---------------------------------------------------------------
     © Copyright Борис Леонтьев, 1996.
     Home Page Бориса Леонтьева
---------------------------------------------------------------

Пусть это будет первый слог,
Но мне и так, без слов понятно -
Не написать мне море строк,
Чтоб прочитав их стало ясно:
Да это я! В рожденьи свет!
И в смерти есть свои причуды,
Пусть глупо, "для себя поэт",
И пусть себя я не забуду!
Пройдет, не требуя возврата
Судьба, пусть хоть чуть-чуть моя,
И кто-нибудь когда-то скажет:
"Да, это, несомненно, я!"


Устала грусть, разлукой веет,
И мчится в зиму сонный страх,
И я, один, никак не смею
Уйти в безумие и мрак.
Все измыталось и истлело,
Прошли мечты, ушла любовь,
Метель унылая пропела,
Оставив мне немного слов:
Уж вечер, солнце на закате,
Вот скоро сядет в злую даль...
Нет ничего на свете мрачней
Чем эта зимняя печаль.


Зачем страдать? Ведь ночью мрак,
А днем лишь свет мечту тревожит...
И дальше снова будет так,
Иное в жизни - невозможно!
Нет невозможно днем уснуть,
А ночью бодро рвать веселье,
Искать у лжи правдивый путь,
Терять себя и снова верить...
Нет, невозможно видеть мрак,
Отпрянув взгляд туда, где сложно...
И дальше, снова будет так,
Иное в жизни - невозможно.


К чему мне нежностью томиться?
Судьба моя давно светла!
И в ней должно все вновь родиться:
И жизнь, и сердце, и душа...


По зимнему противно,
По зимнему смешно
Устало петь в уныньи
И думать про любовь:
Когда она приходит,
Когда она придет,
Когда она уходит
Когда она уйдет?..
Наверное безрассудно
Мечтать и верить вновь
О том, что в жизни скудной
Придет ко мне любовь.
Придет и растворится,
Как тает первый снег,
Придет, и не простившись
Уйдет... А может нет?
Когда она уходит,
Когда она уйдет,
Когда она приходит
Та зимняя любовь?


Я мог сказать немного слов
И унывать в глухой истоме,
Искать у жизни счастья кров
И находить хоть малость воли.

Но все прошло и мне навстречу
Неслась печаль, и сон мой прочь...
Я прошептал: "О, дайте свечку,
И темную с надеждой ночь!"

Свечу зажег бы я дыханьем
Ночь напоил ее огнем.
Воскликнул бы: "Мое желанье -
Согреть себя твоим теплом!"

Я бы воздал уютом безмятежным
В горящем пламени души итог,
В котором мечется надежда
И жаждет страсти бледный рок.

Но трепет стих и бесполезно
Страдать, отчаянно крича:
"О, подари былую нежность,
Ночная яркая свеча!"


Умрет когда-нибудь во мраке дней
Моя душа, что шлет мне осень...
И сквозь свою земную проседь
Я жизнь почувствую острей.

И много будет длиться дней
Все, что меня во мрак уносит,
Все, что моя нежность просит, -
Все зеркало души моей.

Настанут в жизни другие дни,
Все будет мрачней и тоскливей
Все будет то, что вне моей весны.

Когда-нибудь вся жизнь мне опостылит
И будут заменять седые сны
Былые юности порывы...


И вновь придет седеющий итог,
И не горит упрямое притворство,
И я старался, но не мог
Возвысить счастье до упорства.

Нет я не мог у капельки души,
Мечтая, убежать от бездны,
Уйти, умчаться, но найти,
Хотя бы капельку надежды...


А сумрак ночи неизбежен
И снова день сменяет ночь,
А, впрочем, завтра как и прежде,
Все будет так, как в прошлый год.

Все будет так: фонарь, аптека,
Я буду стар когда-нибудь,
И буду ждать от счастья света,
Но невозможно все вернуть.

Нет, невозможно сгинуть в вечность
Все заново в себе начать,
Что жизнь моя? - не бесконечна,
Годами юность не объять...


Усопший сон нежнее сна
Притворства близкого покоя:
Своею бодростью нежна
Мечта одна, и я не скрою,
Что сон мятежный холодит,
И дверь надежды открывает,
Героя властвующего мнит,
Вдруг затаится и скрывает,
Что я давно им утомлен,
Что он всегда меня заманит
В цветной, наивный детский сон,
Который только душу ранит.


Зимою тускло светит солнце,
Но я по-прежнему влюблен
В ту юность, где я был ребенком,
В то детство, где я был умен.

Зимою тихо сердце стонет
Под снег, лятящий мне в окно,
Метель унывно, злая, воет...
Я понимаю - все прошло.


Я отошел от суеты
И вынес время вспять,
И все мои цветные сны
Сбылись и я опять
Увидел: солнце поднялось,
Струится яркий свет,
Мне хорошо и я без слез
Мечтаю в десять лет:
Подхваченный слепым лучом,
Я мчусь один над мглой...
И чудо! Вижу снова сон:
Ночь стонет, слышен вой:
"Что ты еще в себе искал?
Ненужное "прости"?
Зачем сегодня ты ласкал
Предчувствие весны?"


О, трепет, мрак,
Усталые глаза...
Наверно испытал я
Низость тьмы...
О, жалкий бред
И на щеке слеза,
Опять я попросил
Минуту для души.
О, стыд и лепет
Слились опять во мне,
Обрел я вновь
Покой беспутных черт
Опять мгновение,
Покой в душе...
И я воскликнул:
"Нет, нет и нет!"
О, стыд и счастье,
Море сил,
Нет слез, исчезли
Трепеты в уныньи,
Давно ушла
Минута для души.
И только я один
Устал, без сна,
Но страхом сильный.
О, стыд и мрак
И сладкое "Моли!",
И не давать без слез
Кому-то сдачи;
Качаясь, рвать
Минуту для души,
Минуту для душу,
Секунду для удачи...


О, жалкая надежда
Умчись ты от стыда
Оставь слепую нежность
Оставь мечте добра.

Останься. Я - во мраке,
Мной пойман один миг:
Сегодня я не в страхе
Нашел в душе тупик.


Сегодня ты опять ушла,
С тобой сыграли мы сонату,
Когда опять пришла зима,
Когда опять... и все некстати...

Уже настали холода
И ночи все темнее стали.
Наверное, пришла зима,
А может, просто мы устали.

А может нам приснился сон,
В котором мы разлуку видим,
В котором слышен зимний стон
И мы друг друга ненавидим.

Стоят чуть белые дома,
Мы между ними суетимся.
Наверное, пришла зима,
И в наши души поселилась.


Как будто в картинке на детском столе,
Увидел я розу в гранитном стекле.
Я вздрогнул, и вдруг ощутил тишину,
Надежду к чему-то, былую весну,
От сердца упрек, что жизнь моя - тьма,
В ней только паденья, но не весна...


Все едешь и едешь
Повсюду лишь дождь,
И милые звуки:
"Куда ты идешь?"
Нет, нет во мне злобы,
Я вспомнил печаль,
Я слышу ответ:
"Тебя мне не жаль!
И песни все эти
Не для меня!"
А может все знают,
Что только не я?
Нет, это все сердце
Тревожит порог,
И я, так некстати:
"Куда ты идешь?"


Я камнем по солнцу старался попасть,
Но где там! - лишь море шумело
И штормом гудела безумная страсть,
И штилем мечта моя пела:
Пусть ветер морской навсегда в облака
Уносит извечную скуку
Пусть кажется мне, что из сердца ушла
Вчерашняя боль и разлука!

Я камнем по солнцу старался попасть,
Но где там! - все мглою покрылось,
Устала, угасла безумная страсть,
И буря! И мрак! Мне приснилось:
Я в море. Устал. И прошла тишина.
И мгла вдруг навеки спустилась.
Остались у моря: Я и Она
Исчезла без ропота сила...


Можно назвать все удачным словцом,
Можно заманивать к сердцу удачу
И оставаться с красивым лицом
Только в ответ получая отдачу:
"Нельзя сказать, что одинок,
Нелязя сказать, что сердцу больно,
Нельзя сказать: "В душе полет!",
Нельзя шептать, что все спокойно...


Опять холодная зима
В моей душе проснулась...
Опять сижу я у окна,
Куда-то время потянулось...

Во мне звучит опять тупик:
Ответов больше нет -
Я снова слышу дикий крик:
"Затмился славы свет!"

Опять в душе одна тоска,
Опять минуты ожиданья,
Опять без сна через века
Несут меня к отчаянью...


Никогда не понять,
Что путей нет одних.
Только ночь может знать
Бесполезность других.

Отыщи хоть одну
Хоть одну в сердце боль:
Нет, не ту, что "Усну!"
И не ту, что "Постой!"

Ты найди одинокого
В песнях мечты,
Не такого далекого,
Не такой красоты.

Он один и не важен,
Он поет вновь и вновь,
И сегодня расскажет
Про большую любовь.


Сердце верит,
Сердце спит,
Сердце просит
И молчит.

Стук, да стук,
Стук, да стон
Стук умчался,
Слышен звон:

"Унеси меня с собой!
Я забуду про любовь!
Я навеки буду твой!
Взбудоражу в сердце кровь!"

Сердце хочет,
Сердце может,
Сердце в ранах
С вечной дрожью.

Вздох, да вздох,
Вздох силен,
Вздох навеки:
"Я влюблен!"


Стонут ветры, воет ива,
Мгла струится, поет лен,
Листья падают красиво,
Листья бродят. Что же сон?

Сон не вздрогнет, осень смоет,
Осень может приструнить...
И мечты во тьму укроет,
И разлуку утолит.

Что ищешь? Мглу ночную?
Дождь давно сказал свое:
"Ты забудь ее, прошу я!
Ты скажи ей просто: "Все!"


Не тот ли год, когда писал
О том что "все" давно пропало?
Не тот ли риск, что ты узнал? -
Ты был один, но было "мало"!

Не тот ли страх, что в мрак таит
Твои беспутные напевы?
Не тот ли гад, что тебя бил
И ты старался "принять меры"?



Уносится ветром морским
И мчится морскою волною
Одна беззаветная быль:
"Две шлюпки в море не тонут!"

Когда капитан уходил
И знал, что волною накроет,
Он грустно с улыбкой шутил:
"Две шлюпки в море не тонут!"

А боцман старался не пить,
Не строить смешного героя,
Но капитан все шутить:
"Две шлюпки в море не тонут!"

Вот парусник скрылся на дно
И буря сильней хлещет море,
Но капитан все равно:
"Две шлюпки в море не тонут!"

"Подумаешь море штормит!" -
Сказал кто-то, чтоб успокоить...
Но капитан не утих:
"Две шлюпки в море не тонут!"

Волна, за волною волна,
Матросы от холода стонут.
Но шутка повсюду слышна:
"Две шлюпки в море не тонут!"

И море забрало не всех:
А было их боцман и трое,
Но снова пронзительный смех:
"Две шлюпки в море не тонут!"

Когда же всех смыло за борт,
Осталось две шлюпки и море...
Тонул капитан и был горд:
"Две шлюпки в море не тонут!"


У славы - свет,
И я - никто.
У горя - мрак.
И я услышен,
И все поют,
Но вот про что?
И все кричат:
"Немного тише!"

Все бред,
Все страх...
Я буду там,
Я сделан тьмой,
Обет нарушен.
Нет смысла гибнущим стихам...
И мрак, и мрак,
И свет потушен.

Потушен?
Нет?
Усталым днем?
Поет начало?
Гибнет воля?
И я один,
Мне нипочем
Устало прыгать
В это море.


Ты сердце подарила мне,
А я унес свою любовь
И сжег ее в твоем огне
Своих бессмысленных стихов...


Я успокоюсь и опять начну
Не думать, не искать чего-то,
Не разжигать в мечте тоску,
Не уходить от поворотов,
Стоять и слушать тишину,
Искать в беспутстве злость и скуку,
Стараться думать, что уснул,
Тянуть для просьбы свою руку.
Я успокоюсь и начну
Стремглав искать к себе полеты...


Наверное, сон и тучный мрак
Принес для всех тоску и злобу.
Остался я, и глупый страх
Для новой призрачной свободы.


Рука водила по бумаге
И строчки падали во мглу.
Я в этой проклятой тетради
Писать сегодня не могу.


О, боже! Смысл на исходе!
Нет сил для счастья и борьбы.
Я в том бесссмысленном уроде
Нашел предчувствие судьбы.


К чему писать? Вы не придете.
Зачем надеяться и ждать?
Любовь ушла, вы не поймете
О том, что я хочу мечтать.

О том, что вместе будем мы,
Что я надеюсь вновь на вас
Что я глупец, а вы умны,
И сух бессмысленный рассказ.

Но я писал о нежных чувствах,
О сладкой страсти и любви,
Что вы навеки равнодушны...
К чему вам чувства все мои?

Я весь был только ваш,
Но вы меня отвергли,
Забыв любовь и что у нас
Осталась в сердце нежность.

Нет слов замаливать мгновенья
Нет страха к вашей красоте!
Забудьте все мои сужденья
О нежных чувствах, и о зле!


Скука в сумраке нежном,
Тяжесть в моих плечах,
В пустыне души безбрежной
Я - миг в бессонных ночах.

Меркнет в душе беспечность
И мой отличительный знак:
Стремиться в забытую вечность,
Умчаться в усталый мрак,

Ловить земное дыханье,
Блистать и кричать "Не спи!"
И видеть одно мечтанье:
В марте поют соловьи.

Но мир мой как солнце тесен,
И сон порождает бред,
И я вновь один, без песен
Блуждающий в страхе поэт...


Я проклял бы свое же счастье
И мог бы лиру ощутить,
Познать успех, свое участье
В стремленьи бездну исстребить.

Ну, что сказать, когда тобою
Мне уготован сна удел:
Ты не одна, твоей враждою
Мой бред желаний закипел.

Я ухожу от этой муки,
И голос мой тоску поет,
И мои сладостные руки
Давно ласкают лишь ее.

Я - страх, и снова как невольный
По кругу ветхому ходил.
Я прошептал: "Ну, что ж, довольно!
Нет, нет во мне для страсти сил!"

Я не могу, и это слово,
Дрожит в устах и мутит кровь,
Бежит куда-то и все снова
Звучит вдруг шепотом: "Любовь!.."

И нет тех юных увлечений,
Прошли счастливые года,
Любовь как ночь сияет в тени
И все погибло навсегда.

И только в сумраке виденье
Течет из мыслей дорогих:
В душе моей одно движенье -
Оно для всех стихов моих.


Благодарю тебя господь
За ту судьбу, что мне дана,
За человеческую плоть,
За то, что есть весна.

За разум, уносящий вдаль
Мою печаль, мои невзгоды,
За то, что было очень жаль
Мои бессмысленные годы...

За разум мой и глупый труд
За все мечты и песни,
За мой непроклятый уют,
За сон и счастье вместе...

За то, что есть во мне мольба
К разумным песням вечным,
За то, что в мире есть судьба,
В которой есть беспечность.

Благодарю тебя за свет,
За темноту великой славы,
За будущий судьбы завет,
За глупость и за нравы.


О чем, о чем ты все мечтаешь?
О чем грустишь сегодня вновь?
Наверно ты не замечаешь:
Пришла, пришла к тебе любовь!


Сон.
Во тьме летают голуби.
Ночь и страх,
Устали сны.
Кто поет?
Мне снятся шорохи!
Кто читает у Весны?

Может кто-то у мгновенья
Просит нежность, ищет свет?
Или просто вдохновенье
Шлет к душе ответ:

Есть одна на свете нежность,
Есть один глоток души -
Скупая глупая надежда,
Горящая во лжи.

Тьма.
Во тьме летают голуби,
Страх ушел,
Прозрели сны.
Кто играет?
Может шорохи?
Кто смеется у Весны?

Может верность и надежда?
Может сон мне снится вновь?
Может быть исчезла нежность?
Может быть пришла любовь?


Я знаю: в жизни есть надежда,
Есть счастье, грусть и красота,
Любовь, разлука, лесть и нежность,
И есть, кончно, длброта.


Вот новый миг, - и новый страх...
Вот новый стресс, - и мой успех.
И свет погас, смеется крах
В пути моем из новых вех.

И я несусь в свой новый миг,
Путь к сердцу с мраком перегнав.
Но свет погас и вновь возник
Барьер, и, я опять не прав.

Еще, еще один рывок, -
И я барьер перескочил
Но свет погас и жалкий рок
Мне свою душу приоткрыл.

Но я опять, безумный, вспять...
Как будто выход где есть,
Как будто можно отыскать
Еще одну угоду-лесть.


Губительны мои стихи,
В них лира на исходе...
Наверно, больше ни строки
Не напишу я так убого.

Не напишу... Вернусь туда
Где нет воздушных замков.
Погрязла лира навсегда
В душе струится рана...


Куда уходят дни?
Юность - пора моя золотая?..
И детские цветные сны
В моих воспоминаньях тают.

Куда уходят дни?
Счастливые минуты?
Часы далекой той весны
Все гаснут в моей скуке.

Куда уходят дни?
Мечты и жизни ясность?
Тускнеют нежности огни,
Устало в жизни счастье.


Мне жаль себя за жадность,
За трусость, эгоизм,
За грусть, тоску и радость
И сильный пессимизм.

Мне жаль за все былое,
За то что сею зло,
Во всем ищу покоя,
Характер слабый мой.

Мне жаль себя за жалость,
Жаль за смешную грусть,
За бред, успех, усталость,
И за неверный путь.

Мне жаль себя за страсти,
За то, что только "Да!",
За дикость жизни счастья, -
Прошедшие года...


Ответный ход - пустой мой звон,
И трепет мечет мне мученья,
Но есть один на свете сон:
Счастливый сон в мгновеньи...


Бодрит осенний холодок
И солнца свет устало блещет,
Жужжит озябший ветерок
И осень тихо воет песни.

И я один потухшим днем
Брожу, мерцая в свете,
И лишь береза, ясень, клен
Мне говорят о лете...

Бодрит осенний холодок,
Куда-то вдаль меня заносит.
И я иду... Листвы поток...
Чего он хочет? Что же просит?

Быть может летнего дождя?
Или весеннего порыва?
А может быть сейчас меня
Несет листвой к обрыву?

Несет как перелетных птиц,
В далекий край безбрежный
И я один, брожу, поник,
Ищу в судьбе надежду.

Надежду, что всегда бодрит
Осенний холодок ненастья,
В которой есть осенний миг
Былого трепетного счастья.


Холодный утренний туман
Мерцал от солнечного света,
Искал моим немым стихам
Мятежность огненного цвета...


Проникнуться мечтою к мысли,
Что день - один, а ночь - светла,
Что все прекрасно в этой жизни,
И смерть ужасно далека.

Построить сном воздушный замок,
Себя забыть и превозмочь
Без смысла жизнь, тоску, усталость,
Забыть бессоницу и ночь.

Проснувшись, песни петь рассвету,
Кричать, что в мире я один,
Что во Вселенной есть планеты,
Где я живу, где я любим.

Где сон не ищет во мне страсти,
Бросая бред и страх навзрыд,
Где замок мой построен счастьем,
А сон навеки позабыт.


Шуршит, жужжит и что-то просит,
Меня стараясь убедить,
Приятная в уюте осень,
Что должен я ее любить.

Шуршит, жужжит, ко мне бросает
Холодные с дождями дни,
Но я давно от солнца знаю:
Не надо мне ее любви.

Не надо мутных наслаждений:
Забыты детские мечты.
И я давно уже потерян,
Устав, как ветер жду весны.


Твой пепел с мутных сигарет
Упал, рассеявшись в тумане.
На миг затмился яркий свет
И зазвучали гаммы.

Ты затянулась... Никотин...
Как сон исчезла скука.
Но это кажется... Ведь с ним
К тебе пришла разлука.


Исчезли юные забавы
И с ними детская печаль,
Не слышно песен зла и славы,
Ушли мечты в глухую даль.

По-детски в юности мятежной
Я шел во мраке и во сне
Но сон прошел. Моя надежда
Нет, не открыла душу мне.

Я прошептал: "Понять нельзя
Цветные сны, покой и славу!
Ведь в мире этом - только я!
Иное - детские забавы!"


Пятном холодным разошлась
Под солнцем призрачнач слякоть.
И постепенно вдруг слилась,
Чтоб вновь потом обратно капать.


Я весь продрог. Грядущий сон
Не согревает всласть.
Я знаю: Будет снится гром,
Отчаянье и страсть.

Грядущий сон - печаль и боль,
Немая бызысходность,
Но я чудак, и моя роль
Играть в душе свободу.

Играть и петь... И только ввысь.
Бездарность - высший гений,
Она сыграет мне: "Проснись!",
Она споет: "Потерян!"

И я продрог. Грядущий сон
Меня согреет всласть...
Бездарен я: Мне снится гром,
Богатство, слава, власть.


Пройдет еще один виток, -
Виток моих разлук.
Умрет и сгинет жалкий рок
В печальный трепет мук.

Я постарею, буду стану злым,
Умрут мои проблемы.
Никем не буду я любим...
Дождь, лепет, парк и стены.


О, нет прекрасней в мире слов,
Чем вослицанье: "Муза!"
И я польщен. И от стихов
Кричу с украдкой: "Нужен
Мой стих не только для меня!
Он рвет мечты, мне ясно,
Что муза есть и слово "Я!"
Звучит всегда прекрасно.


Я нежностью мчался к духовному злу,
От страха скитался в гнетущем кругу,
Понять не сумел я, простить я не смог
Начало рожденья и смерти пролог.

И понял ошибку, и страх охватил,
Но я улыбнувшись, кого-то простил,
Пошел по надежде, пошел по мечте...
И вот я не в бездне, и вот я во мгле.

И ночью тихонько я начал полет,
Но бездной без песен окончился взлет,
Ушел из печали, упал из мечты:
И выпалил эти тупые стихи:

Я вытянул спичку. Зажег свой испуг.
Застыла улыбка. Взор мой потух.
Я понял нет смысла. В себя убегу!
У смерти минуту для сна попрошу.

И вдруг... одиноко. И вдруг, хорошо!
Я мчусь безвозвратно и мрак мой ушел!
Кричу и мечтаю: "А нет во мне слез!
Дайте мне лести, вместо оков!"


Не сплю я летними ночами,
Хотя смыкаются глаза,
И бога я молю устами:
"Простите мне второе я!"

Я вспомнил с болью: "Был стыдлив,
Не знал бессонной жизни,
Был резв, удачлив, и красив,
И верен был Отчизне."

На ночь усталыми глазами...
Пытаюсь небо разглядеть,
Мечтаю снова: "Я то знаю
Как мне от солнца улететь.

Лететь и чувствовать судьбу,
Искать себя в пути стремлений,
Доверить глупости мольбу,
Смеяться, плакать и не верить...

Но верить в чудо: "О, мой, трепет,
Мольбу возвысит и с небес
Сорвется сказка - тихий лепет:
"Молись! Исчезнет море грез!"


В холодном трепетном поту
Я повстречал души итог,
Сказал устало: "Я прошу
Покинуть мой никчемный рок!"


Я не дышал, но светом счастья
Расстаял снег в душе моей, -
И сон исчез, нет нудных дней,
И тьма ушла из мрака.

И я унесся в тишину,
Боясь ответного признанья,
Где долг путь и очень странен,
И вновь себя я не пойму.

Нет я не вижу в тишине!
В моем далеком единеньи
Счастливый сон не снится мне...

Когда я вижу в трепете стремленье,
Приходит мрак ко мне опять,
А счастье - в сон, уходит вспять.


Встает в разлуке сон грядущий,
Пылает яркая луна...
Все уж прошло: и Лермонтов, и Пушкин,
И та счастливая весна.

Нет больше тех эпох во мраке,
Той светлой, сказочной тоски...
Все уж прошло: и чудеса, и страхи,
И те слова былой любви.

Пройдем и мы, оставив пепел
И гниль тускнеющих сердец...
Все уж пройдет: любовь и верность,
И тот разлуки мрачный свет.


Я в солнце вижу бесконечность,
Затмился мглой прощальный лик,
Я знаю: есть на свете вечность,
Я знаю: есть счастливый миг.

Один лишь миг - и солнце вечно,
Один лишь страх - и я спасен,
Один лишь бред - и бесконечность,
Один лишь я - мгновенный сон.

Мгновенный сон недолго длится,
Мгновенный сон не ото дня,
Мгновенный сон без сна струится,
Мгновенный сон не для меня.

Мгновенный сон - он в жизни вечен,
Он как мечта, и я весь в нем,
Он миг и страх, он бесконечен,
Он сладострастьем поглощен.


Я грезил сном и ждал закат
У скал над черным морем.
Дышал я с трепетом волною
И был стихиею объят.

И только ветер мои слезы
Платком бессмертья вытирал,
И я как проклятый стоял...
Смотрел на сонные утесы.

Я жаждал мрака и бессмертья,
Я знал давно: я - грех и жертва
Своих печальных в жизни грез.

И разум мой подвластен року,
Как ветру какменный утес,
Как я печальному пророку...


Печален я во мраке тишины,
Ищу я в ней себе покоя...
И образ светлого героя
Сияет в облике луны.

Мне видятся немые сны,
И трепет нудного покоя,
Рассвет гудящего прибоя,
И страх сверкающей волны.

И снится сон... Поет тревога,
Как будто стонет и немного
Шумит отчаянный прилив...

Пылает солнце от разлуки,
И убивает сердце крик,
И стонут трепетные муки.


Здраствуй, милая моя,
Пишу тебе я ночью,
Пишу я только для тебя,
И глупы мои строчки.
Как и тогда я не любим,
Как и тогда я грустен,
Дышу я обликом твоим
И без тебя мне скучно.
Не надо, милая моя,
В слезах не спать ночами,
Пойми, родная: "Счастлив я,
Разлуки нет меж нами!"
Ну, как ты там теперь живешь?
Все так же жизнь теребит?
Ты писем нежных мне шлешь.
И дом наш снова беден?
Я как и ты... Нет смысла спать
Когда былое с нами.
Глаза светлы... Нет смысла ждать
Когда бодрит ночами.
Поверь мне очень тяжело
Без ласки твоей нежной,
Не верю я, что все прошло,
И я такой как прежде,
И знаю я: не навсегда
С тобой тогда расстались.
Я понимаю, что судьба
Нас долго разделяет.
Но верю я: настанут дни
И чудо! Вновь вернется
Мгновенье сказочной весны,
Мгновенье - все проснется:
Мы вместе, нет тоски скучать,
Шептать: "Должно! И будет!",
Нет смысла горе побеждать
И мы друг друга любим!"


Только бред,
И только страх,
Шум и очень сложно,
Суета и вечный мрак -
Все, что еще можно.
Только бредни в темноте,
Внешность и разлука,
Только то, что лишь извне,
То еще - мука...
Бьтся в сердце и в стихах,
Блещут в моей скуке,
На меня наводят страх
И живут в разлуке.


Я потерял, я потерял,
Немного понял и узнал,
Подумал, помечтал, изрек:
"Прекрасен жизненный полет!"


Я потеряю и найду
Немую в жизни мрачность,
Когда я трепетом живу
И часто глупо плачу.

Когда я вспомню в двадцать лет
Чуть нежный детский трепет,
Когда зажгется ночью свет
И пропоет злой ветер:

"А может быть и есть мечта,
И с ней живет надежда?
И может быть придет весна
И с ней воскреснет нежность?"


Если сегодня я встретил удачу,
Завтра могу я ее упустить:
В жизни моей существует отдача,
Она мне мешает с удачею жить.

Мог бы я встретить много мгновений
Мог бы я их навсегда упустить:
В жизни моей много сомнений,
Они мне мешают с удачею жить.


Потушен свет и тишина
Повсюду воцарилась.
А за окном поет весна,
Еще вчера, что снилась.

На двор по-прежнему смотрю,
На голые березы,
Но кажется, что снова сплю
И снятся мне морозы.

Еще не слышно соловья,
И не играет лето,
Еще сейчас, покорный я,
Пытаюсь быть поэтом.

Еще сегодня смысла нет
Писать стихи игрою,
И мне вот скоро тридцать лет,
И я один с весною.


Кому-то сорок два,
Кому-то только сорок,
Вам сейчас за тридцать,
А мне лишь двадцать пять...
И я смотрю с немым укором,
Пытаюсь что-нибудь понять:
Ах, годы, годы, вы как птицы,
Летите в голубую высь;
И заново мне не родиться,
И все короче злая жизнь...
Аня Ахматова, Володя Высоцкий,
Сережа Есенин, Борис Пастернак, -
О, сколько же, сколько вас, сколько
Уходят в неведомый мрак.


Это чудо сбылось: я устал и мой день
Вдруг пришел, убежал от ошибки моей...

Как я долго желал для души было лень.
Как я всласть отдавал душу серую ей.
И я долго писал о моем мираже,
О моих чудесах и крутом вираже...
Я его не могу, я его не хочу,
Без него я не сплю, с ним я только молчу.
О, надежда, ты где? Улыбнись счастье мне!
В той холодной весне, в этой жаркой зиме!
Улыбнись, улыбнись! Я прошу, я прошу!
Я как-будто счастлив? - Я прошу, ты скажи!
От чего ты молчишь? - Я прошу, ты скажи!
От чего ты молчишь? - Или все миражи?
Нет, сегодня я горд! Слишком ярок мой взор.
Разрешить глупый спор может только позор!..
Проклинаю весь мир, открываю другой,
Он ко мне во всю ширь подойдет, он со мной.
Ничего не пойму. Прошепчу: "Обними!",
И как-будто любви... Не гони, не гони!..
Но я странен и юн, и еще слишком глуп,
От меня только шум, от меня столько мук.
И грущу только я, вспоминая печаль,
И, наверно, любя, я скажу себе: "Встань!"
Руки, песни и сон, - я сегодня другой!
Где же мой горизонт? - Он ушел на покой!
Где же песни мои? Где моя жизни суть?..
Ох, любви бы, любви! И хоть что-то вернуть!

Я сегодня другой, завтра снова я плох,
Послезавтра - чужой, а потом - одинок.
Каждый день, каждый час я ищу тишину,
И в который уж раз пропускаю весну...
Или просто уйду, прклиная весь мир:
"Ничего, я найду! Я еще не утих!
Я всегда ухожу! Я к тебе прихожу!
Кто я? - Верно служу! Что? - Ничего не прошу!"
Я хотел бы пройти много белых путей:
"Написать бы рассказ о печали моей,
Написать бы еще много грустных стихов!
Хорошо! Хорошо! Ну чего бы еще?
Может страстей... и больше... власти и явств?
И подольше, подольше, чтоб ужилось все в раз!..

Я такой же как сон: безлик и далек.
Где мой ласковый дом? - Я опять одинок.


Вот я опять вдали от дома,
Опять в разлуке я с тобой,
Опять душевная саркома
Жестоковертит мой покой.

Я часто вижу старый дворик,
Твои усталые глаза,
И я сейчас тебе не скрою:
Мне очень, очень тебя жаль.


За лестью лесть идет к тебе
И ты все тот же, что и раньше:
Немного замкнутый в себе,
И взгляд угрюм, не ищет фальши.
Разлука, честь и верность:
Была бы жизнь твоя,
Когда тебе не скверно,
Когда уйдешь в себя.


Любовь - закат отпетых песен,
Любовь - восход немого сна,
В любви весь мир один и тесен,
Любовь всегда горит одна.


Я когда-нибудь стану другим:
Чуть изнеженным т стабильным,
Может даже немного простым,
Чуть обидчивым и противным.

Я когда-нибудь стану другим:
Убежденным, тоскливым и нудным,
И быть может по-прежнему злым,
Или просто... тварью поскудной.


Нет смысла больше побеждать,
Зачем мне чем-то тешить душу?
От жизни проклятой страдать,
Кричать, что я не струшу?


Лишь все она - обязанность
Как омут мой права:
Сердечная привязанность -
Святая голова.


Не думай о минутах вечных
В тот миг когда пришла любовь,
Когда все страсти бесконечны
И в жилах мечет сердце кровь.


Мне не понять печали моих немых стихов,
Бессмысленной морали пустых и мертвых слов.
Мне не понять заветов всех нудных в жизни дней,
Тускнеющего света, тоски моих идей:
Давно я славен грустью, постыдной суетой,
Своей без страха сущью и мнимой добротой.


Расстаться с обликом печальным,
Уйти из сна, из тупика,
Не быть повсюду очень странным,
Не думать что вся жизнь прошла.

Мечтать о нежности с надеждой,
Пугаться от большой любви,
Бежать от тупости невежды,
Терять остатки новых сил.

Не думать страхом о бессмертьи,
Не знать всего и забывать...
И день за днем кого-то ждать.

Устало ждать духовной смерти,
Искать без смысла существо...
Себя найти... Но все прошло.


Нельзя пройти судьбою срок,
Увидеть темноту.
Нельзя объять собою рок,
Умчаться в пустоту.

Нельзя прорваться ночью к снам,
Искать в тревоге сон,
Нельзя сказать своим устам
Пророчества слова.


Посмотреть на себя и увидеть в себе,
Что прекрасней меня никого еще нет.
Посмотреть, постоять и спросить у него:
"Что же должен я дать, чтобы быть "Ничего!"?
А оно все молчит, не стараясь понять
О чем ты грустишь и кем хочешь ты стать.
Вдруг опять ты к нему, и опять загрустил,
И опять: "Почему?" - ты тихонько спросил.
А оно тебе вновь откровение шлет...
И проходит любовь, и все ниже полет.


И вот пришел безжалостный итог,
А с ним и свет упрямого притворства,
И я, бездарный, снова смог
Возвысить сердце до упорства...


Душа сильнее наважденья:
Оно пришло и вновь ушло,
И счастье света лишь мгновенье:
Чуть вспыхнет и опять прошло.


От чуткости - к полету мысли,
И ощутить в себе мечту,
Понять, что сны во мне зависли,
Увидеть в страхе красоту.


Наверно в жизни есть стремленье,
Когда в душе рожден пролог:
Любовь, отвага, вдохновенье
И мрака изгнанный урок.


Я прклял бы свое же счастье
И мог бы миг я ощутить:
Понять коварное участье
С неодиночеством любить!



Глупо мыслить, когда все на исходе:
Сердце, ум и тягость утрат,
Когда в этой тоскливой погоде
Я души своей подленький раб.
Может завтра я как-то утешусь,
Может завтра забуду тоску,
Или просто, безумный повешусь,
Или с гневом сердечным умру.
"В жизни нет поделенных страданий,
В жизни нет сердечной тоски,
В жизни нет дорогих испытаний,
Нет в ней также горячей любви.
Но одно сердце знает навеки,
Что разумнее всех отыскать
Изо всех одного человека,
Одного, кто не может страдать."
Я истлею, наверное, от скуки,
Изомнусь от ненужных потех
И возьму в свои грязные руки
Тот ужасный, бессмысленный грех.
Я повешусь, и, будет: "Прекрасно!",
Может снова я стану другим,
И опять без особенной страсти
Кем-то буду немного любим...
Сердце бьется без стука ужасно,
Оно жаждет каплю добра,
Оно требует жизни напрасной
И не жаждет душевного зла.
"Но умчусь я навеки в беспутье,
Заглушу пронизающий рев...
Не хватает усталой минуты
И от сердца несколько слов.
Может этой смерти не надо,
И умчаться куда-нибудь вдаль,
Получив одну, но награду:
Счастье, нежность, тоску и печаль?"
Падал лист по-осеннему тихо,
Голубь плавно над парком парил.
Что-то снова дурное приснилось,
Где-то снова я в нежностях жил.


Вот солнца свет погас вдали
И ветер в мглу умчался,
И я, как сон, в ночной пыли
От холода скитался...

Я жаждал неба, ярких звезд,
Я чувствовал усталость,
Искал в душе своей полет,
И прятал в солнце жалость.

Я уносил печальный взор
И строил мраком грани,
Искал у страха глупый спор:
"Где смысл в немом скитаньи?

Где смысл души в пути ином
К тоске, к мечте и чести?
Где смысл надежды с ярким сном?
Где смысл глупой лести?"

Пусть звезды вечны и луна
Сияет вечностью своею...
К чему страдать? Ведь жизнь одна
С тоскою умрет моею.

В моих глазах застыл туман,
Мечты погружены в усталость,
Спор разрешился, я узнал:
"У сердца есть немая жалость".


Тридцатому съезду партии не посвящается
Читать можно с любого места
Я спросил у Луны: "Где сегодня она?"
Не ответила мне золотая Луна.
Я спросил у Весны: "Где сегодня она?"
Не ответила мне дорогая Весна.
Я спросил у страны: "Где сегодня она?"
И ответила мне родная страна:

"Стройка в ряд,
Рассчитайсь
По порядку в строю,
Не на "первый-второй"...
Я потом пропою.
Она здесь, она там,
Не несется со мной,
Не поет о народе
Не смеется игрой.
"Кто она?" - я спросил.
У кого я спросил?
У Луны?
А не надо просить у Луны!
У Весны?
А не надо просить у Весны!
Ты у партии нашей спроси о своем.
И ответила вдруг:
"Не пошлет, не пошлет!"

Есть Вселенная,
Мир,
Есть планета Земля.
На планете Земля
Съезд за съездом идет...
И поет, и поет...
О народе моем,
О крестьянстве моем,
О колхозниках наших,
Простых мужиках,
О рабочих и служащих
В горячих цехах.

Вы шагайте смелее
И идите все в ряд!
Наша партия это -
Комсомольский отряд!

"Мы шагаем смелее
И идем строем в ряд,
Потому что мы знаем
Что такое отряд!
Ведь отряд это - песни
И путевки на БАМ,
Кто сказал что Субботник
"Комсомольский обман"?

Три, четыре,
Раз, два,
А потом - и один!
Смейся гад и обжора
Подлый враг-буржуин!

Мы за Лениным строем,
Мы за Троцкого - в бой!
Я любимой не скрою,
Кто сегодня со мной!
А сегодня со мною
Телевизор родной,
Там трансляция съезда
Вечерней порой...
И я знаю,
И верю,
И вижу:
В бой меня поведет
Комсомольская лопата,
Комсомольский слет.

Вижу,
Снова вижу,
Слышу,
Снова слышу:
"Товарищ мой родной,
Тише,
Только тише...
Говорит Герой!

Товарищ Брежнев!
Любимый мой Вождь!
Он за нас все сделает.
Надо - скосит рожь,
Надо - хлеб посеет,
Надо - и к станку...
А сказать точнее:
Я его люблю!"

Леонид Ильич,
Ты меня слышишь?
Эхо раздается:
"Слышу! Слышу!"
Он меня слышит,
Я его слышу,
Мы его слышим!
Он все знает,
Он народом дышит!
Он меня зовет!
Эй, а кто там врет!
Страны империализма?
Гады и скоты!
Кровопийцы!
Ненавижу!

Вижу!
Вижу
Двадцать третий съезд,
Он роднее всех,
Он живее всех,
Он милее всех!

А я партию люблю,
Я ей жизнь свою даю,
Я ей песенку спою,
Я ей сердце отдаю!

Я пошел в лес
И спросил у дуба:
"А, что ты дубина
О партии знаешь?"
Дуб дал дуба,
Ветками помахал,
Ничего не сказал.

И вдруг мужик один идет.
Идет, идет
И тихо песенку поет:
"А я партию люблю!.."
Я к нему.
Он от меня.
Я к нему.
Убегает он...
Я спросил:
"Куда ж ты бежишь мужичина?
И где твой дом?"
"Дом - моя страна!
Партия - жена!"
"А враги то есть?"
"Есть!"
"Где? Здесь!"
"Нет, не здесь!"
"А где? Там?"
"Где там?"
"Где живет Антант."
"А не гады ли они?"
"Точно - гады!"
"А ты кто?"
"Я - никто...
Я сегодня не пою,
Я сегодня съезд смотрю!"

Комсомольская бригада
Сеет в поле кукурузу.
"Есть ли старший?" - я спросил.
"Есть!" - ответил мне один.
"За какие, за награды
Вы здесь пашете бригадой?"
Раз,
Два,
Три,
Четыре...
Двадцать пятый съезд в эфире.
Съезд!
Ура!
Моя страна!
"И не нужно много драк!" -
Гордо вымолвил вожак.
"Ну, а как же кукуруза?"
"Для колхоза мы ее.
Мы сегодня за "бесплатно",
Мы сегодня "все для съезда"!
"Ура! Ура! Ура!" -
Кричит моя страна.

На далекой, на Центавре
Есть большие планетяне.
На большущей Кэпопеи
Есть малютки герипеи.
Что же знают все они
О партийности страны?
"Ничего?" - ответишь ты.
"Нет, не правда! - скажу я.
И на звездах,
И в системах,
И в галактиках бескрайних
Нет роднее и живее,
Нет прекрасней и добрее,
Нет пахучей и свежее,
Нет весомей и мощнее,
Нет приятней и теплее,
Нет отрадней и больнее,
Нет счастливей и умнее,
Нет певучей и звончее,
Нет бессмертней и вечнее,
Нет банальней и тупее,
Чем партийный лозунг мой:
"Слава партии родной!"


Улыбкой от сердца струилось мгновенье:
Я слезы свои в стакане судьбы
Держал, чтобы в жажде мое Вдохновенье
Мне вдруг прошептало: "В себя убеги!"
Ничто мне не чуждо. Сегодня не в моде
Все то что тогда бесполезно несясь,
Устало тврдило: "Убогий! Убогий!
И ты это я, и я это мразь!

Потом я стремился к живому азарту:
Себя напоить бессловесной слезой...
Шептало мне что-то: "Ты вытащи карту!
Туза или даму?" А, впрочем, постой!
Ведь я и тогда не утратил аккордов,
И мысли бежали, я только просил:
"Ответь мне судьба: А может быть можно
Петь страстью все песни забытой любви?

И где он сейчас мой святой искуситель,
Тот, для которого я заслужил:
"Я - ваш! Я - не льстивый! Я - не проситель!
И только в награду - бесцветность могил?
И что все опять мне судьбу восхвалять?
Давно ли я предал бегство позору?
Когда же я начал ночью летать?
И с кем так безропотно жажду я ссоры?

С собой? Без себя?" - я стараюсь без слов
Умчаться, посеяв, угасший мой шепот:
"Любить - не меня! И нет во мне нот!
Нет во мне песен! И муза не ропот!"
И снова лететь, встречаясь с бестыдством,
И ждать, что когда-нибудь кто-то споет:
О, как же ужасны, без ропота лица!"
Я - тоже не все, но я знаю секрет:

Судьба ведь не гаснет, и я не успею
Найти свой бездарный, бесцельный ответ:
Попробуй! Начни! Поверь! И успеешь
Прожить свою жизнь, отступая от бед!
Прожить и не тратиться в светлые годы!
Терпеть и страдать в бесконечном "Постой!
Кричать и доказывать: Я не убогий!
Скрываться, лететь, забавляться игрой!

Балбесом никчемным в свои десять лет,
Стараясь от солнца бежать не по снегу,
Я все же старался, кричал: "Нет и нет!
Простите меня! Умоляю, поверьте:
Мне приходилось от ветра синеть,
Морозом поскудства тереться о жерди,
И слезы, и плач, да и просто краснеть,
Кричать, опасаясь: "Уж лучше убейте!"

Я помнил тогда, что успехом не счесть
Всех яростных, жалких и подлых людишек,
Тогда я кричал: "Смотрите, ведь есть
Во мне то, что вам не даровано свыше!"
И как-то, однажды, я вынес с собой:
"Смотрите! Вот я! Как и все! Вы любите!
Мечтайте! От вас я сегодня не то что любовь,
От вас я уйду и скажу только: "Тише!"

Двенадцать, четырнадцать, восемь...
Зачеркнуто все и мне не вернуть:
"Придурок, ты снова и снова попросишь!
Тебя до восьми все успели согнуть!"
А были ли слезы с улыбкой без страсти?
А можно ли было хоть как-то встречать
И взлет, и паденья, и горе, и счастье?
А может не стоило в детстве летать?

Успех мой - не в солнце открытые двери:
Стучись и проси, но потом только жди...
И крики, и стоны, и страшное "Верить!",
И жалкое "Здрасьте!", простое "Прости!".
Восьмая надежда - не жалкое время,
И не было песен, и все не по мне,
И не было грубых без слез унижений,
И не было страха в никчемной вине.

Я мог бы тогда обойти повороты,
И снова бежать, укрываться в туман,
Но мне приказали: "По этой пойдете!"
И восемь надежд не сказало: "Обман!".
Усеяны мысли, исчезли сомненья,
Я шел, будто верил, что я не успел
Уйти от бесстыдства, от унижений,
Кричать всем несмело: "А кто бы и смел,

То пусть подойдет и посмотрит у неба
Одну бесспросветную белую даль;
Там шепотом скажут: "Оставьте, не бейте!
У этого сердца - большая печаль!"
Зимой, когда солнце всходило к закату,
Я грустью от сердца в себе все таил:
"Лет двадцать пройдет, и, я стану богатым,
Я буду счастливым и всеми любим!"

Нет не было друга и я не стеснялся,
Когда я в углу, там где кто-то молил:
Смотри-ка, никчемник! Ну, где ж твои шансы?
Ты что-то у бога себе попросил?"
Тогда-то затмился поскудный мой пафос
И много кричавших терпели меня:
"Смотри на него! Он - не ужасен!".
Я помню... А может это был Я?

Когда-нибудь с тленным прощаясь полетом,
Я крылья надежды сожгу и спрошу:
"Эй, там, послушайте, ваша работа -
Подлейшая гадость? Но я не боюсь?".
И ночью во сне, где не падали звезды,
Я в страхе метался, когда не бежал,
И с радостью помнил: "Ну, кто же там? Поздно
Во мне эту глупость сегодня искать!"

Но кто-то откликнул во мне убежденье,
Поведав смешной и чуть грустный рассказ:
"Вся жизнь человека всегда есть паденье
Туда, где усталости луч не погас!
В слезах не споешь, и в тоске не напишешь! -
Хоть это звучит и по-детски смешно!".
Но я повторял: "Отстань! Эй, ты слышишь?
Уйди ты от этих бездарных стихов!"

Кричал я напрасно: "Подонки лихие!
Ответьте за все, что я в вас не искал!
Ответьте: "Когда-то такими же были?
Зачем мне твердите о том, что я знал?
Я помню, что вы и сегодня напьетесь
Воды из невысохших в памяти слез!
"Как горько! - промолвите и улыбнетесь, -
Придурок, ну что же с тобою стряслось?"

Я вам не отвечу! Не надо советов!
Не надо мне ваших пустых эпиграмм:
Мои все сомненья оставьте без света, -
Повсюду пусть тьма сопутствует вам!
Нет, не скажу, что я с вами ужился,
Нет, с вами сегодня усталость моя,
Для вас я, быть может, еще не родился!
А может быть это был просто не Я?

Бежавшие мысли отпели все годы,
И восемь прошло, и настала пора,
Когда был противным и странно убогим,
А может уже зарождалося Я?
По-детски куда-то бежать нет соблазна,
Стремиться с отвагой к поступкам иным,
Все слушать с оглядкой ночные рассказы
И с каждой минутой без страха быть злым.

Уже и тогда были нежные слезы,
И ночи без сна, и закат, и рассвет,
И летом - тепло, и зимою - морозы,
И первые радости, первый побег...
Куда я бежал? - Я не знал. Но до боли
Кусал свои губы и украдкой просил:
"Не надо! Послушайте, будьте спокойны,
Лишь бы никто меня не травил!"

И подчинялись. Я снова был весел.
Но что-то держало, потом я опять
Кричал, хоть и знал, что все неизвестно:
И ночи без сна, и снова бежать.
Куда? И зачем? И не могут рассветы?
Я несся один, а может быть с тем
С кем было несчатье и плакали дети,
Того, кто не понял, и был мне никем?

С кем я и тогда уже отмечтал,
И сбытое все прошло незаметно?
С кем я и тогда все нарочно познал
И нежное все умчалось из детства?
Наверное, нет! Его не искал!
Я и тогда был потерян собою.
А может однажды я просто узнал,
Что я незаметно рассталось со мною?

Нет! Первый мой гений не смог отогнать,
Не смог он из отчества вынуть все буквы,
Не смог он тогда без боли отдать
Все голоса из стонов: "Ублюдки!"
Бедлам я познал, но не понял тогда,
Что я ощутил и разумные мысли,
Не понял, наверное, что навсегда
Я буду бояться бессмысленной жизни...


Гул - теплый звук,
Зимой его не слышно,
Зимой, когда сто восемь скук
В моей душе зависли.

Я мрачен, сильно истощен,
Но гул к душе несется,
Несется он, когда влюблен
В мечту, что к сердцу жмется.

Гул - он разлукою спасен,
Он сон в моем уныньи,
Он смехом подлым упоен,
Он страшен в крике сильном.


Ржавеет в небе солнце,
А я в его лучах,
Стою совсем спокойный,
Не ощущаю страх.

Не ощущаю скуку,
Тоску предзимних дней,
Далекую разлуку,
Порочащих страстей.

Наверное, солнце скрылось,
Но я в его лучах
Ищу былую силу -
Мой вечный в солнце страх.


И сон, и сердце, и любовь
Слились в одном дыханьи,
На миг застыла моя кровь,
На миг пришло признанье.

Оно текло ко мне водой,
Оно струилось кровью,
Оно страдало надо мной,
Звалось моей любовью.

Но миг прошел, и снова кровь
По жилам заструилась,
Вернулись сны, мечты, любовь,
Надежда в сердце скрылась.

И я сказал себе: "О, миг,
Как сны твои печальны!
Как жаль, что мой усталый лик
Не требует признанья!"



Сидишь, погрязший в тупике,
Устав от сна и мыслей...
Ведь я один и налегке
Ушел в пучину смысла.

Ушел куда-то взабытье,
Ответ погряз в весельи.
Я прошептал: "Еще! Еще
Слоняться в канители!"

Как будто поступью своей,
Искал в себе унынье...
Мне не хватало только дней,
Мне хватало силы.

Я так смеялся и шутил,
Что сон сморил отрадой.
Я слишком много тратил сил,
Чтоб получить награду.

Я знал, что это не мое,
Я знал свои пороки.
И голос мой: "Еще! Еще!
Всего в любые сроки!"

Морил прозябший свой порок
Я лепетом забытым,
Я думал так: "Все будет впрок.
И можно еще скрыться!"

И странно, был у бреда час,
И странно пачкались минуты,
Когда из этих мутных глаз
Закапали все скуки.

Я понял снова: "Жизнь пуста,
А смысл - неизбежен,
И этот страх - моя душа
Сегодня бесполезна!"


Тепло холодное насквозь
Меня счатливого пронзало
И завывало: "Все сбылось!
Все позади отстало!

Поникли краски. Холода
Устали. Только песни...
Повсюду властвует весна,
Забыт страх глупой мести!"

Исчез мой мрак седых ночей
В холодное ненастье.
Ушел... во мне... и я нежней...
Цветным увидел счастье.

Когда же вновь рассвет настал
Я усыпил все грезы
И душу снова продавал
Тоске, удаче, слезам...


Есть один страх в душе моей
Как облик в озареньи,
Как сон, мечта и всех живей.
Он требует стремленья.

Он нежен чистотой любви,
Он жаждет сна и света,
Он зеркало моей души,
Он глупый путь поэта.


Я позволял себе всегда
Немую глупость - величавость.
Я говорил себе: "Пора
Найти в себе усталость!"

Я как безумный прозябал
И верил только в жалость.
Упав, как проклятый страдал
И чувствовал усталость.

Я вынес блеющий порок, -
Все, что любовью звалось.
Потушен свет. Нагрянул срок:
Я ощутил усталость.

И я нашел у бездны путь,
Затмив надежды малость.
И все бездарно... Не вернуть,
Тоску, мечту, усталость.


Вечер.
За окном играет
Проклятая метель.
В камине угли догорают,
В углу - холодная постель.

Печаль.
И сердце тихо стонет.
Мне зябко. Я смотрю в окно.
Метель унывно, злая, воет.
Мне холодно и хорошо.

Утро.
За окном расстает
Все, что нельзя вернуть.
Огонь в камине догорает.
И я не смог уснуть.


Я вырву другую планету
Из нежных и ласковых рук:
"Да, выкинь же ты сигарету
Из своих ласковых губ!"
Давно я тебя не целую,
Давно я тебя не люблю,
Страдаю и снова тоскую,
Мечтаю и вновь отдаю:
Печаль- и не брезгуй ты скукой,
Моею несчастной судьбой,
Я жду тебя, тешусь разлукой
И верю: "Ты будешь со мной!"
И правда, я счастлив и странен,
И часто о чем-то грущу,
С печалью всегда постоянен
И в жизни иного хочу...
Но я вновь в одном тебе каюсь:
"Я сердце душой исстрепал!"
А, впрочем, ты все и так знаешь:
Тебе я ведь долго писал.
Наверно, до тла ты сжигала,
В душе не оставив строки,
Посланья мои... и страдала,
Искала зачем-то любви.
К чему повторяться поэту,
И с болью вращать этот круг...
"Да, выкинь же ты сигарету
Из своих ласковых губ!"


Вновь пожелтел листвою лес,
Рассветы все темнее...
Закат погас и нет чудес,
Туман и Дождь теплее.

И ветер выл, - его удел
Стонать у старых сосен,
Туман отчаян был и смел,
Когда настала осень.

Расстались смутные друзья,
Исчезло все. В смятеньи
Нагрянул снег, метель. Зима
Вдруг принесла забвенье.

И дождь мечтал: "А я с Грозой
Рождаю с лесом силы!
И пусть туман своей игрой
Не рвет мои порывы!"

Парил отчаянный Туман
Над бездною осенней,
И тихо так: "Один обман,
Мерцанье и безделье!"

И лес молчал, и с ним зима,
Кружила вволю вьюга.
Но Дождь шептал: "А жизнь одна
И бесполезна стужа!"

И верил лес: "Осенний мир
Когда-нибудь проснется...
Тепло, и вновь осенний миг
Наступит. Мгла взметнется!"

И запоют Туман и Дождь,
И вновь Дождь друга спросит:
"Зачем, зачем ты устаешь?
Зачем ты сеешь осень?"

Тогда запел спокойно лес:
"Пусть будет мгла темнее!
Я буду ждать весной чудес,
Я буду в солнце верить!"


Весь мир, заполнившись весной,
Останется во мне.
На миг он будет весь со мной
В осенней тишине.

Мне размышлять уже невмочь:
Весь мир сейчас во мне.
Но тихо воет злая ночь
В осенней тишине.

Во мраке мчится листопад,
Он тоже весь во мне.
Но он пройдет и будет град
В осенней тишине.

И вот тогда в какой-то миг
Я вспомню о весне
И разорву печали нить
В осенней тишине.


Рассцветет под окном у меня
Та сирень, что недавно завяла.
Вот опять наступит весна
И начну я все в жизни сначала.

Я вернусь к тем годам
Когда чувства мои были нежны
И была открыта душа
Для счастливых минут и надежды.

Я забуду угрюмые дни,
Ту тоску, что меня победила.
Я поверю в свои мечты
И найду в себе новые силы.

Я поверю в счастливый день,
Я поверю в счастливые дали,
Я весною украшу сирень, -
Я с весною забуду печали...


Я вышел из земного рая,
Отдав минуту тишины
За то, что я совсем не зная
Нашел мгновенье для весны.

Я вынес сказку из под снега,
Когда зимою снились сны.
Но все равно я счастлив не был,
Найдя мгновенье для весны.

Я знал, что сердце расстревожат
Те чувства, что всегда нежны...
Все, что душа моя не сможет
Найдет мгновенье для весны!


Любовь, надежда, доброта,
Честь, слава и богатство,
Удача, верность и мечта...
Струится в жизни счастье.


Зачем отпетые мотивы
Во мне поют немую мглу?
Какие в жизни еще силы
Устало рушат чепуху?


Я восхищался чепухой,
Когда не спал и думал снится,
Что я сегодня сам не свой,
Что мне пора влюбиться.

Не надо мне тоскливых слов,
Мечта и так мешает скрыться
В счастливый сон и я все вновь
Чуть пробую влюбиться.

Когда-нибудь я вдруг проснусь
И наяву со мной случится:
Забуду я большую грусть,
Придет пора влюбиться.


Не надо тешить жизнью смысл,
Пленить собою бытие,
Искать чего-нибудь свое
И от удачи не зависеть.

Не надо верить чудесам,
Искать в мечте опору.
Подвластно все твоим годам
Подчинена душа укорам.

Ведь все равно идут года
И счастье сединою меркнет,
И жизнь, безжалостная вертит
Тебя оттуда и сюда...


За жизнью - смерть,
За смертью - век,
За веком - подлый человек.
За мигом - миг,
За страхом - шаг,
За шагом - подлый враг.
За смертью - век,
За веком - миг,
За мигом - страх и крик.
За криком - жизнь...


Исчезнет сон, а с ним и ночь,
И боль утихнет, все проснется.
Я отгоню все беды прочь
И счастье снова улыбнется...


Бежать и слушать чепуху,
Пугаться страшной мысли:
"Зима. Но я люблю весну.
Весна - опали листья..."

За летом - осень и тоска,
Я вспомню дождь и стужу.
Все будет завтра, а пока
Я теплотой простужен.

Пройдут и осень, и зима,
Я вспомню миг весенний.
Все будет завтра, но вчера
Замерзли все мгновенья.

Мгновенья славы и любви,
Иссохших сил для мести,
Красивых слов... и не мои
Стремленья к прошлой чести.


Уже не ночь. Давно не день.
Я не бегу. Ночь светит...
И от жары немного лень.
Июнь, июль,.. и лето...

Я холод жажду и влачусь,
Закрыв глаза от света.
Я переполнен морем чувств:
"Зачем мне снова лето?

К чему пленить судьбы порок? -
Созрели все ответы!
Зачем теснить собою рок? -
В сентябрь умчится лето!"


Уставший я. Прошедший день
Унес все двадцать лет.
Тепло ушло, повсюду тень,
Во тьму умчался свет.

Вот календарь. Я рву листки,
И с ними гибнет нежность...
К чему мне все? - Я без тоски:
Вчера я спас надежду.

О, боль моя, ночные сны, -
Без тьмы улыбки звуки.
О, трепет мой - душа весны, -
Без отклика разлука.

Уставший я. Тоскливый день
Угаснул, но как прежде
Цветет увядшая сирень,
В мечте поет надежда.


Во мраке сил смотрел в себя
Безумный день в изгнаньи;
Как будто встретил он меня
В духовном наказаньи.

Я выгреб сон своих причуд
Из мрака, света, боли...
И знал тогда: Мечты умрут
В одном движеньи воли."

Ответит миг моих обид
На сон моих проклятий.
И знал тогда: Душа болит
В бессмысленных объятьях.

В объятьях вечного огня
Я жаждал вновь признанья,
И знал тогда: Не для меня
Плодит разлука наказанье.


Опять отболели живые сердца,
И боль без утраты навеки прошла,
Душа мое сердце в надежде нашла
И сразу исчезла... навек умерла.

И может быть завтра она оживет
И песню надежды со мною споет,
Разлуку от сердца на миг уберет
В счастливые дали с тоской позовет.


На волнах, на волнах, на волнах качается.
По волнам, по волнам, по волнам плывет
Маленький, маленький, маленький кораблик,
Маленький кораблик детства моего.

Он плывет, он плывет и с волной играет.
Он плывет, он плывет... вот за взлетом взлет!
Маленький, маленький, маленький кораблик,
Маленький кораблик детства моего.

Детства сны, детства сны, детства сны расстают.
Все пройдет, все пройдет, в юность уплывет.
Но всегда, но всегда, но всегда останется
Маленький кораблик детства моего.


Быть может сон, а может ночь,
А может быть мечта
Дадут мне силы превозмочь
Свое второе я.

Как жаль, что только сон:
Любовь давно ушла,
Поникли краски, "Я влюблен!", -
Ненужные слова.

Безумный трепет возбудит
Пылающую страсть...
К чему страдать и сердце злить:
Костер любви погас.

Не возгорается мечта, -
Одна всего любовь.
К чему ненужные слова? -
Остыла в сердце кровь.

Костер любви! Как я мечтал
О тех прошедших днях!
Мы были вместе. Я страдал.
А ты жила в мечтах.

И вот, когда во мне угас
Пылающий укор,
Я вдруг в своих кошмарных снах
Зажег любви костер.

Он разгорелся и настиг
Сердечную печаль.
И я сказал тогда: "Прости,
Тебя мне очень жаль!"


Я вновь устал. Прошли долги.
Исчезла сила воли.
Остались песни и мечты.
Вот только сердце стонет.

Еще б тогда уйти в тупик
От скуки и от боли,
О, я б нашел свой счастья миг...
Вот только сердце стонет.

Уже прошли цветные сны,
Душа, чуть злая, воет...
И годы юности прошли.
Вот только сердце стонет.

К чему слова? Ведь вновь уйдет
Мечта своей тропою.
Корабль детства уплывет...
Вот только сердце стонет.


Весна, весна
Ко мне пришла навеки.
Весна, весна...
Забыл я осень-грусть.
Весна, весна...
Мне снова снится лето.
Весна, весна:
Мне лето не вернуть.

Весна, весна...
Счастливые минуты
Весна, весна...
Ко мне вернулись вновь.
Весна, весна
Пришла от зимней скуки,
Весна, весна...
Пришла ко мне любовь.

Весна, весна...
Забуду я навеки
Весна, весна...
Все то, что не сбылось.
Весна, весна...
Я в долгожданном лете
Весна, весна...
Верну свою любовь.


Пылится поступью чужою
Отпетый сон моих надежд.
И страхом я его накрою,
И ощущу былого свет,
И окрылятся небеса,
И засияет сердце жаром,
И я смотрю, немного знаю:
Все врут печальные глаза.


Я смотрел на себя
И не мог я понять:
Это я или Я
Не хочу узнавать?
Но веселый мой взгляд
Говорил за меня,
Что просто дурак,
И, еонечно же, Я.
А, быть может, я рад,
Что вот так я сижу?
И веселый мой взгляд
Говорит, что грущу? -
Я смотрел на себя
И все понимал:
Это я, это Я
Свою грусть поджидал!


Мне десять лет. Кричу: "Скорей!
Я верю! Во Вселенной
Когда-нибудь в душе мой
Воскреснут страха тени!"

Вот есть свеча. И фитилек
Огнем лихим зажгется.
Я вновь кричу: "Мой огонек!
Так жизнь у бедности смеется!"

И я вздохнул. И вдруг свеча
Мне прошептала тихо: "Черпай
Ты пламя мне у песен сна,
И зажигай им сердце!"

Я вновь кричу: "Меня манит
Твой огонек в тропу ненастья!
И шепот слышу: Тот кто спит
Не видит свет и счастье!"

Потушен свет. И я возьму
У света миг, в огне - раздоры,
И вновь увижу старину,
Забуду детство и укоры...


Я повторяться не хочу,
Нет сил замаливать удачу:
Сегодня я себя люблю,
Сегодня я чего-то значу!
"А где же вы? Устали все?"
Ответ един и скорбен:
Ведь только я нашел в себе
Живую пламенную гордость!"


Я слышу трели соловья,
Никто не слышет его песен:
Иду как гром по лесу я, -
Доволен, груб, ивесел.

И лес услышал шорохи листвы,
И ветер взвыл. Вот клены гнутся...
Я вздрогнул и сказал: "Прости,
Мой ты лес! Не улыбнуться!"

Но лес молчал. Я слышу: дрозд
Поет, пархая над жилищем.
И я узнал забытый клен,
И я услышал шорох листьев.

И лес безропотно: "Пойдем!
Бессмертье есть! Его ты сеешь!"
Я не поверил: "Ты мой сон!"
И вновь услышал: "Ты поверишь!

И я помчался: "Я могу
Не строить страха над природой!
Веди же лес меня! Я жду!
Я верю в сказку и свободу!"


Зима поет. Как много снега.
Тумана нет. В зимнем саду
Взметаются снежинки в небо
И тут же исчезают в мглу.

Метель играет. Воет ветер.
Застыло все. Я за окном...
Еще пока немного верю,
Мой зимний сад покинет дом.

Мерцает свет. Сильнее воет.
Куда-то гонит облака...
Вдали струится... Может стонут
Упавшие вчера снега?

Мечтаю я: "Погасло солнце,
Но льдышки сумрачно блестят,
Мне хорошо. Как будто смолкли
Мои потешные уста..."

Уставший свет. Мой сад поет.
И ветви под снегами гнутся.
Как цвет весенний светит лед,
И мне сегодня не проснуться.


Мой глупый лепет нудных слов
Кричал мне тяжко: "Только я
Не знаю глупеньких стихов!
И где же здесь поэзия?"

А я один летел стремглав,
Просил у них немного мрака,
Но подлый друг как верный враг
Избавлен был от страха!

Я видел смысл только в нем:
"Он может расстрезвонить!
Понятен мне своим умом!
Он не от счастья стонет!"

Я знаю все, - но для себя.
Я подхожу. Все тихо. Двери
Откроются и он меня
Вновь впустит для потери...


Я остался один...
Лишь звонки и звонки.
И для всех я чужим
С каждым днем становлюсь.

Я стою у порога
Закрытой двери.
О, как где-то там много!..
Ну а здесь я один.

Я как-будто не вижу
Одиночества дым...
Я сегодня унижен,
Я сегодня один.


Проснись, проснись! Слова ушли!
Осталось дело и утрата!
Остались все мои долги
И подлость, и расплата.

Погибну я когда один,
Оставлен буду я врагами.
Разбитый взгляд и не любим,
И грязь... раздавлен я ногами...

Проснись! Нет слов! И не уйдешь!
Нет, сны не могут сбыться!
Вокруг струится злая ложь, -
И с ней мне не ужиться!

Но миг один оставлен сном:
Когда и ты вновь не успеешь,
Займешься глупеньким трудом.
Но крик звучит: "А тупеешь!"


Без сна, без музыки, без песен
Я все мечтаю в тишине,
Что день наступит, я повешен...
И это все во сне.

Все глупо, мрачно и нелепо,
Душа не может все простить.
Что ночь темна, не видно света,
Хотел себя тогда убить...

Потерян смысл и все сомненья
Я грусть давно уже простил,
Осталась подлость и виденье:
Я жизнь свою в мечтах прожил!

Но стонут раны и тревоги
Несутся к сказке: "Я любил!
Забыты счастья все дороги!
И нет для жизни грустной сил!"


Стоит гитара у стены.
Без света. Полумрак.
Все тихо. Шорохи и сны.
Печаль и глупый страх.

Мне грустно. Серый потолок.
Сейчас я точно знаю:
Есенин, Пушкин и мой Блок
Пришли к моей печали...

В устах застыло: "Едкий гул
И снова тишина
А может я сейчас уснул
Не дожидаясь сна?"

О, этот миг, - печальный час:
Ищу я тишину...
Зачем мне все? Ведь я сейчас
Совсем без слез усну.


По московским переулкам
По бульварам я иду...
Все гремит. Беззвучно. Гулко.
Я тихонечко пою.

Денег нет и легкий холод.
Все завет меня вперед
Мысль одна: "Я слишком молод,
Бесполезен мой полет!"

Вот Арбат. Рисунки в цвете.
И зовут меня к себе:
И художники, и дети,
И гитара в далеке.

Ах, зачем мне эти беды?
Я люблю свою тоску.
Я сегодня грустным не был
И поэтому пою...


Как назвать печали?
Как назвать беду? -
Грусти не хватает,
Грусти я не жду!

Утро вдруг настанет,
Солнце вновь взойдет:
Я опять не знаю,
Что произойдет!

Но я вновь поверю.
С ужасом пойду...
Постучусь и двери
Все же отопрут!

И сбылось! Я знаю!
Я в большом пути!
Только не хватает
Смелости найти...


Ты кажешься простой и нежной.
Увижу: сердце хочет петь!
Но грусть твоя, твоя надежда
Не может подлость одолеть.

Ты любишь ласку и улыбку,
Ты хочешь боль пронзить,
Искоренить мою ошибку,
И скуку нежностью убить.

Ты все хотела бы успеть:
Прожить, поймав пороки славы.
Я обзываю тебя: "Лесть!
И сладкой подленькой отравой!"


Странно все это:
Мечтать - не работать,
Надеяться - вовсе не жить,
Стихи - недопетая нота,
Месть - себя лишь любить.

От восхищений немого восторга
Я повторял, и как-будто, себе:
"Странно все это, и наверное, долго
Стремиться без смысла к мечте."

Я впомнил:
"Вся жизнь все равно переменится
И время несмело уйдет,
Уйдет безвозвратно,
К чему мне надеяться,
Что жизнь это долгий полет."

Тогда я душою счастливого взлета
У счастья одну лишь мечту попросил:
"Пусть рифмы мои и бессонные ноты
Не в песнях страдают моих!"

Но снова исчезла беззвучная лесть,
И снова, как в детстве, надолго ушли
Мечты и надежды, и песни, и месть...
Но странно: это все сны.


Вино диктовало мне музу для утра.
Я пел, восхищался, огня все просил.
И все для того, чтоб во мне не потухла
Печаль, для которой я песню сложил.

Сложил... и утрату от ночи искал.
Когда ж уберег я от сердца всю душу,
Я поднял с улыбкой зеленый бокал
И сердца огонь был мечтою потушен!

Как ранний туман вдруг вино испарилось,
Огонь - отстрадал, и все песни ушли
Туда, где во мне все от счастья искрилось:
И боль, и печаль, и былые мечты...


К чему рожденью яркий свет?
К чему сомненьям тьма и серость?
Пройдет всего лишь двадцать лет,
Но ты ничем жизнь не изменишь!

Сегодня снова ты поэт,
Но лира медленно ложится
В сомненья через тридцать лет:
"Тебе кумир поэм приснится!"

Ты пишешь подленький сонет
И терпишь узенькие рифмы...
Пройдет всего лишь двадцать лет,
И твои песни вдруг затихнут.

Тогда поймешь, что жизнь есть бред,
Пусть даже гордость расстревожит
Все то, что было в двадцать лет,
Все то, с чем жизнь бесцельно прожил.




Приснился мне однажды
Цветной наивный сон:
Как будто был я храбрым,
И "по-уши" влюблен.

Как будто мой румянец
Пылал лишь от стыда,
И как какой-то пьяный
Искал тепла и зла.

Как будто шел я к морю
А сзади, сподтишка,
Какой-то гад ногою
"Мял" мои бока.

И видел как я стройный
Ложился на кровать,
Послушно и спокойно
Старался не кричать.

Как били тело палкой
За то, что слишком горд,
Как мокрая скакалка
Ткала на нем узор.

Как я бежал сквозь скверик,
Мечтая о былом,
Считая дни, недели,
Играясь с прошлым днем.

Как сонные потери
Пришли ко мне опять,
Как лук на поле ел я
И как хотелось спать.

А утром я в раздумье
Подумал об одном,
Что был когда-то умным
И жизнь не тешил сном...


Извивание,
И бег,
Крик,
Стучится:
Идет чуть стройный человек,
Бежит,
Как будто мчится.
Все мне понятно у него:
Глаза, предплечья, ноги.
Ему понятно и легко
Ловить свои тревоги.
Идет,
Летит,
А может впрямь
Он мчится по дороге,
А может это просто дрянь
Свои волочит ноги.


Тонкие, тонкие плавки,
Нежный и белый стан...
Мальчику лет двенадцать:
Раздели и на диван...

Две длинных веревки взяли,
Безропотно гибкий стан
Накрепко привязали;
Только скрипел диван.

Вот размочили розги,
Взяли одну из них,
Взмахнули... с диким криком
Протяжно неслось "Прости!"

Тонкие, тонкие плавки,
Нежный и стройный стан...
Мальчику лет двенадцать:
Беспомощно губы кусал.

Сломалась нещадная розга
И сил уже нет пороть,
Несчастного отвязали,
"Поставили" на горох.

Тонкие, тонкие плавки,
Нежный и стройный стан,
Мальчику лет двенадцать:
Избитый в углу стоял.


Прогиб - немножко шестьдесят,
В середке тлеют складки,
И стройным телом, не спеша,
Легко краснеют плавки.


Толстый зад,
Ирина Царик
Все тихонечко идет
На парад...
И твердо знает
Лыжник ее ждет.
Он ей медленно: "Ирусик!"
Он ей глупенько: "Пойдем!
Ты мой лебедь, ты мой гусик,
Трахаться вдвоем!"
"Я на лыжах научилась
Ездить по горам!
Так что, миленький помилуй,
Я сношаюсь там...
Там, где реки и просторы,
И журчат ручьи.
Там где можно... и без ссоры
Трахаться во ржи!"


Анна Михайловна - жизнь прожитая,
Анна Михайловна - старушка такая,
Анна Михайловна - нежные песни,
Анна Михайловна - "Ох, если бы, если!.."
Анна Михайловна - "Вы совсем молоды!"
Анна Михайловна - "Все еще впереди!"


Пусть мудрость, счастье и надежда
Придут к тебе как светлый миг!
И пусть твоя с печалю нежность
Найдет в тебе душевный лик!


                    1989-1996

Популярность: 45, Last-modified: Thu, 01 Oct 1998 14:43:55 GMT