Комедия в трех действиях

----------------------------------------------------------------------------
     Перевод Всеволода Рождественского
     Ж.Б. Мольер. Собрание сочинений в двух томах. Т. 1
     М., ГИХЛ, 1957
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------

     К королю

                              Ваше величество!

     Я  прибавляю  еще  одну  сцену к этой комедии, ибо человек, посвящающий
книгу, есть тоже в своем роде довольно невыносимый д_о_к_у_ч_н_ы_й. Вы, Ваше
величество,  знаете  это лучше, чем кто-либо другой в Вашем королевстве, ибо
поток  посвящений  устремляется  к  Вам не впервые. Но хотя я следую примеру
других  и  ставлю  себя  в  один  ряд  с изображенными мною лицами, все же я
осмеливаюсь  сказать Вашему величеству, что делаю я это не столько для того,
чтобы предложить Вашему вниманию свое произведение, сколько с целью выразить
Вам  благодарность  за  успех  моей  комедии. Этим успехом, превзошедшим мои
ожидания,  я  обязан,  во-первых,  милостивому  одобрению,  которым Вы, Ваше
величество,  с  самого  начала удостоили мою комедию, вызвав тем самым к ней
всеобщее  благоволение, а во-вторых, Вашему приказанию добавить характер еще
одного  д_о_к_у_ч_н_о_г_о;  при этом Вы были так добры, Ваше величество, что
раскрыли  мне  его  черты,  и  потом  этот  образ был признан лучшим во всей
комедии.  Признаюсь,  ничто до сих пор не давалось мне так легко, как именно
то место в комедии, над которым Вы, Ваше величество, велели мне потрудиться,
-  радость повиноваться Вам вдохновляла меня сильнее, чем Аполлон и все музы
вместе  взятые,  и  теперь  я  вижу, что я мог бы создать, если бы писал всю
комедию  по  Вашим  указаниям.  Рожденные  в  высоком звании могут надеяться
послужить  Вашему  величеству на высоких постах, для меня же наивысшая честь
заключается  в том, чтобы увеселять Ваше величество. Этим ограничиваются мои
славолюбивые  желания,  и  я  полагаю, что принесу некоторую пользу Франции,
если  сумею  развлечь  ее  короля.  Если  же  я в этом не преуспею, то не по
недостатку  рвения  и  усердия,  но  по  воле  злой  судьбы, которая нередко
преследует   лучшие   наши  стремления,  что,  разумеется,  глубоко  огорчит
нижайшего, покорнейшего и преданнейшего
                    слугу и подданного Вашего величества
                                                Ш.-Б. П. МОЛЬЕРА.




     Кажется,  ни  одна  театральная затея не осуществлялась столь поспешно,
как эта. В самом деле, вряд ли еще какая-нибудь комедия была в двухнедельный
срок  задумана,  сочинена, разучена и представлена на сцене. Говорю я это не
для того, чтобы похвалиться своей способностью к экспромтам и стяжать себе в
этой  области  славу,  а  единственно  для  того, чтобы предупредить нападки
некоторых  лиц,  которые  могли  бы  заметить,  что  я  вывел  в  ней не все
существующие  на свете разновидности _докучных_. Я знаю, что число их велико
как  при  дворе,  так  и  в  городе;  их  одних с избытком хватило бы мне на
пятиактную  комедию, и действия в ней было бы много. Но в тот короткий срок,
который  мне  был  предоставлен,  я не мог претворить в жизнь столь обширный
замысел,  тщательно  отобрать  действующих  лиц, обдумать развитие действия.
Поэтому  я  решил  коснуться лишь небольшого числа _докучных_. Я взял тех из
них,   которые  прежде  других  пришли  мне  на  ум  и  показались  наиболее
подходящими  для  того,  чтобы  развлечь  высочайших  особ,  пред  коими мне
надлежало  выступить.  А  чтобы  как можно скорее все это связать воедино, я
воспользовался  первым  попавшимся  мне  узлом.  В  настоящее  время  в  мои
намерения  не входит разбирать, мог ли я сделать все это лучше и смеялись ли
те,  кто  считает возможным забавляться лишь в строгом согласии с правилами.
Когда-нибудь  я издам свои замечания по поводу моих будущих пьес; я не теряю
надежды  доказать,  что,  как  всякий  знаменитый  автор,  я могу цитировать
Аристотеля  и  Горация.  В  ожидании этого разбора, который, может быть, так
никогда  и  не  появится,  я всецело полагаюсь на мнение публики, ибо считаю
одинаково трудным делом как нападать на произведение, которое ею одобряется,
так и защищать то, что она осудила.
     Всем   известно,   для  какого  празднества  я  сочинил  свою  комедию.
Распространяться  об  этом пышном празднестве я почитаю излишним, но сказать
два слова о том, чем была украшена комедия, мне представляется необходимым.
     Кроме  комедии,  задуман  был  и балет, но так как в нашем распоряжении
отличных танцоров было очень немного, то балетные выходы пришлось разделить,
-  решили  устраивать  их  в  антрактах,  с  тем  чтобы  дать время танцорам
переодеться  для  следующего  выступления.  А  чтобы не разрывать нить пьесы
подобными  интермедиями,  мы  решили  связать  их  как  можно  крепче  с  ее
действием,  соединив балет и комедию в одно целое. Однако времени у нас было
очень  мало,  ведало  всем  этим  не одно лицо, а потому, быть может, не все
балетные выходы связаны с комедией одинаково естественно. Как бы то ни было,
для  наших  театров  это  новость,  однако  некоторые  авторитеты  древности
подобное  соединение допускали. А так как комедия-балет всем понравилась, то
она  может  послужить  образцом для других произведений, которые будут более
тщательно обдуманы.
     Перед  поднятием  занавеса один из актеров, в котором можно было узнать
меня,  вышел в городском платье на авансцену, со смущенным видом обратился к
королю  и,  запинаясь,  принес  извинения  в  том,  что вышел один и что ему
недостало  времени  и  актеров,  чтобы  предложить  вниманию  его величества
ожидаемое  увеселение. В это самое время среди двадцати натуральных фонтанов
раскрылась  раковина,  которая  всем была видна, из нее вышла очаровательная
наяда,  подошла  к  самому  краю  сцены и с пафосом прочла стихи, сочиненные
господином Пелиссоном и служащие прологом к моей пьесе.






     Наяда.
     Дриады, фавны и сатиры.



     Дамис, опекун Орфизы.
     Орфиза.
     Эраст, молодой человек, влюбленный в Орфизу.

     Альсидор  |
     Лизандр   |
     Алькандр  |
     Альсипп   |
     Оранта    } Докучные.
     Климена   |
     Дорант    |
     Каритидес |
     Ормен     |
     Филинт    |

     Ла Монтань, слуга Эраста.
     Л'Эпин, слуга Дамиса.
     Ла Ривьер и двое других слуг Эраста.

                       Действие происходит в Париже.



           Сцена изображает сад, украшенный термами и фонтанами.

                                   Наяда
                    (выплывая в раковине из глубины вод)

                 Чтоб зреть властителя, чья слава выше меры,
                 К вам, смертные, сейчас я вышла из пещеры.
                 Не кажется ли вам, что воды и земля
                 Чтить новым зрелищем должны здесь короля?
                 Он хочет, он сказал - и это выполнимо.
                 Не чудо ли он сам, нам явленное зримо?
                 Его прекрасный век, исполненный чудес,
                 Не в праве ль ожидать того же от небес?
                 Величествен и юн, весь - мужество, учтивость,
                 Столь нежен, сколь суров, столь строг, сколь щедр на
                                                                милость,
                 Умеет Францией он править и собой,
                 Вести средь важных дел забав высокий строй,
                 В великих замыслах ни в чем не ошибаться,
                 Все видеть, понимать, душой делам отдаться;
                 Кто может быть таким, тот может все. Он сам
                 Повиновение предпишет небесам -
                 И термы сдвинутся, и, чтя его законы,
                 Дубы заговорят мудрей дерев Додоны.
                 Простые божества, властители лесов,
                 О нимфы, все сюда на королевский зов!
                 Я подаю пример, и было бы прилично
                 Вам хоть на краткий срок покинуть вид обычный
                 И появиться здесь пред праздничной толпой,
                 Чтоб тешить зрителей актерскою игрой.

          Несколько дриад в сопровождении фавнов и сатиров выходят
                           из-за деревьев и терм.

                 Заботы о делах, тревоги и волненья
                 И к благу подданных всегдашнее стремленье,
                 Оставьте короля, чтоб мог он хоть на час
                 Для отдыха души забыть, покинуть вас.
                 Ведь завтра же придет он с силой обновленной,
                 Для тяжкого труда на голос непреклонный, -
                 Законы утвердить, награды разделить,
                 Желанье подданных указом упредить,
                 Незыблемый покой воздвигнуть во вселенной,
                 Заботами сменить свой отдых драгоценный.
                 Пусть нынче все его увеселяет. Пусть
                 Он видит цель одну: развлечь, рассеять грусть.
                 Прочь вы, докучные! Нет, можете остаться,
                 Чтоб мог он, видя вас, от всей души смеяться.

Наяда  уводит  с  собой  группу  персонажей  комедии, которых она вызвала на
сцену,  а  в  это  время  остальные  начинают  танцевать  под звуки гобоев и
                                  скрипок.


                              Действие первое



                             Эраст, Ла Монтань.

                                   Эраст

                 О боже, под какой звездою я рожден,
                 Что в жертву каждый час докучным обречен?
                 Мне рок их всюду шлет с насмешкою суровой,
                 И каждый божий день под некой маской новой;
                 Но нынешний их вид несноснее всего:
                 Я думал, не спастись вовек мне от него,
                 Сто раз я проклинал невинное стремленье,
                 Закончив свой обед, взглянуть на представленье
                 И вместо отдыха под легкие стихи
                 Вкусил возмездие за все свои грехи.
                 Ты должен выслушать мое повествованье,
                 Затем что полон я сейчас негодованья:
                 На сцене захотел прослушать пьесу я,
                 Которую давно хвалили мне друзья.
                 Актеры начали. Я весь был слух и зренье.
                 Вдруг, пышно расфранчен, порывистый в движенье,
                 Какой-то кавалер, весь в кружевах, вбежал
                 И крикнул: "Кресло мне!" на весь широкий зал.
                 Все обернулись вслед шумящему повесе,
                 И лучшее он нам испортил место в пьесе.
                 О боже, неужель учили мало нас,
                 Чтоб, грубостью манер блистая каждый час,
                 На шумных сборищах и в театральном зале
                 Свои пороки мы столь явно выставляли
                 И глупой подтвердить старались суетой
                 Все, что соседи в нас считают пустотой!
                 Меж тем как пожимал плечом я в нетерпенье,
                 Актеры продолжать хотели представленье.
                 Но в поисках, где сесть, назойливый нахал
                 Со стуком пересек весь возмущенный зал
                 И, несмотря на то, что сбоку место было,
                 Посередине вдруг поставил кресло с силой,
                 От прочей публики презрительной спиной
                 Широко заслонив актеров с их игрой.
                 Другой бы со стыда сгорел от реплик зала,
                 А он сидит упрям и не смущен нимало.
                 Он так бы и сидел, надменный вид храня,
                 Когда б, к несчастью, вдруг не увидал меня.
                 "Маркиз! - воскликнул он и, кресло подвигая,
                 Добавил: - Как живешь? Дай обниму тебя я".
                 Пришлось мне покраснеть, почувствовав испуг:
                 Вдруг все подумают, что он мне близкий друг.
                 Ведь он из тех людей, что всюду точно дома,
                 Из тех, кто кажет вид, что вы давно знакомы,
                 Кто обнимает вас средь светской суеты,
                 Как будто вы давно с ним перешли на "ты".
                 Старался он занять мой слух каким-то вздором
                 И громко так шептал, что стал мешать актерам.
                 Соседи шикали, а я, чтоб он отстал,
                 "Позвольте слушать мне", - с мольбою прошептал.
                 "Ты пьесу не видал? Клянусь пред целым светом,
                 Она весьма мила, хоть и пуста сюжетом.
                 В законах сцены я умею видеть цель:
                 Творенья все свои читает мне Корнель".
                 Тут стал он говорить про сущность представленья,
                 Рисуя наперед и сцены, и явленья,
                 И каждый новый стих, почувствовав задор,
                 Читал мне на ухо чуть раньше, чем актер.
                 Болтал он, а меня досада разбирала.
                 Но вот он поднялся задолго до финала,
                 Затем что при дворе средь выспренних сердец
                 Считается смешным выслушивать конец.
                 Вздохнув от всей души, расстался я с повесой:
                 Кончаются мои мученья вместе с пьесой;
                 Но не предвидел я своих грядущих бед:
                 Беседой мне опять стал докучать сосед.
                 О подвигах своих, успехах, обожанье,
                 О добродетелях, конюшнях, о вниманье,
                 Которое ему оказывает двор,
                 О том, что мне служить готов он с давних пор.
                 Я вежливо его благодарил, лелея
                 Одну лишь мысль в душе: расстаться с ним скорее.
                 Но, он предугадав мой умысел простой,
                 "Пойдем и мы, - сказал, - театр почти пустой".
                 И тотчас, зля меня, добавил глупость эту:
                 "Хочу я показать тебе свою карету;
                 Она так хороша, что каждый пэр и граф
                 Готов мне подражать, такую ж заказав".
                 Почувствовав, что здесь отпор особый нужен,
                 Я отвечал ему, что жду друзей на ужин.
                 "Ах, черт возьми! И я с тобой поеду, друг.
                 Пусть маршал подождет, теперь мне недосуг".
                 "Но, - возражаю я, в душе кипя от злости, -
                 Мой ужин слишком прост. Довольны ль будут гости?"
                 "Пустое, - он в ответ, - за трапезой простой
                 Приятно будет сесть мне рядышком с тобой.
                 Устал я от пиров. Они мне уж не диво".
                 А я ему опять: "Вас ждут, и неучтиво..."
                 "Ты шутишь, милый друг. Ведь рядом за столом
                 Милей, чем где-либо, мы вечер проведем!"
                 Пришлось ругать себя в досаде и смущеньи
                 За горестный успех столь тонких возражений
                 И голову ломать, как от беды уйти,
                 Что горше смерти мне предстала на пути,
                 Вдруг вижу: пышная карета по аллее -
                 И сзади у нее и спереди лакеи -
                 С великим грохотом стремится к воротам.
                 Какой-то юноша выскакивает к нам,
                 А собеседник мой летит к нему навстречу,
                 Прохожих удивив порывистою речью.
                 Когда они сошлись в любезностях живых
                 И спазмах радости, от жаркой встречи их
                 Я поспешил уйти, не говоря ни слова.
                 Избави бог меня от ужаса такого!
                 Несносного готов бранить я и сейчас:
                 Он отнял у меня свиданья нежный час.

                                 Ла Монтань

                 Блаженство то и знай сменяется терзаньем;
                 Жизнь, сударь, не всегда ответствует желаньям.
                 У каждого из нас немало приставал,
                 Иначе б этот мир был выше всех похвал.

                                   Эраст

                 Докучней всех Дамис; он - опекун пристрастный
                 Красавицы моей, любимой мною страстно;
                 Он, зная, что я мил прелестнице такой,
                 Строжайше запретил ей видеться со мной.
                 Боюсь, я пропустил условный час свиданья,
                 Когда Орфиза в сад выходит для гулянья.

                                 Ла Монтань

                 Условный час всегда достаточно велик,
                 И уместиться он не может в краткий миг.

                                   Эраст

                 Ты прав! Но страсть моя в подобном ослепленье
                 Способна и пустяк считать за преступленье.

                                 Ла Монтань

                 О, если эта страсть, столь пылкая у вас,
                 Значенье придает и мелочам подчас,
                 Красавица в ответ, пылая тем же жаром,
                 За преступления вас не подвергнет карам.

                                   Эраст

                 А как ты думаешь, и вправду я любим?

                                 Ла Монтань

                 Кто доказательствам не верил бы таким!

                                   Эраст

                 Ах, сердцу нашему в его порыве страстном
                 Порой все кажется неверным и напрасным.
                 Боишься сделать шаг, и для мечты своей
                 Мнишь невозможным то, что ей всего милей.
                 Но где ж красавица, души моей отрада?

                                 Ла Монтань

                 Постойте, сударь, вам поправить брыжи надо.

                                   Эраст

                 Отстань!

                                 Ла Монтань

                          Не задержу. Минутку вас прошу.

                                   Эраст

                 Задушишь! Перестань. Я так всегда ношу.

                                 Ла Монтань

                 Дозвольте вас завить...

                                   Эраст

                                         Ты надоел, как муха!
                 Щипцами ты чуть-чуть не отхватил мне уха.

                                 Ла Монтань

                 Но ваши кружева...

                                   Эраст

                                     Оставь, мне не до них!

                                 Ла Монтань

                 Они измяты...

                                   Эраст

                               Пусть! Хочу ходить в таких.

                                 Ла Монтань

                 Позвольте шляпу вам почистить, ваша милость;
                 Мне кажется, она порядком запылилась.

                                   Эраст

                 Ну, чисти, да скорей. Мне надобно спешить.

                                 Ла Монтань

                 Нельзя же, сударь, вам в подобном виде быть.

                                   Эраст

                 О боже! Торопись!

                                 Ла Монтань

                                   Без всякого сомненья...

                                   Эраст
                             (подождав немного)

                 Довольно!

                                 Ла Монтань

                           Ах, сейчас! Минуточку терпенья!

                                   Эраст

                 Нет, он убьет меня!

                                 Ла Монтань

                                      Что сделали вы с ней?

                                   Эраст

                 Навеки завладел ты шляпою моей?

                                 Ла Монтань

                 Готово!

                                   Эраст

                         Дай сюда!

                                 Ла Монтань
                               (роняя шляпу)

                                    Ай!

                                   Эраст

                                         Выпачкана снова!
                 Ах, чтоб хватил удар тебя, осла такого!

                                 Ла Монтань

                 Позвольте - взмах, другой...

                                   Эраст

                                              Не надо. Черт с тобой!
                 Изволь иметь дела с назойливым слугой,
                 Быть у него в руках, сносить его затеи,
                 Что кажутся ему всех дел других важнее!




                    Орфиза, Альсидор, Эраст, Ла Монтань.
           Орфиза проходит в глубине сцены под руку с Альсидором.

                                   Эраст

                 Уж не Орфиза ль там? Она! В тени аллей
                 Куда она спешит? И кто там рядом с ней?

                 Орфиза проходит мимо; Эраст кланяется ей,
                            она отворачивается.




                             Эраст, Ла Монтань.

                                   Эраст

                 Как! Видеть здесь меня в условный час свиданья
                 И, притворясь, пройти без всякого вниманья!
                 Возможно ль? Ну, скажи, как это все понять?

                                 Ла Монтань

                 Сказал бы, да боюсь вам надоесть опять.

                                   Эраст

                 И впрямь способен ты мне не сказать ни слова,
                 Предав меня во власть мучения такого.
                 Ответь хоть что-нибудь души моей мольбам.
                 Что должен думать я? Что думаешь ты сам?
                 Твое суждение?

                                 Ла Монтань

                                Я, сударь, я немею,
                 Назойливостью вас не отягчу своею.

                                   Эраст

                 Нахал! Вдогонку им беги, беги сейчас,
                 Следи, куда пойдут, и не своди с них глаз.

                                 Ла Монтань
                               (возвращаясь)

                 Следить издалека?

                                   Эраст

                                   Да.

                                 Ла Монтань
                               (возвращаясь)

                                        Так, чтоб не видали?
                 Иль сделать вид, что вы меня им вслед послали?

                                   Эраст

                 Что ж! Прятаться тебе, пожалуй, нужды нет.
                 Пусть знают, что тебя я сам им шлю вослед.

                                 Ла Монтань
                               (возвращаясь)

                 Я здесь же вас найду?

                                   Эраст

                                       О, черт! Задержки эти...
                 Несноснее тебя нет никого на свете!




                                   Эраст
                                   (один)

                 В каком смятении сейчас душа моя!
                 От встречи роковой уйти хотел бы я.
                 Найти я думал в ней награду за разлуку,
                 А взор мой для души обрел одну лишь муку.




                              Лизандр, Эраст.

                                  Лизандр

                 Я издали тебя узнал в тени густой,
                 О дорогой маркиз, и вот уж я с тобой.
                 Как другу, я спою тебе два-три куплета.
                 Куранту я сложил для развлеченья света,
                 Весьма удачную по мненью знатоков,
                 И не один поэт слова ей дать готов.
                 Я знатен, я богат, имею положенье
                 И весом в обществе отмечен без сомненья,
                 Но эти все блага и молодость свою
                 Отдам за арию, ту, что сейчас спою.
                              (Начинает петь.)
                 Ла-ла, гм... гм... Ла-ла... Итак, прошу вниманья.
                              (Поет куранту.)
                 Недурно?

                                   Эраст

                          Ах!

                                  Лизандр

                              Конец - само очарованье.
               (Повторяет конец четыре или пять раз подряд.)
                 Ну, как по-твоему?

                                   Эраст

                                    О, сколько здесь души!

                                  Лизандр

                 И па не менее, мой милый, хороши.
                 Фигура главная мне удалась отменно.
                   (Поет, говорит и танцует одновременно,
                  заставляя Эраста делать фигуры за даму.)
                 Смотри, вот кавалер, вот дама - постепенно
                 Подходят; снова врозь. Она одна, и вот,
                 Смотри, какой у ней лукавый поворот.
                 Вот выпад! Вот отбой - ответное движенье.
                 Спиной друг к другу. Врозь. Вот снова наступленье.
                                 (Окончив.)
                 Ну, каково, маркиз?

                                   Эраст

                                      Да, танец твой хорош.

                                  Лизандр

                 Присяжных болтунов не ставлю я ни в грош.

                                   Эраст

                 Я вижу.

                                  Лизандр

                         Эти па...

                                   Эраст

                                    Все это превосходно.

                                  Лизандр

                 Я научу тебя сейчас им, коль угодно.

                                   Эраст

                 Сейчас, ты видишь ли, я занят, и притом...

                                  Лизандр

                 Ну, что ж! Я покажу когда-нибудь потом.
                 Имей я при себе стихи, что шлют мне дружно,
                 Мы вместе б их прочли и взяли то, что нужно.

                                   Эраст

                 Но лучше не сейчас...

                                  Лизандр

                                        Батисту я, мой друг,
                 Куранту покажу. Прощай. Мне недосуг:
                 Мы оба любим с ним и музыку и пенье;
                 Хочу, чтоб к арии он дал сопровожденье.
                       (Уходит, продолжая напевать.)




                                   Эраст
                                   (один)

                 Ужель высокий сан бесчисленных глупцов
                 Обязывает нас страдать в конце концов
                 И унижать себя улыбкою смиренной,
                 Навязчивости их потворствуя надменной?




                             Эраст, Ла Монтань,

                                 Ла Монтань

                 Орфиза, сударь, здесь и к нам идет одна.

                                   Эраст

                 Каким моя душа волнением полна!
                 Я все еще ее люблю, сказать по чести,
                 Хотя рассудок мой влечет меня лишь к мести.

                                 Ла Монтань

                 Увы! Рассудок ваш не знает сам себя -
                 Все может приказать нам женщина любя.
                 И если даже есть для гнева все причины,
                 Его всегда смирит красотки взгляд единый.

                                   Эраст

                 Да, ты, конечно, прав - один Орфизы вид
                 Всей ярости моей быть сдержанной велит!




                         Орфиза, Эраст, Ла Монтань.

                                   Орфиза

                 Я вижу, вы полны досадой и тоскою.
                 Уж не присутствие ль мое тому виною?
                 Что с вами? Почему при нашей встрече вздох
                 Стесняет вашу грудь и от каких тревог?

                                   Эраст

                 Увы! Как можете вы спрашивать жестоко
                 О том, что душу мне так ранило глубоко?
                 Какая только злость могла заставить вас,
                 Притворствуя, не знать, как я томлюсь сейчас?
                 Тот, с кем я видел вас в такой беседе длинной,
                 Любезной... спутник ваш...

                                   Орфиза
                                  (смеясь)

                                            Вот что всему причиной!

                                   Эраст

                 О бессердечная, терзайте сердце мне!
                 Куда как хорошо жестокой быть вдвойне
                 И душу, что горит огнем столь пылкой страсти,
                 Терзать лишь потому, что я у вас во власти!

                                   Орфиза

                 Какие пустяки! Ведь надо ж, наконец,
                 Признать, что так страдать способен лишь глупец.
                 Тот, кто вас огорчил, мне надоел немало.
                 Я от несносного едва-едва сбежала.
                 Поверьте, он из тех услужливых глупцов,
                 Что одиночеству всегда мешать готов,
                 Кто тотчас же спешит с настойчивым приветом
                 Вам руку протянуть, хоть злитесь вы при этом.
                 Я ускоряла шаг, стремясь досаду скрыть, -
                 Он вызвался меня к карете проводить.
                 Но я была хитра - в одну вошла я дверцу,
                 Чтоб выйти из другой... к вам, повинуясь сердцу.

                                   Эраст

                 Могу ль, Орфиза, вам поверить я сейчас,
                 Ужели не найти мне искренности в вас?

                                   Орфиза

                 Как! Слушать я должна подобные сужденья,
                 Когда рассеяла все ваши подозренья?
                 О, как наивна я, как глупой добротой...

                                   Эраст

                 К чему суровый вид красавице такой?
                 Готов поверить я - упрямство мне несродно, -
                 Всему, что будет вам поведать мне угодно.
                 Влюбленному глупцу вы можете солгать, -
                 До самой смерти он вас будет обожать.
                 Презрев любовь мою, лишив ее награды,
                 Соперника триумф явите без пощады, -
                 Я все перенесу прекрасных ради глаз,
                 Умру от горьких мук, не упрекая вас!

                                   Орфиза

                 Коль пылкость ваших чувств так вас увлечь готова,
                 И я могла б сама...




                    Алькандр, Орфиза, Эраст, Ла Монтань.

                                  Алькандр

                                        Маркиз, одно лишь слово!
                                  (Орфизе)

                 Сударыня, должны меня вы извинить:
                 Мне нужно втайне с ним сейчас поговорить.

                               Орфиза уходит.




                        Алькандр, Эраст, Ла Монтань.

                                  Алькандр

                 Я с просьбою к тебе, хотя и полн смущенья:
                 Сейчас нанесено мне было оскорбленье,
                 И страстно я хочу немедленно с тобой
                 Обидчику послать достойный вызов свой.
                 Коль надо, в свой черед за честь услуги этой
                 Я заплачу тебе такою же монетой.

                                   Эраст
                        (после некоторого молчания)

                 Я не какой-нибудь задира и бахвал.
                 До службы при дворе я много воевал,
                 Четырнадцать я лет служил и в состояньи
                 Знать, что за свой отказ не встречу порицаний.
                 Я вовсе не боюсь, что в глупости людской
                 Иные трусостью сочтут отказ такой.
                 Дуэль теперь смешна - она не знак отваги,
                 И наш король - монарх не только на бумаге.
                 Знатнейших из вельмож смирил его закон.
                 Во всем, мне кажется, достойно правит он.
                 И я служить ему готов без промедленья.
                 Но вызвать не хочу ни в чем неодобренья,
                 Затем что свято чту его приказ прямой.
                 На ослушание пускай идет другой.
                 Я говорю, виконт, с тобою откровенно.
                 В других делах готов тебе служить смиренно.
                 Прощай!




                             Эраст, Ла Монтань.

                                   Эраст

                           Ко всем чертям назойливых людей!
                 Куда ж она ушла, мечта души моей?

                                 Ла Монтань

                 Не знаю.

                                   Эраст

                          Чтоб найти ту, что мне всех милее,
                 Минуты не теряй; я буду здесь, в аллее.

                           Балет первого действия

                                Выход первый

Играющие в шары кричат: "Берегись!" и заставляют Эраста удалиться; когда же,
            по окончании игры, он пытается вернуться, начинается

                               Выход второй,

во время которого любопытные, окружив Эраста, рассматривают его, а он опять
                            временно скрывается.


                              Действие второе



                                   Эраст
                                   (один)

                 Ужели здесь, в саду, докучных больше нет?
                 А я уж полагал, что ими полон свет.
                 Бегу от них, а мне они навстречу. Боже!
                 Я не могу найти лишь ту, что всех дороже.
                 Недавно минули и этот дождь и гром,
                 А уж гуляющих полным-полно кругом.
                 О, если б небеса, продлив благоволенье,
                 Прогнать могли всех тех, кто нам несет мученье!
                 Но солнце низится; я не могу понять,
                 Где может мой слуга так долго пропадать.




                              Альсипп, Эраст.

                                  Альсипп

                 А, здравствуй!

                                   Эраст
                                (в сторону)

                                 Черт возьми! Судьбы насмешка злая!

                                  Альсипп

                 Утешь меня, маркиз. Вчера, в пикет играя,
                 Я сделал в партии отменно глупый ход, -
                 А мог партнеру дать хоть сто очков вперед.
                 Покою не дает мне целый день досада,
                 Готов всех игроков послать я в пекло ада.
                 Хоть впору вешаться и высунуть язык!
                 Мне нужно два очка, ему же целый "пик".
                 Сдаю ему шесть карт. И все ж он просит снова.
                 Но мне довольно; я не говорю ни слова:
                 В моих руках туз треф (вообрази конфуз!)
                 С десяткою червей, валет, король и туз.
                 Из бубен короля и даму по порядку
                 Я сбросил им вослед; дал даму пик, десятку;
                 Пришлось еще купить. Вновь дама на руках.
                 Ну, словом, квинт мажор есть у меня в червях.
                 А мой партнер с тузом (я полон удивленья!)
                 Бубновой мелочью вдруг начал наступленье.
                 Нет дамы у меня, нет больше короля.
                 Но нужен "пик" ему - и не волнуюсь я;
                 Две взятки я возьму бесспорно; у него же
                 Семь бубен на руках, четыре пики тоже.
                 Он сдал последнюю; уж я решать готов,
                 Какого предпочесть из двух моих тузов.
                 Червонному тузу я вверился, к несчастью.
                 Но он с трефовой сам давно расстался мастью
                 И так меня покрыл шестеркою червей,
                 Что ни полслова я не мог сказать над ней.
                 Поймешь тут, черт возьми, подобную потерю?
                 Ведь я своим глазам до сей поры не верю.

                                   Эраст

                 Да, в карточной игре удачей правит рок!

                                  Альсипп

                 Ты убедишься сам, что выиграть я мог;
                 Поймешь, зачем взбешен я выходкой такою.
                 Вот обе здесь игры, я их ношу с собою.
                 Смотри, вот мой набор; ужель на этот раз
                 Не мог бы я...

                                   Эраст

                                 Мне все твой разъяснил рассказ,
                 Я понял - у тебя законная досада;
                 Но дело ждет меня, и нам расстаться надо.
                 Прощай! Утешься тем, что счастье впереди.

                                  Альсипп

                 Утешиться? Тот ход я затаил в груди,
                 Он для меня страшней удара громового;
                 Всем расскажу о нем, я дать готов в том слово.
                 (Направляется к выходу, но тут же возвращается.)
                 Шестерка! Два очка!
                                 (Уходит.)

                                   Эраст

                                      Где только мы живем!
                 Куда ни повернись, столкнешься с дураком.




                             Эраст, Ла Монтань.

                                   Эраст

                 Ах! Стыдно так мое испытывать терпенье!

                                 Ла Монтань

                 О сударь, я спешил исполнить порученье.

                                   Эраст

                 И что-то новое расскажешь мне сейчас?

                                 Ла Монтань

                 Конечно. Я от той, что так пленила вас,
                 Имею передать вам, сударь, два-три слова.

                                   Эраст

                 Да? Ах, от этих слов душа пылает снова.
                 Ну, говори.

                                 Ла Монтань

                             Так вам желательно их знать?

                                   Эраст

                 Ах, говори скорей!

                                 Ла Монтань

                                    Извольте обождать.
                 От беготни такой переведу дыханье.

                                   Эраст

                 Ты, верно, очень рад продлить мое терзанье?

                                 Ла Монтань

                 Когда не терпится услышать вам скорей,
                 Что говорила мне та, что вам всех милей,
                 Начну. Хоть хвастаться совсем мне не пристало:
                 За вашей дамою побегал я немало,
                 И если б...

                                   Эраст

                              Черт возьми! Зачем так медлишь ты?

                                 Ла Монтань

                 Умейте сдерживать столь пылкие мечты.
                 Сенека...

                                   Эраст

                           Твой мудрец тупей глупца любого;
                 Он сердцу моему не говорит ни слова.
                 Я жду...

                                 Ла Монтань

                          Итак, чтоб вас мне не томить в тоске,
                 Орфиза... Ах, у вас букашка в парике!

                                   Эраст

                 Оставь...

                                 Ла Монтань

                           Красавица вам передать велела...

                                   Эраст

                 Ну?

                                 Ла Монтань

                     Догадайтесь!

                                   Эраст

                                  Ах, когда ж дойдет до дела!

                                 Ла Монтань

                 Вот вам приказ ее: она просила вас
                 Ее дождаться здесь, куда придет сейчас,
                 Когда избавится от нескольких докучных
                 Провинциальных дам, для светской дамы скучных.

                                   Эраст

                 Итак, мы будем ждать, коль так угодно ей.
                 Но время есть еще. Оставь меня скорей
                 И дай мне помечтать.

                             Ла Монтань уходит.

                                      Примусь за сочиненье
                 Стихов, что будут ей приятны, без сомненья.
                (Прохаживается, погруженный в задумчивость.)




              Оранта, Климена, Эраст (в одном из углов сцены,
                            не замеченный ими).

                                   Оранта

                 Я думаю, что все сойдутся в том со мной.

                                  Климена

                 Конечно, если быть настойчивой такой.

                                   Оранта

                 Все доводы мои вернее ваших вдвое.

                                  Климена

                 Пусть люди выберут одно или другое.

                                   Оранта
                              (заметив Эраста)

                 Вот кавалер идет; он тонок и умен,
                 И разрешить наш спор, конечно, сможет он.
                 Два слова к вам, маркиз. Меж дамою и мною
                 В вопросе сложном вас прошу я быть судьею.
                 Едва окончим спор, начнется он опять:
                 Что лучшим качеством в любовнике считать?

                                   Эраст

                 Вопрос весьма не прост, и для его решенья
                 Поопытней судья вам нужен, без сомненья.

                                   Оранта

                 Нет, нет! Отказывать напрасно и смешно:
                 Ваш ум известен всем, мы знаем вас давно,
                 Все говорят о вас с отменной похвалою.

                                   Эраст

                 Простите...

                                   Оранта

                             Словом, вы нам будете судьею, -
                 Лишь несколько минут подарите вы нам!

                                  Климена
                                  (Оранте)

                 Вы просите того, кто вас осудит сам;
                 И если правильно мое предположенье,
                 То доводам моим отдаст он предпочтенье.

                                   Эраст
                                (в сторону)

                 Когда б предатель мой сейчас придумать мог
                 Отсюда вырваться какой-нибудь предлог!

                                   Оранта
                                 (Климене)

                 О том, что он умен, я слышала повсюду,
                 И не боюсь, что им осуждена я буду.
                                 (Эрасту.)
                 Чтоб разрешить наш спор, вы дайте нам ответ:
                 Ревнивым должен быть любовник или нет?

                                  Климена

                 Иль, - чтобы объяснить вам это все понятней, -
                 Ревнивый иль иной любовник нам приятней?

                                   Оранта

                 Последний для меня приятнее всего.

                                  Климена

                 Нет, первый всех милей для сердца моего.

                                   Оранта

                 Нет! Сердце лишь тому окажет предпочтенье,
                 Кто большее к нему питает уваженье!

                                  Климена

                 Но если слушать то, что говорит в крови,
                 Я предпочту того, в ком больше есть любви.

                                   Оранта

                 Все это так, но жар, владеющий душою,
                 Почтеньем мерим мы, не ревностью слепою.

                                  Климена

                 Я ж утверждать склонна, что пылких чувств порыв
                 Сильней гораздо в том, кто более ревнив.

                                   Оранта

                 Фи! Не твердите мне о том из них, Климена,
                 Кто злобу и любовь сливает неизменно;
                 Кто вместо преданных, почтительнейших слов
                 Докучной ревности служить всегда готов;
                 Чье сердце без конца в печальном заблужденье
                 Нам мелочь каждую вменяет в преступленье,
                 Невинность - в слепоте - с грехами ставит в ряд
                 И объяснений ждет за самый беглый взгляд;
                 Кто, видя в нас печаль хотя бы миг единый,
                 Свое присутствие готов считать причиной,
                 А если заблестит у нас порою взгляд,
                 То думает, что в том соперник виноват,
                 Кто, чувствуя права на страстные укоры,
                 Беседу каждую доводит сам до ссоры.
                 Кто к нам других пускать не хочет ни на шаг,
                 С владычицей своей ведет себя как враг!
                 Нет, от влюбленного мне нужно уваженье;
                 Читаем власть свою мы в нежном подчиненье.

                                  Климена

                 Фи! Не твердите мне - пусть нежно он влюблен -
                 О том, кто нами сам никак не увлечен;
                 О воздыхателе, чье сердце столь бесстрастно,
                 Что на препятствия взирает безучастно;
                 Кто не боится нас утратить навсегда
                 И, чувство усыпив, не видит в том вреда;
                 О том, кто в дружеском с соперником общенье
                 Сам в будущем себе готовит пораженье,
                 Столь вялые сердца мне возмущают кровь.
                 Кто не ревнив, тому неведома любовь.
                 Нет, пусть любовник мой для доказательств страсти
                 У подозрения находится во власти
                 И вспыльчивостью чувств показывает сам
                 То уважение, что он питает к нам.
                 Такой порыв почтить мы можем похвалою,
                 И если с резкостью встречаемся порою,
                 Блаженство увидать любовника у ног
                 Способно извинить и дерзость и упрек.
                 В его отчаянье, в его слезах, в рыданье
                 Душа, смиряя гнев, найдет очарованье.

                                   Оранта

                 Ну, если для любви такой вам нужен пыл,
                 Найти нетрудно тех, кто б вам приятен был;
                 В Париже мне давно известны двое-трое,
                 Чья пылкая любовь доходит до побоев.

                                  Климена

                 Ну, коль от ревности стать надо в стороне,
                 Я знаю многих лиц, удобных вам вполне, -
                 Людей, которые взирали б безмятежно,
                 Хотя бы с тридцатью вы целовались нежно.

                                   Оранта

                 Свое решение должны вы нам сказать:
                 Которого из двух в любви предпочитать?

                Орфиза появляется в глубине сцены и замечает
                        Эраста с Орантой и Клименой.

                                   Эраст

                 Ах, так как вас лишить ответа я не в силах,
                 Скажу, тот и другой достойны взглядов милых,
                 И чтоб их не хулить во мнении моем, -
                 В ревнивце страсть сильней, прекраснее - в другом.

                                  Климена

                 Ответ весьма умен, но...

                                   Эраст

                                           Я прошу прощенья.
                 Ответив, должен я уйти без промедленья.




                               Орфиза, Эраст.

                                   Эраст
                  (замечает Орфизу и идет к ней навстречу)

                 О, как вы медлили, сударыня! С тех пор...

                                   Орфиза

                 Не оставляйте, нет, столь нежный разговор!
                 Что опоздала я, винить меня напрасно.
                  (Указывая на уходящих Оранту и Климену.)
                 Вы время провели, как вижу я, прекрасно.

                                   Эраст

                 Меня вы без вины готовы упрекать
                 В том, от чего пришлось мне самому страдать.
                 Ах, подождите... я...

                                   Орфиза

                                        Довольно! Поскорее
                 Идите к тем сейчас, кто вам других милее!




                                   Эраст
                                   (один)

                 О небо! Собрались нарочно, может быть,
                 Докучные меня сегодня изводить!
                 Скорей за ней, и пусть ее слова столь резки, -
                 Свою невинность мы докажем в полном блеске.




                               Дорант, Эраст.

                                   Дорант

                 Маркиз! Докучные, как видно, здесь и там
                 Способны отравлять минуты счастья нам!
                 Ты видишь, я взбешен. Охоту - и какую! -
                 Испортил мне дурак... Тебе все расскажу я.

                                   Эраст

                 Мне некогда сейчас. Мне надобно найти...

                                   Дорант
                              (удерживая его)

                 Ах, черт возьми! Но я скажу все по пути.
                 В кругу охотников, не ведающих лени,
                 С утра мы собрались вчера на гон олений
                 И стали в должный час в назначенном логу,
                 Короче говоря, у леса на лугу.
                 А так как для меня охота - наслажденье,
                 Я порывался в лес, исполнен нетерпенья.
                 Вот, наконец, решил охотников совет
                 Оленя загонять, которому семь лет,
                 Хотя, по-моему, - я ошибаюсь редко
                 В приметах и следах, - олень тот был двухлетка.
                 Для гона выбрали места и нужных лиц
                 И спешно принялись за завтрак из яиц.
                 Вдруг деревенщина с отменно длинной шпагой
                 На племенном коне, с напыщенной отвагой,
                 Породу жеребца хваля нам битый час,
                 Своим приветствием задерживает нас.
                 И, сына приведя - растет досада наша! -
                 Знакомит с олухом, таким же, как папаша.
                 Охоту знает он и вдоль и поперек
                 И с нами бы хотел отправиться в лесок.
                 Да сохранит вас бог, когда вы на охоте,
                 От тех, что трубят в рог на каждом повороте,
                 От тех, что во главе десятка жалких псов
                 Надменно хвастают: "Вот свора! Я готов".
                 Приняв его в свой круг и выслушав без спора,
                 Мы на олений след поехали вдоль бора
                 В трех сворах. Эй, ату! Заметить каждый мог,
                 Собаки повели. Я вскачь. Я дую в рог.
                 Олень покинул лес, бежит на гладком месте,
                 Собаки вслед за ним, и все так дружно, вместе,
                 Что можно их накрыть одним большим плащом.
                 Олень уходит в лес. И мы тогда даем
                 Быстрейшую из свор. Я тороплюсь безмерно
                 На Рыжем вслед. Его ты видел?

                                   Эраст

                                               Нет, наверно...

                                   Дорант

                 Как! Крепче и видней нет жеребца. Его
                 Еще не так давно купил я у Гаво.
                 Я думаю, тебе не нужно уверенья,
                 Что продавец во всем мне оказал почтенье.
                 Конем доволен я, он убедил меня,
                 Что лучшего еще не продавал коня.
                 Арабский жеребец, - лоб с белою отметкой,
                 Лебяжья шея, грудь, крестец посадки редкой,
                 Ключицы спрятаны, весь корпус крепко сбит,
                 И резвости полны его походка, вид.
                 А ноги! Черт возьми! Какая стать! (Не скрою,
                 Он только и пошел покорно подо мною;
                 Хотя спокойствие и есть в его глазах,
                 Он самому Гаво внушал нередко страх.)
                 Я крупа большего не видывал покуда.
                 А ляжки! Боже мой! Ну, словом, это чудо.
                 Дай сто пистолей мне, его не стану я
                 Менять на жеребца с конюшни короля.
                 Скача, уж видел я, глазам своим не веря,
                 Как гончие в обход опередили зверя.
                 Сам стороной гоню, победный чуя жар,
                 Всей стаи позади; со мной один Дрекар;
                 Олень уж обойден; я, выбрав путь короче,
                 Лечу один к нему, горланю что есть мочи.
                 Ах, разве так когда охотнику везло?
                 Я сам его возьму. Вдруг, словно мне на зло,
                 К оленю нашему пристал другой, моложе.
                 Часть псов бежит за ним, кидая след, и что же?
                 Я чувствую, маркиз, что с ними заодно
                 В недоумении колеблется Фино
                 И мечется, ища, но - счастье! - вновь по следу
                 Летит он. Я кричу. Я в рог трублю победу:
                 "Фино! Фино!" Вот след вдоль по пригорку лег,
                 И, полон радости, я снова дую в рог.
                 Уж псы бегут ко мне, как вдруг - о невезенье! -
                 Молоденький олень, меняя направленье,
                 К соседу-увальню бежит, а тот орет:
                 "Ату, ату его! Хватай его! Уйдет!"
                 Бросают псы меня, бегут на зов соседа,
                 Я сам скачу к нему и вижу оттиск следа,
                 Но только на землю бросаю жадный взор -
                 Мне ясно: этот след совсем не наш. Позер!
                 Твержу о разнице копыта и походки,
                 Стараюсь доказать, что шаг не тот, короткий.
                 Сосед упрямится и, мня, что он знаток,
                 Твердит, что след тот наш. А в этот краткий срок
                 Уходят дальше псы. И в полном раздраженье,
                 Ругая дурака за это промедленье,
                 Я плетью бью коня и не жалею шпор,
                 И конь мой в заросли летит во весь опор.
                 Я вывожу собак на прежнюю дорогу,
                 Они свой старый след находят понемногу;
                 Олень поблизости - уже он виден нам.
                 Псы настигают. Вдруг - ты удивишься сам,
                 Уж это свыше сил, - глазам своим не верю:
                 Наш увалень и тут стал на дороге зверю;
                 Считая, что людей вокруг храбрее нет,
                 Выхватывает он седельный пистолет
                 И бьет, почти в упор, оленя в лоб, при этом
                 Крича мне: "Зверь моим уложен пистолетом!"
                 Но кто же, черт возьми, берет на псовый гон
                 Седельный пистолет? Скачу к нему, взбешен,
                 Но, образумившись, чтоб лишь уйти от ссоры,
                 В усталого коня вонзаю гневно шпоры
                 И вновь беру в карьер, склоняясь на луку,
                 Ни слова не сказав такому дураку.

                                   Эраст

                 Да, ты, конечно, прав, я должен в том сознаться, -
                 С докучным только так и надо расставаться.
                 Прощай!

                                   Дорант

                         Не хочешь ли охотиться вдвоем,
                 Но там, где нам такой не встретится облом?

                                   Эраст

                 Прекрасно!
                                (В сторону.)
                            Думал я, что истощу терпенье!
                 Мне надо от него уйти без промедленья.

                           Балет второго действия

                                Выход первый

Играющие  в  шары  останавливают  Эраста просьбой высказать мнение о спорном
ударе.  Он  с  трудом  отделывается от них, и они исполняют танец, состоящий
                      из позиций обычных в этой игре.

                                Выход второй

      Мальчики с пращами стараются помешать танцорам, но их прогоняют.

                                Выход третий

  Башмачники и башмачницы с их семьями, которых в свою очередь прогоняют.

                              Выход четвертый

    Садовник танцует соло, а затем удаляется, чтобы освободить место для
                             третьего действия.


                              Действие третье



                             Эраст, Ла Монтань.

                                   Эраст

                 И вправду, кажется, достиг удачи я;
                 Смягчилась, наконец, красавица моя.
                 Зато любовь мою преследуют созвездья.
                 Готовя за нее мне грозное возмездье.
                 Докучный опекун, Дамис, готов опять
                 Нежнейшим помыслам души моей мешать.
                 Со мной племяннице он запретил общенье
                 И завтра ей с другим готовит обрученье.
                 Орфиза ж, несмотря на родственный запрет,
                 Сегодня нежный дать согласна мне ответ.
                 Я у красавицы добился обещанья,
                 Она мне тайное назначила свиданье.
                 Таинственность в любви всегда ценить я рад;
                 Милей победа нам, коль много есть преград,
                 И душу полнит нам блаженства чистым светом
                 Малейший разговор, когда он под запретом.
                 Свиданья близок час. К прелестнейшей скорей!
                 Без опоздания мне надо быть у ней.

                                 Ла Монтань

                 И мне идти?

                                   Эраст

                             О нет! Останься здесь! Быть может,
                 Твой вид меня узнать врагам моим поможет.

                                 Ла Монтань

                 Но...

                                   Эраст

                       Я хочу, чтоб ты остался.

                                 Ла Монтань

                                                Вам вослед
                 Я должен бы идти, хоть издали.

                                   Эраст

                                                 Нет, нет!
                 Когда оставишь ты свое обыкновенье
                 Мне так надоедать без всякого стесненья?




                             Каритидес, Эраст.

                                 Каритидес

                 Едва ль удобный вам я выбрал, сударь, час;
                 Увидеть утром мне приличней было б вас.
                 Но с вами встретиться - немалый труд, я вижу:
                 То спите, то ищи вас по всему Парижу.
                 По крайней мере был таков слуги совет,
                 И, чтоб вас захватить, я прихожу чуть свет.
                 Судьба мне помогла достичь желанной цели:
                 Минуты две поздней - и вы бы улетели!

                                   Эраст

                 Но, сударь, чем могу я быть полезен вам?

                                 Каритидес

                 Коль удостоите вы внять моим словам,
                 Я должен... Но прошу заранее прощенья.
                 Мне...

                                   Эраст

                        Чем же объяснить мне ваше посещенье?

                                 Каритидес

                 Ваш ум и доброта, о чем со всех сторон
                 Рассказывают все обычно...

                                   Эраст

                                            Я польщен,
                 Но к делу.

                                 Каритидес

                            Чтобы двор нас принимал любезно,
                 Рекомендацией нам запастись полезно.
                 Ведь к знати лишь тогда открыт бывает путь,
                 Коль сообщить о нас захочет кто-нибудь
                 И, будучи лицом достойным уваженья,
                 О наших качествах шепнет без промедленья.
                 О, как бы я хотел, чтоб рассказали вам,
                 Что я за человек, подробней, чем я сам!

                                   Эраст

                 Но, сударь, вижу я своими же глазами
                 Все то, что о себе сказать могли б вы сами.

                                 Каритидес

                 Ученый я, и вам уже давно дивлюсь;
                 Я не педант из тех, чьи имена на us,
                 И так как пошлы все названья по-латыни,
                 Лишь греческий язык мне нравится отныне.
                 Чтоб имя личное оканчивать на es.
                 Стал называться я - месье Каритидес.

                                   Эраст

                 Каритидес? Пусть так. Однако в чем же дело?

                                 Каритидес

                 Свое прошение я вам прочел бы смело.
                 По должности своей могли бы вы потом
                 С моею просьбою предстать пред королем.

                                   Эраст

                 Не лучше ль самому вам, сударь, сделать это?

                                 Каритидес

                 На доступ к королю, я знаю, нет запрета.
                 Но, пользуясь его высокой добротой,
                 Несут так много просьб, что в пестроте такой
                 Их трудно разобрать... Прошу у вас услуги:
                 Устройте, чтоб мою прочел он на досуге.

                                   Эраст

                 Вы сами можете. Немного подождать...

                                 Каритидес

                 Ах, сударь! Здесь у слуг совсем иная стать:
                 Они ведут себя с ученым как попало.
                 Лишь в караульное я мог пробраться зало.
                 Лакейства дерзости терплю я с давних пор,
                 И уж давным-давно хотел оставить двор,
                 Когда б поверить мне не захотелось свято,
                 Что вы могли бы стать подобьем Мецената.
                 Влиянью вашему я цену знаю сам.
 
                                   Эраст
 
                 Что ж! Дайте просьбу мне, я завтра передам.
 
                                 Каритидес
 
                 Я вам прочту ее. Не будет долгим чтенье.
 
                                   Эраст
 
                 Но...
 
                                 Каритидес
 
                       Сударь, выслушать молю мое прошенье!
 
"К королю.
 
                              Ваше величество!
 
     Ваш  всесмиреннейший,  всепокорнейший,  всепреданнейший  и всеученейший
подданный  и  слуга  Каритидес, француз по происхождению, грек по профессии,
усмотрев  грубые  и явные ошибки на вывесках домов, лавок, кабачков, зал для
игры  в  мяч  и  других  мест вашего прекрасного города Парижа, происходящие
оттого,   что   невежественные   составители  вышеназванных  надписей  своей
варварской,  зловредной  и отвратительной орфографией извращают в них всякий
смысл  и  значение,  совершенно  не  считаясь  с  их этимологией, аналогией,
энергией   и   аллегорией,  к  великому  позору  республики  ученых  и  всей
французской  нации,  которая вышеуказанными погрешностями и грубыми ошибками
срамит   и  бесчестит  себя  перед  иностранцами,  в  особенности  же  перед
немцами, с любопытством читающими и изучающими вышеуказанные надписи..."
 
                                   Эраст
 
                 Но просьба так длинна, что может рассердить.
 
                                 Каритидес
 
                 Меж тем ни слова в ней нельзя мне опустить.
 
                                   Эраст
 
                 Кончайте же скорей...
 
                                 Каритидес
                                (продолжает)
 
"...смиренно  молит  Ваше  величество  учредить ради блага его государства и
славы   его   правления   должность   генерального  контролера,  интенданта,
корректора,  ревизора  и реставратора вышеупомянутых надписей и удостоить ею
просителя,  во  внимание  как  к  его  редкой и выдающейся учености, так и к
великим   и  изрядным  услугам,  которые  он  оказал  государству  и  Вашему
величеству   составлением   анаграммы   Вашего   названного   величества  на
французском,   латинском,   греческом,  еврейском,  сирийском,  халдейском и
арабском языках..."
 
                                   Эраст
                               (прерывая его)
 
                 Прошенье дайте мне. Вот так. Надейтесь смело,
                 Король его прочтет. Я сам берусь за дело.
 
                                 Каритидес
 
                 Все дело, сударь, в том, чтоб сам прочесть он мог:
                 Тогда бы стал я ждать решенья без тревог.
                 Он справедлив во всем и по обыкновенью
                 Не сможет отказать столь скромному прошенью.
                 Чтоб можно было мне воспеть вас там и тут,
                 Скажите полностью, как, сударь, вас зовут.
                 Хотел бы акростих вам посвятить я ловкий -
                 По строгим правилам и с паркою рифмовкой.
 
                                   Эраст
 
                 Я завтра напишу подробно, сударь, вам.
 
                             Каритидес уходит.
 
                 Ученые порой во всем равны ослам.
                 В другое время я смеялся б до упада...
 
 

 
                               Ормен, Эраст.
 
                                   Ормен
 
                 Мне, сударь, говорить о деле с вами надо,
                 И ждал я, чтобы он скорей покинул вас!
 
                                   Эраст
 
                 Извольте. Но скорей! Я тороплюсь сейчас.
 
                                   Ормен
 
                 Осмелюсь полагать, что человек, с которым
                 Беседу вы вели, томил вас всяким вздором.
                 Он старый, сударь, шут, в чьей речи смысла нет.
                 С ним избежать всегда стараюсь я бесед.
                 Будь в Люксембурге то иль в Тюильри - до света
                 Готов проектами томить он уши света.
                 Касаться никаких не стоило бы тем
                 С ученым чучелом, свихнувшимся совсем.
                 Но я, я не боюсь привлечь к себе вниманье.
                 Я, сударь, вам несу возможность состоянья.
 
                                   Эраст
                                (в сторону)
 
                 Советчик без гроша, как видно, за душой,
                 Готов он посулить вам дождик золотой!
                                 (Громко.)
                 Быть может, есть у вас тот камень на примете,
                 В чьей власти дать казну всем королям на свете?
 
                                   Ормен
 
                 Забавнейшая мысль! Но, сударь, что мне в том?
                 Избави бог меня таким быть чудаком!
                 Я вовсе не люблю беспочвенных мечтаний
                 И делу лишь служу - вам говорю заране.
                 Проект, который вас дать королю прошу,
                 В конверте на груди я при себе ношу.
                 Проект мой не из тех, что глупой болтовнею
                 Терзают слух вельмож; являет он собою
                 Не жалкий замысел, сулящий королям
                 Мильонов двадцать дать по срочным платежам;
                 Он может исподволь, без риска, без затраты,
                 Четыреста экю доставить верной платы,
                 Без всяких домыслов, спокойно, круглый год,
                 Излишней податью не отягчив народ.
                 Такая выгода доступна и приятна -
                 И с самых первых слов вся истина понятна.
                 И если бы я мог поддержку встретить в вас...
 
                                   Эраст
 
                 Да, мы поговорим, но только не сейчас.
 
                                   Ормен
 
                 Коль обещаете вы сохранить молчанье,
                 Я замыслов своих открою содержанье.
 
                                   Эраст
 
                 Нет, нет, я не хочу проникнуть в ваш секрет.
 
                                   Ормен
 
                 Я, сударь, убежден, что в вас лукавства нет,
                 И вам сейчас моя раскрыта будет тайна.
                 Не слушает ли нас здесь кто-нибудь случайно?
         (Убедившись, что никто не подслушивает их, говорит на ухо
                                  Эрасту.)
                 Чудеснейшая мысль, что я в себе ношу,
                 В том состоит...
 
                                   Эраст
 
                                   Нельзя ль подальше, вас прошу?
 
                                   Ормен
 
                 Король с морских портов, коль видеть вам угодно,
                 Большую выгоду сбирает ежегодно,
                 И весь проект мой в том, проект весьма простой,
                 Что надо берега всей Франции морской
                 Усеять тотчас же прекрасными портами.
                 Здесь пахнет, сударь мой, огромными деньгами;
                 И...
 
                                   Эраст
 
                      Этот план хорош. Он нужен королю.
                 Прощайте. Как-нибудь...
 
                                   Ормен
 
                                          О помощи молю,
                 Чтоб слова два о нем сказали вы, не боле.
 
                                   Эраст
 
                 Да, да...
 
                                   Ормен
 
                            И коль вы мне дадите две пистоли
                 В счет будущих богатств, то я вам всей душой
                 Готов...
 
                                   Эраст
 
                          Возьмите их!
                     (Дает деньги Ормену. Тот уходит.)
                                       Когда б такой ценой
                 Отделаться я мог от всех своих докучных,
                 Чтоб время не терять в беседах слишком скучных!
                 Мне кажется, что я свободен наконец!
                 Или придет мешать какой-нибудь глупец?
 
 

 
                               Филинт, Эраст.
 
                                   Филинт
 
                 Маркиз! Я новостью смущен - и необычной...
 
                                   Эраст
 
                 Какой же?
 
                                   Филинт
 
                            Оскорблен ты дерзко, неприлично...
 
                                   Эраст
 

 
                                   Филинт
 
                    Да, зачем скрывать? Какая в этом цель?
                 Я знаю, что сейчас ты вызван на дуэль,
                 И так как я твой друг, без всякого сомненья
                 Я отдаю себя в твое распоряженье.
 
                                   Эраст
 
                 Благодарю тебя. Но ты ошибся, друг.
 
                                   Филинт
 
                 О нет! И выходить тебе нельзя без слуг.
                 Останься в городе, скачи в деревню - всюду,
                 Где б только ни был ты, и я с тобою буду.
 
                                   Эраст
                                (в сторону)
 
                 Ах, черт!
 
                                   Филинт
 
                           К чему тебе скрываться предо мной?
 
                                   Эраст
 
                 Клянусь тебе, маркиз, смеются над тобой.
 
                                   Филинт
 
                 Меня не проведешь.
 
                                   Эраст
 
                                     Готов сказать я снова,
                 Что ссоры никакой...
 
                                   Филинт
 
                                      Обманывай другого!
 
                                   Эраст
 
                 О боже, я сказал - и мне порукой честь!
                 Я...
 
                                   Филинт
 
                       Иль за дурака меня ты хочешь счесть?
 
                                   Эраст
 
                 Так ты не веришь?
 
                                   Филинт
 
                                   Нет!
 
                                   Эраст
 
                                        Прощай же, до свиданья.
 
                                   Филинт
 
                 Нет, нет...
 
                                   Эраст
 
                             Но у меня любовное свиданье
                 Сегодня вечером.
 
                                   Филинт
 
                                  С тобою всюду я,
                 Где б ни был ты, - и в том обязанность моя!
 
                                   Эраст
 
                 Ах, черт возьми! Коль впрямь ты ссоры ждешь, тебе я
                 Спешу ее, мой друг доставить поскорее:
                 С тобой поссориться придется, видно, мне,
                 Беседу оборвав не по моей вине.
 
                                   Филинт
 
                 Ужель от друга вам нельзя принять услугу?
                 Нет, если отвечать вы так хотите другу,
                 Прощайте! Вам теперь я не могу помочь.
 
                                   Эраст
 
                 Вы другом будете, когда пойдете прочь.
 
                               Филинт уходит.
 
                 Несчастная судьба - такие слушать речи!
                 Уже проходит час, назначенный для встречи.
 
 

 
              Дамис, Л'Эпин, Эраст, Ла Ривьер и его приятели.
 
                                   Дамис
                                (в сторону)
 
              Как! Он надеется владеть ее рукой -
              И не спросив меня! Ну, негодяй, постой!
 
                                   Эраст
                                (в сторону)
 
              Кто ж это у дверей Орфизы? Без сомненья,
              Опять мешает рок моим благим решеньям?
 
                                   Дамис
                                 (Л'Эпину)
 
              Племянница моя, презревши мой приказ,
              Эрасту встречу здесь назначила сейчас.
 
                                 Ла Ривьер
                             (своим приятелям)
 
              Что слышу! Здесь бранят хозяина безбожно!
              Приблизимся, друзья, но только осторожно.
 
                                   Дамис
                                 (Л'Эпину)
 
              Да, прежде чем он в дверь успеет проскользнуть,
              Нам шпаги надобно вонзить злодею в грудь.
              Беги, беги скорей искать всех тех по саду,
              Кому пора идти с оружием в засаду,
              Всех тех, кто должен здесь, осуществляя месть,
              Восстановить мою поруганную честь,
              Верней, предотвратить преступное свиданье
              И потопить в крови преступное дерзанье.
 
                                 Ла Ривьер
                  (нападая со своими приятелями на Дамиса)
 
              Но, прежде чем его посмеешь ты убить,
              Изменник, будешь здесь ты с нами говорить!
 
                                   Эраст
                             (берясь за шпагу)
 
              Пусть мне он хочет зла, как родственнику милой,
              Обязан я ему помочь хотя бы силой.
                                 (Дамису.)
              Я вам готов служить.
                   (Бросается на Ла Ривьера с приятелями
                         и обращает их в бегство.)
 
                                   Дамис
 
                                   О небо! Я спасен.
              Но кем час гибели моей предотвращен?
              Кем мне оказана столь редкая услуга?
 
                                   Эраст
                               (возвращаясь)
 
              Я б так же поступил для недруга и друга.
 
                                   Дамис
 
              Иль слух обманут мой, иль память лжет моя?
              Ужели то Эраст?
 
 
                              Да, сударь, это я.
              Я счастлив тем, что мог избавить вас от смерти,
              Но гневом вашим я был огорчен, поверьте!
 
                                   Дамис
 
              Как! Тот, кому желал я гибели такой,
              Освободил меня своею же рукой?
              Нет, это слишком! Я готов сейчас же сдаться.
              Хоть и пытались вы Орфизы домогаться,
              Подобной храбрости и благородства пыл
              Всю злобу у меня на сердце потушил.
              Мне стыдно чувств своих, кляну тех мыслей лживость,
              Что мне, Эраст, могла внушить несправедливость,
              И, чтобы навсегда сейчас покончить с ней,
              Соединяю вас с племянницей моей!
 
 

 
                           Орфиза, Дамис, Эраст.
 
                                   Орфиза
                        (выходя с факелом из двери)
 
              О сударь, что за шум, поистине ужасный?
 
                                   Дамис
 
              Был вызван этот шум причиною прекрасной;
              И пусть я за любовь вас порицал, мой друг, -
              К вам с ней идет Эраст, ваш будущий супруг.
              Он спас меня сейчас, и должен я признаться,
              Согласием на брак хочу с ним расквитаться.
 
                                   Орфиза
 
              О, если в том мой долг, согласна я сейчас
              Супругой стать того, кто вас от смерти спас!
 
                                   Эраст
 
              Настолько я сейчас охвачен изумленьем,
              Что происшедшее считаю сновиденьем.
 
                                   Дамис
 
              Отпразднуем судьбы счастливый поворот.
              Где скрипки? Пусть скорей к нам музыка идет!
 
                           Стучат в дверь Дамиса.
 
                                   Эраст
 
              Кто сильно так стучит?
 
 

 
                       Дамис, Орфиза, Эраст, Л'Эпин.
 
                                   Л'Эпин
 
                                      О сударь, это маски!
              И скрипки есть у них и тамбурин для пляски.
 
                    Входят маски и заполняют всю сцену.
 
                                   Эраст
 
              И здесь докучные! Эй, кто там из людей?
              Гоните этих всех бездельников скорей!
 
                          Балет третьего действия
 
                                Выход первый
 
Швейцарцы с алебардами оттесняют маскированных докучных, а затем удаляются,
                        освобождая место для танцев.
 
                              Выход последний
 
Четыре пастуха и одна пастушка заканчивают дивертисмент, по мнению всех, кто
                   их видел, с очаровательным изяществом.
 
 
 

 
     Первое представление комедии было дано в замке Во, загородном  поместье
суперинтенданта Фуке, 17 августа 1661  г.;  в  Париже  на  сцене  Пале-Рояля
комедия впервые была  показана  4  ноября  того  же  года.  Мольер  исполнял
несколько комических ролей.
     Комедия "Докучные" впервые была напечатана в 1662  г.  ("Les  Facheux",
ed. G. de Luyne, 1662).
     Первые русские переводы:
     1. "Докучные", пересказ в изд. "Вестника иностранной литературы", 1899.
     2. "Несносные", перевод С. Ильина.  Собр.  соч.  Мольера,  изд.  А.  Ф.
Маркса, 1910, т. I (в стихах).
 
     Стр. 357. К королю. ...добавить  характер  еще  одного  "докучного".  -
После  первого  представления  "Докучных"  Людовик  XIV  указал  Мольеру  на
отсутствие среди сатирических типов его комедии типа надоедливого  охотника.
Восполняя этот пробел, Мольер на следующем же спектакле  ввел  новую  фигуру
назойливого любителя охоты Доранта (д. II, явл. 6).
     Стр. 359. К читателю. Когда-нибудь я издам  свои  замечания  по  поводу
моих  будущих  пьес...  -  Эту  фразу  и  все  дальнейшее  надо  понимать  в
Ироническом смысле.
     Стр. 360. Всем известно, для какого празднества я сочинил свою комедию.
"Докучные" были сочинены и показаны по заказу суперинтенданта финансов  Фуке
в его замке Во. Деликатный тон намека объясняется тем  обстоятельством,  что
через 19 дней после этого пышного празднества,  данного  суперинтендантом  в
честь короля, Фуке был арестован за финансовые злоупотребления. Обращение  к
читателю было составлено после этого события.
     ...стихи,  сочиненные  господином  Пелиссоном.  -  Посредственный  поэт
Пелиссон,  близкий  к  кругу  Фуке,  был  арестован  вместе   с   последним.
Знаменательно, что пролог,  обращенный  к  королю  и  выдержанный  в  сугубо
льстивых тонах, был написан не самим Мольером.
     Стр. 361. Действующие лица. - Имена почти  всех  действующих  лиц  этой
комедии греческого происхождения и имеют  определенное  смысловое  значение:
Эраст - влюбленный, Каритидес - сын Харит и т. д.
     Стр.  373.  Батисту  я,  мой  друг,  куранту  покажу.  -  Речь  идет  о
Жане-Батисте Люлли (1633-1687), известном композиторе, создателе французской
оперы, одно время сотрудничавшем с Мольером.
     Стр. 378. Пикет - популярная в XVII в. карточная игра.
     Стр. 381. Сенека - римский философ и поэт (I в. н. э.). Его имя в устах
слуги Ла Монтаня производит комический эффект.
     Стр. 386. Деревенщина - здесь - неотесанный сельский дворянин.
     Стр. 387. Гаво - известный торговец лошадьми.
     Дрекар - популярный в придворных кругах доезжачий.
     Стр. 393. ...грек по профессии...  -  непереводимая  игра  слов.  Grec,
помимо своего прямого значения, имеет еще смысл: мошенник, шулер.
     Стр. 395. Будь в Люксембурге то иль в Тюильри... - Люксембургский сад и
сад Тюильри - излюбленные места прогулок парижан.
     Быть может, есть у вас тот камень на  примете...  -  Речь  идет  о  так
называемом  "философском   камне",   с   помощью   которого,   по   взглядам
средневековых алхимиков, якобы можно было любой металл превратить в золото.
 
                                                                 Г. Бояджиев
 

Популярность: 22, Last-modified: Thu, 03 Nov 2005 09:12:07 GMT