-----------------------------------------------------------------------
   В кн. "Сергей Диковский. Патриоты. Рассказы". М., "Правда", 1987.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 19 December 2000
   -----------------------------------------------------------------------


   Ляо Пен-су шел осторожнее обычного. Верный контрабандной  привычке,  он
выбирал черный бархат весенних опалин, где пепел мягок и глух, как пыль.
   Он шел, почесываясь и почти хихикая от удовольствия.  Старый  гадальщик
из Санчагоу выбрал верного бога, - зашитый в пояс, он отлично охраняет  от
зеленых фуражек. Только что Ляо Пен-су едва не наткнулся на  них  в  пади.
Еще минута - и двое пограничников сами сняли бы с плеча тюки с  харбинским
коверкотом. Но один, должно быть, молодой и нетерпеливый, окликнул слишком
поспешно, и Ляо Пен-су успел скатиться вниз, в сухую траву, где с  головой
тонут кони.
   Здесь он лежал, спрятав  голову,  сжимая  в  кулаке  своего  голопузого
медного бога, пока умолкла трава и осторожный голос с досадой сказал:
   - Темно... Надо бы взять с собой Аякса.
   Ляо  Пен-су  едва  не  засмеялся.  Какая  разница,  если  вместо   двух
пограничников трое будут топтать сухую траву!..
   Он полежал для осторожности с полчаса и снова перебрался на опалину.
   Для  осторожности  у  Ляо  Пен-су  были  особые  причины.  Из-за   двух
килограммов кокаина стоит изображать камни даже в снеговой воде ручьев.  А
у Владивостокского угрозыска отвратительная привычка  рассылать  отпечатки
пальцев. Попробуй докажи, глядя на предательски четкий рисунок  кожи,  что
валютчик Ли Шао-чжу или банковщик Чван-фо не  имеют  отношения  к  честным
рукам Ляо Пен-су!
   Отпечаток - целая биография. А кому интересно перебирать  старые  листы
допросов? Разве так важно, что Ляо  Пен-су  торговал  бобовым  творогом  с
мокрой, грязной доски? Или  что  можно  рассказать  о  крашеных  китайских
девчонках с ногами, обтесанными, как ходули, которых он  водил  в  мужские
бани? Это было нетрудно и выгодно.
   Десять  лет  набухал  банковыми  билетами  пояс  Ляо  Пен-су.  Это  был
фундамент будущей лавки, из-за которой  стоило  рисковать  шкурой.  Четыре
стола, полдюжины чашек, лепешки на кирпичах - декорация для фининспектора.
А настоящее - за жиденькой дверью, там, где короткие всхлипы трубок, белый
дым, трехрублевый сон курильщиков опиума.
   И все-таки не дозрела мечта лавочника. Черт  сунул  к  нему  комсомолок
китайской совпартшколы с их роговыми очками и грифельными досками.  И  эта
затея кончилась.
   И уж совсем было неинтересно рассказывать, как попали на плечи  тюки  с
харбинской мануфактурой. Важно, что граница позади. Еще пяток километров -
и можно отдохнуть, не опасаясь зеленых фуражек.
   ...Ляо  Пен-су  для  успокоения  совести  сделал  несколько  петель  по
росистой траве и влез на скалы. Здесь, в каменной чаше, под ветками ореха,
он положил под голову тюк и заснул, довольный отсутствием погони.
   Он проснулся при ярком солнце от жаркого дыхания и, рванувшись  вперед,
попал лицом в  жесткую  шерсть.  Широко  расставив  ноги,  над  ним  стоял
маньчжурский волк - грудастый, темный, остроухий.
   Волк не рвал Ляо Пен-су. Он стоял, вытянув язык, и выжидающе смотрел  в
сторону, где трещали сучья. Ляо Пен-су посмотрел  на  его  влажный  нос  и
понял, что все двадцать километров ухищрений, петли,  ползанье  на  животе
разгаданы, размотаны овчаркой.
   Стоило удирать от пограничников, чтобы лежать  под  немецкой  овчаркой!
Ляо Пен-су поднялся, чтобы бежать, но спокойный голос приказал:
   - Фас, Аякс!
   Пушистая, пахнущая мокрой псиной грудь снова опрокинула его на землю.
   Когда ему разрешили подняться, он встал, не видя противников от злости.
Пропали десять тысяч рублей. Мокрый собачий нос встал поперек  многолетней
мечты лавочника. Тогда он сказал с наглой усмешкой человека, знающего цену
предложению:
   - Ваша меня не видел... Две тысячи клади сапог... Ну?
   - Молчи!
   Подняв руки, Ляо Пен-су пошел  на  красноармейца,  внутренне  благодаря
себя за предусмотрительную привычку держать нож под  рукой.  Если  ударить
верно, можно попытаться уйти.
   Старчески сгибаясь, с покорной усмешкой, он подошел  вплотную  и  вдруг
рванулся вперед. Нож  вошел  по  рукоять.  Но  не  в  ненавистную  зеленую
гимнастерку, а в собачий бок - так неожиданно взвилась с земли пятифутовая
серая пружина.
   Следующую секунду Ляо Пен-су считал последней для себя. Мушка  взлетела
к бандитской переносице. Бешенство проводника собаки было готово сорваться
с дула нагана, но старший сказал:
   - Марш на заставу!
   Так умер в 1931 году пятифутовый волк Аякс. У проводника не хватило сил
приколоть его  на  месте.  Он  нес  его  на  плечах  до  самой  заставы  и
рассказывал позже, что собачье упорное молчание было  в  тысячу  раз  хуже
визга.


   Не всегда стреляет под каблуком ветка. Не  всегда  шелестом  травы  или
стуком камней отмечен путь нарушителей.
   Бывают переходы границы бесследные, как бег по хвое, как прыжок в воду.
Контрабандисты  прорвались  через  кордон.  Прорвались  удачно.   Нет   ни
брошенных окурков, ни примятой травы, ни остатков костра. Шорох и  тени  в
тайге. Для глаз же - сосновые курчавые  волны  до  горизонта,  из  которых
торчат каменные пальцы скал. Для ушей - скулеж ветра, застрявшего в сучьях
и хвое.
   Переход бесследен, и тогда на помощь уху и глазу приходит  изумительный
аппарат, которым располагает застава.
   Весь он умещается на  конце  колючей  волчьей  морды.  Влажный,  черный
шагреневый кусок кожи. Всегда беспокойные, всегда открытые ветру ноздри. И
вдобавок к ним - квадратная грудь волкодава, уши, встречающие  шорох,  как
проворные косые паруса ветер, белый капкан зубов, готовый раздробить бычьи
кости, и, наконец, ноги степного волка.
   Прибавьте к этому страсть следопыта, молодое любопытство, находчивость,
рожденную трудной практикой, и это будет Занда - первая и  лучшая  овчарка
заставы Н.
   В майский, полный запахов день в ворота заставы вошли двое: Акентьев  и
Занда - младший командир, с лицом темнее своих белесых волос,  и  немецкая
овчарка, почти щенок, но с волка ростом.
   До сих пор застава работала без собак, и Занда вошла  в  высокую  будку
среди  недоверчивых  усмешек   и   снисходительного   панибратства.   Даже
старогодники косо поглядывали на дрессированного щенка. Слишком уж молода,
слишком самоуверенна эта  красивая  голова!  Подумаешь,  специалистка!  Со
школьной скамейки - прямо в тайгу. Посмотрим, что будет  с  тобой,  Занда,
когда возле твоих ушей тявкнет наган!
   И Крылов, повар заставы, фанатик конного дела, отверг за  щенком  право
на мысль.
   - Конь по уму наравне с обезьяной, - сказал он,  добросовестно  наливая
Занде щей, - но собаке догнать коня - это все равно как копытами обрасти.
   Акентьев не спорил. Он поковырял в борще  щепкой  и  отставил  миску  в
сторону.
   - Придется варить отдельно.
   - Что же, не жирно? - спросил Крылов с большой обидой в голосе.
   - Жир при диете не нужен. Придется отдельно.
   - Суке?
   - Да, Занде.
   В первый же день щенок удивил заставу  воспитанием.  Кто-то  из  бойцов
кинул ему мозговой мосол, от которого помутились бы глаза  у  любого  пса.
Занда же  остановилась  над  костью  в  горестной  задумчивости.  Губы  ее
дрожали, хвост раскачивался, как  маятник,  отмечающий  нетерпение,  глаза
вопросительно смотрели на проводника.
   - Занда, фу! - сказал Акентьев, и собака, конфузясь, отошла в сторону.
   Многое было сначала непонятно в дружбе человека  с  немецкой  овчаркой.
Почему младший  командир,  старый  комсомолец  Акентьев,  командует  одной
собакой? Где грань между дрессировкой и умом? Инстинктом и  находчивостью?
Почему у Акентьева Занда повинуется шепоту, кошкой  ползет  на  брюхе,  по
садовой лестнице взбирается на второй этаж, подает голос,  берет  метровый
барьер, а к другим не поворачивает заносчивой морды?
   И  почему  спокойный   проводник   так   горячится   против   ласкового
панибратства бойцов с собакой? Разве написано  в  уставе,  что  нельзя  на
досуге бойцу запустить пятерню в густую шерсть Занды?
   Красноармеец Сурков, играя, щелкнул Занду по носу. Щенок  сморщил  нос,
удивленный фамильярностью.
   А Акентьев  полчаса  добросовестно  пилил  обидчика  всеми  параграфами
устава.
   - Вам  командир  разрешает  играть  с  пулеметом?  -  спрашивал  он.  -
Затыльник, к примеру, вынуть?
   - То пулемет, а то собака.
   - Умница... Ну, а что такое собака?
   И оказывалось, что Занда, так подозрительно косящая глаза, из будки,  -
друг,  почтальон,  разведчик,  -  словом,  четвероногая  техника,  которую
щелкать по носу преступно.
   Дружба завязалась не сразу.  Нужен  был  первый  выход,  чтобы  исчезли
последние усмешки скептиков. Нужен был месяц,  чтобы  каждый  красноармеец
знал:
   Занда распутала семь переходов;
   Занда по спичкам отыскала виновников поджога коммуны;
   Занда равнодушна к выстрелам.
   Только тогда собаку поставили рядом с конем.  В  "ильичевке"  появилась
статья  "Наша  Занда",  и  художник  нарисовал  овчарку  по  пояс,  с   ее
сверкающими глазами, широкой пастью и языком, который не лижет ничьих рук.
   Да, чудесного щенка привел Акентьев! В его добросовестные комсомольские
руки питомник передал большеротого, глупого волчонка. А через год Акентьев
водил на поводке живую легенду границы: друга, которому, как и  коню,  нет
цены.
   Не было бы Акентьева, этой терпеливой  собачьей  няньки  с  поводком  и
уставом в кармане, - не было бы  овчарки,  стерегущей  запахи  на  границе
Маньчжурии. Пройдя  в  Сибири  школу  батрачины,  Акентьев  вынес  из  нее
комсомольский билет, рваные штаны  и  руки,  безработные  только  во  сне.
Остальное:   грамотность,    дисциплину,    специальность,    страсть    к
рассудительности - дала полковая школа пограничников.
   Попади Акентьев не в питомник, а на Днепрострой, он так же настойчиво и
упрямо осваивал бы  какой-нибудь  деррик,  так  же  пилил  бы  каменщиков,
тыкающих пальцы в машины.
   Здесь на его руках был мокроносый озорной щенок  с  молочными  глазами.
Проводник Акентьев видел  первый  азартный  прыжок  собаки  через  барьер.
Первый принял у Занды апорт. Первый сказал слово короче  приказа  "огонь":
"Занда, фас!"
   Повинуясь только Акентьеву, большеротый щенок начал бегать за запахами,
как котенок за клубком ниток. Удивительно быстро рос этот  клубок.  Первый
месяц Занда могла разматывать его на километр - и то если запах  прочен  и
густ. Через год она даже шорох слышала за километр. След  же,  исчезнувший
для других собак через три - пять часов, тревожил  ее  беспокойные  ноздри
через шесть - восемь.
   Она  воспринимала  запах  не  хуже,  чем  пальцы  слепого   поверхность
предмета. Вероятно, запах новых сапог нарушителя тек мимо собачьих ноздрей
медлительной, раздражающей рекой, чеснок  жег  ноздри,  рассыпанный  табак
ослеплял, как вспышка магния.
   Акентьев был младшим командиром, проводником и летописцем. За три  года
он исписал старательными горбатыми буквами целую книгу о  подвигах  Занды.
Книгу рассказов по двадцать строк.
   Чуть округленные  в  разговоре,  карликовые  рассказы  о  друге  собаке
выглядят так:


   РАССКАЗ N 1. КАК ЗАНДА УДИВИЛА СПИРТОНОСА

   "Мы ехали втроем дозором: я,  Ганичкин  и  Буняев.  Перед  утром  встал
туман. Тогда мы слезли у тропы, и  Занда  подняла  уши.  Тут  кони  сильно
зазвенели удилами, и я испугался, как бы не было помехи.  Но  Занда  пошла
вперед и очень скоро выгнала на тропу спиртоноса.  Деньги  в  клеенке,  на
сумму семнадцать тысяч триста сорок рублей, он, конечно, успел забросить в
кусты. Но мы их заметили не затрудняясь.
   Я спросил спиртоноса: "Сколько людей?" Он ответил: "Я  один".  Тогда  я
посмотрел на Занду и понял, что он врет. Вскоре Занда отыскала еще  восемь
человек. Один, в хорошем костюме, бритый, с шарфом, хотел  убежать,  но  я
сказал: "Фас!" - и Занда привела его, кусая за мягкое место.  И  он  очень
удивился, как чисто работает наша Занда".


   РАССКАЗ N 2. КАКИЕ БЫВАЮТ КАМНИ

   "Если вы смотрели на карту, то знаете, что ручей  лежит  за  Карпухиной
падью. Мы же тогда несли наряд на правом фланге за двадцать километров.
   Едва мы прошли, как Занда взяла след. Как раз  народился  месяц,  и  мы
сказали ему спасибо.  Иначе  кто-нибудь  из  нас  наверняка  заработал  бы
увольнительную без срока. Занда полезла на  такие  крутояры,  что  сил  не
хватало.
   Потом перешли сопку Мать и вышли на болото. Потом стали идти по  тропе.
Так шли всю ночь, и я очень радовался Занде.  Но  красноармеец  Школьников
сел перематывать портянки и  стал  говорить,  что  это  козуля  прошла  по
скалам, а если кто из людей, то пусть  его  другая  застава  ловит.  Я  же
видел, что Занда идет не верхним чутьем, а значит - по следу.
   Мы уже совсем устали, и тут в кустах закричали птицей.  Школьников,  по
малограмотности, посчитал, что это фазан.  Но  у  фазана  голос  короче  и
всегда похож на простуженный. Здесь же было подражание.
   Школьников хотел идти домой, потому что он сне рыжий - козуль по  горам
гонять". Но я сказал ему, что при такой политике можно наверняка  потерять
комсомольский билет.
   Тут Занда стала вести меня за  рукав  к  ручью,  и  мы  увидели,  какие
"козули" ходят по ночам. Их было пять человек, причем все под видом камней
лежали в ручье и так застыли, что мы их  согревали,  гоняя  бегом.  Однако
случай этот для Занды еще не так характерен,  потому  что  шли  нарушители
скопом и с сильным запахом овчины!"


   В этом  году  на  заставу  пришел  приказ:  командование  перебрасывало
"Занду, немецкую овчарку, суку трех лет", на другой участок, где тревожнее
пахнет контрабандой, шпионажем, диверсией.
   Младший командир Акентьев выслушал приказ и стал укладывать  в  вещевой
мешок по порядку: уставы, дневник, запасной ошейник,  гребешки  и  голубую
миску Занды, так возмутившую когда-то  повара.  Он  был  спокоен.  Застава
освоила четвероногую технику. Занда уходила, но  новый  большеротый  серый
волчонок  показывал  любопытный  нос  из  будки,  и  комсомолец-проводник,
обученный Акентьевым, восклицал укоризненно:
   - Фу, Барс!
   Вся застава вышла проводить Акентьева и Занду. Старый  любитель  коней,
повар Крылов, последним подошел к проводнику.
   - Три самых умных животных есть на свете, -  сказал  он  философски,  -
обезьяна, конь и Занда. Будь здоров, Акентьев!
   Они уходили в широкие ворота сопок, не оглядываясь: младший командир  с
лицом темнее белесых волос и  огромная  немецкая  овчарка.  Тяжелый  хвост
собаки бил по ногам, знаменитый беспокойный нос лежал на тропе.
   И было ясно: новый клубок запахов без конца разматывается перед Зандой.

   1932

Популярность: 16, Last-modified: Tue, 19 Dec 2000 22:12:11 GMT