Жан-Батист Мольер. Шалый, или Все невпопад



      Комедия в пяти действиях
      Перевод Е. Полонской

      ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

      ПАНДОЛЬФ.
      ЛЕЛИЙ - его сын.
      АНСЕЛЬМ.
      ИППОЛИТА - его дочь.
      ЛЕАНДР - молодой человек из хорошей
      семьи.
      ТРУФАЛЬДИН - старик.
      СЕЛИЯ - его рабыня.
      МАСКАРИЛЬ - слуга Лелия

      ЭРГACT - друг Маскариля.
      АНДРЕС.
      ГОНЕЦ
      МАСКИ


      Действие происходит в Мессине

      ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

      Лелий один.


      Лелий
      Ну что ж, Леандр! Ну что ж! Поспорим, так и быть,
      Посмотрим, кто из нас сумеет победить,
      Кто, покорив красу, цель нашей общей страсти,
      Соперника лишит над нею всякой власти.
      Обороняйтесь же, готовьтесь дать ответ,
      А я вам говорю, что я не сдамся, нет!

      ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
      Лелий и Маскариль.


      Лелий
      А, Маскариль!

      Маскариль
      Ну что?

      Лелий. Да вот дела какие:
      Опять в моей любви помехи роковые.
      Леандр - соперник мой. Он в Селию влюблен,
      И путь к моей мечте мне преграждает он.

      Маскариль.
      Он в Селию влюблен?

      Лелий. Безумно, говорю я.

      Маскариль.
      Тем хуже.

      Лелий. Хуже, да! О том я и горюю.
      В отчаянье впадать еще причины нет -
      Ты выручишь меня и мне подашь совет.
      Я знаю, что твой ум уловками обилен,
      Что изворотлив он, и гибок, и всесилен,
      Что королем всех слуг тебе бы надо быть,
      Что нету на земле...

      Маскариль. Не надо мне так льстить!
      Когда наш брат слуга зачем-либо вам нужен,
      Мы драгоценнее брильянтов и жемчужин,
      Ну, а в недобрый час гневна у вас рука -
      Тогда мы подлый сброд и жди тогда пинка.

      Лелий.
      Я обвинения не заслужил такого!
      К прекрасной пленнице вернемся лучше снова.
      Кто мог бы устоять, жесток и твердосерд,
      Пред обаянием ее прелестных черт!
      Пригожество ее и речь, все выраженья
      Суть доказательства высокого рожденья,
      И я уверен в том, что случай роковой
      Ее принудил быть невольницей, рабой.

      Маскариль.
      Мечтатель, сударь, вы и строите химеры,
      А ваш отец Пандольф крутые примет меры.
      Он, сударь, вам отец - он сам так говорит.
      Частенько у него в печенке желчь бурлит.
      Как здорово он вас честит и распекает,
      Когда ваш юный пыл ему надоедает!
      С Ансельмом против вас он заключил союз,
      Чтоб с Ипполитою цепями брачных уз
      Связать вас навсегда, и думает что с нею
      В супружество вступив, вы станете умнее.
      Когда узнает он, что вы так влюблены,
      Что не хотите вы им избранной жены,
      Что роковая страсть к прелестному созданью
      Вас из сыновнего выводит послушанья, -
      Вот разразится гром, не приведи творец!
      Нравоученьями накормит вас отец!

      Лелий.
      Довольно! Прекрати ты эти наставленья!

      Маскариль.
      Нет, вам бы изменить такое поведенье!
      Все это не к добру. Стараться надо быть:

      Лелий.
      А знаешь, ведь меня невыгодно сердить:
      За лишние слова накостыляю шею;
      Я слушать не хочу советов от лакея.

      Маскариль. (в сторону)
      Он кажется сердит. (Громко.) Я пошутил сейчас:
      Я выведать хотел, что на уме у вас.
      Похож ли я на тех, кто гонит наслажденье,
      И мне ли быть врагом природного влеченья?
      В излишней строгости меня кто упрекнет?
      Вы сами знаете - скорей, наоборот.
      Пусть мелет ваш отец все, то ему угодно!
      Пришпорьте же коня и действуйте свободно.
      Ей-ей, я думаю, что эти старики
      Нам только голову морочат мастаки.
      Завидуют они, утратив жизни сладость,
      Хотят у молодых отнять любовь и радость.
      Располагайте мной. Я вам служить готов.

      Лелий.
      Доволен я тобой и смыслом этих слов.
      К тому же на меня глядят с благоволеньем
      Глаза, кому любовь обязана рожденьем.
      Но вот беда: Леандр в красавицу влюблен
      И Селию мою похитить хочет он.
      Нам надобно спешить., придумай путь -короткий,
      Чтоб как-нибудь скорей мне овладеть красоткой.
      Уловки, хитрости... измысли что-нибудь,
      Чтоб мне соперника получше обмануть.

      Маскариль.
      Позвольте мне сперва обдумать это дело. (В сторону.)
      В такой большой беде как поступить умело?

      Лелий.
      Ну что? Придумал план?

      Маскариль. Умерьте ваш полет.
      Шагами тихими мой ум всегда идет.
      Ага! Нашел! Вот так... Нет, это неудачно.
      Подите-ка...

      Лелий. Куда?
      Маскариль. Нет, чересчур прозрачно...
      Пожалуй, средство есть...

      Лелий. Какое?

      Маскариль. Мелкий ход!
      Не можете ли вы...

      Лелий. Что?

      Маскариль. Нет, не подойдет...
      К Ансельму бы сходить...

      Лелий. А что ему скажу я?

      Маскариль.
      Да, из одной беды мы попадем в другую.
      Что ж, Труфальдину вы скажите напрямик...

      Лелий.
      Зачем?

      Маскариль. Не знаю сам.

      Лелий. Болтает твой язык
      Такую чепуху! Довольно врать, мошенник!

      Маскариль.
      Ах, если б, сударь, вы имели кучу денег,
      Мы к цели бы могли прямехонько идти,
      А не выискивать окольные пути,
      Рабыню приобресть и этою покупкой
      Леандра наглые предупредить поступки.
      Ведь скряга Труфальдин дрожит за свой карман,
      Взял Селию в залог когда-то у цыган,
      Не расположен он ждать долго их прихода
      И Селию продаст, чтоб окупить расходы.
      Корыстен он и скуп и ради барыша
      Сам высечет себя ну хоть за полгроша,
      И золото над ним единый вседержитель.
      Но плохо...

      Лелий Плохо что?
      Маскариль. Да то, что ваш родитель
      Сам скаред и скупец и свой тугой кошель
      В распоряженье вам не отдает досель;
      Что нет еще у вас пружин такого рода,
      Чтоб раскошеливать его себе в угоду.
      Давайте ж Селию разыщемте сейчас
      И спросим у нее, что думает о вас.
      Вот здесь окно ее.

      Лелий. Но Труфальдин у дома
      И день и ночь стоит, подобно часовому.
      Смотри, же!

      Маскариль. Подождем у этого угла...
      Вот счастье! Селия! Она сама пришла.

      ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
      Те же и Селия.


      Лелий.
      О, слава небесам, дарующим блаженство
      Еще раз созерцать все ваши совершенства!
      И хоть испепелен огнями ваших глаз,
      Я счастлив, что могу опять увидеть вас.

      Селия.
      Вы сердце бедное речами удивили.
      Ужель глаза мои урон вам причинили?
      Но если было здесь хотя подобье зла,
      Поверьте, что хотеть того я не могла.

      Лелий.
      Стрелами красоты нанесены те раны,
      И никогда я их лелеять не устану, И...

      Маскариль (Лелию, тихо).
      Зря избрали вы такой высокий тон
      И неуместный слог. Нам не годится он.
      Узнайте у нее, минуты не теряя, Что...

      Труфальдин (в окне).
      Селия!

      Маскариль. Ну вот!

      Лелий. О встреча роковая!
      Опять вам помешал проклятый Труфальдин!

      Маскариль.
      Уйдите от греха. Я справлюсь и один.

      ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
      Маскариль, Селия, Труфальдин, Лелий зa углом.

      Труфальдин (Селии).
      Кто вас пустил сюда? Что тут у вас за споры?
      Ведь я вам запретил пускаться в разговоры.

      Селия.
      Мне этот человек уже давно знаком.
      Его подозревать вы не должны ни в чем.

      Маскариль (Селии).
      Не это ль Труфальдин почтеннейший?

      Селия. Он самый.

      Маскариль (Труфальдину).
      Пренизко кланяюсь и счастлив перед вами
      Здесь выразить восторг и преданность тому,
      Чье имя славится по свету по всему.

      Труфальдин.
      Слуга покорный ваш.

      Маскариль.
      Прошу у вас прощенья,
      Я с ней давно знаком и, полон уваженья
      К ее умению судьбу предугадать,
      Хочу на этот счет два слова ей сказать.

      Труфальдин (Селии).
      Вот как? Ты знаешься со всякой чертовщиной?

      Селия.
      Нет, в белой магии я сведуща, в невинной...

      Маскариль.
      Суть дела такова: хозяин мой влюблен,
      Прелестным существом давно он полонен
      И о своей любви, что сердце рвет на части,
      Хотел бы говорить с предметом пылкой страсти.
      Но стережет, увы, красавицу дракон,
      И к ней влюбленного не подпускает он. ..
      Но. мучает его и делает несчастным
      То, что с соперником он встретился опасным.
      И вот, чтобы узнать, счастливый ли исход
      Его любовные мечты и думы ждет,
      Я обращаюсь к вам и жду от вас ответа
      Для разъяснения столь важного секрета.

      Селия.
      А под какой звездой хозяин твой рожден?

      Маскариль.
      Звездою верности навек отмечен он.

      Селия.
      Не открывая мне предмет его желанья,
      Науки тайные дают мне указанья.
      Есть сердце у нее. В превратностях она
      Достоинство и честь хранить принуждена.
      Должна сказать, она не слишком откровенна
      И тайных чувств души не выдает мгновенно,
      Но мне известно все, и, доброты полна,
      Я вам открою то, что думает она.

      Маскариль.
      О, в белой магии отныне я уверен!

      Селия.
      Когда твой господин действительно так верен
      И добродетелью одной одушевлен,
      Напрасно слезы лить недолго будет он,
      И скоро цитадель, предмет его стремленья,
      Капитулирует и вступит в соглашенье.

      Маскариль.
      Есть строгий комендант у крепости всегда.
      Как сговориться с ним?

      Селия.
      Вот в том-то и беда!

      Маскариль (видя, что из-за угла выходит Лелий,про себя),
      Проклятый путаник! Сейчас испортит дело!

      Селия.
      Могу вас научить, как действовать умело.

      Лелий.
      Почтенный Труфальдин, не беспокойтесь зря!
      Вот этот человек, по чести говоря,
      Мой собственный слуга и послан мной нарочно,
      Чтоб с вами здесь о ней договориться точно.
      Ее у вас купить угодно будет мне,
      Как только вы со мной условитесь в цене.

      Маскариль.
      Чума возьми глупца!

      Труфальдин . Совсем другие речи!
      У вас тут все, друзья, полно противоречий.

      Маскариль.
      Ах, сударь! Этот франт... он не в своем уме!
      Вы понимаете...

      Труфальдин. О, все понятно мне!
      Я вижу, здесь обман, хитросплетенья, штуки...
      (Селии.)
      Домой! Без вольностей! Я заберу вас в руки.
      А вам, мошенники, меня не провести!
      Старайтесь музыку согласнее вести. (Уводит Селию).

      ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ
      Лелий, Маскариль.


      Маскариль.
      Какой вы молодец! Я вам скажу без лести,
      Дубинкой должен был он нас избить на месте.
      Зачем вы вылезли внезапно, как шальной,
      И опровергли все, что говорилось мной?

      Лелий.
      Я думал, хорошо...

      Маскариль.
      Но поняли вы плохо!
      А впрочем, ведь от вас жди каждый миг подвоха.
      Вы выступаете так часто невпопад,
      Что ваши промахи меня не удивят.

      Лелий.
      Сердиться за пустяк! Нет, это нестерпимо!
      И разве это все уж так непоправимо?
      Ну, если Селию нельзя сейчас же взять,
      Придумай, как бы нам Леандру помешать.
      Устрой, чтобы Леандр не приобрел рабыни,
      А я, чтобы тебе не помешать, отныне
      Скрываюсь в тень. (Уходит.)

      Маскариль (один). Набитая мошна
      Была бы нам теперь полезна и нужна.
      Но если нет ее, зайдем с другого хода.

      ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ
      Маскариль, Ансельм.


      Ансельм (про себя).
      Какой ужасный век! Везде на деньги мода.
      В долг денег нахватать, пожалуй, всякий рад,
      А данное взаймы не получить назад.
      Как ни старайся ты, долги на этом свете
      Зачатье сладкое имеют, словно дети,
      Но роды тяжкими бывают иногда.
      Монетки в кошелек легко идут всегда,
      А вот из кошелька на выход очень туги,
      Терзают нас тогда несносные потуги.
      Да! Сразу получить две тысячи монет,
      Которые прождал не менее двух лет,
      Вот это - счастие!..

      Маскариль (про себя). Богатая добыча!
      Недурно получить такой кусочек дичи.
      Ансельму надобно теперь польстить слегка.
      Я знаю песенку, чтоб усыпить дружка. (Громко.)
      Я, сударь, только что видал...

      Ансельм. Кого?

      Маскариль. Нерину.

      Ансельм.
      Что говорит она, всех мук моих причина?

      Маскариль.
      Она в вас влюблена.

      Ансельм. Она?!

      Маскариль. Полна огня!
      Мне стало жаль ее.

      Ансельм. Ты радуешь меня!

      Маскариль.
      Бедняжка от любви страдает так ужасно!
      "Ансельм! - она твердит, вздыхая ежечасно.-
      Когда же Гименей союзом двух сердец
      Мою любовь к тебе насытит наконец?"

      Ансельм.
      Зачем же до сих пор она любовь скрывала?..
      О девушки! Средь вас притворщиц есть немало.
      Не правда ль, Маскариль, хоть я и пожилой,
      Но что-то есть во мне, что нравится любой?

      Маскариль.
      Нельзя сказать, что вы уродливы на диво,
      А также что у вас лицо не... не... красиво.

      Ансельм.
      Так, значит...

      Маскариль (хочет выхватить у него кошелек).
      Вы ее ума лишили вдруг,
      И для нее вы...

      Ансельм. Кто?

      Маскариль. Желанный ей супруг.
      Она желает, чтоб...

      Ансельм. Чтоб я...

      Маскариль чтоб кошелек...

      Ансельм.
      Чтоб...

      Маскариль (выхватывает у него кошелек и тут же роняет).
      ... чтоб руки и сердца соединил вам рок.

      Ансельм.
      Я понял. Если ты ее увидишь вновь,
      Поярче распиши ты ей мою любовь.

      Маскариль.
      Доверьтесь мне.

      Ансельм. Прощай!

      Маскариль. Счастливая дорога!

      Ансельм (направляется к выходу, но сейчас же возвращается).
      Ах, черт возьми, едва не оплошал немного!
      Ты вправе был меня неблагодарным счесть.
      Как! Ты приносишь мне приятнейшую весть,
      Тебе любовное даю я порученье
      И ни малейшего не дал вознагражденья!
      На вот, возьми себе.

      Маскариль.
      Нет-нет, я вас прошу...

      Ансельм.
      Позволь мне...

      Маскариль. Ни за что! Корысти не ищу.

      Ансельм.
      Ну да, но все-таки...

      Маскариль. Я, сударь, повторяю,
      Что честью дорожу. Себя я не роняю.

      Ансельм.
      Прощай же, Маскариль!

      Маскариль (в сторону). Болтун!

      Ансельм (направляется к выходу, но сейчас же возвращается).
      Послушай! Эй!
      Подарочек послать хочу любви моей.
      Я денег дам тебе, купи ей безделушку:
      Колечко, что-нибудь, любую побрякушку
      По вкусу твоему.

      Маскариль.. Не надо денег мне.
      Подарок я куплю. Доверьтесь мне вполне.
      Колечко модное, я знаю, есть в работе;
      Понравится оно - вы деньги мне вернете.

      Ансельм.
      Ну хорошо. Купи. Добейся, чтоб она
      Всегда была в меня безумно влюблена.

      ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ
      Те же и Лелий.


      Лелий. (поднимает кошелек).
      Чей кошелек?

      Ансельм . Ах-ах! Вот случай-то явился!
      Я деньги, выронил и после не хватился.
      Я, сударь, ваш должник. Ведь вы своей рукой
      Вернули деньги мне и сберегли покой.
      Снесу его домой и хорошенько спрячу. (Уходит.)


      ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ
      Маскариль, Лелий.

      Маскариль.
      Ой! Умираю! Ой! Вот это так удача!

      Лелий.
      Да! Не случись здесь я, он был бы без гроша.

      Маскариль.
      Ах, сударь! Вот успех! Догадка хороша!
      Да и находчивость блестяща в самом деле!
      Еще усилие - и мы уже у цели!

      Лелий.
      А как я поступил?

      Маскариль . Как истинный глупец!
      Я должен высказать всю правду наконец:
      Своею скупостью отец вас просто топит,
      Соперник злобный нас пугает и торопит,
      Когда же я для вас рискнул на смелый ход,
      Где, может, стыд меня или опасность ждет...

      Лелий.
      Как? Значит...

      Маскариль. Да, палач! Я деньги взял в заботе
      О вашей пленнице, а вы их отдаете.

      Лелий.
      Ну если так, ты прав. Но как мне было знать?

      Маскариль.
      Такие тонкости! Ну где вам их понять?

      Лелий.
      Хоть знак какой-нибудь ты мог бы сделать мне.

      Маскариль.
      Для этого нужны два глаза на спине,
      Клянусь Юпитером! Молчите же, довольно!
      Отныне действовать нельзя вам своевольно.
      Ведь после этого, будь тут другой, не я -
      Он вас покинул бы. Но в мыслях у меня
      Есть штука славная. Я за нее примусь,
      Но только если вы...

      Лелий. Нет! Я теперь клянусь
      Не помешать тебе ни словом, ни движеньем.

      Маскариль.
      Вы сердите меня одним лишь появленьем.

      Лелий.
      Смотри же, торопись, чтоб кто-нибудь до нас...

      Маскариль.
      Попробую еще один разок для вас. (Лелий уходит)
      Здесь тонкая игра. Начнем же осторожно,
      И выиграть в нее, я думаю, возможно.
      Попробуем... Ага! Вот Лелия отец. .


      ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ
      Маскариль, Пандольф.


      Пандольф.
      Эй, Маскариль!

      Маскариль. Я здесь.

      Пандольф. Запомни наконец -
      На сына я сердит.

      Маскариль. Вы совершенно правы!
      Кого не рассердят его шальные нравы,
      И поведение ужасное его
      Исчерпало запас терпенья моего.

      Пандольф.
      Я, право, полагал, что ты во всем с ним вместе
      И заодно.

      Маскариль. Я? Нет! Клянусь моею честью,
      Я про сыновний долг напоминал ему,
      И даже ссорились мы часто потому.
      Вот только что его я поучал открыто,
      Что зря противится он браку с Ипполитой,
      Что легкомысленный вас оскорбит отказ;
      Мы из-за этого поссорились как раз.

      Пандольф.
      Поссорились?

      Маскариль. Да-да! Поссорились ужасно.

      Пандольф.
      А я-то полагал, что вы во всем согласны,
      Что ты всегда готов подать ему совет.

      Маскариль.
      О, как несправедлив подчас бывает свет!
      Невинность никогда не встретит в нем признанья,
      Но, сударь мой, у вас найду я оправданье.
      Я Лелию слуга, но прямо вам скажу,
      Что я наставником всегда ему служу.
      Не менее, чем вы, твержу ему усердно,
      Что образумиться ему пора всемерно.
      "Ах, господи прости,- я говорю ему,-
      Вы слишком ветрены, к несчастью своему.
      Исправиться пора. Вам небо даровало
      Отца - премудрости и доблести зерцало.
      Не огорчать его, а жить, как ваш отец,-
      Он добродетели всехвальной образец!"

      Пандольф.
      Разумна речь твоя. Что отвечает Лелий?

      Маскариль.
      Что отвечает он? Слоняется без цели.
      Конечно, сердце в нем порочно не до дна,
      В нем добродетели есть вашей семена,
      Но действует теперь он без соображенья,
      И если б я посмел вам сделать наставленье,
      Его могли бы вы смирить в кратчайший срок.

      Пандольф.
      Скажи...

      Маскариль.
      Есть тайна у него, и я давал зарок,
      Что сохраню ее. Но, вверясь вашей чести,
      Сей роковой секрет открою вам на месте.

      Пандольф.
      Отлично.

      Маскариль.
      Знайте же, что Лелий ваш влюблен.
      Простой невольницей он сильно увлечен.

      Пандольф.
      Я слышал про нее, но тронут я, не скрою,
      Что в точности теперь осведомлен тобою.

      Маскариль.
      Вы видите, что я в доверье у него.

      Пандольф.
      Доволен я тобой.

      Маскариль. Однако для того,
      Чтоб, к долгу возвратясь, послушным стал он снова,
      Вам надобно... (Боюсь промолвить это слово:
      Узнай об этом он - и я уже мертвец!)
      Так вот, я говорю, "чтоб положить конец
      Строптивости его, невольницу купите
      И в дальние края тихонько отошлите.
      С Ансельмом Труфальдин имел дела не раз,
      Так пусть Ансельм пойдет купить ее для вас.
      Доверьте мне ее немедленно тогда,
      Я подыщу купца без всякого труда.
      Обременителен не будет вам расход,
      А Лелий роковой красотки не найдет.
      Ведь если вы на брак склонить хотите сына,
      Так устраните же любви его причину.
      Предвидеть надобно, что даже если он
      В ярмо супружества и будет запряжен,
      Рабыня эта - ах! - в одно мгновенье может
      Нарушить мир в семье и счастье уничтожит.

      Пандольф.
      Вот дружеский совет! Одобрил я его!
      С Ансельмом сговорюсь. Что деньги? Ничего!
      Куплю невольницу, созданье роковое,
      И передам тебе. Доделай остальное. (Уходит.)

      Маскариль (один).
      Отправлюсь к Лелию предупредить его.
      Итак, да здравствуют и плут и плутовство!


      ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ
      Маскариль, Ипполита.

      Ипполита.
      Предатель! Значит, так ты обо мне хлопочешь!
      Теперь я поняла, что ты проделать хочешь!
      Я все здесь слышала и знаю наконец:
      Меня морочил ты, обманщик и подлец!
      Ты обещался мне - могла ль я сомневаться? -
      Леандра и меня соединить стараться,
      В уловках с демоном самим стать наравне,
      Чтоб Лелия в мужья не навязали мне,
      Избавить от него, отцовский план расстроя,
      А ты, наоборот, здесь мастеришь другое.
      Но берегись, смотри: есть способ, и простой,
      Покупке помешать, придуманной тобой.
      Иду немедленно...

      Маскариль. К чему же столько пыла!
      Сердитая, скажу, вас муха укусила,
      И вы, не думая, кто виноват, кто прав,
      Излили на меня неукротимый нрав.
      Ну что ж, я устранюсь. Чем слушать оскорбленья,
      Я предоставлю все на ваше усмотренье.

      Ипполита.
      Не думаешь ли ты ввести меня в обман
      И отрицать, что мне известен стал твой план?

      Маскариль.
      Я - отрицать? О нет! Здесь нужно пониманье.
      Поверьте, что для вас я прилагал старанья.
      Ведь хитрый мой совет, невинный на словах,
      Обоих стариков оставит в дураках.
      Как только Селию от них заполучу я,
      То Лелию ее немедленно вручу я.
      Когда же он ее в свою получит власть,
      Усилятся вдвойне любовь его и страсть,
      И ваш отец, Ансельм, узнав о том, в испуге
      Леандра предпочтет и вам отдаст в супруги.

      Ипполита.
      Как! Значит, этот план, что так меня потряс,
      Придуман для меня, мой Маскариль?

      Маскариль. Для вас.
      Но если вы мое не оценили рвенье
      И выносить от вас я должен оскорбленья,
      И вместо похвалы я слышу, наконец,
      Что я - де низкий плут, обманщик и подлец,-
      Намеренье свое готов признать я злое
      И уничтожу все задуманное мною.

      Ипполита (останавливает его).
      О, я прошу тебя: не будь ко мне суров!
      Прости мне вспыльчивость и резкость первых слов.

      Маскариль.
      Нет! Не мешайте мне! Имею я возможность
      Исправить вовремя свою неосторожность.
      Не будете пенять на преданность мою.
      Возьмите Лелия, я вам его дарю.

      Ипполита.
      Мой добрый Маскариль! Ты сердишься напрасно.
      Ты оказался прав, теперь мне это ясно.
      (Вытаскивает кошелек.)
      Загладить я хочу поступок скверный мой.
      Не можешь ты вконец поссориться со мной.

      Маскариль
      К несчастью, не могу, хоть и желал ужасно.
      Но ваша вспыльчивость, скажу я вам, опасна,
      И сердцу гордому всего труднее снесть,
      Когда намеренно его заденут честь.

      Ипполита.
      Ты прав, за тяжкие такие оскорбленья
      Возьми два золотых для чести исцеленья.

      Маскариль.
      Ну ладно, так и быть. Хоть я и щекотлив,
      Но гнева моего смягчается порыв.
      Обиды от друзей мы терпим и терпели.

      Ипполита.
      Но приведешь ли ты меня к желанной цели?
      Уверен ли ты сам, что этот смелый ход
      Любви моей придаст счастливый оборот?

      Маскариль.
      Вам беспокоиться, ей-богу, нет причины.
      Приберегаю я запасные пружины,
      И, если тактика моя не подойдет,
      Другую мы найдем и живо пустим в ход.

      Ипполита.
      Неблагодарною не будет Ипполита.

      Маскариль.
      Наживы не ищу, признаюсь вам открыто.

      Ипполита.
      Я вижу Лелия, и он тебя зовет.
      Прощай и не забудь, что Ипполита ждет!

      ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ
      Маскариль, Лелий.


      Лелий.
      Кой черт ты здесь торчишь! Ты обещал мне чудо -
      Одну медлительность я нахожу покуда.
      И если б не моя счастливая звезда,
      Я потерял бы все, и даже навсегда,
      Лишился бы навек любви и наслаждений
      И стал бы жертвою безумных сожалений.
      О, если б им тогда не повстречался я,
      Невольницу Ансельм забрал бы у меня.
      Он вел ее к себе. Но я отбил атаку,
      И старый Труфальдин, боясь ввязаться в драку,
      Взял Селию назад.

      Маскариль. Троих в один присест!
      Дойдем до десяти, а там поставим крест.
      Ведь это же для вас, о сумасброд отпетый,
      Он Селию купил по моему совету
      И должен был ее мне в руки передать.
      Но вы все хитрости разрушили опять
      Нет! Больше вам служить я никогда не буду.
      Пусть лучше превращусь хоть в мебель, хоть в посуду,
      В кочан капусты, в жбан, в свинью или в шандал!
      Идите к дьяволу, и чтоб вас черт побрал!
      (Уходит.)

      Лелий (один).
      Сведу в трактир сию почтенную особу,
      Пусть на бутылках там он вымещает злобу.

      ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

      ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
      Лелий, Маскариль.

      Маскариль.
      Желанью вашему невольно уступаю
      И клятвам прежним всем я ныне изменяю.
      Хоть отказался я заботиться о вас,
      Решил попробовать еще в последний раз.
      Уступчив я, скажу: вот если бы природе
      В угоду Маскариль был создан в женском роде,
      О, сколько бы чудес тогда увидел свет!
      Отсюда, право же, вам заключать не след,
      Что вмешиваться я в мои позволю планы
      И преждевременно разоблачать обманы.
      Прощу Ансельма вам, забудем о былом,
      Все, что нам надобно, мы у него возьмем,
      Но если вы еще себе дадите волю,
      То помощи моей вы не дождетесь боле.

      Лелий.
      Нет, я остерегусь, клянусь тебе, поверь,
      Увидишь, Маскариль...

      Маскариль. Запомните теперь,
      Уловка у меня задумана такая:
      Отец ваш зажился на свете, невзирая
      На то, что умереть ему давно пора,
      Так я убил его, но это лишь игра.
      Я слух распространил, что паралич мгновенный
      Разбил несчастного, лишая жизни бренной,
      Но предварительно, я сам устроил так,
      Что за город вчера отправился добряк.
      Он был оповещен (стараньями моими!),
      Что там, где занят он постройками большими,
      Дом новый возводя и украшая сад,
      Его рабочие нашли внезапно клад.
      Он бросился туда, и, так как за собою
      Всю дворню потащил, нас в доме только двое.
      Ансельму дал я знать, что. умер ваш отец
      И в холст уже зашит наш дорогой мертвец.
      Я все вам сообщил, а вас прошу особо:
      Играйте вашу роль; что до моей особы,
      То, если в чем-либо я попаду впросак,
      Вы вправе утверждать, что круглый я дурак.
      (Уходит).

      ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

      Лелий один. По правде, ум его престранным направленьем
      Ведет мою любовь к желанным наслажденьям.
      Но если кто-нибудь, подобно мне, влюблен.
      Для счастья своего на все согласен он,
      И, если страсть порой рождает преступленье,
      Пусть хитрости она послужит в извиненье,
      Которую теперь одобрить должен я.
      Затем, что от нее зависит жизнь моя.
      О небо! Вот они уже за разговором.
      Так постараемся хорошим быть актером!
      (Уходит.)

      ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
      Маскариль, Ансельм

      Маскариль.
      Я чувствую, что вас сразила эта весть.

      Ансельм.
      Так сразу умереть!

      Маскариль. Его вина здесь есть.
      Я сам корю его за спешку в этом деле.

      Ансельм.
      Как! Сразу умереть, не поболев с неделю!

      Маскариль.
      Кто из людей еще так спешно умирал!

      Ансельм.
      Что с Лелием?

      Маскариль. Увы! В отчаянье он впал:
      Колотит в грудь себя и рвется что есть силы -
      За папенькой своим он хочет лечь в могилу.
      И так горюет он о гибели отца,
      Что в саван завернуть пришлось мне мертвеца.
      Ведь, глядя на него, мой Лелий терпит муки,
      И как бы на себя не наложил он руки.

      Ансельм.
      Ты, право, должен был до ночи подождать,
      К тому же я его хотел бы повидать.
      Опасность кроется в столь раннем погребенье:
      На вид иной и мертв, но это заблужденье.

      Маскариль.
      Скончался он вполне, ручательство даю!
      Позвольте ж мне теперь продолжить речь, мою.
      Наш Лелий - в этом он находит утешенье -
      Решил роскошное устроить погребенье.
      Желает усладить он долю мертвеца
      И блеском похорон порадовать отца.
      Наследует он все, но, опыта лишенный,
      Он в денежных делах юнец неискушенный"
      Ведь часть его добра лежит в чужих краях.
      Другая часть его в бумагах, векселях.
      И вот поэтому он просит вас покорно,
      Простив, что давеча он вел себя так вздорно,
      Ему в последний раз дать временный заем.

      Ансельм.
      Да-да, ты говорил. Пойдем к нему, пойдем!
      (Уходит.)

      Маскариль (один).
      Ну, дело на мази! Неплохо для начала
      Но чтоб дальнейшее успеху отвечало,
      И чтобы не застрял кораблик на мели,
      Поглядывай вперед и правильно рули!

      ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
      Маскариль, Ансельм, Лелий.

      Ансельм.
      Пойдем! Не в силах я смотреть без сожаленья,
      Как запеленут он в столь странном положенье.
      Так скоро умереть! А утром был живой!

      Маскариль.
      Подчас в короткий срок проходят путь большой.

      Лелий (рыдая).
      Ах!

      Ансельм. Полно, милый мой! Ведь смерть неотвратима:
      Ей индульгенции не предъявить из Рима.

      Лелий.
      Ах!

      Ансельм. Неожиданно она разит живых
      И злые умыслы готовит против них.

      Лелий.
      Ах!

      Ансельм. Смерть как хищный зверь, и не вернуть мольбами
      Того, в кого она вцепилася зубами.
      Мы все подвластны ей...

      Лелий
      Ах!

      Маскариль. Тщетна эта речь:
      Закоренела скорбь, ее нельзя извлечь.

      Ансельм.
      А если доводы пред горестью бессильны,
      Так перестаньте же лить слезы так обильно!

      Лелий.
      Ах!

      Маскариль.
      Не уймется он! Нрав у него такой.

      Ансельм.
      К тому ж, поговорив с заботливым слугой
      (указывает на Маскариля),
      Я деньги вам принес согласно просьбе вашей.
      Чтоб похороны вы устроили папаше...

      Лелий
      Ах! Ах!

      Маскариль. Как скорбь его растет от этих слов!
      От этой мысли он в могилу лечь готов.

      Ансельм
      Как видно из бумаг, покойный ваш родитель
      Мне не отказывал ни в деньгах, ни в кредите,
      Так я его должник. Не будь я даже им,
      Прошу располагать имуществом моим.
      Возьмите. Прочее я передам вам вскоре.

      Лелий (удаляясь).
      Ах.

      ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ
      Маскариль, Ансельм.

      Маскариль.
      Бедный Лелий наш совсем предался горю!

      Ансельм.
      Скажи-ка, Маскариль: мне кажется, как раз
      Расписочку бы взять у Лелия сейчас.

      Маскариль.
      Увы!

      Ансельм. Игра судьбы внушает опасенья!

      Маскариль.
      Ах!

      Ансельм.
      Пусть он выдаст мне расписку в полученье.

      Маскариль.
      Не в силах он теперь о мертвом позабыть.
      Он успокоится, но надо погодить.
      Когда его печаль пойдет на облегченье,
      Я сам возьму с него все удостоверенья.
      Прощайте... Чувствую ужасной скорби власть.
      Отправлюсь к Лелию, чтоб с ним поплакать всласть,
      Ax! (Уходит.)

      Ансельм (один).
      В этом мире все - плачевная превратность,
      И каждый день тебе приносит неприятность,
      И никогда...

      ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ
      Ансельм, Пандольф.

      Ансельм. Ай-ай! Ну, мне сейчас конец!
      Пандольфа вижу я! Но он уже мертвец,
      Осунулся в лице, я это ясно вижу.
      О, умоляю вас, не подходите ближе!
      Меня всегда мутит при виде мертвецов.

      Пандольф.
      Что вызвало поток столь непонятных слов?

      Ансельм.
      Скажите издали, зачем вы появились?
      О, если оттого, что мы не распростились,
      Я уверяю вас: вы взяли лишний труд,
      Без церемонии мы обойдемся тут.
      Коль мучаетесь вы и ждете поминанья,
      К чему меня пугать? Даю вам обещанье,
      Клянусь, как человек, узнавший в жизни страх,
      Что досыта о вас намолятся в церквах.
      Уйдите, я вас умоляю,
      И пусть благие небеса
      Исполнят ваши телеса
      Святыми радостями рая!

      Пандольф (смеясь).
      Досадно, но давно я не смеялся так.

      Ансельм.
      Хоть и покойник вы, но, право, весельчак!

      Пандольф.
      Безумье иль игра, скажите, что такое:
      Покойником считать лицо вполне живое?

      Ансельм.
      Но вы же умерли! Я мертвым вас видал...

      Пандольф.
      Ужель скончался я и сам того не знал?

      Ансельм.
      Как только Маскариль мне эту весть поведал,
      Я горесть страшную всем существом изведал...

      Пандольф.
      Да что, вы бредите? Вы все еще во сне?
      Вы знаете меня...

      Ансельм. Одеты вы вполне
      Как небожителю и как самим вам сродно,
      Но с каждым мигом вы меняетесь свободно!
      И я боюсь, что вы, весь изменясь лицом,
      Начнете вверх расти и вымахнете с дом.
      Не изменяйтесь так, прошу вас, ради бога!
      Напуган слишком я и натерпелся много..

      Пандольф.
      В другие времена такая простота
      И легковерия такого пустота
      Меня бы развлекли, и вашей речи, право,
      Не прерывал бы я для собственной забавы.
      Но слух про смерть мою и этот мнимый клад,
      Который тщетно я искал весь день подряд,
      Родят в моей душе огонь сомнений злейших:
      Ведь Маскариль-то плут и из плутов первейших!
      Ни совесть на него не действует, ни страх,
      На злые каверзы способен он в делах.

      Ансельм.
      Как! Это был обман? Одно злоумышленье?
      О голова моя! В каком я положенье?
      Потрогаем его... Он самый, это так.
      Чума меня возьми! Попался, как дурак!
      Пожалуйста, Пандольф, держите все в секрете,
      А то посмешищем я буду в целом свете.
      О, помогите мне обратно раздобыть
      Те деньги, что я дал, чтоб вас похоронить!

      Пандольф.
      Вы дали денежки! Так вот в чем объясненье,
      Загвоздка тайная и камень преткновенья!
      Убыток ваш! А я не погляжу на вас,
      На Маскариля я пожалуюсь тотчас,
      В суд на него подам, ни много и ни мало -
      Его повешу я во что бы то ни стало! (Уходит.)

      Ансельм (один.)
      А я-то, простачок, доверился лгуну!
      Ужель я потерял и разум и мошну?
      Но это поделом! Хоть голова седая,
      А делать глупости я быстро поспеваю.
      Не вникнув, не поняв, серьезно или нет...
      Вот кстати Лелий.

      ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ
      Ансельм, Лелий.

      Лелий (не замечая Ансельма).
      Ну, имея сей билет,
      Я к Труфальдину в дом могу теперь явиться.

      Ансельм.
      Вы с горем, кажется, успели распроститься?

      Лелий.
      Не говорите так! Покинет ли оно
      То сердце, где ему так много отдано?

      Ансельм.
      Прошу вас выслушать сейчас мое признанье:
      Ошибка вышла тут без моего желанья.
      Я деньги вам давал. Мне кажется, средь них
      Попалось несколько фальшивых золотых.
      Хочу их заменить монетой полноценной.
      Мошенники у нас так стали дерзновенны
      И все у нас в стране подделками кишит,
      Что подозрение любой теперь внушит.
      Повесить жуликов без всякого зазренья!

      Лелий.
      Я благодарен вам за это предложенье,
      Но фальши, кажется, не замечаю в них.

      Ансельм.
      Я разберусь в них сам, вы только дайте их!
      Лелий отдает ему деньги.
      Так. Это все?

      Лелий. Да, все.

      Ансельм. Ах, до чего приятно!
      Ну, денежки мои, скорей в карман обратно!
      А вы, презренный плут, остались ни при чем.
      Отца в покойники произвели живьем!
      Что сделали бы вы из будущего тестя?
      Ну, зятя подобрал себе я на бесчестье!
      Уж подлинно, зятек попался хоть куда!
      На вашем месте я сгорел бы со стыда. (Уходит.)

      Лелий(один). Не скажешь ничего. Сюрприз необычайный.
      Как это мог Ансельм пронюхать наши тайны?

      ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ
      Лелий, Маскариль.

      Маскариль.
      Куда пропали вы? Ищи повсюду вас!
      Aral Что скажете? Победа на сей раз!
      Любого жулика шесть раз переплутую!
      Давайте денежки. Невольницу куплю я.
      От удивления Леандр разинет рот.

      Лелий.
      Мой бедный Маскариль! Внезапный поворот!
      Превратности судьбы кто может знать заране?

      Маскариль.
      Как? Вновь беда?

      Лелий. Ансельм, проведав об обмане,
      Все деньги отобрал, что раньше дал в кредит,
      Сказав, что в них-де фальшь, что он -их обменит.

      Маскариль.
      Вы шутите?

      Лелий. Увы! Не может быть сомненья.

      Маскариль.
      Нет, это все всерьез?

      Лелий. В таком я огорченье!..
      Я чувствую, что ты рассердишься опять.

      Маскариль.
      Я, сударь? Что вы! Нет! Мне вредно ведь серчать,
      Поберегу себя. Мне все равно отныне,
      Свободна Селия или еще рабыня,
      Купил ее Леандр иль не купил ее,
      Мне безразлично все, здесь дело не мое.

      Лелий.
      Не проявляй ко мне такое безразличье.
      Ошибки небольшой я признаю наличье,
      Но, не случись беды - ты это сам признал, -
      Печаль сыновнюю я ловко разыграл,
      И скорбь моя была столь явно погребальной,
      Что глазу всякому казалась натуральной.

      Маскариль.
      Да, истинно скажу, есть чем похвастать вам.

      Лелий.
      В ошибке сделанной я повинился сам.
      Но если для тебя хоть что-нибудь я значу,
      Ты должен мне помочь исправить неудачу.

      Маскариль.
      Нет-нет, благодарю, по горло занят я.

      Лелий.
      Дружок мой Маскариль!

      Маскариль. Нет.

      Лелий. Только для меня!

      Маскариль.
      Нет-нет, не стану я.

      Лелий. Просить тебя бесплодно?
      Ну, я убью себя.

      Маскариль. Уж это как угодно.

      Лелий.
      Тебя мне не смягчить?

      Маскариль. Нет!

      Лелий. Видишь лезвие?

      Маскариль.
      Да.

      Лелий. В грудь его воткну.

      Маскариль. Что ж, дело не мое!

      Лелий.
      Тебе не будет жаль лишить меня дыханья?

      Маскариль.
      Нет.

      Лелий. Маскариль, прощай!

      Маскариль. Прощайте, до свиданья!

      Лелий.
      Как?

      Маскариль.
      Заколитесь же. К чему весь этот шум?

      Лелий.
      Клянусь, что ты не прочь присвоить мой костюм
      И только ждешь: авось покончу я с собою.

      Маскариль.
      Ну, разве я не знал, что это напускное,
      Что клятвы разные легко произносить,
      Но нынче редко кто решит себя убить!

      ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ
      Те же, Труфальдин и Леандр.
      Труфальдин и Леандр разговаривают между собой в глубине сцены.

      Лелий.
      Что вижу я! Леандр - и с Труфальдином вместе!
      Он купит Селию. Сейчас умру на месте!

      Маскариль.
      Невольницу купить, конечно, хочет он,
      А коли деньги есть, желание - закон.
      Что до меня, я рад. А вам - вознагражденье
      За ваши промахи, за ваше нетерпенье.

      Лелий.
      Как быть? Дай мне совет, пожалуйста, молю!

      Маскариль.
      Не знаю.

      Лелий. Уходи, я в ссору с ним вступлю.

      Маскариль.
      А что получится?

      Лелий. Где хитрость, да такая,
      Чтоб помешать ему?

      Маскариль. Ну, так и быть, прощаю.
      На вас я обращу свой милостивый взгляд.
      К Леандру перейдем. На деликатный лад
      Попробуем теперь узнать его затеи.
      Лелий уходит.

      Труфальдин (Леандру).
      Так, дело сделано. Пускай придут скорее.
      (Уходит).

      Маскариль (про себя).
      Обманом должен я доверье вызвать в нем,
      Чтобы, разведав все, мешать ему потом.
      (Уходит.)

      Леандр. (один).
      О, слава небесам! Опасность миновала.
      За счастие свое я не боюсь нимало,
      И, что бы Лелию на мысля ни взбрело,
      Не в состоянии он причинить мне зло.

      ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ
      Леандр, Маскариль.

      Маскариль (возвращаясь).
      Ай! Помогите! Ай! На помощь! Кровопийца!
      Ай-ай! Ай-ай! Палач! Не человек - убийца!

      Леандр.
      Что сделали тебе? В чем дело? Что и кто?

      Маскариль.
      Мне палок двести штук вкатили ни за что.

      Леандр.
      Кто?

      Маскариль.
      Лелий.

      Леандр. А за что?

      Маскариль. По поводу пустому.
      Поколотил меня и выгнал вон из дому.

      Леандр.
      Конечно, он неправ.

      Маскариль. О, видит бог, клянусь,
      Я отомщу тебе, с тобой я разочтусь!
      Ты у меня, драчун, узнаешь, что такое
      Ни за что ни про что всЈм наносить побои!
      Ведь я хоть и лакей, но не бесчестен, нет,
      И, продержав меня на службе столько лет,
      В уплату ты не смел хвататься за дубину
      Чтоб заодно задеть и честь мою и спину!
      Да-да, я говорю - с тобой расправлюсь я!
      В рабыню ты влюблен, и ты просил меня,
      Чтоб я тебе помог, но я ее нарочно -
      Пусть черт меня возьмет! - отдам другому срочно!

      Леандр.
      Спокойно, Маскариль, и не волнуйся зря!
      Ты мне понравился. Давно желаю я
      В лакеи для себя заполучить такого
      Молодчика, как ты,- усердного, прямого,
      И если ты не прочь и служба по тебе,
      То я немедленно беру тебя к себе.

      Маскариль.
      Отлично, сударь, вам я послужу как надо,
      И этим Лелию я причиню досаду,
      И случай мне теперь представится как раз
      Отметить обидчику и тем уважить вас.
      Ну, словом, - Селию заполучу умело.

      Леандр.
      Моя любовь сама свершила это дело.
      Бесценный сей предмет меня воспламенил,
      И я красавицу за полцены купил.

      Маскариль.
      Как! Селия у вас?

      Леандр. Была бы здесь со мною,
      Когда б располагал я сам своей судьбою.
      Я подчинен отцу. Что ж делать? Он письмом
      Мне волю объявил. Его желанье в том,
      Чтоб я немедленно венчался с Ипполитой.
      Гневить теперь отца я не хочу открыто,
      И Труфальдину так сказал нарочно я,
      Что я-де Селию купил не для себя
      И что мое кольцо - примета, по которой
      Он Селию отдаст, согласно договору.
      Но надобно приют измыслить мне такой,
      Чтоб милую укрыть от зависти людской,
      Убежище иметь такое на примете,
      Чтоб там невольницу я мог держать в секрете.

      Маскариль.
      Под самым городом мне хорошо знаком -
      Мой родич в нем живет - уединенный дом.
      Вы можете ее устроить там негласно:
      Весьма укромно там и вовсе безопасно.

      Леандр.
      Услугу важную мне тем окажешь ты!
      Вот перстень мой, ступай за чудом красоты:
      Коль Труфальдину ты покажешь знак условный,
      Он Селию тебе вручит беспрекословно.
      Ты мне ее в тот дом доставишь сей же час...
      Тсс!.. Ипполита здесь, она услышит нас.

      ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ
      Те же и Ипполита.

      Ипполита.
      Я новость некую вам сообщить имею,
      Но будете ли вы, Леандр, довольны ею?

      Леандр.
      Чтоб точный дать ответ и правильно судить,
      Необходимо знать...

      Ипполита. Прошу вас проводить
      Меня. Я в церковь шла. Поговорим дорогой.

      Леандр (Маскарилю).
      Исполни мой приказ. Без промедленья! Трогай!

      ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ
      Маскариль один.

      Маскариль.
      Ну, я по-своему исполню твой приказ.
      Таких счастливчиков не встретишь много раз!
      Добудем Селию. Как счастлив будет Лелий,
      Простейшим способом придя к желанной цели
      И счастье полное приняв из рук того,
      Кто был опаснейшим соперником его!
      За подвиг этакий поистине я стою,
      Чтоб с лаврами меня писали, как героя,
      И подпись сделали под золотой узор:
      Vivat Mascarillus, jourbum imperator!

      ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ
      Маскариль, Труфальдин.

      Маскариль. Эй, эй!

      Труфальдин.
      Что надо вам?

      Маскариль. Колечко это может
      Вам рассказать, зачем я вас посмел тревожить.

      Труфальдин.
      Я узнаю кольцо и знаю, чья рука.
      Пойду за Селией, побудьте здесь пока.

      ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ
      Те же и гонец.

      Гонец.
      Здесь некий человек как будто квартирует?

      Труфальдин. Кто?

      Гонец. Труфальдином, что ль, себя он именует.

      Труфальдин.
      А что вам до него? Я самый, Труфальдин.

      Гонец.
      Я должен вам письмо доставить, господин.

      Труфальдин (читает письмо).
      "Открыло небо мне, что дочь моя, случайно
      Пропавшая, когда ей шел четвертый год,
      Была украдена и в вашем доме тайно
      Под кличкой Селии в невольницах живет.
      О, если чувства вам отцовские знакомы
      И кровных уз родства и вам не превозмочь,
      Храните дочь мою в стенах родного дома
      Так, как хранили бы свою родную дочь!
      Я лично к вам за ней явлюсь без промедленья
      И вас за хлопоты хочу так наградить,
      Что вы прославите счастливое мгновенье,
      Когда вы счастье мне сумели возвратить.
      Мадрид.
      Дон Педро де Гусман,
      маркиз де Монталькам.
      Хоть этой нации я мало доверяю,
      Цыгане мне тогда, рабыню продавая,
      Сказали, что придут за ней когда-нибудь,
      И все затраты мне должны тогда вернуть.
      А я-то между тем, поддавшись нетерпенью,
      Чуть-чуть не упустил свое вознагражденье! (Гонцу.)
      Мгновение - и вы могли бы опоздать:
      Я эту девушку уже хотел продать,
      Но если так - конец. Ее поберегу я.
      Гонец уходит.
      (Маскарилю.) Вы сами слышали. Я весть узнал такую!..
      Скажите же тому, кто вас ко мне прислал,
      Что обещание свое я не сдержал
      И деньги возвратил

      Маскариль. Он не снесет позора,
      Который вы ему...

      Труфальдин. Ступай! Без разговора!

      Маскариль (один).
      Вот неожиданность! Вот это так щелчок!
      Решительно, скажу, препятствует нам рок!
      Испанец-негодяй причина всей тревоги,
      Хоть громом бы его убило по дороге!
      Да, все так хорошо по виду началось,
      И столь плохой конец увидеть нам пришлось!

      ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ
      Маскариль, Лелий.
      Лелий смеется.

      Маскариль.
      Что вызвало у вас веселие такое?

      Лелий.
      Ой, дай похохотать! Я все тебе открою.

      Маскариль.
      Я посмеяться рад - причина есть тому.

      Лелий.
      Теперь уже твои упреки ни к чему.
      Не станешь ахать ты и охать беспрестанно,
      Что хитрости твои срываю постоянно.
      Я штуку сам удрал и, право, похвалюсь.
      Бываю я горяч, бывает, я зарвусь,
      Но если захочу, мое воображенье
      Способно действовать другим на удивленье.
      Ты сам признаешься, что вряд ли кто другой
      Способен был дойти до хитрости такой

      Маскариль.
      Узнаем действие, сего воображенья.

      Лелий.
      Увидев давеча, сгорая от волненья,
      Что Труфальдин завел с Леандром разговор,
      Стал думать я о том, как дать врагу отпор,
      И, углубясь в себя усильем неустанным,
      Я мысль одну зачал и разродился планом,
      И этот план таков, что ты хоть и силен,
      Все хитрости твои заткнет за пояс он.

      Маскариль.
      Так в чем же этот план?

      Лелий. Сейчас. Прошу вниманья!
      Вот! Труфальдину в дом направил я посланье
      Как бы от имени вельможи одного,
      Который вдруг узнал, что, дескать, дочь его,
      Что в детстве продана ворами на чужбину,
      Под кличкой Селии попала к Труфальдину,
      Что хочет этот гранд за дочерью прибыть,
      Что просит девушку вниманьем окружить,
      Что из Испании он выезжает скоро
      И что везет с собой подарки для сеньора
      Такие, что сполна вознаградят его.

      Маскариль.
      Отлично.

      Лелий. Подожди! Конец смешней всего!
      Письмо отправлено, дошло по назначенью.
      И, знаешь, Селия в то самое мгновенье
      У покупателя уже была в руках,
      И этот человек остался в дураках!

      Маскариль.
      Сам черт вам пособлял при фокусе подобном.

      Лелий.
      Ты не считал меня на тонкости способным,
      Ну, а сейчас и ты обязан похвалить,
      Как ловко я сумел Леандра отстранить.

      Маскариль.
      Не знаю слов таких, чтоб вас хвалить достойно,-
      Ведь выражаюсь я неловко и нестройно.
      Не в силах я воспеть сей подвиг боевой,
      Сей ход, придуманный с натугою такой,
      Сей редкий вымысел, сей плод воображенья,
      Что действует всегда другим на удивленье.
      Коснеет мой язык. Хотел бы я изречь,
      Как древние мужи, изысканную речь
      И вам сказать в стихах иль в самой лучшей прозе:
      Что вам всю жизнь стоять в одной и той же позе.
      Что от рождения по самый ваш конец
      Вы будете ума превратный образец,
      А это значит то, что смысл у вас хромает,
      Рассудок набекрень, понятие страдает,
      Что вы не человек, а шалый ветрогон, o
      Что если кличек вам я дал бы миллион,
      По справедливости, и это будет мало!

      Лелий.
      Откуда эта злость вдруг на тебя напала?
      Что сделал я тебе? Скажи мне, что с тобой?

      Маскариль.
      Что? Ровно ничего. Не следуйте за мной.

      Лелий.
      Нет, я последую и тайну разузнаю.

      Маскариль.
      Придется походить. Я вас предупреждаю,
      Что это будет вам изрядный моцион! (Уходит.)

      Лелий (один).
      Ай-ай! Ну и беда! Меня покинул он!
      Я смысл его речей совсем не понимаю,
      И в чем я виноват, решительно не знаю!

      ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

      ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
      Маскариль один

      Маскариль.
      О доброта моя! Молчи, молю тебя!
      Тебя, безумную, не стану слушать я!
      А ты, мой грозный гнев, ты прав! Ах, неужели
      Мне вечно исправлять то, что напутал Лелий?
      Ах, мочи нет терпеть! Давно кончать пора!
      Опять из-за него проиграна игра!
      А впрочем, надобно размыслить без волненья.
      Ведь если я теперь поддамся нетерпенью,
      Все скажут: "Маскариль от трудностей бежал,
      Он выдохся совсем и плутни исчерпал".
      Я, может быть, тогда утрачу уваженье,
      Которое дает общественное мненье,
      Признавшее меня отменным хитрецом
      За то, что я еще не пасовал ни в чем.
      Послушай, Маскариль! Ведь слово "честь" красиво,
      Так пусть в твоих трудах не будет перерыва,
      И хоть твой господин тебя порою злит,
      Трудись не для него - ты будешь знаменит. Увы!
      Напрасный труд, одно водотолченье!
      Ведь он все замутит в единое мгновенье,
      Он отступить тебя заставит, как всегда,
      И будет весь твой труд как в решете вода,
      И хитростей твоих прекраснейшие зданья
      Поток его безумств снесет до основанья.
      Ну что ж! В последний раз! Еще один удар!
      Рискнем на счастие и применим свой дар.
      Но если Лелий мой мне помешает снова,
      То Маскариль уйдет, не говоря ни слова,
      Хоть мы вернулись бы опять на верный путь,
      Сумев соперника искусно обмануть.
      О, если бы Леандр устал за мной тянуться
      И замыслам моим дал время развернуться!
      Есть в голове моей один прехитрый ход,
      Он предвещает нам удачнейший исход.
      Леандр мешает мне, и надо безусловно
      Убавить несколько его огонь любовный.

      ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
      Маскариль, Леандр.

      Маскариль.
      Я, сударь, зря ходил - он слово взял назад.

      Леандр.
      Он сделал мне уже подробнейший доклад,
      И более того: мне сообщили тоже,
      Что кража дочери, послание вельможи
      И будущий приезд испанского отца -
      Все сплошь придумано, с начала до конца.
      ВсЈ штучки Лелия, все выдумка пустая,
      Чтоб Селию не мог купить я, как желаю.

      Маскариль.
      Какая выдумка?

      Леандр. Но Труфальдин-простак
      Всем этим вымыслам поверил, как дурак:
      Он клюнул на крючок и, проглотив приманку,
      Не хочет даже знать истории изнанку.

      Маскариль.
      Отныне Селию он будет охранять.
      Нельзя ее купить, нельзя и силой взять.

      Леандр.
      Ее уже давно я находил премилой,
      Теперь же сердце мне она совсем пленила,
      И я сейчас готов соединиться с ней.
      А если не найду к тому других путей,
      Ей всем пожертвую, чтоб снять с нее оковы,
      И мы пред алтарем дадим друг другу слово.

      Маскариль.
      Вы женитесь на ней?

      Леандр. Не знаю. Хоть она
      Происхождением, быть может, незнатна,
      Но добродетелью и грацией прекрасной
      Влечет к себе сердца какой-то силой властной.

      Маскариль.
      Что? Добродетелью?

      Леандр. Ты что-то буркнул вдруг?
      Изволь-ка, сударь мой, высказываться вслух.

      Маскариль.
      Вы стали на глазах в лице переменяться.
      Я лучше помолчу. К чему вам волноваться?

      Леандр.
      Нет, говори!

      Маскариль. Скажу из чувства доброты,
      Хочу .освободить я вас от слепоты.
      Девица эта...

      Леандр. Ну?

      Маскариль. Совсем не бессердечна,
      Податлива она - наедине, конечно.
      Хоть у нее всегда ужасно строгий вид,
      Но честь ее, клянусь, не мрамор, не гранит.
      Хоть кажется она на людях недотрогой,
      Я мог бы рассказать о ней вам очень много.
      Мне несколько знаком по службе ихний полк,
      И в этой дичи я отлично знаю толк.

      Леандр.
      Что?

      Маскариль.
      Добродетели здесь видимость пустая,
      Тень добродетели, охрана подставная,
      И тает эта тень, прозрачна и легка,
      От золотых лучей любого кошелька.

      Леандр.
      Молчи! Что ты сказал? Не стану слушать доле!

      Маскариль.
      Все, сударь, говорят, что есть свобода воли:
      Свободны вы вполне, я не неволю вас.
      С притворщицею в брак вступайте хоть сейчас,
      Но, повенчавшись с ней, смотрите в оба глаза:
      С общественным добром вы породнитесь сразу.

      Леандр.
      Вот неожиданность!

      Маскариль (в сторону).А рыбка-то клюет,
      Сейчас зацепится. Ну, Маскариль, вперед!
      Занозу острую ты вынимаешь разом!

      Леандр.
      Меня ты поразил убийственным рассказом.

      Маскариль.
      Ужели вы могли...

      Леандр. Довольно, уходи!
      Я с почтой жду письма. Сходи за ним, сходи.
      Маскариль уходит.
      Кто б не поверил ей? Лицо ее красиво,
      Но, если он не врет, обманчиво и лживо.

      ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
      Леандр, Лелий

      Лелий.
      Что огорчило вас? Что это за предмет?

      Леандр.
      Меня?

      Лелий. Да, вас.

      Леандр. Ничуть. Таких предметов нет.

      Лелий.
      Причина - Селия. Нетрудно догадаться.

      Леандр.
      За малостью такой не стану я гоняться.

      Лелий.
      Вы были, кажется, ужасно влюблены,
      Но тщетно. И теперь все отрицать должны.

      Леандр.
      Будь я такой глупец, что дорожил бы ею,
      Я высмеял бы вас и всю вашу затею.

      Лелий.
      Затею? Не пойму.

      Леандр. Нам ясно все теперь.

      Лелий.
      Что именно?

      Леандр. Да все - где потолок, где дверь.

      Лелий.
      Я, право, не пойму! Пустые назиданья!

      Леандр.
      Ну что ж, упорствуйте в своем непониманье,
      Но знайте: никогда не стану я хитро
      Оспаривать у вас подобное добро.
      Я красоту люблю, когда в ней нет порока,
      А брошенный кусок ценю я невысоко.

      Лелий.
      Потише вы, Леандр!

      Леандр. В наивности своей
      Ступайте к Селии и угождайте ей -
      Вы женские сердца пленяете отлично.
      Хоть личико у ней красиво необычно,
      Но остальное все успело общим стать.

      Лелий.
      Я вас прошу, Леандр: не надо продолжать.
      За Селию сносить готов я оскорбленья,
      Но к ней я требую хотя бы уваженья.
      Клянусь, что не могу я допустить того,
      Чтоб кто-нибудь мое порочил божество,
      И уверяю вас, что вы своей любовью
      Не так противны мне, как лживое злословье.

      Леандр.
      Все это я узнал из очень верных рук.

      Лелий.
      Вам висельник солгал, по нем скучает сук
      На этой девушке нет пятнышка дурного!
      Я знаю Селию...

      Леандр. А Маскариль иного
      Держался мнения. Притом же он знаток.
      Он осудил ее.

      Лелий. Ого!

      Леандр. Он сам!

      Лелий. Он мог
      Так подло клеветать на чистое созданье
      И думает, что я сдержу негодованье?
      О, он откажется!

      Леандр.
      Откажется? Ничуть!

      Лелий.
      Под палками его заставлю присягнуть,
      Чтоб он не распускал столь мерзостного слуха.

      Леандр.
      Отрежу я ему сейчас же оба уха,
      Чтоб он ответственность за эти речи нес.

      ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
      Те же и Маскариль.

      Лелий.
      Ara! Да вот и он! Сюда, паршивый пес!

      Маскариль.
      Как? Что?

      Лелий. Итак, змея, ты жало обнажаешь,
      И против Селии его ты направляешь?
      Ты смеешь задевать подлейшей клеветой
      Ту, что унижена, но блещет чистотой?

      Маскариль (Лелию, тихо).
      Потише! Это все - мое изобретенье.

      Лелий.
      Не смей подмигивать, брось эти развлеченья!
      Я слушать не хочу. Я глух, я слеп, я нем!
      Будь здесь мой брат родной, не дорожу никем!
      Кто в божестве моем найдет хоть тень порока,
      Обидит тот меня и оскорбит глубоко.
      Не делай знаков мне! Скажи: что ты наплел?

      Маскариль.
      К чему нам ссориться? Я лучше бы ушел.

      Лелий.
      Ты не уйдешь.

      Маскариль. Ай-ай!

      Лелий. Ну, говори скорее!

      Маскариль. (Лелию, тихо).
      Пустите! Я сказал, что то моя затея.

      Лелий.
      Скорей! Что ты сказал? Я слушаю! Итак?

      Маскариль (Лелию, тихо).
      Да я же вам сказал! Не горячитесь так.

      Лелий (выхватывает шпагу).
      Тебя заговорить заставлю по-иному.

      Леандр (останавливает его).
      Стой! Воли не давать безумию такому!

      Маскариль (в сторону).
      Видал ли свет еще такого дурака?

      Лелий.
      Я тяжко оскорблен. Расправы ждет рука.

      Леандр.
      Как! Бить его при мне? Нет-нет, я не позволю.

      Лелий.
      Что? Бить моих людей уж я не вправе боле?

      Леандр.
      Здесь ваших нет людей.

      Маскариль. (в сторону). Он выдаст все опять!

      Лелий.
      Пусть до смерти его я стал бы избивать,
      Так что ж? Он мой слуга.

      Леандр. Теперь, однако, наш он.

      Лелий.
      Мне это нравится! А почему же ваш он?
      Должно быть...

      Маскариль (Лелию, тихо).
      Тише!.. Тсс!..

      Лелий. Что хочешь ты сказать?

      Маскариль (в сторону).
      Ах, изверг! Ах, палач! Не может он понять.
      Как ни мигай ему, он продолжает злиться.

      Лелий.
      Вы грезите, Леандр! Плетете небылицы!
      Как! Он мне не слуга?

      Леандр. А разве вы его
      Не выгнали взашей бог весть из-за чего?

      Лелий.
      Не ведаю о том.

      Леандр. И вне себя, с досады
      Вы палками его не били без пощады?

      Лелий.
      Да что вы? Никогда! Не выгнал и не бил.
      Вы шутите, Леандр? Иль, может, он шутил?

      Маскариль (в сторону).
      Трудись, трудись, дурак, себе на утешенье!

      Леандр. (Маскарилю)
      Так, значит, палки те - игра воображенья?

      Маскариль.
      Да что он говорит? Он позабыл...

      Леандр. Нет-нет!
      Все, что я слышал здесь, идет тебе во вред.
      Я в новой хитрости тебя подозреваю,
      Но за находчивость на этот раз прощаю.
      Невольно он открыл мне твой коварный план,
      Я понял, для чего ты ввел меня в обман.
      Хоть лживою меня ты обманул игрою,
      Но, к счастью, я плачу недорогой ценою.
      Как в книгах пишется: здесь сноска - примечай!
      Слуга покорный ваш. Ну, Лелий мой, прощай! (Уходит).

      ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ
      Лелий, Маскариль.

      Маскариль.
      Вперед, мой сын, смелей! Счастливыми стопами!
      Знамена по ветру! Победа перед нами!
      Играй Олибрия, будь душегубом, будь!

      Лелий.
      Он мне сказал, что ты осмелился сболтнуть
      По адресу...

      Маскариль. А вы? Конечно, без сомненья,
      Вы не могли стерпеть такое измышленье,
      Такой решительный удар его любви.
      Притворство не по вас, у вас огонь в крови!
      К сопернику его в доверье я втираюсь,
      Возлюбленной его вот-вот я добиваюсь,-
      Он подставным письмом меня у цели сбил.
      Соперника его я охлаждаю пыл,-
      Сопернику глаза он открывает смело.
      Пытаюсь знаками ему сказать, в чем дело,-
      Ему заботы нет. Старается, храбрец,
      И, все разоблачив, доволен под конец!
      Да, вот вам следствие безумного порыва,
      Все рвущего в клочки, что сплел я терпеливо.
      Ну и фантазия! Отдать ее в музей!
      Там будет зрелищем она для королей.

      Лелий.
      Не удивляюсь я, твои расстроив планы.
      Не зная их вперед, всегда мешать я стану
      И сотню промахов наделаю...

      Маскариль. Пускай!..

      Лелий.
      О замыслах твоих меня предупреждай,
      Лишь в этом случае ты вправе рассердиться.
      Я не могу тебя заставить мне открыться,
      И попадаю я поэтому впросак.

      Маскариль.
      Вы в фехтовании искусник и мастак:
      У вас имеется способность роковая
      Вступать не вовремя и падать отступая.

      Лелий.
      Что было, то прошло, не стоит вспоминать.
      Зато теперь Леандр не в силах мне мешать,
      А ты поможешь мне - тебе я доверяю.

      Маскариль.
      Теперь пойдет у нас материя другая.
      Я сдаться не могу так сразу на слова.
      Рассержен слишком я. Вы мне должны сперва
      Услугу оказать, там разберемся с вами,
      Возьмусь ли вашими руководить делами.

      Лелий.
      О, если это так, не стану спорить я!
      Что надобно тебе? Рука иль кровь моя?

      Маскариль.
      Что за фантазии в мозгу его роятся!
      Да, видно, вы из тех любителей подраться,
      Которым выхватить убийственный клинок
      Стократ приятнее, чем вынуть кошелек.

      Лелий.
      Что сделать для тебя?

      Маскариль. Так вот задача ваша:
      Утихомирьте гнев почтенного папаши.

      Лелий.
      Мы заключили мир.

      Маскариль. Мир этот не для нас.
      Его я уморил сегодня ради вас.
      Напоминания подобные, понятно,
      Для стариков всегда бывают неприятны:
      Они им говорят о близости конца
      И мысли грустные терзают им сердца.
      А ваш отец, хоть стар, желает жить на свете.
      За шутки глупые останусь я в ответе.
      Он на меня сердит, подвох он видит тут.
      Я слышал, на меня подать он хочет в суд,
      И опасаюсь я, что, угодив в темницу,
      Квартирой даровой могу я соблазниться
      И будет нелегко мне из нее уйти,
      Затем что на меня найдутся там статьи:
      Ведь в наш проклятый век - я сам тому свидетель-
      Немало зависти рождает добродетель.
      Смягчите гнев отца...

      Лелий. Да, мы его смягчим,
      Но обещайся мне...

      Маскариль. Потом поговорим.
      Лелий уходит.
      Пора бы отдохнуть! Минуту передышки!
      На время прекратим течение интрижки.
      Зачем, как домовой, носиться взад-вперед?
      Леандр безвреден нам, он не идет в расчет,
      И Селия теперь, без всякого сомненья...

      ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ
      Маскариль, Эргаст.

      Эргаст.
      Хочу, мой друг, тебе я сделать одолженье
      И сообщу сейчас один большой секрет.

      Маскариль.
      А что?

      Эргаст. Поблизости чужих ушей здесь нет?

      Маскариль.
      Нет.

      Эргаст. Мы с тобой друзья, ты это твердо знаешь.
      Хозяин твой влюблен, ему ты помогаешь.
      Остерегайтесь же: Леандр собрал друзей,
      Чтоб выкрасть Селию, как мне сказал лакей.
      Все подготовлено. В успехе он уверен.
      С толпою масок он проникнуть в дом намерен,
      Воспользовавшись тем, что к Труфальдину в дом
      Приходят женщины под маской вечерком.

      Маскариль.
      Ах вот как! Хорошо. Ему гордиться рано!
      Под носом у него я этот кус достану.
      Имею про запас я бесподобный ход,-
      Он в собственный капкан сегодня попадет.
      Еще не оценил мое он дарованье.
      Прощай, до скорого! Мы выпьем при свиданье!
      Эргаст уходит.

      ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ
      Маскариль один.

      Маскариль.
      Хочу я применить счастливый оборот,
      Который с головой Леандра выдает,
      И неожиданно, пойдя на удалую,
      Фортуну попытать, нимало не рискуя.
      Замаскируемся, опередим его, -
      Он сделать против нас не сможет ничего.
      И если Селию похитим мы с налету,
      Он будет вынужден платить за нас по счету,
      Затем что план его почти уже раскрыт
      И подозрение на нем одном лежит.
      Соперника теперь бояться нам не надо,
      И за последствия мы избежим награды.
      Нет, подозрения не лягут на меня,
      И вытащит сосед каштаны из огня!
      Замаскируемся, нельзя терять минуты,
      Предупрежу друзей, они лихие плуты -
      Я знаю, где нора,- без всякого труда
      Охотников и снасть добуду я всегда.
      Поверьте: в хитростях есть у меня сноровка
      И за меня горой все воры и воровки.
      Ведь я же не такой отъявленный педант,
      Чтоб прятать богом мне ниспосланный талант. (Уходит)

      ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ
      Лелий, Эргаст.

      Лелий.
      Ага! Он маскарад задумал с похищеньем?

      Эргаст.
      Да, так оно и есть. С подобным сообщеньем
      Пришел ко мне один из шайки. Зная вас,
      За Маскарилем я отправился тотчас.
      Он говорит, что сам расстроит это дело
      Особой хитростью, придуманной умело.
      Но все же я решил, теперь увидев вас,
      Сказать вам обо всем. За дело, в добрый час!

      Лелий.
      Да, ты мне оказал изрядную услугу,
      Тебя за весточку я награжу, как друга.

      ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

      Лелий один.
      Конечно, Маскариль кой-что изобретет,
      Но пособить ему хочу я в свой черед:
      Из-за меня идет вся эта перепалка,
      Так пусть не говорят, что я стою как палка.
      Уж поздно - удивит, пожалуй, мой приход,
      И только трости мне теперь недостает.
      Что ж! Пусть попробуют - любого искромсаю:
      Два пистолета здесь и шпага неплохая.
      Эй! Эй! На пару слов!

      ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ
      Лелий, Труфальдин у окна.

      Труфальдин.
      Кто там еще теперь?

      Лелий.
      Сегодня вечером заприте крепче дверь.

      Труфальдин.
      Зачем?

      Лелий. Затем, что вам сыграют серенаду
      Переодетые под видом маскарада,
      Чтоб вашу Селию украсть.

      Труфальдин. О боже мой!

      Лелий.
      Они немедленно к вам явятся домой.
      Постойте у окна и посмотрите сами...
      Ага! Что я сказал? Вся шайка перед вами!
      Ну, я молодчиков изрядно осрамлю.
      Теперь пойдет игра, я вас повеселю.

      ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ
      Те же и Маскариль со спутниками в масках.

      Труфальдин.
      Перехитрить меня бродяги замышляли!

      Лелий.
      А, маски! Вы куда? Дознаться мне нельзя ли?
      Откройте ряженым, эй, Труфальдин, дружок!
      (Маскарилю, переодетому в женское платье.)
      О, как она мила, какой у ней глазок!
      Вы недовольны? Ах! Но я вас плохо вижу!
      Нельзя ли маску снять, чтоб вас увидеть ближе?

      Труфальдин.
      Пройдохи, жулики! Вон, говорят вам, вон!
      А вам, о мой синьор, спасибо. Добрый сон!
      (Отходит от окна.)

      ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ
      Лелий, Маскариль, маски.

      Лелий (срывает с Маскариля маску). Как! Это Маскариль?

      Маскариль. Вы обознались, ясно!

      Лелий.
      Вот неожиданность! Мне не везет ужасно!
      Ведь ты мне не сказал... Мне не пришло на ум,
      С какою целью ты надел такой костюм.
      Не знал, что маскарад устроен мне на радость,
      Иначе я б тебе не сделал эту гадость.
      И на себя теперь я так уже сердит,
      Что сам собой теперь хотел бы быть избит.

      Маскариль.
      Прощай, высокий ум, игра воображенья!

      Лелий.
      Ведь если ты меня покинешь без зазренья,
      Кто, кто поможет мне?

      Маскариль. Все дьяволы в аду.

      Лелий.
      Ужели жалости в тебе я не найду?
      В последний раз прошу: услышь мои моленья,
      И, если надобно, чтоб стал я на колени,
      Смотри...

      Маскариль (маскам).
      Скорей, друзья! Спешите по домам!
      Здесь кто-то следует за нами по пятам.
      Лелий, Маскариль и его спутники в масках уходят.

      ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ
      Леандр, его сообщники в масках, Труфальдин у окна.

      Леандр.
      Потише! Надо все устроить без огласки.

      Труфальдин.
      Ужель ко мне всю ночь стучаться будут маски?
      Синьоры! У меня вас только насморк ждет,
      Так, право, лучше вы останьтесь у ворот.
      Немного запоздать пришлось вам с похищеньем,
      И Селия меня прислала с извиненьем:
      Красотка ваша спит, не может вас принять.
      Я крайне огорчен, но, чтоб вам не скучать
      И чтоб тревожиться вы перестали сами,
      Она послала вам свой пузырек с духами.

      Леандр.
      Фу! Фу! Какая вонь! Испакощен я весь.
      Нас обнаружили! Бежим! Дорога здесь!

      ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
      ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
      Лелий, одетый армянином, Маскариль.

      Маскариль.
      Ну, вы наряжены в забавную одежду!

      Лелий.
      Ты воскресил во мне погибшую надежду.

      Маскариль.
      Хоть гнева моего не в силах я сдержать,
      Но, как я ни бранюсь, потом сдаюсь опять.

      Лелий.
      О, если суждено мне жить на свете доле,
      Ты милостью моей останешься доволен,
      А в бедности, поверь, последний мой кусок.

      Маскариль.
      Довольно! Думайте теперь про свой урок!
      Но если вы опять поступите нелепо,
      Не говорите мне, что слушались вы слепо,
      И выучите роль свою вы назубок!

      Лелий.
      Но как же Труфальдин тебе поверить мог?

      Маскариль.
      Я обошел его своим притворным рвеньем,
      Я говорил ему с услужливым волненьем,
      Чтоб он был начеку, что-де против него
      Готовится поход, что Селию его
      Похитить вздумали и что в письме подложном
      Его морочили ее рожденьем ложным,
      Что в дело это я едва-едва не влез,
      Что отказался я, размыслив, наотрез
      И, будучи к нему безмерно расположен,
      Решил предупредить, чтоб он был осторожен.
      О добродетели затем повел я речь,
      Что трудно от плутов себя нам уберечь,
      Что подлостью людской и светом я наскучил,
      Что мыслью о грехах давно себя измучил
      И так хочу в труде дожить свой бренный век,
      Чтоб мной руководил достойный человек;
      Что у меня теперь желанья нет иного,
      Чем каждому его внимать с восторгом слову;
      Что я им восхищен - буквально до того,
      Что даром я служить согласен у него
      И что его рукам я вверю без заботы
      Наследие отцов и плод моей работы;
      А ежели господь вдруг отзовет меня,
      В наследство все добро ему оставлю я.
      Столь верным способом войдя в расположенье,
      Я стал обдумывать интриги продолженье:
      Надумал я тишком вас с Селией свести,
      Чтоб к счастью вы нашли короткие пути.
      Случайно услыхав тогда от Труфальдина
      О том, что потерял он маленького сына,
      Я понял, что теперь сумею вам помочь.
      Он мальчика во сне увидел в эту ночь
      Вернувшимся домой. Мое хитросплетенье -
      Его истории простое изложенье.

      Лелий.
      Довольно! Дважды я прослушал твой рассказ.

      Маскариль.
      А хоть бы трижды я заставил слушать вас!
      Ведь несмотря на то, что вы собой довольны,
      В ошибку впасть всегда вы можете невольно.

      Лелий.
      Уже терпенья нет, а мы все ждем да ждем!

      Маскариль.
      Чтоб не споткнуться нам, мы двинемся шажком.
      Спешить нам некуда, нам времени не жалко,
      А ваша медленно работает смекалка.
      Так вот: наш Труфальдин в Неаполе рожден,
      Тогда Зенобио Руберти звался он.
      Во время одного народного смятенья
      Он полицейскими был взят на подозренье,
      И хоть правительству опасен не был он,
      Но бросить кров родной был все же принужден.
      А маленькая дочь с женой его остались
      Одни в Неаполе и вскоре там скончались.
      Весть эту получив, тоскуя глубоко,
      Решенье принял он уехать далеко
      И увезти с собой преклонных лет опору
      Сынишку-первенца, Горация, который
      В ученье с детских лет в Болонью послан был
      И где учитель им Альберт руководил.
      В Болонью он писал, назначил им свиданье-
      Два года протекли в бесплодном ожиданье!
      И под конец, решив, что смерть настигла их,
      Он поселился здесь, среди людей чужих,
      Под именем чужим живет на этом месте,
      От сына много лет не получая вести.
      Вот вкратце весь рассказ, я повторил его
      Затем, что исходить мы будем из него.
      Итак, вы - армянин и человек торговый,
      Вы с ними встретились, они вполне здоровы.
      Для воскрешения как будто создана:
      Мы слышали не раз - конечно, уж недаром, -
      Что некий человек, похищенный корсаром,
      Был продан в Турцию, его исчез и след,
      А он нашелся там черва пятнадцать лет.
      Нас потчевали всех рассказами такими,
      К чему же мудрствовать? Воспользуемся ими.
      Ну, вы их встретили, в неволе их нашли
      И выкупиться им из плена помогли,
      Но, не дождавшись их, чтобы уехать вместе,
      Тому Горацию вы дали слово чести
      Найти его отца и у него пожить,
      Пока Альберт и он успеют к нам прибыть
      Необходимые я сделал поясненья...

      Лелий.
      Излишни, я сказал, такие повторенья:
      Я все давным-давно сообразил и так.

      Маскариль.
      Ну, значит, я начну. За мною первый шаг.

      Лелий.
      Отлично, Маскариль, согласен я на это.
      А как его сынка я опишу приметы?

      Маскариль.
      А что ж тут трудного? Вам забывать не след,
      Что сына не видал он с самых детских лет.
      Года, тяжелый плен и жизни треволненья
      В наружности творят большие измененья.

      Лелий.
      Ты прав. А если вдруг признает он меня?
      Что делать мне тогда?

      Маскариль. Пустая болтовня!
      Я вам уже сказал: напрасны спасенья.
      Он видел вас одно короткое мгновенье
      И снова опознать не сможет никогда, -
      Меняют облик ваш костюм и борода

      Лелий.
      Ты "в Турции" сказал, а где? Места какие?

      Маскариль.
      Скажите - в Турции, а можно - в Берберии.

      Лелий.
      Как звался город тот, где мог я повстречать?

      Маскариль.
      Тунис! До вечера мне, что ли, здесь торчать?
      Еще он говорит, что повторять излишне!
      Двенадцать раз уже я повторял, всевышний!

      Лелий.
      Ну ладно. Затвердил. Начнем игру скорей!

      Маскариль.
      Остерегайтесь же! Вникайте в смысл речей
      И не пускайте в ход свое воображенье.

      Лелий.
      Ты слишком боязлив. Оставь мне управленье.

      Маскариль.
      Гораций послан был в Болонью. Труфальдин
      В Неаполе рожден. Гораций не один
      Пропал, с ним был Альберт:

      Лелий. Не стану слушать доле
      Проповедей твоих. Дурак я круглый, что ли?

      Маскариль.
      Нисколько. Но весьма похожи на глупца .{Уходит.)

      ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
      Лелий один.

      Лелий.
      Когда в нем нет нужды, он смирен, как овца,
      Но, усмотрев, что я нуждаюсь в нем всецело,
      Развязности своей не знает он предела...
      Я в дивные глаза с восторгом загляну,
      Которым суждено держать меня в плену,
      И в речи пламенной, иной не зная власти,
      Я нарисую ей весь пыл любовной страсти.
      Узнаю приговор... Они идут сюда!..

      ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
      Лелий, Труфальдин, Маскариль.

      Труфальдин.
      Благодарю тебя, счастливая звезда!

      Маскариль.
      Ваш вещий сон, синьор, вам доказал на диво,
      Что сновидения бывают и не лживы.

      Труфальдин. (Лелию).
      Как вас благодарить, чем оказать вам честь?
      Как вестник рая, вы несете счастья весть.

      Лелий.
      Оставьте, я прошу, излишние заботы.

      Труфальдин. (Маскарилю).
      Наружностью своей напомнил мне кого-то
      Твой армянин...

      Маскариль. А что ж? Я говорил всегда,
      Что сходство странное бывает иногда.

      Труфальдин. (Лелию).
      Я слышал, что мой сын вам встретился недавно.

      Лелий.
      Да, как же, мой синьор. Он, право, малый славный!

      Труфальдин.
      И он открылся вам и про меня сказал?

      Лелий.
      Сто тысяч раз сказал.

      Маскариль. (в сторону). Немножечко приврал.

      Лелий.
      Он вас мне описал подробно и пространно:
      Черты лица, наряд...

      Труфальдин. Однако это странно -
      Ему в то время шел едва седьмой годок.
      Учитель сам, Альберт, за этот долгий срок
      Забыл мое лицо, без всякого сомненья.

      Маскариль.
      Зато родная кровь хранит изображенье,
      И образ дорогой останется живым.
      Вот, к слову, мой отец...

      Труфальдин. Где вы расстались с ним?

      Лелий.
      В Турине, в Турции.

      Труфальдин. Турин? Как это. странно!
      Турин в Пьемонте был...

      Маскариль. (в сторону). О дурень бесталанный!
      (Труфальдину.)
      Вы недослышали: он вам сказал - Тунис.
      В Тунисе, в Турции, они и разошлись.
      Армяне говорят всегда так непонятно,
      Для уха нашего их речь звучит невнятно.
      В словах они всегда меняют нис на рин,
      Хотят сказать: Тунис, а говорят: Турин.

      Труфальдин.
      Чтоб это понимать, потребно толкованье.
      (Лелию.) А что предпринял он для нашего свиданья?

      Маскариль. (в сторону).
      Ответа не слыхать. (Фехтует. Труфальдину.)
      Я повторял урок
      По фехтованию. Ведь это мой конек.
      В рапирах я силен, и в фехтовальном зале
      Искусней кто-либо отыщется едва ли.

      Труфальдин.
      Мне эти сведенья, по правде, ни к чему.
      (Лелию.) Под именем каким известен я ему?

      Маскариль.
      Синьор Зенобио! Какое утешенье
      Ниспосылает вам благое провиденье!

      Лелий.
      Вот имя верное. А то, другое - нет!

      Труфальдин.
      Упоминал ли он, где был рожден на свет?

      Маскариль.
      Все говорят, синьор, Неаполь так прекрасен,
      А вам, я думаю, он кажется ужасен.

      Труфальдин.
      Ах, ты мешаешь нам своею болтовней!

      Лелий.
      Ваш сын в Неаполе увидел свет дневной.

      Труфальдин.
      Куда и с кем его я с юных лет направил?

      Маскариль.
      Учитель сей, Альберт, был муж высоких правил.
      Он сына вашего в Болонье опекал
      И дальше помощью его не оставлял.

      Труфальдин.
      А!

      Маскариль. (в сторону).
      Нам несдобровать - беседа затянулась.

      Труфальдин.
      Хочу подробно знать, как дело обернулось,
      Какое судно их в неволю увезло.

      Маскариль.
      Не знаю, что со мной: зеваю, как назло!
      С дороги нелегко и говорить и слушать.
      Не время ль гостю дать и выпить и покушать?
      Ведь время позднее...

      Лелий. Что до меня, я сыт.

      Маскариль.
      Вам это кажется: обманчив аппетит.

      Труфальдин. (показывает на дверь своего дома).
      Пойдемте.

      Лелий. После вас!

      Маскариль. Сударь! Хозяин дома
      В Армении всегда идет пред незнакомым.
      Труфальдин входит в дом.
      Двух слов связать и то...

      Лелий. Ах, боже мой, врасплох
      Меня он захватил! Но я не так уж плох -
      Мой ум пришел в себя и смело начинает...

      Маскариль.
      Идет соперник ваш, он ничего не знает.

      Лелий и Маскариль уходят в дом Труфальдина.

      ЯВЛЕНИЕ
      ЧЕТВЕРТОЕ
      Ансельм,
      Леандр.

      Ансельм.
      Постойте здесь, Леандр, и выслушайте речь -
      Хочу я вашу честь и ваш покой сберечь.
      Я выступаю здесь не ради Ипполиты,
      Не как глава семьи, пе для ее защиты,
      Но так, как мог сказать заботливый отец,
      Доброжелатель ваш, наставник и не льстец.
      Ну, словом, действую по своему почину,
      Как можно действовать для собственного сына.
      А знаете ли вы о том, как смотрит свет
      На неожиданный такой любви расцвет,
      Что вы теперь предмет злословия и смеха,
      Что ваш ночной поход для всех теперь потеха?
      Уже везде идет обидный разговор,
      Что в жены выбрали вы всем наперекор
      Цыганку низкую, гулящую девицу
      И по профессии, я убежден, блудницу.
      За вас, не за себя, я, слушая, краснел,
      Хоть краем и меня тот разговор задел:
      Ведь с вами дочь моя считалась обрученной -
      Как не почувствовать себя ей оскорбленной?
      О бедный мой Леандр, вы так ослеплены!
      Теперь открыть глаза вы наконец должны.
      Ведь если не всегда бываем мы разумны,
      Счастлив, кто вовремя прервал порыв безумный.
      Ведь мало одного красивого лица:
      Коль нет приданого, плохого жди конца,
      И даже самая красивая девица
      В обузу тяжкую способна превратиться.
      Я повторяю вам: пока имеют власть
      Кипенье бурных чувств и молодая страсть
      Мы ночи напролет проводим так беспечно!
      Но наслаждения не могут длиться вечно,
      И страсти бурные свой замедляют ход;
      За ночью пламенной прескучный день встает,
      За этим следуют нужда в деньгах и в платье,
      Отцовский гнев, печаль, отцовское проклятье.

      Леандр.
      Рассудок собственный не раз мне повторял
      Ту речь, которую от вас я услыхал.
      Я чувствую, что я вниманья недостоин,
      Которого от вас сегодня удостоен,
      И хоть бессилен был соблазны превозмочь,
      Но с уважением смотрю на вашу дочь.
      Отныне буду я...

      Ансельм. Тсс!... Двери открывают.
      Уйдем отсюда прочь немедленно. Кто знает,
      А что как если тут подслушивают нас!
      Леандр и Ансельм уходят.

      ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

      Лелий, Маскариль.

      Маскариль.
      Все наши хитрости развалятся сейчас.
      Глупите, сударь, вы без всякого стесненья.

      Лелий.
      И слушать не хочу твои нравоученья!
      Ты недоволен? Чем? Уж как ты ни верти,
      Я славно все сказал!

      Маскариль. Сказал, да не ахти!
      Еретиками вы всех турок обозвали
      И клятвенно еще при этом уверяли,
      Что солнце и луну они за бога чтут.
      Но это пустяки, а в том опасность тут,
      Что нагреваетесь вы сразу, словно топка,
      И возле Селии бурлите, как похлебка,
      Что на большом огне вскипает невзначай,
      Не зная удержу, все льется через край.

      Лелий.
      Я ль воздержания не проявил большого?
      Я к Селии почти не обратил ни слова!

      Маскариль.
      Да недостаточно еще сидеть молчком:
      Тело движеньями, ужимками, лицом
      Вы подозрениям такую пищу дали,
      Что кто-нибудь другой и за год мог едва ли.

      Лелий.
      Каким же образом?

      Маскариль. Рвались вы напролом.
      Едва лишь Селию увидя за столом,
      Вы сразу к ней одной вдруг повернулись сами
      И, густо покраснев, давай мигать глазами!
      Отказывались вы зачем-то от еды,
      Но, если Селия брала стакан воды,
      Вы, у нее из рук схватив питья остатки,
      Глотали залпом все поспешно, без оглядки,
      Как будто напоказ, целуя край стекла,
      Откуда только что красотка отпила,
      И все, что Селия брала рукой своею,-
      Кусок, надкушенный иль оброненный ею,-
      Хватали жадно вы, как будто мышку кот,
      И, словно фокусник, запихивали в рот.
      Ногами под столом вы громко топотали
      И Труфальдину так при этом наподдали,
      Что он, остервенясь при этаких толчках,
      Досаду выместил на бедных двух щенках.
      Жаль, смирные, а то вас потрепали б славно.
      Так вы себя вели примерно, благонравно?
      Э, мне смотреть на вас и то невмоготу!
      Хоть на дворе зима, я, право, весь в поту.
      За вами я следил с нетерпеливым жаром,
      Как кегельный игрок следит за бойким шаром,
      И, вас хоть как-нибудь пытаясь удержать,
      Я шею вывихнул, чтоб знаки вам подать.

      Лелий.
      Поступки все мои толкуешь ты превратно,
      И невдомек тебе, как это мне приятно.
      Ну ладно, так и быть, но только для тебя
      Стараться буду я переломить себя.

      ЯВЛЕНИЕ
      ШЕСТОЕ
      Те же и
      Труфальдин.

      Маскариль. (Труфалъдину).
      Горация судьбу мы обсуждали снова.

      Труфальдин.
      А, это хорошо. (Лелию.)
      Простите, два-три слова
      Хочу теперь ему сказать наедине.

      Лелий.
      Неделикатным быть не приходилось мне.
      (Входит в дом Труфальдина).

      ЯВЛЕНИЕ
      СЕДЬМОЕ
      Маскариль,
      Труфальдин.

      Труфальдин.
      Послушай: знаешь ли, чем был сейчас я занят?

      Маскариль.
      Не знаю, но могу, коль вам угодно станет,
      Немедленно узнать.

      Труфальдин. В саду моем дубок,
      Ему под двести лет, он мощен и высок.
      От этого дубка я отпилил сучище -
      Не веточку, не сук, а целое бревнище.
      Его я обтесал старательно, скажу,
      Какой он толщины... тебе я покажу.
      И вышла из него отличная дубина,
      Чтобы разглаживать и греть иные спины.
      Удобна для битья, увесиста, прочна.

      Маскариль.
      А для кого, спрошу, назначена она?

      Труфальдин.
      Во-первых, для тебя, потом для армянина.
      Он обманул меня, но лишь наполовину:
      Переодетый плут, наряженный купцом,
      С пустыми враками пробравшийся в мой дом!

      Маскариль.
      Как! Вы не верите?

      Труфальдин. Сей проходимец ловкий
      Случайным образом открыл свои уловки:
      Он Селии сказал, сжимая руку ей,
      Что выдумал предлог, чтоб повидаться с ней.
      Жанетта, крестница, их разговор слыхала
      И слово в слово мне его пересказала.
      И хоть прозвание твое он утаил,
      Но я-то знаю, кто с ним в заговоре был.

      Маскариль.
      Я прежде вас, синьор, пал жертвою обмана -
      Такого чужанин тут напустил тумана.

      Труфальдин.
      Поверю я, что ты мне не втирал очки,
      Коль пустим вместе в ход мы наши кулаки,
      И я прощу тебя в ту самую минуту,
      Когда вдвоем с тобой мы отдубасим плута.

      Маскариль.
      Охотно дам ему метлою по спине.
      Поверьте, что давно он надоел и мне.
      (В сторону.) Ага, мой господин! Напортили мне снова!
      Ну погодите же...

      Труфальдин. (стучится в дверь своего дома).
      Прошу вас, на два слова!

      ЯВЛЕНИЕ
      ВОСЬМОЕ
      Те же и
      Лелий.

      Труфальдин.
      Так, значит, сударь, вы, как низкий интриган,
      Чтоб вкрасться в честный дом, придумали обман?

      Маскариль.
      И с низкой выдумкой про найденного сына
      Вошли обманом в дом синьора Труфальдина?

      Труфальдин. (бьет Лелия; Маскарилю).
      Бей, крепче бей его!

      Лелий. (Маскарилю, который тоже бьет его).
      Ах ты подлец!

      Маскариль. Вот так
      Мошенников...

      Лелий. Палач!

      Маскариль. Восчувствуй! Наш кулак
      Проучит хоть кого.

      Лелий. Подобного бесчестья...

      Маскариль. (бьет его и прогоняет).
      Вон! Вон, я говорю! Я вас убью на месте!

      Труфальдин. (Маскарилю).
      Теперь ступай домой. Тобой доволен я.
      Труфальдин уходит к себе домой; Маскариль идет следом за ним.

      ЯВЛЕНИЕ
      ДЕВЯТОЕ
      Лелий, Маскариль у
      окна.

      Лелий. (возвращается).
      Мой собственный лакей так осрамил меня!
      Кто ждал бы от него предательства такого,
      Коварства наглого и поношенья злого?

      Маскариль.
      Позвольте вас спросить: что с вашею спиной?

      Лелий.
      И ты осмелился так говорить со мной?

      Маскариль.
      Так-так! Вот каково не замечать Жанетты
      И выдавать при ней все важные секреты!
      Однако гнева нет на сердце у меня,
      Бранить вас и ругать теперь не стану я.
      Хотя виновны вы, без всякого сомненья,
      Но я вам трепку дал, а после - отпущенье!

      Лелий.
      О, за предательство я проучу тебя!

      Маскариль.
      А кто тут виноват? Пеняйте на себя!

      Лелий.
      Я?

      Маскариль.
      К Труфальдину в дом попали вы к обеду.
      Увидев свой кумир и с ним начав беседу,
      Вы не заметили Жанетты за спиной,
      А тонкий слух ее и был всему виной.

      Лелий.
      Я с Селией сказал всего лишь два-три слова.

      Маскариль.
      И вылетели вон без умысла дурного!
      Все ваша болтовня. Она источник бед.
      Не знаю, часто ли играли вы в пикет,
      Но промахи у вас поистине прекрасны.

      Лелий.
      Нет неудачливей людей, чем я, несчастный!
      Обидно, что и ты еще избил меня!

      Маскариль.
      Для блага вашего всегда стараюсь я!
      Ведь этим я спасал себя от подозрения,
      Что вам внушаю я такое поведенье.

      Лелий.
      Ну хоть полегче бы меня ты колотил!

      Маскариль.
      Ищите дураков! Старик за мной следил.
      К тому же я был рад удачному предлогу,
      И злость свою излить хотелось мне немного.
      Ну, это все прошло. Так дайте слово мне,
      Что всыпанные вам удары по спине
      Вы мне припоминать не будете упрямо
      И мстить не станете ни косвенно, ни прямо,
      А я вам поклянусь, что не пройдет двух дней,
      Как овладеете вы Селией своей.

      Лелий.
      Хотя не выношу я грубости подобной,
      Но то, что ты сказал, исправить все способно.

      Маскариль.
      Даете слово вы?

      Лелий. Я обещаю, да.

      Маскариль.
      И обещаете, что больше никогда
      Вы не вмешаетесь уже в мои затеи?

      Лелий.
      Согласен, Маскариль!

      Маскариль. Клянитесь посильнее!

      Лелий.
      Так ты поможешь, мне? Избавишь от тоски?

      Маскариль.
      Снимайте же костюм и смажьте синяки! (Отходит от окна.)

      Лелий.
      Меня всегда во всем преследует несчастье,
      И следует напасть сейчас же за напастью.

      Маскариль. (выходит из дома Труфальдина).
      Что? Как! Вы здесь еще? Ускорьте свой уход,
      А главное, теперь живите без забот:
      Я сам все сделаю, и этого довольно;
      Мне помогать в делах не смейте своевольно,
      Ступайте отдыхать.

      Лелий. Ведь я ж сказал - уйду!
      (Уходит.)

      Маскариль.
      Сообразим теперь, куда я поведу.

      ЯВЛЕНИЕ
      ДЕСЯТОЕ
      Маскариль,
      Эргаст.

      Эргаст.
      Послушай, Маскариль: есть новость, да какая!
      Намереньям твоим грозит беда большая.
      Приехал к нам цыган, собою недурен.
      Он статен, белолиц, с достатком, видно, он,
      С ним старая карга, и к Труфальдину ныне
      Они отправились, чтоб выкупить рабыню,
      Цель ваших происков; он, видимо, влюблен.

      Маскариль.
      У Селии был друг,- конечно, это он!
      Как осложняется вдруг наше положенье!
      Что миг, то новое приходит затрудненье.
      Едва узнали мы, что наш соперник злой,
      Леандр, отходит прочь и покидает бой,
      И что его отца внезапное прибытье
      Все преимущества вернуло Ипполите,
      И волею отца все изменилось так,
      Что нынче же они в законный вступят брак,-
      Едва соперника избегли мы, как снова
      Нашли соперника опасного другого.
      Но если применить искуснейший прием,
      То Селии отъезд я задержу тайком.
      Намеренно добьюсь полезной проволочки
      И предприятие я доведу до точки.
      Недавно в городе случилось воровство -
      Приезжего легко мне обвинить того!
      Я подозрение на молодца наброшу
      И на денек-другой его в темницу брошу.
      Знакомцы у меня средь полицейских есть,
      Их только бы на след какой-нибудь навесть.
      И в алчном чаянье существенной награды
      Они исполнят все, что только будет надо.
      Пусть ты не виноват, сума твоя полна,
      И вот за этот грех должна платить она.

      ДЕЙСТВИЕ
      ПЯТОЕ

      ЯВЛЕНИЕ
      ПЕРВОЕ
      Эргаст,
      Маскариль.

      Маскариль.
      Ах, пЈс! Паршивый пес! Дурак бесчеловечный!
      Преследовать меня ужель он будет вечно?

      Эргаст.
      Наш пристав Балафре старался сколько мог,
      Молодчик схвачен был, его вели в острог,
      Как вдруг твой господин, вмешавшись, очень рьяно,
      Внезапно помешал осуществлению плана.
      "Я не могу терпеть,- он громко возвестил,-
      Чтоб честный человек так оскорбляем был!
      Его, хоть незнаком, беру я на поруки!"
      Когда ж приезжего не получил он в руки,
      Он, шпагу выхватив, напал на молодцов.
      Средь стражей, знаешь, нет отважных удальцов,
      Они все наутек, без смысла и без цели,
      И до сих пор бегут, так напугал их Лелий.

      Маскариль.
      Ну не предатель ли? Не знает он того,
      Что хочет сей цыган украсть любовь его.

      Эргаст.
      Меня зовут дела. Покамест до свиданья! (Уходит.)

      ЯВЛЕНИЕ
      ВТОРОЕ
      Маскариль один.

      Маскариль.
      Нет, правда, каково геройское деянье!
      Тут каждый бы сказал, я сам держусь того,
      Что тот лукавый бес, который влез в него,
      Мне делает назло и Лелия умело
      Приводит в те места, где он мне портит дело.
      Но я не отступлю - пусть он меня побьет,-
      Поспорю с дьяволом, посмотрим, чья возьмет!
      К тому ж и Селия теперь за нас, понятно,
      И об отъезде ей помыслить неприятно.
      Вот положенье дел, обдумаем его...
      Ага! Они идут. Посмотрим, кто кого!
      За дело! Этот дом в моем распоряженье,
      Воспользоваться им могу без промедленья.
      Так, все налажено, и слово за судьбой!
      Нет в доме никого, ключ у меня с собой.
      Чтоб ублажать господ, так часто нашей братье
      Приходится менять лицо свое и платье! (Уходит.)

      ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
      Селия,
      Андрес.

      Андрес.
      О Селия моя! Я докажу вам вновь,
      Как делал много раз, и верность и, любовь.
      Еще в Венеции, где в годы молодые
      Снискали мне почет заслуги боевые
      И где я мог занять - скажу без похвальбы
      Весьма высокий пост, и, волею судьбы
      Увидя вас, презрел все, что ни есть на свете.
      Я, только вас одну имея на примете,
      Жизнь сразу изменил и, свой забывши сан,
      За вами следуя, вступил в семью цыган,
      И с этих самых пор ни множество усилий,
      Ни ваша сдержанность мой пыл не охладили.
      Оторванный от вас на много больший срок,
      Чем я когда-нибудь себе представить мог,
      И не жалея сил и времени, не скоро
      Нашел я старую цыганку, от которой
      Узнал я наконец с волнением большим,
      Что здесь за знатный куш, необходимый им
      И от грозивших бед избавивший их племя,
      Цыгане вас в залог оставили на время.
      Примчался я сюда, чтоб ваши цепи снять.
      Вы мною можете вполне располагать.
      Но на лице у вас печаль и огорченье,
      И радости на нем не видно выраженья.
      О, если вас привлечь сумеет мирный дом -
      Я кое-что скопил, подумайте о том,-
      В Венеции прожить мы можем без волнений!
      Но если жаждете вы новых впечатлений,
      За вами я готов последовать опять,
      Чтоб только с вами быть, во всем вам угождать.

      Селия.
      Мне ваша преданность ясна и очевидна,
      Ее не оценить нелепо и обидно.
      Обманчиво лицо; движения его
      Не в силах изъяснить вам сердца моего.
      Сегодня мучаюсь я головною болью
      И очень вас прошу - о, не из своеволья! -
      Отъезд наш отложить на три-четыре дня
      И подождать, пока совсем поправлюсь я.

      Андрес.
      Вы можете отъезд наш отложить свободно,
      Я поступлю во всем, как будет вам угодно.
      Но вы утомлены, вам комната нужна.
      А вот и вывеска, как кстати нам она!

      ЯВЛЕНИЕ
      ЧЕТВЕРТОЕ
      Те же и Маскариль, одетый
      швейцарцем.

      Андрес.
      Синьор швейцарец! Вы хозяин заведенья?

      Маскариль.
      Та, это мой,- прошу.

      Андрес. Удобно ль помещенье?

      Маскариль.
      Та, мой для иностранц сдесь комнаты имей,
      Но никогда не стал сдавайт плохой людей.

      Андрес.
      Надеюсь, что ваш дом во всем вполне приличен.

      Маскариль.
      Фи ф город нофый есть, мой различайт привычен.

      Андрес.
      Да

      Маскариль.
      А матам, она, конешно, есть фаш жонк?

      Андрес.
      Что?

      Маскариль.
      Думаль, он есть жонк иль, мошет быть, сестренк.

      Андрес.
      Нет.

      Маскариль.
      Это есть карош. Тофар, фам прифесенный?
      Иль, мошет быть, у фас есть дело в сут законный?
      Сут отшинь торогой, здесь мнока деныс берут.
      О, прокурор есть фор, а атфокат есть плут!

      Андрес.
      Нет, мы здесь не за тем.

      Маскариль. Фи профошаль дефица
      Наш город посматрель и маля феселиться?

      Андрес. (Селии).
      Он скучен. На часок я покидаю вас,
      Цыганку старую я к вам пришлю сейчас.
      Карете откажу, чтоб не издала нас доле.

      Маскариль.
      Он маля нестароф?

      Андрес. Да, головные боли.

      Маскариль.
      Мой славный есть фино и ошень топре сир.
      Пошалиста ходиль, ходиль на мой кфартир!
      Все трое входят в дом.

      ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

      Лелий один.
      Хотя в груди горит огонь любви ревнивый,
      Но раз я слово дал, то буду терпеливо
      Бездействовать и ждать, покамест здесь другой
      По прихоти судьбы распорядится мной.

      ЯВЛЕНИЕ
      ШЕСТОЕ
      Лелий,
      Андрес.

      Лелий. (Андресу, выходящему из дома).
      Вы здесь кого-нибудь искали, без сомненья?

      Андрес.
      Нет, здесь в гостинице я нанял помещенье.

      Лелий.
      Дом этот моему отцу принадлежит.
      Теперь он нежилой, один слуга в нем спит.

      Андрес.
      На нем есть вывеска: "Сдается помещенье". Читайте.

      Лелий. Признаюсь, что я в недоуменье.
      Откуда вывеска? Зачем она нужна?
      Ara! Я угадал! Так вот зачем она!..
      Готов ручаться я, что правильна догадка.

      Андрес.
      Нельзя ль и мне узнать, в чем именно разгадка?

      Лелий.
      Другому ни за что не выдам я секрет,
      От вас же ничего скрывать не стану, нет!
      Вот эта вывеска, замеченная вами,-
      Готов ручаться я, но это между нами -
      Уловка новая лакея моего.
      Его звать Маскариль - ловчее нет его! -
      И хочет он в силок, как птичку на приманку,
      Поймать мою любовь, красавицу цыганку,-
      Нам столько раз ее не удавалось взять!

      Андрес.
      Как имя?

      Лелий. Селия.

      Андрес. Вам так бы и начать!
      Скажи вы сразу мне, без всякого сомненья
      Я вас избавил бы от лишнего волненья.

      Лелий.
      Вы знаете ее?

      Андрес. Из рабства час назад
      Ее я выкупил.

      Лелий. Я поражен стократ.

      Андрес.
      Я увезти ее давно хотел отсюда.
      Ей нездоровилось, остались мы покуда.
      Я снял здесь комнату и должен вам сказать:
      Я рад, что вы свой план не вздумали скрывать.

      Лелий.
      О, неужели же вы счастие невольно
      Дарите мне?

      Андрес. (стучит в дверь).
      О да! Вы будете довольны.

      Лелий.
      Как вас благодарить? Слов не найду таких...

      Андрес.
      Без благодарностей! Я не нуждаюсь в них.

      ЯВЛЕНИЕ
      СЕДЬМОЕ
      Те же и
      Маскариль.

      Маскариль. (про себя).
      Мой шалый снова здесь! Я вижу, он хлопочет.
      Несчастье новое он принести нам хочет.

      Лелий.
      Ну кто б его узнал? Он так смешно одет!
      Приблизься, Маскариль, привет, тебе, привет!

      Маскариль.
      Мой этот Макериль ни расу не фидала,
      Мой шестный шелафек и шестью таргафала.

      Лелий.
      Забавна речь твоя! Ты, право, недурен!

      Маскариль.
      Не смейте насмехайт, ступайте лютче фон!

      Лелий.
      Долой личину, друг! Довольно представляться!

      Маскариль.
      Шорт побирай софсем, моя с тобой не знаться.

      Лелий.
      Ведь все устроилось, к чему ломаться так?

      Маскариль.
      Фон! Фон! Я кафариль: я будет биль куляк.

      Лелий.
      Ведь я тебе сказал: жаргон твой бесполезен!
      Мы сговорились с ним, он был весьма любезен,
      И получу я все, чего я мог желать,
      Так незачем тебе комедию ломать!

      Маскариль.
      Ну, коль вы сведены счастливою судьбою,
      Я расшвейцарился и стал самим собою.

      Андрес.
      Однако ваш слуга старается для вас!
      Прошу прощения, я возвращусь сейчас. (Уходит.)

      ЯВЛЕНИЕ
      ВОСЬМОЕ
      Лелий,
      Маскариль.

      Лелий.
      Ага! Что скажешь ты?

      Маскариль. Скажу: я в восхищенье,
      Что увенчал успех все наши злоключенья.

      Лелий.
      Зачем так долго ты комедию ломал
      И верить не хотел тому, что я сказал?

      Маскариль.
      Кого не удивит история такая!
      Меня объял испуг затем, что я вас знаю.

      Лелий.
      Нет, ты признайся в том, что это мой успех
      И что исправился я от ошибок всех,
      Что мной разрешена труднейшая задача!

      Маскариль.
      Ну, будь по-вашему. (В сторону.)
      Не ум здесь, а удача!

      ЯВЛЕНИЕ
      ДЕВЯТОЕ
      Те же, Селия и
      Андрес.

      Андрес.
      То, что сказали вы, ее касалось, да?

      Лелий.
      Так счастлив, как теперь, я не был никогда!

      Андрес.
      Я, сударь, ваш должник, что для меня бесспорно,
      И долг свой отрицать считал бы я зазорным.
      Но можно ль требовать, чтоб я платил его
      За счет моей любви и сердца моего?
      Судите же: могу ль, плененный красотою.
      Услугу оплатить подобною ценою?
      Ответ ваш наперед угадываю я.
      Расстаться нам пора. Простимся, как друзья. (Уводит Селию.)

      ЯВЛЕНИЕ
      ДЕСЯТОЕ
      Лелий,
      Маскариль.

      Маскариль. (крикнув петухом).
      Ну как не хохотать, хоть нам и не до смеха!
      Он отдал Селию! Нет, какова потеха!
      Договорились вы!..

      Лелий. Достаточно вполне,
      И помощи твоей не надо больше мне.
      Я пес, я негодяй, я палачу подобен,
      Не стою я забот, ни к черту не способен!
      О, злополучного не выручить никак,
      Кто счастью своему сам наизлейший враг!
      Не в силах мне помочь лекарство никакое,
      И в смерти должен я искать себе покоя! (Уходит.)

      ЯВЛЕНИЕ
      ОДИННАДЦАТОЕ

      Маскариль один.

      Маскариль.
      И в довершение несчастий он умрет!
      Нам только этого еще недостает!
      Вот глупостей его прямое заключенье.
      Нет! Если даже он, в припадке исступленья,
      Содействия уже не просит моего,
      Наперекор ему я выручу его.
      Победы я добьюсь, хоть в нем сидит лукавый!
      Чем больше трудностей, тем сладостнее слава,
      И все препятствия, что встанут предо мной,
      Сияньем озарят венок победный мой.

      ЯВЛЕНИЕ
      ДВЕНАДЦАТОЕ
      Маскариль, Селия. Маскариль что-то говорит Селии шепотом.

      Селия.
      Нет, что ни говори об этом предложенье,
      Не вижу пользы я в подобном промедленье.
      Успеха нет пока; предположить нельзя,
      Что меж собой они поладят, как друзья,
      А сердцу моему, ты знаешь, не под силу,
      Чтоб одному из них я горе причинила,
      И хоть по-разному, но цепью чувств моих
      Равно привязана я к каждому из них.
      За Лелия - любовь с сердечным интересом,
      Но благодарностью я связана с Андресом,
      И даже в мыслях я не смею допустить
      Желаниям его наперекор ступить.
      Пусть не идет ему любовь моя навстречу,
      Пусть пламенем ему горячим не отвечу,
      Клянусь, за все, что он предпринял для меня,
      Обманывать его в любви не стану я
      И буду сдерживать желанья терпеливо,
      Как сдерживала я любви его порывы.
      Вот так мне долг велит, поэтому суди,
      Как мало нам надежд осталось впереди.

      Маскариль.
      Печально это все. Чтоб обручить вас с милым,
      Здесь чудо надобно,- оно мне не по силам,
      Но постараюсь я, пущу всю сметку в ход!
      Решение мой ум хоть под землей найдет,
      Спасительный обход придумав будет мною,
      И верьте, вскорости я вам его открою! (Уходит.)

      ЯВЛЕНИЕ
      ТРИНАДЦАТОЕ
      Селия,
      Ипполита.

      Ипполита.
      Вы появились здесь - и блеском ваших глаз
      Вы отбиваете поклонников у нас.
      Мы жалуемся все, потери так безмерны,
      Вдруг все влюбленные нам сделались неверны.
      Никто не избежал тех вредоносных стрел,
      Которыми ваш взгляд их поразить сумел,
      И, нами жертвуя, здесь каждый, вам в угоду,
      Готов на цепь любви сменить свою свободу.
      Однако лично я не вздумала бы клясть
      Всех ваших прелестей губительную власть,
      Когда бы, потеряв двоих влюбленных кряду,
      Хоть одного себе я обрела в награду.
      Но вы, жестокая, все взяли у меня,
      И жаловаться вам сюда явилась я.

      Селия.
      С какой любезностью вы колкости дарите!
      Но умоляю вас: довольно, пощадите!
      Вы также знаете всю власть своих очей,
      Что может им грозить со стороны моей?
      Уверенности в них и прелести так много,
      Что вряд ли надобно вам поднимать тревогу!

      Ипполита.
      Пересказала вам я только вкоротке
      То, что у всех людей давно на языке.
      Все знают: Селия красы волшебной силой
      Леандра, Лелия к себе приворожила.

      Селия.
      Ну, если так уже они ослеплены,
      Мне кажется, что вы утешиться должны;
      К чему вам сохранять поклонника такого,
      Кто сам унизился до выбора дурного?

      Ипполита.
      Напротив, мнения иного я держусь!
      Я вашей красоте действительно дивлюсь:
      Она пленяет всех и служит оправданьем
      Всем тем, кто побежден ее очарованьем.
      Не буду обращать к Леандру я упрек
      В том, что на краткий миг ваш взор его привлек.
      Возьму его в мужья без гнева и без боли,
      Хоть он и стал моим лишь по отцовской воле.

      ЯВЛЕНИЕ
      ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ
      Те
      же и Маскариль.

      Маскариль.
      Какие новости! Большой, большой успех!
      Сейчас мои уста оповестят вас всех.

      Селия.
      А что?

      Маскариль.
      Послушайте... без всяких украшений...

      Селия.
      Ну что?

      Маскариль. ...комедии прямое заключенье.
      Цыганка старая не так давно...

      Селия. Она!

      Маскариль.
      ...брела, не торопясь, по площади одна.
      Откуда ни возьмись, другая старушонка,
      Увидев первую, вдруг завизжала звонко
      И взрывом бранных слов и ругани лихой
      Оповестила всех, что выступает в бой -
      Не на мушкетах бой и не на шпагах тонких:
      Махали в воздухе руками старушонки,
      И в тело тощее противницы своей
      Старалась каждая вцепиться побольней.
      А в воздухе висит: "Распутница!", "Воровка!"
      Слетают их чепцы от дикой потасовки,
      У каждой лысина на темени блестит,
      Сражению придав смешной и страшный вид.
      Андрес и Труфальдин и всякий люд случайный,
      Сбежавшийся сюда на визг необычайный,
      Едва сумели их кой-как разъединить -
      Так яростно они рвались друг друга бить.
      Вот наконец вничью закончилось сраженье.
      Старухи, плешь прикрыв, пыхтят в изнеможенье.
      Их все расспрашивать пошли наперебой.
      Вдруг та, что первою вступила в жаркий бой,
      Хоть не оправилась от предыдущей ссоры,
      На Труфальдине вдруг остановила взоры.
      Вскричала: "Это вы! Сомнений больше нет!
      Я слышала давно, что ваш нашелся след,
      Что вы живете здесь, что вы избегли смерти!
      Да, я узнала вас, Зенобио Руберти!
      О встреча дивная! Я именно как раз
      По делу вашему приехала сейчас.
      Когда Неаполь вы покинули навечно,
      Я скрыла вашу дочь - вы помните, конечно!
      Она уже тогда - ей шел четвертый год -
      Красой и прелестью пленяла весь народ.
      Но ведьма чертова - вот эта, что пред вами,-
      Пробралась в дом ко мне коварными путями
      И выкрала дитя. Внезапная беда
      Супругу вашу так расстроила тогда,
      Что после этого она сошла в могилу.
      Ваш гнев страшил меня, жизнь стала мне постылой,
      И, чтобы попрекать меня вы не могли,
      Я известила вас, что обе умерли.
      Теперь я злобную узнала старушонку,
      Пусть сообщит она нам о судьбе ребенка!"
      При этом имени "Руберти", громко, вслух
      Не раз помянутом в сражении старух,
      Андрес, взволнованный, в лице переменился
      И к Труфальдину так внезапно обратился:
      "О, что услышал я! Возможно или нет?
      Вот тот, кого искал я столько долгих лет,
      С кем познакомился, не чувствуя нимало,
      Что он родитель мой и дней моих начало!
      Ведь я - Гораций ваш, вы - мой отец родной!
      Когда мой опекун закончил путь земной,
      Я беспокойное почувствовал стремленье:
      Болонью бросил я, оставил я ученье
      И странствовал шесть лет по разным городам,
      По воле случая скитаясь здесь и там.
      Но годы протекли; я захотел, тоскуя,
      Увидеть родину, семью мою родную.
      Увы! В Неаполе я нахожу не вас,
      А только бедствия неясный пересказ.
      Тогда наскучил я бесплодностью исканий,
      В Венеции обрел предел своих скитаний
      И там с тех пор живу, но где моя семья,
      Я так и не узнал, лишь имя помнил я".
      Судите же теперь о счастье Труфальдина,
      Когда он встретил вдруг исчезнувшего сына.
      Короче говоря, чтоб вас не задержать
      (Все остальное вам должна пересказать
      Цыганка старая), я сообщить имею,
      Что Труфальдин признал вас дочерью своею.
      Андрес - ваш кровный брат, и запретил закон
      Ему вас в жены взять. И вот решился он
      Отдать вас Лелию, чтоб сразу же, на месте
      С ним расквитаться так, согласно долгу чести.
      Папаша Лелия, свидетель этих дел,
      Свое согласие сейчас же дать успел,
      И, чтобы не скучал Гораций обойденный,
      Он собственную дочь ему вручает в жены.
      Вот сколько родилось на свете новостей!

      Селия.
      Как сердце замерло от радостных вестей!

      Маскариль.
      Все будут здесь сейчас, лишь обе забияки
      Остались отдохнуть немного после драки.
      Придет сюда Леандр, а также ваш отец,
      А я за Лелием отправлюсь наконец.
      Помехи до сих пор грозили нам повсюду,
      Но небеса теперь ему послали чудо. (Уходит.)

      Ипполита.
      Я так восхищена, взволнована душой,
      Как будто это все произошло со мной. Идут...

      ЯВЛЕНИЕ
      ПЯТНАДЦАТОЕ
      Селия, Ипполита, Труфальдин, Ансельм, Пандольф, Андрес, Леандр.

      Селия. О мой отец!

      Труфальдин. О дочь моя родная!
      До слуха твоего дошла ли весть благая?

      Селия.
      Исполненный чудес я слышала рассказ.

      Ипполита. (Леандру).
      Не оправдания я требую от вас;
      Кто видел Селию, тот вас поймет, бесспорно.

      Леандр.
      Прощенья умолять я к вам пришел покорно,
      Но уверяю вас, что это я, я сам,
      А не приказ отца меня приводит к вам.

      Андрес. (Селии).
      Кто мог предположить, что встанет между нами
      Природа, осудив столь чистой страсти пламя?
      Но непорочной страсть моя была всегда,
      И победить ее сумею без труда.

      Селия.
      Как много раз себя досель я упрекала
      За то, что вас, мой брат, я только уважала!
      К вам нежность чувствуя, не знаю, почему
      Я воли не дала влеченью своему,
      Но проявлениям преступной этой страсти
      Противилась душа, ей не давая власти.

      Труфальдин. (Селии).
      О Селия, о дочь! Что скажешь, коль тебя,
      Вновь обретенную, уговорю, любя,
      Стать ныне Лелия законною женою?

      Селия.
      Скажу: вы мой отец, располагайте мною.

      ЯВЛЕНИЕ
      ШЕСТНАДЦАТОЕ
      Те же, Маскариль и
      Лелий

      Маскариль. (Лелию).
      Захочет ли теперь бесенок злобный ваш
      В такой счастливый миг устроить ералаш
      Рассудку вопреки, без всякого зазренья
      Опять расшевелив игру воображенья?
      Судьба вас балует, счастливый человек,
      И Селия теперь вам отдана навек.

      Лелий.
      Как! Небеса ко мне вдруг стали благосклонны?

      Труфальдин.
      Да, это так, мой зять.

      Пандольф. Вопрос вполне решенный.

      Андрес.
      Долг чести, сударь мой, я вам плачу сейчас.

      Лелий. (Маскарилю).
      Тебя расцеловать хочу сто тысяч раз
      От радости такой!

      Маскариль. Да тише! Осторожно!
      Он задушил меня! Так тискать невозможно!
      А вдруг вы Селию решитесь так ласкать?
      За вас тревожусь я - не вздумала б сбежать.

      Труфальдин. (Лелию).
      Сегодня счастлив я, и это всем известно.
      Мы радость в этот день отпразднуем совместно
      И не расстанемся до самого конца.
      Так пусть же и Леандр ведет сюда отца.

      Маскариль.
      Ну, все с невестами. Пора и мне жениться.
      А нет ли здесь еще незанятой девицы?
      От зависти во мне проснулся брачный зуд.

      Ансельм.
      Найдется!

      Маскариль. Ну тогда, хранимы небесами,
      Пусть будем .мы всегда детей своих отцами!

      Ж. М О Л Ь Е Р

      АМФИТРИОН

      ЯВЛЕНИЕ 1

      С о с и й
      (Входит с фонарем в руке)

      Кто это?.. Кто идет? Пропал я!.. Чу!.. Ни шага
      Без страха нового. Приятель, господа,
      Приятель всем; то и гляди - беда.
      Что за безумная отвага
      Бродить полуночной порой!
      Ведь подшутил же повелитель мой
      Безбожно надо мною, право.
      Горька его приходится мне слава!
      Когда бы к ближнему он своему
      Имел хоть тень любви, малейшее вниманье,
      Посовестился б он дать приказанье
      Мне отправляться в эту тьму.
      Нельзя ли было ждать рассвета,
      Чтоб слать известие победы над врагом?
      Была бы хуже новость эта,
      Когда б ее принес не ночью я, а днем...
      Тьфу! что за тяжкая неволя!
      Как бы охотно я расстался с ней!
      Чем господин у нас знатней,
      Тем нестерпимей наша доля.
      Им тешиться всегда пора.
      Будь день иль ночь - ничто им не помеха,
      Ни дождь, ни град, ни холод, ни жара;
      Ступай, куда велят; спеши, когда нет спеха...
      Но там, сквозь темноту, виднеется наш дом;
      Мой пропадает страх. Явившися послом,
      Алкмене рассказать я должен, в складной речи,
      Об удивительной и славной этой сече.
      Но как мне говорить о том,
      Чего я не видал? Что ж? расскажу я смело
      И растолкую все, как очевидец дела.
      Немало есть рассказчиков таких:
      Опишет битвы нам иной, что просто чудо,
      Меж тем как издали не смел глядеть на них.
      Сумею же и я... Однако мне покуда
      Немного свой рассказ здесь затвердить не худо,
      Слов только стоит не беречь.
      Вот эта комната, где происходит сцена,
      А этот фонарек - Алкмена,
      К которой обращаю речь.
      (Ставит фонарь перед собою.)

      "Мой храбрый господин и нежный ваш супруг,
      (Прекрасно начато!) вам преданный и верный,
      Меня избрал из всех своих усердных слуг,
      Чтоб весть вам принести победы беспримерной
      И что он с радостью спешит неимоверной
      С супругой любящей свой провести досуг".
      - "Ах, Сосий, верь ты мне, равно как этой вести,
      Свиданию с тобой душевно рада я".
      - "Мне это слишком много чести,
      И зависть возбуждать должна судьба моя".
      (Отличнейший ответ! доволен я собою.)
      - "Что делает любезный мой супруг?"
      - "Он делает все то, что свойственно герою".
      (Придумал же я это вдруг!)
      - "Но долго ли мне ждать? Когда вернется снова
      И осчастливит тем меня Амфитрион?"
      - "Прескоро, в этом нет сомненья никакого,
      Но позже, чем желает он".
      (Как ловко отпустил я это в миг удобный!)
      - "Но чтобы я вполне спокойна быть могла,
      И дел и слов его отчет мне дай подробный".
      - Его слова делам его подобны,
      И бесподобны все дела".
      (Откуда у меня ума берется столько?)
      - "Но что ж враги? Поход окончен ли и чем?"
      - "Нам стоило их встретить только,
      Чтоб уничтожить их совсем.
      Взят приступом их город главный,
      Начальник дерзкий их убит,
      И в нашей пристани гремит
      Уже везде наш подвиг славный".
      - "Возможно ли? Какой неслыханный успех!
      Я ожидать подобного не смела.
      Скорей же расскажи с начала мне все дело".
      - "С великой радостью. Признаться мне не грех,
      Что говорить о нем могу я лучше всех.
      Представьте же себе, что здесь поля и нивы;
      Столица сбоку здесь, и, право, велика
      Она, без малого как Фивы;
      А здесь, вот так, течет река.
      Тут стали наши вот дружины,
      А тут враги, на этом вот краю,
      Пехотою заняв вершины,
      А конницу внизу расположив свою.
      Распорядилися, восслав к богам молитву,
      Вожди и дали нам немедля битвы знак;
      И бросился на нас неосторожный враг
      Со всею конницей, спеша как на молитву;
      Но вышло дело-то наоборот,
      И наша храбрая пехота,
      Всей силой двинувшись вперед..."
      Позвольте... храбрую пехоту страх берет...
      Мне кажется, тут зашумело что-то.
      ЯВЛЕНИЕ 2

      С о с и й, М е р к у р и й, видом совершенно похожий на Сосия,
      выходит из дома Амфитриона

      М е р к у р и й
      (в сторону)
      Потехою теперь окончу ночь
      И болтуна, под глупой этой рожей,
      Как снимок на него похожий,
      Отсюда прогоню я прочь,
      Чтобы с Алкменою вдвоем Юпитер страстный
      Беседовать спокойно мог.

      С о с и й
      Нет, это был испуг напрасный.
      Однако же верней ступить через порог
      И боем в комнате похвастать безопасной.

      М е р к у р и й
      (в сторону)
      Старайся ж быть сильней Меркурия, дружок.

      С о с и й
      Давно бы, кажется, должна взойти на небо
      Заря румяная; устали ль клячи Феба,
      Иль, подгуляв вчера, храпит еще он сам,
      Но где ни погляди, везде чернее печи.

      М е р к у р и й
      (в сторону)
      За эти дерзостные речи
      Достанется твоим плечам!

      С о с и й
      (увидев Меркурия)

      Ай! ай!.. вот и оно! Вплоть перед нашим домом
      Какой-то человек стоит.
      Не нравится его мне вовсе дюжий вид:
      Как бы не встретил он плохим меня приемом!
      Не надо оплошать: чтоб скрыть боязнь свою,
      Прохаживаясь здесь, я песню запою.
      (Начинает петь.)

      М е р к у р и й
      Кто смеет докучать своим мне скверным пеньем?
      Под палкою моей он переменит тон.
      Советую молчать; не славлюсь я терпеньем.

      По мере того как Меркурий говорит, голос Сосия слабеет.

      С о с и й
      (в сторону)
      Знать, музыки не любит он.

      М е р к у р и й
      Моим здесь кулакам давно уж дела мало;
      Боюсь, чтоб в праздности их сила не пропала.
      Ни с кем не свяжешься - такой дрянной народ!
      Четвертый день ищу, чтоб не забыть повадки,
      Я чьей-нибудь спины.

      С о с и й
      (в сторону)
      Что это за урод?
      Моя душа уходит в пятки...
      Но, может быть, он храбр лишь на словах,
      Не менее меня боится схватки
      И только хвастает, чтоб утаить свой страх.
      Так не поддамся же. Зачем терпеть обиду?
      Коль я на деле трус, отважен буду с виду:
      Один он, как и я. Храбриться мой черед.
      Наш дом близехонек; смелей же!

      М е р к у р и й
      Кто идет?

      С о с и й
      Я.

      М е р к у р и й
      Кто ты?

      С о с и й
      Я. (Смелей! не все молчать, как рыба.)

      М е р к у р и й
      Какого рода ты?

      С о с и й
      Людского рода я.

      М е р к у р и й
      Куда идешь?

      С о с и й
      Туда, где надобность моя.

      М е р к у р и й
      Ответы мне твои не нравятся.

      С о с и й
      Спасибо.

      М е р к у р и й
      Хотя иль нехотя, ты скажешь мне, ей-ей,
      Откуда шел ты до рассвета,
      Куда идешь, слуга ты чей,
      И что ты делаешь. Живее! жду ответа.

      С о с и й
      Зло делаю тогда, когда я зол,
      Добро - как скоро есть причина,
      Оттуда, видишь, я пришел;
      Иду я вот куда; слуга я господина.

      М е р к у р и й
      Я вижу, отпускать ты любишь остроты.
      Пришло желанье мне, в награду умной речи,
      Знакомство наше здесь и будущие встречи
      Начать пощечиной.

      С о с и й
      Как?

      М е р к у р и й
      (дает ему пощечину)
      Вот как видишь ты!

      С о с и й
      Так это не шутя?

      М е р к у р и й
      Напротив, ради шутки,
      Так, в роде выходки и в виде прибаутки.

      С о с и й
      Не будь вам сказано в упрек,
      Вы на пощечины куда как тороваты!

      М е р к у р и й
      Помилуй, не хвали за этот вздор меня ты,
      Получше будет, дай лишь срок.

      С о с и й
      Когда б вспылил и я так скоро,
      История была б плоха.

      М е р к у р и й
      Да, нечего таить греха,
      Увидишь и не то в теченье разговора.
      Ну, продолжай.

      С о с и й
      (хочет идти)
      Мне недосуг.

      М е р к у р и й
      (останавливает его)
      Куда?

      С о с и й
      Тебе зачем?

      М е р к у р и й
      Мне знать пришла охота.

      С о с и й
      Иду вот в эти я ворота;
      Кажись, тебе тут нет вреда.

      М е р к у р и й
      Тебя дубиною я угощу на славу,
      Коль ты к ним подойти посмеешь, милый мой.

      С о с и й
      Что это вздумал ты? и по какому праву
      Мне не даешь идти домой?

      М е р к у р и й
      Как так, домой?

      С о с и й
      Ну да, домой.

      М е р к у р и й
      Чудесно!
      Так в этом доме ты живешь?

      С о с и й
      Да, ведь Амфитрион хозяин здесь.

      М е р к у р и й
      Так что ж?

      С о с и й
      Его слуга я.

      М е р к у р и й
      Ты? слуга его?

      С о с и й
      Известно.

      М е р к у р и й
      Амфитриона?

      С о с и й
      Да.

      М е р к у р и й
      Ты?

      С о с и й
      Я.

      М е р к у р и й
      А сам ты кто?

      С о с и й
      Я Сосий.

      М е р к у р и й
      Как? Повнятнее мне это слово
      Еще скажи-ка раз.

      С о с и й
      Пожалуй, раз хоть сто.

      М е р к у р и й
      Как имя-то твое, а?

      С о с и й
      Сосий.

      М е р к у р и й
      Знаешь что?
      Отсюда я тебя не выпущу живого.

      С о с и й
      Помилуй, почему? что на тебя нашло?

      М е р к у р и й
      Ты смеешь Сосия брать имя мне назло?

      С о с и й
      Я не беру его, оно мое.

      М е р к у р и й
      Бесстыдный!
      Возможно ли ко лжи прибегнуть очевидной?
      Ты смеешь утверждать, передо мной стоя,
      Что Сосий ты?

      С о с и й
      Так что ж? В том виноват я, что ли?
      Зависело оно не от моей же воли,
      И не могу ж я быть не я.

      М е р к у р и й
      (бьет его)
      Вот мой ответ.

      С о с и й
      Разбой! на помощь, люди! живо!
      На помощь!..

      М е р к у р и й
      Ты кричишь, злодей?

      С о с и й
      Еще бы! кажется, не диво:
      Ты бьешь, а я кричать не смей!

      М е р к у р и й
      Вот так наказывать умею я нахала,
      Чтоб он...

      С о с и й
      Чем хвалишься? тебе тут чести мало.
      Силен ты потому, что робок я, бедняк;
      Ты бьешь лежачего: брать верх нетрудно так,
      И подвиг, согласись, не слишком знаменитый
      Над трусом тешиться.

      М е р к у р и й
      Теперь ты Сосий ли?

      С о с и й
      Меня переродить удары не могли:
      Вся перемена та, что Сосий я прибитый.

      М е р к у р и й
      Опять? Рука моя тебя ж проучит вмиг
      Порядком, чтоб не позабыл науки.

      С о с и й
      Молю тебя, уйми свои ты руки!

      М е р к у р и й
      Уйми же дерзкий свой язык!

      С о с и й
      Изволь; не равен спор, и слишком мне несходно
      Обходятся мои слова.

      М е р к у р и й
      Что ж? Сосий ты?

      С о с и й
      Я - что тебе угодно.
      Я поупрямился сперва,
      Но на меня свои кулачные права
      Ты доказать сумел мне превосходно.
      Решай же жребий мой.

      М е р к у р и й
      Ты уверял меня,
      Что точно Сосий ты.

      С о с и й
      Признаться откровенно,
      Оно до нынешнего дня
      Казалося мне несомненно;
      Но палкою твоей теперь я вразумлен,
      И не хочу мечту поддерживать я дракой.

      М е р к у р и й
      Я Сосий - это знает всякий;
      Мне господин Амфитрион.

      С о с и й
      Ты Сосий?

      М е р к у р и й
      Да; и с тем, кто возразит хоть слово,
      Я тут же справиться берусь.

      С о с и й
      (в сторону)
      О боже! что мне снесть пришлось от вора злого!
      И как он счастлив, что я трус!
      Не то уж от меня досталося ему бы!..

      М е р к у р и й
      Что ты бормочешь там сквозь зубы?

      С о с и й
      Так, ничего; но дай сказать ты мне
      Хоть слова два.

      М е р к у р и й
      Скажи.

      С о с и й
      Но о том, чтоб в стороне
      Остался твой кулак; условимся, покуда
      Мы в перемирии, чтоб не было битья,-
      Согласен ты иль нет?

      М е р к у р и й
      Будь так, согласен я.

      С о с и й
      Какая же, скажи, пришла тебе причуда
      Мое названье красть? какой тебе в нем прок?
      И что возьмешь ты выдумкой такою?
      Будь ты сам черт, ведь сделать ты б не мог,
      Чтоб не был я самим собою?

      М е р к у р и й
      (поднимает палку)
      Как! стало быть, ты снова...

      С о с и й
      (останавливает его)
      Нет, позволь;
      А уговор...

      М е р к у р и й
      Как, плут? Тебе ли, негодяю,
      Посметь...

      С о с и й
      Ругания я допускаю:
      От слов не велика мне боль.

      М е р к у р и й
      Ты Сосий, стало быть?

      С о с и й
      К чему все эти речи?
      Конечно, Сосий я, и рад или не рад...

      М е р к у р и й
      Стой! слово я свое беру назад -
      Мир кончен: береги свои ты плечи.

      С о с и й
      Как хочешь, хоть убей, я не останусь нем,
      И не поддамся я неслыханной напасти.
      Да образумься ты: быть мной в твоей ли власти?
      Могу ль я сделаться никем?
      Видал ли кто такое притесненье?
      Да что же это? привиденье?
      Горячки бред? воображенье? сон?
      Ведь наяву же я стою здесь в самом деле,
      В своем себя ведь чувствую ж я теле,
      Ведь не ума же я лишен,
      Возможно ль быть во мне какой-нибудь подмене?
      Меня из пристани с известием Алкмене
      Не выслал ли Амфитрион?
      Я не сюда ль пришел? Не все ль мне здесь знакомо?
      Я не держу ль фонарь в руке?
      Не встретил ли тебя у нашего я дома?
      Не стал ли упражнять кулак свой без ума
      Ты на моем несчастном позвонке?
      Нет, это не фантазия пустая;
      Могу, к своей беде, ручаться в том спиной.

      М е р к у р и й
      Молчи, иль до смерти приколочу. Со мной
      Сбылося это все, побои исключая.
      Молчи же.

      С о с и й
      Этому известно фонарю,
      Как, с трепетом предупредив зарю,
      Из пристани отправился сюда я.
      Ведь все ж скажу одно и то ж:
      С известием победы и с поклоном
      Послал Амфитрион меня к Алкмене.

      М е р к у р и й
      Лжешь!
      К Алкмене послан я Амфитрионом;
      Я с кораблей иду в наш дом;
      Я весть несу победы над врагом;
      Я Сосий, наконец, слуга исправный,
      Сын Дава пастуха, Милона брат,
      Муж Клеантиды своенравной,
      С которой жизнь мне сущий ад;
      Я самый Сосий тот, который в дом здесь взят,
      Живет уж в нем лет десять сряду.
      По скромности не говорю о том,
      Что он, усердия в награду,
      Был в Фивах сечен палачом.

      С о с и й
      (в сторону)
      А ведь он прав! Нельзя б, не бывши мною,
      Сказать, что мне известно одному,
      И начинаю сам, смутясь душою,
      Отчасти верить я ему.
      Сообразив теперь все вновь и по порядку,
      Я вижу, что совсем он на меня похож,
      Что мой имеет вид, мою повадку.
      Так испытаю я его ж,
      Чтоб эту разгадать загадку.
      (Вслух)
      Чем был твой господин, скажи мне, награжден,
      Из взятой у врагов добычи разной?

      М е р к у р и й
      Чудесной пряжкою алмазной,
      Имуществом вождя; носил тщеславно он
      Ее всегда, нарядом, на кольчуге.

      С о с и й
      Куда же этот дар девал Амфитрион?

      М е р к у р и й
      Он шлет его своей супруге.

      С о с и й
      Но где ж хранится он и в чем
      Теперь, по твоему понятью,-
      Скажи.

      М е р к у р и й
      Лежит он под печатью
      В ларце, обитом серебром.

      С о с и й
      (в сторону)
      Ни словом не солгал. Вот странная статья!
      Я сомневаюся в себе уж не на шутку;
      Сознаться моему приходится рассудку,
      В чем созналась спина моя.
      Попал же я в беду, о том не помышляя!
      А ведь как вспомню все и щупаю себя я,
      Мне кажется, что я же - я.
      Как это мне проведать толком?
      Что делал я один, и тихомолком,
      Конечно, уж один могу я знать.
      Так подожди ж, тебя я озадачу.
      Ну, отвечай-ка наудачу.
      (Вслух.)
      Когда построилася рать
      Во время первой нашей схватки,
      Куда ж ты побежал стремглав?

      М е р к у р и й
      В съестных припасах...

      С о с и й
      (в сторону)
      Так!

      М е р к у р и й
      Я, окорок сыскав...

      С о с и й
      (в сторону)
      Ну так!

      М е р к у р и й
      Унес его проворно за палатки,
      С ним кстати захватил вино
      Прекрасного, янтарного отлива,
      И вкусу и глазам приятное равно...

      С о с и й
      (в сторону)
      Тьфу пропасть!

      М е р к у р и й
      Выбрал торопливо
      Местечко тихое одно,
      И, слыша издали ужасную тревогу
      Сшибающихся ратных сил,
      Я, войску нашему в подмогу,
      Себя немного подкрепил.

      С о с и й
      (в сторону)
      Теперь уж кончен спор, и правда несомненна.
      Каков же горький мой удел!
      Он мной быть должен непременно,
      Коль он в бутылке не сидел.
      (Вслух)
      Ты убедил меня, и мой обман мне ясен;
      Так точно, Сосий ты. Пришлось рукой махнуть;
      Не смею уж тебе противиться отнюдь.
      Но чем же буду я? Ведь ты со мной согласен,
      Что надо ж быть мне чем-нибудь?

      М е р к у р и й
      Когда я Сосием уж более не буду,
      Будь снова им - я в том не вижу зла;
      Но если жизнь твоя тебе мила,
      До той поры брось эту ты причуду.

      С о с и й
      Что тут поймешь? Я вовсе сбит с пути.
      Но надо как-нибудь покончить это:
      Всего короче - в дом войти.
      (Хочет идти.)

      М е р к у р и й
      А! так не вдоволь, знать, спина твоя нагрета?
      (Бьет его.)

      С о с и й
      О боги! это что? он бьет уж мне невмочь.
      Нашел себе, злодей,бесовскую забаву!
      Тут делать нечего, пришлось убраться прочь.
      Вот сладил-то с посольством я на славу!
      (Уходит.)

      ЯВЛЕНИЕ 3

      М е р к у р и й
      (один)

      Отправился; и мной наказана сполна
      Здесь кстати же его проделка не одна;
      И вовремя прогнал я негодяя:
      Идет уж, мнимого супруга провожая,
      Амфитрионова жена.


      ЯВЛЕНИЕ 4

      Юпитер под видом А м ф и т р и о н а, А л к м е н а,
      К л е а н т и д а, М е р к у р и й.

      Ю п и т е р
      (Алкмене)
      Бегут мгновения, и нам дано их мало.
      Могу еще помедлить, но вели,
      Чтоб стражею прислуга там стояла
      И чтобы факелы осталися вдали.
      Избегнуть надобно здесь встречи мне случайной,
      Чтоб мой приход сюда для всех был тайной
      И в город слух о нем бы не проник.
      Мной восхищаются они теперь повсюду,
      Амфитрион им бог; дивятся все, как чуду,
      Здесь подвигу его, твердят, что он велик;
      Но избавитель Фив сказать не мог бы Фивам,
      Что уступил души могучим он порывам,
      Что смел счастливым быть на миг.
      Так, буйно полная любви к нему и рвенья,
      Чернь эта не простит, и, в радости своей,
      Что, не дождавшись позволенья,
      Хоть час он позабыл о ней.

      А л к м е н а
      Так вовсе же, на срок, о ней забудь со мною,
      Короткий этот час вполне мне подари.
      Восток белеет полосою,
      Недалеко уж до зари -
      Недалеко уж до разлуки...

      Ю п и т е р
      Вернуся я, сойдемся мы опять,
      Сойдемся скоро мы.

      А л к м е н а
      Как это знать?
      За то, что будет, где поруки?

      Ю п и т е р
      Охотою себе изобретаешь муки,
      Чего боишься ты? врагов разбита рать.

      А л к м е н а
      Боюся я всего. Твои походы,
      Твои труды - все страшно для меня;
      Я для ладьи твоей боюся непогоды,
      Боюсь стремнин для твоего коня.
      Прости мне, друг, люблю твою я славу,
      Люблю дивиться я герою моему;
      Когда тебе я руку жму,
      Когда к груди твоей склоняюся по праву,
      Дороже помысел всех царских мне корон,
      Что эта же рука - отчизны оборона,
      Что смеет с гордостью жена Амфитриона
      Явиться между фивских жен.
      Я подвигов твоих блестящих рядом
      Великолепно убрана,
      И знаю, что моим нарядом
      Хвалиться изо всех не может ни одна.
      Но счастью быть с тобой мне слава не замена.

      Ю п и т е р
      Ты любишь страстно - да. Мне эта страсть нужна.
      Ты любишь; но кого так любишь ты, Алкмена,-
      Того ль, кем спасена страна?
      Ты мужа любишь ли, по долгу, как жена?
      Ты любишь ли того, который мог обильно
      Тебя вознаградить всем блеском суеты?
      Или того, которым так всесильно,
      Так горячо любима ты?

      А л к м е н а
      Как отвечать? Как тут делить понятья?
      Я чувствую порыв во мне один:
      Люблю тебя вполне и без изъятья;
      Склонилась я в твои объятья,
      Моей любви не ведая причин.

      Ю п и т е р
      Нет, дай сказать мне все, делиться дай с тобою
      Мне всем, что мыслю я, всем, что я в сердце крою:
      Хочу приобретать не правом я людским
      Твою взаимность, друг, и не людским законом;
      В часы моих блаженств хочу, тобой любим,
      Быть не вождем Амфитрионом,
      Не повелителем твоим:
      Хочу я от тебя свободного влеченья,
      Хочу, чтоб, мыслию ты долг отстороня,
      Была моей; хочу, чтоб ты меня
      Любила до вины, до преступленья!
      Да, нужно гордому знать сердцу моему,
      Что если б не был я твоим супругом,
      Мы все-таки душой сошлися бы друг с другом,
      Забыв про все и вопреки всему.

      А л к м е н а
      Как странен ты! Зачем тревожиться напрасно
      Пустым мечтанием и думой без плода?
      Не говорил еще ты никогда
      Со мною так.

      Ю п и т е р
      Я никогда так страстно
      Тебя и не любил, как в этот час... А вот
      Уж и заря: белеет неба свод,
      И не могу я отдалить разлуку.
      Проснутся улицы. Прости ж, пора идти;
      Приводит день труды свои и скуку.
      Прости, моя краса. Вернуся я. Дай руку.

      А л к м е н а
      Прости же. О себе меня ты извести.

      Ю п и т е р
      Прости, мой друг.

      А л к м е н а
      Прости, Амфитрион.
      (Идет, потом оборачивается и подбегает опять к нему.)
      Прости!
      (Идет в дом. Юпитер уходит.)



      ЯВЛЕНИЕ 5

      К л е а н т и д а, М е р к у р и й.

      К л е а н т и д а
      (в сторону)
      Вот муж! скажу: небесная награда!
      Какие нежности! Не то, что мой урод:
      Стоит себе хомяк, зажавши рот,
      Нет ни понятья в нем, ни склада.

      М е р к у р и й
      (в сторону)
      Теперь меня не держит уж никто,
      И мешкать нечего.
      (Хочет идти.)

      К л е а н т и д а
      (останавливает его)
      Как! это что?
      Ты отправляешься?

      М е р к у р и й
      Нейти ведь не могу же
      С Амфитрионом я.

      К л е а н т и д а
      С тобой что день, то хуже;
      Убраться от меня тебе великий спех!

      М е р к у р и й
      Еще мы вместе насидимся.

      К л е а н т и д а
      Дело!
      Знать, чересчур тебе я надоела;
      Со мной сказать и слово, видно, грех!
      Твоей любви уж несомненны знаки.

      М е р к у р и й
      Какие же велишь придумывать мне враки?
      Проживши вместе лет десятка два,
      Давно сказали мы с тобою
      Уж всевозможные слова.

      К л е а н т и д а
      Смотри, злодей, каков Амфитрион с женою,
      И постыдись.

      М е р к у р и й
      Эх, матушка моя!
      Они не то, что ты да я.
      Всему пора: в них еще много вздора;
      Им нежности к лицу теперь,
      А были б в нас они умора.
      Вся эта блажь проходит скоро;
      Притихнут и они - поверь.

      К л е а н т и д а
      Так, стало быть, в мои я лета
      Уж не могу любви внушать?

      М е р к у р и й
      А почему же так? Я говорю не это:
      Внушай ты, нет тебе помехи в том; да мне-то
      Внушеньям следовать не стать.

      К л е а н т и д а
      Ты непорочную супругу
      Иметь достоин ли, тюлень?

      М е р к у р и й
      Ох, окажи ты мне услугу,
      Будь попорочнее, да не бранись весь день.

      К л е а н т и д а
      Вот как! из див уж это диво!
      Что я живу благочестиво,
      Что тайных нет во мне затей,
      Мне ставишь ты в вину: люблю я новость эту.

      М е р к у р и й
      Мне кротость жен всего милей.
      Сгоняешь ты меня со свету
      Благочестивостью своей.

      К л е а н т и д а
      Нужна тебе иная, знать, сноровка.
      Хотел бы ты иметь жену из умниц тех,
      Которые, мужьям так угождая ловко,
      Им лаской свой подслащивают грех.

      М е р к у р и й
      Не прочь, признаться, от того я;
      Мог бы хоть дух я перевесть.
      Когда ни часу нет покоя,
      Тошна становится и честь.

      К л е а н т и д а
      Как! ты позволил бы, чтоб я могла свободно
      Другому подарить...

      М е р к у р и й
      Все, что тебе угодно,
      Лишь не был бы твоим я криком оглушен.
      Мне добродетели мучительной и злобной
      Приятнее порок удобный,
      Который даст мне угомон.
      Прощай, дружок мой бесподобный;
      Меня там ждет Амфитрион.
      (Уходит.)

      К л е а н т и д а
      (одна)
      Будь только я другого нрава,
      Уж поплатился б ты и не шутил со мной.
      Как иногда досадно, право,
      Быть добродетельной женой!