---------------------------------------------------------------
     © Copyright Константэн Григорьев
     Email: kastet682001(@)mail.ru
     Date: 29 Jan 2007
     WWW: http://www.okm.ru/
---------------------------------------------------------------



        Вот эти стихи написал я на море,
        Где выпил немало вина на просторе,
        Где уподоблялся я суперобжоре
        И песни писал ежедневно в мажоре.
        Где фауне я удивлялся и флоре,
        Где громко пел басом в мальчишеском хоре,
        Где был у девчонок я местных в фаворе,
        Встречая с подругами южные зори.
        Подружки не чаяли просто, i'm sorry,
        Души в моем толстом и длинном приборе.
        На море я часто сидел на заборе,
        Любил, словно кот, покачаться на шторе.
        Я, пьянством себя перед всеми позоря,
        Ликеры ликерил в казачьем дозоре,
        И коком служил на огромном линкоре,
        Откуда за пьянство уволен был вскоре.
        Служил я еще и в секретной конторе,
        Е-мэйлы просматривал на мониторе,
        Но сделал ошибку в одном договоре
        И снова за пьянство уволен был вскоре.
        Вот, я рассказал вам о жизни на море.
        Озвучил стихи - нет правдивей их в мире.



        И эти стихи написал я на море,
        Но в них совершенно иная рифмовка.
        Так, в строках отдельных отсутствует рифма,
        Хотя я рифмую всегда очень ловко.
        В Кринице с Добрыниным жили мы дружно,
        Жилье крайне выгодно сняв. Мы гуляли,
        Смотрели на толпы людей загорелых,
        И в море купались, и дико бухали.
        Особенно часто мы дико бухали
        В забавном кафе под названием "Троя",
        Где ласточки гнездышко свили под крышей,
        Где курочку-гриль покупал я порою.
        На кладбище местном ранеток набрал я,
        Мобильником фоткал Андрея и море,
        Три девушки милых поили нас чаем,
        Они, к сожаленью, уехали вскоре.
        Сверчки и цикады все время звенели,
        А яблоки прям под ногами валялись.
        Я бороду сбрил и усы как-то утром,
        И все меня знавшие долго смеялись.
        Мы пили все дни родниковую воду,
        А я в Интернет выходил, под рукою
        Имея карманный компьютер с мобилой,
        Забить на дела и работу не смея.
        Зарядку я делал, курил и пил кофе,
        Ходил добровольно за свежей водицей.
        О, сколько я лет без морей жил, ребята!
        О, робкое счастье! О, август в Кринице!



        Странные, ранее мне незнакомые,
        В Кринице встретились мне насекомые.
        Один удивительно гадкий жук
        Вызвал во мне неподдельный испуг.
        Громко трещали повсюду цикады,
        Мне бы побольше узнать о них надо.
        Громко шумели повсюду сверчки.
        Висели под потолком паучки.
        Летали, жужжа, и осы, и пчелы.
        Боялся я их - ведь ходил полуголый.
        Гусениц видел. Вот их не боялся,
        Напротив, над ними подолгу смеялся.
        Смеялся еще я над муравьями,
        Мухами, древесными клопами.
        Я видел спариванье стрекоз,
        Оценил изящество этих поз.
        Видел бабочек разнообразных,
        Очень красивых, белых и красных.
        Сфотографировал и богомола,
        Вилкой потрогал его для прикола.
        По листьям дерева он убегал,
        А позже вниз головой застывал.
        Я видел собачку, пившую воду морскую,
        И крошечных крабов, по коим невольно тоскую...
        Насекомые дружно живут у моря,
        Ни за что не платя и ни с кем не споря,
        Помимо их, есть еще мелкота -
        Собачки бродят, котов дочерта,
        Однажды забрел к нам ежик смешной,
        В стакан из-под сметаны залез с головой.
        Мелкоты повсюду такое наличие,
        Что меня восхищает Божье величие,
        Спасибо ему я всегда говорил
        За то, что разумным меня сотворил,
        Талантом поэта меня одарил
        И весь этот мир предо мною раскрыл.
        И этому миру я гимны пишу
        И буду писать их, покуда дышу.
        Что же до мелкоты - она забавна,
        За ней наблюдать полезно и славно,
        Но рад я, признаюсь, быть не червячком,
        А человеческим чувачком.



        Мы, конечно, не ели цикад и сверчков,
        Лично я их готовить, увы, не могу,
        Но отведали разных копченых сыров,
        Овощное со с мясом вкушали рагу.
        Помидоры и персики, курочка, хлеб -
        Это все включено было в наше меню.
        Пил я водку и вина, на море окреп,
        Вкус изысканных вин я отныне ценю.
        В Краснодаре я съел дорогущее суши,
        А в Кринице ел мелкие сочные груши.
        Мы в столовой порой коротали досуг.
        Кстати, мы отдыхали уже впятером:
        Ведь вселился уже краснодарский наш друг
        Вова Трухан с женою и сыном в наш дом.
        Пить старался Добрынин одно лишь вино,
        Но нечасто, чем сильно меня удивил,
        Мне настолько быть сдержанным вряд ли дано -
        Я дымил каждый час, он совсем не курил.
        Правда, выпил он водки однажды, да так,
        Что повел себя как алкоголик-маньяк.
        Свет включал, бормотал, с кем-то спорил всю ночь,
        Я, чтоб выспаться, должен был выбежать прочь.
        Я зарядкой пытался убавить живот,
        Но еда так и лезла под вечер мне в рот.
        Вот что ели и пили в Кринице мы. Вот
        Мой прикольно-правдивый об этом отчет.



        Я боялся, что мой украдут КПК
        И мобильник, мой самый любимый пока,
        Или спьяну я все это сам потеряю,
        Как и деньги, и паспорт. Я ж крепко бухаю.
        Я боялся, что мы разобьемся в пути,
        К морю мчались мы быстро, на 120-ти,
        Очень было бы дико вдруг жизни лишиться,
        По дороге в Криницу, в пути из Криницы.
        Отравиться боялся едой и питьем
        И того, что огнем запылает наш дом,
        И того, что сгорю я под солнца лучами,
        Или ногу сломаю, влекомый волнами.
        Я боялся, что зуб заболит, черт возьми,
        Отношенья боялся испортить с людьми,
        Да, конфликтных боялся весьма ситуаций
        Плюс того, что стихи в голове не родятся.
        Я боялся работу свою потерять
        Иль, инсульт пережив, глупым овощем стать,
        Что меня навсегда звездный свет зачарует
        И того, что квартиру в Москве обворуют.
     Глухоты я боялся, еще слепоты
     И того, что наш дом атакуют коты,
        Не простые, а типа свирепых фашистов,
        И носы отгрызут у живых маньеристов.
        Дома, то есть, в Москве, помню, я усмехнулся -
        Боже мой, я живым из поездки вернулся!
        Я настолько себя запугал на морях,
        Что в Москве все равно ощущаю я страх.
        Но гляжу я на ваши прекрасные лица
        И себе говорю - ничего не случится,
        Да, плохого со мной ничего не случится.



        Дети, на море решив отдыхать,
        Помните несколько правил простых:
        Нужно поменьше курить и бухать,
        Чаще купаться в водах морских.

        Нужно стараться не обгореть,
        На спецматрасе по морю скользя.
        Помните: от анаши одуреть
        И на танцульках драться - нельзя.

        Бычить не стоит приехавшим в Крым,
        Дома быкуйте, средь вашей братвы,
        Здесь поведеньем несносным своим
        Не огорчайте родителей вы.

        Я понимаю, что хочется вам
        Самостоятельных действий уже.
        Был ведь когда-то ребенком и сам,
        Тоже все дни проводил в кутеже.

        Тоже с утра заливал я шары
        Одеколоном и песни орал,
        После хотелось мне детской игры,
        Хмуро в песочнице я, помню, играл.

        Был я пузатым весьма малышом,
        Все из песочка дома возводил,
        Тоже по пляжу бродил голышом,
        Хныканьем предков своих изводил.

        Но, повзрослев, я хочу вам сказать -
        Детство дано вам один только раз,
        Вы не спешите, друзья, подрастать,
        Лучшие годы имея сейчас.

        Позже придут к вам любовь и успех,
        Ну, а сейчас вы на южных морях
        Громко визжите. Люблю я ваш смех
        И удивление миру в глазах.



        Лежу на пляже и бухаю,
        И денег мне ничуть не жаль.
        Я здесь душою отдыхаю,
        Забыв усталость и печаль.

        Тут недотроги и дотроги
        Пленяют женской красотой.
        Сейчас домой пойду. В дороге
        Махну вина стакан-другой.

        Приду. Вкушу с друзьями ужин,
        Забыв о суетной Москве.
        Мой отдых мной вполне заслужен,
        И мне сейчас он больше нужен,
        Чем лишних баксов сотня-две.



     Я, память свою отпирая, как сейф,
     Вдруг вспомнил, что значит полуденный кейф.
     Да, кейф, а не кайф, произносит араб.
     О сущности кейфа поведать пора б.
     Прекрасное время - поел и лежишь,
     И мыслями в дивные дали летишь.
     Прохладная спальня вся в дымке чудес,
     Проблемы на время утратили вес.
     Я думаю лишь о приятных вещах,
     Купаясь в незримых, но нежных лучах,
     Вокруг все сверкает, поет все вокруг.
     На койке соседней кейфует мой друг.
     Сейчас мы подремлем, а после пойдем
     Купаться-валяться на пляже морском.
     Я слышу, как кто-то готовит обед.
     Мешает мне шум этот? Нет, вовсе нет,
     По грезам дрейфую, мне нравится дрейф.
     Чудесное время - полуденный кейф.
     На море я понял значенье его,
     Всю прелесть его, все его волшебство...
     Кейфово не делать совсем ничего.



     К жизни надо проще относиться,
     Не воспринимать ее всерьез,
     И как можно чаще веселиться,
     И не лить напрасно горьких слез.

     Я вот лично так развеселился
     К 38 своим годам,
     Что совсем под горку покатился:
     Каждый день - бухло и ловля дам.

     Позабыты горести былые.
     Ох, мои делишки хороши:
     Каждый день - загулы удалые,
     Каждый день - веселие души.

     Я при том работать успеваю
     И за животом своим следить,
     Но курю и часто выпиваю,
     Помня - лишь бы людям не вредить.

     Очевидно, мудрым стал я, братцы,
     Нафиг мне уныние, друзья?
     А к тому же, если разобраться,
     Многие из вас живут, как я.

     И никто не любит суетиться,
     Вечно быть рабочею пчелой.
     К жизни надо проще относиться.
     Поработал, тяпнул - день долой.

     Новый день снабдит могучей силой
     Искренних людей. Да будет так.
     Так сказал не кто-нибудь унылый.
     Так сказал Костяйка-весельчак!



     Я читаю туркменские сказки,
     Ибо мне подарил их учитель,
     И надеюсь попасть, их читая,
     Быстро в мудрости высшей обитель.

     Даже если ухудшится зренье,
     Буду пялить я в книжечку глазки,
     Чтобы все изучить и запомнить
     До единой туркменские сказки.

     Если ж я совершенно ослепну,
     То уеду к туркменам навеки -
     На базаре рассказывать сказки
     За еду. Скажем, за чебуреки.

     Поднесут буламак мне вкуснейший
     Или мисочку плова с айраном.
     Новых сказок придумаю много,
     Будут звать меня все Костей-джаном.

     Буду в черных очках и в халате
     Я сидеть у дверей на базаре.
     Постепенно, чтоб стать популярней,
     Обучусь я играть на дутаре.

     Может быть, обо мне пойдет слава,
     И скоплю я теньге и туманов,
     Счет открою я в местном Сбербанке,
     Как немало известных порханов.

     Может быть, меня пери полюбит.
     Вспомню я, оценив ее ласки,
     День в Кринице, когда мне Андрюша,
     Подарил вдруг туркменские сказки.



     Мудрый, хитрый, зоркоокий, удалой один поэт
     Оказался на Востоке - странствовать любил поэт.
     Каждый вечер за кальяном и вином он кейфовал,
     Песни пел под караоке в каждом городе поэт.
     И красоткам ежедневно наилучшие свои
     Поэтические строки нараспев читал поэт.
     Три прекрасных юных пери как-то поднесли ему
     На подносе плов и соки. Удивился наш поэт.
     Но ему сказали пери - за чудесные стихи
     Преподать любви уроки мы хотим тебе, поэт.
     И, дурман-травы мощнейшей быстро выкурив стакан,
     Согласился без мороки пери ублажать поэт.
     20 дней без перерыва он волшебниц трех любил,
     Прямо весь увяз в пороке, в сладострастии поэт.
     Разомлев, сказали пери - три желанья загадай,
     В быстрые довольно сроки сбудутся они, поэт.
     Попросил он долголетья и здоровья попросил,
     И доход себе высокий выпросил тогда поэт.
     На ковре на самолете улетел затем в Москву.
     От случившегося в шоке был немножечко поэт.
     А у пери три сынишки от поэта родились,
     Знать, не зря метал молоки целых 20 дней поэт.
     Рыжекудры и забавны очень эти пацаны,
     Хоть умом и недалеки, как папанька их, поэт.
     Время с очевидной пользой на Востоке проведя,
     Записался в лежебоки и разбогател поэт.
     И созваниваться с пери по мобиле любит он,
     И наел большие щеки, как и пузико, поэт.
     Константэн Григорьев рыжий за стихи все получил.
     Нынче во Владивостоке отдыхает сей поэт.



     В кафе под названием "Бриз"
     Я рислинг сидел-попивал,
     И ласковый с моря дул бриз,
     И рос опьянения шквал.

     Купался я в море, сейчас
     Зашел в этот славный кабак.
     Пустившись в недолгий распляс,
     Курил я и думал вот так:

     Раз я заработал в Москве,
     Несут шашлычочков свиных
     Мне официанточки две
     С фигурами крепких пловчих.

     Так радостно сердцу в груди,
     Что хочется выкрикнуть: - Ах,
     Все беды мои - позади,
     И весело мне на морях!

     В Москве я все время пахал,
     Ведь я же себя не щажу,
     Но я отдохну, я сказал,
     И вот отдыхаю сижу.

     Дошло до меня в кафе "Бриз",
     Где так шашлычки хороши:
     Мой отдых - не блажь, не каприз,
     А необходимость души.

     Мне нравится это вино,
     Мне нравится эта еда.
     На отдых - уже решено -
     Раз в год буду ездить всегда.



     Девушка, замуж иди за меня,
     Буду любить тебя день ото дня,
     Ну, подойди же, я дам тебе хлеб.
     Правда, пока что ты ходишь в мектеб,
     Правда, пока что ты очень мала,
     А ну и что. Я развратный мулла.
     Сердце мое превратилось в кебаб,
     Я не хочу никаких других баб.
     Я ведь не только учитель - я друг.
     Дашь себя тронуть - получишь курдюк.
     Дай поцелуй - получи золотой,
     Свадьбу закатим - по-нашему той.
     Замуж тебя я охотно возьму.
     Будешь готовить мне кашу ярму,
     Будешь готовить мне блюдо чельпек.
     Верь, я хороший в душе человек.
     Будешь всю жизнь отвечать за тандыр,
     Будем с тобою мы делать тыр-тыр.
     Будем курить мы отборный гашиш,
     Пьянствовать будем. Ну что ты молчишь?
     Буду тебя я шербетом поить,
     Буду кишмишем с горохом кормить.
     Кстати, моя дорогая Зухра,
     Также твоя мне желанна сестра.
     Что убегаешь, как юный джейран?
     Глупая, лучше попробуй айран.
     Ладно, пора полистать мне Коран.
     Ведь с минарета я слышу азан.



     Что перед смертью я вспомню (если я вспомнить успею)?
     Детство, женитьбу, концерты... То, что жилья не имею.
     Да, в этой жизни с квартирой не повезло мне, ребята.
     Ладно, надеюсь, что все же вспомню и то, что когда-то
     Были судьбой вручены мне месяц утех и досуга,
     Великолепие моря, великолепие юга.



     Часа в четыре дня, неторопливо,
     Лишь в плавках, но неся в руках пакеты,
     С Добрыниным Андреем мы шагаем
     Купаться на центральный пляж Криницы.
     Денек сегодня жаркий. Мы смеемся,
     Придумывая всяческие шутки.
     Купил я дорогие сигареты,
     По лестнице идем железной красной.
     Она длинна. Навстречу нам устало
     Шагают отдохнувшие на пляже.
     Но вот, спустившись вниз, мы наконец-то
     Выходим на центральный пляж Криницы.
     Здесь музыка играет, люди бродят,
     В палатках покупая сувениры.
     Мы купим туалетную бумагу,
     И в мягком переплете томик Кинга,
     А также батарейки к фонарю.
     Купили. Нам фонарик пригодится,
     Когда в Кринице вечером стемнеет.
     Сейчас же светит солнце, а над нами
     Повисли неподвижно облака.
     Идем мы по довольно крупной гальке,
     Местечко для купанья выбираем,
     Чтоб рядом туалет был, и, конечно,
     Кабинка, чтобы в ней переодеться.
     Нашли местечко. В темпе разложили
     Подстилки-лежаки на гальке прямо.
     На свой лежак кладу я полотенце,
     Которое купил вчера буквально.
     Красивое оно - на синем фоне
     Плывет дельфин, вокруг дельфина - рыбки.
     Безвкусица, но в том-то вся и прелесть.
     Люблю подобный китч и собираю.
     Эх, море! Безо всяких там раздумий
     Иду скорей купаться. О, водичка
     Сегодня хороша, прогрелась за день.
     Ныряю. Это главный миг в купанье,
     Блаженный миг. Немножечко поплавав,
     Ленивый стиль в дальнейшем избираю -
     Сижу в воде, а волны набегают
     И с шумом разбиваются о гальку,
     Меня при этом также окативши.
     Все, хватит. Выхожу и, отплевавшись
     Водой соленой, бухаюсь на коврик,
     Платочком утерев лицо, а после,
     Надев свои очки-хамелеоны,
     Курю. Окурки в гальку зарываю.
     Позагорал. Андрей пошел купаться.
     Вернулся. Мы читаем молча книги,
     Порой стихи, опять же молча, пишем,
     Друг дружке чтоб не очень-то мешать.
     Смотрю за парапет. Пирамидальных
     Я вижу тополей высоких много.
     Для нас довольно громко из колонок
     Поет свои баллады Джон Бон Джови,
     Затем звучит над пляжем Челентано.
     Идут два негра. Эти, как обычно,
     Выкрикивают - это их работа -
     Слова смешные типа "мумба-юмба",
     И "оба-на", и "где моя невеста",
     "Акуна" восклицают и "матата".
     И сфоткаться на память с ними можно,
     А также с попугаем и мартышкой
     И даже небольшим крокодиленком.
     Картавая опять идет девчонка,
     Чурчхелу, пирожки нам предлагает,
     Ее мне, если честно, как-то жалко -
     Корзинки целый день она таскает.
     С Андреем ждет нас позже мощный ужин,
     И я не покупаю пирожочков.
     Кругом детей хохочущих немало,
     Мужчин и женщин крайне животастых,
     Серьезных мускулистых адыгейцев,
     Девчонок. Блин, сегодня нет красивых,
     А то бы любовался бы я ими.
     Ну ладно. Раза три мы искупались
     По очереди - эдак безопасней,
     Никто не уворует наши деньги,
     Мобильник мой не вынет из пакета.
     Что дальше? Мы идем купаться в Пшаду,
     И, в этой речке соль морскую смывши
     Среди мальков бесчисленных снующих,
     В кабинки мы заходим выжать плавки.
     Надев трусы и шорты, мы шуруем
     В кафе с названьем "Бриз". Вина сухого
     Официантка Света нам приносит,
     И пьем мы с наслажденьем теплый "Рислинг".
     Володя-армянин шашлык прекрасный
     Готовит. Ах, как он его готовит!
     Берем по триста граммов шашлычочку
     И с соусом да с луком уминаем.
     Еще едим блины - с грибами, с сыром,
     Мобильником я фоткаю наш ужин.
     Наелись, расплатились, захмелели.
     Что завтра будем делать, обсуждаем.
     На дикий пляж мы двинем, вероятно.
     Собой доволен я, Андрюша - тоже,
     Сегодня и стихи мы сочинили,
     И славно искупнулись, и бухнули,
     И вечером бухнем всенепременно.
     Какой у нас чудесный вышел август
     В 2006 году, ей-богу!
     Выходим из кафе. К пансионату
     Мы держим путь, беседуя о жизни.
     Отличного вина купив три литра,
     Домой мы возвращаемся с прогулки.
     А там - сюрприз. На листике инжира
     Сидит зеленый крупный богомол.



     Я проснулся и умылся, а затем зарядку сделал,
     Кофейку "Пеле" покрепче прямо в кружке заварил,
     И, убравши кипятильник, с наслаждением огромным
     Сигареточку "Асмолов" на веранде закурил.
     Стало холодно в Кринице, надо будет одеяла
     У хозяина сегодня нам с Андреем попросить.
     Мы с Добрыниным, подумав, все-таки решили в Бетту,
     Хоть она совсем неблизко, обязательно сходить.
     В два часа отсюда выйдем, если дождика не будет,
     А пока что мне уборку нужно в темпе предпринять,
     И Агнивцева, и Шекли, Кинга Стивена и сказки
     Понемножку на кровати в комнатушке почитать.
     Через пять всего денечков мы уедем из Криницы,
     В Краснодаре ждут нас очень, очень важные дела -
     Фотосессии и запись в студии стихов и песен,
     Чтобы на моря поездка наша с пользою прошла.
     Новой музыки и фильмов прикупить хочу на складе,
     Обнаружил в Краснодаре я один чудесный склад.
     Обсмотрюсь в Москве попозже свежих клипов, лучших фильмов,
     И обслушаюсь пластинок, явно буду очень рад.
     Вот такой вот день сегодня, вот такие, значит, планы.
     Я, конечно, буду в море нынче плавать, как тюлень.
     Буду вспоминать в Москве я этот славный день в Кринице,
     И его неповторимость... Ах, какой был славный день!



     Прибыли. Прошлись. Народу дофигища.
     Я искупался и выпил винища.
     Съел два чебурека вкусных с голодухи.
     Андрей не выспался и явно был не в духе.
     Сфоткал я беттинский пляж, и пачку
     Сигарет "Парламент" купил. Взяли тачку,
     Сказали - докинешь за стольник, зема?
     И через 20 минут были дома.
     Все.



     Полюбил принцессу юный паж.
     Ехал он в карете с ней по лесу,
     На камнях тряхнуло экипаж,
     Паж упал, и прямо на принцессу.

     Стал он извиняться, только вдруг
     Девушка чуть слышно прошептала:
     - Нет, вставать не нужно, милый друг...
     А затем пажа поцеловала.

     В ясные глаза его взглянула,
     Свой корсет впервые расстегнула...
     Лес шумел, сияли звезды лета
     И, скрипя, качалася карета.

     Ну, а кучер осуждал все это.
        КОРОТКО И ЯСНО

     К девушке пришел мудрец
     И сказал ей: - Здрасьте.
     Разрешите доложить
     О моей к вам страсти.
     И доклад на три часа
     В садике устроил,
     И ученостью его
     Девушку расстроил.
     Сыпал цифрами мудрец,
     Суммами процентов.
     В том докладе было все,
     Кроме комплиментов.
     И сказала девушка:
     - Вы меня простите,
     Но, прошу, из садика,
     Сударь, уходите.
     Я не верю, что меня
     Любите вы страстно.
     Выражайтесь впредь легко,
     Коротко и ясно.

     Вечером другого дня
     Шел мудрец вдоль сада
     И обдумывал провал
     Своего доклада.
     Вдруг услышал звонкий смех
     Той же самой девы
     И тайком прокрался в сад,
     Закипев от гнева.
     Там красивый паренек,
     Явно выпив водки,
     - Может, сексанемся, а? -
     Предложил красотке.
     Рассмеялась девушка
     И проговорила:
     - Ну, а почему бы нет?
     Сексанемся, милый.
     Ты же смотришь на меня
     Ласково и страстно,
     Говоришь уверенно,
     Коротко и ясно.
     Мы простые совершим
     Сладкие движенья...

     Тут мудрец покинул сад,
     Бормоча в смущеньи:
     - Мне ведь девушки еще
     В жизни попадутся.
     Я запомню навсегда
     Слово "сексануться".
     Не готовить мне доклад
     В будущем. Прекрасно!
     Буду выражаться впредь
     Коротко и ясно.



     Утро в Кринице. Добрынин и я
     В поход собираемся. Да, друзья,
     Сегодня у нас есть четкая цель -
     И это Красная Щель.
     Она не выходит из головы -
     Но это не то, о чем подумали вы.
     Воображенье имея циничное,
     Можно подумать про неприличное.
     Это местечко одно под Криницей,
     Куда криничанин каждый стремится.
     Красная Щель, о, Красная Щель -
     Столь сказочных мест я не видел досель.
     Сосны и горы, невиданные растения.
     Я о местечке наилучшего мнения.
     Там я заплакал от счастия,
     Ибо нет места щелястее.
     Да, замечал позже часто я,
     - Самое наищелястое.
     Шли мы долго и очень устали,
     Ведь ноги из плоти у нас, не из стали.
     Но мы добрались до красот.
     Нами не зря был предпринят поход.
     Лезли изо всех щелей лихие
     Девушки и парни щелевые.
     Место принадлежит Кубанскому хору.
     Мы поглазели на фауну и флору.
     Там сосны борются со штормами,
     Пытаются выжить над валунами.
     Мы были временно в роли счастливчиков,
     Видели девушек, загоравших без лифчиков.
     Мы сами искупались в море голышом,
     Затарились вином и вернулись в дом.
     Будете в Кринице, дамы и господа,
     Рекомендую сходить вам туда.
     Красная Щель, о, Щель Красная -
     Воистину место прекрасное!
     Жизни учит нас мать-природа.
     Когда мы вернулись из похода,
     Мы напились в честь Дня водителя...
     Читатели и зрители, вы выпить не хотите ли?

        РУбАИ ПРО СВЕРХРАЗУМ

     Где-то в море есть сверхразум. Он все знает, и ему
     Дать ответы очень просто на сто тысяч "почему".
     Глубоко он в море спрятан, и ни разу никогда
     Ничего не сообщил он ни о чем и никому.

     Как же выглядит сверхразум? Как огромный таракан?
     Или сорок стай дельфинов, или над водой туман?
     Может быть, он спрут гигантский или некий змей морской?
     Или бьющий под водою некий мыслящий фонтан?

     Как общается сверхразум? Ну, он явно телепат.
     Понимает с ходу мысли всех живых существ подряд.
     Если человеку Косте он хороший даст совет,
     Костя будет благодарен, Костя будет очень рад.

     Если б я нашел сверхразум, я бы у него спросил:
     - Что мне сделать для того, чтоб я богатым очень был?
     Выслушав ответ, пошел бы я осуществлять мечты.
     Первым делом я квартиру точно бы себе купил.

     А быть может, я услышу: - На богатство ты наплюй,
     Стань мудрейшиной великим, людям истину даруй,
     Деньги - это зло, поверь мне, отрешись от суеты.
     Человечеству на тайну смысла жизни указуй.

     Неизвестно, что услышу - ежели услышу я.
     Вдруг догадку про сверхразум подарили мне моря.
     Что-то есть, конечно, в небе, но и в море тоже есть.
     В Черном море есть сверхразум. Так мне кажется, друзья.



     Как сложится день, неизвестно.
     Меняются мысли и планы,
     Я счастлив с утра, если честно,
     Причем каждый день, постоянно.

     О, сколько приятных событий
     Меня впереди ожидает!
     О, сколько чудес и открытий
     Почти ежедневно бывает!

     Друзья появляются всюду,
     Коньяк с ними пью и водчонку,
     Возможно, сегодня я буду
     Красивую трогать девчонку.

     В кафе посидеть с ней уместно,
     Шептаться о том, что интимно.
     Как сложится день, неизвестно.
     Но, думаю, сложится дивно.

     Забыв про душевную смуту,
     Чудесные вижу миражи.
     Я в данную счастлив минуту.
     Я счастлив! Не верится даже...




     Летают над Москвою НЛО.
     И днем, и ночью, чувствую, летают.
     За нами ежечасно наблюдают,
     Глядят в иллюминаторов стекло.

     Нам точно неизвестно их число.
     Не все пришельцы злобными бывают.
     Порой стихи их наши забавляют,
     Тогда они гогочут веселО.

     Я, померев, на Марсе окажуся,
     Затем соображу, когда очнуся,
     Я - во дворце, и жив я, и здоров.

     Вручив мне с водкой длинный стаканоид,
     Вдруг скажет, улыбнувшись, гуманоид:
     "Пойдем. Мы все хотим твоих стихов".



     В мобильнике есть фотоаппарат.
     Теперь я, как безумный, все снимаю,
     И города, в которых я бываю,
     И всяких офигительных девчат.

     Я секс порой пофоткать очень рад,
     Как многие из вас, я точно знаю.
     Я в тайной папке фотки сохраняю,
     На фотках этих я... люблю девчат.

     Пусть качество не очень, ну и что же,
     Мной сфотканное мне всего дороже,
     Ведь это жизнь не чья-то, а моя.

     Найдут мои потомки порнофотки
     И скажут - это ж дед наш на молодке!
     И с фотки подмигну потомкам я.


     Прошли болезни, снова я здоров.
     Мурлычу я с утра, как рыжий котик.
     Не нужен мне теперь антибиотик,
     И колдакт я убрал, и кетанов.

     И жизнь буквально рвется из штанов,
     Имею я в виду любовный дротик,
     И женской ласки нужен мне наркотик,
     И мир опять прекрасен, свеж и нов.

     И я теперь прекрасен, похудевший,
     И в творчестве взаправду преуспевший,
     Сегодня буду счастлив я, друзья!

     С девчонками я буду обниматься!
     Я буду хохотать и напиваться!
     О, свежесть чувств! О, радость бытия!


     Незаметно, потихонечку
     Пейджер в прошлое ушел.
     А недавно вместе с пейджером
     Бизнесмен к победам шел.
     Диктовал своей любовнице
     Мэссидж, а затем она
     На своем читала пейджере
     От бойфренда письмена.
     Аппарат считался сотовый
     Запредельным и крутым,
     А сейчас у всех мобильники,
     Мы уже привыкли к ним.
     Если даже вам захочется
     Пейджер в дело запустить,
     Службы пейджерные вымерли...
     Как же с аппаратом быть?
     Надо похороны пейджеров
     Вместе организовать,
     Вызвать прессу, телевиденье,
     Всех друзей своих созвать.
     Чтоб играл оркестр бухариков,
     Речи прозвучали чтоб,
     А потом бы эти пейджеры
     Положили в скромный гроб.
     Над могилой мини-памятник
     Надо бы установить,
     И на нем изображение
     Пейджера изобразить.
     А потом упиться водочки,
     Вспоминая времена,
     Связь когда была по пейджерам
     Абсолютно всем нужна.
     Вспомнить ваучер, мавродики,
     Перестройку, словно сон,
     Как ходили на эротику
     В местный видеосалон.
     Вспомнить Горбачева, Ельцина
     И телепрограмму "Взгляд".
     Все прошло, а вроде было-то
     Лет так несколько назад.
     Ты в метро поедешь с кладбища.
     Вспомнишь, несколько взгрустнув,
     Как любил одну красавицу,
     В страстных ласках утонув.
     Как лежали вы, обнявшися,
     Пейджер рядом с ней лежал.
     Где теперь твоя красавица?
     Ведь ее ты обожал.
     Как ты счастлив был, задумайся!
     Как кружилась голова!
     Как забыть те ночи страстные,
     Те горячие слова?
     Молодость прошла прекрасная,
     И что толку волком выть?
     Техника пускай меняется,
     Но вот это - не забыть.



     Какая-то дискриминация!
     Вновь роль мужчины неясна.
     Раз женская есть консультация,
     То и мужская быть должна.
     Хочу, чтоб врач меня осматривал,
     Да не за деньги, просто так,
     И утешал чтоб, и подбадривал,
     И говорил: "Не хнычь, чувак.
     Ты перенервничал, мне кажется,
     В профилакторий поезжай.
     Там отдохнешь, и все уляжется,
     Все это просто стрессы, знай".
     Но врач не говорит мне этого,
     Он просто тупо денег ждет.
     Ему реально фиолетово,
     Что там со мной произойдет.
     Да, почему-то так считается,
     Что есть бабло у мужиков,
     И доктор даже не стесняется
     Тянуть у нас из кошельков.
     А если у меня депрессия,
     А ежели болит душа?
     Мужик - ведь это не профессия,
     Брожу порою без гроша.
     С друзьями мы стучим стаканами,
     Когда на лавочке сидим,
     Глазами добрыми и пьяными
     На женщин с завистью глядим.
     Как раз напротив консультация,
     Закрытая для алкашей.
     Нет, нам осталась лишь прострация,
     Осталось нам лишь слово "Пей!"
     "Спасет нас алкоголизация! -
     Мне собутыльники твердят. -
     Пусть женщины к врачам спешат,
     Пускай кругом дискриминация,
     Махнем по двести пятьдесят!

     У нас тут тоже консультация,
     Где каждый собутыльник - брат".

        СОНЕТ О ЛЮБВИ К БЕРЁЗКЕ
     Посвящается  русским   поэтам,  воспевавшим  и  продолжающим  воспевать
русские березы.

     Ребята, я березку полюбил!
     Скажу, поскольку взрослые мы люди,
     Что я увидел бедра в ней и груди,
     И Машей называть ее решил.

     Я Машу обнимал, с ней говорил,
     Я слиться с ней желал, мечтал о чуде,
     Когда ж сбылась мечта о нашем блуде,
     С ней чокался я, водку с нею пил.

     Как Маша молчалива, как покорна!
     Мы часто смотрим с ней журналы порно.
     "Смотри, как надо", - Маше я шепчу.

     Вновь глажу я березонькины ветки.
     Мне кажется, у нас родятся детки.
     И в загс пойти с березкой я хочу.

        НЕОБРАТИМОСТЬ (басня)
     Иван был крайне небогатым.
     Ругал всех олигархов матом,
     Друзья завидовал устроенным,
     Был вечно пьяным и расстроенным.
     Он как-то раз нашел кувшин.
     Потер. Оттуда вылез джинн.
     Сказал - озвучь мне три желанья,
     Тебе я повинуюсь, Ванья.
     Иван вскричал - хочу стать богачом,
     Жить весело, иметь шикарный дом!
     Бац - и сидит Иван в джакузи,
     Весь в золоте и с виски в пузе.
     Но тут врывается ОМОН,
     Торчат стволы со всех сторон,
     И вдруг везут в тюрьму Ивана
     Сулят отсидку, как ни странно.
     И шепчет олигарху джинн:
     - Доволен ли мой господин?
     Нет, - говорит Иван, - уволь,
     Не нравится мне эта роль.
     Банкиром сделай рядовым,
     Но все ж богатым и крутым.
     Бац - и теперь Иван банкир.
     Джип у него и пять квартир,
     Но что это? В него стреляют,
     Контрольный в череп добавляют,
     Стоит в крови огромный джип,
     А что Иван? Иван погиб.
     И снова шепчет хитрый джинн:
     - Доволен ли мой господин?
     Нет, нет, скорее оживи
     Меня, сидящего в крови!
     Хочу домой к себе вернуться,
     От этих ужасов очнуться.
     Пусть буду я простым Иваном,
     Сидящим дома со стаканом.
     Бац - и свалился наш Иван
     Живым на старый свой диван.
     Джинн произнес: - Ну что ж, гуд бай.
     Раз водка есть, так наливай.
     Ты трижды проявил решимость,
     Но знай, что есть необратимость
     И каждый платит за успех
     Такой ценой, что выше всех.
     Порою жизнью даже платит.
     Ну, мне пора, прощаться хватит.
     Ты - это ты, о чем и речь.
     Своей судьбе ты не перечь.


     Иван в затылке почесал
     И водочки махнул рюмашку,
     И закурил, вздохнувши тяжко,
     И джинну вежливо сказал:
     "Да, мир вокруг реально сложен.
     В желаньях буду осторожен.
     То, что имею, не ценю,
     Желаю всякую фигню.
     Раз жизни ход необратим,
     Я, джинн, с тобой навек расстанусь,
     Уж лучше я собой останусь.
     Пусть небогатым, но живым".



     Сказали мне, что я фашист.
     Ну вот. Зачем же обзываться?
     Я куртуазный маньерист,
     Поэт и музыкант я, братцы.

     Людей люблю и нашу Русь,
     Живу спокойно, как умею.
     В политику я не суюсь
     И убеждений не имею.

     Я вообще как некий кот,
     Живущий ради наслаждений.
     Никто к коту не пристает
     Насчет партийных убеждений.

     В одном лишь котик убежден -
     Он должен спать и есть печенку,
     А по весне не против он
     Покрыть кошачую девчонку.

     Такой подход по нраву мне.
     Но все хотят ответов ясных -
     На чьей я все же стороне,
     За белых я или за красных?

     Все это - не моя игра.
     Вопросы эти пахнут кровью.
     Желаю людям я добра,
     Зову к душевному здоровью.

     Я не фашист, ни либерал,
     Пишу стихи я неустанно,
     И я страну не обокрал,
     Как многие политиканы.

     Я от политики далек
     Еще и потому, мой критик,
     Что мне по жизни не помог
     Ни разу ни один политик.

     Мне не нужна чужая роль
     И ваши не нужны знамена.
     Поэт - он сам себе король,
     Он создает свои законы.

     Свою реальность я слепил,
     И, в жажде радостей неистов,
     В один союз бы я вступил -
     Союз тотальных гедонистов.

     Чтоб ярко, сразу с двух концов,
     Моей горела жизни свечка,
     Чтоб я имел без лишних слов
     Все, что пленяет человечка.

     Не надо ярлыков лепить.
     Вручили музы мне корону,
     И счастлив я поэтом быть
     И поклоняться Аполлону.



     Вы поэты хоть куда, мы вас почитаем,
     Поздравление свое мы вам почитаем.

     Вас, как детский элемент, поздравляем дружно.
     В годовщину вашу нам пожелать вам нужно,

     Чтоб хотелось и моглось, чтобы не скучалось,
     И с пиаром чтоб у вас все бы получалось.

     Чтобы вас не утащил демон алкоголя,
     Чтоб не прятали от нас книжки ваши в школе.

     Чтоб, наоборот, мы их в классах изучали,
     Куртуазные стихи чтобы вслух читали.

     Мы еще желаем вам чаще улыбаться
     И на критиков своих реже обижаться.

     Сообщали чтоб о вас лучшие газеты,
     Чтоб писалось вам легко, дяденьки-поэты.

     Чтобы не грустили вы на своей работе,
     Чтобы окружали вас правильные тети.

     Чтоб хватало вам икры, маслица и хлеба.
     Премии чтоб, ордена дали вам в Кремле бы.

     Твердо верим, ждут вас всех новые победы.
     Мы же учимся у вас, хоть и непоседы.

     Пишем про войну полов новые поэмы,
     И про пьянки без конца, зная ваши темы.

     Про вампиров и хвощи пишем мы успешно,
     И про всяких Хуанит, и про секс, конечно.

     Правда, многого пока мы не понимаем,
     Но уж раз вы лучше всех, мы вам подражаем.

     Новых книг желаем вам, и гастролей новых,
     И аншлагов, и цветов, и поклонниц клевых.

     Мы вас любим, но пора нам покинуть сцену.
     Вот когда мы подрастем, вам придем на смену!

     Будем так же, как и вы, в юморе искристы,
     В куртуазные пойдем дружно маньеристы!

     А сегодня мы для вас скромный стол накроем,
     Детское шампанское ради вас откроем!

     18 лет уже вашему теченью!
     Мы варенья принесли, а еще печенья.

     Раздобыли мы еще с коньяком конфеты. *
     Вот они уже для вас, дяденьки-поэты!

     Вариант: (три порнокассеты).




     Эх, друзья, давайте выпьем!
     Где ж заветная бутыль?
     Про ноль семь хорошей водки
     Говорили мне не вы ль?

     Где же, где же наша водка?
     Вижу стол пустой, друзья.
     Вы ли это иль не вы ли?
     Я ли это иль не я?

     Тишина меня смущает.
     Смутная томит печаль.
     Вы ль о водке говорили?
     Я ли? Кто же ж? Вы ль? Иль я ль?


     Я продуктов купил
     И щагаю домой под зонтом.

     Как китаец Ли Бо,
     Я любуюсь осенним дождем.

     И сидящей в ветвях
     Говорю обезьяне продрогшей:

     "В дом ко мне приходи,
     Вместе водки хорошей попьем".

     Обезьяна в ответ
     Говорит: "Я Вам только кажусь,

     Так же кажется Вам,
     Будто есть супермаркет и дом".

     Озадачен ее
     Философским ответом, я позже

     Водки видимость пью,
     Ужин призрачный скушав притом.

     Сомневаясь уже
     В том, что призрачной водки мне хватит,

     В призрачный супермаркет
     Я иду за вторым пузырем.

     Там кассирша сидит,
     Это видимость только кассирши,

     Но за призрачным я
     По привычке тянусь кошельком.

     Что за странная осень.
     Вдруг дурачит меня обезьяна,

     В смысле, призрак ее,
     И мы все здесь взаправду живем?

     Это надо обдумать.
     А пока что я в дом возвращаюсь,

     Все ж реальную дверь
     Отпирая реальным ключом.


     Да, как вы видите, я рыжий,
     Но, кстати, не совсем бесстыжий,
     Не Убил дедушку лопатой,
     К тому же я не конопатый.
     Но что поделать - рыжина
     Мне от рождения дана.
     Кто рыжим был еще? Марк Твен,
     Нерон, Иуда и Роден,
     Вивальди, Сталин, Иисус.
     Быть рыжим - минус или плюс?
     Вот Тициан рыжеволосый,
     Вот Эрик Рыжий с Барбароссой.
     Вот тетя Кидман, дядя Гейтс.
     Вот рыжий, например, кореец.
     Вот вам Бальмонт и Бродский тоже.
     Маркиз де Сад и Рюрик. Что же?
     Какой тут можно сделать вывод?
     Есть рыжие, а есть и вы вот.
     Ну, в смысле, люди остальные -
     Чернявенькие и льняные.
     Забавно обсуждать всерьез,
     Настолько важен цвет волос.
     Не важен, я вас уверяю,
     За Воннегутом повторяю,
     Что ложный попросту карасс
     Всех рыжих выделить, как класс.
     Нет, как учил нас Боконон,
     Все это просто гранфаллон.
     Читали "Колыбель для кошки"?
     Смахните снова пыль с обложки
     И эту книжку небольшую
     Перечитайте, вас прошу я.
     Союзы рыжих есть, я знаю,
     Я в них, однако, не вступаю,
     Нет времени на это, нет.
     Однако шлю я свой привет
     Всем рыжим россиянам нашим
     И тем, кто в рыжий цвет покрашен.
     Быть рыжим - значит поневоле
     Не ныть "да что я, рыжий, что ли"?
     Быть рыжим - значит быть гневливым,
     Быть лидером честолюбивым,
     Быть воином, быть агрессивным,
     Но умным быть и прогрессивным.
     По жизни часто наш рыжун
     Шалун, прикольщик, хохотун.
     И обаятелен наш рыжик,
     И множество прочел он книжек,
     И многим людям наш рыжук
     По жизни самый лучший друг.
     Раз наш рыжулькин златокудр,
     Он, как да Винчи, часто мудр.
     Поддерживает дух победный
     В нем цвет волос престижно-медный...
     Быть рыжим - значит быть счастливым.
     За что я выпью водки с пивом!
     Давайте пить и веселиться
     И внешностью своей гордиться.


     ВСТРЕЧАЮ СВОИХ ДРУЗЕЙ, НЕСУЩИХ НА КОНЦЕРТ ВОДКУ И ПИВО

     Я стою и курю,
     Вдруг Сергуньку Гаврилова вижу,

     И Блэк Бомбера с Ванькой
     С пакетами в крепких руках.

     Приближаясь, они
     Мне духовно становятся ближе,

     Ведь не дома сидят,
     А нуждаются в новых стихах!

     ПРОХОЖУ С ДРУЗЬЯМИ В ГРИМЁРКУ МУЗЕЯ МАЯКОВСКОГО

     Я в гримерку иду,
     Где Добрынин меня поджидает,

     Вот и Локкер пришел к нам,
     Сказал мне - где книги, давай.

     Вся гримерка в дыму,
     Курят все пацаны и бухают,

     И девчонки все пьют...
     Понеслись наши душеньки в рай!



     Что же, выпил и я,
     Сигаретку, смеясь, вынимаю,

     А Боброва с Гавриловым
     Достают всевозможную снедь.

     - Почему ты опять, -
     Говорю расшалившейся Майе, -

     На девчонок других
     Мне совсем не даешь поглазеть?



     Все, пора начинать.
     Все, стихи мы с Андреем читаем.

     А во время антракта я
     Водку кушаю, как порося.

     Водку пьет и Андрей,
     И, конечно, мы с ним понимаем,

     Что успех налицо,
     Что сегодня концерт удался.



     Почитали еще
     Да на улицу вышли гурьбою,

     Все довольны и счастливы,
     До свиданья, любимый музей.

     Покурил я, затем,
     Взяв лихую подружку с собою,

     Еду в тачке домой,
     Вспоминая улыбки друзей.



     Утро. Легкий бодун.
     Разгребаю пакеты и сумки.

     От Андрея журнальчики.
     И от Фишмана множество книг.

     Диски, шапки, халат
     И какие-то даже рисунки.

     Вот и кучка деньжат.
     Ах! Светлеет помятый мой лик!


     Да, в пику нашим виршам удалым
     Пора бы написать сонет унылый.
     В нем дождь идет, сидит рахитик хилый,
     В грязи с щеночком возится больным.

     Чахоточный поэт напился в дым
     И кашляет над свежею могилой,
     Со страшной силой плачет он о милой,
     Ведь тифом унесло ее брюшным.

     Пытается поэт определиться -
     Повеситься ему иль застрелиться?
     Промозглый вечер холоден и мглист.

     Облезлый кот в овраге помирает.
     Безумные мелодии играет
     Косой, горбатый местный гармонист.


     Ухлестывая за Дашей, Наташей или Машей,
     Присматривайтесь к татуировкам на женщине вашей.

     Помните, подругу за прелести трогая, -
     Татуировки могут объяснить очень многое.

     Например, в какой зоне она срок отбывала
     И о чем под одеялом казенным мечтала.

     Если на картинке женщина голая,
     С бутылкой в руке, на дельфине веселая

     С развевающимися волосами по морю скачет,
     "Рожденная свободной" сия картинка значит.

     Целующиеся голубки, сидящие на ветке,
     Это память о любви. Такие тату нередки.

     Бандитке наколют в зоне или на этапе
     Даму в чулках, с пистолетами и в ковбойской шляпе.

     Сердцеедке наколют даму со шпагой.
     На шпаге сердца, дама смотрит с отвагой.

     Интеллектуалке наколют музу с арфой летящую,
     На музе крылатой цепь, похожая на настоящую.

     Вот голый мужик дарит женщине корону и драгоценности, что ли?
     Эта татуировка означает "Было все, получила неволю".

     От звонка до звонка отсидела - это часы на руке.
     10 лет в колонии - роза в колючей проволоке.

     Летящая на аисте по небу дама -
     Это мать-одиночка, скажу вам прямо.

     Женщина, стоящая на крылатом колесе,
     Означает Фортуну, это знают все.

     Символ амнистии - ласточка с письмом в клюве, само собою.
     Тигр - это отрицаловка. Кот в цилиндре - склонность к разбою.

     Презрение к смерти - это пляшущие скелеты.
     Хватит, пожалуй. Но прошу вас запомнить все это.

     Если вы татуировки женские, как я, изучаете,
     О своих подругах вы многое узнаете.

     Кстати, вы о татуировках больше можете знать.
     Подходите, я готов все интересное нарисовать и записать.



     Прилетела ко мне
     Птичка-небыличка.
     Голова как у кота,
     Вместо тельца - спичка.

     Крылья как у бабочки
     И один лишь глаз.
     Этот глаз порой рубин,
     А порой алмаз.

     На палас мой села,
     Радостно запела:

     "На Таганке с утра
     Ездят на пингвинах.
     Оживает икра
     В ваших магазинах.
     Снес яйцо петушок
     В метрополитене.
     Карлик пишет стишок
     В полиэтилене.
     На Камчатке всплыла
     Нынче чудо-рыба
     И она произнесла
     Басом слово "Ибо".
     А с Китайской стены
     Сняли карусели
     И вчера три луны
     Над Землей висели".

     Птичка замолчала.
     Я сказал: "Ну что ж,
     Новостей немало,
     Хорошо поешь".
     Птичку поблагодарил
     И печенкой покормил.

     Мне без птички не узнать, -
     Вдумайтесь, откеда? -
     Что произошло опять
     В мире снов и бреда?
     Пусть, как прежде, ко мне
     Прилетает птичка,
     Наяву да во сне.
     Есть уже привычка.
     Я приветствовать рад
     Тварей необычных,
     Что в мой дом так спешат
     Из миров различных.
     Много их, нелегко
     Им порой живется.
     Здесь для них молочко
     И мяско найдется.

     Вот поела и спит
     Птичка-небыличка.
     Глаз-алмаз не горит...
     Эх ты, горемычка.
     Ладно, милая, спи.
     До сих пор не знаю,
     Из какой ты степи,
     Из какого краю?
     Лапками теребя,
     Ты лежишь комочком.
     Я накрою тебя
     Чистеньким платочком.

     Слышу шорох опять.
     Слышу шепот: "Костя..."
     Вновь пора принимать
     Мне кого-то в гости.


     Стремятся все друг друга заклеймить -
     И за собой я тоже замечаю,
     Что людям я оценки выставляю,
     Хоть с этим и не следует спешить.

     Смотрю я - вот подлец. Но что за прыть!
     Подлез ко всем кормушкам как-то с краю.
     Вот лезет графоман к земному раю,
     Ждет премий, растуды его язвить.

     Хохочут раздолбай и психопатка,
     И крайний эгоист смеется гадко.
     Все над тобой хохочут. Вот дерьмо.

     Найдут тебе, поверь мне, погоняло.
     Тебе на лоб поставив для начала
     Похлеще, чем ты думаешь, клеймо.



     Вот стать бы несчастным и слабеньким,
     Чтоб не приставали ко мне
     С работами, с дикой квартплатою,
     И жил бы я тихо вполне.

     Никто б на меня не рассчитывал,
     Поскольку я не потяну,
     И страшное цен повышение
     Меня б не тянуло ко дну.

     Имел бы я скромную пенсию,
     Имел бы убогонький вид
     И справку имел бы о том, что я
     По части ума инвалид.

     Играл бы я с кошкой любимою,
     Читал бы все дни напролет,
     Смотрел сериалы по телеку,
     Едой набивая живот.

     Родня выдавала бы денег мне
     За то, что я слабый такой.
     И был бы врачами мне всякими
     Предписан уют и покой.

     А раз я и сильный, и умница,
     А раз я трудиться могу,
     То должен, как лошадь, я вкалывать,
     Кряхтеть, добывая деньгу.

     Проектами должен безумными
     Увы, заниматься все дни,
     И люди кричат мне - ты справишься,
     И вечно торопят они.

     Так стал я психованным, дерганым,
     И за небольшое бабло
     На разных фронтах я работаю,
     Свой ум проклиная, как зло.

     И часто невольно я думаю -
     Да на фиг мне сила моя?
     За годы мучительной пахоты
     Не стал я богаче, друзья.

     Пробиться не смог в миллионщики
     И вряд ли когда-то пробьюсь,
     Хотя ведь с утра и до вечера
     Почти ежедневно тружусь.

     Смотрю, в человеческом обществе
     Законы весьма хороши:
     Ты слабый - тебя мы не трогаем,
     Ты сильный - иди и паши.

     Раз я не алкаш, не наркоша я,
     Всадивший бабло в ганджубас,
     Со мною никто и не нянчится,
     А нянчатся с ними как раз.

     Ну, как же! Они же несчастные,
     Не могут в себе побороть
     Желанье бухать аж до белочки,
     Иглою прокалывать плоть.

     Так лучше прибиться мне к слабеньким,
     Покой и уют обрести,
     Пока от трудов и безденежья
     С ума не успел я сойти.

     Есть сила огромная в слабости,
     С той силой считаются все,
     Жалеют больных, чья беспомощность
     В своей очевидна красе.

     Молюсь, глядя в чистое небушко:
     "Я скоро свихнусь от труда.
     Так сделай, прошу тебя, Боженька,
     Чтоб я не пахал никогда.

     Снабжаешь других миллиардами,
     А мне не даешь ни шиша.
     Мужик я могучий, а все-таки
     Устал я, устала душа.

     Хочу стать несчастным и слабеньким,
     Но скромный доход получать,
     И целыми днями в бутылочку
     С любимою кошкой играть".


     1.
     Меня интересует сильно,
     Кем кот себя осознает.
     Быть может, он не знает вовсе,
     Что он зовется словом "кот"?

     Быть может, он Король Вселенной,
     А люди - слуги для него?
     Вот он лежит и источает
     Уверенность и волшебство.

     Да, кот котом у нас зовется,
     Но не животное на нас,
     А нечто большее взирает
     Из глубины кошачьих глаз.


     Кошачьих крепко уважая,
     Боюся тигров я и львов,
     Но вот домашний милый котик
     Достоин самых нежных слов.

     Он успокаивает как-то
     Самим наличием своим,
     Его печенкою кормлю я,
     Пушистик этот мной любим.

     Я, кстати, вообще кошатник,
     И мне не нужен верный пес.
     Кота я тискаю и глажу,
     Пищащего, целую в нос.


     Порой поэт про кошку пишет,
     Хоть кошки у него и нет,
     Он завести ее не может,
     В разъездах вечно наш поэт.

     Оставить не с кем будет кошку,
     Он может лишь о ней мечтать,
     С котенком только виртуальным,
     Компьютерным сидеть-играть.

     Когда же рядом кот реальный
     Мурлычет, песенки поет,
     Чего о нем писать стихи-то?
     Он не мечта, а просто кот.


     В квартире очень сильно пахнет,
     И запах неприятен сей.
     Ты говоришь коту: "Твой запах
     Смущает всех моих друзей".

     Ты говоришь коту шутливо:
     "Вот накажу тебя за вонь!",
     Но вероломно он уткнется
     Вдруг мордочкой в твою ладонь.

     Что ж, кот, живущий как умеет
     Согласно своему уму,
     Так ластится и так мурлычет,
     Что вмиг прощаешь все ему.


     Коты ужасно любят спатки,
     И, вероятно, видят сны.
     Им доллары, как мне не снятся,
     Они им просто не нужны.

     Проснусь - а на груди мурлычет
     Пригревшийся любимый кот.
     Встаю. Бежит за мной на кухню,
     Сел и сидит. Печенки ждет.

     Я говорю: "А нет печенки.
     Мне денег неоткуда взять".
     Сидит и смотрит, дрянь такая.
     Потом идет обратно спать.


     Кот - неразумное созданье,
     А если непородист кот,
     То от него дохода нету,
     Одни убытки и расход.

     Вот он играется с бумажкой,
     А я с утра сижу-тружусь,
     И иногда на дармоеда
     Хвостатого весьма сержусь.

     Но вот и вечер. Я пью водку,
     И снова дорог мне мой кот,
     Поскольку он красивый, мягкий
     И тоже песни создает.


     Вот я люблю металл послушать,
     Коту, похоже, все равно,
     Играет "Ксентрикс", или УДО,
     Или какое-то говно.

     И вот кота я приучаю
     От группы группу отличать,
     И появилась на мордашке
     Кота разумности печать.

     Когда звучит металл, котяра
     И весел, и хорош с лица,
     Когда попсня звучит, скучает
     И лапой умывается!


     Кот иногда не понимает,
     Что человеку он вредит.
     Вот провод он жует, а провод
     Невкусный вроде бы на вид.

     Невкусный, а к тому же важный!
     Ведь он к компьютеру ведет!
     А ну-ка, живо брысь отсюда,
     Бесстыжий и вреднючий кот!

     Ты что с компьютером наделал?
     Все мне испортил, все сжевал!
     Смотри, сгрызу твои игрушки,
     Которые тебе давал.


     Пристал я к своему котишке:
     "Скажи, ты русский или нет?
     Зачем ты не Иван, а Мурзик?
     Давай немедленно ответ.

     И что в графе "национальность"
     Обычно пишешь ты, скажи?
     Где регистрация, где паспорт?
     А ну-ка, мне их покажи.

     Что, нету? Так и не мяукай,
     Беспаспортное существо.
     Раз в юридических вопросах
     Не понимаешь ничего.


     Нет больше Мурзика на свете.
     Его сбил черный "Мерседес",
     Когда котишка на дорогу
     Неведомо зачем полез.

     Но я дарю ему бессмертье -
     Ведь я же цикл стихов сложил
     О том, что жил на свете Мурзик,
     И что поэт его любил.

     Теперь наш Мурзик, словно Гамлет,
     Литературный есть герой.
     И вспомнят о коте прикольном
     Мои читатели порой.


        СТИХИ ПРО СПИРТНОЕ


     Вот мой космический корабль,
     Вот пищевой отсек.
     Андроид служит - робот он,
     Я пью - я человек.

     Мы возвращаемся домой,
     За это пью до дна.
     Ах, Землюшка, планетушка!
     Такая ты одна.

     Андроид блеет: "Вы уже
     Опустошили бар,
     Покуда добираемся
     Домой мы со Стожар.

     Последний тюбик водочный
     Под вашею стопой,
     У Вас не праздник редкостный,
     А форменный запой!"

     "Молчи, несчастный, - говорю, -
     Что можешь ты понять?
     Куда упрятал ты коньяк
     И джин, япона мать?

     Смотри, пойдешь сортировать
     Венерианский мох".
     Андроид, прошептав "О, нет!",
     Изображает вздох,

     Уходит, возвращается,
     Приносит мне поднос,
     На коем джин, и ЛСД,
     И много папирос,

     А также тюбик лучшего
     На свете коньячка.
     Земля в иллюминаторе
     Совсем уже близка.

     Гитару шестиструнную
     Я достаю свою
     И задушевно-искренне
     Вполголоса пою

     О тех, кого не видел я
     Уже давным-давно...
     Андроид пляшет, двигаясь
     Задумчиво-смешно.

     И словно цветомузыки
     Включилось волшебство
     На лысой, металлической
     На голове его.


     Жил человек по фамилии Дурново.
     Фамилия его соседа была Кавагоэ.
     Но круче фамилия была у того,
     Кого звали Иван Палыч Спиртное.

     Примерным человеком был Дурново,
     Очаровательнейшим был Кавагоэ,
     Оба выпивали, в отличие от того,
     Чья фамилия призывала купить спиртное.

     Иван Палыч Спиртное не курил,
     Отродясь не выпил вина ни грамма,
     В гостях он сердился и говорил:
     "Ну не пью я, ну, что вы как дети прямо!"

     Он коллекционировал марки и календарики,
     Чем смешил Дурново и лысого Кавагоэ.
     Продавал в зоопарке воздушные шарики
     Добродушный усач Иван Палыч Спиртное.

     Жизнь его пролетела легко и стремительно,
     Теперь он в раю отвергает стакан,
     Он умер во сне... Но к чему же, действительно,
     К чему была трезвость, Спиртное Иван?


     Одни поверили кельтам, другие - сумрачным готам,
     Одни кричат - мы пАдонки, другие любят хип-хоп,
     А я за тяжесть и скорость, за трэш и хэви, чего там,
     Олдскульный я металлюга, люблю, с запилами чтоб.

     Плевать хотел я на моду, плевать хотел на ню-метал,
     Уродство это, ей-богу, мы знаем кайфа рецепт.
     Ведь мы из восьмидесятых, мы мечены некой метой,
     Олдскульные металлюги, хотим мы слушать "Аксепт".

     С какими-то мудаками нас телек сводит, как сводня,
     И нет на телеэкране ни хэви, ни трэшака,
     А мы за "Рэйдж" и "Криэйтор" бухнем водяры сегодня,
     Олдскульные металлюги, за "Слэйер" тяпнем пивка.

     - Ты "Слэйер" новый-то слышал? - спрошу я рэппера гневно.
     А он и знать-то не знает историю "Джудас прист"...
     А я вот "Экседес" новый кручу почти ежедневно,
     При этом я куртуазный известный всем маньерист.

     Закрою двери души я попсне и прочему калу.
     Металл - он вечен, не то что гнилой попсовый кумир.
     Давайте тяпнем, ребята, за верность нашу металлу.
     Бухнем, друзья-металлурги, за наш проклепанный мир!


     А кто из вас тут пил одеколон?
     Я пил, чего нисколько не стесняюсь.
     Хотя я чаще водку пить стараюсь,
     Но был мной как-то он употреблен.

     О, бедность перестроечных времен!
     Я помню, как на этот шаг решаюсь -
     В компанию друзей своих вливаюсь,
     Пить нечего, но все кричат "Комон!",

     И в кружки полился напиток "Саша".
     Сказала мне потом моя мамаша,
     Что слишком надушился чем-то я,

     Наврал я про свидание с девицей.
     Итак, хотите мощно надушиться?
     Что ж, экспериментируйте, друзья!


     Во Франции русских богатых
     называют словом "нуварищи".
     Неологизм забавнейший
     родил недавно Париж,
     Скрестив естественным образом
     русское слово "товарищи"
     Со словом своим французским
     презрительным "нувориш".

     Что пьет нуварищ на Западе?
     То же, что все нуварищи.
     "Хеннесси" или старинное
     сверхдорогое вино.
     Пьет, пока пол-России
     мрет от паленой водярищи,
     А это как раз нуварищу
     пузатому все равно.

     И хочется мне обратиться
     С призывом к этим нуварищам:
     Прежде, чем все вы лопнете
     От изысканных вин,
     С бедствующими россиянами
     Своим делитесь наварищем,
     Пришлите вагон с "Вдовой Клико"
     В Москву хотя бы один.

     Ведь может завтра красный петух
     Подкрасться к вашим амбарищам,
     И яхты ваши роскошные
     Он тоже охватит враз.
     И ваши все ассигнации
     Охватит лютым пожарищем,
     Вот так за жадность вам отомстят
     Господь да рабочий класс.

     Делитесь, падлы, награбленным,
     Кончайте ваши художества,
     Богач, кривящий губищи,
     Бедному люду враг.
     У нас ведь тут руки длинные,
     Мы знаем способов множество,
     Как вас спасти, чтоб не лопнули
     Сотни ваших пузяк.

     Шлите нам вина крутые, нуварищи,
     Конкретно нам, маньеристам куртуазным,
     Иначе вы нам вообще не товарищи,
     И мы вас подвергнем насмешкам и издевательствам разнообразным.

        СКАЗКА ПРО ПОРОСЁНКА ПАФНУТИЯ
     Жил поросенок Пафнутий,
     В крепости мощной жил.
     От всевозможных бедствий
     Он себя оградил.
     Грозы, лавины, волки
     Были ему не страшны,
     Ворота крепости белой
     И высоки, и прочны.
     Много имел он денег,
     Много имел еды,
     Книжек и дивидюшек,
     И ключевой воды.
     В гости к себе Пафнутий
     Даже друзей не звал,
     Про возможность расходов
     Злобно под нос бурчал.
     Часто смотрел на звезды
     Он в телескоп всю ночь,
     И никому на свете
     Он не хотел помочь.
     Он не искал веселья,
     Вечно бухал один.
     Вышивкой увлекался
     Мрачный Пафнутий-свин.
     И укололся как-то
     Ржавой одной иглой,
     И вся рука распухла,
     И он шептал: "Ой-ой!"
     И зараженье крови
     Он получил, увы.
     Он не покурит больше
     Вкусной дурман-травы.
     Он, помирая, хныкал -
     Ну для чего же я
     Все не истратил деньги?
     Где ж все мои друзья?
     Что ж я не веселился,
     Что ж я дам избегал?
     Лищал себя удовольствий,
     Лучшей жизни не знал?
     Врач ко мне не успеет,
     Ведь лавина прошла.
     Ждут в аду меня черти,
     Плохи мои дела.
     Хрюкнул Пафнутий - зря я
     Жил отшельником, ох!
     И испустил последний
     Свой поросячий вздох.
     Где-то балы проходят,
     Где-то страсти кипят,
     Всеми забыт Пафнутий,
     О нем и не говорят.
     Крепость его отныне
     Мертвенна и пуста.
     В чем же мораль сей сказки?
     Сказки мораль проста:

     Беда приходит оттуда,
     Откуда ее не ждешь.
     Был богачом Пафнутий,
     А вот погиб ни за грош.
     Нелепа его кончина,
     Но от судьбы не уйдешь.
     Друг мой, радуйся просто
     Жизни, пока живешь.
     Не предавай значенья
     Слишком большого деньгам,
     А веселись, как можешь,
     И помогай друзьям.
     Если ты любишь звезды,
     Тоже запомни впредь,
     Что в телескоп приятней
     С дамой вдвоем смотреть.
     Вместе смотреть не выйдет,
     Очередь даме дай,
     Сам же ее при этом
     Приобними невзначай.
     Сможете вы увидеть,
     Как вдали, где-то там
     Звездный летит Пафнутий,
     Завистью полон к вам.



     Поэмы не люблю я сочинять.
     Сонеты распечатывает принтер.
     Не стайер я, зато умелый спринтер.
     Короткие стихи пишу опять.

     Дыхалка такова моя, видать.
     Такой среди поэтов я чувинтер.
     Поэма что? Растянутый резинтер.
     Рондель, касыда... Вот где благодать!

     Конь-спринтер обозначен словом "фляер".
     Пускай кривит губищи умник-фраер,
     Но я не приспособлен для поэм.

     И вновь сонет мной быстро сочинился,
     Я отстрелялся, день освободился
     Для поиска идей и свежих тем.


     Опять 8-е марта на носу.
     Опять дарю подружкам я квартиры,
     Рубины, бриллианты и сапфиры,
     И шубы каждой лично в дом несу.

     Машины, сыр, икорку, колбасу
     Дарю. Мы, богачи, порой транжиры.
     У нас, миллиардеров, есть кумиры -
     Мы крайне любим женскую красу.

     Я щедрости своей не удивляюсь.
     В душе миллиардером я являюсь,
     Подарками хочу всех удивить.

     Пусть наяву я беден, к сожаленью,
     Но всем дарю мечты и поздравленья,
     Могу сонет вот этот подарить!



     Рассматриваю свой фотоальбом.
     Вот я совсем малюсенький, кудрявый,
     А вот уже овеян громкой славой,
     И очень пьян, и с девушкой притом.

     А вот мои друзья сидят с бухлом.
     А вот артисты дружною оравой.
     А вот я даже в смокинге. Вид бравый,
     В карете я сижу. А вот мой дом.

     Да, творческий мой путь был необычен.
     Я думаю - что ж, я фотогеничен
     И явно добрым ангелом храним.

     Мне просто захотелось убедиться,
     Что многим смог я в жизни насладиться,
     Умел дружить, любил и был любим.

        ГАЗЕЛЬ О ЖИЗНЕЛЮБИИ (подражание Навои)

     О днях ушедших не грущу, тотальный гедонист!
     Живу и смерти не ищу, тотальный гедонист!

     Мне не понять самоубийц и тех, кто приуныл.
     Смеюсь я чаще, чем ропщу, тотальный гедонист!

     Люблю попойки и друзей, а если поднапьюсь,
     То всех врагов своих прощу, тотальный гедонист!

     Я мудрым стал, но до сих пор до жизни жаден я.
     Я своего не упущу, тотальный гедонист!

     Разбогатею вскоре я, объезжу целый свет,
     Красоток многих развращу, тотальный гедонист!

     Нас всех подстерегает смерть, но живы мы пока.
     К себе печаль не подпущу, тотальный гедонист!

     Я, Константэн, люблю поржать, и в жизненном саду
     Чудес и радостей ищу, тотальный гедонист!


     В славном в городе столичном-от
     Как был Кастет-поэт да музыкант.
     А прежде у Кастета имущества не было:
     Одни были гусельки яровчаты;
     По пирам ходил-играл Кастет.

     Его день не зовут на тусовый пир,
     Другой не зовут на тусовый пир
     И третий не зовут на тусовый пир,
     По том Кастет соскучился.
     Как пошел Кастет ко Москве-реке,
     Садился на бел-горюч камень
     И начал играть в гусельки яровчаты.
     Как тут-то в озере вода всколыбалася,
     Показался царь морской,
     Вышел весь почти из реки,
     Сам говорил таковы слова:

     - Ай же ты, Кастетка московский!
     Не знаю, чем буде тебя пожаловать
     За твои за утехи за великие,
     За твою-то игру нежную:
     Аль бессчетной золотой казной?
     А не то ступай во Москву-от
     И ударь о велик заклад,
     Заложи свою буйну голову
     И выряжай с прочих купцов
     Лавки товара красного
     И спорь, что в Москве-реке
     Грибы есть мескалиновы.
     Как ударишь о велик заклад,
     И поди свяжи шелковой невод
     И приезжай ловить в Москве-реке:
     Дам три гриба мескалиновых.
     Тогда ты, Кастет, счастлив будешь!

     Пошел Кастет от реки домой,
     Как приходил Кастет во столичный град,
     Позвали Кастета на тусовый пир.
     Как тут Кастет развеселился,
     Стал играть в гусельки яровчаты;
     Как тут стали его попаивать,
     Стали ему поднашивать,
     Как тут-то Кастет стал похвастывать:
     - Ай же вы, купцы вы московские!
     Как знаю чудо-чудное во Москве-реке:
     А есть грибы мескалиновы во Москве-реке!

     Как тут-то купцы все московские
     Говорят ему таковы слова:
     - Не знаешь ты чуда-чудного,
     Не может быть во Москве-реке грибов мескалиновых.

     - Ай же вы, купцы вы московские!
     О чем же бьете со мной о велик заклад?
     Ударим-ка о велик заклад:
     Я заложу свою буйну голову,
     А вы залагайте лавки товара красного.
     Три купца повыкинулись,
     Заложили по три лавки товара красного,
     Как тут-то связали невод шелковой
     И поехали ловить во Москве-реке.
     Закинули тоньку в Москву-реку,
     Добыли гриб мескалиновый;
     Закинули другую тоньку во Москву-реку,
     Добыли другой гриб мескалиновый;
     Третью закинули тоньку во Москву-реку,
     Добыли третий гриб мескалиновый.
     Тут купцы все московские
     Отдали по три лавки товара красного.

     Стал Кастет поторговывать,
     Стал получать барыши великие.
     Во своих палатах белокаменных
     Устроил Кастет все по-шикарному:
     У всех компы - и в палатах компы,
     У всех тиви - и в палатах тиви,
     У всех кайфы - и в палатах кайфы.

     Потом Кастет-поэт, богатым став,
     Зазвал к себе на тусовый пир
     Тыих мужичков королевских
     И тыих распрекраснейших поэтушек:
     Андрея Добрынина и Скибу Александра.

     Все на пиру наедалися,
     Все на пиру напивалися,
     Похвальбами все похвалялися.
     Иной хвастает бессчетной золотой казной,
     Другой хвастает силой-удачей молодецкою,
     Который хвастает мощным компом,
     Который хвастает фотокамерой.
     Славным творчеством, молодым молодечеством,
     Умный хвастает новой песнею,
     Безумный хвастает своим безумием.

     Говорят мужички да поэтушки:
     - Все мы на пиру наедалися,
     Все на тусовке напивалися,
     Похвальбами все похвалялися.
     Что же у нас Кастет ничем не похвастает?
     Что у нас Кастет ничем не похваляется?
     Говорит Кастет-поэт, богатым став:
     - А чем мне, друзья, хвастаться,
     Чем мне, друзья, пахвалятися?
     У меня ль золота казна не тощится,
     Цветно платьице не носится,
     Песни знатныя не сочиняются?
     Да боюсь, что царь морской придет
     И, обдолбанный, концерта вновь потребует.

     Тут раздался стук в ворота каменны.
     Открывал Кастет ворота каменны.
     Видит - перед ним сам царь морской,
     Голова у царя как куча сенная.
     Говорит царь таковы слова:
     - Ай же ты, Кастет-поэт, богатым стал!
     Век ты, Кастет, жил замечательно,
     Только коксу, вроде бы, не нюхивал,
     А давай-ка примем вкусные наркотики.
     И сыграй же мне в гусельки яровчаты.

     Как начал играть Садко в гусельки яровчаты,
     Как начал плясать царь морской обдолбанный,
     Как расплясался царь морской!
     Играл Садко сутки, играл и другие,
     Да играл еще Садко и третии -
     А все пляшет царь морской обдолбанный.

     На четвертый царь морской сказал: - Ух, весело!
     Что ж не пробуешь наркотики, Кастетушка?
     Говорит ему Кастетка таковы слова:
     - Я по водке больше, да и ты б завязывал,
     А помог бы мне, друзьям моим-товарищам
     Книжки выпустить и жить привольно-сказочно.

     Мужички тут королевские с поэтами
     Поддержали речь разумную Кастетову,
     И поклялся царь морской не делать глупости,
     А реально поспособствовать компании.

     Не стал больше царь морской жрать наркотики,
     Стал спонсором поэтов он, одумавшись.
     Каждый день у них столованье да тусовый пир,
     Каждый день у них девчонки во палатушках,
     Что ни месяц, книги всюду появляются
     От Кастета и Добрынина со Скибою.

     Распрекрасно все в итоге устроилось,
     Все довольны, и здоровы, и счастливы,
     И сложил народ об этом былинушку,
     В Интернете скачать ее можете.
     Обратите там, кстати, внимание
     Вы на сайт "Куртуазия.ру" пользительный,
     Много там всего найдете интересного
     О поэтах, что в былине перечислены.
     Ну, а принимать или не принимать наркотики,
     Каждый сам пускай принимает решение.
     Но, ей-богу, и без них расчудесна жизнь,
     Лучше водку приносить на тусовый пир!



     Как страшно, скажем, заживо сгореть
     В авто или, допустим, в самолете.
     Обидно утонуть в лесном болоте,
     В пустыне от безводья умереть,

     На льва или акулу посмотреть
     И стать затем куском съедобной плоти...
     Зачем я размышляю на работе
     О смерти? Размышлять не буду впредь.

     О чем же думать? Женщинам я нравлюсь,
     С друзьями в бар я вечером отправлюсь,
     И денег много есть, и нет хвороб.

     Что толку размышлять о смерти лютой?
     Я в жизни дорожу любой минутой,
     Из чаши жизни жадно пью взахлеб!



     Мы и ангелы, и черти.
     Ты и грешник, и святой.
     Веселись до самой смерти!

     Отрывайся на концерте,
     Верь, уныние - отстой.
     Мы и ангелы, и черти.

     После ужина в десерте
     Мы нуждаемся порой.
     Веселись до самой смерти!

     День - рисунок на мольберте.
     Не грусти, а песни пой.
     Мы и ангелы, и черти.

     Деньги получи в конверте
     И пропей с друзьями, хой!
     Веселись до самой смерти!

     В ежедневной круговерти
     Помни, трезвый и бухой:
     Мы и ангелы, и черти.

     Веселись до самой смерти!

        КОМУ ЧТО СНИТСЯ (сонет)
     День отшумел, и спать ложатся все.
     И всем созданьям что-нибудь, да снится.
     О принце грезит юная девица,
     Собачка видит сон о колбасе.

     Маньяку сон о лесополосе
     Покоя не дает - мелькают лица
     Убитых. Олигарху снится Ницца,
     Водителю - кошмар о колесе.

     А мне вот спать эрекции мешают.
     Во сне меня красавицы ласкают...
     Поменьше надо мяса с перцем жрать.

     Но лучше пригласить к себе красотку,
     Любить ее и пить весь вечер водку,
     Затем без сновидений вовсе спать.



     Сулит восторги человекам поэзИя!
     Открыта дверь, за ней лежит страна ГрезИя.
     Там раздается удивительна музЫка,
     Звучат слова волшебны росского язЫка.
     В садочках бегают чарующи девОчки,
     Что грациозно поднесут гостям водОчки.
     Медведи белые там пляшут из АрктИки.
     Они обучены числу и грамматИке.
     Порхают всюду там поющие бабОчки,
     У водопада там растут баобабОчки.
     Там угоститься можно грезной сигарОю.
     За вами ходит там Григорьев с гитарОю.
     Лежат поклонники изящного в гамАках,
     А весельчАки рядом прыгают в башмАках.
     Туда, туда скорей! Но где найти ГрезИю?
     В нее уводят всех стихи куртуазнЫе.
     Вот, например, сегодня всем знакомый мУзей
     Опять вмещает на концерт прибывших дрУзей,
     Уже избравших гедонизм философИей,
     В страну ГрезИю вовлекомых гармонИей.
     Давайте ж вина пить и разные коньЯки
     За то, чтоб чаще мы в Грезии были пАки!

        НОЕВ КОВЧЕГ (вольная интерпретация мифа)
     Ноев ковчег. Каждой твари по паре.
     Толпятся женщины на тротуаре,
     Ждут - а кого из них выберет Ной?
     Должен уехать он только с одной.
     Вышел и смотрит - кого ж ему взять?
     Эта глупа, если мягко сказать,
     Та любит спорить, с ней трудно ужиться,
     С этой извратом нельзя насладиться.
     Эта умна, но ни кожи, ни рожи.
     Вот и близняшки. С ними негоже.
     Эта озлоблена что-то не в меру.
     Та приняла очень странную веру.
     Эта толста чересчур, та - худышка,
     Вот очень мелкая, просто как мышка.
     Рядом - огромная, ростом два метра.
     Эта мила, но в башке много ветра.
     Та чем-то стыдным все время болеет,
     Эта готовить совсем не умеет...
     С тою союз может быть очень прочен.
     Ной призадумался, Ной озабочен.
     Вот улыбнулась ему негритянка.
     Вот подмигнула ему индианка.
     Чукча стоит и призывно хохочет,
     Но белую женщину Ной выбрать хочет.
     Проще с ежами - еж да ежиха,
     Если комар - к нему комариха.
     С женщиной сложно. Минусы, плюсы,
     Разные мнения, разные вкусы...
     А выбрать-то надо всего лишь одну.
     Все остальные пойдут ко дну.
     Кричат ему женщины - ты не тяни!
     Меня выбирай! - Нет, меня! - Эй, рискни!
     Чего ты молчишь? Ведь время идет!

     Откашлявшись, Ной открывает рот...












Популярность: 22, Last-modified: Sun, 28 Jan 2007 19:39:11 GMT