---------------------------------------------------------------
     Gerald Durrell "TWO IN THE BUSH"
     London, Collins, 1966
     Пер. Л. Жданова
     OCR and Spellcheck Афанасьев Владимир
---------------------------------------------------------------

     Крису  и Джиму в память о пиявках, лирохвостах и велосипеде  в дымоходе
(не говоря уже о светлячках)



     Перед вами повесть о  шестимесячном путешествии, во  время  которого мы
побывали в Новой Зеландии, Австралии и Малайе. Путешествие это состоялось по
двум  причинам:  во-первых,  мне  хотелось посмотреть,  как  в  этих странах
поставлена   охрана   животных,   во-вторых,   Би-би-си  предполагало  снять
многосерийный телевизионный фильм на ту же тему. Я отлично понимаю, что наша
экспедиция больше всего напоминала туристскую поездку,  уж очень  быстро  мы
проскочили  через каждую  страну. Наверно, я кое  в чем  исказил  истину  и,
конечно, опустил многое, о чем следовало бы упомянуть.
     Как  ни странно, очень трудно написать такую книгу и соблюсти  при этом
золотую середину  между истиной и  опусами  вроде  "Два с  половиной  дня  в
Джакарте".  Истина, какой  она  вам представилась,  может показаться обидной
всем тем, кто так  радушно вас  принимал  и,  не  жалея сил, помогал  вам. К
сожалению, людям свойственно принимать все на свой счет.
     Поэтому разрешите сразу воспользоваться случаем, чтобы отвести  хотя бы
часть ударов, которые  непременно обрушат на меня разгневанные новозеландцы,
австралийцы и малайцы.  Заранее знаю, что они мне  напишут: человек, который
провел  в  стране всего полтора месяца, не вправе критиковать. Я-то  считаю,
что  достаточно  провести  где-нибудь  пять   минут,  и   вы  вполне  можете
критиковать,  а  уж  читатель  пусть  сам  рассудит,  насколько  обоснованна
критика. Так или иначе, одно я могу сказать совершенно искренне: путешествие
было чудесным и доставило мне подлинное удовольствие от начала до конца.



     С ним было ящиков сорок два, все аккуратно уложено,
     На каждом -- имя владельца написано очень четко.
     "Охота Ворчуна"

     ПРИБЫТИЕ
     Мы  собирались  незаметно проникнуть  в  Новую Зеландию,  посмотреть  и
заснять  все, что задумали, и  так  же незаметно  удалиться.  Но  когда  наш
корабль прибыл  в  Окленд,  оказалось,  что Управление  природных  ресурсов,
предупрежденное о нашем  приезде, фигурально выражаясь,  расстелило  для нас
огромную  ковровую  дорожку.  Прежде  всего   на  борт  поднялся  невысокий,
коренастый человек (чем-то похожий на кэрролловского  Твидлдама) с круглыми,
невинными, младенчески-голубыми глазами и широкой улыбкой.
     -- Меня  зовут Брайен  Белл,-- сообщил  он и стиснул мою  руку железной
хваткой.-- Я  из  Управления  природных ресурсов.  Управление  поручило  мне
сопровождать вас в  поездке по Новой Зеландии и проследить за  тем, чтобы вы
увидели все, что хотите увидеть.
     --  Это  чрезвычайно  любезно со стороны Управления,--  ответил я.-- Но
мне, право же, неловко...
     --  Я привел  сюда  ваш лендровер из Веллингтона,--  решительно перебил
меня Брайен.-- А вчера  я встретил двух ваших коллег  из  Би-би-си, они едут
нам навстречу.
     -- Это очень любезно...-- начал я.
     -- Кроме того,-- невозмутимо продолжал Брайен, гипнотизируя меня своими
голубыми  очами,--  я  составил для вас программу.  Если  вас что-нибудь  не
устраивает -- вычеркните.
     С этими  словами он  вручил мне стопку бумаги  с  машинописным текстом,
нечто  среднее  между программой  официального королевского визита и  планом
армейских  маневров  какой-нибудь  великой  державы.  Программа  изобиловала
увлекательными  предложениями  и конкретными указаниями, например:  "5 июня,
17.00, осмотр  королевских альбатросов, мыс Таиароа". Интересно, спрашивал я
себя с легким  изумлением,  альбатросам тоже  вручено  расписание?  В  таком
случае,  быть  может,  они  пролетят мимо  нас  стройными  рядами и  сделают
что-нибудь этакое крыльями в знак приветствия?
     Но как ни заманчиво все это выглядело, я был несколько  встревожен, мне
вовсе  не хотелось,  чтобы  мое путешествие по  Новой Зеландии выродилось  в
тоскливое  мероприятие,  имя  которому  --  организованный  тур  по  заранее
утвержденной  программе.  Не  успел я, однако, высказать свои опасения,  как
Брайен  взглянул на часы, грозно  нахмурился, буркнул что-то себе под  нос и
рысцой покинул  палубу. Прижимая  к  себе  увесистую программу, я  в  слегка
ошалелом состоянии прислонился к поручням; в это время появилась Джеки.
     -- Что  это за тип в коричневом  костюме,  с которым  ты беседовал?  --
спросила она.
     -- Это некий Брайен Белл из Управления природных ресурсов,-- ответил я,
передавая  ей программу.--  Его  специально приставили к нам,  чтобы он  все
организовал. Все, понимаешь?
     -- По-моему, это как раз то, чего ты мечтал избежать,-- сказала Джеки.
     -- Вот именно,-- угрюмо подтвердил я.
     Она пролистала план и удивленно вскинула брови.
     -- Они что же думают -- мы приехали сюда на десять лет?
     В эту минуту вернулся Брайен, и я представил его Джеки.
     -- Очень приятно,-- рассеянно  произнес  он.-- Так  вот, ваш  багаж  на
берегу,  с таможней я все уладил. Мы погрузим вещи  в  машину  и доставим их
прямо в гостиницу. Первая пресс-конференция  назначена на одиннадцать часов,
вторая  --  на   четырнадцать  тридцать.  Вечером  предстоит   интервью   по
телевидению, но об этом пока рано думать. Если вы готовы, можно приступать.
     Подгоняемые Брайеном,  мы  в  полном смятении  сбежали  по  трапу  и на
несколько часов попали в такой водоворот, что мне трудно припомнить что-либо
подобное.  В  гостинице Брайен  сдал нас с рук на руки  представителю Отдела
информации Терри  Игену,  человеку  невысокого  роста,  с  мясистыми щеками,
веселым взглядом и приятным нравом.
     -- Оставляю вас на Терри,-- сказал Брайен.-- Увидимся после, а пока мне
надо еще кое-что организовать.
     Интересно, что именно? Может быть, почетный караул из десяти тысяч киви
на улицах Окленда? И хотя мы только что познакомились, я не сомневался,  что
Брайен Белл способен и на это.
     Едва  он исчез  за  дверью, как ворвалась  первая  ватага  журналистов.
Началось нечто  несусветное: нас фотографировали со всех  мыслимых точек,  а
наши ответы, даже самые идиотские, слушали с таким благоговением, словно  то
были  изречения  великих  мудрецов.  Затем последовал долгожданный,  но увы,
слишком короткий перерыв на  ленч, после чего все началось сначала. И когда,
уже  под  вечер,  убрался  последний  репортер, я  обратился к Терри с видом
утопающего, который хватается за соломинку.
     --  Терри,-- умоляюще прохрипел я,-- вы не знаете какого-нибудь тихого,
уютного уголка,  где можно посидеть, выпить и хотя бы минут десять ничего не
говорить?.. Какую-нибудь блаженную нирвану...
     --  Знаю,--  не  раздумывая  ответил  Терри,--  будет  сделано...  Есть
отличное местечко.
     -- Вот и хорошо, а я тем временем приму ванну,-- сказала Джеки.
     -- Мы  недолго,-- заверил я ее.--  Мне только  привести в порядок  свои
истерзанные нервы.  Если  еще кто-нибудь спросит  меня, что я  думаю о Новой
Зеландии, я начну кричать.
     -- Кстати,-- вспомнила  Джеки,-- что  ты ответил  журналистке,  которая
задала тебе этот вопрос? Я не расслышала.
     -- Он сказал, что уголок порта, который он успел увидеть, показался ему
просто прелестным,-- хихикнул Терри.
     -- Ну, зачем же так,-- укоризненно сказала Джеки.
     -- Пусть не задает дурацких вопросов.
     -- Пошли,-- позвал Терри,-- мне тоже нужно выпить.
     Следом за Терри я вышел из гостиницы, и мы зашагали по улице.  Поворот,
еще поворот, еще  -- наконец мы очутились перед  какой-то коричневой дверью.
Терри  первым нырнул в нее, я -- за ним, жаждая поскорее очутиться в  приюте
мира и тишины...
     Если мои первые шаги по новозеландской земле были слегка  неверными, то
это  потому,  что  меня слишком рано  познакомили  с  понятием  "пятичасовое
пойло".   Не  правда  ли,  в  этом   выражении   есть  что-то  восхитительно
пасторальное,  я бы  даже  сказал,  идиллическое. Сразу  представляешь  себе
откормленных,  чисто  вымытых свиней, которые жадно, торопясь утолить голод,
хлебают  теплое  пойло,  принесенное  загрубевшими,  но  заботливыми  руками
славного сына земли, добродушного селянина с лучистыми глазами.
     Как далека от истины эта картина!
     "Пятичасовое  пойло"  --  прямое  следствие  глупейших   постановлений,
которые ограничивают продажу спиртных напитков в Новой  Зеландии. Чтобы люди
не пьянствовали, бары закрывают в шесть часов вечера,  сразу после окончания
рабочего дня в учреждениях. Поэтому служащие, выйдя на  улицу, мчатся  сломя
голову  в  ближайшую  пивную  и  предпринимают  отчаянные  усилия,  чтобы  в
кратчайший  срок  поглотить  возможно  больше  пива. Из всех  мер  борьбы  с
алкоголизмом, о которых я слышал, эта -- одна из самых нелепых.
     В  "приюте  тишины",  куда  меня  заманил  Терри,  как  раз  шел розлив
пятичасового пойла.  Сцена, которую  я увидел, с  трудом поддается описанию.
Десятки  изнывающих  от  жажды  новозеландцев  сплоченными  рядами  осаждали
стойку, все старались перекричать друг  друга и быстро-быстро  глотали пиво.
Чтобы кружки не  простаивали, пиво разливалось  через длинный шланг с краном
на конце. К