезображенные поля вокруг промышленного пригорода.  За  купой  тополей  над
старой Рекильярской шахтой еще торчали  огромные  толстые  балки  -  остатки
развалившегося копра. Повернув направо, жена Маэ вышла на большую дорогу.
     - Погоди, погоди, поросенок ты  этакий!  -  закричала  она.  -  Я  тебе
покажу! Не смей шарики скатывать!
     Теперь провинился Анри: набрав пригоршню грязи, он лепил из нее шарики.
С примерным беспристрастием мать нашлепала обоих ребятишек, и те, присмирев,
зашагали дальше, искоса поглядывая, как их собственные следы  отпечатываются
на бугорках размокшей глины. Они спотыкались, и оба уже совсем измучились  -
так трудно им было вытаскивать ноги из липкой грязи.
     На протяжении двух  километров  мощеная  дорога  из  Маршьена,  ровная,
прямая,  тянулась  между  красноватыми  глинистыми  полями,  словно   лента,
покрытая  смазочным  маслом.  Но  дальше,  пройдя   через   городок   Монсу,
построенный на скате широкой складки земли, она спускалась петлями.  Дороги,
соединяющие промышленные города Северной Франции и проложенные по  линеечке,
с пологими спусками и подъемами, мало-помалу обстраиваются  с  обеих  сторон
домами  так,  что  целый  округ  постепенно  становится  рабочим   поселком.
Маленькие кирпичные домики были тут выкрашены в яркие цвета для того,  чтобы
унылый пейзаж стал веселее, - одни были желтые, другие голубые, а  некоторые
коричневые, - вероятно, люди желали предварить  ту  темную,  бурую  окраску,
которую в конце концов принимали здесь все строения; домики лепились слева и
справа от дороги, окаймляя ее извилины,  до  самой  подошвы  склона.  Тесный
строй  узких  фасадов  разрывали  большие  трехэтажные  особняки,  где  жило
заводское начальство. Церковь, тоже кирпичная, с прямоугольной  колокольней,
уже потемневшей от угольной пыли, походила на доменную печь нового  образца.
Среди сахарных заводов, канатных  мастерских,  паровых  мельниц  нашли  себе
место, и притом преобладающее, танцевальные залы,  кабачки,  пивные,  винные
погребки, столь  многочисленные,  что  на  тысячу  домов  приходилось  более
пятисот питейных заведений.
     Приближаясь к зданиям Компании - длинному ряду складов и мастерских,  -
жена Маэ взяла Анри и Ленору за руки, и детишки засеменили - мальчик  слева,
девочка справа от матери. Подальше стоял особняк директора копей г-на  Энбо,
построенный в стиле швейцарского шале, отделенный  от  дороги  решеткой,  за
которой разбит был  сад  с  чахлыми  деревьями.  Когда  жена  Маэ  с  детьми
проходила мимо особняка, у подъезда остановилась коляска,  и  из  нее  вышли
господин с орденской ленточкой в  петлице  и  дама  в  меховом  манто,  -  >
вероятно, гости,  приехавшие  из  Парижа  в  Маршьен  поездом;  в  полумраке
вестибюля появилась г-жа Энбо, из отворенной двери послышались ее удивленные
и радостные возгласы.
     - Да идите живее, чего тащитесь! - ворчала мать и тянула за руки  своих
малышей, увязавших в грязи.
     Ведь уже подходили к лавке Мегра, и она все больше  волновалась.  Мегра
жил рядом с г-ном Энбо - только забор отделял директорский особняк от домика
лавочника; у Мегра при доме был склад товаров - длинный бревенчатый сарай, в
одном конце которого, выходившем на улицу, была устроена лавка без витрин  и
без всяких вычур. Тут можно было найти все, что угодно: бакалейные товары  и
колбасные изделия, овощи и фрукты, хлеб,  пиво,  чашки  и  кастрюли.  Раньше
Мегра служил охранником на  Ворейской  шахте,  а  выйдя  в  отставку,  завел
маленькую лавочку; благодаря покровительству  своих  бывших  начальников  он
расширил дело и мало-помалу прибрал к рукам всю розничную торговлю в  Монсу,
разорив остальных лавочников. Выбор товаров у него был богаче;  при  большом
числе покупателей - жителей рабочих поселков - он  мог  продавать  чуть-чуть
дешевле других и даже открывать кредит. Впрочем, он по-прежнему был в  руках
Компании, которая построила ему и домик, где он жил, и лавку.
     - Я опять к вам, господин Мегра, - смиренным тоном сказала Маэ,  увидев
его у дверей лавки.
     Мегра, не отвечая, посмотрел  на  нее.  Этот  толстый,  бесстрастный  и
учтивый торгаш с гордостью говорил, что никогда не отступает от принятого им
решения.
     - Нет уж, господин Мегра... вы меня не прогоните, как вчера. А  то  как
нам дожить до субботы? В доме ни крошки хлеба...  Мы  еще  не  расплатились,
знаю... Шестьдесят франков два года должны.
     Она говорила короткими, отрывистыми фразами, с трудом  подбирая  слова.
Шестьдесят франков они заняли во время последней  забастовки.  Раз  двадцать
давали обещание расквитаться, и все не могли это сделать: никак не удавалось
выкраивать по сорок су каждые две  недели  и  уплатить  долг  по  частям.  А
третьего дня как назло пришлось отдать  двадцать  франков  сапожнику,  -  он
грозил продать с молотка все, что у них есть. Вот почему они и остались  без
гроша. Не то как-нибудь перебилпсь бы до субботней получки.
     Выпятив брюхо и скрестив на груди руки, лавочник  в  ответ  на  все  ее
мольбы только отрицательно мотал головой.
     - Господин Мегра, две буханки хлеба.  Я  ведь  понимаю...  Я  не  прошу
лишнего, не прошу кофе... Только две трехфунтовых буханки в день.
     - Нет! - гаркнул он наконец.
     Из лавки выглянула его жена, тщедушная женщина, целые дни корпевшая над
счетной книгой, не дерзавшая поднять голову. Она юркнула  обратно  в  лавку,
увидев, что несчастная просительница смотрит и на нее с  пламенной  мольбой.
Ходили слухи, что она  покорно  уступает  свое  место  на  супружеском  ложе
откатчицам из числа покупательниц мужниной лавки. Все прекрасно  знали;  что
если углекоп хотел добиться продления кредита, ему стоило только  послать  к
лавочнику дочь или жену, - безразлично, были ли они красивы или  безобразны,
лишь бы не строптивы.
     И теперь, взирая с мольбой на  Мегра,  жена  Маэ  испытывала  тягостное
смущение, чувствуя, что пристальный взгляд  его  маленьких  водянистых  глаз
раздевает ее. Экий  мерзавец!  Ну  была  бы  она  молодой  и  еще  бездетной
бабенкой, а не почтенной матерью семерых детей! И в  негодовании  она  пошла
прочь, схватив за руку Ленору и Анри, которые  усердно  подбирали  в  канаве
ореховые скорлупки и рассматривали их.
     - Не принесет вам это счастья, господин Мегра! Попомните мое слово!
     Оставалась лишь одна надежда - на хозяев Пиолены.  Если  они  не  дадут
пяти франков, тогда хоть ложись да помирай. Она свернула влево, на дорогу  к
Жуазелю. На перекрестке дорог  находилась  резиденция  правления  -  большое
кирпичное здание, настоящий дворец, в котором каждую осень  важные  господа,
приезжавшие из Парижа,  -  богачи,  князья,  генералы  и  прочие  власти,  -
задавали пышные банкеты. Проходя мимо этого дома, Маэ  уже  прикидывала,  на
что она потратит пять франков: прежде всего купит хлеба, потом  кофе,  потом
четверть фунта масла, мерку картошки для утреннего супа и вечерней  еды;  ну
еще, может быть, немного студня, - ведь отцу надо поесть мясного.
     Навстречу ей попался настоятель приходской церкви в Монсу  аббат  Жуар;
подобрав сутану, он шел осторожно, словно большой откормленный кот, боящийся
замочить шерстку... Аббат обладал мягким нравом и, не желая  восстанавливать
против себя ни рабочих, ни хозяев, старательно подчеркивал, что он далек  от
всего житейского.
     - Здравствуйте, господин аббат.
     Аббат Жуар улыбнулся детям и прошел  мимо,  не  взглянув  на  их  мать,
застывшую посреди дороги. Маэ отнюдь не была набожной  женщиной,  просто  ей
почему-то пришло на ум, что священник даст ей немного денег.
     И снова они тронулись в путь, месили ногами черную липкую  грязь.  Надо
было пройти еще два километра, тащить за собою ребятишек, а они от усталости
приуныли и еле-еле перебирали ножонками. Справа и слева от  дороги  тянулись
все такие же пустыри, огороженные дощатыми заборами,  такие  же  закопченные
фабричные корпуса, вздымавшие высокие трубы. Дальше раскинулась по  сторонам
необозримая  низменность,  темный  океан  вспаханной  земли,  и  вплоть   до
лиловатой далекой полоски Вандамского леса не возвышалось над этим простором
ни единого дерева.
     - Мама, на ручки!
     Мать брала на руки то одного, то другого. В выбоинах  шоссе  застоялись
лужи. Маэ подоткнула юбки, боясь, что иначе придет вся забрызганная  грязью.
Три раза она едва не упала: очень скользкие были эти  чертовы  булыжники.  А
когда наконец дошли до крыльца господского  дома,  на  них  набросились  два
огромных пса, такие страшные, лаявшие так  свирепо,  что  дети  завопили  от
ужаса. Кучеру Грегуаров пришлось кнутом отогнать собак.
     - Снимите на крыльце башмаки, - твердила Онорина.
     Войдя в столовую, дети и мать замерли,  ошеломленные  внезапной  волной
тепла, и, оробев, в смущении глядели на  старого  барина  и  старую  барыню,
полулежавших в удобных креслах и спокойно смотревших на просителей.
     - Дочурка, - сказала г-жа Грегуар. - Исполни свою обязанность.
     Грегуары поручали Сесиль раздавать подаяние бедным. По их понятиям, это
входило в правила поведения благовоспитанной девицы. Нужно быть милосердным,
говорили они, полагая, что на их доме почиет благодать божия.  Впрочем,  они
гордились тем, что творят добрые дела разумно, ибо всегда  боялись,  как  бы
милостыней не оказать поощрение пороку.  Поэтому  они  никогда  не  подавали
деньгами, никогда! Даже десяти су, даже двух су. Дай бедняку  грош,  он  его
непременно пропьет. Милостыню они всегда давали натурой, -  главным  образом
теплой одеждой, оделяя ею в зимнее время самых бедных детей.
     -  Ах,  миленькие  мои,  ах,  бедняжки!  -  заохала  Сесиль.  -   Какие
бледненькие. И в такой холод ходят! Онорина, поди возьми  в  шкафу  сверток,
принеси.
     Обе служанки тоже смотрели на несчастных малышей с  тревожной  жалостью
доброжелательной челяди, которая, однако, сытно кормится при господах. Когда
горничная отправилась наверх выполнять поручение, кухарка,  убрав  со  стола
блюдо с остатками сдобной булки, как будто в  забывчивости  снова  поставила
его на стол и стояла, опустив руки.
     - Как раз у меня есть два шерстяных  платья  и  косынки,  -  продолжала
Сесиль. - Вот посмотрите, как в них будет тепло бедненьким малюткам.
     И тут к Маэ вернулся дар слова, она пробормотала:
     - Спасибо, барышня! Спасибо! Какие вы все добрые!..
     Слезы выступили у нее на глазах, - теперь она была уверена, что тут  ей
дадут пять франков, и думала лишь о  том,  как  их  выпросить,  если  добрые
господа сами не предложат денег.
     Горничная все  не  возвращалась,  настало  неловкое  молчание.  Малыши,
цепляясь за юбки матери, таращили глазенки  на  сдобную  булку  и  не  могли
отвести от нее взгляда.
     - У вас только двое детишек? - спросила г-жа Грегуар, чтобы  что-нибудь
сказать.
     - Ох, что вы, сударыня! Семеро у меня!
     Господин Грегуар, снова принявшийся было за газету, даже  подскочил  от
негодования.
     - Семеро? Да зачем же столько? Боже мой!
     - Это неблагоразумно! - укоризненно промолвила г-жа Грегуар.
     Маэ, словно извиняясь, слегка развела руками. Что поделаешь! Хочешь  не
хочешь, а они родятся. Такая у нас порода. Да и то сказать, подрастут  дети,
пойдут работать, будут в дом приносить получку. Вот  и  ее  семье  легче  бы
жилось, не будь у них деда, совсем немощного  старика,  да  работали  бы  на
шахте не только трое старших детей, а еще  и  эти  бы  в  годы  вошли...  Но
приходится кормить маленьких, хоть от них и нет никакой помощи.
     - Вы, значит, давно работаете на копях? - начала  свои  расспросы  г-жа
Грегуар.
     Горделивая улыбка озарила бледное лицо Маэ.
     - А то как же? Давно. А то как же! Я  вот,  можно  сказать,  с  детства
начала и до двадцати лет все под землей работала. А потом доктор  не  велел:
тебя, говорит, мертвой оттуда вынесут. Я тогда  второго  ребенка  родила,  и
какое-то повреждение в костях у меня получилось. Да еще я как раз тут  замуж
вышла, дома работы было по горло... А про мужа если сказать, так у них  весь
род всегда в копях работал. И дед, и прадед, и прапрадед, и уж не  знаю  кто
еще! С самого что ни на есть начала, -  как  первый  раз  ударили  кайлом  в
Рекильярской шахте.
     Господин Грегуар задумчиво глядел на эту женщину и на ее жалких детей с
бледными, прозрачными лицами и белесыми волосами; оба ребенка носили на себе
печать вырождения: низкорослые, анемичные, некрасивые и вялые дети,  никогда
не евшие досыта. Опять наступило молчание, слышалось только,  как  в  камине
чуть потрескивает горящий уголь, выпуская струйки  газа.  В  душной,  жаркой
комнате  царила  дремотная,   ленивая   тишина,   атмосфера   благоденствия,
наполняющая уютные уголки в счастливых буржуазных семьях.
     - Да что ж она  там  копается?  -  нетерпеливо  воскликнула  Сесиль,  -
Мелани, поди скажи ей, что сверток лежит в шкафу, на нижней полке слева.
     А г-н Грегуар вслух выразил глубокомысленные соображения,  возникшие  у
него при виде этих обездоленных:
     - Не легко  людям  живется,  это  верно.  Но  знаете,  голубушка,  надо
сказать, что рабочие ведут себя весьма  неблагоразумно...  Например,  вместо
того,  чтобы  откладывать  деньги  про  черный  день,  как  это  водится   у
хозяйственных крестьян, углекопы пьют, залезают в долги и  в  конце  концов,
смотрите, - им нечем кормить семью.
     - Правильно вы говорите, - осторожно  поддакивала  Маэ.  -  Много  есть
таких, что с пути  сбились.  Если  какой-нибудь  пропойца  жалуется,  я  ему
говорю: сам виноват... Мне-то вот  хороший  муж  попался,  не  пьяница.  Ну,
бывает, иной раз люди кутнут в праздник, и он  с  ними  хватит  лишнего.  Но
только и всего. На этот счет он молодец, надо похвалить. А ведь до  женитьбы
пил без просыпу. Свинья  свиньей!  Не  обессудьте  на  слове.  А  женился  -
остепенился. Да что нам от того толку. Бывают  такие  дни,  вот  как  нынче,
например, - обшарьте все ящики в доме, ни гроша не найдете.
     Желая навести Грегуаров на мысль о милостыне в пять  франков,  она  все
говорила, говорила своим певучим голосом, рассказала, как образовался у  них
злополучный долг, как он был сначала совсем незаметным, но  вскоре  вырос  и
прямо их съел. Сперва каждые две недели в  погашение  его  аккуратно  делали
взносы. И много взносов сделали, но один раз  просрочили,  и  с  тех  пор  -
кончено: никак не могут наверстать, никогда им теперь не  расплатиться.  Где
там! До самой смерти не выбраться  из  нужды.  А  к  слову  сказать,  насчет
выпивки, - что уж тут скрывать: углекопу требуется кружку  пива  пропустить,
чтобы прочистить глотку, смыть угольную  пыль.  Вот  с  этой  кружки  все  и
начинается, а потом и пойдет и пойдет: не вылезает человек из кабаков. Когда
стрясется беда, он топит горе в вине. Конечно,  жаловаться  ни  на  кого  не
стоит, а все-таки рабочие маловато зарабатывают.
     - Я думала, - сказала г-жа Грегуар, - что Компания дает вам квартиру  и
отопление.
     Маэ  бросила  осторожный  взгляд  на  камин,  где  ярким  огнем   пылал
превосходный уголь.
     - Верно, верно. Уголь нам дают, не так чтобы очень хороший, но все-таки
топить можно... И за квартиру берут недорого - шесть франков  в  месяц.  Как
будто и немного, а  зачастую  так  бывает,  что  трудно  эти  шесть  франков
заплатить... Нынче, например, хоть на куски меня режь, нет ни гроша.
     Барин и барыня молчали, нежась в мягких удобных креслах; им  надоело  и
неловко было слушать назойливое повествование о нищенской  жизни  углекопов.
Maэ с испугом подумала,  что  они  обиделись,  и  добавила  спокойным  тоном
рассудительной и практичной женщины:
     - Да я просто так говорю, не жалуюсь. Ведь эта уж у кого какая  судьба.
С ней не поспоришь. Как на бейся, нам ничего не изменить. Лучше всего  -  не
правда ли, сударь, не правда ли, сударыня? - честно делать свое дело на  том
самом месте, куда господь тебя поставил.
     Господин Грегуар вполне с ней согласился.
     - Если вы так смотрите, голубушка, вам  никакая  беда  не  страшна,  вы
всегда будете счастливы.
     Онорина и Мелани принесли наконец сверток. Сесиль сама его развязала  и
достала из него два платья, Она добавила к ним две  косынки,  чулки  и  даже
перчатки - все, конечно, прекрасно подойдет детям; она торопилась,  так  как
пришла учительница музыки. Приказав служанке поскорее  завернуть  отобранные
вещи, добрая барышня уже подталкивала мать и ребятишек к двери.
     - Мы сейчас совсем без денег, - дрожащим голосом произнесла Маэ. -  Нам
бы только пять франков...
     И голос у нее оборвался, ведь  у  всех  Маэ  была  своя  гордость,  они
никогда не просили милостыни. Сесиль тревожно посмотрела  на  отца,  но  тот
отказал наотрез и с таким видом, словно выполнял некий долг:
     - Нет, это не в наших правилах. Мы не можем.
     Девушка, видя, как потрясена отказом просительница, решила осчастливить
детей. Они по-прежнему не сводили глаз со сдобной булки. Сесиль отрезала два
куска и оделила обоих.
     - Это вам, возьмите!
     Но тут же отобрала у них булку, потребовала старую газету.
     - Погодите. Вам завернут, и вы поделитесь дома с братьями и сестрами.
     И на глазах родителей, умиленных ее добротой, она вытолкала малышей  за
дверь. Бедные ребятишки, у которых не было хлеба, ушли,  почтительно  сжимая
окоченевшими от холода ручонками кусок слоеной булки.
     Мать тащила детей по мощеной дороге, ничего  не  замечая  вокруг  -  ни
пустынных полей, ни черной грязи, ни широкого пасмурного неба: все кружилось
у нее перед глазами. Пройдя обратно через Монсу, она вошла в лавку  Мегра  с
таким решительным видом, молила его так страстно,  что  в  конце  концов  он
отпустил ей в долг две буханки хлеба, кофе, масла и монету в пять франков  -
ведь он давал и деньги в рост. Мегра покушался не на нее, а на Катрин:  мать
поняла это, когда он велел ей, чтобы за провизией она присылала дочь. Ладно,
посмотрим, там видно будет. Катрин надает ему оплеух, если он к ней полезет.


 
     В поселке Двести Сорок, на колокольне  маленькой  кирпичной  церквушки,
где аббат Жуар по воскресеньям служил обедню, пробило одиннадцать часов.  Из
соседней школы, тоже помещавшейся в кирпичном  здании,  сквозь  запертые  по
случаю зимних холодов окна доносился громкий гул: дети  читали  нараспев  по
складам. Широкие улицы  между  четырьмя  однообразными  кварталами  поселка,
разрезанные на части  садиками,  все  еще  оставались  безлюдными;  глубокое
уныние навевали эти садики - зима опустошила их и обнажила желтую  глинистую
почву, лишь кое-где торчали забрызганные грязью последние  кустики  порея  и
петрушки. Везде варили  суп,  из  труб  поднимался  дым;  время  от  времени
выскакивала на улицу какая-нибудь женщина и, пробежав до  крылечка  соседей,
исчезала за дверью. По всему поселку из водосточных желобов падали в  бочки,
стоявшие по углам  домов,  крупные  капли  воды,  дождя  не  было,  но  тучи
затягивали небо, и воздух был насыщен влагой; во всей  деревне,  построенной
среди  обширного  плато  и,  словно  траурной  каймой,  обведенной   черными
дорогами, только и  было  яркого  и  веселого,  что  ровные  полосы  красных
черепичных крыш, беспрестанно омываемых короткими проливными дождями.
     Жена Маэ наконец возвратилась домой, но сначала она  завернула  к  жене
стражника купить картофеля, еще державшегося у  этой  женщины  с  осени.  За
невысокой оградой  хилых  тополей  (только  они  и  росли  на  этих  плоских
равнинах) виднелись отдельные группы домиков, - по четыре домика, окруженных
палисадниками. Это был  новый  опыт  Компании:  домики  предназначались  для
штейгеров, и рабочие дали этим привилегированным выселкам название "Шелковые
чулочки",  а  собственно  поселок   именовали   "Плати   долги",   беззлобно
подсмеиваясь над своей нищетой.
     - Ух! Пришли наконец! - сказала Маэ, нагруженная пакетами, и  втолкнула
в дом Ленору и Анри, перепачканных грязью, едва волочивших ноги.
     У очага во весь голос  кричала  Эстелла,  которую  укачивала  на  руках
Альзира: сахара не осталось, и маленькая  нянька,  не  зная,  как  успокоить
ребенка, делала вид, будто кормит его грудью. Иной раз обман удавался. Но  в
тот день  Альзира  напрасно  расстегивала  платьишко  и  прикладывала  ротик
Эстеллы к своей худенькой детской груди; голодная малютка тщетно  стискивала
деснами складку кожи и заливалась неистовым плачем.
     - Сейчас возьму ее! - крикнула мать, как только освободилась  от  своей
ноши. - А то она не даст нам слова сказать.
     Мать выпростала из корсажа тяжелую набухшую грудь, крикунья присосалась
к горлышку этого живого сосуда  и  тотчас  умолкла,  -  можно  было  наконец
поговорить. Оказалось, все шло хорошо: маленькая хозяйка  подсыпала  угля  в
очаг, подмела пол, всюду прибрала. В тишине слышно было, как храпит  дед,  -
все так же громко, равномерно, не останавливаясь ни на секунду.
     - Ах, сколько ты всего накупила!  -  восклицала  Альзира,  с  радостной
улыбкой глядя на принесенную провизию. - Давай, мама, я сварю суп.
     Весь стол был  загроможден:  сверток  с  одеждой,  две  буханки  хлеба,
картофель, масло, кофе, цикорий и полфунта студня.
     - Да, да, суп! - устало сказала Маэ. - Надо еще пойти нарвать щавелю  и
выдернуть несколько головок луку... Нет, я  попозже  приготовлю  для  мужчин
суп. А пока свари картошки, мы  ее  чуточку  помаслим  и  поедим...  И  кофе
попьем. Не забудь кофе сварить!
     И тут она вспомнила о сдобной булке. Она посмотрела на Ленору и Анри, -
в руках у них было пусто, оба возились на полу, уже  отдохнув  и  повеселев.
Ах, лакомки, они, значит, дорогой  тайком  съели  булку!  Мать  надавала  им
шлепков; Альзира, поставив котелок на огонь, старалась ее успокоить:
     - Оставь их, мама. Из-за меня сердишься? Не стоит. Ты ведь  знаешь,  по
мне хоть бы и вовсе не было сдобных булок.  А  им  хотелось  есть,  ведь  вы
далеко ходили пешком.
     Пробило полдень, из школы высыпали  дети,  послышался  топот  маленьких
ног, обутых в башмаки с деревянными подошвами. Картошка сварилась,  кофе,  в
который для густоты на добрую половину подмешали цикория, так славно булькал
и, проходя через ситечко, падал тяжелыми каплями в резервуар кофейника. Один
конец стола освободили, но ела за ним только мать, -  детям  служили  столом
собственные колени, и маленький Анри, отличавшейся большим аппетитом,  то  и
дело оборачивался и жадным взглядом молча смотрел на студень,  завернутый  в
засалившуюся бумагу.
     Мать маленькими глотками пила  кофе,  обхватив  стакан  обеими  руками,
чтобы согреться; и тут вдруг в комнату пришел Бессмертный. Обычно он вставал
позднее, и завтрак для него уже стоял на огне. В этот день  он  разворчался,
почему не сварили супа! Сноха возразила ему, что не всегда можно делать  то,
что хочется, и тогда он молча принялся за вареную картошку. Время от времени
он вставал и, подойдя к очагу, сплевывал в  золу  -  для  опрятности;  затем
снова садился на свой стул и, понурившись, с закрытыми  глазами  перекатывал
во рту сухую картошку.
     - Ох, я и забыла, мама! - спохватилась Альзира. - Соседка приходила...
     Мать сердито оборвала ее:
     - Надоела она мне!
     В душе она затаила  обиду  против  этой  соседки,  жены  Левака.  Такая
скареда! Вчера нарочно плакалась на горькую свою нужду, боясь, чтобы соседка
не попросила сколько-нибудь в долг, а между тем Маэ знала, что сейчас Леваки
при деньгах: жилец заплатил им за две недели вперед. Впрочем, в поселке люди
старались не занимать друг у друга денег.
     - Постой, я кое-что вспомнила, - сказала  вдруг  Маэ.  -  Заверни-ка  в
бумажку кофе на одну заварку...  Отнесу  жене  Пьерона,  -  я  у  нее  брала
третьего дня.
     А когда дочь приготовила пакетик, мать добавила, что сейчас вернется  и
тотчас же сварит суп для мужчин. Потом  отправилась  с  Эстеллой  на  руках,
предоставив старику Бессмертному в одиночестве перетирать беззубыми  деснами
картофель, а Леноре  и  Анри  драться  из-за  упавших  на  пол  картофельных
очистков.
     Не желая делать крюк и боясь, как бы жена Левака не окликнула  ее,  она
пошла напрямик, через садик. Ее  садик  примыкал  к  садику  Пьеронов,  и  в
разделявшей их решетчатой изгороди была дыра, через  которую  соседи  ходили
друг к другу. Тут был колодец, которым пользовались четыре семейства.  Возле
него  за  чахлыми   кустами   сирени   находился   низкий   сарай,   набитый
инструментами, в нем держали также (по одному) кроликов, которых  съедали  в
праздничные дни. Пробило час - время, отведенное для питья кофе: в эту  пору
обычно ни души не было  видно  ни  на  крылечке,  ни  в  саду.  Один  только
ремонтный рабочий до начала смены вскапывал  грядки  под  овощи  и,  усердно
орудуя лопатой,  не  поднимал  головы.  Но  когда  Маэ  вышла  задворками  к
соседнему крыльцу, она увидела на противоположной стороне улицы,  у  церкви,
какого-то господина и двух дам. На минутку  остановившись,  она  узнала  их:
г-жа Энбо показывала рабочий поселок своим гостям - господину  с  орденом  и
даме в меховом манто.
     - Ах, зачем ты беспокоилась! -  воскликнула  жена  Пьерона,  когда  Маэ
отдала ей кофе. - Я вполне могла бы подождать.
     Жене Пьерона было двадцать восемь лет. Эта  большеглазая,  черноволосая
женщина считалась в поселке красавицей; правда,  у  нее  был  низкий  лоб  и
тонкие поджатые губы, но зато она  пленяла  кокетством,  была  опрятна,  как
кошечка, и, оставшись бездетной,  сохранила  красивую  грудь.  Ее  мать,  по
прозвищу Горелая, вдова забойщика, погибшего в шахте,  клялась  и  божилась,
что никогда не выдаст дочь за углекопа, и сперва  посылала  ее  работать  на
фабрику; теперь старуха из себя выходила, что все-таки  ее  дочь,  несколько
засидевшаяся в девицах, вышла за Пьерона - за углекопа, да  к  тому  же  еще
вдовца, у которого была восьмилетняя дочь. Однако  супруги  жили  счастливо,
хотя  о  них  без  конца  сплетничали,  рассказывали   всякие   анекдоты   о
снисходительности мужа и любовниках жены; у Пьеронов не было ни гроша долга,
два раза в неделю они ели мясо, жена, содержала дом в величайшей опрятности,
- хоть глядись, как в зеркало, в начищенные  ею  кастрюли.  И  в  довершение
благополучия  Компания,  по  протекции,  разрешила  жене  Пьерона  торговать
конфетами и пряниками, - банки со сластями она выставляла у себя в  окне  на
полках. Торговля приносила ей шесть-семь су выручки в день, а  иной  раз,  в
воскресенье, и двенадцать су. Благоденствию  супругов  мешала  лишь  старуха
Горелая, заядлая бунтовщица, питавшая исступленную ненависть  к  хозяевам  и
жаждавшая им отомстить за смерть своего мужа; да еще мешала  всем  маленькая
шустрая Лидия, которую  все  они,  люди  вспыльчивые,  частенько  награждали
затрещинами.
     - Ну и большая у тебя стала девчушка! -  сказала  жена  Пьерона,  делая
Эстелле "козлика" и "ладушки".
     - Ах, измучила она меня совсем! Лучше не говори! - разохалась  мать.  -
Счастье твое, что у тебя нет пискунов! Вон какая в твоем доме чистота!
     Хотя у  самой  Маэ  во  всем  был  порядок,  хотя  она  каждую  субботу
устраивала стирку и большую уборку,  она  завистливым  взглядом  рачительной
хозяйки окинула светлую комнату, в убранстве которой была даже  своего  рода
изысканность: золоченые вазы на буфете, на стенах зеркало и  три  картины  в
рамах. Жена Пьерона пила кофе в одиночестве, - вся семья была в шахте.
     - Выпей со мной за компанию стаканчик, - предложила она.
     - Нет, спасибо, только что дома пила.
     - Ну так что ж? Вреда не будет.
     В самом деле, какой тут вред? И обе не спеша выпили по  стакану.  Между
банками с пряниками и леденцами  им  видны  были  дома,  стоявшие  напротив;
большая или меньшая белизна занавесок, висевших на окнах,  свидетельствовала
о домашних добродетелях хозяек. У Леваков занавески были так  грязны,  будто
ими вытирали закопченные донышки кастрюль.
     - Вот мерзость! И живут же люди в этакой грязище! -  пробормотала  жена
Пьерона.
     И тут Маэ заговорила, да так, что удержу ей не было.  Эх,  будь  у  нее
такой жилец, как Бутлу, она бы показала,  как  надо  вести  хозяйство!  Если
взяться умеючи, жильца держать очень выгодно. Только не  надо  брать  его  в
любовники. А у этой Аевак вдобавок муж пьянчуга, да еще бегает за  певичками
в кафешантанах Монсу. Жена Пьерона сделала брезгливую гримасу. От этих  шлюх
мужчины и заражаются дурными болезнями... В Жуазеле  одна  такая  тварь  всю
шахту перезаразила,
     - Удивляюсь я, - сказала она,  -  как  это  ты  позволила  своему  сыну
путаться с дочерью Лезаков.
     - Поди-ка попробуй не позволь. Ведь мы как живем: вот тут их огород,  а
тут наш. Летом Захарий всегда с Филоменой за кустами сирени обнимаются. И на
крыше сарайчика они валялись. Бывало, пойдут люди  к  колодцу  за  водой,  и
непременно на них, бесстыжих, наткнутся.
     Это была  обычная  в  поселке  история  беспорядочной  близости  полов,
развращавшей  и  парней  и  девушек;  лишь  только  темнело,  парочки,   как
говорилось, "жартовали", взобравшись на  пологие  крыши  низких  сарайчиков.
Именно  тут  откатчицы  и  зачинали  первого  ребенка,  хотя  иные  все   же
предпочитали встречаться не так  близко  к  дому  и  устраивали  свидания  у
Рекильярской шахты или в поле, среди хлебов. Связи эти не  влекли  за  собой
тяжелых  последствий:  обычно  любовники  сочетались   браком;   но   матери
сердились, если парень заводил себе возлюбленную слишком рано,  потому  что,
женившись, сын уже не давал денег в семью.
     - На твоем месте я бы их разлучила, - назидательным тоном сказала  жена
Пьерона. - А то что же? Захарий уже двоих ребятишек ей  сотворил,  а  пойдет
так дальше - не миновать свадьбы. Тогда распростись с его заработком.
     Маэ в негодовании всплеснула руками:
     - Я их прокляну, если они сойдутся... Разве Захарий не обязан  почитать
отца с матерью? Ведь мы его растили, тратились на  него!  Так  пусть  теперь
помогает? родителям, а потом вешает себе  жену  на  шею...  Да  что  с  нами
станется, если наши дети, как подрастут, сразу  станут  на  чужих  работать!
Тогда хоть ложись да помирай.
     Но она быстро успокоилась:
     - Я ведь просто так говорю, вообще...  Поживем,  увидим...  Спасибо  за
угощенье. Такой крепкий кофе, такой хороший, - видно, ты всего сколько  надо
положила.
     И через четверть часа, посвященные другим темам, Маэ  вдруг  вспомнила,
что у нее до сих пор не сварен суп. По улице  опять  шли  дети,  возвращаясь
после перерыва в школу; кое-где на крылечках  стояли  женщины,  смотрели  на
г-жу Энбо, которая проходила по улице и, указывая рукой то на  одно,  то  на
другое, рассказывала гостям о  поселке.  Рабочий,  вскапывавший  грядки,  на
минутку прервал работу; две  курицы  с  тревожным  кудахтаньем  забегали  по
огороду.
     У самого своего дома Маэ натолкнулась на жену Левака, - та вышла, чтобы
перехватить  на  дороге  доктора  Вандергагена,  состоявшего  на  службе   у
Компании;  этот  низенький   и   щуплый,   вечно   торопившийся   человечек,
изнемогавший от бремени работы, давал врачебные советы на ходу.
     - Господин доктор, - сказала жена Левака, - я по  всем  ночам  глаз  не
смыкаю. И все-то у меня болит... Поговорить бы с вами о моей хвори...
     Доктор Вандергаген, всем в поселке говоривший "ты", не  останавливаясь,
бросил:
     - Оставь меня в покое. Поменьше кофе пей.
     - А как же насчет моего мужа? - спросила, в свою очередь, Маэ. - Вы  бы
зашли к нам, осмотрели его... Очень ноги  у  него  болят.  Все  не  проходит
ревматизм.
     - Да это ты его изводишь... Оставь меня в покое!
     Обе женщины, остолбенев, смотрели  вслед  убегавшему  от  них  доктору.
Обменявшись безнадежным взглядом, они пожали плечами.
     - Ну-ка, зайди к нам, - сказала Левак. - Знаешь, есть новости... И кофе
не мешает выпить. Свеженького заварила.
     Маэ сперва отказывалась, но вскоре сдалась: ну  что  ж,  чуточку  можно
выпить, чтобы не обидеть соседку. И она зашла.
     В комнате было необыкновенно грязно: на полу и на стенах жирные  пятна,
буфет и стол липкие от грязи; и сразу же  в  горле  запершило  от  зловония,
пропитавшего дом неряхи-хозяйки. Возле огня сидел Бутлу, жилец  Леваков,  и,
навалившись  локтями  на  стол,   доедал   остатки   вареной   говядины;   у
тридцатипятилетнего  силача  Бутлу  были  широкие  плечи,  толстая   шея   и
благодушная  физиономия.  Около  жильца,  прижавшись  к  его  колену,  стоял
первенец Филомены, маленький Ахилл, которому шел третий  год,  и  глядел  на
него с немой мольбой, как голодный зверек. Несмотря  на  разбойничью  черную
бороду, у Бутлу была нежная душа, и время от времени он совал ребенку в  рот
кусочек мяса.
     - Погоди, я сейчас  подслащу,  -  сказала  жена  Левака  и  положила  в
кофейник сахарного песку.
     Она была на шесть лет старше жильца и безобразна до ужаса:  изношенная,
с обвисшей грудью, с обвисшим животом,  с  плоской  физиономией,  украшенной
седеющей щетиной, всегда растрепанная.
     Бутлу принял эту связь совершенно просто, не разбирая, как  ел  он,  не
разбирая, похлебку, в которой попадались чьи-то  волосы,  как  спал  он,  не
разбирая, в постели, на которой простыни меняли раз в три месяца. Эта  связь
входила в условия найма жилья. Левак любил говорить, что денежки счет любят.
     - Знаешь, что я хотела тебе сказать? - продолжала жена Левака. -  Вчера
жена Пьерона все крутилась около "Шелковых чулочек".  Потом  встретилась  со
своим ухажером за  кабаком  Раснера,  и  они  вместе  улепетнули  по  берегу
канала... Ну, каково? Вот бессовестная! А еще мужняя жена!
     - Ну что ж! - подхватила Маэ. -  Пьерон  до  женитьбы  таскал  штейгеру
кроликов, а теперь свою жену преподносит. Это дешевле обходится.
     Бутлу разразился зычным хохотом, обмакнул  в  подливку  кусок  хлеба  и
сунул его в рот Ахиллу. Хозяйка и гостья, облегчая себе душу, все судачили о
жене Пьерона. И ничего в ней  нет  красивого,  нисколько  не  лучше  других,
кокетка, и больше ничего. Целыми днями смотрится в зеркало - не  вскочил  ли
на морде прыщ, намывается, мажется, помадится. Ну что ж, в конце концов  это
дело мужа. Нравится ему такое кушанье - пусть ест. Ведь некоторые  мужья  до
того начальнику хотят угодить, что готовы за  ним  ночные  горшки  выносить,
лишь бы он сказал: "Спасибо". Наконец  сплетницы  умолкли:  пришла  соседка,
держа на руках девятимесячную девочку - второго ребенка Филомены.  Приходить
к завтраку домой мать не могла и договорилась, чтобы малютку приносили к ней
в сортировочную, и там, присев на куче угля, кормила ее грудью.
     - Смотри-ка, а я вот и на минуту не  могу  отойти  от  своей  девчонки,
сразу орать начинает. Такая горластая! -  сказала  Маэ,  глядя  на  Эстеллу,
заснувшую у нее на руках.
     Но ей все-таки не удалось избегнуть объяснения,  которого  жена  Левака
упорно требовала взглядом.
     - Слушай, как-никак, а ведь дело-то надо кончать.
     Еще недавно обе матери без всяких  переговоров  пришли  к  единодушному
решению: не спешить с этим браком. Мать Захария хотела, чтобы сын как  можно
дольше приносил домой свою получку, а мать Филомены  из  себя  выходила  при
мысли, что она лишится заработка дочери. К чему торопиться? Жена Левака даже
предпочитала держать внука у себя, пока он  был  единственным  ребенком;  но
когда он стал подрастать и на  него  пошел  хлеб  да  когда  родился  второй
ребенок, держать дочь в доме стало убыточно,  и  мать  Филомены  с  яростной
настойчивостью старалась сбыть ее с рук, не желая "докладывать своих" на  ее
содержание.
     - Захарий уже призывался, тянул жребий, - продолжала она разговор. - За
чем теперь остановка?.. Когда свадьба?
     - Отложим хоть до весны, - смущенно ответила Маэ. - Вот беда-то! Такая,
право, досада. Как будто не могли они подождать! Сперва женились бы, а потом
детей плодили!.. Честное слово: собственными своими  руками  удавлю  Катрин,
если она вздумает дурить.
     Жена Левака пожала плечами.
     - Да брось ты! Будет и с ней то же самое. Как у всех.
     Бутлу спокойно, словно был у себя дома,  порылся  в  буфете,  отыскивая
хлеб. На углу стола лежали картофелины и головки лука, - хозяйка  собиралась
сварить для мужа суп; она двадцать раз принималась чистить овощи и  бросала,
увлеченная бесконечными пересудами с кумушками. Наконец она все-таки  решила
приняться за работу, но вдруг вновь выпустила из рук  нож  и  картофелину  и
уставилась в окно.
     - Что это там? Кто такие?.. Ой, да это сама госпожа  Энбо  с  какими-то
людьми. Смотри-ка, зашли к Пьеронам.
     И тут обе женщины снова напустились на жену  Пьерона.  Глядите-ка,  что
делается! Всякий раз как Компания показывает поселок приезжим  господам,  их
сразу же ведут в дом  Пьерона.  Потому  как  там  чистота!  Гостям  поди  не
рассказывают про шашни его жены со  штейгером.  Отчего  бы  ей  не  наводить
чистоту, когда у нее любовники по три тысячи франков жалованья получают  при
готовой квартире и отоплении; от них ей немало перепадает  -  и  деньгами  и
подарками. Сверху там всегда чисто, а внутри одна грязь. И все  время,  пока
посетители находились в доме Пьерона, собеседницы трещали без умолку.
     - Вон, смотри, выходят, - сказала наконец жена Левака. - Дальше куда-то
пошли... Смотри-ка, милая, да они, никак, к тебе идут!
     Маэ перепугалась. Кто его знает, а вдруг Альзира не убрала со стола? Да
и суп тоже до сих пор не сварен! И, пробормотав: "Счастливо  оставаться",  -
она помчалась домой, не глядя по сторонам.
     Но в доме все  блестело  чистотой.  Видя,  что  мать  не  возвращается,
Альзира, с очень серьезным личиком, повязалась передником и  принялась  сама
готовить суп. Она сходила в огород, выдернула из грядки  последние  луковицы
порея, нарвала щавеля и принялась чистить картофель; на огне в большом котле
грелась вода, - мужчинам и Катрин, вернувшись  домой,  надо  было  помыться.
Анри и Ленора, по счастливой случайности, сидели смирно и с  сосредоточенным
видом раздирали на части старый календарь. Старик  Бессмертный  молча  курил
свою трубку.
     Маэ не успела отдышаться, как в дверь постучалась г-жа Энбо.
     - Вы разрешите, голубушка? Можно к вам?
     Супруга  директора,  высокая  и   статная   белокурая   дама,   немного
отяжелевшая в сорок лет, все еще была великолепна своей зрелой красотой; она
улыбалась с  деланной  приветливостью  и  старалась  скрыть,  что  опасается
испачкать свое  изящное  шелковое  платье  бронзового  цвета,  выглядывавшее
из-под черной бархатной накидки.
     - Входите, входите! - говорила она своим  спутникам.  -  Мы  никому  не
помешаем... Ну как? Тут тоже чисто, не правда ли? А между тем у этой славной
женщины семеро детей! Не менее опрятно в домах у всех наших рабочих.  Я  вам
говорила, что Компания берет с них за квартиру только  по  шести  франков  в
месяц. А у них тут большая комната в нижнем  этаже,  две  спаленки  наверху,
подвал и садик.
     Господин с орденской ленточкой  и  дама  в  меховом  манто,  приехавшие
утренним поездом из Парижа, растерянно озирались, глаза у них были  какие-то
испуганные,  а  лица  смущенные:   по-видимому,   их   ошеломило   внезапное
столкновение с совершенно незнакомым им миром.
     - Ах, еще и садик! - восхитилась дама. - Но это  прелестно!  Так  бы  и
пожила здесь!
     - Угля мы им даем столько, что они весь не сжигают, -  продолжала  г-жа
Энбо. - Два раза в неделю к  ним  приходит  врач;  а  на  старости  лет  они
получают пенсию, - хотя из  заработной  платы  никаких  вычетов  за  это  не
производится.
     - Да это просто рай, земля обетованная! - в восторге бормотал  приезжий
господин.
     Маэ засуетилась, пододвинула гостям стулья. Дамы отказались сесть.
     Госпоже Энбо  надоела  роль  дрессировщика,  показывающего  посетителям
зверей в клетках; ненадолго это было для нее развлечением в тоске  изгнания,
но быстро опротивело; ее обоняние оскорблял тошнотворный, сладковатый  запах
нищенской стряпни, застоявшийся даже в самых опрятных жилищах, в которые она
рисковала заглядывать. Впрочем, она лишь повторяла обрывки слышанных фраз, а
ее самое нисколько не интересовало, как живет  это  племя  рабочих,  которые
трудились и страдали где-то рядом с нею.
     - Какие милые малютки! - продолжала дама,  хотя  находила  безобразными
этих большеголовых ребятишек  с  вихрами  соломенного  цвета.  Маэ  пришлось
сообщить гостям, сколько  лет  ее  детям.  Ее  вежливо  расспрашивали  и  об
Эстелле. Старик Бессмертный вынул трубку изо рта, желая выразить  этим  свое
почтение к посетителям, и все же он вызывал у них тревогу - так он износился
за сорок пять лет работы под землей: ноги  не  сгибались,  в  груди  сипело,
хрипело, лицо стало землистым, а тут еще его начал  бить  кашель,  и  старик
решил выйти из комнаты, от греха подальше, а  то  господам  неприятно  будет
видеть, как он отхаркивает черным в золу очага.
     Зато Альзира имела большой успех. Какая хорошенькая хозяюшка в  большом
переднике! Все поздравляли мать - какая у нее толковая дочка, очень развитая
для своих лет. Никто ни слова не сказал про ее горб, но все  поглядывали  на
несчастную калеку с чувством жалости и какой-то неловкости.
     - Ну вот, - сказала в заключение г-жа Энбо, -  теперь,  если  в  Париже
будут  спрашивать  о  наших  рабочих  поселках,  вы  можете  ответить,   как
очевидцы...  Никогда  никаких  неприятностей,  никакого  шума!  Нравы  самые
патриархальные; все счастливы, все, как видите, здоровы. Право, в этот тихий
уголок следовало бы приезжать, чтобы отдохнуть  немного  и  подышать  свежим
воздухом.
     - Да, здесь чудесно! Чудесно! - воскликнул господин с орденом, завершая
посещение взрывом энтузиазма.
     Гости  вышли  с  очарованным  видом,   словно   посетители   ярмарочных
балаганов, где показывают любопытных уродов. Они  шли  по  тротуару,  громко
разговаривая между собой, и Маэ долго смотрела им вслед.  Улицы  наполнились
народом, гости проходили мимо женщин, собравшихся в кучки,  заинтересованных
слухами об осмотре их поселка, облетевшими все дома.
     Стоя у своей двери, жена Левака остановила жену Пьерона, прибежавшую из
любопытства. Обе выразили, весьма недоброжелательное удивление. Ну, что  они
там застряли? Или заночевать задумали? Не очень-то будет им весело!
     - Эти Маэ вечно без гроша сидят! А ведь немало зарабатывают,  известно,
куда у них денежки уходят!..
     - А знаешь, что мне сейчас рассказали про нее?.. Она нынче утром ходила
в Пиолену милостыню просить у господ. И еще люди рассказывают, как ей  Мегра
сперва не дал хлеба в долг, а потом вдруг расщедрился -  и  того  и  другого
надавал... Знаем мы, какую плату берет Мегра.
     - Да не с нее  он  плату  берет!  На  что  ему  старуха?  Он  с  Катрин
столковался.
     - Ну, скажи пожалуйста! А ведь только что  хвасталась:  удавлю  Катрин,
если она, говорит, по  торной  дорожке  пойдет!..  Вот  нахалка!  Долговязый
Шаваль давно ее девку на сарайчике опрокидывает.
     - Тише! Господа идут.
     Сразу же обе  сплетницы  приняли  самый  кроткий  вид  и,  не  проявляя
неучтивого любопытства, лишь краешком  глаза  наблюдали  за  выходившими  на
улицу посетителями. Потом, помахав рукой, подозвали Маэ, все еще стоявшую  у
порога с Эстеллой на руках. И тогда втроем, застыв на месте,  стали  глядеть
вслед нарядной г-же Энбо, удалявшейся со  своими  гостями.  Едва  посетители
отошли шагов на тридцать, сплетни возобновились с удвоенной яростью.
     - Ишь как обе расфуфырились! Сколько ухлопали на свои  наряды!  И  сами
того не стоят, верно?
     - Еще бы! Приезжую я, понятно, не знаю, какая она, а  вот  про  здешнюю
прямо скажу; сколько она ни важничай, а грош ей цена. Чего только про нее не
говорят!..
     - А что? Что говорят?
     - Полюбовников, говорят, у нее много... Во-первых, инженер...
     - Этот заморыш-то? Да куда ему? Он у нее под одеялом потеряется!
     - Ну и что ж? Может, ей такие по вкусу?
     - Не верю я, знаешь,  важным  барыням.  Они  от  всего  нос  воротят  -
гордость свою показывают:  мне,  дескать,  все  тут  противно...  Ты  только
погляди, как она задом вертит, на нас и смотреть не хочет, презирает  нашего
брата. Куда это годится?
     Посетители удалялись все тем же неторопливым  шагом,  спокойно  беседуя
между собою, и тут навстречу им выехала на дорогу коляска и  остановилась  у
церкви.
     Из коляски вышел  господин  лет  сорока  восьми,  в  облегающем  черном
рединготе, очень смуглый, с властным выражением красивого строгого лица.
     - Муж! - пробормотала жена Левака, понизив голос, как  будто  г-н  Энбо
мог ее услышать: сразу  сказался  наследственный  страх,  который  питали  к
директору копей десять тысяч рабочих.
     - А все-таки ему, черномазому, жена рога наставляет!
     Теперь  в  поселке  все  выскочили  на  улицу.  У  женщин   разгорелось
любопытство, собеседницы стайками подходили друг к другу,  сливаясь  в  одну
гудящую толпу; а сопливые карапузы топтались на  тротуаре,  раскрыв  рты  от
удивления. На минуту  над  кустами  живой  изгороди  школы  даже  показалось
бледное лицо учителя. Рабочий, вскапывавший грядки, остановился и,  поставив
ногу  на  лопату,  прислушивался,  широко  открыв  глаза.  Прерывистый   гул
пересудов, похожий на шум трещоток,  все  разрастался,  словно  шорох  сухих
листьев под налетевшим ветром в осеннем лесу.
     Больше  всего  собралось  народу  перед  дверью  Леваков.  Подошли  две
женщины,  потом  десять,  потом  двадцать.  Жена  Пьерона  из   осторожности
помалкивала, так как  теперь  вокруг  оказалось  слишком  много  ушей.  Маэ,
женщина  рассудительная,  тоже  ограничивалась  ролью   зрительницы;   чтобы
утихомирить Эстеллу, которая, проснувшись, раскричалась, она прямо на  улице
спокойно  выпростала  набухшую,  тяжелую  грудь,  обвисшую   и   как   будто
вытянувшуюся от того, что она постоянно служила источником молока. Когда г-н
Энбо усадил дам в коляску на заднее сиденье и лошади помчали  ее  в  сторону
Маршьена, на улице все еще раздавался визгливый хор женских голосов; женщины
размахивали руками, что-то кричали друг другу;  кругом  была  суета,  как  в
потревоженном разъяренном муравейнике.
     Но вот пробило три часа. Отправились на  работу  проходчики,  плотники,
разборщики - Бутлу и другие. Потом вдруг на повороте дороги,  из-за  церкви,
показались первые фигуры углекопов, возвращавшихся с шахты;  у  всех  у  них
были черные от угля лица, мокрая одежда; все шли сгорбившись,  засунув  руки
под мышки. И тогда толпа женщин бросилась врассыпную;  перепуганные  хозяйки
помчались домой, коря себя за нерадивость, ибо слишком  много  времени  было
потрачено на  кофе  и  на  сплетни.  Теперь  только  и  слышались  тревожные
восклицания, предвещавшие домашнюю ссору:
     - Ах ты, боже мой! А суп-то! Суп-то у меня еще не готов.
 

 
     Когда Маэ вернулся домой, устроив Этьена у Раснера, Катрин,  Захарий  и
Жанлен доедали суп. Возвратившись  из  шахты,  все  были  так  голодны,  что
садились за обед прямо в мокрой рабочей  одежде,  даже  не  умывшись.  Никто
никого не ждал, стол бывал накрыт с утра  до  вечера,  и  всегда  кто-нибудь
сидел за ним, торопливо уничтожая свою  порцию,  -  время  еды  зависело  от
условий работы.
     Переступив порог, Маэ сразу же заметил лежавшую на столе  провизию.  Он
ничего не сказал, но его хмурое лицо просветлело. Все утро его мучили  мысли
о том, что в буфете пусто, что в доме нет ни  кофе,  ни  масла,  и  от  этих
мыслей щемило сердце, пока он рубал уголь, задыхаясь в своем забое.  Да  как
это жена раздобыла еды? Что с ними со всеми сталось бы, если б она вернулась
сегодня домой с пустыми руками! А вот, гляди-ка, всего принесла!  Потом  она
расскажет ему, где все достала. Он улыбался широкой, довольной улыбкой.
     Катрин и Жанлен встали из-за стола и пили  кофе  стоя,  а  Захарий,  не
насытившись как следует супом, отрезал себе толстый ломоть хлеба  и  помазал
его маслом. Он видел, что на тарелке лежит студень, но и  не  дотронулся  до
него: когда в доме мясного кушанья хватало только на одного, его приберегали
для отца.
     После супа все выпили по стакану воды. В последние дни  перед  получкой
чистая водица заменяла собою более крепкие напитки.
     - А вот пива у меня нет! - сказала Маэ, когда муж  сел  за  стол.  -  Я
подумала, лучше приберечь  деньги...  Но  если  хочешь,  Альзира  сбегает  и
принесет бутылку.
     Маэ смотрел на нее, весь просияв. Как? У нее даже и деньги есть?
     - Нет, не надо, - ответил он. - Я выпил кружку. Хватит.
     И Маэ принялся за еду; он неторопливо поглощал ложку за ложкой похлебку
из размятого картофеля, лука, щавеля и хлеба, до краев  налитую  в  глиняную
миску, служившую ему  тарелкой.  Мать,  по-прежнему  с  Эстеллой  на  руках,
помогала Альзире,  следила  за  тем,  чтобы  у  отца  все  было  под  рукой,
пододвинула поближе к нему масло и студень, поставила на плиту  кофе,  чтобы
был погорячее.
     А тем временем возле  огня  началось  купанье;  ванной  служила  бочка,
распиленная пополам. Катрин налила в нее горячей воды и первая приготовилась
мыться; она сняла с себя колпак, куртку, штаны, спокойно разделась вплоть до
рубашки - с восьмилетнего возраста она привыкла к семейным  омовениям  и  не
видела в них ничего стыдного. Она только повернулась к  остальным  спиной  и
начала яростно намыливаться зеленым мылом. Никто не  смотрел  на  нее;  даже
Ленору и Анри уже не интересовало, как она устроена. Чисто  вымывшись,  она,
совсем голая, поднялась по лестнице, оставив свою мокрую рубашку и остальную
одежду кучкой на полу. А внизу тем временем разгорелась ссора:  Жанлен  живо
забрался в лохань под тем предлогом, что Захарий еще не кончил  обедать,  но
старший брат вытаскивал младшего и кричал, что теперь его очередь мыться. Он
и так всегда уступает место Катрин, и она  полощется  первой,  -  хватит!  А
уступать соплякам мальчишкам он не намерен. Когда Жанлен искупается, вода до
того черная, что ее можно наливать школьникам в чернильницы. В конце  концов
братья залезли в бочку вместе и стали мыться, повернувшись лицом к  огню,  и
даже обменивались услугами - терли друг другу спины. Затем,  так  же  как  и
сестра, оба голые помчались по лестнице.
     - Ишь напачкали как! - ворчала мать,  собирая  с  полу  мокрую  одежду,
чтобы ее высушить. - Альзира, подотри-ка, слышишь?
     Но тут за стеной  поднялся  такой  шум,  что  она  умолкла.  Раздавался
мужской голос, выкрикивавший  ругательства,  женский  плач,  потом  началась
драка, топот, возня, посыпались тумаки, звучавшие  словно  удары  по  пустой
тыкве.
     - Левак жену учит, -  спокойно  заметил  Маэ,  выскребывая  ложкой  дно
миски. - Удивительно! Ведь Бутлу говорил, что похлебка готова.
     - Ну да, готова!.. - сказала Маэ. - Я сама видела,  -  овощи  на  столе
лежали даже неочищенные.
     Крики усилились, что-то грохнуло так,  что  стена  задрожала,  и  сразу
настала глубокая тишина. Тогда Маэ,  проглотив  последнюю  ложку,  сказал  в
заключение, как человек хладнокровный и справедливый:
     - Ну, если суп она не сварила, то понятно...
     И, выпив целый стакан воды, принялся за студень, сперва разрезав его на
квадратные кусочки; он обходился без вилки,  -  просто  подхватывал  кусочек
острием ножа и, положив на хлеб, отправлял в рот. Когда отец  ел,  никто  не
разговаривал. Он и  сам  тоже  не  любил  говорить  и  молча  утолял  голод;
прожевывая ломтики, Маэ думал о том, что студень вкусом не похож на тот, что
продавался в лавке Мегра, - наверно, жена купила его где-то в другом  месте;
однако он не задал по этому поводу  никаких  вопросов;  осведомился  только,
спит ли еще наверху  старик.  Нет,  дед  уже  встал  и,  как  всегда,  пошел
прогуляться. Опять настало молчание. Но запах мясного привлек внимание  Анри
и Леноры, игравших на полу, где они "делали ручеек" из пролитой воды. Малыши
встали у стола (младший чуть впереди) и следили глазами за  каждым  кусочком
студня, - сперва жадным взглядом, полным  надежды,  когда  отец  подхватывал
квадратик с тарелки, а затем с глубоким разочарованием,  когда  этот  ломтик
исчезал во рту у отца. Маэ наконец  заметил,  что  ребятишек  томит  желание
отведать лакомого кушанья, - оба даже побледнели и нервно глотали слюну.
     - А детям ты давала студня? - спросил он жену.
     Она замялась, не решаясь ответить.
     - Ты же знаешь, не люблю я несправедливости. Всякий аппетит  пропадает,
когда они тут вертятся, клянчат кусочек.
     - Да ведь я им давала! - сердито воскликнула  жена.  -  Нечего  на  них
смотреть! Ты им хоть всю свою долю отдай, да в придачу еще и то, что  другим
оставили, они все слопают. Такие обжоры! Альзира, ведь мы все  ели  студень,
верно?
     - Ну конечно, ели, - ответила маленькая горбунья.
     В таких случаях она лгала уверенно, как взрослая.
     Ленора и Анри остолбенели, изумленные и возмущенные такой ложью, - ведь
мать их порола, если они говорили неправду. У обоих сердчишко  сжималось  от
негодования, им так хотелось возразить, сказать, что их не было  в  комнате,
когда другие ели студень.
     - Убирайтесь! - крикнула мать, отгоняя их в другой угол комнаты. -  Как
вам не стыдно заглядывать в отцовскую тарелку. Да если бы  даже  ему  одному
дали мяса! Ведь он-то работает и вас, бездельников, кормит. В вас все как  в
прорву, - вон вы какие худые!
     Маэ подозвал их. Посадил Ленору на  одно  колено,  Анри  на  другое,  и
студень доедали все вместе. Каждому своя порция: отец отрезал для малышей по
кусочку, они в восторге поглощали угощение.
     Покончив с обедом, Маэ сказал жене:
     - Нет, кофе мне сейчас не наливай.  Сперва  я  помоюсь.  Помоги-ка  мне
грязную воду вылить.
     Они вынесли лохань, взяв ее за ушки, и когда выливали  воду  в  сточную
канаву, проложенную на улице, сверху  сошел  Жанлен,  переодевшись  в  сухое
платье, унаследованное от брата, - длинные не по  росту  штаны  и  выцветшую
куртку.
     Но лишь только он прошмыгнул в отворенную дверь, мать остановила его:
     - Ты куда?
     - Туда...
     - Куда это "туда"?.. Вот что, ступай-ка нарви  мне  листьев  одуванчика
для салата. Слышишь? Если не принесешь, я тебе покажу.
     - Ладно! Ладно!
     Жанлен отправился. Десятилетний  заморыш  шел  размашистым  шагом,  как
старый шахтер, ворочая худенькими бедрами и  шаркая  деревянными  башмаками.
Вслед за ним спустился сверху Захарий,  одетый  понаряднее  -  в  облегающей
шерстяной фуфайке, черной с голубыми  полосами.  Отец  окликнул  его,  велел
поздно домой не возвращаться, но Захарий в ответ  только  кивнул  головой  и
вышел с трубкой в зубах. Лохань снова налили  теплой  водой,  Маэ  не  спеша
расстегнул куртку. По взгляду матери Альзира увела Ленору и Анри  играть  на
улицу. Маэ не любил мыться при детях, как это делали отцы  во  многих  домах
поселка. Впрочем, он никого за это не осуждал,  только  говорил,  что  одним
лишь ребятам пристало полоскаться вместе.
     - Катрин, ты чего там делаешь? - крикнула мать в пролет лестницы.
     - Платье чиню, а то вчера разорвала, - ответила Катрин.
     - Хорошо... Сюда не ходи, отец моется.
     Маэ с женой остались одни. Мать решилась наконец  положить  Эстеллу  на
стул, и та каким-то чудом, - должно быть, пригревшись у огня, - не кричала и
смотрела на родителей бессмысленным младенческим взглядом. Отец,  раздевшись
донага, присел на корточки перед лоханью и сначала окунул в воду  голову,  а
затем принялся намыливать ее зеленым мылом, которое уже сто лет  употребляли
углекопы, и за столетие от этого  мыла  у  всех  ворейских  шахтеров  волосы
обесцветились, стали белесыми, желтоватыми. Вымыв  голову,  Маэ  забрался  в
лохань, намылил себе грудь, живот,  руки,  ноги  и  принялся  обеими  руками
энергично тереть их. Жена, стоя рядом, смотрела на него.
     - Слушай, - начала она, - я ведь заметила, какой  у  тебя  взгляд  был,
когда ты пришел... Очень ты беспокоился, да? А увидел на  столе  съестное  и
обрадовался... Знаешь, господа в Пиолене ни гроша мне  не  дали.  Ничего  не
скажешь, - они наших младшеньких одели... Мне, право, стыдно  было  просить,
клянчить... Не могу я! Язык не поворачивается...
     На минутку она остановилась, поудобнее уложила Эстеллу на стуле, боясь,
как бы малютка не упала. Маэ продолжал усердно  натираться  мылом,  чуть  не
сдирая кожу, и не задал  жене  ни  одного  вопроса  о  том,  как  она  нашла
пропитание, что, однако, живо интересовало его, - он терпеливо  ждал,  когда
она сама все расскажет.
     - А Мегра, знаешь, сперва отказал и  прямо  как  собаку  выгнал...  Сам
понимаешь, каково мне весело было! Шерстяные платья, конечно, дело  хорошее,
в них тепло ребятишкам, но ведь от платьев сыт не будешь, верно?..
     Маэ поднял голову, но ничего не сказал. Как же это? В Пиолене ни  гроша
не дали, Мегра отказал, так откуда же все это взялось? Но жена уже  засучила
рукава, собираясь, как всегда, потереть ему спину и поясницу, -  ему  самому
трудно дотянуться. Да он и любил, когда она его растирала с такой силой, что
чуть руки себе  не  выворачивала.  Вот  и  сейчас,  взявшись  за  дело,  она
принялась обрабатывать ему лопатки, а он  напрягал  мышцы,  чтобы  выдержать
натиск.
     - Ну так вот... Я опять пошла к Мегра. Тут уж я ему кое-что  сказала...
Да, сказала!.. И что сердца-то у него нет и что не миновать ему  беды,  если
есть в мире справедливость... Ему, видно, неприятно было слышать. На меня не
смотрит, отворачивается, того и гляди убежит...
     От спины она перешла к пояснице, потом к ногам, не пропустила ни  одной
складки, натирая мокрое тело так же рьяно, как в субботнюю  уборку  начищала
три свои кастрюли. Обливаясь потом, растирая  его  изо  всех  сил,  она  вся
сотрясалась, тяжело дышала и все продолжала говорить отрывисто:
     - В общем, назвал он меня занозой: впилась,  говорит,  не  отделаешься.
Будет отпускать нам в долг хлеб, а главное - дал взаймы  пять  франков...  Я
взяла у него масла, кофе, цикорий, хотела еще взять колбасы и  картошки,  да
вижу, он ворчит... Купила в другом месте, - за студень заплатила семь су, за
картошку - восемнадцать. Остались у меня три франка семьдесят пять су  -  на
обеды да ужины... Вот как! Зря утро у меня не пропало.
     Теперь она вытирала его тряпкой, там, где тело еще не  обсохло.  А  он,
радуясь сегодняшней удаче и не думая  о  новом  долге,  громко  захохотал  и
схватил ее в охапку.
     - Пусти, глупый! Ты мокрый, вымочишь меня... Только вот боюсь,  как  бы
Мегра не замыслил кой-чего...
     Она хотела было сказать о Катрин  и  замялась.  Зачем  тревожить  отца?
Конца края не будет неприятностям.
     - Что он там замыслил?
     - Да, верно, замыслил нажиться на нас, вот что. Пусть Катрин хорошенько
проверит счет.
     Муж снова схватил ее и уже не отпускал. Купанье всегда кончалось  таким
образом. От  энергичного  массажа,  от  того,  что  тряпка  щекотала  ему  и
волосатую грудь и под мышками, он чувствовал прилив молодечества.  Да  и  во
всем поселке  это  был  час  забвения,  когда  детей  зачинали  больше,  чем
позволяло благоразумие. По ночам кругом была семья. Маэ подталкивал  жену  к
столу,  посмеиваясь  довольным  смехом  здоровяка  мужчины,  наслаждающегося
единственной приятной минутой за весь день. Маэ  говорил,  что  это  сладкое
кушанье после обеда, да еще даровое - денег не стоит. Жена, колыхая  бедрами
и грудью, похохатывая, отбивалась:
     - Вот дурень-то, господи! Вот дурень!.. А Эстелла-то на нас смотрит. Да
погоди ты, я хоть головенку ей поверну.
     - Скажешь тоже! Или она в три месяца что понимает?
     Наконец Маэ стал одеваться, но надел он только сухие штаны.  Хорошенько
вымывшись и поиграв с женой, он любил посидеть голым до пояса. На его  коже,
отливавшей восковой белизной, как у малокровной  девицы,  четко  выделялась,
словно татуировка, "роспись",  как  говорят  углекопы,  -  царапины,  шрамы,
порезы, оставленные острыми  осколками  угля;  он,  видимо,  гордился  этими
узорами и будто выставлял напоказ  свою  широкую  грудь  и  блестевшие,  как
полированный мрамор, мускулистые руки, испещренные синими жилками. Летом все
углекопы выходили постоять у дверей в таком  туалете.  Маэ  и  в  мартовский
день, несмотря на сырую погоду, вышел на минутку за дверь, отпустил  соленую
шуточку, окликнув товарища, тоже стоявшего с голой  грудью  у  своей  двери.
Вышли и другие.  Дети,  возившиеся  на  тротуаре,  подымали  головы  и  тоже
смеялись, довольные, что веселы их отцы.  Усталые  труженики  дышали  свежим
воздухом.
     За стаканом кофе, все еще не надев  рубашки,  Маэ  рассказывал  жене  о
столкновении  с  инженером  по  поводу  крепления  штреков.  Пришла   минута
спокойствия, отдыха; одобрительно кивая головой, он слушал  разумные  советы
жены, женщины здравомыслящей и  понимавшей  толк  в  шахтерских  делах.  Как
всегда, она старалась внушить мужу, что против Компании идти невозможно, ни-
чего этим не выиграешь. Затем рассказала, что их дом посетила г-жа  Энбо.  У
обоих это вызвало чувство гордости, хотя они об этом и не сказали ни слова.
     - Ну, можно? - спросила Катрин, стоя на верхней ступеньке лестницы.
     - Да, да. Можно. Отец обсыхает.
     Девушка  надела  праздничное  платье,  старенькое   поплиновое   платье
ярко-синего цвета, выцветшее и потертое на складках. На  голове  у  нее  был
простенький чепчик из черного тюля.
     - Ты что нарядилась? Куда идешь?
     - Схожу в Монсу, купить ленту  к  чепчику.  Старую  я  отпорола,  очень
грязная.
     - У тебя, значит, деньги есть?
     - Нет. Мукетта обещала дать мне десять су взаймы.
     Мать не стала задерживать ее, но у порога окликнула:
     - Слушай, к Мегра за лентой не ходи... Он тебя надует и к тому же будет
думать, что у нас денег куры не клюют.
     Отец, сидевший на корточках  у  огня,  чтоб  поскорее  высохли  волосы,
сказал коротко:
     - Смотри, в темноте по дорогам не шатайся.
     Затем Маэ до вечера работал в огороде. Он уже посадил картофель,  бобы,
горох; кроме того, со вчерашнего дня он держал в канавке,  прикопав  землей,
рассаду капусты и латука, и теперь принялся сажать  их  в  грядки.  В  своем
огороде он выращивал все овощи, необходимые для семьи,  -  только  картофеля
никогда не хватало. Он знал толк в огородничестве и даже выращивал  артишоки
- "для форсу", как говорили соседи. Когда он подготовил грядку, Левак  вышел
в свой огород покурить и поглядеть на латук, который  Бутлу  посадил  утром;
если б не усердие жильца, весь огород у Левака зарос  бы  крапивой.  Начался
разговор через решетчатую изгородь Левак, усталый и возбужденный после драки
с женой, тщетно уговаривал Маэ заглянуть вместе с ним в пивную  Раснера.  Ну
чего он боится?  Выпил  бы  кружку  пива,  поиграл  в  кегли,  прогулялся  с
товарищами, а к ужину вернулся бы домой. Когда вылез из-под  земли,  надо  и
пожить немного. Конечно, ничего дурного в этом не было, но Маэ  заупрямился:
если сегодня  не  посадить  рассаду,  завтра  она  завянет.  А  в  сущности,
отказался он из благоразумия, - не хотелось просить у жены ни гроша  из  тех
денег, что остались у нее от пяти франков.
     В пять часов пришла  жена  Пьерона  и  спросила,  не  увязалась  ли  за
Жанленом ее падчерица Лидия. Левак ответил, что, наверно, так  оно  и  есть,
потому что и его сын, Бебер, куда-то исчез, а  эти  озорники  всегда  вместе
бродяжничают. Маэ успокоил обоих, сказав  о  поручении,  которое  дала  мать
Жанлену, а затем принялся вместе  с  приятелем  добродушно  и  беззастенчиво
поддразнивать кокетливую  бабенку.  Она  сердилась,  испуганно  вскрикивала,
всплескивала руками, но не уходила, так как втайне ее забавляли их шутки. На
помощь ей пришла сухопарая  соседка,  которая  от  раздражения  заикалась  и
кудахтала, точно курица. Возмущались, так сказать,  за  компанию,  и  другие
женщины, те, что стояли поодаль от любезников. В  школе  кончились  занятия,
детвора высыпала  из  домов,  улица  кишмя  кишела  шалунами:  они  визжали,
кричали, катались по земле, дрались; а отцы, все те, кто не пошел в питейное
заведение, собравшись кучками по  три-четыре  человека,  сидели  у  стен  на
корточках, как в шахте, и, покуривая трубку, изредка  обменивались  словами.
Жена Пьерона ушла разъяренная, когда Левак вздумал пощупать,  плотные  ли  у
нее ляжки; после этого он решил в одиночку  отправиться  к  Раснеру,  а  Маэ
остался сажать капусту.
     Как-то сразу стемнело. В доме Маэ зажгли лампу; мать сердилась, что  ни
дочь, ни сыновья еще не вернулись. Ну вот,  так  она  и  знала!  Никогда  не
бывает, чтобы все вместе сели за стол поужинать, а  ведь  только  вечером  и
может собраться семья.  А  где,  спрашивается,  листья  одуванчика,  которые
должен был набрать Жанлен? Ждешь, ждешь, а его все нет.  Негодяй  мальчишка!
Какие он листья нарвет в темноте? А  как  бы  хорошо  поесть  с  салатом  то
кушанье, что стоит сейчас на  огне:  тушенка  из  картошки,  порея,  щавеля,
смешанная с поджаренным луком. По всему дому разносится запах жареного  лука
- вкусный запах, но скоро он  становится  едким,  неприятным  и  пропитывает
противной вонью даже кирпичные стены домов; по этому запаху нищенской  кухни
издалека можно почуять, в какой стороне находится поселок.
     Лишь  только  стемнело,  Маэ  пришел  из  огорода,  сел  на   стул   и,
прислонившись головой к стене, задремал. По вечерам так было всегда:  стоило
ему сесть - он сразу засыпал. Пробило семь  часов.  Ленора  и  Анри  разбили
тарелку, помогая Альзире накрыть на стол. Вернулся старик Бессмертный  -  он
спешил поужинать перед уходом на шахту. Тогда жена разбудила Маэ:
     - Садитесь за стол, нечего их ждать. Не маленькие, найдут дорогу домой.
Жаль вот только салата нет у меня.
 

 
     Пообедав в заведении у Раснера, Этьен вновь поднялся в  отведенную  ему
комнатушку под самой крышей, с окном, обращенным  к  шахте;  едва  живой  от
усталости, он в одежде бросился на постель и сразу уснул: за двое суток  ему
не удалось поспать и четырех часов. Проснулся он уже в сумерки и  сперва  не
мог понять, где находится; ломило все тело, голова была тяжелая, он с трудом
поднялся, решив пройтись, подышать воздухом, а после ужина лечь на ночь.
     Погода становилась все мягче, по  небу,  блестевшему  на  западе  медью
заката, ползли черные тучи, набухшие дождем, затяжным дождем, обычным в этих
краях, и приближение его  чувствовалось  в  теплом  сыром  воздухе;  волнами
надвигалась  темнота,  затопляя  бесконечные  дали,  открывавшиеся  на  этой
плоской равнине. Небо, нависшее над бескрайним морем красноватой земли,  как
будто таяло  и  расплывалось  черной  пеленой;  не  проносилось  ни  единого
дуновения ветерка в этот час сгущающихся сумерек. Все было  объято  грустью,
мертвой погребальной тишиной.
     Этьен шел  куда  глаза  глядят,  его  гнало  лихорадочное  возбуждение.
Проходя мимо шахты, лежавшей в лощине и уже затянутой мраком,  где,  однако,
не горел еще ни один фонарь,  он  остановился  на  минутку  посмотреть,  как
выходят рабочие дневной смены.  Вероятно,  пробило  шесть  часов;  грузчики,
стволовые, конюхи шли группами и вперемежку с ними, неразличимые в  темноте,
сортировщицы; слышались их голоса и смех.
     Впереди шли Горелая и ее зять Пьерон. Старуха бранила его за то, что он
не поддержал ее, когда она поспорила с десятником при подсчете ее выработки.
     - Эх ты! А еще мужчина называется! Тряпка ты, и  больше  ничего!  Перед
всякими сволочами на брюхе ползаешь, а они нас обкрадывают.
     Пьерон, не отвечая, мирно следовал за ней. Наконец он произнес:
     - А что ж мне, драться, что ли, с ним было? Спасибо! Ведь он начальник.
Наживать еще неприятностей?
     - Ну что ж, подставляй спину под хозяйский кнут! - закричала Горелая. -
Черт бы вас всех, трусов, побрал! И отчего это  дочь  не  послушала  меня!..
Мало того что они у меня мужа убили, ты,  может,  хочешь,  чтобы  я  за  это
спасибо им сказала? Нет, погоди, я им отомщу!
     Голоса потерялись  вдали.  Этьен  смотрел,  как  яростно  жестикулирует
длинными худыми руками старуха Горелая, смотрел на ее лицо с орлиным носом и
разлетающуюся седую  шевелюру.  Но  тут  позади  него  послышались  знакомые
голоса, и он насторожился, прислушиваясь к  разговору.  Это  рукоятчик  Муке
подошел к своему приятелю Захарию, который поджидал его.
     - Ну как, пойдем? - спросил Муке. - Перекусим маленько  и  закатимся  в
"Вулкан".
     - Сейчас. У меня тут дело есть.
     - Что такое?
     Муке обернулся и увидел  Филомену,  выходившую  из  сортировочной.  Он,
по-видимому, догадался.
     - Ах так... Поговори. Я, значит, вперед пойду.
     - Ступай, я тебя догоню.
     Муке, уходя, встретился с отцом,  конюхом  Муком,  тоже  выходившим  из
шахты, они попросту пожелали друг другу доброго вечера, затем сын зашагал по
большой дороге, а отец двинулся в другую сторону, по берегу канала.
     Направился  к  каналу  и  Захарий,  подталкивая  к  уединенной  дорожке
упиравшуюся Филомену. Она спешила домой: "Нет, нет, лучше в другой  раз".  И
они заспорили, как старые супруги. Что за радость видеться только  на  улице
да еще зимой, когда земля мокрая и нет в поле хлебов, где можно спрятаться.
     - Да нет, я не за тем, - нетерпеливо бормотал он. - Хочу  сказать  тебе
кое-что.
     И взяв Филомену за талию, от тихонько  ее  повел.  Они  остановились  в
тени, падавшей от террикона, и Захарий спросил, нет ли у нее денег.
     - Зачем тебе? - спросила Филомена.
     Захарий смешался, забормотал,  что  он  должен  "одному  человеку"  два
франка и боится сказать родителям.
     - Да молчи ты!.. Я ведь видела Муке...  Опять  ты  пойдешь  в  "Вулкан"
пялить глаза на этих окаянных певичек.
     Захарий отпирался, бил себя кулаком в грудь,  давал  честное  слово.  В
ответ она пожимала плечами. И он вдруг сказал:
     - Пойдем с нами, если хочешь... Сама  увидишь,  что  нисколько  ты  нам
мешать не будешь! На что они мне, певички эти?.. Ну, пойдешь?
     - А маленький? - ответила она. - Куда пойдешь, когда ребенок на  руках,
крикун неугомонный? Пусти, пойду домой... Там наверняка опять свара.
     Но Захарий все не пускал ее, упрашивал дать денег. Ну, как же это? Ведь
он обещал Муке. Неужели она дураком хочет выставить его перед приятелем?  Не
может человек каждый  вечер  вместе  с  курами  ложиться.  Филомена  наконец
сдалась, отогнула полу кофточки, разорвала ногтем нитку и вытащила несколько
монет по десять су, зашитые в подкладку. Из страха, что  мать  все  отберет,
она прятала таким образом деньги, полученные за добавочную работу на шахте.
     - У меня пять монет, видишь? - сказала она. -  Так  и  быть,  дам  тебе
три... Только поклянись, что уговоришь мать поженить нас. Довольно нам такой
жизни! Все на улице! Да еще мать попрекает меня каждым куском...  Поклянись,
поклянись сперва!
     Худенькая, болезненная женщина говорила вялым голосом, в интонациях  ее
не было страстного волнения,  а  чувствовалась  лишь  усталость  измученного
жизнью человека. Захарий клялся и божился, что  его  слово  свято.  А  когда
получил три монеты, облапил Филомену, стал щекотать, рассмешил  и,  пожалуй,
довел бы свои любезности до конца, укрывшись во впадине террикона, с  давних
пор служившей для них  зимою  супружеской  спальней,  но  Филомена  отвергла
заигрывания, сказав, что это не доставит ей  никакого  удовольствия.  Она  в
одиночестве возвратилась в поселок,  а  он  прямиком,  через  поле,  побежал
догонять приятеля.
     Этьен машинально следил  за  ними  издали  и,  не  зная  обстоятельств,
считал, что это просто свидание. На рудниках девушки рано познавали  любовь;
он вспомнил фабричных работниц в Лилле, которых парни, бывало, поджидали  на
задворках фабрик, - целые стайки девчонок, испорченных  уже  в  четырнадцать
лет, выросших в нищете и без призора. Но  его  размышления  прервала  другая
встреча. Он остановился.
     У подножия террикона, на больших камнях, которое  скатывались  с  него,
тщедушный Жанлен яростно спорил с Лидией,  сидевшей  справа  от  него,  и  с
Бебером, сидевшим слева.
     - Ну, еще что скажете?.. Вот надаю обоим оплеух, так больше  не  будете
просить... Кому мысль в голову пришла? Кому?
     В самом деле мысль принадлежала Жанлену... Целый час они провозились на
берегу канала, рвали все вместе листья одуванчиков, а когда набралась  целая
куча листьев, он подумал, что столько дома у него  не  съедят,  и  не  пошел
обратно в поселок, а отправился в Монсу, захватив с собой  Бебера  и  Лидию.
Бебера он заставил сторожить, а Лидии приказал звонить у подъездов городских
домов и предлагать листья одуванчика. Как человек бывалый, он  говорил,  что
девчонки распродадут все, что хочешь. Торговля шла очень бойко; правда,  для
дома ничего не осталось, но зато Лидия выручила одиннадцать су. А теперь три
компаньона делили меж собой доход.
     - Это несправедливо! - твердил Бебер. - Надо поровну  делить.  Если  ты
возьмешь себе семь су, нам с ней достанется только по два су.
     - Что же  тут  несправедливого?  -  разозлившись,  возражал  Жанлен.  -
Во-первых, я больше вашего нарвал.
     Обычно Бебер с боязливым восхищением повиновался Жанлену; он  постоянно
был жертвой приятеля, нередко получал от него затрещины, хотя был  старше  и
сильнее его. Но на этот раз мысль об утрате такого богатства привела  его  к
сопротивлению.
     - Лидия, ведь он хочет обсчитать  нас!  Верно  я  говорю?  Если  он  не
поделит поровну, мы его матери пожалуемся.
     Жанлен сунул ему кулак под нос:
     - А ну посмей, пожалуйся! Я сам пойду к  вам  домой  и  скажу,  что  вы
продали салат нашей мамы... Да и как я буду делить одиннадцать су на  троих,
глупая башка? Попробуй-ка, подели, раз ты такой ловкий!.. Нате, получайте по
два су. Да берите живей, а не то я себе в карман положу.
     Бебер угрюмо покорился и взял два су. Лидия не сказала  ни  слова,  она
вся трепетала, была исполнена нежности, как маленькая побитая мужем женщина,
жаждущая получить его прощение. Жанлен протянул два су, и она с заискивающим
смехом тотчас подставила руку. Но вдруг он передумал.
     - Ну что? На кой тебе деньги?.. Ты ведь спрятать не сумеешь, и мать все
равно  у  тебя  их  отберет...  Лучше  дай  мне  на  хранение.  Когда   тебе
понадобится, ты у меня спросишь.
     И он завладел  девятью  су.  Чтобы  заткнуть  Лидии  рот,  он,  смеясь,
обхватил ее обеими руками и вместе с ней покатился по отвалу террикона.  Она
была его маленькой женой, во всех темных углах они пытались играть в любовь,
какую видели у  себя  дома,  подглядывая  в  щели  перегородок,  в  замочные
скважины. Они все знали, но ничего не могли,  были  еще  слишком  малы,  шли
ощупью, целыми часами возились друг с другом, как порочные щенята. "Поиграем
в папу и маму", - говорил Жанлен, и Лидия  бежала  за  ним  вприпрыжку;  она
подчинялась ему, испытывая сладостный трепет инстинкта, иногда сердилась, но
всегда  уступала,  ожидая  чего-то  неведомого,  что  никогда,  однако,   не
приходило.
     Бебера в такие игры они не принимали, и если он пытался ущипнуть Лидию,
то получал от приятеля трепку; поэтому он всегда испытывал смущение, гнев  и
чувство неловкости,  когда  Жанлен  и  Лидия,  нисколько  не  стесняясь  его
присутствием, изображали возлюбленных.  В  отместку  он  старался  напугать,
помешать им, то и дело кричал, что их видят:
     - Крышка вам! Попались! Какой-то дядька смотрит!
     На этот раз он не соврал - приближался  Этьен,  решив  продолжить  свою
прогулку. Приятели вскочили и пустились наутек, а Этьен,  обогнув  террикон,
пошел по берегу канала, посмеиваясь над перепуганными проказниками. Конечно,
слишком рано в их возрасте, но ведь они столько всего насмотрелись,  столько
наслушались, что, верно, пришлось бы их привязывать, чтобы они не  подражали
взрослым. А в глубине души Этьену было грустно.
     Пройдя еще сто шагов, он опять натолкнулся на парочки. Ведь он очутился
около Рекильяра, а там, вокруг заброшенной шахты, бродили девушки  из  Монсу
со своими возлюбленными. Там  было  всеобщее  место  свиданий,  удаленное  и
пустынное место, где молодые откатчицы зачинали своего первого ребенка, если
не осмеливались "миловаться" на крыше сарайчика возле дома. Сломанный  забор
каждому открывал доступ в большой  двор  шахты,  превратившийся  в  пустырь,
загроможденный обломками двух обвалившихся сараев да  переплетением  еще  не
упавших столбов и перекладин - остовом прежних мостков. Валялись там  старые
негодные вагонетки, высились целые штабеля полусгнившего крепежного леса; но
буйная растительность уже завладела этими развалинами, густая трава  покрыла
землю, тянулись вверх молодые деревья с довольно толстыми стволами. Тут  для
всех находился  укромный  уголок,  где  девушки  могли  никого  не  бояться;
кавалеры увлекали их на бревна, или за штабеля леса, или  в  вагонетки.  Все
парочки обретали здесь приют, и хоть устраивались очень близко  от  соседей,
не обращали на них внимания. И  вокруг  угасшей  навсегда  котельной,  возле
ствола шахты, уставшего извергать уголь на землю,  казалось,  шло  торжество
созидания жизни, ибо под бичом инстинкта девушки, едва  созрев,  предавались
свободной любви, и плод зарождался во чреве их.
     Тут жил сторож, старый конюх Мук, которому Компания отдала помещение из
двух комнат, находившихся почти под самым копром, настолько разрушенным, что
ежеминутно  могли  рухнуть  последние  стропила,  балки  и  своею   тяжестью
раздавить убогое жилище. Муку пришлось кое-где подпереть  потолок  столбами,
но он превосходно устроился здесь со своим семейством: одну комнату  занимал
он с сыном, другую - Мукетта. В окнах не осталось ни единого стекла,  и  Мук
решил забить их досками, - из-за  этого  в  комнатах  было  темновато,  зато
тепло. Впрочем, старик сторож  ничего  не  сторожил,  ходил  за  лошадьми  в
Ворейской шахте и думать не думал о Рекильяре, где сохранился только  ствол,
служивший трубой, подававшей  воздух  в  вентиляционные  выработки  соседней
шахты.
     И вот дядюшка Мук доживал свой век среди  влюбленных.  Его  собственная
дочь Мукетта грешила во всех закоулках этих развалин чуть  ли  не  с  десяти
лет, но не так, как боязливая и тщедушная девчонка вроде Лидии, -  нет,  она
очень рано стала рослой толстушкой и привлекала внимание усатых парней. Отец
не мог на нее пожаловаться: она всегда была с ним почтительна и не приводила
поклонников в дом. К тому  же  для  Мука  давно  стали  привычными  все  эти
любовные истории, происходившие вокруг. Шел ли он  на  Ворейскую  шахту  или
возвращался оттуда, он  в  своей  трущобе  не  мог  шагу  шагнуть,  чтоб  не
наткнуться на парочку; а если он хотел  набрать  дров,  чтобы  сварить  себе
похлебку, или нарвать травы для кролика на другом конце двора -  бывало  еще
хуже: перед ним то тут, то там появлялись лукавые лица всех девчонок  Монсу,
и ему  приходилось  двигаться  крайне  осторожно,  чтобы  не  споткнуться  о
чьи-нибудь ноги, протянутые поперек тропинки. Мало-помалу  подобные  встречи
стали привычными и никого не беспокоили - ни его самого, ни девушек, и  Мук,
стараясь не мешать им, удалялся осторожными мелкими шажками, как миролюбивый
и благоразумный человек, не  собирающийся  спорить  с  природой.  Влюбленные
теперь сразу узнавали его в темноте, да и он в конце концов всех  их  узнал,
как знают озорных сорок, которые справляют свои свадьбы на грушевых деревьях
в саду. Ах, эта молодежь! Как она набрасывается на любовные утехи, как жадно
ими наслаждается. Иной раз он жалостливо покачивал головой и  отворачивался,
услышав в темноте вздохи и лепет чересчур пылких  девиц.  Только  одна  пара
влюбленных приводила его в дурное расположение  духа:  они  завели  привычку
обниматься у самой стены его сторожки. И хотя их возня не мешала ему  спать,
он опасался, что в конце концов они пробьют стену.
     Каждый вечер Мук принимал у себя гостя - старика Бессмертного,  который
неукоснительно совершал перед  ужином  прогулку  до  Рекильяра.  Два  бывших
углекопа проводили вместе с полчаса, не перекинувшись и десятью словами.  Но
им всегда приятно было посидеть рядом, уносясь мыслями в прошлое,  отдавшись
воспоминаниям, которые они перебирали в эти минуты, не чувствуя  потребности
поверять их друг другу. В Рекильяре они садились рядышком на старую замшелую
балку и,  бросив  какую-нибудь  короткую  фразу,  умолкали,  погрузившись  в
задумчивость, и долго сидели, уставясь взглядом в землю.  Должно  быть,  они
вспоминали свою молодость, Вокруг них шла любовная игра, слышался  воркующий
спех, поцелуи, разливался свежий запах примятой травы и запах  разгоряченных
тел. Сорок три года назад за оградой этого самого двора старик Бессмертный -
в  те  времена   молодой   забойщик   Венсан   Маэ   -   стал   возлюбленным
девушки-откатчицы, на которой он и женился. Она была хрупкая, маленькая: он,
как в гнездо, укладывал ее в вагонетку, чтобы им свободнее было  целоваться.
Эх, хорошее было  время!  И  два  старика,  покачивая  головой,  расходились
наконец по домам, зачастую даже не простившись друг с другом.
     Но в тот вечер, когда в  Рекильяр  забрел  Этьен,  старик  Бессмертный,
встав с бревен и собравшись идти обратно в поселок, сказал Муку:
     - Покойной ночи, старик!.. Скажи, ты Рыжую знал?
     Мук, не отвечая, постоял минутку, переминаясь с  ноги  на  ногу.  Потом
пошел в свою сторожку, пробормотав на прощанье:
     - Покойной ночи! Покойной ночи, старик!
     Этьен тоже присел на бревна. На сердце у него стало еще грустнее  -  он
сам не знал почему. Он глядел вслед  старику  Бессмертному,  исчезнувшему  в
сумраке, и ему вспомнилось, как он пришел в Воре  до  рассвета  и  как  этот
молчаливый старик, взбудораженный порывами ветра, разразился  целым  потоком
слов. Да, бедняга!  А  все  эти  девушки,  измученные,  изнуренные  работой,
настолько  еще  глупы,  что  вечерами  бегают  на  свидания,  плодят  детей,
обреченных на тяжкий труд и мученья! Никогда это не кончится, если они так и
будут  производить  на  свет  нищих.  Лучше  бы  этим  девушкам   оставаться
бесплодными,  бежать  от  любви,  как  от  великого  несчастья,  отталкивать
любовников, защищать свое лоно, не зачинать детей. Быть может,  такие  мысли
возникали в его мозгу лишь потому, что  ему  тоскливо  было  сидеть  одному,
когда другие шли парочками туда, где их ждало наслаждение. В такую  сырую  и
теплую погоду ему даже дышать было трудно; капли дождя, еще  робкие,  падали
на его горячие, как в лихорадке, руки... Да, все девушки проходят через это.
Это сильнее разума.
     И когда Этьен неподвижно сидел в тени, мимо него промелькнула  парочка,
явившаяся со стороны  Монсу,  и  скрылась  на  пустыре  Рекильярской  шахты.
Девушка, вероятно, еще невинная,  отбивалась,  сопротивлялась;  слышался  ее
умоляющий шепот, а мужчина молча тянул  ее  в  темный  угол,  под  уцелевший
навес, где лежала груда ветхих канатов. Это. были Катрин и Шаваль. Но  Этьен
не узнал их, и, проводив их взглядом, ждал,  чем  все  это  кончится,  вдруг
охваченный  чувственным  волнением,  изменившим  ход   его   мыслей.   Зачем
вмешиваться? Когда девушки говорят "нет", они просто хотят уступить насилию.
     Выйдя из поселка Двести Сорок, Катрин пошла по большой дороге в  Монсу.
С десятилетнего возраста, то есть с тех пор как она стала зарабатывать кусок
хлеба на шахте, она повсюду ходила одна, пользуясь полной  свободой,  как  и
все девушки в семьях углекопов; в пятнадцать лет у нее еще не было любовника
лишь оттого, что в ней запоздало пробуждение инстинкта, до сих пор  она  еще
тщетно ждала признака созревания. Дойдя до мастерских Компании, она  перешла
через улицу и заглянула к знакомой  прачке,  уверенная,  что  найдет  у  нее
Мукетту, которая постоянно торчала в прачечной  в  обществе  приятельниц,  с
утра до вечера угощавших друг друга кофе. Но  ее  ждало  большое  огорчение:
пришла очередь Мукетты угощать приятельниц, она потратилась и не могла  дать
Катрин в долг обещанные десять су. Напрасно Мукетта в утешение предлагала ей
выпить стакан горячего кофейку. Катрин не пожелала  даже,  чтобы  Мукетта  у
кого-нибудь заняла для  нее  денег.  На  нее  вдруг  напала  бережливость  и
суеверный страх, что если она купит сейчас ленту, это ей принесет несчастье.
     Она, не мешкая, отправилась обратно в поселок, и  когда  уже  проходила
мимо последних домов в Монсу,  ее  окликнул  какой-то  человек,  стоявший  у
дверей трактира "Виноградное".
     - Эй, Катрин! Куда так быстро?
     Это был долговязый Шаваль. Катрин  стало  досадно;  и  не  потому,  что
Шаваль очень ей не нравился, а просто ей было не до шуток.
     - Зайдем. Может, выпьешь чего-нибудь... Стаканчик сладкого? Хочешь?
     Катрин вежливо отказалась: во дворе темно, ее ждут дома. Шаваль подошел
и, стоя посреди улицы, принялся вполголоса упрашивать. У него давно зрела  в
голове мысль уговорить ее зайти к нему в номер, который он снимал на  втором
этаже в трактире "Виноградное", - комнату с  широкой  двуспальной  кроватью.
Почему же Катрин всегда отказывается? Неужели  боится  его?  Она  добродушно
отшучивалась, говорила, что  непременно  зайдет  к  нему  после  дождичка  в
четверг, на той самой неделе, когда дети не родятся. Затем, разговорившись!"
всякой всячине, она вскользь  упомянула  о  ленте,  которую  ей  не  удалось
купить.
     - Да я куплю тебе ленту! Пожалуйста! - воскликнул Шаваль.
     Катрин покраснела, чувствуя, что ей следует отказаться, и вместе с  тем
сгорая желанием иметь ленту. Тогда ей пришла в голову мысль, что можно взять
у него взаймы, и она в конце концов согласилась, но с оговоркой,  что  потом
отдаст ему деньги за ленту. Опять пошли шутки: Шаваль поставил условием, что
если Катрин не сойдется с ним, то вернет  ему  долг.  Затем  заспорили,  где
купить ленту. Шаваль предложил пойти в лавку Мегра.
     - Нет, к Мегра нельзя, мать не велела...
     - Да брось ты! Зачем ей знать, где ты покупала? А ведь  у  Мегра  самые
лучшие ленты в Монсу.
     Когда долговязый Шаваль и Катрин вошли в лавку, будто двое  влюбленных,
покупающих  свадебный  подарок,  Мегра  весь  побагровел  и,  выкладывая  на
прилавок синие ленты разных оттенков, полон был бешеной злобы, как  человек,
которого обманули да еще насмехаются над ним. Отпустив товар  молодой  паре,
он встал у дверей и долго смотрел, как они идут  в  сумерках  по  дороге,  а
когда жена робко задала ему какой-то вопрос, он напустился на нее с  руганью
и заорал, что когда-нибудь он отплатит  мерзавцам,  не  умеющим  ценить  его
благодеяния... Погодите,  они  еще  будут  кланяться  ему  в  ноги,  просить
прощения за свою неблагодарность.
     Шаваль пожелал проводить Катрин и чинно шел по большой дороге  рядом  с
нею, не давая волю рукам, только чуть-чуть  подталкивал  ее  бедром  и,  как
будто нечаянно, уводил ее в другую  сторону.  Вдруг  она  заметила,  что  он
оттеснил ее с большой дороги  на  проселочную  и  что  они  идут  в  сторону
Рекильяра. Но она не успела и рассердиться  -  он  обнял  ее  за  талию,  он
ошеломил ее журчащим,  неумолчным  потоком  ласковых  слов.  Ах,  какая  она
глупенькая! Чего же она боится? Да разве он хочет зла  такой  милочке?  Ведь
она кроткая, беленькая, нежная, так и хочется ее съесть. Он наклонялся к  ее
уху, обдавал ее шею жарким дыханием, и у нее по всему телу пробегал  трепет.
Она задыхалась, не знала, что ответить. Кажется, он и в самом деле ее любит.
В субботу вечером, погасив свечу на ночь, она спрашивала  себя,  что  будет,
если он станет домогаться ее, и сквозь дремоту думала, млея от удовольствия,
что, пожалуй, она не сказала бы "нет". Почему же сейчас при  мысли  об  этом
она чувствовала отвращение и словно жалела о чем-то? Когда он щекотал ей шею
своими длинными усами, ей было так приятно,  что  она  закрывала  глаза,  но
перед ней в вечернем сумраке вставала  тень  другого,  того  юноши,  который
работал с нею утром.
     Вдруг она открыла  глаза  и  посмотрела  вокруг.  Шаваль  привел  ее  к
развалинам Рекильярской шахты,  и,  вздрогнув,  она  попятилась,  очутившись
перед черным обвалившимся навесом.
     - Ах, нет! Нет! - лепетала она. - Прошу тебя, пусти! Оставь меня!
     Ее терзал безумный страх, перед самцом, страх, от  которого  у  девушки
напрягаются все мышцы в инстинктивной самозащите, даже когда она согласна  и
чувствует приближение победителя. Казалось бы, Катрин ничему  не  надо  было
учить, однако ее девственное тело трепетало от ужаса, все сжималось,  словно
перед угрозой удара, ужасной раны, страшась еще неведомой ему боли.
     - Нет, нет! Не хочу! Я еще слишком молодая... Погоди немножко, когда  я
хоть стану такая, как все.
     Он бормотал срывающимся голосом:
     - Глупая! Так чего же тебе тогда бояться? Ну что тебе стоит?
     И больше он не стал говорить. Крепко схватил ее и бросил под навес. Она
упала навзничь на ветхие канаты и перестала защищаться, подчинившись страсти
мужчины  с  той  унаследованной  покорностью,  которая  заставляла   дочерей
углекопов слишком рано, чуть ли не с детских лет,  отдаваться  любовникам  в
поле, открытом всем ветрам. Затих жалобный лепет, слышалось  только  тяжелое
дыхание мужчины.
     Этьен сидел не шевелясь и все слышал. Ну вот, еще, одна пала. А теперь,
раз он  поглядел  комедию,  можно  и  уйти.  Он  встал,  испытывая  какое-то
тягостное чувство, в котором были и смущение,  и  зависть,  и  поднимавшийся
гнев. Уже не боясь нашуметь, он шел, спотыкаясь, перешагивая через бревна, -
ведь те двое слишком заняты друг другом и еще долго здесь пробудут.
     Но не прошел он и ста шагов по  дороге,  как,  обернувшись,  увидел,  к
своему удивлению, что они поднялись, и как будто собираются идти, как и  он,
в сторону поселка. Мужчина обнимал девушку за талию,  прижимал  ее  к  себе,
словно с признательностью, опять что-то шептал ей на ухо;  зато  она  теперь
торопилась, хотела поскорее вернуться домой, и по всему было видно,  что  ей
неприятно здесь оставаться.
     И вдруг Этьена охватило мучительное желание увидеть их лица. Ну что  за
глупость! Он ускорил шаг, чтобы  не  поддаться  соблазну.  Однако  его  ноги
словно сами собою замедляли шаг и, дойдя до первого фонаря, он  спрятался  в
тень. Парочка прошла мимо, и он остолбенел, узнав Катрин и Шаваля. Сперва он
глазам своим не поверил: неужели эта девушка в ярко-синем платье и в  черном
чепчике действительно Катрин, которая казалась мальчишкой-подростком,  когда
на ней были штаны и колпак, обтягивавший голову? Вот почему в  Рекильяре  он
не угадал, что это Катрин, хотя  она  прошла,  коснувшись  его  платьем.  Но
теперь он увидел ее лицо и больше не сомневался. У кого же  еще  могли  быть
такие глаза - зеленоватые, прозрачные, как вода в роднике, такие  светлые  и
глубокие  глаза?  Но  какая  дрянь  распутная!  У  него  возникло  яростное,
беспричинное желание отомстить ей. За что? Какие были у него права  на  нее?
Сейчас он презирал ее. Да еще и находил,  что  ей  совсем  не  идет  женское
платье. Уродина, вот и все!
     Парочка медленно шла по дороге,  не  подозревая,  что  за  ней  следят.
Остановив Катрин, Шаваль целовал ее в шею за ушком, и она больше не  рвалась
вперед, шла медленнее, смеялась тихим  смехом  в  ответ  на  ласки.  Нарочно
отстав от них, Этьен был вынужден идти за ними следом и негодовал,  что  они
загораживают ему дорогу, да еще и утешают его зрелищем, которое  его  бесит.
Так, значит, она сказала правду нынче утром, уверяя, что еще не была  ничьей
любовницей. А он ей не поверил, отказался от нее, не желая уподобиться тому,
другому. И вот ее перехватили под самым его носом, оставили его в дураках, а
он еще нашел себе гнусное развлечение - подглядывал за ними.  Просто  с  ума
можно сойти! Он сжимал  кулаки,  готов  был  растерзать  Шаваля,  поддавшись
слепому порыву ревности, толкающей на убийство...
     Прогулка длилась с полчаса. Подходя к Ворейской шахте, Шаваль и  Катрин
вновь замедлили шаг, два раза останавливались на берегу канала, три  раза  у
террикона; теперь  оба  они  были  очень  веселы,  обменивались  шаловливыми
нежностями.  Из  опасения,  что  его  заметят,   Этьену   тоже   приходилось
останавливаться. Он старался внушить себе грубые мысли: впредь ему наука, не
будь щепетильным, не церемонься с девушками. Когда миновали шахту, Этьен мог
бы свободно повернуть к Раснеру и поужинать там, но он  двинулся  дальше  за
парочкой, дошел до самого поселка и, спрятавшись в тени,  долго  стоял  там,
пока  не  увидел,  что  Шаваль  отпустил  Катрин,  и  она  вернулась  домой.
Удостоверившись, что любовники расстались, он снова двинулся в путь, и долго
шел по дороге к Маршьену, шатая машинально, ни о чем не  думая;  на  душе  у
него было так мерзко, что он не мог сейчас запереться в четырех стенах.
     Было около девяти  часов  вечера,  когда  Этьен  прошел  обратно  через
поселок, вспомнив о том, что надо поесть и лечь спать, если он хочет  встать
завтра в четыре часа утра. Весь поселок спал,  все  было  черно  вокруг.  Ни
единой  полоски  света  не  пробивалось  сквозь  запертые  ставни  в  домах,
выстроившихся длинными шеренгами:  наверно,  все  там  спали  тяжелым  сном,
всхрапывая, как солдаты в казармах.  На  улицах  -  ни  души.  Только  кошка
пробежала по пустынным огородам. Кончился еще один день мучительного  труда,
люди, чуть не падавшие за столом от усталости, едва добирались до постели и,
отяжелев от пищи, сразу засыпали.
     В ярко освещенном кабачке Раснера  машинист  с  шахты  и  двое  рабочих
дневной смены пили пиво. Этьен не сразу переступил порог - сперва постоял  у
дверей и в последний раз посмотрел вокруг.
     Все то же беспредельное черное пространство, которое  он  видел  утром,
когда добрался сюда, подстегиваемый холодным ветром. Прямо перед ним  лежала
Ворейская шахта, припав к земле, будто злой, хищный зверь, и тьму вокруг нее
пронизывали лишь несколько огненных точек. Костры, зажженные  на  терриконе,
казалось, висели в воздухе, словно три багровых луны, и свет их на мгновение
выхватывал из темноты огромный силуэт старика  Бессмертного  и  его  буланой
лошади. Дальше простиралась голая равнина - там мрак затопил Монсу, Маршьен,
Вандамский лес, бесконечные поля, засеянные свеклой  и  пшеницей;  а  где-то
далеко-далеко, словно маяки в океане тьмы, горели голубые огни над домнами и
полыхало красное пламя над коксовыми батареями.  Мало-помалу  все  заволокла
влажная пелена - пошел дождь, тихий, затяжной, мелкий дождь,  с  монотонным,
мерным шелестом падавший на все сокрытое, невидимое  в  ночи.  И  в  мертвом
безмолвии слышался лишь непрестанный шум - мощное  дыхание  паровой  машины,
пыхтевшей и днем и ночью, откачивающей из шахты воду.
 
 

 

 
     На следующее утро Этьен опять спустился в шахту, и так  пошло  день  за
днем. Он начал привыкать, соразмерял все свое существование с новой работой,
приобретал в ней сноровку, хотя вначале она показалась  ему  невыносимой.  В
первые две недели однообразие его жизни нарушила лишь недолгая  болезнь,  на
двое суток приковавшая его к постели: все тело у него ломило, голова пылала;
в жару лихорадки его преследовал один и тот же сон, почти бредовое  видение:
ему чудилось, что он пробирается с вагонеткой в узком штреке,  таком  узком,
что его тело не пролезает там. Болезнь была вызвана мучительным  напряжением
в первые дни ученичества, крайней усталостью, и он быстро оправился.
     Как и все его товарищи, он вставал в  три  утра,  пил  кофе  и  уходил,
захватив с собой толстый бутерброд, приготовленный для него с  вечера  женой
Раснера. Ежедневно по дороге  в  шахту  он  встречал  старика  Бессмертного,
отправлявшегося домой спать, а возвращаясь, сталкивался с Бутлу, который шел
на работу в дневную смену.
     Он обзавелся шахтерской одеждой - шапкой, штанами, парусиновой курткой;
так же, как и все, он дорогой дрожал от холода и грелся у пылающей  печки  в
раздевальне. Потом, стоя босиком,  ждал  в  приемочной,  по  которой  гуляли
свирепые сквозняки. Но машина, поблескивавшая наверху в полумраке  стальными
своими  частями  с  медными  перехватами,  больше  его   не   занимала;   не
интересовали его также и тросы, мелькавшие в бесшумном полете, словно черное
крыло ночной птицы, ни клети, непрестанно нырявшие и выплывавшие среди  гула
сигналов, голосов, выкрикивающих  приказы,  грохота  вагонеток,  сотрясавших
чугунные плиты пола. Тускло горела  его  лампа,  -  должно  быть,  проклятый
ламповщик как следует ее не вычистил; сонливое оцепенение  сразу  проходило,
когда озорной рукоятчик Муке погружал  углекопов  в  клеть  и,  заигрывая  с
откатчицами, награждал девушек звонкими шлепками. Клеть снималась с  упоров,
камнем летела вниз на дно черной ямы, а Этьен даже не,  поворачивал  головы,
чтобы посмотреть на убегающий свет. Никогда он не думал  о  том,  что  клеть
может сорваться, и чем ниже спускался в темноте под  проливным  дождем,  тем
больше казалось ему, что он у себя дома. Внизу,  в  рудничном  дворе,  когда
Пьерон, с обычным своим лицемерно-кротким видом, отпирал  клеть  и  выпускал
рабочих, неизменно слышался неровный  топот  множества  ног;  каждая  артель
направлялась в свой забой, люди шли, шлепая босыми ногами. Теперь  выработки
в шахте были  знакомы  ему  лучше,  чем  улицы  Монсу,  он  знал,  где  надо
повернуть, а где - низко нагнуться, где - обойти лужу воды. Подземный путь в
два километра стал для него таким привычным, что он мог бы  пройти  его  без
лампы, в полной темноте, заложив руки в карманы. И всякий раз бывали одни  и
те же встречи: вынырнет  из  мрака  штейгер  и  осветит  своей  лампой  лица
рабочих; дядюшка Мук ведет лошадь  в  конюшню;  Бебер  погоняет  Боевую,  та
фыркает и трусит рысцой; бежит позади поезда  Жанлеи,  чтобы  закрыть  двери
вентиляционных ходов; толстуха Мукетта и худенькая Лидия толкают вагонетки.
     Теперь Этьен меньше страдал от сырости и духоты в забое. Подниматься по
узким ходам, именуемым "печью", ему стало удобно:  он  как  будто  истаял  и
пробирался в таких щелях, куда раньше не решился бы просунуть руку. Он дышал
угольной, пылью, не  испытывая  недомогания,  все  различал  в  темноте,  не
беспокоился, что с него ручьем льется пот, и привык чувствовать  на  себе  с
утра до вечера мокрую одежду. Надо сказать, что он теперь не расходовал  без
толку свои силы, очень скоро у него в работе появилось уменье, - так  скоро,
что он удивлял всю артель. Три недели спустя он  считался  одним  из  лучших
откатчиков во всей шахте: ни один быстрее  его  не  подкатывал  вагонетку  к
бремсбергу, никто не прицеплял ее к канату  так  ловко,  как  он.  Благодаря
своему маленькому росту он проскальзывал всюду, а руки у него  хоть  и  были
белы и тонки как у женщины, но под их нежной кожей  перекатывались  стальные
мускулы,  и  они  хорошо  справлялись  с  тяжелой  работой.  Он  никогда  не
жаловался, - вероятно, из гордости, даже когда едва дышал от усталости.  Ему
ставили в упрек только одно: он не понимает шутки -  тотчас  обидится,  если
кто-нибудь вздумает подразнить его. В общем,  шахтеры  приняли  его  в  свою
среду, смотрели на него как на настоящего углекопа; изнурительный труд  стал
для него привычным и постепенно превращал его в живую машину.
     Больше всех дружил с ним Маэ, так как очень уважал  умелых  работников.
Да и, как все остальные, он чувствовал, что  Этьен  по  развитию  выше  его,
видел,  что  он  читает,  пишет,  набрасывает  чертежи,   слышал,   как   он
разговаривает о таких мудреных вещах, о существовании которых Маэ  прежде  и
не подозревал. Это его не удивляло: углекопы крепкие ребята, но головы у них
работают  хуже,  чем  у  механиков;   ему   нравилось   мужество   паренька,
решительность, с которой он пошел в углекопы, чтобы не  сдохнуть  с  голоду.
Впервые случайный работник в шахте  так  быстро  освоился  с  делом.  Когда,
например, артель спешила с вырубкой угля  и  Маэ  не  хотелось  отрывать  от
работы забойщиков, он поручал Этьену ставить крепь и был уверен, что тот все
сделает аккуратно и прочно. Начальники всегда придирались к этому  окаянному
креплению, ежеминутно надо было опасаться,  что  явится  инженер  Негрель  в
сопровождении  Дансара,  будет  кричать,  спорите,  требовать,   чтобы   все
переделали; и Маэ заметил, что крепь, поставленная новым откатчиком,  больше
удовлетворяет начальство, хотя оно постоянно старается выказать недовольство
Э все твердит, что в один прекрасный день Компания примет решительные  меры.
Вопрос этот все не разрешался, среди рабочих нарастало глухое  недовольство;
даже Маэ, человек спокойный, в конце концов стал приходить в  негодование  и
гневно сжимал кулаки.
     Между Захарием и Этьеном возникло было некоторое соперничество.  Как-то
вечером они чуть не  подрались.  Но  легкомысленному  Захарию,  в  сущности,
плевать было на все, кроме удовольствий, поэтому он быстро  утихомирился  за
дружески предложенной кружкой пива, да вскоре и  сам  признал  превосходство
новичка. Теперь и Левак смотрел  на  Этьена  благосклонно  и  не  прочь  был
побеседовать с ним о политике, находя, что у откатчика есть  свои  мысли,  В
артели лишь у одного Шаваля осталась тайная враждебность к Этьену, и тот  ее
чувствовал; нельзя сказать, что  они  с  Шавалем  косились  друг  на  друга,
напротив, - все считали их приятелями, но когда они обменивались шутками,  в
глазах у обоих вспыхивала ненависть.  Меж  ними  стояла  Катрин.  Усталая  и
смиренная, она по-прежнему покорно сгибала  спину,  толкая  свою  вагонетку,
по-прежнему была услужлива и приветлива  со  своим  товарищем;  да  и  Этьен
всегда старался ей помочь; но  ведь  она  послушно  подчинялась  требованиям
своего любовника и открыто принимала  его  ласки.  Их  отношения  никого  не
возмущали, это была всеми признанная связь; даже родители  Катрин  закрывали
на это глаза и как будто не замечали, что Шаваль каждый вечер уводит  Катрин
за террикон, а потом провожает ее до дому и на прощанье целует на  глазах  у
всего поселка. Этьен,  воображавший,  что  примирился  с  таким  положением,
нередко подсмеивался над  ее  прогулками,  отпускал  смелые  шуточки,  какие
позволяли себе парни и девушки, работая вместе в глубине шахты. Катрин отве-
чала в том же духе, с напускным озорством болтала о том, что  сделал  с  нею
Шаваль, но вдруг приходила в смятение и бледнела, когда встречалась взглядом
с глазами Этьена. Оба отворачивались, по часу не обменивались ни  словом  и,
казалось, полны были взаимной ненависти за что-то тайное, схороненное у  них
в душе, о чем они не смели сказать друг другу.
     Пришла весна. Однажды на Этьена, когда он вышел после работы из  шахты,
пахнуло  теплым  апрельским  ветром,  чистым  воздухом,   бодрящим   запахом
помолодевшей земли и нежной зелени. Теперь каждый раз, когда  он  поднимался
на поверхность, весна благоухала все слаще и ласково грела его. И  как  было
не чувствовать весеннее тепло, проработав десять часов под землей,  в  сыром
мраке, в который  никогда  не  проникал  луч  солнца.  Дни  становились  DCC
длиннее, и вот в мае месяце спуск  начинался  на  восходе  солнца,  когда  с
багряно-золотого неба заря разбрасывала отсветы по всей  Верейской  шахте  и
белые клубы пара, вырываясь из трубы машинного отделения, становились совсем
розовыми. Больше не приходилось дрожать от холода  -  из  далеких  просторов
равнины неслось животворное дыхание весны; высоко над  землею  в  небе  пели
жаворонки. В три часа  дня  сияло  яркое  солнце,  пожаром  пылал  горизонт,
накаливались  кирпичные  стены,  покрытые  угольной  пылью.  В  июне   хлеба
поднялись высоко, нежные голубовато-зеленые нивы четко  выделялись  на  фоне
темной свекольной  ботвы.  Перед  глазами  расстилалось  беспредельное  море
зелени, волнующееся при малейшем ветерке,  оно  разрасталось  все  больше  с
каждым днем; случалось, к вечеру Этьен  с  удивлением  замечал,  что  кругом
стало еще краше,  чем  утром.  Тополя,  окаймлявшие  канал,  оделись  пышной
листвой. Терриконом завладела трава, на лугах  запестрели  цветы,  -  ростки
новой жизни поднимались из земли, пока он мучился в недрах ее, в ярме нищеты
и тяжкого труда.
     Теперь, когда Этьен прогуливался по вечерам, он не вспугивал влюбленных
за терриконом. Он наблюдал за их следами в хлебах, и по колыханию  желтеющих
колосьев и красных маков угадывал, где эти бесстыдники  свили  себе  гнездо,
словно птицы.
     Захарий и Филомена, давние любовники, шли туда  по  привычке;  Горелая,
вечно разыскивавшая Лидию, постоянно обнаруживала ее там с Жанленом,  -  они
забирались в самую гущу хлебов, старуха чуть не наступала на них,  и  только
тогда они, вспорхнув, разлетались в разные стороны;  что  касается  Мукетты,
она успевала повсюду: через какое поле ни  пойди,  увидишь,  как  ее  голова
ныряет в колосьях или мелькнут ее ноги, когда она со всего размаху  бросится
навзничь. Свободная любовь нисколько  не  коробила  Этьена,  он  находил  ее
преступной лишь в те вечера, когда встречал Катрин и  Шаваля.  Два  раза  он
видел, как при его  приближении  они  кинулись  на  землю  посреди  поля,  и
закачавшиеся колосья скрыли их. А  однажды,  проходя  по  узкой  меже  среди
хлебов, он увидел сквозь стебли пшеницы светлые глаза Катрин,  и  вдруг  они
исчезли.  Огромная  равнина  казалась  ему  в  такие  вечера  тесной,  и  он
предпочитал посидеть в заведении Раснера.
     - Налейте-ка мне кружечку, госпожа Раснер... Нет,  нынче  я  никуда  не
пойду, устал, просто ноги не держат.
     И он поворачивался к своему товарищу, который обычно сидел за столом  в
глубине кабачка, прислонившись головой к стене.
     - Суварин, не выпьешь за компанию?
     - Спасибо, ничего не хочу.
     Этьен познакомился с Сувариным, так как жил бок о бок с ним. Новый  его
знакомец служил на Ворейской шахте машинистом, снимал у  Раснера  комнату  с
мебелью на втором этаже, рядом с Этьеном.  Это  был  человек  лет  тридцати,
сухощавый блондин с тонкими чертами, отпустивший длинные волосы  и  пушистую
бородку. Его белые острые зубы, изящный нос и  маленький  рот,  нежный  цвет
лица были бы под стать  хорошенькой  девушке;  лицо  его  хранило  выражение
какого-то кроткого упрямства, а в иные  минуты  его  серые  глаза  светились
стальным  блеском,  придававшим  его  облику  что-то  дикое.   Отличительной
особенностью его комнаты, обычной конуры бедняка-рабочего,  являлся  ящик  с
книгами и бумагами - все его имущество. По национальности  он  был  русский,
никогда не говорил о себе, а люди сочиняли о нем всякие небылицы.  Углекопы,
относившиеся  к  иностранцам  весьма  недоверчиво  да  еще  чуявшие  по  его
маленьким барским рукам, что он  принадлежит  к  другому  классу,  чем  они,
сначала вообразили,  будто  он  участник  некоего  приключения,  быть  может
убийства, и укрывается от наказания. Но он относился к ним  по-братски,  без
малейшей  надменности  прогуливаясь  по  поселку,  раздавал  ребятишкам  всю
имевшуюся в кармане мелочь, - и в конце концов рабочие приняли  его  в  свою
семью:  их  успокоили  слова  "политический  эмигрант",  как  кто-то  назвал
Суварина, -  слова  туманные,  в  которых  они,  однако,  видели  оправдание
многому, даже преступлению, если Суварин его совершил, и дававшие ему  право
на товарищескую близость и сочувствие обездоленных.
     В первые недели знакомства он вел себя с Этьеном  сдержанно,  почти  не
разговаривал с ним, и поэтому лишь позднее тот узнал  его  историю.  Суварин
был  младшим  отпрыском  в  дворянской  семье  из   Тульской   губернии.   В
Санкт-Петербурге, где  он  изучал  медицину,  страстное  увлечение  идеалами
социализма, охватившее тогда всю русскую молодежь, побудило его  взяться  за
ручной труд, и он научился ремеслу механика, ибо  решил  идти  в  народ  для
того, чтобы узнать его и братски ему помогать.
     Этим ремеслом он и существовал, после  того  как  ему  пришлось  бежать
из-за неудавшегося покушения на императора; целый месяц  он  жил  в  подвале
фруктовой лавки, вел  оттуда  подкоп,  проходивший  поперек  улицы,  заряжал
бомбы, что поминутно грозило ему смертью, - он мог погибнуть от  взрыва  под
обломками  дома.  Отвергнутый  родными,  без  денег,  не  допускавшийся   во
французские  мастерские  как  подозрительный  иностранец,  ибо  его  считали
шпионом, он умирал с голоду, и вдруг его  наняла  Угольная  компания  Монсу,
которой срочно понадобился машинист. Он служил на шахте  год,  показал  себя
добросовестным, воздержанным, немногословным  человеком,  неделю  работал  в
дневную смену, другую - в  ночную  и  был  так  пунктуален,  что  начальство
ставило его другим в пример.
     - Тебе, стало быть, никогда пить не  хочется?  -  смеясь,  спросил  его
Этьен.
     Суварин ответил кротким своим голосом, почти без акцента:
     - За едой иногда хочется.
     Подшучивая над его мнимыми любовными похождениями, Этьен стал  уверять,
что видел его около выселок "Шелковые чулочки" в хлебном поле, - несомненно,
у  него  было  любовное  свидание  с  какой-нибудь  откатчицей.  Суварин   с
пренебрежительным спокойствием пожимал плечами. Свидание? На что это ему?  В
женщине он готов видеть соратника, товарища, если она отважна, как  мужчина,
и способна оказать братскую поддержку в борьбе. А для чего давать  доступ  в
сердце чувству любви, источнику возможного  слабодушия?  Нет!  Ни  жены,  ни
друга - никаких уз! Он будет свободен от волнений крови - своей и чужой.
     Каждый вечер,  в  девятом  часу,  когда  кабачок  пустел,  Этьен  любил
посидеть там и побеседовать с Сувариным. Он пил маленькими глоточками  пиво,
машинист курил папиросу за папиросой, свертывая их  пожелтевшими  от  табака
тонкими пальцами; о чем-то думая, он следил туманным, задумчивым взглядом за
расплывавшимися завитками дыма; левая рука, словно желая  чем-нибудь  занять
себя, нервно сжималась и разжималась  в  пустоте;  в  конце  концов  он,  по
привычке, брал на колени ручную крольчиху, жившую в доме на свободе и  вечно
ходившую беременной. Крольчиха, которой он дал кличку "Польша", обожала его,
сама подбегала к  нему,  обнюхивала  его  ноги,  вставала  на  задние  лапы,
царапала его когтями и не успокаивалась до тех пор, пока он не брал ее,  как
ребенка, на руки. Тогда она прижималась  к  нему,  сжавшись  в  комочек,  и,
заложив назад уши, закрывала глаза;  Суварин  безотчетными  движениями  руки
гладил ее по шелковой шерстке,  и  его,  казалось,  успокаивало  это  живое,
нежное тепло.
     - Знаете что? - сказал однажды вечером Этьен. -  Я  получил  письмо  от
Плюшара.
     В комнате, кроме них, был только Раснер -  ушел  последний  посетитель,
возвращаясь в засыпавший поселок.
     - О-о! - воскликнул Раснер, подойдя  к  своим  жильцам.  -  Ну,  как  у
Плюшара дела?
     В свое время Этьен сообщил Плюшару, механику из Лилля, что поступил  на
копи в Монсу, и два месяца у них шла оживленная переписка.  Плюшар  старался
привить ему свои убеждения, обрадовавшись  возможности  повести  через  него
пропаганду среди углекопов.
     - Пишет, что ассоциация, о которой вы знаете, развивается очень хорошо.
Кажется, вступают в нее повсюду.
     - А ты что скажешь об их обществе? - спросил Раснер у Суварина.
     Тихонько почесывая крольчихе голову, Суварин выпустил  колечко  дыма  и
пробормотал с обычным своим спокойным видом:
     - Глупости!
     Но Этьен разгорячился. Все предрасполагало его к бунту, влекло к борьбе
труда против капитала; он был невеждой, зато полон  мечтаний  неофита.  Речь
шла о  Международном  товариществе  рабочих,  о  знаменитом  Интернационале,
который недавно был основан в Лондоне. Разве не было  это  отважным  началом
борьбы, в которой наконец восторжествует справедливость?  Исчезнут  границы,
трудящиеся  всего  мира  поднимутся  и,  объединившись,   восстанут,   чтобы
обеспечить рабочему хлеб насущный, который он зарабатывает своим  трудом.  И
какая простая, но великолепная организация: основа ее -  секция,  являющаяся
представительницей коммуны; выше - федерация, объединяющая все секции данной
провинции; затем  -  нация  и,  наконец,  на  самом  верху  -  человечество,
олицетворяемое Генеральным советом,  в  котором  каждая  нация  представлена
секретарем-корреспондентом. Меньше чем через  полгода  Товарищество  завоюет
весь мир, и трудящиеся продиктуют  свою  волю  хозяевам,  если  те  вздумают
сопротивляться.
     - Глупости! - повторил Суварин. - Ваш Карл  Маркс,  по-видимому,  хочет
все  предоставить  естественным  силам.  Никакой  тайной  политики,  никаких
заговоров, не правда ли? Все  при  ярком  свете  дня  и  исключительно  ради
повышения заработной платы... Да подите вы с вашей эволюцией! Спалите города
в пламени пожаров, скосите целые народы,  уничтожьте  все,  -  и  когда  уже
ничего не останется от этого прогнившего мира, быть может, возникнет  новый,
лучший мир.
     Этьен рассмеялся. Он не  всегда  понимал  слова  своего  товарища;  эта
теория  разрушения  казалась  ему  рисовкой.  Раснер,  человек   еще   более
практический  и   вдобавок   устроившийся   в   жизни,   а   потому   весьма
здравомыслящий, не обратил внимания на выпад Суварина. Он хотел все выяснить
у Этьена поточнее.
     - Так ты, значит, собираешься организовать секцию в  Монсу?  -  спросил
он.
     Именно  этого  и  добивался  Плюшар,  состоявший  секретарем  Федерации
Северной Франции. Он особенно  настаивал  на  том,  что  Товарищество  может
оказать помощь углекопам, если они когда-нибудь  объявят  забастовку.  Этьен
полагал, что забастовка неизбежна: споры  из-за  крепления  кончатся  плохо;
достаточно Компании предъявить те требования, которыми  она  грозит,  и  все
шахты взбунтуются.
     - Взносы  -  вот  помеха,  -  рассудительным  тоном  заявил  Раснер,  -
пятьдесят сантимов в год - в общий фонд, и два франка в  секцию.  Как  будто
деньги и небольшие, а вот увидишь, многие откажутся платить.
     - Нам нужно прежде всего создать здесь кассу взаимопомощи, - -  добавил
Этьен. - В случае надобности она будет для нас стачечным фондом...  Так  или
иначе, а пора подумать об этом. Я-то сам готов, если другие готовы.
     Наступило молчание. В  широко  открытую  дверь  ворвался  порыв  ветра,
лампа, стоявшая на конторке, начала коптить.  Явственно  слышалось  звяканье
лопаты: на шахте в котельной машинного  отделения,  кочегар  загружал  углем
топку парового котла.
     - Все так вздорожало! - вдруг заговорила жена Раснера.
     Она вошла и, заняв  обычное  свое  место,  прислушивалась  к  разговору
мужчин, угрюмая, в неизменном своем черном платье, в котором  казалась  выше
ростом.
     - Подумайте только: за яйца я заплатила сегодня двадцать два су... Нет,
надо этому положить конец!
     Трое мужчин оказались на этот раз единомышленниками, они говорили  один
за другим и с отчаянием в голосе высказывали свои мысли. Рабочий больше не в
силах тянуть лямку; революция лишь  увеличила  его  нищету,  зато  буржуазия
разжирела после восемьдесят девятого года и жрет так жадно, что не оставляет
бедняку даже крох со своего стола.  Скажите  на  милость,  разве  трудящиеся
получили мало-мальски приличную долю в том  необычайном  росте  богатства  и
благосостояния, который произошел за последнее столетие? Над ними просто из,
- девались, когда  объявили  их  свободными.  Да,  им  дали  полную  свободу
подыхать с голоду, и уж этой свободой они пользовались вовсю! Разве  в  доме
рабочего прибавится хлеба оттого, что  он  пойдет  голосовать  за  ловкачей,
которые, как только их выберут, давай пировать, а  про  голодных  думают  не
больше, чем о старых своих стоптанных башмаках. Нет, так или иначе, а надо с
этим покончить: мирным путем - через законы, полюбовным соглашением, а то  и
другим способом - по-дикарски: жечь, резать,  уничтожать  друг  друга.  Если
теперешнее поколение этого не видит,  то  последующее  увидит  наверняка;  в
конце столетия непременно произойдет вторая революция, на этот  раз  рабочая
революция, большая перетряска, чистка всего общества, сверху донизу, и вновь
построенное общество будет честнее и справедливее прежнего.
     - Да, пора положить этому конец, -  решительным  тоном  повторила  жена
Раснера.
     - Да, да!.. - подтвердили трое мужчин. - Пора положить конец.
     Суварин гладил  уши  крольчихи,  и  та  от  удовольствия  морщила  нос.
Прищурив глаза и устремив взгляд куда-то вдаль, он сказал задумчиво,  словно
разговаривал сам с собою:
     - Увеличить заработную плату... Да разве это возможно? Железным законом
она сведена к минимальной сумме, строго необходимой для того, чтобы  рабочий
ел сухой хлеб и плодил детей... Если она падает слишком низко, рабочие мрут,
а тогда увеличивается спрос на рабочие руки,  и  она  повышается.  Если  она
поднимается  слишком  высоко,  увеличивается  предложение  рабочей  силы,  и
заработная плата понижается... Вот  вам  равновесие,  поддерживаемое  пустым
желудком, приговор на вечную каторгу, на голодное существование.
     Когда Суварин углублялся в такие размышления  и  затрагивал  социальные
проблемы, как человек образованный, Этьен и Раснер испытывали  беспокойство,
их смущали его пессимистические утверждения, на которые они  не  знали,  что
ответить.
     - Поймите, - заговорил он опять обычным своим ровным тоном и обратил  к
ним внимательный взгляд, - надо все разрушить,  иначе  опять  будет  править
Царь-голод. Да, анархия, а потом  -  голое  место,  земля,  политая  кровью,
очищенная в огне пожаров!.. А дальше видно будет, что делать.
     - Вы, господин Суварин,  совершенно  правы,  -  заявила  жена  Раснера,
которая  и  в  своих  яростных  революционных  выпадах   сохраняла   крайнюю
учтивость.  Этьен  промолчал,  огорчаясь  своим  невежеством,  мешавшим  ему
вступить в спор с Сувариным. Поднявшись с места, он сказал:
     - Пойдем-ка спать! Сколько ни толкуй, а завтра изволь  вставать  в  три
часа утра.
     Суварин  затушил  окурок  сотой  папиросы  и,  осторожно  взяв  толстую
крольчиху под брюшко, спустил ее на пол. Раснер запер двери дома  на  засов.
Собеседники разошлись молча, у всех у них звенело в ушах и голова  пухла  от
тех важных вопросов, которые они обсуждали.
     И каждый вечер шли такие беседы в  комнате  с  голыми  стенами,  вокруг
единственной кружки пива, которую Этьен пил целый час.  Пробудились  смутные
мысли, дремавшие в его мозгу, расширился  его  кругозор.  Больше  всего  его
томила жажда знания, но он долго не решался попросить у соседа книг; к  тому
же оказалось, что у  Суварина  только  труды  немецких  и  русских  авторов.
Наконец он раздобыл французскую книгу о кооперативных обществах  ("Еще  одна
глупость", - говорил Суварин),  а  также  читал  регулярно  газету  "Битва",
которую выписывал  Суварин,  -  тощую  анархистскую  газетку,  выходившую  в
Женеве. И все же, несмотря на повседневное их общение,  Суварин  по-прежнему
оставался замкнутым, и всегда казалось,  что  человек  этот  живет,  как  на
биваках, что у него  нет  никакой  личной  жизни,  никаких  чувств  и  ровно
никакого достояния.
     В начале июля положение Этьена неожиданно улучшилось.  В  однообразной,
небогатой происшествиями  жизни  шахты  произошло  событие:  при  разработке
Гильомова  пласта  наткнулись  в  нем  на  изломы,  несомненно  предвещавшие
приближение  к  сбросу  и  пустопорожнему  месту;  и  действительно,  вскоре
встретилось это пустое место, о котором инженеры, хотя они  и  хорошо  знали
геологическое строение участка, не подозревали. В шахте  все  взволновались,
только и разговоров было  что  об  исчезнувшем  пласте,  который,  вероятно,
спускался ниже, под эту пустую породу, а позади нее  опять  выходил  наружу.
Учуяв след пропавшего угля, старые углекопы  раздували  ноздри,  как  добрые
охотничьи собаки. Но пока он не был найден, артели  не  могли  сидеть  сложа
руки, и расклеенные объявления сообщали, что Компания будет вскоре сдавать с
торгов новые участки на разработку.
     Однажды Маэ после работы  проводил  Этьена  до  дому  и  предложил  ему
поступить забойщиком в  его  артель  вместо  Левака,  перешедшего  в  другую
партию. Маэ получил ка это разрешение от старшего штейгера  и  от  инженера,
которые с большой похвалой отзывались о молодом откатчике. Этьену оставалось
только согласиться на это быстрое повышение, что он и  сделал,  радуясь  все
возраставшему уважению, которое выказывал ему Маэ.
     К вечеру они вместе отправились  на  шахту  ознакомиться  с  условиями.
Оказалось, что торги назначены на участки, находящиеся в пласте Филоньера, в
северном крыле Ворейской шахты. Работа казалась  невыгодной;  Маэ  покачивал
головой, когда Этьен читал ему вслух объявление. На  следующий  день,  когда
они спустились в шахту и пошли осмотреть новые места разработки, Маэ  указал
Этьену,  что  от  нее  очень  далеко  до  рудничного   двора,   что   порода
неустойчивая, что угольный пласт совсем тонкий, а уголь  очень  твердый.  Но
ничего не поделаешь: если хочешь есть, придется тут  работать.  В  следующее
воскресенье они  пошли  на  торги,  которые  происходили  в  бараке;  вместо
оказавшегося в отъезде инженера отделения торги вел инженер шахты с  помощью
старшего штейгера. Перед небольшим помостом, устроенным  в  углу,  теснилось
пятьсот - шестьсот углекопов; распределение участков  шло  быстро;  слышался
глухой гул толпы, чьи-то голоса наперебой выкрикивали цифры  -  то  называли
одни, то другие цифры. Маэ испугался: а вдруг ему не достанется ни  один  из
сорока  участков,  предлагаемых  Компанией?  Слухи  о  промышленном  кризисе
вселяли  в  шахтеров  панический  страх  перед  безработицей,  и  конкуренты
наперебой снижали расценки.  Видя  такое  исступление,  инженер  Негрель  не
спешил, выжидая самого большого понижения расценок, а  Дансар,  подхлестывая
участников  торга,  без  стеснения  лгал,  восхваляя  превосходное  качество
участков. Для того  чтобы  получить  пятьдесят  метров  лавы,  Маэ  пришлось
бороться с товарищем, который тоже упорствовал, они по очереди сбрасывали по
сантиму с вагонетки, и Маэ остался  победителем  лишь  потому,  что  сам  до
предела снизил расценок;  штейгер  Ришом,  стоявший  позади  него,  бранился
сквозь зубы, подталкивая его локтем, и сердито ворчал, что при такой  оплате
артель ничего не заработает.
     Когда вышли из барака после торгов, Этьен выругался.  Потом  разразился
гневом, встретив Шаваля, который возвращался с прогулки по полю  в  обществе
Катрин: парень срывал цветы удовольствия в то время,  как  тесть  был  занят
серьезными делами.
     - Мерзавцы! Негодяи! - кричал Этьен. -  Вон  какую  подлость  устроили!
Заставляют рабочих душить друг друга.
     Шаваль разгорячился. Ну извините, он-то никогда бы не снизил  расценок!
Захарий, явившийся на торги из любопытства, сказал,  что  ему  слушать  было
тошно. Но Этьен резким жестом оборвал их:
     - Этому придет конец! Когда-нибудь мы будем хозяевами!
     Маэ, угрюмо молчавший после торгов, вдруг как будто очнулся и повторил:
     - Хозяева!.. Эх, судьба проклятая! Давно пора! Натерпелись мы!
 

 
     Это было в последнее июльское воскресенье,  в  день  ярмарки  в  Монсу.
Накануне вечером во всем поселке старательные хозяйки вымыли свою "залу", не
жалея воды, - устроили настоящее наводнение,  с  размаху  выплескивая  ведра
воды на плиточный пол и на стены; пол даже еще не высох, хотя  его  посыпали
белым песком - роскошь для тощего кошелька бедняков.
     В воскресенье уже с утра было жарко, нависшее тяжелое небо сулило грозу
и  удушливый,  палящий  зной,  который  так  часто  обрушивается  летом   на
беспредельные поля Северного департамента.
     По воскресеньям обычный утренний распорядок менялся  в  семействе  Маэ.
Отец с пяти  часов  сердито  ворочался,  несмотря  на  праздник,  вставал  и
одевался, а дети нежились в постели до девяти часов. В  то  воскресенье  Маэ
вышел в садик выкурить трубку, потом вернулся съесть  бутерброд  в  ожидании
завтрака. Утро у него ушло на всякие пустяки: починил протекавшую лохань для
купанья, приклеил на стену под часами портрет наследника престола, -  кто-то
подарил картинку малышам. Наконец, один за другим, спустились все  домашние;
старик Бессмертный вытащил в палисадник стул, чтобы погреться  на  солнышке,
мать и Альзира тотчас  принялись  стряпать.  Появилась  Катрин,  подталкивая
Ленору и Анри, которых она умыла и одела; пробило половина одиннадцатого; по
всему дому разливался запах жаркого из кролика,  тушившегося  с  картофелем;
последними спустились Захарий и Жанлен, у обоих  были  припухшие,  заспанные
глаза, и все же оба еще позевывали.
     Во всех домах царила суета, праздничное  возбуждение,  хозяйки  спешили
отстряпаться, - всем хотелось поскорее пообедать и компанией отправиться  на
ярмарку в Монсу. Стайки ребятишек бегали  по  улице;  ленивой  походкой,  не
спеша, как и  полагается  в  праздничные  дни,  прохаживались  мужчины,  без
курток, в рубашках с засученными рукавами. По случаю жаркой погоды  двери  и
окна растворены были настежь,  и  из  конца.  В  конец  поселка  открывалась
панорама  -  вереница   комнат,   переполненных   жестикулирующими,   громко
разговаривающими людьми, собравшимися наконец по-праздничному всей семьей. И
из каждой двери по всему поселку шел  запах  жареного  кролика,  благоухание
роскошных яств, вытеснившее в тот день застоявшийся запах жареного  лука.  В
воздухе гул стоял от шумной болтовни, - болтали у каждого крылечка,  женщины
выбегали, окликали соседок, занимали друг у друга кухонную утварь,  шлепками
выгоняли или загоняли в дом малышей. Впрочем, за последние  три  недели  Маэ
были в холодных отношениях со своими соседями Леваками, так как все  еще  не
позволяли Захарию жениться на Филомене. Отцы встречались, но матери всячески
показывали, что знать друг друга  не  желают.  Из-за  этой  ссоры  жена  Маэ
сблизилась с женой Пьерона. Но в тот день жена Пьерона, оставив мужа и Лидию
на попечение старухи Горелой, спозаранку отправилась на целый день в гости к
своей двоюродной сестре в Маршьен. Люди посмеивались:  всем  было  известно,
какова она, эта двоюродная сестра -  сестрица-усач,  а  по  чину  -  старший
штейгер Ворейской шахты. Жена Маэ заявила, что  просто  бессовестно  бросать
свою семью в день ярмарки.
     Кроме жареного кролика с картофелем, которого целый месяц  откармливали
в сарайчике, в доме Маэ подали за обедом густой суп и вареную говядину.  Как
раз накануне, в субботу, была получка. Право, еще никогда не бывало  в  доме
подобного пиршества. Даже на св. Варвару, в праздник  углекопов,  когда  они
три  дня  не  работают,  не  подавали  за  столом  такой  жирной  и   нежной
крольчатины. Неудивительно,  что  десятеро  обедающих,  начиная  от  малютки
Эстеллы, у  которой  прорезывались  зубки,  и  до  старика  Бессмертного,  у
которого уже выпадали зубы, работали челюстями так  усердно,  что  обглодали
все косточки. Ах, какая вкусная штука жаркое! Но они так редко ели мясо, что
плохо его переваривали. Уничтожили и весь суп, оставив только кусок  вареной
говядины на ужин. Для сытости можно будет добавить хлеба с маслом.
     Первым из дому улизнул Жанлен. За школой  его  ждал  Бебер.  Они  долго
бродили вдвоем, а потом сманили Лидию, хотя бабка решила не спускать  с  нее
глаз и ради этого  не  уходила  из  дому.  Заметив,  что  девчонка  все-таки
убежала, старуха раскричалась, возмущенно размахивая своими тощими руками, а
тем  временем  Пьерон,  которому  надоело  слушать  ее  вопли,  без   долгих
разговоров отправился прогуляться, храня довольный  вид,  вполне  подобающий
мужу, когда он может развлекаться со спокойней совестью, зная,  что  и  жена
его не скучает.
     Затем ушел старик Бессмертный, вслед  за  ним  решился  пойти  подышать
воздухом и Маэ, спросив у жены, встретятся ли они на гулянье. Нет, ей  никак
не удастся - просто мученье с этими малышами, куда от них пойдешь?  Впрочем,
она еще подумает, а если пойдет попозднее,  так  разыщет  его  где-нибудь  в
Монсу. Выйдя на - улицу, Маэ постоял в нерешительности и все же  заглянул  к
соседям узнать, готов ли Левак. Там он наткнулся  на  Захария,  поджидавшего
Филомену, и жена Левака  затеяла  давнишний  спор  по  поводу  их  женитьбы,
кричала, что над ней издеваются, что она в последний  раз,  но  как  следует
поговорит   с   женой   Маэ.   Разве   это    жизнь!    Изволь-ка    нянчить
внуков-безотцовщину, а их  мамаша  гуляет  со  своим  красавчиком.  Филомена
преспокойно надела чепчик, и Захарий увел ее, в сотый раз повторив,  что  он
бы и рад жениться, да мать не велит,  пусть  ее  уговорят.  Поскольку  Левак
успел улизнуть из дому, Маэ тоже предложил  жене  Левака  поговорить  с  его
женой и поспешил ретироваться. Бутлу, который  сидел,  навалившись  на  стол
локтями, и доедал кусок сыру,  отказался  от  предложения  пойти  выпить  по
кружке пива. Словно примерный муж, он предпочел остаться дома.
     Поселок постепенно пустел; все мужчины, один  за  другим,  двинулись  в
Монсу, а девушки, поджидавшие на крылечке своих кавалеров, отправлялись  под
руку с ними в противоположную сторону. Когда Маэ завернул  за  угол  церкви,
Катрин, заметив на улице Шаваля, поспешила выйти к нему, и они вместе  пошли
в  Монсу.  Мать  осталась  одна  среди  расшалившихся  ребятишек   и   вдруг
почувствовала такую усталость, что не могла подняться со стула;  налив  себе
второй стакан кофе, она  стала  пить  его  маленькими  глотками.  В  поселке
остались только женщины и дети; приятельницы, приглашая друг друга в  гости,
опустошали вместе  кофейники  до  последней  капли,  болтали  за  неубранным
столом, еще теплым и невытертым после обеда.
     Маэ  чуял,  что  Левак  пребывает  в  заведении  Раснера,  и  не  спеша
направился туда. Действительно, Левак играл с приятелями в кегли за домом, в
узком садике, окруженном живой изгородью. Тут же стояли, хоть и не принимали
участия в игре, Мук  и  Бессмертный,  и  оба  следили  за  ударами  с  таким
страстным вниманием, что  даже  забывали  подталкивать  друг  друга  локтем.
Солнце поднялось высоко, в сад падали палящие отвесные лучи, совсем не  было
тени, кроме узкой полоски у стены кабачка; в  этом  пекле  сидел  за  столом
Этьен и пил пиво, досадуя, что Суварин бросил его и  ушел  в  свою  комнату.
Почти каждое воскресенье машинист, запершись у себя, читал или писал.
     - Сыграем? - спросил Левак у Маэ.
     Но Маэ отказался:
     - Больно жарко, да и пить хочется.
     - Раснер! - крикнул Этьен. - Принеси кружку пивца. - И, повернувшись  к
Маэ, добавил: - Хочу тебя угостить.
     Теперь все они были на "ты". Раснер не спешил, пришлось позвать его три
раза, да и то кружку  теплого  пива  принесла  его  жена,  а  не  он.  Этьен
пожаловался Маэ на порядки  в  доме:  слов  нет,  хозяева  славные  люди,  и
убеждения у них прекрасные, а только пиво у них  никуда  не  годится,  да  и
кормят  отвратительно!  Раз  десять  он  собирался  переменить  пансион,  но
останавливало расстояние, - из Монсу далеко  ходит  на  шахту.  Но  в  конце
концов он не выдержит и устроится на хлеба в поселке у кого-нибудь в семье.
     - Ну понятно, - протянул Маэ своим медлительным голосом, -  понятно,  в
семье тебе лучше будет.
     Вдруг раздались ликующие возгласы: Левак с одного удара сбил все кегли.
Зрители радостно шумели; только Мук и Бессмертный, нагнувшись, рассматривали
упавшие кегли и хранили молчание, исполненное глубокого  восторга.  Придя  в
восхищение  от  мастерского  удара,   игроки   сыпали   шутками   и   совсем
развеселились,  когда  над  изгородью  показалась   улыбающаяся   физиономия
Мукетты. Она целый час бродила неподалеку, а теперь, услышав дружный  хохот,
осмелела и подошла.
     - Как же это ты нынче одна? - крикнул Левак. - А где же хахали?
     - Старых  прогнала,  -  ответила  Мукетта  с  веселым  бесстыдством,  -
новенького ищу.
     Все  наперебой  предлагали  свои  услуги  и  подзадоривали  ее  грубыми
шуточками.  Она   отрицательно   качала   головой,   закатывалась   хохотом,
жеманилась. Кстати сказать, отец присутствовал при этой  сцене,  но  даже  и
головы не повернул, все любовался сбитыми кеглями.
     - Ладно! Знаем мы, на кого ты заришься,  девка...  -  продолжал  Левак,
бросив взгляд на Этьена. - Только придется тебе силком его тянуть.
     Этьен засмеялся. Действительно, Мукетта все вертелась вокруг  него.  Он
говорил "нет", но все же его  забавляла  эта  игра,  хотя  он  не  испытывал
никакого влечения к Мукетте. Она постояла за изгородью еще несколько  минут,
пристально глядя на Этьена своими большими  глазами,  потом  медленно  пошла
прочь, вдруг нахмурившись и притихнув, словно ее разморила жара. Этьен опять
принялся вполголоса объяснять Маэ, что для углекопов необходимо  основать  в
Монсу кассу взаимопомощи.
     - Чего же нам бояться,  раз  Компания  заявляет,  что  мы  свободны?  -
твердил он. - Мы  получаем  только  те  пенсии,  которые  она  дает,  а  она
назначает их по своему усмотрению, поскольку не делает никаких удержаний  из
нашего заработка. Ну так  вот,  было  бы  разумно,  вне  зависимости  от  ее
произвола, создать общество взаимной помощи. Мы по крайней мере могли бы  на
него рассчитывать, когда нам срочно понадобится пособие.
     Он уточнял подробности,  рассказывал  об  основах  организации,  обещал
взять на себя весь труд по созданию кассы.
     - Да что ж, я не  прочь,  -  сказал  наконец  Маэ.  -  Только  вот  как
другие... Ты постарайся и других уговорить.
     Вся компания, бросив кегли, пришла выпить пива, чтобы спрыснуть выигрыш
Левака. Однако Маэ отказался от второй кружки - день еще велик, успеется. Он
вспомнил о Пьероне. Где же его искать? Наверно, сидит в кабачке Ланфана.  И,
уговорив Этьена и Левака, Маэ вместе с ними отправился в Монсу, а  кегельбан
Раснера заполнила новая компания. Дорогой всем троим пришлось зайти в винный
погребок Казимира, потом  в  трактир  "Прогресс".  Везде  в  открытые  двери
путников подзывали приятели, - как же тут отказаться? Всякий раз выпивали по
кружке пива, а то и по две, так как в ответ на приглашение им тоже надо было
угостить друзей. Посидев с  ними  минут  десять,  перекинувшись  двумя-тремя
словами, спокойно шли дальше, хорошо зная,  что  пиво  не  опасный  напиток:
пивом наливайся сколько хочешь, только вот выливается оно  из  тебя  слишком
быстро - единственная неприятность.
     В кабаке Ланфана они сразу  же  натолкнулись  на  Пьерона,  допивавшего
вторую кружку; ради встречи с добрыми соседями он осушил  и  третью  кружку.
Разумеется, выпили и они. Затем отправились  вчетвером  поискать  Захария  в
кабачке "Головня". Там было пусто, они решили подождать его  и  заказали  по
кружке. Затем заглянули в пивную "Святой Илья", там тоже выпили по кружке  -
всех угостил штейгер Ришом, а потом двинулись в обход по всем распивочным  -
без всякого предлога, просто так, для прогулки.
     - Пошли в "Вулкан"! - разгорячившись, предложил вдруг Левак.
     Остальные похохатывали, мялись, а потом решили не отставать от товарища
и двинулись  в  "Вулкан",  пробираясь  сквозь  все  возраставшую  ярмарочную
толчею. В узком и длинном зале "Вулкана" на дощатом  помосте,  устроенном  у
задней стены, поочередно подвизались пять певичек из Лилля - публичные девки
самого  низкого  пошиба,  с   чудовищными   телодвижениями   и   Чудовищными
обнаженными телесами. При желании посетители "Вулкана" за  десять  су  могли
проникнуть за кулисы и удалиться с той, которая им  приглянулась.  Заведение
посещали   главным   образом   откатчики,   рукоятчики,   даже    тормозные,
четырнадцатилетние мальчишки, вся шахтерская молодежь,  потреблявшая  больше
можжевеловой водки, чем пива. Иногда соблазнялись и старые углекопы, женатые
люди, известные в поселке своим  распутством  и  нечистоплотные  в  семейных
делах.
     Как только компания Маэ  села  за  столик,  Этьен  завладел  Леваком  и
принялся  излагать  ему  свой  замысел  создать   кассу   взаимопомощи.   Он
пропагандировал усвоенные идеи с усердием новообращенного, который  видит  в
служении им свою миссию.
     - Каждый член кассы, - твердил он, -  прекрасно  может  вносить  в  нее
ежемесячно по двадцать су. А ведь из этих взносов у него за четыре-пять  лет
накопится целый капитал. Когда же у человека есть деньги - он чувствует себя
сильным, верно? При любых обстоятельствах... Ну как? Что скажешь?
     - Да что ж, я не отказываюсь, - ответил Левак с рассеянным видом. -  Мы
еще об этом потолкуем.
     Его привлекала огромная толстая блондинка, визжавшая на эстраде;  и  он
пожелал остаться, когда Маэ и Пьерон,  выпив  по  кружке,  решили  уйти,  не
дожидаясь второго романса.
     Этьен ушел вместе с ними и на улице  опять  встретил  Мукетту,  -  она,
казалось, ходила за ним по пятам. Она поджидала его, пристально смотрела  на
него большими блестевшими глазами, смеялась добродушным  смехом  покладистой
девицы и словно говорила: "Ну что ж ты? Не хочешь?" Этьен отпустил  какую-то
шутку и пожал плечами. Она гневно вскинула голову и затерялась в толпе.
     - Где же Шаваль? - спросил Пьерон.
     - В самом деле, где он? Верно, в "Виноградном".
     Но у трактира "Виноградное" им пришлось  остановиться  -  там  у  самых
дверей разыгралась  ссора.  Захарий  грозил  кулаком  рабочему  гвоздильного
завода, коренастому и флегматичному  валлонцу,  а  Шаваль,  засунув  руки  в
карманы, смотрел на них.
     - Гляди-ка, вон он, Шаваль, - спокойно заметил Маэ. - Он с Катрин.
     Пять часов подряд Катрин и ее возлюбленный прогуливались по ярмарке. По
дороге, которая, проходя через  Монсу,  превращалась  в  широкую  извилистую
улицу, обставленную с двух сторон низенькими пестрыми домишками, под жгучими
лучами солнца катился людской поток, подобный колонне муравьев, затерявшейся
на голой необъятной равнине. Вековечная черная грязь  высохла,  над  дорогой
подымалось теперь облако черной пыли, похожей на грозовую тучу.
     Кабаки, расположившиеся по обеим сторонам дороги, были  битком  набиты,
их хозяева поставили длинные столы до самого  шоссе,  а  там  двойным  рядом
выстроились под открытым небом разносчики, лоточники, лавочники, разложившие
свои немудреные товары - косынки и зеркала для девушек, ножи и  фуражки  для
парней, не считая сладостей - карамели,  леденцов  и  пряников;  на  площади
перед церковью стреляли из лука. Напротив мастерских играли  в  шары.  Около
конторы копей, в том месте, где от шоссе  отходила  Жуазельская  дорога,  на
пустыре, огороженном досками, теснились любители петушиных боев. Дрались два
крупных рыжих петуха, вооруженных железными шпорами; они уже успели выщипать
и раскровянить друг другу грудь. Дальше, в лавке Мегра, играли на  бильярде;
выигравшие получали штаны или фартук. Гул и гомон сменялись долгими минутами
безмолвия: молча, без единого возгласа, толпа пила и поглощала еду;  наживая
несварение желудка, люди уничтожали в огромном количестве пиво и жаренную на
сале картошку; палящий зной усиливался от жара раскаленных переносных печек,
на которых под открытым небом кипело в котлах сало для поджарки.
     Шаваль подарил Катрин зеркальце за девятнадцать су  и  косынку  за  три
франка. На каждом повороте они встречались с Муком  и  Бессмертным,  которые
тоже пришли на праздник и степенно расхаживали рядышком по ярмарке, с трудом
передвигая негнущиеся ноги. Другая встреча привела их в  негодование  -  они
заметили,  что  Жанлен  подговаривает  Бебера  и  Лидию  украсть  бутылки  с
можжевеловой водкой из импровизированной  распивочной,  устроенной  на  краю
пустыря. Катрин успела дать затрещину брату, но Лидия убежала,  прихватив  с
собой бутылку. Вот поганые ребята! Не миновать им каторги!
     Когда подошли к распивочной "Сорвиголова",  Шавалю  вздумалось  повести
туда свою возлюбленную посмотреть на состязание зябликов,  о  котором  афиши
извещали еще за неделю. На призыв отозвалось человек  пятнадцать  -  рабочие
гвоздильного завода в Маршьене; каждый принес по дюжине клеток; на заборе во
дворе кабачка были  развешаны  затемненные  покрышкой  клеточки,  в  которых
неподвижно сидели ослепшие  в  полумраке  птицы.  Выигравшим  на  состязании
считался тот зяблик, который больше других повторит за час несложные коленца
своей песенки. Каждый гвоздильщик стоял  возле  своих  клеток  с  грифельной
доской в руках и делал на ней отметки под надзором соседей  и  сам  надзирал
над ними. И вот зяблики -  "чуфырки",  поющие  более  сочно,  и  "верещаги",
отличавшиеся звонкими трелями, - запели. Начинали они робко, делали  изредка
коленце, а затем, разойдясь,  развернувшись,  возбуждая  один  другого,  все
ускоряли ритм и, наконец, залились трелями в таком неистовстве соревнования,
что некоторые птички, не выдержав волнения,  падали  мертвыми.  Безжалостные
валлонцы подхлестывали соперников голосом, умоляли "пустить  еще  разок",  а
человек сто зрителей молча, со страстным вниманием слушали эту адскую музыку
ста восьмидесяти зябликов, которые, все вразнобой, повторяли одни  и  те  же
коленца. Первый приз - жестяной кофейник со штампованным узором  -  достался
"верещаге".
     Катрин и  Шаваль  тоже  были  среди  слушателей;  пришли  и  Захарий  с
Филоменой. Обменявшись рукопожатиями, стали слушать вместе. Но вдруг Захарий
рассердился, заметив, что какой-то гвоздильщик, из любопытства  затесавшийся
сюда с приятелями, тихонько щиплет его сестру;  Катрин,  красная  как  пион,
уговаривала брата замолчать, трепеща при мысли о поножовщине, которая  может
произойти, - ведь все эти  гвоздильщики  бросятся  на  Шаваля,  если  он  не
позволит им приставать  к  ней.  Она  чувствовала  эти  заигрывания,  но  из
осторожности молчала. Впрочем, ее любовник только посмеивался.  Все  четверо
удалились, и казалось, дело этим кончилось. Но  едва  они  вошли  в  трактир
"Виноградное" выпить по кружке  пива,  опять  появился  гвоздильщик.  Парень
старался показать, что ему сам черт не брат, и вызывающе посвистывал прямо у
них  перед  носом.  Захарий,  оскорбленный  в  своих  родственных  чувствах,
накинулся на нахала:
     - Не лезь к моей сестре, свинья паршивая! Погоди, и тебя научу  уважать
мою сестру!..
     Соседи розняли их. Шаваль твердил хладнокровно:
     - Оставь! Это только меня касается... А я тебе говорю  -  чихать  я  на
него хотел.
     Пришел Маэ со своей компанией и успокоил Катрин и Филомену, проливавших
слезы. В толпе смеялись.  Гвоздильщик  исчез.  Желая  окончательно  рассеять
тревогу, Шаваль, который держал себя в этом трактире как дома, угостил  всех
пивом. Этьену пришлось чокнуться с Катрин; выпили все вместе: отец,  дочь  и
ее возлюбленный, сын и его любовница, и каждый говорил учтиво: "За  здоровье
всей компании". Затем выпили еще раз по приглашению Пьерона и на  его  счет.
Все  были  в  добром  согласии,  как  вдруг  Захарий,  увидев  Муке,   опять
почувствовал прилив негодования и стал уговаривать приятеля "двинуть вдвоем"
на гвоздильщиков, как он выразился.
     - Я должен кишки ему выпустить!.. Погоди! Шаваль,  ты  побудь  тут,  не
давай в обиду Филомену и Катрин. Я сейчас вернусь.
     В свою очередь и Маэ выставил всем по  кружке.  В  конце  концов  пусть
парень отомстит за сестру,  это  неплохой  пример  для  других.  Но,  увидев
Захария в обществе  Муке,  Филомена  сразу  успокоилась  и  только  покачала
головой. Разумеется, приятели удрали в "Вулкан".
     В дни ярмарки праздник всегда заканчивался в танцевальном зале  "Смелый
весельчак". Содержала зал вдова Дезир, пятидесятилетняя  толстуха,  круглая,
как бочка, и еще такая бойкая, что у нее было шесть любовников - "по  одному
на будние дни, а  на  воскресенье  все  шестеро",  как  она  говорила.  Всех
углекопов она называла "детками", с умилением вспоминая, что за тридцать лет
они выпили у нее  целую  реку  пива;  она  хвасталась  также,  что  ни  одна
откатчица не нагуляла себе  ребенка,  не  поразмяв  предварительно  ноги  на
танцах в ее заведении. Оно помещалось в двух комнатах: в одной был кабачок с
обычной стойкой, столами, стульями; в соседней комнате, отделенной от первой
широкой аркой, танцевали; в этом бальном зале половицы были настланы  только
посредине,  а  вокруг  настила  пол  выложен  был  плитками.  Все  украшение
составляли две гирлянды бумажных цветов, протянутые под потолком из  угла  в
угол и на месте скрещения соединенные венком из таких же аляповатых бумажных
цветов; по стенам висели в ряд позолоченные картонные щиты с именами святых:
святого  Ильи  -  покровителя  кузнецов  и  литейщиков,  святого  Крепина  -
покровителя  сапожников,  святой  Варвары  -  покровительницы  углекопов,  -
словом, всех святых, распределенных по цехам. Потолок был такой низкий,  что
в него упирались головами трое музыкантов, восседавших на маленькой эстраде,
величиной с кафедру проповедника в церкви. По вечерам зал освещался четырьмя
керосиновыми лампами, висевшими по углам.
     В то воскресенье бал начался в  пять  часов  вечера,  еще  при  дневном
свете, лившемся в окна. Но только к семи часам набралось  много  народу.  На
дворе поднялся ураганный ветер, и облака черной пыли  слепили  людям  глаза,
пыль потрескивала на сковородах, где жарилась картошка. Маэ, Этьен и  Пьерон
решили посидеть в "Смелом весельчаке" и встретили там Шаваля - он танцевал с
Катрин, а Филомена стояла в одиночестве и смотрела  на  них;  ни  Аевак,  ни
Захарий не появлялись. В танцевальном зале не было скамеек, и  Катрин  после
каждого танца отдыхала за столиком отца. Позвали Филомену, но она отказалась
присесть - стоя она чувствовала  себя  лучше.  Уже  темнело,  три  музыканта
играли в бешеном темпе,  смутно  различимые  танцоры  вертелись,  покачивали
бедрами и плечами, переплетали руки.
     Внесли четыре зажженные лампы, встреченные хором веселых  возгласов,  и
сразу все осветилось:  красные  лица,  растрепанные  волосы,  прилипавшие  к
мокрым вискам, юбки, развевавшиеся в воздухе, насыщенном запахом потных тел.
Маэ указал Этьену на Мукетту, - круглая и жирная, как пузырь, налитый свиным
салом,  она  неистово  кружилась  в  объятиях  длинного  тощего  рукоятчика:
вероятно, она утешилась и взяла себе нового возлюбленного.
     В восемь часов вечера появилась наконец жена Маэ с Эстеллой на руках  и
в сопровождении трех малышей - Альзиры, Анри и Леноры. Она сразу направилась
в заведение вдовы Дезир, нисколько не сомневаясь, что муж находится  там!  С
ужином можно было и подождать, никому не хотелось есть: за день выпито  было
слишком много кофе и пива. Пришли и другие  жены.  Любопытные  зашушукались,
когда вслед за женой Маэ вошла жена Левака  в  сопровождении  своего  жильца
Бутлу, который вел за руку  Ахилла  и  Дезире,  детишек  Филомены.  Соседки,
казалось, были в добром согласии: повернувшись друг к другу,  они  о  чем-то
мирно разговаривали. Дорогой у них  было  крупное  объяснение,  и  жена  Маэ
наконец примирилась  с  предстоящей  женитьбой  старшего  сына;  она  горько
сетовала, что лишится его  заработка,  но  признала  правильным  довод,  что
дольше  удерживать  Захария  в  семье  было  бы  несправедливо.  Теперь  она
старалась держаться спокойно, хотя на душе у нее кошки скребли: она невольно
думала о том, как трудно ей будет сводить  концы  с  концами,  когда  из  ее
тощего кошелька уплывут самые надежные гроши.
     - Садись-ка сюда, соседка, - сказала она, указывая  на  стол,  стоявший
рядом с тем столом, за которым Маэ пил пиво в компании Этьена и Пьерона.
     - А моего-то нет с вами? - спросила жена Левака.
     Товарищи ответили, что он скоро вернется. Все  коекак  разместились,  и
Бутлу и ребятишки, но в переполненной распивочной было так  тесно,  что  два
столика стояли почти вплотную друг к другу. Заказали пива.  Заметив  мать  и
своих детей, Филомена решилась подойти и согласилась присесть. Узнав, что их
с  Захарием  наконец  поженят,  она  как  будто  повеселела;   когда   стали
спрашивать, где Захарий, она вяло ответила:
     - Я жду его. Он сейчас придет.
     Маэ переглянулся с женой. Так она, значит, согласилась? Он  сразу  стал
озабоченным, молча курил свою трубку. Его тревожила мысль о завтрашнем  дне.
Вот она, неблагодарность детей, - женятся и оставляют родителей в нищете.
     А молодежь все плясала и,  отбивая  ногами  последнюю  фигуру  кадрили,
подняла такую пыль, что комнату затянула рыжеватая мгла; от  топота  трещали
стены;  корнет-а-пистон  издавал  пронзительные  звуки,  похожие  на   гудки
паровоза, взывающего о помощи; и когда танцоры остановились,  от  них  валил
пар, как от загнанных коней.
     - А помнишь, что ты говорила? - сказала жена Аевака, наклоняясь к  жене
Маэ. - Помнишь? Ты грозила удушить Катрин, если она начнет дурить.
     Шаваль привел Катрин к столику ее родителей,  и  оба,  стоя  за  спиной
отца, допивали свое пиво.
     - Ну что там! - ответила Маэ,  и  весь  ее  вид  говорил  о  покорности
судьбе. - Мало ли что  скажешь!..  А  только  насчет  нее  мне  беспокоиться
нечего, - детей она не нагуляет! Это я знаю наверняка!..  А  то  подумай-ка,
еще и она ребенка принесла бы и пришлось бы ее замуж отдавать... Что тогда?
     Коркет-а-пистон задудел польку, опять поднялся оглушительный топот. Маэ
в это время пришла в голову хорошая мысль, и он поделился ею с женой. Почему
бы им не взять жильца,  например  Зтьена?  Он  как  раз  хочет  поступить  к
кому-нибудь на хлеба. Место у них найдется, раз старший сын уходит из семьи,
и деньги, которые они потеряют с женитьбой  Захария,  отчасти  возместит  им
нахлебник. У матери просветлело лицо: в самом  деле,  Маэ  хорошо  придумал,
надо это устроить. Ей казалось, что семья еще раз спасена от голода,  и  она
пришла в такое веселое расположение духа, что заказала для  всех  по  кружке
пива.
     Тем временем Этьен, стараясь внушить  свои  взгляды  Пьерону,  подробно
излагал ему проект организации кассы. Он добился от него обещания вступить в
члены кассы, но вдруг совершил неосторожность,  открыв  ему  подлинную  свою
цель:
     - А если мы объявим забастовку,  ты  понимаешь,  как  нам  тогда  будет
полезна касса? Плевать нам на Компанию, мы на первое время  найдем  в  кассе
средства, чтобы повести борьбу... Ну как? Понятно? Ты вступишь?
     Пьерон опустил глаза и, бледнея, забормотал:
     - Я подумаю... Надо вести себя аккуратно - вот самая лучшая касса.
     Тут Этьеном завладел Маэ и, как человек простой, без обиняков предложил
взять его на хлеба. Молодой забойщик так же просто принял  предложение,  ему
очень хотелось жить в поселке, чтобы теснее сблизиться  с  товарищами.  Дело
сладили в нескольких словах. Жена Маэ сказала, что  надо  только  подождать,
когда Захарий женится.
     Как раз в это время он  явился  вместе  с  Леваком  и  Муке.  Все  трое
принесли с собой ароматы, царившие в "Вулкане": запах можжевеловой водки  да
едкий запах приторных духов и немытых тел продажных  девок.  Все  трое  были
пьяны, очень довольны собой и, ухмыляясь, подталкивали  друг  друга  локтем.
Узнав о скорой своей женитьбе, Захарий так и покатился от  хохота.  Филомена
сказала, что ей приятнее видеть  его  смех,  чем  слезы.  Свободных  стульев
больше не было, и Бутлу подвинулся, уступив свое  место  Леваку.  Тот  вдруг
умилился, что все собрались тут, сидят так дружно, по-семейному, и по  этому
поводу еще раз заказал для всех пива.
     - Эх, чертовщина! - орал он. - Не часто случается нам повеселиться!
     В питейной пробыли до десяти часов. Туда заглядывали женщины и, посидев
с мужьями, уводили их домой; за матерями  хвостом  тянулись  дети;  женщины,
приходившие с младенцами, не стесняясь, выпрастывали  длинную  белую  грудь,
похожую на торбу с овсом, молоко  брызгало  на  щечки  сосунков;  а  малыши,
которые уже умели ходить, получив щедрую долю в угощении пивом, залезали  на
четвереньках под стол и, не ведая стыда, облегчались  там.  В  кабачке  было
море разливанное, волны пива из  бочек  вдовы  Дезир  непрестанно  наполняли
кружки. Пиво вздувало животы, вытекало из носа,  из  глаз  -  отовсюду.  Все
наливались пивом, сидя в такой тесноте, что каждый плечом упирался в соседа;
всем было весело,  все  расцвели,  чувствуя  близость  друзей,  и  хохотали,
растягивая рот до ушей. Было жарко, как в пекле, и,  чтобы  легче  дышалось,
люди сидели, распахнув на груди куртку или кофту, и свет  лампы,  пробиваясь
сквозь густой табачный дым, золотил обнажившуюся полоску тела;  единственным
неудобством было то, что приходилось иногда вставать из-за  стола,  а  затем
вновь  усаживаться;  время  от  времени  какая-нибудь  девушка  выходила  на
задворки, поднимала в уголке юбки, потом возвращалась.
     Под гирляндами пестрых бумажных  цветов  шел  неистовый  пляс,  танцоры
взмокли, пот слепил им глаза, и они не видели друг друга. Пользуясь толчеей,
подростки-коногоны, как будто споткнувшись, опрокидывали молодых откатчиц. И
когда какая-нибудь толстуха  падала  на  пол,  а  на  нее  валился  кавалер,
музыкант перекрывал шум падения яростным воплем медной трубы; топот танцоров
перекатывал упавших, словно волны пляски обрушивались на них.
     Кто-то мимоходом предупредил Пьерона, что его дочь Лидия спит у дверей,
растянувшись поперек тротуара. Она выпила часть водки из украденной  бутылки
и сразу опьянела; отцу пришлось нести ее на спине. За ними следовали  Жанлен
и Бебер, оказавшиеся более крепкими, и  находили  все  очень  забавным.  Это
происшествие послужило сигналом к отправлению. Из "Смелого весельчака" стали
выходить семьями. Маэ и Леваки решили вернуться домой. Как раз в  это  время
старики Бессмертный и Мук тоже уходили из Монсу,  оба  двигались  деревянным
шагом  лунатиков  и  упорно  молчали,  погрузившись  в  воспоминания.  Домой
отправились все вместе, в последний раз прошли мимо ярмарочных харчевен, где
на сковородах застыл растопленный жир, мимо кабачков,  откуда  ручейками  до
середины дороги текло пиво, выливавшееся из кружек.  Все  ближе  надвигалась
гроза; как только  миновали  последние  дома,  где  еще  светились  окна,  и
вступили в черную тьму равнины, по сторонам дороги зазвучали тихие голоса  и
смех. Жаркое дыхание страсти поднималось из созревших хлебов. Должно быть, в
ту ночь было зачато много жизней. Дома Леваки и Маэ поужинали  без  аппетита
и, доедая остатки от обеда, едва не засыпали за столом.
     Этьен повел Шаваля к Раснеру выпить еще по кружке.
     - Я согласен, - заявил Шаваль, когда  товарищ  рассказал  ему  о  кассе
взаимопомощи, - давай руку! Ты молодец!
     У Этьена, уже начинавшего хмелеть, заблестели глаза. Он крикнул:
     - Да, будем действовать дружно!.. Для меня,  знаешь,  справедливость  -
это все! Ради нее все отдам - и  гулянки  и  девушек.  Только  одной  мыслью
сердце горит: скорее бы, скорей нам смести буржуев!
     В середине августа Этьен перешел жить к Маэ - к  тому  времени  Захарий
женился на Филомене, и ему как семейному удалось получить в поселке жилье  в
освободившемся доме, куда он и перебрался с женой  и  двумя  ребятишками.  В
первое время Этьена очень смущала близость Катрин.
     То была постоянная, домашняя близость - он везде  заменял  ее  ушедшего
брата, спал на его кровати, вместе с Жанленом, напротив кровати Катрин. Близ
нее ему приходилось вечером раздеваться и одеваться по утрам, он видел,  как
и она снимает с себя или  надевает  одежду.  Когда  спадала  на  пол  нижняя
юбчонка и Катрин оставалась в одной рубашке, его поражала белизна  ее  тела,
нежная  прозрачная  белизна,  какая  бывает  у  малокровных  блондинок;  его
волновало, что Катрин такая беленькая, словно ее окунули в молоко  от  пяток
до шеи, где граница загара выделялась золотистой чертой;  только  на  кистях
рук и на лице  кожа  пожелтела  и  утратила  эту  удивительную  белизну.  Он
старательно отворачивался, но постепенно узнавал ее всю:  сначала  ступни  -
когда опускал глаза; промелькнувшее колено, когда она  спешила  юркнуть  под
одеяло; затем маленькие крепкие груди, когда она по  утрам  наклонялась  над
умывальным  тазом.  Она  как  будто  не  замечала  его,  но  всегда  страшно
торопилась: разденется  в  одно  мгновенье,  гибким  движением  скользнет  в
постель и вытянется рядом с Альзирой; прежде чем он  успеет  снять  башмаки,
она уже лежит спиной к нему, и он видит лишь ее тяжелую косу.
     Впрочем, ей никогда не  приходилось  обижаться  на  Этьена.  Словно  во
власти наваждения, он невольно подстерегал минуту, когда она ложилась спать,
но никогда не позволял себе никаких игривых шуточек, никаких  вольностей,  -
тут были родители, а кроме того, в нем жило странное  чувство  к  Катрин,  в
котором была и дружеская привязанность, и злая обида, мешавшие ему видеть  в
ней желанную женщину, несмотря на полную непринужденность их отношений; ведь
они всегда были вместе - и в спальне, и за столом,  и  за  работой,  в  этой
постоянной  совместной  жизни  не  оставались  сокровенными  даже   интимные
стороны. Стыдливость проявлялась  только  в  час  каждодневного  омовения  -
девушка теперь мылась одна в верхней комнате, а мужчины  по  очереди  мылись
внизу.
     Месяц спустя Этьен и Катрин как будто  и  не  замечали  друг  друга  по
вечерам, когда полураздетые ходили по комнате перед тем, как погасить свечу.
Катрин уже не торопилась, по прежней привычке садилась на край постели и,  в
одной рубашке, задравшейся выше колен, подняв руки, закалывала на ночь  свои
белокурые косы, а он, в одних кальсонах, иногда  помогал  ей,  отыскивая  на
полу  оброненные  шпильки.  Привычка  убивала   стыдливость,   им   казалось
естественным видеть друг друга почти нагими -  ведь  они  не  делали  ничего
дурного, не по их вине в доме была одна спальня на всех. И все  же,  хотя  у
них и не возникало грешных  мыслей,  порою  их  охватывало  смятение.  Много
вечеров подряд Этьен не замечал ее тела, а то вдруг, увидев ее всю,  сияющую
нежной белизной, трепеща, отворачивался, боясь,  что  поддастся  соблазну  и
овладеет ею. В иные вечера  на  Катрин  без  всякой,  казалось  бы,  причины
нападал целомудренный страх, она избегала Этьена и с таким испугом  куталась
в одеяло, словно чувствовала, как руки юноши сжимают ее.  Когда  свеча  была
погашена, оба, несмотря на усталость, не могли уснуть,  и  Этьен  знал,  что
Катрин не спит и думает о нем так же, как он думает о ней. Все это оставляло
в душе неприятный осадок, они вставали утром с чувством  тревоги,  в  дурном
настроении, не проходившем весь день;  оба  предпочитали  спокойные  вечера,
когда ничто не нарушало простых, товарищеских отношений.
     Этьен мог пожаловаться только на  Жанлена,  который  спал,  свернувшись
калачиком, и потому занимал много места в постели, Альзира дышала  тихонько,
Ленора и Анри с вечера до утра спали в обнимку беспробудным сном.  В  ночном
мраке тишину нарушал только храп супругов Маэ, раздававшийся равномерно, как
шум кузнечных мехов. И все же Этьену жилось здесь лучше, чем  у  Раснера,  -
постель была удобная, простыни меняли раз в месяц, да и кормили здесь лучше.
Мясо на столе появлялось редко, но ведь и другие не чаще ели  мясное.  Этьен
платил за хлеба сорок пять франков в месяц и не  мог  требовать,  чтобы  ему
каждый день подавали  рагу  из  кролика.  А  эти  сорок  пять  франков  были
подспорьем в хозяйстве: благодаря им семья кое-как сводила концы с  концами,
всегда, однако, оставаясь в долгу  по  мелочам;  и  Маэ  старались  выразить
признательность своему жильцу: белье у него всегда было выстирано, зачинено,
пуговицы пришиты, все вещи содержались в порядке; словом, он чувствовал, что
его окружают заботы опрятной я доброй женщины.
     Настала пора в жизни Этьена, когда он осознал то, что смутно шевелилось
в его голове. До тех пор  в  душе  у  него  жило  инстинктивное  возмущение,
нараставшее вместе с  глухим  брожением,  начавшимся  среди  углекопов,  его
товарищей. Всевозможные запутанные вопросы вставали перед ним: почему  одним
- нищета, а другим - богатство? Почему бедняки всегда под пятой богачей и не
питают никакой надежды когда-нибудь занять их места? И прежде всего он понял
свое невежество. Его глодал затаенный стыд,  скрытая  боль.  Раз  ничего  не
знаешь, не смей и говорить о том, что так волнует тебя: о равенстве людей, о
справедливости, требующей раздела земных благ между всеми. И  он  набросился
на книги, читал, изучал, без всякой системы, как это  свойственно  невеждам,
охваченным страстной тягой к знанию. Теперь он вел  постоянную  переписку  с
Плюшаром,  человеком   более   образованным,   чем   он,   и   связанным   с
социалистическим движением. Этьен стал  выписывать  книги  и  хоть  довольно
плохо усвоил их содержание, но  все  прочитанное  глубоко  взволновало  его,
особенно  одна  медицинская  книга:  "Гигиена  шахтера",   где   автор   ее,
бельгийский врач, подвел итог всем  болезням,  от  которых  умирают  рабочие
угольных копей. Читал он и трактаты по  политической  экономии,  непостижимо
трудные  для  него  технической  своей  стороной,  читал  и  смущавшие   его
анархистские брошюры и старые номера газет, которые он  заботливо  сохранял,
черпая в них неопровержимые доводы для возможных споров.
     Давал ему также книги и Суварин, и работа "О  кооперативных  обществах"
на целый месяц погрузила его в мечты о  всемирной  ассоциации,  при  которой
непосредственный обмен изгонит деньги и основой всей  жизни  общества  будет
труд. Он больше не стыдился своего невежества, - теперь он  чувствовал  себя
мыслящим существом и гордился этим.
     В первые месяцы он переживал восторженное состояние неофита, сердце его
переполняло благородное негодование против угнетателей и надежда  на  скорое
торжество угнетенных. Из-за беспорядочного чтения многое оставалось для него
туманным, и у него не выработалось четких взглядов. Практические  требования
Раснера перемешались в  его  мозгу  с  разрушительными  идеями  Суварина,  -
по-прежнему он почти каждый день бывал в заведении Раснера и вместе со всеми
гневно клеймил Компанию, а возвращаясь домой, шел как во  сне:  он  видел  в
мечтах  коренное  переустройство  жизни  всех  народов,   которое,   однако,
произойдет без всякого насилия, не будет стоить ни единого разбитого стекла,
ни единой капли крови. Впрочем, для него неясным оставалось, как  произойдет
переворот, он предпочитал уповать, что все пойдет хорошо; у него голова  шла
кругом, когда он пытался  формулировать  программу  будущего  переустройства
общества. Он  даже  проявлял  умеренность  и  непоследовательность,  говорил
иногда, что при разрешении социальных вопросов следует  изгнать  политику  -
эту фразу он где-то вычитал и нашел, что она придется по  душе  флегматичным
углекопам, с которыми он вел беседы.
     Теперь каждый вечер в  доме  Маэ  ложились  спать  на  полчаса  позднее
обычного - засиживались за разговорами. С тех пор  как  тоньше  стали  вкусы
Этьена, его все больше возмущала скученность в жилищах углекопов.  Да  разве
они скоты, чтобы их вот так держали в загонах среди полей, в такой  тесноте,
что нельзя сменить рубашку, не показав  соседям  голую  свою  спину!  А  как
вредна эта скученность для здоровья! Как развращающе действует на девочек  и
мальчиков то, что они постоянно находятся вместе!
     - Чего уж там! - отвечал Маэ. -  Главное  дело,  платили  бы  побольше,
чтобы жилось легче... Но это все-таки верно, что нехорошо, когда все друг  у
друга на носу, никому это не полезно. К чему это ведет? Парни пьянствуют,  а
девушки с животами ходят.
     Вся семья принимала участие в разговоре, каждый  вставлял  свое  слово;
иной раз и не замечали, что лампа коптит, отравляя керосиновой вонью воздух,
и без того пропитанный противным запахом жареного лука.
     Да, в самом деле, невесело живется. Гни горб  на  каторжной  работе,  -
ведь когда-то именно приговоренных к каторге посылали в шахты. Да мало того,
что труд тяжел... Сколько народу раньше времени распростилось там с  жизнью.
И за все это даже мяса за столом у Себя не видишь. Конечно,  похлебать  есть
чего, но уж очень скудна пища - только-только чтобы не подохнуть с голоду; и
всю жизнь тянешь лямку, и весь ты в долгах, и преследуют тебя, как будто  ты
воруешь свой хлеб. Придет воскресенье - весь  день  проспишь  от  усталости.
Одно удовольствие - пивца выпить или жене ребенка сделать;  однако  от  пива
живот пучит, а дети, как подрастут, плюют на родителей. Нет,  нет,  невесело
живется.
     Тут в разговор вступала жена Маэ:
     - И вот ведь что обидно: раздумаешься - и видишь, что до  самой  смерти
твоей ничего не переменится... В молодые годы все ждешь: вот счастье придет,
все надеешься на то, на се... А смотришь - все та же нищета, и не  выбраться
из нее... Я никому зла не желаю, но иной раз просто сил  нет  терпеть  такую
несправедливость.
     Наступало молчание, все тоскливо вздыхали, сердце  щемило  от  смутного
сознания, что впереди нет просвета. Один лишь старик  Бессмертный,  если  он
бывал при этом, удивленно таращил глаза. В его  время  не  терзались  такими
мыслями: рождались на куче угля, рубали уголек  и  ничего  не  требовали.  А
нынче подул какой-то ветер непокорства, и углекопов одолело своеволие.
     - Ничего хаять не надо, - бормотал он. - Пивца  выпить  не  вредно,  не
вредно... А начальники, они хоть и мерзавцы, да ведь начальники всегда  были
и будут, верно? Ну и нечего ломать себе башку. Много рассуждать стали!
     Тут Этьен сразу воодушевлялся. Как?! Рабочим запрещено  рассуждать?  Да
ведь именно  потому,  что  рабочий  теперь  стал  рассуждать,  все  скоро  и
переменится. В дни молодости  Бессмертного  углекоп  всю  жизнь  проводил  в
шахте, работал как вол, как живая машина для добычи угля, всегда, всегда был
под землей, а что делается на земле, того и не видел и не слышал, и богачам,
которые  всем  управляют,  легко  тогда  было,  столковавшись   меж   собой,
продавать, покупать рабочего, высасывать из него  кровь,  а  рабочий  об  их
сговоре и знать ничего не знал. Но теперь он пробудился,  он  подобен  зерну
пшеничному, которое дремлет в земле и, прорастая в ней,  дает  ростки;  и  в
одно прекрасное утро солнце  озарит  всходы,  поднявшиеся  в  бороздах.  Да,
поднимутся люди, великая армия  людей,  и  они  восстановят  справедливость.
Разве всех граждан не объявили равными со  времени  Революции;  а  если  они
голосуют вместе, то почему  же  рабочий  должен  оставаться  рабом  хозяина,
который ему платит? Большие  Компании,  которые  завели  себе  машины,  всех
раздавили, и у рабочих нет против них даже тех прав,  какие  были  в  старое
время, когда  ремесленники  объединялись  в  цеха  и  умели  защищаться.  Но
погодите, все эти проклятые порядки полетят  к  черту  -  полетят  благодаря
просвещению. Ну, взять хотя бы здешний поселок: деды не  умели  расписаться,
отцы расписывались, а сыновья и читают и пишут - прямо как ученые  грамотеи.
Да, поднимается понемногу, поднимается и созревает на солнце обильный урожай
- новые люди! Раз теперь никто не прикован на всю жизнь  к  своему  месту  и
может "при желании" столкнуть соседа и занять его место, то почему же нашему
брату не пустить в ход кулаки и не попытаться одолеть хозяев?..
     Маэ заинтересовала эта мысль, но он не верил в такую возможность.
     - Попробуй пошевелись! Сразу тебе расчет! - твердил он. - Верно говорят
старики: на веки веков углекопу маяться и не видеть  ему  хоть  кой-когда  в
награду за труды жареной телятины.
     Жена его, молча о чем-то думавшая, вдруг словно очнулась:
     - Да если бы еще правду священники говорили, что беднякам на том  свете
хорошо будет, а богачам - плохо.
     Ее слова прервал взрыв хохота; даже дети  пожимали  плечами,  никто  не
верил в потустороннюю благодать; углекопы  по-прежнему  боялись  привидений,
блуждающих в шахтах, но насмехались над пустыми небесами.
     - Э-эх! Попы чего не наговорят! - воскликнул Маэ. - Если б  они  в  это
верили, так поменьше бы жрали да побольше работали,  чтоб  хорошее  местечко
получить в раю. Нет, коли помрешь, так не воскреснешь.
     Жена Маэ тяжело вздохнула:
     - Ах, боже мой! Боже мой! -  И,  уронив  на  колени  руки,  с  глубокой
безнадежностью добавила: - Так, значит, и вправду нет нашему брату  никакого
спасения.
     Все переглядывались. Старик Бессмертный сплевывал в носовой платок; Маэ
сидел,  задумавшись,  стиснув  зубами  погасшую  трубку.  Альзира   слушала,
придерживая одной рукой Ленору, а другой Анри, уснувших за столом. Но Катрин
- вся внимание - не сводила с Этьена своих больших, ясных  глаз,  когда  он,
убеждая отчаявшихся, старался внушить им свою веру в светлое будущее,  в  то
переустройство общества, о котором мечтал. А вокруг них поселок  отходил  ко
сну, слышался затихающий плач ребенка да пьяная ругань запоздавшего гуляки.
     - Ну, что за мысли! - говорил  молодой  забойщик.  -  Разве  вам  нужен
господь бог и небесный рай, чтобы стать счастливыми? Разве вы сами не можете
создать себе счастье на земле?
     И долго лилась  пламенная  речь  о  возможности  этого  счастья.  Вдруг
разрывался темный горизонт, поток света озарял мрачную жизнь этих  бедняков;
извечная,  безысходная  нищета,  непосильный   труд,   участь   бессловесных
животных, с которых стригут шерсть, а потом режут их, - все  бедствия  вдруг
исчезали, словно  их  сметал  порыв  ветра,  и  в  лучах  яркого  солнца,  в
ослепительном  волшебном  сиянии  с  небес  нисходила  справедливость.   Раз
никакого господа бога нет, вместо него справедливость даст людям счастье; на
земле воцарятся равенство и братство. И сразу же, как сновидение,  возникало
новое общество: громадный, сказочно прекрасный город, в котором каждый будет
выполнять свою задачу и принимать  участие  во  всеобщих  радостях.  Старый,
прогнивший мир рассыплется прахом, новое, молодое человечество, очищенное от
прежних преступлений, сольется в единый трудовой народ, и у него будет такой
девиз: от каждого по способности и каждому по  делам  его.  Этьен  все  выше
возносился в царство несбыточных грез, и мечта его все ширилась, становилась
все прекраснее и пленительнее.
     Поначалу жена Маэ и слушать его не хотела, охваченная  глухим  страхом.
Нет, нет, это слишком хорошо, нельзя держать в голове  таких  мыслей,  а  то
теперешняя жизнь покажется слишком мерзкой, и бедняки, пожалуй, возьмутся за
ножи, чтоб пробиться  к  счастью.  И  видя,  как  блестят  глаза  мужа,  она
тревожилась, она восклицала, прерывая Этьена:
     -  Не  слушай  его,  муж,  не  слушай!  Ты  же  видишь  -   он   сказки
рассказывает... Да разве буржуа когда-нибудь согласятся работать, как мы?
     Но мало-помалу  чары  захватывали  и  ее.  Она  начинала  улыбаться,  -
воображение ее пробуждалось, и, предавшись мечтам, она вступала  в  чудесный
мир надежды. Так сладко хоть на часок забыть унылую действительность!  Когда
люди живут словно бессмысленные скоты, уткнувшись носом в  землю,  дайте  им
потешить сердце сказкой, дайте насладиться в  обманчивых  грезах  радостями,
которых никогда у них не будет. Больше всего  ее  волновала  и  приводила  к
согласию с убеждениями юноши идея справедливости.
     - Вот это вы  правильно  говорите!  -  восклицала  она.  -  Когда  дело
справедливое, так я за него буду стоять, хоть на куски меня  режь.  И  ведь,
правда,  почему  бы  беднякам  не  зажить  в  свое  удовольствие?  Ведь  это
справедливо!
     И тогда Маэ, осмелев, тоже воспламенялся:
     - Эх, разрази их гром! У меня в кошельке не густо, а вот, право, дал бы
пять франков, только бы дожить  до  этого...  Вот  перетряска-то  получится!
Верно? А скоро она будет? И как за это дело примутся?
     У Этьена на  все  находился  ответ.  Старое  общество  трещит,  вот-вот
рухнет. Протянет  несколько  месяцев,  не  больше,  смело  заявлял  он.  Что
касается способов действия, тут он говорил более туманно, и его  разъяснения
представляли собою смесь идей, вычитанных из книг, - перед невеждами  он  не
боялся пускаться в рассуждения, в которых путался  сам.  Тут  находили  себе
место всякие разрушительные теории, смягчаемые уверенностью в легкой победе,
убеждением, что вражда между классами окончится всеобщими  объятиями;  разве
только вот некоторых упрямых хозяев и буржуа придется  образумить  силой.  И
все слушатели как будто понимали его,  одобряли,  принимали  чудодейственное
разрешение социальной борьбы; всех воодушевляла слепая вера  новообращенных,
подобно тому как в первые  времена  христианства  люди  ждали  возникновения
нового,  совершенного  общества  на  развалинах  античного  мира.  Маленькая
Альзира по-своему истолковывала отдельные слова и представляла себе  счастье
в образе дома, где будет тепло, светло и где у детей будет много  игрушек  и
много всякой еды. Катрин сидела не шевелясь, все в  той  же  позе,  опершись
подбородком на руку, и не сводила глаз с Этьена, и  когда  он  умолкал,  она
бледнела и чуть-чуть вздрагивала, словно ей делалось холодно.  Но  вот  мать
бросала взгляд на циферблат кукушки.
     - Ой, что же это мы! Десятый час! Чего доброго, проспим завтра.
     И все вставали из-за стола, с грустью, с щемящим сердцем  отрываясь  от
мечтаний. Казалось, минуту назад они были богачами и вдруг снова погрязли  в
черной тьме нищеты. Старик Бессмертный, отправляясь на шахту, бормотал,  что
от  всех  этих  побасенок  похлебка  лучше  не  станет;  остальные   гуськом
поднимались по лестнице, словно впервые замечая пятна сырости  на  стенах  и
дурной запах, пропитавший спертый воздух. Поселок уже спал тяжелым  сном.  В
верхней комнате, служившей спальней для всех Маэ, Катрин ложилась  последней
и гасила свечу, но от волнения она долго не могла уснуть. Этьен слышал,  как
она беспокойно ворочается в постели.
     Иногда на эти беседы собирались и соседи. Левака восхищала идея раздела
материальных благ.  Пьерон  благоразумно  уходил  домой  спать,  как  только
начинались нападки на Компанию. Иной раз забегал  Захарий,  но  политику  он
считал скучной материей  и  предпочитал  прогуляться  в  заведение  Раснера,
выпить кружку пива. Что касается  Шаваля,  он,  распалясь,  требовал  крови.
Почти каждый вечер он проводил часок в доме  Маэ,  и  в  этом  большую  роль
играла скрытая ревность, страх, как бы у него не отбили Катрин.  Девушка,  к
которой он начал остывать, снова стала ему  дорога  с  тех  пор,  как  Этьен
поселился в ее доме, спал возле нее и мог ночью овладеть ею.
     Влияние Этьена  ширилось,  постепенно  он  революционизировал  поселок.
Тайная его пропаганда была  тем  более  действенной,  что  у  всех  возросло
уважение к нему. Жена Маэ, несмотря на свою  осторожность  и  недоверчивость
хорошей хозяйки, относилась к своему молодому жильцу с почтением, так как он
платил за хлеба аккуратно, не пил, не играл в карты, вечно сидел за книгами.
Всем соседям она расхваливала его ученость, и  те  даже  злоупотребляли  его
любезностью, одолевая  его  просьбами  написать  какому-нибудь  родственнику
письмо от их имени. Он стал своего рода поверенным их, на  него  возлагалась
корреспонденция всего поселка, с ним советовались в важных семейных делах. В
сентябре ему удалось создать столь  желанную  ему  кассу  взаимопомощи,  еще
очень шаткую организацию, охватывавшую только жителей рабочего  поселка;  но
он крепко надеялся, что в нее вступят углекопы из всей округи, в особенности
если Компания, до сих пор не принимавшая никаких мер против кассы, и  дальше
не будет ее стеснять. Его выбрали секретарем объединения, и он даже  получал
маленькое жалованье за письмоводство. Он считал себя  чуть  ли  не  богачом.
Женатым углекопам жилось трудно и не удавалось сводить концы с  концами,  но
воздержанный молодой человек, свободный от всякой  обузы,  мог  даже  делать
сбережения.
     В  Этьене  происходила  перемена:  пробудилась  подавленная   бедностью
инстинктивная забота о своей внешности, о благообразии; он приобрел суконное
платье, даже позволил себе такую роскошь, как  хромовые  сапоги.  Неожиданно
для него самого он был признан вожаком - весь поселок  группировался  вокруг
него.  Он  познал  приятное  чувство  удовлетворенного   самолюбия,   первые
опьяняющие радости популярности. Стоять во главе других  людей,  командовать
ими, хотя он еще так молод  и  вчера  был  никому  неведомым  откатчиком,  -
сознание этого переполняло его гордостью, подогревало его  мечту  о  близкой
революции, в которой  он  будет  играть  важную  роль.  Выражение  его  лица
изменилось, стало строгим, он с удовольствием слушал  себя;  зародившееся  в
нем честолюбие вносило воинственность в его взгляды и влекло к борьбе.
     Тем временем подошла осень, от октябрьских холодов  порыжела  листва  в
палисадниках; за тощими кустами  сирени  больше  не  миловались  парочки  на
крышах низких сараев; в огородах на  грядках  остались  лишь  зимние  овощи:
кочаны капусты, осыпанные белым бисером инея, порей  и  не  боящиеся  холода
сорта салата. Вновь  забарабанили  проливные  дожди  по  красным  черепичным
кровлям и с  шумом  низвергались  в  бочки,  подставленные  под  водосточные
желоба. Опять началось время тягчайшей нищеты. В каждом доме жарко  топились
чугунные печки, набитые углем, отравляя воздух в запертых комнатах.
     Как-то  раз  в  октябре  в  одну  из  первых  студеных   ночей   Этьен,
возбужденный собственными речами, которые он вечером вел в  нижней  комнате,
долго не мог уснуть. Он видел,  как  Катрин  скользнула  под  одеяло,  потом
задула свечу. Вероятно, она  тоже  была  крайне  взволнована,  охвачена  тем
мучительным чувством  стыдливости,  которое  порой  заставляло  ее  поскорее
спрятаться, но делала она это так неловко, что раскрывалась  еще  больше.  В
темноте она застыла и лежала как мертвая, но Этьен чувствовал,  что  она  не
спит и думает о нем; еще никогда эта взаимная тяга  не  наполняла  ее  таким
смятением. Шли минуты, оба не шевелились, тщетно стараясь сдержать  тяжелое,
прерывистое дыхание; два раза он чуть не вскочил, готов был овладеть ею. Что
за нелепость, страстно желать друг друга и никогда не поддаваться  влечению!
Зачем бороться с желанием? Дети спят, сейчас она жаждет  его,  вся  замирая,
ждет; она безмолвно сожмет его в объятиях, крепко стиснув зубы. Прошло около
часа. Он не подошел к ней, она не смела повернуться, боясь, что сама позовет
его. Чем дольше они жили бок о бок, тем больше преград вырастало  меж  ними;
обоих отвращали от сближения стыд, щепетильность, дружба -  они  и  сами  не
могли бы объяснить, что с ними творится.
 

 
     - Слушай, - сказала Маэ мужу, - раз ты идешь в Монсу за получкой,  купи
кофе и кило сахару.
     Маэ  занят  был  починкой  башмака  -  ему  не  хотелось  тратиться  на
сапожника.
     - Ладно, - пробормотал он, не отрываясь от работы.
     - И уж прошу тебя, зайди в мясную... Купи говядины.  Хорошо?  Давно  мы
мяса не ели.
     На этот раз Маэ поднял голову.
     - Ты что ж, думаешь, я тысячи получу?.. За эти  две  недели  мы  совсем
мало заработали. Ведь они что выдумали? Сами простои устраивают.
     Оба умолкли. Дело  было  в  конце  октября,  в  субботний  день,  после
завтрака. Под тем предлогом, что выдача  денег  нарушает  распорядок  работ,
Компания в  тот  День  приостановила  добычу  угля  во  всех  своих  шахтах.
Охваченная  паническим  страхом  перед   все   разраставшимся   промышленным
кризисом, она не желала увеличивать и без того большой запас угля, имевшийся
у нее, и, пользуясь  малейшим  предлогом,  принуждала  десятитысячную  армию
шахтеров сидеть без работы.
     - Не забудь, что Этьен ждет тебя у Раснера, - добавила  жена.  -  Идите
вместе, он лучше тебя разберется, не обманули ли вас при расчете.
     Маэ кивнул головой.
     - И еще поговори там, в конторе, с начальниками насчет отца.  Дирекция,
верно, столковалась с доктором... Ведь правда, отец, вы еще можете работать,
доктор ошибается?
     Уже десять дней старик Бессмертный, у которого, как он  говорил,  "лапы
заколодило", сидел дома, пригвожденный к стулу. Он не  расслышал  сноху,  но
когда она повторила вопрос, сердито буркнул:
     - Ну понятно, могу работать. Неужели человеку крышка, если ноги у  него
ломит? Нарочно все выдумывают, только чтоб  не  платить  мне  пенсии  в  сто
восемьдесят франков.
     Сноха подумала,  что,  может  быть,  старик  никогда  больше  не  будет
приносить в семью по два франка в день, и с тоской воскликнула:
     - Боже ты мой! Да мы скоро все умрем, если так будет продолжаться!
     - Что ж, - ответил Маэ, - мертвые есть не просят.
     Он вбил еще несколько гвоздей в  подметку  и  наконец  собрался  пойти.
Рабочим поселка Двести Сорок платить должны были  только  в  четвертом  часу
дня; поэтому углекопы не  спешили,  мешкали  дома,  выходили  поодиночке,  и
женщины заклинали их возвратиться домой сразу же, как получат деньги. Многие
нарочно давали мужьям поручения для  того,  чтобы  они  не  задерживались  в
кабаках.
     Этьен заглянул к Раснеру разузнать новости. Ходили тревожные слухи, что
Компания все больше  выражает  недовольство  небрежным  креплением.  Рабочих
замучили штрафами, и столкновение казалось  неизбежным.  Впрочем,  это  было
лишь внешним поводом, а за ним скрывалось сложное переплетение более  важных
причин.
     Как раз когда Этьен пришел к Раснеру, возвратившийся из  Монсу  рабочий
рассказывал, что на стене возле кассы наклеено объявление, но сам он его  не
читал и не знает хорошенько, что там написано. Зашел второй,  потом  третий,
каждый  рассказывал  по-своему,  но  было  очевидно,  что  Компания  приняла
какое-то решение.
     -- Что скажешь? - спросил Этьен,  присаживаясь  возле  Суварина,  перед
которым, вместо всяких напитков, лежала пачка табаку.
     Машинист не спеша свернул папиросу,
     - Скажу, что это легко было  предвидеть...  Они  сами  толкают  вас  на
крайности.
     Только один Суварин обладал достаточным развитием и мог  разобраться  в
создавшемся положении. Он все объяснил с обычным  своим  спокойствием.  Дела
Компании затронуты кризисом, и она вынуждена сократить свои расходы, если не
хочет разориться; разумеется, она намерена сделать это  за  счет  рабочих  -
пусть подтянут пояс потуже; Компания под разными предлогами будет урезать им
заработную плату. Уже два месяца добытый  уголь  остается  на  дворе  каждой
шахты, так как почти все заводы стоят. Компания не смеет остановить  работу,
боясь крайне убыточного для нее бездействия копей, и мечтает  найти  среднее
решение, - может быть, вызвать стачку, из которой рабочие выйдут укрощенными
и будут получать меньше денег.  Кроме  того,  созданная  касса  взаимопомощи
представляет собою угрозу для будущего, а стачка избавит  Компанию  от  этой
угрозы: ведь средства у  кассы  еще  не  велики  и,  конечно,  быстро  будут
исчерпаны.
     Раснер  подсел  к  Этьену,  и  оба  сосредоточенно  слушали   Суварина.
Разговаривали  громко,  -  кроме  жены  Раснера,  сидевшей   за   конторкой,
свидетелей не было.
     - Что за мысль! - пробормотал Раснер. - Зачем же это все? Компании  нет
никакой выгоды в стачке, да и рабочим тоже. Лучше всего договориться...
     Осторожный Раснер оказался верен себе: он  всегда  стоял  за  "разумные
требования". А теперь,  когда  его  бывший  постоялец  так  быстро  приобрел
популярность,  он   настойчиво   проповедовал   необходимость   постепенных,
возможных улучшении и все твердил, что, когда хотят всего добиться разом, не
получают ровно ничего. У этого благодушного толстяка, раздобревшего в  своей
пивной, поднималась в душе тайная зависть,  усиливавшаяся  из-за  того,  что
число посетителей его заведения уменьшилось - углекопы Ворейской шахты  реже
заходили выпить пива и послушать хозяина; теперь случалось, что Раснер  даже
выступал на защиту Компании, забывая прежние свои обиды уволенного углекопа.
     - Так ты, что же, против забастовок?  -  крикнула  из-за  конторки  его
жена.
     И когда Раснер решительным тоном ответил: "Да", - она оборвала его:
     - Молчи! Ты просто трус! Не мешай людям говорить.
     Этьен молча думал о чем-то, глядя на кружку  пива,  поданную  хозяйкой.
Наконец он поднял голову.
     - Но если уж нас вынудят объявить забастовку, на нее  надо  решиться...
Плюшар писал мне об  этом.  У  него  очень  верные  мысли.  Он  тоже  против
забастовки, потому что  забастовки  бьют  по  рабочему  не  меньше,  чем  по
хозяину, и не приводят к решительным результатам.  Однако  он  считает,  что
забастовка - превосходный повод, который побудит наших углекопов вступить  в
великую ассоциацию рабочих... Да вот его письмо.
     В самом  деле,  Плюшар,  которого  огорчало,  что  рабочие  в  Монсу  с
недоверием отнеслись к Интернационалу, надеялся на их массовое  выступление,
если обстоятельства заставят их повести борьбу против  хозяев.  Несмотря  на
старания Этьена, до сих пор не удалось привлечь ни одного человека  в  члены
Товарищества.  Впрочем,  он  главным  образом  употребил  свое  влияние   на
организацию кассы взаимопомощи - эту идею приняли гораздо  лучше.  Но  касса
была  еще  очень  бедна,  и  фонды  ее,  конечно,  истощатся   быстро,   как
предсказывал Суварин; а тогда рабочие бросятся в Товарищество, где им окажут
помощь их братья - рабочие всех стран.
     - Сколько у вас в кассе? - спросил Раснер. - Тысячи  три  наберется,  -
ответил Этьен. - А знаете, меня позавчера вызвали в дирекцию. Ох, и вежливые
там господа! Все  твердили,  что  они  вовсе  не  мешают  рабочим  создавать
запасный фонд. Но я прекрасно понял, что они намереваются взять в свои  руки
контроль над кассой... Во всяком случае, за нее нам тоже придется дать бой.
     Кабатчик встал и, прохаживаясь по  комнате,  презрительно  насвистывал.
Три тысячи франков! Да что с  такими  деньгами  можно  сделать,  скажите  на
милость! На неделю хлеба купить и то  не  хватит.  А  если  рассчитывать  на
иностранцев, на людей, живущих в Англии, так уж лучше сразу ноги  протянуть.
Нет, какая тут забастовка - это просто чепуха!
     И тогда впервые приятели наговорили друг другу резкостей,  хотя  обычно
их приводила к согласию ненависть к капиталу.
     -- Хорошо. А твое мнение? - спросил Этьен, поворачиваясь к Суварину.
     Тот ответил обычным своим презрительным определением:
     - Забастовка?  Глупости.  -  И  среди  наступившего  гневного  молчания
добавил мягко: - В  общем,  я  не  возражаю.  Если  нравится  -  устраивайте
забастовки. Одних они разоряют, других убивают, - всегда  что-то  очищается.
Но если будете действовать с такой быстротой,  мир  обновится  через  тысячу
лет, не раньше. Лучше взорвите эту каторгу, на которой  вы  все  гибнете,  -
начните с этого.
     И тонкой своей рукой он указал на  Ворейскую  шахту,  строения  которой
виднелись в отворенную дверь. Вдруг беседу прервало нежданное  драматическое
происшествие:  ручная  крольчиха  Польша,  дерзнувшая  выбежать  на   улицу,
прыгнула в комнату, спасаясь от шайки мальчишек, бросавших в нее камнями;  в
безумном испуге, заложив уши и  задрав  хвостик,  она  прижималась  к  ногам
своего покровителя, царапала его когтями, умоляя, чтоб он взял ее  на  руки.
Суварин поднял ее, положил к себе на колени и, обняв обеими руками,  впал  в
какую-то дремотную задумчивость, поглаживая мягкую шерстку  и  ощущая  живое
тепло этого беззащитного существа.
     Вошел Маэ. Он ничего не пожелал выпить, несмотря на учтивые упрашивания
жены Раснера, которая продавала посетителям свое пиво с таким видом,  словно
угощала их. Этьен поднялся и пошел вместе с ним в Монсу.
     В день выплаты углекопам  денег  в  Монсу  словно  происходил  какой-то
праздник, оживление напоминало ярмарку. Из всех  поселков  стекалась  шумная
толпа рабочих. Помещение кассы было  довольно  тесным,  и  они  предпочитали
ждать у дверей, стояли кучками на мостовой, длинной вереницей живой  очереди
перегораживали   дорогу.   Пользуясь   случаем,   поблизости   располагались
разносчики, выставляя на своих тележках всякие товары, вплоть  до  фаянсовой
посуды и колбасных изделий. Но  самая  большая  выручка  бывала  в  питейных
заведениях: прежде чем добраться до кассира,  углекопы  забегали  в  кабачок
выпить у стойки,  чтобы  набраться  терпения,  а  отойдя  от  кассы,  тотчас
направлялись  вспрыснуть  получку.  Хорошо,  если  хватало  благоразумия  не
растратить ее в "Вулкане".
     Медленно продвигаясь в очереди, Маэ и Этьен чувствовали, как у  рабочих
нарастает глухое раздражение. И в помине не  было  обычной  в  день  получки
беспечности, желания кутнуть  в  кабачке.  Люди  сжимали  кулаки,  отпускали
резкие замечания.
     - Так это, значит, правда? - спросил  Маэ  у  Шаваля,  встретив  его  у
трактира "Виноградное". - Решились они на эту подлость?
     В ответ Шаваль что-то сердито пробурчал, бросив косой взгляд на Этьена.
С тех пор как  артель  взяла  с  торгов  забой,  он  работал  с  другими,  и
постепенно в нем разгоралась зависть к  Этьену  -  к  чужаку,  к  пришельцу,
который держит себя в поселке  хозяином,  к  этому  выскочке,  который  всех
заставляет плясать под свою дудку. Злоба усиливалась  ревностью,  и  теперь,
уводя Катрин за террикон или к Рекильярской шахте, он в пакостных выражениях
обвинял ее в сожительстве с жильцом, а затем мучил ласками, вновь  испытывая
звериное влечение к ней.
     Маэ спросил еще у Шаваля:
     - Что, ворейским уже выдают?
     Шаваль утвердительно кивнул головой и отвернулся. А Маэ с Этьеном вошли
в контору.
     Касса помещалась в небольшой  квадратной  комнате,  разделенной  надвое
решеткой. У кассы сидели на  скамьях  пять-шесть  углекопов  и  ждали  своей
очереди.  Кассир,  которому  помогал  конторщик,  выдавал  деньги  человеку,
стоявшему с шапкой в руке перед окошечком; слева над скамьей висела на стене
желтая афиша, выделявшаяся ярким пятном на серой  от  грязи  побелке.  Перед
этим объявлением  с  утра  толпились  люди  -  входили  по  двое,  по  трое,
неподвижно стояли,  вглядываясь  в  черные  строчки,  потом  молча  уходили,
передернув плечами, как будто их больно ударили по спине. В эту минуту перед
афишей стояли двое: молодой парень с жестким, грубым  лицом  и  очень  худой
старик с равнодушным от возраста  взглядом.  Ни  тот,  ни  другой  не  умели
читать, молодой разбирал по слогам, шевеля губами; старик лишь тупо  смотрел
на афишу. Многие заходили просто посмотреть на объявление, не  понимая,  что
там написано.
     - Ну-ка, прочти, - попросил Маэ своего спутника, сам он был не силен  в
грамоте.
     Этьен начал читать вслух. Это  было  уведомление,  с  которым  Компания
обращалась  к  углекопам  всех  своих  шахт.   Она   сообщала,   что   ввиду
недостаточной тщательности крепления Компания,  убедившись  в  бесполезности
налагаемых ею за это штрафов, решила ввести новую систему оплаты при  добыче
угля. Отныне крепление будет оплачиваться отдельно - с кубометра  спущенного
в шахту и  употребленного  в  дело  крепежного  леса,  из  расчета  времени,
необходимого  для  добросовестной  работы.  Расценок   на   вагонетку   угля
соответственно уменьшится - с  пятидесяти  до  сорока  сантимов,  с  учетом,
однако,  характера  и  удаленности  забоев.  В  довольно  туманных  расчетах
старались доказать,  что  уменьшение  расценка  на  десять  сантимов  вполне
возмещается отдельной оплатой крепления. Впрочем, Компания  добавляла,  что,
желая дать всем возможность убедиться в преимуществах новой системы  оплаты;
она рассчитывает ввести ее в действие только с понедельника 1 декабря.
     - Эй вы, там, нельзя ли потише? - крикнул кассир. - Мешаете нам.
     Этьен дочитал до конца, не обращая внимания на замечание. Голос у  него
дрожал, а закончив, он  все  продолжал  смотреть  на  объявление.  Старик  и
молодой углекоп как будто все еще ждали  чего-то;  затем  оба,  сгорбившись,
вышли.
     - Да что ж это такое! - пробормотал Маэ.
     Они с Этьеном  сели  на  скамью,  и  пока  у  желтой  афиши,  сменяясь,
толпились люди, оба, понурив головы, занялись подсчетами.  Да  как  же  это!
Издеваются, что  ли,  над  ними?  Никогда  отдельной  оплатой  крепления  не
наверстать потери десяти сантимов на каждой вагонетке угля. Самое большое  -
нагонят восемь сантимов, значит, два сантима  Компания  украдет  у  них,  не
считая времени, которое потребует тщательное  крепление.  Вот  оно,  к  чему
хозяева клонят! Вздумали нагнать экономию за счет углекопов.
     - Ах, черт их дери-передери! - бормотал Маэ, поднимая голову. -  Да  мы
просто дураками будем, если согласимся.
     У окошечка никого не было, они подошли получать деньги. Ради сбережения
времени деньги из кассы всегда получал старший в артели и потом  распределял
их между всеми своими.
     - Маэ и его артель, - сказал счетовод. - Пласт Филоньера,  забой  номер
семь.
     Он поискал в ведомостях, которые составлялись  на  основании  расчетных
книжек, где штейгер ежедневно отмечал  по  каждой  лаве  количество  добытых
вагонеток угля. Затем повторил:
     - Маэ и его артель. Пласт Филоньера, забой номер семь...  Сто  тридцать
пять франков.
     Кассир положил перед Маэ деньги.
     - Простите, сударь, - забормотал ошеломленный забойщик.  -  Это  верно?
Нет ли какой ошибки?
     Он смотрел на кучку денег, не  решаясь  взять  их,  весь  похолодев  от
страха, закравшегося в сердце. Он ждал, что получка будет плохая, но ведь не
могла же артель заработать так мало! Может быть,  он  плохо  сосчитал?  Если
выдать причитающуюся долю Захарию, Этьену и тому товарищу,  который  заменил
Шаваля, останется самое  большее  пятьдесят  франков  на  четырех:  на  него
самого, на отца, на Катрин и на Жанлена.
     - Нет, нет, я не ошибаюсь, - заговорил конторщик. -  Надо  вычесть  два
воскресенья и четыре дня простоя, - значит, у вас было девять рабочих дней.
     Маэ следил за его расчетом и считал про себя: за  девять  рабочих  дней
ему самому приходится тридцать франков, Катрин  -  восемнадцать,  Жанлену  -
девять; старик отец работал  только  три  дня.  Все  равно:  если  прибавить
девяносто  франков  -  заработок  Захария  и  двух  остальных  товарищей,  -
несомненно, следует получить больше.
     - Не забывайте штрафов, - закончил конторщик. - Двадцать франков штрафа
за неудовлетворительное крепление.
     Забойщик безнадежно махнул рукой. Двадцать франков штрафа да четыре дня
не давали работать! Вот и весь расчет. Подумайте! А ведь до сих  пор,  когда
старик отец работал и Захарий еще не был женат, он приносил домой в  получку
по сто пятьдесят франков.
     - Ну, что же вы! Берете деньги или нет? - нетерпеливо крикнул кассир. -
Видите, другие ждут... Не хотите брать, так и скажите.
     Маэ решился наконец и  собрал  деньги  большой,  дрожащей  от  волнения
рукой. Конторщик остановил его.
     - Погодите, - у меня тут записана ваша фамилия. Туссен Маэ  -  верно?..
Главный секретарь дирекции хочет поговорить с вами. Войдите. Он сейчас один.
     Забойщик, оторопев, вошел в  кабинет,  обставленный  старинной  мебелью
красного дерева, с выцветшей обивкой из зеленого репса.  Главный  секретарь,
высокий, бледный господин, минут пять что-то говорил ему, не  вставая  из-за
своего стола, заваленного бумагами. Но у Туссена Маэ так звенело в ушах, что
он плохо слышал. Он смутно понял, что речь идет  о  его  отце,  о  том,  что
вскоре будет рассмотрен вопрос о  назначении  старику  пенсии  в  сумме  ста
пятидесяти франков ввиду его преклонного возраста и сорокалетней  работы  на
шахтах Компании. Затем Маэ показалось, что голос секретаря стал  строже.  Он
распекал Туссена Маэ, обвиняя его в  том,  что  старый  забойщик  занимается
политикой, и делал при этом намеки на его жильца и  на  кассу  взаимопомощи;
затем посоветовал ему не компрометировать себя, не  вмешиваться  в  безумные
затеи, ведь он один из лучших на шахте рабочих. Маэ попытался возражать,  но
произносил лишь бессвязные слова, теребил дрожащими руками фуражку и, уходя,
бормотал:
     - Ну, понятно,  господин  секретарь...  Будьте  благонадежны,  господин
секретарь...
     На улице, встретив Этьена, поджидавшего его, он разразился гневом:
     - Ах, я дурак, дурак! Мне бы ответить ему: хлеба, мол, у нас нет, а тут
еще глупости какие-то! Да, это он на тебя взъелся:  весь,  говорит,  поселок
отравлен. А что делать-то? Ах ты дьявол!  Кланяться,  что  ли,  им?  Спасибо
говорить? Ну да, это всего умнее будет.
     Маэ умолк, охваченный и гневом и страхом. Этьен  погрузился  в  мрачную
задумчивость.  Вновь  пришлось  им  пробираться  между   группами   рабочих,
загородивших всю улицу. Раздражение росло, - раздражение спокойного  народа:
без яростных жестов, без криков.  Над  толпой  этих  тяжелодумов  поднимался
протяжный  гул  -  надвигалась  гроза.  Несколько  человек,  хорошо  умевших
считать, произвели подсчет, и  теперь  все  вели  речь  о  двух  сантимах  с
вагонетки, которые Компания решила выгадать, оплачивая  крепление  отдельно.
Самые  несообразительные  и  те  были  возмущены.  Но  сейчас  больше  всего
приводила в негодование ничтожная  получка,  грозившая  голодом,  вызывавшая
возмущение против нарочно созданных простоев, против  штрафов.  И  без  того
есть нечего, а что будет, если  еще  снизят  заработную  плату?  В  питейных
заведениях гневные речи произносили во всеуслышание; от яростных выкриков до
того пересыхало в горле, что  все  полученные  гроши  оставались  на  стойке
кабатчика.
     Возвращаясь из Монсу в поселок, Этьен и Маэ не перемолвились ни  единым
словом. Лишь только Маэ переступил порог,  жена,  сидевшая  одна  с  детьми,
заметила, что он пришел с пустыми руками.
     - Что ж это ты? Вот какой забывчивый! - воскликнула она.  -  А  где  же
кофе? Где сахар? Где мясо? Уж не разорил бы тебя кусок говядинки.
     Маэ ничего не ответил, стараясь справиться с волнением,  сдавившим  ему
горло. Но вдруг у этого человека, закаленного в тяжком труде,  дрогнуло  его
грубое лицо, гримаса отчаяния исказила черты, и крупные  слезы  брызнули  из
глаз - целый дождь горячих слез. Он рухнул на стул и  плакал,  как  ребенок,
бросив на стол пятьдесят франков.
     - Вот! - бормотал он. - Вот все, что я тебе принес...  Столько  мы  все
вместе заработали...
     Жена его поглядела на Этьена, увидела, что он сидит в угрюмом молчании.
Тогда и она заплакала. Да разве могут девять человек прожить две  недели  на
пятьдесят франков? Старший сын - отрезанный ломоть, у старика ноги отнялись.
Скоро всем помирать придется. Альзира, потрясенная слезами матери, бросилась
ей на шею и тоже заплакала. Громко кричала  Эстелла,  разревелись  Ленора  и
Анри.
     И вскоре по всему поселку понеслись вопли отчаяния.  Мужчины  вернулись
домой, и вот уж в каждой семье оплакивали, как великую беду, жалкую получку.
Отворялись двери домов, женщины выбегали на  улицу  и  плакали  там,  словно
горьким сетованиям тесно было под низкими потолками в  запертых  домах.  Шел
мелкий дождь, но  они  не  чувствовали  этого,  они  собирались  кучками  на
тротуарах и, протягивая руку, показывали друг  другу  на  ладони  полученные
мужем, деньги:
     - Глядите! Вон ему сколько дали! Смеются они над людьми, что ли?
     - А у меня-то, посмотрите! Не хватит расплатиться за хлеб, - ведь брали
в долг прошлые две недели!
     - А мне... Посчитай-ка... Видно, опять придется рубашки свои продать.
     Вышла на улицу и Маэ. Вокруг жены Левака собрались  женщины.  Она  сама
кричала громче всех, потому что ее пьяница муж все  не  возвращался,  и  она
догадывалась, что велика ли, мала ли получка - вся она растаяла в "Вулкане".
Филомена подстерегала Маэ, боясь, как  бы  Захарий  не  оставил  себе  часть
денег. Только жена Пьерона казалась  спокойной:  тихоня  Пьерон  всегда  так
ловко устраивался, что в книжке штейгера за ним значилось больше часов,  чем
у других. Но Горелая находила, что это подлость со стороны  зятя,  она  была
заодно с теми, кто возмущался. Высокая и худая старуха,  прямая,  как  шест,
стояла посреди кучки женщин и грозила кулаком в сторону Монсу.
     - Подумать только, - кричала она, не называя фамилии Энбо,  -  подумать
только, ихняя кухарка в коляске разъезжает, - я своими глазами  нынче  утром
видела. Проехала мимо меня в коляске на паре лошадей, - на рынок отправилась
в Маршьен. Не иначе как за свежей рыбой!
     Поднялся громкий гул голосов, потом понеслись выкрики. У всех  вызывало
яростное негодование, что  кухарка  в  белом  переднике  ездит  в  хозяйской
коляске на рынок в  соседний  город.  Рабочие  с  голоду  подыхают,  а  этим
господам  свежей  рыбки  подавай.  Погодите,  не  вечно  вам  свежей   рыбой
угощаться, придет черед и бедному люду. Семена,  посеянные  Этьеном,  давали
ростки, - в этих мятежных криках сказывались  его  мысли.  Люди  нетерпеливо
призывали  обещанный  золотой  век,  жаждали  поскорее  получить  свою  долю
счастья, вырваться из этой нищеты, в которой они погребены,  как  в  могиле.
Несправедливость слишком велика, в конце концов они должны  предъявить  свои
права, раз у них вырывают хлеб изо рта. Особенно разгорячились женщины,  они
готовы были сейчас же, сию минуту пойти на приступ и завоевать это идеальное
царство прогресса, где больше не будет голодных. Почти уже  стемнело,  дождь
усилился, а на улицах поселка все еще слышался плач женщин, вокруг которых с
визгом бегали ребятишки.
     Вечером в "Выгоде" было решено объявить забастовку.  Раснер  больше  не
противился, и даже Суварин принимал ее как первый шаг. Этьен в  двух  словах
охарактеризовал положение: раз  Компания  добивается  забастовки,  будет  ей
забастовка.
 

 
     Прошла  неделя,  работа  на  шахте  продолжалась,  все  были  мрачны  и
настороженны, ибо ждали столкновения.
     Все знали, что следующая получка будет еще меньше. И, несмотря на  свою
умеренность и здравый смысл, жена Маэ озлобилась. А тут  еще  Катрин  как-то
раз не ночевала дома. Утром она возвратилась такая усталая,  такая  больная,
что не могла пойти на шахту. Со слезами она рассказывала, что  ее  вины  тут
нет: Шаваль не пустил, грозился избить, если она убежит. Он с ума сходил  от
ревности, он не желал, чтобы она возвратилась  домой  в  объятия  Этьена,  -
прекрасно зная,  как  он  утверждал,  что  родители  заставляют  ее  жить  с
постояльцем.  Возмутившись,  мать  запретила  дочери  встречаться  с   таким
негодяем, даже собиралась пойти в Монсу и надавать Шавалю пощечин.  Но  день
все же был потерян, а главное, Катрин не соглашалась бросить любовника.
     Два дня спустя случилось другое происшествие. Все полагали, что  Жанлен
спокойно работает в шахте, а он, оказывается, удрал на  болото,  а  потом  в
Вандамский лес, сманив с собой Бебера и Лидию. Никто не знал,  что  они  там
вытворяли, чем забавлялась эта тройка испорченных детей.  В  наказание  мать
выпорола Жанлена,  да  не  дома,  а  на  улице,  на  глазах  у  перепуганных
ребятишек, собравшихся со всего поселка. Где это видано! Вот что  выкидывают
ее родные дети, а ведь мать с отцом растили их, тратились на них с того дня,
как они на свет появились, и теперь им следовало бы приносить копейку в дом.
В негодующих воплях Маэ звучали и воспоминания о собственной суровой юности,
и вековечная нищета углекопов, заставлявшая родителей  смотреть  на  каждого
своего ребенка, как на будущего кормильца.
     И вот  утром,  когда  мужчины  и  Катрин  отправились  в  шахту,  мать,
приподнявшись с постели, сказала Жанлену:
     - Ну, смотри, сквернавец, если опять примешься за  свое,  всю  шкуру  с
тебя спущу.
     Артели Маэ  приходилось  трудно  в  новой  лаве.  В  этом  конце  пласт
Филоньера был так тонок, что забойщики, сдавленные между почвой  и  кровлей,
врубаясь в уголь, обдирали себе локти... Кроме того, изводила  сырость,  все
время сочилась вода, а если б она прорвалась, поток  затопил  бы  выработку,
унес бы людей. Накануне Этьен ударил кайлом,  вытащил  его,  и  в  лицо  ему
брызнула струя воды. Но оказалось, что это ложная тревога. Просто лава стала
сырее, а работа в ней - еще вреднее для здоровья. Этьен теперь и не думал  о
возможных катастрофах, - так же, как и его товарищи, забывал о них, беспечно
относился к опасностям. Углекопы привыкли к  гремучему  газу,  работали,  не
чувствуя, как он давит на веки и будто паутиной оплетает ресницы. Иной  раз,
когда в лампах пламя тускнело и становилось голубым, вспоминали  о  гремучем
газе, кто-нибудь прижимался головой к пласту, послушать, как выходит газ,  -
он шипел и булькал в каждой щели. Но больше угрожала  опасность  обвалов,  -
ведь помимо того, что крепь ставилась  кое-как,  наспех  и  была  ненадежна,
оползала порода, размываемая водой.
     В тот день Маэ приходилось трижды укреплять  стойки  упорами.  Подходил
час подъема на-гора; было половина третьего. Лежа на боку, Этьен  заканчивал
вырубать глыбу угля, и вдруг далекий раскат грома потряс всю шахту.
     - Что это? - воскликнул Этьен и, выпустив из рук кайло, прислушался.
     Ему показалось, что позади него обрушился весь штрек.
     Маэ, соскользнув по наклону забоя, крикнул:
     - Обвал... Скорей! Скорей!
     Все кинулись вниз, к месту катастрофы,  охваченные  тревогой  за  своих
братьев. Люди бежали среди мертвой тишины. У каждого в руке  плясала  лампа;
вереницей проносились они по откаточным ходам, сгибаясь под низкой  кровлей,
словно пробегали там на четвереньках, и, не  замедляя  бега,  перекидывались
короткими фразами, - спрашивали, отвечали: "Где  это?  в  забоях?"  -  "Нет,
где-то внизу, скорее всего в квершлаге!" Добравшись до "печи", нырнули туда,
скатились друг за другом вниз, не думая об ушибах и ссадинах.
     В то утро Жанлен, у которвго спина еще горела от  вчерашней  порки,  не
посмел улизнуть из шахты. Семеня  босыми  ногами,  он  бежал  позади  своего
поезда, захлопывая одну за другой вентиляционные двери, и если  не  опасался
встречи со  штейгером,  присаживался  на  последнюю  вагонетку,  что  строго
запрещалось, - там можно было заснуть. Но  самым  большим  развлечением  для
него  были  "разминовки":  когда  поезд  останавливался,  чтобы   пропустить
встречный, Жанлен подбирался тогда  к  Беберу,  державшему  в  руках  вожжи,
подкрадывался потихоньку, без лампы, щипал  приятеля  до  крови,  придумывал
всякие злые  проделки,  как  проказливая  обезьяна.  У  этого  желтоволосого
мальчишки с большими, оттопыренными ушами, с худенькой рожицей зеленые узкие
глазки  светились  в  полумраке.  Он  был  настоящим  заморышем,   отличался
преждевременной  болезненной  испорченностью,  а  в  его  неразвитом  уме  и
необычайном проворстве сквозило что-то звериное.
     После полудня Мук запряг Боевую, - подошла ее очередь возить вагонетки;
и когда лошадь, шумно фыркая стояла с  поездом  на  запасном  пути,  Жанлен,
перебравшись к Беберу, спросил:
     - Что это нынче со старой клячей? Раз! И остановится! Я из-за нее  ноги
себе покалечу.
     Бебер не ответил,  с  трудом  сдерживая  Боевую,  вдруг  оживившуюся  с
приближением встречного поезда. Она издали учуяла и узнала своего сотоварища
Трубача, к которому прониклась глубокой нежностью с того дня, когда у нее на
глазах его спустили в шахту. Казалось, в  ней  говорило  теплое  сострадание
старого мудреца, желавшего облегчить участь  молодого  друга,  передать  ему
свое терпение и покорность судьбе, ведь Трубач  все  не  мог  свыкнуться  со
своей участью, тантал вагонетки неохотно, стоял понурив голову и, ослепнув в
неизбывной тьме, все мечтал о солнце. И всякий раз, как Боевая встречала его
в подземной галерее,  она  вытягивала  шею,  встряхивала  гривой  и  ласково
прикасалась к нему влажными губами, как будто старалась его ободрить.
     - Ах ты холера! - ругался Бебер. - Гляди, опять лижутся!
     А когда Трубач затрусил дальше, Бебер сказал Жанлену:
     - Старуха-то наша с норовом! А до чего  хитрая!  Как  осадит  разом,  -
значит, впереди помеха: то ли камень, то ли яма... Бережется, не хочет  ноги
себе ломать... Не знаю, что с ней нынче творится... Подъехали к дверям,  она
их растворила и не идет дальше, стоит как вкопанная... Ты ничего не чуешь?
     - Да нет, - ответил Жанлен. - Только вот воды там много, мне по колено.
     Поезд  тронулся.  На   обратном   пути,   когда   опять   подъехали   к
вентиляционным дверям, Боевая, отворив их головой, вновь  уперлась,  заржала
и, вся дрожа, не пошла дальше. Но вдруг она решилась и помчалась стрелой.
     На обязанности Жанлена было затворять двери, и он отстал от поезда.  Он
наклонился, разглядывая глубокую лужу, в которой стоял; затем, подняв лампу,
заметил,  как  покривились  стойки  крепления,  подпиравшие  кровлю,  откуда
непрерывно сочилась вода. В это время  мимо  проходил  забойщик  Берлок,  по
прозвищу "Корешок", он торопился домой, так как его жена в тот день  родила.
Он тоже остановился, оглядел крепление.  И  вдруг,  в  то  мгновение,  когда
Жанлен хотел было помчаться вдогонку за своим поездом,  раздался  грохот,  и
обвал поглотил и забойщика и ребенка.
     Наступила глубокая тишина. Ветер, поднявшийся  при  обвале,  погнал  по
штрекам густую пыль. Со  всех  сторон,  из  самых  далеких  забоев,  мчались
ослепленные,  задыхавшиеся  углекопы;  лампы,  плясавшие  в  их  руках,  еле
освещали черных  людей,  бежавших  в  глубине  этих  кротовых  нор.  Наконец
передние натолкнулись на обвал и закричали, сзывая товарищей. Второй  отряд,
явившийся из нижних забоев, оказался по другую сторону завала, закупорившего
квершлаг. Тотчас установили, что кровля обрушилась на  протяжении  десяти  -
двенадцати метров, не больше. Ущерб был, невелик. Но у всех сжалось  сердце:
из-под груды земли раздавались жалобные стоны, хрип умирающего.
     Бросив свой поезд, прибежал Бебер. Он твердил:
     - Там Жанлен! Там Жанлен!
     Как раз в эту минуту скатился по  наклонному  ходу  Маэ  с  Захарием  и
Этьеном. Его охватила ярость отчаяния, находившая выход в ругательствах:
     - Ах, сволочи проклятые! Сволочи проклятые! Сволочи проклятые!
     Прибежали Катрин, Лидия, Мукетта, и все три завопили,  зарыдали.  Среди
этого невообразимого волнения, которое усиливала  темнота,  невозможно  было
заставить их замолчать, - при каждом стоне они с ума сходили от ужаса и выли
еще громче.
     Примчался штейгер Ришом. Он был в  глубоком  смятении,  -  в  шахте  не
сказалось ни инженера Негреля, ни Дансара.  Приникнув  ухом  к  обвалившейся
породе, он прислушался и сказал, что стонет под обвалом, не ребенок, -  там,
несомненно, взрослый  человек,  Маэ  раз  двадцать  звал  сына.  Мальчик  не
отзывался. Должна, бить, его задавило насмерть...
     А глухие, надрывные стоны все не смолкали: того, кто стонал,  окликали,
спрашивали, его имя. В ответ раздавался только хрип.
     - Скорей! Скорей! - твердил Ришом, организовавший спасательные  работы.
- Потом поговорим.
     С двух сторон углекопы принялись, кто ломом, кто  лопатой,  раскапывать
обвал. Шаваль молча работал рядом с Маэ и Этьеном; Захарий наладил переноску
земли. Смена кончилась, пора было подниматься на-гора, с утра никто  еще  не
ел, но люди, не уходили, раз товарищи в опасности. Сообразив, что в  поселке
поднимется тревога, если  никто  не  вернется,  предложили  отправить  домой
женщин. Однако ни Катрин, ни Мукетта, ни даже Лидия не пожелали  уйти  -  их
удерживала неодолимая потребность узнать, кого задавило, и, кроме того,  они
помогали  выносить  камни  и  землю.  Тогда  Левак  вызвался  сообщить,  что
произошел, обвал, - небольшое  повреждение,  которое  уже  исправляют.  Было
около четырех часов дня, меньше чем за час  углекопы  проделали  работу,  на
которую потребовался бы целый день; вероятно, была  уже  разобрана  половина
завала, если, только с кровли не упали новые глыбы. Маэ работал с неистовой,
бешеной энергией, отказываясь гневным  жестом,  когда  кто-нибудь  предлагал
ненадолго сменить его.
     - Тихонько! - сказал наконец Ришом. - Подходим. Смотрите, как бы их  не
доконать.
     В самом деле, хриплый стон слышался все яснее;  Этот  непрерывный  стон
указывал путь тем, кто раскапывал, а сейчас он, казалось, звучал  прямо  под
лопатами.  И  вдруг  он  оборвался.  Все  молча  переглянулись,  с  трепетом
почувствовав в сумраке  холод  смерти.  Люди  работали  лопатами,  обливаясь
потом, напрягая мышцы с такой силой, что, казалось, они вот-вот  разорвутся.
Вдруг  показалась  нога.  Теперь  землю  стали  снимать  руками;  постепенно
откопали все тело. Голова не пострадала. Лампочки осветили  лицо.  По  рядам
углекопов пробежало имя Берлока. Он был еще теплый, обвалившейся глыбой  ему
переломило спинной хребет.
     - Заверните его в одеяло и положите на вагонетку, - приказал штейгер. -
А теперь давайте паренька откопаем. Да поскорее.
     Маэ ударил ломом, - образовалось отверстие, послышались голоса тех, кто
раскапывал с другой стороны. Кто-то крикнул, что нашли Жанлена. Мальчик  без
сознания, обе ноги у него перебиты, но он еще дышит. Понес его на руках отец
и, стискивая зубы, бормотал ругательства, изливая в них свою скорбь.  Катрин
и другие женщины опять запричитали.
     Тотчас составилось шествие. Бебер  привел  Боевую,  ее  впрягли  в  две
вагонетки: в первой лежал  труп  Берлока,  которого  поддерживал  Этьен;  во
второй сидел Маэ, держа на коленях Жанлена, все не приходившего в сознание и
прикрытого лоскутом сукна,  сорванного  с  вентиляционной  двери.  Двинулись
шагом. Над каждой вагонеткой красной звездой  горела  лампочка.  Позади  шли
углекопы - пятьдесят черных фигур, двигавшихся вереницей.  Лишь  теперь  они
почувствовали безмерную усталость, они еле волочили  ноги,  чуть  не  падая,
скользя  по  грязи,  шагали  в  мрачном  унынии,  словно  стадо,  пораженное
повальной болезнью. Понадобилось  полчаса,  чтобы  добраться  до  рудничного
двора. Казалось, никогда не кончится это шествие в густом мраке по подземным
галереям, которые раздваивались, поворачивали, пересекались.
     На рудничном дворе Ришом, обогнавший  всех,  приказал  спустить  пустую
клеть. Пьерон тотчас же вкатил в нее  обе  вагонетки.  В  одной  по-прежнему
сидел Маэ, держа на коленях искалеченного сына, а в другой Этьен - он обеими
руками обхватил труп Берлока, чтобы тот не вывалился. Когда рабочие набились
в два других яруса клети, она стала подниматься. Подъем длился две минуты. В
стволе шахты лил холодный дождь; все нетерпеливо смотрели вверх, -  хотелось
поскорее увидеть свет.
     К счастью, мальчишка, посланный к доктору  Вандергагену,  нашел  его  и
привел на шахту. Жанлена и тело умершего внесли  в  комнату  штейгеров,  где
круглый год жарко топилась печь. Отодвинув в угол  ведра  с  горячей  водой,
приготовленные для мытья ног, разостлали на каменных плитах пола два  тюфяка
и на один тюфяк положили  покойника,  а  на  другой  -  Жанлена.  В  комнату
впустили только Маэ и Этьена.  За  дверями  теснились  откатчицы,  углекопы,
мальчишки, сбежавшиеся со всех сторон. Разговаривали вполголоса.
     Бросив взгляд на Берлока, доктор сразу сказал:
     - Умер... Можете обмыть его.
     Два сторожа раздели покойника, потом  вымыли  губкой  труп,  черный  от
угольной пыли, смешавшейся с трудовым потом.
     - Голова не задета, - сказал доктор, стоя на коленях у тюфяка  Жанлена.
- И грудь тоже... А-а! Ноги... Ноги покалечило.
     Он сам раздел мальчика, развязал колпак, снял куртку,  стянул  штаны  и
рубашку. Обнажилось жалкое маленькое тело, тощее, как у насекомого; оно было
запачкано черной пылью,  желтой  глиной,  испещрено  пятнами  крови.  Ничего
нельзя было разглядеть, пришлось вымыть и его. Он как будто  все  худел  под
мокрой губкой, все ребра были видны. Жалко было  смотреть  на  это  бледное,
прозрачное существо, в котором сказалось вырождение многих поколений, живших
в нищете,  на  этого  чахлого  мальчика,  на  истерзанного  болью  заморыша,
полураздавленного обвалом. Когда его  отмыли,  на  ягодицах  проступили  два
красных пятна, четко выделявшиеся на белой коже.
     Наконец он очнулся и  жалобно  застонал.  В  ногах  у  сына,  бессильно
опустив руки, стоял Маэ и пристально смотрел на него; из глаз  его  катились
крупные слезы.
     - Ну? Ты кто? Отец? - спросил врач, поднимая голову. - Нечего  плакать,
ты же видишь - он жив... лучше помоги-ка мне.
     Врач установил, что имеется два простых перелома.  Однако  правая  нога
вызывала у него беспокойство: вероятно, придется ее отнять.
     Наконец явились  в  сопровождении  Ришома  инженер  Негрель  и  Дансар,
которых  уведомили  о  происшествии.  Негрель  разразился  гневом:  во  всем
виновато проклятое крепление! Ведь он сто раз говорил, что всех передавит! А
эти дураки еще грозят объявить забастовку, если их  заставят  крепить  более
основательно. И хуже всего то,  что  теперь  Компании  придется  платить  за
разбитые горшки. То-то г-н Энбо будет доволен!
     - Кто это? - спросил он Дансара, молча стоявшего возле  трупа,  который
завертывали в простыню.
     - Берлок, один из лучших наших рабочих, - ответил штейгер. - Трое детей
остались... Бедный парень!
     Доктор Вандергаген потребовал, чтобы Жанлена немедленно перенесли в дом
родителей.  Пробило  шесть  часов,  уже  стемнело.  Следовало  перевезти   и
покойника. Инженер распорядился запрячь лошадь в фургон, а  также  доставить
носилки. Раненого мальчика отправили на  косилках,  а  мертвеца  положили  в
фургон.
     У дверей все еще стояли откатчицы и  углекопы,  желая  знать,  чем  все
кончится. Слышался гул разговоров. Лишь только отворились двери  штейгерской
комнаты, воцарилось глубокое  молчание.  Вновь  двинулось  шествие:  впереди
фургон, за ним носилки, затем длинная вереница людей. Вышли со двора  шахты,
двинулись к поселку, медленно поднимаясь по пологому  склону  холма.  Первые
ноябрьские холода оголили огромную равнину, -  мрак  неспешно  окутывал  ее,
словно погребальный покров, упавший с нависшего неба.
     Этьен вполголоса посоветовал Маэ послать Катрин вперед, сказать  матери
о случившемся, смягчить удар. Отец, угрюмо следовавший за  носилками,  молча
кивнул головой, - и девушка помчалась стремглав, так как шествие подходило к
поселку. Но там уже разнеслась весть  о  приближении  фургона,  хорошо  всем
знакомого  зловещего  ящика.  Обезумев  от  страшных  предчувствий,  женщины
выбегали из  дому,  иные  без  чепца,  простоволосые,  и  мчались  навстречу
шествию. Вскоре сбежалось тридцать, потом пятьдесят матерей и  жен,  и  всех
терзала одинаковая тревога. Так, значит, везут мертвеца? Кого  же?  Поначалу
слова Левака всех успокоили, а теперь вдруг вскрылась ужасающая  катастрофа:
говорили, что погиб не один человек, а десять и фургон всех  их  привезет  в
поселок.
     Катрин застала мать в крайнем волнении.  Она  предчувствовала  беду,  и
лишь только дочь заговорила, прервала ее и крикнула:
     - Отца убило?
     Катрин старалась ее успокоить, говорила о Жанлене. Не слушая  ее,  мать
бросилась на улицу. Увидев фургон, выехавший из-за  церкви,  она  побледнела
как полотно и обмерла. Онемев от страха, женщины стояли у дверей и,  вытянув
шею, впивались взглядом в фургон; иные с трепетом следили, перед каким домом
он остановится.
     Фургон  проехал.  Позади   него   жена   Маэ   увидела   своего   мужа,
сопровождавшего носилки; когда носилки поставили перед дверью ее дома, когда
она увидела Жанлена, живого, но с перебитыми  ногами,  в  душе  ее  вспыхнул
гнев, и она, без слез, задыхаясь, закричала:
     - Вот как! Детей наших принялись калечить! Обе ноги!.. Господи! Да  что
же я теперь делать с ним буду?
     - Замолчи ты! - сказал доктор Вандергаген; он шел вслед  за  носилками,
чтобы наложить Жанлену лубки. -  Что  ж,  по-твоему,  лучше,  чтобы  он  там
остался?
     Но мать пришла в исступление, услышав  плач  Альзпры,  Леноры  и  Анри.
Помогая перенести сына наверх, в спальню, подавая доктору то, что  ему  было
нужно, она не переставала говорить, она проклинала судьбу,  она  спрашивала,
где теперь ей взять денег, чтобы  кормить  калек?  Значит,  мало  того,  что
старик не может ходить, теперь  и  мальчик  лишился  ног!  Она  сетовала  не
умолкая,  а  в  это  время  из  соседнего  дома  доносились  душераздирающие
причитания: там жена и дети Берлока плакали над телом  погибшего.  Было  уже
совсем темно; измученные углекопы сели наконец за  ужин;  в  поселке  стояла
мрачная тишина, и нарушали ее только жалобные вопли.
     Прошло три недели. Ампутации удалось избежать, и Жанлену сохранили  обе
ноги,  но  он  навсегда  остался  хромым.   После   расследования   Компания
согласилась скрепя сердце выдать пострадавшему пособие в пятьдесят  франков.
Кроме того, она обещала подыскать для мальчика-калеки, когда он  поправится,
работу на поверхности. И все же нужда в доме возросла  -  отец  от  нервного
потрясения заболел горячкой. Наконец, в четверг, он вышел на работу. Настало
воскресенье. Вечером Этьен заговорил о том, что приближается первое декабря,
- его, да и всех, беспокоило, выполнит ли Компания свою угрозу.  Все  сидели
внизу до десяти часов, ждали Катрин, - вероятно, она была где-то с  Шавалем,
но Катрин не вернулась. Мать в раздражении захлопнула дверь и заперла ее  на
засов, не произнеся ни слова. Этьен долго не  мог  уснуть,  все  смотрел  на
опустевшую постель, на которой Альзира занимала так мало места.
     Утром Катрин не появилась, и  только  во  второй  половине  дня,  когда
первая смена возвратилась с рудника,  в  доме  узнали,  что  Шаваль  оставил
Катрин у себя.  Он  устраивал  ей  дикие  сцены  и  принудил  ее  стать  его
сожительницей. Во избежание упреков он неожиданно ушел с Ворейской  шахты  и
поступил на шахту Жан-Барт, принадлежавшую Денелену; Катрин  последовала  за
ним, нанялась откатчицей. Однако чета продолжала жить в  Монсу,  в  трактире
"Виноградное".
     Маэ сперва грозился, что пойдет в Монсу, надает Шавалю оплеух и пинками
пригонит свою дочь домой. Потом  смирился  и  махнул  на  все  рукой.  Зачем
скандалить? Дело всегда так оборачивается. Разве помешаешь девушке сойтись с
возлюбленным,  если  она  того  хочет.  Лучше  спокойно  ждать,  когда   они
поженятся. Но мать относилась к этому не так благодушно.
     - Да разве я била ее, когда у нее завелся дружок, этот самый Шаваль?  -
кричала она, обращаясь к  Этьену,  который  молча  слушал  ее,  бледный  как
полотно. - Мы ее не стесняли, - живи как хочешь, ведь верно? А  то  как  же?
Господи! Ведь у всех так получается. Я и  сама  была  беременна,  когда  Маэ
женился на мне, но из родительского дома я  не  убегала.  Никогда  бы  я  не
сделала  матери  такой  гадости,  чтобы   раньше   времени   отдавать   свои
заработанные гроши мужчине, который в них и не нуждается... Вот уж  подлость
так подлость! Подумайте только! Никто и не захочет больше детей рожать.
     Этьен  вместо  ответа  только  качал  головой,  а  она  все  не   могла
успокоиться:
     - Ведь ходила девушка каждый вечер куда вздумается. Нет, ей мало этого!
Не успокоилась! Какая нетерпеливая! Сначала  пособила  бы  нам  выбиться  из
нужды, а тогда я бы ее и выдала замуж.  Вы  как  полагаете,  разве  дочь  не
обязана поработать на родителей? Кажется, яснее ясного... А тут что  вышло?!
И все потому, что слишком ее баловали, не надо  было  позволять  ей  гулять,
развлекаться. Положи им, бессовестным, палец в рот, они всю руку отхватят.
     Альзира,  соглашаясь  с  матерью,  кивала  головой.  Ленора   и   Анри,
ошеломленные домашней бурей, тихонько хныкали, а мать перечисляла все  беды,
которые обрушились на семью: сначала Захарию  понадобилось  жениться,  потом
старик отец  обезножел,  -  вон  он  сидит,  скрючившись,  на  стуле;  потом
несчастье с Жанленом. Раньше чем через десять дней мальчишке  с  постели  не
встать: кости еще плохо срослись. И вот последний  удар  -  мерзавка  Катрин
ушла к любовнику! Разваливается семья. Теперь только отец работает в  шахте.
Он три франка в день зарабатывает. Как же  прокормить  на  эти  деньги  семь
ртов, не считая Эстеллу. Прямо хоть утопиться всем вместе в канале.
     - Полно тебе сердце свое рвать, - глухим голосом сказал Маэ. - Может, и
не то еще будет...
     Этьен, упорно глядевший на каменный  пол,  поднял  голову  и,  устремив
куда-то  вдаль  затуманенный  взгляд,  перед   которым   предстало   видение
грядущего, прошептал:
     - Да, пора! Давно пора!
 
 

 

 
     В понедельник супруги  Энбо  ждали  к  завтраку  Грегуаров  с  дочерью.
Предусматривалась целая программа развлечений: после завтрака  Поль  Негрель
должен был  повезти  дам  осматривать  превосходно  переоборудованную  шахту
Сен-Тома. Поездка была лишь предлогом, любезно придуманным  г-жой  Энбо  для
того, чтобы ускорить брак Сесиль Грегуар и Поля Негреля.
     И нежданно-негаданно именно в этот понедельник,  в  четыре  часа  утра,
началась забастовка. Первого декабря, когда  Компания  ввела  новую  систему
оплаты, углекопы держали себя совершенно спокойно. Через две недели, в  день
получки, никто не выразил недовольства, никто не протестовал.  Все  служащие
Компании, от директора до последнего  сторожа,  полагали,  что  новый  тариф
принят рабочими; и каково же было их изумление, когда  в  понедельник  утром
углекопы объявили эту войну, причем и  тактика  и  согласованность  действий
указывали на энергичное руководство.
     В пять часов утра Дансар разбудил директора и доложил, что на Ворейской
шахте ни один человек не  вышел  на  работу.  Поселок  Двести  Сорок,  через
который он проехал, спит глубоким  сном;  двери  и  окна  в  домах  заперты.
Директор тотчас соскочил с постели, протирая припухшие от  сна  глаза,  и  с
этого мгновения  на  него  посыпались  неприятности:  каждые  четверть  часа
прибывали  гонцы,  на  письменный  стол  градом  падали  депеши.  Сперва  он
надеялся, что бунт ограничится Ворейской шахтой, но с каждой  минутой  вести
становились все более грозными: забастовали и Миру, и Кревкер, и Мадлен, где
вышли на работу только конюхи; даже в Виктуар и Фетри-Канталь, в двух  самых
надежных шахтах, где царила образцовая дисциплина, только треть всех рабочих
спустилась в шахту. Лишь в шахте Сен-Тома все явились полностью, и казалось,
забастовка ее не затронула. До девяти часов утра г-н Энбо  диктовал  депеши,
телеграфировал  во  все  стороны  -  префекту  в  Лилль,  членам  правления,
уведомлял власти,  требовал  указаний.  Негреля  он  отправил  в  объезд  по
соседним шахтам, желая иметь точные сведения, что там делается.
     Вдруг г-н Энбо вспомнил о званом завтраке и  собрался  было  послать  к
Грегуарам  кучера  сообщить,  что  приглашение  переносится.   Но   какая-то
нерешительность, слабоволие остановили его, - он не посмел это сделать, хотя
только что лаконично, по-военному, отдавал распоряжения, готовясь  дать  бой
рабочим. Он поднялся к жене, в туалетную, где горничная причесывала ее.
     - Ах, они бастуют? - спокойно сказала она, когда  муж  попросил  у  нее
совета. - А нам какое до этого дело?.. Неужели нам не завтракать из-за  них?
Ведь это смешно!
     Она заупрямилась: напрасно муж говорил ей,  что  завтрак  будет  совсем
невеселый, что поехать в Сен-Тома и осматривать шахту сегодня невозможно,  -
у нее на все находился ответ. Зачем отменять завтрак, когда все уже  варится
и  жарится?  От  осмотра  шахты  можно   отказаться,   если   эта   прогулка
действительно окажется неблагоразумной.
     - Вы прекрасно знаете, - добавила она, когда горничная вышла, -  почему
мне хочется принять у  себя  этих  милых  людей.  Женитьба  Поля  должна  бы
интересовать вас больше, чем глупости,  которые  вытворяют  ваши  рабочие...
Словом, я так хочу, пожалуйста, не противоречьте.
     Муж посмотрел на нее с внутренней дрожью, его суровое, замкнутое  лицо,
лицо администратора, порабощенного дисциплиной, вдруг выдало тайную  скорбь,
терзавшую сердце. Она сидела перед ним с обнаженными  плечами,  пленительная
яркой, слишком зрелой, но все еще влекущей красотой, статным  телом  Цереры,
позлащенным осенней порой жизни. На мгновение его  опьянило  грубое  желание
схватить ее, прижаться головой к ее груди,  которую  она  словно  выставляла
напоказ в этой интимной обстановке туалетной комнаты, где роскошь говорила о
чувственной женщине, а теплый  воздух  пропитан  был  возбуждающим  ароматом
мускуса; но г-н Энбо взял себя в руки -  уже  десять  лет  супруги  жили  на
разных половинах.
     - Ну что ж, - сказал он, уходя. - Не будем ничего отменять.
     Господин Энбо родился в Арденнах. В начале жизненного пути ему пришлось
изведать нелегкую долю юноши сироты, оставшегося без поддержки  в  лабиринте
Парижа. Кое-как перебиваясь, он кончил Горный институт и в  двадцать  четыре
года уехал в Гран-Комб в качестве инженера шахты Сент-Барб. Через  три  года
он стал инженером участка на Марльских копях в Па-де-Кале; там  он  женился,
сделав хорошую партию, как это стало правилом для горных инженеров; за  него
отдал свою дочь  богатый  фабрикант-прядильщик  из  Арраса.  Пятнадцать  лет
супруги жили в одном и том же городке, и  однообразие  их  существования  не
нарушали никакие  события,  даже  рождение  ребенка.  Постепенно  г-жу  Энбо
отдалило от мужа все возраставшее раздражение  против  него;  ее  с  детства
научили почитать деньги, и она презирала мужа за то, что он с  таким  трудом
зарабатывает весьма посредственное жалованье, и за то, что по его вине у нее
нет ни малейшей возможности  удовлетворить  свое  тщеславие  и  честолюбивые
мечты,  которые  она  лелеяла  еще  в  пансионе.  Он  отличался  неподкупной
честностью, не занимался спекуляциями и стоял на  своем  посту  как  солдат.
Отчуждение их все  возрастало,  его  усиливало  то  странное  несоответствие
темпераментов, которое охлаждает самые пылкие чувства; он обожал свою  жену,
белокурую сластолюбивую красавицу, а между тем она очень скоро  завела  себе
отдельную спальню; они не  подходили  друг  к  другу  и  с  взаимной  обидой
чувствовали это. У нее появился любовник, о котором он не знал. Наконец  г-н
Энбо расстался с Па-де-Кале и переехал  в  Париж,  заняв  там,  в  сущности,
чиновничью должность. Он надеялся, что жена будет ему благодарна.  Но  Париж
окончательно разъединил их, - именно Париж, о котором она мечтала с  детских
лет - с той поры, когда девочкам дарят первую куклу. В Париже  она  за  одну
неделю сбросила с себя весь налет  провинциализма,  сразу  стала  элегантной
женщиной и кинулась в бурный водоворот роскоши и безумств,  характерный  для
того времени. Десять лет, которые она  провела  в  столице,  были  заполнены
всепоглощающей страстью, совершенно открытой связью, и когда любовник бросил
ее, она чуть не умерла. На этот раз муж не  мог  оставаться  в  спасительном
неведении, но  после  мерзких  сцен  он  смирился,  обезоруженный  спокойным
бесстыдством этой женщины, срывавшей цветы наслаждения там, где она находила
их. Когда муж увидел, что она больна от горя после разрыва с любовником,  он
согласился принять пост директора угольных копей в Монсу, надеясь, что  жена
опомнится в этом пустынном краю.
     Но  с  тех  пор,  как  они  поселились  в  Монсу,  вернулись  скука   и
раздражение, которые отравляли им жизнь в первые годы  супружества.  Сначала
жене как  будто  приносила  облегчение  великая  тишина,  царившая  на  этой
огромной, плоской равнине, однообразие приносило какое-то  успокоение;  г-жа
Энбо решила похоронить себя в этом глухом углу, как женщина,  жизнь  которой
кончена; она всячески подчеркивала, что сердце ее умерло, что она совершенно
отошла от света и его суеты и даже не огорчается больше, что стала  полнеть.
Но затем сквозь это равнодушие прорвалась последней вспышкой еще не  угасшая
жажда жизни; полгода она обманывала  себя,  устраиваясь  на  новом  месте  и
обставляя по своему  вкусу  небольшой  особняк,  отведенный  директору.  Она
говорила,  что  он  ужасен,  и  спешила  украсить  его  коврами,  вышивками,
безделушками, художественными вещами; о  ее  роскошной  обстановке  говорили
даже в Лилле. Но теперь угольный край  навевал  на  нее  тоску:  бесконечные
дурацкие поля, ни единого деревца, и вечно перед глазами эти черные  дороги,
а на них кишмя кишат такие  противные  и  страшные  чумазые  люди.  Начались
жалобы: она в изгнании, муж пожертвовал ею  ради  жалованья  в  сорок  тысяч
франков, которые он тут получает,  а  ведь  это  ничтожная  сумма,  ее  едва
хватает на хозяйство. Разве он не мог  поступить,  как  другие:  потребовать
себе пай, определенное количество акций, хоть в чем-нибудь добиться  успеха?
Она нападала на него с жестокостью богатой наследницы, которая принесла мужу
в  приданое  целое  состояние,  он,  как  всегда   корректный,   прикрывался
обманчивой сдержанностью администратора, меж тем его томила страсть  к  этой
женщине, неистовое вожделение, возрастающее на склоне  лет.  Он  никогда  не
обладал ею как любовник, его постоянно преследовал ее образ, он хотел, чтобы
она хоть раз отдалась ему  так,  как  отдавалась  другому.  Каждое  утро  он
мечтал, что вечером завоюет ее. Но жена смотрела на него холодным  взглядом,
и, чувствуя, что она всем, своим существом отвергает его, он не решался даже
коснуться ее  руки.  Он  мучился  неисцелимой  мукой,  скрывая  под  внешней
суровостью страдания нежной натуры, втайне тосковавшей о  счастье,  которого
он не нашел в семейной жизни. Через полгода, когда особняк был  окончательно
обставлен и больше не  занимал  г-жу  Энбо,  она  стала  скучать,  хандрить,
рисовала себя жертвой, которую убьет изгнание,  и  говорила,  что  счастлива
будет умереть.
     Как раз к тому времени в Монсу приехал Поль Негрель.  Его  мать,  вдова
капитана, уроженца Прованса, Жила в Авиньоне на  скудную  ренту  и  питалась
хлебом да водой,  ради  того  чтобы  сын  мог  поступить  в  Политехническое
училище. Поль окончил его посредственно и получил незавидное назначение;  но
его дядя, г-н Энбо, уговорил племянника подать в отставку  и  предложил  ему
должность инженера на Ворейской шахте. Г-н Энбо принял Поля по-родственному,
даже поселю, его в своем доме,  отвел  ему  комнату,  поил,  кормил,  и  это
позволяло молодому инженеру посылать матери половину жалованья, - он получал
три тысячи франков. Желая скрыть свое благодеяние, г-н Энбо сослался на  то,
что молодому человеку трудно обзаводиться хозяйством и скучно жить одному  в
маленьком шале, которое ему могли дать, как и другим инженерам  копей.  Г-жа
Энбо тотчас же вошла с роль доброй тетушки, называла  своего  племянника  на
"ты",  заботилась  о  его  благополучии.  В  первые  месяцы  она   проявляла
материнскую заботливость, давала Полю советы во всех житейских  мелочах.  Но
ведь она оставалась женщиной и постепенно перешла к душевным  излияниям.  Ее
занимали разговоры с Полем, ей нравилось, что, несмотря на  свою  молодость,
он весьма практичен, умен и свободен  от  излишних  предрассудков,  выражает
широкие философские  взгляды  на  любовь,  полон  живости  и  вместе  с  тем
пессимизма,  придающего  своеобразное,  язвительное  выражение  его  тонкому
остроносому  лицу.  Однажды  вечером  он  как-то  незаметно  очутился  в  ее
объятиях; казалось, г-жа Энбо дарила его ласками только по доброте душевной,
она уверяла его, что у нее больше нет сердца, что она хочет быть только  его
другом... В самом деле, она совсем не была  ревнива,  посмеивалась  над  его
мнимыми похождениями с сортировщицами, которых он называл уродинами, и почти
сердилась на него за то, что он такой примерный и не  может  позабавить  ее,
живописуя свои проказы. Затем ей пришло в голову женить Поля,  и  эта  затея
страстно ее увлекла; она мечтала о самоотверженности, хотела сама отдать его
в мужья какой-нибудь богатой девице. Их связь  продолжалась,  -  он  был  ее
игрушкой, ее развлечением,  в  которое  она,  однако,  вкладывала  последние
искорки нежности праздной и стареющей женщины.
     Прошло два года. Однажды ночью г-н  Энбо  услышал,  что  кто-то  прошел
босиком мимо его двери, и у  него  возникли  подозрения.  Этот  новый  роман
вызвал у него негодование. Как, в его доме,  рядом  с  ним?!  Племянник,  на
которого он смотрел, как на сына! Ведь она годится этому юноше в матери.  Но
как раз на другой день жена объявила, что она выбрала  для  Поля  невесту  -
Сесиль Грегуар. И она занялась устройством брака с таким жаром, что г-н Энбо
устыдился, - как ему могли прийти в голову такие чудовищные мысли! Он теперь
благодарен был юноше за то, что с его появлением в доме стало не так  уныло,
как прежде.
     Выйдя из комнат жены,  г-н  Энбо  встретил  внизу,  в  прихожей,  Поля,
возвращающегося домой. Видно было, что из-за нежданной забастовки настроение
у него возбужденное.
     - Ну как? - спросил дядя. - Да что ж... Я объехал все рабочие  поселки.
С виду там все спокойно... Думаю, однако, что они пришлют к тебе делегацию.
     В эту минуту со второго этажа послышался голос г-жи Энбо:
     - Это ты, Поль?.. Иди сюда  скорее,  расскажи,  какие  новости.  Право,
странно, с чего эти люди вздумали бунтовать. Очень нехорошо  с  их  стороны.
Ведь они живут так счастливо!
     И  директор  отказался  от  мысли  узнать  все  подробности,   -   жена
перехватила его разведчика. Он вернулся в кабинет и снова сел за  письменный
стол, на котором лежала новая пачка депеш.
     В одиннадцать часов пришли Грегуары. Они очень удивились, что Ипполит -
лакей директора, поставленный сторожить у дверей, чуть ли не подталкивал их,
торопя войти в дом, а перед  этим  с  явным  беспокойством  окинул  взглядом
дорогу. В гостиной занавеси на окнах были задернуты, и Грегуаров  провели  в
кабинет г-на Энбо; хозяин извинился,  что  принимает  их  тут,  но  гостиная
окнами выходит на дорогу, и совершенно излишне вызывать эксцессы.
     - Как! Вы ничего не знаете? - спросил он, видя изумление гостей.
     Узнав, что началась забастовка, г-н Грегуар не потерял обычного  своего
спокойствия и только  пожал  плечами.  Ба!  Ничего  страшного...  Народ  тут
порядочный.  Г-жа  Грегуар  кивала  головой,  разделяя  уверенность  мужа  в
извечном смирении углекопов. А Сесиль,  очень  веселая,  пышущая  здоровьем,
очень миленькая в суконном костюме "цвета настурции", который был ей к лицу,
улыбалась при слове "забастовка", напоминавшем ей о посещениях рабочих семей
и о раздаче им милостыни.
     Но вот появилась вместе с Негрелем г-жа Энбо, в черном шелку,
     - Ах, какая досада! - воскликнула она, лишь только переступила порог. -
Как будто эти люди не могли подождать! Знаете, Поль отказывается везти нас в
Сен-Тома.
     - Ну что ж, мы с удовольствием посидим у  вас,  -  учтиво  ответил  г-н
Грегуар. - С большим удовольствием.
     Поль коротко поздоровался с Сесиль и г-жой  Грегуар.  Тетушка  осталась
недовольна: она сочла, что он недостаточно любезен, и глазами указала ему на
девушку. Услышав затем, что они разговаривают друг с другом и  смеются,  она
окинула их материнским взглядом.
     Тем временем г-н Энбо закончил чтение депеш, на которые тут же составил
ответы. Г-жа Энбо вела беседу с гостями. Она  сообщила,  что  не  занималась
обстановкой  рабочего  кабинета  своего  мужа.  Действительно,  в   кабинете
остались  выцветшие  пунцовые  обои,   тяжелая   мебель   красного   дерева,
поцарапанные, потрепанные шкафы для папок  с  делами.  Прошло  три  четверти
часа, и когда уже собирались сесть за стол, лакей доложил о  г-не  Денелене.
Тот вошел очень взволнованный, поклонился г-же Энбо.
     - Ах, вот вы где! -  сказал  он  затем,  увидев  Грегуаров.  И,  быстро
повернувшись, заговорил с директором: - Так, значит, это верно? Я только что
узнал от своего инженера... У меня-то нынче утром все рабочие  спустились  в
шахту... Но ведь и их может  захватить.  Я  беспокоюсь...  Как  у  вас?  Что
происходит?
     Денелен приехал  верхом  на  лошади  и  явно  был  встревожен:  говорил
чересчур  громко,  делал  резкие  жесты;  он   был   похож   на   отставного
кавалерийского офицера.
     Господин Энбо начал было рассказывать ему о создавшемся  положении,  но
тут лакей распахнул двери в столовую. Директор, прервав свою речь, пригласил
Денелена:
     - Позавтракайте с нами. За столом продолжим разговор.
     - Пожалуйста, как вам угодно,  -  ответил  Денелен,  настолько  занятый
своими мыслями, что принял приглашение без всяких церемоний.
     Но тотчас же он спохватился  и,  повернувшись  к  г-же  Энбо,  принялся
извиняться  за  свою  невежливость.   Впрочем,   хозяйка   приняла   его   с
очаровательным радушием. Приказав поставить седьмой  прибор,  она  рассадила
гостей: по одну сторону от хозяина дома посадила г-жу Грегуар, по  другую  -
Сесиль; по правую руку от себя - г-на Грегуара, по левую  -  Денелена;  Поля
Негреля - между Сесиль и ее отцом. Когда приступили к закускам, она  сказала
с улыбкой:
     - Прошу  извинить  меня,  -  я  хотела  угостить  вас  устрицами...  По
понедельникам, как вы знаете, в Маршьене можно достать свежих  устриц  -  их
привозят из Остенде. И я велела запрячь лошадь, чтобы  кухарка  съездила  за
ними... Но она испугалась: а вдруг ее закидают камнями!
     Раздался дружный взрыв смеха. Все нашли, что история презабавная.
     - Тише, тише! - смущенно  сказал  г-н  Энбо,  поглядывая  на  окна,  из
которых видна была дорога. - Им  совсем  не  нужно  знать,  что  мы  сегодня
принимаем гостей.
     - Ну, уж этой вкусной колбасы, они, во всяком  случае,  не  получат,  -
заявил г-н Грегуар.
     Все опять засмеялись, но уже не  так  громко.  Каждый  чувствовал  себя
очень неуютно в  этой  столовой  с  фламандскими  гобеленами  на  стенах,  с
дубовыми старинными ларями; за стеклами буфетов блестела серебряная  утварь;
с потолка свешивалась большая лампа, и в округлых  полированных  стенках  ее
медного резервуара, как  в  зеркале,  отражались  пальма  и  длинные  листья
"дружного семейства", зеленевшие в больших  майоликовых  горшках.  За  окном
стоял декабрьский день, дул резкий  северный  ветер,  но  ни  малейшего  его
дуновения не проникало в комнату, - тут  было  тепло,  как  в  оранжерее,  в
воздухе  разливался  тонкий  аромат  ананаса,  разрезанного  на  ломтики   и
доданного в хрустальной чаше,
     - А что, если задернуть занавеси на окнах? - спросил Негрель,  которому
хотелось, потехи ради, напугать Грегуаров.
     Горничная,  помогавшая  лакею  подавать  на  стол,  решила,   что   это
приказание, и задернула занавеси на одном окне. Тогда  начались  бесконечные
шуточки: рюмку, стакан, вилку опускали на стол с  величайшей  осторожностью;
каждое блюдо восторженно  приветствовали,  будто  оно  случайно  уцелело  от
грабежа в захваченном городе; но за этой наигранной веселостью таился глухой
страх, и он проскальзывал в невольных взглядах, которые сотрапезники бросали
на дорогу, словно полчища голодных следили оттуда за пиршеством.
     После омлета с  трюфелями  подали  речных  форелей.  Разговор  зашел  о
промышленном кризисе. За полтора года дела так ухудшились!
     - Это было неизбежно, - сказал Денелен. - Процветание, наблюдавшееся за
последние годы,  должно  было  привести  нас  к  этому...  Вспомните,  какие
огромные капиталы заморожены - капиталы,  вложенные  в  железные  дороги,  в
строительство  портов,  каналов.  А  сколько  денег  поглощают  безрассудные
спекуляции! Да возьмите, к примеру, хоть наш департамент: у нас  понастроили
столько сахарных заводов, словно с наших свекловичных полей  можно  собирать
три урожая... Нечего сказать, дожили! Нынче денег не достанешь, надо  ждать,
когда получатся прибыли на затраченные миллионы:  а  отсюда  -  убийственное
отсутствие сбыта и полный  застой  в  делах.  Господин  Энбо  оспаривал  эту
теорию, но признавал, что годы благоденствия развратили рабочего.
     - Подумайте только! - воскликнул он. -  На  наших  шахтах  эти  молодцы
зарабатывали до шести франков в день, - вдвое больше, чем они зарабатывают в
настоящее время! И тогда они жили хорошо, привыкли  роскошествовать.  Теперь
им, разумеется, трудно перейти к былой воздержанности.
     - Господин Грегуар, - прервала его г-жа Энбо, -  скушайте,  пожалуйста,
еще кусочек форели... Очень нежная рыба, не правда ли?
     Директор продолжал:
     - Но... скажите на милость,  разве  это  наша  вина?  Мы  сами  жестоко
пострадали... Заводы закрываются один за другим,  и  нам  теперь  невероятно
трудно сбывать запасы угля. Поскольку спрос на  уголь  все  уменьшается,  мы
просто вынуждены снижать себестоимость... А рабочие не желают этого, понять.
     Наступило  молчание.  Лакей  обносил  всех  жареными   куропатками,   а
горничная наливала гостям шамбертен.
     - В Индии голод, - сказал Декелей вполголоса, словно  говорил  с  самим
собой. - Америка больше не дает нам заказов на чугун и сталь, и этим нанесем
жестокий удар нашим доменным печам.  Все  между  собою  связано,  достаточно
одного отдаленного толчка, чтобы поколебалось равновесие во всем  мире...  А
империя так гордилась этой промышленной горячкой!
     Он принялся за куропатку. Потом сказал громче:
     - Хуже всего то,  что  для  понижения  себестоимости  надо  производить
больше, а иначе приходится снижать  расходы  за  счет  заработной  платы.  И
рабочие с основанием могут сказать,  что  их  заставляют  расплачиваться  за
хозяйские убытки.
     Такое признание, вырвавшееся у этого,  откровенного  человека,  вызвало
спор. Дамам было  скучно.  Впрочем,  каждый  уделял  немало  внимания  своей
тарелке, так как у всех разыгрался аппетит.  Выходивший  из  столовой  лакей
вдруг возвратился и, видимо, хотел что-то сказать, но не решался.
     - Ну, что там? - спросил г-н Энбо. - Если депеши, принесите  сюда...  Я
жду ответов.
     - Нет, сударь. Пришел господин Дансар, ждет в прихожей.  Не  хочет  вас
беспокоить.
     Извинившись перед гостями, директор велел  позвать  старшего  штейгера.
Тот вошел и остановился в нескольких  шагах  от  стола;  все  повернулись  и
смотрели на рослого, запыхавшегося Дансара, очевидно прибежавшего с  важными
новостями. Он сообщил, что в рабочих поселках все спокойно; но  к  господину
директору придет делегация, - это дело решенное. Может быть, она будет здесь
через несколько минут.
     - Хорошо. Благодарю вас, - сказал  г-н  Энбо.  -  Прошу  делать  доклад
ежедневно: утром и вечером. Поняли?
     Лишь  только  Дансар  вышел  за  дверь,  опять  начались  шуточки,  все
набросились на "русский салат", говоря, что нельзя терять ни минуты, а иначе
так и не успеешь его поесть. Но все особенно  развеселились  и  смеялись  до
упаду,  когда  Негрель  попросил  у  горничной  хлеба,   а   она   ответила:
"Пожалуйста, сударь", - так тихо, с таким испуганным лицом, как будто за  ее
спиной стояла целая шайка бунтовщиков, готовых резать, грабить, насиловать.
     - Можете говорить громко, - снисходительно сказала г-жа Энбо, - они еще
не пришли.
     Директору принесли пачку писем и депеши, и одно  из  писем  он  пожелал
прочесть вслух. Это было письмо Пьерона, который в  почтительных  выражениях
сообщал, что он вынужден принять  участие  в  забастовке,  а  иначе  рабочие
расправятся с ним; кроме того, он уведомлял, что не мог отказаться и вошел в
состав делегации, хотя очень осуждает такое выступление.
     - Вот вам свобода труда! - воскликнул г-н Энбо. Все опять заговорили  о
забастовке и спросили его мнение.
     - О-о! - ответил г-н Энбо. - Нам не привыкать. Знаем мы эти забастовки:
неделю, ну, самое большее две недели, будут лодырничать, как в прошлый  раз.
Будут шататься по кабакам. А когда наголодаются, вернутся в шахты.
     Денелен покачал головой.
     - Нет. Я не могу смотреть на все это так спокойно... На этот  раз  они,
по-видимому, лучше организованы. Нет ли у них кассы взаимопомощи?
     - Есть. Но в этой кассе три тысячи франков, не больше. Далеко ли они  с
этим уйдут? Подозреваю, что вожаком  у  них  стал  некий  Этьен  Лантье.  Он
хороший работник. Мне жаль будет уволить  его,  как  я  уволил  когда-то  их
знаменитого Раснера, который продолжает, однако, отравлять рабочих Ворейской
шахты своими идеями и своим пивом... Ну, все равно.  Через  неделю  половина
наличного количества рабочих спустится в шахту, а через  две  недели  и  все
десять тысяч встанут на работу.
     В этом г-н Энбо был твердо убежден.  Беспокоила  его  только  возможная
немилость  правления,  если  на  директора   возложат   ответственность   за
забастовку.  С  некоторого  времени  он  чувствовал,  что  к   нему   меньше
благоволят. И вот, отодвинув тарелочку с салатом, который он  положил  себе,
г-н Энбо еще раз перечитал депеши, полученные  из  Парижа  в  ответ  на  его
сообщения, и старался  проникнуть  в  скрытый  смысл  каждого  слова.  Гости
извиняли его, - ведь завтракали, можно сказать, по-военному, - закусывали на
поле боя перед первыми выстрелами.
     Теперь и дамы вмешались в разговор.  Г-жу  Грегуар  разжалобила  участь
рабочих: им, бедненьким, придется  голодать,  а  Сесиль  выразила  намерение
раздавать талоны на хлеб и на мясо. Но г-жа Энбо очень  удивилась,  услышав,
что они говорят о нищете углекопов, работающих в копях  Монсу.  Да  кому  же
тогда живется хорошо, если не им? Компания дает им и квартиру, и  отопление,
и лечит их за свой счет! Глубоко равнодушная к судьбе простого  народа,  она
знала о  нем  лишь  то,  что  ей  твердили  и  чем  она  восхищала  парижан,
приезжавших посмотреть на углекопов;  в  конце  концов  она  и  сама  в  это
уверовала и возмущалась неблагодарностью черни.
     Тем  временем  Негрель  продолжал  пугать  г-на  Грегуара.  Сесиль  ему
нравилась, и в угоду тетушке он готов был на ней жениться, но  он  вовсе  не
горел любовной лихорадкой и говорил, что ему, как человеку многоопытному, не
к  лицу  увлечения.  По  части  политических  взглядов  он   именовал   себя
республиканцем,  что,  однако,  не  мешало  ему  держать  рабочих  в  ежовых
рукавицах, а в дамском обществе язвительно их высмеивать.
     - Я не такой оптимист, как мой дядя, -  заговорил  он.  -  Наоборот,  я
опасаюсь крупных  беспорядков...  Поэтому  советую  вам,  господин  Грегуар,
запритесь покрепче в своей усадьбе. Ее могут разгромить.
     А ведь г-н Грегуар, с  неизменной  благодушной  улыбкой,  соперничал  в
доброте с супругой, только что изъяснялся в отеческих чувствах к углекопам.
     - Разгромят мою усадьбу? - воскликнул он, ошеломленный словами Негреля.
- Почему же ее могут разгромить?
     - А разве вы не являетесь акционером Компании угольных копей в Монсу? И
вы ничего не делаете, вы  живете  чужим  трудом.  Да  и  вообще  вы  гнусный
капиталист,  и  этого   достаточно...   Будьте   уверены,   если   революция
восторжествует, вас заставят вернуть ваше состояние народу, как украденные у
него деньги.
     Грегуар вдруг утратил свое детское  спокойствие  н  бездумный  душевный
мир, в котором он жил. Он залепетал:
     - Мое состояние - краденое? Да разве мой прадед  не  заработал  тяжелым
трудом ту сумму, которую он некогда вложил в акции  Монсу?  А  разве  мы  не
подвергались риску всякий раз, когда предприятие  бывало  в  затруднительном
положении? И разве теперь я на дурные цели употребляю свой доход?
     С огорчением увидев, что не только г-н Грегуар, но и жена его,  и  дочь
побледнели от страха, г-жа Энбо поспешила вмешаться:
     - Поль шутит, дорогой господин Грегуар.
     Но г-н Грегуар был вне себя. Когда  лакей  подал  ему  блюдо  с  горкой
вареных раков, он взял три рака и, не соображая, что делает, принялся жевать
клешни вместе со скорлупой.
     - Ах, я не отрицаю...  Есть  акционеры,  которые  злоупотребляют  своим
положением. Например, мне рассказывали, что министры получали акции Монсу  в
подарок, - попросту  говоря,  брали  взятки  за  то,  что  оказывали  услуги
Компании. А некий важный барин, имени которого я называть  не  стану,  самый
крупный наш акционер, ведет жизнь просто позорную, проматывает  миллионы  на
женщин, на кутежи, на безумную роскошь. Но мы-то, мы живем без всякой помпы,
мы самые скромные люди; мы не спекулянты, с  нас  достаточно  того,  что  мы
имеем, мы хотим жить на свои средства простой, здоровой  жизнью  и  помогать
беднякам!.. Да что вы это, в самом деле! Если рабочие  украдут  у  нас  хоть
булавку, значит, они сущие разбойники. А ведь это неверно.
     Негрелю пришлось успокаивать г-на Грегуара,  гнев  которого  очень  его
позабавил. Все смаковали раков, слышался легкий хруст скорлупы.  А  разговор
шел  о  политике.  Несмотря  на  пережитый  страх,  г-н  Грегуар,  все   еще
трепетавший от волнения, сказал, что он либерал и жалеет о Луи-Филиппе. Зато
г-н Денелен стоял за сильное правительство и заявил, что  император  вступил
на путь опасных уступок.
     - Вспомните-ка восемьдесят девятый год, - сказал он. - Ведь  дворянство
своим сообщничеством, своим увлечением новыми философскими системами сделало
возможной революцию... А нынче ту же самую нелепую  роль  играет  буржуазия.
Она полна ярого либерализма, бешено жаждет все разрушать,  льстит  народу...
Да, да, - вы сами оттачиваете зубы чудовищу для того, чтоб оно нас  пожрало.
И оно пожрет нас, будьте покойны!
     Дамы постарались утихомирить Денелена  и,  желая  переменить  разговор,
стали его расспрашивать о дочерях... Он сообщил, что Люси сейчас в Маршьене,
поет со своей подругой; Жанна рисует голову старого нищего.  Но  рассказывал
это г-н Денелен очень  рассеянно,  не  спуская  глаз  с  директора,  который
поглощен был чтением депеш и совсем  позабыл  о  гостях.  За  этими  тонкими
листочками  телеграфных  бланков  г-н  Денелен  чувствовал  Париж,   приказы
правления, от которых все зависело в начавшейся  забастовке.  И  он  не  мог
удержаться - заговорил о том, что его мучило.
     - Ну, что же вы будете делать?  -  вдруг  спросил  он.  Господин  Энбо,
вздрогнув, оторвался от депеш, но ответил весьма уклончиво:
     - Посмотрим.
     - Вам-то хорошо, у вас сил достаточно, вы можете  ждать,  -  высказывал
вслух свои мысли г-н Денелен. -  Но  мне  конец,  если  забастовка  захватит
Вандам. Хоть я и заново переоборудовал Жан-Барт, но мне с одной-единственной
шахтой можно выкарабкаться только при условии бесперебойной добычи... Эх, не
сладко мне придется, уверяю вас!
     Эта невольная исповедь, видимо, поразила г-на  Энбо.  Он  слушал,  и  в
голове его зарождался некий план: если  забастовка  обернется  для  Компании
плохо, почему бы не воспользоваться ею. Пусть у соседа дела идут все хуже  и
хуже, он разорится, а тогда можно купить у  него  концессию  за  гроши.  Вот
вернейшее средство вновь войти в  милость  к  правлению,  -  оно  уже  давно
мечтает завладеть Вандамом.
     - Если Жан-Барт для вас такая обуза, - заметил он. смеясь, - почему  же
вы нам не уступаете шахту?
     Но Денелен пожалел, что разоткровенничался. Он воскликнул:
     - Ни за что!..
     Все посмеялись над его бурным  негодованием,  а  за  десертом  позабыли
наконец о забастовке. Шарлотка с  яблоками,  украшенная  меренгами,  вызвала
всеобщие  похвалы.  Затем,  лакомясь  ананасом,  который  тоже  признан  был
изумительным,  дамы  обсуждали  изысканные  кулинарные  рецепты.  Тонкий   и
обильный  завтрак,  за  которым  все  чувствовали  себя  так  непринужденно,
завершился фруктами - грушами и виноградом. Оживившись, все говорили  разом,
а тем временем лакей разливал  по  бокалам  рейнвейн  вместо  шампанского  -
слишком заурядного вина.
     Дружеская атмосфера, царившая за  десертом,  благоприятствовала  планам
женитьбы Поля на  Сесиль.  Тетушка  бросала  на  него  весьма  красноречивые
взгляды, и он принялся любезничать с Грегуарами, стараясь вновь завоевать их
симпатию, после того  как  напугал  их  своими  рассказами  о  грабежах.  На
мгновение у г-на Энбо при виде такой  тесной  близости  между  его  женой  и
племянником опять возникло страшное подозрение.  Ведь  они  словно  касались
друг друга взглядами, которые он перехватывал. Но вновь его успокоила  мысль
о браке, подготовлявшемся на его глазах.
     Лакей подал кофе, и вдруг прибежала перепуганная горничная:
     - Пришли! Пришли!
     Это  явилась  делегация.  Хлопнули  двери,  по  всем  комнатам   словно
пронеслось ледяное веяние ужаса.
     - Проведите их в гостиную, - сказал г-н Энбо.
     Сотрапезники растерянно и тревожно переглядывались. Все молчали.  Затем
вздумали было продолжить шутливую болтовню, делали вид, что хотят  рассовать
по карманам оставшийся  сахар,  говорили,  что  надо  бы  спрятать  столовое
серебро. Но с лица самого г-на Энбо  не  сходило  озабоченное  выражение,  и
постепенно смех умолк, громкие возгласы сменились шушуканьем,  а  за  стеной
раздавались тяжелые шаги делегатов, которые, входя в гостиную, топтали ковер
своими грубыми башмаками.
     Госпожа Энбо сказала мужу, понизив голос:
     - Надеюсь, вы выпьете кофе?
     - Разумеется, - ответил он. - Пусть подождут!
     Он нервничал и, делая вид, что занят только своей чашкой, прислушивался
к шуму в гостиной.
     Поль и Сесиль встали из-за стола, и Поль уговорил девушку посмотреть  в
замочную скважину. Они тихонько перешептывались, стараясь подавить смех.
     - Видите их?
     - Да... Вижу какого-то толстяка,  а  за  ним  стоят  еще  двое,  пониже
ростом.
     - Ну, как? Мерзкие физиономии, правда?
     - Да нет, очень славные.
     Внезапно г-н Энбо поднялся, заявив, что кофе слишком горяч и он  допьет
свою чашку потом. Выходя,  он  приложил  палец  к  губам,  призывая  всех  к
осторожности. Все  снова  расселись  по  местам  и  молча  сидели,  не  смея
пошевелиться, напряженно прислушиваясь к смутному гомону мужских голосов.
 

 
     Накануне на собрании, происходившем  у  Раснера  под  председательством
Этьена, рабочие выбрали  делегацию,  которая  должна  была  на  другой  день
отправиться к директору. Вечером жена Маэ, узнав, что и его выбрали,  пришла
в отчаяние и спросила у мужа, неужели он хочет, чтобы его уволили. Маэ и сам
лишь скрепя сердце принял свое избрание. Когда настала  минута  действовать,
ими обоими, хоть они и  сознавали  несправедливость  своей  горькой  участи,
вновь овладела покорность, унаследованная от многих поколений,  страх  перед
завтрашним  днем,  и  они  предпочитали  склонить  голову.  Обычно  во  всех
житейских  делах  Маэ  полагался  на  жену,  -  она  всегда  была   разумной
советчицей. А на этот раз он рассердился, тем более что втайне  разделял  ее
опасения.
     - Да оставь ты  меня  в  покое!  -  сказал  он,  ложась  в  постель,  и
повернулся к ней спиной. - Разве  можно!  бросить  товарищей?  Я  свой  долг
исполняю.
     Она тоже легла. Оба долго молчали. Наконец жена произнесла:
     - Да, ты правильно говоришь. Ступай с ними. А только нам теперь  конец,
бедный ты мой!
     Позавтракали в полдень, потому что  в  час  дня  назначен  был  сбор  в
заведении Раснера, а оттуда делегация должна была направиться  к  директору.
Завтрак! состоял из картошки. Масла оставался крохотный  кусочек,  никто  до
него не дотронулся. Решили приберечь его на вечер и съесть с хлебом.
     - Знаешь, мы рассчитываем, что  говорить  будешь  ты,  -  сказал  вдруг
Этьен.
     Маэ уставился на него, онемев от волнения.
     - Ну нет! Ни за что! - воскликнула его жена. - Идти  -  пусть  идет,  я
согласна. Но пусть не изображает из себя вожака. Нет, я не позволю. И почему
именно он, а не кто-нибудь другой?
     Этьен все объяснил им горячо и убедительно. Маэ  -  лучший  рабочий  на
шахте, всеми любимый, самый уважаемый,  его  ставят  в  пример  как  образец
благоразумия. Требования углекопов, выраженные им, получат куда больше веса.
Сначала предполагалось, что говорить будет он, Этьен, но  ведь  он  еще  так
недавно работает в копях. Гораздо  лучше  будут  слушать  старожила,  своего
человека. Кроме того, товарищи  доверили  защиту  своих  интересов  Маэ  как
самому достойному, он не может отказаться, - это просто подло!
     Жена Маэ в отчаянии махнула рукой:
     - Ступай, муж, ступай. Помрешь за других. Ступай, я на все согласна!
     Этьен, радуясь, что уговорил Маэ, похлопал его по плечу:
     - Что чувствуешь, то и говори. И получится хорошо.
     Старик Бессмертный, у которого качали опадать опухоли на ногах,  слушал
с полным ртом и покачивал головой. Настало молчание. Дети  сидели  смирно  и
жадно ели, давясь сухой картошкой. Когда миска опустела, старик зашамкал:
     - Что хочешь говори, а все равно проку не будет, словно ты и не говорил
ничего... Чего там! Навидался я, навидался таких дел! Сорок  лет  назад  нас
вон как гнали от дверей дирекции, саблями гнали, а не как-нибудь! Нынче вас,
может, и примут, а говори не говори, все равно что об стену горох!.. Им что?
У них деньги, значит, им на все наплевать!
     Опять все умолкли. Маэ и Этьен встали, остальные  в  мрачном  безмолвии
сидели за пустыми тарелками. Маэ и Этьен зашли за Пьероном и Леваком,  затем
вчетвером направились к Раснеру; небольшими группами подходили  делегаты  из
других рабочих поселков. Вскоре собрались  все  двадцать  членов  делегации,
сообща выработали требования рабочих,  в  противовес  условиям  Компании,  и
отправились в Монсу. По  дороге  мел  пронзительный  северный  ветер.  Когда
подошли к особняку директора, пробило два часа.
     Слуга велел им подождать и  запер  дверь  у  них  перед  носом,  потом,
вернувшись, провел их в гостиную и раздвинул на  окнах  гардины.  В  комнату
проник тусклый свет хмурого дня, смягченный кружевными занавесями. Оставшись
в гостиной одни, углекопы почувствовали себя неловко, не смели сесть.  Утром
все  тщательно  умылись,  надели  парадное   суконное   платье,   побрились,
старательно пригладили свои желтые волосы и усы. Сейчас все теребили в руках
фуражки и поглядывали искоса на обстановку, представлявшую собой смесь  всех
стилей, которую ввел в моду воцарившийся интерес  к  старине:  кресла  эпохи
Генриха II, стулья времен Людовика XV, итальянский шкаф  семнадцатого  века,
испанский ларь пятнадцатого века, алтарный  покров,  картинно  драпировавший
камин,  золотое  шитье  со  старинных  риз,  украшавшее  в  виде  аппликаций
портьеры.  Старая  золотая  парча,  старинный  порыжевший  атлас,  вся   эта
церковная роскошь вызывала у них почтительную  робость.  Пушистые  смирнские
ковры, казалось, связывали им ноги своим высоким ворсом. Но, главное, у  них
захватывало дух от необычайного, поразительно ровного тепла,  разливавшегося
от калориферов, - оно  окутывало  их  нежным  облаком,  согревало  их  лица,
иззябшие дорогой  на  ледяном  ветру.  Прошло  пять  минут.  В  этой  богато
убранной, уютной и дышавшей благополучием гостиной углекопы чувствовали себя
все более неловко.
     Наконец к  ним  вышел  г-н  Энбо,  по-военному  подтянутый,  в  наглухо
застегнутом сюртуке, с орденской ленточкой в петлице. Он заговорил первым:
     - Ага, вот и вы!.. Вы, кажется,  бунтуете?  -  И,  прервав  свою  речь,
добавил с холодной вежливостью: - Садитесь,  пожалуйста.  Рад  поговорить  с
вами.
     Углекопы озирались, не зная, где сесть. Одни дерзнули  примоститься  на
хрупких стульях, других смущала вышитая атласная  обивка,  и  они  предпочли
стоять.
     Настало молчание. Г-н  Энбо  пододвинул  свое  кресло  к  камину,  живо
пересчитал в уме делегатов, стараясь запомнить их лица.  Он  узнал  Пьерона,
спрятавшегося в последнем ряду, потом остановил взгляд на  Этьене,  сидевшем
как раз напротив него.
     - Ну-с, - начал он, - что вы желаете мне сказать?
     Он ожидал, что слово возьмет Этьен,  и  когда  вперед  вышел  Маэ,  так
удивился, что не мог удержаться, и добавил:
     - Как! Это вы? Такой примерный рабочий, такой  Здравомыслящий  человек,
старейший углекоп в Монсу! Ведь ваш род работал в  шахтах  с  первого  удара
обушком... Нехорошо, нехорошо! Я крайне огорчен, что вы оказались  во  главе
смутьянов!
     Маэ слушал его, потупив глаза.  Затем  заговорил,  сперва  неуверенным,
глухим голосом:
     - Господин директор! Товарищи потому и  выбрали  меня,  что  я  человек
спокойный и ни в чем дурном не замечен. Сами, значит, можете убедиться,  что
не  какие-нибудь  буяны  взбунтовались,  не  озорники,  которым  только   бы
набезобразничать. Мы одного хотим: чтобы было по справедливости. Надоело нам
голодать, и думаем, что настало время так устроить, чтобы у нас хоть хлеб-то
был каждый день.
     Голос его окреп. Он поднял глаза и говорил теперь, устремив  взгляд  на
директора:
     - Вы же хорошо понимаете - не можем мы принять ваши  новые  расценки...
Вот нас обвиняют, что мы крепление плохо ставим...  Верно,  больше  бы  надо
времени на эту работу тратить! Но если бы мы  делали  ее  как  следует,  наш
поденный заработок стал бы еще меньше, а ведь мы и  так  не  можем  на  него
прокормиться, - стало быть, конец нам  придет,  уморите  вы  своих  рабочих!
Платите нам больше, и  мы  лучше  будем  ставить  крепь,  будем  тратить  на
крепление столько часов, сколько надо, а сейчас мы  прежде  всего  в  забоях
надрываемся, потому как только уголек нас и выручает. А иначе нам с вами  не
сговориться.  Хотите,  чтобы  работу  делали,  платите  за  нее.  А  вы  что
придумали? Просто в голову никак не лезет, честное слово! Снижаете плату  за
вагонетку и будто бы помогаете нам наверстать этот низкий расценок тем,  что
отдельно  платите  за  крепи.  Будь  это  даже  правда,  все  равно  нас  бы
обкрадывали - ведь на крепление требуется очень много времени. Но  уж  очень
обидно, что это даже и неправда: ровно ничего нам Компания не  возмещает,  а
просто-напросто кладет себе в карман по два сантима с вагонетки, вот и все!
     - Правильно! Правильно он говорит, - загудели  вокруг  делегаты,  видя,
что г-н Энбо сделал резкий жест, как будто намереваясь прервать оратора.
     Впрочем, Маэ не дал  директору  говорить.  Он  разошелся,  ему  уже  не
приходилось подыскивать слова.  Мгновениями  он  удивленно  прислушивался  к
своей речи, словно кто-то посторонний,  а  не  сам  он,  говорил  тут  перед
директором. Столько всего накипело в душе, - он даже и не знал, что все  это
в ней таилось, и вот теперь сердце  не  могло  сдержать  горькой  обиды.  Он
говорил о нищете всех своих товарищей, о тяжком труде, о скотской  жизни,  о
том, что в домах углекопов плачут голодные дети. Он приводил в пример жалкие
получки рабочих за последнее время, - семья слезами обливалась,  когда  отцы
приносили домой этот издевательски малый заработок, который  еще  ухитряются
обкорнать штрафами и вычетами за вынужденные простои. Да неужели так-таки  и
решили погубить людей?
     - И вот, господин директор, - сказал он в заключение, - мы и пришли вам
заявить:  подыхать  так  подыхать,  а  коли  подыхать,  так  не   для   чего
надрываться... По крайности, хоть не мучиться на работе... Мы ушли из шахт и
не спустимся туда, пока Компания не примет  наши  условия.  Компания  желает
снизить расценок за вагонетку и платить за крепление отдельно. А  мы  хотим,
чтобы платили, как раньше, - за то и другое вместе, и требуем  еще  прибавки
пять  сантимов  с  вагонетки.  А  теперь  сами  смотрите,  уважаете  ли   вы
справедливость и труд.
     Послышались слова углекопов:
     - Верно... Правильно он сказал. Мы все так думаем... Мы только требуем,
чтобы по справедливости...
     Другие  молчали,  но  и  без  слов,   кивками   одобряли   выставленные
требования. Никто теперь уже не замечал  роскошной  обстановки  директорской
гостиной, позолоты, вышивок, парчи,  каких-то  непонятных  старинных  вещей;
никто не чувствовал под  ногами  мягкого  ковра,  который  углекопы  примяли
своими тяжелыми башмаками.
     - Дайте же мне ответить, - рассердившись, закричал наконец г-н Энбо.  -
Прежде всего, это неправда,  что  Компания  выгадывает  по  два  сантима  на
вагонетке. Давайте посмотрим расчеты.
     Последовал беспорядочный спор. Желая внести раскол  в  ряды  делегации,
директор обратился за поддержкой к Пьерону,  но  тот  увернулся,  забормотав
что-то невнятное. Зато Левак вздумал показать себя главой самых решительных,
но все только путал, утверждал то, чего не знал. В обтянутой штофными обоями
комнате, где уже стало жарко, как в оранжерее, поднялся громкий гул голосов.
     - Если вы будете говорить все разом, нам не столковаться! -  воскликнул
г-н Энбо.
     К  нему  вернулось  самообладание,  учтивая  непреклонность,   лишенная
злобной язвительности, как это и подобает управителю, который получил приказ
от хозяев и намерен заставить подчиненных выполнить его. С первых  же  своих
слов он не сводил взгляда  с  Этьена  и  всячески  старался  втянуть  его  в
обсуждение, но Этьен упорно молчал. Бросив спор о двух  сантимах,  г-н  Энбо
вдруг поставил вопрос шире:
     -  Нет,  лучше  скажите   правду,   признайтесь,   что   вы   поддались
возмутительному подстрекательству. Ведь это теперь сущая чума: новые  веяния
проникают всюду и развращают лучших рабочих... Ах, да я ни от кого не требую
исповеди, я и так прекрасно вижу, что вы совсем изменились... Куда  девалось
ваше прежнее спокойствие! Вам много чего наобещали, не правда ли?  Посулили,
что у вас масла будет больше, чем хлеба, сказали что пришло  для  вас  время
стать хозяевами... Словом, вас завербовали в этот пресловутый Интернационал,
в эту армию разбойников, которые мечтают разрушить общество...
     Этьен не выдержал:
     - Ошибаетесь, господин директор. Ни один углекоп в Монсу еще не вступил
в Интернационал. Но если их толкнут на это, все шахты вступят  в  него.  Все
зависит от Компании.
     И с этой минуты борьба пошла только между г-ном Энбо и Этьеном,  словно
других делегатов тут и не было.
     - Компания - спасительница рабочих, напрасно вы ей  угрожаете.  В  этом
году Компания отпустила триста тысяч франков на  строительство  поселков,  а
потраченные на это дело деньги не приносят ей и  двух  процентов.  Я  уж  не
говорю о пенсиях, которые она дает рабочим, о выдаче угля,  о  лекарствах...
Вы как будто человек умный, за несколько месяцев вы  стали  одним  из  самых
умелых наших рабочих, так не лучше ли вам распространять вот эти  бесспорные
истины, чем губить себя, якшаясь с людьми, которые пользуются дурной славой.
Да, да - я имею в виду Раснера. Нам пришлось расстаться с этим субъектом для
того, чтобы спасти наши шахты от заразы социализма... А вас постоянно  видят
у него, - несомненно, он и подсказал вам мысль создать  кассу  взаимопомощи,
которую мы охотно бы терпели, будь она только сберегательной кассой, но ведь
мы чувствуем: это - оружие против нас, резервный денежный фонд  для  ведения
войны. И в связи с этим я должен вам сообщить, что Компания намерена взять в
свои руки контроль над вашей кассой.
     Этьен дал директору выговориться и слушал, глядя ему прямо в глаза;  от
нервного возбуждения губы его чуть-чуть вздрагивали. Когда г-н  Энбо  умолк,
он усмехнулся и ответил ровным тоном:
     - Это новое требование! До сих пор вы, господин  директор,  не  считали
нужным добиваться контроля над кассой. Только  вот  беда,  мы  хотим,  чтобы
Компания  меньше  опекала  нас,  не  разыгрывала  бы   роль   провидения   и
просто-напросто  проявила  бы  справедливость  -  давала  бы  то,  что   нам
причитается, а не присваивала себе наш заработок. Разве  это  честно  -  при
каждом кризисе морить рабочих голодом, чтобы  спасти  прибыли  акционеров?..
Господин  директор,  что  ни  говорите,  а  ваша   новая   система   -   это
замаскированное  снижение  заработной  платы,  и  это  нас  возмущает!  Если
Компании нужно навести экономию, то она поступает очень дурно, делая это  за
счет рабочих.
     - Ну, конечно, я так и думал! - воскликнул г-н Энбо.  -  Я  ждал  этого
обвинения: капиталисты морят народ голодом, живут его потом и кровью! Стыдно
вам говорить такие глупости! Ведь вы должны знать,  какому  огромному  риску
подвергаются капиталовложения в  промышленные  предприятия,  -  например,  в
угольные  копи!  Вполне  оборудованная  шахта  обходится  ее  владельцам  от
полутора до двух миллионов франков. Вот какие огромные деньги надо ухлопать,
да еще сколько труда вложить, чтобы извлечь из них хотя бы  скромный  доход.
Во  Франции   почти   половина   акционерных   обществ   в   горнодобывающей
промышленности  обанкротилась...  И  нелепо   обвинять   в   жестокости   те
предприятия, которые стараются избежать краха. Когда  их  рабочие  страдают,
они и сами  страдают.  Вы  думаете,  Компания  меньше  вашего  потеряет  при
нынешнем кризисе? В отношении заработной платы она не  хозяйка,  она  должна
подчиняться условиям конкуренции, иначе  ей  грозит  разорение.  Пеняйте  на
обстоятельства, а не на нее... Но вы  не  желаете  слушать,  вы  не  желаете
понять!
     - Нет, мы понимаем, - возразил Этьен, - мы хорошо понимаем, что никакие
улучшения для нас невозможны, пока все будет идти так, как сейчас идет, и по
этой самой причине рабочие в конце концов добьются  того,  чтобы  все  пошло
по-другому.
     Утверждение это, внешне, казалось бы, очень умеренное  и  произнесенное
вполголоса, было проникнуто такой убежденностью и  в  нем  прозвучала  такая
угроза, что сразу настала глубокая тишина. В  эту  минуту  сосредоточенного,
напряженного молчания пронеслось дуновение страха.  Смутно  вникая  в  смысл
сказанного, делегаты почувствовали, однако, что в этой гостиной, среди всего
этого благоденствия, их товарищ потребовал и для рабочего благ земных, и все
бросали косые взгляды на плотные  гардины  и  портьеры,  на  мягкие  удобные
кресла, на всю  эту  роскошную  обстановку,  в  которой  стоимость  малейшей
безделушки дала бы шахтеру возможность прокормиться целый месяц.
     Наконец  помрачневший  г-н  Энбо  встал,  давая  понять,  что  разговор
окончен. Все, кто сидел, тоже поднялись. Этьен подтолкнул локтем Маэ, и  тот
заговорил, но уже неловко, неуклюжими словами:
     - Стало быть, господин директор, вот и все? Так ничего вы и не ответили
нам. Мы, стало быть, передадим другим, что вы наши условия отвергаете.
     - Я? - вокликнул г-н Энбо. - Я, милый мой, ничего не отвергаю! Я  такой
же наемный человек, как и вы. Решать я тут могу не больше, чем последний ваш
откатчик. Мне дают распоряжения, и я  обязан  в  точности  их  выполнять.  Я
сказал вам все, что считал своим долгом  сказать,  но  решать  я  ничего  не
берусь. Вы изложили свои требования. Я передам их правлению, а потом  сообщу
вам его ответ.
     Он говорил,  сохраняя  корректность  высокого  чиновника,  стараясь  не
выказывать волнения и даже щеголяя своей вежливой сухостью, подчеркивая, что
он всего лишь орудие  власти.  И  углекопы  смотрели  на  него  недоверчиво,
мысленно спрашивали себя, куда же он клонит, что ему за  интерес  лгать  им,
сколько он крадет, стоя между рабочими и  настоящими  хозяевами.  Видно,  он
просто обманщик. Наемный человек, получает плату, как  и  рабочие,  а  живет
богато!
     Этьен еще раз осмелился вмешаться:
     - Очень жаль, господин директор, что мы не  можем  лично  поговорить  с
членами правления и защитить перед ними свои требования. Мы многое объяснили
бы, мы нашли бы убедительные доводы, а вам они  неизбежно  будут  непонятны.
Знать бы только, куда нам обратиться.
     Господин  Энбо  нисколько  не  рассердился,  на  губах  у   него   даже
промелькнула улыбка.
     - Ах, вот оно что! Ну, раз вы мне не  доверяете,  это  очень  усложняет
дело. Придется вам поехать туда!
     И он сделал неопределенный жест,  указав  на  одно  из  окон  гостиной.
Делегаты проследили взглядом за движением директорской  руки.  Куда  же  это
надо ехать? Вероятно, в Париж, но в точности они не знали. Куда-то в далекие
и  страшные,  недоступные,  священные  края,  где  в  таинственной   кумирне
восседает на престоле некое неведомое божество. Никогда они его не видели  и
не увидят, они только чувствовали, как его непостижимая сила давит издали на
судьбы десяти тысяч рабочих в Монсу. И когда директор говорил, за ним стояла
эта сокрытая от них сила, его устами она вещала свои приговоры.
     Тяжелое чувство разочарования охватило их, даже  Этьен  пожал  плечами,
показывая,  что  лучше  всего  им  уйти.  Тем  временем  г-н  Энбо  дружески
похлопывал Маэ по плечу и спрашивал о здоровье Жанлена.
     -  А  все  же  это  вам  суровый  урок,  -  ведь  вы  защищаете  плохое
крепление!.. Советую,  друзья  мои,  поразмыслить,  тогда  вы  поймете,  что
забастовка была бы для всех бедствием. Не пройдет и недели, а  вы  будете  с
голоду умирать. Что  вам  тогда  делать?  Впрочем,  я  рассчитываю  на  ваше
благоразумие: я убежден, что в понедельник - самое позднее - вы  возобновите
работу.
     Все двинулись к двери и вышли из гостиной, громко топая и сутулясь,  ни
одного слова не ответив директору, выразившему надежду на их покорность. Г-н
Энбо, провожая их, счел необходимым вкратце изложить итоги  переговоров:  на
одной стороне Компания с новыми расценками, на другой -  рабочие,  требующие
прибавку в пять сантимов с вагонетки.  Желая  развеять  несбыточные  надежды
углекопов, он заметил, что, по  всей  вероятности,  правление  отвергнет  их
требования.
     -  Хорошенько  подумайте  и  не  делайте  глупостей,  -  повторил   он,
встревоженный их молчанием.
     В прихожей Пьерон  низко  поклонился  директору,  зато  Левак  нарочито
размашистым движением нахлобучил на голову фуражку. Маэ старался  придумать,
что бы еще сказать на прощание, но Этьен тронул его за локоть, и все вышли в
грозном молчании. Дверь в парадном громко захлопнулась.
     Когда г-н Энбо возвратился в столовую, гости молча сидели за  ликерами.
Он в двух словах рассказал г-ну Денелену о положении дел, и тот окончательно
впал в уныние. Пока хозяин пил  остывший  кофе,  остальные  попытались  было
завести разговор на другую тему, но Грегуар снова заговорил о  забастовке  и
выразил удивление, что не существует закона,  запрещающего  рабочим  бросать
работу. Поль Негрель для успокоения Сесиль заверил ее,  что  скоро  прибудут
жандармы, - их уже ждут. Наконец г-жа Энбо подозвала лакея  и  приказала:  -
Ипполит, мы скоро перейдем в  гостиную,  так  ступайте  откройте  там  окна.
Проветрите хорошенько комнату.
 

 
     Прошло две недели, а на третью,  в  понедельник,  сведения  о  явке  на
работу,  посланные  в  дирекцию,  свидетельствовали,  что   число   рабочих,
спустившихся в шахты, стало еще меньше. Напрасными оказались расчеты, что  в
то утро работа возобновится:  упорство  правления,  не  желавшего  пойти  на
уступки, ожесточило рабочих. Бастовали  не  только  Воре,  Кревкер,  Миру  и
Мадлен; в Виктуар и в Фетри-Кантель едва ли четвертая часть всего количества
углекопов спустилась  в  шахты,  забастовка  захватила  даже  Сен-Тома.  Она
становилась всеобщей.
     В Воре стояла гнетущая тишина. Кругом было безлюдно, безмолвно, мертво,
как на всех больших предприятиях, где работа остановилась.  На  фоне  серого
декабрьского неба вдоль высоких мостков  вырисовывались  три-четыре  забытые
вагонетки, застывшие в безгласном унынии никому не нужных вещей.  Внизу  меж
тонкими козлами мало-помалу тощали  запасы  добытого  угля,  обнажая  черную
землю; заготовленные штабеля крепежного леса гнили под  проливными  дождями;
на мутной воде канала у  пристани  словно  уснула  недогруженная  баржа;  на
пустынном терриконе, где и под дождем  дымились  сернистые  сланцы,  грустно
вздымала к небу  свои  рукоятки  брошенная  тачка.  Но  больше  всего  веяло
запустением от построек - от сортировочной, наглухо закрывшей  свои  ставни,
от копра,  в  котором  уже  не  отдавался  грохот  вагонеток,  катившихся  в
приемочной, от машинного отделения с застывшими двигателями,  от  гигантской
трубы, слишком широкой для узких струек дыма. Подъемную машину пускали в ход
лишь по утрам. Конюхи доставляли корм лошадям, под  землей  работали  только
штейгеры: заменяя углекопов, они следили за тем, чтобы  откаточные  пути  не
пострадали от обвалов, неизбежных, когда перестают поддерживать крепление  в
выработках; но с девяти часов утра сообщение с поверхностью происходило лишь
по лестницам. А над шахтными мертвыми строениями, покрытыми траурной пеленой
черной  пыли,  по-прежнему   разносилось   лишь   шумное,   долгое   дыхание
водоотливного насоса - единственная искра жизни, оставшаяся в шахте, которую
затопили бы подземные воды, если бы это дыхание остановилось.
     Напротив шахты, на плоской возвышенности, рабочий поселок Двести  Сорок
тоже казался  мертвым.  Из  Лилля  примчался  префект,  по  дорогам  рыскали
жандармы.
     Однако забастовщики вели себя так спокойно, что и  префект  и  жандармы
решились убраться восвояси. Еще никогда поселок не подавал  такого  хорошего
примера всему населению этой широкой равнины. Чтобы не заглядывать в кабаки,
мужчины спали целыми днями; женщины отказывая себе в кофе, стали  спокойнее,
меньше занимались болтовней, меньше  ссорились;  и  даже  ребятишки,  словно
понимая всю важность положения, сделались такими умниками, что  тузили  друг
друга без визга и криков. Словом, все старались быть тише воды, ниже  травы.
Это было теперь правилом всего поселка, призывом, передававшимся  из  уст  в
уста.
     Однако  в  доме  Маэ  беспрестанно  толклись  люди.  Этьен  в  качестве
секретаря кассы взаимопомощи распределял пособия между нуждающимися семьями;
кроме взносов, в кассу поступило еще несколько  сот  франков,  собранных  по
подписке и путем пожертвований. Но уже все средства истощились, у рабочих не
было денег. Как продержаться?  Надвигалась  угроза  голода.  Мегра  пообещал
отпускать съестные продукты в долг в течение двух недель,  но  через  неделю
спохватился и отказал в кредите. Обычно  он  подчинялся  приказам  Компании;
может быть, она  желала  поскорее  покончить  с  забастовкой,  взяв  рабочие
поселки измором. К тому же Мегра показал себя наглым самодуром:  по  прихоти
своей давал хлеб или отказывал, смотря по тому, нравилась или  не  нравилась
ему девушка, которую родители посылали к нему за провизией; двери лавки были
крепко заперты перед женой Маэ, - он ненавидел ее и хотел отплатить  за  то,
что Катрин не досталась ему. В довершение всех бед  стояли  сильные  холода;
женщины с тревогой видели, что запас угля тает, - они знали, что дирекция не
даст им топлива, пока мужчины не спустятся в шахту. Мало того что  подохнешь
с голоду, можешь еще и замерзнуть.
     В доме Маэ едва перебивались. У Леваков еще была пища - покупали на  те
двадцать франков, которые им  дал  в  долг  Бутлу.  У  Пьеронов  никогда  не
переводились деньги, но,  боясь,  что  у  них  станут  просить  взаймы,  они
старались прослыть такими же голодающими, как и другие, и жена Пьерона брала
провизию в долг у Мегра, который с радостью бросил бы ей весь свой  магазин,
если б она подхватила дары в подол своей юбки. В субботу  второй  недели  во
многих семьях людям пришлось лечь спать без ужина. Начинались страшные  дни,
но голодные встретили их без единой жалобы, со спокойным мужеством повинуясь
принятому  решению.  Несмотря  на  муки  свои,  все  полны   были   надежды,
благоговейной,  фанатичной  веры,  самоотверженности  людей,  убежденных   в
предстоящей победе. Им обещали,  что  настанет  эра  справедливости,  и  они
готовы были пострадать ради  завоевания  всеобщего  счастья.  Голод  доводил
людей до экзальтации; еще никогда так  не  расступались  тесные  границы  их
умственного кругозора, никогда не  раскрывались  такие  широкие  дали  перед
этими изголодавшимися мечтателями. Когда в глазах у них темнело от слабости,
перед ними в лучезарных видениях представало идеальное общество,  о  котором
они грезили, теперь такое близкое и как будто даже ставшее явью, - общество,
в котором все будут братья  друг  другу,  золотой  век  труда  и  совместных
трапез. Ничто не могло бы поколебать их уверенности в том, что  наконец  они
вступят в царство справедливости. Средства кассы иссякли; Компания  явно  не
собиралась  пойти  на  уступки;  с  каждым  днем  положение  ухудшалось,  но
забастовщики хранили  надежду,  они  с  презрительной  улыбкой  смотрели  на
жестокую действительность. Если земля разверзнется у них под  ногами,  некое
чудо спасет их. Вера заменяла голодным хлеб, она их согревала в  нетопленном
доме. И в семье Маэ, и в  других  семьях,  где  питались  только  водянистым
супом, у людей кружилась от голода голова, но они  охвачены  были  блаженным
экстазом веры в  ожидающую  их  лучшую  жизнь,  как  мученики  христианства,
которых бросали на съедение хищным зверям.
     Теперь Этьен был  неоспоримым  вожаком.  В  беседах,  происходивших  по
вечерам, его слушали как оракула; чтение постепенно развивало его ум,  и  он
обо всем высказывал критические суждения. Он проводил теперь за книгами ночи
напролет,  он  получал  много  писем;  он  даже  подписался  на  бельгийскую
социалистическую газету "Мститель",  и  эта  первая  появившаяся  в  поселке
газета  внушала  рабочим  необыкновенное  почтение   к   нему.   Собственная
возраставшая популярность с каждым днем все больше подстегивала его энергию.
Вести обширную переписку, обсуждать в ней  судьбу  рабочих  во  всех  концах
провинции, давать советы ворейским углекопам, а главное, чувствовать, что он
стал средоточием целого мира, который  вращается  вокруг  него,  -  все  это
льстило тщеславию Этьена, еще  недавно  механика,  перепачканного  смазочным
маслом, забойщика, черного от угольной пыли! Он поднялся на одну ступень, он
приблизился к ненавистной ему буржуазии  и,  не  признаваясь  себе  в  этом,
втайне гордился своим умом и  радовался  открывшейся  для  него  возможности
достигнуть материального благополучия.
     Только  одно  занозой  сидело  в  душе:  сознание,  что  ему  недостает
образования,  что  из-за  этого  он  становится  неловким  и  робким,  когда
сталкивается  с  каким-нибудь  господином  в  сюртуке.  Он   не   переставал
заниматься самообразованием, поглощая множество книг,  но  из-за  отсутствия
систематичности прочитанное усваивалось очень медленно, и в конце  концов  в
голове у него возникла порядочная путаница:  знал  он  гораздо  больше,  чем
понимал. Поэтому в иные часы здравых  размышлений  его  охватывала  тревога,
опасение, что он совсем не тот человек, которого так долго  ждали  углекопы.
Быть может, тут нужен адвокат, человек ученый, который способен и говорить и
действовать и ничем не повредит товарищам. Но тут же нарастало возмущение  и
возвращалась уверенность в себе. Нет,  нет!  Никаких  адвокатов  -  все  они
прохвосты, пользуются своими знаниями для того, чтобы сладко есть и пить  за
счет народа. Будь что будет, но рабочие должны сами  вершить  свои  дела.  И
вновь лелеял он мечту стать народным трибуном. Монсу у  его  ног,  где-то  в
туманной дали - Париж. Как знать, а вдруг в один прекрасный день  он  станет
депутатом, выступит с речью в роскошном зале. Этьен представлял себе, как он
мечет  громы  и  молнии  против  буржуазии,  -  это   будет   первая   речь,
произнесенная рабочим в парламенте.
     Уже несколько дней Этьен был весьма озабочен.  Плюшар  слал  письмо  за
письмом, - предлагал приехать о Монсу и подогреть рвение забастовщиков. Речь
шла о созыве частного собрания под  председательством  Плюшара;  а  за  этим
планом, несомненно, таилась мысль, воспользовавшись забастовкой, привлечь  к
Интернационалу углекопов, пока еще относившихся к  нему  недоверчиво.  Этьен
опасался огласки, но, вероятно, все-таки согласился бы  на  приезд  Плюшара,
если бы Раснер не ополчился против этого вмешательства. Несмотря на все свое
влияние, Этьен, как человек молодой, должен был считаться с кабатчиком: ведь
заслуги Раснера перед углекопами были более  давними,  и  среди  посетителей
"Выгоды" у него имелось много  приверженцев.  Поэтому  Этьен  колебался,  не
зная, что ответить Плюшару.
     Е понедельник, в четвертом часу дня, когда Этьен сидел  один  в  нижней
комнате с  женой  Маэ,  из  Лилля  опять  пришло  письмо.  Сам  Маэ,  томясь
праздностью, отправился на рыбалку, - если бы ему удалось поймать  в  канале
перед шлюзом хорошую рыбу, ее продали  бы  и  на  вырученные  деньги  купили
хлеба. Старик Бессмертный и Жанлен только что ушли из дому попробовать,  как
им служат ноги, которые доктор основательно починил;  младшие  дети  ушли  с
Альзирой, - теперь она по нескольку часов в  день  проводила  на  терриконе,
собирая осколки угля. Мать сидела у еле тлевшего огня,  не  решаясь  разжечь
его как следует, и, выпростав из расстегнутой кофты грудь, свисавшую чуть ли
не до пояса, кормила Эстеллу.
     Когда Этьен, прочтя письмо, сложил листок, она спросила:
     - Ну как? Хорошие вести? Пришлют нам денег?
     Этьен отрицательно покачал головой, она продолжала:
     - У меня ум за разум заходит. Как прожить эту  неделю!..  А  все  равно
надо держаться. Когда люди знают, что правда на их стороне, это  придает  им
духу, и в конце концов они всегда своего добьются, верно?
     Теперь она, по зрелом  размышлении,  стояла  за  то,  чтобы  продолжать
забастовку. Конечно, лучше было бы, не прекращая работы, заставить  Компанию
поступить справедливо. Но раз работу  прекратили,  нельзя  ее  возобновлять,
пока не добились справедливости. Тут она была непримирима. Лучше сдохнуть  с
голоду, чем делать вид, будто ты виноват, тогда как ты совершенно прав!
     - Ах! - воскликнул Этьен. - Хоть бы разразилась холера да избавила  нас
от всех этих эксплуататоров, от воротил, которые верховодят в Компании!
     - Нет! Нет! - возразила жена Маэ. - Никому не надо желать  смерти.  Нам
от этого легче не станет, на их месте другие мучители окажутся... Я вот хочу
только одного: чтобы нынешние хозяева образумились, и я думаю, так и  будет,
- хорошие люди повсюду есть... Вы  ведь  знаете,  я  с  вашей  политикой  не
согласна.
     В самом  деле,  она  обычно  была  недовольна  пылкими  речами  Этьена,
находила, что он задира. Требовать, чтобы за труд платили  правильную  цену,
по справедливости, - это хорошо;  но  к  чему  еще  приплетать  сюда  всякую
всячину, винить буржуа и правительство? Зачем вмешиваться в чужие  дела?  За
это тебе же и надают тумаков. Но она уважала  Этьена  -  парень  непьющий  и
аккуратно платит за свое содержание сорок пять франков в месяц. Раз  мужчина
ведет себя порядочно, остальное ему можно и простить.
     В тот день Этьен заговорил о Республике, которая всем  даст  хлеба.  Но
его хозяйка покачала головой,  -  ей  крепко  запомнился  злополучный  сорок
восьмой год, когда они с мужем только что поженились и  до  того  нуждались,
что все с себя спустили до нитки. Она рассказывала мрачным тоном о пережитых
бедах, уставив глаза в одну точку, сидя  в  расстегнутой  кофте,  а  малютка
Эстелла спала на коленях у матери, не выпуская из ротика грудь.  Поглощенный
своими мыслями, Этьен машинально  смотрел  на  эту  огромную  мягкую  грудь,
белизна которой резко отличалась от нездорового, желтоватого цвета лица.
     - Ни гроша не было,  -  говорила  она,  -  есть  нечего,  а  все  шахты
остановились. Чего там! Как тогда бедняки с голоду мерли, так и теперь то же
самое делается!
     Но тут отворилась дверь, и оба  онемели  от  изумления:  вошла  Катрин.
После своего бегства с Шавалем она еще ни разу не появлялась в  поселке.  От
волнения она даже позабыла затворить дверь и,  вся  дрожа,  молча  стояла  у
порога. Она рассчитывала, что застанет мать одну, а при виде  Этьена  у  нее
вылетело из головы все, что она дорогой придумала сказать.
     - Тебе что тут надо? Зачем пришла? - крикнула мать, даже не вставая  со
стула. - Не хочу тебя больше видеть. Убирайся!
     Катрин попыталась вставить слово:
     - Мама, я кофе и сахару принесла... для ребятишек... Я заработала... На
сверхурочной... вот и подумала о них...
     Она достала из карманов два  кулька  -  фунт  кофе  и  фунт  сахара  и,
осмелев, положила их на стол. Забастовка на Ворейской  шахте  пугала  ее,  -
ведь на шахте ЖанБарт все еще работали, и она  решила  хоть  немного  помочь
родителям, якобы желая побаловать ребятишек. Но  ее  заботы  не  обезоружили
мать, она сказала:
     - Чем сласти приносить, лучше бы оставалась в семье да на хлеб для  нас
зарабатывала!
     Она бичевала дочь, она облегчала себе душу, бросая Катрин в  лицо  все,
что говорила о ней за глаза в течение месяца. Подумайте! В  шестнадцать  лет
убежала из дому, сошлась с мужчиной и живет с ним, а  мать  с  отцом,  малых
сестренок, братишку и старика деда бросила, -  пускай  голодают!  Так  может
поступить  только  самая  последняя  распутная  девка!  Бессердечная   дочь!
Ветреность можно простить девушке, но такую выходку не забудешь. Да еще если
б ее дома держали на привязи, - ведь нет, была свободна как  ветер,  от  нее
требовали только одно: чтобы ночевать приходила домой.
     - Нет, ты скажи, что тебя забирает? В твои-то годы!
     Катрин неподвижно стояла у  стола  и  молча  слушала,  опустив  голову.
Вздрагивая всем своим худеньким, еще  не  развившимся  телом,  она  пыталась
оправдаться и говорила матери прерывающимся голосом:
     - Ах, да разве мне сладко? Разве я по своей воле?.. Это все он.  А  раз
он так хочет, значит, я должна слушаться, ведь  верно?  Он  сильнее  меня...
Разве я знала, как все обернется? Да теперь уж что говорить!  Дело  сделано,
не переделаешь. Он ли, другой ли, - все равно теперь. Пусть женится на мне.
     Она защищалась  без  всякого  жара,  с  вялым  смирением,  свойственным
девушкам, слишком рано отдающим  себя  во  власть  мужчине.  Она  покорялась
общему для всех закону. Никогда она и не мечтала, что судьба ее  может  быть
иной. Ухажер овладевает девушкой насильно за терриконом, в  шестнадцать  лет
она родит ребенка, потом  бедствует  всю  жизнь,  заведя  свою  семью,  если
любовник  женится  на  ней.  И  Катрин  лишь  потому  краснела  от  стыда  и
вздрагивала, что  мать  называла  ее  нехорошими  словами  при  Этьене,  чье
присутствие было для нее в эту минуту мучительно и приводило ее в отчаяние.
     Однако Этьен встал и, не желая мешать объяснению, отошел к  печке,  как
будто решил поворошить угасавшие угли. Но тогда Катрин подняла голову, и  их
взгляды встретились. Она была бледна, изнурена и все же миловидна,  особенно
хороши были эти ясные глаза, обведенные темными тенями;  и,  глядя  на  нее,
Этьен испытывал странное чувство: исчезла в его душе злая обида, и  осталось
только одно желание - чтобы Катрин нашла счастье с человеком,  которого  она
предпочла ему. И еще ему хотелось взять ее под свою защиту, пойти в Монсу  и
заставить того, другого, относиться к ней с уважением. Но  Катрин  видела  в
ласковом взгляде, которым он смотрел на нее, только жалость. Как он,  должно
быть, презирает ее, если так пристально ее рассматривает!  И  сердце  у  нее
сжалось так больно, что она чуть не задохнулась, и больше не находила слов в
свое оправдание.
     - Вот так-то лучше, - сказала неумолимая мать. - Лучше помолчи. Если ты
совсем вернулась домой - оставайся, а нет - так вон отсюда!  Сию  же  минуту
убирайся, да скажи еще спасибо, что у меня на руках Эстелла, а то я бы  тебе
дала пинка хорошего!
     И вдруг, словно эта угроза осуществилась, Катрин вскрикнула от  боли  и
неожиданности, почувствовав, что кто-то пнул ее  в  спину.  В  незатворенную
дверь влетел Шаваль и лягнул Катрин, как разъяренный осел.  Подстерегая  ее,
он несколько минут стоял на крыльце.
     - Ах ты мерзавка! - орал он. - Выследил я тебя. Так и знал, что ты сюда
прибежишь и начнешь блудить. Ты что, платишь  ему?  Ты  его  кофеем  на  мои
денежки угощаешь?
     Мать и Этьен остолбенели.
     Шаваль, рассвирепев, отшвырнул Катрин к двери.
     - Уйдешь ты отсюда, чертово отродье?
     Катрин забилась в угол, и тогда Шаваль набросился на мать:
     - Нечего сказать, хорошим  делом  ты  занимаешься,  -  потаскуху  дочку
покрываешь! Внизу сторожишь, а она наверху с хахалем валяется.
     Наконец он схватил Катрин за руку и, дергая  ее,  потащил  к  двери.  У
порога он остановился и снова повернулся к матери, которая застыла на месте,
даже позабыв застегнуть кофту. На коленях у нее, прикрытых шерстяной  черной
юбкой, спала Эстелла, задрав кверху носик; грудь матери, большая и  тяжелая,
свисала, как вымя породистой, крупной коровы.
     - А когда дочки нет, глядишь, и  мамаша  сойдет,  -  кричал  Шаваль.  -
Валяй, валяй, показывай свое мясо! Твой паршивый жилец не побрезгует.
     Этьен кинулся к нему, хотел закатить негодяю пощечину, вырвать  у  него
из рук несчастную Катрин, однако остановился  из  страха  всполошить  дракой
весь поселок. Но в нем самом закипел неистовый гнев, и соперники стояли друг
против друга,  пылая  злобой.  Вспыхнула  наконец  давняя  ненависть,  долго
таившаяся ревность. Теперь один жаждал уничтожить другого.
     - Берегись! - сквозь зубы процедил Этьен. - Я с тобой расправлюсь.
     - Попробуй! - ответил Шаваль.
     Они еще несколько секунд смотрели друг другу в глаза, сойдясь  вплотную
так близко, что каждый горячим дыханием обжигал другому лицо. И тогда Катрин
сама с мольбой взяла любовника за руку и увела на улицу.  Она  потащила  его
прочь из поселка и, убегая, не смела оглянуться.
     - Вот скотина!  -  пробормотал  Этьен,  захлопнув  дверь.  От  гнева  и
волнения у него  подкашивались  ноги,  он  опустился  на  стул.  Маэ  сидела
напротив него не шевелясь. Наконец она с  отчаянием  махнула  рукой,  но  не
сказала  ни  слова.  Оба  думали  о  своем,  и  молчание  было  тяжелым   от
невысказанных мыслей. Этьен невольно смотрел  на  обнаженную  грудь  Маэ,  и
теперь эта блиставшая белизной полоска плоти вызывала у него смущение.  Этой
женщине уже  исполнилось  сорок  лет,  тело  ее  было  обезображено,  как  у
плодовитой самки, но она еще привлекала  многих,  -  высокая,  широкобедрая,
крепкая, с крупными чертами продолговатого лица,  сохранившего  следы  былой
красоты. Спокойно, не спеша она взяла обеими руками свою грудь  и  заправила
ее за лиф; розовый кончик все не входил, она придавила  его  пальцем,  потом
застегнула старую кофту и сидела теперь вся в черном.
     - Свинья он, вот что! - сказала она наконец.  -  Только  у  мерзавца  и
могут появиться такие поганые мысли. Да мне наплевать! На гадости и отвечать
не стоит!
     Затем она сказала с неподдельной искренностью, не сводя глаз с Этьена:
     - У меня, понятно, есть недостатки, но на это я  не  способна.  За  всю
свою жизнь только двоих мужчин я к себе  допустила,  -  одного  откатчика  -
давно, когда мне пятнадцать лет было, а потом вот Маэ.  Если  б  и  он  меня
бросил, как первый, - что ж, не знаю, как бы тогда пошло. И  не  могу  очень
гордиться, что хорошо себя вела с тех пор, как замуж вышла, - ведь частенько
бывает, что люди потому только и не грешат, что случая не  представлялось...
Я вот говорю все как было, а многие из моих соседок не  посмеют  всю  правду
сказать про себя. Верно?
     - Что верно, то верно, - ответил Этьен, вставая. Он вышел  из  дому,  а
Маэ положила Эстеллу на два
     составленных вместе стула и решилась наконец  разжечь  огонь  в  печке.
Если отец поймает рыбу и продаст улов, все-таки можно будет купить хлеба.
     На дворе темнело,  спускалась  холодная,  ледяная  ночь.  Этьен  шел  в
глубокой печали. Теперь не было у него ни гнева против Шаваля, ни жалости  к
несчастной  обиженной  девушке,  -  воспоминание  о  недавней  грубой  сцене
стерлось, растворилось в  мыслях  о  страданиях  всех  бедняков,  об  ужасах
нищеты. Перед глазами его вставал поселок без хлеба, женщины, дети,  которым
нечего поесть нынче вечером,  народ,  который  голодает,  но  борется.  И  в
томительной грусти сумерек у него пробудилось сомнение, возникавшее порою  в
его душе, но теперь наполнившее ее такой мучительной болью, какой он никогда
еще не испытывал. Какую ужасную ответственность он взял на себя! Надо  ли  и
дальше призывать людей к  сопротивлению,  побуждать  их  упорствовать?  Ведь
теперь нет ни денег, ни кредита в лавках, - что их ждет, если  не  будет  со
стороны никакой помощи, если голод сломит их мужество? И вдруг перед глазами
его встала страшная картина: умирают  дети,  рыдают  матери,  а  измученные,
исхудалые мужчины спускаются в шахты. Он все шел,  спотыкаясь  в  темноте  о
камни: мысль, что Компания окажется сильнее и  он  принесет  лишь  несчастье
товарищам, жестоко терзала его.
     Наконец  он  поднял  понурую  голову  и  увидел  Ворейскую   шахту.   В
сгущавшихся  сумерках  вырисовывались  тяжелой  темной   грудой   надшахтные
строения. Посреди пустынной площадки высился недвижный черный силуэт  копра,
похожий на башню заброшенной крепости. Лишь  только  останавливалась  добыча
угля, душа покидала стены шахтных построек. В этот вечерний час не было  там
признаков жизни, ни единого фонаря, ни звука человеческого голоса, и в  этой
кончине,  постигшей  шахту,  даже  хлюпанье  водоотливного  насоса  казалось
далеким хрипом, доносившимся неведомо откуда.
     Этьен смотрел на шахту, и  кровь  прихлынула  у  него  к  сердцу.  Если
рабочие страдают от голода, то  и  Компания  начала  терять  свои  миллионы.
Почему же непременно она окажется более сильной в этой  битве  труда  против
капитала? Во всяком случае, победа обойдется ей дорого. Кончится сражение, -
тогда  каждая  сторона  подсчитает  свои  потери.  И  вновь   его   охватила
воинственная ярость, неистовая жажда покончить  с  нищетой,  хотя  бы  ценою
смерти. Пусть лучше весь поселок погибнет  сразу,  чем  по-прежнему  гибнуть
постепенно от голода и несправедливости. Из путаницы прочитанного  в  книгах
всплыли примеры: рассказы о народах,  которые  сжигали  свои  города,  чтобы
остановить наступление врага, туманные истории  о  том,  как  матери,  желая
спасти своих детей от рабства, разбивали им головы о булыжники  мостовой,  о
том, как мужчины предпочитали лучше уморить  себя  голодом,  чем  есть  хлеб
тиранов. Он пришел в восторженное  состояние,  -  душевный  упадок  сменился
приливом жестокой веселости, изгнавшей сомнения; ему  стыдно  было  за  свое
минутное малодушие. А вместе с  возрождением  веры  воскресли  и  горделивые
грезы и высоко вознесли его на своих крыльях. Так радостно было  чувствовать
себя вождем, видеть, что, повинуясь  ему,  люди  идут  на  все  жертвы;  все
ширилась его мечта о своем могуществе: в тот вечер он был  триумфатором.  Он
представлял себе сцену, исполненную простоты и величия, - воображал, как  он
отказывается от власти и передает ее в руки народа.
     Вдруг он вздрогнул и очнулся, -  кто-то  окликнул  его;  это  был  Маэ,
возвращавшийся  с  рыбалки,  он  рассказал  Этьену  о  своей  удаче:  поймал
великолепную форель и продал ее за три франка. Значит,  сегодня  будет  суп.
Этьен сказал, что скоро вернется домой, и, предоставив  Маэ  одному  идти  в
поселок, направился в "Выгоду"; сев там за стол,  он  подождал,  пока  уйдет
посетитель, и тогда твердым тоном заявил  Раснеру,  что  немедленно  напишет
Плюшару и пригласит его приехать к ним. Он принял  решение  созвать  частное
собрание, - победа казалась ему несомненной, если все шахтеры Moнсу  вступят
в Интернационал.
 

 
     Собрание устроили в четверг, в два часа дня, в  заведении  вдовы  Дезир
"Смелый  весельчак".  Хозяйка,  возмущенная  нищетой,  которую   приходилось
терпеть ее "питомцам", гневалась  на  Компанию,  особенно  с  тех  пор,  как
кабачок опустел. Никогда еще в забастовку люди не были такими трезвенниками,
даже отъявленные забулдыги сидели дома из  страха  нарушить  принятое  всеми
решение. Главная улица в Монсу, на которой в дни ярмарки кипел  народ,  была
теперь безлюдной, мрачной; везде царила унылая тишина. На стойках  в  пивных
пиво не лилось в кружки, а из кружек - в глотки; сточные канавы были сухи; у
дверей  кабаков,  окаймлявших  шоссе,  у  винного   погребка   Казимира,   у
распивочной "Прогресс" видны были только бледные лица  кабатчиц,  вопрошающе
озиравших дорогу; а в самом Монсу  пустовал  весь  ряд  питейных  заведений,
начиная от кабачка Ланфана до распивочной "Головня",  не  исключая  трактира
"Виноградное" и пивной "Сорвиголова". Только в  трактире  "Святой  Илья",  в
который ходили штейгеры, еще наливали несколько кружек  за  день;  обезлюдел
даже "Вулкан", лишились клиентов  и  дамы,  подвизавшиеся  там,  хотя  ввиду
тяжелых времен они снизили свою цену с десяти  до  пяти  су.  Во  всем  крае
сердца томило мрачное уныние.
     - Ах ты дьявол! - воскликнула вдова Дезир, хлопая себя по бедрам.  -  И
во всем жандармы виноваты! Пусть меня в  тюрьму  засадят,  но  я  им  устрою
штуку!
     Всех властей, всех хозяев, все начальство она именовала  жандармами,  -
этот презрительный термин обозначал  всех  врагов  простого  народа.  Она  с
восторгом ответила согласием на просьбу Зтьена: ну конечно, весь  ее  дом  к
услугам углекопов; она бесплатно предоставит им свой бальный зал, напишет от
своего имени приглашения, раз закон этого требует. Впрочем, если что будет и
не по закону, пусть себе злятся.  На  следующий  день  Этьен  принес  ей  на
подпись десятков пять приглашений, переписанных по его поручению  грамотными
жителями поселка. Письма эти послали в другие шахты  -  делегатам  и  прочим
надежным  людям.  На  повестку  дня  поставлен  был  вопрос  о   продолжении
забастовки; но в действительности ждали Плюшара и  рассчитывали,  что  после
его речи произойдет массовое вступление углекопов в Интернационал.
     В четверг утром Этьен очень встревожился, видя,  что  Плюшара,  бывшего
старшего мастера в его депо, все еще нет, хотя он обещал  приехать  в  среду
вечером. Что же случилось? Этьен огорчился, что не удастся посоветоваться  с
ним до собрания. В девять часов он отправился в Монсу, полагая,  что  Плюшар
проехал прямо туда, не останавливаясь в Воре.
     - Нет, я вашего друга не видела, - ответила ему вдова  Дезир.  -  Но  у
меня все готово, пройдите посмотрите.
     И она повела Этьена в бальный зал. Украшения в  нем  оставались  те  же
самые - гирлянды, подхваченные у потолка венком из пестрых бумажных  цветов,
и позолоченные картонные щиты  с  именами  святых,  развешанные  по  стенам.
Только убрали подмостки для музыкантов и вместо них поставили в углу стол  и
три стула да выстроили в зале наискось несколько рядов скамей.
     - Отлично! - одобрил подготовку Этьен.
     - И знаете что?  -  сказала  вдова.  -  Будьте  тут  как  дома.  Можете
горланить сколько душе угодно... Если жандармы явятся, не пущу, - разве  что
убьют!
     Пришли вдруг Раснер и Суварин, и вдова удалилась, оставив  их  троих  в
большом пустом зале. Этьен удивленно воскликнул:
     - Вы здесь? Так рано!
     Суварин, работавший в ночную  смену  (машинисты  не  бастовали),  зашел
просто из любопытства. Раснер хмурился - за последние  два  дня  он  казался
озабоченным, на его круглой, пухлой физиономии больше не играла  благодушная
улыбка.
     - Плюшар не приехал, я очень беспокоюсь, - сказал Этьен.
     Кабатчик отвел взгляд в сторону и процедил сквозь зубы:
     - Я-то не удивляюсь. Я его и не жду.
     - Почему это?
     Тогда  Раснер,  набравшись  духу,  посмотрел  ему  прямо  в  лицо  и  с
вызывающим видом заявил:
     - Да потому, что я тоже послал ему письмо, если хочешь знать. И в  этом
письме я умолял его не  приезжать...  Да,  я  считаю,  что  мы  сами  должны
разобраться в своих делах, а не обращаться к посторонним.
     Этьен пришел в исступление;  дрожа  от  гнева,  он  впился  взглядом  в
товарища и бормотал, заикаясь:
     - Ты это сделал? Ты это сделал?
     - Да, сделал. Будь спокоен. А ведь ты знаешь, как я уважаю Плюшара!  Он
умница и крепкий человек, ему  можно  доверять.  Но,  видишь  ли,  мне  ваши
взгляды противны! Политика, правительство, - мне на все это плевать! Я  хочу
только одного: чтобы углекопу лучше  жилось.  Двадцать  лет  я  работал  под
землей, жил в нищете, надрывался в забоях и вот дал себе клятву  -  добиться
облегчения для  несчастных  ребят,  которые  еще  там  маются.  И  я  хорошо
чувствую, что вы со всякими вашими выдумками ничего не добьетесь, из-за  вас
судьба  рабочего  будет  еще  тяжелее...  Когда  голод   заставит   углекопа
спуститься в шахту, его еще больше прижмут. Компания ему отплатит, она с ним
палкой расправится, как с убежавшей собакой, когда ее загонят в конуру. А  я
хочу этому помешать, слышишь?
     Он говорил теперь громко и, выпятив брюшко, стоял  уверенно,  расставив
свои толстые ноги. Вся его натура, человека рассудительного  и  терпеливого,
сказывалась в ясных закругленных фразах, которые без малейшего усилия  текли
из его словоохотливых уст. Какая глупость! Вообразили,  что  так  вот  разом
можно  все  перевернуть,  поставить  рабочего  на  место  хозяев,  разделить
богатство, как делят детям яблоко? Тысячи и тысячи лет надо ждать,  а  тогда
это? - может быть, и осуществится. Ну так вот, нечего морочить людей, сулить
чудеса. Если не желаете расшибить себе лбы о  стенку,  будьте  благоразумны:
идите к ближайшей цели, требуйте действительно возможных реформ,  -  словом,
постепенно, пользуясь любым случаем, облегчайте судьбу  рабочего.  И  Раснер
заявлял, что если б он взялся за дело,  то  сумел  бы  склонить  Компанию  к
некоторым уступкам, а будут забастовщики упрямиться, пиши пропало, -  все  с
голоду подохнут!
     Этьен молча слушал, онемев от негодования. Затем крикнул:
     - К черту! У тебя в жилах не кровь, а вода!
     Еще мгновение, и он дал бы  проповеднику  умеренности  пощечину.  Боясь
поддаться искушению, он принялся большими шагами ходить по комнате и, срывая
свой гнев на скамьях, расшвыривал их ногами, освобождая себе проход.
     - Затворите по крайней мере дверь, - тихо сказал Суварин. - Посторонним
незачем вас слушать.
     Он сам затворил дверь, а затем спокойно  уселся  на  один  из  стульев,
стоявших у стола президиума. Свернул себе папиросу и посмотрел на  споривших
мягким умным взглядом; губы его морщила тонкая улыбка.
     - Нечего злиться, толку от  этого  не  будет,  -  наставительно  сказал
Раснер. - Я сперва думал, что ты человек здравомыслящий, - ведь ты  вон  как
умно придумал: посоветовал товарищам соблюдать  спокойствие,  убедил  их  не
буянить в поселке, - словом, воспользовался своим влиянием  для  поддержания
порядка. А теперь что ты собираешься делать? Хочешь бросить их в свалку!
     Этьен шагал между скамьями, поворачивал обратно, подходя  к  кабатчику,
останавливался и тряс его за плечи, выкрикивая ответ прямо ему в лицо:
     - Разрази тебя гром! Я очень хочу сохранить спокойствие. Да, я подчинил
их дисциплине. Да, я им советовал не шевелиться. Но ведь нельзя же  в  конце
концов, чтобы над нами измывались!.. Тебе-то хорошо, тебе  легко  оставаться
спокойным. А я... Иногда мне кажется, я вот-вот свихнусь.
     Это было началом исповеди. Он  высмеивал  свои  иллюзии  неофита,  свои
благоговейные мечты о скором пришествии царства  справедливости,  когда  все
будут братьями меж собой. Нечего сказать, хорошо придумано  -  сидеть  сложа
руки и ждать, а люди так и будут до скончания века пожирать друг друга,  как
волки.  Нет,  надо  вмешаться,  иначе  несправедливость  упрочится,   богачи
по-прежнему будут высасывать кровь из бедняков. Какой же он был дурак, когда
говорил,  что  надо  изгнать  политику  при  решении  социальных   вопросов!
Непроста* тельная глупость! Правда, тогда он еще ничего не знал... Но с  тех
пор он много читал, занимался.  Теперь  у  него  зрелые  взгляды.  Он  может
похвалиться, что они представляют собою стройную систему.  Однако  он  плохо
излагал эту систему: в путаных  его  рассуждениях  оставили  свой  след  все
теории, которыми он по очереди увлекался и от которых  затем  отказался.  Но
надо  всем  главенствовала  незыблемая  идея  Карла  Маркса:  капитал   есть
результат ограбления, труд имеет право и обязан отвоевать украденное у  него
добро.
     Как сделать это практически?  В  этом  Этьен  сначала  был  согласен  с
Прудоном, поддавшись  химерической  идее  о  взаимном  кредите,  о  создании
огромного банка обмена, который  устранит  посредников;  затем  он  страстно
увлекся  мыслями  Лассаля   о   субсидируемых   государством   кооперативных
обществах, которые постепенно превратят весь  мир  в  единый  индустриальный
город; а потом его отвратила от этой идеи непреодолимая трудность  контроля;
и вот недавно он пришел к идеям коллективизма, он требовал, чтобы все орудия
производства были переданы в коллективную собственность. Но все это были еще
расплывчатые мысли, он не знал, как возможно осуществить  новую  его  мечту;
щепетильность чувствительной натуры и неуверенность в своих суждениях мешали
ему, - он не дерзал выступать с непререкаемыми утверждениями,  свойственными
сектантам. Он лишь говорил, что  прежде  всего  нужно  захватить  власть.  А
дальше будет видно.
     - Да что это с тобой случилось? Почему ты стал защищать  буржуев?  -  с
яростным возмущением продолжал он, снова остановившись перед  кабатчиком.  -
Ведь ты мне сам говорил: надо, чтобы это взорвалось!
     Раснер слегка покраснел.
     - Да, говорил. И если взорвется, так вы увидите, что я не из  трусов...
Однако я отказываюсь идти с теми, кто затевает свалку  ради  своих  целей  -
хочет добиться видного положения.
     Тут пришлось покраснеть и Этьену. Противники  больше  не  кричали,  они
говорили язвительно и зло, с холодной враждой, - ведь они были соперники.  В
сущности, это и заставляло их доводить до  крайности  свои  взгляды,  одного
побуждало бросаться в чрезмерную  революционность,  а  другого  подчеркивать
свою осторожность, увлекало  их  за  пределы  их  подлинных  убеждений.  Так
бывает, когда человек не хочет сознаться, что в силу обстоятельств он играет
не свойственную ему роль. Суварин молча слушал их, и его лицо с нежной,  как
у белокурой девушки, кожей выражало откровенное презрение человека, готового
отдать за идею свою жизнь, пожертвовав ею в полной безвестности, не стремясь
даже к ореолу мученика.
     - Так вот почему ты мне все это  наговорил!  Ты  завидуешь,  -  съязвил
Этьен.
     - Завидую? Чему, спрашивается? - ответил Раснер. - Я не корчу  из  себя
великого человека, не стараюсь основать в Монсу секцию Интернационала, чтобы
стать ее секретарем.
     Этьен хотел его прервать, но Раснер добавил:
     - Ну, скажи откровенно -  ведь  тебе  наплевать  на  Интернационал?  Ты
просто хочешь быть у нас  главарем,  стать  важной  птицей,  корреспондентом
знаменитого Федерального совета Северной Франции.
     Настало молчание. Наконец Этьен сказал дрогнувшим голосом:
     - Хорошо... Я думал, что уж меня-то не в чем упрекнуть. Всегда с  тобой
советовался, помня, как ты долго боролся здесь еще до меня. Но ты не  можешь
терпеть никого рядом с собою... Что ж, теперь я буду действовать  один,  без
твоей поддержки... И прежде всего уведомляю тебя,  что  собрание  состоится,
даже  если  Плюшар  не  приедет...  И,  вопреки  тебе,  товарищи  вступят  в
Интернационал.
     - Ну что там "вступят"? - пробормотал кабатчик. - Это  ведь  не  все...
Надо еще, чтобы внесли членские взносы.
     - Вовсе нет. Когда рабочие бастуют, Интернационал дает им отсрочку.  Мы
заплатим позднее, а сейчас, наоборот, - он сам придет нам на помощь.
     Раснер вдруг вышел из себя:
     - Ну погоди! Мы еще посмотрим... Я ведь тоже приду на собрание  и  буду
говорить. Да, да, я не позволю тебе вскружить головы моим друзьям, я им ясно
покажу, в чем их истинные  интересы.  И  тогда  мы  увидим,  за  кем  пойдут
рабочие. Меня-то они знают тридцать лет, а  ты  тут  меньше  года  живешь  и
хочешь все у нас перевернуть... Нет! Нет! Оставь меня в покое, посмотрим те-
перь, кто кого одолеет!
     И он вышел, хлопнув дверью. Под потолком  задрожали  гирлянды  бумажных
цветов, на стенах подскочили позолоченные картонные щиты. И снова просторная
комната обрела сонное спокойствие.
     Сидя у стола, Суварин курил с кротким видом. Этьен сначала молча  ходил
взад и вперед, а затем долго отводил душу. Разве  это  его  вина,  что  люди
отвернулись от толстого кабатчика и идут за ним, Этьеном?  И,  защищаясь  от
упреков Раснера, он говорил, что вовсе не искал популярности, он даже  и  не
знает, как получилось, что его полюбили в поселке, что он  приобрел  доверие
углекопов и влияние, которым пользуется сейчас. Он негодовал: как могут  его
обвинять в том, что он из честолюбия толкает товарищей  в  схватку?  Он  бил
себя в грудь, заявляя о своих братских чувствах к рабочим.
     Вдруг он остановился перед Сувариным и крикнул:
     - Послушай, если бы я знал, что из-за меня прольется хоть  капля  крови
моего друга, я бы тотчас бежал в Америку.
     Машинист пожал плечами, и опять улыбка тронула его губы.
     - О-о, кровь! - пробормотал  он.  -  Что  ж  тут  такого?  Землю  нужно
поливать кровью.
     Успокоившись, Этьен взял стул и, сев против  Суварина,  облокотился  на
стол. Это светлое лицо с мечтательными  глазами,  вдруг  сверкавшими  иногда
дикой энергией, тревожило его, оказывало какое-то  странное  действие.  Хотя
Суварин не прибавил ни слова, Этьена покоряло,  завораживало  само  молчание
товарища.
     - Погоди, - сказал он, - а что бы ты сделал на моем месте? Разве  я  не
прав, что хочу действовать? Самое лучшее для нас  вступить  в  Товарищество.
Правда?
     Суварин медленно выпустил струйку дыма и ответил любимым своим словом:
     - Глупости! Но пока что и это ладно... К тому же скоро в Интернационале
пойдет по-другому... Некто уже занялся этим.
     - Кто?
     - Он!
     Суварин произнес это вполголоса с фанатической верой и бросил при  этом
взгляд на восток. Он говорил о своем наставнике - Бакунине-разрушителе.
     - Только он один может ударить дубиной, - продолжал он, -  а  все  твои
ученые с их эволюцией просто трусы.  Не  пройдет  и  трех  лет,  и  под  его
руководством Интернационал наверняка разгромит старый мир...
     Этьен весь обратился в слух. Он горел желанием все знать,  понять  этот
культ разрушения, о котором, однако, Суварин лишь изредка  бросал  скупые  и
темные слова, словно хранил про себя тайны этого учения.
     - Да наконец объясни же мне... Какая у вас цель?
     - Все разрушить... Не будет больше наций,  не  будет  правительств,  не
будет собственности, не будет богов и религий.
     - Ну хорошо, допустим. А только к чему все это вас приведет?
     - К простейшей безгосударственной общине, к новому миру, где все  будет
построено заново.
     - А какими средствами вы осуществите свою  идею?  Как  думаете  за  это
взяться?
     - Пустим в ход огонь, яд,  кинжал.  Разбойник  -  вот  истинный  герой,
народный мститель, действенный революционер, без книжных фраз.  Нужен  целый
ряд ужасающих покушений, чтобы устрашить власть имущих и пробудить народ!
     И, говоря это, Суварин преобразился, - он  был  грозен.  В  экстазе  он
приподнялся, светлые глаза его горели Огнем мистической  веры,  тонкие  руки
сжимали край стола с такой силой,  будто  хотели  отломать  доску.  Этьен  в
страхе смотрел на него, вспоминая то, что  обрывками  поверял  ему  Суварин,
рассказывая о бомбах, заложенных под царским дворцом, о  шефах  жандармерии,
которых убивали ударами ножа, словно диких кабанов,  о  своей  возлюбленной,
единственной женщине, которую он любил, о том,  как  ее  повесили  в  Москве
дождливым утром, а он, стоя в толпе, в последний раз целовал ее взглядом.
     - Нет! Нет! - бормотал Этьен, отмахиваясь от этих жутких видений. -  Мы
здесь еще до этого не дошли. Убийства, пожары! Никогда! Это  чудовищно,  это
несправедливо, все товарищи возмутятся и,  чего  доброго,  удавят  виновника
таких ужасов.
     Для него, настоящего  француза,  оставалась  непостижимой  эта  мрачная
мечта об истреблении рода человеческого, который следовало начисто  скосить,
как поле пшеницы, чтобы народы вновь поднялись из небытия,  Он  требовал  от
Суварина ответа:
     - Ну, изложи мне свою программу. Мы хотим знать, куда идем.
     И Суварин спокойно сказал в заключение,  рассеянно  и  задумчиво  глядя
вдаль:
     - Все рассуждения о будущем преступны  -  они  мешают  непосредственным
актам разрушения и задерживают развитие революции.
     Этьен засмеялся,  хотя  от  такого  ответа  у  него  мурашки  по  спине
побежали. Впрочем, он охотно признавал, что в идеях  Суварина,  привлекавших
его своей ужасающей простотой, есть и хорошие стороны.  Но  если  рассказать
товарищам о таком учении, то Раснеру это окажется весьма на руку.  Тут  надо
быть осторожным.
     Вдова Дезир предложила им позавтракать. Они  согласились  и  перешли  в
пивную, по будням отделявшуюся от танцевального зала выдвижной перегородкой.
Когда они покончили с омлетом и сыром, машинист  простился  с  Этьеном;  тот
стал его уговаривать остаться на собрание.
     - Зачем? Слушать, как вы говорите глупости? Достаточно я их наслушался.
До свидания!
     И, попыхивая папироской, он ушел с  обычным  своим  кротким  и  упрямым
видом.
     Этьен все больше тревожился. Уже был час дня,  -  Плюшар  наверняка  не
сдержит обещания. К половине  второго  начали  собираться  делегаты,  Этьену
пришлось самому стоять на  контроле  у  входа  и  встречать  каждого,  -  он
опасался,  как  бы  дирекция  не  подослала  кого-нибудь  из  обычных  своих
доносчиков.  Он  проверял  каждое  пригласительное  письмо,  всматривался  в
приходивших; многие пришли и без письменного приглашения,  достаточно  было,
чтобы Этьен знал их, и перед ними  открывались  двери.  В  два  часа  явился
Раснер; Этьен видел, как он остановился  у  стойки  и  с  кем-то  заговорил,
неторопливо  докуривая  трубку.  Его  насмешливое  спокойствие  окончательно
взвинтило нервы Этьена, тем более что на собрание явилась, просто для смеху,
компания озорников - Муке, Захарий и другие  парни,  которым  на  забастовку
было наплевать; они все находили забавным и, заказав на последние  гроши  по
кружке пива, принялись вышучивать "сознательных товарищей, которые  сидят  и
ждут с постными физиономиями".
     Прошло еще четверть часа.  Собравшиеся  выражали  нетерпение.  Этьен  в
отчаянии махнул рукой и хотел было войти, как вдруг вдова Дезир, выглянув из
двери на улицу, воскликнула:
     - Да вот он, ваш знакомый!
     Это действительно был Плюшар. Он подъехал в пролетке, запряженной тощей
клячей. Едва  она  остановилась,  он  спрыгнул  на  мостовую,  -  сухощавый,
щеголеватый,  большеголовый,  с  широким  лбом,  в  черном  драповом  пальто
нараспашку, под которым виден был суконный костюм, какие носят по праздникам
хорошо зарабатывающие мастеровые. Уже пять лет он не брал в руки напильника,
заботился  о  своей  внешности,  причесывался  гладко,   волос   к   волосу,
чрезвычайно гордился своими успехами трибуна;  но  движения  его  оставались
угловатыми; на больших широких руках  все  не  отрастали  ногти,  изъеденные
железом. Человек весьма  деятельный  и  весьма  честолюбивый,  он  неустанно
разъезжал по всей провинции, распространяя свои идеи.
     - Прошу не посетовать! - заговорил он, предупреждая вопросы и упреки. -
Вчера утром - конференция в Прейли, а вечером - собрание в Валансей. Сегодня
- завтрак в Маршьене, с Сованья... Удалось все-таки нанять пролетку. Я прямо
изнемогаю, слышите, как я охрип? Но это не беда, я все-таки выступлю.
     У порога "Смелого весельчака" он вдруг спохватился:
     - Ах, черт! Членские-то билеты я оставил! Хороши бы мы были!..
     Он разыскал пролетку, которую извозчик поставил под навес,  вытащил  из
нее небольшую деревянную шкатулку черного цвета и понес ее под мышкой.
     Этьен, с сияющим лицом, следовал за ним как тень, тогда как потрясенный
Раснер не осмеливался протянуть приезжему трибуну руку. Плюшар, однако,  сам
наградил его рукопожатием и вскользь упомянул  о  письме:  что  за  странная
мысль! Почему не провести собрание? Всегда надо проводить собрания, если это
можно  сделать.  Вдова  Дезир  предложила  ему  чего-нибудь  выпить,  но  он
отказался: лишнее, - у него не пересыхает в горле, когда он говорит.  Только
вот надо поторопиться, - вечером он рассчитывает проехать в Жуазель, где ему
нужно потолковать с Легуже. И тут все устроители гурьбой  вошли  в  зал.  За
ними  следовали  пришедшие  с  запозданием  Маэ  и  Левак.  Для  спокойствия
душевного дверь заперли на ключ, а тогда зубоскалы  загоготали  и  принялись
отпускать шуточки; Захарий  крикнул  Муке,  что  теперь-то,  верно,  старики
разродятся - испекут младенца, одного на всех.
     В плохо проветренном зале, где от дощатого пола еще поднимались  острые
запахи, пропитавшие его на последней танцульке, сидели на  скамьях  и  ждали
человек сто углекопов. Пока вошедшие устраивались на  свободных  местах,  по
рядам прошел шепот, все повернулись - рассматривали человека, приехавшего из
Лилля;  его  черное  драповое  пальто  вызывало  удивление  и  неприязненное
чувство. Однако немедленно, по предложению Этьена, избрали президиум.  Этьен
называл имена, участники собрания выражали согласие поднятием  рук.  Плюшара
выбрали председателем, а членами президиума - Маэ и самого Этьена. Задвигали
стульями - президиум занял места; на мгновение председатель исчез из глаз  -
нырнул под стол, чтобы поставить под него шкатулку,  с  которой  никогда  не
расставался. Затем он поднялся, легонько постучал кулаком по столу, призывая
к вниманию, и начал осипшим голосом:
     - Граждане!
     Ему пришлось остановиться: открылась дверца, и  из  кухни  вышла  вдова
Дезир, принесла на подносе шесть кружек пива.
     - Не беспокойтесь, - пробормотала она.  -  Когда  речь  говорят,  жажда
бывает.
     Маэ взял у нее из рук поднос, и Плюшар мог продолжать. Он  сказал,  что
очень тронут  сердечным  приемом,  который  ему  оказали  рабочие  в  Монсу,
извинился  за  опоздание,  пожаловался  на  усталость,  и   хрипоту.   Затем
предоставил слово гражданину Раснеру, поспешившему выступить первым.  Раснер
живо встал у стола, около кружек с пивом. Трибуной служил стул, повернутый к
нему спинкой. По-видимому, Раснер был очень  взволнован,  но,  откашлявшись,
звучно произнес:
     - Товарищи!..
     На рабочих угольных копей всегда большое  впечатление  производило  его
непринужденное красноречие и благодушие; выступая перед  ними,  он  мог,  не
уставая, говорить целыми часами. Он не дерзал делать никаких жестов,  стоял,
толстый, неуклюжий, улыбающийся,  и,  изливая  на  слушателей  потоки  слов,
завораживал их до тех пор, пока они не  начинали  дружно  кричать:  "Ну  да,
понятно! Правильно! Верно ты говоришь!" Однако в этот день он  с  первых  же
слов  почувствовал  глухую  враждебность   слушателей   и   стал   осторожно
лавировать. Пока он выступал лишь против продолжения забастовки,  а  напасть
на  Интернационал  собирался  лишь  после  того,  как  сорвет  аплодисменты.
Конечно, говорил он, честь запрещает уступить требованиям Компании, но  ведь
какая нищета, какое ужасное будущее  ждут  всех,  если  придется  еще  долго
упорствовать! И хоть прямо  он  и  не  призывал  покориться,  он  подтачивал
мужество забастовщиков, рисуя трагические картины, описывая, как  в  рабочих
поселках люди умирают от голода, и спрашивал., на  какие  денежные  средства
рассчитывают сторонники дальнейшего  сопротивления.  Двое-трое  приверженцев
Раснера  попробовали  было  выразить  одобрение  его  словам,  но  это  лишь
подчеркнуло холодное молчание большинства, все  возраставшее  раздражение  и
недовольство, с  которым  углекопы  слушали  его  вкрадчивую  речь.  Потеряв
надежду завоевать их, он разозлился и стал пророчить им  всякие  беды,  если
они позволят подстрекателям, подосланным из-за границы, морочить  им  головы
вздорными выдумками. Две трети участников вскочили и, прервав  его  гневными
возгласами, заявили, что не дадут ему больше говорить, раз он их оскорбляет,
считая их малыми детьми, неспособными действовать самостоятельно. А  Раснер,
то и дело прихлебывая из кружки  пиво,  все  говорил  среди  этого  шума  и,
разъярившись, кричал, что он выполняет свой долг  и  еще  не  родился  такой
молодец, который ему помешает.
     Поднялся Плюшар. Колокольчика у него не было, он просто стучал  кулаком
по столу и повторял своим сиплым голосом:
     - Граждане! Граждане!..
     Установив  наконец  некоторую  тишину,  он  предложил  собранию  решить
вопрос, и Раснера лишили  слова.  Представители  шахт,  входившие  в  состав
делегации, направленной к директору, оказывали влияние на остальных, - да  и
все тут были люди  изголодавшиеся  и  затронутые  новыми  идеями.  Результат
голосования был предрешен.
     - Тебе на нас наплевать! Ты-то ешь досыта! - орал Левак, грозя  Раснеру
кулаком.
     Наклонившись к Маэ за спиной  председателя,  Этьен  старался  успокоить
забойщика, который сидел весь красный, вне себя от  лицемерного  выступления
Раснера.
     - Граждане! - сказал Плюшар. - Разрешите мне взять слово.
     Настала глубокая тишина. Плюшар заговорил. Голос у него был  сдавленный
и сиплый, но Плюшар умел им пользоваться и, постоянно  выступая  на  рабочих
собраниях, достигал ораторских эффектов даже при своем ларингите. Постепенно
он усиливал звук, у него появлялись патетические  интонации.  Он  раскидывал
руки, сопровождал гладкие периоды покачиванием плеч; он обладал даром слова,
похожим на красноречие проповедников, и, как священники  в  церкви,  понижал
голое в конце фраз, нанизывая их одну  за  другой  в  плавном,  однообразном
рокотанье, и в конце кондов убеждал.
     В этой самой манере он вел и свою речь о величии  и  благотворной  роли
Интернационала, - речь эту он уже не раз произносил в  тех  местностях,  где
выступал до приезда в Монсу. Он объяснил, что цель ассоциации - освобождение
трудящихся; он нарисовал ее грандиозную структуру: внизу - коммуна,  выше  -
провинция, еще выше - нация, а на самой вершине  -  человечество.  Его  руки
медленно двигались, как бы надстраивая ярус над ярусом, воздвигая  громадный
собор - будущее общество. Затем он перешел к внутреннему управлению:  прочел
вслух  устав,  рассказал  о  съездах,  отметил  все  возраставшее   значение
организации и расширение ее программы: начав с  вопросов  заработной  платы,
ныне она ставит целью полный социальный  переворот,  при  котором  не  будет
наемного труда. Не будет больше и национальных различий, рабочие всего мира,
объединенные всеобщей  жаждой  справедливости,  сметут  буржуазную  гниль  и
создадут наконец новое, свободное общество, где тот,  кто  не  трудится,  не
получит хлеба. Речь оратора гремела,  от  его  бурного  дыхания  вздрагивали
пестрые бумажные цветы под закопченным низким потолком,  отражавшим  раскаты
его голоса. Слушатели закивали головами, словно волна  пробежала  по  рядам.
Раздались возгласы:
     - Правильно! Согласны!
     Плюшар продолжал. Не пройдет и трех лет,  а  рабочее  движение  покорит
весь мир. И он перечислял охваченные им народы. Со всех концов земного  шара
поступают заявления о вступлении  в  Интернационал.  Ни  одна  нарождавшаяся
религия  не  имела  столько  верующих.  А  когда  рабочие  станут  господами
положения, они продиктуют хозяевам свои собственные  законы  и  заставят  их
работать.
     - Правильно! Правильно! Пускай узнают, каково спину гнуть!
     Плюшар жестом восстановил тишину и перешел к вопросу о  забастовках.  В
принципе он против забастовок, - это слишком медленный путь, и они, пожалуй,
увеличивают страдания рабочих. Но пока что,  в  ожидании  более  действенных
средств,  приходится  прибегать  к   забастовкам,   когда   они   становятся
неизбежными; у них есть то  преимущество,  что  они  вносят  расстройство  в
лагерь капитала. Интернационал в таких случаях всегда оказывался провидением
для забастовщиков. И Плюшар приводил примеры: в Париже во  время  забастовки
бронзировщиков хозяева сразу же удовлетворили все  требования  рабочих,  как
только  узнали  страшную  для  них   новость,   что   Интернационал   пришел
забастовщикам на помощь; в Лондоне Интернационал спас забастовку  углекопов,
на свой счет отправив  обратно  целый  поезд  бельгийцев,  которых  привезли
владельцы копей. Стоило  рабочим  вступить  в  Интернационал,  как  компании
охватывал трепет, ибо рабочие вливались в великую армию труда, бойцы которой
скорее готовы умереть друг за друга, чем остаться рабами  капиталистического
строя.
     Его прервали рукоплескания. Он вытер лоб носовым платком, но  отказался
пригубить из кружки пива, которую пододвинул ему Маэ. Когда он  вновь  начал
говорить, бурные рукоплескания заглушили его слова.
     - Готово! - бросил он Этьену. - С  них  достаточно...  Живей!  Членские
билеты!
     Он нырнул под стол и поднялся с черной шкатулкой под мышкой.
     - Граждане! - крикнул он, перекрывая шум. - Вот членские билеты.  Пусть
подойдут ваши делегаты, я вручу им билеты, а они распределят их  среди  вас.
Позднее мы все оформим.
     Выскочил Раснер с новыми  протестами.  Этьен  волновался,  -  он  хотел
выступить  с  речью.  Поднялась  невообразимая  суматоха.  Левак  размахивал
руками, сжимал кулаки, словно  собираясь  драться.  Маэ  поднялся  и  что-то
говорил, но ни одного слова нельзя было расслышать. Шум все усиливался, люди
топали ногами, с  пола  летучим  облаком  поднималась  пыль,  оставшаяся  от
недавних балов, и в воздухе потянуло  запахом  пота  усердных  танцоров,  до
упаду плясавших в этом зале.
     Вдруг отворилась дверца, и вдова Дезир, загородившая ее своим животом и
грудью, крикнула громовым голосом:
     - Замолчите, горластые!.. Полиция!
     Оказывается, с некоторым опозданием явился окружной  комиссар  полиции,
намереваясь составить протокол и разогнать собрание. Его сопровождали четыре
жандарма. Вдова Дезир минут пять задерживала их у двери, твердила, что она в
своем доме хозяйка и имеет право собирать у себя друзей. Но ее оттолкнули, и
она побежала предупредить "своих питомцев".
     - Бегите через эту дверь, - наказывала  она.  -  Один  поганец  жандарм
стережет во дворе. Но это не беда,  из  дровяника  есть  выход  в  переулок.
Скорей! Скорей!
     Комиссар барабанил кулаками в дверь и грозил выломать ее, если  ему  не
отворят. Должно быть, какой-то  доносчик  осведомил  полицию,  ибо  комиссар
кричал, что это собрание нелегальное: многие здесь не имеют  пригласительных
билетов.
     Смятение в зале  усилилось.  Нельзя  было  разойтись,  не  проголосовав
вопрос о вступлении в Интернационал и о продолжении забастовки. Все говорили
разом.  Наконец  председателю  пришла  мысль  принять  решение  без  тайного
голосования, просто поднятием рук.
     Руки  сразу  поднялись.  Делегаты  торопливо  заявили,  что  от   имени
отсутствующих здесь товарищей  они  вступают  в  Международное  товарищество
рабочих. Таким образом десять тысяч  углекопов  копей  Монсу  стали  членами
Интернационала.
     А затем началось бегство. Прикрывая отступление,  вдова  Дезир  налегла
всею своей тяжестью на дверь, которую жандармы  сотрясали  ударами  ружейных
прикладов. Перепрыгивая через скамьи, углекопы вереницей удирали через кухню
и через дровяной сарай. Раснер исчез одним  из  первых,  за  ним  последовал
Левак, - позабыв о своей перебранке с кабатчиком, он мечтал  подкрепиться  у
него кружкой пива. Этьен, захватив шкатулку, ждал  Плюшара  и  Маэ,  которые
считали делом чести выйти последними. Когда они выходили, запор  вылетел,  и
комиссар очутился перед вдовой Дезир, но ее грудь и живот тоже  представляли
собою внушительную преграду.
     - Что это вам вздумалось все ломать в моем заведении? - заорала она.  -
Вы же видите - тут нет никого.
     Комиссар полиции, человек  медлительный  и  не  любивший  драматических
происшествий, только пригрозил вдове  посадить  ее  в  тюрьму  и  отправился
составлять протокол, шествуя во главе четырех жандармов на глазах язвительно
хихикавших Захария и Муке, которые пришли в восторг от  ловкого  отступления
товарищей и осыпали насмешками незадачливых блюстителей порядка.
     Тем временем Этьен, хоть ему и мешала шкатулка, во весь дух  мчался  по
переулку, слыша, что и другие бегут вслед за ним. Вдруг ему вспомнилось, что
Пьерона как будто не было на собрании, он спросил об этом,  и  Маэ  на  бегу
ответил,  что  Пьерон   болен,   -   болезнью   весьма   понятной:   страхом
скомпрометировать себя. Всем хотелось увести с  собой  Плюшара,  но  он,  не
останавливаясь, заявил, что ему надо немедленно ехать в Жуазель, где  Легуже
давно ждет его указаний. Тогда углекопы, не  замедляя  бега,  крикнули  ему:
"Счастливого пути",  -  и  понеслись  через  Монсу  так,  что  только  пятки
засверкали. Тяжело дыша, перебрасываясь отрывистыми  словами,  Этьен  и  Маэ
смеялись  веселым  смехом;  оба  были  уверены  теперь   в   победе:   когда
Интернационал пришлет им помощь, Компания сама будет умолять их  возобновить
работу. И в этом порыве надежды,  в  этом  топоте  грубых  башмаков,  звонко
стучавших по мощеной дороге, было еще и что-то иное, что-то мрачное и дикое,
предвещавшее пламя насилий, которое ветер вскоре должен был разнести во  все
концы края.
 

 
     Прошло  еще  две  недели.  Настал  январь;  пелена   холодных   туманов
затягивала огромную равнину. Нищета усилилась, в рабочих поселках  с  каждым
часом угасала жизнь,  люди  голодали  все  больше.  Четырех  тысяч  франков,
присланных из Лондона, не хватило и на три дня.  Не  на  что  было  покупать
хлеб. Больше ничего не поступало. Великая надежда рухнула, убивая  мужество.
На кого  же  теперь  рассчитывать,  если  и  братья  покинули  их?  Углекопы
чувствовали себя брошенными на произвол  судьбы  в  самой  середине  суровой
зимы, оторванными от всего мира.
     Настал день, когда в поселке Двести Сорок иссякли все ресурсы. Это было
во вторник. Этьен и делегаты разрывались  на  части,  пытаясь  найти  выход:
рассылали новые подписные листы в соседние города, и даже в Париж; проводили
сборы пожертвований, устраивали доклады- Все эти усилия ничего существенного
не давали; общественное мнение сначала расчувствовалось, а теперь  проявляло
равнодушие, - ведь забастовка затянулась и  проходила  очень  спокойно,  без
всяких драматических волнующих эпизодов. Скудных пожертвований едва  хватало
на то, чтобы поддерживать самые нуждающиеся семьи. Остальные жили  тем,  что
закладывали  свою  одежду,  распродавали  домашние  пещи.  Все  уплывало   к
старьевщикам - и шерсть из тюфяков, и кухонная утварь, даже столы и стулья!
     Ненадолго возникла было надежда на спасение: мелкие лавочники,  которых
разорял Мегра, предложили отпускать товар в кредит, думая отбить покупателей
у своего могущественного конкурента; и в течение недели бйкалейшик Вердонк и
два булочника Карубль и Смельтен действительно давали продукты  в  долг;  но
когда  назначенная  ими  сумма  первого  аванса  была  исчерпана,  все  трое
остановились. Судебные приставы  радовались:  эта  попытка  привела  лишь  к
увеличению долгов, которыми предстояло в дальнейшем обременять углекопов.  И
вот - кредита нигде не дают; нет ни одной лишней кастрюли - нечего  продать;
остается только одно: забиться в угол  и  подохнуть,  как  старым,  облезлым
собакам.
     Этьен  готов  был  продать  самого  себя.  Он  отказался  от  жалованья
секретаря, он сходил в Маршьен и  заложил  в  ссудной  кассе  свой  суконный
сюртук и брюки,  радуясь,  что  на  эти  деньги  семейство  Маэ  прокормится
некоторое время. Остались у него только сапоги, но с  ними  невозможно  было
расстаться. "Надо ноги поберечь", - говорил он. Он с  отчаянием  думал,  что
забастовка  началась  слишком  рано,  когда  касса  еще  не  успела  собрать
достаточно средств. В этом он видел единственную  причину  катастрофического
положения,  -  ведь  забастовщики,  несомненно,  восторжествовали   бы   над
хозяевами,  будь  у  них  собрано  достаточно  денег:  тогда  они  могли  бы
продержаться. Ему вспомнились слова Суварина,  который  обвинял  Компанию  в
нарочитом стремлении вызвать забастовку  для  того,  чтобы  растаяли  первые
фонды рабочей кассы.
     Мучительно было смотреть, как страдают в поселке  несчастные  люди  без
хлеба и без топлива; Этьен предпочитал уходить из дому и долго  бродил,  ища
забвения в усталости. Однажды вечером, возвращаясь в  поселок,  он  проходил
мимо Рекильярской шахты и заметил  на  обочине  дороги  старуху,  упавшую  в
обморок. Несомненно, она была близка к голодной  смерти;  приподняв  ее,  он
окликнул девушку, которую увидел во дворе шахты.
     - А-а, это ты! - сказал он, узнав Мукетту. -  Помоги-ка  мне.  Ей  надо
чего-нибудь выпить.
     Мукетта разжалобилась до слез и сбегала домой  -  в  шаткую  лачугу,  в
которой ее отец ютился среди развалин. Она тотчас вернулась, принесла  водки
и хлеба. Водка подбодрила старуху, и она молча, с  жадностью  накинулась  на
хлеб. Это была мать углекопа, она жила в рабочем поселке близ  Куньи;  упала
она, возвращаясь из Жуазеля, куда понапрасну сходила, пытаясь занять  десять
су у какой-то родственницы. Поев,  она  встала  и  неровной  поступью  пошла
дальше.
     Этьен остался на пустыре Рекильярской шахты, где над рухнувшими сараями
разрослись кусты терновника.
     - Ну как? Может, зайдешь выпить стаканчик? - весело спросила Мукетта.
     Этьен замялся.
     - Эх ты! Значит, все еще меня боишься?
     Этьену  понравился  ее  добродушный  смех,  и  он  пошел  за  нею.  Его
растрогало, что Мукетта от  всего  сердца  поделилась  со  старухой  хлебом.
Приняла она Этьена не в отцовской комнате, а повела к себе, и тотчас  налила
две рюмочки можжевеловой водки. В комнате было очень чисто,  Этьен  похвалил
за это хозяйку. Впрочем, это семейство, по-видимому, не терпело нужды:  отец
по-прежнему работал конюхом в Ворейской шахте, а Мукетта,  не  желая  сидеть
сложа руки, стирала на людей белье и зарабатывала по тридцать су в день. Да,
да, она хоть и любит с мужчинами погулять, а лентяйкой ее не назовешь.
     - Послушай, - вдруг пробормотала она, обняв его за талию. - Ну,  почему
ты не хочешь полюбить меня?
     Этьен невольно засмеялся вслед за ней, - так умильно  задала  она  свой
вопрос.
     - Да я тебя очень люблю, - ответил он.
     - Нет, нет. Не так любишь, как я хочу... А я прямо умираю по тебе.  Ну,
послушай, миленький мой! Порадуй меня!
     В самом деле она  уже  полгода  домогалась  его  внимания.  Сейчас  она
прижималась к нему, обхватив его обеими руками, и, вся  дрожа,  смотрела  на
него таким молящим влюбленным взглядом, что ему  стало  жаль  ее.  В  полном
круглом лице Мукетты не было ничего  красивого,  оно  пожелтело  в  угольной
шахте, но глаза горели огнем, от нее исходило  какое-то  очарование,  трепет
страсти; она разрумянилась и казалась совсем юной. Она приносила ему  в  дар
свою любовь, такую смиренную, такую пламенную, что у него не хватило духу ее
отвергнуть.
     - Ах, ты согласен! - восторженно лепетала она. - Ты согласен!
     И она отдалась ему неловко и самозабвенно, словно это случилось с нею в
первый раз, словно она была девственницей, еще не знавшей мужчины. Когда  он
прощался с ней, не он, а она была полна признательности, она  говорила:  ему
"спасибо", целовала ему руки.
     Этьену было немного стыдно за такое любовное приключение. Никто не стал
бы гордиться связью с Мукеттой. Уходя, он дал себе клятву, что это больше не
повторится. И все же он сохранил о ней дружеское воспоминание, как о славной
женщине. Впрочем, вернувшись в поселок, он услышал столь важные новости, что
позабыл о всяких похождениях. Прошел  слух,  что  Компания,  быть  может,  и
согласится на уступки,  если  к  директору  еще  раз  явится  делегация  для
переговоров. Тут была доля правды: в завязавшейся борьбе  хозяева  по-своему
страдали не меньше, чем углекопы.  Для  обеих  сторон  упорство  становилось
пагубным: рабочие голодали, капитал таял. Каждый  день  забастовки  приносил
Компании сотни тысяч франков убытка. Любая машина, остановившись, становится
мертвой. Оборудование  и  материал  портились,  вложенные  в  дело  капиталы
утекали, как вода, которую впитывает песок пустыни. Небольшие запасы угля на
складах истощались, и клиенты собирались закупить уголь в Бельгии, - в  этом
была угроза для будущего.  Но  больше  всего  пугали  Компанию  -  хоть  она
тщательно это скрывала - все увеличивавшиеся повреждения в  выработках  и  в
забоях. Штейгеры не могли своими силами исправлять  эти  повреждения;  везде
ломалась крепь, ежечасно происходили обвалы. Вскоре разрушения приняли такие
размеры, что для их исправления требовалось потратить несколько  месяцев,  и
лишь после этого удалось бы возобновить  добычу.  Рассказывали  о  настоящих
катастрофах, случившихся за  время  забастовки:  в  Кревкере  обрушилась  на
протяжении трехсот метров кровля в штреке, закупорив  доступ  к  разработкам
Сен-Пом; в Мадлен пласт Могрету раздавливался и выработка заполнялась водой.
Дирекция желала избежать огласки, но две катастрофы, случившиеся вдруг, одна
за другой, заставили ее признать опасность  положения.  Однажды  утром  близ
Пиолены была обнаружена трещина над Северным крылом шахты Миру, где накануне
произошел обвал; а на следующий день вдруг осела порода в Ворейской шахте, и
так сильно, что на краю предместья земля содрогнулась и  два  дома  едва  не
рухнули.
     Этьен и делегаты колебались -  стоит  ли  пойти  на  новые  переговоры,
ничего  не  зная  о  намерениях  правления.  Спросили  Дансара,  он  ответил
уклончиво: разумеется, начальство весьма огорчено  плачевным  недоразумением
и, наверное, предпримет шаги, чтобы достигнуть соглашения, но  какие  именно
шаги - не сказал. В конце концов решили, что надо пойти к г-ну  Энбо,  подав
тем самым пример рассудительности; пусть впоследствии их не обвиняют в  том,
что они не дали Компании возможности понять свою вину. Однако они  поклялись
не уступать  и  во  что  бы  то  ни  стало  поддерживать  свои  справедливые
требования.
     Переговоры состоялись во вторник утром, в тот  день,  когда  в  поселке
угроза голода схватила людей за горло. Встреча  оказалась  далеко  не  столь
дружелюбной, как первая. Опять выступил Мае, сказал, что  товарищи  поручили
ему спросить, не хочет ли дирекция сообщить им какие-нибудь новые  известия.
Г-н Энбо сначала изобразил удивление; он якобы не получил никаких  приказов,
положение не может изменяться, пока углекопы не перестанут упрямиться  я  не
прекратят свой гнусный бунт. Его жесткая,  властная  речь  произвела  крайне
неприятное впечатление; делегаты явились с мирными намерениями, но от  этого
черствого  приема  их  упорство  возросло.  Затем  директор,  спохватившись,
заговорил о желательности  взаимных  уступок;  если  рабочие  согласятся  на
отдельную оплату крепления, Компания повысит расценки на уголь -  вернет  те
два сантима, которые она, по мнению рабочих, кладет себе в карман.  Впрочем,
он добавил, что делает такое предложение от своего имени, Что ничего еще  не
решено, но он все же льстят себя надеждой добиться в  Париже  этой  уступки.
Однако делегаты отклонили предложение и подтвердили свои требования: прежняя
система оплаты и повышение расценки на пять сантимов с вагонетки. Тогда  г-н
Энбо сознался, что может сейчас же повести  переговоры,  и  стал  настойчиво
убеждать, чтобы они ради своих  жен  и  малых  детей,  умирающих  с  голоду,
приняли предложенные условия.  Углекопы,  насупив  брови,  смотрели  в  пол,
отвечали: "Нет? Нет!" - я гневно качали  головой.  Расстались  врагами.  Г-н
Энбо на прощанье хлопнул дверью. Этьен, Маэ и другие делегаты, полные  немой
ярости побежденных, доведенных до  крайности,  двинулись  в  обратный  путь,
топая по мостовой грубыми башмаками, с подковками.
     Около двух часов дня в поселке Двести Сорок женщины решили поговорить с
Мегра.  Только  на  него  и  была  надежда:  быть  может,  удастся  смягчить
лавочника, вымолить у него кредит еще на одну неделю.  Эта  мысль  пришла  в
голову жене Маа, - она слишком часто рассчитывала на  доброту  человеческую.
Она уговорила жену Левака  и  Горелую  пойти  вместе  с  нею;  жена  Пьерона
отказалась, заявив, что не может отойти от постели мужа -  все  не  проходит
его хворь. К  троим  просительницам  присоединились  другие  женщины,  всего
собралось человек двадцать.
     Когда по главной улице Монсу, перегородив ее  во  всю  ширину,  зашагал
отряд нищенски одетых, угрюмых женщин, обыватели,  глядя  на  них  из  окон,
встревоженно качали головами. Во всех домах заперли двери;  одна  дама  даже
убрала подальше столовое серебро. Впервые за время забастовки  видели  такое
шествие,  и,  конечно,  оно  не  предвещало  ничего  хорошего;  обычно   все
столкновения принимали опасный оборот, если на  улицу  выходили  женщины.  В
лавке Мегра произошла бурная сцена. Сперва он, ехидно посмеиваясь, пригласил
их войти, - якобы вообразив, что они пришли расплатиться с ним. Ах, как  это
мило с их стороны - сговорились друг с дружкой и пришли компанией,  принесли
ему долг! А затем, когда слово взяла жена Маэ, он выразил  негодование.  Как
им не совестно! Смеются они над ним, что ли? Еще продлить  им  кредит?  Они,
значит, задумали довести его до нищеты! Ну нет, он не даст больше  ни  одной
картофелины, ни одной крошки хлеба! Пускай обращаются в бакалейную Вердонка,
в булочные Карубля и Смельтена, раз поселок теперь покупает в  их  лавках...
Женщины  слушали  с  испуганным  и  смиренным  видом,  приносили  извинения,
заглядывали ему в глаза,  ждали,  не  разжалобится  ли  он.  А  он  принялся
отпускать свои обычные грубые шутки, пообещал отдать Горелой всю лавку, если
она возьмет его в ухажеры. Голод довел женщин до  такого  малодушия,  что  в
ответ они смеялись, а жена Левака  даже  говорила,  что  она  не  прочь  его
полюбить. Но он тут же переменил тон и  стал  всех  гнать.  Они  упрашивали,
молили, тогда он одну вытолкал за дверь. Сгрудившись перед его  лавкой,  они
ругали его, обзывали продажной шкурой, а жена Маэ, охваченная негодованием и
жаждой мести, призывала на него смерть, кричала, что  такой  человек  только
обременяет собою землю и зря ест хлеб.
     Просительницы возвратились в поселок угрюмые, мрачные.  А  дома  мужья,
увидев, что жены вернулись с пустыми  руками,  молча  посмотрели  на  них  и
понурили головы. Значит, в этот день так и не  придется  поесть,  проглотить
хотя бы ложку супа; а впереди в холодном мраке их ждет череда голодных дней,
и нет ни единого проблеска надежды. Но ведь они заранее знали, какие муки им
предстоят, никто ни слова не промолвил,  что  надо  сдаться.  От  чрезмерных
страданий росло их упорство, они  терпели  молча,  как  затравленные  звери,
готовые скорее умереть в своей норе, чем выйти наружу. Кто посмел бы  первый
заговорить о покорности? Ведь все поклялись держаться вместе, как  в  шахте,
когда бывало нужно спасти товарища, засыпанного обвалом. Это  был  их  долг,
они прошли хорошую школу и научились стойкости.  Как-нибудь  надо  вытерпеть
еще неделю, стиснуть зубы, не жаловаться - недаром тянули они лямку с десяти
лет, и в огне горели, и в воде тонули; в их самоотверженности была  также  и
гордость людей,  которых  на  каждом  шагу  подстерегают  опасности,  людей,
которые не раз смотрели смерти в глаза.
     Вечер в доме Маэ прошел ужасно. Все молчали, собравшись  у  печки,  где
тлели последние горсточки угля. За время забастовки мало-помалу вытащили  из
тюфяков всю шерсть и снесли  ее  к  старьевщику,  а  третьего  дня  решились
наконец продать часы с кукушкой, - получили за них три франка, и с  тех  пор
комната, в которой не слышно  было  привычного  тиканья,  казалась  голой  и
мертвой. Осталось одно-единственное украшение - стоявшая на  буфете  розовая
коробка,  давнишний   подарок   Маэ,   которым   его   жена   дорожила   как
драгоценностью. Два хороших стула  уже  были  проданы.  Бессмертный  и  дети
сидели на старой замшелой  скамье,  принесенной  из  садика.  В  сгущавшихся
сумерках всем как будто было еще холоднее.
     - Как же быть теперь? - повторяла мать, сидя на корточках у печки.
     Этьен стоял, глядя на портреты императора и императрицы, наклеенные  на
стену. Он давно бы их содрал, если бы хозяева  не  защищали  свою  картинную
галерею. Он процедил сквозь зубы:
     - Что, лодыри проклятые, за ваши рожи не дадут и двух су! Так и  будете
тут висеть да любоваться, как мы дохнем с голоду?
     - Может, коробку продать? - нерешительно спросила жена.
     Маэ, угрюмо сидевший на краешке стола, резко выпрямился:
     - Нет, не хочу. Не продавай!
     Жена с трудом поднялась и обошла всю комнату.
     - Господи боже, до какой нищеты дошли! В буфете ни  единой  корочки,  и
продать нечего, не придумаешь, как достать хлеба! А тут  еще  и  огонь  того
гляди угаснет.
     И она принялась бранить Альзиру:  вот  послала  ее  утром  на  террикон
пособирать угля, а девчонка вернулась  с  пустыми  руками.  Компания  теперь
запрещает беднякам собирать угольную мелочь. Да что Компанию  слушать?  Кому
люди урон наносят, если подбирают крохотные осколочки  угля?  Девочка  плача
рассказывала,  как  сторож  увидел  ее  и  пригрозил  затрещиной,  если   не
послушается; и все же она пообещала  матери,  что  завтра  опять  пойдет  на
террикон - пусть даже сторож ее отколотит.
     - А этот поганец Жанлен  куда  девался?  -  кричала  мать.  -  Где  он,
спрашивается?.. Я его послала салату нарвать; хоть бы  травы  пожевали,  как
овцы! А вот увидите, он не придет. Вчера ведь не ночевал дома. Не знаю,  чем
Жанлен промышляет, а похоже, что всегда сыт.
     - Может, милостыню просит на улице? - заметил Этьен.
     Мать вскипела, затрясла кулаками:
     - Ох, если я узнаю!.. Не позволю своим детям милостыню просить!.. Лучше
я их своими руками убью, а потом... потом и себя порешу!
     Маэ опять вяло опустился на край стола. Ленора и Анри,  удивляясь,  что
их не кормят, принялись  хныкать;  старик  дед  с  философским  спокойствием
перекатывал язык во рту, стараясь заглушить  голод.  Все  умолкли,  оцепенев
перед лицом  страшной  беды;  дед  кашлял  и  сплевывал  черным;  его  мучил
обострившийся ревматизм, который уже привел к водянке; отец тяжело дышал  от
астмы, колени у него  распухли,  мать  и  дети  страдали  от  наследственной
золотухи и  наследственного  малокровия.  На  это  они  не  жаловались:  что
поделаешь, это неизбежно, такова судьба углекопов и  их  потомства.  Страшно
было то, что в поселке люди таяли от истощения и мерли  как  мухи.  Надо  же
все-таки достать что-нибудь на ужин. Что делать, к кому пойти? Боже мой! Все
больше сгущались сумерки, все темнее и угрюмее становилось в комнате;  Этьен
задумался и, не выдержав, решился наконец сделать то, что ему так претило.
     - Подождите меня, - сказал он. - Я схожу поищу.
     И он вышел. Ему пришло в голову обратиться к Мукетте. Возможно,  у  нее
есть хлеб, и с ним-то она охотно поделится. Неприятно было идти в  Рекильяр;
Мукетта опять будет целовать ему руки, словно покорная раба. Но ведь  нельзя
же бросить друзей в беде; если понадобится, он готов был ласково обойтись  с
ней.
     - И я пойду поищу, - сказала мать. - Не помирать же...
     Она вышла вслед за Этьеном, громко  стукнув  дверью.  Остальные  сидели
безмолвно, неподвижно, при тусклом свете огарка, который зажгла Альзира.
     На  улице  мать  на  секунду  остановилась  в  нерешительности,   потом
направилась к Левакам.
     - Слушай-ка, я тебе недавно дала каравай хлеба взаймы.  Можешь  ты  мне
отдать сейчас?
     И тут же она остановилась: картина, представшая перед ее глазами,  была
безотрадна, - здесь еще больше чувствовалась нищета, чем в ее доме.
     Жена Левака сидела, не сводя взгляда с потухшего очага,  а  сам  Левак,
которого угостил вином приятель с гвоздильного завода, сразу опьянел,  выпив
на пустой желудок, и теперь спал за столом, уронив  голову  на  руки.  Бутлу
сидел, прислонившись к стене,  и  машинально  потирал  себе  плечи;  на  его
благодушном глуповатом лице застыло удивленное выражение: вот проели все его
сбережения, теперь ему приходится голодать, - как же это так?
     - Хлеб? Ох, милая ты моя! - заговорила жена Левака.  -  А  я-то  хотела
было попросить у тебя еще один каравай.
     Потом, услышав болезненный стон пьяного мужа, ткнула его лицом в стол.
     - Молчи, свинья! Что, нутро жжет?  Так  тебе  и  надо!  Не  пил  бы  на
дармовщинку, а лучше бы попросил у приятеля двадцать су в долг!
     И она продолжала осыпать его упреками и бранью, облегчая  себе  сердце.
Кругом была невероятная грязь, мерзость запустения, от давно не мытого  пола
исходил отвратительный запах. А, пусть все  пропадает  пропадом!  -  кричала
жена Левака, ей теперь на все наплевать. С утра исчез ее сын Бебер, и  очень
хорошо, что мальчишка болтается где-то, она рада будет от  него  избавиться,
пускай и не возвращается домой. И тут же заявила, что ляжет сейчас спать. По
крайней мере согреется. Она толкнула Бутлу:
     - Ну-ка, вставай, пойдем наверх...  Огонь  погас,  свечку  зажигать  не
стоит. Чего смотреть на пустые тарелки... Ну, пойдешь ты наконец, Луи! Я  же
тебе говорю, спать сейчас ляжем. Прижмемся друг к дружке, тепло станет...  А
этот пьяница окаянный пускай тут один околеет от холода.
     Выйдя от Леваков, жена Маэ, не раздумывая, повернула к другим соседям и
через огород прошла к Пьеронам. Оттуда доносился смех.  Она  постучалась.  В
доме все смолкло. Ей долго не отворяли.
     - Ах, это ты! - воскликнула хозяйка с  притворным  удивлением.  -  А  я
думала - доктор.
     И, не давая посетительнице вымолвить ни слова,  затараторила,  указывая
на Пьерона, который сидел у ярко горевшего огня:
     - Ах, не легче ему, все никак не поправится! С  виду  как  будто  и  не
болен, а в животе все рези, рези! Ему тепло нужно. Вот и  сжигаем  последний
уголь.
     Пьерон и в самом деле казался вполне здоровым, - румянец во  всю  щеку,
плотная фигура. Он кряхтел тщетно пытаясь изобразить  больного.  Как  только
Маэ вошла, она сразу услышала запах кроличьего рагу,  -  блюдо,  несомненно,
спрятали. На  столе  оставались  крошки  хлеба,  а  на  самой  его  середине
красовалась забытая бутылка вина.
     - Мать пошла в Монсу, - может, хлеба кто даст. Вот и ждем  ее,  томимся
голодные.
     Вдруг голос ее оборвался от смущения: она заметила, что соседка смотрит
на бутылку. Но мгновенно оправившись, принялась сочинять: да, да, в  бутылке
вино, его принесли из Пиолены хозяйка  с  дочерью:  доктор  им  сказал,  что
Пьерону  нужно  пить  красное   вино.   И   она   рассыпалась   в   похвалах
благодетельницам: такие славные люди, барышня совсем не  гордая,  заходит  в
дома к рабочим, сама раздает кому что.
     - Знаю, - подтвердила Маэ. - Я с ними знакома.
     Сердце у нее защемило при мысли, что всякие блага постоянно идут  тому,
кто в них не очень нуждается.  А  другим  сроду  не  бывает  удачи.  Хозяева
Пиолены подлили, как говорится, воды  в  речку.  И  когда  это  они  были  в
поселке? Она их и не заметила. Может, и ей бы чтонибудь перепало.
     - Я к тебе пришла попросить хлеба, - проговорила она наконец. -  Думала
- у вас в доме посытнее, чем у нас... Нет ли у тебя хоть вермишели...  Я  бы
отдала потом.
     Хозяйка разахалась:
     - Милая ты моя,  нет  ничего!  Хоть  шаром  покати!..  И  мать  все  не
возвращается. Верно, не удалось хлеба достать. Придется лечь без ужина.
     В эту  минуту  из  подвала  донесся  плач,  и  хозяйка,  разгневавшись,
принялась колотить  кулаком  в  дверцу.  Там  заперта  ее  падчерица  Лидия,
сообщила она, в наказание за то, что  дрянная  девчонка  целый  день  где-то
Шлялась и домой  пришла  только  в  пять  часов  вечера.  Негодница  от  рук
отбилась, то и дело куда-то убегает.
     А Маэ все стояла у порога, не решаясь уйти. Так приятно было  погреться
в теплой комнате. Но здесь пахло жарзным мясом, а от этого у нее еще  больше
засосало под ложечкой. Наверняка Пьероны нарочно  услали  старуху,  а  Лидию
заперли, и хотят на свободе полакомиться крольчатиной! Эх, что ни говори,  а
в доме у распутных баб нужды не знают!
     - Прощай, - сказала она, помолчав.
     На дворе было уже совсем темно;  луна,  прячась  за  облаками,  озаряла
землю тусклым светом. Маэ не пошла напрямик, через огороды, а направилась  в
обход, ее терзало отчаяние, страшно было вернуться  с  пустыми  руками.  Все
дома словно вымерли, чувствовалось, что за каждой  дверью  воцарился  голод,
что в комнатах гулкая  пустота.  К  кому  же  постучаться?  Везде  нищета  и
мучения.  Вот  уже  третью  неделю  нечего  есть.   Даже   испарился   запах
поджаренного лука, въедливый, крепкий запах, который прежде слышен был еще в
поле, далеко от поселка; теперь везде тянуло только сыростью и плесенью, как
из старого погреба, - запахом подземелья, где никто не живет. Затихли смутно
доносившиеся звуки - глухие рыдания,  бранные  возгласы,  настала  глубокая,
гнетущая тишина, и Маэ ясно представляла себе, как подкрадывается к голодным
тяжелый сон и как их мучают кошмары.
     Прохедя мимо церкви, она заметила быстро промелькнувшую  фигуру.  В  ее
душе забрезжила надежда, Маэ узнала священника  приходской  церкви  в  Монсу
аббата Жуара, который  по  воскресеньям  служил  мессу  в  маленькой  церкви
поселка; вероятно, он приходил в ризницу  по  какому-нибудь  делу  и  теперь
возвращался домой... Сутулый, пухлый, ласковый, желавший со всеми ладить, он
шел торопливо, почти бежал, стараясь проскользнуть  незаметно  под  покровом
темноты, так как не желал компрометировать себя, якшаясь  с  забастовщиками.
Говорили, впрочем, что он получил повышение и уезжает. Некоторые видели, как
он прогуливался  в  обществе  своего  преемника,  тощего  аббата  с  горящим
взглядом.
     - Господин кюре, господин кюре! - пробормотала Маэ.
     Но он не остановился.
     - Добрый вечер, добрый вечер, голубушка.
     И вот Маэ очутилась перед своим домом. Ноги больше не держали  ее.  Она
вошла.
     Она застала все ту же картину. Маэ в глубокой тоске  по-прежнему  сидел
на краю стола. Старик дед и дети, чтобы не так было холодно, жались  друг  к
другу на скамье. Никто не произнес ни слова, свечка почти  догорела;  каждый
знал, что еще немного - и  наступит  темнота.  Когда  стукнула  дверь,  дети
оглянулись, но, видя, что мать ничего не принесла, снова уставились  в  пол,
не смея заплакать - а то  еще  накажут.  Мать  пришла  и  вновь  присела  на
корточки перед угасающим огнем. Никто  ни  о  чем  не  спросил,  не  нарушил
молчания. Все понимали, что спрашивать бесполезно: зачем еще  утомлять  себя
разговорами? Все пали духом,  застыли  в  угрюмом,  вялом  ожидании  помощи,
которую, может быть,  принесет  им  Этьен,  раздобыв  где-нибудь  пищи.  Шли
минуты, одна за другой, никто не считал их.
     Наконец явился Этьен, принес в узелке десятка полтора вареных  холодных
картофелин.
     - Вот все, что я добыл, - сказал он.
     У Мукетты хлеба тоже не было: она отдала свой обед, насильно  заставила
его взять этот узелок и от всего сердца расцеловала Этьена.
     - Спасибо, я не хочу, - сказал он, когда жена Маэ  положила  перед  ним
его долю. - Я там поел.
     Он солгал и с угрюмым видом смотрел, как дети набросились на еду.  Отец
и мать взяли понемногу, чтобы детям досталось больше, но дед ел с жадностью.
Пришлось отобрать у него одну картофелину для Альзиры.
     Потом Этьен сказал, что узнал кое-какие новости. Компания, раздраженная
упорством  забастовщиков,  собирается  уволить  самых   скомпрометированных.
Очевидно, она решила перейти в  наступление.  И  еще  одна  важная  новость:
говорят, дирекция хвастается, что она уговорила  очень  многих  углекопов  с
завтрашнего дня прекратить забастовку.  В  шахтах  Виктуар  и  Фетри-Кантель
будто бы все выйдут на  работу;  даже  в  Мадлен  и  в  Миру  треть  состава
согласилась выйти.
     - Ах, сволочи! - крикнул отец. - Если нашлись предатели,  надо  с  ними
расправиться.
     И, вскочив на ноги, он, весь дрожа от гнева и муки, воскликнул:
     - Завтра вечером соберемся  в  лесу!..  Раз  нам  мешают  совещаться  в
"Весельчаке" - пойдем в лес. Там кал как у себя дома. В лес!
     Старик Бессмертный очнулся от дремоты, в которую погрузился после  еды.
Ведь он услышал давний клич сбора - именно в лесу в прежние времена углекопы
сговаривались меж собой, организуя сопротивление королевским войскам.
     - Да, да. В Вандамский лес! И я пойду, ежели там соберутся.
     Жена Маэ широко взмахнула рукой:
     - Все пойдем! Пора кончать с несправедливостью и предательством.
     Этьен решил, что сходку, на которую соберутся все рабочие поселка, надо
созвать на следующий день вечером.
     Пока говорили об этом, в доме, так же как  у  Леваков,  погас  огонь  в
очаге и догорела свеча - свет вдруг потух. Угля больше не было,  не  было  и
керосина  для  лампы.  Пришлось  ощупью  подниматься  наверх  и  ложиться  в
потемках. От холода зуб на зуб не попадал. Дети плакали...
 

 
     Жанлен поправился и стал ходить; но кости у  него  срослись  плохо,  он
хромал  на  обе  ноги;  однако  стоило  посмотреть  на   него:   ковыляя   и
переваливаясь, словно утка, он бегал так же быстро, как прежде,  и  проявлял
все такую же ловкость зловредного и вороватого зверька.
     В  тот  день,  уже  в  сумерках,  в  компании  с  неразлучными   своими
приятелями, Бебером и Лидией, он устроил  засаду  у  Рекильярской  шахты  за
оградой пустыря, как раз напротив жалкой, кособокой лавчонки, стоявшей  близ
дороги. Полуслепая старуха лавочница расставила там четыре мешка чечевицы  и
черных от пыли бобов; на двери висела засиженная мухами  вяленая  треска,  с
которой Жанлен не сводил своих узких глаз. Он дважды  посылал  туда  Бебера,
приказывая  ему  стащить  этот  предмет  своих  вожделений,  но  всякий  раз
кто-нибудь появлялся на повороте дороги. Вот ведь  мешают,  черти!  Не  дают
людям заняться своими делами.
     На дороге показался какой-то человек верхом на лошади, и тройка воришек
распласталась на земле за изгородью, узнав во всаднике г-на Энбо.  С  первых
же дней забастовки его часто видели на дорогах и на  улицах  взбунтовавшихся
рабочих поселков. Он со спокойной  смелостью  разъезжал  один,  желая  лично
удостовериться, каково положение. И ни  разу  мимо  его  уха  не  просвистел
камень; г-н Энбо встречал  лишь  молчаливых,  угрюмых  людей,  не  спешивших
поклониться ему, а чаще всего наталкивался на влюбленные парочки,  -  ничуть
не думая о политике, они  превесело  проводили  время  в  укромных  уголках.
Пустив лошадь рысью, он проезжал, не поворачивая  головы,  чтобы  никого  не
смущать; но в этой атмосфере жадного  и  грубого  вожделения  в  его  сердце
поднималась неутоленная жажда любви. Он прекрасно заметил, как бросились  на
землю трое озорников - девочка и двое мальчишек. Скажите,  пожалуйста,  даже
какие-то  сопляки  стремятся  скрасить  любовными  утехами  свою  нищету.  А
он-то!.. Глаза у г-на Энбо предательски увлажнились, но он держался в  седле
как влитой,  с  военной  выправкой,  и  ехал  чопорный,  важный,  в  наглухо
застегнутом сюртуке.
     - Фу ты, окаянные! - выругался Жанлен. - Да когда же этому конец будет?
Валяй, Бебер! Тащи ее за хвост!
     Но тут опять появились двое прохожих, и мальчишка выругался  про  себя,
узнав голос старшего брата. Захарий рассказывал шагавшему рядом с ним  Муке,
как он нашел сорок су, - жена зашила монеты за подкладку юбки. Оба  приятеля
весело посмеивались, хлопая друг друга по плечу. Муке пришла в голову  мысль
устроить завтра состязание - поиграть в чижа. Большую можно устроить партию!
Начать в два часа дня от заведения Раснера и двинуться в  сторону  Монтуара,
добежать почти до самого Маршьена. Захарий согласился.  А  то  что  в  самом
деле? Довольно неприятностей с этой забастовкой. Надо  и  позабавиться,  раз
никто ни черта не делает! И  они  повернули  было  к  шоссе,  как  вдруг  их
окликнул Этьен, подходивший со стороны канала; все  трое  остановились  и  о
чем-то стали разговаривать.
     - Да что они, ночевать, верно, здесь собираются! - возмущенно  зашептал
Жанлен. - Ведь стемнело совсем, старуха убирает свои мешки.
     На дороге показался какой-то углекоп, направлявшийся к Рекильяру. Этьен
пошел вместе с ним, и когда они проходили мимо изгороди, Жанлен услышал, что
они говорят о сходке в лесу: ее отложили до завтра, так как боялись, что  не
успеют за один день оповестить все рабочие поселки.
     - Вон оно что! - шепнул Жанлен двум своим подручным. -  Завтра  большое
дело заварится. Надо туда пробраться. Верно? Под вечер сбегаем.
     Как только дорога оказалась свободной, он погнал Бебера на промысел:
     - Не робей! Дергай за хвост. Только осторожнее, - как бы старуха палкой
не съездила.
     На их счастье, совсем стемнело. Бебер, подпрыгнув, ухватился за треску,
бечевка лопнула, и мальчишка помчался, размахивая рыбой, болтавшейся за  его
спиной на бечевке, как бумажный змей. Вслед за ним бежали во весь опор  двое
других. Удивленная  лавочница  вышла  из  своего  ларька,  не  понимая,  что
стряслось,  ее  старческие  подслеповатые  глаза  не  различали  в   сумраке
убегавшую стаю.
     Эти воришки в конце концов стали бичом  всей  округи.  Мало-помалу  они
завладели ею как орда дикарей. Сперва они ограничились  площадкой  Ворейской
шахты, возились на куче  угля,  слезали  оттуда  перемазанные,  черные,  как
негры, играли в прятки между штабелями крепежного леса, теряясь в  проходах,
как в девственном лесу. Затем они взяли приступом  террикон,  скатывались  с
него по голому откосу, еще горячему от внутреннего пожара, или же забирались
в кусты,  покрывавшие  старую  часть  отвала,  и,  юркнув  в  их  чащу,  как
шаловливые мышата, часами сидели там тихонько, занявшись спокойными  играми.
С каждым днем они расширяли свои завоевания, забирались  на  склад  кирпича,
дрались там до крови, бегали по лугам и ели без хлеба всякие травы с сочными
стеблями, копошились в тине у берегов канала, ловили рыбешек  и  поедали  их
сырыми; затем стали совершать дальние путешествия, за несколько  километров,
- в Вандамский лес, наедались там летом земляникой, а под осень - орехами  и
черникой. Вскоре они стали хозяйничать на всей огромной равнине.
     Чаще всего они сновали по дорогам между Монсу и Маршьеном и,  оглядывая
все жадным взглядом, как голодные волчата, искали, что бы  им  стащить,  все
больше смелея в мародерских набегах. Атаманом по-прежнему оставался  Жанлен,
направлявший своих подначальных на поиски  добычи:  они  опустошали  луковые
плантации, залезали в сады и огороды, воровали товары, выставленные у дверей
лавок. Они действовали во всех  окрестностях,  а  там  обвиняли  в  хищениях
забастовщиков, уверяли, что это орудует хорошо организованная шайка.
     Однажды Жанлен  даже  заставил  Лидию  обворовать  мачеху,  и  девчонка
утащила у нее дюжины две  палочек  ячменного  сахара  из  стеклянной  банки,
которая стояла на одной из полок в окне, служившем  жене  Пьерона  витриной;
Мачеха избила ее, но девочка не выдала Жанлена - она  трепетала  перед  ним.
Обиднее всего было то, что при дележе он  всегда  брал  себе  львиную  долю.
Бебер тоже обязан был приносить ему все, что удавалось  украсть,  и  почитал
себя счастливым, если атаман не отнимал у него всю добычу целиком,  наградив
его вдобавок затрещинами.
     С некоторого времени  Жанлен  стал  злоупотреблять  своей  властью.  Он
колотил Лидию, как будто  она  была  его  женой,  а  Бебера,  пользуясь  его
доверчивостью, втягивал во всякие  неприятные  приключения,  обращая  его  в
осла, на которого сыплются удары, и потешался над ним,  хотя  рослый  крепыш
Бебер был куда сильнее его и мог бы свалить его одним ударом кулака.  Жанлен
презирал их обоих, довел их до рабской  покорности,  рассказывал  им  всякие
небылицы, уверил их, что у него есть возлюбленная  -  прекрасная  принцесса,
которой  они  недостойны  показаться.  И  действительно,  за  последние  дни
случалось, что он вдруг исчезал на углу улицы, на повороте тропинки или  еще
где-нибудь, с тройным видом приказав им немедленно возвращаться  в  поселок.
Предварительно он всегда отбирал у них наворованное.
     Так было и в тот вечер.
     - Дай сюда! - сказал он, вырвав треску из рук Бебера,  когда  все  трое
остановились на повороте дороги, близ Рекильяра.
     Бебер запротестовал:
     - А мне? Я тоже хочу рыбы. Ведь это я ее стащил.
     - Еще что? Захочу дам, а не захочу - получишь фигу. Нынче ни за что  не
дам. Завтра так и быть... если останется.
     И, толкнув Лидию, поставил их в ряд, как солдат на смотру. Затем обошел
их и сзади отдал приказ:
     - Стойте пять минут. Оборачиваться не смейте...  А  если  обернетесь  -
крышка! - вас сожрут звери... Через пять минут марш  домой,  да  чтоб  Бебер
дорогой не смел лезть к Лидии, а то я все узнаю и завтра вздую обоих.
     И вдруг он исчез, растаял в сумраке, - совсем не слышно было шагов  его
босых ног. Два раба долго стояли,  не  шевелясь,  не  оглядываясь,  -  а  то
повернешься, и невидимый Жанлен даст оплеуху. Они  безумно  боялись  его,  и
этот страх постепенно соединил их взаимным чувством  глубокого  сострадания.
Бебер всегда мечтал о Лидии. Вот бы схватить ее в объятия и крепко прижать к
себе, как это делают взрослые парни и девушки. Хотела этого и  Лидия  -  она
чувствовала, что стала бы совсем иной, если б с ней обращались  деликатно  и
ласково. Но ни Бебер, ни она не смели ослушаться Жанлена.  И  когда  наконец
оба двинулись к поселку, они не  дерзнули  поцеловаться,  хотя  было  совсем
темно; они чинно шли рядышком, преисполненные нежности н  отчаяния,  глубоко
уверенные, что лишь стоит им коснуться друг друга, как сзади протянется рука
и атаман надает им тумаков.
     В этот самый час Этьеи  стоял  у  двора  Рекильярской  шахты.  Накануне
Мукетта упросила его прийти еще раз, и он пришел, так как, не желая  себе  в
том признаться, питал теперь некоторую симпатию  к  этой  девушке,  страстно
обожавшей его.  Впрочем,  он  шел  с  намерением  порвать  с  ней:  вот  они
встретятся, и он ей все объяснит, скажет, чтобы она больше  не  гонялась  за
ним, а то ему  неловко  перед  товарищами.  Не  время  сейчас  веселиться  и
тешиться, когда люди умирают с голоду. Не застав Мукетты, он решил дождаться
ее и стоял у пустыря, всматриваясь в темноту.
     Под остовом развалившегося копра открывался спуск в шахту. Черную  дыру
осеняло что-то похожее на виселицу - прямой столб с перекладиной наверху; из
расщелин каменной кладки, сохранившейся вокруг отверстия,  тянулись  к  небу
два дерева - рябина  и  платан,  казалось,  поднимавшиеся  из  глубины  недр
земных. Дикий, заброшенный пустырь покрыт был травой и косматыми  кустами  -
они  скрывали  пропасть,  заваленную  сверху  старыми   бревнами,   заросшую
терновником и боярышником, где весною  малиновки  свивали  себе  гнезда.  Не
желая тратить большие  деньги  на  поддержание  этой  выработанной,  мертвой
шахты. Компания  лет  десять  собиралась  завалить  ствол,  но  все  тянула,
выжидая,  когда  в   Верейской   шахте   установят   вентилятор,   так   как
вентиляционная камера обеих шахт, сообщавшихся  между  собой,  находилась  у
подошвы  Рекильярского  шахтного  колодца,  и  бывший  запасной  ход  служил
вытяжной трубой. Пока что только укрепили сруб шахтного  ствола  поперечными
балками,  перегородившими   его   пролет;   верхние   выработки   забросили,
поддерживали только самую нижнюю, в которой пылал адский  огонь  -  огромная
печь, набитая каменным углем, горевшим с такой мощной тягой, что из конца  в
конец соседней шахты дул ураганный ветер. Из осторожности,  желая  сохранить
для Ворейской шахты возможность спуска и подъема по лестницам  рекильярского
запасного хода, отдали приказ содержать его в  порядке,  но,  однако,  никто
этим  не  занимался,  лестницы  гнили  от   сырости,   лестничные   площадки
обваливались.  Вверху  спуск  в  запасной  ход   закрывали   большие   кусты
терновника; на первой лестнице не  хватало  нескольких  ступенек,  и,  чтобы
достать ногами до уцелевших ступеней, нужно было ухватиться за корни  рябины
и, повиснув в темноте, спрыгнуть наудачу вниз.
     Этьен терпеливо ждал, стоя за кустом, и вдруг услышал  долгий  шорох  в
ветвях. Он подумал, что шуршит, уползая,  испуганный  уж.  Но  вот  внезапно
вспыхнул огонек спички, и Этьен остолбенел, увидев Жанлена: мальчишка  зажег
свечу и исчез, как будто провалился сквозь землю. Этьена взяло  любопытство,
он подошел к отверстию ствола; Жанлен скрылся, - только на  второй  площадке
мерцал слабый свет. Замявшись, было, Этьен последовал за ним:  ухватился  за
корни, прыгнул вниз, и ему показалось, что он сейчас  пролетит  все  пятьсот
восемьдесят четыре метра глубины Рекильярской шахты, - и вдруг  почувствовал
под ногами площадку. Он стал  потихоньку  спускаться.  Должно  быть,  Жанлен
ничего не слышал - Этьен все время видел внизу, под собою, мерцающий  огонек
и огромную, мелькавшую на стенке ствола безобразную тень маленького  калеки,
ковылявшего на хромых ногах. Жанлен прыгал с ловкостью обезьяны, вытягивался
всем  телом  вниз,  когда  не  хватало  ступенек,  цеплялся   за   уцелевшие
перекладины руками,  ногами,  даже  подбородком.  Лестницы,  длиною  в  семь
метров, следовали одна  за  другой,  одни  были  еще  крепкие,  а  некоторые
шатались, трещали, - казалось, вот-вот обрушатся; одна за другой  шли  узкие
площадки с позеленевшими, гнилыми и такими трухлявыми  настилами,  что  нога
утопала в них, как во мху; а чем ниже спускались, тем  удушливее  становился
накаленный воздух, тянувший из вентиляционной камеры; к  счастью,  во  время
забастовки печь топилась слабо, а когда шли работы,  она  пожирала  по  пяти
тонн угля в день; тогда невозможно было бы спуститься сюда, не  опалив  себе
волосы.
     - Ах ты лягушонок поганый! - задыхаясь, бранился Этьен. - Да  куда  это
он лезет?..
     Два раза он чуть не сорвался - ноги  скользили  на  мокрых  ступеньках.
Если бы хоть свечка была, а то он поминутно ушибался,  спускаясь  в  темноте
вслед за  слабым  огоньком,  все  убегавшим  вдаль.  Наверняка  уже  одолели
двадцать лестниц, а спуск все еще не кончился. Этьен стал считать:  двадцать
одна, двадцать две, двадцать три, - но пришлось  спускаться  еще  ниже,  еще
ниже. Голову ему так и жгло, как будто он попал в раскаленную печь.  Наконец
добрались до рудничного  двора,  и  Этьен  увидел,  что  огонек  мелькает  в
квершлаге. Одолели тридцать лестниц - значит, спустились  на  двести  десять
метров или около того.
     "Долго он еще будет меня мучить? - думал Этьен. -  Наверно,  в  конюшне
устроил себе нору".
     Но  штрек,  который  вел  влево,  к  конюшне,  был  загорожен  обвалом.
Путешествие  продолжалось,  все  более  тяжелое  и  опасное.  Вокруг  летали
испуганные летучие мыши, прицеплялись к  каменному  своду.  Этьену  пришлось
ускорить шаг, чтобы не потерять из виду огонек; он бросился в тот же ход, но
там, где гибкий мальчишка проскальзывал, как змея, Этьен,  пролезая,  больно
ушибался. Этот квершлаг, как и все заброшенные выработки, сузился и с каждым
днем становился все уже - он сжимался  под  непрестанным  напором  оседавшей
породы; в некоторых местах он стал узким,  как  кишка,  и,  несомненно,  его
стенкам вскоре предстояло сомкнуться. При этом постепенном сжатии  крепление
ломалось, раскалывалось;  острые,  как  кинжалы,  щепки  грозили  перепилить
Этьену спину или проткнуть его насквозь. Этьен пробирался  очень  осторожно,
то полз на коленках, то на животе, ощупывая темный проход впереди. Вдруг  по
всему его телу, от затылка до ног, промчалась стая крыс, словно убегавших от
кого-то.
     - Ах, разрази тебя гром! Скоро ли конец?.. - задыхаясь,  ворчал  Этьен,
чувствуя, что у него болят все кости.
     Мучение кончилось. Пробрались вперед еще на километр: ход расширился  и
привел  в  превосходно  сохранившуюся  выработку  -  в   откаточный   штрек,
высеченный прямо в твердой породе и похожий на естественную  пещеру.  Этьену
пришлось остановиться: он увидел вдалеке,  что  Жанлен  преспокойно  укрепил
свечу двумя камнями и располагается с удобствами, явно чувствуя  облегчение,
словно человек, вернувшийся к себе домой, Этьену сразу  бросилось  в  глаза,
как много мальчишка потрудился, чтобы обратить этот глухой подземный тупик в
удобное жилище. В углу на земле лежала куча сена, служившая мягкой постелью,
на столе, сделанном из старых досок, нашло себе место  всякое  добро:  хлеб,
яблоки, початые бутылки можжевеловой водки. Настоящая разбойничья пещера,  в
которую он неделями таскал свою воровскую добычу, даже и бесполезные вещи, -
например, мыло и  ваксу  для  сапог,  украденные  просто  ради  удовольствия
красть; юный грабитель эгоистически, в полном одиночестве, наслаждался здесь
своими сокровищами.
     - Эй ты,  малый!  Смеешься,  что  ли,  над  людьми,  -  крикнул  Этьен,
передохнув немного. - Лазаешь сюда и пируешь, а мы там,  наверху,  с  голоду
подыхаем.
     Жанлен  оторопел,  затрясся  от  страха,  но,  узнав   Этьена,   быстро
успокоился.
     - Хочешь со  мной  пообедать,  а?  -  спросил  он.  -  Кусочек  вяленой
трески?.. Погляди-ка!
     Жанлен так и не выпустил из рук  добычу  и  теперь  принялся  аккуратно
счищать ножом с трески мушиные следы; щегольской  нож  с  костяным  черенком
похож был на маленький кинжал, - обычно рукоятки таких ножей бывают украшены
каким-нибудь девизом; на этом написано было одно слово: "Любовь".
     - Красивый нож! - заметил Этьен.
     - Лидия подарила, - ответил Жанлен, позабыв добавить, что Лидия, по его
приказанию, украла этот нож в Монсу у разносчика, расположившегося со  своим
лотком у пивной "Сорвиголова".
     И, очищая треску, добавил с гордостью:
     - А хорошо у меня тут, правда?  Куда  теплее,  чем  наверху,  и  пахнет
лучше.
     Этьен сел на корточки около Жанлена. Ему было любопытно побеседовать  с
ним. Теперь он не чувствовал гнева  против  Жанлена,  его  даже  интересовал
мерзавец  мальчишка,  такой  смелый  и  изобретательный  в   своих   гнусных
проделках. И в самом деле, в этой глухой норе было хорошо: не очень жарко  -
температура во всякое время года была ровная, тепло, как  в  бане,  хотя  на
дворе  стояла  суровая  декабрьская  стужа,  от  которой  у  бедняков   руки
покрывались кровоточащими трещинами. С  течением  времени  старые  выработки
очистились  от  вредных  газов,  весь  гремучий  газ  вышел,  и  теперь  тут
чувствовался только запах  гнилого  дерева,  запах  брожения,  эфира  и  еще
какой-то пряный запах, похожий на аромат левкоя. И крепление тоже  приобрело
своеобразный вид: древесина стала похожа на пожелтевший  мрамор,  украсилась
бахромой, фестонами из пушистой белой плесени, протянувшей по  столбам  свои
шелковистые  драпировки  с  позументами  и  бисером.  На   дощатой   обшивке
топорщились грибы. Вокруг  летали  белые  бабочки,  мухи,  ютились  пауки  -
обесцвеченная фауна, не знавшая солнца.
     - Ну как? Не боязно тебе?
     Жанлен с удивлением посмотрел на него.
     - Боязно? А чего же бояться, раз я тут один.
     Он уже успел отскоблить рыбу, разжег маленький костер и поджарил треску
на углях. Затем разломил надвое хлеб. Треска была  ужасно  соленая,  но  для
здорового желудка представляла собою превосходное кушанье.
     Этьен принял свою долю.
     - Ну теперь я не удивляюсь, что ты поправился, когда мы  все  исхудали.
Но только ты поступаешь посвински - наедаешься в одиночку,  о  других  тебе,
значит, и заботы нет?
     - Ну и что? А зачем они такие дураки?
     - Впрочем, хорошо, что ты прячешься. Ведь если б  отец  узнал,  что  ты
воруешь, задал бы он тебе трепку.
     - Ну и зря... Буржуи-то обкрадывают нас, верно? Ведь ты сам всегда  это
говоришь. Стащил я каравай хлеба у Мегра, - так, можно сказать,  свое  взял,
долг получил.
     Этьен удивленно уставился на мальчика,  прожевывая  хлеб...  Как  будто
впервые он видел его мордочку, зеленые узкие  глазки,  большие  оттопыренные
уши. Заморыш, на котором лежит печать  вырождения,  темный,  неразвитый  ум,
зато полон дикарской хитрости,  и  постепенно  в  нем  пробуждаются  древние
животные инстинкты. Шахта, в которой он рос,  доконала  его,  переломав  ему
ноги.
     - А Лидия? - спросил Этьен. - Ты иной раз приводишь ее сюда?
     Жанлен презрительно засмеялся:
     - Девчонку-то? Как бы не так! Бабы болтливы.
     И он долго смеялся, преисполненный глубочайшего  презрения  к  Лидии  и
Беберу. Видали вы еще таких простофиль? Какой чепухи им  ни  наплетешь,  они
всему верят. И при мысли, что они ушли с пустыми руками, а он  сидит  тут  в
тепле и ест треску, Жанлен хихикал от удовольствия. А в заключение сказал  с
важностью мудреца:
     - Одному лучше быть, по крайней мере без ссор живешь.
     Этьен доел свою краюшку. Потом выпил глоток можжевеловой водки.  Пришла
было в голову мысль, не следует ли отплатить Жанлену за  его  гостеприимство
черной неблагодарностью: вытащить его за ухо на  поверхность  да  приказать,
чтоб впредь не занимался воровством, а иначе обо всем будет  доложено  отцу.
Но, разглядев  хорошенько  это  глубокое  подземелье,  он  пришел  к  другим
соображениям: как знать, не пригодится ли оно как убежище для товарищей, или
для него самого, если там, наверху, дело обернется плохо? Он взял с  Жанлена
честное слово, что больше тот не будет пропадать из дому по ночам,  как  это
случалось, когда он заспится тут, на сене, и, захватив с собою огарок, Этьен
ушел первым, предоставив  мальчишке  спокойно  заняться  уборкой  и  прочими
хозяйственными делами.
     Мукетта, поджидая его, сидела на упавшей балке, мерзла  и  все-таки  не
уходила. Увидев Этьена, она бросилась ему на шею, но он, словно  нож  вонзил
ей в сердце, сказал, что решил больше с ней не видеться.  Боже  ты  мой!  Да
почему же? Иль она мало любила его? Чтобы не поддаться искушению заглянуть в
ее комнату, он увел Мукетту на дорогу и, стараясь говорить как можно  мягче,
объяснил,  что  эта  связь  вредит  ему  в  глазах   товарищей,   вредит   и
политическому делу, которому они все служат. Мукетта  удивилась:  какое  это
имеет отношение к политическим делам? Наконец ей  пришла  мысль,  что  Этьен
просто стыдится своей связи с ней; и она  не  обиделась,  сочла  это  вполне
естественным, даже предложила выход из положения: пусть он даст ей при  всех
оплеуху, пусть люди думают, что между ними все кончено, а он все-таки  будет
встречаться с ней, хоть изредка, хоть на минутку. Она молила  его,  клялась,
что будет благоразумной и  задержит  его  минут  пять,  не  больше.  Он  был
растроган, но все же отказался. Так надо. На прощанье  он  решил  поцеловать
ее. Шаг за шагом они дошли по дороге до первых домов Монсу и, остановившись,
крепко обнялись. Было светло, на них падал яркий лунный свет; вдруг какая-то
женщина, проходившая мимо, отпрянула в сторону, словно споткнулась о камень.
     - Кто это? - встревожился Этьен.
     - Катрин, - ответила Мукетта. - Из Жан-Барта возвращается.
     Женщина шла, низко опустив голову, усталой походкой  и  казалась  очень
утомленной. Этьен смотрел на нее в отчаянии - она увидела  его  и,  конечно,
узнала. На совести у него стало неспокойно, словно он был виноват перед ней.
А в чем, спрашивается? Ведь у нее  есть  возлюбленный.  Разве  сама  она  не
доставила Этьену такое же страдание, когда возвращалась  из  Рекильяра,  где
впервые отдалась Шавалю? Значит, теперь Этьен отплатил ей  той  же  монетой,
только и всего. Однако от таких рассуждений тоска не проходила.
     - Знаешь, что я тебе скажу? - прошептала Мукетта, когда Катрин уже была
далеко. - Ты потому и не хочешь больше видеться со мной, что другая  у  тебя
на сердце.
     На следующее утро погода выдалась прекрасная - голубое  небо,  ясный  и
студеный зимний день. Подмерзшая земля звенела под ногами, как  хрустальная.
Жанлен удрал из дому в час дня; но ему пришлось довольно долго ждать  Бебера
в условленном месте - за церковью, и они чуть было  не  отправились  вдвоем,
без Лидии, так как  мачеха  опять  заперла  ее  в  подвал.  Все  же  девочку
выпустили на волю, надели ей на  руку  корзину  и  велели  принести  листьев
одуванчика, а иначе ее снова запрут в  подвал,  и  она  будет  ночевать  там
вместе с крысами. Лидия перепугалась  и  хотела  тотчас  же  отправиться  за
листьями для салата. Жанлен отговорил: нечего спешить. Там видно будет.  Его
давно подмывало потешиться над Польшей, толстой крольчихой Раснера. Как раз,
когда они  проходили  мимо  "Выгоды",  крольчиха  вышла  на  дорогу.  Жанлен
подскочил, схватил ее за уши, засунул в  корзину  Лидии,  и  трое  озорников
умчались. Вот-то будет потеха!  Погнать  ее  камнями,  и  пусть  бежит,  как
собачонка, до самого леса.
     Но дорогой они остановились посмотреть, как Захарий и  Муке,  выпив  по
кружке пива с двумя приятелями, приступили к состязанию. Ставкой была  новая
фуражка и красный шейный платок -  хранителем  их  избрали  Раснера.  Четыре
игрока - двое на двое - начали первый кон - от Воре  до  фермы  Пайо,  около
трех километров; победителем тут оказался Захарий - у него чиж пролетел  это
расстояние с семи ударов, тогда как Муке  держал  пари  на  восемь.  Чижа  -
самшитовую чурочку с закругленным кончиком - положили  на  мостовую  носиком
вверх. Каждый держал на изготовке  длинную  клюшку  с  изогнутым,  окованным
железом концом и рукоятью, туго обмотанной бечевкой.  Игра  началась  в  два
часа дня. Мастерским ударом - в  три  приема  (ударил,  поддел  и  отбил)  -
Захарий послал чижа дальше, чем на четыреста метров,  в  свекловичное  поле;
вести эту игру в деревнях или на  дорогах  запрещалось:  из-за  нее  не  раз
бывали жертвы. Муке,  тоже  крепкий  парень,  послал  чижа  одним  ударом  в
обратном направлении на сто пятьдесят метров.  И  пошла  игра:  одна  партия
бросала чижа вперед, другая - отбивала назад, игроки мчались во  всю  прыть,
выворачивая себе ноги в мерзлых бороздах вспаханной земли.
     Сперва Жанлен, Бебер и Лидия бежали  за  игроками,  восхищаясь  мощными
ударами  их  клюшек.  Потом  вспомнили  о  Польше,  которую  от  их  прыжков
подбрасывало в корзине, и, оставив наблюдение за игрой, выпустили крольчиху,
чтобы посмотреть, быстро ли она бегает. Пленница помчалась, они кинулись  за
ней вдогонку, и целый час шла охота, сумасшедшая беготня,  крутые  повороты,
дикие вопли для устрашения ошалевшей крольчихи, неистовые взмахи жадных рук,
тщетные попытки схватить несчастного зверька. Не будь крольчиха  беременной,
им бы ни за что ее не поймать.
     Охотники остановились передохнуть, и тут до них донеслась громкая брань
- они вновь очутились среди игроков, причем Захарий чуть  не  пробил  голову
своему брату Жанлену. Игроки вели четвертый кон: от фермы Пайо они  добежали
до Четырех дорог, затем от Четырех дорог  до  Монтуара,  а  теперь  в  шесть
ударов должны были добежать до Коровьей развилки. За час они проделали  путь
в два с половиной лье, успев за это время выпить по кружке в кабачке Венсана
и в распивочной "Три волхва". Игру на этом перегоне вел Муке.  Ему  осталось
сделать еще два удара, победа наверняка  была  на  его  стороне,  как  вдруг
Захарий, пользуясь своим правом отгонять противника, с хохотом отбил чижа, и
так ловко,  что  он  упал  в  глубокую  канаву.  Партнеру  Муке  не  удалось
вышвырнуть чижа оттуда - сущее несчастье! Поднялся крик: все четверо страшно
волновались, так как у противников счет был  теперь  равный,  и  приходилось
начинать  игру  сначала.  От  Коровьей  развилки  до  бугра  Паленая   Трава
оставалось не больше двух километров.  Там  они  предполагали  освежиться  у
Леренара.
     Жанлена вдруг осенила удачная мысль. Как только игроки умчались дальше,
он достал из кармана веревочку и  привязал  ее  к  задней  лапке  крольчихи.
Началась забава! Крольчиха пыталась убежать от тройки сорванцов  и  с  таким
усилием ковыляла, дергала, выворачивала ногу, у нее был  такой  жалкий  вид,
что они хохотали до упаду.  Затем  от  лапы  веревочку  отвязали,  привязали
крольчиху за шею, чтобы она могла прыгать, а когда она  совсем  выбилась  из
сил, стали волочить ее, то вниз животом, то спиной, и она катилась по земле,
как живая тележка. Они забавлялись больше часа, а потом, у леса Крюшо, опять
услышали голоса игроков и  тогда  мигом  засунули  полумертвую  крольчиху  а
корзину.
     Теперь Захарий, Муке и двое остальных пробегали километр за километром,
от кабака до  кабака,  отмечавших  конец  каждого  перегона,  и,  делая  там
короткую передышку, выпивали по кружке пива. От Паленой Травы  примчались  к
Бюши, затем к Каменному  Кресту,  затем  к  Шамбле.  Земля  звенела  под  их
мелькающими ногами; они без  устали  преследовали  чижа,  отпрыгивавшего  от
мерзлой земли; погода для игры была превосходная, никто не увязал  в  грязи,
грозила только опасность переломать себе ноги. В сухом воздухе мощные  удары
клюшки звучали, как выстрелы.  Мускулистые  руки  крепко  сжимали  рукоятку,
обмотанную бечевкой,  все  тело  напрягалось,  словно  игрок  мощным  ударом
оглушал быка, и так длилось несколько часов, так мчались они с одного  конца
равнины до другого: через все преграды, через канавы, живые изгороди, откосы
дорог, ограды крестьянских усадеб. Для этих  скачек  с  препятствиями  нужно
было иметь очень здоровые легкие и стальные мышцы ног. Забойщики, у  которых
суставы   заржавели   в   шахте,   со   страстью   вели   эту   игру.   Иные
двадцатипятилетние парни, отчаянные  любители  чижа,  пробегали  в  игре  по
десять лье. Сорокалетние были слишком  тяжелы  для  таких  состязаний  и  не
гоняли чижа.
     Пробило пять часов, уже смеркалось. Еще один кон - до Вандамского леса,
и тогда решится, кто выиграл фуражку и платок, и Захарий,  с  обычным  своим
насмешливым равнодушием к политике, зубоскалил, что забавно будет влететь  с
чижом на сходку. Что  касается  Жанлена,  он  с  той  минуты,  как  вышел  с
приятелями из поселка, метил попасть в Вандамский лес, хотя и делал вид, что
занят только погоней за крольчихой. Он с возмущением погрозил кулаком Лидии,
когда она, терзаясь угрызениями совести, напомнила, что пора возвратиться  в
Воре и нарвать листьев  одуванчика.  Да  что  она?  Разве  можно  пропустить
сходку?  Жанлену  хотелось  послушать,  как  будут  говорить   старики.   Он
подтолкнул Бебера и предложил для развлечения отвязать в дороге крольчиху и,
пустив ее по полю, обстрелять камнями. У него зрела тайная мысль убить ее  -
захотелось полакомиться жареной  крольчатиной  под  землею,  в  Рекильярской
шахте. Крольчиха вновь поскакала, поводя носом и заложив назад длинные  уши;
и тотчас камень ободрал ей спину, другой оторвал короткий хвостик,  и,  хотя
совсем стемнело, она наверняка не уцелела бы, если б  ее  преследователи  не
увидели на лесной поляне Этьена и Маэ. Тогда юные  живодеры  набросились  на
крольчиху и снова засунули ее в корзину.  И  почти  в  ту  же  самую  минуту
прибежали Захарий, Муке и двое их подручных; в последний раз клюшка  ударила
по чижу, и он упал в нескольких шагах от поляны. Игроки очутились на сходке.
     Лишь только стало смеркаться, по дорогам, по  тропинкам,  избороздившим
голую равнину, двинулись со  всей  округи  молчаливые  фигуры,  -  иные  без
спутников, другие группами; все направлялись  к  лесу,  выделявшемуся  вдали
лиловатой полосой. Рабочие поселки опустели - женщины и даже дети, словно на
прогулку, шли в Вандамский лес под необъятным безоблачным небом. Становилось
все темнее, и уже нельзя было различить  на  дорогах  эту  толпу  углекопов,
стекавшихся к одной цели; слышен был лишь топот ног, смутно виднелась темная
масса  людей,  охваченных  единодушным  порывом.  В  проходах  между  живыми
изгородями, в зарослях кустов слышен был только легкий  шорох,  неясный  гул
голосов.
     Господин Энбо возвращался с прогулки  и,  проезжая  верхом  на  лошади,
прислушивался к этому отдаленному шуму. Навстречу ему попадались  парочки  и
целые вереницы людей, которые не спеша  прогуливались  в  прекрасный  зимний
вечер. И снова ему бросались в глаза влюбленные - он видел,  как  они  жадно
приникали друг к другу поцелуем и скрывались в  тени  под  изгородями,  где,
несомненно, предавались любовным утехам - единственному и к тому же даровому
удовольствию этой голытьбы. Да как эти дураки еще смеют жаловаться  на  свою
участь! Ведь у них есть возможность полной чашей пить наслаждения  любви.  А
существует ли иное счастье на земле?  Г-н  Энбо  с  радостью  согласился  бы
голодать так же, как они, если бы мог заново  начать  жизнь  с  какой-нибудь
женщиной, которая отдавалась бы ему на куче щебня  со  всею  силой  страсти,
всем своим существом. Нет ему, несчастному, утешения! Как не завидовать этим
беднякам! Опустив  голову,  он  возвращался  домой,  придерживая  лошадь,  с
отчаянием в сердце прислушиваясь к шорохам, доносившимся с темных полей, ибо
ему чудились в них звуки поцелуев.
 

 
     Сходка собралась в Бабьем логу, на широкой, недавно вырубленной  лесной
просеке. Эта просека тянулась по пологому склону и  окружена  была  высокими
деревьями, прямые ровные стволы великолепных буков высились вокруг нее белой
колоннадой, расписанной зеленоватым узором лишайника; на  гране  еще  лежали
поваленные исполины, а с левой стороны выстроились геометрически правильными
кубами штабеля обтесанных бревен.
     К вечеру стужа усилилась, под ногами хрустел замерзший  мох.  На  земле
было совсем темно, зато верхушки деревьев  четко  вырисовывались  в  светлом
небе,  -  полная  луна  поднималась   над   горизонтом,   готовясь   затмить
бесчисленные звезды.
     Собралось около трех тысяч углекопов; огромный, гудящий рой -  мужчины,
женщины, дети -  постепенно  заполнил  всю  просеку;  для  тех,  кто  пришел
позднее, не нашлось на ней места - они стояли вдали, под деревьями,  а  люди
все прибывали и прибывали, толпа, утопавшая во мраке, все ширилась и; живыми
волнами заливала смежные делянки.
     Раздавался невнятный гомон огромной толпы, - казалось, в этом недвижном
заиндевелом лесу загудел ветер, предвещавший бурю.  На  верху  ската  стояли
Этьен, Раснер и Маг.  У  них  шел  спор,  слышались  резкие  выкрики.  Около
споривших  теснились  другие  углекопы:  Левак,  сердито  сжимавший  кулаки,
Пьерон, норовивший держаться спиною к зрителям и крайне огорченный, что  ему
не удалось подольше протянуть свою мнимую  лихорадку;  по  соседству  сидели
рядышком на  повалившемся  сухом  дереве  старик  Бессмертный  и  Мук,  оба,
казалось, погруженные  в  глубокую  задумчивость.  Позади  них  пристроились
зубоскалы Захарий, Муке и прочие, явившиеся на сходку просто из  любопытства
- "для смеха", как они говорили; резкую  противоположность  им  представляли
собравшиеся вместе женщины - строгие, сосредоточенные, как  в  церкви.  Жена
Маэ молча кивала головой, слушая приглушенную ругань жены  Левака.  Филомена
кашляла - зимой у нее опять начался бронхит. Только Мукетта, сверкая зубами,
весело смеялась, одобряя старуху Горелую, на все корки честившую  свою  дочь
за то, что она,  негодница,  нарочно  отсылает  мать  из  дому,  а  без  нее
обжирается жареной крольчатиной, и за то, что она,  шкура  продажная,  живет
припеваючи, пользуясь подлостью своего мужа. А на штабель  бревен  взобрался
Жанлен, подтянул к себе Лидию, приказал Бебсру вскарабкаться к  ним,  и  все
трое торчали наверху, возвышаясь надо всеми.
     Ссору затеял Раснер, требуя, чтобы  на  сходке  был  по  всем  правилам
выбран президиум. Поражение, которое  он  потерпел  в  "Смелом  весельчаке",
привело его в бешенство, он дал себе клятву одолеть  противника  и  надеялся
завоевать былой свой авторитет, когда будет иметь дело не  с  делегатами,  а
непосредственно с рабочими массами. Этьен  с  возмущением  отверг  мысль  об
избрании президиума, считая нелепым делать  это  в  лесу.  Надо  действовать
революционно и попросту, раз их травят, как волков. Видя, что спору конца не
будет, он разом завладел аудиторией - взобрался на высокий пень и крикнул;
     - Товарищи! Товарищи!
     Неясный гомон словно сменился  долгим  вздохом  и  затих,  и  пока  Маэ
старался унять протестовавшего Раснера, Этьен продолжал звучным голосом:
     - Товарищи! Раз нам запрещают  говорить,  насылают  на  нас  жандармов,
словно мы душегубы, разбойники,  давайте  потолкуем  в  лесу!  Здесь  мы  на
свободе, здесь мы как у себя дома, никто не ворвется сюда и не заставит  нас
замолчать, так же как никто не заставит умолкнуть птиц, и зверей,
     В ответ раздались громовые возгласы и крики:
     - Да, да, это наш лес! Мы имеем право тут побеседовать. Говори!
     Мгновение Этьен  молчал.  Луна,  еще  стоявшая  низко  над  горизонтом,
по-прежнему освещала лишь вершины деревьев, а  притихшая,  безмолвная  толпа
тонула в темноте. Этьен, стоявший у верхушки  ската,  возвышался  над  морем
голов, вырисовываясь черным силуэтом.
     Медленным движением он поднял руку и начал свою речь. Но голос  его  не
гремел раскатами, он говорил спокойно, деловым тоном,  как  доверенное  лицо
народа, отдающее ему отчет, Накояец-то он мог произнести ту речь, с  которой
полицейский комиссар помешал  ему  выступить  в  "Весельчаке".  Он  начал  с
изложения хода забастовка,  стараясь  держаться  того  особого  красноречия,
которое свойственно научным трудам: факты, только факты. Сначала сказал, что
он, как и все углекопы, был против забастовки; углекопы не хотели забастовки
- дирекция сама ее вызвала новым своим тарифом на крепежные работы. Затем он
напомнил о том, как  была  направлена  к  директору  первая  делегация,  как
бессовестно поступило  правление,  и  о  том,  как  позднее,  при  вторичных
переговорах, оно сделало запоздалые уступки, согласившись вернуть  углекопам
те два сантима с вагонетки, которые сначала попыталось украсть  у  них.  Так
обстоит дело. Касса взаимопомощи опустела, и Этьен, приведя цифры,  доложил,
куда  ушли  фонды,  сказал,  на  что  израсходованы  присланные  пособия,  в
нескольких словах извинил Интернационал, Плюшара и других, сказав,  что  они
не  могли  сделать  больше  для  забастовщиков,  ибо  поглощены  заботами  о
распространении своих идей во всем мире. Итак, положение ухудшается с каждым
днем; Компания увольняет углекопов и грозит нанять рабочих в Бельгии;  кроме
того, она запугивает слабодушных и уговорила некоторое количество  углекопов
возобновить работу. Этьен перечислял все это ровным  голосом,  словно  хотел
подчеркнуть значение этих дурных вестей, говорил о всепобеждающем голоде,  о
погибших надеждах, о последних лихорадочных усилиях мужественных  борцов.  И
вдруг, в заключение, не повышая голоса, сказал:
     - И вот при таких обстоятельствах вы должны,  товарищи,  принять  нынче
вечером решение.  Хотите  вы  продолжать  забастовку?  И  если  хотите,  что
рассчитываете вы сделать, чтобы одолеть Компанию?
     С широкого звездного неба спустилась глубокая тишина. Толпа, которую не
видно было в темноте, безмолвствовала; у  всех  стеснилось  сердце  от  слов
Этьена; в лесу под деревьями слышны были лишь тяжкие вздохи.
     Но Этьен продолжал свою  речь,  и  голос  его  зазвучал  иначе.  Теперь
говорил не секретарь ассоциации, а глава  восставших,  апостол,  возвещающий
истину. Неужели среди углекопов найдутся подлецы, способные изменить  своему
слову? Как! Люди страдали целый месяц, и муки  их  будут  напрасны?  Склонив
голову,  забастовщики  вернутся  на  работу,  и  вновь  начнется  вековечная
каторга? Не лучше ли погибнуть  сейчас  же,  попытавшись  свергнуть  тиранию
капитала, который морит трудящихся голодом?  Не  может  дольше  продолжаться
нелепая игра, в которой голод заставляет людей терпеть и  покоряться,  -  до
тех пор пока тот же голод вновь приведет даже  самых  кротких  к  восстанию.
Этьен говорил о том, как Компания эксплуатирует углекопов,  как  на  них,  и
только на них одних,  падает  вся  тяжесть  промышленного  кризиса,  как  им
приходится голодать,  когда  из  соображений  конкуренции  хозяева  понижают
себестоимость угля.  Нет,  новую  систему  оплаты  крепежных  работ  принять
невозможно - это скрытый способ урезать  заработную  плату.  Компания  хочет
ежедневно красть у каждого углекопа по часу его работы. Ну, это уж  слишком!
Настало  время,  когда  обездоленные,  доведенные  до  крайности,   добьются
справедливости.
     Он умолк, простирая вверх руки. При слове "справедливость" толпа  вдруг
затрепетала, всколыхнулась, раздались рукоплескания, прокатившиеся по  лесу,
словно шорох сухих листьев под внезапным порывом ветра. Люди кричали:
     - Справедливость!.. Настало время!.. Справедливость!
     Постепенно Этьен разгорячился. Он не был речист, как Раснер, который  с
легкостью краснобая нанизывал фразу  за  фразой.  Зачастую  ему  недоставало
слов, он строил корявые предложения, путался и, выходя из затруднения, резко
вздергивал плечом. Но хоть он  и  спотыкался  на  каждом  шагу,  ему  на  ум
приходили  образы,  исполненные  энергии  и  всем   близкие,   захватывавшие
слушателей; образны были и его жесты - жесты рабочего, занятого делом: то он
откидывал локти назад, то вдруг выбрасывал вперед сжатые кулаки и, вытягивая
шею,  выдвигал  подбородок,  словно  готов  был  укусить  врага,   все   это
производило необыкновенное впечатление. Все его  хвалили:  "Ростом  невелик,
зато как заговорит, не наслушаешься".
     - Наемный  труд  -  это  новая  форма  рабства,  -  произнес  он  более
взволнованно. - Шахты должны  принадлежать  шахтеру,  как  море  принадлежит
моряку, а земля - крестьянину... Поймите же!  Шахты  принадлежат  вам,  всем
вам, ибо за целое столетие вы купили их ценою своей крови и своих страданий.
     Он смело подошел к запутанным правовым вопросам, к специальным  законам
о копях и рудниках. Недра земли, так же как и земля, говорил он, должны быть
достоянием нации, монопольное  право  на  разработку  недр,  предоставляемое
акционерным обществам, - это гнусная привилегия; и в отношении Монсу это тем
более верно, что здесь так называемое  законное  пользование  месторождением
угля осложняется  давними  договорами,  заключенными  с  владельцами  бывших
феодальных поместий, согласно древним обычаям провинций Эно.  Следовательно,
углекопам нужно отвоевать свое добро. И, протягивая руки, он указывал вдаль,
словно охватывал весь край, простиравшийся за лесом.
     В это мгновение свет луны,  поднявшейся  над  горизонтом,  скользнул  с
верхушек деревьев и осветил оратора. И когда толпа, еще сокрытая в  темноте,
увидела, как он, в ореоле лунного  сияния,  простирает  руки,  дабы  оделить
бедняков  всеми  благами  жизни,  -  вновь  раздались  долгие,  восторженные
рукоплескания:
     - Верно! Правильно! Молодец!
     А дальше  Этьен  пустился  в  излюбленные  свои  рассуждения.  Передача
средств производства в коллективную собственность,  несколько  раз  повторил
он, и сама угловатость фразы ласкала его слух. К этому времени  его  взгляды
установились. Начав с благоговейного умиления неофита перед идеями  братства
людей, улучшения условий наемного труда, он пришел к политической идее  -  о
необходимости  уничтожить  наемный  труд.  Со  времени  собрания  в  "Смелом
весельчаке" его коллективизм, еще сентиментальный и расплывчатый, стал более
четким и вылился в сложную программу, которую он  и  излагал  теперь,  давая
научное обоснование каждому ее пункту. Во-первых,  он  заявил,  что  свободы
можно достигнуть лишь путем полного уничтожения  государственного  строя.  А
когда  народ  захватит  власть,  начнутся  преобразования:   возвращение   к
первобытной  коммуне,  замена  семьи,  основанной  на  ханжеской  морали   и
угнетении, семьей, где царствует свобода и  равенство;  полное  равенство  в
правах гражданских, политических и  экономических;  независимость  личности,
обеспечиваемая  всеобщим  владением  средствами  производства  и  продуктами
труда; наконец,  бесплатное  профессиональное  образование  за  общественный
счет. Все это вызовет полную переделку старого, прогнившего общества. Оратор
нападал на брак,  на  право  наследования,  устанавливал  право  каждого  на
благосостояние, низвергал все беззакония - памятник  многовекового  мертвого
прошлого. И говоря это, он делал один и тот же жест: взмахивал одной  рукой,
словно под корень срезал поспевшую  жатву,  и  тотчас  другой  рукой  строил
грядущее, воздвигал храм истины и справедливости, который возникает на  заре
двадцатого  столетия.  В  его  напряженной  внутренней  работе  рассудок  не
участвовал  -  осталась  лишь  навязчивая  идея   фанатика.   Все   преграды
чувствительности и здравого смысла  были  отброшены;  казалось,  ничего  нет
легче, как осуществить полную переделку мира; оратор все предвидел и говорил
об этом новом обществе, словно о машине, которую можно собрать за два  часа;
и тут ни огонь, ни кровь не имели никакого значения.
     - Настала наша очередь! -  бросил  он  последний  клич.  -  Нам  должны
принадлежать и власть и богатство!
     В лесной чаще загремели и  докатились  до  него  крики  восторга.  Луна
заливала теперь ярким сиянием всю просеку,  четко  обрисовывая  море  голов,
захлестнувшее своими волнами даже густую  поросль,  темневшую  вдали,  между
сероватыми стволами высоких буков. И эта морозная ночь явила картину  ярости
народной: повсюду пылающие лица, сверкающие  глаза,  раскрытые  в  неистовом
крике рты; изголодавшиеся люди - мужчины, женщины, дети  -  откликнулись  на
призыв совершить справедливое насилие, отбить отнятое у них  добро.  Они  не
чувствовали  холода,  от  пламенных  речей  у  них  все  горело  внутри.   В
благоговейном  восторге  они  вознеслись  над  землей  и,   подобно   первым
христианам, полны  были  страстной  надежды  на  скорое  пришествие  царства
справедливости. Смысл многих фраз остался для них темным; им непонятны  были
технические  и  отвлеченные  рассуждения,   но   от   самой   этой   неясной
отвлеченности ширялись пределы Земли  обетованной,  озаренной  ослепительным
светом мечты. Ах, что ждет их впереди! Они станут  хозяевами,  избавятся  от
страданий, будут наконец наслаждаться жизнью.
     - Правильно, черт их дери! Настала наша очередь! Смерть эксплуататорам!
     Женщины были как в бреду; жена Маэ утратила обычную свою  выдержку,  от
голода у нее кружилась голова;  жена  Левака  вопила  громче  всех;  старуха
Горелая, похожая на колдунью, в исступлении размахивала  костлявыми  руками;
Филомена раскашлялась, а Мукетта до того воспламенилась, что кричала оратору
неясные слова. Волнение захватило и мужчин. Маэ  издавал  гневные  возгласы,
один его сосед - Пьерон дрожал от страха, а другой - Левак - в  лихорадочном
возбуждении говорил не умолкая; только зубоскалам, Захарию и Муке,  было  не
по себе - они пытались насмешничать и  выражали  удивление,  что  Этьен  мог
говорить так долго, не выпив ни одного глотка  пива.  А  на  штабеле  бревен
визжал и бесновался Жанлен и, заставляя орать Лидию  с  Бебером,  размахивал
корзинкой, в которой сидела полумертвая крольчиха  Польша.  Вновь  раздались
приветственные крики.  Этьен  изведал,  какое  опьяняющее  наслаждение  дает
популярность. Какой властью он обладал! Живым ее воплощением стала  вот  эта
трехтысячная толпа, где у всех при  каждом  его  слове  бьется  от  волнения
сердце. Если бы сюда пожаловал Суварин, он одобрил бы идеи, которые развивал
Этьен, распознав в них свои собственные  взгляды,  и  был  бы  доволен,  что
развитие его ученика пошло в сторону анархизма; Суварин согласился бы с  его
программой, за исключением требования всеобщего образования, так как  считал
это сентиментальным вздором, усматривая в невежестве святой  и  спасительный
источник  возрождения  человеческой  энергии.  Что  касается   Раснера,   он
презрительно и злобно пожимал плечами.
     - Дай мне слово! - крикнул он Этьену.
     Тот спрыгнул с пня.
     - Говори. Посмотрим, станут ли тебя слушать.
     Раснер мигом занял  его  место  и  протянул  руку,  чтобы  восстановить
тишину. Но шум все не затихал; от первых рядов, где узнали Раснера, его  имя
прокатилось до последних рядов, терявшихся в тени, под буками;  слушать  его
не желали, - он был низвергнутым кумиром, один  его  вид  раздражал  прежних
почитателей. Его благодушное красноречие, поток  слов,  текущих  так  легко,
плавно, так долго очаровывавший людей, теперь называли тепленьким отваром из
маковых головок -  для  усыпления  трусов.  Тщетно  пытался  он  говорить  в
поднявшемся шуме, надеясь и  на  этом  собрании  выступить,  как  всегда,  с
успокоительной речью, убедить, что внезапным провозглашением  новых  законов
мир переделать  невозможно,  надо  подождать,  пока  произойдет  необходимая
социальная эволюция. - Его высмеяли,  -  освистали;  поражение,  которое  он
потерпел в "Смелом весельчаке", углубилось, стало непоправимым. Под конец  в
него стали бросать пригоршнями замерзшего мха, а какая-то  женщина  крикнула
пронзительным голосом:
     - Долой изменника!
     Раснер все старался внушить, что шахта  не  может  быть  собственностью
шахтера, как ткацкий станок для ткача, - нет, гораздо лучше добиться участия
рабочего  в  прибылях,  материальной   его   заинтересованности   в   успехе
предприятия, где он будет как бы родным сыном.
     - Долой предателя! - раздался тысячеголосый крик, и в оратора  полетели
камни.
     Раснер побледнел, от отчаяния у него слезы выступили  на  глазах.  Ведь
это было крушение всей его  жизни:  двадцать  лет  товарищеской  близости  с
рабочими и честолюбивые замыслы - все рухнуло из-за  черной  неблагодарности
толпы. Он слез с пня, пораженный в самое сердце, не имея сил продолжать свою
речь.
     - Тебе смешно? - заикаясь, сказал он торжествующему Этьену.  -  Хорошо!
Желаю и тебе это испытать! Так оно и будет... Слышишь?
     И, словно решив сбросить с себя  бремя  ответственности  за  все  беды,
которые  он  предвидел,  Раснер  широко  взмахнул  рукой  и  ушел,  шагая  в
одиночестве по безмолвному, белому от инея полю.
     Его проводили улюлюканьем, и вдруг, ко  всеобщему  удивлению,  на  пень
взобрался старик Бессмертный, пытаясь что-то  сказать  среди  оглушительного
гама и шума. До этой минуты и Мук и он  сидели  тихонько,  с  обычным  своим
задумчивым видом, как будто погрузившись в мысли о далеких  днях.  Вероятно,
он  поддался  внезапному  приливу  словоохотливости,  порою  с  такой  силой
ворошившему в его душе прошлое, что он часами изливал  свои  воспоминания  в
бессвязных речах.
     Настало глубокое молчание, все слушали  старика,  бледного  при  лунном
свете, как смерть; слушали с изумлением, которое все  усиливалось,  так  как
его длинные, никому не понятные истории не имели  непосредственной  связи  с
обсуждавшимися вопросами. Он говорил о своей молодости, о том, что двое  его
дядьев погибли под обвалом в Ворейской шахте, потом перешел к  смерти  своей
жены, которую унесло воспаление легких; однако ж он  не  отступал  от  своей
всегдашней мысли:  не  было  и  не  будет  никогда  беднякам  счастья.  Вот,
например, собралось в лесу на сходку пятьсот углекопов, питому как король не
пожелал сократить многочасовой рабочий день, но тут  же  старик  спутался  и
стал рассказывать о другой забастовке: он-то перевидал их на своем веку! Все
забастовки приводили ворейских углекопов в этот лес - вот сюда, в Бабий лог,
а других - в Угольную печь, а тех, кто подальше, - в Волчью яму.  Ивой  раз,
бывало, морозит, а иной раз жара стоит. А как-то  вечером  полил  дождь,  до
того сильный, что так и разошлись люди  по  домам,  ничего  друг  дружке  не
сказав. А все равно - пришлют королевские войска, начнут  солдаты  из  ружей
стрелять, и на том все и кончится.
     - Мы, бывало, руку поднимаем - вот так - и клятву даем:  не  спустимся,
мол, в шахту... Да, и я клятву давал... Да, давал клятву!
     Люди слушали с чувством удивления и какой-то  тяжелой  неловкости,  как
вдруг Этьен, следивший за этой сценой,  вспрыгнул  на  срубленное  дерево  и
встал рядом со стариком. Он заметил Шаваля  в  первом  ряду,  среди  друзей.
Значит, где-то здесь стоит и слушает Катрин,  и  мысль  об  этом  вновь  его
воспламенила: ему так хотелось стяжать при ней лавры успеха.
     - Товарищи! - воскликнул он.  -  Сейчас  вы  слышали  одного  из  наших
старейших рабочих. Вот сколько он выстрадал. Помните, что  так  же  страдать
будут и наши дети, если мы не покончим с грабителями и палачами.
     Речь его была грозной; еще никогда он  не  говорил  с  такой  неистовой
яростью. Одной рукой он поддерживал старика Бессмертного,  он  выдвигал  его
как знамя нищеты и  скорби,  он  страстно  взывал  об  отмщении.  Короткими,
энергичными фразами он описал историю семейства Маэ, -  начиная  от  первого
углекопа Маэ; он показал, что вековая  работа  на  шахте  изнурила  всю  эту
семью, что Компания Монсу, отняв у нее и силы и здоровье, теперь обрекла  ее
на существование еще более голодное, чем сто лет назад,  а  этой  нищете  он
противопоставил толстобрюхих, откормленных  хозяев,  всю  шайку  акционеров,
которые целое столетие живут, не ведая труда,  словно  содержанки,  и  кутят
напропалую. Разве это  не  возмутительно?  Тысячи  людей,  и  отцы  и  дети,
надрываются на каторжной работе под землей для того, чтобы правление  давало
взятки министрам да чтобы потомственные аристократы и буржуи  задавали  пиры
или жирели бы дома, сидя у камелька! Недаром  Этьен  прочел  и  даже  изучил
книгу  о  болезнях  углекопов  -  теперь  он  описывал   их   с   ужасающими
подробностями: белокровие, золотушные язвы  и  опухоли,  поражение  бронхов,
астма, которая душит больного, жестокий  ревматизм,  сковывающий  его  тело.
Несчастных углекопов обращали в машины, держали их в рабочих  поселках,  как
скот в загонах, крупные акционерные  компании  мало-помалу  закрепощали  их,
узаконивали это рабство, грозили закабалить всех  трудящихся  страны:  пусть
миллионы рабочих рук создают богатства для  одной  тысячи  бездельников.  Но
теперь шахтеры не  такой  темный  народ,  как  прежде,  они  не  хотят  жить
по-скотски  и  умирать  раздавленными  в  недрах  земли.  Из  глубины   шахт
поднимается целая армия бойцов, семена гражданского сознания прорастут, и  в
один прекрасный день всходы  пробьются  сквозь  корку  земли,  и  под  ярким
солнцем созреет обильная жатва. И тогда посмотрим, посмеют ли измываться над
шестидесятилетним стариком, назначая ему пенсию в сто пятьдесят  франков  за
сорокалетнюю работу в забоях, где он погубил свое здоровье, ведь он  харкает
углем и нажил себе водянку. Да. Труд потребует отчета у капитала -  у  этого
безликого божества, невидимого  рабочему  человеку,  восседающему  где-то  в
таинственном своем капище, жиреющего  от  пота  и  крови  бедняков,  которые
откармливают его, а сами дохнут с голоду. Они  ворвутся  туда,  они  наконец
увидят лицо этого идола при свете пожаров, и он  захлебнется  в  собственной
крови, этот гнусный боров, это чудовище, пожирающее человечье мясо.
     Оратор умолк, но рука его, все  еще  протянутая  вперед,  указывала  на
врага, таящегося где-то вдали, рассеянного по всему свету.  И  на  этот  раз
толпа ответила такими громовыми криками восторга, что  их  услышали  даже  в
Монсу, и богатые обыватели с тревогой посмотрели в  сторону  Вандама,  -  не
случилось ли там беды, не произошло ли нового страшного обвала?
     Взлетели ночные птицы и закружили над лесом в бездонном светлом небе.
     Этьен закончил свою речь:
     - Товарищи!  Какое  же  решение  вы  примете?..  Будете  ли  продолжать
забастовку?
     - Да! Да! - взвились голоса.
     - А какие меры вы примете? Если завтра  трусы  возобновят  работу,  мы,
несомненно, потерпим поражение.
     Как дыхание бури, понеслись выкрики:
     - Смерть предателям!
     - Итак, вы  решаете  призвать  их  к  выполнению  долга,  напомнить  им
клятвенное их обещание... Вот что мы могли бы  сделать  -  пойти  к  шахтам:
пусть изменники, увидев нас, образумятся,  пусть  Компания  поймет,  что  мы
единодушны и скорее умрем, чем уступим.
     - Правильно! К шахтам! К шахтам!
     С самого начала своей речи Этьен искал взглядом  Катрин  среди  бледных
женских лиц в гудевшей перед ним толпе. Нет, ее нигде не было.  Зато  Шаваль
все время торчал у него перед глазами. Он  язвительно  ухмылялся  и  пожимал
плечами; его терзала зависть, Шаваль рад был бы продать себя хоть за частицу
такой популярности.
     - А если, товарищи, найдутся среди нас доносчики, - продолжал Этьен,  -
им не  поздоровится,  мы  их  знаем...  Да,  да...  Я  вот  вижу  вандамских
углекопов, а ведь они не прекратили работы на своей шахте.
     - Ты это про кого  говоришь?  Про  меня?  -  вызывающим  тоном  спросил
Шаваль.
     - Про тебя или про кого другого... Но раз  ты  заговорил,  так  вспомни
пословицу: сытый голодного не разумеет... Ты-то работаешь на Жан-Барте...
     Его прервал насмешливый голос:
     - Ну да, работает!.. За него жена работает...
     Шаваль густо покраснел и выругался:
     - Убирайтесь вы к черту! Или запрещается работать?
     - Да, запрещается, - крикнул Этьен. -  Когда  товарищи  терпят  лишения
ради общего блага,  запрещается  быть  эгоистом,  лицемером  и  вставать  на
сторону хозяев! Если бы забастовка охватила все шахты до  единой,  мы  давно
стали бы господами положения... Раз на копях Монсу забастовали -  в  Вандаме
ни один человек не должен был спуститься в шахту.  Мы  нанесли  бы  хозяевам
решающий удар, если бы работа остановилась во всем краю, не только здесь, но
и у господина Денелена... Понял? В забоях Жан-Барта только  предатели  рубят
уголь... Да, да... все вы там предатели.
     Вокруг Шаваля люди угрожающе зарокотали, замахали  руками,  послышались
крики:  "Бей  его!  Бей  предателя!"  Он  побледнел.  Но  неистовое  желание
восторжествовать над Этьеном внушило ему некую мысль. Он гордо выпрямился:
     - Ну так слушайте! Все слушайте! Приходите завтра в Жан-Барт и увидите,
работаю ли я!.. Мы на вашей стороне. Товарищи послали меня сказать вам  это.
Надо загасить топки, надо, чтоб и машинисты  тоже  забастовали.  Пусть  себе
насосы остановятся. Тем лучше. Вода затопит шахту. Все полетит к черту!
     Шавалю тоже рукоплескали, и с этой минуты  Этьсна  оттерли  в  сторону.
Один за другим на пень залезали ораторы  и  произносили  речи,  утопавшие  в
шуме; они жестикулировали, предлагали самые  крайние  меры.  Всеми  овладело
какое-то исступление, неистовство, свойственное фанатикам, когда они,  устав
надеяться на долгожданное чудо, решают наконец вызвать  его  сами.  Люди,  у
которых в голове мутилось от голода, мечтали о пожарах и  кровопролитии,  за
коими немедленно воссияет апофеоз - придет всемирное счастье.
     Луна заливала своим безмятежным светом бушующую  толпу;  лесную  тишину
нарушали крики, призывавшие к резне. Подмерзший мох хрустел  под  ногами,  а
могучие буки, ветви которых вырисовывались  в  светлом  небе  тонким  черным
узором, не слышали, не замечали обездоленных, суетившихся у их подножия.
     В суматохе супруги Маэ оказались  рядом;  оба  были  выбиты  из  колеи,
утратили свое здравомыслие, и, дойдя до предела отчаяния, мучившего их целый
месяц, рукоплескали Леваку, который, подливая масла в огонь, требовал смерти
инженеров. Пьерон куда-то исчез. Бессмертный и Мук говорили  разом,  кричали
что-то гневное и бессвязное, чего  никто  не  мог  разобрать.  Захарий  "для
смеху" предлагал, чтобы снесли разом все церкви, а Муке изо всей силы стучал
о землю своей клюшкой - просто для того, чтобы шуму было  побольше.  Женщины
подхлестывали друг друга; жена Левака, подбоченившись, напала на  свою  дочь
Филомену, обвиняя ее в тем, что она над людьми смеется; Мукетта кричала, что
надо силой стащить жандармов с лошадей; Горелая отколотила Лидию за то,  что
девчонка  не  нарвала  листьев  одуванчика,   и,   разгорячившись,   старуха
продолжала размахивать кулаками, адресуя свои удары всем хозяевам и страстно
желая, чтобы они попали ей в руки. Жанлен оторопел и  на  мгновение  притих,
когда Бебер узнал от мальчишки-откатчика, что жена Раснера видела,  как  они
утащили крольчиху,  но  затем  Жанлен  решил,  что,  возвращаясь  домой,  он
потихоньку выпустит ее у дверей заведения Раснера, и,  успокоив  себя  таким
решением,  принялся  орать  еще  громче  прежнего,  раскрыл  свой  новенький
складной нож и размахивал им, гордясь тем, что лезвие блестит при луне.
     - Товарищи! Товарищи!  -  кричал  охрипшим  голосом  измученный  Этьен,
пытаясь добиться хоть короткого молчания и окончательно столковаться.
     Наконец толпа умолкла и стала слушать.
     - Товарищи! Завтра утром соберемся у шахты Жан-Барт. Решено?
     - Да, да! В Жан-Барт. Смерть предателям!
     Трехтысячный хор голосов поднялся  к  бескрайнему  небу,  прокатился  в
даль, залитую чистым лунным сиянием, и замер.
  
  

 

 
     В четыре часа утра луна зашла, настал непроглядный  мрак.  У  Денеленов
все еще спали; двери и окна были заперты, старый кирпичный  дом,  отделенный
от шахты Жан-Барт большим запущенным садом, стоял немой и  мрачный.  Другой,
стороной он выходил на дорогу к Вандаму - большому селу,  расположенному  за
лесом, километрах в трех.
     Денелен, сильно уставший, так как вчера он почти не выходил  из  шахты,
крепко спал, повернувшись лицом к  стене.  Вдруг  ему  приснилось,  что  его
кто-то зовет. В конце концов он проснулся и, наяву услышал голос, окликавший
его из сада, вскочил с постели и отворил окно. Он  увидел  одного  из  своих
штейгеров.
     - Что случилось? - спросил Декелей.
     - Господин Денелен, рабочие взбунтовались.  Половина  смены  отказалась
работать и другим не дает спуститься в шахту.
     Спросонок  Денелен  ничего  не  понял,  в  голове  у  него  гудело.  От
промозглой сырости его стало знобить, словно от ледяного душа.
     - Заставьте их спуститься, черт побери! - заикаясь, пробормотал он.
     - Они целый час буянят, - продолжал штейгер. -  Вот  мы  и  решили  вас
позвать. Может, вам удастся их образумить.
     - Хорошо. Сейчас иду.
     Он быстро оделся. Голова была теперь совершенно ясная. Тревога отогнала
сои. Как уйти из дому? Ни кухарка, ни слуга не пошевелились,  воры  свободно
могут забраться в дом. Но с другой стороны лестничной  площадки  послышалось
испуганное перешептывание, и, когда он вышел из спальни, отворилась дверь из
комнаты дочерей, и они обе появились в белых капотах.
     Люси, старшей дочери, высокой статной брюнетке, было двадцать два года,
а младшей, Жанне,  едва  минуло  девятнадцать;  миниатюрная,  с  золотистыми
косами, она была изящна, миловидна и ласкова.
     - Отец, что случилось?
     - Ничего серьезного, - ответил  Денелен,  чтобы  успокоить  дочерей.  -
Кажется, там расшумелись какие-то буяны. Пойду посмотрю.
     Но дочери взволновались и заявили, что не пустят его, пока он не выпьет
чего-нибудь горячего. Иначе он непременно расхворается - ведь у  него  такай
больной  желудок.  Отец  отнекивался,  заверял  честным  словом,  что  очень
торопится.
     - Слушай, - сказала наконец Жанна, обвив руками  его  шею.  -  Ну  хоть
выпей стаканчик рома и съешь два сухарика. А не  послушаешься,  так  и  буду
висеть у тебя на шее, и тащи тогда меня с собой.
     Денелену пришлось покориться, хотя он клялся  и  божился,  что  никакие
сухари и печенья ему не полезут в глотку. Дочери побежали вниз  по  лестнице
впереди него, каждая со свечой в руке. В столовой они принялись ухаживать за
отцом - одна налила ему рому, другая сбегала в буфетную за сухариками:
     Потеряв мать в раннем детстве, они росли, предоставленные сами себе,  и
воспитывались плохо, так как отец баловал их; старшая мечтала стать  оперной
певицей, а младшая безумно любила  живопись  и,  как  художница,  отличалась
весьма смелой манерой. Но когда у отца дела пошатнулись,  начались  денежные
затруднения и нельзя было, как прежде, жить  на  широкую  ногу,  у  девушек,
Казавшихся  экстравагантными  особами,  вдруг  пробудились  задатки   весьма
бережливых и сметливых хозяек, которые мигом обнаружат в  счетах  лавочников
даже грошовые ошибки. При всех своих мальчишеских повадках они  теперь  сами
стали в доме казначеями, берегли каждое су, торговались с  поставщиками,  не
Шили себе новых нарядов, без конца переделывали свои старые платья и  сумели
наконец добиться, чтобы все в доме имело приличный вид, хотя нужда в семье с
каждым днем возрастала.
     - Покушай, папа, - твердила Люси.
     Она  заметила,  что  отец  угрюмо  молчит  и  не  может  скрыть   своей
озабоченности, и ей опять стало страшно.
     - Значит, что-то важное, раз ты так хмуришься?.. Скажи  по  правде.  Мы
тогда останемся дома, с тобой. На этом завтраке прекрасно  обойдутся  и  без
нас.
     Она имела в виду предполагавшееся в тот  день  развлечение.  Г-жа  Энбо
должна была заехать сперва к  Грегуарам,  а  потом  за  сестрами  Денелен  и
повезти их в своей коляске в Маршьен к супруге директора  литейного  завода,
которая их всех пригласила к  себе  на  завтрак.  Воспользовавшись  случаем,
можно было побывать в цехах, поглядеть на доменные печи и коксовые батареи;
     - Ну конечно, мы останемся! - заявила в свою очередь и Жанна.
     Но отец рассердился:
     - Что вы это выдумали! Я же говорю, ничего серьезного... Доставьте  мне
удовольствие, забирайтесь опять в постель, поспите, а к девяти часам  будьте
готовы и поезжайте, как было условлено.
     Он поцеловал дочерей и быстро вышел. Сапоги его звонко стучали  в  саду
по подмерзшей земле. Жанна старательно заткнула пробкой бутылку с  ромом,  а
Люси заперла сухарики в буфет. Кругом царила холодная, чопорная  опрятность,
отличающая столовые, в которых трапезы не блещут  обилием.  Воспользовавшись
ранним часом, девушки произвели смотр - все ли вечером было прибрано, нет ли
какого беспорядка. Обнаружив валявшуюся на столе салфетку, решили  побранить
за это слугу. Наконец обе поднялись к себе в спальню.
     Денелен шел кратчайшим путем, через огород, - шагая по  узкой  дорожке,
все думал о том, какую он совершил ошибку, продав  за  миллион  свой  пай  в
акционерном обществе Монсу и вложив эти деньги в  собственную  шахту,  -  он
мечтал удесятерить свое состояние, а вот оно подвергается  такому,  большому
риску.
     Его  преследовали   -   неудачи.   Огромные,   совершенно   неожиданные
повреждения, потребовавшие  дорогостоящего  ремонта,  разорительные  условия
эксплуатации,  а  затем  -  страшное  бедствие  -  промышленный  кризис,   -
разразившийся как раз в то время, когда  шахта  начала  приносить  доход.  А
теперь эта забастовка! Если и на Жан-Барте остановится работа, - конец!  Его
ждет банкротство. Он отворил калитку; надшахтные строения казались в темноте
сгустками мрака, принизанного кое где огоньками фонарей.
     Шахта Жан-Барт не имела такого значения, как  Ворейская,  но  ока  была
заново оборудована и, во выражению инженеров, стала хороша, будто игрушечка.
Там не только расширили на полтора метра шахтный ствол  и  углубили  его  до
семисот восьми метров, но еще поставили новую машину, новые клети; да и  все
оборудование было  новым,  по  последнему  слову  техники;  даже  надшахтные
постройки  радовали  взгляд  некоторым  изяществом:  сортировочную   украшал
зубчатый карниз, а вышку  копра  -  башенные  часы;  приемочная  и  машинное
отделение помещались в полукруглых выступах, словно клиросы часовни в  стиле
Возрождения;  возвышавшаяся  над  шахтой  труба  отделана  была   спиральным
мозаичным узором из красных и черных кирпичей. Водоотливный насос  поставили
в другом месте - в старой шахте Гастон-Мери, сохраненной только для  откачки
воды. В Жан-Барте, справа и слева от главного ствола, было еще два колодца -
один для вентиляции, другой - с запасными лестницами.
     Шаваль  явился  на  шахту  первым,  в  три  часа   утра,   и   принялся
подговаривать товарищей, убеждать их, что надо последовать примеру  рабочих,
бастующих в Монсу, и потребовать  прибавки  в  пять  сантимов  с  вагонетки.
Вскоре из раздевальни в приемочную пришли все четыреста углекопов, поднялась
сумятица, шум, крики. Те, кто желал работать, стояли  босые,  держа  в  руке
лампу, а под мышкой -  лопату  или  обушок;  другие  же,  еще  в  деревянных
башмаках, накинув на плечи пальто, загораживали подступы к  клети;  штейгеры
охрипли, призывая рабочих к порядку, упрашивали вести себя благоразумно,  не
препятствовать тем, кто хочет спуститься в шахту.
     Шаваль вышел из себя, заметив, что Катрин стоит в штанах,  в  куртке  и
синем шлеме. Поднявшись утром, он строго приказал ей оставаться  в  постели.
Катрин все-таки пошла вслед за ним. Неужели придется прекратить работу?  Эта
угроза приводила ее в отчаяние. Ведь Шаваль никогда не давал ей денег, в  ей
часто приходилось платить и за себя и за него, что же с ней  станется,  если
она больше ничего не будет зарабатывать? Ее все время преследовала  страшная
мысль, что она очутится в маршьенском публичном доме, куда  в  конце  концов
попадали работницы с шахты, лишившись хлеба и пристанища.
     - Ах ты чертовка! - крикнул Шаваль. - Ты зачем сюда приплелась?
     Катрин пробормотала,  что  у  нее  никаких  доходов  нет  и  она  хочет
работать.
     - Так ты, значит, против меня пошла, мерзавка?  Ступай  домой!  Сию  же
минуту, а не то провожу тебя пинками!
     Катрин боязливо попятилась, но не ушла, решив посмотреть, как обернется
дело,
     Денелен прошел через лестницу сортировочной. При слабом  свете  фонарей
он окинул быстрым взглядом шумевшую в полутьме толпу людей, - он знал в лицо
всех забойщиков, стволовых, крепильщиков, откатчиц,  знал  всех,  вплоть  до
мальчишек тормозных и коногонов. В  высоком  бараке,  новом  и  еще  чистом,
остановившаяся  работа  как   будто   ждала:   паровая   машина   с   легким
посвистыванием выпускала пар; клеть повисла на  застывших  недвижно  тросах;
брошенные вагонетки загромождали чугунные плиты пола. Взято было  не  больше
восьмидесяти ламп; остальные сияли в ламповой.  Но,  несомненно,  стоит  ему
сказать слово, и работа закипит.
     - Ну что? Что тут происходит, ребята? - крикнул Денелен во весь  голос.
- Чем вы недовольны? Объясните-ка, мы с вами столкуемся.
     Обычно он выказывал  углекопам  отеческую  благожелательность,  хотя  и
требовал от них много работы. Человек властный и  резкий,  он  прежде  всего
старался завоевать сердца  добродушием,  звучавшим  в  его  трубном  голосе,
говорил с рабочими попросту и зачастую вызывал в них симпатию; больше  всего
углекопы уважали его за смелость: он был с  ними  в  забоях,  был  первым  в
борьбе с опасностью, когда случалась беда, приводившая  в  ужас  всю  шахту.
Дважды бывало, что  после  взрыва  гремучего  газа,  когда  отступали  самые
отважные, его спускали в шахту, обвязав канатом под мышками.
     - Как же это вы? - заговорил он. - Неужели я должен раскаяться  в  том,
что поручался за вас? Здесь хотели устроить  жандармский  пост,  -  вы  ведь
знаете, что я отказался от него... Говорите спокойно. Я слушаю вас.
     Все, однако, смущенно молчали,  пятились  он  него.  Наконец  заговорил
Шаваль:
     - Вот что, господин Денелен, мы не можем работать на прежних  условиях.
Дайте нам прибавку - пять сантимов с вагонетки.
     Денелен, казалось, был удивлен: - Что?! Пять сантимов?! А почему  такое
требование? Я-то ведь не жалуюсь на ваше крепление, не собираюсь  навязывать
вам новый тариф, как правление копей Монсу.
     - Может, оно и так. А только  товарищи  в  Монсу  правильно  поступают.
Нового тарифа не признают и требуют прибавки в пять  сантимов,  -  ведь  при
нынешних расценках хорошего крепления все равно не дашь. Мы требуем прибавки
в пять сантимов, верно, товарищи?
     Раздались возгласы одобрения. Опять поднялся шум, люди замахали руками.
Мало-помалу все приблизились, тесным кругом обступили Денелена.
     У него в глазах вспыхнула злоба,  и  этот  почитатель,  сильней  власти
крепко сжимал кулаки, чтобы не поддаться искушению и не схватить за  шиворот
кого-нибудь из  бунтовщиков.  Нет,  лучше  поговорить  с  ними  по-хорошему,
образумить их.
     - Бы желаете получить прибавку в пять сантимов? Признаю, - работа стоит
того. Но дать прибавку не могу. Если я это сделаю, мне крышка.  Поймите  же,
что мне надо жить хотя бы для того, чтобы и вы могли  жить.  А  я  дошел  до
крайности.  При  малейшем  увеличении  себестоимости  я  вылечу  в  трубу...
Вспомните, два года назад, во время последней забастовки, я уступил, - тогда
я еще мог это сделать. Однако это повышение заработной платы было  для  меня
разорительным... Вот уже два года, как я бьюсь... А теперь я предпочту сразу
же закрыть лавочку, чем мучиться, не зная, где взять денег, чтобы  заплатить
вам в будущем месяце.
     Шаваль язвительно засмеялся в лицо  чудаку  хозяину,  столь  откровенно
рассказывавшему о своих делах. Остальные потупилась,  упрямо  не  желая  ему
верить: у них в голове не укладывалось, что не все хозяева наживают миллионы
на труде своих рабочих.
     А Денелен настаивал на своем. Он объяснил, какую борьбу ему  приходится
вести с Компанией Монсу, которая всегда держится настороже и готова  пожрать
его, если он когда-нибудь поскользнется и сломает себе  шею.  Между  ними  -
беспощадная конкуренция, а поэтому приходится соблюдать экономию, тем  более
что при большой глубине шахты Жан-Барт себестоимость  добычи  угля  у  него,
Денелена, возросла, и  это  неблагоприятное  обстоятельство  не  возмещается
значительной толщиной угольного пласта. Никогда бы он не пошел на увеличение
заработной платы, которого рабочие добились последней забастовкой, - но ведь
ему нельзя было отставать от Компании Монсу, иначе он лишился бы рабочих.  А
теперь что будет? И он грозил им бедами, которые ждут  их  завтра.  Что  они
выгадают, если ему придется из-за теперешней забастовки продать шахту?  Ведь
они тогда попадут под ужасное иго Акционерной компании Монсу. Он-то ведь  не
восседал на престоле где-то вдалеке, в неведомом капище; не состоял в  числе
пайщиков,  нанимающих  управляющего,  чтобы  удобнее  было  стричь  рабочих,
которых эти  господа  никогда  и  в  глаза  не  видели.  Нет,  он,  Денелен,
единоличный хозяин, он  рискует  не  только  своими  деньгами,  но  и  своим
рассудком, своим здоровьем, своей жизнью. Остановка работы - это смерть  для
него. У него нет запасов угля, а ведь  он  должен  выполнять  заказы.  Кроме
того, капитал, вложенный в оборудование,  нельзя  замораживать.  Как  же  он
выполнит свои обязательства? Кто заплатит проценты за те суммы, которые  ему
доверили друзья? Нет, его ждет крах.
     - Ну вот, ребята, - сказал он в заключение. - Я  хотел  убедить  вас...
Нельзя же требовать от человека, чтобы он наложил на себя  руки,  не  правда
ли? А для меня  дать  вам  прибавку  в  пять  сантимов  или  допустить  вашу
забастовку - все равно что полоснуть себя ножом по горлу.
     Он умолк. Толпа зарокотала. Часть ее заколебалась. Многие направились к
клети.
     - Да пусть хоть не стесняют никого, - сказал один из штейгеров.  -  Ну?
Кто хочет работать?
     Катрин одна их первых вышла вперед. Но  Шаваль,  злобно  оттолкнув  ее,
крикнул:
     - Мы все заодно. Только подлецы бросают товарищей.
     И  примирение  стало  невозможным.  Снова  поднялись  крики.   Желающих
спуститься отгоняли от клети толчками, отшвыривали к стенам; в  свалке  люди
чуть не  передавили  друг  друга.  Декелей  сделал  было  отчаянную  попытку
справиться в одиночку с разбушевавшейся  стихией,  но  это  была  тщетная  и
безумная затея, ему пришлось отойти в сторону. Несколько минут  он  просидел
на стуле в углу конторы приемщика, тяжело дыша и до того  подавленный  своим
бессилием, что ни одна спасительная мысль не приходила ему в голову. Наконец
он успокоился и велел сторожу привести к нему Шаваля. А когда тот согласился
поговорить с ним, Денелен выслал всех из конторы:
     - Оставьте нас.
     Денелен хотел разобраться, что представляет собой этот парень. С первых
же слов он понял,  что  перед  ним  существо  тщеславное,  снедаемое  жгучей
завистью. И он подкупил Шаваля лестью,  притворился  удивленным,  что  такой
способный рабочий сам портит свое будущее.  По  словам  Денелена,  он  давно
приглядывался к  Шавалю  и  собирался  в  скором  времени  повысить  его;  в
заключение он напрямик предложил ему  должность  младшего  штейгера.  Шаваль
слушал молча и сначала крепко сжимал кулаки, но постепенно обмяк. В мозгу  у
него шла напряженная работа: если остаться в лагере забастовщиков, он всегда
будет только подручным Этьена, а тут для  него  открывается  иной  путь,  он
может выйти в начальники; хмель честолюбия ударил ему в голову... К тому  же
отряд забастовщиков, которых он ждал с самого раннего утра,  несомненно,  не
придет; должно быть, возникло какое-то препятствие, - возможно, жандармы  не
пропустили. Значит, пора покориться. Мысли эти, однако, не мешали ему ломать
комедию,  отрицательно  мотать  головой,   разыгрывать   роль   неподкупного
человека, с негодованием бить себя  кулаком  в  грудь.  Наконец,  не  сказав
хозяину ни слова о встрече, которую  он  назначил  углекопам  из  Монсу,  он
пообещал успокоить товарищей и уговорить их спуститься в шахту.
     Денелен остался  один  в  своем  укрытии,  даже  штейгеры  держались  в
стороне. В течение часа слышно было, как  Шаваль  разглагольствует,  спорит,
взобравшись в приемочной на вагонетку.  Часть  рабочих  освистала  его,  сто
двадцать человек в негодовании ушли, упорствуя в том решении, которое он сам
и убедил их принять. Был восьмой час утра; занимался день, ясный  и  веселый
морозный день. И вдруг все в шахте пришло в движение: работа  возобновилась.
Сначала  запыхтела  паровая  машина,  стал  кланяться  шатун,  разматывая  и
наматывая на барабаны стальной трос.  Затем  загремели  сигналы,  и  начался
спуск; клеть принимала людей, неслась  вниз,  поднималась;  шахта  поглощала
свой ежедневный рацион - забойщиков, коногонов, откатчиков, откатчиц,  а  по
чугунным плитам стволовые с грохотом катили к клети пустые вагонетки.
     - Ах ты  тварь!  Ты  что  тут  болтаешься!  -  крикнул  Шаваль  Катрин,
ожидавшей своей очереди. - Нечего бездельничать, спускайся скорей.
     В девять часов утра, когда г-жа Энбо, захватив Сесиль Грегуар, приехала
в собственной коляске за дочерьми г-на Денелена, те уже были готовы,  и  обе
казались очень элегантными в своих двадцать раз перешитых туалетах.  Денелен
удивился, увидя, что коляску сопровождает  Негрель  верхом  на  лошади.  Что
такое? Разве  и  мужчины  приглашены  на  завтрак?  Г-жа  Энбо  объяснила  с
материнским видом,  что  ее  напугали  рассказами  о  подозрительных  людях,
которые бродят по дорогам, и она решила взять с  собою  защитника.  Негрель,
смеясь, успокаивал их: ничего страшного; как всегда, крикуны орут, грозятся,
но никто не посмеет разбить хоть одно  окно.  Г-н  Денелен,  радуясь  своему
успеху, рассказал, как  ему  удалось  подавить  бунт  на  Жан-Барте.  Теперь
беспокоиться нечего, говорил он. И когда обе его дочери сели  в  коляску,  а
кучер  готов  был  свернуть  на  Вандамскую  дорогу,  все  очень  радовались
великолепной погоде и не подозревали, что вдалеке,  на  равнине,  в  воздухе
трепещет и нарастает протяжный гул, что там движется колонной народ, - можно
было бы услышать быстрый топот ног, если бы приникли ухом к земле.
     - Итак, решено! - повторила г-жа Энбо. - Вечером вы приедете за  своими
дочками и пообедаете с нами...  Госпожа  Грегуар  тоже  обещала  заехать  за
Сесиль.
     - Благодарю вас, непременно приелу, - ответил Денелен.
     Коляска покатила в сторону Вандама; Жанна и Люси высунулись и,  смеясь,
что-то еще крикнули отцу, стоявшему у обочины дороги. Негрель гарцевал почти
у самых колес экипажа.
     Проехали через лес, от Вандама свернули на  Маршьенскую  дорогу.  Когда
подъезжали к Тартаре, Жанна спросила у  г-жи  Энбо,  знает  ли  она  Зеленый
Склон, и оказалось, что супруга директора копей, хотя она пять лет прожила в
Монсу, никогда не ездила в ту сторону. Тогда решили сделать  крюк.  Тартаре,
находившаяся у опушки леса, представляла собою дикую, невозделанную пустошь,
бесплодную, словно вулканический гранит, - под нею в недрах земли целые века
горели угольные пласты. Об этом подземном пожаре сложились легенды;  местные
углекопы рассказывали страшную сказку о  том,  как  огонь  небесный  поразил
подземный Содом, где откатчицы погрязли в скверне  любострастия;  кара  была
столь внезапной, что грешницы не успели выбраться на поверхность  и  до  сих
пор горят в глубине этой преисподней. Опаленные породы темно-красного  цвета
были, словно проказой, покрыты белесыми пятнами квасцов.  По  краям  трещин,
как  желтые  цветы,  проглядывали  кристаллы  серы.   Смельчаки,   дерзавшие
заглянуть в эти расщелины, клялись и божились,  что  ночью  они  видели  там
пламя и слышали, как стонут, сгорая на раскаленных угольях пожарища, грешные
души. По поверхности земли пробегали блуждающие  огни;  постоянно  клокотали
горячие пары, отравлявшие воздух зловонием мерзкой кухни дьявола. И,  словно
чудо вечной весны, посреди этой проклятой Адовой пустоши возвышался  Зеленый
Склон,  с  вечно  зеленевшей  травой,  развесистыми   буками,   на   которых
непрестанно возобновлялись листья, с нивами,  на  которых  собирали  по  три
урожая  в  год.  Это  была  природная  теплица,  обогреваемая  пожаром,   не
затихавшим в глубоких горючих пластах. Снег  там  не  задерживался.  В  этот
декабрьский день близ оголенного Вандамского леса красовался огромный  букет
зелени, даже по краям не пожелтевший от заморозков.
     Вскоре коляска опять покатила по равнине. Негрель,  высмеивая  легенду,
объяснял, каким образом возникают пожары в угольных копях -  чаще  всего  от
самовозгорания слежавшейся угольной пыли; если не  удается  потушить  пламя,
оно горит бесконечно долго; Негрель привел в пример одну  шахту  в  Бельгии,
которую пришлось затопить, отведя в сторону речку и направив  ее  в  шахтный
ствол. Но Негрель оборвал свой рассказ  и  притих,  заметив,  что  навстречу
коляске поминутно попадаются идущие кучками углекопы. Они  проходили  молча,
бросая косые взгляды на  седоков,  и  неохотно  уступали  дорогу  роскошному
экипажу. Число встречных все увеличивалось.  По  мосту,  перекинутому  через
Скарпу, лошадей пришлось  пустить  шагом.  Что  же  это  происходит?  Почему
столько народу на дорогах? Барышни испугались. Негрель понял,  что  в  краю,
охваченном волнением, готовится схватка, и почувствовал великое  облегчение,
когда приехали наконец в Маршьен. При ярком солнечном  свете  померкли  огни
коксовых батарей и доменных печей; они выбрасывали  только  султаны  дыма  и
дождем рассыпали в воздухе черную сажу.
 

  
     В шахте Жан-Барт Катрин работала уже целый час,  подталкивая  вагонетки
до "подставы"; она  обливалась  потом,  ей  приходилось  останавливаться  на
секунду, чтобы вытереть лицо.
     В лаве, где Шаваль рубил уголь вместе с другим забойщиком своей артели,
вдруг не стало слышно  грохота  колес.  Он  удивился.  Лампы  горели  плохо,
угольная пыль мешала видеть.
     - Что там? - крикнул он.
     Катрин ответила, что она наверняка растает,  а  сердце  у  нее  вот-вот
вырвется из груди. Шаваль сердито заметил:
     - Дура! Сделай, как мы, - сними рубашку.
     Работа шла на глубине в семьсот восемь метров, в первом  штреке  пласта
Дезире, в трех километрах от рудничного двора. Когда речь заходила  об  этой
части шахты, местные углекопы бледнели и понижали голос, как будто  говорили
об аде; чаще всего они просто качали головой, словно им совсем  не  хотелось
говорить об этих  глубинах,  пышущих  жаром.  По  мере  того  как  выработки
углублялись к северу, они все больше приближались  к  Тартаре,  проникали  в
область подземного пожара, от которого  вверху  обугливались  камни.  В  том
месте, до которого доходили выработки, средняя температура равнялась  сорока
пяти градусам. Углекопы попали в  проклятое  место,  в  самое  пекло,  люди,
проходившие по равнине, как раз там и видели пламя  в  трещинах,  изрыгавших
серу и смрадные пары.
     Катрин, уже работавшая без куртки, после некоторого колебания  сняла  и
штаны; оставшись в  одной  рубашке,  она  подпоясалась  бечевкой  и  сделала
напуск, как у блузы; потом ухватилась  обнаженными  руками  за  вагонетку  и
покатила ее.
     - Так все же лучше! - громко сказала она.
     Она задыхалась, да и смутный страх не давал ей  покоя.  Пять  дней  они
работали тут, и все эти дни ей вспоминались  страшные  сказки,  слышанные  в
детстве, -  легенды  об  откатчицах  давних  времен,  сгоревших  под  Адовой
пустошью в наказанье за такие страшные грехи, что о них и говорить-то  никто
не смел. Конечно, теперь она взрослая и не  верит  всяким  выдумкам,  ну,  а
все-таки... Вдруг выйдет из стены нагая девушка, - тело у нее будет красное,
как раскаленная чугунная печка, а глаза так и вспыхнут, как горящие головни.
От таких мыслей у Катрин еще больше колотилось сердце.
     На "подставе", в восьмидесяти метрах от забоя, другая откатчица брала у
нее вагонетку и катила еще на протяжении  восьмидесяти  метров  дальше  -  к
бремсбергу, а там тормозной отправлял их вагонетку вместе  с  теми,  которые
спускали из верхних промежуточных штреков.
     - Ну и вырядилась! - заметила вторая  откатчица,  тридцатилетняя  тощая
вдова, заметив, что Катрин работает в одной рубашке. - А вот я не могу так -
коногоны и без того житья не дают, кричат всякие пакости.
     - А ну их! - ответила Катрин. - Наплевать на мужчин. Невмоготу мне!
     Она двинулась в обратный путь, толкая пустую вагонетку. В этом глубоком
штреке, кроме соседства Тартаре, нестерпимую жару  поддерживало  н  то,  что
рядом находилась выработка очень глубокой заброшенной шахты Гастон-Мари, где
десять лет тому назад произошел взрыв гремучего  газа,  вызвавший  пожар,  -
пласт угля до сих пор горел там, за построенной глиняной перемычкой, которую
постоянно поддерживали, чтобы пожар не распространился дальше.  Без  доступа
воздуха огонь должен  был  погаснуть,  но,  вероятно,  его  раздувал  никому
неведомый приток воздуха, и уголь горел уже  десять  лет,  накаляя  глиняную
плотину, как кирпичи в печке, до такой степени, что она так и обдавала жаром
тех, кто проходил  мимо  нее.  И  как  раз  вдоль  этой  раскаленной  стены,
тянувшейся на протяжении ста метров, Катрин и приходилось вести откатку  при
температуре в шестьдесят градусов.
     После двух таких путешествий Катрин совсем задохнулась. К  счастью,  на
пласте Дезире, одном из самых мощных в этом районе, выработки были широкие и
удобные. Пласт угля был почти двухметровой толщины, так что забойщики  могли
работать стоя. Но они предпочли бы рубить уголь в самом неудобном положении,
лишь бы было прохладнее.
     - Эй ты, там, уснула, что ли?  -  опять  разозлился  Шаваль,  не  слыша
больше Катрин. - Вот кляча дохлая! Ну-ка, живо! Насыпай вагонетку да кати.
     Катрин стояла в конце лавы, опершись на лопату, и в каком-то оцепенении
тупо смотрела на забойщиков. Она плохо их различала  при  красноватом  свете
ламп; все они были совершенно голые, но  такие  черные,  покрытые  корой  из
угольной пыли, смешавшейся  с  потом,  что  их  нагота  не  смущала  Катрин.
Казалось,  в  полумраке  работают  какие-то  животные,  огромные   обезьяны:
мелькают взмахи мохнатых рук, напрягаются спины, - или то картина  ада,  где
осужденные на вечные муки  несчастные  существа  надрываются  в  непосильном
труде и слышны их стенанья, глухие удары их орудий. Но мужчины, должно быть,
лучше  видели  ее,  чем  она  их,  обушки  перестали  стучать,   послышались
насмешливые голоса:
     - Эй, девка, берегись, простудишься!
     - Гляди-ка, а ноги-то у нее настоящие, не щепки  какие-нибудь.  Слушай,
Шаваль, тут ведь и на двоих хватит.
     - Постой, надо посмотреть. Подними-ка шлейф. Повыше! А ну еще выше!
     Шаваль, не сердясь на эти насмешки, набросился на Катрин:
     - Ну, так и есть, развесила уши! Слушать пакости - это  она  любит.  До
самого утра будет торчать тут.
     С трудом загребая лопатой уголь, Катрин  наполнила  наконец  вагонетку,
потом покатила ее. Штрек был широкий,  она  не  могла  упираться  в  стойки,
поставленные по его стенкам, босые ступни подвертывались на  рельсах,  когда
она искала там  точки  опоры;  и  она  двигалась  медленно,  вытянув  вперед
напряженные руки и согнувшись под прямым углом. А когда  пришлось  проходить
мимо глиняной перегородки, опять  началась  пытка;  Катрин  сразу  же  стала
обливаться потом, крупные капли градом падали с  нее.  Она  кое-как  одолела
треть пути, но дальше идти не могла, ослепнув от струящегося пота  и  черной
угольной грязи. Рубашка, как будто смоченная чернилами, прилипала к телу и в
напряженном усилии ног задиралась чуть ли  не  до  пояса,  шагать  было  так
трудно и больно, что ей опять пришлось остановиться.
     Да что это с нею сегодня? Еще  никогда  так  не  бывало...  Ноги  точно
ватные, кости будто размякли. Должно быть,  все  от  духоты.  Вентиляция  не
доходит до такого далекого закоулка. Воздух спертый,  да  еще  из  угольного
пласта с легким бульканием и журчанием выбиваются какие-то пары, и подчас их
бывает так много, что лампы еле-еле горят; о гремучем газе и говорить нечего
- никто на него и внимания не обращает: столько его нанюхаются рабочие,  что
больше и не  замечают.  Катрин  хорошо  знала  этот  "мертвый  воздух",  как
говорили углекопы, - внизу тяжелые, удушливые  газы,  вверху  легкие  -  те,
которые, вдруг вспыхнув, взрывают все выработки шахты, убивают  сотни  людей
единым ударом  грома.  С  детства  она  много  наглоталась  гремучего  газа,
удивительно, почему она сегодня так плохо его переносит, почему  у  нее  так
звенит в ушах, так першит в горле.
     Нет больше сил! Сорвать, сорвать с себя рубашку! Ведь это сущая  пытка,
малейшая складочка режет, жжет  тело.  Катрин  боролась  с  собой,  пыталась
толкать вагонетку и вынуждена была все бросить и выпрямиться.  И  сразу  же.
решив, что прикроется на "подставе", она с лихорадочной поспешностью сорвала
с себя и бечеву и рубашку и, если бы можно было, содрала бы с себя  и  кожу.
И, раздевшись теперь догола, жалкая, несчастная, словно голодная собака, что
семенит в грязи по дорогам в поисках  пропитания,  -  она  надрывалась,  как
ломовые клячи, перемазанные по самое брюхо жидкой черной грязью. Она  ползла
на четвереньках и толкала вагонетку.
     Но муки не стихали, нагота  не  принесла  ей  облегчения.  Что  же  еще
сбросить с себя? В ушах стоял оглушительный звон, виски  как  будто  сдавило
тисками. Она упала на колени. Лампа, поставленная стоймя в  вагонетке  среди
кусков угля,  казалось,  угасла.  Мысли  в  голове  путались,  из  хаоса  их
выплывало только одно -  надо  подкрутить  фитиль.  Два  раза  она  пыталась
осмотреть лампу, но как только  ставила  ее  перед  собою  на  землю,  огонь
становился тусклым, бледным, будто и он тоже задыхался. Вдруг лампа потухла.
И тогда все полетело в черную бездну; в голове как будто вращался мельничный
жернов, сердце сразу остановилось, перестало биться, словно  тоже  оцепенело
от той бесконечной усталости, которая сковала все  тело  Катрин.  Она  упала
навзничь, задыхаясь в пелене удушливых газов, стлавшихся над землей.
     - Ах ты собака этакая! Кажется,  опять  лодырничает!  -  загудел  голос
Шаваля.
     Он прислушался, стоя в верхнем конце забоя, и не услышал грохота колес.
     - Эй, Катрин, змееныш дохлый!
     Голос разнесся далеко по темной галерее
     В ответ - ни звука.
     - Ну погоди! Я сейчас тебя расшевелю!
     Никакого отклика, ни  малейшего  движения.  Могильная  тишина.  Шаваль,
разозлившись, побежал со своей лампочкой  так  быстро,  что  чуть  не  упал,
споткнувшись о тело, лежавшее поперек штрека. Катрин? Он с изумлением глядел
на нее. Что это с ней? Это не притворство. Легла не затем, чтобы соснуть. Он
нагнулся, опустил лампу, чтобы осветить  лицо  упавшей,  но  лампа  едва  не
угасла. Он приподнял ее, снова опустил и тогда все понял: Катрин в  обмороке
от "мертвого  воздуха".  Злоба  улеглась,  в  душе  пробудилось  благородное
чувство - стремление помочь товарищу в минуту опасности. Он  крикнул,  чтобы
принесли ему рубашку, и, подхватив нагое бесчувственное тело, поднял его как
можно выше. Когда ему набросили на плечи одежду их обоих, он побежал  бегом,
обхватив одной рукой свою ношу, в другой держа обе лампы. Без конца тянулась
галерея.  Шаваль  мчался,  сворачивал  направо,  сворачивал  налево,   искал
животворной струи холодного воздуха, который дул над равниной и  проникал  в
шахту через вентиляционный ствол. Наконец он остановился,  услышав  журчание
воды, - из-под каменной глыбы вытекал подземный  ручеек.  Они  оказались  на
перекрестке главного  откаточного  пути,  проложенного  когда-то  для  шахты
Гастон-Мари. Из вентиляционного хода воздух дул с ураганной силой, тут  было
так холодно, что Шаваль весь дрожал; посадив Катрин на землю,  он  прислонил
ее к деревянной обшивке; она все еще была без сознания и не открывала глаза.
     - Катрин, ну, Катрин!.. Ах, черт... Не дури! Погоди немножко, сейчас  я
водой тебя побрызгаю.
     Ему стало страшно, что она  такая  вялая,  безжизненная.  Он  торопливо
намочил в ручейке свою рубашку, вымыл Катрин лицо. Она не шевелилась, словно
мертвая, погребенная в подземном склепе, скрывшем ее  хрупкое  тело,  только
еще вступившее в пору созревания. Потом дрожь пробежала по груди, по животу,
по узким бедрам этой несчастной девочки,  преждевременно  ставшей  женщиной.
Она открыла глаза, пролепетала:
     - Холодно!
     - Ух! - с облегчением вздохнул Шаваль. - Ну вот! Так-то оно лучше.
     Он поспешил одеть ее, просунул ее голову  в  вырез  рубашки,  ворчал  и
ругался, натягивая на нее штаны, - Катрин не могла помочь ему. Она  все  еще
была как во сне, не понимала, где находится, почему оказалась  голая.  Когда
она все вспомнила, ей стало стыдно. Да как же она решилась все с себя снять!
Шаваль посмеивался и придумывал всякую чепуху, - говорил, что, пока  он  нес
ее, все товарищи шпалерами стояли на пути и смотрели на нее. Что  ж  это  ей
вздумалось  послушаться  его  совета  и  ползать  нагишом?  Потом  стал   ее
успокаивать, дал честное слово, что  товарищи  даже  не  успели  разглядеть,
толстая она или тощая, так быстро он мчался.
     - Ох и холодно! Замерз я! - сказал он, одеваясь, в свою очередь.
     Никогда еще он не был  с  Катрин  таким  добрым.  Ей  редко  доводилось
услышать от  него  ласковое  слово,  зато  уж  сколько  угодно  она  слышала
грубостей. Как хорошо  было  бы  жить  дружно,  в  согласии.  В  эту  минуту
болезненной слабости и утомления нежность заливала ее душу.  Она  улыбнулась
ему и шепнула:
     - Поцелуй меня!
     Он поцеловал ее и прилег рядом  с  нею,  дожидаясь,  когда  она  сможет
пойти.
     - Вот видишь, - заговорила она, - зря ты на меня кричал. Ведь я из  сил
выбилась, право! В забое вам еще не так жарко. А вот если бы  ты  знал,  как
печет в штреке около перемычки!
     - Ну понятно, в лесу под деревьями куда прохладнее, - ответил Шаваль. -
Трудно тебе на этой шахте, я знаю, бедняжка ты моя!
     Она была тронута его сочувствием и стала бодриться:
     - Да, тут плохое расположение. И нынче еще такой воздух  испорченный...
Но вот погоди, сейчас увидишь - я вовсе не дохлый  змееныш.  Раз  взялся  за
работу, так работай, верно? Я лучше помру, а свое дело сделаю.
     Наступило молчание. Обняв Катрин одной рукой, он прижимал, ее  к  своей
груди, чтоб она не простудилась на сквозняке. А Катрин хоть  и  чувствовала,
что она уже в  силах  вернуться  к  работе,  с  наслаждением,  длила  минуты
забытья.
     - Только вот мне очень хочется, - вполголоса промолвила  она,  -  очень
хочется, чтобы ты был поласковее... Ведь так хорошо, когда люди  любят  друг
друга.
     И она тихонько заплакала.
     - А я разве не люблю тебя? - рявкнул Шаваль. - Ведь я же  взял  тебя  к
себе.
     Она ничего не ответила, только  покачала  головой.  Часто  бывало,  что
мужчины  сходились  с  женщинами,  чтобы  обладать  ими,  но  нисколько   не
заботились об их счастье. Слезы ее стали теперь горючими, - так тяжело  было
думать, что она могла бы жить счастливо, если бы попался ей  другой,  добрый
парень, который всегда вот так бы защищал ее крепкой  своей  рукой.  Другой,
добрый? И в этот миг душевного смятения  перед  нею  вставал  смутный  образ
другого. Да что же вспоминать? Все кончено, теперь  у  нее  было  лишь  одно
желание - прожить до конца дней своих вот с этим человеком, только бы он  не
мучил ее.
     - Пожалуйста, - сказала  она,  -  пожалуйста,  постарайся  быть  иногда
таким, как сейчас.
     Разрыдавшись, она не могла говорить, и он снова поцеловал ее.
     - Глупенькая! Ладно! Ей-богу, вот  клянусь,  не  стану  больше  обижать
тебя! Или я хуже других? А?
     Она смотрела на него и улыбалась сквозь слезы. Может быть, он  и  прав.
Где встретишь счастливых женщин? И хоть она не очень верила его клятве, было
так радостно видеть его ласковым. Боже мой,  если  б  навеки  так  осталось!
Наконец они успокоились и прильнули друг к другу в долгом  объятии,  но  тут
послышались шаги, и тогда оба встали. Трое товарищей, видевших,  как  Шаваль
нес Катрин, пришли узнать, что с ней.
     Назад  отправились  все  вместе.  Было  около  десяти   часов;   выбрав
прохладный уголок, позавтракали, прежде чем  опять  приняться  за  работу  в
жаре, и духоте и вновь обливаться потом. Доев двойной бутерброд  из  черного
хлеба, только собрались было выпить по глотку кофе из фляги,  как  вдруг  их
встревожил гуд, донесшийся издали. Что там? Какая еще  беда  стряслась?  Все
поднялись,  побежали.  Ежеминутно  встречались  им  в  квершлаге  забойщики,
откатчицы, коногоны,  тормозные,  и  никто  не  знал,  что  случилось.  Люди
кричали. Верно, случилось несчастье. Мало-помалу страх охватил всю шахту, из
штреков выбегали обезумевшие от  ужаса  люди,  с  лампочками,  плясавшими  в
руках,  мчались  в  темноте.  Да  где  произошла   катастрофа?   Почему   не
предупреждают?
     Вдруг прошел штейгер, выкрикивая на ходу:
     - Режут тросы! Режут тросы!
     Началась паника. Люди как  бешеные  понеслись,  по  темным  ходам,  все
потеряли голову. Зачем перерезают тросы? Кто перерезает? Ведь в  шахте  люди
работают. Это казалось чудовищным.
     Раздался и пропал вдали голос другого штейгера:
     - Забастовщики из Монсу режут тросы. Все наверх!
     Лишь только Шаваль услышал это, он сразу остановил Катрин.  При  мысли,
что, выбравшись из шахты, он встретит тех,  что  пришли  из  Монсу,  у  него
подкосились ноги. Так, значит, явилась та шайка! А  он-то  полагал,  что  ее
утихомирили жандармы! Шаваль решил было повернуть назад  и  подняться  через
ствол шахты Гастон-Мари, но там давно не было ни бадьи, ни лестниц. Он сыпал
ругательствами, колебался и, скрывая страх, кричал,  что  глупо  бежать  как
сумасшедшим. Разве их оставят на дне шахты?
     Снова вблизи раздался голос штейгера:
     - Все наверх! Скорее! К лестницам!
     И волна бежавших подхватила Шаваля.
     Он грубо толкал Катрин, кричал, что  она  еле  тащится.  Хочет,  верно,
чтобы она одни остались в шахте и сдохли бы тут с голоду.  Ведь  разбойники,
нагрянувшие из Монсу, способны сломать лестницы, не  дожидаясь,  когда  люди
поднимутся. Это гнусное подозрение довершило всеобщее безумие; люди  неслись
по выработкам как исступленные, как сумасшедшие, стараясь  обогнать  других,
первыми примчаться к лестницам и подняться раньше всех. Бегущие кричали, что
лестницы сломаны и никто не выйдет. А когда ошалевшие от страха люди  начали
выбегать в рудничный двор, там поднялась свалка, - все бросились к запасному
стволу, устроили драку перед узкой дверцей лестничного хода;  старик  конюх,
уведя, осторожности ради, лошадей  в  конюшню,  смотрел  на  эту  картину  с
презрительной беспечностью, ибо привык  проводить  ночи  под  землей  и  был
уверен, что его-то всегда вытащат отсюда.
     - Черт тебя дери, лезь  впереди  меня!  -  сказал  Шаваль,  подталкивая
Катрин. - Я хоть поддержу тебя, если ты сорвешься.
     Пробежав три километра, ошеломленная, едва дыша, вновь обливаясь потом,
она ничего не соображала и только отдавалась течению людского потока.  Тогда
Шазаль потащил ее за собой с такой силой, что чуть не сломал  ей  руку;  она
жалобно вскрикнула, слезы брызнули у нее из глаз. Значит,  он  уже  забыл  о
своей клятве? Никогда ей не быть счастливой!
     - Да иди же ты! - зарычал он.
     Но Катрин очень боялась его. Если  подниматься  спереди  него,  он  все
время  будет  ее  мучить,  делать  ей  больно.  И  она  упиралась,  а  толпа
обезумевших людей отталкивала их в сторону.  Вода,  просочившись  из  стенок
шахтного ствола, падала крупными  каплями,  дощатый  настил,  дрожавший  под
ногами бежавших, вот-вот мог проломиться над  сточным  колодцем  глубиною  в
десять метров. Как раз в Жан-Барте два года назад произошел ужасный  случай:
оборвался трос, клеть упала в сточный колодец,  и  два  человека  утонули  в
жидкой грязи. И теперь каждый думал об этом: ведь все могли  погибнуть  тут,
если толпа сгрудится и настил провалится.
     - Дура несчастная! - крикнул Шаваль. -  Подыхай,  коли  так!  Мне  руки
развяжешь.
     Он полез по лестнице. Катрин последовала за ним.
     От подошвы шахты до поверхности было устроено сто две  лестницы  -  все
одинаковой длины - около  семи  метров;  каждая  поставлена  была  на  узкую
площадку,  занимавшую  весь  поперечник  колодца;  человек  с   трудом   мог
протиснуться в остававшийся свободным квадратный тесный  просвет;  это  была
как бы плоская труба высотою в семьсот метров; между стенкой шахтного ствола
и стенкой сруба, в котором прежде двигалась  клеть,  тянулась  вверх  сырая,
темная, бесконечная пора, где  правильными  ярусами  громоздились  одна  над
другой  лестницы,  поставленные  почти  отвесно.  Сильному  мужчине   и   то
требовалось двадцать пять  минут,  чтобы  одолеть  этот  гигантский  подъем.
Впрочем, запасным ходом пользовались лишь в случаях катастроф.
     Сначала Катрин поднималась бодро. Ее  босые  ноги  привыкли  к  острому
щебню, устилавшему откаточные  ходы,  их  не  резали  прямоугольные  ступени
лестниц,  окованные  для  прочности  железом.  Руки,  крепкие,  как  у  всех
откатчиц, без устали хватались за перила, слишком для них широкие. Трудности
этого нежданного подъема даже занимали ее, отвлекали  от  горестных  мыслей.
Как длинная змея, ползла вереница людей, по три человека на каждой лестнице,
- такая длинная, что если бы голова ее уже выбралась на  поверхность,  хвост
еще тянулся бы по настилу над сточным колодцем. Однако  до  поверхности  еще
было далеко; люди, взбиравшиеся первыми, одолели около трети подъема.  Никто
не произносил ни слова, ноги ступали с глухим стуком, лампы, словно гирлянда
блуждающих звезд, поднимались все выше, выше, бесконечной, все  удлинявшейся
вереницей.
     Катрин слышала, как мальчишка-откатчик,  поднимавшийся  вслед  за  нею,
считал, сколько пройдено лестниц. Тогда и  она  принялась  считать.  Одолели
пятнадцать лестниц, приближались ко  второму  рудничному  двору.  Вдруг  она
ударилась головой о ноги Шаваля. Он выругался и крикнул:  "Эй,  осторожней!"
От одного к другому звену вся  цепь  остановилась,  замерла.  Что  там?  Что
случилось?  Каждый  вдруг  обрел  голос,   спрашивал,   ужасался.   Особенно
волновались нижние, - то неведомое, что ожидало их наверху,  томило  их  тем
больше, чем выше они карабкались. Кто-то заявил, что надо спускаться: вверху
сломаны лестницы. Всех терзал страх - вдруг  впереди  разверзнется  пустота.
Затем  из  уст  в  уста  перелетело  другое  объяснение:  какой-то  забойщик
поскользнулся и едва не упал с лестницы.  Никто  в  точности  не  знал,  что
произошло; в начавшемся вдруг шуме ничего не было слышно.  Да  как  же  это?
Ночевать тут, что ли? Наконец, хотя так ничего и не выяснилось,  люди  снова
начали взбираться вверх, все так же медленно и тяжко; опять  затопали  ноги,
заплясали лампы. Должно быть, лестницы сломаны где-то выше.
     На тридцать второй лестнице, когда миновали рудничный  двор,  у  Катрин
стало сводить судорогой руки и ноги. Сначала она почувствовала только легкое
покалывание. Потом ступни и ладони онемели, не ощущали ни железа, ни дерева.
Боль сначала тупая, потом острая, жгучая, скручивала мышцы. Вся  замирая  от
ужаса, Катрин вспомнила рассказы старика деда о тех временах, когда не  было
подъемной машины и клетей и когда десятилетние девчонки выносили в  корзинах
уголь из шахты на своих плечах, карабкаясь по лестницам  без  перил;  стоило
одной из носильщиц поскользнуться или просто куску угля выпасть из  корзины,
и три-четыре девочки падали головой вниз. Судороги становились нестерпимыми,
- никогда ей не выбраться отсюда.
     Каждая остановка была для Катрин  отдыхом.  Но  всякий  раз  сверху,  с
поверхности земли, веяло что-то грозное и ошеломляло  ее.  А  снизу  неслось
тяжелое, прерывистое дыхание измученных людей; от этого бесконечного подъема
у них кружилась голова, их начинало  мутить.  Катрин  задыхалась,  была  как
пьяная, одурманенная этим мраком, этим карабканьем в тесной норе, царапавшей
ей плечи корявыми стенками. Она вся дрожала  от  холодной  сырости,  ледяные
капли проникали  сквозь  одежду  и,  как  иголками,  кололи  тело,  покрытое
испариной.  Близка  была  поверхность  земли,  грунтовая  вода  низвергалась
проливным дождем, грозившим погасить лампы.
     Шаваль дважды  окликал  Катрин  и  не  получал  ответа.  Что  она  там,
спрашивается, делает? Или  язык  проглотила?  Могла  бы,  кажется,  сказать,
держится ли она на ногах. Подъем длился полчаса, но люди шли так медленно, с
таким трудом, что пока еще добрались только до пятьдесят  девятой  лестницы.
Оставалось еще сорок три. Катрин наконец пролепетала, что  она  держится,  -
ведь Шаваль обругал бы ее дохлым змеенышем, если б она призналась, что очень
устала. Должно быть, окованные железом  ступени  поранили  ей  подошвы  ног.
Катрин чудилось, что в них до самых  костей  впиваются  зубья  пилы.  Ладони
покрылись ссадинами. Пальцы так закоченели, что она  не  могла  как  следует
согнуть их. Она судорожно хваталась за перила,  но  все  боялась,  что  руки
соскользнут с них; ей казалось, что вот-вот она  опрокинется  навзничь,  или
вывихнет себе плечи из-за непрестанного напряжения мышц, или вывернет ногу в
бедре. Как мучительно было карабкаться по этим бесконечным,  почти  отвесным
лестницам, подтягиваясь на руках, прижимаясь животом  к  ступенькам.  Теперь
шум тяжелого дыхания  поднимавшихся  людей  заглушал  шорох  их  шагов;  это
дыхание, этот прерывистый хрип, гулко отдававшийся в  узкой  трубе,  шел  от
самого дна шахты и замирал на поверхности земли. Раздался жалобный стон;  по
вереницам людей пробежали испуганные возгласы: какой-то откатчик разбил себе
лоб о карниз площадки.
     Катрин все взбиралась и взбиралась. Поднялись выше выработок.  В  сыром
промозглом воздухе, пропитанном запахом старого железа  и  гниющего  дерева,
расплывался туман. Катрин  машинально  считала  шепотом:  восемьдесят  одна,
восемьдесят две, восемьдесят  три,  -  осталось  еще  девятнадцать  лестниц.
Только это ритмичное бормотание еще и поддерживало ее. Она не сознавала, что
делает. Когда она вскидывала  глаза,  огни  лампочек  кружились  перед  ней,
извивались спиралью. Кровь застывала у нее в жилах; она чувствовала близость
смерти, малейший ветерок мог бы сбросить се в пропасть. Хуже всего было  то,
что нижние заторопились, и всю колонну охватило  гневное,  все  возраставшее
нетерпение, порожденное усталостью и  неистовым  желанием  поскорее  увидеть
солнце. Все, кто поднимался  первым,  вышли,  -  значит,  лестницы  не  были
сломаны; но страшное подозрение, что их еще могут  сломать,  чтобы  не  дать
последним выбраться, когда другие успели выйти и дышат  свежим  воздухом,  -
окончательно  свело  людей  с  ума.  И  стоило  произойти   остановке,   они
разражались руганью, лезли вверх,  карабкались,  дрались,  отталкивали  друг
друга, готовые подняться вверх по трупам.
     И тут Катрин упала. Она в отчаянии выкрикнула имя любовника, но  Шаваль
не слышал, - он сражался, он каблуками ломал ребра товарищу,  чтобы  вылезти
раньше. Катрин покатилась вниз, под ноги людям, и ее едва не  затоптали;  ей
чудилось, что она - маленькая откатчица былых лет и что кусок угля, выпавший
вверху из корзины, сбросил ее в  шахту,  как  воробушка,  подбитого  камнем.
Оставалось одолеть только пять лестниц. На подъем ушло  около  часу,  Катрин
так никогда и не узнала, как она выбралась, как ее вынесли на плечах, как ей
не дала упасть сама теснота хода. И вдруг  в  глаза  ей  ударило  солнце,  а
вокруг заревела, заулюлюкала толпа разгневанных людей.
 

 
     Утром, еще до  рассвета,  рабочие  поселки  заволновались;  по  дорогам
потянулись люди. Но предполагавшийся поход  не  состоялся:  распространилась
весть, что по равнине рыщут драгуны и жандармы. Говорили,  что  они  прибыли
ночью из Дуэ. Раснера обвиняли в предательстве:  уверяли,  будто  именно  он
предупредил директора; одна сортировщица утверждала, что  она  сама  видела,
как директорский камердинер понес на  телеграф  депешу.  При  бледном  свете
занимающегося дня углекопы, сжимая кулаки, следили  сквозь  щели  решетчатых
ставен за проезжавшими по улице солдатами.
     Около половины восьмого утра, когда вставало  солнце,  разнесся  другой
слух, успокоивший нетерпеливые головы. Весть о карательных отрядах оказалась
ложной.  Солдаты  выехали  просто  на  военную  прогулку,  какие  с   начала
забастовки генерал  иногда  устраивал  по  просьбе  префекта  города  Лилля.
Забастовщики ненавидели префекта за то, что этот сановник обманул их: обещал
выступить посредником и примирителем,  а  вместо  этого  по  его  требованию
каждую неделю, для устрашения рабочих, в Монсу дефилировали конные отряды. И
когда драгуны и жандармы спокойно двинулись в  обратный  путь,  на  Маршьен,
ограничившись объездом рабочих поселков, оглушая  их  топотом  своих  коней,
отбивавших копытами барабанную дробь по мерзлой земле,  углекопы  посмеялись
над болваном префектом и его солдатами, убравшимися  восвояси,  хотя  именно
теперь-то дело и станет жарким. До девяти часов они смирно  стояли  у  своих
домов, провожая  взглядом  широкие  спины  последних  в  колонне  жандармов,
проезжавших по мостовой. В Монсу  буржуа  еще  спали  на  широких  постелях,
зарывшись в подушки. Служащие дирекции видели из окон, как г-жа Энбо поехала
куда-то в коляске, а сам директор, вероятно,  остался  дома  за  работой;  в
запертом особняке царила мертвая тишина. Ни одну из шахт не охраняли  войска
- роковая непредусмотрительность в час опасности, обычная глупость  властей,
когда они, не  замечая  надвигающейся  катастрофы,  не  понимая  обстановки,
допускают ошибку за ошибкой. Пробило  девять  часов,  и  углекопы  двинулись
наконец по  Вандамской  дороге,  направляясь  к  месту  сбора,  назначенному
накануне на сходке в лесу.
     Впрочем, Этьен сразу понял, что  у  шахты  Жан-Барт  не  соберутся  три
тысячи  рабочих,  как  он  рассчитывал:  многие  полагали,  что  выступление
отложено. Но больше всего  следовало  опасаться,  что  две-три  группы,  уже
отправившиеся туда, могут испортить все дело, если он не станет во главе их.
Человек сто, вышедших еще до рассвета, должны были,  укрывшись  в  лесу  под
буками, дождаться остальных. Суварин, к которому  он  зашел  посоветоваться,
пожал плечами: десять решительных молодцов сделают куда больше, чем огромная
толпа; и, отказавшись принять участие в этом походе, он вновь  погрузился  в
чтение книги, лежавшей перед  ним.  Ведь  опять  на  сцену  выступят  всякие
чувства, а было  бы  совершенно  достаточно  прибегнуть  к  весьма  простому
средству: спалить Монсу. Выйдя из комнаты Суварина в коридор, Этьен  увидел,
что Раснер сидит перед камином весь бледный; его жена,  в  неизменном  своем
черном платье,  стояла,  выпрямившись  во  весь  рост,  и  обличала  мужа  в
язвительных, но вежливых выражениях.
     Маэ считал, что слово надо сдержать. Раз приняли  решение  собраться  -
это свято. Однако за  ночь  лихорадочное  возбуждение,  несомненно,  у  всех
улеглось, и теперь Маэ опасался, как бы не  случилось  провала.  Он  говорил
Этьену, что им  обоим  надо  быть  в  Жан-Барте  и  поддержать  в  товарищах
стремление бороться за свои законные права.  Жена  Маэ  одобрительно  кивала
головой. Этьен все твердил, что нужно действовать  революционным  путем,  не
посягая, однако, ни на чью жизнь. Перед уходом он отказался  от  своей  доли
хлеба, которую ему выдали накануне вместе с бутылкой можжевеловой водки;  но
он выпил три стаканчика подряд, - просто для того, чтобы согреться, - и даже
захватил  с  собою  полную  флягу.  Альзиру   оставили   дома,   велели   ей
присматривать за  детьми;  старик  дед  столько  ходил  вчера,  что  у  него
разболелись ноги, и он не мог встать с постели.
     Из осторожности не пошли гурьбой. Жанлен  кудато  исчез.  Маэ  с  женой
двинулись  вдвоем  в  сторону  Монсу,  а  Этьен  направился  к  лесу,  решив
присоединиться там к товарищам. Дорогой он встретил группу  женщин  и  среди
них приметил Горелую и жену Левака: они ели  на  ходу  принесенные  Мукеттой
каштаны, поглощая их вместе с кожурой, - "чтобы подольше жевать  и  побольше
живот набить". Но в лесу Этьен никого не нашел, все направились в  Жан-Барт.
Он бросился туда и поспел как раз в ту минуту, когда человек сто  углекопов,
среди которых был Левак, подходили к шахте. Люди собирались со всех  сторон:
Маэ с женой шли по большой дороге, женщины - напрямик, через поля;  все  шли
вразброд, без вожаков, без оружия, стремясь к шахте так же естественно,  как
вода разлившихся ручьев стекает по склонам к низине. Этьен заметил  Жанлена.
Забравшись на мостки сортировочной, мальчишка устроился там, словно  зритель
на спектакле. Тогда Этьен побежал быстрее и вошел во двор вместе  с  первыми
прибывшими. Собралось не более трехсот человек.
     Все немного растерялись, когда на верхней  площадке  лестницы,  которая
вела в приемочную, показался Денелен.
     - Что вам угодно? - крикнул он зычным голосом.
     Проводив  взглядом  коляску,  из  которой  его  дочери,   оборачиваясь,
улыбались ему, он вернулся на  шахту,  вновь  охваченный  смутной  тревогой.
Однако все там было как будто в порядке, рабочие  спустились  в  шахту,  уже
выдавали уголь на-гора, и Денелен немного  успокоился;  но  лишь  только  он
занялся деловым разговором  с  главным  штейгером,  сообщили,  что  подходят
забастовщики. Он тотчас бросился к окну  сортировочной  и,  увидев  бурлящий
людской поток, наводнивший двор его шахты, сразу понял  свое  бессилие.  Как
защитить эти строения, открытые со всех сторон?  Ему  едва  удалось  собрать
вокруг себя человек двадцать рабочих. Все погибло.
     - Что вам угодно? - повторил он, бледнея от ярости и  делая  над  собою
усилие, чтобы мужественно встретить беду.
     Толпа загудела, заволновалась. Наконец выступил вперед Этьен и сказал:
     - Господин Денелен, мы не хотим  причинить  вам  зло.  Но  работу  надо
прекратить повсюду!
     Денелен без стеснения назвал его дураком.
     - А если вы остановите у меня работу, так что ж, вы добро мне сделаете?
Да ведь это все равно, что вы бы мне в  спину  выстрелили,  в  упор...  Нет,
извините, мои рабочие спустились в шахту и не поднимутся раньше срока. Разве
только вы сначала убьете меня!
     В ответ на эти резкие слова раздался многоголосый  крик.  Маэ  пришлось
удерживать Левака,  порывавшегося  выскочить  с  угрозами;  меж  тем  Этьен,
выступивший  парламентером,  все  пытался  убедить  Денелена  в   законности
революционных действий забастовщиков. Но  тот  кричал  о  праве  каждого  не
подчиняться им и работать. А впрочем, заявлял он, не к чему и обсуждать  эти
глупости, - он хочет быть хозяином на своей шахте. Он жалеет лишь о том, что
в его распоряжении нет  трех-четырех  жандармов,  чтобы  очистить  место  от
всякого сброда.
     - Да, да, поделом мне, сам виноват! С  такими  людьми,  как  вы,  можно
действовать только силой.  А  то  получится,  как  с  нашим  правительством,
которое воображает, что удастся подкупить вас уступками. Но как  только  вам
дадут оружие, вы свергнете правительство.
     Этьен кипел негодованием, но все еще сдерживал себя. Он сказал, понизив
голос:
     - Прошу вас, господин  Денелен,  отдайте  распоряжение,  чтобы  рабочих
подняли на поверхность! Иначе я не отвечаю за своих  товарищей,  мне  их  не
удержать. Пока еще можно избегнуть несчастья.
     - Нет! Убирайтесь к черту! Кто вы такой? Я вас не знаю. Вы не  из  моей
шахты, нечего вам и рассуждать... Только разбойники рыщут вот так по дорогам
и грабят дома.
     Злобные  выкрики  заглушили  его  голос;  в  особенности  изощрялись  в
оскорблениях женщины. Денелен не  унимался  -  у  этого  властного  человека
становилось  легче  на  душе  оттого,  что  он   откровенно   изливал   свое
негодование. Раз все равно его ждет разорение, нечего трусить и  рассыпаться
в  бесполезных  любезностях.   А   число   подходивших   забастовщиков   все
увеличивалось - их набралось уже человек пятьсот; они сгрудились у  ворот  и
готовы были ринуться и растерзать Денелена. Главный штейгер  шахты  отдернул
его назад:
     - Господин Денелен, ради бога! Ведь они всех перебьют! Нельзя же так!
     Денелен отбивался, негодовал и в последний раз крикнул толпе:
     - Шайка бандитов, вот вы кто!  Погодите,  будет  опять  сила  на  нашей
стороне! Будет! Вот тогда мы с вами поговорим!
 
     Денелена увели.  Толпа  ринулась  к  лестнице,  втолкнула  передних  на
ступеньки, скрутила железные перила жгутом; женщины визжали, вопили, толкали
мужчин вперед, натравливали их. Дверь сразу подалась, она была без засовов и
замков, запиралась только на щеколду. Но лестница оказалась слишком узка для
лавины осаждающих, в сумятице они сдавили друг друга на ступеньках  и  долго
не могли бы войти, если бы в задних рядах  не  догадались  пробраться  через
другие проходы.  И  тогда  они  заполнили  все:  приемочную,  сортировочную,
машинное отделение. Через пять минут  им  принадлежала  вся  шахта.  Яростно
размахивая руками,  они  с  криками  рассыпались  по  всем  четырем  ярусам,
подхваченные бурей восторга, торжествуя свою победу над упрямым хозяином.
     Маэ в испуге бросился по лестнице одним из первых, крикнув Этьену:
     - Смотри, как бы его не убили. Не давай!
     Этьен тоже помчался; потом, догадавшись, что Денелен забаррикадировался
в комнате штейгеров, ответил:
     - А что поделаешь? Разве мы будем виноваты?
     Он взбесился.
     Все же Этьен очень тревожился, так как еще  владел  собою  и  не  хотел
поддаваться порыву гнева. Кроме того, задета была его  гордость  -  гордость
вожака, увидевшего, что приведенное войско вышло из-под его власти, что  это
неистовство не похоже на картину, рисовавшуюся ему в  мечтах:  хладнокровное
выполнение воли народа. Напрасно он призывал к спокойствию, кричал,  что  не
следует бесцельными разрушениями действовать на руку врагам.
     - В котельную! - вопила Горелая. - Погасим огонь.
     Левак, найдя напильник, размахивал  им,  как  кинжалом,  и,  перекрывая
страшный шум, пронзительным голосом издал грозный клич:
     - Перережем тросы! Перережем тросы!
     Вскоре все подхватили  клич.  Только  Этьен  и  Маэ  все  еще  пытались
уговорить товарищей, но голоса их терялись в буре криков, а добиться  тишины
они не могли.
     - Но ведь в шахте люди, товарищи!
     Шум усилился, со всех сторон кричали:
     - Так им и надо! Зачем спустились?..
     - Поделом предателям! Так и надо. Пусть там  остаются...  Да  и  нечего
хныкать, - могут по лестницам вылезть!
     Брошенная кем-то мысль о лестницах  подлила  масла  в  огонь,  и  Этьен
понял, что придется уступить. Боясь, что произойдет еще  большее  несчастье,
он кинулся к подъемной машине, решив хотя бы поднять клети, а  иначе  тросы,
перепиленные на самом верху, могли разнести их в щепы, рухнув  на  них  всей
своей огромной тяжестью. Машинист куда-то  исчез,  так  же  как  и  дежурные
рабочие; Этьен сам ухватил пусковую рукоятку; пока он маневрировал рычагами,
Левак и двое других забрались на массивные стропила,  поддерживавшие  шкивы.
Едва только клети встали на упоры, послышался пронзительный визг напильника,
врезавшегося в сталь. Настала мертвая тишина; этот  звук,  казалось,  потряс
всю шахту, все подняли головы, смотрели, слушали в глубоком  волнении.  Маэ,
стоявший в первом ряду, чувствовал, как  его  захватывает  угрюмая  радость,
словно он надеялся, что сталь напильника избавит всех углекопов  от  горькой
судьбы; когда перережут горло одной из проклятых черных пропастей,  люди  не
будут туда спускаться.
     А тут вдруг Горелая побежала по лестнице и снова завопила:
     - Топки гасить! В котельную! В котельную!
     Женщины помчались вслед за ней. Жена Маэ присоединилась к ним, чтобы не
дать им все переломать: так же как ее муж, она хотела  урезонить  товарищей.
Она была спокойнее всех в этой толпе и находила,  что  можно  защищать  свое
право, не производя у хозяев разгрома. Когда она вошла в котельную,  женщины
успели изгнать  оттуда  двух  кочегаров,  и  Горелая,  вооружившись  большой
лопатой, присела на корточки перед одной из  топок  и  с  яростью  принялась
выгребать из нее раскаленный жар прямо на кирпичный пол, где уголь продолжал
гореть, выпуская черный дым.
     Всего в котельной было десять  топок  на  пять  генераторов.  Вскоре  и
другие женщины яростно  принялись  за  работу;  усердствовала  жена  Левака,
ухватив лопату двумя руками; рядом старалась Мукетта,  подоткнув  юбки  выше
колен, чтоб они не  загорелись;  в  этой  адской  кухне,  словно  освещенной
заревом пожара, все  фигуры  казались  кроваво-красными,  все  были  потные,
растрепанные, страшные, словно ведьмы  на  шабаше.  Гора  раскаленного  угля
росла, от жара потолок обширного помещения котельной пошел трещинами.
     - Довольно! - крикнула жена Маэ. - Загорится халупа!
     - Вот и хорошо! - ответила Горелая. - Чистая  будет  работа!..  Ах  они
проклятые! Я ведь говорила, что отплачу им за мужа!
     В эту минуту раздался голос Жанлена:
     - Осторожней!.. Я сейчас погашу! Сразу пар выпущу!
     Он прибежал  одним  их  первых,  проскользнул  в  толпе,  радуясь  этой
суматохе и придумывая, что бы натворить; и ему пришла мысль открыть краны  и
выпустить из котлов пар. Струи пара вырвались, словно грянули выстрелы; пять
котлов вмиг опустели - с воем,  с  шипением  и  свистом,  с  таким  громовым
грохотом, что ушам было больно. Все  исчезло  в  облаках  пара;  раскаленный
уголь потускнел; жестикулирующие женщины казались тенями. Хорошо  был  виден
только Жанлен, - забравшись на галерею, возвышавшуюся над белой, клубившейся
пеленой, он взирал на толпу с восторгом и  хохотал,  разевая  рот  до  ушей,
торжествуя, что ему удалось вызвать такой ураган.
     Длилось это с четверть часа. На кучу  горящего  угля  вылили  несколько
ведер воды, чтобы окончательно его загасить, угроза пожара  была  устранена,
но гнев толпы не  стихал,  наоборот,  распалился  еще  больше.  По  лестнице
сбежали мужчины с  молотками  в  руках,  женщины  хватали  железные  прутья;
кричали, что нужно разбить генераторы, сломать машины, разрушить шахту.
     Этьена  предупредили,  он  прибежал  вместе  с  Маэ.   Его   и   самого
захватывала, опьяняла эта буйная жажда мести. Все же  он  боролся  с  собой,
молил и других успокоиться: ведь тросы  перерезаны,  топки  погашены,  котлы
опустели, - значит, работы в шахте невозможны. Его не слушали; он видел, что
опять его захлестнет эта волна, как вдруг  со  двора,  около  низкой  дверцы
запасного спуска, раздались крики, свист, улюлюканье:
     - Долой изменников! Трусы поганые, сволочи! Долой! Долой!
     Выходили углекопы, поднявшиеся из шахты по лестницам. Первые,  ослепнув
от яркого  солнца,  застыли  на  месте,  растерянно  моргая  глазами.  Потом
тороплива двинулись вереницей, думая лишь о том, как бы  поскорее  выбраться
на дорогу и убежать.
     - Долой подлецов! Сволочи! Предатели!
     Сбежались все забастовщики. В  две-три  минуты  никого  не  осталось  в
надшахтных строениях, - пятьсот человек,  явившихся  из  Монсу,  выстроились
шпалерами:  пусть-ка  пройдут  меж   двумя   рядами   вандамские   углекопы,
отступники, предатели, вероломно спустившиеся в шахту; и каждого выходившего
углекопа, одетого в отрепья, покрытого черной  грязью,  встречали  жестокими
насмешками: "Гляди-ка, гляди - ножки будто кочки, а зад  как  бочка",  "А  у
этого нос провалился. Скажи спасибо шлюхам из "Вулкана", "А вон у того глаза
слиплись, разлепить не может, желтым воском заросли!", "А этот-то, этот!  Ну
и долговязый, ну и сухопарый! Чисто жердь!"  Вылезла  толстая  откатчица,  -
раздался неистовый  хохот:  "Эй,  грудастая,  брюхастая,  задастая!"  Каждый
норовил ее пощупать. Насмешки переходили  в  издевательства,  того  и  гляди
посыпались бы тумаки. Шествие несчастных углекопов  все  не  кончалось,  они
проходили гуськом,  дрожа  от  холода,  молча  сносили  оскорбления,  бросая
исподлобья косые взгляды, втягивали голову  в  плечи,  ожидая  побоев,  и  с
облегчением вздыхали, когда оказывались за воротами и могли наконец убежать.
     - Да что ж это! Сколько их там? - воскликнул Этьен.
     Он удивлялся, что углекопы все выходят и выходят, его возмущала  мысль,
что  спустилась  в  шахту  вовсе  не  горстка  голодных  людей,   запуганных
штейгерами. Значит, на вчерашней сходке в лесу ему солгали? В шахте Жан-Барт
почти все вышли на работу. И вдруг у  него  вырвался  крик  негодования,  он
бросился к двери, увидев у порога Шаваля.
     - Ах негодяй! Так вот для чего ты нас позвал?
     Послышались ругательства, началась толкотня, забастовщики  готовы  были
кинуться на предателя! Вот оно что! Вчера вместе  с  нами  клятву  давал,  а
нынче со всей шатией-братией в шахту полез! Посмеяться над людьми вздумал?
     - Хватай его! В шахту! В шахту!
     Шаваль, бледный от страха, что-то  бормотал,  пытаясь  оправдаться.  Но
Этьен, охваченный, как и все, яростью, оборвал его и закричал вне себя:
     - Ты хотел с нами идти, вот и пойдешь... Ну марш, гадина!
     Новые крики заглушили его голос. Появилась Катрин, ослепшая  от  яркого
солнца, замиравшая от ужаса перед исступленной толпой. Ноги ее,  перебравшие
каждую ступеньку ста двух лестниц, подкашивались,  ладони  кровоточили,  она
задыхалась. И вдруг мать, увидев ее, бросилась к ней, замахнулась, чтобы  ее
ударить.
     - Ах мерзавка! И ты тоже?.. Мать подыхает с голоду, а  ты  ее  предаешь
ради любовника!
     Она хотела дать дочери пощечину, но муж удержал ее руку. Но Маэ  и  сам
был в бешенстве и, схватив Катрин за плечи,  тряс  ее,  осыпая  упреками  за
недостойное поведение. Они с женой потеряли голову и кричали громче всех.
     При виде Катрин Этьен окончательно пришел в неистовство, он повторял:
     - В дорогу! К другим шахтам! И ты тоже пойдешь с нами, мерзавец!
     Шаваль едва  успел  взять  в  раздевальне  свои  деревянные  башмаки  и
натянуть на себя вязаную шерстяную фуфайку. Его  обступили,  дергали,  и  он
поневоле  бежал  вместе  с  другими.  Катрин  тоже  надела  башмаки,  наспех
застегнула у ворота старую  мужскую  куртку,  которую  носила  зимой  вместо
пальто, и, обезумев от ужаса, побежала вслед за любовником, не желая бросать
его в беде, - она была уверена, что его растерзают.
     В какие-нибудь две минуты шахта  Жан-Барт  опустела.  Жанлен,  подобрав
где-то пастуший рожок, дул в него, издавая хриплые звуки, как будто  собирал
стадо коров. Женщины - Горелая, жена Левака, Мукетта - подоткнули юбки, чтоб
легче  было  бежать,  а  Левак,  высоко  подняв  топор,  вертел  им,  словно
тамбурмажор своим жезлом. Подходили все  новые  люди,  собралось  уже  около
тысячи, и толпа вновь  устремилась  по  дороге,  словно  разлившийся  поток.
Ворота оказались слишком узки; сломали забор.
     - К шахтам! Долой предателей! Снимать с работы!
     А в Жан-Барте внезапно настала глубокая тишина. Ни одного человека,  ни
единого звука. Денелен вышел из комнаты штейгеров и  в  одиночестве,  жестом
запретив следовать за ним,  осмотрел,  что  произошло.  Он  был  бледен,  но
спокоен. Сначала он направился к стволу шахты,  остановившись  там,  вскинул
глаза, долго разглядывал перерезанные тросы, - над клетью свешивались теперь
бесполезные  обрывки  стального  жгута;  смертельные  раны,  нанесенные  ему
напильником, совсем еще свежие, блестели,  резко  отличаясь  от  черной  его
поверхности, смазанной тавотом. Затем Денелен поднялся в машинное отделение,
посмотрел на неподвижный шатун, похожий на голень исполинской парализованной
ноги; потрогал остывший металл и вздрогнул, словно коснулся  холодного  тела
мертвеца. Спустился  затем  в  котельную,  медленно  прошел  перед  угасшими
топками, раскрывшими свои зияющие  черные  пасти,  залитые  водой;  постучал
ногой по генераторам, - они издали гулкий звук, как пустые  бочки.  Ну  вот,
все кончено! Разорения не миновать. Даже если  бы  сваркой  починить  тросы,
разжечь огонь под котлами, где взять рабочих? Еще две недели забастовки, - и
он банкрот! Но, удостоверившись в совершившейся катастрофе, он не  испытывал
ненависти к "разбойникам из Монсу", - он чувствовал всеобщую ответственность
за эту беду,  всеобщую  вековую  вину.  Скоты  они,  конечно,  но  ведь  они
невежественны, даже читать не умеют. А живут-то как! С голоду подыхают.
 

 
     По равнине, белой от инея, озаренной бледным зимним солнцем, шла  толпа
забастовщиков, растекаясь в обе стороны от дороги по свекловичному полю.
     Начиная от Коровьей развилки, Этьен вновь стал вожаком. Не останавливая
идущих, он выкрикивал распоряжения, вносил порядок в шествие. Впереди  бежал
Жанлен и трубил в рожок; за ним, в первых рядах, шли  женщины  -  иные  были
вооружены палками; жена Маэ, у которой  в  глазах  появилось  что-то  дикое,
казалось, искала взглядом, не появится ли вдали земля  Обетованная,  царство
Справедливости; Горелая, жена Левака и Мукетта  шли  широким  шагом,  словно
солдаты, отправившиеся на войну. В случае неприятной  встречи  с  жандармами
посмотрим, посмеют ли они напасть на женщин.  Затем  шли  вразброд  мужчины;
шествие растянулось по дороге, расширяясь к хвосту,  ощетинившись  железными
прутьями, и выше всех поднимался, поблескивая на солнце отточенным  лезвием,
единственный топор, которым  помахивал  Левак.  Этьен  двигался  в  середине
процессии, не выпуская из виду Шаваля, которого он поставил впереди себя;  а
Маэ, шагая позади  него,  бросал  мрачные  взгляды  на  Катрин  -  она  была
единственной женщиной в толпе мужчин и упорно семенила вслед за  любовником,
боясь, как бы с ним не расправились. Многие шли с  обнаженными  головами,  и
ветер  трепал  их  волосы;  все  молчали,  слышался  только  быстрый   топот
деревянных башмаков, словно бежало по дороге  стадо,  подгоняемое  раскатами
пастушьего рожка Жанлена.
     Но вскоре вновь раздался крик:
     - Хлеба! Хлеба! Хлеба!
     Был уже полдень. За полтора месяца забастовки люди изголодались. В этом
походе среди полей голод терзал их с особой  силой.  Утром  кто  съел  сухую
корку хлеба, кто несколько  каштанов,  принесенных  Мукеттой.  Но  это  было
давно, а сейчас у  всех  нестерпимо  сосало  под  ложечкой,  и  муки  голода
увеличивали злобу против предателей.
     - К шахтам! Снимать с работы! Хлеба!
     Утром Этьен отказался  от  своей  доли  хлеба,  а  сейчас  у  него  так
мучительно жгло в груди. Он не жаловался, но  время  от  времени  машинально
хватался за флягу и отпивал глоток можжевеловой водки, - он весь  дрожал,  и
ему казалось, что без водки ему не выдержать, что он свалится. Лицо  у  него
пылало, глаза лихорадочно блестели. Однако голова была  ясная,  он  все  еще
хотел избегать бесцельных разрушений.
     Когда подходили к дороге на Жуазель,  один  из  вандамских  забойщиков,
присоединившийся к шествию по злобе на хозяина  и  желавший  отомстить  ему,
повернул товарищей вправо, громко закричав:
     - К Гастон-Мари! Остановить насос! Пускай вода затопит Жан-Барт!
     Повинуясь его призыву,  толпа  уже  поворачивала  вправо,  несмотря  на
уговоры Этьена, умолявшего товарищей не останавливать откачку воды из шахты.
Зачем же разрушать квершлаги и штреки?  Сердце  рабочего  восставало  против
этого, несмотря на его вражду к хозяевам.  Маэ  тоже  считал  несправедливым
обращать гнев  на  машину.  Но  забойщик  по-прежнему  бросал  свой  клич  о
возмездии, и тогда Этьен постарался перекричать его:
     - В Миру! Предатели не бросили там работу!.. В Миру! В Миру!
     Решительным жестом он направил толпу влево,  а  Жанлен,  опять  зашагав
впереди,  затрубил  во  всю  мочь.  Толпа  заколыхалась,  повернула.   Шахта
Гастон-Мари па этот раз была спасена.
     Толпа вновь двинулась, но теперь в сторону Миру, и расстояние в  четыре
километра  прошла,  вернее  почти  пробежала,  в  полчаса.  В  этой  стороне
бескрайнюю  равнину  перерезал  канал,  тянувшийся  ледяной  лентой.  Только
прибрежные  оголенные  деревья,  похожие  в  оболочке  инея  на   гигантские
канделябры, нарушали однообразие низменности, расстилавшейся до самого гори-
зонта и там сливавшейся с небом. Гряда холмов скрывала Монсу  и  Маршьен,  -
кругом было голое поле, необъятная ширь.
     Подойдя к шахте, забастовщики увидели старика штейгера, поднявшегося на
мостки сортировочной, чтобы их остановить. Все хорошо знали дядюшку  Кандье,
старейшего  из  штейгеров  на  шахтах  Монсу,   благообразного   старика   с
белоснежными сединами, - он был знаменитостью, ибо каким-то  чудом  сохранил
до семидесяти лет здоровье и силы, все время работая в угольных копях.
     - Вы зачем сюда явились, бродяги несчастные? - крикнул он.
     Толпа остановилась. Ведь  перед  ними  был  не  хозяин,  а  товарищ,  и
уважение к этому старику рабочему сдерживало их.
     - В шахте у вас работают, - сказал Этьен. - Вели всем выйти.
     - Да, работают, - заговорил опять старик Кандье.  -  Человек  семьдесят
спустилось, а другие не пошли  -  вас,  поганцев,  испугались!..  Но  так  и
знайте, ни один раньше времени не поднимется из шахты, а не то вам  придется
иметь дело со мной!
     Раздались гневные возгласы. Мужчины нетерпеливо переминались с ноги  на
ногу, женщины  двинулись  вперед.  Быстро  спустившись  с  мостков,  штейгер
загородил калитку,
     Маэ решил вмешаться:
     - Старик, мы в своем праве. Как же нам  добиться  всеобщей  забастовки,
если мы не будем снимать несознательных с работы.
     Штейгер помолчал. В вопросах рабочего движения он, очевидно, был  столь
же несведущ, как и забойщик Маэ. Наконец он ответил:
     - Вы в своем праве, я против ничего не говорю.  Но  у  меня  приказ,  и
больше я знать ничего не знаю... Я тут один. Люди должны работать под землей
до трех часов, и они останутся там до трех.
     Свист и крики  заглушили  его  ответ.  Ему  грозили  кулаками.  Женщины
подступили к нему вплотную, он чувствовал на своем лице их горячее  дыхание,
но держался стойко, высоко подняв голову; ветер шевелил  его  седые  волосы;
мужество придало столько силы его голосу, что его ясно было  слышно  даже  в
этом гаме.
     - Не пущу! Не  пройдете,  черт  бы  вас  взял!..  Вот  клянусь,  светом
солнечным клянусь, лучше я сдохну,  а  не  позволю  коснуться  тросов!..  Не
ходите дальше, не ходите, а не то я на ваших глазах брошусь в шахту!
     Толпа дрогнула и отступила. Старик продолжал:
     - Ну, кто этого не поймет? Только свинья какая-нибудь. Ведь я такой  же
рабочий, как и вы. Мне велели стеречь, я и стерегу.
     Дальше этого разумение  дядюшки  Кандье  не  шло;  ограниченный  старик
закоснел в своем упрямстве, в подчинении военной дисциплине за пятьдесят лет
работы под землей,  в  угрюмой  тьме,  погасившей  его  взгляд.  Товарищи  в
волнении смотрели на него: у каждого где-то в тайниках души находили  отклик
его слова, его повиновение солдата и смиренное мужество в минуту  опасности.
Он подумал, что они еще колеблются, и повторил:
     - Брошусь в шахту на ваших глазах!
     Толпу это потрясло. Она метнулась в  сторону  и  понеслась  по  дороге,
ровной, прямой дороге, тянувшейся среди  полей  в  бесконечную  даль.  Вновь
раздались крики:
     - В Мадлен! В Кревкер! Снимать с работы! Хлеба! Хлеба!
     Но в середине, в самой гуще бежавших, произошла свалка.  Говорили,  что
Шаваль хотел удрать, воспользовавшись неожиданной остановкой. Этьен  схватил
его за шиворот и пригрозил переломать ребра, если он  замыслил  какое-нибудь
предательство. Шаваль отбивался, в бешенстве кричал:
     - Ты что? Чего хватаешь? Или мы больше не  свободны?..  Я  тут  с  вами
замерз совсем. Целый час на холоде! И помыться мне надо! Пусти сейчас же!
     Его и в самом деле мучил болезненный зуд  -  к  влажной  от  пота  коже
прилипли мелкие осколки угля и угольная  пыль;  да  еще  ему  было  холодно,
фуфайка совсем не грела.
     - Иди да помалкивай, а то мы сами тебя умоем, -  отвечал  Этьен.  -  Ты
зачем людей науськивал, крови требовал?
     И все стремительно бежали вперед, вперед.
     Этьен наконец повернулся к Катрин. Она держалась стойко, но ему  тяжело
было чувствовать, что она идет вот тут рядом, такая жалкая, дрожит от холода
в вытертой мужской куртке и в испачканных грязью штанах.  Должно  быть,  она
еле жива от усталости, а все-таки бежит, стараясь не отставать от других.
     - Уходи, - сказал он наконец. - Тебя мы отпустим. Уходи.
     Катрин как будто не слышала. Только взглянула на Этьена, и в глазах  ее
вспыхнул упрек. Она ни на секунду не остановилась. Как это она может бросить
в беде своего возлюбленного? Шаваль, конечно, не ласков, даже  бьет  ее,  но
ведь он ее возлюбленный, первый мужчина в ее жизни. И Катрин возмущало,  что
больше тысячи человек набросились на него одного. Она готова  была  защищать
его, - без любви, из гордости.
     - Убирайся! - злобно повторил Маэ.
     Но и услышав приказ отца, она только замедлила шаг.  Она  вся  дрожала,
веки у нее опухли от слез; через минуту она вернулась на свое место и  опять
побежала вместе со всеми. Ее больше не гнали.
     Все полчище пересекло Жуазельскую долину, пробежало немного по Кронской
дороге, затем повернуло в направлении Куньи. В той стороне  маячили  вдалеке
заводские трубы, вдоль шоссе тянулись деревянные сараи,  кирпичные  строения
мастерских с широкими пыльными окнами. Миновали один за другим  два  рабочих
поселка - Сто Восемьдесят, потом Семьдесят Шесть, и в  каждом  на  призывный
звук рожка, на тысячеголосый клич толпы выходили из низких домиков  мужчины,
женщины, бежали изо всех сил и догоняли шествие. Когда подошли к Мадлен, уже
набралось не меньше полутора тысяч человек. Дорога  спускалась  по  пологому
склону. Рокочущему потоку забастовщиков пришлось обогнуть  террикон,  прежде
чем захватить шахту.
     Было только два  часа  дня.  Но  предупрежденные  Штейгеры  постарались
ускорить подъем, и, когда явились забастовщики, из клети выходили  последние
оставшиеся в шахте рабочие - человек двадцать. Они пустились бежать со  всех
ног, в них швыряли  камнями.  Двоих  отколотили,  у  одного  оторвали  рукав
куртки. Погоня за беглецами спасла оборудование, - ни тросов, ни  котлов  не
тронули. Людской поток покатился дальше, к соседней шахте.
     Эта шахта,  Кревкер,  находилась  в  каких-нибудь  пятистах  метрах  от
Мадлен. И там тоже забастовщики натолкнулись на выходивших рабочих.  Женщины
схватили  и  выпороли  одну  из  откатчиц,  били  так  сильно,  что  на  ней
разорвались штаны и обнажился зад, на глазах  у  хохотавших  мужчин;  намяли
бока  забойщикам,  насажали  им   синяков,   расквасили   носы.   Возрастала
жестокость: заговорила давняя жажда возмездия, безумие туманило всем головы;
из груди рвались и, обрываясь, гремели крики: "Смерть предателям!",  неслись
вопли  ненависти,  жалобы  на  нищенскую  оплату  труда,  рычание  голодных,
требовавших хлеба. Принялись перепиливать тросы, но  напильник  не  брал,  и
слишком долгой казалась работа, когда лихорадка гнала всех вперед, вперед. В
котельной сломали кран, выплеснули с размаху ведра воды в пылающие топки,  и
от этого полопались чугунные решетки зольников.
     А оставшиеся во дворе торопили идти на Сен-Тома. В  этой  шахте  царила
строгая дисциплина, забастовка ее не затронула,  -  должно  быть,  там,  под
землей,  работали  сейчас  человек  семьсот;  это  возмущало  забастовщиков.
Погоди, схватим дубинки, подождем вас и пойдем стенка на стенку,  посмотрим,
чья возьмет. Но прошел слух, что в Сен-Тома - жандармы, те  самые  жандармы,
над которыми смеялись, когда они проезжали утром через поселки. Как  же  это
сделалось известно? Никто не мог бы сказать.  Все  равно  стало  страшно,  и
решили повернуть на Фетри-Кантель. Снова толпу подхватил  вихрь,  снова  все
очутились на большой дороге и, стуча деревянными башмаками, ринулись вперед:
"В Фетри-Кантель, в Фетри-Кантель! Там тоже не  меньше  четырехсот  подлецов
еще работают. Вот потеха-то будет!"  Шахта  находилась  на  расстоянии  трех
километров, за складкой земли, около речки Скарпы. Люди уже  поднимались  по
склону холма Платриер, перейдя дорогу на Боньи, как вдруг кто-то - так и  не
узнали кто - крикнул, что, пожалуй, в Фетри-Кантель прислали  драгун.  Сразу
по всей колонне заговорили, что так оно и есть: наверняка там  драгуны.  Все
растерялись, замедлили  шаг,  ветер  паники  подул  в  этом  угольном  крае,
погруженном забастовкой в бездействие, на  этих  дорогах,  по  которым  люди
блуждали несколько часов. Почему, спрашивается, они ни разу не наткнулись на
солдат? Странная безнаказанность!  Это  смущало  их,  они  чувствовали,  что
приближается расправа, и думали о карателях.
     Неизвестно кем брошенный клич направил всю толпу в  другую  сторону,  к
другой шахте:
     - Виктуар! К шахте Виктуар!
     Значит, на этой шахте нет ни драгун, ни жандармов? Никто этого не знал.
Но все, по-видимому,  успокоились;  сделав  крутой  поворот,  направились  в
сторону Бомона и пустились  напрямик  через  поля,  обратно  на  Жуазельскую
дорогу.  Путь  им  преграждала  железнодорожная  линия,  они  пересекли  ее,
своротив заградительные щиты. Теперь они приближались к Монсу; плавные волны
холмов становились все ниже, ширилось море  свекловичных  полей,  тянувшихся
далеко, далеко - до окраины Маршьена с черными его домами.
     Теперь  нужно  было  пробежать  добрых  пять   километров.   Но   людей
поддерживал такой пламенный порыв, что ни один словно и не  чувствовал,  как
мучительно он устал, как болят у него стертые  в  кровь  ноги.  Шествие  все
увеличивалось, в хвосте двигались люди из рабочих поселков, присоединившиеся
по дороге. Когда перебрались через канал по мосту Магаш и  подошли  к  шахте
Виктуар, собралось две тысячи человек. Но к тому времени пробило  три  часа,
смена кончилась, под землей никого не осталось. Излив свое  разочарование  в
бесплодных угрозах, забастовщики могли только встретить  обломками  кирпичей
проходчиков, плотников, разборщиков, ремонтных рабочих, явившихся  на  смену
углекопам. Атакованные бросились врассыпную. Опустевшая  шахта  принадлежала
теперь забастовщикам. И, разъярившись из-за того, что изменники  скрылись  и
некому надавать оплеух, они обрушились на неодушевленные предметы. Прорвался
ядовитый гнойник  злобы,  постепенно  нараставшей  ненависти.  Годы  и  годы
голодного  существования  породили  жажду  отомстить  виновникам  резней   и
разрушениями.
     За сараем Этьен заметил грузчиков, нагружавших телегу углем.
     - Вон отсюда сию же минуту! - крикнул он. - Ни  одного  куска  угля  не
выпустим!
     По его приказу  прибежала  целая  сотня  забастовщиков,  грузчики  едва
успели скрыться.  Испуганных  лошадей  выпрягли,  кольнули  в  круп,  и  они
ускакали; телегу опрокинули, сломали  оглобли.  Левак  в  исступлении  рубил
устои мостков, по которым в сортировочную возят вагонетки с углем. Столбы не
поддавались, тогда ему пришла мысль снять рельсы, разобрать  рельсовый  путь
на всей площадке шахты. И вскоре все принялись за эту  работу.  Вооружившись
ломом и пользуясь им, как рычагом,  Маэ  срывал  рельсовые  подушки.  А  тем
временем Горелая, увлекая за собою женщин, ворвалась в ламповую; тотчас  они
замахали там палками, и пол усеяли осколки стекла и обломки  разбитых  ламп.
Жена Маэ, разъярившись, била палкой так же неистово, как и жена Левака.  Все
выпачкались маслом, выливавшимся из ламп, и Мукетта, вытирая руки о юбку,  с
хохотом кричала, что все "перемаслились". Жанлен для забавы вылил  ей  масло
из лампы за шиворот.
     Но месть не насыщала пустого желудка. Голод терзал людей все больше.  И
снова разнесся жалобный вопль:
     - Хлеба! Хлеба! Хлеба!
     У самой шахты бывший штейгер держал лавочку. Вероятно  с  перепугу,  он
все бросил и убежал. Когда  женщины  возвратились  из  ламповой,  а  мужчины
кончили разбирать рельсы, все бросились громить  лавочку  и  тотчас  сорвали
ставни. Хлеба там не  оказалось,  только  два  куска  сырого  мяса  и  мешок
картошки. Но при разгроме нашли пятьдесят бутылок можжевеловой водки, и  она
исчезла мгновенно, словно капля воды, упавшая на песок.
     Этьен вновь наполнил свою опустевшую  фляжку.  Постепенно  им  овладело
опьянение, тяжелое опьянение голодного человека; его бледные губы  кривились
в злобной усмешке, обнажавшей оскал острых  зубов.  Вдруг  он  заметил,  что
Шаваль  убежал,  воспользовавшись  суматохой.  Этьен   выругался,   крикнул,
сбежались люди, нашли и схватили беглеца - он спрятался вместе с  Катрин  за
штабелями крепежного леса.
     - Ах ты сволочь! Боишься, как бы тень на тебя не упала! - вопил  Этьен.
- Ведь ты сам в лесу кричал:  "Пускай  машинисты  при  насосах  забастуют  и
остановят откачку воды!" Хочешь теперь нам напакостить?.. Ну  нет,  негодяй!
Мы сейчас вернемся в Гастон-Мари, и ты сам  сломаешь  насос!  Да,  сломаешь!
Черт тебя дери! Я тебя заставлю сломать!
     Он был пьян, он теперь подбивал товарищей сломать насос,  который  спас
от разрушения несколько часов назад.
     - В Гастон-Мари! В Гастон-Мари!
     Раздался довольный рев, все ринулись  на  дорогу;  Шаваля  схватили  за
плечи, толкали, подгоняли, а он все требовал, чтобы его отпустили помыться.
     - Уходи ты отсюда! - кричал Маэ дочери, когда  она  кинулась  вслед  за
любовником.
     Но теперь Катрин не отставала ни на секунду,  только  бросила  на  отца
горящий взгляд и побежала дальше.
     Полчище голодных людей вновь понеслось по равнине и,  повернув  вспять,
помчалось по длинным, прямым дорогам, по ровным, широким пашням. Было четыре
часа дня, солнце спускалось, и по замерзшей земле вытягивались тени  бегущих
людей, повторяя их яростные жесты.
     Не доходя Монсу, опять свернули на Жуазельскую дорогу и, для сокращения
пути, пошли не через Коровью развилку, а мимо ограды Пиолены.  В  это  время
супруги Грегуар отсутствовали:  они  решили  навестить  нотариуса,  а  затем
отправиться на обед к Энбо, где должны были встретиться с дочерью.  Усадьба,
казалось, спала: дремала ее пустынная тополевая аллея, ее оголившийся огород
и плодовый сад. Ничто не  шевелилось  в  доме,  в  запертых  окнах  запотели
изнутри стекла, - как видно, в комнатах было тепло; от этой глубокой  тишины
веяло уютом и благоденствием, чувствовалось, что в  усадьбе  патриархальные,
мирные нравы, что владельцы ее  спокойно  спят,  вкусно  едят,  наслаждаются
своим счастьем благоразумных и состоятельных людей.
     Не останавливаясь, забастовщики бросали мрачные  взгляды  на  все,  что
виднелось за  решетчатыми  воротами  усадьбы,  и  на  глухие  стены  ограды,
утыканные вверху острыми осколками бутылок. Опять раздались крики:
     - Хлеба! Хлеба! Хлеба!
     В ответ послышался только лай собак, двух больших  рыжеватых  догов,  -
вставая на задние лапы, они рвались с цепи, широко открывая пасть. За  одним
из окон с закрытыми решетчатыми ставнями притаились две служанки  -  кухарка
Мелани и горничная Онорина, прибежавшие на этот крик; побледнев  от  страха,
они глядели, как проходят мимо дома свирепые люди, и когда один-единственный
брошенный камень разбил стекло в соседнем окне, обе упали на колени,  решив,
что пришел их смертный час. Это была шуточка Жанлена: он соорудил себе пращу
из обрывка веревки и решил мимоходом "поздороваться" с Грегуарами.  Запустив
в окошко камнем, он опять принялся трубить в рожок; а вскоре толпа была  уже
далеко, и все слабее доносился крик:
     - Хлеба! Хлеба! Хлеба!
     Полчище все росло и росло. К шахте  Гастон-Мари  пришло  более  двух  с
половиной тысяч разъяренных голодных людей; они  все  перебили,  переломали,
смели на своем пути с дикой силой разбушевавшегося потока. Жандармы проехали
здесь за час до этого и, введенные в заблуждение крестьянами, направились  в
сторону Сен-Тома, в спешке даже не оставив поста из нескольких  человек  для
охраны шахты. Не прошло и четверти часа, как топки были вывернуты, потушены,
вода из котлов выпущена, все строения захвачены и разгромлены.  Но  главное,
разрушители рвались к  насосу.  Недостаточно  было,  что  он  остановился  с
последней струйкой иссякшего пара, - на него набросились как на одушевленное
существо, которое хотят лишить жизни.
     - Ну, бей первым, - твердил Этьен, всовывая в руку  Шаваля  молоток.  -
Бей! Ведь ты клятву давал вместе с другими.
     Шаваль дрожал, пятился; в свалке молоток упал на землю; а тем  временем
другие, не дожидаясь его, принялись колотить по насосу железными брусьями  и
всем, что попадало под руку. Иные даже измочалили о него захваченные с собою
дубинки.  Слетали  гайки,  отваливались  стальные  и  медные  части,  словно
оторванные куски живого тела. Со всего размаху ударили  ломом  по  чугунному
корпусу - вырвалась вода, взлетела фонтаном, и насос захлебнулся, забулькал,
словно в предсмертной икоте.
     Все было кончено;  обезумевшая  толпа  бросилась  во  двор,  теснясь  в
проходе позади Этьена, не выпускавшего Шаваля из рук.
     - Смерть предателю! В шахту его! В шахту!
     Несчастный был бледен  как  полотно,  бормотал  что-то  невнятное  и  с
нелепым упорством все возвращался к своей назойливой мысли: твердил, что ему
надо помыться.
     - Постой, тебе немытым ходить неприятно? Пожалуйста, - вот тебе водица!
     Во дворе была глубокая лужа - натекла вода из насоса. Сверху ее  белой,
толстой пленкой затянул лед; Шаваля толчками погнали к  этой  луже,  разбили
лед и заставили окунуть голову в обжигающую холодом воду.
     - Окунай башку! - приказывала Горелая. - Окунай, проклятый! А не то  мы
сами тебя окунем. Так, так!.. А теперь попей водицы!  Суй  морду.  Пей,  как
скотина пьет на водопое!
     И он пил, стоя на четвереньках. Все смеялись жестоким смехом.  Одна  из
женщин выдрала его за уши, другая набрала на дороге свежего конского  навоза
и бросила его Шавалю в лицо. Старая фуфайка клочьями свисала с его плеч.  Он
глядел вокруг  диким  взглядом,  упирался,  дергался,  пытаясь  вырваться  и
убежать.
     Отец Катрин толкал его, мать оказалась в числе самых ярых  гонительниц,
- они сейчас поддались чувству давней ненависти к своему  обидчику;  и  даже
Мукетта, обычно остававшаяся в  приятельских  отношениях  с  бывшими  своими
любовниками, тут  загорелась  бешеной  злобой,  обзывала  Шаваля  слизняком,
кричала, что надо снять с него штаны, посмотреть, остался ли он мужчиной.
     Этьен оборвал ее:
     - Ну, довольно. Нечего  на  него  всем  скопом  набрасываться.  Выходи,
мерзавец, посчитаемся один на один! - И, сжимая кулаки, он впивался в Шаваля
взглядом; глаза его горели яростью безумия, в пьяном  мозгу  возникла  жажда
убийства. - Ты готов? Подходи! Или тебе, или мне не  жить.  Дайте  ему  нож.
Мой-то нож при мне.
     Катрин,  измученная,  едва  живая,  в  ужасе  смотрела  на  обоих.   Ей
вспомнились откровенные слова Этьена, когда он рассказывал  ей,  что,  стоит
ему выпить два-три стаканчика, он делается сам не свой и его тянет  тогда  к
ножу, хочется зарезать человека, - эта отрава сидит у него в крови  по  вине
его  родителей,  закоренелых  пьяниц.  Внезапно  Катрин  бросилась  к  нему,
маленькими своими руками надавала ему пощечин по одной, по  другой  щеке  и,
задыхаясь от негодования, крикнула:
     - Подлец! Подлец! Подлец!..  Мало  тебе  измываться  над  ним?  Ты  еще
задумал убить его, когда он  на  ногах  не  держится.  -  Повернувшись,  она
посмотрела на мать, на  отца,  потом  окинула  взглядом  других.  -  Все  вы
подлецы! Подлецы! Убейте и меня вместе с ним!  Только  троньте  его,  я  вам
глаза выцарапаю. Ах, какие же вы подлые!
     И она встала перед своим любовником, она взяла  его  под  свою  защиту,
забыв побои, забыв, как она несчастна с ним; она восстала против  всех,  ибо
считала, что принадлежит этому человеку, раз он первый овладел ею, и что для
нее позорно сносить его унижение.
     Этьен весь побелел, получив  пощечины  от  этой  девушки.  Он  едва  не
бросился на нее. Но вдруг, отрезвев, провел по лицу рукой и среди  наставшей
глубокой тишины сказал Шавалю:
     - Она права. Хватит с тебя... Убирайся!
     Шаваль тотчас помчался прочь, и за ним опрометью побежала Катрин.
     Ошеломленная толпа не двигалась, все молча следили за  беглецами,  пока
они не скрылись за поворотом дороги. Только мать Катрин сказала:
     - Зря его выпустили! Ждите теперь еще какой-нибудь  гадости.  Наверняка
предаст.
     Но  забастовщики  двинулись  дальше.  Было  около  пяти  часов  вечера;
багровое солнце опустилось к горизонту и, словно  заревом  пожара,  освещало
равнину. Проходивший по дороге коробейник сообщил, что драгуны направились в
сторону Кревкера. Тогда толпа круто повернула, раздался клич:
     - В Монсу! В дирекцию! Хлеба! Хлеба! Хлеба!
 

 
     Господин Энбо подошел к окну кабинета посмотреть, как его жена  проедет
по улице в ландо, отправляясь на званый завтрак в Маршьен. Проводив взглядом
Негреля, гарцевавшего рядом  с  дверцей  экипажа,  он  спокойно  вернулся  к
письменному столу и сел за работу. Когда ни жена, ни племянник  не  оживляли
дом шумной суетой своего существования, он казался пустым. В этот день кучер
повез г-жу Энбо; Розу, новую горничную, отпустили со  двора  до  пяти  часов
вечера; остался только камердинер Ипполит, неслышно ходивший по  комнатам  в
мягких туфлях, и кухарка, с рассвета сражавшаяся с  кастрюлями,  поглощенная
приготовлением обеда, на который хозяева  пригласили  гостей.  В  опустевшем
доме стояла глубокая тишина, и г-н Энбо рассчитывал как следует поработать.
     Около девяти часов утра Ипполит, хоть он и получил распоряжение  никого
не принимать, позволил себе доложить, что пришел Дансар с какими-то  важными
вестями. И только тогда директор узнал о  сходке,  состоявшейся  накануне  в
лесу; подробности сообщения отличались такой точностью, что, слушая их,  г-н
Энбо вспомнил о любовных  шашнях  Дансара  с  женой  Пьерона,  столь  широко
известных, что каждую неделю два-три анонимных письма в дирекцию разоблачали
распутство главного штейгера. Очевидно, Пьерон все рассказал жене,  а  та  -
любовнику,  -  в  доносе  чувствовались  разговоры  на   супружеском   ложе.
Воспользовавшись случаем, г-н Энбо дал понять, что ему все известно  и  пока
он ограничится советом быть  поосторожнее,  во  избежание  скандала.  Дансар
отвлекся на минутку от доклада, отрицал, оправдывался, но внезапная краснота
его  толстого  носа  выдавала  вину  грешника.  Впрочем,  он   не   особенно
растерялся, радуясь, что  отделался  так  легко:  обычно  директор  проявлял
неумолимую  строгость  высоконравственного  человека,   когда   какой-нибудь
служащий позволял себе позабавиться с хорошенькой работницей. Затем разговор
опять пошел о забастовке. Решили, что эта сходка в лесу просто фанфаронство,
пустое хвастовство крикунов. Серьезной угрозы нет. Во всяком случае, рабочие
поселка еще несколько дней не посмеют пошевелиться, -  несомненно,  на  всех
нынче утром произвела большое впечатление военная прогулка.
     Но когда Дансар ушел и г-н Энбо остался один, он чуть  было  не  послал
депешу префекту. Удержал его только страх, что он, быть  может,  зря  выдает
свое беспокойство. Он и так не мог простить себе недостаток чутья:  ведь  он
повсюду говорил и даже писал в правление, что забастовка больше двух  недель
не продлится. Однако, к  великому  его  удивлению,  она  тянется  почти  два
месяца. Это приводило г-на Энбо в отчаяние, -  с  каждым  днем  его  престиж
уменьшался, падал его авторитет, он  видел,  что  ему  необходимо  придумать
какой-нибудь блестящий ход, чтобы вновь войти в милость к правлению. Он  как
раз  запросил  оттуда  распоряжений  на  случай  возможного  столкновения  с
забастовщиками. Ответ еще не поступил, г-н  Энбо  надеялся  получить  его  с
дневной почтой. Он полагал, что успеет послать телеграммы - вызовет воинские
части для охраны шахт, если такова будет воля правления. Он был уверен,  что
это  наверняка  вызовет  схватку,  прольется  кровь,  будут  убитые.   Такая
перспектива его смущала,  -  при  всем  своем  усердии,  он  хотел  избежать
подобной ответственности.
     До одиннадцати часов  он  мирно  работал  в  кабинете:  мертвую  тишину
нарушало только шарканье щетки, -  Ипполит  натирал  воском  пол  где-то  на
втором этаже. Потом  принесли  одну  за  другой  две  телеграммы:  в  первой
сообщали  о  захвате  ордой  забастовщиков  шахты  Жан-Барт,  а  во   второй
говорилось,  что  там  перерезаны  тросы,   погашены   топки   котлов,   все
разгромлено. Г-н Энбо удивился. Зачем забастовщики пошли к Денелену,  вместо
того чтобы напасть на одну из шахт Компании?  А  впрочем,  пусть  их  громят
Вандам, - это пойдет на пользу его плану отнять копи у Денелена.  В  полдень
г-н Энбо спокойно позавтракал один в просторной столовой, где ему  безмолвно
прислуживал Ипполит, неслышно ступая в войлочных  туфлях.  Однако  от  этого
одиночества беспокойство г-на  Энбо  усилилось,  и  у  него  все  похолодело
внутри, когда бегом прибежавший штейгер доложил ему о том, что произошло  на
шахте Миру. А вслед за этим, когда он заканчивал  пить  кофе,  принесли  еще
телеграмму, из которой он  узнал,  что  шахты  Мадлен  и  Кревкер  тоже  под
угрозой. Тут он совсем  встревожился,  но  решил  подождать  почты,  которую
приносили в два  часа.  Как  быть?  Немедленно  вызвать  войска?  Или  лучше
подождать распоряжения правления? Он  вернулся  в  кабинет,  хотел  прочесть
докладную записку префекту, которую накануне поручил  Негрелю  написать.  Не
найдя ее на столе, он подумал, что, вероятно, племянник оставил ее у себя  в
комнате, где он зачастую  работал  по  ночам.  И,  не  приняв  еще  никакого
решения, думая лишь об этой докладной, он торопливо поднялся на второй этаж,
поискать бумагу у Негреля.
     Войдя к племяннику, он удивился: по забывчивости или  из  лени  Ипполит
еще не прибрал комнату. Из отдушины калорифера, не закрытой с вечера, тянуло
теплом, и в этой запертой спальне застоялся жаркий, душный, влажный  воздух,
пропитанный каким-то пронизывающим, крепким ароматом, от которого  г-н  Энбо
задохнулся, - он подумал, что это пахнет от таза с невылитой мыльной  водой,
стоявшего на умывальнике. В комнате был страшный беспорядок: везде раскидана
одежда, на спинках стульев висят  мокрые  полотенца,  постель  не  застлана,
смятая простыня упала на ковер. Впрочем, он бросил  вокруг  лишь  рассеянный
взгляд и направился к столу, заваленному бумагами. Дважды перебрав по  одной
все бумаги, он убедился, что докладной тут нет.  Что  за  черт!  Куда  ж  ее
засунул этот легкомысленный мальчишка?
     Отойдя от стола, г-н Энбо обвел взглядом всю комнату и вдруг заметил на
незастланной постели  какую-то  яркую,  сверкающую,  как  искра,  точку.  Он
подошел, машинально протянул руку. Из складок  простыни  выглядывал  золотой
флакончик. Он сразу узнал флакончик своей  жены  -  флакончик  с  эфиром,  с
которым она никогда не расставалась. Но он не мог понять, каким образом  эта
безделушка оказалась тут, как она попала в постель его племянника.  И  вдруг
он побледнел как смерть. Значит, жена спала в этой постели.
     - Извините, барин, - послышался за дверью голос Ипполита. - Я видел, вы
сюда поднялись.
     Лакей вошел, и беспорядок, царивший в спальне, поразил его.
     - Ах ты господи! Я ведь еще и не прибрал комнату! Розу нынче  отпустили
со двора, она убежала спозаранку и всю работу на меня взвалила.
     Господин Энбо спрятал флакончик в руке и так крепко сжал его, что  чуть
не раздавил.
     - Вы что?
     - К вам опять  пришли,  барин.  Какой-то  человек  из  Кревкера  письмо
принес.
     - Хорошо. Скажите, чтоб подождал.
     Значит, его жена спала тут. Заперев дверь на задвижку, он разжал  руку,
посмотрел на флакончик, оставивший красный след на  ладони.  И  внезапно  он
догадался, понял, что эта мерзость происходит в его доме много  месяцев.  Он
вспомнил свои прежние подозрения, ночные шорохи за его дверью, чуть  слышные
шаги босых ног в безмолвном доме. Это его жена пробиралась сюда.
     Рухнув на стул, стоявший напротив кровати, он не сводил с  нее  глаз  и
долго сидел так. Его словно  обухом  ударили.  Вдруг  он  очнулся:  в  дверь
стучались, пытались ее отворить. Он узнал голос слуги:
     - Барин! Ах, у вас заперто, барин...
     - Что еще?
     - Кажется, очень срочное дело. Рабочие все громят. К вам  двое  пришли,
ждут внизу. И телеграммы есть.
     - Оставьте меня в покое. Сейчас приду.
     Он весь похолодел при мысли, что Ипполит мог найти флакончик,  если  бы
прибрал утром комнату до его прихода. А впрочем, слуга, вероятно, все  знал,
ведь двадцать раз он застилал эту постель, еще теплое ложе прелюбодеяния; он
находил на подушках волосы директорши, видел  гнусные  следы  на  простынях.
Сейчас он нарочно лезет сюда, хочет поиздеваться. Может быть, он стоял тут у
двери, подслушивал, насмехаясь над развратом своих хозяев.
     И г-н Энбо не шевелился, все смотрел  на  постель.  Долгое  мучительное
прошлое вставало в его памяти. Его брак с этой  женщиной,  -  поженились,  и
сразу же стало ясно, что они не подходят друг другу ни душой,  км  телом;  у
нее, конечно, были любовники, о которых он не знал, а про одного он  знал  и
терпел эту связь десять лет,  как  терпят  извращенный  вкус  к  чему-нибудь
мерзкому у больного человека. Потом  переехали  в  Монсу,  у  него  возникла
нелепая надежда  исцелить  ее;  тянулись  месяцы  затишья,  дремоты  в  этом
изгнании;  к  жене  приближалась  старость,  которая  наконец  должна   была
возвратить ее мужу. Потом приехал племянник, она  выступила  в  роли  матери
Поля и вместе с тем взяла его в наперсники,  говорила  ему,  что  сердце  ее
мертво, навсегда погребено под  пеплом  пережитого.  А  муж?  Какой  глупец!
Ничего не видел, ничего не мог предусмотреть. Он обожал эту женщину, которая
считалась его женой, женщину, которой обладали многие мужчины, и  только  он
один не мог ею обладать. Он обожал ее, он полон был постыдной страсти, готов
был ползать перед ней на коленях, лишь бы она пожелала отдать  ему  объедки,
оставшиеся от других! Но даже объедки она отдавала другому, этому юнцу.
     Издалека донесся звонок, г-н Энбо вздрогнул. Он узнал этот звонок, - по
его распоряжению так  звонили,  когда  приходил  почтальон.  Он  поднялся  и
заговорил вслух, выкрикивая грубые слова, вырывавшиеся у него помимо воли:
     - А ну вас всех к черту! Плевать я хотел на вас, и на ваши депеши, и на
ваши письма!
     Бешеная злоба овладела им. Пусть, пусть везде будет грязь.  Втоптать  в
нее всю эту пакость. Его жена - потаскуха, вот она  кто.  И  Энбо  площадной
руганью поносил распутницу,  как  будто  давал  ей  пощечины.  Внезапно  ему
вспомнилось, что она со спокойной улыбкой осуществляет свой  замысел  женить
Поля на Сесиль Грегуар, и мысль об  этом  окончательно  его  взбесила.  Так,
значит, в ее чувстве нет ни страсти, ни даже  ревности,  а  только  животная
похоть. Ее связь - лишь  порочная  забава,  привычка  валяться  с  мужчиной,
развлечение, которое она ищет, как излюбленное лакомство.
     Во всем он обвинял только ее одну и почти оправдывал Поля:  развратницу
просто потянуло полакомиться его юной свежестью, и она вонзила в него  зубы,
словно отведала незрелый плод, украденный с придорожного дерева. А дальше  с
кем она еще будет хороводиться, до чего опустится, когда  больше  не  найдет
под рукой податливых и  практичных  племянников,  готовых  принять  в  семье
родственников стол, постель и женщину?
     Кто-то робко постучался  в  дверь,  затем  послышался  голос  Ипполита,
дерзнувшего тихонько сказать сквозь замочную скважину:
     - Барин, почту принесли... И господин Дансар опять пришел... говорит  -
резня началась...
     - Оставь меня в покое... Сейчас приду.
     Что же теперь делать? Выгнать их вон, когда они вернутся  из  Маршьена,
выгнать, как вонючих животных, которых он не в силах терпеть в  своем  доме?
Взять дубину и крикнуть, чтоб они убирались прочь, пусть где-нибудь в другом
месте отравляют воздух своим блудом.  Ведь  теплый  влажный  воздух  в  этой
спальне пропитан отравой их вздохов, их жаркого  дыхания;  острый  удушливый
аромат, поразивший его здесь, - это запах мускуса, которым душится его жена,
-  еще  одна  извращенная  склонность,  чувственная  потребность  обливаться
крепкими духами. Да, все так живо говорило о прелюбодеянии, - эта жара, этот
одуряющий запах, эти кувшины с водой, стоящие на полу, еще  невылитые  тазы,
разбросанные полотенца; вся эта мебель, вся комната  -  тут  решительно  все
дышит пороком. В бессильной злобе он бросился к постели и яростно бил по ней
кулаками, царапал те  места,  где  сохранились  впадины,  вдавленные  телами
любовников, и в бешенстве  наносил  удары  по  отброшенным  одеялам,  смятым
простыням, мягким, податливым, словно  и  они  были  утомлены  долгой  ночью
любви.
     Но  вдруг  ему  послышались  шаги,  показалось,   что   Ипполит   опять
поднимается по лестнице. Ему стало  стыдно,  он  остановился,  тяжело  дыша,
постоял несколько секунд, вытирая лоб, выжидая, пока  утихнет  сердцебиение.
Долго  смотрел  в  зеркало,  разглядывая  свое  бледное,  до  неузнаваемости
искаженное лицо. Постепенно оно приняло более спокойное выражение; г-н  Энбо
тяжким усилием воли взял себя в. руки и сошел вниз.
     В прихожей его ждали пять нарочных, не считая  Дансара.  Все,  принесли
сообщения о грозном, все более грозном шествии бастующих по шахтам;  старший
штейгер подробно рассказал, что произошло в Миру,  -  шахта  спасена  только
благодаря мужеству старика Кандье. Г-н Энбо слушал, покачивая головой, но не
понимал ни слова, мыслями он все еще был там, наверху,  в  спальне  Негреля.
Наконец он всех отпустил, сказав,  что  немедленно  примат  меры.  Оставшись
один, он долго сидел за письменным столом, подперев голову руками  и  закрыв
глаза. Казалось, он дремал. Перед ним лежала принесенная почта;  он  наконец
встрепенулся и поискал ожидаемое письмо - ответ  правления.  Сперва  строчки
плясали у него перед глазами. В конце концов он все же понял, что  правление
не возражает против небольшой стычки. Конечно, оно не  советовало  обострять
положение, но давало понять, что беспорядки ускорят развязку, Ибо они  будут
энергично подавлены, и забастовка кончится. И тогда г-н Энбо,  отбросив  все
колебания, разослал во все концы  депеши:  префекту  в  Лилль,  командующему
военным округом в Дуэ, в маршьенскую жандармерию. Он вздохнул с облегчением;
теперь он мог запереться у себя,  даже  велел  говорить  всем,  что  у  него
приступ подагры. До вечера он прятался от всех в своем кабинете,  никого  не
принимал, только читал депеши и письма, - они по-прежнему градом сыпались  в
дирекцию. Таким образом, он издали следил за  продвижением  бастующих  -  от
Мадлен к Кревкер, от Кревкер к Виктуар, от Виктуар к Гастбн-Мари.  С  другой
стороны, к нему поступали сведения,  что  жандармы  и  драгуны  находятся  в
растерянности, сбились с дороги - все время поворачивают в сторону от  шахт,
подвергшихся нападению. Ему было все равно, - пусть себе режут  друг  друга,
пусть все разрушают... Он опять подпер голову руками, прижал к глазам ладони
и сидел не шевелясь. В пустом доме стояла тишина, лишь иногда  слышно  было,
как гремит кастрюльками кухарка, - усердствуя в приготовлении обеда.
     Сгущались сумерки, в комнате стало темно, было пять часов  вечера.  Г-н
Энбо по-прежнему сидел в оцепенении, прижав локтями бумаги.  Вдруг  раздался
грохот, г-н  Энбо,  вздрогнув,  подумал,  что  возвратились  любовники.  Ах,
негодяи! Но шум все возрастал, и, когда г-н Энбо подошел  к  окну  кабинета,
раздался грозный клич: - Хлеба! Хлеба! Хлеба!"
     Бастующие  вторглись  в  Монсу,  тогда  как  жандармы,  вообразив,  что
нападение угрожает Ворейской шахте, повернули коней и поскакали туда.
     - Как раз в это время в двух километрах  от  первых  домов  города,  не
доезжая перекрестка, где шоссе пересекало Вандамскую дорогу, г-жа Энбо и  ее
молодые спутницы увидели, как проходит грозное полчище. Они весело провели в
Маршьене весь день; завтрак в доме директора литейного завода очень  удался;
затем осматривали заводские цеха и соседний стекольный завод - все было  так
интересно. А когда погожий зимний день уже был на исходе, отправились домой,
и Сесиль пришла фантазия выпить кружку молока на маленькой ферме, стоявшей у
дороги. Все вылезли из коляски, Негрель ловко соскочил с седла. Увидев столь
блестящее общество, хозяйка испуганно заметалась, собралась  было  постелить
на стол скатерть и подать  молоко  в  горнице,  но  Люси  и  Жанна  пожелали
увидеть, как доят коров, и, захватив с собой  кружки;  отправились  в  хлев,
обратив это знакомство со скотным двором в  забавное  похождение,  и  весело
смеялись, когда путались ногами в соломенной подстилке.
     Госпожа  Энбо  с  видом  снисходительной  мамаши  прихлебывала:  парное
молоко, как вдруг ее встревожил странный шум, донесшийся с улицы.
     - Что там такое?
     В хлеву, построенном близ дороги, были сделаны широкие ворота, так  как
вторая  его  половина  служила  сеновалом.  Девушки  высунули  головы  и   с
удивлением смотрели, как с левой стороны по дороге движется  что-то  черное,
потом различили, что это толпа народу, которая с воем свернула  на  шоссе  с
Вандамской дороги.
     - Ах, дьявол! - пробормотал Негрель, выйдя из  хлева.  -  Неужели  ваши
крикуны в конце концов рассердились?
     - Да это, верно, опять углекопы, - сказала  крестьянка,  -  Второй  раз
идут. Дело-то, видать, плохо повернулось, они по всей  круге  хозяйничают...
Она говорила осторожно, стараясь по выражению лиц угадать, какое впечатление
производят на гостей ее слова, и, заметив, что нежданная встреча  вызвала  у
всех испуг, поспешила добавить:
     - Ах, уж эти оборванцы! Ах, оборванцы!
     Видя, что теперь: не успеть сесть в коляску и умчаться в Монсу, Негрель
велел кучеру поскорее въехать во двор фермы и поставить упряжку  за  сараем,
чтобы ее не было видно с дороги. Свою верховую лошадь,  которую  держал  под
уздцы  соседский  мальчишка,  он  сан  привязал  во   дворе   под   навесом.
Возвратившись, он нашел  свою  тетушку  и  барышень  в  полном  расстройстве
чувств; они собирались идти вслед за крестьянкой в дом я  укрыться  там.  Но
Негрель полагал, что остаться в хлеву безопаснее, - конечно, никому в голову
не придет искать их в сене. Ворота, однако, закрывались неплотно, и  в  щели
между ветхими досками видно было все, что делается на дороге.
     - Ну; смелее! - сказал Негрель. - Мы дорого продадим свою жизнь.
     От этой шутки дамам стало еще страшнее.  Шум  все  возрастал,  но  пока
никого  не  было  видно:  по  пустынному  шоссе  словно  проносился   ветер,
предвещавший грозу и бурю.
     - Нет, не хочу смотреть, не хочу! - сказала Сесиль и зарылась в сено.
     Госпожа Энбо, очень  бледная,  исполненная  гнева  против  этих  людей,
которые испортили ей такой приятный день и такое милое развлечение, стояла в
глубине сарая и брезгливо, исподлобья  глядела  на  створки  ворот;  Люси  и
Жанна, хоть их и била  дрожь,  смотрели  в  щель  между  досками,  не  желая
упустить захватывающее зреляще.
     Гул, подобный раскатам грома, приближался;  земля  дрожала  под  ногами
идущих: впереди колонны вертелся Жанлен и дул в пастуший рожок.
     - Открывайте скорей свои флакончики с духами, - народ шествует  весь  в
поту!  -  прошептал  Негрель,  который,  несмотря  на  свои  республиканские
взгляды, любил позабавить дам насмешками над  чернью.  Но  ураган  криков  и
злобных жестов  мигом  развеял  все  его  остроумие.  На  дороге  показались
женщины, около тысячи  женщин  с  рассыпавшимися  по  плечам  волосами,  все
растрепавшиеся за эти часы скитаний в ветреный день, все в лохмотьях; сквозь
прорехи у многих видно было голое тело, изнуренное,  преждевременно  увядшее
тело, уставшее рожать детей, обреченных на голодную  жизнь.  Иные  несли  на
руках младенцев и высоко поднимали их, как хоругви скорби и  мести,  другие,
помоложе, с тугой грудью воительниц, потрясали палками; а  старухи,  ужасные
старухи, вопили так громко, что казалось, на их худых  шеях  вот-вот  лопнут
жилы. Затем показались мужчины, две тысячи разъяренных мужчин  -  забойщики,
крепильщики, проходчики, ремонтные рабочие; они шли  тесными  рядами,  такой
густой, плотной  толпою,  что  сливались  в  единый  поток,  и  нельзя  было
различить ни выцветших, линялых штанов, ни рваных шерстяных фуфаек - все как
будто облеклись в однообразное бурое  одеяние  нищеты.  Глаза  блестели,  из
широко открытых ртов вылетали ритмические звуки - пели "Марсельезу", -  слов
нельзя было разобрать, они терялись в неясном реве, которому вторил  дробный
стук деревянных башмаков по мерзлой земле. Над головами, среди  целого  леса
железных прутьев, поднимался топор, который держали прямо, как свечу; и этот
единственный топор был словно знаменем  всего  полчища,  острое  его  лезвие
вырисовывалось в еще светлом небе, как нож гильотины.
     - Какие зверские лица! - пролепетала г-жа Энбо.
     Негрель процедил сквозь зубы:
     - Что за дьявол! Ни одного не узнаю!  Откуда  взялись  эти  разбойничьи
физиономии?
     И в самом деле, гнев, голод, страдания, длившиеся  два  месяца,  и  эта
бешеная скачка от одной шахты к другой разительно изменили добродушные  лица
углекопов Монсу, придали им что-то звериное, хищное. Как раз  в  эти  минуты
закатывалось солнце, последние, его  лучи  темно-красной,  словно  кровавой,
пеленой покрыли равнину. Казалось, по дороге рекой  льется  кровь;  женщины,
мужчины бежали, как будто обагренные кровью, как мясники на бойне.
     -  О,  великолепно!  -  вполголоса  воскликнули  Люси  и   Жанна;   как
артистические натуры обе были взволнованы грозной красотой этой  картины.  И
все же они перепугались и отошли поближе к г-же Энбо, стоявшей у колоды  для
водопоя. Всех мороз по коже подирал при  мысли,  что  достаточно  одному  из
идущих заглянуть в щель между рассохшимися досками этих ворот, и  всех,  кто
спрятался тут, растерзают. Даже Негрель,  весьма  храбрый  молодой  человек,
побледнел  от  непреодолимого  страха,  от  ужаса  перед  чем-то  неведомым,
непостижимым. Сесиль зарылась в сено и не смела пошевелиться; остальные  же,
хотя им и хотелось отвести взгляд, не  могли  отвернуться  и,  против  своей
воли, смотрели на дорогу.
     Перед  ними  в  багровом  свете  заката  предстало  видение  -  призрак
революции, которая неизбежно совершится в конце века и в кровавый вечер всех
их сметет. Да, когда-нибудь вечером народ, вырвавшись на волю, сбросив узду,
вот так помчится по дорогам и, обагренный кровью богачей, вздернет  на  пики
отрубленные головы и будет носить их, будет разбрасывать по земле золото  из
их разбитых сундуков. Вот так же будут вопить женщины, а у мужчин будет этот
страшный, волчий оскал зубов, готовых перегрызть  врагам  горло.  Да,  да  -
будут на тех людях такие  же  лохмотья,  так  же  будут  греметь  их  грубые
деревянные башмаки;  такие  же  полчища  будут  обдавать  встречных  запахом
немытых тел, смрадным дыханием, и натиск этой орды  варваров  сметет  старый
мир. Запылают пожары, в городах не оставят камня на камне;  люди  разбегутся
по лесам и возвратятся к жизни дикарей; так будет  после  великого  разгула,
великого пира, когда  голытьба  за  одну  ночь  овладеет  женами  богачей  и
опустошит их винные погреба. Не останется больше ничего - ни единого  су  из
прежних богатств, ни малейшей тени былой  власти,  и  тогда  на  обновленной
земле вырастет нечто новое. Все эти ужасы  и  нес  с  собою  людской  поток,
проносившийся по дороге, неумолимый, словно стихийная сила  природы,  словно
ураганный ветер, хлеставший в лицо тем, кто, притаясь, укрывался от него.
     Перекрывая "Марсельезу", раздался громкий клич:
     - Хлеба! Хлеба! Хлеба!
     Люси и Жанна прижались к г-же Энбо, а та и  сама  замирала  от  страха;
Негрель встал впереди женщин, словно хотел грудью защитить их. Не в этот  ли
вечер рухнет старое общество? То, что  они  видели,  ошеломило  их.  Полчище
прошло, по дороге тянулись в хвосте. Лишь  отставшие,  как  вдруг  откуда-то
вынырнула Мукетта. Она замешкалась, оттого что подстерегала обывателей -  не
появятся ли они у садовой калитки  или  в  окнах  особняков,  и  как  только
замечала их, то, не имея возможности плюнуть им в лицо, тотчас иным способом
выражала им  величайшее  свое  презрение.  Вероятно,  она  и  тут  доглядела
какого-нибудь  буржуа,  потому  что  вдруг  задрала  юбки  и,  наклонившись,
выпятила свои огромный голый зад, на  который  пал  последний  багровый  луч
Солнца. И эта выходка никому не показалась непристойной или смешной, - в ней
было что-то страшное.
     Все исчезло, людской поток понесся к Монсу, петляя по извилистой  улице
между низкими домишками, выкрашенными в  яркие  цвета.  Коляска  выехала  со
двора фермы, но кучер не решался тронуться в путь, ибо  не  мог  поручиться,
что  благополучно  довезет  хозяйку   и   барышень,   если   дорога   занята
забастовщиками. А другого пути не было.
     - Но ведь надо же нам вернуться домой, обед ждет, - раздраженно сказала
г-жа Эвбо, вне себя от возмущения и страха.  -  Эти  негодяи  рабочие  опять
выбрали для своего бунта такой день, когда у меня гости. Вот и делайте добро
бессовестным людям!
     Люси и Жанна принялись  вытаскивать  Сесиль,  зарывшуюся  в  сено;  она
отбивалась, думая, что шествие "этих дикарей" все еще не  кончилось,  и  все
твердела, что она не хочет их видеть. Наконец все дамы снова сели в коляску.
Негрель вскочил в седло, и ему пришла мысль, что можно  проехать  проселками
через Рекильяр.
     - Езжайте потихоньку, -  сказал  он  кучеру,  -  дорога  ужасная.  Если
встретятся вам кучки бунтовщиков, остановитесь за старой шахтой, мы  немного
пройдемся пешком и  через  садовую  калитку  попадем  к  себе  домой,  а  вы
поставьте куда-нибудь лошадей и коляску, - ну хотя бы под навес на постоялом
дворе.
     Лошади тронулись. Толпа двигалась вдалеке, вступая в  Монсу.  Обыватели
волновались, все были в панике: ведь недаром через город два раза проскакали
и драгуны и жандармы. Ходили ужасающие слухи, рассказывали о  написанных  от
руки объявлениях, в которых рабочие будто бы угрожали выпустить  кишки  всем
буржуям: никто таких объявлений не видел, не читал, но "дословно"  приводили
оттуда целые фразы. В семействе нотариуса едва дышали от страха, -  ведь  он
получил по почте анонимное письмо, в котором сообщалось, что в  его  погребе
зарыли бочонок с порохом и что господин нотариус взлетит на воздух, если  не
выступит в защиту народа.
     Как раз после получения этого письма супруги  Грегуар  зашли  навестить
нотариуса и задержались у него, обсуждая послание, причем владельцы  Пнолены
приходили к выводу,  что  это  дело  рук  каких-нибудь  шутников;  но  вдруг
произошло вторжение бастующих и окончательно всполошило нотариуса и всех его
домочадцев. Грегуары же только улыбались. Отогнув  занавеску  на  окне,  они
смотрели, что творится на улице, и решительно отказывались  допустить  мысль
об опасности, утверждая, что все кончится "по-хорошему". Пробило пять часов,
они еще могли подождать, пока путь будет свободен,  а  потом  перейти  через
улицу и постучаться к  господам  Энбо,  пригласившим  их  на  обед.  Сесиле,
конечно, вернулась и ждет там родителей. Но, по-видимому, в Монсу  никто  не
разделял их уверенности в благополучном завершении событий: люди бежали  как
сумасшедшие, с громким стуком запирали двери и окна. Видно было,  как  Мегра
старается  покрепче  запереть  свою  лавку  при  помощи   толстых   железных
перекладин. В лице у него не было ни кровинки, а руки так дрожали,  что  его
жене - маленькой, щуплой женщине - самой приходилось завинчивать гайки.
     Полчище забастовщиков  сделало  остановку  перед  особняком  директора.
Раздался крик:
     - Хлеба! Хлеба! Хлеба!
     Господин Энбо стоял у окна и смотрел,  но  тут  вошел  Ипполит  закрыть
ставни, опасаясь, как бы не поразбивали камнями окна. Он сначала  обезопасил
все окна первого этажа, потом перешел во второй этаж; слышно  было,  как  он
щелкает шпингалетами, захлопывает решетчатые ставни. К несчастью, он не  мог
замаскировать также и окошко в подвальной кухне, - весьма  заметное  окошко:
за стеклами сверкали языки пламени в печке и красноватые  отблески  огня  на
кастрюлях.
     Господин Энбо машинально  перешел  на  третий  этаж,  в  комнату  Поля.
Смотреть оттуда было удобнее всего, из окна взгляду  открывалась  дорога  до
самых  мастерских  Компании.  Г-н  Энбо  встал  за   решетчатыми   ставнями,
поднявшись высоко над толпой. Но какое волнение вызвала в нем  эта  комната,
где все уже было прибрано, тазы  вылиты,  умывальник  вытерт,  а  застланная
постель с туго натянутым покрывалом имела такой холодный, чопорный вид.  Вся
эта бурная, бешеная злоба, потрясавшая  его  утром  в  часы  одиночества,  в
глубокой тишине, царившей в доме, привела лишь к безмерной усталости. К нему
вернулась обычная его корректность, так  же  как  к  этой  спальне,  которую
успели проветрить, вымести пачкавшую ее  грязь.  К  чему  затевать  скандал?
Разве что-нибудь изменилось в его доме? Все очень просто. Жена  завела  себе
нового  любовника.  И  так  ли  уж  страшно,  что  она  выбрала  его   среди
родственников? Пожалуй, это даже лучше: легче будет соблюдать приличия. Г-ну
Энбо вспомнилось, как он терзался тут ревностью, и ему стало жалко себя. Что
за нелепость: бесился, колотил кулаками по смятой постели. Чего уж там!  Раз
терпел прежних любовников, будет терпеть и этого. Прибавится немножко больше
презрения к самому себе - вот и все. Но какой горечью наполняло душу чувство
бесцельности всей его жизни, неизбывная боль и стыд за то, что  он  все  еще
обожает эту женщину, хорошо зная, что она погрязла в мерзости разврата.
     А под окнами с новой яростью раздались крики:
     - Хлеба! Хлеба! Хлеба!
     - Болваны! - процедил сквозь зубы г-н Энбо.
     Он слышал, как его ругают,  попрекая  большим  жалованьем,  которое  он
получает, обзывают толстобрюхим бездельником, поганой свиньей, которая  того
и гляди лопнет от обжорства, тогда как  рабочие  пухнут  с  голоду.  Женщины
заглянули  в  окошко  кухни,  и  тогда  поднялась  буря,  директора  осыпали
проклятиями из-за того, что кухарка жарит ему  на  вертеле  фазана,  готовит
всякие лакомые жирные соусы, - от вкусных запахов у голодных сводило желудок
судорогой. Ах, сволочи буржуи, погодите! Лакают шампанское, жрут трюфели,  а
тут людям есть нечего. Пусть бы проклятые сластены сдохли!
     - Хлеба! Хлеба! Хлеба!
     - Болваны! - повторил г-н Энбо. - А разве я счастлив?
     И в душе его поднимался гнев против этих непонятливых людей. Ведь он  с
радостью отдал бы свое жалованье, лишь бы стать таким  же  толстокожим,  как
они, так же легко, без всяких сантиментов, брать женщин. Ах,  почему  он  не
может усадить их за свой стол - пусть себе  угощаются  его  фазанами,  а  он
пойдет блудить с девками в кустах живой изгороди, и наплевать ему будет, что
кто-то другой валялся с ними до  него!  Все,  все  он  отдал  бы  -  и  свое
образование,  свое  благоденствие,  роскошь  в  своем  доме,   свою   власть
директора, если бы мог на один-единственный день  стать  последним  из  этой
голытьбы, которая находилась у него в подчинении. Как было бы хорошо  давать
волю чувственным желаниям,  быть  хамом,  хлестать  по  щекам  свою  жену  и
заводить шашни с соседками. Он даже согласен был голодать, пусть бы  у  него
от голода сводило судорогой пустой желудок и кружилась бы  голова,  -  может
быть, эти муки заглушили бы вечные  его  страдания.  Ах,  жить  бы  скотской
жизнью, не иметь ничего своего, прятаться в хлебах с какой-нибудь уродливой,
грязной откатчицей и не искать иной любви!
     - Хлеба! Хлеба! Хлеба!
     Тогда г-н Энбо рассердился, и с  громовым  кличем  толпы  смешался  его
голос:
     - Хлеба? Да разве в этом счастье, болваны?
     Ведь он-то ел досыта и все же готов был кричать  от  боли  душевной.  В
семье у него развал, вся жизнь исковеркана, - и от  мысли  об  этом  у  него
подкатывали к горлу рыдания, стоны смертельной муки. Да  разве  все  дело  в
том, чтобы не знать голода? Разве все тогда пойдет как нельзя  лучше?  Какой
это идиот решил, что счастье состоит в разделе богатства?  Пусть  даже  этим
пустым мечтателям, революционерам, удастся разрушить существующее общество и
построить новое,  -  это  не  прибавит  человечеству  ни  капельки  радости.
Отрезайте каждому положенный ему ломоть хлеба, а душу вы не избавите  ни  от
одной горести. Нет, вы лишь добьетесь того,  что  на  земле  чаша  страданий
переполнится, и придет день, когда люди, как собаки, завоют от  безысходного
отчаяния, ибо они распростятся с бездумным удовлетворением своих  инстинктов
и  поднимутся  до  страдания,  порождаемого  неутоленными  страстями.   Нет,
единственное благо - это небытие, а уж если  существовать,  то  существовать
подобно дереву, или камню, или крохоткой песчинке, которая ее может истекать
кровью, когда ее топчут прохожие.
     В эту минуту жестокой муки жгучие слезы хлынули из  глаз  г-на  Энбо  в
потекли по щекам. Вдруг в сумерках,  затягивавших  дорогу,  градом  полетели
камни, ударяясь о фасад директорского особняка. А г-н Энбо все плакал, -  он
уже  не  испытывал  гнева  против  этих  голодных  людей  и,  терзаясь  лишь
собственной сердечной болью, бормотал сквозь слезы:
     - Болваны! Болваны!
     Но утробный вой, неистовый вопль голодных, заглушил этот лепет, и,  как
рев урагана, сметающего все на своем пути, раздался крик:
     - Хлеба! Хлеба! Хлеба!
     Отрезвев от пощечин, которые дала ему  Катрин,  Этьен  встал  во  главе
товарищей. Но когда он, выкрикивая хриплым голосом слова призыва, повел всех
на Монсу, внутренний голос, голос рассудка, заговорил в его душе,  удивляясь
и вопрошая: зачем все это делается? Ведь Этьен вовсе этого не хотел, как  же
могло случиться, что,  направившись  в  Жан-Барт  с  намерением  действовать
хладнокровно и помешать разрушениям, он переходил от  насилия  к  насилию  и
теперь заканчивал день осадой директорского особняка?
     Ведь именно он крикнул: "Стой!" - когда подошли к дому. Правда, у  него
сначала была мысль уберечь от опасности склады Компании, -  кругом  кричали,
что надо их разгромить. А теперь, когда камни царапали  фасад  особняка,  он
тщетно старался придумать, на какую законную добычу направить  свое  войско,
чтобы избежать еще больших бедствий. В бессильном  раздумье  он  стоял  один
посреди дороги, и в эту минуту его окликнул  какой-то  человек,  стоявший  у
порога распивочной "Головня", в которой кабатчица поспешила закрыть ставнями
окна, оставив открытой только дверь.
     - Да, да, это я... Слушай-ка!..
     Это был Раснер. Человек тридцать мужчин и женщин, почти все из  поселка
Двести Сорок, оставшиеся утром  дома,  явились  вечером  в  Монсу  разузнать
новости, а с приближением колонны бастующих заполнили распивочную. За  одним
из столиков сидел Захарий с Филоменой; подальше, спиной к двери, пряча лицо,
примостился Пьерон со своей женой. Никто,  впрочем,  не  пил  -  все  только
укрылись здесь.
     Этьея узнал Расиера и отошел от него, но тот вдруг добавил:
     - Что? Стыдно смотреть на меня?.. Я тебя предупреждал. Вот  и  начались
неприятности!.. Кричите теперь сколько угодно, просите хлеба - вместо  хлеба
получите пули.
     Этьен вернулся и ответил:
     - Мне стыдно, что есть трусы, которые сидят сложа руки н  смотрят,  как
мы рискуем своей жизнью.
     - Ты, стало быть, решил грабежом заняться? - спросил Раснер.
     - Я решил до конца оставаться с товарищами, хотя бы всем  нам  пришлось
погибнуть.
     И Этьен замешался  в  толпе,  полный  отчаяния,  действительно  готовый
умереть. Трое подростков, стоя на дороге, бросали в окна камни, он  разогнал
озорников пинками, желая остановить взрослых, он  громко  кричал,  что  бить
стекла ни к чему - от этого никакой пользы не будет.
     Бебер и Авдия пробрались наконец к Жанлену  и  сейчас  учились  у  него
орудовать пращой. Началась потеха: каждый бросал камень, выиграть должен был
тот, кто больше перебьет окон.  Лидия,  неловко  швырнув  камень,  попала  в
голову какой-то женщине,  стоявшей  в  толпе,  и  оба  мальчишки  от  хохота
хватались за бока. В сторонке сидели на скамье и смотрели на них два старика
- Бессмертный и Мук. Опухшие ноги еле держали Бессмертного, и он  с  великим
трудом дотащился сюда; неизвестно, что именно привело его  сюда;  он  молчал
словно истукан, как то нередко теперь бывало, и его землистое лицо ничего не
выражало.
     Никто,  однако,  больше  не  слушал  Этьена.  Сколько  он  ни   кричал:
"Перестаньте!" - из толпы все летели камни, и он испытывал теперь  удивление
и страх перед слепой яростью, в которую он сам ввергнул этих  людей,  обычно
спокойных, нелегко поддающихся  волнению,  но  в  гневе  таких  неукротимых,
неистовых. Сказывалась фламандская кровь: нужны были  долгие  месяцы,  чтобы
она вскипела, но уж если эти миролюбивые люди приходили в  исступление,  оно
толкало их на неслыханные жестокости и не стихало до тех пор,  пока  они  не
утоляли своей ярости. На юге, родине Этьена, толпа  воспламенялась  быстрее,
но действовала менее решительно. Ему пришлось силой вырвать у Левака  топор,
он не знал, как сдержать Маэ и его  жену,  бросавших  камни  обеими  руками.
Особенно его пугали женщины - жена Левака,  Мукетта  и  многие  другие:  они
рвали и метали, готовы были душить, убивать, они выли, как  собаки,  теснясь
вокруг своей предводительницы, высокой, худой старухи Горелой, возвышавшейся
над ними.
     Но вдруг наступило затишье:  самый  обыденный  случай  вызвал  глубокое
изумление толпы и как будто успокоил ее, чего Этьен не мог добиться никакими
мольбами.  Дело  было  в  том,  что   супруги   Грегуар   решились   наконец
распроститься с нотариусом и отправились в директорский особняк, для чего им
понадобилось перейти через улицу; они казались такими благодушными, их  лица
выражали такую твердую уверенность, что все происходящее  -  просто-напросто
шутка со стороны их рабочих, милых,  славных  людей,  чья  покорность  более
столетия кормила племя Грегуаров, что углекопы в изумлении перестали бросать
камни, боясь  попасть  в  почтенного  старичка  и  старушку,  будто  с  неба
свалившихся к ним. Они пропустили супругов, дали им войти в  сад,  подняться
на крыльцо, позвонить у крепко запертой двери,  которую  гостям  не  спешили
отворить. Как раз в это время возвращалась отпущенная со двора  директорская
горничная Роза; она шла, улыбаясь разъяренным углекопам, - она  всех  хорошо
знала, так как сама была родом из Монсу. Роза принялась барабанить  кулаками
в дверь и в конце концов заставила Ипполита отворить. Как раз вовремя!  Едва
Грегуары вошли в дом, опять полетели камни. Оправившись от изумления,  толпа
заревела:
     - Смерть буржуям! Да здравствует социальная революция!
     Роза  и  в  прихожей  все  еще  весело   смеялась,   словно   оказалась
свидетельницей забавного происшествия, и твердила перепуганному слуге:
     - Да они же совсем не злые, я их знаю!
     Господин Грегуар аккуратно повесил на крючок свою  шляпу.  Затем  помог
жене снять пальто из пушистого драпа и сказал в свою очередь:
     - Конечно, они, в сущности, не злые. Покричат, покричат и пойдут  домой
ужинать. Аппетит себе нагуляют.
     В ту минуту спустился с третьего этажа г-н Энбо. Он видел из окна сцену
с участием Грегуаров и вышел встретить гостей. Как всегда, вид  у  него  был
холодный и учтивый.  Лишь  необычайная  его  бледность  свидетельствовала  о
пережитом потрясении и пролитых слезах. Человеческие страсти были  укрощены,
г-н Энбо остался только  чиновником,  корректным  и  непреклонным,  решившим
исполнить свой долг.
     - А знаете, - сообщил он, - наши дамы еще не вернулись.
     Грегуары впервые встревожились. Сесиль еще не возвратилась? Но  как  же
она возвратится, если шутка углекопов затянется?
     - Я думал было разогнать их, - добавил г-н Энбо. -  К  сожалению,  я  в
доме один и к тому же не знаю, куда послать слугу, чтобы он  привел  четырех
солдат и капрала, - они живо очистили бы улицу от этого сброда.
     Роза, все еще стоявшая в передней, вновь осмелилась вмешаться: - Да что
вы, барин!.. Они же совсем не злые.
     Директор покачал головой, а шум на  улице  все  возрастал,  и  камни  с
глухим стуком непрестанно ударялись о фасад.
     - Я на них не сержусь. И даже извиняю их: ведь только по своей  тупости
они воображают, будто мы упорствуем от того, что желаем  им  зла.  Однако  я
отвечаю за спокойствие... Подумать только, по  дорогам,  как  меня  уверили,
разъезжают жандармы, а я с самого утра не могу дозваться ни одною!..
     Он оборвал свою тираду и, пропуская г-жу Грегуар, сказал:
     - Да что же мы тут стоим, прошу вас, сударыня, пожалуйте в гостиную.
     Но тут прибежала из кухни перепуганная кухарка  и  на  несколько  минут
задержала всех в передней. Она заявила, что не ее вина, если обед  получится
невкусный, - ведь до сих пор из  Маршьена  не  привезли  заказанное  слоеное
тесто для курника, хотя кондитер должен был прислать  его  к  четырем  часам
дня. Очевидно, посыльный заблудился, мечется где-то по дорогам,  испугавшись
этих разбойников. А может быть, они даже ограбили  его,  вытащили  все,  что
было  у  него  в  корзинах;  она  ясно  представляет  себе,  как   кондитера
подкараулили  за  кустами,  расхватали  все  сдобные  пироги,  и  их   мигом
проглотила трехтысячная армия этих несчастных, которые кричат  перед  домом,
требуя  хлеба.  Во  всяком  случае,  она  тут  ни  при  чем,   хозяина   она
предупредила, и если из-за революции обед выйдет неудачным, то лучше она асе
кушанья бросит в огонь, чем осрамится, подав их на стол.
     - Потерпите немного, - сказал г-н  Эибо.  -  Еще  ничего  не  потеряно.
Возможно, кондитер приедет.
     Повернувшись к г-же Грегуар, он сам отворил перед ней дверь в  гостиную
и только тогда, к великому своему удивлению,  увидел,  что  на  диванчике  в
переднем сидит человек, которого он до этой минуты в полумраке не заметил.
     - Как! Это вы, Мегра? Что случилось?
     Мегра поднялся, н из темноты возникла  его  пухлая,  искаженная  ужасом
физиономия. Куда девалось его  спокойное  самодовольство  важной  шишки?  Он
смиренно объяснил, что позволил себе пробраться к господину директору, чтобы
попросить о помощи и покровительстве, если разбойники нападут на его лавку.
     - Вы же видите, мне самому грозит опасность, и у  меня  никого  нет,  -
ответил г-н Энбо. - Лучше бы вам сидеть у себя дома и стеречь свои товары.
     - О-о! У меня в лавке  железные  решетки.  Да  и  жену  я  там  оставил
стеречь.
     Директор говорил нетерпеливо и  с  явным  презрением.  Нечего  сказать,
хороша охрана - хилая, худенькая женщина, которую муж скоро  в  гроб  вгонит
своими побоями!
     - Я, право, ничем не могу вам помочь, постарайтесь сами защитить  себя.
И советую вам сейчас же возвратиться домой, - а то они опять требуют  хлеба.
Слышите!
     Действительно, опять раздались громовые возгласы; Мегра показалось, что
выкрикивают и его имя. Вернуться сейчас  домой  было  невозможно  -  его  бы
растерзали. И вместе с тем ему не давал покоя  страх  перед  разорением.  Он
приник лицом к застекленной двери и,  обливаясь  потом,  дрожа  всем  телом,
смотрел и слушал, ожидая катастрофы. Грегуары же решились наконец  пройти  в
гостиную.
     Господин Энбо старательно выполнял роль радушного хозяина. Но  напрасно
он приглашал гостей присесть; в запертой комнате, где еще засветло затворили
ставни и зажгли две лампы,  веяло  ужасом  при  каждом  новом  крике  толпы,
доносившемся с  улицы.  Приглушенные  гардинами,  портьерами,  коврами,  эти
гневные крики сливались в протяжный  гул,  исполненный  смутной,  но  жуткой
угрозы и внушали сидящим к гостиной  жестокую  тревогу.  Разговор  поминутно
обращался к этому необъяснимому бунту. Г-н Энбо удивлялся: как он ничего  не
предвидел! Должно быть, доносчики плохо  осведомляли  его,  -  он  и  сейчас
главным образом обрушивался на Раснера, заявляя, что  хорошо  распознает  во
всем этом его зловредное  влияние.  Впрочем,  беспокоиться  нечего  -  скоро
явятся жандармы, ведь не могут же бросить его на произвол  судьбы!  Грегуары
думали только о своей дочери: бедная девочка; ома так пуглива!  Может  быть,
из-за опасных встреч коляска вернулась в Маршьен. Прошло еще четверть часа в
томительном ожидании; нервы были напряжены  -  от  тысячеголосого  гула,  не
стихавшего на улице, от стука,  похожего  на  барабанную  дробь,  -  ведь  в
запертые ставни градом летели камни. Положение стало нестерпимым.  Г-н  Энбо
говорил, что  сейчас  он  выйдет,  один  разгонит  горлодеров  и  отправится
навстречу коляске; но вдруг с криком вбежал Ипполит:
     - Барин! Барии! Барыня приехала, ее убивают!
     Коляска не могла проехать по Рекильярскому проселку среди  бунтовщиков,
которые  толпились  на  дороге  и  угрожали  ей,  а  поэтому  Негрель  решил
осуществить  свой  план:  пройти  немного  пешком  (до  особняка  оставалось
каких-нибудь двести шагов) и постучаться в калитку,  проделанную  в  садовой
ограде около дворовых служб, - садовник  их  услышит,  а  если  не  он,  так
отопрет кто-нибудь другой. И сначала все шло прекрасно, г-жа Энбо и  барышни
постучались в калитку, как  вдруг  кто-то  предупредил  бунтовщиков,  и  они
ринулись к ограде. Дело приняло дурной  оборот.  Калитку  все  не  отпирали;
Негрель  попытался  высадить  ее  плечом.  Женщины  прибежали  гурьбой,   их
становилось все больше; Негрель боялся, что  его  собьют  с  ног,  и  принял
отчаянное решение: подталкивая впереди себя г-жу Энбо и девушек,  пробраться
к подъезду  сквозь  толпу  осаждающих.  Но  этот  маневр  привел  к  свалке:
преследовательницы их не  выпускали,  с  воем  цеплялись  за  них,  а  толпа
расступалась  направо-налево,  удивляясь,  зачем  и  как  в  нее  замешались
нарядные дамы. И тогда произошел невероятный, необъяснимый  случай,  который
возможен лишь в минуты неописуемого смятения. Люси и  Жанна,  добравшись  до
крыльца, проскользнули в дверь, которую  приотворила  горничная,  г-же  Энбо
удалось протиснуться вслед за ними, а за нею проскочил  Негрель  и  задвинул
засов: он был уверен, что Сесиль вошла первая, что  он  собственными  своими
глазами это видел. А между тем Сесиль не  дошла  до  крыльца,  -  охваченная
паническим страхом, она повернула прочь от дома и сама  бросилась  навстречу
опасности.
     Вокруг раздались крики:
     - Да здравствует социальная революция! Смерть буржуям! Смерть!
     Не узнавая Сесиль под опущенной вуалеткой, некоторые  издали  принимали
ее за жену директора.  Другие  выкрикивали  имя  приятельницы  г-жи  Энбо  -
молодой жены соседнего фабриканта, которого  рабочие  ненавидели.  Да  и  не
имело особого значения, кто она такая, - всех  раздражало  шелковое  платье,
меховое манто и даже белое перо на шляпке. От дамы пахло духами, у нее  были
хорошенькие  часики,  а  такие  холеные  белые  руки  могли  быть  только  у
бездельницы, никогда не прикасавшейся к углю.
     - Погоди! - кричала Горелая. - Мы тебе разрисуем морду.  Будешь  знать,
как в вуалетках ходить!
     - Сволочи проклятые, нас обкрадывают и наряжаются,  -  подхватила  жена
Левака. - Скажи, пожалуйста, вся  в  мехах,  а  мы  мерзнем,  того  и  гляди
помрем... Давайте разденем ее догола, пускай узнает, каково людям живется.
     Тут выскочила Мукетта:
     - Давай, давай! Выпороть ее!
     И женщины, пылая жгучей завистью, теснились  вокруг  Сесиль,  показывая
свои лохмотья, готовы были разорвать в клочья наряды богатой барышни.  Разве
она лучше устроена, чем они? Мало разве буржуек  хоть  и  расфуфыренных,  да
гнилых? Хватит терпеть несправедливость!  Этим  мерзавкам  ничего  не  стоит
потратить пятьдесят су на  стирку  накрахмаленной  нижней  юбки.  Пусть  они
теперь одеваются как работницы! И будут так одеваться, их заставят!
     У Сесиль подкашивались ноги, она с ужасом  смотрела  на  окружавших  ее
рассвирепевших женщин и без конца лепетала одни и те же слова:
     - Голубушки, прошу вас... Голубушки, не делайте мне больно!
     И вдруг она испустила хриплый крик, - чьи-то холодные руки схватили  ее
за горло. На нее кинулся старик Бессмертный, к которому толпа оттеснила  ее.
Он был словно пьян от голода, он отупел от  долгой  нищеты  и  сейчас  вдруг
сбросил узду полувекового смирения, - хотя никто не мог бы сказать,.,  какая
давняя обида толкнула его на это. За долгую свою жизнь он спас от смерти  не
меньше десяти товарищей, ради других шел  навстречу  опасности  при  взрывах
рудничного газа и при обвалах, а тут внезапно  поддался  властному  чувству,
которое он не мог бы  выразить  словами,  подчинился  какому-то  наваждению,
которое нашло на него при виде  белой  шеи  холеной  барышни.  В  этот  день
калека, казалось, лишился дара речи, - он молчал  и  сейчас,  только  крепко
сжимал своими заскорузлыми пальцами шею Сесиль и как будто  по-прежнему  был
поглощен далекими воспоминаниями.
     - Нет! Нет! - завопили женщины. - Оголить ей зад! Оголить ей зад!
     Как только в особняке поняли, что случилось, Негрель и г-н Энбо отперли
дверь и бросились на помощь девушке. Но толпа сбилась у решетчатых ворот,  и
выйти было не так-то легко. Завязалась схватка, а в  это  время  на  крыльце
появились испуганные супруги Грегуар.
     - Дед, пусти ее, пусти!  Это  ведь  барышня  из  Пиолены!  -  закричала
старику Бессмертному жена Маэ,  узнав  Сесиль,  с  которой  женщины  сорвали
вуалетку.
     Этьен, потрясенный этим возмездием,  обращенным  против  юной  девушки,
тоже пытался спасти ее от разъяренной толпы. И вдруг его осенила мысль, - он
взмахнул топором, который вырвал у Левака и крикнул:
     - К Мегра! Бросайте все к чертовой матери! Идем  к  Мегра!..  Там  есть
хлеб. Разнесем лавку Мегра.
     И первый со всего размаху ударил топором в дверь лавки.  Вслед  за  ним
прибежали Левак, Маэ и кое-кто еще. Но женщины разъярились  и  не  выпускали
Сесиль. Из тисков Бессмертного она попала в руки  Горелой.  Лидия  и  Бебер,
которых науськивал Жанлен, поползли на четвереньках, собираясь подлезть  под
кринолин модницы. Сесиль дергали в разные  стороны,  платье  ее  трещало  по
швам, как вдруг прискакал  какой-то  верховой,  расталкивая  лошадью  толпу,
разгоняя хлыстом тех, кто не сразу отскакивал в сторону.
     - Ах, мерзавцы! Вы принялись избивать наших дочерей?
     Это был Денелен, приехавший за дочерьми и на обед к директору. Соскочив
с седла, он обнял Сесиль за талию и повел; другой рукой он с  необыкновенной
ловкостью и силой управлял лошадью  и,  пользуясь  ею,  как  живым  тараном,
раздвигал толпу, отступавшую перед  ее  скачками.  У  ворот  опять  началась
схватка, однако Денелен прошел, отдавил многим ноги.  Эта  нежданная  помощь
избавила от опасности и Негреля и г-на Энбо, которых осыпали  ругательствами
и тумаками. А когда Негрель вошел наконец в дом, подхватив на руки упавшую в
обморок Сесиль, в рослого  Денелена,  который  стоял  на  крыльце,  заслоняя
директора швырнули камень, едва не раздробив ему плечо.
     - Правильно! - крикнул он. - Сломали мои машины, теперь переломайте мне
кости!
     Он живо захлопнул дверь. По деревянной филенке застучали камни.
     - Вот бешеные! - заговорил Денелен. - Еще секунда, и они продырявили бы
мне череп, как пустую тыкву... Да что теперь с ними разговаривать! Даже и не
притаитесь. Они ничего не сознают. Остается только дубиной их бить.
     В  гостиной  плакали  Грегуары,  глядя  на  очнувшуюся   дочь.   Сесиль
возвратилась цела и невредима, - без: единой царапинки, только  вуалетка  ее
потерялась. Но какого страху она натерпелась! А тут  вдруг  явилась  кухарка
Грегуаров  Мелани  и  принялась  рассказывать,  как  шайка  бунтовщиков  все
разгромила в Пиолене. До смерти перепугавшись,  она  прибежала  предупредить
хозяев. Кухарка тоже  прошмыгнула  с  улицы  в  приотворенную  дверь,  когда
происходила  свалка,  только  никто  ее  не  заметил;   в   ее   бесконечном
повествовании единственный камень, брошенный Жанленом и разбивший лишь  одно
стекло, превратился в форменную канонаду, от которой растрескались стены.  И
тогда у г-на Грегуара все перемешалось в голове. Что ж это  такое?  Чуть  не
удушили его дочь, стерли с лица земли его дом! Так, значит, это правда,  что
углекопы рассердились на него за то, что он так хорошо жил их трудом?
     Горничная, принеся для Сесиль полотенце и одеколон, твердила свое:
     - Удивительное дело! Ведь они совсем не злые! Госпожа Энбо сидела,  вся
бледная,  и  не  могла  оправиться  от  жестоких  треволнений.  Она   только
улыбнулась томном улыбкой, когда  стали  хвалить  Негреля.  Родители  Сеснль
благодарили главным образом его: несомненно, они вполне согласны были выдать
за него дочь. Господин Энбо молча смотрел на всех, переводил взгляд  с  жены
на ее любовника, которого он утром клялся убить, глядел на девушку,  которая
избавит его от Негреля. А зачем спешить с  этим  браком?  Он  теперь  боялся
только одного: как бы его супруга ее опустилась еще ниже, - быть  может,  до
какого-нибудь лакея.
     - А как вы, мои дорогие? - спросил Денелен дочерей. - Вас не ушибли?
     Несмотря на пережитый испуг, Люси и Жанна  были  довольны,  что  видели
картину бунта. Теперь они смеялись.
     - Черт подери! - продолжал отец. - Ну и денек  выдался!  Если  желаете,
дочки, иметь приданое, то постарайтесь сами его заработать. Да еще, пожалуй,
придется вам и меня кормить.
     Денеден старался шутить, ив голос у него дрожал, на  глаза  навернулись
слезы, когда дочери бросились его обнимать.
     Господин  Энбо  слышал  это  признание  в  разорении.  Какая-то   мысль
мелькнула у него, и лицо его просветлело. А ведь и в самом  деле,  теперь-то
Вандамские копи наверняка перейдут в руки Компании Монсу. Наконец-то  удача!
Надежда его осуществилась, - вот  на  чем  он  отыграется:  благодаря  этому
случаю он вновь вернет себе благосклонность правления. При каждой катастрофе
в своей личной жизни он искал успокоения  в  строгом  исполнении  полученных
приказов; военная дисциплина, которой он подчинял  себя,  давала  ему  некое
подобие счастья.
     Постепенно все успокоились: наступившая тишина, ровный свет двух  ламп,
тепло и уют, плотные драпировки, заглушавшие звуки,  -  все  радовало  после
утомительных волнений. А что происходило там, на улице? Крики смолкли, камни
больше не били по фасаду; слышались только глухие размашистые удары, похожие
на отдаленный стук топора лесоруба. Всем хотелось  узнать,  что  происходит.
Мужчины вернулись в прихожую и  дерзнули  бросить  взгляд  на  улицу  сквозь
застекленную верхнюю часть двери. Дамы и барышни поднялись на второй этаж  и
встали за решетчатыми ставнями.
     - Видите, вон стоит мерзавец Раснер,  -  вон  тот,  на  другой  стороне
улицы, у дверей кабака? - сказал Денелену г-н Энбо. - Я  сразу  почуял,  что
без него дело не обошлось.
     А меж тем не Раснер, а Этьен рубил топором дверь в лавке Мегра. Рубил и
звал к себе  товарищей.  Разве  весь  товар  в  этой  лавке  не  принадлежит
углекопам? Разве не имеют они право отнять свое добро у  вора,  который  так
долго  обкрадывал  их,  да  еще  морил  их  голодом  по  приказу   Компании?
Мало-помалу все бросили особняк директора и побежали  громить  лавку  Мегра.
Снова раздались крики: "Хлеба! Хлеба! Хлеба!" Уж здесь-то, за  этой  дверью,
хлеба сколько хочешь! И голодные в исступлении ринулись туда, словно  больше
не могли ждать, словно вот-вот они упадут на улице  бездыханными.  У  дверей
была такая давка, что Этьен боялся поранить кого-нибудь топором.
     А Мегра, убравшись из передней директора, сперва укрылся  в  кухне,  но
оттуда ничего не было видно, а ему чудились ужасные покушения на его  лавку;
тогда он перебрался из подвального помещения во двор,  решив  спрятаться  за
насосом, и тут вдруг ясно услышал, как трещит дверь  его  лавки,  как  вопят
осаждающие, призывая разграбить его товары, и выкрикивают его  имя.  Значит,
это не страшный сон, а явь, - он не видел нападавших, зато хорошо их слышал,
от их воя у него звенело в ушах. Каждый удар ломом или топором  отдавался  у
него в сердце. Вот, должно быть, сорвали дверные петли, еще  пять  минут,  и
лавку возьмут приступом. Воображение  рисовало  ему  страшные  картины:  эти
разбойники ворвутся, взломают ящики, распорют мешки, все съедят, разнесут  в
щепки весь дом, не будет у него даже клюки, чтобы пойти с ней побираться  по
деревням. Нет, он не даст разбойникам разорить его дотла, лучше сдохнуть! Со
двора особняка ему видно было одно окно в боковой стене его дома,  и  в  нем
вырисовывалась  худенькая  женская  фигурка,  -  там  стояла  его  жена,  за
запотевшим стеклом смутно виднелось ее бледное лицо; вероятно, она с обычным
своим  видом  побитой  собачонки  смотрела,  как  ломятся  в  дверь   лавки,
принадлежащей ее мужу. Под окном находился амбар, и на крышу его можно  было
взобраться из  директорского  сада,  вскарабкавшись  по  деревянной  решетке
трельяжа, прикрывавшего глухой забор; затем  проползти  на  четвереньках  по
черепичной крыше амбара до окна и влезть в него. Теперь Мегра одолевала одна
неотвязная мысль - пробраться таким путем в свой дом.  Как  он  раскаивался,
что бросил свою  лавку  на  произвол  судьбы.  Может  быть,  он  еще  успеет
забаррикадировать дверь лавки шкафами, комодом, столами; он даже  придумывал
другие героические способы защиты: лить сверху на грабителей кипящее масло и
пылающий керосин. Но страстная любовь к своему имуществу боролась в его душе
с мучительным страхом, и преодолеть трусость было трудно. И вдруг, вздрогнув
от особенно громкого удара топора, он решился. Алчность взяла верх, - они  с
женой телом своим прикроют мешки, но не выпустят из лавки ни  одной  буханки
хлеба. И вот он полез. Но тотчас раздался вой:
     - Смотрите! Смотрите! Кот на крыше! Ловите кота! Ловите!
     Осаждавшие заметили Мегра на  крыше  амбара.  Лихорадочное  возбуждение
придало грузному лавочнику ловкость,  он  проворно  взобрался  по  трельяжу,
безжалостно переломав деревянные планки; потом  распластался  на  черепичной
крыше и пополз, пытаясь добраться до окна. Но крыша была  с  крутым  скатом,
толстый живот мешал лавочнику; цепляясь за черепицы, он сорвал себе ногти. И
все же он дополз бы до конька крыши, если б  его  не  стала  бить  дрожь  от
страха, что в него будут швырять камни. Толпа, которую он потерял  из  виду,
кричала внизу:
     - Ловите кота! Ловите! Свернуть ему шею!
     И сразу его  руки  потеряли  точку  опоры,  Мегра  сорвался,  как  шар,
покатился вниз, подпрыгнул на водосточной  трубе,  упал  на  гребень  стены,
отделявшей его дом от директорского, и так неудачно, что покатился в сторону
улицы, полетел на мостовую и раскроил себе череп о каменную тумбу. Из головы
брызнул  мозг.  Мегра  был  мертв.  Вверху   бледным   затуманенным   пятном
вырисовывалось в окне лицо его жены, - она по-прежнему смотрела вниз.
     Сперва все были ошеломлены. Этьен остановился, топор выпал  у  него  из
рук. Маэ, Левак, да и все остальные, позабыв о лавке, смотрели на стену,  во
которое медленно стекала струйка крови. Смолкли кошен. На  улице,  окутанной
сумраком, вдруг настала мертвая тишина.
     Но тотчас толпа опять завыла. Сбежались женщины, опьяненные пролившейся
кровью.
     - Так, значит,  бог  правду  видит!  Послал  подлещу  смерть!  Кончено!
Кончено!
     Они окружила еще теплый труп, они хохотали, вскрикивали ругательства  и
насмешки, называли свинячьей башкой его разбитую голову и  осыпали  мертвеца
бранью, изливая накопившиеся жестокие обиды за свою горькую голодную жизнь.
     - Я тебе должна шестьдесят франков, - вот теперь и получай должок,  вор
проклятый в исступлении кричала Маэ. - Больше не  будешь  выгонять  меня  из
лавки...  Постой,  постой,  надо  тебя  угостить,  чтобы   ты   еще   больше
растолстел...
     Она обеими дохами  поскребла  землю  и,  наорав  две  пригоршни  грязи,
затолкала ее в рот мертвецу.
     - На, ешь, проклятый! Ты нас жрал, а теперь землю жри!
     Оскорбления  сыпалась  градом,  а  мертвец  лежал  недвижно  на  спине,
устремив застывший взгляд выпуклых  глаз  в  беспредельное  темнеющее  небо.
Земля, забившая ему рот, была отплатой - ведь он отказывал в хлебе голодным.
Кроме земли, ему больше ничего есть не придется. Не принесло ему счастья то,
что он морил голодом бедняков.
     Но женщинам мало было этой мести. Они кружили вокруг,  как  волчицы,  и
словно  обнюхивали   труп.   Каждая   старалась   придумать   издевательстве
пострашнее, посвирепее, чтобы облегчить сердце.
     И вот послышался пронзительный голос Горелой:
     - Надо его, кота блудливого, выхолостить.
     - Верно, верно! Кот поганый! Сколько он наблудил, сволочь этакая!
     Мукетта бросилась к нему, стащила с него штаны, стащила исподнее,  жена
Левака подняла его ноги. Тогда Горелая своими старческими, иссохшими  руками
ухватила мертвую мужскую плоть и, напрягая в отчаянном усилии  худую  спилу,
дернула изо всей силы, так  что  хрустнули  суставы  ее  ширококостных  рук,
Дряблые складки кожи не поддались, пришлось их отдирать, и, наконец, старуха
оторвала мохнатый кровавый комок и с торжествующим, смехом замахала им:
     - Вот он! Вот он!
     Пронзительные  голоса  приветствовали  издевательствами  отвратительный
трофеи.
     - А-а, гад окаянный! Не будешь больше, брюхатить наших дочерей!
     - Да, теперь конец! Больше не заставишь нас платить  тебе  долги  своим
телом. Не испоганишь всех баб. Не  будут  они  тебе  поддаваться  за  краюху
хлеба.
     - Эй, слушай, я тебе должна шесть франков,  может,  хочешь  получить  в
счет займа, а? Я согласна, бери, если можешь.
     Шутка  вызвала  злорадный  хохот.  Женщины  указывали  друг  другу   на
кровавели лоскут, как на  мерзкое  животное,  от  которого  каждой  пришлось
пострадать, - но вот теперь они раздавили его, и, бессильное,  мертвое,  оно
было в их власти.
     Они плевали на него, брезгливо скривив губы, кричали:
     - Он больше не может! Не может! Он теперь не мужчина.  Таким  и  зароют
тебя в землю... Так и сгниешь, немогучка!
     Горелая надела кровавый обрывок на палку,  подняла  ее  высоко,  словно
флаг, и понеслась по улице, во главе завывавших женщин. Падали капли  крови,
жалкие лоскутья плоти свешивались, как  обрезки  мяса  с  прилавка  мясника.
Вверху, за окном, все так же неподвижно стояла жена Мегра;  но  в  последних
отсветах заката мутное оконное стекло,  должно  быть,  искажало  ее  бледное
лицо,  и  казалось,  что  она  смеется.   Забитая,   ежечасно   оскорбляемая
развратником мужем, с утра до вечера корпевшая над приходо-расходной книгой,
она, быть может, и в самом деле смеялась, когда женщины  гурьбой  промчались
по улице, глумясь над злым животным, над раздавленным животным, свисавшим  с
длинной палки.
     Но все вокруг застыли в ужасе от этого зрелища. Ни Этьен,  ни  Маэ,  ни
другие не успели вмешаться и теперь,  остолбенев,  смотрели  на  разъяренных
мстительниц, бежавших по улице. Из питейной "Головня" вышли люди. Раснер был
бледен от возмущения, Захария и  Филомену,  по-видимому,  потрясло  зрелище,
представшее перед ними; два старика, Бессмертный и  Мук,  со  строгим  видом
покачивали головой. Только Жанлен,  хихикая,  подталкивал  локтем  Бебера  и
заставлял Лидию поднимать голову и смотреть во  все  глаза.  Вскоре  женщины
повернули обратно и прошли под окнами директора. Дамы и барышни, стоявшие за
решетчатыми  ставнями,  глядели,  вытянув  шею.  Они  не  видели  того,  что
произошло у лавки, - все скрывала стена, а сейчас  стемнело  и  трудно  было
что-нибудь различить.
     - Что  это  несут  на  палке?  -  спросила  Сесиль,  которая  настолько
осмелела, что решилась посмотреть в окно.
     Люси и Жанна заявили, что, должно быть, это кроличья шкурка.
     - Нет, нет, - возразила г-жа Энбо, - вероятно, они разграбили мясную, -
у них там что-то похожее на обрезки свинины...  -  Вдруг  она  вздрогнула  и
умолкла. Г-жа Грегуар предостерегающе толкнула ее коленом. Обе они  смотрели
с ужасом. Барышни побледнели и, больше ни  о  чем  не  спрашивая,  испуганно
глядели на возникшее из мрака кровавое видение.
     Этьен  снова  поднял  топор.  Но  тяжелое  чувство   не   рассеивалось.
Распростертый на дороге труп преграждал теперь путь живым и  защищал  лавку.
Многие отступили. Все как будто утолили свой гнев и успокоились. Маэ стоял в
угрюмом раздумье, и вдруг, кто-то сказал ему на ухо: "Беги  скорей  отсюда!"
Он обернулся и увидел Катрин, запыхавшуюся от быстрого бега, все  в  той  же
обтрепанной мужской куртке, все такую же  чумазую.  Отец  оттолкнул  ее,  не
хотел ее слушать, пригрозил отколотить. Она в  отчаянии  всплеснула  руками,
растерянно посмотрела вокруг и подбежала к Этьену:
     - Беги отсюда! Беги скорей! Жандармы!
     Он тоже оттолкнул ее,  ответил  бранью,  вспыхнув  при  воспоминании  о
пощечинах. Но Катрин все не отставала, заставила  его  бросить  топор  и,  с
дикой силой схватив за руку, оттащила в сторону.
     - Говорю тебе: жандармы!.. Правду говорю. Ведь  Шаваль  их  разыскал  и
привел сюда. А мне это противно, вот я и пришла... Беги же, беги!  Не  хочу,
чтоб тебя забрали.
     И Катрин увела его в то самое мгновение, когда вдали задрожала земля от
тяжелого топота скачущих коней. Тотчас взвился крик:  "Жандармы!  Жандармы!"
Все бросились врассыпную, помчались с такой быстротоку что через две  минуты
улица была совершенно пуста, - людей как будто  вихрем  смело.  Только  труп
Мегра темным  пятном  выделялся  на  белых  булыжниках  мостовой.  У  дверей
распивочной "Головня" остался лишь Раснер, который с полным удовлетворением,
не скрываясь, приветствовал легкую победу жандармских сабель; а в  притихшем
Монсу, где все как будто вымерло, где в наглухо запертых домах не горело  ни
одного огонька, обыватели, все в холодном поту, стучали от страха  зубами  и
не смели хотя бы в щелочку взглянуть на  улицу.  Равнина  утонула  в  густом
мраке; лишь зарево, стоявшее над домнами и коксовыми батареями, освещало  на
горизонте небо в эту трагическую ночь. Все  ближе  слышался  конский  топот;
грузной темной массой, неразличимой в темноте, въехали в город  жандармы.  А
за ними, под их охраной, прибыла наконец двухколесная  тележка  маршьенского
кондитера;  из   тележки   выскочил   поваренок   и   преспокойно   принялся
распаковывать корзину со слоеными пирожками.
 
 

 

 
     Всю первую половину февраля стаяли сильные холода, - зима была  долгая,
суровая, безжалостная к  беднякам.  По  дорогам  угольного  края  разъезжали
власти  -  лилльский  префект,  прокурор,   генерал.   Жандармов   оказалось
недостаточно, в Монсу прислали целый полк солдат и расставили  его  по  всем
угольным копям - от Боньи де Маршьема. Каждую шахту  охранял  военный  пост,
перед каждой машиной стояли солдаты. Особняк директора, склады,  мастерские,
контора Компании и даже дома некоторых богатых  жителей  города  ощетинились
штыками. На безлюдных улицах раздавались только шаги патрульных. Коченея  на
ледяном ветру, задувавшем порывами, на терриконе  постоянно  стоял  часовой,
словно дозорный, наблюдавший за открытым полем; и каждые два часа при  смене
караула, будто дело было во вражеской стране, слышался выкрик:
     - Стой? Кто идет? Пароль!
     Работа  нигде  не  возобновилась.  Наоборот  -   забастовка   ширилась,
захватила Кревкер, Миру и Мадлен;  в  Фетри-Кантель  с  каждым  утром  клеть
спускала все меньше углекопов; недосчитывала людей шахта  Сен-Тома,  до  тех
пор не участвовавшая в забастовке. На вторжение военной  силы,  оскорблявшее
гордость углекопов, они ответили сплоченностью и упорством. Рабочие поселки,
разбросанные среди свекловичных полей, словно опустели; углекопы  сидели  по
домам; редко-редко покажется на  улице  одинокий  прохожий,  при  встрече  с
солдатом в красных штанах опустит голову и бросит на него  исподлобья  косой
взгляд.  В  этом   угрюмом   спокойствии,   в   этом   пассивном   упорстве,
противопоставленном  заряженным  ружьям,  была   обманчивая   кротость,   та
вынужденная терпеливая покорность,  с  которой  звери,  запертые  в  клетку,
устремляют глаза на укротителя, но готовы отгрызть ему голову,  лишь  только
он  повернется  к  ним  спиной.  Для  Компании  забастовка  на  шахтах  была
разорительна. В правлении поговаривали, что надо нанять рабочих в Боринаже -
бельгийской пограничной области; но сделать это до сих пор  не  решались,  и
таким образом положение оставалось неизменным: углекопы  заперлись  в  своих
поселках, солдаты охраняли мертвые шахты.
     Наутро после того ужасного дня сразу наступило спокойствие, за которым,
однако, скрывался такой паническим страх владельцев копей, что они и вопроса
не  поднимали  о  понесенных  ими  убытках,  о  жестокостях   забастовщиков.
Назначенное следствие установило, что причиной смерти Метра явилось  падение
с крыши амбара, а глумление  над  его  трупом  держали  в  тайне,  и  о  нем
складывались легенды. Компания не желала признаться в нанесенном ей  ущербе,
а Грегуарам совсем не улыбалась мысль о громком судебном процессе, в котором
их  дочь  скомпрометировала  бы  себя,   выступая   на   суде   в   качестве
свидетельницы. Однако кое-кого арестовали, схватив, как  водится,  случайных
лиц - ничего не ведавших, тупых, растерявшихся от страха  людей.  По  ошибке
взяли Пьерона, и ему  пришлось  в  наручниках  прогуляться  до  Маржьена,  -
углекопы долго смеялась над этой историей. Чуть было не увели и Раснера  под
конвоем  двух  жандармов.  В  дирекции  ограничились   только   составлением
огромного списка рабочих, подлежащих  увольнению;  в  одном  только  поселке
Двести Сорок уволили Маэ, Левака  и  еще  тридцать  четыре  человека.  Самая
суровая кара ожидала Этьена, однако он исчез вечером в  суматохе,  и  теперь
его искали, но не могли найти. Донес на него из ненависти  Шаваль,  который,
однако, отказался назвать имена других  зачинщиков  беспорядков,  -  Катрин,
желая спасти родителей, умолила его никого больше не выдавать. Шел  день  за
днем, люди чувствовали, что борьба еще не  кончена,  и  со  щемящим  сердцем
ждали развязки.
     В Монсу буржуа лишились покоя: они вскакивали по ночам  с  постели,  им
чудились грозные звуки набата, их преследовал запах  пороха.  И  все  у  них
окончательно перемещалось  в  голове  от  проповедей  нового  священника  их
прихода, аббата  Ранвье,  худого,  высокого  фанатика  с  горящими  глазами,
преемника аббата Жуара. Как он был не похож на своего улыбающегося дородного
предшественника,   такого   любезного   и   мягкого   человека,    неизменно
стремившегося жить со всеми в ладу! Этот  аббат  Ранвье,  подумайте  только,
позволил себе  защищать  забастовщиков,  разбойников,  которые  позорят  всю
округу. Он находил извинения их гадким  поступкам,  он  яростно  нападал  на
буржуазию и возлагал на нее  всю  ответственность  за  случившееся.  По  его
мнению,  буржуазия,  отняв  у  церкви  ее  исконные  права,   весьма   дурно
пользовалась ими и обратила мир земной в юдоль несправедливости и страданий.
Именно она, буржуазия, разжигает распри и приведет мир к ужасной катастрофе,
виной которой является ее атеизм, ее  отказ  вернуться  к  вере  и  братской
любви, соединявшим людей в первые времена христианства. Аббат даже осмелился
угрожать богачам, он дерзко предупреждал их, что если  они  и  дальше  будут
упрямиться и не захотят внять гласу господню, то бог  наверняка  встанет  на
сторону бедняков: он отнимет богатства у неверующих, наслаждающихся  благами
земными, и разделит их сокровища между  страдающими  и  обездоленными,  ради
вящей славы своей. Благочестивые обыватели трепетали, а некоторые  заявляли,
что это чистейший социализм, и все уже видели, как аббат  Ранвье,  во  главе
полчища  рабочих,   потрясая   крестом,   сокрушает   буржуазное   общество,
порожденное революцией тысяча семьсот восемьдесят девятого года.
     Предупредили г-на Энбо, но он только пожал плечами и сказал:
     - Если он очень будет надоедать нам, епископ уберет его отсюда.
     А пока ветер панического страха дул по  всей  равнине,  Этьен  жил  под
землей, в глубине Рекильярской шахты, вскоре Жанлена. Он  скрывался  там,  и
никто не думал, что он находится так близко; смелое его решение спрятаться в
заброшенной шахте сбило с толку всех ищеек. Вверху  вход  в  яму  прикрывали
кусты терновника и боярышника, разросшиеся  среди  рухнувших  балок  старого
копра; никто не дерзал проникнуть туда - для этого нужно  было  прибегать  к
акробатическим приемам: повиснуть в воздухе, уцепившись за корни  рябины,  и
бесстрашно низринуться  в  темноту  -  на  площадку,  от  которой  шли  вниз
уцелевшие ступеньки лестницы;  да  и  другие  препятствия  охраняли  тайник:
удушливая жара,  стоявшая  в  этом  запасном  стволе,  сто  двадцать  метров
опасного спуска. Потом надо было с четверть лье проползти по узкому  штреку,
и лишь тогда можно было попасть в разбойничью пещеру Жанлена, где он собирал
наворованные им сокровища. Этьен жил  там  среди  изобилия  этих  благ:  там
оказалась и можжевеловая водка,  и  недоеденная  соленая  треска,  и  другая
снедь. Куча сена служила превосходной постелью. В этом углу совсем  не  дули
сквозняки, все время стояла ровная  температура,  -  правда,  было  довольно
жарко. Одно  оказалось  плохо:  грозила  неприятность  остаться  без  света.
Жанлен, опекавший его, действовал осторожно и крепко хранил  тайну,  радуясь
случаю посмеяться над жандармами;  он  приносил  Этьену  всевозможные  вещи,
вплоть до помады для волос, но никак не мог стянуть где-нибудь пачку свечей.
На пятый день Этьен зажигал свет только за своими трапезами, в темноте он не
мог есть,  кусок  не  лез  в  горло.  Темнота,  бесконечная,  беспросветная,
непроглядная темнота, была  для  него  пыткой.  Хоть  он  мог  и  спать  тут
спокойно, хоть и был сыт, сидел в тепле, никогда еще темнота так не угнетала
его - словно какая-то тяжесть навалилась на него. Вот оно как обернулось,  -
несмотря на все коммунистические теории, Этьен Лантье есть и пьет  краденое!
Против этого восставала его щепетильная честность, привитая  воспитанием,  и
он ограничивался сухим хлебом, урезывая себе паек. Но надо  было  жить:  его
задача еще не выполнена. Он терзался стыдом и раскаянием оттого, что недавно
напился и вел себя как дикарь. В тот день было так холодно - зуб на  зуб  не
попадал, и так голодно; он  пил  эту  проклятую  водку  на  пустой  желудок,
опьянел и стал зверем - кинулся с ножом на  Шаваля.  Под  влиянием  алкоголя
зашевелилось в его существе что-то неведомое  и  страшное  -  наследственная
болезнь.  Вот  действительно  проклятое  наследство,  полученное  от  многих
поколений пьяниц, раз от одной рюмки спиртного  приходишь  в  исступление  и
готов  зарезать  человека.  Неужели  он  станет  в  конце  концов   убийцей?
Очутившись в подземном убежище, среди глубокой тишины недр земных, устав  от
насилий, он двое суток спал беспробудно,  словно  наевшееся  до  отвала,  но
измученное животное; и  отвращение  к  случившемуся  все  не  проходило,  он
чувствовал себя совсем разбитым,  во  рту  была  горечь,  голова  нестерпимо
болела, словно после мерзкой  попойки.  Прошла  неделя.  Жанлен  предупредил
родителей, но им не удалось прислать Этьену свечу;  ему  приходилось  сидеть
без света и даже есть в темноте.
     Теперь он часами валялся на сене.  Какие-то  странные  мысли  одолевали
его, - он не ожидал, что они могут у него возникнуть. Но с тех пор,  как  он
занялся самообразованием, читал и  приобретал  познания,  у  него  развилось
чувство  собственного  превосходства,  уверенность,  что,  по  сравнению   с
товарищами, он выдающаяся личность. Ему еще никогда не  приходилось  столько
размышлять; он задался вопросом, почему ему все опротивело  на  другой  день
после исступленного шествия и разгрома; и он не  решался  ответить  на  этот
вопрос; он с отвращением вспомнил все то, что было: и низменные  вожделения,
и грубость инстинктов, и запах нищенских отрепьев, развеваемых ветрам.  Жить
в непроглядной тьме было  мучительно,  и  все  же  он  со  страхом  думал  о
возвращении в поселок. Что за жизнь у этих обездоленных,  спят  чуть  ли  не
вповалку, все моются в одной лохани! Подумать  тошно!  И  ни  с  кем  нельзя
серьезно поговорить о политике; существование у них просто скотское; в домах
нечем дышать, спертый  воздух  пропитан  запахом  жареного  лука.  Он  хотел
расширить их кругозор, поднять их умственный уровень,  добиться,  чтобы  они
стали хозяевами, - ведь когда они достигли бы такого же благосостояния,  как
буржуазия, имели бы такие же хорошие манеры. Но как долго этого ждать! Он не
чувствовал в себе достаточно мужества, чтобы в ожидании  победы  голодать  и
надрываться на этой каторге. Тщеславное сознание, что он стал  вожаком  этих
бедняков, постоянная его обязанность думать за них постепенно  отдаляли  его
от товарищей, - душой он становился сродни буржуа, которых так ненавидел.
     Однажды вечером Жанлен принес ему свечку, украденную из фонаря ломового
извозчика; это было большим облегчением для Этьена. Когда темнота нагоняла и
а него невыносимую  тоску  и  гнет  этого  мрака  доводил  его  чуть  не  до
сумасшествия, он на минуту зажигал огарок;  а  как  только  кошмарные  мысли
рассеивались  -  тушил  его,  дрожа  над  этим  жалким   источником   света,
необходимого ему для жизни, как хлеб.  Кругом  была  тишина,  он  напряженно
вслушивался в нее - вот пробежала стая крыс; потрескивает  старая  крепь;  а
вот чуть слышный шелест  -  это  паук  плетет  свою  паутину.  Глядя  широко
открытыми глазами в теплую тьму, он возвращался к  неотвязным  своим  думам.
Что делают там, на поверхности земли, его товарищи? Отступничество  он  счел
бы величайшей подлостью. Он прятался здесь лишь для того, чтобы остаться  на
свободе,  давать  советы  и  действовать.  За  долгие  часы   раздумий   его
честолюбивые мечты определились: в ожидании лучшего он хотел бы стать вторым
Плюшаром, бросить физическую работу, заняться исключительно политикой и жить
одному, в чистой комнате: ведь умственный труд поглощает всю жизнь целиком и
требует спокойной обстановки,
     В начале второй недели Жанлен сообщил Этьеиу, что жандармы  вообразили,
будто он бежал в Бельгию. И тогда  Этьен,  как  только  стемнело,  осмелился
выбраться из своей норы. Он  хотел  узнать,  каково  положение,  посмотреть,
следует ли дальше участвовать. Сам он считал, что  игра  проиграна;  еще  до
забастовки он сомневался в ее исходе и  согласился  на  нее  только  в  силу
обстоятельств; а теперь,  после  опьянения  бунтом,  вернулись  прежние  его
сомнения, и он уже не надеялся,  что  рабочие  заставят  Компанию  пойти  на
уступки. И хоть он и ее признавался себе в этом, у него больно щемило сердце
при мысли о тех бедствиях,  которые  принесет  поражение,  и  о  том,  какая
тяжелая ответственность за страдания побежденных ляжет на него. А  с  концом
забастовки кончится и его роль, рухнут его честолюбивые  планы,  его  уделом
будет отупляющая работа на шахте и безрадостный быт рабочего поселка. Но  он
совершенно искренне, без всякой задней мысли,  без  низких  расчетов  и  лжи
старался возродить  в  душе  веру,  доказать  себе,  что  сопротивление  еще
возможно, что капитал не устоит и скоро падет пред лицом этого  героического
самоубийства армии труда.
     В самом деле, по всему краю ветер разносил  отзвуки  разорения.  Ночью,
когда Этьен рыскал по черным полям, словно волк,  выбежавший  из  леса,  ему
слышалось, как по всей равнине, из конца в конец, раздается грохот  падения:
рушатся  крепости,  капитала.  Блуждая  по   дорогам,   он   проходил   мимо
закрывшихся, мертвых заводов, строения которых  гнили  и  разваливались  под
куполом белесого неба. Больше всего пострадали сахарные заводы: Готонский  и
Фовельский заводы сначала сократила число рабочих, а затем закрылись -  один
за другим. Ни механической мельнице Дютилейля последний  постав  остановился
во вторую субботу февраля; отсутствие  заказов  совсем  убило  мастерские  в
Блезе, выделывавшие канаты для угольных копей, и они больше не  работали.  В
окрестностях  Маршьена  положение  ухудшалось  с  каждым  днем:   в   Гажбуа
стекольный  завод  загасил  все  печи;  в   Сонвильских   машиностроительных
мастерских шло увольнение рабочих; на литейном заводе горела только одна  из
трех доменных печей; на горизонте  не  светилось  пламя  ни  одной  коксовой
батареи. Забастовка на угольных копях Монсу, порожденная  все  расширявшимся
промышленным кризисом, который длился уже два года, усугубляла этот  кризис,
ускоряла наступление катастрофы. К причинам бедствия -  прекращению  заказов
из  Америки,  затору  в  обороте  капиталов,  вызванному  перепроизводством,
присоединилась теперь еще одна причина - нежданная нехватка  каменного  угля
для топок тех паровых котлов, которые  еще  действовали;  настали  последние
минуты агонии, ибо шахты  больше  не  давали  угля,  этого  хлеба  насущного
паровых машин.  Испугавшись  повальной  болезни,  Компания  Монсу  сократила
добычу, обрекла рабочих на  голодное  существование,  а  роковым  следствием
сокращения оказалось то, что с конца декабря на площадках шахт  не  было  ни
одного куска угля. Все находилось во  взаимной  связи,  ветер  бедствия  дул
издалека, крах одного предприятия  влек  за  собою  банкротство  другого;  в
падении своем они задевали, опрокидывали и  давили  друг  друга;  катастрофы
следовали быстрой чередой, отзвуки крушений долетали и до соседних городов -
Лилля, Дуэ, Валансьена, где они вызывали крах  банков  и  бегство  банкиров,
разоривших тысячи семей.
     Нередко Этьен, блуждая  ночью,  останавливался  на  повороте  дороги  и
замирал в раздумье. Вот они падают, падают обломки крепостей. И  он  глубоко
вдыхал холодный воздух, всматривался  в  темноту.  Как  радовался  он  этому
уничтожению, предавшись надежде, что солнце взойдет  над  обломками  старого
мира, - не останется тогда ни одной башни богатства, их развалины сровняет с
землей, и принцип равенства, словно  острая  коса,  под  корень  срежет  все
несправедливости. Больше всего его  интересовали  в  этом  уничтожении  копи
Монсу. В своих ночных скитаниях он побывал близ каждой  шахты  и  радовался,
узнавая о каком-нибудь новом ущербе, нанесенном Компании. Ведь в шахтах один
за другим происходили обвалы, и все более значительные; так как квершлаги  и
штреки все больше приходили в запустение. Над  северным  крылом  шахты  Миру
земля так осела,  что  Жуазельская  дорога  провалилась  на  протяжении  ста
метров, словно ее проглотила трещина при землетрясении; Компания не торгуясь
платила землевладельцам  за  исчезнувшие  поля,  опасаясь,  что  из-за  этих
катастроф поднимется шум. Шахты Кревкер и  Мадлен,  где  порода  была  очень
неустойчивая, все больше  закупоривались.  Говорили,  что  в  шахте  Виктуар
погибли  под  обвалом  два  штейгера;  в  Фетри-Кантель  выработки  затопила
хлынувшая вода; в Сен-Тома пришлось укрепить главный квершлаг на  протяжении
километра  каменной  кладкой,  так  как  плохо   поддерживаемое   деревянное
крепление  повсюду  ломалось.  Словом,  Компания  несла   огромные   убытки,
возраставшие с каждым часом, дивиденды  акционеров  утекали  в  эти  зияющие
бреши; шахты быстро разрушались, и  в  конце  концов  все  это  должно  было
поглотить знаменитые паи Компании угольных копей в Монсу, стоимость  которых
за столетие увеличилась во сто раз.
     И благодаря этим непрекращающимся ударам у Этьена возродилась  надежда;
он в конце концов уверовал  в  то,  что  третий  месяц  забастовки  доконает
чудовище - усталого и разжиревшего зверя, сидящего, словно идол, где-то там,
в неведомом капище. Этьен знал, что  после  беспорядков  в  Монсу  парижские
газеты заволновались, поднялась яростная полемика между официозными газетами
и газетами оппозиционных кругов; в печати  появились  ужасающие  рассказы  о
происходивших событиях, направленные главным образом против  Интернационала,
влияния которого теперь боялись, тогда  как  раньше  поощряли  его.  Словом,
Компания уже не могла прикидываться равнодушной  к  создавшемуся  положению:
два члена правления соблаговолили приехать для расследования, но  как  будто
сожалели, что  потратили  на  это  время,  совсем  не  интересовались  ходом
забастовки, выказывали полное безразличие к  ней  и  через  три  дня  уехали
обратно, заявив, что все идет прекрасно. Однако ж Этьену говорили,  что  эти
важные особы во время своего пребывания в Монсу  сидели  в  конторе  день  и
ночь, развили лихорадочную деятельность, поглощены были какими-то делами,  о
которых никто из их окружения не обмолвился ни единым словом. Этьен  считал,
что самоуверенность приезжих господ - чистейшая комедия, даже  полагал,  что
они не уехали, а бежали в паническом  страхе;  он  теперь  не  сомневался  в
победе забастовки, раз эти ужасные люди все бросили и умчались прочь.
     Но в следующую ночь он опять пришел в отчаяние. Компания весьма  крепко
стояла на ногах, и не так-то легко было  ее  свалить:  ей  не  страшно  было
потерять несколько миллионов - она знала,  что  позднее  все  наверстает  на
рабочем, урезав его голодный паек. В ту ночь он дошел до Жан-Барта и  угадал
правду, когда сторож сообщил ему, что Вандамские копи, кажется,  перейдут  в
руки Компании Монсу. Говорили, что в доме Денелена теперь  жалкая  нищета  -
нищета разорившихся богачей; отец заболел от сознания  своей  беспомощности,
постарел из-за денежных забот; дочери борются с кредиторами, пытаются спасти
хоть свои рубашки. В рабочих поселках люди не так страдали, как в доме  этих
буржуа, где хозяева, прячась от всех, пили за столом  воду  вместо  вина.  В
Жан-Барте работа не возобновилась, да еще пришлось поставить новый  насос  в
шахте Гастон-Мари, и, хотя  откачку  вели  день  и  ночь,  вода  уже  начала
заливать выработки; борьба с  этим  бедствием  требовала  больших  расходов.
Денелен осмелился наконец попросить у Грегуаров взаймы сто тысяч франков,  и
их отказ, которого он, впрочем, ожидал, совсем его убил.  Они  заявили,  что
отказывают из дружеской приязни к нему - хотят, чтобы он бросил  непосильную
борьбу, и советовали ему продать концессию. Денелен яростно твердил:  "Нет!"
Его приводило в бешенство,  что  именно  ему  приходится  расплачиваться  за
забастовку; он сперва надеялся, что  умрет  из-за  этого,  -  вот-вот  кровь
бросится в голову, апоплексия задушит его. А потом  (ничего  не  поделаешь!)
пришлось выслушать предложения. С ним повели кляузный торг, желая обесценить
эту великолепную, отремонтированную, оснащенную новым оборудованием шахту, в
которой он только из-за нехватки оборотного  капитала  не  мог  как  следует
развернуть добычу. Теперь ему давали за нее гроши, -  хорошо,  если  хватит,
ублаготворить  кредиторов.  Два  дня  он  сражался  с   членами   правления,
приехавшими в Монсу,  приходил  в  бешенство,  видя,  как  хладнокровно  они
стараются извлечь для себя выгоду из его тяжелого положения, кричал им своим
зычным голосом: "Никогда! Нет! Нет!" Сделка не состоялась;  члены  правления
вернулись в Париж, решив терпеливо ждать, когда Денелен будет при  последнем
издыхании.  Этьен  чутьем  угадал,  каким  путем  Компания  возместит   свои
катастрофические  убытки,  и  пал  духом  перед  непобедимой  мощью  крупных
капиталов, столь сильных в схватке,  что  они  жиреют  даже  при  поражении,
пожирая трупы малых капиталов, павших рядом с ними.
     К счастью,  на  следующий  день  Жанлен  принес  ему  добрую  весть.  В
Ворейской шахте сруб шахтного ствола того и гляди  разорвет:  вода  льет  из
всех пазов; для ремонта  пришлось  поставить  туда  артель  плотников,  идет
срочнейшая работа.
     До тех пор Этьен не подходил к Ворейской шахте, опасаясь черной  фигуры
часового на терриконе. Его нельзя было избежать,  он  возвышался  надо  всей
равниною, он виден был отовюду, словно знамя полка.  В  третьем  часу  утра,
когда тучи затянули небо и стало очень  темно,  Этьен  направился  к  шахте;
товарищи, попадавшиеся ему навстречу, рассказали, в каком  плохом  состоянии
сруб, - они даже полагали, что необходимо его срочно перебрать, а для  этого
придется на три месяца прекратить добычу. Этьен  долго  бродил  близ  шахты,
слушал, как  стучат  молотками  плотники,  исправляя  сруб.  Сердце  у  него
радовалось: вот еще и эту рану пришлось хозяевам залечивать.  Возвращаясь  к
себе на рассвете, он увидел на терриконе часового. Наверняка и  часовой  его
увидит, если подойти к шахте. Этьен шел и думал об  этих  солдатах,  которых
взяли в гуще народной и, вооружив, послали против народа. А как  легко  было
бы революции одержать победу, если б армия  вдруг  перешла  на  ее  сторону.
Достаточно было бы, чтобы в казармах рабочий и крестьянин, которых  одели  в
солдатские мундиры, вспомнили о своем происхождении. Буржуа понимают,  какая
это страшная для них  опасность,  и  приходят  в  такой  ужас  при  мысли  о
возможной измене войск, что их бросает в озноб от  страха.  За  каких-нибудь
два часа их бы смели, уничтожили - пришел бы  конец  всем  их  наслаждениям,
всем гнусностям их подлой жизни. А ведь говорят, что  целые  полки  заражены
социализмом. Правда  ли  это?  Неужели  справедливость  воцарится  благодаря
патронам, которые выдает солдатам буржуазия? И  тут  же  у  Этьена  возникла
новая надежда, - он мечтал, что полк, который охраняет шахты,  присоединится
к забастовщикам, расстреляет всю Компанию и  отдаст  наконец  угольные  копи
углекопам. Только тут Этьен заметил, что, увлекшись своими размышлениями, он
поднялся на террикон. А почему бы  ему  не  поговорить  с  часовым?  Узнаешь
тогда, что у солдат на уме. И он с равнодушным видом все  ближе  подходил  к
часовому, как будто собирал обломки крепежного леса, выброшенные  на  отвал.
Часовой стоял как вкопанный.
     - Что, друг, поганая погода? - сказал Этьен. - Пожалуй, снег пойдет.
     У часового, низкорослого и щуплого белесого парня, было доброе  бледное
лицо с  крупными  веснушками.  Солдатская  шинель  сидела  на  нем  коробом,
амуниция мешала, - видно было, что он новобранец.
     -  Да,  видно,  снег  выпадет,  -  пробормотал  он  и  поднял   голову,
всматриваясь в чуть  посветлевшую  над  терриконом  полоску  предрассветного
неба, тогда как вдалеке оно нависло над равниной тяжелой, как свинец, густой
чернотой.
     - Вот дураки-то! Поставили солдата на самом  юру!  Вы  поди  до  костей
промерзли! - продолжал Этьен. - И чего,  спрашивается,  всполошились!  Будто
казаков ждут!
     Солдат весь  дрожал  от  холода,  но  не  смел  жаловаться.  Неподалеку
виднелась  сложенная  из  дикого  камня  будка,  -  там  старик  Бессмертный
укрывался по ночам в бурю и в ливень, но часовой получил приказ не сходить с
гребня террикона, и он не трогался с места, хотя руки у него так закоченели,
что он  уже  не  чувствовал,  держит  ли  ружье.  Он  состоял  в  отряде  из
шестидесяти солдат, охранявших Ворейскую шахту; ему часто приходилось  нести
караульную службу в этих тяжелых условиях, и как-то раз он едва не отморозил
себе ноги, стоя на часах. Что поделаешь, таково  солдатское  дело  -  терпи!
Безропотно подчиняясь военной дисциплине, он  стоял,  коченея  на  ветру,  и
отвечал на вопросы Этьена несвязным лепетом, словно ребенок, которому ужасно
хочется спать.
     Целых четверть часа Этьен тщетно пытался  завязать  с  ним  разговор  о
политике. Солдат отвечал односложно - да; нет, но,  по-видимому,  ничего  не
понимал. Он слыхал от товарищей, что их ротный командир - "за республику", а
сам он про такие дела не думает: ему все равно. Прикажут  стрелять  -  будет
стрелять, а то ведь под суд пойдешь. Этьен, рабочий, слушал  этого  солдата,
испытывая чувство ненависти, той ненависти, какую народ питает  к  армии,  к
своим же братьям, у которых, однако, меняется сердце, как только наденут  на
них красные штаны.
     - Вас как зовут?
     - Жюль.
     - А вы откуда?
     - Из Плогофа - вон оттуда. - И  часовой  наугад  ткнул  куда-то  рукой.
Плогоф в Бретани, а больше он ничего не мог о нем сказать.  Но  его  бледное
лицо оживилось, на сердце стало теплее, он засмеялся.
     - У меня мать и сестра там.  Ждут,  понятно...  Да  еще  не  скоро  мне
домой... Когда забрили лоб, они  меня  провожали  до  Пон-л'Аббе.  Мы  взяли
лошадь у соседей, у Лепальмеков, а лошадь  чуть  себе  ноги  не  сломала  на
спуске к Одьерну. Двоюродный брат  Шарль  ждал  нас,  колбасы  домашней  они
приготовили. Но уж очень женщины плакали, прямо кусок не лез в горло...  Ах,
боже ты мой! Боже мой! Далеко до наших краев!
     Глаза у него наполнились слезами, но он все смеялся. Каменистые пустоши
вокруг Плогофа, дикие скалы у мыса Ратз, на  которые  в  непогоду  приступом
идут волны, представали перед его глазами в ослепительном солнечном свете, в
пору цветения вереска, осыпанного нежно-розовыми цветочками.
     - Как вы думаете, - спросил он, -  если  не  будет  у  меня  взысканий,
отпустят меня через два года на побывку домой - на месяц?
     Тогда Этьен заговорил о своей родине, о Провансе, С  которым  расстался
еще в детстве.  В  землисто-сером  небе  забрезжил  рассвет;  начали  падать
летучие хлопья снега. Этьен в конце концов  встревожился,  заметив  Жанлена,
который выглядывал из-за кустов терновника,  поражаясь,  что  видит  его  на
терриконе. Мальчишка нетерпеливо манил его к себе. Да и что  в  самом  деле,
разве можно сейчас мечтать о братстве с солдатами? Этого ждать надо еще годы
и годы. А все же неудавшаяся попытка  глубоко  огорчила  Этьена,  словно  он
надеялся на успех. Вдруг он понял, почему Жанлен зовет  его:  сейчас  придут
сменять часового. И Этьен ретировался, бегом побежал к  Рекильярской  шахте,
спеша укрыться  в  своей  норе,  полный  горькой  уверенности  в  неизбежном
поражении; Жанлен, бежавший рядом с ним, отрывисто ругал  часового,  уверял,
что "этот черт"  нарочно  вызвал  патруль  с  военного  поста  и  сейчас  их
обстреляют. - А  солдат  Жюль  стоял  как  вкопанный  на  гребне  террикона,
устремив тоскливый взгляд на падающий снег.  По  дороге  шел  разводящий  со
сменой караула. Раздались предписанные уставом возгласы:
     - Кто идет?.. Пароль!
     Затем сержант  с  подчиненными  повернули  обратно.  Все  было,  как  в
завоеванной стране. Уже совсем рассвело, но в рабочих поселках, затихших под
солдатским сапогом,  никто  не  шевелился:  углекопы  замкнулись  в  гневном
молчании.
 

 
     Снег шел два дня, на третий день, утром, перестал,  разостлав  огромную
белую скатерть; в изморозь она подернулась льдистой пленкой; угольный  край,
с черными, как сажа, дорогами,  с  деревьями,  обсыпанными  черной  угольной
пылью, сверкал теперь белизной,  простирая  куда-то  в  бесконечность  белые
просторы. Поселок Двести Сорок занесло снегом, будто и не  было  его.  Ни  '
одной струйки дыма не подымалось над крышами. В домах не разжигали огня, они
стояли холодные, как лед; толстый слой снега не таял  на  черепичных  крышах
вокруг дымовых труб. Казалось, тут просто каменоломня: выстроили  в  ряд  на
заснеженной равнине добытые белые глыбы. Мертвое  селение  в  белом  саване.
Только проходившие патрули протоптали на улице тропинку,  перемешав  снег  с
грязью.
     В доме Маэ накануне сожгли последнюю лопату угольной  мелочи;  в  такую
ужасную погоду нечего было и думать идти  на  террикон  подбирать  крохотные
осколки угля, все засыпало снегом, - воробей  и  тот  не  найдет  ни  единой
былинки. Альзира в поисках угля упрямо разгребала снег худенькими ручонками,
простудилась, заболела и была теперь при смерти. Мать закутала ее  в  рваное
одеяло, ждала доктора Вандергагена, к которому ходила  два  раза  и  все  не
заставала его; однако его горничная обещала, что передаст барину и он придет
в поселок к  вечеру;  мать  стерегла  теперь  у  окна,  а  больная  девочка,
пожелавшая, чтоб ее снесли вниз, прикорнула на стуле около холодной печки  -
бедняжке казалось, что тут лучше, теплее. Напротив нее, как будто в дремоте,
сидел старик Бессмертный, у которого опять распухли ноги. Ленора и Анри  еще
не вернулись домой - они ходили по дорогам в сопровождении Жанлена,  просили
милостыню. В голой, пустой комнате никто не  шевелился,  только  отец  ходил
тяжелым шагом из угла в угол, натыкаясь при каждом повороте на стену, -  так
ходит зверь, запертый в клетку и до  того  отупевший  в  плену,  что  он  не
замечает решеток. Керосин в доме тоже весь вышел, но  в  окно  падали  белые
отблески снега, завалившего улицу, и чуть-чуть освещали  комнату,  хотя  уже
наступили сумерки.
     Послышался стук  деревянных  башмаков,  и  в  комнату  как  сумасшедшая
ворвалась жена Левака, закричав еще с порога хозяйке дома:
     - Так это ты сказала, будто я беру со  своего  жильца  по  двадцать  су
всякий раз, как он спит со мной?
     Жена Маэ пожала плечами:
     - Ты что, рехнулась? Ничего я не говорила! Кто тебе это сказал?
     - Люди сказали, что ты про  меня  так  говоришь,  а  кто  сказал,  тебе
незачем знать... Ты даже еще говоришь, будто тебе все слышно  через  стенку,
как мы с ним блудом занимаемся, и что  у  меня  в  доме  грязь  несусветная,
потому что я все время в постели валяюсь... Ну-ка, посмей  сказать,  что  ты
этого не говорила, ну?
     В поселке и раньше вспыхивали ссоры из-за постоянных сплетен,  особенно
в семьях, живших по соседству, в одном доме,  -  там  ежедневно  происходили
стычки и примирения. Но еще никогда в этих схватках не  проявлялось  столько
злобы. Со времени забастовки, когда в рабочих поселках начался  голод,  люди
стали крайне раздражительны, злопамятны, веет да готовы были дать трепку  за
обиду; объяснения между  повздорившими  кумушками  обычно  кончались  дракой
между их мужьями. После вторжения жены явился и сам Левак; насильно притащив
с собою Бутлу.
     - Вот он, пожалуйста... Пусть сам скажет, давал  ли  он  моей  жене  по
двадцать су за то, чтоб она спала с ним.
     Бородатый тихоня Бутлу, испуганно и кротко протестуя, бормотал:
     - Ну уж это нет. Ни гроша! Никогда! Никогда?
     И Левак тотчас с угрозой замахал кулаком перед носом Маэ.
     - Так и знай, со мной шутки плохи! Если у тебя жена такая врунья, ты ей
должен намять бока... А раз  ты  позволяешь  ей  врать,  значит,  веришь  ее
брехне. Так, что ли?
     - Да убирайся ты к дьяволу! - воскликнул Маэ, рассердившись на то,  что
нарушили его угрюмое оцепенение. - Бросьте вы все эти сплетни. Оставь меня в
покое. Левак, а то дам как следует. И кто  вам  сказал,  что  это  моя  жена
говорила?
     - Кто сказал?.. Жена Пьерона сказала, вот кто.
     Жена Маэ засмеялась и повторила:
     - Ах, вот что! Жена Пьерона сказала? Ну коли так, я могу тебе  сказать,
что она мне про тебя сказала. Да, да. Она мне говорила,  будто  ты  спишь  с
двумя мужьями сразу: один у тебя снизу, другой - сверху!..
     Примирение стало  невозможным.  Все  рассвирепели.  Леваки  в  отместку
заявили супругам Маэ, что жена Пьерона говорит про них кое-что  почище:  они
Катрин свою продали,  и  все  семейство,  даже  малые  дети,  гниет  теперь:
заразились дурной болезнью, которую жилец Этьен подцепил в "Вулкане".
     - Она так и сказала? Так и сказала? - рявкнул Маэ. - Ну ладно! Пойдем к
ней. Если она так сказала, я ей морду набью.
     И  Маэ  бросился  из  дому.  Леваки  последовали  за  ним  в   качестве
свидетелей. А Бутлу, до смерти не любивший  ссор,  под  шумок  удрал  домой.
Разгорячившись при этом объяснении, жена  Маэ  хотела  было  идти  вслед  за
мужем, но жалобный стон Альзиры остановил ее. Она укутала поплотнее  одеялом
дрожащую девочку и опять стала у окна, с тоской вглядываясь  в  темноту.  Да
что же это доктор не идет!
     У крыльца Пьеропов Маэ и Леваки натолкнулись на Лидию,  топтавшуюся  на
снегу. Дом был заперт, сквозь щели в ставне  пробивалась  тоненькая  полоска
света; девочка сперва очень смущенно отвечала  на  вопросы:  нет,  папы  нет
дома, он пошел на речку, там бабушка полощет белье, он  поможет  ей  донести
корзину. Потом замолчала, не желая сказать, что делает мачеха. И, наконец, с
хитрой улыбкой, радуясь случаю отомстить за обиды,  вдруг  выпалила:  мачеха
выставила ее за дверь, потому что пришел господин Дансар  и  она  мешает  им
поговорить. Данcap  с  утра  расхаживал  по  поселку  в  сопровождении  двух
жандармов, уговаривал выйти  на  работу,  нажимал  на  слабодушных,  повсюду
заявлял, что, если с понедельника рабочие не  спустятся  в  шахту,  Компания
наймет углекопов в Бельгии, - это решено.  А  когда  стемнело,  он  зашел  к
Пьеронам; застав жену стволового одну, отослал жандармов и  остался  у  нее,
решив выпить стаканчик можжевеловой водки и погреться у жаркого огня.
     -  Тише!  Молчите!  Давайте  на  них  поглядим!  -  прошептал  Левак  с
похотливой усмешкой. - Потом объяснимся. А ты, чертенок  паршивый,  убирайся
отсюда.
     Лидия  отошла  на  несколько  шагов;  Левак  прильнул  глазом  к  щели,
светившейся в ставне. Он тихонько ахал, согнутая спина  его  вздрагивала  от
приглушенного смеха; затем к щели приникла его жена, но, посмотрев,  заявила
с такой гримасой, словно ее схватили колики, что ей противно глядеть на это.
Маэ, оттолкнув ее, тоже посмотрел и затем сказал, что  тут  зря  времени  не
теряют. Потом  по  очереди  все  посмотрели  еще  раз,  словно  на  забавное
представление. Комната блестела чистотой, в очаге весело горел яркий  огонь;
на столе стояла  бутылка,  стакан  и  тарелка  с  печеньем,  -  словом,  шел
настоящий пир. Именно поэтому  зрелище,  представшее  перед  ними,  в  конце
концов возмутило обоих мужчин, а  при  других  обстоятельствах  они  полгода
смеялись бы над этим. Черт с ней, с бесстыжей бабенкой,  пусть  забавляется.
Но разве это не свинство: разожгла для своих развлечений такой жаркий огонь,
подкрепляется вином и бисквитами, а у товарищей нет в доме ни  корки  хлеба,
ни горсточки угля.
     - Отец идет! - крикнула Лидия и бросилась наутек.
     Пьерон спокойно возвращался с  речки,  с  корзинкой  мокрого  белья  на
плече. Маэ тотчас подверг его допросу:
     - Слушай, мне сказали, что твоя жена говорит, будто я продал свою  дочь
и будто у нас в доме все гнилые от дурной болезни... А  как  в  твоем  доме?
Сколько тебе платит за твою жену вон тот господин? Или он ее даром полирует?
     Ошеломленный Пьерон ничего не мог понять, но вдруг  его  жена,  услышав
сердитые  голоса,  перепугалась  и,   потеряв   голову,   приоткрыла   дверь
посмотреть, что происходит. И тогда соседи увидели,  что  она  вся  красная,
корсаж у нее расстегнут, подоткнутая за  пояс  юбка  еще  не  опущена;  а  в
глубине комнаты растерянный Данcap оправляет свой  костюм.  Старший  штейгер
выскочил из двери и мигом исчез, трепеща от страха, как бы это  происшествие
не дошло до ушей директора. У крыльца поднялся ужасный  шум,  хохот,  свист,
улюлюканье, ругань.
     - Эй ты, барыня! - кричала жена Левака. - Недаром ты про всех говоришь,
что мы неаккуратные да грязнули. Знаем теперь, почему ты  такая  чистенькая,
тебя вон какие начальники начищают!
     - Да как она смеет про других говорить! - подхватил Левак.  -  Мерзавка
этакая! Ты зачем сказала, что моя жена спит и со мной и с  жильцом  разом!..
Да, да, мне передали, что ты это сказала.
     Но жена Пьерона успокоилась и, не обращая внимания на  брань  и  грубые
слова, весьма презрительно смотрела на оскорбителей, уверенная  в  том,  что
она самая красивая и богатая женщина во всем поселке.
     - Что я сказала, то сказала, оставьте меня в покое.  Мои  дела  вас  не
касаются, завистники несчастные. Ну да, вы на нас злобитесь за  то,  что  мы
деньги на сберегательную книжку кладем! Вот разошлись! Можете орать  сколько
угодно, мой муж знает, почему господин Дансар был у нас.
     И тут Пьерон стал горячиться, защищать свою жену. Ссора приняла  другой
оборот.  Пьерона  назвали  продажной  шкурой,  доносчиком,  хозяйским  псом;
упрекали в том, что он,  запершись  в  своем  доме,  угощается  лакомствами,
которыми начальство платит ему за предательство. Пьерон в ответ кричал,  что
Маэ хочет его со свету сжить и не раз подсовывал  ему  под  дверь  подметные
письма с угрозами; а на  одном  листке  были  нарисованы  две  перекрещенные
кости, череп и сверху - кинжал. Кончилось все это, разумеется, дракой  между
мужчинами - так всегда кончались начатые женщинами  ссоры  с  тех  пор,  как
голод доводил до исступления самых смирных людей. Маэ и  Левак  бросились  с
кулаками на Пьерона, пришлось их разнимать.
     Из разбитого носа Пьерона ручьем лилась кровь, а в это  время  с  речки
пришла старуха Горелая. Ей сообщили, что произошло, и,  посмотрев  на  зятя,
она только сказала:
     - Боров проклятый! Позорит он меня!
     Улица опять опустела, ни одного  человека,  ни  единой  тени  на  голой
белизне снега; поселок опять впал в мертвую неподвижность; голод и холод уже
грозили смертью.
     - Ну как, был доктор? - спросил Маэ, затворяя за собою дверь.
     - Не приходил, - ответила мать, по-прежнему стоя у окна.
     - Малыши вернулись?
     - Нет.
     Маэ опять зашагал от стены к стене все с тем же угрюмым и тупым  видом,
как у быка, оглушенного ударом обуха. Старик Бессмертный сидел на  стуле  не
шевелясь, словно каменный: так и не поднял головы... Альзира тоже молчала  и
старалась унять дрожь, которая била ее; но хотя бедная  девочка  мужественно
переносила страдания, минутами она дрожала так сильно, что слышно было,  как
шуршит одеяло, в котором тряслось от озноба все  ее  худенькое  искалеченное
тело; широко раскрытыми глазами она уставилась в потолок, на  котором  лежал
отблеск снега, завалившего палисадник  и,  словно  лунный  свет,  озарявшего
комнату.
     Поистине всему пришел  конец:  дом  был  опустошен,  в  нем  ничего  не
оставалось. Продали старьевщику шерсть из тюфяков, а за ней и тиковый чехол,
потом продали одеяла, простыни, белье - все, что можно было продать. Однажды
вечером продали за два су носовой платок деда.  Со  слезами  расставались  с
каждой вещью,  разоряя  свое  скудное  хозяйство,  и  мать  все  еще  горько
сетовала, вспоминая, как она завернула в свою старую юбку розовую  картонную
коробку - давний подарок мужа - и унесла ее из дому,  как  уносят  младенца,
чтобы подкинуть  его  чужим  людям.  Вот  и  остались  голы,  больше  нечего
продавать, - разве что содрать с себя кожу, но кому она нужна, такая грубая,
потемневшая, вся в шрамах и ссадинах - за нее и гроша ломаного не  дадут.  И
теперь уж не шарили, не искали, - знали, что нет в доме ничего, все кончено;
нет ничего и не будет - ни свечи,  ни  куска  угля,  ни  одной  картофелины;
теперь оставалось только умереть, и они ждали смерти; обидно было только  за
детей - возмущала  эта  бесцельная  жестокость  судьбы:  зачем  она  послала
болезнь несчастной девочке, прежде чем уморить ее голодом.
     - Наконец-то! Доктор! - сказала мать.
     Мимо окна промелькнула черная фигура. Отворилась  дверь.  Но  вошел  не
доктор  Вандергаген,  а  новый  приходский  священник,  аббат  Ранвье;   он,
по-видимому, не удивился, что попал в мертвый дом, дом без света, без  огня,
без хлеба. Ведь он уже побывал в трех соседних домах, переходил из  семьи  в
семью, как Дансар со своими жандармами, и  вербовал  людей  в  лоно  церкви.
Перешагнув порог, он тотчас заговорил с пафосом фанатика.
     - Почему вы не были в воскресенье  у  обедни,  дети  мои?  Вы  себе  же
вредите, - ведь только церковь может вас спасти!..  Ну,  обещайте  мне,  что
придете в следующее воскресенье.
     Маэ посмотрел на него и, не сказав  ни  слова,  опять  стал  ходить  по
комнате тяжелым своим шагом. Вместо него ответила жена:
     - К обедне ходить?.. А зачем? Господу богу наплевать на нас... Разве не
верно? Чем ему не угодна моя дочка? Вот она, дрожит тут  в  лихорадке.  Мало
ему было нашей нищеты, мучений наших, - он послал ей болезнь, а  я  даже  не
могу напоить бедную свою девочку чем-нибудь горяченьким.
     И тогда священник, стоя в полумраке, произнес речь, в которой говорил о
забастовке, об ужасных  страданиях,  вызванных  ею,  о  великом  озлоблении,
порожденном голодом, - говорил с пылом  миссионера,  проповедующего  дикарям
ради вящей славы религии. Он уверял, что церковь стоит на стороне  бедняков,
что настанет день, когда благодаря ей восторжествует справедливость, ибо она
призовет гнев божий на беззакония богачей. И этот день воссияет  скоро,  бог
покарает  богатых  за  то,  что  они  заняли  место  бога;  эти  нечестивцы,
приписывая себе~ его  могущество,  дошли  до  того,  что  правят  миром  без
господа. Но если рабочие хотят  добиться  справедливого  распределения  благ
земных, они должны немедленно вверить свою судьбу священникам, подобно  тому
как после смерти Иисуса Христа смиренные и малые мира сего сплотились вокруг
апостолов.  Какую  силу  получит  папа  римский,   каким   воинством   будет
располагать духовенство, если станет во главе бесчисленных масс  трудящихся!
За одну неделю мир будет избавлен от жестокосердных богачей,  изгнаны  будут
недостойные повелители, наступит  наконец  истинное  царство  божие,  каждый
вознагражден  будет  по  заслугам  своим,  труд  станет  законом  и  основой
всеобщего счастья.
     Слушая эти слова, жена Маэ вспомнила речи  Этьена,  звучавшие  здесь  в
осенние вечера, когда собиралось все семейство, -  он  тогда  тоже  возвещал
скорое окончание всех бедствий. Но она никогда не доверяла людям в сутанах.
     - Хорошо вы говорите, господин кюре! - произнесла она. - Стало быть, вы
не согласны с богатыми? Вот прежние наши священники сладко  ели,  обедали  у
директора, а нам грозили адом, ежели мы требовали себе хлеба.
     Аббат  Ранвье  продолжал  свою   речь.   Он   заговорил   о   плачевном
недоразумении между церковью и народом. В туманных выражениях он нападал  на
городских священников, на епископов, на все высшее духовенство, развращенное
наслаждениями,  жаждущее  господства,  вступившее  в  сговор  с  буржуазными
вольнодумцами  и  не  видящее  в  безумном  ослеплении  своем,  что   именно
буржуазия-то и отнимает у церкви власть над миром.  Освобождение  придет  от
сельских пастырей, все подымутся, дабы  установить  с  помощью  обездоленных
царство Христово. И аббату Ранвье  казалось,  что  он  уже  ведет  за  собою
восставших.  Он  стоял,  выпрямившись  во  весь  рост,  высокий,  костлявый,
чувствуя себя предводителем воинства, революционером  во  имя  евангелия,  и
глаза его полны были такого огня,  что  как  будто  светились  в  полумраке.
Пламенная проповедь увлекала его самого, но бедняки давно  не  понимали  его
мистических восторгов.
     - Зачем столько слов тратить? - проворчал вдруг Маэ. - Лучше бы вы  для
начала принесли нам хлеба.
     - Приходите в воскресенье к обедне, - воскликнул аббат, - Бог всего вам
пошлет!
     И он ушел, - направился к Левакам, дабы просветить их своей проповедью.
Он так высоко вознесся в своих мечтах  о  конечном,  торжестве  церкви,  так
презирал житейскую действительность, что бегал по всем  рабочим  поселкам  с
пустыми руками, проходя сквозь эту армию бойцов, умирающих  от  голода,  без
всякого подаяния, ибо сам  был  бедняком  и  смотрел  на  страдания  как  на
средство к спасению души.
     Маэ все ходил по комнате; слышны были только его ровные, тяжелые  шаги,
сотрясавшие плитки пола. Потом как будто заскрипел ржавый железный  блок,  и
старик дед сплюнул в холодный очаг. И снова все смолкло. Раздавались  только
мерные  шаги  отца.  Альзира,  в  лихорадочном  забытьи,   начала   тихонько
бормотать, весело смеяться, воображая в бреду, что ей очень тепло,  что  она
играет на солнышке в весенний день.
     - Ах, жизнь проклятая! - простонала мать, потрогав ей  щеки.  -  Вот  в
жару теперь горит!.. Я больше не жду доктора. Не придет. Свинья! Верно,  эти
разбойники запретили ему ходить к нам.
     Так она бранила  врача,  которого  содержала  Компания.  И  все-таки  с
радостным возгласом бросилась к порогу, когда  снова  отворилась  дверь.  Но
сразу же руки у нее опустились, и она застыла, мрачно глядя на вошедшего.
     - Добрый вечер, - вполголоса сказал Этьен, тщательно затворив за  собой
дверь.
     Он часто заходил теперь, когда на дворе было совсем темно. Супруги  Маэ
на второй же день узнали, где он  скрывается,  но  хранили  тайну:  никто  в
поселке не знал, что с ним сталось.  Вокруг  его  исчезновения  складывалась
легенда. В Этьена все еще верили; о нем рассказывали  таинственные  истории:
вот скоро он опять появится  с  целой  армией,  с  полными  ящиками  золота.
По-прежнему благоговейно верили и ждали некоего чуда-  осуществления  мечты,
внезапного пришествия обещанного им царства Справедливости.  Одни  говорили,
что видели, как он проехал в коляске по дороге к Маршьену с какими-то  тремя
господами; другие утверждали, что он в Англии и задержится там  еще  дня  на
два. Однако постепенно начало пробуждаться недоверие; шутники  уверяли,  что
он прячется где-во 8 подвале в  обществе  Мукетты  и  ему  там  тепло  в  ее
объятиях. Эта связь, о которой  все  знали,  вредила  авторитету  Зтьена.  А
теперь,  когда  он  достиг  наибольшей  популярности,   началось   медленное
охлаждение: у тех, кто от убежденности  перешел  к  отчаянию,  росло  глухое
недовольство, и число таких людей неизбежно должно было увеличиваться.
     - Погода собачья! - добавил Этьен. - А что у вас?  Ничего  нового?  Все
хуже да хуже?.. Мне говорили, будто  Негрель  уехал  в  Бельгию  нанимать  в
Боринаже рабочих. Эх, дьявол! Если это правда, нам крышка.
     Его пробирала дрожь в  этой  нетопленой,  холодной  и  темной  комнате;
глазам нужно было привыкнуть к сгущавшемуся сумраку, он не сразу различил  в
нем смутно видневшиеся фигуры обитателей дома. И  он  испытывал  отвращение,
чувство  брезгливости  -  ведь  он  оторвался  от  своего  класса,  приобрел
благодаря  образованию  более  тонкие  вкусы  и   полон   был   честолюбивых
стремлений. Ах, какая тут нищета! И этот  запах,  и  эти  сбившиеся  в  кучу
несчастные люди! Горло у него сжималось от мучительной жалости. Зрелище этой
агонии потрясло его, он искал слов, чтобы дать им совет - покориться.
     И тут вдруг Маэ остановился перед ним и крикнул в ярости:
     - Рабочих из Боринажа? Да  как  они  смеют,  мерзавцы!..  Пусть  только
привезут из Боринажа  углекопов  да  попробуют  подвести  их  к  клетям!  Мы
разрушим шахты.
     Этьен  смущенно  объяснил,  что  ничего  нельзя  поделать:  бельгийские
рабочие спустятся в шахты под защитой солдат, охраняющих копи. И Маэ, гневно
сжимая кулаки, заявил, что его главным образом возмущают эти штыки,  которые
чувствуешь за своей спиной. Значит, углекопы не хозяева у себя дома? На них,
значит, смотрят как на каторжников - хотят принудить их работать под  дулами
заряженных ружей? Он любил свою шахту, ему было очень горько, что он уже два
месяца не спускается туда. И его приводила в бешенство мысль об оскорблении,
которое хотят нанести ворейским углекопам,  намереваясь  привезти  на  Шахту
иностранцев. Но вдруг он вспомнил, что самого-то его  уволили,  и  сердце  у
него защемило.
     - Да чего это я сержусь? -  промолвил  он  упавшим  голосом.  -  Мне-то
нечего делать в их лавочке. Вот вышвырнут еще из дома, выгонят  из  поселка,
поди подыхай где-нибудь на дороге.
     - Оставь, пожалуйста! - сказал Этьен. - Если ты захочешь они завтра  же
примут тебя обратно. Таких умелых рабочих, как ты, не увольняют.
     Он умолк, услышав голосок Альзиры,  -  девочка  внезапно  засмеялась  в
бреду. До той минуты он различал  лишь  темную  неподвижную  фигуру  старика
Бессмертного,  и  веселый  смех  больного  ребенка  испугал  его.  Нет,  это
слишком!.. Дети стали умирать, это страшнее  всего.  Он  наконец  решился  и
дрожащим голосом произнес:
     - Ну вот... Больше нельзя тянуть. Нам крышка! Надо сдаться.
     Жена Маэ, до тех пор стоявшая неподвижно и не произносившая  ни  слова,
вдруг вспыхнула от негодования, грубо выругалась, как  мужчина,  и  крикнула
Этьену, называя его на "ты":
     - И это ты говоришь?.. Ты говоришь? Эх ты, сукин сын!
     Он попытался было объяснить, оправдаться, но она оборвала его:
     - Молчи лучше, сукин ты сын!  А  то  я,  хоть  и  женщина,  набью  тебе
морду!.. Это что ж выходит? Мы два  месяца  голодаем,  чуть  не  подохли,  я
распродала весь наш скарб, дети мои малые заболели, и все это, значит,  зря?
Опять все будет по-старому? Значит, нет  справедливости?  Ох,  как  подумаю,
кровь во мне так и кипит, душит меня! Нет! Нет! Лучше я все сожгу,  поубиваю
всех, а сдаться я не согласна.
     И грозным жестом,  указывая  в  темноте  на  черную  фигуру  мужа,  она
воскликнула:
     - Вот слушай, если муж мой вернется на  работу  в  шахту,  я  выйду  на
дорогу, дождусь его и прямо в лицо ему плюну, подлецом назову!
     Этьен не видел ее, но чувствовал ее жаркое дыхание, вырывавшееся словно
из пасти яростно лаявшей собаки;  и  он  попятился,  пораженный  этой  лютой
злобой, которая была делом его рук. Как она изменилась! Не узнать ее! Раньше
была такая рассудительная, упрекала его за горячность, говорила, что  никому
нельзя желать смерти, а теперь ничего не хочет  слушать,  кричит,  что  всех
поубивает. - Теперь не он, а она говорит  о  политике,  хочет  одним  ударом
смести, буржуазию, требует республики и гильотины, чтобы избавить  землю  от
богачей, от этих грабителей, разжиревших на трудах голодных бедняков.
     - Да, да, я им рожи раскровеню, с живых шкуру сдеру... Хватит! Довольно
терпели! Может, наш черед теперь пришел. Ты сам так говорил... Ведь подумать
только! И отцы, и деды, и прадеды, и все, кто  еще  раньше  их  жил,  -  все
маялись так же,  как  мы  маемся.  Нет,  просто  с  ума  сойдешь  и  за  нож
схватишься... В прошлый раз мы мало сделали. Нам бы надо все Монсу с  землей
сровнять, камня на камне не оставить. Что, или неправда? Об одном  я  только
жалею, зачем не дала нашему деду удушить ту девку из  Пиолены.  Ведь  они-то
допускают, чтобы моих детей уморили голодом.
     Во мраке слова ее звучали, как удары топора. Замкнутый горизонт  так  и
не раскрылся, неосуществимая мечта обратилась в яд, отравлявший мозг в  этой
голове, помутившейся от горя.
     Этьен пошел на попятный.
     - Да вы меня не  поняли,  -  забормотал  он,  как  только  ему  удалось
вставить слово. - Надо как-то договориться с хозяевами. Наверно, удастся.  Я
знаю,  что  шахты  сильно  пострадали,  и,  конечно,  Компания   пойдет   на
соглашение.
     - Нет! Никаких соглашений! - закричала жена Маэ.
     И тут как раз вернулись домой Ленора  и  Анри.  Они  пришли  с  пустыми
руками. Какой-то господин дал им два  су,  но  Ленора,  постоянно  обижавшая
братишку, дернула его, и два су упали в снег.  Жанлен  стал  искать  денежку
вместе с ними, да так и не нашел.
     - А где Жанлен?
     - Убежал, мама. Сказал, что у него дела.
     Этьен слушал с болью в сердце. Когда-то мать грозила своим малышам, что
убьет их, если они протянут руку за подаянием.  А  нынче  сама  посылает  их
побираться и говорит, что все углекопы Компании Монсу  -  все  десять  тысяч
человек возьмут, как немощные бедняки, нищенскую суму,  клюку  и  пойдут  по
дорогам во все концы несчастного их края просить милостыню.
     Еще тоскливее стало в этом мраке. Дети  вернулись  голодные  и  просили
есть, удивлялись, почему им ничего не дают, хныча, бродили по  комнате  и  в
конце концов отдавили ноги умирающей  сестре;  девочка  тихонько  застонала.
Мать вне себя схватила  их  наугад  в  темноте  и  надавала  затрещин.  Дети
заплакали громче, с криком просили хлеба, тогда мать  бросилась  на  пол  и,
заливаясь слезами, сжала в объятиях плачущих малышей и больную  калеку;  она
долго плакала и, вся обмякнув в эту минуту нервной  разрядки,  двадцать  раз
повторяла одну и ту же фразу, призывая смерть:
     - Господи, смилуйся, прибери ты нас всех!  Господи,  смилуйся,  прибери
нас, положи всему конец!
     Дед застыл  в  темном  углу  недвижно,  словно  старое  кривое  дерево,
привычное к дождю  и  к  ветру;  отец  все  ходил  от  печки  к  буфету,  не
поворачивая головы.
     Но вот отворилась дверь, - на этот раз пришел доктор Вандергаген.
     - Ах, черт! - воскликнул он. - Хоть бы свечку зажгли, глаза от  нее  не
испортятся... Ну-ка, поживее! Мне некогда.
     Он, по своему обыкновению, ворчал, так как работа совсем измотала  его.
К счастью, у него были  с  собой  спички.  Отцу  пришлось  сжечь  пять-шесть
спичек, чиркая их одну за другой и держа высоко, чтобы доктор мог  осмотреть
больную.
     Развернули  одеяло.  Альзира  вся  дрожала;  трепещущий  слабый  огонек
горевшей спички освещал ее тельце, худенькое, как у  птенца,  умирающего  на
снегу, такое хилое, что казалось, оно все состоит только из горба. И все  же
девочка улыбалась непостижимой улыбкой  умирающих  и,  глядя  в  одну  точку
широко раскрытыми глазами, крепко прижимала ко впалой груди жалкие костлявые
ручонки. Мать, задыхаясь от слез, вопрошала бога, хорошо  ли  он  поступает,
призвав к себе раньше матери единственную ее помощницу в доме, такую умницу,
такую ласковую девочку. И тут доктор рассердился:
     - Эх! Она отходит!.. От голода умерла несчастная  девчонка!  И  она  не
единственная. Сейчас только другую осматривал, - около вас тут... Вот все вы
так... Зовете меня, а я ничего сделать не могу. Хлеба надо, мяса... Вот  чем
лечить вас надо.
     Спичка догорела и обожгла Маэ пальцы, он выронил  ее,  и  опять  густой
мрак окутал маленький, еще теплый трупик. Доктор побежал дальше. Этьен молча
слушал, как в темной комнате рыдает мать и без конца  твердит  мрачное  свое
заклятие, призывая смерть:
     - Господи, да прибери ты меня, прибери, Господи, и мужа моего  прибери,
пошли нам всем смерть!.. Смилуйся, положи конец мучениям нашим!
 

 
     В это воскресенье Суварин сидел один в зале "Выгоды", на обычном  своем
месте, прислонившись  головой  к  стене.  Теперь  углекопы  нигде  не  могли
раздобыть хоть два су на кружку пива, никогда еще в питейных  заведениях  не
бывало так мало посетителей. Жена Раснера застыла за  конторкой  в  сердитом
молчании, а сам Раснер, стоя перед  чугунным  камином,  казалось,  задумчиво
следил за  рыжеватыми  струйками  дыма,  поднимавшегося  от  горящих  кусков
каменного угля.
     Напряженную тишину, царившую в этой жарко натопленной комнате, внезапно
нарушил стук - три коротких, сухих удара: кто-то постучался в окно.  Суварин
повернул голову, потом поднялся, услышав знакомый стук, которым Этьен не раз
вызывал его, когда видел в окно, что машинист сидит в одиночестве за столом,
покуривая папиросу. Но Суварин еще не успел подойти к  порогу,  как  Раснер,
узнав Этьена, стоявшего у окна в полосе света, отворил дверь и сказал:
     - Неужели боишься, что я предам  тебя?  Заходи.  Здесь-то  вам  удобнее
будет поговорить, чем на дороге.
     Этьен вошел. Жена  Раснера  любезно  предложила  ему  кружку  пива,  он
отказался жестом. Кабатчик добавил:
     - Я давно догадался, где ты прячешься.  Будь  я  доносчиком,  как  твои
приятели говорят про меня, мне бы ничего не стоило  уже  неделю  тому  назад
натравить на тебя жандармов.
     - Зачем ты оправдываешься? - ответил Этьен. - Я и так хорошо знаю,  что
ты никогда таким подлым ремеслом  не  занимался...  Можно  не  сходиться  во
взглядах, а все-таки уважать друг друга.
     Снова наступило молчание. Суварин вернулся на свое место и, откинувшись
на спинку стула, рассеянным взглядом следил за колечками дыма  от  папиросы;
но пальцами правой руки он в каком-то лихорадочном беспокойстве проводил  по
своим коленям, словно удивляясь, что их  не  согревает  теплая  шерстка  его
любимицы,  крольчихи  Польши,  которая  куда-то  пропала  в  тот  вечер;  он
испытывал безотчетное недовольство, ему чего-то недоставало, хотя  он  и  не
мог бы сказать, чего именно ему не хватает.
     Этьен, сидевший по другую сторону стола, сказал наконец:
     - Завтра на  Ворейской  шахте  работа  возобновляется.  Негрель  привез
бельгийцев.
     - Да. Выгрузились из вагонов, когда  стемнело,  -  пробормотал  Раснер,
стоя поодаль. - Как бы не началась резня! - И,  повысив  голос,  добавил:  -
Нет, не бойся, я спорить с тобой не стану. А только  вот  что  скажу:  плохо
дело кончится, если вы не перестанете упрямиться... Чего там... Ведь  у  вас
не вышло, точно так же как и в Интернационале вашем не клеится. Я вот  ездил
в Лилль по делам и позавчера  встретил  там  Плюшара.  Кажется,  разладилась
машина.
     И он сообщил подробности. Товарищество завоевало симпатию рабочих всего
мира, развив такую  энергичную  пропаганду,  что  буржуазия  и  до  сих  пор
трепещет, но  теперь  организацию  с  каждым  днем  все  больше  подтачивают
внутренние раздоры и борьба честолюбцев.  С  тех  пор  как  там  взяли  верх
анархисты, изгнав  эволюционистов,  основателей  Товарищества,  все  трещит;
первоначальные цели: изменение положения рабочего класса - все это  потонуло
в распрях между сектами; отряд ученых людей распадается из-за их ненависти к
дисциплине. И можно предвидеть  неизбежную  неудачу  той  мобилизации  масс,
которая одно время была столь грозной:  казалось,  они  могли  одним  ударом
разрушить старое, прогнившее общество.
     - Плюшар просто заболел из-за этого, - продолжал Раснер.  -  Да  еще  с
голоса совсем спал. А все-таки говорит, ораторствует. Хочет ехать  в  Париж,
там будет выступать... И вот он-то мне трижды повторил, что наша  забастовка
провалилась.
     Этьен слушал понурившись, ни  разу  не  прервав  Раснера.  Накануне  он
беседовал  с  товарищами  и  чувствовал,  как  повеяло   на   него   ветром,
враждебности и подозрения; эти первые признаки утраты популярности были, как
водится, - предвестниками поражения.  Сейчас  он  угрюмо  молчал,  не  желая
признаться при Раснере в своей тоске, - ведь кабатчик предсказал, что придет
день, когда толпа освищет и его, Этьена, вымещая на нем свое разочарование.
     - Да, забастовка провалилась, -  сказал  он,  -  я  это  знаю  не  хуже
Плюшара. Но ведь мы это предвидели. Мы пошли  на  нее  скрепя  сердце  и  не
рассчитывали сразу же покончить с  Компанией.  Только  вот  хмель  в  голову
ударяет, рождаются большие надежды, а когда дело  принимает  дурной  оборот,
все позабывают, что этого и следовало ожидать, -  люди  начинают  плакаться,
ссориться, словно катастрофа нежданно-негаданно с неба свалилась.
     - Так что ж ты? - спросил  Раснер.  -  Если  ты  считаешь,  что  партия
проиграна, почему не стараешься образумить товарищей?
     Этьен пристально посмотрел на него.
     - Ну ладно, хватит... У тебя свои взгляды, у меня свои. Я  зашел  сюда,
чтобы показать, что я все-таки тебя уважаю, но  я  по-прежнему  думаю,  что,
если мы с голоду подохнем, наши скелеты больше послужат делу народа, чем вся
твоя политика благоразумия. Ах, если бы кто-нибудь из этих мерзавцев  солдат
всадил мне пулю в сердце! Хорошо бы кончить так!
     У него слезы навернулись на глаза при этом возгласе, который был криком
души, выдавшим тайное желание побежденного найти в смерти прибежище,  навеки
избавиться от своих терзаний.
     - Прекрасные слова! - заявила жена Раснера и бросила  на  мужа  взгляд,
полный презрения к нему и гордости за свои радикальные убеждения.
     Устремив куда-то вдаль затуманенный взор, Суварин перебирал по  коленям
руками и, казалось, совсем не слышал разговора. В его белом девичьем лице  с
тонкими чертами появилось что-то дикое, отражавшее его сокровенные мечтания,
уголки губ приподнялись, обнажая мелкие,  острые  зубы.  Перед  глазами  его
вставали кровавые видения. И вот,  уловив  в  разговоре  какое-то  замечание
Раснера по поводу Интернационала, он стал думать вслух:
     - Все они там трусы. Был только один человек, который мог бы превратить
их организацию в грозное орудие разрушения. Но для  этого  нужно  хотеть,  а
никто не хочет, вот почему революция опять провалится.
     Он продолжал говорить, брезгливо жалуясь на  глупость  человеческую,  а
слушатели молча смотрели на него, смущенные  этими  отрывочными  признаниями
лунатика, блуждавшего где-то в потемках.  В  России  ничего  не  получается,
возмущался он. От тех известий, которые до  него  дошли,  можно  в  отчаяние
прийти. Прежние его товарищи все превратились в политиканов,  в  пресловутых
нигилистов, перед которыми трепещет Европа; все эти  сыновья  попов,  мещан,
купцов не могут подняться выше национальных целей  -  то  есть  освобождения
своего народа; и если бы им удалось убить деспота, они, наверно,  вообразили
бы себя спасителями всего мира; а когда он, Суварин, говорил  им,  что  надо
скосить старое общество под корень, как созревшую ниву, даже как  только  он
произносил слово "республика", - а ведь это просто детское требование, -  он
чувствовал, что его не понимают, что он тревожит этих людей, становится  для
них чужим.  А  теперь  вот  он  совсем  оторвался  от  них,  вошел  в  число
неудачливых вождей революционного космополитизма. Однако его сердце патриота
все еще не могло забыть родину, и он с горькой скорбью повторял любимое свое
слово:
     - Глупости! Никогда они не выберутся из болота из-за своих глупостей!
     И, еще более понизив голос, он с горечью заговорил о  том,  как  мечтал
когда-то о братстве всех  людей.  Ведь  он  отказался  от  своего  звания  и
богатства в надежде,  что  на  его  глазах  будет  создано  новое  общество,
основанное  на  всеобщем  труде.  Уже  давно  он  жил  в  поселке,  раздавал
ребятишкам мелочь, бренчавшую в его карманах, выказывал  углекопам  поистине
братское чувство, с улыбкой сносил их недоверие. Он  привлекал  их  симпатии
своим спокойным видом умелого и неговорливого рабочего, и  все-таки  тесного
сближения не произошло: для рабочих оставался чужаком этот пришелец, который
презирал все узы, соединявшие  людей,  и,  желая  сохранить  свое  мужество,
отказывался от всех радостей  жизни.  В  этот  день  его  особенно  возмущал
злободневный факт, о котором он прочел утром в газетах, поднявших шум вокруг
сенсационного события.
     Глаза у Суварина стали ясными и жесткими, в голосе зазвучал  металл,  и
он сказал, пристально глядя на Этьена и обращаясь непосредственно к нему:
     - Ты можешь это понять,  а?  Рабочие-шапочники  в  Марселе  выиграли  в
лотерее крупный куш - сто тысяч франков; тотчас же они купили себе  ренту  и
заявили, что теперь будут жить-поживать и ничего делать не  станут!  Каково?
Все вы такие, французские рабочие. Все мечтаете найти клад  и,  забившись  в
угол, проедать его в одиночку, ни с кем не делясь и  наслаждаясь  бездельем.
Эгоисты и лодыри! Кричите, обличая богатых, а если фортуна пошлет вам  самим
богатство, у вас духу не хватит отдать его беднякам... Никогда вы не  будете
достойны счастья, пока не перестанете гнаться за собственностью и пока  ваша
ненависть  к  буржуазии  будет  вызываться  только  бешеным  желанием  самим
сделаться буржуа.
     Раснер захохотал, считая нелепой мысль, что двое  марсельских  рабочих,
которым достался крупный выигрыш, должны были кому-то его отдать. Но Суварин
побледнел как полотно, его исказившееся лицо стало страшным, и он крикнул  в
порыве гнева, неистового гнева,  свойственного  фанатикам,  готовым  во  имя
своей веры истребить целые народы:
     - Всех вас сметут, опрокинут, выбросят  на  свалку.  Родится  тот,  кто
уничтожит вашу породу трусов и прожигателей жизни. Постойте,  вот  поглядите
на мои руки. Если б я только мог, то схватил бы я руками  землю,  стиснул  и
так бы ее встряхнул, чтоб она  рассыпалась  и  вас  бы  всех  придавило  под
обломками!
     - Прекрасно сказано! - повторила с вежливым  и  убежденным  видом  жена
Раснера.
     Опять настало молчание. Потом Этьен заговорил о рабочих, привезенных из
Боринажа. Он спросил Суварина, какие меры приняты  на  Ворейской  шахте.  Но
машинист опять впал в задумчивость и едва отвечал ему; знал  он  только  то,
что солдатам, охраняющим шахту, собирались раздать патроны;  он  все  больше
нервничал, беспокойно проводил пальцами по своим коленям и  в  конце  концов
догадался, что ему недостает его любимицы, ручной крольчихи, - прикосновение
к ее нежному, пушистому меху как-то успокаивало его.
     - Где же Польша? - спросил он.
     Кабатчик, замявшись, переглянулся с женой и решился наконец сказать:
     - Польша? Она разогревается.
     После потехи Жанлена  над  крольчихой,  которая,  наверно,  была  тогда
ранена, она приносила мертвых крольчат, и чтобы зря не кормить  ее,  хозяева
как раз в этот день зарезали ее и зажарили с картофелем.
     - Ну да, ты нынче за  ужином  съел  кусочек...  Забыл?  Ел  и  пальчики
облизывал.
     Суварин сперва не понял;  потом  вдруг  побледнел,  подбородок  у  него
задергался от  тошноты,  а  глаза,  несмотря  на  стоическую  твердость  его
характера, наполнились слезами.
     Но никто не заметил его волнения, - в эту минуту дверь  распахнулась  и
вошел Шаваль, подталкивая впереди себя Катрин. Обойдя все  кабаки  в  Монсу,
пьяный от выпитого там  пива  и  от  бахвальства,  он  вздумал  заглянуть  в
заведение Раснера, показать бывшим приятелям, что он их не боится. Он вошел,
ворча на любовницу:
     - Ступай ты к чертовой матери! Раз я  сказал,  значит,  выпьешь  кружку
пива у Раснера. А кто на меня посмотрит косо, тому я в рожу дам.
     Увидев  Этьена,  Катрин  побледнела.  А  Шаваль,  заметив  его,  злобно
ухмыльнулся.
     - Хозяйка, две кружки! Празднуем нынче конец забастовки. Завтра выходим
на работу.
     Жена Раснера, - не сказав ни слова, налила две кружки, - хозяйке пивной
не полагается ссориться с посетителями. Остальные молча смотрели на них.
     - Знаю я, знаю: кое-кто меня доносчиком называет, - не унимался Шаваль.
- Пусть-ка они меня в лицо так назовут. Вот тогда мы поговорим. Пора!
     Никто  не  отозвался.  Мужчины  отворачивались,   рассеянным   взглядом
окидывали стены.
     - Есть которые лодыри, а другие не лодыри, - продолжал Шаваль,  повышая
голос. - Мне скрывать нечего. Я из паршивой лавочки Денелена ушел, а  завтра
на Верейской шахте спущусь на работу, с бельгийцами.  Двенадцать  бельгийцев
под мое начало поставили, дирекция меня уважает. А если кому такое  дело  не
нравится, пускай скажет, мы потолкуем.
     Его  вызывающие  слова   по-прежнему   встречены   были   презрительным
молчанием. Тогда он обрушился на Катрин:
     - Почему не пьешь, чертова кукла? Пей, говорят тебе! Давай чокнемся  да
выпьем за то, чтобы сдохли лентяи, которые работать отказываются.
     Катрин чокнулась с ним, но рука у нее дрожала, еле слышно звякнули друг
о друга стеклянные кружки. Шаваль вытащил из кармана  пригоршню  серебра  и,
высыпав его на стойку, с пьяной назойливостью бормотал, что эти денежки он в
поте лица заработал, а вот пускай лодыри, бездельники  покажут  хоть  десять
су. Молчание  бывших  товарищей  раздражало  его,  и  он  перешел  к  прямым
оскорблениям:
     - Так вот оно как? По ночам кроты из  нор  выползают.  Видно,  жандармы
спят, раз такие бандиты разгуливают.
     Этьен поднялся и очень спокойным, твердым тоном сказал:
     - Слушай, ты мне надоел... Да, ты доносчик, от твоих денег воняет новым
предательством. Ты продажная шкура, мне и дотронуться до тебя  противно.  Но
все равно, давай посчитаемся. Кто кого на тот свет отправит. Давно пора.
     Шаваль сжал кулаки:
     - Наконец-то!  Не  легко  тебя  расшевелить,  трус  паршивый!..  Давай.
Согласен. Один на один. Я тебе отплачу за все пакости, какие вы мне сделали.
     Сложив умоляюще руки, Катрин встала было между  ними,  но  им  даже  не
пришлось ее отталкивать, она сама  попятилась,  чувствуя,  что  эта  схватка
неизбежна, и медленно, шаг за шагом, отступила. Прислонившись к  стене,  она
стояла широко открыв глаза, молча глядя на двух  соперников,  готовых  убить
друг друга из-за нее, и вся замирала от страха; она  до  того  была  скована
ужасом, что даже дрожь больше не сотрясала ее.
     Жена Раснера без долгих разговоров  убрала  со  стойки  пивные  кружки,
опасаясь, как бы их  в  драке  не  разбили.  Затем  она  уселась  на  мягкую
скамейку,  не  проявляя  неуместного  любопытства.  Но  ведь   нельзя   было
допустить, чтобы бывшие товарищи убили  друг  друга.  Раснер  все  порывался
вмешаться. Тогда Суварин взял его за руки и, подведя к столу, сказал:
     - Это тебя не касается... Один из них лишний на земле.  Кто  сильнее  -
выживет.
     Шаваль, не дожидаясь нападения, бил в пустоте крепко сжатыми  кулаками.
Ростом он был выше Этьена, весь какой-то расхлябанный, и  сейчас  все  метил
попасть в лицо противнику, норовил ударить его со всего размаху то одной, то
другой рукой, словно орудовал двумя саблями. Все время он выкрикивал  угрозы
и оскорбления, позируя для публики и взвинчивая себя этими выкриками:
     - Ах ты кот проклятый! Я тебе нос оторву! Оторву, и пойдет твой нос  на
затычку! Раскровеню тебе твою смазливую  рожу,  разобью  в  лепешку.  Прежде
шлюхи любовались, а теперь только на корм свиньям она пригодится. Вот  тогда
посмотрим, как за тобой потаскушки будут бегать.
     Стиснув зубы, Этьен дрался молча. Маленький, подобранный,  он  соблюдал
правила: прикрыв  кулаками  лицо  и  грудь,  подстерегал  мгновение  и,  как
развернувшаяся пружина, наносил сильные прямые удары.
     Вначале противники не причиняли друг другу большого вреда. Один  кричал
и "делал мельницу", другой хладнокровно выжидал. Драка затягивалась. Стукнул
опрокинутый стул; под грубыми башмаками хрустел песок, которым  посыпан  был
каменный пол. Противники запыхались, дышали хрипло, с натугой, лица у  обоих
побагровели, словно внутри у них горели раскаленные  угли  и  пламя  жаровни
сверкало в блестящих запавших глазах.
     - На, получай! - завопил Шаваль. - Переломаю тебе все кости.
     И в самом деле, взмахнув длинной рукой, словно цепом, он обрушил  кулак
на плечо Этьена. Тот едва не застонал от боли, но  сдержался;  слышно  было,
как  глухо  шмякнул  кулак,  ушибив  ему   мышцы.   Этьен   ответил   прямым
сокрушительным ударом в грудь и сбил бы Шаваля с ног, если б тот не отскочил
в сторону, так как, увертываясь, прыгал все время, словно коза. Все  же  его
задело по левому боку  так  сильно,  что  он  зашатался,  не  мог  перевести
дыхание, от боли у него вдруг обмякли руки. Тогда его охватило бешенство, он
ринулся на Этьена, как зверь, и попытался ударить его ногой в живот.
     - А я тебя в брюхо! - бормотал он сдавленным голосом. - Выпущу кишки  и
на солнышке развешу,
     Этьен увернулся. Но такое нарушение правил честной драки возмутило его,
и он крикнул:
     - Молчи, скотина! Черт бы тебя побрал! Не смей лягаться,  а  то  возьму
стул и оглушу тебя.
     Поединок стал ожесточенным.  Раснер,  в  негодовании,  снова  попытался
вмещаться, но жена суровым взглядом удержала, его: разве два  посетителя  не
имеют право свести счеты в их заведении? Тогда Раснер встал  перед  камином,
боясь, что противники свалятся  прямо  в  огонь.  Суварин  с  обычным  своим
спокойным видом свернул папиросу, но так и не закурил ее. Катрин  неподвижно
стояла у стены, только поднесла бессознательно руки к  поясу  и  судорожными
движениями дергала складки платья. Она изо всех сил сдерживалась,  чтобы  не
закричать, не убить одного из противников, выдав  своим  возгласом,  кто  ей
дороже; впрочем, в эту минуту она в  смятении  своем  даже  не  знала,  кого
хотела бы спасти.
     Вскоре Шаваль выдохся и, обливаясь потом, бил наугад. Этьен  даже  и  в
ярости не забывал прикрываться, отбивал почти все  выпады;  некоторые  удары
слегка задели его. У него было надорвано ухо, содран лоскуток кожи на шее, и
ссадина эта вызвала такую жгучую боль,  что  он  тоже  выругался  и  ответил
ударом в грудь. Шаваль успел отскочить, но Этьен  слегка  присел  и  кулаком
хватил его по лицу, разбил нос, подшиб глаз. Из  носу  брызнула  и  полилась
кровь, глаз  украсился  синяком  и  сразу  заплыл...  Шаваль  ослеп,  оглох,
обливался кровью, в голове у него гудело; он без толку размахивал  кулаками,
и вдруг страшный удар под  ложечку  доконал  его.  В  груди  у  него  что-то
хрустнуло, и он упал навзничь, рухнув, как мешок с алебастром, сброшенный  с
телеги.
     Этьен выждал.
     - Вставай! Если хочешь еще получить, давай продолжим.
     Шаваль лежал пластом, ничего не соображая, потом зашевелился, потянулся
всем телом, с трудом приподнялся на колени и, сжавшись в комок, постоял  так
секунду, что-то отыскивая в кармане правой рукой. Наконец встал на ноги и  с
диким воплем вновь бросился на Этьена.
     Но Катрин все видела, громкий крик вырвался  у  нее,  словно  невольное
признание сердца, удивившее ее самое, крик, выдавший то, чего она  сама  еще
не ведала:
     - Берегись! У него нож!
     Этьен едва успел поддать предплечьем под руку,  нанесшую  первый  удар.
Его вязаную шерстяную фуфайку раскроил нож с толстым лезвием, острый  нож  с
деревянной самшитовой рукояткой, которую скрепляло с клинком медное  кольцо.
Схватив Шаваля за руку,  Этьен  стиснул  ему  запястье;  началась  ужасающая
борьба; один знал, что погибнет, если выпустит эту руку, другой дергал руку,
вырывался, чтобы ударить  и  убить.  Рука  с  ножом  постепенно  опускалась,
напряженные мышцы обоих противников ослабевали; два раза Этьен  ощущал,  как
холодная сталь касалась его кожи; собрав все  силы,  он  так  больно  сдавил
запястье противника, что тот не выдержал, разжал руку  и  выронил  нож.  Оба
бросились на пол. Этьен первым успел схватить нож и замахнулся. Он опрокинул
Шаваля, прижал коленом к полу и грозил перерезать ему горло.
     - Ах ты сволочь проклятая! Зарежу!
     Какой-то голос звучал в его ушах, оглушительно громко  кричал:  "Убей!"
Голос поднимался из  темных  тайников  его  существа  и,  как  удар  молота,
отдавался в голове: "Убей!"  То  было  внезапно  налетевшее  безумие,  жажда
крови. Еще никогда она так не потрясала его. А ведь он не  был  пьян.  И  он
боролся против этого наследственного безумия, весь трепеща,  как  человек  в
любовном исступлении борется  с  соблазном  совершить  насилие.  Наконец  он
победил себя, отшвырнул нож и хриплым голосом сказал:
     - Убирайся!
     На этот раз Раснер бросился к противникам. Но все еще не решался встать
между ними, опасаясь попасть  им  под  руку.  Он  заявил,  что  не  допустит
смертоубийства в своем заведении, он сердился, возмущался. Жена, наблюдавшая
за поединком из-за  стойки,  заметила  ему,  что  он  всегда  кричит  раньше
времени. Суварин, которому отлетевший нож чуть не  угодил  в  ногу,  решился
наконец закурить папиросу. Так все,  значит,  кончено?  Катрин  смотрела  на
противников, не веря своим глазам. Неужели оба живы?
     - Убирайся! - повторил Этьен. - Уходи, а не то прикончу тебя.
     Шаваль поднялся, вытер тыльной стороной руки кровь, все еще лившуюся из
носа по подбородку, и, ничего не видя заплывшим  глазом,  еле  волоча  ноги,
поплелся к  выходу  в  бешенстве  от  своего  поражения.  Катрин  машинально
последовала за ним. Тогда он выпрямился во  весь  рост,  разразился  потоком
грязной ругани.
     - Ну нет! Нет! Раз ты его выбрала, так и спи с ним,  шлюха  поганая!  И
чтоб твоей ноги у меня не было, если хочешь жива быть!
     И он вышел, громко хлопнув дверью. В жарко  натопленной  комнате  опять
стало тихо, слышно было только легкое гудение огня в камине. На полу валялся
опрокинутый стул; песок, покрывавший каменные плитки  пола,  впитывал  капли
крови, дождем окропившей его.
 

 
     Выйдя от Раснера, Этьен и Катрин долго шли молча. На  дворе  начиналась
оттепель, а все же было холодно; грязный  снег,  потемневший  от  промозглой
сырости, еще не таял. В белесом небе сквозь большие  облака  тусклым  пятном
проглядывала полная луна; черные обрывки туч неслись  с  бешеной  быстротой,
гонимые ветром, бушевавшим в высоте; а на земле стояла полная тишина, слышны
были только звуки капели да с глухим, мягким  стуком  падали  с  крыш  белые
комья снега. Этьен был полон тяжелого смятения и не знал, что сказать женщи-
не, которую любовник отдал ему. Мелькнула было мысль увести ее в Рекильяр  и
спрятать в своем тайнике, но он счел это  нелепостью.  Он  предложил  Катрин
отвести ее в поселок к родителям, - она отказалась, и в голосе  ее  слышался
ужас. Нет, нет, что угодно, но только не это! Разве она может просить у  них
помощи, после того как бессовестно покинула их! Оба умолкли и,  не  проронив
ни слова, шли куда глаза глядят  по  дорогам,  обратившимся  в  реки  жидкой
грязи. Сначала спустились  к  Воре,  потом  свернули  вправо,  на  тропинку,
пролегавшую между терриконом и каналом.
     - Надо же тебе где-то переночевать, - сказал наконец Этьен.  -  Будь  у
меня комната, я бы, конечно, повел тебя туда...
     И  вдруг  в  приливе  какой-то  странной  робости  оборвал  свою  речь.
Вспомнилось прошлое:  грубое  вожделение  и  душевная  борьба,  стыдливость,
помешавшая их сближению. Быть может, его все  еще  влечет  к  ней;  а  иначе
почему же он так взволнован и в сердце как  будто  вновь  зажглось  желание?
Мысль о пощечинах, которыми она  наградила  его  в  Гастон-Мари,  теперь  не
только не вызывала в нем злобы, но возбуждала его. И опять он поймал себя на
мысли, что было бы так просто, так естественно увести ее с собой в Рекильяр.
Там он мог бы обладать ею.
     - Ну вот... Скажи,  куда  мне  тебя  отвести?  Значит,  ты  очень  меня
ненавидишь, раз отказываешься сойтись со мной?
     Катрин  медленно  брела  позади  него,  отставала,  поскользнувшись   в
деревянных своих сабо, увязала в рытвинах. В ответ на слова Этьеиа она  тихо
сказала, не поднимая головы:
     - И так мне тяжко, господи боже мой! Не  прибавляй  хоть  ты  горя!  Ну
зачем ты это просишь? Ведь у меня теперь любовник, да и у тебя есть женщина.
     Она имела в виду Мукетту, думая, что Этьен живет с ней, -  такие  слухи
ходили в последние две недели. А когда Этьен поклялся, что это неправда, она
покачала головой, вспомнив тот вечер,  когда  видела,  как  он  целовался  с
Мукеттой около Рекильярской шахты.
     Этьен остановился.
     - И к чему нам все эти глупости? - сказал он вполголоса. - Такая обида!
Ведь мы с тобой жили бы душа в душу!
     Чуть вздрогнув, она ответила:
     - Полно, не жалей! Немного ты потерял. Если б ты знал, какая я хилая да
тощая! Будто кость обглоданная. Да еще и чудная какая-то  уродилась!  Видно,
мне никогда не стать настоящей женщиной!
     И она не стесняясь рассказала о своем состоянии, обвиняя  себя,  словно
за какой-то проступок, в том, что так долго не достигает  зрелости,  хотя  у
нее уже есть любовник. Это запоздалое  развитие  казалось  ей  унизительным,
делало ее какой-то девчонкой. А ведь гулять с  парнем  простительно,  только
когда можешь родить от него ребенка.
     - Бедненькая ты моя! - прошептал Этьен, охваченный глубокой жалостью.
     Они стояли у подножия террикона в тени, падавшей от его громады. Черная
туча затянула в эту минуту луну,  темнота  скрыла  лица  обоих,  дыхание  их
смешалось, губы искали друг  друга  в  жажде  поцелуя,  томившей  их  долгие
месяцы. И вдруг из-за туч снова выплыла  луна,  они  увидели  вверху  кручу,
залитую белым сиянием, и застывшую, вытянувшуюся в струнку фигуру  часового,
поставленного у  Ворейской  шахты.  Так  они  и  не  обменялись  поцелуем  -
стыдливость удержала их, прежняя стыдливость,  в  которой  были  и  гнев,  и
какое-то смутное отвращение, и глубокое дружеское чувство. Они тяжелым шагом
двинулись дальше, по щиколотку утопая в грязи.
     - Стало быть, решено? Ты не хочешь? - спросил Этьен.
     - Нет! - ответила Катрин. - Шаваль,  а  потом  ты,  а  после  тебя  еще
кто-нибудь? Так, что ли? Нет, мне это противно. Да и  нет  в  этом  никакого
удовольствия. Зачем же тогда?
     Они прошли шагов сто, не обменявшись ни единым словом.
     - А ты хоть знаешь, куда сейчас идешь? - заговорил наконец Этьен. -  Не
можешь же ты провести всю ночь на улице в такую погоду.
     - К Шавалю. Он мне вроде мужа. Где же мне еще ночевать, как не у него?
     - Он тебя изобьет до полусмерти.
     Катрин ничего не ответила, только пожала плечами с покорным  видом.  Ну
да, Шаваль изобьет ее, а  когда  устанет,  перестанет  бить.  Лучше  терпеть
побои, чем шататься по дорогам, как потаскушка  какая-нибудь.  Она  привыкла
получать пощечины и в  утешение  себе  говорила,  что  и  у  других  девушек
любовники не лучше, чем у нее. Если Шаваль когда-нибудь женится на ней, надо
еще спасибо сказать.
     Они машинально повернули в сторону Моису, и чем ближе к нему подходили,
тем дольше длились минуты молчания. Как будто  они  уже  расстались  друг  с
другом. Этьен не находил нужных слов, чтоб убедить ее, хоть ему и было очень
горько, что она возвращается к Шавалю. Сердце у него разрывалось. Но ведь  и
с ним ей жилось бы не лучше. Что он мог дать ей? Нищету и  мрак  подземелья;
ночь без грядущего утра, если солдатская пуля пробьет ему голову. Может, оно
и разумнее будет - переносить в одиночестве те страдания, которые выпали ему
и ей на долю, не прибавлять к этим мукам другие муки. И, опустив голову,  он
проводил ее до Монсу, к любовнику; он не возразил ни слова, когда они  вышли
на главную улицу и Катрин остановила его у  складов,  в  тридцати  шагах  от
трактира, где жил Шаваль.
     - Дальше не ходи. Если он тебя увидит, опять беда будет.
     На колокольне пробило одиннадцать часов. Трактир был заперт, но в  щели
ставен пробивался свет.
     - Прощай! - прошептала Катрин.
     Она протянула ему руку, он долго не выпускал  эту  маленькую,  холодную
руку; Катрин медленным движением высвободила ее и рассталась с  Этьеном.  Ни
разу не обернувшись, она подошла к калитке, запиравшейся просто на  щеколду,
и исчезла за ней. Но Этьен все не уходил, стоял на том же  месте,  не  сводя
глаз с ее дома, со страхом думая о том, что происходит там.  Напрягая  слух,
он с тоской ждал, что вот-вот понесутся вопли избиваемой женщины. Но в  доме
было по-прежнему темно и тихо; только осветилось окно на втором этаже,  окно
это отворилось, и, узнав  тоненькую  фигуру,  высунувшуюся  из  него,  Этьен
подошел ближе. А тогда Катрин сказала чуть слышно:
     - Он еще не вернулся, я ложусь... Умоляю тебя, уходи!
     Этьен ушел. Оттепель усиливалась; с плеском, будто в сильный  дождь,  с
крыш текла вода: насыщавшая воздух влага, словно пот, струилась по  заборам,
по  стенам,  по  смутно  видневшимся  во  мраке   темным   строениям   этого
промышленного городка. Этьен направился было в Рекильяр; разбитый усталостью
и мучительной тоской, он хотел лишь  одного:  скрыться,  исчезнуть  в  своем
подземном логове. Но вдруг ему вспомнилось, что  завтра  в  Ворейскую  шахту
спустятся бельгийские рабочие. Вспомнились  товарищи,  которые  полны  гнева
против солдат и решимости не допустить чужестранцев в свою шахту. И он пошел
обратно по дороге, усеянной лужами от растаявшего снега.
     Когда он проходил мимо террикона, лунный свет стал ярче.  Этьен  поднял
голову, посмотрел на небо. Там все так же мчались облака,  гонимые  яростным
ветром,  задувавшим  в  высоте,  но  теперь  они  побелели,  стали   тоньше,
прозрачнее, разорвались на узкие полосы, и  луна  проглядывала  сквозь  них,
словно сквозь  волны  мутной  воды.  Они  проносились,  набрасывая  на  луну
прозрачный покров, но через мгновение она вновь и вновь  возникала  во  всей
своей красе.
     Полюбовавшись чистым лунным сиянием, Этьен опустил глаза, и  вдруг  его
остановило зрелище, открывшееся перед ним  на  вершине  террикона.  Часовой,
закоченев от холода и стараясь согреться, расхаживал теперь взад и вперед  -
делал двадцать  пять  шагов  в  сторону  Маршьена  и,  поворачивая  обратно,
проходил столько же в сторону Монсу. Видно было, как блестит штык, торчавший
над черным силуэтом солдата, четко выделявшийся на  светлом  фоне  неба.  Но
Этьена заинтересовал не часовой, а другой  силуэт,  прятавшийся  за  будкой,
где, бывало, в непогоду  укрывался  по  ночам  старик  Бессмертный;  в  этой
движущейся тени, в этом  подползавшем  зверьке,  подстерегавшем  добычу,  он
сразу узнал Жанлена. Конечно, это было его узкое,  как  у  хорька,  длинное,
гибкое, словно бескостное тело. Часовой не мог его  заметить,  а  этот  юный
негодяй, несомненно, задумал сыграть с ним какую-то злую шутку,  -  ведь  он
ненавидел солдат и все спрашивал, когда же наконец шахты избавятся  от  этих
убийц, которым дают ружья и посылают уничтожать людей.
     Этьен хотел было окликнуть его, чтобы Жанлен  не  выкинул  какую-нибудь
безобразную глупость. Луна скрылась за облаком, Этьен видел перед этим,  что
мальчишка весь подобрался, приготовился к прыжку, но  вот  снова  показалась
луна. Жанлен застыл все в той же позе. Часовой, шагая на посту,  всякий  раз
доходил до будки, круто поворачивался и шел в другую сторону. И вдруг, когда
облака затянули луну, Жанлен огромным прыжком, как дикая кошка,  вскочил  на
плечи солдата, уцепился за него и воткнул ему в горло большой нож. Воротник,
подбитый конским волосом, не поддавался, Жанлену пришлось нажать на рукоятку
обеими руками и повиснуть на ней всем телом. Ему частенько случалось  резать
кур, которых он ловил на задворках ферм. Все  произошло  мгновенно,  в  ночи
раздался только короткий стон  да,  словно  железный  лом,  упав  на  землю,
звякнуло ружье. А в небе опять засияла луна.
     Зтьен, остолбенев, застыл на месте, широко раскрыв глаза. Окрик замер у
него в горле.  На  гребне  террикона  не  было  никого,  ни  одной  тени  не
вырисовывалось на фоне бешено бегущих облаков.  Этьен  взбежал  по  скату  и
увидел,  что  Жанлен  стоит  на  четвереньках  возле  трупа,  который  лежал
навзничь, раскинув руки. В прозрачном лунном свете на снегу четко выделялись
красные штаны и серая шинель убитого. Не вытекло ни одной капли крови;  нож,
воткнутый по самую рукоятку, еще торчал в горле.
     Этьен в безотчетном порыве негодования ударом кулака свалил  убийцу  на
землю возле трупа.
     - Зачем ты это сделал? - растерянно бормотал он.
     Жанлен приподнялся и пополз на руках,  изгибая  по-кошачьи  свою  тощую
спину. Злодейство потрясло его, от бурного  волнения  огнем  горели  зеленые
глаза, пылали большие оттопыренные уши, тряслась выступающая нижняя челюсть,
дергалось все лицо.
     - Ах ты гадина, зачем ты это сделал?
     - Не знаю. Захотелось.
     Он  уперся  на  этом,  ничего  иного  не  мог  сказать.  Три  дня   его
преследовало это желание, мучительное желание убить. Он все думал, думал  об
этом, так что в голове поднималась боль, вот тут, за ушами. А  чего  с  ними
стесняться, с этими паршивыми солдатами? Зачем  Они  пришли  сюда,  не  дают
житья углекопам? Из неистовых речей, звучавших на сходке в лесу, из призывов
к разрушению и смертоубийству ему запомнилось пять-шесть слов, и он повторял
их, как мальчишка, играющий в революцию. А больше он ничего не  знал,  никто
его не натравливал, желание убить  пришло  само  собой,  как  приходило  ему
желание наворовать луку в крестьянском поле.
     Этьена привели в ужас тайные  зачатки  преступности,  давшие  ростки  в
детской душе; он отогнал Жанлена пинком, как  бессмысленного  зверя.  Боясь,
что предсмертный крик часового могли услышать на сторожевом посту, он всякий
раз, как из-за облаков показывалась луна, смотрел в сторону Ворейской шахты.
Но  там  ничто  не  шевелилось;  и  Этьен  наклонился,  пощупал   постепенно
холодевшие руки солдата, послушал сердце, не бившееся  под  шинелью.  Клинок
ножа не был виден, зато на костяной рукоятке можно  было  различить  простой
галантный девиз "Любовь", начертанный черными буквами.
     Этьен перевел взгляд  на  лицо  убитого.  И  вдруг  узнал  молоденького
солдата Жюля, новобранца, с которым беседовал как-то ранним утром.  Глубокая
жалость охватила его при  виде  кротких  черт  этого  белесого  веснушчатого
юноши.  Голубые,  широко  открытые  глаза  смотрели  в   небо   пристальным,
неподвижным взглядом, - вот так же он смотрел, ища вдали свои  родные  края.
Где же этот самый  Плогоф,  который  тогда  представал  перед  взором  этого
мертвеца, весь залитый солнцем? Далеко, далеко. В  эту  ночь,  должно  быть,
ревет там море. Ветер, что бушует в высоте, быть  может,  проносится  и  над
каменистой пустошью. У порога дома стоят две женщины - мать и сестра.  Ветер
рвет на обеих чепцы, а женщины придерживают их и тоже смотрят вдаль,  словно
могут увидеть, что делает сейчас "малыш", хотя их отделяет от  него  столько
лье. Теперь им придется вечно ждать. Как  это  страшно,  что  из-за  богатых
бедняки убивают друг друга.
     Но нужно было куда-нибудь  убрать  труп.  Сперва  Этьен  хотел  бросить
мертвеца в канал. Остановила мысль,  что  там  его  наверняка  найдут.  И  в
лихорадочной тревоге он ломал себе голову: что делать?  Ведь  каждая  минута
дорога. И вдруг его  осенила  догадка:  если  удастся  донести  мертвеца  до
Рекильяра, там он будет похоронен навеки.
     - Иди сюда, - позвал он Жанлена. Мальчишка недоверчиво мялся.
     - Не пойду. Ты меня побьешь. Да и некогда мне, дело есть.
     Ведь он назначил Беберу и Лидии свидание в тайном месте их встреч  -  в
норе, которую они устроили себе в Ворейской шахте между штабелями крепежного
леса. Они затеяли большую вылазку: удрав из дому,  перекочевать  там,  чтобы
быть на месте происшествия,  когда  начнется  схватка  с  бельгийцами.  Ведь
чужаков забросают камнями, переломают им кости, если они вздумают спуститься
в шахту.
     - Жанлен, иди сюда, - повторил Этьен, - иди, а не то позову  солдат,  и
тебе отрубят голову.
     Мальчишка наконец решился подойти; тем временем Этьен,  свернув  жгутом
свой носовой платок, крепко перевязал им шею  убитого  солдата,  не  вынимая
ножа, который не давал  крови  вытекать  наружу.  Снег  таял,  на  земле  не
осталось ни кровавой лужи, ни каких-либо следов борьбы.
     - Бери за ноги!
     Жанлен взял мертвеца за ноги, Этьен подхватил его под мышки,  перекинув
ружье на ремне себе за спину, и вдвоем  они  медленно  спустились  со  своей
ношей по скату террикона, стараясь не вызвать  обвала  камней.  По  счастью,
луну заволокло облаком; но, когда они крались по берегу канала, она  выплыла
и ярким сиянием валила землю, - было просто чудом, что со сторожевого  поста
их не заметили. Они шли торопливо; труп, качавшийся в их  руках,  мешал  им;
через  каждые  двести  шагов  приходилось  класть  его  на  землю.  На  углу
Рекильярского проезда они услышали топот  солдатских  сапог,  и  у  них  все
похолодело внутри; они едва успели спрятаться  за  забором  от  проходившего
патруля. А дальше наткнулись на какого-то гуляку, но он  был  очень  пьян  и
прошел мимо, ничего не заметив, осыпая кого-то руганью. Когда  добрались  до
заброшенной шахты,  оба  были  в  испарине,  задыхались  и  так  дрожали  от
волнения, что у них стучали зубы.
     Этьен заранее предполагал, что протащить убитого по лестницам запасного
ствола будет нелегко. Но это оказалось просто мучительной работой. Начали  с
того, что Жанлен, стоя наверху, осторожно спустил труп в отверстие ствола, а
Этьен, цепляясь за корни кустарников, подхватил  тело,  чтоб  протащить  его
через две первые площадки,  где  лестницы  были  сломаны.  Затем  на  каждой
лестнице приходилось  повторять  то  же  самое:  Этьен  спускался  первым  и
подхватывал скользивший вниз  труп;  надо  было  одолеть  тридцать  лестниц,
спуститься на двести десять метров, и при этом он все время чувствовал,  как
убитый падает на него. Ружье  било  по  спине;  Этьен  не  позволил  Жанлену
принести и зажечь огарок свечи, который берег, как скряга.  Зачем  зажигать?
Свеча только мешала бы  им  в  узком,  как  кишка,  колодце.  Но  когда  оба
добрались наконец до рудничного двоpa, едва дыша от усталости, Этьен  послал
мальчишку за свечой. Сам же он присел на  корточки  возле  трупа  и  ждал  в
темноте, слыша, как сердце неистово колотится в груди.
     Лишь только появился Жанлен с зажженным огарком, Этьен стал  держать  с
ним совет: ведь мальчишка облазил все эти старые выработки вплоть  до  таких
щелей, где взрослому человеку невозможно было пролезть. Они двинулись дальше
и еще с километр тащили мертвеца по лабиринту разрушенных выработок. Наконец
дошли до низкого штрека и  поползли  на  коленях  под  нависшей  осыпающейся
кровлей, которую подпирали погнувшиеся стойки.  В  этот  штрек,  похожий  на
длинный ящик, они, как в гроб, положили несчастного новобранца и рядом с ним
положили его ружье; потом принялись с  размаху  бить  ногами  по  деревянным
подпоркам, чтобы окончательно сломать их, хотя и  сами  могли  остаться  тут
навсегда. Тотчас же кровля раскололась, они  едва  успели  выбраться.  Когда
Этьен обернулся в непреодолимой потребности посмотреть, кровля  оседала  все
ниже под огромным давлением каменной толщи, лежавшей над ней,  и  сплющивала
недвижное мертвое тело. И вот она рухнула. Не было уже ничего, кроме  тяжкой
массы земных недр.
     Возвратившись в свою воровскую  пещеру,  Жанлен,  разбитый  усталостью,
растянулся в углу на сене и пробормотал, закрывая глаза:
     - Плевать! Малыши подождут! Я сосну часок.
     Этьен задул свечу - от нее остался  крошечный  огарок.  Он  устал,  так
устал, что все у него болело,  но  спать  не  мог  -  в  голове  проносились
тягостные мысли, кошмарные видения;  в  висках  стучало,  как  будто  в  них
отдавались удары молота.  Вскоре  из  всех  мыслей  осталась  одна,  жестоко
терзавшая его, - он все задавался вопросом,  на  который  не  мог  ответить:
почему он не убил Шаваля, когда тот, поверженный, был в его власти? И почему
этот мальчик зарезал солдата, не зная о нем  ничего,  даже  его  имени?  Это
переворачивало его взгляды на революционное насилие:  "Надо  иметь  мужество
убить, но надо иметь  право  убить".  Но  сам-то  он  не  трус  ли?  Жанлен,
зарывшись в сено, вдруг захрапел зычным храпом, как пьяный,  словно  опьянел
от совершенного убийства. Этьену было противно,  омерзительно  слышать  этот
храп, чувствовать, что Жанлен находится  близ  него.  Это  было  мучительно.
Вдруг он вздрогнул, затрепетал от страха. Холодное дуновение  коснулось  его
лица. Потом послышался легкий шорох, короткое рыдание, как будто  донесшееся
из глубины земли. Перед глазами встал образ молоденького  солдата,  лежащего
со своим ружьем под обвалившимися глыбами, и тогда у Этьена мороз побежал по
спине, по шее, зашевелились на голове волосы. Что это? Как будто  вся  шахта
наполнилась Гулом голосов? Вот нелепость! Все же пришлось зажечь  свечку,  и
только увидев при бледном ее свете, что кругом никого нет, он успокоился.
     Прошло еще четверть часа, он все размышлял, устремив глаза на  горевший
фитилек, в душе  его  шла  все  та  же  мучительная  борьба.  Потом  фитилек
затрещал, опрокинулся, и все утонуло  во  мраке.  Этьена  опять  стала  бить
дрожь, ему хотелось больно ударить Жанлена, чтобы он не храпел  так  громко.
Соседство этого мальчишки стало нестерпимым. Этьен убежал,  томясь  желанием
вдохнуть свежего воздуха, и, торопливо пробираясь по галереям, взбираясь  по
лестницам, он будто слышал, как  чья-то  тень,  запыхавшись,  догоняет  его,
преследует по пятам.
     Очутившись  вверху,  среди  развалин  Рекильярской  шахты,  он  наконец
вздохнул полной грудью. Ну, раз он не смеет убивать, его удел -  умереть;  и
мысль о смерти, мелькавшая у него и прежде, возникла вновь, укоренилась, как
последняя надежда. Умереть мужественно, умереть за революцию,  и  все  тогда
кончится. За все свои поступки, хорошие ли, плохие, он расплатится, и больше
ни о чем не надо будет думать. Если товарищи нападут на тех  людей,  которых
привезли из Боринажа, он будет в первом ряду; ему, конечно,  повезет  -  его
убьют. И, возвратившись к Ворейской  шахте,  он  уже  твердым  шагом  бродил
вокруг нее. Пробило два часа ночи, из комнаты штейгеров, где помещался пост,
охранявший шахту, доносились громкие голоса. Исчезновение часового  потрясло
солдат; пошли  разбудили  капитана.  И  в  конце  концов  после  тщательного
обследования на месте решили, что часовой дезертировал. А Этьен,  прячась  в
темноте, вспоминал, как убитый новобранец говорил с ним об этом  капитане  и
называл его республиканцем: "Он - за республику". Кто знает,  вдруг  удастся
убедить его перейти на сторону народа. Отряд повернет ружья прикладом вверх,
- это может послужить сигналом к избиению буржуа. Новая мечта овладела им, и
ему уже не приходила мысль о смерти. Долгие часы он провел,  стоя  в  липкой
грязи, мерз  в  промозглой  сырости,  оседавшей  на  его  плечи  мельчайшими
каплями, и горел лихорадочной надеждой на еще возможную победу.
     Он подстерегал бельгийцев до пяти часов утра, И только тогда узнал, как
хитро поступила Компания: их привезли с вечера, и ночь они провели на шахте.
Начался спуск: несколько забастовщиков из поселка Двести Сорок, высланные на
разведку, растерялись и не предупредили вовремя товарищей. О проделке хозяев
сообщил в поселок сам Этьен. Углекопы бегом бросились на шахту, а он ждал за
терриконом, на берегу канала. Пробило шесть часов, ночное  небо  побледнело.
Красноватым светом разгоралась заря, и вдруг на повороте проселочной  дороги
показался аббат Ранвье в подоткнутой сутане,  открывавшей  его  тощие  икры.
Каждый понедельник он ходил служить раннюю обедню в монастырской  часовне  в
окрестностях Воре.
     - Добрый день, друг мой! - громко крикнул он, оглядев  Этьена  горящими
глазами.
     Но Этьен не ответил. Вдалеке  между  упорами  мостков  Ворейской  шахты
прошла женщина, и, узнав Катрин, он бросился к ней.
     Катрин с самой полночи бродила по дорогам, которые развезло в оттепель.
Возвратившись домой, Шаваль поднял ее с постели пощечиной, кричал, чтоб  она
убиралась сию же минуту; вот дверь - пусть выходит, а не то вылетит в  окно.
Горько плача, не успев и одеться как следует, вся в синяках от  его  побоев,
она спустилась по лестнице, и он последним пинком  вышвырнул  ее  на  улицу.
Этот внезапный разрыв ошеломил ее,  она  села  на  деревянную  тумбу  и  все
смотрела на окно, все ждала, что он позовет ее обратно. Ведь  не  может  так
быть, чтобы Шаваль совсем выгнал ее; он стоит, подстерегает и  скажет,  чтоб
она шла в комнату, когда увидит, что она дрожит  тут,  брошенная,  одинокая,
бесприютная, потому что ей не к кому пойти.
     Два часа просидела она неподвижно, закоченев от холода, словно  собака,
выброшенная на улицу, и наконец встала и побрела по  дороге.  Она  вышла  из
Монсу, потом  вернулась  обратно,  но  не  посмела  ни  окликнуть  Шаваля  с
тротуара, ни постучаться в дверь. Наконец повернулась и,  выйдя  на  большую
дорогу, зашагала по бугристой булыжной мостовой, направляясь  в  поселок,  к
родителям. Но когда дошла до их калитки, вдруг ей стало так стыдно, что  она
бегом побежала обратно вдоль палисадников, боясь, как бы  ее  кто-нибудь  не
узнал, хотя во всех домах за запертыми ставнями тяжелый сон сморил  голодных
людей. А потом она все бродила, бродила, пугаясь каждого  шороха,  с  ужасом
думая, что ее  могут  забрать,  как  потаскушку,  и  отвести  в  Маршьен,  в
публичный дом, - мысль об этой грозящей ей опасности была ее  кошмаром,  два
месяца неотвязно ее преследовала. Дважды она подходила к Ворейской шахте  и,
испугавшись зычных грубых голосов, доносившихся из помещения военного поста,
задыхаясь, убегала прочь, поминутно  озираясь,  не  гонятся  ли  за  нею.  В
Рекильярском проезде было все еще много пьяных мужчин, но она все  же  пошла
по нему в смутной надежде,  что  ей  встретится  тот,  кого  она  оттолкнула
несколько часов назад.
     Утром Шаваль должен был начать работу  на  шахте,  -  эта  мысль  опять
привела Катрин туда, хотя она чувствовала, что говорить  с  ним  бесполезно:
между ними все кончено. В Жан-Барте добыча прекращена, а в  Ворейскую  шахту
вернуться невозможно: Шаваль обещал задушить ее, если она туда "полезет",  -
он боялся, что она будет дурно говорить о нем и повредит  ему.  Так  что  же
делать? Куда деваться?  Подыхать  с  голоду,  уехать  куда-нибудь,  уступать
грубым приставаниям мужчин? Она еле волочила ноги,  спотыкалась,  попадая  в
рытвины, и все брела, брела, утопая в слякоти, забрызганная грязью до пояса,
- дороги совсем развезло; она шла все  дальше,  не  смея  даже  присесть  на
камень и отдохнуть.
     Наконец рассвело. Катрин узнала фигуру Шаваля - из осторожности он  шел
окольным  путем,  огибая  террикон;   потом   заметила   Лидию   и   Бебера,
выглядывавших из тайника, который они устроили  себе  в  штабеле  крепежного
леса. Они провели тут всю ночь на страже, не смея уйти домой, так как Жанлен
приказал им дождаться его; и пока он спал в Рекильяре, словно в пьяном бреду
после своего убийства, двое этих детей мерзли на улице и,  чтобы  согреться,
жались друг к другу. Ветер свистел в щелях между стойками из каштана и дуба,
а они лежали, свернувшись в комочек, и  им  казалось,  что  они  тут  как  в
заброшенной хижине дровосека. Лидия не решалась рассказать, как ей тяжело от
того, что Жанлен мучает и  бьет  ее;  у  Бебера  тоже  не  хватало  смелости
пожаловаться на атамана их шайки, а ведь от его  оплеух  у  Бебера  вспухали
щеки. Право, Жанлен очень уж обижает их, посылает на воровство,  за  которое
им могут кости переломать, а всю добычу  забирает  себе,  с  ними  не  хочет
делиться. Возмущение  переполняло  их  сердца,  и  кончилось  тем,  что  они
бросились  друг  другу  в  объятия,  невзирая  на  строгий  запрет  Жанлена,
грозившего, что он явится невидимкой  и  задаст  им  трепку.  Кары  этой  не
последовало, и они продолжали обмениваться тихими поцелуями, не помышляя  ни
о чем дурном, вкладывая в эти ласки всю свою долгую подавленную любовь,  всю
нежность исстрадавшегося сердца. Целую ночь они согревали друг друга и  были
так счастливы в своей темной норе, как никогда еще не бывали,  даже  в  день
св. Варвары, когда можно было угощаться оладьями и пить вино.
     Внезапно раздалась фанфара горниста. Катрин вздрогнула.  Поднявшись  на
груду бревен, она увидела, что солдаты, охранявшие шахту, встали под  ружье.
К воротам подбегал Этьен. Бебер и Лидия выскочили из своего тайника.
     А вдалеке, по дороге, спускавшейся из поселка,  толпой  бежали  люди  -
мужчины и женщины, и при  свете  разгоравшегося  дня  четко  видны  были  их
гневные жесты.
 

 
     Все двери надшахтных строений заперли, и шестьдесят солдат, с ружьем  к
ноге, преграждали доступ к единственной незапертой двери, за  которой  узкая
лестница вела в приемочную, а также в комнату  штейгеров  и  в  раздевальню.
Капитан построил солдат в два ряда у кирпичной  стены,  чтобы  на  отряд  не
могли напасть с тыла.
     Сперва  углекопы,  прибежавшие  из  поселка,  держались  на   некотором
расстоянии. Их было человек тридцать, они переговаривались,  перебрасывались
бессвязными и яростными возгласами.
     Жена Маэ прибежала первой, наспех прикрыв косынкой растрепанные волосы,
держа на руках уснувшую Эстеллу, - теперь она все  твердила  в  лихорадочном
возбуждении:
     - Никого не впускать и не выпускать! Мы их всех сцапаем!
     Маэ соглашался с ней.  Но  тут  пришел  из  Рекильяра  конюх  Мук.  Его
схватили, не хотели пропустить. Он отбивался, кричал,  что  лошадям-то  надо
задать овса, им дела нет до революции. А кроме того, на конюшне одна  лошадь
сдохла, и его ждут,  чтобы  поднять  ее  наверх.  Этьен  высвободил  старика
конюха, и солдаты пропустили его в приемочную, к  клети.  А  через  четверть
часа, когда постепенно возраставшая толпа забастовщиков стала угрожающей,  в
нижнем ярусе приемочной распахнулись широкие двери, и  из  нее  вышли  люди,
которые волокли за собою околевшую лошадь; вытащив жалкую  падаль,  стянутую
веревочной сеткой, они бросили ее во дворе, прямо в лужу, образовавшуюся  от
растаявшего снега. Углекопы были так потрясены, что и не подумали  задержать
их, - они вернулись в приемочную и снова забаррикадировали дверь. Все узнали
околевшую лошадь и с жалостью смотрели, как она лежит, согнув  закостеневшую
шею и прижав к боку голову. Послышались голоса:
     - Да это Трубач! Право, Трубач!
     - Трубач!
     Действительно, это был Трубач. Беднягу спустили в шахту, но он так и не
мог с этим свыкнуться, всегда был скучный, вялый, работал без  всякой  охоты
и, казалось, тосковал о солнечном свете. Напрасно Боевая, старейшая лошадь в
шахте, дружески  терлась  о  него  головой,  покусывала  ему  шею,  стараясь
передать ему частицу своего смирения, пришедшего к ней  за  десять  лет.  Ее
ласки только усиливали глубокую грусть Трубача, он вздрагивал всем телом, не
принимая утешений товарища по несчастью, состарившегося во мраке;  и  всякий
раз, когда  они  встречались  в  квершлаге  и  фыркали,  стоя  на  разъезде,
казалось, они жалуются друг другу: старая лошадь - на то, что она не  помнит
прошлое, а молодая - что не может его забыть. В конюшне они  были  соседями,
стояли рядом у яслей, опустив голову или обдавая друг друга шумным дыханием;
они делились своими  мечтами  о  солнечном  свете,  грезами,  в  которых  им
виделись зеленые луга, белые дороги, золотистые лучи, бесконечный простор. А
когда Трубач, весь в холодном поту, умирал на соломенной подстилке, Боевая в
отчаянии обнюхивала его, и ее короткие пофыркивания похожи были на  рыдания.
Она чувствовала, как тело Трубача холодеет; шахта  отняла  у  нее  последнюю
отраду - друга, явившегося с далекой поверхности земли, еще овеянного такими
славными запахами, напоминавшими старой лошади о  невозвратной  молодости  и
вольном воздухе. Заметив, что Трубач не движется, бедняга заржала от  страха
и сорвалась с привязи.
     Мук за неделю предупреждал старшего штейгера, что с лошадью неладно. Но
кто стал бы в такую минуту беспокоиться о больной лошади? Господа начальники
не любили поднимать лошадей на поверхность. А все-таки пришлось ее  поднять.
Накануне конюх с помощью двух человек целый час увязывал  веревками  Трубача
Потом впрягли Боевую, чтобы  дотащить  труп  до  ствола  шахты.  Налегая  на
постромки, старая лошадь медленно шагала, волоча мертвого  своего  друга  по
такому узкому штреку, что тело Трубача ударялось о стенки, и камни раздирали
его шкуру; Боевая устало качала головой, прислушиваясь, как шуршит по  щебню
влекомая ею тяжелая  туша,  которую  ждали  на  живодерне.  У  клети  Боевую
отпрягли, и она мрачным взглядом следила за  подготовкой  к  подъему;  тело,
обвязанное веревочной сеткой, втащили на решетку, прикрывавшую  колодец  для
стока воды; сетку привязали под клетью. Наконец грузчики кончили свое  дело,
стволовой просигналил: "Принимай  мясо!"  Боевая  подняла  голову,  провожая
взглядом своего друга, - сначала его  поднимали  тихонько,  потом  он  вдруг
потерялся во мраке, клеть взлетела вверх,  и  Трубач  навсегда  расстался  с
черной бездной. Боевая же все стояла, вытянув шею, и в ее  короткой  памяти,
памяти животного, быть  может,  возродились  картины  прежней  ее  жизни  на
поверхности земли. Но с той жизнью все было кончено, ничего больше не узнает
о  ней  Боевая,  -  ведь  она  тоже  поднимется  на  землю  только  в   виде
перевязанного веревками холодного и жалкого трупа. У Боевой задрожали  ноги,
она учуяла вольный воздух далеких полей, долетавший через  ствол  шахты,  и,
задыхаясь, тяжело переступая, словно одурманенная, побрела в конюшню,
     А во дворе шахты углекопы мрачно смотрели на мертвого Трубача. Какая-то
женщина сказала вполголоса:
     - Все-таки человек не спустится, коли не захочет.  Но  тут  из  поселка
хлынула новая людская волна.
     Впереди всех шел Левак, за ним его жена и жилец Бутлу.
     - Бей всех, кто из Боринажа! Долой чужаков! Смерть им! Смерть!
     Все было ринулись к шахте. Этьену с трудом удалось остановить людей. Он
подошел к капитану, командовавшему отрядом, высокому и  худощавому  молодому
человеку лет двадцати восьми, лицо которого выражало отчаяние  и  решимость;
объяснив офицеру, как обстоит дело, Этьен попытался привлечь его на  сторону
рабочих и, говоря, все время следил, какое впечатление производят его слова.
Зачем доводить дело до  бесцельной  резни?  Справедливость,  несомненно,  на
стороне рабочих. Все люди братья. Можно столковаться. Когда он  заговорил  о
республике, капитан нервически дернулся и, сохраняя военную  непреклонность,
резко сказал:
     - Разойдитесь! Не вынуждайте меня прибегнуть к оружию!
     Три раза Этьен возобновлял свою попытку. А позади него грозно  рокотала
толпа углекопов. Прошел слух, что  директор  находится  на  шахте,  и  тогда
раздались выкрики: предлагали накинуть  ему  петлю  на  шею  и  спустить  на
веревке в забой, - пусть-ка он сам рубает уголек. Но слух  оказался  ложным,
на шахте были только Негрель и старший штейгер Дансар; оба они на  мгновение
показались в окне приемочной? штейгер прятался за спину начальника, чувствуя
себя неловка после скандального свидания с женой Пьерона; инженер, наоборот,
храбро окинул толпу быстрым взглядом маленьких бойких  глаз  и  улыбнулся  с
презрительной  насмешливостью,  относившейся  и  к  людям  и   к   событиям.
Начальников встретили свистом, и они исчезли. На их месте теперь можно  было
видеть только белокурую  голову  Суварина.  Как  раз  в  этот  день  он  был
дежурным. За все время забастовки он ни на один день не прекращал  управлять
машиной, но ни с кем теперь не разговаривал -  всецело  поглощен  был  своей
навязчивой мыслью, и в холодном взгляде его светлых глаз, казалось, блестело
ее стальное острие.
     - Разойдись! - громко произнес капитан. - Не желаю вас слушать. Мне дан
приказ охранять шахту, и я буду ее охранять. Вы лучше не напирайте  на  моих
людей, а не то я сумею вас отбросить.
     Хотя офицер говорил твердым тоном, на душе у  него  кошки  скребли;  он
побледнел при виде все возраставшей толпы углекопов. Его должны были сменить
в  полдень,  но   он   боялся,   что   ему   не   продержаться,   и   послал
мальчишку-откатчика в Монсу просить подкрепления. А в  ответ  на  требование
разойтись понеслись неистовые вопли:
     - Бей иностранцев! Бей бельгийцев! Мы хозяева в своем углу!
     Этьен в отчаянии отступил. Значит, конец! Остается  только  вступить  в
бой и умереть. Он перестал удерживать товарищей, и толпа  хлынула  к  отряду
солдат. Собралось человек  четыреста.  На  подмогу  уже  бежали  рабочие  из
соседних поселков. И все бросали тот же клич. Маэ и Левак в  ярости  кричали
солдатам:
     - Уходите отсюда! Мы против вас ничего не имеем. Уходите!
     - Вас это не касается, - подхватила жена Маэ. - Не вмешивайтесь в  наши
дела!
     А жена Левака добавляла еще злее:
     - Живьем вас, что  ли,  съесть,  чтобы  пройти?  Вас  честью  просят  -
проваливайте!
     Раздался даже тоненький голосок Лидии, которая  пролезла  с  Бебером  в
самую гущу толпы:
     - Дураки набитые! Солдатня поганая!
     Катрин, стоявшая в нескольких шагах,  смотрела,  слушала,  ошеломленная
этой новой схваткой, в которую ее втянула злая судьба. Разве  мало  она  еще
выстрадала? В наказание за какие грехи не знает она  ни  минуты  покоя?  Еще
вчера она никак не могла понять ожесточения  забастовщиков  и  думала,  что,
право, хватит и одного раза. Зачем опять лезть в драку и получать тумаки? Но
в этот час у нее самой в сердце рождалась ненависть, ей вспомнилось то,  что
Этьен когда-то говорил в их  доме,  когда  все  собирались  и  толковали  по
вечерам; она старалась разобраться в его словах, обращенных к  солдатам.  Он
называл их товарищами, указывал, что они и сами вышли  из  народа  и  должны
быть заодно с народом - против тех, кто угнетает бедняков.
     Но вот толпа, всколыхнувшись, расступилась, и вперед выбежала  какая-то
старуха. Это примчалась Горелая. Страшная, худая, как скелет, с голой  шеей,
голыми руками, она бежала так  быстро,  что  седые  ее  волосы  разлетались,
падали ей на глаза и мешали видеть.
     - Ах, они мерзавцы! - запыхавшись, кричала она прерывающимся голосом. -
Я все-таки вырвалась! Пьероя, продажная шкура, запер меня  в  подвале.  -  И
сразу же, без долгих околичностей, она  напала  на  солдат,  из  ее  черного
беззубого рта понеслась брань:
     - Подлецы вы этакие! Сукины дети! Лижете сапоги  господам  начальникам.
Зато какие смелые с бедным людом. Нашлись храбрецы! Того и  гляди  на  штыки
подденут!
     Тогда  и  другие,  присоединившись  к  ней,  принялись  осыпать  солдат
оскорблениями. Некоторые, правда,  еще  кричали:  "Да  здравствуют  солдаты!
Бросай в шахту  офицеров!"  Но  вскоре  все  заглушил  единый  клич:  "Долой
красноштанников!  Убирайтесь!"  Солдаты,  которые  молча,  с  бесстрастными,
каменными лицами выслушивали призывы к братанию и дружеские уговоры  перейти
на сторону забастовщиков,  хранили  ту  же  немую  суровость  и  под  градом
ругательств. Капитан, стоявший позади, обнажил  саблю  и,  видя,  что  толпа
надвигается все ближе, того и гляди прижмет весь отряд к стене, скомандовал:
"В штыки?" И тотчас два ряда стальных штыков, сверкнув в  воздухе,  уставили
свои острия прямо в грудь забастовщикам.
     - Ах, гадины! - взвыла Горелая, попятившись.
     Но,  отступив  немного,  все  опять  двинулись  вперед  в   героическом
презрении к смерти. Женщины бросились первыми, жена Маэ и жена Левака вопили
в исступлении:
     - Убить нас хотите! Убейте! Мы свои права защищаем!
     Левак, рискуя пораниться, ухватил руками сразу три  штыка  и,  стараясь
вытащить из гнезда, тянул их, дергал  и  с  неистовой  силой,  удесятеренной
бешеным гневом, даже согнул их. Бутлу, уже сожалевший, что пришел сюда вслед
за товарищем, стоял в стороне и преспокойно смотрел на старания Левака.
     - Ну, что же вы? Убивайте! - твердил Маэ. - Покажите, какие вы молодцы!
Убивайте!
     Он распахнул куртку, разорвал рубашку, подставляя свою волосатую грудь,
как будто татуированную частичками угля, въевшимися в тело. Он  сам  лез  на
штыки, н эта дерзкая отвага была такой  грозной,  что  солдаты  пятились  от
него. Один из передних колол его в грудь, и Маэ напирал как безумный,  будто
хотел, чтоб острие вонзилось глубже и хрустнули в груди ребра.
     - Что, трусы, не хватает духу?.. За нами  стоят  десять  тысяч.  Убьете
нас, а потом придется перебить еще десять тысяч.
     Положение солдат становилось критическим, - они получили строгий приказ
прибегнуть к оружию лишь в крайнем случае.  Но  ведь  эти  сумасшедшие  идут
напролом и сами напорятся на штыки. Как их отгонишь!  А  скоро  и  отступать
будет некуда: вот-вот притиснут к стене. Толпа надвигалась неотвратимо,  как
морской  прилив.  Однако  отряд,  то  есть  горсточка   вооруженных   людей,
преграждавших ей  путь,  держался  стойко,  хладнокровно  выполняя  короткие
приказы капитана. Офицер, у которого от волнения  блестели  глаза  и  нервно
подергивались губы, больше всего боялся, как бы солдаты не  рассвирепели  от
оскорблений, которыми их осыпали. Один  сержант,  долговязый  худой  юнец  с
жиденькими закрученными усиками, как-то беспокойно щурился и моргал глазами.
У стоявшего близ него ветерана с нашивками  лицо,  выдубленное  за  двадцать
кампании, вдруг побледнело, когда Левак, словно соломинку, согнул его  штык;
третий, - вероятно,  новобранец,  в  котором  еще  чувствовался  деревенский
парень, побагровел, услыша, как его ругают сволочью и мерзавцем.  А  злобные
нападки  не  прекращались:  на  солдат  замахивались  кулаками,  выкрикивали
грубейшие слова, на них сыпались угрозы  и  обвинения,  оскорбительные,  как
пощечина.  Только  силой  приказа,  силой  военной  дисциплины  можно   было
сдерживать солдат, заставить стоять вот с этими каменными лицами,  застыв  в
угрюмом безмолвии.
     Столкновение казалось неизбежным; вдруг из двери,  отворившейся  позади
отряда, вышел штейгер Ришом,  седовласый  старик,  похожий  на  благодушного
жандарма, и, весь дрожа от волнения, громко крикнул:
     - Ах, черт! Ах, черт! Да что же это за глупости такие! Нельзя же  такие
глупости допускать!
     И он бросился в еще остававшийся  промежуток  между  штыками  солдат  и
толпой углекопов.
     - Друзья, послушайте меня! Вы ведь меня знаете, я старый рабочий, я был
и остался вашим товарищем. Ну так вот, бросьте это  мерзкое  дело!  Даю  вам
слово: если с вами поступят несправедливо, я сам выложу господам начальникам
всю правду в глаза... Но сейчас довольно...  Зачем  орать  всякие  нехорошие
слова, обижать славных  ребят.  Или  вы  добиваетесь,  чтобы  вам  распороли
штыками животы?
     Его выслушали и заколебались. К несчастью,  вверху  опять  появилось  в
окне ехидное лицо Негреля. Несомненно, он побоялся, как бы его не упрекнули,
что он, не желая рисковать своей особой, послал  вместо  себя  штейгера.  Он
попытался выступить с речью, но его голос заглушили таким ужасным ревом, что
ему пришлось отступить, и, пожав плечами, он опять отошел от  окна.  С  этой
минуты никто не слушал и Ришома; как старик ни уговаривал, ни умолял рабочих
от своего собственного имени,  сколько  ни  убеждал,  что  все  должно  идти
по-хорошему,  по-товарищески,  его  отталкивали,  ему  не  доверяли.  Но  он
заупрямился и остался среди них.
     - Нет, черт бы вас драл, не уйду! Пусть лучше мне голову пробьют вместе
с вами, а я не могу вас бросить, раз вы совсем одурели.
     Он умолял Этьена помочь ему образумить товарищей, но тот только  махнул
рукой, признаваясь в своей беспомощности. Теперь  поздно!  Собралось  больше
пятисот человек, - самые неистовые,  сбежавшиеся  для  того,  чтобы  выгнать
бельгийцев, привезенных на шахту. В стороне стояли любопытные, и  среди  них
были шутники, которых забавляла предстоящая стычка. В одной кучке,  стоявшей
поодаль, находились Захарий и Филомена,  -  оба  смотрели  на  происходившие
события, как на занятное представление, и были так спокойны, что  привели  с
собою своих детей, Ахилла и Дезире. Из Рекильяра примчалась новая  толпа,  в
которой были Муке и Мукетта, -  первый  тотчас  же  присоединился  к  своему
приятелю  Захарию  и  хлопнул  его  по  плечу,  а  Мукетта,   разгоряченная,
негодующая, ринулась вперед, в первые ряды бунтовщиков.
     Капитан поминутно оборачивался, смотрел  на  дорогу.  Затребованное  из
Монсу подкрепление все не прибывало, а в его отряде было  только  шестьдесят
человек, -  дольше  он  держаться  не  мог.  Наконец  ему  пришло  в  голову
припугнуть толпу, и он  скомандовал  солдатам  зарядить  ружья.  Приказ  был
выполнен, солдаты защелкали затворами, зарядили ружья на глазах у толпы.  Но
ее возбуждение все возрастало, все громче  раздавались  задорные  выкрики  и
насмешки.
     -  Гляди-ка!  Бездельники-то  уходят,  на  стрельбище   пойдут!   -   с
язвительным смехом кричали женщины - Горелая, жена Левака и другие.
     Жена Маэ, у которой грудь прикрыта была маленьким тельцем  проснувшейся
Эстеллы, подошла к солдатам так близко, что сержант спросил, что  ей  нужно,
зачем она "притащила бедную девчонку"?
     - Тебе какое дело? - ответила мать. - Стреляй в нее, коли посмеешь.
     Мужчины пренебрежительно покачивали головами. Никто не верил,  чтобы  в
народ стали стрелять.
     - У них патроны холостые! - заявил Левак.
     - Да мы кто такие? Неприятели,  что  ли?  -  крикнул  Маэ.  -  Ведь  мы
французы. Разве в своих стреляют, черт бы вас драл!
     А другие хвалились, что они воевали  в  Крымскую  кампанию  и  пуль  не
боятся. И все по-прежнему лезли прямо на ружья. Раздайся в эту минуту  залп,
скосило бы десятки людей. В первом ряду бесновалась  Мукетта,  задыхаясь  от
негодования при мысли, что  солдаты  хотят  "дырявить  пулями  женщин".  Она
поносила их последними словами, не находила достаточно мерзкой брани,  чтобы
их  уязвить,  и  вдруг,  прибегнув  к  самому  унизительному,   смертельному
оскорблению, заголилась и  показала  солдатам  свой  зад.  Подхватив  обеими
руками  юбки,  она,  наклоняясь,  выпячивала  ягодицы,  чтобы  их   огромные
выпуклости казались еще шире.
     - Нате вам! И то еще слишком много чести для таких сволочей!
     Она нагибалась, подпрыгивала, поворачивалась в  разные  стороны,  чтобы
каждому досталась доля унижения, и при каждом повороте приговаривала:
     - Вот офицеру! Вот сержанту! Вот солдатам!
     Грянул громовой хохот. Бебер и Лидия корчились от  смеха:  даже  Этьен,
застывший  в  мрачном  ожидании,   захлопал   в   ладоши,   рукоплеща   этой
оскорбительной наготе. Теперь и ожесточенные и  шутники  дружно  освистывали
солдат, словно увидели, как их  облили  нечистотами;  молчала  лишь  Катрин,
стоявшая в стороне на старых бревнах; но и у нее кипела кровь и  рвались  из
груди слова ненависти, загоревшейся в душе.
     Вдруг произошла свалка. Желая успокоить  раздраженных  солдат,  капитан
решили взять пленных. Мукетта увернулась, - одним прыжком перелетела к своим
и, юркнув, исчезла в толпе. Из  самых  ярых  бунтовщиков  солдаты  выхватили
Левака и еще двоих, отвели в помещение штейгеров и взяли троих  арестованных
под стражу. Негрель и Дансар кричали из окна капитану, звали его  к  себе  в
приемочную, предлагая запереться вместе с ними. Он отказался, понимая, что в
дверях нет крепких запоров, здание сразу же будет  взято  приступом,  а  его
разоружат - участь, позорная для офицера. В отряде поднимался злобный ропот:
нельзя  же  отступать  перед  какой-то  голытьбой  в  деревянных   башмаках.
Шестьдесят солдат с  заряженными  ружьями-  по-прежнему  стояли  устрашающим
заслоном.
     Толпа сперва отпрянула. Шум сменился глубоким молчанием:  забастовщиков
ошеломил нежданный арест их товарищей. Потом понеслись истошные вопли,  люди
требовали выпустить пленников,  немедленно  возвратить  им  свободу.  Кто-то
крикнул,  что  арестованных  наверняка  убьют.  И  тут,   не   сговариваясь,
подхваченные единодушным порывом, одинаковой у всех  жаждой  возмездия,  все
побежали к сложенным поблизости штабелям  кирпича  -  того  самого  кирпича,
который выделывали из мергелевой глины, изобилующей в этих краях, и  тут  же
на месте обжигали. Теперь эти  кирпичи  послужили  забастовщикам.  Вскоре  у
каждого лежала в ногах груда метательных снарядов. И началось сражение.
     Первой заняла позицию Горелая. Она разбивала кирпичи пополам  на  своей
костлявой коленке и кидала обе половинки правой и левой рукой.  Жена  Левака
так широко размахивалась, что едва не вывихнула себе плечо; она  была  такая
толстая, рыхлая, что не могла швырнуть далеко и попасть  в  солдат,  поэтому
она вылезла вперед, несмотря на мольбы Бутлу, который все  тянул  ее  назад,
надеясь увести домой, раз Левака забрали. Все пришли  в  возбуждение  битвы;
Мукетта разозлилась на то, что до крови ободрала себе руки  и  толстую  свою
коленку, ломая на ней кирпичи, и предпочла бросать их целиком, не  разбивая.
Даже дети вступили в бой; Бебер показал Лидии, как  надо  правильно  бросать
камень, напрягая руку не выше, а ниже локтя. Теперь сыпался каменный град  -
градины были огромной величины и падали  с  глухим  стуком.  И  вдруг  среди
разъяренных женщин появилась Катрин - она тоже потрясала в воздухе кулаками,
сжимая в каждом по  половинке  кирпича,  и,  размахнувшись,  изо  всей  силы
швырнула их своими худенькими руками. Она не могла бы объяснить, почему  она
это делает, но она задыхалась, умирала от желания  бить,  уничтожать  людей.
Будь проклята эта страшная жизнь! Всему  конец!  Так  поскорее  бы!  Хватит,
довольно! Любовник избил и выгнал, мерзни всю  ночь  как  бездомная  собака,
меси грязь на дорогах, не смей попросить у отца корку хлеба, потому что  его
самого мучает голод. Да и никогда лучше не будет, наоборот, - с тех пор  как
она себя помнит, все идет хуже и хуже. И Катрин разбивала кирпичи и  бросала
их с одной только мыслью - всех, всех уничтожить; в глазах у нее  потемнело,
она даже не видела, кому сворачивает челюсти.
     Этьену, все еще стоявшему перед солдатами, чуть не  пробили  голову,  -
ухо у него вспухло; он обернулся и вздрогнул, поняв, что кирпич бросила рука
обезумевшей Катрин; и, рискуя, что его убьют, он все не уходил,  смотрел  на
нее. Впрочем, и многие, забывшись,  стояли,  опустив  руки,  и  смотрели  на
захватывающую картину сражения. Муке вел счет ударам, как будто тут шла игра
в кегли: "О-го, вот ловко щелкнул! А  этому  не  повезло,  -  промазал!"  Он
посмеивался, подталкивал локтем Захария, а тот ссорился с  Филоменой,  давал
затрещины Ахиллу и Дезире, которые хныкали и просились, чтобы  отец  посадил
их на плечи, - им тоже хотелось посмотреть. Подальше, вдоль дороги толпились
другие зрители. А наверху, у въезда в поселок, появился старик  Бессмертный;
он  кое-как  дотащился,  опираясь  на  валку,  и  теперь  стоял  неподвижно,
вырисовываясь на фоне желтоватого, какого-то ржавого неба.
     Лишь только полетели кирпичи, штейгер Ришом снова встал  между  отрядом
солдат и углекопами. Он умолял одних, заклинал других,  совсем  не  думая  о
грозившей ему  опасности,  и  впал  в  такое  отчаяние,  что  крупные  слезы
покатились у него из глаз. В диком  шуме,  стоявшем  вокруг,  никто  не  мог
различить его слов, лишь видно было, как дрожат пышные седые усы старика.
     Град обломков падал все гуще, - вслед за  женщинами  принялись  швырять
кирпичи и мужчины. Жена Маэ заметила, что муж стоит позади других, в руках у
него ничего нет и смотрит он мрачным взглядом.
     - Что с тобой, а? - крикнула она. - Неужто струсил?  Неужто  допустишь,
чтобы твоих товарищей посадили в тюрьму?.. Эх, если бы не ребенок на  руках,
ты бы увидел!..
     Эстелла, с визгом цеплявшаяся за шею матери, мешала ей присоединиться к
Горелой и другим женщинам. А муж словно и не слышал ее  упреков;  тогда  она
ногой пододвинула к нему кирпичи.
     - Ты что? Почему кирпичей не бросаешь? Или хочешь,  чтобы  я  при  всех
плюнула тебе в лицо? Может, тогда духу наберешься!
     Маэ, побагровев, принялся разбивать кирпичи и  бросать  обломки.  Жена,
стоя за ним, подхлестывала его,  оглушала  своими  выкриками,  натравливала:
"Бей их! Бей!" - и  судорожно  прижимала  к  груди  Эстеллу,  словно  хотела
задушить ее. Маэ шаг за шагом подвигался вперед, все ближе к ружьям,  взятым
наизготовку.
     За тучей осколков не видно было  отряда  солдат.  К  счастью  для  них,
кирпичи ударялись слишком высоко, оставляя царапины на стене. Что делать?  У
капитана мелькнула мысль уйти. Отступить, показать  спину?  На  его  бледном
лице вспыхнула краска стыда. Впрочем, это даже было и невозможно:  стоит  им
двинуться, их растерзают. Брошенный кем-то осколок  кирпича  сломал  козырек
его кепи и сорвал лоскуток кожи со лба, - из ссадины  потекли  капли  крови.
Многих солдат ранило, и капитан чувствовал, что они вне себя,  ибо  инстинкт
самозащиты заговорил в них с такой силой, что они могут  внезапно  выйти  из
повиновения. Сержант громко выругался от боли: ему чуть не вывихнули  плечо,
- кирпич ударился о  него  с  глухим  стуком,  как  валек  о  мокрое  белье.
Новобранца задели два раза: разбили ему большой палец на руке и  так  сильно
ушибли правую коленку, что боль жгла его огнем; рекрут возмущался: долго  ли
еще терпеть такое нахальство? Один камень рикошетом попал  ветерану  в  пах;
лицо старого служаки сразу позеленело, ружье задрожало в тощих руках, и дуло
вытянулось вперед. Трижды капитан готов был скомандовать: "Огонь!"  -  и  не
мог: страх сдавил ему горло. За несколько секунд, казавшихся бесконечными, в
душе  его  произошла  борьба:  столкнулись  его  взгляды  и  долг  военного,
убеждения человека и понятия  солдата.  Дождь  камней  усилился,  и  капитан
открыл рот, хотел крикнуть: "Огонь!" - но ружья  вдруг  заговорили  сами,  -
сначала раздались три выстрела, потом пять, потом начался  беглый  огонь,  а
потом прозвучал одинокий выстрел, когда уже воцарилась тишина.
     Все остолбенели. Солдаты обстреляли толпу, она застыла в изумлении, еще
не веря случившемуся. Но вот  понеслись  душераздирающие  крики,  а  горнист
затрубил сигнал - прекратить огонь. Началась безумная паника, дробный  топот
ног, растерянное бегство по вязкой грязи.
     Бебер и Лидия упали друг  возле  друга  при  первых  трех  выстрелах  -
девочке пуля попала в глаз, мальчику под левую ключицу, Лидию убило сразу, -
она не шевельнулась. А он корчился в  предсмертных  судорогах,  обхватив  ее
обеими руками, как будто хотел обнять ее, как обнимал в той темной норе, где
они провели последнюю ночь своей жизни. И  Жанлен,  как  раз  в  эту  минуту
прибежавший из Рекильяра  с  заспанным,  припухшим  лицом,  видел  в  облаке
порохового дыма, как Бебер обнял его маленькую возлюбленную и умер.
     Пять других выстрелов уложили Горелую и штейгера Ришома, - пуля  попала
ему в спину в то мгновение, когда он, повернувшись лицом к товарищам, взывал
к ним; он упал на колени, потом  повалился  на  бок  и  захрипел,  умирая  с
глазами, полными слез. Старухе Горелой пробило горло, она рухнула  с  глухим
стуком,  как  упавшее  сухое  дерево,  и,   бормоча   последние   проклятья,
захлебнулась кровью.
     А затем раздался залп, который очистил место на сто шагов  от  схватки,
скосив зевак, потешавшихся над ней. Пуля ударила Муке в рот и, размозжив ему
голову, опрокинула к ногам Захария и Филомены;  их  детей  обрызгало  кровью
убитого. В то же мгновение упала и Мукетта - две пули попали ей в живот. Она
увидела, как солдаты прицеливались в Катрин, в  безотчетном  порыве  доброго
сердца бросилась к ней, крикнув: "Берегись!" - и тут  же  с  громким  криком
упала навзничь. Подбежал Этьен, хотел приподнять ее, но  она  слабо  махнула
рукой: не надо, мне конец. Потом в горле  у  нее  заклокотало,  но  она  все
улыбалась Этьену и Катрин, как  будто  радовалась,  что,  умирая,  видит  их
вместе.
     Казалось, все было кончено,  ураган  выстрелов  пронесся  далеко,  пули
щелкали  даже  по  стенам  домов  в  поселке.  И  вдруг  раздался  последний
запоздалый выстрел.
     Маэ, пораженный в сердце, перевернулся и упал ничком в лужу, черную  от
угольной пыли.
     Жена в ужасе нагнулась над ним:
     - Что ты, старик? Вставай. Ты ведь так, ничего, да?
     Эстелла связывала ей руки, - матери пришлось взять ее под мышку,  чтобы
повернуть голову мужа.
     - Ну скажи, что с тобой! Где больно?
     Глаза у него закатились, изо рта текла кровавая пена.
     Жена поняла, что он мертв. Тогда  она  села  прямо  в  грязь  и,  держа
ребенка под мышкой, как  сверток,  каким-то  тупым  взглядом  уставилась  на
убитого мужа.
     Итак, шахта была свободна. Капитан, весь бледный, снял  и  снова  надел
свое кепи, разодранное осколком кирпича,  стараясь  в  эту  минуту  крушения
своей жизни сохранить бесстрастное спокойствие. Солдаты в  угрюмом  молчании
перезарядили ружья. В окне приемочной показались испуганные лица  Негреля  и
Дансара; за ними  стоял  Суварин;  между  бровей  у  него  залегла  глубокая
складка, как  будто  навязчивая  идея,  преследовавшая  его,  грозной  метой
перечеркнула его лоб. А  в  другой  стороне,  на  краю  плато,  все  так  же
неподвижно стоял старик Бессмертный; опираясь одной рукой на  палку,  другую
он приставил к глазам щитком, чтобы лучше видеть, как убивают  его  близких.
Раненые выли, мертвые  постепенно  холодели,  застыв  в  неловких  позах  на
размокшей в оттепель земле; испачканные  жидкой  грязью,  они  лежали  между
черными комьями угля, прорвавшими грязную снежную пелену. То была несказанно
скорбная  картина:  трупы  голодных,  исхудавших  людей,  такие   маленькие,
плоские, а среди них околевшая лошадь, темная, чудовищная, горой раздувшаяся
туша.
     Этьена миновали пули. Он все ждал минуты смерти, не отходя  от  Катрин,
которая бросилась на землю, разбитая усталостью и душевной мукой.
     Отслужив раннюю обедню, возвратился аббат Ранвье.
     Воздевая руки к небу, он с пророческим пафосом призывал на  убийц  гнев
божий. Он возвещал скорое пришествие царства справедливости и уже  недалекое
истребление богачей огнем небесным, ибо они  совершают  величайшее  из  всех
содеянных ими преступлений - убивают трудящихся и обездоленных мира сего...
  
 

 

 
     Выстрелы, раздавшиеся в Монсу, докатились до Парижа  и  отозвались  там
грозным  эхом.  Четыре  дня  кряду  все  оппозиционные  газеты  возмущались,
помещали на первой полосе  подробные  сообщения  об  этом  ужасном  событии:
двадцать пять человек ранено, четырнадцать убито, из них двое  детей  и  три
женщины; несколько человек арестовано. Левак стал своего рода знаменитостью:
на допросе у следователя он будто бы дал ответ, исполненный величия античных
героев. Империя, пораженная  этими  пулями,  попавшими  в  ее  тучное  тело,
выказывала подчеркнутое  спокойствие  всемогущей  власти,  не  отдавая  себе
отчета в том, что ее раны весьма опасны. Ах, оставьте,  все  так  просто,  -
что-то расклеилось в далеком угольном краю Франции! Случай  прискорбный,  но
произошло это так далеко от Парижа, а ведь именно Париж создает общественное
мнение. Все  скоро  забудется.  Компания  получила  официальное  предписание
замять дело и покончить с  затянувшейся  забастовкой,  ибо  она  становилась
социальной опасностью.
     И вот в среду утром в Монсу  прибыли  три  члена  правления.  Маленький
городок, в котором обыватели до тех пор не дерзали радоваться недавней бойне
и все хватались за  сердце,  вдруг  вздохнул  с  облегчением  и  возликовал,
почувствовав себя спасенным. А  тут  как  раз  исправилась  погода,  засияло
солнце. Настали теплые дни, как оно и подобает в конце  февраля.  На  кустах
сирени  зазеленели  почки.  В  обширном  особняке,  где  помещалась  контора
Компании, отворились ставни, дом словно ожил, оттуда шли теперь  приятнейшие
слухи - говорили, что  приезжие  господа  чрезвычайно  огорчены  прискорбной
катастрофой и поспешили на помощь  заблудшему  населению  рабочих  поселков.
Теперь, когда удар был нанесен, удар, конечно, более сильный, чем  правление
того желало, его  посланцы,  не  жалея  сил,  выполняли  миссию  спасителей,
принимали запоздалые,  но  превосходные  меры.  Прежде  всего  были  уволены
углекопы, привезенные из Бельгии, и по поводу этой  огромной  уступки  своим
рабочим  Компания  подняла  шумиху.  Затем  по  ее  просьбе  убрали  войска,
охранявшие копи, поскольку забастовщики, потерпевшие поражение, теперь  былы
не страшны. Именно Компания и  добилась  того,  что  исчезновение  часового,
стоявшего у Верейской шахты, окружили молчанием. Обшарили весь  край  и,  не
найдя ни ружья, ни трупа, решили считать пропавшего солдата дезертиром, хотя
и подозревали, что он  стал  жертвой  преступления.  Да  и  во  всем  власти
старались затушевать недавние события, дрожа от страха  за  будущее,  считая
опасным признать неодолимой ярость  толпы,  направленную  против  обветшалых
устоев старого мира. Впрочем, труды миротворцев не мешали им успешно вести и
чисто коммерческие дела: в городе видели, как Денелен несколько раз приезжал
в Монсу, в контору, где он встречался с членами правления и  с  г-ном  Энбо.
Переговоры  о  покупке  Вандамских   копей   продолжались,   сведущие   люди
утверждали, что Денелен готов принять условия Компании.
     Но особенно взволновали весь край  большие  желтые  афиши,  которые  по
приказу правления были расклеены повсюду.
     Там  было  напечатано   крупными   буквами   следующее   немногословное
воззвание:
     "Рабочие Монсу! Мы не хотим, чтобы заблуждения, прискорбные последствия
коих вы недавно видели, лишили средств к существованию людей  рассудительных
и благонамеренных. Поэтому в понедельник утром мы откроем все шахты, а когда
работа возобновится, мы тщательно и с полной благожелательностью  рассмотрим
создавшееся положение и те меры, кои способствовали  бы  его  улучшению.  Мы
сделаем все, что будет справедливо и возможно сделать".
     В течение утра перед афишами прошли все десять тысяч  углекопов.  Никто
не произнес ни слова; многие покачивали головой, у других же ни один  мускул
на лице не дрогнул, и, прочитав,  они  уходили  обычным  своим  неторопливым
шагом.
     До  сих  пор  поселок  Двести  Сорок  упорствовал   в   своем   угрюмом
сопротивлении. Кровь расстрелянных,  обагрившая  черную  грязь  у  Ворейской
шахты, казалось, преграждала дорогу остальным.  Работу  возобновили  человек
десять - Пьерон и подобные ему лицемеры, которых проводили мрачным взглядом,
не сделав, однако, ни одного жеста, ничем не пригрозив им. Афиши, наклеенные
на стенах церкви, встречены были в поселке с глухим  недоверием.  В  них  ни
слова не говорилось об уволенных. Что ж, значит, Компания не желает  принять
их обратно? И боязнь  преследования,  братское  чувство,  побуждавшее  людей
восставать против увольнения наиболее скомпрометированных,  заставляли  всех
углекопов упорствовать.  Тут  что-то  неладно,  надо  посмотреть,  как  дело
повернется, пусть хозяева объяснятся начистоту. Гнетущее молчание  царило  в
шахтерских домишках, даже голод был теперь людям не страшен,  -  пусть  хоть
все перемрут, раз ветер смерти пронесся над кровлями.
     Но во всем поселке самым темным и немым по-прежнему был домик Маэ,  где
всех придавила тяжкая скорбь о погибших. С тех пор как  жена  Маэ  проводила
покойника мужа на кладбище,  она  не  раскрывала  рта.  После  сражения  она
позволила Этьену привести в дом Катрин, всю испачканную грязью,  еле  живую.
Раздевая ее при Этьене, она увидела  у  нее  на  рубашке  кровавые  пятна  и
сначала подумала, что и дочь  вернулась,  раненная  пулей.  Но  вскоре  мать
поняла, что в этот ужасный  день  пережитых  потрясений  для  Катрин  пришла
наконец пора зрелости. Нечего сказать, хорош  подарок!  Теперь  девка  может
рожать детей для того, чтобы жандармы их  потом  расстреливали!  И  мать  ни
словом не перемолвилась с дочерью, да, впрочем, не  разговаривала  она  и  с
Этьеном. Он остался в доме, не беспокоясь о том, что его  могут  арестовать,
и, как прежде, спал теперь на одной кровати с Жанленом; ему до такой степени
тошно было возвращаться во мрак Рекильярской шахты, что  он  предпочитал  ей
тюрьму: его пробирала дрожь при мысли о том, как ужасно было бы прятаться  в
подземной тьме после всех этих смертей, как  он  боится,  безотчетно  боится
солдатика, который спит там вечным сном под обвалившимися глыбами. Он теперь
даже мечтал о  тюрьме  как  об  убежище  в  буре  поражения;  но  его  и  не
потревожили, и он проводил мучительные часы,  не  зная,  чем  заняться,  как
утомить свое тело. Вдова Маэ, казалось,  не  замечала  Этьена,  лишь  иногда
смотрела на него и на дочь злобным взглядом и словно спрашивала,  зачем  они
тут.
     Вновь все спали чуть ли не  вповалку;  старик  Бессмертный  занимал  ту
постель, где прежде спали малыши, а их укладывали вместе с  Катрин,  которую
теперь не толкала в бок своим горбом бедняжка Альзира. Вдова, ложась  спать,
чувствовала, как опустел ее дом, как холодна постель,  слишком  широкая  для
нее одной. Напрасно она брала  к  себе  Эстеллу,  чтобы  заполнить  пустоту,
ребенок не заменял погибшего, и вдова часами проливала безмолвные  слезы.  А
дни потекли как прежде: все так же в  доме  голодали,  и  все  не  приходила
избавительница смерть; они  то  тут,  то  там  получали  милостыню,  которая
оказывала несчастным плохую услугу, ибо только длила их страдания. Ничего не
изменилось в их прозябании, только семья осиротела.
     На пятый день, к вечеру, Этьен, которому  невмоготу  было  смотреть  на
безмолвную вдову, вышел из дому  и  побрел  по  мощеной  улице.  Томительное
бездействие постоянно побуждало его двигаться, идти куда-то, и  он  совершал
долгие прогулки, шагал, понурив голову, бессильно свесив руки, и  все  думал
об одном и том же, С полчаса шел он так и в тот день и  вдруг,  почувствовав
мучительную неловкость, догадался, что товарищи вышли за порог и смотрят  на
него; последние остатки прежней его популярности развеялись после расстрела,
- теперь стоило Этьену выйти на улицу, жители поселка с ненавистью  смотрели
ему вслед. Он  поднял  голову,  увидел  угрожающие  лица  мужчин  и  женщин,
раздвигавших занавески на окнах; и, чувствуя пока еще  немые  их  обвинения,
еще сдержанный гнев, горевший в этих широко раскрытых  глазах,  запавших  от
голода и слез, он горбился, шел неровной  походкой,  спотыкался.  А  за  его
спиной все больше недругов провожало его пристальным взглядом, полным немого
упрека. Этьену стало страшно: а  что,  если  возмутится  весь  поселок,  все
выйдут  из  домов  и  закричат  о  своих  муках?  Он  задрожал  и   поспешил
возвратиться домой. Но там его ждала тяжелая сцена, которая  привела  его  в
полное отчаяние. Старик Бессмертный сидел, не шевелясь, у нетопленой  печки,
словно прикованный к стулу; таким он стал со дня бойни:  две  соседки  нашли
его тогда простертым на земле, возле него лежала его сломанная палка,  -  он
рухнул, как старое дерево, разбитое грозой.  Когда  Этьен  вошел,  Ленора  и
Анри, пытаясь заглушить свой голод,  яростно  выскребывали  ложками  донышко
старой кастрюли, в которой накануне варили капусту; мать, положив Эстеллу на
стол, стояла, выпрямившись во весь рост, грозила кулаком Катрин:
     - А ну повтори, проклятая! Повтори, что ты брякнула!
     Катрин сказала, что она хочет вновь  работать  на  Ворейской  шахте.  С
каждым днем ее все больше мучила мысль, что она не зарабатывает  на  хлеб  и
мать лишь терпит ее в своем доме, будто бесполезное, всем мешающее животное.
Если б она не боялась злых выходок Шаваля, то уже со вторника спустилась  бы
в шахту. Сейчас она повторила, заикаясь:
     - Да что ж делать-то! Ведь нельзя прожить без работы. Пойду  на  шахту,
так хоть хлеб у нас будет...
     Мать оборвала ее:
     - Попробуй только! Кто из вас первый пойдет  туда  работать,  -  удушу!
Своими руками убью!.. Нет, это чересчур!  Отца  убили,  а  теперь  на  детях
наживаться будут, заставят детей горб гнуть! Нет, хватит! Пускай  лучше  вас
всех в гроб уложат и на погост снесут, как отца унесли.
     И долгое ее безмолвие сменилось потоком причитании, в которых прорвался
ее гнев.  Хороша  подмога,  нечего  сказать!  Катрин,  дай  бог,  заработает
тридцать су в день. Ну, добавить еще двадцать су - заработок  Жанлена,  если
господа начальники смилостивятся и дадут этому бандиту какую-нибудь  работу.
Всего, значит, пятьдесят су. А в доме семь ртов! Малыши только и  умеют  что
есть. Как галчата, рты разевают! У деда,  должно  быть,  в  мозгах  какое-то
повреждение сделалось, когда он упал, и  теперь  он  вроде  как  дурачок.  А
может, очень расстроился, как увидел, что солдаты в товарищей его стреляют.
     - Верно, старый, я говорю? Совсем они вас доконали. С  виду-то  вы  еще
крепкий, а только никуда не годитесь.
     Бессмертный смотрел на нее угасшими глазами, не понимая ее слов. Целыми
часами он сидел теперь, уставясь в одну точку, ума у него  хватало  лишь  на
то, чтобы плевать не на пол, а в миску с золой, поставленную  "для  чистоты"
рядом с ним.
     - Насчет пенсии старику еще ничего не решили, - продолжала вдова. -  Да
наверняка откажут из-за нашей непокорности... Нет, я же говорю: только  горя
и жди от этих злодеев.
     - Все-таки, - осмелилась вставить слово  Катрин,  -  они  обещали...  В
афише сказано...
     - Убирайся ты со своими афишами!.. Обещали! Опять приманка!  Поймают  в
ловушку и будут кровь из нас высасывать. Что  им  стоит  теперь  добренькими
притворяться? Ведь пулями они нас уже угостили!
     - Мама, а куда же нам деваться? Где жить будем? В поселке нас, конечно,
не оставят.
     Мать ответила неопределенным и грозным жестом.  Куда  они  пойдут?  Она
этого не знала и избегала думать об этом, боясь  сойти  с  ума.  Куда-нибудь
пойдут  в  другое  место.  Скрежет  ложек  о  кастрюлю  стал  в  эту  минуту
невыносимым, и, бросившись к Леноре и Анри, мать надавала им подзатыльников.
Дети заревели, а тут еще ушиблась и завопила  Эстелла,  которая  ползала  на
четвереньках. Мать успокоила ее шлепком: вот хорошо бы, если б  девчонка  до
смерти убилась! И мать заговорила об  Альзире,  пожелала  всем  своим  детям
такого же счастья. Потом вдруг разрыдалась, уткнувшись головой в стену.
     Этьен стоял молча, не смея вмешаться. С ним в доме теперь не считались;
даже дети недоверчиво сторонились его. Но от слез этой несчастной женщины  у
него сердце переворачивалось, и он пробормотал:
     - Ну, полно, полно! Мужайтесь! Мы постараемся как-нибудь выкарабкаться.
     Вдова словно не слышала  его,  она  причитала  теперь  тихим  протяжным
голосом:
     - Ах, горе горькое! Да что же это такое! Ведь все-таки жили мы до  этих
всех несчастий! Хоть и ели сухую корку, а все-таки были все вместе... Да как
это все случилось, боже ты мой! Что мы такое сделали? За какие грехи один  в
могиле, а другим хочется только одного:  поскорее  лечь  в  гроб!  Ведь  это
правда, что нас, как лошадей, запрягли - тащи, кляча, воз, надрывайся. И  до
чего ж несправедливо на  земле  устроено:  нам  голод,  мученье,  а  богачам
сладкое житье. Мы для них богатство множим, а  сами  и  надеяться  не  смеем
отведать ничего хорошего. А когда надежды нет  -  и  жить  не  хочется.  Так
дальше тянуться не могло. Нужно было передохнуть... Но если б мы знали,  что
случится! Кто бы подумать мог, что такая беда стрясется за то, что мы искали
справедливости!
     Она тяжело вздыхала, голос у нее срывался от горьких, мучительных слез:
     - Да ведь всегда подвернутся умники  и  начнут  сулить:  все  уладится,
устроится, надо только постараться... Вот и пошла у нас голова кругом. Очень
намаялись мы, - как тут не поверить сладким небылицам! Я вот и размечталась,
как дура. Все думала: придет такая жизнь, что все люди будут жить  в  дружбе
меж собой. Вознеслась прямо в небеса! А потом как с неба-то на землю в грязь
упадешь да спину переломишь, поймешь - все это неправда, что  мы  вообразили
себе. Ничего этого нет и не может быть на нашей грешной земле. А есть все та
же нищета... Нищеты сколько хочешь, да еще в придачу стреляют в бедняков!
     Этьен слушал эти сетования, и каждая ее слеза  вызывала  у  него  укоры
совести. Он не знал, что сказать, как успокоить  вдову  Маэ,  разбившуюся  в
ужасном своем падении с высот идеала. Она вышла на середину комнаты и, глядя
на Этьена, в бешенстве закричала, говоря теперь с ним на "ты":
     - Так как же? Ты всем нам головы заморочил, а теперь велишь вернуться в
шахту?.. Я тебя ни в чем не упрекаю. А только будь я на твоем  месте,  я  бы
умерла от стыда, что столько зла причинила товарищам!
     Этьен  хотел  было  ответить,  но  раздумал,  только   пожал   плечами,
отчаявшись найти нужные слова. Зачем пускаться в объяснения, которых  она  в
скорби своей все равно не поймет? И с жестокой душевной болью он ушел искать
забвения в одиноких скитаниях по дорогам.
     Но опять как будто весь поселок ждал его - мужчины у дверей, женщины  у
окон. Лишь только он появился, зарокотали голоса, толпа  увеличилась.  Поток
сплетен, вздувавшийся четыре дня, вдруг обрушил на  него  лавину  проклятий.
Ему грозили кулаками; матери с презрением указывали  на  него  своим  детям,
старики, поглядев на него, плевались. Вслед за  поражением  наступил  крутой
поворот, роковое  крушение  популярности,  лютая  ненависть,  исходившая  из
перенесенных бесплодных  страданий.  Несчастный  расплачивался  за  голод  и
смерть товарищей. Подходя с Филоменой к дому матери, Захарий толкнул Этьена,
спустившегося с крыльца, и злобно ухмыльнулся:
     - Гляди-ка, растолстел, краснобай! Кто башку свою сложил, а  кто  чужой
бедой кормится!
     Уже и жена Левака выскочила на улицу вместе с Бутлу. Она  заговорила  о
Бебере, о своем сыне, убитом солдатской пулей, она вопила:
     - Да, есть такие подлецы, что посылают на верную смерть детей. Пусть-ка
этот негодяй сам ляжет в могилу, а мне отдаст моего мальчика! -  Она  забыла
про арестованного мужа, так как не страдала от его  отсутствия,  ведь  ей  в
утешение остался Бутлу. Однако ей пришла мысль, что следует о нем поплакать,
и она продолжала пронзительным голосом:
     - Иди ты отсюда! Ишь, мерзавец, прогуливается, а честных людей в тюрьме
держат!
     Этьен свернул было в сторону, чтобы избавиться от нее,  но  натолкнулся
на жену Пьерона,  прибежавшую  через  садик.  Распутная  бабенка  радовалась
смерти своей матери, ибо  опасалась,  что  за  исступленные  выпады  старухи
отвечать придется ее родным; нисколько не оплакивала она и  свою  падчерицу:
девчонка - сущая потаскушка, хорошо, что избавилась от нее. Но теперь мачеха
ударилась в слезы, подлаживаясь к соседкам и желая помириться с ними.
     - А моя мать? - кричала она. -  Где  она,  скажи?  А  дочка  где?  Люди
видели, как ты за их спинами прятался... Вот пули и  угодили  в  них  вместо
тебя!
     Что делать? Придушить жену Пьерона и других женщин? Вступить в драку со
всем поселком? У Этьена мелькнула такая соблазнительная мысль. Кровь стучала
у него в висках, он мысленно называл товарищей скотами, негодовал, - они так
неразвиты, так невежественны, что сердятся на него за вполне логический  ход
событий. Какие глупцы! Противно было и собственное бессилие: ведь он не  мог
вновь покорить их. Он ускорил шаг, как будто  и  не  слышал  оскорблений.  А
вскоре отступление превратилось в бегство, - в  каждом  доме  его  встречали
свистом, улюлюканьем; его упорно преследовали по пятам; все поносили его,  и
хор проклятий, исполненных ненависти, звучал все громче. Теперь его называли
эксплуататором, убийцей, кричали, что он единственный виновник их несчастий.
До самого выезда из поселка он бежал как сумасшедший, бледный,  растерянный,
а за ним вдогонку  с  воплями  неслась  толпа  преследователей.  Наконец  на
большой дороге многие отстали, однако некоторые, особенно упорные, бежали за
ним до самого конца спуска, и тут,  около  пивной  Раснера,  им  встретилась
группа углекопов, возвращавшихся с Ворейской шахты.
     В этой кучке были Мук и Шаваль. После смерти  своей  дочери  Мукетты  и
своего сына Муке старик продолжал работать конюхом, и  никто  не  слышал  от
него ни единого слова скорби,  ни  единой  жалобы.  Но  тут  вдруг,  узвидев
Этьена, он задрожал от ярости, слезы потекли из его глаз, а из черного рта с
кровоточащими деснами, изъеденными  табачной  жвачкой,  полилась  отрывочная
бессмысленная ругань:
     - Сволочь! Свинья! Гадина! Погоди, ты за моих бедных ребят поплатишься,
я тебя ухлопаю.
     Подобрав с  земли  кирпич,  он  разбил  его  и  швырнул  в  Этьена  обе
половинки.
     -  Валяй!  Валяй!  Прикончим  его!  -  закричал  Шаваль  и   засмеялся,
возбужденный, обрадованный этой мыслью. -  Каждому  свой  черед...  Приперли
тебя к стенке, паршивец?
     И Шаваль тоже принялся кидать в Этьена камнями, Поднялся дикий рев, все
стали хватать кирпичи, разбивали их и бросали в Этьена, норовя проломить ему
голову, так же как стремились они недавно перебить солдат.
     Этьен был ошеломлен и растерянно стоял перед  ними,  даже  и  не  думая
бежать, и все пытался успокоить их  словами.  Вспомнились  ему  прежние  его
речи, вызывавшие когда-то горячее восхищение. Он  повторял  фразы,  которыми
опьянял толпу слушателей в те дни, когда держал их  в  своих  руках,  словно
покорное стадо; но власть его умерла, на его речи  отвечали  градом  камней;
ему сильно ушибли левую руку у плеча, он  попятился  и  оказался  в  большой
опасности, когда его притиснули к фасаду пивной.
     Раснер уже несколько минут стоял у дверей.
     - Войди! - коротко сказал он.
     Этьен колебался: тяжело было укрываться у Раснера.
     - Да входи же! Я поговорю с ними.
     Смирившись, Этьен вошел и спрятался в углу,  а  кабатчик  все  стоял  у
двери, загораживая ее своей широкой тушей.
     - Ну довольно, друзья! Опомнитесь!.. Вы хорошо  знаете,  что  я-то  вас
никогда не обманывал. Я всегда призывал к спокойствию, и  если  бы  вы  меня
послушали, вы бы, конечно, не дошли до  такого  положения,  в  каком  теперь
очутились.
     Покачивая плечами и выпятив толстое  брюхо,  он  говорил  долго;  фразы
текли одна за другой, легко, свободно и успокаивали, словно  душ  из  теплой
воды. Возвратился прежний его успех, он вновь завоевал популярность и притом
без всяких усилий, как будто товарищи и не освистывали его месяц тому назад,
не  называли  его  подлым  трусом.  Теперь  он  вновь  слышал  одобрительные
возгласы: "Правильно! Верно!"  Все  были  на  его  стороне.  "Вот  как  надо
говорить!" Когда он кончил, раздался гром рукоплесканий.
     А позади него замирал в тоске Этьен, горечь переполняла его сердце. Ему
вспомнилось предсказание Раснера на сходке в лесу, - ведь он  тогда  грозил,
что и Этьена ждет неблагодарность  толпы.  Ах,  сколько  в  ней  глупости  и
жестокости! Как подло она забывает  обо  всем,  что  сделано  для  нее!  Это
какая-то слепая стихия, которая  постоянно  сама  себя  пожирает...  Как  не
возмущаться, что эти скоты вредят собственным своим интересам! Но за  гневом
в душе Этьена таилось отчаяние, вызванное крушением его надежд,  трагическим
концом его  честолюбивых  планов.  Да  что  же  это?  Неужели  все  кончено?
Вспомнилось, что в лесу, под буками, он чувствовал, как у трех тысяч человек
сердце бьется в унисон  с  его  сердцем.  В  тот  день  он  обладал  великой
популярностью; весь этот народ принадлежал ему, Этьен был его властителем  и
хорошо понимал это. Безумные мечты опьяняли его тогда: Монсу у  его  ног,  а
там,  вдали,  Париж;  может  быть,  он   станет   депутатом   и   произнесет
сокрушительную речь против буржуа;  это  будет  первая  речь,  произнесенная
рабочим с парламентской трибуны. А теперь всему конец! Он очнулся  от  своих
грез, жалкий и презренный, - народ изгнал его, забросал камнями.  Послышался
громкий голос Раснера:
     - Никогда насилие не приводило к добру. В один день мир не переделаешь.
И кто обещает вам переменить все сразу, тот либо болтун, либо мошенник.
     - Верно! Верно! - кричала толпа.
     Кто же  виноват?  Этот  вопрос,  которым  задался  Этьен,  окончательно
придавил его. Неужели правда, что он виноват в бедствиях, от которых жестоко
страдает и сам, - неужели по  его  вине  люди  живут  сейчас  в  невероятной
нищете, а  иные  расстреляны?  Неужели  по  его  вине  у  этих  изможденных,
исхудавших женщин и детей нет хлеба? Однажды вечером, перед катастрофой, эта
страшная мысль возникла у него. Но тогда стихийная сила подняла его на своей
волне, захватила и повлекла вместе с товарищами. Никогда, кстати сказать, он
не руководил ими, - они сами вели его,  заставляли  делать  то,  что  он  не
решился бы сделать, если бы его не подталкивал людской поток,  устремившийся
по дорогам позади него. Каждый акт насилия  бывал  для  Этьена  ошеломляющей
неожиданностью - ведь он и не предвидел и не хотел никаких насилий. А мог ли
он предполагать, что его верные почитатели когда-нибудь побьют его  камнями?
Бешеные! Они обвиняли его в том, что он сулил им сытую жизнь и безделье. И в
этом  стремлении  оправдать  себя,  в  рассуждениях,  которыми  он  старался
рассеять укоры совести, скрывалось глухое беспокойство, что он  не  оказался
на  высоте  своей  задачи,  сомнения  недоучки,  всегда  мучившие  его.   Он
чувствовал, что мужества его иссякло, сердцем он не был с товарищами,  -  он
боялся их, боялся народа, этой огромной массы,  этой  слепей,  непреодолимой
силы, подобной силе природы, сметающей все, не признающей никаких  правил  и
теорий. Мало-помалу она становилась для него чужой:  его  отдаляла  от  него
брезгливость, изощрившиеся вкусы, постепенно  развившееся  стремление  всего
его существа подняться выше - к другому классу.
     И в эту минуту голос Раснера заглушили восторженные вопли:
     - Да здравствует Раснер! Молодец Раснер! Только ему и можно верить!
     Кабатчик  закрыл  дверь;  толпа  рассеялась.  Бывшие  соперники   молча
переглянулись и оба пожали плечами. В конце  концов  они  выпили  по  кружке
пива.
     В этот самый день в Пиолене  устроили  званый  обед  в  честь  помолвки
Негреля и Сесиль. Грегуары еще накануне приказали натереть пол  в  столовой,
выколотить пыль из мягкой мебели  в  гостиной.  Мелани,  царившая  в  кухне,
надзирала за жарким, готовила соусы, запах которых  поднимался  до  чердака.
Решено было определить кучера Френсиса в помощь Онорине, - пусть  подает  на
стол; Жене садовника назначили мыть посуду, а самому  садовнику  -  отворять
ворота. Еще никогда в этом большом и богатом  патриархальном  доме  не  было
такого парадного пиршества.
     Все  прошло  превосходно.  Г-жа  Энбо  была  очаровательна  и   ласково
улыбнулась Негрелю, когда нотариус из Монсу  галантно  предложил  выпить  за
счастье будущих супругов. Г-н Эибо был тоже очень любезен. Его  веселый  вид
поражал гостей; ходили слухи, что он опять вошел в милость у правления и  за
энергичное подавление забастовки скоро  будет  представлен  к  командорскому
кресту ордена Почетного легиона. Все избегали говорить о последних событиях,
но  во  всеобщей  радости  чувствовалось  торжество:  обед   превращался   в
официальное  празднование  победы.  Наконец-то  пришло   избавление,   можно
спокойно есть, спать! Был брошен скромный намек на погибших, чья  кровь  еще
так недавно обагрила грязь у Воренской шахты, - кто-то сказал, что  это  был
печальный, но необходимый урок, и все умилились,  когда  Грегуары  добавили,
что теперь каждый обязан помочь  рабочим  поселкам  залечить  раны.  Супруги
Грегуары обрели прежнее свое благодушие,  прощали  бедных  своих  рабочих  и
твердо надеялись, что углекопы  будут  усердно  трудиться  в  глубине  шахт,
подавая пример вековой покорности. Важные персоны городка Моису,  теперь  не
дрожавшие от страха, соблаговолили признать,  что  вопрос  о  наемном  труде
требует весьма осторожного подхода и изучения.  За  жарким  выяснялось,  что
победа одержана полная:  г-н  Энбо  прочел  письмо  епископа,  сообщавшее  о
переводе аббата Ранвье в другой приход. Вся местная буржуазия с негодованием
осуждала поведение этого священника, называвшего солдат  убийцами.  И  когда
подали десерт, нотариус решительно выказал себя вольнодумцем
     На обеде присутствовали Денелен с дочерьми. Среди всеобщего веселья  он
старался скрыть свое уныние, - ведь он был разорен. Как раз в тот день утром
он подписал акт о продаже Вандамских копей Компании Монсу.  Его  приперли  к
стене, схватили за  горло,  и  ему  пришлось  подчиниться  всем  требованиям
приехавших членов правления, - наконец-то они завладели добычей, которую так
долго подстерегали. Денелен с трудом выторговал у них сумму, необходимую ему
для  расплаты  с  кредиторами.  В  последнюю  минуту  он  даже  принял   как
неожиданную удачу предложение Компании оставить его  на  копях  в  должности
инженера, - он смиренно согласился надзирать в качестве  наемного  служащего
за той самой шахтой, которая поглотила все  его  состояние.  Уже  раздавался
похоронный звон, возвещавший гибель малых  единоличных  предприятий;  вскоре
должны  были  один  за  другим  исчезнуть  с  арены  боя   мелкие   хозяева,
проглоченные  ненасытным   чудовищем   -   капитализмом;   их   захлестывала
поднимавшаяся волна крупных акционерных обществ.
     Денелену, и только ему одному, пришлось оплачивать убытки,  причиненные
забастовкой; он хорошо чувствовал, что, поднимая бокалы  в  честь  орденской
розетки г-на Энбо,  сотрапезники  пьют  за  разорение  владельца  Вандамских
копей, немного утешала его  только  редкостная  стойкость  дочерей:  Люси  и
Жанна, такие  очаровательные  в  прошлогодних  переделанных  платьях  смеясь
встречали  случившуюся  беду,  так  как  обладали  мальчишеским  задором   и
презирали деньги.
     После обеда, когда перешли в гостиную  пить  кофе,  г-н  Грегуар  отвел
своего кузена в сторонку и поздравил его с мужественным решением.
     - Ничего не поделаешь! Единственная твоя вина  в  том,  что  ты  весьма
неосторожно вложил в Вандамскую шахту миллион, который выручил за свой пай в
Компании Монсу.  Сколько  тебе  пришлось  помучиться  с  этими  дьявольскими
работами, а миллион твой растаял, тогда как мои акции лежат себе спокойно  в
несгораемом шкафу и по-прежнему кормят меня, хоть я ничего и  не  делаю,  да
еще будут кормить и моих детей, и моих внуков.
 

 
     В воскресенье, уже затемно,  Этьен,  крадучись,  вышел  из  поселка.  С
чистого неба, сверкавшего россыпью звезд, на землю  падал  синий  сумеречный
свет. Этьен спустился к  каналу  и  медленно  побрел  по  берегу  в  сторону
Маршьена.  Он  любил  бродить  по  этой  заросшей  низкой  травкой   дороге,
проложенной  на  протяжении  двух  лье  ровно,   как   по   линейке,   вдоль
геометрически  ровной  полосы  полноводного  канала,  похожего  на   длинный
расплавленный слиток серебра.
     Никогда он не встречал тут по вечерам прохожих. И вдруг, к его  досаде,
навстречу ему  попался  какой-то  человек.  При  бледном  свете  звезд  двое
любителей одиноких прогулок узнали друг друга, лишь когда сошлись вплотную.
     - Ах, это ты! - проговорил Этьен.
     Суварин, не отвечая, кивнул головой. Мгновение они  постояли,  а  потом
оба пошли рядом по направлению к Маршьену. Каждый, казалось, погружен был  в
своя мысли, позабыв о спутнике.
     - Ты читал в газетах, какой успех  имел  Плюшар  в  Париже?  -  спросил
наконец Этьен. - Когда кончилось собрание в Бельвиле, публика ждала  его  на
улице у выхода, ему устроили овацию... Вон как взлетел! А все жаловался, что
говорить не может, охрип. Ну, теперь он далеко пойдет.
     Машинист  пожал  плечами.  Он  презирал  краснобаев,  ловких  молодцов,
которые избирают своей профессией политику, как другие избирают  адвокатуру,
с единственной целью: получать доходы от своего краснобайства.
     Этьен в то время увлекался Дарвином. Отрывочное  знакомство  с  учением
Дарвина он получал из грошовых брошюр, где оно излагалось вкратце  и  весьма
упрощенно;  на  основе  прочитанного  и  плохо  понятого  он  составил  себе
революционную идею борьбы за существование, в которой тощие пожирают тучных,
и народ, полный могучих сил, уничтожит  худосочную  буржуазию.  Но  Суварин,
разгорячившись, обрушился на глупость социалистов, которые почитают Дарвина,
меж тем как в своем учении Дарвин - апостол неравенства, и  его  пресловутый
естественный отбор хорош только для философии аристократизма.  Однако  Этьен
упрямо стоял на своем и,  принявшись  рассуждать,  выразил  тревожившие  его
мысли в такой гипотезе: допустим, что старого общества уже  нет,  его  смели
начисто. Прекрасно! Но что, если и новый мир будет постепенно заражаться той
же несправедливостью, какая царила прежде: ведь одни родятся  заморышами,  а
другие - здоровяками; одни окажутся ловчее, умнее  других,  приберут  все  к
рукам  и  окрепнут,  а  другие,  глупые  и  ленивые,  опять  станут  рабами.
Возмущенный нарисованной Этьеном  картиной  неизбывной  нищеты,  машинист  с
яростью крикнул, что, если справедливость для человечества невозможна, пусть
тогда человечество погибнет. Сколько ни будет прогнивших форм  человеческого
общества, все их надо уничтожать, - до тех  пор,  пока  не  будет  уничтожен
последний человек.
     После этих слов настало молчание.
     Опустив голову, Суварин шел по мягкой траве и, всецело  занятый  своими
мыслями, ступал у самого края берега  со  спокойной  уверенностью  лунатика,
пробирающегося  во  сне  по  крыше  вдоль  водосточного  желоба.  Вдруг   он
вздрогнул, словно ушибся о камень. Он вскинул  глаза  и,  обратив  к  Этьену
бледное как полотно лицо, тихо сказал:
     - Я тебе не рассказывал, как она умерла?
     - Кто?
     - Моя жена. Там, в России.
     Этьен сделал неопределенный жест.  Срывавшийся  голос  Суварина  и  его
внезапная потребность открыть кому-то свою  душу  казались  удивительными  в
этом  человеке,  обычно  таком  бесстрастном,  стоически  переживавшем  свои
страдания и далеком ото всех. Этьен знал только  то,  что  у  Суварина  была
возлюбленная и что ее повесили в Москве.
     - Дело у нас не шло, - начал Суварин, устремив глаза на  светлую  ленту
канала, просвечивавшую сквозь синеватую колоннаду  высоких  деревьев.  -  Мы
провели две  недели  в  глубокой  норе,  подводя  мину  под  железнодорожное
полотно; но взорвался не  царский  поезд,  а  обыкновенный  пассажирский....
Аннушку  арестовали.  Она  каждый  день  приносила  нам  хлеб,  переодевшись
крестьянкой. Она и зажгла фитиль бомбы,  потому  что  мужчину  скорее  могли
заметить... Судебный процесс занял шесть долгих дней, я все время был в зале
суда, затерявшись среди публики...
     У  Суварина  вдруг  перехватило  горло,  он   закашлялся,   как   будто
поперхнулся.
     - Два раза я чуть было не бросился к  ней,  перепрыгивая  через  головы
зрителей. Зачем? Одним человеком, то есть одним бойцом, стало бы  меньше.  И
когда я улавливал взгляд ее больших глаз, я читал в них: "Нельзя".
     Он опять закашлялся.
     - Был я на площади... в последний день.  Шел  сильный  дождь,  неловкие
палачи растерялись, им мешал этот ливень. Они потратили  двадцать  минут  на
то, чтобы повесить четырех приговоренных; веревка оборвалась,  им  не  сразу
удалось прикончить четвертого... Аннушка все стояла и ждала. Она  не  видела
меня, искала меня взглядом в толпе. Я взобрался на каменную тумбу, тогда она
меня увидела, и мы уже не отрывали друг от друга глаз. И когда  ей  накинули
на шею петлю, она все еще смотрела на меня...  Я  обнажил  голову,  взмахнул
шапкой... Потом ушел.
     Вновь настало молчание. Канал, словно белая дорога,  уходил  куда-то  в
бесконечность.
     Все так же глухо звучали шаги Этьена и Суварина; оба,  казалось,  опять
замкнулись в себе. На горизонте бледная полоса воды как  будто  врезалась  в
небо светлым пролетом.
     - Это судьба покарала нас, - продолжал  Суварин  жестким  тоном.  -  Мы
виноваты были в том, что любили друг друга... Да, хорошо, что она умерла. На
ее крови вырастут герои, а мое сердце стало неуязвимым. Никого теперь нет  у
меня: ни родных, ни жены, ни друга... Рука не  дрогнет  в  тот  день,  когда
придется отнять жизнь у других или отдать свою собственную жизнь.
     Этьен остановился, его знобило от ночного  холода.  Ничего  не  ответив
Суварину, он сказал:
     - Мы далеко ушли, давай повернем обратно.
     Оба медленно пошли обратно, к  Ворейской  шахте,  и,  сделав  несколько
шагов, Этьен спросил:
     - Читал ты новые афиши?
     Утром в  тот  день  везде  расклеили  большие  желтые  афиши.  Компания
изъяснялась в них более определенно  и  более  миролюбиво,  обещала  принять
обратно на работу всех, кто спустится завтра в шахту. Все будет  попозабыто,
даже самые скомпрометированные получат прощение.
     - Да, читал, - ответил машинист.
     - Ну и как? Что ты об этом думаешь?
     - Думаю, что все кончено... Стадо вернется в загон. Все вы трусы!
     Этьен стал взволнованно оправдывать товарищей: в одиночку  человек  еще
может храбриться, но толпа людей, умирающих от  голоду,  бессильна.  Шаг  за
шагом они подошли к Воре, и, глядя на черное  скопище  надшахтных  строений,
Этьен поклялся, что сам он никогда больше не спустится в шахту, однако готов
извинить тех, кто спустится. Затем спросил, верны ли слухи, что плотники  не
успели отремонтировать как следует сруб шахтного ствола. Как  обстоит  дело?
Правда ли, что под давлением  породы  стенки  сруба  так  сильно  выпятились
внутрь, что одно из отделений клети при спуске трется о  них  на  протяжении
более пяти метров? Суварин, опять став молчаливым,  ответил  очень  коротко.
Вчера было его  дежурство,  клеть  действительно  терлась  о  стенки  сруба,
приходилось вдвое увеличивать скорость, чтобы пройти  этот  участок.  Однако
начальники на все сообщения по поводу сруба раздраженно отвечают одно  и  то
же: нужно начать добычу угля, а сруб укрепят как следует позднее.
     - А что, если его разорвет? - пробормотал Этьен.
     Глядя на шахту, смутно вырисовывавшуюся  в  темноте,  Суварин  спокойно
заметил:
     - Если разорвет, товарищи узнают  об  этом,  -  ведь  ты  советуешь  им
спуститься в шахту.
     На колокольне в Монсу пробило девять часов. Этьен  сказал,  что  пойдет
домой, пора ложиться.
     Суварин добавил, даже не протянув ему руки:
     - Ну что ж, прощай. Я ухожу.
     - Как? Совсем уходишь?
     - Да, совсем. Взял расчет. В другое место ухожу.
     Этьен был изумлен, взволнован и с укором посмотрел на  него.  Два  часа
они бродили вместе, и Суварин только сейчас говорит ему, что уходит, да  еще
сообщает это совершенно спокойным голосом, а у него, Этьена, сердце ноет при
одной вести об этой разлуке. Ведь они так сблизились,  вместе  мыкали  горе,
вместе работали; всегда бывает грустно расставаться с другом.
     - Так ты уходишь? А куда же?
     - Туда... Еще не знаю...
     - Но ты вернешься?
     - Нет, не думаю.
     Оба умолкли и стояли друг против друга, не зная, что еще сказать.
     - Так, значит, прощай?
     - Прощай.
     Пока Этьен поднимался по скату в  поселок,  Суварин  повернул  опять  к
берегу канала и в одиночестве бесконечно долго ходил  по  дорожке;  он  шел,
опустив голову, затерявшись в темноте, и был словно сгустком мрака  ночного,
движущейся тенью. Порой он останавливался,  прислушиваясь,  как  вдалеке  на
колокольне отбивают часы, и считал удары. Когда пробило полночь,  он  отошел
от берега и направился к Ворейской шахте.
     В этот час там никого не было;  Суварину  встретился  только  заспанный
штейгер. Разжигать топки в котельной для спуска паровой машины  должны  были
только в два часа ночи. Суварин сперва  поднялся  и  взял  в  шкафу  куртку,
которую он якобы забыл там. В куртке были завернуты инструменты:  коловорот,
маленькая пила из очень крепкой стали, молоток, стамеска,  клеши.  Затем  он
отправился обратно, но, вместо того чтобы выйти через раздевальню, пробрался
в узкий коридор, который вел к колодцу с запасными лестницами, и, держа  под
мышкой сверток, стал без лампы потихоньку спускаться, определяя  глубину  по
количеству пройденных лестниц. Он знал, что клеть трется о стенки  сруба  на
глубине в триста семьдесят четыре метра, в пятом венце нижней  части  сруба.
Сосчитав, что он прошел пятьдесят четыре лестницы, он ощупал стенку рукой  и
ощутил,  что  бревна  выпятились.  Значит,  тут.  И  тогда  с  ловкостью   и
хладнокровием  умелого  работника,  долго  обдумывавшего  свою  задачу,   он
принялся за дело. Сперва выпилил кусок  в  дощатой  перегородке,  отделявшей
колодец с запасными лестницами от ствола, где двигались клети. Зажигая  одну
за другой спички,  он  при  коротких  вспышках  огоньков  установил,  каково
состояние сруба и тех починок, которые недавно в нем были сделаны.
     Между Кале и Валансьеном при сооружении шахтных стволов сталкивались  с
неслыханными трудностями: нужно было вести проходку  через  подземные  воды,
пропитавшие на огромных пространствах водоносные слои на уровне самых низких
ложбин. Только срубы из бревен, окованных  обручами,  как  бочарные  клепки,
могли сдерживать эти протекающие в земле ручьи, изолировать  шахтные  стволы
среди подземных озер, чьи глубокие и темные волны бились о  стенки  колодца.
При закладке Ворейской  шахты  пришлось  устанавливать  два  сруба:  один  в
верхней части ствола, в  сыпучих  песках  и  белой  глине,  соседствующих  с
известковыми породами, со всех сторон пронизанных трещинами и впитывавших  в
себя воду, как губка; второй сруб - в нижней части  ствола,  непосредственно
над залежами угля, в желтом песке, мелком, как мука, текучем, как  жидкость;
именно там и находился Поток - подземное море, ужас  угольных  месторождений
Северного департамента, настоящее море с бурями  и  кораблекрушениями,  море
неизведанное, бездонное, катящее свои  черные  волны  на  глубине  в  триста
метров  от  солнечного  света.  Обычно  срубы  хорошо  выдерживали  огромное
давление. Для них опасно было лишь оседание соседних участков, сотрясавшихся
от непрерывных обвалов пустой породы  в  заброшенных  выработках.  При  этом
опускании  породы  иногда  происходили  разрывы,   образовывались   трещины:
удлиняясь, они в конце концов  доходили  до  шахтного  ствола  и  постепенно
деформировали срубы, выпячивая внутрь их стенки;  это  представляло  большую
опасность - шахта могла быть забита обвалами  породы,  затоплена  подземными
водами.
     Суварин, сидя верхом на балке в  выпиленном  отверстии,  удостоверился,
что пятый венец сруба очень серьезно деформирован. Бревна выпятились из рамы
горбом; концы некоторых балок  даже  вышли  из  гнезд.  Сквозь  просмоленную
паклю,  которой  были  проконопачены  стыки  бревен,  просачивался  обильный
"капеж",  как  говорят  углекопы.  А  крепильщики,  делая   ремонт   наспех,
удовольствовались тем, что поставили по углам сруба железные  угольники,  да
еще так небрежно, что завинтили не все гайки. Меж тем за  опалубкой  ствола,
несомненно, происходило значительное перемещение плывучих песков.
     Суварин ключом  быстро  отвинтил  от  угольников  гайки  -  так,  чтобы
последний толчок выдернул их все. Работа требовала  безумной  смелости;  раз
двадцать Суварин подвергался опасности сорваться и полететь на  дно  ствола,
до которого оставалось сто восемьдесят метров. Ему приходилось цепляться  за
дубовые проводники, по которым скользили клети, и, повиснув  над  пропастью,
он  лазил  по  толстым  поперечникам,  которыми  они  были  на  определенном
расстоянии скреплены друг с другом; он вытягивался, садился,  запрокидывался
со спокойным презрением к смерти, опираясь  о  балку  локтем  или  коленкой;
малейшее сотрясение могло его сбросить; три раза он чуть было не сорвался  -
едва успел ухватиться, но даже не вздрогнул при этом.  Сначала  он  ощупывал
сруб рукой, потом начинал работать и зажигал спичку лишь в том случае,  если
терялся в этом переплетении липких балок. Отвинтив гайки, он  принимался  за
самое бревно, и опасность от этого  еще  возрастала,  -  он  искал  замковую
матицу - ту, на которой держались  другие  балки,  и  набрасывался  на  нее,
сверлил, пилил, старался сделать  ее  местами  тоньше,  чтобы  она  утратила
прочность; а в это время  вода  сочилась  струйками  из  щелей  и  трещин  и
поливала его ледяным  дождем.  Две  спички  погасли.  Остальные  подмокли...
Кругом была тьма, бездонная глубина мрака.
     И с этой минуты он работал в каком-то исступлении. Эта  черная  ужасная
пропасть, в которой хлестал ливень, рождала в нем яростную жажду разрушения.
Он набрасывался на обшивку, бил там, где  мог  достать,  просверливал  дыры,
работал пилой, чувствуя  потребность  разворотить  всю  опалубку  над  своей
головой. Он терзал дерево с такой свирепостью,  словно  вонзал  нож  в  тело
живого, ненавистного ему существа. Погодите, он  в  конце  концов  уничтожит
Ворейскую шахту, этого злого зверя с разинутой  пастью,  пожравшего  столько
человечьего мяса. В темноте было слышно, как вгрызаются  в  дерево  стальные
инструменты, а разрушитель все  вытягивался,  полз,  спускался,  поднимался,
держась каким-то чудом,  непрестанно  раскачиваясь,  перелетая,  как  ночная
птица, с перекладины на перекладину, которые перекрещивались,  словно  балки
на колокольне.
     Однако он взял себя в руки, успокоился. Он был  недоволен  собой.  Надо
действовать хладнокровно. Он перестал спешить, передохнул, вернулся снова  в
запасное отделение с лестницами,  поставил  выпиленную  панель  на  место  и
заткнул таким образом дыру. Довольно! Если сделать еще  больше  повреждений,
их заметят и тотчас займутся починкой.  Зверю  нанесена  рана  в  самую  его
утробу, к вечеру видно будет, жив ли он еще.  И  пусть  объятый  ужасом  мир
узнает, что чудовище погибло не  своей  смертью,  -  человек,  убивший  его,
оставил свою метку.  Не  спеша  Суварин  аккуратно  завернул  инструменты  в
куртку, медленно поднялся по лестницам. Когда он, никем не замеченный, вышел
с шахты, ему и в голову не пришло пойти переодеться в сухое платье.  Пробило
три часа. Он все стоял на дороге и ждал.
     В этот самый час в доме Маэ, в темной и душной комнате, Этьен, которому
не спалось, услышал шорох. Он прислушался,  различил  тихое  дыхание  детей,
громкий  храп  матери  и  старика  Бессмертного,  похожее  на  звук   флейты
посвистывание Жанлена, лежавшего бок о бок с ним. Нет, верно, почудилось.  И
он зарылся было головой в подушку,  но  вдруг  шорох  повторился.  Зашуршала
солома в тюфяке, потом кто-то осторожно приподнялся на постели, Этьен решил,
что встает Катрин, что ей нездоровится.
     - Это ты? Что с тобой? - спросил он шепотом. Ответа не было,  слышалось
только дыхание спящих.
     Минут пять никто не шевелился. Потом скрипнула  кровать.  На  этот  раз
Этьен был уверен, что не  ошибся;  он  пересек  комнату  и,  протянув  руки,
нащупал кровать, стоявшую у другой стены. К великому его удивлению,  Катрин,
проснувшись, сидела на своей постели затаив дыхание;  несомненно,  она  была
настороже.
     - Ты что? Почему не отвечаешь? Что ты делаешь?
     Катрин наконец ответила:
     - Хочу вставать.
     - Вставать? В такую рань?
     - Да. На шахту пойду.
     От волнения у Этьена подкосились ноги, и он присел на край  постели,  а
Катрин объяснила ему  причину  своего  решения.  Слишком  тяжело  так  жить:
томиться без дела и постоянно  чувствовать  на  себе  укоризненные  взгляды.
Лучше уж пойти на шахту, даже если Шаваль изобьет ее; а если мать  откажется
взять деньги, когда дочь принесет домой получку, - ну что  ж,  она,  Катрин,
достаточно взрослая - поселится отдельно и сама будет варить себе суп.
     - Ну, уходи, я одеваться буду. И, пожалуйста, не говори  никому!  Прошу
тебя!
     Но Этьен все не отходил; охваченный глубокой  грустью  и  жалостью,  он
ласково обнял ее. Так и сидели они на краю постели, согретой за ночь  теплом
спящих; оба были в одних сорочках и, прижавшись друг к  другу,  чувствовали,
что у обоих жаром горит  тело.  Катрин  хотела  было  вырваться,  но  вдруг,
тихонько заплакав, сама обвила руками его шею и прижалась к нему  с  горьким
отчаянием. У них  не  возникало  иного  желания,  не  было  того  страстного
влечения,  которое  в  прошлом  несчастная  любовь  препятствовала  утолить.
Неужели все кончено? Неужели никогда они не  осмелятся  любить  друг  друга?
Ведь теперь они свободны. Достаточно было бы крупицы счастья,  и  рассеялось
бы странное чувство стыда и скованности, мешавшее им вместе  идти  в  жизни,
чувство, вызванное какими-то смутными мыслями, в которых они и сами не могли
разобраться.
     - Ступай ложись, - прошептала Катрин. - Я не стану свет зажигать, а  то
мать проснется... Ступай, мне пора.
     Этьен не  слушал  и  крепко  сжимал  ее  в  объятиях;  его  переполняла
бесконечная печаль.  К  сердцу  прихлынула  жажда  покоя,  неодолимая  жажда
счастья; рисовались картины этого счастья: вот он женат, живет  в  маленьком
чистеньком домике, и нет у него никаких честолюбивых стремлений, - -  только
бы жить тут вдвоем с нею и с ней умереть. И пусть будет бедность,  он  готов
питаться сухой коркой; даже если в доме хлеба хватит лишь на одного, -  этот
кусок он отдаст ей. Что еще нужно? Разве  есть  что-нибудь  в  жизни  дороже
любви?
     Но Катрин разжала свои обнаженные руки.
     - Ступай! Прошу тебя.
     И тогда, в безотчетном порыве, он шепнул ей на ухо:
     - Подожди, я пойду с тобой.
     Он сам себе удивился,  когда  вырвались  у  него  эти  слова.  Ведь  он
поклялся, что никогда больше не спустится в шахту, - откуда  же  пришло  это
внезапное решение, о котором он и не думал, которое не  обсуждал  нисколько?
Но теперь вдруг стало так спокойно на душе, сразу исчезли все сомнения, и он
ухватился за это решение, как человек, по воле  случая  спасшийся  от  беды,
нашедший наконец единственный выход, избавляющий его от  страданий.  Поэтому
он ничего и слушать не хотел. Катрин, понимая, что он приносит себя в жертву
ради нее, встревожилась, боясь, что на шахте его встретят плохо. Он от всего
отмахивался: раз афиши всем обещали прощение, этого достаточно.
     - Я хочу работать, я сам об  этом  думал.  Давай-ка  скорей  одеваться.
Только не шуметь, никого не будить.
     Они осторожно оделись в потемках. Катрин тайком  приготовила  с  вечера
свою шахтерскую одежду; Этьен  достал  из  шкафа  рабочую  куртку  и  штаны;
умываться не стали, боясь звякнуть кувшином о миску. Никто не проснулся.  Но
еще нужно было пройти через узкий коридор, в котором спала  мать.  На  беду,
они, выходя, наткнулись на стул. Мать услышала и спросила сквозь сон:
     - А? Кто там?
     Катрин, вся трепеща остановилась и замерла, стиснув руку Этьена.
     - Это я. Не беспокойтесь, - ответил он. - Очень  уж  душно  в  комнате.
Хочу выйти, подышать воздухом.
     - Ступай, ступай!
     И  мать  опять  уснула.  Катрин  не  смела  шелохнуться.  Наконец   она
спустилась по лестнице в нижнюю комнату,  разделила  на  две  части  краюшку
хлеба, который прислала из Монсу благотворительница. Затем, неслышно заперев
дверь, они ушли.
     Суварин стоял на повороте дороги близ заведения Раснера. С  полчаса  он
смотрел, как мимо него проходят во двор шахты углекопы, решившие возобновить
работу; в темноте смутно  вырисовывались  черные  фигуры;  вразнобой  топали
деревянные  башмаки,  казалось,  по  дороге  гнали  стадо.  Суварин   считал
проходивших, как мясники пересчитывают скот у ворот бойни; и он был удивлен,
что их так много; даже при всем своем пессимизме он не предвидел, что  число
слабодушных будет так велико. Ояи  все  шли  в  шля  бесконечной  вереницей.
Суяарин стоял в напряженном молчании и, стиснув зубы, холодно глядел на  них
своими серыми глазами.
     Но вот он вздрогнул. Среди проходивших, лица которых не  видны  была  в
темноте, он все же различил по походке  одного  человека.  Выступив  вперед,
Суварян остановил его:
     - Куда ты?
     Этьен, растерявшись, вместо ответа спросил:
     - Как! Ты еще не ушел?
     Затем признался: он возвращается на шахту. Правда, он поклялся, что  не
вернется, да только что это за жизнь - ждать сложа руки  того,  что  придет,
может быть, через сто лет? К тому же у него есть  свои  особые  причины,  по
которым он решил вернуться.
     Суварин слушал, весь трепеща. Потом схватил Этьена за плечи и  повернул
обратно к поселку.
     - Вернись домой! Слышишь? Вернись сейчас же!
     Но тут подошла Катрин. Суварин узнал и ее.  Этьен  возмутился,  заявил,
что никому не позволит  судить  о  его  поведении.  Суварин  смотрел  то  на
девушку, то на товарища, а потом,  отступив,  махнул  рукой.  Раз  в  сердце
мужчины воцарилась женщина - он человек конченый, и пусть он  умирает.  Быть
может, промелькнула перед ним мгновенным видением его возлюбленная,  которую
повесили в Москве: в тот час последние плотские узы, связывавшие  его,  были
разорваны, и став свободным от них, он был теперь вправе распоряжаться своей
собственной жизнью и жизнью других людей. Ои сказал спокойно:
     - Иди.
     Этьен в смущении медлил, искал дружеские слова, чтобы  не  расставаться
так сухо.
     - Значит, ты уходишь?
     - Да.
     - Дай же руку, дружище! Счастливого тебе пути! Не поминай лихом.
     Суварин протянул ему руку, холодную как лед. Ни друга, ни жены.
     - Значит, твердо решил? Прощай-прости?
     - Да, прощай.
     И, стоя неподвижно  в  темноте,  Суварин  проводил  взглядом  Этьена  и
Катрин, входивших во двор шахты.
 

 
     В четыре часа начался спуск. В ламповой за столом отметчика  сидел  сам
Дансар, записывал каждого явившегося рабочего и разрешал выдать  ему  лампу.
Он принимал всех, не делая ни малейших замечаний: полагалось  выполнить  то,
что было обещано в афишах. Но, увидев у окошечка Этьена и Катрин, он чуть не
подпрыгнул на стуле и, весь побагровев, открыл было рот, чтобы отказать им в
приеме;  однако  передумал  и  ограничился  лишь  торжествующей  насмешливой
улыбкой, ясно говорившей: "Ага! Ага! Самых что  ни  есть  строптивых  и  тех
укротили! Не плюй в колодец! Компания-то  пригодилась:  грозный  разрушитель
Монсу пришел попросить у нее хлеба". Этьен молча взял свою лампу и вместе  с
Катрин поднялся по лестнице в приемочную.
     Но именно в приемочной, как опасалась Катрин, у Этьена могли  произойти
столкновения с товарищами. Войдя туда, он сразу же увидел Шаваля,  стоявшего
в группе углекопов,  которые  ожидали  посадки  в  клеть:  у  подъемника  их
собралось человек двадцать. Шаваль, рассвирепев, бросился к Катрин,  однако,
увидя Этьена, остановился  и,  презрительно  пожимая  плечами,  заговорил  с
язвительным смешком. Отлично! Наплевать ему на девку, раз другой  занял  его
место, совсем еще теплое. Слава богу, что отвязалась. Пускай новый дружок  с
ней  милуется,  коли  не  брезгует  объедками.  Но,  несмотря  на   показное
презрение, он весь дрожал от ревности, и глаза у него горели. Любопытных он,
однако, не привлек, - люди молча стояли, опустив головы. Бросив косой взгляд
на вновь прибывших, они этим и ограничились  и,  подавленные,  вялые,  опять
уставились на отверстие ствола, держа в руках лампу; все ежились,  замерзнув
в парусиновых куртках на сквозняке, который постоянно дул в приемочной.
     Наконец клеть встала на упоры, рукоятчик крикнул: "Залезай!"  Катрин  с
Этьеном забрались в вагонетку, где уже устроились Пьерон  и  два  забойщика.
Шаваль, сидевший в  соседней  вагонетке,  очень  громко  говорил  Муку,  что
дирекция напрасно не воспользовалась случаем избавить копи  от  смутьянов  и
бездельников. Но старик конюх вновь превратился в подавленного, равнодушного
старика, смирился со своей собачьей жизнью, больше не испытывал гнева  из-за
смерти сына и дочери и в ответ на слова Шаваля только кивнул головой.
     Клеть дрогнула и ринулась в черную тьму. Внезапно, когда пролетели  две
трети спуска, пошли ужасные толчки, трение;  железные  полосы  заскрежетали,
людей швырнуло друг на друга.
     - Вот дьявол! - буркнул Этьен. - Этак недолго в лепешку разбиться!  Все
тут останемся из-за их проклятого сруба. А еще говорят, будто его починили.
     Все же клеть одолела препятствие. Теперь она спускалась  под  проливным
дождем, таким сильным, что рабочие тревожно  прислушивались  к  шуму  ливня.
Верно, на стыках бревен появилась течь.
     Спросили Пьерона, - ведь он уже несколько дней как  возобновил  работу.
Стараясь скрыть свой страх, который могли бы  счесть  дерзким  недоверием  к
дирекции, он ответил:
     - Не беда! Опасности нет. Всегда ведь так льет. -  Наверно,  не  успели
подвесить желоба.
     Над их головами как будто ревел поток. Когда  спускались  к  последнему
горизонту, это был сущий водопад. Ни одному из штейгеров не пришло в  голову
подняться по лестницам проверить, что случилось. Чего  там,  насос  работает
исправно, а ночью плотники осмотрят все стыки в срубе. В  выработках  работу
приходилось налаживать заново. Хлопот было  немало.  Прежде  чем  расставить
углекопов по их прежним забоям, инженер приказал, чтобы первые пять дней все
занялись  неотложными  работами  по  креплению.   Всюду   угрожали   обвалы,
откаточные пути на  протяжении  нескольких  сот  метров  сильно  пострадали,
приходилось  исправлять  обшивку,  укреплять  стойки.  На  рудничном   дворе
составляли партии по десять человек: во главе с  десятником  их  посылали  в
самые угрожаемые места. Когда спуск кончился,  подсчет  показал,  что  всего
вышло на  работу  триста  двадцать  два  человека  -  половина  всего  числа
углекопов, работавших на шахте при полной ее загрузке.
     Шаваль попал в ту партию, где работали Катрин и  Этьен,  что  вовсе  не
было случайностью: сперва  он  прятался  позади  товарищей,  затем  заставил
штейгера взять  его.  Партию  послали  за  три  километра  расчищать  штрек,
отходивший  от  конца  северного  квершлага,  -  нужно  освободить  его   от
обвалившейся   породы,   которая   закупорила   выработку,   проложенную   в
Восемнадцативершковом пласте.  Принялись  кирками  и  лопатами  сражаться  с
обвалившимися глыбами, а Катрин и  двое  откатчиков  нагружали  вагонетки  и
подкатывали их к квершлагу. Редко кто  перебрасывался  словом.  Десятник  не
отходил от  них.  И  все  же  два  соперника  едва  сдерживались,  чтобы  не
схватиться врукопашную. Шаваль бурчал,  что  он  и  знать  не  желает  такую
потаскуху, а сам все время исподтишка дергал и толкал Катрин, так что Этьен,
не выдержав, пригрозил ему трепкой, если он не оставит ее в покое.  Взглядом
они готовы были растерзать друг друга; пришлось их разнять.
     В восьмом часу явился Дансар посмотреть, как идет работа.  По-видимому,
старший штейгер был в отвратительном настроении, он сразу же  напустился  на
десятника: ничего до сих пор не сделано, старую крепь по мере  счистки  хода
следовало заменять новой, а  иначе  вся  работа  пойдет  к  черту.  И  ушел,
пригрозив, что приведет инженера. Он ждал Негреля с утра и  не  мог  понять,
почему тот задерживается.
     Прошел еще  час.  Десятник  остановил  расчистку  и  поставил  всех  на
крепление  кровли.  Даже  Катрин  и  два   подростка-откатчика   теперь   не
оттаскивали  обвалившуюся  породу,  а  подготовляли  и  приносили  стойки  и
верхняки.
     Работая в этом конце квершлага, артель была словно на передовом  посту,
она очутилась  на  самом  дальнем  краю  шахты,  не  имея  связи  с  другими
выработками.  Три-четыре  раза  все  настороженно   прислушивались:   издали
доносился какой-то странный шум, похожий на быстрый топот.  Что  там  такое?
Похоже, что люди кончили работу и бегом бегут к  рудничному  двору.  Но  шум
терялся вдалеке, снова наступала тишина, и  все  опять  принимались  ставить
крепь, ничего не слыша из-за  оглушительного  стука  молотков.  Потом  опять
взялись за расчистку и откатку. Из  первого  же  своего  путешествия  Катрин
вернулась перепуганная и сказала, что в квершлаге никого нет.
     - Я звала... Не отвечают. Все куда-то убежали.
     Все десять  человек  в  переполохе  бросили  инструменты  и  помчались,
обезумев при мысли, что их бросили  тут  одних,  так  далеко  от  рудничного
двора. У каждого в руках была только лампа; все бежали вереницей, - мужчины,
подростки, Катрин; десятник, потеряв голову,  бросал  призывные  крики,  все
больше страшась тишины в  безлюдья  в  бесконечном  лабиринте  галерей.  Что
случилось? Почему им не встретилось ни  одной  живой  души?  Какое  бедствие
заставило рабочих бежать отсюда?  Все  чувствовали,  что  им  грозит  что-то
страшное, и ужас возрастал от того, что опасность оставалась неизвестной.
     Но когда они приближались  к  рудничному  двору,  дорогу  им  преградил
поток. Воды было по колено, бежать стало невозможно, они с трудом  рассекали
темные волны, и каждый думал, что минута промедления - это смерть.
     - Эх, дьявол! Видно, сруб разорвало! - крикнул Этьен. - Я  же  говорил,
что мы все тут сдохнем.
     С самого начала спуска Пьерон с тревогой видел,  что  капеж  в  шахтном
стволе все усиливается. Вкатывая вместе с двумя другими стволовыми вагонетки
в клети, он то и дело задирал  голову  и  смотрел  вверх,  по  лицу  у  него
скатывались  крупные  капли  воды;  в  ушах  шумело   от   грозового   гула,
доносившегося сверху. Но больше всего он  перепугался,  когда  заметил,  что
водосборный колодец глубиною в  десять  метров  наполнился  и  вода  брызжет
сквозь отверстия дощатого настила, разливается по чугунным плитам, - значит,
паровой насос не справляется с откачкой прибывающей воды. Пьерон слышал, как
тяжело дышит, захлебывается, всхлипывает насос.
     Тогда Пьерон предупредил Дансара, но тот злобно  выругался  и  ответил,
что надо ждать инженера. Дважды стволовой обращался к старшему штейгеру,  но
тот только пожимал плечами с удрученным видом. Ну да, вода прибывает, но что
тут можно сделать?
     Появился Мук с лошадью, которую он  повел  на  обычную  ее  работу;  но
сейчас ему приходилось держать ее под уздцы обеими руками, -  старая  сонная
кляча  вдруг  заупрямилась,  уперлась  и,  вытянув  шею  к  шахтному  стволу
пронзительно ржала, словно чуяла смерть.
     - Да что с тобой, умница?  Чего  ты  испугалась?  А-а!  Дождь  тебе  не
понравился? Пойдем-ка, пойдем, это тебя не касается.
     Но лошадь дрожала всем телом и не шла, конюху пришлось силой  вести  ее
на откатку.
     И почти в ту самую минуту, как Мук исчез с лошадью в глубине квершлага,
в шахтном стволе что-то треснуло и с грохотом полетело вниз. Это  оторвалась
матица сруба и упала с высоты в сто восемьдесят метров,  стукаясь  о  стенки
ствола.
     Пьерон и откатчики успели  отскочить;  дубовая  балка  сплющила  пустую
вагонетку. А из ствола, как сквозь  прорвавшуюся  плотину,  потоком  хлынула
вода и лилась,  не  останавливаясь.  Дансар  хотел  подняться  по  лестницам
посмотреть, что случилось, но, лишь только он заговорил об этом,  обрушилась
вторая матица. Поняв, что близка катастрофа, старший штейгер, не  колеблясь,
отдал приказ подниматься и разослал штейгеров по  всем  выработкам  собирать
людей.
     Началась паника.  Из  каждой  выработки  опрометью  мчались  вереницами
углекопы и штурмовали клеть. Люди  дрались,  в  свалке  давили  друг  друга;
каждый стремился немедленно выбраться  на  поверхность.  Некоторые  пытались
подняться по лестницам, но тотчас спустились обратно и кричали,  что  проход
забит. После каждого подъема клети люди холодели от страха: пройдет ли клеть
еще раз среди  препятствий,  загородивших  пролет  ствола.  Вверху  разгром,
должно  быть,  продолжался:  слышались  глухие  раскаты,  обшивка  и  бревна
трещали,  расшатывались,  и  все  громче   раздавался   непрестанный   плеск
проливного дождя. Вскоре одна клеть оказалась пробитой и вышла из строя, она
уже не могла скользить между проводниками, вероятно, тоже сломанными. Вторая
клеть продиралась с таким трудом  и  с  такой  силой  терлась  о  выпяченную
обшивку, что трос наверняка должен был лопнуть. А ведь надо было еще поднять
человек сто; все  выли,  с  бранью  цеплялись  друг  за  друга;  несчастные,
окровавленные люди боролись с водой, уже заливавшей их. Двоих убило  упавшей
балкой. Третий ухватился за крючья клети,  сорвался  с  высоты  в  пятьдесят
метров и рухнул в водосборный колодец.
     Дансар пытался внести хоть некоторый порядок. Вооружившись  кайлом,  он
грозил раскроить череп каждому, кто не будет подчиняться; пробовал выстроить
людей в очередь, кричал, что стволовые поднимутся последними, после того как
посадят  в  клети  всех  товарищей;  Его  не  слушали;  все  же  он  не  дал
перетрусившему, побледневшему Пьерону  подняться  одним  из  первых.  И  при
каждом подъеме клети Дансару приходилось оплеухой отбрасывать стволового. Но
у него у самого от страха стучали  зубы  -  ведь  еще  минута,  и  вода  его
поглотит; вверху  все  рушилось,  вниз  смертоносным  градом  падали  балки,
низвергался водопад. К  клети  еще  бежали  несколько  рабочих,  но  Дансар,
обезумев от страха, вскочил в вагонетку, позволив и Пьерону  прыгнуть  вслед
за ним. Клеть поднялась.
     В это мгновение примчалась артель Этьена  и  Шаваля.  Они  видели,  как
взвилась  и  исчезла  клеть,  бросились  к  подъемнику  и  отпрянули:   сруб
окончательно разрушился, шахтный ствол был непроходим, клеть больше не могла
бы спуститься. Катрин рыдала, Шаваль охрип от ругани. У подъемника толпилось
человек двадцать. Что ж эти мерзавцы начальники так и бросят их здесь?  Мук,
который привел из квершлага лошадь,  стоял,  все  еще  держа  ее  в  поводу;
по-видимому, и старик конюх и  животное  были  потрясены  наводнением.  Вода
поднялась до  пояса.  Этьен  молча,  стиснув  зубы,  взял  Катрин  на  руки.
Остальные двадцать, задрав головы,  с  тупым  упорством  смотрели  вверх,  в
темноту шахтного ствола, в черную, завалившуюся яму,  извергавшую  подземный
поток; они все еще не верили, что оттуда им нечего ждать помощи.
     Поднявшись  на  поверхность,  Дансар  увидел   Негреля,   бежавшего   к
подъемнику. По роковой случайности он задержался в то утро: г-жа Энбо,  лишь
только встала с постели, пригласила его  посмотреть  каталоги  магазинов,  -
пора было подумать о свадебных подарках невесте. Было десять часов утра.
     - Ну что? Что случилось? - крикнул он еще издали.
     - Погибла шахта! - ответил старший штейгер.
     И, заикаясь от волнения, он  рассказал  о  катастрофе.  Инженер  слушал
недоверчиво, пожимая плечами: "Полно! Быть не может!  Разве  сруб  обрушится
так вот, ни с того ни с сего! Это преувеличение. Надо посмотреть".
     - Внизу, я полагаю, никого не осталось?
     Дансар смутился. Нет, никого не осталось. По крайней  мере  он  на  это
надеется. Но возможно, кое-кто из рабочих и задержался.
     - Да вы что, черт вас побери? - крикнул  Негрель.  -  Почему  же  вы-то
поднялись? Как вы посмели бросить своих людей?
     Тотчас он  дал  распоряжение  подсчитать  лампы.  Утром  выдали  триста
двадцать две, а возвратилось только двести пятьдесят  пять;  правда,  многие
рабочие признались, что их лампы остались под землей, выпали у них из рук  в
свалке во время паники. Попробовали произвести перекличку и все же не  могли
установить точное число поднявшихся: одни убежали  домой,  другие  не  могли
расслышать своего имени. Так и не выяснили, скольких человек не  хватает,  -
может быть, двадцати, может быть, сорока. Для инженера одно было несомненно:
под землей остались люди. Они кричали, звали, выли. Наклонившись над стволом
шахты, можно было различить их вопли сквозь гулкий  плеск  воды,  поливавшей
обломки балок.
     Негрель тотчас послал за г-ном Энбо  и  хотел  было  закрыть  доступ  к
шахте. Но  уже  было  поздно:  углекопы,  примчавшиеся  в  поселок  с  такой
быстротой, как будто их преследовал  зловещий  треск  распадавшегося  сруба,
всех переполошили: женщины, старики, дети с  криками,  с  рыданиями  неслись
гурьбой по дороге. Пришлось  их  отгонять;  поставили  кордон  из  сторожей,
приказав им сдерживать  толпу,  чтобы  она  не  мешала  действовать.  Многие
рабочие, успевшие подняться на поверхность, все не уходили, забыв о том, что
надо сменить мокрую одежду, оцепенев от ужаса, стояли у ствола шахты,  глядя
на черную дыру, чуть не поглотившую их.  Вокруг  них  теснились  обезумевшие
женщины, плакали, расспрашивали, умоляли назвать имена. Такой-то был с ними?
А такой-то? Спасшиеся не знали, отвечали бессвязно и, дрожа как в лихорадке,
отмахивались, словно стараясь отогнать страшную картину, все время  стоявшую
у них перед  глазами.  Толпа  быстро  росла,  с  дороги  доносились  громкие
причитания.
     А вверху, на гребне террикона, в будке старика Бессмертного,  сидел  на
полу какой-то человек и смотрел на шахту. Это  был  Суварин.  Далеко  он  не
ушел.
     - Имена! Имена назовите! - кричали женщины хриплыми от слез голосами.
     Негрель показался на минутку и крикнул в ответ:
     - Как только узнаем имена, тотчас сообщим. Но еще ничего  не  потеряно.
Всех спасем... Я сейчас спущусь...
     И  толпа  замерла  в  тоскливом  ожидании.  Действительно,  Негрель  со
спокойным мужеством готовился спуститься... Он  приказал  отцепить  клеть  и
заменить ее бадьей. Опасаясь, что вода угасит его лампу, он велел  привязать
вторую под днищем бадьи, которое могло защитить эту лампу.
     Десятники и штейгеры, бледные, растерянные, помогали подготовке.
     - Спуститесь со мной, Дансар, - коротко приказал Негрель.
     Но, видя, что все его подручные перепуганы, что  Дансар  шатается,  как
пьяный, от ужаса, он с презрением оттолкнул его:
     - Не надо. Только мешать будете... Лучше уж я один...
     Он живо влез в тесную бадью, качавшуюся на  конце  троса,  и,  держа  в
одной руке лампу,  сжимая  в  другой  сигнальную  веревку,  сам  скомандовал
машинисту:
     - Помалу!
     Машинист пустил в ход барабаны, Негрель исчез в  пропасти,  из  которой
еще слышались вопли несчастных.
     Вверху ствола  все  оказалось  на  месте.  Негрель  удостоверился,  что
верхнее звено в хорошем  состоянии.  Бадья  покачивалась  посредине  ствола.
Негрель поворачивался, освещал стенки, -  течь  на  стыках  сруба  была  так
незначительна, что лампочка  продолжала  гореть.  Но  на  глубине  в  триста
метров, когда началось нижнее  звено  сруба,  лампа,  как  он  и  предвидел,
угасла, а в бадью налилась вода. Теперь ему светила  только  та  лампа,  что
была подвешена под бадьей и спускалась во тьму впереди него. При всей  своей
смелости Негрель вздрогнул и побледнел от ужаса,  когда  перед  его  глазами
предстала  жуткая  картина  разрушения.  От  сруба  уцелело  лишь  несколько
перекладин, остальные балки рухнули вместе со своими рамами; в стенах ствола
зияли огромные впадины, из них ползли "плывуны" - мелкие, как  мука,  желтые
пески, и, словно речные волны, прорвавшие  шлюзы,  изливались  воды  Потока,
подземного моря, страшного своими неведомыми бурями и катастрофами.  Негрель
спустился еще ниже, теперь он был на  самой  середине  пропасти,  в  стенках
которой все больше зияло пустот; бадья вертелась, ударяясь о стенки  ствола,
под проливным дождем, которым ее обдавали грунтовые  воды;  лампа,  горевшая
красной звездой, спускалась все ниже, но  так  слабо  рассеивала  тьму,  что
Негрелю казалось, будто он  видит  вдалеке  улицы  и  перекрестки  какого-то
разрушенного города, и там  колышутся  большие  черные  тени.  Никакой  труд
человеческий тут был невозможен. Оставалась лишь  одна  надежда:  попытаться
спасти людей от смертельной опасности. Чем ниже  он  спускался,  тем  громче
становились их вопли; но ему пришлось  остановиться,  -  он  натолкнулся  на
непреодолимую преграду, заполнившую весь  пролет  ствола,  -  груду  бревен,
балок, досок, сломанных проводников  подъемной  клети,  разбившихся  дощатых
перегородок, отделявших ствол от колодца с запасными лестницами, и  все  это
перемешалось с сорванными трубами водоотливного насоса. Негрель  с  болью  в
сердце смотрел на эти обломки, и  вдруг  внизу  вопли  человеческих  голосов
разом смолкли. Вероятно, несчастные бросились  бежать  с  рудничного  двора,
спасаясь от быстро прибывавшей воды, если только не захлебнулись в потоке...
     Негрелю пришлось отказаться от дальнейшего спуска и дернуть  сигнальную
веревку для того, чтобы его начали поднимать. Затем он вновь остановился. Он
все не мог понять, чем же вызвана эта внезапная и страшная катастрофа. Желая
выяснить причины, он  принялся  осматривать  те  части  сруба,  которые  еще
держались. Даже на расстоянии его поразили  видневшиеся  в  дереве  разрезы,
дыры, изломы. В насыщенном  влагой  воздухе  огонь  в  лампочке  еле  горел.
Негрель пальцами ощупал искалеченную балку, распознал  борозды,  оставленные
пилой,  дыры,  сделанные  сверлом,   сознательную   разрушительную   работу.
Очевидно, кто-то нарочно подготовил катастрофу. Негрель замер  на  месте.  А
вокруг последние, еще не обвалившиеся перекладины трещали, рушились вместе с
рамами, грозя увлечь за собою и его  самого.  Вся  его  отвага  пропала  при
мысли, что нашелся человек, способный на такое страшное дело; у него  волосы
зашевелились на голове, он весь похолодел,  испытывал  какой-то  мистический
страх, словно перед неким  божеством  зла,  словно  тот,  кто  совершил  это
безмерное злодеяние, все еще прятался тут, во  мраке.  И  Негрель  закричал,
яростно дергая веревку. Да и пора было уходить; поднявшись на сто метров, он
заметил, что верхняя часть сруба тоже пришла  в  движение:  углы  на  стыках
сруба расщепились, из них уже повыпадали клинья, обмотанные паклей, из щелей
ручьями текла вода. Пройдет еще несколько часов, со  стенок  ствола  отпадет
вся крепь, и они обвалятся.
     На поверхности Негреля в тревоге ждал г-н Энбо.
     - Ну как? Что там? - спросил он.
     От волнения Негрель не мог говорить и был близок к обмороку.
     - Это что-то невероятное, неслыханное, небывалое! Ты осмотрел?
     Негрель утвердительно кивнул головой, опасливо глядя на окружающих.  Он
не хотел давать объяснения при штейгерах, которые  настороженно  слушали,  и
отвел дядю шагов на десять в сторону, но и этого ему показалось мало, отошел
с ним еще дальше и только тогда рассказал ему на ухо,  что  катастрофа  была
кем-то подстроена, балки нарочно просверлены, перепилены;  шахте  перерезали
горло, она в агонии. Директор побледнел и тоже заговорил шепотом,  повинуясь
безотчетному чувству,  побуждающему  люден  хранить  молчание  о  чудовищных
фактах разврата и о чудовищных преступлениях. Но  надо  было  скрывать  свой
страх  от  десятитысячной  армии  углекопов  Компании  Монсу:  позднее   все
выяснится. И они продолжали шептаться, с ужасом думая, что нашелся  человек,
который дерзнул проникнуть  в  шахтный  ствол  и,  повиснув  над  пропастью,
двадцать раз рискуя  жизнью,  совершил  неслыханное  преступление.  Безумная
храбрость разрушителя была для них непостижима,  они,  вопреки  очевидности,
отказывались верить, как не верят рассказам о  знаменитых  побегах  узников,
словно улетевших из окна темницы, прорезанного на высоте тридцати метров над
землей.
     Когда г-н Энбо подошел опять к штейгерам, лицо его  передергивалось  от
нервного тика. Он в отчаянии махнул рукой и приказал немедленно всем уйти  с
шахты.  Это  было  подобие   мрачного   похоронного   шествия,   безмолвного
расставанья; люди оборачивались, прощальным взглядом окидывали большие,  уже
опустевшие кирпичные корпуса, пока еще  стоявшие  строения,  которые  теперь
ничто не могло спасти.
     Директор и инженер спустились из приемочной последними, и  лишь  только
они появились, толпа встретила их упорными, несмолкавшими криками:
     - Имена! Имена! Скажите имена!
     В первом ряду среди женщин была теперь и вдова Маэ. Она вспомнила,  что
ночью слышала шум: наверно, ее дочь и жилец  ушли  вместе,  и  конечно,  оба
остались Вид землей. Хотя сперва мать кричала, что так им и  надо,  что  они
бессердечные негодяи и вполне заслужили погибель, она все  же  прибежала  и,
стоя в первом ряду, трепетала в тоскливом ожидании. Впрочем, она и не  смела
сомневаться, ей все было известно из разговоров окружающих. Да,  да,  Катрин
осталась под землей, и Этьен  тоже,  -  один  из  спасшихся  видел  их.  Что
касается остальных, тут у говоривших оказались  разногласия.  Нет,  такой-то
успел подняться,  а  такой-то,  наоборот,  не  успел;  Шаваль,  пожалуй,  не
выбрался, но кто-то из откатчиков клялся и божился, что поднимался  в  клети
вместе с ним. У жены Левака и  жены  Пьерона  никто  из  близких  не  был  в
опасности, однако они плакали и причитали  так  же  громко,  как  и  другие.
Захарий поднялся одним из первых, и  хотя  он  всегда  казался  насмешником,
зубоскалом, которому все нипочем, сейчас со слезами обнял жену  и  мать;  он
остался  около  матери,  мерз  на  холоде  вместе  с  ней,   преисполнившись
неожиданной нежности к сестре, и не хотел верить, что она под  землей,  пока
начальники бесповоротно не удостоверятся в этом.  -  Имена!  Имена!  Скажите
имена!
     Негрель в нервном возбуждении громко говорил сторожам:
     - Да заставьте же их замолчать! Ведь это такое  мученье!  Не  знаем  мы
имена, не знаем!
     Прошло два часа. В первые минуты смятения никто и не подумал  о  другой
шахте, о  старой  Рекильярской  шахте.  Потом  г-н  Энбо  сказал,  что  надо
попробовать повести розыски и спасательные работы с той стороны. И  тут  как
раз оказалось, что по сгнившим лестницам  запасного  хода  этой  заброшенной
шахты только что выбрались  на  поверхность  пятеро  рабочих,  спасшихся  из
затопленных выработок; говорили, что среди них был конюх  Мук,  -  всех  это
очень удивило, никто не думал, что он находился в шахте. Но  после  рассказа
спасшихся слезы полились сильнее: оказалось, что пятнадцать человек отстали,
или же обвалы замуровали их, и  помочь  им  невозможно:  Рекильярскую  шахту
затопило, вода там поднялась метров на десять. Теперь знали имена всех,  кто
остался под землей;  воздух  огласили  стенания  и  крики  народа,  которому
нанесли кровавую рану.
     - Да заставьте же их замолчать! - твердил в ярости Негрель. -  И  пусть
они отойдут. Да, да, пусть отойдут... Метров на сто, не меньше.  Тут  опасно
стоять. Оттесните их, оттесните!
     Пришлось чуть ли не драться с несчастными.  Они  вообразили,  будто  их
гонят, желая скрыть от них какие-то новые бедствия и новые смерти; штейгерам
пришлось объяснять им, что сейчас обвалится шахтный ствол, а вслед за ним  и
вся шахта. От ужаса все умолкли и  в  конце  концов  покорно  отступили;  но
пришлось усилить цепь сторожей,  сдерживавших  толпу,  -  люди  возвращались
против своей воли, словно их притягивал магнит;  не  меньше  тысячи  человек
теснилось на дороге; прибежали из всех поселков и из самого Монсу.
     А тот, кто был на гребне террикона, белокурый человек с девичьим лицом,
курил папиросу за папиросой, чтоб набраться терпения, и не  сводил  с  шахты
своих светлых глаз.
     Началось ожидание. Был уже полдень, люди с утра не  ели.  Но  никто  не
уходил. В хмурном небе медленно ползли ржавые тучи. За забором  Раснера  без
передышки лаял большой  пес,  раздраженный  голосами  и  запахами  огромного
скопища людей. Толпа постепенно растекалась по  соседним  участкам,  охватив
шахту кольцом на расстоянии в сто метров. В середине пустынного круга  четко
вырисовывались строения шахты. Там не было ни души, не слышалось ни  единого
звука; в  незатворенные  окна  и  двери  виднелись  брошенные  в  беспорядке
помещения; забытая рыжая кошка, почуяв какую-то опасность в этой непривычной
тишине, спрыгнула с лестницы и исчезла. Должно быть, топки в  котельной  еще
не совсем погасли - из высокой кирпичной трубы к  темным  тучам  поднимались
легкие струйки дыма; на кровле копра пронзительно скрипел на ветру флюгер, -
казалось, то была предсмертная жалоба обреченных строений.
     В два часа дня ничего нового не произошло. Г-н Энбо, Негрель  и  другие
инженеры, собравшиеся здесь, все в пальто и в черных шляпах,  стояли  кучкой
впереди всех; они тоже не хотели уходить, хотя у них ноги  подкашивались  от
усталости; все испытывали болезненное,  лихорадочное  возбуждение,  сознавая
свое бессилие перед лицом  такого  страшного  бедствия;  все  молчали,  лишь
изредка шепотом обменивались скупыми словами, словно у  постели  умирающего.
Должно быть, в стволе шахты завершался обвал верхнего  звена  сруба;  иногда
раздавался вдруг громкий треск, потом что-то  тяжелое  с  прерывистым  шумом
падало в глубокую пропасть; затем опять наступила мертвая тишина.  Рана  все
расширялась; обвал, начавшийся снизу, захватывал верхние слои, приближался к
поверхности. Негрелю хотелось увидеть, что происходит; в нервном  нетерпении
он вышел вперед и зашагал один в этом жутком пустом пространстве, однако его
схватили за плечи, остановили. К чему рисковать? Ведь катастрофы  все  равно
не остановить. А тем временем какой-то  углекоп,  когда  отвернулся  сторож,
помчался к раздевальне и вскоре спокойно вернулся на  место:  он  сбегал  за
своими деревянными башмаками.
     Пробило три часа. Все  еще  ничего  не  случилось.  Полил  дождь,  люди
вымокли, но не отошли ни на шаг. Пес во дворе Раснера опять принялся  лаять.
И только в три часа двадцать минут  первый  толчок  сотряс  землю.  Строения
Ворейской шахты дрогнули, но устояли - они были выстроены прочно.  Но  вслед
за первым последовал второй толчок, и  толпа  откликнулась  на  него  долгим
воплем: у всех на глазах длинный, крытый толем барак сортировочной два  раза
качнулся и рухнул с  оглушительным  треском.  От  огромного  давления  балки
сломались, как спички, и терлись друг о друга с  такой  силой,  что  от  них
брызнули  целые  снопы  искр.  И  с  этого   мгновения   земля   непрестанно
сотрясалась; толчки следовали один за другим, шло подземное оседание  пород,
слышался грозный гул, как при извержении  вулкана.  Пес  вдалеке  больше  не
лаял, а жалобно  выл,  словно  извещал  о  колебаниях  почвы,  которые  чуял
заранее; а женщины, дети, да и вся  толпа,  взиравшая  на  шахту,  не  могли
удержать воплей всякий раз, как  ее  встряхивало  от  содрогания  земли.  Не
прошло и десяти минут  -  рухнула  шиферная  кровля  шахтного  копра,  стены
приемочной и машинного отделения раскололись, в  них  зияла  теперь  широкая
брешь. Затем шум  стих,  разрушение  остановилось,  вновь  настала  глубокая
тишина.
     Целый час простояла Ворейская шахта еще живая, но израненная, словно ее
бомбардировала из пушек армия жестоких врагов. Смолкли крики, круг  зрителей
раздался, но никто не уходил,  все  смотрели.  Под  грудой  балок  рухнувшей
сортировочной еще можно было различить  смятые  опрокидыватели,  прорванные,
искореженные  грохота.  Но  больше  всего  обломков  громоздилось  на  месте
приемочной среди осколков битого кирпича и стен, местами рухнувших целиком и
обратившихся в мелкий щебень. Стальная  перекладина,  поддерживавшая  шкивы,
изогнулась и до  половины  опустилась  в  шахтный  ствол;  клеть  повисла  в
воздухе, над ней покачивался обрывок троса; а  дальше  высилась  целая  гора
разбитых вагонеток, чугунных плит, лестниц. Каким-то чудом ламповая осталась
нетронутой,  и  с  левой  стороны  виднелись  аккуратные  многоярусные  ряды
начищенных лампочек. А в глубине развороченного  машинного  отделения  видна
была паровая машина, плотно  сидевшая  на  массивном  кирпичном  фундаменте;
блестели  ее  медные  части,  крупные  стальные  детали   были   похожи   на
несокрушимые мышцы; застывший в воздухе шатун напоминал  согнутую  в  колене
ногу великана, спокойно дремлющего, уверенного в своей силе.
     К концу этой часовой передышки у г-на Энбо  возродилась  надежда.  Быть
может, оседание пород закончилось и есть еще  возможность  спасти  машину  и
уцелевшие постройки. Однако он по-прежнему запрещал  приближаться  к  шахте,
требовал, чтобы потерпели еще с полчаса. Ожидание  становилось  невыносимым;
надежда  усилила  волнение  людей,  у  всех  билось  сердце.  Черная   туча,
поднявшаяся на горизонте, ускорила  наступление  сумерек;  кончался  роковой
день, угасавший над обломками крушения,  вызванного  подземной  бурей.  Люди
стояли тут семь часов, голодные, изнемогавшие от неподвижности.
     И вдруг, когда инженеры начали осторожно приближаться к шахте, страшное
содрогание земли обратило их в бегство. Под землей раздался грохот, громовые
раскаты, словно какая-то чудовищная артиллерия вела обстрел в недрах  земли.
А на поверхности опрокидывались, рушились, разваливались последние уцелевшие
строения. Какой-то вихрь  подхватил  и  расшвырял  обломки  сортировочной  и
приемочной. Раскололась и исчезла котельная. Потом четырехугольная башня,  в
которой хрипел водоотливный  насос,  упала  ничком,  как  человек,  которого
сразило пушечное ядро,  И  тогда  перед  всеми  предстало  ужасное  зрелище:
паровая машина, растерзанная, четвертованная на своем массивном  постаменте,
боролась со смертью: она шла, она вытягивала шатун,  словно  сгибала  колено
своей гигантской ноги, как будто пыталась подняться; но то были предсмертные
судороги, - разбитую, поверженную, ее  поглотила  пропасть.  Только  высокая
тридцатиметровая труба еще вздымалась, вздрагивая, подобно корабельной мачте
в бурю. Казалось, вот-вот она упадет,  рассыплется  и  рассеется  прахом  по
ветру; но вдруг она вся целиком ушла в землю, растворилась в ней,  растаяла,
словно исполинская свеча; ничего не осталось над  поверхностью  земли,  даже
острия громоотвода. Все кончилось, - злобный зверь, притаившийся в Ворейской
лощине, пожравший столько человеческого мяса,  издох,  не  слышно  было  его
шумного, протяжного дыхания. Вся шахта провалилась в бездну.
     Толпа с воем бросилась прочь. Женщины бежали,  закрывая  руками  глаза.
Ужас гнал людей, как ураган, разметавший  кучу  сухих  листьев.  И  все  они
кричали, - не хотели кричать, но не могли сдержать невольных  криков  ужаса,
когда увидели огромную, внезапно возникшую  яму.  Эта  впадина,  похожая  на
кратер потухшего вулкана, глубиной в пятнадцать метров и  шириной  не  менее
сорока, простиралась от дороги до самого канала. Вслед за постройками  земля
поглотила весь двор шахты, гигантские козлы, мостки с  проложенными  на  них
рельсами, целый поезд из вагонеток, три товарных вагона; она поглотила,  как
соломинку,  целую  рощу  заготовленных  обтесанных,  разрезанных  по   мерке
древесных стволов - все штабели крепежного леса. На дне ямы  виднелась  куча
обломков: бревна, кирпич,  железо,  штукатурка,  балки,  разбитые  в  щепки,
развороченные,   изломанные,   исковерканные,    скрученные,    истолченные,
перемешанные с грязью. Яма приняла округлую форму, от краев ее шли трещины и
тянулись далеко через поля. Одна расселина доходила до пивной Раснера, и  по
фасаду его дома зазмеилась трещина. А что, если и в поселке рухнут дома?  До
какого же  места  надо  добежать,  чтобы  оказаться  в  безопасности  в  эти
последние часы ужасного дня, под этим  свинцовым  небом,  которое  тоже  как
будто хотело раздавить мир.
     Но вдруг Негрель вскрикнул,  словно  от  боли.  Г-н  Энбо  попятился  и
заплакал. Катастрофа еще не завершилась. Берег канала обвалился, и  вода  из
него бурлящими волнами ринулась в одну из трещин кратера. Вода просачивалась
туда, низвергалась, как водопад в глубокое  ущелье.  Шахта  задумала  выпить
реку, и теперь все горные выработки были затоплены на  многие  годы.  Вскоре
кратер заполнился водой, и на том  месте,  где  только  что  была  Ворейская
шахта, раскинулось озеро мутной  воды,  подобно  сказочным  озерам,  на  дне
которых спят проклятые города. Настала грозная тишина; слышно  было  только,
как бурлит и рокочет вода, врываясь в пропасть.
     И тогда на гребне дрогнувшего террикона поднялся на  ноги  Суварин.  Он
узнал вдову Маэ и Захария, рыдавших при  виде  этого  обвала,  который  всей
своей тяжестью навис над головами несчастных, умиравших под землей. Отбросив
последнюю папиросу, разрушитель пустился в путь и, не оборачиваясь,  зашагал
в сгустившемся сумраке. Некоторое время он еще виднелся вдалеке, силуэт  его
становился все меньше, потом слился с черной тьмой. Он и шел в эту  тьму,  в
неведомое. Спокойный,  бесстрастный,  он  шел  истреблять,  -  повсюду,  где
найдется динамит, взрывать города  и  людей.  Когда  в  свой  последний  час
буржуазия услышит, как при каждом ее шаге  с  грохотом  взлетают  на  воздух
булыжники мостовой, - вероятно, это будет дело его рук.
 

 
     Лишь только земля поглотила Ворейскую шахту, г-н Энбо  ночью  выехал  в
Париж, желая лично осведомить обо всем правление,  пока  журналисты  еще  не
разнесли по свету эту весть. На следующий день он вернулся  и  казался,  как
обычно, спокойным, учтивым администратором. Очевидно, ему  удалось  снять  с
себя ответственность, милость к нему не уменьшилась, даже наоборот, -  через
день был подписан указ о награждении его орденом  Почетного  легиона  первой
степени.
     Но если директор выбрался  из  беды  благополучно,  положение  Компании
пошатнулось от этого ужасного удара.  Она  не  только  потерпела  миллионные
убытки,  -  ей  нанесена  была  опасная  рана:  из-за  того,  что   какие-то
злоумышленники погубили одну из ее шахт, она испытывала глухой, непрестанный
страх за свое будущее. Она была глубоко потрясена и  поняла,  что  надо  все
скрыть. Зачем поднимать шум вокруг таких ужасов? Если преступника обнаружат,
из него сделают своего рода мученика,  от  его  устрашающего  героизма  и  у
других свихнутся мозги; он  породит  целый  выводок  поджигателей  и  убийц.
Впрочем, правление  и  не  подозревало,  кто  оказался  истинным  виновником
катастрофы, и в конце концов  вообразило,  что  тут  орудовала  целая  армия
сообщников; никто и мысли не допускал, что, действуя в одиночку, чеАОГСК мог
найти в себе смелость и силу для  такого  разрушения;  именно  эта  мысль  и
преследовала членов правления - мысль о непрестанно возрастающей  опасности,
грезившей  шахтам  Компании.  Директор  получил  распоряжение   организовать
широкую сеть  шпионажа,  затем  постепенно,  по  одному,  без  шума  уволить
неблагонадежных рабочих, заподозренных в  причастности  к  преступлению.  Из
соображений высокой политики и осторожности пока  решили  ограничиться  лишь
этой мерой.
     Немедленному увольнению подвергся только одич Дансар. После скандала  в
доме Пьерона держать его на должности старшего штейгера стало невозможно.  В
качестве предлога воспользовались его поведением во время катастрофы,  когда
он показал себя подлым трусом  и  бросил  своих  людей,  спасая  собственную
жизнь.  Увольнением  Дансара  хотели  также  угодить  рабочим,  дружно   его
ненавидевшим.  Однако  в  Париж  просочились  кое-какие  слухи  о   причинах
катастрофы, и дирекции пришлось послать в  газету  официальное  опровержение
сенсационной заметки, в которой говорилось о бочонке с порохом,  подожженном
в   шахте   забастовщиками.   После   наспех   проведенного    расследования
правительственный инженер представил доклад, в котором пришел к  заключению,
что обвал шахтного ствола вызван вполне естественными причинами, а именно  -
оседанием породы в выработках. Компания предпочла держать  свои  сведения  в
тайне  и  безропотно  перенесла  сделанный  ей  выговор   за   недостаточный
технический надзор. На третий  день  парижская  пресса  нашла  в  катастрофе
обильный материал для отдела хроники; все только и говорили что  о  рабочих,
умирающих  в  глубине  шахты,  с  жадностью  читали  телеграфные  сообщения,
печатавшиеся каждое утро. В самом Монсу буржуа бледнели и лишались дара речи
при одном лишь упоминании  о  Ворейской  шахте,  -  о  ней  сложилась  такая
страшная легенда, что самые смелыа с трепетом передавали ее  друг  другу  на
ухо. Во всем крае выказывали великую жалость к жертвам катастрофы; обыватели
устраивали прогулки к разрушекной шахте, многие ходили туда всем семейством,
желая испытать острые ощущения ужаса при взгляде на эти  развалины,  которые
придавили своей тяжестью несчастных, заживо погребенных под ними.
     Денелен, назначенный участковым инженером, приступил к работе  в  самый
разгар бедствия; и его первой заботой было отвести канал  в  прежнее  русло,
ибо этот поток воды с каждым часом усиливал разрушения в  шахте.  Для  этого
необходимы были большие работы, и Денелен тотчас поставил сотню  рабочих  на
постройку дамбы. Дважды  буйные  волны  сносили  первые  заграждения.  Потом
установили водоотливные насосы, началась ожесточенная  борьба,  исступленная
схватка, - шаг за шагом люди отвоевывали у реки затопленные ею участки.
     Но в еще более страстном напряжении держали  всех  работы  по  спасению
людей. Последняя попытка по-прежнему возложена была на  Негреля,  и  рабочих
рук в его распоряжении оказалось более чем достаточно:  в  порыве  братского
чувства все углекопы предлагали свою помощь. Они позабыли о забастовке,  они
не думали о плате, - им могли бы и  ничего  не  платить,  они  просили  лишь
одного:  разрешить  им  рисковать  своей  жизнью  ради  спасения  товарищей,
оказавшихся в смертельной опасности. Все явились со своими инструментами и с
трепетом ожидали указаний, в каком  месте  начать  работу.  Многие  заболели
после пережитого, их била нервная дрожь, они обливались холодным  потом  при
неотвязных, страшных воспоминаниях, и все же они поднялись с постели, пришли
и больше всех жаждали сразиться с землей,  словно  хотели  ей  отомстить.  К
несчастью, нелегко было разрешить вопрос,  куда  с  пользой  направить  труд
спасателей? Что делать? Как проникнуть в шахту? С какой стороны врубаться  в
породу?
     По мнению Негреля, ни одного из несчастных уже не  было  в  живых,  все
пятнадцать наверняка погибли - утонули или задохнулись; однако при рудничных
катастрофах существует правило: предполагать, что люди, замурованные на  дне
шахты,  еще  живы,  и  Нетрель  в  своих  рассуждениях  исходил   из   этого
предположения. Прежде всего он поставил перед собой задачу - определить, где
они могли укрыться. Штейгеры и старые углекопы, с которыми  он  советовался,
все  сходились  в  одном:  убегай  от  наводнения,   товарищи,   несомненно,
поднимались  из  выработки  в  выработку  до  самых  высоких   уступов,   и,
несомненно, вода загнала их в конец самого верхнего пути.
     Это, впрочем, соответствовало и сведениям, полученным от Мука:  из  его
путаного рассказа все же можно было заключить, что, обезумев от ужаса,  люди
разбились на маленькие группы, что беглецы терялись или отставали на  каждом
уступе. Однако мнения разошлись, лишь только штейгеры стали обсуждать вопрос
о возможных попытках спасти людей. Самые близкие к поверхности выработки все
же находились на глубине ста пятидесяти метров, - нечего  было  и  думать  о
проходке нового ствола.
     Оставалось воспользоваться заброшенной Рекнльярской шахтой, только  она
давала доступ в недра земли, а потому должна была стать исходной точкой  для
розысков. Хуже всего было то, что Рекильярскую шахту  тоже  затопило  и  она
больше не сообщалась с Ворейской шахтой; выше уровня воды в  ней  оставалось
лишь несколько отрезков квершлага, обслуживавшего когда-то первый  горизонт.
Для откачки воды потребовались бы  годы  я  годы;  следовательно,  наилучшим
решением было бы  осмотреть  уцелевшие  верхние  выработки,  установить,  не
соседствуют ли  они  с  верхними  выработками  Ворейской  шахты,  где  могли
укрыться жертвы катастрофы. Прежде чем прийти  к  этому  логичному  решению,
много спорили, обсуждали и отбрасывали всякие неосуществимые замыслы.
     А затем Негрель, порывшись в архивной пыли, нашел  старые  планы  обеих
шахт, изучил их и определил, с каких точек  надо  вести  поиски.  Постепенно
спасательные   работы   увлекли   его,   он   тоже   заразился    лихорадкой
самоотверженности, несмотря на свое ироническое и легкомысленное отношение к
людям,  да  и  ко  всему  на  свете.  Первой  трудностью  оказался  спуск  в
Рекильярскую  шахту;  пришлось  расчистить  устье  ствола,  срубить  рябину,
повыдергивать кусты терна и  боярышника  да  еще  починить  лестницы.  Затем
началось нащупывание. Спустившись  с  десятью  рабочими,  Негрель  велел  им
стучать стальными зубками обушков в тех местах угольного пласта, на  которые
он указывал; а постучав, каждый приникал ухом к пласту,  в  надежде  уловить
далекий ответный стук. Но тщетно прошли  они  по  всем  еще  не  затопленным
горным выработкам - ни разу  не  услышали  они  отклика.  Итак,  затруднение
увеличилось. В каком  же  месте  начать  проходку?  И  все  же  упорство  не
ослабевало, в тоске и тревоге люди искали решения.
     С первого же дня работ в Рекильяр утром пришла вдова Маэ, Она  села  на
балку у ствола шахты  и  не  трогалась  с  места  до  самого  вечера.  Когда
кто-нибудь выходил из колодца, она вставала и безмолвно  спрашивала  горящим
взглядом: "Ничего? Ничего нет?" И снова  садилась  на  старую  балку,  снова
ждала, без единого слова, с каменным, суровым лицом. Приходил в  Рекильяр  и
Жанлен и, видя, что люди завладели его тайником, кружил у входа с испуганным
видом хищного зверька,  опасавшегося,  что  обнаружат  его  нору  и  отнимут
наворованные им запасы; он думал также о молодом солдате, лежавшем в  штреке
под обвалом, и опасался, что пришельцы нарушат спокойный сон мертвеца; но  в
этой стороне шахта была затоплена водой, а розыски вели  левее,  в  западном
квершлаге. Сначала приходила и Филомена, провожая Захария, который входил  в
поисковую партию; но потом ей надоело мерзнуть без нужды и без пользы; и она
оставалась дома, в поселке, влачила обычное свое  существование,  вялая,  ко
всему равнодушная, кашляла с утра до вечера. Зато Захарий жил  только  одной
мыслью - найти сестру - и готов был ради этого зубами грызть землю. По ночам
он кричал во сне; Катрин снилась ему, он ее видел,  слышал:  от  голода  она
исхудала, стала как тень, она надорвала себе горло, тщетно взывая о  помощи.
Дважды он принимался рыть без приказа инженера, заявляя, что  Катрин  именно
там, что он это чувствует, уверен в этом. Инженер  больше  не  разрешал  ему
спускаться. Но Захарий не отходил от  шахты,  из  которой  его  изгнали;  от
волнения он даже не мог сидеть возле матери и, томимый нервной  потребностью
действовать, все ходил взад и вперед без передышки.
     Шел третий день  поисков.  Негрель,  отчаявшись  в  успехе,  решил  все
бросить вечером. В полдень, после завтрака,  когда  он  вернулся  со  своими
людьми для последней попытки, к  великому  его  удивлению,  из  шахты  вылез
Захарий и, размахивая руками, закричал:
     - Она там! Она ответила мне! Идите, идите скорей!
     Оттолкнув сторожа, он мигом спустился опять по  лестницам  и  клятвенно
стал уверять, что вон  тем,  в  первом  штреке  Гильомова  пласта,  ответили
стуком.
     - Да ведь мы уже два раза проходили там, где вы говорите, - недоверчиво
заметил Негрель. - Ну хорошо, пойдем еще посмотрим.
     Вдова Маэ поднялась, но ей не  позволили  спуститься.  Выпрямившись  во
весь рост, она стояла у края ствола, устремив взгляд в черную яму.
     А внизу Негрель сам постучал три  раза,  с  большими  промежутками,  и,
велев рабочим соблюдать полную тишину, приник ухом к  угольному  пласту.  Ни
звука в ответ. Он  покачал  головой:  очевидно,  бедному  парню  почудилось.
Захарий в исступлении  снова  постучал  и  снова  уловил  ответ;  глаза  его
блестели, он весь трепетал от радости.  Тогда  и  другие  рабочие,  один  за
другим, повторили опыт и все  взволновались:  они  ясно  расслышали  далекий
отклик. Негрель поразился, опять приник ухом к пласту и наконец уловил  стук
- легкий, как воздух,  едва  различимый,  ритмичный  стук,  знакомый  призыв
углекопов, который они выстукивают в час опасности. Каменный уголь  передает
звук с кристальной ясностью  и  очень  далеко.  Штейгер,  находившийся  тут,
полагал,  что  толща  породы,  отделявшей  их  от  товарищей,  -  не  меньше
пятидесяти метров. Но всем казалось, что они близко, что уже можно протянуть
им руку. Все  ликовали.  Негрелю  пришлось  отдать  распоряжение  немедленно
начать работу,
     Когда Захарий вышел на поверхность и встретил мать, они обнялись.
     - Да вы не очень-то радуйтесь,  -  имела  жестокость  сказать  им  жена
Пьерона, из любопытства решившая в  тот  день  прогуляться  до  Рекильярской
шахты. - Если Катрин там нет, вам еще тяжелее будет.
     И правда, Катрин могла оказаться в другом месте.
     - Убирайся ты! - злобно крикнул Захарий. - Она там, я знаю, что там.
     Мать снова села возле шахты, безмолвная, с неподвижным лицом,  и  вновь
стала ждать.
     Как  только  слухи  о  событии  долетели  до  Монсу,  оттуда   повалили
любопытные. Хоть ничего не было видно, они не уходили. С  трудом  удерживали
их на расстоянии. А под землей работы шли и день и ночь. Боясь  натолкнуться
на какое-нибудь препятствие, Негрель велел  вести  в  пласте  три  наклонных
хода, которые должны были сойтись  в  том  месте,  где,  по  предположениям,
замурованы были люди; угольный пласт  оказался  тонким,  врубаться  в  него,
прокладывая ход, тесный, как кишка, можно было лишь в  одиночку;  забойщиков
сменяли через каждые два часа; вырубленные куски  угля  выносили  на-гора  в
корзинах, составив цепь из людей, удлинявшуюся по мере того, как  углублялся
ход. Сперва работа шла очень быстро, за день прошли шесть метров.
     Захарий добился, чтобы его включили в число избранников,  которые  вели
проходку. Это был почетный пост, люди оспаривали его друг у  друга.  Захарий
возмущался, когда  его  хотели  сменить  после  установленного  двухчасового
срока, он воровал очередь у товарищей, отказывался выпустить из рук  обушок.
Он опередил других, его ход углубился дальше, чем у них; он сражался с углем
так неистово, что из узкого, тесного хода доносилось его  дыхание,  сильное,
хриплое, шумное, словно в груди у него работали кузнечные  мехи.  Выбравшись
на поверхность, весь покрытый грязью, черный, пьяный от усталости, он  падал
в изнеможении на землю, и его спешили закутать в одеяло. А  затем  он  снова
вставал на ноги, еще шатаясь, шел к  стволу,  опять  спускался  в  шахту,  и
схватка возобновлялась. Слышались глухие звуки ударов,  прерывистое  дыхание
борца, охваченного неистовой жаждой победить врага. Хуже всего было то,  что
уголь стал тверже. Захарий два раза сломал обушок и был в отчаянии,  что  не
может продвигаться быстрее. Он мучился еще и от жары, - ведь с каждым метром
проходки  жара  все  усиливалась,  и  в  глубине  этой  узкой  норы   стояла
невыносимая  духота.  Ручной  вентилятор  работал  исправно,   но   добиться
циркуляции воздуха не удавалось. Три забойщика лишились  чувств  от  удушья,
пришлось их вынести на поверхность.
     Негрель теперь жил под землею вместе с рабочими. Еду  ему  приносили  в
шахту, спал он урывками часа два в сутки на охапке  соломы,  завернувшись  в
плащ. Но во всех поддерживали  мужество  все  более  явственно  доносившиеся
призывы несчастных, моливших спасателей поторопиться.  Выстукивания  звучали
теперь очень четко и музыкально, словно удары  по  металлическим  пластинкам
цимбалов. По этим кристально чистым звукам определяли  направление,  шли  на
них, как идут при наступлении на гул пушечных  выстрелов.  Всякий  раз,  как
сменялся забойщик, Негрель спускался в тесный ход, стучал и приникал ухом  к
стенке; и тотчас же ясно слышал ответный, настойчивый стук. Теперь  сомнений
не было: двигались в верном направлении, но с какой роковой медлительностью!
Нет, ни за что не удастся поспеть вовремя. В два первых дня прорубили ход  в
тринадцать метров, но на третий день - только пять метров, а на четвертый  -
всего-навсего три. Угольный пласт стал до того плотным и твердым, что дальше
с великим трудом удавалось за сутки  врубаться  в  него  на  два  метра.  На
девятый день, в итоге сверхчеловеческих усилий, было пройдено  тридцать  два
метра  и,  по  приблизительному  подсчету,  оставалось  еще  пройти   метров
двадцать. Для узников шахты начался двенадцатый день заточения,  без  хлеба,
без  огня,  во  мраке  и  ледяном  холоде.  От  этой  страшной  мысли  слезы
навертывались на  глаза,  и  мышцы  рук  напрягались  в  неустанной  работе.
Казалось  невозможным,  чтобы  несчастные  выжили,  -  далекие   удара!   со
вчерашнего дня звучали слабее, и тех, кто боролся  за  их  жизнь,  охватывал
страх, что призывный стук внезапно оборвется навсегда.
     По-прежнему вдова Маэ приходила каждое утро и садилась у ствола  шахты.
Она приносила с собой Эстеллу, которую не могла оставлять дома одну на целый
день. Час за часом она следила за ходом работы, разделяя  надежды  и  уныние
спасателей. Кучки зрителей, стоявшие вокруг, и даже обыватели Монсу в  своих
домах полны были лихорадочного ожидания, судили и рядили о происходившем. Во
всем краю люди душой были с теми, чьи сердца бились под землей.
     На девятый день в час завтрака Захарий не ответил, когда его окликнули,
чтобы сменить; казалось, он сошел с ума, - бурча ругательства,  он  неистово
врубался в пласт. Негрель, которому нужно было подняться ненадолго,  не  мог
заставить его выйти; в шахте оставались лишь три углекопа и штейгер. Захария
страшно раздражало, что колеблющийся огонек лампочки  не  дает  достаточного
света, что это замедляет работу, и, наверно, он  совершил  неосторожность  -
открыл лампу. Меж тем  это  было  строго  запрещено,  так  как  обнаружилось
сильное просачивание гремучего газа, - он в огромных количествах застаивался
в узких коридорах, куда  не  доходила  вентиляция.  Внезапно  раздался  удар
грома, из тесного хода вырвался огненный смерч, словно из пушки,  заряженной
картечью. Все запылало, даже воздух вспыхнул, как порох, во всех выработках.
Взрывная волна отбросила штейгера  и  троих  рабочих,  пронеслась  вверх  по
стволу  и,  словно  извергнувшись  из  вулкана,  вырвалась  на  поверхность,
выбросив куски породы и обломки деревянного крепления.  Любопытные  убежали,
вдова Маэ поднялась, прижимая к груди испуганную Эстеллу.
     Когда Негрель и рабочие возвратились,  их  охватила  ярость.  Они  били
ногами землю, ненавидя ее в эту минуту, как  взбалмошную,  жестокую  мачеху,
убивающую  своих  пасынков   из   нелепой   прихоти.   Люди   работают   так
самоотверженно, хотят спасти товарищей, а она у них самих отнимает жизнь.
     Только через три часа ценою тяжких и опасных трудов проникли в шахту  и
приступили к подъему жертв нежданной катастрофы. Штейгер и  рабочие  еще  не
умерли, но были покрыты  ужасающими  язвами  от  ожогов,  издававшими  запах
горелого мяса; они вдохнули пламя, им обожгло и горло  и  легкие.  И  теперь
несчастные выли, умоляя прикончить их; из трех пострадавших  углекопов  один
был тот, кто во время забастовки последним ударом  лома  разрушил  насос  на
шахте Гастон-Мари; у двух других на ладонях были шрамы, на пальцах ссадины и
порезы - следы сражения, в котором они бросали в солдат обломками  кирпичей.
Толпа расступилась, люди,  бледнея  и  вздрагивая,  обнажали  головы,  когда
проносили пострадавших.
     Вдова Маэ стояла не шевелясь,  ждала.  Наконец  вынесли  труп  Захария.
Огонь уничтожил на нем одежду, обуглившееся черное  тело  было  неузнаваемо.
Взрывом разнесло на куски череп, - головы больше не было. Когда эти  ужасные
останки положили на носилки, мать двинулась вслед за ними; она  шагала,  как
автомат, ни единая слезинка не увлажнила ее воспаленные покрасневшие  глаза.
Неся на руках уснувшую  Эстеллу,  она  шла,  как  трагическое  олицетворение
человеческого  горя,  и  ветер  трепал  ее  волосы.   В   поселке   Филомена
остолбенела, увидев носилки, но тотчас же разрыдалась, и слезы облегчили ее.
А мать все тем же мерным шагом  пошла  обратно  в  Рекильяр:  она  проводила
мертвого сына и возвратилась, чтобы ждать дочь.
     Прошло  еще  три  дня.  Спасательные  работы  возобновили,  преодолевая
неслыханные трудности. От взрыва гремучего  газа  проложенная  выработка,  к
счастью, не обвалилась, но воздух, в котором выгорел кислород,  стал  теперь
таким спертым и тяжелым, что пришлось установить дополнительные вентиляторы.
Забойщики сменялись каждые двадцать минут. Постепенно  продвигались  вперед;
оставалось пройти, вероятно, не больше двух метров. Но теперь у каждого ужас
леденил сердце, и люди врубались в крепкий пласт только из мести: ведь  стук
прекратился, смолкли звонкие ритмические звуки, призывающие на  помощь.  Шел
двенадцатый день спасательных работ, пятнадцатый - со времени катастрофы;  с
утра воцарилось мертвое молчание. Новое бедствие усилило любопытство жителей
Монсу; буржуа с таким увлечением устраивали прогулки к  Рекильярской  шахте,
что даже Грегуары решились последовать их примеру. Условились  побывать  там
целой компанией. Семейство Грегуаров решило доехать до Воре в своем экипаже,
а г-жа Энбо пообещала провезти туда в своей коляске Люси  и  Жанну.  Денелен
хотел показать им начатые работы, а наобратном пути они собирались заглянуть
в Рекильяр, узнать от Негреля, до какого места довели проходку и есть ли еще
надежда. Вечером же все должны были встретиться в  доме  Энбо  за  обеденным
столом.
     В третьем часу дня супруги Грегуар и их дочь Сесиль вышли из коляски  у
провалившейся шахты и встретились с г-жой Энбо, которая приехала первой. Она
была в светло-синем платье и защищалась зонтиком от  февральского  нежаркого
солнца. Лазурь безоблачного неба была чиста,  в  воздухе  разливалось  почти
весеннее тепло. Г-н Энбо тоже был на месте, разговаривал с Декеленом, и г-жа
Энбо рассеянно слушала, как Денелен рассказывает о том, что построить  дамбу
на канале стоило неимоверных трудов.
     Жанна, не расстававшаяся с альбомом, делала в нем аарисовки, увлеченная
трагическим сюжетом, а Люси, сидя рядом с нею  на  исковерканной  вагонетке,
громко восторгалась, находя зрелище "потрясающим".
     Еще не законченная дамба пропускала во многих местах воду,  и  пенистые
волны каскадами падали в  провал,  образовавшийся  на  месте  шахты.  Однако
кратер постепенно пустел, вода впитывалась в землю, и уровень ее  понижался,
обнажая ужасающую мешанину обломков на дне озера. Под нежно-лазоревым  небом
погожего дня громоздились какие-то руины, словно развалины города, рухнувшие
в грязь.
     - Да стоило ли ехать сюда, смотреть  на  такую  гадость?  -  воскликнул
разочарованный г-н Грегуар.
     Пышущая здоровьем, румяная Сесиль с наслаждением дышала чистым воздухом
и весело шутила, а г-жа Энбо с гримасой отвращения процедила:
     - В самом деле, ничего красивого тут нет!
     Оба инженера засмеялись.  Они  попробовали  занять  своих  посетителей,
повсюду  водили  их,  показывали,  как  работают  водоотливные  насосы,  как
вколачивают  в  землю  толстые  сваи.   Но   дамы   чувствовали   неприятное
беспокойство, они с трепетом  услышали,  что  насосам  придется  действовать
долгие годы - шесть-семь  лет,  пока  не  восстановят  шахтный  ствол  и  не
выкачают воду из всех выработок. Нет, лучше думать о чем-нибудь другом, а не
то такие ужасы и во сне будут сниться.
     - Поедемте! - сказала г-жа Энбо.  Жанна  и  Люси  запротестовали.  Как!
Ехать? Так скоро?  Ведь  набросок  еще  не  закончен.  Обе  сестры  пожелали
остаться, заявив, что отец привезет их к обеду. Г-н Энбо один сел в  коляску
к жене, так как хотел поговорить в Рекильяре с Негрелем.
     - Ну что ж, поезжайте вперед, - сказал им г-н Грегуар.  -  И  мы  скоро
поедем,  только  завернем  сначала  в  поселок  минут  на  пять.  Поезжайте,
поезжайте. Мы вас догоним в Рекильяре.
     Он взобрался вслед за  женой  и  дочерью  в  коляску,  И  когда  экипаж
директора  покатил  по  берегу  канала,  коляска  Грегуаров  стала  тихонько
подниматься по склону к рабочему поселку.
     Свою прогулку они намеревались завершить добрым делом.  Смерть  Захария
вызвала у них сострадание к трагической судьбе семейства Маэ, о которой  шли
разговоры во всей округе. Им не жаль было погибшего отца, - так ему и  надо,
этому разбойнику,  этому  убийце,  напавшему  на  солдат!  Хорошо,  что  его
застрелили как бешеную собаку! Но как  не  посочувствовать  матери,  которая
потеряла мужа и сына,  да,  вероятно,  потеряет  и  старшую  дочь,  ибо  та,
конечно, обратилась в бездыханный труп,  замурованный  в  недрах  шахты;  да
говорят еще, что в этой семье старик дед - беспомощный калека, средний  сын,
подросток, стал хромым, пострадав при обвале, а маленькая  дочка  умерла  от
голода во время забастовки. И вот хоть эта семья, можно сказать, справедливо
понесла кару за свой крамольный дух, господа Грегуар решили проявить  широту
истинного  милосердия,  все  великодушно  забыть  и  простить  провинившихся
бунтовщиков, самолично оделив их милостыней. Для  сей  цели  в  коляску  под
скамейку положены были два аккуратно упакованных свертка.
     Какая-то  старуха  указала  кучеру,  где  живут  Маэ  -  в  доме  номер
шестнадцать, во втором квартале. Но когда господа Грегуар вышли из коляски с
привезенными свертками, они долго и тщетно стучались  в  дверь,  а  в  конце
концов даже стали барабанить в нее кулаками. Ответа они  не  получили:  стук
отзывался гулко и зловеще, словно в вымершем доме, холодном и угрюмом, давно
заброшенном людьми.
     - Там никого нет, - разочарованно сказала Сесиль. - Какая  досада!  Что
же нам делать со всеми этими свертками?
     Вдруг отворилась дверь с другой стороны дома, и на улицу выскочила жена
Левака.
     - Ах, извините, сударь, извините, сударыня, извините, барышня!..  Вы  к
соседке? Ее нет дома, она в Рекильяре...
     И в неумолчном потоке слов она  принялась  рассказывать  о  злосчастьях
соседей, твердила, что людям нужно, конечно, помогать друг дружке, а  потому
она приводит к себе Ленору и Анри, присматривает за ними, чтобы  мать  могла
ходить в Рекильяр и ждать там. Заметив  в  руках  посетителей  свертки,  она
заговорила о своей овдовевшей дочери, расписывала нищету  в  своем  доме,  и
глаза ее блестели от жадности. Потом, замявшись, она нерешительно сказала:
     - Ключ у меня. Ежели вам угодно, я отворю... Там у них дед.
     Грегуары посмотрели на нее с удивлением. Как же так? Дед сидит  дома  и
не ответил? Что же, он спит, что ли? Но когда  жена  Левака  отперла  ключом
дверь, зрелище, представшее перед ними, приковало их к порогу.
     У  нетопленной  печки,  не  шевелясь,  сидел   в   одиночестве   старик
Бессмертный, пристально глядя в одну точку широко открытыми глазами.
     Комната как будто стала  больше,  оттого  что  в  ней  теперь  не  было
оживлявших ее прежде часов с кукушкой, натертых воском  сосновых  стульев  и
буфета; на зеленоватых голых стенах виднелись  лишь  портреты  императора  и
императрицы, с холодной  благосклонностью  улыбавшихся  румяными  устами.  У
старика не дрогнул на лице ни один мускул, не прищурились  глаза  от  яркого
света, ворвавшегося в открытую дверь, никакого проблеска мысли не  мелькнуло
в неподвижном взгляде. У ног его стояла большая плошка с золой, какие ставят
для кошек.
     - Не  обессудьте,  пожалуйста,  что  он  такой  невежа,  -  заискивающе
тараторила жена Левака, - он у них умом тронулся. Вот уже две недели  молчит
как пень.
     Тут вдруг старик зашелся глубоким, нутряным кашлем и  отхаркнул  черным
плевком, смочившим золу, - он выплевывал теперь черной  грязью  уголь,  весь
тот уголь, которого наглотался за долгие годы в шахтах. Потом  опять  застыл
недвижно и лишь иногда наклонялся и сплевывал.
     Грегуары смотрели на него с чувством неловкости и отвращения, но все же
попробовали подбодрить старика приветливым словом.
     - Что, голубчик, наверно, простудились? - произнес г-н Грегуар.
     Старик даже не повернул головы, сидел, тупо уставившись в стену.  Опять
настало тягостное молчание.
     - Вам бы нужно попить тепленького... Отвар из трав помогает, - добавила
г-жа Грегуар.
     Никакого ответа. Старик не пошевельнулся.
     - Послушай, папочка, - пролепетала Сесиль, - нам ведь говорили, что  он
калека, а мы и позабыли...
     И, смутившись, она умолкла. Поставив на стол бутылку с бульоном  и  две
бутылки вина, она развязала второй сверток и вынула из  него  пару  огромных
башмаков. Этот подарок предназначался для деда, и  теперь  Сесиль,  держа  в
каждой руке по башмаку,  растерянно  смотрела  на  распухшие  ноги  старика,
который больше не мог ходить.
     - Что, любезнейший,  поздновато  они  попали  к  вам?  -  бодрым  тоном
заговорил г-н Грегуар, желая внести нотку веселости в мрачную  атмосферу.  -
Ничего, башмаки пригодятся.
     Бессмертный не слышал, не отвечал,  сидел  все  так  же  неподвижно,  с
холодным, каменным лицом.
     Сесиль тихонько поставила башмаки на пол, у стены. Как она ни старалась
опустить их осторожно, подковки, которыми они были подбиты, звякнули, и  эти
бесполезные для калеки башмаки назойливо бросались в глаза в пустой комнате.
     - Да чего там, он спасибо не  скажет!  -  воскликнула  жена  Левака,  с
глубокой завистью поглядывая на башмаки. - Ведь это все едино, что утке очки
подарить, не в обиду вам будь сказано.
     И она продолжала в том же духе, всячески стараясь залучить Грегуаров  к
себе, надеясь их разжалобить  в  своем  доме.  Наконец  она  нашла  предлог:
принялась расхваливать Анри и Ленору. Такие милые, такие хорошенькие  детки,
чисто ангелочки, а какие умные! Что их ни спроси, дичиться не станут,  сразу
ответят.  Если  господам  что-нибудь  угодно  узнать,  эти   маленькие   все
расскажут.
     - Ну как, зайдем на минутку, дочурка? - спросил г-н  Грегуар,  радуясь,
что можно наконец уйти.
     - Хорошо, я сейчас... Ступайте, - ответила Сесиль.
     И она осталась одна со стариком.  Ее  удерживала  тут  странная  мысль,
которая приводила ее в ужас и сковывала: ей казалось, что она  узнает  этого
старика. Где же она видела это широкое и угловатое лицо  с  черными  точками
каменного угля. И вдруг она вспомнила ревущую толпу, теснившуюся вокруг нее,
и этого старика, почувствовала, как его холодные руки стиснули тогда ее шею.
Да, это  он,  нет  сомнения...  И  Сесиль  смотрела  на  его  руки,  большие
натруженные руки, лежавшие на коленях, как всегда держат их углекопы, присев
на корточки в минуту отдыха, руки, вся  сила  которых  была  в  кистях,  еще
крепких даже в старости. Бессмертный словно постепенно пробуждался  от  сна,
наконец заметил ее и тоже устремил на нее пристальный взгляд.  Лицо  у  него
вспыхнуло, от нервного  подергивания  искривился  рот,  из  которого  тонкой
струйкой текла черная слюна. Они как зачарованные смотрели  друг  на  друга:
она - цветущая, пышная, румяная, выросшая в неге, в безделье и благоденствии
сытого жития племени богатых трутней, а он - опухший от водянки, безобразный
и жалкий, как замученное животное, жертва  изнурительного  труда  и  голода,
которые из поколения в поколение целое столетие были уделом его рода.
     Десять минут спустя Грегуары, удивляясь, что Сесиль все нет,  вернулись
к Маэ, и тогда раздался истошный крик матери и отца. Их дочь лежала на  полу
задушенная, с посиневшим лицом. На шее у нее  виднелись  багровые  отпечатки
пальцев, словно горло ей стиснула чья-то гигантская рука. Старик Бессмертный
не устоял на полумертвых своих ногах и рухнул рядом с удавленной, не в силах
подняться. Пальцы у него все  еще  были  скрючены;  широко  раскрытые  глаза
смотрели на людей бессмысленным взглядом. Падая, он разбил свою плошку, зола
рассыпалась, и мокрая грязь, смоченная  черными  плевками,  забрызгала  пол.
Пара огромных прочных башмаков чинно стояла у стены.
     Так и не могли установить в точности обстоятельства преступления. Зачем
Сесиль подошла к Бессмертному? Как мог этот старик, пригвожденный  к  стулу,
схватить ее за горло? А сделав это,  он,  вероятно,  рассвирепел,  стискивая
пальцы все крепче, заглушая ее крики, упал на пол вместе с ней  и  душил  до
тех пор, пока она еще хрипела. Ни малейшего шума, ни одного стона не  слышно
было сквозь тонкую стенку, отделявшую комнату  от  жилья  Леваков.  Пришлось
предположить внезапный припадок буйного помешательства: необъяснимую тягу  к
убийству, овладевшую больным при виде белой  девичьей  шеи.  Такое  зверское
преступление немощного старика было просто непостижимым: ведь он  всю  жизнь
прожил так честно, был таким славным и покорным тружеником,  чуждался  новых
взглядов. Какие же давние обиды, неведомые ему самому, накопившиеся где-то в
тайниках его существа, постепенно ожесточавшие его,  как  отрава,  бросились
ему в голову? Самый ужас этого убийства наводил на мысль, что оно  совершено
бессознательно, - это было преступление сумасшедшего.
     Стоя на коленях, Грегуары рыдали, задыхаясь от  горьких  слез.  Сесиль,
обожаемая дочь, долгожданное дитя, взращенная в холе, в довольстве, их дочь,
для которой они готовы были  отдать  все  свое  достояние,  на  которую  они
любовались, когда она спала в своей постельке или кушала за  столом,  и  так
боялись, что она мало ест, что она похудеет!  Поистине  это  было  крушением
всей их жизни: к чему им теперь жизнь без нее?
     Жена Левака в ужасе кричала:
     - Ах ты старик проклятый! Да что же он натворил! Кто бы  мог  ждать  от
него этакого злодейства! А сноха-то его только вечером вернется! Обождите, я
за ней сбегаю!
     Отец и мать, убитые горем, не отвечали:
     - Так я сбегаю? Пожалуй, оно лучше будет... Обождите.
     Но, направляясь к двери,  жена  Левака  заметила  башмаки,  принесенные
старику. Весь поселок был в волнении, перед домом сгрудилась толпа. Пожалуй,
еще украдут башмаки. А в этом-то доме некому их носить, мужчин тут теперь не
осталось. И жена Левака потихоньку  утащила  башмаки.  Бутлу  они,  наверно,
будут впору.
     В Рекильяре супруги Энбо долго ждали Грегуаров, беседуя с Негрелем.  Он
нарочно поднялся из шахты и теперь сообщал им  некоторые  подробности:  есть
надежда, что к вечеру удастся пробиться  к  узникам,  но,  вероятнее  всего,
спасатели найдут лишь трупы, - ведь там царит теперь мертвое молчание.  Мать
Катрин, сидевшая на балке,  позади  инженера,  прислушивалась,  бледная  как
полотно, и тут вдруг прибежала жена Левака, рассказала, что  сделал  старик.
Маэ ответила лишь нетерпеливым жестом, но все же пошла за нею.
     Госпожа Энбо лишилась чувств. Какой ужас! Бедненькая Сесиль! Всего лишь
час тому назад она была такая веселая, оживленная! Пришлось увести г-жу Энбо
о лачугу старика Мука. Неумелыми руками муж расстегнул ей лиф,  с  волнением
вдыхая запах мускуса, исходивший от обнажившейся груди. А когда его  супруга
с рыданием бросилась на шею  Негрелю  и  крепко  обняла  молодого  инженера,
потрясенного этой  смертью,  вдруг  расстроившей  его  брак,  обманутый  муж
смотрел, как они плачут, и в его сердце улеглась тревога. Страшное несчастье
все уладило: г-н Энбо предпочитал  терпеть  возле  жены  своего  племянника,
опасаясь, что увидит на его месте собственного кучера.
 

 
     Люди, брошенные в  шахте  на  произвол  судьбы,  выли  от  ужаса.  Вода
доходила им до пояса. Рев потока их оглушал, грохот падавших остатков сруба,
казалось, возвещал конец света, и совсем сводило их с  ума  ржание  лошадей,
запертых в конюшне, ужасный предсмертный вопль животных, которых убивают.
     Мук выпустил Боевую. Старая лошадь  дрожала  и,  широко  открыв  глаза,
смотрела на все  прибывавшую  воду.  Рудничный  двор  быстро  затопило.  При
тусклом свете трех ламп, еще горевших под каменным сводом, видно  было,  как
вздувается  быстро  бегущий  зеленоватый  поток.  И  вдруг,   когда   лошадь
почувствовала, как  эта  ледяная  вода  смолила  ей  шерсть  на  брюхе,  она
понеслась, высоко вскидывая ноги,  умчалась  бешеным  галопом  и  исчезла  в
глубине откаточного хода. Вслед за нею бросились бежать и люди.
     - Ничего здесь не выйдет! - кричал Мук. - На Рекильяр держите!
     Всех окрылила надежда спастись, выбравшись через соседнюю  шахту,  если
только  они  успеют  добраться  туда,  пока  пути  не   отрезаны.   Двадцать
погибающих, толкая друг друга, бежали вереницей, высоко поднимая  лампы  для
того, чтобы их не загасила вода. К счастью, выработка полого поднималась,  и
когда беглецы, боровшиеся с наводнением, прошли метров двести, вода  уже  не
захлестывала их. В душах несчастных  пробудились  древние  суеверия,  и  они
заклинали землю пощадить их. Кто же,  как  не  она,  мстил  за  то,  что  ей
перерезали артерии: оттого и хлынула вода  -  кровь  земли,  текущая  по  ее
жилам. Какой-то старик бормотал полузабытые молитвы и выставлял в виде рогов
согнутые большие пальцы, желая успокоить злых духов, царящих в шахтах.
     У  первого  же  разветвления  выработки  начались  разногласия.   Конюх
призывал свернуть налево, другие уверяли, что надо идти  вправо  -  так  они
значительно сократят путь. Потеряли на пререкания целую минуту.
     - Ну и подыхайте тут, мне наплевать, - грубо крикнул Шаваль. -  Я  сюда
пойду.
     И он двинулся направо, двое углекопов  последовали  за  ним.  Остальные
продолжали бежать за Мукой, который вырос в Рекильярской шахте. Однако он  и
сам колебался, не зная, куда сворачивать. У всех в голове помутилось, старые
углекопы не узнавали знакомых штреков, которые тянулись перед  ними,  словно
спутанные нити клубка. На каждом перекрестке в раздумье  останавливались,  а
ведь надо было решать немедленно.
     Этьен  бежал  последним,  его  задерживала  Катрин,  которую  сковывали
усталость и страх. Сам он тоже повернул бы вправо, как и Шаваль, считая, что
тот выбрал верный путь. И все же он нарочно не пошел с Шавалем,  пусть  даже
из-за этого пришлось бы навеки остаться под землей. А группа спасавшихся все
таяла, люди сворачивали по своему  разумению  в  тот  или  иной  ход,  и  за
стариком Муком бежало только семь человек.
     - Обхвати меня за шею, я тебя понесу, - сказал Этьен, видя, что  Катрин
совсем ослабела.
     - Нет, оставь! - тихо ответила она. - Я больше не могу...  Лучше  сразу
умереть.
     Они отстали от передних метров  на  пятьдесят,  и  Этьен,  невзирая  на
сопротивление Катрин, взял ее на руки, как вдруг проход  закрылся:  огромная
глыба рухнула и отрезала их от остальных. Вода, затапливая выработки, начала
подмывать породу,  со  всех  сторон  происходили  обвалы.  Этьену  и  Катрин
пришлось повернуть вспять. Все кончено теперь!  Нечего  и  думать  выбраться
через  Рекильярскую  шахту.  Единственная  надежда  подняться   к   верхнему
горизонту: может быть, туда проникнут и освободят их, если вода спадет.
     Этьен узнал наконец пласт Гильома.
     - Вон что! Теперь я знаю, где мы, - сказал он. - Эх, дьявол, мы ведь по
верному пути шли!.. А теперь попробуй-ка попади  туда!  Слушай,  пойдем  все
прямо, потом поднимемся через печь.
     Воды тут было им по грудь, и они шли медленно. Пока у них еще был свет,
они не поддавались отчаянию; вторую лампу загасили, чтобы  сберечь  масло  и
перелить его затем в первую. Они уже подходили к "печи", как вдруг  услышали
позади себя шум и обернулись. Кто там? Может быть, и  товарищам  тоже  обвал
преградил дорогу и они повернули сюда. Издали доносилось шумное дыхание, они
не могли понять, что за буря надвигается на них, подымая целые столбы брызг.
И оба вскрикнули, увидя, как из мрака вырвалось  какое-то  белое  чудище  и,
борясь с наводнением, старается приблизиться  к  ним,  с  трудом  продираясь
между крепями слишком узкого для нее хода. То  была  Боевая.  От  рудничного
двора она, обезумев от ужаса, понеслась по темным  галереям.  Казалось,  она
знает дорогу в этом подземном городе, где жила одиннадцать лет, что глаза ее
хорошо видят в густом мраке, в котором  проходила  ее  жизнь.  Она  скакала,
изогнув шею, вскидывая ноги, и, пробегая по тесным штрекам,  заполняла  весь
пролет  своим  большим  телом.  Улицы  следовали  одна   за   другой,   пути
раздваивались, -  ни  разу  лошадь  не  останавливалась  на  перекрестках  в
нерешительности. Куда бежала она? Быть может, к видению молодых своих  дней,
к той мельнице, где она родилась, к берегу Скарпы, к смутному воспоминанию о
солнце,  сиявшем  в  воздухе,  как  большая  лампа.  Лошадь   хотела   жить,
пробудилась ее память; жажда вдохнуть еще раз воздух равнины  гнала  ее  все
вперед, вперед - туда, где перед нею, наверное, откроется  выход  к  теплому
небу, к свету. Давнюю покорность сменило вспыхнувшее возмущение: ведь  шахта
не только ослепила ее, но еще и вздумала ее  убить.  Вода  преследовала  ее,
стегала по ногам, хлестала по крупу. Но чем дальше углублялась бегущая,  тем
теснее становились выработки, тем ниже нависала кровля, тем  бугристее  были
стенки. И все же лошадь скакала,  обдирая  себе  бока,  оставляя  на  сучках
Креплений лоскутья своей шкуры. Шахта словно сжималась со всех сторон, чтобы
схватить ее, стиснуть и задушить.
     И вот, когда она была совсем близко от Катрин и  Этьена,  они  увидели,
как лошадь  застряла  между  каменными  глыбами.  Она  споткнулась,  сломала
передние ноги, последним усилием протащилась еще несколько метров и замерла,
спутанная, плененная землей. Вытягивая шею, она  поворачивала  окровавленную
голову,  искала  мутными  глазами  спасительную   расселину.   Вода   быстро
прибывала, заливала ее, и тогда утопающая лошадь заржала, жалобно, протяжно,
жутко, как ржали те лошади, что утонули в конюшне. Ужасна  была  эта  агония
старого  животного,  с  раздробленными  костями,  израненного,   скованного,
боровшегося со смертью в черной глубине шахты, далеко от  солнечного  света.
Ее отчаянный вопль все не стихал, вода покрыла ее холку, шею,  а  из  широко
открытого рта все еще  неслось  надрывное  хриплое  ржание.  Вдруг  раздался
короткий храп, глухое журчание, как будто вода полилась  в  бочку.  А  затем
настала глубокая тишина.
     - Ах, боже мой! Уведи меня, -  рыдала  Катрин.  -  Ах,  боже  мой!  Мне
страшно! Я не хочу умирать!.. Уведи меня! Уведи меня!
     Она увидела смерть. Обвалившийся сруб, затопленная шахта,  -  от  всего
этого не повеяло ей в лицо таким ужасом  гибели,  как  от  ржания  умирающей
лошади. В ушах Катрин все еще звучало это страшное ржание, вызывавшее трепет
всего ее существа.
     - Уведи меня! Уведи меня!
     Этьен схватил ее на руки и понес. Да и нельзя было медлить;  мокрые  по
самые плечи, они  стали  взбираться  по  крутому  ходу.  Этьену  приходилось
поддерживать Катрин, у нее не хватало сил цепляться  за  деревянные  стойки.
Несколько раз Этьен едва успевал подхватить ее, он боялся, что  она  упадет,
утонет в глубоком рокочущем море, которое надвигалось  на  них.  Все  же  им
удалось передохнуть несколько минут на  первом  встретившемся  незатопленном
пути. Однако и туда подступала вода; они взобрались выше. И целые часы  вода
все поднималась, наводнение гнало их из одной выработки в другую, заставляло
взбираться все  выше.  На  шестом  уступе  их  охватил  лихорадочный  трепет
надежды: показалось, что вода держится на одном уровне.  Но  вдруг  он  стал
повышаться еще быстрее, им пришлось взбираться на седьмой  уступ,  потом  на
восьмой. Оставался лишь девятый. И, достигнув его, они с  жестокой  тревогой
следили за каждым сантиметром подъема воды. Если  вода  не  остановится,  им
суждено погибнуть, как той несчастной лошади; вот так же они протиснутся под
самую кровлю, захлебнутся и утонут.
     Поминутно грохотали обвалы. Сотрясалась вся шахта, неустойчивые породы,
размытые  прорвавшимся   потоком,   давали   трещины.   Вытесняемый   воздух
скапливался  в  конце  выработки,  уплотняясь  под  давлением,  и  вырывался
грозными взрывами, раскидывая каменные глыбы и сдвигая пласты горных  пород.
Раздавался ужасающий грохот подземных катаклизмов; шла битва,  подобная  той
борьбе,  что  происходила  в  незапамятные  времена,  когда  могучие  потопы
переворачивали кору  земного  шара,  сбрасывали  горы  в  бездны,  поднимали
равнины. От сокрушающих толчков Катрин вздрагивала всем телом,  в  голове  у
нее мутилось от ужаса, и, сложив молитвенно руки, она все твердила одни и те
же слова:
     - Я не хочу умирать... Не хочу умирать.
     Для ее успокоения Этьен клялся, что вода остановилась и  не  прибывает;
их бегство длится шесть часов; скоро товарищи спустятся в  шахту  на  помощь
им.  Он  говорил  шесть   часов   наугад,   утратив   чувство   времени.   В
действительности же они целый день блуждали по выработкам Гильомова  пласта.
Промокнув до нитки, дрожа от  холода,  они  наконец  примостились  в  забое;
Катрин без стеснения разделась, чтобы выжать одежду, потом  натянула  ее  на
себя, и это мокрое тряпье постепенно высохло на ней. Она была  босая,  Этьен
заставил ее обуться в его сабо. Теперь им надо  было  терпеливо  ждать;  они
прикрутили фитиль лампы, оставив только слабый огонек, как в ночнике.  Но  у
обоих мучительно ныло под ложечкой, и тогда они  заметили,  что  их  терзает
голод.  До  этого  мгновения  они  не  чувствовали,  что  живут;  катастрофа
произошла до того, как они успели позавтракать, и теперь они  извлекли  свои
промокшие, разбухшие бутерброды. Этьен принял свою долю  лишь  после  долгих
уговоров, - Катрин даже рассердилась, что он отказывается взять. Поев,  она,
сломленная усталостью, тотчас уснула прямо на холодной земле, а  он  не  мог
спать от жестокого томления  и,  оберегая  ее,  сидел  неподвижно,  подпирая
голову руками и устремив взгляд в одну точку.
     Сколько часов провели они так? Этьен не мог бы этого сказать.  Он  знал
только, что к отверстию "печи" опять подкралась черная волна: злобный  зверь
горбом выгибал спину, стремился подползти к ним. Сперва  Этьен  увидел  лишь
узкую полоску - гибкую змею, она все вытягивалась, вытягивалась, потом стала
шире, зашипела, заклубилась и вскоре добралась до них, коснулась ног  спящей
девушки. Этьену стало страшно, и все же  он  не  решался  разбудить  Катрин.
Зачем так жестоко нарушать ее покой, забвенье, забытье, в котором  ей,  быть
может, грезится вольный воздух и солнце? Да и куда бежать? Он ломал  голову,
ища пути к спасению, и вспомнил, что конец наклонного хода,  проложенного  в
этой части пласта, сообщался  с  концом  наклонного  хода,  спускавшегося  с
верхнего уступа. Вот он выход! Он  дал  Катрин  еще  поспать,  сколько  было
можно, и, настороженно глядя на  поднимавшуюся  воду,  ждал,  когда  она  их
выгонит. Наконец он осторожно приподнял Катрин. Она вздрогнула всем телом.
     - Ах, боже мой! Опять? Опять начинается! Боже мой!
     Она сразу вернулась к действительности и, рыдая,  кричала,  что  сейчас
они умрут.
     - Да нет же, успокойся! - говорил Этьен. - Тут  можно  пройти.  Клянусь
тебе!
     До наклонного хода добирались согнувшись вдвое,  по  плечи  в  воде.  И
опять начался подъем, на этот раз  более  опасный,  -  в  выработке,  сплошь
обшитой досками на протяжении сотни метров. Сперва они  попытались  потянуть
трос для того, чтобы закрепить внизу одну из вагонеток: ведь если бы  вторая
покатилась сверху, навстречу им, их  раздавило  бы.  Но  трос  не  двигался,
какое-то препятствие испортило механизм. Они все-таки стали подниматься,  не
решаясь, однако, держаться за трос, который теперь только мешал им; обломали
себе все ногти, цепляясь за гладкую  обшивку.  Этьен  шел  сзади  и  головой
поддерживал Катрин, когда ее окровавленные руки срывались с  панелей  и  она
соскальзывала вниз. Вдруг они наткнулись на  обломки  балок,  перегородившие
ход. Порода здесь осыпалась, обвал не позволял подняться  выше.  К  счастью,
рядом оказалась вентиляционная дверь, и они выбрались в  штрек.  Перед  ними
замерцал свет лампы. Они были потрясены. Послышался чей-то злобный голос:
     - Еще такие же дурни, как я, нашлись!
     Они узнали Шаваля, - обвал, засыпавший  наклонный  ход,  преградил  ему
путь; двоим товарищам, бежавшим вместе с ним, проломило головы, ему  разбило
локоть; однако у  него  хватило  смелости  повернуть  обратно,  доползти  на
коленях до места обвала, обшарить мертвых, взять их лампы и хлеб; он  уцелел
каким-то чудом: рухнула еще глыба за его спиной и завалила проход.
     Завидев людей, словно выросших из-под земли, он поклялся себе,  что  ни
за что не поделится с ними пищей, скорее убьет их. И, вдруг узнав, с кем его
столкнула судьба, злорадно засмеялся:
     - А-а, это ты, Катрин! Расквасила себе нос и решила к мужу подкатиться.
Ладно, ладно! Давай вместе попляшем.
     Он делал  вид,  что  не  замечает  Этьена.  А  тот,  ошеломленный  этой
встречей, обхватил рукой Катрин, чтобы защитить ее. Она прижалась к нему. Но
надо было примириться с  создавшимся  положением.  Этьен  спросил  товарища,
совсем просто, как будто они дружелюбно расстались час тому назад:
     - Ты не видел, как там, в глубине? Через забои нельзя пройти?
     Шаваль опять ехидно засмеялся:
     - Через забои? Как бы не так! Все забои обвалились, мы  тут  заперты  с
двух концов. Как в мышеловке. А если хочешь, поворачивай обратно и плыви  по
наклонному ходу, ежели хорошо умеешь нырять.
     В самом деле, вода поднималась, слышно было, как  она  журчит.  Путь  к
отступлению был отрезан. Шаваль сказал верно: они оказались  в  мышеловке  -
обвалы преградили впереди и сзади этот отрезок выработки.  Никакого  выхода.
Все трое были замурованы.
     - Ну как? Останешься? - с издевкой спросил Шаваль. -  Да,  некуда  тебе
податься. Что ж, если не станешь ко мне лезть, я тебе  ни  слова  не  скажу.
Хватит тут места для обоих... Скоро увидим,  кто  из  нас  первый  подохнет.
Разве только вот придут и спасут нас... Но это, по-моему, дело трудное.
     Этьен сказал:
     - Надо стучать. Может быть, услышат.
     - Я устал стучать... На вот, сам попробуй... Постучи этим камнем.
     Этьен подобрал обломок известняка, уже искрошившийся в руках Шаваля, и,
ударяя в угольный пласт, стал выстукивать призыв шахтеров, - сигнал, которым
углекопы, оказавшись в опасности, подают о себе  весть.  Затем  он  прижался
ухом к пласту, прислушался. Двадцать раз  он  упорно  принимался  стучать  и
слушал. Никакого отклика.
     Тем временем Шаваль с нарочитым хладнокровием занялся своим хозяйством.
Прежде всего поставил в ряд у стены  три  лампы:  горела  только  одна,  две
других он оставил про запас. Затем положил  на  обломок  доски  две  краюшки
хлеба. Тут была кладовая. С этой провизией,  благоразумно  ее  расходуя,  он
вполне мог протянуть два дня. Обернувшись, он сказал:
     - Слушай, Катрин, - половина для тебя, если от  голода  тебе  невмоготу
станет.
     Девушка  молчала.  Такая  страшная  беда,  да  еще   жди   столкновения
соперников!
     И потянулись ужасные дни. Шаваль и Этьен сидели на земле  в  нескольких
шагах друг от друга, и оба  не  раскрывали  рта.  По  совету  Шаваля,  Этьен
погасил лампу - жечь  ее  было  излишней  роскошью;  и  потом  уж  никто  не
произносил ни слова. Катрин, встревоженная взглядами, которые бросал на  нее
бывший ее возлюбленный, легла поближе к Этьену. Шли часы, и с тихим  плеском
непрестанно поднималась вода; время от времени земля сотрясалась  и  вдалеке
раздавался грохот - это завершалось оседание пород в пустотах шахты. Когда в
одной лампе выгорело все масло и надо было ее открыть, чтобы зажечь  другую,
они заколебались, испугавшись гремучего газа, и все же открыли: лучше  сразу
погибнуть от взрыва, чем томиться во тьме: ничего  не  случилось,  гремучего
газа тут не было. Они вновь легли на землю, вновь потекли часы.
     Какой-то странный шум взволновал Катрин и Этьена, они  подняли  головы:
Шаваль решился утолить голод и, отрезав половину краюшки, принялся  за  еду,
подолгу прожевывая каждый кусок, чтобы не поддаться  соблазну  и  не  съесть
весь хлеб сразу. Они смотрели, как Шаваль ест, и обоих терзал голод.
     - Ты что ж отказываешься? - спросил Шаваль, насмешливо глядя на Катрин.
- Зря ты это!..
     Катрин потупилась, боясь уступить искушению, у нее от голода  судорогой
сводило желудок, и глаза наполнились слезами. Но она понимала,  чего  Шаваль
требует от нее; утром он обжигал ее шею своим дыханием; опять  его  охватило
неистовое вожделение, когда  он  увидел  Катрин  рядом  с  другим.  Взгляды,
которыми он призывал ее, горели знакомым ей огнем свирепой ревности,  -  так
бывало и прежде, когда он набрасывался на любовницу с кулаками,  обвиняя  ее
во всяких гнусностях,  в  сожительстве  с  жильцом  матери.  Она  не  хотела
сближения с ним,  она  трепетала  при  мысли,  что  если  вернется  к  нему,
соперники бросятся друг на друга в этой тесной  пещере,  где  им  предстояло
погибнуть всем троим. Боже мой, разве нельзя кончить жизнь добрыми друзьями.
     Этьен скорее умер бы с голоду, чем попросил у Шаваля хоть крошку хлеба.
Какой тягостной стала тишина! Одна за  другой  тянулись  минуты,  казавшиеся
вечностью без единого проблеска надежды. Целые сутки провели  они  вместе  в
заточении. Чуть светился угасавший огонек второй лампы, они зажгли третью.
     Шаваль разрезал вторую краюшку хлеба и проворчал:
     - Ну иди же, дура!
     Катрин вздрогнула. Этьен отвернулся, чтобы предоставить ей свободу. Она
не шевелилась; тогда он сказал ей шепотом:
     - Иди, детка.
     И тут из ее глаз брызнули долго сдерживаемые слезы. Она плакала  долго,
даже не имея сил подняться,  даже  не  зная,  голодна  ли  она,  страдая  от
какой-то странной боли, разлитой во всем теле. Этьен  поднялся  и  то  шагал
взад и  вперед,  то  опять  выстукивал  призыв  шахтеров;  его  приводила  в
негодование мысль, что последние часы жизни придется прожить  бок  о  бок  с
ненавистным соперником. Ведь тут не найдется  места  даже  для  того,  чтобы
подохнуть  подальше  друг  от  друга.  Сделав  десять  шагов,  он   вынужден
поворотить обратно и, шагая, натыкаться  на  Шаваля.  А  несчастная  Катрин,
которую они оспаривают друг у друга даже в недрах  земли,  достанется  тому,
кто переживет врага, и если он, Этьен, умрет первым,  негодяй  Шаваль  опять
отнимет ее у него. Один за другим шли часы, бесконечные,  томительные  часы;
тесное соседство становилось все противнее; спертый воздух отравляло дыхание
троих людей и смрад испражнений, - ведь им  тут  же  приходилось  отправлять
естественные потребности. Дважды Этьен бросался на каменные глыбы и  бил  по
ним кулаками, словно хотел их сокрушить.
     Прошли еще сутки. Шаваль сидел  возле  Катрин,  деля  с  нею  последний
ломоть хлеба. Она жевала с трудом, а  он  заставлял  ее  платить  лаской  за
каждый кусочек; охваченный ревностью, он не хотел  умирать  прежде,  чем  не
овладеет ею на глазах Этьена. Измученная, обессиленная, она  покорилась.  Но
когда он схватил ее в объятия, она застонала:
     - О-ох! Пусти! Больно! Ты мне все косточки сломаешь!
     Этьен в ужасе припал лбом к деревянной обшивке, чтобы  не  видеть.  Но,
услышав голос Катрин, обезумел от ярости и одним прыжком очутился возле них.
     - Оставь ее, сволочь!
     - А тебе какое дело? - сказал Шаваль. - Ведь она мне жена. Или  она  не
моя, по-твоему?
     И назло Этьену опять стиснул  Катрин  в  объятиях,  впился  ей  в  губы
поцелуем, уколов ей щеки рыжими усами, а потом заявил:
     - Оставь нас в покое. Сделай одолжение, сядь в уголок и не мешай.
     Но у Этьена губы побелели от ярости. Он крикнул:
     - Пусти ее, а не то я тебя удушу!
     Шаваль  вскочил,  поняв  по  хриплому   голосу   соперника,   что   тот
действительно его прикончит. Смерть, казалось  им,  слишком  медлила,  пусть
один из них сейчас же уступит другому место. Былая схватка возобновилась под
землей, в которой им вскоре предстояло уснуть бок о бок вечным сном; а места
для поединка было так мало, что они не могли замахнуться на  противника,  не
ободрав себе кулак.
     - Ну, держись! - закричал Шаваль. - Теперь-то я тебя ухлопаю.
     В эту минуту Этьен обезумел. Глаза его застилал какой-то красный туман,
кровь  бросилась  в  голову.  Его  охватила  жажда   убить,   непреодолимая,
физическая потребность, подобно тому как прилив крови к слизистой оболочке в
горле вызывает приступ кашля. Потребность убить все  возрастала  против  его
воли, под воздействием наследственной болезни.  Он  схватил  выступавшую  из
стены слоистую пластину сланца,  расшатал  ее  и  оторвал  большой,  тяжелый
кусок. Потом обеими руками с удесятеренной  силой  обрушил  этот  камень  на
голову противника. Шаваль не успел отскочить и  упал  с  разбитым  лицом,  с
размозженным черепом.  Мозг  брызнУл  в  кровлю  галереи;  из  широкой  раны
полилась алая струя и побежала, как  быстрый  ручеек.  Тотчас  натекла  лужа
крови, и в ней тусклой звездочкой отражался  огонек  коптившей  лампы.  Мрак
окутывал замурованную пещеру; мертвое  тело,  лежавшее  на  земле,  казалось
черным бугром, кучей угольной мелочи.
     Нагнувшись, Этьен смотрел на  убитого,  широко  раскрыв  глаза.  Смутно
вспоминалась ему вся прежняя борьба, тщетная борьба против яда, дремавшего в
его крови, в его мозгу, в его мышцах, - яда алкоголя, постепенно отравившего
весь его род. Сейчас он был пьян лишь от голода. - всему виной было пьянство
его родителей, его предков. У  него  волосы  встали  дыбом  -  таким  ужасом
наполнило его это убийство, и все же, вопреки взглядам, которые привило  ему
воспитание, сердце у него билось от радости, от звериной радости  утоленного
наконец желания. Им даже овладела гордость - гордость  победителя.  И  тогда
перед глазами его всплыл образ новобранца с  перерезанным  горлом,  молодого
солдата, убитого  ребенком.  А  теперь  и  он  тоже  убил.  Но  тут  Катрин,
выпрямившись, крикнула:
     - Боже мой! Он умер!
     - Тебе его жалко? - злобно спросил Этьен.
     Задыхаясь от рыданий,  она  что-то  лепетала.  Потом  бросилась  в  его
объятия.
     - Ах, убей и меня! Убей! Умрем вместе.
     Она прильнула к нему, цеплялась за его  плечи,  он  тоже  сжимал  ее  в
объятиях, и оба надеялись, что сейчас придет к  ним  смерть.  Но  смерть  не
спешила, и они разомкнули объятия. Потом Катрин закрыла руками глаза,  а  он
поволок убитого и бросил его в наклонный  ход,  чтобы  освободить  то  узкое
пространство, где им еще  предстояло  жить.  А  жизнь  была  бы  невозможна,
останься труп Шаваля у них под ногами. Ужас охватил их. когда они  услышали,
как мертвое тело упало в воду,  подняв  фонтаны  брызг.  Так,  значит,  вода
затопила и эту кору? И они увидели: вода заливала и их выработку.
     И вновь началась борьба. Они зажгли последнюю лампу, стараясь  осветить
уровень воды, который непрестанно, неуклонно, упорно поднимался. Сперва вода
доходила им до щиколоток, потом до  колен.  Выработка  шла  в  гору,  и  они
укрылись в верхнем конце тупика, это дало им передышку на  несколько  часов.
Но и тут вода настигла их, залила по пояс. Они стояли, прижавшись  спиной  к
каменной глыбе, и смотрели, как вода все поднимается, поднимается. Когда она
зальет им рот, все будет кончено! От лампы, которую они подвесили  к  стене,
падали желтоватые блики на быструю рябь мелких волн;  огонь  потускнел,  они
различали лишь мерцающий полукруг, а он все уменьшался, словно  его  пожирал
мрак, казалось, сгущавшийся по мере того, как приливала вода. И  вдруг  тьма
окутала их: лампа погасла,  втянув  в  мгновенной  вспышке  последнюю  каплю
масла; кругом был безысходный, беспросветный мрак, подземный мрак, в котором
им предстояло уснуть  беспробудным  сном,  навеки  простившись  с  солнечным
светом.
     - Эх, дьявол! - глухо выругался Этьен.
     А Катрин, чувствуя, что тьма словно схватила ее в свои лапы,  в  испуге
жалась к Этьену. Она прошептала поговорку углекопов:
     - Смерть задула лампу.
     Однако эта угроза пробудила в них инстинктивную страстную жажду  жизни,
готовность бороться за нее. Этьен принялся рыть рукояткой лампы углубления в
пластах сланца. Катрин помогала  ему,  выдирая  камни  руками.  Они  сделали
что-то вроде высокой скамьи и, взобравшись на  нее,  сели,  опустив  ноги  и
согнув спину, -  нависавшая  сводчатая  кровля  не  давала  им  выпрямиться.
Ледяная вода касалась сперва только их пяток, но она поднималась все выше  -
непреодолимо, непрестанно;  прошло  немного  времени,  и  холод  охватил  им
щиколотки, икры, колени. Неровная сланцевая скамья стала мокрой, липкой;  им
пришлось крепко держаться друг за друга, чтобы не соскользнуть.  Приближался
конец. Долго ли могли они выдержать, забившись в  это  углубление,  не  смея
пошевельнуться,  измученные,   изголодавшиеся,   без   хлеба,   без   света.
Мучительнее всего был этот мрак,  мешавший  им  видеть,  как  подкрадывается
смерть. Кругом царила глубокая тишина; в затопленной шахте земля, насыщенная
водой, осела. Теперь они чувствовали только, что из глубины галерей бесшумно
надвигается на них волна прилива подземного моря.
     Тянулись часы все в той же беспросветной тьме;  заживо  погребенные  не
могли определить, сколько времени прошло, они все больше путались  в  счете.
Мгновения  жестокой  пытки  должны  были  бы  длиться  бесконечно,  но   они
проносились быстро. Несчастным казалось, что они не  провели  под  землей  и
двух суток, меж тем кончались третьи сутки их заточения. Теперь нечего  было
и надеяться, что их спасут; никто не знал, где они находятся, никто  не  мог
бы к ним спуститься. Если их пощадит вода, их прикончит голод.  В  последний
раз им пришла мысль постучать, позвать на  помощь,  но  камень  остался  под
водой. Да и кто бы услышал их призыв?
     Катрин  бессильно  прислонилась  усталой  головой  к  стенке  и   вдруг
вздрогнула, встрепенулась.
     - Слушай! - прошептала она.
     Этьен подумал, что она говорит о легком журчании поднимавшейся воды, и,
желая успокоить ее, сказал:
     - Да это я ногами шевелю. Оттого и плеск.
     - Нет, не то... Оттуда идет... Слушай!
     И она прильнула ухом к угольному пласту. Этьен понял  и  сделал  то  же
самое. На несколько секунд оба  замерли,  затаили  дыхание.  И  вот  наконец
расслышали далекий стук - три удара с  большими  промежутками.  Но  они  еще
сомневались, быть может, у них звенит в ушах, быть  может,  трещит  слоистая
порода. Да и нечем выстукивать ответ.
     Этьена осенила мысль:
     - У тебя ведь на ногах сабо. Сними их... Стучи каблуком.
     Катрин  принялась  стучать,  выбивая  призыв   углекопов.   Потом   они
прислушались  и  вновь  различили  три  далеких  удара.  Двадцать  раз   они
возобновляли призыв и двадцать раз слышали ответный стук. И тут  они  словно
сошли с ума, то смеялись, то со слезами  обнимали  друг  друга,  забыв,  что
могут потерять равновесие и упасть в воду.  Наконец-то!  Товарищи  думают  о
них, идут к ним на помощь! Радость и любовь переполняли их сердца,  забылись
муки ожидания, отчаяние долгих тщетных призывов; казалось, спасители  совсем
близко, стоит только пальцем пошевельнуть -  расступится  земля  и  выпустит
заточенных.
     - Подумай! - весело восклицала Катрин. - Ведь какая это  удача,  что  я
прислонилась головой к стене?
     - Ну и слух у тебя! - говорил в свою очередь Этьен. - Я-то ведь  ничего
не слышал.
     И с этого мгновения они сменяли  друг  друга:  всегда  то  он,  то  она
прислушивались, готовясь откликнуться на малейший  сигнал.  Вскоре  они  уже
различали удары кирки; значит, началась проходка - прокладывают спасательную
выработку. Ни единый звук не ускользал от них. Однако радость  их  померкла.
Хоть они и смеялись, обманывая друг  друга,  постепенно  их  вновь  охватило
отчаяние. Сначала они пускались в пространные объяснения:  очевидно,  работы
ведут из Рекильяра, выработку прокладывают в угольном пласту, и, может быть,
даже  несколько  выработок,  потому  что  проходку,  несомненно,  ведут  три
человека. Потом они говорили меньше, а в  конце  концов  и  совсем  умолкли,
представив себе, какая огромная толща земли отделяет от их  спасителей.  Они
погрузились в безмолвные размышления, подсчитывали, сколько дней прошло и за
сколько дней рабочий может пробить ход в этих пластах камня. Нет, не удастся
товарищам вовремя добраться до них, до тех пор оба они умрут. Замкнувшись  в
угрюмом молчании, не смея обменяться словом, чтобы не растравить тоску,  они
лишь откликались на призыв, выстукивая ответ каблуком  деревянного  башмака,
но делали это без всякой надежды, почти машинально,  просто  желая  сказать,
что они еще живы.
     Прошли сутки, вторые. Уже шесть суток  провели  они  под  землей.  Вода
дошла им до колен и остановилась - не поднималась и не убывала; ноги  у  них
как будто растворились в этой ледяной ванне. На какой-нибудь час  они  могли
вытаскивать их из воды и держать на весу,  но  тогда  тело  бывало  в  таком
неудобном положении, что ноги сводило судорогой и приходилось  их  опускать.
Каждые десять минут, чувствуя, что они соскальзывают со  своей  скамьи,  оба
напрягали мышцы, чтобы удержаться. Острые выступы угля врезались им в спину;
шея одеревенела,  ее  стягивала  боль  оттого,  что  все  время  приходилось
наклонять голову из опасения разбить  череп,  ударившись  о  кровлю.  И  все
возрастала духота: воздух, вытесненный водой, уплотнился в этом своеобразном
воздушном колоколе, в котором они были заперты. Голоса их звучали глухо, как
будто доносились издали. В ушах шумело, -  то  им  слышались  грозные  звуки
набата, то нескончаемый стук копыт испуганного стада, бегущего под проливным
дождем и градом.
     Сначала Катрин жестоко страдала от голода. Она судорожно  хваталась  за
грудь   жалкими   исцарапанными   руками,    испускала    тяжелые    вздохи,
душераздирающие стоны, как будто у нее клещами  вырывали  все  внутренности.
Этьена терзала та же пытка, он лихорадочно обшаривал в потемках стену вокруг
себя и вдруг нащупал полусгнившую деревянную стойку; тотчас он  искрошил  ее
ногтями и дал Катрин пригоршню этой трухи; девушка жадно проглотила ее.  Два
дня они питались этой сгнившей деревяшкой, съели ее всю и в отчаянии, что от
нее  ничего  не  осталось,  ободрали  себе  все  руки,  пытаясь  оторвать  и
раздробить щепки от других, еще прочных, стоек, которые  не  поддавались  их
старанию. Пытка усилилась; они приходили в бешеную  ярость  оттого,  что  не
могут съесть парусину, из которой  сшита  их  одежда.  Немного  облегчил  их
страдания кожаный пояс  Этьена.  Зубами  Этьен  отрывал  от  него  маленькие
кусочки, и Катрин яростно жевала их и проглатывала. По крайней мере  челюсти
у них работали, оба жевали, у них создавалась иллюзия, что они едят. Когда с
поясом покончили, принялись за парусину и сосали ее часами.
     Но вскоре жестокие муки утихли,  голод  стал  тупой  болью,  сверлившей
где-то внутри, медленно, постепенно  подтачивая  их  силы.  Несомненно,  оба
погибли бы, не будь у них вдоволь воды. Стоило нагнуться, и можно было  пить
сколько угодно, черпая воду горстью; и они пили  по  двадцать  раз  в  день,
томясь такой жаждой, что вся эта вода не могла ее утолить.
     На седьмые сутки, когда Катрин наклонилась,  чтобы  напиться,  рука  ее
наткнулась на что-то плававшее в воде.
     - Посмотри-ка, что там такое?
     Этьен нащупал в темноте.
     - Не понимаю, - сказал он. - Похоже, что занавеска из воздушного хода.
     Катрин выпила воды,  но  когда  хотела  зачерпнуть  еще,  о  ее  ладонь
ударилось то, что плавало перед нею. Она издала дикий вопль:
     - Боже мой! Это он.
     - Кто?
     - Он... ты же знаешь... Я нащупала его усы...
     Это был труп Шаваля; вода, затопившая наклонный ход, вынесла его снизу,
и он плавал у их ног. Этьен нагнулся, протянул руку, нащупал  усы,  разбитый
нос и вздрогнул от ужаса и отвращения. У Катрин тошнота подкатила  к  горлу,
она извергла выпитую воду. Ей казалось, что она напилась крови, что вся  эта
глубокая река, затопившая штрек, обратилась в кровь Шаваля.
     - Погоди, - пробормотал Этьен, - я его отгоню.
     Он  оттолкнул  труп  ногой,  и  тот  отплыл.  Но   вскоре   они   вновь
почувствовали, что он около них: он ударился об их ноги.
     - Ах, проклятый! Да убирайся ты!
     Но в третий раз Этьену пришлось отступиться. Какое-то течение пригоняло
труп. Шаваль не хотел уходить, хотел быть с ними, возле  них.  Итак,  воздух
будет окончательно отравлен из-за этого ужасного соседства.  Весь  день  они
боролись с мучительной жаждой  и  не  пили  воды,  предпочитая  умереть;  на
следующий день оба не выдержали пытки и стали пить;  прежде  чем  зачерпнуть
воды, они всякий раз отстраняли мертвое тело, но  все  же  пили.  Стоило  ли
разбивать ему череп, - все равно, движимый упрямой ревностью, он возвратился
и стоит меж ними. До самого конца он, даже мертвый, будет здесь и не даст им
побыть вдвоем.
     Прошли сутки, за ними вторые. При каждом колебании зыби на  воде  Этьен
ощущал легкий толчок--прикосновение человека, которого он убил,  словно  тот
попросту, по-соседски напоминал ему о своем присутствии. И всякий раз  Этьен
вздрагивал. Постоянно он видел перед собою  этот  раздувшийся,  позеленевший
труп с  раздробленным  черепом  и  рыжими  усами.  Потом  находило  какое-то
беспамятство, он забывал, что убил Шаваля, ему казалось, что  соперник  жив,
плавает в воде и вот-вот укусит его. А Катрин теперь  все  плакала,  плакала
после этих долгих, бесконечных терзаний и лежала подавленная, полумертвая. А
потом ею овладела непреодолимая дремота и она впала в забытье:  Этьен  будил
ее, она бормотала бессвязные слова, даже не открыв  глаз,  и  тут  же  снова
засыпала. Боясь, что она упадет в воду и утонет, он поддерживал ее, обняв за
талию. Теперь он вместо  нее  отвечал  на  призывы  товарищей.  Удары  кирок
приближались, он их слышал, они как будто раздавались за его  спиной.  Но  и
сил у него становилось все меньше, у него не хватало энергии  стучать.  Ведь
стало  известно,  где  они,  зачем  же  утомлять  себя?  Теперь   ему   было
безразлично, придут ли спасители. Целые часы он проводил в  тупом  ожидании,
забывая, чего он ждет.
     Произошло,  однако,  событие,  немного  приободрившее  их.  Вода  стала
спадать и отнесла от них тело Шаваля. Спасательные  работы  шли  уже  девять
суток, в первый раз Катрин и Этьен сделали несколько шагов по  галерее,  как
вдруг грохнул взрыв и узников сбросило на землю. Они в  темноте  нашли  друг
друга и, обнявшись,  замерли,  обезумев  от  ужаса,  думая,  что  катастрофа
повторилась. Ничто не шевелилось, стук прекратился.
     А в углу, где сидели несчастные,  прижавшись  друг  к  другу,  раздался
тихий смех Катрин.
     - Как, верно, хорошо на вольном воздухе! Пойдем отсюда!
     Этьен сперва боролся против этого бреда. Его мозг был  более  устойчив,
но  безумие  Катрин   и   его   заразило,   он   потерял   представление   о
действительности. Обоих обманывали смятенные чувства, особенно Катрин, - она
пришла в лихорадочное возбуждение и жаждала излить его в жестах и словах.  У
нее шумело в ушах, а ей казалось, что  это  журчит  вода,  поют  птицы;  она
слышала запах травы, примятой ногами, кругом все было залито  светом;  перед
глазами у нее вращались широкие желтые круги, а ей казалось, что  она  лежит
на солнышке, в хлебах близ канала.
     - Что, тепло? Правда. Ну обними  же  меня,  и  будем  теперь  вместе...
всегда, всегда!
     Этьен сжимал ее в объятиях, а она, прильнув  к  нему  в  долгой  ласке,
лепетала, исходя блаженством:
     - Ну какие же мы были глупые! Зачем так долго ждали? Я ведь  рада  была
бы стать твоей, а ты не понимал, ты сердился... А помнишь ту ночь, у  нас  в
доме, когда мы  с  тобой  не  спали?  Лежим  в  постелях,  прислушиваемся  и
чувствуем, что оба не спим. Ах, как нас тянуло тогда друг к другу!
     Она  заразила  его  своей  веселостью,  и  он  тоже  принялся   шутливо
перебирать воспоминания о былых днях безмолвной любви.
     - А помнишь, как ты мне  надавала  пощечин?  Да,  да,  по  обеим  щекам
отхлестала, помнишь?
     - Да ведь я любила тебя, - шептала она. - Я, знаешь ли, запрещала  себе
думать о тебе: не надо, все кончено, а в глубине души знала,  что  рано  или
поздно мы будем вместе... Придет какой-нибудь случай, счастливый  случай,  и
сблизит нас... Вот и пришло к нам счастье, правда?
     Его  бросало  в  дрожь,  он  пытался  опомниться,  очнуться  от   этого
наваждения и все же повторял тихонько:
     - Нет, ничто не бывает кончено навсегда. Достаточно искорки счастья,  и
начнется все заново.
     - Так ты меня теперь не оставишь? Никому не отдашь,  да?  Ах,  как  мне
хорошо!
     И почти без чувств она выскользнула из его объятий. Она была так слаба,
что голос ее, чуть слышный, совсем  затих.  Этьен  испуганно  подхватил  ее,
прижал к груди.
     - Тебе плохо?
     Она выпрямилась, сказала удивленно:
     - Нет, нисколько! Почему мне может быть плохо?
     И вдруг эти слова  вспугнули  ее  грезы.  Она  с  отчаянием  посмотрела
вокруг, вглядываясь в черную тьму, и, ломал руки, зарыдала:
     - Боже мой! Боже мой! Как темно!
     Исчезли зреющие  хлеба,  исчез  запах  примятой  травы,  исчезло  пение
жаворонков, исчезло яркое золотое солнце; кругом  была  обвалившаяся  шахта,
смрадная тьма, сочившаяся вода, сырость могильного  склепа,  в  котором  они
мучились  предсмертными  муками  столько  дней.  Помутившееся  сознание  еще
увеличивало ее ужас, возродились суеверия  детских  лет,  она  видела  перед
собою Черного Человека, призрак старика углекопа, который бродит по шахте  и
сворачивает шею беспутным девушкам.
     - Ты слышишь? Слышишь?
     - Нет, ничего не слышу.
     - Да ведь это он... Черный  Человек...  Идет  сюда...  Вот  уже  совсем
близко... Земле выпустили кровь из жил - это она мстит за  то,  что  ее  всю
изрезали... И Черный тут как тут - погляди, вон он... В темноте и то  видно,
какой он черный... Ой, мне страшно! Страшно!
     И она  умолкла,  только  вся  дрожала  мелкой  дрожью.  Потом  тихонько
шепнула:
     - Нет, это опять тот пришел.
     - Кто?
     - Ну тот, кто с нами, кого нет больше.
     Образ Шаваля преследовал ее, и она  бессвязно,  путано  рассказывала  о
своей ужасной жизни с ним. Только один раз, в шахте Жан-Барт, он был  ласков
с нею, а то все придирался из-за каждого пустяка, ругал и колотил,  а  когда
изобьет, бывало, до полусмерти, убивает своими ласками.
     - Да ведь это он... говорю тебе!.. Опять хочет помешать, чтобы мы  были
вместе!.. Ревнует... Ох, прогони его, не отдавай меня, ведь я  твоя,  только
твоя.
     В безотчетном порыве она бросилась ему на шею, сама  искала  его  губы,
прильнула к ним поцелуем в самозабвенной  страсти.  Мрак  сменился  для  нее
светом, она смеялась воркующим смехом влюбленной женщины. Этьен  затрепетал,
почувствовав,  как  она  приникла  к  нему,  почти  нагая,  едва   прикрытая
лохмотьями, и в пробудившемся желании сжал ее в  объятиях.  Пришла  для  них
ночь любви в глубине этой могилы, где брачным ложем служил  им  слой  грязи;
они не хотели умереть, не получив своей доли счастья, они упорно хотели жить
и в последний миг зачать новую жизнь. В ночь отчаяния,  перед  лицом  смерти
они познали исступление любви. А потом всему пришел конец.  Этьен  сидел  на
земле все в том же углу,  Катрин  лежала  у  него  на  коленях,  безмолвная,
недвижимая. Шли часы за часами. Он долго думал, что она спит, потом потрогал
ее, - она была совсем холодная, она была мертва. И все-таки он не шевелился,
боясь ее разбудить. Он думал о том,  что  ему  первому  она  отдалась,  став
созревшей женщиной, и быть может, понесла от него, - эта  мысль  вызывала  в
нем умиленную нежность. Возникали и другие мысли о том, как он уйдет  с  ней
куда-нибудь далеко и как хорошо, как радостно будет им обоим; но такие грезы
являлись лишь мгновениями и были совсем смутными,  проносились,  как  веяние
ветерка по лбу спящего, как само дыхание сна. Он все больше слабел,  у  него
едва хватило силы медленным движением протянуть руку, дотронуться до Катрин,
чтобы  убедиться,  что  она  тут,  лежит  тихонько,  будто  уснувшее   дитя,
окоченевшая, холодная как лед.  Для  него  больше  ничего  не  существовало,
исчезла и черная тьма и ощущение, что он где-то  находится,  -  он  был  вне
времени и пространства.  Что-то  стучало,  ударяло  близ  его  головы,  стук
приближался, становился все громче; сначала Этьену было лень  отвечать,  его
сковывала безмерная усталость,  а  теперь  он  и  не  сознавал  ничего;  ему
грезилось, что Катрин идет куда-то впереди него и он слышит, как постукивают
ее  деревянные  башмаки.  Прошло  двое  суток.  Катрин  не  шевелилась,   он
машинально протягивал руку, чтобы потрогать ее, и ему приятно было, что  она
спит так спокойно.
     И вдруг его встряхнуло. Загудели чьи-то громкие  голоса,  к  его  ногам
покатились камни. А потом он увидел огонек  лампы  и  заплакал.  Глаза  его,
отвыкшие от света, моргали, а он все не отрывал от огня взгляда, не  мог  на
него  наглядеться,  с  восторгом  смотрел  на  красноватую  звездочку,  едва
разгонявшую тьму. Потом товарищи подняли его, понесли,  по  ложечке  вливали
ему в рот сквозь  стиснутые  зубы  теплый  бульон,  он  ко  всему  оставался
равнодушным. Только в квершлаге Рекильярской Шахты, когда его  поставили  на
ноги, он увидел знакомое лицо - перед ним стоял инженер Негрель; и два  этих
человека, презиравшие друг друга, - бунтовщик рабочий и вечно  иронизирующий
начальник, - бросились друг другу в объятия и громко зарыдали: так потрясено
было в них чувство человечности. Его пробудила  глубокая  печаль,  нищета  и
тяжкий труд многих поколений, скорбь и безмерные страдания, в которые  может
превратиться жизнь.
     А на поверхности мать, рухнув на землю возле мертвой Катрин,  закричала
протяжно, громко; потом опять раздался ее крик,  за  ним  второй,  третий  -
долгие, нестихающие вопли. Из шахты были вынесены и уложены в ряд  несколько
трупов: Шаваль, которого считали погибшим при обвале,  подросток-откатчик  и
два забойщика, тоже с раздробленным черепом, из  которого  вытек  мозг,  два
страшных мертвеца с вздувшимися в воде животами.
     В толпе рыдали обезумевшие женщины, рвали на себе платья, расцарапывали
до крови свои лица. Вынесли наконец Этьена,  сначала  приучив  его  глаза  к
свету ламп и немного покормив  его.  И  когда  он  появился,  иссохший,  как
скелет, и совершенно седой, толпа расступилась,  затрепетав  от  страха  при
виде этого  старика.  Мать  умершей  Катрин  умолкла  и  устремила  на  него
пристальный, лишенный мысли взгляд.
 

 
     Было четыре  часа  утра.  Перед  рассветом  апрельский  ночной  холодок
уменьшился, стало немного теплее. В чистом небе еще  мерцали  звезды,  а  на
востоке его заливала багрецом заря. По черным спящим полям пробегал ветерок,
и тогда раздавался чуть слышный шорох - предвестник пробуждения.
     По Вандамской дороге широким шагом шел Этьен. Он провел полтора  месяца
в Монсу на больничной койке. Все еще желтый и  очень  худой,  он  выписался,
лишь только почувствовал, что может держаться на ногах, и вот уходил теперь.
Компания, по-прежнему дрожавшая за  свои  копи,  приступила  к  постепенному
увольнению неугодных, и Этьен  получил  предупреждение,  что  его  не  могут
держать. Впрочем, ему предложили пособие в  сто  франков  и  дали  отеческий
совет бросить шахтерскую работу, теперь для него непосильную. Этьен, однако,
отказался от этих ста франков. Его уже звал в Париж Плюшар, который, ответив
на письмо Этьена, прислал ему и деньги на дорогу.  Итак,  его  давняя  мечта
осуществилась. Накануне, выйдя из больницы, он остановился у вдовы  Дезир  в
"Смелом весельчаке". А нынче стал спозаранку - хотелось проститься с бывшими
товарищами и поспеть к восьмичасовому поезду, отходившему из Маршьена.
     На минутку он остановился и постоял на дороге,  по  которой  разливался
розовый свет. Так приятно было подышать  чистейшим  воздухом  ранней  весны.
Утро обещало быть великолепным. Медленно разгоралась заря;  жизнь  на  земле
пробуждалась вместе с  солнцем.  Этьен  двинулся  дальше,  бодро  постукивая
кизиловой палкой, смотрел, как вдалеке равнина выплывает из ночного  тумана.
Он никого не видел до этого дня:  мать  Катрин  один  раз  навестила  его  в
больнице, а больше не приходила, - вероятно, не могла. Но  Этьен  знал,  что
весь поселок Двести Сорок теперь работает на шахте Жан-Барт и что  сама  Маэ
нанялась туда.
     Постепенно на дорогах появлялись люди; мимо Этьена то и дело  проходили
углекопы, молчаливые, бледные. Компания, как говорили, злоупотребляла  своей
победой. Забастовка  длилась  два  с  половиной  месяца,  и  когда  рабочие,
побежденные  голодом,  вернулись  в  шахты,  они  вынуждены   были   принять
установленные  Компанией  расценки  за  крепления,  и  это   замаскированное
понижение заработной платы особенно возмущало  их,  ибо  оно  было  обагрено
кровью погибших. Компания теперь ежедневно крала у  рабочих  час  их  труда,
принудив их  нарушить  клятву  -  не  подчиняться  хозяйскому  произволу;  и
сознание, что они поневоле  стали  клятвопреступниками,  было  горьким,  как
желчь; эта обида комком стояла в горле. Работа возобновилась везде: в  Миру,
в Мадлен, в Кревкер, в Виктуар. В легкой  утренней  дымке  по  дорогам,  еще
утопавшим в сумраке, шли вереницы людей,  все  они  шагали,  понуро  опустив
голову, словно скот, который гонят на бойню. Дрожа  от  холода  в  жиденькой
одежде, засовывая руки под мышки, они шли враскачку, сутулились, и у каждого
горбом выпирала на спине краюшка хлеба, положенная между рубахой и  курткой.
И в этом всеобщем возвращении на шахты, в  этом  безмолвном  шествии  черных
фигур, двигавшихся без единого слова, без  смеха,  без  единого  взгляда  по
сторонам, чувствовался гнев, от которого люди  стискивали  зубы,  ненависть,
переполнявшая сердце, сознание, что  смириться  их  заставил  только  голод.
Ближе к шахте углекопов попадалось все больше; почти все шли в  одиночку,  а
те, кто работал вместе, шагали друг за другом гуськом, и чувствовалось,  что
они устали уже с утра, что им все опостылело - и жизнь, и люди, и они  сами.
Этьену бросились в глаза пожилой человек  с  горящими  как  угли  глазами  и
молодой, который дышал тяжело, со свистом и совсем задыхался.  Многие  несли
свои деревянные башмаки в руках и шли  в  одних  толстых  шерстяных  чулках,
почти неслышно ступая по земле. Со всех сторон к шахте без  конца  стекались
люди, - то двигалась разгромленная армия; побежденные шли, поникнув головой,
затаив неистовую жажду вновь броситься в бой и отомстить врагу.
     Когда Этьен подошел к Жан-Барту, шахта только еще выступала  из  мрака,
еще горели фонари, подвешенные к перекладинам копра, но огни  их  побледнели
при  свете  разгоравшейся  зари.  Над  темными  строениями  клубился  пар  и
развевался, как белый султан, слегка подкрашенный кармином.  Этьен  поднялся
по лестнице в сортировочную, а оттуда в приемочную.
     Начался спуск, из барака к клетям подходили  рабочие.  С  минуту  Этьен
постоял среди оглушительного шума и  суеты.  Громыхая,  катились  вагонетки,
сотрясавшие чугунные  плиты  пола;  вращались  барабаны,  разматывая  тросы;
стволовые  подавали  сигналы  ударами  молота  по  стальному  рельсу;  вновь
чудовище пожирало на глазах Этьена ежедневную свою порцию человечьего  мяса;
клеть непрестанно взлетала и опять ныряла в горло прожорливого  великана,  с
легкостью глотавшего живых пигмеев. После катастрофы в Ворейской шахте Этьен
видеть не мог, как несется вниз клеть, у него все переворачивалось внутри. С
чувством ненависти и страха он отвернулся от шахтного ствола.
     Но в обширном, еще темном помещении приемочной, освещенной лишь тусклым
светом догорающих масляных фонарей, он не увидел ни одного дружеского  лица.
Дожидаясь своей очереди, вокруг стояли углекопы, босые,  с  лампой  в  руке;
тревожно посмотрев на него широко раскрытыми глазами, они опускали головы  и
пятились, словно стыдились чего-то. Они, несомненно, узнавали его и не таили
против него зла, - наоборот, они сами как будто боялись его,  опасаясь,  как
бы он не упрекнул их в слабодушии. От такого их отношения к  нему  у  Этьена
щемило сердце, он позабыл, что эти несчастные побивали его камнями; он опять
лелеял мечту обратить их в  героев,  руководить  ими,  как  стихийной  силой
природы, которую надо направлять, иначе она сама себя погубит.
     Партия углекопов погрузилась в клеть и мигом исчезла из глаз,  и  тогда
подошла другая партия. Этьен увидел наконец одного  из  своих  соратников  в
руководстве забастовкой, отважного человека, клявшегося, что он лучше умрет,
а не уступит.
     - И ты тоже! - с грустью проше