-----------------------------------------------------------------------
   В кн. "Сергей Диковский. Патриоты. Рассказы". М., "Правда", 1987.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 19 December 2000
   -----------------------------------------------------------------------


   Представьте чудо: на спелом, наливном помидоре вдруг выросли обкуренные
махоркой усы,  засеребрился  бобрик,  взметнулись  пушистые  брови,  потом
обозначился мясистый нос, блеснули в трещинках стариковские голубые глаза,
и помидор, открыв рот, прошипел застуженным тенорком:
   - Со мною, браток, не заблудишься. Маяк моряку - что тропа ходоку. - И,
усмехнувшись, добавил: - Моя звезда рядом с Медведицей.
   Таков дядя Костя - отставной комендор, порт-артурец,  смотритель  маяка
на острове Сивуч.
   Фамилии его не помню - не то Бодайгора, не то Перебийнос, что-то  очень
заковыристое, в духе гоголевских запорожцев. Не подумайте, однако, что  на
острове жил какой-нибудь отставной Тарас Бульба в шароварах шире Японского
моря.
   Дядя Костя был моряк старого  балтийского  засола:  аккуратный  плотный
старичок в бушлате с орлеными  пуговицами,  обтянутыми  черным  сукном,  и
холщовых брюках, заправленных в сапоги.
   Хозяйство его было невелико. Побелевшая от  соли  чугунная  башенка  на
кирпичном фундаменте,  бревенчатая  сторожка  под  цинковой  крышей  и  на
площадке, поросшей жесткой темно-зеленой травой, десяток бочек с керосином
и маслом - вот все, что могло удержаться на каменной глыбе, вечно  мокрой,
вечно скользкой от тумана и брызг.
   Дядя Костя драил свой остров, как  матрос  корабельную  палубу.  Прибой
всегда приносит сюда  разный  мусор:  бамбуковые  шесты,  доски,  бутылки,
обрывки канатов, стеклянные наплавы от сетей и даже остатки  неведомо  где
разбитых кунгасов. Смотритель неутомимо сортировал и укладывал эту  добычу
штабелями вдоль берега. Любо было смотреть на дорожки, обложенные по краям
кирпичом, на щегольскую башенку маяка с полукруглым куполом цвета  салата,
на флигель, крашенный шаровой краской.
   Медная рында маяка горела  даже  в  тумане.  Прежде  колокол  висел  на
столбе, и дядя Костя дергал веревку, как любой пономарь, но в прошлом году
он сделал ветряк и присоединил к нему нехитрую машину - подобие  тех,  что
куют гвозди на старинных заводах Урала. Через  каждые  десять  -  двадцать
секунд тяжелый чурбан, вздернутый вверх на веревке, срывался со стопора  и
дергал сигнальный конец. А так как туманы и  ветры  постоянно  кружатся  в
море, колокол почти не смолкал.
   Свой остров дядя Костя считал кораблем и всерьез называл  маяк  рубкой,
флигель -  кубриком,  а-заросшую  жесткой  травой  площадку  у  башенки  -
палубой. Вместе с дядей Костей на "корабле" жили сменщик смотрителя, тихий
юноша ростом чуть пониже маяка, сибирская лайка  и  черная  пожилая  коза,
которая всюду сопровождала хозяина и даже влезала по винтовой  лестнице  к
фонарю.
   Последний раз я видел его в августе.  Подвижной,  багровый  от  избытка
крови и силы, с широким, выскобленным досиня  подбородком,  он  сказал  на
прощанье:
   - Пойду зажгу свечку японскому богу.
   Тридцать лет, поднимаясь  на  вышку  по  узкой  железной  лестнице,  он
повторял одну и ту же нехитрую  шутку,  и  тридцать  лет  случайные  гости
улыбались чудаку. Скорее лопнет скала, чем дядя Костя изменит привычке.
   "Две белые вспышки на пятой секунде", - так сказано в лоциях, так знали
на всех кораблях, и только один раз дядя Костя не смог зажечь маяк.
   Это было в четверг,  накануне  прихода  "Чапаева".  "Смелый"  встал  на
текущий ремонт, а команду уволили на берег.  Три  дня  мы  могли  жить  на
твердой земле. не слыша плеска моря  и  шума  винтов.  Каждый  использовал
время по-своему. Широких выпил пять кружек какао  и  лег  спать,  попросив
дневального, чтобы его разбудили на третьи сутки к  обеду,  Косицын  начал
варить повидло из жимолости, а Сачков и я отправились к  Утиному  мысу  за
козами.
   Я всегда ходил на охоту вместе с Гуторовым. Легкий на ногу,  ясноглазый
и тихий, он был родом из Керби - славного  поселка  рыбаков  и  охотников.
Наладить медвежий капкан, пройти полсотни километров на батах по реке  или
разжечь костер из мокрого тальника было для него делом знакомым.
   На этот раз боцман был занят. Вместо него со мной увязался Сачков.
   Как это случилось, не знаю.
   Я всегда избегал слишком шумных соседей, -  тот,  кто  часто  открывает
рот, не может удержать в голове что-нибудь  путное.  К  тому  же  осень  в
сопках так хороша, так тиха и  строга,  что  совестно  нарушить  ее  покой
болтовней или смехом.
   Я хотел высказать эти трезвые  мысли  Сачкову  и  не  смог,  пораженный
блестящей внешностью друга.
   Вообразите колокольню в зеленой войлочной шляпе, лихо загнутой сбоку, в
двубортной  щегольской  куртке,  вельветовых  брюках  и  широком  поясе  с
никелированными крючками для дичи. Прибавьте сюда не  запятнанный  птичьей
кровью ягдташ, флягу, нож-кинжал, златоустовский черненый топорик, чайник,
рюкзак, бердану, на  которой  еще  блестела  фабричная  смазка,  скрипучие
болотные сапоги, воняющие юфтью и дегтем, - великолепные сапоги, способные
распугать зверей на шестьдесят миль в окрестности, -  и  вы  поймете,  как
неотразим был Сачков.
   Еле удерживая смех, я спросил:
   - Кого же ты ограбил?
   Он невозмутимо ответил:
   - Лекпома. Он привез эти штуки в прошлом году, но стесняется  пойти  на
охоту в очках. - И спросил с довольной улыбкой: - Хорош?!
   - Хоть на выставку.
   - Ну еще бы... Знаешь, Алеша, я давно  собирался  подбить  какую-нибудь
росомаху. Мабузо! Ко мне!
   Тут только я заметил, что вокруг Сачкова семенит кургузый пес, поросший
вместо шерсти какими-то перышками бесстыже розового цвета.
   - Это тьер-терье-буль-гордон-лаверак! - сказал гордый Сачков. - Я  взял
его под расписку. Бурдаст до невозможности. Мабузо! Шерше!
   Пес послушно слазил  в  канаву,  вытащил  обрывок  калоши  и  взвыл  от
восторга.
   - Видал? Ах ты жулик! В Голландии такая штука стоит тысячу гульденов...
Ну, идем!
   И мы пошли. Впереди с калошей в зубах - буль-гордон-тьер-терье-лаверак,
а за ним, сияя зубами и никелем застежек,  Сачков,  сзади  я,  озадаченный
натиском бравого моториста.
   ...Конечно, мы никого не убили, хотя прошли по горам не меньше двадцати
миль. В это время  года  на  сопках,  в  ягодниках  постоянно  встречаются
мирные, сытые медведи. Их шерсть  густа  и  остиста,  а  пасти  лиловы  от
жимолости, которую медведи  собирают  усерднее,  чем  мальчишки.  Наевшись
рыбы, они "полируют кровь" перед  спячкой  и  целыми  группами  пасутся  в
невысоких кустах.
   Медвежья охота на Камчатке не считается серьезным занятием, но  даже  в
самых верных местах мы не могли настигнуть ни одного лакомки.  Буль-гордон
мчался впереди нас, тявкая, точно колокол на пожарной повозке.
   Собака  должна  быть  большой,  молчаливой,  суровой,  полной   особого
собачьего  достоинства.  Я  не  люблю  визгливых,  щенячьих   сантиментов,
слюнявых языков и ползанья на брюхе  перед  хозяином.  А  тут  мы  оба  не
успевали вытирать  слюни  буль-бом-терьера.  В  жизни  я  не  видел  более
восторженного, вертлявого подхалима.
   Время от времени я подзывал пса и затыкал  ему  пасть  куском  колбасы.
Благодаря этой хитрости нам удалось подойти довольно близко к  козуле,  но
едва  мы  прицелились,  как  буль-лаверак  выплюнул  затычку  и  взвыл  от
восторга.
   - Вероятно, он привык брать что-нибудь крупное, -  сказал,  смутившись,
Сачков, - я сам видел золотую медаль. На одной  стороне  -  свинья,  а  на
другой - голый грек.
   Мы показали буль-терьеру медвежий  след.  Он  задумался,  сморщил  лоб,
потом попятился... и, совестно сказать, раздалось стыдливое журчание.
   ...Вскоре пес надоел мне, как больной зуб. Он  занозил  лапу  и  поднял
такой вой, что сердце разрывалось от жалости. Сачков взял его на руки, пес
дышал ему в ухо, пуская слюни на куртку.
   Я проклинал себя за слабость духа и готов был вогнать  все  шестнадцать
патронов в розовый бок визгливого буль-бом-тьера. Удерживала  меня  только
расписка, которую Сачков оставил хозяину.


   ...К вечеру мы снова  увидели  море.  Маслянисто-желтое,  гладкое,  оно
облизывало берег с глухим, сытым ворчаньем. Мертвая зыбь  -  эхо  дальнего
шторма - не спеша катила на север пологие складки.
   Было тихо. Мы сняли мешки и долго стояли на  гребне  горы,  захваченные
величавой, грозной картиной.
   Огромная туча, грифельно-синяя посредине, раскаленная по краям, прижала
солнце в воде. Ее длинное тело походило на  крейсер  с  тяжелыми  уступами
башен, форштевнем и низкими трубами, из которых  косо  летел  черный  дым.
Занимая полнеба, туча катилась равномерно и  медленно,  мрачнея  с  каждой
секундой,  а  солнце,  обреченное  на  смерть,   но   все   еще   сильное,
сопротивлялось натиску с удивительной стойкостью. Оно  взрывало,  плавило,
прожигало колючими вспышками то башни, то корпус чудовища, и сквозь рваные
дыры корабельной брони взлетали в небо пучки живого, дрожащего света.
   То была славная короткая схватка  над  морем.  Чем  красней  становился
остывающий диск, тем свежей и моложе казались звезды над тучей. Они зрели,
наливались, становились яснее с каждой секундой, а солнце, побежденное, но
не умершее, отдавая звездам свой жар и ненависть к  мраку,  погружалось  в
холодную воду все глубже и глубже.
   Наконец, не выдержав тяжести тучи, оно лопнуло  под  килем  корабля.  В
последний раз пробежал по морю  летучий  огонь,  и  сразу  стало  темно  и
скучно.
   Я стал увязывать  мешок,  поглядывая  на  Сачкова.  Несуразный  парень,
равнодушный ко всему на свете, кроме четырехтактного мотора  и  футбольной
площадки, улыбался мечтательно и застенчиво. Глаза его были закрыты, точно
он хотел запомнить грозную картину баталии.
   Я тихо дотронулся до плеча моториста. Сачков  очнулся  и  с  удивлением
взглянул на меня.
   - А хорошо!.. Черт знает как хорошо! - сказал он дрогнувшим голосом.  -
Зажарить бы сейчас яичницу! Можно без колбасы, но лук  обязательно...  Как
ты смотришь, Алеша?
   Я молча зашагал вперед. Все  механики  одинаковы.  Они  путают  сыча  с
куропаткой и всерьез полагают, что лампа в сто свечей прекраснее солнца.
   Вскоре мы сбились с тропы  и  пошли  напрямик  по  березняку  и  кустам
жимолости, спускаясь к морю все ниже и ниже.
   Было время отлива. Прямо  перед  нами  смутно  блестела  полоса  мокрой
гальки,  налево  широким  серпом  изгибалась  бухта  Желанная,  а   справа
горбатился остров Сивуч с темной башенкой маяка, да, темной,  несмотря  на
позднее время. Я удивился, почему дядя Костя  сегодня  так  запоздал.  Шел
восьмой час, и любой корабль, огибающий мыс Зеленый, мог сыграть в  жмурки
с камнями.
   "Две белые вспышки на пятой секунде..." Мы подождали минут пять и снова
пошли по кустам. Я надеялся добраться к мысу  до  прилива,  перейти  вброд
речку Соболинку и берегом вернуться в отряд.
   Сачков о маршруте не спрашивал. Он держался  мне  строго  в  кильватер,
чмокал  губами  и  бормотал  всякие  глупости,  которые  ему   подсказывал
отощавший желудок.
   Наконец, промокнув до пояса, исцарапав в кровь руки, мы почти на  ощупь
выбрались к заброшенной фанзе у подножия горы.
   Два  года  назад  здесь  жил   "рыбак",   имевший   скверную   привычку
перемигиваться фонарем с японскими шхунами.  Мы  взяли  его  в  дождь,  на
рассвете,  вместе  с   винчестером   и   записной   книжкой,   доставившей
шифровальщикам много возни. Старый рыбачий  бот,  залатанный  цинком,  еще
лежал у ручья.
   Боцман, я и Широких изредка охотились в этих местах и каждый раз, когда
ночь заставала нас возле мыса Зеленого, ночевали на теплых канах  [каны  -
горизонтальные  дымоходы-лежанки]  под  шум  ветра,   гремевшего   оконной
бумагой.
   Возле фанзы мы еще раз посмотрели на  маяк.  Он  темен.  Даже  в  окнах
сторожки, обращенных в сторону берега, не было видно огней.
   - Табак их дело, - заметил Сачков, - смотри, как заело моргалку.
   - Нет, не то.
   - Ну, значит, спички не в тот карман положили.
   Он оглядел море и вкусно зевнул.
   - Зажгут... Давай спать, Алеша.
   С этими словами он толкнул дверь и вошел в холодную фанзу.
   Я нащупал на полочке  каганец  и  спички  и  осветил  комнату.  Вязанка
сучьев, котелок и чайник были на месте. Кто-то  из  охотников,  ночевавших
недавно в фанзе, оставил, по доброму таежному обычаю, полпачки чаю, горсть
соли и кусок желтого сала.
   Пока мы разжигали печку, буль-террак развязал зубами мешок и погрузился
в него до хвоста. Мы вытащили его растолстевшего вдвое, с куском  грудинки
в зубах, и, распластав на канах, с наслаждением выдрали.
   - Вероятно, медаль ни при чем, - сказал с досадой Сачков, - думаю,  это
помесь.
   - Да... курицы с кошкой.
   Через полчаса, раздевшись догола, мы сидели на горячих  циновках,  пили
чай и дружно ругали бом-брам-тьера...


   "Две белые вспышки на пятой секунде..."
   Каждый раз, когда фонарь поворачивался к берегу, промасленная бумага  в
окнах фанзы вспыхивала на свету.
   На этот раз окно было темным. Я смотрел на бумагу, стараясь сообразить,
что  случилось  с  дядей  Костей.  Заболел?  Упал  с  винтовой   лестницы?
Перевернулся в свежую погоду вместе с моторкой?
   В городе давно поговаривали, что дядя Костя тайком ездит за водкой.  Но
тогда что делает сменщик? Спит? А быть может, испортился  насос,  подающий
керосин к фонарю?
   Чем больше я думал, тем тревожней становились догадки. Был  четверг.  В
этот день  в  городе  ждали  "Чапаева"  с  караваном  тральщиков  и  двумя
плавучими кранами. Все суда шли из Одессы  незнакомой  дорогой...  А  что,
если?.. Ведь уселась на камни "Минни-Галлер" в прошлом году...
   Накинув бушлат, я  вышел  из  фанзы.  Ни  огня,  ни  звука.  Море  было
пустынно, небо звездно. Слева,  из  бухты  Желанной,  медленно  надвигался
туман, обрывистый край его походил на высокий ледник.
   Я  вернулся  в  фанзу  и,  разбудив   Сачкова,   предложил   немедленно
отправиться в город. Идя нижней тропой, за семь часов мы свободно дошли бы
до порта.
   Против обыкновения Сачков не спорил. Он молча оделся и только в  дверях
фанзы спросил:
   - Значит, "Чапаев" нас подождет?
   - Не остри. А что ты предлагаешь?
   - Переправиться...
   - На че-ем?
   - А на этом... на боте.
   Мы осмотрели лодку. Вероятно, она была старше нас, вместе взятых. Борта
ее искрошились на целую треть, днище, исшарканное в путешествиях по горной
речке, прогибалось под пальцами. Две  большие  дыры  были  забиты  кусками
кровельного цинка. Короче  говоря,  это  был  гроб  из  старого  тополя  и
довольно подержанный.
   Я немедленно высказал свои соображения Сачкову, но упрямый малый только
мотнул головой:
   - Выдержит... Каких-то полмили...
   - Однако на тот свет еще ближе...
   - Не пугай... Скажи просто - дрейфишь... Я могу и один.
   Убедил меня не Сачков, а вид  беспомощного,  притихшего  маяка.  Скучно
было видеть  темное  море  без  огней,  без  веселой  звезды  дяди  Кости,
аккуратно моргавшей всем кораблям.
   Через десять минут мы были на середине пролива.
   Я греб с кормы коротким веслом, а Сачков сидел  на  дне  бота,  вытянув
ноги, и потихоньку помогал  мне  ладонями.  Вода  плескалась  возле  самой
кромки борта, но бот шел быстро, не хуже шестерки.
   Вскоре я заметил, что Сачков как-то странно ерзает в лодке.
   - А знаешь что, - сказал он, поеживаясь, - ты, пожалуй...
   - Не вертись... Что такое?
   - Нет... я так... ничего.
   Я нагнулся к Сачкову и увидел, что  моторист  сидит  по  пояс  в  воде.
Заплаты отстали, со дна и обоих бортов толстыми струями била вода.
   - Вычерпывай, черт! Что ж ты молчал?
   - Не-не могу... подо мной фонта...
   Бушлаты и брюки мы снимали  в  воде.  Ух,  и  свежо  было  сентябрьское
смирное море! Ледяной обруч сдавил грудь и  горло.  Захотелось  назад,  на
берег, из черной, плотной воды. Но Сачков уже плыл  впереди,  приплясывая,
вертя головой, и лихо крестил море саженками.
   Славный малый! Он шел, как в  атаку,  не  советуясь  ни  с  кем,  кроме
горячего сердца. Такие размашистые ребята, если их не придержать за пятку,
готовы перемахнуть через море.
   Впрочем, в то  время  рассуждать  было  некогда.  Кожа  моя  горела  от
подбородка до пяток. Я шел брассом, экономя силы,  но  стараясь  не  очень
отставать от Сачкова.
   Время от времени мы, точно нерпы, поднимали  головы  над  водой,  чтобы
лучше разглядеть маяк. Он был темен, низкий столбик  среди  тихой  воды  и
звездного неба, - ни огня, ни звука, которые напомнили бы нам о  жизни  на
острове!
   Тревога и холод подгоняли нас все сильней  и  сильней.  Не  такой  дядя
Костя был человек, чтобы зажечь свою мигалку позже первой звезды.
   Сачков все  еще  шел  саженками,  щеголяя  чистотой  вымаха  и  гулкими
шлепками ладоней. При каждом рывке тельняшка его открывалась по  пояс,  но
вскоре парню надоело изображать ветряную мельницу. Он стал  проваливаться,
пыхтеть, задевать воду локтями и, наконец, погрузился в море по плечи.
   Мы пошли рядом, изредка, точно по  команде,  приподнимаясь  над  водой.
Остров казался дальше, чем можно было подумать, глядя с горы.
   - Почему он не звонит? - спросил, задыхаясь, Сачков.
   - Хорошая видимость, - сказал я.
   Набежал ветер и потащил за собой мелкую рябь.
   Какая-то сонная рыба плеснулась возле меня. Холод стал связывать  ноги.
Чтобы разогреться, я  лег  на  бок  и  пошел  овер-армом,  сильно  работая
ножницами.
   - Почему он не звонит? - спросил я, задыхаясь.
   - Потому что шт-тиль, - ответил Сачков.
   - Замерз?
   - Эт-то т-тебе п-показалось...
   Сачков отставал все больше и больше, бормоча под нос что-то  невнятное.
Метрах в ста от берега он  рассудительно  сказал,  отделяя  слова  долгими
паузами:
   - Ты... однако... не жди... я потихоньку.
   - Что, Костя, застыл?
   Он засмеялся и вдруг, вскинув упрямую голову, легко прошелся саженками.
   - Б-бери правей... З-зайдем с р-разных с-сторон.
   Он говорил спокойно, и я поверил: не подождал, не вернулся  к  упрямцу.
Остров был близко. Тревога и холод гнали меня к маяку... Как  я  проклинал
себя часом позже!
   Я видел полосу пены  и  темный  силуэт  ветряка  на  скале.  Крылья  не
шевелились, колокол молчал. Странная  в  этих  местах,  прозрачная,  почти
горная тишина накрыла маленький остров. Даже  волны,  обычно  размашистые,
озорные, взбегали на берег на цыпочках, с тихим шипением.
   Вскоре я перестал чувствовать холод. Как автомат, у которого  завод  на
исходе, я медленно поджимал и выбрасывал руки с растопыренными, онемевшими
пальцами... Ноги? Я давно потерял власть над ними. Правая по привычке  еще
сокращалась, левая тащилась за мной на буксире, бесполезная и чужая.
   Не знаю, плыл ли я, или превратился в буек, одетый в  тельняшку.  Берег
перестал надвигаться. Он был рядом, горбатый и темный...
   Еще десять взмахов, еще пять...
   И вдруг мерзкое, почти  судорожное  ощущение  страха.  Что-то  длинное,
цепкое скользнуло по моему животу и коленям. Я отчаянно  рванулся  вперед.
Еще хуже! До сих  пор  я  не  верил  рассказам  о  нападениях  осьминогов.
Скользкие, бледные твари с клювами попугаев,  которые  попадались  в  сети
рыбакам, были слишком мелки,  чтобы  внушить  страх.  Но  здесь,  рядом  с
берегом, над камнями... И снова отвратительное, ласковое  прикосновение  к
животу и ногам... Кто-то осторожно и тщательно ощупывал меня.
   И, только оторвав от горла  тонкую  плеть,  я  понял:  подо  мной  были
водоросли... Их огромные  плети,  поднимаясь  со  дна,  образуют  сплошные
заросли, более высокие и глухие, чем тайга.
   Для пловца такие встречи не страшны.  Но  что  делать,  если  с  кровью
застыла воля!
   Никто не был свидетелем финиша. Я мог бы сказать, что моряк  отряхнулся
и, смеясь над испугом, догреб тихонько до берега. И это будет неверно.
   Первым моим чувством был страх. Куда  ни  шло  -  захлебнуться  волной,
чистой, тяжелой.  Другое  -  запутаться  в  скользких  и  крепких  петлях,
воняющих йодом, биться и, обессилев, уйти на дно.
   Страх, бесстыдный, подлый, жестокий, выбросил  меня  на  поверхность  и
погнал к берегу, точно ветер. Я забыл о маяке, дяде Косте, даже о Сачкове,
барахтавшемся позади меня.
   Берег! Он вытеснил все, о чем я думал минуту назад. Как собака с камнем
на шее, я скулил и  рвался  к  земле,  колотя  воду  и  гальку  неожиданно
набежавшего берега.
   Помню, на четвереньках я вылез  на  остров,  дополз  до  водорослей  и,
вырвав жесткий пучок, стал, сдирая кожу, растирать онемевшие ноги.
   А потом вместе с теплом вернулись человеческое достоинство и стыд.
   Первая мысль была о Сачкове.  Он  держался  левее  меня  и  должен  был
выбраться на северный край островка.
   Я  побежал  вдоль  берега,  окликая  Сачкова.  Ни  звука...  темнота...
холод... звезды. Быть может, моторист вылез южнее?
   Дважды обежав остров, я, наконец, увидел Сачкова. Он был всего в десяти
метрах от берега и, как показалось мне,  вовсе  не  двигался.  Я  окликнул
его... Из упрямства или от слабости Сачков не ответил на голос,  а  только
мотнул головой.
   Я влез в воду и  схватил...  шар.  То,  что  представлялось  в  темноте
головой моториста, оказалось большим  стеклянным  поплавком  в  веревочной
сетке. Тысячи таких шаров, смытых штормами, блуждают  во  время  путины  у
побережья Камчатки... Поплавок медленно подплывал к берегу, покачиваясь на
пологой волне.
   В это время я услышал скрип гальки.  Кто-то  низкий  в  черном  бушлате
семенил по камням. Я окликнул смотрителя, но в ответ  послышались  собачий
визг и звяканье бубенца: коза и собака подбежали ко мне одновременно.
   Лайка ткнула мне в руку мокрый нос, отбежала и остановилась,  проверяя,
пойду ли я следом за ней.
   Потом она стала тявкать.  Она  звала  к  маяку,  на  восточную  сторону
острова, но я, все еще надеясь увидеть Сачкова, снова повернул к берегу.
   Собака умчалась в темноту. Я медленно побрел вдоль тихой воды.
   Лайка тявкала все настойчивей, все громче.
   Она забежала вперед и ждала меня на восточном краю  островка,  у  самой
воды. Не видя причины собачьего беспокойства, я хотел направиться  дальше,
но лайка вцепилась зубами в край тельняшки. Она тащила меня прямо в море.
   И тут я заметил Сачкова. Моторист лежал ничком в воде, метрах в пяти от
берега.  Очевидно,  он  настолько  обессилел,  что  не  мог  подняться  на
скользких камнях.
   Бедняга... Он выпил сегодня больше, чем за всю свою жизнь. Минут  сорок
я вытягивал и складывал ему руки, и с каждым взмахом  изо  рта  моториста,
как из хобота помпы, хлестала вода.
   Наконец я услышал, как вздрогнуло сердце.
   Сачков был холоден, неподвижен, тяжел, но веки уже дергались и  маятник
потихоньку вел счет времени.
   Я с трудом втащил моториста в  сторожку  и,  прислонив  к  стене,  стал
искать спички.
   Кто-то спал на топчане у печи. Я нащупал небритую щеку, пальцы,  плечо.
В кармане бушлата громыхнул коробок...
   ...Вспыхнула  спичка.  Ничего  тревожного.  Все  как  прежде,   весной.
Фотографии порт-артурцев между двух рушников, медная корабельная лампа  на
проволоке, самодельный, выскобленный добела стол. Чайник, кусок хлеба, две
банки консервов. Видимо, хозяева недавно поужинали.
   На топчане,  уткнувшись  носом  в  подушку,  спал  сменщик  смотрителя.
Странное дело, парень не снял даже сапог.
   Круглые стенные часы - гордость смотрителя - пробили  десять.  Я  зажег
лампу и осмотрелся внимательней.  Первое  впечатление  было,  что  сменщик
пьян: так неестественна, напряженно-неловка была поза  спящего.  И  только
встряхнув фонарщика за плечо, я понял, что он мертв...
   Рот его был широко раскрыт, подушка искусана и облита какой-то зеленой,
кисло пахнущей жидкостью. Искаженное, точно от удушья, потемневшее лицо  и
сведенные судорогой пальцы напоминали о тяжелой агонии.
   Смотрителя в комнате не  было.  Спотыкаясь  на  скользких  ступенях,  я
Кинулся наверх.
   Дядя Костя лежал на фонарной площадке. Стекла  маяка  были  открыты,  и
часовой механизм жужжал, поворачивая круглый щиток. Возле смотрителя  были
рассыпаны спички. Видимо, еще днем, почувствовав себя  дурно,  дядя  Костя
пытался зажечь фонарь... А  может  быть,  и  зажег,  но  не  смог  закрыть
ветровое стекло...
   Смерть пошутила над дядей Костей, изуродовав усмешкой его доброе  лицо.
Брови старика  были  высоко  вскинуты,  один  глаз  прищурен,  рот  широко
растянут. Казалось, он вот-вот зашевелится  и  просипит:  "Пойду,  братки,
поморгаю японскому богу".
   Я наклонился к старику и снова почувствовал дурной, едкий запах.  Пятна
высохшей рвоты виднелись на бушлате и железном настиле.
   Обеими руками смотритель держался за ворот.  Пуговица  была  вырвана  с
мясом и лежала поблизости. Я сунул ее в карман.
   Кровь толкала в голову - мне было жарко. После ледяной ванны и возни  с
мотористом я соображал очень туго. Убиты? Когда, с какой целью? И ни одной
царапины... Удушены? Кем? Ерунда.
   Я спустился  в  пристройку,  где  хранились  запасные  горелки,  флаги,
ракеты, и раскрыл вахтенный журнал на 14 сентября.
   "...6 часов. Ясно. Ветер три балла. В четырех  милях  прошел  китобоец.
Курс - норд.
   ...11 часов. Ясно. Две японские шхуны. Название не установлено. Курс  -
зюйд-ост..."
   Угловатым стариковским почерком, похожим на  запись  сейсмографа,  было
отмечено все, что видел-дядя Костя в тот день.
   Танкер...    Кавасаки...    Снабженец.    Опять    китобоец.    Никаких
происшествий... И, только взглянув вниз, в правый угол, куда заносят  все,
что относится к корабельному распорядку, я увидел запись:
   "2 час. пополудни. Обед обыкновенный.  Гречн.  каша,  две  банки  рыбн.
конс. Урюк. 2 час. 50 мин. приступлено к текущим работам, как то:  окраска
станины ветряка, расчистка двора.
   3 час. Младший фонарщик  Довгалев  Алексей  лег  на  койку,  сказавшись
больным. Резь в желудке.  Рвота.  Есть  подозрение  в  части  рыбн.  конс.
Приняты меры. Сознание ясное.
   3 час. 30 мин. Те же признаки в отношении начальника маяка.  Жалобы  на
огонь в желудке. Рвота. У Довгалева А.Н. судороги, пена. Сознание ясное.
   3 час. 47 мин. Потемнение в глазах. Синюха конечностей. Будучи  спрошен
о самочувствии, ответил: "Рано  хоронишь...  не  вижу  огня".  После  чего
признаков не обнаружено".
   Слово  "признаков"  было  зачеркнуто,  а  сверху  аккуратно   написано:
"пульса".
   Дальше я не читал. Мне почудилось, будто вместе  с  туманом  к  острову
приплыл пароходный гудок. Он звучал, нетерпеливо, хрипло, ритмично. Или то
жужжал, резонируя в башенке, часовой механизм?..
   Маяк был мертв. Слепым, тусклым глазом он смотрел в темноту.
   "Две вспышки на пятой секунде..." Я помнил только одно: огонь!
   Но легче было зажечь бревно под дождем, чем огромную лампу с  какими-то
странными  колпачками  вместо  горелок.   Оплетенная   медными   трубками,
неприступная и холодная, она отражала всеми зеркалами только свет  спички.
Из краников на руки брызгал не то керосин, не то смазка.
   А гудок ревел все настойчивей, все тревожней... Огонь!
   Теперь я уже различал иллюминаторы  пароходов,  выходивших  из-за  мыса
Зеленого. Временами туман расходился,  тогда  открывались  мерцающие  цепи
огней.
   В коробке оставалось не больше пяти спичек; И вдруг я понял -  маяк  не
зажечь. Возбуждение, охватившее меня при  виде  огней,  сменилось  ровным,
спокойным упрямством.
   Я спустился на площадку и стал  складывать  в  кучу  все,  что  накопил
смотритель: жерди, циновки, доски, порожние ящики. Затем я подкатил  бочку
и старательно облил керосином всю груду.
   Огонь! Он поднялся выше мачт,  выше  маяка,  к  самым  звездам.  Теперь
только слепые и спящие не заметили бы сигнала.
   Я схватил обрывок смоленой сети, зажег и, поддев  на  бамбуковый  шест,
стал размахивать в воздухе куском огня.


   Что было дальше, помню плохо. Море стало раскачиваться, точно собираясь
опрокинуться на  остров.  Маяк  накренился.  В  воздухе  поплыла  какая-то
чертовщина из стеклянных палочек и запятых.
   Кричали птицы. Море клубилось теплым паром, я лез по винтовой  лестнице
в рассветное небо. Подо  мной  громоздились  тучи,  наверху,  по  чугунным
исшарканным ступеням бежали цепкие ноги смотрителя. Дядя Костя  поднимался
все выше и выше над морем, стал виден  весь  океан  с  дорогами  ветра,  с
зелеными островами и кораблями, плывущими в разные стороны.
   Потом лестница завертелась в  башенке,  как  винт  в  мясорубке.  Ветер
сорвал с меня бескозырку. Обеими руками я схватился за перила и закружился
в трубе.
   Сколько времени длилось это, не знаю. Разбудил меня колокол. А когда  я
открыл глаза, то долго не мог понять, почему у меня такие длинные ноги.
   Внизу смутно блестела накрытая туманом вода. Временами  клочья  редели,
тогда у моих ног открывалась полоска пены и  черные  камни.  Постепенно  я
понял, что лежу  ничком  на  фонарной  площадке,  просунув  сквозь  прутья
решетки руки и голову. Как это случилось, не знаю до  сих  пор.  Вероятно,
под утро я полез на площадку и здесь свалился.
   Теперь ветер отжимал туман к берегу. Ветряк  кружился,  старый  колокол
спрашивал басом туман:
   "Был ли бой? Был ли бой?"
   Потом, замедлив удары, точно прислушиваясь  к  шуму  моря,  он  отвечал
важно и грустно:
   "Дно-о... Дно-о... Дно-о..."
   Кажется, у меня начиналась горячка.
   Помню, я спустился вниз, в  сторожку,  и  стал  наваливать  на  Сачкова
одеяла, брезенты, полушубки, плащи - все, что мог найти  на  вешалке  и  в
кладовой. После этого я надел почему-то резиновые сапоги и, стуча  зубами,
залег под тряпье. Я обнял Сачкова,  соленого,  мокрого,  и  вместе  с  ним
поплыл навстречу "Чапаеву".
   Остальное - сплошной винегрет.  Стук  катера,  плеск  воды  возле  уха,
горячий дождь, ободок кружки в зубах.  Чьи-то  прохладные  руки  на  голой
спине и нудный запах аптеки. Я забыл  имена,  лица,  время  -  все,  кроме
зажатой в кулаке пуговицы от бушлата смотрителя. Почему-то  мне  казалось,
что потерять пуговицу - потерять все.
   Кто-то пытался уговорить, разжать кулак силой. Я жестоко боролся, ломал
пальцы, кажется, даже укусил  противника  за  руку.  И  победил.  Пуговица
осталась со мной. Я  спрятал  ее  под  матрац  и  доставал  только  ночью,
оставшись один. Колокол,  славный  сторож,  мой  друг,  гудел  непрерывно,
напоминая об опасности, не давая мне спать.
   ...А когда он умолк, я открыл глаза и увидел возле себя  Колоскова.  Он
сидел на табурете, свежий, холодный, и старался завязать  зубами  тесемки.
Из рукавов больничного халатика на  целую  четверть  вылезали  здоровенные
красные ручищи.
   И Сачков был тут  же,  серьезный,  грустный,  надевший  впопыхах  халат
разрезом вперед. Он разглядывал меня с почтительным  страхом,  как  сирота
покойного дядю, и при этом громко сопел...
   Я хотел спросить, что случилось, но Колосков зашипел и поднял ладонь.
   - Все в порядке, - сказал он шепотом, - мы с доктором  только  что  вас
осмотрели.
   - Ерунда, - подтвердил Сачков, - мне сдается, ты здоровее, чем был.
   - Я хочу знать...
   - ...что нового? -  подхватил  Колосков.  -  Понятно.  Из  Владивостока
привезли апельсины, кожура толстовата,  однако  справляемся.  Погода  тоже
ничего, баллов на шесть. Что еще? Боцман лечит зубы... Во  втором  экипаже
дамы повесили зеленые шторы. Ничего, подходяще...
   - А маяк?
   - Завтра сборная  отряда  против  сборной  порта,  -  сказал  торопливо
Сачков.
   - Где "Чапаев"? Я видел огни.
   - Все в порядке... Левый край пришлось заменить.
   - Перестань... Я спрашиваю: что на маяке?
   Сачков замолчал, а лейтенант сильно заинтересовался мундштуком  трубки.
Он долго ковырял  его  спичкой  и  разглядывал  на  свет,  потом  медленно
ответил:
   - Занятный сон... Вы простудились на охоте...  Помните,  перешли  вброд
реку? Вы и того... А вообще... спать надо, Олещук... Спать...
   - Когда это было?
   - Охота? Месяц назад.
   Я молча полез под подушку и достал пуговицу,  старую  орленую  пуговицу
дяди Кости, обтянутую черным сукном.
   Колосков посмотрел на нее и отвернулся.  Море  за  окном  было  злое  и
синее. На дубках лежал снег.
   - Вам это приснилось, - сказал он упрямо.

   1938

Популярность: 12, Last-modified: Tue, 19 Dec 2000 22:12:07 GMT