----------------------------------------------------------------------------
     Хрестоматия по античной литературе. В 2 томах.
     Для высших учебных заведений.
     Том 1. Н.Ф. Дератани, Н.А. Тимофеева. Греческая литература.
     М., "Просвещение", 1965
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------


                        (Около 500-450 гг. до н. з.)

Вакхилид  -  младший  современник  Пиндара, тоже представитель торжественной
хоровой  лирики;  он  родился  в городе Иулиде на острове Кеосе около 500 г.
Вакхилид  одно  время  жил  с  Пиндаром  и  Симонидом  у сицилийского тирана
Гиерона;  писал в разнообразных жанрах хоровой лирики. Умер, вероятно, около
450  г.  Из  египетского  папируса, найденного в 1897 г., нам стало известно
двадцать его произведений - дифирамбы и эпиникии (победные оды). У Вакхилида
нет  размаха  мысли  Пиндара;  он  гонится  за  деталями,  за  тщательностью
обработки, но он пишет понятнее и проще Пиндара. Расцвет Драмы V в. до н. э.
вызвал у Вакхилида большую, чем у Пиндара, драматизацию его лирики, особенно
дифирамба,  который  и после него сохранялся в драматизированной форме. Жанр
эпиникия  с  развитием  демократии и с ослаблением аристократического культа
                  Аполлона впоследствии приходит в упадок.


                          МОЛОДЕЖЬ, ИЛИ ТЕСЕЙ {1}
                                 (Дифирамб)



                    Волны грудью синей рассекая,
                    Море Критское триера {а} пробегала,
                    А на ней к угрозам равнодушный
                    Плыл Тесей, и светлые красою
                    Семь юниц, семь юных ионийцев...
                    И пока в угоду Деве браней {б}
                    На сиявшей парус Бореады
                    Налегали девы {в}, Афродита,
                    Что таит соблазны в диадеме,
                    Меж даров ужасных жало выбрав,
                    В сердце Миносу царю его вонзила,
                    И под игом страсти обезволен,
                    Царь рукой лица коснулся девы
                    Эрибеи, с ласкою коснулся...
                    Но в ответ потомку Пандиона {г}
                    "Защити!" юница завопила...
                    Обернулся тут Тесей, сверкая,
                    Заметались темные зеницы;
                    Жало скорби грудь ему пронзило
                    Под ее блистающим покровом,
                    И уста промолвили: "О чадо
                    Из богов сильнейшего - Кронида {д},
                    У тебя бушуют страсти в сердце,
                    И рулем не правит совесть, видно,
                    Что герой над слабыми глумится".



                    "Если жребий нам метали боги
                    И его к Аиду {е} Правда клонит,
                    От судьбы мы не уйдем, но с игом
                    Произвола царского помедли.
                    Вспомни, царь, что если властелином
                    Зачат ты на ложе Зевса дщерью
                    Феника, столь дивно нареченный,
                    Там, на склонах Иды {ж}, то рожденьем
                    И Тесей не жалок: Посейдону
                    Дочь меня Питтеева {з} родила,
                    Что в чертоге выросла богатом,
                    А на пире брачном у невесты
                    Золотое было покрывало,
                    Нереид {и} подарок темнокосых.
                    Говорю ж тебе и повторяю,
                    О, кносийских {к} ратей повелитель,
                    Или ты сейчас же бросишь сам
                    Над ребенком плачущим глумиться,
                    Иль пускай немеркнущей денницы
                    Мне сиянья милого не видеть,
                    Если я сорвать тебе позволю
                    Хоть одну из этих нежных веток.
                    Силу рук моих изведай раньше, -
                    А чему потом случиться надо,
                    Это, царь, без нас рассудят боги".



                    Так доблестный витязь сказал и умолк,
                    И замерли юные жертвы
                    Пред этой отвагою дерзкой...
                    Но Гелиев зять {л} в разгневанном сердце
                    Узор небывалый выводит,
                    И так говорит он: "О Зевс, о отец
                    Могучий, коль точно женою
                    Рожден я тебе белорукой,
                    С небес своих молнию сыну
                    Пошли ты, и людям на диво
                    Пусть огненной сыплется гривой!
                    Ты же, мощный, коль точно Эстра
                    Тебя колебателю суши
                    Дала Посейдону в Трезене {м},
                    Вот эту златую красу {н},
                    Которой десница сияла,
                    Отважно в отцовский чертог снизойдя,
                    Вернешь нам из дальней пучины.
                    А внемлет ли Кроний сыновней мольбе,
                    Царь молний, увидишь не медля..."



                    И внял горделивой молитве Кронид,
                    И сыну без меры могучий
                    И людям на диво почет он родит:
                    Он молнией брызнул из тучи, -
                    И славою полный воспрянул герой,
                    Надменное сердце взыграло,
                    И мощную руку в эфир голубой
                    Воздел он, и речь зазвучала;
                    Вещал он: "Ты ныне узрел, о Тесей,
                    Как взыскан дарами отца я,
                    Спускайся же смело за долей своей
                    К властителю тяжко гремящих морей,
                    И, славой Тесея бряцая,
                    Заросшая лесом земля загудит,
                    Коль так ей отец твой державный велит".
                    Но ужас осилить Тесея не смог:
                    Он за борт, он в море шагает...
                    И с лаской приемлет героя чертог,
                    А в Миносе мужество тает:
                    Триеру велит он на веслах держать.
                    Тебе ли, о смертный, судьбы избежать?



                    И снова по волнам помчалась ладья,
                    Покорна устам Бореады...
                    И в страхе теснилась афинян семья,
                    Бросая печальные взгляды
                    На пену, в которой сокрылся герой;
                    И с глаз их, как лилии, нежных
                    Горячие слезы сбегали порой
                    При виде судеб неизбежных.
                    Тесея ж дельфины, питомцы морей,
                    В чертог Посейдона примчали, -
                    Ступил за порог, - и отпрянул Тесей,
                    Златого Нерея узрев дочерей:
                    Тела их, как пламя, сияли...
                    И локоны в пляске у дев развились,
                    С них ленты златые каскадом лились...
                    И, мерным движеньем чаруя сердца,
                    Сребрились их гибкие ноги.
                    Но гордые очи супруги {о} отца
                    Героя пленяли в чертоге...
                    И Гере подобясь, царица меж дев
                    Почтила Тесея, в порфиру одев.



                    И кудри герою окутал венец...
                    Его темно-розовой гущей
                    Когда-то для брачного пира
                    Ей косы самой увенчала Киприда,
                    Чаруя, златые увила...
                    И чудо свершилось... и для бога оно -
                    Желанье, для смертного - чудо:
                    У острой груди корабельной, -
                    На горе и думы Кносийцу {п}, -
                    Тесей невредим появился...
                    А девы, что краше денницы,
                    Восторгом объяты нежданным,
                    Веселые крики подъяли,
                    А море шумело, напев
                    Товарищей их повторяя,
                    Что лился свободно из уст молодых...
                    Тебе, о Делосец {р} блаженный,
                    Да будешь ты спутником добрых,
                    О царь хороводов родимых!

                    Перевод И.Ф. Анненского (с изменениями)

     а Корабль с тремя рядами гребцов.
     б Богини Афины, как и стоит в подлиннике.
     в Дочери Борея - северные ветры.
     г Тесею.
     д Сына Кроноса - Зевса; разумеется Минос.
     е То есть книгу, как и стоит в подлиннике.
     ж Горный хребет в Троаде.
     з  Эстра,  родившая Тесея от Эгея; божественным же отцом Тесея считался
морской бог Посейдон.
     и Морские нифмы дочери Герея, божества моря.
     к То есть критских; Кнос - город на Крите.
     л Зять Солнца Минос, женатый на дочери Гелия Пасифае.
     м Город в Арголиде.
     н Кольцо.
     о Амифтриды, жены Посейдона.
     п Из города Кноса на Крите.
     р Бог Аполлон.



                                 (Дифирамб)

[Образ аттического героя Тесея обрисован Вакхилидом и в дифирамбе "Тесей". В
отличие  от  предыдущего этот дифирамб имеет драматизированную диалогическую
форму.  Выступление  отца  Тесея Эгея перекликается с выступлением какого-то
другого  лица, которое в рукописи не обозначено (по мнению одних, это Медея,
по  мнению  других,  - хор). Дифирамб предвещает прибытие в Афины сына Эгея,
афинского  героя Тесея; имя его не упоминается, но все описание его подвигов
и  других  героев  ясно  говорит о нем. Этот драматизированный диалогический
дифирамб  интересен  в  том  отношении,  что  он показывает, как когда-то из
          дифирамба в честь Диониса могла образоваться трагедия.]


                                 Хор афинян



                       Властитель священных Афин,
                       Царь радостных в жизни ионян!
                       Зачем там воинственный клич
                       Трубы меднозвучной раздался?
                       Не недруг ли лютый какой
                       На нашу страну ополчился
                       И грозную рать к нам привел?
                       Лихих ли разбойников шайка
                       У пастырей наших стада
                       Насильно сейчас угоняет?
                       Что сердце терзает твое?
                       Скажи: ведь по мне среди смертных
                       Никто такой рати могучей
                       Не может иметь, сколько ты,
                       Пандиона сын и Креусы.

                                    Эгей



                       Истмийским далеким путем
                       Вот пеший пришел к нам глашатай.
                       О дивных делах говорит
                       Могучего мужа. И Синис {а}
                       Надменный, сильнейший из всех,
                       Убит им, Кронида Литея {б},
                       Земли колебателя сын.
                       В ущельях убит Кроммионских
                       И вепрь, истребитель мужей,
                       Убит и Скирон им злодейский {в}.
                       С Керкионом {г} выдержал бой
                       И сын Полипемона {д}, бросил
                       Прокопт уже тяжкий свой молот,
                       Пред силой героя смирясь.
                       Боюсь я, чем кончится дело.

                                 Хор афинян



                       Но кто и откуда сей муж?
                       В одежде какой! Что ты слышал?
                       В доспехах ли бранных на нас
                       Идет он с дружиной великой,
                       Иль только с оружьем сам-друг
                       Он, словно блуждающий путник,
                       В чужую приходит страну,
                       Но силой, грозой и отвагой
                       Настолько могуч, что сразил
                       Мужей тех великую силу?
                       Знать, бог подвизает его
                       Возмездье преступным промыслить.
                       Ведь редко тот кары избегнет,
                       Кто вечно злодейством живет.
                       Срок долгий к концу все приводит.

                                    Эгей



                       Два мужа {е} с ним, слышно, идут,
                       Закинув на славные плечи
                       Прекрасный отточенный меч;
                       В руках пара копий точеных,
                       И крепкий лаконский шишак
                       Вокруг головы златовласой.
                       Пурпурный хитон на груди
                       Да плащ шерстяной фессалийский.
                       Лемносского пламени луч {ж}
                       Сверкает в очах его ярко.
                       Он - юноша в первой поре,
                       Но в бранных забавах искусный,
                       В войне и в бою меднозвучном.
                       А путь свой он держит сюда -
                       В любящие славу Афины.

                       Перевод С.И. Радцига

     а  Синис  -  разбойник, который, по мифу, привязывал путников за ноги к
верхушкам двух согнутых сосен и раздирал их, давая соснам разогнуться
     б Литей - фессалийское прозвище бога Посейдона.
     в Скирон - разбойник, сбрасывающий путников в море с высокой скалы.
     г Керкион - разбойник, вызывавший путников на борьбу и убивавший их.
     д  Сын  Полипемона  Прокопт  (более  известный  под именем Прокруста) -
разбойник;  он  укладывал  своих  гостей  на  постели - высоких на короткие,
низких  на  длинные  -  и, чтобы уравнять их с длиной постели, одним обрубал
ноги, других растягивал. Отсюда выражение "прокрустово ложе".
     е По-видимому, тут имеются в виду друзья Тесея Пирифой и Форбант,
     ж На острове Лемносе находится огнедыщащая гора Мосихл.




     1 По мифу, афиняне одно время были данниками критского царя Миноса; они
должны  были  через  определенный промежуток времени посылать семь девушек и
семь  юношей  на  съедение  Минотавру, чудовищу, заключенному в Лабиринте на
острове  Крите.  Афинский  царь  Тесей решил избавить Афины от этой позорной
дани  и  убить  Минотавра.  С  этой  целью  он  плывет на Крит, везя с собой
обреченных  по  жребию  девушек  и  юношей.  С  Тесеем, как изображает поэт,
плывет  на  корабле  и  царь  Минос, который на этот раз сам прибыл за своей
данью.
     Этот   дифирамб  в  честь  делосского  Аполлона,  по  сюжету  несколько
напоминающий   балладу   Шиллера  "Der  Taucher"  -  "Водолаз",  в  переводе
Жуковского  - "Кубок", написан для хора на острове Кеосе, входившем в состав
Делосского  морского союза. Прославление подвига мифического царя Афин Тесея
не  случайно.  Тесей, идеализированный, особенно прославлялся при завершении
организации  Делосского  морского  союза под главенством Афин. Подвиги Тесея
были  отражены  в  изобразительном искусстве после греко-персидской войны, а
вождь  Кимон  установил даже его культ и построил в честь его храм. На стене
последнего, по свидетельству Павсания, как раз была изображена сцена подвига
Тесея,  описанного  в  дифирамбе  Вакхилида. Тесей добывает кольцо из моря и
этим доказывает свое происхождение от Посейдона.
     Очень  правдоподобно,  как думают некоторые, что здесь в мифологической
оболочке  дается  оправдание  морской  гегемонии  Афин  в  Делосском  союзе;
отнимается  эта  гегемония  у Спарты, представленной в образе критского царя
Миноса.

Популярность: 6, Last-modified: Fri, 02 Apr 2004 05:49:49 GMT