----------------------------------------------------------------------------
     Перевод А. В. Артюшкова
     Хрестоматия по античной литературе. В 2 томах.
     Для высших учебных заведений.
     Том 2. Н.Ф. Дератани, Н.А. Тимофеева. Римская литература.
     М., "Просвещение", 1965
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------


                    (Около 310 г. - около 400 г. н. э.)

     Децим Магн Авсоний (Decimus Magnus Ausonius) родился в городе Бурдигале
(Бордо).  Сначала  он  был  учителем  у  себя  на  родине,  потом  император
Валентиниан  назначил  его  воспитателем  своего  сына Грациана. В правление
последнего Авсоний был консулом, а после смерти императора Грациана, убитого
в  383  г.,  вернулся  на  родину.  Авсоний писал лирические стихотворения и
небольшие  поэмы.  О собенно следует отметить поэму "Мозелла" ("Mosella"), в
которой он описал свою поездку по реке Мозелю. Поэт стремится раскрыть перед
читателями  крас_о_ты реки Мозеля, ее берегов, лугов. Описания природы очень
ярки,  хотя  и страдают в некоторых местах излишней натуралистичностью (см.,
например,  описания  рыб). В поэму внесены и мифологические образы, но автор
лишь  любуется  ими  как  прекрасными  созданиями  народной фантазии. В этот
период мифология уже не была почвой для античного искусства.
     Переводы  из  Авсония:  "Великий ритор" - В. Брюсова в журнале "Русская
мысль" (1911, март) и отдельно.




               Быструю я перешел с туманным течением Наву {1}
               И, подивившись стенам обновленным у древнего Бинга {2}
               (Галлия некогда здесь уподобилась Каннам {3} латинским,
               Здесь на равнинах лежат не оплаканы бедные толпы),
               Дальше пустынным путем идя по лесам бездорожным
               И никакого следа не видя труда человека,
               Через сухой прохожу, тропою повсюду безводной,
               Думний, Таверны, омытые вечным потоком, и поле,
               Ста поселенцам сарматским отмерено было недавно,
            10 И наконец Нивомаг на границе белгов я вижу:
               Лагерь прославленный здесь Константином был дивным
                                                            построен.
               Чище тут воздух в полях, и Феб лучезарным сиянием
               С ясного неба уже пурпурный Олимп открывает.
               Но понапрасну сквозь свод перепутанных веток древесных
               В сумраке зелени ищешь глазами сокрытое небо;
               Яркий, однако же, блеск и для взора прозрачную ясность
               Светлого дня не таит нисколько воздух открытый.
               Ласковых этих картин созерцанье напомнило живо
               Мне Бурдигалу родную с ее культурой блестящей:
            20 Вышки домов, на прибрежных обрывах повсюду висящих,
               И виноград на зеленых холмах, и приятные воды
               С тихим журчаньем внизу под ногами текущей Мозеллы {4}.
               Здравствуй, река, что отрадна полям, поселянам отрадна.
               Городом, власти достойным {5}, тебе обязаны белги;
               Ты на высотах своих виноград возрастила пахучий,
               А берега повсюду травой, покрыла зеленой.
               Ты, словно море, несешь корабли; покато струишься,
               Словно ручей, и насквозь, как озерные глуби, прозрачна.
               Трепетом струй на ходу ты можешь сравняться с потоком,
            30 Влагой своей питьевой побеждаешь холодный источник,
               Всем ты владеешь одна, что в ключе есть, в реке и потоке,
               В озере, в море с двойным теченьем - приливом, отливом.
               Плавно ты воды несешь, не смущаясь ни шелестом ветра,
               Ни разбивая струи у преграды подводного камня,
               Не заставляют тебя ускорять до стремнины теченье
               Мели, и нет посреди на тебе преграждающей путь твой
               Суши нигде; справедливо рекой настоящей зовешься;
            38 Так не бывает, когда рассекает течение остров...
            45 Берег не кроешь ты свой тростником, порождением тины,
               Не заливаешь, ленясь, берега безобразною грязью:
               Посуху можно вплотную к воде подойти человеку...
            53 Твердые здесь покрывают пески увлажненную землю,
               Не сохраняют следы шагов отпечаток обычный.
               Глазу до самого дна доступна прозрачная влага.
               Тайн никаких не хранишь ты, река: как воздух прозрачный,
               Если открыт кругозор, раскрывается ясному взгляду
               И не мешает в пространство смотреть незначительный
                                                                ветер, -
               Так, устремивши глаза в подводную глубь, далеко мы
            60 Видим, и тайны глубин сокровенные все нам открыты
               Там, где медлителен ток, и течение влаги прозрачной
               Образы видеть дает, что рассеяны в свете небесном:
               Как бороздится песок от медлительных струек теченья,
               Как по зеленому дну, наклонившись, трепещут травинки,
               Возле бьющих ключей, потревожены влагой дрожащей,
               Мечутся стебли травы; то блеснет, то закроется снова
               Камешек; зеленью мха оттеняется гравий подводный...
            75 Глаз, без того напряженный, томят все время мельканием
               Рыбки: играя, они проносятся стаей проворной...
            82 Ты, на речных берегах живущая, ты мне, Наяда,
               Порасскажи о стадах чешуйчатых и перечисли
               Стаи пловцов в прозрачном русле реки темно-синей,
               Между травой на песке головок чешуею сверкает...
            88 Тут же видна и форель со спиною в крапинках красных,
               Тут и голец, никому чешуей не опасный; морская
               Тень недоступна глазам при быстрых и легких движеньях...
            97 Не обойду я тебя, лосось красноватый с блестящим
               Телом, широким хвостом вразброд рассыпая удары,
               Ты из пучины речной поднимаешь высокие волны;
           100 Скрытый выходит толчок на поверхность спокойную влаги.
               В панцирь ты грудь облачил чешуйчатый, спереди гладок,
               Вкусное блюдо всегда обещаешь роскошному пиру,
               Можно тебя сохранять очень долгое время без порчи...
           106 Ты в иллирийских водах, в двухименном встречаешься
                                                              Истре {6}
               Ловят, мустелла {7}, тебя, увидав по всплывающей пене,
               В заводи наши плывешь, чтоб широким потоком Мозеллы
               Не привелось потерять столь известных повсюду питомцев.
           110 В сколько цветов расписала тебя природа! Вся сверху
               В черных точках спина, окруженных желтой каймою,
               Гладкий хребет обведен темно-синею краской повсюду,
               Ты чрезмерно толста до средины тела, оттуда ж
               Вплоть до конца хвоста торчит сухощавая кожа.
               Окунь, услада стола, и тебя пропустить не могу я.
               Ты между рыбой речной достоин с морскою сравниться,
               Можешь поспорить один с пурпурной даже барвеной {8}...
           125 Кто и зеленых линей не видал, утеху народа,
               Или не знает уклейку, для удочек детских добычу,
               Или плотву, что шипит на огне, угощенье для гостя,
           131 Да и тебя среди стай речных неизбежно, конечно,
               Надо, голец, помянуть. Ты двух пядей без дюйма, не больше.
               Длинную бороду ты распустил, усачу подражая.
               Ныне прославлю тебя, сом огромный, дичина морская.
               Ты словно маслом актейским умащен. Тебя за дельфина
               Считать я речного готов. Точно так ты, громадный, ныряешь
               В заводях, еле свое направляя широкое тело,
               Или безводье мешает ему, или травы речные.
           140 Если ж ты движешься вдоль по реке величаво, дивятся
               Все на тебя берега зеленые, темная стая
               Рыб и прозрачные воды; волна в русле закипает,
               И, разделившись, бегут до самого берега струйки.
               Так иногда в пучине Атлантики ветер пригонит,
               Или же сам по себе приплывает к окраинам суши
               Кит: приливает вода к берегам, поднимаются волны
               Кверху, и снизиться вдруг боятся ближайшие горы.
               Этот, однако же, кит нашей тихой Мозеллы, далекий
               От бушеванья, великий почет реке доставляет.
           150 Впрочем, довольно следить водяные пути и проворных
               Полчища рыб: я уже перечислил их множество видов.
               Пышность иную пускай нам покажет осмотр винограда,
               Вакха подарки пусть наш блуждающий взор потревожат.
               Длинный подъем до вершины холма над самою кручей,
               Скалы и солнечный склон горы, кривизны и извивы -
               Все виноградник сплошной, выходящий природным театром.
               Так-то Гавранский хребет {9} драгоценным покрыт виноградом
               Или Родопа {10}, своим так Лиэем {11} Пангеи {12} блистают.
               Так зеленеет и холм Измарский {13} над морем фракийским,
           160 Бледную так и мои виноградники красят Гарумну {14}.
               Сплошь вся покатость холмов до самой последней
                                                           вершины -
               Берег усеян реки зеленеющим всюду Лиэем...
               Да и не только людей восхищают такие картины.
               Я и в сатиров готов полевых и в наяд сероглазых
               Верить, что к этим они берегам сбегаются часто;
               Резвые шалости их козлоногих панов тревожат;
               Скачут по мелям они и сестер под водою пугают
               Робких и бьют по текучей воде неумелым ударом
               Часто, награбив с холмов виноградных кистей, и речная
               Здесь Панопея {15} с толпой ореад {16}, постоянных подружек,
               От деревенских божков убегает, распущенных фавнов.
               В час же, когда среди неба стоит золотистое солнце,
               К заводи общей сатиры и сестры речные, собравшись
           180 Вместе, ведут, говорят, хороводы свои: в это время
               Зной им палящий дает от очей человека укрыться.
               Тут на родимой воде, играя, прыгают нимфы,
               Тащат сатиров на дно и от этих пловцов неумелых
               Вдруг убегают из рук, а те понапрасну хватают
               Скользкие члены и влагу одну вместо тела лелеют.
               Этому, впрочем, свидетелей нет, и глаза не видали...
               Вот чем, однако же, все насладиться свободны: тенистый
               В светлой реке отражается холм; весь в зелени, словно
               Влага речная, поток, сдается, порос виноградом.
               Что за оттенок воде придает вечернею тенью
               Геспер, когда опрокинет в Мозеллу зеленую гору!
               Плавают все, качаясь, холмы, дрожит виноградник
               Мнимый, в прозрачных волнах отражаются кисти, разбухнув..,
           240 Вот на местах, где река образует подступ, нетрудный,
               Шарит по всей глубине толпа добычников жадных.
               Ах, как ничтожна защита для рыб в речной даже глуби!
               Тот, посредине реки волоча свои мокрые сети,
               Рыбок обманутый рой в узловатые ловит тенета;
               Этот в местах, где река струится спокойным потоком,
               Сети на дно опустил, приспособив их плавать на пробках;
               Третий на камнях сидит, наклонившись к воде и к согнутой
               Гибкой лозе на конец привязавши крючок смертоносный,
               В воду забросил уду, съедобной снабдивши приманкой.
           250 Стая блуждающих рыб, не предвидя коварства, разинув
               Пасть, налетает, глотнув широко раскрытою глоткой,
               Чувствует поздно она укол сокрытой иголки.
               Чуть затрепещется, знак подает, дрожанию лески
               Тотчас ответит конец уды дрожаньем заметным.
               Миг - и свистящий удар подсекает добычу, и мальчик
               Вкось из воды уже тащит ее...
           259 Бьется на камнях сухих привыкшая к влаге добыча.
               И светозарного дня трепещет лучей смертоносных.
               В речке родной у нее осталась вся бодрость; слабея,
               Воздухом нашим дыша, она прощается с жизнью.
               Вялым ударом уж бьет по земле бессильное тело,
               И цепенеющий хвост дрожит последнею дрожью.
               Не закрывается рот, и зеваньем зачерпнутый воздух
           270 Жабры назад отдают настоящим дыханием смерти...
               Сам я видал, как иные, дрожа предсмертною дрожью,
               С духом собравшися вдруг, высоко подскочивши на воздух,
               Вниз головой кувырком стремительно падали в реку,
               Сверх ожиданья свою обретая стихию обратно.
               Видя убыток себе, неразумно бросается сверху
               Мальчик за ними и вплавь старается глупо поймать их...
           469 Пусть и чужие края твои токи прославят, Мозелла,
               А не одни лишь места, где в верховьях свои рукава ты,
               Или где тихие воды струишь по извилинам пашен,
               Словно бычачьи рога позлащенные, пышно являешь,
               Или где рядом с германскою пристанью близишься к устью!
               Если почет оказать захотят моей легкой Камене {17},
               Если потратить досуг на мои стихи удостоят,
               Ты на людские уста перейдешь в песнопенье приятном,
               Станешь известна ключам, и живым водоемам, и темным
               Речкам, и древним славою рощам. Почтит тебя Друка {18}
               Вместе с неверной Друэнцией {19}, свои берега разбросавшей,
               Реки из Альп почтут и Родан {20}, через град раздвоенный
               Воды несущий и правому берегу давший названье.
               Слух о тебе передам я темным озерам и шумным
               Рекам, прославлю тебя пред Гарумной, широкой, как море.



     1 Нава - приток Рейна.
     2 Бинг - город на реке Наве.
     3  Канны  -  местечко в Апулии на правом берегу реки Ауфида. Около Канн
Ганнибал одержал в 216 г. до н. э. блестящую победу над римлянами.
     4  Река  Мозелла  (Мозель) - приток Рейна. Она протекала по территории,
принадлежащей белгам. Мозелла живописна и богата рыбой.
     5 Имеется в виду Кобленц, расположенный при впадении Мозеля в Рейн.
     6  Река  Истр называлась также Данубий (Дунай), поэтому поэт и называет
эту реку двухименной.
     7 Мустелла - порода рыб.
     8 Барвена - порода рыб.
     9  Гавранские  горы  - в Кампании, между Кумами и Неаполем. Склоны этих
гор  славились,  виноградниками,  особенно  такими  сортами  винограда,  как
фалернский и массикский.
     10 Родопы - горы во Фракии.
     11   Лиэй   -  один  из  эпитетов  Диониса  (Вакха).  Здесь  это  слово
употребляется для обозначения винограда.
     12 Пангеи - горы Македонии.
     13  Измар  -  гора  во Фракии; на ней были виноградники, из лоз которых
делалось особо крепкое вино.
     14 Гарумна (нынешняя Гаронна) - главная река Аквитании.
     15 Панопея - морская нимфа.
     16 Ореады - горные нимфы.
     17 Камены у римлян отожествлялись с греческими музами.
     18 Друка - название речки.
     19 Друэнция - приток Роны.
     20 Родан - древнее название реки Роны.

Популярность: 21, Last-modified: Thu, 15 Sep 2005 04:50:54 GMT