----------------------------------------------------------------------------
     Перевод В. Хинкиса
     ББК 84(7)6-44
     Д40
     Трое в лодке. - СПб.: ООО "Издательский Дом  "Кристалл"",  2001.  (Б-ка
мировой лит.).
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------

     Превосходство иностранца над  англичанином  заключается  во  врожденной
добродетельности.  Иностранцу   незачем,   подобно   нам,   стараться   быть
добродетельным. Ему не приходится с наступлением нового  года  обещать  себе
измениться к лучшему, оставаясь верным своему слову,  в  лучшем  случае,  до
середины января. Он попросту остается добродетельным в течение  всего  года.
Если иностранцу указано, что входить  или  выходить  из  трамвая  следует  с
правой стороны, мысль о возможности войти  или  выйти  с  левой  никогда  не
придет ему в голову.
     Однажды  в  Брюсселе  я  явился  свидетелем  дерзкой   попытки   одного
своевольного иностранца сесть  в  трамвай  вопреки  установленным  правилам.
Дверь рядом с ним была открыта. Путь преграждала вереница экипажей:  пытаясь
обойти вокруг вагона,  он  попросту  не  успел  бы  сесть.  Когда  кондуктор
отвернулся, он вошел и  занял  место.  Удивление  кондуктора,  обнаружившего
нового пассажира, было безмерно. Каким образом он очутился здесь?  Кондуктор
наблюдал за входными дверьми и не  видел  этого  человека.  Некоторое  время
спустя кондуктор заподозрил истину, но все  же  не  сразу  решился  обвинить
своего ближнего в столь тяжком преступлении.
     Он  обратился  за  разъяснениями  к  самому   пассажиру:   следует   ли
рассматривать его  присутствие  как  чудо  или  как  грехопадение?  Пассажир
покаялся. Скорее  огорченный,  чем  рассерженный,  кондуктор  предложил  ему
немедленно сойти. В своем вагоне он не потерпит нарушения приличий! Пассажир
не пожелал подчиниться, и кондуктор, остановив трамвай, обратился к полиции.
Как и положено полицейским, они выросли словно из-под  земли  и  выстроились
позади  представительного  начальника,  очевидно  -  полицейского  сержанта.
Сначала сержант просто не  мог  поверить  словам  кондуктора.  Даже  теперь,
стоило пассажиру заявить, что  он  сел  в  трамвай  согласно  правилам,  ему
безусловно поверили бы. Так уж устроен здесь мозг у должностного  лица,  что
ему гораздо легче поверить в приступ временной слепоты у кондуктора,  чем  в
то,  что  человек,  рожденный   женщиной,   умышленно   совершил   поступок,
недвусмысленно воспрещенный печатной инструкцией.
     Я бы на месте этого пассажира солгал и избавился от  неприятностей.  Но
он был слишком горд или недостаточно сообразителен - одно из  двух  -  и  не
желал отступить от правды. Ему предложили незамедлительно сойти и  подождать
следующего  трамвая.  Со  всех  сторон  стекались   новые   полицейские,   и
сопротивляться при подобных обстоятельствах  не  имело  смысла.  Он  изъявил
согласие сойти. На этот раз он приготовился выйти где положено, но  в  таком
случае справедливость бы не восторжествовала. Раз он вошел не с той стороны,
пускай оттуда он и сойдет. В соответствии с этим его высадили в  самой  гуще
движения, после чего кондуктор, стоя посередине вагона, прочел  проповедь  о
том, как опасно входить и выходить вопреки установленным правилам.
     Есть в Германии один прекрасный закон - хотел бы я, чтобы  такой  закон
был и у нас в Англии; по этому закону  никто  не  имеет  права  разбрасывать
бумагу на улице. Один из моих друзей, английский военный, рассказал мне, как
однажды в Дрездене, не подозревая о существовании этого закона, он  прочитал
на улице длинное письмо  и  разорвал  его  примерно  на  пятьдесят  клочков,
которые бросил на землю. Полицейский остановил его и в самой вежливой  форме
разъяснил соответствующий закон. Мой друг согласился, что это очень  хороший
закон, поблагодарил полицейского за разъяснение и заверил, что на будущее он
примет  сказанное  к  сведению.  Полицейский  заметил,  что   этого   вполне
достаточно на будущее; однако в  данный  момент  приходилось  иметь  дело  с
прошлым,  а  именно:  с  пятьюдесятью  или  около  того   клочками   бумаги,
разбросанными по мостовой и по тротуару.
     Мой  друг  с  приятной  улыбкой  признался,  что  не  видит  выхода  из
создавшегося положения. Полицейский, наделенный более богатым  воображением,
видел выход. Он предложил моему другу приняться  за  дело  и  подобрать  эти
пятьдесят клочков бумаги. Мой друг - английский  генерал  в  отставке,  вида
чрезвычайно внушительного, а порой даже надменного. Он  не  мог  представить
себе, как это он среди бела дня будет ползать  на  четвереньках  по  главной
улице Дрездена, подбирая бумагу.
     Немецкий полицейский сам согласился, что положение довольно щекотливое.
Но если английский генерал не согласен,  возможен  иной  выход.  Выход  этот
заключался в том, чтобы английский  генерал,  сопровождаемый  обычно  толпою
зевак, последовал за полицейским в ближайшую тюрьму, до  которой  отсюда  не
более трех миль. Поскольку сейчас около четырех часов дня,  судью,  по  всей
вероятности, они уже  не  застанут.  Но  генералу  будут  предоставлены  все
удобства,  какие  только  возможны  в  тюремной  камере,  и  полицейский  не
сомневался, что,  уплатив  штраф  в  сорок  марок,  мой  друг  снова  станет
свободным человеком на следующий день ко второму завтраку. Генерал предложил
нанять мальчика, который подобрал бы бумагу. Полицейский справился с текстом
закона и пришел к выводу, что это не допускается.
     "Я обдумал положение, -  рассказывал  мне  мой  друг,  -  перебрав  все
возможности, не исключая также возможность сбить  этого  субъекта  с  ног  и
спастись бегством, и пришел к  выводу,  что  самое  первое  его  предложение
заключает в себе в общей  сложности  минимум  неудобств.  Но  я  никогда  не
предполагал, что подобрать тонкие бумажки со скользких  булыжников  окажется
таким трудным делом. Это заняло  у  меня  около  десяти  минут  и,  по  моим
подсчетам, доставило развлечение тысяче человек,  не  меньше.  Но  имейте  в
виду, что это очень хороший  закон;  жаль  только,  что  я  не  знал  о  нем
заранее".
     Однажды я сопровождал некую американскую леди в немецкий оперный театр.
В  немецком  шаушпильхаусе  зрители  обязаны  снимать  головные   уборы,   и
опять-таки мне бы хотелось, чтобы такой обычай существовал у нас  в  Англии.
Но  американская  леди  привыкла  пренебрегать   правилами,   установленными
простыми смертными. Она объяснила капельдинеру, что войдет в зал, не  снимая
шляпы. Он со своей стороны объяснил ей, что она этого не  сделает;  оба  они
разговаривали немного резким тоном.
     Я улучил момент и отошел в сторону, чтобы купить  программу:  по  моему
глубокому убеждению, чем меньше людей замешано в споре, тем лучше.
     Моя спутница откровенно  заявила  капельдинеру,  что  относится  к  его
словам с полным  безразличием  и  не  намерена  обращать  на  него  никакого
внимания. По-видимому, этот человек вообще не  отличается  разговорчивостью;
возможно также, это заявление еще больше смутило его. Во всяком  случае,  он
ничего не ответил. Он попросту стал  в  дверях  с  отсутствующим  выражением
лица. Ширина двери составляла около четырех  футов;  ширина  капельдинера  -
около трех футов шести дюймов, а его вес - примерно двадцать стонов. Как уже
было сказано, я отошел, чтобы купить программу,  а  когда  я  вернулся,  моя
спутница держала шляпу в руках  и  втыкала  в  нее  булавки;  вероятно,  она
воображала, что в руках у нее не шляпа, а сердце капельдинера.  Она  уже  не
желала слушать оперу, она желала все  время  возмущаться  капельдинером,  но
окружающие не позволили ей даже этого.
     С тех пор она провела в Германии три зимних сезона.  Теперь,  если  она
собирается войти в широко открытую дверь в нескольких шагах от нее,  ведущую
прямо в то место, куда ей нужно попасть, но должностное лицо качает  головой
и разъясняет, что через эту дверь входить нельзя, а  нужно  подняться  двумя
этажами выше, пройти по коридору, снова  спуститься  вниз  и  таким  образом
попасть в нужное ей место, она просит извинения за свою  ошибку  и  поспешно
уходит, пристыженная.
     Правительства континентальных государств вымуштровали своих граждан  до
совершенства. Основной закон этих государств -  послушание.  Я  охотно  верю
истории об испанском короле, который чуть не утонул, потому что  специальный
придворный,  обязанностью  которого  было  нырять  за  испанскими  королями,
упавшими с лодки, умер, а новый не  был  еще  назначен.  На  континентальных
железных дорогах проезд во втором классе с билетом первого  класса  карается
тюремным заключением. Не могу сказать точно, каково наказание  за  проезд  в
первом классе с билетом второго класса, вероятно, смертная казнь, хотя  один
из моих друзей чуть было не испытал это на себе.
     Все обошлось бы  вполне  благополучно,  не  будь  он  столь  дьявольски
честным человеком. Это один из тех людей, которые гордятся своей честностью.
По-моему, собственная честность прямо-таки доставляет ему  удовольствие.  Он
купил билет второго класса до одной из высокогорных  станций,  но,  встретив
случайно на платформе знакомую даму, занял вместе с ней место в купе первого
класса. Доехав до  своей  станции,  он  объяснил  все  контролеру  и,  вынув
бумажник, предложил уплатить  разницу.  Его  отвели  в  какую-то  комнату  и
заперли дверь. Признание  было  записано  и  прочитано  вслух,  моему  другу
пришлось подписать протокол, после чего послали за полицейским.  Полицейский
допрашивал его не менее четверти часа. Никто не поверил рассказу  о  встрече
со знакомой дамой. Где же  сама  дама?  Этого  он  не  знал.  Даму  пытались
разыскать,  но  поблизости  ее  не  оказалось.  Он  высказал   предположение
(впоследствии подтвердившееся), что, устав  от  бесполезного  ожидания,  она
поднялась в горы. За несколько месяцев до этого в соседнем городе  анархисты
устроили беспорядки. Полицейский предложил  обыскать  моего  друга  с  целью
обнаружения бомб. По счастью, в этот момент на сцену выступил  представитель
агентства Кука, возвращавшийся к поезду с партией туристов, который взялся в
деликатной форме объяснить присутствующим, что мой друг несколько глуповат и
не сумел отличить первый класс от второго. Всему виной  красные  подушки  на
диванах: из-за них, войдя в вагон второго класса, он решил, что находится  в
первом.
     Присутствующие вздохнули с облегчением. При всеобщем ликовании протокол
был разорван, после чего этот безмозглый контролер пожелал  узнать,  кто  та
дама, которая, в таком случае, ехала в купе второго класса с билетом первого
класса. Похоже было,  что  по  возвращении  на  станцию  ее  ждут  серьезные
неприятности.  Но  очаровательный  агент  Кука  снова  оказался  на   высоте
положения. Он объяснил, что  мой  друг,  кроме  того,  еще  любит  приврать.
Рассказывая о своем путешествии в обществе этой дамы, он  попросту  хвастал.
Он хотел только сказать, что был бы не прочь ехать вместе с ней, но не сумел
правильно  выразиться  из-за  плохого  знания  немецкого  языка.   Ликование
возобновилось.  Репутация  моего  друга  была  восстановлена.  Он  вовсе  не
отъявленный негодяй, за которого его сначала приняли, а, по-видимому,  всего
лишь странствующий идиот.  Такой  человек  вполне  заслуживает  уважения  со
стороны немецкого  должностного  лица.  За  счет  такого  человека  немецкое
должностное лицо даже изъявило согласие выпить пива.
     Не  только  мужчины,  женщины  и  дети,  но  даже  собаки  за  границей
добродетельны от рождения. В Англии, будучи владельцем собаки, вы  вынуждены
затрачивать большую часть своего времени на то,  чтобы  разнимать  дерущихся
псов, ссориться с владельцами других собак  относительно  того,  кто  первый
затеял драку, объяснять разгневанным пожилым дамам, что не  собака  загрызла
кошку: просто кошка,  перебегая  дорогу,  вероятно,  скончалась  от  разрыва
сердца, убеждать недоверчивых лесников в том, что это не ваша собака, что вы
ни малейшего представления не имеете, чья она. За границей  жизнь  владельца
собаки проходит в безмятежном спокойствии. Здесь при виде скандала на глазах
у собаки наворачиваются слезы: она торопится  прочь  и  старается  разыскать
полицейского. При виде бегущей кошки такая собака отходит в сторону, уступая
ей дорогу. Иногда  некоторые  хозяева  надевают  на  своих  собак  маленькие
курточки с кармашками для носового платка и туфельки на лапы. Правда, собаки
не носят шляп - пока еще нет! Но стоит снабдить  собаку  шляпой,  и  она  уж
изыщет способ вежливо приподнять ее  при  встрече  с  какой-нибудь  знакомой
кошкой.
     Как-то раз  в  одном  континентальном  городе  я  наскочил  на  уличное
происшествие, или, вернее, происшествие наскочило на меня:  оно  устремилось
на меня и захватило меня прежде, чем я успел опомниться. Это был фокстерьер,
принадлежавший одной очень юной особе (но об этом мы узнали лишь после того,
как основные события уже разыгрались). Она появилась в  конце  происшествия,
едва переводя  дыхание:  бедная  девушка  пробежала  целую  милю,  почти  не
переставая кричать. Увидев все, что произошло, а также  выслушав  объяснения
по поводу того, чего она не могла видеть, девушка разразилась слезами.  Будь
владельцем этого фокстерьера англичанин, он мигом окинул бы  взглядом  место
действия и тотчас вскочил бы в первый попавшийся  трамвай.  Но,  как  я  уже
сказал, иностранцы обладают врожденной добродетельностью. Когда я уходил, не
менее семи человек записывало ее имя и адрес.
     Но я хотел рассказать более подробно о собаке. Все началось с  невинной
попытки поймать воробья. Ничто не доставляет  воробью  такого  удовольствия,
как преследование со стороны собаки. Десять раз собаке казалось, что воробей
уже пойман. Затем на ее пути попалась другая собака. Не знаю, как называется
эта порода,  но  в  Европе  она  очень  распространена:  бесхвостая  собака,
которая,  когда  ее  хорошо  кормят,  напоминает   свинью.   Однако   данный
представитель  этой  породы  больше  напоминал  кусок  половика.  Фокстерьер
вцепился ему в загривок, и оба они покатились на мостовую прямо  под  колеса
проезжавшего мотоцикла. Хозяйка, полная дама, бросилась спасать свою  собаку
и столкнулась с мотоциклом. Пролетев около шести ярдов,  она  сшибла  с  ног
итальянского мальчика с лотком гипсовых бюстов.
     В жизни мне пришлось  испытать  немало  неприятностей,  но  я  не  могу
припомнить ни одного случая, в котором не  был  бы  так  или  иначе  замешан
итальянский  торговец  бюстами.  Где  эти  мальчишки  скрываются  в   минуты
спокойствия, остается тайной. Но при малейшей возможности быть сбитыми с ног
они появляются на свет, подобно мухам  при  первых  лучах  солнца.  Мотоцикл
врезался в тележку молочника,  обломки  которой  завалили  трамвайные  пути.
Движение застопорилось не менее чем на четверть часа; однако вожатый каждого
подходившего  трамвая  полагал,  видимо,  что,  если  он  станет  звонить  с
достаточной яростью, этот кажущийся затор рассеется, как мираж.
     В  английском  городе  все  это  не  привлекло  бы  особого   внимания.
Кто-нибудь объяснил бы, что первопричиной беспорядка явилась собака, и  весь
ход событий показался бы обычным и естественным. Но эти иностранцы  в  ужасе
вообразили, что чем-то прогневили  Всевышнего.  Полицейский  кинулся  ловить
собаку. Собака в восторге отбежала назад и с яростным  лаем  начала  скрести
мостовую задними ногами, пытаясь вывернуть булыжники. Это  напугало  няньку,
катившую коляску, - и тут  я  вмешался  в  ход  событий.  Усевшись  на  краю
тротуара, между коляской и ревущим ребенком, я высказал собаке все, что я  о
ней думал.
     Я забыл, что нахожусь за границей, забыл, что собака  может  не  понять
меня, - я высказал ей все на чистом английском языке, не  упустив  ни  одной
мелочи, очень громко и отчетливо. Собака остановилась в двух шагах от меня и
слушала с таким выражением эстетического наслаждения, какого мне ни  до,  ни
после  этого  не  приходилось  видеть  ни  на  одном  лице,   собачьем   или
человеческом. Она упивалась моими словами, словно то была райская музыка.
     "Где я слышала это раньше? - казалось, спрашивала она себя. - Это давно
знакомый язык, на котором со мной разговаривали в молодости?"
     Она подошла ближе; когда я кончил, глаза ее, казалось, были полны слез.
     "О, повтори еще раз! - словно молила она меня. - Повтори  еще  раз  все
милые старые английские ругательства и проклятия,  которые  я  уже  потеряла
надежду услышать в этой забытой Богом стране".
     Молодая девушка сообщила мне, что фокстерьер  родился  в  Англии.  Этим
объяснялось все. Собака иностранного происхождения не способна  на  что-либо
подобное. Иностранцы обладают врожденной добродетелью: вот за это мы их и не
любим.

Популярность: 21, Last-modified: Sat, 27 Dec 2003 07:51:33 GMT