Председатель  Объединения  чуть  не  свалился  с  кресла.  Щеки   его
посерели, челюсть отвисла, а суровые голубые глаза за контактными  линзами
потеряли  свою  обычную  проницательность  и  стали  просто  глупыми.  Бен
Холлидей  медленно  крутнулся  на  кресле  и  уставился  на   нью-йоркские
небоскребы, словно желая убедиться, что все еще живет  в  двадцать  первом
веке - золотом веке науки.
     За окном не было никакой ведьмы на метле.
     Несколько приободрившись, Холлидей повернулся к  прямому  седовласому
человеку с узкими губами, сидевшему по другую сторону стола. Доктор  Элтон
Форд не походил на Калиостро, он выглядел тем,  кем  был  на  самом  деле:
величайшим из психологов.
     - Что вы сказали? - неуверенно переспросил Холлидей.
     Форд с педантичной  точностью  соединил  кончики  пальцев  и  склонил
голову.
     - Вы же слышали. Все дело в призраках.  Вашу  антарктическую  станцию
захватил призрак.
     - Вы шутите. - В голосе Холлидея звучала надежда.
     -  Я  представляю  вам  свою  теорию  в  наиболее  упрощенной  форме.
Разумеется, я не могу ничего доказать без исследований на месте.
     - Призраки!
     Тень улыбки скользнула по губам Форда.
     -  Без  белых  саванов  и  звенящих  цепей.  Этот  тип  призрака   не
противоречит  логике,  мистер  Холлидей,  и  не  имеет  ничего  общего   с
суевериями. Он мог появиться только в век науки, а для замка  Отранто  был
бы абсурдом. В наши дни вы со  своими  интеграторами  проложили  призракам
новые пути. Боюсь, если ничего  не  предпринять,  после  первого  призрака
появятся следующие. Я верю в свои силы, в то, что сумею поправить  дело  и
сейчас, и в будущем, но доказать это могу  только  эмпирически.  Я  должен
уничтожить  призрака  не  с  помощью  колокольчика,  Библии  и  свечи,   а
психологическим воздействием.
     Холлидей никак не мог прийти в себя.
     - Вы верите в духов?
     - Со вчерашнего дня я верю в особый вид духов.  В  принципе,  явление
это не имеет ничего общего с фольклорными  персонажами,  однако,  оперируя
иными данными, мы достигаем тех же  результатов,  что  и  авторы  страшных
историй. Симптомы те же самые.
     - Не понимаю.
     - В эпоху волшебства ведьма варила в котле травы, добавляла пару  жаб
и летучих мышей, и этой микстурой  лечила  сердечные  недуги.  Сегодня  мы
оставляем фауну в покое и лечим сердце наперстянкой.
     Обалдевший Холлидей покачал головой.
     - Мистер Форд, признаться, я не знаю, что вам ответить.  Должны  быть
веские причины для таких утверждений...
     - Уверяю вас, они есть.
     - Но...
     - Пожалуйста, выслушайте, - с расстановкой сказал Форд. - С тех  пор,
как умер Бронсон, вы не можете удержать на своей антарктической станции ни
одного оператора. Этот парень - Ларри Крокетт - высидел дольше  остальных,
но  и  у  него  проявляются  определенные  симптомы:   тупая   безнадежная
депрессия, полная инертность.
     - Но ведь эта станция - один из главных научных центров мира.  Откуда
призраки в таком месте?
     - Мы имеем дело с совершенно новым видом призрака, - объяснил Форд. -
И в то же время с одним из самых старых. И опаснейшим.  Современная  наука
завершила сегодня полный круг и создала призраков. Мне не остается  ничего
иного, как отправиться в Антарктиду и попытаться изгнать дьявола.
     - О, Боже! - сказал Холлидей.


     Raison  d'etre  [смысл  существования  (фр.)]  станции  был  огромный
подземный  зал,  называемый  безо  всякого  уважения  Черепом   и   словно
перенесенный сюда из древней истории: Карнака, Вавилона или Ура. Высокий и
совершенно пустой, если не считать двойного ряда мощных колонн вдоль стен.
Они были сделаны из белой пластмассы, стояли каждая отдельно и достигали в
высоту двадцати футов, а в диаметре  -  шести.  Внутри  колонн  находились
радиоатомные мозги, усовершенствованные Объединением. Интеграторы.
     Они  не  были  коллоидальными,  а  слагались   из   мыслящих   машин,
действующих со скоростью  света,  однако  определение  "робот"  к  ним  не
подходило. Вместе с  тем,  это  не  были  изолированные  мозги,  способные
осознать  свое  "я".  Ученые  разработали  элементы,   составляющие   мозг
мыслящего  существа,  создали  их  эквиваленты,  но  большей  мощности,  и
получили чуткие, идеально функционирующие машины с  фантастически  высоким
показателем интеллекта. Их можно  было  использовать  поодиночке  или  все
вместе, причем возможности увеличивались пропорционально количеству.
     Главным  достоинством  интеграторов  была  эффективность.  Они  могли
отвечать на вопросы,  могли  решать  сложные  задачи.  Определение  орбиты
метеорита занимало у них минуты или секунды, тогда как опытному  астроному
для получения того же ответа требовались недели.  В  быстротечном,  хорошо
смазанном 2030 году время было бесценно. Последние пять лет показали,  что
интеграторы - тоже.
     Тридцать белых колонн вздымались в Черепе, а  их  радиоатомные  мозги
работали с пугающей точностью. Они никогда не ошибались.
     Это были разумы, чуткие и могучие.


     Ларри Крокетт, высокий краснолицый ирландец,  с  черными  волосами  и
взрывным темпераментом, сидел за обедом  напротив  доктора  Форда  и  тупо
смотрел на десерт, появившийся из пищевого автомата.
     - Вы меня слышали, Крокетт?
     - Что? А, да... Ничего особенного, просто я паршиво себя чувствую.
     После смерти Бронсона на этой должности поменялись  шесть  человек  и
все чувствовали себя паршиво.
     - Ну... здесь так одиноко, в коробке подо льдом...
     - Раньше, на других станциях, тоже жили одиноко. И вы в том числе.
     Крокетт пожал плечами; даже это простое движение выдавало смертельную
усталость.
     - Откуда мне знать, может, я тоже уволюсь.
     - Вы... боитесь здесь оставаться?
     - Нет. Здесь нечего бояться.
     - Даже призраков?
     - Призраков? Пожалуй, несколько штук оживили бы обстановку.
     - До прихода сюда у вас были честолюбивые  намерения.  Вы  собирались
жениться, добивались повышения.
     - Да-а.
     - И что случилось? Это перестало вас интересовать?
     - Можно сказать и так, - согласился Крокетт. - Я не вижу смысла... ни
в чем.
     - А ведь вы здоровы, об этом говорят тесты, которые вы прошли. Здесь,
в этом месте, царит черная, глубокая депрессия, я сам ее  ощущаю.  -  Форд
замолчал.  Тупая  усталость,  таившаяся  в  уголках  его  мозга,  медленно
выбиралась наружу, словно ленивый язык  ледника.  Он  осмотрелся.  Станция
была светлой, чистой и спокойной, и все же этого не чувствовалось.
     Они вернулись к теме разговора.
     - Я смотрел интеграторы, они во всех отношениях очень интересны.
     Крокетт не ответил, отсутствующе глядя на чашку с кофе.
     - Во всех отношениях, - повторил  Форд.  -  Кстати,  вы  знаете,  что
случилось с Бронсоном?
     - Конечно. Ом спятил и покончил с собой.
     - Здесь.
     - Точно. Ну и что?
     - Остался его дух, - сказал Форд.
     Крокетт уставился на него, потом откинулся на спинку стула, не  зная,
смеяться ему или просто равнодушно удивиться. Наконец он решился на  смех,
прозвучавший не очень весело.
     - Значит, не у одного Бронсона не все дома, - заметил он.
     Форд широко улыбнулся.
     - Спустимся вниз, посмотрим интеграторы.
     Крокетт с едва заметной  неприязнью  заглянул  в  глаза  психологу  и
нервно забарабанил пальцами по столу.
     - Вниз? Зачем?
     - Вы имеете что-то против?
     - Черт возьми, нет, - ответил Крокетт. - Только...
     - Воздействие там сильнее, - подсказал Форд. - Депрессия усиливается,
когда вы оказываетесь рядом с интеграторами. Верно?
     - Да, - буркнул Крокетт. - И что с того?
     - Все неприятности идут от них. Это очевидно.
     - Они  действуют  безукоризненно  -  мы  вводим  вопросы  и  получаем
правильные ответы.
     - Я говорю не об интеллекте, - возразил Форд, - а о чувствах.
     Крокетт сухо рассмеялся.
     - У этих чертовых машин нет никаких чувств.
     - Собственных нет, поскольку они не могут творить. Их возможности  не
выходят за рамки  программы.  Но  послушайте,  Крокетт,  вы  работаете  со
сверхсложной мыслящей машиной, с радиоатомным мозгом, который ДОЛЖЕН  быть
чутким и восприимчивым. Это обязательное условие. И  вы  можете  создавать
тридцатиэлементный комплекс потому,  что  находитесь  в  точке  равновесия
магнитных линий.
     - Вот как?
     - Что случится, если вы поднесете магнит  к  компасу?  Компас  начнет
действовать по законам магнетизма. Интеграторы действуют...  по  какому-то
другому принципу. И они невероятно точно выверены -  состояние  идеального
равновесия.
     - Вы хотите сказать, они спятили? - спросил Крокетт.
     - Это  было  бы  слишком  просто,  -  ответил  Форд.  -  Для  безумия
характерны изменчивые состояния. Мозги  же  в  интеграторах  уравновешены,
стабилизированы в неких границах и движутся по неизменным орбитам. Но  они
восприимчивы - просто обязаны быть такими - к одной вещи.  Их  сила  -  их
слабость.
     - Значит...
     - Вам случалось бывать в обществе  психически  больного  человека?  -
спросил Форд. - Уверен, что нет. Это производит  заметное  воздействие  на
впечатлительных людей. Разум же интеграторов значительно сильнее подвержен
внушению, чем человеческий.
     - Вы имеете в виду индуцированное безумие? - спросил Крокетт, и  Форд
утвердительно кивнул.
     - Точнее, индуцированную фазу  психической  болезни.  Интеграторы  не
могут скопировать схему болезни, они на это не способны. Если взять чистый
фонодиск  и  сыграть  какую-нибудь  мелодию,  она  запишется  и  получится
пластинка,  много  раз  повторяющая  произведение.  Некоторые  способности
интеграторов  представляли  собой  как  бы  незаписанные   пластинки,   их
непонятные  таланты  -   производное   совершенной   настройки   мыслящего
устройства. Воля машин  не  играет  тут  никакой  роли.  Сверхъестественно
чувствительные интеграторы записали психическую модель какого-то  мозга  и
теперь воспроизводят ее. Точнее, модель психики Бронсона.
     - То есть, - вставил Крокетт, - машины рехнулись.
     - Нет. Безумие связано  с  сознанием  личности,  а  интеграторы  лишь
записывают и воспроизводят.  Именно  потому  шестеро  операторов  покинули
станцию.
     - Хорошо, - сказал Крокетт. -  Я  последую  их  примеру,  прежде  чем
свихнусь. Это довольно... мерзко.
     - Как это ощущается?
     - Я бы покончил с собой,  не  требуй  это  таких  усилий,  -  коротко
ответил ирландец.
     Форд вынул блокнот для шифрованных записей и повернул ручку.
     - У меня здесь история болезни Бронсона. Вы  когда-нибудь  слышали  о
типах психических болезней?
     -  Очень  мало.  В  свое  время  я  знал  Бронсона.  Порой  он  бывал
исключительно угрюм, но потом вновь становился душой общества.
     - Он говорил о самоубийстве?
     - При мне - никогда.
     Форд кивнул.
     - Если бы говорил, никогда бы его  не  совершил.  Его  случай  -  это
маниакальная депрессия: глубокая подавленность после периодов оживления. В
начальный период  развития  психиатрии  больных  делили  на  параноиков  и
шизофреников, но такое деление себя не  оправдывало.  Невозможно  провести
линию раздела, поскольку эти типы взаимно проникают друг в друга. Ныне  мы
выделяем  маниакальную  депрессию  и   шизофрению.   Шизофрению   вылечить
невозможно,   остальные   психозы   -   можно.   Вы,    мистер    Крокетт,
маниакально-депрессивный тип, которым легко управлять.
     - Да? Но это не значит, что я сумасшедший?
     Форд широко улыбнулся.
     - Скажете тоже! Как  и  все  мы,  вы  имеете  некоторые  определенные
склонности, и, если бы когда-нибудь сошли с ума, это была бы  маниакальная
депрессия.  Я,  например,  стал  бы  шизофреником,  поскольку  представляю
шизоидный тип. Этот тип часто встречается среди психологов  и  объясняется
комплексом компенсационной общественной ориентации.
     - Вы хотите сказать...
     Доктор продолжал: в том, что он объяснял все это Крокетту, явно  была
какая-то цель. Полное понимание - часть лечения.
     -  Представим  это  таким  образом.  Депрессивные  маньяки  -  случаи
довольно простые и колеблются между  состояниями  оживления  и  депрессии.
Амплитуда колебаний велика  по-сравнению  с  ровными  и  быстрыми  рывками
шизоидного типа. Периоды растягиваются на дни, недели, даже месяцы.  Когда
у маниакально-депрессивного типа наступает ухудшение,  график  его  плохой
фазы имеет вид кривой, идущей вниз. Это одно. Он сидит и не делает ничего,
чувствуя себя несчастнейшим человеком в мире, порой  до  того  несчастным,
что это даже начинает ему нравиться. И только когда кривая начинает ползти
вверх, его состояние  меняется  с  пассивного  на  активное.  Вот  тут  он
начинает ломать стулья, и требуется смирительная рубашка.
     Крокетт явно заинтересовался. В силу вполне  естественных  причин  он
прилагал выводы Форда к себе.
     - Иначе обстоит дело с шизоидным  типом,  -  продолжал  Форд.  -  Тут
ничего предсказать нельзя. Может произойти все что угодно. Это может  быть
раздвоение личности, навязчивая идея материнства или различные  комплексы:
Эдипов,  возврат  в  детство,  мания  преследования,  комплекс  величия  -
варианты не ограничены. Шизоидный  тип  неизлечим,  но  для  депрессивного
маньяка спасение, к  счастью,  возможно.  Наш  здешний  призрак  -  именно
депрессивный маньяк.
     Со щек ирландца сбежал румянец.
     - Начинаю понимать.
     Форд кивнул.
     - Бронсон сошел с ума здесь. Он покончил с собой, когда его депрессия
оказалась в нижней  точке  кривой,  став  невыносимой,  и  это  извержение
разума,  чистая  концентрация  безумия  Бронсона  оставила  свой  след  на
радиоатомных мозгах интеграторов. Помните фонодиск? Электрические импульсы
их  мозгов  непрерывно  излучают  эту  запись  -   состояние   глубочайшей
депрессии, а интеграторы  настолько  мощны,  что  каждый,  находящийся  на
станции, принимает излучение.
     Крокетт сглотнул и допил остывший кофе.
     - Боже мой! Это просто... кошмар!
     - Это призрак, - сказал Форд. - Идеально логичный призрак, неизбежный
результат действия  сверхчувствительной  мыслящей  машины.  А  интеграторы
невозможно лечить от профессиональной болезни.
     Помрачневший Крокетт затянулся сигаретой.
     - Вы убедили меня в одном, доктор. Я уеду отсюда.
     Форд помахал рукой.
     - Если моя теория верна, лекарство есть - все та же индукция.
     - Что?
     - Бронсон мог выздороветь,  если  бы  вовремя  начали  лечение.  Есть
терапевтические средства. Здесь, - Форд положил руку на блокнот, - записан
полный образ психики Бронсона.  Я  нашел  больного,  тоже  страдающего  от
маниакально-депрессивного психоза и являющегося почти  копией  Бронсона  -
весьма похожи и история болезни,  и  характер.  Неисправный  магнит  можно
вылечить размагничиванием.
     - А пока, - буркнул Крокетт, снова впадая в болезненное состояние,  -
нам предстоит иметь дело с призраком.


     Как бы то ни было, Форд заинтересовал его своими  странными  теориями
лечения. Смелое принятие фантастической  версии  -  ее  доказательство!  -
влекло к себе грузного ирландца. В крови Крокетта вскипело наследство  его
кельтских  предков  -  мистицизм,  удерживаемый  железной   выдержкой.   В
последнее время атмосфера станции была для него невыносимой, теперь же...
     Станция была полностью автоматизирована, и для работы на ней  хватало
одного  оператора.  Интеграторы  же  действовали,  как  хорошо   смазанные
шестерни, и после монтажа являли собой своего рода совершенство, не требуя
никакого ремонта. Они  просто  не  могли  испортиться,  конечно,  если  не
считать индуцированной психической болезни.  Но  даже  она  не  влияла  на
качество их работы. Интеграторы по-прежнему решали сложные проблемы, давая
верные ответы.  Человеческий  разум  давно  бы  уже  распался,  тогда  как
радиоатомные мозги просто записали схему маниакально-депрессивного психоза
и непрерывно воспроизводили ее.
     По станции  кружили  призраки.  Несколько  дней  спустя  доктор  Форд
заметил неуловимые, блуждающие тени, которые, словно  вампиры,  высасывали
отовсюду жизнь и энергию. Сфера их влияния распространялась и  за  пределы
станции. Время от времени Крокетт выходил на поверхность и, закутавшись  в
обогревательный комбинезон, отправлялся  в  рискованные  путешествия.  При
этом он доводил себя  до  полного  изнеможения,  словно  надеясь  победить
депрессию, царящую подо льдом.
     Однако, тени незаметно сгущались. Серое,  свинцовое  небо  Антарктиды
никогда прежде не угнетало Крокетта, а далекие горы, вздымающиеся  подобно
потомству  мифического  Имира,  никогда  прежде  не  казались  ему  живыми
существами, как  сейчас.  Они  были  уже  полуживыми,  слишком  старыми  и
усталыми, чтобы двигаться, и тупо радовались тому,  что  могут  неподвижно
покоиться  на  бескрайних  просторах  ледовых  пустынь.  Стоило  затрещать
леднику, и тяжелый, гнетущий, изнуряющий приступ  депрессии  накатывал  на
Крокетта. Его разум здорового животного сжимался и падал в бездну.
     Он пытался бороться, но тайный враг приходил скрытно, и никакие стены
не могли его остановить. Он неуклонно проникал в тело ирландца.
     Крокетт  представил  себе  Бронсона  -  сжавшегося  в  комок,   молча
смотрящего  в  пустоту  черной  бездны,  навсегда  поглотившей  его  -   и
содрогнулся. В последние  дни  он  слишком  часто  возвращался  мыслями  к
страшным  рассказам,  которыми  когда-то   зачитывался.   В   них   кишели
иррациональные образы, созданные  М.Р.Джеймсом  и  его  предшественниками:
Генри Джеймсом, Бирсом, Мэем Синклером и другими авторами.  В  свое  время
Крокетт наслаждался этими  историями,  они  захватывали  его  и  позволяли
бояться  понарошку,  когда  он  на  мгновение  делал  вид,  что  верит   в
невозможное. Могло ли существовать нечто подобное?  Да,  отвечал  он  себе
тогда, но не верил в это. Теперь призрак завладел станцией,  и  логические
выводы Форда оказались бессильны против древнего суеверия.
     С тех времен, когда волосатые люди сжимались в  пещерах,  существовал
страх темноты. Голоса кровожадных хищников,  раздающиеся  среди  ночи,  не
всегда  связывали  с  животными.  Воображение  придавало  им  иные  формы:
измененные, пугающие звуки, доносящиеся  издалека,  и  ночь,  таящаяся  за
кругом костра, породили демонов и оборотней, вампиров, великанов и ведьм.
     Да, страх существовал по-прежнему, но появилась еще  более  страшная,
чем  древний  ужас,  обезволивающая,   невыразимо   отчаянная   депрессия,
окутывающая человека, как саван.
     Ирландец вовсе не был трусом. Когда приехал Форд, он решил  остаться,
по крайней мере, пока не выяснится, удался эксперимент психолога или  нет.
Несмотря  на  это,  его  не  очень  обрадовало  появление   гостя   Форда,
депрессивного маньяка.
     Внешне Уильям Квейл ничуть не походил на Бронсона, но чем  дольше  он
находился на станции, тем более напоминал его Крокетту. Квейлу было  около
тридцати лет, он был  худощавым,  темноволосым,  с  живыми  глазами.  Если
что-то ему не нравилось, он впадал в дикую  ярость,  и  цикл  его  болезни
длился примерно неделю. За это время он переходил от состояния  чернейшего
отчаяния  к  безумному  возбуждению,  и  этот  ритм  никогда  не  менялся.
Присутствие призрака, казалось, не имело для него значения.  Форд  считал,
что возбуждение  Квейла  было  так  велико,  что  нивелировало  излучаемую
интеграторами депрессию.
     - У меня есть его история болезни, - сказал Форд. -  Его  можно  было
без труда вылечить в санатории, где  я  его  нашел,  но,  к  счастью,  мое
предложение  оказалось  первым.  Вы  заметили,  как   он   заинтересовался
скульптурой?
     Они находились в Черепе, где Крокетт безо всякого энтузиазма проводил
ежедневный осмотр интеграторов.
     - Он занимался ею прежде, доктор? - спросил  ирландец.  Ему  хотелось
выговориться: тишина нагнетала напряжение.
     - Нет, но у него изрядные способности. Скульптура занимает  голову  и
руки одновременно. В его психике  это  связано  между  собой.  Прошли  три
недели, правда? И Квейл уже на пути к выздоровлению...
     - Но это ничего не дало... им... - Крокетт  кивнул  в  сторону  белых
колонн.
     - Знаю. Пока ничего, но подождите немного.  Думаю,  что  когда  Квейл
полностью излечится, интеграторы это запишут. Радиоатомный мозг  поддается
лечению только индукцией. Очень неудачно получилось, что Бронсон находился
здесь все время один. Его можно было вылечить, если бы...
     Но Крокетт не желал слышать об этом.
     - А как там сны Квейла?
     Форд тихо засмеялся.
     - В данном случае метод себя оправдал. У  Квейла  есть  неприятности,
иначе он вообще не рехнулся бы, и  эти  неприятности  отражаются  в  снах,
искаженные фильтром автоцензуры. Мне  приходится  расшифровывать  символы,
опираясь на мои знания о самом Квейле. При этом очень  помогают  тесты  на
словесные ассоциации. Он был человеком, поссорившимся  с  жизнью,  причина
заключалась в его раннем общении с людьми. Вместе с  тем  он  ненавидел  и
боялся своего отца-тирана. В детстве ему привили убежденность, что он ни с
кем не сможет состязаться  и  всегда  будет  проигрывать.  Во  всех  своих
несчастьях он обвиняет отца.
     Крокет кивнул, рассеянно разглядывая верньер.
     - Если я правильно понял, вы хотите уничтожить его  чувства  к  отцу,
верно?
     - Скорее, уничтожить уверенность, что  отец  властвует  над  ним.  Он
должен поверить в свои силы  и  одновременно  понять,  что  и  отец  может
ошибаться. К тому же, с этим связана и религиозная  мания.  Возможно,  это
идет от его натуры, но это вопрос меньшего значения.
     -  Призраки!  -  сказал  вдруг  Крокетт,  вглядываясь   в   ближайший
интегратор.
     В холодном свете флуоресцентных ламп Форд  проследил  его  взгляд,  а
потом осмотрел весь подземный зал, где неподвижно высились колонны.
     - Знаю, - сказал Форд. - И пусть вам не кажется, что на меня  это  не
действует. Но я борюсь с этим, мистер Крокетт, и в этом вся разница.  Если
бы я сидел в углу и предавался отчаянию, я обязательно  пропал  бы.  Но  я
стараюсь действовать, относясь к депрессии, как к противнику,  обладающему
личностью. - Черты его сурового, напряженного лица, казалось, заострились.
- Это лучший способ.
     - А сколько еще...
     - Мы близимся к концу. Когда Квейл излечится, все станет ясно.


ГЛУХОМ, СЛЕПОМ УЖАСЕ, ТАКОМ ВСЕМОГУЩЕМ, ЧТО МЫШЛЕНИЕ СТАЛО  НЕВЫНОСИМЫМ  И
БЕССМЫСЛЕННЫМ УСИЛИЕМ... ВОЛЯ К БОРЬБЕ ИСЧЕЗЛА,  ОСТАЛСЯ  ТОЛЬКО  СТРАХ  И
ГОТОВНОСТЬ ПРИНЯТЬ ЛЕДЯНОЙ МРАК.

     Это было наследие Бронсона. Да, думал Крокетт,  призраки  существуют.
Сегодня, в двадцать первом веке, может, прямо сейчас.  Когда-то  это  были
просто суеверия, но здесь, в подледном зале, тени сгущались даже там,  где
не могло быть теней. Разум Крокетта и во сне и наяву непрерывно  атаковали
фантастические  видения.  Его  сны  заполняла  бесформенная,  невообразимо
пустая темнота, которая неумолимо надвигалась, когда он пытался бежать  на
подгибающихся ногах.
     Однако Квейл чувствовал себя все лучше.


     Три недели, четыре, пять, наконец, кончилась шестая. Крокетт устал, и
его не покидало чувство, что он останется в этой тюрьме до  самой  смерти,
что никогда ему не выбраться отсюда. Но он стойко переносил все. Форд  вел
себя ровно, только стал еще собраннее, суше,  сдержаннее.  Ни  словом,  ни
жестом он не давал понять, с какой силой интеграторы атакуют его психику.
     Интеграторы в глазах Крокетта  обрели  индивидуальность.  Теперь  они
были  для  него  угрюмыми  джинами,  затаившимися  в  Черепе,   совершенно
равнодушными к судьбам людей.
     Снежная  буря,  стегая  лед  порывами  ветра,  превратила  ледник   в
спутанный клубок. Крокетт, лишенный возможности выходить  на  поверхность,
все больше погружался в уныние.  Пищевые  автоматы,  располагающие  любыми
продуктами,  сервировали  стол;  если  бы  не  они,  все  трое  ходили  бы
голодными.  Крокетт  был  слишком  апатичен,  чтобы  заниматься  чем-либо,
выходящим за пределы его профессиональных обязанностей, и Форд  уже  начал
озабоченно поглядывать на него. Напряжение не уменьшалось.
     Если  бы  что-то  изменилось,  если  бы  возникло  хотя  бы  малейшее
отклонение от смертоносной монотонности депрессии, появилась  бы  надежда.
Однако запись навсегда остановилась на одной фазе. Ощущение  безнадежности
и поражения было так сильно, что Крокетт не мог бы даже покончить с собой.
И все же он продолжал судорожно  держаться  за  остатки  здравого  смысла,
зацепившись  за  одну  мысль  -  быстрое  излечение  Квейла  автоматически
уничтожит призрак.


     Медленно, почти незаметно, терапия начинала действовать. Доктор  Форд
не щадил себя, окружал Квейла заботой и  вел  к  здоровью,  выполняя  роль
протеза, на  который  мог  опереться  больной  человек.  Квейл  поддавался
тяжело, но в целом результат был удовлетворителен.
     Интеграторы по-прежнему излучали депрессию, но уже как-то иначе.
     Крокетт заметил это первым.  Пригласив  Форда  в  Череп,  он  спросил
доктора о его ощущениях.
     - Ощущения? Какие? Вы думаете, что...
     - Сосредоточьтесь, - сказал Крокетт,  блестя  глазами.  -  Чувствуете
разницу?
     - Да, - сказал наконец Форд. - Но уверенности пока нет.
     - Есть, если оба мы чувствуем одно и то же.
     - Вы правы. Есть некоторое смягчение. Гмм.  Что  вы  сегодня  делали,
мистер Крокетт?
     - Я? Как обычно... А, я снова взялся за книгу Хаксли.
     - В  которую  не  заглядывали  много  недель?  Это  хороший  признак.
Депрессия слабеет. Разумеется, она не пойдет на подъем, а просто  угаснет.
Терапия  через  индукцию:  вылечив.  Квейла,   я   автоматически   вылечил
интеграторы. - Форд вздохнул, словно лишившись последних сил.
     - Доктор, вам это удалось, - сказал Крокетт;  с  обожанием  глядя  на
него.
     Но Форд его не слушал.
     - Я устал, - буркнул он. - Боже, как я устал. Напряжение было ужасно.
Борьба с этим проклятым призраком, и ни секунды отдыха...  Я  боялся  даже
принимать успокаивающее... Ничего, теперь отдохну.
     - Может, выпьем чего-нибудь? Нужно это  отметить.  Если,  конечно,  -
Крокетт недоверчиво взглянул на ближайший интегратор, - если вы уверены.
     - Сомнений нет. Но мне нужен сон и ничего больше.
     Он вошел в лифт и исчез. Крокетт, предоставленный самому себе,  криво
усмехнулся. В глубине Черепа еще таились зловещие видения, но уже  изрядно
поблекшие. Он выругал интеграторы непечатным  словом  -  они  приняли  это
невозмутимо.
     - Конечно, - сказал Крокетт, - вы же  только  машины.  Слишком,  черт
побери, чуткие. Призраки! Ну, ничего,  теперь  я  здесь  хозяин.  Приглашу
друзей и устрою пьянку от рассвета до заката. И на этой широте  солнце  не
заходит долго!
     С такими планами он и отправился следом за Фордом. Психолог уже спал,
тяжело дыша во  сне.  Черты  его  утомленного  лица  слегка  расслабились.
"Постарел, - подумал Крокетт. - Да и кто не постареет в таких условиях?"
     Импульсы  гасли,  волна  депрессии  исчезла.   Он   почти   физически
чувствовал, как она откатывается.
     - Приготовлю чили, - решил Крокетт, - как научил меня этот парень  из
Эль Пасо, и  запью  шотландским  виски.  Даже  если  придется  праздновать
одному, все равно устрою оргию. -  Он  нерешительно  подумал  о  Квейле  и
заглянул к нему. Тот читал книгу и только небрежно кивнул своему гостю.
     - Привет, Крокетт! Какие-нибудь новости?
     - Нет, просто хорошее настроение.
     - У меня тоже. Форд говорит, что я вылечился. Мировой мужик.
     - Точно, - горячо согласился Крокетт. - Тебе что-то надо?
     - Спасибо, у меня все есть. - Квейл кивнул  в  сторону  автоматов.  -
Через пару дней меня отсюда заберут. Вы относились ко мне  по-христиански;
но пора и домой. Меня ждет работа.
     - Неплохо. Хотел бы я с  тобой  поехать!  Но  мой  контракт  кончится
только через два года. Пришлось бы  либо  разорвать  его,  либо  оформлять
перевод.
     - У тебя здесь все удобства.
     - Да уж! - ответил Крокетт и слегка  вздрогнул.  Потом  вышел,  чтобы
приготовить чили и подкрепиться глотком разбавленного виски. Не рано ли он
обрадовался? Может, кошмар еще не побежден? А если  депрессия  вернется  с
прежней силой?
     Крокетт  выпил  еще  виски  -  помогло.  Во  время  депрессии  он  не
отваживался пить алкоголь, но  теперь  чувствовал  себя  так  хорошо,  что
доедал перец под аккомпанемент немелодичного пения.  Разумеется,  не  было
способа проверить психическую эманацию интеграторов каким-нибудь прибором,
однако исчезновение прежней убийственной атмосферы не оставляло места  для
ошибки.
     Радиоатомные  мозги   вылечились.   Процесс,   начатый   мыслительным
извержением Бронсона, наконец исчерпал  себя  и  закончился  -  с  помощью
индукции. Спустя три дня самолет забрал Квейла и улетел на север, в  Южную
Америку. Форд остался на станции, чтобы обобщить результаты исследований.
     Атмосфера на станции совершенно изменилась. Теперь здесь было  уютно,
ясно и спокойно. Интеграторы уже не  казались  дьяволами,  а  были  просто
приятными для глаза стройными  белыми  колоннами,  в  которых  размещались
радиоатомные мозги,  послушно  отвечающие  на  вопросы  Крокетта.  Станция
работала без помех. А на  поверхности  ветер  подметал  полярные  просторы
белоснежной метелью.
     Крокетт готовился к зиме. У него были книги,  кроме  того,  он  нашел
старый этюдник, просмотрел акварели и пришел к выводу, - что  проживет  до
весны без проблем. На станции не осталось  ничего  угнетающего.  Опрокинув
стаканчик, он отправился в инспекционный обход.
     Форд стоял перед интеграторами, задумчиво глядя на них. Он  отказался
от предложения выпить.
     - Нет, спасибо. Кажется, все в порядке, депрессия кончилась.
     - Вам нужно  чего-нибудь  выпить,  -  сказал  Крокетт.  -  Мы  многое
пережили вместе, и один глоток пойдет вам на пользу. Смягчит переход.
     - Нет. Я должен  обработать  отчет.  Интеграторы  настолько  логичные
устройства,  что  будет  жаль,  если  они  начнут  испытывать  психические
расстройства. К счастью, этого не произойдет  -  я  доказал,  что  безумие
можно лечить с помощью индукции.
     Крокетт язвительно посмотрел на интеграторы.
     - Взгляните, это же воплощение невинности.
     - Да? Когда кончится эта метель? Я должен заказать самолет.
     - Трудно сказать. Последняя продолжалась целую неделю без перерыва. А
эта... - Крокетт пожал плечами. - Я попробую узнать, но ничего не обещаю.
     - Мне нужно срочно возвращаться.
     - Понимаю, - сказал Крокетт. Он поднялся на лифте в  свой  кабинет  и
просмотрел поступающие запросы, выбирая, что ввести  в  интеграторы.  Один
был  важным  -  какая-то  геологическая  задача  сейсмической  станции  из
Калифорнии. Впрочем, и с ней можно было подождать.
     Пить он больше не стал. Так уж сложилось, что план оргии  реализовать
не удалось. Облегчение само по себе оказалось сильным  средством.  Теперь,
тихо посвистывая, он собрал бумаги и вновь  отправился  в  Череп.  Станция
выглядела прекрасно.  Впрочем,  может,  это  вызывалось  сознанием  отмены
смертного приз вора. Тем более, что  проклятая  депрессия  была  еще  хуже
верной смерти.
     Он вошел в лифт - старомодный, на рельсах,  действующий  по  принципу
противовеса. Рядом с интеграторами нельзя было установить магнитный  лифт.
Нажав на кнопку и глядя вниз, он увидел под собой Череп и  белые  колонны,
уменьшенные перспективой.
     Послышались шаги, Крокетт повернулся и увидел бегущего к нему  Форда.
Лифт уже начал двигаться, и ирландец потянулся к кнопке "стоп".
     Впрочем, он тут же передумал, потому что Форд поднял руку и  направил
на него пистолет. Пуля попала Крокетту в бедро, он покачнулся и  навалился
на рельс, а Форд одним  прыжком  оказался  в  кабине.  Лицо  его  утратило
обычное бесстрастное выражение, глаза горели безумием.
     Крикнув что-то непонятное, Форд вновь нажал спуск.  Крокетт  отчаянно
метнулся вперед. Пуля прошла мимо, а он со всего маху  налетел  на  Форда.
Психолог потерял равновесие и  повалился  на  рельс.  Когда  он  попытался
выстрелить еще раз, Крокетт, едва держась на ногах, ударил его в челюсть.
     Точность и сила удара оказались фатальными. Форд рухнул  в  шахту,  и
через некоторое время снизу донесся глухой удар.
     Лифт мягко двинулся. Постанывая от боли, Крокетт разодрал  рубашку  и
перевязал обильно кровоточащую рану.
     Холодный  свет  флуоресцентных  ламп  осветил  колонны  интеграторов,
вершины которых сначала поравнялись с Крокеттом, потом уходили все выше  и
выше по мере того, как он опускался. Выглянув на край платформы, он мог бы
увидеть тело Форда, но зрелища этого и так было не избежать.
     Вокруг стояла полная тишина.
     Все дело было в напряжении и запоздалой  реакции.  Форду  нужно  было
напиться. Алкоголь ослабил бы резкий переход от долгих месяцев сущего ада.
Недели борьбы с депрессией,  месяцы  постоянной  готовности  к  опасности,
которой он придавал черты материального противника, жизнь в неестественном
темпе... Потом - успех и угасание  депрессии.  И  тишина,  -  смертельная,
ужасная, и время, чтобы расслабиться и подумать.
     Вот Форд и спятил.
     Крокетт вспомнил, что он говорил об этом несколько  недель  назад.  У
психологов порой проявляется склонность к душевным болезням, именно потому
их привлекает эта область знаний, потому они ее так хорошо понимают.
     Лифт остановился. Неподвижное тело Форда лежало совсем рядом. Крокетт
не видел его лица.
     Психические болезни типа маниакально-депрессивного психоза  -  случаи
довольно простые. Шизофрения более сложна. И неизлечима.
     Неизлечима.
     Доктор Форд был шизоидным типом, он сам сказал это несколько  месяцев
назад.
     И вот теперь  доктор  Форд,  жертва  шизофренического  безумия,  умер
насильственной смертью, как и Бронсон. Тридцать  белых  столбов  стояли  в
Черепе, и Крокетт, глядя на  них,  испытал  приступ  парализующего  тупого
ужаса.
     Тридцать радиоатомных мозгов, сверхчувствительных,  готовых  записать
любой   новый   ритм    на    чистых    дисках.    На    этот    раз    не
маниакально-депрессивный.
     Теперь это будет не  укладывающееся  ни  в  какие  рамки  неизлечимое
безумие шизофреника.
     Извержение мысли - о, да!  Вот  он,  доктор  Форд,  лежит  мертвый  с
безумием, закодированным в его мозгу в момент  смерти.  Безумием,  которое
могло бы иметь любую форму.
     Крокетт смотрел на тридцать интеграторов,  прикидывая,  что  творится
внутри этих белых сверкающих оболочек. Прежде  чем  кончится  метель,  ему
предстоит это узнать.
     Потому что станцией вновь завладел призрак.

+========================================================================+
I          Этот текст сделан Harry Fantasyst SF&F OCR Laboratory         I
I         в рамках некоммерческого проекта "Сам-себе Гутенберг-2"        I
Г------------------------------------------------------------------------
I        Если вы обнаружите ошибку в тексте, пришлите его фрагмент       I
I    (указав номер строки) netmail'ом: Fido 2:463/2.5 Igor Zagumennov    I
+========================================================================+

Популярность: 27, Last-modified: Mon, 25 Aug 1997 17:09:31 GMT