Родился  в  1972  году  в  Москве.   В школе был примерным
учеником, надеждой педагогического кол-лектива.
     Председательствовал   в  районном  пионерском  штабе.  Был
выгнан   оттуда   за   нарушение   принципа    демократического
централизма,  о  существовании  которого  не  имел ни малейшего
понятия.
     Поступил в МАИ, стал плохо учиться, пить, курить, сочинять
крамольные  песни,  за  содержание  коих  был  нещадно  изруган
известными в то время бардами.
     Однако,  это  не  помешало  ему стать лауреатом нескольких
рок-фестивалей и фестивалей авторской песни, выступать на радио
и кататься с концертами по всей стране.
     Имеет  специальность  инженера-аэрогидромеханика.  Работал
сторожем, грузчиком, охранником одной из фирм.
     В последнее время серьезно увлекся поэзией, завел огромную
собаку,  занимается  бизнесом,  ведет  домашний  образ   жизни.
Сольные выступления бывают крайне редко.
     К  творчеству  собратьев  из  "32-го  Августа" относится с
нежностью.



Молился трем богам,
Em
а вышло -- трем ослам,
от тяжести алтарь
сломался пополам.
Всевидящий Аллах
Am
залил мне глотку клюквой.
C
Молил о трех словах,
F
а получил три буквы.
H7

От камня три пути:
Em G
вперед, назад и вниз.
D  Em
Захочешь, проходи --
Em G
не спрашивают виз.
D  Em
Откуда было знать
Am
слепому мужику,
C
что три пути опять
F
сведутся к тупику.
Em G

D Em G D Em
Черпали три ведра --
налили три стакана
два друга, третий -- я,
три сотни тараканов.
А где-то в небеси
летит святая тройка.
Затишье на Руси --
а ну, попробуй тронь-ка!

Три войска на костел
пошли святой войной.
Любил троих сестер --
не принял ни одной.
Слезинки подотри,
заткни судьбу за пояс --
вагон твой номер три
и тридцать третий поезд.

1991




Я знаю -- ты рядом, ты встретишься мне
Dm B7 A7 Dm
в чужом переулке, в толпе незнакомой.
Gm C F
Бреду наугад, но судьбою влекомый,
D7 Gm A7 B7
я знаю -- ты встретишься мне.
Gm A7 Dm

Я верю -- ты рядом и любишь меня.
Бегу за тобой в никуда целый день я,
пытаясь увидеть свой сон-провиденье.
Я верю -- ты любишь меня.

Бессонных ночей хоровод ошалелый
овеял туманом родную обитель.
Молюсь на тебя, милый ангел-хранитель,
дай Бог, чтобы ты уцелела.

Я верю в тебя, и надежда жива,
что в мире есть женщина, хрупкая тайна,
живет для тебя одного не случайно,
покуда надежда жива...

1991



(Замкнутость)

Em
Ночная суета.
C Hm Em
Кто пишет, кто грешит.
G D G
Искрится, распахнув врата,
Cm D7 Em
Дворец Твоей Души.                        C
D  Em

Ты сам себе Король
и сам себе Судья.
Ты смел, но эту роль
играешь про себя.

Твой королевский двор
согрет твоим теплом,
и даже Шут, придворный вор,
не плачет о былом.

Построен на века,
твой дом не будет пуст,
и отразится в двойниках
твоя мирская грусть.

Твой полуночный бред
не разорвет тиши.
Спасение от бед --
Дворец Твоей Души.

1990



Жизнь опоила,
Am
лето любило,
G C
опохмелила                                Gm A7
осень-вдова.
D
Вдовушка-осень                              F
листики сбросит,
C
что с нее спросишь --
D Am
ветки-дрова...
Em Am

Ждали рассвета,
жаркого лета
ждали, да где там,
думы -- с плеча.
Дебри, туманы,
сети, капканы,
лязг ятаганов,
холод в ночах.

А под забором
каркает ворон --
видно, не скоро
праздники, брат.
Нотные строчки
порваны в клочья,
денно и нощно
мат-перемат.

Ветер-ворюга
с севера к югу
вытянул струги
седых облаков.
Где же вы, где же,
Вера, Надежда...
Нынче, как прежде,
Пир Дураков!

1992



У собаки глаза добрые,
Am
у бойницы глаза нечисти.
На меня она смотрит коброю,
предвещением недолговечности.
Ноготком отточенным остреньким
спусковой крючок уже двигает --
распаслись по лугам козлики,
D Dm
да что-то волка давно не видно ей.
Am

Да что-то мало поют про кислятину --
заслащавились, рожи сальные!
Обращенная бравая братия,
все холеные, в прошлом -- опальные.
И она надо мной вроде траура
по погибшим на времени-площади.
Потому и пишу с ночи на утро,
потому-то и жру хуже лошади.

Кукушка поет -- есть песни и хуже.
G F
Откуда ей ведать, когда конец?
Am
Глупая птица -- вся глотка наружу.
G F
Она-то не знает, что нас убивают.
Am
Она-то не знает...

"Замолчи, соловей! Речистый, мол?
Что ж ты жизнь наперчил отравою?"
А я Россию хотел, братцы, чистую,
я Москву хотел златоглавую!
Но во руках ее сила лютая
лихобедия нехорошего.
Ну, а я-то что? Весь я -- тута я!
Да лишь бы сын не взрослел, Боже мой!

А что в грязи постылой вывалял,
так не вас же -- себя, бестолкового.
И не вас распинал, мои милые,
и с меня летят мои головы.
За два шага до реанимации,
за полвека от жизни прожитой,
где святые затворами клацали,
где Иуды с побитой рожею.


Там кукушка поет -- есть песни и хуже.
Откуда ей ведать, когда конец?
Глупая птица -- вся глотка наружу.
Она-то не знает, что нас убивают.
Она-то не знает...

Я не знаю, кому ты молишься,
черный мальчик с глазами светлыми --
тем мечетям с серпами острыми,
тем церквушкам с крестами ветхими?
Или ветру, осеннему дворнику,
или солнцу, в закат уходящему,
песни пишущему затворнику
или рукописи палящему?

Не мешаю ему, и охальником
я бегу по холмам, догоняя зарю.
Ты не бойся, фанатик мой маленький,
и меня не убьют, и тебя не убьют!
Если вера кнутом на душу легла,
понесут наши кони и вынесут прочь...
А кругом пока войны, дым, кровь и зола.
Ты закрой, закрой, закрой глаза --
увидишь ночь!

Там кукушка споет -- есть песни и хуже.
Откуда ей ведать, когда конец?
Глупая птица -- вся глотка наружу.
Она-то не знает, что нас убивают.
Она-то не знает...

У собаки глаза добрые.
И бежит по дороге подстреленный пес --
ухожу я от вас, дни хворобные,
убегаю от времени слез...
Мне бы тоже бежать, людей любя,
ведь задеру ненароком -- одичал в глуши!
Мне б напиться воды, мне б увидеть себя,
и узнать, что я есть, что пока еще жив!


Закопаю гитару тогда под кустом,
но из веточки тонкой свирель скрою.
Мне на сердце от песен пустым-пусто,
не с гитарой, так с дудкою встретят в
раю.
И сложу я последнюю песенку,
и тебе подарю или Богу отдам.
И шагну на харонову лесенку,
и весло отниму, и грести буду сам.

И кукушка споет -- есть песни и хуже.
Откуда ей ведать, когда конец?
Глупая птица -- вся глотка наружу.
Она-то не знает, что нас убивают.
Она-то не знает, где терновый венец
Она-то не знает...

1994



Как в омут башкой, как с перил в никуда,
Am Dm Am
забыв про родню и про дом,
F Em Am
ты мчишься по жизни -- лошадка-беда
Am Dm Am
везет в незнакомый притон.
F Em Am
За белым столом, твою глупость любя,
Dm Am
отпразднуют Новый Год
Dm Am
та женщина, что разлюбит тебя,
Am Dm Am
и друг, который уйдет.
F Em Am

Там праздник, как праздник -- вино, пироги,
и нет никаких проблем.
Тепло ее губ, его твердость руки
за то, что ты добр и нем.
Но год пролетел, и, победу трубя,
воткнули под сердце кол
та женщина, что разлюбила тебя,
и друг, который ушел.

1995



Осенняя пуля незванно-нежданно             Em
H7 Em A7
стучится в квадрат лобового стекла.
Em H7 Em
Смешна моя грусть, и немножечко странно,   G D
Em A
что даже она с опозданьем пришла.
Am Em C H7 Em

Осенняя пуля, зачем тебе снова
дырявить закаты туманного дня?
Ушедшей весной ты попала в другого,
а снайпер смеялся, он думал -- в меня.

Вот выжил, а толку... В азарте погони
не слышал симфоний, давя на клаксон.
Осенняя пуля меня не догонит --
она на излете, а я взял разгон.

За дряхлой машиной ребята бежали,
пытаясь вернуть то, что им не дано.
Осенняя пуля, я сам уезжаю,
напрасно стараться -- я умер давно.

1991




Ах, сладкое слово Корона!
Am
Вопит, надрываясь, сова.
Am B7 H7 E
Лежит, ухмыляясь, у трона
Dm Am
отрубленная голова.                           F E
Am
Ах, странное слово Корона...
Корона, да что-то не так.
Из дерева и из картона
бывает паяца колпак.
Ах, сильное слово Корона!
Всем смертным мерещится власть,
все лезут в верхи, а Горгона
их в прах превращает, смеясь.
Кровь льется рекой, а Корона,
хоть бьются пока за нее,
ржавеет у замка барона,
и гадит в нее воронье.

1990



И увидев меня, закричала,
C Dm Am
и кинжал положила в ножны.
C Dm Am
Если прожита жизнь не сначала,        C Dm
Am Dm
то корням возвратиться сложно.
C G Am
Корешки убегают в землю,
с ними соки под землю стекают,
а душа, по повериям древним,
догоняет усталую стаю.
Побледнела, как россыпи мела,
каменела, как серые сфинксы,
по реке вброд пройти не сумела --
нахлебалась отравы Стикса.
Это все же мое пораженье,
раз не взрезана сиплая глотка,
раз качает мое отраженье
в недопитом стакане водка.

1994



Помнишь, рекой становилась дорога на Запад,
Am Em C G D
помнишь, мудрец говорил: "Повезет простаку".
Am Em C G D
Помнишь, на радость и смех нам ответили
залпом,  Am Em C G D
помнишь следы на снегу, эту кровь на снегу...
Am Em C G D

Господи!
Am Em Am
Одолжи огоньку, если дело -- табак.
Em Am Em Am Em
Господи!
Am Em Am
Свет наших душ -- тоже свет.
Em Am Em Am Em
Когда он умирал у тебя на руках,
Am Em C G D
ты один был неправ, не сказав ему "Нет!"
F Am

Знаю, что всякий из нас не был богом, но все
же
таяло золото и превращалось в свинец.
Каждый умел выбирать между правдой и ложью,
чуя, что в этой игре несчастливый конец.

Господи!
Одолжи огоньку, если дело -- табак.
Господи!
Свет наших душ -- тоже свет.
Если что-то живое в твоих умирает руках,
то ничтожна цена самых трудных побед.

Помнишь, рекой становилась дорога на Запад,
падало солнце -- ломало уставший скелет.
Даже во сне наши ноздри искали тот запах,
запах забытого дома, которого нет...

1992




Ты Богу отдашь корону свою --           C F
G C F C F
я отдам шутовской колпак.
F G C
Я новую глупую песню спою --         C F G
C F C F
ты назло станцуешь не в такт.
F G C

Я в ответ рассмеюсь и гитару сожгу --
ты ведь любишь тепло и свет.
Во дворце суета, гости праздника ждут,
а Шута и Принцессы нет!

1993



За окном темнота, чернота, почернее грача,
Am Dm E Am
и не видно лица, и не слышен последний твой
крик. Am Gm A7 Dm
Лишь мелькают огни фонарей, да колеса стучат;
F C G (D)
это вовсе не поезд, а жизнь заезжает в тупик.
Am Dm E Am

Среди тысячи тысяч других параллельных дорог,
это странно, но только моя изогнулась дугой.
Я встречал свою смерть и поставил на скатерть
пирог,
а она испугалась, свернула, и умер другой.

Птица счастья -- пугливый зверек, небеса бороздя,
вдруг сорвется в пике, и уже не поспеешь за ней.
Погибают на сцене -- актеры, а дома -- друзья,
это жизнь, старина, самый страшный театр теней.

Но когда злая баба косой саданет под ребро,
ты налей ей стакан -- пусть упьется, поганая
тварь!
Кто немного успел, но растратил тепло и добро,
тем ленивую почесть воздаст полусонный звонарь.

Тем последнюю почесть воздаст полусонный
звонарь.

1991



На берестяных санях,
Am
по околице плач,
Dm Am
везут его,
F C Dm Am
На берестяных санях,
Am
а над полюшком -- грач,
Dm Am
вещун тревог.
F C Dm Am
На берестяных санях,
F
ты прости ему,
F Am
на берестяных
санях...        F Am

Он не Пушкин, не Дантес
стрелял в него --
попал, как все.
Он не Пушкин, но и здесь --
в снег головой
во всей красе.
На берестяных санях,
ты прости ему,
на берестяных
санях...

Санный след уносит век,
ату его!
Опять везут.
Санный след уносит век,
а бабий вой
то там, то тут.
На берестяных санях,
ты прости ему,
на берестяных
санях...

А беда так далека --
аж за сто лет,
с полста дорог.
И беда так далека,
а санный след --
к нам на порог.
На берестяных санях,
ты прости ему,
на берестяных
санях...




Что же делать, как нам быть --
ох, дожили!
Может, сани запалить --
поможет ли?
Ты останови меня,
прости меня!
На санях остыну
я,
На берестяных санях,
прости меня,
на берестяных
санях...

1995




Когда годы летят, как строптивые кони,
Am Dm E
когда чувствуешь страх умереть на скаку,
Am C G Am
принеси мне воды в своих чистых ладонях,
Dm Am F
дай напиться тепла и развеять тоску.
Dm E Am

Вы все те же, братва, как в публичном
притоне,
всякий смел и речист, если пойло на стол.
Принеси мне воды в своих чистых ладонях,
разорви тишину петербургских мостов.

Я погиб, как и все, но ушел от погони.
Птице в клетке не жить, если спеть не дают.
Принеси мне воды в своих чистых ладонях,
я прошу у тебя свой последний приют!

1991



  Как во первой роте все из крови да плоти,
  C G Dm Am
  как во первой роте автоматы на "товсь!"
  C G Dm Am
  Как во первой роте командир трезвый вроде,
  C G Dm Am
  и солдаты лихие -- аж по коже мороз!
  F C G C

     Первая рота -- встречный огонь.
  F Dm Am G C
     Первая рота -- вечный покой.
  F Dm Am G C

  Как построили роту под чужие знамена.
  Наступала без страха, да уперлась в тупик.
  Дело было не в Праге и не в  дебрях Сайгона,
  но от первой той роты остался лишь крик.

     Первая рота -- встречный огонь.
     Первая рота -- вечный покой.

  Можно пить за победу, можно выпить и с горя.
  Можно крыть страну матом, а можно словом любви.
  Все равно на асфальте пересохшее море --
  Кровь спекается быстро, а ты пока что живи!

     Первая рота -- встречный огонь.
     Первая рота -- вечный покой.

  Ты живи, малыш, грейся, ты живи, не тоскуя,
  можешь слушать Def Leppard, а можешь кушать
  бульон.
  Но за ротою первой подготовят вторую,
  а поляжет вторая -- в бой пойдет батальон.

     Первая рота -- вечный огонь.
     Первая рота -- вечный покой.

  1994

Популярность: 6, Last-modified: Mon, 15 Sep 1997 06:53:27 GmT