-----------------------------------------------------------------------
   В кн. "Сергей Диковский. Патриоты. Рассказы". М., "Правда", 1987.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 19 December 2000
   -----------------------------------------------------------------------


   Я расскажу  вам  эту  историю  с  одним  только  условием:  разыщите  в
Ленинграде нашего моториста Сачкова. Сделать это нетрудно и без  адресного
стола.
   Он живет в доме номер шесть, у Елагина моста. Если  запомнить  приметы,
вы узнаете парня даже небритым.
   Рост его сто семьдесят два  -  ниже  меня  примерно  на  голову.  Глаза
обыкновенные, волосы тоже. Грудь сильно шерстистая, а на плече, по  старой
флотской моде, выколот голубой якорек. В  оркестре  он  первая  домра,  на
футбольной площадке всегда левый хавбек.
   Как только найдете, передайте Сачкову, что "Саго-Мару" не видно даже во
время отлива. В прошлом году из воды еще торчала  корма,  а  месяц  назад,
когда мы проходили мимо Бурунного мыса, на косе сидели только  чайки.  Так
всегда бывает в этих местах: что не съест море - проглотит песок.


   В 1934 году вместе с Сачковым мы служили на сторожевом катере "Смелый".
Сачков - мотористом,  я  -  рулевым.  Славное  было  суденышко,  короткое,
толстобокое, точно грецкий орех, крашенное от топа до  ватерлинии  светлой
шаровой краской, как и подобает пограничному кораблю. Весело было смотреть
(разумеется, с берега), когда море играло с катером в чехарду, а  "Смелый"
шел вразвалочку, поплевывая и отряхиваясь от наседавшей волны. Не  раз  мы
обходили на нем Камчатское побережье и знали каждый камень от Олюторки  до
Лопатки.
   По совести говоря, "Смелый" доживал в отряде  последние  годы.  Он  был
достаточно остойчив и крепок, чтобы  выйти  в  море  в  любую  погоду,  но
слишком  нетороплив,  чтобы  использовать  эти  качества  при  встрече   с
противником.
   Там, где успех операции зависел только от скорости, на "Смелый"  трудно
было рассчитывать... Так думали все, кроме Сачкова. Это  понятно.  Сидя  в
машинном отделении, никогда не увидишь, что делается наверху. Кроме  того,
Сачков был упрям и обидчив. Стоило только за обедом заметить, что "Соболь"
или "Кижуч" ходят  быстрее,  чем  "Смелый",  как  наш  механик  мрачнел  и
откладывал ложку.
   - А вы научитесь сначала отличать примус  от  дизеля,  -  советовал  он
обидчику, - вот тогда сядьте на "Соболя" и попробуйте меня обогнать.
   Никаких возражений он не терпел и все, что говорилось о старом  движке,
принимал на свой счет... "Нет в море катера, кроме "Смелого", и  Сачков  -
механик его", - говорили про нас остряки.
   У этого тощего остроносого парня была еще  одна  странность:  он  любил
математику. Подсчитать, когда поезд обгонит улитку или  во  сколько  минут
можно наполнить бочку без днища, было для него пустяком.
   Квадратные корни наш моторист извлекал  быстрее,  чем  ротный  фельдшер
рвет зубы. Этому, конечно, трудно поверить, но я видел  сам,  как  Сачков,
получив увольнительный билет, шел в городской парк,  ложился  на  траву  и
начинал щелкать задачи, точно кедровые  орехи.  При  этом  он  улыбался  и
чмокал губами, как будто пробовал действительно что-нибудь путное.
   Дошло до того, что Сачков стал решать  задачи  по  ночам,  зажигая  под
одеялом фонарь. Однажды он принес в кубрик и  повесил  рядом  с  портретом
наркома  какого-то  бородатого  грека,  с  пустыми  глазами   и   бородой,
закрученной  не  хуже  мерлушки.  Когда  я  указал  ему  на   неуместность
соседства, он махнул рукой и сказал:
   - Не валяйте дурака, Олещук. Что вы, Пифагора, что ли, не видели?
   В то время мы еще не знали,  что  Сачков  готовится  в  вуз,  и  сильно
удивлялись чудачествам моториста.
   Понятно, что математические успехи Сачкова никакого отношения к  работе
катера не имели. Если нам удавалось взять на буксир японскую хищную шхуну,
облопавшуюся рыбой, точно треска, то  зависело  это  вовсе  не  от  умения
моториста решать уравнения. С  каждым  походом  мы  все  больше  и  больше
ощущали медлительность нашего катера.
   В тот год мы охраняли трехмильную  зону  на  западном  побережье,  куда
особенно любят заглядывать японские хищники-рыболовы. Море там  невеселое,
мутное, но урожайное, как нигде в мире.
   Были здесь киты-полосатики, метровые крабы, кашалоты с рыбьими хвостами
и мордами бегемота, камбалы величиной с колесо, тающая  на  солнце  жирная
сельдь, пятнистый минтай, пузатая треска,  корюшка,  пахнущая  на  воздухе
огурцами, морские ежи, рыба-черт,  каракатицы,  осьминоги,  морские  львы,
ревущие на скалах у мыса Шипунского, бобры, котики, нерпы -  словом,  все,
что дышит, ныряет, плавает, ползает в соленой воде.
   Я не назвал красную рыбу и ее родичей -  кету,  горбушу  и  чавычу,  но
лососи - особый разговор... Рыба эта мечет  икру  только  раз  в  жизни  и
обязательно в той реке, где нерестились ее предки. Каждый год,  начиная  с
середины июля, лососи валом идут в пресную воду. Если река  обмелеет,  они
будут ползти, если дорогу закроет коряжина или камень, они будут скакать.
   В это время Камчатка теряет покой. Все, кто может отличить  камбалу  от
кеты, надевают резиновые сапоги и лезут в воду навстречу лососю. В  устьях
рек появляются нерпы, отощавшие медведи выходят к ручьям, ездовые  собаки,
чуя запах свежей юколы [вяленая рыба], скулят и рвут привязи.
   По ночам на берегу и в море горят огни. Рыба рвет сети, топит  кунгасы.
Вода в реках кипит. Ловцы, засольщики, резчики, курибаны [приемщики лодок]
ходят облепленные чешуей, усталые, мокрые и веселые.
   Оживают и хищники. Японские промышленники похожи на треску: чем  больше
рыбы,  тем  шире  разевают  они  пасти.  Я  не  пророк,  но  знаю  твердо:
когда-нибудь рыбий хвост станет им поперек горла.
   "Железные китайцы" [автоматы для резки и потрошения рыбы] на консервных
заводах  жуют  лососей  круглые  сутки,  японские  сезонники  на  арендных
участках не вылезают из моря, пройдохи  синдо  ставят  в  неводах  двойные
открылки [часть сетей]. Но этого мало.  Господа  из  Хоккайдо  посылают  к
Камчатке москитный флот, вооруженный переметами и  сетями.  Неуклюжие,  но
добротные кавасаки, вместительные  сейнера,  быстроходные  шхуны,  древние
посудины с резными  бушпритами,  сверстники  фрегата  "Паллада",  -  сотни
прожорливых хищников слетаются сюда, точно мухи  на  кухню.  Самые  мелкие
идут с островов Курильской гряды -  без  компаса  и  без  карт,  с  мешком
сорного риса и бочкой тухлой редьки, напарываются на рифы, платят штрафы и
все-таки пытаются воровать.
   Их тактика труслива и нахальна. Если  пограничный  корабль  поблизости,
хищники держатся за пределами трехмильной  зоны;  здесь  они  ждут,  чинят
сети, вяжут фуфайки или прохаживаются по палубе с таким видом,  как  будто
не могут налюбоваться камчатскими сопками.
   Стоит только отвернуться, как эта  орава  устремляется  к  берегу  и  с
непостижимым проворством хватает рыбу за жабры.
   Многие из хищников были хорошо нам знакомы. Любой из нашей команды  мог
за три мили узнать кавасаки "НГ-43" или двухмоторный катер "Хаян",  всегда
таскавший за собой целую флотилию лодок. Особенно  много  крови  испортила
нам шхуна "Саго-Мару". Это было суденышко тонн  на  семьдесят,  с  крепким
корпусом и хорошими обводами. В свежую погоду  оно  свободно  давало  миль
десять - двенадцать, ровно столько, чтобы вовремя уйти в безопасную зону.
   Вероятно, "Саго-Мару" имела базу поблизости, на острове Шимушу,  потому
что  появлялась  она  с  удивительным  постоянством,  каждый  раз   вблизи
Бурунного мыса, где стоит японский консервный завод.
   Намытая рекой песчаная отмель и мыс Бурунный образуют здесь  неглубокий
залив, в котором всегда плещется рыба. Трудно сказать, что привлекает ее в
эту мутную воду, но в июле залив напоминает чан для засола сельдей.
   Рыба проникает сюда в часы прилива через отмель и после отлива попадает
как бы в мешок. В поисках выхода она устремляется через узкий проход вдоль
мыса Бурунного. Вот тут-то она натыкается на переметы или  сети,  украдкой
расставленные японскими хищниками.
   Рыбаки, преследующие треску и лосося в этом заливе, рискуют не  меньше,
чем рыба. Шхуна с осадкой семь футов может выйти отсюда, только держась  в
проходе параллельно мысу Бурунному. Однако это обстоятельство нисколько не
смущало наших знакомых.
   У шкипера "Саго-Мару" был замечательный нюх. Едва "Смелый"  показывался
милях в пяти от завода, как шхуна выбирала сети  и  уходила  в  безопасную
зону.
   В тот год катером командовал Колосков. Он был из керченских  рыбаков  -
рассудительный, хитроватый, с упрямой толстой шеей  и  красными  ручищами,
вылезавшими из любого бушлата  на  целую  четверть.  Колосков  преследовал
"Саго-Мару" с холодным упорством и никогда не смущался исходом погони.
   - Дальше моря все равно не уйдут... - убеждал он самого себя, ложась на
обратный курс. - Быть треске на крючке.
   Но  сквозь  шутку  заметно   пробивалась   досада:   нелегко   смотреть
пограничнику, как обкрадывают советские воды.
   Весь май мы провели на восточном побережье Камчатки. Мы  задержали  там
шхуну фирмы Ничиро и два кунгаса, полных сельди. В июне нас перебросили из
Тихого океана в Охотское море, и счастье снова изменило нашей команде.
   "Саго-Мару" продолжала обворовывать  побережье.  Иногда  нам  удавалось
подойти к шхуне ближе трех миль, и все-таки  она  успевала  уйти,  отметив
затопленные сети бочонком или  циновкой.  Однажды  мы  извлекли  тресковый
перемет длиной около-полукилометра, в другой раз подняли, затонувшую сеть,
в которой задохнулось не меньше пятисот центнеров кеты и горбуши.
   Все эти  трофеи  выглядели  очень  скромно  по  сравнению  с  возросшим
нахальством "Саго-Мару". Она стала подпускать нас настолько близко, что мы
различали лица  команды.  В  таких  случаях  шкипер  выходил  на  корму  и
протягивал нам конец.
   Однажды мы дали предупредительный выстрел в воздух. На шхуне забегали и
даже сбавили ход, но вскоре мотор застучал с удвоенной резвостью.  Видимо,
синдо убедил моториста в том,  что  пограничники  не  станут  стрелять  по
безоружному судну.
   Мы долго удивлялись собачьему нюху  синдо,  пока  не  обнаружили  связи
"Саго-Мару" с японским заводом.
   Отделенные мысом от моря, хищники не могли заметить даже кончиков наших
мачт. Зато с заводской площадки были отлично видны берег и море.
   Каждый раз, когда мы появлялись в поле видимости, на сигнальной  мачте,
возле конторы, поднимался полосатый конус, указывающий направление  ветра.
Вслед за этим невинным сигналом из-за мыса стрелой вылетала наша знакомая.
   Мы гонялись за "Саго-Мару" весь июнь, караулили ее за  Птичьим  камнем,
пытались подойти  во  время  тумана,  но  всегда  безуспешно...  Когда  мы
добирались к месту лова, шхуна уже покачивалась за  пределами  трехмильной
зоны.
   В конце концов смеющаяся рожа синдо и желтые куртки  команды  настолько
нам примелькались, что многие краснофлотцы стали их видеть во сне.
   В июле, накануне хода лосося, наш  катер  встал  на  переборку  мотора.
Невеселое это было время, "Смелый" стоял на катках, без винта, гулкий, как
бочка, и мы отдирали с его днища ракушки.
   Доволен  был  только  Сачков.  Он  приходил  в  кубрик  поздно   ночью,
измазанный в нагаре и масле, умывался, стараясь не греметь умывальником, и
на рассвете снова исчезал в мастерской.
   Собрав мотор, он долго гонял  его  на  стенде,  выслушивал  самодельным
стетоскопом и, наконец, заявил:
   - Бархат!.. Мурлыка!.. На цыпочках ходит.
   Кто-то резонно ответил:
   - Пусть кот на цыпочках ходит... Важно - как тянет...
   - Зверь. С таким хоть на Северный полюс.


   ...Ночью мы вышли из бухты. Стояла этакая  тишина,  что  море  казалось
замерзшим. Воздух был свеж,  плотен,  мотор  дышал  полной  грудью,  и  мы
понеслись, точно по льду.
   Как только  маяк  скрылся  из  виду,  Сачков  позвал  меня  в  машинное
отделение.
   От зубов до ботинок моторист наш блестел не хуже медяшки. Он  побрился,
надел новую тельняшку и свежий чехол, одеколоном от него  несло  так,  что
щипало глаза.
   Жестом фокусника Сачков наполнил кружку водой и поставил  ее  на  кожух
мотора.
   - Чем не паккард? - спросил он ревниво.
   Вода не дрожала. По мнению моториста, это  было  признаком  безупречной
подгонки мотора и вала. Я похвалил движок. Сачков сразу заулыбался.
   - Я думаю, можно готовить  буксирный  конец,  -  сказал  он,  оглядывая
мотор,  точно  квочка,  -  не  забудь,  крикни,  когда   мы   подойдем   к
"Саго-Мару"... Я хочу поглядеть, как будет держаться их моторист...
   - Ну, а если...
   - Тогда я прибавлю еще пять оборотов, - ответил он с сердцем.
   На рассвете мы увидели невысокий деревянный маяк мыса Лопатка, знакомый
каждому дальневосточному моряку. Маяк этот стоит на самом  краю  Камчатки,
между Тихим океаном и Охотским  морем,  и  в  туманные  дни  предупреждает
корабли об опасности звоном колокола.
   На этот раз маяк молчал. Горизонт был чист. Легкий береговой  бриз  еле
тормошил море.
   Радуясь утренней тишине, касатки выскакивали из воды, описывали  крутую
дугу и уходили на глубину, оставив светящийся след.  Порой  из-под  самого
носа "Смелого", работая крыльями, точно  ножницами,  вырывался  испуганный
топорок.
   Мы подходили к Бурунному мысу, держась возле самого берега, но все-таки
нас успели заметить. Кто-то из японцев подбежал к мачте и поднял  условный
знак - конус.
   "Саго-Мару" не появлялась. На полном ходу мы обогнули  мыс  и  чуть  не
налетели на японский кунгас, подходивший к заводу.
   Здоровенные полуголые парни в пестрых платках и куртках из, синей  дабы
вскочили и подняли оглушительный крик.
   "Саго-Мару" стояла от нас не далее чем в  трех  кабельтовых.  Даже  без
бинокля были видны груды рыбы на палубе и намотанный на шпиль кусок  сети.
Вероятно, лебедка вышла из строя, потому что четверо  матросов,  поминутно
оглядываясь на нас, выбирали якорь вручную.
   Две небольшие исабунэ, заваленные рыбой до  самых  уключин,  спешили  к
"Саго-Мару". Боцман бегал по палубе и покрикивал на гребцов. Но ловцы и не
ждали понуканий: с горловыми отрывистыми выкриками они разом  откидывались
назад, - весла гнулись и рвали воду.
   На палубе "Смелого" нас было трое: Колосков за  штурвалом,  возле  него
боец-первогодок Косицын, сырой, но старательный чувашский парняга, я -  на
носу, держа выброску наготове.
   Полным ходом "Смелый" мчался на шхуну Теперь нас  разделяло  всего  два
кабельтовых,  но  японцы,  качаясь  как  заведенные,  все  еще  продолжали
выбирать якорную цепь.
   Трудно было понять, на что  рассчитывают  хищники:  исабунэ  с  ловцами
только что подходили к борту, выход в море был отрезан сторожевым катером.
   - Товарищ Косицын, - сказал Колосков почти весело, - возьмите кранец...
Видите, гости не шевелятся... Облопались.
   В это время у боцмана вырвался торжествующий крик. Якорь  отделился  от
воды. Одновременно к борту подошли исабунэ с ловцами.
   Поднимать лодки на тали уже было поздно. Мы видели, как рыбаки вскочили
на шхуну, и "Саго-Мару", показав нам корму, пошла прямо к  песчаной  мели,
отделявшей залив от реки.
   В другое время это походило бы на самоубийство. Но  теперь  был  полный
прилив, и вода покрывала косу на несколько футов, - на сколько, мы еще  не
знали.
   Мы с Колосковым, точно по команде, взглянули друг на друга.
   - Какая у них все же осадка? - спросил командир.
   - Шесть... Не больше семи...
   - Я тоже так думаю.
   С  этими  словами  Колосков  взял  на  полкорпуса  влево  и  направился
наперерез шхуне прямо на мель; по сравнению с "Саго-Мару" у нас под  килем
было в запасе два-три фута воды.
   На стыке морской и речной воды нас сильно качнуло и поставило  лагом  к
течению.
   Несколько секунд "Смелый" не слушался руля, затем переборол коловерть и
ходко пошел вдогонку за шхуной. Мы  были  всего  метрах  в  пятнадцати  от
шхуны, видели озадаченные лица команды  и  могли  пересчитать  даже  рыбу,
лежавшую навалом на палубе.
   "Смелый" подходил к "Саго-Мару" левым бортом.
   Косицын перенес сюда кранцы. Я крикнул японцам: "Стоп!" -  и  перекинул
на палубу шхуны конец. Никто из команды не шелохнулся, и канат скользнул в
воду.
   Синдо, стоя на корме лицом к нам, курил медную трубку  и  поплевывал  в
воду с таким видом, будто за кормой шел не сторожевой катер, а  безвредный
дельфин.
   - Бросьте кошку, - тихо сказал Колосков.
   Я выбежал на нос и  раскрутил  на  тросе  полупудовую  кошку.  Железные
крючья, скользнув по палубе "Саго-Мару", вцепились в фальшборт.
   - Киринасай! [Режь!] - крикнул синдо.
   Боцман разрубил веревку ножом. На шхуне захохотали.  Под  одобрительные
возгласы матросов синдо поднял с палубы лосося и помахал рыбьим хвостом.
   Косицын впервые видел такое нахальство.
   Не  выдержав,  он  погрозил  синдо  кулаком  и  выругался.  За  это  он
немедленно получил замечание.
   - Это нам ни  к  чему,  -  сказал  Колосков.  -  Если  нет  выдержки  -
отвернитесь... Вот так.
   И он повернулся к разговорной трубке, шепча:
   - Самый, самый полный!
   - Есть... ам... полны... - ответил Сачков.
   Некоторое время нам казалось,  что  "Саго-Мару"  и  "Смелый"  стоят  на
месте, затем просвет несколько увеличился. Медленно,  с  тяжким,  усилием,
шхуна оторвалась от катера.
   - Еще два оборота... Еще... - зашептал Кружков, стараясь не глядеть  на
рыбий хвост.
   - Есть... два, оборота, - ответило эхо внизу.
   Не хватало  немного.  Выть  может,  действительно  нескольких  оборотов
винта. Но мыс, защищавший воду от ветра, уже оборвался, набежала  волна  и
сразу сбила нам ход.
   Через двадцать минут шхуна была за пределами трехмильной  зоны.  Синдо,
помахав нам рукой, сбросил в воду большой стеклянный поплавок в веревочной
сетке.
   - Мимо! - сказал Колосков, и мы, не задерживаясь, прошли мимо шара."
   Погода подурнела. Ветер уперся в  рубку.  "Смелый"  начал  кланяться  и
принимать воду на палубу. Можно было бы сразу, взяв на  полкорпуса  влево,
уйти под защиту берега. Однако мы продолжали погоню. Колосков был упрям  и
всегда надеялся на удачу.
   Нас сильно болтало.  Корпус  "Смелого"  гудел  под  ударами,  вода,  не
успевая  уйти  за  борт,  шипя,  носилась  по  палубе.  Временами,   когда
задиралась корма, было слышно, как оголенный винт рвет воздух.
   Наконец, волна вышибла стекло  в  люке,  и  вода  стала  заглядывать  в
машинное отделение. Мы были усталые  и  мокрые.  Кок  пытался  приготовить
обед, но кастрюлю вырвало из гнезда, и примус захлебнулся в борще.
   На Косицына было скучно смотреть. Зеленый, как озимь, он  запустил  все
десять пальцев в бухту пенькового троса и закрыл глаза,  чтобы  не  видеть
воды.
   Я велел Косицыну спуститься в кубрик  и  лечь  на  койку.  Он  крикнул:
"Есть!" - и прилип к палубе еще плотнее.
   - Оставьте его, - сказал Колосков громко, - я волжан знаю. Их в воде не
размочишь.
   Это подействовало  на  Косицына  не  хуже  стакана  горячего  кофе.  Он
поднялся и даже попытался пройтись по палубе.
   Вскоре стал  виден  остров  Шимушу,  снежно-синий  с  теневой  стороны,
багровый на солнце. Низкий корпус шхуны затерялся в волнах, и мы повернули
обратно.
   По дороге к Бурунному  мысу  командир  велел  поднять  поплавок.  Между
стеклом и веревочной сеткой была вложена обернутая в клеенку записка.  Она
немного подмокла, но все же слова, выведенные печатными русскими  буквами,
были достаточно разборчивы.
   "Добру ден!
   Хоцице один банку ойл. Наверно, вы истратири сьгодни много горютчего".
   Колосков бережно разгладил бумажку ладонями и спрятал в бушлат.
   - А что? - сказал  он  с  хитрой  усмешкой.  -  Быть  может,  и  верно,
возьмем... Вместе со шхуной.


   На следующий день после этой истории я увидел  Сачкова  за  книгой.  Он
сидел в ленкаюте, очень веселый, чертил что-то в тетради и от удовольствия
даже  чмокал  губами.  Видимо,  распутывал  очередную  задачу  с   десятью
неизвестными.
   Меня возмутила беспечность этого несуразного парня.  Он  выглядел  так,
как будто бы только что привел на буксире "Саго-Мару". А  между  тем  наши
бушлаты еще не успели просохнуть после неудачной погони.
   Я сел за стол, напротив Сачкова, и нарочито громко спросил:
   - Что же ты  не  вышел  на  палубу?  Ведь  ты  хотел  видеть  японского
моториста?
   Он сразу помрачнел, но ничего не ответил.
   - Ладно, забудем...  Я  не  затем...  Есть  одна  любопытная  задача...
Правда, она так запутана, что сам черт...
   - Какая? - спросил Сачков, оживившись.
   - Пиши... Одна хищная шхуна выловила в наших водах сто целых,  запятая,
пять  сотых  центнера  рыбы.  Скорость  японца  -  икс,   помноженный   на
нахальство. Дальше... В два часа ноль минут шхуну заметил катер "Смелый" с
мотористом Сачковым. Расстояние между ними две мили. Спрашивается...
   - Как раз я думал об этом, - быстро ответил Сачков. - Вот решение.
   Он показал мне схему реки, залива и  Бурунного  мыса,  на  которую  был
нанесен чернилами жирный треугольник.
   - Это что?
   - Гипотенуза короче суммы двух катетов, - загадочно ответил  Сачков.  -
Ты это знаешь?
   В то время я не был силен в геометрии.
   - Как тебе сказать, - заметил я осторожно. - Бывают разные случаи...
   Он с удивлением взглянул на меня и продолжал:
   - ...Гипотенуза - это река. Пролив, огибающий  отмель,  -  два  катета.
Если нам войти в реку ночью и дождаться отлива... Ты понял?
   - Пожалуй... За исключением катетов.
   - ...Не видя нас в море, "Саго-Мару" входит в залив и  начинает  сыпать
сеть. В это время мы вылетаем из реки... По гипотенузе... Вот так...
   - Тогда она уйдет вчерашним путем.
   - ...Я сказал - дождемся отлива... Остается только  проход  вдоль  мыса
Бурунного. Она бросается  сюда.  Но  ведь  гипотенуза  короче  суммы  двух
катетов. Мы ждем шхуну у выхода. Ясно?
   Я пробовал возражать, но спор оказался неравным. Против меня были  двое
- Евклид и Сачков. Под их напором пришлось согласиться, что  гипотенуза  -
кратчайший путь к победе.
   Колосков, которому мы немедленно показали чертеж, выслушал нас молча.
   - Поживем - увидим, - сказал он неопределенно.
   Мы  расстались  с  командиром  немного  разочарованные,  но  через  час
встретили Колоскова с клеенчатой тетрадкой под мышкой. Он  возвращался  из
штаба. Вслед за ним двое краснофлотцев почему-то несли полевой  телефон  и
катушку.
   - Увольнительных в город не будет, - предупредил Колосков на ходу.
   ...Вечером, не успев отдохнуть после похода, мы снова вышли из бухты.
   На этот раз мы застали "Саго-Мару"  у  самого  выхода  из  залива.  Она
успела выбрать невод и уходила  в  открытое  море,  едва  не  черпая  воду
бортами.  Двое  рыбаков,  стоя  у  кормового  люка  по  колени  в  навале,
сортировали рыбу, ловко выхватывая крючками  то  камбалу,  то  раздувшуюся
треску, то пятнистого минтая.
   Носовой люк уже был загружен.  Боцман  в  платке  и  желтой  зюйдвестке
окатывал из брандспойта палубу, на которой еще блестела чешуя. Увидев нас,
он стал выкрикивать остроты, подкрепляя их непристойными жестами.
   Мы подошли так близко, что ощущали запах гниющей  рыбы,  которым  шхуна
была пропитана от мачты до киля.
   Затем все повторилось. Косицын перенес кранцы. Я бросил конец, на  этот
раз нарочито неловко. Шхуна оторвалась от нас и пошла в открытое море.
   Колосков отлично разыграл досаду. Он хлопал себя по ляжкам,  растерянно
разводил руками и суетливо перебегал с борта на борт, вызывая взрывы смеха
на шхуне. Наконец, безнадежно махнув рукой, командир спустился  в  кубрик,
где сидела команда.
   - Дивно сыграно! - объявил  он,  посмеиваясь,  и  пощупал  карман,  где
лежала записка синдо.
   Обычно после погони мы возвращались на базу или продолжали  движение  к
заданной цели. На этот раз Колосков повел катер прямо к Бурунному мысу.
   Против обыкновения, он был доволен, подтрунивал над мотористом и  часто
поглядывал на часы.
   Было так темно, что мы перестали различать очертания  берега...  Только
гребешки волн вспыхивали, рассыпаясь в пыль на ветру. Темнота  еще  больше
обрадовала Колоскова.
   - Скоро начнется прилив, - сказал он, когда справа по борту повисли над
водой заводские огни. - Хотел бы  я  знать,  когда  у  них  уходит  третья
смена...
   - Через час они будут спать, - ответил Сачков, вылезая из люка.  -  Это
легко подсчитать.
   - Опять гипотенуза?.
   - Нет, арифметика...
   - Ну, так вот что, - сказал торжественно  Колосков.  -  Даю  вам  такую
задачу - извлеките из вашего дизеля все сорок пять сил, умножьте их на два
и прибавьте еще семь оборотов. Мы должны войти в реку раньше, чем начнется
отлив.
   С этими  словами  он  выключил  ходовые  огни  и  засмеялся,  довольный
остротой.
   Завод спал, когда мы на малых оборотах подошли к Бурунному мысу. Обитые
толем, узкие, как гробы, бараки японских рабочих были темны. Во  дворе  на
шестах висели мокрые циновки. Темнели накрытые брезентом  штабеля  красной
рыбы. Кто-то ходил по цеху, рассматривая с фонарем засольные ямы.
   Наши рыбацкие поселки живут даже в полночь. Всегда  где-нибудь  увидишь
свет, услышишь песню, встретишь отчаянного курибана с  ватагой  засольщиц.
Японский завод  выглядел  безлюдным,  совсем  как  поздней  осенью,  когда
последний кунгас с рыбаками отчаливает от Бурунного мыса.
   Здесь работали только  мужчины:  рыбаки  с  Карафуто  и  Хоккайдо.  Они
отдыхали шесть часов в сутки и  дорожили  каждой  минутой  короткого  сна.
Трудно было поверить, что в бараках лежали  в  три  яруса  полторы  тысячи
парней. В темноте стучал только мотор рефрижераторной установки.
   Был полный прилив. Река, подпираемая прибоем,  шла  вровень  с  низкими
берегами. Ветлы купали листья  в  темной  воде.  Далеко  в  море  тянулась
широкая полоса пены. Мы  вошли  в  нее  и,  с  трудом  преодолевая  мощное
течение, двинулись к устью реки.
   Чтобы заглушить шум мотора, были закрыты иллюминаторы и машинные люки.
   Разговор на палубе смолк. Мы подходили к барам - отмелям,  образованным
в устье течением сильной реки. Колосков передал мне  штурвал,  перешел  на
нос и стал оттуда дирижировать движением катера.
   Тот, кто  хоть  раз  пробирался  через  бары,  знает,  какую  опасность
представляют они даже  для  опытных  моряков.  Река,  разрезающая  прибой,
образует здесь несколько длинных, очень крутых валов. В углублениях  между
ними почти видно дно. Сами же валы  достигают  высоты  нескольких  метров.
Стоит зазеваться или неверно рассчитать движение катера, как река поставит
судно лагом к потоку и обрушит на голову ротозея несколько  тонн  холодной
воды пополам с песком и камнями.
   Иногда лодка втыкается носом в отмель, переворачивается вверх  килем  и
накрывает тех, кто удержался на палубе. Я не вижу существенной разницы для
команды, тем более что люди, купавшиеся на барах, могут рассказать о своих
приключениях только водолазам.
   Эти трезвые мысли всегда приходят мне в голову, когда по  обоим  бортам
катера кувыркаются сучья, а воронки урчат, точно пустые желудки.
   Риск для "Смелого"  был  особенно  велик,  потому  что  мы  шли  ночью,
ориентируясь только по речной пене. Стоя на  носу,  Колосков  поднимал  то
правую, то левую руку,  как  это  делают  на  пароходах  стивидоры,  давая
сигналы лебедчикам.
   Медленно, точно волжская беляна, "Смелый"  подполз  к  опасному  месту,
чиркнул днищем по отмели и вдруг застрял между двумя валами.
   Косицын опустил футшток и, забывшись, гаркнул:
   - Проно-ос...
   Но и без  футштока  было  заметно:  "Смелый"  не  сел  на  бар.  Мощная
срединная струя с  такой  силой  навалилась  на  катер,  что  я  с  трудом
разворачивал руль.
   "Смелый" повис между  двумя  толстыми  выпучинами.  Нос  его  уперся  в
невысокую, очень гладкую волну. Вода побежала по палубе,  не  переливаясь,
впрочем, через ограждения люков, а за кормой пошла на буксире целая  гора,
с тяжелым, готовым сорваться вниз гребнем.
   Корпус "Смелого" стонал и вибрировал. Забрякала цепь в  якорном  ящике,
задрожали поручни, стекла, затряслись двери, шкаф с посудой начал  лязгать
зубами, как в лихорадке. Казалось, кто-то, сильнее нас, схватил  катер  за
гак и держит на месте.
   Нам помогал прилив, но даже с мотором, работающим на  полных  оборотах,
мы не могли взобраться на волну. Нос "Смелого" врезался в нее фута на два,
и никакими силами нельзя  было  заставить  его  продвинуться  дальше.  Все
остановилось, застыло вокруг нас: берега, буруны, время, чугунная волна за
кормой...
   Один из люков машинного отделения был открыт. Я  видел,  как  Сачков  в
тельняшке и  холщовых  штанах  потчевал  машину  из  долгоносой  масленки.
Измученная суточным переходом, она скрежетала,  чихала,  прыскала  горячей
водой и дымком... Сидя на корточках, Сачков вытирал  тряпкой  ее  масляные
бока и разговаривал с машиной, точно дрессировщик с упрямой собакой.
   - А ну, давай еще раз! - бормотал он, плача от дыма. - Чудачка!  Милая!
Дьявол  зеленый!  Мурлыка!  Дай  пол-оборота...   Честное   слово...   Ну,
потерпи... Ну, еще...
   Он понукал ее терпеливо  и  ласково,  перекрывал  краники,  регулировал
смесь и, тревожась, наклонял ухо к горячей рубашке мотора.
   "Апчхи!.. Апчхи!.. Табба-бак!.. Табба-бак!.." - отвечал Сачкову движок.
   Между  тем  Колосков,  сидевший  на  носу,  стал  показывать   признаки
нетерпения. Он поглядывал то на берег, то на бары, поправлял ворот бушлата
и, наконец, подойдя к трубке, тихо напомнил:
   - Товарищ Сачков, о чем мы условились?
   - Есть самый полный!
   - Не вижу... Примерзли... Выжмите все...
   - Есть выжать все! - ответил Сачков и снова зашептал над машиной.
   Я слышал, как бойцы разговаривают  с  лошадьми,  и  лично  знал  одного
младшего командира, составившего "Азбуку собачьего языка", но в первый раз
был свидетелем беседы трезвого человека с мотором.
   Видимо, они не  могли  сговориться,  потому  что  Сачков  выпрямился  и
наградил приятеля крепким шлепком.
   - Не хочешь? - спросил он обиженно. - Ну, держись, черт с тобой.
   Он встал и положил руку на рычажок дросселя. Стук  перешел  в  скрежет.
Машина завыла, точно влезая на гору.
   - Идем... Еще немного... Идем! - зашипел Колосков на носу.
   Катер сорвался с места, разрезал,  смял  волну  и,  поплевывая  горячей
водой, вошел в притихшую реку.
   Нам пришлось пройти семь километров вверх по  течению,  прежде  чем  мы
отыскали удобную стоянку. Река делала здесь крутой поворот, как  бы  решив
вернуться обратно. Только  невысокая  гряда  сопок,  поросшая  жимолостью.
Отделяла наш катер от моря. Мы снова услышали глухие взрывы прибоя.
   Косицын выскочил на берег  и  принял  конец.  Но  из  кустов  поднялась
взлохмаченная собака с веревкой на шее. Вслед за ней зашевелились  другие.
Оказалось, что мы подошли прямо к собачьему стойбищу. Камчатские рыбаки  и
охотники на лето всегда привязывают ездовых собак возле реки. Их  навещают
раз в день, открывают яму с квашеной рыбой и бросают каждому  псу  по  две
горбуши.
   Ездовой взвыл с перепугу. Его поддержали приятели. Целая  сотня  тощих,
линяющих псов стала жаловаться нам на плохую кормежку,  дожди,  комаров  и
другие собачьи невзгоды.
   Мы поспешно удалились от шумных соседей и через полчаса  отшвартовались
в узкой протоке,  поросшей  по  обеим  сторонам  шеломайником.  Здесь  нам
предстояло выждать появления "Саго-Мару" у Бурунного мыса.
   Я собирался высушить бушлат и вздремнуть минут  тридцать,  но  Колосков
подошел ко мне и спросил уверенным тоном:
   - Вы, конечно, еще не желаете спать, товарищ Олещук?
   - Разумеется, нет, - сказал я, моргая глазами. -  После  похода  всегда
страдаешь бессонницей...
   Колосков засмеялся. Его также сильно пошатывало.
   - Так я и думал... -  И  продолжал,  сразу  изменив  тон  разговора:  -
Возьмите аппарат, телефонную катушку и вместе  с  Нехочиным  отправляйтесь
через сопки к Бурунному мысу. Замаскируйтесь и наблюдайте. Сообщения - раз
в полчаса... В четыре вас сменят.
   ...Ночь была холодная и звездная. Заливистая собачья песня преследовала
нас всю дорогу, пока мы, пробираясь через заросли  жимолости,  разматывали
катушку.
   Через час мы, ежась, лежали в  мокрой  траве,  и  в  телефонной  трубке
шептал басок командира.
   Новостей было мало. Колосков пожаловался на  комаров,  я  -  на  холод.
Потом мы услышали, как зашипел примус, и Колосков  сообщил,  что  для  нас
варится кофе.
   В море было свежо. Мы видели,  как  японские  рыбаки  оттащили  кунгасы
подальше от берега. Ни одна шхуна не прошла в эту ночь мимо бухты.
   На следующий день шторм усилился. Мы оказались закупоренными в протоке.
Особой беды в этом  не  было:  хищники  в  такую  погоду  отсиживались  на
островах. Однако Колосков помрачнел: ему чудилось, что  японцы  высадились
на побережье и обшаривают бобровые лежбища.
   Защищенные от  моря  сопками,  мы  почти  не  чувствовали  ветра.  Люди
высушили одежду, отдохнули. Сачков завел движок  и  включил  электрический
утюг. Ожил даже Косицын. Он снова стал улыбаться и даже уверял  меня,  что
на Волге, возле Казани, бывают не такие штормы.
   Я отпросился у Колоскова и направился вверх по протоке посмотреть,  как
горбуша мечет икру. Был июль - время нереста лососевых, рыба тучей  шла  с
моря в пресную воду, с которой она рассталась два года назад.
   Говорят, что кошки, если отнести их в  мешке  на  другой  край  города,
всегда отыщут свой дом. Однако у горбуши память покрепче. Где бы лосось ни
жил,  хоть  возле  Африки  или  на  Северном  полюсе,  а  нереститься   он
обязательно придет в свою реку. В чужом море горбуша икру не оставит.
   Не знаю, как объясняют ученые кочевки лосося, но меня  всегда  поражают
эти странные стада,  охваченные  диким  желанием  пройти  вверх,  оставить
потомство и умереть. В это время камчатские рыбаки вычерпывают рыбу, точно
уху. В 1934 году лососи, задыхаясь в  стае,  выбрасывались  на  берег.  На
катере трудно было пройти по реке: винт рвал живое мясо.
   ...Я отошел от стоянки шагов на  четыреста  и  лег  в  траву  у  самого
берега. Вода дышала холодом. Прозрачная, как воздух, она прикрывала  камни
дрожащим мерцанием. Временами в глубине вспыхивали и гасли  длинные  белые
искры: шел лосось. Течение реки показалось  мне  слабым.  Я  сломал  ветку
тополя и опустил ее в воду. Она тотчас выгнулась и затрепетала,  точно  от
ветра.
   Вскоре мои глаза притерпелись к резкому свету, и я смог  отличать  рыбу
от солнечных бликов на дне. Я видел, как самцы окружили  мертвую  горбушу.
Она лежала на боку,  красновато-сизая,  белоглазая,  широко  разинув  рот.
Брюхо ее было плоско, как у всех  рыб,  отметавших  икру.  Смерть  застала
лосося тут же, на нерестовой  площадке;  в  полуметре  от  хвоста  горбуши
беспокойно сновали самки, еще не освободившиеся от икры.
   Четыре крупных, сильных самца вели себя возбужденно: били о  каменистое
дно  хвостами,  кружились,  подталкивали  дохлую  горбушу  носами.  Иногда
движения рыб становились такими стремительными, что  над  трупом  возникал
светящийся пузыристый круг. Мне  пришла  в  голову  нелепая  мысль:  рыбы,
прощаясь с подругой, совершают погребальный воинственный  танец.  Потом  я
подумал, что самцы просто дерутся над падалью.
   В конце концов мне надоело наблюдать эту бесконечную карусель. Так и не
решив загадки, я поднялся  еще  выше  по  течению  реки  и  остановился  у
глубокой протоки, преграждавшей мне путь.
   В первый раз в жизни я видел, как солнце шевелит лучами. Они бродили по
протоке,  сталкивались,  расходились,  покрывали  дно  дрожащими  бликами.
Тысячи рыб поднимались к верховьям, с трудом преодолевая сильное  течение.
Высоко над водой  черновато-зеленой  стеной  стоял  шеломайник  с  резными
тяжелыми листьями. Желтели ирисы, цвел шиповник, всюду  виднелись  могучие
красноватые  стволы  медвежьей  дудки  и  белые  зонтики,  развернутые  на
двухметровой высоте. Я пожалел, что на Камчатке не водятся пчелы.
   Чтобы лучше видеть эту картину,  я  снял  сапоги,  закатал  шаровары  и
отправился на середину протоки. Она оказалась мелкой, чуть выше  колен,  и
такой холодной, что через минуту я перестал ощущать гальку  на  дне.  Рыбы
сначала струхнули и бросились врассыпную, но с моря  подходили  все  новые
косяки, и вскоре мои посиневшие икры перестали смущать лососей.
   Рыбы занялись своим делом. Прежде, чем выбросить икру,  самки  выбирали
подходящее место. Головой, плавниками,  боками,  хвостом  они  выбивали  в
каменистом дне небольшую  ямку.  У  многих  от  безжалостных  ударов  тело
превратилось в сизые лохмотья. Горбатые, обезображенные, с зубатой мордой,
изогнувшейся, точно клюв хищной птицы, они торопились расстаться с икрой и
умереть. С верховьев реки течение  уже  сносило  отнерестившую,  полуживую
рыбу.
   В то время как самки расчищали хвостами дно, самцы  стояли  на  страже.
Метрах в пяти ниже по течению сновали  гольцы  -  пятнистые,  очень  юркие
рыбы, напоминавшие окраской и формой  тела  форель.  Они  ждали  окончания
нереста, чтобы  броситься  к  ямке  и  сожрать  икру...  Не  тут-то  было!
Самцы-горбуши, хотя и обессиленные путешествием, но более  массивные,  чем
гольцы, отважно бросались на хищников.
   Отогнав наглецов, они возвращались к самкам, подталкивали их  головами,
покусывали за хвост, точно желая,  чтобы  подруги  поскорее  расстались  с
опасным грузом.
   Наконец, я увидел, как  в  полуметре  от  моих  ног  самка,  изгибаясь,
помогая  себе  сильными  рывками  хвоста,  выбросила  на  расчищенное  дно
бледно-розовые крупинки икры. Самец подскочил, облил  их  молокой,  и  обе
рыбы стали забрасывать икру песком и галькой. Вскоре  на  дне  образовался
один из тех небольших  бугорков,  на  которые  я  натыкался  по  дороге  к
середине протоки.
   Покружившись над бугорком,  супруги  убедились  в  безопасности  своего
сокровища и медленно направились вверх по протоке.
   Теперь движения их были нерешительны, вялы. Все для них было  окончено.
Обреченные на смерть, они не знали,  как  провести  свои  последние  часы;
подходили  к  чужим  гнездам,  кружились,  отгоняли  гольцов  и,  наконец,
затерялись в мощном потоке рыб, поднимавшихся с моря...
   Набежали облака, подул ветер, воду подернуло рябью.  Лязгая  зубами,  я
вылез на берег и стал растирать онемевшие икры. Мне было немного  досадно.
Бродить всю жизнь в чужих морях, вернуться под старость в  родную  воду  и
перевернуться вверх брюхом, не увидев потомства. На  это  способны  только
такие бродяги, как лососи!
   На обратном пути я остановился  возле  места,  где  "танцевали"  четыре
самца. Дохлой горбуши уже не было видно. Я обшарил глазами дно и с  трудом
отыскал хвост рыбы, торчавший  из  гальки.  Видимо,  инстинкт,  помогающий
лососю выбрать для икрометания самую чистую воду, заставил самцов прикрыть
падаль песком и камнями.
   Через полчаса я вернулся на  борт.  Колосков  разговаривал  с  берегом.
Сачков драил  шкуркой  бензинопровод:  как  у  всякого  механика,  у  неги
чесались руки, когда он видел кусочек меди или латуни.
   Он выслушал рассказ о моих наблюдениях без всякого интереса.
   - Закон природы, - сказал он,  зевнув.  -  Рыбы  мечут  икру,  дерутся,
естественно дохнут... Поймал хоть одну?
   - Не в том дело. Надо сущность понять.
   - Ну ясно, - сказал он смеясь, - снять штаны - и в протоку!.. Боюсь, из
тебя все-таки Дарвин не выйдет.
   Спорить с ним было нельзя. Из  всех  существ  на  земле  Сачков  считал
достойными уважения только двух: человека и четырехтактный мотор. Все-таки
я решил напомнить ему о ночном монологе.
   - Бывают чудаки позанятней... Я слышал, как один моторист  беседовал  с
движком...
   Сачков немного смутился.
   - Быть может, это помпа шумела? - спросил он  осторожно.  -  Когда  эта
чертовка визжит, мне самому кажется, будто кто-то...
   - Ну нет! Я могу повторить хоть при всех.
   Мы посмотрели друг другу в глаза.
   - Знаешь, Алеша, - заметил миролюбиво Сачков, - мне сдается, что нерест
- довольно занятная штука... Особенно рыбья пляска или драка с гольцами.
   - А ты бы  чаще  смазывал  помпу,  -  посоветовал  я.  -  Кажется,  она
действительно иногда заговаривает.


   Команда стала готовиться к встрече со  шхуной.  Сачков  сменил  смазку,
осмотрел винт и выслушал мотор с помощью стетоскопа из шомпола и мембраны.
Я проверил шпангоуты и навел на выхлопной трубе  зеленую  полоску  -  знак
пограничного катера. Косицын принялся тренироваться в  передаче  донесений
флажками,  а  Колосков,  третий  месяц  учивший  японский  язык,  сидел  в
кают-компании, без конца повторяя:
   - Конници-ва! - Здравствуйте! Даре-га сенчоосан? -  Кто  капитан?  Коно
фунева нан-то мооси  масу  ка?  -  Как  называется  это  судно?  Доко-кара
китта-но дес-ка? - Откуда пришли?
   Потом он начинал командовать,  как  будто  мы  уже  задержали  и  взяли
хищника на буксир.
   - Юкинасай! Пойдем! Торикадзи, омокадзи! Право руля, лево руля!
   ...Шли вторые сутки. Ветер  упал,  но  шхуна  не  возвращалась.  Каждые
полчаса с берега сообщали:
   - Туман... Видимость скверная...  Рыбаки  выгружают  четыре  кунгаса...
Шхуны не обнаружено...
   Колосков помрачнел. Он ничего не  говорил  Сачкову,  но  видно  было  -
старшина жалеет,  что  пошел  на  сомнительную  авантюру.  Ожидание  стало
особенно  тягостным,  потому  что  со  всех   сторон   слетались   комары.
Уссурийские тигры - ягнята по  сравнению  с  этими  неистово  кровожадными
тварями. Воздух был тускло-серый и звенел, точно балалаечная струна.  Кожа
наша горела даже под бушлатами.  Мы  дышали  комарами,  ели  их  с  кашей,
глотали с чаем.
   Люди мазались черемшой [черемша  -  дикий  чеснок]  и  мазутом,  делали
накомарники из  тельняшек,  заматывали  полотенцами  шею,  курили  махорку
пополам с хвоей и листьями. А полчища все прибывали. Стоило провести рукой
по шее, как ладонь оказывалась в крови.
   Колосков держался бодрее других. У него  совсем  заплыли  глаза  и  шея
приняла оттенок давленой вишни, но он твердил довольно настойчиво:
   - А что? Разве кусают? Вот ер-рунда!
   Ночью под одеялом он скрипел зубами.
   На третей, день во  время  обеда  пошел  сильный  теплый  дождь,  сразу
облегчивший наши мучения. Мы сидели в кают-компании,  доедая  консервы,  и
слушали, как ливень хлещет по палубе.
   Кто-то заметил, что "Саго-Мару" ушла  на  ремонт  в  Хакодате.  Шутника
поддержали. Посыпались  дружеские,  но  увесистые  остроты  насчет  нашего
рыбьего положения, гипотенузы без катетов и возраста дизеля. Больше всего,
конечно, доставалось самому Сачкову. Честный малый сидел, моргая  глазами,
не зная - засмеяться или рассвирепеть.
   Командир немедленно взял под защиту Сачкова.
   - Это еще что за цирк? -  заметил  он  строго.  -  Мысль  правильная...
Установка верна... А в чужой борщ перец не сыпьте. Прошу.
   Мы приготовились к  дальнейшему  разносу,  но  в  это  время  зарокотал
телефон. Продолжая ворчать, Колосков снял трубку и  вдруг,  обернувшись  к
Сачкову, быстро завертел рукой в воздухе.
   - Есть! - ответил  Сачков,  отставил  тарелку  и  бросился  в  машинное
отделение.
   Мы помчались...
   С тех пор прошло больше трех лет, но до сих  пор  я  вижу  мохнатую  от
дождя реку,  низкий  берег,  бегущий  вровень  с  бортом,  и  напряженное,
исхлестанное ливнем лицо Колоскова, а когда  закрываю  глаза,  слышу,  как
снова стучит, торопится, бьется мотор... быть может, сердце - не знаю.
   Сачков взял от дизеля все, что мог, плюс  пятьдесят  оборотов.  Течение
горной реки и наше нетерпение еще больше увеличили скорость катера.
   "Смелый" мчался, распарывая реку,  с  такой  быстротой,  что  рябило  в
глазах. Навстречу нам с моря поднимались косяки рыбы.  Мы  слышали  глухие
удары лососей о  корпус.  Временами,  испуганная  движением  катера,  рыба
выпрыгивала из воды, изогнувшись серпом.
   Берега расступились. Стало заметно светлее. Сквозь ливень мы не увидели
моря: оно напоминало о себе сильным и свежим дыханием.
   - Ну, держитесь! - вдруг сказал Колосков.
   Он поправил фуражку, поставил ноги шире и тверже, и в то же мгновение я
почувствовал, что глотаю не воздух, а соленую воду вместе с песком. Что-то
тяжелое, мутно-желтое тащило меня с палубы, висело на плечах,  подламывало
ноги. Я схватился за трап с  такой  силой,  что,  оторви  меня  волна,  на
поручнях остались бы кулаки.
   Катер с размаху било днищем о  гальку.  Он  шел  скачками,  вибрируя  и
треща. Мы стояли по пояс в воде, море врывалось в машинные люки.
   ...И сразу все стихло. Мы снова неслись среди пены.  Бары  громоздились
сзади - светло-желтые, трехметровые складки воды. Нерпы, всегда караулящие
лососей  в  устьях  рек,  подняли  свои  кошачьи  головы,   с   удивлением
разглядывая катер. "Смелый" прошел от нерп так  близко,  что  я  видел  их
круглые темные глаза.
   Было  время  отлива.  С  берегов  тянуло  запахом  йода,  всюду  лежали
темно-зеленые  волнистые  плети  морской   капусты.   Каменистая   отмель,
отгораживавшая залив от реки, сильно просвечивала сквозь желтую воду.
   Мы не замечали ни холода, ни мокрых бушлатов. "Саго-Мару"  была  здесь,
поджарая, нахальная, с двумя красными  иероглифами,  похожими  на  крабов,
прибитых к корме.
   Она только что открыла люки и  готовилась  к  погрузке  лососей,  когда
"Смелый" обогнул отмель и загородил выход в море.
   Гипотенуза  короче  двух  катетов.  Это  понял,   наконец,   и   синдо.
"Саго-Мару" закричала фистулой, зовя к себе лодки, заметалась, ища  выхода
из ловушки, и, наконец, в отчаянии бросилась к отмели.
   Мы услышали звук, похожий на  треск  раздираемой  парусины.  Рыбаки  на
палубе шхуны попадали один на другого.
   Моторист "Саго-Мару" заглушив дизель.  Стало  тихо.  Японцы  стояли  на
палубе и понуро наблюдали за нами.
   Мы спустили тузик и направились к шхуне, чтобы  составить  акт.  В  это
время рыбаки, точно по команде, стали  прыгать  в  воду.  Последним,  сняв
желтый халатик, нырнул синдо. Перепуганные ловцы изо всех  сил  спешили  к
нашему тузику.
   Что-то  странное  творилось  на  шхуне.  Палубу  "Саго-Мару"  выпучило,
затрещали доски, посыпались стекла. Казалось, что шхуна,  объевшись  рыбы,
раздувается от обжорства. Из всех иллюминаторов и щелей полз белый  густой
дым.
   Колосков подозрительно понюхал воздух.
   - Табань!
   Его команду заглушил сильный взрыв. Корму  "Саго-Мару"  точно  отрезало
ножом. Рубка отделилась от палубы и упала в воду метрах в тридцати от нас.
Косицыну чем-то острым рассекло кисть руки.
   Вода вокруг шхуны приняла мутно-белый оттенок и сильно шипела.
   Причина взрыва стала ясна,  как  только  мы  почувствовали  характерный
сладковатый запах ацетилена.
   Японские  рыбаки,  устанавливая  сети  на  больших  морских   площадях,
отмечают их фонарями, чтобы пароходы не разрушили это хозяйство. На каждой
шхуне можно всегда найти банки с карбидом для фонарей.
   Налетев  с  размаху  на  камень,   "Саго-Мару"   пропорола   днище.   В
двухметровую щель хлынула вода  и  тотчас  затопила  отсек,  где  хранился
карбид. Взрыв мог быть еще сильнее, если бы палуба оказалась покрепче.
   ...Мы выловили и приняли на  борт  девятнадцать  рыбаков.  Перепуганные
катастрофой, они стояли на баке,  дружно  выбивая  зубами  отбой.  Боцман,
недавно дразнивший Колоскова, кланялся и шипел с таким подхалимским видом,
что Косицына чуть не стошнило.
   Закончив формальности и сфотографировав шхуну, мы направились в море.
   Я вел катер всего метрах  в  двухстах  от  завода,  но  Колосков  велел
подойти еще ближе.
   - В целях воспитания, - заметил он строго.
   Дождь кончился. Высоко над  отмелью,  где  дымился  остов  "Саго-Мару",
прорезался бледный солнечный диск.
   В последний раз я оглянулся на берег. Возле конторы на мачте еще  висел
вымокший конус. Рыбаки сидели у пристани на катках и ждали кунгасов.
   Я подумал, что с берега мокрые фигуры хищников видны хорошо.

   1938

Популярность: 15, Last-modified: Tue, 19 Dec 2000 22:12:07 GMT