Книгу можно купить в : Biblion.Ru 55р.


---------------------------------------------------------------
 OCR, вычитка: Владислав Заря
---------------------------------------------------------------

     ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
     КСЮША.
     БАХ.
     АЛЬМА ЯНОВНА.

     Комната. К с ю ш а сидит на кровати, Б а х на стуле.

     К с ю ш а. Давай скорей, а то она придет и ляжет.
     Б а х. Лагунова уже прилетела.
     К с ю ш а. Кочубякин в кабинете.
     Б а х. Какая-то непутевая старуха.
     К с ю ш а. Какое тебе дело. Давай.
     Б а х. Кочубякин в кабинете. А она когда приехала? Утром?
     К с ю ш а. Какая может быть разница?
     Б а х. Надо знать все.
     К с ю ш а. Она прилетела утренним самолетом.
     Б а х. Здесь нет аэродрома, голая тайга.
     К с ю ш а. На вертолете, не все ли равно. Вертолеты везде ходят.
     Б а х. Ну, вот. Кочубякин встретил ее в кабинете, встал от стола.
     К с ю ш а. Слушай, откуда тут кабинет?
     Б а х. Ну, в вагончике.
     К с ю ш а. Там тесно.
     Б а х. Она, учти, красивая.
     К с ю ш а. И замерзла.
     Б а х. Значит: "Ух, какая красивая к нам прилетела!"
     К с ю ш а. И "Не надо ли чаю. Bepa! Чаю!"
     Б а х. Какая еще Вера?
     К с ю ш а. Забыл? (Протягивает ему листок).
     Б а х. А где она сидит?
     К с ю ш а. Тут же. Стол в стол.
     Б а х. Нет. К нему приходят, а она должна доложить.
     К с ю ш а. Это и будет смешно. "Лев Николаевич, к вам пришли!" А он тут
же сидит. Или "Лев Николаевич занят". А он в это время...
     Б а х. Откуда Лев Николаевич?
     К с ю ш а. Читай. (Протягивает листок).
     Бах. Зачем?
     К с ю ш а. Перебрали. Иван Сергеевич, Федор Михайлович, Михаил Юрьевич.
Чтобы потом шутили. Называли "Наш-то Лермонтов чего учудил".
     Б а х. Это-то я помню.
     К  с ю  ш а.  Ну вот. Ну  что,  начали? А  то бабка  ляжет спать, тогда
неудобно.
     Б а х. Она какая-то, по-моему, необычная.
     К с ю ш а. Что ты за  нее взялся! Каждый отдыхает как может. Слушай, ты
вчера, я вижу, хорошо погостил у сестричек, все из головы выкинул.
     Б а х. Обыкновенно, ты что.
     К. с ю ш а. Я теперь все должна  восстанавливать. Слушай. Я не знаю, ты
это воспринимаешь, по-моему, как будто я тебя заставила. Ты  же сам захотел.
Я бросила  мужа,  бросила детей, ради  чего, спрашивается? Что я,  начальник
тебе, подгонять, чтобы ты вошел во вкус? Лучше я буду одна.
     Б а х. Зачем? Зачем?
     К с ю ш а. Лялечку там без меня простудили.
     Б а х. Да, я вспомнил.
     К с ю ш а. Разойдемся  лучше по-мирному, пока еще не поздно. Потом  уже
будет жальчей.
     Б а х.  Ну вот. Кобылякин  говорит: "Вера, чаю". А  она снимает с печки
чайник и говорит: "Пусть Шишкин еще нарубит воды".
     К с ю ш а. Молодец, Бах! (Пишет).
     Б а х. А Лагунова спрашивает: "Почему нарубит?"
     К с  ю ш  а. А потому что вода в  бочке замерзла,  а я не буду за  свою
зарплату ледорубом, отвечает секретарша Верочка. (Пишет).
     Б а х. Ей сколько лет?
     К с ю ш а (протягивает листок). У тебя склероз.
     Б а х (читает). Верочке шестьдесят пять лет? Ты что?
     К  с ю ш а.  Как  шестьдесят  пять?  Слушай,  а  ты  забыл,  мы  хотели
посмешней. (Смотрит в листок). Не Кобылякин, а Кочубякин. Ты что вчера пил?
     Б а х. Какую-то кислятину.
     К с ю ш а. Напрасно я с тобой не пошла, я бы тебе не разрешила.
     Б а х. Сестры помнят меня с Нинкой по прошлому году и с Ванечкой.
     К с  ю ш а.  Конечно, не  объяснять же. У них хорошая память, Они очень
чуткие. Мы с  Олегом у  них были в  позапрошлом году и с животом.  Они сразу
заметили, предложили  сесть. Слушай, давай-давай-давай.  А то Альма  придет.
Вот мне не  повезло. Других целый день нет дома, а эта лежит и курит, читает
какую-то дрянь в  четырех томах.  Ночью  глубокой вчера смылась,  я встала в
четыре, ее уже  нет. Проснулась в девять, она пришла вся мокрая, вешала свое
полотенце. Вот, гляди! Том второй, третий и четвертый. Бах.  А нельзя  с ней
поговорить? Так и так.
     К с ю ш а. Ты что? Я суеверная.
     Б а  х. У  меня, как  назло, вечером хорошо работает это дело.  (Стучит
себя по голове). И ночью.
     К с ю ш а. Она ложится в восемь вечера, встает в четыре утра.
     Б  а х.  Я  не  нанимался  работать  по  утрам. Я сова.  Все  жаворонки
преступники.
     К с ю ш а. Днем она с девяти до шести лежит и курит. На обед не желает.
Я  ей  теперь  приношу,  как  дура.  Один  раз  я  ей  принесла...  Она  так
благодарила!  Я подумала, она заболела, что-то бормотала про  нос...  Потом,
гляжу в четыре утра ее нет. Ничего себе, думаю, нос. Опять приношу обед. Она
опять бормочет: "Бог вас наградит, деточка, за больную женщину". Ты бы видел
ее! Больная женщина! А я живу  как в дыму,  она курит целыми пачками.  Я тут
без тебя пыталась работать. Что мы в Москве набросали.
     Б  а х. Я  тоже не мог один  работать.  Ты меня чем-то вдохновляешь как
слушатель.  Пока Нина с  Ванечкой уехали к моим, Лизку  взяла теща, мы дожны
закончить.
     К с ю ш а. Конечно! От этого зависит вся твоя жизнь. Ты  это понимаешь?
Ты  молодец, что нашел эту брошюру. Это  же первое  обобщение  по  стране! Я
спрашиваю, никто не слышал, какой-такой сякинский эксперимент.
     Б а х. У тебя  нет куска хлеба?  Хорошо, что я не  поехал с Ниной. Я  у
своих очень жирею. Сплю и ем. Здесь не ем ничего.
     К с ю  ш а. Хочешь, я  тебе тоже буду приносить? Здесь кормят невкусно,
но зато дают много каш.
     Б  а х. Нет, старуха, я должен сохранять форму. Мы с Ниной едем на слет
через две недели, я там буду выступать.
     К с ю ш а. Через две недели я уже буду дома.
     Б а х. В позапрошлом году  мне дали бронзовую  медаль за песню "Голубые
палатки".
     К с ю ш а. Слова и музыка Баха. Смеялись?
     Б  а х.  У меня  уже  давно  свое имя. Ладно. Давай работать. Я сегодня
вечером иду в Библейскую долину.
     К с ю ш а. Сестры ведут?
     Б а х. Они самые.
     К с ю ш а. Они в тебя влюбились?
     Б а х.  Я сам  в них  влюблен. Семьдесят  девять лет, а какая  энергия!
Старшая еще на базаре торгует.
     К с ю ш а. Вероника?
     Б а х. Я их путаю пока что.
     К  с  ю ш а.  Работаем.  (Смотрит  в  листок). Лагунова.  Смеется. Ух и
замерзла я!
     Б а х. Шелудякин. У нас здесь, между прочим, вечная мерзлота.
     К с ю  ш  а. Кочубякин! Бах, на тебе список действующих  лиц.  Смеются.
(Пишет.)
     Б а х. Лагунова. Вот как раз я и приехала узнать о методе... (смотрит в
листок) инженера Баратынского. Зачем Баратынского?
     К с ю ш а. Ты сам предложил, помнишь? Для смеха.
     Б а х. Какая-то еврейская фамилия.
     К с ю ш а. О методе Бондарева.
     Б  а  х  (зачеркивает  и  переписывает фамилию в списке). Я  предложил,
потому что был такой поэт, я на его стихи написал песню: слова Баратынского,
музыка  Баха. В Можайске  на слете  получил диплом и медаль  второй степени.
Спеть?
     К с ю ш а. Я пишу. О методе Бондарева.
     Б  а х.  Колю...  (Смотрит в  листок.) Кочубякин.  Смеясь. А я  как раз
подписал приказ об увольнении инженера Бондарева по собственному желанию.
     Ксюша пишет. Входит А л ь м а Я н о в н а, тихо вешает полотенце.
     К  с ю ш а. Я  именно  ради  этого  и ехала  сюда за  тридевять земель,
бросила срочную работу и больного ребенка.
     Б а х. Ради чего этого?
     К с ю ш а. Ради увольнения инженера Бондарева.
     Б а х. А я вас не приглашал сюда.
     К с ю ш а (пишет). Вас зовут Лев Николаевич?
     Б  а х. Лева. Просто  Лева.  Слушай, ты красивая  баба, зачем он  нужен
тебе, возьми лучше меня. Я умею любить.
     К с ю ш-а (пишет). Решается судьба, а вы... Три точки.
     Б а х. Пишите, пишите, все  равно  ничего  не изменишь. Поезд тронулся,
господа присяжные заседатели, Ильф и Петров. Мой любимый авторский дуэт. Ну,
слушай, красивая баба, что же нам с тобой делать?
     К  с  ю  ш а  (пишет).  Я ехала  так  далеко, а в чем дело?  Почему  он
уволился?
     Б а х. Да он женат, чего ты за ним бегаешь?
     К с ю ш а. Же-нат. Гениально. (Пишет.)
     Б а х. Женат, и очень невидный из себя. Давайте запрем дверь? Уже конец
рабочего  дня.  Ночевать-то все равно  негде, я вам постелю на полу. Я очень
старательный мужчина. Любое дело довожу до рогов и копыт. Как говорил Ильф и
Петров.
     К с ю ш а (пишет). Как говори-ли?
     Б а х. Как говори-л Ильф и Петров.
     А л ь м а Я н о в н а. Ильф и Петров тоже моя любимая писатель.

     Бах и Ксюша оборачиваются.

     Прекрасная погода, как мне кажется.
     К с ю ш а. Альмочка Яновна, как вы себя чувствуете?
     А л ь м а Я н о в н а. Кровотечения из носа не было.
     Б а х. Пиши, пиши.
     А л ь м а Я н о в н а. У меня случаются кровотечения из носа. Сегодня и
вчера не был, прошлый лето в Сухуми был.
     Б  а х  (настойчиво). Женщина, я вам говорю,  спать больше негде, кроме
как со мной. Кругом тайга. Сама же залетела.
     К с ю ш а (пишет). А если я буду кричать?
     Б а х. А за окном что? У-у, у-у. Кто вас услышит? Старуха
     глухая.
     А  л  ь м  а Я н о в н  а.  У  меня прекрасный слух. Ксюша, я  прилягу.
Заканчиваю первый том. Вы читали роман "Табак"?
     Б а х. Да  что  от  вас от этого, убудет?  (Разойдясь окончательно).  Я
мужчина, ты баба, какой разговор. Старуха не слышит ничего.
     А л ь м а Я н о в н а. Я  в молодость изучал английский бокс. Видимо, у
меня  из-за  этого и носовые кровотечения. Но  некоторые удары я помнил. Хук
справа.
     К с ю ш а. Вас ведь посадят, глупый человек. (Пишет).
     Б  а х. А  ты что,  жаловаться побежишь, что я тебя опозорил? А? Что ты
все строчишь? Брось свои писульки.
     К с ю ш а. Ну, Бах! Ну, Бах!
     А л ь м а Я н о в н а. Я знаю композитор Бах.
     Б а х. Я все ваши писульки в печке  сожгу, а будешь сопротивляться... У
нас тут волки... А кости обглоданные опознанию не подлежат. И собак много...
     А л ь м а Я н о в н а. Композитор Бах родилась город Эйзенах.
     Сегодня жарко, не правда ли? Как мне кажется.
     Б а х. Только я тебя выкину, все сбегутся, тут будет такая свистопляска
до утра.
     А л ь м а Я н о в н а. Свистопляска -- это национальны русски танец?

     Пауза.

     Послушайте, Ксюша, вам нужно идти на ужин. Сегодня курица с вермишелью,
сырники и каша манная. Идите, идите, это ваш обязанность.
     К с ю ш а (пишет). Минутку, у нас важный разговор.
     А л ь  м а Я н о в  н а. Молодой  человек, мне надо переодеться во весь
сухой одежда.
     Б а х (резко). Она мне нра.
     А  л  ь м  а  Я н о в  н а. Заворачиваюсь простыня. (Достает с  кровати
простыню).
     К с ю ш а. Бах, тебя просят выйти на минуту.

     Б а х выходит.

     А л ь м а Я н о в н а.  Ксюша,  я вам  не помешалась? (Переодевается за
дверцей шкафа).
     К с ю ш а. Ничего, ничего.
     А л ь  м а Я  н о в н а  (высунувшись). Мужчина всегда  говорит громкие
фразы, но она больше  говорит,  чем делает. Она, мужчина,  когда нервничает,
может  кричать на жена, что она его убьет. У меня был муж. Карл. Она мне это
говорила. Нужно просто перевести разговор на другая сторона, о литература, о
погода. Женщина умный, мужчина глупая.  Я ей сказал: Карл, ты умная мужчина,
посмотри, кто там  пришел через окно. Карл посмотрела, сказала: зима пришел.
И она отвлеклась.  И мы  разошлись через двадцать  пять года. Дочь  двадцать
пять года.  Карл сидела в лагерь  для строгого режима семь  года.  Карл была
начальник  стройки в  Карамаа. Когда  ее  посадили, она ушла,  я был молодой
человек  пятьдесят  лет.  Через  двенадцать  лет  Карл  вернулась.  Или  она
вернулся?  Как  правильно? Она вернулся.  Я уже тогда  шестьдесят  два  год.
Старуха и все так далее. Через два год мы разошлись. Она уехала Таллин. Но я
остался  старом доме Ихумаа. Работаю коллектив оперы и балета передвижной. Я
хореограф. Тирьям пам пам. Так далее. (Выходит из-за шкафа).
     К с ю ш а (кричит). Бах, можно!
     А л  ь  м а Я н о в н а. Она приезжает  ко мне Ихумаа, привозит что-то,
ходит на дочь. Дочь выродил ребенок. Дочь. А Карл имеет жена солистка балета
оперетта  молодая  женщина  сорок  пять  лет  творческий  пенсионер. Клюмова
Иоганна.
     Ксюша  (кричит). Бах!  Иди!  Глухой! (Выходит, возвращается). Ушел, что
ли? Что делать-то. Надо идти на ужин.
     А л ь м  а Я  н о в  н а. И он  тоже, солистка балета, Иоганна, ушел от
муж, и они  с моей  Карл снимают квартира. И  они ожидают, что я умирал. Они
будут живать в мой дом и менять на Таллин.
     К  с ю  ш а. Альмочка  Яновна,  бросьте,  не расстраивайтесь. Я  сбегаю
поужинаю, если  Бах  придет, пусть  обождет, идиот  какой-то, честное слово.
Неорганизованный.
     А л ь м а Я  н о в н а. Мужчина глупая. Они  думали, что я умер прошлый
лето,  когда был кровотечение  из носа  три день и три ночь. Я приехал из-за
Сухуми.  Она мне достал  путевку, вернее сказать, он, инвалид оперетта, этот
Иоганн Клюмова.  Она живали  моя дом это двадцать пять дни.  Двадцать четыре
дни путевка, день приезда день отъезда одна день.
     К с ю ш а. Вот дурак, теперь его жди.
     А л ь м а Я н о в н а. Врачья были три дни, я умирал. Карл  не  уходила
от меня, заботилась, давала  пить, а  я  уже  не  живая  был, без кровь! Без
кровь!  Она  плакал на колени. Я  ее простил  перед  смерть.  А  он,  Иоганн
Клюмова, он привез лекарство из-за Таллин  Финляндия, я тогда зажил. Это он,
а не она меня спас, он, жена моя муж!
     К с ю ш а. Или я пойду, а то ужин заканчивается.
     А л ь м а Я н о в н а. Каждый женщин ждет мужчина. Зачем?
     К с ю ш а. Альма Яновна, если он придет, задержите его.
     А  л ь  м  а Я н  о  в н а.  Она вас  убивать.  Зачем задерживать такую
мужчину?  Она  кричала, она умеет любить,  а старуха  глухой.  Я  не глухой,
например. Она один раз любит, потом три месяц лечиться он.
     К с ю  ш  а. Альма Яновна,  это мы пьесу пишем о рабочем  классе с ним.
Такой текст. Строительство на вечной мерзлоте.
     А л ь м а Я н о в н а. Зачем?
     К с  ю ш а.  Очень нужны деньги.  Там конкурс на лучшую пьесу о рабочем
классе,  моральный облик на  производстве, представляете? Премия  три тысячи
рублей. Да три тысячи  договор с министерством.  Да еще, когда пьеса пойдет,
будет капать с каждого спектакля... Но я суеверная. Еще ничего нет.
     А л ь м а Я н о в н а. О хорошая строительство не надо писать пьеса, не
надо  опера  и  балет.  А   о  плохая  строительство  надо  писать  районная
прокуратура! А не премия. Как моя муж. Хлопотала срок. Пила так далее.
     К с ю ш а. Но вы читали о сякинском эксперименте?
     А л ь м а Я н о в н а. Нет.
     К с ю ш а. Вот видите! Мы первые,  мы нашли эту брошюру. Мы  хотим  там
подпустить  любовь.  Короче  говоря,  это  пьеса  о  человеке! Ну  ладно,  я
побежала.
     А л ь м а Я н о в н а. А зачем вам она?
     К с ю ш а. Кто?
     А л ь м а Я н о в н а. Бах.
     К с ю ш а. Бах страшно  талантливый, он пишет песни,  он врач, но очень
способный. У него двое детей. А я организовываю его.
     А л ь м а Я н о в н а.  Врач сказала мне, что мне никогда  не можно  на
юг, что еще раз юг, я умру так далее.  Врач сказала,  они слышали, Иоганна и
Карл. Тогда на этот год Иоганна Клюмов  достал, хромой солистка  оперетта, у
себя на театр путевка на юг сюда для мне.
     К с ю ш а. Ну и зачем вы поехали, раз вам нельзя?
     А л  ь м а  Я н о в н  а. Комиссия заседал путевочная  на ея  имя, была
скандал. Иоганна любил скандал и хватил путевка. Мой  фамилия это ея фамилия
мой муж фамилия. Они привезли мне путевка, я поехал.
     К  с ю  ш а. Так я на вас надеюсь,  что вы  его задержите. Он может вам
оказать консультацию. Он врач, имейте это в виду.
     А  л ь м а Я н о в н а. Да, я хочу жить, я мало жил. Семь лет я ездил к
ней, к муж, на свидания. Она строила дом и очки втирала,  ее заместитель был
вор,  цемент она  продала,  Калью.  Коля по-русски. Дом упала,  три  рабочая
упала. Эта Коля три  год получила, пришла после два месяц  по  амнистия. Моя
муж просидела семь лет до звонка.
     К с ю ш а. Сколько вы вынесли, правда?  Но вам же надо  уезжать отсюда,
вам же нельзя, Альмочка.
     А л ь м а Я н о в н  а. Карл, она хорошая. И Иоганна хороший творческий
пенсионер,  только без квартир. И я хороший, но у меня квартир  они  хотели.
Всю  жизнь  мечтал  читать  какой-то  роман четыре том.  Теперь нашел  роман
"Ta6aк"! Дома нет время, дочь выродил дочь!

     Входит Б а х.

     Б а х. Неожиданно врывается Верочка вся в снегу, секретарь. Вы что, Лев
Николаевич!  Я вся  обождалася вас, а  вы  не идете. Не Лев Толстой нашелся,
женщин обманывать.
     К с ю ш а. Где ты был, а? Я тебя жду, на ужин опаздываю, а тебе хотя бы
собственно говоря хны.
     Б а  х.  Я ел пончики  и сочинял песню. Записывай быстро. "Вы что,  Лев
Николаевич!"

     Ксюша пишет.

     А л ь  м а Я н о в н а. Муж моя  дочь  в Ихумаа совсем не зарабатывала,
муж  у него плохая совсем филолог.  Структуралист. Пишет стихи как  например
идиота. Нет в рифма, не могла. Журнал не взяли. Надо писала о строительство,
о строительство можно без рифма, белый стих. Она не могла о строительство.
     Б а х. Пиши. Кулебякин.
     К с ю ш а. Кочубякин, ты что! Склероз!
     Б а х. Пиши. Кочубякин: не говори, старуха, у самой мужик пьет! Пиши. У
меня что-то хорошо это дело работает. (Стучит себя по голове).
     А  л ь м а Я  н о в  н а. Бах, вы хорошая врач.  Можно не  умирал, если
ходил на море только ночь? Ночь солнца нет?
     Б а х (сбитый с толку). Ночь солнца? Ночь солнца нет.
     К с ю ш а (пишет). Ночь солнца нет. Это кто, Кочубякин сказал? Здорово.
     Б а  х. Слушай, я  ничего не понимаю.  Пошли на  скамейку. Я  чувствую,
начинается сексуально-финансовый кризис. Ксюша. На скамейку? Пошли. Молодец.
Организатор.
     А л ь м а Я н о в н а (в восторге). Ночь холод!
     Б а х. Я, я! Ночь холод! Скамейка премия!

     Уходят.

     К о н е ц

     1983

Популярность: 34, Last-modified: Thu, 21 Oct 1999 19:50:28 GMT