--------------------
Анатолий Федорович Кони. Дело Овсянникова (Из записок и воспоминаний судебного деятеля) [8.06.04]
--------------------




   Не знаете ли вы чего-нибудь о причинах пожара этой огромной паровой
мельницы на Измайловском проспекте против станции Варшавской дороги?" -
спросил меня министр юстиции граф Пален, прибавив, что, проезжая накануне
вечером мимо, он был поражен грандиозностью картины этого пожара.
"Вероятно, я получу в свое время полицейское извещение, если есть признаки
поджога", - отвечал я и, приехав в прокурорскую камеру (я был в это время,
т. е. в 1874 году, прокурором Петербургского окружного суда),
действительно нашел коротенькое сообщение полиции о том, что признаков
поджога, вызвавшего пожар мельницы коммерции советника Овсянникова, не
оказывается. Меня смутила краткость этого заявления, его ненужность по
закону и его поспешная категоричность в связи с рассказом графа Палена. Я
поручил моему покойному товарищу, энергичному А. А. Маркову, поехать на
место и произвести личное дознание.
   Поздно вечером он привез мне целую тетрадь осмотров и расспросов на
месте, из которых было до очевидности ясно, что здесь имел место поджог.
Собранные на другой день сведения о договорных отношениях, существовавших
между известным В. А. Кокоревым и С. Т. Овсянниковым по аренде мельницы,
указывали и на то, что именно Овсянникову мог быть выгоден пожар мельницы
и что есть основания сказать:
   "is fecit cui prodest"[сделал тот, кому выгодно (лат.)]. Я предложил
судебному следователю по особо важным делам, Книриму, начать следствие и
немедленно произвести обыск у Овсянникова, а наблюдение за следствием
принял лично на себя Овсянников, не привыкший иметь дело с новым судом и
бывший в былые годы в наилучших отношениях с местной полицией, причем за
ним числилось до 15 уголовных дел, по которым он старым судом был только
"оставляем в подозрении", не ожидал обыска и не припрятал поэтому многих
немаловажных документов. Среди них, между прочим, оказался именной список
некоторым чинам главного и местного интендантских управлений с показанием
мзды, ежемесячно платимой им, влиятельным поставщиком муки, военному
ведомству. Я отослал эту бумагу военному министру Д. А. Милютину.
   Высокий старик, с густыми насупленными бровями и жестким взором серых
проницательных глаз, бодрый и крепкий, несмотря на свои 74 года,
Овсянников был поражен нашествием чинов судебного ведомства. Он был очень
невежлив, презрительно пожимал плечами, возражал против осмотра каждого из
отдельных помещений, говоря: "Ну, тут чего еще искать?!" - и под
предлогом, что в комнатах холодно, надел какое-то фантастическое пальто
военного образца на генеральской красной подкладке. Но "der lange
Friedrich" [длинный Фридрих (нем.)], как звали у нас Книрима, невозмутимо
делал свое дело... Я подошел, между прочим, к оригинальным старинным часам
в длинном деревянном футляре, вроде узкого шкапа. "Вот, изволите видеть, -
сказал Овсянников, желая, вероятно, показать, что и он может быть любезен
и владеть собою, - вот это большая редкость, это часы прошлого века.
   Таких, чай, немного". Подошел и Книрим. "А где ключ?" - спросил он.
"Эй, малый! - крикнул Овсянников. - Подать ключ!" Книрим подозвал понятых,
отпер дверь футляра и стал исследовать его внутренность. Овсянников не
вытерпел, грозно сдвинул брови и, энергически плюнув, отошел от часов.
   Вечером в тот же день в камере следователя по особо важным делам был
произведен допрос Овсянникова. Он отвечал неохотно, то мрачно, то
насмешливо поглядывая на следователя и очень недоброжелательно относясь в
своих показаниях к Кокореву. В конце допроса я отвел Книрима в сторону и
сказал ему, что нахожу необходимым мерою пресечения избрать лишение
свободы, так как иначе Овсянников, при своих средствах и связях, исказит
весь свидетельский материал. "И я нахожу нужным то же", - отвечал Книрим.
"Надо, однако, дать старику, ради здоровья, некоторые удобства, и если вы
ничего не имеете против Коломенской части, где есть большие и светлые
одиночные камеры, куда можно, с разрешения смотрителя, поставить свою
мебель, то я распоряжусь об этом немедленно". - "Прекрасно, - сказал
Книрим, - а я напишу краткое постановление". - "Господин Овсянников, -
сказал я, усаживаясь сбоку стола, на котором писал Книрим, - не желаете ли
вы послать кого-нибудь из служителей к себе домой, чтобы прибыло лицо,
пользующееся вашим доверием, для передачи ему тех из ваших распоряжений,
которые не могут быть отложены". - "Это еще зачем?" - спросил сурово
Овсянников. "Вы будете взяты под стражу и домой не вернетесь". - "Что? -
почти закричал он. - Под стражу!
   Я? Овсянников? - и он вскочил с своего места. - Да вы шутить, что ли,
изволите? Меня под стражу?! Степана Тарасовича Овсянникова?
Первостатейного именитого купца под стражу? Нет, господа, руки коротки!
Овсянникова!! Двенадцать миллионов капиталу! Под стражу! Нет, братцы,
этого вам не видать!" - "Я вам повторяю свое предложение, а затем как
хотите, только вы отсюда поедете не домой", - сказал я. "Да что же это
такое! - опять воскликнул он, ударяя кулаком по столу. - Да что я, во сне
это слышу?
   Да и какое право вы имеете? Таких прав нет! Я буду жаловаться! Вы у
меня еще ответите!" Его прервал Книрим, который прочел краткое
постановление о взятии под стражу и предложил ему подписать. Тут он
смирился и послал на извозчике одного из сторожей за старшим сыном.
Допрос, между тем, продолжался вследствие выраженного им желания дать еще
некоторые разъяснения. С прибывшим сыном он обошелся очень сурово, и когда
тот, по моему приглашению, хотел сесть, он так взглянул на него, что тот
заколебался и сел лишь, когда отец крикнул ему: "Ну, садись, садись! Я не
воспрещаю".
   На свой арест Овсянников принес жалобы в окружной суд и затем в
судебную палату. Жалобы эти были написаны хотя и кратко, но искусно,
умелою рукою. Оказалось, что их писал известный талантливый цивилист
Боровиковский, незадолго перед тем перешедший в адвокатуру из товарищей
прокурора Петербургского окружного суда. За этот свой небольшой письменный
труд, так как по жалобам такого рода поверенные не допускались к личным
объяснениям, Боровиковский получил от Овсянникова 5 тысяч рублей. Известие
об этом произвело некоторое волнение в петербургском обществе, очень чутко
относившемся ко всему, что касалось дела Овсянникова. В огромном городе за
небольшую работу многие были склонны видеть указание на то, что "король
Калашниковской биржи" не остановится ни перед какими жертвами для того,
чтобы попытаться еще раз остаться в совершенно безвредном для него
"подозрении". Некоторые применяли к поверенному обвиняемого стихи
Некрасова:
   "Получив гонорар неумеренный, восклицал мой присяжный поверенный: перед
вами стоит гражданин - чище снега Альпийских вершин". Это доходило до
Боровиковского и действовало на его впечатлительную натуру удручающим
образом, так что он пришел, наконец, ко мне - своему старому сослуживцу и
бывшему начальнику - и заявил, что жалобы написаны им потому, что его
убедили в невиновности Овсянникова, сделавшегося жертвой общественного
предубеждения, но что он готов возвратить деньги для избежания дальнейших
упреков. Я сказал ему, что Овсянников может не взять денег обратно, не
желая пользоваться его безвозмездными услугами, и что, кроме того,
огласкою возвращения этих денег назад Боровиковский бросит лишний груз на
чашу обвинения во вред доверившемуся ему клиенту, так как это возвращение
будет, без сомнения, истолковано как признание им, Боровиковским,
виновности последнего.
   Поэтому лучше дождаться решения присяжных и затем, подчинившись ему,
пожертвовать такие деньги на какоелибо доброе дело, если приговор
состоится против Овсянникова. Взволнованный Боровиковский не без труда
согласился последовать этому совету. В день произнесения обвинительного
приговора об Овсянникове он прислал в мое распоряжение, для употребления с
благотворительною целью, 5 тысяч рублей, каковые я немедленно препроводил
ректору Петербургского университета П. Г. Редкину для обращения, по его
усмотрению, в пользу нуждающихся студентов.
   У Овсянникова нашлись и другие заступники. Одним из них была напечатана
заметка, в которой горячо доказывалось, что человек, жертвовавший большие
суммы на церкви и казенные благотворительные учреждения, не мог совершить
корыстного преступления, причем приводился и самый список таких
пожертвований в довольно крупных суммах. Указание на такие жертвы нельзя
было, однако, назвать удачным. Овсянников, как он сам выразился на суде,
шел "с материнской колыбели" к широкому хлебному рынку, опираясь на
крупные и выгодные интендантские подряды, и, наконец, сделался одним из
самых могущественных обладателей этого рынка, окруженным лицемерным
поклонением менее крупных поставщиков, среди которых он привык играть
властительную роль, повелительно ставя свои условия. Но с начала 70-х
годов многолетний подряд на поставку муки петербургскому военному округу
стал неразрывно связываться с обязанностью перемалывать хлеб на паровой
мельнице, которой Овсянников был не собственником, а только арендатором,
чувствующим себя в косвенной зависимости от собственника мельницы
Кокорева, имевшего возможность отказать в продолжении аренды, т. е.
   лишить его долгосрочного контракта с казною и тем поколебать
влиятельное положение честолюбивого и не знающего "препятствий своему
нраву" старика, на восьмом десятке его жизни. Поэтому не корысть, а более
сложные побуждения могли заставить его желать пожара мельницы перед
истечением срока контракта - пожара, который обессилил бы его недруга
Кокорева и заставил бы военное ведомство отказаться от ненавистного
условия о временном перемоле хлеба на паровой мельнице. При том - щедрые
пожертвования при надлежащей и услужливой огласке не менее щедро
оплачивались различного рода почетными наградами и публичным
возвеличиванием "маститого благотворителя". Не говоря уже об имевшихся в
деле сведениях о суровом и черством отношении Овсянникова к тяжелому
положению простых и незаметных людей, находившихся от него в трудовой
зависимости, мне пришлось случайно убедиться в том, как мало трогало его
горькое положение даже и таких людей, к которым он относился, по-видимому,
доброжелательно.
   Недели через две после арестования Овсянникова моя старая служанка,
которой было категорически запрещено ходатайствовать за кого-либо или
докладывать мне о какихлибо просителях по делам ("чтобы никакого эхо не
было", как она объясняла себе мое требование), после больших предисловий о
том, что бог меня наградит и что много на свете несчастных людей, стала
меня просить все-таки выслушать на дому одну бедную девушку, которая очень
нуждается в моем совете, не зная, как ей быть от "мужского обмана", но в
суд ко мне идти не решается, так как она "девушка порядочная и скромная и
никогда по таким местам не ходила". Нечего делать, надо было уступить, и
ко мне явилась миловидная, но болезненного вида девушка, лет 20, немного
цыганского типа, с черными глазами и худенькими руками, одетая очень
бедно. На ней был длинный темный платок, расходившиеся концы которого
спереди она стыдливо и постоянно оправляла и сближала. Она печально
потупляла голову, голос ее по временам дрожал, а глаза наполнялись
слезами, которые она как-то трогательно и конфузливо собирала пальцами и
стряхивала на пол. "Мы живем с маменькой "честно-благородно"
   и занимаемся по швейной части. Нам, зная нашу бедность, помогал и часто
заезжал к нам купец Тарасов, холостой, был очень добр и ласков, облегчал в
нужде мамашу и меня:
   я его почитала как отца родного, и он обещал меня не оставить своей
помощью. А потом вдруг перестал ездить - совсем нас позабыл, и по адресу
Тарасова оказалось совсем другое лицо. Теперь же мы очень бедствуем:
приходится жить штучной работой для рынка, а много ли так наработаешь?! Да
и здоровье мое стало слабое, и в люди показаться стыдно, а о маменьке и
говорить нечего. Мы узнали, что купец этот - Степан Тарасович Овсянников -
находится в заточении. Так это нам прискорбно, что и сказать нельзя, а
пойти к нему или написать не смеем: сказывают, начальство не допустит. Бог
даст, соберемся с силами и работу постоянную найдем, так и поправимся, а
теперь очень трудно. Опять же и лекарства для маменьки... просто хоть руки
на себя наложить! Я уж и то хотела в Неву броситься, да маменьку жаль: она
этого не переживет... А как сообщить о моем положении Степану Тарасовичу -
не знаем: как бы его не прогневить в несчастии. Может у вас есть кто
знакомый из начальства... Окажите божескую милость: научите, что
делать?!." Ее слезы и неподдельное участие к судьбе "благодетеля" очень
тронули меня, и я, предложив ей написать Овсянникову письмо с объяснением
своего грустного материального положения, обещал это письмо не только
передать ему, но и попросить его ответа. Она ушла несколько успокоенная, а
на следующий день прислала письмо на имя "батюшки Степана Тарасыча",
написанное довольно связно и начинавшееся так: "Осведомилась я, что вы,
благодетель наш, попали в руки злодеев" и т. д. В некоторых местах буквы
расплывались от пролитых над письмом слез. Оно кончалось словами: "День и
ночь молюсь за вас и целую, припадаючи, ручки". Один из "злодеев" - в моем
лице - передал письмо товарищу прокурора Вильямсону, заведовавшему
арестантскими помещениями, с просьбой вручить его Овсянникову и спросить,
не будет ли какоголибо ответа. Дня через два Вильямсон рассказал мне, что
когда, приехав в Коломенскую часть, он заявил Овсянникову, что прокурор
передал ему письмо на его имя с просьбой дать ответ, Овсянников
чрезвычайно оживился, встрепенулся и быстро спросил: "Какое? какое письмо?
от самого прокурора?" По-видимому, он вообразил себе, что старые судебные
порядки снова для него оживают, хотя и в новых обличиях. Он почти вырвал у
Вильямсона письмо из рук и, пытливо на него поглядывая, отошел к окну и
стал читать.
   Затем насупился и начал большими тяжелыми шагами ходить по комнате. "Вы
знаете эту девушку?" - спросил Вильямсон. Овсянников посмотрел на
вопрошающего и затем недовольным голосом сказал: "Коли пишет, значит,
знавал!" - "Что же может сказать прокурор писавшей?" - Овсянников молча
подошел к топившемуся камину, разорвал письмо на четыре части, бросил его
в огонь и, когда оно запылало, почти крикнул: "Мне теперь не до того! Вот
мой ответ: пущай горит!"
   По следствию и на суде обнаружилось, что фактическим поджигателем был
приказчик Левтеев, исполнивший при содействии сторожа Рудометова, заведомо
для хозяина, неоднократно выраженное последним желание, чтобы мельница
сгорела. Когда я предполагал быть обвинителем по этому громкому и трудному
делу, я жалел, что не могу рассказать присяжным про несчастную девушку и
про слова обвиняемого в камере Коломенской части. Это "пущай горит" лучше
всяких сложных соображений нарисовало бы перед присяжными движущие мотивы
того, в чем обвинялся Овсянников. Уж если про жертву своей старческой
забавы человек, располагавший миллионами, мог сказать "пущай горит", то
насколько понятнее и возможнее было сказано то же самое для того, чтобы
отделаться от ненавистной мельницы и в то же время насолить врагу. Но
вследствие назначения меня вице-директором департамента министерства
юстиции мне не пришлось быть обвинителем. Меня заменил талантливый и
тонкий судебный оратор В. И. Жуковский, внесший в свою речь свойственный
ему глубокий и неотразимый сарказм, так соответствовавший его наружности,
в которой было что-то мефистофельское. Гражданскими истцами в судебном
заседании явились - Кокорев от своего собственного лица и Спасович от лица
страховых обществ. Первый сказал скрипучим голосом чрезвычайно
обстоятельную и умную речь с убедительным разбором мотивов деяния
Овсянникова, а второй со своим угловатым жестом и как бы непокорным
словом, всегда заключавшим в себе глубокий смысл, превзошел, как принято
говорить, самого себя в разборе и сопоставлении улик и в оценке
экспертизы, произведенной над обширною моделью мельницы, принесенной в
залу суда. Особенное впечатление произвела нарисованная им картина
"извивающегося, как дракон", из одного отделения мельницы в другое огня,
сразу показавшегося в трех местах, причем его изгибы незаметны со стороны.
   Не менее удачна была характеристика подрядного дела с казной,
исполненного риска. Казна сбивает цены, подрядчики отчаянно, рискуя
сделаться несамостоятельными, конкурируют между собою, и "с самого низу от
последнего канцеляриста протягиваются руки, которые чувствуют пустоту и
которые надо занять". Поэтому лишь податливый, привычный и знающий
подрядчик сумеет установить и наладить "известную среднюю
недобросовестность", причем "чиновники допускают товар не совсем еще
негодный, а подрядчик старается, чтоб товар не был уже совсем плох". С
особенной силой ответил Спасович на упрек защитника Овсянникова, что он
строит все свои выводы на одних косвенных уликах, на чертах и черточках:
"Н-да! черты и черточки! - воскликнул он. - Но ведь из них складываются
очертания, а из очертаний буквы, а из букв слоги, а из слогов возникает
слово, и это слово:
   поджог!"
   Признанный виновным Овсянников был сослан в Сибирь на поселение, но
оттуда постоянно ходатайствовал о помиловании и взывал к
высокопоставленным влиятельным лицам о поддержке своих ходатайств. Через
несколько лет ему было разрешено вернуться в Европейскую Россию, но не в
столицы, и он прожил последние годы своей жизни в Царском Селе. Но и в
Сибири он умел создать себе исключительное среди ссыльных положение. На
эту мысль наводит статья товарища прокурора одного из прикамских окружных
судов господина И. М. "Миллионер в ссылке", помещенная в декабрьской
книжке "Недели" за 1897 год. В ней подробно описывается ряд отступлений от
устава о ссыльных в пользу Овсянникова, с которыми тщетно боролся товарищ
прокурора и почин которых принадлежал приказчику или какому-то
родственнику ссылаемого, тратившему, по слухам, большие суммы для
доставления ему всевозможных облегчений и удобств. Нет основания
предполагать, чтобы родственники Овсянникова, участливо заботясь о нем в
пути, могли оставить его на произвол судьбы и в месте ссылки.
   Это дело было настоящим торжеством нового суда. Немецкая сатирическая
печать даже не хотела верить, чтобы двенадцатикратный (zwolffache)
миллионер Овсянников мог быть арестован, а если бы это и случилось, то
выражала уверенность, что на днях станет известным, что одиннадцатикратный
(elffache) миллионер Овсянников выпущен на свободу.
   Мне вспоминается, как была поражена привезенная из Москвы для
следственных действий знаменитая игуменья Митрофания, когда при ней
привели в обширную камеру Книрима не менее, хотя и в другом роде,
знаменитого Овсянникова. Взглянув друг на друга и озираясь на свое еще
недавнее прошлое, они могли воскликнуть: "Пан умер! великий Пан умер!"...


   Дело Овсянникова

   Очерк впервые опубликован в либерально-демократическом историческом
журнале "Русская старина" (1907. - Э 10), под рубрикой "Из прокурорской
службы" - в числе других материалов цикла "Из записок и воспоминаний
судебного деятеля". Вошел в т. 1 "На жизненном пути" (все издания) и в т.
1 Собрания сочинений в 8 томах (М., 1968).
   Дело столичного хлеботорговца Степана Тарасовича Овсянникова,
потомственного почетного гражданина, коммерции советника, первогильдийного
купца, слушалось в Петербурге в конце 1875 года и нашло широкое отражение
в прессе, заинтересованно обсуждалось столичной общественностью разных
лагерей. Личность подсудимого была незаурядною; в его так называемом
"формулярном списке", оглашенном на процессе, значилось и награждение
очень ценными в купеческой среде медалями "За полезное" и "За усердие", но
вместе с тем фигурировали и неоднократные судимости; кроме того, он пустил
в ход все методы, дабы "прикрыть дело", употребив взятки, подкуп, угрозы,
шантаж должностных лиц, свидетелей, экспертов. В сущности, - это все
понимали, - нечистый на руку, свободный от нравственных и гражданских
обязанностей делец бросал вызов новому суду, и Кони недаром назвал итоги
процесса "торжеством" этого суда. Хотя на "государственном" уровне хищников,
армейских интендантов, воровавших вкупе с подсудимым, привлечь не удалось.
"Проверенная" (т. е. гнилая, стяжательская) система хлебных поставок армии
в канун войны с Османской империей осталась неприкосновенной.
   С. 15. граф Пален К. И. (1830 - 1912) - товарищ министра и министр
юстиции (1867 - 1878), креатура шефа жандармов и начальника III отделения
П. А. Шувалова.
   С. 15. Кокорев В. А. - крупный предприниматель, публицист.
   С. 16. Милютин Д. А. (1816 - 1912) - военный министр (1861 - 1881).
   С. 17. цивилист - юрист, занимающийся гражданскими делами.
Бороровиковский А. Л. (1844 - 1905) - известный юрист, адвокат, поэт,
придерживавшийся прогрессивных взглядов.
   С. 20. часть - полицейское городское учреждение, имевшее арестные
помещения для предварительного содержания под стражей.
   С. 20. Спасович В. Д. (1829 - 1907) - профессор, выдающийся адвокат,
ученый, публицист. Многолетний знакомый Кони, почитавшего его своим
учителем.



   Составление, вступительная статья и примечания Г. М. Миронова и Л. Г.
Миронова

   Художник М. 3. Шлосберг

   Кони А. Ф.

   К64 Избранное/Сост., вступ. ст. и примеч. Г. М. Миронова и Л. Г.
Миронова. - М.: Сов. Россия, 1989. - 496 с.


   В однотомник замечательного русского и советского писателя, публициста,
юриста, судебного оратора Анатолия Федоровича Кони (1844 - 1927) вошли его
избранные статьи, публицистические выступления, описания наиболее
примечательных дел и процессов из его богатейшей юридической практики.
Особый интерес вызывают воспоминания о деле Веры Засулич, о литературном
Петербурге, о русских писателях, со многими из которых Кони связывала
многолетняя дружба, воспоминания современников о самом А. Ф. Кони. Со
страниц книги перед читателем встает обаятельный образ автора, истинного
российского интеллигентадемократа, на протяжении всей жизни превыше всего
ставившего правду и справедливость, что и помогло ему на склоне лет
сделать правильный выбор и уже при новом строе отдать свои знания и опыт
народу.


   К --------------- 80-89 PI
   М-105(03)89






   Анатолий Федорович Кони
   ИЗБРАННОЕ

   Редактор Т. М. Мугуев
   Художественный редактор Б. Н. Юдкин
   Технические редакторы Г. О. Нефедова, Л. А. Фирсова
   Корректоры Т. А. Лебедева, Т. Б. Лысенко




   Сдано в набор 02.02.89. Подп. в печать 14.09.89. Формат 84Х108/32.
Бумага типографская Э 2.
   Гарнитура обыкновенная новая. Печать высокая. Усл. печ. л. 26,04. Усл.
кр.-отт. 26,04. Уч.- изд. л. 30,22. Тираж 750000 экз. (5-й завод
620001-750000 экз.) Зак. 2995 Цена 5 р. 40 к.
   Изд. инд. ЛХ-245.
   Ордена "Знак Почета" издательство "Советская Россия" Госкомиздата
РСФСР. 103012, Москва, проезд Сапунова, 13/15.
   Калининский ордена Трудового Красного Знамени полиграфкомбинат детской
литературы им. 50-летия СССР Госкомиздата РСФСР. 170040, Калинин, проспект
50-летия Октября, 46.



   OCR Pirat

Популярность: 39, Last-modified: Mon, 26 May 2003 05:49:42 GMT