---------------------------------------------------------------
 Москва, Издательство "ЭЛЛИС ЛАК", 1994
 OCR: Евсей Зельдин
---------------------------------------------------------------

Впервые на русском языке публикуется "Моя жизнь" -- документально-поэтическая
автобиография художника, которую он назвал "романом своей жизни". Написана 
в 1922 году в Москве. Книга неоднократно издавалась за рубежом на многих 
европейских языках, но, изначально написанная по-русски и посвященная в 
основном России, была неизвестна соотечественникам.

Книга подготовена при участии международного Фонда
"Культурная иициатива"


Перевод с французского
Н. С. Мавлевич
Комментарии
Н. В. Апчинской


Родителям, жене, родному городу
М. Ш.

Корыто -- первое, что увидели мои глаза.
Обыкновенное корыто: глубокое, с закругленными краями. Какие продаются на
базаре. Я весь в нем умещался.
Не помню кто, - скорее всего, мама рассказывала, что как раз когда я родился -- в маленьком домике у дороги, позади тюрьмы на окраине Витебска вспыхнул пожар.
Огонь охватил весь город, включая бедный еврейский квартал.
(Дом, в котором родился Шагал, находился на левом берегу Двины, близ Суражской дороги.)
Мать и младенца у нее в ногах, вместе с кроватью, перенесли в безопасное место,
на другой конец города. Но главное, родился я мертвым.
Не хотел жить. Этакий, вообразите, бледный комочек, не желающий жить. Как
будто насмотрелся картин Шагала.
Его кололи булавками, окунали в ведро с водой. И наконец он слабо мяукнул.
В общем, я мертворожденный.
Пусть только психологи не делают из этого каких-нибудь нелепых выводов.
Упаси Бог!
Между прочим, дом на Песковатиках -- так назывался наш район -- цел и сейчас.
Я видел его не так давно.
Когда у отца появились средства, он сразу дом продал. Мне эта халупа напоминает
шишку на голове зеленого раввина с моей картины или картофелину, упавшую в бочку
с селедками и разбухшую от рассола. Глядя на нее с высоты нового "величия", я
морщился и думал:
"Как же я здесь ухитрился родиться? Чем здесь люди дышат?"
Когда мой дед, почтенный старец с длинной черной бородой, скончался с миром,
отец за несколько рублей купил другое жилье.
Там уже не было по соседству сумасшедшего дома, как на Песковатиках. Вокруг
церкви, заборы, лавки, синагоги, незамысловатые и вечные строения, как на фресках
Джотто.
Явичи, Бейлины -- молодые и старые евреи всех мастей трутся, снуют, суетятся.
Спешит домой нищий, степенно вышагивает богач. Мальчишка бежит из хедера. И мой
папа  идет домой.
В те времена еще не было кино.
Люди ходили только домой или в лавку. Это второе, что я помню, -- после корыта.
Не говоря о небе и о звездах моего детства.
Дорогие мои, родные мои звезды, они провожали меня в школу и ждали на улице,
пока я пойду обратно. Простите меня, мои бедные. Я оставил вас одних на такой
страшной вышине!
Мой грустный и веселый город!
(Как свидетельствует новейшая "Еврейская энциклопедия", в конце прошлого века в Витебске жило
 34 420 евреев, что составляло 52,4% всего населения. В городе было около 60 синагог
 и 30 христианских храмов.)
Ребенком, несмышленышем, глядел я на тебя с нашего порога. И ты весь
открывался мне. Если мешал забор, я вставал на приступочку. Если и так было не
видно, залезал на крышу. А что? Туда и дед забирался.
И смотрел на тебя сколько хотел.
Здесь, на Покровской улице, я родился еще раз.

*     *     *
Вы когда-нибудь видели на картинах флорентийских мастеров фигуры с длинной,
отроду не стриженной бородой, темно-карими, но как бы и пепельными глазами,
 с лицом цвета жженой охры, в морщинах и складках?
Это мой отец.
Или, может, вы видели картинки из Агады  -- пасхально-благостные  и
туповатые  лица   персонажей? (Прости, папочка!)
(Агада (ивр.) --притча, повествование, сказка. Так же назывались иллюстрированные печатные 
сборники пасхальных молитв и предписаний)
.Помнишь, как-то я написал с тебя этюд. Твой портрет должен походить на
свечку, которая вспыхивает и потухает в одно и то же время. И обдавать сном.
Муха -- будь она проклята -- жужжит и жужжит и усыпляет меня.
Надо ли вообще говорить об отце?
Что стоит человек, который ничего не стоит? Которому нет цены? Вот почему
мне трудно подыскать слова.
Мой дед, учитель в хедере, не нашел ничего лучшего, чем с самого детства
определить своего старшего сына, моего отца, рассыльным к торговцу селедкой,
а младшего -- учеником к парикмахеру.
Конечно, в рассыльных отец не остался, но за тридцать два года не пошел дальше
рабочего.
Он перетаскивал огромные бочки, и сердце мое трескалось, как ломкое турецкое
печенье, при виде того, как он ворочает эту тяжесть или достает селедки из рассола
закоченевшими руками. А жирный хозяин стоит рядышком, как чучело.
Одежда отца была вечно забрызгана селедочным рассолом. Блестящие чешуйки
так и сыпались во все стороны. Иногда же его лицо, то мертвенно-, то изжелта-бледное, освещалось слабой улыбкой.
Что это была за улыбка! Откуда она бралась?
Отца словно вдувало в дом с улицы, где шныряли темные, осыпанные лунными
бликами фигуры прохожих. Так и вижу внезапный блеск его зубов. Они напоминают
мне кошачьи, коровьи, все, какие ни на есть.
Отец представляется мне загадочным и грустным. Каким-то непостижимым.
Всегда утомленный, озабоченный, только глаза светятся тихим, серо-голубым
светом.
Долговязый и тощий, он возвращался домой в грязной, засаленной рабочей
одежке с оттопыренными карманами -- из одного торчал линяло-красный платок.
И вечер входил в дом вместе с ним.
Из этих карманов он вытаскивал пригоршни пирожков и засахаренных груш.
И бурой, жилистой рукой раздавал их нам, детям. Нам же эти лакомства казались
 куда соблазнительней и слаще, чем если бы мы сами брали их со стола.
А если нам не доставалось пирожков и груш из отцовских карманов, то вечер
был бесцветным.
Я один понимал отца, плоть от плоти своего народа, взволнованно-молчаливую, поэтическую душу.
До самых последних лет жизни, пока не "сбесились" цены, он получал каких-то
двадцать рублей. Скудные чаевые от покупателей не много прибавляли к этому
жалкому доходу.
И все-таки даже в молодости он не был совсем уж бедным женихом.
Судя по фотографиям тех лет и по моим собственным воспоминаниям о семейном гардеробе, он был не только физически крепок, но и не нищ: невесте, совсем девочке,
крохотного росточка -- она подросла еще и после свадьбы -- смог преподнести
богатую шаль.
Женившись, он перестал отдавать жалованье отцу и зажил своим домом.

*     *     *
Однако прежде надо бы закончить портрет моего длиннобородого деда. Не знаю,
долго ли он учительствовал. Говорят, он пользовался всеобщим уважением.
Когда в последний раз, лет десять назад, я вместе с бабушкой был на его могиле,
то, глядя на надгробие, лишний раз убедился, что он и впрямь был человеком
почтенным. Безупречным, святым человеком.
Он похоронен близ мутной, быстрой речки, от которой кладбище отделяла
почерневшая изгородь. Под холмиком, рядом с другими "праведниками", лежащими
здесь с незапамятных времен.
Буквы на плите почти стерлись, но еще можно различить древнееврейскую
надпись: "Здесь покоится..."
Бабушка говорила, указывая на плиту: "Вот могила твоего деда, отца твоего отца
и моего первого мужа".
Плакать она не умела, только перебирала губами, шептала: не то разговаривала
сама  с собой, не то молилась. Я слушал, как она причитает, склонившись перед
камнем и холмиком, как перед самим дедом; будто говорит в глубь земли или в шкаф,
где лежит навеки запертый предмет:
"Молись за нас, Давид, прошу тебя. Это я, твоя Башева. Молись за своего
больного сына Шатю, за бедного Зюсю, за их детей. Молись, чтобы они всегда были
чисты перед Богом и людьми".
С бабушкой мне всегда было проще. Невысокая, щуплая, она вся состояла из
платка, юбки до полу да морщинистого личика.
Ростом чуть больше метра.
А вся душа заполнена преданностью любимым деткам да молитвами.
Овдовев, она, с благословения раввина, вышла замуж за моего второго деда, тоже
вдовца, отца моей матери. Ее муж и его жена умерли в тот год, когда поженились
мои родители. Семейный престол перешел к маме.

Сердце мое всегда сжимается,
когда во сне увижу матушкину могилу или вдруг вспомню: нынче день ее смерти.
Словно снова вижу тебя, мама.
Ты тихонько идешь ко мне, так медленно, что хочется тебе помочь. И улыбаешься,
совсем как я. Она моя, эта улыбка.
Мама родилась в Лиозно, это там я написал дом священника, перед домом -- забор,
перед забором -- свиньи.
Вот и хозяин: поп или как его там. Крест на груди сияет, он улыбается мне, сейчас благословит. На ходу поглаживает себя по бедрам. Свиньи, как собачки, бегут
ему навстречу.
Мама -- младшая дочь деда. Полжизни он провел на печке, четверть -- в синагоге, остальное время -- в мясной лавке. Бабушка не выдержала его праздности и умерла
совсем молодой.
Тогда дед зашевелился. Как растревоженная корова или теленок.
Правда ли, что мама была невзрачной коротышкой?
Дескать, отец женился на ней не глядя. Да нет.
У нее был дар слова, большая редкость в бедном предместье, мы знали и
ценили это.
Однако к чему расхваливать маму, которой давно уж нет на свете! Да и что я скажу?
Не говорить, а рыдать хочется.
Туда, к воротам кладбища, влечет меня. Легче пламени, легче облачка лечу туда,
чтобы выплакаться.
Внизу река, где-то вдали мостик, а прямо передо мной -- погост, место вечного
упокоения, могила.
Здесь моя душа. Здесь и ищите меня, вот я, мои картины, мои истоки. Печаль,
печаль моя!
Что ж, вот он, мамин портрет.
Или мой, все равно. Не я ли это? Кто я?
Улыбнись, удивись, усмехнись, посторонний.
Озеро скорби, ранняя седина, глаза -- обитель слез, душа почти не ощутима,
разум почти заглох.
Так что же в ней было?
Она ведет хозяйство, руководит отцом, все время затевая какие-то стройки и
пристройки, открывает бакалейную торговлю и берет целый фургон товара в кредит,
не заплатив ни копейки. Где взять слова, чтобы описать, как она подолгу с застывшей
улыбкой сидит перед дверью или за столом, поджидая, не зайдет ли кто-нибудь из
соседей, чтобы отвести душу, страдающую от вынужденного молчания?
По вечерам, когда лавка закрывалась и прибегали с улицы дети, дом затихал: вот, сгорбившись, сидит у стола отец, застыл огонь в лампе, чинно молчат стулья; даже
снаружи -- ни признака жизни: есть ли еще на свете небо? куда делась природа? --
и все не потому, что мы старались не шуметь, а просто наступало оцепенение. Мама
сидела около печи, положив одну руку на стол, другую -- себе на живот.
Голову ее венчала высокая прическа, укрепленная заколкой.
Она постукивала пальцем по клеенке, еще и еще раз, словно говоря:
"Все уснули. Ну, что за дети у меня! Не с кем поговорить".
Поговорить она любила. Умела так подобрать, так сплести слова, что собеседник
только диву давался да растерянно улыбался.
Не меняя позы, почти не открывая рта и не шевеля губами, не поворачивая головы
в остроконечной прическе, с величием королевы, она вещала, спрашивала или молчала.
Но рядом никого. Только я слушал ее, и то вполуха.
"Поговори со мной, сынок", -- просила она.
Я -- мальчуган, она -- королева. О чем нам говорить?
Сердитый палец стучит по столу все чаще.
И дом погружается в уныние.
В пятницу вечером, в канун субботы, неизменно наступала минута, когда отец,
на середине молитвы -- нсегда в одном и том же месте -- засыпал (я на коленях
перед тобой, папочка!), и тогда мама с опечаленным взором говорила своим
восьмерым детям: "Давайте, дети, споем песнь раввина, -  помогайте мне!"
Дети принимались петь, но тоже скоро засыпали. Мама принималась плакать,
а я ворчал:
"Ну вот, ты опять, никогда больше не буду петь".
Я хочу сказать, что весь мой талант таился в ней, в моей матери, и все, кроме
ее ума, передалось мне.
Вот она подходит к моей двери (в доме Явичей, со двора).
Стучится и спрашивает:
"Сынок, ты дома? Что делаешь? Белла заходила? Ты не голоден?"
"Посмотри, мама, как тебе нравится?"
Один Господь знает, какими глазами она смотрит на мою картину!
Я жду приговора. И наконец она медленно произносит:
"Да, сынок, я вижу, у тебя есть талант. Но послушай меня, деточка. Может,
все-таки лучше тебе стать торговым агентом. Мне жаль тебя. С твоими-то плечами.
И откуда на нас такая напасть?"
Она была матерью не только нам, но и собственным сестрам. Когда какая-нибудь
из них собиралась замуж, именно мама решала, подходящий ли жених. Наводила
справки, расспрашивала, взвешивала за и против. Если жених жил в другом городе,
ехала туда и, узнав его адрес, отправлялась в лавку напротив и заводила разговор.
А вечером даже старалась заглянуть в его окна.

*     *     *
Столько лет прошло с тех пор, как она умерла! Где ты теперь, мамочка? На небе,
на земле? А я здесь, далеко от тебя. Мне было бы легче, будь я к тебе поближе, я бы
хоть взглянул на твою могилу, хоть прикоснулся бы к ней.
Ах, мама! Я разучился молиться и все реже и реже плачу.
Но душа моя помнит о нас с тобой, и грустные думы приходят на ум.
Я не прошу тебя молиться за меня. Ты сама знаешь, сколько горестей мне суждено.
Скажи мне, мамочка, утешит ли тебя моя любовь, там, где ты сейчас: на том свете, в
раю, на небесах?
Смогу ли дотянуться до тебя словами, обласкать тебя их тихой нежностью?

Рядом с мамой на кладбище
покоятся другие женщины, из Могилева или Лиозно. Упокоились чьи-то сердца. Они разорвались от горя, от болезней. Я-то знаю. Все дело в сердце, из-за него скончалась
молодой моя румяная бабушка, изнурявшая себя работой, пока дед просиживал
целыми днями в синагоге или на печке.
Добрейшее сердце ее остановилось в первое полнолуние нового года, после поста,
накануне праздника Иом-Кипур.
А ты, мой милый нестареющий дед!
Как я любил приезжать в Лиозно, в твой дом, пропахший свежими коровьими
шкурами! Бараньи мне тоже нравились. Вся твоя амуниция висела обычно при входе,
у самой двери: вешалка с одеждой, шляпами, кнутом и всем прочим смотрелась на
фоне серой стенки, как какая-то фигура -- никак не разгляжу ее толком. И все это --
мой дедушка.
В хлеву стоит корова с раздутым брюхом и смотрит упрямым взглядом.
Дедушка подходит к ней и говорит:
"Эй, послушай, давай-ка свяжем тебе ноги, ведь нужен товар, нужно мясо,
понимаешь?"
Корова с тяжким вздохом валится на землю.
Я тяну к ней руки, обнимаю морду, шепчу ей в ухо: пусть не думает, я не стану
есть ее мясо; что же еще я мог?
Корова слышит шорох травы на лугу, видит синее небо над забором.
Но мясник, весь в черном и белом, уже взял нож и вкатывает рукава.
Скороговоркой бормочет молитву и, запрокинув голову корове, взрезает ей горло.
Кровь так и хлещет.
Сбегаются собаки, куры и покорно ждут, не достанется ли и им капельки крови, не перепадет ли кусочек мяса.
Слышно только, как они тихо кудахчут, переступают лапами, да дед вздыхает,
копошась в крови и жире.
А ты, коровка, ободранная, распятая и воздетая, -- ты грезишь. Сияющий нож
вознес тебя над землей.
Тишина.
Дед отделяет потроха, разделывает тушу на куски. Падает шкура.
Розовое мясо сочится кровью. Пар валит от него.
Вот это ремесло у человека!
Мясо само просится в рот.
И так каждый день: резали по две -- по три коровы, местный помещик да и
простые обыватели получали свежую говядину.

*     *     *
Звуки и запахи дедова ремесла заполоняли его дом.
Повсюду, как белье для просушки, были развешаны шкуры.
Ночью в темноте мне чудилось, что не только запах, но и сами коровы здесь,
в доме: чудесное стадо, умирающее на полу и возносящееся на небо.
Коров убивали жестоко. Но я все прощал. Распятые, точно мученики, шкуры
смиренно обращали к небу-потолку молитву об отпущении грехов убийцам.
Бабушка всегда кормила меня как-то по-особому приготовленным -- жареным,
печеным или вареным -- мясом. Каким? Не знаю толком. Может, это была брюшина,
или шея, или ребра, а может, печенка, легкие. Не знаю.
Словом, в то время я был страшно глупым и, кажется, счастливым.
Вот что еще я помню о тебе, дедушка.
Как-то раз дед наткнулся на рисунок, изображавший обнаженную женщину, и
отвернулся, как будто это его не касалось, как будто звезда упала на базарную площадь
и никто не знал, что с ней делать.
Тогда я понял, что дедушка, так же как моя морщинистая бабуля, и вообще все
 домашние, просто-напросто не принимали всерьез мое художество (какое же
художество, если даже не похоже!) и куда выше ценили хорошее мясо.
А еще мама рассказывала мне о своем отце, моем дедушке из Лиозно. Или, может,
мне это приснилось.
Был праздник: Суккот или Симхас -Тора.
Деда ищут, он пропал.
Где, да где же он?
Оказывается, забрался на крышу, уселся на трубу и грыз морковку, наслаждаясь
хорошей погодкой. Чудная картина.
Пусть кто хочет с восторгом и облегчением находит в невинных причудах моих
родных ключ к моим картинам.
Меня это мало волнует! Пожалуйста, любезные соотечественники, сколько
душе угодно!
Если потомкам не хватает доказательств того, что вы правы и я не в ладах со
здравым смыслом, послушайте, что еще рассказывала мама о моих чудаковатых
родственниках из Лиозно.
Кто-то из них вздумал однажды прогуляться по городу в одной сорочке.
Ну и что? Разве это так страшно?
Только представлю этого санкюлота, и солнечным весельем наполняется душа.
Как будто улица Лиозно вдруг превратилась в творение Мазаччо или Пьеро
делла Франческа. Я бы и сам пошел с ним рядом.
Впрочем, я не шучу. Если мое искусство не играло никакой роли в жизни моих
родных, то их жизнь и их поступки, напротив, сильно повлияли на мое искусство.
Знали бы вы, как я млел от восторга, стоя в синагоге рядом с дедом.
Сколько мне, бедному, приходилось проталкиваться, прежде чем я мог туда
добраться! И наконец я здесь, лицом к окну, с раскрытым молитвенником в руках,
и могу любоваться видом местечка в субботний день.
Синева неба под молитвенный гул казалась гуще. Дома мирно парили в
пространстве. И каждый прохожий как на ладони.
Начинается богослужение, и деда приглашают прочитать молитву перед алтарем.
Он молится, поет, выводит сложную мелодию с повторами. И в сердце у меня словно
крутится колесико под масляной струей. Или словно растекается по жилам свежий
сотовый мед.
Когда же он плачет, я вспоминаю свой неоконченный рисунок и думаю: может,
я великий художник?

*     *     *

Чуть не забыл упомянуть тебя, дядюшка Hex. Мы ездили с тобой за город за скотом
на убой. Как я радовался, если ты соглашался посадить меня в свою колымагу!
Худо-бедно, она ехала. Зато было на что поглядеть но сторонам.
Дорога, дорога, слоистый песчаник, дядя Hex сопит и погоняет лошадь: "Но! Но!"
На обратном пути я решаю проявить изобретательность и ловкость и тяну корову
за хвост, упрашивая ее не отставать. Когда мы переезжаем бревенчатый мостик,
в животе будто подпрыгивают деревянные котлеты. И стук колес здесь другой.
Дядя правит, не глядя на речку с камышами, кладбищенскую ограду вдоль берега,
мельницу; торчащую вдали  церквушку, единственную на всю округу, лавчонки на
базарной площади, куда мы въезжаем, когда уже темнеет, и Бог знает что творится
у меня на душе.
Все торгуют, за прилавками сидят девушки.
Ничего не понимаю.
Едва завидев, они улыбаются, зазывают меня в лавки. У меня пышные кудри. Мне
суют рогалики, конфеты. Такой парнишка пропадает зря. Ну чем я виноват? Не могу
же я разорваться?

*     *     *

Я бы предпочел написать портреты моих сестер и брата красками.
Охотно соблазнился бы гармонией их кожи и волос, так бы и набросился на них,
опьяняя холст и зрителей буйством моей тысячелетней палитры!
Но описать их словами! Попробую разве что дать хоть какое-то представление
о тетушках. У одной был длинный нос, доброе сердце и дюжина детей, у другой --
нос покороче и полдюжины детей, но больше их всех она любила самое себя - а
что такого? У третьей нос, как на портретах Моралеса, и трое детей: заика, глухой и
еще неизвестно какой -- совсем младенец.
Тетя Марьяся была самой бледной. Ей, такой чахлой, было не место на городской
окраине.
Напротив ее дома лавка, там вечно толкутся мужики.
Торгуют селедками из бочек, овсом, пиленым сахаром, мукой, свечами в
синих обертках.
Звенит мелочь.
И мужики, и торговцы -- дети Божьи; целый день стоит гомон и густой дух.
Тетя лежит на диване. Сложив крест-накрест желтые руки. Ногти -- серо-белые.
Глаза -- желто-белые. Зубы матово поблескивают.
Под черным платьем -- худое изможденное тело.
Грудь впалая, живот -- тоже.
Ей внятны небесные звуки.
Наверно, она скоро умрет, и ее скрюченное тело с тихой радостью упокоится на
местном  кладбище.
Сколько раз я мечтал, чтобы она уронила кусочек рогалика с маслом и он
очутился у меня во рту.
Стоял в дверях и взором нищего смотрел на слоистую корочку.
Совсем другое дело -- тетя Реля.
Бе носик похож на огурчик-корнишон. Ручки прижаты к обтянутой коричневым
лифом груди.
Она гогочет, смеется, вертится, егозит.
Из-под верхней юбки торчит нижняя, из-под одной косынки -- другая; вспархивает белозубая улыбка, в волосах запутались гребни и шпильки.
Вся будто на сметане и зовет меня попробовать свежего сыра.
Потому нее умер муж. Их кожевня закрылась. И все козы в округе горько оплакивали
эту потерю.
А тетушки Муся, Гутя, Шая!
Крылатые, как ангелы, они взлетали над базаром, над корзинками ягод, груш
и смородины.
Люди глядели и спрашивали:
"Кто это летит?"

*     *     *

Дядюшек у меня тоже было полдюжины: или чуть больше.
Все -- настоящие евреи. Кто с толстым брюхом и пустой головой, кто с черной
бородой, кто -- с каштановой.
Картина, да и только.
По субботам дядя Нех надевал плохонький талес и  читал вслух Писание.
Он играл на скрипке. Играл, как сапожник.
Дед любил задумчиво слушать его.
Один Рембрандт мог бы постичь, о чем думал этот старец -- мясник, торговец,
кантор, -- слушая, как сын играет на скрипке перед окном, заляпанным  дождевыми
брызгами и следами жирных пальцев.
Там, за  окном, темно.
Спит в своем доме батюшка, а. дальше -- никого, одни дхи.
Hо дядя  все  играет..
Целый день от загонял коров, валил их за связанные ноги и резал  , а теперь играет
песнь раввина.
Какая разница, хорошо или плохо! Я улыбаюсь, примериваясь к его скрипке, прыгая
ему то в карман, то прямо на нос.
Он жужжит, как муха.
Голова моя плавно порхает по комнате.
Потолок стал прозрачным. И вместе с запахами поля, хлева, дороги в дом проникают
синие тучи и звезды.
Я засыпаю.
Мне досталась ложка, корка хлеба, и я рад, что перекусил исподтишка.
Дядя Лейба сидит на лавке перед своим деревенским домом.
Озеро. На берегу, точно рыжие коровы, бродят его дочери.
Дядя Юда не слезает с печи. Даже в синагогу почти не ходит.
Молится дома, перед окном.
Бормочет себе под нос. Лицо у него желтое, и желтизна сползает с оконного
переплета на улицу, ложится на церковный купол. Он похож на деревянный дом с
прозрачной крышей.
Его я бы мигом нарисовал.
Дядя Исраель на своем постоянном месте в синагоге. Сидит, держа руки за спиной.
Закрыл глаза и греется у печки.
На столе -- зажженная лампа. Пол и алтарь тонут в темноте.
Дядя, раскачиваясь, читает и поет, бормочет и вздыхает.
И вдруг встает.
"Пора творить вечернюю молитву".
Уже вечер. Голубые звезды. Фиолетовая земля.
Закрываются лавки.
Скоро подадут ужин, поставят сыр, тарелки.
Почему я не умер там, среди вас, свернувшись где-нибудь под столом?
Дядя боится подавать мне руку. Говорят, я художник.
Вдруг вздумаю и его нарисовать?
Господь не велит. Грех.
Другой мой дядя, Зюся, парикмахер, один на все Лиозно. Он мог бы работать и
в Париже. Усики, манеры, взгляд. Но он жил в Лиозно. Был там единственной звездой.
Звезда красовалась над окном и над дверями его заведения. На вывеске -- человек с
салфеткой на шее и намыленной щекой, рядом другой -- с бритвой, вот-вот его зарежет.
Дядя стриг и брил меня безжалостно и любовно и гордился мною (один из всей
родни!) перед соседями и даже перед Господом, не обошедшим благостью и наше
захолустье.
Когда я написал его портрет и подарил ему, он взглянул на холст, потом в
зеркало, подумал и сказал:
"Нет уж, оставь себе!"
Да простит мне Господь, если в эти строки я не смог вложить всю щемящую
любовь, которую питаю ко всем людям на свете.
А мои родные -- самые святые из них.
Так я хочу думать.

*     *     *

Зеленые заросли. Здесь ваши могилы. Ваши надгробия. Заборы, мутная речка,
утоленные молитвы -- все перед глазами.
Слова не нужны. Все во мне: то притаится, то зашевелится, то взметнется, как
память о вас.
Белизна и худоба ваших рук, ваших высохших костей -- у меня сжимается горло.
Кому молиться?
Вас ли просить, чтобы вы вымолили у Бога чуточку счастья, радости?
Я часто смотрю в пустое синее небо, смотрю с печалью, с жалостью, но без слез.
Родные мои, я не тот, что прежде, невесел и разочарован.
Но довольно! Прощайте!

Каждый день, зимой и летом,
отец вставал в шесть утра и шел в синагогу.
Помянув непременной молитвой покойных родственников, он возвращался домой,
ставил самовар, пил чай и уходил на работу.
Работа у него была адская, каторжная.
Об этом не умолчишь. Но и рассказать не так просто.
Никакими словами не облегчить его участи. (Только, пожалуйста, не надо ни
сострадания, ни уж, тем более, жалости!)
На столе у нас всегда было вдоволь масла и сыра.
Вообще в детстве я не выпускал из рук кусок хлеба с маслом, этот извечный
символ достатка.
Мы все -- и я, и братья, и сестры -- всюду, куда бы ни шли: во двор, на улицу,
даже в уборную -- прихватывали хлеб с маслом.
С голоду? Ничуть.
Просто привычка. Мы зевали, мечтали и вечно что-нибудь жевали и грызли.
Еще водилась за нами привычка по... вечером у крылечка.
Простите за грубость! Впрочем, невелика и грубость.
Это так понятно: темно, луна, страшно отойти от дома, ноги не слушаются.
А наутро отец ругал нас, детей, за свинство.
Я любил поспать. Причем не ночью, а утром, когда солнышко заглядывает в окно
из-под крыши.
Уже проснулись мухи и все норовят сесть мне на нос.
--  Ну, сколько же можно?
Это входит отец с ремнем в руке:
--  Не пора ли тебе в школу?
Я разглядываю голубые обои, паутину под потолком, гляжу в окно на соседние
 дома и думаю:
"В самом деле, все уже, наверно, встали. Хватит валяться".
Слышно, как кто-то входит в столовую, женский голос говорит:
"Мне, пожалуйста, на три копейки селедочки. У вас такая вкусная".
Окончательно просыпаюсь. Сколько времени? Утро. Чай на столе. Передать его
 цвет и аромат просто не под силу. Сладкий чай с рогаликом согревает живот.

*     *     *

По пятницам отец отмывался. Мама грела на печке кувшин воды и терпеливо
поливала ему, пока он тер грудь, черные руки, мыл голову и ворчал, что в доме нет
порядка, вот кончилась сода.
"Восемь ртов -- и все на мне! Помощи ни от кого не дождешься".
Я глотал слезы и думал о своем несчастном художестве, о том, что со мной будет.
Меня мутило от горячего пара, смешанного с запахом мыла и соды.
Субботние свечи -- дух перехватывало, когда я глядел на них, так же как в дедовом
хлеву, когда резали корову.
Священная кровь. Жар и смятенье.
Субботний ужин -- отец чисто вымыт, в белой рубахе, от него так и веет покоем.
Хорошо!
Приносят кушанья. Какая вкуснота!
Фаршированная рыба, тушеное мясо, цимес, лапша, холодец из телячьих ножек,
бульон, компот, белый хлеб. Поневоле разомлеешь.
Отца клонит ко сну.
Я всегда с завистью смотрел на приготовленное специально для него жаркое.
Следил жадными глазами, как мама снимала с печи горшок, накладывала куски на
тарелку и ставила горшок обратно.
Может, и мне достанется кусочек или хоть косточка?
А папа, усталый, грустный, ел словно через силу. Усы его уныло шевелились.
Я смотрел ему в рот, как собака. И не я один.
Рядом сестренки, чуть подальше -- брат. И всем ужасно хотелось отведать жаркого
из такого вот горшка. Еще бы!
"Вот вырасту, -- думал я, -- сам стану отцом, главой семьи, и буду есть жаркое,
сколько захочу".
Субботняя трапеза всегда настраивала меня на мысли о будущем, о том, что жить,
пожалуй, стоит.
Последний кусок мяса перекочевывал с отцовской тарелки на мамину и возвращался обратно.
"Поешь и ты. -- Нет, это тебе".
Папа засыпал, не успев прочитать молитву (ну, что поделаешь?), и мама со своего
места около печки затягивала субботний гимн, а мы подпевали.
Я вспоминал, как поет дедушка-кантор.
Вспоминал колесико и струйку масла и невольно всхлипывал, и мне хотелось
забиться  в самый дальний угол, за занавеску, уткнуться в мамин подол.
Она допевала песнь громко и протяжно, заливаясь слезами.
Какое сердце (только не мое) не разрывалось бы в такой вечер при мысли, что
на улице пустынно, только коптят фонари да мерзнут бродяги?
Догорают свечи на столе, гаснут светочи небесные.
От свечной гари болит голова.
Но выйти во двор страшно.
Однажды поздно вечером я наткнулся на воровку.
"Я с кладбища, -- сказала она. -- Где здесь трактир?"
Все отправляются спать. Издалека, со стороны базарной площади, доносится
музыка. В городском саду гулянье.
Там, ласково склонясь друг к другу, сплетают ветви деревья, шепчутся листья.

*     *     *

Субботними вечерами за столом собирались все дети. А в будни папа до десяти
часов сидел и пил свой чай в одиночестве. Первой возвращалась с прогулки старшая
из сестер -- Анюта, заходила сначала в лавку и вылавливала за хвост селедку из бочки.
Потом прибегали младшие, и каждая тоже вытягивала по селедке.
Селедка, соленые огурцы, сыр, масло, черный хлеб. Тусклая лампа на столе. Вот
и весь наш ужин.
Ну, и чем плохо? А еще по будням меня пичкали гречкой. Это была сущая пытка. Набиваешь рот рассыпчатой кашей, как дробью. Это уже потом, в советское время,
я научился ценить и даже любить и пшенку, и перловку -- особенно когда приходилось
тащить мешок на собственном горбу.
Обычно перед ужином я засыпал одетым, и матушке приходилось будить своего
старшего:
"И что это с ним: как ужинать, так он засыпает. Иди есть, сынок!"
--  А что на ужин?
--  Каша.
--  Какая?
--  Гречневая с молоком.
--  Я хочу спать, мамочка.
--  Сначала поешь.
--  Я это не люблю.
--  Ну, хоть попробуй. Станет плохо, больше не будешь.
Признаться, иногда я просто притворялся, что мне плохо.
Подобное притворство не раз меня выручало, но это было уже в другое время,
в другом месте и в других обстоятельствах.
Зима. Я стою и греюсь у черного жерла печки, но мысли где-то витают.
Рядом сидит мама: дородная, пышная -- королева.
Папа поставил самовар и скручивает цигарки.
А вот и сахарница! Ура!
Мама все говорит, говорит, постукивает пальцем по столу и покачивает
башней-прической.
Чай у нее остыл. Папа слушает, глядя на очередную цигарку. Перед ним уже
целая горка.

*     *     *

Ночь. Лежу и вижу на стене тень: может, висит полотенце. Мне же чудится,
будто это привидение, какой-то дядька в длинном талесе.
Он вдруг улыбается. Грозит мне. А может, тетка, а может, козел?
Я вскакиваю и бегу к родительской спальне, только до двери, потому что войти
боюсь, -- страшно глядеть на спящего отца, как он лежит с открытым ртом, борода
торчком, и храпит.
Шепчу под дверью:
--  Мама, мне страшно.
Слышу мамин голос сквозь сон:
--  Да что с тобой?
--  Мне страшно.
--  Иди спи.
И я тут же успокаиваюсь.
Керосиновый ночничок обволакивает мою душу, и я тихонько иду к своей кровати,
на которой мы с братом Давидом спим головами в разные стороны.
Бедный Давид! Покоится в Крыму среди чужих. Он был так молод и так любил
меня -- звук его имени милее мне, чем имена заманчивых далеких стран, -- с ним
доносится запах родного края.
Брат мой. Я ничего не мог сделать. Туберкулез. Кипарисы. Ты угас на чужбине.
Но было время, когда мы спали в одной кровати.
По ночам мне казалось, что стены надо мной смыкаются.
Тускло горел ночник, и на потолке шевелились тени. Я зарывался в подушку.
Помню, как-то у самого уха вдруг зашуршала мышь. Я с перепугу давай кричать,
хватаю ее и швыряю на другой конец кровати. Давид пугается не меньше и
перебрасывает мышь обратно. В конце концов мы вдвоем топим ее в ночном горшке.
За окном уже утро, новое и священное, -- мы наконец засыпаем.
Если мне бывало уж очень страшно, мама брала меня к себе.
Это было самое лучшее укрытие.
Тут уж никакое полотенце не превратится в козла или старика, никакой мертвец
не пролезет сквозь заиндевевшее стекло.
И мрачное высокое зеркало в гостиной не кажется таким ужасным.
Души предков, давно отцветшие девичьи улыбки замрут в его углах и в завитушках
резной рамы.
Пока я рядом с мамой, мне не страшны ни люстра, ни диван.
И все-таки я боюсь. Мама такая большая, груди, как подушки. Ее тело с возрастом раздалось, сказались частые роды, тяготы материнства, -- ноги отекли, распухли, -- я
боюсь случайно прикоснуться и разогнать сладкую истому, дар нашего тихого захолустья.
Накануне наших болезней маме всегда снился вещий сон.
Ночь. Зима. Дом спит.
И вдруг покойная бабушка Хана со стуком захлопывает снаружи форточку и говорит: "Почему, дочь моя, ты оставляешь открытым окно в такой холод?"
Или еще: какой-то старик, выходец с того света, весь в белом, с длинной бородой,
является в дом. Стоит на пороге и просит подаяния. Я протягиваю ему кусок хлеба.
А он молча бьет меня по руке. Хлеб падает на землю.
"Хазя, -- говорит матушка, просыпаясь, -- пойди-ка взгляни на детей".
И точно -- кто-нибудь из нас заболевал.

*     *     *

Плетни и крыши, срубы и заборы и все, что открывалось дальше, за ними,
восхищало меня.
Что именно -- вы можете увидеть на моей картине "Над городом". А могу
и рассказать.
Цепочка домов и будок, окошки, ворота, куры, заколоченный заводик, церковь,
пологий холм (заброшенное кладбище).
Все как на ладони, если глядеть из чердачного окошка, примостившись на полу.
Я высовывал голову наружу и вдыхал свежий голубой воздух. Мимо
проносились птицы.

*     *     *

Вот кумушка идет, разбрызгивая грязь.
Гляжу на ее ноги в чулках и башмаках. Мои любимые черепки и камушки все
в грязи. Кумушка спешит на свадьбу. Она бездетная.
И вот спешит оплакивать участь невесты.
Мне нравятся музыканты на свадьбах, их польки и вальсы.
И я тоже бегу и тоже плачу, прижавшись к маме. Слезы так и льются, когда
"бадхан" громким голосом поет и причитает:
"Ох, невеста, невеста, что тебя ожидает!"
( Бадхан - шут, увеселитель на свадьбах, участвующий в свадебном ритуале.)
Что ожидает?
При этих словах голова моя легко отделяется от тела и уносится плакать
куда-нибудь поближе к кухне, где стряпают рыбу.
Но хватит слез.
Все утирают глаза и носы, в воздух взлетают пригоршни разноцветных бумажных кружочков -- конфетти.
Поздравляем! Желаем счастья!
Все мы: старики и молодежь, нищие и музыканты -- ликуем, хлопаем в ладоши,
беремся за руки. Мы обнимаемся, поем, пляшем вкруговую.
"Поздравляем!"
А мне с кем обняться?
Ищу кого-нибудь. Но не с почтенной же тетушкой и не с бородатым дядькой.
Я ищу какую-нибудь девоньку.

*     *     *

В соседних с нашим домах жили другие семьи, каждая со своими заботами.
Прямо за нами -- дом ломового извозчика.
Он трудился не меньше, чем его лошадь. Прилежная скотина старалась изо всех
сил, таскала тяжелую телегу. Но еще больше надрывался извозчик.
Долговязый и тощий, выше лошади, длиннее, чем телега. Он восседал на кзлах,
 с кнутом и вожжами в руках, похожий на капитана парусного судна. Вот только ветра
не было.
Наоборот. Затишье, полный штиль.
Зарабатывал он мало. Жена его незаконно торговала спиртным, но чуть не всю
водку тайком, в одиночку, выпивал муженек.
И тогда о тишине не приходилось и мечтать. Петь он не умел.
Напившись, шел к своей лошади и ржал перед ней. А та, уж верно, смеялась в ответ.
Впрочем, он быстро забывал про лошадь, шатаясь, шел к телеге и валился в нее.
Напротив стоял покосившийся домишко.
Там жила Танька -- прачка и воровка. А на другой половине -- печник с женой
и кучей ребятишек.
С утра до ночи оттуда слышались шумные ссоры.
Иногда, вдоволь накричавшись на супруга, жена выходила посидеть на скамеечке
и подышать свежим воздухом.
Если мне тоже случалось выйти в это время из дому, она качала головой, как
бы говоря:
"Видал, каков паршивец? А послушать его -- так он прав!"
Слева, в небольшом, тоже деревянном домике жили два, а вернее, полтора
человека -- один был карлик.
Они торговали лошадьми. Да еще воровали голубей: выманивали из чужих голубятен и угоняли на лету.
На улице частенько приставали к прохожим.
Однажды мне даже показалось -- я был совсем маленьким, -- что один из них
хочет утащить меня с собой.
По соседству с печником жила семья булочника, самая почтенная на нашей улице.
Уже с пяти утра у них в окнах горел свет, а из трубы шел дым. Печка на кухне
пылала вовсю.
Час-другой -- и готовы целые корзины отличных, свежевыпеченных булок. Я
бежал туда с утра пораньше И выходил довольный, с парой горячих рогаликов.
С каким страхом я глядел на соседских девчонок!
Бывало, мое смятение передавалось девочке, и она завороженно подходила ко мне.
Постояв и мучительно помявшись, мы расходились.
Не помню уж, сколько мне было лет, когда, играя как-то с маленькой Ольгой, я
сказал, что не отдам ей мячик, если она не покажет мне ногу.
"Покажи вот до сих пор, тогда получишь свой мячик!"
Сегодня я сам удивляюсь такому нахальству. И главное, все было зря, вот что обидно.
Чаще всего я играл в домино, перышки и городки, лазал по недостроенным домам
с приятелем, который, к моему изумлению, стучал по доскам своим ...
Но бывало, проводил целые дни на реке. Нырял с мостков, вылезал погреться и снова
лез купаться.
Вот только каждый раз, когда я заходил нагишом в воду, приходилось терпеть
безжалостные насмешки приятеля.
"Нет, поглядите только, какая у него махонькая штучка!"
Издевки этого рыжего балбеса бесили меня.
Вечно одно и то же.
Можно подумать, у него лучше, ишь, вымахал здоровенный олух, шалопай и бесстыдник.
Плыву по реке, кругом ни души. Стараюсь не баламутить воду.
По сторонам мирный городок. Молочное, серо-голубоватое небо, слева синева ярче,
и с высоты льется блаженство.
Вдруг над крышей синагоги, на другом берегу, взвивается дым.
Загорелись и, верно, возопили свитки Торы и алтарь.
Со звоном вылетают стекла.
Скорей -- на берег!
Голышом бегу по доскам к одежде.
Обожаю пожары!
Огонь со всех сторон. Уже полнеба в дыму. В воде отражается зарево.
Закрываются лавки.
Повсюду сутолока -- люди бегают, запрягают лошадей, вытаскивают добро.
Кричат, зовут друг друга, суетятся.
И вдруг со щемящей нежностью я думаю о нашем доме.
Бегу к нему, взглянуть последний раз, проститься.
На нашу крышу падают горящие угли, по стенам мечутся тени, отблески пламени.
Дом ошарашенно замер.
Мы с отцом и все соседи поливаем водой -- спасаем его.
Вечером я залезаю на крышу посмотреть на город мосле пожара.
Все дымится, обваливается, рушится.
Спускаюсь вниз уставший, удрученный.

Однако мои таланты
не исчерпывались искусной игрой в перышки и городки, плаваньем в речке и лазаньем
по крышам на пожаре.
Слышали бы вы, как я, мальчишкой, распевал на весь Витебск!
В нашем дворе жил маленький, но крепкий старичок.
Его длинная, черная, с легкой проседью, борода болталась на ходу, то взметаясь
ввысь, то повисая долу.
Это был кантор и учитель.
Правда, и кантор, и учитель неважный.
Я учился у него грамоте и пению.
Почему я пел?
Откуда знал, что голос нужен не только для того, чтобы горланить и ругаться
с сестрами?
Так или иначе, голос у меня был, и я, как мог, развивал его.
Прохожие на улице оборачивались, не понимая, что это пение. И говорили:
"Что он вопит, как ненормальный?"
Я подрядился помощником к кантору, и по праздникам вся синагога и я сам ясно
слышали мое звонкое сопрано.
Я видел улыбки на лицах усердно внимавших прихожан и мечтал:
"Пойду в певцы, буду кантором. Поступлю в консерваторию".
Еще в нашем дворе жил скрипач. Не знаю, откуда он взялся.
Днем служил приказчиком в скобяной лавке, а по вечерам обучал игре на скрипке.
Я пиликал с грехом пополам.
Он же отбивал ногой такт и неизменно приговаривал:
"Отлично!"
И я думал:
"Пойду в скрипачи, поступлю в консерваторию".
Когда мы с сестрой бывали в Лиозно, все родственники и соседи звали нас к себе потанцевать. Я был неотразим, с моей кудрявой шевелюрой.
И я думал: "Пойду в танцоры, поступлю..." -- где учат танцам, я не знал.
Днем и ночью я сочинял стихи.
Их хвалили.
И я думал: "Пойду в поэты, поступлю..."
Словом, не знал, куда податься.

*     *     *

Вы видали нашу Двину в дни осенних праздников?
Мостки уже разобраны. Больше не купаются. Холодно.
По берегам евреи стряхивают в воду свои грехи. Где-то в темноте плывет лодка.
Слышны всплески весел.
Глубоко в воде, вверх ногами, покачивается отцовское отражение.
Он тоже вытряхивает из своей одежды все грехи до пос ледней пылинки.
В эти праздники меня будили в час или в два часа ночи, и я бежал петь в синагогу.
И зачем это надо нестись куда-то ни свет ни заря? То ли дело нежиться в постели.
Множество народу спешит во тьме в синагогу, прогоняя сон.
Вернуться домой и поспать они смогут только по окончании молитвы.
Утренний чай и сласти, похожие формой и цветом на восточные сокровища;
красиво расставленные блюда; возглашаемые над столом молитвы, без которых
нельзя начать торжественную трапезу.
А накануне вечером трапеза священного Судного Дня.
Курица, бульон.
Сияющие свечи видны издалека.
Их понесут в синагогу.
Уже несут. Белые стройные свечи, свечи мольбы и покаяния.
Они зажжены во имя умерших, за маму и отца, за братьев, деда, за всех
покоящихся в земле.
Сотни свечей в ящиках с землей, словно пламенеющие гиацинты.
Пламя растет и разгорается.
А рядом с ними лица, бороды, белые фигуры теснятся стоя, сидя и склонившись.
Отец, сутулый, задыхающийся, собирается в синагогу, и перед уходом показывает
матери загнутые страницы в молитвеннике:
"Вот отсюда  досюда".
Он садится за стол, отчеркивает нужные места карандашом или ногтем.
И пишет в уголке: "Начинай здесь".
В особо драматическом месте помечает: "Плачь". В другом: "Слушай кантора".
И мама шла в синагогу, уверенная, что не станет рыдать невпопад.
В крайнем случае -- если не могла уследить за словами молитвы -- она смотрела с отведенного для женщин балкона вниз.
В положенном месте, где отмечено "плачь", она вместе с другими женщинами
принималась проливать священные слезы. Щеки краснели, по ним скатывались
влажные бриллиантики и капали на страницы.
Папа весь в белом.
Каждый год в великий день Йом-Кипур он казался мне пророком Илией.
Лицо его от слез желтее обычного, с каким-то кирпичным оттенком.
Он плакал просто, тихо, без ужимок и вовремя.
Без театральных жестов.
Только вскрикивал порой "Ох-хо!", поворачиваясь к соседям, чтобы призвать их
к тишине во время молитвы или попросить понюшку табаку.
Я же убегал из синагоги и забирался в сад. Перелезал через забор и срывал зеленое
 яблоко покрупнее.
Вгрызался в него несмотря на пост.
Лишь чистое небо смотрело, как я, грешник, трепеща, кусал сочное яблоко и
объедал его до самой сердцевины.
Я просто не мог выдержать пост до конца и вечером на вопрос матушки:
"Ты постился?" -- казнясь, отвечал "Да".
Чтобы описать вечернюю молитву, у меня не хватит слов.
Я думал, что все святые собираются в этот час в синагоге.
Торжественно, неспешно евреи разворачивают священные покрывала,
впитавшие слезы целого дня покаянных молитв.
Их одеяния колышутся, как веера.
И голоса их проникают в ковчег, чьи недра то открываются взорам, то
затворяются вновь.
Я еле дышу. Стою, не шевелясь.
Бесконечный день! Унеси меня, приблизь к себе. Скажи сокровенное слово!
Целый день со всех сторон слышится "Аминь, аминь!", все преклоняют колена.
"Если Ты есть, Боже, сделай так, чтобы я вдруг стал весь голубой, или прозрачный,
как лунный луч, всели в меня рвение, спрячь меня в алтаре вместе с Торой, сделай
что-нибудь ради нас, ради меня".
Наш дух воспаряет, и руки взметаются вверх, вдоль раскрашенных окон.
На улице бесшумно раскачиваются голые ветки высоких тополей.
На ясное небо набегают и рассеиваются облачка.
Скоро выйдет луна, половина диска.
Свечи догорают, маленькие огоньки искрятся в непорочной синеве.
То свечка подлетит к луне, то вдруг луна кубарем скатится нам в руки.
Сама дорога молится. Плачут дома.
Огромное небо плывет.
Зажигаются звезды, и прохлада вливается в открытый рот.
Так мы возвращаемся домой.
Есть ли вечер светлее, ночь прозрачнее нынешней?
Отец, усталый и голодный, сразу ложится.
Все его грехи прощены, и матушкины тоже.
Один только я, может, остался немножко грешен.
А Пасха! Ни маца, ни пасхальный хрен -- ничто не волнует меня так, как строки и
картинки Агады, да еще полные бокалы красного вина. Так и хочется выпить их все.
Но нельзя.
Мне кажется, что в папином бокале вино еще краснее.
В нем отблеск темной королевской лилии, мрак "гетто" -- удел еврейского народа,
и жар Аравийской пустыни, которую прошел он ценою стольких мук.
Весомым конусом падает свет от висячей лампы.
Я вижу шатры среди песков, обнаженных евреев под палящим солнцем, они со
страстью спорят, говорят о нас, о нашей участи, -- и среди них -- сам Моисей и Бог.
Отец поднимает бокал и посылает меня открыть настежь дверь.
Дверь настежь. Чтобы мог войти пророк Илия?
(Библейский рассказ о вознесении пророка на небо в огненной колеснице породил представления, что он не
 умер и должен вернуться на землю. Илию ожидали как предтечу мессии и как избавителя от гонений.
 В Пасху для него на столе ставился прибор и оставлялась открытой дверь.)
Сноп звездных искр серебром по синему бархату неба -- ударяет мне в глаза,
проникает в сердце.
Но где же он, Илия, со своей белой колесницей?
Может, он уже во дворе и сейчас войдет в дом в облике убогого старца, согбенного
нищего с сумой через плечо и клюкой в руке?
"Вот и я. Где мой бокал?"

*     *     *
Летом, когда богатые дети уезжали на каникулы, мама с жалостью говорила мне:
"Послушай, сынок, а не съездить ли тебе на пару недель к дедушке в Лиозно?"
Городок -- как на картинке.
Я снова здесь.
Все на своих местах: домишки, речка, мост, дорога.
Все как всегда. И высокая белая церковь на главной площади.
Около нее горожане продают семечки, муку, горшки.
Хитрый мужик въезжает на телеге, словно бы ненароком. Остановится то у одной,
то у другой двери.
Восточного вида торговец или его вечно беременная жена шутливо его окликают:
"Иван, черт тебя побери! Ты что, меня не узнаешь? Не купишь ли чего сегодня?"
В базарные дни небольшая церковь набита битком.
Мужики с повозками, лотки, груды товаров так плотно окружают ее, что, кажется,
самому Богу не остается места.
На площади крик, вонь, суета. Орут коты. Квохчут привезенные на продажу в
корзинках связанные куры и петухи. Хрюкают свиньи. Ржут кобылы.
На небе беснуются краски.
Но к вечеру все затихает.
Снова оживают иконы, светятся лампады. Засыпают, улегшись в стойлах на навоз
и тяжело сопя, коровы. Угомонились и сидят, хитро помаргивая, на насестах куры.
Торговцы под лампой за столом считают барыши.
Их дочки, уморившись, отдыхают. Дебелые, грудастые. Нажмешь -- так и брызнут
сладкие белые струйки.
Светлая, колдовская луна кружит над крышами.
Один я мечтаю на площади.
Да зачарованная, почти прозрачная свинья застыла рядом как вкопанная.
Иду по улице. Столбики торчат вкривь и вкось.
Небо пепельно-голубое. Склоняют головы редкие деревья.
Так хочется проехаться верхом на лошади!
Но та, что есть у деда, не лошадь, а кляча с тощей шеей.
--  Дядя, миленький, ну, пожалуйста, я так хочу... --  умоляю я дядюшку Неха.
--  Что?
--  Покататься на кобыле.
--  Да ты же не умеешь.
--  Умею, умею.
И вот кобыла стоит передо мной, опустив морду.
Такая печальная. Бормочет что-то.
А может, улыбается в траву.
Как бы влезть на нее? Я карабкаюсь по брюху, но никак. Седла на ней нет, а брюхо, скажу вам, изрядное.
Расставив ноги, растопырив руки, хочу запрыгнуть.
Но она отходит. И я лечу мимо, на землю. Наверняка сейчас лягнет копытом. Но кляча, весело взбрыкнув, несется что есть духу прочь.
Весь вечер мы ее ищем.
Дядя бранится. Куда же девалась кобыла?
Находим ее посреди леса -- бредет себе, бренчит бубенчиком.
И, как ни в чем не бывало, щиплет травку.

Шли годы.
Никуда не денешься, пора взрослеть и делаться как все.
И вот в один прекрасный день к нам явился учитель, маленький раби из Могилева.
Как будто сошел с моей картины или убежал из цирка.
Его и не приглашали. Он пришел сам, как сваха или гробовщик.
"Каких-нибудь полгода", -- уверяет он матушку.
Ишь какой шустрый!
И вот я сижу, уставившись ему в бороду.
Я уже усвоил, что "а" с черточкой внизу будет "о". Но на "а" меня клонит в сон,
а на черточке... В это самое время засыпает сам раби.
Он такой чудак!
Каждый день я прибегал к нему на урок и возвращался в потемках с фонарем.
По пятницам он водил меня в баню и укладывал на скамью.
Вооружившись березовым веником, внимательно изучал мое тело, будто страницу Священного Писания.
Таких раби у меня было трое.
Первый -- этот  клоп из Могилева.
Второй, раби Охре (о нем я не помню ничего, пустое место).
И третий, личность весьма примечательная, рано скончавшийся раби Джаткин.
Это он заставил меня выдолбить речь о "тфилим", которую я произнес, стоя на
стуле, в день своего тринадцатилетия.
Тфилим (тфилин) -- черные кожаные коробочки с четырьмя отрывками из Торы, которые прикладывались ко лбу
 и к руке  во время молитвы. Ритуал бар-мицва, упоминаемый в тексте, связан с совершеннолетием мальчика 
после исполнения ему 13 лет, когда он впервые получал право пользоваться тфилим. В дальнейшем отец 
переставал нести ответственность за его религиозную жизнь.
Признаться, потом я приложил все силы, чтобы забыть ее в ближайший час.
И все-таки больше всех мне запомнился первый маленький раби из Могилева.
Подумайте только, каждую субботу, вместо того чтобы бежать на речку, я, по
маминому приказу, шел к нему изучать Писание.
И являлся как раз в тот час, когда раби с женой, совершенно раздетые, сладко спали
после субботнего обеда. Изволь дожидаться, пока учитель встанет и наденет штаны!
Однажды, пока я стучался в закрытую дверь, меня приметила хозяйская собака,
матерая рыжая псина, злая и клыкастая.
Уши у нее поднялись торчком, и она медленно стала спускаться с крыльца прямо
 ко мне...
Что было дальше, не помню. Меня подобрали у калитки, и только тогда я очнулся.
Собака искусала меня, рука и нога были в крови.
--  Не раздевайте меня, только приложите лед...
--  Надо отнести его домой, к матери, и поскорее.
В тот же день собаку отловили городовые и прежде чем прикончить, выпустили
в нее дюжину пуль.
А вечером дядя повез меня лечиться в Петербург.
Местные врачи объявили, что я умру через три дня.
Прекрасно! Все за мной ухаживают. Каждый день все ближе смерть. Я герой.
Собака оказалась бешеной.
Что же, я был не прочь отправиться в Петербург.
Мне казалось, что я обязательно встречу там на улице царя.
Переезжая через Неву, я решил, что мост подвешен прямо с неба.
Про укус я совсем забыл. Мне нравилось лежать одному на белоснежных простынях
и получать на обед желтый бульон с яйцом.
Нравилось гулять в больничном садике, и я все высматривал среди богато одетых
детишек наследника престола. Держался я особняком, ни с кем не играл, да и игрушек у
меня не было. Первый раз в жизни я видел их столько, да еще таких красивых!
Дома мне игрушек не покупали.
Дядя, который меня привез, посоветовал взять потихоньку какую-нибудь
завалявшуюся игрушку.
Я так и сделал, и думал о своей чудесной игрушке куда больше, чем о больной руке.
А что, если придет цесаревич и отберет ее у меня?
Сестры подбадривающе улыбались. Но мне все время слышался плач хозяина
присвоенной игрушки.
Наконец я выздоровел и вернулся домой.
Дом был полон принаряженных женщин и озабоченных мужчин, черными пятнами застивших  дневной свет.
Все суетятся, шепчутся, и вдруг -- пронзительный крик младенца.
Мама, полураздетая, бледная, без кровинки в лице, лежит в постели. Это
родился мой младший брат.

*     *     *

Покрытые белыми скатертями столы.
Шорох  ритуальных одеяний.
Бормочущий молитву старец отрезает острым ножом частицу плоти под
животиком младенца.
Высасывает губами кровь и заглушает бородой его истошный вопль.
Мне грустно. Я сижу за столом вместе со взрослыми и понуро жую пирожки,
селедку, пряники.

*     *     *

С каждым истекшим годом я словно приближался к неведомому порогу.
 Особенно с тех пор, как мне исполнилось тринадцать и отец,  облачившись в
талес и склонившись надо мной, произнес молитву-посвящение.
Как быть?
Оставаться паинькой?
Молиться по утрам и вечерам, и вообще сопровождать молитвой каждый шаг и
каждый проглоченный кусок?
Или забросить все книги и молитвенные одеяния да бегать вместо синагоги на речку?
Я боялся наступающей зрелости, боялся, что у меня когда-нибудь появятся признаки взрослого мужчины, вырастет борода.
Когда меня осаждали эти грустные мысли, я целый день бродил в одиночестве, а
к вечеру разражался слезами, как будто меня побили или умер кто-нибудь из родных.
Через приоткрытую дверь я смотрел в темную большую гостиную. Никого. Только
зеркало висит себе, одинокое, холодное, да таинственно поблескивает.
Я редко смотрелся в него. Вдруг кто-нибудь увидит, как я любуюсь сам собой.
Длинный нос с ох какими широченными ноздрями, торчащие скулы, грубый профиль.
Но иногда я задумывался, созерцая себя.
Я молод, но зачем мне это?
Зачем я расту? В зеркале отражается бесполезная и недолговечная красота.
Раз мне уже тринадцать, конец детской беззаботности, отныне за все свои грехи
я отвечаю сам. Так, может, не грешить?
Я громко хохочу, и в зеркало брызжет белизна зубов.
В один прекрасный день мама взяла меня за руку и отвела в городскую гимназию.
Едва увидев здание, я подумал:
"Наверняка у меня здесь заболит живот, а учитель не разрешит выйти".
Хотя, что и говорить, кокарда -- штука соблазнительная.
Ее прикрепят на фуражку, и, возможно, надо будет отдавать честь прохожим
офицерам?
Мы ведь все равны: чиновники, военные, полицейские, гимназисты?
Но евреев в эту гимназию не принимали. Моя отважная мама тут же отправилась
к учителю.
Он -- наш спаситель, единственный, с кем можно договорится. Пятьдесят рублей --
не так уж много. Я поступаю сразу в третий, в его класс.
Надев форменную фуражку, я стал смелее поглядывать в открытые окна женской
 гимназии.
Форма была черной.
Мое естество громко возмущалось. И наверняка я еще больше поглупел.
Учителя носили синие сюртуки с золотыми пуговицами.
Я взирал на них с благоговением. Какие они ученые!
Откуда они взялись и чего хотят от меня?
Я смотрел в глаза Николаю Ефимовичу, изучал его спину и светлую бороду.
И не мог забыть, что он принял взятку.
Другое дело -- Николай Антонович, вот уж кто, без сомнения, был самым
настоящим ученым. Весь урок он мерял класс размашистыми шагами. Правда, он
читал реакционные газеты, но все равно он мне больше нравился.
Я не всегда понимал смысл замечаний, которые он делал некоторым ученикам.
Бывало, смотрит-смотрит на кого-нибудь, потом вызовет его и, глядя в глаза, скажет:
"Володя, ты опять?"
Что опять?
Прошло немало времени, прежде чем я понял, в чем дело.
Почему все, кроме меня, краснеют?
Как-то по пути домой я спросил одноклассника, за что же Николай Антонович
ругает Володю?
Он с ухмылкой ответил:
"Дурень, не знаешь, что ли, Володя занимается о...".
Но это слово ничего мне не объяснило. Я по-прежнему был в неведении. Мой
спутник прыснул.
Боже мой! Весь мир стал для меня иным, и сам я стал угрюмым.
Не знаю почему, я начал в это время заикаться. Может, из чувства внутреннего
протеста.
Я отлично знал уроки, но не мог заставить себя отвечать. Такая забавная, но
и весьма неприятная штука.
И дело не в отметках -- плевал я на нули!
Ужас сковывал меня при взгляде на множество голов над партами.
Содрогаясь болезненной дрожью, я успевал, пока шел к доске, почернеть как
сажа или покраснеть как рак.
И все. Иногда я вдобавок еще и улыбался.
Полный ступор.
И сколько бы мне ни подсказывали с первых парт -- безнадежно.
Я действительно знал урок. Но заикался.
Мне казалось, я лежу без сил, а надо мной стоит и лает рыжая из страшной
сказки собака. Рот у меня забит землей, - землей облеплены зубы.
Зачем мне все эти уроки?
Сто, двести, триста страниц учебников, изорвать бы их в клочья да развеять по ветру.
Пусть шелестят словами русского и всех заморских языков!
Отстаньте от меня!
"Ну что, Шагал, -- говорил учитель, -- ты будешь сегодня отвечать?"
Я открываю рот: та... та... та...
Мне казалось, что меня сейчас сбросят с четвертого этажа.
Втиснутая в гимназическую форму душа дрожала, как лист на ветру.
Но в конце концов меня просто отправляли на место.
Рука учителя выводила в журнале аккуратную двойку.
Это я еще успевал заметить.
В окно были видны деревья, женская гимназия.
"Николай Антонович, можно выйти?"
Я думал только об одном: "Когда же я закончу гимназию, сколько еще учиться,
и нельзя ли уйти раньше срока?"
Если опроса не было, в классе стоял сплошной гул, и тут я вовсе терялся.
Меня шпыняли со всех сторон, а я не знал, куда деваться. Шарил по карманам,
искал хлебные крошки. Ерзал, раскачивался, вставал и садился.
По улице проходит прекрасная незнакомка, я высовываюсь в окно, чтобы послать
ей воздушный поцелуй.
И тут ко мне подкрадывается надзиратель. Хватает за руку, поднимает ее вверх.
Попался! Я краснею, багровею, бледнею.
"Напомнишь мне, негодник, чтобы завтра я поставил тебе двойку по поведению".
Как раз в это время я особенно пристрастился к рисованию. Едва ли понимая, что
рисую.
Листочки с рисунками летали над партами, долетая иногда до учительского стола.
Мой сосед по парте, С..., погрузился в любимое развлечение, из-под парты слышен
 глухой шум...
Этот стук привлекает внимание учителя.
Молчание, смех.
-- Скориков! -- выкликает учитель. Сосед встает, краснеет и, схлопотав двойку,
садится.
Больше всего я любил геометрию.
Здесь мне не было равных. Прямые углы, треугольники, квадраты -- чудный,
запредельный мир. Ну, а на рисовании мне не хватало только трона.
Я был в центре внимания, мной восхищались, меня ставили в пример.
Но на следующем уроке я снова падал с небес на землю.
Я, не щадя себя, играл в городки и тренировался с двадцатикилограммовыми
гирями, а в результате остался на второй год.
Дальнейшую учебу помню очень смутно.
Велика важность! Куда спешить?
Стать приказчиком или бухгалтером всегда успею. Пусть себе время идет,
пусть тянется!
Опять я буду сидеть ночами, засунув руки в карманы, и делать вид, что занимаюсь.
Опять мама будет кричать мне из своей комнаты:
"...Хватит жечь керосин! Иди спать. Говорила же тебе: делай уроки днем! С ума ты,
что ли, сошел! Дай мне спать".
-- Но я же тихо, -- отвечал я.
Я смотрю в книжку, но думаю о тех, кто сейчас гуляет на улице, о моей любимой
речке, о плотах, что, покачиваясь, плывут под мостом и иногда врезаются в опоры.
Бревна трещат и становятся дыбом, но гребцы успевают увернуться.
Почему они не падают в воду?
Вот было бы интересно, если бы взяли и утонули.
Или еще думаю о толстом господине с пухлыми щеками, который любит
прогуливаться по мосту и глазеть на девушек. В кондитерской он проглатывает чашку
кофе и заедает полдюжиной пирожных. Ужасно жирный и думает, что ужасно умный.
В библиотеке он берет самые серьезные газеты. Читает, отдувается и, рассыпаясь в извинениях, сморкается.
Однажды он явился к портному, помахивая тросточкой, гордый своей неувядаемой свежестью и упитанностью, и спросил у него или у подмастерья, а то и у мальчишки-
ученика:
"Простите, сударь, не могли бы вы сказать, сколько материи понадобится, чтобы
сшить пару интеллигентных штанов по моей мерке?"
Дубина, охламон, тупица, идиот!
Однажды в пятом классе на уроке рисования зубрила с первой парты, который все
время щипался, вдруг показал мне лист тонкой бумаги, на который он перерисовал
картинку из "Нивы" -- "Курильщик".
Вот это да! Я чуть не упал.
Плохо помню, что и как, но когда я увидел рисунок, меня словно ошпарило: почему
не я сделал его, а этот болван!?
Во мне проснулся азарт.
Я ринулся в библиотеку, впился в толстенную "Ниву" и принялся копировать
портрет композитора Рубинштейна -- мне приглянулся тонкий узор морщинок на
его лице; изображение какой-то гречанки и вообще все картинки подряд, а кое-какие,
кажется, придумывал сам.
Все эти работы я развесил дома в спальне.
Мне был знаком уличный жаргон, известен обиходный лексикон.
Но слово "художник" было таким диковинным, книжным, будто залетевшим из
другого мира, -- может, оно мне и попадалось, но в нашем городке его никто и никогда
не произносил.
Это что-то такое далекое от нас!
И сам я никогда бы на него не натолкнулся.
Но однажды ко мне пришел в гости приятель. Обозрев картинки на стенах, он
воскликнул:
--  Слушай, да ты настоящий художник!
-- Художник? Кто, я -- художник? Да нет... Чтобы я... Он ушел, оставив меня в
недоумении.
И тут же я вспомнил, что действительно видел где-то в нашем городке большую,
 как у лавочников, вывеску: "Школа живописи и рисунка художника Пэна".
"Жребий брошен. Я должен поступить в эту школу и стать художником".
Тогда конец маминым планам сделать из меня приказчика, бухгалтера или, в лучшем
случае, преуспевающего фотографа.

В один прекрасный день
(а других и не бывает на свете), когда мама сажала в печку хлеб на длинной лопате,
я подошел, тронул ее за перепачканный мукой локоть и сказал:
--  Мама... я хочу быть художником.
Ни приказчиком, ни бухгалтером я не буду. Все, хватит! Не зря я все время
чувствовал: должно случиться что-то особенное.
Посуди сама, разве я такой, как другие?
На что я гожусь?
Я хочу стать художником. Спаси меня, мамочка. Пойдем со мной. Ну, пойдем!
В городе есть такое заведение, если я туда поступлю, пройду курс, то стану настоящим художником. И буду так счастлив!
-- Что? Художником? Да ты спятил. Пусти, не мешай мне ставить хлеб.
--  Мамочка, я больше не могу. Давай сходим!
--  Оставь меня в покое.
И все-таки решено. Мы пойдем к Пэну. И если он скажет, что у меня есть талант,
можно подумать. Ну, а если нет...
(Пэн Юрий Моисеевич (Иегуда, 1854 -- 1937) -- живописец, окончил петербургскую Академию художеств по 
классу П. Чистякова. Писал пейзажи, жанровые сцены и портреты в манере позднего передвижничества.
 В1897 году открыл в Витебске "Школу живописи и рисунка", которая просуществовала до 1918 года. В стиле 
Пэна был еле уловимый "сдвиг", возможно, обусловленный еврейским экспрессивным началом или неизжитой, 
несмотря на академическое образование, некоторой наивностью художественного мышления -- как бы 
предвосхищающей стиль Шагала. При всей кратковременности пребывания  в студии Пэна, Шагал всю жизнь 
сохранял теплые чувства к своему первому учителю. В 1919 году он пригласил Пэна в качестве преподавателя подготовительных классов в Витебское народное художественное училище, а живя в Париже, не раз писал ему. 
Последнее письмо было отправлено им в Витебск в 1937 году по случаю трагической гибели Пэна, 
обстоятельства которой до сих пор не выяснены.)
(Все равно буду художником, думаю я про себя, но выучусь сам.)
Итак, моя судьба в руках г-на Пэна. По крайней мере, так сочла мама, глава
семейства. Отец дал мне пять рублей, плату за месяц, но бросил их во двор, так
что мне пришлось бежать подбирать.
Вообще-то в первый раз я узнал о существовании Пэна, когда ехал как-то на
трамвае вниз к Соборной площади и мне бросилась в глаза белая на синем фоне
надпись: "Школа живописи Пэна".
"Ого! -- подумал я. -- Какой культурный город наш Витебск!"
И тогда же решил познакомиться с мэтром.
Собственно, эта синяя жестяная вывеска ничем не отличалась от тех, что висели
над каждой лавкой.
Ведь в нашем городке визитные карточки или маленькие таблички на дверях
не имели никакого смысла. Никто не обратил бы на них внимания.
"Булочная-кондитерская. Гуревич".
"Табак. Все сорта табака".
"Фрукты, бакалея".
"Варшавский портной".
"Парижские моды".
"Школа живописи и рисунка художника Пэна".
И все это коммерция.
Но все же эта последняя вывеска показалась мне словно бы из другого мира.
Синяя, как небесная лазурь.
Открытая дождю и палящему солнцу.
И вот, свернув потрепанные листы с рисунками и ужасно волнуясь, я иду вместе
с мамой в мастерскую Пэна.
Едва переступив порог, на лестнице, ощущаю пьянящий чудесный запах холста
и красок. Повсюду висят портреты. Дочь градоначальника. Сам его превосходительство.
Г-н и г-жа Л., барон и баронесса К. и другие. Откуда мне их всех знать?
Мастерская набита картинами, сверху донизу. Даже на полу свалены рисунки и
свернутые холсты. Свободен только потолок.
Там раскинулись на просторе полотнища паутины.
Все завалено гипсовыми руками, ногами, греческими головами белыми,
покрытыми слоем пыли орнаментами.
Всем нутром чувствую, что путь этого художника -- не мой. Что за путь -- еще
не знаю. Думать некогда.
Головы -- как живые. Поднимаясь по лестнице, я щупаю то нос, то щеку.
Хозяина нет дома.
Нечего и говорить, как выглядела и как чувствовала себя мама, впервые очутившись
в мастерской художника.
Она озиралась по углам, боязливо оглядывала картины.
И вдруг, резко повернувшись ко мне, почти умоляющим, но ясным и решительным
тоном сказала:
-- Вот что, сынок... Сам видишь, тебе так никогда не суметь. Пошли домой.
--  Подождем, мамочка!
Для себя-то я сразу решил, что мне так и не надо. Зачем?
Это не мое. А как надо? Не знаю.
Мы остались ждать. Сейчас мастер решит мою участь.
Господи! А вдруг он не в духе и сразу отрежет: "Никуда не годится"?
(С мамой или без нее -- готовься, все может быть!)
В мастерской пусто. Впрочем, в соседней комнате кто-то есть. Наверно, ученик
Пэна. Заходим туда. Он едва замечает нас.
--  Здравствуйте.
--  Здравствуйте, коли не шутите.
Он сидит перед мольбертом, верхом на стуле и пишет этюд. Вот здорово!
Мама тут же обращается к нему с вопросом:
-- Скажите, пожалуйста, г-н С..., приличное ремесло это самое художество?..
--  Где там... Ни продать, ни купить...
Ответ циничный, грубый, но вполне исчерпывающий.
Его хватило, чтобы утвердить маму в ее предубеждении, а во мне,
заикающемся юнце, зародить горькое чувство.
Но вот наконец и долгожданный мастер.
Грош цена моему таланту, если я не смогу описать вам Пэна!
Он мал ростом. Но это его не портит. Тем изящней его фигурка.
Полы пиджака косо сбегают к коленям.
Разлетаются -- вправо, влево, вверх и вниз, и вместе с ними порхает часовая цепочка.
Подвижная светлая бородка клинышком выражает, приветствие, грусть, похвалу.
Мы подходим -- мэтр небрежно здоровается. (Внимания достойны лишь
градоправитель да богатые заказчики.)
--  Что вам угодно?
--  Да вот... уж и не знаю, право... вот он хочет быть художником... Прямо спятил!.. Взгляните, пожалуйста, на его рисунки... Если у него есть талант, еще куда ни шло,
может, и стоит ему у вас учиться, а если нет... Может, все-таки пойдем домой, сынок?...
Пэн непроницаем.
(Ну, хоть мигни, мучитель! -- думаю я.)
60
Бегло просмотрев копии из "Нивы", он цедит:
-- Н-ну... некоторая предрасположенность проглядывает...
"Будь ты неладен..." -- чертыхаюсь я про себя.
Мама поняла не больше моего.
Но хватило и этого.
Я получил от отца пять рублевых монет и неполных два месяца проучился в
витебской школе Пэна.
Что я там делал? Не знаю сам.
Передо мной выставляли гипсовую голову. И я со всеми вместе должен был ее
рисовать. Усердно принимался за работу. Примеривался, измерял, прикладывал
 к глазу карандаш.
Но все зря -- выходило криво.
Нос у Вольтера отвисал.
А Пэн все ближе.
Краски продавались в лавке неподалеку. У меня была коробка, в которой тюбики
болтались, как детские трупики.
Поскольку денег не хватало, я ходил на этюды через весь город пешком.
И чем дальше забредал, тем больше боялся.
Не очутиться бы в "запретной зоне" -- в расположении воинских лагерей.
От страха краски мои бледнели и сворачивались.
Мои этюды: домики, фонари, водовозы, цепочки путников на холмах -- висели
над маминой кроватью, но куда вдруг все они подевались?
Скорее всего, их приспособили под половые коврики -- холсты такие плотные.
Милое дело!
Вытирайте ноги -- полы только что вымыты.
Мои сестрицы полагали, что картины для того и существуют, особенно если они
из такой удобной материи.
Я чуть не задыхался.
В слезах собирал работы и снова развешивал на двери, но кончилось тем, что их
унесли на чердак и там они заглохли под слоем пыли.
Один из всех учеников Пэна, я пристрастился к фиолетовым тонам. Что это
 значило? С чего взбрело мне в голову?
Пэн был так поражен моей дерзостью, что с тех пор я посещал его школу бесплатно,
пока не понял, что мне там, как выразился С..., "ни продать, ни купить".
Витебские окраины. Пэн.
Земля, где покоятся предки, -- самое дорогое, что есть у меня сегодня.
Пэн мне мил. Так и стоит перед глазами его трепещущая фигурка.
В моей памяти он живет рядом с отцом. Мысленно гуляя по пустынным улочкам
моего города, я то и дело натыкаюсь на него.
Сколько раз я готов был умолять его, стоя на пороге школы: не надо мне славы,
только бы стать таким, как вы, скромным мастером, или висеть бы, вместо ваших
картин, на вашей улице, в вашем доме, рядом с вами. Позвольте!

Забыл, как называется
тот старинный праздник, когда евреи, группами или поодиночке, идут на кладбище.
Час-другой ходьбы, и среди зелени по обочинам возникают кустики полыни,
торчат, как голые в толпе одетых.
С книжками под мышкой я иду туда же. Опускаюсь на землю, трогаю могильные
ограды. Что тут печального?
Мы с тобой знаем, как хорошо бродить среди спящих.
Жизнь замерла, ничто не шелохнется. Под ногами -- слова, бумажки, письма,
а те, кто их писал, уснули где-то здесь. Трава вокруг могил сохнет, земля как губка
всасывает следы. Могильная земля пропитана слезами, и мертвый задыхается, умирает
еще раз. Не нужно плакать на кладбищах. Не нужно простираться ниц на могилках детей.
Давно исчезла табличка на могиле моей сестренки Рахили. Она умерла оттого, что
ела уголь. Бледнела, хирела, пока не умерла. Глаза ее наполнились небесной синевой
с оттенком тусклого серебра. Зрачки остановились. Мухи садились на нос. И никто
не сгонял их.
Я вставал со стула, прогонял мух и садился снова.
Вставал и садился, вставал и садился.
А слезы подступали, только если я глядел на свечи, зажженные в изголовье.
Около тела сидит старик, он будет бодрствовать всю ночь.
Ужасно думать, что через несколько часов это тельце закопают в землю, а сверху
будут ходить ногами.
Об ужине никто не вспоминает. Сестры попрятались за дверными занавесями
и плачут, зажимая рот ладонями и утирая глаза волосами и рукавами.
Я не понимал, как может живое существо взять и умереть.
Конечно, похороны я видал и раньше. И мне всегда хотелось поглядеть на покойника. Любопытно и страшно.
Однажды ранним утром, еще до зари, под нашими окнами раздались крики. При
слабом свете фонаря я еле разглядел бегущую по пустым улицам женщину.
Она размахивала руками, рыдала, заклинала, чтобы кто-нибудь -- а все еще спали
 -- спас ее мужа, как будто я или моя толстая кузина, свернувшаяся на соседней
кровати, могли исцелить и спасти умирающего. Женщина бежала дальше.
Ей было страшно оставаться с мужем одной.
Со всех сторон стали сбегаться взбудораженные люди.
Каждый что-то говорил, советовал, кто-то растирал больному руки и натужно
дышащую грудь. Камфарой, спиртом, уксусом.
Поднялся стон и плач.
Но самые умудренные, все повидавшие старики выводят женщин, не спеша
зажигают свечи и в наступившей тишине принимаются громко читать молитвы
у изголовья умирающего.
Желтые свечки, цвет угасшего лица, уверенные движения стариков, торжественная невозмутимость их взглядов -- все убеждает и меня, и остальных. Конец.
Все могут расходиться по домам, спать дальше или разжигать самовар и
открывать лавки.
Весь день дети жалобно и нараспев будут читать "Песнь Песней".
А покойный, с величаво-скорбным лицом, освещенный шестью свечами, уже
лежит на полу. Потом его унесут.
Я не узнаю нашу улицу. Не узнаю страшно воющих соседок.
Черная лошадь, запряженная в похоронные дроги, не мудрствуя выполняет свой
долг: везет человека на кладбище.

*     *     *

Как-то ко мне зашел один из учеников Пэна. Сын богатого купца, мой бывший одноклассник по гимназии. Позднее он перешел в более солидное заведение -- в
коммерческое училище. Оттуда за особые заслуги ему тоже предложили убраться.
Светлокожий, черноволосый, он был так же далек от меня, как его семья от моей.
Если мы встречались на мосту, он непременно подходил и, краснея от смущения,
спрашивал совета: какую краску взять для неба или облаков, и все просил, чтобы
я давал ему уроки.
"Вы не находите, что вон то облако, над самой рекой, совсем синее? Отливает
фиолетовым, как вода. Ты ведь тоже обожаешь фиолетовый, как я, правда?"
Я сдерживался, чтобы не дать волю обиде, накопившейся со школьных времен,
когда этот аристократ взирал на меня, как на допотопную диковину.
У него было довольно приятное лицо, никак не подберу, на что оно похоже.
Теперь я мог отыграться за детские годы. Что мне его богатство и положение!
"Ладно, я буду тебя учить, но не за деньги. Лучше давай дружить".
Я подолгу гостил у него на даче. Мы бродили вдвоем по полям и лугам.
Зачем я об этом пишу? Потому что друзья из хорошего общества льстили моему самолюбию: я уже не просто голодранец с Покровской!
Мой приятель имел опыт путешествий и сообщил мне, что собирается ехать в
Петербург продолжать учиться живописи.
"Слушай, а не поехать ли нам вместе?" На что мог рассчитывать я, сын рабочего?
Меня уже отдавали в ученики к фотографу. Хозяин прочил мне блестящее будущее,
при условии что я соглашусь еще год работать на него бесплатно.
"Искусство -- это прекрасно, -- говорил он, -- но оно от тебя никуда не убежит.
 И вообще, кому оно нужно? Посмотри на меня: я отлично устроен: хорошая квартира,
мебель, клиенты, жена, дети, положение. И у тебя все это будет. Оставайся!"
Добропорядочный, самодовольный обыватель. Сколько раз мне хотелось раскидать
его фотографии и сбежать куда подальше!
Я ненавидел работу ретушера. Глупейшее занятие! Зачем это нужно: замазывать
веснушки и морщинки, делать всех одинаковыми, молодыми и не похожими на себя?
Иное дело, если попадалось знакомое лицо: я улыбался ему и охотно приукрашивал!
Помню, как мама первый раз ходила к фотографу.
На вывеске ателье красовалось целых две медали. Представляете, как мы робели!
Чтобы обошлось дешевле, решено было сняться всем семейством, включая дядюшек
и тетушек, на одну небольшую карточку.
Мне было лет пять-шесть, меня нарядили в красный бархатный костюм с золотыми пуговицами и поставили около маминой юбки. С другой стороны стояла сестра, и
оба мы открыли рты, чтобы легче дышалось.
Придя за снимком, мы, как водится, стали было торговаться.
Но мастер рассвирепел и изорвал единственный отпечаток на мелкие кусочки.
Я оторопел, но все же подобрал обрывки и дома склеил.
Слава Богу!
Фотограф, у которого я работал, был не в пример любезнее. Его льстивые стоны
были слышны в соседней комнате.
Он не платил, но хотя бы кормил меня. Век не забуду щедрые порции супа и мяса,
которые я получал, как и другие служащие. А хлеба -- бери сколько хочешь.
Спасибо!
Но наконец все взорвалось.
Захватив двадцать семь рублей -- единственные за всю жизнь деньги, которые
отец дал мне на художественное образование, -- я, румяный и кудрявый юнец,
отправляюсь в Петербург вместе с приятелем. Решено!
Слезы и гордость душили меня, когда я подбирал с пола деньги -- отец швырнул
их под стол. (Обижаться нечего -- такая уж у него манера.) Ползал и подбирал.
И вот, ползая под столом, я вдруг представил, как буду сидеть по вечерам
голодный, среди сытых людей.
У всех всего в достатке, и только мне, несчастному, негде жить и нечего есть.
Не лучше ли так и остаться под столом?
На отцовские расспросы я, заикаясь, отвечал, что хочу поступить в школу и-искусств...
Какую мину он скроил и что сказал, не помню точно.
Вернее всего, сначала промолчал, потом, по обыкновению, разогрел самовар,
налил себе чаю и уж тогда, с набитым ртом, сказал: "Что ж, поезжай, если хочешь.
Но запомни: денег у меня больше нет. Сам знаешь. Это все, что я могу наскрести.
 Высылать ничего не буду. Можешь не рассчитывать".
"Все равно, -- подумал я, -- с деньгами или без -- неважно. Неужели никто не
напоит меня чаем? И неужели я не найду хоть корку хлеба где-нибудь на скамейке
или на столике? Недоеденные куски обычно ведь так и оставляют завернутыми в бумажку.
Главное -- искусство, главное -- писать, причем не так, как все.
А как? Даст ли мне Бог, или уж не знаю кто, силу оживить картины моим
собственным дыханием, вложить в них мою мольбу и тоску, мольбу о спасении, о возрождении?"
Хорошо помню: не проходило ни дня, ни часа, чтобы я не твердил себе: "Я еще
жалкий мальчишка".
Да нет, мне, конечно, было страшно: как я прокормлюсь, если ничего не умею,
 кроме рисования?
Но работать в лавке, как отец, я тоже не мог, просто не хватило бы физических
сил ворочать тяжеленные бочки.
В общем-то я был даже рад, что годился только в художники и ни на что другое
не был способен. Отличное оправдание: никто не заставит меня зарабатывать. И я не
сомневался, что, став художником, выйду в люди.
Однако чтобы жить в Петербурге, нужно было иметь не только деньги, но еще и
особый вид на жительство. Я еврей. А царь установил черту оседлости, которую евреи
не имели права преступать.
Через знакомого купца отец достал мне временное разрешение: будто бы я ехал
по поручению этого купца, получать для него товар.
Итак, в 1907 году я отправился навстречу новой жизни в новом городе.

Я любезничал с девушками
на набережной. Или лазал с приятелями по стройкам, крышам и чердакам.
На лавке перед нашей дверью день-деньской трещат кумушки.
Вот идет мой одноклассник. Я высовываю голову из-за двери:
"Иосиф, завтра экзамен".
"Давай готовиться вместе".
Значит, я останусь ночевать у него. Насмотрюсь на его курчавую башку.
У Пайкина дома были игрушки, у Яхнина -- роскошная селедка, у Маценко --
паровозик, и все это смущало мою душу.
Пока я бегал по двору, не расставаясь с куском хлеба с маслом, дом был мне
мирным пристанищем.
Пока ходил в гимназию и подружки дарили мне цветные ленточки -- тоже
жил безмятежно.
Но с годами в меня вселился страх.
Дело в том, что отец, желая выгадать какие-то привилегии для моего младшего
брата, записал меня в метрике двумя годами старше.
И вот я стал подростком.
Ночь. Весь дом спит. Пышет жаром изразцовая печка. Храпит отец.
Улица тоже погружена в темноту и сон.
Вдруг слышу -- кто-то возится, сопит и шепчет у наших дверей.
"Мама, мама! -- кричу я. -- Это, наверно, пришли забирать меня в солдаты!"
-- Прячься под кровать, сынок.
Я забираюсь под кровать -- там безопасно и уютно.
Не могу передать, как хорошо мне было -- сам не знаю почему -- лежать,
распластавшись под кроватью или на крыше, в надежном укрытии.
Под кроватью пыльно, валяются чьи-то ботинки.
Но я ухожу в свои мысли, взлетаю над миром.
Никто за мной, конечно, не пришел. И я рано или поздно вылезаю.
Значит, я еще не солдат? Еще не дорос.
Слава тебе, Господи.
Но чуть улягусь в постель, как снова чудятся вербовщики, солдаты,
погоны и казармы.

*     *     *

Я уже говорил, что за игрой в городки и беготней по крышам на пожарах, за
купаньем и рисованьем я не забывал о существовании девушек и приглядывался к
ним на набережной.
Косы гимназисток, кружева их длинных панталон будили во мне беспокойство.
Признаться ли, что, как говорили вокруг и как показывало зеркало, в ранней
юности на палитре моего лица были смешаны цвета пасхального вина, золотистой
муки и засушенных меж книжных страниц розовых лепестков?
Как он любуется собой, скажете вы.
Домашние не раз застигали меня перед зеркалом. Вообще-то, глядя на себя, я
размышлял, как нелегко было бы мне написать автопортрет. Но, пожалуй, отчасти и
любовался, что же из того? Скажу больше, я был бы не прочь слегка подвести глаза и
подкрасить губы, хоть этого и не требовалось, что ж, да... мне очень хотелось нравиться... Нравиться девушкам на набережной...
Я имел успех. Но не умел им воспользоваться.
Вот, например, Нина из Лиозно. Многообещающая прогулка наедине -- я это
чувствую и потому дрожу. А может, дрожу со страху.
Мы гуляем по мосту, забираемся на чердак, сидим на скамейке.
Ночь, и мы одни.
Где-то вдали прогромыхал почтовый экипаж -- он едет к вокзалу. И снова тишина,
никого. Делай что хочешь. А что я хочу? Я целую ее.
Один, другой поцелуй. Сегодня, завтра, но дальше дело не идет.
Скоро рассвет. Я недоволен собой. Мы входим в дом ее родителей. Душно.
Все спят. Завтра суббота. И если я останусь до утра, все обрадуются.
Я подходящий жених. Нас будут поздравлять.
Остаться? Какая ночь! Как тепло! Где ты?
В амурной практике я полный невежда. Целых четыре года обхаживал Анюту
и вздыхал по ней. А решился за это время, да и то не сам, только разок поцеловать ее,
вернее, ответить на ее поцелуй как-то вечером перед калиткой, и как на грех после
этого у нее запрыщавело лицо.
Спустя две недели я с ней не здоровался. Узнал, что за ней приударяет один актер.
Чего только не изобретала и не разыгрывала эта взбалмошная девчонка, лишь бы завлечь
меня! На какие уловки не пускалась она с подружками, чтобы устроить свидание!
Сам не знаю, что со мною было и куда подевалась моя смелость.
Как мужчина я никуда не годился. Она это видела, и мы оба понимали, что, будь
я чуть раскованнее, все пошло бы иначе.
Но нет!
Она нарочно надевала облегающее платье, а я трусил при одном взгляде на него.
Я ничего не понимал, кроме того, что даром теряю время.
Напрасно она увязывалась за мной, когда я уходил на этюды за город, на Юрьеву
горку. Ни лесная тишь, ни безлюдье и просторы полей не помогали мне побороть
робость, и все-таки...
Однажды вечером мы с Анютой сидели на берегу, на городской окраине,
неподалеку от купален.
У ног тихо струилась река.
"Решайся!" -- сказал я себе.
Анюта нацепила мою фуражку.
Я прижимаюсь к ее плечу. Наконец-то.
И вдруг шаги -- показывается целая ватага.
Они подходят. Я хочу забрать фуражку.
-- Анюта, отдай мою фуражку.
Мы встаем, но фуражка по-прежнему на голове у Анюты. Ватага идет за нами.
Кончается тем, что один из парней пинает меня в спину и кричит, убегая:
"Отвяжись от нее и не вздумай соваться на набережную, не то берегись..."
Тебя, Анюта, я сегодня не вижу.
Все это было так давно.
Я вырос, от детства и юности не осталось и следа, голова полна грустных мыслей!
А как хотелось бы вернуться в то время, узнать тебя, увидеть твое, должно быть,
теперь постаревшее лицо!
Тогда оно было гладким, без единой морщинки, а я только раз-другой осмелился
поцеловать тебя. Ты помнишь?
Первой обняла и поцеловала меня ты сама. Я ошеломленно молчал. У меня
кружилась голова. Но я не подал виду и не отвел глаз, чтобы показать, какой я храбрый.
Однажды ты заболела. Ты лежала в постели, и лицо у тебя было все в красных
пятнышках. Я пришел навестить тебя, сел на край кровати в ногах и спросил: не оттого
ли ты слегла, что я накануне поцеловал тебя?
-- Нет, -- с томной улыбкой ответила ты.
Не вернуть тех времен.
С гимназисткой Ольгой, твоей подругой, я познакомился под мостом. Скуластое
личико со вздернутым и чуть скособоченным носиком.
Моя тяга к ней была непреодолима, как прихоть беременной женщины. Во мне
бурлило желание, а она мечтала о вечной любви.
Мне хотелось убежать, хотелось, чтобы ее не было на свете.
Но ее сухие ручки и короткие ножки внушали мне жалость.
Расставаясь с ней, я послал ей прощальные стихи, в которых писал, что я не создан
для вечной любви, которой она жаждала.
К третьему роману я стал куда решительнее. Целовался напропалую. И уже не робел.
Стоит ли терзать себя и вас рассказами о моих отроческих муках?
Вечера, отгоравшие один за другим над моей головой, слагались в годы, и одна за
другой умирала, чуть народившись среди витебских частоколов, очередная любовь.
Давно увяли поцелуи, рассыпанные по скамейкам в садах и аллеях.
Давно умолк звук ваших имен.
Но я пройду по улицам, где вы жили, горечь бесплодных свиданий снова пронзит
меня, и я перенесу ее на холст.
Пусть нынешние серые будни осветятся этими воспоминаниями, рассеются в их
блеске!
И улыбнется сторонний зритель.

*     *     *

У Теи дома я валялся на диване в кабинете ее отца-врача. Обитый вытертой, местами дырявой черной клеенкой диван у окна.
Верно, на него доктор укладывал для осмотра пациентов: беременных женщин или
просто больных, страдающих желудком, сердцем, головными болями.
Я ложился на спину, положив руки под голову, и задумчиво разглядывал потолок,
дверь, край дивана, куда садилась Тея.
Надо подождать. Тея занята: хлопочет на кухне, готовит ужин -- рыба, хлеб, масло,
 -- и ее большущая жирная псина крутится у нее под ногами.
Я облюбовал это место нарочно, чтобы, когда Тея подойдет поцеловать меня,
протянуть руки ей навстречу.
Звонок. Кто это?
Если отец, придется слезть с дивана и скрыться.
Так кто же?
Нет, просто Теина подруга. Заходит и болтает с Теей.
Я не выхожу. Вернее, выхожу, но подруга сидит ко мне спиной и не видит.
У меня какое-то странное чувство.
Досадно, что меня потревожили и спугнули надежду дождаться, когда
подойдет Тея.
Но эта некстати явившаяся подруга, ее мелодичный, как будто из другого мира,
голос отчего-то волнуют меня.
Кто она? Право, мне страшно. Нет, надо подойти, заговорить.
Но она уже прощается. Уходит, едва взглянув на меня.
Мы с Теей тоже выходим погулять. И на мосту снова встречаем ее подругу.
Она одна, совсем одна.
С ней, не с Теей, а с ней должен я быть -- вдруг озаряет меня!
Она молчит, я тоже. Она смотрит -- о, ее глаза! -- я тоже. Как будто мы
давным-давно знакомы и она знает обо мне все: мое детство,
мою теперешнюю жизнь и что со мной будет; как будто всегда наблюдала за мной,
была где-то рядом, хотя я видел ее в первый раз.
И я понял: это моя жена.
На бледном лице сияют глаза. Большие, выпуклые, черные! Это мои глаза,
моя душа.
Тея вмиг стала чужой и безразличной.
Я вошел в новый дом, и он стал моим навсегда.

Моя мастерская
помещалась в нашем же дворе, в комнате, которую я снимал у Явичей. Проходить туда надо было через кухню и хозяйскую столовую, где сидел сам хозяин, торговец кожей, высокий бородатый старик, -- сидел за столом и пил чай.
Когда я шел мимо, он чуть поворачивал в мою сторону голову: "День добрый".
Мне же при виде накрытого стола с лампой и двумя тарелками -- из одной выглядывала здоровенная кость -- делалось неловко.
Дочь его -- перезревшая, чернявая и некрасивая девушка, с широкой, но какой-то странной улыбкой.
Волосы у нее, как у ангела на иконе, глаза застенчиво поблескивают.
Завидев меня, она старалась прикрыть лицо платком или краем скатерти.
Мою комнату заливал густо-синий свет из единственного окна. Он шел издалека:
с холма, на котором стояла церковь.
Этот пригорок с церковью я не раз и всегда с удовольствием изображал на своих
картинах.
Вхожу, бросаюсь на кровать. Вокруг все то же: картины по стенам, неровный пол,
убогий стол и стул, и везде пылища.
Тихонько, одним мизинчиком стучится в дверь Белла.
Она прижимает к груди большой букет из веток рябины: сине-зеленые листья
и красные капельки ягод.
--  Спасибо, вот спасибо! -- говорю я. Да что слова!
В комнате темно. Я целую Беллу.
Передо мной уже выстраивается натюрморт.
Белла мне позирует. Лежит обнаженная -- я вижу белизну и округлость.
Невольно делаю к ней шаг. Признаюсь, в первый раз я вижу обнаженное
женское тело.
Хотя она была уже почти моя невеста, я все боялся подойти, коснуться, потрогать
это сокровище.
Так смотришь на блюдо с роскошным кушаньем.
Я написал с нее этюд и повесил на стену.
На другой день его узрела мама.
--  Это что же такое?
Голая женщина, груди, темные соски. Мне стыдно, маме тоже.
--  Убери этот срам, -- говорит мама.
--  Мамочка! Я тебя очень люблю, но... Разве ты никогда не видела себя раздетой?
Ну, вот и я просто смотрю и рисую. Только и всего.
Однако я послушался. Снял обнаженную и повесил другую картину -- какой-то
пейзаж с процессией.
Вскоре я переехал в другую комнату, на квартиру жандарма.
И был даже рад. Мне казалось, что он охраняет меня днем и ночью.
Рисуй что хочешь.
И Белла может приходить и уходить когда вздумается.
Жандарм был здоровенный, с длинными усами, как на картинке.
Напротив дома -- Ильинская церковь.
Как-то вечером -- была зима, шел снег -- я вышел проводить Беллу до дому,
мы обнялись и вдруг чуть не споткнулись о какой-то сверток. Что это?
Подкидыш. Пищащий живой комочек, укутанный в темный шерстяной платок.
Я с гордостью вручил находку моему всемогущему жандарму.
В другой раз, тоже поздно вечером, хозяева заперли дверь, так что Белла не
могла выйти.
Коптит лампа. На кухне, прислонившись к печке, дремлют лопаты и ухваты.
Тишина. Застыли пустые кастрюли.
Как же быть? Перебудим соседей, что они подумают? "Полезай-ка в окно", --
говорю я. Мы хохочем. И я помогаю ей вылезти на улицу. На другой день во дворе и
по всей округе судачили: "Она к нему уже скачет в окошко. Вот до чего дошло!" И
попробуйте сказать им, что моя невеста непорочна, как Мадонна Рафаэля, а я --
сущий ангел!

*     *     *

Углов и комнат сдается великое множество. Объявлений -- как грибов после дождя.
Поначалу я снимал в Петербурге комнату на пару с начинающим скульптором,
которого Шолом-Алейем назвал будущим Антокольским (вскоре он стал врачом).
Он с тигриным рыком набрасывался на глину и яростно мял ее, чтобы не пересохла.
Казалось бы, мне-то какое дело? Но я как-никак живой человек. И просыпаться
каждую ночь от его сопения совсем не сладко.
Наконец однажды я запустил в него лампой и закричал:
-- Иди куда хочешь, катись к своему Шолом-Алейхему, а я хочу жить один!
Сразу по приезде я отправился сдавать вступительный экзамен в Училище
технического рисования барона Штиглица.
Вот здесь, думал я, глядя на здание школы, мне могут выдать вид на жительство
в столице и пособие.
Но пугала одна мысль о нудных занятиях, копировании бесконечных гипсовых
орнаментов, напоминающих лепные потолки в больших магазинах.
Эти орнаменты, как мне показалось, для того и придуманы, чтобы преградить путь ученикам-иудеям, помешать им получить необходимое разрешение.
Увы! Предчувствия не обманули меня.
Я провалился на экзамене. Не получил ни пособия, ни рекомендации. Что ж,
ничего не поделаешь.
Пришлось поступить в более доступное училище -- в школу Общества
поощрения художеств, куда меня приняли без экзамена на третий курс.
Что я там делал -- трудно сказать.
Изо всех углов на меня смотрели головы греческих и римских граждан, и я, бедный провинциал, должен был вникать в ноздри Александра Македонского или еще
какого-нибудь гипсового болвана.
Иногда я щелкал их по носу или засматривался на груди стоявшей в глубине
 мастерской пыльной Венеры.
Меня хвалили, но сам я не видел особых успехов.
Тошно было смотреть на несчастных трудяг-учеников, корпящих в поте лица над
бумагой, налегая на резинку, точно на плуг.
Все они были неплохие ребята. С любопытством поглядывали на мою семитскую физиономию. И даже посоветовали собрать эскизы -- потом я выкинул их все до
единого -- и подать на конкурс.
Я так и сделал и, оказавшись в числе четырех стипендиатов, решил, что с нищетой покончено.
Целый год я получал по десять рублей в месяц.
Разбогател и чуть не каждый день наедался до отвала в забегаловке на Жуковской
улице, хотя после тамошней стряпни мне частенько становилось худо.
Потом моим спасителем стал скульптор Гинцбург.
Щуплый, маленький, с жидкой черной бородкой, он был замечательным человеком.
Всю жизнь вспоминаю о нем с благодарностью.
(Гинцбург Илья Яковлевич (1859 -- 1939) -- скульптор, ученик М. Антокольского, выпускник Академии художеств. 
В 1911 году был удостоен звания академика.)
Его мастерская, помещавшаяся прямо в здании Академии художеств и набитая
пробными слепками  его учителя Антокольского и его собственными работами -
бюстами всех знаменитых современников, --  казалась мне средоточием избранников
судьбы, успешно преодолевших  тернистый жизненный путь.
И в самом деле, этот человечек был коротко знаком с Львом Толстым, Стасовым,
Репиным, Горьким, Шаляпиным  и другими  титанами.
Он был в зените славы. Кто я рядом с ним -- ничтожество, мальчишка, не имеющий
ни средств, ни даже права жить, в столице.
Не знаю уж, что он разглядел в моих юношеских работах. Так или иначе, но он
дал мне рекомендательное письмо к барону Давиду Гинзбургу, как наступал обычно
в подобных  случаях.
Барон же, готовый видеть будущего Антокольского в каждом юном таланте
(сколько разочарований!), предоставил мне пособие в десять рублей, правда, только
на несколько  месяцев.
Дальше -- выкручивайся как знаешь!
Этот образованный барон, близкий друг Стасова, не Бог весть как разбирался в
искусстве.
Но считал своим долгом учтиво беседовать со мной н потчевать поучениями, из
коих следовало, что художник должен быть очень и очень осмотрительным.
"Вот, например, у Антокольского была жадная жена. Говорят, она прогоняла с
порога нищих. Будьте же осторожны. Учтите, женщина многое определяет в
жизни художника".
Я почтительно слушал, но думал совсем о другом.
Вот уже четыре или пять месяцев я получаю от него пособие.
Он так любезен, так заботливо со мной разговаривает. Раз так, может, он станет
помогать мне и дальше, чтобы я мог жить и работать?
Но вот однажды, когда я пришел за очередной десяткой, величественный лакей,
протянув мне купюру, сказал:
-- Это в последний раз.
Подумал ли барон или его домашние, что будет со мной, когда я выйду из его
роскошной передней? Как мог я, семнадцатилетний ученик,, заработать себе на жизнь?
Или он просто решил: разбирайся сам, хоть газетами иди торговать.
Но тогда почему же он удостаивал меня разговорами, как будто верил в мой талант?
Я ничего не понимал. А понимать-то было нечего.
Ведь плохо не барону, а мне. Теперь даже рисовать негде.
Прощайте, барон!
В ту пору я перебывал не у одного мецената. И из каждой новой гостиной выходил
с пылающим лицом, как из бани.
О заветный вид на жительство!
Наконец мена взял в лакеи адвокат Гольдберг.
Адвокатам было разрешено нанимать слуг-евреев.
Но, до закону, я должен был жить и столоваться у него.
Мы привязались друг к другу.
Весной он взял меня в свое имение под Нарвой; помню просторные комнаты,
тенистые деревья на морском берегу и милых женщин: жену адвоката и ее
сестру Гермонт.
Дорогие мои Гольдберги! Я так ясно вижу вас.
Но прежде чем найти этих покровителей, я долго мыкался, не имея крыши
над головой.
Снять комнату было мне не по карману, приходилось довольствоваться углами.
Даже своей кровати у меня не было. Я делил постель с одним мастеровым. Этот
парень с угольно-черными усами был просто ангелом.
Из деликатности он забивался к самой стенке, чтобы оставить мне побольше места.
Я лежал спиной к нему, лицом к окну и вдыхал свежий воздух.
Что оставалось мне в этих скитаниях по углам, населенным рабочими и уличными торговками, -- только вытянуться на своей половинке кровати и мечтать о будущем.
О чем же еще? Мне представлялась большая и пустая комната. Только кровать в углу,
и на ней я лежу один.
Темно. Вдруг разверзается потолок, гром, свет -- и стремительное крылатое
существо врывается в комнату в клубах облаков.
Тугой трепет крыльев.
Ангел! -- думаю я. И не могу открыть глаза -- слишком яркий свет хлынул сверху. Крылатый гость облетел все углы, снова поднялся и вылетел в щель на потолке, унося
с собой блеск и синеву.
И снова темнота. Я просыпаюсь.
Это видение изображено на моей картине "Явление".
Одно время я снимал полкомнатушки где-то на Пантелеймоновской улице. И
каждую  ночь не мог заснуть. Комнату делила надвое холщовая занавеска. Кто там за
ней так ужасно храпел?
В другом месте жильцом второй половины комнаты был пьянчуга, который днем
работал в типографии, а по вечерам играл на аккордеоне в парке. Однажды он явился
домой поздно ночью и, наевшись кислой капусты, стал домогаться жены.
Та отпихнула его и в одной рубашке бросилась бежать через мою половину в
коридор. Муж -- за ней, с ножом.
"Да как ты смеешь отказывать мне, законному супругу?"
Тогда я понял, что в России не имеют права на жизнь не только евреи, но и великое множество русских, что теснятся, как клопы, по углам. Боже мой, Боже!
Пришлось опять перебираться.
Мой новый сосед по комнате был перс, довольно темного происхождения. Он
бежал со своей родины, где был не то революционером, не то приближенным шаха.
Точно никто не знал.
Меня он любил и был похож на задумчивую птицу, вечно погруженный в раздумья
о своей Персии и в какие-то таинственные дела.
Много позже я узнал, что этот бывший приспешник шаха покончил с собой на
парижских бульварах.
Между тем невзгоды по-прежнему осаждали меня: во-первых, все не было
злосчастного вида на жительство,   во-вторых,   приближался   срок  призыва   в армию.
Однажды, когда я возвращался после каникул в Петербург без пропуска, меня
арестовал сам урядник.
Паспортный начальник ждал взятку, не получив же ее (я просто не понял, что
надо делать), накинулся на меня с бранью и призвал подчиненных:
"Эй, сюда, арестуйте вот этого... он въехал в столицу без разрешения. Для начала
подержите его в кутузке, пусть посидит до утра, а там переведем в тюрьму".
Сказано -- сделано.
Господи! Наконец мне спокойно.
Уж здесь-то, по крайней мере, я живу с полным правом. Здесь меня оставят в покое,
я буду сыт и, может быть, даже смогу вволю рисовать?
Нигде мне не было так вольготно, как в камере, куда меня привели облаченным в арестантскую робу, предварительно раздев догола.
Мне нравился цветистый жаргон воров и проституток. И они не задирали, не обижали
меня! Напротив, относились с уважением.
Позднее меня перевели в изолированную камеру, где я сидел с придурковатым
стариком.
Я любил потолкаться лишний раз в длинной, узкой умывалке, перечитывая надписи, испещрявшие стены и двери, задержаться в столовой за длинным столом, над миской
баланды.
В этой камере на двоих, где каждый вечер ровно в десять неукоснительно выключался
свет, так что нельзя было ни читать, ни рисовать, я мог наконец выспаться. И снова мне
снились сны.
Вот, например: где-то на берегу моря множество братьев, и я -- один из них.
Все, кроме меня, заперты в большую, высокую клетку для хищников. Наш отец,
смуглый и приземистый, как орангутанг, держит кнут, вопит и грозно потрясает им.
Вдруг всем нам, вслед за старшим братом, художником Врубелем, неведомо почему очутившимся здесь, захотелось искупаться.
Врубеля выпустили первым.
Помню, я смотрел, как он, наш общий любимец, раздевался. Вот он нырнул, и вот
уже загорелые ноги мелькают в воде, как ножницы. Поплыл в открытое море. Но море забурлило, зашумело. Накатили разъяренные волны с пенными гребнями. Густая, как
патока, пучина так и кипит. Что стало с бедным братом? Остальные братья в тревоге.
Не видно больше мелькающих ног, одна голова, как точка вдали.
Исчезла и она.
Дернулась и пропала рука -- и все,
"Утонул, утонул ваш брат Врубель!" -- запричитали братья.
А отец, вторил им басом:
"Утонул наш сын Врубель. У нас остался только один сын-художник -- это ты,
сынок". То есть я.
Тут я проснулся.
Выйдя на свободу, я решил обучиться какому-нибудь ремеслу, которое давало бы
право получить вид на жительство в столице. С этим намерением я поступил в ученики
к мастеру по вывескам, чтобы потом получить свидетельство о профессиональной подготовке.
Меня страшил экзамен. Нарисовать фрукты или турка с трубкой в зубах я еще, может, и смогу, но на буквах непременно срежусь. Однако это занятие меня захватило, и я
сделал целую серию вывесок.
Выло приятно видеть, как на рынке или над входом в мясную или фруктовую лавку болтается какая-нибудь из моих первых работ, под нею чешется об угол свинья или
разгуливает курица, а ветер и дождь бесцеремонно обдают ее грязными брызгами.

Сколько я ни занимался
в школе Общества поощрения художеств, все впустую.
Там ничему те учили. Наш директор Рерих сочинял неудобочитаемые стихи и
историко-археюлогические книги и часто с улыбкой., не разжимая зубов, читал всем
подряд, даже мне, ученику, пассажи, в которых я ничего не мог понятъ.
Два года ушли даром. В классах холод. Пахло сыростью, гончарной глиной,
красками, да еще кислой капустой и затхлой водой из Мойки  -- целый букет запахов, настоящих и воображаемых.
Я добросовестно трудился, но удовлетворения не было, Хотя со всех сторон меня
только хвалили. Нет, продолжать эту канитель уже не име никакого смысла.
Кто, бывало, разносил меня в пух и прах перед всеми, так это долговязый учитель
по классу натюрморта.
Что греха таить, мазня его учеников раздражала меня сверх всякой меры.
Они годами не сдвигались с места.
Я же не знал, что и как здесь надо делать. То ли марать углем бумагу и пальцы, то
ли зевать, как остальные.
А в глазах учителя нелепой мазней были мои работы.
Услышав в очередной раз: "Что за ягодицу вы нарисовали? А еще стипендиат!" --
я ушел из школы навсегда.
В это время в Петербурге заговорили о школе Бакста.
(Бакст (Розенберг) Лев Самойлович (1866 -- 1924) -- живописец, график, театральный художник, один
 из ведущих сценографов антрепризы С.П. Дягилева в Париже. Мировую славу Баксту принесли именно
 театральные  работы, в которых он достиг особой декоративности и утонченности стиля. В 1906 -- 1910 
годах Л.С. Бакст был руководителем (совместно с М.В. Добужинским) художественной школы Е.Н. Званцевой.)
Она была так же чужда духу Академии, как школа Общества поощрения художеств
 -- и к тому же единственная, где ощущались европейские веяния. Но плата -- тридцать
рублей в месяц! Где их взять?
Рекомендательное письмо к Баксту мне дал г-н Сэв, тот, что вечно с улыбочкой приговаривал: "Рисунок, прежде всего рисунок, запомните".
Призвав все свое мужество, я взял работы -- школьные и написанные дома, --
и понес к Баксту на Сергиевскую улицу.
-- Хозяин еще спит, -- сказала неприступная служанка Бакста.
"Половина второго дня, а он еще в постели -- ничего себе", -- подумал я.
В доме тишина. Ни детских голосов, ни намека на присутствие женщины.
На стенах изображения греческих богов, алтарный покров из синагоги -- черный,
бархатный, расшитый серебром. Все необычно. И, как когда-то я бормотал себе под нос
в приемной у Пэна: "Меня зовут Марк, у меня слабый желудок и совсем нет денег, но,
 говорят, у меня есть талант", -- так теперь шевелю губами в передней Бакста.
Он еще спит, но скоро выйдет. У меня есть время подумать, что я ему скажу.
Наверно, скажу так: "Мой отец рабочий в лавке, а у вас тут так чисто..."
Никогда еще ожидание не было столь тягостным.
Вот наконец и хозяин. По сей день не забыл я жалостливо-приветливую улыбку, с
которой он меня принял.
Казалось, он только по недоразумению вырядился по-европейски. Типичный еврей.
Рыжие колечки волос курчавятся над ушами. Точь-в-точь кто-нибудь из моих дядей
или братьев.
Может, он родился неподалеку от моего местечка, был таким же, как я, румяным мальчишкой, может, даже заикался, как я.
Поступить в школу Бакста, постоянно видеть его -- в этом было что-то волнующее
и невероятное.
Бакст. Европа. Париж.
Уж он-то меня поймет, поймет, почему я заикаюсь, почему я бледный и грустный
и даже почему пишу в фиолетовых тонах.
Бакст стоял передо мной, приоткрыв в улыбке ряд блестящих, розовато-золотистых зубов.
--  Чем могу быть полезен?
Манера растягивать отдельные слова еще добавляла ему европейского лоску.
У меня кружилась голова перед его славой, приобретенной после сезона "Русского
балета" за границей.
--  Покажите ваши работы, -- сказал он.
Мои... ах, да... Робеть и отступать поздно. Первый, давнишний визит к Пэну был
 важен, скорее, для моей мамы, нынешний же, к Баксту, человеку, чье мнение я признавал решающим, имел огромное значение для меня самого.
Я желал только одного: убедиться, что не ошибаюсь.
Углядит ли он во мне талант: да или нет?
Просматривая работы, которые я разложил на полу и по одной подавал ему, он тянул
в своей барской манере:
--  Да-а, да-а, талант есть, но вас испо-ортили, испо-ортили, вы на ложном пути...
Довольно с меня и этого! Сказать такое обо мне? О стипендиате в школе Общества поощрения художеств, которому сам директор расточал благосклонные улыбки, чью
технику (будь она неладна!) ставили в пример. Но не я ли постоянно сомневался в себе,
не находя смысла в своих упражнениях?
Бакст произнес спасительные слова: испорчен, но не окончательно.
Скажи это кто-нибудь другой, я бы и внимания не обратил. Но авторитет Бакста
слишком велик, чтобы пренебречь его мнением. Я слушал стоя, трепетно ловя
каждое слово, и неловко сворачивал  листы бумаги и холсты
Эта встреча никогда не изгладится из моей памяти.
Не скрою: в его искусстве было что-то чуждое мне.
Возможно, дело не в нем самом, а во всем жудожественном течении "Мир
искусства", к которому он принадлежал и в котором царили стилизация, эстетизм,
светскость и манерность; для художников этого круга революционеры современного
искусства -- Сезанн, Мане, Моне, Матисс и другие -- были всего лишь изобретателями преходящей моды.
.(."Мир искусства" -- объединение, возникшее вРоссии в  конце XIX века и провозгласившее -- в противовес
 социально ориентированному искусству передвижников -- автономность и свободу художественного творчества. 
Отличительной особенностью произведений многих "мирискусников" был пассеизм, чуждый Шагалу.)
Не так ли когда-то знаменитый критик Стасов, ослепленный собственными, модными
 в его время идеями об особой миссии России, сбил с лути немало художников? Для меня,
не имевшепо ни малейшего представления о том, что такое Париж, школа Бакста
олицетворяла Европу.
Одни более, ..другие менее одаренные, ученики Бакста хотя бы видели дорогу, по
которой идут. Я же все больше убеждался, что мне надо забытъ все, чему меня учили раньше.
Я принялся за работу. Итак, занятие в студии. Обнаженная натура, мощные pозовыe
ноги на голубом
Среди учеников графиня Толстая, танцовщик Нижинский.
Я слышал о Нижинском как о незаурядном танцоре, которого уволили из
Императорского театра за слишком смелые постановки.
Его мольберт рядом с моим. Рисует он довольно неумело, как ребенок.
Бакст, проходя мимо него, только улыбается и по-хлопывает его по плечу.
А Нижинский улыбается мне, как бы поощряя дерзость, которой сам я не сознавал.
 Это сближала нас.
Сеанс окончен, теперь Бакст будет править этюды..
Он приходил в студию раз в неделю, по пятницам.. В этот день никто не работал. Мольберты выстраивались в ряд.
Вот и долгожданный учитель. Обходит все работы, не зная точно, где чья.
Только выправив этюд, спрашивает: "Чье это?" Говорит он мало: одно-два слова,
но гипноз имени, наше благоговение и его европейский апломб довершают эффект.
Подходит моя очередь -- я млею от страха. Он оценивает меня, вернее, мою работу,
 хотя считается, что он не знает, кто автор. Несколько ничего не значащих слов, как в изысканной светской беседе.
Ученики смотрят на меня с сочувствием.
--  Чья это работа? -- спрашивает он наконец.
--  Моя.
--  Ну, конечно. Я так и думал.
В моей памяти мелькают все углы и каморки, в которых я ютился: нигде и никогда
не было мне так неуютно, как теперь, после замечания Бакста.
Нет, дольше так продолжаться не может.
Следующая работа. Следующая пятница. Ни слова похвалы.
И я перестал ходить к Баксту. Три месяца добрая, щедрая Аля Берсон платила
за уроки, которые я не посещал.
Это было выше моих сил. Наверно, я вообще не поддаюсь обучению. Или меня
не умели учить. Недаром же еще в средней школе я был плохим учеником. Я способен
только следовать своему инстинкту. Понимаете? А школьные правила не лезут мне
в голову.
Все, что я почерпнул в школе, -- это новые сведения, новые люди, общее развитие.
Не поняв, в чем причина моей неудачи, я решил дать себе свободу и попытаться
сбросить ярмо.
В школу я вернулся через три месяца, полный решимости не сдаваться и добиться публичного одобрения мэтра.
Новую работу я сделал, отбросив все правила.
Подошла пятница. И Бакст похвалил этюд. Даже повесил его на стену в знак особого поощрения.
Очень скоро я понял, что больше мне нечего делать в этой школе. Тем более что Бакст,
в связи с открытием нового русского сезона за границей, навсегда покидал и школу,
и Петербург.
--  Леон Самуэлевич, а нельзя ли... Видите ли, Леон Самуэлевич, я бы тоже... я
бы хотел -- в Париж,  -- заикаясь, сказал я ему.
--  Что ж! Если хотите. Вы умеете грунтовать декорации?
-- Конечно (я понятия не имел, как это делается).
--  Вот вам сто франков. Выучитесь этому ремеслу, и я возьму вас с собой.

*     *     *

Дороги наши разошлись. В Париж я поехал один.
Я довел отца до белого каления.
--   Послушай,   --   говорил я ему,   --  у тебя взрослый сын, художник.
Когда ты перестанешь надрываться, как проклятый, на своего хозяина? Видишь,
не умер же я в Петербурге? Хватило мне на котлеты? Ну, так что со мной станет
в Париже?
-- Уйти с работы? -- возмущался отец. -- А кто будет меня кормить? Уж не
ты ли? Как же, знаем.
Мама хваталась за сердце:
-- Сынок, не забывай отца с матерью. Пиши почаще. Проси, что понадобится.
Родная земля уплывала из-под ног.
Меня уносила неумолимая река, не та, на берегу которой я целовался...
Успенская церковь вздымается на горе, купол стремится ввысь. Двина все дальше.
Я уже не мальчишка.

*     *     *

Едва научившись говорить по-русски, я начал писать стихи. Словно выдыхал их.
Слово или дыхание - какая разница? Я читал их друзьям. Они тоже писали, но
рядом с моей их поэзия бледнела.
Я подозреваю, что В. задавал нам переводы из иностранных поэтов нарочно, чтобы подстегнуть наше собственное творчество.
Мне хотелось показать мои стихи настоящему поэту, из тех, кто печатается в журналах.
Попросить скульптора Гинцбурга отдать их на суд одного из, довольно известных
поэтов, с которым он был знаком, я не решался.
Когда же заикнулся об этом (а чего мне стоило раскрыть рот!), он забегал по мастерской между статуй, крича:
-- Что? Как? Зачем? Художнику это не пристало. Ни к чему! Не дозволено! Незачем!
Я испугался, но сразу и успокоился.
Действительно, незачем.
Позднее, познакомившись с Александром Блоком, редкостным и тонким поэтом,
я хотел было показать стихи ему.
Но отступил перед его лицом и взглядом, как перед лицом самой природы,
В конце концов я куда-то засунул и потерял единственную тетрадь моих юношеских
 опытов.
*     *     *

Все семейство в сборе. В Петербурге заседает Дума. Газета "Речь". Сгущаются тучи.
А я все пишу свои картины. Мама меня поправляет. Она, например, считает, что
в картине "Рождение" надо было бы забинтовать роженице живот.
Я немедленно выполняю ее указание.
Верно: тело становится живым.
Белла приносит сине-зеленый букет. На ней белое платье, черные перчатки.
Я пишу ее портрет;
Пересчитав все городские заборы, пишу "Смерть".
Вживаясь в моих близких, пишу "Свадьбу".
Но у меня было чувство, что если я еще останусь в Витебске, то обрасту
шерстью и мхом.
Я бродил по улицам, искал чего-то и молился:
"Господи, Ты, что прячешься в облаках или за домом сапожника, сделай так,
чтобы проявилась моя душа, бедная душа заикающегося мальчишки. Яви мне мой
 путь. Я не хочу быть похожим на других, я хочу видеть мир по-своему".
И в ответ город лопался, как скрипичная струна, а люди, покинув обычные места, принимались ходить над землей. Мои знакомые присаживались отдохнуть на кровли.
Краски смешиваюятся,; превращаются в вино, и оно пенится на моих холстах.
Мне хорошо с вами. Но...что вы слышали о традициях, об Эксе, о художнике с
отрезанным ухом, о кубах и квадратах, о Париже?
Прощай, Витебск.
Оставайтесь со своими селедками,  земляки!

*     *     *

Не скажу чтобы Париж уж очень привлекал меня.
Так же, безо всякого воодушевления, я уезжал из Витебска в Петербург.
Просто знал, что нужно ехать. Понять же, чего хочу, а бы не мог: чего уж там,
я был слишком провинциален.
При всей любви к передвижению,, я всегда больше всего желал сидеть запертым
в клетке.
Так и говорил: мне хватит конуры с окошечком -- просунуть миску с едой.
Отравляясь в Петербург, а теперь в Париж,, я думал так же. Но для этого, второго путешествия у меня не хватало денег.
Чтобы не затеряться среди тридцати тысяч художников, съехавшихся в Париж
со всех концов света, нужно было прежде всего обеспечить себе средства для
жизни и работы.
В то время меня представили г-ну Винаверу, известному депутату.
.(.Винавер Максим Моисеевич (1863 -- 1923) -- юрист, депутат I Государственной Думы, один из основателей 
и руководителей партии кадетов, деятель еврейского национального возрождения. Издавал журналы "Восход",
 "Еврейская старина", "Еврейская трибуна". После революции эмигрировал во Францию.)
В его окружении были отнюдь не только политические и общественные деятели.
С величайшей грустью признаю, что в его лице я потерял человека, который был
мне близок, почти как отец.
Помню его лучистые глаза, брови, которые он медленно сдвигал или поднимал,
тонкие губы, светло-шатеновую бородку и благородный профиль, который я --
по своей несчастной робости! -- так и не решился нарисовать.
Несмотря на всю разницу между моим отцом, не уходившим от дома дальше
синагоги, и г-ном Винавером, народным избранником, они были чем-то похожи.
Отец родил меня на свет, Винавер сделал из меня художника.
Без него я, может быть, застрял бы в Витебске, стал фотографом и никогда бы
не узнал Парижа.
В Петербурге я жил без всяких прав, без крыши над головой и без гроша в кармане.
И часто с завистью посматривал на керосиновую лампу, зажженную на его столе.
"Вот, -- думал я, -- горит себе и горит. Съедает сколько хочет керосина, а я?"
Еле-еле сижу на стуле, на самом кончике. Стул, и тот не мой. Стул есть,
комнаты нет.
Да и посидеть спокойно не могу. Мучает голод. Завидую приятелю,
получившему посылку с колбасой.
Не один год мне снился по ночам хлеб с колбасой.
При этом я жаждал писать...
Меня дожидаются зеленые раввины, мужики в бане, красные евреи,
добродушные, умные, с тросточками, мешками, на улицах, в лавках и даже на крышах.
Они дожидаются меня, а я -- их, так мы и ждем не дождемся друг друга.
Зато на столичных улицах подстерегают полицейские, привратники, блюстители "паспортного режима".
Слоняясь по улицам, я, как стихи, читал на дверях ресторанов меню: дежурные
блюда и цены.
И вот Винавер поселил меня неподалеку от своего дома, на Захарьевской, в
помещении редакции журнала "Заря".
Я делал копию с принадлежащей ему картины Левитана. Мне понравился в ней необыкновенный лунный свет. Как будто позади холста мерцали свечки.
Попросить снять картину со стены -- а она висела слишком высоко -- я не
осмеливался и копировал, стоя на стуле.
Эту копию я отнес к окантовщику, который принимал также заказы на увеличение портретов.
К великому моему удивлению, он предложил мне продать работу за десять рублей.
А спустя несколько дней, проходя мимо лавки, я заметил на витрине, на самом видном месте, мою копию с подписью "Левитан". Хозяин мило улыбнулся мне и просил
приносить еще.
Я принес ему кучу моих собственных картин: может, что-нибудь продаст.
А когда на другой день зашел спросить, не продал ли он хоть одну, он удивленно
ответил мне: "Простите, сударь, кто вы такой? Я вас не знаю".
Так я потерял полсотни картин.
Винавер всячески поддерживал меня.
Вместе с Сыркиным и Сэвом он мечтал увидеть меня вторым Антокольским.
.(.Сыркин М.Г. (1859--?) --художественный критик. Участвовал вместе с Л. Сэвом в редактировании 
журнала  "Восход". В доме Л.Сэва, который был родственником Винавера, Шагал впервые узнал о школе Бакста).
Каждый день, поднимаясь по лестнице, он улыбался мне и спрашивал: "Ну, как дела?"
Редакционная комната была набита моими картинами и рисунками. Из редакции
помещение превратилось в студию. В мои размышления об искусстве вплетались голоса редакторов, люди работали, спорили.
В перерыве или в конце дня они проходили через мою "студию", меня заслоняли
от них стопки "Зари", загромождавшие полкомнаты.
Винавер был первым, кто купил у меня две картины.
Ему, адвокату, знаменитому депутату, понравились бедные евреи, толпой идущие
из верхнего угла моей картины за женихом, невестой и музыкантами.
Как-то раз он, запыхавшись, ворвался в редакцию-студию и сказал мне:
--  Отберите побыстрей лучшие работы и несите их ко мне. Вами заинтересовался
один собиратель.
Сам Винавер явился ко мне -- я был так ошарашен, что не нашел ничего стоящего.
А однажды Винавер пригласил меня к себе на пасхальную трапезу.
Блеск и запах зажженных свечей смешивались с темно-охристым лицом Винавера,
отблески разбегались по всей комнате.
Его улыбчивая жена, распоряжавшаяся обедом, словно сошла с фрески Веронезе.
Блюда красовались на столе в ожидании пророка Илии.
И еще долго при каждой встрече Винавер улыбался и осведомлялся:
--  Ну, как дела?
Показать ему мои картины я не решился: вдруг не понравятся. Он часто говорил,
что в искусстве он профан. Впрочем, профаны - лучшие критики.
В 1910 году он купил у меня две картины и взялся платить ежемесячное пособие, позволившее мне жить в Париже.
Я отправился в путь.
И через четыре дня прибыл в Париж.

Только огромное расстояние,
отделявшее мой родной город от Парижа, помешало мне сбежать домой тут же,
через неделю или месяц.
Я бы с радостью придумал какое-нибудь чрезвычайное событие, чтобы иметь
предлог вернуться.
Конец этим колебаниям положил Лувр.
Бродя по круглому залу Веронезе или по залам, где выставлены Мане, Делакруа,
Курбе, я уже ничего другого не хотел.
Россия представлялась мне теперь корзиной, болтающейся под воздушным
шаром. Баллон-груша остывал, сдувался и медленно опускался с каждым годом все ниже.
Примерно то же думал я о русском искусстве вообще.
Нет, в самом деле, всякий раз, как мне приходится размышлять или говорить о
нем, я испытываю сложное, невыразимое чувство, замешенное на горечи и досаде.
Как будто русское искусство обречено тащиться на буксире у Запада.
Но, при том что русские художники всегда учились у западных мэтров, они, в силу
своей натуры, были дурными учениками. Лучший русский реалист не имеет ничего
общего с реализмом Курбе.
А наиболее близкий образцам русский импрессионизм выглядит чем-то несуразным
рядом с Моне и Писсарро.
Здесь, в Лувре, перед полотнами Мане, Милле и других, я понял, почему никак не мог вписаться в русское искусство. Почему моим соотечественникам остался чужд мой язык.
Почему мне не верили. Почему отторгали меня художественные круги.
Почему в России я всегда был пятым колесом в телеге.
Почему все, что делаю я, русским кажется странным, а мне кажется надуманным
все, что делают они. Так почему же?
Не могу больше об этом говорить.
Я слишком люблю Россию.
(В докладе, прочитанном в 1950 году в Чикагском университете, Шагал выделил две наиболее существенные
 и повлиявшие на него художественные традиции России: "самобытно-народную и религиозную". Он писал, что 
"имел счастье родиться в среде простого народа" и "всегда жаждал искусства из почвы, а не из головы",
 подчеркивая свою связь с русским (гораздо более богатым, чем еврейское) и всяким другим народным 
изобразительным творчеством. Особую художественную ценность имела в его глазах также русская иконопись. 
Он постоянно обращался к иконным мотивам, переосмысляя их, и опирался на присущую иконе систему
 художественного претворения реальности. Кроме того, мы находим в его работах постоянные изображения 
церквей Витебска, служащих  как бы средоточием мистического начала композиции. (Архитектура синагог была, 
как правило, проще  в художественном отношении, поскольку они были не храмами -- домом Бога, а молельными
 домами) Вместе с тем Шагал отмечал в докладе, что народное искусство, которое он "всегда любил", не могло
 его удовлетворить, ибо оно "бессознательно и исключает осмысление средств совершенствования, цивилизацию", 
и что ему была чужда "ортодоксальность" иконы. "Чтобы постичь и освоить рафинированность искусства 
мирского, -- писал он, - мне нужно было припасть к роднику Парижа" (Марк Шагал. Ангел над крышами... С. 143).
Что касается русской культуры XIX и XX веков, то она привлекала художника прежде всего литературой
 и музыкой, что нашло прямое отражение в его искусстве. Тем не менее в его произведениях прослеживаются
 контакты и с русской живописью нового времени, в частности, с живописью М.А. Врубеля -- Шагал не случайно
 в 1900-е годы видел себя во сне его преемником.)

*     *     *

В Париже я всему учился заново, и прежде всего самому ремеслу.
Повсюду в музеях и выставочных залах -- делал для себя открытия.
То ли во мне заговорила восточная кровь, то ли -- почему бы и нет? -- на меня
как-то повлиял давнишний укус собаки.
Но не только в технике искал я смысл искусства.
Передо мной словно открылся лик богов.
Ни неоклассицизм Давида и Энгра, ни романтизм Делакруа, ни построение формы
с помощью простых  геометрических планов, которым увлекались последователи
Сезанна и кубисты, не занимали меня больше.
Все мы, казалось мне, робко ползаем по поверхности мира, не решаясь взрезать и перевернуть этот верхний пласт и окунуться в первозданный хаос.
На следующий же день по приезде я отправился в Салон Независимых художников.
Сопровождавший меня приятель предупредил, что осмотреть выставку за один
прием невозможно. Он сам был там уже неоднократно, каждый раз смотрел до полного изнеможения и уходил. Я пожалел его и приступил к осмотру по собственному методу:
первые залы пробежал, словно за мной гнались по пятам, и очутился сразу в центральных.
Сэкономил силы.
Итак, я проник в самое сердце французской живописи 1910 года.
И попал под ее обаяние.
Никакая академия не дала бы мне всего того, что я почерпнул, бродя по Парижу,
осматривая выставки и музеи, разглядывая витрины.
И даже толкаясь на рынке, где по бедности покупал всего лишь кусок длинного
огурца. В вещах и в людях -- от простого рабочего в синей блузе до изощренных
поборников кубизма -- было безупречное чувство меры, ясности, формы, живописности;
причем в работах средних художников это проступало еще отчетливее.
Возможно, никто острее меня не ощутил, как велико, чтобы не сказать, непреодолимо
было расстояние, отделявшее до 1914 года французскую живопись от искусства других
стран. По-моему, за границей вообще об этом не задумывались.
Я же возвращался к этой мысли снова и снова.
Дело не в особой даровитости отдельных личностей или народов.
Тут действуют другие, органические или психофизические силы, которые
определяют склонности то к музыке, то к литературе или живописи, то к визионерству.
Поначалу я снимал студию в тупике дю Мэн, но вскоре перебрался в другую, более соответствующую моим скудным средствам. То была одна из ячеек "Улья".
Так называлась сотня крошечных мастерских, расположенных в сквере возле боен
Вожирар. Здесь жила разноплеменная художественная богема.
В мастерских у русских рыдала обиженная натурщица, у итальянцев пели под гитару,
у евреев жарко спорили, а я сидел один, перед керосиновой лампой. Кругом картины,
холсты -- собственно, и не холсты, а мои скатерти, простыни и ночные сорочки, разрезанные
на куски и натянутые на подрамники.
Ночь, часа два-три. Небо наливается синевой. Скоро рассвет. С боен доносится
мычание -- бедные коровы.
Так я и просиживал до утра. В студии не убиралось по неделям. Валяются багеты,
яичные скорлупки, коробки от дешевых бульонных кубиков.
Не угасает огонь в лампе -- и в моей душе.
Лампа горит и горит, пока не поблекнет фитилек в утреннем свете.
Тогда я забирался к себе на чердак. Самое время выйти на улицу и купить в долг
теплых рогаликов, а я заваливался спать. Попозже утром непременно являлась прислуга, непонятно зачем: то ли прибраться в студии (это обязательно? только не трогайте
ничего на столе!), то ли просто посмотреть на меня.
На дощатом столе были свалены репродукции Эль Греко и Сезанна, объедки
селедки -- я делил каждую рыбину на две половинки, голову на сегодня, хвост на завтра
-- и -- Бог милостив! -- корки хлеба.
Если повезет, придет Сандрар и накормит меня обедом.
(Сандрар Блэз (наст, имя Фредерик-Луи Сезер; 1887 -- 1961) крупнейший реформатор французской поэзии
 XX века -- наряду с Аполлинером. Используя язык улиц, приемы монтажа, стремился создать современный эпос, 
сочетающий лиризм и экспрессию. Сандрар жил в России и владел русским языком. Шагалу он посвятил два 
стихотворения: "Портрет" и "Мастерская", входящие в цикл "Эластические стихотворения" (1913).)
Войти просто так ко мне нельзя. Нужно подождать, пока я приведу себя в порядок,
оденусь -- я работал нагишом. Вообще терпеть не могу одежду и всю жизнь одеваюсь
как попало.
Картин моих никто не покупал. Да я и не надеялся, что их можно продать.
Однажды месье Мальпель предложил мне двадцать пять франков за одну из
выставленных в Салоне картин, если ее не купят дороже.
-- Отлично, зачем же ждать! -- ответил я.
Не понимаю, с чего это вдруг сейчас, спустя двадцать лет, на них такой спрос.
 Говорят, один коренной француз, Гюстав Кокийо, даже специально собирает мои
картины.
Хорошо бы взглянуть на него и сказать спасибо.
А я-то до войны раздавал свои работы направо-налево, сотни четыре разбросано
в Германии, Голландии, в Париже.
Ну и ладно. По крайней мере, коль скоро картины достались людям даром, они
не поленятся повесить их на стенку.

*     *     *

Очутившись в Париже, я, конечно же, пошел на спектакль дягилевской труппы,
проведать Бакста и Нижинского. Дягилев думал-думал, да так и не решил, нужен ли
я ему и как ко мне подступиться.
Для меня же "Русский балет" был сродни "Миру искусства", тоже, кстати,
дягилевскому детищу. Все его открытия, находки, "новшества" подбирались и
отшлифовывались в угоду светскому вкусу: изящно и пикантно.
А я -- сын рабочего, и меня часто подмывает наследить на сияющем паркете.
Зайдя за кулисы, я сразу увидел Бакста.
Рыжая   шевелюра,   румяные   щеки,   приветливая улыбка.
Подскочил Нижинский, потряс меня за плечи. Он порывался на сцену -- его
выход с Карсавиной, давали "Видение Розы".
Бакст удержал его отеческим жестом: "Постой-ка, Ваца" -- и поправил на нем
широкий галстук.
Рядом д'Аннунцио, маленький, с тонкими усиками, любезничает с Идой Рубинштейн.
-- Вы все-таки здесь, -- говорит мне Бакст не слишком любезно.
Я вспыхиваю. Ведь он не советовал мне ехать в Париж, пугал, что я умру там с
голоду, и предупреждал, чтобы ни в коем случае не рассчитывал на него.
Правда, в Петербурге он дал мне сто франков, чтобы я выучился грунтовать
декорации и стал его помощником. Но, увидев плоды моих стараний, забраковал меня.
А я все-таки поехал и вот явился к нему. Не знаю, что ему ответить. Бакст
вспыльчив. Я тоже. Я не в обиде на него. Но разве я обязан сидеть в России?
Там с малых лет я постоянно чувствовал -- мне постоянно напоминали! -- что
 я еврей.
Представлял ли я работы на выставку молодых художников, их либо не принимали
вовсе, либо если и вешали, то в самом невыгодном, в самом темном углу.
Предлагал ли, по совету того же Бакста, несколько картин на выставку
"Мира искусства", они преспокойно оседали дома у кого-нибудь из устроителей,
тогда как любого, самого захудалого русского художника приглашали присоединиться
к кружку.
И я думал: все это только потому, что я еврей, чужой, безродный.
Париж! Само название звучало для меня, как музыка.
По правде говоря, в то время мне уже было не так важно, придет ко мне
Бакст или нет.
Но он сам сказал на прощание:
-- Как-нибудь загляну к вам, посмотрю, что вы делаете.
И действительно зашел.
"Теперь ваши краски поют". То были последние слова, сказанные
Бакстом-учителем бывшему ученику.
Надеюсь, он убедился, что я недаром вырвался из гетто и что здесь, в "Улье",
в Париже, во Франции, в Европе стал человеком.
Сколько раз, думая о своем пути в искусстве, я бродил по улице Лаффит и
 разглядывал в витринах галереи Дюран-Рюэля картины Ренуара, Писсарро, Моне.
Притягивал меня и салон Воллара. Но войти я не решался.
В пыльных мрачных витринах виднелись только старые журналы да словно
случайно затесавшиеся статуэтки Майоля. Я искал глазами Сезанна.
Его картины без рамок висят в глубине помещения. Прижавшись носом к стеклу,
вдруг встречаю взгляд самого Воллара.
(Воллар Амбруаз (1908 -- 1939) -- маршан, издатель, автор мемуаров о художниках. В 1920-е и 1930-е годы 
был заказчиком многих (прежде всего графических) произведений Шагала. По его заказам выполнены большие
 циклы офортов к "Мертвым душам" Гоголя, "Басням" Лафонтена и к Библии. Однако Воллар так и 
не издал ни одной книги с иллюстрациями Шагала -- они увидели свет уже после смерти маршана, в
 послевоенные годы.)
Он стоит в плаще посреди магазина.
Войти страшно. У хозяина такой угрюмый вид. Нет, не могу.
Зато у Бернгейма на площади Мадлен витрины освещены, как бальный зал.
Пожалуйста, вот Ван Гог, Гоген, Матисс.
Входи, гляди на здоровье и уходи.
И я заглядывал сюда раза по два в неделю.
Но легче всего мне дышалось в Лувре.
Меня окружали там давно ушедшие друзья. Их молитвы сливались с моими.
Их картины освещали мою младенческую физиономию. Я как прикованный стоял
перед Рембрандтом, по многу раз возвращался к Шардену, Фуке, Жерико.

*     *     *

Один мой знакомый по "Улью" малевал картинки на продажу и сбывал их на рынке.
104
Однажды я сказал ему:
-- Может, и мне удастся что-нибудь продать?
Он писал дам в кринолинах, гуляющих по парку. Мне это не подходило, но пейзажи
в духе Коро -- почему бы и нет?
Я взял для образца фотографию, но чем больше старался писать под Коро, тем
больше отходил от него и закончил чистым Шагалом.
Приятель посмеялся надо мной. Но каково же было мое удивление, когда много
позже я увидел это свое произведение на почетном месте в гостиной у одного собирателя!
Как-то раз я пришел к месье Дусе с письмом от Канудо, в котором тот расточал мне непомерные похвалы, и с папкой акварелей -- их было с полсотни. У меня была слабая
надежда, что Дусе что-нибудь купит.
.(Канудо Риччото (1879 -- 1920) -- итальянский критик, писавший по-французски. Примыкал к футуризму; издавал в Париже журнал "Монжуа". В помещении редакции журнала организовал в 1913 году небольшую выставку работ Шагала. В посвященной этой выставке статье называл художника "самым блестящим колористом" среди живописцев авангарда.)
Четверть часа прождал я в прихожей, наконец явился слуга, отдал мне папку и
передал ответ хозяина:
-- "Лучший колорист эпохи" нам не нужен.
Больше успеха имело другое рекомендательное письмо Канудо к одному
кинорежиссеру.
Снимался фильм, где действовали художники.
Одного из них изображал я. Все мы были учениками в школе маститого живописца.
Не помню уж, он ли сам или один из учеников влюбился не то в натурщицу, не то
в заказчицу.
Из мастерской действие переносилось в открытое кафе на берегу озера, где был
накрыт роскошный стол. Мы рассаживались и уплетали за обе щеки. Вот когда я
наелся до отвала.
Но дальше, когда нам велели разбиться на пары и катать своих дам в лодке,
дело пошло хуже.
В партнерши мне досталась довольно скучная и не фотогеничная барышня. Я как
кавалер должен был грести, а этого-то я и не умел.
Наша лодка отплыла от берега. "Ну, давай же, правь!" -- кричит мне оператор.
Какое там "правь"! Нет, кавалер из меня никудышный.
Барышня надулась.
Однако, подойдя к кассе, с костюмом под мышкой, я все-таки получил свои
несколько франков за день работы.
Кто-то потом говорил мне, что видел меня на экране.
Жаль, фильма я так и не посмотрел.

*     *     *

В то время персональные выставки устраивались редко, Матисс и Боннар были чуть
не единственными исключениями. Никому другому такое просто не приходило в голову.
Я ходил в студии и училища на Монпарнасе и одновременно усердно готовился к очередному Салону.
Но как пронести через "Улей" и через весь город мои картины, такие броские?
Помочь вызвался один эмигрант, дело показалось ему забавным.
По пути моя ручная тележка встретилась с другими такими же, в которых тоже
везли вещи для Салона. Все они катили к деревянным баракам у площади Альма.
Именно на этой выставке я вполне осознал свое отличие от традиционной
французской живописи.
Итак, картины развешаны. Через час начало вернисажа. И вдруг к моим работам
подходит цензор и приказывает снять одну из них, "Женщина и осел".
Мы с приятелем пытаемся его переубедить: "Но, месье, тут же нет ничего такого,
никакой порнографии".
Дело уладили. Картину водружают на место.
Жена одного моего знакомого врача, к которому я по временам заходил, чтобы
оттаять и приободриться, в ответ на мои жалобы, что ко мне придираются даже здесь,
в Салоне, заметила:
-- Ну и что? Сами виноваты, не пишите таких картин.
Мне было всего двадцать лет, а я уже научился остерегаться людей.
Но приходил поэт Рубинер, приходил Сандрар, и его блестящие глаза дарили мне
утешение.
(Рубинер Людвиг (1881--1920) -- поэт, близкий дадаистам, участник немецкой литературной 
группировки "Действие".)
Он заботился обо мне, столько раз давал добрые советы, но, хоть он был прав,
я никогда не слушал его.
Сандрар убеждал меня, что я могу отлично поладить с надменными кубистами,
для которых я пустое место.
Меня их затеи ничуть не возмущали. "Пусть себе кушают на здоровье свои
квадратные груши на треугольных столах", -- думал я.
Должно быть, моя тогдашняя манера казалась французам диковатой, в то время как
я взирал на них с благоговением. Это было мучительно.
Зато, думал я, мое искусство не рассуждает, оно -- расплавленный свинец, лазурь
души, изливающаяся на холст.
Долой натурализм, импрессионизм и кубо-реализм!
Они скучны мне и противны.
Объем, перспектива, Сезанн, негритянская скульптура -- сколько можно спорить?
Куда мы идем? Что за эпоха, прославляющая технику и преклоняющаяся перед формализмом?
Да здравствует же безумие!
Очистительный потоп. Глубинная, а не поверхностная революция.
Неправда, что мое искусство фантастично! Наоборот, я реалист. Я люблю землю.
На время я расстался с заборами родного городка и брожу по французским
поэтическим и художественным салонам.
Вот Канудо. Черная бородка, горящие глаза.
По пятницам у него можно застать Глеза, Метценже, де ла Френе, Леже, Рейналя,
Валентину де Сен-Пуан с неизменной троицей юных поклонников; преподавателя школы "Палитра", которую я одно время посещал, -- Сегонзака, Лота, Люк-Альбера Моро и
множество других. И всегда бывало тепло и приятно.
(Глез Алъбер (1881--1953) -- французский художник, один из теоретиков кубизма. Метценже Жан
(1863 -- 1956) -- французский художник-кубист. Вместе с А. Глезом издал в 1913 году книгу-манифест
 "О кубизме". Френе Роже де ла (1885 -- 1925) -- французский живописец, график и скульптор, близкий в 
1910-е годы к кубизму. Леже Фернан (1881--1955) -- французский художник-монументалист, автор настенных 
живописных и керамических композиций, витражей и мозаик. Рейналь (или Реналь) Поль -- французский 
писатель круга Аполлинера. Сен-Пуан Валентина де (1875 -- 1953) -- французская поэтесса, внучка Ламартина,
 в 1913 -- 1914 годах примыкала к футуристам. В 1914 году на русском языке был опубликован ее "Манифест
 женщины-футуристки". Сегонзак Андре Дюнуайе де (1884 -- 1974) -- французский живописец и график, работал в экспрессивной и пластичной манере, сохранявшей связь с постимпрессионизмом. Вместе с Ле-Фоконье преподавал
 в академии "Ла Паллет" ("Палитра"). Лот Андре (1885 -- 1962) -- французский художник, сочетавший в своем 
творчестве элементы кубизма и неоклассицизма. Моро Люк-Альбер (1882 -- 1948) -- французский художник 
круга Сегонзака. Делоне Робер (1895 -- 1941) -- французский художник, основоположник французского
 кубофутуризма, названного Аполлинером "орфизмом". От кубизма этот стиль отличался не только динамизмом,
 но и красочностью, использованием спектрально-чисгых тонов. Салъмон Андре (1881--1969) -- французский 
поэт и критик авангардистского направления. В юности жил в России, являлся автором нескольких книг о 
современном русском искусстве, неоднократно писал о Шагале.)
Помню суетливого Делоне. Вот кого я плохо понимал. Его картины в Салоне
 всегда подавляли меня своей величиной. Он торжествующе вез их в дальний угол
барака, подмигивая на ходу: дескать, каково?
Канудо отнесся ко мне с самым горячим участием, которого я никогда не забуду.
Куда только он не водил меня, а однажды даже устроил у себя в редакции выставку
моих  рисунков, разложив их по всем столам и стульям.
Как-то в кафе он сказал мне:
--  Ваша голова -- в точности голова Спасителя.
И тут же раскрыл какую-то газету и отшвырнул, едва проглядев:
--  К черту! Все это не для меня!
Друзья, вспоминая вас, я уношусь в блаженные края. Вас окружает ослепительное
сияние. Будто поднимается ввысь стая белых чаек или вереница снежных хлопьев.
Вот еще один светоч, легкий и звенящий, ты, Блэз, друг мой Сандрар.
Хромовая куртка, разноцветные носки. Лавина солнца, бедности и рифм.
Клубок ярких нитей. Огненный родник искусства.
Круговерть чуть успевающих оформиться картин. Головы, руки и ноги, летающие
коровы. Я так часто это вспоминаю, а ты, Сандрар?
Ты был первым, кто посетил меня в "Улье".
Читал свои стихи, глядя в открытое окно или мне в глаза, улыбался моим картинам,
и обоим нам было весело.
Андре Сальмон. Сейчас отыщу. Вот: слышу звук его имени. Вижу бледное лицо.
Жму руку.
Макс Жакоб. Смахивает на еврея. Рядом с Аполлинером он словно другой расы.
Жакоб Макс (1876 -- 1944) -- французский поэт и художник еврейского происхождения. В творчестве 
сочетал бурлеск и мистику. Погиб в нацистском лагере. Аполлинер Гийом (наст, имя Вильгельм Аполлинарий 
Кастровицкий; (1860 -- 1918) -- выдающийся французский поэт польского происхождения, чье творчество
 оказало глубокое влияние на судьбы европейской поэзии XX века, а также на формирование живописного 
авангарда, прежде всего кубизма. В 1913 году вышла его книга "Художники-кубисты". Аполлинер пытался внести
 в поэзию изобразительное начало ("лирические идеограммы", или "каллиграммы"), кроме всего прочего, он увлекался
 тайнами Каббалы и Талмуда, и в его творчестве не раз звучала еврейская тема. В искусстве Шагала его захватила
 не только экзотика еврейской и славянской культур, но также смелость транспонирования в живопись 
поэтических средств выражения. В свою очередь, Шагал считал себя многим обязанным Аполлинеру. Не случайно 
он посвятил  последнему одно из самых философских полотен 1910-х годов ("Посвящается Аполлинеру"), собирался
 иллюстрировать книгу "Алкоголи", а в одном из рисунков изобразил себя в отеческих объятиях поэта.
 Вальден Герварт (1878 -- 1941) -- немецкий маршан и издатель, в 1914 году основал в Берлине журнал
 "Дер Штурм" экспрессионистского направления.В помещении редакции журнала в том же году состоялась 
выставка Шагала. Во время второго приезда художникав Берлин в 1922 году у него с Вальденом возник конфликт
 из-за оставшихся после выставки картин.)
Помню, однажды мы пошли с ним вместе пообедать в кафе неподалеку от "Улья".
У меня в кармане -- пусто, еле наскреб сорок су. А Жакоб, похоже, рассчитывал,
что платить буду я.
Мы ели салат, соус, соль -- все на букву "с".
А потом не спеша пошли к нему на Монмартр. У него было много свободного
 времени, а у меня еще больше.
Пришли: вот его дом, двор, крохотная каморка, вход сбоку -- настоящий
витебский дворик.
Я мало что понимал. И, честно говоря, мне было страшновато.
Его рачьи глаза блестели и вращались. И сам он все время вертелся, дергался.
А то вдруг раскрыл рот и замер. Только дышит с присвистом. Смеется и словно
манит, притягивает меня глазами, раздвинутыми губами, руками.
"Если поддамся, сожрет меня с потрохами, а косточки выбросит в окошко",
-- подумал я.

*     *     *

Мансарда Аполлинера -- безмятежного Зевса.
Стихами, цифрами, текучими слогами он прокладывал путь нам всем.
Бывало, выходил из угловой комнаты с цветущим улыбкой лицом. Нос хищно
заострен, глубокие глаза излучают страсть.
Огромный живот он носил, как полное собрание сочинений, а ногами
жестикулировал, как руками.
У него дома всегда кипели споры.
Вот он подходит к дремлющему в уголке человечку и тормошит его:
--  Знаете, что надо сделать, месье Вальден? Надо устроить выставку картин вот
этого молодого человека. Вы не знакомы? Месье Шагал.
Однажды мы с Аполлинером вышли от него вдвоем, собираясь поужинать
у Бати на Монпарнасе.
Вдруг он остановился на полном ходу и сказал:
--  Смотрите, вон Дега переходит улицу. Он слепой. Дега шел  крупным  шагом,
один,   нахмуренный, мрачный, тяжело опираясь на трость.
За ужином я спросил Аполлинера, почему он не познакомит меня с Пикассо.
-- Пикассо? Хотите стать самоубийцей? Так кончают все его друзья,  --  ответил
Аполлинер с неизменной улыбкой.
"Что за волчий аппетит", -- думал я, глядя, как он ест.
Может, ему нужно столько пищи для умственной работы? Может, эта
прожорливость -- залог таланта? Побольше есть, побольше пить, а остальное приложится.
Аполлинер ел, словно пел, кушанья у него во рту становились музыкой.
Вино звенело в бокале, мясо клокотало под зубами. Со всех сторон знакомые, ему приходилось то и дело кивать направо-налево.
О! О! О! Ах! Ах! Ах!
В промежутках он опорожнял бокал, запрокинув голову и блистая белоснежной
салфеткой.
Покончив с обедом, мы вышли, пошатываясь и облизывая губы, и пошли пешком до
самого "Улья".
--  Вы никогда здесь не бывали?
Тут живут цыгане, итальянцы, евреи, есть и девочки. На углу в проезде Данциг,
может, найдем Сандрара.
Захватим его врасплох. Вот увидите: он раскроет рот, точно собрался проглотить
пару яиц, и примется рассовывать по карманам исписанные стихами листки.
Здесь рядом бойни, рыжие детины безжалостно и ловко убивают бедных коров.
Показать Аполлинеру свои картины я долго не решался.
--  Вы, я знаю, основатель кубизма. А я ищу другое.
--  Что же другое?
Тушуюсь и молчу.
Мы проходим темным коридором, где с потолка сочится вода, а на полу
полным-полно мусора.
Круглая лестничная площадка, на которую выходит десяток пронумерованных
дверей.
Открываю свою.
Аполлинер входит осторожно, точно опасаясь, что все здание рухнет и его
 завалит обломками.
Лично я не уверен, что теория -- такое уж благо для искусства.
Импрессионизм, кубизм -- мне равно чужды.
По-моему, искусство -- это прежде всего состояние души. А душа свята у всех
нас, ходящих по грешной земле.
Душа свободна, у нее свой разум, своя логика.
И только там нет фальши, где душа сама, стихийно, достигает той ступени, которую
принято называть литературой, иррациональностью.
Я имею в виду не старый реализм, не символический романтизм, который принес
мало нового, не мифологию, не фантасмагорию, а... а что же, Господи, что же?
Но школы, скажете вы, только отражают прогресс формы.
Да уже первобытное искусство владело техническим совершенством, к которому
стремятся, изощряясь и ударяясь в стилизацию, нынешние поколения.
Этот прогресс формы -- все равно что пышное облачение римского папы рядом
с нагим Христом или богослужение в роскошном храме рядом с молитвой в чистом поле.
Аполлинер сел. Он раскраснелся, отдувается и с улыбкой шепчет: "Сверхъестественно..."
На другой день я получил от него письмо с посвященным мне
стихотворением "Rodztag".
(Посвященное Шагалу стихотворение Аполлинера появилось в печати в 1914 году и называлось не "Rodztag", 
a "Rotsoge". С этого непереводимого слова (неологизм Аполлинера) начиналось стихотворение, впоследствии 
получившее название "Сквозь Европу".)
Ваши стихи обрушивались на нас ливнем.
Верю, вы и сейчас размышляете об акварельных тонах, о новом поприще для
живописи, о прклятых поэтах, обо всех нас, кого хоть раз коснулись своим словом.
Увяла ли, померкла ли или по-прежнему сияет улыбка, озарявшая его лицо
при жизни?
Я проводил целые дни на площади Конкорд или в Люксембургском саду.
Разглядывал Дантона и Ватто, срывал листья.
О, вот бы оседлать каменную химеру Нотр-Дама, обхватить ее руками и ногами
да полететь!
Подо мной Париж! Мой второй Витебск!

*     *     *

Я много раз говорил: никакой я не художник. А кто же -- да хоть корова,
не угодно ли?
Кому какое дело? Я даже собирался так и изобразить себя на визитной карточке.
Похоже, в то время корова была главным действующим лицом в мире. Кубисты
рассекали ее на куски, экспрессионисты терзали кто во что горазд.
Неожиданно предчувствия воплотились в реальность на Востоке.
Собственными глазами видел я в галерее Канвейлера, как покоробились картины
Дерена, Хуана Гриса и других. От них отставали краски.
Уезжая в Берлин устраивать свою выставку, я словно увозил с собой провозвестия
грозовой эпохи.
Мои картины, без рамок, теснились на стенах двух комнатушек, где располагалась
редакция журнала "Штурм", штук сто акварелей были навалены на столах.
Это было на Потсдамерштрассе, а рядом уже заряжали пушки.
Что делать, если мировые события видятся нам только через полотна, сквозь слой
краски, точно сгущается и дрожит облако отравляющих газов?
В Европе грянула война. Пришел конец кубизму Пикассо.
Какая-то Сербия, что за важность! Истребить всех этих босяков!
Поджечь Россию и нас с нею вместе..

*     *     *

Я не почувствовал в Берлине, что меньше чем через месяц начнется кровавая
трагедия, которая превратит весь мир, а заодно и Шагала, в невиданный театр,
подмостки. Развернется грандиозное действо, разыгранное целыми народами.
Никакое предчувствие не остерегло меня от поездки в Россию.
Я собирался съездить месяца на три: на свадьбу сестры и чтобы увидеть ЕЕ.
Мой четвертый и последний роман почти выветрился за четыре года жизни за
границей! В Париже осталась только связка писем.
Еще год -- и все, скорее всего, было бы кончено.
В Берлине я пробыл недолго и двинулся в Россию.
-- Смотри, вот она, Россия, -- сказал я своей спутнице, сойдя на перрон вильненского вокзала.
И еле успел удержать носильщика, который чуть не улизнул с моими вещами.
На перроне не пробиться -- царь, пожелавший посетить Одессу, остановился
здесь проездом и принимает делегацию на вокзале.
Мне вспомнилось, как нас, школьников, водили за город приветствовать государя, прибывшего в Витебск, чтобы принять парад войск, отправлявшихся на фронт
(шла русско-японская война).
Вышли мы затемно.
Возбужденные, заспанные мальцы сбивались в стайки и тянулись через
заснеженное поле. Потом нас выстроили вдоль железнодорожного полотна.
Так, стоя на снегу, мы долго ждали императорского поезда.
Во избежание покушения на августейшую особу состав остановили посреди поля.
Наконец появился царь, очень бледный, в простой военной форме.
Издали было плохо видно, мы тянули шеи, но нас поставили тесно, как баранов в
стаде, не пошевельнуться.
Вдруг из цепочки школьников выскочил мальчик и побежал к царю, размахивая
над головой петицией.
Тут же вокруг Николая сомкнулось облако князей, министров, генералов --
сияющий сонм вельмож в парадных одеждах. Статные, крепкие, с седыми шевелюрами
или лысинами, грудь в орденах, суровые и улыбающиеся, пешие и конные -- они
составляли царскую свиту.
Падал снег. Издали и совсем рядом слышались возгласы "ура!" из тысяч глоток. Национальный гимн застывал на холоде и превращался в жалобные завывания.
Оркестры играли одновременно в нескольких местах.
Царь, облепленный снегом, принимал парад, по временам приветствуя
 проходящие войска.
Полк за полком дефилировали перед ним и шли прямиком на фронт.

*     *     *

--  Что за свинский город! А мы еще, как назло, застряли тут на вокзале! --
говорил я спутнице. -- Вот не повезло, особенно тебе... Ну, да ничего, я устрою тебя
в поезд. Доберешься до Царского, найдешь своего сенатора, который ждет не
дождется гувернантку.
Выходит, это Россия?
В общем-то я ее плохо знал.
Да и не видел. Новгород, Ростов, Киев -- где они и какие?
Нет, правда, где?
Я всего-то и видел Петроград, Москву, местечко Лиозно да Витебск.
Но Витебск -- это место особое, бедный, захолустный городишко.
Там остались девушки, к которым я не смог подступиться -- не хватило времени
или ума.
Там десятки, сотни синагог, мясных лавок, прохожих.
Разве это Россия?
Это только мой родной город, куда я опять возвращался.
И с каким волнением!
Именно в этот приезд я написал витебскую серию 1914 года. Писал все, что попадалось
на глаза. Но только дома, глядя из окна, а по улицам с этюдником не ходил.
Мне хватало забора, столба, половицы, стула.
Вот сидит перед самоваром, откинувшись на спинку стула, дряхлый старик.
"Кто вы?" -- спрашиваю глазами.
--  Как? Вы меня не знаете? Никогда не слышали о проповеднике из Слуцка?
--  О, в таком случае зайдите, пожалуйста, ко мне. Нельзя ли вас просить...
Как бы это сказать?..
Как объяснить, чего я хочу? Вдруг он повернется и уйдет?
Но нет, согласился, усаживается на стул и моментально засыпает.
Видели портрет старика в зеленом? Это он.
Вот еще один старик проходит мимо нашего дома. Седой, смурной. С котомкой.
"Да может ли он открыть рот, чтобы попросить подаяние?" -- думаю я.
А он и правда, молчит. Просто входит и стоит у порога. Стоит и стоит. Если ничего
не подадут, уходит, как пришел, без единого слова.
--  Послушайте, -- окликаю я его, -- зайдите-ка ненадолго. Садитесь. Вот сюда.
 Какая вам разница -- посидите, отдохните. А я вам дам двадцать копеек. Только
наденьте молитвенные одежды моего отца и сядьте.
Видели моего молящегося старца? Это он.
Хорошо, если удавалось поработать спокойно. А то однажды попался тип --
 древнего и трагического вида, похожий на грозного ангела.
Но я не мог выдержать больше получаса... Уж очень от него воняло...
--  Спасибо, все, можете идти. Видели читающего старика? Это он.
Я писал, писал, а кончилось тем, что как я ни противился пышной церемонии,
но в один дождливый вечер оказался героем брачного обряда, под свадебным
балдахином -- точно, как на моих картинах. Получил благословение -- честь по чести.
Этому событию предшествовала длинная комедия. Вот как было дело.
Родителям и всей обширной родне моей... хм... никуда не денешься! -- моей жены не нравилось мое происхождение.
Как же, отец -- простой рабочий в лавке, дед...
А они... подумать только, они держали в нашем городе три ювелирных магазина.
В витринах переливались всеми цветами радуги драгоценные кольца, броши и браслеты.
Тикали всевозможные часы: от висячих до обыкновенных будильников.
Я не привык к такой роскоши, она казалась мне чем-то сказочным.
У них раза три в неделю пекли огромные пироги с яблоками, с творогом или с маком,
от одного вида которых я чуть не терял сознание.
Их подавали на блюдах к завтраку, и все набрасывались на них в каком-то раже
обжорства. У нас же дома стол походил на скудный натюрморт Шардена.
Ее отец лакомился виноградом, а мой -- луком. Птица, которую мы позволяли
себе раз в году, накануне Судного Дня, у них не сходила со стола.
Дед ее, убеленный сединами длиннобородый старик, швырял в печку все написанное
по-русски: книги, документы. Его возмущало, что внуки ходят в русскую школу.
Незачем, незачем! Все в хедер, все -- в раввины! Сам он только и знал что молиться
с утра до ночи. А в Судный День доходил до исступления. Однако он был слишком
стар, чтобы поститься. Главный раввин велел ему выпивать в пост капельку молока.
Вот моя жена протягивает ему ложку. Лицо его в слезах, слезы стекают по бороде,
капают в молоко.
Он в отчаянии. Молоко из дрожащей ложки едва смачивает губы -- но это в пост!
Нет, хватит! У меня уже кружится голова.
Мать говорила моей невесте:
--  Слушай, по-моему, он румянит щеки.Что это за муж -- румяный, как красна
девица! Он никогда не заработает на жизнь.
Но что делать, если дочь уперлась? Отговаривать бесполезно.
--  Пропадешь ты с ним, доченька, пропадешь ни за грош.
--  Художник! Куда это годится? Что скажут люди? Так честили меня в доме моей
невесты, а она по утрам и вечерам таскала мне в мастерскую теплые домашние пироги,
жареную рыбу, кипяченое молоко, куски ткани для драпировок и даже дощечки,
служившие мне палитрой.
Только открыть окно -- и она здесь, а с ней лазурь, любовь, цветы.
С тех давних пор и по сей день она, одетая в белое или в черное, парит на моих
картинах, озаряет мой путь в  искусстве.
Ни одной картины, ни одной гравюры я не заканчиваю, пока не услышу ее
"да" или "нет".
Так что мне до ее родителей или братьев? Господь с ними!
Ну, а мой бедный отец...
-- Пойдем, папа, пора на мою свадьбу.
Он, как и я, предпочел бы лечь спать.
Стоит ли связываться с такими важными птицами?
В дом невесты я явился с большим опозданием, весь синедрион был уже в сборе.
Жаль, я не Веронезе.
Длинный стол, за ним главный раввин, мудрый с хитрецой старец; чинные
толстосумы и целая орава бедных евреев, изнемогающих в ожидании моего прихода,
а на столе -- угощение. Без меня -- какая же трапеза. Я это знал и посмеивался
над их нетерпением.
Этим обжорам не было никакого дела до того, что сегодня самый важный день
в моей жизни, что сейчас, на фоне желтой стены, под красным балдахином -- ни
неба, ни звезд, ни музыки -- меня обвенчают.
Я же, объятый трепетом, оцепенев, стоял в толпе.
Родственники, друзья, знакомые и слуги суетились, бегали, рассаживались,
сновали взад-вперед.
Гости уже держали наготове слезы, вздохи, конфетти -- все, что полагается
расточать новобрачным.
Ждали меня, а пока перемывали мне косточки.
То, что я художник, всех озадачивало.
--  Но, кажется, он уже известен... И даже выручает деньги за свои картины.
Вы знаете его?  --  говорит один.
-- Все равно, на хлеб этим не заработаешь, -- фыркает другой.
--  Да что вы! А слава, а почет!
--  А кто его отец? -- спрашивает третий.
--  Ах, этот, как же, знаю...
И все смолкают.
Истукан истуканом сидел я возле своей суженой. Вряд ли даже в гробу у
меня будет такая застывшая и вытянутая физиономия.
Как клял я дурацкую застенчивость, не позволявшую мне прикоснуться к
грудам  винограда и других фруктов, к лакомствам, которыми в изобилии был
уставлен свадебный стол.
Не прошло и получаса (да что я говорю -- куда быстрее, ведь синедрион спешил),
и нас, сидящих под красным балдахином, уже поздравляли, благословляли (а кто и
проклинал) со всех сторон, в нашу честь рекой лилось вино.
От мельтешенья и суеты у меня пошла кругом голова.
Я сжимал тонкие, худые руки жены. Хотелось убежать с ней куда-нибудь
подальше, поцеловать ее и рассмеяться.
Но после бракосочетания новоиспеченные шурины отвели меня домой, а их
сестра, моя жена, осталась под родительским кровом.
Так требует строгий обряд.
Наконец мы одни, в деревне.
Сосновый бор, тишина. Над деревьями -- месяц. Похрюкивает в хлеву свинья,
бродит на лугу лошадь. Сиреневое небо.
У нас был не только медовый, но и молочный месяц.
Неподалеку паслось армейское стадо, и по утрам мы покупали у солдат молоко
ведрами.
Жена, вскормленная на пирогах, заставляла все выпивать меня одного. Так что
к осени на мне с трудом сходились одежки.
В полдень наша комната была похожа на великолепнейшее панно -- хоть сейчас
выставляй в парижских Салонах.
На моей палитре нахально расположилась мышь, миг -- и я торжествую победу
над нею.
"Скажите на милость, оказывается, он способен кого-то убить", -- должно быть,
думает, глядя на меня, жена.
Но война уже грохотала над моей головой. Путь в Европу отрезан.

*     *     *

Отыскав в кармане парижский паспорт, бегу к градоначальнику просить
разрешение на выезд.
И возвращаюсь подавленный -- мои документы изъяли и опечатали.
Я чувствую себя так, будто меня раздели догола, да в придачу я оброс бородой
и шерстью.
Мой Париж!
Что смыслит чиновник в живописи!
Набитые солдатами составы. Скулаетые, серые, пропыленные лица.
Солдаты сидят и висят на ступеньках вагонов, теснятся на крышах.
Эшелоны в Сербию, в Могилев, на передовую.
Почему не призывают меня?
Не подошел черед.
Да что мне делать на фронте? Смотреть на поля, деревья, облака, на кровь и
вспоротые животы?
Может, меня вообще не захотят брать. Я бестолковый, ни на что ни гожусь, и
даже пушечного мяса на мне не так много. Одни краски: румяные щеки, голубые глаза --
но это солдату ни к чему.
Новобранцы, мужики в валяных шапках и лаптях, все идут и идут. Жуют,
смердят. Фронтовой дух: селедка, табак, клопы.
Я чую и другое: канонады, бои, окопы.
Появились первые пленные.
Вот толстый дюжий немец, заросший, хмурый и сонный.
Если б не война, я бы заговорил с ним, спросил, как там Вальден, что с моими
картинами, застрявшими в Германии.
Вот с укором смотрит раненый. Бледный, худой и старый, как мой седобородый дед.

Что делать ?
Прежде всего надо где-нибудь закрепиться. Может, в Петрограде?
Честно говоря, мне туда не хотелось.
В деревне, где мы с женой проводили лето, жил великий раввин Шнеерсон.
К нему съезжались со всей округи. Каждый со своими бедами.
Одни спрашивали совета, как избежать военной службы. Другие, у кого не было
детей, жаждали его благословения. Приходили узнать, как толковать какое-нибудь
место из Талмуда. Или просто увидеть его, подойти к нему поближе. Кто за чем.
Но художника в списке посетителей наверняка никогда не значилось.
И вот, Господи Боже! -- не зная, на что решиться, совсем запутавшись, я тоже
рискнул пойти за советом к ученому раби. (Возможно, мне припомнились раввинские
песни, которые пела мама по субботам.)
Вдруг он и вправду святой?
Раби жил в этой деревне летом, и дом его, облепленный пристройками для
учеников и слуг, походил на старую синагогу.
В приемные дни в сенях было полно народу.
Толкались, шумели, галдели.
Но за хорошую мзду можно было пройти побыстрее.
Привратник сказал мне, что с простыми смертными раби разговаривает недолго.
 Надо изложить все вопросы в письменном виде и, как войдешь, сразу отдать ему.
И никаких объяснений.
Вот наконец подходит моя очередь, передо мной открывается дверь, меня
выталкивают из человеческого муравейника, и я оказываюсь в просторном зале
с зелеными стенами.
Квадратном, тихом, почти пустом. В глубине стол, заваленный бумагами, просьбами, ходатайствами, деньгами. За столом --  раби. Один.
Горит свеча. Раби читает мою записку. И поднимает на меня глаза.
--  Так ты хочешь ехать в Петроград, сын мой? Думаешь, там вам будет лучше?
Что ж, благословляю тебя, сын мой. Поезжай.
--  Но, раби, мне больше хочется остаться в Витебске. Понимаете, там живут
мои родители и родители жены, там...
--  Ну, что ж, сын мой, если тебе больше нравится в Витебске, благословляю тебя, оставайся.
Поговорить бы с ним подольше. На языке вертелось множество вопросов. Об
искусстве вообще и о моем в частности. Может, он поделился бы со мной
божественным вдохновением. Как знать?
Спросить бы: правда ли, что, как сказано в Библии, израильский народ избран
Богом? Да узнать бы, что он думает о Христе, чей светлый образ давно тревожил
мою душу.
Но я выхожу, не обернувшись.
Спешу к жене. Ясная луна. Лают собаки. Где еще будет так хорошо? Чего
же искать?
Господи! Велика мудрость раби Шнеерсона!

*     *     *

С тех пор, что бы мне ни посоветовали, я всегда поступаю наоборот.
Я бы с радостью остался в деревне, где волею случая встретился с раби, который
вскоре вернулся в местечко Любавичи, свою столицу.
Но как же быть с войной и с призывом?
Что делать? Жена хочет в большой город. Она любит культуру. И она права.
Ей и так хватает забот со мной.
Я же никогда не понимал, чего ради люди сбиваются в кучу, теснятся в одном
месте, когда за пределами городов простираются во все стороны тысячи и тысячи
километров свободного пространства.
Меня вполне устроило бы какое-нибудь захолустье.
Чем плохо?
Я бы сидел в синагоге и смотрел в окно. Просто сидел бы и смотрел. Или на
скамейке у реки, или ходил бы в гости.
И писал, писал бы картины, которые, может быть, поразят мир.
Не суждено.
В один прекрасный день -- это только так говорится, а вообще-то день был
дождливый -- настает мой черед, и я тоже карабкаюсь в вагон, переполненный
новобранцами, которые ругаются и дерутся за место.
Еле держусь на ступеньках. Поезд трогается. Прижимаюсь к спине стоящего
впереди. Поехали.
Счастливчики, пробравшиеся внутрь, отпихивают остальных и дают советы.
--  Дай ему (то есть мне) по морде, да и все.
Стоит им только податься назад, шевельнуть заплечными мешками -- и я свалюсь
на рельсы, в темные заснеженные поля.
Что есть сил сжимаю поручень, руки мерзнут и деревенеют.
Состав летит вперед, лечу и я.
Плащ надувается, как парашют, хлопают застывшие на морозе полы.
Так я приехал в Петроград. Зачем?
Там нашлась для меня на время войны тихая гавань -- военная контора, где
я сидел и строчил бумажки.
Начальник безжалостно тиранил меня.
Это был мой шурин, который все боялся, как бы ему не попало за мою
нерадивость, вот и придирался.
Бывало, подойдет, попросит какую-нибудь справку. Но поскольку я -- увы! --
почти никогда не мог найти требуемое, он расшвыривал мои бумажки и в
бешенстве орал:
--  Что у вас за кавардак? Что вы тут развели? Помилуйте, Марк Захарович, не
знать таких вещей,  ведь это элементарно!..
Выпученные глаза, багровые щеки -- мне становилось жаль его.
Я невольно улыбался.
Впрочем, в конце концов он кое-что сумел мне вдолбить: я научился худо-бедно
разбираться во "входящих и исходящих". И даже мог состряпать докладную.

*     *     *

По сравнению с этой службой фронт казался мне увеселительной прогулкой,
этакой гимнастикой на свежем воздухе.
Вечером я уныло брел домой.
И чуть не плакал.
Жена, которой я рассказывал о своих муках, молча слушала и сочувствовала.
Счастье, если удавалось вечером хоть немного подержать в руках кисть или
поболтать с приятелем, врачом и литератором по имени Баал-Машковец-Эльяшев.
(Машковец Баал (наст, имя Исраэль Исидор Эльяшев; (1873 -- 1924) -- врач, писатель, литературный критик.)
Эта дружба была для меня большой поддержкой в трудное время.
Познакомились мы в доме у коллекционера Каган-Шабшая во время горячего
диспута о судьбах искусства.
Каган был одним из первых покупателей моих картин. Он выбрал несколько штук
для национального музея, который собирался основать.
Каждый вечер мы с Эльяшевым бродили в потемках по улицам и он изощрялся
передо мной в красноречии.
Порой резко поворачивался, заглядывая мне в лицо и поблескивая очками.
Я видел его черные усики и острые, пристальные глаза.
Добродушный скептик, он говорил, слушал, спорил, размахивая руками и
прихрамывал.
Мы очень сблизились.
Случалось, я оставался у него ночевать, и тогда он болтал до утра при слабом свете
ночника у изголовья. Рассуждал о писателях, о войне, вообще о жизни, об искусстве, о революции, о своем племяннике наркоме, без конца говорил о жене, которая от него ушла.
Она была совсем молоденькая, когда они встретились. И редкая красавица. Высокая, стройная, смуглая, с черными глазами, молчаливая и замкнутая.
Ее не трогали ни литературные успехи моего друга, ни его любовь. Его обожание
она принимала холодно и равнодушно. А в один прекрасный день оставила его и
ушла к другому.
-- Что поделаешь, -- говорил мой друг, -- вы же понимаете, ей нужен мужчина,
достойный ее. А посмотрите на меня: кривобокий да еще слюной брызгаю.
С утра он ждал больных. Впустую.
Потом он принимался писать.
Не раз в эти голодные и холодные годы он делился с нами своим пайком конины.
Пировали у него на кухне. Рядом играл его сынишка, которого он растил, как умел.
Держа дрожащими руками стакан чаю, он говорил без умолку. Чай остывал в
ледяных ладонях и, наконец, проливался на стол. Я допивал свой стакан, а он все
говорил, поправляя очки, поминутно норовящие упасть прямо в чай.
Еще одному другу показывал я свои картины -- достопочтенному Сыркину.
Близорукий, чтобы что-нибудь разглядеть, он вооружался биноклем. При
встрече же мог сослепу наткнуться на вас.
Он нежно опекал меня.
Где все вы ныне?

Немцы одержали первые победы.
Удушающие газы настигали меня даже на службе, на Литейном проспекте, 46.
Живопись моя заглохла.
Как-то темным вечером я вышел из дому один. Пустынная улица бугрится
булыжниками.
Где-то в центре погром.
Бесчинствует банда молодчиков.
Они разгуливают по улицам в шинелях нараспашку, без погон, и развлекаются
тем, что сбрасывают прохожих с мостов в воду. Слышны выстрелы.
Мне хотелось видеть все своими глазами.
И я осторожно отправился в центр.
Фонари не горят, жутковато, особенно когда проходишь мимо мясных лавок.
Там заперты на ночь -- последнюю в их жизни -- телята. Лежат рядом с колодами,
мясницкими ножами, топорами и жалобно мычат.
Вдруг из-за угла прямо передо мной вырастают громилы -- четверо или пятеро, вооруженные до зубов.
Обступают меня и без околичностей:
- Жид?
Я колебался секунду, не больше. Ночь. Откупиться нечем, отбиться или убежать
не смогу. А они жаждут крови.
Моя смерть была бы бессмысленной. Я хотел жить.
-- Ну, так проваливай подобру-поздорову.
Не теряя времени, я поспешил дальше в центр, где бушевал погром.
И все услышал, все увидел: как стреляют, как сбрасывают людей в реку.
Домой, скорей домой!
"Хоть бы Вильгельм остановился в Варшаве или в Ковно, -- молился я, -- хоть
бы не дошел до Двинска! А главное, не тронул бы Витебска! Там мой дом, там я
работаю -- пишу картины".
Но Вильгельму повезло: русские воевали плохо. Впрочем, даже если бы оборонялись
изо всех сил, все равно не сдержали бы натиска. Наши хороши только в наступлении
-- тут им нет равных.
Каждое новое поражение давало командующему армией великому князю
 Николаю Николаевичу повод для новых нападок на евреев.
"Выслать в двадцать четыре часа! Или расстрелять! А лучше и то, и другое!"
Немцы наступали, и еврейское население уходило, оставляя города и местечки.
Как бы я хотел перенести их всех на свои полотна, укрыть там.
Солдаты грозили небу кулаками. Бежали с фронта. Прощайте, вшивые окопы!
Хватит взрывов и крови!
Бежали неудержимо, выбивали в вагонах окна, брали приступом ветхие составы
и, набившись как сельди в бочки, ехали в города, в столицы.
Свобода полыхала у всех на устах. Сливалась с бранью и свистом.
Сбежал и я. Прощай, служба, прощайте, чернила, бумажки и реестры.
Я дезертировал, как все.
Свобода и конец войне!
Свобода. Полная свобода.
И грянула Февральская революция.
Первой моей мыслью было: больше не придется иметь дело с паспортистами.
Все началось с бунта Волынского полка.
Я бросился на Знаменскую площадь, с Литейного на Невский и обратно.
Везде стрельба. Наготове пушки. Все вооружаются.
"Да здравствует Дума! Да здравствует Временное правительство!"
Артиллеристы перешли на сторону народа. Увозят пушки с позиций.
Части одна за другой приносят новую присягу. За солдатами -- офицеры, моряки.
Перед Думой гремит голос председателя Родзянко:
--  Помните, братья, враг еще у нашего порога! Клянемся же!..
--  Клянемся! Ура! Кричали до хрипоты.
Все теперь пойдет по-новому.
Я был как в чаду.
Не слышал даже, что говорил Керенский. Он -- в апогее славы. Наполеоновский
жест: рука за пазухой; наполеоновский взгляд. Ходили слухи, что он спал на
императорском ложе.
Кабинет кадетов сменили полудемократы. Потом пришли демократы.
Единства не получилось. Крах.
Тогда Россию решил спасти генерал Корнилов. Орды дезертиров захватывали
поезда. "По домам!"
Настал час эсеров. Чернов произносил речи в цирке.
"Учредительное собрание! Учредительное собрание!"
На Знаменской площади, перед статуей Александра III передавали друг другу:
--  Ленин приехал.
--  Какой Ленин?
--  Ленин из Женевы?
--  Он самый.
--  Уже здесь.
--  Не может быть!
--  Долой! Гнать его! Да здравствует Временное правительство! Вся власть
Учредительному собранию!
--  А правда, что он приехал в пломбированном вагоне?
Актеры и художники Михайловского театра решили учредить Министерство Искусств.
Я сидел у них на собрании как зритель.
Вдруг среди имен, выдвигаемых в министерство от молодежи, слышу свое.
И вот я снова еду из Петрограда в мой Витебск. Если уж быть министром, то у
себя дома.
Жена плакала, видя,что я совсем забросил живопись. "Все кончится провалом
и обидой", -- предупреждала она.
Так и вышло.
К сожалению, жена всегда права.
И когда я научусь ее слушаться?

На Россию надвигались льды.
Ленин перевернул ее вверх тормашками, как я все переворачиваю на своих картинах.
Мадам Керенский бежал. Ленин произнес речь с балкона.
Все съехались в столицу, уже алеют буквы РСФСР.
Останавливаются заводы.
Зияют дали.
Огромные и пустые.
Хлеба нет. Каждое утро у меня сжимается сердце при виде этих черных надписей.
Переворот. Ленин -- председатель Совнаркома. Луначарский -- председатель
Наркомпроса. Троцкий, Зиновьев -- все у власти. Урицкий держит под охраной все
подъезды Учредительного собрания.
Все в столице, а я... в Витебске.
Я мог бы сутками не есть и сидеть где-нибудь около мельницы, разглядывая
прохожих на мосту: нищих, убогих, крестьян с мешками. Или смотреть, как выходят
из бани солдаты и их жены с березовыми вениками в руках. Или бродить над рекой,
около кладбища.
Охотно забыл бы и о тебе, Владимир Ильич Ленин, и о Троцком...
Но вместо всего этого, вместо того, чтобы спокойно писать, я открываю Школу
Искусств и становлюсь ее директором, или, если угодно, председателем.
-- Какое счастье!
"Какое безумие!" -- думала моя жена.

*     *     *

Улыбающийся нарком Луначарский принимает меня в своем кабинете в Кремле.
Когда-то в Париже, перед самой войной, мы с ним встречались. Он тогда писал
в газеты. Бывал в "Улье", зашел и ко мне в мастерскую.
Очки, бородка, усмешка фавна.
Приходил он взглянуть на мои картины, чтобы написать какую-то статейку.
Я слышал, что он марксист. Но мои познания в марксизме не шли дальше того,
что Маркс был еврей и носил длинную седую бороду.
Я сразу понял, что мое искусство не подходит ему ни с какого боку.
-- Только не спрашивайте, -- предупредил я Луначарского, -- почему у меня все
синее или зеленое, почему у коровы в животе просвечивает теленок,  т. д. Пусть ваш
Маркс, если он такой умный, воскреснет и все вам объяснит.
Картины я ему показал, вернее, быстро перебрал их у него перед глазами.
Он улыбался и молча записывал что-то в блокнот.
По-моему, эта встреча должна была решительно настроить его против меня.
И вот теперь он торжественно посвящает меня в новую должность.
В Витебск я возвращаюсь накануне первой годовщины октябрьской революции.
У нас, как и в других городах, готовились встретить праздник, надо было развесить
по улицам плакаты и лозунги.
Маляров и мастеров по вывескам в Витебске хватает.
Я собрал их всех, от мала до велика, и сказал:
-- Вы и ваши дети станете на время учениками моей школы.
Закрывайте свои мастерские. Все заказы пойдут от школы, а вы распределяйте
их между собой.
Вот дюжина образцов. Их надо перенести на большие полотнища и развесить по
стенам домов, в городе и на окраинах. Все должно быть готово к тому дню, когда
пойдет демонстрация с флагами и факелами.
Все мастера -- бородатые как на подбор -- и все подмастерья принялись
перерисовывать и раскрашивать моих коз и коров.
В день 25 октября ветер революции раздувал и колыхал их на всех углах.
Рабочие проходили мимо с пением "Интернационала".
Глядя на их радостные лица, я был уверен, что они меня понимают.
Ну а начальство, комиссары, были, кажется, не так довольны.
Почему, скажите на милость, корова зеленая, а лошадь летит по небу?
Что у них общего с Марксом и Лениным?
Иное дело гипсовые бюсты, которые наперебой заказывали скульпторам-недоучкам.
Боюсь, их всех давно размыло витебскими дождями.
Бедный мой Витебск!
Когда в городском саду воздвигали одно такое изваяние, дело рук учеников моей
школы, я стоял за кустами и посмеивался.
Где теперь этот Маркс?
Где скамейка, на которой я когда-то целовался?
Куда мне сесть и скрыть свой позор?
Но одного Маркса было мало.
И на другой улице установили второго.
Ничуть не лучше первого.
Громоздкий, тяжелый, он был еще неприглядней и пугал кучеров на ближней стоянке.
Мне было стыдно. Но разве я виноват?

*     *     *

В косоворотке, с кожаным портфелем под мышкой, я выглядел типичным советским служащим.
Только длинные волосы да пунцовые щеки (точно сошел с собственной картины)
выдавали во мне художника.
Глаза азартно блестели -- я поглощен организаторской деятельностью.
Вокруг -- туча учеников, юнцов, из которых я намерен делать гениев за двадцать
четыре часа.
Всеми правдами и неправдами ищу средства, выбиваю деньги, краски, кисти и
прочее. Лезу из кожи вон, чтобы освободить учеников от военного набора.
Весь день в бегах. На подхвате -- жена.
В Губисполкоме выпрашивал субсидию из городского бюджета.
Председатель демонстративно спал все время, пока я докладывал.
А в самом конце пробудился и изрек:
-- Как по-вашему, товарищ Шагал, что важнее: срочно отремонтировать мост
или потратить деньги на вашу академию Искусств?
Субсидию я все же получил, с помощью Луначарского. Тогда председатель стал
требовать, чтобы я, по крайней мере, был ему подотчетен. Грозился тюрьмой.
Но тут уж я отказался наотрез.

*     *     *

Иной раз ко мне являлись и другие комиссары.
Твердя себе, что это просто пацаны, напускающие на себя важный вид, хоть они и
стучат на собраниях багровыми кулаками по столу, я шутливо толкал плечом и шлепал
пониже спины то девятнадцатилетнего военкома, то комиссара общественных работ.
Оба они, здоровенные парни, особенно военком, быстро сдавались, и я победно ехал
верхом на комиссаре.
Это весьма укрепляло уважение городских властей к искусству. Хотя и не помешало
им арестовать мою тещу, в числе других зажиточных земляков, за то лишь, что они не
были бедны.
Где только я не побывал, обивая пороги! Дошел до самого Горького.
Не знаю, какое впечатление я на него произвел.
Войдя, я увидел на стенах до того безвкусные картины, что усомнился, не ошибся
ли дверью.
Лежа в постели, Горький поминутно харкал то в платок, то в плевательницу.
Он терпеливо выслушал мои фантастические идеи об искусстве, разглядывая меня
и пытаясь угадать, кто я такой и откуда взялся.
Я же забыл, зачем пришел.
Каждого, кто изъявлял желание у меня работать, я тотчас великодушно зачислял
в преподаватели, считая полезным, чтобы в школе были представлены самые разные художественные направления.
Один из таких людей, которого я назначил ни много ни мало директором, только
и делал, что отправлял посылки своему семейству. На почте и в райкоме пошли
нехорошие разговоры о преподавателях, которых набрал товарищ Шагал.
Другая сотрудница была не прочь пофлиртовать с комиссарами и охотно
принимала их милости. Услышав нечто подобное, я приходил в ярость.
--  Да как вы можете! -- напускался я на свою подчиненную.
--   Но, товарищ Шагал, я же ради вас стараюсь... чтобы вам помочь... -- не без
ехидства отвечала она.
Еще один преподаватель, живший в самом помещении Академии, окружил себя поклонницами какого-то мистического "супрематизма".
(Супрематизм (от латинского слова "супремус" -- высший) -- основанное К. Малевичем направление в 
абстрактном искусстве. Супрематизм рассматривался его создателем как высшая по отношению к 
фигуративному искусству форма творчества и был призван воссоздавать с помощью комбинаций окрашенных 
в разные тона геометрических фигур пространственную структуру ("живописную архитектонику") мира и
 передавать некие космическиезакономерности. 
Малевич Казимир Северинович (1878 -- 1935) был приглашен Шагалом для преподавания  в Витебском
 училище в 1919 году.)
Не знаю уж, чем он их так увлек.
Был у меня ученик, который клялся в верности и преданности, считал меня чуть
ли не мессией. Но, став преподавателем, перекинулся к моим врагам и, как мог, честил
и высмеивал меня.
У него появился другой бог, которого вскоре он так же предал и покинул.
Или взять вот этого: мой старый, еще со школьной скамьи, приятель.
Я позвал его в помощники. Раньше он работал в какой-то конторе.
Чего ради, подумал я, он там торчит, только время теряет. И забрал к себе.
Друг был счастлив. И в благодарность не замедлил примкнуть к моим хулителям.
Обязанности администратора заставляли меня работать до глубокой ночи.
Движимый священным рвением, я призывал следовать своему примеру остальных, но
они кисли и клевали носами.
А потом зубоскалили, издеваясь над этими ночными бдениями, над порядками в
школе, над моими привычками и убеждениями.
Впрочем, и я терпением не отличался, что правда, то правда. Давал кому-нибудь
слово, но, заранее зная, что скажет оратор, бесцеремонно перебивал его. Мне
хотелось совместить воедино академию, музей и общественные студии.
Не терпелось, чтобы все заработало.
И я не щадил ни себя, ни других.
В конце концов, отложив дрязги друг с другом, они дружно ополчились на меня.
В городе же я стал знаменитостью и успел выпустить не один десяток художников.

Однажды,
когда я в очередной раз уехал доставать для школы хлеб, краски и деньги, мои учителя
подняли бунт, в который втянули и учеников.
Да простит их Господь!
И вот те, кого я пригрел, кому дал работу и кусок хлеба, постановили выгнать
меня из школы. Мне надлежало покинуть ее стены в двадцать четыре часа.
На том деятельность их и кончилась.
Бороться больше было не с кем.
Присвоив все имущество академии, вплоть до картин, которые я покупал за
казенный счет, с намерением открыть музей, они бросили школу и учеников на
произвол судьбы и разбежались.

*     *     *

Смешно. Зачем ворошить старье?
Ни слова больше о друзьях и недругах.
И без того их лица намертво врезались мне в память.
Что ж, выдворяйте меня со всей семьей в двадцать четыре часа.
Снимайте все мои вывески и афиши, злословьте сколько душе угодно.
Не бойтесь, я не стану поминать вас недобрым словом.
И не хочу, чтобы вы вспоминали обо мне.
Если несколько лет, в ущерб своей работе, я трудился на благо общества, то не
ради вас, а ради моего города, ради покоящихся в этой земле родителей.
Делайте что хотите.
Нисколько не удивлюсь, если спустя недолгое время после моего отъезда город
уничтожит все следы моего в нем существования и вообще забудет о художнике,
который, забросив собственные кисти и краски, мучился, бился, чтобы привить здесь
Искусство, мечтал превратить простые дома в музеи, а простых людей -- в творцов.
Воистину нет пророка в своем отечестве.
Я уехал в Москву.
Друзья... да были ли у меня настоящие друзья?
Первый друг детства, которого я так любил, оставил меня, отсох, как корка от болячки.
И почему?
Еще в школе Общества поощрения художеств он брал мои классные этюды, стирал
подпись и выдавал за свои.
Я не обижался. Но его все равно отчислили.
Потом, когда я был в Париже, он вознамерился отбить у меня невесту, искушая
ее притворными уверениями в любви.
И наконец, увидев мои зрелые картины и ничего в них не поняв, он, как и другие,
стал мне завидовать.
Так наша детская дружба рассыпалась на пороге суровой взрослой жизни.
Значит, и не было ни друга, ни дружбы.
Кому же верить? Кого любить?
Теперь мои двери открыты.
Открыта и душа, я даже улыбаюсь.
Когда меня бросают, предают старые друзья, я не отчаиваюсь, когда являются
новые -- не обольщаюсь... Храню спокойствие.
Не осталось никого. Второй друг тоже покинул меня. Он выбился из нищеты
и даже прославился.
Правда, вокруг полно друзей-приятелей.
Как снежинок в зимний день-- раскроешь рот, хоть одна, да залетит.
Раз -- и готово!
И цена такая же.
Да поможет мне Бог проливать слезы только над моими картинами.
Они сохранят мои морщины и синяки под глазами, запечатлеют душевные изгибы.

*     *     *

Мой город умер. Пройден витебский путь.
Нет в живых никого из родни.
Прощаясь, стоя на пороге, скажу несколько слов сам себе.
Не читайте. Отвернитесь.
Сестры! Это ужасно, что на могилах папы, Розины и Давида все еще нет надгробий. Напишите мне немедленно -- договоримся и сделаем. Пока не забыли, где кто
похоронен.
Моя память обожжена.
Я написал твой портрет, Давид. Ты смеешься во весь рот, блестят зубы. В руках -- мандолина. Все в синих тонах.
Ты покоишься в Крыму, в чужом краю, который пытался перед смертью изобразить,
глядя из больничного окна. Сердце мое с тобой.
Папа...
Последние годы мы как-то отдалились друг от друга, раскаяние терзает меня,
изливается на мои картины.
Отец еле сводил концы с концами, работал грузчиком.
И однажды его задавило грузовиком. Насмерть. Вот так.
Письмо с известием о его гибели от меня спрятали.
Зачем? Все равно я почти разучился плакать. В Витебск я больше не приезжал.
Не видел ни маминой, ни папиной смерти.
Мне бы этого не вынести.
Я и так уже неплохо изучил жизнь. Видеть воочию еще и эту "последнюю истину"...
терять последнюю иллюзию... нет мочи.
Хотя, возможно, и стоило бы.
Надо было увидеть своими глазами родителей на смертном ложе; белое, мертвое
лицо матери.
Она так любила меня. Где же я был? Почему не приехал? Скверно это.
А отец, задавленный нуждой и колесами грузовика. Плохо, что меня не было с ним.
Он был бы рад мне. Но отца не воскресить.
Спустя много лет я увижу его могилу. Рядом с могилой мамы.
Упаду на могильный холм.
Но ты не воскреснешь.
И когда я состарюсь (а может, и раньше), то лягу в землю рядом с тобой.
Довольно о Витебске.
Конец этой дороги.
Конец искусству в Витебске.

*     *     *

Одна ты осталась со мной. Одна ты, о ком не скажу и слова всуе.
Я смотрю на тебя, и мне кажется, что ты -- мое творение.
Сколько раз спасала ты мои картины от гибели.
Я ничего не понимаю ни в людях, ни в собственных картинах. А ты всегда во всем
права. Так направляй же мою руку. Взмахни кистью, словно дирижерской палочкой,
и унеси меня в неведомые дали.
Пусть покойные родители благословят наш союз в искусстве. Пусть черное станет
еще черней, а белое -- еще белей.
С нами наша дочурка. Прости, родная, что я не упомянул о тебе раньше, прости,
что только на четвертый день после твоего рождения пришел на тебя взглянуть.
Я хотел мальчика, а родилась ты. Теперь мне стыдно.

Родилась Идочка.
И мы сразу отвезли ее в деревню.
Ребенок -- не хрустальная ваза. Жена закутала малышку с головой, чтобы она не простудилась.
--  Оставь хотя бы рот, надо же ей дышать, -- сказал я.
Когда мы добрались и развернули сверток, то вскрикнули оба разом и вместе
с малышкой -- она была распаренная, разъяренная, и дышала, как вулкан.
--  Вот видишь!
Вместе с нами жила моя сестра с мужем. Их ребенок на каждом шагу оставлял за
собой грязь. Весь пол был в разводах. А эти ночные горшки!
В комнате было всего одно окно.
Но зять вечно усаживался перед ним и закрывал мне свет.
Идочка не желала пить сладкую воду. А молока становилось все меньше.
Драгоценная влага, верно, была хоть и не сладкой, но очень вкусной, если маленькая
упрямица не поддавалась на обман.
Она так вопила, что я, не выдержав, чуть не швырял ее в кроватку:
-- Да замолчи же!
Не выношу истошного детского крика. Это кошмар!
Словом, я плохой отец.
"Чудовище, а не отец", -- скажут люди.
И перестанут уважать меня.
Зачем же я все это пишу?
Но потом, помнишь, милая, что случилось потом, через несколько лет, в Малаховке?
Когда мне приснился сон, как будто нашу Идочку укусила собака. Было темно.
И я видел из окна небесный свод, расчерченный на огромные цветные квадраты,
окружности, меридианы, углы; испещренный надписями.
Москва, точка; Берлин, точка; Нью-Йорк, точка. Рембрандт. Витебск. Бесконечные
муки.
Вспыхивают и поглощают друг друга все краски, кроме ультрамарина.
Я оборачиваюсь и вижу свою картину, на ней люди, покинувшие тела.
Жара. Все обволакивает зелень.
Я лежу меж двух миров и смотрю в окно. Небо без синевы гудит, как морская
раковина, и сияет ярче солнца.
Не предвещал ли этот сон события следующего дня, когда моя малышка упала
и поранилась, и я помчался к ней через поле.
Она же изо всех сил, с криком, бежала ко мне, и кровь текла из раны на щеке.
И опять во мне что-то надломилось, и было странно, что под ногами -- земля.
Если бы я умел писать, комья моих слов были бы еще грубее, чем глина, на
которую упала наша дочурка.
Мне кажется, после меня все будет по-другому.
Или не будет ничего.

Мои ученики
все-таки одумались. Теперь они просили, чтобы я поскорее вернулся. Напечатали
и прислали мне вызов.
Я им нужен, они клянутся слушаться меня во всем и т. д.
И вот я снова трясусь со всем семейством в товарном вагоне. Здесь же детская
коляска, самовар и прочий скарб.
Опять душа моя корпит и исходит каплями пота, как отсыревшая стенка.
Надежда заключена в кожаном портфеле.
Там моя судьба, мои упрямые иллюзии.
Снег. Холод. Нет дров.
Нам дали две комнатушки в квартире, которую занимает большая польская семья.
Мы натыкались на взгляды соседей, как на шпаги.
-- Вот подожди, скоро в Витебск придут поляки и убьют твоего отца, -- говорили
их дети моей дочке.
А пока нас допекали мухи.
Мы жили рядом с казармами, оттуда-то и вырывались полчища бравых мух, которые набивались в дом через все щели.
Садились на столы, на картины, кусали лицо, руки, изводили жену и дочку так, что
малышка даже заболела.
Под окнами маршируют солдаты.
 Грязные, оборванные дети играют перед дверью, и дочка из жалости дарит
им наши серебряные ложки и вилки.
Переезжаем на новую квартиру. Нашелся один богатый старик, решивший
приютить нас, в надежде, что я как директор академии заступлюсь за него. Перед кем?
Но его, в самом деле, не тронули.
Этот старикан, одинокий вдовец и скряга, ел скудно, как больной пес. Кухарка
вздыхала над пустыми кастрюлями и злорадно дожидалась смерти хозяина.
Никто никогда к нему не заходил. На дворе революция. А ему и дела нет. Он
занят: ревниво стережет свое добро.
Бывало, сидит один за большим столом.
Висячая лампа, ярко горевшая при жизни его жены, чуть теплится, неверный свет
падает на сгорбленные плечи, узловатые руки, бороденку и желтое, сморщенное лицо.
Делать он ничего не может.
Как-то ночью к нему явились с обыском чекисты. Проходя через нашу комнату,
заодно подвергли допросу и меня.
Я показал документы, которые они прочли с усмешкой.
--  А там что?
-- Там старик, такой дряхлый, что помрет, как только вы подойдете. Возьмете
грех на душу?
Они ушли.
Так  я спасал его не раз, пока он не умер своей смертью.
А я снова лишился крова. Куда деваться?
Дом тестя давно разорен.
Как-то вечером у освещенных витрин остановились семь автомобилей ЧК и
солдаты стали выгребать драгоценные камни, золото, серебро, часы из всех трех
магазинов. Потом вломились в квартиру проверить, нет ли и там ценностей.
Забрали даже серебряные столовые приборы -- только их успели помыть после обеда.
А в довершение чекисты приступили к теще, сунув ей под нос револьвер:
--  Давай ключи от сейфов, а не то...
Открыть сейфы они не смогли или сочли их слишком ценными, только и их тоже,
не без труда, погрузили в автомобили.
Наконец, удовлетворившись, они уехали.
Разом постаревшие хозяева онемели и застыли, уронив руки и глядя вслед
автомобилям.
Сбежавшиеся соседи тихо причитали.
Взяли все подчистую. Ни одной ложки не осталось.
Вечером прислугу послали достать хоть каких-нибудь.
Тесть взял свою ложку, поднес к губам и уронил. По оловянному желобку в чай
стекали слезы.
К ночи чекисты вернулись с ружьями и лопатами.
-- Обыск!
Под руководством "эксперта", злого завистника, они протыкали стены и срывали
половицы -- искали укрытые сокровища.
Бедным старикам, давно привыкшим к налетам и угрозам заурядных бандитов,
которых привлекало богатство, теперь пришлось совсем туго.

*     *     *

Кремль держит Москву, или Москва, Советы держат Кремль.
Голодные глотки славят октябрь.
Кто я такой? Разве я писатель?
Мое ли дело описывать, как напрягались в эти годы наши мышцы?
Плоть превращалась в краски, тело -- в кисть, голова -- в башню.
Я носил широкие штаны и желтый пыльник (подарок американцев, из милосердия присылавших нам ношеную одежду); ходил, как все, на собрания.
Собраний было много.
Собрание под председательством Луначарского, посвященное международному
положению.
Театральное собрание, собрание поэтов, собрание художников.
Какое выбрать?
Мейерхольд, в длинном красном шарфе, с профилем поверженного императора
-- оплот революций на сцене.
Еще недавно он работал в императорском театре и щеголял во фраке.
Он понравился мне. Один из всех. Жаль, не довелось с ним поработать.
Бедный Таиров, жадный до всяких новшеств, которые доходили до него через
третьи руки! Мейерхольд не давал ему проходу.
Их постоянные перепалки не уступали лучшему спектаклю. На собрании поэтов
громче всех кричал Маяковский.
Друзьями мы не были, хотя Маяковский и преподнес мне одну свою книгу с такой дарственной надписью:
"Дай Бог, чтобы каждый шагал, как Шагал".
Он чувствовал, что мне претят его вопли и плевки в лицо публике.
Зачем поэзии столько шуму?
Мне больше нравился Есенин, с его неотразимой белозубой улыбкой.
Он тоже кричал, опьяненный не вином, а божественным наитием. Со слезами
на глазах он тоже бил кулаком, но не по столу, а себя в грудь, и оплевывал сам себя,
а не других.
Есенин приветственно махал мне рукой.
Возможно, поэзия его несовершенна, но после Блока это единственный в России
крик души.
А что делать на собрании художников?
Там вчерашние ученики, бывшие друзья и соседи заправляли искусством России.
На меня они смотрели с опаской и жалостью.
Но я закаялся -- ни на что больше не претендую, да меня и не зовут преподавать.
И это теперь, когда все, кроме меня, заделались мэтрами.
Вот один из предводителей группы "Бубновый валет".
Тычет пальцем в газовый фонарь посреди Кремля и ехидно вещает:
-- Вас повесят на этом столбе.
Можно подумать, сам он -- такой уж пламенный боец революции.
Другой, которого Бог обделил талантом, провозглашает "смерть картинам!"
"Старые", царских времен художники поглядывают на него с горькой усмешкой.
Здесь же мой старинный приятель Тугендхольд, когда-то одним из первых
заговоривший обо мне.
Теперь он так же фанатично отстаивает пролетарское искусство, как прежде
западное.

*     *     *

Какой-то недозрелый художник хает живопись, о которой имеет смутное понятие.
Любовно указывает на ближайший стул и заявляет:
-- Мы с женой теперь только расписываем стулья!
Еще одно откровение, вроде "открытий" кубизма, симультанизма, конструктивизма, контррельефности -- европейских новинок, подхваченных с опозданием на десяток лет!
Кончают все одинаково: заново "открывают себя" все в том же академизме.
Но когда однажды кто-то заявил при мне: "Плевал я на ваши души. Мне нужны ваши
ноги, а не головы", -- терпению моему настал конец.
Все, хватит! Я свою душу хочу сохранить.
По-моему, для блага революции не обязательно попирать личность.

*     *     *

Будь я чуть понахальнее, я бы добился для себя хоть каких-нибудь льгот,
как другие.
Но я заика. Вечно робею.
Вот и теперь мне нужна квартира в Москве.
С Витебском я распростился.
Нашел клетушку с черного хода. Там сыро. Сырые даже одеяла в постели.
Сыростью дышит ребенок. Желтеют картины. По стенам сползают капли.
Да что я, в тюрьме, что ли?
И вот перед кроватью -- штабель дров.
Я с трудом достал их.
"Дрова сухие", -- заверил меня хитрый мужик.
Правда, некому распилить.
Затащить здоровенные поленья на пятый этаж невозможно, нельзя и оставить
на улице -- утащат.
Четверо случайно встреченных военных помогают поднять дрова к нам в комнату
и сложить их, как в сарае.
А ночью мы словно очутились в лесу: оттепель, оттаяли и потекли елки.
Может, там, среди поленьев, прячутся волки и хвостатые лисицы?
Казалось, мы спим под открытым небом, все капает, тает.
Не хватало только облаков и луны.
И все-таки мы спали и видели сны.
Утром жена сказала: "Взгляни на малышку. Не занесло ее снегом? И ротик ей прикрой".
Денег не было. Да и к чему они -- все равно купить нечего.
Я получал паек и шел домой с мешком за спиной, скользя по льду и ощущая себя
жилистой костистой плотью с пучком белых крыльев.
Что делать? Говядины -- полтуши. Муки -- мешок. То-то мыши обрадуются!
Я люблю селедку, но селедка каждый день!
Люблю пшенную кашу. Но когда одна пшенка!
Для малышки надо было раздобыть хоть немного молока, масла.
Жена понесла на Сухаревку свои украшения. Но толкучку оцепила милиция,
задержали и ее.
"Отпустите, Бога ради, --умоляла она. - У меня дома ребенок. Я только хотела
обменять кольца на кусочек масла".
Я не жаловался. Меня все устраивало. Чем плохо?
Добрая душа пустила нас к себе. Мы все: жена, дочурка, няня и я -- спим в
одной комнате.
Затопили печь. С труб закапала влага в постель. В глазах слезы -- от дыма и от
радости. В углу ватной белизной искрится снег. Мирно посвистывает ветер, плеск
пламени похож на звучные поцелуи.
Пусто и радостно.
Лицо морщится в улыбке, я жую черный советский хлеб, набиваю рот и душу.
Наш хозяин принимает по ночам двух девиц. Утешается с ними.
И это в советское время, когда кругом голод!
Ах ты, буржуй проклятый!
В конце концов я разгулялся на стенах и потолке одного из московских театров.
Там томится в полумраке моя роспись. Вы видели?
Глотайте слюнки, современники!
Худо-бедно, но мой дебют в театре набил вам животы.
Нескромно? К чертовой бабушке скромность!
Можете меня презирать!

-- Вот, -- сказал Эфрос,
вводя меня в темный зал, -- стены в твоем распоряжении, делай, что хочешь.
(Эфрос Абрам Маркович (1888 -- 1954) -- художественный критик и переводчик. С 1915 года писал о Шагале; 
наиболее значительные работы: "Искусство Марка Шагала" (1918), "Художники театра
 Грановского" (1928), "Профили" (1930).)
Это был брошенный, разбитый дом -- богатые хозяева уехали.
-- Смотри, -- продолжал Эфрос, -- здесь -- зрительные ряды, там -- сцена.
А я, признаться, видел здесь -- остатки кухни, там...
-- Долой старый театр, провонявший чесноком и потом! Да здравствует...
И я приступил к работе.
Холсты были расстелены на полу. Рабочие и актеры ходили прямо по ним.
В залах и коридорах вовсю шел ремонт, опилки набивались в тюбики с красками, 
прилипали к эскизам. Шагу не сделаешь, чтобы не наступить на окурок или огрызок.
И тут же на полу лежал я сам.
Это было даже приятно. По еврейскому обычаю на землю кладут покойника. 
Родные усаживаются в изголовье и оплакивают его.
Вообще люблю лежать, уткнувшись в землю, шептать ей свои горести и мольбы.
Я вспомнил своего далекого предка, который расписывал синагогу в Могилеве.
И заплакал.
"Почему он не позвал меня на помощь сто лет назад? Пусть теперь хотя бы 
помолится, заступится за меня пред лицом Всевышнего.
Пролей в мое сердце, длиннобородый пращур, хоть каплю вечной истины".
Эфроим, театральный швейцар, приносил мне молоко и хлеб, чтобы я мог 
подкрепиться.
Молоко было ненастоящее, хлеб тоже. Молоко, как разведенный крахмал. Хлеб 
из овсяной муки, табачного цвета, с отрубями.
Может, таким и должно быть молоко революционной коровы? Или шельма 
Эфроим наливал в кружку воды, подмешивал какую-то гадость и подавал мне?
На вкус оно было, как белая кровь, или еще противнее.
Я ел, пил и вдохновлялся.
Как сейчас вижу этого швейцара, единственного представителя рабочего класса 
в  нашем театре.
Носатый, тщедушный, трусливый, тупой и блохастый: блохи скакали с него на 
меня и обратно.
Стоит, бывало, надо мной и гогочет.
--  Чего смеешься, дурень?
--  Не знаю, куда глядеть: на вас или на ваши художества. Потеха, да и только!
Где ты, Эфроим? О, да ты был не просто швейцаром, случалось, тебе доверяли 
проверять билеты на входе.
Я часто думал: выпустить бы его на сцену.
А что? Взяли же жену второго швейцара.
Фигура этой женщины напоминала обледеневшую жердь.
На репетициях она вопила, как жеребая кобыла.
Врагу своему не пожелаю увидеть ее груди.
Страх Божий!
Кабинет директора Грановского. Театр еще не открыт, работы у него мало.
Узкая комната. Директор полеживает на диване. Под диваном -- стружки. 
Он вообще лежебока.
-- Как поживаете, Алексей Михайлович?
Не меняя позы, он или улыбается, или ворчит и бранится. Мне, да и прочим 
посетителям, как мужеского, так и женского пола, не раз доводилось слышать от 
него крепкие словечки.
Не знаю, улыбается ли Грановский и поныне.
Но тогда его улыбка поддерживала мои силы так же, как Эфроимово молоко.
Спросить, как он ко мне относится, я не решатся.
Так до самого конца и не выяснил.
Поработать для театра я мечтал давно.
Еще в 1911 году Тугендхольд писал, что предметы на моих картинах -- живые.
(Тугендхольд Яков Александрович (1882 -- 1928) -- художественный критик. Первая статья о Шагале 
была написана им еще в 1914 году. Являлся совместно с Эфросом автором книги "Искусство Марка Шагала". 
Грановский Алексей Михайлович (наст. имя Аврахам Азар; 1980 -- 1937) -- театральный режиссер, основатель Государственного еврейского Камерного театра, с 1925 года носившего название Гос. еврейский театр (Госет). 
В 1928 году уехал на Запад. Под влиянием Рейнхардта стремился создавать спектакли-симфонии с полифоническим
звучанием текста, игры актеров, декораций, музыки и света. Унаследованное Грановским от Рейнхардта
 понимание театра как храма и театрального действия как мистерии оказалось созвучным устремлениям Шагала.)
По его словам, я мог бы "писать психологичные декорации".
Это запало мне в голову.
Он же рекомендовал меня Таирову в качестве художника для "Виндзорских 
насмешниц".
Мы встретились и разошлись полюбовно.
Так что, когда незадолго до отъезда из Витебска, намаявшись там с художниками и художествами, друзьями и недругами, я получил приглашение Грановского и Эфроса 
принять участие в создании нового еврейского театра, то страшно обрадовался.
Идея позвать меня принадлежала Эфросу.
Эфрос? Длиннющие ноги. Не то чтобы очень шумный, но и не тихоня. Непоседа. 
Носится вверх-вниз, взад-вперед. Сверкает очками, топорщит бороду.
Кажется, он сразу везде.
Он мой друг, настоящий, заслуженно любимый.
О Грановском же я впервые услышал в Петрограде, во время войны.
Он был учеником Рейнхардта, привозившего в Россию своего "Эдипа". Грановский
поставил несколько массовых спектаклей в том же духе и имел определенный успех.
(Рейнхардт Макс (1873 -- 1943) -- немецкий режиссер и актер. Тяготел к массовым театральным действам, 
воскресшавшим античные и средневековые традиции. Испытал влияние антропософских идей Р. Штейнера.)
Тогда же он взялся за создание еврейского театра. Набрав труппу любителей,
людей самых разных профессий, организовал свою драматическую школу.
Я видел его спектакли в духе Станиславского. Мне они не нравились, чего я не
скрывал.
Вот почему, приехав в Москву, я волновался.
Мне все казалось, особенно поначалу, что мы с ним не сойдемся.
Я -- взбалмошный, обидчивый, он -- уравновешенный, ироничный.
А главное -- он не Шагал.

*     *     *

Мне предложили расписать стены в зрительном зале и исполнить декорации
для первого спектакля.
"Вот, -- думал я, -- вот возможность перевернуть старый еврейский театр с его психологическим натурализмом и фальшивыми бородами. Наконец-то я смогу
развернуться и здесь, на стенах, выразить то, что считаю необходимым для
возрождения национального театра".
Предлагал же я актеру Михоэлсу сделать грим -- маску с одним глазом.
Словом, я взялся за дело.
Для центральной стены написал "Введение в новый национальный театр".
На других стенах, на потолке и на фризах изобразил предков современного актера:
вот бродячий музыкант, свадебный шут, танцовщица, переписчик Торы, он же первый
поэт-мечтатель, и наконец пара акробатов на сцене.
На фризах красовались накрытые скатертями столы, уставленные яствами,
блюдами с пирогами, фруктами.
Я ждал, как примет меня труппа.
И про себя умолял режиссера и снующих артистов: "Только бы нам поладить.
Вместе мы одолеем эту рутину. Совершим чудо!"
Актерам я пришелся по душе. Они делились со мной кто куском хлеба, кто
миской супа, а кто улыбкой и надеждой.
Грановский медленно изживал увлечение Рейнхардтом и Станиславским и
нащупывал новые пути.
Я видел, что он витает где-то в своем мире.
Правда, он никогда, не знаю уж почему, не был со мной откровенен. Да и я не
 лез в душу.
Лед разбил Михоэлс, голодный, как мы все.
Он уже не раз подходил ко мне.
Глаза навыкате, выпуклый лоб, волосы дыбом, короткий нос, толстые губы.
В разговоре он чутко следил за мыслью, схватывал ее на лету и -- весь угловатый,
с торчащими, острыми локтями -- устремлялся к самой сути. Это незабываемо!
Долго присматривался он к моим панно, просил дать ему эскизы. Хотел вжиться в
них, свыкнуться с ними, попытаться разглядеть, понять.
И однажды, спустя месяц или два, вдруг радостно заявил мне:
--  Знаете, я изучил ваши эскизы. И понял их. Это заставило меня целиком изменить трактовку образа. Я научился  по-другому распоряжаться  телом,  жестом, словом.
Все смотрят на меня и не понимают, в чем дело.
В ответ я улыбнулся. Улыбнулся и он.
Тут и другие актеры стали бочком подходить к холстам и ко мне, карабкаться на
лестницу, желая тоже что-нибудь увидеть и понять.
В надежде на чудесную перемену.
Нам всего не хватало. Даже ткани для костюмов и декораций.
Накануне открытия театра мне принесли кучу старой одежды, которую я стал
наспех раскрашивать.
В карманах попадались хлебные и табачные крошки.
А в день премьеры я так перепачкался красками, что даже не смог выйти в
зрительный зал.
Буквально за несколько секунд до поднятия занавеса я носился по сцене и спешно домазывал бутафорию. Терпеть не могу "натурализма".
И вдруг -- конфликт.
Грановский повесил "настоящую" тряпку.
--  Что это такое? -- взвиваюсь я.
-- Кто режиссер: вы или я? -- возражает Грановский.
Бедное мое сердце!
Папа, мамочка!
Конечно, первое представление, на мой взгляд, не было совершенством.
И все-таки я чувствовал, что справился с задачей.

*     *     *

В это же время мне предложили взяться за оформление спектакля "Диббук" в
театре "Габима".
( "Габима" (ивр. - сцена) -- театр-студия, созданный в Польше в 1910-е года. В 1918 году переехал в Москву. Его 
директором и актером был Н.Л. Цемах (Земах). Некоторое время режиссером "Габимы" являлся Евг. Вахтангов. 
В отличие от театра Грановского, пьесы шли здесь не на идиш, а на иврите. "Диббук" (или "Гадибук") -- название 
пьесы Ан-ского, поставленной в "Габиме" в 1922 году. Спектакль впоследствии с триумфом гастролировал 
за рубежом и оказал серьезное влияние на западный театр, принеся Вахтангову мировую славу. В еврейских
 поверьях диббук -- злой дух, который вселяется в человека и овладевает его душой. Ан-ский (наст. имя 
Шломо Раппопорт, 1863 -- 1920) -- драматург и собиратель еврейского фольклора.)
Я не знал, что делать.
Два театра враждовали друг с другом.
Но не пойти в эту "Габиму", где актеры не играли, а молились -- увы, и там тоже!
-- на систему Станиславского, я не мог.
Если наш роман с Грановским, как он говорил, не получился, то Вахтангов был
мне еще более чужд. Он играл в театре у Станиславского и одновременно был
режиссером "Габимы", но его постановки были тогда еще никому не известны.
Найти с ним общий язык казалось мне нелегким делом.
Я откликаюсь на любовь, приязнь родственной души, а настороженность,
колебания меня отталкивают.
Пока шли первые репетиции "Диббука", я слушал Вахтангова и думал: "Он
грузин. Видит меня первый раз. Молчит. Мы поглядываем друг на друга букой.
Небось, ему чудится в моих глазах восточный хаос и необузданность, непонятное
искусство, в общем, он видит во мне чужака.
А я-то что беспокоюсь и глаз с него не свожу?
Мое дело -- впустить в него каплю отравы.
Когда-нибудь, не при мне, так после меня, яд подействует, и он все вспомнит.
Найдутся другие, те, кто продолжат и доходчиво растолкуют то, о чем я говорил
и мечтал".
--  Марк Захарович, как, по-вашему, надо ставить "Диббук"? -- это Земах,
директор "Габимы", прерывает мои мысли.
--  Спросите сначала у Вахтангова, -- отвечаю я.
Молчание.
И Вахтангов медленно изрекает, что любые извращения для него неприемлемы,
верна только система Станиславского.
Не часто меня захлестывало такое бешенство.
Зачем, в таком случае, было меня утруждать?
Однако, сдержавшись, я замечаю только, что, по-моему, эта система не годится
для возрождения еврейского театра.
И прибавляю, обращаясь к Земаху:
-  Все равно, вы поставите спектакль так, как вижу я, даже без моего участия!
Иначе просто невозможно!
Облегчив таким образом душу, я встал и вышел.
А дома с горечью вспоминал первую встречу с Ан-ским, автором "Диббука", в
доме у знакомых. Он бросился меня обнимать и восторженно воскликнул:
-- У меня есть пьеса -- "Диббук". Оформить ее можете только вы. Я писал и
думал о вас.
Присутствовавший там же писатель Баал-Машковец одобрительно кивал,
тряся очками.
Но что я мог сделать?
Позднее я узнал, что спустя год Вахтангов стал присматриваться к моим панно
в театре Грановского. Стоял перед ними часами, а в "Габиму" пригласили другого
художника и велели ему написать декорации "а 1а Chagall".
(В качестве художника-декоратора "Диббука" в Габиму был приглашен Натан Альтман.)
А у Грановского, говорят, пошли "дальше Шагала".
Что ж, в добрый час!

*     *     *

Как ни был я занят театром, но не забывал и семью, которая жила в подмосковном
поселке Малаховка.
Чтобы добраться туда, надо было отстоять несколько часов сначала в одной
очереди -- за билетами, потом в другой -- чтобы попасть на перрон.
Толпа напирала со всех сторон, и мне, в моем неизменном пыльнике и широких
штанах, приходилось несладко.
Молочницы пихали в спину жестяными бидонами, наступали на ноги. Толкались
мужики. Одни стояли, другие растянулись на земле, вылавливая блох.
Кругом лузгали семечки, шелуха летела мне в лицо и на руки.
Когда же наконец к вечеру заледеневший поезд отползал от перрона, прокуренные
вагоны оглашались заунывными или разудалыми песнями.
Мне казалось, что вместе со всеми этими дородными бабами и бородатыми
мужиками, то и дело крестившимися, я возношусь на небо, пролетая среди берез,
сугробов и клубов дыма.
Пустые молочные бидоны, в которых лежат монеты, громыхали, как барабаны.
Наконец поезд останавливался, и я выходил.
И так каждый день.
В темноте я шел через пустые поля. Вон впереди -- уж не волк ли?
Точно, волк.
Я останавливаюсь, отступаю, снова нерешительно иду вперед, пока не
убеждаюсь, что это никакой не волк. Несчастная продрогшая дворняга.
Утром - тем же путем обратно в Москву.
Чуть брезжит рассвет. Лиловеет небо. Кругом равнина на сотни километров.
Бодрые березки торчат, как перышки на шляпе.
На станции те же бабы с бидонами, наполненными разбавленной под молоко
водой, те же вонючие мужики.
Подходит товарный поезд, вагоны потрескивают на морозе.
Вдруг -- громкий крик. Какая-то женщина упала в снег, прямо под колеса и
страшно кричит.
Она сломала ногу, темная кровь растекается по снегу.
-- Ох, люди добрые! -- причитает она.
Кто-то спрыгивает, ее поднимают и уносят, как мусор.
Видали еще и не такое.

Наркомпрос предложил
мне учительствовать в детской колонии имени III Интернационала, что находилась
у них в Малаховке. В таких колониях жила человек по пятьдесят сирот. Работали там увлеченные своим делом воспитатели, мечтавшие воплотить в жизнь самые
передовые педагогические теории.
Этим сиротам хлебнуть пришлось немало. Все они -- беспризорники, битые
уголовниками, помнившие блеск ножа, которым зарезали их родителей. Оглушенные
свистом пуль, звоном выбитых стекол, никогда не забывавшие предсмертных стонов
отца и матери. На их глазах выдирали бороды их отцам, вспарывали животы
изнасилованным сестрам.
Дрожа от холода и голода, оборванные, они скитались из города в город
на подножках поездов, пока одного из тысячи не подбирали и не отправляли в детдом.
И вот они передо мной.
Жили дети по отдельным деревенским домам и собирались вместе только на уроки.
Зимой домики утопали в снегу, ветер гнал поземку, свистел и завывал в трубах.
Дети все делали сами, по очереди стряпали, пекли хлеб, рубили и возили дрова,
стирали и чинили одежду.
По примеру взрослых, они заседали на собраниях, вели диспуты, обсуждали друг
друга и даже учителей, пели хором "Интернационал", размахивая руками и улыбаясь.
И вот их-то я учил рисованию.
Босоногие, слишком легко одетые, они галдели наперебой, каждый старался
перекричать другого, только и слышалось со всех сторон:
"Товарищ Шагал! Товарищ Шагал!"
Только глаза их никак не улыбались: не хотели или не могли.
Я полюбил их. Как жадно они рисовали! Набрасывались на краски, как звери на мясо.
Один мальчуган самозабвенно творил без передышки: рисовал, сочинял стихи
и музыку.
Другой выстраивал свои работы обдуманно, спокойно, как инженер.
Некоторые увлекались абстрактным искусством, приближаясь к Чимабуэ и к
витражам старинных соборов.
Я не уставал восхищаться их рисунками, их вдохновенным лепетом -- до тех пор,
пока нам не пришлось расстаться.
Что сталось с вами, дорогие мои ребята?
У меня сжимается сердце, когда я вспоминаю о вас.
Мне отвели комнату, точнее, жилую мансарду, в покинутой деревенской усадьбе.
Наша единственная железная кровать была так узка, что к утру тело затекало, на
нем оставались рубцы.
Мы нашли козлы, приставили к кровати и немного ее расширили.
Дом хранил запах былых хозяев, тяжелый дух болезни. Везде валялись аптечные
пузырьки, попадались засохшие собачьи нечистоты.
Окна летом и зимой стояли настежь.
Внизу, в общей кухне, хлопотала по хозяйству смешливая деревенская бабенка.
Ставила в печку хлеб и, вовсю смеясь, простодушно рассказывала о своих
приключениях.
-- В голод я возила в товарных поездах мешки с мукой -- кое-как доставала в
дальних деревнях. И вот однажды нарываюсь на милицейский патруль, человек
двадцать пять.  А я в вагоне одна.
Они говорят: возить муку запрещено, есть указ. Ты что, не знаешь?
Ну, я и легла. И все двадцать пять молодцов прошлись по очереди. Насилу
встала. Зато мука моя уцелела.
Я смотрю ей в рот.
По ночам она спускалась в подвал, где жили лесники.
Только бы им не взбрело в голову нагрянуть к нам с топорами.

*     *     *

Сижу в приемной Наркомпроса. Терпеливо жду, пока начальник отдела соизволит
меня принять.
Я хочу, чтобы мне оплатили панно, сделанное для театра.
Если не по "первой категории", чего без особого труда добивались мои более
практичные собратья, то хотя бы по минимуму.
Но начальник мило улыбается и мямлит: -- Да-да... конечно... но, видите ли...
смета... си... печати... Луначарский... зайдите завтра. Это длится уже два года. Наконец
я получил... воспаление легких. Грановский тоже только улыбался. Что же мне
оставалось делать?
Боже мой! Ты дал мне талант, так, во всяком случае, говорят. Но почему ты не дал
мне внушительной внешности, чтобы меня боялись и уважали? Будь я солидней,
высокого роста, с крепкими ногами и квадратным подбородком, никто бы мне слова
поперек не посмел сказать, так уж водится в нашем мире.
А у меня физиономия самая безобидная. И голоса не хватает.
Расстроенный, я брел по московским улицам.
Проходя мимо Кремля, ненароком заглянул в широкие башенные ворота.
Из машины выходил Троцкий -- высокий, с сизым носом. Тяжелым уверенным
шагом он направлялся к своим кремлевским апартаментам.
И вдруг у меня шевельнулась идея: не зайти ли к Демьяну Бедному, он как раз
живет в Кремле, а во время войны мы с ним вместе служили в военной конторе.
Попрошу, чтобы он и Луначарский похлопотали: пусть меня выпустят в Париж.
Хватит, не хочу быть ни учителем, ни директором.
Хочу писать картины.
Все мои довоенные работы остались в Берлине и в Париже, где меня ждет студия,
полная набросков и неоконченных работ.
Поэт Рубинер, мой добрый приятель, писал из Германии:
"Ты жив? А говорили, будто тебя убили на фронте.
Знаешь ли, что ты тут стал знаменитостью? Твои картины породили экспрессионизм.
Они продаются за большие деньги. Но не надейся получить что-нибудь от Вальдена.
Он считает, что с тебя довольно и славы".
Ну и ладно.
Лучше буду думать о близких: о Рембрандте, о маме, о Сезанне, о дедушке, о жене.
Уеду куда угодно: в Голландию, на юг Италии, в Прованс -- и скажу, разрывая
на себе одежды:
-- Родные мои, вы же видели, я к вам вернулся. Но мне здесь плохо. Единственное
мое желание: работать, писать картины.
Ни царской, ни советской России я не нужен.
Меня не понимают, я здесь чужой.
Зато Рембрандт уж точно меня любит.

Писал эти страницы,
как красками по холсту.
Если бы на моих картинах был кармашек, я бы положил их туда... Они могли бы
дополнить моих персонажей, слиться со штанами "Музыканта" с театрального панно...
Кто может увидеть, что написано у него на спине?
Теперь, во времена РСФСР, я громко кричу: разве вы не замечаете, что мы уже
вступили на помост бойни и вот-вот включат ток?
И не оправдываются ли мои предчувствия: мы ведь в полном смысле слова висим
в воздухе, всем нам не хватает опоры?
Последние пять лет жгут мою душу.
Я похудел. Наголодался.
Я хочу видеть вас, Б..., С..., П... Я устал.
Возьму с собой жену и дочь. Еду к вам насовсем.
И, может быть, вслед за Европой, меня полюбит моя Россия.
Москва. 1922 г.

СОДЕРЖАНИЕ
Моя жизнь ....................................    5
Послесловие .................................179
Комментарии ...............................198
Список иллюстраций ..................203


СПИСОК ИЛЛЮСТРАЦИЙ (Рисунки и офорты М. Шагала)
Автопортрет в рамке. 1910-е. Бумага, тушь. С. 5
Портрет отца. 1907. Бумага, тушь, сепия. С. 7
Бабушка. 1922-1923. Бумага, офорт, сухая игла. С. 8
Дом в Песковатиках 1922-1923. Бумага, офорт, сухая игла. С. 9
Отец и мать. 1910-е. Бумага, тушь. С. 12
Дом на улице Покровской и лавка. 1922 -- 1923. Бумага, офорт,
сухая игла. С. 14
Зачтением Библии. 1910-е. Бумага, тушь. С. 17
Дом деда. 1922 -- 1923. Бумага, офорт, сухая игла. С. 19
Старуха с клюкой. 1910-е. Бумага, тушь. С. 22
Мои родители. 1910-е. Бумага, тушь. С. 26
Два деда художника. 1922-1923. Бумага, офорт, сухая игла. С. 28
Свадебный бал. 1907 -- 1908. Бумага, свинцовый карандаш. С. 29
Старик. 1914. Бумага, тушь. С. 31
Еврей с клюкой. 1910-е. Бумага, тушь. С. 34
Летящий еврей и Тора. 1910-е. Бумага, тушь. С. 38
Изучают Библию. 1918. Бумага, тушь. С. 40
Наша столовая. 1910-е. Бумага, тушь. С. 45
Учитель ("Меламед"). 1922-1923. Бумага, офорт, сухая игла. С. 47
Материнство. 1912-1913. Бумага, тушь, гуашь. С. 49
Дом в Витебске. 1922 -- 1923. Бумага, офорт, сухая игла. С. 51
Мать и сын. 1922 -- 1923. Бумага, офорт, сухая игла. С. 54
Мать печет хлеб. 1911. Бумага, тушь. С. 57
Улица. 1910-е. Бумага, тушь. С. 58
Столовая. 1922 -- 1923. Бумага, офорт, сухая игла. С.61
Семья. 1910-е. Бумага, тушь. С. 63
Портрет сестры. 1914. Бумага, тушь. С. 65
Старик с коробом и корзиной. 1910-е. Бумага, тушь. С. 67
По дороге в Лиозно. 1910-е. Бумага, тушь. С. 70
Ритуальное омовение. 1910-е. Бумага, тушь. С. 73
Влюбленные у забора. 1922 -- 1923. Бумага, офорт, сухая игла. С. 74
Белла. 1910-е. Бумага, тушь. С. 78
Жандарм. 1910-е. Бумага. Тушь. С. 80
Мне нечего делать. 1907. Бумага, тушь. С. 87
Автопортрет с семьей. 1922 -- 1923. Бумага, офорт, сухая игла. С. 91
Портрет сестры. 1910-е. Бумага, тушь. С. 93
Я пьянствую. 1911. Бумага, тушь. С. 98
Музыкант. 1922 -- 1923. Бумага, офорт, сухая игла. С. 100
Пьяница. 1913. Бумага, тушь. С. 105
Поэт. 1912-1913. Бумага, тушь. С. 107
Шагал и Белла. 1910-е. Бумага, тушь. С. 112
Отец. 1922 -- 1923. Бумага, офорт, сухая игла. С. 114
Раненый солдат. 1914. Бумага, тушь. С. 117
Прощание. 1914 -- 1915. Бумага, тушь. С. 123
Голова старика. 1914. Бумага, тушь. С. 124
Улица вечером. 1914. Бумага, тушь. С. 125
Солдат и жена. 1914. Бумага, тушь. С. 126
Витебск. Железнодорожная станция. Бумага, тушь. С. 129
Прощайте. 1914. Бумага, тушь. С. 133
Движение. 1921. Картон, тушь. С. 135
В мастерской. 1917-1918. Бумага, тушь. С. 138-139.
Автопортрет с палитрой. 1922 -- 1923. Бумага, офорт, сухая игла. С. 141
Улица в Витебске. 1914. Бумага, тушь. С. 143
Художник перед церковью. 1914. Бумага, тушь. С. 145
За деревней. 1916. Бумага, тушь. С. 147
Рождение. 1910. Бумага, тушь. С. 149
Шагал рисует прохожих. 1910-е. Бумага, тушь. С. 151
Прогулка. 1922 -- 1923. Бумага, офорт, сухая игла. С. 154
С ведром. 1920. Бумага, тушь. С. 157
Фокусник. Иллюстрация к книге И. Переца. 1915. Картон, карандаш, тушь, гуашь, лавис. С. 159
Акробат. 1918. Картон, тушь. С. 163
Петух. Рисунок для обложки книги Дер-Нистера. 1914. Бумага, тушь. С. 168
Коза. Рисунок для обложки книги Дер-Нистера. 1914. Бумага, тушь, С. 170
Художник с перевернутой головой. Рисунок для обложки книги А. Эфроса и Я. Тугендхольда "Искусство Марка Шагала". 1918. Бумага, тушь. С. 172



Популярность: 99, Last-modified: Tue, 19 Apr 2005 20:36:33 GMT