---------------------------------------------------------------
     © Copyright Кирилл Еськов
     Email: afranius@newmail.ru
     Date: 22 Oct 2000
---------------------------------------------------------------

     ("Конец истории?" -- "Не дождетесь!..")

     Все попытки  как-то детализировать облик грядущего выглядят aposteriori
смехотворными, если не жалкими.
     Борис Стругацкий

     Нет,  удивительно все-таки,  как  магия  подкравшейся  на мягких лапках
круглой даты воздействует на умы вполне вроде бы здравомыслящих людей, вроде
вашего  покорного слуги, понуждая  их к поистине странным поступкам.  Вот уж
никогда бы не подумал, что сподвигнусь на печатное изложение  своих взглядов
на  будущее  человеческой  цивилизации;  эдакие,  извиняюсь  за   выражение,
"soziologische-futurologischen Uebungen"...
     "Дураки бывают  разные.  Нет,  прошу не  вставать с места, вас пока  не
вызывали! Я бывал дураком всех разновидностей, кроме одной..." -- но на этом
месте   справедливость    требует   прервать   цитату.    Ибо   отнюдь    не
кладоискательство (коим надумал заняться герой О'Генри), а именно прорицание
будущего  заслуженно числится  крайним в  ряду  тех  поприщ,  где в качестве
спецодежды потребен колпак с бубенчиками.
     Любого,  кто  отправится  на   ознакомительную  экскурсию  по  маршруту
незабвенного Луи Седлового, поразит не  столько даже  несуразность буквально
всех картин (и набросков) Описываемого Будущего, сколько авторство некоторых
из  них.   Менделеев,  полагавший  самой   сложной   технической   проблемой
следующего,  двадцатого, века утилизацию  огромного количества навоза  (ведь
поголовье лошадей, ясное  дело, будет и дальше прирастать прежними темпами);
Эйнштейн,  заявивший,  буквально   за  дюжину   лет  до   Хиросимы,  что  до
практического использования  атомной  энергии дело  дойдет  лет через сто --
никак  не раньше; Бернард Шоу,  видевший политическую  карту  будущей Европы
так:  "Франция и  Германия?  Это  устарелые  географические  названия... Под
Германией вы, очевидно, подразумеваете  ряд советских  или  почти  советских
республик, расположенных между Уральским хребтом и Северным морем. А то, что
вы называете  Францией -- то есть, очевидно,  правительство в Новом Тимгаде,
-- чересчур  занято своими африканскими  делами...". Список этот при желании
можно продолжать  до бесконечности. И  уж  если в своих попытках предугадать
будущее постоянно попадают пальцем в небо  даже  самые блестящие умы  своего
времени -- на что тут рассчитывать дураку, вроде меня?
     Ну, прежде  всего, дураку  не  стоит играть с умными на их поле и по их
правилам  --  это  дело  заведомо дохлое;  а  вот учудивши что-нибудь  свое,
дурацкое,  можно  порою достичь  весьма  любопытных  результатов... Помните,
например, классический анекдот  про пьяного,  искавшего потерянный  ключ  от
дома  лишь  под  фонарями  --  поскольку  "там  светлее"?   Если  вдуматься,
интуитивно избранная им стратегия поиска  вовсе не так глупа, как кажется на
первый  взгляд:  ведь в кромешной темноте,  куда не  достает  свет  фонарей,
ключика-то все равно  не найти, даже если он там и есть... Итак, давайте для
начала,  основываясь  на печальном опыте  предшественников,  оконтурим  зоны
"неосвещенные" (где искать  просто бесполезно) и "освещенные" (где результат
-- дело везения).

     ПОПЫТКИ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОГНОЗА

     Плох тот митрополит,
     что не был замполитом
     и плох тот замполит,
     что не митрополит.
     Е.Лукин

     Приходится   констатировать,  что  как  наука,   так   и  беллетристика
продемонстрировали   полнейшую    неспособность   предугадать   сколь-нибудь
существенные черты общественного устройства нашего века. Да, порою совпадают
кое-какие  детали  --  однако  совпадения  эти  лишь  оттеняют   разительное
несоответствие  общих картин  прогнозируемого и реального  будущего. Помните
изрядно нашумевшую в  свое время,  а ныне  почти забытую антиутопию Кабакова
"Невозвращенец"? Саперные  лопатки и причисление  авангардиста Шнитке к лику
официозных классиков автор  предугадать сумел, а вот по всем более серьезным
пунктам прогноза -- полный облом...
     Чем останется двадцатый век  в учебниках  истории? Прежде всего  -- это
время  реализации   социалистической  идеи  в  форме  тоталитарных  режимов.
Тоталитаризм   возникал  многократно  и  независимо,  на  совершенно  разной
национальной  и экономической  основе  --  от высокоразвитого капитализма  в
Германии до чистого феодализма  в Корее (т.е. ни о какой  такой "трагической
случайности", прикатившей на нашу голову  в пломбированном  вагоне,  и  речи
быть не может --  существовал объективный общемировой тренд). Все эти режимы
пережили бурный расцвет,  а затем очень быстрый -- по историческим меркам --
крах. Так вот, ни первого  (самогО возникновения  тоталитаризма), ни второго
(стремительности его крушения) предугадать не смог никто...
     Предвижу  на  этом  месте  возмущенный  гомон:  "А  как же Замятин?!  А
Оруэлл?.. А..." А никак -- все это просто не имеет  отношения к делу. Точнее
говоря  -- имеет, но  лишь  в той части,  что  выходит за  рамки конкретного
социологического  прогноза.  И  если история Цинцинната  Ц.  будет волновать
людей, покуда  существеут художественная литература, то  Оруэлловскую агитку
наверняка  ждет  такое же забвение,  как  и другой "бестселлер века" -- "Что
делать":  по  прошествии  трех  десятков  лет  --  когда   вымрет  поколение
европейцев, принужденное проходить  "1984" в рамках школьной программы, -- о
Великой Антиутопии  и  не  вспомнит  никто,  кроме  библиографов... Впрочем,
давайте по порядку.
     Вполне  очевидно, что антиутопии  двадцатых  годов (вроде  замятинской)
только постфактум  кажутся нам "романами-предостережениями".  На самом  деле
это была лишь затянувшаяся сверх  всякой меры полемика  с  технократическими
утопиями  ушедшего,  девятнадцатого,  столетия.  Ну  какое,  скажите,  имеют
отношение  те  автоматизированные,  хирургически-стерильные  миры  холодного
рацио  (вроде  того,  которым  повелевает   Благодетель)   ко   всему  этому
сталинско-кимирсеновскому убожеству с крепостными-колхозниками и талонами на
сапоги? Замятин и Хаксли  продолжали свою -- вполне виртуальную -- дискуссию
с Уэллсом, никак не соотнося ее с общественными процессами  вокруг себя; это
никакой  не упрек  -- они решали свои  собственные задачи, и социологическое
анатомирование реальных тоталитарных режимов in statu nascendi в список этих
задач просто не входило.
     Лейтмотивом  же следующей генерации антиутопий (от Оруэлла до Зиновьева
и Войновича) стала абсолютная несокрушимость тоталитаризма. "Сапог, топчущий
лицо человека -- вечно". Попытки же одолеть тоталитаризм при помощи "бога из
машины"  (как  в "Часе Быка")  лишь усиливали ощущение  безнадежности:  "Да,
ребята, это -- навсегда..." Были тут, однако, и важные нюансы.
     "1984" впервые попался мне в руки в студенческие времена -- в  середине
семидесятых;  до обозначенного в нем срока оставалось меньше десятка лет,  и
было яснее ясного, что автор в своем прогнозе крупно промахнулся. Вообще, по
моим  воспоминаниям, роман впечатлял  в основном  барышень: камера No  101 и
невозможность трахнуться без разрешения парткома -- на них этот набор ужасов
действовал безотказно. Скептикам же и  прагматикам вроде меня было очевидно,
что гомункулус по  имени  "Ангсоц", заботливо  выращенный  Оруэллом в  колбе
западных  стереотипов,   --   существо  абсолютно  нежизнеспособное;  будучи
ввергнут  в  грубую  реальность,  он  сдохнет  точно  так  же,  как  ужасные
уэллсовские марсиане.
     Это ведь  только западник может  упустить из  виду, что "телескрины" --
основополагающий элемент  системы  тотального  контроля --  будут  бесперечь
ломаться; и  купить их за нефть на "загнивающем  Западе" тоже  нельзя --  за
отсутствием  такового, вот  ведь  в  чем  ужас-то...  Как  будет работать  в
условиях социализма (хоть  английского,  хоть какого)  служба "телеремонта",
объяснять, надеюсь, не надо:  приедут на  аварию, разломают стену -- а потом
поминай  как звали. Конечно же, нормальный обыватель начнет отслюнять им  на
лапу, чтоб  перегоревший телескрин  в его квартире просто пометили  в отчете
как починенный;  а  поскольку  запчастей  для  ремонта  все  равно  нету,  а
отчитываться наверх надо --  будут брать,  к обоюдной пользе; ну, а народные
умельцы  из этой конторы  станут за доступную  плату подключать  желающих  к
закрытым  телескринным сетям  для  начальства,  по которорым  ночами  крутят
порнуху Малабарского производства (или где они там воюют).
     Дальше наверняка выяснится, что и те  запчасти к телескринам, что есть,
производят (для всех трех империй!)  все в том же Малабаре; никакой  "войны"
там, конечно,  нет и в помине -- зато есть  посольства, резидентуры и прочие
"загранучреждения",  всосавшие  всех   поголовно  начальственных  отпрысков.
(Сюжетик: идейный... скажем так -- чудак старой  закалки  подает  начальству
прожект усовершенствования  телескринной сети, позволяющий сократить закупки
импортной техники  и сэкономить  для  Родины  валюту;  а  у начальника  есть
племянник,  он как  раз  и  сидит  в Малабаре  на  этих  закупках... Товарищ
Гельман, товарищ Липатов, ау-у!!)
     Иное дело  --  "Зияющие  высоты" и продолжающая их  серия  Зиновьевских
антиутопий. Это  да, здесь вам не тут... Не  скажу за "Фауста" Гете, но  что
"эта штука будет посильнее" (на порядок), чем всепланетно-разрекламированный
ужастик  английского  социалиста  -- нет  вопроса;  более  всесторонненей  и
исчерпывающей анатомии  "реального тоталитаризма" мне  не встречалось ни до,
ни после. Стена, которую Зиновьев в своих книгах бесстрастно воздвиг на пути
всей прежней мировой истории -- дабы та "прекратила течение свое", выглядела
абсолютно  несокрушимой;  кладка ее  были  подогнана  столь  тщательно,  без
малейших зазоров,  что  даже  не  нуждалась  в  растворе;  на  совесть  было
построено -- чего там говорить...
     Самое же  любопытное  произошло, когда стена эта обвалилась прямо у нас
на глазах -- внезапно и вроде бы безо всяких видимых причин. Автор настолько
разобиделся (на историю? на Гомеостатическое Мироздание?) за свое порушенное
творение, что повел себя явно неадекватно: принялся предрекать, что это лишь
маневр  (вот  погодите, скоро  коммунизм  станет круче прежнего!),  сделался
завсегдатаем  всех  коммунистических  тусовок...  Он  ведь  так  убедительно
обосновал,  почему этот  кошмар  неминуемо  станет  "Светлым  будущим" всего
человечества -- а тут такой облом... обидно,  понимаешь! Ей-богу,  создается
впечатление, что сегодняшний  Зиновьев отдал  бы правую  руку (а то и  более
важные  части тела) за то, чтобы завтра поутру мы все  проснулись под  звуки
советского гимна из радиоточки -- причем не из любви к этому самому Ибанску,
возглавляемому Заведующим-Заибаном (какая уж там любовь!), а лишь бы  только
не признавать ошибочность своего суперубедительного прогноза...
     Итак:  покуда  тоталитаризм (как общественная модель) лишь складывался,
его не замечали в упор; когда же он оформился во всей красе -- стали считать
его    вечным.   Но   ведь   то   же    самое    --   буквально   с   любыми
социально-политическими  ожиданиями!  Ну,  кто  бы  мог подумать, что именно
Британия  --  живое воплощение  максимы  "Пусть  рухнет  мир,  но  свершится
правосудие!" -- окажется  в авангарде строителей нового миропорядка, в  коем
все основы международного  права  похерены ради "прав человека"  (трактуемых
при этом  весьма и весьма избирательно, по двойному стандарту). И дело вовсе
не в закидонах конкретного  социал-демократического  правительства,  которое
сперва  арестовывает  легально въехавшего  в  страну иностранного  сенатора,
защищенного  дипломатическим паспортом,  а затем начинает интервенцию против
европейского  государства  с  международно  признанными границами  и законно
избранным  правительством,  дабы  поддержать  мятеж  тамошних  сепаратистов.
Важнее иное: 90 % англичан, вроде бы воспитанных -- не в пример нам, грешным
-- на Dura  lex,  sed  lex и  Pacta  sunt  servanda, полностью  одобряют это
беззаконие: а че такого, ведь Пиночет и Милошевич -- плохие парни!.. Англия,
пожелавшая  жить не по  закону, а по понятиям -- что тут  еще скажешь?  (Это
ведь  именно  НАТОвская агрессия против  Югославии  выдала российской власти
крат-бланш  на  "окончательное  решение  чеченского   вопроса";  и  нынешнее
возмущение  Запада  российскими   действиями  на  Кавказе  смотрится  вполне
анекдотично: "И эти люди запрещают мне ковыряться в носу!")
     Или  --  чуть  из  иной  области.  В  первой  половине  века  мало  кто
сомневался,  что  если  в  будущем  и  сложится  новый  экономический  центр
цивилизации, сопоставимый  с Западной  Европой,  США и  СССР,  то им  станет
Латинская  Америка (эти ожидания отразил, например, Цвейг в книге  "Бразилия
--  страна  будущего").  Аргентина  и другие  ведущие  державы континента  и
вправду развивались в те годы поистине  фантастическими темпами. Ну, кто мог
предвидеть, что после  Второй  мировой войны (от которой они объективно лишь
выиграли),  все они  вдруг  впадут в  полувековую экономическую  летаргию?..
Новый,  "внеатлантический",  центр цивилизации (как нам  теперь  стало ясно)
действительно возник,  но  совсем не  там,  где  ожидалось: на Тихоокеанском
побережье  Азии.  Именно  восточноазиатские страны  совершили  блистательный
рывок в двадцать первый век, и помешать этому не смогли никакие "объективные
препятствия":  ни то,  что  Японии  пришлось  подниматься из  радиоактивного
пепла, ни  чудовищные социально-экономические эксперименты, на  долгие  годы
обескровившие Китай, ни  затяжные гражданские  войны почти по всему региону,
ни  даже  отсутствие  сколь-нибудь заметных запасов минерального сырья  -- и
особенно нефти.
     Ладно,  бог с ними, с  глобальными прогнозами -- но ничего путного, как
выясняется,  нельзя  предвидеть   даже  в  своей,  сугубо  профессиональной,
области. Помните, у  Стругацких в "Хромой судьбе"  писатель  Феликс Сорокин,
хранящий в глубине письменного стола сокровенную Синюю Папку с главным своим
романом,  встречает  Михаила  Афанасьевича  (реинкарнацию того  самого); тот
способен при помощи созданной им машины (вариант Мензуры Зоилии) предсказать
грядущую  судьбу  любого  художественного  текста  по  некоему  простенькому
интегральному  показателю, а именно: по  цифрам  "НКЧТ" --  наивероятнейшему
количеству  читателей  текста.  Михал  Афанасьич-прим сперва  отрицает  свое
тождество  в  таких вот словах:  "...Как  я могу  быть им?  Мертвые  умирают
навсегда,  Феликс  Александрович.  Это так же верно,  как  то,  что рукописи
сгорают  дотла.  Сколько  бы ОН  ни утверждал  обратное", а затем  открывает
Сорокину самый ужасный, даже не приходивший  тому  в  голову, вариант судьбы
его рукописи:
     "...Проклятая  машина  может  выбросить  на  свои экраны не семизначное
признание  моих,  Сорокина,  заслуг  перед  мировой  культурой  и не  гордую
одинокую  троечку,  свидетельствующую  о том,  что  мировая  культура еще не
созрела, чтобы принять в свое лоно содержимое Синей Папки, а может выбросить
машина  на  свои экраны крепенькие  и кругленькие  90 тыс., означающие,  что
Синюю Папочку благополучно приняли, благополучно вставили в план и выскочила
она из  печатных машин, чтобы осесть  на  полках  районных библиотек рядом с
прочей макулатурой, не оставив по себе ни следов, ни памяти, похороненная не
в  почетном  саркофаге письменного  стола,  а  в  покоробленных  обложках из
уцененного картона."
     Ну, насчет того, что в нынешнюю, компьютерно-сетевую, эпоху рукописи --
таки да,  категорически не горят (уж к  добру или к  худу  -- это  отдельный
вопрос), я  долго распространяться не  стану. Замечу лишь,  что по  сию пору
бережно храню,  как памятник эпохи, ЭВМ-овскую (слово  "компьютер", если кто
запамятовал,  в  ту  пору  в  обиходе отсутствовало)  распечатку  "Сказки  о
тройке",  сделанную  аккурат  в том же  1982  году,  когда писалась  "Хромая
судьба";  так  что  о  потенциальной  неистребимости  рукописей  в  принципе
возможно  было  догадаться   уже  тогда.  Гораздо  интереснее  смотрятся  по
нынешнему  времени "крепенькие и кругленькие 90 тыс." Дело ведь  не только в
том,  что канула в небытие  "самая читающая в мире страна" с ее ни  с чем не
сообразными   тиражами.  Сама  эта   цифра   --   память   о   той  прежней,
трогательно-наивной, эпохе, когда понятия "бестселлер" (ведь исчисление НКЧТ
-- именно об этом) и "шедевр", как ни странно,  и вправду были связаны пусть
не стопроцентной,  но вполне значимой  корреляцией. Стругацким,  воспитанным
(как и всем мы, тогдашние)  на Великой Русской Литературе, и в голову прийти
не могло, что по прошествии буквально десятка лет Книга обратится в такой же
точно товар, как сникерсы-памперсы и истребители-бомбардировщики СУ-27; что,
вложив   должные  суммы  в  рекламу,  можно  "раскрутить"  в  бестселлер  (с
охрененным  НКЧТ)  все,  что  угодно  -- хоть какой-нибудь  "Корявый  против
Припадочного -  2",  хоть воспоминания Моники Левински  о  вкусе клинтоновых
выделений... Кстати, любопытно:  а кто  из сколь-нибудь приличных российских
писателей может в наши дни похвастаться 90-тысячной аудиторией? Ну, Пелевин,
ну, может быть, Веллер... третий-то сыщется?
     Да, конечно,  изредка случаются совпадения прогноза  -- и они по-своему
любопытны. Вот, например, Войнович в  сатирической антиутопии  "Москва-2042"
блистательно  предугадал  и  вполне  знаковую   фигуру   отца  Звездония  --
генерал-майора  религиозной  службы  в  рясе  с  лампасами, и  столь  чаемую
нынешними   "государственниками"   национальную  идею:   "Составные   нашего
пятиединства:   народность,   партийность,   религиозность,  бдительность  и
госбезопасность".  И  ведь писано это было задолго  до того, как  коммунисты
зачастили в церковь, не  зная, какой рукой  надо креститься (как тут недавно
отлил в  бронзе товарищ Лукашенко, получая в Иерусалиме  церковный орден: "Я
-- православный  атеист!"),  а наша Трижды Краснознаменная, Орденов Ленина и
Октябрьской   Революции   Патриархия,   притомясь   беспошлинной   торговлей
сигаретами и освящением бандитских иномарок, вовсю норовит уже устроиться  в
опустевшем  было кресле Идеологического отдела  ЦК КПСС...  Так  вот, рискну
предположить: Войновичу  удалось  угадать  именно  потому,  что  он искренне
пытался сконструировать не наивероятнейший (как Оруэлл и Зиновьев), а именно
наиабсурднейший, как тогда казалось, вариант будущего: "Коммуняки  в обнимку
с попами, придет же в голову такой бред..."
     Итак, резюмируем: в сфере  социального прогноза ловить, похоже, нечего.
Голяк. Что бы вы  ни напророчили -- "Нэ так все  будэт,  савсэм  нэ так". И,
кстати, понятно почему, но об этом -- чуть позже.

     ПОПЫТКИ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГНОЗА

     Вот скоро в зоологических музеях появятся удивительные животные, первые
животные  с  Марса и Венеры. Да,  конечно, мы будем глазеть на них и хлопать
себя  по  бедрам,  но  ведь  мы уже  давно ждем  этих  животных, мы  отлично
подготовлены к их появлению.
     А. и Б. Стругацкие

     Здесь  ситуация, похоже,  та же, что  и в предыдущем случае:  совпадают
отдельные  детали (иногда весьма красочные),  при  полнейшей  неадекватности
общей  картины. К  тому же многое  зависит  от того,  насколько  мы  склонны
"мажорировать автору"; попросту говоря --  подгонять решение задачи  под уже
известный ответ,  закрывая глаза на различия между аналогиями и гомологиями.
Можно, конечно, счесть, что Свифт, описывая, как мудрецы из Большой Академии
Прожектеров  тщатся превратить  лед в порох,  предвосхитил и идею "холодного
термояда",   и   даже   безрезультатность   вот   уже  полувековых,   весьма
дорогостоящих, попыток осуществить управляемый термоядерный синтез -- однако
согласитесь: такая интерпретация  будет все  же  излишне  вольной... Давайте
называть  вещи  своими именами:  полет  человека на Луну в  пушечном ядре не
более реален (с  точки зрения физики), чем аналогичное путешествие Сирано де
Бержерака  на  голубях -- даже если  пушку эту волею  Жюль Верна  установить
именно  на мысе Канаверал.  Пресловутая машина свифтовских  мудрецов -- это,
увы,  никакой не компьютер, а тепловой луч уэллсовских марсиан и гиперболоид
инженера Гарина  -- не лазеры (с тем же основанием "лазером" можно окрестить
и легендарные солнечные зеркала Архимеда, поджигавшие римские корабли).
     Самое интересное -- что куча  технологических новшеств, как выясняется,
появилась "в  железе" много раньше, чем соответствующие  озарения фантастов.
Мы  отчего-то  склонны  забывать,  что  "Наутилус"  (sic!) Фултона  опередил
"Наутилус" Жюля Верна на 65 лет. А угадайте, когда был  впервые  осуществлен
запуск боевой ракеты с находящейся в подводном положении  субмарины?  В одна
тысяча восемьсот тридцать седьмом  году  (кстати сказать,  в России)... Нет,
это  не опечатка:  именно "восемьсот"; вот-вот --  "год  смерти  Пушкина"...
Ясно,  что  ракета была  не  "Посейдоном",  а субмарина --  не "Трайдентом",
однако меня лично  этот  фактик впечатлил в свое время  куда сильнее, нежели
описания персидских  ковров и мраморных статуй в подводных чертогах капитана
Немо.
     Или  взять,  к  примеру,  мобильники;  они  ведь  появились в  карманах
малиновых пиджаков  напрямую, минуя всякие  свои книжные прообразы. Помните,
как общались между собою  герои романов  о  будущем? Правильно:  посредством
цветных,  стереоскопически-стереофонических  (а  иной  раз,  помнится,  даже
воспроизводящих запах) -- но всегда стационарных видеофонов; они установлены
в  каждой квартире  и конторе,  а если на улицах -- то  в  особых кабинах. В
принципе такие видеофоны  можно было бы наделать  хоть сейчас  -- только это
оказалось  на  хрен  никому  не  нужно,  а нужны  простенькие  и дешевенькие
мобильники...  При  этом нельзя  сказать, чтоб  идея персональной  мобильной
связи вовсе никому не приходила в голову; конечно, приходила -- но как! Вот,
к примеру, "Жук в муравейнике": кульминация  секретной операции, судьба мира
на  волоске,  и  разбегающиеся  спасать   планету  руководители   спецслужбы
уговариваются:  "Связь  через браслет!"; по  контексту ясно,  что такой сорт
связи у них  там, в 22-ом веке, даже эта категория работников практикует  не
каждый  день...  Кстати, раз уж к  слову пришлось: помните, сколько  времени
требовалось крутому  чекисту Каммереру на получение справки по сети Большого
Всепланетного  Информатория? Два часа! Скажите-ка это школьнику, лазящему по
Интернету -- он обхохочется...
     Спорить на  тему  "является ли гиперболоид предтечей лазера"  можно  до
хрипоты, и  никто никому ничего не докажет; меня лично список  "предвидений"
Жюля Верна и иже с ним убеждает ничуть не более, чем "современные прочтения"
Нострадамуса,  который  якобы  предрек  не  только  Гитлера,  но  и  Саддама
Хуссейна. (Если  уж на  то  пошлО, у барона Мюнхгаузена есть "предвидения" и
покруче жюльверновских: совершенно ясно, что олень с вишневым деревцем между
рогов -- продукт  генной инженерии, а бешеная шуба -- результат неосторожных
экспериментов с фоссилизированной ДНК...) Так что более продуктивный путь --
посмотреть, что из предсказанного определенно не сбылось.
     Ну, что  мы  не овладели нуль-транспортировкой  и  антигравитацией,  не
создали машину времени, не встретились с инопланетным разумом, понятно -- да
этого, честно-то говоря, никто особо  и не ожидал; роботами  пока никакими и
не пахнет -- да и хрен бы с ними; ядерной войны --  тьфу-тьфу! -- вроде тоже
не  предвидится  (хотя многие лица продолжают по инерции  разрабатывать  эту
изрядно оскудевшую золотую  жилу). Но вот  если бы в  середине  шестидесятых
кто-нибудь заикнулся, что новое тысячелетие люди встретят так и не ступив на
поверхность Марса -- его наверняка подняли бы  на  смех. Тезис "Человечество
вступило в космическую фазу своего развития" стоял в те годы  в одном ряду с
"Волга  впадает  в Каспийское  море" (или  -- "Коммунизм  -- светлое будущее
всего  человечества").  Увы!  Многострадальная  станция  "Мир",  которую  не
сегодня-завтра  затопят в  океане, похоже,  станет  своеобразным  надгробным
памятником "космической эре" -- в тогдашнем ее понимании.
     Это вовсе не означает  умирания космонавтики  --  наоборот! Несомненно,
будет и  впредь развиваться система спутников связи; возможно даже, придется
раскошелиться  на  глобальную  систему  для  уничтожения   угрожающих  Земле
астероидов  с  элементами  космического  базирования.  Есть и  любопытнейшие
энергетические  проекты  -- вроде превращения Луны  в  грандиозную солнечную
батарею или добычи гелия-3 из лунного реголита и из атмосферы Больших планет
(где его как  грязи) для  нужд  будущей,  экологически  чистой, термоядерной
энергетики; степень безумия этих проектов как раз та, что бывает необходимой
для  успеха. Однако все  это,  очевидно,  не  имеет ни малейшего отношения к
цветущим  на  Марсе  яблоням,  следам на пыльных  тропинках далеких планет и
Великому Кольцу (вкупе со Звездными Войнами). Эпоха, которая открывает новое
тысячелетие,  оказалась вовсе не "космической", а скорее  уж "компьютерной".
(Напомню, что отважные  капитаны  межзвездных  крейсеров, каперов  и  прочих
клиперов  обыкновенно рассчитывали свой курс --  "А-ат  Земли до Беты..." --
чуть ли не на логарифмических линейках.)
     Весьма  поучительна  в этом  плане  история войн. Первой Мировой  войне
действительно предшествовал  невиданный  в истории  рывок  в  сфере  военной
техники,  когда   буквально  за  полтора  десятилетия   появились  пулеметы,
дальнобойная артиллерия, танки, авиация и -- отравляющие газы. Последние, не
сыграв практически  никакой роли  в  боевых  действиях (0,3%  всех  потерь),
оказали  столь сильное воздействие  на умы  публики,  что стали своеобразным
"фирменным  знаком" Первой Империалистической. Неудивительно, что дальнейшее
развитие военной техники мыслилось именно по пути создания  оружия массового
поражения:  "солнечный газ" у  Булгакова,  гиперболоид  у Толстого (впрочем,
отравляющими  газами Гарин  тоже не пренебрегал), всяческие  Лучи  Смерти  и
бактериологическая  война  --  "в  ассортименте";  Набоков,  помнится,  даже
додумался до чего-то вроде "тектонического оружия". Однако следующая, Вторая
Мировая, война велась все  теми же  старыми  добрыми  пулеметами, танками  и
самолетами,   что   и  Первая,  а  единственное   принципиальное   новшество
(баллистические  ракеты) опять-таки никакой военной роли не сыграло -- чисто
психологическую.
     После появления ядерного оружия  сценарии будущей войны  не  отличались
разнообразиием.  Помните, что  следует  делать  военнослужащему  при ядерном
ударе?  ...Не,  "накрываться белой  простыней  и  ползти  по  направлению  к
кладбищу" -- это всяким  штафиркам, а бойцу надлежит "твердо держать автомат
Калашникова  на  вытянутых  руках,  дабы  расплавленная  сталь  не  закапала
казенные сапоги"... Однако осознание того, что "в ядерной войне плоды победы
будут  иметь  вкус  пепла"  мало-помалу  достучалось  даже  до  медных  лбов
носителей медных щитов. В итоге тогдашняя военная доктрина  (она так прямо и
называлась -- "Доктрина гарантированного взаимоуничтожения") сделала то, что
оказалось не  под силу пацифистам всех времен и  народов: "настоящую"  войну
заменила  война "холодная", т.е.  гонка вооружений  и  соревнование  военных
технологий.  В  Европу  будто  бы пришли  благословенные  времена  китайской
династии  Мин, когда  полководцы,  выстроив  войска для  битвы,  встречались
тет-а-тет и разыгрывали грядущее сражение в режиме шахматной партии -- после
чего один честно признавал себя побежденным, и солдаты расходились по домам;
или --  правила "бесконтактных" поединков на соревнованиях по  каратэ, когда
удар не наносится, а лишь "обозначается".
     Эта  ситуация "бесконтактного  боя"  оказалась столь  непривычной,  что
большинство  моих соотечественников, похоже,  так до сих пор  и не  осознало
элементарного факта: Третья Мировая война  -- была.  В этой войне  Советский
Союз больше сорока лет в одиночку сражался против всего остального мира, и в
конце концов, израсходовав свои ресурсы, капитулировал. (Германию с Японией,
напомню, в аналогичной ситуации уделали вдребезги и напополам не за сорок, а
всего за  пять лет.) По условиям этой капитуляции мы лишились не только всех
колоний, но и заметной части исконной территории ("Беловежские соглашения"),
привели свою  армию в  небоеспособное состояние (так, что та уже который год
не  может  совладать  с  кучкой  кавказских  бандитов),  выплатили  огромные
репарации (пресловутые 180 миллиардов, осевшие в заграничных банках на благо
тамошней экономике, -- это  еще сущий пустяк по сравнению  с  реальной ценою
тех мозгов и  рук, что  утекли  от нас на  Запад)... Интересно, а как бы вы,
ребята, хотели -- проигравши Мировую войну?
     Итак, после  появления оружия массового поражения  вот уж почти сто лет
как ожидают, что следующая война непременно будет вестись с его применением,
и  постоянно  промахиваются:  Вторая  Мировая  война  опять  велась обычными
вооружениями,  Третья мировая оказалась "холодной", а  Югославская кампания,
похоже,  открывает  эпоху "виртуальных войн", когда реальные боевые действия
просто не имеют значения  -- важно  лишь, что попадет на мониторы CNN. И это
-- типичная судьба  технологических прогнозов,  ибо они обычно являют  собою
линейную  экстраполяцию:  если вчера  в мире  существовала одна-единственная
сепулька на тригенных куаторах с обратной связью,  а  сегодня их уже десять,
то завра их -- ясный пень! -- будет сто, а послезавтра -- десять тысяч...
     Именно такова была основа пресловутого Менделеевского прогноза  --  ну,
насчет  мира, заваленного по колено лошадиным  навозом. Именно так строились
апокалиптические  прогнозы  семидесятых,  предрекавшие  к концу века  гибель
человечества от загрязнения окружающей среды, и  восьмидесятых  --  сулившие
десятки и сотни  миллионов  больных  СПИДом.  (Заметим,  что  в  отличие  от
шутника-Менделеева  организаторы этих последних  PR-компаний  весьма неплохо
погрели руки на раздутой ими алармистской истерии -- вроде как компьютерщики
на "Проблеме 2000".)
     Именно поэтому я  никогда не воспринимал  всерьез всех этих многомудрых
"расчетов" -- к какому именно году на Земле иссякнет нефть, а к какому титан
с ванадием (стоит, например, открыть  источник по-настоящему дешевой энергии
в виде термояда -- и проблема нефти будет решена раз и навсегда: можно будет
разрабатывать совершенно неисчерпаемые запасы  нефтяных песков, эксплуатация
которых пока  просто  нерентабельна  по  энергетике).  Или  взять, например,
весьма популярную  в определенных  кругах  концепцию  "Золотого  миллиарда",
согласно которой  развитые страны будут  потреблять чем дальше, тем  бОльшую
долю  мировых ресурсов, грабя остальное человечество. Это ведь просто  те же
самые  грабли, на  которые уже  некогда  наступили  марксисты  в своих  -- в
общем-то не  лишенных  логики  --  рассуждениях  о  "перманентном  обнищании
пролетариата  по  мере  развития капитализма";  даже если не  брать в расчет
возможность   введения   в  оборот  принципиально  новых   ресурсов   (вроде
упоминавшегося   выше   гелия-3  из   космоса),   окажется,   что   удельная
энергоемкость национального продукта в развитых странах уже начала снижаться
(благодаря информационным технологиям), и это, надо полагать, лишь начало...
     А едва  написавши  сии слова, я  невольно  поежился -- ибо  они, в свой
черед,  являются линейной экстраполяцией; куда ж от нее денешься... Впрочем,
может плох не  сам принцип, а лишь  его реализация? Если, например, исходный
график строить не по двум точкам  (одна -- настоящее, а вторая -- "прошлое",
как  в упомянутых примерах),  а по более представительному их числу -- вдруг
да и вырисуется что путное? Иными словами: давайте попытаемся пристроиться к
некому по-настоящему долговременному тренду -- если, конечно, такие тренды в
истории цивилизации  вообще  существуют. Прогресс это  будет, или наооборот,
деградация от Золотого века -- нам без разницы, была бы лишь некая временнАя
анизотропность...

     ИСТОРИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА КАК ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ РЕВОЛЮЦИЙ

     "Романтика, прощай навек!
     С резною костью ты ушла, --
     Сказал пещерный человек, --
     И бьет теперь кремнем стрела.
     Бог плясок больше не в чести.
     Увы, романтика! Прости!"
     Р.Киплинг

     Когда дело  доходит  до поиска неких  объективных  векторов в  развитии
человеческой  цивилизации, технический прогресс  попадает  в поле  зрения  с
неизбежностью. Действительно, спорить о том, что "выше":  наскальные рисунки
из  Альтамиры,  фрески  Сикейроса  или  мозаичное  панно   "Социалистическое
соревнование   металлургов   Донбасса    и   Урала"    со   станции    метро
Киевская-кольцевая  --  занятие  очевидно  бессмысленное;  все   философские
системы, по большому счету, придуманы в  античности, а  степень изысканности
той  космогонии,  что  создана   австралийскими  аборигенами,  по  сию  пору
пребывающими в мезолите, мы смогли оценить лишь сейчас... Иное дело техника:
положил рядышком каменный топор,  рыцарский  доспех и снайперскую винтовку с
лазерным прицелом -- и нет вопроса, куда глядит вектор.
     Если  не затевать тут постмодернистского флейма  а-ля Клоп-Говорун  ("С
постмодернистами дискутировать  не  желаю," --  как сказал бы на  этом месте
грубый Корнеев), то историю человечества вполне правомочно рассматривать как
последовательность  технологических  революций.  Напомню кстати, что  и само
возникновение человека как биологического  вида  может  считаться  одной  из
таких революций:  Homo  habilis  ("Человек  умелый")  анатомически  ничем не
отличался от современных ему видов грацильных австралопитеков -- только лишь
способностью изготавливать каменные орудия.
     Правда, сразу  возникает вопрос: какие из технологических новаций тянут
на гордое имя Революции, а какие  -- "рылом не вышли". Использование огня --
революция?  -- ясно, революция, и еще  какая! Колесо? --  нет  вопроса! Лук,
первое дистанционное  оружие?  -- а  как же! А мореплавание?.. А  порох?.. А
антибиотики?.. А...  Мне  как-то  попалось  в руки  исследование,  где  оных
"революций"  выделяли больше  30  штук! Ясно, что при подобном подходе можно
было  бы навыделять и 130 -- все равно  это  чистейшей воды субъективизм; ну
как,  скажите,  оценить  на  унифицированной  шкале  реальное  значение  для
цивилизации  лазера, горизонтального  ткацкого станка и лучка для  добывания
огня? Так что давайте  попробуем подойти  с другого конца: сперва выделим те
исторические этапы,  когда революционно,  скачком,  менялось  качество жизни
людей -- и уже затем соотнесем эти социологические и экономические изменения
с определенными технологиями.
     Таких крупнейших  социально-экономических  скачков обычно выделяют три.
Первый  --  неолитическая  революция,   ознаменовавшая   собою   переход  от
присваивающего типа хозяйства к производящему (от охоты и  собирательства --
к земледелию и скотоводству). С этого времени призрак голодной смерти если и
приближался к людским поселениям, то  лишь эпизодически; что касается такого
интегрального показателя качества  жизни,  как ее средняя продолжительность,
то, как считается, именно в это время она выросла с двадцати с небольшим  до
сорока лет (без учета детской смертности)[1]. Второй качественный
скачок --индустриальная революция Нового времени. Третий  -- идущий на наших
глазах   в  развитых  странах   переход   к   постиндустриальному  обществу.
(Постиндустриальное   общество    понимается   здесь    вполне   стандартно:
"Общественная  формация,  которая,  согласно ряду теорий,  придет  на  смену
капитализму  и  социализму  ("индустриальному   обществу").  Характеризуется
подавляющим преобладанием (до 9/10  населения) занятых в сфере "производства
информации", прекращением роста народонаселения  и переориентацией экономики
на удовлетворение  преимущественно культурных  потребностей" -- "Философский
словарь", 1980).
     Хорошее число --  три!..  Если спросить  старшеклассника  --  из  каких
несводимых  друг к другу субстанций состоит окружающий нас материальный мир,
то оный старшеклассник должен, по идее, без  запинки ответить: "Из вещества,
энергии  и  информации".  Давайте  рассмотрим  под  этим  углом  зрения  три
перечисленные выше революции.
     Неолитическая  революция  --  это революция  "по  веществу":  появление
отсутствующих в природе веществ  -- несамородные  металлы, керамика, стекло,
ткани; собственно, с той поры за всю историю открыт всего один принципиально
новый  класс веществ -- пластики.  Сюда  же  без  особой  натяжки могут быть
причислены  и  отсутствующие в  природе  существа  --  домашние  животные  и
сельскохозяйственные растения (в том числе пекарские дрожжи). Индустриальная
революция   Нового   времени   --   революция   "по   энергии":  реализовано
"запрещенное"  для  природных  процессов  превращение  тепловой  энергии   в
механическую  (паровая  машина)  и  использование  ассимилированной  энергии
экосистем   прошлого    (сжигание   ископаемого   топлива).   Нынешнюю    же
технологическую революцию все так и называют -- "информационная". Ее принято
связывать  с  появлением  компьютеров   (считая  его   за  исходный  толчок,
аналогичный  изобретению регулятора  Уатта  в предыдущей,  "энергетической",
революции);  однако ничуть не  менее важны  и биотехнологии -- вроде  генной
инженерии   или  клонирования,  основанные   на  управлении   наследственной
информацией. (Символично,  что научные основы этих технологий -- кибернетика
с одной  стороны и дешифровка  генетического кода с другой -- были  заложены
практически одновременно, в пятидесятых годах.)
     Разумеется, предлагаемая  модель:  "Неолит -- вещество,  Новое время --
энергия, современность -- информация"  весьма  упрощает реальность: как в ее
рамках  оцнивать,  например,  овладение  огнем?   По  идее,  оно  должно  бы
"проходить по департаменту" энергетической революции, но ведь  это произошло
задолго до  неолита...  Тут,  однако,  можно возразить, что огонь -- явление
природное, а  потому "приручение"  его,  при  всей важности этого  процесса,
революцией в строгом смысле не является: мы ведь связываем понятие революции
именно  с  открытием  веществ  и  процессов,  принципиально отсутствующих  в
природе  (говоря  выше  о домашних животных  и  растениях  как  об  элементе
неолитической  революции,  мы подразумеваем  не саму доместикацию, а  именно
выведение  культурных  пород  и  сортов,  которые  неспособны   существовать
самостоятельно, в природных экосистемах).
     Опять-таки -- энергетическая революция вовсе не отменяет создания новых
классов веществ  (пластики), а  информационная --  новых  источников энергии
(термояд).  Речь идет  лишь  о том,  что  в  индустриальном  обществе  целью
ставится  увеличение   производства  энергии  (помните  диаграммы   Римского
клуба?), а в постиндустриальном акцент перенесен на  оптимизацию  управления
имеющимися   энергоресурсами;   это   уже  привело  к   уменьшению  удельной
энергоемкости национального продукта развитых стран, а в перспективе и вовсе
способно  привести и к уменьшению абсолютного энергопотребления. (Интересная
аналогия: в 60-70-е годы  экологи  фактически  сводили все  функционирование
экосистемы к энергопотокам  в пищевых цепях,  тщательно измеряя  --  сколько
калорий содержится в куртинке ковыля, сколько -- в суслике, и сколько в орле
с  его  птенцами.  Сейчас  же  все  большее  внимание  экологов   привлекают
"непрямые"  взаимодействия, несводимые к простой энергетике.  Хороший пример
-- избирательное стравливание  копытными  древесного подроста; в  итоге  эти
животные,  составляющие   в   энергобалансе  экосистемы  чепуховый  процент,
радикально меняют весь облик ландшафта, препятствуя естественному зарастанию
лесом наиболее продуктивных, степных, пастбищ.)
     Не  думаю, что  мы способны  предугадать  конкретные детали  неизбежных
социальных изменений, порождаемых компьютерной  революцией: наверняка многие
моменты, представляющиеся нам сугубо второстепенными,  окажутся решающими --
и наоборот. Сколько уж писано (в явно панической тональности) о компьютерных
психозах, о детях, погрузившихся в киберспейс до полного уезда крыши, и т.д.
А вот вам,  в противовес,  такая необсуждающаяся деталька. Известно, что  на
формирование коры больших полушарий головного мозга -- а именно она является
"вместилищем  личности" --  гигантское  влияние  оказывает  развитие  тонкой
моторики  пальцев  (именно  поэтому  ребенок  обязательно  должен  рисовать,
лепить,  шить и т.п.). Ведущим, фоновым, типом этой моторики сейчас являются
навыки  письма.  Между тем,  нынешние  школьники,  видимо,  будут  последним
поколением, которое  умеет писать буквы на бумаге (или -- на стенках лифта);
следующие же будут  даже не "топтаться по клаве и щелкать мышкой", а  просто
надиктовывать компьютеру -- что называется, не прилагая рук. Соответственно,
и мозги их неизбежно окажутся устроеными несколько  иначе --  в самом что ни
на есть прямом смысле; и есть серьезные основания подозревать, что мозги эти
в  итоге  окажутся заметно  примитивнее  нынешних.  Может, оно, конечно, и к
лучшему ("Блаженны нищие духом..."), но как-то это... обидно...
     В общем, детали  тут  предугадывать столь же  бесполезно, как  и везде;
давайте  лучше  вернемся  к нашему обобщенному тренду. Итак, мы  располагаем
следующей  временнОй  последовательностью:  2,5  млн  лет  назад  --  первые
каменные орудия в Восточной Африке; 12 тыс лет назад -- первые неолитические
культуры  в  "Плодородном  полумесяце";  300  лет  назад  --  индустриальная
революция в Европе;  наши дни -- информационная революция. Если отложить эти
значения по абсциссе, и принять -- на чисто интуитивном уровне -- что каждая
из этих революций меняла "качество  жизни" (ординату)  сопоставимым образом,
то мы получаем простую логарифмическую зависимость с корреляцией 0,98 -- что
неслабо. Да и четыре точки на графике -- все ж таки не две ("две бубны -- не
одна бубна"), так что можно и рискнуть с экстраполяцией...
     Так   когда  ж  нам  ожидать  следующую,  "Четвертую  технологическую",
революцию?  Вы  будете смеяться, но -- исходя из  нашего  графика  --  через
семь-восемь  лет!  Это, разумеется,  глубоко  в пределах  ошибки, так что...
может она уже  идет? А ряд-то логарифмический,  так что пятая, шестая и  так
далее будут следовать  одна за другой, сливаясь в сплошной каскад... как это
понимать? Похоже, фигня все это, и прогностической ценности данная модель не
имеет... Хотя -- это как посмотреть.
     Помнится,  в  середине  девяностых  появилась  концепция  американского
политолога Фукуямы -- "Конец истории?"; дескать,  с прекращением глобального
военного противостояния  Западного  мира  и Советского блока и вступлением в
постиндустриальную  эпоху история  человечества,  как  некое  поступательное
движение, завершилась, и теперь мы будем  до  скончания века дрейфовать  без
руля и ветрил в эдаком  безвременье... Модель показалась мне  тогда довольно
убогой. Откуда высокоученый  аналитик Госдепа слямзил  основную  идею,  было
видно невооруженным глазом: отнюдь не  из Гегеля (на которого он ссылается),
а из стратегических компьютерных  игрушек типа "Civilization".  Кто играл --
наверняка помнит: финальная их фаза  всегда  невыразимо скучна.  Нервический
азарт  Большой  Войны с  Главным  Противником,  когда  в  у  берегов  маячат
вражеские  cruisers,  в тылу  бандитствуют native  guerrilas,  а задавленное
военными налогами население бесперечь устраивает civil disorders --  позади;
наше  дело  правое,  враг  разбит,  победа  за  нами;  тишь  и  благодать --
космический корабль  к Альфе  Центавра уже  отправлен, а  ты, в ожидании его
прилета  и подведения финального  рейтинга, тупо  достраиваешь  по  градам и
весям своей  -- теперь  всепланетной  -- империи недостающие университеты  с
элеваторами да открываешь на хрен никому уже не нужные Future Technology-11,
-12, etc  -- а  и вправду, скучища  смертная, натуральный "Конец истории"...
Тут надобно заметить, что в моем мнении "новеллизация компьютерных игр" -- в
принципе, как  жанр  -- стоит где-то в одном ряду с  подростковыми прыщами и
нюханьем  клея  на  чердаке ПТУ; я  ничего  не  имею против  самих игр  Сида
Мейерса, но  когда  новеллизацию его "стратегушек" мне  пытаются впарить  за
серьезную социологическую модель...
     Тем не  менее, некие рациональные  зерна  при желании  можно отыскать в
абсолютно  любой концепции, и  модель  Фукуямы -- не  исключение. Похоже, он
угадал, что технологический этап развития цивилизации в общем и целом близок
к  своему завершению.  Только вот конца истории  это  отнюдь не означает  --
скорее  наоборот: окончена Предистория человечества, а настоящая-то  История
только-только   начинается.   Именно   информационная   революция    выводит
цивилизацию на принципиально новый уровень... (Впрочем, может быть это новое
-- лишь хорошо забытое старое: "Вначале было Слово" -- а что есть Слово, как
не Информация?) Возможно,  кстати,  что отличие  нынешней  революции от двух
предыдущих --  ее  "каскадность" -- связано  именно со свойствами информации
как  таковой: это  Ляпунов, помнится, строго доказал,  что на информацию,  в
отличие от вещества и  энергии,  не распространяются законы сохранения, т.е.
она  может быть  заново  создана  --  либо, напротив, безвозвратно утрачена;
именно  поэтому Акт Творения  для  человека возможен лишь  в  информационной
сфере -- в сферах же вещества и энергии это прерогатива Демиурга.
     Что ж  это за новый  уровень, на который  нас в ближайшее время выведет
(либо -- уже, незаметно  для  нас,  вывела) информационная революция?  Итак,
вопрос на засыпку: в мире есть вещество,  энергия и информация -- а еще что?
И притом -- неким образом связанное с информацией...
     Энтропия (в  смысле -- не  Клаузиусовская, а  Брюлионовская)?  Время --
каковое по Пригожину есть просто "непреодолимый энтропийный барьер"?
     Слушайте, а  я  кажется догадался: еще есть -- Магия! Одним из наиболее
очевидных направлений  информационной  революции станет создание  магических
технологий...
     Ну, чего вы, ребята, на меня уставились, будто я посреди званного обеда
вдруг вздумал сморкаться в край скатерти?

     МАГИЯ КАК ВЫСШАЯ И ПОСЛЕДНЯЯ СТАДИЯ ТЕХНОЛОГИИ

     --  ...Все   это  ваше  сцепление   обстоятельств   может  очень  легко
прерваться: ястреб может ведь не пролететь в нужный момент  или упасть в ста
шагах от садка.
     -- А вот в этом и заключается искусство. На Востоке, чтобы быть великим
химиком, надо уметь управлять случайностями, -- и там это умеют.
     А.Дюма

     Речь тут, ясный пень, пойдет не о разборках на третьем подземном уровне
зачарованного  замка Darkmoon, где благородно-седовласый wizard c нечесанной
-- по Свиридовскому канону -- бородой хреначит  попеременно то fireball'ами,
то   ice-storm'ами   по    кучеряво-брюнетистому   necromancer'у,   трусливо
укрывшемуся  за заклинанием  Shield of Force.  Магию  --  здесь и далее -- я
определяю  просто  как  способ  непосредственно  воздействовать  при  помощи
информационных  объектов на  объекты вещественные. В  принципе люди пытались
заниматься  этим испокон  веков (кинул копье  в  рисунок  на стене пещеры --
завалил кабана; ткнул  булавкой в восковую куколку врага  -- заполучи,  гад,
почечный  колик), однако никаких  социально  значимых  последствий все  это,
очевидным  образом,  не  имело  --  иначе  мы  бы  просто создали  иной  тип
цивилизации. Ситуация изменилась именно в наши дни:  благодаря возросшей (на
порядки) информационной  связности современного  мира  единичные  магические
акты стали создавать  глобальный  резонанс. Судя по всему,  мы незаметно для
себя  вступили  в  магическую  фазу  развития  цивилизации.  Поясню на  паре
примеров -- что именно я имею в виду.
     Канонической уже стала  история  о том,  как после выхода фильма "Хвост
виляет собакой" президент Клинтон прямо воплотил в жизнь его сюжет: принялся
бомбить Ирак с единственной целью  -- прикрыть свой тошнотворный адюльтер; а
еще год спустя  такой же конфликт разыгрался с участием страны, прямо (пусть
и в порядке стеба)  поименованной авторами фильма -- Албании. Голову наотруб
-- веке эдак в пятнадцатом авторам бы не миновать костра,  или уж по меньшей
мере "профилактической беседы" в  Инквизиции...  Значение фильма  для  судеб
мира исчерпывающе предопределило  его название  (вот оно --  "истинное имя",
настоящая  Магия Слова!), так что возможные возражения типа: "Совпадение!.."
я тут просто отодвигаю как пустой стакан.
     В том-то и фокус, что авторы не предугадывали будущее, а именно создали
его -- вольно или невольно; и  это  -- единственный  способ  сделать  верный
прогноз.   При  этом   обратите  внимание:  и  "Хвост  вертит   собакой",  и
"Москва-2042" -- сатира; похоже, созидать будущее лучше всего удается именно
тем, кто не относится к этому занятию слишком всерьез. Столь  же справедливо
и  обратное:  мистические   постебушки  Пелевина  --  от  "Миттельшпиля"  до
"Generation 'П' " -- это в действительности чистейшей воды "производственные
романы", где  технология воздействия информационных объектов на вещественные
расписана с той же степенью детальности  и достоверности, как взаимодействие
аэропортовых служб у Хейли, методика разведки на золото у Куваева или работа
резидентуры ГРУ у Суворова.
     Или пример из совершенно  иной  области. Ясно,  что  колебания биржевых
котировок  на  рынке вторичных  ценных бумаг --  это лишь последовательности
электромагнитных импульсов  в компьютерной сети мировых финансовых  центров,
никак  не связанные с  вещественным  миром;  это  ведь  даже  не  деньги  (в
Марксовом  смысле)!  И  вот,  играя  этими  последовательностями  импульсов,
великий финансист и  филантроп Сорос на глазах  у почтеннейшей публики в три
дня валит  --  на ровном месте! -- стабильнейший режим  Юго-Восточной Азии и
вызывает там беспорядки, в ходе которых жгут вполне вещественные магазины  и
полицейские участки и убивают людей из плоти и крови. Так что в моих  глазах
Сорос -- несомненный маг, necromancer со всеми наворотами.
     И дело вовсе не в нем лично. Из общения с людьми,  имеющими отношение к
экономике, я вынес  отчетливое  ощущение,  что современные  мировые  финансы
вообще  живут  по  законам  вполне   магическим:  будучи  структурой   чисто
информационной,  они, тем  не менее, полностью диктуют  поведение "реальному
сектору экономики" -- а не наоборот, как это  было испокон веку. Контролируя
вполне виртуальный мир фондовых бирж, развитые страны (и прежде всего Штаты)
наловчились вполне натуральным образом брать деньги из пресловутой тумбочки,
нарушая любые  экономические законы  --  хоть  Марксовы, хоть Саксовы.  Злые
языки  давно уже  утверждают,  что единственный американский  товар, который
реально    конкурентоспособен    на    мировом    рынке   (по    соотношению
себестоимость/качество) -- это крашенная бумага с  портретом Франклина. Если
в один прекрасный день предъявить все эти векселя к оплате, то экономика США
накроется медным тазом почище любого МММ; этого, однако, не случится никогда
-- на то и существует Сорос с его коллегами-некромантами.
     Внезапное  и вроде бы  совершенно беспричинное  обрушение  СССР  -- это
отдельная поэма о семи  песнях.  Каким образом удалось за каких-то три года,
не  вызвав  реального  противодействия  ни  единой  сколь-нибудь влиятельной
социальной  группы,  превратить  "империю зла в  банановую  республику  зла,
импортирующую бананы из Финляндии"? Согласитесь, что  нормальные государства
себя так не ведут ни в каких военно-экономических обстоятельствах; так ведет
себя только  Замок Сил  Мрака в  Зачарованной  Стране, когда  Главный  Герой
разрушил  Главный  Магический Артефакт;  так  ведет себя  шварцевская  Тень,
услыхав:  "Тень, знай свое место!", или  Чугунный  всадник  Успенского после
хорового: "Ужо тебе"... Именно поэтому разъяснения экономистов -- "керосин в
Тюмени  кончился",  "компьютерную революцию проспали", и т.п. представляются
мне абсолютно несерьезными, а  вот  отмеченное Лукиным появление в советских
лозунгах  такой неуместной части речи, как  глагол  -- совсем  наоборот. Про
"бытовой антисоветизм"  партийной верхушки, на которой, что  называется, уже
нитки отечественной не было, писано достаточно; но вот то,  как бесчисленные
Кузьмы Ульянычи Старопопиковы из  всех  этих Госпланов и Госснабов, сидя  за
служебными  компьютерами,  тысячами  сбивали  МИГи-23  и  получали  за   это
"Пурпурные Сердца"  от Конгресса... Согласитесь --  когда объект инвольтаций
еще и сам рвется принять в оном процессе посильное  участие,  тут уж всякому
ясно: не жилец... Не жилец, однозначно!
     В  последнее  время  появилось  множество  книжек  с заголовками  типа:
"Оккультные  тайны НКВД  и СС".  Не берусь судить, что в них правда,  а  что
вранье (точнее  -- "деза"), однако тот факт,  что и гитлеровская Германия, и
Советский Союз,  и  (в  какой-то степени) императорская Япония  практиковали
некую  "магическую подпитку"  своих социумов  не вызывает  особых  сомнений.
Великая Англосаксонская  Демократия  в подобных играх замечена не  была (ну,
создали в ЦРУ, порядку для, соответствующий подотдел, где чайники баловались
телепатией и  прочим столоверчением,  да  и  тот прикрыли  "ввиду отсутствия
реальных  результатов и в целях экономии средств налогоплательщиков") --  из
чего делают  вывод, что оная Демократия этими "средневековыми  глупостями" и
вправду не занималась.
     Вывод, на  мой взгляд,  несколько поспешный. Как высказался  однажды по
сходному  поводу Виктор  Суворов:  "Разведка --  самая неблагодарная  в мире
работа. Кто  ошибался, кто провалился, кого повесили  -- тот и знаменит. Как
Зорге,  например...  Но  у  Сталина, кроме  неудачников,  были  разведчики и
поистине выдающиеся,  которые добились потрясающих результатов и при этом не
стали знаменитыми, то есть повешенными". Действительно: Зорге и  Пеньковский
известны всем,  а  вот  кто --  так вот, сходу  -- назовет имя американского
разведчика,  укравшего  японскую   шифровальную   машину,   что  во   многом
предопределило  исход  войны  на Тихом океане?..  По  аналогии вполне  можно
предположить,  что  "демократические"   маги  просто  работали  лучше  своих
"тоталитарных" конкурентов --  оттого и "не стали знаменитыми". Для проверки
этой  гипотезы достаточно  просто сравнить конечные  результаты деятельности
первых и вторых.
     Некоторое время назад мне случилось прочесть обстоятельное исследование
Переслегина о сражении у атолла Мидуэй. (Для тех  братанов, кто не въезжает:
для американов  Мидуэй --  это  по типу как для нас  Сталинград. Впрочем,  в
нынешние   времена  Pax  Americana   скорее,   наверно,  есть  необходимость
объяснять, что  такое  Сталинград...) Так вот,  главным моим  впечалением --
которого, похоже, и добивался автор -- стало отчетливое ощущение того, что в
той битве наравне с  авианосными армадами Ямамото и Нимица впрямую сражались
между  собою  и некие  Высшие Силы  --  абсолютно так же,  как когда-то  под
стенами древнего  Илиона и в  троянских,  и в  греческих  шеренгах  рубились
Высокие Олимпийцы.
     Обычно как-то упускают из виду, что по всем  экономическим  показателям
Япония  времен Второй мировой войны  стояла  где-то  на  уровне  Бельгии или
Голландии.  Ясно, что имея за плечами экономику масштаба голландской  (пусть
даже  и  милитаризованную  на 200%)  затевать  войну  одновременно  с  тремя
великими  державами  плюс  Китай  -- это даже не авантюра, как  у Гитлера, а
просто безумие...  Боевое безумие.  Берсеркерство. (Впрочем в кодексе Бусидо
для этого  состояния  наверняка есть какой-нибудь собственный термин...)  За
полгода эти самые  берсерки -- коих, как и положено,  "не  брало  железо" --
прошли сквозь всю Восточную  Азию  до  Австралии, взяли молниеносным штурмом
абсолютно  неприступный  Сингапур  и  ухитрились  уничтожить в  Перл-Харборе
захваченный  врасплох американский флот  ("врасплох"  --  хотя  американское
командование  читало  японские  шифры  и  обязано было быть  в курсе  планов
Ямамото). Полгода им удавалось абсолютно  все; и тут вдруг ихний фарт -- как
обрезало, и настал им полный Мидуэй...
     Впрочем, не так  чтоб совсем вдруг: начало этого похода японского флота
ознамеловалось  странной "эпидемией",  выведшей из строя  одновременно троих
ведущих  флотоводцев:   лучший  штабист,   правая  рука   главнокомандующего
Объединенным  Флотом  Гэнда   (тропическая  малярия),  командующий  палубной
авиацией  Футида, с чьим именем был связан Перл-Харбор  и все  прочие победы
Воздушного  флота  (аппендицит)  и, наконец,  сам  главнокомандующий Ямамото
(рыбное отравление на банкете по  случаю отплытия); трое людей, отличавшихся
железным здоровьем и  никогда ранее не болевших. И  еще предзнаименованьице:
во  время  штабной  игры  по  штурму  Мидуэя, когда отрабатывали вводную  на
отражение  внезапной атаки американских  пикировшиков, на  игральных  костях
(так в японском генштабе было принято задавать при моделировании боя элемент
случайности) выпала немыслимая комбинация, означающая "девять попаданий, три
потопленных авианосца"...  Высшие  Силы предостерегали Ямамото  -- так,  что
яснее некуда, однако тот "раскинул пальцы веером и попер буром"...
     Все Мидуэйское сражение являет собою фантастическую чреду случайностей,
причем все  они идут в одну лузу  -- американскую. Американам шло  на пользу
абсолютно все  --  и  ошибки, совершенные  их командованием,  и "объективные
трудности".  Так, например, болели перед Мидуэем не только японцы: столь  же
внезапно   и  необъяснимо  выпал   из   строя   и   амирал   Хелси,   лучший
командир-авианосник  Тихоокеанского  флота США  (тяжелейший приступ  нервной
экземы). Оставляя мостик, он, в нарушение всех писаных и неписанных флотских
правил, оставил вместо себя Спрюэнса -- командира своей крейсерной эскортной
группы, "артиллериста", не имевшего никакого опыта командования авиационными
соединениями.   Именно  Спрюэнсу   суждено  было  отдать  приказ,  вызвавший
возмущение  старших  офицеров и навлекший  на него обвинения в  трусости: на
исходе того  победного  для американцев дня он, повинуясь  какому-то наитию,
прекратил  преследование  разбитого  и  беспомощного  авианосного соединения
Нагумо  и  приказал отступить. Если бы не это странное  решение,  американцы
парою часов спустя повстречались бы с уже шедшими им наперехват сверхмощными
линкорами соединения  Ямамото. Можно с полной  уверенностью утверждать,  что
ночной артиллерийский  бой,  когда  невозможно использовать  преимущество  в
авиации,  превратил бы для американов ту ночь в поистине Варфоломеевскую,  и
японцы как минимум свели бы сражение вничью.
     При  этом  боевое  мастерство  японских  моряков и летчиков  было столь
высоко, что, невзирая на фантастический расклад, пришедший врагу на руки при
раздаче, к 10.20 утра они  могли  считать сражение  практически  выигранным;
американы, расставившие  эту ловушку  для  японского флота (что  не столь уж
трудно при прозрачности неприятельских шифросистем), вдруг явно ощутили себя
тем самым мужиком, что "поймал медведя"... И вот  тут-то  и настали те самые
пять  минут, что  решили и исход войны на  Тихом  океане,  и  -- в некотором
смысле -- судьбу  всего  послевоенного  мира.  В Текущей Реальности  была  с
абсолютной  точностью  воспроизведена  нештатная  ситуация,  смоделированная
некогда  во  время  той  штабной  игры:  внезапное  появление   "проспанной"
наблюдателями американской эскадрильи  (последней, остававшейся у Спрюенса!)
при отсутствии в воздухе японских истребителей  (дозаправка). В 10.25 палубы
"Акаги", "Кагу" и "Хирю", забитые готовыми к вылету самолетами второй волны,
топливом  и   боеприпасами,  являли   собою  огромные   костры,   в  которых
безвозвратно сгорала  основа  военно-морской  мощи  Страны  Ямато...  Девять
попаданий,  уничтоживших  три авианосца -- в  точности,  как  тогда, месяцем
ранее, выпало на игральных  костях.  (Признаюсь: если бы  о таком совпадении
поведал  европейский мемуарист,  я  наверняка  счел  бы  это  выдумкой  "для
красоты"; но вот японцам я отчего-то верю -- безоговорочно.)
     ...Читая Переслегинское исследование, я в некий момент вдруг  отчетливо
понял, с чем имею дело:  с вещественной реализацией извечной мечты любителей
альтернативной истории. Ход настоящего Мидуэйского сражения,  происходившего
на  самом  деле  в  какой-то   иной,   параллельной  Реальности,  был  затем
откорректирован путем наглого "переписывания" альтернативных развилок сюжета
(в точности  как  мы  переигрываем  "неудачные" эпизоды  в Civilization  или
Dune-2,  возвращаясь каждый раз  к  "Load saved game") -- причем ясно, какая
именно  из  воюющих  сторон  занималась  этими  корректировками. Более того:
создается отчетливое впечатление, что на первом этапе  Войны на Тихом океане
контроль над развилками  находился в руках японцев, но  к  Мидуэю американам
удалось переломить ситуацию.
     Впрочем,  каким  именно способом проявляет себя  "искусство  влиять  на
случайности", о котором устами графа Монте-Кристо говорил  Дюма, я судить не
берусь, ибо  в магичнских  практиках не смыслю ни уха, ни рыла.  Создавать в
параллельной  реальности  "черновик"  события,  а  затем  "переписывать  его
набело" в режиме компьютерной игры -- возможно, не лучшее (и уж наверняка не
единственное)  решение.  Однако  сама  по  себе  возможность  неким  образом
воздействовать  на развилки  сюжета  у меня сомнения  не вызывает. Обратимся
хотя бы  к последней из  таких развилок, пережитых Россией, когда ее история
запросто могла перескочить в иную колею -- к Московским событиям 1993 года.
     Все  тогда решилось в ночь с 3 на 4 октября, когда мятежникам (в  слово
"мятежники" я здесь не вкладываю ни правовой, ни тем более моральной оценки;
тут  чисто по Харрингтону -- "Мятеж не может кончиться удачей // в противном
случае  зовут его  иначе")  так и  не удалось взять телецентр. Почему? -- да
потому,  что у  бойцов отряда  "Витязь",  охранявшего  здание,  банальнейшим
образом вышла из  строя  связь, и они не получили общего для войск и милиции
приказа: "Ни во что не вмешиваться, пусть все идет, как идет". И, не получив
этого приказа, отряд просто действовал согласно уставу: когда начался штурм,
солдаты не побросали оружие (как  это сделала  четырьмя часами ранее  охрана
мэрии), а  открыли ответный  огонь  --  на  чем, собственно,  весь  мятеж  и
накрылся медным тазом... Согласитесь, что вышедшая из строя рация -- это вам
не  эскадрилья бомбардировщиков,  возникшая  из  ничего, как  туз  из рукава
шулера; ясно, что тут работали маги классом повыше, чем те, мидуэйские...
     Nota Bene: А  вот если б  юнкера, охранявших в такую же смутную осеннюю
ночь  столь же продажное-антинародное  Временное  правительство, действовали
бы,  как те бойцы "Витязя" -- тупо, по уставу, -- интересно, в какой  стране
мы бы сегодня жили? (Помните  Трафальгарскую битву?  -- "Англия не ждет, что
каждый станет героем; Англия ждет, что каждый выполнит свой долг.") Впрочем,
все это,  помнится,  уже  было  однажды разыграно  Пелевиным в  "Хрустальном
мире"...
     ...Ну,  теперь ясно,  куда клонит автор, скривится на  этом месте  иной
прозорливец.  Мировое правительство из  цюрихских гномов  и прочих  масонов,
только еще и с магическими наворотами...
     Не совсем так. Точнее -- совсем не так. Прямо до наоборота.
     Но  тут нам, к сожалению, никуда не деться от того самого вопроса, коим
некогда  Воланд ставил в тупик  простодушного атеиста  Иванушку  Бездомного:
кто, собственно, всем этим управляет?

     ОБ ИСТИНЕ, ЧТО ЛЕЖИТ ЗА МАГИЕЙ

     -- Значит человек на берегу был Богом?
     -- Человек на берегу -- другой маг.
     -- Я должен знать истину, которая лежит за магией!
     -- За магией нет никакой истины.
     Дж.Фаулз

     Прежде  всего необходимо задать некоторую аксиоматику.  Моя  жизнь была
достаточно богата приключениями и острыми нештатными ситуациями, и я слишком
часто сталкивался с совершенно  невероятными сочетаниями случайностей, чтобы
всерьез  сомневаться в существовании Высших Сил.  Называть ли их Провидением
или высшими контурами  сознания по  Т.Лири,  персонифицировать ли  их в виде
Отца  небесного или полагать  неким безличным  антиэнтропийным началом --  в
обсуждаемом аспекте  несущественно. Рефлексировать все  это  в  стиле и духе
Вяч.Рыбакова  я совершенно  не  собираюсь (да  и  не способен),  и  принимаю
существование Высших  Сил просто "по Бритве  Оккама"  --  как простейшее  из
возможных непротиворечивых объяснений.
     При этом в моей личной картине Мира означенные Силы не индифферентны по
отношению  к Человеку.  И тут  я абсолютно солидарен  с позицией, заявленной
как-то Переслегиным: "Данная статья построена на идеях позитивизма и исходит
прежде всего из  того, что вселенная  к  нам дружественна. Иными словами (то
есть, в  альтернативной  философской калибровке):  вера  в "гнев Господен" и
концепция "наказания, покаяния и прощения" представляют собой страшный грех,
ибо основаны на отрицании бесконечности божественного милосердия. Для меня в
самом деле  остается загадкой, как можно серьезно относится к гипотезе Бога,
приписывая при  этом Творцу  мышление полицейского  чиновника или, в  лучшем
случае,   злопамятного   школьного   наставника."  И  если   искать   модель
взаимоотношений  между  Высшими   Силами  и  человечеством,  то  аналогия  с
отношениями отец-сын возникает вполне естественным образом.
     "Но  это  же  банальность!  --  воскликните  вы.  --  Ясно,  что  и   в
христианстве, и  в  прочих  монотеистических религиях человек  рассматривает
Бога как Отца небесного"...  Не скажИте. Обращаю ваше внимание на  то, что в
предлагаемой схеме  субъектом  отношений  с  "нашей"  стороны  выступает  не
отдельная личность (для чего, собственно, и  был  "изобретен"  монотеизм), а
человечество как  целое.  "По образу и  подобию" было некогда создано именно
оно, а вовсе не единичный  человек, который, как  справедливо  замечено, "не
только лишен возможности составить какой-нибудь план  хотя бы на смехотворно
короткий  срок, ну лет, скажем, в тысячу, но не может  ручаться даже за свой
собственный  завтрашний день". Применительно  же к человечеству -- структуре
несравненно  более долгоживущей, нежели человек -- приходится уже  учитывать
такой  осложняющий фактор: дети вырастают, и их взаимоотношения с родителями
при  этом  неизбежно  меняются.  Христианство  же   однозначно  ставит  знак
равенства между  понятиями  "сын"  и "дитя", и иных отношений  между сыном и
Отцом кроме обожания и подчинения не мыслит в принципе; то есть  -- попросту
говоря -- культивирует инфантилизм.
     Давайте теперь, исходя  из  тезиса о  дружественности Вселенной (или --
что   то   же   самое   --   о   всеблагости   Господа),   рассмотрим   нашу
последовательность технологических  революций.  Когда  ребенок познает  мир,
родителям  приходится решать  достаточно сложную дилемму:  с  одной стороны,
ужасно хочется  оградить свое чадо от всех возможных опасностей; с другой --
вполне очевидно, что вечно сдувать  с него пылинки не  выйдет,  и отсутствие
жизненного опыта в виде набитых шишек и пальцев, обожженных в процессе ловли
огонька свечи, может привести к последствиям  во сто  крат более  печальным.
Итак, с одной стороны -- "спички детям не игрушка": технологические открытия
должны совершаться в  свой  срок, не раньше; оттого-то эопил (первая паровая
турбина, созданная античным механиком Героном Александрийским) так и остался
забавным  фокусом, а порох, изобретенный в  Китае  в  незапамятные  времена,
использовался там лишь для фейерверков.  С другой стороны -- "покуда  сам не
сунет пальцы в розетку -- не поумнеет": после Хиросимы повторять эксперимент
с розеткой не решился никто -- рефлекс выработался на раз...
     Каждый раз, сочтя нас достаточно повзрослевшими для выхода на следующий
технологический уровень, Высшие  Силы  затем дают  нам  время  "на  усвоение
материала" -- выработку и отлаживание  социальной инфраструктуры, адекватной
новому уровню  могущества. За неолитической революцией следует возникновение
государственности с общественным разделением труда и обособлением  в системе
специализировнных  блоков управления; индустриальное  общество  нуждается  в
демократии современного типа,  где акцент перенесен на отлаживание в системе
обратных связей,  повышающих ее гомеостазис.  (Именно  поэтому  тоталитарные
режимы,  исходно  пожертвовавшие саморегуляцией ради управляемости, способны
на   весьма   впечатляющие  спринтерские  рывки,  но  неминуемо  проигрывают
демократии в стайерской гонке.) Сейчас можно лишь гадать, какое общественное
устройство          окажется          адекватно          постиндустриальному
(информационно-магическому)  обществу.  Может  быть,  это  будет  "единая  и
неделимая" всемирная  империя с  диффузными  центрами  власти (штаб-квартиры
транснациональных  корпораций, ведущие биржи  и т.п.). А  может быть, совсем
наоборот:  на  планете  оформятся  два  равновеликих центра  цивилизации  --
Атлантический  и Тихоокеанский;  в них будут доведены до полного логического
завершения  оба  взаимодополнительных тренда,  испокон веку наличествующих в
любом  социуме  --  либеральный  (индивидуалистический)  и  социалистический
(коллективистский), --  и  именно взаимодействие  этих  двух  начал, "инь" и
"янь",  воплощеных  в  Великой  Атлантической   Демократии   и  Всеазиатской
Конфуцианской  Империи -- будет долгие века питать социальной  энергией нашу
цивилизацию... Все это, по большому счету, частности.
     Важнее  иное. Высшие силы -- как мы условились считать -- по-отечески к
нам расположенны;  и вот они  явно  перестали препятствовать  человечеству в
овладевании магическими технологиями -- в том числе, контролю  над сюжетными
развилками. (А ведь до  сих пор запрет на  занятия ведовством, ясновидение и
т.п. лишь  усиливался по мере технологического роста. Создается впечатление,
что   каждая  следующая  технологическая  революция  вела  к  многоуровневой
блокировки магических потенций социума -- пока не низвела их в ходе прошлой,
индустриальной, революции до уровня столоверчения и прочей астральной хрени;
эдакий  своеобразный принцип дополнительности...)  То есть  --  человечеству
"оформили   допуск"   на   следующий,  несравненно  более  высокий   уровень
могущества. И  это -- несмотря на все те "подвиги", которыми мы ознаменовали
нынешний  век (а ведь  трудно спорить  -- более отвратительного и  кровавого
периода в человеческой истории и вправду не бывало)... Как это понимать?
     А  очень  просто. Высшие силы, в отличие  от  нас самих,  оценили  нашу
деятельность в двадцатом  веке вполне положительно; похоже, мы незаметно для
себя  успешно прошли некий важный тест, доказав свою  зрелость. Да, конечно:
на  полях  двух  мировых  войн  мы,  не моргнувши глазом, уложили  пятьдесят
миллионов  "носителей  разума",  и  немногим меньше сгноили  по  Освенцимам,
УСВИТЛАГам и прочим "Школам  7-го мая"; мы "не  ждали милостей от природы" и
успешно обратили ее во всесветную помойку... Все так. Но!.. Учинив множество
больших и  малых  непотребств,  некоей  черты  мы  все  же  не  перешли:  до
глобального ядерного конфликта дело не довели, хотя пару раз и балансировали
на   самом   краешке;  зиновьевскому   коммунизму  "Светлым  будущим   всего
человечества" уже не  бывать  --  ныне,  присно  и  во веки  вечные,  аминь;
успешный опыт очистки Великих Озер, совсем уж было превращенных в отстойник,
показал, что с охраной природы все обстоит ровно так  же, как и с любой иной
работой -- "Глаза боятся, а руки делают".
     Бросая трезвый  взгляд на  путь,  пройденный  нами  в  двадцатом  веке,
приходится  признать:  нет  никакой  уверенности, что  человечество  даже  в
принципе  могло  бы  выйти  из  этих  испытаний с  меньшими потерями. Скорее
наоборот; и  сдается, мне что Щепетнев  со своей "Седьмой  частью тьмы" куда
ближе  к  истине,  чем  Рыбаков  с  его  "Гравилетом "Цесаревичем"": да, наш
вариант  -- не сахар,  но все  остатние  "развилки"  были еще  того краше...
"Армагеддон был вчера" -- это  чистая правда, и мы, как  это ни удивительно,
сумели его пережить!
     Откуда же свалился на нас этот кошмар,  "Век-волкодав"? В  рамках нашей
базовой аналогии  ("Отец-сын")  ответ прост:  переходный возраст,  и  ничего
более. Ну вот  ведь только что был очаровательный ребенок, и вдруг  такое!..
такое!..  Это  еще ладно, если  в  процессе  самоутверждения просто  загулял
по-сизому; а ну  как  из неодолимой тяги  к добру  и справедливости примется
метать бомбы в генерал-губернаторов?.. Собственно говоря, переходный возраст
("...большие детки -- большие  бедки") -- это тест на зрелость не только для
детей, но и для родителей; и если ты чуть что принимаешься ломать ребенка об
коленку, навязывая свою  волю,  то  цена тебе  как отцу -- пятак  в базарный
день.  Применение  силы  -- это  признак слабости;  и  наш-то  Отец  (как мы
предполагаем) не из таких! Так что Высшие силы, надо полагать, на атеизм наш
склонны взирать со  спокойной иронией, а в нашу жизнь если и вмешиваются, то
столь же  осмотрительно, как  тот отец-миллионер у О'Генри, что устроил сыну
счастливую возможность  объясниться наконец со  своею избранницей, продержав
пару часов их экипаж в специально организованной уличной пробке.
     Мы стали взрослыми. И,  заплатив  страшную цену,  обрели  право строить
жизнь  по собственному  разумению. И Высшие  Силы  ясно признали за нами это
право,  дав   нам  в  руки  магию  и  тем  самым  уравняв  нас  по   степени
потенциального  могущества с  собою; в этом  смысле  фаулзовский  король-маг
прав: за  магией действительно нет никакой истины. Истина в ином  --  "Не  в
силе Бог,  но в правде". С силой-то  у нас теперь  полный порядок;  что ж до
правды, то  ее можно обрести  лишь в дальнейшем общении с Высшими Силами. Но
не в детском преклонении (и  столь же детских  обидах), как это  было до сих
пор, а в настоящей дружбе и любви -- чувствах, возможных лишь между равными.
Вот, оказывается, как оно выглядит -- Большое Откровение, случившееся на два
века раньше, чем мы ожидали...
     А сейчас мы  переживаем тот самый момент, когда Отец навсегда перестает
быть  кормильцем и  защитником,  оставаясь впредь лишь мудрым  советчиком  и
моральным  авторитетом.  Кое-кому из  нас от  этого становится  с непривычки
ужасно неуютно, но тут  уж ничего не попишешь... И еще. Представление о том,
что Отец во-первых всемогущ, а во-вторых вечен  -- это  ведь фундаментальный
атрибут детского мировосприятия;  равно как  и  незамутненная вера в  вечную
жизни для себя, любимого (хотя бы в форме бессмертия души)... А мы вроде как
уже выросли.

     НЕОБХОДИМЫЙ ПОСТСКРИПТУМ

     Представьте себе, что  в  некоей отдаленной  местности  потерпел аварию
инопланетный космический корабль, и перед вами поставлена  задача: из высших
государственых соображений скрыть сие происшествие. Принципиальных вариантов
тут  два; их можно условно  назвать "советским" и "американским". По первому
варианту  следует  все  засекретить:  обнести  полмиллиона  гектар   колючей
проволокой в  шесть  ниток, из  свидетелей  кого можно --  изолировать, кого
нельзя --  посадить под подписку  о  неразглашении, дополнить инструкцию для
цензоров восемью новыми позициями и т.д. По  второму  же  варианту сообщение
надо  как можно  быстрее  закинуть  во все  СМИ,  сопроводив его  при  этом:
развернутым  комментарием  председателя Всемирной  Уфологической  ассоциации
Шарля Атана  и писателя  Казанцева; эксклюзивными воспоминаниями  поп-звезды
Дианы Кул (в миру Анюта Распрыскина) о том, как  она на заре туманной юности
залетела от пришельца  с Альтаира; репортажем с совместного шествия "Голубой
свастики" и Биробиджанского казачьего войска, требующих отставки президента,
который "окончательно продался инопланетным евреям"; дальше следует, помянув
вскользь лох-несское  чудовище и  наскальные  рисунки  с динозаврами, плавно
перейти к поистине неисчерпаемой теме Новой хронологии (обсудить, к примеру,
гипотезу  о  том,  что  на  самом  деле  Фоменко  и Ньютон --  одно и  то же
историческое  лицо: оба  крупные  математики,  оба  занимались  толкованиями
"Апокалипсиса",  у обоих на  этом деле поехала крыша)... Стоит  ли уточнять,
какой из двух способов сокрытия правды эффективнее?
     Я это к чему? Что-то многовато в последнее время развелось публикаций о
магии, причем одна другой глупее. И кто только  не берется рассуждать на эти
темы  -- и  академик, и герой,  и мореплаватель, и плотник... вот  и я решил
вдруг внести посильный вклад... К чему бы это?

     1.04.2000
     1  Существует  гипотеза,  что  заметную  роль тут  сыграла  смена  типа
инфекций,  доминирующего  в человеческих  популяциях  --  побочное следствие
одомашнивания  скота. Ранее основную роль  играли т.н.  "медленные" инфекции
(типа СПИДа или проказы), издревле адаптированные  к человеку и формально не
смертельные, но уже  годам  к двадцати  превращающие  его  в  развалину.  От
домашнего  же  скота человек  получил  новые,  т.н. "быстрые" инфекции (типа
оспы) --  заболевший либо  тут  же умирает, либо выздоравливает,  обзаведясь
стойким  иммунитетом. Понятно, что  от  "быстрых" инфекций  умирали в первую
очередь те,  кто уже  был  поражен "медленными";  в результате неолитические
эпидемии  оспы "вычистили" и  тем  самым оздоровили  человеческие  популяции
(привет  А.Громову с его "Годом лемминга"!). Именно после этого люди и стали
доживать до сорока и возник первый демографический бум. Так что человечество
в некотором смысле обязано своим существованием... оспе!

Популярность: 109, Last-modified: Sun, 22 Oct 2000 14:25:27 GMT