----------------------------------------------------------------------------
     Перевод С.В.Шервинского
     Хрестоматия по античной литературе. В 2 томах.
     Для высших учебных заведений.
     Том 2. Н.Ф. Дератани, Н.А. Тимофеева. Римская литература.
     М., "Просвещение", 1965
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------

 [Полевые работы земледельца. Отрывок чрезвычайно типичен для знакомства с
  мастерством Вергилия, с его умением поэтически, яркими образами оживлять
                 свои специальные технические предписания.]

     I, 43 Ранней весной, когда от седых вершин {1} ледяная
           Влага течет и Зефир рыхлит праховую землю,
        45 Пусть начинает тогда мычать при вдавленном плуге
           Вол и пусть заблестит сошник, бороздою оттертый.
           Нива ответит тогда пожеланиям всем хлебопашцев
           Жадных, коль два раза зной испытает и два раза холод {2}.
           Жатвы с нивы такой столь огромны, что треснут амбары!
        50 Но перед тем как взрезать неизвестную станем равнину,
           Ветры узнать и нрав различной надо погоды,
           Дедовский также прием и обычай местности данной.
           Что тут земля принесет и в чем земледельцу откажет,
           Здесь счастливее злак взрастет, а там - виноградник,
        55 Там - приплод от дерев и по воле своей зеленеют
           Травы. Разве не зришь, как Тмол {3} ароматы шафрана
           Шлет, Индия - кость, Сабей {4} же изнеженный - ладан,
           Голый Халиб {5} - железо, струю же бобровую с сильным
           Запахом - Понт {6}, а Эпир {7} - кобыл элидских победы?
        60 Древле законы свои и условия вечные разным
           Странам природа дала в те века, когда при начале
           Девкалион побросал в пустую вселенную камни,
           Вышли же люди из них - род жестокий {8}. За дело же,
                                                             тотчас
           Пышной почву земли с начальных месяцев года
        65 Мощные пусть взрывают валы, и лежащие глыбы
           Пыльное пусть пропечет жарой накалившейся лето;
           Если же почва скупа, тогда перед самым Арктуром {9}
           Будет довольно ее поднять бороздой неглубокой,
           И чтоб обидеть не мог урожаев радостных плевел,
        70 И чтоб бесплодный песок не утратил влажности скудной.
           Также терпи, чтобы год отдыхало поле под паром,
           Чтоб укрепилось оно, покой на досуге вкушая;
           Или златые там сей - как солнце сменится - злаки,
           Раньше с дрожащим стручком собрав горох благодатный,
        75 Или же вики плоды невеликие, или лупинов
           Горьких ломкие стебли и лес их гулкозвенящий.
           Ниву спаляет посев льняной, спаляет овсяный,
           Также спаляет и мак, напитанный дремой летейской {10},
           А с промежутками в год - труд спорый: лишь бы скупую
        80 Почву вдоволь питать навозом жирным, а также
           Грязную сыпать золу поверх истощенного поля.
           Так, сменяя плоды, поля предаются покою.
           Но не обманет надежд, коль и вовсе не вспахано, поле.
           Часто бывает полезно палить истощенную ниву,
        85 Легкое в поле сжигать трещащим пламенем жнивье -
           То ли тайную мощь и питанье жирное земли
           Так получают, иль в них бывает пламенем выжжен
           Всякий порок и, как пот, выходит ненужная влага,
           Или множество жар путей и пор открывает
        90 Тайных, которыми сок проходит к растениям новый,
           То ль укрепляет сильней и сжимает разверстые жилы,
           Чтобы ни мелкий дождь, ни сила палящего солнца,
           Разгорячась, не сожгла, ни Борея пронзительный холод?
           Тот, кто глыбы дробит мотыгой неплодные или
        95 Борону кто из лозни влачит, тот полю на пользу:
           Он с Олимпийских высот белокурой замечен Церерой,
           Также и тот, кто гряды, которые поднял на пашне,
           Станет опять разбивать наклоненным в сторону плугом,
           Кто, постоянно трудясь с землей, - господин над полями.

    [Протест Вергилия против непрекращающихся войн, которые наносят вред
                                земледелию.]

           Вот как между собой состязаются, копьями равны,
    I, 490 Воинов римских строи, вторично узрели Филиппы {11}.
           Было всевышним не в стыд два раза нашею кровью
           Ширь Гемейских {12} полей и Эматии {13} долы удобрить.
           Истинно время придет, когда в тех дальних пределах
           Муж земледелец, кривым размягчающий землю оралом,
       495 Дротики в почве найдет, изъязвленные ржою шершавой!
           Тяжкой мотыгой своей наткнется на шлемы пустые
           И подивится костям могучим в разрытых могилах!..
           Боги вы нашей земли, Индигеты {14}, Ромул, мать Веста! {15}
           Вы, что Тускский {16} Тибр с Палатином римским храните!
       500 Юноше этому {17} ныне помочь злоключениям века
           Не воспрещайте! Давно и довольно нашею кровью
           Мы обмываем обман той Лаомедонтовой Трои... {18}
           Нас к тебе уж давно чертоги небесные, Цезарь,
           Возревновали, - что ты людскими триумфами занят!
       505 Правда с кривдою здесь смешались; все войны по свету...
           Как разнородны лики злодейств! И нет уж плугу
           Чести достойной! Поля засыхают с уходом хозяев:
           И уж кривая коса на меч прямой перелита.
           Там затевает Евфрат {19}, а там Германия брани;
       510 Здесь, меж собою порвав договоры, соседние грады
           В бой вступают. Везде свирепствует Марс нечестивый...
           Так бывает, когда, из темниц {20} вырываясь, квадриги {21}
           Приумножают пробег, и натянуты тщетно поводья;
           Кони возницу несут и вождей не чувствуют в беге!..


                           [ПРОСЛАВЛЕНИЕ ИТАЛИИ]

   II, 136 Но ни мидийцев леса, наибогатейшие земли,
           Но ни прекрасный тот Ганг {22}, ни Герм {23}, от золота мутный,
           Пусть с Италией все же не спорят; ни Бактрия {24} с Индом,
           Ни той Панхейи {25} всей пески, - фимиамом богаты...
       140 Хоть не вспахали быки, ноздрями огонь выдыхая,
           Эти места, и зубов тут не сеяли Гидры свирепой,
           Дроты и копья мужей не всходили тут частые нивой {26}, -
           Но, тяжелея, хлеба и Вакха Массийская {27} влага
           Их наполняют; на них и маслины и скот изобильный;
       145 Здесь и воинственный конь выходив на поле, гордый;
           Белые здесь, с Клитумн {28}, и стада и великая жертва -
           Бык - постоянно твоим священным омыты теченьем {29},
           Римские к храмам богов вели, торжествуя, триумфы.
           Здесь неизменно весна и в недолжные месяцы лето;
       150 Дважды стада тяжелы и дважды дерево с плодом {30}.
           Хищных тигров тут нет, тут нет и злого потомства
           Львов; собирателей трав аконит {31} не обманет злосчастных.
           Нет и чешуйчатых змей, огромные кольца влачащих
           Вдоль по земле и, ползя, собирающих тело спиралью.
       155 Сколько отменных прибавь городов, и труд созиданий,
           Столько на скалах крутых укреплений, людьми возведенных,
           Или же рек, что внизу обтекают древние стены.
           Море ль напомню, ее обмывавшее сверху и снизу?
           Множество ль разных озер?
       165 Не у нее ли ручьи серебра и залежи меди
           В жилах, течет не она ль обильно золотом светлым?
           Крепких она и мужей, молодежь сабинскую марсов,
           И лигурийцев, привыкших терпеть, и вольсков-копейщиков,
           Родина Дециев {32} всех, и Мариев {33}, славных Камиллов {34},
           И Сципионов, упорных в войне, и твоя, достославный
           Цезарь, который теперь победителем в Азии дальней
           Индов, робких на брань, от римских твердынь, отвращаешь!
           Здравствуй, Сатурна земля {35}, великая мать урожаев!
           Мать и мужей!

                                  [ВЕСНА]

   II, 323 Рощам зеленым весна, весна и лесу полезна.
           Земли взбухают весной и просят семян детородных.
       325 Тут всемогущий Отец, Эфир, изобильный дождями,
           В лоно супруги своей счастливой нисходит и всюду
           Кормит, великий, смесясь с великим телом, приплоды {36}.
           Чащи лесные без троп гремят голосами пернатых,
           Вновь в положенный срок Венеру чувствует стадо.
       330 Нивы-кормилицы - в родах; с дыханием теплым Зефира {37}
           Лоно открыли поля; всем хватит нежащей влаги.
           Новому солнцу ростки уже не боятся спокойно
           Ввериться, и виноград не страшится, что Австры {38} восстанут
           Или что в небе помчат Аквилоны {39} великие ливень;
       335 Гонит он почки свои и листики все раскрывает.
           Нет, не иные тогда, при начале возникшего мира,
           Дни воссияли {40}, и быть не могло постоянства иного,
           Верится мне! Весна лишь была; весну лишь великий
           Мир проводил, и зимы дыханьем не веяли Эвры {41}.
       340 В век, как впервые стада пить начали свет, и железный
           Род человеков {42} в полях суровых голову поднял,
           Дикие звери в лесах появились и звезды на небе.
           Да, и теперешний труд не вынесли б нежные вещи,
           Если б подобный покой между холодами и зноем
       345 Не наступал, и небес снисхожденья не знали бы земли.

                                  [СКИФИЯ]

  III, 349 Иначе там, где скифы живут, где Мэотики воды {43},
       350 Там, где желтый песок Истр {44} мутный течением крутит,
           Там, где Родопы {45} загиб, серединой под полюс ушедшей:
           В хлевах там взаперти содержат скотину; на поле
           Не появляется там травы, ни листвы на деревьях;
           Но, безобразны, лежат под сугробами снега и толстым
       355 Льдом просторы земли, семи локтей достигая.
           Вечно зима, и вечно там дышат холодом Кавры {46}.
           Более: бледную тень и солнце вовек не рассеет,
           Мчится ль оно на конях к Эфиру высокому или
           Моет свою колесницу в румяной воде океана.
       360 Вдруг на бегущей реке вырастают нежданные корки,
           И уж вода на хребте железные ободы держит.
           То принимала суда широкие, ныне ж - повозки!
           Часто дает там трещины медь, каленеют одежды
           Прямо на теле, топор разрубает текучие вина;
       365 Целые заводи вдруг обратились в крепкую льдину,
           И, затвердев, в бороде нечесанной виснет сосулька.
           Снег, меж тем, все идет и воздух весь заполняет.
           И погибают стада; стоят окруженные снегом
           Крупные туши быков; и сомкнутым строем олени
       370 В свежем застыли снегу, и рога их виднеются еле.
           Тут без всяких собак, и тенет расставлять не трудяся,
           Люди преследуют их, не пугая пунцовой метелкой;
           Тщетно грудью они пробивают вставшую гору, -
           Бьют их железом вблизи и громко воющих тут же
       375 Их убивают, потом уносят с радостным гиком.
           Сами ж, проходы нарыв, спокойно проводят досуги
           Там, глубоко под землей; дубов натаскают и целых
           Вязов к своим очагам и сжигают на пламени дымном.
           Ночь проводят в игре и в веселье своем подражают
       380 Чашам винной лозы бродилом и кислой рябиной.
           Так под гиперборейским {47} живущее Септентрионом {48}
           Дикое племя людей подвержено Эврам Рифейским {49}
           И покрывает тела звериною рыжею шерстью.

   [Характерная для Вергилия идеализация деревенской жизни земледельцев.]

  III, 458 О, блаженные слишком - когда б свое счастие знали -
           Жители сел! Сама, вдалеке от военных усобиц {50},
       460 Им изливает земля справедливая легкую пищу {51}.
           Пусть из кичливых сеней в высоком доме не хлынет
           К ним по покоям волна желателей доброго утра {52}.
           Пусть не жаждут дверей с украшеньями из черепахи,
           Золотом тканых одежд; эфирийской {53} меди не ищут;
       465 Если их белая шерсть ассирийским не крашена соком {54},
           Жидкого ежель они не портят масла корицей,
           Верен зато их покой, их жизнь не знает ошибок.
           Всем-то богата она! Зато на просторах досуги,
           Своды пещер, живые озера, прохладная Темпа {55},
       470 В поле мычанье быков и сон под деревьями сладкий -
           Это все есть. Там и рощи в горах и звериные логи.
           Там терпелива в трудах молодежь, довольная малым.
           Вера в богов {56} и к отцам почтенье. Меж них Справедливость,
           Прочь уходя от земли, оставила след свой последний {57}.
       475 Прежде всего пусть меня, однако, милые Музы,
           Коим священно служу, великой исполнен любовью,
           Примут и пусть мне пути покажут небес и созвездья,
           Муки {58} луны изъяснят, и всякие солнца затменья,
           Трусы {59}, и силой какой морские вздуваются глуби
       480 И, прегражденья прорвав, на себя отпадают обратно;
           И в океан почему погрузиться торопится солнце
           Зимнее; что для ночей медлительных {60} служит препоной?
           Если же этих частей природы ныне коснуться,
           Кровь препятствовать мне вкруг сердца холодная будет,
       485 Лишь бы всегда обитать в полях, где потоки по долам,
           Там, где реки и лес, в неславной мне доле! О, там, где
           Сперхий {61} в полях и Тайгет {62}, где Вакха спартанские девы
           Славят! О, кто меня унесет в прохладные долы
           Гема {63} и приосенит ветвей пространною тенью?!
       490 Счастливы те, кто вещей познать умели причину,
           Те, кто всяческий страх и рок, непреклонный к моленьям,
           Все повергли к ногам - и шум Ахеронта скупого {64}.
           Благополучен, кому знакомы и сельские боги,
           Пан и старец Сильван, и нимфы - сестры благие.
       495 Связки {65}, народная честь и царский его не волнует
           Пурпур, или Раздор, мятущий изменников братьев {66},
           Или же Дак {67}, что от Истра спускается, с ним сговорившись;
           Рима дела, обреченные царства... Здесь же не будет
           Он неимущих жалеть иль завидовать тем, кто имеет {68}.
       500 Он собирает плоды, которые ветви и нивы
           Сами дают, он чужд железных законов, безумный
           Форум ему незнаком, он народных архивов не видит {69}.
           Те тревожат веслом неверную зыбь, те хватают
           Меч, а те ко дворам проникают и царским порогам,
       505 Этот напал, сокрушая, на Рим и несчастных пенатов {70}.
           Из самоцвета чтоб вместе пить и спать на сарранском {71}
                                                              багрянце,
           Прячет богатства иной и лежит на закопанном злате,
           Этот в восторге застыл перед рострами {72}, этот, пленившись
           Плеском скамей - отцов и народа {73}, - и сам раскрыл свой
       510 Рот; приятно другим, облившись братскою кровью,
           Дом и свой милый порог менять на глухое изгнанье,
           Родины снова искать, не под тем уже солнцем лежащей.
           А земледелец вспахал кривым свою землю оралом -
           И обеспечен на год. Он родине этим опора,
       515 Малым Пенатам, стадам коров и волам заслуженным.
           Не отдохнешь, коль еще год не дал плодов в изобилье,
           Или приплода скоту, иль снопов из церериных злаков,
           Не отягчил урожаем борозд и амбаров не ломит...
           Вот и зима. Сикионские ягоды {74} камнями давят.
       520 Радостно свиньи идут от дубов. В лесу - земляничник.
           Разные также и осень приносит плоды: на пригорках,
           Сладостный, солнцу открыт, допекается сбор виноградный.
           Милые льнут между тем к его объятиям дети.
       525 Дом целомудренный чист. Молоком наполнено виснет
           Вымя коров, и козлы, на веселой сойдясь луговине,
           Жирные друг против друга стоят, состязаясь рогами.
           Сам же он в праздничный день отдыхает, в траве
                                                   растянувшись,
           Где в середине огонь, а товарищи чашу венчают
       530 И, возливая, тебя, Леней {75}, призывают; на вязе
           Делают щель пастухам, соревнующим в дротиках резвых;
           Для деревенской борьбы упражняют их грубое тело.
           Древние жизнью такой когда-то жили Сабины {76},
           Также с братом {77} и Рем, так Этрурия выросла мощной.
           Истинно также и Рим всего стал в мире прекрасней,
       535 Целых семь для себя холмов окруживший стеною.
           Раньше скиптра царя Диктейского {78}, даже и раньше,
           Чем несчастный стал род душить быков для съеденья,
           Жил Сатурн {79} золотой на земле подобною жизнью.
           И не слышали тогда, чтобы трубы трубили и чтобы
       540 Начали копья стучать, на крепкие древки воздеты.




     1 Альп.
     2  Разумеются  четыре вспашки, которые особенно старательные землепашцы
производили  осенью,  весной,  летом  и  снова осенью, перед посевом; обычно
полагалось три вспашки.
     3 Гора в Малой Азии.
     4 Племя в Аравии.
     5  Племя  на  южном берегу Черного моря, ковавшее лучшее железо; халибы
работали обнаженными.
     6 Малоазиатское побережье Черного моря.
     7  Область Греции, известная своими лошадьми, которые одерживали победы
на конских ристаниях в Элиде.
     8  Разумеется  известный,  рассказанный  в  "Метаморфозах"  Овидия  (I,
313-415),  миф о Девкалионе и его жене Пирре - единственных людях, спасшихся
после потопа и из камней произведших людей.
     9 Т. е. перед восхождением звезды Арктура в начале сентября,
     10 Мак дает сон и забвение наподобие подземной реки Леты.
     11  Разумеется  битва  при  Филиппах  (в Македонии) в 42 г. до н. э., в
которой республиканцы были разбиты наголову.
     12 Гемейские горы в северной Фракии.
     13 Эматия - Македония.
     14 Отеческие боги.
     15 Богиня очага.
     16 Этрусский, так как он вытекает из Этрурии.
     17 Т. е. Октавиану.
     18  Римляне, говорит Вергилий, как потомки троян, испытывают гнев богов
за  обман  Лаомедонта, который не дал обещанной награды Аполлону и Посейдону
за постройку стен Трои.
     19 Разумеется война с парфянами на Евфрате.
     20 Из темных стойл.
     21 Колесницы, влекомые четверкой лошадей.
     22 Река в Индии.
     23 Река в Лидии.
     24 Страна близ Индии.
     25 Остров близ Аравии, на самом деле не существовавший.
     26  Намеки  на  трудные  задачи,  которые  дал  греческому  герою Ясону
колхидский  царь  Эет  и  которые Ясон выполнил при помощи Медеи (см. миф об
аргонавтах и трагедию Еврипида "Медея").
     27  Массик  -  гора  в северо-западной Кампании (теперь Monte Massico);
здесь разумеется массийское вино.
     28 Река в Умбрии.
     29 Римляне верили, что омытые в воде Клитумна животные делались белыми.
     30 На самом деле лишь некоторые плоды созревают в Италии дважды.
     31 Ядовитое растение.
     32 Разумеется Деций Мус - римский герой IV в. до н. э.
     33 Римский полководец II-I в. до н. э.
     34 Римский диктатор V-IV в. до н. э.
     35 Земля италийского бога Сатурна.
     36 Юпитер здесь представлен олицетворением неба, Эфира, который, орошая
землю дождем, этим соединяется с матерью-землей.
     37 Западный ветер.
     38 Южный ветер.
     39 Северный ветер.
     40  В противоположность эпикурейцам Вергилий верит, что при начале мира
был  "золотой  век"  и  царила  все  время  весна.  Такое же представление в
"Метаморфозах"  Овидия  (I,  107)  и у самого Вергилия в его описании Италии
(II, 149 и след.), в котором он отмечает эту черту "золотого века".
     41 Юго-восточный ветер.
     42 Железный век, современный Вергилию.
     43 Мэотика - Скифия; воды Мэотики - Азовское море.
     44 Дунай.
     45 Горы во Фракии.
     46 Северо-западный ветер.
     47 Гиперборейцы - сказочный народ на севере; гиперборейский - северный.
     48 Созвездие Большей Медведицы.
     49 Северным.
     50 Разумеются гражданские войны, современные Вергилию.
     51  Это  повторяющаяся  черта  в  описании  "золотого  века", с которым
Вергилий отождествляет жизнь поселян.
     52 Т. е. клиентов, являвшихся каждое утро с приветствием к патрону.
     53 Лучшие медные вазы из Ефиры, т. е. Коринфа.
     54 Т. е. сирийскими красками.
     55  Долина  в  Фессалии,  на  севере  Греции;  здесь - в общем значении
долины.
     56 Вергилий сам отличался патриархальной религиозностью.
     57  Богиня Справедливости - дочь Юпитера и Фемиды, царившая в блаженном
"золотом веке".
     58 Т. е. переход луны в различные фазы.
     59 Землетрясения.
     60 Поздно наступающих коротких летних ночей.
     61 Река в Фессалии.
     62 Гора в Лаконии (в Пелопоннесе), где было святилище Вакха; туда могли
входить только женщины.
     63 Гора во Фракии (на севере Греции).
     64  Разумеются эпикурейцы, уничтожившие страх перед загробным миром; но
для Вергилия неприемлем антирелигиозный характер эпикуреизма. Ахеронт - река
в подземном царстве.
     65 Связки прутьев, или фасцы - символ власти консула.
     66 Имеется в виду спор из-за парфянского престола двух братьев - Фраата
и Тиридата.
     67 Народ, живший около Истра, теперешнего Дуная.
     68  Вергилий,  привлекая внимание к сельскому хозяйству, хочет сказать,
что только земледельцы не будут знать имущественного неравенства.
     69 Т. е. ему нет нужды рыться в архивах для ведения своих дел,
     70 Разумеется нападение на Рим его же солдат в гражданскую войну.
     71 Иначе - тирском, из восточного города Тира.
     72  Кафедра  на  форуме,  украшенная  корабельными  носами,  с  которой
говорили ораторы.
     73 Т. е. сам выступает оратором в сенате и народном собрании.
     74 Маслины.
     75 Культовое имя Диониса.
     76 Древнее италийское племя.
     77 Т. е. Ромулом.
     78  Т.  е.  Юпитера,  воспитанного,  по  мифу, на горе Дикте на острове
Крите.
     79 Италийский бог, при котором, как думали на земле был "золотой век".

Популярность: 49, Last-modified: Fri, 11 Mar 2005 12:39:54 GMT