-----------------------------------------------------------------------
   Авт.сб. "На испытаниях". М., "Советский писатель", 1990.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 12 February 2001
   -----------------------------------------------------------------------

                  (фрагмент текста утерян)


   Полуфантастический рассказ



   Заседание кончилось. Я им все сказала.
   Может  быть,   слишком   резко.   Друзья   мне   советовали   соблюдать
осторожность. Нашли кому советовать! Не мое это дело, не мой  талант.  Вот
Обтекаемый - тот осторожен. Он, верно,  и  родился-то  осторожно:  высунул
голову и огляделся.
   "Порочное направление в науке" - вот что  мне  ставилось  в  вину.  Вот
идиоты! В общем, осторожности я не соблюла,  кое-кого  из  важных  задела.
Придется нести последствия. Ничего, снесу.
   После  душного  зала,  полного  лицемерии,  улица  охватила  свежестью,
простотой. Вечер, уже не весенний, но еще и не летний, - он не  опускался,
как полагается вечеру, а взлетал. Ласточки чертили розовое небо.  На  этом
небе  меня  поразили  светло-изумрудные,  кем-то  рано   и   расточительно
зажженные, фонари дневного света. Как могла бы быть прекрасна жизнь.
   В  метро  я  разглядывала  людей.  Они   ехали   сосредоточенно,   чуть
покачиваясь, прямо и  резко  освещенные  сверху,  отчего  на  каждом  лице
проступал костяк. Жесткая замкнутость отгораживала их друг от друга  и  от
меня. Некоторые читали, многие казались усталыми. Рядом с ними, смягченные
и украшенные  голубизной  темных  окон,  ехали  их  отражения,  казавшиеся
добрее, проще самих людей.
   От конечной станции метро до моего дома можно  ехать  автобусом,  можно
идти пешком. Я пошла пешком. Ноги были тяжелы, но воздух прохладен, легок.
Чужие  окна  светло  сияли  справа  и  слева.  За  каждым  из  них  что-то
происходило,  чья-то  жизнь,  казавшаяся   отсюда,   из   темноты,   чудом
уравновешенности и счастья. Розово-смуглое небо на западе  еще  светилось.
Напротив  глыбами  громоздились  темные  тучи,  оттуда  подувал  ветер,  -
возможно, ночью будет дождь. Майский жук ударился мне в щеку  и  стукнулся
об асфальт.
   Меня не покидало лицо Обтекаемого. Он выступал словно бы в мою  пользу,
но так, чтобы в любую минуту можно было все переиграть. Виртуоз двоедушия.
   Дома, в пустой квартире, которую  я  каждый  раз  с  удивлением  нахожу
пустой,  хотя  живу  одна  уже  два  года,  пел  холодильник,  постукивала
форточка,  гуляли  ночные  звуки,  заменяющие  в  новых   домах   сверчка:
рассыхался паркет, вздыхали обои.
   Что бы ни случилось  -  вот  она,  моя  комната,  моя  постель,  и  над
постелью, низкой звездой, неяркая лампа, при которой я читаю на ночь,  без
чего не могу заснуть уже много лет.
   Что бы ни случилось - день проходит, наступает ночь, загорается  низкая
лампа-звезда, и вот я уже читаю, пирую.  Отходит  дневная,  своя  тревога,
приходит другая тревога, чужая, ночная, и тревожит меня долго, иной раз  -
до утра, но чаще через час или два  мысли  милосердно  слипаются  и  можно
погасить свет, вытянуть ноги, спать.
   С годами у меня постепенно пропал интерес ко  всему  сочиненному,  зато
обострился интерес к подлинному. Вместо  романов  меня  провожают  ко  сну
мемуары,  дневники,  письма,  стенографические  отчеты.  Может  быть,  это
возрастная болезнь, я  замечала  ее  у  многих  пожилых,  сильно  занятых,
читающих людей. Слово "читающие" я здесь употребляю как "курящие".
   Однажды я спросила об этом своего друга, Худого.
   - Послушайте, а с вами так не  происходит,  что  все  меньше  тянет  на
художественную литературу и все больше - на документ?
   - Ого, еще как! - ответил Худой и улыбнулся обтянутым своим лицом.
   - А почему бы это?
   Худой подумал и сказал, очень серьезно:
   - Процент правды больше.
   Процент правды. Именно так. Спасибо, Худой.
   Я читаю книги кубометрами, как кит, всасывающий морскую  воду  и  почти
всю ее выпускающий обратно, чтобы оставить внутри, на усах, самую  малость
того, чем он питается, - процент правды.
   Раньше, в молодости, меня интересовало вымышленное. Теперь меня  больше
интересует вымысливший. Что заставило его, писателя, вымыслить это,  а  не
что-то другое? И вообще как  он  жил?  Как  вставал  по  утрам,  с  трудом
приподнимая с постели и ставя на коврик свои, возможно, отекшие ноги?  Как
одевался, садился за стол, надламывал хлеб? Кто сметал со стола крошки?
   Или не писатель - пусть актер. И не  какой-нибудь  всемирно  известный,
боже  сохрани,  а  заурядный,  провинциальный,  который  всего-то  и   был
знаменит, что одним талантливым вскриком в одном месте  одной  роли.  Этот
вскрик сохранился в одной строке одной книги, скажем "Страницы былого",  -
так любят называться воспоминания, - и строка  вскрикивает  голосом  давно
умершего актера и потрясает меня, и я готова поцеловать книгу.
   А может быть, дело не только в проценте правды, а еще и в  другом  -  в
игре? С возрастом пропадает потребность к игре и  уменье  играть.  Молодой
котенок все время играет. Пожилой кот только щурится,  подогнув  лапы,  на
бумажный бантик.
   У некоторых способность к игре сохраняется дольше; у нас  с  Худым  она
угасла сравнительно рано.
   Я вообще мало способна к играм. Например, шахматы. Пробовала - не могу.
И не по какой-нибудь особой глупости - просто не удается  принять  всерьез
условия игры, или, как у нас говорят, УИ.
   Так и во всем. Скажем, в литературе.  Многие  любят  детектив,  научную
фантастику, я - нет. Не принимаю УИ.
   И всюду меня преследуют УИ, и всюду я их не понимаю.  Есть  специальные
УИ для научных статей, для брака, для похорон, юбилеев. Я никогда  ими  не
могла овладеть. Может быть, этим я себя обеднила. Если УИ существуют,  тем
самым они заслуживают внимания, а значит, изучения. Моя по отношению к ним
чисто  отрицательная,  нигилистическая  позиция  слишком  эмоциональна   и
недостойна научного работника.
   "Не  смеяться,  не  плакать,  только  понимать",  -   сказал   Спиноза.
Правильно, но для меня, увы, невозможно.
   Вероятно, во многих отношениях мне просто не хватает ума.
   Нет, не того элементарного, торгового ума, которым  в  избытке  наделен
Обтекаемый. Не дай мне бог такого  ума.  Гораздо  больше  меня  привлекает
скорбный, иронический ум Худого. Но и с ним я бы не поменялась, нет.  Этот
ум слишком, я бы  сказала,  дистиллирован.  В  нем  не  хватает  жизненных
примесей. В каждом умном человеке, по-моему, должно быть чуточку дурака. Я
знаю Худого много лет, но так и не могла обнаружить в нем дурака. Или  его
вообще нет, или он очень глубоко запрятан.
   Зато во мне дурака более чем достаточно. Из нас двоих с Худым, пожалуй,
можно было бы составить одного умного человека...
   А Обтекаемый...
   Фу-ты, наваждение.  Передо  мной  опять  возник  очень  реальный  образ
Обтекаемого, по грудь срезанный кафедрой, - его гладкое, миловидное  лицо,
мягкая прядь  зачесанных  набок,  почти  без  седины,  волос.  Этому  лицу
противоречили, были на нем почти неприличными старческие мешочки  в  углах
щек. Такому лицу надо было быть вечно, осторожно, неуязвимо  молодым.  То,
что оно слегка поддалось  времени,  как  бы  дало  вмятину,  нарушало  его
благопристойную завершенность.
   Обтекаемый - глава нашего сегмента. До сих пор он был довольно  удобным
главой, работать не мешал. Меня он поддерживал, даже рекламировал,  но  на
этом собрании понял, что дал  маху.  Он  еще  не  отступил,  но  расчистил
площадку для отступления. Его лицо выражало сожаление обо мне, а главное -
о себе, о своем промахе.
   Однако эти мысли были сейчас ни к чему, с ними не заснешь. Усилием воли
я прогнала Обтекаемого и стала читать.
   В эту ночь мне повезло: со мной оказался том "Русской старины" за  1875
г. Такие редкости мне достает в Книгоцентре наша  рыжая  Информаня,  милая
душа, дай бог ей хорошего мальчика. В  томе  оказался  дневник  Вильгельма
Кюхельбекера,  декабриста,  поэта,  писанный  им  в  крепости  Свеаборг  в
1831-1832 гг.
   Дневнику предпослана краткая история. После события,  которое  "Русская
старина" уклончиво  именует  "роковым  14-м  декабря"  или  "смутой  14-го
декабря", Кюхельбекеру удалось  скрыться.  Арестовали  его  в  Варшаве,  в
январе 1826 г., и заточили в один из казематов  Петропавловской  крепости.
Оттуда вскоре перевели в Шлиссельбургскую, затем в Динабургскую.
   "Первое время своего заточения, - пишет "Русская старина", - когда  ему
не давали еще пера и чернил, Кюхельбекер слагал стихи на память и заучивал
их, ходя из угла в угол по своей тюрьме".


   Крепость за крепостью. Динабургская -  пять  лет.  Затем  -  Ревельская
цитадель и, наконец, Свеаборг. Здесь Кюхельбекер содержался до конца  1835
г., отбыв, таким образом, десять лет одиночного заключения из  пятнадцати,
положенных по приговору.


   "Великий  князь  Михаил  Павлович,  -  сообщает  "Русская  старина",  -
исходатайствовал сокращение срока заключения Кюхельбекера на пять лет... В
конце декабря 1835 г. он был отправлен на поседение в Восточную Сибирь,  в
город Баргузин... Великий князь Михаил Павлович прислал узнику  прекрасную
медвежью шубу, в которой он совершил многие тысячи верст пути от Свеаборга
до Баргузина".


   Дневник Кюхельбекера начинается в декабре 1831 г.,  стало  быть,  после
шести лет казематов. Прекрасная медвежья шуба и не маячила впереди.  Узник
твердо рассчитывал еще на девять лет заточения.
   Свеаборгский дневник видится мне певчей птицей, севшей где-то на рубеже
шести и девяти лет могилы и поющей, поющей, несмотря ни на что.
   О чем пишет узник? О поэме эпической. О Шиллере, Байроне, Гете, Гомере.
О поэме Пушкина "Евгений Онегин" - не признает ее вечным произведением.  О
юморе. О смысле слова "цевница"...


   29-го января.

   Есть некоторые слова, насчет которых я  бы  очень  хотел  справиться  с
академическим словарем, например: цевница. Я долго употреблял это слово  в
значении музыкального струнного  орудия;  Пушкин,  напротив,  придает  ему
значение орудия духового, флейты,  свирели.  Не  помню  где,  а  только  в
сочинениях  писателя  Екатеринина  века,  на  котором,   казалось,   можно
опереться, нашел я это слово во  втором  значении  и  стал  полагать,  что
Пушкин прав. Теперь же возвращаюсь к прежнему моему мнению, основываясь на
славянском тексте пр. Иеремии:  "того  ради  сердце  Моава,  яко  цевница,
звяцати будет"... Свирель или флейта никогда не  звяцали;  вдобавок  самый
смысл уподобления говорит в пользу моего первого мнения.


   Я читала дневник жадно, как дети, прибежав со двора, пьют воду, булькая
каждым  глотком.  Обтекаемый  с  его  миловидностью  исчез,  провалился  в
небытие, ерунда, вторичный мусор.
   Половину ночи я читала, а потом спала, и снился мне сад.


   Обдумывать положение я начала только утром.  Будильник  новой,  щадящей
конструкции (перед тем как начать трезвон, он  некоторое  время  мелодично
позвякивает) нежным своим голосом вывел меня из сна и  из  сада,  так  что
первые звоночки были еще в  саду,  и  только  последние  здесь,  в  грубой
действительности. К тому времени,  как  будильник  закончил  подготовку  и
заорал во всю мочь, я уже была полностью здесь и все осознала. Ну  что  ж,
повоюем. Обтекаемый  беспокоил  меня,  как  мозоль.  В  Институт  идти  не
хотелось, но надо было, и я пошла, предварительно вдоволь намешкавшись  за
мытьем, одеванием, чаем да и просто сидением с руками между колен.
   Едва переступив порог Института, я  уже  поняла,  что  все  изменилось.
Раньше, сама того не замечая, я жила в мире улыбок. И вот за одну ночь они
пропали. Почти все. Только  какие-то  две-три  улыбки  встретились  мне  в
коридоре. С отвращением я заметила, что считаю улыбки.
   В Официальной мне  сказали,  что  по  моему  делу  назначена  Комиссия;
обсуждение - через неделю.  Девушки  были  огорчены  и  полны  сочувствия,
несмотря на неизбежный элемент радости, с которой каждый из  нас  сообщает
новость, пусть неприятную. Чистая радость обладания Информацией.
   Что ж. Комиссия так Комиссия. Внешне я и глазом  не  сморгнула,  только
пальцы ног поджались, словно змея проползла.
   Знать бы мне, что за этим всем стоит? Что и кто?
   Хуже всего, что целую неделю оставалось  ждать.  Ждать  вообще  трудно,
ждать плохого - отвратительно. Пусть  бы  оно  было  еще  плоше,  лишь  бы
скорей. Эта неделя не шла, а вязла,  застревала,  цеплялась  всеми  своими
подробностями. И работа, как на грех, не ладилась.
   - Не надо нервничать, работайте  спокойно,  -  сказал  мне  Седовласый,
поглаживая жилетку.
   Я посмотрела на него с ненавистью. Как-то он мне противен стал весь, со
своими большими, чистыми ушами,  с  загнутой  бородой,  с  тягучей  речью,
полной придаточных предложений. Старый интеллигент с душой молодого труса.
   Всю эту неделю я ходила в институт с упорством маятника, хотя могла  бы
и  не  ходить.  Могла  бы  сказать,  что  пойду  в  Криостатику  или   еще
куда-нибудь. Могла бы и просто не прийти, никто бы с меня не взыскал. Но я
ходила. По-прежнему я считала  улыбки  -  их  с  каждым  днем  становилось
меньше. Или  мне  так  казалось?  Нет,  улыбки  действительно  убывали.  Я
смотрела на встречных очень внимательно - они не  улыбались.  Одни  делали
вид, что не туда идут.  Другие  юлили  глазами,  чтобы  не  поздороваться.
Третьи  здоровались,  но  не  улыбались.  Очень  немногие  улыбались,   но
принужденно - половиной рта.
   А как они мне нужны были, улыбки! Раньше я их не замечала, жила  в  них
как рыба в воде. Теперь  я  тоже  была  рыба,  но  на  песке,  и  шевелила
иссохшими жабрами. Жабрами я  выпрашивала  улыбки,  вымаливала,  вымогала.
Чтобы этого никто не заметил, я напускала на себя надменность. На  поклоны
я  отвечала  чем-то  вроде  обратного  кивка,  не  опуская  подбородок,  а
вздергивая его кверху.
   Иной раз на лицах встречных мне чудилось сочувствие,  желание  подойти.
Мимо таких я проходила с той же чопорностью, страшась  ее  разрушить:  она
была моя опора и была хрупка. Кто знает, мимо  скольких  возможных  друзей
прошла я со своим обратным кивком?
   Особенно неприятно было встречать Обтекаемого. Все эти дни он словно не
выходил из коридора и  встречался  мне  на  каждом  шагу.  Всякий  раз  он
кланялся  подчеркнуто-вежливо,  с  той  проникновенной  грустью,  с  какой
верующие прикладываются к плащанице.


   Все же я не была одинока. У меня было три друга: Худой, Черный и Лысый.
Про Худого речь уже шла, а Черный и Лысый тоже были  друзья.  Когда-то  мы
работали  вместе,  теперь  разошлись  по   разным   фасциям,   но   дружба
сохранилась. Все трое пришли ко мне сразу после происшествия, и все готовы
были поддержать меня, если понадобится. Их  озабоченность  неприятно  меня
поразила. Нет, я еще, слава богу, не тону. Я им сказала:
   - Не знаю за собой никакой вины; но боюсь за тех, которые были  ко  мне
сострадательны: ужасно подумать,  что  они  за  человеколюбие  свое  могут
получить неприятности.
   Черный и Лысый поглядели на меня как на безумную. Худой спросил:
   - Откуда это?
   - Дневник Кюхельбекера, - ответила я.
   - Дайте почитать, - жадно сказал он.
   - Так уж и быть, когда кончу.
   Тут на меня напал смех: такие у них были похоронные лица.
   - Братцы, что это вы меня отпеваете? Ничего, собственно, не происходит.
Ну, Комиссия. Ну, Обсуждение. Знаю, что вони будет много, но  от  вони  не
умирают.
   - Задыхаются, - сказал Худой.
   - Не размагничивай! - упрекнул его Лысый.
   - В любом случае рассчитывайте на нас, - сказал Черный.
   - Там видно будет.
   Любя их, я была суха; они все трое постояли, сочувствуя, и ушли.


   А дневник Кюхельбекера я читала каждый вечер перед сном и все не  могла
с ним расстаться: кончала и начинала снова.
   Заключенный жил. Он рассуждал об искусстве,  науке,  религии,  наблюдал
сцены на тюремном плацу. Изучал греческий. Писал стихи.
   Кюхельбекеру,  как  поэту,  не  повезло;  его  стихи   дружно   осмеяны
литературной традицией, начиная с пушкинского:

   Вильгельм, прочти свои стихи,
   Чтоб нам уснуть скорее.

   Мне, напротив, эти стихи не давали спать, звуча во мне каким-то дымным,
страшным, смутным строем. Отдельные строки были положительно прекрасны:

   Но солнцев сонм, катящихся над нами,
   Вовеки на весах любви святой
   Не взвесить ни одной душе живой:
   Не весит Вечный нашими весами...

   И почти ни слова - о своей судьбе. О своих страданиях. О надеждах -  их
нет. Только в одном-двух местах вдруг прорвется подобное воплю: "Боже мой!
Когда конец? Когда конец моим испытаниям?" А дальше -  опять  спокойствие,
размышление, стихи, сны.


   12-го января

   С неделю у меня чрезвычайно живые сны:  прошедшую  ночь  я  летал  или,
лучше сказать, шагал по воздуху, - этот сон с разными изменениями  у  меня
бывает довольно часто; но сегодня я видел во сне ужасы  и  так  живо,  что
вообразить нельзя. Всего мне приятнее, когда  мне  снятся  дети:  я  тогда
чрезвычайно счастлив и с ними становлюсь сам дитятею.


   Как это верно, что светлые сны помогают  жить!  Мне,  например,  снился
сад:  зеленый,  сочный,  разнообразный,  с  крупным  гравием  на   влажных
дорожках, где отпечатывались чьи-то следы - никто по дорожкам не  шел,  но
следы возникали сами собой. Сон оставался со мной все утро и  окончательно
пропадал  только  в  Институте.  Дни  мои   были   заполнены   бесплодными
размышлениями. Я проводила их не в Аппаратной, где была  моя  точка,  а  в
Обмоточной. Здесь было меньше народу, только двое мотали и не обращали  на
меня внимания, может быть, даже и не слыхали о моем деле. Я брала с  собой
пачку журналов и просматривала - работа почти механическая, вроде  вязанья
на спицах. Или же я рисовала  лабиринты  тропинок,  ветвящиеся  схемы,  со
знаком вопроса в конце каждого тупика. Я думала. Я делала  смотр  войскам.
Немного их, честно говоря. Обтекаемый  продаст,  уже  продал.  Хлопотливая
ушла в декретный отпуск - всегда это у нее некстати. Были еще два  ученика
- Первый и Второй. Первый - более ориентирован, талантлив. Второй -  молод
и малознающ, легко сбить. Друзей я решила не привлекать. Придут сами -  их
дело.
   Я представляла себе, как обернется Обсуждение, что они скажут, что я им
отвечу. Если так - то так. "Факты, - скажу я, - не могут быть порочными, и
вот мои факты". Нет, не так. Надо их просто  высмеять,  вот  что  надо.  В
воображении  я  их  высмеивала.  Я  произносила  речи,   не   ограниченные
регламентом. К счастью, речи я произносила только днем. По ночам я  спала,
и каждую ночь мне снился сад.
   Назначенный  день  пришел  наконец,  начавшись  дождем   и   прохладой.
Обсуждение состоится в  четыре  часа  -  в  16:00,  как  было  написано  в
повестке. Утро я просидела дома, опять читая свеаборгский дневник.


   15-го августа

   Сегодня я был свидетелем сцены, подобной той,  которая  забавляла  меня
23-го июля, а именно: хохотал, глядя, как  котенок  заигрывает  со  старою
курицею: котенок рассыпался перед нею мелким бесом, - забежит то с  одной,
то с другой стороны, подползет,  спрячется,  выпрыгнет,  опять  спрячется,
даже раза два со всевозможною осторожностию и вежливостию гладил ее лапою;
но  философка-курица  с  стоическою  твердостию  подбирала   зернышко   за
зернышком и не обращала никакого внимания на пролаза. За это равнодушие  и
увенчалась она совершенным торжеством: всякий раз, когда ветер вздувал  ее
очень ненарядные  перья,  господин  котенок,  вероятно  полагая,  что  она
намерена проучить его за нахальство, обращался  в  постыдное  бегство;  но
великодушная  курица  столь  же  мало   примечала   побед   своих,   сколь
пренебрегала своим трусливым  и  вместе  дерзким  неприятелем;  она  и  не
взглядывала на него, не оборачивала и  головы  к  нему,  она  была  занята
гораздо важнейшим:  зернышки  для  нее  были  тем  же,  что  для  Архимеда
математические выкладки, за которыми убил его римский воин.


   Мне бы такой курицей, а?


   Однако пора было уже собираться. Я оделась со всякою тщательности", как
на праздник. Эх, хорошо бы быть сегодня красивой;  к  сожалению,  это  уже
невозможно. Волноваться было незачем,  на  всякий  случай  я  приняла  две
таблетки квистазина и еще две - веселые,  зелененькие  -  взяла  с  собой.
Сумка, карандаш, блокнот, папиросы.
   В третьем часу позвонил Черный и сказал, что ни  ему,  ни  двум  другим
(Лысому и Худому) присутствовать не разрешили.
   - Почему? - спросила я сухим ртом.
   - Говорят, мы не специалисты.
   - Ерунда! Как будто там будут одни специалисты.
   - А вы позвоните председателю, чтобы нас пустили.
   Он назвал номер.
   - Я звонить не буду.
   - Почему? Разве вы не хотите, чтобы мы пришли?
   - Не хочу.
   Вышло грубо. Черный обиделся и повесил трубку.
   Эх, зря. Объяснить бы ему... Но сперва надо было объяснить себе  самой:
почему я не хочу, чтобы они пришли?
   Почему?
   Я размышляла об этом всю дорогу в Институт.
   В автобусе было тесно. Сумку мою зажали между двух спин, я была  зла  и
готова кусаться. Близко дышащие чужие рты наводили мысль об инфекции. "Вот
оно, - думала я, - все дело в инфекционности. Я - как заразный больной, не
хочу, чтобы от меня заражались. Буду стараться чихать мимо..."
   В метро было просторнее, и мысли  переменились.  Теперь  мне  казалось:
причина в том, что они,  все  трое,  не  сотрудники  мои,  а  друзья.  Они
вступились бы за меня, потому что это я, и за мое Дело,  потому,  что  это
мое Дело. Такой заступы не надо ни мне, ни Делу. Значит,  все  к  лучшему.
Выходило резонно и даже благородно.
   Только подходя к Институту, я поняла, что это все чушь, что ничего не к
лучшему и, в сущности, я хочу, чтобы они пришли.
   Ах ты, глупость человеческая!


   В большом зале Совета со сметанно-белыми, лепными потолками было свежо,
я сразу озябла. Черт меня надоумил одеться по-летнему.  Высокие,  стройные
окна были открыты, из них струился ветер и колебал кожаные листья фикусов.
Эти фикусы - гордость Института  -  росли  здесь  с  незапамятных  времен,
огромные, древовидные, отлично ухоженные, каждый лист как лодка. Заседания
Совета происходили как бы в саду. Раньше мне это  нравилось,  а  сейчас  -
нет. Мне не хотелось, чтобы меня прорабатывали в саду. Пусть бы  это  была
обыкновенная комната с  казенной  мебелью,  с  инвентарными  номерками  на
столах и стульях. Впрочем, присмотревшись, я увидела,  что  и  здесь  были
инвентарные номерки: на каждой кадке с фикусом светлела  овальная  бляшка.
Это меня как-то утешило. Однако ветер дул слишком сильно; волоски на голых
руках встали у меня дыбом, каждый на своем пупырышке,  и  я  боялась,  что
кто-нибудь это заметит. Лучше бы закрыть эти окна. Я подошла к  ближайшему
окну и вступила в борьбу со шпингалетами. Массивные бронзовые шпингалеты с
петушьими головами - сама старина! - поворачивались с трудом.  На  третьем
шпингалете подскочил Обтекаемый:
   - Что ж это вы сами, М.М., как не стыдно? Кругом столько мужчин...
   И в самом деле, мужчин было много. Я отступила. Обтекаемый с  рыцарским
видом, взгромоздясь на стул, орудовал шпингалетами.
   Члены Комиссии собирались не спеша. Дворцовые  часы  с  музыкой  (нечто
вроде  "Коль  славен")  давно  пробили  четыре,  а  члены  все  шли.   Они
здоровались друг с другом с тихой торжественностью, подобающей моменту,  и
рассаживались по местам. Перед тем как сесть, каждый  отвешивал  поклон  в
моем направлении. В четверть пятого часы опять развели музыку, а члены все
шли. В таком саду, полном перезвонов, должны были бы бить фонтаны. Мужчины
все прибывали, теперь их было человек сорок, может быть,  меньше,  потому,
что некоторые двоились.
   Позже всех вошел председатель Комиссии - желтолицый  гном  с  маленьким
лицом эмбриона, потерянным и, пожалуй,  огорченным  под  круглым,  отечным
черепом, начисто лишенным растительности.
   - Товарищи, - сказал Гном, - поскольку имеется, так сказать, кворум  из
числа Комиссии и приглашенных лиц, разрешите  мне  открыть  заседание.  На
повестке дня...
   Вступительную речь я почти не слушала. Я знала ее заранее. Каждую фразу
я бы могла за него произнести. Это были УИ (условия игры) в  чистом  виде,
без тонкостей. Во рту у меня  было  сухо,  и  мною  постепенно  овладевало
тяжкое чувство полета. Оно несло меня над фикусами, над низко склоненными,
завитыми головами двух стенографисток. Как бы сверху, в ракурсе, я  видела
лица Комиссии и приглашенных. Это были  очень  серьезные,  я  бы  сказала,
бесстрастные лица. Оживленным было только одно лицо - Раздутого. Он  очень
активно сидел, даже не сидел, а гарцевал на стуле, подскакивая,  порываясь
в бой. Все в нем говорило: толстые руки, отвисшее свиное лицо,  деятельный
живот, пальцы, выбивавшие дробь по обочине стула.
   - Конечно, мы все уважаем М.М., как давнего и заслуженного члена нашего
коллектива... - сказал Гном.
   - Нечего золотить пилюлю, - крикнул Раздутый, подскочив сантиметров  на
десять. - Уважение тут ни при чем!
   - Мы очень уважаем М.М., но... - невозмутимо продолжал Гном.
   - Говорите про себя, - крикнул Раздутый. - Лично я ее  не  уважаю.  Она
сама себя поставила вне уважения!
   - Вам будет предоставлено слово, - спокойно сказал Гном.
   Раздутый замолчал, но тело его продолжало разговаривать.
   Спустя минут десять Гном закончил вводную и возгласил:
   - Товарищи, кто желает выступить?
   Поднялось несколько рук. Разумеется, среди них - толстая, усердная рука
Раздутого. Она даже содрогалась от рвения. Однако  первое  слово  дали  не
ему, а Обтекаемому.
   Обтекаемый не говорил, а вычислял. Это не был тот  грубый  стандарт,  в
котором работал, скажем. Гном:  это  был  стандарт  высшего  уровня,  сорт
экстра. Для неискушенного ума он даже  мог  прозвучать  чистосердечно,  со
слезой в голосе на высоких  словах.  Артист,  что  и  говорить!  Артистизм
сказывался еще и в том, как он умел  каждую  фразу  подпереть  оговорками,
чтобы в случае чего... Общий тон был взят  чрезвычайно  мягкий.  В  музыке
это, вероятно, обозначалось бы "doice, con pieta" (нежно оплакивая).
   - Вы не финтите! - крикнул Раздутый со своего стула, готового  под  ним
взорваться. - Говорите прямо, без интеллигентской размазни,  осуждаете  вы
или нет это возмутительное, это беспре... это беспрецен...
   В слове "беспрецедентное" он,  конечно,  запутался.  "Эх,  приятель,  -
думала я, - проходил ты всю жизнь не в своей одежде..."
   - Беспретен... - упорствовал Раздутый.
   Я поймала несколько робких улыбок.
   - Товарищи могут скалить зубы, - завопил  Раздутый.  -  Посмотрим,  кто
будет скалить зубы последним!
   Улыбки угасли.
   - Разумеется, - достойно и грустно сказал Гном, - мы все сожалеем...
   - Не сожалеем, а возмущаемся, - четко сказал Кромешный.
   Только тогда я обратила на него внимание. Он сидел смирно, симметрично,
как статуя фараона, торчком держа на коленях  стоячий  портфель.  Крашеные
волосы росли у него низко, от самых бровей, грозно расходясь в  стороны  и
слегка нависая.
   Обтекаемый  смутился,  выпад  из  тона  и  кое-как,  скомкав,  закончил
выступление. Под железным взглядом Кромешного  не  было  спасения  даже  в
криводушии.
   Потом слово наконец-то дали Раздутому.  Он  поднялся,  окруженный,  как
воздушный шар оболочкой,  отвисшим  своим  животом,  и  устремил  на  меня
толстый палец. Этот палец, направленный прямо мне в лицо, казался в  конце
толще, чем в начале, как это  бывает  на  фотографии,  снятой  с  близкого
расстояния.
   - Она... - закричал Раздутый.
   Он уже был накален, а теперь  калился  добела.  Он  кричал  напряженно,
цветисто, по-своему красноречиво, по-своему  талантливо.  Он  страдал.  Он
потел. Он обливался  потом.  Негодование  шло  из  него  под  давлением  в
несколько сот атмосфер.
   Толстый в конце палец магнетизировал меня, казался устремленным прямо в
мозг, где, кто его знает, может быть, и гнездилась смертоносная опухоль. Я
слушала, и тяжкое чувство полета росло. В ушах  сверлили  какие-то  дрели.
Внешне я держалась спокойно, только иногда вздрагивала.
   - Она... - кричал Раздутый, и я вздрагивала, как от  удара  кнутом,  от
этого местоимения женского рода, третьего лица, единственного числа.
   "В чем дело? - размышляла я в промежутках. - Наверно,  в  изнеженности.
Про меня до сих пор никто не говорил "она". Говорили  "М.М.",  или,  чаще:
"уважаемая М.М.", или, еще чаще, "наша уважаемая М.М."...
   - Она... - опять кричал Раздутые, а я  вздрагивала,  как  лошадь,  всей
кожей.
   "Почему председатель его не остановит? - думала я в тупом изумлении.  -
Впрочем,  может  быть,  ни  он,  ни  Раздутый   не   понимают,   что   это
оскорбительно. Откуда им знать, как себя чувствует  женщина,  про  которую
говорят, про которую кричат просто "она", словно ее вывели  для  телесного
наказания на  площадь  перед  кабаком...  Может  быть,  никто  из  них  не
понимает?"
   Я огляделась, ища на лицах какое-нибудь отношение.  Нет,  отношения  не
было. Разве один,  сидевший  с  краю  в  кресле,  -  этот  казался  вполне
довольным. Красный, крепкий, он сидел вольготно,  расставив  ноги,  уперев
руки в колени, согнув локти этаким кренделем. Он наслаждался. Он купался в
происходившем. Он кивал одобрительно.  Его  я  не  знала,  видно,  он  был
прислан откуда-то со стороны.
   А Раздутый кричал, весь вибрируя  от  напряжения.  Теперь  я  понимала,
зачем он кричал. Криком он загонял  себя  в  искренность.  Чем  громче  он
кричал, тем больше верил в свои слова. С "я" он уже перешел на "мы". Видно
было, как это разросшееся "мы" тычет в меня пальцем, делая  вид,  что  его
много, и пальцев много, целые миллионы, и все как один.
   Дрели в ушах сверлили жестоко. Впору было согнуться, искать убежища под
столом. "Только бы выдержать", - думала  я.  Украдкой  я  вынула  запасную
таблетку и проглотила, неловко ворочая языком. Не  помогло,  только  стало
еще суше во рту, и тяжкое чувство полета превратилось в сознание, что я  в
каком-то смысле хожу по потолку. Я закрыла  глаза,  чтобы  не  обрушиться.
Кто-то сзади тронул меня за плечо. Я обернулась и увидела дружеские,  явно
сочувствующие глаза. Тронувшего  я  знала  слегка:  он  работал  где-то  в
отдаленном транзистории. Я улыбнулась ему как другу. Он нагнулся  к  моему
уху и что-то зашептал. Поначалу я не поняла.
   - Громче, - сказала я. - У меня шум в ушах.
   - Разоряется, - громче зашептал Тронувший, - а сам-то хорош.  Моральный
разложенец-рецидивист. Знаете, мне говорили...
   Я стряхнула Тронувшего как муху.  Я  повернулась  обратно  к  Пальцу  и
стойко смотрела на него до конца. Конец наступил внезапно. Раздутый  умолк
и опустился сразу, как будто в нем сделался прокол и из него вышел воздух.
Тяжело дыша и двумя платками вытирая пот, он обвис по обе  стороны  стула.
Уже сев и отираясь, он что-то вспомнил, подскочил  снова  и  крикнул,  еще
небывалым фальцетом:
   -  Я  ей  советую:  откажитесь  печатно  от  своих  работ!  Это   будет
благородный поступок.
   И сел, уже окончательно. В поте лица добыл свой хлеб.
   Дальше во мне все как-то спуталось. Я не помню уже, кто выступал и как.
Помню, что меня ругали, с каким-то удивившим меня ожесточением, те  самые,
что улыбались мне ежедневно. Естественно:  иначе  их  бы  не  назначили  в
Комиссию... Но я уже не слушала. Я была занята своими ушами. С ними что-то
творилось неладное:  то  я  начисто  глохла,  то  вдруг  начинала  слышать
обостренно-громко, так что маленькие часики у меня на руке тикали башенным
боем, разыгрывая "Коль славен". Когда я глохла,  люди  действовали  как  в
немом кино: они шевелили ртами, будто жевали, и делали несообразные жесты.
Под ними мучительно не хватало титров. Потом я  поняла,  что  титры  можно
привообразить, и дело пошло. Они говорили, я их подтитровывала. Ориентиром
мне служило лицо того, красного,  который  сидел  кренделем.  Он  сидел  в
кресле, как в тарелке, как в своей тарелке, и кивал с добродушием, из чего
было ясно: все в порядке, ругают.
   Я была в одном из приступов глухоты, когда начал говорить Белокурый. Он
был неизвестен мне, высок, прям, сухонос,  гладко  и  редко  причесан.  Он
встал, по колено в людях. Глухота  моя  была  неполной:  сквозь  нее  было
слышно, что голос Белокурого высок и назойлив. На титрах я читала, как  он
меня поносит, какими учтивыми, припомаженными словами. Тем временем в ушах
звучали уже не дрели, а оркестровые тарелки: бамм! - и щщщ...  бамм!  -  и
щщщ... - со свистящим дребезгом в конце каждого удара,  который  похож  на
звук "щ", если протянуть его как гласную.  Бежали  ругательные  титры.  На
всякий случай я опять сверилась по Кренделю. Удивительно,  он  не  казался
таким уж довольным! Он изменил позу, снял руки с  колен,  он  уже  не  был
похож на крендель. Вдруг по его  красному  лицу  прокатилась  снизу  вверх
кожная складка, из которой я поняла, что Белокурый вовсе не  ругает  меня,
что он говорит - за!


   "Слуху мне, слуху!" - взмолилась я, глядя в лицо Белокурому.  И  вот  -
чудеса! - тарелки утихли, глухота  поредела,  и  ясно  прорезался  высокий
голос, говоривший "за". Он не был назойлив, наоборот, спокоен и  точен,  с
той  джентльменской  сдержанностью  по  отношению  к  оппонентам,  которой
владеет одна правота.
   Но кто же он, откуда? В словах Белокурого я узнавала собственные  свои,
родные   мысли,   но   лучше,   совершеннее,   -   свободные   от   бабьей
эмоциональности, с которой я, увы, не могу развязаться. Я смотрела  ему  в
рот.
   Председательствующий поднял руку с часами и сказал: "Регламент".
   - Сейчас кончаю, - ответил Белокурый, - но  мне  казалось,  что  другие
ораторы говорили больше.
   - Лишить слова! - крикнул Раздутый.
   - Регламент, регламент! - закричали многие.
   Белокурый пожал плечами, улыбнулся и замолчал.
   Ах, мне было невыносимо, что ему не дали  договорить!  Не  из-за  себя,
ей-богу, нет! Чего стоили все эти склоки по сравнению с  научной  истиной!
Нет, мне до зарезу надо было знать, что он,  то  есть  я  сама,  думаю  по
одному вопросу, по которому я еще не имела мнения... Ах ты, боже мой...
   - А кто пригласил этого товарища? Мы его не звали, - могильным  голосом
сказал Кромешный.
   - Не волнуйтесь, я уйду.
   Белокурый повернулся к залу высокой  спиной,  собрал  со  своего  стула
какие-то вещи и двинулся к выходу.
   ...Сейчас он уйдет, я так и не узнаю, что я думаю по этому  вопросу!  Я
вскочила, забормотала, простирая руки, именно простирая, в сторону  двери.
Змеиный взгляд Кромешного уставился на меня  -  я  это  чувствовала  двумя
горячими точками на спине; Кто-то бежал ко мне со стаканом воды.
   - Ничего, ничего не надо, - сказала я и села.
   Стакан стоял на зеленом сукне, и вода в нем качалась.
   - Продолжим обсуждение, - сказал Гном. - Слово имеет...


   С этого момента я уже все слышала. Мне не  было  интересно,  но  я  все
слышала. Передо мной был блокнот, в  руке  -  карандаш.  Некоторые  фразы,
казавшиеся  особенно  характерными,  я  записывала.  УИ,   доведенные   до
гротеска.
   "Автор позволяет себе издевательски квалифицировать отдельных уважаемых
товарищей..." (о, это слово "отдельный"!)
   "Уже давно нельзя не заметить тенденции к сползанию и скатыванию..."
   "Так говорится открытым текстом, но разве  нам  не  ясен  подтекст?"  -
писала я. Ораторов это беспокоило. Я видела, как они, духовно становясь на
цыпочки, заглядывали  в  блокнот  через  плечи  и  головы  сидящих.  Один,
выступая, сказал "идеализьм" - я записала слово с большим мягким знаком  и
показала ему издали. Вряд ли он что-нибудь разглядел.
   Два-три выступления были в мою пользу. Один весьма пожилой Рефератор (в
прошлом - друг) защищал меня  плавающими  экивоками.  Он  подчеркивал  мои
высокие личные качества. Выходило, что, несмотря на ошибки - у кого их  не
бывает? - человек-то я совсем неплохой.
   - И  вдобавок  женщина,  -  сладко  сказал  Рефератор,  -  а  где  наше
рыцарство, товарищи?
   Тут я нарочно высморкалась - очень громко, очень неженственно.
   "За" выступал мой второй ученик - молоденький, путаник,  с  перьями  на
голове. Этот, слава богу, защищал, пытался  защищать,  не  меня,  а  Дело.
Раздутый опять начал гарцевать на стуле. Второй ученик говорил,  судорожно
волнуясь, тиская в  руках  какую-то  рукопись,  в  каждую  фразу  вставляя
"понимаете?"  и  сам  этого  пугаясь,  бедный,  не  привыкший  говорить  в
ареопагах, не знающий никаких УИ, ничего.
   - Демагогия!  -  закричал  Раздутый.  -  Всем  известно,  она  за  него
диссертацию написала. Рука руку моет!
   Второй ученик тоненько застонал. Раздутый подпрыгнул и уронил фикус. Из
кадки с номерком посыпалась земля. Фикус лежал как человек  с  раскинутыми
руками. К нему подскочили, подняли, успокоили.
   После падения фикуса Второму слова больше не давали. Он и не просил. Он
сидел опустив  голову;  между  перьями  розовела  ранняя  лысина.  Он  был
отмечен, в каком-то смысле - приговорен.
   Неожиданно подвел Первый ученик, моя главная надежда, козырной  туз.  Я
сразу поняла, что этот туз бит. Или наоборот - как там, в "Пиковой даме"?
   "- Туз выиграл.
   - Дама ваша убита, - сказал ласково Чекалинский".
   В общем, туз выиграл. Сначала он вилял, не желая высказаться ни за,  ни
против. Слушать его было как пить из клистира: вода, но противно. Раздутый
подскочил и устремил на Первого указующий перст. "Так  его,  так  его!"  -
сказала я, вся на стороне Раздутого. Первый  не  выдержал.  Он  залепетал,
обращаясь почему-то ко мне:
   - Видите, я вынужден признать свои ошибки в защите вас.
   Я засмеялась.
   - Разрешите мне? - послышался взволнованный голос. -  Я  не  записался,
но...
   - Отчего же, у нас полная демократия, - с достоинством ответил Гном.
   Из задних рядов не  без  труда  протиснулся  Косопузый.  Его  лысина  -
высокая, яйцом - блистала поверх стульев. На ходу  он  открывал  портфель,
вытаскивая оттуда бумаги. Под мышкой  косо  висел  свиток.  Это  оказалась
диаграмма. Он повесил ее на доску и устремил в зал темный взор маньяка.
   - Товарищи, - начал он, - товарищи!
   За этим должно было последовать что-то решительное.
   - Я вполне согласен со всеми здесь выступавшими...
   По стульям прошел гомонок.
   - Но дело не в этом. Я считаю необходимым,  именно  в  связи  с  данным
ответственным обсуждением, еще и еще раз поставить наболевший вопрос.  Это
вопрос об оплате за научные издания...
   - Пожалуйста, ближе к существу дела, - сказал Гном.
   - Существо дела надо рассматривать во всей совокупности. А у  нас  что?
Гонорар за научные издания оплачивается только, если  они  не  включены  в
план! Заметьте:  не!  И  это  -  в  нашем  плановом  хозяйстве,  где,  как
говорится, план - это закон!
   Гомонок усилился.
   - Что ж это  получается,  товарищи?  -  восклицал  Косопузый.  -  Чтобы
получить заслуженный гонорар, кровную  копейку,  я  должен  представить  в
издательство позорную справку, повторяю, позорную, что моя работа  сделана
не в плановом, а в стихийном порядке!
   - Правильно говорит! - крикнул Раздутый.
   - Выходит, - окрылился Косопузый, - если  я  в  свободное  время  левой
ногой накропал ерунду, она будет оплачена! А если  я,  честно  трудясь,  в
порядке плана, написал книгу - шиш!
   Он показал ехидно шевелящийся кукиш. Многие засмеялись.
   - К порядку, товарищи, - отечески сказал Гном. - А вас попрошу еще раз:
ближе к делу.
   - Куда уж ближе!  -  захохотал  Косопузый.  -  Факты  налицо!  Подшито,
перенумеровано! Прошлый раз меня не поддержали, но я с тех пор не  дремал,
всесторонне подковался! Вот на  диаграмме  тиражи  всех  изданий,  включая
научные, включая библиотечку военных приключений, включая  так  называемую
художественную  литературу!   Ха-ха!   Я   лично   ее   читал   и   ничего
художественного не нашел. Серятина,  мелкотемье,  правильно  говорит  наша
критика. А гонорары? Вот здесь у меня...
   Он начал вслух читать одну из подшивок, где были перечислены  тиражи  и
гонорары всех писателей от А до Я.
   - Все же, это не совсем на тему, - терпеливо заметил Гном.
   - Отчего, интересно! - раздались голоса.
   Косопузый продолжал чтение, время от времени  разражаясь  сардоническим
смехом. Особо высокие тиражи и гонорары вызывали у него кудахтанье.
   ...Обо мне, кажется, забыли. Все слушали...
   - Мы верим вам, верим,  -  сказал  Гном.  -  Эти  материалы  вы  можете
показать желающим, в кулуарах.
   - Ладно, - Косопузый бросил подшивку. - Будем говорить в общем и целом.
Из приведенных фактов видно, что мы, люди науки, трагически отстали как по
гонорарам, так и по тиражам. В чем дело? Нет бумаги? Вздор! Тетрадей более
чем достаточно. Туалетную бумагу выпускают рулонами. Правда, их иногда  не
хватает, но это изнеженность. Продукты питания фасуют в бумажной  таре.  А
настольные календари? Вот я недавно говорил М.М....
   Он взглянул  в  мою  сторону  и  запнулся.  На  меня  посмотрели.  Меня
вспомнили.
   - Все, что вы сообщили, очень интересно, - сказал, опоминаясь, Гном,  -
но к сегодняшней нашей теме...
   - Я еще не исчерпал регламент, - сопротивлялся Косопузый.
   - Ваш регламент истек, -  сказал  ласково  Гном.  -  Итак,  вернемся  к
повестке дня. Кто хочет выступить по существу?


   И тогда поднялся Кромешный.
   Портфель он поставил на стул, поднял руку  семафором  и  завыл.  Воющий
голос сразу отодвинул в сторону гонорарные и тиражные сказочки. Он выл  по
существу - значит, против меня. Крашеные волосы от самых бровей  встали  у
него дыбом. В его повадке было что-то шаманское. Он  задавал  риторические
вопросы и тут же сам на них отвечал, как бы от лица подвластного ему Духа.
   От воющего голоса по коже шли мурашки. Но чем-то все-таки Кромешный был
лучше других. Он верил, они не верили. Нет, они верили, но в себя, в  свое
уязвимое благополучие, в самую  его  уязвимость.  Сейчас  было  безопаснее
осуждать - и они осуждали. Ну, Раздутый - тот просто вымаливал прощенье за
моральный рецидивизм. В общем, никто из них ради меня не рискнул бы  ничем
- квадратным сантиметром площади, копейкой оклада.
   Кромешный был не таков. Он, пожалуй, согласился бы получать  на  десять
процентов меньше, лишь бы меня уничтожить. Я смотрела на него с интересом,
на грани сочувствия. Любопытно, как у него там, внутри? О чем  он  думает,
оставаясь ночью один, наедине со своими снами? И какие они у него, сны?  Я
представила себе эту  воющую  пустоту,  и  мне  стало  жаль  его,  честное
слово...
   - Товарищи, мы работаем свыше трех часов, - сказал Гном, - записавшихся
больше нет. Поступило предложение прекратить прения.
   - Прекратить, прекратить, - отозвались ряды.
   - Тогда разрешите мне, как председателю, подвести итоги.
   Итоги  были  подведены  в  обычном  стиле.  Гном  говорил  о   здоровой
товарищеской критике,  о  плодотворной  дискуссии,  в  ходе  которой  были
вскрыты...
   - Надеюсь, уважаемая М.М. сделает из нашей  дискуссии  должные  выводы,
признает свои ошибки и перестроится...
   Он повернул ко мне грустное лицо эмбриона.
   - Вы желаете получить слово?
   Да, я желала.
   Странное дело, я ведь знала, что придется говорить,  но  совершенно  не
подготовилась. Впрочем, это было неважно. Что бы  я  ни  сказала,  это  не
могло  повлиять  на  Итоги.  Сидящие  глядели  на  меня   внимательно,   с
трубкообразно сложенными губами; на этих губах я уже видела  заготовленные
улыбки, которыми они меня наградят, если я приму УИ. Но что делать. У меня
не было выбора.
   - Нет, - сказала я. - Отказываюсь признать свои ошибки, потому  что  их
не было. Я права. Жгите меня, я не могу иначе.
   - Никто не собирается вас жечь, - серьезно перебил меня Гном.
   - Ну, ладно. Я сказала неудачно. Делайте со мной что хотите...
   Дальше говорить я не могла, села. Что-то  происходило  с  сердцем.  Оно
раздувалось,  как  Раздутый.  Оно  нависало  над  стулом.   Какие-то   там
предсердия, желудочки... "Фабрика инфарктов, - подумала я. - Нет, дудки, я
не позволю им довести меня до инфаркта. А ну-ка ты там, - сказала я своему
сердцу, - цыц, знай свое место".
   Тут они зашумели. Шум обрушился, как обильный грозовой дождь. Застучали
отдельные  струи.  И  вот,  нарастая,  зовом  волка  возник  воющий  голос
Кромешного. Это уже было  мне  не  по  силам.  Вой  убивал  меня  -  самым
буквальным, физическим образом. Спотыкаясь о стулья, оступаясь на паркете,
стукаясь о фикусы, я добралась до двери и вышла.
   Как только я закрыла  за  собой  дверь,  меня  отпустило.  Отгороженный
дверью вой слышался глуше. Дверь создавала иллюзию безопасности. Мне  жгло
глаза. Еще чего  не  хватало  -  слезы!  Я  ненавидела  эту  подлую  бабью
слабость. Ненавидела все на свете жидкости,  все  слезы,  все  сопли,  все
слюни мира. Ненависть меня подкрепила. Дойдя до парадного входа,  я  была,
слава богу, уже спокойна. На улице стояли три моих друга: Черный, Худой  и
Лысый. Пришли-таки.
   - Ну, как? - спросили они в один голос.
   - Ничего, - ответила я.
   - Это было ужасно? - участливо осведомился Лысый.
   - Умеренно ужасно.
   - Как полагается по пословице: все на одного, один за  всех,  -  сказал
Худой.
   Черный засмеялся. Лысый махнул на него рукой и продолжал расспрашивать:
   - Главное, какую позицию занял председатель?
   Я ответила:
   - Естественную позицию. А  похож  был  он  на  человеческий  эмбрион  в
спирту...


   Вот  и  началась  моя  новая  жизнь.  Меня  охватили   руки   Неуспеха.
Удивительно скоро я к ним привыкла. Как будто так было всегда.
   А ведь всегда было иначе. Сколько  я  помню,  мне  всегда  сопутствовал
Успех. Он выносил меня в каждый президиум, говорил обо мне каждое  Восьмое
марта. Еще бы:  женщина-ученый,  автор  трудов,  переведена  на  языки,  и
прочая, и прочая. Я привыкла к Успеху, как будто он сам  собой  разумелся.
Оказывается, не разумелся.
   Может быть, бездумность, с которой я принимала Успех, обернулась теперь
покорностью Неуспеху. Кто-то из писателей, кажется,  Достоевский,  сказал:
человек - существо, ко всему привыкающее, и это  лучшее  его  определение.
Так привыкают к болезни, горю, рабству.
   Мое имя стало нарицательным, затем бранным.  Его  склоняли,  упоминали,
толкали, заушали на десятках собраний.
   Меня подхватил железный поток проработки. Казалось,  все  было  заранее
предусмотрено, расписано по штампам,  как  по  нотам.  Здесь  царили  свои
собственные, особые УИ, с явными чертами не просто обычая, а ритуала.
   Прежде этот ритуал был мне посторонним; плавая в  Успехе,  я  наблюдала
его извне, но слишком-то интересуясь, в чем дело и кто прав:  мне  хватало
своих дел. Теперь я имела возможность наблюдать этот процесс изнутри.  Мне
представился случай изучить феномен Проработки с наиболее выгодной позиции
- с точки зрения самого прорабатываемого. Ну, что ж. Не скажу,  чтобы  это
было приятно,  но  кое-какое  умственное  удовлетворение  все  же  давало.
Неистребимая привычка научного работника: во всем  искать  закономерности,
повторяющиеся черты. Видно, такой и умру.
   Наблюдая, вспоминая, сопоставляя, мне удалось, в общих чертах, наметить
следующие закономерности.
   Каждая проработка (любого масштаба и значимости) имеет в основе  чью-то
личную заинтересованность. Скажем,  кому-то  хочется  освободить  место  и
посадить на него своего  ставленника;  другому  позарез  надо  пролезть  в
академики; третий жаждет поддержать свой  пошатнувшийся  авторитет  и  так
далее. Бывает в основе проработки заинтересованность не индивидуальная,  а
групповая. Связи заинтересованностей с  ходом  и  направлением  проработки
зачастую бывают неявными,  законспирированными,  не  поддающимися  обычной
логике.
   Раз начавшись, проработка развивается как  ветвящийся  процесс.  Прежде
всего, некое деяние (статья,  книга,  устное  высказывание)  осуждается  и
вносится в резолюцию (чего - безразлично). Так зарождается основной  ствол
(или русло) проработочного процесса. Далее он начинает ветвиться,  подобно
дереву или дельте реки. Обе аналогии неточны, ибо ветвление дерева и  реки
происходит в пространстве, а проработки - во времени. С поправкой  на  эту
неточность ими можно пользоваться.
   Итак, проработка ветвится. Идет процесс размножения резолюций. В каждой
малой, вторичной подрезолюции повторяется формула осуждения  из  основной,
материнской, по  возможности  буквально,  после  чего  возможны  варианты,
однако не в очень  широких  пределах.  Вообще  же  четкость  УИ,  по  мере
удаления  от  основного  русла,  убывает.  На  отдаленных  ветвях  нередко
наблюдаются завихрения. Иногда вырастают совсем дикие ветви, по типу  "там
чудеса, там леший бродит".
   Растекшись по множеству  мелких  рукавов,  проработка  через  некоторое
время обнаруживает как бы тенденцию затухнуть. Иногда, в виде  исключения,
это так и случается: проработка, например, может зачахнуть в  тени  новой,
более  молодой  (между  отдельными  экземплярами  возможна   внутривидовая
борьба).  Однако  чаще  этого  не  происходит.  Ослабевший   проработочный
механизм получает некий оживляющий импульс и  начинает  функционировать  с
новой силой. Возникает вторая волна; часто она поднимается выше первой.  В
процесс  вовлекаются  новые  жертвы  (объекты),  в  частности,   те,   кто
противодействовал первой волне или недостаточно усердно ей  способствовал.
В  редких   случаях   формируется   своеобразный   пульсирующий   процесс,
периодически дающий волны почти одинаковой мощности.
   Каждая волна обычно сопровождается чьим-нибудь инфарктом, иногда  двумя
и больше. По количеству инфарктов можно косвенно судить  об  интенсивности
процесса.  Надо  заметить,  что  инфарктам  подвержены  не  только  жертвы
(объекты) проработки, но и действующие лица (субъекты).
   Действующие   лица   далеко   не   всегда   относятся    к    категории
заинтересованных. Истинно заинтересованные предпочитают оставаться в тени.
Это позволяет им в случае  чего  от  всего  отказаться.  Действующие  лица
говорят  об  истинных  инициаторах   загадочно:   "нам   говорили",   "нам
указывали", "имеется мнение".
   Длительность  жизни  проработки  различна:  от  нескольких  месяцев  до
двух-трех, реже более, лет.  Бывают  экземпляры,  которые,  после  периода
агрессивного и  пышного  функционирования,  впадают  как  бы  в  состояние
анабиоза. Объекты проработки в подобных  случаях  не  считаются  ни  прямо
виновными, ни прямо оправданными (аналогия: души чистилища  у  католиков).
Упоминание о  них  ни  в  отрицательном,  ни  в  положительном  смысле  не
рекомендуется.
   Встречаются, и не  так  редко,  случаи,  когда  проработка,  не  пройдя
полного цикла развития, погибает  насильственной  смертью.  Причины  могут
быть разные: могущественный звонок, удачно направленная жалоба, статья  во
влиятельном органе.


   Сейчас я  наблюдала  зарождение  и  развитие  лично  своего  экземпляра
проработки, и,  естественно,  он  меня  интересовал  больше  других  (как,
скажем, собственный солитер интересует больше заспиртованного).
   Пока что события развивались закономерно.  Спустя  месяц-полтора  после
Обсуждения наступил видимый период затишья, но я не обольщалась:  впереди,
по всем признакам, ожидалась  вторая  волна,  которая  обещала  быть  выше
первой. Начались мелкие репрессии: отобрали вторую  лабораторную  комнату,
ставку мотальщика, трансформаторный крест. Вызывали то одного, то другого,
в том числе обоих учеников. Первому,  вопреки  логике,  досталось  больше,
хотя он и отрекся. Такие нарушения логики нередки,  особенно  на  побочных
ветвях; отношу их к классу завихрений.
   Вызывали, поодиночке, трех моих друзей: Черного, Лысого и Худого.  Было
произнесено слово "фракция". Стороной  я  узнала,  что  Белокурого  -  он,
оказалось, работал в Лучевом - тоже куда-то вызвали. Косопузый отмежевался
от меня в покаянном письме  на  имя  начальства.  Письмо  было  принято  с
недоумением; в общем, политического капитала он не нажил.
   Я тем временем не уходила в отпуск:  нет  ничего  хуже  заочной  волны.
Кое-что я все-таки делала. Добилась приема  в  КИПе,  где  меня  выслушали
благосклонно и обещали разобраться. Обещавший тотчас же ушел в  отпуск,  а
его заместитель был не в курсе дела и холоден по телефону.
   Написала письмо в Лучевой Белокурому, где спрашивала его о неясном  мне
вопросе. Оказалось, что Белокурому этот вопрос тоже неясен; писал он  мило
и  умно.  Между  тем  эксперимент  подавал  кое-какие  надежды...  У  моей
установки удавалось порой обо всем забыть.
   Завихрения продолжались; неожиданно опубликовали  мою  статью,  которая
уже больше года лежала в Периодике под сомнением: слишком  дискуссионна...
И вот, смотри тебе, напечатали. Очевидно, по недосмотру редактора.  Только
бы  никто  не  пострадал.  Мучительным  было   растущее   сознание   своей
заразности: самый воздух вокруг меня зачумлялся. Я перечитала свою статью;
она показалась мне скучной и заносчивой...
   Заканчивалось превращение окружающего в мир без  улыбок.  Обтекаемый  и
еще несколько, на всякий случай, перестали здороваться.
   На это мне было наплевать, но, независимо от  них,  во  мне  поселилась
тусклая тревога. Даже дома, под низкой лампой, она меня  не  отпускала.  В
отчаянии я хваталась за дневник Кюхельбекера, читаный-перечитаный, выжимая
из него последние капли.


   5-го мая

   Забавный и некровопролитный способ вести войну: "Исландцы  потеряли  на
датских берегах корабль, который датчане разграбили. За это  исландцы  так
рассердились, что всем вообще в Исландии было предписание, ввести, в  виде
подати, с каждого носа по ругательной песне на короля датского..."


   ...В общем, я продолжала жить, а время шло. В Институте оно  мельтешило
- мелкое, тревожное, озабоченное. А рядом, совсем в другом  масштабе,  шло
лето; оскверненное городом, но все же торжественное, оно  разворачивалось,
созревало,  готовилось  опадать  и  хватало  меня  за  душу  всеми  своими
вечерами, дождями, запахами, напоминая о неосуществленном, растраченном...
Я съездила в гости к Хлопотливой - пока мы тут прорабатывались, она успела
родить сына. Крохотный, с лицом персика, он жил в том же большом масштабе,
что и лето, грозы, голуби. И  глаза  у  него  были  грозового,  голубиного
цвета.
   Спустя месяца  два  после  первого,  состоялось  второе  Обсуждение.  В
отличие от первого, оно было единодушным. Белокурый из Лучевого не приехал
- очевидно, не пустили. Второй ученик молчал, я сама его об этом  просила:
жена, ребенок. Какие-то юные аспиранты из Биофонной осторожно  высказались
не в мою пользу. Пряча  глаза,  обвинительную  речь  произнес  Седовласый.
Обтекаемый признал мои и свои ошибки. С каждого носа по ругательной песне.
   Опять гарцевал на стуле Раздутый, опять шаманил Кромешный, но  все  это
было мельче, скучнее, чем в первый раз. По потолку я уже не ходила.  Опять
мне было предложено признать ошибки, и опять я  их  не  признала.  Я  была
спокойна, привела факты, но они пали в пустоту -  никто  меня  не  слушал.
Хуже всего, что я сама себя не слушала. Мое  внутреннее  сознание  уже  не
было цельным, словно бы моя правота осела, дала трещину.
   Да, страшная  вещь  -  общественное  мнение.  Пусть  даже  вынужденное,
внушенное, но когда оно оборачивает  всех  против  одного,  одному  трудно
чувствовать себя правым.
   Совсем разбитая после второго Обсуждения, я наутро пришла в Институт  и
села у телефона. Мне надо было позвонить в КИП. Я взяла трубку -  там  шел
чей-то разговор. Отвратительная  институтская  связь  -  вечно  что-то  за
что-то цепляется. Иногда ненавижу телефон, как живого человека.  Я  хотела
положить трубку, но узнала голоса и прислушалась.  Говорили  Обтекаемый  и
Худой. Да простят мне предки - я стала слушать.
   Обтекаемый. Однако вчерашнее Обсуждение прошло единодушно.
   Худой. Когда душа заимствована, ей нетрудно быть единой.
   Обтекаемый. Тебе  бы  не  мешало  хоть  немного  уважать  общественное,
мнение.
   Худой. Ты видел когда-нибудь, как косяк рыбы,  повинуясь  таинственному
сигналу,  мгновенно  совершает  поворот?  Вот  тебе  модель  общественного
мнения.
   Обтекаемый. Наверно, такая способность полезна рыбам.
   Худой. Вероятно. Однако не все, что полезно рыбам, полезно и людям.


   Я положила трубку. Разговорчики. Косяк рыбы.  Прав  Худой,  но  мне  от
этого не легче.
   В КИП я дозвонилась через несколько минут. Заместитель Обещавшего  тоже
ушел в отпуск, и по моему делу никто ничего не  знал.  Ну  что  же,  живем
дальше.
   Судя по ряду признаков, предстояла еще одна волна - третья и  решающая.
Затишье перед этой  волной  выматывало  душу,  просто  иногда  нечем  было
дохнуть. Если бы я  знала,  чего  ждать.  То-то  и  беда,  что  не  знала.
Предполагать можно было что угодно.
   Дефицит информации создает  труса.  Человек,  в  общем-то,  не  так  уж
труслив, он смело идет на опасность, если знает, какая  она.  Перед  дырой
неизвестности он  цепенеет.  Пытка  неизвестностью  -  старый,  испытанный
прием. Оставляя нетронутым тело, он расшатывает душу. Вот она уже ослабела
в своих душевных песнях и готова выпасть...
   К тому же мне нечего было читать.  Дневник  я  отдала  Худому,  который
вцепился в него с жадностью шавки, а  новой  пищи  не  попадалось,  и  сны
распоясались. Снились мне большею частью стервятники. Они  кричали  "прор,
прор", хлопали крыльями  и  толпились  вокруг  какого-то  трупа.  Особенно
выделялся среди них один, крупнее других, всегда обращенный ко  мне  левым
боком, с полуволочащимся, глубоко рассеченным крылом, с нацеленным круглым
оранжевым глазом. С нацеленным клювом. В клюве  висели  обрывки  трупа,  а
трупом была я. "Прор"  -  это,  очевидно,  значило  "проработка".  Плоская
символика этих снов, откуда-то из начала века, бесила  меня,  но  угнетала
весь день.
   А главное зло  было  не  вовне,  а  изнутри,  во  мне  самой.  В  таком
положении, как мое, самое трудное - это  держаться  внутри  себя  за  свою
правду. Что бы ни случилось - за свою правду. На что бы тебя ни вынудили -
за свою правду. Но что делать, когда сама правда, гонимая, умирает,  когда
для ее сторонника она почти уже не правда, и все  чаще  встает  вопрос:  а
что, если...
   Нет, я не признала своих  ошибок,  это-то  было  исключено,  но  правда
внутри у меня лежала на смертном одре.


   Не знаю, что бы я делала в это страшное время, если  бы  не  трое  моих
друзей. Встретиться с ними - напиться живой воды.
   В частности. Черный был  несказанно  мил:  ребячье  сорокалетнее  лицо,
такая отрада.
   Часто думаешь: куда девается  прелесть  ребенка,  когда  он  вырастает?
Глядя на Черного, я видела: никуда она не девается, вот она. Черный был из
тех людей, их, может быть, один на десять тысяч или  еще  меньше,  которые
вырастают и даже стареют, не теряя нежной ребячьей прелести.
   Продолговатое, млечной смуглоты, лицо Черного, его  тонкие  руки,  даже
золотая коронка в розовом рту выражали что-то бесконечно  наивное,  детски
лукавое. Как я любила  смотреть  на  это  лицо!  Сочувствие  Черного  было
приятно, как теплая ванна. Говоря, он время  от  времени  притрагивался  к
руке собеседника тонкими, теплыми пальцами.
   - Знаете что, М.М., - однажды сказал  мне  Черный  с  ребячье-шкодливой
улыбкой, - а может быть, все-таки имеет смысл... Ну, покаяться, что ли...
   - Что вы говорите! - возмутилась я. - Ну, знаете...
   - Тихо, - сказал Черный и тронул меня пальцами.
   - И вы меня убеждаете покаяться? Вы, друг?
   - Слегка, в пределах приличия. Выработать приемлемую формулу, чтобы они
от вас  отстали.  А  дальше  продолжать  работу,  конечно,  по-своему,  не
отступая от главных принципов. Разве  назвать  ее  как-нибудь  по-другому.
Сохранить людей, дело. Подождать более благоприятных времен. А?
   Черный опять тронул меня за руку своей узкой, теплой рукой.
   - Нет уж, оставьте, - сказала я, сопротивляясь его теплоте. - Этот путь
возможен, может быть, он и разумен, но не для меня. Каждому свое.
   - Я так говорю потому, что вы... вы дороги мне.
   - Знаю, спасибо. Вы хотите мне добра. Весь вопрос в том,  как  понимать
добро. Вы понимаете его как благополучие.
   - А вы?
   - Скорее как преодоление.
   - Ну, а если против вас сила? Впрямую вам  ее  не  преодолеть.  Значит,
надо готовить обходный маневр. А пока...
   - Лучше пусть мне оторвут голову.
   - Все мне да мне. А подумали ли вы о других? Ведь за вами идут люди.
   - Нечестный прием.  Я  обо  всем  подумала,  может  быть,  раньше,  чем
родилась. Знаете, я сейчас буду говорить неряшливо и потому  патетично.  В
общем, есть два пути: Галилея и Джордано Бруно. Первый отрекся и продолжал
работать, второй глупо сгорел на костре. Первый путь явно разумнее, но...
   - Галилей, Джордано Бруно, - с иронией сказал Черный. - Ну уж...
   - Замолчите! - крикнула я. - Вы не дурак, чтобы думать, что  я  себя  с
ними равняю. Мы все  перед  ними  карлики.  Но  каждый  карлик,  у  своего
маленького костра...
   - Как все-таки много в вас романтизма, - перебил меня Черный.  -  Прямо
Алый Парус какой-то. Я, простите,  моложе  вас,  но  часто  чувствую  себя
старше, а вас - этаким ребенком...
   И улыбнулся своей детской улыбкой.
   ...Об этом разговоре я много думала потом. Несомненно, в чем-то  Черный
был прав. Но весь мой организм не принимал его правоты. Глупость?


   Чаще других я встречалась с Худым. Этот удручал меня тем, что очень  уж
был умен. От него исходили ум и тоска.
   - Не торопитесь, - говорил он. - Сидите в  своей  Обмоточной.  Кампании
надо дать умереть естественной смертью.
   - Неизвестно, кто из нас умрет раньше, - сварливо отвечала я.
   - По всей вероятности, она. На вас это непохоже. И учтите,  времена  не
те. В наше время забить человека до смерти уже не делает чести  забившему.
Проработчики научились бояться инфарктов, самоубийств,  даже  обыкновенных
жалоб. Они понимают, что в любую минуту колесо может  повернуться.  И  что
тогда? Верхние оказываются внизу. А вы заметили, как они избегают  ставить
подписи  под  документами?  Указания  передаются  устно.  Даже   публичных
выступлений они не любят, стараются выдвинуть  подставных  лиц.  Например,
Раздутый. Если колесо повернется, они наверняка  выберут  его  в  качестве
свиньи отпущения...
   - А Кромешный? Тоже подставное лицо?
   - Нет. Эта  фигура  сложнее.  Он  -  сам  по  себе.  Вас  он  ненавидит
самостоятельно и совершенно искренне.
   - За что? Мы ведь работаем совсем в разных областях.
   -  Еще  бы.  Он  работает  в  области  штампов.  Не   употребления,   а
производства. Это его ремесло, единственное, чем он  владеет.  В  идеально
устроенном обществе такой специалист мог бы прожить ровно столько, сколько
живет человек, не принимая пищи...
   ...Худой был умен, но труден. С ним  все  время  надо  было  держаться,
чтобы не сморозить глупость. Иной раз после разговора с  ним  такая  тоска
нападала - хоть вешайся. К счастью, он мог и насмешить. Он все мог.


   Проще всего я себя чувствовала с Лысым.  Он  ничего  не  советовал,  Не
объяснял. Он просто жалел меня и говорил, как нянька:
   - Ну-ну, будет. Не убивайтесь так. Все перемелется.
   Вот с ним я не должна была ни держаться, ни спорить. Однажды  я  просто
положила ему голову на плечо и заплакала.  Он  легонько  обхватил  меня  и
поддерживал, похлопывая по спине, пока я проливала слезы.
   - Ну-ну, М.М., не надо.
   - Знаю, что не надо, - окрысилась я, рыдая. - Вы  думаете,  я  нарочно?
Просто не могу удержаться.
   - Ну, тогда поплачьте, если не можете.
   От его плеча пахло мокрым сукном, и я сладко поплакала на  этом  плече.
Главное, Лысого можно было не стыдиться...
   Я продолжала жить, и время шло, и лето кончалось, и черными стали ночи.
Процесс применения к новому состоянию тоже кончался. Мир без  улыбок  стал
привычным, как застарелая болезнь или уличный шум.  Придя  в  Институт,  я
быстро старалась прошмыгнуть коридором и скрыться. В работе  наклевывалась
новая идея, но медленно, вяло, как картофельный росток в погребе. Часто  я
сидела весь день с пустой головой. Слабый же я человек!
   Наряду с этим в моей новой жизни были и свои радости. Я  полюбила  рано
вставать и шла в Институт пешком через весь  город.  Утренний,  деловой  и
скромный, он вставал, развешивал белье  на  балконах,  громыхал  мусорными
баками, отправлял множество людей, каждого по своему  маршруту,  со  своей
ношей. Каждый шел и терпел и нес свое, полагающееся ему, без  шума.  Глядя
на утренний город, я что-то начинала понимать, прежде, когда со  мной  был
Успех, недоступное мне.
   Коварная вещь, этот Успех. Он одаряет, он же и грабит.  Смотришь  -  ты
уже нищий. Хотела ли бы я, чтобы он ко мне вернулся? Нет.  Прежним  я  его
уже не приму.


   И еще я поняла очень важное: то, что со мной  происходит,  -  не  горе.
Люди помогали мне это понять.
   Раз, подходя к раздевалке, я услышала разговор двух гардеробщиц:
   - Я больше люблю вешать, - сказала одна.
   - А я - подавать, - отвечала другая. - Подавать интереснее.
   И я подумала: в самом деле, что интереснее? Пожалуй, все-таки подавать.
Я тоже больше любила бы подавать. Радость какая-то тронула меня: и чего  я
боюсь? Много интересного есть на свете, кроме науки.
   Я подошла к барьеру и отдала пальто той, что больше любила вешать.
   - Чтой-то вы похудали с лица, почернели, - сказала она. - Горе,  может,
у вас какое?
   - Так, неприятности, - ответила я.
   - А вы не поддавайтесь, - сказала другая, бойкая. - Я вот  всегда  так.
Ко мне горе, а я его по мордасам.
   - А у вас какое горе?
   - Сына посадили. Шофером работал, человека сбил.  Шел  человек,  пьяный
как зюзя, прямо под колеса и готов. А сыну подводят, что виноват. Алкоголь
в нем нашли. Пива с утра выпил, вот и горе.
   И в самом деле, горе. А я-то...
   - Ну-ну, - сказала я ей, как мне  Лысый,  -  не  печальтесь,  может,  и
обойдется.
   - Дай-то бог. Устала я куражиться, сил нет.


   В  эту  ночь  мне  опять  снились  стервятники.  Они,  как  полагается,
толпились у трупа. Один из них, самый главный, на  розовых  ногах,  что-то
очень уж долго не уходил и внимательным, грустным глазом смотрел на  меня,
как бы по-своему сожалея. Я по-прежнему была трупом, но и  стервятник  был
жалок, и его глубоко рассеченное,  волочащееся  по  земле  крыло  казалось
траченным молью. Мы расставались неохотно, но что  делать,  меня  звали  к
телефону, и я проснулась.
   И в самом деле, звонил телефон, видимо, уже давно. Я подошла, но поздно
- короткие гудки. Кто бы это мог звонить в такую рань?
   Я взглянула на будильник. Скотина, проспал! Без  четверти  девять.  Вот
тебе и новая конструкция. Спеша, я оделась и сбежала по лестнице - лифт не
работал, черт побери их обоих с будильником. Шел дождь. Улица  была  полна
зонтиков. По лужам, возникая и лопаясь,  прыгали  пузыри.  Один  огромный,
прямо-таки королевский пузырь, держался долго-долго, но  лопнул  и  он.  В
автобусе пахло цветами. Чей-то большой мокрый букет упирался мне  прямо  в
щеку. Люди были веселы и дружелюбно толкались.
   Старинный подъезд Института  встретил  меня  мокрыми  фонарями.  Вокруг
каждого колпака стоял ореольчик из скачущих капель дождя.


   По коридору навстречу мне шел Обтекаемый, и - о чудо!  -  на  лице  его
была улыбка. Поравнявшись со мной, он остановился.
   - Поздравляю вас! Вы, конечно, уже читали?
   - Нет еще, - ответила я.
   - Все-таки правда всегда возьмет верх, - сказал он, влажно сияя,  точно
омытый дождем.
   - Несмотря на все ваши усилия.
   Он погрустнел.
   - Вы ошибаетесь, М.М., уверяю вас, вы ошибаетесь! Я  лично  всегда  вас
защищал. Спросите кого угодно.
   Тут я взорвалась:
   - Мне не надо никого спрашивать. Я и сама все про вас понимаю.  Вы  мне
ясны как на ладони. Видите?
   Я протянула вперед ладонь. Он  вежливо  на  нее  посмотрел,  ничего  не
понимая.
   - Ха! - сказала я горлом. - Жалкий трус!  Вы  думаете,  что  можно  всю
жизнь просидеть между двух стульев? Ан нет! Помяните мое  слово,  вас  еще
стукнет. И когда это случится, у вас не будет даже того утешения,  что  вы
вели себя честно.
   Он побледнел.
   - Вы не понимаете, М.М., - начал он бормотать, - вы еще  очень  многого
не знаете... Все  не  так  просто!  К  сожалению,  я  не  могу  вам  всего
сказать... Да, кстати, вы слышали о...
   Он назвал фамилию Кромешного.
   - Что с ним? - грубо спросила я.
   - Только что звонила его жена. Инсульт...
   Я ответила не сразу. Мне было сложно.
   - Эх, не того, - сказала я и отошла.
   Обтекаемый, в полной растерянности,  стоял,  качая  головой,  и  таким,
качающим головой, исчез из виду.
   Навстречу мне шли люди и улыбались.
   Человек - улыбка.
   Человек - улыбка.


   Все не так просто.

   1975

Популярность: 18, Last-modified: Fri, 21 Sep 2001 20:20:07 GMT