---------------------------------------------------------------
     © Copyright Татьяна Очеретян
     From: qub(a)qub.com
     WWW:
     Date: 20 Apr 2004
---------------------------------------------------------------



ОДЕССА - ИЗРАИЛЬ

   МАХАНАИМ


Татьяна Очеретян Назначу Вам свиданье между строк... © Copyright - 2003 Tatiana Ocheretian No part of this book may be reproduced in any form without written permission from Copyright Holders. 09-7653108 Маханаим Культурно-религиозный центр для евреев из СНГ Ул. Лунц 2, Иерусалим 94626 Телефон 02-6256006 Факс 02-6257117 E-mail: editor@machanaim.org Художественный редактор: Е. Левит Графика: В.Левит, И. Росина

с о д е р ж а н и е


я проживу свою жизнь не напрасно если успею подставить ладони хотя бы одному падающему сердцу ... из Эмили Дикинсон
ОСТАНОВИСЬ, МГНОВЕНЬЕ!.. ПОЭТИЧЕСКИЙ ИМПРЕССИОНИЗМ ТАТЬЯНЫ ОЧЕРЕТЯН Татьяна Очеретян пишет стихи в форме верлибра. Давайте заглянем в энциклопедический словарь, чтобы точно определить, что такое - верлибр. Словарь говорит вот что: "Свободный стих (верлибр) - нерифмованные стихи, расчленённые на стихотворные строки, но не обладающие постоянными признаками их соизмеримости". Иными словами, в верлибре, как правило, нет рифмы и устойчивого стихотворного размера. А зачем они вообще нужны-то, рифма и размер? На этот вопрос когда-то с замечательной ироничностью ответил поэт Николай Глазков: Зачем нужны стихи? Кому какая польза От ритма, рифм и прочих пустяков? А вы попробуйте запомнить столько прозы, Сколько на память знаете стихов! Конечно же, дело не только в лёгкости запоминания, о чём мы знаем ещё с детских игровых считалок (аты-баты, шли солдаты...), хотя и в ней тоже. Важнее другое. Ритм и рифмы создают акустику стиха, а это едва ли не главный фактор, вызывающий у читателя особое, ни с чем более не сравнимое эмоциональное впечатление - ощущение поэзии. Вспомним, однако, что уже Пушкин понимал опасность рифменного и ритмического шаблона, когда писал следующие строки: И вот уже трещат морозы И серебрятся средь полей... (Читатель ждёт уж рифмы розы; На, вот возьми её скорей!) Действительно, куда как просто сочинять стихи, используя готовые, навязшие в ушах розы - морозы, кровь - любовь, дорога - порога и т.д. Да и необходимость строго соблюдать размер стиха, то есть его ритмическую основу, нередко приводит стихотворцев (и вовсе не всегда бесталанных) к заполнению ритмических пробелов строки балластом необязательных слов. Иное дело - верлибр. Рифмы нет, ритм переменчив, полная тебе свобода!... Потому и называется - свободный стих. Но это опасная свобода. Потому что с ней соседствует произвол. Позволю себе привести здесь стихотворение поэта, которого называют одним из лучших мастеров верлибра в России, - Геннадия Айги: Когда нас никто не любит начинаем любить матерей. Когда нам ни кто не пишет вспоми наем старых друзей И слова произносим уже лишь потому что молчанье нам страшно а движенья опасны В конце ж - в случайных запущенных парках плачем от жалких труб жалких оркестров. Первый вопрос, который сразу же напрашивается по прочтении: а если бы этот текст записать обычной прозой, что изменилось бы? Разве что пришлось бы расставить знаки препинания, без них такая проза выглядела бы попросту нелепо. Суть же осталась бы неизменной, ибо по-моему в этом стихотворении нет никакого открытия: мысль достаточно ординарна и выражена она достаточно ординарными словами, столь же необязательными и случайными, как случайные запущенные парки. И сколько бы меня не уговаривали апологеты авангардной поэзии, что это запредельная точность высказывания и даже вид "сакрального действия" (А.Вознесенский), я размышляю о том, вспомню ли такие стихи через день-два после их прочтения. Нет, нет, я вовсе не хочу выглядеть консерватором и ретроградом; я никоим образом не отрицаю верлибр как таковой. Просто свободный стих требует от автора особой строгости в выборе и расстановке слов: чуть не дотянул - получилась заумь: чуть переборщил - получилась банальность... Я рад, что судьба подарила мне знакомство с поэзией Татьяны Очеретян. В лучших своих стихотворениях она не только счастливо избегает как банальности, так и зауми, но и обнаруживает особый талант и мастерство запечатлеть мгновение; я назвал бы это свойство её дарования поэтическим импрессионизмом, по аналогии с импрессионизмом в живописи. Причём это не обязательно такое мгновенье, о котором сказано у классика: Остановись, мгновенье, ты прекрасно! Татьяна Очеретян не избегает и таких, о которых можно было бы сказать: Остановись мгновенье, ты напрасно! - или даже: Остановись мгновенье, ты ужасно! - потому что жизнь состоит далеко не из одних прекрасных мгновений. Существенно, что каждому остановленному мгновению поэтесса находит единственную и неповторимую словесную оболочку. Вот лишь несколько примеров: * * * у запертой двери робко переминались с ноги на ногу два призрака уплывшего лета * * * я хочу подарить тебе август но не тот что последний у лета а тот что пред осенью первый и лестницу к облакам или к морю - на выбор * * * бесшумно свалившись семейное фото остриём сорвало мне кожу чуть пониже виска * * * не доверяй себя усталости она поняв тебя превратно оставит при себе навечно * * * невозможность вздоха невозможность забвения невозможность взлёта невозможность прикосновения к тугому узлу возможностей В общем-то, цитировать можно долго: во-первых, стихотворения Татьяны Очеретян коротки и потому удобны для цитирования целиком, а не отдельными фрагментами; во-вторых - что значительно важнее - таких отличных стихотворений в её книге много. Не стану утверждать, что в ней собраны только удачи. Но даже и в более слабых практически всегда ощущается энергия, выделяющаяся (как в ядерных процессах) от резкой остановки мчащегося времени. Хочу обратить читательское внимание на ещё одну особенность поэзии Татьяны Очеретян. В её стихах практически нет примет времени: ни политики, ни бытовых подробностей, ни конкретного пейзажа... Хорошо это или плохо? Ответ зависит от того, что мы ищем в поэтическом тексте. Но ещё давным-давно и не нами сказано было, что художника следует судить по тем законам, которые он сам для себя установил. Поэт, написавший эпическую поэму или хотя бы сюжетное стихотворение, имеет возможность всматриваться в детали и постепенно, шаг за шагом, запечатлевать их по мере той необходимости, которую ему диктует замысел. Лирический поэт вправе высветить и зафиксировать одну-две подробности, которые позволят ему перейти от быта к бытию. В верлибрах Татьяны Очеретян фиксируются мгновенные душевные состояния. Для этого, по-видимому, вовсе не нужно бытовой конкретики; нужно совсем иное - найти такие сочетания слов (или столкновения слов), на которые читатель отрезонирует мгновенным преображением своего душевного состояния. О, это задача отнюдь не из лёгких, ибо жизнь трагична, сложна и противоречива - тем сильнее впечатляет тот факт, что Татьяне Очеретян многократно удаётся вызвать такой резонанс. В подтверждение сказанного я вновь обращаюсь к её стихам: * * * нет зима не сама по себе - её своевластно желал снег нет весна не сама по себе - просто звёзды нуждались в поэтах нет душа не сама по себе - просто трагедии за поворотом * * * кто знает по чьей мы крови ступаем на пути к милосердию и любви . Наум Басовский

глава первая ПРЕДСТАВЬТЕ СЕБЕ ДЕВОЧКУ ПЛЯШУЩУЮ НАД МОРЕМ ...


ну здравствуй мир под солнцем вскричал цветок омытый капелькой рассвета благослови на жизнь меня я только что из пепла двух яростных молитв двух судеб расторжённых
утро вынырнуло в струящихся каплях солнца я под навесом памяти и вдохновения море выплескивает праздник к горящим моим стопам мне сегодня подвластно изумление от сопричастия
у двух рыжих белок немели коленки от страха стёртыми быть мгновенно с коричневых веток леса и не успеть подарить семь золотых орешков детям у края рисунка
не успев родиться разгалделись листья заиграли с солнцем в прятки и моргалки затопили страхи запахами детства окружили душу уставшую скитаться пеною зелёной боль её омыли
погнавшись за Солнечным Зайчиком Девочка Хохотунья потеряла Скакалку и потом долго - долго не могла перепрыгнуть Свои Невзгоды
стряхнув с себя безликие следы дорога вспыхнула взметнулась и взвилась навстречу ей из глубины рассвета неслись лучи в серебряных подковках о если бы они не разминулись
дорогу счастливым приметам - глашатаям утра спешащим на помощь в полночь всем кто прощается с детством или с надеждой
да разродится синью пламенем и мятой колдунья ночь да хлынет под твои шаги потоком дерзости и неги грядущий день да не осмелится душа угомониться
снился ему ветер в солнечной короне - говорят к разлуке с кроткой незабудкой снился ему запах двух тропинок лунных - говорят к свиданью с тайной белой розы
море вслепую бросается под ноги песок окутывает жарким пухом солнце щекочет ситцевый зонтик под головой притаились семь недосказанных фраз подаренных Большой Медведицей этой ночью
представьте себе Девочку пляшущую над морем представьте себе Женщину в одежде из трав и солнца представьте себе Лето которое на исходе
представьте себе Мальчика летящего на качелях представьте себе Юношу в объятиях фортуны представьте себе Шпаги с честью охраняющие поверженные мечты
чего желаете себе под новый год Вселенная - родиться заново в дыхании цветка в зрачках наития над бездной опрокинутых надежд под музыку шагов тишайшего признанья
о если бы знать заранее что исповедь обезглавят что смех в раю задохнётся что чей-то смятенный взгляд застынет шрамом что не откликнется синее озеро алым сиянием о если б заранее знать
сегодня утром зеркало выплеснуло удивлённый коричневый взгляд в оправе из слоновой кости и белые натянутые паруса
кому уготован страх кому - беспечность кого помянут на вершинах кого обойдут на склонах но случай то ли счастливый то ли несчастный да два-три своевольных поступка во имя добра и зла одновременно предписаны каждому изначально
звезды паденье неостановимо как невосстановимо отраженье солнечного блика в зрачках начала на чём же мы с тобой остановились? - на том что день расщедрился на подаянье
у подножия синего цвета объятого пламенем июля вербовала старуха-бессонница голоса и зрачки поэтов выдавая авансами тайные помыслы звёзд безымянных
аккорд рождённый девой си бемоль минор от солнечного блика давно уж ждал прилёта Синей Птицы чтоб зазвучать в судьбе поэта дуэтом рока и надежды
такой щемяще-юной на высоких каблучках стремительной походкой иллюзия шальная в судьбу твою когда-нибудь ворвётся
Борису Быховскому не шёпоту страха а грохоту рвущихся струн внимать не солнечной пылью а наваждением звёзд испытывать зрение и перед временем каяться лишь за секунды припрятанные на случай измены попутного ветра оставаясь пожизненным должником радости
светится воздух раздумчивы травы плещется небо у переправы неизбежен рассвет белый конь наготове куда тебе девочка? мне бы звёзды потрогать
О Щ У Щ Е Н И Е когда отъехал поезд мы хохотали вы хохотали когда отъехал поезд? - да мы хохотали но может быть вы просто улыбались? - да нет мы хохотали но может быть вы только рассмеялись? - да нет мы хохотали а я рыдаю... но может ты печалишься? - нет я рыдаю... но может быть ты только плачешь? - нет я рыдаю...
она умчалась из детства прихватив три ключа на случай крушенья один от слепящей улыбки снега другой от робких признаний апрельского южного ветра третий от неуёмного смеха в золотистых колосьях лета

глава вторая ... СИНЕЙ ПТИЦЫ ЗОВ ОХРИПШИЙ


мой Боже зажги для меня утро опали дыханье моё прикосновением сбереги мою потрясённость пред робким взглядом не дай исчезнуть безумствам
вчера меня ночь позвала на пикник и когда был объявлен белый танец я осмелилась выбрать звезду чьё дыханье в моём уже растворилось однажды и от дерзости этой до сих пор не очнулась
прикажите осмелиться прикажите обмолвиться замереть прикажите но не опомниться
приходил - уходил невпопад дразня и меня и судьбу дарил охапками миражи и в них растворился однажды
ночь накинула звёздную ткань на плечи захмелевший прибой убаюкивает луну мы погружаемся в пряность мятущихся запахов мая чуть-чуть отставая плывёт поющая наша память
однажды в полдень солнцем захлебнулось море а волны ринулись его спасать от долгожданного удушья
и я осмелилась и встала на колени перед судьбою и вымолила миг продливший жизнь на безрассудство и покаяние
прикрываясь от взглядов прохожих букетом из звёзд и рассветов она бежала к нему обогнув семь углов мироздания
метались сумерки объятые цветеньем миндаля и на бессилие протянутой руки обрушилась мольба из глубины зрачков ответного желанья и рассекая кровь созвездьем голосов кружит над нами эхо немудреющих надежд а лютня выдыхает облака в оттаявшую синь
не успев оседлать мгновенье стремительно падал сотрясая вселенную зелёный лист пронзённый солнцем
наглотавшись звёздной росы душа плескалась в объятьях июльского ветра пьяный ливень оглушил ликующий её шёпот
и песнь греховных снов оборвалась внезапно и немощью желаний отозвалась душа на хор подлунных трав в честь приближения июля твоё лицо в слезах осатанелых и градом падающих звёзд им вторит необузданное небо
в зимний полдень однажды ворвутся июльские маки и твой взгляд коронованный озареньем и на мгновенье я задохнусь от запахов дерзких
ах осень я скучаю по твоим неприхотливым ожиданьям обмолвилось однажды солнце посредине лета я постараюсь для тебя сберечь лучи от жажды неуёмного июля
ТАНГО охапка желтых цветов у ног сиреневый взгляд вспыхивает навстречу покорно плывёт душа в объятиях желанья ладони в ожогах
он её выкрал из будней подхватил на руки бережно пронёс над крышами под гул неуёмной молвы и закружил на балу осенних цветов им был вручён приз за самый счастливый смех
фонари я лечу к вам из мрака фонари я лечу к вам из страха фонари я лечу к вам из бездны фонари я лечу к вам из пепла вы вальсируете с ветром вы так щедро делитесь светом я вас очень прошу продержаться до ещё одного рассвета
твоё "пока" всё в каплях крови но горечи прощанья раскалённый жар расплавил страх вновь встретиться чужими в этом мире
осталось лишь махнуть твоей судьбе осталось лишь до хруста сжать отчаянье осталось лишь прижаться к облакам осталось лишь нажать курок разлуки осталось не упасть к твоим ногам
однажды в мае я на голос твой помчусь наощупь задыхаясь неведая что под откос
о зов греховный лютиков рождённый синью лета ты волей эха был вплетён в коварство белокурое его обетов и обессилев умираешь в охрипшем хохоте его закатов
расплатившись с долгами она ринулась к солнцу всего лишь на мгновенье завещанное любовью и сгорела
о жёлтоглазая юность ромашки в медово - греховном блеске твоих лепестков ошалелых бредит и угасает вечное "любит - не любит"
и вот уж меч секундной стрелки занесен над минутой покаянья и снова мчится семиглавый грех на зов тоскующих желаний
а по земле отяжелевшая сиренью бредёт весна и в дрёму ночи вот-вот пожаром метнётся исповедальный шёпот травы и ветра да синей птицы зов охрипший
не для того сужденье нам дано чтобы унизить скорбь иль обвинить дающего в расчете пороча божий дар

глава третья УСТАВШИЙ ПРАЗДНИК ...


пылает синий цвет из-под прикрытых век тех жадных лет буравит луч отставший от надежды таранит серую метель календаря тиранит память
истомы профиль дерзкий алеющий из подсознанья и эхо мартовских колоколов в аорте плоти и танец яростный травы и солнца и фейерверк цветов и карнавал надежд и мой покой сметённый лавиной запахов тревожных о песнь весны трёхструнной
о время чьё касанье беспощадно ты обошлось великодушно лишь с цветными снами не обломав им крылья
ещё один рассвет безвременно померк ещё одно признанье затерялось ещё одной звездою стало больше ещё одной души не досчитались
подоспейте вовремя предчувствия хмельные напоите негой поникшие желанья заслоните зренье от тоски застывшей травами степными кровь омолодите подоспейте вовремя предчувствия хмельные
чей-то каялся взгляд осуждённый на осень то ли в том что не смел то ли в том что желал то ли каялся то ли молился вслед июльской несбывшейся ночи отражаясь судьбою-слезою в зрачках ноября
засмотрюсь звездою на нежность твою слезою застыну в твоих желаньях и обожгусь прикосновением к ноябрю и задохнусь угаром воспоминаний
ноябрь побывал во владениях августа дольше обычного там задержался появился однако вовремя пообещал поделиться подарками сделанными вручную из надежд и дымчатых стёкол
сегодня в трауре моя звезда - похищен свет её внезапно и в поисках напрасных изошла душа и растворилась в капельках росы что до утра светились на листве осенней
рассвет прости душе моей окаменелость она похоронила только что порыв бесстрашия и зова твоего к полёту не услышит
у запертой двери робко переминались с ноги на ногу два призрака уплывшего лета
склонившись над поблёкшей памятью моей дрожало мартовское утро и охнув бледная душа зарделась и синим блеском вспыхнули слова из омута ночей и пульс звенящий погнался за оранжевым шутом спугнувшим эхо дерзкого прикосновенья гримасой боли лишь куст терновника у сломанной калитки вечного вчера не шелохнулся
пристегнули ремни мы идём на посадку нас заждался апрель - неутихшей весны поводырь и по хрупкому трапу что перегружен неистовой дрожью сирени мы хмелея сбежим в ошалелую нежность застрявших под сердцем лет и потускнеем от горя покидая разрушенный радостью сон
и вновь заладила весна про вечную любовь и вешним водам старт призывно протрубила и на завещанье замерзающего сердца обрушила тайфун апрельской сини
мой милый май на сей раз я щедростью твоею злоупотреблять не стану не по карману мне сегодня ни запах трав твоих умытых ливнями ни вакханалии сирени многоликой и не могу сложить к стопам твоим ни слёз ни песен ни восторгов поскольку братец твой апрель меня ограбил подчистую
короткая майская ночь увяла к рассвету солнце прыгнуло с детства в зелёную сетку балкона дымящийся кофе и две ажурные чашки на белом столе день обволакивает нас ровным дыханием
я хочу подарить тебе август но не тот что последний у лета а тот что пред осенью первый и лестницу к облакам или к морю - на выбор
в торжественной своей речи август благодарил июль за напутствие вежливо похвалил достоинства зноя сдержанно поклонился игривому морю и приступил к окончанию лета
заплакало море прощаясь с августом осиротевший песок погрузился в воспоминания два отрешённых взгляда померкли пред их высокой печалью
мой август ты слышишь взрываются звоны прощанья и зрачки твои гаснут - их покидают звёзды и на травах ещё не остывших дымятся следы твоего ликования август под аккорды осеннего вальса в четыре руки
покидая последней взгляд тонущий в сумерках осени меркла в кувшине роза и рвущейся тенью вплеталась в реквием по отлетевшему лету
три белых гладиолуса печальные и тихие свидетели отчаянья их трёх собратьев алых покинутых безвременно осанкой царственной и отраженьем солнца три гладиолуса белые - три поцелуя прощальные три гладиолуса алые - в небо вонзившийся крик
ещё кружится в звёздном облачении надежда ещё лицо твоё в потоках света но замирает гул сонетов полдня и всё слышнее тосты на поминках лета
в кувшине наполненном влагой печали притаились две капли апрельской росы да три выдоха бабьего лета в ожидании путника обожжённого июлем
жжёной травою взрывалось солнце по прихоти бабьего лета шёпот лавиной сметал сознание не выбирая века ветер целующий наши слёзы звёзды в кувшинах у изголовья и приглашение к жизни успевшее прибыть вовремя
полоснуло по зренью бесстыдством ржавеющих трав и шарами багровыми покатились желанья к ногам твоим осень
если память моя затылком коснётся встречи на перекрёстке "август - ноябрь" зрачки её неизбежно сольются с захороненным в россыпи звёздной отчаяньем поцелуя
давай с тобою вволю напоследок нашепчемся на птичьем языке пока над нами листьями вобрав цвета надежды оробевшей кружит ещё рассвет ноябрьский
пред расставаньем под ноябрьским кровом рыжие листья шептались о притупившейся боли дождевых ран
ты всё ещё бредишь лукавой и скорбной гостьей несбывшихся сновидений а на зрачках набухающих болью чернеют вмятины от миражей
ПЛЕТЬ назад! за отлетающим запахом тёрпкой сирени за уплывающей тенью июльских рассветов за тающей линией губ уносящих тайну спасенья назад! сквозь парад обелисков паденьям и взлётам
то ли лошади поданы то ли ракета то ли канувший в лету век окликает ноктюрном то ли гомон причала звезды безымянной торопит а мне всё равно я прощаюсь с запретами и с тобой чья судьба в их кольце пребывает бессменно
а на причале где под луной и солнцем постигая таинство соприкасанья не унималась грешница мечта однажды на виду у вечности ты прислонился к ней слезами покаянья в непостижимость отплывая навсегда
пред осенним затишьем бушующих грёз р а з р а з и л с я над нами каштановый град з а г л у ш и л голоса убегающих лет п о г а с и л нарастающий пламень печали по пророчествам серым р а с х л е с т а л с я каштановым цветом и каштановым раем следы наши встречные з а т о п и л
отпевали сумерки умершие раны ночь похоронила их втайне от рассвета под напором взглядов жаждущих свиданий разжимались веки стянутые скорбью вырывалось небо из траурных оков
утро плавно касается одеяла щекочет кожу шуршит у век вплывает во взгляд сквозь причудливость витражей и возвращает начало и призывает к началу и завещает начало а потом отбывает в свою неизбежность
он был неуклюж и нелеп в чёрно-белой размеренности бытия и однажды удостоился звания короля неудачи когда опоздал на свидание с чудом
о солнце наклонись ещё хоть раз к её желаньям оробевшим да несколько лучей благословенья его греховным ожиданьям ниспошли
уже на подступах к порогу сказки сказок шаг отреченья уже зажато в хрусте пальцев бессилье взлета а ты привычно белые одежды вновь готовишь к завтрашнему дню
бесшумно свалившись семейное фото остриём сорвало мне кожу чуть пониже виска
и благостную весть дождём слепым размыло по дороге и у обочины на сером камне отпечатки лепестков ромашки что мальчику любовь не нагадали и голос что бинтует сердце медлит почему-то
молитва поздняя прости рукам моим упавшим - онеменье слабеющему голосу - бесстрастье душе продрогшей - увяданье а на рассвете эхом веры меня окликни
с м е х забеги ко мне с м е х залети ко мне с м е х приплыви ко мне с м е х позови меня с м е х полюби меня с м е х возвратись ко мне не оборвись во мне
оставлю будням медный гул забот оставлю будням сроки и счета от шёпота смиренья убегу и в дверь что на краю чудес пока ещё алеет я постучусь а вдруг!?
так прижаться к стеклу что мир между мной и тобой разделило могли лишь слова "не проси я не в силах" а платформа давно позади
из всех на свете дорог - о д н а стелилась травою из всех остановок на свете - о д н а завещала звёзды из всех оглушивших взглядов - о д и н уплыл в бессмертие из всех расстояний - о д н о по-прежнему над бездной
и налетел на скалу печали ветер вселенский страстей запоздалых и прижимался крыльями рваными то ль утешая то ль разбиваясь
о ночь беззвёздная что искрой от сплетения желаний сожжена и пеплом на дыхании осела ты всё ещё под следствием пристрастного "зачем"
и кровоточа недуг тайны предсмертной волею обрушил на лёд умерших ожиданий жар пепла опоздавших писем и затопило миг воскресший печалью лет необратимых
твой дар не уместился в сердце изнурённом ожиданьем не потому что так велик а потому что не ко времени явился а вы мои печали предали меня представ пред взорами людскими на коленях
простимся затемно мой августейший Август чтоб шрамы от потерь лишь на мгновенье вспыхнули в безлунье когда я ключик золотой от таинства соприкасанья тебе верну
этой ночью травам не снилась роса то ли ветер-скиталец то ли август прощаясь то ли те двое что с детством внезапно расстались их омыли своими слезами
он покидал дом под извечный мотив молчания оставляя на старых стенах отпечатки своих надежд
печаль моя нам не к лицу уже чужие карнавалы а что до масок то времени и вовсе не осталось на расставание с собой
а между тем на вспыхнувшую травами весну слезами проливается прозренье и храм разрушенный забвеньем и силуэт скорбящего молчанья сливаются в единое виденье
не сходи с ума старая тень не забрасывай моё сердце в пасть разнузданных оргий ада я всего лишь хочу побродить по следам уходящего дня целовать по дороге деревья нетленного сада тихо-тихо прощаться со звёздной капеллой отплывающей в утро
зачем преследуешь меня седая мудрость какую жертву на алтарь бесстрастья твоего я возложить обязана во имя собственного негоренья неужто забросать камнями взгляд его опасный для тебя пожизненно
её поступь ещё обжигает уста поэтов вершины ещё приглашают её на пикник удачи а она тайно покинув пир суеты уплывает на борту памяти
и упало небо в розовых прожилках к ледяным ногам и твоих желаний навсегда лишился этот хрупкий рай
улыбка осени ты соткана из золотисто-рыжих листьев принесших вести о любви печальной но живой из голосов надежд доверивших туманам тайну веры из перезвонов отшумевшего с грядущим из синего мерцанья тишины сменившей крик азарта пляшущей отваги безрассудства на выжженных просторах лета
а в гамаке мечты подвешенном к звезде чей срок свечения и короток и вечен раскачиваясь громыхало запретное "алло" и годы кубарем назад в начало и память градом и я невеста и мир одетый в зелёное и голубое тобой подарен
я задержусь на несколько мгновений чтобы проститься с обещаньями рассветов и чтоб на огнедышащем закате услышать тайну их серебрянного звона
беглый взгляд на мозаику лет и секунд на одинокий пламень у подножия чуда на три вожделенных слова вмурованных в солнечное сплетение и угасающим шагом по трапу в каюту "люкс"
и однажды всей тяжестью рухнет к ногам бессильное время и задует свечу одичалая круговерть но пока ещё по нашим двугорбым судьбам блуждает улыбка иллюзий и всё ещё робкий ветер шелестит у запретных губ
я не ослышалась глава действительно последняя? да вы просто перезвону страхов и надежд внимали потрясённо и не заметили ... и взметнулась над всем что было легкокрылая тень начала
Т Е Л Е Г Р А М М А среди поздравлений ко дню рождения - "если понадоблюсь я на месте" за подписью - "случай однажды отвергнутый" адрес обратный - "всё те же холмы над которыми дремлет луна"
ветер буйно листавший страницы эпох подари ту не высохшую от крови и слёз где дуэлью спасалось бессмертье любви женщине по рассеянности спутавшей век
не всё ль равно кого винить что так и не поймал жар-птицу того ль кто окликал меня в полёте иль ту чей шёпот мне рассёк дыханье
всё тот же трепет неуёмный сводящий судорогой душу в преддверье встречи со звездою на миг сошедшей с круговерти
Науму Басовскому глоточек горького вина в разгаре буйной песни лета и нарождающийся шёпот осенних выдохов печали и лепестков увядшей розы паденья грохот и благословение цветку сверкнувшему сквозь пепел времени да тост заздравный в честь поэта прими в наследство от собрата век Двадцать Первый
я возвращаюсь в жизнь чтоб защитить неутолённость жажды искушений от посягательств времени и от себя двадцатилетней
колдовством мимозы юной догони меня художник посреди дождей осенних пригоршню искушений из бушующего лета ты рассыпь на холст февральский и неспешную дорогу до звезды что так манила нарисуй июльским зноем
две тени отстали от стаи предчувствий летящей из лета и рядом легли у подножья твоей печали
памяти Владимира Высоцкого утихал бал-маскарад паркет был усеян обрывками сорванных масок и обронённых признаний под марш неисхоженных лет шаги покидали уставший праздник а время навытяжку пред уходящим спиною к будням дыханьем к звёздам
звонок в висок и я у двери и это явь и это ты живой покинувший весь мир для трёх минут молчанья у порога
на горизонте свинцовые волны солнце садится если окликнешь а я не приду - пусть сердце твоё смирится а уж если печаль его захлестнёт - помолись за меня помолись
что там на улице? - лето что там на сердце? - иней значит взгляд зовущий надолго в нём сохранится
сегодня НАДЕЖДА была покорной он взял её на руки в последний и в первый раз осторожно вынес на плаху и сам её обезглавил
ну что ж мои мечты сказать "прощайте" - не хватает сил а "до свиданья" - незачем уже но подаянья не попрошу у вас отныне и хрупких светотеней ваших уж не коснусь я более
неотвратимость потерь и на помощи крик лишь грозного эха раскаты и во вселенной блуждающих звёзд невстреча однако память хранит и взгляд потрясённый розой что зажжена закатом
и этот смех - искуситель и этот взгляд - укротитель и этот страх - разрушитель и эти трели надежд в запахе юной листвы - о нарастающий гул той весны запоздалой
где-то в буднях затерялась ваша нежность растворилось ожиданье в тишине забвенья и лишь отсвет покаянья тайного греховно затаился в памяти души
ещё раз оглянись ещё раз наобещай в подарок золотую паутину лета и ковёр из милосердных листьев у края пропасти

глава четвёртая НА КОЛЕНИ ДРУЗЬЯ ПРЕД БУДНЯМИ В СЕРЫХ ПЛАЩАХ


на вздыбленном белом коне без всякого предупрежденья утром ко мне на кухню ворвался юный Апрель за необычность формы он попросил прощенье и пригласил галантно разделить с ним седло и вдохновенье половину дороги мы проскакали на вдохе и уж совсем на выдохе доплетались к мечте
Утро сулило чудо День звенел ожиданьем но Случай был не в ударе и к тому же Луна захлебнулась Туманом
Д Е Н Ь раззвонился вбежал напомнил о важном предложил себя в помощь всю дорогу сопровождал немного устал под конец ушел не сразу пообещал заглянуть и завтра
вчера перед поздним закатом мне навстречу разбрызгалось солнце расплескалось в безбрежном затишье вздыбило память что истекала скорбью по угасающей музыке ожиданий
казалось не будет сноса улыбке росы обласканной солнцем но однажды блеск её был похищен майским жуком просто так - от безделья
оставь меня я занят зимней сказкой шептал декабрь недвижными губами весне окликнувшей его певучей робостью капели
старый год отходит набирая скорость и в тисках надежды замирают судьбы а декабрь плачет
однажды в феврале разбушевавшись всё вверх тормашками перевернуло небо и вот уж снизу вверх глядит луна и взгляд что жаждал пониманья теперь повелевает дерзко и верность разожгла костёр из клятв и состраданье требует оплаты и я отныне не даю обетов жизни что буду следовать её законам слепо и пусть она пеняет на прозренье
февраль попрощался с царством ослепительно улыбнулся оставил преемнику - марту сиротские снежные стоны и сбежал за два дня до встречи
ничего не случилось - просто солнце в отгуле - просто дни отменили - просто нас подменили напоив до забвенья соком белых ночей будто "завтра" - не будет ничего не случилось - просто будни в разгаре
о чём твой смех что эхом заглушает колокол надежды? - о том что догонял всего лишь тень бегущей красоты а плач подслушанный травою у дороги о чём?
когда праздник покину - не окликай когда в глине будней увязну - не окликай но когда заледенеют ладони твои и душа - на крик молчания отзовусь
при трёх свидетелях - трёх звёздах первых зову тебя и заслоняюсь именем твоим от блуда разгулявшейся разлуки чьим жерновам подвластно в пыль смолоть и память
невозможность вздоха невозможность забвения невозможность взлёта невозможность прикосновения к тугому узлу возможностей
о тайный сговор рук поникших и онемевших глаз коварно именуемый бессильем оковами сцепив колени нам ты жаждешь власти усердно заставляя нас смириться с немилосердием судьбы - колдуньи
он не узнал тебя удача когда ты наяву к нему явилась лишь вздрогнул от прикосновения шипов к его мольбе увядшей
смиренья гордого улыбка и пажем и шутом ты служишь не седея при короле своём - извечном узнике печали светлой
ДИАЛОГ ПО МЕЖПЛАНЕТНОМУ ТЕЛЕФОНУ не успеваете? - не печальтесь я верю путь покороче просто не найден тем более что на поиск ушла всего лишь жизнь
этой ночью чьё-то грохнулось сердце зацепившись за взгляд что в лабиринте времени не затерялся а кто-то в нетрезвом виде стрелял в надежду заподозрив её в измене и ещё что-то этой ночью случилось отчего утро так и не наступило
три слезы утаённых от мира сегодня отправлены в вечность в простом почтовом конверте без обратного адреса
соскочив с пьедестала усмешка сомненья хлестала наотмашь и слух и зренье славы устало бредущей в поисках состраданья
над чьей-то мятежной судьбою взметнулись две светлые тени одна - из всего что было другая - из снов пред утром
о суета - королева иллюзий предвестница праздника и расплаты в шали трёхцветной по улицам времени всё пляшешь всё дразнишь а ставни окон что смотрят на улицы то отпираются то запираются
и стол мой письменный снимается с причала этой ночью и чаша слёз моих непролитых на ветры дрожит у края в ожидание шторма-бреда
С Т Е Н А и чтобы наяву её увидеть он выстрелил в туман сгустившийся пред взором но серое не расступилось а только вспыхнуло пятном багровым
беспомощность молится у дороги не разгибаясь касаясь сгорбленным профилем расплавленного тротуара белый фиакр сверкнувший мимо обдал её серебряной пылью и она на мгновенье распрямилась
Асе Хаит мне приснилась твоя улыбка из слёз и уплывающий в таинство ночи твой силуэт обрамлённый платьем летящим и нежностью наших сердец
желанья зажаты меж рёбер звуки бессильны родить слово ни сбежать ни укрыться от неизбежности преодоления
роем кружили слова рождённые вздором жужжали нещадно жаля затылок полосуя коричневой тенью смеющийся день
рассветы сверлили веки призывая нас к бегству из сновидений а нам хотелось понежиться под ворохом пустяков в ногах уставшего времени
слово нечаянное что вслух впервые камнем по робости загнанной в пульс виска и никуда не деться от неуёмной боли - кто-то убил мечту в самом начале апреля
нет нет не этот голос зазывал в свои чертоги не от его прикосновенья взлетала трубка телефона к сердцу не под его звучанье кочевали будни нет нет не этот голос сдавленный металлом лет был некогда моим поводырём
памяти Льва Рожецкина о если бы шёпотом листьев разъярённую боль утишить а ещё бы простор для разбега чтоб пламенем гнева испепелить приговор отменяющий жизнь
памяти Яши Cклярского отплываешь мой дружок а на утреннем ветру реют флаги наших встреч и поселится навечно в нас тоска невозвращенья отплываешь мой дружок отплываешь
за облаками цвета гиацинтов на старте мартовский разбег иллюзий и сладость приступов предмайского томленья и блики вздрогнувших желаний в аорте вдовствующей крови - то мирной жизни ласковая тень прижалась к плачущему сердцу
я загрузила память гулом электрички - неумолимым вестником прощанья и целомудрием несорванной сирени
неистовая жажда всепрощенья ты круто обошлась со мною не дав мне сил казнить себя за целый миг не отданный игре воображенья
стенанья ветра за окном всё же стихают и в дымке утра тает отплывающий корабль ночных печалей и нежностью вот-вот зажжётся новый день
иллюзии вы колдовали душа дрожала в ожиданье ветра пропахшего табачным дымом и лампа белая на письменном столе вся изогнулась перед прыжком в мятежную страну не занесённую пока ещё на карту мира
отведите дыханье от свечи воскрешённой и да осветит она пламенем робким той новеллы забытый лик
о верноподданные исповедального огня извечной Песни Песен - поэта слух и зренье вас крик о помощи на всех углах вселенной подстерегает но вот ещё одна секунда на исходе а вас всё нет
то повседневность праздником звучала то голоса любви сплетались с голосами расставаний в гудящей веренице лет а душа что сны по ночам разгребала дрожала поджигая дыханье моё надеждой на утренний свет
ни одного из тысячи ответов желаемых сегодня я не получила и всё ж прекрасен уходящий день
на колени друзья пред буднями в серых плащах пред утрами моросящими по дорогам пред сумерками окунающими дни в ночи пред эхом звенящим - до завтра - до завтра - до завтра

глава пятая ДУЭТ РАДУГИ И ЛИВНЯ


назначу вам свиданье между строк сложу в корзину безучастья все шутовские маски бытия и предвкушению начала в зеркале лукавом прощально улыбнусь
двадцатый век уж на исходе и что ж? луна попрежнему предпочитает ночь Даная - Рембранта а я - тебя
Вы плачете поверженный титан! чьё совершенство Вас сразило чья молодость состарила покорность чья отвергла чьё сострадание невыносимо
откуда эта груша на снегу и палевый закат ласкающий её тугую кожу? наверное мы всё ещё у августа в плену и звоны поминальные все потому же
казалось что душа уж по тебе не затоскует и не понадобится флейта исполнявшая когда-то соло на балах оживших звёзд
и тогда когда всё же приснится мне дом незабвенный и я сяду напротив тебя спиною к свету чтобы увидеть его в глазах твоих отражённым и осветившим невымоленное когда-то - помоги мне не плакать
всё непосильнее бремя надежд для времени что отстрелялось отмаялось всё ненасытнее грёз шипы сверлящие его плоть и ковыляет оно шагом бессмертным нам поверяя свои вековые тайны
Композитору Яну Фредлину и рук твоих тихую радость не заглушил дождь что за окнами разрыдался и голос Сафо что парит над веками нашептал мне под утро "а может мы живы?"
то беспомощны были руки его то властны и под прожектором боли душа истекала страстью и седою любовью светились зрачки прощанья и медленный танец двух несбывшихся судеб был опоясан печалью
той ночью нас дурманила звезда что тайну сумерек украла а полнолунье истекало предвкушеньем твоего признанья и в вечном ожидании его я растворилась
вздрогнул оглянулся не узнал в тихом зове отсиявших глаз взгляда ослепившего когда-то лишь о собственную тень споткнулся как тогда
грешница - насмешница не задаривай ты его причудами прояви к нему милосердие отпусти его в одиночество
и усталость протянутых рук и вздорность чужой воли и опальных сердец перестук учащённый - все ещё болью взрывают дыханье предутренних снов
и забывая он помнил её неустанно и отрекаясь молился за неё одержимо и лишь в неистовых снах ничто их не разлучало
твой поцелуй явился поводом для смерти всего что будет называться жизнью после
убаюканный скорбью он проспал пробужденье надежды и она его не простила
ах три желанья три желанья не загадать ли мне вас снова чтобы дуреть от ожиданья и вдруг бесстрашно отказаться не дожидаясь исполненья ах три желанья три желанья
посмела луной зажечь зрачки - и не ослепла посмела ладонями сжать солнце - и не сгорела посмела увидеть своё отраженье в твоей печали - и более уж ничего не посмела
о как ликовала тайна в молчанье его поющем в кроткой его печали в его притихшем дыханье о как увядала тайна в будничном - "рад Вас видеть" в бессмысленном - "всё ли в порядке" в немыслимом - "мне пора"
кем доводишься мне завсегдатай озноба бессонницы бреда неужели всего лишь собратом всего лишь соавтором грёз
Валентине Баршт уже не втиснуться в чужую жизнь ни страсти угасающим лучём ни нежности простреленным крылом ни даже верности еще живым дыханьем
и нет запрета на любовь у этой встречи и нет управы на разбуженную боль
прощай я уношу с собой щемящую загадку завтрашнего дня и всё что так и не произошло теснится за плечами
улетая к зовущему взгляду в нетерпении обронил два сапфира голос а на обратном пути вспоминал о них с сожалением
и всё-таки что непосильнее голос его в пепел сжигающий барабанные перепонки или мёртво-безмолвная телефонная трубка захороненная в стерильном покое?
я Вас приглашаю на ужин заметьте - не на жизнь я Вам обещаю покой заметьте - не блаженство я усыплю Вашу память заметьте - только на вечер я Вам нагадаю удачу заметьте - не бессмертье я провожу Вас к рассвету если его замечу
и драма нерасцветшего желанья что смыта ливнем мартовских надежд и перезвон тревожный уходящего с грядущим что голосом твоим всегда внезапным почти сметён к чему бы это?
уже давно светает а я еще не верю что звёзды заскучали что ветру не до шуток что Вам не до меня и мне не дотянуться до молодой печали по уходящей ночи
и белой лебедью сквозь сумерки твоя рука души моей коснулась и поманила покачаться вместе с небом на поседевшем облаке мечты
МОТИВ ТРУБЫ труба выдыхает радость - двое бегут навстречу друг другу труба выдыхает печаль - двое устали в дороге труба выдыхает скорбь - не состоялась встреча
такой долгий долгий путь от полушёпота до хрипоты скользя и играя по льду и по ветру лишь лёгким дыханием соприкасаясь на лунных дорожках и солнечных бликах прогрустили мы оба я и ты
останься молил он этот миг неподсуден и дрожала в ответ тень весны на замёрзшем стекле
слёзы всю дорогу сопровождали поезд а на предпоследней остановке им предложил убежище ливень и они пожелали в нём раствориться
когда утихнет день в объятьях ночи когда усталость одолеет звёзды мы украдём фонарики у детства чтоб разглядеть аллею обещаний чтоб без помех добраться в завтрашнее "з д р а в с т в у й"
сон о летящем вдогонку восторге разбился об утро в стальном шлеме
где ты в сей миг пребываешь синеокая моя радость чей взгляд в твоих поцелуях чей обожжённый смех омыт твоими слезами
каждый звонок - рывок все голоса - его все шаги - ко мне то и дело с петель срывается дверь то и дело
ни в свои ни в чужие сани ни охоты ни толку садиться я с тобою не смею остаться я с тобой не умею проститься
люби меня - и только - она ему сказала - и все твои увечья я на себя надену не каждому своё - в ответ отстукивало его сердце и на мгновение затихло перед величием потери
а ещё на траве осенней раскачивалась в молитвенной позе кроткая тень твоего ожиданья будто всю себя без остатка вручала капельке рыжего утра не сметённой лавиной белесых будней
белый наряд вплывает в торжественность встречи стол возвышается над повседневностью быстротечной и мы будто навечно и мы будто в начале и мы будто друг другу ещё ничего не сказали
мне бы сжечь на костре из оранжевых листьев золотистые сны и твой взгляд завороженный звездопадом а я всё зарыла в туман неподалёку от моря и два отпечатка алых оставила для опознания
и пусть звездою падает душа в ладонь июля и пусть на крик санжейских петухов сбегутся наши ожиданья из лет ушедших а мы наденем ливневые тоги для утренней молитвы пусть море вновь подслушает молчанье двух певчих птиц покинувших неволю пусть небо вновь отторгнет нашу плоть и пусть мы вновь умрем перешагнув запрет Санжейка - приморское село под Одессой
из остывшей мечты убежать бы в расцветшее лето на золотисто-зелёных его лугах отогреться по дороге сбросив усталости кожу а уж потом в веночке из трав несмятых забрести в твою память и там поселиться навечно
под огненными крышами июля душа моя жила в плену у скорби не опалившись ни одной надеждой под огненными крышами июля лишь кротким взором провожая синее окно и две хохочущие наши тени плывущие по утренней росе из юности к обрыву под огненными крышами июля
в тревожный отблеск гаснущей звезды душа рядилась и ввинчивался в кожу беспощадно двух разъяренных волн осипший шёпот и расставание длиной в непредсказуемость встречи замерло на старте
о эта нежность в обнимку с ветром попутным вдогонку моей судьбе о эта тень строки необузданной на слепящем снеге разлук
нам бы пить с тобой вино пред нашествием вины за внезапность тишины и отмаливать у бога перед дальнею дорогой невозвратные грехи
её убегающий смех его запоздалый вздох - одинокая бабочка что раскружилась под люстрой утонула в вазе с увядшим цветком
его небрежное "пока" - безбрежное почти как время уж не до вечера - до вечности
а хочешь - вместе навестим случайность поджёгшую однажды наши судьбы а хочешь - врозь а хочешь - вместе убежим от возвращений а хочешь - врозь
но только не с тобою ни в призрачность ни в грёзы ни в сутолоку будней ни в царство ностальгии но только не с тобою уж никогда с тобою в распутье и в раздолье в огонь и в пепелище и в том что так и будет я именем твоим бесценным клянусь судьбе
и вдруг вдогонку падающее с этажей - постой я не договорила... и резкий взмах перил в ответ и вновь "по требованию" остановка сердца
неосторожных слов сладчайшая беспечность уже в который раз ты горечью сочишься из всех щелей разлуки
если Вы захотите подарить мне вселенную я постараюсь её удержать в руках благодарных если ж её уроню - да хранит меня Ваше прощение
уже не твоя забота - пьянеть от моего смеха - поить меня из ладоней нектаром хмельного бреда - выменивать зимы на вёсны - выплескивать радость под ноги времени позволяя ему спотыкаться уже не твоя забота
и был вздох рыжеокой предиюльской неги что отпечатан в сердце размокшим следом и взлёт исступлённого "да" и бездыханного "нет" оглушительное паденье о скорбная исповедь грешной надежды
и сникая чернеет будто вдруг опалился мертвенным зноем разлуки твой голос наитие будто кровью лиловой на платье твоё голубое сочится
Вам будет обидно всё же когда женщина некая не постучится более в простенок Вашего бытия не подарит на день рождения Вам ни пьянящего запаха тины морской ни слепящей пены прибоя Вы даже заплачете может быть от жалости к себе - умершему в её песне
облокотившись на мраморный постамент памяти он перелистывал свои потери
в ответ на твой вопрос несмелый седело сердце и сон предутренний гасил рассвет слезами и поводырь вчерашний - скиталец ветер замер меж деревьев во внезапной мгле
сегодня в целом мире ты и я и всё что нас бесстрастно друг у друга отбирает
назначь мне свиданье в одну из суббот что поближе к весне на одной из недавно открытых планет где не грех ещё быть счастливой
стремительно мчались будни не оборачиваясь не окликая по утрам я молилась на Вас по ночам я молилась за Вас Ваше имя от времени не потускнело
в с ё продумано в с ё проверено в с ё измерено в с ё отмерено в с ё уложено в с ё улажено в с ё разглажено не придумано
а он оказывается уцелел тот день исполненный дуэтом радуги и ливня и вот уж целый миг звучит звучит и вспыхивает скорбью из-под обломков лет

глава шестая

друзьям моим любимым одесситам с благодарностью за разделённую жизнь

ПЛАЧ ПРИЧАЛА


НОСТАЛЬГИЯ по обнажённым проводам она скользит одетая в оранжевое пламя и на лету с себя его сдирает чтоб не изжечь мне сердце
гудок-клинок отсекает канаты истекшего времени и корабль то ли в рай то ли в ад отплывает вдогонку ему пророчеств развенчанных едкий дым и обречённый на долгую-долгую жизнь плач причала
ты сядешь в уютное кресло и взглядом внезапно коснешься букетика сине-жёлтых цветов что напротив в коричневой вазе и вздрогнешь от ревности к той себе что когда-то охапками их уносила с аркадийского склона и от яростных слёз на мгновенье ослепнешь
ОБИДА пружинит чугунная лестница под неприкаянным шагом стремительно распахнулись чугунные дворовые ворота по среди городского шума качнулась и замерла улица эхом вторит пульс протяжным гудкам пароходов тонет июньское утро
памяти художника Иосифа Островского возьми с собой мой смех он невесомый он уместится на твоём дыханье
памяти Любы Казанцевой что это так пылает пеплом обрушиваясь на сердце то мечется прошлое не укрощённое временем
так захотелось вдруг услышать голос мамы и пахло молнией от сада омытого дождём воспоминаний и были старыми деревья
Маше Переверзевой Одесса прощалась с тобой прижавшись растрескавшимися мостовыми к босым ногам подарив им на память семь серебристых тропинок бегущих к морю
мне б на миг прорваться в чёрно-белое вчера мне бы надышаться белым снегом мне бы вымолить прощения у мамы мне б дотронуться до белого коня
который год я плачу по Одессе где лето изначально на исходе где тротуары в пламенеющих следах шагов прощальных где полдень рассечённый страхом ночи кровоподтёками стекает в сумрак наших душ
лавиной пахнувших акацией предчувствий Одесса прорвала души оцепененье и слёзы её улиц сиротеющих отныне тонули в золотых лучах что выплеснула память разбуженная бунтом неутихших лет
о май моих желаний неуёмных ты вновь даёшь отведать мне акации хмельное зелье и вновь дыханье властное твоё у губ моих и тени рук любимых застывших в крике радости вновь запылали вырвавшись из плена ночи и с высоты бесстрашных лет я птицей феникс падаю в твои объятья
чем расплатиться за роскошь проснуться от взрыва акации умыться пеной рассвета в объятиях дня задержаться ночь посвятить звёздам и лишь рассмеялось в ответ от слёз размытое эхо потерь
горела память две обожжённые тени выносили архивы забвения
памяти Раисы Исааковны Ойгензихт лестница в восемь шагов бег из самого сердца навстречу - "я заждалась вас люди!" и мы в желанном плену тех незабвенных встреч в доме что был твоим в храме что наш навечно
вдоль моря вдоль неба по прихоти ветра слезами касаясь конца и начала плывёт отраженье звезды невоспетой
давай с тобой помянем тот рассвет что умер захлебнувшись солнцем
ВЕЧЕР НА ДАЧЕ дерево подставляет ладонь небосводу потоки птичьих признаний заливают террасу блаженством уходящий луч на мгновенье пробрался в беседку мы пьём молоко из сиреневых кружек сегодня вечность к нам благосклонна
Белле Лебединской воскресенье утро балкон будто первый ряд амфитеатра и хор отдохнувших за ночь деревьев напротив исполняющий гимн в честь прихотей неба и вечного праздника в доме у Беллы
из снов возникло и вспыхнуло явью дерево под моим окном словно пристанище скитальца-голоса задыхающегося от робости словно ступеньки к небу для незрячей молитвы словно посох солнца
полуденный зной укрылся в объятиях сиреневых колокольчиков задремал под незатейливый их аромат ему как обычно грезились море и женщина расцветающая от его щедрости
в том облике было такое что мрамор постичь не смог бы в том времени было такое что захлестнуло память но луч дважды светивший сверкнул в моём сне однажды и нечто затрепетало
"зачем же так стремительно так мимо" - доносится из переулков детства и вот уже полузабытых запахов толпа наперерез сознанью и бег судьбы на повороте столбенеет а я скучаю по тебе а я скучаю по тебе а я скучаю по тебе
слова сокрытые под пылью звёздной зачем-то ожили глаза оленьи замаячили из ниоткуда вобрав в себя причудливость оттенков светотеней и приглушённый монолог травы подлунной и золото протянутых лучей и тихий смех зари новорождённой о мой олень ты всё ещё царишь в душе необорённой
на два тишайших мгновенья прислонись к моей памяти море оставь у её порога две волны из твоих владений
туман что тайну трав ржавеющих от яростных набегов солнца заслонил стеной из слёз своих был небу неугоден ч е м ?
старый портрет ранен потухшим взглядом каплей стекает скорбь в ладони забвенья застывая слепком души
взорван монотонный гул вокзала скрежетом рванувшихся вагонов и отчаянно засуетилось время окликая всех кому служило и Отрада отозвалась плачем на одном из склонов приютившем первое признанье Отрада - пляж в Одессе
любовь я знаю ты уходишь умирать любовь я вижу ты почти уже в горах и только след от света твоего приник тоскою к юности травы
сбежав от отраженья своего в её зрачках он наслаждался радугой свободы но бог мой не однажды в разливах осени в её печальных звонах заслышав смех тот приглушённый он изнывал от жажды возвращенья
ДИАЛОГ С ПРОШЛЫМ "алло это я здравствуй" - дыханье о стены с разгона из непроходящего "было" - мятущихся душ обертоны из непреходящего "было" - куда уж теперь - любила
и до сих пор на дне твоих зрачков мостов давно сожжённых отраженье и обручённые навек пустыня и морская пена
памяти Лили Рябой мы расстаёмся - вслух вздыхает небо мы расстаёмся - обессилел колокол разлуки мы расстаёмся - в трауре секунды дрожит беззвучье падающих слёз над тишиной
внезапно опустевшие объятья вагонное окно простреленное отчаяньем и руки-плети что не удержали сердце падающее на асфальт
25 - 47 - 29 всё тот же номер телефона и остановка та же и дом и лестница и дверь налево и в полумраке памяти всё те же хрупкие улики пожизненного ожидания
КОГДА ТАНЦЕВАЛА МАЙЯ люстры-качели на миг коснулись дыхания зала его немого стона его раскалённых ладоней и вознесли под купол молитву восторга
Тамаре Казавчинской на обратном пути из мечты я в метро Юго-Западном задержусь и оттуда бегом в незабвенный тот май где на всех этажах лет сбежавших следы и твой взгляд неумеренно синий
памяти Марии Винницкой - моего друга и первого издателя и в царстве своих картин и в тихом отблеске лампы и в наваждении мрака из глубины ночей Вы неизменно Мария гордая и летящая не уронившая и капли света души своей
Лие Давидовне Овсянниковой и снова День Рождения игру затеял детскую все лабиринты Памяти перевернул вверх дном Тоску из Песни выбросил у Солнца краски выпросил Луне на удивление разрисовал Ваш Дом
ЗИМА В ОДЕССЕ не ублажать причудами а властвовать явилась бесснежная зима украв печаль у осени корону у весны и миражи у лета
ОДЕССКИЙ МОТИВ забыв о времени года январское солнце шалея дразнит сонное море жаром прикосновенья легко отдаваясь встрече с непостижимостью лета
профиль молчанья что соткан из ранних февральских закатов будто грифелем чёрным перечеркнул появленьем внезапным ликующее утро марта
памяти Иосифа Кессельмана и плакал снег и март в который раз ладони омывал его печалью
июль на исходе и запахом липы Одесса к нему прильнула а в Пале-Рояле художник на холст переносит их слёзы
тебе одиноко плывущему в море потерь детство бросит однажды спасательным кругом сны-виденья где корь в разгаре и слепит лампа и голос мамы у изголовья
молчанье рвётся в клочья прощание торопит и маска Арлекина рассечена печалью
кто был рядом с тобой Арлекин когда ты прощался с маской изношенной но любимой
истошно раззвонился колокол запретов пытаясь оглушить судьбу желанья вновь прокатиться вдоль по вселенной чувств на лошадях из девятнадцатого века
знобит акацию зелёным пламенем деревья заслоняют немигающую синь надежды выстроились у причала с билетами на звёздный остров а боль подкралась повисла рядом
МОЯ ОДЕССА о этот город под чьим покрывалом звёздным бредили ветры желаний о этот город чьё имя - симфония ливневых капель смеха и сострадания
я перечту письмо твоё ещё раз но потом когда великодушно пропустившие мою печаль через свои границы Босфор и Дарданеллы будут позади когда в судьбе моей застынет комом твой тост прощальный - тост исповедальный
зелёные шатры на улицах Кфар-Сабы гостеприимны и щедры на тихость да только вот от шумных крон платанов уставшей боли никуда не скрыться
я засмотрелась на Одессу теперь уже из дальних странствий корона из каштановых созвездий шлейф запахов акации и липы луна ныряющая в белую сирень платаны сбросившие старые одежды и Ришельевская и Пушкинская - вечные соперницы что мчатся на свидание с театром несравненным рассвет в слезах и всплеск волны на память
он отступал в безверие не испросив прощения у юности отслужившей его желаниям у женщины исцелённой его верой
дымилась платформа горели секунды меж небом и бездной металось дыханье и поезд рванулся и мир покачнулся и взгляд оборвался на полуслове а шпалы вздымались а шпалы смирялись под марши разлуки под марши скитаний под плач неприкаянной тени осиротевших рук
памяти отца и падали хлопьями звёзды вослед убегающей ночи и факелом утра зажёгся к жизни рванувшийся миг и была незатейливой песнь у колыбели начала про то что в артериях смеха кочует отчаянья крик
с т о п! дыханье зацепилось за одинокий фонарь над обрывом шаг споткнулся о след внезапного потрясения та скамейка снова метнулась на помощь та отчаянная минута летит в пропасть
МАЙ В ОДЕССЕ зелёное празднует своё возрождение голубое переливается в синее каштаны бредят денно и нощно скрипки трепещут выдыхая желания звезды спешат поздравить рассвет с рождением тайны
вместо послесловия к книге моих друзей Марины и Даниэля Мазиных "Объять необъятное..." я слушаю их страстные рассказы и плачу и смеюсь и сердце наполняется любовью горечью тоской по дружбам что застыли у причала времени иного куда слезами состраданья нас возвращают сны цветные -- в те праздники и будни чьим воздухом не надышаться...

глава седьмая

прекрасным друзьям моим израильтянам с благодарностью за любовь

АНИ ИВРИ


АНИ ИВРИ мне волей случая не сожжённой мне не удушенной мне не сокрытой кровавыми веками Бабьего Яра никуда и вовеки не деться от встречного крика согбенных призраков гетто от скорби зависшей над вечным воплем чадящих газовых камер ...
и наступил Израиль пунктиром алым разделивший две эпохи всего одной лишь жизни и скорбно улыбнулась еврейская душа вослед обетам отшумевшего начала и расправляя крылья дерзко отмахнулась от бессмертья предпочитая время где каждая секунда учтена
звезда чей голос всё ещё зовёт уставшую мечту закат в чьём пламени багрово-чёрном плавятся оттенки вдохновенья восход в чьём взоре притаился плач восторга все были заодно в тот чудо-миг в честь нашей встречи на земле обетованной
и вновь кружит над миром облако из слёз твоих Израиль и хор ветров уносит в небо эхо плача по твоим убитым детям
ни выпрямиться ни вздохнуть под грузом пепла душ сожжённых пламенем безумия но мы идём по небу опрокинутому бунтом звёзд шестиконечных и слёзы века нас сопровождают в вечность
успеть бы до тебя дойти пока не развели мосты пока не растворился в наготе луны цвет зова твоего что отражением пурпурным гарцевал на листиках травы а там рукой подать до звёзд Иерусалима
я приближаюсь к Иерусалиму и раздвигаются кулисы тысячелетних грёз на авансцене в белокаменных одеждах его судьба лишь солнцу доверяющая тайные надежды и аплодирует душа и плачет перед началом вечным действа
однажды по дороге домой на улице Ха-Кармель мой взгляд внезапно разбился о дерево будто застывшее в скорбной молитве по мальчику ещё вчера одетого в сияние разума а сегодня - в тогу из белого мрамора ещё вчера державшего казалось ключи открытий а сегодня - хранителю своей недописанной формулы - навечно хранителю своих двадцати четырёх новогодних желаний
страна моя чьи утренние сводки - увы так часто выстрелы в пульсацию сердец страна моя где тысячи желаний юных отданы на вечное хранение весне обетованной когда отплачу все твои потери быть может и посмею в любви к тебе признаться содранным в кровь шёпотом
СЕДЬМОЙ ДЕНЬ ПЕСАХА не нарушая тишины веков они сегодня властвует твой зов Моше как и тогда на рубеже последнем
под звуки победительного шествия шофара на моём балконе трепетно взрослел цветок а на рассвете нестерпимо юным блеском мятежной плоти своих листьев вплетался в золотые пряди пылкого израильского солнца и приглашал меня на трапезу Суккот
на попутной машине в мирную жизнь мчится девочка в форме военной на плечах её угловатых автомат сторожит предвкушение белого танца
шабат я сижу напротив окна открытого в вечность мои полусонные веки размыкает поющее утро полагая наивно что и день и вечер и даже ночь ведомы его начинаньем шабат я у себя дома
и да будет услышан вопль нестихающей боли - д о к о л е . . . и да сорваны будут оковы печали с непогибших пока ещё наших надежд и да встрепенётся орлицей жизнь уставшая умирать
а на слезах печалью изнурённой памяти моей луч солнечный надолго задержался дыханьем жарким неугомонной жизни
Вале Басовской в твой день в Израиле цветет миндаль и обрамляет тихую улыбку марта печальной радостью извечных обещаний и устилает путь её короткий горстями осмелевших ожиданий
дождю конца не будет а я с тобой прощаюсь как будто праздник лета нас ожидает рядом где голос обнажённый прикосновеньем дерзким одаривает душу где наших рук свиданье засвеченное солнцем не опознать разлуке
Алине Лейкер за память что взрывает стены снов за годы не предавшие надежду за бегство в смех из мерзлоты смиренья за шарик голубой усталостью не смятый и за подаренные розы меридианом тридцать пятым тридцать пятый - координата Израиля
и обрамлённые оконной рамой крыши повисают в розовой вуали и опрокинув сны я припадаю взглядом к утренней Кфар-Сабе к её картинам сотканным виденьями и явью
то золотясь и нежась в поцелуях бунтаря-восхода то отражаясь в сумерках лиловых скульптурной графикой и грацией деревьев то в декабре обрушиваясь на дыханье запахами мая уже на подступах к душе моей Кфар-Саба
сегодня я наедине с Кфар-Сабой - так близко от Войны так далеко от предсказаний Жизни и в тишине шатров непроницаемой для посторонних взглядов я поверяю ей тревогу за судьбу желанья ещё раз ошалеть от запахов весны
и что поделаешь! когда неугомонное израильское солнце в феврале так страстно возрождает девственную синеву небес а озеро Кинерет одержимо молится за возвращенье тучи что беременна дождём

глава восьмая

друзьям моим дорогим живущим в Америке

ЗДРАВСТВУЙ И ПРОЩАЙ АМЕРИКА ...


на зачарованные сны на неизбежность пробужденья на страх пред смертью и пред жизнью нашествием грядёт Америка Нью-Йорк, март 1989
Наташе и Изе Брук семь дней нечаянных-негаданных спрессованных в одном мгновении подарены судьбой и вами на память будням в штопаных надеждах и сердцу что застигнуто врасплох Лос-Анджелес, апрель 1989
друзья мои живущие в Юте Хьюстоне Сан-Франциско Нью-Йорке и Бостоне мой балкон приглашает вас на пир виноградного дерева в честь взметнувшихся крыльев осени и души что не стала жертвой внезапного с ней столкновения Израиль 1999
нам навстречу воздух взрывался сиренью и будто обухом по сердцу - чужих деревьев белорозовое цветенье и две тихие улицы Белвиста и Ланкастер наперебой зазывали нас домиками-дворцами заглушая жалобы заблудившейся кошки Бостон, день первый, май 1989
дорогим моим сестрам с любовью из тишины беззвёздных ночей из железного лязга стремительных будней когда-нибудь выплывет величие вечных гор подпирающих калифорнийское небо вырвется змеиной поступью поезд что серебряной тенью обвивает несравненную королеву в тонких жёлто-зелёных одеждах в короне из перламутровых облаков вспыхнут прикрытые тайной-вуалью глаза безмолвно-кричащие то ли вдогонку то ли навстречу Калифорния, путешествие на поезде, март 1989
и щедрые объятья океана зовут на отдых солнце весь день внимавшее мольбе недугов и расплескалась негой-тенью сосна в дар ищущей покой душе от зноя повседневной суеты и алыми свечами вспыхивают кактусы навстречу чьим-то одиноким судьбам и плач чужой тоски всё катится и катится с обрыва Монтерей, закат солнца, 2-9 апреля 1989
нас преследовал топот разъярённых разлук и дрожали слова тишину призывая на помощь и кровили ладони отдираясь от леденеющих душ а на улицах Бостона солнце вовсю разыгралось Бостон, день последний, май 1989
о если б нам с судьбою не смириться чтобы сбежать в аллею роз однажды и о шипы сердцами уколоться чтобы обратный путь был невозможен Монтерей, аллея роз, апрель 1989

глава девятая

моему первому рецензенту и редактору Анатолию Глущаку с благодарностью

БРИНИТЬ ДУША ...


бринить душа що доторкнулась до дихання см?ливих задум?в весни
може сонцю вже не п?д силу бути у шлюб? з мо?м см?хом може в?тру кохання набридло бути ? дал? мен? попутним аджеж голос зради м?цн?? т?льки зв?дки в?н - як д?знатись
все йдеться про любов жахливу ? безглузду так йдеться все про тебе не б?йся - не засуджу а т?льки помолюсь
? нав?ть коли здатна я до зустр?ч? ?з поглядом тво?м все ж вимушена до к?нця життя ховатися в?д нього
яка надзвичайна хвилина - ср?бний дзвенить ранок ? спогади-кв?ти кида? у розплющен? мо? оч? ? дос? д?вочою душею що зруйнувала безсилля я знов на тебе чекаю горячкове мо? надхнення
з а ч е к а й т е я маю висловити вам безм?рну н?жн?сть негайно поки вона не перетворилась у щось ?нше невимовне
пам'ят? Д.В.Малявина "а в т?м занадто" -- прогуло у пол? коли обтягчений палючою б?ллю похилився в?тер в?д почуття вини на поминках любов?
жартуй м?й друже ? тод? коли закоханий хоча б ? у божев?льну мр?ю д?зна?шься що ти ?й непотр?бен

глава десятая И ВЕЧНОСТИ ЗЕМНЫЕ КУПОЛА ...


я бродила по миру в панцире из смеха в туго зашнурованном панцире из смеха но однажды кто-то подсмотрел случайно как глотая воздух для иных баталий я сдирала панцирь чтоб не задохнуться
смиряются молящие уста и каменеет облик вдохновенья но таинство доверчивой души ещё ввергает в трепет мирозданье
ЗАВИСТЬ о взгляд удавом исторгнутый плесенью вскормленный добыче твоей суждено распятье а она объятья распахнув тебе навстречу летит и хохочет
Гамлету и ты о "принц безумный" не брезговал ни равнодушьем ни кровью ни разрушением святых устоев в погоне за равновесьем в себе и в мире
вы чьи спины стегал груз состраданья явились к финишу первыми обогнав налегке бегущих в гонках на трассе "жизнь" жюри как всегда в замешательстве перед распределением призов
кто знает по чьей мы крови ступаем на пути к милосердию и любви
он объявил себя безвременно ушедшим от постиженья сути совершенства а кожу содранную старьёвщику отдал за грош
ожидая гостей окно распахнулось навстречу и впустило и солнце и листья и мух
однажды я подслушала твой сон нечаянно и с той поры я безупречность рабскую ушей покорных проклинаю
а вы бежали от молящих рук? а от горящих глаз спасались на шарах иссине-белых? а пули что навылет сквозь терпение и время вы считали?
о лето пылкое признаний бесшабашных повремени с приходом дай увяданья монолог акации дослушать до конца чтоб в состраданье силы обрести склониться низко пред тихим светом непреходящих истин
и легкомысленных пристрастий голоса нет-нет да заарканят душу и повалят наземь и потускнел бы мир когда б не взор её что устремлён был в вечность и отражал слиянье буйных красок солнечных закатов со щемящей синью утренних надежд
мечта моя очнувшись на Олимпе ты в упоенье не раскачивай его над миром где день и ночь бесчинствует сиюминутность где даже майская роса в осколках судеб
а почему ты красный спросил у Коня мальчик от тоски по прежним Просторам - взметнулась в ответ Грива но Тоска не бывает красной - удивился мальчик если она бескровна - прошелестело в ответ
все планы на забвенье опустевшего сегодня намокшие от слёз развешаны на бельевом канате и солнце облаком прикрылось чтоб их не прогревать чрезмерно и вечер плавно их покачивал у окон но у размытых очертаний свои негласные законы
расстрелянный рассвет вуалью-кровью прикрывает лик земли бессонницей измятый а что трава ослепшая от солнца преступника укрыла - о том она при жизни не узнает
перед свиданием с луной всего лишь горсть синего цвета понадобилась туману но радуга не шелохнулась
однако ни одна из звёзд на июльский карнавал иллюзий в ту полночь не явилась а может так казалось одинокой розе чей влажный взгляд увенчан был тоскою и белым пламенем луны
набеги соблазнов крушили барьеры меж чудом и крахом меж страстью и скорбью меж дерзостью взлёта и гимном голгофе не пощадив преграды меж трепетом и угасаньем
о знакомое бездорожье - приют разлучённых судеб отвергнутой веры надорвавшихся песен не искушай наш путь покоем
не покорно ждут участи на прилавках-помостах цветы-невольники не однажды выбирали они сами взор блуждающий и тревожный но уйти к избранникам им не дано
цветы-подорожники - хрупкие спутники утомлённых прохожих о какой паутиной тончайшей из запахов тишины вы преграждаете путь к бездорожью
кто-то рисует беды и будням раздаривает их на память кто-то срывает радость с холста ненасытного удивленья кто-то на пыльной дороге скорбит над увядшим цветком милосердия
звонят колокола по доброте когда надменностью сдирают кожу с тайны притяженья невинных душ когда немилосердием прокалывают сны цветные лишая и надежду крова когда бесстрастьем вторгаются в соприкасанье двух голосов оживших звонят колокола по доброте
король-одуванчик тем и прославил своё королевство что раздарил его по лепестку
то ниточка то цепь то шорох грёз то плеть прозренья то твой и одиночества дуэт то монолог весны в награду за смиренье
я оступилась и наступила на луч когда он упал в мою тень о какое печальное совпадение
РЕВНОСТЬ жара продирается к своему пику сквозь мёртвый блеск уличных окон обламывая крылья парящим снам обдавая прохожих клубами перегоревших желаний
твой поцелуй явился поводом для смерти всего что будет называться жизнью после
о ссора ты непостижима твоя внезапность рушит нерв и в клочья рвёт вчера и завтра твоя раздетость из аорты гонит стыд твоя нелепость молит о пощаде ты угасаешь у сожжённых песен
в набегах варварских на собственное Я мы выбиваем из-под ног его ступеньки ввергая суть его во мрак опустошенья где вспыхивают свечи лишь для опознания потерь
рассвет зажигающий день - что тебе ночь? звезда бегущая в ночь - что тебе утро?
подсудна ль слеза оборвавшая нежный смех? а солнечный луч разрывающий в клочья туман? а рассвет затопивший прибежище звёзд?
солнце в порыве щедрости осветило чужую тайну враждебному взору и долго об этом скорбело
беспомощна душа под плоскою стопой обиды - ни вылететь навстречу чьей-то боли - ни испросить свидания с надеждой
нет зима не сама по себе - её своевластно желал снег нет весна не сама по себе - просто звёзды нуждались в поэтах нет душа не сама по себе - просто трагедии за поворотом
и вечности земные купола зовут под своды подпирающие милосердье тебя предавшего жар-птицу юных снов за обнажённой славы обжигающее касанье
разбились два сердца столкнувшись у самой средины круга с тех пор на круге извечном под шагами хрустят осколки
взглянув на себя сверху вниз на одном из пролётов лестница вдруг обнаружила исчезновенье летящих шагов и от тяжести этой рухнула
ДА и НЕТ один неосторожный шаг и бездна распахнёт объятья так провожают на манеж так обрекают на котурны так обрывают звездопад так дышат на свечу и Да и Нет
НАТЮРМОРТ С ДВУМЯ КЛЮЧАМИ два ключа на одном кольце один уверенно открывая мою обитель - в тысячный раз мне её открывает другой всегда неуверен - он от почтового ящика
когда ладонью вдруг коснётся память души твоей уединенной и ты вот-вот утонешь в запахах раздвинувших пространство - спасателя возненавидишь
замертво падал снег на тень рокового прикосновенья укрывая телом своим её хрупкость от слепых шагов марафона
под занавес скажу тебе малыш лишь то мертво что не отравлено любовью
когда чашка однажды распласталась осколками её заподозрили в бегстве от однообразия
жареный картофель ощутил собственную важность когда вилка в него вонзилась о самоутверждение любой ценой
не доверяй себя усталости она поняв тебя превратно оставит при себе навечно
что растрезвонился с утра мой недуг верный неужто ты обеспокоен равновесьем нагрянувшим внезапно глупец всё скоротечно что не наши узы залитые бронзой вековой
на пороге Его Величество Вечер он светел и молод хоть плечи свело дугою он просто с утра готовился к встрече и перегружен дарами света наш дом ему благодарен за своевременность
НАТЮРМОРТ С ДВУМЯ КОТАМИ на подоконнике два кота смирились давным-давно с мыслью что за стёклами мир существует иной их шерсть пропиталась солнцем зрачки их не любопытны они знают своё
и облачённые в отвагу иль смиренье кто добредёт ко взлёту кто к паденью и там на стыке ночи и рассвета о наша жизнь ты будешь проклята или воспета
мир изнурённый натиском безверья очнись! в твои пределы вторгается ползущее ожесточенье вербуя по дороге и кровь твою
тебе никогда не понять о небо что плечи атлантов бессменно несущие твои своды познали тебя как бремя за миг внезапного освобождения от ноши столь лестной
чёрный цвет ощутил в себе отраженье зелёного и вздрогнул от неожиданности
о страсть застывшая капелькой крови на белом лепестке времени
ИЗ ЗАЛА СУДА А.С.Пушкину признаёте ль себя виновным в попытке постичь вечность? - да я постиг её в "чудном мгновении" учитывая чистосердечное признание суд приговаривает Вас к бессмертию...
по зеркальной поверхности дня по ухабам бессонной ночи следуй за мной слово по крутому подъёму к восходу по обвалам под хохот вершин следуй за мной слово по лабиринтам души вдоль карнавалов и пепелищ следуй за мной слово
"ВСЁ ПРОХОДИТ И ЭТО ТОЖЕ..." дыханье девственного утра удушье дня в угаре бега и воспалённый пульс греха и встречный всплеск усталых крыльев вдохновенья триумф безумств и выстрелом прозренья раненый закат и в утешенье - семь лепестков ромашки (что над синей вазою склонились отражаясь робким поцелуем в колдовских слезах виолончели) вбирали сумерки в себя в сопровожденьи благодарных тостов за соучастье в круговерти
Т О С Т за торжественность восклицательного за трепетность вопросительного за скромность запятой за краткость двоеточия за неуверенность тире за неумеренность многоточия за неизбежность точки
на одной из развилок у подножья вселенной пересеклись две дороги: Удачи и Скорби и обе в следах кровавых
раскружитесь заново запахи отрочества в помощь протараненным ржавым одиночествам заслоните праздники беспомощного века от кровавой тени расстрелянных рассветов
сегодня гвоздь программы взлетающий под купол хрупкий мир добра и лошадь белая внизу на круге подставившая спину
и времена года под марш неубитых надежд тяжёлой иль легкой поступью но уходят и праведница-душа оглянувшись на жизнь выдыхает - "грешила..." и даже цветные сны пред властью рассвета бессильны и всё явственней всё призывней алеет парус прощания непреходящи лишь глаз твоих пламень печальный любовь и таинство соприкасания
на карнавале ароматов лета поэт воспел подснежник и все цветы ему рукоплескали стоя
завтра встану я пораньше чтоб с зарёй поцеловаться попрошу благословенье у неё на всякий случай и желанье загадаю чтобы случай был не в с я к и й
"друзья мои, прекрасен наш союз " и на тишайшее "АУ..." твой голос эхом как награда - в удушье рая - в разгулах ада - и в музыке души что на семи ветрах
исподволь тропками потайными подбирается горечь к душе моей и разбивается смех то ль с разбега то ль со слепу о смятенье её а чуть поодаль раненой птицы крылья стерегут её признанье в любви белой вороне и небу в любую погоду
я покидаю мечту о Париже в разгаре цветенья желаний из-за страха измены всему чем владею я покидаю мечту о Париже
и снова девочкой наивной я забрела в твои владенья ностальгия чтобы до одури кружить на карусели детства чтоб эхом и доныне продлевалось поверх невзгод надежд свершений -- "доченька моя ты не устала?"
заручусь его любовью выдохну кровавый сумрак пробегусь вдоль обещаний мне подаренных на жизнь вновь оглохну от рассветов возвещающих начало окунусь в хмельное зелье многоцветной суеты и для цели этой страстной неуёмной и опасной там у краешка надежды непременно будешь ты
будь наготове каждое мгновенье и я у прихотей разлуки украду тебя - на все века однажды прошептал он с благословенья страстных двух молитв пристрастной Беты Лиры Бета Лиры - двойная звезда в созвездии Лиры
откуда ты ладонь коснувшаяся сердцевины боли знакомым запахом печали? - из облаков плывущих по ночам над разведёнными мостами
за следующий раз непременно звенящий и тоски несговорчивой шаг уходящий за нежность Вашу одиноким цветком дрожащую из под асфальта души
уж не по дням стареешь не по часам а по минутам ещё чуть-чуть и станешь ты минувшим и что бессильный пред потерями бессмертью завещаешь век уходящий? как и мои собратья - веру в чудо
и подпрыгнув мячиком ударилось о гортань сердце

глава одиннадцатая АККОРД


творить - значит сметь полагаться на прихоти чуда быть ровесницей ада птицей райскою слыть разговаривать с Богом на грехи откликаться Поэтом ощутить себя альтом на котором играет Башмет
жила не впроголодь любила мальчиков катилась в пропасть я и мои пальчики взлетала на небо как непорочная и там шушукалась со всеми прочими и у Большой Медведицы в гостях жила и там семь раз на звёздный вальс была приглашена и тем не менее со всех ступенечек на вас свалилась я без опасения
бабочка приникла к ветке а цветы тянулись к небу где столкнулись два апреля во владеньях февраля первый - плыл из ниоткуда и раздаривал желанья завещал другой надежду пред уходом в никуда
и тускнеют мечты на осеннем ветру и горчит на губах ожидание и признанья наотмашь безгрешны - зима у порога
зазову наконец-то сегодня ночью в гости к себе луну и пред её пронзительным Оком наплачусь вдоволь - а иначе солгу
день наполнился солнцем воздух отяжелел от желаний полыхает в сирени объятая чувственной дрожью ночь и мы с тобой вновь безоружны пред взрывом весны
украдкой в зеркало взгляну там отраженье юных снов там отраженье юных слез там отраженье юных лет - так вот каков он Ваш Портрет

В М Е С Т О ПОСЛЕСЛОВИЯ


О стихах Татьяны Очеретян ... У Татьяны Очеретян есть своя отчётливо избранная манера. Есть лирическая тонкость, есть остроумие, есть озорство и изящество, есть достаточный лаконизм, есть умение через вырванную деталь передать настроение (похоже на японцев но у них лаконичнее) ... ... И всё в общем соединяется в некую цепочку, связанную не только манерой писать без прописных букв и знаков препинания по слову в строчке (по нынешним временам это уже можно), но и стилем чувствования ... ... Двумя противоречащими одно другому пожеланиями кончаю свой отзыв: пожеланием счастливой жизни и пожеланием успехов на стезе поэзии. Из отзыва СП СССР Лев Аннинский Москва, 1985 писатель, литературовед
"ALTER EGO" белым стихом ... Татьяна Очеретян, вряд ли видит себя в шеренге ниспровергателей традиций. Она "ставила" свой голос не на ристалищах групповых пристрастий или формальных школ. Её дарование - типичный самосев, росток поэзии, пустивший корни под благодатным черноморским солнцем. Дичок дал экзотическую крону. Хотя это требовало, видимо, от женской натуры самоотверженности ... ... Главный итог поиска - антиидиллические стихи поэтессы. Она всё более точно находит интонацию свободного стиха, чувствует его непредсказуемую графику и особую синтаксическую и смысловую синкопность ... ... И я рискну предсказать, что в формируемую антологию авангарда среди немногих женщин войдёт и автор этой книги. Из предисловия к книге Анатолий Глущак "Синей птицы зов охрипший" поэт, переводчик, Одесса, 1990 литературовед
Рождение тайны ... В своём творчестве Татьяна Очеретян уходит от широко распространенных традиций отечественной силлаботоники, отдавая предпочтение свободному стиху, не связанному ни рифмой ни метром. При этом её выбор формы определяется не полемикой, не "бунтом против правил"; в нём нет мятежных нот и дерзкого вызова читательскому ожиданию, но есть покоряющая органика и ощущение внутренней свободы. ... Поэтессе присуще образное видение мира, и её образность в соответствующем звуковом оформлении заражает читателя живым участием и интересом к душевному миру автора. К миру, в котором оберегается и культивируется "Хрупкий мир добра". К миру, излучающему то главное качество, без которого немыслима настоящая поэзия, - и с к р е н н о с т ь ... Из предисловия к книге Марк Соколянский "Поэтические миниатюры" д-р филологических наук, Одесса, 1993 профессор Одесского ун-та
Неожиданная встреча ... Перед нами поэт самобытный, с собственным арсеналом художественных средств, не избегающий смелых авторских решений и не прекращающий поиск движущегося поэтического слова... ... В поэтическом мире Татьяны Очеретян нет фрагментарности: он логически завершён и внутренне убедителен... ... И почти всегда - ощущение чуда жизни, её уникальной единственности. И, наверное, именно отсюда - резкая и броская ассоциативность. Живые черты времени как бы высвечиваются раскованным ритмом, пренебрегшим условностями просодии и счастливо избежавшим риторики... Из статей в газете "Вести-Север" Александр Халдеев Израиль, журналист март 1998 - декабрь 1999
Разъятая снежинка ... Поэзия Татьяны Очеретян насквозь метафорична ... ... Я препарировал её стихи уподобившись мальчику, который решил разобрать снежинку, чтобы раскрыть секрет её красоты ... ... А зря - потому что любая попытка пересказать стихи прозой приводит к абсурду, и яркий блеск поэзии сменяется тусклым отблеском аптечной пробирки, потому что вся гамма чувств - не в словах, а между словами , не в тексте, а в подтексте, именно в подтексте есть нечто неуловимое, неосязаемое, что делает стихи стихами ... ... Любая попытка разобрать снежинку оставляет в руке лишь влажный след. Из статьи в газете Лев Рожецкин "Новости недели", писатель Израиль, август 1998
Художник о Художнике чёрный цвет ощутил в себе отраженье зелёного и вздрогнул от неожиданности Стихотворение одно из тысячи. Парад метафор. Игра парадоксов. Грустный тёплый юмор. Едва уловимый танец теней ассоциаций. Тонкий философский подтекст. И минимум слов, без заглавных букв и точек, как бы вырванных из контекста жизни. И как все иные искусства - это рассказы человека о человеке. О тайне, упрятанной Создателем в глубине его души. И не дай Бог человеку разгадать когда-нибудь эту тайну. Искусство слова не существует объективно в отрыве от читателя. Оно возникает вновь и вновь при столкновении интеллекта читателя с творением художника. И каждый раз, читая стихи Татьяны Очеретян, я вздрагиваю от неожиданности и ощущения свежести быстротекущей вечной жизни, независимо от века и места моего проживания на этой грустной и прекрасной планете. Предисловие к книге Ефим Левит "Дуэт радуги и ливня" Одесса, 1996

с о д е р ж а н и е

Наум Басовский ОСТАНОВИСЬ, МГНОВЕНЬЕ! ... 4 ГЛАВА ПЕРВАЯ ПРЕДСТАВЬТЕ СЕБЕ ДЕВОЧКУ ... 13 "ну здравствуй мир ..." 14 "утро вынырнуло ..." 15 "у двух рыжих белок ..." 16 "не успев родиться ..." 17 "погнавшись за Солнечным Зайчиком ..." 18 "стряхнув с себя ..." 19 "дорогу счастливым приметам ..." 20 "да разродится синью ..." 21 "снился ему ветер ..." 22 "море вслепую ..." 23 "представьте себе Девочку ..." 24 "представьте себе Мальчика ..." 25 "чего желаете себе ..." 26 "о если бы знать заранее ..." 27 "сегодня утром зеркало ..." 28 "кому уготован страх ..." 29 "звезды паденье ..." 30 "у подножия синего цвета ..." 31 "аккорд рождённый девой ..." 32 "такой щемяще-юной ..." 33 "не шёпоту страха ..." 34 "светится воздух ..." 35 ОЩУЩЕНИЕ 36 "она умчалась из детства ..." 37 ГЛАВА ВТОРАЯ ... СИНЕЙ ПТИЦЫ ЗОВ ОХРИПШИЙ 39 "мой боже зажги ..." 40 "вчера меня ночь ..." 41 "прикажите осмелиться ..." 42 "приходил - уходил ..." 43 "ночь накинула ..." 44 "однажды в полдень ..." 45 "и я осмелилась ..." 46 "прикрываясь от взглядов ..." 47 "метались сумерки ...." 48 "не успев оседлать мгновенье ..." 49 "наглотавшись звёздной росы ..." 50 ""и песнь греховных снов ..." 51 "в зимний полдень ..." 52 "ах осень я скучаю ..." 53 ТАНГО 54 "он её выкрал ..." 55 "фонари ..." 56 "твоё "пока"..." 57 "осталось лишь махнуть .." 58 "однажды в мае ..." 59 "о зов греховный ..." 60 "расплатившись с долгами ..." 61 "о жёлтоглазая юность ..." 62 "и вот уж меч ..." 63 "а по земле ..." 64 "не для того сужденье ..." 65 ГЛАВА ТРЕТЬЯ УСТАВШИЙ ПРАЗДНИК ... 67 "пылает синий цвет ..." 68 "истомы профиль ..." 69 "о время ..." 70 "ещё один рассвет ..." 71 "подоспейте вовремя ..." 72 "чей-то каялся взгляд ..." 73 "засмотрюсь звездою ..." 74 "ноябрь побывал ..." 75 "сегодня в трауре ..." 76 "рассвет прости душе ..." 77 "у запертой двери ..." 78 "склонившись над поблекшей ..." 79 "пристегнули ремни ..." 80 "и вновь заладила весна ..." 81 "мой милый май .." 82 "короткая майская ночь ..." 83 "я хочу подарить ..." 84 "в торжественной своей речи ..." 85 "заплакало море ..." 86 "мой август ..." 87 "покидая последней ..." 88 "три белых гладиолуса ..." 89 "ещё кружится ..." 90 "в кувшине ..." 91 "жжёной травою ..." 92 "полоснуло по зренью ..." 93 "если память моя ..." 94 "давай с тобою вволю ..." 95 "пред расставаньем ..." 96 "ты всё ещё бредишь ..." 97 ПЛЕТЬ 98 "то ли лошади поданы ..." 99 "а на причале ...." 100 "пред осенним затишьем ..." 101 "отпевали сумерки ..." 102 "утро плавно касается ..." 103 "он был неуклюж ..." 104 "о солнце наклонись ..." 105 "уже на подступах ..." 106 "бесшумно свалившись ..." 107 "и благостную весть ..." 108 "молитва поздняя ..." 109 "смех ..." 110 "оставлю будням ..." 111 "так прижаться к стеклу ..." 112 "из всех на свете дорог ..." 113 "и налетел на скалу ..." 114 "о ночь беззвёздная ..." 115 "и кровоточа недуг ..." 116 "твой дар не уместился ..." 117 "простимся затемно ..." 118 "этой ночью ..." 119 "он покидал дом ..." 120 "печаль моя ..." 121 "а между тем ..." 122 "не сходи с ума ..." 123 "зачем преследуешь меня ..." 124 "её поступь ещё ..." 125 "и упало небо ..." 126 "улыбка осени ..." 127 "а в гамаке мечты ..." 128 "я задержусь ..." 129 "беглый взгляд ..." 130 "и однажды всей тяжестью ..." 131 "я не ослышалась ..." 132 ТЕЛЕГРАММА 133 "ветер буйно листавший ..." 134 "не всё ль равно ..." 135 "всё тот же трепет ..." 136 "глоточек горького вина ..." 137 "я возвращаюсь в жизнь ..." 138 "колдовством мимозы юной ..." 139 "две тени отстали ..." 140 "утихал бал-маскарад ..." 141 "звонок в висок ..." 142 "на горизонте ..." 143 "что там на улице? ..." 144 "сегодня НАДЕЖДА ..." 145 "ну что ж мои мечты ..." 146 "неотвратимость потерь ..." 147 "и этот смех ..." 148 "где-то в буднях ..." 149 "еще раз оглянись ..." 150 ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ НА КОЛЕНИ ДРУЗЬЯ ПРЕД БУДНЯМИ ... 153 "на вздыбленном белом коне ..." 154 "утро сулило чудо ..." 155 ДЕНЬ 156 "вчера перед поздним закатом ..." 157 "казалось не будет сноса ..." 158 "оставь меня ..." 159 "старый год отходит ..." 160 "однажды в феврале ..." 161 "февраль попрощался ..." 162 "ничего не случилось ..." 163 "о чём твой смех ..." 164 "когда праздник покину ..." 165 "при трёх свидетелях ..." 166 "невозможность вздоха ..." 167 "о тайный сговор ..." 168 "он не узнал тебя ..." 169 "смиренья гордого ..." 170 ДИАЛОГ ПО МЕЖПЛАНЕТНОМУ ТЕЛЕФОНУ 171 "этой ночью ..." 172 "три слезы ..." 173 "соскочив с пьедестала ..." 174 "над чьей-то мятежной ..." 175 "о суета ..." 176 "и стол мой ..." 177 СТЕНА 178 "беспомощность молится ..." 179 "мне приснилась ..." 180 "желанья зажаты ..." 181 "роем кружили слова ..." 182 "рассветы сверлили ..." 183 "слово нечаянное ..." 184 "нет нет не этот голос ..." 185 "о если бы шёпотом ..." 186 "отплываешь мой дружок ..." 187 "за облаками ..." 188 "я загрузила память ..." 189 "неистовая жажда ..." 190 "стенанья ветра ..." 191 "иллюзии вы колдовали ..." 192 "отведите дыханье ..." 193 "о верноподданные ..." 194 "то повседневность ..." 195 "ни одной из тысячи ..." 196 "на колени друзья ..." 197 ГЛАВА ПЯТАЯ ДУЭТ РАДУГИ И ЛИВНЯ 199 "назначу вам свиданье ..." 200 "двадцатый век ..." 201 "вы плачете ..." 202 "откуда эта груша ..." 203 "казалось что душа ..." 204 "и тогда когда всё же ..." 205 "всё непосильнее бремя ..." 206 "и рук твоих ..." 207 "то беспомощны были ..." 208 "той ночью нас дурманила ..." 209 "вздрогнул оглянулся ..." 210 "грешница-насмешница ..." 211 "и усталость протянутых рук ..." 212 "и забывая он помнил ..." 213 "твой поцелуй ..." 214 "убаюканный скорбью ..." 215 "ах три желанья ..." 216 "посмела луной зажечь ..." 217 "о как ликовала тайна ..." 218 "кем доводишься мне ..." 219 "уже не втиснуться ..." 220 "и нет запрета ..." 221 "прощай я уношу ..." 222 "улетая к зовущему взгляду ..." 223 "и всё-таки что непосильнее ..." 224 "я Вас приглашаю ..." 225 "и драма ..." 226 "уже давно светает ..." 227 "и белой лебедью ..." 228 МОТИВ ТРУБЫ 229 "такой долгий долгий путь ..." 230 "останься молил он ..." 231 "слёзы всю дорогу ..." 232 "когда утихнет день ..." 233 "сон о летящем ..." 234 "где ты в сей миг ..." 235 "каждый звонок ..." 236 "ни в свои ни в чужие сани ..." 237 "люби меня - и только ..." 238 "а ещё на траве осенней ..." 239 "белый наряд ..." 240 "мне бы сжечь ..." 241 "и пусть звездою падает ..." 242 "из остывшей мечты ..." 243 "под огненными крышами ..." 244 "в тревожный отблеск ..." 245 "о эта нежность ..." 246 "нам бы пить ..." 247 "её убегающий смех ..." 248 "его небрежное "пока" ..." 249 "а хочешь - вместе ..." 250 "но только не с тобою ..." 251 "и вдруг вдогонку ..." 252 "неосторожных слов ..." 253 "если Вы захотите ..." 254 "уже не твоя забота ..." 255 "и был вздох ..." 256 "и сникая чернеет ..." 257 "Вам будет обидно ..." 258 "облокотившись ..." 259 "в ответ на твой вопрос ..." 260 "сегодня в целом мире ..." 261 "назначь мне свиданье ... 262 "стремительно мчались ..." 263 "всё продумано ..." 264 "а он оказывается уцелел ..." 265 ГЛАВА ШЕСТАЯ ПЛАЧ ПРИЧАЛА 267 НОСТАЛЬГИЯ 268 "гудок-клинок ..." 269 "ты сядешь в уютное кресло ..." 270 ОБИДА 271 "возьми с собой мой смех ..." 272 "что это так пылает ..." 273 "так захотелось вдруг ..." 274 "Одесса прощалась ..." 275 "мне б на миг прорваться ..." 276 "который год ..." 277 "лавиной пахнувших ..." 278 "о май моих желаний ..." 279 "чем расплатиться ..." 280 "горела память ..." 281 "лестница в восемь шагов ..." 282 "вдоль моря ..." 283 "давай с тобой помянем ..." 284 ВЕЧЕР НА ДАЧЕ 285 "воскресенье утро ..." 286 "из снов возникло ..." 287 "полуденный зной ..." 288 "в том облике было ..." 289 "зачем же так ..." 290 "слова сокрытые ..." 291 "на два тишайших ..." 292 "туман что тайну трав ..." 293 "старый портрет ..." 294 "взорван монотонный гул ..." 295 "любовь я знаю ..." 296 "сбежав от отраженья ..." 297 ДИАЛОГ С ПРОШЛЫМ 298 "и до сих пор ..." 299 "мы расстаёмся ..." 300 "внезапно опустевшие ..." 301 25-47-29 302 КОГДА ТАНЦЕВАЛА МАЙЯ 303 "на обратном пути ..." 304 "и в царстве своих картин ..." 305 "и снова День Рождения ..." 306 ЗИМА В ОДЕССЕ 307 ОДЕССКИЙ МОТИВ 308 "профиль молчанья ..." 309 "и плакал снег ..." 310 "июль на исходе ..." 311 "тебе одиноко плывущему ..." 312 "молчанье рвётся ..." 313 "кто был рядом с тобой ..." 314 "истошно раззвонился ..." 315 "знобит акацию ..." 316 МОЯ ОДЕССА 317 "я перечту письмо ..." 318 "зелёные шатры ..." 319 "я засмотрелась на Одессу ..." 320 "он отступал ..." 321 "дымилась платформа ..." 322 "и падали хлопьями ..." 323 "стоп!.." 324 МАЙ В ОДЕССЕ 325 "я слушаю ..." 326 ГЛАВА СЕДЬМАЯ АНИ ИВРИ 327 АНИ ИВРИ 328 "и наступил Израиль! ..." 329 "звезда чей голос ..." 330 "и вновь кружит ..." 331 "ни выпрямиться ..." 332 "успеть бы до тебя дойти ..." 333 "я приближаюсь ..." 334 "однажды по дороге ..." 335 "страна моя ..." 336 СЕДЬМОЙ ДЕНЬ ПЕСАХА 337 "под звуки ..." 338 "на попутной машине ..." 339 "шабат я сижу ..." 340 "и да будет услышан ..." 341 "а на слезах ..." 342 "в твой день ..." 343 "дождю конца не будет ..." 344 "за память..." 345 "и обрамлённые ..." 346 "то золотясь то нежась ..." 347 "сегодня я наедине ..." 348 "и что поделаешь! ..." 349 ГЛАВА ВОСЬМАЯ ЗДРАВСТВУЙ И ПРОЩАЙ АМЕРИКА 351 "на зачарованные сны ..." 352 "семь дней ..." 353 "друзья мои ..." 354 "нам навстречу ..." 355 "из тишины ..." 356 "и щедрые объятья ..." 357 "нас преследовал топот ..." 358 "о если б нам ..." 359 ГЛАВА ДЕВЯТАЯ БРИНИТЬ ДУША ... 361 "бринить душа ..." 362 "може сонцю вже ..." 363 "все йдеться про любов ..." 364 "? нав?ть ..." 365 "яка надзвичайна хвилина ..." 366 "зачекайте ..." 367 "а в т?м занадто ..." 368 "жартуй м?й друже ..." 369 ГЛАВА ДЕСЯТАЯ И ВЕЧНОСТИ ЗЕМНЫЕ КУПОЛА ... 371 "я бродила по миру ..." 372 "смиряются молящие уста ..." 373 ЗАВИСТЬ 374 "и ты о "принц безумный" ..." 375 "вы чьи спины ..." 376 "кто знает ..." 377 "он объявил себя ..." 378 "ожидая гостей ..." 379 "однажды я ..." 380 "а вы бежали ..." 381 "о лето пылкое ..." 382 "и легкомысленных пристрастий ..." 383 "мечта моя ..." 384 "а почему ты красный ..." 385 "все планы ..." 386 "расстрелянный рассвет ..." 387 "перед свиданием ..." 388 "однако ни одна ..." 389 "набеги соблазнов ..." 390 "о знакомое бездорожье ..." 391 "не покорно ждут ..." 392 "цветы-подорожники ..." 393 "кто-то рисует беды ..." 394 "звенят колокола ..." 395 "король-одуванчик ..." 396 "то ниточка то цепь ..." 397 "я оступилась ..." 398 РЕВНОСТЬ 399 "твой поцелуй ..." 400 "о ссора ..." 401 "в набегах варварских ..." 402 "рассвет зажигающий день ..." 403 "подсудна ль слеза ..." 404 "солнце в порыве ..." 405 "беспомощна душа ..." 406 "нет зима не сама ..." 407 "и вечности ..." 408 "разбились два сердца ..." 409 "взглянув на себя ..." 410 ДА и НЕТ 411 НАТЮРМОРТ С ДВУМЯ КЛЮЧАМИ 412 "когда ладонью вдруг ..." 413 "замертво падал снег ..." 414 "под занавес ..." 415 "когда чашка однажды ..." 416 "жареный картофель ..." 417 "не доверяй себя ..." 418 "что растрезвонился ..." 419 "на пороге ..." 420 НАТЮРМОРТ С ДВУМЯ КОТАМИ 421 "и облачённые ..." 422 "мир изнурённый ..." 423 "тебе никогда не понять ..." 424 "чёрный цвет ..." 425 "о страсть ..." 426 ИЗ ЗАЛА СУДА 427 "по зеркальной поверхности ..." 428 "ВСЁ ПРОХОДИТ, И ЭТО ТО ЖЕ" 429 ТОСТ 430 "на одной из развилок ..." 431 "раскружитесь заново ..." 432 "сегодня гвоздь ..." 433 "и времена года ..." 434 "на карнавале ..." 435 "завтра встану я ..." 436 "и на тишайшее ..." 437 "исподволь тропками ..." 438 "я покидаю мечту ..." 439 "и снова девочкой ..." 440 "заручусь его любовью ..." 441 "будь наготове ..." 442 "откуда ты ладонь ..." 443 "за следующий раз ..." 444 "уж не по дням стареешь ..." 445 "и подпрыгнув мячиком ..." 446 ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ АККОРД 447 "творить - значит ..." 448 "жила не в проголодь ..." 449 "бабочка приникла ..." 450 "и тускнеют мечты ..." 451 "зазову наконец-то ..." 452 "день наполнился ..." 453 "украдкой в зеркало ..." 454 ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ 455 Лев Аннинский О стихах Татьяны Очеретян 456 Анатолий Глущак "ALTER EGO" белым стихом 457 Марк Соколянский Рождение тайны 458 Александр Халдеев Неожиданная встреча 459 Лев Рожецкин Разъятая снежинка 460 Ефим Левит Художник о Художнике 461 Международное Общество Пушкинистов Почётная грамота 462
ВСЁ ОБ АВТОРЕ Родилась в Одессе. Жила в Одессе. Окончила Одесский университет. Живёт в Израиле с 1996 года. Член союза писателей Израиля с 1998 года. 1990 год, Одесса, издательство "Маяк" - издана книга "Синей птицы зов охрипший". 1993 год, Одесса, издательство "Одесса-ХХ1 век" - издана книга "Поэтические миниатюры" на русском и украинском языках с параллельными переводами на английский Беллы Лебединской. 1996 год, Одесса, издательство "Одесса-ХХ1 век" - издана книга "Дуэт радуги и ливня". 1992 - 1997 годы, Лос - Анджелес (США), русскоязычный альманах "Сталкер" - опубликованы циклы стихотворений. 1999 год, Израиль, издательство "Маханаим" - издана книга "Поэтические миниатюры. Книга вторая" на русском и украинском языках с параллельными переводами на английский Беллы Лебединской. 1999 год, Международное общество пушкинистов (США) - награждена почётной грамотой за стихотворение "Из зала суда".

Популярность: 37, Last-modified: Mon, 19 Apr 2004 20:13:33 GMT